Catsy: другие произведения.

Танец фей со смертью

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 6.09*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Sword Art Online фанфик.

    AU перезагрузка всей сюжетной линии SAO, начинающаяся с предпосылки, что Каяба Акихико был увлечен магией и скандинавской мифологией, а не мечами и ближним боем. В результате он создал не парящий замок Айнкрад, а игру со смертью Альвхейм Онлайн - мир, в котором PvP не преступление, а игроки девяти рас состязаются за право выхода.

    Переведено 15/44+ глав. Оригинал.


Танец фей со смертью

Annotation

     Что если Каяба Акихико создал не парящий замок мира Айнкрад, а смертельную игру Альвхейм Онлайн, в которой игроки девяти рас соперничают за возможность выхода из игры, и убийство игрока не преступление, а предсказуемый результат человеческой природы и коллективизма, столкнувшихся с взаимоисключающими целями?
     AU перезагрузка вселенной SAO.


Танец фей со смертью

Акт 1: Запуск.

Глава 1. 6 ноября 2022

     Альвхейм Онлайн может быть игрой, но вы не будете играть в нее – вы будете в ней жить.
–Каяба Акихико, интервью от 24 октября 2022
     Улыбнувшись, четырнадцатилетний Киригая Кадзуто потянулся через стол, чтобы выключить телевизор. Внезапная тишина в комнате казалась эхом полузапомненных обрывков новостной передачи, освещавшей запуск первой в мире MMORPG в настоящей виртуальной реальности: Альвхейм Онлайн. Все равно он слушал лишь вполуха; большая часть его внимания была сосредоточена на его настольном компьютере, когда он в последнюю минуту просматривал социальные сети и форумы полного погружения, выглядывая информацию об игре. Единственный момент, когда новости привлекли все его внимания, был во время интервью с Каябой Акихико – гением, стоящим за технологией нейрошлема ВР, и разработчиком Альвхейм Онлайн.
     Но на часах было 12:58 по стандартному японскому времени, и это значило, что осталось меньше двух минут до момента, когда он на самом деле сможет сыграть в игру.
     Кадзуто аккуратно отключил свой компьютер и в последний раз окинул свою комнату взглядом, убеждаясь, что закуска и напитки рядом с его кроватью, чтобы ему не пришлось надолго выходить, когда он будет прерываться для удовлетворения своих основных потребностей. Сделав из бутылки последний глоток воды, он уселся на край кровати и взял громоздкий нейрошлем, бывший проводником его мозга в виртуальный мир.
     Если бы Кадзуто много времени провел, думая о девушках, а не о видеоиграх и продвинутых компьютерных программах, ему стало бы неловко от того, как он провел рукой по поверхности нейрошлема, лаская его как любимую. Но это было вполне уместно: в течение двух месяцев он участвовал в закрытом бета-тесте ALO, он потратил больше времени в этом шлеме, чем со своей семьей. Проведя столько времени в Альвхейме, сказочный мир магии и приключений казался ему гораздо реальнее, чем тот мир, в котором жило и дышало его тело. Когда он был в том мире, он был свободен – нисколько не связанный ограничениями физического мира. Все, что ему было нужно в Альвхейме, это его крылья и хороший меч.
     Время пришло. Кадзуто натянул нейрошлем на голову, откинулся на кровати и устроился поудобнее. Перед глазами внутри шлема был небольшой дисплей, демонстрирующий важнейшие данные, вроде заряда батареи и связи с сетью, еще там были часы. На его глазах секунды по одной отсчитывали время до часа дня.
     В 12:59:59 на лице Кадзуто появилась последняя предвкушающая улыбка, когда он громко произнес команду, инициирующую последовательность загрузки, лишающую его полного осознания внешнего мира и заменяющую его ощущения данными игрового движка.
     В Японии одним из распространенных способов создания псевдонимов было объединение слогов имени и фамилии – этот же способ использовался и для сокращения других фраз. Так что когда система предложила Кадзуто ввести имя, он использовал для своего персонажа тот же способ: первые два слога его фамилии, затем последний имени.
     K-I-R-I-T-O, ввел он на висящей перед ним в воздухе голографической клавиатуре в комнате создания персонажа ALO, использовав ромадзи вместо катаканы. После ввода пароля игра удивила его, спросив, хочет ли он загрузить данные персонажа из бета-теста. Кирито полагал, что после бета-теста должен был произойти полный вайп базы игроков, и он был бы в шоке, если бы они и вправду позволили ему перенести полученные им за то время уровни и предметы.
     После момента нерешительности он принял предложение. В зависимости от того, как много будет перенесено, это может быть немного несправедливо – но учитывая кошмарную кривую сложности игры, любое преимущество будет не лишним. А если и ничего, это избавит его от утомительного процесса выбора расы и настройки внешности персонажа. Некоторые цвета волос и тона кожи были доступны лишь для определенных рас, но почти все остальные черты лица и формы тела можно было изменять в пределах расового архетипа.
     В начале бета-теста Кирито поэкспериментировал с нескольким разными расами – племя саламандр было особенно популярно в связи с их оружейной доблестью и мастерством в огненной магии, и его откровенно ошеломило, насколько многим людям понравилось играть гуманоидами с кошачьими чертами, кайт ши. Но ему не потребовалось много времени, чтобы понять, что он сам по многим причинам предпочитает не слишком популярную расу спригганов – не последней из которых, смущенно признался он себе, была в том, что, по его мнению, их темная пепельно-серая кожа и предпочитаемый черный цвет одежды выглядят довольно круто.
     И правда, игра пропустила гигантское колесо экрана выбора расы и немыслимую сложность кастомизации персонажа. Игрок всегда мог просто принять случайно сгенерированную внешность, но Кирито не мог этого вынести – он потратил много времени, работая над внешностью своего последнего персонажа, моделируя его под одного из любимых героев манги.
     Комната генерации персонажа исчезла во тьме, и тьма изменилась в не-совсем-тьму, которую человек видит, закрыв глаза, тогда как шум толпы из далекого глухого шума превратился в нечто более существенное, окружившее его со всех сторон.
     Кирито открыл глаза и впервые за более чем месяц осмотрел мир виртуальной игры Альвхейм, взглянул на свои руки и тело своего темнокожего аватара сприггана, стоя в центр огромной площади. Он еще не мог увидеть свое лицо, но все остальное было точно таким же, как он помнил, за исключением надетой на него экипировки – которая была основным начальным снаряжением. Он вытянул два пальца левой руки, нарисовал в воздухе вертикальную черту и удовлетворенно хмыкнул, когда с нежным звоном открылось системное меню, повиснув в воздухе на уровне груди.
     Взгляд на экран состояния подтвердил его подозрения: он вернулся к персонажу 1 уровня, и в то время как у него все еще была пара заклинаний, выдаваемых всем спригганам, и первые два навыка, которые он выбрал, и заклинания, и навыки сбросило до одного очка из тысячи, требовавшихся для полного овладения ими: ему потребуется несколько месяцев гринда, чтобы вернуть их на уровень, что был до вайпа.
     Он вздохнул, но в этом не было никакого сожаления – он и не ожидал, что что-то вообще перенесется, и он все равно сэкономил час, что ему потребовался бы на воссоздание внешности своего персонажа. Этот час он мог потратить на то, чтобы набрать перед всеми остальными фору.
     Убрав меню взмахом руки, Кирито впервые хорошенько огляделся по сторонам и встревожился. Он ожидал появления в начальном городе спригганов Пенвезере, где его будут окружать другие игроки его фракции, но он оказался посреди огромной площади, заполненной тысячами игроков всех девяти рас, перемешавшихся и удивляющихся своим окружением. Время от времени на пустом месте где-то на площади появлялись цветные вспышки, пиксели собирались в появляющиеся аватары входящих игроков. Он увидел возвышающийся над всеми шпилями города огромной ствол Мирового Древа Иггдрасиля, в чьих корнях и располагался город. В пасмурный день ветви древа нельзя было бы разглядеть из-за облаков; даже в ясный день, вроде сегодняшнего, с километрового расстояния сложно было разглядеть древесный купол, отбрасывающий на землю широкую тень, двигающуюся вместе с солнцем.
     – Добро пожаловать, путник! – раздался откуда-то сзади справа от него голос; Кирито, вздрогнув, развернулся и обнаружил перед собой NPC со светящимся над головой с кошачьими ушами знаком вопроса, сообщающем о доступном квесте. Желтоволосая кайт ши клыкасто усмехнулась. – Держу пари, ты смущен, не так ли?
     – Немного, – признал Кирито. – Я думал, что появлюсь в Пенвезере, как было в бете. Но это похоже на нейтральный город Арун в тени самого Иггдрасиля – до которого мы еще не должны были добраться.
     NPC кивнула, когда алгоритмы обработки естественного языка проанализировали его слова и решили, что он ответил правильно, чтобы принять квест. На левой периферии зрения появилась маленькая иконка; когда он попытался на ней сосредоточиться, перед глазами появилось окно с информацией о квесте, объясняющее, что это обучающий квест – тот, который в бета-версии Кирито не видел. Это хороший признак; можно было предположить, что стоило ожидать гораздо больше нового контента, которого раньше не было.
     – В любой другой день, – продолжила безымянная NPC кайт ши, – все, конечно, начали бы свои приключения со стартовых городов своих рас. Но сегодня верховный король Оберон призвал вас всех сюда под белым флагом, чтобы встретиться со всеми феями и сообщить вам то, что он должен сказать.
     – Нас отправят обратно, когда эвент закончится? – с некоторой опаской спросил Кирито. Хоть вокруг Аруна и были некоторые низкоуровневые или относительно безопасные районы, путешествие обратно до Пенвезера на 1 уровне будет долгим и невероятно опасным. И эта опасность будет не только из-за мобов – там, несомненно, будут охотиться и игроки других племен, как только перемирие будет отменено. Он был бы в полном шоке, если бы они сказали, что оставят всех игроков здесь.
     Девушка-кошка, дернув хвостом, плавно пожала плечами.
     – Прости, друг – теперь ты знаешь столько же, сколько и я. Но до речи верховного короля еще несколько часов, так что я бы посоветовала потратить это время на то, чтобы найти друзей и заработать денег. Я слышала, что в городской канализации проблема со слизнями, так что можешь расспросить об этом охранника.
     После этих слов маркер квеста над головой NPC исчез. У края зрения Кирито появилось еще одно обновление, подытоживающее сказанное NPC и напоминающее ему об обычном на вид стартовом квесте на убийство слизней. Он его пока что проигнорировал; в награду за него, скорее всего, будет горсть юрудо – игровой валюты – и капля экспы.
     Он уже был немного знаком с Аруном, так что ему не потребовалось много времени, чтобы найти торгующего снаряжением NPC, у которого можно было приобрести что-нибудь получше его начального кинжала и черного плаща, выдаваемых всем представителям его расы. За 20 монет он получил базовый кожаный нагрудник, а чуть больше чем за 50 приобрел бронзовый одноручный меч. Здесь, в тени Иггдрасиля, в магазине наверняка можно было приобрести высококлассное снаряжение, стоящее тысячи и даже миллионы юрудо – но на 1 уровне он все равно даже не мог увидеть их в меню магазина.
     До поры до времени ему бы этого хватило, но это почти уничтожило его начальный запас денег. Он подумал приобрести немного еды на случай, если он будет долго охотиться, но передумал – он собирался просто выглянуть за пределы безопасной зоны города и посмотреть, сможет ли он найти несколько низкоуровневых мобов для гринда и вспомнить прежние навыки.
     Но сперва нужно было узнать, помнит ли он еще, как летать. До этого момента блестящих полупрозрачных черных крыльев, свисающих за спиной во время полета, не было. Теперь, понадобившись, они появились, когда Кирито попытался вспомнить, что он чувствовал, когда тренировался использовать свободный полет, представляя, как могли бы ощущаться растущие на спине крылья и заставляя их реагировать на движения мышц. Потребовалось несколько рывков и фальстартов, но это было как едва на велосипеде: сперва сложновато, но научившись, никогда этого не забудешь. В этот момент он услышал знакомый глубокий ритмичный звук машущих крыльев, радужно сияющих запасенной энергией солнечного света, позволяющей ему летать.
     Кирито присел, напрягся и оторвался от земли.
     В едином порыве восторга он вспомнил сразу все: бесчисленные часы и дни, проведенные в этой игре, сражения и полеты, и сражения и полеты, и еще немного полетов. Он описал несколько петель, пролетел мимо торговца NPC, сделав бочку, пронесся мимо окружающих площадь колонн, прежде чем метнуться обратно к свободному пространству в центре.
     – Эй там, летун!
     Легкомысленный оклик застал Кирито врасплох, отвлекая его, когда он оглянулся на голос. Он уклонился, едва не врезавшись в пару ундин в синих мантиях магов, и в итоге отлетел от одной из установленных на площади больших статуй животных. Он приземлился недостойной смятой кучей, раздраженный, но благодарный тому, что был, по крайней мере, в безопасной зоне и не получил ущерб от падения. Когда он сел и потер голову, к нему подбежал долговязый саламандр в броской полосатой бандане, обернутой вокруг копны рыжих волос, и присел рядом с ним.
     – Эй, прости за это. Ты в порядке?
     – В порядке, – проворчал Кирито, с опаской оглядывая саламандра снизу доверху. Игроки, предпочитавшие саламандр, были, как правило, агрессивны, и чаще всего были настоящей угрозой. Здесь, в городе, он был в безопасности, но все равно чувствовал необходимость осторожности.
     Старясь его успокоить, саламандр поднял обе руки, демонстрируя пустые ладони.
     – Не волнуйся, я не оцениваю тебя для ПК или еще чего-то такого – я в это не играю. Я просто надеялся, что ты сможешь мне помочь.
     – Помочь тебе? – удивленно сказал Кирито. – Не обижайся, но… ты же знаешь, что это PvP игра, да?
     – Ну, да, но ведь нигде не сказано, что мы не можем работать вместе – я читал, что во время беты было много смешанных групп и гильдий. Вообще-то именно поэтому я и попытался привлечь твое внимание. Я подумал: «Кляйн, мальчик мой, этот парень был бета-тестером. Только так он может летать столь естественно». Это ведь так, правда?
     Кирито отвернулся, продолжая краем глаза наблюдать за саламандром.
     – Хм, может быть. А что?
     Кляйн сложил перед собой ладони и низко поклонился.
     – Прошу тебя сжалиться над бедным нубом и научить меня, как играть в эту игру!
     У Кирито отвисла челюсть. Это была правда: не было такого правила, не позволяющего игрокам разных рас сотрудничать. Расы даже могли официально заключить союз, если их избранные лидеры в хороших отношениях, и не так необычно было, чтобы игроки разных рас были в одной группе, если они не воевали. Но хотя для PvE игры здесь была масса мобов и боссов, ALO с самого начала разрабатывалась с упором на PvP составляющую, и игровая механика и длительные квесты в игре делали большинство фракций в лучшем случае нейтральными друг к другу.
     Более того, игроки-саламандры во время бета-теста обзавелись своеобразной репутацией. Из-за расовых преимуществ в обращении с оружием и магией огня, они были очень популярны среди агрессивных игроков, наслаждавшихся PvP боями – и среди них было не так уж мало гриферов. Но в мольбе Кляйна было что-то серьезное, с чем трудно было заподозрить его в скрытых мотивах, и Кирито по опыту знал, насколько сложно приноровиться к виртуальной среде и игровой системе.
     – Ладно, – сказал, наконец, Кирито, попытавшись улыбнуться. – Первое, что тебе нужно сделать, это научиться летать.

     Прослушав речь NPC и быстро отбросив смущение от появления в Аруне, Арго не стала терять времени. До этого момента ее внутренняя информация была точна; игра позволила ей импортировать данные персонажа кайт ши из беты и пропустить время, что она могла бы провести в комнате создания персонажа, и слухи об особенном мировом эвенте оказались правдой. Ее источник ничего не сказал о появлении всех в Аруне, но она не собиралась возражать – это намного упрощало возможность связаться со всеми ее прошлыми контактами из бета-теста, которым достаточно повезло получить одну из 20000 копий первого издания ALO.
     У нее было по меньшей мере тридцать имен людей, пославшей ей перед входом письма, чтобы назвать ей планируемое имя персонажа, и большинство из них собирались выбрать персонажей тех же рас, что и прежде. Не стоило мучиться из-за того факта, что в релизе ALO не было внутриигрового браузера или еще какого-нибудь способа связаться с внешним миром – что могло бы озадачить некоторых людей, зависящих от возможности заглянуть во время игры в FAQ и гайды, но Арго была благословлена энциклопедической памятью, позволяющей ей вспомнить практически любое слово или фразу, которую она хотя бы раз увидела или услышала. Это не была эйдетическая память – к ее разочарованию, она не могла таким образом запечатлевать образы или воспоминания или еще что-нибудь; это бы значительно расширило ее возможности информационного посредника – но слова застревали, так же как и прочитанная или услышанная информация.
     Сидя на скамейке в одном из крупных оживленных районов Аруна и жуя широкий мятный лист, пока ее огромные подвижные кошачьи уши дергались, отвлекая половину ее внимания на отслеживание ведущихся вокруг нее бесед, она возилась с игровым меню перед собой, быстро выстукивая своим контактам сообщения и добавляя их в свой список друзей, когда получала утвердительный ответ.
     – Давай, Ки-бо, – пробормотала она после того, как ответил один из ее контактов у импов, ее хвост хлестал от мягкого раздражения. – Я знаю, что ты здесь. Можешь найти пять секунд и ответить мне.
     Взмахом закрыв свое меню, она спрыгнула со скамейки и побежала в сторону центральной площади у подножия Иггдрасиля. За время, потребовавшееся ей, чтобы добраться до места назначения, она получила несколько новых сообщений, но пока что их проигнорировала, оглядываясь в поисках игрока, с которым должна была встретиться. Многие игроки тех же рас выглядели довольно похоже, так как носили одно и то же начальное снаряжение, но острое зрение кайт ши позволило ей довольно быстро найти свою жертву – он был одним из немногих увиденных ею темноволосых сильфов.
     – Что ж ты так долго, Скаррип? – уперла Арго руки в бока, стараясь выглядеть серьезно. Учитывая присущую расе кайт ши миловидность и ее собственный маленький рост, это не возымело желаемого эффекта. Скаррип поприветствовал ее озадаченной улыбкой и выгнул бровь.
     – Прости меня, конечно, но у меня есть дела и в реальной жизни. Хотя теперь я здесь.
     – Реальная жизнь? О каком таком реале ты говоришь? – Несмотря на свое нетерпение, Арго сложно было чересчур злиться на Скаррипа. Он был одним из лучших ее внутренних источников во время беты и был не на шутку надоедлив, касайся дело эстетики и игровой механики ALO. Когда он на ее риторический вопрос пожал плечами, она тихонько фыркнула, озвучив выдыхание воздуха. – Ладно, забудем. Что ты знаешь об этом мировом эвенте?
     Скаррип снова пожал плечами.
     – Верховный король Оберон…
     – Ты имеешь в виду играющего его ГМ'а.
     Он продолжил, как будто она его и не прерывала:
     – … должен показаться в полшестого для внеочередного объявления. Там должны быть все.
     Хвост Арго описал восьмерку.
     – Я узнала большую часть от NPC девушки-кошки. Какие у тебя еще новости?
     – Если бы я мог тебе сказать что-то еще, моя дорогая, – развел руки в стороны Скаррип, – то это была бы «утечка». Имей в виду, что в моей работе есть пункт о конфиденциальности.
     – Который ты регулярно нарушаешь ради меня.
     – Факт, который не стоит озвучивать слишком громко, если ты хочешь, чтобы я мог по-прежнему тебе помогать.
     Арго ходила кругами вокруг своего контакта – было бы не совсем верно назвать его другом – остановившись, когда он это сказал, и несколько раз ткнула его в поясницу. Скаррип не обернулся, только наклонил немного голову в ее направлении, когда она появилась перед ним, все с той же бесящей улыбкой.
     – Ты что-то скрываааааешь, – сказала она, гнусаво и очень медленно растягивая глагол.
     – Такой уж я. Разве не все мы такие?
     Снова встав перед ним, Арго скрестила на груди руки и застучала ногой, прибегнув к своему репертуару выражающих нетерпение жестов.
     – У меня сегодня нет времени на твои игры, – наконец, сказала она. – Мне нужно восстанавливать сеть. Дашь мне знать, когда у тебя будет что-то полезное, хм?
     Скаррип склонил голову, колыхнулись несколько прядей темных фиолетово-черных волос.
     – Так и сделаю. Оставляя в стороне твое причуды и грубость, рад снова тебя видеть, Арго.
     – Пфе, – сказала она, пряча быструю улыбку. – Мне еще есть чем заняться. Шли мне время от времени вести.
     Рысью умчавшись от Скаррипа и его раздражающего загадочного вида, что он любил напускать, Арго раскрыла меню и начала отвечать на накопившиеся за время разговора с ним сообщения. После многих бесед во время бета-теста она определила его как одного из двух-трех человек, каким-то образом связанных с Аргусом. Возможно, он был одним из работающих в компании организаторов социальных медиа или блоггером, но основываясь на его имени и предпочитаемой в игре расе, она склонялась к мнению, что он был ведущим дизайнером расы сильфов, Сукагавой Ринтаро – который, как известно, сам был игроком, но о персонаже которого известно не было.
     Как и другие ее контакты в Аргусе, он часто приносил особенно вкусную внутреннюю информацию, что делало его полезным – но столь же часто у него появлялась привычка задирать нос и делать вид, что он куда важнее, чем на самом деле.
     Она за километр чувствовала, когда он нес пургу, и сегодня был один из таких дней – он ничего не знал о предполагаемых мероприятиях дня открытия, иначе бы уже продал ей информацию.
     – Прошу прощения, – сказал женский голос, когда кто-то потянул подол плаща Арго. Она испуганно подпрыгнула на месте и развернулась, рубанув хвостом воздух. Там стояла стройная ундина в обычном начальном снаряжении, выглядя ужасно неловко и безнадежно запутанно, переминаясь с ноги на ногу, когда она оглядывалась по сторонам, как будто это было самое изумительное, что она когда-либо видела. – Простите, что беспокою вас, но я в абсолютной растерянности, а вы, похоже, знаете, что делать. – Она нервно дернула один из локонов рассыпавшихся по плечам длинных синих волос.
     – Это не все, что я знаю, – самодовольно сказала Арго. – Я Арго, и ты пришла к нужному человеку, если ты ищешь информацию. Чего нужно?
     – Ну, просто… я в первый раз в игре – любой игре, если точнее – и я никогда ничего подобного раньше не делала. Что здесь нужно делать?
     Арго поразил этот вопрос, ее маленькая челюсть на мгновение отвисла, демонстрируя крошечные иглоподобные клычки, прежде чем она с щелчком ее закрыла.
     – Ты шутишь, да?
     – Хотелось бы, – смущаясь, сказала девушка, бледная кожа щек потемнела, когда она опустила взгляд на свои ноги. – Это игра моего старшего брата, но ему вчера пришлось уехать в срочную командировку. Мне интересно было, что его так заинтересовало, и про фей все звучало довольно неплохо – так что я решила попробовать.
     Это было слишком. Арго, пронзительно рассмеявшись, сложилась пополам, привлекая взгляды прохожих – что только увеличило смущение ундины.
     – Прости, прости, прости. Если я поняла правильно. Ты одолжила нейрошлем своего брата, ты никогда раньше не играла в видеоигры, и ты при этом решила залогиниться в ALO?
     – Я играла раньше в несколько игр, – в свою защиту сказала девушка, нахмурив брови и сверкая глазами, намекая, что где-то под этой поверхностью скрывается гнев.
     – Например, – попросила Арго, восстановив, наконец, душевное равновесие.
     – Ну, – сказала она, рефлекторно потянувшись туда, где был бы ее карман, будь она в своем теле и одежде. – У меня их куча на смартфоне. Мне очень нравится та, где нужно сбивать танцующих инугами летающими кошками.
     Арго снова согнулась.

     – Пиикей? – наконец, сказала Асуна, из-за неспешного объяснения лицо скривилось в еще большей путанице. – Никогда раньше не слышала этого слова. Что оно означает?
     – P. K, – ответила Арго, медленно и четко проговаривая латинские буквы, после чего повторила скрывающиеся за ними английские слова. – Player Killing. Это означает нападение на других игроков и уменьшение их хитпоинтов – их жизни – до нуля. Ты хотя бы прочла руководство?
     Асуна немного поежилась, чувствуя себя невероятно глупо. Она не привыкла к такому ощущению, и оно ей нисколько не нравилось. Этот мир магии и фей быстро начал терять для нее свою привлекательность.
     – А есть руководство?
     – Во имя… – резко оборвала себя Арго и вздохнула, глядя на более высокую девушку через неряшливый занавес темно-рыжей челки. – Ладно, слушай. У меня нет привычки бесплатно выдавать информацию, но ты полный нуб, а мне не хотелось бы видеть, как тебя ганкнули в первый же день. Так что вот как здесь все устроено. Когда ты создавала свой персонаж, ты видела там девять рас, так? – Асуна кивнула. – Все расы соревнуются с остальными, проходя огромный данж в стволе Мирового Древа, Иггдрасиля. Первая справившаяся раса получит аудиенцию у Короля Оберона, который, предположительно, позволит им и двум их союзниками… вознестись, можно назвать это так, до высшей формы, у которой есть сила неограниченного полета.
     – Неограниченный полет? – Асуна слышала, что в этой игре можно было летать, но еще ничего не знала о том, как это было возможно. Она еще раз укорила себя, что не прочла руководство – или, что важнее, не узнала сперва, что оно есть.
     – Ага, – счастливо сказала Арго. – Летать потрясающе, и всем это нравится, но летать можно только около десяти минут максимум, прежде чем придется дать крыльям отдохнуть – и нельзя летать под землей или в данжах. Так что стремление забраться на вершину Иггдрасиля это вроде как главный квест игры.
     Асуна задумчиво поджала губы.
     – Так что ты имеешь в виду под… ПК?
     – Ну, – сказала Арго, как будто объясняла ребенку о гравитации, – лишь одна раса может попасть на аудиенцию к верховному королю, верно? И они могут выбрать две союзные расы, что пойдут с ними. Так что…
     – Так что это значит, что все расы соревнуются со всеми остальными, – вставила Асуна, радуясь, что она смогла это понять до того, как ей объяснили. – Подожди, это значит, что в этой игре все сражаются друг с другом? Не против монстров?
     – Вроде того, – сказала Арго. – Это PvP игра – э-э, player versus player, игрок против игрока – но есть и множество монстров, с которыми можно сражаться. Фактически, это основной способ получать экспу и набирать уровни.
     – Эккусупи?
     Арго снова вздохнула и провела ладонью по лицу. В этот момент она, похоже, среагировала на что-то, что Асуна не могла увидеть, ее взгляд устремился влево, и она пробормотала себе под нос «Как раз вовремя, Ки-бо». Снова взглянув на Асуну, девушка-кошка сказала:
     – Вот что. Ты же знаешь, как открыть свое меню, верно? Залезь в «Опции». Найди «Помощь». И RTFM.
     Асуна раскрыла рот, чтобы спросить, что такое RTFM, но Арго раздраженно прервала ее английской расшифровкой:
     – Read The… Friendly Manual, – затем снова на японском: – Мне пора. Удачи!
     Когда представившаяся как Арго девушка-кошка убежала, Асуна поняла, что была ужасно груба и ни представилась, ни поблагодарила девушку за помощь. Вздохнув про себя, она посмотрела на возвышающееся над городом невероятно огромное древо, ее глаза стремились все выше и выше, пока, поднапрягшись, не разглядели выкрученные, узловатые формы нижних ветвей, почти теряющихся в тумане расстояния и дрейфующих по небу редких облаков. Намного выше этих ветвей, что она с трудом могла видеть, едва заметны были группы каких-то строений – что, возможно, были городом или замком или еще чем-нибудь. Сложно было сказать с такого расстояния.
     Она за раз узнала слишком много для того, кто никогда раньше не играл в MMO, не говоря уже о первой в мире VRMMORPG. Она знала, что разумно будет принять совет Арго и изучить руководство, так же, как она готовится к вступительным экзаменам, если она хочет добиться чего-нибудь в этой игре.
     Эта мысль ее позабавила. Всего час назад у нее не было ни малейшего представления о том, чего ожидать, кроме того, что это была какая-то игра в «виртуальной реальности» и что это был мир фей и магии – и еще кучи всего остального, что упоминал ее брат, не объясняя сокращения или странные термины. Она просто вошла попробовать и посмотреть, чем он был так одержим, и вот она уже думает о том, как научиться играть, как будто она собирается этим заняться.
     Она яростно захихикала, не заботясь о тех, кто странно на нее посмотрел. Теперь, избавившись от части своей путаницы, она смогла вернуть появившееся, едва она вошла, чувство удивления, восхищаясь видами, звуками, запахами – и тем фактом, что в этом виртуальном мире были виды, звуки и запахи. Это было настоящее технологическое чудо, в которое ее тело – ее аватар, узнала она название – мог все это ощущать, как будто это было ее настоящее тело, во плоти.
     Это было изумительно. В этот момент она просто была рада оставить глупые навязчивые идеи вроде борьбы с другими игроками и попыток забраться на вершину Иггдрасиля игрокам-гикам, по-настоящему наслаждающимся таким. Ей было бы достаточно просто гулять по этому миру, погружаться в него и поражаться ему.
     Асуна радостно рассмеялась, вращаясь на месте, танцуя с поднятыми руками в маленьком круге, как будто она могла дотянуться до неба. В этот момент она была счастливее, чем за все время, что она могла припомнить.

     У Кирито все выглядело просто, но у него было преимущество сотен часов, проведенных в полном погружении во время бета-теста. Кляйну, с другой стороны, пришлось начинать с гораздо менее интуитивного «джойстика», задействовавшего появляющийся в левой руке виртуальный контролер, предоставляющий точный контроль над полетом игрока. Многим игрокам не хватало ловкости использовать мышцы спины для контроля крыльев, но это был важный для освоения прием, если хотелось эффективно сражаться в воздухе.
     Когда он закончил отправлять сообщение и взмахом закрыл меню, Кирито пришел к выводу, что Кляйн все равно в ближайшее время не сможет освоить свободный полет. После примерно часа практики новичок смог достаточно хорошо маневрировать с помощью джойстика, но без него едва смог дернуть крыльями. В этот момент Кирито спустился к охраннику-NPC и взял квест на убийство слизней, чтобы они вдвоем могли немного попрактиковаться в бою, эта задача направила их в сырые лабиринты канализации под городом.
     – Примерно так, – объяснил Кирито, когда проигрался последний кадр анимации смерти слизня, моб исчез в облаке солоноватого дыма, наградив его крошечным количеством юрудо и экспы. – В ALO ты прокачиваешься двумя разными способами: поднимая уровень персонажа заработанной экспой и улучшая свои навыки их использованием. Новые уровни дают тебе небольшое увеличение времени полета и максимума хитпоинтов и маны, а также дают тебе доступ к новым заклинаниям, навыкам и снаряжению. Каждый раз, когда ты поднимаешь уровень, ты получаешь пять статов, которые можно по своему желанию распределить между STR, AGI, INT или VIT. Сила увеличивает лимит веса и физический урон. Ловкость увеличивает твою скорость, уклонение и точность. Интеллект увеличивает твой магический урон и максимум маны, тогда как выносливость увеличивает сопротивление урону и максимум хитов. Пока все ясно?
     – Пока еще да, – сказал Кляйн, глядя на другого слизня, постепенно приближающегося к ним. – И это все совсем как те старые РПГ от первого лица, где нужно использовать свои навыки и заклинания, чтобы улучшить их и разблокировать новые.
     Кирито с улыбкой кивнул.
     – Ты понял. Попробуй еще раз. На этот раз не просто беги и маши. Открой меню заклинаний и выбери заклинание Огненной Стрелы; оно должно быть начальным заклинанием, которое получают все саламандры.
     Кляйн повозился с интерфейсом меню в воздухе перед ним. Оно было невидимо для Кирито, как и все меню всех остальных игроков.
     – Дальше?
     – Теперь, – сказал Кирито, – выбери в меню произношение. Система прочитает тебе формулу для заклинания – тебе нужно внимательно выслушать и в точности повторить ее. Можно быстрее или медленнее, так что возможно выпустить заклинание в тот момент, когда захочешь, но ритм и произношение должны быть верными. Попробуй в первый раз помедленнее: сосредоточься на цели, вытяни левую руку и зачитай слова.
     – Я так глупо себя чувствую, делая это, – с усмешкой сказал Кляйн, поднимая руку. – Hijan!
     Потребовалась пара попыток, но на третий hijan из пальцев Кляйна выскочил дохленький огненный заряд, выстреливший в сторону слизняка, вызвавший взвизг пораженной цели.
     – Отлично! – выкрикнул Кирито. – Теперь ты привлек его внимание и начал бой, нанеся ему немного урона. Когда он приблизится, активируй одно из твоих умений меча.
     – Как мне это сделать? – спросил Кляйн, угрожающе взмахнув саблей в сторону приближающегося моба. Это был шар сточных вод размером с небольшую собаку, и он бы был менее страшен, если бы не пах так убедительно ужасно. Слизняк зашипел, скакнув в сторону Кляйна, и ударил его вязким усиком.
     – Не так, – с усмешкой ответил Кирито, привалившись к стене и наблюдая за бегающим кругами Кляйном, безумно рубящим моба. – Система ждет, пока ты переместишь меч в правильное положение, чтобы можно было определить начальное положение навыка. Когда сделаешь это…
     – Помоги, пожалуйста!
     – Только если ты выслушаешь, – ухмыльнулся Кирито. – Когда примешь правильную позицию, твой меч засветится, и ты почувствуешь, как нарастает напряженность. Когда будешь готов – отпускай.
     От слабых атак слизня хитпоинты Кляйна медленно падали, но он в ответ не наносил особого урона. Он отпнул слизняка, чтобы получить небольшую передышку, и особым образом поднес меч тыльной стороной клинка к плечу. Когда он так сделал, лезвие засветилось бледно-оранжевым светом, и когда слизняк направился к Кляйну для новой атаки, саламандр вдруг резко прыгнул вперед в полосе света и оставил светящийся красный след нанесенного противнику урона. Через несколько мгновений моб взорвался в анимации смерти.
     – Видишь? – сказал Кирито, подходя к Кляйну и слегка похлопав его по руке. – Как нечего делать. Скоро уже будешь фармить боссов.
     Кляйн, ухмыляясь, победно потряс кулаком.
     – Все заклинания такие простые?
     – И не надейся, – сказал Кирито. – В целом, чем мощнее и выше уровнем заклинание, тем длиннее и сложнее формула. Некоторые высокоуровневые заклинания по-настоящему сложны, чтобы японец мог произнести их без долгой практики.
     Потребовалось несколько часов, чтобы убить достаточно слизней для завершения обучающего квеста, но к тому времени Кляйн нашел свой ритм, и они вдвоем потратили еще немного времени, охотясь на более высоких уровнем крыс ради дополнительного опыта. Их первый левел-ап произошел довольно быстро, но уже приближалось время обеда, когда пара добралась до третьего уровня. Придя к согласию, они вернулись на поверхность, чтобы сдать квест и продать весь мусорный лут.
     Когда они опустошили инвентари и заполучили немного денег, пришло время наполнить пустые желудки. Когда они уселись на крыше с купленными ими базовыми булками, Кирито пришлось объяснять Кляйну, что голод, который он чувствует, симулирует игра на основе состояния их персонажей – что не имеет ничего общего с тем, чувствует ли голод его тело в настоящем мире.
     – В полном погружении очень легко провести много времени, регулярно питаясь и развлекаясь, а затем через несколько часов выйти и сразу понять, что твое настоящее тело голодно и обезвожено.
     Кляйн присвистнул.
     – Хорошо, что я зашел подготовившись. Я на полшестого заказал пиццу, и это уже довольно скоро!
     Кирито рассмеялся.
     – Хардкорно. Что, собираешься пропустить большую речь Оберона?
     – О, точно! Ну, я уверен, что король фей не будет возражать, если я проберусь туда с запахом пиццы и пива изо рта.
     Когда два игрока продолжили беззаботно шутить, расслабляясь после нескольких часов тренировочных полетов и гринда, Кирито взглянул на далекие нижние ветви Иггдрасиля, думая о тех чудесах, что еще ждали его в вышине. Во время бета-теста они едва коснулись края огромного данжа внутри ствола Мирового древа, не говоря уже о том, чтобы добраться до вершины, где, как говорили, ждет Оберон, чтобы наградить первую расу фей, что доберется до него и попросит аудиенции.
     Эта перспектива волновала своей сложностью.
     – Эй, Кирито, – сказал после долгой паузы Кляйн. – Что собираешься после этого делать? В смысле, после главного эвента, что бы там ни было.
     – Хм? Ну, нас, наверное, после этого отправят обратно в наши стартовые города, так что начну квестовать и гриндить в развалинах вокруг Пенвезера. Я знаю там много хороших местечек.
     – Ага, не сомневаюсь, что ты тут все знаешь. Не могу поверить, насколько тебе повезло попасть на бету.
     Кирито немного смущенно пожал плечами.
     – Ну, в каком-то смысле повезло нам всем – со всего лишь двадцатью тысячами копий первого издания, повезло всем, кто сейчас в этом мире. Я просто рад, что вернулся. Здесь не так, как снаружи, где все, что ты можешь и не можешь продиктовано тем, где ты родился и кто твоя семья. В этом мире… единственное ограничение лишь твои навыки игрока.
     – Я понял, что ты имеешь в виду. И кстати, я хотел кое о чем спросить. Я вошел с кучей своих реальных друзей, бывших согильдийцев из других игр. Мы все собирались выбрать разные расы, но я не думаю, что кто-то собирался качать сприггана.
     – Они не очень популярны, – признал Кирито. – Магия иллюзий, как правило, не слишком полезна в бою, и большинство людей предпочитают расы со стихийным сродством. – Он вытянул руку и ткнул в Кляйна. – Саламандры довольно популярны.
     – Может и так, но ты неплох. Я еще не встретил остальных парней, но когда это произойдет, хотел бы я их с тобой познакомить – нам стоит всем вместе это отметить, думаю, они тебе понравятся.
     Кирито неловко поерзал. Кляйн выглядел неплохим парнем, и ему было весело последние несколько часов быть с ним в паре. Но в глубине души Кирито предпочитал сольные приключения – это было еще одной причиной, почему ему нравилось играть спригганом; у расы была репутация одиночек, которых вербовали как независимых наемников.
     Снова продемонстрировав, что он наблюдателен, когда того хочет, Кляйн замахал руками.
     – Но я хочу сказать, все нормально, если ты не хочешь, Кирито. Я знаю, что большинству в этой игре нравится PvP, и у тебя нет никаких причин доверять группе незнакомцев. Ты многому меня сегодня научил, и я передам это своим друзьям. Если захочешь еще как-нибудь организовать группу, я буду рад! А нет, то ладно.
     Кирито спокойно кивнул, внезапно забыв все, что он вообще хотел сказать. Он взглянул на свой интерфейс, увидел там время, и ему удалось выдавить улыбку.
     – Тебе лучше идти, – сказал он. – Твоя пицца прибудет через минуту.
     Кляйн резко выпрямился.
     – О черт! Как я мог забыть! Этот мир слишком захватывающий. Спасибо, дружище, я снова тебе должен.
     Раздался негромкий звук раскрывающегося меню Кляйна, после чего вырвавшийся недоуменный возглас отвлек внимание Кирито от медленно заходящего на горизонте солнца.
     – Что за чертовщина?
     – Хм?
     Кляйн взмахом закрыл меню и снова раскрыл его.
     – Не могу найти кнопку выхода. Готов поклясться, что она должна быть прямо здесь, ведь так?
     Кирито закатил глаза.
     – В системном меню, прямо в самом низу.
     – Я туда и смотрю! – сказал Кляйн, нетерпеливо тыкая пальцем в воздух.
     Вздохнув, Кирито раскрыл свое меню и небрежно прокрутил его до самого низа. А затем моргнул, не уверенный, что его не подводит зрение. Кнопка выхода там была, все в порядке – но это была пустая кнопка, только иконка, но никакой подписи. Когда он нажал ее, она продемонстрировала ту же краткую анимацию, как и когда он пытался выбрать окрашенную в серый цвет отключенную опцию.
     – Это… и правда странно.
     – Думаю, стоило ожидать некоторых багов во время запуска, – сказал Кляйн, пытаясь всем своим видом показать, что он видывал и не такое.
     – Знаешь что, – сказал Кирито, поднявшись на ноги и, шевеля крыльями, потягиваясь. – Давай попробуем найти ГМ'а, который сможет тебя отклю…
     Кирито затих, когда с нарастающей стеной шума стало сложно услышать даже свой собственный голос, вокруг ног шуршали листья, стремительно двигаясь по крыше как армия насекомых. Что началось как легкий ветерок, выросло до хлещущего мимо них ураганного ветра, крадущего из воздуха все их слова. Кляйн что-то кричал, но Кирито не мог его расслышать. Ветер дорос до крещендо, и вокруг них обоих загорелись огни эффекта телепортации.
     Когда свет телепорта угас, Кирито оказался посреди гигантской площади, где он изначально появился, окруженный тысячами и тысячами игроков. Пока он оглядывался, десятки игроков продолжали телепортироваться, все чувствовали себя столь же смущенными и пораженными, как и он сам. Не считая дорогих и редких кристаллов побега и известной лишь по слухам какой-то высокоуровневой магии, в Альвхейме не было возможности быстрого путешествия – учитывая их крылья и возможность оседлать прирученное животное, игрокам необходимо было самостоятельно добираться туда, куда они хотели. Кирито телепортировался всего несколько раз, когда застревал в багнутой мировой геометрии, и ни разу принудительно – ГМ всегда предупреждал игрока, прежде чем так сделать.
     Заходящее солнце, казалось, застыло на месте над западным горизонтом, обрамленное двумя горами, ограничивающими Долину Бабочек, ведущую в земли сильфов. Оттенок как солнца, так и неба, быстро изменился на темный оранжево-красный, бросив на все малиновый отсвет, от чего волосы ундин насыщенного синего цвета выглядели почти черными. Воздух, пропитанный опасениями собравшихся игроков, наполнился сверкающими пылинками света, похожими на постэффект заклинания или тающее свечение послесвета умершего игрока. Эти пылинки постепенно сместились к стволу Иггдрасиля, начав сливаться в неопределенную гуманоидную фигуру более ста метров высотой.
     Однако вместо верхового короля Оберона появившаяся фигура была одета в мантию с капюшоном гейммастера – одного из административных помощников игры, помогающих запускать квесты и разбираться с багами. Хотя может быть, правильнее было сказать, что появилась лишь мантия ГМ'а – но никто, похоже, ее не носил. Хотя она, казалось, и покрывала гигантское человеческое тело, тело это было невидимо и бесплотно: под капюшоном не было ничего, кроме чернейшей ночи, а перчатки, выглянувшие из объемных рукавов, не крепились к рукам. Кирито смотрел на это с чувством нарастающей тревоги, когда огромная фигура высоко подняла эти руки и драматично развела их в стороны, начав самое важное обучение в их жизни.

Глава 2. 6-7 ноября 2022

     Поймите это: Альвхейм Онлайн больше не просто игра. Игроки, когда умрут, больше не возродятся в своем родном городе, и единственные оставшиеся способы воскресить послесвет игрока это редкие предметы и высокоуровневая магия. Если ваши хитпоинты упадут до ноля, и ваш послесвет исчезнет, нейрошлем уничтожит ваш мозг – навсегда оборвав вашу жизнь, как в этом мире, так и в реальном.
–Каяба Акихико, обучение Альвхейм Онлайн
     Кирито с нарастающим ужасом изучал черты лица, которое он видел в тонком зеркале. У него все еще была пепельно-серая кожа сприггана, так же как и торчащие по сторонам головы под небольшим углом заостренные уши, но юное андрогинное лицо было вполне узнаваемо как его настоящее. Когда его зеркало – вместе со всеми остальными – с бьющимся звуком рассыпалось струей синих полигонов, он поднял голову и оглядел других игроков, подавив неуместное желание нервно рассмеяться. Похоже, все изменились. Все напоминало своего рода съезд отаку, его окружали люди всех форм и размеров, одетые в сказочные костюмы. Выглядело нелепо.
     Никто не смеялся.
     – Кирито?.. Это ты? – Повернувшись на звук своего имени, Кирито увидел игрока-саламандра, с которым он недавно был в группе. Кляйн выглядел не слишком изменившимся по сравнению с прежним – не так красив, немного потрепан, но броская бандана дала бы Кирито подсказку, если бы не было чего-то другого.
     Кирито кивнул, видимым образом стряхивая испытываемый им шок.
     – Слушай, Кляйн. Я не знаю, что сейчас произойдет, но знаю, что не хочу оставаться здесь. Я отправляюсь на территорию спригганов – это всего лишь через перевал на восток. Там по дороге много крепких монстров, но я знаю несколько безопасных маршрутов дотуда. Там есть хорошее место для кача к югу от Пенвезера…
     Кирито не закончил. Каябе – наблюдающему, как все игроки отреагировали на «доказательства» того, что это теперь была их реальность – нужно было сказать еще кое-что. Нарастающие в толпе звуки смятения и тревоги вновь умолкли, когда через них эхом прокатился громкий голос.
     『Сейчас я телепортирую вас всех обратно в стартовые зоны ваших рас. Завтра утром система проведет в каждой расе голосование, выбирающее того, кто будет возглавлять их в течение следующего месяца. Это голосование будет проводиться один раз в тридцать дней. Выбирайте хорошо: от этого зависит ваше выживание.』
     『На этом обучение Альвхейм Онлайн завершено. Удачи, игроки.』
     Когда искрящийся синий свет телепорта угас, Кирито оказался среди множества других спригганов в том, что он узнал как древнюю бежевого цвета каменную кладку Пенвезера – если он не ошибся, где-то в торговом районе. Он слышал звуки других завершающихся телепортов, и хотя в непосредственной близости он видел лишь немногих представителей его фракции, он знал, что еще несколько сотен должно было случайным образом разослать по всему городу.
     Задавив панику, угрожающую выбраться обратно на поверхность, Кирито задумался. Он ничего не мог сделать для этого бедного нуба, вместе с которым он играл последние несколько часов. Весьма вероятно, что его телепортировало обратно на территорию саламандр, до которой нужно было долго добираться до самого юга Альвхейма, через территории ундин и импов.
     Затем ему в голову пришла неуютная мысль. А вообще хочет ли он помочь тому игроку? ALO изначально была задумана как PvP игра. Тот факт, что теперь следствием исчезновения послесвета была настоящая смерть, никак не менял характер игры – только ставку. Выставленные Каябой условия прохождения игры недвусмысленно настраивали расы друг против друга, ставя им взаимоисключающие цели, и с чисто прагматической точки зрения, целесообразнее было бы рассматривать любого саламандра – вообще-то, любого из другой расы – как потенциальную угрозу.
     Кирито понесся с места, взорвавшись бегом, прежде чем оттолкнуться от земли и взлететь в воздух. Он точно знал, куда ему нужно пойти в первую очередь, какой именно квест ему нужно было найти – и он молился, чтобы он по-прежнему был там же, что и в бета-версии. Он знал, что в течение часа окружающую Пенвезер область затопят игроки-спригганы, конкурируя за мобов и экспу. Некоторые из конфликтов окажутся жестокими. Проблема станет только хуже, когда соседние расы – лепреконы на северо-западе и ундины на юге – начнут охотиться вне своих собственных территорий, ища невостребованных мобов.
     Печально было не иметь возможности летать так быстро, как он привык со своими характеристиками из беты. Время от времени Кирито видел далеко в небе пятнышки, которые должны были быть другими игроками, их скорость была так же ограничена, как и у него, так как все они мчались к той же цели, что и он. Он готов был поспорить, что все, летящие по небу конкретно в эту локацию, были, как и он, бета-тестерами, и он надеялся, что ни один из них не собирался за тем же квестом.
     Город Литджагг был в нескольких километрах к югу, неподалеку от обширного района развалин, помеченных как территория спригганов, переходящих в низкие заболоченные земли, обычные для районов ундин. Технически, это была «нейтральная» территория – нейтральная в том смысле, что это были ничейные земли. Как и в Аруне, в нейтральных городах, вроде Литджагга, все игроки будут в безопасности, но на окружающих его открытых участках любой игрок может свободно напасть на любого другого. Кирито не думал, что большинство игроков смогут так быстро преодолеть эмоциональные барьеры и убить, но он не хотел на это рассчитывать – и не хотел рассчитывать на то, что все остальные неизбежно поверят в рассказ Каябы.
     Но Кирито поверил. Он жадно вчитывался во все написанное Каябой Акихико, так же как и в те немногие скудные интервью, что он давал СМИ. Он едва не боготворил этого человека. Он нисколько не сомневался, что все, что Каяба сказал во время обучения, было правдой: смерть в игре значит смерть в реальности.
     Когда он проносился над верхушками деревьев на максимальной скорости полета, иногда поднимаясь или отклоняясь в сторону, чтобы разминуться с необычайно высоким стволом, ему послышался звон, очень краткий, приглушенный шумом проносящегося ветра, звук. Когда он увидел имя, высветившееся рядом с уведомлением о пришедшем сообщении, он остановился и устроился на сомнительном насесте на вершине дерева, чтобы дать крыльям немного передохнуть, и сфокусировался на иконке на периферии зрения, чтобы открыть сообщение.
     「Это все меняет. Нам надо поговорить. –Арго」

     Асуна бесцельно ходила по улицам Параселя, пребывая в состоянии оцепенелого шока. Она была такой с момента окончания так называемого «обучения» Каябы, когда ее принудительно телепортировало в стартовый город ундин вместе с тысячами других игроков ее… расы? Вида? Фракции? Племени? Та девушка-кошка, Арго, и раньше использовала слово «раса», но тогда это было просто разницей между фальшивыми телами, что носили в этой игре игроки – трудно было принять это всерьез.
     По правде говоря, она не уверена была, что и думать. Сперва все это казалось какой-то историей, придуманной управляющими Альвхейм Онлайн людьми, веселой уловкой, сыгранной в день открытия игры. Кроваво-красное небо, зловеще выглядящий парень в мантии, слом четвертой стены угрозой о логауте и смерти… страшно, но, насколько она знала, все это может быть ролью – частью погружения в игру. Стоит ли ей подыграть? Она раскрыла свое меню и поискала кнопку выхода из системы и, как и многие другие, обнаружила, что она не работает. Возможно, тот, кто и в самом деле прочел руководство, должен знать настоящий способ выйти из игры.
     Но когда она оглядывалась на других игроков, чтобы посмотреть, как реагируют предполагаемые ветераны игр, она не видела ни веселья, ни удовольствия. На самом деле, она была одной из немногих, кто не был ни в ярости, ни в ужасе; и это пугало ее гораздо сильнее, чем слова огромной фигуры в мантии. И когда она посмотрела тогда на себя в зеркало, увидев там свое настоящее лицо с тонкими эльфийскими ушами, остро торчащими сквозь светло-голубые волосы, она испустила невольный крик, прежде чем выронить зеркало и закрыть ладонью рот.
     Она не знала, на что должны были быть похожи РПГ. Может быть, все это часть церемонии открытия, какая-нибудь впечатляющая внутренняя шутка, которую с ходу поймет только опытный игрок. Но если так… она перестала быть смешной – или забавной – уже очень давно.
     Сейчас уже шел одиннадцатый час вечера. Она давно опоздала на ужин; ее мать будет в ярости. С такими темпами утром в школе она будет вся разбитой – предполагая, что она будет утром в школе. В какой-то момент ее поглотила ужасная мысль – что произойдет, если ее мать в одном из приступов раздражения решит сорвать с ее головы нейрошлем. Она правда умрет? Получит ли она сообщение «игра окончена»? Она хотя бы поймет, что это произошло, или ее сознание просто провалится в черноту, появления которой она даже не увидит? Эта мысль вывела ее на грань истерики, и ей пришлось заставить себя думать о чем-нибудь еще, чтобы взять себя в руки.
     Она была до безумия напугана и хотела вернуться домой.
     Возможно, именно поэтому она и шла, несмотря на отсутствие какой-либо цели, странствуя по темным улицам стартового города ундин. Может быть, если она будет идти достаточно долго, достаточно далеко, она найдет дорогу домой – встретит кого-нибудь, кто посмеется и заверит ее, что все это часть игры, и покажет ей скрытую команду, которую ей нужно использовать, чтобы выйти. Она сможет уйти и никогда, никогда не вернется.
     Никто не смеялся. Никто ее не успокаивал. И никто – ни один синеволосый человек из всех, мимо кого она проходила – похоже, не знал больше ее.
     Асуна не знала, где она сейчас, но она все равно не смогла бы отличить одну часть Параселя от другой, даже если бы ей сказали. Все, что она знала, это что она истощена – физически и эмоционально – и что ее ноги устали и болят. Она остановилась и прислонилась к влажной серой каменной стене ближайшего здания, поверхность под ее ладонями холодила из-за влажности воздуха. А затем ее колени подогнулись, когда она начала плакать, после чего зарыдала навзрыд, от чего затряслось все ее тело, пока она медленно соскальзывала вниз, до сидячего положения, привалившись к стене, обняв колени и вцепившись в плечи побелевшими пальцами. На мгновение в ее голове промелькнула шальная и абсурдная благодарная мысль, что ее крылья, похоже, исчезали со спины, когда их не использовали; в противном случае она бы, наверное, придавила их к стене.
     – Юная леди, вы ранены?
     Затрепетав, Асуна медленно подняла глаза на незнакомый голос, разглядывая его владельца через челку, скрывающую ее заплаканное лицо. Голос принадлежал молодому мужчине с волосами цвета электрик, что были относительно коротки, за исключением пары длинных прядей, свисавших по краям челки и тянущихся почти до плеч. Он был одет в подходящую под его волосы синюю тунику, поверх которой был простой бронзовый нагрудник, а за плечом под углом торчала рукоятка меча.
     Она сглотнула, стараясь восстановить свой дрожащий голос, и сказала:
     – Н-нет… не думаю… то есть… н-никто меня не ударил… я п-просто… просто…
     Незнакомец присел рядом с ней и нежно положил руку ей на плечо; она отдернулась. Мрачно убрав руку, он рискнул сказать:
     – Вы напуганы, как и все остальные.
     – Это все п-правда? – вдруг задала Асуна, казалось, не слишком логичный вопрос. Никогда раньше ей не был так важен ответ.
     Мужчина опустил взгляд на землю.
     – Я не знаю. Думаю, да. В противном случае, как думаете, разве не вывели бы нас уже отсюда?
     Из горла Асуны вырвался низкий стон, и она отвернулась от незнакомца, прислонившись головой к холодному камню.
     – Пожалуйста, оставьте меня одну.
     Асуна услышала, как он вздохнул, услышала звон металлической пряжки и мягкий шелест ткани, когда мужчина встал.
     – Хорошо. Простите, что побеспокоил. – Он пошел прочь, но остановился, полуобернулся и взглянул на нее через плечо. – Если вы устали или замерзли, здесь есть гостиница, всего через несколько домов. – Когда она не ответила, он добавил: – Я сам остановился там, в комнате 2C. Если вам нужно где-то остаться на ночь, я оплачу вам комнату.
     Она снова посмотрела на любезного незнакомца, и к ней вернулось немного сил. Проведя рукой по лицу, она разок всхлипнула и спросила его имя.
     Он приложил руку к груди и поклонился ей.
     – Вы можете называть меня Диабелем. Мне нравится считать себя паладином – своего рода.
     Тронувшая губы Асуны слабая улыбка, когда она назвала ему свое имя, так же быстро исчезла. Диабель ответил на это свой уверенной улыбкой и сказал:
     – Вам стоит немного отдохнуть, ле… Асуна. Кто знает? Возможно, если мы ляжем спать, то проснемся уже в своих телах. – Затем он поднял взгляд на висящую в небе прямо над крышами луну, и его улыбка уступила выражению крайней обеспокоенности. – А если нет, то нам всем придется утром сделать критически важный выбор.

     Центральный двор Гаттана был набит до отказа, а окружающие его стены из слежавшегося песчаника освещались сотнями факелов и шумели от разговоров тысяч игроков. Толпа была морем волос цвета пламени и одежд того же оттенка, повсюду виднелись вспышки настоящего огня – или для тренировки, или для демонстрации, или для разрешения спора. Последних Кляйн видел довольно много; хорошо, что город был безопасной зоной.
     На одном конце двора примерно на полтора метра от земли возвышался каменный помост, как мозаика выложенный восьмиугольной и квадратной плиткой. На нем стояли несколько игроков-саламандр, споря друг с другом; иногда кого-нибудь спихивали с платформы, или на нее забирался кто-нибудь новый, чтобы присоединиться к шумным дебатам.
     Кляйн стоял примерно в тридцати метрах от сцены, не обращая на них особого внимания, даже когда игроки брали слово и обращались к толпе, разглагольствуя и выражая свое мнение об известной ситуации. Насколько он видел, все равно не многих людей заботило то, что они говорили.
     По красноречивой оценке Кляйна, ситуация была полным дерьмом.
     Периодически даже то минимальное внимание, что он уделял выступлениям других саламандр, переводилось на его интерфейс, когда он получал сообщение от одного из своих друзей. Пока что все, кроме одного, его приятели по реальной жизни связались с ним в ответ и дали ему знать, что они в порядке, и подтвердили, что их тоже телепортировало в родные города их рас. Основываясь на полученной от них ограниченной информации, он начал получать примерное представление о том, как они расположены по отношению друг к другу – и очень хорошее представление о том, насколько трудно будет им всем собраться вместе.
     Он был уже на грани того, чтобы покинуть это бессмысленное собрание и направиться к территории импов забрать первого своего друга, когда раздавшийся со сцены громкий голос перекрыл весь шум.
     – Ладно, хватит уже этого дерьма, слушайте!
     Кляйн, вместе со значительным числом других игроков, перевел глаза на сцену. Новым выступающим был коренастый саламандр с оранжевыми волосами, уложенными как шипы кактуса, за плечом был длинный меч в темно-серых ножнах. Он стоял на самом краю платформы, уперев руки в бока и пытаясь выглядеть серьезно.
     Ткнув пальцем в самого себя жестом в западном стиле, мужчина заговорил с кансайским акцентом, звучащим так, словно он использовал его лишь для пущего эффекта.
     – Я Кибао, и вам нужно услышать, что я хочу сказать. Есть тут кто достаточно тупой, чтобы думать, что Каяба скормил нам чушь, когда сказал, что это игра со смертью?
     Раздался всеобщий ропот недовольства и отрицания и некоторое число смешков со стороны людей, которые, по-видимому, действительно были глупы. Последних Кибао, похоже, проигнорировал.
     – Вы слышали, что сказал этот человек. Только одна раса сможет добраться до вершины и получить неограниченный полет, а с высотой и нашими измерителями полета, только с неограниченным полетом мы сможем добраться туда. – Он указал вдаль, на крутящийся фиолетовый вихрь света, висящий в небе над Мировым Древом, который видно было даже настолько южнее.
     Кибао расхаживал по сцене из конца в конец, хмурясь и продолжая перемежать свои слова резким взмахом в сторону явления, появившегося вскоре после завершения речи Каябы.
     – Это наш выход. И мы должны попасть туда первыми. И вы знаете, что это значит. – Он остановился и заорал: – Это значит что мы, саламандры, должны держаться вместе! Это значит, что если кто-то еще попытается туда попасть – любая другая раса попытается туда попасть – это угроза для нас!
     Кляйну становилось все холоднее, когда он слушал, что говорит Кибао, и он совсем заледенел, поняв, насколько восприимчива оказалась толпа, ропот одобрения и даже откровенные приветствия заглушили протесты и крики несогласных. Не то чтобы этот мужчина ошибался в ставках – но его отношение, абсолютистская позиция мы-против-них. Каждое его слово задевало Кляйна, заставляло задуматься о друзьях, разбросанных по всему этому игровому миру и ожидающих его.
     Кибао стукнул кулаком по ладони, заводя толпу.
     – Нам нужно объединиться и начать качаться, патрулировать нашу территорию и защищать наши охотничьи земли. Нам нужно проложить путь обратно до Аруна, чтобы мы смогли начать проходить Мировое Древо. И мы должны первыми ударить того, кто встанет между нами и нашей свободой! Кто со мной?
     К ужасу Кляйна, ответ был: слишком, слишком многие. С нарастающим гневом он протиснулся вперед и вскинул в воздух кулак.
     – Ты, черт возьми, хоть думаешь, что делаешь? – громко закричал Кляйн, стараясь перекрыть нарастающий шум толпы. – У некоторых из нас есть друзья, вошедшие вместе с нами! И все остальные оказались здесь в такой же ловушке, как и мы! Ты предлагаешь нам их всех убить?
     Кибао мрачно нахмурился на это вмешательство, которое было слишком громким – и близким – чтобы его проигнорировать.
     – Это мы или они, тупица. Лишь одна раса может завоевать приз, означающий нашу свободу – им и двум их союзникам. Это должны быть мы. Хочешь спасти своих друзей, скажи им присоединиться к саламандрам. – По толпе пронеслись рваные смешки, и более чем один игрок одарил Кляйна таким же мрачным и недружелюбным взглядом, как Кибао. Он ощутил новый холодок, когда до него начало доходить, в каком опасном положении он оказался. Он повернулся и начал протискиваться сквозь толпу, недолго преследуемый издевками Кибао.
     Когда он пробрался к одной из ведущих из Гаттана боковых улиц, его руки коснулась другая рука.
     – Эй.
     Кляйн отдернулся от прикосновения, разворачиваясь взглянуть на заговорившего и изготовившись к бою. Мужчина, с которым он столкнулся, был крупным – а учитывая, что произошло с зеркалами, Кляйн знал, что он и по-настоящему должен так выглядеть, возможно, за исключением того, что у игрока не было анимешных винно-красного цвета волос или густых бровей того же цвета. Рядом с ним был еще один саламандр, почти столь же крупный; между ними было заметное семейное сходство.
     Мужчина поднял обе руки, раскрыв ладони, и заговорил глубоким, резком голосом:
     – Полегче. Я просто хотел, чтобы ты знал, что я ценю то, что ты только что сказал. Мы можем соревноваться с игроками других рас, чтобы зачистить Иггдрасиль, но это не значит, что нужно переходить к открытой войне. Мы все еще остаемся людьми.
     Кляйн немного расслабился – совсем немного. Через мгновение он медленно кивнул.
     – Ага, скажи это тому кактусоголовому. Похоже, у него полно поклонников.
     Крупный мужчина поморщился; другой мужчина рядом с ним скрестил на груди руки и заговорил следующим:
     – Что пытается сказать Юджин, что нам стоит держаться вместе – или, по крайней мере, оставаться на связи. Нам не нравится, в каком все идет направлении, но мы сейчас, похоже, в меньшинстве.
     – Как тебя зовут? – спросил Юджин.
     Когда Кляйн заколебался, другой мужчина сказал:
     – Я Мортимер. Это мой младший брат – я имею в виду, мой настоящий брат.
     – Кляйн. И не поймите неправильно, мужики, я рад, что не только я думаю, что Кибао играет с огнем…
     – Так сказать, – с ухмылкой вставил Юджин. Мортимер закатил глаза и стукнул своего брата, что тот и глазом не моргнув поглотил.
     Кляйн махнул рукой.
     – Неважно. Как я уже сказал, я рад, что мы в этом согласны, но у меня есть друзья, которые от меня зависят – мои реальные друзья, из реального мира. Я должен их найти.
     Мортимер медленно кивнул.
     – Понимаю. Но, пожалуйста, подумай над этим: если все, выступающие против такого разжигания войны, покинут саламандр, кто встанет у него на пути?
     Это был неудобный вопрос, и всех троих окутало неуютное молчание. Через несколько секунд Мортимер снова кивнул.
     – Так я и думал. Мы не можем просить тебя отказаться от своих друзей, и твоя верность делает тебе честь. Просто подумай о том, что мы сказали. – Он поднял левую руку и повозился с меню, отправляя Кляйну предложение дружбы.
     Кляйн несколько ударов сердца окидывал взглядом высокого мужчину – или это было бы несколькими ударами, будь у его аватара сердце, по которому можно бы было подсчитывать время. Наконец, он поднял руку и нажал на кнопку Принять.
     – Если у нас завтра будут выборы лидера, – сказал Кляйн, собираясь уйти, – то у тебя будет мой голос. Может быть, тебе стоит встать там и сказать свою речь.
     – Он прав, Морт, – сказал Юджин. – Я думаю, пора тебе принять свой собственный совет и выступить в оппозиции. Прямо сейчас этот ублюдок всех разжигает, и если наступит утро, а у них не будет в мыслях другого варианта, они проголосуют за самого говорливого.
     – Ты пойдешь туда со мной? – с кривой улыбкой спросил Мортимер.
     Юджин пожал плечами.
     – Почему бы и нет, брат. Мы тут вместе. – Он взглянул на Кляйна. – Будь на связи. Мы дадим знать, как пойдут дела.
     Молча развернувшись, Кляйн продолжил двигаться в сторону ворот Гаттана, ускоряя шаги. Он прошел полпути до передних ворот, когда, вспомнив, поднял левую руку и призвал полетный контроллер. С резким жужжащим звуком он поднялся в воздух и отбыл, оставив слабо светящийся красный след.
     Творилось какое-то дерьмо, и он не хотел быть там, когда оно полетит в вентилятор.

     – Война, – просто сказала Арго.
     Остальные сидящие вокруг низкого деревянного столика кайт ши застыли, каждый по-своему. Опустилась внезапная и абсолютная тишина, немедленно оборвав сразу все разговоры, когда полдесятка пар подвижных треугольных ушей дернулись от этого оброненного Арго неприятного слова, как будто она публично предложила им кошачий лоток.
     – И мы должны верить в это, потому что?.. – сказал кайт ши со стянутыми в хвост серебристо-черными полосатыми волосами.
     – Разве ты не знаешь, кто она, Райкодзи? – вставила другая, лениво развалившаяся на целом море подушек в гостиной. Она демонстрировала торчащие острые клычки, когда говорила, глядя на него через стол.
     – Крыса, – кисло ответил он, называя прозвище. – Мы все участвовали в бете, Алисия; я не тупой.
     – Чуть не обманул меня, – заметила Арго, касаясь своих зубов одним из стальных боевых когтей. – Я думала, что это страусы засовывают свои головы в песок, но, похоже, что так бывает и с кошками. Кто бы думал?
     Райкодзи с рычанием вскочил на ноги, сжав кулаки и встопорщив волосы.
     – Это больше не ролевая игра, Арго! Мы пленники, а не чертовы кошки!
     Арго многозначительно посмотрела на хвост Райкодзи, когда тот хлестнул воздух, затем, подняв брови, на него, и с притворной невинностью улыбнулась.
     – Ага, это больше не игра, Райко-пин. Так почему бы тебе не вытащить голову и не начать действовать? Или ты думаешь, я сказала «война», потому что мне нравится, как звучит это слово? Я говорю тебе, что не менее трех человек среди саламандр – независимо друг от друга – говорят мне, что у них появилась влиятельная фракция, поговаривающая о начале войны.
     – Против импов, – сказала другая из присутствующих бета-тестеров кайт ши, молодая женщина в мантии мага с длинными заплетенными серебристыми волосами, сидящая в сэйдза рядом с Райкодзи. Она многозначительно на него посмотрела и махнула ему, после чего он снова сел.
     – Для начала, – кивнув, сказала Арго. – Ты думаешь, они на этом остановятся?
     На стол могла упасть песчинка и вызвать этим грохот.
     – Она права, – наконец, сказала Алисия. – Слушайте, мы все знаем, каким игрокам нравится играть саламандрами. И если соотношение рас примерно такое же, как в бета-тесте, то у них будет примерно в полтора раза больше игроков, чем у нас – и более чем вдвое больше, чем у импов. Они пройдутся по ним, как будто их и не было.
     – Хорошо! – под потрясенными взглядами ляпнул Райкодзи. – Это выведет их к территории ундин, а не нашей. Пусть они себя ослабят! Им все равно еще придется пройти сильфов, чтобы добраться до наших земель. Дадите мне знать, когда это произойдет.
     – Они могут пройти Долиной Бабочек, как только достигнут Аруна, – указала Алисия. – Или просто блокировать ее, отрезав нам доступ к Мировому Древу. У них достаточно людей, чтобы выделить на это.
     Райкодзи пригвоздил ее взглядом наполненных нетерпением желто-зеленых глаз.
     – Так что ты предлагаешь? И имей, пожалуйста, в виду, что все это будет спорно, если никого из нас завтра не выберут.
     Алисия пожала плечами и откинулась на кучу разноцветных подушек, положив руки под голову.
     – Как насчет того, чтобы для начала не преуменьшать потенциальную угрозу?
     – Я ничего не «преуменьшаю», Рю. Я говорю тебе, что А, что бы ни делали саламандры на другом конце континента, это Не Наша Проблема, и Б, мы все равно не так уж много можем сделать, пока они не станут угрожать непосредственно нам. Черт, если они разберутся с импами и ундинами, будет двумя фракциями менее, которые могут пройти игру раньше нес.
     – Меньше, – сказал пока еще не вступавший в разговор кайт ши, мужчина в легкой броне с длинной туникой, сочетающейся с его короткими каштановыми волосами, сидящий, скрестив ноги, рядом с Алисией.
     Райкодзи, моментально разъярившись, повернулся к нему.
     – Что?
     – Ты сказал «менее». Правильным словом будет «меньше».
     Вокруг стола прозвучал хор стонов, и Алисия подняла одну из крупных подушек рядом с собой и стукнула игрока, придирающегося к грамматическим мелочам, выведя его из равновесия и с визгом опрокинув на спину. Прижав уши к голове, она практически выплюнула свой ответ:
     – Меньше, менее, какая разница? Здесь еще кого-нибудь не радует отсутствие реакции на идею саламандр, «разобравшихся» с несколькими тысячами игроков? Что, хотелось бы вам напомнить, при данных обстоятельствах еще одно слово для массового убийства?
     – Я хочу вернуть ваше внимание к варианту Б, – сказал Райкодзи, поймав через стол ее взгляд. – А именно к тому факту, что мы не в силах ничего с этим поделать, даже если того захотим.
     – Мы могли бы их предупредить, – предложил поправивший грамматику кайт ши, сев и бросив подушку обратно Алисии, поймавшей ее и прижавшей к груди.
     – Знаю, Фенья, я уже предупредила своего контакта у импов, – пренебрежительно отмахнулась Арго. – Не то чтобы это чем-то помогло до завтра, когда у них появится лидер, которого можно будет предупредить.
     – А сильфы? – спросила Алисия, прижав подбородок к верхней части обнимаемой ею подушки. – Они, в конце концов, наши соседи. Разве у тебя нет там никаких контактов?
     – Может быть, – уклончиво сказала Арго.
     Фенья нахмурился.
     – Я думал, что мы этим вечером согласились выложить все карты на стол
     Арго испустила долгий вздох.
     – Да. И я их уже предупредила. Опять-таки, не то чтобы это сильно помогло, пока не пройдут завтрашние выборы. – Райкодзи развел руками, как бы говоря, что для этого больше ничего и не сделать.
     Алисия только покачала головой.
     – Ладно, слушайте. Мы все устали, и мы растратили друг на друга последние нервы. Кроме меня и Рая кто-то еще выдвинул свою кандидатуру? – Когда никто не поднял руки, она кивнула. – Хорошо. Ну, полагаю, это дает нам достаточно ясный выбор, не так ли?
     – Предполагая, что никто вне этой комнаты не предложил свою кандидатуру, – указал Фенья. – Нас ведь было по меньшей мере тысяча, когда нас перенесло сюда из Аруна?
     – Больше, – сказала Арго. – Но нужно сперва знать, где вообще эта опция. Она зарыта в меню Сообщества, – ухмыльнулась она. – Никто не читает руководства.
     – Но мы не может быть единственными вернувшимися бета-тестерами среди кайт ши, – резонно ответил Фенья. – Только теми, кто знает друг друга. Будут и другие.
     Алисия, томно потянувшись, пожала плечами.
     – Какое это имеет значение? Так или иначе, в первой половине дня узнаем.

