Penguin-sa: другие произведения.

Я ведь умная?

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Издавай на SelfPub

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ranma ½ фанфик.
    AU пересмотр эпизода 49, в котором Ранма страдает от травмы головы и считает себя девушкой. Ранма запечатлевает как свою "модель" другую девушку.
    Переведено. Оригинал.

Я ведь умная?

Annotation

     AU пересмотр эпизода 49, в котором Ранма страдает от травмы головы и считает себя девушкой. Ранма запечатлевает как свою «модель» другую девушку.


Я ведь умная?
Ранма заявляет о своей женственности

     Аканэ чуть не расплакалась от облегчения, когда веки рыжей девушки задрожали. Как бы безумно она ни вела себя со своим женихом, она никогда не хотела так его ранить. Когда она закрывала глаза, она все еще могла услышать тошнотворный хруст, с которым его голова коснулась одного из декоративных камней вокруг пруда с карпами. Аканэ содрогнулась.
     Когда Аканэ открыла глаза, она увидела, как Ранма с пустым лицом смотрела мимо нее. Сквозь младшую Тендо прошел холодок. Маленькая девушка смотрела на что-то за плечом Аканэ. Обернувшись, Аканэ заметила заглядывающую в дверной проем любопытствующую Набики. Вернувшись к своему жениху, Аканэ расслабилась, когда лицо рыжей немного ожило, хотя ее немного обеспокоило то, что Ранма выглядела… хитрой?
     Трое живущих в доме мужчин прошли мимо Набики и сели перед Ранмой на колени в аккуратную линию. Аканэ решила, что ей лучше убедиться, что Ранма в порядке, и начать расспрашивать рыжую:
     – Ранма, ты знаешь, кто ты?
     – Конечно, я Саотоме Ранма, – голос парня-ставшего-девушкой звучал немного по-другому, довольно и с легким переливом.
     – Ты помнишь, кто я? – продолжила Аканэ.
     Закатив глаза, Ранма ответила:
     – Ты Тендо Аканэ, моя невеста, – сказала она, изобразив пальцами кавычки. Нахмурившись, Аканэ указала на своего отца. – Тендо-сан, – ответила рыжая, скука в ее голосе начала заменяться весельем. Младшая Тендо переключилась на Генму. Отвечая, Ранма улыбнулась: – Главный халявщик. – Старший Саотоме удивился. Палец Аканэ указал на Хаппосая. – Извращенный халявщик, – самодовольно ответила Ранма.
     Рыжая плавно поднялась на ноги и с отвращением взглянула на себя.
     – Думаю, мне стоит переодеться, – сказала она, начав ослаблять завязки на своей рубашке. Сделав паузу, она взглянула на трех сидящих на коленях мужчин. – Если вы, джентльмены, не хотите раскошелиться за шоу на десять тысяч иен каждый, не предоставите мне немного личной жизни? – Генма, Соун и даже Хаппосай кинулись из комнаты.
     – Ранма, что случилось? Ты странно себя ведешь, – заявила Аканэ, начиная сердиться. Ранма сквозь полуприкрытые глаза взглянула на младшую Тендо, что выглядело очень знакомо.
     – Слушай, Тендо, я готова забыть про удар в лицо, так как он пошел мне на пользу. Раскрыл глаза, так сказать. Но если ты попытаешь ударить меня еще раз, я прослежу, чтобы ты в воскресенье появилась у Куно на пороге для заключения помолвки. Поняла? – Одетая теперь в одни боксеры, Ранма повернулась к шкафу, бормоча: – Эти штуки ужасны. – Она схватилась за пояс, а затем принялась рыться в шкафу. – У меня что, нет ничего стильного?
     – И что это ты делаешь, Ранма? Не игнорируй меня! И не пытайся мне угрожать, тебе не хватит смелости! – в ярости закричала Аканэ.
     Рыжая обернулась, чтобы вновь взглянуть на более рослую девушку сквозь полуприкрытые веки.
     – Так значит тебе очень нравится Куно, Тендо? – Переливы в ее голосе немного усилились. Аканэ сместила фокус своего гнева.
     – И почему ты говоришь таким глупым голосом, это меня нервирует! Говоришь как девушка!
     Ранма театрально вздохнула. Покачивая головой, она ответила:
     – Тендо, Тендо, Тендо. Если я говорю, как девушка, то это потому, что я и ЕСТЬ девушка. Умная девушка. Привыкай.
     Аканэ почувствовала, как весь ее гнев смыло страхом.
     – Что ты имеешь в виду, Ранма? Ты парень!
     Взгляд Ранмы устремился куда-то вдаль, когда она пробормотала:
     – Я помню, как думала, что была парнем, но сейчас это похоже на сон. – Ее глаза сфокусировались, и она встретилась взглядом с Аканэ. – Или кошмар. – Рыжая встряхнулась и вновь зарылась в свой небольшой гардероб. С победным криком она подняла в воздух простой комплект из хлопкового бюстгальтера и трусиков. Потрясая ими перед Аканэ, она крикнула: – Вот это шаг в верном направлении!
     Аканэ просто смотрела, как ее жених металась по всей комнате, лицо черноволосой девушки было несчастно. Когда Ранма закончила надевать нижнее белье, Аканэ, наконец, спросила:
     – Может быть тебе стоит показаться доктору Тофу?
     – Зачем? Я прекрасно себя чувствую! У меня даже голова не болит, – улыбнулась Ранма своей невесте. – Может, ты и сильнейшая девушка, из всех, кого я знаю, но это был не слишком тяжелый удар. – Она нырнула обратно в свой шкаф. – Черт, все оно или супер-девчачье безвкусное, или выглядит, как будто это выбирал парень.
     – Это и так выбирал парень, Ранма. Ты! – Аканэ вновь обрела немного своего огня.
     – Ну, тогда я могу сказать, что у меня не было никакого вкуса. Бе! – Рыжая подошла к стене, секунду ее поизучала, а затем сильно стукнула в нее, примерно в метре над полом. Из-за стены раздался приглушенный взвизг. – Эй, Набс, почем одолжишь приличный костюмчик на денек?
     Звук легких шагов предупредил появление в комнате средней Тендо.
     – Саотоме! Это еще зачем? Я думала, у меня барабанная перепонка лопнет!
     – Жизнь подслушивающего полна опасностей, Набс. Так, как насчет 500 иен за приличный костюм? – ухмыльнулась Ранма своей жертве.
     – Да ты шутишь, Саотоме. Все, что я тебе одолжу, будет уничтожено. И зачем тебе к тому же женская одежда? – заинтересовалась Набики.
     – Ранма думает, что он девушка, – пробормотала Аканэ. Набики задрала брови, но не выглядела шокированной.
     – Умная девушка, – поправила Ранма. – Не такая умная, как ты, Набс, но, думаю, все эти боевые искусства перекрывают этот пробел. Ладно, что насчет 500 иен, и я заменяю поврежденное два-к-одному. Идет?
     – Ладно, Саотоме, идет. Я смогу найти место для пары новых нарядов. Пошли ко мне в комнату.
     Аканэ вяло наблюдала, как Ранма выбирала брюки, блузку и куртку из числа старой одежды Набики. Хотя предпочитаемые Набики коричневые и кремовые тона не полностью подходили новоявленной девушке, она казалась довольной своим выбором.
     – Ну, раз уже об этом позаботились, я пошла. Хочу только поговорить с Касуми-онээсан, прежде чем уйти, – заявила Ранма, подхватывая свою спортивную сумку. Две младших дочери Тендо последовали за ней на кухню.
     Едва войдя на кухню, Ранма обняла одной рукой пораженную Касуми и объяснила:
     – Я просто хотела зайти и сообщить тебе, что на обеде меня не будет, но я намереваюсь вернуться домой вовремя и помочь тебе с ужином, Касуми-тян.
     Покрасневшая старшая Тендо запротестовала, прежде чем обернуться:
     – Тебе не нужно этого делать, Ранма-кун. Ты гость! – Она повернулась к рыжей, ее глаза расширились, когда она заметила одежду Ранмы.
     – Пожалуйста, Касуми-тян, я хочу помочь. Я устала быть нахлебницей и я хочу поработать, по крайней мере, немного, – взмолилась Ранма. – Я имею в виду, что гости остаются на неделю, а не на год. – Она внимательно изучала пол. – Я надеялась, что я уже больше семья, чем гость, а семья должна помогать.
     Касуми сжала новоявленную девушку в крепкие объятия.
     – Конечно семья! Я буду рада, если ты сегодня вечером поможешь мне с ужином, Ранма-тян. – Касуми отстранилась, чтобы взглянуть на нео-девушку. – Красивый наряд, Ранма-тян, ты хорошо выглядишь, но коричневый не твой цвет. – Аканэ и Набики потрясенно уставились на свою старшую сестру.
     Усмехнувшись, Ранма кивнула.
     – Я собираюсь немного пройтись по магазинам. И мне уже пора! Мне еще много сегодня нужно сделать. Увидимся вечером, онээсан! – Касуми улыбнулась, когда рыжая ушла.
     Все три девушки Тендо смотрели вслед Ранме, двигалась она немного провокационно. Наконец, Аканэ с обезумевшим лицом повернулась к своим сестрам.
     – И что нам с этим делать? Ранма думает, что он девушка!
     Касуми в замешательстве моргнула.
     – О боже! Но ведь Ранма только что была девушкой?
     Аканэ раздраженно фыркнула.
     – Я не имею в виду, что он выглядит как девушка, он думает, что он на самом деле девушка! Девушка, которая превращается в парня! – Когда она притопнула, младшая Тендо пропустила украсившую губы ее средней сестры маленькую улыбку.
     – Ну, не знаю, Аканэ, – протянула Набики, взглянув в глаза своей старшей сестры. – Думаю, это к лучшему. – Младшая девушка холодно взглянула на торговку информацией.
     – Очень смешно, Набики, но я должна выйти за этого урода замуж. Как мы женимся, если Ранма девушка? – закричала Аканэ.
     Касуми удивилась, а затем попыталась успокоить свою младшую сестру.
     – Уверена, на церемонию она превратится обратно в парня. Ранма может быть довольной чуткой к такому.
     – Или, может быть, вы обе сможете надеть свадебные платья, – вмешалась Набики. – Эй, а это мысль! Если Ранма будет невестой, мы сможем сохранить додзе. Фактически, панда будет нам должен приданное!
     Аканэ выглядела готовой взорваться. С невнятным яростным криком Аканэ шагнула к своей старшей сестре, скрестившей на груди руки и смотрящей на нее полуприкрытыми глазами. Младшая Тендо застыла, когда весь ее гнев покинул ее.
     – Боже мой! Ранма не просто думает, что он девушка – он думает, что он Набики! Двадцать минут назад он точно так же смотрел на меня. Он даже говорил немного похоже на тебя!
     Хлопнув в ладони, Касуми сообщила:
     – Ну, тогда все не так плохо. У Набики очень хорошие оценки. Может быть Ранма будет лучше учиться в школе. – Аканэ тяжело вздохнула.
     Секунду просохраняв свою позу, Набики сперва захихикала, а затем рассмеялась.
     – О, вы двое слишком наивны! Разве ты не видишь, что сделал Саотоме, Аканэ? Это блестящий план. Он, должно быть, неделями над ним работал! Он дождался, пока ты не бухнула его в пруд, и всплыла Ранбики. Он может отбрехаться, обвести вас вокруг пальца, и вы поверите, что у него амнезия или еще что-то, и он чист! – Коротковолосая девушка засмеялась еще сильнее. – Это прекрасно, думаю, я спишу ему треть долга, если он провернет все это, просто как награда за то, что он думает как… – успокоившись, Набики сымитировала говорящую в стиле Набики Ранму, – умная девушка!
     С облегчением, а не с гневом Аканэ спросила:
     – Ты действительно так думаешь, Набики? В смысле, я не думаю, что Ранма настолько хороший актер.
     Набики помолчала, а потом покачала головой.
     – Да ну, это должно быть аферой. Люди не могут просто удариться головой и решить, что они кто-то еще, – неуверенно закончила она.
     Безмятежно улыбаясь, Касуми сказала:
     – Обычно люди не меняют пол. – Она взглянула в сторону двух играющих в сёги отцов. – И не превращаются в животных. – Две младшие сестры обеспокоенно переглянулись, прежде чем уставиться на дверь, через которую ушла Ранма.

