Павлова Татьяна Владимировна: другие произведения.

Цветок в пустыне

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обновление от 16.04.12 Она не такая как все, не похожа на остальных и поэтому кажется странной, и это самое безобидное, как ее называют. Сумасшедшая, чокнутая, псих слышит она вслед и проходит равнодушно мимо, привыкла наверное. Но это не помешало ему влюбиться в нее. Читайте новый молодежный роман о непростой судьбе восемнадцатилетней девушки, о первой любви, о первых потерях, хотя нет, потери в ее жизни уже были...

   Я пришёл к мудрецу и спросил у него:
   'Что такое любовь?' Он сказал: 'Ничего'.
   Но, я знаю, написано множество книг:
   Вечность, - пишут одни, а другие - что миг.
   То опалит огнём, то расплавит как снег,
   Что такое любовь? 'Это всё человек!'
   И тогда я взглянул ему прямо в лицо:
   'Как тебя мне понять? Ничего или всё?'
   Он сказал, улыбнувшись: 'Ты сам дал ответ:
   'Ничего или всё!' - Середины здесь нет!'
   Омар Хайями
  
  
   Женщина с развивающимися на ветру волосами огненного цвета простирала руки в жарком порыве обнять, приласкать, прижать к такой родной груди, с доброй улыбкой на нежных губах, с любовью в бездонных глазах, она звала к себе, манила, так что невозможно было не сделать шаг ей навстречу. Иди же ко мне, я жду, словно без слов пронеслось в воздухе с шелестом ветра, женщина шагнула назад, в туман, он был везде, непроницаемая серая дымка не позволяющая разглядеть ничего вокруг, снова поманила рукой, ну же. Неосторожный шаг к ней, но что-то мешало двигаться дальше, ноги превратились в гири, поднять которые не было сил. Мучительно долго бороться и проиграть, проиграть собственному телу, но разум рвался за ускользающим миражом. Постой не исчезай, крикнуть нельзя, голос не слушается, только разум рвется следом. Я иду, я стараюсь, подожди. От невыносимой тоски разрывается сердце, душа плачет, дела нет никому до чужой боли, один-на один с ней и в этом покой. Милого женского лица почти уже не видно. Желанный лик скрыт под толщей густой дымки, которая превращается в черную завесу. Неясное очертание фигуры колышется в этой зловещей тьме, рука в последний раз зовет за собой, но понимаешь, она уйдет, а ты останешься здесь, бесполезны попытки догнать, удержать, вернуть и от этого горький осадок сожженным пеплом оседает в глубине бытия. Непрошеные слезы текут по бледной застывшей щеке, не оставляй меня, забери с собой, где бы ты не была. И неожиданно, из тьмы, словно услышав зов, подобно из толще воды на поверхность выныривает она, но уже другая. Мгновение ужаса. Дьявольская ухмылка на потрескавшихся сухих губах, в глазах яростный пожар, и крик от которого кровь стынет в жилах: я заберу тебя с собой...
   Собственный крик застыл в пересохшем горе. Сердце в груди стучало как сумасшедшее. Грудная клетка ходила ходуном. Хриплое дыхание разрывало легкие. Я открыла глаза.
   - Мама, - прошептал тихий неясный голос в темноте. Мой голос, который я не узнала.
   Тело дрожало как в лихорадке, я не могла остановить сотрясающий меня озноб, но, несмотря на это завитки волос на лбу были влажными, и капельки пота сбегали вниз по спине, в безотчетном порыве в хрупких ладошках сжимая пододеяльник, я сидела на постели уставившись стеклянными глазами в стену. Пока не повернула голову и не увидела в лунном свете фотографию мамы стоящую у меня на тумбочке у кровати. Молодая женщина стояла у дерева на берегу реки счастливо улыбаясь в объектив, а легкий ветерок играя развивал ее волнистые рыжие волосы. Сердце на мгновение замерло, словно его сдавила чья-то холодная рука. В бешеном порыве потянулась к рамке с фотографией, перевернула ее лицом вниз. Выдохнула. Сердце застучало снова. Затем схватила ее и задвинула в ящик, подальше с глаз. В голове была пустота, никаких мыслей. Но от этого не легче. Ураган различных чувств кружил внутри меня, с которым едва удавалось справляться. Главное не сорваться. Перетерпеть. Сейчас все будет в порядке. Вытерла струящиеся по лицу слезы, размазывая их тыльной стороной ладони по щекам как маленький обиженный ребенок. Они не желали прекращаться. Надо просто выплакаться. Вылить из себя всю боль, обиду, страх...
   Сколько я так просидела. Звук будильника заставил меня вздрогнуть. Электронные часы показывали семь утра. На лестнице раздались приближающиеся шаги. В дверь постучали.
   - Женя, ты встала? Опоздаешь на занятия, - в комнату вошел мужчина, чуть за сорок, высокий, худощавый, с едва заметной сединой в темных волосах, мой отец.
   - Да, пап, я встала, - пулей соскочила с постели, улыбнулась, надеюсь, слезы давно высохли, стирая с лица следы ночного кошмара. - Я первая в ванную, - проскользнула мимо, устремляясь из комнаты по коридору.
   Щелкнув замком на двери, включила воду. В зеркале появилась бледная мордашка, но это не так было заметно, потому что природным румянцем я никогда не отличалась. Огромные глаза на пол лица с затаенным в глубине страхом, зеленые, сейчас они были на тон темнее обычного. Бескровные губы чуть подрагивали, на пухлой нижней губе легкий след от зубов, прикусила ночью, даже не почувствовала когда. Растрепанные волосы, такие же, как на фотографии у женщины, рыжие и волнистые, они струились по спине, опускаясь ниже лопаток. Нос-кнопка, кокетливо чуть вздернут кверху, и тот сейчас казался приуныл. Стало наглядно понятно выражение: 'Повесить нос'.
   Нет, надо срочно брать себя в руки, нельзя раскисать. Решительно умылась ледяной водой, потом залезла под душ, чтобы смыть неприятный липкий пот. Сегодняшний кошмар явился для меня неожиданным, срыв на пустом месте. Вот уже на протяжении последних нескольких месяцев не было ничего предвещающим возвращение страхов. Я думала, что справилась, победила, но выходит ошиблась. Нет, я не хочу снова просыпаться каждую ночь с криками и слезами, дрожащей как маленький загнанный зверек. Нельзя позволить им забрать меня, и отец ничего не должен знать. Я не перешагну грань, отделяющую меня от нормальности к сумасшествию. Я не сумасшедшая, и сделаю все, чтобы не попасть в психиатрическую клинику, как мама. А ведь какие-то полтора года назад я туда чуть не загремела, но, слава богу, все обошлось. Какой-то первобытный страх перед тем местом, перед врачами, кажущимися извергами, пичкающими всякой дрянью и стремящимися испробовать на тебе шоковую терапию. Откуда такое представление? С шести лет я с отцом регулярно навещала маму, которая там находилась. Шизофрения с признаками раздвоения личности, диагноз, который поставили ей, я знала наизусть. Иногда ей становилось лучше, она вела себя как все нормальные люди, и я все ждала, что ее отпустят, и она вновь вернется к нам, но этого не случилось. Потом с каждым годом пребывания в том ужасном месте, ей становилось только хуже. Да и как там могло стать лучше? Тюрьма с решетками на окнах и дверях, повсюду охранники с дубинками, врачи в белых халатах с равнодушными лицами и пациенты, отстраненные, словно без души, словно зомби восставшие из мертвых, они уже мало походили на людей, а были буйные, несколько раз мне удавалось видеть как связывают в припадке буйно помешанного, как он рычит, словно раненный зверь, но ему больше никогда не вырваться на свободу, он будет заперт в клетке навечно. От того места у меня всегда был мороз по коже и несколько дней, после того как мы возвращались от матери я ходила в угнетенном состоянии. Нет, ни за что не попаду туда, лучше умереть. Что за крамольные мысли? Я здорова. Никогда не стану такой как мама. Не стану.
   Быть не похожей на всех, это еще не означает быть сумасшедшей. Просто я отличалась от своих сверстников тем, что была слишком замкнута, неразговорчива и всегда сторонилась компаний. За это еще в школе получила нелестное звание местной сумасшедшей, но мне было все равно, я не собиралась кому-то что-то доказывать. Я такая, какая есть. Всегда одна, в своем внутреннем мирке, в который никому нет доступа, где уютно и тепло. Окружающие для меня лишь внешний атрибут, без которого не обойтись, но на который можно не обращать внимание. У меня никогда не было друзей, моя необщительность отпугивала людей, а я не стремилась с кем бы то ни было сближаться, меня устраивало мое одиночество. Кому-то может не комфортно быть все время одному, а я любила свой простор, иногда могла сидеть часами, уставившись в одном направлении и фантазировать. Представлять себя другим человеком, с другой жизнью, например в какой-нибудь далекой незнакомой стране, о которой я прочитала или посмотрела по телевизору, о приключениях, которые со мной никогда не произойдут, и тогда я словно выпадала из реальности, переносилась в другой далекий мир, неизведанный, манящий...
   - Женя, - стук в дверь ванной вывел меня из задумчивости. - Ты там как обычно уснула на ходу? - даже мой папочка иногда шутил над этой моей задумчивостью.
   - Уже выхожу, - крикнула закрывая кран и вылезая из-под душа.
   Обмоталась большим пушистым полотенцем, открыла дверь.
   - Иди, одевайся и завтракать, - сказал отец, осмотрев меня внимательно. Неужели что-то понял? Я кивнула и уверенно улыбнулась, демонстрируя во всей красе свои тридцать два зуба. Но это скорее насторожило отца, притворщица из меня никудышная. - Все в порядке? - спросил он.
   - Конечно, - как можно беспечнее пожала плечами, не отводя невинного взора. Мышцы лица свело от непривычки столь долго лыбиться, взгляд то и дело норовил ускользнуть в сторону. Наконец отец кивнул, отходя от прохода и пропуская меня в коридор. В спасительном бегстве я скрылась в своей комнате. Не подумайте, что отец мне враг, просто зачем лишний раз заставлять его волноваться, переживать, он такой перестраховщик, наверное, как и большинство родителей, и если я ему все расскажу, он заставит меня снова ходить к психотерапевту. Толку от них. Будет следить за мной, с подозрением приглядываясь к каждой эмоции промелькнувшей на моем лице, к смене настроения, и не дай бог, я захандрю, это будет означать, что у меня снова кризис и снова эти бесконечные походы к врачам, разные таблетки, терапия и прочее. Нет уж, спасибо, я как-нибудь сама справлюсь.
   В комнате я быстро высушила волосы, стянула их на затылке в хвост. Оделась, выбрав на сегодня черные джинсы и полосатую рубаху, застелила постель, схватила сумку с учебниками и тетрадями, собранную с вечера и направилась на кухню.
   На круглом столе уже стояли две тарелки с дымящимся омлетом, отец наливал сок в бокалы, протянул один мне и кивнул:
   - Садись, все готово.
   Завтракали мы всегда вместе, в отличие от ужина.
   - Как дела в шко.. - начал было мужской голос, но на полуслове оборвался, отец покачал головой усмехаясь сам над собой и пробормотал, - Ты уже совсем взрослая.
   Я только кивнула глядя на грустную усмешку отца. Да, взрослая. Вот уже почти год я училась в университете, но во мне мало, что изменилось со школы.
   - Как дела в университете? - спросил глубокий с участием голос спустя время.
   - Нормально, - пожала плечами. А что еще сказать? Ничего интересного в университете, занятия - перемены - занятия, как и в свое время в школе, уроки - перемены - уроки, со мной никогда не случалось, вот и все. Школа, я была рада, когда закончила ее. В школьной жизни я не участвовала, никакие кружки не посещала, с одноклассниками после уроков никуда не ходила, едва прозвенит звонок с последнего урока, как я тут же подхватывала сумку и словно за мной гналась стая бешеных собак, стремительно покидала помещение под названием средняя школа номер 20. Терпеть не могла большую перемену, те двадцать минут, что она длилась я не знала чем себя занять, иногда просто тупо сидела не выходя из класса, делая вид что читаю или что-то пишу. По коридорам носились учащиеся, кричали, разговаривали, собирались в компании, меня совсем не тянуло окунуться в тот хаос, что творился за стенами спокойного оазиса класса. И я уже давно перестала обращать внимание на насмешки одноклассников, их издевки меня не задевали, обидные слова не трогали, вызывая в душе лишь кривую усмешку равнодушия. От посещения школы я не испытывала особого удовольствия, и если была бы возможность с удовольствием туда не ходила, но так бы вам ответил каждый второй ученик нашей необъятной родины. И не подумайте, что каждый день, идя в школу, я шла как на войну. Этого не было, потому что я не позволяла загнать себя в рамки изгоя, лишить собственного достоинства и уважения, я умела постоять за себя. Просто не всегда отвечала на каждую мелкую 'детскую подколку', как я их называла, предпочитая игнорировать их, мудро смолчать или уйти. Школа не была моим кошмаром, нет, все намного проще, моя цель - отсидеть и уйти, покинуть этот шумный муравейник, не думать ни о чем. Та часть моей жизни, которой я предпочитала отдавать столько времени, сколько необходимо и не минуты больше. С университетом сейчас была та же история, я много времени уделяла учебе и ни одной минуты студенческой жизни, назовем ее так в кавычках, да что там говорить, я и многих одногруппников-то знала только в лицо. Смешно? Скорее грустно.
   - Я в последнее время много работаю, - вывел меня из задумчивости голос отца, - поздно прихожу, мы почти не разговариваем, - будто оправдываясь говорил он, на его лице промелькнула тень сожаления.
   - Да все нормально пап, я все понимаю, - смотрела на родное лицо. И чего он переживает? Чай не маленькая уже.
   - Да, ты всегда все понимала, - снова с грустной улыбкой произнес отец, но развивать тему дальше не стал. Что он хотел этим сказать? Что я не предъявляла какие-либо подростковые претензии, не просила большего, чем он мог мне дать. Не капризничала, может, как большинство девочек-подростков в свое время, не жаловалась на частое его отсутствие, а также на отсутствие достаточных карманных денег, вещей, возможностей и т.д. И сейчас не видела смысла начинать подобное. Мы не жили от копейки до копейки, но и лишнего мало себе могли позволить. Мы никогда не жили богато, отцу приходилось заботиться обо мне одному, оплачивать счета из клиники, где лежала мама. После трагедии случившейся полтора года назад, со мной, с маминой смертью, отец особенно сильно сдал, он буквально постарел на глазах. Те времена были тяжелые для нас, не хочу вспоминать, слишком свежо еще в памяти та боль и страх. Забыть и не вспоминать. Не думать. Все прошло. Прошло? Прошептал тихий внутренний голос. Я надеюсь, что прошло. Только недавно мы оба пришли в норму. И снова взваливать на плечи отца мой сегодняшний ночной кошмар? Нет, я справлюсь сама.
   Мы молча доели. Отец спешил.
   - И сейчас прости, мне нужно бежать, - он кинул взгляд на ручные часы и быстро поднялся с места.
   - Иди, и не волнуйся, я помою посуду, - убирая тарелки со стола, отнесла их в раковину, обернулась и бодро улыбнулась.
   - Не опоздай в университет, - чмокнув меня на прощание отец вышел.
   Через минуту хлопнула входная дверь. Дом погрузился в тишину, в которую я начала невольно вслушиваться. Привычка, оставшаяся с былых времен, когда я все время ждала, что появиться она, моя мать. Когда нам с отцом позвонили и сказали, что мама сбежала из клиники, мы были в шоке, это случилось полтора года назад. Тот день и несколько последующих были в напряженном ожидании, что вот-вот она придет домой, но проходило время, а она все не появлялась. Поиски полиции тоже ни к чему не приводили. Неделю спустя к нам приехал полицейский и сказал, что найти ее живой шансов мало, может она уже давно в какой-нибудь канаве лежит. И когда надежды почти не осталось... Тот день я не забуду и через тысячу лет. Одна, в темном доме, уже собиралась ложиться спать, когда услышала звук бьющегося стекла. Я могла запереться в комнате и вызвать полицию, но я этого не сделала. Не знаю почему. С замиранием сердца, отсчитывая каждую ступеньку, стала спускаться в холл... Дрожь волной прошлась по телу, руки противно задрожали, скользкая тарелка выскользнула из моих рук. Непрошенные слезы наполнили глаза. Зачем снова мучить себя воспоминаниями? Облокотившись о край раковины несколько секунд стояла превратившись в живую статую, замереть ничего не чувствуя, слушать только дыхание, вдох-выдох, вдох-выдох. Я сильная, я справилась тогда, справлюсь и сейчас. Решительно встряхнула головой, прогоняя наваждение, бросила взгляд из кухонного окна на улицу, чтобы отвлечься. Унылый пейзаж за окном, да хмурая погода. Мы жили в маленьком, но уютном коттедже в частном секторе, каждый дом был отделен друг от друга забором, поэтому из кухонного окна была видна только задняя лужайка и пол соседнего дома с крышей. И все же сквозь низкие серые облака на небе проглядывали лучики солнца, даря надежду на скорое тепло. Март, начало весны, погода переменчива, но уже чувствуется приближение лета и вместе с таянием снегов и льдов в сердце невольно зарождаются новые чувства, грядут перемены, и жизнь сменит черную полосу на белую, как природа сменяет времена года, зиму на лето, холод на тепло. Все будет хорошо.
   Домыла посуду, вытерла руки, пора идти, а то и правда опоздаю. Дорога до университета занимала сорок минут ходьбы, можно было доехать и на маршрутке, но я любила ходить пешком, тем более, сейчас не мешало проветрить мозги. Выйдя в холл оглянулась по сторонам, словно ожидая здесь кого-то увидеть, покачала головой с грустной усмешкой, надеюсь, со временем это пройдет и я избавлюсь от теней прошлого. Застегнула теплую куртку на меху, обулась, перекинула сумку через плечо, на ходу надевая шапку с перчатками, покинула дом.
   Сегодня ноги с особой неохотой несли на занятия. Растрепанная душа, пошаливающие нервишки, застывшая былая тоска в сердце показала знакомый лик - все изменения у меня глубоко внутри, внешне это никак не проявлялось, спокойная, молчаливая, отстраненная, впрочем, как и всегда, я хорошо научилась держать себя в руках, не выставлять чувства напоказ. Так надо, так лучше, не показывать свою слабость никому. Да и вряд ли это кому-то интересно, огромному, холодному и равнодушному миру нет дела до боли какой-то там девчонки.
   Уже подходя к учебному корпусу мелькнула мысль: 'А может прогулять?'. Нет, строго приказала совесть, а разум поддержал, есть такое слово надо. Ладно, сдалась я, качая головой, надо значит надо. Уж как-нибудь переживу четыре пары. А это восемь раз по сорок пять минут, плюс четыре перемены, три по десять минут и одна двадцать... Ноги с каждым подсчетом замедляли шаги, и я почти остановилась на месте, когда громкий гудок вывел меня из задумчивости и заставил отскочить от дороги, черная иномарка пронеслась мимо, едва не задев меня. Я смотрела ей в след, сердце бухало в груди, отдаваясь в ушах, надо быть внимательней, так недолго отправиться и на тот свет, дрожь прошлась по телу, мне нужна передышка, забыться хоть на день, остаться одной подальше от всего мира, но ноги продолжали идти в направлении корпуса.
   Завернула за поворот. Здравствуй университет. Чтоб тебе, на площадке перед корпусом стояла та самая машина. Дверца открылась, из нее легко выпрыгнул парень, из другой дверцы показался мужчина в строгом, черном костюме, парень кинул тому ключи, подхватил рюкзак с заднего сиденья и направился в здание. Мужчина занял место водителя, машина тронулась с места, плавно прокатив мимо меня. Парня тем временем обступило несколько ребят, приветственные рукопожатия, смех, разговоры... А мне без оглядки захотелось бежать отсюда. Шум и суета пугали. Почему я не такая как все? Парень что-то сказал компании и отошел в сторону, разговаривая по мобильнику. Я отвернулась. Чего пялюсь?
   - Блин, ну ты чего топчешься? - раздался сзади возмущенный возглас, смешок и меня, словно закружив в водовороте, понес к крыльцу людской поток, едва не сорвав с плеча сумку, вовремя успела удержать, вокруг хаос, шутки, смех, кто-то толкнул, я вывалилась из общего бурлящего течения. Уф. Отошла в сторонку. Черт, чувствую себя как рыба выброшенная на берег. Отдышись спокойно и иди на пару. Скоро время звонка, а ты будто на курорте, совсем не торопишься. Выдохнула. Не поняла сама когда, только обнаружила себя идущую в другом направлении. Так, стоп! Да что со мной такое? Я схожу с ума. Решительно развернулась и впечаталась во что-то ужасно твердое.
   - Смотри куда идешь пигалица, - мужской голос прозвучал сверху, я подняла голову, передо мной стоял тот самый парень из иномарки. Рядом с ним я и правда казалась пигалицей, едва доставая ему до плеча.
   - Извини, - хрипло пробормотала я и попыталась пройти мимо, но не тут-то было. Шаг влево, шаг вправо, парень повторил в зеркальном отражении мои попытки его обойти, стоя на моем пути несокрушимой скалой. Стоял и с усмешкой наблюдал за моим растерянным лицом. Мимо нас проходили парни и девушки, кто-то разглядывал с любопытством, кто то равнодушно мазнув взглядом спешил на занятия. Попросить помощи? Боже, как это глупо. Вся эта нелепая ситуация. Решительно стряхнула с себя мнительность и ринулась в бой. Попыталась сдвинуть со своего пути человека в два раза больше меня самой, вспотела, рассердившись, ткнула в бок кулачком, чем только вызвала веселый смех. Ему мои потуги были словно слону пинок комара. До уха долетела трель звонка. Ну вот, опоздала! Как же ненавидела входить в класс, когда уже шел урок, тридцать две пары глаз одновременно поворачивались в твою сторону, строгий взгляд учителя из-под очков и ты лихорадочно начинаешь искать в уме причины опоздания, оправдываться, краснеть, заикаться... Это было в школе. Сейчас должно быть по-другому, но все же...
   - Дай пройти, - послышался мой голос, и мне не понравился насколько жалобно он прозвучал. Это все оттого, что я представила свои дальнейшие мучения, а парень видно решил, что все дело в нем, нагло приподнял бровь, продолжая рассматривать меня, не посчитав нужным даже обратить внимания на просьбу.
   - Зачем? - нагло усмехнулся, глядя в мои растерянные глаза.
   Этот вопрос вверг меня в замешательство. А и правда зачем? Судьба, словно пожалев тебя, сама дала шанс не идти туда, куда не хотело попасть все твое естество. Странно устроена человеческая психика, даже когда ты не хочешь чего-то, но тебе это запретить, сразу начинаешь с удвоенной силой стремиться к этому. А у меня еще природное упрямство, если вижу препятствие, стремлюсь его преодолеть во что бы то ни стало. Но сейчас я поступлю мудро, я использую шанс, и у меня даже будет оправдание, это не я прогуляла, это меня не пустили в университет. Ха-ха. Смешно. На душе стало так легко. Прикрыла веки, проведя рукой по лицу.
   - Эй! Ты только не плачь! - вдруг испугался тот, про кого я и думать уже забыла.
   - Дурак, - покачала головой и легкой походкой направилась по аллее отдаляясь от корпуса. Лови подарки судьбы, она слишком скупа на них. Непрошеная улыбка расползлась на моих губах, при одной только мысли, я свободна, пусть только на минуту, на час, на день, не важно, это будет мой день, мой час, моя минута.
  
   Провести этот день в одиночестве, наслаждаясь тишиной и покоем, как я на то рассчитывала, мне не позволили. Вот так, судьба дает одной рукой, а другой отбирает.
   Шумный город со спешащими людьми и гудящим потоком машин остался позади. В парке, через два квартала от школы, сейчас было пустынно. Будний день, утро, промозглая погода. Я шла, прислушиваясь к собственным шагам, в самый дальний уголок со старым прудом, сейчас представляющим собой просто покрытую снегом небольшую поляну среди темных стволов голых деревьев, только несколько скамеечек стоящих по кругу определяли его местоположение. Туда даже не была протоптала тропинка, прочищенная дорожка вела мимо, но я свернула в сугроб, пришлось стать первопроходцем.
   Никому и в голову не могло взбрести пробираться сюда, а я упорно двигалась сквозь серые сугробы. Смахнула с ближайшей скамьи лишний снег, скинула сумку и приземлилась на нее. Давно я здесь не появлялась, еще с лета. В ясные солнечные дни здесь всегда было тенисто и прохладно, и редкие прохожие завидя укромный уголок становились ненавязчивой компанией.
   Пошел легкий снежок, накинув капюшон продолжала сидеть наблюдая за кружащими в воздухе белыми снежинками. Им легко, куда дунув ветер, туда и полетели, людям так не повезло, слишком часто приходится идти 'против ветра'.
   - Прогуливаешь?
   Голос прозвучавший неожиданно заставил меня вздрогнуть, повернула голову и увидела уже знакомую наглую усмешку.
   - Что ты тут делаешь? - не смогла сдержать удивленно-недовольный возглас.
   - Тоже что и ты, - спокойно отозвался парень, - пока что бестолково пялюсь в пустоту.
   Резко отвернулась, с досадой прикусив губу. Что ему от меня надо? Он шел за мной все это время, от самого университета, иначе как бы он попал сюда. Беспокойство закралось в душу, огляделась по сторонам, хотя и так знала, мы здесь одни.
   - Не бойся, я не страшный серый волк и маленьких девочек не ем, - раздался голос ближе и парень плюхнулся рядом со мной. Теперь нас разделяла только моя рука лежащая на скамье. Отвернулась, глядя перед собой, лучше не обращать внимания на его колкости. Вообще не обращать на этот субъект внимания, сделает еще пару попыток сострить, наткнется на непробиваемую стену отчуждения и отстанет. Будем надеяться на данный благополучный исход. Но мышцы напряженно застыли, словно что-то предчувствуя, пальцы сжали край холодной доски, на секунду прикрыла веки, а когда открыла, сердце замерло. Секунда. Две. И оно понеслось галопом. Еще до того как мозг осознал тело начало действовать, безотчетный порыв сорвал меня с места, ноги устремились вперед, не глядя, куда бегут, взгляд в одну точку, там, где мелькнуло и расплылось яркое пятно, в следующую минуту я почувствовала, что начинаю скользить, взмахнула руками и ухнула вниз под толщею снега.
   Меня выдернули за шиворот, словно котенка за шкирку, хриплое чужое дыхание в самое ухо, сильные руки сзади обхватив меня под мышки тащили вверх. Что? Куда? Упираясь ногами в рыхлый снег, стала сопротивляться, но это было бесполезно, тогда сделала попытку отцепить чужие руки сцепившееся у меня на груди.
   - Пусти, - выдохнула с отчаянием. Неужели он не понимает? Она же уйдет!
   - Спокойно! Прекрати вырываться, - жесткий голос и меня встряхнули так, что клацнули зубы. Не понимает, да и не должен понимать. Распластали на спине, придавив сверху тяжестью мужского тела. - Ты что сумасшедшая!? Ты же чуть под лед не ушла!
   Последние слова дошли до моего сознания, я замерла, глядя на парня уже осмысленным взглядом, затем повернула голову, только деревья и больше ничего, и снова посмотрела на бледное расплывающееся перед глазами лицо.
   - Отпусти, - попросила жалобно, непрошенные слезы застыли в глазах, в горле першило.
   - Да, пожалуйста, - со злой досадой парень вскочил на ноги, оставив меня лежать на земле.
  Растерявшись, на этот раз он так быстро подчинился, чуть замешкалась поднимаясь, поскользнулась на протоптанном снегу. Сильные руки рывком поставили меня на ноги и продолжали удерживать, словно не доверяя моему равновесию, глаза опалили недовольством. Это кто еще чем недоволен? Сам преследует, на этом слове мысль, словно ужалила за одно место, мгновенно скинула чужие руки и рванула в направлении ускользающей дорожки сквозь деревья.
   Сердце бухало в груди отдаваясь в ушах, бежать было тяжело, глубокий снег тормозил, пару раз упала, но упрямо двигалась вперед. Добежать. Увидеть. Понять.
   Вывалилась на парковую дорожку, едва не протаранив спокойно идущую и не подозревающую ни о чем женщину. Та вскрикнула, отшатнулась, выпучив на меня испуганные глаза. Высокая. Темноволосая. Совершенно незнакомое лицо. Буря различных эмоций одновременно пронеслась в душе горячим потоком, разочарование, облегчение, боль, обида.
   - Извините, - прохрипела виновато и отступила назад.
   Окинув меня еще раз неодобрительным взглядом, она покачала головой и продолжила свой путь, бормоча себе под нос что-то нелестное обо мне.
   Беспомощно смотрела на удаляющуюся фигуру в черной пальто, ярко рыжий шарф развивался позади шлейфом. Холодной ладошкой провела по разгоряченному лицу, убрала прядки влажных волос со лба, поправляя шапку съехавшую на затылок. Навязчивая идея, похоже, это так быстро не пройдет. Маниакальные мысли. А вдруг? А что если она...? Нет. Ерунда все это. Такого не может быть. Но почему сердце каждый раз вздрагивает, душа замирает, внутри рождается огонек надежды, стоит сознанию сыграть злую шутку со мной?
   - Твоя знакомая? - раздался уже знакомый голос позади.
   - Нет, - покачала головой, совершенно не знакомая.
   - Ты так рванула к ней, что я думал посшибаешь все стволы лбом.
   Затылком чувствовала пристальный взгляд, ясно представляя привычную насмешку в светлых глазах.
   Ничего не ответив, потерянной маленькой фигуркой побрела обратно, по тем самым следам, как и бежала, и даже снова едва упала в тех самых местах в сугробах. Снег забился в сапоги, руки замерзли, как я умудрилась потерять перчатки, и где, сплошная несуразность. Только разве это важно? Внутри пустота, и ничто не способно было ее заполнить.
   - Эй! Ты меня слышишь? Остановись, чудо-юдо...
   Слова, летевшие мне вслед, вызвали в душе поток ярости.
   - Да отстань ты от меня! - развернулась, сжимая руки в кулаки. Ну сколько можно?!
   - Ты кое-что забыла, - невозмутимо отозвался парень, он стоял на дорожке, держа в одной руке мою сумку, в другой руке были зажаты мои перчатки.
   Невольно румянец окрасил мои бледные щеки, я почувствовала себя истеричной идиоткой. Понуро опустив голову, вылезла из сугробов. Протянула молча руку, в которую мне вложили перчатки, сумку парень перекинули мне через плечо.
   - Спасибо, - пробормотала, смущаясь еще больше, так и не решаясь посмотреть парню в лицо. Развернулась, сделала пару шагов, остановилась, повернулась глядя себе под ноги. - И спасибо тебе за... за то, что спас, - выпалила на одном дыхании, кинула мимолетный взгляд на насмешливое, нет, сейчас мужское лицо оказалось серьезным, даже непривычно как-то. Привычное, непривычное. Когда это оно для тебя успело стать таким? Развернулась и снова стала пробираться сквозь сугробы. За каким чертом? Дороги, что ли мало? Тьфу ты! Поворачивать обратно было поздно, как бы это выглядело со стороны, и чтобы обо мне подумали. 'О тебе уже составили мнение, не волнуйся', подсказал вредный внутренний голос. А ну и фиг с ним, отмахнулась я. Мне что с ним детей крестить, как говориться. Вижу его в первый и последний раз, университет большой.
  - Эй? - очередной окрик меня остановил. Ну что опять? Простонала про себя и нехотя обернулась. - Звать-то тебя как, чудачка?
  Махнула рукой, мол: 'Ради бога, кому это нужно? Иди уже'. Покачала головой, оглядела по очереди носки своих сапог, усмехнулась, кинула прощальный взгляд на парня и продолжила свой непростой добровольный путь.
  Опустилась на скамейку. Сняла сапоги, вытряхнула спрессовавшийся снег, размяла озябшие пальчики, сегодня явно не мой день. Идти домой не хотелось, куда-либо еще тоже. Так и осталась сидеть в парке не замечая промозглой погоды. Большие белоснежные хлопья постепенно заносили следы моего недавнего спасения, колея в снегу, по которой вытянул меня парень от пруда исчезала на глазах, словно ничего и не было, но стоило только себе представить, что могло произойти и неприятная дрожь сотрясла тело, мурашки побежали по спине, запоздалая реакция организма. Что если бы лед не выдержал, проломился, и я оказалась бы в ледяной воде? Пруд не глубокий, но кто знает, удалось ли мне выбраться без посторонней помощи, а место здесь пустынное. Возможно, тот незнакомый парень жизнь мне спас. А я? А что я? 'Спасибо, что спас' вот что я выдавила из себя и бросилась бежать, словно напуганная лань от стаи борзых. Даже не поблагодарила его как следует. Хотя, как следует, кто его знает? Распинаться в благодарностях? Сказать, что отныне его должница и сделаю все, что он не попросит? Глупо как-то все это, нелепо и опрометчиво было бы с моей стороны. Вот возьми он и попроси тут же какую-нибудь предосудительную вещь, и я бы не удивилась этому, если честно. За те полчаса, что я была от силы с ним знакома, у меня сложилась не слишком лестные впечатление о нем. Поэтому приняла следующее решение, если представиться такая возможность, я постараюсь вернуть этому незнакомцу свой долг, не словом, а делом. Знала бы я, что такая возможность представится мне слишком быстро.
  Скоро я стала похожа на снеговика, снег не желал прекращаться, пришлось покинуть насиженное место.
  Шла медленно по дорожке из парка, еще не решив куда идти, и вдруг рванула с места, вспомнила, что сегодня должен быть зачет по философии. Я мчалась в университет со скоростью света, меня гнала жажда знаний, если опоздаю, придется потом досдавать одной или с другой группой, нет, не хочу.
  Уф, кажется, успела, третья пара еще не началась. Пробираясь по шумным толчеям коридоров и лестниц старалась спешить, маневрировала в хаосе студентов как Титаник среди айсбергов и конечно же меня постигла та же судьба, столкновение с одним из них. Решив проскользнуть между стеной и шумной многолюдной компанией на пути, как меня неожиданно вдавили в стену, едва не размазав по ней. Пискнув что-то нечленораздельное, кутерьма вокруг усилилась, смех, разговоры, попыталась отпихнуть широкую спину почти лежащего на мне человека, и еще до того как это кто-то обернулся и подал голос, я уже знала, кто это. Да что же это такое? Год учусь здесь, ни разу его не видела, а тут за день сталкиваюсь второй раз.
  - Опять ты! - воскликнул парень удивленно. - Ты когда научишься смотреть куда идешь?
  - Вообще-то это ты на меня налетел, - не смогла смолчать от такой несправедливости.
  - Вот я и говорю, смотри куда идешь, а то в следующий раз зашибу ненароком, - усмешка стала шире.
  Скользкий уж, подумала я, вывернется из любой ситуации.
  - Эй, Демон! Это твоя новая подружка? - веселый голос, и глаза любопытного из-за плеча заслонившего меня парня, снова толчок в спину, но на этот раз Демон одной рукой упирался в стену около моей головы, так что стоял твердо на ногах.
  - Ребят! - обернулся, на мгновение освобождая меня от пристального своего разглядывания. - Хорош толкаться.
  - Хорош обниматься, мачо. Пора на лекцию, - уже другой голос из толпы и дружный смех.
  Я невольно смешалась и попыталась ускользнуть. Мне не позволило препятствие, мужская рука тут же опустившись ниже. Резко выдохнула, недовольно сдвинув брови бросила косой взгляд на этого Демона.
  - Дай пройти, - с угрозой в голосе произнесла тихо. Ситуация дежа вю.
  - Ууу, как страшно, - протянул парень, неожиданно склонившись к самому моему уху. И деваться было некуда, мужские руки на стене по обе стороны заключили меня в плен, я стояла замерев на месте ожидая дальнейших действий. Внутри поднималась волна возмущения и злости.
  - Да ладно тебе, отпусти малолетку, - настырный друг снова вынырнул из-за мужского плеча, схватил мешающую мне пройти руку и дернул на себя. - Беги красавица, ты свободна, а я сражусь с драконом... - Мне не нужно было повторять дважды, свой шанс я использовала сразу же, оставляя позади веселую возню. Дети, покачала головой, великовозрастные дети.
  