     Солнце только начинало подниматься над горным хребтом, образующим естественный барьер через территорию импов, когда Кляйн получил сообщение от своего друга, говорящее ему выйти из укрытия. Огорчившись от необходимости вообще в первую очередь скрываться, он вылез из неглубокой пещеры на вершине скального выступа, покрытого высокой сухой травой, скрывающей его из вида. Ниже он видел один из главных входов в обширные просторы подземных пещер, охватывающих территорию импов, с несколькими игроками этой расы, либо обступившими общающихся, либо возвращающимися в пещеры.
     Кляйн увидел внизу Кунимитза, стоящего в центре группы игроков и оживленно с ними разговаривающего. Поразительно было, насколько клинообразные волосы глубокого фиолетового цвета похожи были на его настоящую внешность, хотя расовые цвета волос не изменились, чтобы соответствовать реальным. Кляйн как раз собрался послать ему сообщение с вопросом, действительно ли он будет в безопасности, когда увидел, как его друг – по-прежнему разговаривающий с другими игроками – указал прямо туда, где скрывался Кляйн, а затем взмахом позвал его.
     Нервно сглотнув, Кляйн встал и, вызвав свой полетный контроллер, спрыгнул с края и медленно опустился на землю рядом с группой игроков. Некоторые ближайшие импы с тревогой уставились на него, а некоторые даже потянулись за оружием – пока вперед не выбежал Кунимитз и не обнял по-медвежьи Кляйна, смеясь и хлопая его по спине.
     – О черт, как я рад тебя видеть! Получил весточки от остальных?
     – Ото всех кроме Иссина, – ответил Кляйн, оглядываясь на группу игроков, с которыми разговаривал Кунимитз. Некоторые из них смотрели на него не слишком доброжелательно. Некоторые откровенно враждебно. – Ты уверен, что все в порядке?
     Кунимитз рассмеялся.
     – Ну, на твоем месте я бы не стал забредать в Эвердарк, дружище, но пока я здесь с тобой, никто на тебя не нападет. – Он выразительно огляделся по сторонам и сказал: – Это друг, о котором я вам рассказывал, слышите? Мы знаем друг друга уже много лет; он нормальный.
     Объявление, казалось, растопило немного исходящей от остальных импов враждебности; некоторые ему даже улыбнулись. В его сторону еще кидали мрачные взгляды, но Кунимитз продолжал смотрел, пока они не отвернулись.
     – Похоже, здесь все так же, да? – спросил Кляйн, нервно потирая затылок. Он чувствовал себя пресловутой мышью на собрании кошек.
     – Что, саламандры полные засранцы? Я в шоке.
     Кляйн рассмеялся, как и некоторые импы неподалеку.
     – Ты просто не поверишь. Похоже, что ты уже успел поговорить с опытными игроками.
     Кунимитз кивнул.
     – Да, есть несколько бета-тестеров, которые вышли вперед и помогли нам вчера вечером погриндить. – Он махнул в сторону одного из смеющихся импов, высокого мужчины в легком пластинчатом доспехе с длинными черными как смоль волосами и с палашом. – Похоже, нас здесь довольно мало – Фрейкель говорит, чуть больше тысячи игроков – так что многие из нас уже смогли познакомиться друг с другом. Ты уже проголосовал?
     – Конечно, – нахмурившись, ответил Кляйн, подумав о нарастающем конфликте между Мортимером и Кибао, что он вчера оставил позади. – А ты?
     – Ага. За Фрейкеля, вообще-то – он отличный парень. Эй, Фрай! Иди сюда, познакомься с моим другом.
     Названный игрок отошел от своей группы и приблизился, немного настороженно глядя на Кляйна, как будто изучая его.
     – Фрай, это Кляйн, один из лучших моих друзей снаружи. Кляйн, Фрейкель. Он был в бете, и он очень помог многим людям.
     – Рад познакомиться, – с поклоном сказал Кляйн.
     Фрейкель оглядел Кляйна все еще немного настороженным взглядом, после чего расслабился и попытался улыбнуться, поклонившись в ответ – хоть и не так глубоко.
     – Взаимно, – рыкнул он – по крайней мере, его голос звучал как рык; Кляйн предположил, что он всегда так говорил, потому что он продолжал улыбаться. – Зови меня Фраем. Твой друг Кунимитз довольно быстро учится. – Затем его взгляд снова ожесточился. – Ты пришел забрать его?
     Кляйн и Кунимитз посмотрели друг на друга, затем снова на Фрейкеля.
     – Я уже упоминал прошлым вечером, что нас шестеро, – сказал Кунимитз. – Мы все создали персонажей разных рас, и мы планировали собраться все вместе. По крайней мере до того… как все это случилось и нас всех разделило.
     Фрейкель выглядел так, как будто укусил лимон.
     – Буду честен, – прямо сказал он. – Я этому не рад. Нас и так достаточно мало.
     – Фрай, я же говорил тебе, что собираюсь уйти, когда найду своих друзей.
     – А еще ты знаешь ситуацию, в которой мы оказались, – нахмурился Фрейкель. – Слушай, без обид, Кляйн – я против тебя ничего не имею. Но ты знаешь, что здесь сейчас на кону. Для нас всех. Ты хочешь забрать игрока у и так уже небольшой фракции – и того, которого я бы очень хотел видеть в своей группе. А кроме этого учти тот факт, что большая часть импов по своей натуре одиночки.
     Кляйн, кивая, скрестил руки на своем нагруднике.
     – Не могу тебя винить. Но буду так же честен – ты точно так же не можешь заставить его остаться здесь. – Он посмотрел на Кунимитза. – Твой выбор, мужик. Если ты хочешь остаться, оставайся. Я сглажу с остальными углы. Просто… я думал, мы собирались держаться вместе.
     Кунимитз искренне разрывался. Он переводил взгляд с Фрейкеля на своего старого друга и обратно, на его лице все лучше был виден конфликт. Он закрыл на несколько секунд глаза, а когда они открылись, он повернулся к Фрейкелю и поклонился.
     – Прости, Фрай. Я должен быть со своими друзьями. Я буду голосовать за тебя, и ты станешь отличным лидером – и как только мы все соберемся, я обещаю, что поговорю с остальными о том, чтобы вернуться и помочь импам с прохождением.
     Фрейкель глубоко вдохнул и вздохнул, после чего медленно выдохнул.
     – Ладно. Полагаю, я все равно не смогу заставить тебя остаться, – криво улыбнулся он Кунимитзу. – Хотя я запомню твое обещание.
     – Рассчитываю на это, – с усмешкой ответил Кунимитз.
     Кляйн откашлялся.
     – Эй, Фрай, слушай, ты правда неплох, я это ценю. Так что я хочу тебя кое о чем предупредить.
     Фрейкель выгнул брови.
     – Предупредить?
     – Ага. Я оставил территорию саламандр вчера поздним вечером, так что я не знаю, чем все окончилось… но когда я уходил, один полный засранец по имени Кибао пытался разогреть толпу и настроить всех на войну с остальными расами. Другой парень, по имени Мортимер, собирался публично против него выступить – но как я сказал, я ушел до того, как это произошло.
     – А ты не мог раньше об этом сказать? – лицо Фрейкеля было таким же напряженным, как и его голос.
     Кляйн развел руками.
     – Я сколько тут пробыл, минут пять? Я говорю это тебе из уважения и вежливости. Я не хочу участвовать в этой борьбе – мы направляемся на запад, на территорию сильфов, забрать Динамма.
     – Пересекая при этом земли саламандр, – задумался Фрейкель. – Будьте осторожней. Если то, что ты говоришь, правда… они могут не слишком обрадоваться тому, что ты путешествуешь с одним из наших.
     – Будем следить за своими спинами, – сказал Кунимитз. Повернувшись к Кляйну, он поднял левую руку и вызвал полетный контролер. – Готов выдвигаться?
     Кляйн протянул руку Фрейкелю, который через мгновение ее потряс. Когда они разошлись, он достал свой контролер.
     – Готов как никогда.
     Поначалу звук был похож на насекомых, скрывающихся в высокой траве, как волосы растущей из горы. Но когда Кляйн и Кунимитз начали подниматься в воздух, звук стал усиливаться, пока на него не повернули головы все, собравшиеся на поляне около пещеры, жужжащий звук был похож на пропеллеры винтовых самолетов.
     Нет, внезапно подумал Кляйн. На крылья.
     Меч Фрейкеля оказался в руке, прежде чем Кляйн даже понял, что он потянулся за ним, клинок указывал в небо.
     – Это об этом ты говорил, Кляйн?
     Когда Кляйн поднял глаза, проследив за невидимой линией от кончика палаша Фрейкеля к западу, он увидел гневные облака на горизонте, окрашенные в цвета заходящего солнца – вот только солнце сейчас восходило на востоке. Они были слишком далеко, чтобы что-то разглядеть, но Кляйн с тошнотворным чувством понял, что бы он увидел, окажись достаточно близко.
     Армия саламандр пришла. Они не стали ждать, пока пройдут выборы лидера.

Глава 3. 7 ноября 2022

     …лидеры фракций действуют так же, как лидеры гильдий, за исключением того, что для всей расы; кроме того, у них есть полномочия менять законы и внешние отношения с другими расами (см. «Лидерские полномочия», «Альянсы», «Война»). Их важно защищать: если лидера когда-нибудь убьют, территория его или ее расы станет территорией напавшей расы на период от одной недели до начала следующего избирательного цикла, в зависимости от того, что больше…
–Руководство Альвхейм Онлайн, «Лидеры фракций»
     Однако как бы быстро ни могли летать игроки, они все равно отставали от скорости звука. Жужжащий гул крыльев тысяч саламандр настиг Кляйна и остальных задолго до самой армии, и даже при том, что приближающаяся орда была достаточно велика, чтобы быть замеченной практически с момента отбытия из Гаттана, они все еще были слишком далеко, чтобы разглядеть лица, что оставляло импам несколько минут для предупреждения. Кляйн и Кунимитз вернулись на землю, приземлившись там же, откуда они стартовали.
     – Всем успокоиться! – закричал Фрейкель, его низкий голос эхом разнесся по долине, протянувшейся от входа в пещеру. – Нет времени паниковать. Ясик, ты быстрейший – немедленно отправляйся в Эвердарк и предупреди всех о том, что приближается. Секитаро, разошли сообщения остальным бета-тестерам из нашей команды и скажи им начать организовывать оборону в узких местах у входов в пещеру. Неха…
     – Кто назначил тебя главным? – потребовал один из не назвавшихся импов.
     Прежде чем Фрейкель успел ответить, все импы вдруг на что-то отвлеклись, их глаза скользнули влево. В этот же момент Кляйну пришло системное сообщение, расширившееся в фиолетовое окно перед ним, когда он на нем сосредоточился.
     『07/11/22 07:00 JST – Завершены выборы лидера саламандр. На следующие 30 дней вашим «лидером фракции» будет «Кибао». Пожалуйста, поздравьте его!』
     Когда Кляйн снова посмотрел на Фрейкеля, он заметил новою иконку, появившуюся рядом с полосой хитпоинтов импа: золотую звезду. Фрейкель метнул на воспротивившегося ему импа испепеляющий взгляд, но что тому хватило совести отвести глаза.
     – Ты, – ровно сказал он. – Вы все. И шевелитесь уже, у вас всех есть задача, люди!
     – Чем мы можем помочь? – спросил Кляйн, прежде чем все обдумать.
     Фрейкель остановился лишь на мгновение, черные глаза метались между Кляйном и Кунимитзом.
     – Вы двое можете как можно быстрее катиться отсюда ко всем чертям, – сказал он. – Потому что через две минуты я буду не в состоянии гарантировать вашу безопасность – никто не сможет отличить тебя от той армии, что вот-вот на нас свалится, и посреди боя никто не будет и пытаться.
     Кунимитз заметно мучился. Он шагнул вперед и возразил:
     – Фрай…
     – ИДИТЕ! – зарычал Фрейкель, прежде чем развернуться и начать выкрикивать новые команды разрозненной группе еще стоящих там игроков-импов.
     Кляйн и Кунимитз размеренно поднялись в воздух, тогда как звук приближающегося приговора рос, пока не стал почти оглушительным. Они оставляли за собой красный и фиолетовый светящиеся следы, пролетели над хребтом, где всю ночь прятался Кляйн, и повернули на северо-запад, стараясь проскользнуть мимо сил саламандр. Игроки под ними уменьшись до муравьиноподобных суетящихся пятнышек, готовящих свои оборонительные рубежи, а затем исчезли совсем.
     – Правильно ли мы поступаем? – громко спросил Кунимитз, стараясь, чтобы его было слышно из-за встречного ветра и шума нападающих. Он продолжал оглядываться, как будто с такого расстояния мог все еще разглядеть Фрая и остальных.
     – Мы делаем то, что можем, – так же громко ответил Кляйн, не очень уверенный, что он прав. – Нам нужно найти Динамма и остальных.
     – Э-э, Кляйн, не хочу накликать беду, но у нас, кажется, проблема.
     Один взгляд на юго-запад сказал Кляйну, что именно имел в виду его друг. В то время как основная часть сил саламандр опускалась к горам, он увидел, как несколько светящихся алых линий отделились от основных сил – в их сторону. Можно было не сомневаться, что они так же легко увидели полетные следы Кляйна и Кунимитза.
     Будь это гонка по прямой, у них было бы преимущество – у саламандр, скорее всего, заканчивалось полетное время, раз уж они летели так далеко, и Кляйн с Кунимитзом вполне могли их опередить. Таким образом, трое саламандр повернули на север, чтобы их отрезать, тем не менее смещаясь к северо-западу, чтобы попытаться их обойти, и Кляйн поморщился, когда понял, что у них не было никакого выбора, кроме как разобраться с этой проблемой.
     Когда они достаточно приблизились, чтобы разглядеть игроков, Кляйн и Кунимитз резко остановились и повернулись друг к другу спиной, паря в воздухе и смотря, как три саламандра с оружием наготове окружали их. Он попытался подняться, чтобы пролететь над ними, но они в этот же момент уровняли высоту.
     Один из саламандр приблизился и обратился к Кляйну с дистанции чуть больше ближнего боя, указывая мечом и глядя на него из-за густых каштаново-рыжих волос:
     – Предлагаю тебе объяснить, что ты делаешь, сбегая с этим импом, парень.
     – Парень? – прорычал Кляйн, держа саблю в руке. – Слушай, дружище, не знаю, что за конским дерьмом набил тебе голову Кибао, но тебе стоит остановится и подумать над тем, что ты делаешь. Это мой друг. Мы все люди, а не феи.
     – Говорит как один из людей Мортимера, Коберт, – сказал саламандр справа от Кляйна. – Командир сказал по возможности брать в плен.
     Третий голос, с нервозностью в тоне, раздался из-за спины Кляйна.
     – Э-э, парни, серьезно, разве это не чересчур?
     – Заткнись, Мальтен, – отрезал Коберт, прежде чем быстро вернуть свое внимание Кляйну. – Слушай, нам нужны все саламандры, кто только есть, так что отойди в сторону и дай нам разобраться с этим импом, и мы позволим тебе невредимым вернуться в Гаттан.
     – Очень щедро с вашей стороны, – саркастично сказал Кляйн. – Думаю, я пас. Мы уходим. Рискни или отойди.
     Глаза Коберта опасно сузились, и он поднял меч, как будто готовясь подать сигнал.
     – Пусть будет так. Саламандры…
     – Hijan! – быстро произнес Кляйн, выкинув руку и выстрелив в Коберта в упор. Урон был ослаблен из-за естественного сопротивления огню саламандр, но это все равно было точное попадание, отбросившее цель назад. Когда пламя взрыва опало, Кляйн уже рванулся вперед, с одной рукой на полетном контроллере, а другой рубанув саблей и оставив сердитую красную линию на металлическом нагруднике своего противника. Краем глаза Кляйн увидел заряд фиолетов-черной энергии, метнувшийся через воздух и врезавшийся в саламандра, приблизившегося к нему справа, временно ослепив человека, когда он взвыл и зацарапал лицо.
     – Пошли! – выкрикнул Кунимитз, ракетой проносясь мимо ослепшего саламандра и крепко врезав наконечником булавы в грудь игрока, сбив часть его хитпоинтов и отправив его свалиться с неба по тропе из красных частиц.
     Парировав яростный взмах меча Коберта, Кляйн заставил его отступить, послав еще один заряд огня, от которого тот увернулся, и метнулся на запад по следам своего друга. Рискнув оглянуться назад, он увидел саламандра, которого Коберт назвал Мальтеном, все еще колеблющегося с широко раскрытыми глазами и ошеломленным лицом. Кляйн быстро ему отсалютовал и, насколько возможно, прибавил скорость.
     – Мы в полной заднице, да? – отозвался Кунимитз при виде пронесшихся мимо них пары зарядов огня.
     – Не так плохо, как ты думаешь, – крикнул Кляйн. – Теперь, когда у нас есть фора, я не думаю, что они нас поймают. Они уже какое-то время летели, а мы только начали – их крылья сложатся раньше наших.
     Кляйн вспомнил игрока-сприггана, который помог ему в первые часы игры – когда она была еще игрой. Они общались всего несколько часов, но то, чему научил его Кирито, наверное, только что спасло ему жизнь. Кляйн решил как-нибудь вернуть должок – как только сможет.
     По его телу прошла волна тепла, когда еще один заряд пламени разминулся с ним всего на несколько сантиметров, нагревая воздух на своем пути. Он услышал отдаленный неясный крик, и когда оглянулся увидел, что Коберт развернулся и быстро направился к одной из фигурных гор, торчащих из поверхности пустыни. Другой саламандр, что все еще был с ним, похоже, не заметил, что его начальник отбыл, и выстрелил еще один заряд, от которого Кляйн – увидев его приближение – смог увернуться.
     Затем крылья игрока быстро замерцали и потеряли свечение, их взмахи замедлились, пока они не прижались к спине. Слишком запаниковавший, чтобы оправиться и заскользить, мужчина закричал, падая на землю и дико кувыркаясь.
     Рванувшись, Кляйн сжал свободную руку в кулак и выругался.
     – Я знаю, что я об этом пожалею… Кунимитз! Лети дальше! – Сказав это, Кляйн описал петлю и на максимальной скорости метнулся к земле, его крылья испускали хриплый шум. Другой саламандр, ускоряемый гравитацией, быстро приближался к предельной скорости – но максимальная скорость полета даже у игрока 3 уровня, как Кляйна, все равно была выше. Вопрос был в том, успеет ли он вовремя добраться до него.
     Земля стремительно приближалась. Кляйн настиг саламандра, когда они были всего в сотне метров над песчаными дюнами, но когда он попытался его схватить, у него не оставалось сил, чтобы остановить падение другого игрока. Еще раз поблагодарив Кирито за уроки полета, Кляйн вложил все усилия в то, чтобы остановить неконтролируемое вращение другого игрока, и выкрикнул, стараясь, чтобы его было слышно:
     – Прекращай кувыркаться и берись за контроллер! Ты можешь доскользить до земли!
     Кляйн не сразу убедился, что он чего-то добился – учитывая, как резко они падали и как сложно было прочесть лицо другого, и чтобы самому избежать столкновения, Кляйну пришлось резко оторваться и отлететь. Но прежде чем другой саламандр мог устроить в пустыне песчаный кратер, Кляйн увидел, как его потемневшие крылья распростерлись, превращая беспомощное падение в начало скольжения вбок. Саламандр ударился о землю под углом, кубарем перелетая через дюны и разбрызгивая по сторонам песок, как подпрыгивающий на поверхности пруда камень. Когда он остановился, его хитпоинты были близки к красной зоне… но он был жив.
     Кляйн осторожно приблизился, готовясь, если придется, взорваться скоростью и улететь. Другой саламандр застонал и медленно поднялся, из щелей в доспехах и с волос потекли ручейки песка. Его глаза метнулись вверх и влево, где был его индикатор хитпоинтов, и расширились; он с непроницаемым лицом поднял глаза на Кляйна.
     – Спасибо, – сказал он. – По правде. Ты спас мне жизнь.
     – Мы все в одной лодке, – сказал Кляйн. – Неважно, что говорит этот ублюдок Кибао, никогда этого не забывай.
     Саламандр кивнул, стряхивая со своей брони еще больше песка и потирая голову.
     – Прости за прежнее. Хотя тебе лучше уйти. Коберт может вернуться, как только его крылья восстановятся.
     Помахав, Кляйн метнулся обратно в воздух и направился к Кунимитзу – который, проигнорировав слова Кляйна, висел и наблюдал с близкого расстояния. Он приблизился и завис рядом со своим другом.
     – Теперь все хорошо, дружище. Готов двигаться дальше?
     Когда Кунимитз не ответил сразу, Кляйн щелкнул пальцами перед лицом своего друга. Моргнув, Кунимитз быстро помотал головой и взмахнул рукой, как будто убирая окно пользовательского интерфейса.
     – Эй, ты в порядке, братан? Выглядишь напуганным. Что-то серьезное?
     Кунимитз с трудом сглотнул и отвернулся. Когда он заговорил, его голос был скорбно пуст:
     – Да. Сказать так будет полным преуменьшением.

     – Они что?
     Возмущенный крик эхом прокатился по залу таверны, заглушая разговоры и привлекая взгляды – больше взглядов, чем уже мог привлечь потрепанный имп в полной комнате ундин. Ошеломленные черные-на-черном глаза игрока были полны отчаяния, и его взгляд упал на нетронутую кружку чая, что он держал обеими руками, когда он ответил:
     – Они вторглись и завоевали нас. Неожиданно напали ранним утром, сразу после завершения выборов лидера, и они… ну, никто ничего подобного не ожидал. Не на следующий же день после… знаете.
     – Я не понимаю, – сказал Диабель, обеспокоенно нахмурившись над своим чаем. – Как им это удалось? Вы все должны были быть в безопасности в пределах Эвердарка. Они бы не смогли даже никого ранить, пока не… – Его глаза внезапно расширились, когда он резко вдохнул.
     Имп оторвал взгляд от закрытых глаз и кивнул.
     – Они убили его. Он забрал с собой как минимум десятерых из них, но их было слишком много. Это было последнее, что я видел, прежде чем сбежать в тоннели.
     – Зерг раш, – сказал еще один ундина за столом. Когда все смущенно на него посмотрели, услышав незнакомые английские слова, он решительно отмахнулся. – Еще одна игра. Не важно.
     – Я понял, Дженту, – с понимающей гримасой сказал третий. – Они задавили массой.
     Дженту подтверждающе кивнул.
     – А затем и весь их город, ага. На это в основном и похоже. – Он повернулся обратно к импу. – Не хочу это спрашивать, Геддес, но… ты знаешь, сколько они убили?
     Геддес вздрогнул и опустил чашку.
     – Я не знаю. Это не похоже было на откровенную резню – они убивали только тех, кто продолжал с ними сражаться. Но мы все получили системное сообщение, когда послесвет Фрейкеля исчез, предупреждающее нас, что Эвердарк теперь территория саламандр. После этого… ну, похоже, в этом не было особого смысла. Большинство, что я видел, либо бежали, спасая жизни, либо бросали оружие и сдавались. Те, кто не сделал ни того, ни другого… – Говорить было не нужно. Все за столом поняли.
     Допив свой напиток, Диабель легонько побарабанил пальцами по столу, думая и рассеянно глядя в никуда. Наконец, он снова поднял глаза на сидящего напротив него импа.
     – От имени ундин, Геддес, мы благодарим, что ты принес нам эти трагические новости. Ты и все остальные игроки-импы, бежавшие от агрессии саламандр, будут без вопросов приняты здесь, в Параселе. Я сделаю по этому поводу объявление.
     Глаза импа наполнились слезами, превращаясь в блестящие черные шары.
     – Спасибо, – прошептал он. – Сегодня был…
     – Сегодня произошла трагедия и преступление против человечества, – с тяжелым взглядом строго сказал Диабель. – Тот саламандр, что ответственен за эту тиранию, пожалеет.
     – Что будете делать, лидер? – спросил Дженту. – Вы знаете, что мы с вами. Когда остальные ундины услышат о происходящем, они вас поддержат.
     Пальцы Диабеля снова постучали по столу.
     – В настоящее время нужно будет дать приют всем беженцам-импам. Джахала, мне нужно, чтобы ты поспрашивал и составил список бета-тестеров. Нам нужно будет кадровое ядро из опытных игроков, чтобы организовать и возглавить патрулирование границ. Нам нужно знать, не планируют ли саламандры двинуться и на нас – и нам нужно положить этому конец, если они так поступят.
     – Хотя мы в Параселе должны быть в безопасности, верно? – спросил Джахала, делая заметки в висящем перед ним окне. – Я имею в виду, в худшем случае они могут окружить город и не дать нам рискнуть квестовать и качаться… но они не смогут неопределенно долго продолжать такую осаду, и они не смогут войти в город, не завоевав его, потому что здесь безопасная зона.
     Диабель кивнул.
     – Мы будем в безопасности. – Затем он поморщился. – При условии, что они не убьют и меня.
     – Тогда при всем уважении, лидер, – твердо сказал Дженту, – вам не разрешено покидать Парасель.
     Диабель печально посмотрел на Дженту.
     – Знаю. Поверь мне, я не рад этому – я бы больше предпочел вести группы проходчиков. Но мы не можем позволить до такого дойти – мы не можем позволить им запереть нас здесь. Если это произойдет, мы все начнем отставать в уровнях и навыках, и мы не сможем противостоять им, когда понадобится. Мы должны защитить свою территорию, и нам нужны люди, чтобы двигаться вперед и становиться сильнее.
     Лежащие на столе руки Джахалы сжались в кулаки.
     – Если они придут с тем же числом, что они послали на импов, мы не сможем им противостоять.
     – Нет, не сможем, – с решительным видом согласился Диабель. Одним плавным движением он поднялся с кресла, в его сознании сформировалось решение, когда он по очереди оглядел остальных игроков. – Не в одиночку.
     Прошло несколько минут изучения меню и файлов справки, прежде чем Диабель нашел нужную ему функцию, чтобы установить Парасель как безопасную зону для игроков-импов, и сделав это, он узнал, что ему не нужно делать никаких заявлений, чтобы об этом объявить – как сразу сообщили ему Джахала и Дженту, система, похоже, передала изменение правил всем членам его фракции. Тем не менее он знал, что будет всеобщее смущение и безответные вопросы, если он скажет что-нибудь, так что он разослал всем короткое объявление, призывающее всех свободных ундин собраться у ворот веретенообразного замка, возвышающегося на острове в центре Параселя.
     Так как с момента объявления Каябы, поймавшего всех в игре в ловушку, не прошло и 24 часов, большинство игроков все еще не хотели рисковать выбираться за пределы безопасной зоны, так что большая часть ундин смогла откликнуться на призыв. В условленном месте быстро собралась толпа в синих и аквамариновых цветах – как у из лидера, у Диабеля был доступ к статистике фракции, и и он знал, что есть ровно 2471 игрок среди ундин; когда он взлетел над ним, похоже было на то, что пришли почти все. Он приземлился на сторожку с вратами и встал на караю крыши, поднеся к губам предмет, похожий на раковину и использующийся для усиления голоса.
     – Игроки ундин, выслушайте меня! Я знаю, что многих из вас смутило полученное системное сообщение о том, что импам предоставлена защита безопасной зоны нашего города, и вам, скорее всего, интересно, зачем я созвал вас всех здесь. Я не хочу тратить ваше время, так что скажу откровенно: саламандры уже предприняли неожиданную атаку и убили лидера импов, вторглись и захватили их родной город. По полученным нами отчетам, в этом акте агрессии были убиты многие игроки – множество человеческих жизней навсегда угасло.
     Вызванное этим возмущение легко сравнилось с шумом, приветствовавшим изначальное объявление Каябы. Диабель подождал, пока все не затихнет, прежде чем коснуться узкого конца раковины и снова заговорить.
     – Пусть Каяба заставил нас соревноваться друг с другом, чтобы покинуть этот мир, но мы должны не позволить ему отнять при этом нашу человечность! Я открыл наш город всем игрокам-импам, ищущим убежища от агрессии саламандр, и я прошу вас всех открыть им свои сердца – многие из них в этот день потеряли своих друзей или семью. А тем временем мы должны сделать все от нас зависящее, чтобы приготовиться, чтобы мы смогли выстоять в любых дальнейших военных действиях.
     – Среди вас есть те, кто, как и я, были бета-тестерами, я знаю, что некоторые не хотят раскрывать этот факт другим. Сейчас не время для изоляционизма или эгоистичных амбиций. Я прошу вас всех выйти вперед и помочь своими знаниями и умениями, чтобы защитить наш город. Если хотите, вы можете подойти ко мне в частном порядке – но мне нужно знать, кто вы, чтобы мы могли наилучшим образом использовать самый ценный наш актив: людей.
     Диабель знал, что так как он стоял высоко над толпой, никто не мог хорошо разглядеть его лица. Тем не менее, он взял себя в руки, отбросив испытываемые им страхи и горе, и сделал все возможное, чтобы надеть маску силы и уверенности. Успокаивая ясно слышимое нарастающее в толпе волнение, он широко махнул рукой и продолжил:
     – Поймите это! Пока вы остаетесь в пределах безопасной зоны Параселя, саламандры не смогут вам навредить. Пока они не заберут жизнь вашего лидера, они не смогут сделать с нам то, что сделали с импами. Это приведет к тому, что многие из вас откажутся рисковать снаружи, даже ценой ограничения возможности выполнять квесты и поднимать уровень. Я не буду за это осуждать вас – ради безопасности вас всех я сам не могу выйти.
     – Но по той же самой причине, лучшей вашей защитой от угрозы саламандр будет самим стать сильнее! Мой заместитель, Джахала, организует группы, чтобы патрулировать наши границы и направлять беженцев к безопасности Параселя. У тех из вас, кто присоединится к эти патрульным группам, будет возможность получать опыт, сражаясь с мобами – то есть с управляемыми компьютером монстрами – что населяю болота вокруг нашего города. Даже если вы не присоединитесь к этим пограничным патрулям, я призываю вас всех ради безопасности путешествовать полными группами и получать как можно больше опыта. Чем сильнее мы станем, тем быстрее и безопаснее мы сможем проложить наш путь обратно до Аруна и начать проходить Иггдрасиль.
     – Есть еще кое-что, что вы можете сделать для себя и остальных членов фракции ундин, – сказал Диабель, протягивая руку и произнося несколько тихих слогов, что создало на его ладони пульсирующее синее свечение. – Как большинство из вас знает, одно из преимуществ расы ундин в исцеляющей магии – только мы можем получить доступ к самым высокоуровневым заклинаниям этого типа. Вы все получили слабое заклинание исцеления одной цели, как одно из ваших начальных умений. Не важно, каким персонажем вы играете, я прошу вас тренировать даже базовое исцеляющее заклинание, насколько вы сможете. В итоге самые опытные из вас получат доступ к заклинаниям воскрешения, что позволит вам возродить кого-то, прежде чем исчезнет их послесвет. Сложно сказать, насколько это критично – сейчас это буквально вопрос жизни и смерти.
     Оставалось последнее замечание, и оно было не тривиальным – хотя он опасался, что оно вызовет споры. В последний раз подняв раковину, Диабель глубоко вдохнул:
     – У саламандр есть численное преимущество, и нам нужны будут союзники, чтобы им противостоять. Для этой цели я отправлю послов лидерам других рас игроков, предупреждая их о угрозе саламандр и ища дружбы, где бы мы ни смогли ее найти. Если вы увидите группу спригганов или лепреконов – или любую другую – попробуйте предложить им свои услуги как целителя в их группе. Мы сможем добиться куда большего, выстраивая мосты и союзы с другими расами, чем стремясь к узколобому протекционизму. И когда мы достигнем Мирового Древа, мы сделаем это с позиции силы – и найдем способ завоевать победу для всех в этой игре!
     Даже если бы Диабелю было еще что сказать, его бы заглушили спонтанные ура, разразившиеся как приливная волна, проносящаяся по собравшейся массе игроков-ундин. Хоть в воздух его подняли крылья, оставляющие линию синего света, ему казалось, как будто он мог взлететь на одной только мощи этого звука.

     Кирито поморщился, когда прочитал сообщение, и стиснул зубы, даже не осознав, что сделал это. Его кулак крепко сжался на плотно обернутой рукояти меча, и когда он понял, что еще держит его, он привычно взмахнул клинком и убрал его в ножны на спине. Его взгляд скользнул к югу, как будто он мог видеть сквозь горный хребет, граничащий с землями ундин недалеко от места, где он стоял, как будто он мог всмотреться через многокилометровое расстояние и сплошной камень и увидеть на другой стороне армию саламандр.
     Если это правда – а Арго никогда раньше не давала ему неверной информации – это подтверждало худшие его опасения. До сих пор он был в состоянии избегать ненужных конфликтов с другими игроками, и учитывая смертельные ставки, он был более чем рад поступать так и впредь. На шестом уровне, рассуждал он, он, вероятно, несколько превосходил средних – но у магии была неудобная тенденция выступать множителем силы, и у полной группы саламандр, склонных ПК'шить всех, кого они только не встретят, оставался довольно неплохой шанс прикончить его, неважно, насколько сильнее он будет каждого из них по отдельности.
     Тем не менее, мысль о начале в первый же день блицкрига против импов… будь это бета, или если бы Каяба не загнал их всех в ловушку жизни-и-смерти, где нужно было выживать, его бы глубоко восхитили стальные шары размером с гномьи фонари, что лидеру саламандр приходилось скрывать под своими хакама. Но в этом случае он чувствовал лишь полное отвращение, думая о том, как много игроков должны были умереть во время этого нападения. Дуэль или убийство при самообороне было тем, что ему, к счастью, еще не довелось проверять – Кирито был абсолютно уверен, что в любом честном бою у него будет преимущество.
     Но то, что описала Арго, было просто убийством.
     Кирито долго и напряженно обдумывал свои варианты. Плата была справедлива, и он знал, что Арго в этом была хороша – в чем никогда не было сомнений. Конечно, это было больше, чем юрудо, что он зарабатывал на квестовых мобах, с которыми он сражался, и он всегда мог погриндить по пути.
     Оглядев тянущиеся во все стороны заболоченные земли, Кирито убедился, что в поле зрения никого нет – ни на земле, ни в воздухе – и сел, давая отдохнуть ногам и крыльям, пока он отвечает.
     「Понял. Я скоро закончу важный квест, но как только его сделаю, вернусь обратно на север и сообщу нашему лидеру – ее зовут Ёсихара. Я ее не знаю, но это было в утреннем системном сообщении. –К」
     Ответ был быстр.
     「Закаленный меч, верно? Только не слишком долго – ты же знаешь, я оплачу твое время. И будь осторожен, Ки-бо. Эти парни не шутят, и я не хочу тебя потерять. –Арго」
     Было множество способов, как человек мог ответить на посланный ею прощальный комментарий, но платонический характер его давней дружбы с Арго значил, что лишь у одного из них была хоть какая-то возможность прийти ему на ум. Он чуть улыбнулся, набирая на висящей перед ним в воздухе голографической клавиатуре свой ответ.
     「Не волнуйся. Если меня ганкнут, я не приду за гонораром, и ты сможешь позволить себе купить другого контакта среди спригганов. –К」
     Ответ Арго был творчески груб, заставив его рассмеяться вслух, когда он поднялся обратно на ноги и размял ноющие мышцы.
     Прикрыв глаза от света ладонью, Кирито настороженно оглянулся в сторону территории импов, прежде чем перейти на бег. Ему нужно было побыстрее найти больше нужных для завершения этого квеста мобов – награда за него была достаточно важной частью его снаряжения, особенно если ему потребуется возможность защищаться от саламандр.
     Его ботинки оставили грязные следы в застоявшемся мелководье равнинных болот, когда он подпрыгнул и поднялся в воздух, низкий гул его крыльев означил стремительный рывок через небо ундин.

     Полоснув воздух, как будто она могла своими когтями разрезать окно с сообщением, Арго оказалась так разгневана, что ей пришлось дважды повторить жест, чтобы заставить ее меню закрыться. Прижав уши и бессознательно дергая хвостом, как интерпретировала система ее эмоциональное состояние, она наполнила комнату еще одной красочной и долгой обличительной речью касательно родословной Кирито, его хобби, чувстве самосохранения, остроумии или отсутствии таковых, вероятных извращениях выбора и предпочтения компьютерных операционных систем.
     – Значит ли это, что он это сделает? – спросила Алисия, когда Арго, казалось, выдохлась. – Твой ответ был немного расплывчат.
     Арго оскалилась.
     – Ага, он это сделает – тупой, небрежный, безответственный, безмозглый сукин…
     – Я поняла, – сказала Алисия, весело дергая ушами – пока ее не оставило хорошее настроение и она не вздохнула. – По крайней мере, хоть что-то у нас сегодня получилось.
     – Гребаный Райкодзи…
     Алисия была потрясена.
     – Не думаю.
     – … это не твоя вина, что остальная часть нашей фракции полна идиотов, неспособных увидеть всю картину. Если мы все доживем до этого же времени в следующем месяце, у тебя будет еще один шанс. – Арго ходила по маленькой комнатке, как будто пыталась протоптать в полу дыру, хвост оживленно мелькал от напора ее агитации. – Мне нужно на север. У меня нет ушей среди паков, и я не могу успокоиться, не зная, что там происходит.
     Для Арго это было поразительно признание, и Алисия сомневалась, что она бы его услышала, будь она чуть менее расстроена. Что бы ни сказал ей этот ее контакт у спригганов, ему удалось погладить ее против шерсти.
     – Удачи, – сказала она. – Когда увидишь паков, передай от меня привет всем четверым.
     Арго фыркнула. Шутка Алисии была преувеличенной, но в ней была доля правды. Только спригганы были менее популярны – или менее численны. Из двух тысяч игроков закрытого бета-теста едва полторы сотни выбрали склонную к музыке расу фей. Магия бардов требовала от игрока настоящего умения играть или петь или, по крайней мере, уметь использовать один из упрощенных инструментов, напоминающих контроллер музыкальной видеоигры.
     Алисия встала у окна комнаты гостиницы, сложив руки за спиной. Она наклонила голову в сторону Арго, когда младшая девушка повозилась с меню экипировки и надела свой походный плащ.
     – Ты понимаешь, что Рай будет в полном бешенстве, когда узнает, что ты за его спиной налаживаешь контакты с другими расами. Он хочет, чтобы мы все отсиживались, качались и защищали Фрилию и окрестности.
     Карие глаза Арго сверкнули отражением свечей, когда она набросила на голову капюшон и пригвоздила Алисию неуютным взглядом.
     – Райко-пин может зарыться в песок. Я ему не принадлежу. – Дверь захлопнулась за ней, оставив Алисию одинокой и на мгновение потерявшей дар речи.
     Большей частью районов Фрилия была красочным, оживленным городом – кайт ши, в целом, были популярной расой, как правило, привлекающей веселых игроков с хорошим чувством юмора. Нужно уметь посмеяться над собой, хотя бы немного, чтобы отыгрывать антропоморфное животное из семейства кошачьих и смирится с неизбежным поддразниванием игроков, которым нравилось хватать за хвост.
     Но как и большинство городов, его создавали, включая несколько искусственно захудалых «трущоб» с соответствующими по тематике NPC и квестами. Именно в этих аллеях и переулках Арго тихо исчезла, ее навык скрытности слил ее с тенью, как она и натренировалась.
     Время от времени она обращала свое острое зрение на особенно тусклые или убогие участки улицы, ночное зрение компенсировало слабую освещенность некоторых темных уголков. В одном их таких переулков она присела и, прижав язык к небу, издала звук, рука залезла под плащ и вернулась с небольшим предметом в тонких пальцах. Она поставила его на землю и замерла без движений, снова и снова издавая цыкающий звук и терпеливо ожидая.
     В скором времени в темноте показалось движение, и послышался слабый тихий шорох бега по плотному грунту улицы. На мгновение в пятне лунного света показалось гладкое серое тельце, чуть меньше ее предплечья, с крошечным желтым курсором, хотя ее ночное зрение позволило ей проследить за продвижением, пока оно не остановилось перед ее подношением, усы подозрительно подергивались, а бусинки черных глаз оглядывали окрестности, прежде чем можно было рискнуть вгрызться в небольшой кусочек сыра.
     Активировав расовый навык приручения, Арго протянула руку и погладила гладкий мех крысы, опустила ладонь на землю и позволила зверьку вскарабкаться ей на плечо, когда его курсор позеленел.
     – Ты красавец, правда, – прошептала она. – Мы с тобой будем хорошими друзьями.
     Крыса уселась на задние лапки и принюхалась к воздуху, затем сунулась под ее капюшон, тыкаясь носом, пока не смогла увидеть ее лица. Арго протянула руку и пальцем коснулась лба крысы, активируя один из опциональных навыков приручения. Ее глаза ненадолго засветились желтым, что отразилось в крошечных черных шариках ее нового питомца, и тот же свет на мгновение покрыл все тело крысы.
     – Но сперва, – тихо сказала она своему питомцу, снова поднявшись на ноги. – У меня будет для тебя небольшое дельце.
     Единственный ответом был раздавшийся писк – но в связи, что она сейчас разделяла с простым существом, и не были нужны слова. В тени своего капюшона Арго улыбнулась таинственной ждущей улыбкой.
     – Глаза и уши, мой маленький друг, – сказала она, направившись в сторону замка, что заметно возвышался над распростершейся Фрилией. – Глаза и уши.

     Асуна сидела, свесив ноги с края небольшого пешеходного каменного моста, одного из сотен перекрывавших каналы в венецианском стиле, что пересекали Парасель. Ночной воздух был влажно холоден, но это, похоже, на нее не влияло – согласно файлам справки, раса ундин обладала сопротивлением к холоду и могла дышать под водой, хотя последнее умение она не проверяла и была не уверена, что хочет проверить. Она купила буханку хлеба, собираясь раскрошить ее на кусочки и покормить рыбок, которых можно было увидеть чуть ниже поверхности воды, но к своему раздражению обнаружила, что это не работает – она могла кусать хлеб и даже резать его своим начальным кинжалом, но как только она бросала кусок в воду, он взрывался крошечными брызгами синих полигонов, его прочность заканчивалась.
     Так что черствый хлеб стал ее ночной закуской, и она терзала его своими зубами, продолжая размышлять над речью, что держал этим вечером лидер ее фракции. Шок и страх, что она ощутила после новостей, быстро превратился в возмущение, которое, в свою очередь, заменилось решительностью, когда ее подхватил всплеск эмоций, что вдохновил в толпе Диабель. Она еще не получила ни единого очка опыта, но после нескольких минут практики она с радостью обнаружила, что накладывать начальное исцеляющее заклинание не так сложно, как она опасалась. В нем было всего четыре слога, если считать мору N на конце, и произношение оказалось не слишком трудным.
     – Zuyasun, – тихо прошептала она для практики, чувствуя уже знакомое тепло, когда в ее руке вспыхнул свет начального заклинания исцеления, немного уменьшив синюю полосу, что она видела под шкалой ее хитпоинтов. Она не была ранена, и поблизости не было никаких других целей, так что он быстро исчез без какого-либо эффекта – но она это сделала. Она могла использовать магию. Не будь обстоятельства такими, какими они были, у нее бы, наверное, кружилась голова от радости такого открытия.
     Она запомнила то, что сказал Диабель. Это, пожалуй, было тем, что она могла сделать – тем, что могло спасти чью-то жизнь. В эту мысль она вцепилась как потерпевший кораблекрушение хватается за корягу, в идею, что в этом цифровом чистилище она может сделать что-то хорошее без того, чтобы сражаться с другим человеком.
     – У вас хорошо получается, – заметил знакомый голос с другого конца моста. Асуна вздрогнула от удивления, прежде чем вспомнила, что в пределах города ей никто не сможет навредить. Диабель стоял в нескольких метрах от нее, подчеркнутый светом фонаря, к которому он прислонился. – Вы уже выходили делать квесты?
     Асуна покачала головой.
     – Боже мой, нет. Мне все еще страшно покидать город. – Она опустила взгляд на кинжал, которым она резала хлеб.
     Диабель с непонимающим видом проследил за ее взглядом.
     – Все еще со стартовым оружием? Никто пока не развил кузнечное дело, но есть магазины NPC, где можно довольно дешево купить что-нибудь получше.
     – Дело не в этом, – сказала она, пряча кинжал и убирая оставшуюся часть хлеба в свой инвентарь. Она была в восторге, когда поняла, что ей не нужно носить его в руках. – Я просто не хочу ни с кем драться. Не думаю, что смогу.
     Диабель задумчиво хмыкнул, подошел и сел на край моста в нескольких шагах от нее.
     – Вам и не нужно. Но вам стоит, по крайней мере, научиться себя защищать. Вы собираетесь использовать исцеляющую магию?
     Асуна кивнула.
     – Думаю да. По крайней мере, мне бы этого хотелось. Это то, что я могу сделать, чтобы помочь другим, не сражаясь.
     – Ну, да и нет, – сказал Диабель. – Это правда, что вы можете поднимать уровень навыка магии воды и улучшать это заклинание, даже не вытаскивая своего оружия. Но вы все еще будете на первом уровне, и это навсегда ограничит силу, которой вы могли бы достичь, и заклинания, к которым у вас мог бы быть доступ. У вас не будет возможность получить новые слоты навыков для святой магии, которую необходимо сочетать с водной, чтобы использовать самые сильные восстанавливающие заклинания – в том числе воскрешения. И даже если вы сможете, вам не хватит маны, чтобы их наложить. Более того… важнее всего исцеление снаружи. Если кто-то вернется в город живым, даже если у него останется всего один хитпоинт, он в безопасности и сможет исцелиться сам.
     Об этом Асуна не думала. Ей так много нужно было узнать, раз уж она застряла в этом мире.
     – Я не могу, – тихо сказала она. – Пожалуйста, не заставляйте меня.
     – Никто не будет вас заставлять, – заверил ее Диабель. – Но все мобы в окружающих город болотах очень низкого уровня, и ни у одного из них нет опасных атак. Вы сможете заработать экспу и потренировать свои навыки в относительной безопасности, так и не подняв руку на другого человека. И так хорошо наловчившись накладывать начальное исцеляющее заклинание, вам не о чем будет волноваться.
     Эта идея приводила ее в ужас. Даже самый низкоуровневый… моб, как их стоит называть… может убить ее, если она будет неосторожна. Если она останется в городе, она будет в безопасности. Все они. Она не понимала, почему кто-то хочет выйти и рискнуть.
     Но в совете Диабеля была правда. Он был в бета-тесте – что бы это ни было; похоже это значило, что он раньше уже играл в эту игру – и его избрали лидером ундин. Он явно знал гораздо больше, чем она, и если он сказал что ее «уровень» ограничивает заклинания, что она может использовать, он, скорее всего, прав. Также в том, что он сказал о необходимости исцеления за пределами города, а не в безопасной зоне, было слишком много смысла. Если она хочет спасать жизни, ей, в конце концов, придется быть там, где их необходимо спасать.
     – Мне нужно это обдумать, – сказала она после долгого молчания.
     Диабель кивнул, поднимаясь на ноги.
     – Конечно. – Он начал пересекать мост, а затем остановился на середине. – Я думаю, в вас гораздо больше силы, чем вы предполагаете, Асуна. – После этих слов на его спине материализовались крылья и унесли его в сторону замка, где он сейчас проживал.
     Когда наступило утро, оно принесло с собой ясность намерений, что она не ощущала с тех пор как вошла в Альвхейм. Ей пришлось немного поспрашивать, но вскоре она вошла в деревенский магазин с нарисованными на висящем над дверью знаке щитом и мечом. Над головой звякнул колокольчик, когда дверь открылась и закрылась, вызвав у нее улыбку кратковременной ностальгии, и когда она оглядела огромное количество выставленного оружия и доспехов, она увидела, что была единственным человеком в магазине, кроме улыбающегося располневшего торговца.
     – Прошу прощения, сэр, – сказала она, подойдя к прилавку. – Мне нужно оружие получше этого, – постучала она по кинжалу в ножнах на поясе. Через мгновение она добавила: – и, возможно, какую-нибудь броню, чтобы защитить себя.
     – Вы пришли по правильному адресу! – весело сказал торговец, автоматически ей улыбаясь. – Что мне вам предложить?
     – Я не совсем уверена, – призналась Асуна, окидывая взглядом комнату, пока она думала над этим. – Что бы вы посоветовали?
     Улыбка на лице мужчины не изменилась.
     – Трудно сказать, – странным тоном ответил он.
     Асуна в замешательстве посмотрела на него.
     – Ну, я точно не могу сказать – я ничего не знаю об оружии. Я не хочу сражаться с другими игроками, только с… мобами.
     Улыбка не изменилась, как будто она была приклеена к его лицу. Торговец почесал в затылке и смущенно взглянул на нее, отразив ее собственный взгляд.
     Это ни к чему ее не привело – мужчина был абсолютно бесполезен и, возможно, тронут на голову. Асуна начала злиться.
     – Послушайте, я просто прошу совета. Если вы не можете мне помочь, не помогайте, но так и скажите.
     Через несколько мгновений торговец спросил:
     – Я могу вам помочь?
     Асуна от этого чуть не взорвалась, но как раз тогда, когда она открывала рот, чтобы немного вразумить идиота-торговца, что-то в ней щелкнуло, и она почувствовала себя крайне глупо. Конечно, он не мог дать ей совет – он не был настоящим человеком. Когда она внимательно присмотрелась к нему, она поняла, что не видит зеленого курсора или полосы хитпоинтов, что появлялись над любым другим игроком, когда она на этом сосредотачивалась – курсор был белым, и не было никакой зеленой полосы в четверть окружности вокруг головы.
     Краснея и радуясь, что никого там больше не было, чтобы увидеть ее глупость, она задумалась. Это должно быть то, что она сможет использовать одной рукой, оставляя другую руку творить заклинания – по крайней мере, так она предполагала. Что-нибудь легкое – она была не очень сильна, не хотела, чтобы ее замедлял большой вес, и она знала, что никогда не сможет поднять какое-нибудь крупное оружие или размахивать чем-то тяжелым вроде булавы. Она не хотела ничего маленького, чтобы ей пришлось сближаться с монстром, как было бы с кинжалом, но она не знала, как стрелять из лука.
     Ее взгляд несколько раз прошелся по всему магазину, прежде чем остановиться на том, что в первый раз она пропустила, висящим высоко на стене за прилавком. Она была прекрасна: одноручная, легкая, быстрая и с достаточной досягаемостью, чтобы держаться на расстоянии от противника.
     – Прошу прощения, – сказала она, неуверенно указывая на заднюю стену. – Сколько стоит эта рапира?

Глава 4. 7-8 ноября 2022

     Единственный способ покинуть этот мир это пройти через вихрь, что откроется над Иггдрасилем – и единственный способ добраться до него это пройти данжен внутри Мирового Древа и победить босса, ожидающего на вершине. Тот, кто нанесет боссу последний удар, завоюет благосклонность верховного короля Оберона, который предоставит расе этого игрока и двум их союзниками силу неограниченного полета.
–Каяба Акихико, обучение Альвхейм Онлайн
     К тому времени, как Кирито смог вернуться в Литджагг и сдать свой квест, он был безмерно вымотан. Он потратил половину вечера первой своей ночи в игре и почти весть второй день, гриндя квестовых мобов ради необходимой ему редкой добычи, и он готов был проклясть всю семью того, кто разработал генератор случайных чисел этой игры, когда ему, наконец, попался необходимый ему драгоценный цветок.
     Короткий ночной сон в Литджагге облегчил большую часть усталости Кирито от всего прошлого дня выполнения квеста, и к полудню он, наконец, прибыл в родной город спригганов Пенвезер, комплекс древних на вид каменных сооружений, окружающих возвышающийся пирамидальный зиккурат, содержащий большую часть всего города. Он подошел к главному входу, вполне ожидая, что придется какое-то время подождать, прежде чем он сможет увидеть Ёсихару, избранного лидера фракции спригганов.
     Чего он не ожидал, это что ему скажут, что ее здесь нет.
     – Прости, парень, но она со своей группой ушла к развалинам Плешивого холма. – Скучающий избыточно массивный охранник-спригган, сидящий на одной из нижних ступеней зиккурата, похоже, нисколько не сожалел, так же как и не проявил к беседе ни малейшего интереса. Его ответ был небрежным и безынтересным, как будто бы он предпочел быть где-то еще и делать что-нибудь другое, а не сидеть там и сообщать о местонахождении своего лидера.
     – Ушла? – недоверчиво сказал Кирито. – Она покинула город?
     Другой спригган искоса на него посмотрел и сообщил, умудрившись сказать сразу скучающе и саркастично:
     – Нет, она создала в развалинах свою астральную проекцию, чтобы можно было гриндить экспу сразу в двух местах одновременно. Следующий глупый вопрос?
     Кирито закрыл ладонью лицо и сквозь пальцы взглянул на мужчину.
     – Фантастика. Она хоть представляет, что сейчас происходит в игре?
     Стражник раздраженно фыркнул и, наконец, скрестив на груди руки, обратил все свое внимание на достающего его игрока.
     – Я что, похож на ее секретаря? Если так сильно хочешь с ней поговорить, то почему бы тебе самому туда не ужужжать? Я уверен, что она с удовольствием поиграет в 20 вопросов с каким-то случайным малышом, пока она старается набрать уровень.
     С отвращением отвернувшись, Кирито зашагал прочь и нашел участок травы, где можно было посидеть, тем временем размышляя, желая при этом знать кого-нибудь, ушедшего с лидером спригганов. Он попытался отправить ей сообщение, но по умолчанию игроки не могли получать сообщения от тех, кто не был другом или согильдийцем – нужно было вручную отключить функцию конфиденциальность, и для начала нужно было вообще знать о ее существовании. И даже если бы ему разрешено было отправлять ей личные сообщения, они бы все равно, скорее всего, не добрались до нее или ее группы, пока они в данжене.
     Во время бета-теста Кирито нравилось играть спригганом. Помимо эстетики расы и близкого полезного квеста на Закаленный меч, для творчески настроенных игроков иллюзии были более полезны, чем их считали, а малая численность и склонность к индивидуализму, преобладающие у большинства игроков, подходили его натуре одиночки. Но были времена, когда были свои недостатки в том, чтобы быть частью очень небольшой, неорганизованной фракции, без какого-то настоящего руководства и структуры.
     Это был один из них.
     Развалины Плешивого холма, насколько знал Кирито, были не особенно далеко – это был популярный низкоуровневый данжен к северу от Пенвезера, погребенный в лесу, как и большинство других развалин, рассеянных по территории спригганов. Он вполне мог бы добраться туда за час, если бы заставил себя останавливаться лишь чтобы дать крыльям передохнуть.
     Он немного подумал отправить ответное сообщение Арго и сказать ей, что он не смог найти Ёсихару, но факт, что его номинальный лидер покинула безопасность своего города, не был тем, что ему хотелось бы сказать даже другу – даже Арго, которой он доверял больше, чем кому бы то ни было в этой игре.
     Кроме того, ответ Арго будет похож на: тогда иди и найди ее – за это я тебе и плачу.
     Он сомневался, что саламандры могли бы организовать какое-нибудь вторжение так далеко на север, когда они еще даже – по крайней мере, насколько ему было известно – не нападали на ундин. Но он не собирался рисковать, и он согласился доставить сообщение.
     Именно последнее и помогло ему решиться. Его рабочие отношения с Арго были выстроены на взаимном доверии и надежности, и ему нужно было поддерживать репутацию. Или так ему хотелось думать. Взяв себя в руки, он заглянул к кузнецу-NPC, чтобы отремонтировать свое снаряжение до наилучшего состояния, и на максимальной скорости направился к руинам.
     В каком-то смысле, неплохо было отклониться в сторону; Кирито все равно нужно было направиться на территорию лепреконов, чтобы была возможность в самом начале игры найти игрока с навыком оружейника, и Плешивый холм был примерно по пути. Когда ему пришлось приземлиться в извилистой долине, чтобы сделать свой первый привал, он нашел мшистое бревно, торчащее над струящимся ручьем, и сел на него, вытянув из-за спины Закаленный меч и с любовью проведя ладонью по всей длине глянцево-черного лезвия.
     В бета-версии это был его любимый меч – даже после того, как он его перерос, и пришлось заменить его на что-то помощнее, он оставил его в своем инвентаре и использовал, когда нужно было охотиться на низкоуровневых мобов ради материалов для крафта или обновлений, любуясь его балансом, внешним видом и возможностью обновлений. Тот, что он сейчас держал на коленях, еще будет полностью улучшен, и он не доверял низким навыкам кузнецов-NPC, чтобы попытаться его заточить – для этого он поищет специализировавшегося игрока-кузнеца и потратит некоторое время на сбор материалов, что максимально повысят его шансы на успешное обновление.
     До Плешивого холма он добрался уже далеко за полдень, и дневное солнце, наконец, прорвалось сквозь дымку тумана, что копился в лесу у поверхности земли. В соответствии со своим названием, развалины были уродливой раной оранжевого камня на пологом лесном склоне, где земля становилась шероховатой и неровной, готовясь уступить более холодным регионам территории лепреконов. Хоть цвет обрамляющего вход в подземные ходы камня и резко контрастировал с зеленью леса вокруг, строение настолько заросло мхом и лианами, что его легко было пропустить, если игрок не знал точно, что именно он ищет. Поднявшись чуть выше, он с безопасного расстояния осмотрел вход в данжен.
     Будь Кирито несколькими уровнями ниже или не так умел, пара охраняющих вход высоких големоподобных мобов представляла бы собой непреодолимую угрозу – они были рассчитаны на схватку с группой с минимальным средним уровнем 4. Даже на его уровне это было риском, но экспа за победу над ними того бы стоила – и альтернативой было использовать заклинание иллюзии, чтобы замаскироваться под монстра и надеяться, что они не сагрятся, когда он пройдет.
     Проблема была в том, что, даже вооружившись своим любимым Закаленным мечом, он сомневался, что сможет разобраться сразу с обоими.
     Рассмотрев и отвернув несколько стратегий, Кирито внезапно слетел ниже, прищурившись и вглядевшись попристальнее. То, что он увидел, позволило ему облегченно вздохнуть. Когда он смотрел на одного из них, появлялась полоса хитпоинтов лишь одного, а не обоих сразу, когда он смотрел на них по очереди. Как и в бете, они были одиночными – а не связанными противниками. Будь они вместе, не было бы никакого способа вытянуть их по отдельности; нападение на одного из них привело бы их обоих, независимо от того, как бы он это сделал.
     У него в голове начал формироваться план. Раскрыв меню, он повозился с ним, пока не добрался до окна с подробной информацией об одном из своих заклинаний, после чего удовлетворенно кивнул, убедившись в максимальной дальности его наложения. Вооружившись этими знаниями, он благополучно приземлился за пределами агрорадиуса големов и огляделся по сторонам, пока не нашел камень размером со сливу.
     Протянув левую руку ладонью вверх, он поднес ладонь к губам и прошептал несколько тайных слогов. Когда они падали с его губ, они превращались в заметную рябь над его ладонью, похожую на то, как искажает воздух сильная жара. Закончив заклинание, он повел ладонью и сосредоточился на месте в двадцати метрах слева от входа, после чего сжал кулак. Магическая энергия исчезла, как будто раздавленная его ладонью, и в точке на земле, на которой он сконцентрировался, появилась неподвижная копия самого Кирито.
     Над левым големом вспыхнул красный курсор, и он сразу же повернулся и бросился на приманку. Как только он двинулся, Кирито поднял камень в позицию для броска. Он засветился, когда он принял правильную позу для навыка Метательного оружия и через мгновение выстрелил им через расстояние, отделяющее его от второго голема, попав по нему. Когда первый голем добрался до приманки и, ударив ее, заставил ее исчезнуть в клубах черного дыма, второй голем напал на него, благополучно покинув агрорадиус первого.
     Это все равно был сложный бой, но Кирито был готов. Голем атаковал медленно, и от него легко было увернуться, пока бой был лишь один-на-один, и Кирито использовал свою высокую ловкость и знание анимации атаки моба, чтобы предсказать, куда он будет бить, и увернуться в позицию для контратаки. Потребовалось чуть больше минуты таких уклонений-и-ударов, чтобы свести на нет его здоровье, пока он, наконец, не сотрясся и не рассыпался инертной грудой камней, спустя мгновение взорвавшейся брызгами синих полигонов.
     Он как раз закончил таким же способом добивать второго моба, когда услышал за спиной, со стороны входа, медленные хлопки. Все с тем же сосредоточением, как и во время боя, он развернулся с оружием наготове, расслабившись, когда увидел, что источником шума была полная группа игроков спригганов, только что вышедших из развалин.
     – Ну, это было довольно неплохо, малыш. Одиночка, не меньше. – Говорящая – и, как он предположил, та, что негромко ему похлопала – была высокой копейщицей с самоуверенным лицом и осанкой, носящая кожаный доспех из нескольких частей. Ее пепельно-серые волосы средней длины удерживал черный ободок, и она испытующе оглядела его, когда шагнула вперед, а вслед за ней остальная ее группа.
     Взмахнув мечом и убрав его, Кирито увидел, что она была единственной женщиной в группе, и сложил вместе два и два.
     – Ёсихара? – спросил он.
     Женщина напряглась, и ее глаза сузились.
     – А кто хочет знать?
     Кирито не вздрогнул от этого пристального взгляда.
     – Кое-кто с посланием. Кое-кто, у кого нет времени играть в игры. А вы?
     Он увидел, как члены ее группы сменили свои стойки и потянули оружие из ножен, в качестве предосторожности немного разойдясь в стороны. Женщина повела ладонью, успокоив свою группу.
     – Да, я Ёсихара. Кто сказал тебе, где меня найти, и что тебе нужно?
     – Отвечая на первый вопрос, толстый стражник с проблемой с отношениями. Что касается второго, у меня срочные новости о том, что происходит далеко на юге.
     Ёсихара закатила глаза.
     – Гениха слишком много болтает. Надеру ему задницу, когда вернусь. Ладно, давай свое послание.
     Немного расслабившись, Кирито сложил на груди руки.
     – Вчера утром саламандры предприняли неожиданное нападение на Эвердарк, убив лидера импов и захватив их город. Высок шанс, что они могут продолжить свой боевой марш по восточному побережью. Кое-кто нанял меня, чтобы предупредить вас об этом и передать послание от лидера ундин: предложение о союзе против угрозы саламандр.
     – Точно, – язвительно сказала Ёсихара. – Потому что я хочу, чтобы в первые же дни этой игры со смертью ты, я и все остальные в моей фракции погибли, выбрав сторону в чужой войне.
     – Это будет наша война, если саламандры сокрушат ундин рядом с нами.
     Кирито заметил, что несколько членов ее группы с беспокойным видом переглянулись друг с другом. Сама Ёсихара выглядела равнодушной.
     – Слушай, спасибо за предложение, малыш, но что бы ни планировал этот накачанный тестостероном писькомер с далекого юга, я предпочту подождать и посмотреть, что он выкинет. Возвращайся к лидеру ундин и скажи им… – Она помедлила, обдумывая свои слова, после чего улыбнулась. – Скажи им, что спригганы желают им удачи и что, может быть, встретимся на Мировом Древе.

     – О черт, вы не представляете, как я рад вас видеть, парни!
     Перебежав через небольшую поляну в Древнем Лесу, где они договорились встретиться, Кляйн обнял своего старого друга – обнял мужественно, включая и энергичные похлопывания по спине – и отошел на шаг.
     – И вполовину не так рад, как я найти тебя живым, Динамм. – Он присвистнул. – Черт, прям жутко, насколько этот персонаж похож на тебя.
     Динамм поднял руку и пригладил свои тонкие усики.
     – Думаешь? Игра не дала мне выбрать чистый черный как цвет волос, но этот темно-каштановый довольно неплохая замена.
     – Я не про волосы, – ухмыльнулся Кляйн. – Больше похоже на… ну, персонажи саламандр и импов, как выбранные мной и Кунимитзом, обладают довольно заметными нечеловеческими чертами. Вроде его глаз и моих бровей…
     – Ты имеешь в виду бровью.
     Кляйн легонько отвесил Динамму подзатыльник.
     – Это не бровь! Они просто густые. Во всяком случае, сильфы выглядят куда более… ну, нормально. Человекоподобно.
     – Кроме этого, – сказал Динамм, подняв руку и коснувшись одного из своих заостренных ушей.
     Кляйн помахал в воздухе.
     – Мелочи.
     Динамм рассмеялся.
     – Так что с остальными?
     Вздохнув, Кляйн нашел на поляне пенек, чтобы присесть, и взглянул на своего друга.
     – Я до сих пор ничего не узнал про Иссина. Дейл с гномами, а Гарри Ван как раз к востоку от него с лепреконами. Они оба будут сидеть там, пока мы до них не доберемся, и из того, что они сказали, на их стороне все пока довольно мирно. Но они все равно на северном крае континента – и отсюда это чертовски долгий путь.
     – Иссин выбрал кайт ши, не так ли?
     Кляйн кивнул в ответ на вопрос Динамма.
     – Из-за чего и странно, что я ничего от него не слышал – насколько я знаю, там ничего плохого не происходит – но я не могу послать ему ЛС. Каждый раз, когда я пытаюсь, система дает мне это трусливое сообщение, гласящее, что получатель не принимает бла-бла-бла.
     Динамм потер сзади шею.
     – Ну, кайт ши как раз к северу отсюда, и наши отношения с ними – не слишком доброжелательны, но и не враждебны. Как только мы пройдем через территорию сильфов, мы сможем его там поискать. – Нахмурившись, он взглянул в сторону восточной границы леса. – Так что там слышно о каком-то связанном с саламандрами серьезном дерьме, а?
     Кляйн простонал.
     – Дружище, ты не хочешь этого знать. Какой-то милитаристский мудак воспользовался всем хаосом и гневом после того, как нас телепортировали в наш родной город, и довел всех до исступления. Они свалились на импов как тонна кирпичей, убили их лидера и завоевали. Мы едва успели оттуда убраться.
     Динамм побледнел.
     – Неужели они и правда просто уничтожили их всех? Взяли и убили всех этих людей?
     Кунимитз покачал головой.
     – Неа, я получил сообщения от некоторых друзей, что нашел, пока все не покатилось под откос – они в порядке. Из того, что они мне сказали, салли – так они называют саламандр, хоть и не в лицо – в принципе сказали всем сдавшимся или захваченным, что теперь они работают на них. И что если они будут верно сражаться за салли, они будут одной из союзных рас, которые смогут пойти с ними, когда они пройдут Мировое Древо и выберутся отсюда.
     – Или они могут гнить в камере, пока не изменят своего мнения, – мрачно добавил Кляйн.
     Динамм издал низкий, медленный свист, проведя рукой по лиственно-зеленой бандане, как тюбетейка покрывающей его голову.
     – Судя по твоим словам, это не то предложение, от которого можно отказаться.
     – Тсс! – вдруг резко шикнул Кунимитз, взмахом привлекая их внимание. – Парни, слышали?
     Кляйн ничего не слышал, но спустя мгновение это стало и не нужно. Листва на краю леса разошлась, выявив полдюжины сильфов с оружием наготове – двое с луками с уже наложенными стрелами, один маг, многозначительно протянувший вперед руки, явно готовый бросить заклинание. Вскочив на ноги, Кляйн чертыхнулся, его рука отодвинулась от рукояти сабли в ножнах и медленно поднялась в воздух.
     Одна из сильфов осторожно шагнула вперед, держа в одной руке очень длинную катану и сделав знак остальным удерживать позицию. Кляйн с трудом сглотнул и начал слегка потеть. Если бы она не указывала на него оружием и не вела бы группу людей, которые выглядели готовыми зарубить его на месте, он бы уже растекся заикающейся лужей, настолько потрясающе красива была высокая и элегантная сильфида – он почти смог представить, как она должна выглядеть в реальной жизни, без широко расставленных эльфийских ушей и темно-зеленых волос, и поймал себя на мысли, что спрашивает себя, правда ли ее волосы так длинны.
     Хотя, если судить по выражению ее лица, она была не в настроении для флирта. Ее глаза быстро оглядели всех троих, задержавшись на Кунимитзе и, под конец, на Кляйне.
     – Вы не рейдерская группа саламандр, – медленно сказала она. – И вы слишком шумные, чтобы быть шпионами. – Она с подозрением и злостью во взгляде посмотрела на Динамма. – И я понятия не имею, что ты здесь с ними делаешь. Так что почему бы тебе не объясниться.
     Кляйн кашлянул, стараясь взять себя в руки.
     – Ну, это как бы…
     – Я говорила не с тобой, – ровно заметила женщина, по-прежнему глядя на Динамма.
     Динамм выглядел скорее смущенным, чем напуганным.
     – Это мои друзья извне. Мы собирались встретиться все вместе и сформировать группу, но нас разделило, когда этот сумасшедший ГМ раскидал всех по стартовым городам. – Он указал на Кляйна. – Он был нашим лидером гильдии в нашей последней игре.
     Катана женщины немного приопустилась. Она перевела взгляд на Кляйна.
     – Теперь говори ты. На чьей вы стороне в этой войне?
     – Войне? – тупо повторил Кляйн. – Они напали и на ваших парней?
     Она посмотрела на Кляйна, как будто бы он был глупым ребенком.
     – Мы со вчерашнего дня отражаем набеги твоего народа. В основном саламандры, иногда в смешанных группах с импами. – Она многозначительно посмотрела на Кунимитза. – Мы организовали патрулирование границ, как только узнали, что произошло с импами, чтобы они не смогли прибыть армией – только достаточно малыми группами, чтобы просочиться через пикеты.
     – Это не мы, – немедленно сказал Кляйн.
     – Это понятно, – сказала сильфида, медленно убирая катану в висящие у нее за спиной длинные фиолетовые ножны. – Вы слишком шумны и невежественны. Но мы все равно не можем позволить вам свободно бродить по нашей территории.
     Ощерившись, Кляйн начал было возражать, но в сложившихся обстоятельствах он скорее предпочел бы быть невежественным, а не опасным.
     – Мы не планируем здесь задерживаться, – сказал он. – Нам нужно найти еще одного друга, кайт ши. Все, что мы хотим, это пройти до их земель.
     Внимательно поразглядывав Кляйна и его спутников еще несколько мгновений, она, наконец, махнула остальной группе; они опустили свое оружие и вернули стрелы в колчаны.
     – Хотела бы я вам это позволить, – сказала она. – Но как я уже сказала, я не могу позволить вам свободно бродить по территории сильфов. И следующий же патруль, с которым вы столкнетесь, может напасть, прежде чем задавать вопросы. – Она махнула одному из своей группы, подзывая его к себе. – Кестраль, я хочу, чтобы ты пролетел по точкам нашего обратного маршрута. Если увидишь какие-нибудь еще патрули, будь готов объяснить им ситуацию, прежде чем они столкнутся с нами.
     – Куда мы идем? – спросил Кляйн.
     Лидер группы сильфов пригвоздила его своими изумрудно-зелеными глазами.
     – Я отведу вас в Сильвиан, наш родной город. Наш лидер сможет предоставить вам безопасный проход, если поверит в вашу историю. Для вашей же безопасности вы пойдете как наши пленники, но если вы согласитесь делать все, как вам скажут, мы не станем использовать путы.
     – Разве вы не можете просто проводить нас до территории кайт ши?
     – Это не мое дело, – просто ответила она, как будто это все решало. – Пойдете мирно?
     Кляйн всплеснул руками в жесте бессилия.
     – Не думаю, что у нас есть другой выход.
     Женщина, наконец, улыбнулась, хоть и едва заметно.
     – Возможно, ты не так глуп, как кажешься. Пошли.
     Не в первый уже раз Кляйн подумал, что неплохо, что оскорбившим его человеком была красивая женщина, которая была в состоянии при желании разрезать его на кусочки – в противном случае у него, возможно, появилось бы желание запротестовать.

     Если и было что-то забавнее летающей кошки, думала Арго, то она пока с этим не столкнулась. В самый первый раз, когда она увидела, как другой кайт ши материализовал за спиной желтые стрекозиные крылья и начал порхать, как фея в нэкомими, она так рассмеялась, что ей чуть не стало больно – что было подвигом, учитывая, что ущерб в игровом мире не причинял боли как таковой.
     В то время как обычно она предпочитала держаться земли, когда она пыталась оставаться осмотрительной или скрытной, при покрытии больших расстояний полет ничем нельзя было заменить. И как только она взлетела, так быстро как только могла, высоко над поверхностью океана, ей пришлось признать – это весьма весело, как только привыкнешь обходиться без того неприятного контроллера, отвлекающего свободную руку.
     Остров, на котором была построена Фрилия, формой и топографией был примерно схож с Содосимой[1] и чуть меньше половины его по размеру, распростершись с востока на запад примерно на восемь километров[2], с гаванью на южной стороне, расположенной между парой пальцеобразных полуостровов. Сходство было таким, что иногда она задавалась вопросом, не было ли оно преднамеренным; к сожалению, еще нигде в городе Арго не смогла найти торговца оливками. Отделяющий его от материка канал на севере был достаточно узок, чтобы пересечь его за один полет, и прежде чем она опустилась в скольжении на противоположный берег, она смогла увидеть вдали на северном горизонте, через обширные травянистые равнины, едва заметный родной город паков.
     Близость была обманчива; до него было не меньше двадцати километров, и ей потребуется несколько часов, если она отправится по воздуху, делая перерывы лишь на то, чтобы дать отдых крыльям. Пешком она доберется до своей цели лишь к ужину, но будет гораздо меньший шанс, что ее заметят враждебные игроки, и больший шанс заработать по пусти экспу с одиночных мобов.
     Все эти оценки, конечно, строились на предположении, что в пути ее ничто не задержит. И мигающая иконка в ее интерфейсе напомнила ей, что это бесполезное предположение – не слишком безопасно лететь вслепую, пытаясь ответить на ЛС.
     「Лидер спригганов не выбирает сторон, и она идиотка. Она сказала передать лидеру ундин «удачи и увидимся на Мировом Древе». Мне нужно на территорию лепов, чтобы улучшить мой меч. –К」
     Арго раздраженно выдохнула и выругалась. Люди бывали настолько недальновидны и глупы. Ее разум спешно обдумал, какое именно сообщение она хочет отправить, после чего она нажала Ответить и приложила к сообщению оговоренную сумму юрудо.
     「У меня нет сейчас времени играть с ундинами в испорченный телефон, Ки-бо. Мне нужно от тебя большое одолжение. Дойди до Параселя и сообщи их лидеру – использовав вот эти слова – «спригганы симпатизируют вашему делу, но не желают принимать чью-то сторону и раздувать конфликт. Пошлите весть, если саламандры вторгнутся». Вот деньги, что я обещала – будет больше, если ты это сделаешь.」
     Со стороны Кирито было долгое молчание – достаточно долгое, чтобы она разобралась со слабым насекомоподобным мобом, налетевшим сверху и попытавшимся напасть на нее. Когда она сняла последние остатки его хитпоинтов комбо-ударом боевых когтей у нее на руках, она получила уведомление о новом сообщении и открыла его, даже не посмотрев, сколько экспы и денег она получила за этот бой.
     「Это мне не по пути, и ты просишь меня солгать о том, что сказала Ёсихара. Мне это не нравится. Почему я?」
     Арго вздохнула. Кирито порой мог быть невыносимо целеустремленным и чопорным, и ей правда нужно было идти. Ее пальцы запорхали над висящей перед ней в воздухе чуть выше талии виртуальной клавиатурой.
     「Ундинам нужно думать, что они в этом не одни, но мы не можем обещать союз, который мы не сможем обеспечить. Им нужно это услышать, и они должны услышать это от сприггана. Помоги им, если сможешь.」 Она на мгновение задумалась, и затем добавила: 「Это важная работа, Ки-бо. Не подведи меня.」
     Не став ожидать ответа, Арго быстро прокрутила игровое меню и зарылась в расширенный список контактов в поисках нужного ей имени. Нажав на иконку, она начала новое сообщение.
     「Выше нос,」 написала она. 「Ты сказал, что заплатишь за любые хорошие новости. Мне только что стало известно, что ундины и спригганы поговаривают о союзе против саламандр. Если твой парень двинется на них, все станет паршиво, и может затронуть и других. –Арго」
     При обычных обстоятельствах Арго не стала бы передавать информацию покупателю, пока ей не заплатят, но в этом случае оплата не была целью – только вкусной добавкой. И, строго говоря, ничто ей сказанное не было ложью. Она нажала Отправить и во время ожидания осторожно оглядела окрестности в поисках врагов, не увидев в непосредственной близости ничего, кроме неагрессивных мобов-животных.
     Без ответа прошло несколько минут. Арго пошла на север, обдумывая возможность вытянуть из стада одного из ближайших травоядных, когда получила уведомление. Быстро, почти нетерпеливо, она открыла сообщение – и увиденною ею заставило ее широко улыбнуться, не столько от содержания, сколько от денег, что в электронном виде перетекли в ее кошелек, когда она его прочла.
     「Наконец-то что-то, что стоит оплаты. Я передам это Кибао. Как договаривались, никаких имен. Пошли весточку, когда услышишь еще что-нибудь полезное. –Коберт」

     Асуна была уверена, что заблудилась.
     Заблудиться не должно было быть возможным. Все, что ей нужно было, это оставаться в виду Параселя и придерживаться простых мобов болотистых низин, что протянулись от берега моря до окраины города. Но земля была влажной и неприятной и вцепляющейся в ее ботинки, когда она шла, и примерно через час блуждания по болоту она подумала, что, возможно, сейчас вполне подходящее время, так как и любое другое, чтобы научиться летать.
     Так что она открыла уже знакомое меню помощи и поискала там, пока не нашла записи о полете, и захихикала, когда подняла левую руку и увидела, как в ее хватке появилось что-то вроде парящего джойстика. Поначалу она медленно и осторожно последовала инструкциям – манипулируя контроллером поднялась на несколько метров в воздух, а затем отпустила его, чтобы зависнуть в воздухе и высвободить руку. Между лопатками, когда двигались крылья, ощущалось что-то страннейшее, и как только она посчитала, что освоила движение вверх и вниз, она решила попробовать что-нибудь еще.
     Наполнившее ее тогда возбуждение отличалось от всего остального, что она испытывала за пятнадцать лет своей жизни. Она радостно смеялась, взлетая в воздух, паря и ныряя и тренируясь, пока покалывающее чувство усталости в спине не предупредило ее, что ее крылья готовы отказать. Так как она прочла руководство, она скользнула к земле, чтобы дать им время перезарядиться.
     А затем она вдруг поняла, что понятия не имеет, где она.
     Асуна укорила себя за то, что не постаралась найти группу, с которой можно было бы пойти. Но она никого в игре не знала, кроме Диабеля, который сейчас был очень занят, и она знала, что ему все равно не разрешат покидать город. Кроме того, она не собиралась уходить далеко.
     Вздохнув, она осмотрелась по сторонам, стараясь получить представления о своем окружении. В отличие от равнинных земель поблизости от Параселя, место, где она скользнула на землю, было отмечено холмами, поднимавшимися из болотистой земли подобно островам, и заслонявшими ей вид высокой травой и камышами. Она повсюду видела красные и желтые курсоры мобов, ни один из которых, похоже, не был достаточно близко, чтобы обеспокоиться ею, и она на мгновение задалась вопросом, в чем была разница между красными и желтыми. Она предположила, что красные могли означать «более опасны», тем более что один из красных курсоров держался над чешуйчатой спиной аллигатора, что полупогруженным плавал в воде.
     Раз уж она была здесь, она рассудила, что, возможно, стоит продолжить «набирать уровни», как это называли. Она уже получила после боя одно такое сообщение, и оно ее напугало, пока она не увидела наверху окна английское слово «Поздравляем!», вслед за которым следовала горсть мелких сообщений об увеличении ее хитпоинтов и маны.
     Вытянув свою рапиру, она позволила себе на мгновение улыбнуться от того, насколько далеко она зашла за столь короткое время. Прошлым вечером она цепенела от одной только мысли покинуть город. А в первый раз, когда она столкнулась в бою с мобом, бобром размером с собаку, она напугалась почти до неподвижности, прежде чем вспомнила, как использовать прием рапиры, что она нашла в своем меню навыков. Теперь она заблудилась в незнакомой местности, и у нее получалось думать о борьбе с монстрами вокруг нее не дрожа от страха.
     Может быть даже с небольшим предвкушением.
     Проложив свой путь через камыш, она встала на относительно сухую землю на склоне холма и выбрала цель – огромную зеленую лягушку размером с почтовый ящик, равнодушно посмотревшую на нее, когда она подошла. Желтый курсор над головой был чуть темнее других, почти светло-оранжевый, но лягушка, похоже, не обратила на нее особого внимания, несмотря даже на то, что у нее в руке было оружие. Облизнув губы и собравшись с духом, она подняла рапиру в уже знакомую позицию, начинающую ее навык, а затем бросилась вперед в полосе зеленого света.
     Лягушка чрезвычайно обиженно квакнула, когда она ее ударила, ее курсор сменился на красный, а полоска хитпоинтов немного уменьшилась. От этого она нахмурилась – мобы, с которыми она сражалась ранее, теряли почти половину своей жизни, когда она била их этой атакой, что меню ее навыков называло «Прямым выпадом». Так как ей придется немного подождать, прежде чем она сможет повторить этот прием, она пронзила лягушку еще раз, а затем с отвращением отскочила, когда изо рта той вылетел сверкающий язык, едва ее не задев.
     Следующий «Прямой выпад» еще немного уменьшил хитпоинты лягушки; еще один подобный удар позволит пройти полпути, превратив зеленую полосу в желтую. На этот раз, когда лягушка использовала свой удар языком, она была готова; вместо того, чтобы отпрыгнуть назад, она шагнула в сторону и рубяще взмахнула рапирой, оставив на слизистом языке яркую алую линию урона. Она подавила краткий прилив тошноты и уклонилась вновь, когда лягушка прыгнула в воздух и врезалась в землю там, где она только что стояла. Она почувствовала, как по ногам быстро пробежала слабая волна онемения, когда ударные волны разошлись из точки столкновения, и полоса ее хитпоинтов немного уменьшилась.
     Потея от напряжения и нервозности, она еще раз ударила своим приемом рапиры, пока лягушка оправлялась от своего нападения, и улыбнулась, увидев, как пожелтела полоска ее хитпоинтов. Этот моб казался гораздо крепче, чем остальные, с которыми она сражалась до сих пор, но если она так и продолжит, она сможет с ним справиться.
     Едва она нанесла удар, лягушка снова прыгнула, на этот раз мордой тараня ей живот, отбросив ее и приземлив на задницу. Ее глаза расширились, когда она увидела, сколько пропало у нее хитпоинтов, и она так напугалась, что ей пришлось дважды повторить заклинание исцеления, прежде чем оно оказалось успешным, восстановив большую часть ее хитпоинтов, но затратив треть ее маны.
     Немного запаниковав, Асуна взяла себя в руки и отпрыгнула с пути как раз вовремя, чтобы избежать еще одного вбивающего в землю удара лягушки, приземлившись лицом в глубокую лужу мутной воды, тут же ее промочившей. С трудом поднявшись на ноги, она парировала еще один удар языком и подняла рапиру перед собой, та осветилась зеленым светом, когда она приготовилась и ударила еще одним «Прямым выпадом».
     Рапира разлетелась на полигоны.
     Асуна ошеломленно уставилась на брызги синих частиц, когда они пронеслись через кончики ее пальцев и растворились в воздухе. Она не представляла, что только что произошло, но ей потребовалось не больше мгновения, чтобы понять, насколько крупные у нее проблемы. Она вскрикнула, когда едва уклонилась от еще одного удара языком лягушки, и побежала изо всех сил, перебираясь через грязь и воду по колено, что хватали ее за ботинки, словно сговорившись задержать ее.
     Ее ударило прямо в спину, оттуда распространилось мощное чувство онемения, когда она снова растянулась в грязи, вскрикнув и набрав полный рот отвратительной воды. Перевернувшись, она дрыгнула ногами, отчаянно пытаясь отбросить от себя моба, широко раскрытые глаза метнулись к тому, что осталось от ее полосы хитпоинтов. Она пыталась наложить исцеляющее заклинание, но потерпела неудачу, когда расплевалась, избавляясь от грязной воды.
     Когда лягушка прыгнула в воздух, она поняла, что следующий удар будет последним, она со сдавленным рыданием закрыла глаза и тщетно всплеснула руками, ожидая смерти.
     Над ней пронеслась воздушная волна, и воздух рассекли смертельный крик и звонкий звук гибели, что, она была уверена, была ее. Но когда она осмелилась открыть глаза и посмотреть вверх, вместо моба-амфибии она увидела облако мерцающих синих полигонов, прохладным дождем осыпающихся вокруг нее. Над ней стоял стройный юноша в черном пальто с капюшоном и столь же темными непослушными волосами, колыхающимися вокруг его лица, как будто бы он только что резко остановился после стремительного движения. Он держал наготове элегантный длинный меч, что подходил его наряду, серебристые края обсидианового лезвия отражали слабый солнечный свет, просачивающийся через легкий туман.
     Черные глаза парня пристально оглядели окрестности, когда он медленно обошел полукруг, прежде чем расслабиться. Меч сверкнул в напугавшем Асуну движении, прежде чем она узнала его по самурайским фильмам как то, что делают, чтобы смахнуть с клинка кровь, и парень одним плавным движением вложил его в ножны на спине и повернулся, чтобы опустить на нее взгляд.
     Асуна попыталась что-нибудь сказать, но из-за шока, что она еще жива, объединившегося с оставшейся горячкой боя и ее околосмертным опытом, она не смогла выдавить не слова.
     Затем, когда адреналин схлынул, не оставив в ее теле ничего, кроме шока, все стало неважно. Ее глаза закатились, и ее поглотила тьма.