     День тянулся с мучительной медлительностью. К полшестому лишь Касуми смогла сделать хоть что-то конструктивное. Две младшие Тендо якобы смотрели телевизор, но вряд ли им было интересно показываемое сейчас соревнование швей. Двое отцов сидели перед доской сёги, но за двадцать минут позиция нисколько не изменилась. Единственными звуками были слабые звоны столовых приборов на кухне и тиканье часов.
     В 17:34 входная дверь открылась, и по всему дому разнеслось усталое, но веселое «Я дома!». Четыре тела кинулись к входу, только чтобы застыть при виде, казалось бы, большой кучи коробок и сумок на двух стройных ногах.
     – Касуми-онээсан, не могла бы ты мне помочь? Кажется, я немного переусердствовала, – раздался из кучи сумок певучий теперь голос Ранмы. Касуми засуетилась.
     – О боже! Это очень много покупок, Ранма-тян! – заметила Касуми, освобождая перегруженную нео-девушку от сумок. В конце концов показалось улыбающееся лицо рыжей.
     Остальные четыре жильца недоуменно наблюдали, как Касуми и Ранма выгружали коробки и сумки. Наконец, Ранма осталась лишь с одной плоской коробкой скромных размеров. Улыбаясь, Ранма вручила ее Касуми, сказав:
     – В последний раз, как я заглядывала на кухню, я заметила, что ножи немного потерлись. Так что я купила тебе – нам – эти. Надеюсь, они тебе понравятся.
     Старшая Тендо осторожно открыла коробку и ахнула.
     – Р-Ранма, это же полный набор ножей Масахиро!
     – Ага, и они в стиле Касуми, так что стоят они чуть больше, но я думаю, что это неплохо, – источая самодовольство, сказала Ранма.
     – Не знаю, что и сказать, Ранма, – взяла себя в руки Касуми. – Спасибо. – Рыжая просто потерла затылок и покраснела.
     – Я знаю, что сказать! – сердито сказала Набики. – Где ты взяла на все это деньги? И ты все еще должна мне, знаешь ли.
     – Да, кстати говоря, Набс, мне нужно после ужина поговорить с тобой. Что касается источника наличных, ну, давай просто скажем, что очень немногие умелые баскетболисты верят, что кто-то ниже 160 сантиметров может побить их в баскетбол. У меня был очень прибыльный день, – объяснила Ранма. Гнев средней Тендо пропал, когда проснулся ее интерес.
     – Ты думаешь, что я поверю, что ты целый день играл в баскетбол на деньги? – выдавила Аканэ.
     – Конечно нет, Тендо, – холодно ответила Ранма. – Я много ходила по магазинам, а еще заглянула в библиотеку.
     – В библиотеку? – недоверчиво спросила Аканэ.
     – Ага. Пришлось кое-что изучить для моей вечерней встречи с Набс, – бесцеремонным тоном сказала Ранма. – Онээсан? Дай мне только убрать все это наверх, и я спущусь помочь тебе. – Касуми рассеянно кивнула, ее взгляд так и не оторвался от блестящих лезвий.
     Соун и Генма просто смотрели с отвисшими челюстями, как нео-девушка начала переправлять плоды своего труда в свою комнату. Во время последнего захода Ранма мягко подняла челюсть отца, закрывая ему рот.
     – Не волнуйся, папа, я установила в нашей комнате занавеску, так что у нас будет немного личного пространства.
     – Что? Как ты меня только что назвал? Во что ты одет? Ранма, ты ведешь себя как слабая девчонка! – закричал Генма. Ранма осталась равнодушной.
     – Нет, папа, умная девчонка, заруби это себе на носу. Я бы могла добавить, умная девчонка с приличным гардеробом, – довольным тоном ответила рыжая. Соун тихо рухнул, обливаясь слезами.
     – Парень, ты прекратишь всю эту ерунду, пока я ее из тебя не выбил! – зарычал Генма.
     Ранма скрестила на груди руки и полуприкрытыми глазами взглянула на своего отца, заставив его замереть. Старший Саотоме невольно отступил на шаг и повернул голову взглянуть на Набики. Средняя Тендо точно повторила позу, когда Аканэ подобралась к Генме, безумно шепча полу-внятное объяснение. Генма застыл.
     – Спасибо, Аканэ! – оживилась Ранма. – Не знаю, что ты ему сказала, но это сработало! – Рыжая проскользнула мимо группы на кухню. Аканэ обеспокоенным взглядом смотрела ей вслед.
     – Видите, что я имею в виду, дядя Саотоме? Ранма думает, что он девушка. Набики думает, что он выкинул какой-то трюк, но Ранма не настолько хороший актер, – жалобно объяснила Аканэ. – Я просто надеюсь, что Касуми убедит его увидеться с доктором Тофу.
     – Вообще-то, Аканэ, я начинаю соглашаться с тобой и Касуми, – тихо сказала Набики. – Как бы безумно это ни звучало, думаю, удар по голове заставил Ранму поверить, что он девушка. – Аканэ подвела старшего Саотоме к месту за низким столиком.
     После долгого молчания, нарушаемого только негромкими звуками из кухни, Генма, наконец, вышел из ступора:
     – М-мой сын думает, что он д-девушка?
     – Умная девушка, – подтвердила Набики. Улыбнувшись, она продолжила: – Вообще-то, Ранма действительно выглядит сейчас умнее, так что, возможно, это и к лучшему… – средняя Тендо остановилась, когда Генма с неприкрытым ужасом посмотрел на нее. – Хм, а может и нет.
     Тишина продолжалась, пока Генма не ударил кулаком по ладони.
     – Конечно! Парень все еще превращается с горячей водой, верно? Мы просто обольем его, превратим обратно в парня и выбьем это из него!
     Аканэ и Набики переглянулись и пожали плечами.
     – Думаю, не повредит, – сказала Аканэ.
     Через несколько минут Касуми и Ранма вышли из кухни и засуетились по комнате, на обеих были надеты вычурные фартуки. Когда Ранма накрывала на стол, Касуми подавала семье чай. Взяв свою чашку, Генма взглянул на своего сына-ставшего-дочерью и пробормотал:
     – Это для твоего же блага, парень, – и плеснул горячим напитком в своего ничего не подозревающего ребенка, попав ей прямо в лицо. Ранма вскрикнула и превратилась в него.
     – Ну и нахрена ты это сделал, папа? – закричал ставший мужчиной Ранма. – Если бы на мне не было спортивного бюстгальтера, все бы обернулось настоящей катастрофой! И прямо в тот момент, когда мы накрывали на стол! – подбоченился Ранма весьма женственным образом.
     Не обращая внимания на брань, Генма лучезарно улыбался своему сыну.
     – Ну вот, парень! Тебе уже лучше? – Ухмылка старика угасла, когда он заметил язык тела Ранмы. Парень раздраженно вздохнул:
     – Нет отец, мне не лучше. Мне не нравится получать горячим чаем в лицо, и я не вижу причин сейчас быть парнем, – прорычал Ранма. Вытащив из-под фартука бутылку с водой, он вылил немного воды на голову, удовлетворенно вздохнув, когда она вновь стала женщиной. – Пожалуйста, не делай так больше, отец. Это раздражает, и если ты продолжишь, ты ПОЛУЧИШЬ счет, который ты ОПЛАТИШЬ, так или иначе.
     Когда Ранма пошла помочь Касуми вынести последнее блюдо, Генма быстро заговорил:
     – Т-ты все еще думаешь, что ты девушка?
     Закатив глаза, рыжая преувеличенно терпеливо ответила:
     – Да, папа, я все еще девушка. Превращение в парня нисколько не меняет того, кто я. Неважно, давайте просто ужинать, ладно? – Когда все неуверенно кивнули, группа принялась за еду.
     Ужин проходил в тишине, пока Касуми не повернулась к Ранме и не сказала:
     – Помни, что я сказала, Ранма-тян. Я хочу, чтобы завтра ты встретилась с доктором Тофу. Травма головы может оказаться очень непростой! Даже если ты прекрасно себя чувствуешь, ты была без сознания.
     – Конечно, онээсан, нет проблем. Я сказала, что схожу к доктору, и я это сделаю, – дружелюбно ответила Ранма, либо не замечая, либо игнорируя облегчение и надежду на лицах Аканэ, Соуна и Генмы.
     Все остальное время ужина проходило в тишине, пока Ранму не поднялась с тарелкой в руке.
     – Онээсан, надеюсь, ты не будешь возражать, если я не помогу с посудой, мне и Набики нужно поговорить. Это очень важно.
     – Конечно, Ранма-тян. Спасибо за помощь с ужином и за новые ножи. Они чудесны! – воскликнула Касуми, начиная убирать со стола.
     – Ладно, Саотоме, пошли поговорим, – резко приказала Набики. – У меня в комнате. – Набики встретила взволнованный взгляд своей младшей сестры и попыталась ободряюще ей подмигнуть. Двое отправились в комнату Набики.
     Едва Набики уселась в своем рабочем кресле, она повернулась к устроившейся на кровати рыжей.
     – Ладно, Саотоме, о чем тебе хотелось со мной поговорить? – У брюнетки все еще оставалась надежда, что все это было частью продуманной шутки Ранмы.
     – Много о чем, Набики, – передала ей рыжая несколько листов бумаги. – Я знаю, когда я думала, что была невежественным парнем, ты пользовалась им… э-э… мной – но я тебя не виню, – усмехнулась Ранма. – Я бы, наверное, поступила точно так же. Во всяком случае, двум умнейшим девушкам в семье глупо бороться. Работая вместе, мы сможем заработать гораздо больше.
     Набики перелистнула переданные ей Ранмой документы, ее брови уползали все выше, пока она читала.
     – Ранма, это контракт менеджера, оформленный задним числом на момент твоего прибытия. Неплохо написанный к тому же, – неохотно добавила она, дочитав договор до конца. – Подводя итог, – сказала брюнетка, стукнув по бумагам, – я твой менеджер и имею право заключать от твоего имени договоры. Твой долг списывается в качестве выплат тебе, и мы начинаем все с начала. Я получаю двадцать процентов твоего дохода.
     – Ничто от тебя не ускользнет, Набс, – легко сказала Ранма. Набики прищурила глаза.
     – Так зачем же мне это подписывать? Твой долг мне все еще в 73000 иен, и ты хочешь, чтобы я списала его из-за каких-то будущих соображений? – холодно спросила Набики.
     – Ну, это обеспечит твою правовую ответственность, понимаешь? Те мои фотографии, которые ты продала, используя мой образ без моего разрешения, как я узнала. Теоретически, я могу претендовать на весь твой доход от этих фотографий, хотя так как в то время я не возражала, это будет сложнее, – закончила рыжая, потирая шею. Челюсть Набики отвисла.
     – Как… когда ты об этом узнала? – удалось выдавить Набики.
     – Я поискала его после того как вспомнила, что видела что-то об этом законе по телевизору. В любом случае, это куча денег, и мы легко сможем это сделать. Полагаю, с твоими мозгами и связями и с моей внешностью и боевыми навыками, нас ничто не остановит! Модель, певица, актриса в боевиках или даже просто каскадерша, мы сможем купаться в иенах, – усмехнулась Ранма. – Черт, с этим проклятьем я даже смогу играть обе главные роли фильма.
     Набики уставилась на усмехающуюся рыжую, и ее лицо медленно изменилось с потрясенного на столь же усмехающееся.
     – И ты это сделаешь, Ранма? Я думала, тебя заботят только боевые искусства.
     – Искусство для меня очень важно, но оно не оплатит счетов того, как я хочу жить, – пожала плечами Ранма. – Я продолжу работать над ним как над главным своим умением, но жизнь этим не ограничивается, понимаешь? – лукаво посмотрела на Набики рыжая. – Если только мой менеджер не решит, что мне стоит немного сместить фокус моего внимания.
     Взглянув на контракт, средняя Тендо представила, как купается в стоиеновых монетах а-ля Скрудж МакДак. Сколько будет стоить следующий Джеки Чан? Перечитывая контракт, она слегка вздрогнула. Взяв ручку, она сделала паузу, прежде чем подписать.
     – Почему я, Ранма? Я имею в виду, мы же не друзья и не что-то похожее, – спросила Набики.
     – Не знаю, кажется, я чувствую связь. Мы обе умны, и нам обеим нравятся деньги, в обоих случаях ты меня чуть превосходишь, – объяснила Ранма. – Полагаю, ты достаточно умна, чтобы увидеть свой личный интерес и осчастливить меня, – с улыбкой сказала она.
     Кивнув, брюнетка подписала контракт и передала его Ранме, также подписавшей его и вздохнувшей.
     – Спасибо, Набс. Думаю, мы изрядно повеселимся и разбогатеем. – Сунув руку в карман, рыжая достала свой кошелек и вытащила из него толстую пачку иен. – Держи, менеджер, это уладит все формальности. Это твоя сегодняшняя комиссия.
     Онемевшими пальцами брюнетка приняла наличные и автоматически их пересчитала.
     – Ранма, это 93000 иен.
     – Как я уже сказала раньше, от Набс ничто не ускользнет, – отозвалась Ранма, скрестив на груди руки.
     – Но ты могла бы просто выплатить долг, и у тебя бы осталось еще 20000! – чуть не закричала Набики.
     – Это устраняет все правовые вопросы, Набс, – твердо сказала рыжая. – Во всяком случае, я до сих пор думаю, что это мелочь по сравнению с тем, что мы сможем заработать вместе.
     – Ты действительно заполучила почти 500000 иен, играя в баскетбол?
     – Конечно! – услышала она веселый ответ. – Я вспомнила несколько твоих хитростей и использовала их, так что ты это заработала. Я вроде как раскрутила людей на это. Я поспорила с одним парнем на все свои деньги, 10000 иен, что смогу побить его в баскетбол, после того, как мы заспорили о женском баскетболе. Если бы я дала ему успокоиться, он бы понял, что тут подвох, но едва он разозлился, он принял ставку.
     – Затем он привел меня встретиться с несколькими его друзьями, и мы сыграли один на один на двадцать тысяч. После пяти или шести игр, когда они были уже готовы бросить, потому что я их подрезала, я сказала им, как они смогут вернуть себе деньги. Мы сыграли против нескольких уличных команд, и вот там-то я и заработала основную сумму, – закончила Ранма, выглядя весьма самодовольно.
     Набики удалось скрыть свое потрясение.
     – Это довольно ловко, Ранма. – Передав рыжей ее копию контракта, брюнетка решила сменить тему. – Итак, мы теперь официально партнеры, что дальше?
     – Ну, я слышала, как одна из подруг твоей сестры что-то говорила о «клубах». Звучало довольно весело, и я не могу придумать лучшего способа начать наше партнерство, чем провести ночь в городе.