  Зачет я сдала, но чуть не запоролась, мысли все время витали где-то далеко. Со мной за полдня случилось столько, сколько не случалось за год обучения в университете, мой покой был нагло нарушен и мне это очень не нравилось, теперь придется оглядываться, смотреть оп сторонам выглядывая рослого парня из толпы. Зачем? Чтобы не встретиться с ним вновь. Вот еще не хватало бегать от кого-то. Надо выработать стратегию поведения с ним. Мне кажется бесполезно, потому что он нахальный, наглый, самонадеянный, приставучий, напористый, дерзкий, язвительный, выдохнула, у меня не хватит эпитетов, чтобы полностью описать свои впечатления о нем. Как вести себя при следующей встрече с Демоном? Ну вот, я уже называю незнакомца по имени, хотя скорее это его прозвище. А ему подходит, неожиданно усмехнулась про себя. При следующей мысли сердце дрогнуло и забилось чаще. Мой персональный Демон. Нет, не дай бог, мне такого 'счастья' не надо. Печальная натура спряталась в свою раковину, где тепло и уютно, привычный мир через призму одиночества, пусть так все и остается, ничего менять не хочу.
  Пришлось заодно отсидеть и четвертую пару, раз уж я все же сегодня попала в университет. Полтора часа тянулись бесконечно долго, сидя на задней парте большой аудитории под однотонный говор старенького профессора по социологии я чуть не заснула, студенты занимались чем угодно, кто рисовал в тетради, кто болтал, кто перекидывался записками, но только не слушали лекцию. Профессор был увлечен тем, что говорил, писал на доске длинные, незнакомые понятия, расшифровывал их, размахивал воодушевленно руками, указкой, какой странный народ эти преподаватели. Неужели они и правда понимают все что говорят и им это нравиться? Записала в тетради пару понятий, отложила ручку, снег за окном прекратился, небо немного прояснилось.
  Резкая трель звонка музыкой прозвучала для ушей, студенты пчелиным роем высыпали из аудитории, я следом последней пчелкой.
  Наконец-то домой, хотя меня туда совершенно не тянуло. Куда еще поддаться? Гулять не хотелось, пойти в кафе, знаю одно спокойное местечко, где обычно мало народу, денег с собой было мало. На кино может хватить. Но там вроде ничего интересного.
  - Гу, - из-за угла коридора выскочила фигура в черном, поддавшись ко мне.
  - Вот черт, - пробормотала, отшатнулась назад, ошалело разглядывая наглую усмешку на мужском лице.
  - Ты чего такая пугливая? - нагло заявил стоящий передо мной и лыбящийся во весь рот парень.
  - Да иди ты... в баню! - резко обогнула уже ненавистный субъект, стараясь скорее уйти.
  - Постой, чудачка, - непринужденно окликнул мужской голос, так просто меня не отпустят, могла даже на это не рассчитывать.
  - На себя посмотри, - огрызнулась в ответ, бросив через плечо. Больной какой-то.
  - Да ладно тебе, не будь такой злюкой, - парень пристроился сбоку, шаг в шаг, ускоряться больше не было сил, рядом идущему не составляло труда держаться рядом. Замедлила шаги, затем остановилась, развернулась и спросила:
  - Ты чего хочешь?
  - Еще не одна девушка не задавала мне столь прямого вопроса, - наглая ухмылка превратилась в хитрую, в глазах заплясали чертики, и я поняла, как промахнулась. - Хочешь услышать такой же прямой ответ? - вкрадчивый голос с хриплыми нотками, такой я слышала впервые. Сглотнула слюну неожиданно в пересохшем горле. Выбить из коле, заставить растеряться, оказалось проще простого, жаркий румянец смущения прилип к щекам мгновенно, взгляд застыл на уровне мужской груди, поднять его выше не позволяла неловкая ситуация, сама же себя загнала в эту ловушку и как теперь из нее выбраться не представляла. - Так хочешь? - повторил голос приглушенно. Провокация удалась, казалось покраснеть больше невозможно, щеки и так напоминали два спелых томата, и все равно я почувствовала, как еще больший жар ударил мне в лицо. Пальцы теребили ремень сумки на плече, я слишком остро ощущала на себе взгляд этого наглого незнакомца или уже не незнакомца. Мое дыхание стало поверхностным и прерывистым. Мир вокруг жил своей жизнью, суетился, шумел, проносился мимо нас. Двое застыли напротив друг друга, статуя из живых людей. Сколько так простояли? Вздрогнула, когда услышала громкий, задорный смех. Медленно подняла голову и поняла, смеются надо мной. Кровь отхлынула от лица, взгляд заледенел. Парень смеялся долго, веселый смех разносился по коридору собирая любопытные взгляды. Надо мной просто решили поиздеваться. В глазах защипало от несправедливой обиды, от горькой досады на него, на саму себя, я прикусила губу, чтобы не разреветься, и видно, что сильно, потому что почувствовала во рту солоноватый вкус собственной крови. Это отрезвило меня, ледяная волна пришла на смену горячей, взгляд прояснился, внутри все встало на свои места. С высоко поднятой голой, прямой осанкой, молча обошла парня и направилась по коридору к выходу, оставляя позади смех, обиду, ненужную горечь, пусть этот придурок веселиться, а мне все равно. Равнодушная, спокойная, собранная, не спеша я удалялась.
  Но далеко мне уйти не дали, у самого выхода жестко перехватили за руку. Дернулась в безуспешной попытке освободиться. Замерла. Глубоко вздохнула.
  - Ну ладно, ты сам напросился, - компания студентов прошла мимо разглядывая нас, и я продолжила, - только потом чур без обид, - сказала тихо, чтобы меня слышал только тот, кому предназначались мои слова. Светлые глаза, так близко от моих, зажглись удивлением и в следующее мгновение потемнели от боли, мужской вскрик, затем проклятия, руки ослабли выпуская меня, удар коленом пришелся прямо в цель, удовлетворенно кивнула. Быстро открыла входную дверь, выбежала на улицу покидая университет. Сегодня явно не мой день, второй раз за день мне пришла подобная мысль, и я усмехнулась. А когда он был моим?
  Испугавшись, что меня и на этот раз могут догнать, я почти бежала. Ударила не в полную силу, пожалела парня, а может, надо было идти до конца, будто после легкого удара наказание будет меньшим. Тревога закралась в сердце, теперь я нажила себе врага, в этом сомневаться не приходилось. И чем мне он еще отплатит? И отговорки, типа, ты же первый начал, здесь не помогут. Как я умудрилась вляпаться? Как будто у меня был выбор. Схватил меня, причем неласково, в тот момент у меня сработало единственный инстинкт - инстинкт самосохранения. Я испугалась. Да, испугалась. Никто меня еще вот так не хватал. И что он собирался сделать? Я должна была ждать? И ведь сначала я честно предупредила, но моим словам не вняли, лишь насмешливо окинули взором, вот и получил. Черт, нелепая ситуация какая-то. И главное на пустом месте. Чего он вдруг ко мне привязался, еще с утра? Зачем-то пошел за мной в парк, потом помог, а я отблагодарила. Вдруг почувствовала угрызения совести, но тут же отругала себя, не будь глупой идиоткой, он получил по заслугам.
  Мои страхи оказались не напрасны. Позади я услышала разъяренный рык:
  - Стоять, пигалица!
  Вот черт! Не оглядываясь я припустила со всех ног, мне казалось, что за мной гонится рассерженный гоблин, вот он меня сейчас поймает и съест. Надеюсь бежать он все же не может быстро, больно должно быть, смешок помимо воли сорвался с губ. Я бежала и смеялась, люди смотрели на меня как на идиотку, но мне и не привыкать.
  Свернула за университет, юркнула за ларьки стоявшие в ряд, остановилась чуть отдышаться. Выглянула, погони не было, вздохнула с облегчением. Провела рукой вытирая пот со лба, не столько от усталости, сколько от жара внутри меня. Влипла, так влипла. Даже если сегодня отделаюсь без последствий, будет ведь завтра, послезавтра, застонала про себя, встреча просто неизбежна, здание корпуса не столь уж большое, вечно скрываться и убегать вряд ли удастся. Пойти попросить прощение? Хохотнула в голос. Дьявол! Смешно. Смешно мне будет, когда мы встретимся, вот тогда я точно посмеюсь или поплачу.
  - Зарылся Демон, пора его проучить, - голос мужской, незнакомый, раздался неожиданно откуда-то сбоку.
  Я напряглась услышав знакомое прозвище.
  - Сегодня ночью будет поединок, - раздался второй голос в поддержку. - Я узнал, что парень с кем он должен был драться отступил, поэтому будет другой кандидат.
  - Этот кандидат будет наш человек, профессионал, а не любитель, - двойной смех и голоса зазвучали приглушенно. Я напрягла слух невольно поддавшись в сторону, откуда шел разговор, видеть говоривших я не могла, они стояли скрытые за последним ларьком.
  - На этот раз Демонскому придется жарко, - злорадный голос был полон яда. Похоже, не меня одну достал этот Демонской. Вот значит как его фамилия, теперь понятно, Демон - сокращенное от Демонского. Хотя я бы не удивилась, если бы фамилия была здесь ни причем, натура у этого парня такая... слишком... демонская, вот какая.
  И тут у меня возникла дилемма, предупредить того, о ком шла речь аль нет.
  Из-за ларька прямо в мою сторону вышли двое парней, прятаться было поздно, меня заметили. Накинув на себя праздный вид, я полезла в сумку, словно что-то там ищу. Проходя мимо, один из парней окинул меня долгим взглядом, я в свою очередь проводила их, один низкий, коренастый, второй повыше и худощавый. Они направились в сторону университета. Его одногруппники? И чем интересно он им так насолил? Разговор был о каком-то поединке. Что за поединок? Драка? Уличные бои что ли? И Демон получается в них участвует. Про подобное я смотрела только в кино. Сейчас это все не важно, мне нужно решить, что делать с тем, что я услышала.
  Вот он реальный шанс отомстить обидчику, и делать ничего не надо, все сделают за меня, просто отойти в сторонку, сделав вид, что ничего не слышала, меня здесь вообще не было две минуты назад, уйти и забыть. Идеальный способ мщения, который вообще можно придумать, сделать - бездействуя. Пусть его как следует отметелят, чтобы он понял, нельзя обижать тех, кто слабее тебя и не может в полной мере ответить физически, да и морально тоже, я не настолько раскрепощенная, наглая, дерзкая, чтобы посмеяться над ним, как он недавно надо мной. Пусть сломают ему нос, чтобы он не казался больше таким пижоном, выбьют пару зубов, чтобы больше не смог так нагло улыбаться. Мысли, одна кровожадней другой возникали в голове, но я уже знала, как поступлю, по-другому мне не позволит совесть. Знать о готовящемся заговоре и не предупредить, знать, что могла помочь и не помогла, и не важно кому, врагу или другу, я буду мучится, переживать, и сделаю хуже только себе. Я потом, своими силами, найду способ, а сейчас надо придумать способ, как предупредить. Не могу же я просто так выйти. Почему? Боязно как-то. Накинется на меня как разгневанный буйвол, все-таки ударила его в очень чувствительное место, а это на доброте душевной не сказывается положительно. И как ему рассказать? Слушать-то меня он станет? Пока я рассуждала, на университетской стоянке мелькнула знакомая иномарка, Демон запрыгнул на пассажирское место и она сорвалась с места. Боевые мысли сменились растерянностью. Ну и что теперь делать?
  Я не тот человек, который сразу опускает руки. Я верну этому Демонскому долг, во что бы то ни стало, а потом поквитаюсь. Но через пять минут воодушевление чуть поубавилось. Верну-верну. А как? Ведь я даже адреса его не знаю. Что я вообще про него знаю? Ни имя, ни группу, в которой он учится, ни специальности, даже курса не знаю. Пригорюнилась, даже расстроилась. Вот уж не думала, что буду расстраиваться по такому поводу, не знала, и не знать бы еще век про него вообще ничего. Черт, ну что же делать? Что, что. Фамилия есть, выяснить адрес не проблема, пара пустяков так сказать, гораздо труднее пришлось бы, знай я только имя. В университетской электронной базе есть личные дела на каждого студента, с фамилией Демонской, я уверена, там один. Нужно пробраться в кабинет директора, залезть в его компьютер и найти в базе личное дело интересующей нас личности. Все элементарно Ватсон. Ага, легче сказать, чем сделать. И сделать просто, все в этой жизни намного проще, чем кажется, люди привыкли сами все усложнять. Мне же не требуется ограбить банк, хотя есть люди, которые это делают запросто, не нужно вскрывать сейф с кодовым замком, не нужно нейтрализовать охрану, обходить сторожевых собак, брать заложников, а потом, когда приедет полиция, все-все, понятно, сказано - сделано.
  Экран телефона показывал 16. 05. Директорат работает до шести. Нужно ехать в центральный корпус, дай бог к пяти успею. Вскочила в автобус, ехать далеко, есть время подумать, но мысли в голове разбегались словно тараканы. От волнения почувствовала стеснение в груди, не поверну назад, ни за что, я сделаю то, что задумала. Попыталась читать, не получилось, играть на телефоне вскоре тоже надоело, и я уставилась в окно. Добровольно пойти на такую аферу, у меня даже мало-мальского плана нет, действовать по обстоятельствам, импровизировать, рискованно, но я полагалась на случай, на всероссийское 'авось'.
  В центральном корпусе было спокойней, по коридорам не ходили толпы студентов, не слонялись те, кому делать нечего, студенты-заочники не учились допоздна. Чем меньше народу, тем лучше. Учебная часть находилась на первом этаже, тут наверняка тоже есть электронные базы студентов, но сюда попасть сложнее, в кабинете несколько человек, молодые девушки. Я помню, когда пришла поступать, здесь принимали мои документы, три или четыре девушки, их всех разом не выкуришь. Поэтому сразу поднялась на второй этаж. Раз десять прошла по коридору туда обратно, остановилась, осматривая дубовую добротную дверь с надписью 'директор'. Мимо прошли две девушки, за ними еще одна, поравнявшись со мной она кинула со смешком: 'Не боись, он не кусается'. Спасибо, пробормотала, провожая советчицу взглядом. Стиснула ремни сумки. Нервно выдохнула. Боже, что я творю? И ради кого? А если меня поймают? Исключат тут же, это в лучшем случае. Так, стоп. Ведь я уже все решила, зачем нагнетать обстановку? Опомнись пока не поздно. Заглохни, приказала внутреннему голосу, не мешай думать. Гипнотизировала табличку на двери, как будто это мне чем-то поможет. Ну вот, я на месте. Что дальше? А черт его знает. Переминаясь с ноги на ногу, почесала затылок, провела по лицу, чертыхнулась в пол голоса, отошла к окну. Нервишки пошаливали. Думай. Думай. Мне даже не обязательно в сам кабинет директора, на компьютере секретарши наверняка есть доступ к базе. Проще, но не намного. Прислонилась лбом к холодному стеклу. На улице сгущались сумерки, снова пошел снег, похоже сегодня решила выпасть вся норма мартовских осадков в виде снега, потом он начнет таять и по улице, можно будет плавать как в Венеции на гондолах. Мысли все не о том. Провела пальчиком по запотевшему стеклу выводя замысловатый рисунок.
  Позади послышался звук открываемой двери, я вздрогнула, мужской голос произнес:
  - Все, Лена, я ушел.
  - До свидания Сергей Михайлович, - раздался в ответ женский голосок.
  Удаляющиеся шаги, я обернулась глядя в спину высокому седовласому мужчине в костюме, он завернул за угол на лестницу, коридор опустел. Мое сердце пропустило удар. Чего ты стоишь?! На цыпочках, словно заправский вор, нет, скорее шпион, вот если бы кто-то увидел меня со стороны, но в этот момент я об этом не думала, последовала за директором на лестницу. Он спускался вниз, и больше никого не было, вот он исчез из поля зрения. Оглядела коридор. Никого. Шанс. От волнения даже живот прихватило. Шанс. Его нужно как-то использовать. Но как? Сложила руки перед собой словно в мимолетной молитве, прикрыла веки, время замерло, дыхание тоже. Все бы шли на преступление с молитвой на губах. Резко распахнула глаза, решительно сделала шаг по коридору и побежала к двери, без секундной паузы рванула дубовую дверь на себя вваливаясь во внутрь.
  - Елена! Там Сергей Викторович... то есть Михайлович, просит подойти, - нервный голос дрожал от напряжения, дыхание заходилось.
  - Что? - женщина сидевшая за столом у окна глянула на меня поверх очков недоуменным строгим взглядом.
  Я выдохнула и выпалила:
  - Сергей Михайлович Вас просит подойти, - мой голос уже звучал громче на октаву. - Он там, внизу, на стоянке, - проронила первое, что пришло в голову, тыча рукой в окно, хотя стоянка находилась с другой стороны. И это оказалось мне как раз на руку, выглянуть в окно и увидеть она не могла.
  - Кто-то опять написал на его машине, - в следующее мгновение воскликнула женщина, полу вопрос полу утверждение, подорвавшись с места, я аж отшатнулась от неожиданности, вжавшись спиной в дверной косяк. - Ну, студенты. Ну, пошла молодежь. Ничего на этот раз мы вычислим, кто это был, - засуетилась она на месте, подлетела к шкафу, выхватила пальто, накидывая рванула к выходу, остановилась около меня, бросила приказ, как генерал солдату. - Будь здесь. Я скоро, - выбежала из кабинета, и понеслась по коридору продолжая свои угрожающие речи, - После последнего инцидента там повесили камеры, сейчас с охранником посмотрим запись. Вот вы и попались голубчики...
  В какой-то прострации я стояла не веря в происходящее. У меня что получилось? Глупость, но она сработала. Так чего я стою?! Прикрыла дверь дрожащей рукой, сердце в груди бухало молотом. Подлетела к компьютеру, потной ладошкой накрыла мышку, взгляд заскользил по рабочему столу монитора. Руки двигались, пальцы щелкали кнопкой мыши, глаза зорко бегали по монитору, мозг впитывал информацию, но я все еще не верила в то, что происходит. Как будто это была не я, действие происходит в кино, не в жизни, а я сторонний наблюдатель. База очников. Найти. Демонской. Открылось окно. Начала лихорадочно читать информацию, в мозгу вспыхнула искра гениальности, щелчок мыши на значок принтера, техника заработала выплевывая драгоценные листы. Даже когда листы формата А4 оказались в моих руках, мне еще не верилось, что я делаю. Я это уже сделала! Свернула окно. Закрыла базу. Отошла от стола к двери, пряча листы в сумку, комкая их, без разницы. Стук каблуков в коридоре. Нейтральное выражение лица, стереть следы вины. Губы не подрагивают. Глаза не горят. Я само спокойствие. Дверь распахнулась. Не глядя на вошедшего, я вылетела за порог.
  - Постой, - меня попытались задержать, - Что конкретно сказал Сергей Михайлович? Я вышла, но он уже уехал. Теперь его не будет две недели, командировка...
  - Тогда все в порядке, раз уехал, - бросила мимолетный взгляд на недоуменную секретаршу и на ватных ногах припустила по коридору, нет, пошла спокойно, чтобы не вызвать лишних подозрений.
  - Стой! - четкий приказ заставил меня замереть на месте. Мне не поверили? В чем-то заподозрили? Так просто не отпустят. А я ведь даже не продумала пути отступления. Горячая волна прилила к щекам, выдавая меня с потрохами, я всегда когда волновалась или смущалась краснела, это мое проклятие. Сейчас спасало только то, что я стояла спиной. - А хотя ладно, иди, - уже спокойный, почти нейтральный голос. - Раз уехал, наверное, и впрямь ничего важного.
  Выйдя из здания, я шла по улице как сомнамбула, прижимая к себе сумку, в голове пустота, внутри слабость, колени противно подрагивали, пока, наконец, мой внутренний голос не воскликнул: 'Я сделала это' и мои губы не раздвинулись в несмелой, но удовлетворенной улыбке.
  Вышла на остановку и только тогда достала смятые листы бумаги из сумки, пробежала глазами, скрывая от самой себя любопытство, нет, мне нисколько не интересно, это все нужно для дела. Демонский Вадим Игоревич, 1988 г.р. 4 курс, ладно это все потом, сейчас главное адрес. Крылатская набережная, д. 45. Черт, это где-то на другом конце города. Потоптавшись на остановке, поспрашивая народ, как туда доехать, еле-еле втиснулась в нужную маршрутку. Сейчас был как раз час пик и все люди ехали с работы домой, но у меня не было времени ждать, все должно случиться сегодня ночью, мне нужно попасть к нему домой как можно скорее. Натолкавшись в газель, как селедка в бочку, народ нервный и недовольный пыхтел. Меня зажали в угол на заднем сиденье, не проехать бы нужную остановку, вот еще бы знать, где конкретно кричать 'Остановите'. Мне повезло, кто-то вперед крикнул 'Остановите на Крылатской'. Едва не расквасив себе нос поскользнувшись на ступеньке я вывалилась из маршрутки вслед за выходившим человеком. Уф. Свобода. Сколько неудобств ради тебя Демонский. Огляделась вокруг, темно, но еще не настолько, чтобы ничего не разглядеть, редкие фонари уже горели, тусклым желтым светом, они освещали в основном дорогу, за которой начинался частный сектор. Отлично, мне 'везет' пригорюнилась я. И не просто частный сектор, а элитный коттеджный поселок, огромные особняки прятались за высокими бетонными заборами с кованными резными воротами и у некоторых даже были будки для охраны. Просто так, как в квартиру не позвонишь. Как уже сказала, я счастливица. Но не время вешать нос, решительно встряхнулась и зашагала вдоль улицы вертя головой по сторонам. То, что Демон был не бедным мальчиком, проглядывалось сразу невооруженным глазом, но теперь я поняла насколько небедным.
  Улица казалась бесконечной, особняки один круче другого вырастали по обе стороны нескончаемым потоком.
  Когда набрела на нужный мне дом, замерла в нерешительности перед воротами. Огромный двухэтажный особняк из красного кирпича, широкое крыльцо с колоннами, большие окна и лепные украшения на стенах, на первом этаже в правом крыле за стеклянной стеной просматривалась оранжерея, подъездная дорожка ярко освещена, невысокие деревья вдоль, все вокруг дышало богатством. От столь великолепного зрелища в душе зародилась робость. Пока я стояла и пялилась позади послышался рокот мотора, он быстро приближался, меня осветили неоновые фары. Испугаться я не успела, ворота открылись будто по команде, две машины плавно вкатили и ворота так же бесшумно закрылись, а я как стояла, так и осталась стоять чуть в стороне. Кто я? Одна из песчинок в бархане песка вокруг, такая же неприметная, незаметная. Вот только не вздумай себя принижать. Каждому, как говориться свое, и пусть кто-то купается в роскоши, это еще не значит, что они счастливы, может, в душе они бедны как церковные мыши. Деньги, это всего лишь бумажки, на них не купишь любовь, здоровье, не вернешь родного человека. И жалеть себя не вздумай. Жалость к себе вообще последнее дело. Хватит философствовать, сегодня на зачете надо было так распинаться, а не витать в облаках. Нужно сделать то, для чего я пришла и проваливать отсюда, слишком много время и сил потрачено на этого невыносимого мальчишку, не стоит он того.
  Послышались смех, голоса, я видела, как из машин вышли несколько человек, мужчины под руку с дамами в длинных платьях. У хозяев что, сегодня вечеринка? Впору засесть писать трактат 'Что значит, не везет и как с этим бороться'. Как мне увидеться с Демоном? Да проще простого, шагнула к воротам и нажала кнопку, вот так. Сердце в груди замерло. Тишина. Может, не работает? Во второй раз нажала на кнопку, продолжая удерживать.
  - Слушаю вас! - раздался через некоторое время из динамиков переговорного устройства мужской ленивый голос.
  - Добрый вечер, можно увидеть Демо... Вадима...
  - Говорите громче, вас не слышно!
  Прочистила горло и произнесла громко и твердо:
  - Мне нужно видеть Вадима.
  - А кто его спрашивает?
  Вопрос поставил меня в тупик, помолчав несколько секунд, нажала отбой. Ну и что теперь? А теперь идем на штурм. Голос разума еще пытался что-то пропищать, предупредить, отговорить, но у меня было не то настроение, чтобы его послушать. Я сегодня уже совершила один безумный поступок, одним больше одним меньше.
  Обошла высокий бетонный забор по периметру три раза. Было только одно место, через которое реально попытаться попасть за него. Так как дом оказался крайним сразу за ним начинался лес, и некоторые деревья подходили слишком близко к забору, одно из них так просто идеально, по крайне мере мне так показалось, припадало к забору. Видно оно накренилось недавно, и его еще не успели спилить. Пока еще рано садиться за 'трактат невезения', мы еще поборемся. Сломав два ногтя, поцарапав ладонь, и порвав перчатку, я вскарабкалась на дерево. Скользя по толстой ветке нетвердыми ногами, держась замерзшими руками за обледеневший сук, смогла оказаться на верху бетонного забора. Пол дела сделано. Посмотрела вниз, метра два с половиной три. Прыгать страшновато. Развернулась спиной, перекинула ногу, свисая на заборе отпустила руки. Приземлилась прямо на пятую точку, хорошо, что в сугроб, это смягчило падение. Встала, потерла мягкое место, синяк наверное будет, отряхнулась, огляделась. Нет, это не я, это кто-то другой. Что я творю? Поздно, назвался груздем, полезай в короб. Второй раз за вечер чувствуя себя шпионом, озираясь и пригибаясь ближе к земле стала пробираться к дому, радуясь темноте и тому, что меня пока никто не заметил.
  Позади дома было спокойно, и так не хотелось выходить на свет. Ага, так и торчи здесь, всю ночь, пока тебя не найдут. Раз пришла делать, делай. Выглянула из-за угла. Чисто. Сделала несколько шагов. Девичий визг, из дома выбежали двое, я автоматически шмякнулась на землю, лицом в снег.
  - Вадим! Что ты делаешь? Пусти!
  Возня, голоса, что-то происходило, но я боялась посмотреть, лежала ни живая, ни мертвая. Даже дышать боялась, словно меня кто услышат. И в голове стучала только одна мысль, я чокнутая.
  - Ребят! Вы чего? Простудитесь. Идите в дом, - позвал мужской голос.
  И вскоре все стихло.
  Приподнялась с земли, села, совершенно не волнуясь, что сижу на холодном снегу, скупая слеза скатилась по щеке. Все зря. Не могу же я вломиться в дом, где Демон с девушкой. Разговора не получится. Они веселятся, им хорошо, и тут я здрасьте вам. Любая девушка поймет ситуацию неправильно, и будет права, заявилась деваха, на ночь глядя, к ее парню. Надеюсь, я ничего ему там не повредила, ну днем, когда ударила, а то его девушка мне спасибо не скажет. Боже, о чем я думаю. Точно чокнутая, сижу здесь и думаю, как бы не расстроить отношения врага с его любимой. И тут мозг пронзила мысль, лихорадочно полезла в сумку, выдрала из тетради лист бумаги, корявым почерком накорябала 'Не дерись сегодня, это подстава', сложила вчетверо, большими буквами вывела 'Вадиму'. Нужно просто позвонить в дверь и оставить записку. И честно, даже была этому рада, не придется встречаться лицом к лицу, видеть насмешку в пронзительных глазах, ощущая неловкость.
  Так я и сделала. Вернее хотела сделать. Просунула записку в дверь, но рука замерла на пол пути к дверному звонку, потому что дверь распахнулась сама. Немая сцена, я с протянутой рукой ошарашено смотрела на пожилую женщину, она в свою очередь не менее удивленно таращилась на меня.
  Первый шок прошел и я со всех ног припустила к воротам, уже совершенно не заботясь о конспирации, меня и так заметили.
  - Что... Куда... - прерывающийся голос позади, а потом собачий лай и крик хозяйки, - Трезор стоять! Фу!
  Так я не бегала даже в школе на время, стимул был не тот. Что значит, пятерка в сравнении быть покусанной разъяренным зверем? Я не видела его, но судя по громогласному лаю, раздающемуся у меня прямо за спиной, животина не маленькая. Страх придает силы, наделяет нас большей выносливостью и ловкостью, стирает грань препятствий, адреналин бурлящий в жилах превращает невозможное в возможное. Вскочила на ворота перебирая руками и ногами сама не заметила, как оказалась на той стороне. Побежала по дороге, свернула, потом еще раз, петляла по поселку, пока не закончились силы. Привалилась к забору и только тут почувствовала боль в ноге. Эта бестия меня все же цапнула! Осмотрела ногу поверх джинсы, крови вроде не много, значит рана небольшая. Надеюсь псина привита.
  Домой вернулась поздно, мокрая, усталая и раненная. Сегодняшние приключения я забуду не скоро. Отец, слава богу, еще не вернулся с работы. Впервые я была рада, что он работает допоздна.
  
  Весь следующий день я провела как на иголках, все ждала встречи с 'прекрасным', бессознательно, инстинктивно оглядываясь по сторонам, замирая каждый раз в толпе студентов пробираясь по коридорам в аудиторию, но нет, роковой встречи не происходило. Это ожидание морально измотало меня к концу дня, да к тому же побаливала нога и другие немаловажные части тела, саднила ладонь, и больновато было сидеть. Да-да, не смейтесь, но синяк на свою пятую точку я получила приличный. И в очередной раз в голове возникла ироничная мысль. И ради кого были все эти физические и моральные 'подвиги'. Ладно, я сделала то, что подсказывала мне совесть и мучиться теперь от этого не собираюсь, вернула свой долг, больше я ему ничего не должна. Действительно вернула? Он увидел мою записку или нет? Не терпелось это выяснить. Но как? Сейчас шагая на последнюю пару, услышала смутно знакомые голоса, смех, заметила промелькнувшее в хаосе знакомое лицо, тот парень, что избавил меня от Демона, его одногруппник подумала я. Замерла. Даже перестала дышать. Группа студентов толпилась возле аудитории ожидая лекции. Толчок в плечо подтолкнул меня вперед. Деваться было некуда, чтобы попасть в свой класс мне нужно было пройти мимо. Отсчитывая каждый шаг, словно идя по минному полю, я спокойно миновала 'опасный участок', никто меня не одернул, не окрикнул, не выскочил навстречу. Вместо того чтобы ликовать, я пригорюнилась, он не получил моей записки. Затоптали, затеряли, извели клочок бумаги. От несправедливости судьбы тело отозвалось болью в местах боевого ранения. В душе пронеслась волна горького разочарования. В сердце кольнула тревога. Где он, тот, кому предназначалось мое нелепое послание? Ты не о том думаешь. У тебя должен быть один меркантильный интерес. Если он не получил предупреждение и все же пошел на этот бой, мой долг зачтется?
  Прозвучал звонок, пара началась.
  Я слушала лекцию в пол уха, бессмысленно водя ручкой по листу тетради, мысли были далеко. Кого мне больше жаль, себя или его? Демон не пришел в университет, по крайней мере, я так думала, значит, ему досталось. Он хоть жив? Успокойся, убивать его ведь никто не собирался. А вдруг? Мало ли драк заканчивается плачевно. Я должна была поговорить с ним, но из-за своего малодушия, трусости, попытки сделать 'как лучше', он пострадал, чувство вины затопило сердце. У меня был реальный шанс предотвратить трагедию, но в последний момент я спасовала. Я совершила два безумных поступка: влезла в университетскую базу студентов и словно вор пробралась в обнесенный забором особняк, но не решилась сделать главное - поговорить.
  К концу лекции накрутила себя так, что когда та закончилась, покидая здание, спускалась по ступенькам корпуса и увидела его, стоящего внизу, вальяжно привалившись к иномарке, я впала в ступор.
  Даже на расстоянии от него исходила слишком сильная энергетика. Сильный, мужественный, уверенный, знающий цену окружающему миру и себе, по мужски неотразим. И в харизме ему не откажешь. Как с таким себя вести? Все равно останешься в проигрыше. Вальяжная поза, руки в карманах кожаного пиджака, на губах тень привычной циничной насмешки, глаза скрыты темными стеклами очками от солнца, но во всей этой идеально-показной внешности был один маленький изъян, на правой щеке во всю скулу алел нелицеприятный синяк. В моей душе вызывая невольную улыбку.
  Я одновременно была рада и не рада этой встречи. Значит с ним все в порядке, отлегло от сердца. Сейчас что-то будет, сердце дрогнуло, невольно сделала шаг назад приподнимаясь на одну ступеньку.
  - Брось, бежать тебе некуда, - раздался мужской голос с долей иронии.
  Он прав. Улица перекрыта. Развернуться и скрыться в здании? С одной стороны глупо и бесперспективно, там меня поймать легче легкого, с другой, уж очень по-детски. А я взрослая, поэтому буду встречать угрозу лицом к лицу.
  - Давай спускайся, - протянул мне застывшей на середине лестнице парень руку. - Разговор есть.
  - Не хочу я с тобой ни о чем разговаривать, - произнесла как можно тверже.
  - Зато я хочу, - отрезал голос не слишком ласково.
  - Ну и хоти дальше, - огрызнулась на столь самолюбивое заявление.
  - Мы поговорим, даже если мне придется тебя силой запихнуть в машину, - голос прозвучал с едва заметной угрозой, и в это как-то сразу поверилось. Я сникла, против лома нет приема.
  - Хорошо, тогда давай поговорим здесь, - развела руками, решила пойти на уступки, но окончательно сдавать свои позиции не собиралась.
  - Не будь дурочкой, ничего я тебе не сделаю, - нетерпеливо воскликнул парень. Я приподняла бровь. Чего нервничать-то так? - Если хочешь, мы никуда не поедем, просто поговорим в машине, чтобы никто не мешал.
  - Что за тайны? - удивилась я, хотя сама не любила обсуждать какие-либо вопросы прилюдно.
  Парень зло чертыхнулся и запустил пятерню в волосы.
  - Ты выведешь из себя и святого, - неожиданно пожаловался он уже спокойней.
  - А ты привык, чтобы все выполнялось по первому твоему требованию, - не смогла удержаться от шпильки. А почему я должна молчать?
  - Прошу, пожалуйста, сядь в машину, - раздельно, по слогам, процедил сквозь зубы голос, уговаривать он явно не привык, губы парня изогнулись недовольством.
  - Ну, раз ты так просишь, - легко согласилась я. Скрежет зубов был мне ответом.
  Опасения были, только деваться мне было некуда. Я тянула время, но конечно, отделаться от него не получится, поэтому скользнула в открытую дверцу, которую парень держал для меня, словно в черный омут, сразу и без раздумий.
  Хлопнула дверца, но через несколько секунд с другой стороны рядом со мной на сиденье опустился мой мучитель. Так близко в небольшом пространстве мне сразу стало не по себе.
  - Выйди, погуляй. Нам поговорить нужно, - бросил он шоферу, которого я заметила только сейчас. Мужчина молча покинул машину. - Твоих рук дело? - мне на колени кинули помятый, но до боли знакомый сложенный вчетверо листок.
  - Нет, - ответила автоматически.
  На минуту в машине повисла тишина, тяжелая, неуютная, давящая своей напряженностью. Я смотрела вперед в лобовое стекло, боковым зрением подмечая, что парень рассматривает мой профиль.
  - Зачем ты врешь? - спросил с напором парень, придвигаясь ближе ко мне.
  - Я не вру, - упрямо возразила я по-прежнему не глядя на него, вжимаясь в спинку сиденья.
  - Ты так напряглась, словно я тебя в преступлении обвиняю, - в недоумении качнулась темная голова рядом. Я ощутила на своей щеке чужое дыхание.
  - Чего ты хочешь? - резко повернула голову, и оказалось, что наши лица в опасной близости находятся друг от друга.
  - Опять этот вопрос. Тебя что, заклинило? - парень сидел развернувшись в пол оборота ко мне, его рука лежала на верху сидения позади меня.
  Впервые я так близко от себя ощущала чужого человека, и не просто человека, мужчину. Сердце в груди взволнованно отстукивало чечетку, в теле нарастал жар, изо всех сил старалась его сдержать, чтобы он не вылился наружу. Если сейчас покраснею, он все поймет, такого позора я не вынесу. Мужских глаз было не видно, это еще больше заставляло нервничать. Мучительно вглядываясь в затемненные стекла пыталась разгадать чужие мысли.
  - Что ты делаешь? - резко отпрянула от приближающихся губ.
  - А ты не догадываешься? - протянул лениво вкрадчивый голос.
  Очередная его игра, извращенная шутка. Сколько можно? Нашел себе игрушку. Скучно? Пресно? Снова захотел поиздеваться? Решительно уперлась ладошкой в мужскую грудь, отодвигая парня от себя.
  - Ты слышал о личном пространстве? - постаралась, чтобы мой голос не дрожал, звучал нейтрально и холодно. У меня получилось. Со стороны могло показаться, что я совершенно равнодушна, просто вынужденная терпеть неприятные для себя приставания. - Говори, что хотел и я пойду, - закончила твердо.
  Непроизвольный вздох то ли разочарования, то ли досады, тут же скрылся за маской надменности, хозяин машины откинулся назад, пробормотав при этом:
  - Вообще-то я тебя хотел послушать.
  Не привык быть отвергнутым, только больше я не позволю над собой смеяться.
  Я молчала. Отнекиваться дальше, только зря сотрясать воздух, мне не верят, но и признаться прямо мне что-то мешало.
  - Ты написала эту записку с предостережением, - констатировал голос, он больше не спрашивал.
  - Толку-то? - досадно пожала плечами. - Ты все равно не внял ему.
  - Отступать не в моих правилах, - произнес парень, словно в оправдание на мое обвинение. Снял очки, теперь мы могли видеть глаза друг друга беспрепятственно. Я отвернулась, снова глядя перед собой, так спокойней. - Откуда ты узнала мой адрес?
  - Ну... - замялась я. Да чего уж там, как есть, так и скажу. - Посмотрела в базе.
  - Вот так просто взяла и посмотрела? - не поверили мне.
  - Ну, не так просто... Хотя и не так уж сложно, - слегка повела плечами.
  - Ты что, хакер? Взломала электронную базу данных университета? - с живым интересом допрашивали меня дальше.
  - Нет, - усмехнувшись покачала головой. - Фантазия у тебя работает слишком бурно.
  - Тогда как? Знакомые в директорате? - допытывался парень.
  - Нет, все намного прозаичней, я смогла влезть в компьютер секретаря директора университета, пока та была нейтрализована, - Мне показалось или в моем голосе прозвучала гордость?
  - А ты не такая тихоня, какой кажешься, - неожиданно раздался веселый смех сбоку. - Влезть в базу в кабинете директора, - смех продолжился. Я терпеливо ждала, пока парень навеселится. - А потом значит, ты отправилась по моему адресу, - принялся излагать он свои мысли. - Нашла нужную улицу, дом. Но почему просто не позвонила в ворота.
  - Я позвонила, но когда попросили представиться, растерялась, - ответила честно, скрывать что-либо дальше не имело смысла.
  - Поэтому ты, как заправский вор в ночи, просто решила перелезть через забор, - снова хохотнул парень, продолжая веселиться. - И какой план у тебя был дальше? Постучать в мое окно? Между прочим, живу я на втором этаже.
  - Записки хватило, ведь ты ее получил, - произнесла с иронией. И спросила в свою очередь. - Как ты заподозрил меня?
  - Заподозрил? Мы не на следствии...
  - Ладно, - прервала нетерпеливо, - узнал, что это я? Как ты вообще на меня подумал?
  - Видел тебя улепетывающей со всех ног, твой зад очень живописно смотрелся на моих воротах, бег с препятствиями, такое зрелище, подобного не увидишь и на олимпийских играх...
  - Издеваешься? - прошипела я, со смертельной обидой сверкнув глазами.
  - Нет, хочу сказать, что ты полная идиотка!
  - Чего это? - пискнула я. Удивленная столь неожиданно-горячей реакцией в изумлении следила, как из насмешливого мужское лицо превращается в грозное, нахмуренный брови, горящий взгляд не предвещающий ничего хорошего. Так, на всякий случай отодвинулась насколько возможно подальше в угол.
  - Собака бойцовской породы, она могла ранить тебя очень серьезно, - пояснил мрачный голос, и от его слов по моему телу пробежала дрожь. - Сильно укусила?
  - Нет, не очень, - пробормотала, видя, что парень стал другим, насмешка исчезла бесследно, серьезный с участием взгляд всматривался в мое лицо, только не было у меня доверия к нему.
  - Снова врешь, - мужская ладонь резанула воздух перед моими глазами. Ой, чего это он размахался? Так недолго и в нос получить. - Ты хромаешь.
  Я уже и думать забыла, что чуть прихрамываю, стараясь меньше наступать на поврежденную ногу. Вчера, когда вернулась, сразу промыла рану, неглубокие две дырочки от острых клыков, перевязала, приняла обезболивающие. Вчера мне некогда было переживать случившееся, усталая морально и физически я завалилась спать, сегодня прямиком на лекции. С утра сменила повязку, таблетки пить не стала, нога ныла, но не то чтобы сильно. Пошевелила ногой, слегка поморщилась, терпимо. Что не осталось не незамеченным виновником моих несчастий.
  - Дай посмотрю, - прозвучала позади решительная просьба, скорее похожая на приказ.
  Не успела пикнуть, мою щиколотку обхватили сильные пальцы, и левая нога оказалась на мужских коленях, я а сползла на сиденье. Испуганно выпрямилась, попыталась вернуть себе свою конечность, но мне не позволили. Одной рукой надежно удерживая за коленку, другой толкнули обратно, прижимая к спинке. Сглотнула. Замерла. Щеки пылали, я могла только беспомощно наблюдать за происходящим. Ловкие пальцы быстро засучили край джинсы, развязали марлевую повязку, внимательно осмотрели ранки со всех сторон, с облегчением кивнули, затем перебинтовали и аккуратно вернули ногу на место. Я мгновенно выпрямилась на сиденье, стиснув колени. Смущенно отвернулась к окну. Студенты спешили кто куда, по своим делам, входили и выходили из здания, преподаватели серьезными лицами, словно решали задачки в уме.
  - Это была ты, - повторил голос тихо, задумчиво.
  Он что, все-таки сомневался? Нехотя повернула голову встречаясь с прямым взглядом.
  - Ну, я, - констатировала выясненный факт. И с угрозой спросила. - Что дальше-то?
  - Странная ты, вот что, - обескуражено покачал головой парень.
  - Я знаю, - согласно кивнула в ответ. Это тоже был установленный факт. Ну вот, по-моему мы все и выяснили. - Ну, так я пойду, - мило улыбнулась на прощание, взялась за ручку дверцы.
  - Мы еще не договорили, - рассеянная улыбка в ответ, в руке парня пикнул брелок блокируя двери.
  - Открой дверь, немедленно! - потребовала грозно, пряча свой страх. Главное не паниковать.
  - Не суетись, мы еще не во всем разобрались, - беспечно отозвался мой тюремщик. Бессильно сжимая кулаки я промолчала. - Как ты узнала о готовящейся подставе?
  - Вчера, - начала свой рассказ, все равно ведь не выпустит, пока сам не решит. Чем быстрее он удовлетворит свое любопытство, тем скорее я отделаюсь от навязчивой компании. - Когда убегала от тебя, я свернула за ларьки. Там стояли эти двое, - на мгновение задумалась, припоминая, как они выглядели, чтобы описать их внешность.
  - Эти двое уже получили свое, - услышала голос с мстительными нотками, на мужских губах растянулась кровожадная ухмылка. Похоже, он в курсе кто это был, перестала я напрягаться. Дальше голос продолжил за меня. - И ты, невольно подслушав, о чем они говорят, сообразила о ком идет речь и тут же кинулась на выручку.
  Демон сказал это так недоверчиво, с таким предубеждением, что я не нашлась с более однозначным ответом, чем просто ответить:
  - Да, - и тут же добавила. - Так поступил бы каждый на моем месте.
  Хмыкнув парень покачал головой.
  - Далеко не каждый, и уж тем более на твоем месте.
  - Я сделала бы это для любого, - нашла нужным продолжить. У меня было такое ощущения, что я оправдываюсь. Какого черта?
  - А вот в это я готов поверить, - согласный кивок. - Так получается, я теперь тебе должен...
  - Ты мне ничего не должен! - горячо и так быстро воскликнула, что с последним словом в машине повисла тишина на несколько минут.
  - Девушка ради меня идет на такие подвиги, - самодовольный протяжный голос с ленцой. Снова издевается. Меня утомил наш разговор, сначала допрашивают, потом не верят, сейчас пытаются найти подоплеку, отыскать скрытый смысл моего поступка.
  - Считай, я вернула тебе долг, - На немой вопрос в светлых глазах раздраженно пояснила, - Там, в парке, ты мне помог. Теперь, мы в расчете.
  Несколько минут мы смотрели друг другу в глаза, первой взор отвела я.
  - И все же считаю себя нужным тебя отблагодарить, - пафосное произношение резануло слух.
  - Черт, - не сдержалась я. Витиеватая фраза меня задела. - Думаешь, мне нужна твоя благодарность? - спросила криво.
  - А что тебе нужно? - вопросом на вопрос ответил злой парень. Похоже, мы поменялись ролями.
  - Давай расстанемся друзьями, - произнесла спокойно, стараясь держать себя в руках.
  - Мы еще даже не встречались, - язвительно бросил враг. - И обычно это моя реплика.
  - Ты всегда настолько невыносим?! - Нет, держать себя в руках рядом с ним невозможно. Мой вопрос повис в воздухе. - Ведь ты понял, о чем я говорю.
  Ответом мне послужило ледяное молчание, после чего резкий приказ:
  - Свободна, - Пикнула сигнализация снимая автоматическую блокировку дверей. Я пулей выскочила из машины. Пошел ты. - И да, - донеслось мне вслед, - счет еще не закрыт.
  Сделав несколько шагов замерла, перебарывая вихрь эмоций заставила себя обернуться, нужно закончить все здесь и сейчас.
  - Ты меня ударила, - нагло ухмыльнулся парень, его взгляд ясно говорил, что подобное он не прощает никому.
  - А твоя собака меня укусила, - огрызнулась, в беспомощной попытке себя защитить, взглядом указывая на свою пострадавшую ногу.
  - При попытке побега после незаконного проникновения на частную территорию.
  Дверца захлопнулась. Водитель, куривший около машины, незамедлительно занял свое место. Авто тронулось с места.
  Идя домой я кипела от возмущения. Вот ведь стервец! Вместо того чтобы сказать спасибо... хм, от благодарности я сама отказалась. Видимо это его и задело. В чем интересно бы выражалась эта 'благодарность'? В тот момент мне хотелось поставить жирную точку во всей этой истории, никакого продолжения, никаких благодарностей. И оставить меня в покое, он выкрутил ситуацию наизнанку, сделав меня виновницей. Ударила я его, видите ли. А при каких обстоятельствах, забыл? Первый же до меня докопался. Но для таких людей как он не существует чужого мнения, кроме своего. Богатенький, испорченный мальчишка, знающий только слово хочу. Пришел - увидел - взял. Жить по такому принципу завещали ему родители, он не знает иного. Для него открыт весь мир, деньги пропуск к безнаказанности, вседозволенности, развязности. Для него окружающие люди - марионетки, которыми можно крутить, как вздумается. Не считаться с их чувствами. Кто они? Букашки под ногами. Деньги дают власть, за них многое прощают и закрывают глаза, искать правды бесполезно. От таких людей лучше вообще держаться подальше, если не хочешь неприятностей. Какие у меня варианты? Не обращать внимания? Избегать? Прятаться по углам? Это не спасет. Бороться? Противодействие вызовет только большее воздействие. Понять, что от меня действительно хотят, отдать это, и тогда меня оставят в покое. Все ли я смогу отдать, что от меня захотят? Я сильная, я выдержу. Подчиниться, играть по его правилам, сделать вид, что смирилась, а после, когда ему надоест, когда он наиграется, натешит свое самолюбие, успокоит взбунтовавшуюся натуру, жить дальше как жила. Но это буду уже не я.
  Ну ты мать даешь! Подивился внутренний голос. Нафантазировала себе тут чуть ли не психологическую мелодраму. Успокойся. Дыши глубже. Все обойдется. Смотри на жизнь проще и все будет нормально. Но мне действительно было не по себе, тревога грызла изнутри, и как бы не храбрилась, я понимала, трудности еще впереди. А вот тут у меня преимущество, к трудностям мне не привыкать. Сразу же на ум пришла любимая поговорка отца, которую я часто слышала от него: 'Все что нас не убивает, делает сильнее'. Мы еще поборемся. Мы еще посмотрим кто кого.
  