Глава 5. 8 ноября 2022

     У каждой расы есть родной город, считающийся «безопасной зоной», в пределах которой только игроки этой расы (и любой расы, помеченной их лидером как «союзники») защищены от вреда. По всему миру разбросаны и другие города, не принадлежащие ни одной расе; они функционируют как «безопасные зоны» для всех игроков. Любое место, не помеченное «безопасной зоной», является «оспариваемой зоной», в пределах которой на любого игрока может в любой момент напасть любой другой…
–Руководство Альвхейм Онлайн, «Безопасные и оспариваемые зоны»
     Всякий раз, когда Асуна засыпала, она забывала, что она в ловушке игры со смертью.
     Каковы бы ни были причины – отрицание, принятие желаемого за действительное, или, возможно, просто барьер, сохраняющий ее здравомыслие – последние несколько дней ее сны были наполнены не монстрами, и феями, и магией, и риском смерти, но воспоминаниями о реальном мире; школьных днях и поучениях матери, непостижимо технических разговорах, когда отец рассказывал о своей работе, иногда даже неприятным парнем из классной комнаты 4, что все выпрашивал у нее первый поцелуй. Для них не было никакого разумного объяснения, и когда она просыпалась, она с разочарованием осознавала, что как бы неудобны не были ее сны, это было ничем по сравнению с реальностью, в ловушке которой она оказалась.
     На этот раз ей снилась ее мать. Но это была не та мать, что не одобряла почти все, что она делала, которая заставляла ее преуспевать в учебе, чтобы она могла привлечь подходящего мужа, и которая никогда не прекратила бы укорять ее, сбеги она из Альвхейм Онлайн. В этом сне она была еще ребенком, достаточно маленькой, чтобы лежать на руках у матери, и когда она смотрела на свою маму, она видела лишь выражение безусловной любви.
     Качая Асуну на руках, ее мать говорила о лежащем перед ней будущем, и Асуна не знала, было ли все это полузабытыми воспоминаниями о том, что на самом деле говорила ей мать, или лишь тем, что она всегда хотела от нее услышать. Это было не важно. Ей было удобно, она в безопасности, защищенная и любимая.
     Когда ее мать надолго замолчала, Асуна закрыла глаза и улыбнулась, позволив легким покачивающим движениям и чувству безопасности усыпить ее. Так продолжалось, пока сон не начал исчезать, размытые грани сновидения медленно заменились резкими, четкими ощущениями, связанными с миром бодрствующих. Она чувствовала теплое давление и утешительное, завораживающее ощущение движения; прохладный ветер краткими порывами обувал ее кожу, вызывая у нее мурашки.
     Медленно, сонно, она открыла глаза миру, пытаясь припомнить, где же она легла спать. Она лежала на спине, глядя на небо раннего вечера – нет, это не так, поняла она через мгновение. Ее несли. Ее глаза полностью распахнулись, и она, вытянув голову, увидела над собой парня с пепельно-серой кожей и волосами черными, как его одежда, одной рукой поддерживающего ее под спину, другой под сгибом колен. Ее тело немного покачивалось с каждым его шагом.
     Асуна закричала.
     Парень подпрыгнул – в буквальном смысле подпрыгнул; она услышала глубокий звук, что она посчитала его крыльями, когда он взлетел и немного удивленно поднялся, чуть не уронив ее со своих рук. Когда он приземлился, она стукнула его в плечо и закричала:
     – Кто ты? Отпусти меня, отпусти меня!
     Лицо парня потемнело от румянца, и он заикался, когда оглядывался по сторонам.
     – Э-э… мм, н-не думаю, что ты этого хочешь.
     – Конечно хочу! – крикнула Асуна, снова и снова обоими кулаками стукая зарвавшегося парня в плечо и руку. Если бы она могла дотянуться до головы, она бы ударила и туда.
     – А теперь убери от меня свои руки, извращенец! Я сказала отпусти меня!
     Он вздрогнул и неуверенно посмотрел на нее, после чего пожал плечами.
     – Ладно.
     Следующее, что запомнила Асуна, что она почувствовала проходящее сквозь нее копье холода, когда она оказалась в воде глубиной по колено. Она села, отплевываясь от противной воды, и уставилась на парня с таким жаром, что не сомневалась, что смогла бы запустить высокоуровневое огненное заклинание, если бы знала, как его бросить.
     Парень потер сзади шею, всем своим видом демонстрируя, что он с чем-то борется. Наконец, его грудь затряслась, когда он разразился смехом, обхватив себя за живот, когда тот раздулся почти вдвое.
     Разъярившись, Асуна вскочила на ноги и потянулась за своей рапирой, когда мутная вода стекала с нее и пробегала по спине холодными пальцами. Ее рука сжала лишь воздух, и она с удивлением посмотрела на бок, увидев на ее месте лишь пустые ножны.
     Внезапно, когда она поняла, почему ее оружие отсутствует, к ней вернулись воспоминания о том, где она была и что делала. Ее лицо стало ярко-красным, когда ей в голову пришло, что парень не стал чрезмерно с ней вольничать – по крайней мере, она так не думала. Он заступился за нее, когда она была в шаге от смерти, уничтожив монстра, что собирался ее убить.
     А затем он посмеялся над ней, когда сбросил ее в воду.
     Уперев руки в бока, Асуна обнаружила, что ей никак не удается разжать кулаки, когда она уставилась на своего спасителя, отступившего на несколько шагов с таким видом, словно он ожидал, что она швырнет в него заклинанием.
     – Знаешь, мог бы просто поставить меня на ноги, – раздраженно сказала она.
     – Прости, прости, – сказал он с непонятной дрожью в голосе. – Просто ты… ну, била меня, и ты правда, казалось, немедленно хотела вниз.
     Она опустила взгляд на свою одежду. Она насквозь промокла и пропиталась грязью после боя с мобом-лягушкой, и последнее ее купание не слишком-то помогло с ее состоянием – или состоянием ее самой, поняла она, получив представление, как могут выглядеть ее волосы. И то, как одежда облепила ее самым непристойным образом, заставило снова расцвести ее щеки. В ней снова поднялись ярость и уверенность.
     – Ты нарочно это сделал.
     Легонько кашлянув в руку, парень взглянул на нее куда серьезнее.
     – Знаешь, я спас тебе жизнь. Не помешает немного благодарности.
     Все еще дрожа от гнева, Асуна постепенно разжала кулаки и поправила свою позу. Она поклонилась ему – очень неглубоко и недолго – и выдавила слова, как будто каждое вызывало у нее боль:
     – Спасибо, что помог мне. – Урегулировав это обязательство, она потратила несколько мгновений, чтобы оглядеться по сторонам. Местность была более ровной, чем там, где она заблудилась, но она все еще не видела Парасель. – Где мы? – А затем она перевела взгляд обратно на него. – И что ты?
     На лице парня промелькнуло удивление.
     – Э-э, ты имеешь в виду расу моего персонажа? Я спригган. Наша территория севернее. Что касается того, где мы… – Он поднял руку и указал на один из холмов. – Мы, в общем-то, не слишком далеко от вашего родного города – как только мы пересечем эту гряду, ты сможешь его увидеть, хотя теперь, когда ты проснулась, мы можем просто туда долететь.
     – Мы? – сказала Асуна. – Я иду домой. Ты не пойдешь за мной.
     Он нервно усмехнулся и пригладил свои волосы.
     – Мм, вообще-то, я вроде как сам направляюсь по делам в Парасель. Во всяком случае, что ты делала без оружия в этой части болот?
     – У меня было оружие, – запротестовала Асуна. – Но когда я сражалась с той тварью, оно… ну, сделало эту синюю блестящую штуку, как когда убиваешь моба.
     – А. Ты его сломала, – понимающе кивнув, сказал парень. – Должно быть, его прочность закончилась. Когда ты его в последний раз чинила?
     У Асуны было дурное предчувствие, что она знает, что будет дальше.
     – Чинила?
     Парень вздохнул, закрыв лицо и покачав головой; она почувствовала себя еще глупее, когда изо рта у него вышло:
     – Знаешь, нужно чинить свое снаряжение. Когда ты открываешь окно состояния предмета, там сказано, сколько еще осталось прочности. Чем лучше вещь, тем больший износ она может выдержать. Так.
     После этого слова парень раскрыл свое игровое меню и что-то сделал рукой в воздухе; перед Асуной появилось окно со словом Торговля наверху. Пока она смотрела, он добавил в окно торговли некоторую сумму денег и горсть предметов и предложил ей принять.
     – Не знаю, каким оружием ты предпочитаешь пользоваться, но вот немного денег, чтобы заменить то, что ты сломала, и еще несколько частей легкой брони, что упали по пути сюда.
     Асуна изумилась. Она понятия не имела, как оценивать предложенные ей предметы, но денег было на порядок больше того, с чем она начинала. Ее щеки окрасил легкий румянец, и она немного запнулась.
     – Я-я не могу… то есть… – Вдруг она подозрительно на него прищурилась. – Что ты за это хочешь?
     – Что? – снова непонимающе взглянул на нее парень. – Если бы я что-то хотел взамен, я бы не принял торговлю, пока ты не добавила бы что-нибудь.
     – Я не об этом говорю. Я просто не хочу, чтобы ты дал мне все это и ожидал… я имею в виду… – Асуна была потрясена тем, насколько толстокож был этот парень. Неужели он правда ждал, что она ему все объяснит?
     Его лицо резко потемнело, когда он поднял в знак протеста руки.
     – Н-нет! Дело не в этом! Я п-просто… я просто хотел… в смысле… я имею в виду, я не хочу, чтобы ты пострадала или еще что, и подумал, что это поможет!
     С опаской всмотревшись в него, Асуна, наконец, решила, что он говорит правду о своих мотивах – он был слишком неуклюж, чтобы быть каким-то хищником. Ее лицо немного смягчилась, и она потянулась и коснулась кнопки Принять, после чего откашлялась.
     – Спасибо. Мм. Меня зовут Асуна.
     – К-Кирито, – сказал он, все еще краснея.
     – Кикирито?
     Он быстро покачал головой.
     – Нет, просто Кирито. Так что, мм, в общем, Асуна… удачи. Мне лучше добраться до Параселя, прежде чем стемнеет.
     Асуна кивнула, тщетно пытаясь смахнуть с одежды хоть немного грязи.
     – Мне тоже нужно вернуться. – Она искоса взглянула на Кирито, в ее голосе вновь зазвучала сталь. – Мы не идем вместе. Просто так получилось, что нам в одну сторону.
     Кирито улыбнулся, что только снова разожгло ее раздражение.
     – Конечно.

     Чего бы не ожидал Кляйн от внешнего вида родного города сильфов, это не шло ни в какой сравнение с квинтетом шпилей, что он видел возвышающимися над деревьями в нескольких километрах от них – четыре, что сужались до точки, расположенные по углам квадрата, о размере которого с такого расстояния он мог только гадать; один в центре в форме песочных часов, связанный с четырьмя угловыми шпилями (а они друг с другом) наклонными дорожками, что выглядели столь же хрупкими, как и паутина. Солнце как раз начало опускаться на противоположной стороне города, подсвечивая башни и заставляя их, казалось бы, светиться.
     Он знал, что просто так получилось, что они пришли с востока и оказались здесь в правильный момент, но все равно казалось, что город устроил специально для них шоу, вызывающее в незваных зарубежных гостях трепет. Кляйн едва разобрал через белый шум их полета деликатный смешок сверху справа от него; когда он поднял глаза, он увидел скрывающую улыбку женщину с чрезмерно длинной катаной.
     – Твое лицо, – сказала она в ответ на невысказанный вопрос. – Ты похож на ребенка, который только что впервые увидел Токийский Диснейленд.
     Немного смутившись, Кляйн постарался сосредоточиться на том, куда он летел, когда почувствовал, что начинает смещаться в направлении своего взгляда.
     – Это довольно удивительно, – признал он. – Почти заставляет меня задаться вопросом, не выбрал ли я неверного персонажа.
     Когда он не получил ответа, он оглянулся и увидел, что сильфида испытующе смотрит на него.
     – Что?
     – Ничего, – сказала она, заложив медленный поворот, когда они начали спускаться к открытой платформе на центральном шпиле. Кляйн изо всех сил постарался повторить, ненадолго оглянувшись назад, чтобы убедиться, что Кунимитз и Динамм сразу за ним.
     – Знаешь, ты так и не сказала мне своего имени.
     Кляйн сосредоточился на своих действиях, исполняя не слишком простой посадочный маневр, так что не смотрел на нее – но готов был поклясться, что она посмеивалась над ним, когда ответила:
     – Нет, не сказала.
     Это был не совсем ответ.
     – Я Кляйн. Это мои друзья, Кунимитз и Динамм. – Он по очереди указал на них, когда они втроем осторожно приземлились на платформу, прежде чем выпустить из рук контроллеры.
     Его пленительница, похоже, была одной из тех более опытных игроков, которые сумели освоиться со свободным полетом; она спикировала, пока не оказалась менее чем в метре над платформой, а затем успокоила крылья, позволив себе изящно упасть на пол. После столь долгой задержки, что Кляйн подумал, что либо она не услышала, либо проигнорировала его, она оглянулась на него через плечо своей элегантной зеленой юката.
     – Сакуя. Пошли – чем быстрее мы разберемся с этим делом, тем быстрее вы сможете продолжить поиски остальных своих друзей.
     Как только они вошли в центральный шпиль Сильвиана, Кляйн решил, что первое его впечатление было верным: когда дошло до архитектуры их родного города, саламандры явно вытянули короткую соломинку. Стены были похожи на полированную твердую древесину со срубами, отделанную каким-то полупрозрачными зелеными кристаллами. С потолка через короткие промежутки свисали светильники, от чего коридоры и комнаты, казалось, почти светились, как сам город с фоновой подсветкой солнцем. Широкая центральная колонна проходила с самого верхнего этажа шпиля до самого основания, и Кляйн видел, как игроки-сильфы подлетают или отлетают в том или ином направлении, как более чем несколько из них с любопытством или тревогой поглядывали на него, пока не замечали, что их с Кунимитзом сопровождает группа вооруженных сильфов.
     Несколькими этажами выше, чем они вошли, Кляйна и его группу, наконец, привели в большую круглую комнату с обернувшимся вокруг нее эркером, выходящим на все стороны города. В самом центре этой комнаты был сильф с фиолетово-черными волосами того оттенка, который можно было бы увидеть на импе, но который на удивление хорошо дополнял его темно-зеленые хакама и золотой полуплащ. Обе его руки двигались в воздухе, как будто он делал в своем интерфейсе сразу несколько дел одновременно, и он отвел взгляд от своей работы, когда Сакуя привела свою группа и своих подопечных.
     Небрежным взмахом закрыв свои окна после нескольких завершающих жестов, он поднялся с кресла.
     – Сакуя. Так вот что подразумевалось в твоем немногословном сообщении. И ты сказала, что они не были частью рейдерской группы?
     Сакуя шагнула вперед и поклонилась.
     – Нет, не то чтобы мы могли это сказать. У нас не было никаких сообщений об атаках в непосредственной близости от них, и они не… – Она замолчала.
     – Не? – подбодрил мужчина, которого Кляйн посчитал лидером сильфов.
     – Они не вели себя подозрительно, – наконец, сказала Сакуя. Снова оглянувшись через плечо на Кляйна, она невозмутимо продолжила: – кроме того, что оказались в неправильной части мира.
     – Меня зовут Кляйн. Мы пришли сюда только чтобы захватить нашего друга Динамма. – Кляйн ткнул большим пальцем в сторону упомянутого игрока. – Честно говоря, мы просто стараемся объединиться со всеми нашими друзьями из реальной жизни, так что мы больше всего хотим отправиться на север, покинуть ваши территории и перестать вас беспокоить. Не то что Сильвиан плохое место! Здесь прекрасно. То есть, он светится; и это довольно круто. Но это вроде как между точкой А и точкой Б, понимаете?
     После лепета Кляйна на лице мужчины появилась тонкая улыбка.
     – Кажется, я понял, что ты имела в виду, Сакуя, – наконец, сказал он. – По мне, он не похож на налетчика саламандр. Ты сказала, что не было никаких доказательств того, что они участвовали в каких-либо враждебных действиях?
     Сакуя покачала головой.
     – Ни единого, Скаррип. Они обсуждали своих друзей, когда мы вышли на них, и они пошли без споров, когда мы попросили.
     Под острием меча, подумал Кляйн, но в непривычном проявлении мудрости не сказал этого.
     – И они хотят отправиться на север, к кайт ши? – спросил Скаррип, сложив руки за спиной.
     Сакуя кивнула, прежде чем Кляйн успел ответить.
     – С вашего позволения, да. Я не вижу в этом никакого вреда, при условии, что никто по пути не примет их по ошибке за рейдеров – но я знала, что вы предпочтете, чтобы я сперва привела их сюда.
     Скаррип уважительно кивнул своей подчиненной и начал обходить вокруг своего стола.
     – Совершенно верно. Ты поступила правильно, Сакуя; у нас нет никакой возможности узнать, что наши враги попробуют следующим. Внезапное нападение саламандр на импов было… неожиданным. И им в этом невероятно повезло. Если бы они не застали лидера импов в нужное время на открытом пространстве, импы, возможно, на неопределенный срок задержали бы их в тесном пространстве своих тоннелей, где многочисленность мало бы помогла саламандрам. Теперь лидер саламандр распробовал победу, и ему понравился ее вкус, но мы преподадим ему дорогой урок о том, как сложно покорить чужую расу, когда он не может просто поставить мат в первые же несколько ходов. Можем надеяться, что скоро он устанет бросать на нас людей.
     Кляйн не мог не почувствовать холодок от того, как Скаррип описывал военные действия, требовавшие множества жизней – как будто это было просто стратегическое решение, принятое на игровом поле, не включающее смерти реальных людей, по крайней мере тех, кого Кляйн встретил и узнал, пусть и довольно недолго. Он напрягся, но постарался, чтобы возникшая неприязнь к этому человеку не окрасила его голос:
     – Тогда на кого же они начнут бросать людей?
     Плечи Скаррипа дернулись в пожатии.
     – Кто знает? Мои источники говорят мне, что рост числа пограничных стычек здесь совпадает с сокращением боевых действий против ундин. Если Кибао обнаружит, что не может легко одолеть ни одного из своих ближайших соседей, как было с импами, можем надеяться, что он переключит свое внимание с открытой войны на север, к Иггдрасилю. И, возможно, через месяц, когда контроль над Эвердарком вернется к импам, и они смогут избрать нового лидера, мы увидим сдвиг в порядке вещей.
     – Вы многое знаете о том, что здесь происходит, – заметил Кляйн.
     Снова надев эту тонкую улыбку, Скаррип слегка склонил голову.
     – За пределами этой комнаты это не широко известно, но это и не великий секрет, что я был бета-тестером. В этом есть определенные преимущества.
     Кляйн начал уставать от претенциозной манеры речи Скаррипа и его всезнающего отношения поверх его прежней бездушности. Он откашлялся, скрывая за рукой свой сердитый взгляд.
     – Ну это здорово, для вас и всех остальных, но не в обиду вам… у нас есть друг среди кайт ши, и мы не знаем даже, жив он или нет. Мы правда хотим уже выдвигаться. Вы нас здесь задержите?
     Скаррип покачал головой.
     – Нет, конечно нет. Не сейчас. Сакуя, пожалуйста, возьми двоих из своей команды и без промедления проводи этих джентльменов до границы кайт ши. Что они будут делать там, больше не будет нашей заботой. – Он коротко провел рукой и вернулся в свое кресло.
     – Неплохой парень, – невыразительно заметил Кляйн, когда они поднимались обратно на платформу на вершине шпиля.
     Сакуя непроницаемо взглянула на Кляйна, когда шла рядом с ним.
     – Тебе он не слишком понравился, не так ли?
     – Мне не нравится любой, относящийся к другим людям как к заменимым игровым деталям. Особенно сейчас, когда снятие с доски значит чуть более потери 1000-иеновой ставки.
     – Хм. – Он не был уверен, как понимать ее односложный ответ. Сакуя продолжила через минуту, когда они вышли к темнеющему вечернему небу: – Скажу так, Кляйн: он незаурядный человек, учитывая все давление, которому мы подверглись. Он организовал нас и нашу оборону, и он сделал это до того, как саламандры укрепили свои достижения после завоевания Эвердарка. И кто бы ни были его источники, они очень хороши.
     У Кляйна было полно времени, чтобы это обдумать, когда они вшестером – он, Кунимитз, Динамм и трое сильфов их сопровождения – летели на север, останавливаясь, лишь когда необходимо было дать отдых крыльям. Кроме боев их ничто не задерживало, но звезды уже стали видны к тому времени, когда лес начал редеть, уступая место пышной прерии севернее и смутно видимому океану в нескольких километрах западнее.
     В какой-то точке Сакуя подала всем сигнал приземлиться на вершине холма, где указала на мерцающие вдали огни.
     – Отсюда уже можно разглядеть Фрилию. Двигайтесь на эти огни, и доберетесь до города за несколько часов, в зависимости от того, как часто вы будете останавливаться на отдых – хотя там есть длинный мост, который вам, возможно, придется пересечь; через канал можно перелететь, только если крылья полностью заряжены. Вы сейчас на территории кайт ши, и я не знаю, насколько серьезно они следят за защитой своих границ, так что будьте готовы ко всему.
     Кляйн кивнул, стараясь запечатлеть все это в памяти.
     – Спасибо. Думаю, дальше мы все будем в порядке. Мы трое в смешанной группе, так что менее вероятно, что посчитают, что еще одна раса или еще кто-нибудь пытается напасть.
     Сакуя на это улыбнулась, в последний раз прищурившись на городские огни на горизонте.
     – Слушай, я не многих помню из бета-теста, но была кайт ши, с которой я несколько раз была в группе, и которая казалась неплохой – ее зовут Алисия Рю. Кажется, я мельком видела ее в день запуска, так что я вполне уверена, что она тоже здесь в ловушке – я постараюсь отправить ей сообщение; может быть, она готова будет вам помочь.
     Ответная улыбка Кляйна стала шире после предложения Сакуи, и он вежливо, благодарно поклонился.
     – Спасибо, Сакуя. Не нужно было заходить так далеко. И я ценю, что ты поручилась за нас перед Скаррипом. – Он начал вызывать свою меню, но прежде чем завершить это действие, додумался спросить: – Друзья?
     Сакуя ничего не сделала, чтобы самой инициировать предложение дружбы или подбодрить его на это, но в ее непривычно прохладном взгляде появились искорки озорства.
     – Не искушай судьбу. А теперь вперед, шевелись. – Она смахнула переброшенные за спину ножны своей катаны и слегка хлопнула ими Кляйна по заднице, вызвав смех как своей группы, так и друзей Кляйна, когда он подпрыгнул от неожиданности.
     Раздраженно потерев больное достоинство, он оглянулся на Сакую и ее группу, когда направился на северо-запад. Она прикрыла рот ладонью, но он готов был поклясться, что она улыбалась.

     По оценке Арго, прибытие в Сондреф было близко к пустой трате времени. Мало того, что она не смогла раскопать никаких слухов ни о каких бета-тестерах – по крайней мере, ни об одном, кто бы это признал – насколько она могла сказать, в родном городе паков не происходило почти ничего, что стоило бы потраченного на обзаведение контактами время. Для расы, что должна была привлекать склонных к музыке людей, никто, казалось, не в настроении был петь. Все было покрыто висящей над городом пеленой безнадежности, и сам он ощущался как город-призрак – он был рассчитан более чем на три тысячи игроков, и она бы удивилась, будь здесь хотя бы половина от этого.
     Или, возможно, они все хандрили по своим комнатам. Учитывая засвидетельствованные ею настроения, это было вполне возможно. Вряд ли кто обратил внимание на ее присутствие в городе, несмотря на то, что технически, любой из них мог напасть на нее, не боясь пострадать в ответ.
     К тому времени, как она перекусила, поговорила с несколькими местными жителями и разобралась со всеми своими сообщениями, Арго решила, что если она хочет здесь что-то сделать, ей придется пойти прямо наверх. По сути, на Самый Верх. Гигантский цветастый шатер-павильон в центре города был тем, что в Сондрефе заменяло замок или резиденцию правителя, и снаружи выглядел совсем как цирк.
     Однако как только она откинула занавес, закрывающий входную дверь, и вошла внутрь, ее, казалось, как будто перенесло в кричащий, роскошный дворец. Полы были выложены коврами со сложными и красочными геометрическими узорами, с креплений свисали гобелены в таком же стиле, образуя стены и потолки; над непокрытыми для безопасности камнями располагались курильницы и подсвечники, наполняющие помещение светом и теплом, прогоняющим холод, что так далеко на севере постоянно пытался пробраться внутрь шатра.
     Хотя первые несколько комнат, что она прошла, были пусты, в конце концов она откинула красочный занавес, отделявший одну комнату от другой, и обнаружила сидящую за простым столом красного дерева стройную блондинку в ярко-зеленом платье, пальцы двигались по воздуху, что Арго невольно признала как движения того, кто работает со своим игровым меню. Она на мгновение отвлеклась, вернулась к своему меню, а затем, распахнув глаза, быстро вернула внимание Арго, потянувшись к кинжалу на боку.
     – Что за… кто ты? Что ты здесь делаешь?
     Арго села напротив в одно из пустых кресел в комнате и забросила ноги на соседнее, подхватила яблоко со стола и откинула с головы капюшон плаща, свернув хвост на коленях.
     – Меня зовут Арго. Я работаю с информацией. Ты Мерифелль?
     Из долго опыта Арго обнаружила, что наглость иногда может быть гораздо более обезоруживающей и эффективной в выбивании людей из их обычных привычек и реакций, чем пощечины. Челюсть женщины напряженно дергалась, когда она пыталась что-нибудь сказать, все еще держа руку на кинжале.
     – Я… да, я Мерифелль. Зачем…
     – Я пытаюсь понять, почему все в этом городе притворяются, что они уже мертвы, а их тела того просто еще не поняли. Удручающе. Ты же их лидер, полагаю, ты должна знать. – Она откусила кусок яблока и, подняв брови, наклонила голову в сторону Мерифелль, навострив уши в знаке полного внимания.
     Мерифелль несколько секунд разглядывала Арго и, казалось, пришла к какому-то решению, возможно, поняв, что Арго ничем не может навредить ей в ее безопасной зоне – совсем наоборот. Ее рука медленно отодвинулась от ее оружия, и она сжала губы в тонкую линию.
     – Разве это не очевидно? – сказала она, зажав свисающую с плеча толстую косу между большим и указательным пальцем. – Мы никогда отсюда не выберемся.
     – Неплохой способ вдохновить людей.
     Глаза женщины опасно вспыхнули.
     – О, иди ты. Ты знаешь условия для выхода из игры – забраться на вершину Мирового Древа или быть одним из двух союзников того, кто доберется. – Она горько рассмеялась лающим смехом. – Как думаешь, сколько людей захотят в союзники паков?
     Логика ее фатализма потрясла Арго. Не то чтобы она сама раньше не думала в этом направлении, но это сказала их лидер – человек, что должен быть их защитником и вдохновителем. Если даже она провалилась в такую яму безнадежности, то не удивительно, что в городе настолько траурная атмосфера.
     Прожевав и проглотив, Арго взмахнула тем, что осталось от яблока.
     – Может быть, это не единственный выход.
     – О, все нормально, есть еще один выход, – сказала женщина странным, пустым голосом. – Я знаю довольно много людей, которые уже им воспользовались.
     Арго не позволила себе задуматься о том, что она подразумевала.
     – Я говорю о способе вернуться обратно в реальный мир. Способе всем в итоге выбраться отсюда.
     В глазах Мерифелль безжалостно расцвел отблеск надежды.
     – Ты лжешь.
     – Не стану обращать на это внимание, потому что ты меня не знаешь. В бета-тесте меня называли Крысой. Я была той, к кому все приходили за информацией. Если нужно что-то узнать, спроси Арго. То же самое здесь и сейчас, просто ты этого пока не знаешь. Так что слушай. – Она в последний раз откусила яблоко, изучила огрызок и бесцеремонно скинула его на ковер. – Ты помнишь, что сказал Каяба? Его точные слова?
     Когда Мерифелль покачала головой, Арго по памяти дословно процитировала то, что эвфемистично назвали обучением:
     – «Единственный способ покинуть этот мир это пройти через вихрь, что откроется над Иггдрасилем – и единственный способ добраться до него это пройти данжен внутри Мирового Древа и победить босса, ожидающего на вершине. Тот, кто нанесет боссу последний удар, завоюет благосклонность верховного короля Оберона, который предоставит расе этого игрока и двум их союзниками силу неограниченного полета». Вот что он сказал. До буквы.
     Мерифелль побледнела, когда точная цитата вернула еще-слишком-свежие воспоминания о том дне.
     – И что? Тогда ты должна понимать, почему мы в пролете.
     Арго, не моргая, смотрела на Мерифелль. Она могла почти бесконечно так делать и знала, что это выводит людей из равновесия.
     – Слова это мой хлеб, и я думаю, что Каяба умышленно подбирал их. Ты услышала среди них хоть одно слово «первый»? Что-нибудь гласящее, что босс не возродится, или что этого нельзя сделать более одного раза?
     Мерифелль, наконец, пришлось отвести глаза от этого взгляда.
     – Что ты пытаешься сказать?
     Одно ухо Арго дернулось, когда рядом с ней прожужжало насекомое.
     – Подумай об этом. Девять рас. Три смогут пройти. Остается шесть. Еще три доберутся туда и подпадут под условия. Они уйдут. Остаются три расы, кто справится последними.
     Когда Мерифелль с отвиснувшей челюстью повернулась обратно к ней, Арго сказала:
     – Я сказала, что думаю, что мы все можем вернуться домой – но сперва нам нужно пройти Иггдрасиль, но на это потребуется много времени, и нам нужен будет каждый возможный игрок. Так что почему бы тебе не вылезти из пеленок, прекратить себя жалеть и сделать что-нибудь для людей, которые рассчитывают на тебя – и для меня. Нэ?
     Наступила долгая, глубокомысленная тишина. Свет от угольков из курильниц и мерцающих огоньков масляных ламп отражался от слез, что текли по щекам Мерифелль.
     – Что тебе от меня нужно? – прошептала она, когда они закапали с подбородка на сцепленные на коленях побелевшие руки.
     Смахнув ноги с подлокотника кресла, Арго наклонилась вперед.
     – Мне нужно, чтобы ты оставалась на связи и рассказывала мне, что здесь происходит, как прокачиваются твои люди, не начинает ли кто-то на вас нападать, вроде такого. Я заплачу тебе за информацию, и чем полезнее она будет, тем лучше я заплачу. Если тебе нужно что-то узнать – игровую механику, квесты, новости – я могу тебе это продать. Иногда у меня будет работа специально для паков. – Она помедлила, когда поднялась на ноги, и добавила: – Ты вполне к тому же можешь обратиться к своим соседям и начать думать об альянсах.
     Кивнув, Мерифелль глубоко, судорожно вдохнула.
     – Посмотрю, что смогу сделать.
     Задержавшись в дверях, когда она набрасывала капюшон обратно на голову и отодвигала занавес, Арго, не оборачиваясь, сказала:
     – Постарайся.

     Как только Кирито с Асуной поднялись в воздух, им не потребовалось много времени, чтобы добраться до Параселя. В то время как это был более-менее прямолинейный маршрут, от внимания Кирито не ускользнуло, что ундина все время старалась не смотреть на него, за исключением моментов, когда она замечала, что траектории их полетов слишком сближались, тогда она раздраженно смотрела на него и отворачивала на несколько метров в сторону. Когда это произошло во второй раз, Кирито просто закатил глаза и начал немного показушничать, кружась и маневрируя так, как кто-то, использующий интерфейс контроллера – вроде нее – просто не мог.
     Не похоже, чтобы это улучшило ее мнение о нем, но он почувствовал себя немного лучше.
     Когда они, наконец, подобрались достаточно близко к Параселю, чтобы разглядеть сложную сеть каналов и мостов, формирующих городские кварталы, Кирито окликнул ее:
     – Эй, Асуна.
     Она с опаской посмотрела на него, когда они начали спускаться.
     – Чего тебе надо?
     – Не пойми неправильно, но не могла бы ты пролететь со мной, пока мы не достигнем замка? – Когда она немедленно открыла рот, Кирито – предвидя возражения – добавил. – Я бы не хотел вызвать недоразумение и нападение со стороны переусердствовавшего охранника. Если ты будешь со мной, они будут менее склоны считать меня шпионом или еще кем-нибудь.
     Асуна посмотрела на него с таким выражением, словно он надеялся на слишком многое, затем обратила свое внимание обратно на цель. Она не ответила, но и не стала отклоняться и лететь куда-то еще.
     В скором времени они спустились во двор сразу за замковыми вратами, Кирито приземлился с легкой пробежкой, тогда как Асуна осторожно остановилась и опустилась на землю. Перед скульптурным фонтаном в форме дельфина стояли трое ундин в доспехах, и когда один из них, стоящий лицом в их сторону, заметил Кирито, его глаза слегка расширились, и он резко стукнул по плечу мужчину в пластинчатом доспехе, указывая на него.
     – Простите за вторжение, – сказал Кирито, когда подошел на расстояние разговора. – Я ищу вашего лидера; у меня для него послание. Можете сказать, где мне его найти?
     Мужчина в пластинчатой кирасе взволнованно оглядел Асуну и ее пугающий грязный вид, после чего повернулся обратно к Кирито.
     – Я Диабель, и я возглавляю ундин. Добро пожаловать в наш город. Значит, вы принесли мне ответ от лидера спригганов?
     У Кирито в пути было вполне достаточно времени, чтобы тщательно обдумать, что именно он скажет и как он это скажет. Так как его сообщение было не от Ёсихары, он не кивнул; вместо этого он дал ответ, позволив Диабелю самому делать выводы.
     – Спригганы симпатизируют вашему делу, но не хотят выбирать сторону и раздувать конфликт. Однако, пожалуйста, пошлите весть, если саламандры вторгнутся.
     Диабель вздохнул и посмотрел на одного из мужчин рядом, тот пожал плечами.
     – Говорил же, – сказал мужчина своему лидеру.
     – Меньше, чем я надеялся, но больше, чем я ожидал, – тоже пожав плечами, ответил Диабель. – Это значит, что дверь не совсем закрыта. Мы сможем с этим работать. – Посмотрев на Асуну и снова учтя вид ее и ее одежды, он с беспокойством сказал: – Вы в порядке, Асуна? Похоже, у вас было не лучшее время.
     Бессмысленно проведя рукой по платью, как будто бы это чем-то помогло – и как будто бы ее руки не были столь же грязными – Асуна кивнула.
     – На меня напал крепкий монстр, и мое оружие сломалось, но я в порядке. – А затем, заметно неохотно, подумав, добавила: – Благодаря ему. – Кирито выглядел смущенным.
     – Это так? – взвесил Диабель взглядом Кирито, как будто увидев его в новом свете. – Вы меня удивляете. Я рад видеть, что есть и другие желающие отбросить посеянные Каябой искусственные разделения и рискнуть выбраться за пределы своей фракции. Благодарю вас, спригган – Асуна дорога нам, и не должна была выходить одной.
     Лицо Асуны омрачилось уже знакомым Кирито, несмотря на их краткое знакомство, образом. Вид того, как это обращено на кого-то другого, вызвал у него легкую улыбку.
     – Я не ребенок, Диабель. До того момента я прекрасно справлялась.
     Диабель слегка поклонился.
     – Конечно. Прошу прощения. Почему бы вам не пойти вымыться и немного отдохнуть? – Вернув свое внимание Кирито, когда Асуна надменно фыркнула и отбыла, он снова поклонился. – Еще раз благодарю вас, как за сообщение от вашего лидера, так и за помощь одному из моих людей. Передайте, пожалуйста, лидеру спригганов, что ваши люди могут свободно приходить в наш город и территорию и уходить, пока их намерения будут мирными. – Когда Кирито кивнул, он продолжил: – Могу я узнать ваше имя, чтобы мне не пришлось и дальше называть вас «спригганом»?
     – Кирито. Я одиночка.
     Во взгляде Диабеля что-то промелькнуло – узнавание? – что быстро было подавлено.
     – Хотел бы я найти способ отблагодарить вас за то, что вы сделали для Асуны. Куда вы отсюда отправитесь?
     Так как Кирито не считал, что стоит сообщать этому человеку свой маршрут, он дал расплывчатый, непрямой ответ.
     – Получу плату за доставку этого сообщения. Затем немного погриндю, как все остальные.
     – Так значит это была работа? Не задание вашего лидера?
     Кирито пожал плечами.
     – Сказал же, я одиночка. Наемник, если так больше нравится.
     – Вы спригган, это нормально. – Улыбка Диабеля была понимающей, как будто бы он вполне неплохо представлял, игроков какого стиля игры привлекала эта раса.
     – Хочу сказать, – поколебавшись, добавил Кирито, – если хотите продемонстрировать мне благодарность, сможете ли вы порекомендовать игрока-оружейника со сколь-нибудь значимым уровнем навыка?
     Диабель покачал головой.
     – Боюсь, нет. Игре еще меньше недели, и оружейные навыки это не специализация ундин. Для этого вам стоит найти лепрекона. – Взглянув на что-то за плечом Кирито, он одобрительно хмыкнул. – Прекрасный у вас меч. Понимаю, почему для его улучшения вы не хотите воспользоваться услугами NPC-кузнеца.
     Разговор слишком сильно приблизился к темам, что могли бы открыть, что Кирито был бета-тестером – что он не слишком-то хотел рекламировать. Он был почти уверен, что Диабель был, основываясь на его узнавании Закаленного меча и кое-чего, что он сказал – но Кирито его не узнал.
     – Ну, если вы меня извините…
     – Подождите секунду, – быстро сказал Диабель. – Если вас можно нанять, сделаете для меня кое-что?
     Кирито серьезно посмотрел на Диабеля, встретившись с ним взглядом.
     – Зависит от работы. Я не буду убивать для вас других игроков.
     Диабель, подняв руки, покачал головой.
     – Нет, нет, ничего подобного. Но если вы направляетесь на территорию лепреконов, чтобы улучшить свой меч, я хотел бы, чтобы вы передали им мое почтение и предложение о совместном отражении военной агрессии саламандр – а также о начале с их лидером диалога об обмене услуг целителей на услуги кузнецов.
     Иными словами, Кирито снова нужно будет побыть курьером. Скучно, но так как он все равно собирался в том направлении, он мог получить за это оплату – услуги, что он искал там, будут, скорее всего, дорогими.
     – Это долгий, опасный путь. Четыре тысячи. Половину вперед, половину когда я вернусь с ответом – вне зависимости от того, с каким.
     – Почему ты… – сердито шагнул вперед один из спутников Диабеля, до сих пор молчавший.
     Диабель резко поднял руку.
     – Полегче, Джахала. Это разумный запрос. – Открыв свое меню, он инициировал окно торговли; спустя мгновение Кирито удовлетворенно кивнул, когда нажал на кнопку, принимая оплату. – Лучше поторопитесь, Кирито. Саламандры небольшими группами проверяют наши границы, как будто они планируют вторжение. Сегодня они, кажется, отступили, но я не знаю, почему – или как надолго…
     – Сэр! Лидер! – раздался крик прилетевшего сверху еще одного ундины в легких доспехах разведчика, одной рукой наклонившего контроллер, когда он легко приземлился с демонстрацией часов практики. Кирито застыл, когда увидел выражение его лица.
     Диабелю, похоже, понравилось то, что он увидел, не больше, чем Кирито. Он бросил взгляд в сторону мужчины, которого он называл Джахалой, шедшего вровень, кода Диабель приблизился к вернувшемуся ундине.
     – В чем дело, Лаффа? Вы выглядите, как…
     По вмешательству разведчика можно было судить, насколько тяжелые были новости. Следующие слова оправдали все нарушение протокола.
     – Сэр, произошло убийство. Свидетели говорят, это был имп.

Глава 6. 8-9 ноября 2022

     «Боссы» это чрезвычайно мощные мобы с двумя или более полосами хитпоинтов, располагающиеся в определенных локациях. Как правило они действуют как стражи, не дающие игрокам продвигаться, пока босс не будет побежден – такие как «боссы долин», блокирующие четыре основных пути к Иггдрасилю, и «боссы врат», периодически останавливающие продвижение по множеству этажей данжена Мирового Древа. Большинство боссов не возрождаются, будучи убитыми, но из них выпадают значительно лучшие вещи, чем из обычных мобов, и они, как правило, рассчитаны на рейд из двух или более полных групп…
–Руководство Альвхейм Онлайн, «Боссы»
     – Мы не ожидали никаких проблем, – объяснил ундина после того, как заметно собрался с духом. – Мы уже привыкли видеть направляющихся в город импов, поодиночке или парами, и те двое не казались нам такими уж отличающимися. Наша группа отправилась в патруль, и сразу после того, как мы миновали их, мы услышали, как кто-то говорит на странном языке – читает заклинания, полагаю.
     – А затем? – спросил Диабель.
     – Затем все почернело, – сказал другой игрок. – Буквально почернело – я не видел ничего, кроме своего интерфейса, а рядом с полосой хитпоинтов был мигающий значок глаза.
     – Статус слепоты, – уверенно сказал Кирито, получив взгляд и кивок Диабеля.
     – Темная магия, – подтвердил лидер ундин. – Это, безусловно, предполагает участие игрока-импа; у них есть ранний доступ к вызывающему кратковременную слепоту заклинанию.
     – Я слышал, как Дрейк и Масумо завопили, и я знал, что они должны быть так же слепы, как и я. Затем были крики… а потом ничего. Все заняло, может быть, максимум секунд десять – когда истек статусный эффект, я увидел только мерцание пары синих послесветов, и вскоре после этого они исчезли. Ни Дрейка. Ни Масумо. Ни импов. – Он поник. – Прошу прощения, Диабель. Я не должен был поворачиваться спиной…
     Диабель резким жестом оборвал его.
     – Это не ваша вина, Хейгрис. А моя. Я сказал относиться к импам как к друзьям и приветствовать их.
     Джахала закончил прокручивать список и сделал свой интерфейс видимым, показывая что-то Диабелю.
     – Они и правда мертвы, – мрачно подтвердил он.
     – Мы должны заставить людей тренировать заклинания воскрешения, – с мукой на лице сказал Диабель. – Вы ведь не сможете описать двоих напавших?
     Хейгрис покачал головой.
     – Импы, – с раздосадованным видом сказал он. – Мужчины. Высокие; один из них крепко сложен и немного квадратен. Хотел бы я что-нибудь более конкретное, просто… До произошедшего я не уделил им особого внимания, понимаете?
     Кирито что-то тревожило, и, когда он услышал эти последние слова, все, наконец, встало на место.
     – Почему вы все еще живы? – прямо спросил он выжившего ундину.
     Джахала нахмурился; Хейгрис покачал головой, выглядя таким же расстроенным, как и Диабель.
     – Я не знаю, – сказал он. – У них было достаточно времени, чтобы убить и меня, пока я был слеп. Сделай они так, и никто бы не знал, кто это сделал – мы бы просто исчезли. Похоже…
     – Они хотели, чтобы вы знали, – сказал Кирито, повернувшись и взглянув на Диабеля. – Вот в чем дело. Они оставили его в живых, чтобы вы знали, что это сделал имп. Вопрос в том: зачем?
     По виду Диабеля можно было предположить, что он съел что-то очень невкусное и не мог просто это выплюнуть.
     – Догадываюсь. – Под взглядом Джахалы он сказал: – Они пытаются вбить клин между нами и импами. И это сработает. Потому что с учетом этого и стычек на границе, если у нас не будет возможности узнать, настоящий ли беженец имп или работающий на саламандр убийца, то мы не можем позволить, чтобы кто-то из них бродил на свободе – слишком велик риск для нашего народа.
     – И это, – поморщившись, сказал Джахала, – приведет их обратно в Эвердарк, под контроль саламандр.
     Диабель со вздохом кивнул.
     – Кто-то работающий на Кибао чересчур умен для моего душевного спокойствия. А теперь и убийцы. – Он с отвращением нахмурился, как будто само это слово было ужасно на вкус. – Я могу понять борьбу за свою жизнь. Я могу даже понять саламандр, что обманом втянул в войну Кибао, хотя я думаю, что придет время, когда им придется примириться с тем, что они сделали, и жить с этим. Но это…
     – Умышленное, – сказал Кирито, получив согласные кивки Диабеля и Джахалы. – И не просто умышленное, но, похоже, со случайным выбором целей. Это были те, кто либо не верит в то, что ПК сейчас убийство, либо его это не волнует.
     – И любой вариант делает их очень, очень опасными, – сказал Джахала.
     Также это делало их теми, с кем у Кирито не было абсолютно никакого желания встречаться. Это напомнило ему, что ему нужно отправиться еще кое-куда. Еще кое-куда – подальше отсюда. Взглянув на темнеющее небо, он в последний раз повернулся к Диабелю.
     – Не возражаете, если я заночую здесь в гостинице? – спросил он. – Получив от Диабеля кивок одобрения, он распрямил руки, когда его крылья, заискрившись, появились за спиной. – В таком случае, я пойду. Удачи с вашими убийцами.
     Несмотря на легкомысленный тон, этот инцидент снедал Кирито, пока он несся по краю канала, что разделял Восточный и Западный Парасель, высматривая гостиницу, о местонахождении которой он знал. Неплохо было, что он направлялся на север; плохой идеей было оказаться посреди конфликта саламандр и ундин или запутаться с этими убийцами-импами, которые, похоже, охотились на последних. Он мог бы предложить помощь, но это бы потребовало принять от Диабеля задание, подразумевающее охоту на другого игрока – то, что он уже сказал, что не будет делать.
     Кроме того, у него уже была другая работа.
     И нужно было получить оплату. Так что когда он снял комнату на ночь и плюхнулся на предоставленную простую кровать, он взглянул в потолок, когда раскрыл свое меню и начал новое личное сообщение.
     「Доставил сообщение лидеру ундин. Узнал для тебя его имя, если ты его еще не знаешь, и есть информация о работе, для которой он меня нанял, и о происшествии, что нас прервало. –К」
     Кирито улыбнулся про себя. Получилось достаточно расплывчато, на что Арго должна накинуться, чтобы выяснить, что он узнал – что обеспечит ему скорую плату. Пока он ожидал ответа, он закрыл глаза, обдумывая план игры на ближайшие несколько дней.
     Вероятно, потребуется большая часть следующего дня, чтобы пересечь территории ундин и спригганов, заглянуть в Пенвезер доставить ответ Диабеля и осторожно углубиться на территорию лепреконов. Он не ожидал проблем – в конце концов, расовая склонность лепреконов была в кузнечных и ремесленных навыках, и в бета-версии они приветствовали игроков всех рас, предполагая, что это увеличит число покупателей – но не мешало проявить осторожность, тем более, вероятно, будет уже вечер, когда он туда доберется.
     Он как раз собирался погрузиться в сон, когда услышал из коридора донесшийся громкий бах. Обычно большая часть звуков с противоположной стороны двери гостиничной комнаты ослаблялась из соображений конфиденциальности, но крики, стуки и очень громкий шум проходили. Он приподнялся, свесил ноги с кровати и выглянул за дверь.
     Ничего. Нет, что-то было – на двери напротив было недолгое всплывающее сообщение, но оно исчезло прежде, чем он успел увидеть, что там было. Никто больше не всполошился; Кирито пожал плечами и закрыл дверь.
     Вытянув обе руки над головой, Кирито проверил время и нахмурился. Прошел уже почти час, как он отправил Арго сообщение, но ответа не было. Она точно не платила за время, ни ему, ни еще кому-нибудь, но очень редко было так, чтобы она не отвечала на сообщение в течение нескольких минут – примерного времени, что требовалось для завершения боя или поиска места для приземления.
     Или, возможно, она задремала. В конец концов, было уже довольно поздно.
     Все равно я не смог бы сегодня же их потратить, подумал он, забираясь в кровать для хорошего отдыха. Нужно отложить до того времени, когда я доберусь до Домнанна.

     Асуна ожидала, что хлопок дверью поможет, и очень было разочарована, когда все здание не тряхнуло от силы. Это было еще одним напоминанием, что она в виртуальном мире; реальное здание бы скрипнуло и вздрогнуло на мгновение после хлопка дверью столь сильного, словно только что произошло небольшое землетрясение. Здесь, в Альвхейме, дверь закрывалась с такой силой, сколько она могла приложить, и звук удара был удовлетворительно глубоким стуком плотной древесины – но не было никакой дрожи, ничего, что бы указывало, что на 3D модель гостиницы хоть как-то повлияла ее истерика. Вместо этого появилось таинственно расплывчатое системное сообщение, «Бессмертный объект», на несколько секунд оставшееся в центре двери.
     Это был не лучший день.
     И она знала, что главным событием был ее почти-смертельный опыт. Она сглупила, так невероятно сглупила, что это чуть не привело ее к смерти. Успех сделал ее небрежной, и начало дня было заполнено растущей уверенностью в ее способности использовать боевую систему игры, чтобы сражаться с монстрами и увеличивать уровень ее персонажа.
     Хуже того, спасение этим невыносимо самодовольным парнем-спригганом, а затем снисходительность Диабеля – они оба обращались с ней, как будто она была какой-то беспомощной, хрупкой вещью, что они должны защищать. Сама эта мысль чуть не разожгла снова ее ярость, и она заставила себя достаточно успокоиться, чтобы подумать о том, что она делала. Погружение в один из каналов по дороге домой оставило ей чувство гораздо меньшей грязи и на самом деле было довольно приятно – то есть, пока она не почувствовала, как что-то, должно быть, рыба, коснулось ее ноги, вынудив ее с громким воплем выскочить из воды. По крайней мере, она надеялась, что это была рыба.
     Припомнив, что сказал ей Кирито о прочности снаряжения, она стукнула по кожаному нагруднику, как он ей показал, и перед ней появилось квадратное фиолетовое окно, показывающее его имя и характеристики. Как она и подозревала, помимо того, что он был абсолютно грязен, он был почти сломан, как была ее рапира. В окне было написано 17/250, первое число было красным, и она предположила, что это значило, что у него осталось только 17… очков? Во всяком случае, он поврежден, и осталось не так уж много, если 250 это его идеальное состояние. Возможно, еще один-два удара его бы доломали.
     Вздохнув, она выбрала опцию его удаления, затем убрала всю оставшуюся одежду и снаряжение, пока не встала перед зеркалом, рассматривая себя. Система, похоже, не позволяла игрокам удалять базовое нижнее белье, точно так же и вода, впитавшаяся в ее прошлый костюм, похоже, не повлияла на эти основные предметы. Почти как если бы они были лишь чтобы повлиять на ее внешний вид в сторону приличия.
     Раскрыв свое игровое меню, она принялась прокручивать меню инвентаря и изучать те предметы, что дал ей Кирито и что ей выпало до этого инцидента. Она не знала, как их оценивать, и когда она изучала их характеристики, ей показывалось лишь что-то под названием рейтинг брони и прочность, но она рассудила, что они должны быть лучше ее начального снаряжения, что она носила – особенно в нынешнем состоянии.
     Она пробовала один предмет за другим, выбирая Экипировать на иконке, появляющейся, когда она нажимала на имя предмета, и смотрела, как он материализуется на ее теле – в то время как предыдущий предмет исчезает. Пока она перебирала предметы, ее гнев и смущение начали исчезать, и она поняла, что ей нравится такое глупое занятие. Это было немного похоже на игру с куклой кисекае, и как только ей в голову пришла эта мысль, она улыбнулась и, собравшись, взялась за дело, быстро переключаясь между двумя предметами и смотря, как они оба меняют ее характеристики и внешний вид.
     Ладно, подумала она. Я начинаю понимать, что в этом забавного. И если говорить честно, ей придется признать, что когда она недавно разбиралась с мобами невысокого уровня, это было по-настоящему весело, как только она справилась со своими первоначальными опасениями. Она по-прежнему чувствовала себя немного неловко, размахивая рапирой, но ее скорость и время реакции казались… как-то усиленными, как будто игра определяла, что она могла сделать, по ее показателю ловкости, а не по возможностям ее физического тела. И когда она исполняла свой навык «Прямой выпад», скорость, с которой система двигала ее тело и выстреливала в сторону цели, была тем, чего она никогда не смела бы и надеяться добиться в реальном мире. От этого она чувствовала себя немного похожей на персонажа манги, которому дали суперсилы. Ей было интересно, не станут ли удары сильнее, если она будет кричать «Прямой выпад!» во время использования умения, но она решила так не делать, потому что не видела, чтобы кто-нибудь делал что-то столь глупое.
     В целом, это было ощущение увеличения возможностей, к чему она почти привыкла. И этого было почти достаточно, чтобы изгнать часть ноющей боли, что все время была в глубине сознания, напоминая ей, что она пленница этого мира, и что она может здесь умереть – грозя лишить ее силы, которую она начала находить.
     Когда она закончила, она еще раз попозировала перед зеркалом и улыбнулась. Она остановилась на легком тонком металлическом нагруднике с рейтингом брони почти вдвое выше ее старого начального снаряжения, паре витых бронзовых браслетов, спиралями обернувшихся вокруг ее запястий, что она выбрала больше из-за внешнего вида, чем из-за чего-то еще, бледно-голубой тунике, что опускалась до колен и на талии стягивалась черным кожаным поясом, и паре высоких сапог, что, казалось, немного увеличивали ее ловкость.
     Она выглядела настоящим героем – от этой мысли она снова чуть над собой не рассмеялась. Ей не хватало только нового оружия, но об этом она позаботится утром. А сейчас нужно поспать.
     Когда наступило утро, Асуна вновь экипировала выбранное ею накануне вечером снаряжение и отправилась в торговый район Параселя. Она предположила, что она может получить замену дешевой начальной рапире, если зайдет в найденный ею ранее магазин NPC, но ее вчерашний опыт показал ей, насколько важна прочность – и теперь у нее было вполне достаточно денег, чтобы их потратить, любезно предоставленные тем спригганом.
     Она нахмурилась, когда поняла, что ее мысли снова с благодарностью сместились к Кирито, несмотря на то, каким именно способом он ей помог. Как бы груб и самонадеян он ни был, он также спас ей жизнь и дал ей деньги и предметы – и ничего не попросил взамен, только чтобы она пролетела с ним до замка, чтобы на него не напали. Возможно, это потому, что она девушка – к настоящему времени ей уже пришлось отбиваться от нескольких игроков-мужчин, которые, казалось, считали красивую девушку в видеоигре какой-то редкой зверушкой, которую им нужно заполучить в свою группу. Но когда она честно обдумала этот вопрос, она не смогла припомнить, чтобы он когда-нибудь так смотрел на нее – как будто она была не более чем куском мяса. Он был до ужаса очевидно смущен, когда она обвинила его в желании воспользоваться ею.
     Асуна энергично помотала головой, вышвыривая Кирито из своих мыслей и переводя внимание на то, куда она шла, когда она чуть не свалилась с края тротуара в канал. Прямо перед ней лежал торговый район, и когда она огляделась по сторонам, она увидела здесь гораздо больше людей, чем когда она была здесь раньше – было несколько игроков с чем-то похожим на коврики из  плетеного тростника, на которых перед ними лежали предметы, которые, предположила она, продавались.
     Несколько минут поиска окупились, когда она нашла прекрасный тонкий клинок, подходящий к ее тунике. Она не помнила, каковы же были характеристики ее дешевой рапиры, но когда она посмотрела на экран состояния этой, что продавал игрок-имп, она увидела прочность 2000/2000. Она предположила, что это значило, что она была гораздо прочнее, чем та, что она сломала. Также на ней была характеристика, которой она раньше не видела – минимальный уровень 3. Когда ее глаза поднялись вверх и налево,она увидела рядом с полосой хитпоинтов белую цифру 3 и вспомнила, что дважды видела сообщение «Новый уровень», пока была снаружи.
     – Сколько стоит эта? – спросила она.
     Сидящий на циновке со скрещенными ногами мужчина потер подбородок и посмотрел на нее темно-фиолетовыми глазами, что, похоже, было одним из доминирующих цветов его расы.
     – Она не редкая, но она прилично повышает ловкость. Скажем, 600?
     Асуна открыла свое меню и посмотрел на экран состояния. Там, где были указаны ее деньги, светилось число 2517; она начинала игру с 100 и потратила по меньшей мере половину на начальное снаряжение. Это было очень дорого по сравнению с тем хламом, но у нее не было никакой возможности рассудить, справедлива ли эта цена или нет. Опустив взгляд на рапиру и почувствовав приступ желания, она решилась:
     – Я возьму.
     С оружием на боку она почувствовала себя завершеннее – как будто до этого ей не хватало важного предмета гардероба. Едва заметив это ощущение, она с мягким недоверием покачала головой. Чем я становлюсь?
     Ей на ухо прозвучал мягкий сигнал, и периферийным зрением она увидела иконку сообщения от Диабеля; оно было помечено как системное сообщение – как общегородское объявление. Она сосредоточилась и развернула его перед собой.
     『Уважаемые игроки, к настоящему времени до вас всех дошли слухи об убийствах, недавно произошедших в непосредственной близости от безопасной зоны города. Хотя убийства были совершены по меньшей мере двумя игроками-импами, важно не судить по этим действиям их всех – менее всего тех, кто искал в нашем городе убежища от агрессии саламандр. К несчастью, виновники этого преступления скрываются среди упомянутых беженцев здесь, в Параселе. Также мы начали замечать саламандр, использующих группы работающих на них импов для проникновения на нашу территорию и устройство засад на группы. У нас нет ни малейшего желания сражаться с импами, которые такие же жертвы всего этого, как и мы – но мы не можем игнорировать риски. Вследствие этого, я глубоко сожалею, что сегодня в полдень нам придется отменить защиту безопасной зоны Параселя для всех игроков-импов и попросить всех, кто хочет остаться, получить покровительство ундин, которые могли бы поручиться за их мирные намерения. Это сообщение будет доставлено всем находящимся в безопасной зоне города, так что проживающие у нас импы тоже должны его получить – с моими искренними сожалениями за действия саламандр, что привели к необходимости этого.』
     Когда Асуна дочитала сообщение, ее глаза сфокусировались позади него, встретившись взглядом с широко распахнутыми глазами только что продавшего ей рапиру игрока-импа. Прежде чем она успела что-нибудь сказать, чтобы его успокоить, он смел все свои предметы и торговый коврик в экран инвентаря и побежал, как только они исчезли. Она взглянула на время и увидела, что уже чуть более половины двенадцатого. Тут и там она видела медленно поднимающиеся в небо фиолетовые полосы света, когда другие беженцы – или они? – решили не ждать, когда их время выйдет. Ей сложно было их в этом винить.
     Что же произойдет в полдень? Неужели они просто начнут убивать всех импов, что по-прежнему будут в городе, и у которых не будет покровителя? Она не могла представить, чтобы Диабель сделал что-то подобное, но кто знает, на что способны другие игроки? Когда они напуганы, люди могут совершить ужасные вещи – и вся ситуация с саламандрами была тому доказательством.
     Всего несколько минут назад торговый район был полон разговоров и споров о цене – дружелюбных и не очень – когда люди занимались своими делами. Теперь на него как будто упало темное покрывало; разговоры стали приглушенными, и игроки с подозрением оглядывались по сторонам или через плечо, как будто они ожидали, что импы-убийцы выйдут из-за соседнего здания или еще чего-нибудь столь же нелогичного. Асуна решила, что с нее довольно, и направилась вниз по улице в сторону одного из продающих хлеб NPC-торговцев.
     Она была не уверена, что же за звук привлек ее внимание, и лишь ставшие приглушенными разговоры игроков на рынке вообще позволили ей его расслышать. Он доносился из глубоких теней узкого переулка между двумя зданиями, и когда она заглянула в полумрак, она увидела прижавшуюся к стене маленькую фигурку. Что-то в этой фигуре или доносящихся с перерывами сдавленных звуках подняло весьма недавние воспоминания об Асуне, самой не слишком отличающейся, когда она развалилась под давлением ситуации, пока ее не вытащила доброта незнакомца.
     Асуна рискнула осторожно спуститься в переулок, и когда она подошла достаточно близко, чтобы другой человек заметил, девочка подняла голову и посмотрела на нее. По крайней мере, она думала, что это была девочка. В переулке было так темно, что трудно было сказать что-то кроме того, что она была импом – ее фиолетово-красные глаза, казалось, привлекали немногий присутствовавший свет, и девочка слабым звуком выдала свой испуг и немного отползла.
     – Все в порядке, – негромко сказала Асуна, присев и показав пустые руки. – Я тебе не наврежу.
     Девочка выглядела едва способной разобрать ее слова через свою дрожь. И она была юна – наверное, слишком юна, чтобы быть в игре; если судить по ее сложению и звуку ее голоса, Асуна бы очень удивилась, будь она много старше тринадцати.
     – А-а ч-что будет, когда мы больше не будем здесь в б-безопасности?
     Остановившись, когда она заметила, что девочка отступила при ее приближении, Асуна села и точно так же прислонилась к стене.
     – Тогда я все равно тебе не наврежу. Зачем бы?
     Девочка покачала головой и ничего не сказала.
     – Ну, я так не поступлю. Я Асуна. Как тебя зовут?
     Всхлипнув, девочка потерла глаза и посмотрела на нее.
     – Ю-Юки.
     Асуна, широко распахнув глаза, удивленно уставилась на нее.
     – Это твое имя? Юки? – Когда девочка опасливо кивнула, Асуна постаралась сдержать свою реакцию, но в итоге через ее улыбку прорвался смех. В ответ на смущенный взгляд Юки она сказала: – Я смеюсь не над тобой, Юки. Я… – Она наклонилась поближе и торжественно прошептала: – Можешь сохранить секрет? По-настоящему большой секрет?
     – Конечно.
     - Юбикири? – улыбнулась Асуна, поднимая мизинец. Юки тоже улыбнулась – в первый раз – и поклялась на мизинцах.
     – Я рассмеялась, потому что это и мое имя – моя настоящая фамилия. Юки Асуна.
     Девочка хихикнула, снова вытерев нос рукой.
     – Конно Юки. И ты права, это забавно.
     Асуна протянула ей руку.
     – Иди сюда, Юки, все хорошо. – Поколебавшись, девочка придвинулась ближе, пока Асуна не смогла ее обнять; Юки вздрогнула, а затем прижалась к Асуне. – Жаль, что ты оказалась в этом беспорядке. Твои родители с тобой в игре? – Ее рука немного сжалась, когда Юки покачала головой и издала слабый мяукающий звук, что, возможно, был отрицанием. – Кто-нибудь еще? – Еще одно покачивание головой.
     Проглотив жалость и горе, что она почувствовала, услышав это, Асуна протянула свободную руку и погладила девочку по волосам. Юки мгновение поколебалась, прежде чем вцепиться в Асуну и уткнуться лицом ей в плечо. Держа одинокую маленькую девочку в своих объятиях, Асуна закрыла глаза и постаралась быть сильнее, чем она себя чувствовала.
     – Ну, теперь ты со мной, Юки. И я не позволю, чтобы с тобой что-нибудь произошло.

     Глаза Арго были закрыты, но ее чувства были в другом месте.
     В большинстве магических школ был тот или иной способ слежки – то есть, заклинание фамильяра, следующего за человеком и сообщающего, что он видит и слышит. У кайт ши, у которых не было сродства ни с какой магической школой, вместо этого было умение уникального для их расы навыка Приручения: Гоканцуки, или Овладение-Разумом.
     Это можно было сделать с большинством животных, но мало кто из кайт ши старался улучшать его из-за связанных с ним рисков и ограничений – серьезнейший из которых был в том, что во время «овладения» питомцем игрок не обращал внимания на окружение его собственного тела, так как нейрошлем заменял чувства игрока ощущениями его питомца. В бета-тесте это был просто раздражающий недостаток. Здесь, в игре со смертью в ALO, это было равносильно приглашению быть убитым.
     Насколько знала Арго, в бета-тесте она была единственной, приблизившейся к освоению этого навыка, и одной из немногих, кто использовал его на регулярной основе. К этому времени она очень хорошо научилась искать тайники, где можно было залечь, пока она входила в одного из своих «шпионов». Так что пока ее настоящее тело сворачивалось глубоко в дупле старого дерева неподалеку от ближайшего данжа или общих охотничьих угодий, ее разум видел и слышал через одну из ее крыс.
     Она, по сути, шпионила за своим собственным лидером.
     – Мы должны сделать это, если хотим прорваться к Аруну, – сказал Райкодзи, когда она направила маленького грызуна осторожно сунуть нос в его рабочий кабинет. Легкость этого была еще одной причиной, почему она предпочитала небольших простых существ вроде крыс – ей не приходилось сражаться с их волей, чтобы заставлять их двигаться. Укротителям, занимающимся ориентированными на бой существами, вроде огненных дрейков, приходилось прикладывать гораздо больше усилий, заставляя этих умных существ исполнять их волю.
     – Сэр, если честно, я не думаю, что мы готовы. Средний уровень нашей группы едва дотягивает до 8, и вы говорите о боссе. – Когда крыса повернула свою крошечную голову, отслеживая источник голоса, Арго увидела мечника кайт ши, которого раньше не встречала – судя по его виду, главного танка своей группы. Позади него была пара других, тоже ей незнакомых.
     Он выглядел напуганным.
     - Полевой босс, а не босс Иггдрасиля, – расхаживая, отмахнулся Райкодзи. – И я не прошу вас сражаться с ним. Вам нужно лишь разведать. Убедиться, что он все еще на том же месте, и чтобы кто-нибудь использовал навык Идентификации, чтобы проанализировать его и удостовериться, что не будет никаких сюрпризов, когда на него пойдет рейд. Серьезно, Телвин, насколько это сложно?
     – Я не знаю, – с тяжелым взглядом сказал Телвин. – В отличие от вас. И я, можно сказать, считаю это важным. – Он повернулся и обратился к другим присутствующим членам своей группы. – Фейтвинд, Иссин, не могли бы вы дать мне минуту? – Когда двое названных игроков направились к двери, Арго воспользовалась отвлечением и быстро подтолкнула крысу пробраться вдоль стены и спрятаться под другим столом, поближе к двоим оставшимся, устроившись так, чтобы лучше слышать.
     Когда дверь за ними закрылась, Телвин сердито развернулся к своему лидеру.
     – Да что с тобой за чертовщина, Рай? Ты знаешь, что в моей патрульной группе одни новички. Кроме меня, в группе ни одного тестера. Это работа для одной из групп проходчиков; они больше качаются и тренируются для борьбы с боссами.
     – Да, – раздраженно выпалил Райкодзи. – И именно это они и продолжат делать. Я не хочу рисковать группами проходчиков, разведывая бой с боссом.
     Телвин напрягся, уши плотно прижались к голове, а хвост яростно рассек воздух.
     – Иными словами, мы заменимы.
     – Называй это как хочешь. Я называю это твоей чертовой работой. По крайней мере, с тобой у твоей группы будет неплохой шанс получить нужную нам информацию и вернуться одним куском. Если я пошлю группу полных нубов, мы ничего в итоге не получим.
     Ничего, безмолвно заметила Арго. Не «никого». Вот ты скотина, Рай. И я точно знаю, почему ты так поступаешь, пусть даже Телвин этого еще не понял.
     Телвин, похоже, тоже заметил выбор слов, его янтарные глаза загорелись, когда он уставился на своего лидера.
     – Тебе и правда насрать, выживем мы или умрем, а, Рай? Тебе нужны лишь твои чертовы разведданные.
     – Честно, Телвин? Нет. Я правда предпочитаю не терять бета-тестеров, но главное здесь это знать наверняка, с чем мы столкнемся, чтобы мы могли пройти босса долины и добраться до Аруна раньше остальных рас. Помимо защиты нашей территории, все остальное вторично, пока мы не доберемся до Мирового Древа. А теперь ты пойдешь делать свою работу, или мне пойти найти группу нубов сделать ее за тебя?
     Все еще стоя прямо, как палка, Телвин еще несколько мгновений смотрел на Райкодзи, прежде чем чрезмерно, демонстративно четко отсалютовать ему и развернуться на каблуках, чтобы уйти. Единственное, что он мог сделать, чтобы еще яснее выразить свое оскорбление, это выйти, печатая шаг. Как только дверь захлопнулась, Райкодзи в припадке ярости скинул на пол содержимое ближайшего стола, его разочарованное рычание сопровождал звук бьющихся и растворяющихся на полигоны чашек и тарелок.
     – Черт тебя дери, Телвин, – пробормотал он, глядя на только что устроенный им беспорядок. – Просто заткнись и убейся уже. – Осознав всю глупость разбрасывания вещей, он вздохнул, наклонился и начал собирать на поднос столовое серебро.
     И столкнулся лицом к лицу с питомцем Арго, прячущимся под столом, с которого он только что все скинул.
     Арго не могла заставить питомца что-то сказать, но когда Райкодзи издал звук удивления и отвращения, его ИИ по собственной инициативе пискнул и понесся ко входной двери. Она попыталась пересилить его и направить его в сторону более вероятного убежища в ближайшей куче подушек вокруг рабочего стола Райкодзи, но ИИ питомца почувствовал надвигающуюся опасность и в состоянии «паники» не слушал ее.
     Последнее, что она видела, это тень опускающегося сапога Райкодзи.