     Утреннее солнце разбудило сопротивляющуюся Тендо Набики. Ее тело выгнулось, а быстрый вдох убедил ее, что принять ванну было необходимо. Затем кофе. А может быть кофе, а затем ванная. Взъерошенная брюнетка спустилась на кухню. Когда она вошла, Касуми оторвалась от любовного романа, который она с улыбкой читала, и включила кофеварку.
     – Ранма-тян оставила тебе немного завтрака, он еще теплый в духовке. Еще она установила здесь кофеварку, пока помогала мне на кухне. Скачала что-то о том, что ее менеджеру надо быть наготове, когда она проснется, – нежно объяснила Касуми. – Вы двое вчера ночью вернулись очень поздно, и что Ранма-тян имела в виду под своим менеджером? – В нежности ее тона прорезалась острая грань.
     – Вчера ночью? – невнятно сказала Набики. Ее помятое лицо медленно заострилось улыбкой. – Ну, вчера ночью мы с Ма-тян немного прошлись по клубам, чтобы отпраздновать наше новое партнерство. Черт, она такая тусовщица! – Улыбка брюнетки стала шире. – Мы не напились, и ничего подобного, но мы танцевали и флиртовали, и я даже не помню, когда у меня еще было такое хорошее время.
     Когда Касуми поставила перед своей сестрой завтрак и кофе, губы старшей Тендо неодобрительно поджались.
     – Партнерство? Ты ведь не используешь Ранму снова, а, имототян?
     – Нет, нет, нет, нет! – запротестовала Набики. – Это была идея Ма-тян. Она составила контракт и предложила его. Она действительно умная девушка. С некоторыми идеями, что мы обсудили, мы будем купаться в иенах! – Набики сделала паузу, прежде чем тише продолжить: – Ранма сейчас действительно девушка. Она все еще Ранма, но девушка. – Брюнетка опустила глаза, прежде чем прошептать: – И мне по-настоящему понравилась эта девушка.
     – Я рада, что вы с Ранмой поладили, Набики, – сказала Касуми и вздохнула. – Ранма и Аканэ сразу после завтрака отправились к доктору Тофу. Женственность Ранмы может быть временной. К обеду может вернуться прежний Ранма, так что я надеюсь, что ты не слишком привязалась к ее новой личности, как бы нам обеим это ни нравилось.
     Когда Касуми отвернулась, она пропустила пораженный взгляд Набики и ее негромкий шепот:
     – Уже слишком поздно.

     Приемная клиники Тофу была пуста, за исключением пристально изучающей устаревшие развлекательные журналы рыжей и изучающей саму рыжую обеспокоенной брюнетки. Наконец, Аканэ нарушила тишину, услышав, как Ранма бормочет себе под нос: «Нужно получше выучить английский».
     – Зачем, Ранма? И почему ты читаешь эти журналы? – с легкой дрожью в голосе спросила младшая Тендо.
     – Изучаю, – кратко ответила рыжая, прежде чем отложить журнал в сторону и закрыть глаза. Вошел вежливо улыбающийся доктор Тофу.
     – Итак, в чем проблема, Ранма? О, не хочешь горячей воды?
     – Приветик, док! Не, не вижу необходимости быть сейчас парнем, мне и в обычном теле неплохо, – проигнорировала Ранма внимательный взгляд Тофу. – Эта Тендо кинула меня вчера в пруд, и я ударилась головой об один из камней. Я ненадолго вырубилась, но сейчас я в полном порядке. Нужно больше, чем истеричная Тендо, чтобы надолго уложить эту девушку. – Рыжая забросила обе руки за голову и пожала плечами. – Хотя Касуми-онээсан беспокоилась, так что я пообещала прийти на обследование. Тендо решила пойти вместе со мной.
     – Хорошо, Ранма, почему бы тебе не присесть в процедурной. Мне нужно обсудить с Аканэ, что произошло.
     Ранма пожала плечами и молча прошла в процедурную, сделав лишь крюк чтобы прихватить свой журнал. Едва дверь закрылась, добрый доктор повернулся к Аканэ.
     – Ладно, Аканэ, я хочу, чтобы ты рассказала мне все, что ты помнишь о произошедшем с Ранмой. Ты, наверное, не знаешь этого, но аура Ранмы женская, и, держу пари, когда я изучу ее ки, оно тоже окажется женским.
     Судорожно сглотнув, Аканэ начала:
     – Я не хотела навредить…
     – Так ты опять его ударила, не так ли, Аканэ? – После неохотного кивка черноволосой девушки Тофу продолжил: – Я же говорил тебе, независимо от того, насколько крепок и умел Ранма, продолжающееся насилие может привести к проблемам. А теперь расскажи мне, что именно произошло.
     Монотонным голосом Аканэ пересказала, что произошло, начиная с того, как Ранма проснулся у себя в комнате, к тому, как его отец облил его горячим чаем, и заканчивая тем, как Касуми уговорила его встретиться с Тофу.
     – Это плохо, Аканэ. Мне нужно будет провести некоторые тесты и изучить ки Ранмы, но это может быть постоянным состоянием. Вполне возможно, что нанесенная Ранме травма головы также изменила ему пол. Похоже, воспоминания Ранмы не изменились, но гендерная идентичность изменилась в соответствии с ее телом. Я пойму больше, когда изучу ее. На это может потребоваться время, так что ты можешь вернуться домой, а я позвоню тебе, когда закончу.
     Мотнув головой, Аканэ уселась в приемной и вытащила книгу. Чуть улыбнувшись и пожав плечами, Тофу вошел в процедурную.
     Ранма игралась со стетоскопом, но отложила его в сторону, когда доктор вошел, и с горечью пристально взглянула на него.
     – Так ты тоже примешься за попытки снова сделать из Ранмы глупого парня?
     – Ты слышала? – мягко спросил доктор.
     – Каждое слово, док. Знаю, что раньше я думала, что была парнем, у меня нет амнезии или чего-то похожего. Я просто знаю, что я девушка, все просто. Меня не удивляет, что папа и Тендо-сан и пацанка хотят, чтобы я была глупым парнем, но своего рода больно, что онээсан хочет, чтобы я потеряла себя.
     – Ты никогда не была глупой, Ранма, – ответил Тофу, – просто несчастной. Ты же знаешь, я не сделаю ничего, что бы могло тебе навредить. Позволь мне на тебя взглянуть.
     – Я припоминаю, как ты хлопнул меня по заднице, и мои ноги онемели, вынуждая меня попросить Аканэ помочь добраться до дома, – прорычала рыжая.
     Тофу, выглядя пристыженно, опустил руки.
     – Ты права, Ранма. Что бы я ни думал о тебе и Аканэ, с моей стороны это было неэтично. У меня действительно не было права вмешиваться. Надеюсь, что ты сможешь простить заблуждающегося романтика. – Он поднял глаза, чтобы взглянуть на свою пациентку, и удивился, увидев легкую улыбку на ее лице.
     – Спасибо, док, извинения приняты. Я не жду, что люди будут идеальны, конечно нет, но любые извинения, особенно искренние, всегда приветствуются. – Она запрыгнула на смотровой стол. – Так что давай приступим. Нам с Набс еще деньги зарабатывать!
     Благодарно улыбнувшись, Тофу начал осмотр, уделяя особое внимание черепу Ранмы и ее потокам ки. Напевая про себя, мужчина завершил осмотр.
     – Если бы я не знал твоей истории, Ранма, я бы сказал, что ты обычная девушка, хотя и в феноменальном состоянии. Твоя аура и потоки ки женские, и я не вижу никаких признаков отклонений.
     – Ну так это прояснит замешательство некоторых людей. Спасибо, док. – Рыжая потянулась, что привело к слабому румянцу на щеках Тофу и легкой улыбке на губах Ранмы. – Тогда я просто пойду.
     – Секундочку, Ранма. Я бы хотел сделать тебе томографию, чтобы проверить, нет ли отеков или кровотечения. Я понимаю, что ты сейчас девушка, но все может измениться. Ты можешь вернуться к мужской личности, если твое нынешнее самосознание связано с перенесенной травмой.
     – Так значит я, настоящая я, девушка, что стоит перед тобой, в любой момент может исчезнуть? – тихо сказала Ранма, встречаясь взглядом с Тофу. – Нет, не думаю, что ты в это веришь, ты просто осторожничаешь и даешь надежду любителям глупого парня.
     Тофу вздохнул, снял очки и протер их платком.
     – Должен признать, что ты выглядишь умнее, Ранма. Томография будет просто предосторожностью. Как я уже сказал, ты выглядишь невероятно здоровой. – Он снова вздохнул. – Даю тебе слово, как врач и как мастер боевых искусств, что я уважаю твою личность как женщины. Однако так как ты прекрасно все помнишь, надеюсь, ты согласишься, что многим людям будет трудно принять твой пол. Они слишком много вложили в тебя как в мужчину. Так что постарайся проявить понимание, даже если они будут неблагоразумны.
     – Ничего не обещаю, док, но спасибо, что принял меня. – Рыжая поднялась на цыпочки и быстро поцеловала опешившего врача в щеку. – Я просто заберу Тендо и пойду дальше. – Двое вернулись в приемную.
     – Тендо? Ты имеешь в виду Аканэ? – Рыжая кивнула. – Вообще-то мне нужно поговорить с ней наедине, так что если ты не возражаешь немного подождать… – спросил Тофу, подняв бровь.
     – Нет, все в порядке, док. Я зайду в тот книжный, «Цветущий Персик»; Тендо сможет найти меня там. Вы двое сможете наедине строить свои заговоры.
     – Ранма, даю тебе слово, что я не стану действовать вопреки твоим интересам, – обиженно сказал Тофу, поднимая свою правую руку ладонью вперед.
     – Знаю, глупый, я тебя дразнила, – хихикнула Ранма и выскочила из клиники, оставив ошеломленного доктора и обеспокоенную невесту.
     Доктор Тофу сделал паузу, ожидая, пока Ранма покинет зону слышимости, а затем уделил все свое внимание младшей Тендо.
     – Я предупреждал о постоянном насилии, Аканэ, – сурово начал он. – То, что делала ты, было много опаснее тренировок, а на тренировках бывают несчастные случаи. Ну, теперь тебе придется жить с последствиями.
     – Как вы можете так говорить? – сердито парировала Аканэ. – Это вина Ранмы! Он все время сводит меня с ума!
     – Даже не скажу тебе, как же часто я выслушивал мужей и парней, говорящих то же самое, – вздохнул Тофу. Гнев Аканэ сдуло как спичку в шторм. – Ранма мог тебя сердить, но как ты с этим справлялась это твое решение. Ну что ж, теперь это не важно. Сомневаюсь, что Ранма все еще позволит тебе ударить ее.
     – Позволит мне ударить его? – презрительно спросила Аканэ, вернув немного духа.
     – Да, Аканэ, позволит тебе ударить ее, – еще раз вздохнув, ответил врач. – Даже мастер боевых искусств среднего уровня может сказать, что Ранма позволяла тебе ее ударить. Возможно, какая-то глупая идея, которой научил ее отец.
     Покачав головой, брюнетка пристально взглянула на Тофу.
     – Это не важно. Вы можете вылечить Ранму?
     Тофу невесело усмехнулся.
     – Сейчас я не уверен, но я сомневаюсь. Сомневаюсь, что кто-то сможет изменить Ранму. Не уверен, но думаю, что произошедшее было одним-шансом-на-миллион. Я узнаю больше после тестов, на которые Ранма согласилась.
     – Так значит, надежды нет? Ранма навсегда останется девушкой? – запричитала Аканэ, на последнем слоге ее голос сломался.
     – Возможно. Как я уже сказал, после тестов я узнаю больше. – Тофу сделал паузу протереть очки прежде чем продолжить. – Я настоятельно рекомендую тебе относиться к Ранме как к девушке, кто она и есть. Она все помнит, но сейчас она рассматривает себя как женщину. Бросишь ей вызов или попытаешься заставить действовать как парня, и она почувствует угрозу. Не знаю, как она на это отреагирует.
     Непонимающий взгляд Аканэ заставил доктора вздохнуть в третий раз.
     – Тебе лучше идти, Аканэ, и помнить, что я сказал. – Он выпроводил девушку из своей клиники и закрыл дверь. Отвернувшись, он покачал головой и криво усмехнулся. Кто-нибудь стоящий рядом с ним услышал бы, как доктор пробормотал:
     – Может быть, для Ранмы это и к лучшему.