  Весь вечер ходила по дому как неприкаянная, из головы не шел наш разговор с Демоном. Я слишком много о нем думаю, вернее не о нем конкретно, а о той ситуации, что у нас сложилась. Не думала, что я такая впечатлительная. Все хватит. Выхода я не видела, пусть будет так, как будет.
  Приготовила ужин, поела сама, оставила на плите для отца.
  Сидя перед компьютером в своей комнате вспомнила о личном деле, которое до сих пор мялось в моей сумке. Ничего интересного там не нашлось, общие анкетные данные, их я уже знала, да оценки успеваемости, хм, неплохие. Он сам так учится или ему их ставят за деньги? Отложила листы подальше, так на всякий случай, вдруг пригодится, выкинуть всегда успею. Завалилась на постель с лекциями.
  Честно, сосредоточиться никак не удавалось, третий раз перечитывала одно и то же, и не понимала сути. Откинула тетрадь в сторону. Пойду приму ванну, может она поможет хоть немного расслабиться.
  Не помогла.
  Нервы были напряжены, я словно чего-то ждала. Да успокойся ты, чтобы Демон против тебя не задумал, все равно до завтра этого не случится. Отлично, теперь я спокойна и могу безмятежно спать. Приятных снов.
  В половине одиннадцатого пришел отец, я слышала, как хлопнула входная дверь внизу, шаги на лестнице, но заходить ко мне он не стал. Может, посчитал, что я уже сплю. Он все еще считает меня маленькой девочкой, которой положено отправляться на боковую в девять. Он слишком много работает, меня это тревожило. Пару раз я пыталась поговорить с ним на эту тему, только меня он мало слушал. 'Деньги нам не помешают. Все в порядке дочка. Работаю, пока работаю, может скоро не смогу больше'. Последние слова меня не на шутку встревожили, однако я никак не смогла пробиться сквозь стену под названием 'Все хорошо, не волнуйся', которой отец от меня отгородился. Но если было бы что-то серьезное, он бы мне обязательно сказал, успокаивала я себя.
  Попыталась снова засесть за лекции, завтра семинар, надо подготовиться. На этот раз удалось пройти дальше, прочитала написанные каракули четыре раза, и все равно ничего не поняла и не запомнила. Это бесполезно, сейчас мой мозг не способен воспринимать информацию, лучше лечь спать. Выключила настенное бра и залезла под одеяло. Мне нужен крепкий здоровый сон, силы мне еще понадобятся. Нога немного поднывала в месте укуса, перевернулась на живот, чтобы давление на икру было меньше.
  В тишине слышался шум ветра, деревья за окном раскачивались, их корявые ветки, словно щупальца тянулись ко мне, зловещая тень поползла по стене, скользнула в угол затаясь, я закрыла глаза, чтобы воображение не рисовало пугающие образы, я больше не маленькая девочка, мне нечего бояться. И все же бессознательно отвернулась от окна. Размеренное дыхание, и вскоре Морфей унес меня в страну грез.
  Или кошмаров.
  Дождь лил сплошной стеной превращая все вокруг в каток, в марте не бывает такого дождя. Мокрая дорога в свете луны убегала вперед. Вокруг темно, только в мозгу четкое представление, что местность незнакомая и ощущение нереальности происходящего. Вялые вопросы в голове. Где я? Как здесь оказалась? И куда иду? Вода стекала с меня ручьями, тело дрожало под холодными упругими струями, рук и ног почти не чувствовала, только ступни остро покалывало, что дало понять, что я иду по льду босиком. Неожиданно впереди из-за угла вынырнула машина, ослепив мою одинокую полуголую фигурку неоновыми фарами. Зажмурившись от яркого режущего глаза света, осталась стоять, ожидая, когда она проедет мимо, только свет продолжал бить в лицо. Визг тормозов, я резко распахнула глаза. Прямо на меня несся черный монстр, столкновение неизбежно. Страх сковал движения, не в силах сделать ни шагу, я просто стояла и смотрела. Тягучие секунды. Вода, падая с неба, замедлила свой бег, я могла видеть крупные дождевые капли, переливающиеся разноцветными искорками в потоке белого света, хриплое дыхание вырывалось из легких глубокими вдохами и выдохами, приподнимая и опуская грудную клетку, последний выдох, струйка пара в воздухе, сердце остановилось, время замерло... Удар. Яркая вспышка боли. Полет. Падение. Хруст костей. Жизнь во взгляде замирает навсегда...
  Открыла глаза, резко, мгновенно. Я задыхалась. Воздух не проходил в легкие, сердце не билось, пульса не было. Хрип, еще один. Плотина прорвалась и живительный поток устремился по венам разгоняя кровь, тело содрогнулось в жесткой судороге, стук в груди возвестил, что жизнь вернулась.
  Этой ночью я больше не спала. Обхватив руками прижатые к груди колени и уткнувшись в них просидела до утра. Думать о том, что это было, мозг, во власти страха, отказывался.
  Когда будильник обозначил семь утра, подобно роботу встала, умылась, причесалась, оделась и спустилась вниз.
  Через силу наклеила на губы дежурную улыбку.
  - Привет, - поздоровалась первая, на удивление голос прозвучал живо. Отец в халате уже хлопотал на кухни, у нас было заведено, что ужин готовлю я, завтрак он.
  - Доброе утро, - обернулся, бросив на меня мимолетный взгляд, и снова повернулся к плите. Я успела заметить следы усталости на осунувшемся лице.
  - Пап? - позвала взволнованно.
  - Садись, садись, - торопливо пробормотал он не оборачиваясь. - Блины почти готовы. Ты ведь обожаешь их.
  Мое деревянное тело водрузилось на табурет, я не отрывала взгляда от спины в халате. Суетливые мужские движения, взгляд все время норовящий ускользнуть в сторону, мне все это не нравилось, я пока молчала. Вскоре на стол опустилась тарелка полная блинов, затем варенье, сгущенка, сметана, ешь, не хочу. Аппетита не было, но чтобы не обижать отца потянулась за первым блином.
  Ели молча. Сидели напротив, мы изредка кидали взгляды друг на друга.
  - Кошмар приснился? - неожиданно спросил отец.
  Я дернулась. Пульс участился. Рука с ложкой медленно замерла на полпути к банке варенья. Опалив изнутри горячая волна поднялась к горлу, во рту пересохло.
  - Почему ты спросил? - выдохнула хрипло.
  На секунду отец смешался, его глаза забегали, не зная на чем остановиться, только не на мне, но вот он посмотрел на меня собранным открытым взглядом.
  - Утро, а ты выглядишь неважно. Отсюда вывод, плохо выспалась. Вот я и подумал, что тебе что-то приснилось...
  Голос продолжал звучать отдаляясь от меня, все дальше и дальше, пока окончательно не стих, только звон в ушах, видела как шевелиться губы, глаза смотрят с участием, брови чуть хмурятся...
  Ложка выпала из руки звякнув об стол, я очнулась.
  - Пап, скажи правду, - не знаю, что прозвучало в моем голосе, только мускул на щеке напротив дрогнул.
  - До того как твоя мама попала в больницу, она говорила мне, что ей снятся странные сны, - неохотно произнес отец, после минутного напряжения.
  - Странные, в каком смысле? - я ждала ответа не смея вздохнуть.
  - Она никогда не рассказывала их мне, - покачал головой, - словно чего-то очень боялась, - на последнем слове голос дрогнул и отец замолчал, взгляд, устремленный мне за спину, застыл, отправляя во власть прошлого. На мужском лице замелькали эмоции: боль, сожаление, вина, отчаяние, усталость, смирение, он все это уже пережил, и не хотел возвращать вновь. Широкие плечи решительно дернулись, голова приподнялась, взгляд без тени прошлого остановился на мне. - Давай оставим этот разговор. Все закончилось. Ничего уже не исправишь.
  Я не нашла в себе силы возразить, лишь вяло кивнула. Почему не рассказала, что мне приснилось? Боялась. Как и мама? Облечь свои сны в слова, будто поведав о них, кошмары обретут силу, станут живыми, реальными, уже не просто страшными грезами. И еще не хотелось взваливать на плечи отца новые проблемы, я видела, минуту назад, история с мамой оставила слишком болезненные шрамы в израненной душе, они может, и затянулись, но не исчезли бесследно, а продолжают мучить, словно старые телесные ранения в переменчивую погоду, ноют, напоминая о себе.
  Завтрак закончился быстро, аппетита не было у обоих, хмурые, молчаливые мы жевали на автомате, челюсти двигались в такт, никакого удовольствия от еды не испытывали, словно вкусовые рецепторы атрофировались. Напряжение витало в воздухе, отец сначала попытался как-то выровнять ситуацию, спросил как дела, я вяло ответила, что все нормально, затем уже я поинтересовалась его делами, он отмахнулся, мол, замечательно. Поверили ли мы друг другу? Не важно, каждый остался при своем. Родные люди на миг стали чужими, каждый спрятался в своей раковине одиночества. Как можно достучаться до того, кто не хочет раскрыться сам? И дело не в недоверии или не желании делиться сокровенным, тем, что у тебя на сердце и в душе, дело в некой внутренней преграде, которая возникает даже у самых близких, любимых людей. Что-то мешает выплеснуть внутренний мир. Может, желание оградить ближнего от большей горечи, боли и страха за тебя, не позволить тяжести на твоем сердце захватить в плен отца, дочь. Ты стараешься сделать как лучше, думаешь в первую очередь о самом близком человеке, еще не понимая, что вы отдаляетесь. Вы рядом, но уже далеко друг от друга.
  - Мы редко бываем вместе в последнее время, - вставая из-за стола сказал отец. Я подняла на него взгляд. - Давай сходим в выходные куда-нибудь? В кино? В парк? - предложил он.
  - Давай, - согласилась я.
  Мужские губы коснулись моего лба, заветренные, чуть шероховатые, они задержались на несколько секунд, руки крепко приобняли за плечи. Родной запах, как же я соскучилась.
  - До вечера, - отец быстро покинул кухню, оставляя меня растерянно смотреть в пустоту.
  Что-то с ним происходит. И мне это не нравится. С нами обоими происходит неладное, думала мы сумели выбраться из ямы боли и страха, не дай бог, я ошиблась.
  