     Встретив к настоящему времени игроков-женщин в двух разных, отличающихся от его, фракциях, Кляйн решил что да, он и правда выбрал неверную расу для игры.
     Сложно было думать об игроке перед ним как-то еще, кроме как о девушке-кошке. Единственными заметно кошачьими чертами были ее уши, хвост и маленькие клычки, что она показывала, когда открывала рот – остальное было человеческим или, по крайней мере, человекоподобным. Но, помимо этого, она двигалась как кошка. Ее хвост, казалось, жил собственной жизнью, лениво двигаясь и колыхаясь, казалось, каждый момент времени отслеживая ее положение; ее уши время от времени дергались, реагируя на звуки, и выглядели очень подвижными. В сочетании с ее изяществом и маленьким ростом, общий эффект был болезненно милым.
     Кляйн не совсем влюбился, но ему правда было жаль, что в этом мире у него не было номера телефона, который можно было бы дать. Девушка, со своей стороны, казалось, была весьма впечатлена, когда справилась с шоком от вида саламандра, импа и сильфа в одной группе.
     – Хотела бы я сказать вам, где он, – поднимая ладони, сказала Алисия. – По правде говоря, я совсем не знаю парня. Видела его как-то раз, или, по крайней мере, кого-то соответствующего описанию – у него был лук, и он был в пограничном патруле.
     – Отлично, – сказал Кляйн. – Каким-то образом нам удалось избежать столкновения с единственной патрульной группой, которая была бы полезна.
     Алисия рассмеялась, хвост дугой последовал за ней, когда она развернулась на месте и поманила Кляйна следовать за собой на огромный мост, лежащий у подножия холма, на котором они стояли.
     – Пошли. Отправимся во Фрилию и поспрашиваем. Я уверена, что кто-нибудь знает… как его зовут?
     – Иссин, – почти одновременно сказали Кляйн и Кунимитз. Кляйн продолжил: – Будет ли все в порядке? Паршиво будет, если на нас нападут там, где мы не сможем себя защитить.
     – Все нормально. Райкодзи поручил нам внимательно следить за южной границей, но почти все, кого я знаю, предположат, что если вы в городе, и никто на вас не нападает, значит, у вас здесь свои дела или вы в чьей-то группе. У нас здесь вроде как все тихо.
     – Рад это слышать, – со значительным облегчением сказал Кляйн. – В стране сильфов все было довольно напряженно.
     Хвост Алисии резко хлестнул, пока она шла.
     – Да, ну, у них на это есть все основания. Из того, что сказала в своем сообщении Сакуя, на них почти каждый день наседают саламандры. – Кляйн едва уловил краем глаза, как она оглянулась через плечо на него.
     – Прости, – сказал он. – Я во всем этом не участвую. Я точно не выбирал… то есть, я выбрал играть саламандром, но это было до… в смысле, это…
     Посмеявшись над его дискомфортом, она бросила назад взгляд, что был чуть дружелюбнее первого.
     – Все в порядке, – сказала она. – Никто не знал, что здесь произойдет, когда мы выбирали своих персонажей. Во всяком случае, я ценю, что тебе хватило мужества уйти оттуда и пойти за своими друзьями. Это довольно круто с твоей стороны.
     Неуютно потерев свою шею, Кляйн постарался справиться с волнением от неожиданного комплимента.
     – Да, ну, они много лет были моими друзьями, и мы все должны были встретиться и снова сформировать гильдию в этой игре. Я не мог просто их оставить.
     Следующий взгляд Алисии предполагал, что да, вполне мог – и что она стала лучше о нем думать, что это не так.
     Как только у всех них отдохнули крылья, они поднялись в воздух, пересекая остальную часть моста, соединяющего Фрилию с материком. С земли сложно было получить представление о его размерах, так как он тянулся настолько далеко, что почти исчезал в дымке расстояния. Но с воздуха Кляйн видел, насколько же огромным он был. Белые каменные арки поднимались над водой через каждые двадцать метров, поддерживая мостовую, достаточно широкую, чтобы могли проехать три повозки в ряд. Он простирался, должно быть, больше чем на километр, пока не достигал островного города, встречаясь с горизонтом, как иллюстрация, демонстрирующая, как рисовать перспективу.
     Алисия казалась быстрее Кляйна и его друзей – безусловно, из-за свободного полета – но даже ограниченные их крейсерской скоростью, им потребовалось всего несколько минут, чтобы преодолеть всю длину моста. Кляйн видел желтые следы света, тут и там дугами выгибающиеся над городом, когда кайт ши более эффективным способом перемещались с места на место, тут и там видны были скопления летных трасс, отмечающих короткоживущими цветными линиями в небе, как группы собираются для патрулирования или квестования.
     – Итак, Алисия, – сказал Кляйн, когда они осторожно сманеврировали приземлиться рядом с NPC-оружейником. – Я знаю, что у саламандр огонь, Динамм говорит, у сильфов воздух, в Кунимитз использует темную магию. В чем же хороши кайт ши?
     – Ну, у нас, вообще-то, нет никакого сродства со стихийной магией, но у нас есть возможность приручать различных животных и использовать их как питомцев. На высоких уровнях навыка мы даже сможет тренировать для других игроков верховых.
     – Эй, похоже, это довольно полезно.
     – Может быть, – сказала Алисия, подмигнув и дернув ушами, когда они прокладывали путь через толпу. – Не могу дождаться, когда у нас кто-нибудь раскачает Приручение; это хороший источник дохода для фракции. Плюс, высокоуровневые убежденные приручители могут быть одиночками с весьма неплохим боевым питомцем.
     Динамм хмыкнул, хлопая Кляйна по плечу, чтобы привлечь его внимание.
     - Эй, Иссин никогда ничего не говорил о том, чтобы играть классом с питомцем. Он упоминал, что хочет использовать лук, как в нашей прошлой игре, так что, может быть, он и правда тот парень из патруля, что она упоминала.
     Алисия задумчиво коснулась губ пальцем.
     – Ну, у нас зрение лучше, чем у большинства остальных рас. Но мы популярны среди тех, кто хочет играть лучниками, так что это вполне может быть кто угодно. А вы еще ничего от него не слышали?
     Кляйн покачал головой.
     – Мы использовали те же имена, что в нашей старой гильдии, но каждый раз, как я пытаюсь отправить ему письмо, я получаю это странное системное сообщение, в котором говорится, что он не принимает их.
     Нахмурившись, Алисия с задумчивым видом остановилась на полушаге и с задумчивым видом, демонстрируя клычки, прикусила губу.
     – О! – внезапно взвизгнула она. – Клянусь, я знаю. Есть переключатель, отмечающий, хочешь ли ты получать сообщения от тех, кто не в твоей группе, гильдии или списке друзей. По умолчанию он отключен; держу пари, он его так и не включал.
     Кляйн с размаху хлопнул себя по лбу, вдруг почувствовав себя полным тупицей.
     – Должно быть, так и есть. Кое-кто мне в первый же день показал, как его включить, и я совсем о нем забыл. Но тогда почему он не послал мне сообщение? Он же это может, верно?
     Алисия пожала плечами.
     – Не представляю. Но я точно знаю того, кто может выяснить. – Она раскрыла свое меню и повозилась с ним, после чего подняла руки в положение для набора текста, готовясь отослать новое сообщение. – Судя по моей карте, она еще в пути за городом, но ответ должен скоро прийти. Она знает все. А что она не знает, она может узнать – за свою цену. – Подняв взгляд и ухмыльнувшись, когда она привычным взмахом руки закрыла меню, Алисия с намеком на поддразнивание сверкнула глазами. – Со всем, что вы трое видели и пережили по пути сюда, готова держать пари, у вас полно информации на обмен. Так что вот вам бесплатный совет: когда встретите Арго, не говорите ей бесплатно всего, что знаете. Используйте информацию как козырь для поисков своего друга.
     – Все правда так? – у Кляйна начало появляться смутное представление о том, насколько общим было такое корыстное отношение в условиях их обстоятельств.
     – О, не пойми меня неправильно. Арго невероятна. Я до смерти ее люблю; она одна из лучших моих подруг. Но она живет и дышит информацией. Скажи ей, что ты ищешь, узнай у нее, что она за это хочет, и посмотри, сможешь ли ты сэкономить деньги, предложив ей свои новости. Думаю, особенно она захочет узнать все, что ты видел, пока был с саламандрами.
     В то время как Кляйн кивнул, пытаясь придумать, как предложить такую информацию без того, чтобы ее отдать, глаза Алисии метнулись в сторону.
     – О, вот и она. Постой.
     Когда она подняла руку и коснулась чего-то перед собой, ее глаза заметались из стороны в сторону, когда она читала текст сообщения, расширившись всего за мгновение.
     – О, этот трахнутый крысой…
     – Проблема? – Спросил Кляйн, к этому моменту уже усомнившийся, что он сможет забрать хоть одного члена своей группы без какой-нибудь произошедшей драмы. Он поразился тому, как он смог сразу определить изменение настроения Алисии по смене ее языка тела; ее уши встали торчком, а хвост взволнованно метался, из-за чего он задался вопросом, сама ли она это делала – и если да, то как – или игра делала это за нее.
     – Ты сказал, что вашего друга зовут Иссин, так? Ис-син, пишется И-эс-эс-и-эн?
     – Верно, – подтвердил Кляйн, когда Алисия по буквам уточнила написание имени его друга, от этого вопроса к нему вернулось смутное чувство беспокойства. – В чем дело?
     Вместо ответа Алисия схватила Кляйна за запястье и дернула его обратно, в направлении, откуда они пришли, резко растолкав несколько групп людей, прежде чем найти открытое место. Когда она отпустила Кляйна и, раскрывая крылья, прыгнула прямо вверх, она резко сказала:
     – Летим!
     Кляйн поколебался ровно столько, сколько нужно было, чтобы убедиться, что Кунимитз и Динамм последовали за ним, после чего достал контроллер и ринулся за сопровождающей его кайт ши так быстро, как только мог.
     – Не скажешь мне, что происходит? – завопил он ей, подобравшись на дистанцию крика.
     – Если говорить коротко, ваш друг вляпался в политику кайт ши и оказался в серьезной беде. И если мы поднапряжемся, у нас, может быть, будет шанс догнать его вовремя.
     – Вовремя для чего? – спросил Кляйн, подозревая, что он уже знает.
     Алисия не обернулась взглянуть на Кляйна. Она внимательно вглядывалась вперед, уши от встречного ветра прижались к голове, и она сказала:
     – Вовремя для того, чтобы не дать ему стать приманкой для босса.

Глава 7. 9 ноября 2022

     Хотя в безопасной зоне хитпоинты защищенных игроков, если они не участвуют в дуэли, уменьшаться не будут, бой все еще возможен. Наносимый защищенному игроку ущерб преобразуется в пропорциональный нанесенному во время атаки урону отбрасывающий эффект, а возникшие во время атаки физические силы – иными словами, ощущение столкновения – не изменяются. Игроки должны помнить, что в то время как они могут атаковать незащищенных игроков, не опасаясь урона в ответ, их цель не остается полностью беззащитной…
–Руководство Альвхейм Онлайн, «Бой в безопасной зоне»
     Арго и раньше теряла питомцев во время Овладения-Разумом. Это было не приятно. Помимо переходного чувства дезориентации, всегда сопровождающего переход между аватаром и питомцем, резкость перехода, когда это происходило из-за смерти питомца, ненадолго оставляла игрока в «оглушенном» состоянии, пока они ментально дрожали от сенсорного воздействия, своей интенсивностью мало отличимого от столкновения с грузовиком.
     Но никогда раньше это не было больно. По сути это было впервые, когда Арго чувствовала в виртуальном мире что-то похожее на боль; столкновения и температуры могли быть неудобны, но ранения всегда оставляли странное ощущение онемения, так что она подозревала, что система каким-то образом поглощает или подавляет болевые импульсы. Она не представляла, почему оно теперь не работало или почему оно изменилось – но если так все и будет продолжаться, значит, ей придется стать гораздо осторожнее, когда она «овладевает» своими питомцами.
     Еще одно доказательство, что Каяба ненавидит кайт ши, подумала она, лежа в своем тайнике, наполовину свернувшись клубком, дергаясь и заставляя гортанный крик выходить приглушенным, протяжным стоном, что менее вероятно разнесется далеко. Она все еще чувствовала сокрушительный вес обуви Райкодзи, когда она опускалась на ее питомца-крысу, тошнотворное ощущение раздавливающегося тела, пока ее не вышвырнуло обратно в ее аватар, как будто кто-то в лоб ударил ее кувалдой.
     Из ниоткуда и отовсюду раздался знакомый мягкий шум, привлекая ее внимания и выводя ее из состояния шока. Открыв глаза, она сосредоточила на мигающем значке сообщения и использовала его как своего рода опору, пытаясь успокоиться и прогнать вялые волны боли. Когда она, наконец, смогла развернуть свое тело, она перевернулась на спину и дрожащим пальцем потянулась открыть сообщение, глаза заметались из стороны в сторону.
     「Привет, малышка, нашла для тебя хохму. Слушай: Сакуя (ты же ее помнишь, да?) прислала какого-то саламандра по имени Кляйн с сильфом и импом в группе, ищущих их друга из реала кайт ши. Звучит как начало шутки, а? Саламандр, сильф и имп вошли в бар… во всяком случае, кота зовут Иссин или что-то в это роде. Стройный, среднего роста, короткие каштановые волосы, возможно, лучник; может быть в патрульной группе. Как думаешь, сможешь выручить девочку? Кляйн довольно милый для салли, и тебе должна понравиться верность этого парня. –Алли」
     Арго не могла решить, злиться ли ей на Алисию, что она гоняется за парнем, когда все они в ловушке этой игры со смертью, или быть потрясенной тем, насколько проблема подруги перекликается с тем, чему она стала свидетелем. В Альвхейме могли быть сотни квадратных километров площади, но это все равно был тесный мир, даже с десятикратным, по сравнению с бета-тестом, числом игроков.
     Ее руки все еще дрожали; когда она взялась отвечать, она несколько раз посжимала кулаки, после чего принялась аккуратно набирать ответ.
     「У твоего парня серьезная проблема. Несколько минут назад – прежде чем ублюдок убил мою крысу – я слышала, как Рай отправил Телвина вместе с группой нубов разведать босса долины, и одного из игроков в его группе звали Иссином. Телвином зовут одного из бета-тестеров, которые голосовали против лидерства Рая. Считай сама. –Арго」
     Испустив на остатках дыхания тихий стон, когда она ударила по Отправить, Арго на несколько секунд крепко закрыла глаза.
     – Райко-пин, – прошептала она. – За это я тебя сожгу.
     Ей нужно было поторопиться на юг, но ее работа здесь еще была не завершена. Следовало поговорить еще кое с кем, и этого она ожидала отнюдь не с радостным предвкушением.
     「Бросай, что ты делаешь, и внимательно слушай. Мне нужно знать все, что тебе известно о боссе в Долине Бабочек, и мне нужно знать это СЕЙЧАС. –Арго」
     Пока она ожидала ответа, Арго закрыла глаза и досчитала до десяти, стараясь очистить свой разум от сохраняющейся травмы потери своей крысы. Превыше их полезности и неприятности смертельного-отключения, она знала, что хоть у нее и бывала порой тенденция излишне привязываться к своим питомцам – они, все же, были просто мобами; они даже не были настоящими ИИ в полном смысле этого слова. Тем не менее, она почти могла представить, что у всех них есть личность, и ей приходилось давать им имена, чтобы различать их в своих мыслях, когда у нее было их более одного.
     Ее мысли прервала иконка нового сообщения; она почувствовала облегчение не только из-за этого вмешательства, хоть облегчение было не долгим, как только она изучила ответ.
     「И тебе доброго дня, моя дорогая. Хотя боюсь, тебе придется быть чуть конкретнее – я знаю довольно много о боссах долин. В конце концов, я был в совместной группе проходчиков наших с тобой рас. Кроме того, имей в виду, в какое положение это меня ставит. –СР」
     Если бы Арго могла стукнуть по своему интерфейсу, она бы, наверное, так и поступила. Ей потребовалось мгновение, чтобы прогнать испытываемое ею раздражение; гнев контрпродуктивен. С чуть прояснившимся разум и успокоившимися руками ответ Арго потребовал почти столь же мало времени, как и чтение сообщения.
     「Не шути со мной, Скаррип. У меня нет времени на твои игры, а учитывая, что с нами всеми сделал твой наниматель, твой пункт о конфиденциальности, как по мне, стоит меньше слизьего пердежа. Кое-кто умрет, если я прямо сейчас не получу точную информацию, и ты знаешь, что я заплачу или предложу что-нибудь на обмен.」
     「Как всегда, твои аргументы вполне красноречивы. Очень хорошо – тогда обмен. Я отвечу на твои вопросы о Феллраке Пожирателе. Ты же, в ответ, предоставишь мне информацию равной ценности от твоих источников среди саламандр о том, где и когда они планируют нанести следующий удар. –СР」
     Она почти слышала самодовольный голос Скаррипа, когда вслух читала его сообщения, бессознательно подражая его манере речи. На вкус было отвратительно. В бета-версии он всегда был много о себе возомнившим кретином, но он был полезным много о себе возомнившим кретином. Что-то в нем изменилось после того, как Каяба поймал всех в ловушку игры со смертью; казалось, он все больше и больше принимал роль своего персонажа всякий раз, как она с ним переписывалась. Он все еще скрывал где-то в своей голове довольно неплохую информацию, но вытаскивание ее из него означало примирение с тонной глупостей.
     Арго не должны нравиться люди, с которыми она вела дела. Но это много чем помогало. Она заколебалась лишь на мгновение, прежде чем отправить краткий ответ.
     「Согласна. Рассказывай.」

     Асуна не слишком хорошо представляла, что произойдет в полдень, когда игроки-импы больше не будут защищены безопасной зоной Параселя. Неопределенность означала, что чем бы еще она не хотела заняться в этот день, безопаснее всего будет вернуться вместе с Юки в свою комнату и присматривать за ней, пока эмоции не остынут, несмотря на то, что они обе изрядно проголодались. Никто пока не побеспокоил их двоих, но более одного игрока косо или подозрительно посмотрели на Юки, да и сама Асуна удостоилась нескольких таких взглядов. Она изо всех сил постаралась точно так же взглянуть в ответ.
     Прежде чем они вернулись в уединение ее комнаты на постоялом дворе, Асуна решила, что легкий перекус, возможно, никак не навредит. Она привела Юки в принадлежащий NPC киссатэн и заказала для них обеих чай и пирожные, уступив себе и решившись на расточительное бахвальство.
     – Я не понимаю, почему они так сердиты, – горько сказала Юки, баюкая в маленьких ладонях чашку горячего чая. – Я ничего им не сделала.
     – Нет, не сделала, – мягко сказала Асуна. – Но они не знают, как отличить желающих навредить им игроков от тех, кто не желает, так что они подозревают всех, кто иначе выглядит. – Она глотнула свой напиток и почувствовала, как по телу разливается тепло, прогоняя часть ее беспокойства. – Как ты здесь оказалась, Юки? У тебя есть мама и папа, которые могут о тебе беспокоиться?
     Юки так крепко сжала свою чашку дрожащими руками, что Асуна подумала, что она вполне может ее разбить. Девочка не смотрела ей в глаза.
     – Я не хочу говорить о них, – сдавленным от грусти упавшим голосом сказала она.
     – Ладно, – быстро сказала Асуна. – Не будем. Но это значит, что ты пришла сюда совсем одна?
     Едва заметное покачивание головой; Асуна чуть его не пропустила.
     – У меня была… подруга, – сказала она, заколебавшись и быстро скрыв это. – Но она… то есть, когда саламандры напали, они…
     О, нет. Асуне хотелось протянуть руку и прижать к себе бедную девочку, но в руках у них обеих все еще были чашки с чаем. Юки посмотрела на нее сквозь завесу фиолетовой челки, просыпавшейся из-под ее малинового ободка.
     – Ты имела в виду именно то, что сказала? – спросила она. – Я смогу остаться с тобой, и все будет в порядке?
     – Обещаю, – сказала Асуна со всплеском ярости. – И если кто-нибудь попытается напасть на тебя, Юки, я с ними сражусь. – Как только она сказала это, она поняла, что это правда: если понадобится, она встанет между этой девочкой и самим Диабелем, и к черту последствия. Мощь ее желания защитить эту юную девочку, с которой она только что познакомилась, удивила ее – если быть честной перед собой, в основном из-за возмущения всей этой несправедливостью, чем чего-то еще.
     Но излучаемая услышавшей это Юки благодарность наполнила Асуну гораздо большим теплом, чем выпитый ею чай. Юки порывисто наклонилась и обняла ее; Асуна не нашла возможности позаботиться о пролившемся при этом на стол чае.
     – Я хочу быть сильной, как ты, – заявила Юки, обнимая свою новую подругу.
     Асуна немного растерялась. Она почти возразила, что Юки ошиблась, что она не так сильна, как все здесь. Но когда она посмотрела в красно-фиолетовые глаза девочки и увидела в них веру и надежду, слова застряли у нее в горле. Прямо сейчас, больше чего-либо еще, этой девочке нужен был кто-то сильнее ее. Чтобы она чувствовала себя в безопасности, чтобы ей сказали, что все будет в порядке, и чтобы она смогла в это поверить. У Асуны никогда не было младшей сестры, но в этот самый момент она прекрасно поняла, что она должна чувствовать – и что бы она чувствовала, будь Юки и правда ее младшей сестрой, попавшейся вместе с ней в ловушку этого мира.
     Нет, заставить ее чувствовать себя в безопасности недостаточно. Ей нужно быть в безопасности. И если Асуна не сможет все время защищать ее, ей нужно знать, как самой защищать себя.
     – Ну ладно, – наконец, сказала Асуна, улыбнувшись и отведя несколько фиолетовых прядей с лица Юки. – Я научу тебя тому, что знаю. Но знаешь, Юки, в этой игре становишься сильнее, сражаясь с монстрами. Это значит выйти наружу, к ним. И к другим игрокам. – Сказав это, она огляделась по сторонам; в маленьком магазинчике, где они сидели, не было никаких других игроков, но она видела за окном суету проходящих туда и сюда пешеходов.
     На мгновение Юки снова стала похожа на испуганную маленькую девочку. Но когда это мгновение прошло, что-то в ней, похоже, укрепилось, закрывая ее от испытываемого ею страха; Асуна видела, как она изменилась, когда в ее голосе появилась решительность, казалось, прибавив ей несколько лет.
     – Меня это не волнует, – сказала она, приподняв подбородок. – Я хочу быть сильной, как Асуна. Я хочу идти туда, куда идешь ты. И я все равно больше не в безопасности здесь, в городе, так?
     Асуна лишь изумленно смотрела на младшую девочку. Неужели так она выглядела в глазах Юки? Неужели та же самая решимость, что она утвердила на своем лице, отражалась и на ней? Неужели она выглядела похожей на нее саму, нося эту маску силы как незнакомое пальто на три размера больше?
     Снова обняв Юки и крепко прижав ее к себе, Асуна похлопала ее по спине, прежде чем отпустить ее и подняться на ноги.
     – Ладно, Юки. Но сперва нам нужно зайти в магазин купить снаряжение.
     Юки вскочила со стула так быстро, что он скользнул назад и чуть не упал.
     – Правда? Можно мне меч? По-настоящему большой меч?
     У нее было некоторое представление о том, насколько легко приспосабливаться могли дети, но контраст между прежней робостью Юки и ее нынешним рвением чуть не потряс Асуну. Она рассмеялась и похлопала девочку по макушке.
     – Можешь купить меч, если ты правда так хочешь, Юки. Но ты уверена, что не предпочтешь сделать упор на магию? Таким образом ты сможешь стоять в стороне и уничтожать монстров с безопасной дистанции.
     Юки покачала головой.
     – Не-а. Если Асуна не боится сражаться мечом, то и я не буду. Клянусь, мы станем лучшими из всех героев!
     Асуна улыбнулась, когда они вдвоем, держась за руки, вышли из магазина.
     – Если ты так хочешь, не буду вставать у тебя на пути. Тогда мы с тобой будем партнерами – и сражаться бок о бок. И однажды мы покинем это место и станем друзьями в реальном мире, правда?
     Она ожидала, что Юки этому обрадуется, но едва сказав это, она увидела, как девочка помрачнела, как будто она вместо этого только что сказала ей, что она никогда не вернется домой.
     – Думаю, да, – через мгновение тихо сказала Юки, в ее голосе кратко проступило что-то почти похожее на горе. Что бы это ни было, оно прошло, прежде чем Асуна успела спросить, что случилось, и Юки посмотрела на нее с улыбкой, которая вполне могла быть настоящей. – Пошли, посмотрим на мечи!
     Энтузиазм Юки был заразителен. Асуна усмехнулась, когда девочка почти потащила ее за собой в направлении торгового квартала, их смех эхом отражался от стен окружающих их зданий. Хотя на них было направлено изрядное число неприязненных взглядов, что-то в невинном и радостном поведении их двоих, когда они бежали по улицам, казалось, разрядило часть гнева, что она заметила ранее. Она просто не могла представить, чтобы кто-нибудь посмотрел на Юки и увидел в ней угрозу.
     Уход из города большинства игроков-импов оставил на рынке пустое место – Асуна не понимала, насколько много одиночных торговцев были импами, пока не заметила их отсутствия. Все еще оставался ряд ундин, продающих свою добычу или созданное при прокачке Оружейного дела оружие, но выбор был гораздо ограниченнее, чем ранее. От этого это место казалось почти пустым – если бы она не была здесь раньше, она бы могла и не заметить; но контраст с тем, что было всего несколько часов назад, не заметить было нельзя.
     Юки на пробу взмахивала длинным мечом, когда их внимание привлекло волнение на другой стороне рынка. Она слышала возвысившиеся в гневе голоса и нарастающий в толпе беспорядок, когда все взгляды начали обращаться в этом направлении, и она нахмурилась на тревожащий звук конфликта.
     – Асуна? – Юки опустила меч, к которому она примерялась, и приподнялась на цыпочки, стараясь взглянуть поверх гораздо более высоких людей. – Что происходит?
     Асуна покачала головой, в ней нарастало чувство беспокойства, когда она сама безуспешно попыталась взглянуть на источник проблемы.
     – Я не знаю, – сказала она, беря Юки за руку и осторожно ведя ее в этом направлении. – Давай выясним.

     Кирито собирался встать пораньше, но последние несколько дней были утомительны, и он забыл установить будильник, прежде чем погрузился в сон. Мысленно пнув себя за оплошность, он сонно моргнул, а затем заметил мигающую иконку сообщения – общегородское объявление лидера ундин.
     То, что он прочел в нем, не вложило в него особого желания остаться.
     Не то чтобы он не понимал причины резкого изменения политики. По мнению Кирито, Диабель сглупил и поспешил, фактически, так быстро предоставив импам статус «союзников». Но если настроение города обернется против игроков-импов, боязнь чужаков может так же легко перекинуться и на него – и нет никаких гарантий, что большинство игроков, будучи полными новичками в игре, хотя бы знают, как отличить сприггана от импа. Все может стать не очень хорошо, и лучше ему поторопиться.
     Кирито быстро проверил свои припасы и снаряжение, собираясь как можно быстрее отправиться в путь и наверстать упущенное время. Он вздохнул, когда увидел прочность своего Закаленного меча; не стоило бояться, что он сломается, но он был примерно на середине, и не было никаких гарантий, что он сможет снова починить его, прежде чем он износится – и он не мог позволить себе рисковать сломать его.
     Пристальные на него взгляды, когда он спустился по лестнице из своей комнаты, казалось, подтвердили его опасения, заставив его прекрасно понять, что любой увиденный им ундина может напасть на него, не боясь ответного удара – единственным его выходом будет улететь, пока он не окажется за пределам городской черты. Он был вполне уверен, что сможет перелетать практически любого – особенно использующего полетный контроллер – но ему не очень удобно было столь опрометчиво рисковать своей жизнью. Никто к нему не приблизился, и он был просто рад, что комната была достаточно просторна.
     Он как раз закончил ремонтировать свое оружие у NPC-кузнеца, когда его удача закончилась. Резкий хлопок по плечу заставил его быстро обернуться и увидеть стоящих перед ним нескольких игроков-ундин с суровыми лицами и скрещенными на груди руками. Если бы не потолок над головой, он бы, наверное, сразу же улетел, не собираясь слушать, что они желают ему сказать; в этой ситуации он всерьез задумался о прорыве – часть кузницы была открыта рынку, и он вполне мог рвануться и высвободиться.
     – Что ты до сих пор здесь делаешь? – резко спросил коснувшийся его игрок, глядя на него глазами цвета моря и стоя слишком близко к личному пространству Кирито для сохранения его спокойствия. Игрок был молод, может быть, всего на несколько лет старше самого Кирито, но это ничего в общем-то не значило – меч у него на боку был так же остер.
     Кирито изо всех сил постарался скрыть свой гнев и страх и посмотрел в глаза другого игрока.
     – Закончу с делами и уйду. Я вас не побеспокою.
     – Чертовски верно, не побеспокоишь, – заявил второй игрок, вместе с еще одним обходя вокруг и перекрывая Кирито потенциальный путь отступления. – Это наш город – мы здесь защищены, а ты нет. Знаешь, что это значит?
     – Могу поспорить, лучше чем ты, – сказал Кирито, поняв, что эти слова были ошибкой, едва они слетели с его губ.
     Три лица хмуро посмотрели на него с практическими одинаковыми выражениями, взывая к сходству игроков-ундин, несмотря на большую разницу из причесок и сложения. Ближайший из них, заговоривший первым, толкнул Кирито, прижимая его спиной к кирпичной кладке горна. Кирито чувствовал спиной тепло, что при других обстоятельствах могло бы быть почти успокаивающим.
     – Ты не слишком умен, а, паренек? Не думаю, что ты понимаешь ситуацию, в которой оказался. Ты должен был уйти полчаса назад, а теперь тебе придется раскошелиться. Раскошелиться на тот неплохой меч у тебя за спиной.
     – Этого не будет, – ровно сказал Кирито, покоряясь возможности того, что эти игроки не оставят его в покое. – Так что давай рассмотрим другую идею: я ухожу. Вы меня при этом не побеспокоите. И я не полечу прямо к замку и не скажу Диабелю, что вы трое мешаете мне сделать работу, за которую он мне заплатил.
     Один из игроков, парень примерно одного возраста с Кирито с консервативно стрижеными насыщенно-индиговыми волосами забеспокоился; двое остальных рассмеялись.
     – Неплохая попытка, паренек, – сказал один из них, похоже, лидер их группы. – Как будто наш лидер после своего объявления наймет на какую-то работу игрока-импа.
     – Не думаю, что он имп, Гайтнер, – сказал индиговолосый парень. – Разве там не было расы в черном, спрегоны или еще как-то?
     – Спригганы, – кивнув Кирито, не отрывая взгляда от Гайтнера. – Тебе стоит прислушаться к своему другу.
     – Это еще хуже, – сказал Гайтнер, опустив ладонь на рукоять меча и угрожающе прищурившись. – По крайней мере, у импов до сегодняшнего дня было разрешение нашего лидера быть здесь. Если ты даже не один из них, у тебя нет никаких дел здесь. Не сомневаюсь, ты шпион!
     – Тебе стоит думать о том, что ты делаешь, Гайтнер, – сказал Кирито гораздо спокойнее, чем он себя чувствовал, осторожно смещая свой центр тяжести. Они начали привлекать толпу, и не было никакого способа спокойно разрешить эту ситуацию, если все так и будет продолжаться. – Сможешь ли ты жить, убив другого человека?
     Гайтнер усмехнулся, хотя в его взгляде и была тень сомнения.
     – Только легковерные глупцы верят в это дерьмо о нейрошлеме, поджаривающем нам мозги. Так что сделай все по-умному и отдай мне свой меч.
     Это был один из тех моментов, когда время, казалось, замедлилось, а внимание Кирито улучшилось, пока он не почувствовал, что слышит слабый металлических пряжек и пластин брони, когда игроки перемещали свой вес, шорох одежды, и даже звуки птиц и насекомых среди опустившихся на зрителей тиши и безмолвия. Он мог, не стараясь, различить выражения лиц и настроение каждого из них; хорошо представляя, кто именно из них смотрел на него с сочувствием, а кто разделял гнев и ксенофобию агрессоров. Его взгляд кратко скользнул по знакомому лицу; ундина, которую он спас накануне, стояла рядом с игроком-импом, что выглядела слишком молодой, чтобы вообще быть в игре. Асуна, так ее звали – и, судя по противоречию у нее на лице, она, похоже, не знала, что делать с этим конфликтом.
     Взгляд Кирито лишь на несколько мгновений оставил Гайтнера, пока он примечал все это, и когда он вернулся к нему, его глаза отвердели в решимости, выразившейся лишь одним словом:
     – Нет.
     Одно перелетевшее по воздуху между ними слово вызвало опасно собирающиеся грозовые тучи во взоре Гайтнера, когда его меч вышел из ножен.
     – Неверный ответ, – сказал он, нанося длинным мечом рубящий удар сверху вниз.
     Кирито знал, что его возможности ограничены. Здесь, в безопасной зоне Параселя, хитпоинты игроков-ундин не уменьшатся, что бы он ни сделал; он мог быть самым выскокоуровневым игроком в игре, вооруженным редчайшим оружием из глубин данжена Иггдрасиля, и даже самые мощные многоударные приемы меча или мощнейшая боевая магия не нанесли бы им никаких повреждений.
     У него, с другой стороны, не было такой защиты.
     Но нанесение урона было не единственным способом кого-то победить. И Гайтнер не воспользовался приемами меча; возможно, посчитал, что ему это не нужно – его атака была простым замахом оружием, и она была медленна. Когда лезвие опускалось, рука Кирито взлетела к его мечу и вытащила его из ножен на спине примерно на фут, пока он поворачивался и уклонялся. Сталь зазвенела, когда удар Гайтнера попал по глянцево-черному металлу вытянутого Закаленного меча, и когда отбитое оружие другого игрока отскочило вверх, Кирито опустил свой меч и позволил ему скользнуть обратно в ножны, схватил освободившейся рукой руку Гайтнера с мечом, а другой рукой вцепился ему в пояс. Шаг в сторону и поворот обратил импульс движения Гатнера в неудобство, и Кирито воспользовался этим импульсом и своей повышенной силой, чтобы швырнуть другого игрока через плечо в горн, около которого его и загнали в угол.
     Хитпоинты защищенных игроков нельзя было уменьшить уроном, но это не касалось их чувств. Гайтнер завыл как банши, упав на раскаленные угли; горение не вызывало никакой настоящей боли, но температура была почти невыносима – и ему, казалось, не хватало присутствия духа преодолеть шок произошедшего и выбраться.
     Разобравшись с непосредственной угрозой, Кирито повернулся лицом к двум другим игрокам. Темноволосый парень попятился, широко раскрыв глаза и беззвучно открывая и закрывая рот, но третий уже ринулся на Кирито и, схватив его за талию, ударил его головой об кирпичную стену кузницы. Удар ошеломил Кирито, и боковым зрением он увидел потерянное от удара небольшое количество хитпоинтов. Он схватил напавшего за запястье, останавливая следующий удар, и попытался схватить его за другую руку, когда ундина потянулся за кинжалом на боку. Аккомпанировали всему этому ужасающе немузыкальные крики Гайтнера, изо всех сил старающегося выбраться из углей.
     Затем, со звуком активации приема меча, Кирито на мгновение ослепила вспышка фиолетового света. Раздался звук взрыва и резкого рывка; с его груди исчез большой вес. Почти сразу за этим последовал треск и какофония чего-то похожего на падающий на пол куски металла. Когда зрение прояснилось, Кирито увидел стоящую над ним ундину с вытянутой перед ней новой светло-голубой рапирой и с решимостью на лице. Повернув голову, он увидел игрока, валяющегося поверх груды брони, что демонстрировалась, пока он в нее не врезался.
     – Вы что, с ума сошли? – закричала Асуна, размахивая рапирой. – Он ничего не сделал! Так что хватит!
     Парень с темно-синими волосами исчез, а нападавший, которого Асуна, по-видимому, отбросила от Кирито, вполне успешно растворился в толпе. Гайтнер, похоже, выполз, наконец, из горна и свернулся, дрожа, на полу, пока его одежда тлела. Он из положения лежа дико уставился на Кирито.
     – Я-я н-нахрен убью тебя…
     – Тебе лучше отсюда уйти, – сказала Асуна Кирито, не опуская своего оружия. – Прежде чем он встанет.
     Кирито не нужно было дальнейших поощрений, он уже был на ногах. Он широко раскрытыми глазами посмотрел на Асуну, опустил взгляд на Гайтнера, когда тот начал неуверенно принимать вертикальное положение, а затем вернулся к девушке, которая, похоже, спасла ему жизнь.
     – Спасибо. Я…
     – Не надо, – сказала она, не оглядываясь на него. – Теперь мы в расчете.
     Не в том положении, чтобы спорить, Кирито просто кивнул, пробежал три шага, выходя из кузницы, и рванул в воздух, когда крылья вырвались у него из-за спины и зажужжали в движении.

     – Феллрак Пожиратель, – сказала Алисия, повысив голос, когда она прыгнула в воздух и снова полетела, их краткий привал окончился.
     – Фе… как ты сказала?
     Следя за тем, куда она направлялась, Алисия не смогла закатить перед Кляйном глаза, когда она медленно произнесла имя:
     – Феруракку дза Рабинасу[3]. Как и большинство имен боссов, это по-английски; значит Донсёку но Феруракку. Во время бета-теста этот босс появлялся в Долине Бабочек, и это вполне подходящее имя.
     – И ты хочешь сказать, что ваш лидер отправил Иссина сражаться с ним? – в голосе Кляйна было возмущение. Если Иссин не выберется…
     – Его и его группу – не знаю, сколько их там, но с ними один опытный игрок. Они просто должны разведать босса, но если Рай не предупредил их о том, с чем они столкнутся, у них могут быть серьезные неприятности.
     – Ты с ним уже сражалась? Я имею в виду в бете?
     Алисия покачала головой.
     – Нет, но я слышала об этом боссе от группы проходчиков, которые сражались. Это паршивый, паршивый моб. – После этого она слегка повернулся голову, достаточно, чтобы метнуть взгляд в сторону и покоситься на Кляйна. – Надеюсь, у тебя нет арахнофобии.
     Кумо-кёфусё? Кляйн задумался, его лицо побледнело.
     – Э-э, пожалуйста, скажи мне, что это значит не то, что я думаю.
     Алисия рассмеялась; в смехе не было никакого веселья.
     – Не надейся, Кляйн. Мы почти прибыли. – Ее тело изогнулось, когда она слегка сменила курс, целясь к востоку от горного хребта, охватывающего почти весь горизонт. Кляйн посмотрел в обе стороны, убеждаясь, что Кунимитз и Динамм все еще за ним, и повторил маневр.
     Когда они приблизились ко входу в долину, прорубленную сквозь непроходимые иным способом горы, Кляйн сразу понял, как она получила свое название. Травянистые равнины уступили место более плотной и пышной растительности, где по обе стороны долины с гор текли ручейки, и земля была почти устлана цветами и рассеянными одиночными деревьями всех возможных форм и описаний. Воздух был полон шелеста движения, когда бабочки – наряду с другими неагрессивными насекомыми – перепархивали с места на место или просто поднимались на восходящих потоках теплого воздуха, размер менялся с кулака Кляйна до почти лошади.
     Вполне возможно, что это было отличное место для гринда; ни у одного из мобов, похоже, не было красного курсора, что значило, что они не нападут, если будешь только смотреть на них, хотя повсюду в подлеске скрывались зловещие пасти пещер, предполагающие, что далеко не все в этой долине можно увидеть беглым взглядом.
     Алисия взволнованно указала:
     – Вон! Я вижу их полетные следы.
     Кляйн ничего не видел, независимо от того, как он присматривался.
     – Уверена? Насколько я вижу, долина пуста. Ни босса, ни кого-то еще.
     – Поверь мне, – сказала Алисия. – Мое зрение лучше того. Это должны быть они. Погнали! – Ее руки крепче прижались к бокам, и Кляйн почувствовал порыв ветра, когда она с ускорением рванулась вперед.
     – Эй, стой! Я так не могу! Сто… о, черт. Кунимитз, Динамм, как можно быстрее!
     Когда они мчались вперед, Кляйн разглядел упомянутые Алисией желтые полетные следы – далеко-далеко впереди. Алисия тоже быстро набирала дистанцию между собой и группой Кляйна, и, пока он старался не выпустить ее из виду, он в замешательстве нахмурился, увидев, что полетные следы другой группы внезапно исчезли. Как и, спустя мгновение, Алисия. Похоже, она рванулся вперед и догнала их, чтобы успеть предупредить; должно быть, они все остановились. Когда он приблизился, он увидел их всех парящих друг рядом с другом в воздухе и на что-то дико указывающих.
     Нет, не указывающих, вдруг тревожно подумал он. Дергающихся. Теперь он достаточно приблизился, чтобы увидеть, насколько неправильны были их движения, скоро он смог вдобавок услышать, как они кричат. Алисия неистово замахала ему одной рукой, как будто отгоняя его прочь.
     Был лишь тусклый, едва заметный отблеск света. При других обстоятельствах он бы об этом и не задумался. Но рассматривая то, как двигались и кричали кайт ши, и что сказала ему ранее Алисия, что-то в его сознании встало на свои места, и он отдернул контроллер, вынося в торможении ноги перед собой, крича Кунимитзу и Динамму сделать то же самое.
     Теперь, зависнув на месте, он видел лишь тонкие, почти невидимые нити, протянувшиеся через долину и переплетающиеся друг с другом, сплетаясь в грубую органическую сеть, иногда заметную на солнце, но лишь при правильном положении кратко блестя отраженным светом. Никто не предупредил кайт ши, и они влетели прямо в паутину.
     – Кляйн! – глаза Иссина расширились, когда он безуспешно пытался вырваться из ловушки на свободу, одна рука прилипла к скрученным нитям паучьего шелка. – О Боже мой, это и правда ты! Мужик, вытащи нас отсюда! – Алисия рычала и рассекала паутину стальными когтями на своих предплечьях, но в ее глазах был страх, когда ее усилия лишь все больше запутывали ее.
     Собственные страхи Кляйна оформились, когда он приготовился подлететь и постараться помочь. Далеко внизу, на дне долины, под центром паутины зиял огромный провал, и его наполнил ужас, когда в темноте замаячили четыре пары светящихся красных глаз. Восемь глаз принадлежали огромной туше размером со школьный автобус, что вырвалась из глубин пещеры, с обманчивым изяществом приземлилась на поверхность паутины и заскользила по ней. Алисия и некоторые другие кайт ши закричали, когда заметили ее, и сердце Кляйна провалилось в живот, когда он сосредоточился на пауке и увидел не одну, а три зеленых полосы хитпоинтов, обернувшихся вокруг его левой стороны.
     Кунимитз принялся действовать первым. После последовательности прочитанных слогов из его свободной руки вырвался заряд бурлящей фиолетово-черной энергии, ударивший паука прямо между глаз; Кляйн мельком взглянул на иконку статусного эффекта рядом с полосой его хитпоинтов, когда он издал пронзительный визг и с гулким грохотом свалился обратно на землю. Не желая тратить удобного момента, он подлетел к Иссину так близко, как только осмелился. Он рубанул своей саблей по паутине, но нити, казалось, вцепились в нее – ему пришлось использовать прием меча только чтобы освободить свое оружие.
     Когда он взглянул в направлении Алисии, он увидел, как она на мгновение застыла, а ее глаза скользнули влево. Свободной рукой она потянулась и что-то сделала – похоже, воспользовалась своим меню или получила сообщение – и вдруг она закричала:
     – Кляйн! Паутина легко горит!
     – Готовься лететь, Иссин! – выкрикнул Кляйн, поднимая руку и понимая, что значил совет Алисии. – Hitto kachi rakun!
     Вокруг Кляйна, пока он говорил, перемещались частицы света, образуя тайные символы, закружившие вокруг него и застывшие, когда заклинание оказалось завершено. Он почувствовал, как к его руке устремилось тепло, и с кончиков пальцев брызнул веер огня, когда он махнул рукой по грубому овалу. Часть пламени лизнула его друга, опалив одежду и нанеся немного урона, но от Иссина помчались крохотные синие огоньки, когда нити паутины загорелись и испарились.
     Челюсть Кляйна отвисла. Иссин не использовал полетный контроллер.
     – Стой, ты можешь?..
     – Позже покажу! – крикнул его друг. – И спасибо… берегись!
     Предупреждение прозвучало как раз вовремя. Кляйн уловил краем глаза движение и инстинктивно повернулся в ту сторону, замахиваясь саблей и уклоняясь от пронзающего удара одной из ног Феллрака. Кончик каждой ноги был похож на наконечник копья, и он начал новый выпад. Прежде чем он смогу ударить, из-за спины промелькнул заряд желтого света, оставив послеобраз стрелы, воткнувшейся в один из его глаз, и вызвавшей еще один скрежещущий крик моба. Кунимитз и Динамм влетели в раскрытие, парируя удары передних ног паука мечом и посохом соответственно.
     Кляйн знал, что они не смогут продержаться, что защита не вечна – не против босса. Они покупали ему время, и Кляйн отчаянно надеялся, что они не заплатят в итоге своими жизнями. Кляйн сманеврировал к по-прежнему находящейся в ловушке Алисии, вертящейся и рубящей и кричащей, как будто бы она могла освободиться на чистой ярости.
     – Успокойся и приготовься! – крикнул он, снова поднимая руку.
     Распахнув глаза, Алисия сжалась так плотно, как только могла. Спустя мгновение из пальцев Кляйна вырвался еще один пламенный душ, смыв при этом ловчую паутину, маленькие синие огоньки вспыхнули на едва видимой шелковой тюрьме, отвернули в стороны и испарились с едким дымом. Крылья Алисии сразу же заискрились; она отлетела от паутины и врезалась прямо в Кляйна, почти вцепившись в него и обняв. Кляйн от шока чуть не выронил саблю, когда она чмокнула его в щеку, а затем, улетая, прогнала его словами:
     – Вытащи остальных!
     Кляйн видел, что это проще сказать, чем сделать – хотя трое его друзей прикладывали героические усилия, сдерживая босса, они наносили ему очень мало урона, и не было возможности по-настоящему удержать его подальше от все еще остающихся в ловушке кайт ши, недостаточно было попыток удержать его внимание на чистом агро. Один из беспомощных кайт ши закричал, когда одна из ног Феллрака ударила его снова и снова, и даже еще одного поразительно точного выстрела Иссина в глаз не хватило, чтобы не дать жертве взорваться во вспышке желтого пламени, оставив тускло мерцающий послесвет того же цвета. Еще несколько секунд после этого со всех сторон долины эхом отражались крики, и не все из них были изданы умершим игроком.
     Кляйн взглянул на свой интерфейс и громко выругался. Для его заклинания Огненного Заряда требовалось не слишком много маны, но он не мог целиться им в нити паутины толщиной с волос. Используемые им для освобождения людей Огненные Брызги били по площади, но быстро тратили ману – и синяя полоска под его индикатором хитпоинтов сократилась более чем наполовину. Он оглянулся за помощью на остальных, но требовались совместные усилия Алисии и трех его друзей, чтобы просто отмахиваться от босса и не давать ему убить кого-нибудь еще. И их хитпоинты быстро уменьшались от блокирования урона.
     У него оставалось достаточно маны освободить одного, может быть двоих, но в ловушке все еще было четверо кайт ши. Им не хватит времени.
     Пара испуганных криков выдернула его из нерешительности. Он взглянул в направлении звука как раз вовремя, чтобы увидеть Динамма и Алисию, отлетающих, крутясь, назад, когда Феллрак полоснул их передними ногами и сбил их хитпоинты почти до красной зоны. Им потребовалось несколько мгновений, чтобы вернуть контроль над своим полетом, но это, по крайней мере, вывело их из-под немедленного удара.
     Однако также это открыло путь Феллраку. Босс-паук бросился через зазор и приготовился напасть на попавшихся в сеть игроков.
     А затем, в приливе вдохновения, Кляйн понял, что он должен сделать. Когда он поднял левую руку и начал скандировать слова, он разогнался до максимальной скорости и взмолился, чтобы это сработало.

Глава 8. 9-11 ноября 2022

     Помимо автоматизированных действий «Кодекса предупреждений преступности», у лидеров фракций есть право в одностороннем порядке выносить различные наказания тем из их фракции, кто преступает закон. Они варьируются от возможности наложить произвольный штраф и вплоть до «ссылки» и «изгнания». Сосланный игрок лишается своих прав и привилегий гражданина своего города и больше не получает защиту городской безопасной зоны. Изгнание гораздо серьезнее, и это высшая мера наказания, которой может подвергнуть лидер фракции: нарушителя не только высылают, но он также помечается как «враг» фракции, так что даже охранники-NPC из его бывшего города нападут на него на месте…
–Руководство Альвхейм Онлайн, «Преступление и наказания»
     Кляйн не знал, насколько далеко тянется паутина Феллрака Пожирателя, или на чем она держится. Насколько он знал, установленная пауком-боссом ловушка ни за что не заякоренной парила в воздухе, и на возникшую у него в голове идею просто впустую ушли остатки маны, вместо того, чтобы спасти четырех кайт ши, все еще остающихся в ловушке липких, почти невидимых нитей.
     Это не имело значения. Просто не было больше времени все обдумывать или пытаться придумать что-нибудь получше. Кляйн увидел, что Алисия, а затем и Динамм справились со своим падением, но оба пока не торопились обратно – и с хитпоинтами почти в красной зоне он не мог их в этом винить; еще один сильный удар заберет остаток их здоровья и сведет их аватары к цветному пламени. И ввиду отсутствия в самом начале игры каких-либо предметов или заклинаний возрождения, через минуту их послесветы растворятся в ничто, окончив все их смертью, как здесь, так и в реальном мире.
     Когда Кляйн стремительно разогнался до своей максимальной скорости, Феллрак скользнул вверх по паутине и через прорыв, оставшийся, когда он отбросил в сторону двух защитников, и встал на дыбы, готовясь ударить ближайшего кайт ши. Игрок – молодой паренек с каштановыми волосами, что стекали мимо треугольных ушей почти до плеч – вскрикнул и попытался выставить перед собой копье, едва отклонив первый удар. Удар отбросил его назад, прямо в паутину, и он чуть не выпустил из рук свое копье.
     Кляйну пришлось вернуть свою саблю в ножны, чтобы освободить руку для заклинания в движении, но на данный момент оружие все равно ничем бы не помогло. Относительно короткое заклинание превратило слова в мистический свет, и по его левой руке потекли тепло и энергия, вырвавшись из его пальцев языком пламени, что будет держаться до тех пор, пока он будет держать так руку. По-прежнему ускоряясь, он пронесся примерно в метре над паутиной, целясь между Феллраком и попавшимися игроками, занавес огня из вытянутой руки прошел через паутину как раскаленный нож через полиэтиленовую пленку.
     Толчок тряхнул его ногу и чуть не отбросил его в паутину; он увидел, как упали его хитпоинты, и предположил, что босс ударил его, когда он миновал его. Едва он вылетел на свободное место, его мана практически закончилась, он остановился и прекратил заклинание, обернувшись взглянуть, сумел ли он сделать то, что предполагал.
     Синие огоньки, похожие на пламя бутана, все еще мерцали там, где он коснулся заклинанием паутины, неприятный запах жалил ноздри, когда нити обугливались и распадались от жара. Он слышал болезненные скрипящие и рвущиеся звуки, и хотя саму паутину почти нельзя было обнаружить, за исключением тех случаев, когда она ловила свет, он мог представить, что произошло, когда Феллрак взмахнул ногами, и огромная часть паутины провалилась под весом паука, где пламя Кляйна проделало в нитях длинную прореху.
     – Используйте приемы с оружием, чтобы освободить остальных! – крикнула Алисия друзьям Кляйна. – Если просто рубить паутину, она поймает оружие, но приемы меча должны ее разрезать!
     С той высоты, что у них была, Феллраку потребовалось много времени, чтобы упасть на землю. Когда он врезался, раздался отвратительный визг и громоподобный удар, разбросавший во всех направлениях грязь и листья. Ноги паука бились и дергались, когда он старался подняться, и когда Кляйн сосредоточился на мобе, он еле разглядел, что урон от падения отнял больше половины одной из его полос хитпоинтов.
     Стоило запомнить тактику, если они когда-нибудь снова с ним столкнутся, но даже с этим незначительным преимуществом вдевятером у них все еще не было никакого способа разобраться с этим боссом – не на их уровне и, конечно, не когда все в той или иной степени пострадали. Кляйн быстро развернулся и направился помочь Алисии и своей команде освободить оставшихся кайт ши, тратя последние остатки своей маны на краткие выплески пламени, ослабляя оставшиеся нити, поймавшие молодого копейщика, которого уже чуть не проткнули.
     Последнего игрока освободили как раз вовремя. Алисия быстро метнулась назад, избегая шипящего, едкого потока яда, выстрелившего снизу мимо нее. Кляйн решил, что наличие у паука дальних атак вполне оправданно – иначе игроки могли бы просто отлететь за пределы его досягаемости и издалека забросать боевыми заклинаниями. Но было бы гораздо удобнее, если бы на этот раз гейм-дизайнер проглядел этот момент. Не нуждаясь в дальнейших указаниях, игроки полетели на запад так быстро, как только могли, выписывая в полете зигзаги, чтобы избежать любых выстрелов Феллрака, пока босс не исчез полностью из поля зрения.
     Тем не менее, они продолжили лететь на максимальной скорости, пока не выбрались из долины, приземлившись на обширных равнинах к востоку от Фрилии лишь когда у первых игроков начал заканчиваться заряд крыльев. Все расселись, разлеглись или просто недостойно развалились на земле, некоторые рефлекторно тяжело дышали, несмотря на то, что их аватары не нуждались в кислороде. Сам Кляйн сидел с ногами почти прижатыми к груди, опустив голову на колени, когда убывающий адреналин в крови его реального тела оставил ему чувство полной опустошенности. Вся битва не могла занять больше нескольких минут, добирались они туда меньше часа, но Кляйну казалось, как будто они напряженно сражались весь день.
     Мягкое прикосновение к спине вытянуло его из мыслей, пара тонких рук обернулась вокруг него и переплела перед ним свои пальцы. На плечо опустился подбородок, и Кляйн почувствовал ухом и щекой чье-то теплое дыхание.
     – Спасибо, – прошептала Алисия. – Ты мог бы просто спасти своего друга и оставить нас.
     Лицо Кляйна бросило в жар, через его голову пронеслось порядка сотни возможных ответов, сталкиваясь друг с другом, что привело к возникшей у него в мозгу пробке, оборвавшей все его мысли. Лишившись здравого рассудка и преимущества разумной деятельности, его рот в меру своих сил продолжил на автопилоте.
     Проще говоря: Кляйн бессвязно залопотал.
     – Я, мм… э-э… просто не мог… то есть, я, э-э… это очень… м-м… можешь сказать еще раз?
     Ему на ухо прозвучал мягкий смешок, и Кляйну не удалось слишком заволноваться тем, что над ним смеются. К его спине прижималась теплая, мягкая девушка, и она обнимала его, и это было очень… очень. Это было очень. Это было лучшее, что в данных обстоятельствах мог выразить мозг Кляйна.
     – Слушай сюда, Кляйн: сними комнату!
     Голова Кляйна дернулась на голос, и он впился взглядом так пристально, как только мог, учитывая, насколько свекольно-красным было его лицо.
     – Заткнись, Динамм.
     Рассмеялись еще несколько человек, и Кляйн заворчал, не глядя, кто это был. Губы Алисии коснулись его щеки, когда она, смеясь, ускользнула. Кляйн постарался сделать вид, что нет, это совсем не ее хвост весьма дружелюбно коснулся его, когда она отошла.
     Звук кашля вынудил Кляйна вновь поднять голову, и он быстро вскочил на ноги, когда один из кайт ши – высокий мечник в легкой пластинчатой броне, с гладкими черными волосами и заброшенным за спину щитом – приблизился и низко ему поклонился.
     – Я Телвин, и я лидер этой группы. Кем бы ты ни был – Кляйн, как сказал твой друг? – я не могу достаточно отблагодарить вас за то, что вы с друзьями для нас сделали.
     Все еще немного растерянный после демонстрации Алисией приязни, Кляйн потер затылок и слабо усмехнулся.
     – Ага, Кляйн. И это мелочи. Я пришел за своим друганом, – сказал он, ткнув большим пальцем в Иссина, – но было бы неправильно просто бросить вас, парни.
     Телвин взглянул на Иссина.
     – Полагаю, это значит, что ты нас тогда покинешь, – вздохнул он. – Тебе повезло, что у тебя есть такой друг, Иссин.
     Иссин подошел и стукнул Кляйна по руке.
     – Он некрасив как тэнгу, но он всегда был отличным лидером гильдии. – Он рассмеялся, уклоняясь от дикого замаха, сопровождающего возмущенную жалобу Кляйна. – Но да, я не вижу с ним Гарри или Дейла, так что, думаю, теперь мы отправимся за ними. Прости, дружище.
     Покачав головой, Телвин отмахнулся от извинений.
     – Все в порядке. Я не собираюсь не пускать тебя к друзьям, которые так сильно о тебе заботятся. Учитывая обстоятельства, каждому нужны все друзья, что мы сможем найти в этом мире. Вы не планируете когда-нибудь вернуться?
     – Возможно, – сказал Кляйн. – Мы собирались воссоздать нашу старую гильдию, как только соберемся все вместе, и работать самостоятельно. Мы не хотим влезать во все это политическое дерьмо, просто сражаться, чтобы пройти игру.
     – Пусть вам и не хочется быть частью политики Альвхейма, – сказала Алисия, скользнув к руке Кляйна, – но вы уже в нее вступили, пусть и не понимая этого. – Она многозначительно посмотрела на Телвина. – Я не думаю, что Рай сглупил или очерствел, Телвин. Думаю, он пытался убить соперника.
     Руки Телвина сжались в кулаки, лицо потемнело.
     – Я задавал себе этот вопрос. В бете Райкодзи отчасти был коварным засранцем, что было одной из причин, почему я выставил свое имя на голосование. Не выдержал идеи видеть его как лидера фракции. Но когда он победил, я пожал плечами и решил сделать все лучшее. Я не думал, что он зайдет так далеко, не с нынешними ставками. – Он посмотрел на Алисию таким напряженным взглядом, что ей пришлось отвести глаза. – Ты в этом уверена? И я имею в виду абсолютную уверенность. Потому что если Райкодзи и правда пытался подстроить гибель меня и всей моей группы… это непростительно. Кэппино умер там, потому что Рай не предупредил нас, чего ожидать. Остальные кайт ши не выдержат, если узнают об этом.
     – Мне сообщила Арго, – просто сказала Алисия. – И я ей верю.
     Телвин опустил голову и вздохнул.
     – Проклятье, Алисия. Если бы ты назвала любое другое имя, я бы попросил больше доказательств.
     – Знаю. Но она сказала, что подслушала, как он об этом говорил. Ты знаешь, чтобы Арго хоть когда-нибудь в чем-то таком ошибалась? Или лгала нам?
     – Я не совсем знаю Арго, – ответил Телвин, стукнув по своей броне и проверив ее состояние во всплывшем окне. – Не как ты. Но я не думаю, что есть кайт ши бета-тестер, кто бы не знал о ее репутации, даже если они не вели дел напрямую с ней. – Он взглянул на Кляйна, поняв, что они оставили его вне разговора. – Возможно, теперь нам пора разойтись. Я не уверен, как все пойдет, когда мы вернемся во Фрилию, но я сомневаюсь, что Райкодзи решит сделать все тихо – и как чужаки, вы не будете защищены в городе.
     Алисия сделала разочарованное лицо; Кляйн краем глаза это заметил и удивился, как ей удалось заставить надутые губки выглядеть еще очаровательнее. Он не знал, серьезно ли ее влекло к нему, или просто такой у нее был характер, но это поставило перед ним неудобную дилемму. Резкий удар по спине бросил его вперед, сбивая с ног и вырывая из ее хватки; он оглянулся и увидел стоящего позади него Динамма, трясущего рукой, как будто отбив ее.
     – Это научит тебя, как бить кого-то в доспехах, – проворчал Кляйн, искоса взглянув на своего старого друга.
     – Пошли, лидер. Гарри и Дейл ждут нас. Если мы когда-нибудь вернемся во Фрилию, тогда и потребуешь свою награду героя. – Алисия рассмеялась и вполсилы хлопнула Динамма, прикрыв свой рот; Кляйн снова покраснел.
     – Это невероятно, – сказал Кунимитз, его черные глаза блестели. – Я не видел Кляйна таким красным с тех пор, как та девушка из нашей команды по бегу…
     – Мы выходим! – громко сказал Кляйн, закрывая рукой рот своего друга и утаскивая его обратно к остальным практически в удушающем захвате.

     – Объяснитесь, – коротко сказал из-за своего стола Диабель с написанным на лице раздражением.
     Асуна оскалилась на тон ее лидера и скрестила на груди руки. Ей не важно было, что ее кто-то вызвал, не то чтобы она не оценила, что ее вызвали на ковер за то, что даже не было ее виной. Она не была той, кто мешал тому парню сприггану, Кирито. Она не была той, кто напал без всякого повода на гостя города. Только присутствие Юки рядом с ней удерживало ее от того, чтобы очень красочно изложить Диабелю, что именно она думает обо всей этой ситуации; Асуна прикусила язык, чтобы сдержать слова, что ей очень хотелось высказать.
     – Он и его друзья напали на какого-то парня, – сказала Юки, указывая на ундину, стоящего на несколько шагов левее их. Его одежда обгорела и была в ужасном состоянии, казалось, его броня была единственным, что удерживало ее вместе. Мужчина сжал кулаки и уставился прямо на Юки, вызывающе вытянувшую в его сторону подбородок. – Это было не честно. Он не мог сопротивляться. Так что Асуна остановила бой.
     – Посмотри на меня! Разве похоже, чтобы он не мог сопротивляться? – отрезал мужчина. – Он был шпионом!
     – Не был! – почти одновременно сказали Асуна и Юки. Можно было бы посмеяться, не будь ситуация столь напряженной. Асуна не смогла удержаться от шпильки. – И ты это заслужил!
     – Достаточно! – сказал Диабель, в его голосе прибавилось нетерпения, когда он прервал их, прежде чем мог разгореться спор. Прищурившись и ущипнув себя за кончик носа, он вздохнул и более спокойно обратился к мужчине в обгоревшей одежде: – Откуда вы узнали, что он был шпионом? – А затем к Асуне: – И откуда вы узнали, что не был? По одному, пожалуйста. Гайтнер?
     – Он шнырял по рынку и он не уважал нас. Он не один из нас; он даже не имп – какое у него могло быть здесь дело?
     – Это не причина на кого-то нападать, – ровно сказал Диабель, на его лбу проступили морщины, когда он нахмурился. – Только потому, что в наш город пришел кто-то другой расы, не значит автоматически, что он враг. И нужно ли мне напоминать, что происходит, когда в этой игре кто-то умирает? Вы могли убить этого игрока, Гайтнер. Живого, дышащего человека. У которого есть снаружи семья. – Когда Гайтнер открыл рот, чтобы запротестовать, Диабель резким взмахом руки оборвал его. – Нет, вы все сказали. Асуна, вы знаете этого человека? Или была другая причина, по которой вы в это вмешались?
     – Если бы вы удосужились сперва спросить меня, – кратко сказала Асуна, – я бы сказала, что это был тот самый спригган, что вчера пришел со мной, чтобы с вами встретиться.
     – Кирито? – удивленно сказал Диабель. Гайтнер побледнел, возможно, поняв, во что он влез, и что парень и правда был известен его лидеру. – Мы об этом сприггане говорим? – Когда Асуна кивнула, он повернулся обратно к Гайтнеру, который отступил, увидев выражение лица Диабеля. – Этой игрок был здесь на законных основаниях, Гайтнер. Я его нанял. Я понимаю, что вы думали, что защищаете наш город, но здесь мы так не делаем. Если в будущем вы посчитаете, что незнакомец что-то замышляет, вызовите стражу. – Он подался вперед, пригвоздив мужчину пристальным взглядом, заставившим его отшатнуться. – Но если я когда-нибудь вновь услышу, что вы без провокации напали на кого-то в этом городе, я сошлю вас. Мы поняли друг друга?
     – Что насчет нее? – потребовал Гайтнер, грубо указывая на Асуну и Юки. – Она напала на моего друга! И она разгуливает с импом!
     – ДЕВОЧКОЙ! – взревел Диабель, хлопнув ладонями по столу, когда он резко встал, из-за чего все в комнате подпрыгнули от удивления. Асуна не могла припомнить, чтобы когда-нибудь слышала, как он в гневе настолько поднимал голос, и, судя по лицам остальных в комнате, они тоже – даже Джахала выглядел потрясенным, когда слово эхом отразилось от стен. Гораздо тише, но не менее гневно он продолжил: – Не «импом», Гайтнер – девочкой. Маленькой девочкой, которая не может быть много старше, сколько, двенадцати? – Диабель с отвращением отмахнулся. – Убирайся с моих глаз. Джахала, пожалуйста, проводи его к воротам замка.
     Когда дверь закрылась, в кабинете Диабеля остались только Асуна и Юки. Прежде чем Асуна успела спросить, могут ли они идти, Диабель заговорил:
     – Гайтнер может быть неприятным человеком, Асуна, но он поднял неудобный вопрос, – кивнул он в сторону Юки, когда подошел к ним, заложив руки за спину. – Будет… проблематично, если она останется здесь, в городе, с вами. Люди будут говорить. Некоторые их них будут не только говорить.
     – Пусть говорят, – ответила Асуна, потянувшись и взяв руку Юки в свою, чтобы ее успокоить. – А если кто-то решится на большее, я сама с ними разберусь.
     В улыбке Диабеля появился намек на грусть.
     – Как вы изменились за эти несколько коротких дней с того момента, как я вас встретил. Я знал, что вы сильнее, чем казались.
     – Я не изменилась, – заявила Асуна, ее голос выровнялся. – Я все еще тот же человек, каким и была, когда вы нашли меня. Просто я больше не боюсь. – Она взглянула в сторону Юки. – И мне есть о ком позаботиться.
     – Вас никак не отговорить от этого курса, не так ли?
     Во взгляде, что бросила на Диабеля Асуна, когда повернулась к нему лицом, была такая ярость, что он чуть не отступил на шаг.
     – И что мне тогда делать? Бросить ее? Отправить ее обратно в родной город импов? К саламандрам? Ничего такого не будет.
     – Пожалуйста, – вдруг сказала Юки с болью на лице. – Не деритесь из-за меня. Я не хочу быть обузой…
     – И не будешь, – быстро сказала ей Асуна. Гневно взглянув на Диабеля, она добавила: – Не важно, кто и что скажет.
     Закрыв на мгновение глаза, Диабель глубоко вздохнул и кивнул.
     – Понимаю. Просто… – Он сделал два шага, третий, и положил руки на плечи Асуны. Ее рот чуть-чуть приоткрылся, но она оказалась не в силах двинуться или подобрать слова, когда он на нее посмотрел. – Я беспокоюсь за вас, Асуна. Я беспокоюсь, что вы компенсируете свои страхи, принимая эти риски. Я лишь до определенного момента могу вас защитить, и с голосованием через каждые тридцать дней, нет никакой гарантии, что я все время буду возглавлять ундин. Будущий лидер может гораздо хуже смотреть на ваши действия или вашу компанию, и не будет ничего, что я смог бы сделать, чтобы вам помочь.
     Асуна застыла под взглядом Диабеля и его легким прикосновением, когда он говорил, ее мысли мчались. То, что он сказал, было правдой: у лидера фракции было много власти, включая и возможность изгнать игрока – выслать его из фракции и отказать ему в услугах или защите безопасной зоны города. Она знала – она надеялась – что Диабель никогда так с ней не поступит лишь из-за того, что она посвятила себя заботе о Юки. Но кто-то другой мог. Если и было то, чему научили ее несколько последних дней, так это тому, что в мире было много неприятных и злобных людей – людей, которые готовы были отказаться от своей человеческой общности и рассматривать все через призму их и нас.
     А затем, когда он закончил говорить, она сердито сбросила его руки со своих плеч и оттолкнула его руку в сторону, чтобы можно было встать ближе к Юки, и обнять девочку, на глазах у которой были слезы, и которая выглядела, как будто бы в любой момент могла сбежать.
     – Я не прошу вашей защиты, Диабель, и мне она не нужна. Я не ваша, чтобы об этом беспокоиться, так что прекратите относиться ко мне как к беспомощному ребенку! Если и есть последствия за то, что я приняла эту девочку и стала ей единственным другом, что есть у нее в этом мире, то это те последствия, с которыми мне просто придется жить. Мы закончили?
     Диабель казался шокированным ее речью, почти раненым. Асуна не смогла этим обеспокоиться; она была слишком зла. Через некоторое время он закрыл глаза и склонил голову.
     – Прошу прощения. Я вас расстроил, хоть и не намеревался. Конечно, вы можете уйти, когда захотите.
     Асуна решила не сомневаться в его словах, и когда она потянулась вниз, рука Юки едва не влетела в ее. Когда они вдвоем повернулись и пошли к двери, она услышала вновь называющий ее имя голос Диабеля. Несмотря на желание просто продолжить идти, она остановилась, положив руку на дверную ручку и, не поворачиваясь, сказала:
     – Что?
     – Будьте осторожней. Пожалуйста.
     Она помедлила лишь мгновение, после чего открыла дверь. Затем она оглянулась назад, и увиденные у него на лице подлинные чувства, когда он спокойно стоял посреди комнаты, немного смягчили ее гнев. Больше она ничего не сказала, когда дверь за ней закрылась, оставив его одного в кабинете.