     Удрученная наследница Тендо направилась в книжный магазин «Цветущий Персик», который был довольно скромных размеров. Не было удивительно, что, войдя, Аканэ мгновенно заметила Ранму. Но что потрясло брюнетку, так это вид того, как ее жених пристально изучал стойку с журналами, выбрав уже с полдюжины.
     – М-м… что ты делаешь, Ранма? – нерешительно спросила Аканэ.
     – Как я уже сказала раньше, учусь, – с юмором ответила рыжая и, как в покере, веером разложила журналы. Половина их них была о моде, половина о развлечениях. Выбрав еще один развлекательный журнал, Ранма шагнула к кассиру, но остановилась.
     – Ничего не хочешь себе приглядеть, Аканэ?
     Когда высокая девушка отрицательно покачала головой, Ранма пожала плечами и направилась к кассе.
     – Мы с Набс кое-что запланировали. Полагаю, стать певицей будет проще всего, у меня хороший голос, и я достаточно красива, но это может быть тупиком.
     – Красивее меня, – угрюмо пробормотала Аканэ. Ранма рассмеялась. – Что смешного? – спросила брюнетка.
     – Тендо, ты, без сомнения, самая упертая девушка, что я вообще встречала, которая настолько ошибается в том, что считает фактом, – объяснила рыжая. Аканэ задумалась, пытаясь это понять. – Ты думаешь, что можешь готовить лишь потому, что ты девушка, но думаешь, что то, что ты девушка, никак не влияет на твои боевые искусства. Ты думаешь, что я красивее тебя, хотя за мной гоняется лишь один чудак в школе. А твоих хватит на футбольную лигу.
     Аканэ уставилась на девушку, которая была ее женихом. Рыжая пожала плечами и продолжила идти. Через мгновение брюнетка последовала за ней. До дома они дошли в тишине.

     – Мы дома, – раздалось ритмичное сопрано Ранмы. Это был непредусмотрительный, опрометчивый поступок. Два отца немедленно перекрыли собой двери.
     – Ранма, как ты можешь так поступать со своей невестой? Делать вид, что ты девушка, только чтобы ранить ее, как тебе не стыдно? – вопил старший Тендо.
     – Что я сделал, чтобы заслужить такого слабого и никчемного сына? Парень, изменись и переоденься! – ревел старший Саотоме. – А затем ты выбросишь эти вычурные тряпки и извинишься перед своей невестой.
     – Вы двое закончили? – холодно спросила Ранма. – Хорошо. Я – девушка. Смирись с этим. Папа, тронешь мою одежду, и месяц будешь питаться через трубочку, а потом все заменишь. Тендо-сан, спросите своих дочерей, если думаете, что я притворяюсь. Можете спросить доктора Тофу.
     – Школы должны быть объединены, – настаивал Соун.
     – И это для вас так важно, что вы заставите свою младшую дочь вступить в брак с другой женщиной? – ледяным тоном поинтересовалась Ранма.
     – Ерунда, сын! Ты мой сын, мужчина из мужчин, – настойчиво утверждал Генма, пряча под гневом свою панику.
     – И ты женишься на моей девочке! Это дело чести! – вскричал Соун.
     – И на Укё, ведь ее помолвка тоже дело чести, Тендо-сан? – ласково поинтересовалась Ранма. – Или вы проигнорируете это соглашение и все остальные в пользу вашего собственного? Это не честь, это лишь ваше желание использовать честь как предлог добиться того, чего вы хотите. Понимаю, почему вам нужно, чтобы я была глупой. – Оба мужчины дымились от злости, глядя на рыжую.
     – Папа, Ранма говорит правду. Я говорила с доктором Тофу, Ранма действительно верит, что он девушка, – грустно сказала Аканэ. – Если бы я не ударила его, этого бы не произошло. Это все моя вина! – Она умчалась вверх по лестнице в свою комнату, оставляя за собой искры слез.
     – Аканэ, не вини себя, все в порядке, – крикнула Ранма вслед черноволосой девушке. Она смерила двух мужчин ледяным взглядом. – Вы меня извините? – Она зашагала в сторону кухни. Эмоции Соуна взяли над ним верх, и он отступил в столовую. Генма был сделан из материала покрепче, он пошел за своим ребенком.
     Касуми высунулась, наблюдая за переполохом и качая головой от выходки отцов. Когда Ранма пошла на кухню, Касуми встретилась с рыжей взглядом и вздрогнула от боли и гнева, что в них увидела. Ранма остановилась прямо перед ней.
     – Почему, онээсан? Почему ты хочешь, чтобы я ушла? Я могу понять этих двоих, – со слезами на глазах махнула Ранма в сторону отцов. – Им нужен глупый парень, чтобы завершить свое глупое объединение школ. Но я думала, ты понимаешь, думала, ты любишь меня. Думала, ты моя старшая сестра. – Рыжая закрыла глаза, слезы продолжали течь.
     – Плачешь, как девчонка! Парень, ты разбиваешь сердце своего отца, – драматично воскликнул Генма. Обе девушки его проигнорировали.
     – Прости, Ранма-тян, – извинилась Касуми, тоже пуская слезу. – Я не знала, что ранила тебя, имототян, но как бы то ни было, я этого не хотела. Можешь сказать, в чем я ошиблась? – Генма отступил от плачущих женщин.
     – Т-ты отправила меня к Тофу, чтобы он смог изгнать меня, заставить меня снова думать, что я была парнем, глупым парнем. – Две сильных, тонких руки обняли рыжую.
     – Тссс, все хорошо, тссс, – успокоила Касуми Ранму. – Клянусь, я отправила тебя к доктору Тофу именно по той причине, которую я и назвала, травмы головы опасны. Я хочу для тебя лучшего, Ранма-тян.
     – Правда?
     – Клянусь на могиле матери, – торжественно прошептала Касуми. Они всхлипывали еще с минуту, после чего Ранма отступила и поклонилась высокой девушке. Касуми это проигнорировала, вновь обнимая меньшую девушку.
     – Прости, я поспешила с выводами, Касуми-тян. Я была так же плоха, как Пацанка. Просто кажется, что всем нужен глупый парень, а не умная девушка. Больно знать, что они обо мне думают.
     – Не беспокойся об этом, Ранма-тян. Просто будь той, кем тебе нужно быть, – прошептала Касуми. – Итак, не хочешь помочь мне с обедом... имототян?
     – Буду рада помочь, онээсан, – ответила сияющая рыжая.

     Ужин тем вечером был странным, полунапряженным, полурасслабленным. Генма и Соун секретничали друг с другом, мрачно поглядывая на Ранму. Аканэ несчастно сидела рядом с Ранмой, в то время как рыжая и Набики оживленно обсуждали свое партнерство и какую карьеру избрать.
     Касуми выглядела единственной неизменившейся новооткрытой женственностью Ранмы, ее спокойная улыбка восходящим солнцем освещала ее лицо. Однако очень хорошо знающий ее заметил бы портящую ее черты легкую нахмуренность, когда она переводила взгляд с Ранмы на Набики и на Аканэ.
     Под конец Генма не мог больше этого терпеть.
     – Все эти прихотливые планы ничего не значат, парень. Ты женишься на Аканэ и продолжишь Школы. – Старший Саотоме покраснел, когда Ранма его проигнорировала, продолжая обсуждение со своим менеджером. Они решили сперва остановиться на моделировании, но Ранма думала перейти непосредственно к актерским пробам, тогда как Набики считала, что карьера певицы будет для этого неплохим трамплином.
     Грубо схватив свою ныне дочь, Генма развернул рыжую, его мертвенно-бледное лицо оказалось в нескольких сантиметрах от Ранминого.
     – Слышал меня, парень? Я сказал...
     – Я слышала тебя, отец, – прервала младшая Саотоме, – но так как я девушка, я понимала, что обращаешься ты не ко мне. – Лицо Генмы приняло интересный оттенок бордового.
     – Генма прав, Ранма. Это дело чести, семейной чести. Ты должен разобраться с этими... женщинами, которых к тебе влечет и жениться на Аканэ, – вмешался Соун. Генма кивнул, все еще красный.
     Впервые после своего «рождения» Ранма выглядела разозленной.
     – Если не считать Шампу, их не «влечет» ко мне, отец помолвил меня с ними, когда я считала себя парнем.
     – Это не важно, Ранма! – вскричал Генма. – Они твоя обязанность, ты должен решить вопрос с ними и жениться на Аканэ.
     Ранма раскрыла рот, но проглотила все горячее возражение, прежде чем издать хотя бы звук. Склонив голову на бок, она взглянула на двух мужчин.
     – Моя обязанность, пап? Тогда ты уступаешь мне всю власть над всеми соглашениями с Шампу и Укё?
     – Что? – запутавшись, ляпнул Генма. – Ты просто должен с ними разобраться! – Ранма твердо кивнула, тогда как Набики по-акульи улыбнулась.
     – Неплохо сыграно, Ма-тян, – одобрила средняя Тендо. – Будет неплохо как-то урегулировать вопрос с этими двумя и выбросить их из головы. Певице не нужен даже небольшой скандал, а эти двое были бы не таким уж и небольшим. Есть идея, кто будет первой?
     Когда оба отца уставились на рыжую, она постучала по губе пальцем, прежде чем ответить:
     – Шампу и Колон, наверное. С нависшим поцелуем смерти, думаю, это важнее.
     – Как ты заставишь их отступить? – скептически спросила Набики. Ранма подобралась к своему менеджеру и зашептала ей на ухе. Брюнетка рассмеялась. – Блестяще. Просто и прямо.
     Соун и Генма тоже зашептались.
     – Амазонки! Саотоме, Ранма им нужен как мужчина даже больше, чем нам! Несомненно, они его вылечат!
     – Я не знаю, Тендо. Что если они заставят его для излечения жениться на китаянке?
     – Ерунда, Ранма любит мою девочку. Все будет в порядке!