  День в университете проходил спокойно, из-за ночного кошмара я и думать забыла о проблемах насущных, а именно о Демоне. И он о себе не напоминал, пока.
  Жить как жила дальше, не позволять страшным снам захватить сознание, потому что если это случится, я, как и мама сойду с ума. Не впускать кошмары в свою жизнь, твердила про себя как заклинание, ночь прошла, и с ней все закончилось. Есть выражение, 'Забыть как о ночном кошмаре'. Я забуду, я смогу. А мама не смогла? Боролась? Но проиграла. А может причина ее безумия кроется в другом. Что я помню о ней? Немного. Я была слишком мала, и почти не помнила ту жизнь, когда она жила в семье, с нами. Всплывали в памяти некоторые моменты, как картинки из фильма, вот мы гуляем по парку, я бегу впереди, оборачиваюсь, она машет мне рукой и кричит, чтобы я не убегала далеко, момент, когда она сидит со мной на постели, гладит по голове ласково приговаривая что-то, даже не помню что, не помню по какому поводу, просто помню ее запах, выражение лица, смутно, словно на уровне внутреннего зрения, она нежная и спокойная. Потом только воспоминания как мы навещали ее в больнице. Мама сильно изменилась, и внешне в том числе, черты лица заострились, взгляд застыл, не помню, видела ли я ее улыбающейся там когда-нибудь. Насколько сложно и странно устроен человеческий мозг, мы можем помнить какую-нибудь мелочь из далекого прошлого, но не помнить, что происходило, например, два дня назад. Я сравнивала ее фотографии до болезни и тот образ отстраненный, болезненный, равнодушный к окружающим, какой она была перед смертью, это не моя мама, это кто-то совершенно другой, пугающий, чужой, одержимый своими внутренними демонами. Звонок вырвал меня из потока мыслей, студенты радостно подорвались с мест.
  - ... изучить дома самостоятельно третий способ... - преподаватель продолжал говорить, но его уже никто не слушал. - На следующей лекции буду устно спрашивать...
  В общей суматохе я покинула аудиторию.
  - Дай лекции до завтра, - неожиданно около меня возникла девушка. Я узнала в ней свою одногруппницу, светленькая, небольшого роста, худенькая и слишком подвижная, энергия бурлила в ней переливаясь через край, она не стояла спокойно на месте, она словно пританцовывала. - Эй, ты меня слышишь?
  Перед моим лицом помахали ладошкой.
  - Да, - подала я голос, чуть отстраняясь назад.
  - Дай говорю лекции переписать, завтра верну, - повторила девушка с ожиданием глядя на меня.
  - Прости, у меня их нет, - беспомощно пожала плечами, чувствуя за собой некую вину.
  - Нет? - не поверили мне. В глазах напротив погасла надежда. - Ты ведь была на занятии, - озвучила она очевидный факт. Не найдя что ответить я лишь отвела взгляд в сторону. - Блин! - воскликнула девичий голос и она хлопнула себя по бедрам. - И зачем только народ ходит на лекции?!
  - Прости, - мои извинения никому оказались не нужны, девушка переметнулась к другому студенту в потоке.
  Потоптавшись на месте я решала, что делать дальше, пойти пройтись или сесть в библиотеке, почитать и съесть фрукт, три пары остались позади, сейчас перерыв на двадцать пять минут. В студенческую столовую я ходила редко, обычно беря с собой булочку или банан, мне хватало, и как я уже говорила, не люблю шумные многолюдные места, а там, в большую перемену яблоку негде упасть. И тут меня дошла запоздалая мысль. Вот черт, мне же тоже нужны эти лекции! Не хотелось схлопотать очередную пару, сегодня я уже опозорилась на семинаре.
  - Постой, - я кинулась вслед ускользающей девушки. - Подожди.
  Блондинка оглянулась, окинула меня нетерпеливым взглядом.
  - Чего тебе? - светлая бровь приподнялась к верху.
  Я робко улыбнулась.
  - Извини, - прочистила горло и продолжила, - тебе удалось достать лекции?
  С минуту помолчав, так что моя неловкость возросла в разы, она, наконец, сжалилась надо мной.
  - Удалось, - согласно кивнула, усмехнулась, вздохнула и взмахнула рукой приглашая следовать за собой. - Идем горе-студент.
  Благодарно пристраиваясь рядом я старалась шагать в ногу не отставая от шустрой блондинки.
  - Меня кстати Лена зовут. А тебя? - кинула на меня искоса заинтересованный взгляд.
  - Женя.
  - Очень приятно, - бойко звучал звонкий голосок. - Ты только не обижайся, но ты немного странная. Все время ходишь одна, ни с кем не общаешься, вся в себе.
  - Я и не обижаюсь, - пробормотала я, не зная, что еще сказать. Поблагодарить за столь точную характеристику?
  - И не слишком разговорчива, - хохотнула она. Я смешалась. - А так ничего, симпатичная, - хитро подмигнув мне довершила мой образ собеседница, чем окончательно ввергла в пучину смущения. Задорно рассмеялась, видя, как по моим щекам разливается яркий румянец. - Прости, - повинилась тут же, - иногда я бываю слишком бестактна.
  - Да ладно, ничего, - отмахнулась я, стараясь побыстрее увести внезапно возникшее внимание от моей персоны. Злиться или обижаться на нее было невозможно, она сама непосредственность. - А куда мы идем? - нашла нужным вдруг уточнить.
  - В библиотеку. Придется делать ксерокопии, ведь социология завтра, никто не даст лекции домой... Эй, ты чего?
  Девушка обернулась, видя, что я замерла на месте.
  Прямо по коридору стояли двое парней, взгляд одного, словно невзначай выцепив меня из толпы, сейчас пристально изучал. От нехорошего предчувствия в груди разлился холодок. Затем парень сказал что-то другу, и они уже вместе уставились на меня, буравя нехорошими взглядами. Тебе капец, предупредил внутренний голос, за секунду до того, как эти двое одновременно двинулись в мою сторону.
  Двое из ларца одинаковых с лица. Не смогла я сдержать смешка. Смейся, смейся, пока можешь, сейчас тебе будет еще веселее. С решительным видом, нахмуренными бровями и грозными взглядами, на лицах парней вокруг глаз красовались по здоровенному синяку, у одного справа, у другого слева. Ха-ха-ха. Я снова хрюкнула и зажала рот ладошкой. Может, у меня уже истерика началась.
  - Твои друзья? - подала голос моя новая знакомая. Я перевела на блондинку растерянный взгляд. Хм, и не нашлась, что ответить. - Понятно, - протянув с львиной долей иронии она вышла вперед, закрывая меня собой. - Тебе повезло, что я с тобой. Держись позади.
  Я удивленно пялилась на девичью спину, остались же в мире еще отзывчивые и самоотверженные люди. Маленькая фигурка в боевой позе смотрелась весьма комично.
  - Говорю тебе, это она! Я ее узнал! - отрывки фраз долетели до слуха, когда парни приблизились достаточно.
  Я вышла из-за спины, не прилично как-то прятаться за девушкой. Смотрела на этих двоих, Штепселя и Тарапуньку и гадала, какие намерения у них относительно меня. Бить будут? Или отделаюсь пинками?
  - Поговорить надо, - без приветствия начал тот, что высокий.
  Не успела я начать, как услышала голос моей рьяной защитницы:
  - Говори.
  - Не с тобой, - недовольно скривился парень.
  - А я не помешаю, просто рядышком постою, - пропела наглая девица, образ этот, ей, кстати, очень шел.
  - Ты чего нарываешься? - прорезался голос у второго парня, подался вперед наступая своей коренастой фигурой. И не стыдно на девушку, да еще в два раза меньше, чем он сам. Джентльменов в нашей жизни не осталось.
  - Это я нарываюсь? Это вы мальчики нарываетесь, - я уже поняла, моей новой знакомой палец в рот не клади, девочка не промах. Сделала шаг, прижавшись к угрожающему типу почти вплотную, высоко подняла голову, дыша в мужское, неожиданно, от подобного напора, ошарашенное лицо. - Говори, что хотел! Да мы пойдем, некогда нам тут с вами лясы точить, - говорила не отводя пристального зло-прищуренного взгляда от лица визави.
  - Да что с ней разговаривать, - кинул высокий приободряя скисшего как-то вдруг своего друга. - Хватай рыжую, - кивнул на меня, - а я подержу пока эту выскочку...
  - Только попробуй, тронь! Я тебе так трону, мало не покажется!
  За все время я не проронила не слова, такое ощущение, что я была просто сторонним наблюдателем. Надо что-то делать. Только что?
  - Какие-то проблемы? - раздался из-за моей спины голос, от которого невольно мурашки побежали по спине. Не видя лица говорившего, голос было не узнать невозможно. Что называется из огня, да в полымя.
  - Да, - я уже стала привыкать, что неугомонная блондинка отвечает за меня. - Вот эти двое, пристают к нам!
  Через пару секунд этих двоих и след простыл, растворились в коридорных просторах среди студенческой суеты. Вот так взяли и просто молча трусливо сбежали, класс. Но благодарить спасителя я не спешила, стояла замерев, спиной ощущая прожигающий взгляд. Моя новая знакомая иронично качая головой посмотрела на меня, перевела взгляд за мое плечо, зрачки ее с интересом расширились.
  Медленно, очень медленно я развернулась всем корпусом с такой неохотой, словно поняла, за моей спиной стоит оскалившейся тигр готовый в любую минуту наброситься на свою жертву. Мои представления оказались недалеки от истины, в вальяжной позе привалившись к стене, руки в карманах брюк, только эта расслабленность видимость, крепкий и мужественный он внушал невольный трепет, энергетика, исходившая от парня, заставляла врагов спасаться бегством, и недавний пример тому подтверждение. Мужские губы кривились в демонической ухмылке, в глазах горел хищный азарт. Я попала.
  - Давно не виделись, пигалица, - голос с ленцой не мог скрыть свойственного ему непреодолимого напора.
  - Еще бы столько не видеться, - вырвалось у меня в ответ.
  Хриплый смех не означал, что у его обладателя хорошее настроение, наоборот, спасайся, кто может.
  - Привет, - моя новая знакомая с улыбкой в тридцать два зуба смотрела на Демона, она сияла как новогодняя елка, еще не понимая, с кем имеет дело или только мне одной хочется сбежать от него на край света, а все другие девчонки считают за счастье даже просто постоять рядом.
  Мельком стрельнув взглядом на блондинку парень гипнотизировал меня. Не найдя отклика в моих глазах, я их просто отвела в сторону. Ну не могу я без стеснения смотреть в наглое ухмыляющееся лицо. Демон скользнул взглядом по моей фигуре, от чего с непреодолимой силой мне захотелось осмотреть себя с ног до головы, потому что вдруг возникло ощущение неловкости, будто я обнаружила, что забыла застегнуть молнию на джинсах. Откуда такие странные мысли и чувства? Неловкости, напряжения, стеснения в груди, желания убежать иди наоборот... Я каменная статуя равнодушная и холодная, мне все равно, что он говорит, как смотрит, что думает. Тренинг не помогал, волнение внутри нарастало как снежный ком, в следующую секунду я схватила тоненькую девичью руку, дернула на себя и, увлекая девушку за собой рванула по коридору. Петляя между студентами попадающимися навстречу, расталкивая их, не обращая внимания на возмущенные возгласы неслась вперед не ощущая пола под ногами, боясь оглянуться, проверить, нет ли погони. Устала тянуть на себе буксир, запыхалась, бежать, держась за руки, вскоре вообще стало невозможно, пришлось отсоединиться. Как раз проталкиваясь через группу шумной молодежи потеряла новую знакомую из виду, но вот недалеко с другой стороны мелькнула светлая головка, девушка быстро сообразив что к чему бежала рядом. Лестничные пролеты, второй, третий этаж, завернули за очередной угол, не сговариваясь остановились. Дыхание заходилось, сердце в груди стучало как сумасшедшее, посмотрели друг на дружку и неожиданно прыснули со смеха. Растрепанные, с блестящими глазами и розовыми щеками, мы сейчас походили на спринтеров за финишной прямой.
  - Слушай..., а с тобой... весело, - сквозь смех выговорила Лена, она пыталась отдышаться со свистом втягивая и выдыхая воздух, прислонилась к стене сложившись пополам. - Только зачем мы убегали? - подняла голову.
  Я тоже тяжело дышала, держась за живот пыталась выровнять дыхание. Хороший вопрос. Знать б еще как на него ответить. Поправила сумку на плече, одернула блузку, расстегнула слишком тесный ворот.
  - Не хочешь говорить? - без комплексов задала вопрос девушка.
  Я тяжело выдохнула переводя взгляд на нее.
  - Понимаешь... все так сложно...
  - Ладно, не парься, - прервала мое беспомощное бормотание она. - Я совершала еще более странные поступки. Прошлым летом я отдыхала в деревне у бабушки, так вот, однажды на речке...
  Мы шли в сторону библиотеки, планы наши не изменились. Слушая в пол уха девичий рассказ пыталась думать что же на самом деле со мной случилось пять минут назад и не находила ответ, еще одна неразгаданная тайна человеческой психики. Чего я вдруг так испугалась? И те двое парней, что наехали на нас первыми, показались мне предпочтительней, чем спугнувший их ласковый Демон.
  Помяни черта, он и появится.
  До заветной двери оставалось несколько метров, вот уже библиотека, как из темного отсека коридора невидимая рука схватила меня за шиворот. От неожиданности либо от страха, мне каким-то чудом удалось выкрутиться юлой, но дальше метра уйти не удалось, меня обхватили уже за талию, притянули назад и плотно прижали к стене навалившись сверху. Мужской запах вперемешку с дорогим парфюмом ударил в ноздри кружа голову, дыхание сбилось, пульс, еще не до конца восстановился от недавнего забега снова ускорился.
  - Оставь нас наедине со своей подругой, - Услышала я ненавистный голос. Глядя через плечо парень попросил, но все равно получилось, что отдал распоряжение, неожиданно растерявшую свой боевой пыл девушку. Моя новая знакомая послушно удалилась, потому что я не услышала слов возражения. Меня бросили! Оставили на растерзание яростного хищника! Могла бы оказать последнюю услугу, пристрелить меня.
  Упираться в твердую грудную клетку ладошками пытаясь отпихнуть от себя мощную фигуру было бесполезно, но я пыхтела.
  - Когда успокоишься, скажи, - лениво кинул парень глядя на мои потуги сверху. Резко подняла голову, едва не стукнув своей макушкой того с размаху по подбородку. Жаль, что не стукнула. С удовольствием выбила бы пара зубов из идеальной улыбки.
  - Пусти!
  - Прекрати сопротивляться, - строго приказал холодный голос.
  Ага, щас, только шнурки завяжу, и принялась еще с большим усилием извиваться, солдаты красной армии умирают, но не сдаются. Стальные обручи рук сомкнулись на моем теле с легкостью прекращая сопротивление. Я оказалась зажатой между стеной и мускулистым телом настолько, что не в состоянии была пошевелить даже пальцем. С бессильной злобой уткнулась лбом в твердое плечо. Изувер. Мужская близость волновала, заставляла испытывать доселе неизвестные мне чувства, смятение и трепет, с ними тоже приходилось бороться, сложнее всего давалось удержать их в себе, не выставить напоказ. А то я точно скончаюсь на месте от стыда.
  - Успокоилась? - спросил голос у самого уха, опалив горячим дыханием, так что я вздрогнула.
  - Иди ты, - отозвалась устало не поднимая головы.
  Смешок и... меня лизнули в ухо. Лизнули? Лизнули! Влажный горячий язык прошелся по кромке раковины уха, оставляя после себя круговорот эмоций, лишая возможности думать, говорить, дышать.
  - Запомни на будущее, сопротивляясь мне, ты делаешь только хуже себе, - опять жаркий шепот и неожиданно руки сжимающие мое трепещущее тело исчезли, долгожданная свобода волной разочарования расплылась изнутри.
  В отместку, не знаю даже за что больше, за то, что так бесцеремонно схватил или так внезапно отпустил, пнула парня ногой стараясь достать до голени. Мимо, моя ступня пролетела в нескольких сантиметрах от цели. Ловкач. А может, был на чеку, только с усмешкой превосходства Демон безнаказанно отпрыгнул в сторону, при этом умудрился слегка толкнуть меня в плечо. Оттолкнувшись спиной от стены, я вошла в раж, пошла в наступление. Сильнее и крупнее противник отступал. Сама не поняла, когда наша борьба превратилась в подростковую возню, моя натура требовала отмщения, а парень просто потакал мне, позволяя изредка себя задевать, да и это больше походило на издевательства, при чем именно надо мной, слабые удары были для него как дробина слону. Студенты и студентки проходил мимо, со смешками поглядывая на нашу веселую парочку, думая про себя, что парень с девушкой просто дурачатся. На самом же деле... Что на самом деле? Перехватив мою руку сначала одну, потом вторую парень завел мне их за спину, попутно подталкивая спиной к стене, пронзительный взгляд не отрывался от моего лица. Пытаясь скрыть смущение я дернулась в попытке освободиться, наивная.
  Нежно, но надежно мои запястья удерживали за спиной. Словно в замедленной съемке, как в том кошмаре неожиданно подумала я, ко мне стало склоняться мужское лицо, дыхание опалило щеки, нос, губы...
  - Пусти, - прохрипела, сначала даже не узнав собственного голоса. Чувствуя, как горячая волна неловкости и смущения поднимается изнутри готовая затопить с головой, спасения не будет, спасайся пока еще возможно.
  - Уверена? - прошептали мужские губы.
  Провокационный вопрос расставил все по своим местам, я словно очнулась, поняла, кто передо мной. Вырваться и бежать без оглядки от внимательных глаз, от чувственных губ, от внезапно вспыхнувших чувств к несносному мальчишке, к своему врагу. Игра только началась, а я уже знала, ни к чему хорошему она не приведет. Демон не тот человек с кем бы я хотела встречаться. Встречаться в первый раз. У меня совсем не было опыта в подобных вещах, и я стеснялась и комплексовала по этому поводу, считала себя неполноценной, ущербной, отделенной от общей массы девчонок, которые с пятнадцати лет бегали на свидания. У меня не было волнующих кровь первых неуклюжих поцелуев, гуляния по парку держась за руки, милование на скамеечках, ночных приключений, у меня не было ничего. Нет, передо мной определенно не тот парень, с которым я могла бы разделить волнительный момент первой близости, с моей стороны, конечно же, у Демона наверняка были девушки. И об одной из них я неожиданно вспомнила. Как он может так поступать с ней, и со мной? Нет, я не позволю, мое сопротивление быстро сломили. Запястья сильнее стиснули, теперь причиняя боль. Это насилие. Как он может? Вот ведь заладила, как может, как может, проснулся вредный внутренний голос. Так и может, делает что хочет, не утруждая себя излишними мыслями о чувствах других, только он сам, только его потребности. Такого, наверное, и угрызения совести никогда не мучают. А зачем? Это лишь помеха легкой веселой жизни. Не удивлюсь, если совесть, как таковая, вообще отсутствует в этом парне. Его мир власти и сиюминутных желаний, а ты просто подвернулась на его пути. Не повезло.
  - Не бойся, это не смертельно, - пошутил близкий голос, наблюдая за страхом, растерянностью в распахнутых зеленых глазах парень не обирался меня отпускать. Кто бы сомневался?
  Что же делать, отчаянно шевелились извилины в голове. Я не могу этого допустить. Мне помог случай. Пятясь назад под мужским напором, неудачно наступила на ногу, охнула, присела, повиснув на парне.
  - Ой, нога, - прошипела наигранно поморщившись, пятнадцать минут назад совершая лестнично-коридорный марафон я о ней почему-то не помнила. Сейчас готова была ухватиться за любой повод, лишь бы меня оставили в покое. Прийти в себя, снова стать собой, прогнать ненужные никому чувства. Черт, да нет никаких чувств. Нет, и не может быть. Мы знакомы всего ничего, а я уже нафантазировала себе, и чувства какие-то выдумала.
  Без лишних слов, но я успела заметить тень разочарования в потемневших глазах, без всяких предупреждений в следующий миг меня подхватили на руки.
  - Что? - выдохнула я от испуга. - Ку... куда?
  - Веди себя смирно, а то могу и уронить, - угроза прозвучала весьма правдоподобно, мою тушку слегка подкинули в воздухе, и тут же крепко прижали к груди.
  Я притихла и первые две минуты действительно сидела смирно.
  Нельзя сидеть сложа руки пока тебя неизвестно куда несут! Кто знает, что у него на уме.
  - Опусти меня на пол, - сказала, нервно оглядываясь по сторонам. Мне что, только одной неудобно под окружающими взглядами? Похоже на то.
  С абсолютно непроницаемым лицом мое требование проигнорировали. Демону был совершенно безразличен внешний мир, косые любопытные взгляды натыкались на стену безмолвия, разговоры стихали при нашем появлении, провожали широкую спину и только после этого возобновлялись.
  - Если ты сейчас же не скажешь, куда меня несешь... - запнулась, выдохнула, запал поиссяк.
  - То что ты сделаешь? - хмыкнул Демон глядя на мое досадное лицо.
  - Я... я укушу тебя за нос! Вот что!
  И в ответ услышала хриплый веселый смех. Очередной. Я ему что клоун? Довольно! Пусть ищет себе другого шута, а меня оставит в покое. Осталось только теперь в этом его убедить.
  - Дыши глубже, не нервничай, - услышала я щедрый совет веселым голосом, - Успокойся, мы идем в медпункт.
  - Не надо в медпункт! Уже все нормально, нога почти не болит. Нет, правда... - я продолжала уговаривать, хотя сама не понимала, чего так испугалась. Ну подумаешь, осмотрят следы укуса, перевяжут, даже если сделают укол. Ага, от столбняка. Все равно ведь не разоблачат, никто не сможет утверждать, что нога уже не болит. И меня снова не слушали, с решительным видом парень четко чеканил шаги.
  Открыв дверь чуть ли не с ноги, не церемонясь с подпрыгнувшей на месте медсестрой, Демон пронес меня прямо к кушетке, аккуратно опустил на нее, давая четкие указания осмотреть мою левую ногу, стоящей, будто солдат перед генералом сложив руки по швам, молоденькой девушке в белом накрахмаленном халатике.
  Молоденькая медсестра больше смотрела на Демона, чем на мою рану, который стоял, словно тайный страж, внимательно наблюдая за врачеванием около меня.
  - Может, ты выйдешь? - скоро не выдержав, грубо спросила я.
  - Я кому-то мешаю? - невинная улыбка.
  - Нет, нисколько, - раздался тут же томный голосок девушки в белом. Я удивленно закрыла рот. Перевела взгляд на нее. Потом на парня. Двое против одной, понятно, надувшись опустила голову. Пусть делают что хотят, скоро я избавлюсь от них обоих. Надеюсь. Смахнула со лба несуществующие капельки пота. Что-то я притомилась. Делай-делай свою работу, да побыстрее, хватит стрелять глазками, прикрикнула на девушку, про себя естественно, не в слух, я сидела нетерпеливо постукивая пальчиками по краю кожаной обивки.
  Когда "длительная" процедура закончилась, Демон шагнул ко мне.
  - Не смей меня хватать, - грозно предупредила я, выставив руки вперед. - Я пока еще не калека и сама могу передвигаться, - бурча себе под нос сползла с кушетки, поблагодарила медсестру, проковыляла мимо, на удивление послушного парня, направляясь к двери.
  Нужно найти Лену и наконец-то взять лекции, а потом бежать на четвертую пару, так рассуждая я направлялась к библиотеке, ощущая позади неотступное преследование, мне разве что не дышали в затылок, заставляя нервничать и все ждать активных действий, не просто же так за мной идут. Но ничего не происходило, от этого нервы натянуты как струна, коснись и они зазвенят. Меня решили доконать, взять измором, довести до белого колена... уф. Что делать? Хромать не забывай, услужливо подсказал внутренний голосок. Я активней стала припадать на левую ступню, дурдом ей богу.
  Шла-шла и дошла до точки кипения, резко развернулась и... и никого позади себя не обнаружила. Нет, не то чтобы никого, незнакомый парень пробежал мимо, задев слегка плечом, пара девчонок хихикая стояли у стеночки сплетничая, строгий профессор, шаркая тяжелыми ботинками по полу стремился прямо на меня, словно не замечая, пришлось посторониться, не было моего мучителя. Рассеяно огляделась по сторонам, потопталась на месте и продолжила свой путь свободным размашистым шагом, еще не до конца веря, что меня оставили в покое, щедро даря временную передышку.
  - Поговорили? - встретила меня с хитрой улыбкой новая знакомая в библиотеке, она уже выходила, когда я вошла.
  - Угу, - кивнула хмуро, уходя от прямого взгляда.
  - Идем, пара начнется через минуту, - меня потянули за руку. - Держи лекции, - другой рукой девушка протянула мне листы отксерокопированного текста.
  - Спасибо большое, - выдохнула я с благодарностью.
  - Да, ладно, - отмахнулась она от столь горячей благодарности, усмехнулась, по блестящим глазам я поняла, ее гложет любопытство. - А это был твой парень?
  Я даже слюной подавилась.
  - Нет, - прохрипела откашлившись, пока заботливая рука похлопывала по спине. Не дай бог, передернуло меня. Сплюнула под изумленным взглядом. - Он не мой парень, - добавила твердо в недоверчивое узкое личико. Может от меня ожидали дальнейшего рассказа, только после я молчала.
  - Такая таинственная, скрытная, - подразнила раззадоренная блондинка, вспыхнула весельем девичья натура, в глубине голубых глаз зажглись искорки, вызов, и я поняла, сейчас мне устроят допрос с пристрастием, такой чертой как тактичность Лена явно не обладала.
  Меня спасла резкая трель звонка, с потоком студентов мы затекли в аудиторию.
  Снова не слушала, что говорил преподаватель, в голове творился полный бедлам, мысли витали вокруг чего угодно, кроме учебного материала, я думала о Демоне, о Лене, о ночном кошмаре. В последние дни моя жизнь стала напоминать течение в горной реке, бурлящая вода билась о камни, разлетаясь брызгами в стороны, бушевала, с огромной скоростью устремляясь вперед, вперед, быстрее, мимо препятствий, крутых спусков, огромных валунной. Сколько я продержусь в потоке, пока мою маленькую лодку не опрокинет стихия и я не пойду на дно? Где мои спокойные денечки, вздохнула меланхолично, будто 'добрая фея' взмахнула волшебной палочкой и моя жизнь в раз изменилась, закрутилась, завертелась, забурлила и от меня больше ничего не зависит, только держись крепче на крутых поворотах. Мне так не нравиться. Совсем не нравиться. Только кто меня спрашивает.
  Очнулась, когда преподаватель давала задание на дом.
  Со звонком ко мне подлетела Лена.
  - Ты спешишь? - спросила она.
  - А что? - глаза подозрительно прищурились сами собой. И тут я вспомнила на чем мы остановились. - Да, ты знаешь, у меня еще дела, - торопливо пробормотала закидывая в сумку учебник с тетрадью.
  - Аааа, - разочарованно послышалось в ответ. Я не поднимала взора, сгребла с парты ручку, карандаш, линейку. - Тогда до завтра.
  - До завтра, - с облегчением выдохнула вслед упорхнувшей девушке.
  Покинула опустевшую аудиторию последней. Домой. Быстрее туда в свою крепость, остаться одной, вздохнуть полной грудью, вернуть себе былое спокойствие, безмятежность, одиночество.
  Дом, милый дом. Надежда рухнула в бездну, как только я вышла из дверей университета. Разве мы это еще не проходили? Внизу у самой лестнице стояла знакомая иномарка, возле которой нетерпеливо топтался Демон. Словно почувствовав мой взгляд он тут же поднял голову, несколько минут с расстояния мы смотрели друг на друга. Тяжело вздохнув я стала спускаться. Ступенька. Вторая. Третья. Я пожалела, что иду не по бесконечной лестнице Пенроуза.
  Хотела сразу пройти мимо, но мне, преградив путь, не дали.
  - Садись, прокатимся, - кивнул парень на открытую заранее дверцу авто.
  - Куда?
  - Увидишь.
  - Зачем?
  - Узнаешь.
  - Для чего...
  - Ты сядешь или нет? - прорычал Демон.
  - Нет, - на удивление спокойно произнесла и прошмыгнула таки мимо.
  Сделав пару шагов вынуждена была остановиться. На горизонте замаячили два знакомых 'дружка'. Может, конечно, они просто так гуляли возле ларьков, пиво пили, курили, но у меня почему-то возникло твердое убеждение, поджидали свою жертву, а именно меня. Невеселая улыбка скользнула по губам. Домой я сегодня возможно вообще не попаду. Не нагнетай, отругала себя. Выдохнула. Ладно, где наша не пропадала. Из двух зол выбирают меньшее, поэтому, поразмышляв пару секунд, продолжила шагать вперед. И будь что будет.
  Звук рычащего мотора позади. Оглянулась. Взвизгнула. Две огромные ручищи из темного салона схватив меня за талию запихнули внутрь. Дверца захлопнулась. Машина рванула.
  Я оказалась на заднем сиденье, рядом сидел недовольный Демон, желваки ходили на гладко выбритых щеках, в глазах полыхал пожар. Он отстранился, освобождая меня от собственного веса, отодвигаясь на вторую половину. Хриплый вздох, тело вздрогнуло, сердце подпрыгнуло и через десяток секунд вошло в спокойный ритм, мимолетный испуг от неожиданности улетучился, я откинулась на мягкую обивку, рассматривая мелькающий за окном городской пейзаж. Лучше поберечь нервы. Устраивать истерику бесперспективно, бороться бесполезно, физически парень сильнее, просить помощи у водителя безрезультатно, сидит как робот, выполняя указы хозяина. Погода менялась, утром выглядывало солнце, сейчас небо было полностью затянуто серыми низкими облаками. Весна, блин. Хотя я никогда особо не придавала значения погоде за окном, главное, что у тебя в душе, солнечно или облачно, хочется петь или выть на луну.
  - Решила играть в молчанку? - голос режущий злым сарказмом прервал мои философские размышления.
  - Я ни во что не играю, в отличие от тебя, - не поворачивая головы отозвалась хмуро.
  - Хочешь выйти? - спросил ласково Демон.
  Хмыкнула так громко и выразительно, что только бы дурак не понял. Хочу! И ядовито произнесла:
  - Я бы предпочла вообще сюда не 'входить'.
  - Ты видела, кто тебя встречал? - взмах рукой за окно.
  - Кроме тебя что ли? - усмехнулась криво. Что-то я в последнее время слишком популярна стала, непривычно даже как-то. - А ты что волнуешься обо мне? - с неожиданно жалящей догадкой повернулась к парню.
  Тень смущения мелькнула на мужском лице. Смущения?! Не, показалось. Или нет? Думала его вообще невозможно ничем пронять. И в следующее мгновение к моему рту прижались холодные и твердые губы. Со злым напором, требовательно, причиняя боль, словно наказывая за непослушание, на затылок опустилась чужая ладонь не позволяющая даже пошевелить головой, на грудную клетку опустилась тяжесть навалившегося мощного тела, вжав меня в сиденье, ни продохнуть, ни отстраниться. Неожиданно все изменилось, напор ослаб, губы больше не причиняли боль, они ласкали, не требовали, а просили, умоляли об отклике. И он последовал, еще до того как я поняла, мои губы стали отвечать, несмело, робко, преодолевая первое стеснение. Жар в груди разрастался, лицо горело, я это чувствовала, воздуха в легких не хватало, стала задыхаться. На секунду парень отстранился, но только на секунду, чтобы я успела вздохнуть, и снова его губы прижались к моим, умело лаская, лишая разума, вознося на небеса. Я теряла последние крупицы сознания, не понимала где я, с кем, только чувствовала жар, растворяясь в нем без остатка, наслаждение было столь острым, что мое тело невольно затрепетало в мужских руках.
  Он отстранился, а я все еще не могла прийти в себя. С мягких пушистых облаков на грешную землю меня спустил шутливый голос:
   - Ты совсем не умеешь целоваться, но это дело поправимое.
  Горькая обида жарким потоком устремилась по венам. Демон произнес фразу легко, с долей шутки, не понимая, как можно ранить человека, задеть за живое, он не думал об этом, это было видно по его глазам. Собрав в кулак все силы, все достоинство, на какое была сейчас способна. Не обнажать перед ним свои истинные чувства, не дать понять насколько сильно меня задели эти слова, не дать лишний повод посмеяться, возвеличить себя в моих глазах.
  - Так найди себе ту, что умеет, - голос прозвучал холодно, даже могло показаться равнодушно, что совсем не соответствовало вулкану чувств бушующих внутри. - Думаю, для тебя это не составит проблемы.
  Отвернулась к окну слушая тишину. Как он мог, быть минуту назад таким нежным, ласковым, а потом испортить все несколькими словами? Что он сам при этом чувствует? Или он не способен чувствовать, его желания лишь поверхностные потребности, удовлетворив которые отбрасывает в сторону, тут же забывая про них. Смазливая внешность, внутри пустышка. Обычно так говорят про красоток, а мне посчастливилось встретить красавчика. А может все дело во мне? Так близко принимаю к сердцу то, что собственно не так уж и важно, критично, судьбоносно. Поцелуй, это был всего лишь поцелуй. Люди часто целуются друг с другом. Девушка чмокнет в губы благодаря незнакомого парня за помощь, родитель поцелует свое чадо отправляя того в школу, муж холодно прикоснется губами к безразличному рту жены, любовница горячо поцелует почувствовав такой же отклик любовника, простой парень увидев красивую девушку вдруг потянется к сочным губам желая получить сиюминутное наслаждение, молодая парочка гуляя по набережной припадет в страстном поцелуе друг к другу выражая всю глубину своих первых цветущих чувств, первое ласковое прикосновение к новорожденному - поцелуй матери. Разные и страстные, холодные и безразличные, пугающие и удовлетворяющие, дарящие и отнимающие - все это культ поцелуя.
  Для меня это первый поцелуй с мальчиком, усмехнулась, вернее с парнем, может, поэтому настолько болезненный. Кто поможет разобраться в себе. Никто, только я сама. Мне даже поговорить не с кем, матери нет, близких подружек тоже, тети, бабушки в наличии не имеются. Впервые я была не рада своему одиночеству. Психолог? Ха-ха-ха. Нет уж, увольте.
  - Обиделась, пигалица? - голос рядом, но словно далекий.
  - Знаешь, а у меня имя есть, - произнесла печально, из окна машины наблюдая за кружащими в воздухе снежинками. Я так и знала, пойдет снег, не зря серые облака пугали своей мрачностью. Развернулась и серьезно заявила: - Скажи остановить машину, я выйду.
  Не получив ответа, Демон просто смотрел на меня, будто видел впервые, пальцы дернули ручку, дверца машины распахнулась на ходу. Ветер ворвался в салон, закружив снежным вихрем, скорость, сигналы машин, проклятия водителя ...
  Все стихло.
  - Чокнутая идиотка!
  Сама в шоке от того что сделала, сидела вжимаясь в спинку глядя на искривленное яростью лицо перед собой. Что это было? Желание доказать, серьезность своих слов, подтвержденных намерениями, чтобы отныне со мной считались, не просто отмахивались не воспринимая как личность, а так, игрушку для развлечения. И что я собиралась сделать? Выпрыгнуть из машины? Место в психушке за тобой уже застолбили, палату нарядили, красную дорожку расстелили, фанфары сейчас зазвучат, тадам. Ну же просим вас мадам, идите-идите, вам тут самое место. Стиснула зубы от собственной глупости, подбородок задрожал. Еще не хватало разреветься.
  - Домой я тебя везу, поняла? Домой! А не в подворотню, чтобы изнасиловать и убить! Идиотка! Сумасшедшая! Истеричка! - кричал мне в лицо парень, жесткие руки встряхнули мою тушку как следует, едва не пробив головой крышу машины. Вот как он воспринял мой поступок, а дело было совершенно в другом, я не желала быть куклой, дергая за веревочки которой управляют, это моя жизнь, мои правила. Со мной не считаются, так придется научить считаться. Однажды страх уже превратил мою жизнь в жалкое существование, а меня саму в жалкую тень человека, я переборола его, смогла выбраться из жуткой ямы отчаяния и хаоса, и никакому мальчишке я не позволю собою управлять. Физически одолеть его не могу, но есть другие способы заставить его прислушаться ко мне, если я говорю, что хочу выйти, это значит, я выйду. Ага, выпрыгнув из машины на ходу. Осмелилась бы я пойти дальше не удержи меня крепкие руки? Упрямство - моя вторая натура, делая хуже себе я буду гнуть свою линию, если что-то вдолбила себе в голову. Может, иногда надо просто перетерпеть, смириться, нет, это не про меня, я совершу, что задумала, даже если после пожалею об этом. Вот как сейчас. Мой поступок безумен, и напугал меня. - Адрес говори, - прорычал сжимая мои предплечья безотчетно еще сильнее. Синяки наверняка останутся, безучастно думала я. - Ну же! - меня снова встряхнули, как безвольную куклу.
  Заплетающимся языком я промямлила адрес, только со второй попытки, память вдруг подвела. Машину резко развернули, водитель нервный какой-то, потому что мы выехали на проспект, а мой дом находился в другой стороне. Мы с демоном выпрямились на сиденье после столь крутого виража, синхронно отсаживаясь подальше друг от друга. Вот и совпали наши желания. Ехать недолго, скоро я окажусь дома.
  Мысли в голове кружили самые разные, не позволяя сосредоточиться ни на одной из них. Напряженная фигура рядом подавляла своим мрачным молчанием, в салоне сейчас витала та же погода, что и за окном, холодная и не оставляющая надежды на солнечный лучик разбивающий серую атмосферу. Несколько раз ловила на себе взгляд водителя в центральное зеркальце, до этого он сидел роботом, сумела таки его растормошить, только гордиться здесь нечем. Человек рядом, наоборот, предпочитал на меня не смотреть, словно опасался только одного, если посмотрит, придушит сразу. И никто его за это не осудит.
  До конца пути не было произнесено больше ни единого слова, молчание единодушное и гнетущее.
  За несколько минут до того, как машина остановилась, раздался сигнал, снимающий блокировку дверей, словно тем, кто находился рядом, не терпелось от меня избавиться. Мучить их дальше не стану, быстро выскользнула наружу и не оборачиваясь поспешила к дому, так и не услышав удаляющегося рокота от мотора. С ключами пришлось повозиться, они все время норовили выскользнуть из непослушных пальцев. Как только за мной закрылась входная дверь, я привалилась к ней спиной, выдохнула, прикрыла веки холодной ладошкой, затем провела по лицу, стирая следы усталости безумного дня, я дома, можно расслабиться... Неясный звук заставил меня испуганно замереть. Дыхание сбилось, сердце тревожно забилось в груди, я поняла, в доме есть еще кто-то кроме меня.
  С замиранием сердца медленно сняла сумку с плеча, неслышно опустила на пол. Шагнула вперед, мягкий ковер заглушал мои шаги. Огляделась вокруг. Все вроде как обычно, никакого присутствия чужого. Сняла сапоги. Подошла к лестнице посмотрела наверх. Тишина. Но она пугала еще сильнее. Слух обострился до предела, сердце билось у горла, ладони вспотели. Может, мне послышалось? Прошла на кухню, заглянула в дверной проем. Пусто. Все на своих местах, никакие предметы не тронуты, только у стоящей на холодильнике игрушечной собачки качается головка на пружинке, будто чья-то рука совсем недавно на нее нажала. Я как зачарованная смотрела на игрушку не чувствуя собственных ног. Медленней, медленней, пружинка замедляла свой бег. Собачка замерла. Судорожный вздох. Пальцы с такой силой сжали деревянный косяк, что побелели костяшки. Вздрогнула. Снова шум. С верху. Как будто что-то упало, на пол, и покатилось. Вздох, воздух со свистом протискивался в легкие. Выдох. Взгляд упал на набор ножей у раковины, острая сталь не поможет против того, что в доме. Скользкий, противный холодок скользнул по позвоночнику, преодолевая животный страх пытающийся завладеть моим нутром, его цепкие щупальца задевая оголенные нервы пробирались к сердцу, еще немного и они сожмут его в тесных материнских объятиях. Дыши. Главное не забывай дышать. Медленно. Вдох-выдох. Молодец. Вот так. Ты преодолеешь страх. Ты сильнее его. Ты научилась с ним бороться. Дыши. И иди. Сделала шаг к лестнице. Через большое окно в холл проникало мало света из-за хмурой погоды. Подняла взгляд, начало коридора наверху расплывалось темным пятном. Держась за перила стала подниматься, вслушиваясь в собственное дыхание в такт пульсу и звенящую тишину вокруг. Скрипнула ступенька под моей ногой на середине лестнице. Я замерла. Перестала дышать. Ладонь скользнула дальше по лаковой поверхности перил, и я почувствовала, как от холодного еле ощутимого дуновение приподнялись волосики от запястья постепенно по всей руке до локтя... Дверной звонок раздался как взрыв, разверзнув тишину громкими осколками. Я сорвалась с места, перепрыгивая через две ступеньки устремилась вниз, ватные ноги заплетались, упала, хорошо, что в конце лестнице, шею не сломала, зато неудачно ударилась лодыжкой, и именно уже больной ногой. Черт. Подскочила, распахнула входную дверь настежь, вываливаясь наружу всем корпусом и оторопело уставилась на гостя.
  На пороге стоял Демон.
  - Ты потеряла студенческий, нашел между сиденьями, - но парень не спешил мне отдавать пропажу, повертел в руках, словно раздумывая о чем-то, медленно открыл и провозгласил. - Дзержинская Евгения Борисовна. Хм, звучит, - тут его взгляд все же обратился на меня. Внимательно. Не мигая. Несколько секунд пристального изучения. После этого сразу же произошла метаморфоза, парень в раз подобрался, исчезла расслабленная поза, насмешка в глазах сменилась настороженностью. - Ты... ты переживаешь из-за того, что произошло? Брось, не стоит. Ты совершила глупость, я накричал на тебя. Растереть и забыть, - утешения звучали весьма искренне, воо взгляде промелькнула тень вины, но голос неожиданно стих, светлый взгляд потемнел. - Что-то еще произошло? - подался ко мне парень. Я не могла вымолвить ни слова, стояла и пялилась на него, будто немая. Меня нагло отстранили в сторону и прошли в дом без приглашения. - Да что с тобой?!
  Нашла в себе силы переставить ноги, непослушной рукой прикрыла дверь. Прочистила горло, прежде чем смогла заговорить.
  - Ничего, все в порядке.
  - Ты снова врешь, - жестко произнес мужской голос с ударением на каждом слове.
  Опустила взгляд не в силах вынести пристально изучающего взора. Секунды медленно перетекали в минуты, время закончилось.
  - Не хочешь говорить, твое дело, - Демон сорвался с места ураганом, мое молчание задело его больше, чем он хотел того показать. Порыв ветра мимо меня, так что всколыхнулись пряди волос ниспадающие вокруг лица.
  - Останься! - воскликнула и сама замерла от неожиданности. Черт. Дьявол. Это я сказала. Попросила его остаться. Полу стон, полу вздох. Руки за спиной чуть подрагивали от напряжения, сцепила пальцы, чтобы успокоить их.
  - Что? - развернулся ко мне всем корпусом, думая, что ослышался.
  Вот сейчас на сосредоточенном лице мелькнет ехидная усмешка, в глазах запрыгают знакомые чертики, язвительный голос выдаст очередную шутку, а после он уйдет, оставит меня одну. Разве не это я еще хотела днем? Остаться одной.
  - Останься, - выдавила из себя мучительно.
  Немая сцена.
  Демон от изумления открыл рот.
  - Ты просишь меня остаться? - после каждого слова делая секундную паузу удивленно вымолвил наконец парень.
  Несколько раз глубоко вздохнула. Расцепила пальцы за спиной освобождая затекшие конечности. Поправила волосы, заправляя прядки за уши. Застенчиво улыбнулась.
  - Ну да, - пожала плечами, мол, а что такого, чему удивляться. - Хочешь чаю выпить? - вспоминая о правилах гостеприимства спросила преданно заглядывая в недоверчивые глаза.
  - Нет, - качнул головой обескуражено от столь щедрого с моей стороны предложения.
  - Ммм, тогда... может телевизор посмотрим? - приглашающим жестом указала на диван, мягкий, большой, он стоял дальше в холле, напортив него, на стене висел плазменный экран.
  - Посмотрим телевизор? - повторил за мной голос как попугай.
  - Или диски? - не сдавалась я. - Какие фильмы ты любишь?
  Я приблизилась к Демону и теперь разве что не плясала вокруг него.
  - Что происходит? - подозрительно прищурились светлые глаза.
  - В смысле? - мой невинный взгляд.
  - В смысле, что ты делаешь? - и лучше не ври мне, читалось в прищуренном взгляде.
  - Стою, с тобой разговариваю...
  - Чего этим хочешь добиться? - перебив меня, быстро поставил вопрос по-другому.
  - Давай я приготовлю ужин? Что ты любишь? - не сдавалась я, лихорадочно соображая, какие продукты у нас в холодильнике.
  Мы стояли друг напротив друга, я в ожидании, Демон в растерянности. Не его амплуа, он и сам быстро это понял, с самоиронией усмехнулся, покачал головой, прогоняя внутреннее наваждение, развернулся и молча направился к двери.
  - Ладно, черт с тобой! - воскликнула с ноткой отчаяния в широкую спину. - А чем бы ты хотел заняться? - сделала последнюю отчаянную попытку задержать гостя в доме.
  Демон медленно повернулся. От его улыбки мне стало плохо. Взгляд прошелся по мне, внимательно оглядев с ног до головы останавливаясь на лице.
  - Ты дома одна? - облизался как кот на сметану.
  - Да, - обреченно кивок, я поняла к чему идет разговор. Что ж я сама этого хотела. Нет, не этого конечно, но если это единственный способ заставить его остаться... То что? Похожая сейчас на загнанного зверя, с затравленным видом следила за хищником, с каждым шагом его приближения мне становилось тесно в просторном помещении. Сердце готово было выпрыгнуть из груди, этот страх отличался от того, что я испытывала совсем недавно, тот леденил душу, от него кровь стыла в жилах, от этого же напротив, горячий поток быстрее стремился по венам выбрасывая в кровь запредельную дозу адреналина. Раздавшейся посторонний звук в общей тишине заставил обоих подпрыгнуть на месте, вернее меня подпрыгнуть, нервы совсем ни к черту, а Демона недовольно замереть на пол пути к цели, то есть ко мне.
  - Ты вроде сказала мы одни, - разочарованно заметил раздраженный голос.
  - Одни, - кивнула легко, - Из людей.
  На меня не мигая смотрели долго. Долго и слишком пристально. Нет, напугать Демона я не напугала, только сначала парень насторожился, не спеша огляделся по сторонам, хмыкнул.
  - У тебя домашнее животное? - после чего блеснул догадкой острый ум. Я смолчала. - Собака? Кошка? Попугайчик? - перечислял он первое, что приходило в голову и как будто это имело для него какое-то значение. Догадливый ты мой. Хотя почему мой? И разве попугай животное? - А может домашнее приведение? - протяжный голос, каким обычно пугают, на этом источник догадок иссяк.
  От последних слов мое дыхание сбилось, воздух застрял где-то в середине легких, не желая ни входить ни выходить оттуда, вызывая стеснение в грудной клетке. Знал бы он, как близко подошел к разгадке. Посторонний звук раздался громче. Затем шаги, отчетливые, приближающиеся, и через несколько невыносимых, напряженных минут в холле появился...
  - Пап? - я не узнала собственного голоса, таким далеким и чужим он отозвался во взбудораженном сознании.
  - Привет Жень, - отец вошел, кинув на меня мимолетный взгляд, сосредоточенный на чем-то своем.
  - Так это ты был в доме? - от облегчения я не чувствовала собственного тела, как-то в раз ставшее невесомым.
  - Что? - задумчивый взгляд снова обратился на меня. - Я только что вошел с задней двери, мне срочно нужно к себе, меня ждут. Я спущусь и потом тебе все объясню, - тут отец заметил гостя, удивленно замер на полуслове, потом словно опомнившись пробормотал. - Здравствуй.
  - Добрый день, - нейтральный голос стоявшего до этого без движения парня и шаг к моему отцу, который сначала слегка растерялся от протянутой ему руки, но потом быстро ее пожал.
  - У тебя в гостях друг? - повернулся отец ко мне, может думая, что я представлю их друг другу.
  - А... нет, это так просто... Он подвез меня до дома...
  - У тебя что-то случилось? - тут же спросил обеспокоенный голос.
  - Почему сразу случилось? - не поняла я.
  - Потому что тебя ни разу никто не подвозил до дома, - простая истина, которая не требовала разъяснений.
  - Все когда-то бывает в первый раз, - филосовски заметила я в ответ.
  - И это верно, - пробормотал отец, его взгляд снова сосредоточился на неведомых мне проблемах. Он кивнул нам обоим и стал подниматься вверх по лестнице.
  Направляясь вслед за отцом судорожно думала об одном, выходит это не он. Тогда кто? Ответ я знала. Но боялась даже думать об этом, ведь не зря говорят - мысли материальны. Гнала от себя прочь, словно наваждение заполняющее разум нереальным пугающим туманом. Увязнуть в нем позволив поглотить черной дымке разум и я пропала. Не он. два слова, в которых нет ничего страшного. Только не для меня. Мгновенно вспыхнувшая радость при виде отца, как новогодний фейерверк, так же быстро растаяла в ночном небе. Вспыхнувшая надежда рухнула в бездну, оставляя после себя болезненную слабость во всем теле, душе, сердце, сознании. Коридор второго этажа небольшой, четыре комнаты, по две на каждой стороне. Последняя левая дверь вела в мою спальню. Отец слишком быстро скрылся в своей комнате, напротив моей, и сейчас я ступила одна на верхнюю ступеньку лестницы. Нервные мурашки побежали по спине. Стараясь стряхнуть их сделала шаг. Опасаться собственного дома, смотреть на знакомую обстановку с замиранием сердца ожидая увидеть... Ничего здесь нет! Нет и не может быть! Все это моя больная фантазия. А еще слуховые галлюцинации и обманные ощущения. Не многовато ли для нормальной психики? Тогда получается, что я ненормальная. Черт, это еще хуже! Я в своем уме и знаю, что видела, слышала, ощущала. Не знаю, что хуже, думать, что сошла с ума или что существует некая потусторонняя сила, энергия, субстанция, как угодно назови, суть не изменится. Сжимая ручку на двери в свою комнату я немного постояла не решаясь открыть ее сразу.
  Комната в светлых сумерках казалась одинокой и покинутой. Протянула правую руку вдоль стены и включила свет. Первый настороженный взгляд сменился облегчением. Ничего страшного не заметила, все вроде так, как и должно быть. Кровать в углу гладко застлана цветастым покрывалом, сверху треугольником нетронутая подушка, на столе все предметы лежали на своих местах, разбросанного ничего не было, сбоку компьютер, стул наискось к столу, но это я сама его так оставила. Зеркало на стене чистое, без отпечатков или каких-либо надписей. Все стены тоже чистые. На полу никаких следов. Боже, что я делаю? Чушь. Полный бред. Ищу следы присутствия приведения в своей комнате, кому скажи - засмеют. А еще лучше, сразу определят по месту назначения. Но упорно еще раз пробежалась по комнате общим взглядом и плюхнулась на кровать.
  Опустила голову на упирающие в колени руки, закрывая ладонями лицо. Надо срочно выбираться из болота, в котором я вязну все глубже и глубже уходя в зловонную жижу с головой. Потерла виски, пытаясь унять ноющую боль в голове. Подперла щеку кулачком. Что же я сижу, надо узнать, что вдруг случилось у отца, он так рано пришел домой и куда он так торопился. Приподнимаясь с постели, да так и осталась в полусогнутом положении, словно мне вступило спину. Девяностолетняя старуха скрюченная пополам, только клюки не хватает. И разве что волосы не седые, но могли поседеть. Стеклянными глазами я смотрела на предмет на полу, как на ядовитого паука тарантула. Хотелось сорваться с места и бежать. Бежать из комнаты, из дома, из города. Никто никогда не узнает скольких сил мне стоило оставаться на месте. Стоять и дышать. Звенящая тишина закладывала уши. Первый шок от ужаса постепенно проходил. Я могла осмысленно видеть обстановку вокруг не зацикливаясь на предмете на полу. Сумела выпрямить деревянное тело. Ноги плохо слушались, они не желали идти, уговаривать бесполезно, пришлось приказать. Шаги давались с трудом. Равнодушным взглядом увидела, как подрагивают руки.
  Около тумбочки я опустилась на колени и заплакала. Дрожащими холодными пальцами прикоснулась к фотографии в рамочке. Мама. Когда мне приснился кошмар, я убрала фотографию в ящик, но сегодня утром снова достала ее и поставила обратно. Соленые ручейки текли из глаз и я не могла их остановить. Сквозь радугу слез заметила, что что-то блестящее под кроватью. Распласталась на животе и нащупала рукой гладкий холодный, сразу догадалась что это, стеклянный шарик. Обычный детский стеклянный шарик, нежно голубого цвета, даже не помню, откуда он у меня взялся. Так и сидела держа в одной руке фотографию в другой сжимая стекляшку. О чем я плакала? О том, что скучаю по ней. О том, что случилось полтора года назад. О том, что упасть фотография с тумбочки не могла сама, а значит...
  - Женя, - позвал отец из коридора. Мысль испуганной мышкой юркнула в норку. Словно сама судьба не позволяла ей отчетливо сформироваться в голове, четкой фразой лечь на мозг, препятствуя этому всеми силами. Я подорвалась с места, нельзя чтобы он застал меня такой, придется объясняться... Легче промолчать. Может когда-нибудь потом... Когда в моем сознании все встанет на свои места. Потом, все потом. Но шаги стали удаляться. Оставив фотографию и этот несуразный шарик на кровати покинула комнату, окинула ее в последний раз взглядом, прежде чем выйти.
  Коридор оказался пуст.
  Заскочила в ванную, умылась ледяной водой стирая следы слез с лица, однако красные глаза скрыть было сложнее. Но деваться некуда. Спустилась вниз.
  - Ой, ты все еще здесь? - воскликнула совершенно успев позабыть о госте. Оказывается Демон примостившись на диванчике вертел в руках какую-то безделушку взятую тут же со столика, это был сувенир подаренный отцу на день рождении коллегами по работе. Хотя, примостившись, такого не скажешь про Демона, расселся как король, разве что ноги лежали не на столике.
  - Да, я все еще здесь, - поставив безделушку на место вальяжно поднялся с места парень.
  - А где папа? - спросила я у него вдруг.
  - Похоже, прошел на кухню, - пряча недовольство кивнул в сторону арки ведущую в соседнюю комнату.
  Уже сделав несколько шагов по направлению кивка, словно опомнилась.
  - А... это... Ты можешь идти, - бросила через плечо.
  - Что я могу? - вкрадчивый голос, походкой хищника парень направился ко мне.
  - Ну, ты же хотел идти, иди, - развернулась и махнула рукой, словно хозяйка отпуская своего слугу.
  Демон остановился передо мной так близко, что его горячее дыхание опалило мои щеки. Я невольно отступила назад, но была быстро перехвачена жесткими руками за предплечья, сжимающие сильные пальцы не давали мне отстраниться. Нависая надо мной своей массой склонился к самому лицу, глаза в глаза.
  - А ты знаешь, что бывает с крошками, которые играют в подобные игры? - он сжал мой подбородок не оставляя надежды спрятать взгляд.
  - Какие игры? - пропищала беспомощно под напором и злостью, которая буквально волнами исходила от Демона. Прищуренный взгляд буравил меня, словно хотел проникнуть в душу.
  - Черт меня дери, да ты сама невинность! - искренне удивленный воскликнул он. И вдруг совсем другим голосом спросил: - Ты плакала?
  - Нет, - испуганно пискнула в ответ.
  В это время из кухни появился отец и меня выпустили из объятий мужских рук и глаз.
  Демон отошел в сторону, снова опустился на диван.
  - Женя, я уезжаю в командировку, - только после этих слов я заметила сумку у него в руках. - Не надолго. На следующей недели вернусь. Думаю к середине.
  - Почему так срочно?!
  - Так надо, - спокойно отреагировал отец. - Срочный заказ, важные клиенты, руководство поручило вести сделку мне. Машина меня уже ждет у дома, чтобы отвести на вокзал. К ночи я буду на месте назначения. Завтра утром уже сразу смогу приступить к переговорам, к заключению сделки.
  - Ты уезжаешь сейчас, - произнесла фразу вслух, словно мозг еще не желал в это поверить. Не вопрос, просто констатация факта.
  - Да Жень сейчас, я тебе об этом и говорю. Не расстраивайся, слышишь? Вернусь, возьму недельку отпуска и мы с тобой побудем вместе, сходим куда-нибудь как я и обещал, да и отдохнуть мне не помешает. Я всегда на телефоне, в любое время дня и ночи. Знаю, это первая мое отсутствие после случившегося. Продержишься несколько дней? - отец подошел, обнял меня, отстранился. - Женёк?
  Это была не первая его командировка, он оставлял меня одну с двенадцати лет, но никогда надолго, максимум на четыре дня. И я относительно легко переносила эти вынужденные разлуки, самостоятельная жизнь меня не пугала. Я приходила со школы, готовила ужин, ела, делала уроки, ложилась спать. Эти периоды не были для меня какими-то особенно трудными, выбивающими из колеи нормальной жизни.
  - Да пап, продержусь, конечно, - улыбнулась через силу и кивнула.
  - Ты плохо себя чувствуешь? - на взволнованное лицо набежали морщинки тревоги. - Ты чего-то бледная очень, глаза красные...
  - Все хорошо! Езжай. И будь спокоен. Со мной ничего не случится... как обычно, - быстро обняла за широкие мужские плечи.
  - Я скоро вернусь, - прошептал мне на ухо родной голос, нежные руки погладили по спине.
  Отец кивнул гостю и направился к выходу. Не уезжай, только не сейчас, только не сегодня. Но взгляд с каким-то странным равнодушием провожал уходящую фигуру, плотно сжатые губы не желали размыкаться, голос упрямо молчал, а внутри расплывалась холодная пустота.
  С безысходностью повернулась и посмотрела на Демона. Сейчас и он уйдет, я останусь одна в тихом, темном доме, скоро ночь... Я сильна. Я сильная. Но оказалось не настолько. Нижняя губа задрожала, плечи безвольно опустились. Голова повисла. Я так и носилась по дому в носках, забыв одеть тапки. Любимые носочки в цветочек, они весело смотрелись на однотонном ковре. Какие дурацкие мысли в голове бродят.
  - Эй, ты чего? - испугался парень кинувшись ко мне, и словно смутился от своего стремительного порыва замер, но в следующее мгновение протянул руки. Он что, собрался меня утешать? В этой роли я его как-то слабо представляла.
  - Ничего, - как обиженный ребенок оттолкнула руки и отвернулась.
  Спиной чувствовала, парень продолжал стоять на месте, его дыхание щекотало мои волосы на затылке, близкое тепло мужского тела обволакивало спокойствием, пока я не одна, но это только пока.
  - Жень? - впервые прозвучавшее имя в его устах, это было так удивительно и странно, не пигалица, не сумасшедшая, а Женя. На мои плечи опустились мужские ладони, сжали их, замерли, развернули к себе. Он сейчас казался другим, не далеким испорченным мальчишкой, а близким другом способным понять и сопереживать. И я не выдержала. Повернулась. С минуту вглядываясь в знакомо-незнакомые глаза.
  - Она вернулась, - выдавила из себя больше не в силах молчать. Поделиться с кем-то безумной правдой, разделить свои страхи, узнать чужое мнение. Да просто поговорить, даже если меня не поймут.
  - Кто? - почему-то шепотом спросил настороженный голос.
  - Моя мать.
  Какие эмоции в этот момент были написаны на моем лице? Стоявший рядом парень напрягся. Отстранился, будто ему стало некомфортно так близко находиться от меня. Напряжение витало в самом воздухе. Между нами. Вокруг. Тишина оглушала, давила на барабанные перепонки.
  - Откуда вернулась? - вопрос осторожный, словно тот, кто его задавал, чувствуя каким-то шестым чувством, опасался услышать ответ.
  - С того света, - так обыденно прозвучали эти слова. Может потому, что сознание уже смирилось с подобной мыслью. Для меня это не было шоком, в отличие от Демона.
  Взорвалась бомба отшвырнув нас друг от друга, разбросав на разные берега, страны, континенты. Парень отшатнулся от меня как от прокаженной. Запустив руку в волосы обошел холл по периметру поглядывая в мою сторону с настороженностью. Затем вернулся, встал передо мной, схватил за плечи и грубо встряхнул.
  - Ты понимаешь, как это звучит? - глаза недобро сузились.
  Ощущение близости прошло так же быстро, как и появилось. Неправильное, мимолетное, невозможное. Откуда оно взялось? Я с родным отцом не смогла поделиться, промолчала, а с ним... Стон сорвался с моих губ. Зачем? Невозможно. Собственный обман. Нафантазировала себе того, чего в принципе не может быть. Демон - не мой человек. Он чужой. Другой. Далекий.
  - Ты вообще понимаешь, что говоришь? Чокнутая! - резко отпустил чуть оттолкнув от себя.
  Я потерла места, где были чужие руки и отошла на другой конец комнаты. Отвернулась к окну. Из-за хмурой погоды на улице быстро темнело. Ветер усилился, голые деревья раскачивали корявыми ветками. По небу плыли серые облака такие же, как и подтаивший снег на земле. Скоро ночь, холодная, пробирающая до костей. Невольно содрогнулась, обхватила себя руками, чтобы хоть немного согреться. Меня не поняли. Не услышали. Не захотели выслушать дальше, попытаться добраться до истины. Просто вынесли приговор. Холодная вьюга закружила внутри, сердце заледенело, заснеженная душа не болела, она просто ничего не чувствовала. Я одна. Всегда была одной и всегда буду.
  - Да пошутила я, расслабься, - мой скрежущий смех разлетелся по комнате. Повернувшись уселась на подоконник. Вскинула бровь осматривая застывшего изваянием Демона. - Шутка, понимаешь? - развела руками. Ну, вот такая я шутница. Запрокинула голову продолжая ухмыляться.
  Свести все к шутке и постараться забыть свой порыв к откровенности. Нашла о чем рассказать. И правда чокнутая, в другой интерпретации чем подумал парень, но он прав.
  - Пошутила, значит, - отозвался Демон, нехорошо при этом рассматривая меня из-под нахмуренных бровей.
  - Да, - стараясь казаться как можно беспечней, это отнимало немало сил. - А ты совсем шуток не понимаешь? - иронично качая головой уперлась затылком в оконную раму. Вдавила с такой силой, что йокнула. Потерла болезненный затылок. Резко соскочила на пол. - С чувством юмора у тебя плохо, как я погляжу, - бросила зло. Побыстрее разобраться с ситуацией и спровадить загостившегося гостя. Надоел он мне. Все надоело. Свои ежеминутно меняющиеся настроения, ощущения, чувства. Я то хочу чего-то, то убегаю от этого. Сама себя не понимаю, а хочу, чтобы понял другой. Не нужна мне ничья поддержка. Помощь. Сочувствие. Понимание. Лучше не тянуть, отрезать сразу, чик и все. Боль, обида, пройдет, не сразу, постепенно и я снова стану собой. Остаться одной, так привычней, так спокойней. Демон мне не поможет. Так незачем питать иллюзии, пусть уходит. Решение принято.
  Но я просчиталась. Зная этого парня, даже недолго, глупо было на это рассчитывать. Другой бы на его месте обиделся, развернулся и ушел, только не Демон. Я поняла по выражению мужского лица, что он далек от этой мысли, покидать мой дом он не спешил. Сейчас его обуревали совершенно другие желание, в глазах отражалась прямая угроза мне, придушить сразу или заставить помучиться слишком явно читалось в пронзительном обжигающем взгляде.
  - Зато твое чувство юмора блестяще, - язвительный холодный голос резал как бритва. Глаза сверкнули недобрым блеском, даже на расстоянии обдав меня острыми искорками 'веселья'. - Настолько хорошо, что руки чешутся, - через паузу, - отблагодарить.
  - Не стоит, - улыбнулась слабо, нервно отступив назад. Как теперь выкрутиться из этой ситуации?
  А Демон времени не терял и уже стоял передо мной. Ой. Вот черт. Руки железным обручем сжались на моей талии. Уперлась ладошками в широкие плечи пытаясь оттолкнуть мышечную массу, мне в ответ лишь оскал акулы на мужественном лице. Трепыхайся, трепыхайся крошка, все равно ничего не сделаешь. Мое занесенное колено перехватили, горячая ладонь крепко сжала его принудительно возвращая ногу обратно на пол. Демон был уже начеку ожидая от меня подобного подвоха. Хитро подмигнул в мою расстроенную мордашку. Быстро чмокнул в губы. Он издевался надо мной, ждал, что я предприму дальше. Собрав все свои силы попыталась еще раз его отпихнуть от себя и услышала задорный протяжный смех. Не ожидая от себя подобной смелости потянулась на цыпочки и поцеловала парня в губы. С первой секунды тот едва не поперхнулся смехом от неожиданности, но быстро его губы взяли инициативу на себя. Когда я попыталась прервать поцелуй мне не дали, руки на спине тесно прижимали мое тело к мужскому, умелые губы дарили наслаждение требуя не меньшей отдачи от моих. Пожар разгорался, яркие оранжевые языки обдавали жаром тело, которое горело от макушки до пяток, они проникали внутрь, сжигая все на своем пути, все мнимые преграды, но если пламя сейчас не остановить мы сгорим в нем без остатка, очнувшись кучкой пепла на восходе дня.
  - Не надо, пусти, - сумела выдохнуть между поцелуями, но меня не услышали. Смелые руки шарили по бедрам, настойчивые губы не желали отпускать из плена. - Остановись! - дернулась в сторону, бесполезно. - Ну, пожалуйста, - простонала с отчаянием. - Вадим!
  Это сработало, от прозвучавшего своего имени парень вздрогнул. Чуть отстранился. Только из объятий не выпустил. Затуманенным взором посмотрел на меня. Моргнул, приходя в себя, в глазах появилась осмысленность. Потряс головой, прогоняя остатки дурманящего тумана, чтобы сознание прояснилось.
  - Я напугал тебя? - спросил неожиданно с сожалением.
  - Тебе лучше уйти, - вместо ответа попросила я.
  - Прости, - повинился Демон. Окончательно высвободил меня из своих объятий и отошел. - Я не хотел, - Парень запустил пятерню в волосы, с потерянным выражением на лице не глядя на меня, он пытался справиться с собой. - Не знаю, что на меня нашло, такого раньше никогда не случалось, - бормотал себе под нос, я расслышала только несколько слов. Потер ладонями лицо, выдохнул. Остановился у окна вглядываясь в темную дымку, как и я некоторое время назад. Замер спиной ко мне.
  - Уходи, - услышала я свой холодный голос. - Будешь сожалеть в другом месте.
  - Ты строишь из себя поруганную невинность. А кто первый меня поцеловал? - резко развернувшись, обрушился внезапной злостью на меня холодный ураган недавно пылающий жаром.
  - Вот и разобрались, - кивнула вполне равнодушно. - Значит, это я во всем виновата. Хорошо, пусть так и будет.
  Мое согласие, моя податливость, казалось, были только маслом в огонь. Краска бросилась в лицо Демону, но это было отнюдь не от смущения. Удар. Стекла жалобно звякнули, рама задрожала. Я вздрогнула.
  - Не ломай мой дом, - выпалила не менее зло, чем парень.
  - С первой нашей встречи ты как кислота по нервам! Пигалица с рыжими волосами и зелеными глазищами, смотрящими с таким холодным равнодушием, что тут же хотелось встряхнуть тебя как следует. Это желание не проходило и я пошел за тобой. Дернул меня черт! Несуразная, глупая, импульсивная, сумасшедшая, невозможно странная. Ты рванула за кем-то так, словно от этого зависела твоя жизнь. Я спасал тебя, а ты еще отбрыкивалась. А потом снова вскочила и побежала. И я подумал, ну и черт с ней, сумасшедшая какая-то. Я уже почти ушел, но в последний момент заметил оставленную тобой сумку. Не замечал раньше за собой альтруизма, - парень усмехнулся иронично. Он говорил все это время не глядя на меня, грудь его взволнованно поднималась, фразы были отрывистыми. Собственные воспоминания не доставляли их владельцу удовольствие, наоборот, раздражение и досаду. - Когда я догнал тебя, ты стояла одинокой маленькой фигуркой неотрывно смотрящей вслед удаляющейся женщине. Я смотрел на тебя и думал, чем ты успела меня уже так зацепить. Я окликнул тебя, отдал сумку... Ты посмотрела тогда на меня таким печальным взглядом, никогда подобного не видел раньше. Взяла сумку и стала обратно пробираться сквозь сугробы к месту скамейки, остановилась, смущенно выдавила 'Спасибо', и ушла. А я как дурак стоял и пялился на тебя. С того момента я стал преследовать тебя. Понять, разгадать твою тайну, избавиться от непонятной тяги к тебе. Но с каждым разом ты как наркотик только глубже проникала в кровь, - на несколько секунд голос смолк, словно пережидая бурю эмоций. - Потом, этот случай с запиской. Более безумного, невообразимого, опасного с весьма печальными последствиями, - парень почти кричал, но последние слова произнес шепотом, - самоотверженного, бескорыстного поступка для меня никто не совершал. Впервые в жизни, наверное, во мне проснулась к кому-то благодарность. Я реально просто хотел отблагодарить смелую безумную девчонку... Но она рассмеялась мне в лицо заявив, что не желает никакой благодарности, вообще ничего от меня не желает. С этого момента я больше ни о чем не мог думать, только о тебе... Не знаю... Ты... - Демон перевел на меня горящий взгляд от которого я мгновенно вспотела. - Ты невыносимая, нереальная, невинная, строгая, смешная, непонятная. Ты - это ты. - Демон снова замолчал, опустил взгляд вниз засунув руки в карманы брюк. Он нервничал, может быть впервые в жизни, нервничал стоя передо мной как школьник. - Не знаю, как объяснить свои чувства. Взрыв. Наводнение. Извержение вулкана. Со мной подобное впервые, раньше все было намного проще и понятней. С другими девушками, - пояснил он, для меня, для самого себя. - Но только не с тобой, - вытащил руки из карманов, скрестил их на груди. - Ты можешь не верить. Сомневаться. Прогнать. Это ничего не изменит. И я не сдамся, - последнее, словно обещание, угроза, констатация факта. Как хочешь, так и понимай.
  Теперь уже я не смотрела на Демона, не в силах вынести, пусть и на расстоянии, пристально-горящего взора. С ожиданием, обещанием, таким пугающим для меня, потому что я поняла, сейчас все зашло слишком далеко, меня просто так не отпустят. Настоит на своем. Добьется силой. Возьмет напором.
  - Что ты предлагаешь? - мой испуганный голосок вызвал усмешку на губах парня, добрую, нежную.
  - Я прошу тебя стать моей девушкой, - и преодолев в два счета разделяющее нас пространство Демон привлек меня в свои объятиях. - Чего ты испугалась, глупая? - прошептали мне в макушку. Неужели я выглядела настолько испуганно? Я не сопротивлялась. Сердце трепыхалось в груди как маленькая птичка в клетке. Неожиданно открывшийся с другой стороны он сначала напугал меня, потом удивил, а сейчас растрогал. - Это не обяжет тебя сразу же лечь со мной в постель. Мы можем встречаться на нейтральной территории, гулять, разговаривать, сидеть в кафе, что захочешь, то и будем делать.
  - Тебе не нужно меня уговаривать, - прошептала, голос прозвучал глухо из-за того, что я уткнулась в мужскую грудь. Тело от моих слов напряглось, мышцы затвердели, и я быстро добавила, - Я согласна.
  Глубокий вздох облегчения. Выдох. Демон прижал меня к себе так, едва не затрещали ребра, я протестующее замычала и объятия ослабли. Подняла голову и тут же получила нежный, мне показалось, благодарный поцелуй. Он рассчитывался как мимолетный, нежный, показать свои чувства, но постепенно поцелуй набирал силу... Нехотя парень меня отпустил.
  - Может, сходим куда-нибудь перекусим? - хрипло спросил он, глядя при этом, словно хотел съесть меня.
  - Ладно, - кивнула согласно немного рассеянно. Все слишком быстро происходило в этот вечер. Признания. Статус девушки Демона. А вот теперь выход в свет вместе.
  - Чего призадумалась? - растормошил меня рука, которая провела по щеке, затем заправила выбившую прядку за ухо.
  - Куда мы пойдем? - чуть смущенно пробормотала я.
  - Это имеет значение? - рука скользнула по моей шее, парню явно доставляло удовольствие меня касаться... И смущать меня! Я покраснела. Демон усмехнулся. Глаза его сверкали как две искорки. - Выберешь кафе по дороге. Собирайся, - убрал руку, которая уже успела спуститься к ключице.
  - Мне нужно переодеться, - мне требовалась хоть одна минута передышки, энергия, мужской напор, смущал, заставлял чувствовать себе немного не в своей тарелке. Мне нужно время чтобы привыкнуть к нему, как к своему парню. А каково это иметь парня, да еще такого, как Демон? Ты уже начала это познавать.
  - Я провожу. Ты не против? - добавил скорее для приличия. - Заодно покажешь свою комнату.
  - Тебе правда интересно? - спросила с сомнением.
  - Конечно, - развернул меня, чуть подтолкнул к лестнице. - Идем?
  Черт. Улыбнулась. Не думала, что парни такие любопытные. Но ведь это не порок. Кивнула.
  - Идем.
  Поднимаясь вверх по лестнице я оступилась. Нырнуть носом мне не дал Демон шедший позади. С мгновенной реакцией сильная рука перехватила меня за талию удерживая на ногах.
  - Спасибо, - пробормотала не оборачиваясь и вбежала наверх. Уф, еще подумает, что меня ноги не держат от его близкого присутствия. И будет прав.
  Маленькая, но уютная комнатка, я сама выбрала ее под свою спальню, когда мы сюда переехали. В ней сразу стало тесно. Или только мне так кажется. Парень оглядывался по сторонам внимательно прощупывая обстановку.
   Я прошла к шкафу, достала черные брюки и однотонную фиолетовую блузку.
  - Я сейчас, - и юркнула за дверь.
  В ванной привалилась к двери, прижимая одежду к груди пыталась выровнять дыхание. Я волновалась. Еще как волновалась. Это мое первое свидание. Как вести себя? О чем говорить? Тело охватило мандражка. Нет, лучше вообще об этом не думать, пусть все будет, как будет. И что удивительно за всеми этими чувствами, новыми ощущениями я совершенно забыла о произошедшем недавно в доме, мысли мои были совершенно о другом. Прежде чем начать переодеваться подошла к зеркалу. Обычно бледные щеки сейчас пылали, в глазах сияли зеленные звездочки, пухлые розовые губы слегка подрагивали, это было словно мое и не мое лицо. Завязала волосы в конский хвост на затылке. Переоделась.
  Открыла дверь в свою комнату и напряженно замерла, в руках Демон держал старую потрепанную тетрадку. Где он ее взял?! Ах да, я же сама вчера вечером откопала ее в нижнем ящике под слоем пыли, нашло что-то, ностальгия черт ее возьми.
  - Отдай, - рванула к парню, протянутая рука дрожала.
  - Не волнуйся, - услышала сквозь вату в ушах спокойный мужской голос. - Если ты не позволишь, я ее даже не открою.
  В мою руку вложили заветную тетрадку. Прижимая ее к груди бессильно опустилась на постель. Выставила себя полной дурой, психопаткой. А мне не привыкать. Хотелось плакать.
  - Это твой дневник? - делая вид, что ничего странного не замечает нейтрально спросил Демон, опустился рядом со мной легко коснувшись плеча. В этот момент я была ему безмерно благодарна за внимание, за поддержку, за понимание.
  - Что-то вроде того. Когда-то я записывала сюда свои мысли и... собственные стихи, - неуверенно, что вообще нужно говорить обронила я.
  - Ты писала стихи? Ух, ты, - без капли иронии, только искренний интерес.
  - Да так, просто баловство, - отмахнулась как от нечто незначительного.
  - Дашь когда-нибудь прочесть? - серьезное лицо было обращено на меня с выражением просьбы в глазах.
  Я молча протянула тетрадь.
  