     Арго глубоко вздохнула от облегчения, когда прочитала новое полученное сообщение, радуясь сразу возможности дать передышку крыльям и пришедшим новостям.
     「Я в последнее время упоминала, насколько ты удивительна? Эта высланная тобой информация спасла нам задницы. Мы потеряли одного (не того, кого я знала), но Кляйн сумел воспользоваться своей магией огня и вытащить всех остальных, и мы рванули оттуда. Судя по карте, ты менее чем в часе от Фрилии. Мы собираемся столкнуться с Раем, но нам очень пригодится, если там будешь и ты – в конце концов, это ты знаешь, что он сказал. Встретимся у меня, как только ты доберешься. –Алли」
     Арго намеревалась как раз так и поступить – но сперва ей нужно было кое о чем позаботиться, и это не могло подождать. Было бы неплохо, если бы Райкодзи сберег им всем усилия, признавшись в том, что он пытался сделать – или, еще лучше, если бы он просто оставил свой пост и избавил их от проблем с этим беспорядком.
     Неплохо, но маловероятно. Если он готов был зайти так далеко, что попытался подстроить убийство политического соперника ради укрепления своего положения, когда наступит следующее голосование, он не сдастся так просто. Напротив, выше вероятность, что он постарается придумать какую-нибудь причину, чтобы кинуть их в тюрьму – или, вероятнее, просто изгнать их. Она вполне всерьез оставляла ему возможность задуматься о ссылке, если он достаточно отчается, хотя о ссылке объявлялось системным сообщением всей фракции – так что это было не самое тихое наказание.
     Именно по этой причине последний пункт странствия Арго, прежде чем отправиться домой к Алисии, включал посещение магазина, где она запаслась всем возможным снаряжением для долгого пути, о котором она только могла подумать. Если под конец этого противостояния ее в итоге вышлют с территории кайт ши, она хотела быть абсолютно уверена, что она хорошо к этому подготовилась. Она не думала, что до такого дойдет, но она не собиралась полагаться на сдержанность Райкодзи.
     Когда Арго, наконец, прибыла к снимаемой Алисией комнате, она вошла без стука и обнаружила свою подругу сидящей все на том же низком столике, вокруг которого собрались некоторые бета-тестеры в первую ночь, когда их поймали здесь в ловушку. Она потягивала фруктовый напиток какого-то невероятного цвета и разговаривала с еще одним игроком, которого Арго признала как Телвина из сцены, свидетелем которой она стала ранее в этот же день. Когда дверь открылась, оба мгновенно замолчали – Телвин вздрогнул от неожиданности, но Алисия улыбнулась, с юмором дернув ушами; она привыкла к манерам Арго.
     – Заходи, мы как раз собирались обсудить, как мы пойдем к Раю. Арго, это Телвин. Телвин, Арго.
     – Мы встречались, – сказала Арго. На озадаченное выражение лица Телвина она усмехнулась и добавила: – Если можно так сказать. Так что вы думаете?
     Телвин поднялся на ноги, глядя на них обеих. Арго знала, что она невысока, но даже с учетом этого, он все равно возвышался над ней; он явно был гораздо выше ста восьмидесяти сантиметров роста, и это впечатляло, учитывая, что таким же он должен был быть и в реальной жизни. Он для эффекта стукнул кулаком по ладони.
     – Мы вместе выступим против него. Он убил одного из моих друзей, пытаясь достать меня, и теперь мы неплохо представляем, зачем. Я могу привести свою группу, сразу для прикрытия и как свидетелей. Алисия позовет других бета-тестеров, а ты сможешь, как очевидец, рассказать, что именно он сказал, и с твоей репутацией никто не будет задавать вопросов.
     – Во всяком случае, что именно он сказал? – спросила Алисия.
     Арго пересказала встречу между Телвином и Райкодзи слово-в-слово, вплоть до близкого подражания обычным формальным речевым шаблонам Телвина и сильному ибаракскому акценту Райкодзи. К тому времени, как она закончила словами лидера кайт ши, что он пробормотал после того, как посчитал, что остался один, Телвин сидел, отвесив челюсть. Алисия просто усмехнулась, взглянув не его реакцию.
     – Ты никогда не слышал, как Арго подражает другим, не так ли?
     Резко закрыв рот, Телвин покачал головой.
     – Дело не в этом, просто… откуда, черт возьми, ты все это знаешь? Ты подслушивала?
     – Что-то вроде того, – согласилась Арго, расхаживая по комнате, вынуждая его поворачиваться к ней лицом. – Дело вот в чем: ваш план отстой.
     Рот Телвина снова открылся. Прежде чем он смог издать хоть звук, Арго объяснила:
     – Не важно, сколько людей мы приведем – пока что у нас нет на Райко-пина ничего конкретного. И он прав. Будет мое слово против его насчет того, что он сказал в той комнате, и без доказательств его нельзя ни в чем обвинить кроме как в том, что он послал вас на дерьмовую миссию. И чем больше свидетелей у нас будет, тем менее вероятно, что он проговорится, сказав что-то его уличающее. Учитывая, что времени хватает, я бы могла начать кампанию по подрыву его репутации – но это лишь даст ему время придумать другой способ от тебя избавиться. И если Алисия придет вместе с нами, она просто нарисует себе мишень на спине.
     – Предполагая, что ее еще там нет, – указала Алисия. – Знаешь, я тоже уже столкнулась с ним.
     Арго кивнула.
     – Знаю. Но мне не хотелось бы давать ему повод, если мы не уверены, что сможем его свалить.
     – Если нападаешь на короля, тебе остается только убить его, – с мрачным видом процитировал Телвин.
     Арго усмехнулась и кивнула.
     – Ты понял.
     – Полагаю, это значит, что у тебя на уме есть что-то получше? – спросила Алисия, допивая свой напиток и ставя пустой стакан на стол.
     Арго объяснила. Пока она рассказывала, на лицах двух других кайт ши медленно расплывались улыбки, а кончики их хвостов дрожали от нетерпения. Они улыбались как кошки, только что обнаружившие особенно сочную певчую птицу и пытающиеся решить, как им поделить такой приз.
     – Ты, – сказала Алисия, вставая и потягиваясь, – сумасшедшая. – У нее на лице все еще была эта глупая улыбка, и не у нее одной.
     – Несомненно, – сказала Арго, набрасывая капюшон обратно на голову и направляясь к двери. – Будьте готовы к сигналу.
     Не так уж далеко было идти до замка, возвышающегося над линией горизонта Фрилии, но это дало ей массу времени подумать. Пусть она только что прилетела, но к этому моменту она потратила достаточно времени, наблюдая за привычками и расписанием Райкодзи, и знала, что он, вероятно, не прервется на обед еще по меньшей мере пять-десять минут – и она хотела застать его, когда он будет один в своем кабинете на нижнем этаже. Как на жителя Фрилии, стражи-NPC и не покосились на нее, а их лидер, похоже, не думал, что есть необходимость в стражах-игроках – он хотел, чтобы любые игроки, которые хоть сколько-нибудь стоили в качестве стражей, набирали уровни или патрулировали границы.
     Она рассчитывала на это целеустремленное высокомерие. Она понимала это – и до некоторой степени разделяла. Арго постаралась выбросить из головы сомнения и бессвязные мысли, когда шла через обширное фойе замка, не обращая внимания на механические приветствия стоящих там NPC. Она прошла по коридору, повернула направо и без стука толкнула дверь в рабочий кабинет Райкодзи, наслаждаясь выражением его лица, когда дверь за ней закрылась.
     Райкодзи сразу встал, поспешным взмахом руки сметая свое меню, когда он справился с удивлением и уставился на нее через всю комнату.
     – Знаешь, Арго, есть такая штука, называется стук в дверь. Тебе стоит как-нибудь попробовать. А теперь, какого черта ты хочешь?
     – Твоей отставки, – сказала Арго, сбрасывая капюшон плаща.
     Мгновение Райкодзи выглядел столь же ошеломленным, как и тогда, когда она вошла в дверь, глаза расширились, а рот образовал идеальную «О». Затем он громко рассмеялся, сев и всплеснув руками.
     – Ты меня на секунду удивила. Я-то думал, у тебя ко мне какое-то серьезное дело, но ты, похоже, вместо этого пришла шутить. Претендуешь на должность придворного шута?
     Лицо Арго было маской спокойствия; ее чувства выдавал лишь непроизвольно подергивающийся хвост.
     – А разве похоже, что я здесь, чтобы подшутить над тобой? Все кончено, Райко-пин. Мы знаем, что ты пытался убить Телвина, и почему. Один из его группы мертв, но сам Телвин в порядке – и передает тебе привет.
     – Теперь просто…
     – Так что вот как все произойдет, – продолжила Арго, проигнорировав его попытку перебить ее. – Ты откроешь свое меню фракции. Выберешь опцию, означающую твою отставку с занимаемой позиции. Затем ты уйдешь отсюда. И когда система завтра начнет новое голосование, ты останешься в стороне – и никогда больше не станешь участвовать.
     Райкодзи недоверчиво уставился на нее.
     – Ты совсем чокнулась.
     – Мне так говорили, – согласно сказала Арго. – Но в этом я не ошибаюсь. Ты сделаешь то, что я сказала, потому что если не сделаешь, завтра в это же время все будут знать, что ты пытался устроить. – Теперь она позволила своей маске соскользнуть, зло ухмыльнувшись ему. – Это будут вилы и факелы, Райко-пин. Тебе повезет пережить ночь. Или… ты можешь изящно попрощаться и уйти присоединиться к группам проходчиком. Выбор за тобой.
     – Ты блефуешь, – сказал он через несколько мгновений неуютного молчания. – Ты ни черта не знаешь.
     Вместо того чтобы спорить, Арго откашлялась и углубила свой голос, учитывая тонкую разницу в произношении, характерную для района Ибараки.
     – Черт тебя дери, Телвин. Просто заткнись и убейся уже.
     Лицо Райкодзи стало белым как обесцвеченный рис, когда он услышал свои собственные слова, словно эхом вернувшиеся к нему чем-то очень близким к его голосу.
     – Как… но там никого не было! Как ты могла услышать?,.
     Арго просто ухмыльнулась.
     А затем глаза Райкодзи расширились.
     – Ты Крыса, – прошептал он. – Чертова сука. Ты шпионила за мной. – Его руки поднялись в воздух, и Арго поняла, что он открывает свое меню. – Если хоть слово об этом выдохнешь, я сошлю тебя, нет, я изгоню тебя.
     Арго оперлась ладонями о край стола Райкодзи и склонилась над ним, с ее ростом казалось, как будто она смотрит прямо на него через экран его меню.
     – О, давай. Рискни. Ты хоть представляешь, какую бурю дерьма ты поднимешь, изгнав Крысу? Если ты думаешь, что сможешь все это скрыть, то ты идиот. Я на все свои деньги не смогу купить лучшей рекламы.
     С дрожащими от ярости руками и лицом, ставшим маской ненависти, Райкодзи рывком закрыл меню.
     – Знаешь, у тебя все равно пока нет никаких доказательств, – проклокотал он, явно пытаясь взять свой гнев под контроль.
     Арго одарила его еще одной бесящей ухмылкой. Ее правая рука скользнула в плащ, и когда она показалась, она держала в пальцах крохотный восьмигранный предмет, что выглядел каким-то матово-синим кристаллом.
     – Теперь есть. – С этими словами она дважды топнула по полу. Почти сразу же дверь позади нее открылась, и внутрь ворвался Телвин с Алисией и своей группой, со всех сторон окружившие Арго, чтобы Райкодзи что-нибудь сделать. – Вот и все, – сказала она новоприбывшим.
     Его глаза стали размером с блюдца, и теперь в них показался настоящий страх, когда его уши в защитном рефлексе прижались к голове.
     – Это?.. Но ты еще никак не могла получить кристалл записи. Они не начнут падать, пока мы не подберемся ближе к Мировому Древу!
     Усмехаясь, Арго быстро спрятала кристалл обратно в плащ.
     – Готов поставить жизнь на то, что я не знаю, где еще их можно найти? Я приберу его в безопасное место, Райко-пин. И если ты уйдешь в отставку, прежде чем покинешь эту комнату, и никогда больше не будешь баллотироваться… там он и останется. – Не нужно было объяснять, что произойдет в противном случае.
     Райкодзи прекрасно все понял. По-прежнему дрожа от смеси ярости и холодного страха, он повозился несколько мгновений со своим меню, палец завис в воздухе, когда он сражался со своей судьбой, с ненавистью глядя на улыбающееся лицо Арго. Наконец, он ударил по диалогу подтверждения, как если бы так он мог его убить. Все кайт ши в комнате – и Арго знала, что во всем мире – получили системное сообщение, объявляющее об отставке Райкодзи и запланированных на следующих день новых выборах.
     Ярящийся экс-лидер вылетел из комнаты, преследуемый холодным взглядом Телвина, пока за ним не захлопнулась дверь. Все оставшиеся игроки, кроме Арго, немедленно разразились аплодисментами. Алисия, смеясь, захватила Арго в объятия, у нее на глазах проступили слезы.
     – Не могу поверить, что ты тут устроила. Откуда вообще, черт возьми, ты взяла кристалл записи?
     Арго вытащила кристалл и посмотрела на Алисию с настолько совершенной невинностью, что это не смогло бы никого обмануть.
     – Этот? – Она сунула его в рот и одобрительно хмыкнула, втянув его. Шесть челюстей отвисли почти одновременно.
     Поскольку никто, казалось, не в силах был достаточно ясно выстроить слова, чтобы задать вопрос, Арго протянула руку и выплюнула кристалл обратно на нее.
     – Что? Я люблю карамель. Не моя вина, что он никогда раньше не видел настоящего кристалла записи.

     – Так что мы можем приходить на территорию ундин и уходить, как нам заблагорассудится? Ну, это большое одолжение. Что тебе пришлось за это отдать?
     Кирито покачал головой и прямо ответил Ёсихаре, хоть и был уверен, что она его поддразнивает.
     – Ничего. Просто он выглядел по-настоящему порядочным человеком, который не купился на внесенные меж нами Каябой искусственные разделения. – Не выглядело хорошей идеей упоминать о вольности, с которой он по приказу Арго передал ее ответ.
     Ёсихара рявкнула смешок, забирая свое копье у NPC-кузнеца и проверяя его состояние, стукнув по нему, чтобы вызвать окно состояния.
     – Ну разве он не особенный? И под особенным я подразумеваю чертовски тормознутого. Может он и не купился на эти «искусственные» разделения, но они существуют, нравится это ему или нет. – Кирито пришлось бежать, чтобы двигаться наравне с номинальным лидером его фракции, когда она направилась дальше по улице, и когда она повернулась к нему спиной, он был рад, что ему не нужно стараться скрыть выражение лица, что появилось у него после ее слов.
     – Слушай, малыш, ты кажешься неплохим, но ты, похоже, не понимаешь, как все работает. Одна раса забирается на вершину и выходит из игры – они и двое их союзников. Этот Диабель может быть чертовым святошей, мне все равно – он идиот, если думает, что мы здесь вместе. Нам нужно, чтобы все стали как можно сильнее, чтобы мы могли работать с группами проходчиков. На данный момент высок шанс, что в итоге на вершине окажутся именно саламандры – и будь я проклята, если я поставлю под угрозу наши шансы на договор, официально задружившись с твоим синеволосым приятелем. Ты же можешь делать что хочешь.
     С Кирито было достаточно.
     – Ты родилась такой несносной и неприятной, Ёсихара, или это приобретенный навык твоего персонажа?
     От обрушившегося на него взмаха оказалось достаточно легко увернуться; когда Кирито отклонился, торец копья замер в нескольких сантиметрах от его носа. Они все еще были в безопасной зоне Пенвезера, так что не было никакой опасности, и когда он увидел, что не было ни новых ударов, ни намерения серьезно подраться, он под взглядом Ёсихары скрестил на груди руки. Затем ее вытянутое лицо рассекла кривая улыбка, и она рассмеялась.
     – Ладно, это было неплохо. Но мое мнение не изменится.
     – Твое мнение?
     Ёсихара опустила торец копья на землю и оперлась на него.
     – Что меня совсем не волнует, так это ты или еще кто-нибудь, малыш. Ты вольный агент, как и все остальные из нас. Хочешь быть у Диабеля мальчиком на побегушках, это твой выбор. Надеюсь, ты достаточно на этом заработаешь. Я же продолжу набирать уровни – и, может быть, в следующем месяце кто-нибудь еще захочет эту неблагодарную дерьмовую работу, чтобы я, наконец, смогла присоединиться к проходчикам. И, кстати говоря… – Она помахала кому-то над плечом Кирито. – Эй, Мышь! Шевели уже булками, время не ждет! – Она не сказала Кирито ни слова прощания; она просто прошла мимо него, направляясь мимо него к, как предположил Кирито, еще одному члену своей группы.
     Кирито со вздохом отвернулся и направился к выходу из центрального зиккурата Пенвезера, призвав свои крылья, едва он вышел на открытый воздух, и отправился на север, не теряя больше времени на человека, которого ему не повезло получить лидером фракции.
     До родного города лепреконов Домнанна был долгий путь, и к концу первого дня Кирито был очень рад, что заглянул к портному-NPC и купил простой, но теплый меховой костюм на замену более легкого прежнего. Чем дальше он забирался на север, тем больше он завидовал танкам, чья тяжелая броня, хоть в ней и было очень жарко передвигаться – но также она достаточно хорошо защищала в холодную погоду, учитывая слои поддоспешника.
     Когда наступило утро, он, не теряя времени, освободил гостевую комнату, что он снял на ночь в маленькой нейтральной деревушке на краю земель спригганов, и направился на северо-запад. Его путь сразу же увел его далеко от постепенно редеющего леса, покрытых редким кустарником и мерзлым грунтом, а не вечнозелеными деревьями, холмов, хотя их островки тут и там поднимались из земли. Он нисколько не удивился, когда почувствовал первую снежинку, растаявшую у него на лице; хоть погодный движок игры и должен был следовать сезонам в реальном мире, даже в бета-версии северные региона Альвхейма были холодными и подверженными частым метелям. Он подозревал, что с наступлением зимы будет только холоднее. Один из множества островов, парящих в сотнях метрах над поверхностью Альвхейма, даже наградил его редким зрелищем: водопад, стекающий с края острова, застыл, превратившись в нечто наподобие вертикального ледника, из-за чего казалось, как будто остров опирался своим краем на тонкую стоячую полосу льда.
     Кирито почувствовал запах Домнанна задолго до того, как оказался достаточно близко, чтобы его увидеть. Свежий холодный воздух был лишен обычных лесных запахов, когда он несся в двадцати метрах над заснеженной тундрой, и когда он оказался в нескольких километрах от родного города лепреконов, его ноздри начал жечь промышленный запах, что он автоматически ассоциировал с кузницей: дым горящего дерева и угля, всевозможного разогреваемого металла, и едкий запах выплавки и процессов очищения от побочных продуктов. Запах становился сильнее, когда он приближался, до уровня, на котором он был рад, что нигде не видел никаких нужных ему мобов, потому что на уровне земли запах был гораздо менее выражен.
     Наконец, когда он перемахнул особенно крутой хребет, он увидел, наконец, город, расползшееся собрание невысоких средневековых каменных зданий и черепичных крыш, что тянулись вниз по склону холма, пока не выравнивались, встречаясь с океаном. Береговая линия в городе была сформирована жителями сталью и деревом, резкими углами и прямыми линиями, которых никогда не существовало в природе, очерчивая управляемый NPC морской порт, якобы отгружающий товары на корабли в неизвестном направлении далеко за морем. Как-то раз во время бета-теста Кирито пробрался на борт одного из судов, когда то отплыло, и провел несколько часов на палубе, ожидая увидеть, куда оно направляется. Он был разочарован открытием, что как только судно потеряло из вида землю, он получил системное сообщение, предупреждающее его вернуться в игровую область, или он будет возрожден в своем родном городе. Сейчас у него не было никакого желания пробовать то же самое; он подозревал, что это лишь приведет его к смерти.
     Никто не побеспокоил его, когда он приблизился к городу и приземлился внутри ворот – фактически, он быстро понял, что был далеко не единственным присутствующим не-лепреконом. В непосредственной близости Кирито увидел десятки гномов, также он заметил нескольких других спригганов, ундину, по-видимому, прибывшего в смешанной группе лепреконов и гномов, и даже мужчину, которого Кирито с уверенностью определил как пака, разглядывающего выбор инструментов у торговца-NPC. Это был разительный контраст с безудержной паранойей более южных районов, где он проводил время с момента, как оказался в ловушке этой игры со смертью, и впервые за эти дни Кирито почти почувствовал, что может расслабиться.
     Пришло время заняться тем делом, ради которого он сюда прибыл. Он открыл свое игровое меню, перешел к сохраненным сообщениям и пересмотрел информацию, за которую он заплатил накануне днем.
     「Мои контакты в Домнанне перечислили несколько десятков имен ремесленников, тратящих много времени на улучшение своего оружейного дела. Конечно, в самом начале игры ты явно пока не найдешь ни одного мастера-кузнеца, но они достаточно опытны, чтобы улучшить твой Закаленный меч, если у тебя есть деньги и ингра. Могу дать тебе длинный список имен, по 100 за каждое, но есть один человек, особо среди них выделяющийся…」
     Направление Арго привело Кирито в морской порт, где промышленные запахи Домнанна перемешивались с соленым ароматом океана – что он, фактически, посчитал приятным и ностальгическим. В южной части порта располагалось прямоугольное двухэтажное здание, содержащее ряд объектов, которые могли арендовать кузнецы, у которых не было собственного магазина – что в этот момент, посчитал Кирито, включало практически всех.
     Ведущие в здание широкие арки излучали такое количество тепла, что густой снегопад, фактически, начинал таять до того, как упасть на землю, из-за чего вымощенная булыжником область в непосредственной близости от входа была довольно мокрой, но чистой от снега. И как только он ступил внутрь, он понял почему – внутри было на пять-десять градусов теплее, чем снаружи, и Кирито поймал себя на желании остановиться где-нибудь и переодеться в более легкую одежду, прежде чем наносить сюда визит.
     У Кирито не было описания человека, что он искал, только имя, на которое он безуспешно попытался отослать сообщение, и место, где их всех, скорее всего, можно было найти. Но когда Кирито оглядел общее пространство и множество работающих с оборудованием людей, он почти уверенно посчитал, что его догадка верна: Лизбет звучало как англоязычное женское имя, и во всем здании он увидел только одну девушку. Она стояла к нему спиной, ударяя молотом по лежащей перед ней на наковальне полосе раскаленного металла, но стройное тело в розовом платье явно было женской формы, и по количеству простых, но неплохо выглядящих мечей, лежащих рядом с горном, он догадался, что она наращивала свой навык. Это прекрасно соотносилось с информацией Арго – не то чтобы он когда-нибудь по-настоящему в ней сомневался.
     – Прошу прощения, – сказал Кирито, как только она закончила с оружием, над которым работала, и убрала его в растущую кучу. – Вы… Ридзубэтто?
     Девушка повернулась, вытирая платком со лба пот и убирая его в карман фартука, что для выполняемой ею работы был невероятно бел. Она выглядела примерно одного с ним возраста, хотя с аватарами зачастую трудно было сказать наверняка. Ей потребовалось мгновение, чтобы убрать с лица каштановые волосы до плеч и улыбнуться ему.
     – Да, я Лизбет. Вы хотите сделать какой-то заказ?
     В ответ Кирито вытащил из-за спины Закаленный меч, оставляя его в ножнах, и протянул его перед собой.
     – Мне нужно его улучшить, и я принес все необходимые ингредиенты. Могу я спросить уровень вашего оружейного дела?
     Улыбка Лизбет стала шире, когда она уверенно развернула плечи и сложила руки под своим скромным бюстом.
     – Скажу, что я как раз этим утром набрала 200.
     Она явно чрезвычайно этим гордилась, и по мнению Кирито, у нее было на это право.
     – Я впечатлен. Игре ведь сколько, еще меньше недели? Чтобы поднять так высоко свой навык, вы должны были качать его каждый день без особых перерывов.
     Кивнув, Лизбет указала на груду мечей рядом с собой.
     – Пожалуйста, не судите о качестве моей работы по этим мечам. Это заказ для организовываемого нашим лидером ополчения – им нужно много недорогого, но хорошо сделанного оружия. Я, вообще-то, как раз посреди его выполнения, но я должна закончить во второй половине дня, если вы захотите вернуться позднее, скажем, в три?
     Кирито задумался. Он вполне мог заплатить Арго символическую цену и получить имена нескольких других кузнецов, посмотреть их в это время, что могло означать, что он закончит гораздо раньше. С другой стороны, многое говорило в пользу Лизбет: она была первой, кого порекомендовала Арго, у нее был достаточно высокий уровень навыка, она явно посвятила себя ремеслу, и ее работе достаточно доверял лидер ее фракции, чтобы дать ей важный заказ. Все перечисленное советовало проявить терпение, и ему все еще нужно было доставить упомянутому лидеру сообщение Диабеля – он вполне мог убить время, выполнив это за время ожидания.
     – Все в порядке, – сказал он, дружелюбно улыбнувшись кузнецу, возвращая Закаленный меч за спину и возясь с удерживающими там ножны застежками. – Я вернусь в три, а затем доверю свой клинок вашему мастерству, Лизбет-сан.
     – Пожалуйста, называйте меня Лиз, – с поклоном сказала девушка.
     – Кирито, – вернул он жест уважения с правильным углом клиента, встретившегося с опытным ремесленником. – Оставлю вас спокойно работать.
     Башню лидера найти было достаточно легко, расположенную на самом высоком холме в западной части Домнанна – на самом деле, ее было сложно не заметить. Теперь, когда Кирито не нужно было искать место, в котором он раньше не был, он решил сэкономить время, поднявшись в воздух, его крылья оставляли позади след, что выглядел почти как его тень. Добиться встречи с лидером лепреконов оказалось не так легко – была очередь людей, ожидающих с ним встречи, большинство из которых выглядело теми или иными ремесленниками, прибывшими по делу. К тому времени, когда Кирито достиг головы очереди, было уже два часа пополудни, и он пожалел, что не нашел что-нибудь перекусить, прежде чем начать ждать.
     Наконец, Кирито проводили в небольшой кабинет, располагающийся сразу с другой стороны от двери в зале ожидания. Как и в большинстве зданий Домнанна, стены украшали замысловатые кельтские узоры и кованые скульптуры, тепло подавали через вентиляционные отверстия на уровне пола, что были связаны с печами и гипокаустами обширной сети подземных камер под улицами. Мужчина в темно-зеленой тунике с каштановыми волосами и пробивающейся редкой бородкой поднял голову и устало, но искренне ему улыбнулся; по тому, как двигались в воздухе его руки, Кирито предположил, что он открыл свое меню фракции.
     – Добро пожаловать в наш город, спригган. Меня зовут Синкер, и в настоящее время я работаю лидером нашего уголка мира. Чем я могу вам помочь?
     Кирито представился и перешел сразу к делу.
     – Я здесь, чтобы доставить вам послание от лидера ундин, Диабеля. Он передает свое почтение и предлагает две вещи. Во-первых, он ищет союзников, чтобы препятствовать любой дальнейшей агрессии саламандр – полагаю, вы уже слышали об этом. – Когда Синкер осторожно кивнул, Кирито продолжил: – Во-вторых, он хотел бы организовать своего рода торговый договор, при котором ундины обеспечивали бы ваши группы целителями в обмен на предоставление им вами услуг квалифицированных кузнецов.
     – Ну что ж, – потер Синкер подбородок, откинувшись на спинку стула. – Касательно второго запроса, думаю, мы явно сможем прийти к соглашению. Я собираю ополчение, чтобы патрулировать нашу территорию и помогать любым игрокам, которые попадут в беду, и у нас прокачиваются несколько групп проходчиков, которым пригодилось бы лечение. С нашей же стороны, не сомневаюсь, найдется немало ремесленников, которые вцепятся в возможность переехать в другой город, где их навыки редки и пользуются высоким спросом.
     Кирито кивнул.
     – А первого?
     Синкер вздохнул.
     – Боюсь, в этом мне придется разочаровать наших южных друзей. Мы уже ведем переговоры с гномами и паками о формировании торгового союза для совместного использования умелых ремесленников и взаимной защиты. Как только мы проработаем детали, уверен, не будет никаких проблем с предоставлением вашим соседям квалифицированных услуг любого необходимого им вида – но когда дело дойдет до войны и политики фракции, в интересах нашего союза будет занять нейтральную позицию. Надеюсь, вы это понимаете.
     Пожав плечами, Кирито принял более равнодушный вид, чем он себя чувствовал.
     – Это не моя просьба – я просто посланник. – Он на мгновение остановился, наморщив в задумчивости лоб. – Вы сказали, вас зовут Синкер… вы случайно не были админом…
     – MTD? – усмехнулся Синкер; его явно не в первый раз спрашивали об MMO Today, популярном игровом новостном сайте, который еще в реальном мире Кирито проверял каждый день. – Это я. По крайней мере, это был я. – Его улыбка немного уменьшилась, став печальной. – Теперь я просто человек, который должен заботиться о более чем 1500 людей – плюс всех прибывающих посетителях. – Он взглянул в сторону дверей. – Большинство из которых, полагаю, все еще хотят по той или иной причине встретиться со мной.
     Это был понятный намек; Синкер выглядел неплохим парнем, но у него точно не было времени обсуждать сайт, который ни один из них мог никогда больше не увидеть. Что вполне устраивало Кирито – ему все равно необходимо было идти.
     – Что ж, спасибо. Если вы меня извините…
     Синкер махнул в сторону двери.
     – Всенепременно. Благодарю, что доставили мне сообщение.
     Когда Кирито утолил свой голод, было почти три часа; он направился прямо к портовому району и приземлился около арендованного Лизбет помещения как раз к тому моменту, когда снег начал сгущаться в метель, вызвавшую его благодарность теплу кузницы. Каштановолосая девушка перебирала большую кучу изготовленных ею мечей, иногда откладывая один из них в сторону и пересчитывая остальные, укладывая их аккуратной грудой поверх покрывала. Она подняла взгляд и расплылась в широкой улыбке, кода увидела подошедшего Кирито.
     – Вы вернулись! Большое спасибо за ваше терпение. Мне осталось только все это организовать, и я могу сделать это позже, если вы хотите, чтобы я сейчас занялась вашим мечом.
     Отцепив ремни и сняв ножны, Кирито протянул его перед собой.
     – Пожалуйста. Я бы хотел первые три обновления, два на остроту и одно на прочность, и я принес все необходимые ингредиенты, чтобы максимизировать успех. Сколько вы берете?
     Лизбет назвала цену, от которой Кирито чуть не вздрогнул – это была справедливая цена, но он надеялся найти кузнеца, который не будет столь прекрасно знать, сколько именно стоят их услуги. Это была большая часть денег, что у него оставались. Как только они договорились об условиях, и он передал ей необходимые ингредиенты, Лизбет взяла у Кирито Закаленный меч и вынула его из ножен, испустив негромкий непроизвольный вздох восхищения.
     – Он прекрасен. Я еще не видела, чтобы кто-то приносил нечто подобное – это редкий дроп?
     Кирито покачал головой.
     – Награда за квест. Они очень ценятся на рынке; сомневаюсь, что кто-то уже такой продает.
     После стука по клинку глаза Лизбет заметались из стороны в сторону, когда она читала свойства оружия.
     – Ну, обновление это довольно обычная задача, и для нее требуется всего несколько минут. Если хотите, можете подождать здесь.
     Кирито принял предложение, усевшись на кованый железный стул, который, возможно, был бы гораздо удобнее, будь у него подушка. Он просто был рад на несколько минут дать отдых ногам. Лизбет положила Закаленный меч на наковальню и начала обновление, добавив принесенные Кирито компоненты в свое окно, затем подошла и приподняла молот, что висел у нее на поясе. Ее удары были быстрыми и уверенными, каждый из них добавлял еще один громкий звенящий звук в наполняющий комнату металлический хор, когда каждый ремесленник работал на своем месте. Последний удар сопровождала вспышка красного, пробежавшая по всей длине Закаленного меча, указывая на завершение процесса.
     – Закаленный меч +1, – сказала Лизбет. – Первой я сделала остроту. Хотите второй следующую остроту или прочность?
     – Прочность, пожалуйста, – ответил Кирито, жестом прося ее продолжать.
     Лизбет усмехнулась, крутанув одной рукой молот.
     – Так и сделаем. – Когда она снова стукнула по оружию и начала задавать параметры, она спросила: – Так что за квест?
     – Просьба Кимико, – сказал Кирито. – Начинается в городе Литджагге на краю территории ундин. Хотя вам не захочется за него браться, если вы ничем не занимались кроме развития своих торговых навыков – вам ради дропа придется убить довольно много мобов, и некоторые из них крепкие.
     – Досадно, – сказала Лизбет, когда снова начала с равномерным ритмом бить молотом по оружию, эти удары не имели ничего общего с настоящим кузнечным делом, что когда-то существовало в реальном мире – это было просто движения игрока, требующиеся для исполнения ремесленной последовательности. Когда по мечу промелькнуло синее свечение, она удовлетворенно хмыкнула.
     – Я думала, я смогу получить много денег, добыв такой и правильно его улучшив.
     – Это возможно, – кивнув, сказал Кирито. – Вам просто нужно собрать группу, что пойдет с вами, или нанять кого-то сделать квест и продать вам оружие. Но вам лучше сохранить его неизмененным, пока вы не найдете покупателя – не всем захочется одну и ту же комбинацию обновлений.
     – Это верно, – сказала Лизбет, улыбнувшись ему и в последний раз начиная процесс. – Вы довольно неплохо в этом разбираетесь для того, кто не ремесленник. У вас даже были все необходимые материалы.
     Кирито отвел взгляд, на мгновение смутившись комплиментом и не желая объяснять, откуда именно он так много знает.
     – Любой, кто использует оружие, должен знать о нем ка можно больше. – Это был не совсем ответ, но он надеялся, что он прозвучит глубокомысленно.
     Судя по звуку смеха, Лизбет знала, что он о чем-то умолчал, но не собиралась затрагивать этот вопрос.
     – Ну, это великолепный меч – я рада, что мне выпал шанс поработать над ним. Почти все уже… пятнадцать… шестнадцать… семнадцать…
     С душераздирающим звуком бьющегося стекла Закаленный меч разлетелся на полигоны.

Глава 9. 11-12 ноября 2022

     В то время как все игроки могут летать, используя свободной рукой виртуальный джойстик, большинство игроков посчитают гораздо более удобным и эффективным изучить технику «свободного полета», что включает в себя личный контроль крыльев путем обучения нейрошлема перенаправлять часть нервных импульсов к самим крыльям. В то время как на первый взгляд это сложно, овладевшие «свободным полетом» обнаружат, что это освобождает обе руки – что важно для тех, кто использует двуручное оружие или хочет использовать одной рукой магию, оставляя в другой одноручное оружие…
–Руководство Альвхейм Онлайн, «Свободный полет»
     Несмотря на какофонию шума различных игроков, работающих на ремесленных местах, звук удара молота по наковальне разительно отличался от более резкого и долгого звука ломающегося предмета. Прежде чем составляющие Закаленный меч полигоны успели раствориться, другие молоты в помещении стихли, когда все взоры обратились на неожиданный и крайне неприятный звук.
     Лизбет в полном шоке на несколько секунд уставилась с приоткрытым ртом на наковальню. Кирито был ошеломлен не меньше ее, и он вскочил на ноги и потянулся к своему любимому клинку, как если бы он мог, схватив его, не дать ему исчезнуть, рука протянулась в пустоту. Из ослабевших пальцев Лизбет выпал молот, едва не задев ей ногу, когда он с гулким стуком упал на грязный пол. Она рухнула на колени, как будто бы она была марионеткой, чьи нити обрезали, плечи опустились, а из глаз полились слезы. Ее рот бесшумно открывался и закрывался, когда она пыталась понять, что же только что произошло, и не сумев высказать ни единого слова.
     Глубоко у Кирито в горле зародился слабый хнычущий звук, что он сразу же возненавидел. Несмотря ни на что, шанс успешного обновления никогда не будет выше 99% даже для первого раза – всегда был шанс, пусть и небольшой, на неудачу. Но, как правило, это приводило лишь к ослаблению оружия, потерю одного из ограниченного числа слотов обновления. И с уровнем навыка Лизбет и всеми нафармленными им с трэшевых мобов ингредиентами шанс на успех третьего обновления должен был быть 95%.
     Разумом он понимал, что у любого неудавшегося обновления был 1% шанс в итоге сломать само оружие. Но – и ему потребовалось мгновение, чтобы разобраться в уме с простой арифметикой – это должно было значить, что вероятность, что это произойдет при третьем обновлении, равнялся пяти десятитысячным процента. Одному шансу из двухсот тысяч. Были очень редкие и мощные предметы, у которых вероятность выпадения была выше этого.
     Закапывание своего горя числами было единственным способом для Кирито сдержать слезы и не накричать на кузнеца. Он знал, что это не ее вина, и что не честно было бы взваливать это не нее. Но соблазн накричать на что-нибудь, кого-нибудь, подавлял.
     И в любом случае, Кирито сомневался, что мог бы заставить ее чувствовать себя еще хуже, чем она, вероятно, сейчас себя чувствовала. По лицу Лизбет потекли слезы, когда она распростерлась по земле перед Кирито, уткнувшись лбом в грязь.
     – Простите! Пожалуйста, пожалуйста, простите, мне очень жаль! У меня никогда так раньше не было! Мне не нужно было говорить, пока я работала, должно быть, я сделала что-то неправильно… пожалуйста, прос…
     Рыдающие извинения Лизбет оборвались, когда Кирито опустился рядом с ней на колени и ободряюще погладил ее по голове.
     – Это не ваша вина, – сказал он, стараясь сохранить свой голос спокойным. – Это просто случайные числа системы. Всегда есть очень маленький шанс, что так произойдет, даже с максимальной вероятностью успеха. Это просто невезение.
     Когда Лизбет подняла голову, на ее лице осталась грязь, где она плакала, и этот вид помог Кирито улыбнуться – что ей, возможно, нужно было у него увидеть.
     – Я… я не могу это принять. Пожалуйста, Кирито, позвольте мне это искупить. Конечно, я верну все заплаченные деньги, и я выкую вам новый меч.
     Кирито печально покачал головой.
     – Я приму возврат, но вы не сможете заменить Закаленный меч. Это награда за квест, и он лучше всего, что вы сможете сделать из обычных компонентов.
     – Тогда давайте выполним квест! Возьмите меня с собой на юг, и я отдам вам награду за квест, когда мы закончим. – Лизбет потянулась и обеими руками вцепилась в воротник меховой рубашки Кирито, умоляя его. – Пожалуйста, Кирито, я прошу вас. Моя гордость не позволит мне это принять. Я должна сделать все правильно.
     Протянув руку, Кирито мягко смахнул пальцем грязь с ее заплаканного лица, вызвав на щеках Лизбет легкий румянец.
     – Я благодарен за предложение. Правда. – Ее руки соскользнули с рубашки, когда он, вздохнув, встал. – Но я не собираюсь на юг. В этом районе сейчас становится опасно, и я не могу тратить время вместо набора уровней на фарм низкоуровневых трэшевых мобов для этого квеста.
     Встав, Лизбет вытерла лицо рукавом.
     – Тогда, может быть, я смогу сделать для вас кое-что еще. – Когда Кирито поднял брови, она сказала: – Вы правы, нет ничего, что я могла бы сделать из обычных компонентов. Но я смогу достать слиток гномьей углеродистой стали.
     Это привлекло внимание Кирито. Из всех сортов гномьих металлов углеродистая сталь была сильнейшей из тех, для чьего изготовления не требовалась помощь алхимика. Но это был сплав нескольких материалов – частью очень редких – и на ее создание требовалось много времени. К тому времени, как они начнут проходить Мировое Древо, станут доступны материалы и получше – но в этот момент ее все равно будет очень сложно получить, предполагая, что у кого-то вообще будет навык ее производства. Удивительно, что она вообще знала о ней; он не думал, что она была бета-тестером.
     В руках опытного оружейника она вполне могла бы стать мечом, что сравнился бы – и, возможно, даже превзошел бы – его Закаленный меч. И несмотря на ужасающий удар игрового генератора случайных чисел, он все еще был уверен, что видел перед собой очень умелого кузнеца. Что смотрела на него светло-фиолетовыми глазами, вымаливая у него шанс доказать свое мастерство. Постепенно возобновились резкие звуки стука молотов, когда стало ясно, что не будет дальнейшего развития драмы, и ритмичные звуки помогли Кирито подсчитывать секунды, что проходили, пока он обдумывал предложение Лизбет.
     – Это может сработать, – сказал, наконец, Кирито. – Но как вы планируете получать ее в самом начале игры?
     Хотя она все еще выглядела изрядно подавленной случившимся, лицо Лизбет немного прояснилось от перспективы суметь сделать все правильно.
     – За последние несколько дней мы установили торговые отношения между нами и гномами. Сырье на готовую продукцию, примерно так. У нас есть несколько бета-тестеров, которые обучали новых ремесленников, и я слышала, что один из них рассказывал о гноме с достаточно высоким навыком переработки, чтобы суметь изготовить углеродистую сталь – которого назначили безостановочно заниматься этим, чтобы снарядить их группы проходчиков. – Лизбет глубоко поклонилась Кирито. – Возьмите меня в Ниссенгроф, и я обещаю вам, что потрачу все что есть на слиток для вас. Даже если мне придется продать весь свой инвентарь.
     Идея вызвала у Кирито немедленное сопротивление, и он поднял перед собой обе руки.
     – Плохая идея. Это более двенадцати километров через Инеистую пустошь – на это уйдет большая часть дня, если учесть время на сражения с сагрившимися мобами. Я не могу нянчиться там с игроком 1 уровня.
     Не нужно было это говорить. Лизбет оказалась перед лицом Кирито прежде чем он закончил последнее свое предложение, ее нос был в сантиметрах от его, а ее щеки покраснели.
     – Простите? Знаете, я не полный новичок! Хотите сказать, мне нужна нянька?
     Чувствуя себя немного неудобно, Кирито шагнул назад и посмотрел в сторону, через мгновение глаза вернулись в ней, когда он забыл, что не стоит загонять себя в угол.
     – Эм… ага, вроде как. Я думал, что вы все свое время развивали кузнечное мастерство. Вы хотя бы выходили уже из города?
     Лизбет скрестила на груди руки с написанным на лице упрямством.
     – Конечно! Я, может быть, не такого высокого уровня, как вы, но мне, в конце концов, пришлось выйти и заработать немного денег, чтобы купить инструменты и материалы.
     Кирито вздохнул, покоряясь тому, что ему придется подписаться на квест сопровождения, если он хочет получить новый меч.
     – Вы предполагаете, что они вообще продадут его вам. – То, в чем у него были некоторые сомнения.
     – Должны, – настаивала Лизбет, ее уверенность выглядела скорее выдачей желаемого за действительное и надеждой. – Я много заработала за последние несколько дней, и как только я доставлю этот заказ ополчению Синкера, у меня будет гораздо больше. Все, что у меня есть, ваше, если это добудет нам слиток, из которого я смогу выковать вам новый меч. – Она открыла окно торговли, пальцы затанцевали на выскочившей цифровой панели. – Вот то, что вы заплатили мне за улучшение. Хотела бы я вернуть вам ингредиенты, но… полагаю, вы знаете, что они расходуются, невзирая на то, как прошла попытка улучшения.
     Кирито оплакивал свою потерю, но скорее потому, что ему потребовались дни фарма, чтобы собрать весь нужный лут. И если ему не изменяла память, он не сможет фармить компоненты для улучшения меча из углеродистой стали, пока они не прорвутся через одного из боссов долин и не приблизятся к Аруну. Он принял торговлю и кивнул.
     – Понимаю. Спасибо, что попытались, Лизбет.
     – Лиз, – настойчиво сказала она. – Встретимся здесь утром и отправимся на запад, в Ниссенгроф.
     С наступлением следующего дня Кирито с облегчением обнаружил, что Лизбет говорила правду о своей способности сражаться – она явно была ниже него уровнем, но она держала в руках булаву, когда они осторожно прокладывали путь через Инеистую пустошь.
     Будь они способны лететь по прямой по пустому пространству без каких-либо перерывов, пара игроков его и Лизбет уровней смогла бы добраться в течение часа. Путешествие определялось тем фактом, что это пространство не было пусто и свободно от перерывов; игроку необходимо каждые десять минут давать отдых крыльям, и присутствовали агрессивные мобы, которых приходилось зачищать даже в пути в воздухе. Игроки могли попробовать подняться и пролететь над ними, но чем выше они поднимались, тем быстрее уставали их крылья – потенциально заставляя их слишком рано приземляться, не в безопасном месте, или потратить еще больше времени на отдых.
     Кирито по опыту знал, что безопаснее было потратить время и зачистить враждебную местность, пока идешь, даже если это значило, что потребуется в разы больше времени. Как сольный игрок, предпочитающий сохранять внушительный резерв прочности, он не жалел дополнительного времени – и после нескольких часов борьбы плечом к плечу рядом с ней, он не жалел о необходимости вести за собой Лизбет. Ему не нравилась необходимость использовать при этом свое резервное оружие, но против трэшевых мобов это не было серьезной проблемой – просто еще одним напоминанием об осторожности.
     Большая часть дня прошла без происшествий, когда Лизбет приноровилась к осторожному ритму, которым Кирито покрывал враждебную территорию: взорваться скоростью до заметно безопасного места, остановиться, чтобы изучить воздух впереди в поисках агрессивных мобов, повторять так, пока их крылья не исчерпаются, и им придется приземлиться, чтобы дать им отдохнуть. Оказавшись на земле, они продолжали со скоростью пешехода, останавливаясь через каждые несколько минут, чтобы вытянуть и зачистить мобов по пути, занимаясь этим, пока их крылья полностью не отдохнут.
     Это было мучительно, но необходимо. В бете Кирито неплохо узнал, к чему обычно приводит попытка «пропаровозить» себе путь через пустошь – то есть пролететь на максимальной скорости и надеяться, что десятки сагренных мобов достигнут своей границы, прежде чем догонят. Большинство мобов могли летать быстрее игроков; сэкономленное время не стоило риска – особенно сейчас, когда штраф за неудачу был больше, чем потеря некоторого количества экспы и прогресса навыков.
     С устойчивым снегопадом, что не унимался с тех пор, как они покинули Домнанн, небо было одеялом серовато-белого цвета, что рассеивало солнечный свет и скрадывало расстояние и течение времени, не говоря уже о чувстве направления. Несмотря на компас в интерфейсе, по-прежнему очень легко было сбиться с курса или прийти к необходимости долгой дорогой обходить высокоуровневых мобов или другие опасности.
     Уже ранним вечером – часы его интерфейса показывали 17:38 – он заметил один из многих парящих островов Альвхейма, что вызвал проблеск узнавания; здесь, далеко на севере, они больше всего напоминали собой висящие в небе огромные айсберги, но призрачно-серый силуэт храма был тем, что он уже видел во время бета-теста.
     Спустившись на землю и остановившись передохнуть, он проверил свою карту и удовлетворенно кивнул – они были всего в нескольких километрах восточнее Ниссенгрофа, и строение, что он заметил на парящем острове, было популярным низкоуровневым данжем. Если бы не шел снег, они, вероятно, смогли бы увидеть и сам Ниссенгроф.
     – Уже не так далеко, – негромко сказал Кирито, когда уселся на камень у края огромной расщелины, открыл свое меню и материализовал предмет из инвентаря. Рассеивающееся дуновение теплого выдоха его слов последовало за паром, поднимающегося от купленного перед отбытием супа, и он удовлетворенно вздохнул после первого глотка из чаши.
     Он почти представил, как под его полосами здоровья и маны появляется третья, красная линия, указывающая на тепло тела. Если бы была такая штука, она бы быстро выросла. Разве уже не было годами игр с такой механикой? По крайней мере несколько, даже еще до его рождения. В АЛО не было ничего подобного, но он знал, что длительное воздействие экстремальных температур может привести к потере хитпоинтов. Он посмотрел сквозь завесу пара и увидел Лизбет, сидящую со скрещенными ногами на земле, обнимающую себя и дрожащую. Выражение ее лица, когда она смотрела на его еду, было полно тоски, и как только она заметила его внимание, она резко отвернулась.
     – Почему вы не надели чего-то потеплее? – спросил Кирито. – Вы же из этих мест; вы должны знать лучше. – Не то чтобы ее наряд был так уж открыт, но какое-нибудь пальто ей бы не помешало.
     – «Из»? – с некоторым раздражением откликнулась Лизбет, взглянув на него. – Я из… – Она оборвала себя, как будто она собиралась назвать ему свой реальный город. – Это больше не важно. Я просто… не ожидала, что будет так холодно. Так никогда не было ни в городе, ни когда я выходила качаться.
     Кирито кивнул.
     – На открытой местности, в пустошах, все хуже, – признал он. – Особенно с холодным ветром, когда мы летим.
     Прошло несколько мгновений молчания; Лизбет снова отвернулась. Кирито опустил глаза на то, что осталось от его супа, вновь поднял их и вздохнул. Его шаги заскрипели на свежем снегу, когда он подошел и предложил Лизбет вторую половину еды. Она подняла на него взгляд, безмолвно приоткрыв рот, как будто желая запротестовать… а затем схватила чашу и с жадностью выпила горячий бульон. Суп исчез за мгновения; чаша разлетелась на полигоны.
     – Лучше? – спросил Кирито.
     Лизбет кивнула.
     – Спасибо, – тихо сказала она. Ее лицо выглядело противоречиво, как будто она не могла решить, благодарить ли за доброту или злиться за то, что она еще больше становится ему должна.
     Еще один кивок Кирито был единственным признанием. Подняв глаза, он изучил небо и протянул руку ладонью вверх.
     – Начинается снегопад. Нашим крыльям еще нужен отдых, но нам лучше поторопиться, прежде чем он усилится. – Он на мгновение остановился, прежде чем добавить: – К тому же, ходьба поможет вам согреться.
     Это была неплохая идея, но к тому времени, как их крылья полностью восстановятся, нарастающая и стихающая метель превратится в полномасштабную снежную бурю, каждым порывом морозного ветра вытягивая из их аватаров тепло и урезая видимость почти до нуля. Через несколько минут Кирито увидел рядом с индикатором своих хитпоинтов мигающий значок – белую снежинку на синем фоне, что, как она знал, указывала на чересчур низкую температуру. Каждые несколько секунд зеленая полоса его хитпоинов вспыхивала и немного уменьшалась, теряя примерно по одному хитпоинту раз в секунду.
     – Нам нужно найти укрытие! – закричал Кирито, стараясь перекричать вой ветра. Они забились за ствол одинокого дерева, чья узость предоставляла им крайне слабую защиту от бури. Он вывел свою карту и установил маркер в точке неподалеку к северу. – Здесь есть вход в пещеру, и я знаю, куда она ведет. Если будем осторожны, сможем пройти остаток пути до Ниссенгрофа, не беспокоясь о метели! Пошли!
     Тон Кирито не предполагал возражений, и, к его облегчению, Лизбет не стала их поднимать. Возможно, вид того, как ее хитпоинты неуклонно снижаются, и она не в силах это предотвратить, помог ей прояснить ситуацию. Она кивнула и, когда они встали, потянулась и крепко взяла его за руку.
     – Не отпускайте, – взмолилась она, когда Кирито на мгновение удивленно на нее взглянул. – Я не хочу разделяться!
     Удивление Кирито было мимолетно; он кивком прогнал его и заставил себя вновь сосредоточиться на выживании.
     – Пошли! – выкрикнул он, когда они побежали вместе к обетованному убежищу, сражаясь со временем и своим положением. Число на краю взгляда Кирито продолжало уменьшаться, вокруг них падал снег, и его хлопья были как песчинки, отсчитывающие то, что осталось от его жизни.

     Когда Кляйн проснулся, ему потребовалось немного времени, чтобы сбросить остатки сна и подняться. Это был десятый день его заключения в этом мире, но, несмотря на все проведенные ночи, что разбив лагерь в пустыне, что безопасно укрывшись в комнате трактира, какая-то часть его подсознания явно так и не приблизилась к полному принятию ситуации.
     Не помогало, что размещение прошлой ночью было нетипичным даже по меркам уже пережитого. Белонорье было нейтральным городком в нескольких километрах севернее границы паков и кайт ши, и казалось, что название свое он получил как от умеренного слоя снега, покрывающего промерзшую землю, так и от полуподземного характера здешней архитектуры. Большая часть зданий лишь на пол-этажа поднималась над холмами, в которых они были вкопаны, вниз, к входным дверям строений, вели широкие лестницы. Это была первая таверна, в которой ему пришлось спускаться, чтобы добраться до своей комнаты.
     Упомянутая комната было построена так же как клеть шахты, с толстыми деревянными несущими опорами и неотесанными на вид каменными стенами с заметной грязью. Большая часть стен была покрыта мхом или какими-либо гобеленами и теплыми, но редкими светильниками, от масляных ламп и до древней на вид железной печки в центре комнаты. Из печи к потолку поднималась труба дымохода, проходя после этого через общий зал таверны – что помогало распределять тепло по всему зданию.
     Слово уютно непрошеным пришло Кляйну на ум, когда он в пятый раз отложил внутренний будильник своего аватара и отключил его небрежным ударом пальца по вопросу в воздухе. Он почти сразу снова спрятал руку под одеяло, как только эта операция была завершена; воздух в комнате был теплее, чем если бы было без печки, но это не значило, что он был теплым. В тусклом свете он увидел, как только начал шевелиться на другой кровати Динамм, и со вздохом смирился с началом еще одного дня странствия.
     Час спустя они вчетвером собрались вокруг очага в общей комнате, все держали по кружке горячего чая, впитывая столько тепла, сколько было возможно, и работая над планом. Кляйн открыл свое окно с картой, сделал его видимым и отмасштабировал, чтобы показать как можно большую площадь, вилкой указав, где они, и махнув над покрытыми туманом просторами лежащих перед ними диких земель.
     – Можем обойти, – предложил Иссин, используя вместо указки одну из своих стрел и проводя невидимую линию на запад, а затем на север. – На западе Сондреф, пополним там при необходимости запасы, затем на востоко-северо-восток по открытым районам. Доберемся гораздо быстрее, чем если будем идти через лес.
     – И пройдем при этом вдвое больше, – заметил Кунимитз, допивая чай и передавая кружку NPC-официантке, чтобы подлить. – По прямой отсюда до Ниссенгрофа не более пяти-шести кликов, предполагая, что данные купленной тобой карты верны.
     Иссин постучал наконечником стрелы по окну карты, которое – будучи запрограммированным оставаться перед грудью своего пользователя, как и все остальные окна пользовательского интерфейса – пыталось перемещаться всякий раз, когда Кляйн ерзал. Он схватил своего лидера за плечо и слегка прижал его к месту, чтобы он мог указать, куда нужно.
     – Твой путь «по прямой» проходит через полный высокоуровневых мобов густой лес. Нам повезет, если мы доберемся до Ниссенгрофа к концу дня, и нам придется сражаться на каждом шагу.
     Кляйн сложил обе руки буковой Т, заставляя остановить спор, прежде чем Иссин или Кунимитз успели бы разойтись – они вдвоем могли бы часами обсуждать цвет океана и в итоге согласиться лишь на то, что он мокрый, и то для этого потребовалось бы вмешательство гильдмастера.
     – Ладно, парни, я ценю – Иссин, убери эту чертову стрелу от моего лица! – я ценю ваш вклад, но решение принято. Мы держимся подальше от городов любых фракций, которые нам не требуется посетить, и в Сондрефе нас никто не ждет. Пойдем через лес.
     – Говорю же, Кляйн, паков не волнует, кто мы или что мы…
     Кляйн помахал, перебивая.
     – И это чувство взаимно. Давай, дружище, пошли. Мы не собираемся в Сондреф.
     Вздохнув, Иссин в последний раз раздраженно взмахнул хвостом и забросил стрелу обратно в колчан за спиной.
     – Ладно, неважно. Твой выбор – ты всех и веди.
     Преимуществом было говорить сразу примирительно и правдиво. Удовлетворившись, Кляйн допил остатки своего чая и поднялся на ноги, удивляясь, сколько ему потребовалось силы воли, чтобы отодвинуться хотя бы на один метр от лучистого тепла домашнего очага. Он был на грани того, чтобы сказать что-нибудь вдохновляющее и заставить остальных оторваться от источника тепла, когда его отвлек перезвон и мерцающая в воздухе иконка. Рот, уже приоткрывшийся, чтобы заговорить, раскрылся, когда он увидел рядом со значком входящего сообщения имя.
     Кляйн едва услышал, как его друзья задают ему вопросы, когда он открыл сообщение, глаза пробежались по тексту, а затем медленно вернулись, чтобы убедиться, что он прочел все правильно.
     Пара пальцев резко ткнула его рядом с лицом, Кляйн рассеянно протянул руку и отбросил их, когда прочел оставшуюся часть сообщения и быстро открыл окно для ответа.
     – Эй, лидер. Любовная записка от Алисии?
     Если бы выражения лица Кляйна было для его друзей недостаточной подсказкой, что ситуация серьезна, то ею бы стало полное отсутствие реакции на подколку Иссина. После этого они позволили ему несколько минут почтительного молчания, пока он обменивался личными сообщениями, и все они ожидающе подняли глаза, когда Кляйн с чувством завершенности взмахом закрыл свое меню.
     – Иссин, – сказал Кляйн; названный игрок в ответ выпрямился в кресле. – Ты не вел никаких дел с этим информационным посредником кайт ши, пока был там?
     Иссин покачал головой.
     – С кем, с Крысой? Неа. То есть, Телвин упоминал о ней, и я слышал от вас то же самое. Но лично с ней я никогда не разговаривал. А что?
     – Я надеялся, что у тебя может быть ее контакт, – сказал Кляйн, поморщившись, когда он воспользовался отвлечением как предлогом сесть обратно и погреться. – Я кое с кем познакомился, прежде чем покинуть родной город саламандр, и похоже на то, что у него проблемы.
     – Вот отстой. Но что ему нужно от Крысы?
     – Ну, это самое странное, – сказал Кляйн, почесывая окружающую его голову удерживающую волосы бандану. – Он просит ее.

     Когда она отражала гул слухов и домыслов о причинах внезапной отставки лидера кайт ши, Арго пришлось признать, что есть один серьезный недостаток в организации тайного переворота: она не могла продать правду о том, что случилось, не нарушив условия своего соглашения с Райкодзи. Он был достаточно запуган, чтобы покинуть пост и затаиться на время внеочередных выборов, но если она нарушит слово, он будет волен участвовать в следующих – и последующая за этим война между ними двумя будет лишь чуть слабее ядерной. Она победит – но это будет стоить ей времени и денег, которые ей не хотелось тратить лишь на то, чтобы сжечь того, кто и так уже побит.
     Но она просто не могла сослаться на неведение или отказаться продавать информацию – по городу уже ходило слишком много слухов, а ее гордость и репутация не позволили бы ей признать, что она чего-то не знает.
     Так что Арго сделала то, что всегда делала, когда хотела сохранить секрет: назначила грабительски высокую цену за информацию.
     Пятьдесят тысяч юрудо будет достаточно, рассудила она, быстро печатая короткий ответ на последний запрос. Поначалу она назначила двадцать тысяч, но встревожилась, обнаружив как минимум одного покупающего за такую цену. Что они делали, чтобы скопить такую сумму менее чем за две недели в игре? Даже сам этот факт уже стоило придержать; кто-нибудь за него заплатит.
     Но он по-прежнему оставил ей покупателя на то, что она совсем не хотела продавать. Так что она сделала вид, что ведет переговоры с воображаемым источником, который сделал встречное переложение в целях пресечения информации, и поднимала цену, пока не перестала получать ответы. Несколько умело выпущенных в город ложных слухов сняло с нее еще часть давления, дав ей время разобраться с запросами, что позволяли ей сделать деньги.
     Среди прочего.
     – Ну? – спросила Алисия тоном нетерпеливого ожидания, когда широко развела руки, колыхнув тканью, пролившейся с ее левой руки.
     Арго, закончив и отослав последнее сообщение, устроилась на подушке, на которой сидела в снятой Алисией комнате. Она критическим взглядом оценила свою подругу и дернула ушами.
     – Плащ? Да ладно?
     – Полуплащ, – надувшись, поправила Алисия. – Предполагается, что с ним я выгляжу величественнее.
     – С этим ты выглядишь как суперкошка с блондинистыми дредами, – сказала Арго, вздохнув, когда получила и проигнорировала еще одно уведомление о входящем сообщении. – Плащи отстой. Если мы когда-нибудь отсюда выберемся, напомни мне переслать тебе видеоклип и показать, почему. И что за колокольчик? Боишься, что потеряешься?
     Алисия подняла руки и коснулась медного колокольчика размером с мяч для гольфа, свисающего с окружающего шею черного воротника.
     – О, Телвин подумал, что мне нужно немного сыграть на миловидности.
     Арго фыркнула.
     – Мило и величественно?
     – Он говорит, что половина причины, почему люди голосуют за меня, в том, что я очаровательна.
     – Зная парней этой фракции, он, скорее всего, прав, – сказала Арго. – Но ты уже получила должность. Не похоже, что тебе сейчас нужны голоса. Просто хорошо делай свою работу, и все будет в порядке. – На ее лице вдруг появилась ехидная усмешка. – Или может быть еще одна причина, а? Не было вестей от твоего парня?
     Лицо Алисии покраснело, уши прижались к голову.
     – Он не мой парень! И нет, ни слова с тех пор, как они ушли на север. – Она сложила руки и повернулась, краем глаза наблюдая за Арго, пренебрежительно взмахнувшую хвостом. – Знаешь же, у него есть дело. Как и у меня. А теперь, помимо плаща и колокольчика, как я выгляжу?
     Арго пожала плечами, перетекла из сидячего положения и поднялась на ноги. Сверху донизу оглядев свою подругу, она сказала:
     – Помимо этого? Милые трусики.
     – Арго!
     – Или трико, не важно. Слушай, ты не у той девушки просишь совет по моде. Разве тебе не нужно готовить речь или что-нибудь вроде того?
     – У меня все еще есть…
     Когда Алисия на полуслове оборвала свой протест, ее глаза двинулись влево, что Арго признала как знак, что она получила новое сообщение. Через несколько мгновений ее пальцы затанцевали в воздухе, меню Алисии вдруг проявилось, и она поманила к себе Арго. Арго подчинилась, ее любопытство было задето, и взглянула через плечо подруги.
     「Привет, Алисия, еще раз спасибо за помощь и все такое. Прости что не писал тебе, но мы в порядке и только что покинули вашу территорию. Хм… хотя, собственно, я не поэтому пишу сейчас тебе. Ты не сможешь передать это Арго? Я знаю одного парня из саламандр, Юджина, и он только что связался со мной из изгнания и сказал, что Кибао держит его брата Мортимера в плену в Гаттане. Они с Мортом собирались бросить Кибао вызов, когда я уходил, и я думаю, что прошло не очень хорошо. Юджин сказал, что Арго знает, кто он, и он попросил передать «Лугру», вроде как она знает, что это. Так что… вот. Еще раз спасибо. –Кляйн」
     Арго читала быстро. Содержимое таких коротких сообщений она просто запоминала с первого взгляда и пересматривала его в своих мыслях, поэтому ей потребовалось лишь мгновение, чтобы взглянуть через плечо Алисии, прежде чем отойти и задумчиво нахмуриться.
     Неправильно интерпретировав ее вид, Алисия сказала:
     – Говорю же, он не мой…
     – Тсс! – шикнула Арго, подняв руку, когда начала кругами ходить по комнате. – Секундочку. – Это был крепкий орешек. В настоящий момент единственным ее контактом у саламандр был сам правая рука Кибао, который думал, что она была его источником информации о всем остальном мире. Он бы не стал помогать освобождать удерживаемого его боссом пленника. И не было никакого способа для нее добраться до…
     Алисия была на грани того, чтобы с досадой заметить, что «секундочка» уже приближается к минуте, когда Арго вдруг прекратила как свои шаги, так и размышления, и щелкнула пальцами.
     – Алисия, у тебя есть проходчики, которых ты сможешь дать мне на пару дней? Мне нужен кто-нибудь высокоуровневый, два, если сможешь выделить. – Алисия ей задолжала, и в то время как Арго была не против того, чтобы подождать с выплатой, кусочки в ее голове начали вставать на место, и она была уверена, что это будет того стоить – если все пройдет хорошо.
     Моргнув от внезапной перемены настроения и темы, Алисия постучала по нижней губе.
     – Хм… могу придумать несколько вариантов, но просить кого-то их них отправиться на спасательную миссию в родной город саламандр? Это самоубийство.
     – Ага, так что хорошо, что это не то, что я прошу.
     Алисия сложила руки под своей грудью, тон стал деловым, когда она с оттенком настороженности взглянула на свою подругу.
     – Ладно, что тогда?
     Арго ухмыльнулась, коснувшись своего носа.
     – Мне нужно сопровождение.

     Остров парил примерно в километре восточнее горного хребта, окружавшего центр Альвхейма, выглядя довольно похоже на миниатюрную гору с перевернутой вершиной и высаженным на неровном основании лесом. Он был низко расположен, вершина была едва в полусотне метров от поверхности болот, достаточно низко, чтобы в туманные дни ее окутывал туман и казалось, что он стоит на земле. С уровня земли деревья наверху были едва видны, но когда человек поднимался в воздух, становилось видно, что на парящем острове есть жизнь – не только плотные скопления зарослей можжевельникоподобных деревьев, но и движения, означающие жизнь животных или насекомых.
     Такие острова тысячами парили в небесах Альвхейма, размер их колебался от настолько малых, что едва хватало места присесть одному человеку и дать отдохнуть крыльям, до гигантов достаточно массивных, чтобы можно было вызвать локальный катаклизм, реши они вдруг свалиться. Этот был скорее средним, чем большим, крупнее большинства, но не слишком велик, система даже дала ему название: игрокам, приблизившимся к нему на десяток метров, он представился бы фиолетовой надписью на краю зрения «Молотозубый остров». Подобный текст сообщал о смене зоны – устаревшем понятии старых MMO, одно их тех, что использовались ALO, что полезно было лишь просто как навигационный указатель и переключатель для смены возможной фоновой музыки.
     В сотнях метрах над уровнем моря на краю парящей горы сидели, отдыхая, две фигурки: маленькая, в отделанной красным легкой фиолетовой броне, и повыше, одетая в обычную для ундин мантию водных цветов. Невысокая рассеянно задела ее ногу, болтая своими над травянистым обрывом, и улыбнулась подруге, когда они заканчивали свой обед из хлеба и рыбных котлет.
     – Четыреста шестьдесят три, – самодовольно объявила она певучим тоном, что мог бы быть раздражающим, доносясь от кого-то менее милого.
     Асуна со смешком взглянула на Юки, ущипнула горсть травы и бросила ее в девочку; трава замедлилась до дрожания и распалась голубыми искрами.
     – Нечестно, – сказала она. – Мне до следующего уровня остается еще более 600 экспы. Ты пробиралась драться с ними, пока я спала?
     Юки мелодично хихикнула и соскользнула с края – движение, от которого у Асуны в груди подпрыгнуло сердце, пока девочка-имп не забила немедленно крыльями и не зависла перед ней. Ее по-прежнему удивляло, насколько быстро Юки освоила свободный полет – сама Асуна пока еще с этим не справилась. После первоначального ужаса и робости девочки, казалось, что-то в ней расцвело и заявило свои права, как только она взяла в руки меч и увидела, что может с ним сделать. Они принимала игру со столь естественной радостью, что Асуна могла только качать головой и восхищаться.
     – Конечно нет! – запротестовала она. – Ты видела, что говорится в руководстве – за добивающий удар дается бонусная экспа, и мне просто везет.
     Больше таланта, чем везения, пришлось признать Асуне. Еще ей пришлось признать, что Юки была… как же их называют? Игромеханик. Последние несколько дней они по вечерам вместе читали руководство, материализуя файлы справки как физический объект и сидя на кровати, относясь к этому почти как к сказке на ночь. Если девочка начала немного ее опережать, то это только потому, что Юки была несколько агрессивнее в своих атаках. Поначалу это беспокоило Асуну, пока Юки не указала, что Асуна может ее исцелить, но не наоборот – и поэтому младшей во время боя лучше держаться «впереди».
     – Пошли! – оживленно сказала Юки, подбираясь ближе к Асуне и дергая ее за рукав мантии. – Держу пари, некоторое монстры, с которыми мы сражались, уже вернулись.
     – Респавнились, – сказала Асуна, вспоминая незнакомый термин, изученный вчера вечером, и пробуя его. Она воспротивилась дерганью, оттолкнувшись слегка от края и встав. – И держу пари, ты права.
     Они быстро вернулись к уже установившемуся распорядку. Так как Асуне все еще было удобнее сражаться на земле, они продолжали сражаться там, выбирая для своей позиции безопасное место, и Юки улетала, чтобы «потянуть» туда моба. Юки обнаружила, что для этого очень эффективно ее базовое заклинание Ослепления – оно позволяло нанести один-два безопасных удара, и, похоже, по-настоящему ярило моба, вынуждая его сосредоточить большую часть своей агрессии на более проворной девочке, тогда как Асуна била с фланга или, по мере необходимости, исцеляла Юки.
     Перевалило уже за полдень, когда Юки получила уведомление; так как они были в группе, Асуна увидела появившееся окно, когда лицо девочки засветилось, и она радостно вскрикнула, закружившись в воздухе:
     – Асуна, смотри, смотри!
     – Вижу, Юки – congratulation, – усмехнулась она, сказав английское слово, неграмотно повторяя написанное на экране, озаглавленном Новый уровень и сообщающем девочке, сколько она получила хитпоинтов и маны. – Уже знаешь, куда вложишь свободные очки?
     Юки задумалась, усевшись на пенек упавшего дерева и раскрыв свое меню.
     – Мне хочется вложить их все в ловкость… мне нравится быть быстрее.
     – Не пренебрегай силой и выносливостью, – предупредила Асуна. – Без силы ты не сможешь использовать лучшие мечи или наносить такой же урон, и твоя выносливость это твоя жизнь. – Только послушайте меня, подумала она. Говорю совсем как мой брат. Неделю назад для меня это было все равно что иностранный язык. А теперь… теперь мне это становится так же знакомо, как все, что я учила в школе.
     Но Юки была умной девочкой, и изучала все почти так же быстро, как Асуна – если не быстрее, как порой казалось. Она кивнула, ее пальцы задвигались в ее меню, и когда она со взмахом закрыла его, она посмотрела на Асуну с выражением обожания, что каждый раз согревало ей сердце.
     – Вот и все! Так что теперь…
     Асуна озадаченно посмотрела на умолкнувшую на середине предложения Юки, глаза девочки метнулись в сторону, а затем расширились.
     – Юки, что…
     Ее вопрос оборвался врезавшейся ей в живот мягкой массой, когда Юки оттолкнулась от пня и схватила ее, зажужжали, оживая, ее крылья, неся их двоих, когда через пространство, где только что стояла Асуна, свистнула стрела. Руки Юки все еще были обернуты вокруг нее, когда они врезались в землю и покатились, и когда они обе поднялись с земли и обнажили оружие, они увидели другого игрока-импа, парящего в воздухе в нескольких десятках метров от них. Он нахмурился, вытаскивая из колчана еще одну стрелу и накладывая ее на тетиву злобно выглядящего темно-серого изогнутого лука.
     Сердце Асуны опустилось, когда она увидела пару игроков в броне кровавого цвета, поднявшихся над краем острова и занявших позиции по бокам от лучника. Не думая о том, что она делает, Асуна встала между ним и Юки.
     – Ну и зачем вообще ты это сделала, девочка? – раздраженно спросил имп. -Ты испортила мой выстрел.
     – Асуна! – прошипела Юки, пытаясь протиснуться мимо нее. – Он пытался пристрелить тебя!
     – Утихни, Кралл, – сказал один из саламандр, юноша в мантии мага с уложенными в длинный хвост оранжевыми волосами. Его гнусавый голос был полон презрения. – Это явно решившая остаться здесь изгнанница.
     Другой саламандр, мужчина, что выглядел значительно старше другого, посмотрел на них обоих с выражением, что Асуна посчитала каким-то неверием. Он что-то тихо сказал, и туда, где стояли они с Юки, донеслась настойчивость его тона, но не сами слова. Последовавший спор так и не дошел до ее ушей, но имп с луком так и не прицелился за в нее за это время.
     – Юки, – сказала Асуна, не отводя взгляда от нападавших, стараясь во время разговора не слишком шевелить губами. – Они отвлеклись, и у нас только один шанс. Когда я нападу на них, ты как можно быстрее полетишь в Парасель. Не останавливайся, пока не прибудешь туда и не расскажешь Диабелю, что произошло. Поняла?
     – Нет.
     Асуна была так ошеломлена отказом, что чуть не повернулась шокировано взглянуть на Юки, прежде чем спохватилась. Прежде чем она успела открыть рот и спросить причину, Юки закрыла вопрос:
     – Я останусь с Асуной. Если я сбегу, ты умрешь… и тогда я буду совсем одна… снова.
     На глаза Асуны навернулись незваные слезы, несмотря на то, что она очень старалась их не пустить.
     – Юки…
     – Пойдем вместе, – сказала Юки, потянувшись и положив руку на плечо Асуны. – Они хулиганы. Если мы столкнемся с ними, они отступят.
     Хулиганы, в смятении подумала Асуна. Нет, они убийцы. И они убьют нас…
     – Асуна, – настояла Юки, сжимая через мантию ее руку с мечом.
     Они убьют ее…
     Пальцы Асуны сжались на рукояти ее рапиры, что она все еще держала перед собой, как будто та могла блокировать стрелу, реши лучник отправить ее в полет.
     – Нет, нахрен это, – с отвращением громко сказал старший саламандр, нахмурившись и развернувшись уйти. – Я не подписывался на убийство детей.
     – НЕТ! – закричала Асуна, оттолкнувшись от земли и ринувшись в сторону рейдерской группы, на ее рапире зажегся свет.
     Глаза лучника распахнулись, и он испустил крик, когда на тетиве его лука затанцевал фиолетовый свет. В плечо Асуны ударило как брошенным кирпичом, прежде чем ее атака дотянулась вперед и взорвалась о кожаный нагрудник импа, слева прилетел огненный шар, промчавшись прямо у нее над головой, когда лучник бесконтрольно закувыркался. Вокруг мага зажглись чародейские символы, когда он начал зачитывать последовательность неуклюже звучащих слогов, символы обратились мерцающим вокруг него оранжевым полем, что выглядело сделанным из тысяч танцующих искорок.
     Едва он начал зачитывать другое заклинание, как Асуна услышала голос Юки, и мимо нее пронесся заряд мерцающей черной молнии и ударил в саламандра, рядом с его индикатором хитпоинтов появился значок статуса, задымляющее глаз черное пламя. Сама Юки неслась сразу вслед за заклинанием, налетев с обнаженным мечом и исполнив двухударное комбо, что срезало почти треть хитпоинтов мага. Когда она приблизилась к нему, вокруг него зажглись искры, и огонь в отместку покрыл ее тело, сжигая часть ее жизни.
     Асуна повернула голову, чтобы проверить остальных, но имп все еще пытался вернуть контроль над полетом, а другой саламандр, похоже, оставил своих товарищей. Воспользовавшись передышкой, она протянула свободную руку и зачитала быстрое заклинание своего основного лечения, с облегчением вздохнув, когда исцеление столкнулось с продолжающимся уроном от огненного щита и начало возвращать ее жизнь к максимуму.
     А затем она остановилась и в шоке посмотрела на себя. Свободная рука?
     В ней что-то должно было быть. Но не было. Она…
     Она полетела. Не задумываясь об этом, не слишком задумываясь об этом, она просто сгоряча оттолкнулась… и взлетела. Все то время, что они провели за тренировкой, когда она старалась повторить то, что, казалось, так естественно пришло к Юки… в одно мгновение отчаяния она просто сделала это.
     Мимо ее лица пронесся темный заряд энергии, и смутная тень на краю зрения напомнила ей, что сейчас не время задумываться. Она подняла рапиру как раз вовремя, чтобы перенаправить топор Кралла, отвернув удар, но все же получив от него часть урона. Последовательность таких обменов оставила ее измученной, но ее хитпоинты не выглядели опустившимися к тому моменту, как имп отступил на несколько метров и с опаской посмотрел на нее.
     Когда его взгляд метнулся в сторону боя между Юки и магом-саламандром, Асуна воспользовалась возможностью сделать то же самое и увидела, что хитпоинты мага опустились до желтой зоны. Повторно наложив на него дебаф слепоты, Юки крепко пнула его, что отбросило его в сторону, и повернулась к Асуне, быстро вернувшей своей внимание импу. Лучник, казалось, был не слишком рад, либо от того, что ему пришлось отложить свой лук ради оружия ближнего боя, либо от того, как обратились шансы.
     – Убирайся, – отрезала Асуна, нацеливаясь на него рапирой. – Прежде чем я передумаю.
     Либо имп ценил хороший совет, когда его слышал, либо он решил, что с него уже хватит. С кхекающим звуком он нахмурился и улетел в направлении, куда упал маг. В этот момент Асуна не смогла заставить себя побеспокоиться тем, что с ними произошло, как только они исчезли из поля зрения. Она повернулась как раз вовремя, чтобы подхватить Юки, врезавшуюся в нее в воздухе и захватившую ее в объятия.
     – Асуна, ты была великолепна! Просто великолепна! Мы по-настоящему показали им, что бывает с хулиганами, да?
     Прижав к себе Юки, Асуна закрыла глаза и выдавила из них появившиеся слезы, когда они висели высоко над землями ундин.
     – Мы правда справились, Юки, – сказала она, прогоняя страх и гнев, что она почувствовала после нападения из засады. – Мы им показали, кто здесь главный.
     – Эй, Асуна, – на мгновение отстранилась Юки и посмотрела на нее. – Что тот парень имел в виду под «убийством детей»?
     Конечно, она должна была это отметить – из слов третьего игрока можно было сделать вывод, что независимо от того, что думал он, двое других намеревались убить ее и Юки. Что они делали так далеко к северу? Они были на дальнем западном краю территории ундин, но здесь не должно было быть опасности от ПК – именно поэтому она выбрала для их прокачки именно этот район.
     – Не думаю, что они ожидали от нас чего-то подобного, – наконец, сказала Асуна. – Не думаю, что они пришли специально за нами, просто за легкими мишенями… и беспокоит, что лишь один посчитал, что ты слишком молода…
     – Так что я думаю, не все саламандры плохие…
     Асуна кивнула, летя обратно к острову и опускаясь на землю.
     – Они просто люди, Юки… люди, что уже получили что-то большее их. Некоторые хорошие, некоторые плохие, но большинство просто… сложные.
     Юки осторожно приземлилась рядом с ней, задумчиво кивнув.
     – Думаю, так и есть… – Она с серьезным лицом многозначительно посмотрела на Асуну. – Хотя я рада, что мы никого из них не убили… Это был бы ужасный грех. Худший.
     Асуна потянулась и положила руку Юки на плечо, улыбнувшись, когда притянула ее к себе в объятия.
     – Как и я, Юки… как и я.