     Две молодые женщины стояли снаружи Нэкохантен и одинаково весело улыбались. Обе были одеты убийственно, рыжая в зеленой коже и атласе, брюнетка в кремовом и коричневом. Они плавно двинулись в ресторан.
     – Добро пожаловать в Нэкохантен, – поприветствовала их крепкая лавандоволосая официантка. – Присядете за... о, это ты, Девка-Торговка, – проворчала Шампу. – Как обычно, столик?
     – Конечно, Шампу. Идем, Ма-тян, – беззаботно приказала брюнетка. Рыжая последовала за ней, улыбнувшись Шампу, которая протерла глаза, развеселив обеих японок.
     – А-айжень? Почему ты носить одежду женщины? – заикнулась Шампу.
     – Потому что, моя дорогая Шам-тян, я женщина. Довольно просто, а? – тряхнув головой, ответила рыжая.
     – О, нет, во второй раз не обмануть. Шампу плохо говорить на японском, но не глупа! Ранма парень! – воскликнула фиолетоволосая девушка.
     – Не буду тебя винить, Шампу, черт, я тоже думала, что была парнем. К счастью, я это переросла, – самодовольно сказала Ранма.
     – Что здесь происходит? – спросило хриплое контральто. Колон перепрыгнула через прилавок. – А, зять, пришел пригласить Шампу на свидание? Милый наряд, кстати.
     – Нет, прабабушка, Ранма думать, Шампу глупа, пытается обмануть Шампу, что Ранма девушка. Шампу не глупа! – громко возмутилась китаянка.
     – Я не пытаюсь тебя обмануть, Шампу, – вздохнула рыжая. – Я действительно девушка. Девушка, которая превращается в парня, вредя, боюсь, своему гардеробу. – На последней фразе Колон застыла и пристально взглянула на Ранму. Внезапно старая женщина села.
     – Что не так, прабабушка? – спросила Шампу.
     – Думаю, старейшина Колон только что обнаружила, что Ма-тян говорит правду, – самодовольно ответила Набики.
     Всего мгновение понадобилось, чтобы слова Набики просочились сквозь гнев Шампу. Когда это произошло, лавандоволосая девушка обернулась взглянуть на свою прабабушку. Колон отводила глаза. Юная амазонка повернулась обратно взглянуть на легонько кивнувшую Ранму. Шокированный вид Шампу смыло горем, болью и полной утратой. Набики чуть вздрогнула. Она надеялась никогда больше не увидеть такого ни у какого другого человека.
     Когда Шампу рухнула в кресло, Колон приблизилась к двум японкам. Твердым голосом она просто спросила:
     – Как это произошло? – Шампу опустила голову на стол и тихо заплакала.
     – Это важно, старейшина? Я теперь на 100% девушка, и я беру свою жизнь под контроль, – тихо ответила Ранма. – Может быть, я даже смогу быть счастлива.
     – Конечно, важно, зя... Ранма! Мне нужно знать о произошедшем все, если мне понадобится это исправить! – рявкнула Колон. Ранма на мгновение разозлилась, прежде чем по ее лицу прокатилась волна усталого отстранения.
     – Значит даже долбаные амазонки хотят вернуть глупого парня, – пробормотала рыжая. Колон вздрогнула. Набики решила подсыпать на рану соли.
     – Сомневаюсь, что вы что-то сможете с этим сделать, старейшина, – мягко сообщила Набики пожилой женщине. – Доктор Тофу считает, что это был один-шанс-на-миллион изменить Ма-тян в то время как она ударилась головой, одновременно превратившись в девушку, когда Аканэ кинула ее в пруд.
     У Колон сузились глаза, а Шампу резко подняла голову.
     – Это из-за Разрушительницы-Кухонь? Шампу знала, что это сделала Жестокая-Извращенка. Шампу убить!
     – Ты ничего такого не сделаешь, Шампу! Оставь Тендо в покое! – крикнула Ранма, глядя на Набики, которой хватило совести покраснеть. – Я пришла сюда предложить сделку, так что ты забудешь о поцелуе смерти. – Шампу уставилась на рыжую, по ее щекам снова текли слезы.
     – Шампу не убить Айжень, – прошептала она, а затем вздрогнула, когда посох старейшины крепко ударил ее по голове.
     – Тебе придется, если мы не сможем вернуть зятя, глупая девчонка. Так требует закон амазонок, – проскрипела Колон.
     – Пара моментов, старейшина, – протянула Ранма, тогда как Набики просияла. – Во-первых, ваши законы должны быть чуть гибче. В смысле, давайте взглянем правде в глаза, вы могли вырубить его в любой момент и утащить глупого парня в Китай. Я хороша, что парнем, что девушкой, но не настолько хороша, как вы, старейшина. – Лицо старейшины было непроницаемо, но у Шампу говорило без слов.
     – Знаешь, Ма-тян, мне пришло в голову, что мы оказали амазонкам медвежью услуга, – задумчиво сказала Набики. – Их законы гласят, что если посторонний мужчина побеждает амазонку, то она должна выйти за него замуж. Но здесь ничего не говорится о силе. Если уж над этим подумать – если мужчина побеждает амазонку, то как она может его принудить?
     – Порой, Тендо-сан, вы меня удивляете, – ответила Колон.
     – Так Набс как обычно права, – довольно заметила Ранма. – Во вторых, Шам-тян последняя из вашей семьи. Она ваша наследница и ей, сколько, шестнадцать-семнадцать? Это значит, что те, кто старше, не подходят или уже... стали предками. Она все, что у вас осталось.
     – В основном, – проворчала Колон.
     – Просто чтобы вы знали, я не только девушка, я умная девушка, – заявила рыжая. – Я ничего не имею против Шампу, но если все сведется к тому, что я или она, вы знаете, что я выберу... и она не сможет со мной справиться.
     – Так какое же у вас предложение? – спросила старуха, трещина в ее маске продемонстрировала намек на отчаяние.
     – Что если так, старейшина? Миссия Шампу завершена. Потому что рыжая девушка, которую ее послали убить, мертва. Та девушка просто была парнем в девичьем теле. ЕГО больше не существует, – хитро сказала Ранма. Колон была шокирована, но сразу рассмеялась, сухим, хриплым смехом, заполнившим весь ресторан.
     – Элегантное решение, умная девушка, но, думаю, после всей ее боли Шампу заслуживает чего-то большего, – все еще посмеиваясь, надавила Колон. Лавандоволосая девушка просто была раздавлена. Ранма присела напротив нее.
     – Хотелось бы мне сказать, что мне жаль, Шампу-тян, но я не хочу тебе врать. – Рыжая взяла руку высокой девушки обеими своими. – С того момента, как я очнулась после удара Аканэ, я поняла, что я девушка, и я устраиваю свою жизнь. У нас с Набс есть планы, мы хотим преуспеть. Мне жаль, что это так тебя ранит.
     Шампу смахнула слезы и пристально уставилась на рыжую:
     – У Шампу когда-нибудь был шанс?
     Ранма вздохнула.
     – Прости, Шампу, но нет, совсем нет. Я уже не слишком хорошо помню, что думала, когда считала себя парнем, по крайней мере, эмоции, кажется, исчезли. Я вполне уверена, что в итоге женилась бы на Тендо.
     – Почему? – со слезами на глазах спросила Шампу. – Разрушительница-Кухонь не любить тебя как Шампу и даже как Девка-с-Лопатой.
     – Полагаю, в основном из-за чести. Пусть он и не лучший, но он мой отец, и папа хочет женить меня на Тендо. Хе, Разрушительнице-Кухонь. Та абсолютно права! Набс бы сколотила состояние, купив акции антацидного завода, если бы эта свадьба произошла. – Шампу чуть хихикнула сквозь слезы.
     – Все это очень мило, умная девушка, но что ты можешь предложить Шампу? – спросила Колон.
     – Как насчет такого? – сказала рыжая, поразмыслив несколько мгновений. – Я стану вашим союзником. Ваш бой будет моим боем.
     – Сильный союзник, который может при необходимости выдать себя за мужчину, – задумалась старуха, потирая подбородок. Ее взгляд остановился на средней Тендо. – Включает ли это предложение твою... кого, новую невесту, партнера, подругу? Включает ли это Тендо Набики-сан?
     – Я польщена, старейшина, – рассмеялась Набики. – Раз уж вы хотите подсластить сделку, то я предложу свои услуги, но до тех пор, пока они включают планирование, а не бой.
     – Хмм, сильнейший разум и сильнейшее тело из тех, что я знаю, на службе амазонок. Неплохое предложение, моя девочка, – фыркнула Колон, но рыжая покачала головой.
     – Вы ошибаетесь, или это я выразилась недостаточно ясно, старейшина. Мой – наш союз будет с вами и вашей семьей лично, а не с амазонками как с народом, – объяснила Ранма. – Быть может, это даст вам чуть больше рычагов? Особенно чтобы убедиться, что Шампу не пострадает ни от каких... последствий, – невинно добавила она.
     Шампу ахнула, а Колон снова рассмеялась.
     – Это более чем приемлемо, моя девочка. Я рада, что ты беспокоишься о защите Шампу.
     – Не поймите меня неправильно, старейшина, – спокойно сказала Ранма. – Я не большая поклонница Шампу, ее попытки убить меня испортили наши отношения. Хотя мне не хочется, чтобы она пострадала.
     Кивнув, старейшина проницательно посмотрела на двух своих новых союзниц.
     – Позднее этим летом мне нужно будет, чтобы вы прибыли в деревню, представиться совету. За наш счет, разумеется. Возможно, с пересадкой в Гонконге... – Глаза у обеих девушек загорелись.
     – Справедливо, старейшина, – пришла в восторг Набики. – Мы с Ма-тян подготовим договор и вернемся завтра. Увидимся. – Старшая амазонка кивнула, тогда как Шампу продолжала выглядеть потерянной и несчастной. Дверь кухни распахнулась.
     – Я закончил с доставкой, старая карга, что дальше? – окликнул Мус, войдя в кафе. Радостно закричав, он прыгнул к Ранме и обнял ее, остальные женщины отметили, что его очки были у него на лбу. – Шампу! Я так рад тебя видеть! – Китаянка с отвращением фыркнула.
     – Шампу права, у тебя красивые глаза, Мус, но, боюсь, эти объятия будут стоить тебе 2000 иен, – сказала Ранма со смешком в голосе. Высвободив руку, рыжая опустила очки парня туда, где они принесут ему большую пользу, одновременно ловко извлекая его кошелек. – Но красивые или нет, думаю, для всех лучше будет, если ты сможешь видеть.
     – Тендо Набики? – запутавшись, спросил Мус, а затем пригляделся к той девушке, которую он схватил. – Саотоме!
     – Верно, красавчик, – радостно улыбнулась рыжая. – Сегодня лучший день в твоей жизни, Мус. Шам-тян свободна от поцелуя брака. Она вся твоя, если она того захочет, – усмехнулась Ранма. – Все же, думаю, нам с Набс уже пора. Знаете, поразвлечься, кошельки поопустошать. – Две японки покинули ресторан, Набики послала Мусу воздушный поцелуй, тогда как Ранма бросила китайцу его несколько полегчавший кошелек.
     Какое-то время трое амазонок стояли в молчании, Колон размышляя, а два подростка просто ошеломленно. Мус первым обрел голос:
     – Ч-что с Саотоме? И что он имел в виду, что Шампу свободна? Это правда?
     Колон усмехнулась:
     – Это значит, что каким-то образом мой бывший зять стал женщиной, настоящей женщиной, а не просто проклятой. Она не сказала, как именно, но Набики дала понять, что здесь были вовлечены Тендо Аканэ и насилие, что не удивительно. Учитывая, что это Ранма, наверняка было еще что-то странное.
     – Прабабушка, пожалуйста, ты же можешь вернуть моего любимого? Прошу тебя, – взмолилась Шампу на путунхуа, что вызвало сердитые взгляды двух других амазонок.
     – Шампу, говори по-японски! Тебе стоит научиться говорить правильно, и теперь даже больше чем прежде, – скомандовала Колон. Она остановилась и задумчиво продолжила: – Нам также стоит позаботиться, чтобы две наших новых союзницы изучили путунхуа.
     – Так это правда, стара... старейшина? Саотоме – женщина, и они с Тендо Набики наши союзницы? – уточнил Мус, принимая более уважительную позу.
     – Ты мне скажи, мальчик, – незло сказала Колон. – Из-за плохого зрения ты хорошо наловчился улавливать нюансы голоса и жестов. Девушка с тобой флиртовала или парень?
     – Это была... девушка, – медленно сказал Мус, глядя на Шампу с улыбкой шире, чем мог улыбнуться человек. – О, и кстати, Тендо Набики свободно говорит на путунхуа, – рассеянно заметил он.
     – Что?! – закричали обе амазонки. Колон оправилась первой: – И почему же ты никогда об этом не упоминал?
     – Вы никогда не спрашивали, – ответил Мус. – Я подчиняюсь вам, но не обязан быть вам верным. Вы знали о моей любви к Шампу, но поддерживали Саотоме. – Он сделал паузу, наслаждаясь прошлым временем сказанного. – Мы с Тендо Набики некоторое время действовали в союзе. Мы оба хотим... хотели одного.
     – Пожалуйста, прабабушка, ты суметь исправить Айжень? Пожалуйста, – снова взмолилась Шампу, на этот раз на ломаном японском. Старая матриарх строго посмотрела на свою наследницу.
     – Чтобы я уничтожила союзника амазонок? – Она несколько смягчилась. – Это к лучшему, дитя. Так ты сможешь с честью вернуться в деревню, приведя с собой двух грозных союзников, союзников нашей семьи. Это сильно поможет тебе, когда придет твое время войти в совет.
     – Но… но я люблю его, прабабушка, – прошептала Шампу, когда по ее щекам текли слезы.
     – Я знаю, дитя, я знаю, – сказала Колон, утешая молодую воительницу. – Я не хочу так говорить, но я не думаю, что Саотоме хоть когда-нибудь стал бы твоим. Поцелуй смерти, твое проклятье и мои ошибки стали слишком большими препятствиями. – Похлопав Шампу по руке, старуха вновь оживилась. – Я поговорю с Тендо и с целителем Тофу. Может быть, это временно. – Шампу кивнула и сбежала в свою комнату. Мус шагнул вслед за ней, но его остановил посох Колон.
     – Оставь ее, мальчик, – посоветовала она. – Она действительно заботилась о Ранме, а неразделенную любовь терять сложнее всего, – вздохнула Колон. – Знаю, что мы никогда не ладили, Мус, но прими совет. Дай ей немного свободы. Она гонялась за Ранмой, так же как ты гоняешься за ней, и ты видел, насколько хорошо это работало. Оставь ее ненадолго. – Близорукий парень кивнул, но продолжил смотреть на лестницу.