  Что значит грань?
  Откуда и куда протянутая нить?
  Граница между сном и явью?
  И грань меж миром мертвых и живых?
  
  Черта невидима под зорким глазом,
  Огонь неощутимый под рукой,
  Слеза невыплаканная сразу,
  У сердца твердая ладонь.
  
  И как понять границ сознанья?
  Ты перешел уже черту?
  Когда ты видишь нереально,
  Незримо ясную мечту.
  
  Ты видишь ту, которой нет на свете,
  Ты ощущаешь ее, словно позади.
  Оглянешься, и пустота тебе ответом,
  Опалит сердце в яростной груди.
  
  И грань меж нормой и не нормой,
  Ты сумасшедший или нет?
  Не даст ответ тебе знакомый,
  Заблудший одинокий бред.
  
  С каждой строчкой мужской голос становился все тише и последние слова прозвучали шепотом.
  Тишина.
  Мою ладонь накрыла мужская, сжала ее, переплела наши пальцы.
  - Красиво и очень грустно, - озвучил свои впечатления Демон, его взгляд обращенный ко мне выражал сочувствие и еще что-то такое, что я пока понять не могла.
  - Глупости все это, - забрала тетрадь из ослабленных рук. Случайность или мистика? Чужие руки открыли именно на этой странице и тихий голос прочел именно этот стих.
  Пробежала еще раз по странице, строчки знакомые из глубины души, я писала этот стих обращая внутренний мир в слова. Потом перечитывала его, но он не казался таким трагичным и печальным как сейчас. Почему? Что изменилось? Я изменилась. Тогда были только боль и страх, сейчас - возрождение, как феникс из пепла. Струйка свежего ветра в душу, новое чувство. Я еще сама не понимала, но оно уже жило во мне. Жило своей жизнью, заставляя кровь быстрее бежать по венам, сердцу биться радостней, душе замирать в предвкушении, мыслям уноситься в страну реальных грез.
  - Когда ты его написала? - парень старался не напирать, но и просто отмахнуться, забыть он не собирался. Ох, зря я, наверное, позволила копаться в самом сокровенном для меня. Я настолько уже ему доверяю? Не могу понять себя, отцу ничего не сказала и он никогда не прикасался к этой потрепанной тетради, а стоило Вадиму только попросить и я тут же отдала. Вадиму? Я назвала его по имени. И сама не заметила как. - Жень? - осторожный голос, ласковое прикосновение. Я повернула голову в его сторону утопая в бездонных глазах. Снова назвал меня по имени. Так привычно, словно мы знакомы очень давно.
  - Месяцев шесть-семь назад. Это последнее, что я сюда написала, - ладони захлопнули тетрадь. - Не воспринимай всерьез, это всего лишь писанина. Так... - пожала плечами горько усмехнувшись.
  - Это твои чувства и мысли, - услышала голос с хрипотцой и вздрогнула. Твердая рука обхватила за противоположное плечо привлекая меня с себе. Тепло мужского тела, твердость мышц не успокаивало, а волновало. - И прости за ту реакцию, там внизу, когда ты сказала по поводу матери...
  - Нормальная реакция, - быстро перебила извиняющийся голос. Какая метаморфоза, он себя обвиняет, а я его защищаю. - У любого нормального человека была бы та же, скажи я такое.
  Рука крепче сжалась на моем плече.
  - И я не верю, что ты пошутила, - ошарашил меня следующей фразой Демон.
  Дернулась. Но мужская рука жестко удержала меня на месте. Я еще раз дернулась. Тогда парень повалил меня на спину прижимая к кровати своей массой.
  - Что ты делаешь? - пискнула испуганно.
  - Не позволяю тебе сбежать, - выдохнул мне в лицо не оставляющий шанса бескомпромиссный голос. - Сейчас мы поговорим серьезно и откровенно, при этом я хочу видеть твои глаза.
  - Да иди ты! - огрызнулась по привычке.
  - Обязательно, - безмятежно согласился мучитель. - Только после разговора.
  - И девушкой я твоей не буду, поищи себе другую дуру!
  - Это мы тоже обсудим, потом, - мой аргумент с легкостью проигнорировали.
  - Мне тяжело! Слезь с меня! - взвыла раненным зверем.
  - Так нормально? - перенося часть своего веса чуть перекатился на сторону заботливо спросил Демон.
  - Нет, не нормально! - взбрыкнула, пыхтя и ругаясь снова пытаясь вылезти из-под тяжести мужского тела. Крепкое бедро не позволяло пошевелить ногами.
  - Не ври, - ласково подул мне в лицо, немного остудить пыл.
  - Слезь с меня, говорю! Разлегся тут на мне, как у себя дома! - кричала первое что приходило в голову, мысли путались, в голове был полный бедлам. Такого поворота событий я никак не ожидала. Вот после этого и доверяй людям. Мне удалось освободить руку. Занесла для удара. Она была перехвачена в миллиметре от лица противника. Обхватив за запястье Демон поцеловал ладонь глядя на меня. Издевается, гад. Уууу...
  - Отдай руку!
  Еще раз прикоснулся губами к тыльной стороне и опустил мою конечность прижимая к постели.
  Раздражение от столь беспардонного поведение давно сменилось злостью. Только злость бессильна была против физического превосходства. И от этого ярость буквально затмевала разум.
  - Раз ты сильнее, значит, можешь измываться над более слабым? - выдохнула без сил сдаваясь на волю победителя.
  - Кто над тобой измывается? - столь искреннего изумление не сыграл бы даже оскороносный голливудский актер.
  - Ты!
  Демон покачал головой, тень сожаления мелькнула на решительном лице.
  - Ты неправильно все воспринимаешь.
  - Ты что прикалываешься? - я не знала плакать или смеяться.
  - Я просто хочу поговорить с тобой серьезно, а ты все время словно ускользаешь. Хочу видеть твои глаза, чувствовать тебя, ощущать рядом. Мне нравится тебя обнимать. Что в этом плохого? - голос завораживал, гипнотический взгляд проникал слишком глубоко, в самую душу.
  - Мне неприятно!
  И тут же пожалела о вырвавшихся словах. Зря я так сказала. Ох, зря.
  - Правда? - в мужских глазах зажегся опасный огонек. Губы замерли в опасной близости от моих. Дыхание слилось в одно. Сердца бились в унисон, быстро, в припрыжку. Костер разгорался. Наши тела реагировали друг на друга одинаково, словно два магнита притягиваясь. Одежда мешала, препятствие к удовольствию, которое хотелось немедленно преодолеть. Дотронуться до гладкой горячей кожи, почувствовать ответный трепет на прикосновение, коснуться губами, провести языком. Трепет обоих тел. Чьи это были чувства? Я прочитала в глазах напротив или их прочли в моих широко распахнутых растерянных. Даже говорить ничего не надо было, парень просто приподнял правую бровь.
  - Это ничего не значит, - упрямо возразила преодолевая смущение. - Всего на всего физическое притяжение, - говорить было сложно, голос дрожал от наплыва чувств. Может подобное для меня и впервые, но не настолько я наивна в эпоху вседозволенности.
  Злость отчетливо проступила на раскрасневшемся от страсти мужественном лице.
  - Всего на всего физическое притяжение? - прорычал Демон, при этом едва не цапнув меня за нос.
  - Да, всего на всего, - природное упрямство не позволяло свернуть с намеченного пути. Настаивать на своем во чтобы то ни стало, даже если сейчас начнут душить. Нет, меня ждет другая участь, не менее мучительная. Хриплый вздох замер на губах, наглая рука пробралась под мою блузку и скользнула по животу. Я невольно было дернулась. Но куда тут денешься? Застыла не в силах дышать, думать, лишь чувствовать. Сладостная мука сводила с ума, настойчивые пальцы прочертили круг и двинулись выше к груди.
  - А ты значит знаток в физическом притяжении? Раз рассуждаешь об этом так уверенно, - сдерживаясь из последних сил, но от чего больше от страсти или ярости, прохрипел парень.
  - Можно подумать ты не знаток, - хмыкнула, прикрыла веки выгибаясь навстречу ласке. Тело уже давно меня предало.
  - Может и знаток, только сейчас все по-другому, - услышала я горячий шепот, распахнула глаза, но в этот момент алчные губы прижались к моим. Поцелуй набирал силу, проведя языком по моей нижней трепещущей губе скользнул между, углубляясь. Я застонала. Свободной рукой, только сейчас заметила, что ее больше не держат, обхватила парня за шею, скользнула по затылку запустив пальцы в волосы. - А ты делаешь успехи, - когда поцелуй закончился прошептал мне в самые губы Демон.
  - Спасибо, - скромно отозвалась я совсем с другим настроением, не было обидно, только весело. Вообще во всем теле была такая легкость, такая свобода, раскрепощение, я не узнавала саму себя. Недавно на моем месте была совершенно другая девушка. А на месте парня совсем другой парень. На меня смотрели тяжелым, выжидающим взглядом. Мы будто поменялись местами, сейчас я наслаждалась ситуацией, а он испытывал неудобства. - Что? - томно прикрыла веки.
  - Ты и правда не видишь в происходящем ничего особенного? Только химию? Игру гормонов? - допытывался с рвением, рука исчезла из-под блузки, сложно было сосредоточиться на чем-то, но парень старался.
  Вопрос не сразу дошел до сознания, а когда дошел, я недолго сомневалась.
  - Боюсь разочаровать тебя, но мне не с чем сравнивать, - легко оказалось открыться ему.
  - В каком смысле? - настороженно переспросил.
  - В самом прямом, - наблюдала, из-под опущенных ресниц как на мужском лице проносятся растерянность, досада, злость... От меня отскочили как от прокаженной. Не успела я и глазом моргнуть, как Демон стоял на ногах около кровати глядя сверху вниз на мое распластанное тело.
  - Так для тебя это впервые?!
  - Ну, наконец-то, дошло, - пробормотала и вдруг почувствовала себя обиженной. Сначала завел, а теперь что, в кусты.
  - Почему не сказала сразу?! - запустил пятерню в волосы.
  - Сразу? Когда это, в первый день нашего знакомства? - села на кровати одергивая блузку. Он еще на меня кричит. Он, на меня.
  - Сегодня! Сейчас! Перед тем как все началось! - кричал взбешенный парень.
  - Прости, не успела, - пропела язвительно. - Ты так набросился на меня! - Я еще и извиняюсь. Чудесно. Просто здорово. Несправедливо и глупо. - И если не забыл, я просила тебя отпустить...
  - Если бы я знал, то отпустил бы тут же! - яростно выплюнул, руки сжались в кулаки, вены на шее вздулись, и я неожиданно поняла, он сердит на себя, не на меня. Уже легче. Пусть-пусть повиниться, ему пойдет на пользу. А то привык хочу-беру, не спрашивая разрешения. Парень метался по комнате пока у меня не зарябило в глазах.
  - Сколько тебе лет? - неожиданно остановился он.
  - Не беспокойся, я совершеннолетняя, - раздвинула губы в кривой усмешке.
  - И ты ни с кем до меня не встречалась? - на меня смотрели как на экспонат на выставке, разве что не вертели в руках, чтобы рассмотреть, как следует со всех сторон; как на картину в галерее, всматриваясь в малейший штрих, мазок на полотне и задумываясь, что хотел этим сказать художник.
  - Ты так догадлив, что диву даешься, - не смогла удержаться, чтобы не съязвить. - Что, так трудно в подобное поверить? - пожала плечами.
  - Совершенно не трудно, - легко согласились со мной. - Учитывая твои странности.
  Мои мышцы невольно передернулись. Я отвела взор. Медленно поднялась с постели, расправила покрывало, взбила подушку возвращая ее в первоначальное состояние и ставя на место. Одернула блузку, помяли мне ее основательно. Сорвала резинку с волос позволяя им мягкими локонами рассыпаться по спине. Мы никуда не идем.
  - Я тебя обидел? - послышался позади немыслимый вопрос. Единственное, что я могла на такое ответить, только хмыкнуть и не поворачиваясь направилась из комнаты. Как же с ним не легко, то возносит на небеса, то возвращает на грешную землю. - Вот черт! Я не хотел. - Ой, ураган промчался мимо преградив мне путь к двери. Конечно, где мне с ним соревноваться в скорости, и ноги у него длиннее моих. Руки протянулись ко мне, я отшатнулась. Демон поднял их ладонями вверх. - Хорошо, без рук, - сложил у груди как для молитвы. - Ты заставляешь чувствовать меня не в своей тарелке, а это так непривычно для меня. Ты выбиваешь почву из-под ног своими признаниями. Я теряюсь и понимаю, что делаю что-то не так. Ты настолько другая, необычная, что рядом с тобой обычные поступки кажутся неправильными. И не с одним человеком я не был так откровенен, когда ты вот так смотришь на меня своими большими невинными зелеными глазами, - голос смолк, но только на мгновенную передышку. Грудь под рубашкой взволнованно вздымалась. В глазах светилась искренность, мольба выслушать, понять. И неожиданно я почувствовала себя бесчувственным чурбаном. Вину за то, что чего-то не понимаю. Чуть что скрываюсь в своей скорлупе. А может со мной парню тоже не сладко. Он привык иметь дело с другими девушками, более обычными, нормальными, не его же вина, что я не такая. Дай ему шанс. - И когда я тебя обнял, я действительно рассчитывал только поговорить. Но не сдержался, - усмехнулся, пожал плечами. - Что ж, прости, - воскликнул измученно. И закончил свою речь спокойно и твердо. - Я хочу поговорить откровенно, потому что хочу помочь.
  - Помочь в чем? - подозрительно прищурилась я.
  - В твоих проблемах, - уклончиво отозвался Демон.
  - Уточни, пожалуйста, - попросила вежливо. - Не попасть в психушку или наоборот, как можно скорее туда обратиться?
  - Найти лучшее применение твоему острому язычку, - пошутил грустный голос. Руки снова потянулись ко мне и я снова отступила назад. - Хорошо-хорошо, без рук, - сдался парень, взгляд застыл в беспомощном выражении. - Я больше не прикоснусь к тебе без твоего разрешения, - пообещал клятвенно. - Но я действительно хочу помочь.
  Верить, не верить, что толку гадать, я просто кивнула, обошла Демона и первая вышла из комнаты. Искать мотивы чужого поведения неблагодарное занятие. И сложно понять кого-то, когда не понимаешь даже себя. Пусть все идет своим чередом.
  
  В этот вечер мы ни в какое кафе не поехали. Демон отправил водителя за пиццей, которую мы умяли за обе щеки, насыщенный событиями короткий промежуток времени заставил проголодаться, при чем обоих. Устроились на диване в холле, из динамиков музыкального центра лилась тихая музыка. Свет был приглушен, но мне обстановка не казалась интимной, просто так было уютней.
  Страшно совсем не было и не верилось, что совсем недавно мне хотелось бежать отсюда без оглядки. Что дом перестал быть моей крепостью, а стал казаться тюрьмой. За этот вечер несколько раз все переворачивалось с ног на голову, но я была рада, что осталась не одна. Со скольких разных сторон мне открылся Демон, насколько многогранной оказалась его натура, противоречивой, не вяжущей с тем образом, который уже сложился у меня в голове. С одной стороны настораживающим, с другой притягательным. Но совсем не отталкивающим. Я тянулась к нему как цветок к солнышку, отлично понимая, что этот парень далеко не солнышко. Но разве это важно? Сумасшедшая. А никто и не отрицает.
  Меня не торопили с признаниями, мы говорили о всяких пустяках. Парень шутил, пытаясь меня избавить от неловкости, зажатости, расположить как-то к себе. Готова ли я к исповеди? Рассказать то, что никому не говорила. Мои мысли всегда были только моими, сокровенные, скрытые глубоко внутри, у самого сердца. Поделиться ими с чужим человеком, хотя Демон уже таким не казался, как быстро я привязывалась к нему. Не к добру это. Его сегодняшние признания вызвали бурю эмоций в моей душе: растерянность, удивление, даже в какой-то мере сочувствие. И словно прочитав по моему лицу о чем я сейчас думаю, придвинувшись ко мне чуть ближе, мы сидели на разных сторонах дивана, Демон спросил:
  - А я тебе нравлюсь? - беззащитное выражение промелькнуло на мужественном лице, в глазах обращенных на меня не было привычной уверенности. - Я открылся перед тобой. Чего я только сегодня не выболтал, - удивляясь самому себе произнес изумленный голос.
  - Ты не можешь не нравиться, - принялась успокаивать его тут же. - Такие как ты мечта любой девчонки, думаю. Красивый, сильный, богат...
  - Это все не то! - воздух прочертила нетерпеливая рука, выражение беззащитности, которое меня и подкупило, сменилось недовольством. Демон поддался ко мне, но вспомнив о свое обещании 'без рук' вернулся на место. Я почувствовала, что упираюсь спиной в подлокотник дивана, невольно стараясь казаться подальше от разбушевавшейся стихии. Чего нервничать-то так? - Все что ты сейчас перечислила, для тебе мало имеет значение. Я прав?
  - Ну да, не слишком большое, - пробормотала сведя брови на переносице от столь яростно-непонятного мне напора. Меня за такой короткий промежуток времени хорошо сумели изучить, впрочем, в проницательности Демону не откажешь, а так же в уме, хитрости и смекалке, я тоже многое подмечаю. Чем мои слова его так задели? Можно подумать я не достоинства его перечисляла, а недостатки, пороки. - Послушай, - начала я вкрадчиво. - Ну да, так уж вышло, что для меня подобные достоинства являются вторичными, в человеке я в первую очередь хочу видеть его внутренний мир, а потом уже внешний антураж, - мое утешение не пошло на пользу. Вот дура. Молчала бы уж лучше. Под разгорающимся все больше взглядом от каждого произнесенного мной слова я вконец запуталась. - Прости, если обидела тебя. Я не хотела. Просто я тебя еще слишком мало знаю... - Демон вскочил с дивана. Я окончательно смешалась и замолчала.
  - Мало знаешь? - остановился напротив меня, поморщился парень, как от зубной боли. - Давай я угадаю, что ты на самом деле думаешь обо мне? - и не дожидаясь моей реакции. - Избалованный, наглый, эгоистичный, богатый мажорный мальчик. Все в этом духе. Правильно?
  Я молчала потупив взор. Смотрела на свои зажатые между коленями ладони.
  - Ответь же мне!
  Яростный возглас привлек таки мое внимание к разбушевавшемуся объекту. Я подняла голову.
  - Хочешь правды? - холодный голос не соответствовал пожару у меня внутри. - Самонадеянный, язвительный, навязчивый, до скрежета зубов самоуверенный, упрямый, грубый, это дальше по списку. Могу продолжить, но думаю хватит, - выдержанно говорила я, хотя мне, как и Демону, несколько секунд назад, хотелось сорваться с места. Вскочить, вот так нависнуть над ним, а еще лучше чем-нибудь огреть по голове, по этой бестолковой, глупой башке. Впервые в жизни у меня чесались руки взгреть кого-то как следует.
  - Тогда почему согласилась стать моей девушкой? - проскрежетал сквозь стиснутые зубы взбешенный Демон. Это я скажу вам интересное зрелище, рожа красная, если бы взгляд мог испепелять, то я давно лежала бы уже кучкой пепла у его ног, волосы дыбом, вся фигура, словно в боевой стойке готовая в любую секунду броситься на врага. Только на удивление мне не было страшно, я его не боялась. И почему, не могла объяснить. - Какого черта! Из интереса? Любопытства? Тоже любишь играть в игры, детка? Какова твоя причина?
  - Хороший вопрос, - произнесла фразу вслух задумчиво пожевывая нижнюю губу. Поднялась и встала напротив парня. Глаза в глаза. Огонь и лед. Пламя и вода. Нашла коса на камень. Чья возьмет?
  Рык тигра. И в следующее мгновение меня не слишком нежно толкнули обратно на диван и тут же нависли грозной тучей метающей молнии. Глаза в глаза. Дыхание смешалось. Время замерло.
  - Черт тебя дери!
  С судорогой на лице от меня отстранились. Шаги к двери. Если бы не отчаяние сквозившее во всей фигуре я бы не заговорила, мой размеренный голос зазвучал зло:
  - Согласилась с тобой встречаться... может, потому что хотела разглядеть под всей этой шелухой тебя настоящего. Мелькнула безумная мысль, а может ты совсем не такой, может на самом деле совершенно другой. Невидимка для всех, но я сумею тебя разглядеть. Ту искорку, которую никто не видит и даже ты сам. Безумная мысль... я правда сумасшедшая... вижу то, чего нет и не может быть...
  Я еще не договорила как была сжата в медвежьих объятиях. Не стало больше слов, разных мыслей, разъедающих эмоций, только объятия. Молчаливые, крепкие, обоюдные. Так мы и стояли. Долго.
  - Кто-то обещал без рук, - оторвав голову от мужского плеча улыбнулась, чтобы разрядить обстановку.
  - Никак не могу сообразить, что только что между нами произошло, - пробормотал парень растерянно, даже потрясенно.
  - Ссора, - подсказала я.
  - Не знаю, - с сомнением покачал головой. - Ты вызываешь во мне бурю эмоций, если радость, то безграничную, если злость, то разрушительную.
  - Давай просто забудем о том, что произошло, - предложила самый лучший выход на мой взгляд.
  - Тебе часто приходится к подобному прибегать? - смысл вопроса я поняла сразу.
  - Бывает, если обо всем помнить мозги закипят, - хотела казаться как можно беспечней, но черная тень промелькнула в глазах.
  Нежная рука погладила меня по голове.
  - Так я тебе нравлюсь? Хоть чуть-чуть? - вдруг лукаво спросил Демон.
  Он чертовски упрям. Вцепился, как бульдог, не оторвешь, если только с куском плоти в зубах.
  - Чуть-чуть нравишься, - пошла на уступки и улыбнулась так же лукаво. Я тоже начала входить во вкус подобных приемчиков, мне нравилось чувствовать превосходство, легкость игры.
  - А ты колючка. - рассмеялся парень опускаясь на диван и усаживая меня рядышком.
  В этот вечер по обоюдному согласию решили не затрагивать серьезных тем. Вернее одну тему - мою. Я сказала, что не готова пока открыться, меня поцеловали и сказали 'Хорошо, потом', а на изумленное хлопанье глазами наградили еще одним поцелуем. Мы просто сидели и разговаривали, обо всем на свете.
  - Слушай, - прошептал мне на ухо таинственный голос. - А мы с тобой так до сих пор и не познакомились. Тебя я уже знаю, как зовут - Женя. А вот ты меня. Хотя стой. Ты же назвала меня по имени. Откуда знаешь?
  - Личное дело. Не забыл? - состроила смущенную рожицу.
  - Точно, - и вкрадчиво спросил. - Что еще интересного ты там вычитала?
  - Да нет там ничего интересного, - пробурчала я и услышала хриплый смех, прядки волос над ухом раздувались от дуновения. - Только зря рисковала, - пожаловалась огорченно.
  - Совсем не зря, мой смелый бесстрашный шпион, - горячо возразил Демон, все еще посмеиваясь.
   - Но ведь ты все равно пошел, - повернула голову, чтобы увидеть лицо парня.
  - Пошел, - кивнул он, во взгляде мелькнула сталь. Такой никогда не свернет с намеченного пути, чтобы не случилось, какие бы беды ему не пророчили, он слушает только свой внутренний голос. - По-другому и быть не могло.
  - А что это за бои, расскажешь? - с интересом спросила я, приподнялась на локте удобней устраиваясь на мужском плече.
  После минутного раздумья Демон заговорил:
  - В ночном клубе у реки проводятся подпольные драки, желающие делают ставки, на ринг выходят двое. Бои без правил, пока кто-нибудь в схватке не попросит пощады либо не окажется в отключке. Победитель срывает куш. Там вращается только определенный круг людей, поэтому тебе лучше держать язык за зубами. Понятно? - рука обнимающая меня сжалась на талии.
  - Непонятно только одно, - отозвалась с возрастающим любопытством, игнорируя предупреждение. - Зачем тебе все это? - и тут же поделилась своей мыслью. - Не ради денег это уж точно.
  Демон оскалился.
  - Ты права, - взгляд от меня переместился вдаль. - Для меня это альтернатива убежать от условностей, безопасной и спокойной жизни, где мне все преподнесено на блюде. Понять чего ты стоишь на самом деле. Достичь чего-то не прибегая к своему положению, деньгам, связям. Выходишь на ринг, остаешься один на один с соперником и теперь только от твоей силы и смелости зависит победишь ты или проиграешь.
  - А Демон твоя подпольная кличка?
  Парень усмехнулся.
  - Можно и так сказать. Но еще со школы ко мне привязалось это прозвище, так и дальше пошло-поехало, и придумывать ничего не пришлось.
  - Часто ты ходишь в это клуб? - в голове возникало все больше и больше вопросов, а пока мне любезно отвечали я пользовалась моментом.
  - Бывает, - не стал вдаваться в подробности.
  - И всегда участвуешь в боях?
  - Не совсем.
  - Но как часто?
  - Довольно таки.
  - Раз-два-три раза в месяц? - не сдавалась я.
  - Все зависит от внешних обстоятельств, настроения, желания, времени, - снова туманно.
  - И все же?
  - Для тебя это так важно? - на меня пристально посмотрели.
  - Я просто хочу знать, - не отвела взора. Я сама не понимала своего упорства.
  - У меня нет точных цифр посещения. Говорю же, всегда по-разному, - произнес парень слегка поведя плечом.
  - Ну, например, в прошлом месяце ты сколько раз дрался? - задала наводящий вопрос.
  - Два, - подумав выдал ответ.
  - В позапрошлом?
  - Один, - подумав чуть дольше.
  - Понятно, - кивнула и отстала от парня.
  Только теперь он ко мне пристал.
  - Что тебе понятно? - вздернул бровь.
  - Многое.
  - Что значит многое? - с подозрением от столь многозначительной фразы.
  - Все.
  - Женя! Что все?
  Рука развернула меня к себе. Только я не спешила с ответом. Смотрела на распирающего от любопытства парня, и с каждой секундой его лицо становилось серьезней, а во мне крепло подозрение, что если я не отвечу, меня начнут пытать.
  - Ты... - улыбнулась.
  - Говори же! - взревел голос.
  - Ты любитель пощекотать нервы. Экстримал, вот кто ты, - вынесла вердикт с еще большей улыбкой на губах.
  - Несносная девчонка, - выдохнули мне в губы и стерли мою улыбку поцелуем.
  Мне понравилось дразнить его. А еще больше целовать. Я входила во вкус и уже не просто была зрителем в зале, наслаждаясь действом, я принимала активное участие в этом самом действии. И первая прервала поцелуй, отстраняя сопротивляющееся и в то же время поддающееся под моими ладошками мощное тело.
  - Ты обещал без рук, - второй раз напомнила о чьем-то обещании, хотя вовсе не была в претензии.
  - С тобой это нереально, - в свое оправдание выдохнул Демон. На его лице также не читалось сожаления, наоборот, глаза горели внутренним светом страсти обещая большее.
  Я смущенно юркнула под мышку парня. Было так хорошо и уютно, и совершенно не верилось, что это тот самый человек, от которого я сбегала совсем недавно. И тут же на ум пришла другая мысль. Его девушка... Как я могла о ней-то забыть? Вот наивная идиотка. Что делать? Спросить его прямо? Нет, стыдно как-то. Я не смогу, смелости не хватит. Выведать окольными путями, постепенно. Только во мне все дрожало от нетерпения, нервы натянулись струнами. Уйдя в свои мысли отодвинулась, еще не замечая настороженного взгляда следившего за мной.
  - Жень? - позвали меня осторожно.
  Встряхнулась. Выдала себя, теперь придется объясняться.
  - Да? - не поворачивая головы подала голос.
  - Ну-ка посмотри на меня? - настойчиво попросили, но не приняли попытки заставить физически, руки на этот раз держали при себе. Обещание начал выполнять. Смешно. - Тебя что-то мучает? Если есть еще вопросы, задавай, - подбодрил меня Вадим глядя открытым ясным взором. Прям ангел во плоти, куды деваться. Душа нараспашку, бери не хочу.
  - Эм... - Черт, как трудно подобрать слова. И с чего начать?
  - Ты меня с ума сведешь сегодня, - простонал Демон. - Не томи, Жень, - попросил с мученическим выражением на лице.
  - Когда я пробралась в твой дом... вернее на территорию, то видела тебя с твоей девушкой...
  - С кем???
  - С твоей девушкой, - не слишком твердо повторила, видя искреннее удивления на лице напротив.
  - Ты моя девушка, другой у меня нет, - твердо произнес парень.
  - Нет, до меня, - с досадой воскликнула я.
  И вдруг парень смущенно кашлянул. Да-да, именно смущенно.
  - Ты хочешь узнать, сколько у меня было девушек? - спросил не слишком дружелюбно.
  - Эээ...
  - Не хочешь знать? - с облегчением, но и долей обиды.
  - Ну... - почесала в затылке. Хочу ли?
  - Ты меня в конец запутала, - хлопнул себя по коленям Демон и зыркнул на меня грозно. Потом улыбнулся и притянул меня сопротивляющуюся к себе. - Говори сейчас же, иначе защекочу, - "угроза" подействовала.
  - Пока я лежала лицом в сугробе, - и продолжила не обращая внимания на смешок. - То слышала как из дома выскочила девушка, а за ней ты.
  - Так вот, пока ты отчаянно сливалась с местностью, моя сестричка занималась тем же, то есть безумствовала, - меня потрепали по голове как несмышленого дитя, чмокнули в нос. - Я тебе как-нибудь познакомлю с ней. Хотя нет, с вами обеими мне одновременно не справиться, - было видно, что говоривший любит свою сестру, прощает ей многое.
  Да, Демон не такой, каким может показаться на первый взгляд, он гораздо глубже. Вспомнился нечаянно мультик Шрек и его фраза: "Великаны, как луковицы - многослойны". Так и Демон, слой за слоем, он раскрывается с разных сторон. Неожиданно прыснула со смеха, знал бы он, что я сравниваю его с луковицей. Смех стал громче.
  