Глава 10. 12-14 ноября 2022

     В то время как редкий дроп с мобов почти всегда предоставляет мощнейшее снаряжение, игрокам не стоит забывать, что изготовленное снаряжение может быть столь же эффективным – и во многих случаях гораздо более доступным. Из обычных материалов, вроде железа и стали, получается оружие среднего качества, пригодное лишь для начинающих персонажей, но Альвхейм Онлайн содержит огромное число рецептов продвинутых материалов, что можно использовать для создания оружия и брони, которые могут соперничать или даже превосходить все, кроме редчайшего дропа – в руках игрока-кузнеца с достаточным навыком. Конечно, хитрость здесь в знании рецепта – и нахождении необходимых компонентов, некоторые из которых могут быть весьма редки…
–Руководство Альвхейм Онлайн, «Изготовленное снаряжение»
     В большинстве традиционных РПГ для удобства исследующих темные пещеры игроков существовали разнообразные игровые условности: самой распространенной была так называемая Голливудская Темнота, выражающаяся в том, что даже в никогда не видевших дневного света проходах глубоко под землей все равно будет достаточно рассеянного света, чтобы игроки могли пройти. Возможно, эти проходы бы даже освещались Голливудскими Факелами, что без присмотра остаются висеть и даже каким-то образом вечно гореть в руинах, что якобы были тысячелетиями заброшены.
     Альвхейм Онлайн, по мнению Кирито, не разрабатывали с учетом удобства игроков.
     Как только они с Лизбет прошли первый поворот в серии тоннелей, уровень освещенности значительно снизился. Им подсвечивало лишь слабейшее свечение, когда их преследовали несомые ветром хлопья снега, продуваемые мимо них и исчезающие, едва они влетали в тени двух игроков. Через считанные секунды им пришлось остановиться, когда Лизбет растянулась на полу, споткнувшись о камень, которого она даже не могла увидеть.
     – Ой! – вскрикнула Лизбет. Кирито знал, что от падения не было больно, но это не значило, что это приятно – или что она рефлекторно не отреагирует, как если бы было больно. Она взглянула на него, потирая колени. – Знаете, мне кажется, что в этом вашем плане есть очевидный изъян…
     Кирито проигнорировал подколку, разыскивая в своей памяти заклинание, к которому ему пока что не приходилось прибегать.
     – Matto tsutakke, trekul buren. – Тьму мгновенно рассеяли кружащие светящиеся золотые символы, появляющиеся вокруг него с каждым словом заклинания, отбрасывая на лицо Кирито тусклый теплый свет. По завершении заклинания кольцо света взорвалось частицами, рассыпавшимися и по нему, и по Лизбет. Сразу после этого освещенность тоннеля, казалось, выросла до уровня неполнолунной ночи – может и не достаточно, чтобы читать не напрягая глаз, но точно достаточно, чтобы идти, не боясь повторить падение Лизбет.
     Поднявшись на ноги и отряхнувшись, Лизбет искоса взглянула на него.
     – А раньше вы не могли это сделать?
     – Под раньше вы имеете в виду, когда мы бежали через метель, а наши хитпоинты таяли от холода? – Он пожал плечами, проходя мимо нее, не оглядываясь направляясь вглубь тоннеля. – Да. Возможно.
     Проглотив слова, Лизбет просто показала его спине язык и побежала догонять.
     Поддерживаемое Кирито освещающее заклинание не только помогало им не спотыкаться о невидимые камни – оно помогало им не спотыкаться о мобов. Без навыка Поиска им приходилось полагаться на визуальное обнаружение, чтобы не попасть в засаду различных подземных монстров – часть из которых пугающе хорошо сливались со стенами. Когда они добрались до большого помещения, что, казалось, кишело покрытыми не отличающимися по виду от камней панцирями сороконожками размером с человека, Кирито настоял, чтобы они нашли время зачистить всех до единого мобов в помещении.
     – Зачем? – спросила Лизбет, когда они готовились вытянуть первого, поднимая свою булаву с петли на поясе на изготовку. – Разве мы не можем просто расчистить путь через них?
     – Увидите, – загадочно ответил Кирито, притягивая еще один раздраженный взгляд молодого кузнеца. – Готовы?
     – Просто уже тяните его, – с нарастающим нетерпением сказала Лизбет, постукивая вершиной булавы по ладони в перчатке.
     Но Кирито уже подобрал камешек и резко бросил его в ближайшего моба. Существо вздыбилось как кобра, трещаще прошипело и с тревожащей скоростью помчалось к ним. Первоначальный его выпад ушел в пустоту, когда Кирито откатился в сторону и опустился на одно колено, его кружащий удар оставил за собой синий свет и красный разрез на боку сороконожки, отрезав ей несколько ног. Оборот продолжился, когда он повернулся на одной пятке и выпрямился, второй его навык меча оставил на спине существа V-образный разрез, что заискрил и, казалось, нанес небольшой ущерб.
     – Вам нужно сперва разбить панцирь своей булавой! – позвал Кирито, уворачиваясь от еще одной кусающей атаки, перехватил меч и уколол в подбрюшье. Спустя мгновение раздался похожий на бьющуюся керамику звук, когда булава Лизбет обрушилась на спину моба, обнажив бледную плоть, которую Кирито сразу же рубанул серией быстрых ударов.
     После этого они быстро разобрались, и с последующими сороконожками было гораздо проще, как только они определились с необходимой последовательностью и уязвимым местом. Всякий раз, как кого-то побеждали, Кирито подбирал обломки панциря, остающиеся на земле, когда моб исчезал в облаке синих полигонов. Лизбет снова усомнилась в необходимости этого; Кирито снова дал неопределенный ответ, что лишь еще больше ее рассердило.
     Популяция мобов в пещере оказалась достаточно плотной, и хоть Кирито весьма неплохо представлял, куда ему нужно, необходимость зачистки, когда они обходили более мощных мобов, замедляла и усложняла их продвижение. Особенно утомительно это было из-за отсутствия связи с поверхностью; так глубоко под землей ход времени было оценить еще сложнее, чем снаружи под снегом, и без часов в интерфейсе было бы почти невозможно угадать время суток.
     В конце концов Кирито привел ее в боковой проход, который стабильно шел вверх, по большей части плавно, но порой требуя лезть по крутому склону, где требовалось цепляться обеими руками, чтобы продвигаться вперед. Свежая прохлада в воздухе стала дующим мимо их лиц леденящим сквозняком, и когда они добрались до развилки туннеля, Кирито смочил палец и поднял его, прежде чем направить Лизбет направо. К далекому свету вел ряд грубо вытесанных ледяных ступеней, и Кирито раз спешно схватил Лизбет за руку, чтобы не дать ей подскользнуться и неудачно скатиться вниз. Он готов был поклясться, что видел, как вспыхнуло в тусклом свете ее лицо, прежде чем она пробормотала свою благодарность, но не стал заострять на этом внимание.
     Когда они достигли вершины лестницы, причина сквозняка стала очевидна. Помещение было примерно овальной формы тридцати метров в длину и с неровными ледяными стенами, наклоненными к дыре в потолке. Через эту дыру лился тусклый свет и падал снег – небольшой холмик которого застывшей кучей собрался в центре.
     Внимательно оглядевшись по сторонам, Кирито кивнул. Это было подходящее место.
     – Заночуем здесь, – сказал он, открыв инвентарь и превратив свой спальный мешок в игровой объект; он появился у него в руках как мерцающий трехмерный каркас, ставший после этого материальным.
     – Здесь? – в смятении спросила Лизбет, глядя на Кирито, как будто он сошел с ума. – Когда мы были глубже в подземелье, было гораздо теплее. Здесь холодно, и через потолок идет снег. – Как будто подчеркивая ее слова, мимо ее лица пронесся порыв ветра.
     – Еще здесь безопасно, – холодно посмотрел на нее Кирито. – В этой комнате не появляются мобы, и мне не придется поддерживать это заклинание, чтобы у нас был хоть какой-то свет.
     – И откуда вы знаете, что здесь безопасно? – резко спросила она. Ее вызывающая стойка, с упертыми в бока кулаками, продержалась лишь пока она не задрожала, и ей не пришлось снова обнять себя. – Вы знаете больше, чем возможно, Кирито, и это не в первый раз. Вы ведете нас, как будто у вас в голове есть карта. Кто вы на самом деле?
     Кирито отвернулся и на несколько мгновений умолк. Он знал, что ему не нужно отвечать ей. Но ему нужна была ее помощь, чтобы заменить сломанный меч, и они уже зашли довольно далеко.
     – Я был бета-тестером, – тихо сказал он. – Я уже проходил через эти туннели. – Он через плечо оглянулся на нее, встряхнул спальный мешок и положил его на землю. – Довольны?
     Несколько мгновений Лизбет молчала. Кирито даже не догадывался, что же творится у нее в голове, когда она смотрела вниз и в сторону.
     – Возможно, – наконец, сказала она. – Но почему мы не можем просто выбраться через эту дыру в потолке? Не похоже, чтобы все еще шел столь сильный снег.
     Как будто в ответ на спине у Кирито появились крылья. Он пошевелил ими, но они оставались темными, ни одного радужного проблеска, указывающего, что они заряжены и готовы поднять его в воздух; через мгновение он убрал их.
     – Мы не можем летать под землей. Попробуйте, если хотите; я буду греться.
     К этому времени Лизбет открыла свой инвентарь и прокрутила его в поисках своего спальника. Кирито уже убрал оружие и скользнул в свой, немного поерзав, прежде чем, похоже, устроиться поудобнее. Он лежал на спине, подтянув край мешка до подбородка, и после недолгой нерешительности Лизбет развернула свой спальник рядом с его, разделив их почти локтем ледяного пола.
     Когда она скользнула в приветственное тепло своего спальника и застегнулась в нем, она повернула голову, чтобы взглянуть на своего клиента, этого бета-тестера, сопровождающего ее в этом приключении по замене сломанного ею его оружия. До этого он выглядел таким серьезным, сражался со столь свирепой грацией, но с застывшими чертами и закрытыми глазами его лицо было детским, почти женственно мягким. Она знала, что он не мог быть старше ее, и подозревала, что он был как минимум на год ее младше.
     Но затем в ее сознании промелькнуло то, как он сражался, когда они прокладывали себе путь через Инеистую пустошь и в туннелях, куда они сбежали, и она выбросила из головы мысли о его возрасте. Значил ли он здесь теперь хоть что-нибудь?
     Лизбет вздрогнула. Даже в спальнике все еще было неуютно холодно, и, не зная, откуда взялась эта мысль, она поняла, что на мгновение ей захотелось, чтобы ее спальник был поближе к его. Щеки окрасились румянцем, и она помотала головой, чтобы прогнать эту мысль. Не из-за этого… он и правда слишком уж раздражал, чтобы так нравиться. Ей просто все еще слишком холодно, чтобы даже простой обмен теплом через ткань мог ей помочь.
     Она попробовала оценить, уснул он или нет, но так как аватарам АЛО не нужно было дышать, и у них не было автономной анимации дыхания, его грудь была неподвижна, как у мертвого. Еще несколько мгновений понаблюдав за его лицом, она тихонько сказала:
     – Эй, Кирито…
     Сперва она подумала, что он уже уснул. Но через несколько ударов сердца он испустил сонный звук, что был не больше вздоха, и что вполне мог быть вопросом.
     Приняв за последнее, Лизбет облизнула пересохшие губы и продолжила.
     – Мне все еще очень холодно. – Когда он ничего больше не сказал, она собрала все свое мужество. – Не поймите неправильно, но… можно мне немного придвинуться?
     Она была не уверена, сколько она прождала его ответа, но уже должно было пройти несколько минут. Через некоторое время она поняла, что Кирито, должно быть, был уже на грани сна, и задремал, пока она ждала. Она на мгновение прикусила нижнюю губу, после чего заизвивалась, пока ее спальник не оказался чуть ближе к нему. Когда это не предоставило ей никакого облегчения, она продолжила двигаться, пока не стукнула его через толстый спальник локтем, и быстро отдернула руку.
     Так было немного лучше – возможно, достаточно. Лизбет больше не хотелось дрожать каждые несколько секунд, и она повернулась набок и подтянула ноги в полуэмбриональную позицию, всматриваясь в лицо спящего Кирито, выискивая признаки жизни или бодрствования. Без каких-то ее мыслей, ее рука медленно выскользнула из мешка и осторожно потянулась к лицу парня рядом с ней.
     Слишком холодно. Прежде чем ее пальцы коснулись его щеки, она отдернула руку обратно в спальный мешок и обняла ею себя, для тепла спрятав ладони под мышки. Она уснула почти сразу же, как закрыла глаза.

     Когда с полупрозрачных желтых крыльев Арго исчезли остатки искрящейся энергии, они сложились у нее на спине и замерцали, прежде чем исчезнуть. Через мгновение ее ноги коснулись травянистой равнины на краю территории кайт ши, и она пробежалась, прежде чем остановиться и выжидающе оглянуться на своих спутников.
     Телвин приземлился сразу после нее, лишь чуть менее изящно, но гораздо более шумно из-за скрывающего его тело массивного панциря. Вместо аккуратной пробежки Арго он погасил скорость приземления опустившись на корточки, оперевшись для равновесия руками, после чего выпрямился во весь рост. Когда Арго ухмыльнулась, он приподнял брови.
     – Давай посмотрим, как справишься в доспехах ты, юная леди.
     – Разве я что-то сказала? – лукаво ответила Арго, когда третий член их группы осторожно присоединился к ним, с облегчением вздохнув, когда его ноги коснулись твердой земли.
     – Нет, но ты подумала, что это по-настоящему тяжело, – самодовольно ответил Телвин, прежде чем развернуться и похлопать другого парня по плечу. – Видишь, Сасамару? Ничего такого. Как только сформируешь ментальную связь и разберешься с ней, это как езда на велосипеде. Нужна только практика.
     Сасамару улыбнулся, смахнув с лица несколько сдутых ветром прядей волнистых каштановых волос.
     – Хотя до сих пор кажется несколько странно. Как будто я лечу на крыльях, но на самом деле я их не чувствую, так что могу сказать, что делаю все правильно, только наблюдая за результатом. – Он поставил копье торцом на землю и при разговоре оперся о него, явно устав после полета.
     Телвин этого не пропустил.
     – Поначалу это несколько утомляет. Ты слишком много используешь мышцы спины, дергаешь тем, чем не надо, потому что оно слишком близко к нервным путям, которым ты пытаешь просигналить. Справишься.
     Взгляд Арго переместился на часы в ее интерфейсе, и она поджала губы.
     – Пошли, поговорим на ходу. Нам здесь придется поработать с довольно узким окном, – пришла она в движение до того, как закончить фразу, быстро зашагав к опушке ближайшего леса.
     – Окном для чего? – спросил Сасамару, взвалив копье на плечо и пристроившись к Арго и Телвину.
     – Для того, чтобы добраться до Коридора Лугру без объяснений с патрулями сильфов, – ответила Арго, секунду подумав, стоит ли эту информацию ему продавать; она решила, что его знание может ей помочь. – Следующий должен пройти через район примерно через сорок минут. Это дает нам двадцать минут на полный отдых крыльям, пока мы идем, и еще десять минут на полет, оставляя в запасе десять минут на сражения с мобами по пути. Должно быть достаточно, чтобы успеть туда добраться.
     Когда у Сасамару слегка приоткрылся рот, Телвин спрятал усмешку за рукой в перчатке. Когда парню удалось восстановить самообладание, он на мгновение заикнулся:
     – О-откуда ты это знаешь…
     – Расскажу за 500 юрудо.
     Сасамару от краткого шока резко остановился на полушаге, прежде чем бегом нагнать их. Он широко раскрытыми глазами взглянул на Телвина.
     – Она это серьезно?
     Телвин рассмеялся.
     – Не знаю, спроси у нее. Наверное, она скажет, серьезно она или нет – если ты заплатишь ей 100 юрудо.
     Идя между ними, Сасамару из стороны в сторону крутил головой, как будто пытаясь решить, стоит ли. Наконец, когда никто больше ничего не сказал, он открыл меню и несколько раз постучал по нему, материализовав в руке небольшой мешочек и передав его Арго. Она немедленно убрала его, не сбившись с шага.
     – Я знаю несколько людей среди сильфов, – объяснила Арго, когда они пересекли границу леса, перепрыгнув через покрытую мхом насыпь и соскользнув по другой стороне, прежде чем продолжить. – Некоторые из них довольно высоко. Я заплатила им за сегодняшнее расписание патрулей северо-восточной части Древнего леса. Все будет в порядке, пока будем придерживаться окна.
     Информация стоила своей цены, оставшаяся часть их путешествия прошла без единого признака патруля, и в итоге им как раз хватило полетного времени, чтобы оказаться в нескольких минутах ходьбы от входа в Коридор Лугру. Перед их взглядами возвышались над горизонтом кольцом окружающие центр Альвхейма горы, заметные через промежутки между кронами деревьев на их пути, и единственным значительным столкновением по дороге был бой с семейством хищных мобов, с которыми им не повезло встретиться.
     В скором времени они прорвались через особенно густой подлесок и вышли на окружающую их цель поляну. Арго увидела, как напрягся перед ней Телвин, когда услышала громкий крик с дальнего конца поляны.
     – Враги!
     Арго заметила пару сильфов, стоящих лицом друг к другу с руками в воздухе, как будто работавшими с окном торговли. Третий, кричавший, стоял дозором на вершине крупного валуна, добрых десяти метров в высоту, уже подняв лук и вытягивая из колчана стрелу.
     Телвин грубо оттолкнул Арго назад, снимая из-за спины щит, взмахнув им над головой, прежде чем выставить спереди, как раз перед тем, как об него разбилась стрела. Он закричал, выхватив меч и держа щит наготове, чтобы перехватить любые дальнейшие атаки.
     – Мы здесь не ради боя!
     Двое торговавших уже вытащили свое оружие и взлетели в воздух, паря в нескольких метрах над землей, выглядя вполне готовыми к сражению. Дозорный – юноша с длинными текучими светло-зелеными волосами – прекратил стрельбу, возможно, не желая больше тратить стрелы. Он возвысил голос и громко крикнул:
     – Тогда зачем вы здесь?
     Арго обошла Телвина, положив руку на плоскую часть его клинка и опустив его.
     – Мы лишь хотим пройти коридором. Вот и все. Если вы направляетесь в Лугру, мы все доберемся быстрее, если пойдем вместе.
     Одна из торговавших игроков опустилась на землю и пешком пересекла половину отделяющего ее от группы Арго расстояния. Она не убрала свой меч, но и не указывала им на них.
     – Отставить, Гатаки. – В ответ страж опустил лук, но не снял стрелу с тетивы. Удовлетворившись, подошедшая к ним сильфида ответила: – Это верно, что вшестером можно пройти быстрее, чем втроем. Но вы на нашей территории. Откуда мне знать, что мы можем вам доверять?
     – Ниоткуда, – ответила Арго. – Но вот ваши варианты: идти вместе с нами, и мы все доберемся быстрее. Не идти с нами, и мы потратим время, обгоняя друг друга и следя за своими спинами. Или сразиться здесь и сейчас, и кто-то напрасно умрет. – Она для пущего эффекта приостановилась и добавила. – Мне больше нравится вариант А.
     Третий сильф встал сбоку от явного их лидера, и они переглянулись. Кивнув, лидер плавным движением убрала меч, и на ее лице появилась легкая улыбка.
     – Мне нравится ход твоих мыслей, – сказала она. – Я Чихэ. Этот маг мой муж Нацуо. И взбудораженный паренек с камня наш друг Гатаки.
     Арго представилась и назвала по именам свою группу, когда Телвин со все еще серьезным лицом вернул меч в ножны, а щит за спину. Чихэ слегка поклонилась им троим.
     – Вы ведь кайт ши, не так ли? Мы впервые видим кого-то из вас – я не уверена, что Гатаки поначалу вообще понял, что вы игроки.
     – Если сосредоточиться, курсоры над нашими головами должны были дать простую подсказку, – ответила Арго. Когда она сосредоточилась на сильфах, она увидела висящие над их головами желтые курсоры-ромбы, их цвет указывал на нейтральную расу. Она знала, что то же самое они видели над головами ее группы.
     – Я это знаю, но не думаю, что знает Гатаки, – строго посмотрела Чихэ на парня. – Теперь знает. Во всяком случае, что же привело троих кайт ши в Коридор Лугру?
     Арго улыбнулась.
     – Это по-настоящему отличная история. Расскажу тебе за 2000 юрудо.
     У Чихэ отвисла челюсть.
     – Прошу прощения?
     – Ты Крыса, – вдруг сказал Нацуо, в его глазах засветилось понимание. Когда его жена странно на него посмотрела, он слегка пихнул ее локтем. – Помнишь, о чем еще в Сильвиане рассказывали некоторые бета-тестеры – о какой-то торговке кайт ши, которая за соответствующую цену может рассказать что угодно?
     – Ну, это не что угодно. – Чихэ оглядела Арго, как будто впервые ее увидев, одновременно потянувшись за спину и увязав свои темно-зеленые волосы в хвост. – Думаю, я приму предложение. Нам все равно нужно идти. Так значит, пойдем вместе?
     – Если только ты не предпочтешь второй или третий вариант, – сказала Арго, коснувшись зубов своими когтями.
     То, что сперва показалось нежелательным осложнением их дня, обернулось замаскированным благословением. Группа Чихэ была твердо ориентирована на нанесение урона, но сама она не была и вполовину таким танком, как Телвин. С его защитой и наносимой ее группой уроном они быстро и безопасно прокладывали себе путь, сражаясь с высокоуровневыми мобами в коридоре без того, чтобы чье-то здоровье опустилось в желтую зону. В какой-то момент на середине пути Сасамару даже поднял уровень, и его приподнятое настроение от этого простого достижения вызвало на лицах у всех улыбки, сбросив оставшееся напряжение смешанной группы.
     Наконец, они покинули извилистые темные проходы и оказались на вершине скалы с видом на огромное подземное озеро овальной формы около километра из конца в конец. В центре озера был круглый остров нескольких сотен метров в диаметре, на котором был построен город с высокими стенами, яркими огнями и заметной активностью. Пара длинных мостов связывала остров с противоположными берегами, поддерживающие их небольшие арки поднимались из воды через каждые несколько метров.
     Пещера, в которой все это помещалось, была огромна – более километра в диаметре и почти столько же в высоту, иззубренные каменные стены и потолки покрывали миллионы люминесцентных камней и самоцветов, наполнявших огромное пространство холодным фоновым светом, что был ярче лунной ночи. В полном прекрасных сцен неописуемой красоты мире Лугру был одной из достопримечательностей, которые Арго никому бы не посоветовала пропустить.
     Она уже была в Лугру во время беты и знала, как он выглядит для тех, кто впервые его видит. Краем глаза она заметила Сасамару с группой Чихэ, стоящих на краю обрыва с отвисшими челюстями, и увидела, что рука девушки переплетена с рукой Нацуо, пока они делили красоту момента. Телвин, такой же бета-тестер как и Арго, был чуть меньше впечатлен видом, но с улыбкой ждал, пока остальные им насытятся, обменявшись с Арго понимающим взглядом.
     – А я думала, что Сильвиан прекрасен, – тихо сказала Чихэ. – Подумать только, что существует что-то подобное…
     – Этого почти достаточно, чтобы простить запершего нас всех здесь человека, – сказал ее муж. Когда она искоса посмотрела на него, он поспешно повторил: – Почти.
     Все рассмеялись, сбрасывая охвативший большую часть группы полутранс.
     – Пошли, – сказал Телвин, перехватив лидерство, как и во время большей части их путешествия, естественным образом принимаемая им как танком роль. Он осторожно принялся пробираться по узким извилистым уступам, что вели по стенам пещеры к ближайшему берегу. За ним один за другим последовали остальные, Чихэ замыкала.
     Потребовалась большая часть получаса, чтобы осторожно спуститься даже до половины лестницы, что сужалась и расширялась, а порой и прерывалась осыпавшимися участками, требующими от них исполнять щекочущие нервы прыжки через провалы. Все заметно устали, когда достигли достаточно широкого, чтобы остановиться и передохнуть, участка лестницы. Достав еду и питье, шестеро игроков прислонились к стене, радуясь возможности дать отдых ногам.
     – Сколько еще? – спросила Чихэ, вытягивая шею, чтобы попытаться взглянуть за следующий поворот.
     – Немного, – сказала Арго. – Мы уже прошли половину пути.
     Сасамару вдруг нахмурился, прищурившись, как будто пытаясь разглядеть что-то маленькое или далекое.
     – Что это?
     Сильфы всмотрелись, но, похоже, ничего не заметили. Телвин повернулся в ту же сторону, что и Сасамару, и когда к ним присоединилась Арго, она сразу же поняла, что видит.
     – Полетный след, – сказала она, поднимаясь на ноги.
     – Хотя в этом нет никакого смысла, – растерянно сказала Чихэ, когда наконец заметила в воздухе слабые фиолетовые линии. – Мы не можем летать под землей.
     Телвин вдруг взглянул на Арго, сняв щит и вытянув меч.
     – Нет, не можем, – сказал он.
     Арго серьезно кивнула, пока остальные вооружались, встревоженные действиями своих спутников.
     – Но импы могут.

     День для Асуны начался так же, как и большинство других. В ее голове зазвучал устанавливаемый ею каждый вечер внутренний будильник, резкий звук которого был слышен только ей. Когда она приоткрыла глаза, она протянула руку и коснулась висящего перед ней в воздухе значка в форме колокольчика, со вздохом отключая сигнал будильника. Почувствовав знакомое тепло, она повернула голову и увидела прижавшуюся к ней спящую Юки, положившую руку Асуне на живот, тогда как фиолетовые волосы мирной волной спадали ей на лицо.
     От этого вида Асуна ощутила прилив эмоций, и на ее лице появилась улыбка. Юки была очень милой девочкой, и от того, как она прижималась к Асуне, той казалось, что у нее появилась младшая сестра, о которой нужно позаботиться. Порой ее двойственность была довольно странна – она могла робеть и стесняться, особенно при необходимости общаться с незнакомцами. Но после первого дня, когда Асуна нашла ее плачущей в переулке, напуганной городом вокруг, девочка, казалась, открыла внутреннею силу – или, возможно, переоткрыла ее, Асуна подозревала, что она все время была там, просто спугнутая травматическими первыми днями в игре.
     Она нехотя протянула свободную руку и указательным пальцем ткнула Юки в щеку.
     – Просыпайся, засоня. Нам пора работать.
     Веки Юки дрогнули раз, другой, а затем открылись с подобной рассвету улыбкой. Она поднялась и потянулась, тонкие руки дрогнули высоко над головой. Затем, как будто кто-то нажал выключатель, она вскочила с кровати и схватила Асуну за руку, словно это не она только что крепко спала.
     – Ну, чего же ты ждешь! Я хочу сегодня же добраться до Радужной Долины!
     Асуна рассмеялась, позволяя ей вытянуть себя в сидячее положение.
     – Не думаю, что мы уже готовы туда отправляться, Юки, – сказала она. – Помнишь, что сказал нам Диабель: сперва нам стоит набрать хотя бы десятый уровень, и там есть большой босс, от которого нужно держаться подальше.
     – Но мы почти набрали!
     – Если под «почти» ты имеешь в виду середину между шестым и седьмым, то конечно, – сказала Асуна, неудачно попытавшись строго взглянуть на Юки, когда ткнула ее в живот, на что девочка только сильнее расхихикалась. – Вот что. Доберемся сегодня до края долины, но как только увидим мобов с темно-красным курсором, вернемся. Договорились?
     Юки протянула мизинец. Вновь рассмеявшись, Асуна взялась за него своим, и они тряхнули руками. Она потянулась и взъерошила девочке волосы, после чего принялась собираться.
     Набор уровней стал их мини-игрой, дружеским соревнованием. В той, где, как правило, обычно побеждала Юки из-за боевого стиля, отводящего ей роль нападающего, тогда как Асуна держалась позади и исцеляла, порой по возможности с ней меняясь, но время от времени они шли друг с другом наравне. Когда они проверили, прежде чем выдвинуться, Юки преодолела примерно 70% до следующего уровня, тогда как Асуна была на середине. Она решила сегодня как можно больше влезать со своей подругой в гущу событий и хотя бы немного ее нагнать, по крайней мере, пока они не начнут сражаться с еще более опасными мобами.
     С каждым днем они становились все сильнее. Первые несколько уровней были набраны быстро, на пятый и шестой потребовалось почти по целому дню гринда поодиночке, и с такими темпами Асуна бы очень удивилась, набери они седьмой уровень к концу дня. Но также улучшались и их навыки, как и их способность использовать эти навыки для лучшего эффекта, и с каждым днем им все быстрее удавалось проложить себе путь вглубь все более сложной территории.
     Для Асуны, которая несколько недель назад не могла даже представить, что будет играть в игру, которая не находится на ее мобильном телефоне, трансформация все еще была достаточно удивительна всякий раз, как она позволяла себе об этом задуматься. Каждый вечер они с Юки вместе изучали игровое руководство, выбирая для ознакомления что-нибудь новое – часто раздел, присоветованный Диабелем, который, когда удавалось выкроить время, с почти отеческим интересом справлялся о прогрессе Юки. И каждый день, позавтракав в гостинице, где они остановились, они разворачивали свои карты и решали, где они сосредоточат свои усилия и куда пойдут с утра до обеда гриндить экспу.
     Все началось как выживание, необходимость в мире, где жизнь и смерть определялись числами игрового движка – и сам этот термин был тем, чего она, пока не попала в ловушку АЛО, никогда в жизни не слышала. Но в какой-то момент в следующие дни, когда они с Юки вместе пошли и бок о бок столкнулись с враждебным миром, это стало чем-то еще.
     Это стало развлечением.
     Тем вечером они стояли на краю скалы с видом на болота северо-западной территории ундин, пара рек текла им навстречу с гор в Радужную Долину, каскадами стекая с края скалы. Над болотистым пейзажем внизу поднимался туман, накрывая их обеих зябким налетом сырости, что не был бы неуютен, не будь они так разогреты от почти безостановочной борьбы по пути сюда.
     Текущие через Радужную Долину бушующие реки перетекали через очередь порогов, постепенно спускаясь к скалам на краю долины на востоке, где каждая в итоге оканчивалась группой пенящихся водопадов, наполняющих долину столь же плотным туманом, как и тот, что остужал Асуну и Юки. Когда солнце начало клониться к горизонту, заполняющие долину вечные радуги преломляющегося сквозь туман солнечного света стали ярче и многочисленнее, окружая шар солнца широким кругом многоцветного ореола, следовавшим за ними всюду, куда они шли.
     Некоторое время они молчали, пропитываясь тонким туманом и позволяя пейзажу и белому шуму порогов наполнить их спокойствием, пока они отходили от адреналинового накала боя. Наконец, Юки протянула рука и игриво хлопнула Асуну по запястью.
     – Девяносто два, – со смешком сказала она. Это значило, что до следующего уровня ей осталось всего 92 очка опыта.
     – О, заткнись, – без гнева сказала Асуна, с ухмылкой притворно подталкивая Юки к воде. – К моменту нашего возвращения ты наберешь седьмой, не так ли?
     Юки радостно кивнула, фиолетовая челка мокро мазнула по лицу.
     – Асуна… как думаешь, насколько мы сильны по сравнению со всеми остальными?
     Асуна слегка удивилась направлению вопроса.
     – Не знаю, – честно сказала она. – Мы напряженно работаем. Не думаю, что мы сильно отстаем от проходчиков – они только начинают ходить в эту долину. А это важно?
     Юки с задумчивым видом обняла себя, задрожав от холода.
     – Думаю, вроде как, да, – сказала она. – То есть… здесь нужно быть сильными. Сильнее других. Я не… не хочу видеть, как умирает кто-то еще.
     Кто-то еще. Асуна не пропустила подтекста, она знала, что в игру Юки вошла с кем-то… и что этот кто-то не пережил нападения саламандр. Она никогда об этом не рассказывала, так же как и Асуна никогда не интересовалась. Когда Юки будет готова – если когда-нибудь будет – она объяснит сама.
     – О, Юки… – потянулась Асуна и положила руку девочке на плечо. – Ты уже сильнее меня, – сказала она. – И мы каждый день работаем вместе. Думаю, если будешь так продолжать, когда-нибудь ты станешь сильнейшим здесь игроком.
     Улыбка Юки, когда она посмотрела на Асуну, была явно сияющей.
     – Ты и правда так думаешь?
     – Я это знаю, – уверенно сказала Асуна.
     Юки, откинув с лица влажные волосы, казалось, несколько минут над этим размышляла.
     – Тогда давай станем проходчиками. Мы ведь справимся, если будем вместе, верно?
     – Проходчиками? – широко распахнула глаза Асуна, повторив это слово. Проходчики были… они были теми, кто всем рисковал. Они пробивались в опасные районы, прокладывая путь туда, куда нужно было двигаться их фракции, всегда во главе попыток ундин прорваться через Радужную Долину и добраться до Аруна. Они неустанно работали каждый день…
     На этом Асуна остановилась, ее мысли резко замерли, когда она взглянула на широко распахнувшую глаза девочку рядом с собой – младшую сестру, что у нее никогда не было, партнера, рядом с которым она сражалась каждый день с момента их встречи, сражалась, чтобы стать как можно сильнее и пройти как можно дальше.
     Крепко обняв подмерзшую Юки, что она и сама начала чувствовать, Асуна вдруг рассмеялась от иронии всего этого.
     – Да… думаю, именно так мы и поступим. Вместе мы сможем справиться с чем угодно.

     К тому времени, как Кирито с Лизбет добрались до окраин туннелей под Ниссенгрофом, был уже почти обед второго дня их путешествия. Переход был не резким – плотность мобов постепенно начала редеть, перерывы между боями становились все длиннее, пока с последнего аггрессивного моба не прошло около получаса.
     Несколько раз они даже встречали в расширяющихся туннелях другие группы, по два-три гнома, иногда вместе с паком или лепреконом. Как правило группы давали друг другу место, нейтрально или дружелюбно кивая, но двигаясь к своей цели. Кирито не останавливался уточнить направление, он знал, куда идти.
     Наконец, через туннели, усиливаясь и стихая, начали просачиваться звуки разговоров, несколько голосов превращались в толпу. Грубо обтесанные стены становились плавнее, и порой на них были выгравированы знаки, указывающие в том или ином направлении, некоторые названия Кирито были знакомы. Теперь им встречались не столько группы, сколько отдельные люди, игроки разных рас, двигающихся по коридорам по тому или иному делу.
     В итоге коридор вывел в большое подземное помещение, освещенное сотнями факелов, по стене которого на десятки уровней спиралью вился открытый проход. Открытое пространство пересекали подвесные мосты, обеспечивая доступ к магазинам и другим учреждениям, что были либо запрятаны в глубины коридоров, либо выходили в пустоту.
     Кирито повернулся взглянуть на Лизбет, которая широко раскрытыми глазами разглядывала все это.
     – Ниссенгроф, – сказал он. – Ну или одна из многих его частей. Так с каким гномом нам нужно встретиться?
     – С Челлоком, – ответила она, выглядывая через протянувшиеся вдоль прохода, где они стояли, веревочные перила. – Мы найдем его в Адской Кузне.
     Это, по крайней мере, указало Кирито направление. Район Адская Кузня был еще одним помещением вроде того, куда они сперва вышли, где была сосредоточена большая часть токсичных металлообрабатывающих предприятий, чтобы уберечь остальной Ниссенгроф от их вони. Даже с такой предосторожностью попасть туда было несложно, просто следуя за своими носами, едва они добирались до нужного прохода. Воздух наполнял едкий запах, ничем не напоминающий приближение к Домнанну, кроме как сочетанием с нарастающей изнуряющей жарой – настолько сконцентрированной, что, казалось, сам воздух заметно густел, заставляя глаза слезиться, пока они не приноравливались.
     Несколько вопросов провели их через огромную ямы самой Адской Кузни в среднюю по размеру куполообразную комнату со всем необходимым оборудованием для продвинутой металлообработки и кузнечного дела. На том или ином месте работали несколько игроков в одеждах учеников, за которыми присматривал массивный темнокожий гном, что вполне мог быть крупнейшим из всех когда-либо встречавшихся Кирито игроков. Мужчина сперва критически оглядел двух новичков, и убедившись, что его подопечным пока ничего больше не нужно, смахнул пот с лысой головы и направился к Кирито и Лизбет.
     – Я могу вам помочь? – спросил он глубоким, резким голосом.
     – Возможно, – сказал Кирито, приподняв голову, чтобы встретиться с высоким мужчиной взглядом. – Мы ищем Челлока. У нас к нему дело.
     Приподнялась темная бровь.
     – Дело, да? Ну, можете поговорить со мной. Я Эгиль, и я его деловой партнер. – Он вытер руки о фартук и протянул одну Кирито в жесте американского приветствия.
     Кирито принял руку, не удивляясь демонстрируемой силе. Размеры игрока могли ничего не значить в игре, где сила определялась характеристиками, а не мышечной массой, но тому, кто специализировался на кузнечном деле или любом виде металлообработки приходилось вкладываться в этот параметр.
     – Кирито. Это Лизбет. Мы так понимаем, что у вас есть возможность производить углеродистую сталь.
     Вторая бровь приподнялась присоединиться к первой.
     – Вот как? Ну, вы не ошиблись – Челлок единственный игрок в Ниссенгрофе, способный его сейчас изготовить. Но ингредиенты непросто добыть, и весь результат уходит на снаряжение наших проходчиков. Боюсь, вы зря проделали этот путь.
     – Пожалуйста! – вдруг сказала Лизбет. – Я… я должна этому игроку новый меч, и нам для него очень нужен слиток гномьей углеродистой стали. Хватит всего одного, и мы хорошо за него заплатим.
     Не глядя на них, Эгиль печально покачал головой.
     – Простите, – сказал он, похоже, искренне. – Но они не продаются ни по какой цене. Мы собираемся атаковать босса в Долине Гигантов, и нам нужны все доступные слитки, чтобы повысить шансы на успех.
     Кирито кивнул, как будто ничего иного он и не ожидал.
     – Похоже, ваши запасы ограничены, – сказал он. – Это из-за недостатка ингредиентов?
     Эгиль ответил собственным кивком.
     – Они не столько редки, сколько мучительно добываемы. По-настоящему не хватает нам…
     Пока Эгиль говорил, Кирито успел раскрыть свое меню и прокрутить до инвентаря. Коснувшись там пачки предметов, он выбрал вариант материализации их как игровых объектов и увидел, как расширяются глаза гнома при виде появившихся у него в руках камнеподобных кусков.
     – … панцирей камненогов, – близким к шепоту тоном закончил Эгиль.
     – Я не знаю точную формулу и вероятность успеха, – сказал Кирито, сбрасывая кучку предметов себе под ноги. – Но в этой пачке их минимум сорок. Из них вы сможете получить как минимум десяток слитков, возможно что и больше – предполагая, что у вас есть остальные необходимые ингредиенты.
     Большой чернокожий человек некоторое время шокировано разглядывал Кирито, порой его взгляд смещался на лежащую на земле у их ног кучу кусков. Он присел и подобрал один их них, стукнув по нему и изучив выскочившее при этом статусное окно.
     Лизбет была почти так же потрясена, когда посмотрела со своего места на Кирито.
     – Вы знали?
     Кирито безмолвно кивнул, глядя на Эгиля и терпеливо ожидая.
     Наконец, Эгиль отвернулся от них и исчез в задней комнате, негромкие звуки разговора приглушала окружающая их вздымающаяся и опадающая стена шума промышленной деятельности. Когда Эгиль вернулся, его сопровождал невысокий, полный гном с сединой в каштановых волосах. Кирито предположил, что это и есть Челлок.
     Два гнома посмотрели на груду панцирей камненогов, невысокий подобрал один из них и повторил проведенный Эгилем анализ. Удовлетворившись, он провел пальцем по воздуху и прокрутил свое меню, в другой его руке появился угольно-черный металлический слиток, казалось, поглощающий свет в комнате, едва его отблеск отражался от его поверхности. Он протянул его Кирито, но отвел руку обратно, едва Кирито за ним потянулся.
     – При одном условии, – грубо сказал Челлок. – Этим утром в сражении с именованным мобом мы потеряли группу проходчиков, и единственный выживший не хочет возвращаться. Присоединись к рейду и сразись вместе с нами… и он твой.
     Кирито взглянул старому гному в глаза, и на его лице появилась улыбка. Он протянул руку ладонью вверх, и когда слиток оказался в его руке, немедленно передал его Лизбет. Он взглянул на нее и увидел, как увлажняются ее глаза – он не мог сказать, от эмоций или от качества воздуха.
     Кирито осталось задать только один вопрос.
     – Я так понимаю, у вас нет наковальни, которой она сможет воспользоваться?

     – Вот дерьмо, вы добрались!
     Они обнялись, похлопывая друг друга по спине, когда Кляйн со своей группой встретили Дейла и Гарри Вана на верхних уровнях Ниссенгрофа, смех и перекрывающиеся разговоры привлекли веселые взгляды местных жителей. Хотя не все из взглядов были веселыми, некоторые настороженно или откровенно враждебно смотрели на саламандра и импа, часть же была явно очарована кошачьими чертами кайт ши Иссина.
     Однако никто не подошел к ним и не поинтересовался их делом, контраст с паранойей и подозрительностью Сильвиана не мог быть разительнее. Дружелюбное поведение и явное товарищество группы Кляйна, похоже, достаточно убедило большинство прохожих в их мирных намерениях, и через некоторое время они просто стали частью города.
     Когда они сели в таверне с едой и питьем, все начали обмениваться историями и узнавать новости. Гарри Ван пришел с запада с группой лепреконов, едва узнал, что Дейл в Ниссенгрофе с другими гномами, и они вдвоем с тех пор выходили со случайными группами, чтобы набрать уровни и скоротать время.
     Кляйн рассказал о своей встрече с Кунимитзем, их полетом с территории саламандр и пленением и конвоем с территории сильфов. Когда он дошел до описания сражения в Долине Бабочек, неоднократные веселые вставки Иссина выдали массу деталей о якобы развивающемся романе Кляйна с бета-тестером кайт ши, что их туда привела – спектакль, что в итоге привел к тому, что напиток Кляйна оказался вылит на голову Иссина, а меж ними двумя разгорелась шутливая драка.
     – Так куда пойдем отсюда?
     Вопрос Динамма оказался тем самым вопросом, заткнувшим всех остальных. С минуту они все разглядывали друг друга, никто из группы Кляйна не задумывал так далеко вперед. Они снова собрались вместе, с ним все его друзья, что присоединились к нему в этой игре – и все в порядке. С момента окончания речи Каябы именно это двигало Кляйном, было его мотивом странствовать по часовой стрелке по краю Альвхейма.
     Дейл заговорил первым, почесывая кожу под завязанной узлом белой полосой, окружающей его голову чуть ниже прически в стиле афро.
     – Мы уже об этом думали, я и Гарри. Некоторые из случайных групп, с которым мы выходили, были проходчиками, и они обсуждали предстоящий рейд – они отправляются на юг на босса долины. Это расчистит путь к столице, и там может быть весьма неплохой дроп.
     Гарри Ван кивнул.
     – Дейл прав. Мы подружились с несколькими из них, и теперь, когда вы все здесь… держу пари, если мы спросим, они будут в восторге получить еще одну группу.
     Кляйн откинулся в кресле, забросив ноги на невысокий столик, вокруг которого они сидели, сцепив за головой руки. Он по очереди изучающе посмотрел на всех членов своей группы, каждый из них, в свою очередь, кивнул ему.
     – Пока что это похоже на то, что нас не пригласили. Отправь весточку своим друзьям-проходчикам, Дейл. Дай им знать, что если хотят, наша группа в деле.
     Следующим утром они встретились в лидером рейда в долину, коренастым гномом в пластинчатом доспехе с двуручным топором, что выглядел одной с ним длины. Он назвался Крайтоном и испытующе, на самой грани насмешки, оглядел группу Кляйна.
     – Ну разве это не забавно. Вы как тарелка расового ассорти, выбирай на любой вкус. – Он взглянул на Дейла. – Я знаю, что ты со своим приятелем умеете сражаться. И как понимаю, твои друзья тоже умеют, раз уж так далеко забрались. Должен сказать, вы удивительно вовремя.
     – Почему это? – спросил Кляйн.
     Крайтон ударил по каменному полу тяжелым обухом своего топора, по комнате эхом разнесся гулкий звон.
     – Потому что мы уже выдвигаемся, и все собираются наверху. Я как раз сам туда направляюсь. Вы, парни, можете пройтись со мной.
     Эта прогулка оказалась недолгой, таверна, где они собрались, была лишь на несколько уровней ниже замерзшей поверхности, и все продрогли задолго до того, как почувствовали тянущий из ведущей наружу огромной арки холодный сквозняк. Кляйн был весьма рад, что вчера вечером они заглянули в магазин и купили зимнюю одежду, путь из Белонорья в Ниссенгроф оказался весьма неудобен для всех них.
     Точкой сбора рейда был карьер нескольких метров в глубину и около тридцати в ширину, его террасы образовывали естественные скамейки. Какой бы цели он когда-то ни служил, он хорошо подходил своей нынешней задаче, десятки игроков собрались и расселись по краям, переговариваясь, посмеиваясь и споря. Как и ожидалось, большинство были гномами, но были и другие: почти десяток лепреконов, пара укутавшихся в одеяния магов паков. Но среди них не было видно ни кайт ши, ни кого-то еще из южных рас.
     Еще там был спригган.
     Кляйн в шоке уставился на него, когда узнал игрока-сприггана на противоположной стороне карьера, едва не оступившись и не свалившись с террасы, когда пытался найти место. Он с трудом сел, его друзья расселись рядом с ним, и понял, что пялится, когда игрок-спригган повернулся и взглянул через карьер, встретив его взгляд с таким же удивлением, как и у самого Кляйна.
     Кляйну не нужно было напрягаться, чтобы припомнить его имя. Он знал, что с такого расстояния другой игрок не сможет его услышать, но все равно его произнес.
     – Кирито?
     В этот момент Крайтон слетел в центр карьера, сунул в рот два пальца и резко свистнул, прежде чем возвысить голос.
     – Ладно, вы все, слушайте сюда. – Через мгновение, когда не все разговоры прекратились, он заорал: – Я сказал заткнуться!
     Это сработало. Хлопнув в ладоши с громко прозвеневшем во внезапной тишине металлическим звуком перчаток, коренастый гном улыбнулся и начал:
     – Мы отправляемся убить босса, парни, и вот, как мы это сделаем…

Глава 11. 12-26 ноября 2022

     Эффективное использование магии в бою требует не только механического запоминания слов заклинаний и необходимого для них уровня навыка. Также требуется знать, какое использовать заклинание и когда. Не всегда стоит использовать сильнейшее доступное заклинание; оно быстро опустошит запас маны или вызовет долгий кулдаун, в критический момент оставив вас без него. Но больше всего необходимо знать сопротивления и слабости противника. К примеру, у импов высокое сопротивление к эффектам темной магии, а использовать против саламандр огонь это прекрасный способ впустую растратить ману…
–Руководство Альвхейм Онлайн, «Сопротивления и слабости»
     Арго знала, что лишь острое зрение кайт ши позволило ей и двум ее спутникам на таком расстоянии отличить друг от друга полетные следы приближающихся импов. Если она сама едва это могла, можно было практически не сомневаться, что три путешествующих с ними сильфа не могли – и им вполне могло быть сложно даже видеть светящиеся фиолетовые линии, отслеживающие извилистый путь по огромному подземелью Лугру.
     Она молча подсчитала, после чего повернулась к остальным.
     – Приближаются трое. С такого расстояния про их снаряжение сложно что-то сказать, но если это сбалансированная ПК группа, у них, скорее всего, должны быть маг, танк и либо лучник, либо еще один милишник.
     – Так нас больше? – с надеждой сказал Гатаки, втыкая перед собой в землю несколько стрел и накладывая одну на тетиву.
     – Да и нет, – сказал Телвин, не отводя взгляда от пока еще далекой угрозы. – Числом да, но они поймали нас в крайне невыгодном положении. У нас лишь два дальних бойца, плюс разве что базовые заклинания остальных. У них по меньшей мере один, но скорее два… и, что важнее всего, они могут летать, а мы нет.
     – И мы застряли на узкой лестнице неудобно высоко от земли, – мрачно добавила Чихэ, проверяя прочность своего меча.
     Телвин кивнул.
     – Именно. Я бы сказал, что у нас около минуты до их прибытия. Возможно меньше.
     – Постойте, – вдруг сказал Нацуо. – А мы уверены, что они ПК? Они вполне могут быть здесь по той же причине, что и мы.
     – Может, ты еще в Санта-Клауса веришь? – весело спросила Арго. Маг-сильф уставился на нее. – Ну а я нет. А еще я не верю в группу импов глубоко внутри территории сильфов, прибывших навестить своих больных бабушек. Так что предложу, если у тебя есть бафы, начать их накладывать.
     – Она права, Наттин, – сказала Чихэ, положив руку на плечо мужа и использовав то, что Арго посчитала ласковым прозвищем. – Наложи на Гатаки ускорение, приготовься использовать щит ветра, если у них есть лучник, а все остальное влей в то, чтобы сбить их с воздуха.
     – И целься ниже, – добавил Телвин. Отвечая на недоуменные взгляды сильфов, он пояснил: – Их крылья быстрее устанут, если заставишь их подниматься.
     – Что насчет меня? – спросил Сасамару. Арго знала, что он молод, возможно примерно ее возраста – но в этот момент он выглядел напуганным ребенком, которым, впрочем, и был. Она могла посочувствовать – без возможности летать, его копье в грядущем бою будет бесполезно.
     – Держись рядом с Нацуо и готовься парировать бей-и-беги удары, – сказала она, немного подумав. – Убедись, что никто из них до него не доберется.
     – Идут, – тревожно сказал Телвин, поднимая наготове щит.
     Арго увидела закружившие вокруг тел приближающихся импов золотистые знаки и, изучив и интерпретировав объединившиеся символы, закричала:
     – Слепота! Не позволяйте попасть!
     – Встаньте за мной! – выкрикнул Нацуо. Когда Сасамару и Чихэ послушались, он быстро зачитал свою последовательность колдовских слов, и мимо него пронесся порыв ветра, образуя мерцающий барьер. Полосы фиолетово-черной энергии расплескались о краткоживущий щит, и Арго заметил еще один всплеск о физический щит Телвина, когда зачарованный предмет отреагировал вспышкой синего света. Похоже, часть эффектов заклинания прошла через оборону, из-за чего в глазах Телвина ненадолго вспыхнуло черное пламя, но он сжал зубы, пока спустя мгновение его зрение не вернулось.
     Из лука Гатаки вырвалась полоса ярко-зеленой энергии, изогнувшись в воздухе в поиске одного из импов, попытавшегося от нее уклониться. Арго узнала навык; ему должно было потребоваться около половины запаса маны, но она одобрила упреждающее использование самонаводящейся атаки в попытке улучшения их шансов. Заряд попал импу в спину и взорвался яркой вспышкой света, отправившей его бесконтрольно кувыркаться.
     Но, как и подозревала Арго, не только в их группе был маг. Мантия мага импов хлопнула на ветру, когда тот уклонился от одной из стрел Гатаки и выпалил последовательность слов, сформировавших в его правой руке дротик черной энергии, который он с тревожащей скоростью бросил в Арго.
     Прежде чем она успела отреагировать, перед ней оказался Телвин, опустившийся на одно колено и укрепившийся, прежде чем впитать своим щитом заряд. Последовавший взрыв отбросил его к Арго, и она заметила, что его хитпоинты опустились почти на одну десятую.
     Когда она растянулась над землей, вцепившись в каменную ступень, она увидела, что третий имп летит по дуге к ним, скользя вдоль поверхности стены, чтобы избежать стрел Гатаки, готовя при этом что-то похожее на навык меча. Телвин все еще не оправился от взрыва; иконка статуса рядом с его полосой хитпоинтов показывала, что он на мгновение ошеломлен.
     Арго выпустила стальные когти на полную длину, готовясь блокировать удар собственным приемом. Но не успел имп добраться до нее, она снова услышала речитатив Нацуо и увидела мерцание воздуха, когда порыв ветра врезался в импа, использовав его собственный момент, чтобы хлопнуть его о каменную стену, вдоль которой он скользил. Он отскочил от стены и ударился о лестницу, закувыркавшись в сторону группы Арго и пытаясь восстановить контроль.
     В сложившихся обстоятельствах Арго не склонна была давать ему шанс. Прижав уши к голове, она метнулась к пострадавшему импу, когда он встал на одно колено и поднял свое оружие, направляя на нее. Она признала начальное движение приема меча, который он планировал использовать, и прыгнула над атакой, когда его удар полоснул воздух, врезавшись в каменную стену справа от него.
     Обрушившись, Арго пнула по плоской грани лезвия пойманного клинка и, кувыркнувшись, приземлилась позади потрясенного импа, до самых костяшек вонзив когти в его спину. Игрок закричал весьма убедительным образом; несмотря на то, что он не чувствовал боли от удара, она знала, что это должно быть весьма неприятное ощущение – отчасти и от страха неминуемой смерти.
     Хотя не время было для сочувствия или пощады – это был вопрос жизни и смерти, и Арго решила ошибиться в сторону жизни. Как только она освободилась от восстановления приема двойного удара в спину, Арго рванула когти вверх и наружу, наблюдая, как полоса хитпоинтов импа изменилась с желтой на красную. В этот момент Телвин добрался до них и огрел беспомощного импа своим щитом, отправив его кувыркаться с края обрыва. Крики обреченного игрока эхом отразились от каменных стен, когда он превратился в воздухе в фиолетовое пламя, его послесвет завис как пламенное надгробие.
     Безмолвно бросив на Телвина благодарный взгляд, Арго вернула внимание остальной части боя. Смерть товарища, похоже, заметно потрясла остальных импов, что резко отпрянули с дистанции ближнего боя и переглянулись. Арго увидела, как Гатаки и Нацуо воспользовались возможностью откупорить и выпить маленькие синие зелья, восстанавливая немного маны, в то время как Телвин устроился перед Арго и взглянул поверх щита.
     – Теперь шесть против двоих, джентльмены, – пробасил он, проецируя своим голосом уверенность. – Ваш ход.
     Импы снова переглянулись. Один из них зарычал и поднял руки, начав речитатив, в то время как другой тревожно взглянул на него и открыл рот. Первые же слова мага оборвались зеленой полосой, что выстрелила из лука Гатаки; пополнив свою ману, он решил еще раз выпустить самонаводящуюся атаку, кулдаун которой, как знала Арго, должен был только что завершиться. Импа ударило прямо в грудь чуть ниже горла, и взрыв энергии бесконтрольно отбросил его, снизив хитпоинты в красный. Другой покачал головой и в последний раз мрачно взглянул на победившую группу, прежде чем помчаться вслед за своим другом.
     Гатаки громко и насмешливо завопил вслед отступающим:
     – Да, детка! Почему бы вам не отсосать! Засранцы.
     Несмотря на то, что Арго вряд ли бы выбрала именно такие слова, они все равно неплохо подытоживали ее чувства. Она взглянула на свою полосу хитпоинтов; она была нетронута, и не было никаких долговременных статусных эффектов. Телвин получил довольно много урона, но для этого он там и был, и они оба это знали. Они переглянулись; остальные могли не понять, но им невероятно повезло. Они сражались по возможности умно, она это знала, а их противники совершили несколько критических ошибок – но удача была на их стороне, и они никого не потеряли.
     Выяснилось, что у Нацуо была еще немного развита магия воды; не нужно будет тратить зелья на исцеление, когда его мана восстановится. Когда все закончилось, они с Чихэ крепко обняли друг друга, зная, что они пока что в безопасности.
     – Вы хорошо сражались, – сказал Телвин, наблюдая, как возвращаются к максимуму его хитпоинты. – Совсем как опытные тестеры. Гатаки и особенно Нацуо – ваши лук и магия, соответственно, переломили ход боя.
     Арго окинула взглядом пустое пространство над городом Лугру, наблюдая за полетными следами двух импов, чьи дуги медленно приближались к городу. При этом она краем глаза заметила, как парящий послесвет побежденного импа на мгновение вспыхнул, прежде чем угаснуть.
     Она закрыла глаза. Только что угас не только свет. Она знала, что в этот же самый момент в больничной палате где-то в Японии ровно запищали мониторы, когда нейрошлем игрока разрушил его мозг, а его тело, возможно, в последнем рефлексе кратко дернулось, прежде чем успокоиться.
     Она вдруг очень, очень обрадовалась, что это не она нанесла добивающий удар. Она взглянула на Телвина, чье лицо было непроницаемым.
     – Пошли, – с внезапной яростью сказала она. – Прежде чем они решат вернуться с друзьями.
     Совет был хорош, и он подтолкнул их ринуться вперед насколько возможно быстро, но никто не заговорил, пока они не спустились остаток пути до самого низа, и все испустили вздох облегчения, когда их ноги покинули лестницу и коснулись земли. Остаток пути они пробежали, мчась так быстро, как только позволял длинный широкий мост, протянувшийся над подземным озером, пока не достигли врат Лугру.
     Внезапное облегчение накрыло Арго прохладной волной, когда она увидела в верхней части поля зрения фиолетовые слова «Безопасная зона: город Лугру», появившиеся и через несколько секунд исчезнувшие. Это была нейтральная территория, и ничьи хитпоинты теперь не уменьшатся, пока они в границах города.
     Там они и попрощались с Чихэ и ее группой, их поклоны теперь были заметно глубже и уважительнее, после сражений бок о бок друг с другом. Телвин обменялся с Чихэ запросом о дружбе, что приняла к сведению Арго; это давало ей еще один возможный источник информации среди сильфов, что никогда не помешает.
     Когда три сильфа направились в город по тем делам, что их сюда привели, Арго припомнила согласованное место встречи и жестом велела Телвину и Сасамару приблизиться.
     – Ладно, я пойду на встречу с тем, ради кого пришла сюда. Предлагаю вам, пока мы здесь, пройтись по торговцам на рынке; возможно, найдете улучшения для своего снаряжения.
     Телвин кивнул, хлопнув Сасамару по плечу.
     – Ты слышал ее. Пошли, неплохо будет заменить твое копье и починить наше снаряжение.
     Починка оружия была далеко не худшей идеей, но Арго отложила эту мысль, пока шла по улицам Лугру. Она подумала, что заметила импа, с которым они недавно сражались, но это был лишь мимолетный взгляд в толпе – и это было уже не важно; здесь, в безопасной зоне, они ничего не могли сделать.
     Ее путь безошибочно вывел ее к одной из городских гостиниц, большому двухэтажному каменному зданию, что теплым свечением в окнах источало комфорт и безопасность. Едва она протиснулась через двойные двери у главного входа, не потребовалось много времени, чтобы заметить ее жертву – Юджин был единственным саламандром в общей комнате, и его… нельзя было спутать.
     Он тоже узнал Арго и взмахом указал ей на пустое место. Она оглядела комнату и быстро изучила свое окружение; в комнате было еще несколько игроков – пара сильфов в одном из дальних углов – но они были заняты своим разговором. Она изящно скользнула на стул на другой стороне стола от массивного саламандра.
     – Юджин. Давно не виделись. Как ты держишься?
     Он пожал плечами и печально ей улыбнулся.
     – Так, как может держаться изгнанник, чей брат вдали в плену.
     – Да, насчет этого, – карие глаза Арго всмотрелись в лицо Юджина. Не то чтобы она не доверяла ему… но ставки были такими, какими были, она должна была убедиться. – Мне нужно знать, что произошло, если соберусь помочь тебе.
     Кивнув, Юджин отодвинул чашку с исходящим паром саке и переплел пальцы, поставив локти на стол.
     – Я знаю, что у тебя есть люди среди саламандр. Возможно, ты знаешь, что мы с Мортом выступили против захвата власти Кибао и того… дерзкого нападения на импов. – Когда Арго просто склонила голову, он продолжил: – Кибао не слишком это заботило. После первой ночи у него во фракции уже было большинство, и он пригласил нас на какую-то встречу кандидатов в лидеры.
     В этот момент Юджин мрачно нахмурился.
     – Это была ловушка, и мы сглупили, не заметив ее. Он заманил нас в комнату и запер дверь, зная, что не сможет навредить нам в городе или бросить в тюрьму без права лидера. И как только голосование завершилось… ну, он получил власть сделать то, что хотел. Ему нужен был стратегический гений Мортимера, но должно быть он боялся, что я вызову его на дуэль за лидерство – он держал меня в тюрьме и одиночестве и говорил Морту, что если он не будет сотрудничать, меня изгонят.
     – Что все равно произошло, – сказала Арго. – Так что случилось?
     Юджин лающе рассмеялся.
     – Конечно, я попытался бежать. И почти сработало. Многих саламандр не устраивают методы Кибао, и однажды вечером охранять мою комнату поручили достаточно сочувствующему игроку. Мы с ним попытались вытащить Морта, но… – поморщился он. – Ушел только я, и Кибао почти сразу же объявил меня изгнанником.
     Арго тоже поморщилась. В этом проблема. Это значило, что курсор Юджина будет красным для любого игрока-саламандра, объявляя его врагом. Это значило, что он не сможет войти в Гаттан, не подвергнувшись нападению охранников-NPC. Коротко говоря, это значило, что Юджин не в силах помочь спасти брата.
     – Чего тебе от меня нужно? – прямо спросила она.
     – Твоя помощь, – сказал Юджин. – Прямо сейчас Кибао расшатывает фракцию. Откровенно говоря, он дерьмовый лидер, который прыгнул выше головы. Нарастает беспокойство, как среди агрессивных игроков, недовольных отсутствием прогресса, так и среди сочувствующих, что никогда его не поддерживали. Он не позволяет приблизиться никому, кто может быть достаточно силен, чтобы бросить ему вызов, и он держит Морта в одиночестве, чтобы тот не устроил проблем и даже не поднял свой уровень, чтобы стать угрозой Я могу бросить ему вызов, и, скорее всего, побью его – но для этого нужно выманить его из Гаттана. И, прежде этого, нужно спасти Морта – иначе Кибао сможет использовать его жизнь как рычаг. – На суровом, скалистом лице Юджина проступила боль. – Я не могу пожертвовать своим братом.
     – У тебя есть план, – заметила Арго.
     Юджин уверенно и резко кивнул.
     – Есть. Я упомянул, что среди саламандр растет беспокойство. Можем это использовать. Кибао нужно в ближайшее время разыграть что-то, что восстановит его просевшую популярность, чтобы предотвратить вызовы и удержать его на вершине, когда наступит время следующего голосования. Думаю, он собирается в рейд на босса долины.
     – Почему они еще не прошли его?
     – Потому что Кибао хочет лучший дроп, что требует ожидания.
     Арго вдруг стало понятно. Во время беты ходил слух, что каждый раз, когда побеждали босса долины, остальные боссы становились сильнее, но и дроп лучше. Это должно было подтолкнуть фракции поторопиться пройти их, но некоторые поняли, что если пойти в рейд на последнего оставшегося босса, доход с этого будет максимален.
     В голове Арго начал формироваться план. В этот момент единственным оставшимся у нее среди саламандр контактом был собственный лейтенант Кибао, игрок по имени Коберт. Она с самого начала играла с ним, скармливая ему достаточно полезной информации, чтобы заставить его поверить, что это она была его источником. Он был полезен, но нельзя было рассчитывать на его помощь в спасении Морта. Ей нужен будет тот, кто сможет спокойно войти в Гаттан.
     – Ладно, – наконец, сказала она. – Думаю, я знаю, как мы все это провернем.

     Перед ними распростерлась Долина Гигантов, круто вздымались покрытые снегом холмы, становясь горами, что тянулись к небу, превыше высотного предела любого игрока. Полуденное небо было светло-серого цвета, пасмурное, но милостиво свободное от снегопада.
     Кляйн и его группа брели на левом фланге рейдгруппы, пока их крылья отдыхали, холод несколько сглаживали непрестанные усилия как от ходьбы, так и от зачистки. К счастью, попавшиеся им трэшевые мобы не несли никакой угрозы – те, что не сбежали от такой массы игроков, стали легкой добычей. Поскольку они были частью рейдгруппы, за бои с трэшем опыта шло по-минимуму – но набор уровня и не был целью их пути. Впереди, в долине, их ждал гораздо более серьезный бой.
     Когда они начали сталкиваться с ётунами, давшими долине название, Кляйну оставалось только гадать, насколько сложными были бы бои, не будь его группа в составе рейда с более чем сорока другими игроками. Возвышающиеся над ними гиганты были почти втрое выше людей, вынуждая их подниматься в воздух и вертеться в бою, чтобы сражаться с ними эффективно.
     Во время таких боев Кляйн был более чем когда-либо рад, что смог освоить свободный полет, и хотя это все еще было неудобно и утомительно, было гораздо гибче, чем с контроллером. Эта мысль привела его к научившему его в первый день в игре сприггану; порой он поглядывал на группу, в которой был Кирито, но они были на противоположных флангах, и у них не было возможности поговорить.
     В конце концов они добрались до перекрывшего долину перед ними массивного ледника, ледяные скалы вздымались до середины пиков сформировавших стены долины гор. Раздался и эхом повторился резкий свист, когда лидер рейда, Крайтон, призвал всех остановиться.
     – Вот так, парни! Отдохните несколько минут, зарядите на полную крылья, хиты и ману, если они у вас не на максимуме. Всем вам в этом бою понадобится все, что есть, не сомневайтесь.
     Не в первый раз Кляйн хихикнул, размышляя над тем, что женщины в рейдгруппе думают от обращении «парни». Их было не так уж много, но этих немногих сложно было не заметить. Деревенский акцент Крайтона обладал неким шармом, но порой его было непросто понять.
     Тем не менее, совет был хорош, неважно, как он был подан. Он перепроверил свою группу, убеждаясь, что все в отличном состоянии, и задумался над стратегией.
     Согласно брифингу Крайтона, босс был особенно крупным гигантом, который появится, как только они подойдут к леднику достаточно близко. Он был медленным, но сильным, с замораживающим на расстоянии ледяным дыханием, которое было особенно опасно для Кляйна. Он был устойчив к физическому урону, поэтому в рейде был избыток магов, и нужно будет снять целых три полосы хитпоинтов. Еще будут адды, и каждый из миньонов будет сам по себе почти как малый босс.
     И пришло время с этим столкнуться.
     По сигналу Крайтона маги начали накладывать свои бафы, по мере продвижения передового отряда давая все возможное преимущество главной танковой группе. Когда главный танк пересек какую-то невидимую черту, саму долину, казалось, сотряс глубокий рокот, поднявший с редких деревьев в полет птиц, в то время как с сосновых игл и со стен ледника обрушился прекрасным белым облаком снег. Затем нижняя часть ледника, казалось, сама собой взорвалась, по конусу разлетелись куски льда размером от гальки до легкового автомобиля; один такой кусок попал прямо в невезучего игрока и от удара почти полностью снес все его хитпоинты.
     Из-за взрыва послышался рев, от которого, казалось, задрожал воздух, а из дыры в леднике выбрался тот, кого Кляйн посчитал боссом-ётуном. Это был настоящий гигант, возможно, целых двадцать метров в высоту и почти половину этого в обхвате груди. Его тело покрывали густые коричневато-синие волосы, а в правой руке он держал дерево, образовавший древко оружия ствол сам был почти метр в диаметре. Левую его сторону прикрывал огромный каменно-ледяной щит размером с бассейн на заднем дворе.
     Он напал. Хоть он и должен был быть медленным, Кляйну едва хватило времени отметить, что «медленно» весьма относительный термин – с ногами такого размера он покрывал землю с чудовищной быстротой. Левый и правый фланги рейда разошлись, тогда как главная танковая группа рванула вперед и приняла агро, ударив почти в лицо гиганта. Морозный взрыв захлестнул щит главного танка, и даже при всех защитных бафах нападение все равно сняло больше четверти его хитпоинтов.
     Но не Кляйну было разбираться с этой проблемой. Как части левого фланга, у них была особая роль, что почти сразу же стала критической, когда по долине эхом прокатился рев ётуна. Из-под снега взметнулись несколько меньших ётунов, рванувших в сторону главных сил рейда. «Меньших» тоже было относительным термином – так как все они были немного крупнее обычных трэшевых мобов, чуть менее чем вполовину от размеров самого босса.
     – Адды! – выкрикнул Кляйн, ведя свою группу на перехват одного из мобов, прежде чем те пропашут группы магов или отвлекут кого-либо еще. Он парировал разъяренный замах дубины моба, создав уязвимость, в которую прыгнул Дейл с боевым топором, оставившим на животе гиганта зловещую красную рану.
     Ответный его взмах был перехвачен щитом Гарри Вана, даже через защиту удар сбил часть его хитов и отбросил его назад – но когда дубина тоже отошла назад, подскочил и трехударным навыком снова напал Кляйн. Со стрелами Иссина, вонзающимися в моба всякий раз, как только появлялась возможность, они быстро разобрались с аддом, и через несколько коротких минут напряженного боя тот взорвался огромным ливнем синих частиц. Кляйн воспользовался моментом, чтобы убедиться, что его команда в порядке; они сражались с именованным мобом в поле, который был проще этого боя.
     И он будет не последним. После по меньшей мере десяти минут наблюдения за основной частью рейда, бьющей в защиту гиганта, он увидел, как первая полоса хитпоинтов, наконец, перешла в красную зону, а затем разбилась, оставив еще две. Сразу после этого гигант сделал глубокий вдох и выпустил по широкой дуге перед собой огромный конус холода, заставив рейд отступить, а магов сосредоточить усилия на восстановлении здоровья главной танковой группы. Во время этой передышки он снова громко взревел, и из-под снега вырвались очередные адды, заставив группу Кляйна снова заторопиться на защиту левого фланга рейда.
     На сокращение следующей полосы хитпоинтов потребовалось примерно пятнадцать-двадцать минут, достаточно времени, чтобы Кляйн подвел свою группу ближе, чтобы они смогли влить в бой собственный небольшой дистанционный урон. Они приберегали крылья на момент, когда будет абсолютно необходим полет, так же как и большая часть остального рейда – лишь группы бойцов ближнего боя постоянно были в полете, и они периодически менялись, оставляя друг другу возможность дать отдых крыльям и восстановить хитпоинты.
     Между очередными аддами Кляйн улучил момент взглянуть на часы в интерфейсе, пока ждал, когда лечебное зелье позволит ему вернуться. Они сражались уже более получаса, и все начали выказывать усталость. Но он видел свет в конце туннеля – последняя полоса хипоинтов ётуна пожелтела, и хотя его сопротивление урону, казалось, росло с потерей каждой полосы, скоординированная работа основных групп и превосходно изготовленное оружие большинства из них медленно, но верно подводили его к красной зоне.
     Именно тогда все пошло под откос.

     Когда последняя полоса хитпоинтов ётуна изменилась с желтой на красную, разбивающиеся об него атаки вдруг стали вызывать только фиолетовые искры и порой вспыхивающие сообщения о «Бессмертном объекте». Паря далеко на правом фланге рейда, Кирито не мог прочесть текст, но он знал это сообщение – вполне обычно было для боссов ненадолго стать неуязвимыми, меняя форму или стойку. На его лице появилась обеспокоенная нахмуренность; во время брифинга ничего не говорилось о смене состояния.
     Во время краткого затишья группы рейда занялись тем же, что они делали, когда босс давал им отсрочку от атак: они воспользовались этим и приземлились за пределами его досягаемости, восстанавливая измерители полета и исцеляя друг друга. Кирито увидел, что левый фланг начал приближаться к центру рейда, и когда группы его фланга начали делать то же самое, Кирито перевернулся в воздухе, обращая свое направление и летя вслед за ними.
     Босс попятился, тем же самым движением, что и каждый раз, когда исчезала полоса хитпоинтов; Кирито ожидал, что он в любой момент снова взревет и призовет еще одну группу аддов, и задумался, стоит ли всем на флангах вот так сближаться вместо того, чтобы ожидать перехвата. Затем его глаза распахнулись, когда он увидел, как из рук моба выпали дубина и щит, и когда тот высоко поднял руку, он сжал их в кулаки.
     – Назад! – выкрикнул Кирито, зная, что его голос не разнесется достаточно далеко – и зная, что даже при этом уже слишком поздно.
     Мощным взмахом босс-ётун обрушил оба своих кулака на землю перед собой, взметнув с точек удара фонтаны снега. Землю в долине тряхнуло; все бывшие на земле игроки либо потеряли равновесие, либо вовсе свалились с ног. Когда от удара разошлась ударная волна, распространившейся на некоторое расстояние волной из-под снежного покрова вырвались ледяные шипы. Они пронзили множество игроков, и некоторые из них, уже раненные, после прямого попадания вспыхнули цветным пламенем, не успев даже вскрикнуть.
     Пережившие удар оказались пойманы на месте, зависнув в воздухе с пронзившими их тела насквозь ледяными копьями. Оправившись от своей атаки, ётун обрушился на основные силы рейда, став заметно быстрее, не обремененный оружием и щитом. Его кулаки носились с пугающей скоростью, разбивая игроков и поймавшие их шипы. С потерей половины главной танковой группы выжившие маги оказались практически беззащитны и рассеялись по всем направлениям, стараясь избежать жатвы ётуна.
     Парящие маги пускали заряды чародейской энергии, и их атаки медленно снижали оставшиеся хитпоинты гиганта – но когда Кирито мчался к разваливающемуся рейду, он знал, что это ненадолго. Их было слишком мало, и они никак не могли прервать атаки ётуна. На поле сердито мерцало больше десятка послесветов, а как минимум в полтора раза больше игроков потеряли более половины здоровья, до уровня, где их мог убить один сильный удар. Больше не было никакой сплоченности; Крайтон был среди жертв главной танковой группы.
     Кирито увидел, как босс начал вдыхать, и знал, что будет. Трое магов держались вплотную к дистанции ближнего боя, обстреливая моба в попытках привлечь его внимание, пока члены их группы отчаянно старались исцелить раненых. Кирито рванул во внезапном всплеске скорости, широко раскинув руки, и столкновением отбросил двух магов, отправив их в стену долины.
     Через мгновение конус морозного дыхания гиганта окутал мага, которого он не сумел отбросить, заморозив его на месте, когда его хитпоинты упали до красного уровня. И эта оставшаяся жизнь исчезла, когда он упал как камень и разбился о землю внизу, разлетевшись осколками льда и оставив лишь тошнотворно-коричневый послесвет.
     Кирито не ждал благодарности двух только что спасенных. Он немедленно умчался, высматривая на поле боя какой-либо признак человека, чья помощь ему была нужна. На фоне снега мелькнула кроваво-красная броня, где саламандр, с которым он некогда познакомился, присел перед парой оглушенных игроков, члены его группы пытались подобрать остальных, прежде чем гигант обратит на них внимание.
     Приземлившись перед ним, Кирито схватил Кляйна за руку.
     – Если хочешь спасти их, давай быстрее за мной и делай то, что я скажу.
     У саламандра отвисла челюсть.
     – Кирито, что…
     – Быстро! – И, не дожидаясь ответа, Кирито рванул в воздух, потратив лишь мгновение на то, чтобы проверить прочность своего нового выкованного Лизбет меча – матово-черного длинного меча по имени «Полуночный мститель», метр длиной с несколькими дюймами зазубренного лезвия около двойной гарды. Казалось, он, как и металл, из которого он был выкован, поглощал окружающий его свет, оставляя лишь опасно блестеть острое лезвие. Как и ожидалось от гномьей углеродистой стали, он по-прежнему был в превосходном состоянии – это был прочный металл, и Кирито не боялся, что он подведет его во время боя. Его собственное здоровье закончится задолго до прочности его меча.
     Из-за спины донесся знакомый жужжащий звук, и Кирито оглянулся через плечо и увидел догоняющего его саламандра, держащего наготове длинный изогнутый меч.
     – Оставь его, – сказал Кирито. – И возьми это, – по очереди бросил он Кляйну пару синих зелий; тот поймал их и, поняв намек, сразу же выпил одно.
     Треть рейда была мертва – всего больше дюжины жертв – а большинство остальных были в плохом состоянии, если уже не сбежали. Пока Кирито и Кляйн летели к боссу, разойдясь в разные стороны, чтобы избежать морозного заряда, Кирито кричал насколько мог громко:
     – Мне нужно, чтобы ты использовал сильнейшую свою огненную атаку! Бей в лицо всякий раз, как появится возможность, и не прекращай бить, пока не кончится мана! Не сдерживайся!
     Его голос, по-видимому, донесся достаточно хорошо; он увидел, как Кляйн показал ему большой палец и убрал меч. Вокруг саламандра закружились чародейские символы, и когда ётун рванул к ним, размахивая кулаками, вылетело и попало в цель множество огненных стрел.
     Испущенный после этого морозным гигантом вой не похож был ни на что уже ими слышанное. Из-под снега не появилось новых аддов, и босс прижал обе ладони к лицу, тогда как пламя лизало его между пальцев. Кирито уже летел к нему на максимальной скорости, и с возникшей от поднятых для защиты от огня рук уязвимостью угольно-черный длинный меч черкнул по животу моба в трехударном комбо, заметно уменьшившем красную полосу хитпоинтов гиганта.
     Кирито быстро описал петлю, когда кулак моба ударил туда, где он только что был, а как только гигант начал вдыхать для еще одного заряда мороза, об еще щеку взорвалась очередь огненных стрел, из-за чего его руки снова поднялись для защиты, а она сам закричал от боли. Кирито вновь разрядил прием меча в незащищенный живот гиганта, красная полоса его хитпоинтов замигала в быстром темпе.
     – Давай, Кляйн! – выкрикнул Кирито. – На полную!
     Синяя полоса под хитпоинтами Кляйна начала темнеть, опускаясь в сторону пустоты, а из его рук безостановочно вырывался поток огненных сгустков, каждые несколько сорвавшихся с губ саламандра слогов вызывали кружащиеся вокруг него золотые символы и стекающий по рукам огонь. Дикий взмах гиганта задел Кирито, когда тот необдуманно набросился на него, удар отбросил его хитпоинты до желтой зоны. Он крепко сжал зубы, когда закрутился в воздухе и поднырнул под следующий взмах.
     Как только поток огня прекратился, угол крыльев Кирито заострился, и он выстрелил прямо вверх, меч засиял ярко-алым светом, когда он закрутился. Удары спирали попали по животу моба раз, другой, третий, быстрый взлет Кирито позволил ему едва разминуться с очередным шлепком ладони ётуна, когда он завершил пятиударный прием вскрывшим глотку разрезом, после которого он достиг вершины дуги и обрушил рубящий удар прямо на череп.
     Если вопль боли и ярости после огненной атаки был мощным, то крик от добивающих ударов был почти потусторонним. Казалось, он не столько вырывался изо рта гиганта, сколько отражался в самом черепе Кирито, из-под моба во всех направлениях разошлись трещины во льду. Предсмертный вой вырос до почти ультразвукового тона, под конец превратившись в искаженный металлический звук, когда его тело пошло рябью и замерцало.
     Когда Кирито приземлился, полностью израсходовав свою ману, ётун повалился в его сторону, начав терять текстуры. Поверхность его тела на мгновение вспыхнула как каркасный объект, после чего взорвалась облаком синих полигонов, накрывших Кирито приливной волной, волосы и плащ от избыточного давления потекли вокруг него, когда он запрокинул голову и закрыл глаза.
     Вымотавшись, Кирито опустился на колени, уперевшись лбом в навершие своего меча, острием воткнутого в лед. Ему на ухо прозвучали триумфальные ноты фоновой музыки, и когда он поднял глаза, он увидел висящие в воздухе двухметровые буквы английского текста «Congratulation!». Перед ним выскочило окно «Результатов», поздравляющее его с нанесением последнего удара и награждающее бонусным опытом и предметом.
     Он постарался сосредоточить на окне свои усталые глаза; когда он справился, текст прояснился. Предмет назывался «Пальто лорда ётунов», и как бы он ни устал, он все равно ощутил взволнованность от его характеристик. Заслышав звук шагов и гул и жужжание приближающихся крыльев, он стукнул по окну, чтобы убрать его, и поднялся на ноги.
     Обернувшись, он увидел собирающихся вокруг него переживших почти вайп со смесью удивления, горя и гнева на лицах. На лице Кляйна ничего подобного не было, и когда саламандр приземлился перед Кирито, он, казалось, пытался найти слова.
     Кирито справился первым.
     – Спасибо, Кляйн. Без твоей огненной магии я бы не справился.
     – Ты благодаришь меня? – На лице Кляйна быстро появилась недоверчивость. – Чертов ты идиот, нам стоит благодарить тебя! – Прежде чем Кирито осознал происходящее, Кляйн сделал несколько шагов и схватил его в охапку, на мгновение оторвав его от земли. – Серьезно, чувак, – сказал он, поставив ошеломленного Кирито обратно. – Ты спас рейд. Ты спас всех нас.
     – Не всех, – мрачно сказал Кирито, увидев, как исчез последний послесвет на поле. Так рано в игре, без воскрешающих предметов или высокоуровневой исцеляющей магии, обнуление хитпоинтов было равносильно смертному приговору.
     Одна из магов паков, что Кирито спас в воздухе, подошла к нему и коснулась его руки.
     – Вы не могли им помочь, – сказала она. – Никто бы не смог. То, что вы сделали… невероятно. И я рада быть живой.
     Кирито огляделся вокруг, на раздавшееся среди выживших общее согласное бормотание. Он почувствовал, что ему почему-то хочется расплакаться, и он отвернулся, чтобы никто этого не увидел.
     – Теперь вы сможете пройти через долину, – тихо сказал он. – Дыра, что своим появлением создал босс, ведет в тоннель через ледник. Там будут крепкие мобы, но даже для половины рейда они не будут угрозой.
     – Эм, откуда именно ты все это знаешь? – спросил один из гномов, переживший резню главной танковой группы.
     На этот вопрос Кирито уже надоело отвечать или уклоняться. Кляйн спас его от этого.
     – Он был бета-тестером, – сказал саламандр. – В первый день он научил меня куче всего, что спасло мне жизнь, когда в Гаттане все пошло кувырком.
     Кирито готов был проклясть Кляйна за длинный язык, когда задавший вопрос гном заговорил:
     – Вот как? – на одно-два мгновения повисла тишина, после чего танк продолжил: – Ну, тогда нам чертовски повезло, что ты здесь. Спасибо.
     В кои-то веки Кирито рад был низким температурам севера. Они обратили его слезы в кристаллики льда на щеках, и ветер смахнул их, прежде чем кто-либо заметил.