     Атмосфера уныния в доме Тендо чувствовалась почти физически. Соун и Генма вяло играли в го, хотя Соун повторял свою надежду, что амазонки приведут парня в порядок. Ни один не поднял головы, ни когда у врат прозвенел колокольчик, ни когда Касуми пошла открыть. Через несколько мгновений старшая Тендо вернулась, за ней шла улыбающаяся и надеющаяся Куондзи Укё, держащая в руках коробку для еды на вынос. Они подошли к Соуну.
     – Отец, думаю, будет справедливо объяснить Укё-сан, что произошло с Ранмой, – твердо сообщила Касуми своему отцу. Улыбка Укё испарилась.
     – Что случилось с Ран-тяном? – озабоченно спросила повар.
     – Э-э, парень вбил себе в голову какие-то странные понятия после... м-м... несчастного случая на тренировке... да, несчастного случая, – беспечно и неубедительно ответил Генма. – Тебе не о чем беспокоиться, Укё-тян.
     – У вас нет права так меня называть, и что вы имеете в виду под странными понятиями, Саотоме? – горячо возразила Укё.
     – Дядя Саотоме, – упрекнула Касуми толстого мастера боевых искусств.
     – Это все моя вина, Укё, – сообщил им несчастный голос. Аканэ спустилась по лестнице. – Я ударила Ранму, после того, как он испортил приготовленный мной завтрак, и он ударился головой и теперь... – расстроенная девушка не сумела продолжить.
     – Что, ЧТО?! – яростно закричала Укё. – Ран-тян… ранен?
     – Нет, Укё-сан, в каком-то смысле ей лучше, чем когда-либо было, – мягко сказала Касуми.
     – Ей? – уточнила Укё. – Ранма парень, даже если у него столько проблем в этом направлении. – Касуми вздохнула и покачала головой.
     – Ранма считает, что он – она – девушка. – Касуми задумчиво приложила указательный палец к подбородку. – Кажется, я плохо сформулировала. Ранма сейчас девушка, Укё-сан. Доктор Тофу считает, что это состояние может быть постоянным.
     На лице Укё сражались горечь и мстительность. Через несколько мгновений она пробормотала:
     – По крайней мере ему не придется быть с жестокой Пацанкой. – Из-за своего волнения юная шеф-повар сказала это достаточно громко, чтобы ее услышали все. Отцы нахмурились, и Касуми чуть насупила брови, но Аканэ со слезами на глазах кивнула.
     – Мне так жаль, Укё, – всхлипнула младшая Тендо. – Он был и твоим женихом, а теперь его нет. – Несчастная девушка вцепилась в Укё и разрыдалась ей в плечо. Укё смягчилась, успокаивая плачущую девушку.
     – Это не похоже на смерть Ранмы, Аканэ, – раздраженно запротестовала Касуми. – Она девушка, но все еще Ранма.
     – Ты сказала, что Тофу сказал, что Ран-тян, возможно, всегда будет думать о себе как о девушке? – спросила Укё, встретившись взглядом с Касуми. Высокая девушка кивнула.
     – Именно так нам сказала Аканэ-тян, – ответила она.
     – Тогда нам нужно прямо сейчас поговорить с доктором Тофу! – воскликнула Укё. – Почему вы тут сидите без дела и играете, почему не помогаете Ран-тяну? – Высокая девушка схватила Аканэ за плечи и легонько ее встряхнула. – Разве ты не хочешь помочь Ранме, Аканэ?
     Мускулистой брюнетке вернулось немного духа.
     – Ты права, Укё! Доктор Тофу должен помочь нам вернуть Ранму к норме – Ранме-парню!
     – Тогда пошли в клинику Тофу, – объявила Укё, – и посмотрим, что он скажет. В конце концов, мы невесты Ран-тяна. Уверена, он поможет нам излечить нашего жениха. – Касуми покачала головой и слегка нахмурилась, а Аканэ была неуверена.
     – Я... м-м... надеюсь на это, Укё. Доктор Тофу сказал, что он поддержит Ранму, – замялась Аканэ. Укё отмахнулась от этого замечания.
     – Конечно, он сказал это Ран-тяну, он же доктор. Давай, пошли.
     К этому моменту отцы уже были полностью согласны. Когда небольшая процессия вышла из дома, Аканэ повернулась к своей старшей сестре.
     – Касуми-онээтян, не могла бы ты остаться здесь? Доктор Тофу странно себя ведет рядом с тобой. Спасибо!
     Она не услышала, как высокая девушка прошептала:
     – Я бы больше не вредила так Ранме-тян.

     Группа вошла в клинику Тофу как раз в тот момент, когда доктор раскланивался с уходящим пациентом. Добродушная улыбка врача выглядела все такой же, но внимательный наблюдатель заметил бы слабый прищур, когда Тофу приветствовал своих последних гостей.
     – Тендо-сан, Саотоме-сан, Аканэ-тян, Укё-тян, что привело вас во мне?
     – Так это правда, сэнсэй, что Ран-тян считает себя девушкой? – выпалила Укё. Чуть кивнув самому себе, Тофу улыбнулся ей.
     – Не только это, Укё-тян. Аура и потоки ки Ранмы женские. Ранма – девушка, девушка, с горячей водой превращающаяся в парня. Я запланировал несколько тестов для Ранмы в Нэримском госпитале, но сомневаюсь, что они сообщат о чем-то кроме прекрасного здоровья Ранмы. – Тофу снял очки и начал их протирать.
     – В-вы не знаете, что произошло с Ран-тяном, сэнсэй? – дрожащим голосом произнесла Укё. Аканэ утешающе взяла высокую девушку за плечо, глаза той немного затуманились.
     – Это смешно, Тофу, вы должны знать, как вылечить моего никчемного сына! – взревел Генма.
     Тофу нейтрально взглянул на старшего Саотоме.
     – Насколько я могу судить, там нечего лечить, Саотоме-сан. У вашего ребенка четкое самоопределение, просто теперь оно женское. Это был невероятный шанс. Когда Ранма ударилась головой о тот камень, это привело к значительной черепно-мозговой травме в момент ее трансформации. По описанию Аканэ, мозг Ранмы «перезагрузился». К счастью, все ее воспоминания уцелели, но ее мозг был женским, так что ее гендерная идентичность сбросилась на женскую. И, похоже, она запечатлела Набики-тян как свою «модель».
     – Разве нет ничего, что бы вы могли сделать или посоветовать, Тофу-сэнсэй? – взмолилась Укё. Тофу твердо покачал головой.
     – Мне жаль, Укё-сан, но это за пределами современной медицины. Наше понимание человеческого мозга ограничено, и когда в это вмешивается магия, главным становится не навредить – не сделать все еще хуже. Возможно, что когда-нибудь Ранма вернется к своей мужской личности, но этот день может быть в далеком будущем, если вообще наступит, – вздохнул Тофу. – Я бы настоятельно рекомендовал не давить на разницу полов Ранмы, она почти наверняка отреагирует враждебно.
     Две девушки обняли друг другу, Аканэ шептала извинения, но Генма задумался. Он поклонился Тофу.
     – Спасибо, сэнсэй, больше не будем отнимать ваше время. – Толстый мастер боевых искусств погнал трех своих спутников из клиники. Тофу проводил их взглядом, прежде чем заговорить с явно пустой комнатой.
     – Теперь вы можете выйти, Колон-сама. Как я понимаю, вы пришли, чтобы спросить то же, что и Тендо и Саотоме?
     Древняя амазонка появилась из-за комнатного растения, которое не должно было суметь ее скрыть.
     – Как всегда бдительны, целитель. Однако я не разделяю того же интереса к моей умной девушке, как эти четверо. Я читаю ауры так же, как и вы. Ранма сейчас женщина, по какой бы причине это ни произошло. Они с Тендо Набики заключили с моей семьей союз, лучший молодой боец, что я видела в Японии, и лучший разум, что мне довелось видеть вообще. Нет, я довольна, более чем довольна тем, как все обернулось.
     – Что вы имеете в виду, старейшина? – мягко спросил Тофу.
     – Наш шанс, что Ранма когда-нибудь охотно выберет Шампу и так был, в лучшем случае, невелик. Слишком много ошибок, слишком много плохих чувств. Так честь Шампу удовлетворена, и она получает двух сильных союзниц, которые весьма помогут ей, когда она выйдет на политическую арену, – захихикала старуха. – С другой стороны, думаете, два этих старых глупца позволят Ранме спокойно жить как девушке?
     – Нет, старейшина, боюсь, что нет, – устало сказал врач. – Желания или счастье Ранмы-тян для них ничего не значат. Не знаю, какую опасную или запутанную схему они испробуют, но не сомневаюсь, что Ранме придется это пережить.
     – В таком случае, мой долг предупредить мою новую союзницу, вам так не кажется, целитель? – невинно поинтересовалась Колон. После кивка врача древняя старуха покинула клинику.

     Соун, Генма и Аканэ шли обратно к дому Тендо, Генма торопливо объяснял вполголоса Соуну, тогда как Аканэ вяло плелась вслед за ними. Укё пришлось вернуться в свой ресторан на время обеда, настояв, чтобы с ней связались, если в состоянии Ранмы будут изменения.
     Когда они вошли в дом и разулись, Соун обеспокоенно спросил:
     – Ты думаешь, это сработает, Саотоме? Тофу сказал, что к состоянию Ранмы привел очень маленький шанс. Ты правда думаешь, что мы сумеем его повторить?
     – Конечно, Тендо! – искренне ответил лысый мастер боевых искусств. – Для нас, как для мастеров, в этом нет ничего сложного. Касуми! – крикнул он. – Нам нужно много горячей воды!
     – Конечно, дядя Саотоме, – ответила старшая Тендо, выходя из кухни. – Для чего вам она нужна?
     – Мы собираемся исцелить Ранму, Касуми-тян, – объяснил ей отец. – Мы с Саотоме ударим Ранму по голове, одновременно с этим превратив его обратно в парня. Повторив тот несчастный случай, мы исправим то, что с ним произошло.
     – О боже, отец, ты думаешь, что разумно наносить Ранме-тян еще одну травму головы так скоро после первой? Ты действительно думаешь, что это сработает? – мягко возразила Касуми, вторя предыдущим опасениям своего отца.
     – Не волнуйся, Касуми, – заверил ее Генма. – Мой мальчик крепок. И я уверен, что это сработает, так постоянно бывает в фильмах, и они бы не показывали неправду. – Касуми на мгновение закрыла глаза, затем повернулась к своей сестре.
     – Аканэ, что ты об этом думаешь?
     – Если это вернет Ранму к нормальной жизни… – сдаваясь, ответила младшая девушка.
     – Ясно, – бодро сказала Касуми. – Поставлю воду на плиту. До обеда мне нужно пройтись по магазинам, отец, если все хорошо.
     – Конечно, Касуми-тян, – заверил ее патриарх Тендо. – Я не жду, что Ранма с Набики вернутся задолго до обеда. – Он замер, когда его осенило. – Саотоме, нам стоит связаться с амазонками и Укё. Колон почти так же хороша, как и мы, и сможет, наверное, занять его, тогда как Укё застанет парня врасплох. – Никто не обратил внимания на Касуми, когда она выскользнула из дома с корзиной для покупок в руке.

     Девушки шли по улице, хихикая и разговаривая. Более высокая брюнетка несла сумку с камерой, тогда как у более низкой рыжей было переброшено через одно плечо несколько мешков с одеждой, а через другое с косметикой.
     – Так что еще нам нужно для портфолио, Набс? – спросила Ранма у своей высокой спутницы.
     – Хотелось бы снимок в вечернем платье с полным макияжем и несколько пляжных снимков. Ты прекрасно будешь смотреться в бикини, Ма-тян.
     – Да, я тоже так думаю, девочки, – прервал их грубый голос. Две девушки обернулись и увидели забавляющуюся Колон и хмурую Касуми.
     Четыре брови, две рыжих и две каштановых, молча задали вопрос древней амазонке, поднявшись до волос своих владелиц.
     – Я обнаружила, что Касуми-сан ищет вас двоих. Передам слово ей, – сообщила Колон. Касуми сглотнула.
     – Ранма-тян, наши отцы собираются начать бить тебя по голове и обливать горячей водой, чтобы воссоздать тот случай и превратить тебя обратно в парня, – на одном дыхании сказала высокая девушка. Набики разозлилась, а Ранма просто закрыла глаза. – Ранма?
     Опустив руку, рыжая встретилась с пристальным взглядом старейшины.
     – Они никогда не прекратят пытаться убить меня, да? – Касуми пришла в ужас, а Набики схватила ее свободную руку.
     – Нет, не прекратят, моя умная девушка. Ты знаешь это также хорошо, как и я. Весь их смысл жизни заключается в объединении их так называемых школ, – невесело усмехнулась Колон. – Они не позволят такой мелочи, как твоя женственность, помешать их планам. Вопрос прост – что ты будешь с этим делать?
     Ранма вздохнула.
     – Я не знаю, Колон, пока не знаю. Посмотрим, насколько все плохо. – Тряхнув головой, рыжая обняла Касуми. – Не волнуйся, онээсан, я что-нибудь придумаю. Возвращайся домой, не хочу, чтобы и у тебя были проблемы. Идем, Набс, мне нужно перекусить, чтобы продержаться до ужина. Давай заглянем к У-тян.
     – Ты же знаешь, что моделям нельзя много есть, а, Ранма-тян? – ухмыльнулась Набики.
     – Ну, кто бы ни придумывал эти правила, ему просто придется научиться жить с разочарованием, – возразила Ранма с заметно поднявшимся настроением.