  Открыла глаза и потянулась, мышцы ныли, голова была тяжелой, чувство разбитости и недосыпа. Но, черт возьми, как же хорошо! В эту ночь мне не снилось кошмаров. Пусть пару часов, но я проспала их сладким безмятежным сном. Мы с Демоном болтая провели на диванчике всю ночь, почти под утро нас сморил сон. Успели посмотреть пару фильмов, до сих пор работал телевизор, перекусить, на подносе лежали остатки засохших бутербродов и два стакана с недопитым чаем. Я лежала на парне, уютно примостившись на широкой груди, которая размеренно поднималась и опускалась в такт дыханию, под моей ладошкой стучало сильное сердце, а на моей талии лежала его рука, заботливо обнимая. Пригладила копну волос и села, освобождаясь из объятий. Вадим что-то недовольно пробормотал, но не открыл глаза. Всхрапнул. И дальше засопел. Крепкий же у него сон. Несколько секунд любовалась умиротворенным выражением лица, во сне он выглядел несколько иначе, расслабленные мышцы придавали ему какой-то беззащитный вид. Усмехнулась своим мыслям. Вот кем-кем, а беззащитным этот парень не был. Вяло текущее состояние в мгновение ока испарилось стоило моему взгляду наткнуться на настенные часы. В следующий миг я кубарем скатилась с дивана и поскольку лежала с краю то шмякнулась прямо на пол. Ойкнула. Потом чертыхнулась. Кряхтя приподнимаясь и потирая ушибленный копчик наткнулась на сонный удивленный мужской взгляд.
  - Что ты делаешь? - спросил хриплый ото сна голос.
  - Встаю.
  - Это я вижу. А почему с пола? - парень приподнялся на локте, словно лучше хотел рассмотреть картину происходящего.
  - Потому что упала, - буркнула я. Что за глупые вопросы, да еще с утра пораньше. И скомандовала. - Вставай, мы опаздываем! Уже полдевятого, а первая пара в девять.
  - Мне ко второй, - вяло отозвался парень, потянулся, зевнул и снова откинулся назад. - Иди ко мне. Пожалею.
  - Чего? Какое пожалею? - вскричала я. - Мне-то к первой.
  - Прогуляешь, - легко отозвался Демон не видя в этом особой беды. - Ты любишь прогуливать, я знаю, - с лукавой улыбкой подмигнул мне.
  Нашел время шутить. Недовольно сдвинула брови.
  - Не могу, у меня самостоятельная, - только сейчас вспомнила про лекции, которые так и не открыла. Вот непруха, точно сегодня неуд схлопочу. Настроение поползло вниз. - Так, ванная комната на втором этаже, захочешь, найдешь. Кухня, - махнула рукой на арку. - Холодильник весь в твоем распоряжении.
  Не дожидаясь реакции на свои слова развернулась и пересекла холл. У лестнице оглянулась. Демон отсалютовал мне рукой, есть Сэр. Перепрыгивая через две ступеньки я помчалась наверх. На губах играла легкая улыбка.
  Когда полностью готовая через десять минут я спустилась вниз, Демон сидел на диване подперев голову руками и... Дремал?!
  Нет, я ошиблась, стоило мне только встать в позу уперев руки в бока перед парнем, как тот поднял голову, усмехнулся и кивнул.
  - Идем? - поднялся, обнял меня за талию забирая сумку с плеча.
  На улице нас ждала уже знакомая машина.
  - Он что, всю ночь здесь просидел? - сбившись с шага спросила удивленно, имея виду водителя.
  - Не волнуйся, я отпускал его на ночь, - ничего не значащим голосом пояснил Демон.
  - Хорошо, - порадовалась я за беднягу, а то ведь жаль человека. - Ну, я пошла? - протянула руку желая забрать свою сумку.
  Демон покачал головой увлекая меня за собой.
  - Господи, какая ты несуразная.
  - Чего это? - вроде даже обиделась.
  - Сейчас я тебя отвезу в университет, потом поеду домой, приведу себя в порядок, и после второй пары мы встретимся в столовой. Идет? - разложив все по полочкам, открыл для меня дверцу авто. - Прошу.
  Пока ехали я пыталась вчитаться в строки отксерокопированного рукописного текста. Буквы прыгали, сознание витало в облаках, ему было не до лекций, мозг не желал включаться в работу, и этому не способствовал пристальный взгляд сбоку. Чего он меня разглядывает? Не красавица писанная вроде. Хотелось до банальности сострить, на мне узоров нет и цветы не растут. Сдержалась. Уткнулась в лекции. Буквы казались какими-то иероглифами. Нет, это нереально и мучиться не стоит. Смиренно выдохнула, убрала свернутые листы в сумку.
  - Чему ты все время улыбаешься? - не выдержала я, наконец, развернувшись к Демону. Помятый, не выспавшейся, с воспаленными веками и торчащими в разные стороны волосами он выглядел таким близким, родным и очень притягательным.
   - Первый раз я провел ночь с девушкой, - пауза для большего антуража, чертики в глазах плясали буги-вуги. Водитель навострил ухо, делая музыку потише. Я невольно замерла. - Болтая с ней до утра, - расскатистый смех хозяина подхватил шофер.
  Сначала я растерялась. Потом ткнула парня в бок. Пока думала, чем еще отплатить, машина остановилась, мы приехали. Ладно, не в последний раз виделись, думала покидая салон, успеется.
  
  Самостоятельную я запорола, впрочем, на другое глупо было рассчитывать. Средний балл получался не выше тройки, а скоро конец семестра. Решила не расстраиваться. Где наша не пропадала? Нагоню еще. Успею. На переменке позвонила отцу. Так приятно было слышать родной голос. Правда, немного насторожили усталые нотки. Только отец как всегда выкрутился, 'ночная поездка', 'скоро приду в норму', вот его слова. Он убегал на встречу, поэтому простились быстро.
  Второй парой была высшая математика, скучать не приходилось. Преподаватель строгая в летах женщина, очень шустрая и говорливая. Мы не успевали ее слушать не то что записывать. Выводя на доске длинные предлинные формулы, она размахивала указкой, объясняя как одна вытекает из другой. Тут же стирала их и начинала выводить другие. Эй, подожди. Да остановись ты хоть на минутку! Хотелось вскочить крикнув ей. Только все терпеливо пыхтели над своими тетрадями. Кто что успел записать тот и молодец. Пирожок тебе в зубы. Вскоре доска была вся исписана мелким корявым почерком, формулы, которым казалось не будет конца и края. Однако эта фанатка математики и не думала останавливаться, она умудрялась их втискивать по бокам, между, и скоро будет писать на стене. Перед глазами цифры сливались. Не желали попадать в клеточки. Гуляли по всей странице. Я уже даже перестала стараться, просто тупо переписывала, потому что, как и все, знала скверную привычку Галины Васильевны устраивать в конце каждого занятия проверочную работу. Минут за десять до звонка она раздавала специальные карточки, на каждой из которых было свое задание из прошедшей темы, а после звонка собирала их. Чует мое сердце, сегодня меня ждет вторая двойка. Мозги наотрез отказывались варить, растекались фруктовым желе в голове, грозя поползти из ушей. Вот что значит первая любовь. Любовь?! Кто сказал любовь? Зачем сказал любовь? Почему сказал любовь? Слишком громкое это слово. Когда это ты успела его полюбить? Сегодня ночью во сне что ли? Просто симпатия к нему. Вот нравится мне Демон и все. А до любви, как до луны. Уф, умею быть убедительной когда надо. От сердца отлегло, рука снова принялась строчить цифры.
  Пятиминутку, так студенты ласково называли самостоятельную работу. Почему не десятиминутка? Да потому что десять минут пролетают даже не как пять, а гораздо быстрее. Я написала с горем пополам. Будем надеется хотя бы на тройку. Докатилась мать. Вообще-то я училась хорошо. Не была круглой отличницей, звезд с неба не хватала, но и не тянулась позади гордо размахивая парами.
  Студенты высыпали из аудитории взмокшие, полуторачасовая пытка закончилась. А меня ждала новая пытка. Неожиданно накатило странно тревожное чувство заставляющее сердце метаться в груди. С утра все было так просто и понятно. Я вела себя с Демоном так, как будто мы век знакомы, а встречаемся еще дольше. Сейчас же перед близкой встречей накатила робость, неуверенность, страх в какой-то мере. Происходящее до сих пор представлялось сном. Надеюсь он кошмаром не обернется. Быстрота событий не уложилась пока в моем сознании по полочкам.
  Пока шла к месту, где мы договорились встретиться сердце замирало, несколько раз промелькнула малодушная мысль повернуть назад. Но наполеоновская внутренняя установка 'Вперед, на Москву!' помогла мне этого не сделать.
  Ступив в шумную полную студентов столовую замерла. Суета вокруг, смех, разговоры, все разом стихло. Его невозможно было не заметить, высокий, он возвышался над всеми остальными, тренированная спортивная фигура притягивала взгляд, словно к магниту. Черные брюки обтягивали узкие бедра, вальяжная поза, руки в карманах. Легкий свитер, однотонный, серо-зеленного цвета, подчеркивал смуглый цвет кожи. Волосы темным гладким шелком зачесаны назад. Мачо. По-другому не скажешь. И весь мой? От переизбытка чувств я начала икать. Ууу, только этого не хватало. Вздохнула глубоко, задержав воздух в легких. Меня пока не замечали. Демон стоял спиной к выходу в компании нескольких парней. И дальше, словно между нами существовала невидимая нить, почувствовав мой взгляд, прожигающий его затылок, Вадим обернулся и сразу без лишних метаний остановился на моей маленькой незначительной фигурке теряющейся на фоне большого скопления народа. Задорный блеск сменился томной поволокой. С минуту он разглядывал, как я беспомощно топчусь на месте, затем подмигнул и направился в мою сторону. Мне стало нечем дышать. Один из приятелей его окликнул, Демон бросил что-то через плечо криво усмехнувшись, не отрывая при этом взгляда от меня. Я реально задыхалась. Тьфу ты. Сдулась подобно воздушному шарику.
  - Жень, привет, - меня схватили за руку заставив обратить на себя внимание.
  С большой, неохотой шея повернула голову в сторону. За столиком тут же сидела моя новая знакомая по имени Лена, в окружении нескольких девчонок.
  - Эй, привет говорю, - вялую конечность потрясли желая растормошить меня.
  - Привет, - смогла я, наконец, подать голос. Хриплый, тихий, не знаю, услышал ли кто.
  - Девочки знакомьтесь, это Женя, - три пары глаз посмотрели на меня одновременно.
  - А я знаю, Дзержинская, - сказала темненькая девушка в ярко-красной кофточке, она больше других привлекала к себе внимание. - Ты всегда отзываешься на эту фамилию, когда идет перекличка, - и рассмеялась на мой удивленно-вопросительный взгляд. - Мы же уже почти год учимся вместе. Запомнила, - пожала она скромно плечами.
  Ну да, если ты такая необщительная и невнимательная, то не значит что и все вокруг, поддел меня проснувшийся во время внутренний голосок.
  - Это Маша, - указала моя знакомая на только что говорившую. - Таня и Оля, - на двух других девчонок.
  - Всем привет, - еще раз поздоровалась я, уже со всеми, нерешительно кивнув.
  - Садись к нам. Расскажешь о своих приключениях с тем высоким брюнетом, - голубые глаза горели от нетерпения. Что? Ох, не зря же она не сводила с меня две пары хитрющего взгляда. Лена подмигнула мне намекая на вчерашние события. Мой внутренний стон напоминал рев раненного животного. Не может быть! Она все еще помнит. И не просто помнит, складывалось впечатление, что она об этом только и думает. Бывают же на свете такие любопытные люди, просто диву даешься. Если ты не знала, даже не подозревала, большинство девчонок очень любопытны. Ты, можно сказать, редкое исключение из правил. Продолжал измываться надо мной вредный внутренний голос. Без всяких предупреждений меня круто потянули желая усадить на свободно стоящий стул.
  Но еще до того как я, совсем того не желая, опустилась на это место, мою талию обвила другая рука. Крепче, властней, она бескомспромиссно привлекла к твердому мужскому телу. Я недовольно напряглась. Еще немного и начну себя чувствовать игрушкой, которую перетягивают между собой два упрямых ребенка.
  - Опа, - раздался знакомый голос над ухом. - Извините девчонки, она моя.
  Оспаривать никто не взялся. Блондинке ничего не оставалось, как выпустить мою руку, вместе с другими присутствующими она уставилась на Демона во все глаза. Подняла голову и получила чмок в губы. Мне послышалось или я действительно услышала завистливый вздох рядом? Чей? Может быть общий, синхронный и протяжный. Оживление вокруг тоже вдруг как-то поубавилось, звуки поутихли, голоса смолкли. Не смея поднять глаза смущенно застыла разглядывая свои ботинки, ощущая на себе несколько десятков глаз. Не привыкла я к подобному вниманию. Мне сразу же захотелось стать маленькой и незаметной, юркнуть в темный уголок. Что б никто не уволок. Пропел противный голосок. Да помолчи ты, без тебя готова провалиться сквозь землю.
  - Пойдем за наш столик, - сказал мне на ухо Вадим, не убирая руки с моей талии повел к компании парней, с которыми недавно стоял.
  Нет, я лучше останусь среди девочек, так, по крайней мере, спокойней. Не уверена, но все равно. А вот оказаться в чисто мужской малознакомой компании. Моя нервная система может не выдержать перенапряжения. Верните мне былую спокойную, одинокую, незаметную для общества жизнь.
  Мы шли. А на нас смотрели все, ну за редким исключением. Так, наверное, себя ощущают звезды на красной дорожке, общее внимание приковано к одной персоне. Вернее в данный момент к двум. Разговоры, смешки, намеки, улыбки... Нет, это не для меня. А Демон, казалось, не замечал моей скованности. Конечно куда ему? Уверенный, сильный, харизматичный, привыкший быть всегда на виду. Для него все это было так привычно. Мы такие разные. И мы вместе?
  Дальний столик залюлюкал, стоило нам приблизиться. Я покраснела и посмотрела на Демона. Он подмигнул мне, на его губах расцвета кривая усмешка. Ему все нипочем.
  Остановились.
  - Парни, знакомьтесь, - в обычной манере растягивать слова произнес обнимающий меня парень, совершенно не обращая внимания на подразнивая своих дружков, - моя девушка, Женя.
  Деваться было некуда, стиснув покрепче ремень от сумки на плече перевела взгляд на парней.
  - Ага! - один из них так стремительно подался вперед, вытекая из общей массы, что от неожиданности я вжалась в сильное тело рядом. Почувствовала успокаивающее ответное сжатие на своей талии. - Я еще тогда понял, когда ты зажал ее к стеночке. Все не так просто, - погрозил пальчиком перед ухмыляющимся Демоном и протянул руку мне. - Сергей.
  Да, это он меня тогда выручил, точно. Небольшого ростика, шупленький, юркий, со смешинками в карих глазах. Волосы смешно торчали по разные стороны, так и просясь расчески. Одет простенько, в отличае от остальных ребят. Мне он нравился. После продолжительного рукопожатия, Демон уже недобро косился на друга, моей ладони коснулись губы. Испуганно выдернула руку покраснев еще больше. Общий смех. Сергей был явно доволен собой.
  - Ну ты клоун, - покачал головой Вадим отвесив другу шутливый подзатыльник.
  Снова дружный смех. На этот раз и я смеялась.
  - Дмитрий.
  - Владимир.
  - Стас.
  Представились по очереди остальные.
  Если честно в моей голове тут же эти имена перепутались, там еще девичьи витали, которые мне озвучили совсем недавно, слишком много эмоций, информации, голова шла кругом.
  Для меня выдвинули стул и усадили в центре стола, справа сел Вадим. Остальные расселись по бокам.
  - Что будешь есть? - спросил заботливый голос, забирая с моих колен сумку Демон повесил ее на спинку стула, своего.
  - Да я, наверное, не голодная, - начала неуверенно.
  - Не глупи, ты даже не завтракала, - не приняли мой лепет всерьез.
  Все за столиком навострили уши. Начались переглядки. Ухмылки. Откровенные смешки. Их смысл с неким опозданием дошел до меня, все дело в брошенном замечании. Насколько невинная фраза для нас, меня и Вадима, для других прозвучала слишком двусмысленно. Да даже не двусмысленно. Окружающим похоже все было понятно. Доказывай им теперь, что ты не верблюд. Начать что-либо объяснять, будет только хуже. Да и кому объяснять? Этим парням? Это бесполезно, достаточно посмотреть в эти ухмыляющиеся со значением физиономии. Если сейчас кто-нибудь похлопает Вадима по плечу с поздравлениями, я не выдержу, точно сбегу. Краснеть больше было просто некуда, этому я побледнела. Ерзала на стуле, как будто там иголки, не зная куда себя деть. Пусть земля разверзнется подо мной и поглотит в черную бездну, но наверное и там я буду умирать от стыда. Я не смотрела ни на кого, разглядывая свои руки, однако ощущала цепкие, слишком пристальные взгляды на себе.
  - Да друг, - завистливо покачал головой Сергей. - Умеешь ты хорошо провести время.
  Демон лишь загадочно усмехнулся в ответ, не отвергая и не соглашаясь.
  Один пальчик. Второй. Рассматривая их я почувствовала, как они зачесались. Чесались так, что я не смогла сдержаться. Под столом нащупала нужную ногу. Объект справа дернулся. Ну-ну, что ты. Нежно погладила колено, от чего мужские глаза готовы были вылезти из орбит. Поднялась выше, мышцы на мощном бедре напряглись. Расслабься. Опять спустилась к колену. Ничего не подозревающий Демон смотрел на меня в ожидании, затаив дыхание. Пора. Резко скользнула по внутренней стороне бедра и ущипнула. Нога дернулась, но что удивительно по мужскому лицу ничего не было видно, он никак не выдал себя ни эмоцией, ни звуком, ни словом. Только губы дрогнули и через секунду сложились в оскал. Моя маленькая месть удалась. Не скажу, что стало намного легче, но некое удовлетворение я почувствовала. Не знаю, понимали ли другие парни, что сейчас произошло между нами. Мне было все равно. Я старалась не смотреть ни на кого.
  - Поделишься как-нибудь своим секретом кадрить девчонок? - со смешком ткнул в бок Вадима сидящий рядом друг, на что тот вяло отреагировал косым взглядом.
  - Все дело в нужном подходе, - подхватил весело парень, кого обозвали клоуном. - Если до этого были роковые девушки, к ним дорога вела через положение и деньги, а к юному беззащитному созданию наш мачо протоптал тропинку упорством...
  - Ни слова больше, закрыли тему, - спокойно, но твердо произнес Демон, в этом спокойствии и скрывалась угроза. В его расслабленной позе что-то незримо изменилось, во взгляде, в упор направленном на Сергея, светилась холодная сталь.
  Парень на мгновение смешался. Улыбки на остальных лицах померкли.
  - Ладно, я хотел всего лишь пошутить, - беспомощно изрек потухший голос.
  - Я так и понял, - Вадим поднялся и направился к месту раздачи еды.
  Очередь перед ним расступилась. Нисколько не смущаясь подхватив поднос он сложил на него все, что посчитал нужным. Быстро расплатился у кассы. Развернулся и направился назад, к столику. С нагруженным подносом в руках он шел прямо, не суетясь, не лавируя между студентами, наоборот, парни и девушки стараясь его не задеть разлетались по сторонам.
  - Чего это с ним? - долетел до меня вопрос парня слева, имени его я не запомнила.
  - И подносы он раньше не таскал, - пробормотал другой голос. Значит, мне одной так повезло. - Это определенно что-то новенькое.
  - Тут дело серьезное, - резюмировал шутник Сергей, его я уже выучила. И тут они все вместе посмотрели в мою сторону. Что за диковенное животное сидит перед ними? Не выдержав подобного наплыва внимания снова потупилась. Когда это уже прекратится? Лобовая атака длилась недолго, четыре пары глаз по очереди ушли в сторону идущего гордого варяга.
  - Выбирай, что хочешь, - передо мной поставили полный набор еды. - Не стесняйся, - приободрил меня Демон усаживаясь рядом на свое недавно покинутое место.
  Наконец парни, сидящие вокруг меня, перестали изумленно пялиться на своего друга, поднялись и потопали за своей порцией еды, по дороге перешептываясь между собой. Удивил, так удивил их сегодня друг, ничего не скажешь. А Демон ни на кого, кроме меня, словно мы были здесь только вдвоем, не обращал внимания. Слишком хорошо он умел это делать. Ни на своих дружков, ни на окружающих людей. Везет ему, умеет абстрагироваться от внешних факторов, которые в данный момент раздражают. Вот бы мне такое умение пригодилось, завистливо подумалось вдруг.
  Я скромно потянулась к стакану сока с лежащим пирожком наверху.
  - Съешь-ка лучше сначала салат, - опередила меня мужская рука сгрудив перед носом тарелку. Отпустила уже зажатый в пальцах стакан. Ну ладно. Нерешительно взяла протянутую мне вилку столкнувшись с заботливым взглядом. Смущенно отвела взгляд. Так, салат. Подковырнула вилкой кубики овощей в майонезе и отправила их в рот. Оливье я не слишком любила, но промолчала. Когда третья вилка совершила заход в рот, я насторожилась. А почему Вадим сидит рядом, смотрит и ничего не ест?
  - А ты? - повернувшись к нему кивнула на поднос.
  - Я поел дома и пока не хочу, - отмахнулся он.
  - Ты хочешь сказать, что это все для меня? - мои глаза округлились блюдцами, вилка с салатом замерла на весу.
  - Ну да, - пожал плечами парень усмехнувшись.
  Я посмотрела на поднос со страхом. Там стояли еще тарелки с омлетом, картошкой и котлетой. Еще один салат. Слава богу, не оливье. Хотя от этого не легче. Десерт. И уже знакомый стакан сока с пирожком. Эм... у меня был шок. Если меня сейчас заставят еще все это съесть, то я скончаюсь от шока от объедания. А такой бывает? Не знаю. Значит, будет.
  - Я что, похожа на голодающего стран 'третьего мира'? - повернулась к разносчику этой горы еды. Он что с ума сошел?
  - Просто ты худенькая, а сейчас еще такая бледненькая, - неожиданно смущенно выдал Демон.
  - Чего? - здесь я вообще выпала в осадок. Я смотрела на него, словно видела впервые. Кто это?
  - Только не обижайся, - тут же пожалев о своем мгновенном порыве выраженном в подобных словах быстро попытался исправиться виновник.
  - Да собственно даже мысли такой не промелькнуло, - пробормотала в прострации.
  - Ты ешь-ешь, - с облегчением приговаривал Вадим, пододвинул мне другой салатик.
  С радостью отставила недоеденный оливье и принялась за винегрет. Неприятное чувство появилось внутри, ем за его счет, до этого я привыкла сама за себя платить. Но не предлагать же ему деньги. Неудобно. Стыдно. И теперь я чувствую себя обязанной все съесть. Глупо как-то все это.
  - Только ты знаешь, все-то я не съем, - все же решила предупредить. Хриплый смех опалил искренним задором. Вадим сидел так близко ко мне, что порывы его дыхания защекотали правую щеку.
  - Может, не будем портить идиллию? - голос сверху заставил нас поднять головы.
  Четыре парня стояли у столика с подносами в руках, и похоже уже давно стояли, на их лицах было написано умилительно-приторное выражение, как издевательство. Я снова покраснела. Демон пробормотал себе что-то под нос, а затем язвительно произнес:
  - Да, катитесь в другое место.
  Дружный мужской гогот заставил вздрогнуть всю столовую.
  Но парни остались, расселись по местам и первые несколько минут все были заняты только едой. Дальше пошли разговоры на нейтральные темы, про учебу, про тренировки, они все вместе ходили в спортзал, тут же при университете, про машины и т.д. А кот Васька слушает да ест. Это я про себя. На меня далее мало обращали внимания, и минут через семь мне почти удалось расслабиться, освоиться в этой одношерстной компании. Но стоило мне бросить взгляд в сторону, нет-нет, да и ловила на себе любопытный взгляд, в котором будто читалось 'И откуда эта выскочка взялась?'. Фантазия у меня работает хорошо. Да наплюй на всех и вся. Так я и сделала, вернее попыталась, но на заднем плане моей сущности продолжала маячить мнительная попытка казаться как можно незаметней для окружающих. Вадим, решив больше не смущать меня, кидал взгляды лишь изредка, участвуя в общем разговоре. Смеялся, шутил, он снова стал самим собой. Просто удивительно. Не знаю, как к этому относиться. Вот он рядом, такой как был секунду назад, и уже далекий, другой. Когда прозвенел звонок, неожиданно, я вскочила как ошпаренная. Вот черт. Парни, похоже, не спешили, они продолжали спокойно сидеть допивая свои напитки.
  - Спасибо, - произнесла неловко замерев, затем подхватила сумку.
  - Постой, - схватил меня за руку Вадим у своего стула. - Сколько у тебя пар?
  - Еще две. Ну пусти, я опоздаю, - шагнула потянув руку на себя.
  - У меня тоже две. Я буду ждать тебя у центрального входа, - мужские пальцы разжались.
  Кивнула и со всех ног рванула из столовой, чувствуя на себе провожающие взоры, крики прощания долетели вслед. Обернулась махнув рукой, всем пока. Мои манеры дикарки оставляли желать лучшего. Полный желудок мешал быстро передвигаться, чувствовала себя беременной слонихой. Я и сама не заметила, как много съела.
  Влетела в аудиторию перед носом преподавателя. Тот хмуро на меня покосился, но не сказал ни слова. Лекция началась.
  Полтора часа пролетели незаметно, прозвенел звонок, студенты повскакивали, я за всеми.
  - Не парен, не парень, - проворчал девичий голос, Лена скользнула мимо, задев меня плечом, специально или случайно, и в компании девчонок скрылась в людском потоке.
  Чувствуя себя виноватой замерла на месте, бежать ей вслед с объяснениями глупо. Да и не смогу я доходчиво обличить в слова все, что со мной произошло за столь короткий промежуток времени. Самой бы в голове у себя навести порядок, до сих пор мысли, словно тараканы, разбегаются в разные стороны, не собрать. Да и какого черта! Я ей что, что-либо должна? Но чувство вины не прошло. Похоже так и не найдя подругу, я ее потеряла. Не умею дружить, не научилась.
  Последнюю пару отменили. После звонка, через десять минут прибежала методистка в аудиторию, где дружно сходили с ума студенты, и объявила об этом, радостный гвалт был ей ответом. А я призадумалась. Что мне делать? Уйти? Не могу, мы же договорились с Вадимом встретиться после. Не хорошо получится. Нужно найти себе занятия на следующие полтора часа. И нашла. Час просидела в библиотеке, почти полупустой, студенты разошлись. Нет, я не занималась, открытые лекции лежали перед глазами, а сама летала в облаках, пушистых, розовых, мягких таких облачках. Воспоминания о вечере с Демоном, о проведенной ночи, было бы что вспоминать, мы же просто болтали.
  Библиотекарь, женщина средних лет, даже коситься стала в мою сторону, несколько раз прошла мимо, будто невзначай заглядывая, что я такое могу читать. Любопытство гложет, сидит девушка, мечтательно закатывая периодически глазки и рот до ушей расплывается, заглянет в разложенную тетрадь, и снова лыбиться. И невдомек опытной женщине - девушка впервые влюбилась.
  Устав сидеть в душном помещении решила выйти на улицу, прогуляться. Медленно брела по площадке перед университетом, решая куда пойти. До парка через два квартала, времени не так много, могу не успеть вернуться к концу пары, поброжу-ка просто вокруг корпуса. Погода сегодня опять не радовала. Весна, наша российская. Вместо розовых по небу плыли блеклые облака. Моего настроения это не портило. Солнцу было не пробиться сквозь толстую серую дымку, но редкий маленький лучик сумел найти лазейку и на мгновение коснулся земли поиграв светом на грязном снегу.
  - Девонька позолоти ручку, а я тебе погадаю, - дребезжащий голос позади. Неожиданно почувствовала, как моей ладони беспардонно коснулась чужая холодная шершавая рука. Я резко обернулась. Но испугаться не успела. Старая цыганка отскочила от меня, как от огня, глаза ее потрясенно расширились, губы искривились. - Любовь и смерть, - слова вырвавшиеся, словно помимо ее воли, не смогла сдержаться, на морщинистом лице застыло сожаление, и женщина стала быстро удаляться, длинные юбки кружили вокруг ног, завораживая мой взгляд. Я стояла не смея пошевелиться. Что... что это было? Она сказала...
  - Женя! - мужской голос выкрикнувший мое имя, заставил обернуться, однако я не сразу смогла сосредоточить взгляд на его обладателе. Ледяной вихрь ворвался внутрь, сорвал с места и понес. - Жень!
  Ноги двигались сами, управлять ими не требовалось, вперед, быстрее, догнать, нельзя упустить.
  Я бежала за цыганкой. Вадим бежал за мной.
  - Пос... Постойте... пож...- голос слушался плохо, горло пересохло так, что язык еле шевелился. Не могла кричать, приходилось бежать молча. Впереди была оживленная дорога, люди столпились на перекрестке ожидая, когда загорится зеленый свет на светофоре. Я рванула из всех сил, едва не протаранив толпу, ворвалась в самую гущу, безумным взглядом ища цыганку. Ну пожалуйста, ты должна быть здесь. Покажись. Дыхание заходилось. Легкие разрывало. Не обращая внимания на возмущенные возгласы тех, кого расталкивала руками я продолжала пробираться вперед, кружила между, ныряла вдоль и поперек. Не могла она исчезнуть. И вот, когда уже отчаяние готово было накрыть с головой, взгляд зацепил знакомую цветастую юбку. Сердце подпрыгнуло к горлу. Протянула руку. Цыганка обернулась, во взгляде промелькнул неприкрытый страх.
  - Пожалуйста, - мне требовалось отдышаться. - Прошу... не убегайте, - смогла произнести на выдохе.
  Людской поток хлынул на зеленый. Едва справлялась, чтобы устоять на месте. Вдруг мою руку схватили, как тогда, и резко вытянули на свободный участок. Передо мной стояла старая цыганка, брови ее недовольно сошлись на переносице.
  - Спрашивай, что хотела, - быстро кинула она, огляделась по сторонам и снова на меня.
  - Вы там сказали... - выдохнула. - Я что... - язык не поворачивался произнести подобное, но мне необходимо было задать этот вопрос.
  - Не скоро, - покачала головой она. - Искра в твоем сердце, - старая женщина коснулась своей груди. Дернулась. Побледнела. Мне подумалось, что она сейчас упадет в обморок, протянула руки, чтобы поддержать. От меня снова отшатнулись. - Любовь в тебе, смерть вокруг тебя, - пробормотала она.
  - Женя! - мужской голос совсем близко.
   Цыганка окинула меня в последний раз взглядом черных глаз со странным выражением, значение которого я не поняла, затем кинула взгляд мне за спину:
  - Не верь ему, - и заспешила за всеми через дорогу.
  - Ты что, меня не слышала? Куда рванула? - меня за плечи развернул разъяренный парень, возвышаясь грозной скалой. Мое сердце на мгновение остановилось, словно его сжала костлявая холодная рука. Предчувствие неотвратимой беды. Город стих. Вакуум вокруг. Тягучие секунды булыжниками падали на плечи придавливая к земле. Я должна что-то сделать. Вдох замер на губах. Ноги стали ватными. - Жень? - испуганный голос и меня встряхнули мужские руки до сих пор держащие за плечи. Сквозь вату в ушах услышала визг тормозов за спиной... Шум усилился... Вскрик... Другие крики... Стала поворачиваться, краем глаза уловив огромный черный джип... Меня вдавили в мужское тело. Уткнувшись в холодную материю куртки парня на секунду почувствовала себя в безопасности. Сильное тело дрожало от напряжения, даже сквозь одежду я чувствовала, как быстро бьется мужское сердце. Хриплое прерывистое дыхание надо мной. Но меня словно тянуло туда, снова стала поворачивать голову...
  - Не смотри, - приказал Демон, мою голову отвернули подрагивающие пальцы, только я успела уже увидеть застывший навсегда взгляд. Тело в исковерканной позе лежало на асфальте, шея неестественно вывернута и глаза смотрящие прямо на меня. Мое лицо сжали в ладонях. - Не надо, не смотри туда. Смотри на меня. Женя, смотри только на... - мужское лицо расплывалось перед глазами, окружающие звуки оглушали, крики, звук сирены вдалеке... Нет! Замолчите. Я больше не могу. Зажмурилась. Не видеть. Не слышать. Только свое дыхание. Вдох-выдох. Вдох-выдох. Заботливые руки гладили мое лицо, плечи, встряхивали, словно безвольную куклу прижимали к себе. И сквозь далекий внешний шум, знакомый голос, неустанно повторяющий мое имя, заиграла тихая оглушающая мелодия телефона:
  
  'Ты знаешь, там не страшно, я думаю не страшно.
  Но как быть может страшно в стране наших снов?
  Там есть конечно солнце, Оранжевое солнце
  Гуляет по проспектам больших городов'
  
  Свет стал меркнуть в глазах. Голова закружилась. Я падала. Падала в черную зияющую пустоту. Глубокую. Бесконечную. Спасительную.
  