     Асуна была не уверена, почему же Диабель вызвал их с Юки в свой кабинет. У них не было никаких новых конфликтов с предвзятыми игроками их фракции, они не нарушили никаких правил… насколько она знала, они ничего не сделали, чтобы привлечь чье-то внимание. Во всяком случае, они были образцовыми гражданами – они с Юки отбили группу налетчиков саламандров и импов и все свое время посвящали набору уровней.
     Обычно, когда он хотел поговорить с ними об их обучении или прогрессе, он просто заходил в таверну и подсаживался к ним во время еды. Что привело ее к мысли, что последний раз, когда ее так вызывали в кабинет – то время, когда она подралась с другим игроком-ундиной по имени Гайтнер, защищая парня-сприггана, и та встреча закончилась тем, что она в гневе выскочила из кабинета Диабеля.
     Если он собирался прочесть ей еще одну подобную лекцию, она все ему выскажет.
     Они с Юки приземлились во дворе замка и пробежались, гася скорость, осторожно стараясь не поскользнуться на мокрой плитке. Последние несколько дней лил проливной дождь, и в то время как здесь, на восточном побережье Альвхейма, это не было необычной погодой, голые каменные поверхности в городе все равно оставались скользкими. В какой-то мере ее это забавляло – для расы с якобы врожденным сродством к воде она ожидала лучшего строительного проектирования.
     Возможно, ожидалось, что все они будут повсюду летать. Не худшая теория. Но летать под дождем было неприятно, и она рада была вернуться на твердую землю и уйти из-под ненастной погоды, как только прошла через огромные ворота внутрь замка. Она замерзла и промокла, но внутри замка горели нагревающие воздух бесчисленные жаровни, поддерживающие комфортную температуру. Когда она по пути к кабинету Диабеля проходила мимо них, она задумалась, могли ли они когда-нибудь погаснуть. Был ли NPC, весь смысл существования которого заключался в том, чтобы кружить по замку и подавать им топливо? Если так, она никогда такого не видела.
     Тычок в бок вернул ее внимание окружающему. Юки улыбнулась ей.
     – Где ты была?
     – Просто размышляла, – неопределенно ответила Асуна, что вызвало еще один почти щекочущий тычок со стороны девочки. – Ничего особенного, просто задумалась о том, как странен этот мир… что в некоторых моментах он выглядит почти превосходно и весьма реалистично, но в то же время невероятно искусственно.
     Юки задумчиво хмыкнула, как будто бы понимала. Возможно и так, она была умной девочкой.
     – Думаю, я поняла, что ты имеешь в виду, – сказала она, подняв руку. – Вроде моей кожи. Когда я касаюсь, все кажется правильным, и она выглядит как кожа, если только не присматриваться. Но как будто и чего-то не хватает.
     – Волос, – сразу же сказала Асуна. Она заметила в симуляции тот же недостаток. – Крошечных волосков на руках, у нас их там нет. Ни где-то еще. И если приглядеться очень внимательно, можно заметить, что текстура… неправильна. Вроде маленьких морщинок и пор и всего остального… они есть, но они как будто нарисованы на тебе.
     – Точно, – сказала Юки, одарив Асуну еще одной яркой улыбкой, от которой та таяла. – Ты такая умная, Асуна.
     Асуна рассмеялась.
     – Не настолько умная. Просто… порой сложно не заметить некоторых мелочей.
     Им пришлось прервать этот разговор, когда они оказались перед входом в кабинет Диабеля. Как только они постучались, его голос пригласил их, и Асуна с облегчением увидела, что он, похоже, в хорошем настроении – он улыбался, и он жестом указал им обеим на пару плюшевых кресел перед его столом.
     – Асуна, Юки, – приветственно сказал он. – Как вы держитесь?
     – «Держитесь» уже больше не вопрос, Диабель, – сказала Асуна, снова ощущая поднимающееся в ней желание защищаться. Почему-то казалось, что он умеет вызывать это в ней. – Мы каждый день выходим и… как там? Гриндим. Набираем кучу экспы. – Она гордо приподняла подбородок. – Мы уже почти на 11 уровне.
     Диабель кивнул, улыбнувшись чуть шире.
     – Я знаю, – сказал он. – В интерфейсе лидера я вижу уровни всех членов своей фракции. Именно поэтому я и вызвал вас сегодня сюда.
     На лице Асуны отразилось простое удивление.
     – Поэтому? – спросила она. – Я… ну, что вы от нас хотите?
     Прежде чем ответить, Диабель откинулся на спинку кресла, переплетя перед собой пальцы, пока изучал их обеих.
     – Возможно, до вас уже дошли слухи. Альянс гномов, лепреконов и паков – кажется, они теперь называются Ремесленным Союзом Севера – неделю назад прорвался через босса в Долине Гигантов, хоть и понеся тяжелые потери. Кайт ши ненамного отстают с прохождением Долины Бабочек. По причинам, которые я не вполне понимаю, саламандры еще не выдвинулись в Долину Драконов; они достаточно для этого сильны.
     Диабель остановился и выразительно взглянул в глаза Асуны.
     – Через несколько дней мы разыграем Долину Радуг – если точнее, 30-го ноября. Я хочу, чтобы вы обе были там.
     Асуна резко втянула воздух, и услышала, как Юки рядом с ней сделала то же самое. Это было последним, что она ожидала услышать.
     – Я… ну… вы думаете, мы к этому готовы? Я имею в виду, вы правда думаете, что мы достаточно сильны?
     Диабель был почти весел.
     – Вы не знаете, не так ли? – Так как Асуна даже не представляла, что она не знала, она покачала головой. – Вы с Юки по уровню входите в топ-20 игроков фракции. Вы выходите каждый день, работаете напряженнее всех помимо проходчиков. А если не считать группы проходчиков, вы обе входите в топ-3. Вы не просто готовы… вы нужны нам.
     Асуна была слишком шокирована, чтобы заговорить; она почувствовала, как Юки вцепилась в ее руку. Когда ни одна из них ничего не сказала, Диабель продолжил:
     – Вы хотите быть проходчиками?
     – Да! – одновременно сказали они обе, взглянув друг на друга.
     После этого Диабель поднялся на ноги и хлопнул в ладоши.
     – Тогда решено. Завтра с утра первым делом доложитесь Джахале. Вы будете частью рейда… вы же знаете, что это?
     Асуна уже слышала этот термин.
     – Много работающих вместе игроков?
     – Более или менее, – кивнул Диабель. – Считайте это взводом солдат. Игроки делятся на группы по шесть, каждая с лидером группы; в свою очередь они под командованием лидера рейда. У групп в рейде свои роли, и они должны знать эти роли и придерживаться плана, чтобы сохранить всех в живых и обеспечить успех рейда.
     Звучало подавляюще сложно. Асуна радовалась, что не она будет отвечать за планирование и руководство рейдом; она не была ни стратегом, ни лидером.
     – Ладно, – сказала она. – Нам нужно знать что-то еще?
     Диабель рассмеялся.
     – Много чего. Но не волнуйтесь, именно поэтому я отправляю вас прямо к Джахале. Следующие несколько дней он будет тесно работать вместе с вами и убедится, что вы знаете свою роль и что для нее требуется. Все равно нам понадобится время, чтобы собрать все команды; для этого рейда нам не хватает проходчиков, так что мы для компенсации наймем несколько спригганов.
     Упоминание наемников-спригганов сразу же напомнило о том парне, Кирито. Будет ли он среди них? Она не уверена была, что и думать – он был занозой в заднице и одиночкой; она сомневалась, что можно рассчитывать, что он последует инструкциям. К тому же он ушел на север и так и не вернулся.
     – Асуна?
     Мягкий голос вновь вытащил ее из мыслей, и Асуна почувствовала, как сжимают ее руку. Она улыбнулась и сжала в ответ.
     – Ничего. Но эй, ты это слышала? Это наш с тобой большой шанс.
     Юки улыбнулась ей, едва не подпрыгивая на кресле.
     – Мы будем проходчиками! Мы полетим в Долину Радуг и надерем задницы! И получим много всего классного!
     Хорошее настроение девочки было заразительно. Диабель улыбнулся ей и повернулся к Асуне.
     – Тогда хорошо, на этом все. Почему бы вам обеим не передохнуть остаток дня? С завтрашнего дня вы будете довольно заняты, и для предстоящего рейда вам потребуются все силы.
     Асуна могла признать хороший совет. Они с Юки поднялись на ноги, одновременно поклонились и попрощались.
     На обратном пути до гостиницы они обе едва сдерживались. Казалось, весь их тяжелый труд, все эти долгие, выматывающие часы гринда окупились. На самом деле, все это было такой мелочью… просто обозначением. Проходчики. Не то чтобы это дало им какие-то игровые преимущества или особые привилегии. Это даже не было каким-нибудь официальным титулом. Это лишь значило, что они делают свою работу, и это была та же самая работа, которой они уже каждый день занимались. Единственное, что изменилось, это название и факт, что они будут готовиться к участию в этом рейде с кучей других игроков вроде них.
     Перспектива была захватывающей… и немного пугающей, если она будет с собой честна. Взглянув на девочку рядом с собой, Асуна испытала внезапный всплеск беспокойства. Во что она втянула Юки? Ей было двенадцать, и Асуна готовила ее участвовать в массовом сражении с сильным боссом, где у них обеих немалый шанс умереть. От этой мысли ей стало невероятно стыдно, как будто она каким-то образом воспользовалась энтузиазмом девушки и заставила ее прыгнуть выше головы.
     После этого Юки поймала ее взгляд и улыбнулась ей. Одним ослепительно быстрым движением она вырвала меч из ножен за спиной и исполнила в воздухе прием меча, нанеся сокрушительной поражение булыжнику на пути перед ними и вызвав в точке удара вспыхнувшее на краткий миг сообщение «Бессмертный объект». Юки отскочила назад, взмахнула мечом и плавно вернула его в ножны, свирепо улыбнувшись Асуне и поклонившись как перед зрителями.
     Асуна не смогла удержаться от смеха, когда схватила Юки за плечи и обняла ее. Да, она была девочкой. Сама Асуна была всего на несколько лет старше. И мысль о том, чтобы втянуть ее в такую опасность, с которой они столкнутся, наполняла ее стремлением защитить, удивившим ее своей свирепостью. Но в какой-то момент за последние несколько недель, в какой-то момент за все время их тренировок и изучения и повседневного рутинного боя, эта девочка тоже стала чем-то большим.
     Она стала воином.

Глава 12. 27 ноября – 1 декабря 2022

     В то время как аватары игроков, по сути, не дышат, по-прежнему возможно умереть из-за статуса «утопления», когда не воздействует эффект «подводного дыхания». Персонажи ундин обладают «подводным дыханием» как пассивным расовым умением; у всех остальных рас имеется «измеритель дыхания», уменьшающийся, пока персонаж находится под водой, и пополняющийся, когда они на поверхности. Если «измеритель дыхания» полностью истощится, персонаж войдет в состояние «утопления» и начнет быстро терять хитпоинты, пока остается под водой…
–Руководство Альвхейм Онлайн, «Плавание и утопление»
     Почти все время, что Асуна и Юки провели вместе в ловушке АЛО, они были исключительно вдвоем, привыкая к ритму и роли друг друга в бою до уровня, где для них это было почти второй натурой. Они прекрасно сражались вместе, достаточно слаженно, чтобы первым же делом получить от Джахалы похвалу их навыкам.
     Но ничто из этого не подготовило их к полученному ими за следующие несколько дней напряженному ускоренному курсу о сражениях в составе группы.
     Юки, привыкшей танковать в большинстве их боев, пока Асуна исцеляла ее, пришлось трудным образом переучиваться, когда Джахала счел, что ее набор навыков больше подходит для роли, названной им ДПС – что, как выяснилось, было англоязычным сокращением, означающим Damage Per Second. Иными словами, ее роль в бою заключалась исключительно в нанесении урона… но делать это нужно было только когда необходимо, а не просто набегать и рубить моба, пока тот не умрет. В группе такие действия против сложных мобов были безошибочным способом поспешно сорвать агро.
     Асуна, в свою очередь, была раздосадована еще больше, выяснив, что Джахала назначил ее на роль целителя – что значило, что она и вовсе не должна наносить урон; она должна держаться позади танков и ДПС и быть готовой, как только понадобится, исцелить их. Ей нравилось сражаться рапирой, и половину боя она чувствовала себя бесполезной, просто сидя позади и ничего не делая.
     Но хотя навыки оружия по сравнению с магией и использовали очень мало маны, немного они все еще использовали – и все, что она использует для атаки, будет той маной, что будет недоступна для исцеления. И как только они начали углубляться полной группой, она быстро поняла, почему именно это так важно.
     Они с Юки почти всегда сражались с одиночными полевыми мобами – противниками, с которыми должны были справляться одиночные игроки, не входящие в группы. Это значило, что обычно они могли сражаться с мобами уровнем немного выше их, но также это значило, что у них никогда не было настоящего вызова.
     Это изменилось, как только Джахала начал водить их в данжены в составе полной группы из шести человек.
     Когда Асуна впервые услышала слово «данжен», ей в голову пришли мысли о темной тюремной камере под замком, полными крыс, кроватей из соломы и не поддающихся описанию пыточными устройствами. Вместо этого она узнала, что в ММОРПГ этим термин, как правило, относится к самодостаточной области любого вида – обычно в помещении или под землей – с монстрами и декорациями, более-менее соответствующими стилю. Если конкретнее, она узнала, что данжены были трудны – обычно за них предполагалось браться группой или, в некоторых случаях, рейдом из двух или более групп.
     Они начали с прохождения нескольких популярных низкоуровневых данженов неподалеку от Параселя, использовав их, чтобы поработать над командными умениями Асуны и Юки, заставляя их использовать их боевые роли. Как только Джахала удовлетворился их прогрессом, они на следующий же день отправились в более сложный данжен, требующий от Асуны сосредоточить все усилия на исцелении, а Юки сдерживать свой агрессивный стиль ведения боя. К его окончанию они обе были вымотаны больше, чем когда-либо с того дня, как они были вместе, и уснули почти сразу же, как вернулись в свою комнату в таверне и рухнули на кровать.
     Но это было ничем по сравнению с третьим днем, когда Джахала привел пойти с ними вторую группу. Теперь роли были не только у каждого в их группе – у каждой группы была своя роль; их с Юки группу Джахала назвал группой ДПС – и все было так, как и прозвучало. В то время как танки в группе Джахалы сосредотачивались на удержании внимания моба и «повороте» его так, чтобы любая его фронтальная атака никому больше не угрожала, группа ДПС держалась у моба за спиной и сосредотачивалась на одном лишь его уничтожении.
     Забавно, перемена тактики означала, что Асуна вполне могла пойти в атаку вместе с Юки – ей только нужно было быть готовой исцелить в любой момент, и она по большей части использовала обычные атаки, а не затрачивающие ману приемы. Некоторые из именованных мобов и мини-боссов, с которыми они столкнулись в посещенном рейдовом данжене, требовали более сложных подходов, с рывком и ДПСом в отведенный период времени, после которого следовало отступление за пределы досягаемости, когда таймер отката площадных навыков моба значил, что больше не безопасно быть вблизи него.
     К концу дня они обе гораздо лучше понимали сложности и тонкости сражения в составе рейд-группы – и здравым образом слегка опасались того, с каким вызовом столкнутся, когда придется сражаться не как одной из двух групп, но как одной из шести или более, с десятками двигающихся членов, пытающихся скоординировать свои действия.
     Когда наступил четвертый день, они были насколько возможно готовы.
     Рейд собирался только к полудню; у них обеих была роскошь спокойно позавтракать, без необходимости размечать свои карты или беспокоиться о планировании. В каком-то смысле, это было освобождающе – сейчас кто-то делает все это за них. Они позволили себе отоспаться, восстанавливаясь после предыдущих дней напряженных тренировок, и они обе улыбались и шутили, заканчивая с едой.
     Остался только поход на рынок, чтобы в последний раз проверить наличие апгрейдов и полностью отремонтировать все их снаряжение. Закончив с этим, они отправили Джахале сообщение, чтобы дать ему знать о своей готовности, и отправились ждать около внешних врат Параселя.
     Диабель ожидал их там вместе с Джахалой, сложив за спиной руки, когда они оба негромко разговаривали. Асуна была удивлена – Диабель никак не мог собираться идти с ними в рейд. За прошлый месяц у него почти не было возможности поднимать уровень, и для него было бы чрезвычайно глупо так рисковать собой – и, если на то пошло, и всей фракцией.
     Но как выяснилось, он был там не для этого. Когда он увидел их с Юки, его улыбка стала еще шире, и он им помахал.
     – Подумал проводить вас, – объяснил он. Мгновение он просто по очереди рассматривал их, после чего глубоко вдохнул и выдохнул, прежде чем шагнуть вперед и положить руки им на плечи. – С тех пор, как я впервые вас встретил, вы обе зашли удивительно далеко. От никогда ранее не игравших в ММО перепуганных детей до двух из лучших воинов этой фракции – возможно и в игре. Джахала клянется, что вы двое из самых быстрых учеников, что он когда-либо видел. Я невероятно горжусь вами обеими. Я знаю, что сегодня вы там проделаете невероятную работу.
     На этот раз Асуна не смогла найти в себе раздражение на то, что Диабель отнесся к ней снисходительно, даже этого не заметив. Его похвала была искренней, и она приняла ее, кивнув на его слова.
     – Спасибо, Диабель, – в итоге сказала она. – Сделаем все возможное. Мы пройдем босса долины и вернемся с победой для всех нас.
     – Действуйте. – Когда его руки опустились, он повернулся к Джахале. – Они твои. Вам пора собираться.
     После того, как Джахала отправил им приглашение в группу, она развернулись уйти, за их спинами материализовались и зажужжали полупрозрачные синие крылья. Когда они поднялись в воздух, Диабель в последний раз окликнул их:
     – Асуна!
     Она прекратила подъем, плавно развернувшись в воздухе и вопросительно посмотрев на своего лидера.
     – Вернитесь с победой, вы обе, – с серьезным лицом крикнул Диабель. – Но превыше всего… вернитесь.
     Меж ними что-то прошло, что Асуна не вполне могла описать. Она и не пыталась – слишком о многом ей нужно было подумать. Она просто кивнула и махнула ногой в перевороте, переориентируясь в направлении Долины радуг.
     Им потребовалось больше часа, чтобы добраться до долины, примерно дважды за час остановившись дать отдых крыльям – и потребовалось гораздо больше, если бы по этому же пути не прошло уже столь много других групп, оставив очень мало требующих уничтожения по пути враждебных мобов. Последний их перелет перенес их над водопадами на краю долины, и они с нарастающим возбуждением проложили свой путь через устье долины в сторону замеченной вдали крупной группы игроков, собравшихся на берегах протекающих через долину рек.
     Они были не последней прибывшей группой, но вскоре после этого Джахала начал разбивать некоторые уже существующие группы и реорганизовывать игроков. Сам он был в главной танковой группе, хоть и не был главным танком – как лидеру рейда, ему нужно было быть в самой гуще событий, чтобы при необходимости раздавать инструкции. Юки и Асуну назначили в группу, названную «Ближний ДПС Б»; с Асуной как целительницей в группе стало пять игроков, среди трех остальных была пара мужчин-ундин с массивными двуручными мечами и третий с коротким мечом и баклером.
     Она уже собралась спросить у Джахалы, почему в их группе всего пять игроков, когда он представил им шестого.
     – Да вы издеваетесь, – с немедленным всплеском раздражения, граничащим с возмущением, сказала Асуна, сложив руки под грудью и с надвигающимися на лицо грозовыми тучами. Спригган был одет в сложный черный плащ, которого у него раньше не было, и рукоятка торчащего под углом над правым плечом меча выглядела по-другому, но растрепанные волосы и тонкие черты лица вряд ли бы в ближайшее время выскользнули у нее из памяти.
     После ее реакции Кирито растерянно моргнул, взглянул на Джахалу и снова на Асуну. Он выглядел немного смущенным, когда потер сзади шею.
     – О, я тебя помню. Ты та девушка, что я как-то раз спас от той болотной лягушки. Асуна, не так ли?
     – Насколько я помню, – едко сказала она, – когда мы встретились в последний раз, это я спасла тебя. Или ты забыл?
     – Верно, – сказал Джахала, попытавшись и не сумев скрыть веселье, отступив на шаг, чтобы не оказаться между ними. – Я и забыл, что вы двое уже знакомы. Это вызовет проблему?
     – Он придурок! – сказала Асуна, не найдя, чем более конкретным уколоть его.
     – Она правда будет меня исцелять? – слегка обеспокоенно взглянул на нее Кирито.
     – Если тебе повезет, – сверкнула глазами Асуна. Она почувствовала на плече руку Юки, но на данный момент не сочла себя достаточно милосердной или склонной отступить.
     Джахала еще раз оглядел их, после чего пожал плечами.
     – Ну, остальные группы уже собраны. Вам обоим придется с этим разобраться. – Его взгляд метнутся вверх, где в его интерфейсе должны были быть часы. – И я предлагаю вам поторопиться.
     Когда лидер рейда отошел, Асуна уставилась в глаза юного сприггана. Когда он встретил ее взгляд, на его лице появилась некоторая задумчивость, как будто он не вполне понимал, почему она так им раздражена, и пытался это выяснить. Наконец, она отвернулась, со все так же сложенными руками, краем глаза поглядывая на него.
     – Постарайся не пораниться; не хочу тратить на тебя всю свою ману.
     К ее раздражению, Кирито просто улыбнулся.
     – Не волнуйся обо мне. Я буду в порядке.
     – Я волнуюсь не о тебе, – сказала Асуна. – Я волнуюсь об остальных в группе, которым может потребоваться больше исцеления.
     Кирито кивнул, как если бы в сказанном ею был смысл.
     – Тогда ладно. – Он отошел, не сказав ни слова, уселся на камне и вытащил меч, уложив его себе на колени и начав изучать. Она заметила, как Юки жадно уставилась на него, и ей пришлось признать, что это и правда прекрасное оружие.
     И снова она поймала себя на том, что думает одну из тех мыслей, что заставляли ее остановиться и чуть не рассмеяться над собой, над тем, чем она стала. Но теперь в мысли не было диссонанса – и это было иронично забавно, но это больше не вызывало у нее ощущение пребывания не на своем месте, как тогда, когда она поняла, что живет в чьем-то еще теле чьей-то еще жизнью.
     Прошел почти месяц с тех пор, как они оказались в ловушке этого мира. Она считала дни; двадцать пять с запуска этой смертельной игры. К этому моменту уже ни у кого в голове не оставалось никаких сомнений, что они будут в ловушке, пока не выполнят условия прохождения игры – это, как и планировал Каяба, была их новая реальность.
     Размышляя над этим, Асуна поняла, что это просто то, кем она теперь была. Не Юки Асуной, учащейся средней школы, получающей превосходные оценки, у которой никогда не было времени на видеоигры. Не Юки Асуной, напуганной девушкой, заключенной в опасном мире, с которым она не могла справиться или осмыслить.
     Теперь она была просто Асуной: ундиной-целительницей, мечницей… проходчиком.
     И чем больше она об этом думала, тем больше она понимала, что, возможно, ее это вполне устраивает.

     Рейд выстроился вдоль восточного края широкого озера на полпути через горы, сорок два игрока группами по шесть. Главная танковая группа стояла с одной стороны от реки, вытекающей из озера на восток, по обе стороны от берега расположились по три группы, сформировав полумесяц, частично окружающий конец озера. Пришло время наложить бафы и провести последние приготовления, и Кирито потратил это время, безмятежно сидя на крупной мшистой скале неподалеку от своей группы, сберегая энергию и пересказывая то, что он знал о боссе, с которым они готовились столкнуться.
     Он уже отремонтировал в городе все свое снаряжение, запасся зельями, и у него даже был драгоценный кристалл исцеления, выпавший из именованного моба на обратном пути после рейда в северной долине. Этот кристалл мгновенно полностью восстановит его здоровье; за пределами Иггдрасиля он выпадал чрезвычайно редко, и даже там нечасто. Если дойдет до него, если ему и правда настолько понадобится исцеление… возможность есть.
     После этой мысли его взгляд перешел на ундину, с которой он только что сцепился. Он не вполне понимал, в чем была ее с ним проблема. Насколько он понимал, он спас ее, а она спасла его – они по очереди помогли друг другу и ничем больше не были друг другу обязаны. Так почему она так его ненавидела?
     Он не думал всерьез, что она откажется его исцелять. Она не показалась ему подобным человеком, что бы она ни сказала в пылу гнева. Но что бы ни сыпануло ей песка за шиворот, Кирито был бы крайне признателен, если бы она с этим разобралась и справилась.
     Как будто почувствовав его мысли или взгляд, Асуна обернулась и резко взглянула на него. Попавшись, он перевел взгляд на озеро впереди, густой туман цеплялся за поверхность воды, так что все выглядело почти как океан облаков. Он знал, что скрывается под водой, и это будет напряженный бой.
     Он надеялся, что рейд к нему готов.
     Главная танковая группа передала какой-то сигнал группам ближнего ДПС с обеих сторон; Кирито услышал, как лидеры групп созывают всех строиться. Он соскользнул с края скалы, на мгновение хлопнули крылья, замедляя его падение, когда он приземлился в приседе. Перекрывающиеся звуки зачитываемых магических слогов обращались различными цветами, окутывающими главного танка, когда его бафала его группа, и без какой-либо дальнейшей задержки танк взмыл в воздух и понесся над озером.
     От стоящего в центре главной танковой группы Джахалы донесся крик: «Внимание!». Крик прошел по обоим берегам, расходясь в обе стороны, пока не достиг групп дистанционных ДПС на концах.
     Им не пришлось долго ждать. Озеро заметно вздыбилось, туман растекся в стороны от поднявшейся воды, выталкиваемой из глубин; от точки возмущения разошлись волны более двух метров в высоту, обрушившись на берег. После этого крупный пузырь, казалось бы, взорвался, вода спала с темной фигуры, развернувшейся и объявившей о своем сопротивлении визгом, расколовшим воздух подобно реву реактивного двигателя.
     Когда в воздух поднялась одна из групп ближнего ДПС, стены долины завибрировали от звука десятков крыльев, в то время как гигантский змей «Левиатанатос» ринулся к восточному берегу, устремившись за танком, когда игроки «потянули» босса к основной части рейда.
     В бете стратегия на Левиатанатоса была относительно проста: одна главная танковая группа удерживала ненависть моба, в то время как ближние ДПС окружали его с обеих сторон, где можно было добраться до незащищенной плоти, и били изо всех сил.
     Основная сложность заключалась в массиве тонких выстреливаемых щупалец с обоих боков змея через каждые несколько метров; они хватали любых подошедших слишком близко персонажей, били ими по спине, оглушая их, после чего пытались утопить. Главным приоритетом групп дистанционного ДПС было уничтожение этих щупалец, чтобы позволить ближним ДПС атаковать босса.
     Снаряды – чародейские и нет – выстреливали с обоих берегов, целясь в основание щупалец, где они меньше двигались, и проще было попасть. Кирито одобрительно хмыкнул, увидев, что маги и лучники начала с самонаводящихся атак; это будет стоить им много маны, но гораздо меньше, чем если бы они стреляли и промахивались.
     Несколько щупалец со стороны Кирито упали в воду, испуская из отрубленных концов полосы сияющего красного света. Его группа сразу же принялась за дело, приблизившись на максимальной скорости и разрядив оружейные навыки шквалом разноцветного света. Кирито оказался бок о бок с девочкой-импом, что в остальное время, похоже, не отходила от Асуны – она называла девочку Юки – их длинные мечи вспыхивали и оставляли длинные красные рубцы в чешуйчатой шкуре змея. Несмотря на ее молодость, ему стало интересно, не была ли она в бете; она двигалась как тот, кто чувствовал себя в этом мире как дома, и скорость, с которой она наносила урон, вполне была сопоставима с его собственной.
     Кирито поглядывал на полосы хитпоинтов над головой босса, видя, как зелень первой пожелтела, а затем, наконец, покраснела. Он уже спешно метнулся назад, когда раздался клич отступать.
     Он знал, чего ожидать, но все равно ошеломляюще было видеть реакцию Левиатанатоса на потерю первой полосы хитпоинтов, когда он повернул голову на триста шестьдесят градусов, распыляя во все стороны заряд коррозионного тумана, нанося серьезный урон всем не успевшим отойти достаточно далеко. Кирито увидел каскад исцеляющей энергии, обрушившийся на одного из ундин-мечников в его группе, оказавшегося в числе невезучих, и повернулся взглянуть в лицо Асуне, сосредоточенно нахмурившейся и заканчивающей заклинание.
     Спиральная площадная атака завершилась, когда голова змея на несколько мгновений нырнула в бурлящую воду; в этот момент неопытные игроки могли бы подумать, что они его победили. Но вскоре клинообразная голова снова вырвалась и, когда она вновь поднялась в воздух, все увидели, что щупальца регенерировали.
     Цикл начался снова: группы дистанционного ДПС, воспользовавшиеся возможностью восстановить ману, обстреливали своими атаками, сумевшими даже быстрее сработать с большинством опасных придатков, и снова они с Юки ринулись обратно в ближний бой продолжить нападение.
     Но в этот раз, знал Кирито, шаблон атаки изменился. Во время первой фазы Левиатанатос сосредотачивал свою ненависть исключительно на главной танковой группе. Теперь же стало гораздо сложнее избежать привлечения агро; Кирито пришлось придерживать свои атаки и избегать переусердствования. Он видел, что остальные в его группе делали то же самое, и позволил себе улыбнуться; они слушали во время брифинга.
     Но кто-то в другой группе ближних ДПС нет; он пошел ва-банк в непрекращающейся атаке, окончившейся извернувшим шею змеем, схватившим игрока огромными челюстями. Левиатанатос замотал головой из стороны в стороны, и лишь мощный заряд огненной магии одного из наемников-спригганов, ударивший в горло твари, заставил его выпустить жертву. Кирито покачал головой, глядя, как игрок с покрасневшими хитпоинтами отчаянно пытается отступить к целителю.
     Помимо таких незначительных инцидентов, вторая фаза прошла так же гладко, как и первая; когда вторая полоса хитпоинтов покраснела, все отступили на некоторое расстояние и позволили дистанционным ДПС добить до конца, пока полоса не раскололась и исчезла, оставив только одну. Снова Левиатанатос отреагировал на это надругательство атакой по площади, на этот раз на значительном расстоянии от воды, используя длину шеи, чтобы увеличить дальность атаки.
     К несчастью, главная танковая группа оказалась в пределах увеличившейся дальности. К счастью, у магов были готовы бафы, защитившие большую часть группы от взрыва и ураганного порыва магии ветра, пронесшегося мимо них и развеявшего жгучий туман по обе стороны от танковой группы. Единственным исключением оказался один из тех самых магов, оказавшихся немного в стороне, чтобы оказаться под защитой. Кислотное дыхание смахнуло остаток уже просевших хитпоинтов, и с вырвавшимся вскриком удивления он взорвался синим пламенем.
     Кирито было поморщился, засвидетельствовав первую смерть рейда, рейда со столь простой для выполнения стратегией, что не было причин понести какие-либо потери. Затем, к его удивлению, один из двух целителей главной танковой группы отскочил и помчался к послесвету его товарища, вокруг него соткалась длинная и сложная последовательность символов, когда он зачитал сложное заклинание. Из-под мантии заклинателя вытек яркий синий туман, слившийся с послесветом, восставший прозрачной фигурой синего феникса и сформировавшийся в едва не погибшего игрока.
     Магия воскрешения. Нужна была магия воды как минимум уровня 500, чтобы создать даже слабейшее и самое базовое заклинание воскрешения, жертвующее половиной здоровья и маны заклинателя, чтобы вернуть цель с единственным хитпоинтом. Когда Левиатанатос снова вырвался из-под воды, его щупальца регенерировали, другой целитель главной танковой группы немедленно начал исцелять обоих игроков – затратив при этом большую часть своей маны.
     У Кирито не было времени изумляться, что кому-то и правда удалось развить навык до столь высокого уровня менее чем за месяц, даже с расовым преимуществом ундин; достаточно было знать, что как минимум один человек в рейде способен на воскрешение. Как только было отстрелено достаточно щупалец, чтобы дать его группе достаточную брешь в защите, Кирито с Юки ринулись обратно продолжить нападение.
     На этот раз Кирито и Юки менялись по очереди, приближаясь для исполнения многоударного приема, после чего отступая дать место другому, ухмыляясь друг другу, проходя мимо. Все шло достаточно хорошо, пока Юки, похоже, не увлеклась немного попытками превзойти Кирито; она ударила в бок моба пятиударной комбинацией, завершив одиночным круговым ударом, когда развернулась отступить.
     Этого было многовато, чтобы Левиатанатос проигнорировал. Его голова развернулась и набросилась на Юки, заставив ее стремительно отскочить назад в попытке избежать укуса. Маневр отвел ее в сторону… и под удар одного из оставшихся щупалец. Оно с ужасающей скоростью накинулось на нее, обернувшись вокруг и несколько раз ударив ее о твердую чешую на гребне спины. После последнего удара оно утащило оглушенную девочку под воду и не вернулось.
     Кирито потребовалось мгновение осознать, что услышанный им ужасный крик издало не горло Левиатанатоса, но один из игроков позади него. Асуна ринулась туда, где исчезла под водой Юки, полностью бросив группу. Кирито попытался предупредить ее, но прежде чем ему удалось сформировать слова, погрузившийся придаток вырвался из-под воды и обернулся вокруг лодыжки Асуны, разобравшись с ней так же, как и с Юки.
     Глядя, как моб бьет ундиной по спине, Кирито с ускорением взлетел по баллистической дуге, наращивая высоту и скорость, после чего прижал крылья к спине, погрузившись под воду там, где исчезли оба игрока.
     Вода окутала его холодным мокрым одеялом, приглушив звуки битвы наверху и обрезав видимость. Он едва сумел разглядеть затененную форму в виду игрока и поплыл туда, где увидел Юки, ее хитпоинты опустились до красных и все еще падали из-за статуса утопления.
     Одной рукой обняв ее за живот, Кирито принялся изо всей силы отталкиваться ногами, пока не вырвался на поверхность, его измеритель дыхания почти закончился. Драгоценный исцеляющий кристалл оказался в свободной руке прежде чем он даже подумал о нем, и как только он снова смог говорить, он выплюнул «Хил!» Кристалл раскололся со звуком как у стекла, и Юки окутало красным светом, немедленно полностью восстановив ее.
     Оглушение девочки, похоже, прошло, и хотя она все еще была дезориентирована опытом, она начала неуклюже выбираться из воды.
     – Я за ней, – сказал Кирито. – Иди на берег! – Не дожидаясь ответа, он снова нырнул, в то время как залп снарядов уничтожил щупальце, что готовилось схватить одного из них.
     Видимость под мутной поверхностью все еще была минимальна, и не было никаких признаков Асуны. Насколько он знал, она уже была мертва, и он найдет только ее послесвет – если повезет. Он знал, что она не могла утонуть; у ундин не было измерителя дыхания, и они могли неограниченно «дышать» под водой. Но у него было не так, и пока он искал и искал, не зная, не движется ли он кругами, он увидел, как его измеритель дыхания вспыхнул, полностью истощившись. Под полосой хитпоинтов появилась иконка статуса, а жизнь начала уменьшаться, и в тот момент, когда его хитпоинты опустились в желтую зону, он мельком заметил в глубине фигуру.
     Когда он снова вырвался на поверхность, с ошеломленной Асуной на спине, хитпоинты их обоих были глубоко в желтом. Как раз вовремя, чтобы услышать неземной вопль, когда кто-то нанес Левиатанатосу последний удар, заставив его разлететься на синие полигоны, дождем обрушившиеся вокруг них.
     Когда Кирито поплыл к берегу, он почувствовал, что Асуна начала шевелиться после статуса ошеломления, неудобным образом чувствуя, как она прижата к его спине. Через несколько секунд она застыла; он увидел, как ее рука сжалась в кулак.
     – Не надо, – устало сказал Кирито.
     Асуна было запнулась, но затем в ее голосе прозвучало страдание, когда она воскликнула:
     – Юки! Что…
     – Она в порядке, – сказал Кирито, почувствовав, что его ноги нашли твердую поверхность отмели. Он встал, в то время как Асуна соскользнула с его спины и отчаянно огляделась по сторонам, заметив сидящую на берегу Юки посреди кучи других восстанавливающихся игроков. Она все еще выглядела дезориентированной, но когда они с Асуной заметили друг друга, она вскочила на ноги, врезавшись в Асуну в крепких объятиях, по лицам у них потекли слезы.
     Кирито неловко отвернулся, сев на ближайший камень и по очереди сняв сапоги, выливая из них воду. Его пальто, казалось бы, удвоило вес его тела, и если бы он знал, что отправится плавать, он бы, вероятно, подумал снять его, несмотря на потерю характеристик. Он сделал это сейчас и почувствовал огромное облегчение после исчезновения с плеч водного веса.
     Подняв голову, он увидел приближающихся к нему Асуну и Юки. Какое-то время никто не говорил, и из конфликта на ее лице Кирито не уверен был, поблагодарит его ундина или ударит. Они безмолвно смотрели друг на друга, каждый, похоже, ожидал, пока другой не скажет что-нибудь.
     Юки первой нарушила тишину, взглянув на старшую девушку.
     – Сперва он спас меня, – сказала она. – Я тонула.
     Кирито не представлял, что сейчас происходит в голове Асуны, или как она на это отреагирует. Разозлится ли, что он в первую очередь отправился за другой? Неопределенность сохранялась, пока она не шагнула вперед и шокировала его, наклонившись и кратко его обняв.
     Он все еще был слишком ошеломлен, чтобы заговорить, когда она, наконец, отступила и обратилась к нему:
     – Спасибо, – тихо сказала она, прежде чем взять Юки за руку и уйти.

     – Давай пройдемся еще раз, – сказала Арго.
     Сидящий прямо напротив нее саламандр простонал и закрыл руками лицо, откинувшись на подушку, на которой сидел. Похоже, он ожидал, что его остановит спинка стула; он откинулся слишком далеко и опрокинулся на спину с явным отсутствием изящества. Арго закатила глаза, когда он снова уселся и пожаловался:
     – Серьезно? Обязательно?
     – Неа, – раздраженно взмахнула Арго хвостом. – Я буду счастлива отправить тебя на миссию полуготовым, не зная, пробился ли вообще план через твой толстый череп достаточно хорошо, чтобы остаться там. Так что, как я сказала, давай пройдемся еще раз.
     Кляйн бросил на нее взгляд, предполагающий, что он подумывает встать и наступить ей на хвост, чтобы увидеть, какой же звук она издаст. Арго ровно взглянула на него в ответ, не моргая, пока он не вздохнул.
     – Ладно, ладно, – отмахнулся он. – Я отправляюсь на юго-восток с твоими людьми, пока мы не доберемся до границы с сильфами. Там мы встретимся с этим твоим контактом у сильфов, который проводит меня и Юджина через их территорию, чтобы нам не надрали задницы. Как только мы приблизимся к границе саламандр, я мчусь напрямик в Гаттан, пока он ждет там.
     – Пока хорошо, – сказала Арго, забросив в рот конфету. – Продолжай.
     – Как только окажусь в городе, отправляю тебе слово и залегаю, пока Кибао с рейд группой не покинет город, после чего… – Кляйн приостановился, растерянно взглянув на Арго. – Я не понимаю… почему ты полагаешь, что Кибао вообще отправится с рейдом? Он лидер фракции. Вряд ли у него было время отправляться набирать уровни. Он был бы идиотом, так выставляя себя.
     Карамель у Арго во рту захрустела, когда она взглянула прямо на Кляйна.
     – Кибао и есть идиот, – едко сказала она. – И он в отчаянии. Его хватка на саламандрах разваливается, их война уже несколько недель как в тупике, и в ближайшие дни, до выборов лидера, ему нужно принести им крупную победу. Конкретнее, он должен быть там и принять участие. – Она приостановилась, рассматривая, связана ли с этим следующая часть информации. – И он выходил набирать уровни. Каждый день, в тайне, вместе с самыми доверенными своими прислужниками.
     Хотелось бы Арго знать об этом несколько недель назад. Во время недавних переговоров Коберт мимоходом оговорился, и знай она об этом раньше, она могла бы обменять или продать информацию Скаррипу и, возможно, убедить сильфов разобраться с ним. Сейчас уже было поздно; Кибао был слишком занят подготовкой к рейду, чтобы выбираться гриндить.
     Кляйн явно был этим удивлен, но кроме как вытаращить глаза со слегка приоткрытым ртом, он никак это не прокомментировал. После кивка Арго он продолжил:
     – Ладно, во всяком случае, как только Кибао уйдет с рейд группой, я отправляю сообщению Юджину, и он проверяет карту в списке друзей, чтобы узнать, где они сейчас держат Морта. Они правда перемещают его каждый день?
     – Да, – лаконично сказала Арго.
     – И что тогда? Знаешь же, он будет у них под охраной. Вытащить его будет чудом. У тебя есть на это план?
     Арго ухмыльнулась, одно ее ухо забавно дернулось.
     – Ты хоть знаешь, с кем говоришь?
     – С девушкой-кошкой с проблемным поведением, – ответил Кляйн.
     Арго снова закатила глаза.
     – Сказал нанятый мускул с метелкой из перьев вместо бровей. – Прежде чем Кляйн успел взорваться, она резко подалась вперед. – Оставь; у нас нет на это времени. У Телвина есть для тебя пакет, и эту часть объяснит он. Самое главное, как только заберешь Морта, вам нужно будет убираться оттуда со всех ног. Даже не заморачивайтесь улицами; просто взлетайте в воздух в ту же секунду, как выйдете наружу, и во весь дух летите на запад. Как только выберетесь из города, отправишь словечко Юджину, и он бросит вызов Кибао. Понял?
     – Понял, – нахмурился Кляйн.
     – Хорошо, – сказала Арго, поднявшись на ноги. – А теперь пошли. Мне нужно позаботиться о деле, а тебя должны встретить у врат.
     Когда саламандр ушел, Арго потерла виски, пытаясь предотвратить надвигающуюся головную боль, и нисколько не удивилась, когда работающий в реальном мире трюк не оказал на ее аватар никакого эффекта. Пока она разбиралась с Кляйном, у нее скопилось более десятка входящих сообщений, некоторые довольно важные – и ей потребовалось немало времени, чтобы разобрать их все, особенно с учетом того, что она начала получать ответы на первые отправленные сообщения, прежде чем закончила со всеми ожидающими. Прошло более получаса, и у нее не было ни секунды покоя, и она воспользовалась передышкой, чтобы обдумать формулировку последнего сообщения, что ей нужно было написать.
     Строго говоря, это не требовалось делать прямо сейчас. У нее и вовсе не было намерения отправлять его в данный момент – но она хотела сохранить наготове черновик, чтобы отправить его в тот момент, как только Кляйн доберется до Гаттана. Она прокрутила сообщение в голове, губы беззвучно шевелились, когда она тщательно продумывала и поправляла каждое слово, пока все не стало точно так, как ей хотелось, после чего снова открыла меню и начала печатать.
     「Пора, Коберт. Мне только что сообщили, что ундины успешно провели рейд в Долине радуг. Твои мальчики могут проходить последнего босса долины.」
     Она в последний раз проглядела его; пусть даже она всегда могла видеть слова у себя в голове, как если бы они были на бумаге перед ней, написанными в реальность они всегда чем-то неуловимо отличались. Наконец удовлетворившись, она сохранила черновик и закрыла окно.
     Теперь оставалось только ждать.

     Как только Кляйн покинул квартиру, терпеливо ожидающий его снаружи кайт ши зашагал рядом с ним. Мужчина был довольно крупным – вероятно, крупнейший встретившийся ему кайт ши, мужчина с непроницаемо-черными волосами, почти столь же высокий, как Юджин, но не настолько массивный, несмотря на защищающие его аватар латы.
     – Разобрался с планом? – спросил Телвин.
     Кляйн ощерился:
     – Почему все здесь считают меня дураком?
     Телвин остался невозмутимым.
     – Я не считаю, – сказал он, когда они свернули вниз по главной улице к передним вратам. – И я задолжал тебе наше спасение тогда, и я ценю, что ты вернулся с друзьями, чтобы помочь нам справиться с Феллраком. Но учитывая, какие сейчас ставки, мне не хочется оставлять что-то на волю случая. – Он покосился на Кляйна. – Справедливо?
     Кляйн неохотно кивнул.
     – Вполне, – сказал он. – Только мы?
     – Верно, – ответил Телвин. – Всего вдвоем мы сможем двигаться быстрее, чем вместе еще с кем-нибудь. Я отправил группу расчистить нам путь отсюда до Древнего леса, так что нам не придется останавливаться сражаться, за исключением, может быть, немногих случайно респавнившихся. Я доведу тебя до территории сильфов, а там мы организовали проводить тебя некоторых из них…
     – Знаю, – сказал Кляйн. – Никак не могу поверить, что они пошли на это.
     Телвин резко рассмеялся:
     – Ради шанса вставить палку в колеса плана Кибао и, возможно, даже убрать его?
     Кляйн на это усмехнулся и уступил:
     – Неважно. Так это Арго все организовывала или Алисия?
     – Да, – сказал Телвин, ответив собственной ухмылкой. – Арго организовала связь, но дипломатией занималась Алисия. Полно причин, почему она так занята.
     – Не настолько занята, чтобы не прийти проводить вас, мальчики, – раздался знакомый голос, когда они уже готовы были подняться в воздух. Кляйн развернулся и увидел предмет их разговора, привалившуюся к стене одной из дозорных башен по бокам от городских врат, с кривой улыбкой на лице. Алисия оттолкнулась и подошла к ним, скрестив перед собой руки.
     – Что, думал сбежать отсюда, даже не попрощавшись?
     Кляйн порылся в своей голове в поисках каких-нибудь остроумных слов, что могли бы спасти ситуацию. Взглянул на Телвина, изогнувшего брови, как будто говоря Кляйну, что он сам по себе. Снова взглянув на Алисию, он нервно рассмеялся и начал заикаться:
     – Э-э, нет. Просто подумал, что раз уж нам нужно как можно скорее начинать, а ты весьма занята…
     Он не успел закончить фразу, прежде чем Алисия подобралась и ухватила его за верхний край нагрудника, дернув его вниз и прижав свои губы к его. От удивления Кляйн издал сдавленный звук и открыл рот запротестовать, что она приняла за приглашение углубить поцелуй, подняв при этом другую руку и зарывшись в его волосы, подтягивая его еще ближе.
     Кляйн не уверен был, как долго они так стояли, но он вполне уверен был, что услышанное им отдаленное хихиканье было со стороны Телвина. Когда она, наконец, отпустила его, ему потребовалась секунда, чтобы выпрямиться и поправить бандану. У Алисии на лице было самодовольное выражение укравшей сливки кошки.
     – Ты ведь вернешься, верно? – сказала она, убийственно мило шевеля ушами.
     – Ну, я имею в виду, остальные мои парни остались здесь, и я вроде как…
     Когда Кляйн увидел взгляд Алисии, он поспешно прикусил язык и подумал еще раз.
     – Я имею в виду, среди прочего… конечно, вернусь сюда. Гарантирую.
     На лицо Алисии вернулось самодовольство, и она удовлетворенно кивнула.
     – Так и сделай, – сказала она и, насвистывая, пошла прочь.
     Кляйн моргнул раз, другой, его разум продолжал кружиться, пока он пытался понять, действительно ли все это произошло. Когда он взглянул на Телвина, высокий мужчина прикрыл рот, но со смехом во взгляде.
     – Заткнись, – сказал Кляйн, призвав крылья и прыгнув в воздух.
     К счастью, это путешествие оказалось насыщено событиями меньше, чем прогулка в городе. Группы проходчиков хорошо сделали свою работу; им с Телвином не пришлось тратить время на зачистку по пути трэшевых мобов, и когда Телвин передал его ожидающему на границе патрулю сильфов, он узнал от Юджина, что другая половина этой патрульной группы прокладывает для них схожий путь.
     Оставив Юджина одного на границе территории саламандр, Кляйн направился к Гаттану так быстро, как только мог. Несколько недель назад это была бы утомительная работа на полдня, но сейчас он набрал достаточно уровней, чтобы одиночные мобы по пути просто не были каким-либо вызовом – некоторые даже отказывались агриться на него. У него ушло больше времени, чем с предыдущими группами, двигающимися по уже зачищенной территории, но даже с необходимостью давать отдых крыльям был только поздний вечер, когда он, наконец, достиг родного города саламандр.
     Когда он впервые за несколько недель встал перед воротами Гаттана, в его сознании вихрем кружила смесь эмоций. Последний раз, когда он был здесь, оставил не лучшую память, и он не представлял, с чем же столкнется, когда войдет в город. Он знал, что его не сослали и не изгнали – к счастью, Кибао не узнал его имени во время их краткого спора – но где-нибудь в городе могли быть игроки, что узнают его, либо с той первой ночи, либо из сражения с ним на следующий день. С особенной осторожностью ему нужно было избегать Коберта, по словам Арго, занимающего сейчас у саламандр высокое положение. Просто стоя здесь Кляйн уже нервничал; он был не единственным приходящим и уходящим саламандром, и в любой момент он мог столкнуться не с тем игроком.
     Собравшись с духом, он отправил Арго краткое сообщение и направился внутрь, высматривая скрытое место около площади у входа, откуда можно было бы наблюдать за рейдом.
     Ему не пришлось долго ждать. Через пятнадцать, может быть, двадцать минут после отправки сообщения количество игроков на площади резко возросло. Пары и тройки саламандр и импов в снаряжении, выглядящем заметно лучше среднего, начали собираться около крупной статуи в центре открытого пространства, некоторые из них начали распределяться на группы по шесть. Среди них даже были несколько спригганов, из-за чего Кляйн подумал о Кирито и заинтересовался, чем же он занят – после рейда кайт ши на Долину бабочек Кляйн его не видел.
     Внезапное появление лидера саламандр заставило Кляйна порадоваться резким теням солнца пустыни; под тентом магазина NPC на внешнем краю площади они позволили ему стать более или менее безымянным. Кляйн открыл меню и дал сигнал Юджину, что рейд собирается, и как только получил ответ, он тихо пробрался на боковую улицу, перейдя на бег, едва скрылся у рейда из виду.
     По пути он остановился у NPC-торговца и купил самое дорогое местное саке, что смог найти, вместе с буханкой обычного хлеба. После этого он сверился с картой и переданным Юджином направлением и отправился так быстро, как мог.
     Желание Кибао держать Мортимера в труднодоступных местах, с точки зрения Кляйна, имело преимущество – это значило, что он может отправиться на край города, где меньше шансов столкнуться с кем-либо отправляющимся в рейд, и где он вряд ли столкнется с кем-либо важным. Искомое им здание оказалось группой складских помещений, и у него не ушло много времени, чтобы найти именно то, что он искал – единственное с охранником. Поглубже вдохнув, чтобы успокоить нервы, Кляйн вытащил приобретенные недавно еду и питье и подошел к охраннику.
     Стоящий у дверей юный саламандр выглядел невероятно скучающим и несчастливым. Кляйн не мог его винить – стоять за дверью под прямыми лучами солнца должно было быть дерьмовейшим долгом армии саламандр. Кибао хотел, чтобы все его лучшие люди были в рейде или набирали уровни; назначенный сюда, вероятно, был не выше тотемного столба. Охранник с опаской посмотрел на его приближение.
     – Что это?
     Кляйн приподнял буханку хлеба и бутылку саке.
     – Еда и питье для ты-знаешь-кого.
     Охранник с удивленным видом моргнул.
     – Мы его теперь кормим?
     Ого, Кибао даже больший засранец, чем я полагал. Аватарам игроков не нужно было есть, и они не могли умереть голодной смертью, но через некоторое время симулируемое ощущение голода становилось весьма убедительным – и весьма неприятным. Изобразив полное невежество, Кляйн пожал плечами, протягивая бутылку и хлеб.
     – А меня это заботит? Я пришел, куда мне сказали, и сделал, что мне сказали.
     Охранник фыркнул и немного расслабился.
     – И не говори. Эй, минуточку… – Он внимательнее посмотрел на бутылку, и в его голосе прозвучало возмущение, когда он махнул ей в лицо Кляйну. – Какого черта? Они вручают ему Хитокири? Ты хоть представляешь, сколько это дерьмо стоит?
     Кляйн и в самом деле представлял – и рад был тому, что за это платит Арго.
     – Откуда мне знать? Терпеть не могу пить эту хрень. Отдай ему или нет; я пошел. – Он развернулся и пошел прочь, заставляя себя не оглядываться. Как только он завернул за угол, он выпустил крылья и взмыл на крышу соседнего здания, пробравшись по ней, пока не смог заглянуть через край.
     Попался. Он оказался там как раз вовремя, чтобы увидеть, как охранник украдкой осмотрелся по сторонам, после чего откупорил бутылку и сделал большой глоток. В считанные мгновения на его лице появилось удивление, и бутылка с буханкой выпали у него из пальцев, когда он рухнул на землю. Под полосой его хитпоинтов вспыхнула желтая иконка с символом молнии.
     Кляйн не стал тратить время, спрыгнув с крыши и взмахнув крыльями ровно настолько, чтобы замедлить спуск и приземлиться. Охранник неверяще посмотрел на него с земли, что быстро обратилось в ярость, как только ему ясно стало, что произошло. Серия ругательств, что удалось слабо прохрипеть охраннику, стала музыкой для ушей Кляйна, когда он отодвинул на двери засов и пинком открыл ее.
     Мортимер заморгал, его глаза приспосабливались к внезапному вторжению света; помещение не было освещено.
     – Кляйн! – сказал он, морщась и вставая на ноги. – Юджин прислал сообщение, сказал, что ты можешь зайти. Как…
     Кляйн не стал тратить время на болтовню.
     – Пошли, – спешно сказал он. – Парализующее зелье продержится лишь несколько минут. – Он подхватил с земли буханку хлеба, когда они оба выскочили на улицу, и бросил ее Мортимеру, раскрыв за спиной крылья. Когда другой саламандр не поступил также, он оглянулся на него. – Пошли! – повторил он. – Нужно улетать как можно быстрее.
     – Не могу, – сказал Мортимер, набив рот оторванным куском хлеба, немного предотвращая муки голода. – Я пробыл внутри весь день; мои крылья не заряжены.
     – О, да ты должно быть… ты не шутишь. Дерьмо. – Он посмотрел на охранника, затем снова на Морта. – Тогда бежим. Мы неподалеку от западной внешней стены. К тому времени, как мы туда доберемся, у тебя должно быть достаточно полетного времени, чтобы перелететь над ней. Пойдем как можно быстрее и доберемся до территории сильфов.
     Пока они бежали, Кляйн размышлял. Как только они выберутся за стены, им все равно придется перемещаться пешком еще примерно двадцать минут, чтобы крылья Мортимера полностью зарядились. Более чем достаточно времени, чтобы охранник оправился и предупредил кого-нибудь старшего о бегстве Мортимера – и чтобы поисковая группа полетела на запад и догнала их обоих, даже начиная с противоположной стороны города.
     – Отправь Юджину сообщение! – крикнул Кляйн, когда они приблизились к внешней стене и взмыли в воздух. – Скажи ему, что ты выбрался, и что он может бросить вызов Кибао!
     – Сделал, пока мы бежали, – сказал Мортимер, его крылья с жужжанием ожили и стремительно понесли его Кляйну. – Ответа пока нет.
     Кляйн кивнул, с тревогой оглядываясь на город. Он не видел полетных следов, но это не значило, что поисковая группа еще не в пути. Как только им пришлось приземлиться, чтобы дать отдых крыльям, он спросил снова – но от Юджина все еще не было ответа. Необычно – до сих пор он быстро отвечал на каждое сообщение, и он должен был ждать именно этого момента.
     Ему в голову пришла внезапная мысль.
     – Он же у тебя в друзьях, верно? Ты должен быть в состоянии видеть его местоположение.
     Они бежали как можно быстрее, в то же время Мортимер открыл меню и зарылся в него, выведя карту. Вдруг он нахмурился.
     – План в том, что он на полной скорости направляется на восток на перехват группы Кибао, верно?
     – Ага?
     – Тогда почему он все еще на территории сильфов?
     Кляйн резко остановился, едва не растянувшись на песке из-за внезапного торможения.
     – Он что?
     – Прямо сейчас он на краю территории сильфов, – с нарастающим беспокойством сказал Мортимер. – И не движется.
     Кляйн непонимающе посмотрел на карту, проявленную для него Мортимером.
     – Не понимаю, – сказал он. – У нас был план. И он бы тебя не оставил; ты его брат. Прямо сейчас он должен был лететь прямо к рейд группе, чтобы бросить вызов Кибао, а не сидеть сложа руки, если только…
     – Если только он не в беде, – вдруг сказал Мортимер и выругался.
     Кляйн осмотрел горизонт, высматривая полетные следы – и так ничего и не увидев. Оптимистичное допущение плана, что быстро провалилось. Конечно, всегда оставалась возможность, что на Юджина нападут не посвященные в план сильфы, но этого не должно было произойти – та же группа, что без препятствий провела Кляйна, провела и Юджина, и Кляйн оставил его на границе со стороны саламандр – скрывающегося, ожидающего сигнала.
     В этом не было смысла. Но когда он взглянул на карту, отметка Юджина немного передвинулась – и передвинулась она в сторону Сильвиана.
     – Сейчас мы ничего не можем для него сделать, – сказал Мортимер, его глаза смотрели вдаль, а на лице была задумчивость, пусть и приправленная болью. – Все на нас.
     Кляйн оглянулся на Мортимера в смущении, быстро сменившемся тревогой.
     – Ты же не думаешь то же, что я…
     – Да, – оборвал его Мортимер. – У нас нет выбора. Если Кибао успешно проведет этот рейд, его ничто не остановит – за ним будет стоять вся фракция, включая и множество игроков, что до этого могли быть в стороне. Это будет великая победа – его великая победа.
     Кляйн нахмурился, ему не нравилось, как это звучало. Мортимер прав – с таким успехом под его руководством, он легко одержит победу на предстоящем голосовании, и он больше не даст никому возможности бросить ему вызов. Сейчас или никогда.
     – Тогда не обижайся, дружище, но ты, вроде как, в дерьме. Ты первого уровня. Ты никак не сможешь сразиться с ним и победить.
     Мортимер кивнул.
     – Верно. – Он поймал взгляд Кляйна, и тот впервые понял, почему же Кибао так отчаянно стремился изолировать его от остальной фракции. Даже стоя здесь персонажем первого уровня в стартовом снаряжении, мужчина излучал харизму. – Но ты сможешь.

Глава 13. 1-6 декабря 2022

     Хотя обычно лидеры фракций избираются всеобщим голосованием один раз в тридцать дней или после отставки лидера, Альвхейм Онлайн предусматривает еще один способ наследования. В отличие от убийства лидера другой фракции, смерть лидера фракции от руки одного из своих – будь то в дуэли или в открытом бою – приводит к тому, что победивший игрок немедленно заменяет прежнего лидера…
–Руководство Альвхейм Онлайн, «Убийство»
     Кляйн знал, что они с Мортимером не могли быть так уж далеко от главных сил рейда саламандр. За последний час они не столкнулись ни с одним мобом; как будто вся местность была зачищена от всего, что могло напасть. Когда он покидал площадь, в рейд уже собирались почти пятьдесят игроков, и еще больше прибывали – Кибао явно не собирался рисковать, намереваясь забить босса толпой. Он знал, что здесь, в Долине Драконов должно было быть множество дрейков и других рептильих летающих мобов, но на них абсолютно ничто не агрилось.
     С расчищенным перед ними путем не потребовалось много времени, чтобы заметить рейд. Они приземлились на краю рассекающего долину большого каньона, десятки за десятками игроков в красных доспехах и мантиях делились на группы. Тут и там были переходящие от группы к группе по чьим-то инструкциям игроки; в распределение и роли групп все еще вносились последние корректировки. Кляйн заинтересовался, кого озадачил этим Кибао; он сомневался, что этот человек был достаточно умен, чтобы самостоятельно принимать такие решения.
     Они приземлились за массивным скальным образованием на западной стене долины, глубоко в тени от полуденного солнца. Лицо Мортимера, хорошо разглядевшего, с чем они готовы столкнуться, стало почти белым.
     – Бог мой, он полный идиот, – в ужасе сказал он. Когда Кляйн растерянно взглянул на спутника, Мортимер заколебался: – Сложновато объяснить, если ты не участвовал в бете, – через мгновение сказал он. Кляйн слушал, пока Мортимер рассказывал необходимую для победы над боссом южной долины стратегий, с каждой деталью на лице проступало все большее недоверие.
     – Ты издеваешься, – сказал Кляйн, выслушав всю информацию.
     – Хотелось бы, – кисло сказал Мортимер. – Это сложный бой, когда берешь числом. Судя по составу рейда Кибао… он добьется их вайпа. Если бы он потрудился прислушаться к кому-то из бета-тестеров саламандр, он бы это знал.
     – Почти заманчиво ему позволить, – сказал Кляйн. – Если бы это не значило, что при этом будут убиты более шестидесяти человек…
     – Тебе придется немедленно выдвигаться, если ты хочешь преуспеть, – торопливо сказал Мортимер, указав на рейд. – Они начинают выстраиваться.
     – Жди здесь, – сказал Кляйн. – Если Кибао тебя заметит, он не станет ждать озвученного вызова – он слетит с нарезки, и ты не переживешь и одного удара. Как только мы с ним начнем бой, двигайся ближе.
     Он понимал, что эта идея разочаровывала Мортимера, и так недовольного из-за необходимости сражающегося вместо него кого-то еще. Мужчина кивнула и положил руку на плечо Кляйна.
     – Вот оно, – сказал он. – На кону не только рейд – тысячи жизней зависят от того, одолеешь ли ты его.
     Кляйн торжественно кивнул.
     – Не волнуйся, – расправил он крылья и взмыл в столе алого света. – Я не подведу.
     Лидер саламандр, скрестив руки, стоял на крупном валуне, с самодовольным лицом оглядывая свою армию. В то время как с группами работали другие, и бой уже готов был начаться, Кляйн не мог придумать ни одной практической причины ему там быть – он хотел увидеть. В этом был весь смысл этого действия.
     Хорошо, подумал Кляйн, летя к своей цели, остановившись и зависнув, когда их разделяло лишь примерно десятком метров открытого воздуха. Нужно, чтобы все это увидели и услышали.
     – Кибао! – выкрикнул он.
     Голова Кибао дернулась на звук, и самодовольство на его лице быстро обратилось хмуростью.
     – Ну гляньте-ка, неужто это тот говорливый со дня запуска, – буркнул он. – Мне интересно было, куда ты делся. Если ты в рейд, лучше найди Коберта и надейся, что у него будет для тебя место.
     – Я здесь не для рейда, Кибао, – крикнул Кляйн. Он вдохнул поглубже, готовясь к тому, что должно было быть дальше, и удостоверяясь, что его голос донесется до как можно большей части рейда. – Я пришел не дать тебе убить всех здесь в названном тобой стратегией слепом раше.
     Кибао вызывающе рассмеялся.
     – О нет, не говори – дай угадаю, ты еще один из этих бета-тестеров.
     Кляйну должно было очень повезти, чтобы попасть в бету. Но Кибао этого не знал, и Кляйн не видел причины указывать на его ошибку.
     – И чем же статус бета-тестера с чем-нибудь связан, дружище? Тебе стоило радоваться их помощи.
     Ответом Кибао был резкий смех, громче первого:
     – Оставь это, мудак. Я уже слышал эту хрень. Если бы вы, тестеры, хотели помочь, не стоило сбегать в первый же день и оставлять нас в подвешенном состоянии или пытаться подорвать мой авторитет. – Он огляделся по сторонам и развел руки, явно играя для толпы. – Где вы были, когда мы выдвинулись в Эвердарк? Где вы были, когда наше наступление на земли ундин и сильфов завязло? Где были ваши советы – когда они были по-настоящему важны?
     Для Кляйна все это было новостью. Но он ничуть не удивился тому, что некоторые из опытных по бете игроков не захотели иметь ничего общего с милитаризмом Кибао и ушли на нейтральные территории. Конечно, Мортимер и Юджин были для него настоящей угрозой – и по весомой причине. В своих странствиях Кляйн не сталкивался с другими дружелюбными саламандрами, но это не значило, что их не было. Судя по сказанному, Кибао воспринял это как личное предательство и обратил это в предвзятое отношение к бета-тестерам в целом.
     – Неудивительно, что тестеры тебя бросили, Кибао, – четко и решительно сказал Кляйн. – Они достаточно опытны, чтобы сказать, насколько ты дерьмовый лидер.
     – О, иди ты, – сказал Кибао, взмахом в воздухе открывая системное меню. – Поздравляю, приятель, ты только что добился своего…
     – Я ВЫЗЫВАЮ ТЕБЯ НА ДУЭЛЬ!
     Крик Кляйна во весь дух эхом отразился от стен долины, моментально ошеломив Кибао, прекратившего свои действия. Прежде чем лидер саламандр успел оправиться, Кляйн вынул катану и навел ее на Кибао, вызвав настороженное движение его охранников.
     – Ты и я, Кибао. Один на один. Если ты такой эпичный задира, пришло тебе время ответить за свои чертовы слова.
     Шокированный взгляд Кибао быстро сменился возмущенным, после чего медленно стал злобной усмешкой, когда его крылья материализовались и подняли его в воздух. Он вытащил из-за спины массивный двуручный меч и под углом поднял его перед собой, нацелив кончик в грудь Кляйна.
     – Так вот как ты хочешь сыграть? Твои похороны, приятель. И никакого этого дерьма «до первого удара» – ты будешь не первым тестером, что мне пришлось убить. Ты уверен, что не хочешь просто…
     Кляйн поймал взгляд Кибао через пространство, разделенное их мечами и убийственными намерением.
     – Заткнись и действуй, писающийся кусок дерьма.
     Лицо Кибао исказилось от ярости, и он начал поднимать высоко над головой свой двуручный меч, что Кляйн признал как начало позиции для навыка меча. Прежде чем красный свет даже начал собираться вдоль всей длины меча лидера саламандр, Кляйн убрал левую руку с рукоятки катаны и быстро выпалил серию слогов, что он теперь достаточно хорошо знал:
     – Hitto zabu vethleka chazajan!
     Когда прием меча начался, Кибао рванул прямо вперед, избегая снарядов Кляйна. Но как только системная помощь вмешалась и стремительно повела Кибао к Кляйну в мощном рубящем ударе, промахнувшиеся самонаводящиеся огненные снаряды описали петлю, ударив лидера саламандр в спину. Естественное огненное сопротивление саламандр означало, что урон был минимален, но удара было достаточно, чтобы помешать его прицелу, позволив Кляйну парировать ударом своего оружия косой удар через плечо.
     Закрученный одной рукой разрез прорезал воздух как раз над Кибао, когда тот на импульсе пронесся вниз, сделал сверху вниз сальто и уколол вверх. Край лезвия едва не задел ногу Кляйна, когда он уклонился, и когда Кляйн стремительно отскочил, он произнес еще одно недавно выученное заклинание, призвав вокруг себя поток раскаленных искр огненного щита.
     Кибао рассмеялся, приближаясь:
     – Давай, трать свою ману на огненные заклинания, тупица, – дикий поперечный разрез прочертил оранжевую дугу в только что занимаемом Кляйном пространстве, когда он взмыл над ударом и сделал собственное сальто, обрушив катану вниз в двуручном приеме, столкновением стали встретившемся с последующим ударом Кибао. Кляйн позволил лезвию своего оружия скользнуть вниз, пока не уперся им у рукояти оружия Кибао, давя на него, пока близость огненного щита не наложила на его противника дот-эффект. Кибао зарычал от внезапного порыва неуютного жара и тонкой струйки урона и вонзил колено в живот Кляйна. Удара было достаточно, чтобы разделить их, и выпущенное в него Кибао трехударное комбо даже через его успешные блоки нанесло достаточный урон.
     Кляйн достаточно быстро осознал, в чем его проблема – это был просто вопрос веса и приоритета оружия. Двуручный меч Кибао был значительно тяжелее катаны Кляйна, что не только придавало ему более высокий приоритет в любом прямом столкновении, но и делало невозможным блокирование без просачивающегося урона – проблема, о которой не приходилось заботиться Кибао. Что еще хуже, у Кибао почти наверняка была более высокая характеристика силы – двуручные мечи были чисто силовым оружием, тогда как кривые мечи и катаны требовали баланса силы и ловкости.
     Он не мог действовать наравне с Кибао – это бы превратилось в войну на истощение, в которой он проиграет. Для победы в этом бою ему придется полагаться на уклонение и хитрость.
     Кибао с ревом накинулся на него, держа меч за собой и наращивая выплеск мощи. Кляйн поднял катану перед собой в защитном положение, как если бы собирался блокировать… но как только Кибао выпустил свой прием, Кляйн полностью остановил крылья и рухнул камнем. Почти сразу же он вновь оживил их, взмыв прямо вверх и исполнив комбинированную атаку, когда импульс Кибао пронес его мимо.
     Прием взорвался в спину лидера саламандр, пока тот застыл во фрейме восстановления собственного приема, три последовательных росчерка оставили значительные прорехи в его броне и оставили за ними шрамы, светящиеся сердитым багровым светом – в то же время временно рассеяв его крылья из-за слишком большого урона. Кибао под углом рухнул вниз, прорыв в земле борозду, где он врезался, подведя свои хитпоинты к точке на середине. Кляйн на высокой скорости последовал за ним, но когда он ударил навыком меча, Кибао уклонился, перекатившись в сторону и вскочив на ноги, катана разбрызгала грязь, вонзившись в землю.
     Глаза Кибао были заполнены одним только раскаленным добела гневом, а атаки стали бешеными, когда он удар за ударом отбрасывал Кляйна. С учетом того, что его персонаж был полностью сосредоточен на силе, а гнев и отчаяние Кибао придали ему скорости, Кляйн только и мог, что отбиваться и избегать шквала ударов.
     Полоса хитпоинтов Кляйна звякнула, дойдя до желтой зоны, и когда Кибао взмахнул мечом по горизонтали, намереваясь приемом рассечь его в талии, крылья Кляйна подняли его прямо вверх и над ударом, и он кувыркнулся над головой противника, как будто пытаясь зайти к нему со спины. Кибао продолжил импульс разреза и позволил ему развернуть себя, но Кляйн этого ожидал. Вместо того, чтобы приземлиться позади Кибао, Кляйн замер в полете на высоте его головы и убрал левую руку с меча, зачитав слова не-самонаводящейся версии использованного им ранее заклинания.
     Пусть у саламандр было естественное сопротивление огню, это не означало, что они невосприимчивы – и голова все еще была уязвимым местом со множителем урона. Когда круговой удар Кибао прошел под Кляйном, разгоревшийся по всей длине его левой руки огонь слетел с пальцев серией огненных снарядов. Эти снаряды быстрой очередью в упор ударили Кибао в лицо, взрывы отбросили закричавшего от ярости лидера саламандр назад головой вперед. Этого было недостаточно, чтобы довести его до красной зоны, но беглым взглядом на хитпоинты Кляйн оценил его здоровье примерно в четверть.
     Когда Кибао вскочил на ноги, Кляйн увидел, что к ярости во взгляде саламандра присоединилось кое-что еще. Теперь там был страх – настоящий страх.
     – Коберт! – выкрикнул Кибао, ринувшись к Кляйну, нанося еще больше урона, несмотря на попытки блокирования Кляйна. – Помоги мне справиться с этим гребаным предателем!
     Кляйн зарычал, закрутив катану в серии ударов, зазвеневших о лезвие Кибао.
     – Бесчестный ублюдок!
     Не похоже было, чтобы Кибао это сейчас волновало, когда он отчаянно водил мечом из стороны в сторону, чтобы защититься от внезапного нападения Кляйна. Пока Кляйна ненадолго блокировало во фрейме восстановления его последнего приема, Кибао пнул его в грудь сапогом, отбросив его назад и выиграв немного пространства и времени.
     – Коберт, черт подери, где ты!
     Как выяснилось, у Коберта были свои проблемы. Кляйн мельком заметил старшего саламандра, которого пытались удержать некоторые другие члены рейда, не позволяя вмешаться. Разъярившись, он освободил руку с мечом и рубанул одного из держащих, пытаясь освободиться. Держащий его за руку мужчина вскрикнул, и то, что началось как попытка не дать вмешать в дуэль, быстро переросло в бой между двумя фракциями игроков-саламандр – бой, что начал расширяться.
     Рейд оказался в полном беспорядке, увязнув в бою за будущее расы саламандр.
     Мелькнувшее на периферическом зрении движение предупредило Кляйна, что он был глупцом, отведя взгляд от Кибао. Он поднял катану как раз вовремя, чтобы отклонить рубящий через плечо удар двуручного меча, но новая траектория разорвала ему крыло, а последовавший удар швырнул его на землю, в то время как его катана, кружась, вылетела из его рук. На грудь ему опустился тяжелый сапог, превосходящая сила Кибао прижала его.
     Кибао злобно усмехнулся Кляйну, держа меч у его горла, триумфально возвысив голос:
     – Теперь не так крепок, не так ли? Гребаные тестеры, думаете, что вы гораздо лучше нас остальных! Ты, Морт, Юджин… предатели, все вы! Ну и кто теперь смеется, мудак? – Кончик меча слегка впился в его кожу, и Кляйн увидел, как полоса его хитпоинтов с обманчиво спокойным звоном обратилась в опасно-красный цвет.
     Кляйн уставился на него с чем-то сродни чистой ненависти. Бессмысленно было сейчас объяснять, что он не был бета-тестером – он не справился. Он не знал, где сейчас Мортимер, и предполагал, что это не важно – лучшее, на что он мог надеяться, что Морт каким-то образом встретиться с Юджином и свяжется с лидерами сильфов. Может быть, если Кибао после этого продолжит этот рейд, они в конце концов вайпнут.
     – Просто покончи с этим, безвольный трус.
     Улыбка Кибао погасла.
     – Как хочешь. – Он поднял двуручный меч высоко над головой, по всей его длине разгорелось пламя, когда он подготовил стихийный прием меча. Намерение было ясным – полный оверкил. – Передай привет остальным тестерам в аду, мудак.
     Меч обрушился на Кляйна, и он вздрогнул, ожидая смертельного удара. Но пламенный клинок вонзился глубоко в землю рядом с его головой, и по обе стороны от него упала пара небольших полигонов, сопровождаемая самым ужасным криком, что он когда-либо слышал из человеческого горла. Кибао непонимающе смотрел на светящиеся красным обрубки предплечий, испуская бессловесный гортанный вой, что, казалось, заканчивался ровно настолько, чтобы он мог начать кричать снова, когда он тяжело опустился на колени.
     Позади Кибао стоял Мортимер, отведя в сторону меч Кляйна, как будто только что закончив рубящее движение. Его лицо было маской спокойствия, когда он сделал два шага вперед и вонзил пальцы в похожую на кактус массу волос Кибао, дернув назад голову лидера саламандр и подняв свое колено, неоднократно ударив об него лицо мужчины. Кибао беспомощно выворачивался, продолжая кричать, пытаясь отцепиться от Мортимера и освободиться – но без рук, которыми можно было схватиться, различие в их характеристике силы почти ничего не значило.
     Когда от хитпоинтов Кибао осталась только красная полоска, Мортимер швырнул его лицом в землю и приставил кончик меча к затылку.
     – Это за всех убитых тобой бета-тестеров, сукин сын.
     Когда с губ Мортимера сорвалось последнее слово, он с силой вонзил кончик лезвия в заднюю часть шеи Кибао, обрубив бессвязный вой, когда несколько дюймов катаны погрузились в землю под горлом его противника. Дернувшееся тело Кибао замерцало, пламя стремительно промчало по всей его длине, выжигая саму текстуру, оставив только наполненный адским пламенем каркас. Его трехмерная модель сжалась в ничто и взорвалась в одиноко пылающий послесвет.
     На глазах у шокированного Кляйна около полосы хитпоинтов Мортимера появилась золотая звезда.