     Укё подняла взгляд, когда звякнул колокольчик над дверью. Ее профессиональное приветствие застряло у нее в горле, когда она увидела двух своих посетителей. Набики выглядела на редкость самодовольно, но спутница брюнетки разбивала ей сердце. Жених Укё был в схожем с Набики костюме, за исключением ярко-зеленого и светло-желтого цветов. Легкий макияж подчеркивал черты рыжей.
     – Особенную и чайник чая нам двоим, У-тян, – жизнерадостно попросила Ранма, вытаскивая 10000-иеновую банкноту.
     Шеф-повар просто смотрела на своего бывшего жениха.
     – Так это правда, – жестко сказала она. – Ты девушка. – Ее голос стал оглушителен. – Это сделала Аканэ, я убью...
     – А ну прекрати, Укё, – оборвала ее Набики. – И речи не будет о том, чтобы кого-то убить, особенно мою младшую сестру. – Укё проигнорировала брюнетку. Быстрая как змея, она плеснула в Ранму горячим чаем и ударила своей огромной лопаткой по голове Ранмы. Скатившись со своего места, Ранма уклонилась и от того, и от того. Подпрыгнув на ноги, она бешено уставилась на шеф-повара.
     – Проклятье, Укё, из них всех, уж я-то думала, ты поймешь. Ты сама десять лет жила как парень, и теперь ты снова девушка! Уж не знаю, разбудила меня Тендо или это только что произошло, но я думала, ты поймешь! Я думала, ты лучше их, но ты тоже хочешь глупого парня. – Укё вздрогнула от прозвучавшей горечи.
     – Ран-тян, это не ты, ты парень, ты мой жених! – безнадежно вскричала она, стыд окрасил ей щеки.
     – Так ты знаешь, что для Ма-тян лучше, согласна она с этим или нет, а, Куондзи? – рявкнула Набики. – Боги знают, я не была к ней добра, но даже я такого избегала.
     – Укё, я не твой жених, и никогда им не была, – грубо сказала Ранма девушке. – Мой отец вор и мошенник, и он разорвал договор через час после его заключения. – Она оставила банкноту на прилавке. – Пошли, Набс, у меня пропал аппетит. – Укё взяла деньги, пытаясь вернуть их обратно Ранме.
     – Забирай, Укё. В отличие от отца, я плачу долги. Кажется, за все окономияки я должна тебе около 40000 иен. Передам тебе остаток. Что касается твоего ятая, думаю, тебе стоит разобраться с моим отцом – это его долг. – Рыжая протопала за дверь.
     Набики прикусила губу, увидев, как лицо Укё исказилось так же, как и лицо Шампу. Прочистив горло, брюнетка предложила пару советов:
     – Куондзи, Ранма девушка, отличная девушка. Можешь быть ее другом или сделать ее своим врагом. Невесты в эту картину не вписываются. Подумай. – Средняя Тендо поспешила за своей подругой.

     Набики быстро догнала Ранму, рыжая безучастно плелась по улице, глаза блестели от непролитых слез. Участливо положив руку на плечо невысокой девушки, брюнетка вполголоса спросила:
     – Ты в порядке, подруга? – Ранма сквозь слезы улыбнулась.
     – Все в порядке, Набс, просто я думала, что Укё поймет.
     – Она поняла, Ма-тян, быть может лучше, чем ты думаешь. Ее женственность связана с браком с тобой, так же как Шампу поставила на карту честь амазонок. Согласна, она перешла черту, но отчаянные женщины совершают отчаянные поступки, – сообщила Набики. Ранма кивнула, слезы все еще копились. – Ну, это напоминает мне о шоколадном мороженом с фруктами. Пошли, я угощаю.
     – Спасибо, Набс, я рада, что ты моя лучшая подруга, также как и мой менеджер, – сказала рыжая своей спутнице, немного приободрившись. Набики покачала головой.
     – Верю, что я твоя подруга, Ма-тян, но после всего, что я с тобой сделала, я удивлена, что и ты моя.
     – Ай, это был глупый парень, Набс. Я помню многое из того, что ты с ним сделала, но не чувствую, чтобы это относилось ко мне. Честно говоря, рассматривая кое-что в ретроспективе, это было весело. – Обе девушки хихикнули, заходя в кафе-мороженое.

     В доме Тендо собрался военный совет, состоящий из Саотоме Генмы и Тендо Соуна, пытающихся выглядеть благородно и решительно, и Тендо Аканэ, выглядящей виновато и беспокойно.
     – Так учитель не поможет нам восстановить Ранму? – жалобно спросил Соун. Генма покачал головой.
     – Он сказал, что нам не стоит вмешиваться в карму, и что он не будет бросать вызов судьбе, – проворчал лысый мужчина. – Еще он бормотал что-то насчет его милой Ранмы-тян. – Трио проигнорировало Касуми, поставившую на стол свежий чайник чая и тарелку рисовых крекеров, так что они пропустили ее довольную улыбку.
     – Что же нам делать, Саотоме? – завопил Соун.
     – Это ничего не меняет, Тендо. Мы мастера – Ранма ученик. Аканэ отвлечет Ранму, ты обольешь его горячей водой, а я нанесу удар. Нужно проделать все точно в срок, но мы справлялись с задачами и посложнее. – Оба Тендо кивнули. – Аканэ, не могла бы ты повысматривать своего жениха? Предупреди нас, когда он вернется. – Младшая Тендо снова кивнула и вышла из гостиной.
     Покусывая рисовые крекеры, двое мужчин поставили доску для сёги и начали играть. Время от времени Касуми молча заходила, подливала чай и подкладывала крекеры. Генма проверял, готова ли горячая вода, и Касуми заверяла его, что все в порядке.
     После двух игр Аканэ, тяжело дыша, ворвалась в комнату.
     – Ранма и Набики у самых ворот, – сообщила она, тревожно потирая руки.
     Оба мужчины быстро встали из-за игры.
     – Ладно! – резко гаркнул Генма. – Все знают, что делать, так что начнем операцию по возвращению Ранмы! – Соун помчался на кухню, вернувшись через мгновение с парой кастрюль. Он занял позицию напротив Генмы, с другой стороны от двери, тогда как Аканэ встала посреди комнаты.
     Едва два партнера с веселым криком «Мы дома!» вошли внутрь, Аканэ встала напротив своего жениха.
     – Ранма, идиот, ты хоть думаешь, что делаешь с моей сестрой, извращенец! – Набики с Ранмой недоуменно посмотрели на младшую Тендо. Тираде Аканэ не хватило ее обычной страсти.
     В этот момент двое старших мужчин сделали свой ход. Соун облил пару неприятно горячей водой, а секундой позже Генма врезал своему черноволосому сыну по затылку.
     Ранма уклонился от удара, а Набики вскрикнула от негодования. Вскочив на ноги, Ранма нос к носу встал с обнадеженным Генмой. Но первые же слова сына разбили его надежду.
     – Папа! Зачем ты это сделал? Это какая-то глупая шутка? Если так, то ты заплатишь!
     Когда двое мужчин упали духом, а Аканэ оказалась совсем подавлена, в комнату скользнула Касуми. Вручив промокшей паре по свежему полотенцу, Касуми мило улыбнулась:
     – О боже, нет, Ранма-тян. Наши отцы пытались воссоздать тот инцидент, чтобы превратить тебя обратно в парня, ментально. Я уверена, что доктор Тофу сообщил им, насколько это маловероятно, но они упорствуют.
     Ранма могла лишь смотреть на своего отца, но Набики не была так ограниченна. Взглянув на Генму и свою сестру, она повернулась к отцу.
     – Я-то думала, что это я эгоистка, папа, но ты меня обскакал. Ты готов рискнуть повредить Ранме мозг, может быть даже покалечить ее, ради того малого шанса, чтобы Ма-тян снова думала, что она парень? Вы хоть посоветовались с доктором Тофу или хотя бы спросили того единственного человека в этом доме, у которого есть медицинские знания? – закончила она, многозначительно глядя на Касуми.
     – О боже, нет, Набики-тян, они лишь хотели, чтобы я в течение дня поддерживала воду горячей. Если бы отец спросил, я бы сказала ему, что глупо планировать попытку сознательно ранить кого-то, уже пострадавшего от черепно-мозговой травмы, – невинно ответила высокая девушка.
     – Это абсурд, мой сын крепче этого. Такой позор, что такой слабенький удар по голове заставил его забыть, кто он, – выпалил Генма. Он незаметно кивнул Соуну, вытащившему бутылку с водой. Когда двое мужчин встретились взглядами, Соун облил Ранму холодной водой, после чего повернулся схватить кастрюлю с остатками горячей. Когда он плеснул горячей водой в рыжую девушку, Ранма пригнулась, уклоняясь от воды, и подсекла своего отца, сбивая его с ног.
     – У тебя была лишь одна попытка, – прорычала она, выпрямляясь. Посмотрев на трех своих противников, Ранма спросила: – Не возражаешь, если я сегодня посплю в твоей комнате, Набики? Я не доверяю этим идиотам. – Аканэ в шоке отвлеклась от своей вины, когда ее сестра кивнула.
     – Конечно, Ма-тян, это, наверное, хорошая идея, – согласилась коротковолосая брюнетка.
     – Набики! – закричала Аканэ. – Ты не можешь позволить этому извращенцу спать в твоей комнате! Кто знает, что он сделает?
     – Сумеет спокойно выспаться, – пробормотала Набики. Ранма не была так уверенна.
     – Я ДЕВУШКА! – выкрикнула рыжая, после чего заметно успокоилась. – Что происходит между мной и Набс это наше дело, Тендо. Я пойду в додзе успокоиться. Чуть позже я помогу с ужином, онээсан. – Все пятеро жителей дома Тендо смотрели, как мастер боевых искусств с косичкой проследовала в тренировочный зал.

     Ката мастерски выполнялось, хоть и с куда большей силой, чем было необходимо. Отцы предприняли третью попытку «выбить из Ранмы дурь» вскоре после того, как рыжая приступила к тренировке. Ранма закончила с практикуемым ей тяжелым ката и и перешла к изящным, медленным движениям тайцзи. Стоя спиной ко входу, она заговорила в первый раз с момента начала своей тренировки.
     – Чего тебе нужно, Тендо? – спросила она, не поворачиваясь взглянуть на Аканэ.
     Черноволосая девушка обошла вокруг, чтобы войти в поле зрения Ранмы. Она выглядела обиженной и сердитой.
     – Почему ты так ко мне относишься, Ранма? Ты парень, ты мой жених.
     – Я никак к тебе не отношусь, Тендо. Какова бы ни была причина, твой удар, попавшаяся навстречу скала, может быть, съеденный тем утром рис, я поняла, что я девушка. – Рыжая продолжила свой ката. – Я контролирую это не в большей степени, чем ты. Можешь ты решить стать парнем, если вдруг захочешь? Нет? Так и я.
     – Это глупо, Ранма! Я не могу решить, что я парень, потому что я девушка, но ты парень! – уже почти кричала Аканэ, ее лицо становилось все злее. Ранма прекратила ката, глядя на свою невесту. – Ты просто держишься за эту женственность, чтобы смутить меня, чтобы преподать мне урок, – сказала Аканэ с гневным презрением. – Ладно, ты победил, я больше не буду тебя бить, – пообещала она, ее голос смягчился. – Просто будь снова парнем.
     – Ну, тут ты абсолютно права, Тендо, ты больше не будешь меня бить. Думаешь, у меня в мозгу есть переключатель, и я просто щелкну им и решу, что я парень? – начала рыжая, осторожно меняя позицию. – Пойми, Тендо, того Ранмы, которого ты знала, больше нет, глупого парня, обменивающегося с тобой оскорблениями, которого ты била, больше не существует. Есть только я, Саотоме Ранма, мастер боевых искусств, старшеклассница и, самое главное, девушка!
     Поставив свой новый рекорд, Аканэ нарушила свое обещание, врезав рыжей прямо в подбородок, крича:
     – Ладно, ну и будь тогда девушкой, мне все равно! – Рыжая вылетела из додзе во двор. Раздался всплеск и удар, испаривший весь гнев Аканэ. Кинувшись к двери, она увидела распростертое тело своего жениха в пруду, ее голова лежала на треснувшем камне, с которого и началась вся эта одиссея.