  Застонала, пытаясь снова нырнуть в спокойную темноту, которая убаюкивала меня в материнских объятиях. Тишина и покой. А тут. Увернулась от назойливых похлопываний по щекам. Я скоро возненавижу собственное имя, однотонный голос как пономарь повторял его. Нет, меня не оставят в покое.
  - Давай, открой глазки, - Ну, вот, хоть что-то для разнообразия, а то Женя да Женя. - Ты меня слышишь, я знаю, - по щеке хлестнули сильней.
  - Ай, а чего драться-то? - с обидой воскликнула, распахнув эти самые глазки, сверкающие праведным гневом.
  - Вот так, молодец, - не обращая внимания на мои возмущения с облегчением выдохнул парень, при этом рассматривая точно под микроскопом. А меня снова охватила слабость. - Нет-нет, не закрывай глаза. Леша! Ты нашел нашатырь?!
  - Да, вот держи.
  Резкий неприятный запах ударил в ноздри. Чихнула. Замотала головой. Но запах следовал за мной. Снова чихнула. Замахала руками.
  - Убери, - смогла прохрипеть, наконец, через силу, потому что мужские руки не поддавались, а меряться с ними силами было бесполезно.
  Ненавистный предмет послушно отвели от моего лица, но на всякий случай далеко не убирали, держали в руке наготове. Тревожный голос спросил:
  - Как ты себя чувствуешь?
  - Прекрати тыкать в мой нос этой штукой, - подозрительно покосилась на зажатый темный бутылек в мужской руке.
  - Ты меня напугала, - пожаловался голос, и парень устало выдохнул.
  - Убери его, - попросила не отводя взгляда с мужской руки. Боясь даже просто на миг прикрыть веки, а то снова начнут пытать.
  Демон передел пыточное средство обратно водителю.
  - Ты не ответила, как себя чувствуешь, - не желая оставить меня даже на секунду в покое допытывался сердечный друг.
  - Нормально, вроде бы, - прислушиваясь к своим внутренним ощущениям ответила я.
  - Нормально? - словно не поверили мне. Вадим взял мой подбородок развернув лицом к себе. И что он интересно пытается на нем разглядеть? - Ты все еще очень бледная.
  - Я всегда такая, - подсказала, чтобы он не мучился.
  - Не знаю, такое ощущение, что ты снова готова хлопнуться в обморок, - покачал головой парень.
  - Нет, не собираюсь, - пискнула быстро, заметив, как фигура рядом чуть подалась вперед к водителю, может снова за 'пробуждающим средством'. Огляделась по сторонам, только сейчас понимая, что мы едем в машине.
  'Ты знаешь, там не страшно, я думаю не страшно...'
  - Выключи телефон! - мой резкий крик напугал даже меня саму. - Пожалуйста, - уже спокойней попросила я, сжалась на сиденье в комочек. Демон среагировал быстро, достал из кармана, тут же нажал отбой и посмотрел на меня.
  - Жень?
  - Куда мы едем? - спросила перебив его.
  - Ко мне домой.
  - Куда? - подпрыгнула аж на сиденье.
  - Ко мне, - спокойно повторил Вадим, не понимая моей истерики.
  - Зачем? - задохнулась, забывая на время о случившейся трагедии.
  - Ты была без сознания, - ответил, как будто это все сразу объясняло.
  - Нет, я не поеду, - упрямо затрясла головой.
  - Да в чем дело-то? - занервничал и парень.
  - А ты не понимаешь? - уставилась на него смахнув мешающие пряди с лица.
  - Представь себе, даже не подозреваю, - огрызнулся уже злой Демон.
  - Твоя семья.
  - А при чем здесь моя семья? - искренне спросил голос.
  Я застонала. Он действительно такой непробиваемый или не понимает.
  - Я не в том состоянии сейчас, чтобы с кем-либо знакомиться, - пряча взгляд пояснила тугодуму.
  - Тебе и не придется. Отдохнешь в моей комнате. Придешь в себя, а когда захочешь, я отвезу тебя домой.
  - Я не поеду...
  - Мы уже приехали, - прервал хладнокровный голос.
  Недовольно выдохнула, когда машина остановилась. Демон выскочил первый и через несколько секунд открылась моя дверца, протянулась рука, приглашая выйти, но я сидела. Парень наклонился. Лицо выражало крайнюю степень терпения.
  - Не заставляй меня применять силу, ведь мы уже здесь, - с предостережением обратился голос.
  - И что? - в смятении пожала плечами. - Ничто не мешает тебе вернуться на место, а еще лучше, пусть водитель просто отвезет меня домой одну, - в смятении смолкла, понимая, что веду себя глупо.
  - Не глупи, - такого же мнения придерживалась и вторая сторона, на мужское лицо набежала тень. Парень вдруг распрямился, решив идти от иного. - Слушай, если ты так боишься встретиться с моими родственниками, так успокойся. Сейчас день и дома вряд ли кто есть. Отец на работе, мать тоже наверняка где-нибудь в городе, сестра на учебе, - снова показалось лицо с приободряющей улыбкой. - Ну?
  Что-то продолжало удерживать меня на месте. Водитель уже устал коситься и теперь смотрел прямо, не таясь, много интересного читалось в его взгляде. Вздохнула. Опустила голову, потом посмотрела на Демона. В синих глазах недоумение сменилось решительностью.
  - Ладно-ладно, я сама, - видя, как терпению парня приходит конец, его руки потянулись к жертве, то есть ко мне.
  - Хотя, мамина машина стоит, - неожиданно произнес задумчивый голос.
  Я так резко выпрямилась, что ударилась головой. - Ау!
  - Осторожно, - тут же заботливые руки помогли мне выбраться из салона. - Сильно ударилась?
  - Не очень, - поморщилась, прощупав бедную голову.
  - Ты одно сплошное недоразумение, - выдохнул рядом Демон и неожиданно притянул к себе, коснулся губами виска, затем быстро отпустил. Суетливым движением захлопнул дверцу машины. И пряча глаза, приглашающим жестом указал на дом.
  - Спасибо за комплимент, - растерянно проворчала в ответ.
  Осмотрелась вокруг. Когда я здесь была, был вечер, сейчас при дневном свете все выглядело несколько иначе, но не менее шикарно. Мы поднялись по широкой лестнице, и вошли в особняк. Просторно, богато и современно, дизайн интерьера гостиной в спокойных бежево-шоколадных тонах. Мебель расставлена по стенам, освобождая много пространства посередине, две картины с природой напротив друг друга, в углу был камин, несколько полок с книгами, большой аквариум у окна. Сочетание стиля, красоты и комфорта. Вадим все время держался рядом, на случай если я опять вздумаю упасть в обморок или еще что-нибудь со мной приключится, тоже мне спаситель. Мы разделись. Мне сразу подали тапочки, затем потянули за руку за собой. Слава богу, мы сразу прошли на второй этаж в его комнату, на пути не встретив никого. Хотя ничего удивительного, места здесь было столько, что казалось целый день броди и живой души не увидишь.
  Большая, светлая, квадратной формы, с идеальным порядком, но наверняка не он сам его наводил. Темная мебель, куча различной техники, интересное сочетание мягкого кремового ковра на полу и темных занавесок с ламбрекенами на окнах. На стенах однотонные обои, никаких плакатов или картинок, справа от окна письменный стол, массивный, с множеством ящичков, вот на нем небрежный беспорядок. Хоть что-то неидеальное. Около мягкое кресло на колесиках. Дальше отдельный компьютерный стол с техникой на нем. Две полки с дисками.
  - Присаживайся, - кивнул парень на широкую кровать, закрывая дверь за нами. Щеки мои невольно порозовели, но я послушно прошла и села, скромно сложила ручки на коленях, как первоклассница, обвела взглядом вокруг еще раз, лишь бы не встречаться с синими глазами. Чувствовала я себя не в своей тарелке.
  - Есть хочешь? - неожиданно спросил Вадим присаживаясь рядом.
  - Нет, - покачала головой, невольно поддавшись назад, слишком близко.
  - Тогда может, приляжешь, отдохнешь? - сделав вид, что не заметил моего маневра, парень придвинулся ближе.
  Я замерла. Мужское лицо так близко. Наше дыхание смешалось. Пульс участился.
  - Расскажи, что там произошло, - неожиданно попросила шепотом, с испугом в глазах.
  - Давай не сейчас, хорошо? Мы оба вымотаны. Этой ночью почти не спали, твой обморок, эта трагедия, я чуть с ума не сошел, когда ты свалилась на мои руки, - парень хоть и скрывал свое состояние, но было видно, ему тоже досталось. Если я только краем сознания зацепила картину произошедшего, то на его глазах это все случилось. Изредка, вот как, например, сейчас, запустив руку в волосы, мужская пятерня слегка подрагивала, во взгляде отражалась мрачная печаль, неестественная бледность на щеках и вообще вид у него был утомленный и осунувшийся. Сердце дрогнуло. Он еще и за меня переживал. Это было видно по глазам, так не сыграть, не притвориться, все чувства были истины. 'Не верь ему' - слова цыганки в сознании словно окатили ледяной волной, противная дрожь пробежала по телу. Кого она имела виду? Абстрактного человека? Но ее взгляд был направлен мне за спину, на несколько секунд. Случайность? Неужели ее слова относились к Демону?
  - Расскажи все сейчас, прошу, - попросила снова, я должна была знать все, немедленно, нервы больше не выдержат неопределенности.
  Несколько секунд Вадим еще сомневался, но мой взгляд подтолкнул его к уступкам. Вздохнул и сказал:
  - Черный джип выскочил с левого поворота, неожиданно, на огромной скорости, основной людской поток был уже впереди, на его пути оказался только один человек, та цыганка. Она спешила за всеми, потом, не знаю, за долю секунды до появления машины она вдруг остановилась и смотрела как раз в ту сторону, - парень замолчал, по его лицу прошла тень. Страшная картина столкновения до сих пор стояла перед его глазами. Хриплый голос продолжил. - Водитель, кажется, делал все, чтобы уйти от столкновения, вывернул руль, выжимал тормоза, - я вспомнила протяжный визг тормозов и мурашки побежали по спине. - А она словно приросла к месту, даже не пыталась убежать, - картинка из моего сна, как кадр из кинофильма, застыла в голове, невозможно сдвинуться, только стоять, считая последние секунды жизни и смотреть собственной смерти в лицо. - От удара ее тело отбросило на несколько метров... После такого не выживают, - голос стих. И я почувствовала как мужские руки обхватили меня и с силой прижали к себе. Я не сопротивлялась. Но через минуту меня отстранили, немигающий взгляд внимательно вглядывался в мою бледную мордашку. - Ты говорила с ней, да? Кто она? Откуда ты ее знаешь? - вопросы посыпались как из рога изобилия.
  Я растерялась. Что ответить? Рассказать правду? Но если начинать рассказывать, то придется поведать обо всем и о своих снах в том числе. Вихрь противоречивых эмоций закружил в сумасшедшем водовороте, желание поделиться и недоверие, надежда и сомнение, страх, смятение, отчаяние.
  - Я приняла ее за одну свою знакомую, но ошиблась, - выдавила через силу, опуская голову ниже.
  - У тебя имеются столь сомнительные знакомые? - спросил тут же заинтересованный Демон.
  Сомнительные имелось в виду цыгане?
  - Я же сказала, что ошиблась, - повторила тверже, замолчала, оправданий и объяснений не будет. Мужские губы сжались в тонкую линию, но настаивать парень не стал. Я быстро произнесла. - И ты прав, нужно отдохнуть, такая слабость внутри, - мои слова послужили командой к действию. Парень мгновенно поднялся, достал из шкафа цветастый плед, вернулся к кровати.
  - Ложись, и ни о чем не волнуйся, сюда никто не войдет.
  Немного колеблясь забралась на кровать с ногами, легла у самого края, сверху на меня опустился теплый плед. Прикрыла веки, чувствуя, как Вадим все еще стоит около. Затем движение, через пару секунд кровать прогнулась, парень лег с другой стороны. Свернулась в комочек и притаилась. Тело застыло в напряжении, руки сами собой вцепились в край пледа. Протекали минуты. Сзади никакого движения, словно там и нет никого. Но вот послышался протяжный мужской вздох. И снова все стихло. Попыталась расслабиться, но у меня это плохо получалось, уснуть мне точно не удастся. Так странно, лежу в чужом доме, на чужой кровати, с парнем, которого знаю всего несколько дней. Стеснение в груди разрасталось. Но мысли все время стремились в другое русло, я боялась думать о совпадении моего сна и того, что произошло, боялась проводить страшные параллели, гнала их прочь, только они жужжали надоедливыми осами больно при этом жаля. Тело затрясло противной мелкой дрожью. Запоздалая реакция организма на стресс. Из глаз полились крупные слезы, я старалась их остановить, не получилось. Всхлипнула. Зажмурилась, уткнувшись в подушку.
  - Эй, - раздался осторожный голос надо мной. - Эй, ты чего? - настойчивые руки развернули сопротивляющуюся меня на спину. Сквозь радугу слез я смогла разглядеть взволнованное мужское лицо склонившееся надо мной. - Не плачь, ну что ты, - меня словно ребенка приподняли под мышки, а затем прижали к горячей груди. Погладили по голове. И принялись успокаивать, при этом методично похлопывая по спине. - Ну-ну, успокойся, тише, все прошло, все нормально..., - я на мгновение и правда успокоилась, уткнулась в парня, ища живое тепло, всхлипнула и заревела с удвоенной силой.
  Внутренний накал эмоций вырвался наружу. Рыдание стрясали мою фигурку. Наверное, организм был на пределе и ему требовалась эта разрядка. Слезы не желали прекращаться, все лились и лились, грозившись перерасти во всемирный потоп, спешили вылить всю боль, страх, обиду, непонимание, горечь, раздирающее на части противоречия. В голове нарастал гул сводящий с ума. Слова цыганки, словно гвозди, молотком заколачивались в мозг. Смерть вокруг тебя. Смерть! Смерть! Смерть! Отчаянный стон сорвался с губ растворяясь в рыданиях. А свою гибель она предвидела? По словам Демона, цыганка смотрела смерти в лицо. Как я в своем сне. Удар. Боль. Вздох замер... Волна мурашек по спине, в сознании мертвый холод, леденеют руки и ноги... Ты уже не понимаешь, где находишься. Полуобморочное состояние, из которого меня вытянул громкий голос.
  - Женя! - руки жестко сжимали худенькие плечи, но я была сейчас нечувствительна к телесной боли, ее перебивала душевная.
  Истерика чуть отступила, начиная сдавать позиции. Как только затуманенный взгляд прояснился, я увидела, бледного испуганного парня. Да, напугала я его, еще как. Опустила голову уходя от прямого взгляда синих глаз.
  - Ты минутку побудь одна, я сейчас, - неожиданно подорвался с места ураган. Хлопнула дверь. Растерянно глядела на нее, опомнилась, отвернулась. Вздох-выдох. Полной грудью. Глубокий. Нужно успокоиться. И извечный вопрос, когда с человеком что-то происходит плохое. Почему я? За что мне все это? Эти сны, эта боль, эти страдания. С меня еще недостаточно? Никто не ответит на эти вопросы. И разве сейчас это важно. Нужно думать, не почему, а как. Как мне сейчас со всем справиться? Как не рухнуть в темную бездну, не уйти в пучину безнадеги.
  - Выпей, - вздрогнула, потому что не заметила, как Демон снова возник рядом. Мне ко рту поднесли бокал с какой-то жидкостью.
  - Что это? - спросила сипло, подозрительно переводя взгляд с бокала на парня.
  - Выпей, тебе надо успокоиться, - настойчиво повторил голос. Меня чуть ли не силком заставили сделать несколько глотков непонятной жидкости. Во рту остался аптечный привкус, а голова стала клониться к подушке.
  Туман в сознании, взгляд с поволокой. Тело словно не мое, легкое, невесомое...
  - Что это было? - язык заплетался, я боролась с закрывающими веками.
  - Спи, - далекий исчезающий голос.
  Я поплыла.
  
  Меня интенсивно трясли за плечо, я заворочалась, что-то пробормотала, трясти стали сильнее. Кто? Зачем? Оставьте меня все в покое. Нет, не хочу. Но как прогнать того, кого не видишь? И даже не можешь поднять руку, сказать слово. Я витала в сизом тумане, из которого сознание с трудом пыталось вынырнуть, пока не слишком успешно. Ухо улавливало непонятные звуки, которые вскоре облачались в слова.
  - Эээй, вставай...
  Только с третьей попытки удалось разлепить тяжелые веки. Сосредоточить взгляд на незнакомке тоже удалось не сразу, на кровати рядом сидела девушка и смотрела на меня с улыбкой на губах.
  - Привет, - улыбка шире. - Ну сколько можно дрыхнуть? Вставай! - Она легко толкнули меня за плечо, затем весело вскочила, прошлась по комнате, замерла около компьютерного столика, что-то там разглядывая.
  Я приподнялась на локте. Где я нахожусь? Огляделась. Память услужливо подсказала недавние события. А точно, в кровати Вадима. Черт! Резко села, скользнула на край, свесила ноги. Голова, словно чумная, потрясла ею, чтобы хоть немного прийти в себя, пригладила волосы, и наткнулась на изучающий насмешливый взгляд, так напоминающий Демона.
  - Нескучная ночка накануне? - подмигнула хитро девушка и звонко рассмеялась, видя как невольная краска заливает мои щеки. - Да брось смущаться, - махнула она ручкой отсмеявшись, - я слишком хорошо знаю своего братца.
  Понятно, это его сестра. Опустила голову пряча лицо под водопадом рассыпавшихся волос. Несколько секунд, чтобы прийти в себя. Мне их не дали.
  - Так он с тобой провел прошлую ночь? - все же допытывалась девушка, явно желая услышать точный ответ, она снова плюхнулась на постель рядом.
  - Да, - произнесла я просто. Чего уж там ломаться, хочет услышать, пусть. Но быстро добавила. - Вернее в моем доме.
  Сбоку только хмыкнули.
  - Значит, ты его нова подружка? - спросил настырно голос, его обладательница, прищурив хитрые глазки, стала более пристально меня разглядывать. Я подняла голову.
  - Выходит, что так, - кивнула согласно.
  Сестричка очень походила на братца и не только глазами, вернее их выражением, прямым, наглым, напористым, выражением лица, с иронично приподнятой бровью, когда задается вопрос или хитрым недоверием, когда слышит то, что считает неправдой, но и манерой говорить, чуть с ленцой растягивая слова, умением язвить и ставить собеседника в неудобное положение. Но тренировка на Демоне послужила мне задатком, я выдержала пристально-изучающий взгляд девушки. Взамен рассматривая ее саму. По фигуре крупнее меня, но не на много, при этом все на месте и в тех пропорциях, что считается идеалом, хотя мой глазомер мог немного подвести. Очень симпатичное лицо: большие глаза, прямой носик, пухлые губы, смуглая ровная кожа. Распущенные длинные темные волосы. Да, они брат и сестра, и стоят друг друга.
  Только сейчас я заметила, что за окном уже стемнело. Снова огляделась по сторонам. Тревога росла изнутри.
  - Не ищи его, он уехал, - бросила девушка, видя мой растерянно-мечущийся взгляд. - Кстати, меня зовут Кира.
  - Женя, - пожала протянутую руку и переспросила. - Уехал?
  Спокойный голос, однако, изнутри поднялась целая буря эмоций. Куда уехал? Зачем уехал? А меня бросил здесь одну? Да как он мог?
  - Да не переживай ты так, - рассмеялась Кира, видимо все было написано у меня на лице. - Отец позвонил, у него что-то там случилось, - незначительный мах рукой. - Вадик попросил меня присмотреть за тобой, пока не вернется, - голос смолк ненадолго. Взгляд снова пробежался по мне. - Он думал, ты проспишь еще очень долго, - протянул девичий голос удивленно. Словно в подтверждение ее слов я зевнула.
  - Но ты меня разбудила, - сказала нейтрально, не обвиняя и не благодаря. Я сама не знала, как на это обстоятельство реагировать.
  Снова послышался смещок.
  - Прости, - ничего не значащее слово из невозмутимых уст. - Я ходила около тебя кругами часа два. Ну а потом, не удержалась. Так любопытно стало с тобой познакомиться! - восклицание. - Мой братец еще ни разу не приводил девушку домой.
  - Неужели? - скривилась я.
  - Ага, - кивнула на полном серьезе. - И уж тем более не укладывал на своей пастели.
  Я покраснела от двусмысленно прозвучавшей фразы и отвела взгляд.
  - Ты снова засмущалась! Откуда ты такая взялась? - продолжала веселиться Кира.
  - В смысле? - спросила выдержанно.
  - В смысле, что раньше он имел дело совсем с другими девушками, - пояснила словоохотливая сестричка. - Не думала, что у него поменялся вкус. Потянуло вдруг на невинных скромных барышень.
  Я поднялась.
  - Слушай, я, наверное, пойду, - только не успела и шагу сделать, путь мне преградили.
  - Нет, постой! Мне ж старший братец голову оторвет, если тебе не застанет по возвращении, - Кира вскочила передо мной заслоняя дверь. Ну не драться же с ней, отступила на шаг. А здесь мне что делать? Дальше ложиться спать? Тяжелая голова перевешивала, сознание немного мутило, в теле неестественная слабость. Чем меня опоил этот демон? Его имя сейчас было нарицательным для меня. - Останься, а? - просящий, умоляющий взгляд, только все равно с хитринкой в глубине. - Ты бы слышала каким грозным голосом он мне указания давал, - и копируя братца, - Не шуметь. К комнате не подходить. Дверь не открывать, даже не приоткрывать. Во внутрь не заглядывать, не сметь входить, - Да, брат слишком хорошо знал свою сестру, раз точно смог предвидеть ее действия. Девичье личико сейчас выражало смесь раскаяние, страха и удовлетворения, в некой степени. Любопытство снедало бедняжку до сих пор, пока не узнает все, не отстанет. Вот ведь засада. - Спасибо, спасибо, - запорхала вокруг, видя мои колебания, да, я почти уже сдалась. Потянула за руку, обратно усаживая меня на кровать. - Ну, рассказывай.
  - Что? - спросила с плохо скрываемой кислой миной.
  - Как что? - передразнили меня. - Все, - ответ прозвучал как приговор. - Кто кого подцепил? Где познакомились? Как стали встречаться? Ты любишь моего брата, да?
  От посыпавших на меня вопросов я впала в ступор, особенно от последнего. У меня только у одной присутствует чувство такта, все остальные давно избавились от него как от пережитка прошлого?
  - Да ладно, чего скрывать-то? - не дождавшись ответа ни на один свой вопрос произнес лукавый девичий голос. - Вадима девчонки обожают, так прямо и вешаются ему на шею.
  Я скрипнула зубами, горячая волна прошлась по телу.
  - Про всех не знаю, - брови хмуро сошлись на переносице. - А я вначале не знала, как от него отделаться.
  Его сестрица со смехом повалилась на спину, раскинула руки.
  - Класс! Охо-хо, ха-ха. А сейчас не знаешь, как отделаться от меня? - приподнялась на локтях.
  - С чего ты взяла? - нашла нужным слукавить.
  - Да у тебя все на лице написано, - новый взрыв смеха.
  А она мне определенно нравиться, правда слишком напориста, приставуча и болтлива, но что-то в ней есть, что совсем не отталкивает, а наоборот притягивает. Может искрометный юмор, искра задора, искренность.
  Мелодия из 'Титаника' и девушка вытащила сотовый из кармана джинс. Глянула на дисплей.
  - О, тут как тут, - приложила палец к губам, показывая мне, чтобы я молчала. Да собственно я и не собиралась ни с кем разговаривать. Хотя поняв через пару фраз, кто звонит, мне захотелось сказать в трубку пару ласковых. - Да спит, спит твоя спящая красавица, - проворчала девушка, хитро подмигнув глядя на меня. - Ладно, усе будет пучком, не волнуйся ты так. Слушай братец, что-то на тебя это мало похоже, - в задумчивости протянул девичий голосок. - Все настолько серьезно? - спросила с усмешкой. Ответ развеселил ее еще больше. Из трубки доносился громкий мужской голос, правда слова я не разбирала. Кира на несколько секунд отняла трубку от уха, поболтала ножкой рассматривая носок, покачала головой, обрисовала вокруг шеи петлю, демонстративно показывая, что можно идти вешаться от всех указаний братца, и снова приставила телефон к уху. - Да-да, я все поняла. Обещаю. Клянусь. Все давай. Пока, - наманекюренный пальчик нажал отбой. - Уф, - вытерла со лба несуществующий пот, взгляд в упор на меня. - И чем ты его так зацепила? - Надеюсь, вопрос риторический. - Не помню, чтобы он вообще о ком-то так беспокоился.
  Я ушла от ответа, спросив:
  - Он сказал, когда вернется?
  - Да, - кивок, - не раньше чем через пару часов, - и словно не замечая мое нервное состояние продолжала. - Вадим подрабатывает у папы в фирме, сегодня так какой-то форс-мажор. Важные клиенты, что-то не ладиться, в общем, я не поняла ничего. Да это и не важно, - махнула ручкой. - Чем мы-то займемся?
  - Мы? - удивилась я.
  - Мы, - последовал твердый ответ. - Я клятвенно обещала братцу, что присмотрю за тобой.
  - А чего за мной присматривать? - раздражение готово было вырваться наружу.
  - Ну, мало ли проснешься, хотя не должна, одна, в незнакомом доме, еще учудишь что...
  - Это он так сказал? - перебила нетерпеливо девушку.
  - Ну... - замялась. - Не совсем, конечно... Но что-то в этом роде, - быстро закончила и посмотрела на меня из-под пушистых ресниц.
  - Понятно, - отозвалась я неопределенно.
  - Брось, ты что обиделась? - подалась Кира ко мне. Переживает за братца, не дай бог расстроит наши отношения. Вот всыплют ей по первое число. Болтать меньше надо. - Ну, сказал он, что ты можешь немного неадекватно себя повести, - чуть задумчиво, словно дословно вспоминая фразу. - И что с того? Меня он вообще называет неадеквашкой.
  - А неадекватно это как? - Интересно же, что он имел виду, говоря обо мне подобное.
  - Рванешь одна посреди ночи к себе домой. Может и денег у тебя на такси не будет, дак пешком пойдешь, - непринужденно ответила Кира.
  Вот ведь напридумывал подивилась я. Или не напридумывал, а просто хорошо успел узнать мой характер. Откуда? Как? По тем нескольким фортам, что я успела уже выкинуть пока мы знакомы? Чутье у Демона что надо и в людях он умеет разбираться. Вот я еще сама не знала, как бы поступила, не окажись сейчас рядом со мной его сестры. Наверное, и правда бы не осталась дожидаться его здесь.
  - Сколько сейчас время? - опомнилась вдруг.
  - Почти десять, - кинула взгляд на ручные часики девушка.
  - Десять вечера? - подскочила с места. Значит, Вадим не вернется до двенадцати? А потом в полночь повезет меня домой? Или оставит ночевать здесь? В голове творился полный бедлам.
  - Чего ты всполошилась? - послышался спокойный голос. - Опаздываешь куда?
  - Нет, вроде, - снова опустилась на мягкий матрас. Не опаздываю, но оставаться здесь... как-то неправильно что ли.
  Чужой сотовый зазвонил опять. Лицо девушки засияло.
  - Привет, - промурлыкала она в трубку, встала и отошла к окну. - Нет, не могу. Прости. Обещала брату. Хотя постой! Ты знаешь, может и смогу, - До меня долетали обрывки фраз, но думала я о своем. Надо решить, что мне делать. Продолжить гостить или вернуться к себе? В темный, одинокий дом с привидением. Невольный холодок по позвоночнику сказал, что последний вариант не из лучших. Черт, что же получается, я боюсь возвращаться в собственный дом? Нужно искоренять свои страхи на корню, нельзя загонять себя в ловушку, будет только хуже, если я сейчас не... Перед лицом промелькнула рука, затем еще раз. - Эй, - позвал голос. - Прием. Ты меня слышишь? - Мой взгляд прояснился. - Ну на конец-то, - с облегчением пробубнила Кира глядя на меня с неудовольствием. Хм, что еще придумала эта неугомонная девчонка? Проскользнула невеселая мыслишка. - Слушай, - протянул нежный, ласковый голосок. Мне уже это не нравиться. - А ты не хочешь пойти со мной?
  - Куда? - насторожилась. Зря я вообще спросила, только дала повод заискриться девичьим глазкам надеждой.
  - В клуб.
  - Спасибо за приглашение, но нет, я пожалуй откажусь, - покачала головой. Сейчас мне совсем было не до каких-то там клубов.
  - Почему? - расстроенно протянула девушка. И принялась тут же меня уговаривать. - Будет весело, вот увидишь. Музыка, веселье, танцы. Пойдем, а? - на меня смотрели умоляющими глазами.
  - При чем здесь я? - спросила, начиная чувствовать неудобство от того, что заставляю себя упрашивать.
  - Во-первых, я обещала брату, что не оставлю тебя без присмотра, - повторилась она. - Во-вторых, ты, конечно, можешь сидеть здесь в одиночестве, помирать от скуки, а хотя нет, скоро придет мама, познакомишься с ней, пообщаешься, пока брат не приедет с отцом...
  - Хорошо, идем, - я быстро поднялась с места.
  Коварная улыбка скользнула по пухлым девичьим губам, на то и был расчет.
  От мысли знакомства с их родителями у меня неприятно начинали подрагивать коленки. Но дело было даже не в этом. Вернуться сейчас в свой пустой дом, сколько бы я не храбрилась, страх брал свое. А это была возможность провести несколько часов забыв о нем. Окунуться в толпу веселящейся молодежи, в хаос ночной жизни, которой я еще не знала. Мне восемнадцать, пора начинать жить. Пора узнать.
  Перед тем как выйти из дома Кира переоделась, узкие джинсы со стразами обтягивали стройные ножки на высоких каблуках, футболка с глубоким вырезом и золотистой эмблемой на груди в виде двух сердец притягивали взор куда нужно, броский макияж, волосы остались распущены. Секси-герл. Надо отдать ей должное, она и мне предложила переодеться, что-то из ее вещей наверняка подошли бы мне, но я категорически отказалась, оставаясь в своих обычных джинсах и рубашке.
  Около крыльца стояла машина. Девушка сразу проследовала к ней, скользнула на переднее сиденье и припала к губам поддавшегося к ней навстречу молодого человека, который находился за рулем. Я уселась сзади, упорно отводя взор от целующейся парочки.
  После того как они намиловались Кира представила нас, это был ее парень Максим. Широкоплечий, светловолосый, очень симпатичный, располагающий к себе молодой человек. Над правой бровью небольшой шрам, но это нисколько не портило его внешность, наоборот добавляло мужского шарма.
  - Привет, - развернулся он ко мне, окинув долгим взглядом. - Приятно познакомиться, - искренне улыбнулся.
  - И мне, - улыбнулась в ответ.
  - Ну что поехали? - воскликнул нетерпеливо звонкий женский голосок.
  Парень развернулся, молча чмокнул Киру еще раз и завел двигатель.
  Машина плавно скользила по вечерним дорогам города, из динамиков вещало радио, двое спереди переговаривались, шутили, смеялись, умудрялись обниматься, когда авто притормаживало на светофорах. Меня разморило от езды, тепло и уютно в полутемном салоне, мягкий подголовник и никто не трогает.
  - Какая-то она сонная, - вдруг донесся мужской голос.
  - Завтра ты такой же будешь, - женский смешок. - Я не дам тебе сегодня уснуть, - с угрозой.
  - Обещаешь? - с надеждой.
  - Обещаю, - томно.
  - Мы попали, - парень подмигнул, выпрямившейся мне на сиденье, в центральное зеркальце. - Что брат, что сестра, пощады от них не жди.
  И общий дружный смех.
  
  Громка музыка долбила по барабанным перепонкам, словно у тебя в голове сидел человечек и стучал со всей дури в барабаны. В темном с разноцветными переливами светомузыки помещении извивались люди. Тесно и жарко. Потные, дрыгающиеся в такт музыке тела, терлись друг о дружку, прыгали, замирали, снова продолжали безумный танец. Те, кто не танцевал, толпились у стойки бара или сидели в глубине зала за столиками. Разговаривать здесь было почти нереально, приходилось кричать. Максим занял для нас самый дальний столик у стены, а сам убежал за напитками.
  - О, опять братец кролик звонит, - мордашка сидящей рядом девушки скривилась. Заткнув одним пальцем левое ухо поднесла телефон к правому. - Что? Тебя не слышно... Я в 'Сити'... С Максом... И она здесь... Не волнуйся, мы о ней позаботимся... Ну чего ты злишься? Не съест здесь никто твою Женю... Обещаю доставить ее в целости и сохранности...
  Максим поставил на столик три бокала. Уселся рядом с Кирой на полукруглый мягкий диванчик, приобняв девушку за плечи. Она молча протянула ему телефон. Он так же молча взял его.
  - Алло? Привет Вадим... Да, я понял... - усмехнулся, но дальше очень серьезно. - Отвечаю за нее головой... Ждем.
  Последнее брошенное парнем слово напрягло. Демон едет сюда? Устраивать разборки что ли? Судя по услышанным фразам ему не слишком понравилось наше мероприятние или скорее мое участие в нем. Может, считает, что я должна у него разрешения спрашивать? Потерла ноющие виски. Голова до сих пор чумная, мысли тягучие, сосредоточиться никак не удавалось. Коктейль завершил дело, сознание плавало в сизом тумане. Приятный на вкус прохладный напиток, потягивая его через трубочку почти осушила бокал, только все равно очень хотелось пить.
  Общаться здесь было невозможно, поэтому посидели за столиком все вместе не слишком долго.
  Кира с Максом снова принялись целоваться, сладкая парочка, а потом ускакали танцевать. Меня упрашивать было бесполезно, вялость во всем теле, что даже руку поднять лень, да и не умела я танцевать, прямо так им и сообщила. На что они рассмеялись. 'Просто слушай музыку', 'Так-то музыку, а не эту долбежку' скептически отозвалась на добрый совет девушки. В обнимку, хохоча, парочка растворилась в темном хаосе.
  Нет, мне определенно здесь не нравилось. Видно ночная жизнь в подобных местах не по мне. По мне сейчас попасть в дамскую комнату, просто необходимо освежиться. Огляделась по сторонам. Бесполезно. От мелькающих в темноте ярких бликов света все рябило перед глазами, Ладно, пойдем искать. Ооо... Стоять! Приказала себе, пытаясь сохранить вертикальное положение, когда тело повело в сторону.
  - Ой, простите, - безликому препятствию. Кто тут?
  - Ноги не держат крошка? - мужской голос сквозь затуманенное сознание, руки на моей талии. - Так я помогу.
  - Не надо, я сама, - но сил не было, чтобы освободиться. Подняла тяжелую голову, перед глазами расплывалась наглая физиономия незнакомого парня. - Пусти, - промямлила беспомощно.
  Смех. Прямо в ухо. Наглые руки шарили по телу.
  - Убери от нее свои руки, - прорычали сзади, мимо просвистел кулак.
  Меня выпустили из лап и я плюхнулась на диванчик. Едва успела подмять под себя ноги, чтобы мне их не оттоптали. Завязалась драка. Мелькали темные фигуры перед глазами, перевернули несколько близ стоящих столиков, включая и наш, но я умудрилась остаться нетронуто сидящей на краю, вжимаясь в спинку диванчика. Сквозь музыку девичьи визги, мужские крики. Уже дрались не двое, потасовка росла.
  Дальше все смешалось для меня в один сплошной поток: шум, крики, удары, кругом неразбериха...
  - Уведи ее отсюда! - Я узнала голос Демона. Тут же меня схватили за руку и потащили куда-то.
  Людской хаос. Когда он закончился, начались бесконечные темные коридоры. Голова кружилась, дыхание заходилось, сердце бежало вместе с ногами вприпрыжку, сознание мутило.
  Глоток свежего воздуха спасительной прохладой колыхнул в лицо. Дверь открылась и мы вывалились наружу, в девушке рядом я узрела Киру. Несколько шагов, после чего дружно привалились к стеночке. Я стояла на нетвердых ногах, но в глазах постепенно прояснялось, туман в голове рассеивался, дурнота потихоньку отступала и вскоре тело стало потряхивать от холода.
  - Черт! - ругнулся звонкий голос, порывшись в сумочке, девушка вытащила номерок от гардеробной. - Шмотки-то как теперь забрать?
  - Давай просто зайдем снова с центрального входа, - предложила я самый простой вариант.
  На меня посмотрели с уважением, а потом с насмешкой.
  - Ну и заварушку ты устроила, - покачала головой Кира.
  - Да я вообще не при чем! - мой порыв возмущения не знал границ, горячая волна прокатилась от макушки до пяток.
  - Ага, - поддакнула она. - Я верю, ты не устраивала. Из-за тебя устроили.
  Я промолчала, не люблю что-то объяснять, ощущение, что ты оправдываешься, а оправдываться мне точно не в чем.
  Мы шли. Ноги чуть заплетались, странное состояние. Что со мной?
  И все оказалось проще, чем мы на то рассчитывали, у входа охранника не оказалось, ничего придумывать не пришлось, откуда мы такие выползли. Вся охрана видимо находилась внутри, раскидывая дерущуюся кучу-малу. Гардеробщица отдала наши вещички и мы быстренько покинули злачное заведение.
  - Женя!
  - Кира!
  На улице из-за угла выскочили наши мальчики, всклокоченные, взбудораженные и взволнованные. Местами потрепанные. У Демона была разорвана рубашка на груди, Максим держался за челюсть, шевеля ею поморщился, хорошо ему съездил некто. Они кинулись к нам.
  Объятия были жаркие. Меня сдавили так, что я не могла даже пискнуть. Подозреваю, Кира находилась в том же положении. Затем руки разжались, меня чуть отстранили и внимательным с прищуром взором оглядели с ног до головы. Хмурый взгляд остановился на лице. Слов не было, одни эмоции. Вздох со свистом. Хриплый выдох. А что со мной не так? Снова почти без слов, отвели в сторонку, опустили на какой-то предмет.
  - Посиди здесь, ОК? - кивнул Демон, отвернулся и размашистым шагом вернулся к все еще обнимающейся парочке, своей сестре и Максу.
  Те, словно почувствовав, что на них надвигается шторм разжали объятия, обернулись.
  - Ну и как это понимать? - резкий взмах рукой, нервы парня не железные. Вадим грозно смотрел на сестру.
  - Что? - потрясла головой девушка, немного рассеянно.
  - Все это!
  - Ты сам просил за ней присмотреть, - Кира кивнула в мою сторону.
  А я сидела такая тихая и одинокая в сторонке, даже неприлично как-то, и чувствовала себя яблоком раздора.
  - Присмотреть, а не таскать по кабакам! - взорвался Вадим.
  - Не кричи на нее, - вступился Максим за свою девушку.
  - На кого хочу на того и кричу!
  Парни застыли друг против друга, как два взъерошенных петуха. Еще не отошедшие от общей драки они готовы снова сцепиться, но уже между собой. Адреналин играет, кровь кипит. Весовые комплекции у них практически одинаковые, только все равно от Демона исходила, словно мистическая мощь. Его внутренняя угроза ощущалась даже на расстоянии. Сестре он не причинит вреда, а вот парню не стоило встревать.
  - А ну-ка парни расступились, - скомандовала Кира протиснувшись между ними. Она казалась такой маленькой и беззащитной на фоне двух напряженных фигур.
  А я чего сижу? Ведь все происходит из-за меня. Запоздалая мысль ворвалась в ленивый мозг. Тело, словно было отделено от сознания, не сразу ему подчинилось. Оу, снова штормит. Что происходит, а? Ладно, не могу идти, хоть крикну.
  - Эй, - но все же сделала шаг, балансируя, словно над пропастью. - Люди, - позвала громче, ожидая, когда три пары глаз обратятся на меня. Наконец-то. - Прекратите вести себя так... - язык шевелился еле-еле. Прикусила его зубами. Странный такой. А что я хотела сказать? Ах, да. - Как будто меня здесь нет... или я неодуше... неодушевленный предмет, - Уф, кажется, выговорила.
  - Да еще напоили! - проревел взбешенный Демон.
  Кира йокнула. Максим хмуро потупился.
  Напоили? Кого напоили? Я в порядке. Шаг, что-то мешает мне идти дальше. Нога зацепилась. Дернула ее с силой. Вот черт. Земля качнулась и стала поразительно близко приближаться ко мне. Я лучууу.
  В последний момент мою тушку перехватили крепкие руки, не дав лицу встретиться с грязным асфальтом. Вернули в вертикальное положение. Приобняли. Погладили по голове, словно убаюкивая. Усадили обратно.
  - Жень, посиди здесь еще немного, ладно? - проговаривая каждое слово отдельно, попросил Демон, провел по моей щеке зачем-то, потом поцеловал в другую щеку и снова отошел.
  Да что он все время меня сажает? Не хочу я сидеть. Встала. Постояла. Вроде нормально. Так я пьяная? Хи-хи. Вот значит как. В теле непонятная невесомость, отчего сила притяжения тянет его к земле. В голове дурацкие мысли. Ноги, как неродные. Веселенькое такое чувство. Осмотрелась по сторонам. Темно. Редкие фонари тускло освещали двор. Никого тут кроме нас. Дальше шла улица, мелькали фары машин, гудели двигатели. Позади темная стена здания, похоже мы на заднем дворе. Когда мы успели сюда перебраться? Ты уже страдаешь провалами в памяти. Ха-ха. А что происходит у ребят?
  Сокрушительным ураганом Демон приближался к замершему парню, который вроде даже не собирался сопротивляться, голова опущена, руки по швам. Намерения Демона были столь прозрачны, что Кира заслонила Макса собой, но тот быстро спрятал девушку себе за спину.
  - Вадим, - старалась снова выйти вперед, но ее не пускали. - Вадим! Женька и выпила-то всего один коктейль. Клянусь. Никто ее не спаивал. Максим купил нам всем по одному чертову коктейлю!
  - Ты хочешь сказать, ее от одного коктейля так развезло? - на секунду останавливаясь в запале проорал ее брат.
  - Она до этого была немного... сонной что ли, - ответил Максим, своей вины он не отрицал, даже не пытался. - Заторможенной кокой-то, словно чем-то одурманенной. Мне так показалось.
  - Вот именно, - снова встряла Кира. - Я ее дома еле растолкала. Здоровый сон конечно хорошо, но мне тоже показалось ее состояние странным... Упс, проговорилась, - пробормотала, быстро прикрыла рот ладошкой и юркнула уже добровольно за широкую спину.
  - Значит, ты ее разбудила? - раздался неожиданно подозрительно-спокойный голос Вадима, он остался стоять в нескольких метрах, как и остановился, ноги широко расставлены, руки по карманам.
  - Ну, прости, - воскликнула сестра скорее с досадой, чем с сожалением. - Просто ты не часто приводишь девушек домой. Вернее, это впервые. Вот я и не сдержалась...
  - А ты знаешь, что любопытство сгубило кошку? - вкрадчиво поинтересовался брат.
  - Что ты имеешь виду? - осторожный девичий голосок прозвучал испуганно.
  Мы с Максимом переглянулись. Он кивнул в мою сторону 'в чем дело?', я пожала плечами 'фиг его знает'. Я уже подошла к спорящей троице, вернее сейчас парочке. Все, меня эти разборки утомили.
  Что за черт! Вообще, что происходит? Кира просит прощение за то, что разбудила, но не у меня, а у Демона. Тот, в свою очередь готов растерзать за это сестру. Еще он недоволен, что она привезла меня сюда. Так, словно я посылка. Я между прочим сама изъявила желание... правда под неким давлением, дак я просто выбрала меньшее из зол. Дальше Демон готов вломить Максиму за то, что тот якобы меня напоил. Словно он лично вливал мне в глотку спиртное, а я так, сидела с отрытым ртом и глотала. Нет, меня точно считают за неодушевленный предмет, куклу. Мириться с этим я не намерена.
  - Люди, - откашлялась и громче продолжила. - Товарищи, граждане, собраться, сосестры... А такое слово есть? А не важно, - Так, стоп, что-то я увлеклась, основная мысль чуть не ушла. Вадим резко развернулся. Кира перевела взгляд с брата на меня. С Максом мы и так переглядывались. - Давайте, вы потом разберетесь? - внесла предложение. - А то я чувствую себя здесь явно лишней. Мне пора домой, - Да, пожалуй, пойду домой к приведениям, там спокойней. Прикоснулась к ноющим вискам, дурман в голове кружил. Пора с этим кончать. - Сегодня поистине сумасшедший день. И вам тоже за это хочется сказать спасибо, - покачала головой, усмехнулась, махнула ладошками. - Все, с меня хватит, - отвернулась, но вдруг снова развернулась, шагнула к Демону, ткнула его пальцем в грудь. - Ты. Ответь только на один вопрос. Чем опоил меня... демоняка? И зачем? Хотя это уже два вопроса... Отвечай! - ткнула сильнее. Ой, каменный он что ли? Пальчику больно. Мою руку нежно сжали в теплой большой ладони. Э, нет... Отдай... Не отдали. Лишь крепче сжали.
  - Жень, - выдержанно, но парень занервничал, это было видно, как дернулась щека, как потемнел взгляд. Мужская фигура подалась ко мне, хотя куда ближе и так стоим почти вплотную. На приватный разговор можно было не рассчитывать, Кира и Макс уже навострили ушки, взгляды уперлись в Демона, который молчал, подбирая слова. Оправдываться он не привык сразу видно, да еще при зрителях. Я терпеливо ждала, только терпение не резиновое.
  - Что, Жень? - передразнила парня. - Башка трещит, а он тут женькает, - буркнула угрюмо, свободной рукой провела по волосам, запал прошел так же быстро, как и начался. Мне уже скорее не терпелось прекратить все это, попасть домой и завалиться спать.
  Вслед за моей рукой по моей голове скользнула мужская, крепкая ладонь чуть помассировала затылок. Хотела было взбрыкнуть, но приятно-то как, веки прикрылись сами собой.
  - Поехали домой, - раздался шепот на ухо. - Дам таблетку, уложу баиньки, все пройдет, вот увидишь.
  - Вот уж дудки! - глаза распахнулись сами, попыталась отстраниться, но мне не дали. - К тебе я больше не поеду, - сказала твердо.
  - Хорошо, - сразу уступил Вадим. - Поедем к тебе.
  За нашей парочкой с изумлением наблюдали со стороны. Кира и Максим стояли тихо, не нарушая нашу 'беседу'.
  - Так-то лучше, - успокоено. - Только одно но, - снова пригрозила пальчиком, свободной руки, потому что вторую по-прежнему не отпускали. - Ты так и не ответил на мой вопрос... вернее два вопроса, - к одному пальчику разогнулся второй. Их обоих со всей ладошкой тоже сцапала мужская ладонь.
  - Не волнуйся, это всего на всего снотворные капли. Правда сильнодействующие, моей матери их прописали...
  - Что? - взорвалась не дослушав до конца. - Зачем ты это сделал?
  - У тебя была истерика, и я решил, что это единственный способ, чтобы ты успокоилась и отдохнула, - твердо и спокойно объяснил Демон.
  Вот и весь спрос. Я выдохнула. Вот и злись на него после этого. Все же ради меня. Прислонилась любом к мужскому плечу. Затихла.
  - Жень, тебе плохо? - всполошился парень. Сжав мои плечи отстранил от себя, внимательно вглядываясь в измученное лицо.
  - Хорошего мало, - вяло отозвалась я.
  - Что, тошнит, голова кружиться, перед глазами все плывет? - испуганно перечислял, при этом надежно сжимая меня в своих руках, Демон.
  - Ммм..., - неопределенно промычала я, даже говорить стало лень, только бы к чему-нибудь прислониться.
  - Ты почти уже спишь, - ласковый и в то же время озабоченный шепот на ушко. - Пошли, - позвал голос. Так и не дождавшись какой-либо реакции с моей стороны Вадим подхватил мое вялое тельце на руки. - А с вами разговор еще не окончен, разберемся позже, - грозно, но уже не мне и это было последнее, что я запомнила. Веки закрылись сами собой, приятное и безопасное ощущение в надежных мужских руках. Мыслей больше не было, сознание растворилось в тумане, мышцы расслабилось окончательно.
  Отдаленно ощущалось как меня осторожно усадили в машину, заботливо пристегнули ремнем безопасности, убрали непослушную прядку волос со щеки заправив ту за ухо. Взревел двигатель, автомобиль тронулся с места и езда окончательно сморила отправляя в навязчиво-тягучие объятия Морфея.
  
  Непроглядная вязкая темнота, пропитанная страхом и чувством потери. Иду на ощупь, цепляясь руками за воздух, прежде чем ступить, сама не понимая куда, но точно знаю, мне нужно идти дальше, нельзя стоять на месте. Шаг. Другой. Боюсь удариться, задеть, упасть, что угодно, ведь ничего не видно. Все внутри напряжено, в голове вертится только одна мысль - иди, не останавливайся. И в какой-то момент понимаю, в этой темноте я больше не одна, рядом кто-то есть. Дыхание сбивается, сердце громом отдает в ушах, мурашки по рукам, ползут вверх. Я прижимаю их к себе, мне кажется, кто-то схватит меня за них там впереди. Воздух колыхнулся рядом... Мое сердце не выдержит, сейчас остановится. Мимо пронесся холодный поток растрепав мои густые пряди. Ни рук, ни ног не ощущаю, хриплый вздох-выдох. Последний шаг. Замираю. Что-то впереди меня, рядом, совсем близко. Не вижу, но слишком остро ощущаю. Прямо передо мной. Дыхания больше нет, сердце не стучит, кровь не бежит по венам, все внутри замирает в этот страшный миг, крик застревает в горле, потому что слышу протяжный шепот, словно змеиное шипение 'Женяяяя...'.
  Глаза открылись. Я резко села. Только пока не понимая, что уже не сплю. Вокруг все та же темнота. Попыталась вскочить, запуталась во что-то мягком, грохнулась на пол. Завозилась пытаясь подняться, дыхание с хрипом вырывалось из легких. И если бы не спасительный взгляд в окно... тусклый свет от фонаря, знакомое развесистое дерево и козырек от крыши... я дома. Не сразу, но я узнала и немного стало спокойней. Подняться удалось не сразу, наконец, освободившись, я кинулась точно к тому месту где был выключатель.
  Знакомую комнату залил яркий свет заставив сначала прищуриться. Кровать была смята, на полу валялось покрывало, я стояла одетая возле двери. Вдох-выдох с приказом успокоиться, все хорошо. Еще раз огляделась вокруг, прошла обратно к кровати, опустилась на нее. Это просто сон, еще один кошмарный сон. Заправила влажные прядки за уши, приложила ладошку к взмокшему лбу. Когда все это прекратиться? И сколько я еще выдержу? Поднялась, прошлась по комнате. Сегодня я больше не усну, это точно. Часы показывали три ночи. Если судить о том, что мой первый кошмар сбылся, пусть и не со мной, то остается ждать, что сбудется и второй. Это только вопрос времени. Преодолевая внутренний страх попыталась припомнить до мелочей свой сон, пока свежо в памяти, пока не забыла что-то очень важное, любую деталь. Но вспоминать почти было нечего, только вязкая темнота, до сих пор в груди оставшаяся давящим чувством. И шепот... Невольные мурашки по спине. Шепот. Но не могу сказать чей голос. Даже не могу определить женский или мужской. Протяжный, глухой, словно не человеческий, потусторонний. Противная дрожь сотрясла все тело... Дыхание перехватило... Нет, хватит. По крайней мере, на сегодня. Нужно отвлечься. Мятая блузка неприятно липла к телу. Для начала нужно переодеться, а еще лучше принять ванну. Горячая с ароматными маслами вода поможет расслабиться, успокоит взбудораженные нервы. Мозг плохо соображал, вялые мысли путались в тяжелой голове, но одна мысль пронеслась яркой вспышкой. Раз я у себя дома, то где Вадим? Уехал? Получается, он привез меня, нашел ключи в моей сумке, открыл дом, уложил спать и оставил одну?
  Парня обнаружила спящим внизу и мгновенно испытала облегчение, я не одна. Искреннее чувство благодарности теплой волной согрело сердце, меня не оставили. Тихо посапывая, широкая грудная клетка равномерно поднималась в такт размеренному дыханию, Демон примостился на диванчике, где мы оба провели прошлую ночь. В полутьме, из центрального большого окна проникал луч от уличного фонаря, освещая часть помещения тусклым светом, я подошла и опустилась на корточки у изголовья. Не удержалась провела подушечками пальцев по щеке, затем потянулась и прикоснулась губами к мужским губам. Быстро отпрянула, потому что парень заворочался, что-то пробормотал. Пусть спит, он в отличие от меня не отдыхал днем. Посидела еще минут пять, вглядываясь в неясные очертания умиротворенного во сне дорогого лица.
  Прошла на кухню, сварила кофе, но перед этим выпила стакан холодной воды, уж очень пить хотелось. Общее состояние организма можно было считать нормальным, только легкая слабость в теле и в голове неясный шум. И папа не позвонил. Может что-то случилось? Или просто заработался и забыл? Задавалась вопросами сжимая в руке сотовый телефон, дисплей не высветил не отвеченных вызовов. Наверняка бы я не ответила, уж слишком 'занята' была, но по крайней мере увидела бы что звонил и не пришлось теряться в вопросах и догадках. К напряженному состоянию, я все еще не отошла от кошмара, прибавилась новая тревога. Сейчас звонить поздно, дождусь утра. Автоматически пила кофе небольшими глотками совершенно не чувствуя вкуса напитка, потом также автоматически поднялась на второй этаж.
  Шум воды из крана наполнял белоснежную ванную, я взяла с полочки цветную бутылочку, влила небольшое количество прозрачного геля с аром маслами и стала раздеваться.
  Погружаясь в душистую пену откинула голову назад, подложив скрученное полотенце под шею, прикрыла веки. Напряжение не желало так сразу проходить, напряженные мышцы сжимались, будто ожидая нападение, сердце стучало с тревогой. Мысли, словно тараканы, копошились вокруг страшного сна. Нужно как-то отвлечься, не получается не думать, тогда нужно направить мысленный поток в другое русло. Парень, что так уютно спит внизу. Я одновременно тянулась к нему и боялась довериться полностью. Рядом с ним уютно и волнительно. И дело не только в первых чувствах. Этот парень может причинить мне боль. Осознавая сей факт достаточно трезво я все равно буду с ним. Боль, ну и пусть она будет. Но она будет в будущем, а сейчас мне хотелось получить свой кусочек счастья. Мне нужен лучик света в темном царстве. И может, а вдруг, будет все хорошо. Разве так уж опрометчиво на это надееться? Его близость в последние дни, надежное плечо, оберегают и спасают. И так приятно, когда о тебе заботяться, пусть и слишком самоуверенно. За короткое время я успела к нему прикипеть душой, привязаться, влюбиться, как не обзови, это не изменит сути, Вадим стал для меня важным человеком. Быстро. Безоглядно. Безрассудно. Но если подумать, разве это так важно? Когда ты понял, через день, через месяц или через год, что вот он - твой человек. Один из тысяч, миллионов, а может один в мире. И одиночество уже не казалось мне единственным комфортным острогом, ощущать рядом другого человека, хотеть быть с ним, прикасаться, целовать и просто разговаривать. Погрузилась в душистую пену. Откинула голову назад, подложив скрученное полотенце под шею, прикрыла веки. Напряжение не желало так сразу проходить, напряженные мышцы сжимались, будто ожидая нападение, сердце стучало с тревогой. Мысли, словно тараканы, копошились вокруг страшного сна. Нужно как-то отвлечься, не получается не думать, тогда нужно направить мысленный поток в другое русло. Парень, что так уютно спит внизу. Я одновременно тянулась к нему и боялась довериться полностью. Рядом с ним уютно и волнительно. И дело не только в первых чувствах. Этот парень может причинить мне боль. Осознавая сей факт достаточно трезво, я все равно буду с ним. Боль, ну и пусть она будет. Но она будет в будущем, а сейчас мне хотелось получить свой кусочек счастья. Мне нужен лучик света в темном царстве. И может, а вдруг, будет все хорошо. Разве так уж опрометчиво на это надеется? Его близость в последние дни, надежное плечо, оберегают и спасают. И так приятно, когда о тебе заботятся, пусть и слишком самоуверенно. За короткое время я успела к нему прикипеть душой, привязаться, влюбиться, как не обзови, это не изменит сути, Вадим стал для меня важным человеком. Быстро. Безоглядно. Безрассудно. Но если подумать, разве это так важно? Когда ты понял, через день, через месяц или через год, что вот он - твой человек. Один из тысяч, миллионов, а может один в мире. И одиночество уже не казалось мне единственным комфортным острогом, ощущать рядом другого человека, хотеть быть с ним, прикасаться, целовать и просто разговаривать. Сквозь приятную негу ухо уловило посторонний звук, а потом послышался и голос. Вадим? Чего ему-то не спится? Приподнялась из ванной и услышала стук в дверь.
  - Женя? - позвали снаружи.
  - Да, - автоматически ответила я, совершенно не подумав, что дверь не заперта, и что стою в чем мать родила, легкий налет пены кое-где на теле не в счет. А вот он о чем думал, врываясь сюда?!
  Несколько секунд мы ошарашенно смотрели друг на друга. Хорошо, что парень смотрел мне в глаза, значит, не видел всего остального, так я себя успокаивала. первой очнулась я. Взвизгнув, нырнула обратно в ванную, устроив на полу потоп и зыркнула на парня осуждающе.
  - Ты... - слов не было, одни эмоции. И не у меня одной, Демон по-прежнему стоял на месте, не предпринимая никаких попыток ни заговорить, ни тактично удалиться. Хотя какой к черту такт? Пялился, будто впервые увидел голую девушку. Краска мгновенно бросилась в лицо, телу стало жарко, и вовсе не из-за пара. - Ты что творишь? - наконец выдавила я возмущенно, пыхтя стараясь уйти под воду глубже. Хотя куда еще, и так почти наглоталась пены, которая так и норовила попасть то в рот, то в нос.
  - Извини, - но в голосе парня не чувствовалось раскаяния, синие глаза подозрительно заблестели, сон как рукой сняло. Вообще он забавно сейчас смотрелся: в помятой, разодранной рубахе, с торчащими в беспорядке волосами и непонятной мимикой на довольном лице. Он силился изобразить нечто напоминающее смущение, только у него ничего не получалось и в конце концов оставив эти бесполезные попытки, он позволил своим губам свободно растянуться в улыбке.
  - Чего лыбишься? - не ожидала от себя подобной грубости, но меня задела эта счастливая моська, словно ему манная небесная свалилась с неба. А еще напрягало неравное положение, я чувствовала себя абсолютно незащищенной и уязвленной. Глаза защипало. Тьфу ты, пена попала.
  - Не могу ничего с собой поделать, - честно признался Демон. Его глаза продолжали шарить по густой пене на поверхности воды, как будто надеясь разглядеть сквозь нее. Знать еще не насмотрелся, вот поросенок. - Ты сейчас такая...
  - Что ты вообще здесь делаешь? - не дослушав рыкнула я.
  - Я проснулся. Решил проведать, как ты. Увидел полоску света под дверью. Ну и очутился здесь, - пожал широкими плечами. Да, вот так просто, не видя в этом ничего предосудительного. Конечно, можно понять, парень не знал, что здесь ванная комната. Но только сейчас-то узнал. Так чего стоит?
  - Проведал? - осведомилась сипло.
  - Что? - моргнул Демон.
  - Ничего, - не смогла удержаться, чтобы не подразнить, а потом рявкнула. - И долго ты собираешься еще здесь стоять?
  - Ах да, извини, - еще раз повинился парень и опять я ему не поверила. С неохотой оторвав от меня взгляд, Демон резко развернулся и покинул помещение, словно боялся передумать, плотно прикрыв за собой дверь.
  Несколько минут я еще пролежала, глядя на пустое место, где недавно стоял Вадим. Вода уже совсем остыла, неприятно холодя разгоряченную кожу. Черте что творится. Но разозлиться на него как следует так и не смогла. 'Проснулся. Решил проведать' передразнила про себя парня, а на душе расплывалась теплая волна.
  Демон прислонился к закрытой двери, запустил пятерню в волосы, взлохматив те еще больше. Внутри бушевали эмоции, приструнить их никак не удавалось. Оттолкнулся от косяка, сделал пару шагов, но остановился, решив подождать девушку здесь. Успокойся парень, а то наворотишь дел.
  Я прикрыла веки, какая глупая ситуация. Щеки пылали. Губы подрагивали в улыбке. В груди взволнованно билось сердце. Вдруг сердце на мгновение замерло, ощущение взгляда на себе. Опять этот мальчишка! Мои веки резко поднялись. Никого. Что за...? Нахмурилась. Невольно прислушиваясь. Вокруг все спокойно. Ничего необычного. Тишина. Но мышцы напряглись, словно готовясь к действиям. Ощущение сверлящего взгляда не проходило. По телу пробежал холодок. Повертела головой, вправо, влево. Впереди запотелое стекло. И вдруг в нем, словно тень промелькнула. Дыхание остановилось. Развернулась, сжимая задеревеневшими пальцами керамические бортики, вглядываясь в цветные разводы пленки на стене. Вдох-выдох. Приподнялась наполовину из воды. Лампочка замигала. Словно зачарованная наблюдала, как нить накала прерываясь угасает. Еще секунда и свет в плафоне потух. Непроницаемая чернота заполонила пространство, и я подорвалась с места. Растянулась на мокром кафеле, хорошенько приложившись коленями. Не замечая боли судорожно стала пробираться к двери. Крик застрял в горле, когда в следующее мгновение моей руки что-то коснулось. Черт, это полотенце! Быстро закуталась в него. Сделала несколько осторожных шагов на ощупь. Пальцы нащупали заветную ручку, с подрагивающих губ сорвался вздох облегчения, но тут же сменившийся стоном отчаяния. Дверь не поддалась. Что? Как такое может быть, ведь задвижка не закрыта? С отчаянием рванула со всей силы и буквально вывалилась прямо в мужские объятия, сильные руки подхватили меня в последний момент, не дав носом прочертить пол в коридоре.
  - Жень, что происходит? - раздался удивленный голос над моим ухом.
  - Свет вдруг погас, - выдохнула сипло.
  - Просто перепады напряжения, такое бывает, - мне объясняли, как маленькому ребенку, при этом успокаивающе поглаживая по спине.
  Нет, это не перепады в напряжении! И освободилась из крепких рук. И словно мне в насмешку блики света в коридоре, за спиной замигала лампочка и разгорелась с новой силой. Я медленно повернула голову глядя в проем открытой нараспашку двери. Светлая ванная комната, ничего не напоминало о недавнем страхе, только пена, как клочки разодранной ваты на полу. Решительно шагнула внутрь. Подошла к ванне, наклонилась, нащупала сквозь пену цепочку, выдернула затычку, вода устремилась в углубление. Было ли вообще что-то или только в моем воспаленном воображении? Лучше бы было, потому что сомневаться в своем душевном равновесии еще хуже. Еще раз огляделась по сторонам, вышла, направилась по коридору.
  
  Ходила по комнате из угла в угол в возбужденном состоянии. Мягкий ковер под босыми ступнями согрел заледеневшие промокшие пальчики. Вадим сначала сделал попытку расспросить, но потом решил просто подождать, пока я успокоюсь. Да и что я могу ему рассказать? Что? Как в ванной погас свет и мне стали мерещатся всякие ужасы. Какой нормальный человек в такое поверит? Тем более он уже дал рациональную оценку случившемуся. Но ведь я не сошла с ума и видела то, что видела. Влажные волосы прилипли к спине тяжелыми прядками, провела по ним перекинув через плечо, смяла в руке, дернула невзначай. Ай, больно. Черт! Воспоминания о тех минутах вызывало невольную дрожь во всем теле. Но надо что-то делать. Сколько можно ждать. И чего? Пока не случится непоправимое? А что можно сделать? Ну, расскажу я парню. Как он сможет мне помочь? Не знаю, может, скажет, что мне все это кажется, и я ему поверю.
   На пороге застыл напряженный парень. Он сейчас тоже находился в возбужденном состоянии, только совсем по другой причине. Глаза шарили по полуголой фигурке мечущейся туда-сюда, руки сжимались в кулаки, чтобы не кинуться к ней и не сжать в объятиях, желание затмевало разум.
   - Женя, - позвал он. Пришлось еще два раза повторить имя, прежде чем обратить на себя внимание. - Оденься.
   - Что? - остановилась посреди комнаты как вкопанная.
   - Пожалуйста, оденься, - повторил хрипло Демон.
   Просьба и со второго раза не сразу дошла до сознания, а когда дошла, тело все рано продолжало бездействовать. Опустила голову, словно только сейчас понимая в чем я. Полотенце держалось на честном слове сползшее наполовину груди и едва прикрывало бедра.
   - Ты испытываешь мою выдержку, - агрессивно произнес Демон и поддался ко мне, но замер. - Лучше поторопись. Если не хочешь... - многозначительная пауза. Окончание фразы предполагалось додуматься самой. В синих глазах вспыхнул пожар.
   - А... - мои глаза растерянно распахнулись.
   - Женя!
   Я подпрыгнула на месте, рванула к шкафу, схватила первое попавшееся под руку и выскочила из комнаты.
  Прислонилась к стене в коридоре, грудная клетка тяжело поднималась, стеснение в груди. И чего так нервничать? И кричать? Не глупая же я. Скинула полотенце и быстро оделась, все время поглядыая на дверь ванной.
   Парень стоял у окна, стиснув руки в карманах. Я прошла и встала рядом, коснулась мужского плеча. Напряженные мышцы заиграли под рукой. На меня кинули мимолетный взгляд. Ну а теперь-то что? Смущаясь и краснея отвела взор, сняла руку отодвигаясь. Рядом послышался свистящий выдох.
   - Ну вот, как ты и просил, - вдруг нашла нужным сказать я и развела руками. Мол, оделась. На что получила усмешку и совсем нерадостную и еще один мимолетный вспыхнувший взгляд.
  Боже, как тяжело с этими парнями, лучше бы у меня была подруга.
  - Расскажешь, что происходит с тобой, да и вообще? - ему нужно было отвлечься. Да и пора уже узнать всю правду, оставаться дальше в неведении, нет, долго так продолжаться не могло.
   - Боюсь, ты мне не поверишь, - сказала печально.
   - А ты попробуй и узнаем, поверю или нет, - настойчиво глядя на меня. Я прошла по комнате под неотрывным мужским вниманием. Чувства перемешались, словно в миксере, затаенная в глубине боль, смятение, смущение от недавнего инцидента, страх, а с парня как будто с гуся вода, стоит такой уверенный. - И потом, ты мне задолжала этот рассказ с прошлого раза. Заметь, я терпеливо ждал.
   - Один день, - хмыкнула нервно.
   - Тебе не отвертеться, даже не пытайся, - покачал головой, не замечая моей иронии.
   - Хорошо, - покорно выдохнула.
   Но как же тяжело найти слова, чтобы начать. Мысли путались, не желали складываться в предложения. Трудно открыть душу, выпустить свои страхи и боль на свободу, словно ты сразу становишься беззащитным, оголенным. А еще страшно, что не поймут, осудят, засмеют. Довериться? Рискнуть? Присела на кровать, встала, снова прошлась по спальне. Демон не мешал, стоял спокойно у окна, но когда, заломив руки, я прошла мимо него в шестой раз, меня перехватили.
   - Жень, просто расскажи, ладно, - говоря это, парень подводил меня к кровати.
   - Ладно, - кивнула согласно. - Давай лучше спустимся вниз.
   - Как скажешь, - недоуменно пожал плечами.
   И так странно, дом не казался сейчас страшным местом, откуда не терпелось выбраться. Не знаю то ли из-за Демона рядом то ли из-за того, что человек такое существо, что ко всему привыкает и даже к страху, происходит некое перенасыщение и уже не такая острая реакция на все происходящее. В прошлом я пережила боль и страх, сознание справилось... А может нет? И сейчас оно играет со мной злую шутку? Черт! Как разобраться в себе? Рассказать и посмотреть реакцию стороннего человека. А если после этого я потеряю Вадима? Неожиданно пришла мысль. Боль на мгновение кольнуло в самое сердце. Когда я успела так влипнуть?
   - У тебя что-то болит? - раздался рядом взволнованный голос.
   - Что? - удивленно перевела взор на парня. Мы устроились на диванчике внизу, сидели рядом, одна рука Демона обнимала меня за плечи, другая лежала на спинке.
   - Ты сжалась, как бывает от приступа боли, - объясняя парень немного смутился. И я в который раз удивилась переменам совсем не похожим с тем впечатлением сильного и самоуверенного Демона, даже наглого, каким он казался всегда со стороны.
  - Знаешь, какое у меня прозвище было в школе? - и не дожидаясь реакции продолжила. - Чокнутая, - дальше слова потекли рекой, словно прорвалась плотина. И быстрее, чтобы не передумать, не отступить назад. - У меня была слава местной сумасшедшей, потому что все знали, что моя мать лежит в психушке и все считали, что я такая же. Сначала было обидно. Больно. Но потом приходит понимание - дети жестоки. Говорю так, словно сама была не ребенком, - неожиданно усмехнулась грустно. - Папа всегда считал меня слишком взрослой для своего возраста, - это так маленькое отступление, чтобы собраться с мыслями. - Я ее почти не помню здоровой. Мне было шесть, когда маму забрали. После только бесконечные посещения и ни капли надежды на выздоровление. Правда, иногда ей становилось лучше, но ненадолго. Врачи говорили, что возможно она уже никогда не вернется домой. Так и получилось, они не смогли вылечить ее. Постепенно отец свыкся с этой мыслью, а я... я тоже, - горло перехватило от эмоций, тяжелые воспоминания комом встали в горле. Сильная ладонь в поддержку сжала мое плечо и ближе притянула к мужскому телу. - Отец воспитывал меня один. Надрывался на двух работах, немало денег уходило на психиатрическую клинику, на врачей, чтобы маме было там хорошо, чтобы о ней заботились, лечили. Мы смирились, но не потеряли надежду. Только нашим надеждам не суждено было оправдаться. Вот так мы и жили, вдвоем, только в сущности я была одна, отец постоянно отсутствовал, иногда по несколько дней в командировках, родственников у меня больше не было, друзей тоже. Только не надо жалеть меня, - воскликнула звонко, заметив, как потемнели от жалости синие глаза. - Не надо, - уже спокойней, с тоской, с просьбой. - Я не жалуюсь, просто констатирую факты. Моя жизнь не была уж столь ужасной. Я не росла в детском доме, родители не изверги, не били, не издевались, а друзей не было... наверное, сама виновата. Мне и не хотелось ни с кем сближаться, в одиночестве была моя истинная свобода. Уютно и спокойно как-то, - неожиданно смолкла, чуть беспомощно пожав плечами. Смотрела прямо, не хотела видеть непонимания на лице рядом.
   - С первого взгляда я понял, ты не похожа ни на кого. И интерес к тебе захватил как порыв ветра и с каждым днем, нет, с каждым часом он усиливался. Шквальные порывы бушевали в душе, превращаясь в ураган чувств. Женька, - ласковое касание губ, горячий шепот на ухо, от которого побежали приятные мурашки. Эээ, что-то мы уходим не в ту сторону. Но сопротивляться не хотелось. Да и зачем? - Не пытайся ускользнуть от меня, теперь тебе это не удастся, ты моя, - губы настойчиво проложили дорожку от ушка по щеке к уголку губ. Я ноздрями втянула в себя воздух, мои губы приоткрылись. И этим незамедлительно воспользовались.
   Водоворот неизведанных чувств накрыл с головой, но отрезвило ощущение, от которого не смогла отделаться, будто за нами наблюдают. И как бы мне не нравился поцелуй, вскоре я попыталась все же отстраниться. Ничего удивительного, мне не дали. Крепкие руки надежно прижимали к груди, бороться бесполезно, поэтому, когда Демон сам оторвался от моих губ на мгновение, воспользовалась этой возможностью.
   - Вадим, - прошептала хрипло. - Не надо, прошу. Давай не сейчас.
   На минуту показалось, мои слова проигнорируют, борьба с самим собой отразилась на мужественном лице. С неохотой подобно тому, как ребенок расстается с конфетой сжимающие меня руки разжались, позволяя отодвинуться на то расстояние, на какое посчитаю нужным. Дабы меньше давать повода в дальнейшем для соблазна я переместилась на другой край дивана. Приподнятая бровь в ответ на это действо была нагло мной проигнорирована.
   - А ты жестока, - грустно протянул парень. - Сначала почти голышом маячишь перед глазами, потом позволяешь себя поцеловать и тут же отталкиваешь. Я не железный, - говорил это так, словно я причинила ему жуткую боль, - в следующий раз могу и не сдержаться.
   - Прости, - пискнула мгновенно зардевшись. Я так мало понимаю в мужской физиологии, от одной этой мысли щеки запылали маковым цветом. Не зная, куда себя деть, забилась в уголок.
  - Женька, ты забавная до невозможности! И наивна, как ребенок, - рассмеявшись, Демон без труда притянул сопротивляющуюся меня к себе. - Иди сюда. Обещаю держать себя в руках, - уткнулся мне в шею продолжая посмеиваться.
   - Я... не надо... - выдохнула сипло, напряженно замерев.
   Веселость с парня схлынула мгновенно.
   - Жень, я пошутил, - наши лица оказались напротив. Демон серьезно смотрел в расширенные зеленые глаза. - Я никогда не сделаю ничего против твоего желания. А сейчас я просто шутил. Просто хотел отвлечь тебя, - в его глазах застыло сожаление.
  Но меня это не удовлетворило. Пошутил, значит? Ладно, я сейчас тоже пошучу. Ладони закрыли бледное личико, плечи задрожали.
  - Жень? - испуганно позвал Демон и мгновенно меня отпустил. Отодвинулся, провел рукой по волосам растерянно глядя на свое творение, а именно всхлипывающую меня. - Прости, это была неудачная шутка. Видишь, я тебя больше не касаюсь. Перестань плакать, прошу, - Я только сильнее затряслась. Осторожное прикосновение, словно боялся сделать еще хуже. Вздрогнула. Передернулась. Парень не смог сдержать досадного чертыхания на самого себя. - Ну, прости. Обещаю, не дотронусь до тебя больше без твоего разрешения. Ты не должна меня бояться, прости, если напугал. Я дурак. Я знаю. Я черствый бездумный кретин, - парень продолжал беспомощно бормотать извинения, ругать себя последними словами. Я кивала ему в такт. Отвела ладошки в стороны демонстрируя довольную улыбку. Голос стих, на лице Демона отразилось изумление сменившееся пониманием, что его провели. - Ах ты, маленькая притворщица, - воскликнул он, но не со злостью, а с огромным облегчением. Мой беззастенчивый смех стал ему ответом. Демон было хотел снова кинуться на меня, но в последний момент передумал, замер на месте с грустью в глазах. Я удовлетворенно кивнула, мне нравился достигнутый эффект. Но мучить парня дольше я не стала, сама нырнула ему под мышку, притаившись ласковой кошкой. С благодарностью мужские руки приняли в свои объятия. Инцидент был исчерпан. Я верила ему.
   Несколько минут мы провели в полной тишине.
   - Это произошло полтора года назад, - свой голос услышала, будто со стороны, раз я решила открыться, то не стоит тянуть. - Мама сбежала из клиники и явилась домой через несколько дней в ночь. Я была одна, - противная дрожь пробежала по телу, так всегда при воспоминании о том. Дальше стала говорить быстро, без лишних эмоций и словно пересказывая фильм, чужие воспоминания. - Если честно я ее не сразу узнала: грязная, изможденная, с безумными глазами. Она схватила меня и стала бормотать какие-то странные слова, о том, что должна спасти меня, нас обоих и поэтому заберет меня с собой. Я пыталась ее успокоить, уговорить, но она не слушала, только стала кричать, визжать. Заперла меня в кладовой. Я не смогла справиться, в ней было столько силы, словно дьявол вселился. Я просила, умоляла выпустить меня. Было страшно и темно, я не могла понять, что она делает. Когда за дверью шум прекратился, через щели повалил дым. Вскоре я стала задыхаться и потеряла сознание. Потом отец рассказал, что это соседи позвонили в пожарную, меня каким-то чудом удалось найти и вытащить из горящего дома, а мама так и осталась там. Соседи видели женский силуэт на чердаке, но пожарные не смогли пробиться к ней, крыша рухнула раньше, чем они успели, - глотнула воздуха, словно мне сейчас его не хватало. - Не говори ничего, - попросила, видя, что Вадим собирается что-то сказать. Синие глаза выражали сочувствие лучше, чем любые слова. И я была ему благодарна, за все и за то, что промолчал. И горячие объятия говорили о многом, о его поддержке, о соболезновании, о его чувствах. Помолчала недолго, собираясь с мыслями, чтобы продолжить. - Я никак не могла понять, за что она так со мной. Мучительные мысли преследовали меня очень долго. Папа говорил, что не стоит искать разумности в ее поступке, мама - безумна. Но я хотела понять, потому что не могла простить. Я любила ее, но не могла простить. Горе и обида снедали изнутри, сердце разрывалось от противоречий. И вот только совсем недавно, мне кажется, я подошла к краю правды. Начинаю понимать, почему мама так могла поступить.
  - Как такое можно понять? - не сдержавшись взорвался Демон. Мощная грудь подорвалась вверх. Мне пришлось сесть. Парень напряженно выпрямился. - Мать пытающаяся убить своего ребенка. Сжечь его вместе с собой. Твой отец прав, только безумная способна на такое.
   - Нет, послушай...
   - Ты защищаешь ее, хочешь оправдать и это понятно, она твоя мать, - жестко произнес мужской голос. - Но подумай, она хотела тебя убить, - он смотрел с грустью, с болью, которую испытывал за меня.
   - И ты только что сам сказал, она - безумна, - и сейчас, как никогда за последние месяцы я почувствовала себя ранимой. В глазах вдруг защипало, но я не ненавидела выставлять напоказ свои слезы, демонстрировать слабость, ждать сочувствия. Нет, плакать не буду. Хватит.
  - Прости, я не должен был так горячо реагировать, - произнес Демон мягко и снова притянул меня к себе.
  - Ничего, ты просто высказал свое мнение, - приняла его извинения. - Мама была больна, в ее воспаленном мозгу родилась эта страшная идея и только сейчас я могу понять ее последние слова. Она, таким образом, хотела спасти меня, чтобы я не повторила ее судьбу.
  - О чем ты? - напряженно спросил мужской голос.
  - Я расскажу тебе дальше, только сначала пообещай не перебивать, а потом высказаться честно, - посмотрела я на Вадима.
  - Я обещаю, - клятвенно произнес он.
  Я выдохнула, словно перед прыжком в ледяную воду.
  Вадим смотрел, как путаясь во фразах, с трудом подбирая слова, прерываясь и такое выражение промелькивало на бледном личике, не зря ли она все это затеяла, Женя вела кривое повествование того, о чем так долго молчала. Долго для него, сутки с лишним он мучился от съедающего интереса. Но это было не просто праздное любопытство. По девушке было видно, что ей трудно открыться, что-то очень серьезное ее беспокоит, и его сердце тревожно сжималось от нехороших предчувствий. Во что, черт возьми, она ввязалась? Может не сама, непреодолимые обстоятельства вовлекли ее. Кто бы не был виновником ее страданий он ответит, пообещал про себя парень. А если замешан ее отец? Руки невольно сжались в кулаки. Глядя, как взгляд зеленых глаза стекленеет, бескровные губы безжизненно шевелятся, эмоции застыли на милом лике. И он тоже ответит. Никто не уйдет от наказания.
  Старался казаться внешне беспристрастным, но по мере того как тихие слова проникали в мозг в душе разрасталась буря. Эмоции, словно стихия набирали силу, от легкого ледяного дуновения ветерка до сбивающего с ног шквального урагана. Он знал, что то, что расскажет Женя, будет не просто девичьями глупостями, не просто глупыми мнительными преувеличениями, которые сейчас легко объяснит его холодный разум. Погладит девушку по головке, разложит все по полочкам и в раз решит все проблемы. Но то, что он слышал, не укладывалось в голове, будоражило нервы и воображение.
  Я закончила и сжалась, словно ожидая удара. Демон молчал. Смотрел на меня пристальным, не отводящим взором. Выдохнула, будто только что пробежала стометровку на максимально скорости. Замерла. Теперь остается только ждать вердикта.
  Тишина оглушала. Давила на барабанные перепонки. Внутреннее желание вскочить, закричать, затопать ногами, но я продолжала сидеть на месте. Тяжесть, словно бетонная плита прижала к дивану. Не молчи. Скажи хоть слово. Пожалуйста. Молила я про себя. Взгляд блуждал по мужскому лицу не находя отклика.
  - Значит, - долгожданный голос прозвучал в моих ушах громом, хотя парень говорил тихо. Он поднялся, сделал несколько шагов вперед, развернулся. - Если я правильно понят, - пауза, шаг ко мне, остановился напротив, - Тебя преследует призрак матери, а еще ты видишь сны, которые потом сбываются, - замолчал. Тишина снова показалось неестественно давящей. Сжала руки на коленях выпрямляя осанку.
  - Да, - кивнула осторожно, словно желая отмотать назад. Все забыть, ничего я не говорила. Только поздно, все уже произнесено.
  Вадим развернулся. Прошелся взад вперед. По его лицу ничего прочесть было невозможно. Сколько он еще будет меня мучить? Не верит, пусть так и скажет. Не верит, хмыкнул внутренний голос, это еще хорошо, может он подумывает, как теперь отделаться от сумасшедшей. Гадать в ожидании, никогда минуты так не казались часами.
  - Я знаю, как это все звучит, - услышала я свой голос. - И ты можешь не верить в мистику...
  - Я действительно не верю, - раздался тут же мужской голос.
  Демон снова оказался передо мной, возвышался мощной фигурой, подавляя робкую надежду несокрушимой, казалось, решимостью, но я не смотрела на него, не могла. Мои плечи поникли, в горле запершило. Так тяжело оказалось услышать подобные слова. Хотя, что он такого сказал? Сказал, что не верит. Я ожидала другого? В глубине души да. Довериться и обмануться. Больно? Страшно? Обидно? Горько? Это не отражает все в полной мере. Это словно стоишь на краю пропасти и тебя отделяет последний шаг от черной бездны и вдруг ты его делаешь, потому что не можешь иначе, и начинаешь падать-падать безумно кружась в водовороте безмолвного протеста, поглощающей тоски и тихого отчаяния.
  Он смотрел, как девушка сжалась, личико покрыла смертельная бледность, взгляд ее застыл на уровне его пояса, поднять его выше она словно боялась.
  Кинулся к ней со всех ног, обнял, прижал к себе такую маленькую, хрупкую, но удивительно сильную, самую дорогую на свете.
  Падение прекратилось. Бездна не поглотила. Я услышала торопливый голос.
  - Я не верю в гадалок, экстрасенсов, призраков, в переселение душ и прочую мистическую чушь. Вернее не верил в мистику до сих пор, - он сжал мое лицо в ладонях. - Но тебе я верю.
  Эти слова ошарашили меня не меньше предыдущих и я продолжала недоверчиво смотреть в синие глаза та близко от меня.
  - Жень? - меня встряхнули.
  Я очнулась.
  - Спасибо, - прошептала и прижалась к мужской груди. Чувство невесомости накрыло с головой, хотелось плакать, только теперь по другой причине.
  Он смотрел на склоненную рыжую головку выделяющуюся ярким пятном на фоне его темной рубахи и думал, сколько же ей пришлось пережить и руки сами собой крепче прижимали и так льнущее к нему тело. Защищать ото всех и от всего, вот теперь его первоочередная задача. И не обязанность, не навязанное кем-то убеждение, а своя воля, свое стремление сделать жизнь этой девочки лучше, спокойней, лишь бы она была с ним. Дрожь страсти снова пробежала по телу. Такая теплая, желанная, в его объятиях, но нельзя, еще не время. Когда он отказывал себе в физическом удовольствии? Наверное, никогда. А сейчас готов ждать столько сколько придется. Не спугнуть. Не оттолкнуть от себя. Не дать повода даже усомниться в его порядочности. Заслужить полное доверие, и тогда она сама впустит его в свое сердце, потому что ему нужно большее, чем просто получить сиюминутное удовольствие. Ему необходима она сама. С ее странностями, необычными способностями и проблемами. О чем он думает? Сейчас надо думать как ей помочь. Да, то что она рассказала заставляло теряться. Мало того выбивало почву из-под ног. Вызывало в душе хаос. Но не сомневаться в ней. Так странно, расскажи ему кто другой подобное, он бы тут же рассеялся ему в лицо и назвал чокнутым. Ну или по крайней мере, глупцом, верящим во всякий бред. Ей он поверил сразу. Нет, не сразу, услужливо подсказала память. Ведь она делала уже попытку рассказать: "Откуда вернулась?" - его вопрос, "С того света" - ее ответ. Тогда он ее обидел и сейчас очень жалел об этом. Скажи она теперь, что существуют марсиане, он бы без колебаний поверил. Да парень, ты попал. Крепко тебя зацепило, словно рыбку на острый крючок. И что важно, не хочется ведь трепыхаться, даже попытки отцепиться предпринять, наоборот, еще глубже заглотнуть.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"