     Сцена до жути напоминала пробуждение Ранмы-девушки менее недели назад. Хотя были и отличия, крупные отличия. Аканэ забилась в угол, напуганная и стыдящаяся. Доктор Тофу поглядывал на нее с холодным презрением, после того как Набики обяснила, что произошло, и этот взгляд ранил ее сильнее, чем она думала, вообще возможно. Тот факт, что врач в присутствии Касуми справлялся с собой, подчеркивал всю серьезность вопроса.
     Вся остальная семья реагировала в своей обычной манере, за исключением Набики. Средняя Тендо попеременно гневно скрипела зубами, глядя на Аканэ или отца Ранмы, и страдала от беспокойства, помогая Касуми ухаживать за павшим мастером боевых искусств. Касуми позволила намеку на беспокойство просочиться сквозь ее обычное спокойствие. Соун выглядел одновременно тревожно и обнадежено, тогда как Генма был почти весел, уверенный, что его сын сейчас вернется. По настоянию старшего Саотоме Ранма сейчас был мужчиной и был одет в мужскую одежду.
     Когда доктор Тофу закончил с осмотром, его окутала небольшая, ясно видимая аура. Однако к группе Тофу обратился в своей обычной спокойной манере.
     – Ну, не думаю, что Ранма сильно пострадал. Тем не менее, я не могу не упомянуть об опасности того, что ты сделала, Аканэ-сан. Нанести новую черепно-мозговую травму тому, кто уже проявил изменение личности, преступно безрассудно. – Аканэ покорно кивнула. Генма отбросил в сторону озабоченность врача.
     – Не нужно волноваться о парне, сэнсэй. Я уверен, что любящая забота Аканэ восстановит Ранму, – заявил толстый мастер боевых искусств.
     Тофу довольно долго молчал, хотя аура снова проявилась. Сделав паузу, чтобы протереть свои очки, Тофу уставился на того, кто часть времени был пандой.
     – Саотоме-сан, я сожалею, что это не Соединенные Штаты, где я мог бы связаться со службой опеки и вытащить Ранму изо всей этой жестокости. Пока что я сделаю так...
     – Простите, сэнсэй, – прервала его Аканэ. – Я знаю, что у меня проблема, и я хочу, чтобы вы мне помогли, может, мне стоит обратиться к психиатру? Я обещала Ранме, что никогда ее больше не ударю, и через минуту уже нарушила обещание. Мне нужно справляться с гневом. – Тофу заметно смягчился.
     – Я рад, что ты смогла попросить помощи, Аканэ. Несколько занятий по управлению гневом, наверное, сильно тебе помогут. Но ты в этом доме не единственная проблема, – сказал он, многозначительно глядя на отцов и Набики.
     – Эй! Я не наврежу Ма-тян, – запротестовала Набики. – Она мой партнер и лучшая подруга! – Тофу печально покачал головой.
     – Надеюсь, что это так и будет, если Ранма-тян очнется как мужчина, Набики. – Доктор с легким отвращением взглянул на радующихся отцов.
     – Тогда лучший способ решить эту проблему в том, чтобы Ранма женился на Аканэ как только проснется, – авторитетно сказал Генма. Доктор твердо покачал головой.
     – Нет, Саотоме-сан. Аканэ обратится за профессиональной помощью, но я хочу, чтобы этот так называемый договорный брак ради объединения семей был полностью доброволен. Если Ранма и Аканэ этого не захотят, обязательство перейдет на следующее поколение. Ваши мечты не стоят всей боли и потрясений. И это не обсуждается. Дайте детям передышку, или я обращусь к властям.
     Едва Генма оскорбился, Соун прошептал:
     – Не беспокойся, Саотоме, Ранма любит Аканэ. Мы согласимся с этим, чтобы избежать скандала. – Толстый мастер боевых искусств не выглядел уступившим, но с молчаливым согласием кивнул. Глядящие друг на друга мужчины прервались, когда Ранма простонал.
     Все немедленно собрались вокруг футона младшего Саотоме. Ранма, потирая голову, сел.
     – Черт, Аканэ, нахрена так сильно бить-то? – пробормотал он. Он смутился, оглядев собравшуюся вокруг него толпу. – М-м, что происходит?
     – Как ты себя чувствуешь, Ранма-тян? – мягко спросила Касуми, немного загрустив, когда Ранма поморщился от использованного ею суффикса. Генма возбужденно вмешался:
     – Ранма, ты парень или девушка? – резко спросил лысый мужчина. Ранма взглянул на своего отца, как будто у того отросла вторая голова.
     – Я парень, бать, что за идиотский вопрос ты тут задал, – запротестовал парень с косичкой. – Нехрен из-за одного только проклятья сомневаться в моей мужественности.
     – З-значит ты снова парень, Ранма? – спросила Аканэ дрожащим от надежды голосом.
     – Чего это ты имеешь в виду под опять, немиленькая пацанка, – возмущенно прорычал Ранма, только чтобы сразу же смутиться, когда Аканэ обняла его, а отцы затанцевали, напевая «Ранма снова парень!»
     Посреди ликования лишь Касуми удалось заметить горестное выражение и слезы Набики, когда она выбежала из комнаты.

     Прошло несколько часов с того момента, как Ранма вернулся как парень. Набики справилась со слезами и решила вернуться ко своей роли Ледяной Королевы, но корабль ушел. Когда она собрала фотографии, которые должны были быть портфолио Ранмы, брюнетка вдруг поняла, что рассматривает каждый снимок, улыбаясь, когда они поднимали воспоминания о слишком уж малом периоде рядом со своей лучшей подругой.
     Средняя Тендо решила выбросить все фотографии, воспоминания и упущенные возможности и вернуться к той, кем она была, но, словно Ма-тян сидела рядом с ней, Набики услышала говорящее ей сопрано: «Жизнь слишком коротка, подруга. Зарабатывай И веселись».
     Она покачала головой. Она думала, что ей будет горче, но гнев ушел. Остались лишь хорошие воспоминания и слабая надежда, что где-то внутри этого бестолкового качка ее лучшая подруга готовилась к своему возвращению. В память о ней Набики решила чуть лучше относится к парню с косичкой. Стук в дверь прервал ее размышления. Тряхнув головой, она крикнула:
     – Входи, Касуми.
     Дверь осталась закрытой, когда нервный тенор сообщил ей:
     – М-м, прости Набики, это я. – Брюнетка вздохнула, но криво улыбнулась.
     – Заходи, Саотоме.
     Волнующийся парень вошел в комнату, закрыв за собой дверь. Он с минуту рассматривал коротковолосую девушку, прежде чем начать:
     – М-м, Набики, я со всеми поговорил, и, кажется, я считал себя девушкой и вроде как дружил с тобой. Надеюсь я не... знаешь... никак тебя не ранил.
     – Не переживай, Ранма, было весело, пока продолжалось. Я на тебя не злюсь, – сказала Набики, с удивлением поняв, что говорит правду. Парень с облегчением улыбнулся.
     – Касуми сказала мне, что я думал, что я вроде как умный, – расслабившись, заметил он. Набики рассмеялась.
     – Ты был умнее, Ранма, это не шутка. Было очень приятно пообщаться с Ма-тян.
     Ранма начал бродить по комнате, разглядывая некоторые интересные Набики предметы, что она держала на виду.
     – Ага, кажется, Касуми сказала то же самое. Умная девушка, кто бы мог подумать? – Ранма, казалось смотрел вдаль, размышляя тем временем вслух. – Знаешь, умная девушка, вероятно, поняла бы, что наши отцы никогда не сдадутся. Как и Аканэ.
     Набики уставилась на парня, когда язык его тела тонко изменился.
     – Не сомневаюсь, она придумала бы какой-нибудь план, чтобы снять с себя все это давление, чтобы на какое-то время все вернулось к обычной жизни. – Теперь Ранма смотрел прямо в глаза Набики. – Что-нибудь, чтобы убедить людей, черпающих свои медицинские знания из фильмов и телесериалов, что она решила, что она снова парень.
     Средняя Тендо теперь задержала дыхание, все ее внимание было обращено на парня с косичкой, двигающегося во все более и более женственной манере.
     – Быть может, какое-нибудь старое клише о том, что один удар по голове исправляет последствия второго. Она знала, что желающие глупого парня захотят в это поверить, вот только она, наверное, подумала, что ее партнер сразу увидит все сквозь эти надуманные предлоги. – Теперь манеры Ранмы стали полностью женственными. – Уверен, что она никогда и не думала ранить свою лучшую подругу, и что ей очень жаль.
     – Ма-тян? – прошептала Набики. – МА-ТЯН! – закричала она, захватывая своего друга к костедробящие объятия. – Сволочь, как ты могла так поступить со мной?
     – Полагаю, мы квиты, а, Набс? Серьезно, я думал, ты немедленно заметишь мою контригру. Похоже, из меня куда лучший актер, чем ты думала, – закончил он.
     – Кто еще знает? – спросила Набики, заканчивая обниматься.
     – Ну, если ты имеешь в виду, кому я сказал, то только тебе. Касуми должна подозревать, и я уверен, что Тофу знает. То, что он поддержал меня там, говорит о многом. Колон узнает почти сразу.
     – Так что будем делать? – счастливо начала строить планы Набики. – Если хочешь продолжить с нашими планами, я легко смогу «шантажом» заставлять тебя одеваться в женскую одежду и фотографироваться. А там посмотрим, как отреагируют остальные. – Ранма кивнул.
     – Звучит неплохо. Полагаю, ты сможешь «одолжить» мой гардероб и суметь его сохранить. Я не возражаю против того, чтобы ты его использовала, но не зажимай все самое лучшее, ладно?
     – Ладно, – ухмыльнулась Набики. Ее улыбка немного поблекла. – А что с Аканэ?
     – Не знаю, Набс, – вздохнул черноволосый парень. – Возможно, я в итоге женюсь на ней. Должно быть нормально, особенно если она возьмет своей нрав под контроль. – Набики была в шоке.
     – Но ты девушка.
     – Ага, но у меня до сих пор, кажется, нет предпочтений. Может, этот удар по башке закоротил мое либидо. Во всяком счлучае, полагаю, Аканэ лесби или, по крайней мере, би, не то чтобы я ее виню, так что я, наверное, когда-нибудь скажу ей.
     – С чего ты это взяла, Ма-тян? – поинтересовалась Набики. Ранма пожал плечами.
     – Взгляни на двух мужчин, вызвавших ее интерес. Тофу, потому что он добрый и нежный и полностью безопасный, потому что она никогда не сможет его заполучить. И я, с ее точки зрения, парень, превращающийся в девушку. Будь ты наследницей традиционной семьи, и окажись ты вдруг лесбиянкой, не был бы кто-то вроде меня даром божьим? А если бы он был полным грубияном, это без конца бы тебя расстраивало, потому что ты бы хотела, чтобы он был женственнее.
     – Неплохой сценарий, – допустила Набики, – но тогда почему она так угасла, когда ты действительно стала девушкой? – Ранма снова пожал плечами.
     – Может быть, она отрицает, может быть, это сорвет ей крышу, я не знаю.
     – Ну, я собираюсь перед ужином объявить семье о договоре. Затем я сообщу им, что тебе придется компенсировать мне обратное превращение в парня, чтобы помочь мне забыть, – заявила Набики.
     – Так, не хочешь пройтись по клубам, Набс? – Обе девушки – одна мужчина, другая женщина – усмехнулись.

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  И.Арьяр "Тирра. Невеста на удачу, или Попаданка против! Интерактивный" (Любовное фэнтези) | | М.Эльденберт "Поющая для дракона. Книга 2" (Любовное фэнтези) | | Vera "Праздничная замена" (Короткий любовный роман) | | Лаэндэл "Заханд. Метисация" (ЛитРПГ) | | Е.Гичко "Тяжесть слова" (Фэнтези) | | О.Соврикова "Рожденная жить" (Фэнтези) | | А.Минаева "Удача для Евы" (Попаданцы в другие миры) | | М.М "Ученица палача" (Приключенческий роман) | | С.Бурилова "А ты меня любишь?" (Любовное фэнтези) | | П.Флер "Поцелуй василиска" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"