     Арго оглядела сидящих за столом семь игроков, по очереди всматриваясь в их лица. Были представители почти всех рас Альвхейма – хотя, в случае спригганов, называть Кирито их «представителем» было некоторой натяжкой; Ёсихара не ответила ни на один запрос отправить кого-нибудь присоединиться к ним в Аруне.
     Тем не менее, лучше было иметь кого-то из расы, чем нет.
     Кирито поймал взгляд Арго, когда она оглядывала стол, и слегка улыбнулся. Арго ответила усмешкой и шевелением ушей, после чего продолжила. Справа от Кирито сидела потрясающе молодая женщина-лепрекон с увязанными в высокий хвост с ниспадающей на щеки парой локонов длинными серебристыми волосами. Юриэль слегка склонила голову, когда их взгляды встретились, и повернулась шепнуть что-то сидящему рядом с ней массивному гному. Эгиль кивнул и передал сказанное ею сидящей между ним и Арго женщиной-паком, чье имя она пока не узнала.
     – Не хотят ли представители РСС чем-нибудь поделиться с остальными присутствующими? – раздавшийся слева от Кирито скрипучий голос принадлежал Юджину, новоявленному командиру армии саламандр и назначенному представителю этой фракции.
     Сидящая справа от Арго Сакуя наклонилась над столом. Эффект ее значительной груди был заметен, и Арго готова была поставить немало юрудо на то, что она точно знает, как это влияет на мужчин за столом.
     – Разве это важно? – холодно спросила она. – У всех нас есть право на свои секреты. Я полагала, мы здесь, чтобы обсудить, как избежать открытой войны и массовых убийств, окончивших столь много жизней за первый месяц этой смертельной игры.
     Ундина справа от нее, молодой мужчина по имени Джахала, кивнул, крайне старательно пытаясь на смотреть в сторону груди Сакуи.
     – Она права, – сказал он. – Мы не можем допустить повторения вторжения Кибао или последовавшее за этим поощрение ПК. Неважно, каковы бы ни были у нас различия, несмотря на то, что все мы фактически соревнуемся ради бегства из этого мира… должна быть черта.
     – Вторжение первого дня не повторится, – твердо заявил Юджин. – Но как бы ни были мы с Мортимером благодарны содействию кайт ши и сильфов в избавлении от этого тирана, остается неизбежным факт, что мы все еще неявно соревнуемся.
     – Да, и я заметил, что у нас здесь нет представителя от фракции импов, – сказал Джахала с прорезавшимся в голосе металлом. – Не хотите это объяснить?
     Юджин развел руки.
     – Ничего не поделать. У импов все еще нет лидера – и не будет до завтра, когда завершится этот цикл голосования. У них просто нет никого, кто мог бы говорить от них – на данный момент это все еще наша территория, и мы представляем их здесь.
     – Как удобно, – сухо заметила Сакуя. – Напомните мне еще раз, почему мы вас отпустили?
     Арго резко встала, ударив ладонями по столу.
     – Вы все, заткнитесь. – Воспользовавшись внезапными ошеломленным молчанием, она обвела взглядом вокруг стола, пока говорила: – Дело в следующем: мы все люди. Все мы. И мы пленники психопата с комплексом бога, который – на случай, если вы забыли – тот, кто создал искусственные условия, настраивающие нас друг против друга. Чем больше погибнет людей, тем меньше останется на прохождение Мирового Древа. И из-за этого можем облажаться все мы.
     – Спасибо, Арго, – проворчал Юджин. – Мы бы никогда и не поняли, если бы…
     – Закончил с остроумием? – Когда Юджин в ответ лишь взглянул на нее, Арго продолжила, как будто бы ее и не прерывали: – Дело в чем: нам нужны правила. Как сказал Джахала, должна быть черта, которую мы не пересечем. И мы все должны их согласовать, донести их до наших лидеров и соблюдать во фракциях… иначе снова вмешается человеческая природа и, рано или поздно, люди начнут убивать друг друга из-за того, кто будет проходить босса или прочих подобных глупостей.
     – Ты говоришь о чем-то вроде Женевской конвенции для Альвхейма, – сказал Эгиль, глубокий голос рассек скопившееся за столом напряжение.
     Арго кивнула. Она тоже заметила аналогию, но так же хорошо было, и когда об этом упомянул первым кто-то еще.
     – Именно, более или менее. Так что давайте начнем с обсуждения того, где именно будет эта черта.
     Они проговорили несколько часов, большинство с открытыми для заметок окнами; некоторым было удобнее писать от руки на свитках. Сама Арго такой не взяла, но в конечном счете удобно будет иметь бумажные черновики, которые можно передать и поделиться. В какой-то момент Сакуя и Юджин едва не покинули собрание, но после напряженной серии обмена репликами они оба уселись и ограничили степень своего несогласия мрачными взглядами.
     Они прервались на обед, дав всем представителям время проконсультироваться с лидерами их фракций. Когда все они вернулись в комнату в таверне, на столе лежали восемь свитков – по одному перед каждым стулом. Все представители развернули их и прочли черновик; Арго уже запомнила его, но все равно положила свой на стол так, чтобы никто не посчитал, что она не воспринимает все всерьез.
     Юриэль поднялась на ноги, при чтении держа свиток перед собой:
     – Чтобы никогда не забыть, что различие между нами произвольно созданы не друг другом, но человеком, захватившим всех нас в ловушке этого мира.
     – Принимая во внимание, что независимо от того, какова наша внешность в этом мире, мы все еще человеческие существа;
     – С пониманием, что будет происходить борьба, когда люди отстаивают взаимно противоречащие цели;
     – С целью минимизировать в ходе этих конфликтов ненужные потери жизней;
     – Мы, девять рас игроков Альвхейма…
     – Восемь, – отметила Сакуя, не собирающаяся об этом молчать. Юджин просто закатил глаза.
     Юриэль не сбилась:
     – … согласились соблюдать и придерживаться следующих принципов:
     – Первое: что сокращение хитпоинтов игрока до нуля никогда не должно быть целью враждебных действий и должно по возможности избегаться за исключением защиты собственной жизни или жизни другого.
     Сидящие за столом кивнули. Это была основа предлагаемого договора – признание, что соревнование не означает, что они должны убивать друг друга. Что ПК ради ПК необходимо положить конец, и что если есть возможно разрешить конфликт без убийств, эта альтернатива – мягко говоря – предпочтительнее.
     – Второе: что любому игроку чьи хитпоинты достигли красной зоны, необходимо предоставить возможность мирно покинуть бой, если он пытается это сделать.
     Это шло вместе с первым пунктом. Арго и Кирито настаивали на «желтом» вместо «красного», из-за потенциальных мощных атак, способных одним ударом снести более половины хитпоинтов игрока, но встретили общее несогласие из-за того, что игрокам слишком легко будет разжечь враждебность и избежать последствий своих действий и сказать «ни вреда, ни проблем», если бой пойдет не в их пользу. Должен быть риск в бою, чтобы он был нежелателен.
     – Третье: что любому игроку, прекратившему враждебные действия и сдающемуся противнику, должно быть позволено это сделать, не опасаясь дальнейших атак, пока они не возобновляют участие в боевых действиях.
     С точки зрения Арго, этот пункт не подлежал обсуждению, и даже Юджин не стал с этим спорить, как только цель была ясна: капитуляция без страха казни всегда должна быть возможна, в любое время. Игроки, которым нечего больше терять, продолжая сражаться, способны были на отчаянные действия, и политика, требующая не брать пленных, легко могла привести к эскалации.
     – Четвертое: что дот-эффекты не должны использоваться против игроков, чьи хитпоинты в красной зоне.
     Хотя Арго и хотела избежать использования слишком большого числа специфических примеров и исключений – из-за них легко можно было заявить, что все не упомянутое не было запрещено – это было важным. Без этого положения игрок мог наложить дот на критически раненого игрока и заявить, что не знал, что его это убьет. Просто не было уважительной причины наложить дот на кого-то в красном, если только не пытаешься именно это и сделать.
     – И последнее: что любому игроку, всеми средствами пытающемуся возродить послесвет другого игрока, должно быть позволено сделать это, без препятствий и без страха нападения, даже посреди боя.
     На это положение ушло больше всего времени, потребовалось больше часа разгоревшегося за столом спора. Юджин жаловался, что это дает ундинам несправедливое преимущество, учитывая их расовое сродство к исцеляющей магии, и даже некоторые представители Ремесленного Союза Севера обеспокоены были точным осуществлением этого, учитывая, насколько сложно будет в пылу битвы сказать, какое же заклинание зачитывает другой игрок.
     В итоге Джахала указал, в ретроспективе довольно очевидный момент: что если кто-то стоит перед послесветом другого игрока и пытается наложить заклинание или использовать предмет, достаточно безопасно предполагать, что он пытается воскресить павшего игрока. И что в конечном счете, если вся суть договора в избежании ненужных смертей, то должно быть предоставлено преимущество сомнения, когда дело касается послесвета, учитывая достаточно короткое окно возможности до его исчезновения навсегда.
     Когда Юриэль дочитала свиток, она ловко свернула его и вернулась на свое место. Все переглядывались, выискивая признаки недовольства или спора.
     Их не было.
     – Ремесленный Союз Севера подпишет Арунский договор, – просто сказала Юриэль, получив кивки двух своих спутников. – Нарушивший его столкнется с теми же последствиями, как и напавший на члена наших фракций: внесение в черный список; недопуск на нашу территорию и ни один член РСС не будет вести дело или иным образом предоставлять услуги.
     – Так же как и кайт ши, – сказала Арго. Ей даже не нужно было консультироваться с Алисией; она была уполномочена самостоятельно принять это решение. – Мы разберемся, какие от нас будут последствия тем, кто напортачит.
     – Сильфы согласны с условиями договора, – просто сказала Сакуя.
     – Как и ундины, – сказал Джахала.
     – Саламандры будут соблюдать эти условия, – сказал Юджин. Его лицо скривилось в улыбке. – С их нарушением Гаттан станет преступной столицей.
     – Можно было и не упоминать, Юджин, – вздохнула Сакуя.
     Юджин взглянул на нее.
     – Это была шутка.
     – Не смешная.
     За столом остался только один человек. Арго взглянула прямо на Кирито, который уже взял свиток и убрал его в инвентарь. По-видимому, ему явно неудобно было сидеть на месте, когда взгляды всех обратились на него, и он вздохнул поглубже, сев немного прямее.
     – Спригганы – и под этим я имею в виду Ёсихару – не согласны подписать договор.
     Из-за взорвавшихся в комнате звуков ярости оказалось невозможно сказать, кто что говорил, и почти минуту были только крики на того или иного, и судя по виду Кирито, он бы скорее предпочел в одиночку без целителя столкнуться с боссом на три четверти пути внутри Мирового Древа. Наконец, Арго сунула в рот пальцы и свистнула так громко, что все закрыли уши руками.
     Она поймала взгляд Кирито на другой стороне стола, ища ответы. Она молча пыталась понять, как на это реагировать, остановившись, наконец, на простом:
     – Что произошло?
     Кирито на несколько мгновений закрыл глаза, отвечая:
     – Я обменялся с Ёсихарой несколькими сообщениями, пока мы вышли на перерыв. Я пытался ей все объяснить. Она сказала, что даже если бы она была склонна связаться всем руки, подписав какой-нибудь договор, его невозможно будет соблюсти – большинство спригганов считают себя свободными агентами, а не членами фракции. – Когда он снова открыл глаза, в них было искреннее сожаление, когда он снова встретился взглядом с Арго. – Мне жаль. Не тот выбор, что я бы сделал.
     – Тогда вам не будут рады в Сильвиане, – поднялась Сакуя. – Можете сказать ей, что я сказала – что спригганы могут искать работу где-нибудь еще, если не будут соблюдать договор.
     – Я должен проконсультироваться с Диабелем, – ровно сказал Джахала, – но подозреваю, что он поступит аналогично – членам вашей фракции не будут рады на территории нашего города.
     Представители РСС посмотрели друг на друга.
     – Не знаю, зайдем ли мы настолько далеко, – сказала Юриэль, – но любые лица, которые не последуют договору, наверняка окажутся в нашем черном списке.
     Юджин пожал плечами.
     – Ваш лидер фракции идиотка, – сказал он. – Делайте, что хотите, но если устроите в Гаттане проблемы, пожалеете об этом.
     Кирито кивнул каждому высказавшемуся человеку, после чего вернулся к Арго. Ей почти хотелось, чтобы он этого не сделал.
     Они с Алисией не обсуждали эту возможность, но Арго и в самом деле размышляла, какие можно использовать рычаги, если какая-то из фракций не станет подписывать договор. Она ожидала, что вероятнее всего это сделают саламандры. Возможно, она просто не хотела задумываться, что произойдет, если Ёсихара окажется настолько бесполезной, как она и опасалась… и что это будет означать для Кирито.
     Пока Арго растеряно пыталась подобрать слова, Кирито просто встал и оглянулся на нее, кивнув один раз.
     – Понимаю.
     – Мне жаль, Ки-бо, – мягко сказала она.
     Кирито очень слабо улыбнулся и покачал головой.
     – Это не твоя вина. – Прежде чем кто-либо еще смог заговорить, он развернулся и ушел. Когда дверь закрылась, прозвучало как что-то завершившееся.

     Асуна и Юки бок о бок шли по улицам Аруна, обсуждая разошедшиеся по городу слухи – что происходит своего рода саммит с участием игроков всех рас, что-то настолько критически важное с точки зрения Диабеля, что потребовалось присутствие Джахалы. Группе проходчиков ундин приказано было ждать, пока он не вернется, и что тогда у него будет кое-что важное, чтобы им рассказать.
     В это время они с Юки столкнулись с перспективой немного убить время, и по большей части они бродили по городу, высматривая магазины, в которых могут быть апгрейды снаряжения или что-нибудь полезное для них. Они уже заполучили неплохой улов, потратив почти половину с трудом заработанных юрудо, и Юки была чрезвычайно довольна выбранном ею прекрасным новым длинным мечом – ей не терпелось его опробовать.
     В самом деле, Юки нашла себе несколько апгрейдов, не последним из которых был новый нагрудник из очень тонкого и легкого металла с заметным бонусом к ловкости и другими весьма впечатляющими характеристиками. Сняв свое прежнее снаряжение, она заметила, что ее инвентарь начал заполняться, и сказала Асуне, что пойдет поискать магазин для продажи лишнего лута.
     Проводив взглядом Юки, взмывшую к верхней террасе торгового района Аруна, Асуна вздохнула и побрела вперед, высматривая остальных проходчиков ундин. Крупная группа саламандр только что направилась внутрь Мирового Древа, и хотя она не думала, что Диабель захочет посылать своих людей так близко после их прежних – и, возможно, все еще враждебных – противников, ей захотелось скоординироваться с Джахалой, как только он закончит со встречей, и узнать, каков план. Она непроизвольно поправила рапиру на бедре и двинулась дальше.
     Проходя через парк на склоне холма, давая крыльям восстановиться, ее на мгновение поразило болезненное узнавание, которое она не смогла понять – смутное ощущение дежа вю, тронувшее что-то захороненное глубоко внутри нее. Лишь когда она прошла весь извилистый путь с цветущими кустами, ее поразило – она уже была здесь. Месяц и целую жизнь назад, в первый ее день в игре, совсем другая Асуна шла по этой дорожке, изумленно оглядываясь по сторонам и не зная, что ее ждет. Она задумалась, узнали бы они вообще друг друга, та девушка и воительница, которой она стала.
     Продолжая идти, затерявшись в мыслях, она заметила того, кого она узнала. Кирито – по крайней мере, она теперь думала о нем по имени, вместо первоначального обращения «тот спригган» – лежал на траве под деревьями, положив руки под голову и закрыв глаза. Асуна на мгновение задумалась, не ранен ли он, прежде чем заметила безмятежное выражение его лица; она поняла, что он, должно быть, дремлет.
     Этот вид наполнил ее раздражением, которое она не сразу смогла понять. Все они были в ловушке этого мира, пока не будет пройдено Мировое Древо – это был главный приоритет; единственный их приоритет. Они все устали – разве они с Юки не вкладывали все, что у них есть, в то, чтобы стать сильнее и помочь другим достичь этой цели? Как он мог так расслабляться, как будто его ничто в мире не заботило?
     Когда отброшенная ею тень полуденного солнца накрыла его, Кирито чуть-чуть приоткрыл глаза – лишь достаточно, чтобы узнать ее, прежде чем снова их сомкнуть.
     – Разве тебе больше нечем заняться? – с некоторой остротой в голосе спросила она. – В Иггдрасиль все время направляются группы проходчиков. Им – нам – пригодится твоя помощь, а ты лежишь здесь и лентяйничаешь.
     На этот вопрос не требовалось ответа, но, не открывая снова глаза, Кирито все равно его дал:
     – Не знаю, в чем у тебя проблема, – спокойно сказал он, – но ты можешь расслабиться. Это самая лучшая погода Альвхейма. Такими днями стоит наслаждаться, а не тратить их внутри данжена, который и завтра будет на месте. Попробуй, трава мягкая.
     Асуна особо не задумывалась о погоде, помимо того, что было не так влажно, как в последнее время в Параселе. Она оглядела парк и взглянула в почти безоблачное небо, где солнце выглядывало из-за самых краев полога Иггдрасиля. Лучи солнечного света просачивались через листву меньшего дерева, под которым отдыхал Кирито, окрашивая их обоих лоскутным одеялом света и тени, тепла и прохлады.
     Хороший был день.
     Она оглянулась на Кирито, но, не ткнув его, она не могла сказать, знает ли он, что она все еще здесь, или он уснул. Пока она смотрела на него, ее наполнило глубокое осознание того, насколько она и в самом деле устала, и она села на траву на достаточном расстоянии от него и откинулась на спину. Трава и правда была мягкой, солнце и прохладный бриз успокаивающими, и, подложив руки под голову, она чувствовала, как усталость медленно покидает ее.
     Всего несколько минут, подумала она. Передохну здесь несколько минут, дам крыльям закончить зарядку и встречусь с остальными.
     Это была ее последняя мысль перед сном.

     – Не борись с этим, – объяснил Кирито.
     Юки была озадачена.
     – Я не понимаю.
     Кирито поднял Полночный мститель в положение для одноударного приема; матово-черное лезвие засветилось едва сдержанной электрически-синей силой.
     – Это называется «системная помощь». То, что заставляет твое тело двигаться, когда ты применяешь оружейный навык, проводя тебя через движения. Ты уже знаешь, как поправить траекторию атаки посреди удара; я видел, как ты это делала. Но, самостоятельно научившись движениям и двигаясь вместе с системной помощью, ты можешь ускорить и усилить удар. Борясь с ним, ты просто ослабишь эффективность.
     После этого Кирито выпустил удерживаемый им прием, как делал это тысячи раз. На этот раз он ожидал движения и устремился за ним, его меч двинулся в синем размытии, что рассекло воздух и покачнуло траву на склоне, как от сильного ветра. У Юки округлились глаза.
     – Теперь ты попробуй, – вложил Кирито оружие в ножны и уселся под дерево наблюдать за тренировкой девочки. Когда Юки сосредоточилась и попыталась повторить движения системной помощи, он услышал тихий шум примерно в метре слева и повернул голову, чтобы увидеть зашевелившуюся спящую Асуну. Он улыбнулся, когда она перевернулась и начала сонно приподниматься – у нее к лицу прилипло несколько травинок, и она пустила во сне слюну. Она несколько раз моргнула, приподнявшись на локтях, оглядываясь по сторонам, как будто пытаясь понять, где она и как она тут оказалась.
     Затем ее глаза распахнулись, когда она заметила сидящего рядом Кирито, и ее взгляд перескочил на заходящее солнце, раскрасившее небо в оттенки пламени. Внезапная паника в глазах заметно спала, когда она заметила практикующую в открытой траве навыки меча Юки, и она медленно села, в замешательстве еще раз оглянувшись на Кирито.
     Кирито улыбнулся, потянулся одним пальцем и мазнул себя по щеке. Она взглянула на него, все так же растерянно, а затем подняла руку и повторила его движение, вытерев лицо и взглянув с чем-то похожим на ужас на несколько спорхнувших на землю травинок.
     – Сколько… сколько я спала?
     – По крайней мере несколько часов, – ответил Кирито, снова взглянув в сторону силуэта Юки на фоне заката. – Не хотел тебя тревожить. Похоже, тебе нужно было поспать.
     Краем глаза он заметил, как голова Асуны повернулась проследить за его взглядом. Несколько мгновений она была тиха, когда Юки еще раз выпустила в воздух двухударное комбо. Девочка-имп энергично помахала, как только заметила, что Асуна проснулась, и рванула к ним обоим.
     – Ты видела, Асуна? Это так круто! Кирито показал мне, как стать быстрее и сильнее, переопределяя системную помощь!
     – Не совсем переопределяя, – сказал Кирито. – Помни, ты не борешься с ней. Это скорее плавание по течению.
     – Это прекрасно, Юки, – мягким тоном сказала Асуна, что почти шокировало Кирито. Похоже было на совершенно другую ее сторону.
     Юки кивнула, радостно усмехнувшись.
     – Надеюсь, ты выспалась. Пойду еще потренируюсь! Позже покажу! – С этими словами она умчалась обратно на открытую площадку, продуманно взмахнув длинным мечом, прежде чем снова встать в позицию для приема.
     – Хороший она ребенок, – сказал Кирито, не отводя взгляда от заката и с энтузиазмом отрабатывающей удары Юки. – Думаю, когда-нибудь она станет по-настоящему сильной.
     Единственным ответом Асуны было тихое ун согласия, и они снова замолчали, наблюдая за закатом солнца, отметившим первый их месяц в Альвхейме, слабый шум толпы, перекрываемый звуками тренировки Юки, был единственным шумом, тревожащим мирное спокойствие места.
     Когда над далекими горами стал виден лишь кусочек солнца, немного начало холодать. Ничего сравнимого с морозными температурами севера, и это не было так уж неудобно, но достаточно, чтобы ненадолго задеть его, когда бриз поднялся и дунул мимо его лица, унося с собой остатки дневного тепла. Кирито откинул голову, коснувшись ствола дерева, и сложил руки на коленях, закрыв глаза, когда его наполнило чувство спокойствия и удовлетворенности. Помимо стресса и разочарования саммита о договоре, это был очень хороший день. И послеобеденное чистое расслабление проделало долгий путь к изгнанию из его мыслей даже этого веса.
     Чувствуя, как последнее тепло заходящего солнца покидает его тело, он знал о присутствии рядом с ним. Он приоткрыл глаза, когда Асуна безмолвно опустила голову ему на плечо, и снова закрыл их. Он не уверен был, что побудило ее это сделать, но это нельзя было назвать неприятным, и ему не хотелось ничего делать, что подвинет ее или побеспокоит. Через некоторое время звуки тренировки Юки прекратились, и когда он в итоге снова открыл глаза, он увидел, что девочка убрала оружие и свернулась рядом с Асуной, положив голову девушке на колени.
     Кирито не мог припомнить, когда же в жизни он ощущал больший покой.

Акт 2: Поворотные моменты

     Кибао мертв, а с ним и первомесячный крестовый поход саламандр. Прошло четыре месяца с момента подписания Арунского договора, исцелившего некоторые раны этой войны, но позволившего тлеть другим.
     С привычностью приходит комфорт. Для тысяч игроков – многие из которых в подростковом возрасте, когда месяцы это целая жизнь – проживание внутри фэнтезийной игры и борьба за собственную жизнь стали привычным и вполне обыденным делом. Некоторые приняли свои новые жизни. Другие их отвергают. Большинство приспособились и ищут способы справиться или улучшить свои ситуации, так же как узники или потерпевшие кораблекрушение.
     Но некоторые из них, знают они того или нет, просто ждут своего времени. Поворотного момента, в котором их решения изменят Альвхейм – а Альвхейм изменит их.

Глава 1. 15 апреля 2023: день 161

     В то время как в книгах заклинаний игроков по мере роста навыка соответствующей школы магии периодически будут появляться новые заклинания, игрокам следует знать, что используемый для конструирования этих заклинаний чародейский язык можно использовать для создания собственных заклинаний тому, кто потратит время, чтобы выучить слова силы и то, как они объединяются для осуществления магических эффектов…
–Руководство Альвхейм Онлайн, «Магические формулы и слова заклинаний»
     Высоко в небе над поверхностью Альвхейма, выше даже целующих облака ветвей Мирового Древа, бушевал вихрь.
     Казалось бы, достаточно широкая, чтобы поглотить сам Иггдрасиль, воронка фиолетовой энергии безостановочно кружила вот уже почти шесть месяцев. Что в начале было ужасным явлением, притягивающим взор, куда не добраться, для большинства стало просто еще одним напоминанием об их пленении – чем-то выброшенным из мыслей и никогда не упоминающемся. Для групп проходчиков, отваживающихся ежедневно входить в данжен внутри ствола Иггдрасиля и продвигаться вперед, эта воронка несла еще одно значение: однажды она станет их свободой.
     Для них и для других выбранных. Полный безумец, заключивший внутри виртуального мира Альвхейм Онлайн 20000 игроков, поставил перед ними довольно специфичный набор условий, требующихся, чтобы когда-либо снова покинуть игру: пройдешь через воронку и сможешь выйти.
     Но максимальная высота подъема игрока ограничивалась измерителем полета, пустеющем тем быстрее, чем выше взлетаешь, так что был лишь один способ этого добиться: игроки АЛО должны были проложить себе путь через обширный данжен внутри Мирового Древа и достичь вершины. Игрок, нанесший последний удар ждущему там боссу выигрывал силу неограниченного полета для себя, своей расы и двух выбранных союзных рас.
     Неограниченный полет. Во время бета-теста это было обещанием радости для наслаждающихся полетом и значительным тактическим преимуществом над персонажами с ограниченным полетом в PvP боях. Теперь же, в условиях смертельной игры, это стало вопросом не менее чем выживания и свободы.
     При всей своей заметности в небе, появившаяся во время так называемого введения Каябы Акихико фиолетовая воронка не была видна из самого Аруна – при наблюдении из расположившегося у корней Мирового Древа шумного метрополиса ветви Иггдрасиля широко тянулись во все стороны, подарив Аруну прозвание «Города вечной тени».
     Когда Кирито материализовался на возвышенности с вратами искажения в центре городской площади, где Каяба сперва собрал всех в вечер того рокового дня запуска, его поразила смесь раздражения и ироничного веселья от немедленной необходимости прикрыть глаза ладонью. Солнце было в коротком двухчасовом окне, когда оно было достаточно низко, чтобы миновать ветви Иггдрасиля, но все еще достаточно высоко в небе, чтобы висеть над горами западного горизонта. После дня, проведенного в достаточно темных коридорах и помещениях, чтобы для зрения требовалась его магия иллюзий, было почти ослепляюще.
     Хотя его глаза достаточно быстро привыкли, и в течение нескольких минут его крылья достаточно перезарядились под солнечным светом, чтобы поднять его в воздух – его цель была неподалеку, и у него было несколько поручений.
     Первым и важнейшим из этих поручений было позаботиться о его снаряжении и поддержать его на максимуме прочности. Это была давняя привычка, укоренившаяся ко времени завершения бета-теста, и после всех этих месяцев на передовой Иггдрасиля она стала автоматической и естественной, как чистка зубов еще в реальном мире. Искомый им магазин был расположен далеко на восточном краю торгового района едва в двадцати секундах полета от входа в данжен Иггдрасиля; низкоуровневые игроки вполне могли добежать туда быстрее, чем долететь, но на своем уровне Кирито был достаточно быстр, чтобы наслаждаться удобством. Он опустился на землю перед магазином на углу с висящей над входом круглой бронзовой вывеской и с пронзительным звоном колокольчика толкнул дверь.
     Вдоль стен и островками посреди магазина располагалось широкое множество стеклянных витрин, все до единой полны впечатляюще выглядящим ассортиментом оружия для практически любого предпочтения. Кирито на ходу провел пальцем по краю одной из витрин; оружие в ней выглядело так, как будто почти могло поспорить с имеющимся у него сейчас редким длинным мечом, элегантным кобальто-эбеновым клинком под названием «Фантазменная панихида». Но почти было недостаточно хорошо, и ему больше нравился его меч.
     Он был не единственным игроком в оружейном магазине. Пара сильфов неподалеку от прилавка разглядывали катаны, и когда они заметили его, они нахмурились. К этому моменту Кирито даже не мог заставить себя из-за этого вздохнуть; он был прекрасно осведомлен, какую репутацию снискали члены его расы, когда их лидер, Ёсихара, отказалась подписать Арунский договор. Он проигнорировал мрачные взгляды и обратил внимание на самого продавца.
     Когда он приблизился, Лизбет взглянула на него с чем-то, что вполне могло быть намеком на симпатию. Не желая еще больше вредить бизнесу юной кузнеца-лепрекона, чем одним только своим присутствием, он снял со спины Фантазменную панихиду и безмолвно вручил ей.
     Она уже знала установившийся распорядок. Она рискнула улыбнуться ему, взяв ножны с мечом и направившись в заднюю комнату.
     – Эй, леди, я думал, спригганы в черном списке РСС. Почему же вы ему помогаете?
     Это едкое замечание пришло от старшего из двух сильфов, мужчины с длинными распущенными светло-зелеными волосами, казалось, отступившими от его лба. Он свысока оглядел Кирито, который приложил все усилия, чтобы ничего не показать на лице.
     Лизбет не была столь же сдержанна. Она положила меч на прилавок и подошла к двум сильфам, уткнув кулаки в бока, и Кирито знал, что это поза предвещает угрозу. Сильф был достаточно высок, чтобы почти на голову возвышаться над ней, но она смотрела прямо на него, как будто собираясь вызвать его на дуэль.
     – Лишь те, кто не соблюдают договор. И я могу сказать, что этот соблюдает. Пока они так делают, РСС не прочь вести со спригганами дела. Для вас это проблема?
     Младший сильф попытался протолкнуться мимо старшего.
     – А вы что думаете? Конечно, им нельзя доверять, леди, сейчас…
     – Хорошо! – с преувеличенным весельем сказала Лизбет, начиная оттеснять обоих сильфов к двери, с почти достаточной силой, чтобы вызвать предупреждение о домогательствах. – Я рада, что мы все прояснили. А теперь вы оба можете свалить нахрен из моего магазина, пока еще дышите.
     Младший сильф, похоже, не знал, когда остановиться.
     – Наши аватары не дышат…
     – Я заставлю вас дышать только для того, чтобы можно было осуществить эту угрозу! – с раскрасневшимся лицом закричала Лизбет. – Вон!
     Кирито слегка кашлянул в ладонь, когда дверь магазина захлопнулась, из-за чего Лизбет бросила через плечо на него взгляд.
     – Что? – оборонительным тоном спросила она.
     – Продолжишь так и отпугнешь столько клиентов, что спригганы будут единственным твоим источником дохода. – На лице Кирито была легкая дразнящая улыбка, но беспокойство было серьезным – казалось, как и в любой другой раз, когда он заходил починить снаряжение, Лиз в итоге обрушивалась на того или иного посетителя, одаривавшего Кирито холодным приемом.
     Лизбет сложила руки под грудью и на несколько мгновений повернулась взглянуть прямо на Кирито, после чего немного расслабилась. Она опустила глаза, проходя мимо него, подойдя подобрать с прилавка, где она его оставила, его меч.
     – Просто меня это беспокоит, – сказала она, спиной к нему приостановившись в дверях в мастерскую. – Не твоя вина, что у спригганов дерьмовый лидер.
     – У спригганов ровно тот лидер, что им нужен, – сказал Кирито, не в силах не подпустить в голос презрение к своим товарищам по фракции. – Тот, которому ничуть не интересно лидерство.
     – Но не все же ведь такие, верно? Неважно, какая в интернете была репутация фракции до запуска игры, должны ведь быть игроки, выбравшие расу по причинам помимо желания играть соло, верно?
     Для Кирито это было чуть вернее. Изначально он выбрал спригганов в бете в основном за их внешность – в основном он предпочитал использовать меч, так что недостатки магии иллюзий не так уж его и задевали, и в итоге он все равно нашел творческие способы ее применения. Но из того, что он видел, игроки-спригганы вроде него были в меньшинстве – большинство точно знали, чего хотят, когда создавали своих персонажей.
     – Не все из них, – наконец, сказал Кирито. – Но проголосовавших достаточно.
     Лизбет была умелым кузнецом, и крафтовые интерфейсы АЛО были достаточно упрощены. Кирито услышал доносящийся из задней комнаты звук ударов молота, и через несколько минут Лизбет вернулась с Фантазменной панихидой, обеими руками вручив ее ему.
     Кирито точно таким же образов принял его и вынул меч из твердой кожаной оболочки. Коснувшись его, чтобы раскрыть окно статуса, он убедился, что все так, как и должно быть, и, улыбнувшись Лизбет, вогнал его в ножны и вернул за спину, открыв окно торговли и внеся в него деньги.
     – Еще раз спасибо. Я, как всегда, ценю это – многие торговцы РСС даже не беспокоятся проверить черный список; они просто вовсе не ведут дел со спригганами. – Некоторые даже зашли настолько далеко, что повесили на своих магазинах таблички «никаких спригганов» или схожие фразы.
     Лицо Лизбет снова омрачилось, когда она приняла оплату.
     – Они расистские идиоты, – твердо сказала она. – Я знаю, что ты не такой, Кирито. Тебе всегда здесь будут рады.
     Кирито снова улыбнулся, немного смущенный.
     – Спасибо, Лиз. Во всяком случае, мне лучше идти. Дзя нэ.
     Его палец едва коснулся ручки входной двери, когда голос Лизбет остановил его.
     – Кирито!
     Кирито полуобернулся, с вопросом на лице взглянув на Лизбет через весь магазин. Казалось, она видимо с чем-то борется, вцепившись руками в передник, опустив глаза в пол.
     – Кирито, я… это… я…
     Вопрос на его лице перетек в некоторую растерянность.
     – Лиз?
     Ее борьба вдруг закончилась, когда она разжала руки и прижала их к бокам, натянув веселую улыбку, как будто та была маской.
     – Ничего! Ничего, извини… я… удачи.
     Кирито растерянно моргнул, после чего сам неловко попытался улыбнуться, поблагодарил ее и вышел из магазина.
     Он никогда не поймет девушек.
     И этот факт никогда не был очевиднее, чем когда он сталкивался с той, кого он увидел следующей, когда за ним закрылась дверь магазина. Голубые глаза ундины скользнули в сторону, внимательно взглянув на него, когда она шла по улице, участвуя в оживленном – и, по-видимому, одностороннем – разговоре с идущей рядом с ней младшей девочкой.
     Девочка-имп, похоже, подытоживала любимые моменты недавнего боя, в котором участвовала пара, но когда она увидела Кирито, она умолкла на полуслове и с радостным криком метнулась прямо к нему, схватив его в объятия, поразительные из-за всей их силы. Яркое напоминание, что в мире АЛО характеристика силы значила гораздо больше, чем мышцы на трехмерной модели аватара.
     – Кирито!
     С прижатыми к бокам руками Кирито дискомфортно улыбнулся и попытался вытащить ладонь, чтобы можно было отклонить только что появившееся перед его глазами предупреждение о домогательствах.
     – Привет, Юки, Асуна. – Он увидел, как на лице ундины вдруг появился испуг, когда он произнес их имена, но тот исчез настолько быстро, что он не был уверен, не было ли это чрезмерной чувствительностью эмоциональной системы. Он на мгновение встретился с Асуной взглядом и увидел, что ее сдержанность отчасти смягчилась, когда Юки отпустила его и отступила назад.
     – Мы как раз возвращались на передовую, Кирито, тебе стоит пойти в группе с нами! Верно, Асуна?
     Асуна на мгновение беззвучно открыла рот, и Кирито по ее смущенному, загнанному выражению лица, когда она переводила взгляд с Юки на него и обратно, мог сказать, что внезапное приглашение вызвало у нее некоторую растерянность.
     – Все в порядке, – быстро сказал Кирито. – Мне нужно…
     – Мне бы очень этого хотелось, – сказала Асуна, наконец, сумев улыбнуться ему. Кирито не сумел вспомнить, когда она в последний раз так делала, и из-за этого он резко остановился.
     Он быстро закрыл рот, отведя глаза.
     – Это просто вызовет вам проблемы, – сказал он. – С вашей фракцией и другими проходчиками, я имею в виду. Диабель сейчас вовсе не желает спригганов на территории ундин. Думаешь, он и правда захочет, чтобы его топ-проходчики были в группе с таковым?
     – Думаешь, меня волнует, что он об этом скажет? – резко спросила Асуна. Когда Кирито снова взглянул на нее, он увидел, что выражение лица у не совпадало с тоном – и он был не вполне уверен, сердита ли она на него, на своего лидера или на обоих. – Я сама могу решать, с кем я хочу быть в группе и какие принимать риски.
     Кирито не мог встретиться с ней взглядом. Достаточно плохо было, что знающие его люди теряли из-за него бизнес. Он не хотел еще и Асуне и Юки устраивать проблемы; когда они в прошлый раз вместе были на передовой, он втянул Асуну в крупный спор с другим проходчиком-ундиной, закончившийся тем, что и он, и Кирито покинули ее группу.
     Лучше, если его изоляция не затронет ее. Ему вполне достаточно было быть сольным игроком, но Асуна, похоже, преуспевала с социальным аспектом пребывания в группе с другими и принятой ею ролью старшего члена групп проходчиков ундин. Перспектива того, что ее будут избегать так же, как его…
     – Спасибо за приглашение, но я сегодня не собираюсь на передовую, – сказал Кирито. – Мне нужно сходить в одну из нижних областей, пофармить ингру для апгрейда меча. – Это даже не была ложь – именно туда он и намеревался пойти.
     Не ложь, нет… но это был предлог.
     Юки заметно расстроилась, а Асуна огорченно взглянула на него. Кирито не мог на это смотреть и вынужден был отвернуться.
     – Простите, – сказал он, пытаясь натянуть на лицо улыбку. – Пойдем группой в следующий раз, когда все будем в одном месте.
     – Ага, – с сомнением в голосе сказала Асуна. – Ну, ладно. Идем, Юки. – Зазвучали и отдалились отличительные звуки оживших крыльев импа и ундины.
     После их исчезновения Кирито пришлось силой разжать кулаки, не давая кончикам пальцев вонзаться в ладони. Он дал им обеим еще несколько минут форы, пока его разум пребывал в смятении. Затем, ничего не говоря, он выпустил крылья и направился к вратам искажения.

     – Я тут подумала, – сказала Арго.
     Алисия Рю в демонстративном ужасе прижала уши, когда они обе гуляли по фермерском рынку Фрилии.
     – Мне стоит беспокоиться? Когда ты начинаешь думать, в итоге ты обычно рассылаешь моих людей по всему миру как шахматные фигуры.
     – «Моих людей», – с чем-то похожим на развлечение повторила Арго. – Ты начинаешь звучать как ролевик. Тебе помочь?
     Алисия фыркнула и продемонстрировала ей бестактный жест. Ролевик был неофициальным – и несколько уничижительным – неологизмом, появившимся в последние несколько месяцев, относящимся к людям, которые полностью погрузились в свои игровые расовые идентичности. После шести месяцев круглосуточного пребывания в этом мире вполне можно было ожидать некоторого размытия черты, отделяющей реальность от фантазии, но ролевики не столько размывали черту, сколько стирали ее и игнорировали тот факт, что она вообще была.
     – Мило, – сказала Арго, не успев схватить поднятый палец Алисии. – Это весьма царственно.
     – Я называю кайт ши «моими людьми», Арго, потому что, игра или нет, я отвечаю за их жизни. Может быть я мало что воспринимаю всерьез, но это входит в число – иначе бы меня здесь уже не было. Так что да, шутки в сторону, я немного беспокоюсь, когда ты начинаешь обдумывать какую-то схему, что может потребовать от меня попросить кого-то поставить на кон свою жизнь.
     Глаза Арго пробежались по рынку, высматривая любых ближайших игроков. Никого не заметив, она продолжила разговорным тоном:
     – Что произойдет, когда кто-то пройдет игру?
     Алисия остановилась и с любопытством взглянула на Арго.
     – Мы ведь об этом говорили. Разве не очевидно? Каяба поставил условием достижение вершины Мирового Древа, победу над тамошним боссом и получение силы неограниченного полета, чтобы мы могли пролететь через воронку. Мы и двое союзников. Мы знаем, что нам нужно сделать, так к чему поднимать сейчас вопрос?
     – Я не это имела в виду, – сказала Арго, заплатив NPC-торговцу за мешок конфет. – Что произойдет после?
     Алисия ненадолго замолчала.
     – Может быть, я не понимаю, куда ты все же клонишь.
     – Ладно, тогда потерпи меня. Кто-то пройдет Мировое Древо, получит возможность пролететь через вихрь и выйти, ура, счастливый конец. Для них. Что насчет оставшихся шести рас?
     – Они в жопе, – прямо сказала Алисия. – Именно поэтому я планирую, чтобы кайт ши добрались первыми. С сильфами как союзниками, при условии, что они сумеют избрать в лидеры не чертова ролевика. Ничего не можешь с этим сделать?
     – Не особо, – признала Арго. – Скаррип проблема сильфов. Я знаю, что Сакуя намеревается противостоять ему в следующем цикле, но любая попытка внешнего вмешательства больше навредит ее шансам, чем поможет. Но вернемся к делу, я когда-нибудь говорила тебе, что мы обсуждали с лидером паков в первые дни в игре?
     – В общих чертах, – сказала Алисия. – Что-то о второй и третьей волне прохождения, верно? Я думала, что ты скормила это Мерифель лишь чтобы подбодрить ее.
     Арго захрустела зубами, разгрызая последний кусочек леденца, прежде чем тот растворится.
     – Да и нет. Никто из нас не знает наверняка, что произойдет, когда кто-то пройдет игру. Но я знаю, что сказал Каяба, и я вполне уверена, что он бы выразился иначе, если бы подразумевал, что Иггдрасиль можно пройти лишь один раз.
     Алисия принюхалась к воздуху, ее нос дернулся.
     – Я замечаю отчетливый запах выдачи желаемого за действительное.
     – Нет, правда, послушай меня. Ты когда-нибудь читала онлайновую справку в этой игре?
     Алисия пожала плечами.
     – После беты не особо. Я училась действием, руководства меня просто усыпляли.
     – Это столь многое объясняет.
     – Ну же, девочка. Можешь перейти к сути?
     Арго кивнула, когда они прокладывали свой путь через толпу, остановившись, чтобы позволить полному салата фургону с NPC пройти по узкой улице.
     – Техническое написание не просто, и Каяба в этом умел. У него отличительный стиль; во всем руководстве можно заметить его следы. И если что и выделяется, так это его одержимость точностью и детализацией. Если он может использовать два слова, можно поставить на то, что есть причина, по которой он выбрал одно вместо другого.
     – И суть? – подтолкнула Алисия.
     – Суть вот в чем: в каждом месте руководства или текста квеста, где он пишет о чем-то происходящим только с первым сделавшим это персонажем, он использует слово сайсо, обычно в фразе сайсо но плейер. Во время своей вступительной речи он ни разу не сказал сайсо. Не его и ничего подобного.
     – Это довольно тонкая ниточка.
     – Возможно, – сказала Арго. – Но даже оставляя в стороне выбор слов, в этом есть смысл. Говори о Каябе что хочешь, эта игра справедлива. Она продумана, сбалансирована, заметно свободна от багов и, если игроки и умирают, как правило, это из-за собственных ошибок. Это основной принцип хорошего дизайна игры.
     – И?
     Арго продолжила:
     – И, скажем, треть игроков выйдет. Что произойдет с оставшимися? Отправит ли он на наши нейрошлемы смертельный сигнал, мгновенно убив более двенадцати тысяч человек? Или он оставит нас здесь в ловушке – и если так, почему бы не нажать кнопку сброса и не позволить остальным продолжить? Что бы он из этого не получил, из беспричинного массового убийства он этого не получит.
     Некоторое время Алисия молчала, пока они шли через плотное скопление игроков нескольких разных северных рас.
     – И что с того? – наконец, сказала она. – Это не меняет нашей цели. Допустим, ты права, и одна из других рас опередит нас наверху. Нас останется шестеро, и это почти наверняка оставит нас без хотя бы одной из крупных, сильных рас. Если нам придется заново проходить все Мировое Древо, нам нужно будет сделать это без всех бывших до этого потерь и с помощью трех меньших рас. И нет никакой гарантии, что при этом не будет роста сложности или каких-либо новых условий.
     – Все верно. Вот почему я задумалась. Скажем, кайт ши первыми пройдут игру. Мы, вероятно, одна из крупнейших фракций – только сильфы и саламандры больше. Но у нас нет никаких формальных союзников. Кого мы выберем?
     – Я немного размышляла об этом, – сказала Алисия. – Если только что-то не изменится, полагаю, мы выберем сильфов и ундин.
     Арго кивнула, как будто это было ничуть не удивительно.
     – Почему их?
     – Ну, сильфов потому, что они больше всего похожи на наших друзей. У нас с ними нет пограничных проблем, наши проходчики не конфликтуют и порой даже работают вместе. И они вторая по размеру фракция – это позволит спасти много людей, если мы только один раз сможем пройти игру. Что касается ундин… – Алисия пожала плечами, как если бы это был ничего не значащий вопрос. – Они тоже крупная фракция, так что спасение многих людей, и их лидер, вроде, порядочный тип. Они всем предлагают свои исцеляющие услуги, и благослови их за это.
     – Ладно, – сказала Арго. – Понимаю, о чем ты думаешь. Здесь проблема: думаю, это два худших из возможных выборов.
     У Алисии отвисла челюсть.
     – Не то чтобы это высечено в камне, и, возможно, если лучшие… но худшие?
     – Худшие, – согласилась Арго. – Потому что это полностью подставит всех оставшихся. – Она начала загибать пальцы. – Одним махом оставшиеся игроки потеряют укротителей зверей, часть лучших лучников, вторую по размеру фракцию с массой игроков, обычно хорошо ладящих с другими, и – хуже всего – доступ к продвинутым высокоуровневым заклинаниям воскрешения, на которые способны только ундины, наряду с большинством сильнейших целителей в игре.
     Алисия ничего не сказала, но ее уши прижались, а хвост неистово хлестнул.
     – Думаю, нужно расставить приоритеты так, чтобы у оставшихся шести рас было как можно лучшее положение, чтобы быстрее пройти игру и освободить еще три расы. Последним трем будет сложнее всего, так что в идеале лучше было бы, чтобы это были саламандры, сильфы и ундины.
     – Правда? – скривилась Алисия. – Три расы, которые едва могут терпеть друг друга, не то что работать вместе. И ты называешь это хорошим решением?
     – Называю, – сказала Арго. – Потому что для того, чтобы вообще добраться туда, нам все равно придется отложить все разногласия и сотрудничать. – Когда Алисия рассмеялась, Арго подняла руку. – Я не говорю, что нам нужно любить друг друга. Но хотя бы лидеры должны видеть общую картину. И если мы не сможем до них достучаться, нужно будет достучаться до ключевых проходчиков всех фракций. Все равно принимать решение будет тот, кто нанесет последний удар.
     – Ты говоришь о заговоре среди проходчиков, – задумалась Алисия. – Если вскроется, это не пройдет хорошо.
     – Мне плевать. Здесь на кону куча жизней.
     – Если ты права, – сказала Алисия.
     – Алли, – обернулась и положила обе руки на плечи подруге Арго. – Когда я не права?

     Сосредоточенно нахмурившись, Сати как будто молитвенно сложила руки, внимательно зачитывая слова из книги заклинаний в ее игровом меню.
     – Ладно… zutto mezal kevuchaz shaja yasun.
     Это была третья ее попытка, и ей везло. Ей было непросто сохранить интонацию, она даже спотыкалась на переходе между двумя последними словами, но объяснения Саши начали просачиваться. Как только с ее губ сорвалось слово yasun, кружащие вокруг нее золотые руны застыли на месте, и на ладоне ее правой руки появилось синее свечение. Она потянулась и коснулась Сашиной руки, синяя энергия растеклась по телу женщины, и она увидела, как та улыбнулась, взглянув вверх в сторону своей полосы хитпоинтов, где она, скорее всего, увидела уведомление об эффекте.
     Саша одобрительно взглянула на свою ученицу, смахнув с веснушчатого лица свободную каштановую прядь.
     – Хорошо, хорошо. Теперь такой поворот: добавь в конце регенерации прямое исцеление.
     Сати вздрогнула. Когда Саша начала учить ее использованию магии, она ожидала целой кучи механического запоминания. И его было полно, но учиться импровизировать заклинаниями так, как делала Саша, было… было похоже на уроки английского, только хуже.
     Должно быть, часть этого отразилась на ее лице. Улыбка Саши стала очень мягкой, и она ободряюще кивнула ей.
     – Chaz, – подсказала она Сати.
     – Я знаю, – гордо сказала Сати. И так и было. Слово для эффектов прямого исцеления, как правило, не использовалось, так как восстанавливающие заклинания по умолчанию предполагали прямое исцеление. Но это была одна из немногих ситуаций, когда необходимо было явно использовать его. Она была очень рада, что сумела запомнить.
     После подталкивания Саши Сати кашлянула и взмахом закрыла меню – этого заклинания не было в ее книге; она собирала его на ходу.
     – Zutto mezal
     Часть ее маны исчезла, когда она запнулась посреди заклинания, вздрогнув из-за распахнувшейся двери в столовую и вбежавших с криком детей. Она поднялась на ноги.
     – Джеллика, Роберт, что здесь происходит?
     Двое детей, девочка и мальчик десяти лет, оба указали друг на друга и громко запротестовали, что это начал другой – чем бы «это» ни было; они ничего в общем-то пока не сказали. Сати выдвинула нижнюю челюсть и сдула свою челку.
     – Так вам двоим сегодня необходимо играть в разных комнатах?
     Сати услышала позади смешок и обернулась взглянуть на прикрывшую рот Сашу. Сати слегка надулась, глядя на старшую женщину, и обернулась к детям, снова начавшим препираться.
     – Полагаю, да. Роберт, иди найди Гилтара и помоги ему в саду. Джеллика, останешься внутри.
     – Но внутри жарко! – запротестовала Джеллика, светлые локоны запрыгали, когда она энергично помотала головой. – Я хочу пойти поиграть снаружи!
     – Тогда по очереди, – твердо сказала Сати. – Но я не хочу, чтобы вы двое играли в одной комнате, пока не сможете спокойно играть вместе. Понятно?
     Пара кивков, неохотных у обоих, была единственным ответом. Когда дети выбежали за дверь, Сати вздохнула и села обратно за один из множества столиков в столовой церкви, наклонившись вперед, пока ее лоб не стукнулся слегка о него. Так как это не было больно, она приподняла голову и стукнулась еще раз.
     – Ты хорошо справляешься, – сказала Саша. – Порой они слушают тебя лучше, чем меня.
     Подняв голову, прежде чем от стола на ней останется отпечаток, Сати продемонстрировала бледную улыбку.
     – Я рада, что вы так думаете. Порой мне из-за них хочется вырвать себе волосы.
     Саша рассмеялась, поправив на переносице тонкую оправу очков.
     – У меня самой есть немало проплешин, – улыбнулась она. – Итак, на чем мы остановились?
     Вздохнув, Сати взглянула вверх и налево; ее мана почти полностью восстановилась.
     – Глагольная форма, – с чем-то близким к стону сказала она.
     – Да. Так что давай попробуем еще раз. Добавь на окончание регенерации прямое исцеление.
     Сати прикусила нижнюю губу.
     – Думаю, я знаю… vuchaze?
     Старшая женщина покачала головой.
     – Это конкатенативная форма. Проспрягай vuchaz.
     Сати снова простонала, на этот раз куда заметнее. Ее учитель с сочувствием посмотрела на нее; театрально вздохнув, Сати послушалась:
     – Vuchaz, vuchaze, vuchazi
     – Vuchaji, – поправила Саша.
     – Для меня они звучат почти одинаково… vuchaji, vuchazo, vuchajazo.
     – Хорошо. Которая форма последовательная?
     Ей потребовалось лишь мгновение, как только она поняла, что пропустила – конечно, самое сложное.
     – Vuchaji.
     Саша жестом указала Сати продолжить. Снова прикусив губу, Сати кивнула и кашлянула:
     – Zutto mezal kevuchaji chaz shaja yasun.
     Она сразу же узнала, что произнесла все верно; в ее руке вновь собралась насыщенная синяя энергия, перейдя к ее «цели», когда она коснулась руки Саши. Она безмолвно отсчитала двенадцать секунд – продолжительность исцеляющего эффекта. В конце ее отсчета Сашу окутала вторая вспышка синей энергии, когда применился эффект прямого исцеления.
     Сати радостно взвизгнула:
     – Я смогла!
     Саша улыбнулась, потянувшись и потрепав Сати по волосам. Ласковый жест заставил ее задуматься о школьных друзьях, частенько так с ней обращавшихся. Помимо Дакера, она была самой младшей в группе, и все обращались с ней как с младшей сестрой. Эта мысль вызвала укол ностальгии, который она выбросила из головы, когда Саша заговорила с ней.
     – Ты учишься. У тебя была масса проблем с запоминанием различных форм.
     Сати кивнула, утащив с центра стола банан как награду за свои старания. Начав чистить его, она сказала:
     – Я стараюсь, просто… я не вполне понимаю, в чем смысл? Игра автоматически дает мне новые заклинания, когда мой навык водной магии растет. Так к чему вся эта работа лишь ради создания собственных заклинаний?
     Саша заколебалась с отстраненностью во взгляде, что Сати признала как глубокую задумчивость.
     – Ну, это как различие между запоминанием нескольких английских фраз и изучением языка. Несколько заученных фраз проведут тебя через большинство туристических ситуаций… но если ты попадешь в настоящую беду, или произойдет что-то, не охватываемое запомненным, разве не лучше будет понимать язык, чтобы можно было сымпровизировать?
     Сати криво улыбнулась женщине.
     – Говорите как учитель английского.
     – Thank you very much, – с очень слабым акцентом сказала Саша четыре английских слова. Они обе рассмеялись. – Хотя я серьезно. На тебе лежит больше, чем на мне, когда ты выходишь с друзьями, зарабатывая для всех нас. Некоторые из мест, куда ты уходишь, довольно опасны. Чем способнее ты будешь в магии, тем спокойнее я буду.
     – Так вы поэтому потратили все эти месяцы, покупая у различных людей заклинания и пытаясь выяснить, как работает язык? Ради меня?
     Саша рассмеялась.
     – Ради тебя, Сати… но также и потому, что нужно чем-то заняться, чтобы занять время и сохранить остроту ума. Я никогда не буду проходчиком; мне нужно позаботиться обо всех моих детях. – Под которыми она подразумевала десятки маленьких детей различных рас, которых она неофициально «приняла», уводя с улиц. – И это включает и тебя. Но я знаю языки, и язык магии в Альвхейме довольно прост по сравнению с изучением английского. Никаких неправильных глаголов, негибкого синтаксиса…
     Сати замахала рукой, прежде чем Саша заведется и утопит ее в незнакомых тысячеиеновых словах.
     – Знаю, знаю. Даже если из-за высокоуровневых заклинательных слов кажется, что я подавилась хлопком.
     – Так и должно быть, – сказала Саша, начав распускать косу, чтобы убрать несколько выбившихся локонов. – До того, что я вполне уверена, это намеренно. В большинстве языков есть отдельный набор связанных с ними фонем. Фонемы этих слов заклинаний, по-видимому, были выбраны на основе того, насколько сложно их выговорить японоговорящим – более высокие и более мощные сложнее всего.
     Пока та говорила, Сати смотрела прямо на Сашу. Когда старшая женщина дошла до точки, Сати подняла руку и быстро провела пальцем по губам, издавая бессвязные булькающие звуки. Смысл был ясен: пожалуйста, хватит уже говорить всякую тарабарщину.
     Саша фыркнула и изобразила прогоняющий жест.
     – Давай, иди. В самом деле, почему бы тебе не сходить убедиться, что Роберт не закопал Джеллику в саду?
     К счастью, ничего такого не произошло. Но дневное солнце было настолько приятным, что Сати довольна была просто сидеть в саду, впитывая покой, пока в стороне играли дети. Она не уверена была, сколько прошло времени, но в итоге раздался сигнал и замигала иконка, прерывая ее грезы.
     「Привет, котеночек. Тецуо только что сообщил мне, что он взял в своей группе проходчиков пару свободных дней. Не хочешь собраться завтра со всеми и пройтись по Мировому Древу? –Кейта」
     Как всегда, приглашение от ее давнего друга Кейты наполнило ее конфликтующим массивом смешанных чувств. Она скучала по друзьям – не в той же степени, как в первые дни в игре, когда никто даже не знал, живы ли остальные, но выходить с ними всего несколько раз в месяц было недостаточно.
     Но хуже всего было то, что все… изменились.
     Сасамару меньше всего – в их компьютерном клубе он всегда был одним из тихих парней, и если на то пошло, он, похоже, вполне доволен был своей ролью в одной из групп проходчиков кайт ши. Но сейчас требовалось гораздо больше усилий, чтобы рассмешить его. Тецуо в большей степени – Сати не хватало его мальчишеской улыбки и легкого юмора; месяцы, проведенные в качестве одного из проходчиков под командованием генерала Юджина в армии саламандр в значительной степени лишили его и того, и другого. Он все еще был Тецуо… но, казалось, что сейчас внутри него что-то сломано.
     Следующим был их номинальный «лидер», Кейта. По крайней мере, он был их лидером гильдии в предыдущей игре, и перед тем как войти в АЛО они обсуждали восстановление гильдии в этой игре. Но у него были свои обязанности в одной из гномьих групп проходчиков, и так как изначально все были разделены и вынуждены были искать в мире свое место… гильдия в итоге так и не появилась. Но Кейта поклялся, что если они смогут найти Дакера, он покинет свою группу проходчиков, чтобы они смогли возродить Черных кошек полнолуния. И в то же время он пытался организовать эти совместные выходы, когда у всех них одновременно было время.
     В голове Сати прозвучал еще один перезвон, и она быстро приняла второе входящее сообщение от Кейты.
     「P.S.: Вряд ли ты слышала что-то от Дакера, так ведь?」
     И вот, прямо здесь, было то, о чем Сати старалась не думать. Никто не знал, что произошло с Дакером – он так ни с кем и не связался. Когда он входил, он склонялся к тому, чтобы создать импа, но все еще не был уверен. Тецуо весь первый месяц рыскал по Эвердарку, разыскивая его, и после всего этого времени вероятнее всего было то, что во время вторжения саламандр он…
     Сати зажмурила глаза, проступили слезы, когда она силой заставила себя даже не думать об этом. Руки вдруг задрожали, она потянулась и раскрыла окно ответа, перед ней появилась голографическая клавиатура. Ход мыслей вел ее во тьму, о которой никто не хотел говорить, и она была связана с другим вопросом, вызывавшем у нее смешанные чувства касательно выхода с друзьями.
     Проще говоря, она боялась умереть. Этот страх всегда был в глубине ее сознания, но ловушка этой смертельной игры вывела его на передний план, который он отказывался покидать.
     Большинство остальных были проходчиками, и им нравилось заходить в Иггдрасиль как можно дальше. Они знали, что по уровню она отстает от них, несмотря на то, что из-за обучения с Сашей ее магические навыки были выше, чем у них всех. И районы, куда они в последнее ходили, были уступкой этому, возможно на десять-двенадцать врат ниже того, где они обычно бывали.
     Это было не важно. Как только она задумывалась о том, чтобы пойти куда-нибудь ближе к передовой, ее руки начинали трястись слишком сильно, чтобы печатать. Прошло несколько минут, прежде чем паника стихла, и только после этого она несколько раз согнула пальцы и медленно начала отвечать на сообщение Кейты.

     Шестеро один за другим прошли через занавес, отделяющий вход в таверну от общего зала, по их чувствам сразу же ударили звуки разговоров и запахи готовящейся NPC пищи. Ароматы были не плохи, в самом деле – теперь, когда группы проходчиков продвигались все дальше по Мировому Древу, порой приносимые и продаваемые ими ингредиенты превращались в постепенное улучшение качества еды NPC.
     Но никто не впадал в иллюзии касательно того, было ли это хорошо – только приемлемо и насыщающе.
     Первым вошел саламандр с мечом и щитом, танк по имени Алистер. За ним последовала маловероятная группа игроков: пара гномов, один заклинатель, другой в легкой броне; сильф-целитель с почти всегда бесстрастным неровным лицом, и очень молодая девочка-кайт ши с маленьким прирученным летающим существом, устроившимся у нее на голове как пернатая шляпа.
     Розалия не особо побеспокоилась именами остальных, но она знала девочку-кайт ши по крайней мере по ее репутации: так называемая Приручительница драконов Силика, игрок-одиночка, каким-то образом сумевшая приручить какого-то водяного дрейка из Долины Радуг. Она переходила из группы в группу почти так же часто, как и Розалия, пусть и по совершенно другим причинам. Светло-каштановые волосы девочка укладывала в косички чуть ниже и позади пары больших треугольных кошачьих ушей.
     И она была молода. Мучительно, раздражающе молода.
     Судя по виду девочки-кайт ши, Розалия готова была поставить на то, что Силика не могла быть старше двенадцати, возможно тринадцати, если она будет щедра. Так как она не считала себя таким уж щедрым человеком, она пометила девочку двенадцатилетней и прокляла этих снисходительных, безответственных родителей, позволивших ей войти в эту игру. Девочка была просто нахалкой, надувающейся от важности от всего расточаемого ей внимания с момента ловушки АЛО, и Розалии не терпелось скинуть ее с пьедестала.
     Когда группа расселась вокруг большого круглого стола, Розалия поставила локоть на стол и оперлась подбородком о ладонь, пытаясь найти что-нибудь, что улучшит ее настроение, и не сумев найти это в кружке поддельного эля, что поставила перед ней NPC-официантка. Направление мысли просто служило напоминанием того, насколько далеко после поражения Кибао пали она и ее спутники.
     Не эти спутники – от самой мысли на ее лице появилось кислое выражение, как будто в ее напитке оказалось что-то противное. Эти люди были всего лишь мишенями. Еще в первый месяц игры ей и ее группе поставили задачу каперами ежедневно рейдить на территории сильфов, вытряхивая из путешественников их вещи или, столкнувшись с упорным сопротивлением, устраняя их.
     Те дни были полны славы и официального признания ее усилий. Сейчас все не могло отличаться еще больше. Как таковые, они не были преступниками; они не нарушили никаких законов ни одной фракции, и если порой они проходили немного близко от буквы Арунского договора… ну, рядом не было никого, кто мог бы их в этом обвинить.
     Но без официальной поддержки руководства саламандр они были вынуждены действовать независимо и быть гораздо осторожнее с выбором целей. Вот почему Розалии пришлось целыми днями мириться с глупостями и нубством подобных случайным образом собранных групп.
     Ее внимание привлек случайный взрыв; один из гномов группы рассказал непристойную шутку, и Силика зажала уши руками, начав бесконечно повторять «ла-ла-ла-ла». Розалия подавила желание дождаться, пока девочка раскроет уши, и после этого в подробностях рассказать о недокументированной функции «отключения этического кода».
     Упаси меня, если мне придется еще один день слушать болтовню этой нахалки… что за чертова мать позволила двенадцатилетней девочке войти в такую игру?
     Подобная мысль не в первый раз приходила ей в голову. Розалия просто не понимала женщин с материнскими устремлениями – у нее было для них несколько цветастых имен, самым вежливым из которых было «фабрика детей». Она не столько испытывала необходимость защищать Силику, сколько желание придушить ее. Но, по крайней мере, она могла допустить, что столь молодые дети, как Силика, просто не должны были застрять в такой виртуальной тюрьме. И если они были достаточно невезучи, чтобы родиться у настолько тупых родителей, позволивших им попасться в эту ловушку, она никак не могла понять, почему же они не старались, хотя бы, оставаться в безопасности в их стартовых городах, а не углубляться в предназначенный для взрослых мир.
     Честно говоря, подумала Розалия, завтра я сделаю ей одолжение. Как только она, побледнев, обмочится, она, наверное, забьется в дыру к той женщине в церкви и никогда больше не покинет Арун.
     Насколько знала Розалия, эта обеспокоенная учительница делала всем одолжение, не позволяя детям искать себе приключений. Она сама видела несколько наглецов, даже младше Силики, в группах проходчиков!
     Взглянув на часы в своем интерфейсе, Розалия поднялась на ноги, изображая легкую неустойчивость.
     – От всего этого шума у меня побаливает голова, – сказала она, вбивая в свой голос доброжелательность. – Если не возражаете, я немного пройдусь, подышу свежим воздухом.
     Алистер кивнул, улыбнувшись ей.
     – Не торопись. Мы все сегодня сняли отдельные комнаты, так что если когда вернешься, нас здесь не будет, просто загляни к трактирщику и встреть нас здесь утром в девять. То есть, если еще будет желание оставаться в нашей группе.
     Розалия смахнула с правой стороны лица длинные рыжие локоны и обоими глазами взглянула в глаза другого саламандра. Она знала, что он хочет с ней переспать, и хотя она ничуть не была заинтересована, его бдительность ослабнет, пока он думает о противном.
     – Конечно, будет! Но сейчас, если вы меня извините…
     Всегда помогало, когда не нужно было лгать – так было проще. От шума у нее и правда болела голова, пронзительные восклицания Силики в частности ничуть не помогали. Однако прогулка ей помогла, и, после того, как она завернула за несколько освещенных углов, рядом с ней зашагал еще один саламандр.
     – Все готово? – спросил он.
     – Почти слишком просто, – ответила она. – Самая серьезная проблема танк-сал по имени Алистер. Хорош с мечом и быстрее, чем выглядит. Ударь его парализующим ядом; у нас только один.
     Копейщик-саламандр кивнул; Розалия по опыту знала, что он сделал мысленную заметку.
     – О гномах особо не нужно беспокоиться. Они склонятся, как только увидят, что Алистер пал. Маг-сильф целитель; его нужно побыстрее устранить. Если возможно, заткни его, иначе нам придется его убить. Ему не нравлюсь ни я, ни Алистер, и я вполне уверена, что это не из-за отсутствия у меня обаяния. – Подразумевалось, что у него был зуб на саламандр. Что было не так уж редко.
     Ее спутник фыркнул.
     – Что насчет девочки?
     – Мюкенша, я просто шокирована. Разве ты не знаешь? Это же легендарный кумир Силика–тян, Приручительница драконов. – Каждый слог сочился насмешкой.
     – Я знаю, кто она, Роза. Что мы с ней будем делать?
     Розалия потратила немало времени, обдумывая ответ именно на этот вопрос.
     – Убей ее питомца, вытряхни из нее, что у нее есть, как с остальными, и отправь, отшлепав, обратно в Арун. Она просто избалованный ребенок; не нужно ничего более резкого.
     – Думаю, ты ее недооцениваешь, – предупредил Мюкенша. – Она боец. Более того, у нее достаточно храбрости, чтобы сближаться и сражаться кинжалом. Убьешь ее питомца, и она, скорее всего, взбесится и пойдет за кем-то из нас. Что тогда?
     Розалия приподняла густую рыжую бровь, искоса взглянув на своего спутника. Мюкенша затронул неприятную тему, которую она избегала напрямую касаться.
     – Тогда разберись с проблемой. Что еще ты хотел услышать?
     Разберись с проблемой. Сказать так было гораздо проще, чем убей двенадцатилетнюю девочку, но смысл был тот же. Розалия содрогнулась, ожидая, что Мюкенша примется спорить, соглашаться или еще что-нибудь скажет об ожидающей их задаче.
     Каким-то образом его молчание было даже более осуждающим.

Глава 2. 16 апреля 2023: день 162

     Курсор – это ромбовидный индикатор интерфейса, появляющийся над головой объекта в поле зрения наблюдающего игрока, как только наблюдатель сосредотачивается на объекте. Сосредоточение на курсоре вызовет появление ленты статуса, а также сделает доступными различные заклинания и игровые функции, нацеливаемые фокусом внимания, такие как дуэли или приглашения в группу. Также цветом курсора передается критическая информация об объекте: белый для NPC, красный для враждебных игроков и мобов, желтый для нейтральных или неагрессивных и зеленый для союзников. Кроме того, силу моба относительно наблюдателя можно оценить по более темному (сильнее) или светлому (слабее) оттенку цвета. Меню «Опций» содержит различные настройки по кастомизации поведения интерфейса и курсора согласно предпочтениям игрока…
–Руководство Альвхейм Онлайн, «Курсоры»
     Едва исчезли последние отголоски рассыпавшегося моба, Розалия взглянула на свою полосу хитпоинтов. Она не просела даже на четверть, и часть этого должна была исцелиться обычным образом за следующие несколько минут, если она не будет лезть в бой. Она посчитала, что если бы она об этом беспокоилась, она вполне могла бы использовать зелье, но она очень тщательно избегала признавать, что они у нее есть, и намеренно приняла уже парированный ею в последнем бою удар, чтобы создать именно эту ситуацию.
     Она обвела взглядом всю остальную группу. В некоторых районах Мирового Древа рассеянный солнечный свет просачивался бы тут и там через вкрапления полупрозрачных мембран в коре. Но здесь, в темных участках и извилистых путях зон ниже шестнадцатых врат, единственным источником света были светящиеся растения, устилающие широкую тропу через чуждо выглядящий лес.
     Они светились различными неестественными цветами, каким-то образом совместно сливающимися в холодный оттенок белого света, достаточно яркий, чтобы читать по частям. В любом случае, всплывающие индикаторы интерфейса полос хитпоинтов членов ее группы всегда были той же фиксированной яркости. И она могла достаточно четко сказать, что за прошлый бой она приняла наибольший урон.
     – Силика, дорогая, у тебя случаем нет никаких лишних исцеляющих кристаллов или зелий? – натянула Розалия лучшую свою улыбку, стараясь выглядеть мило, когда юная кайт ши с весьма скептическим видом взглянула на нее.
     – Зачем они тебе, Розалия? Ты же не особо ранена.
     Нахалка! Розалия прикрыла едва предотвращенную нахмуренность кашлем, обратившимся в смешок.
     – Но что если что-то произойдет в следующей битве, моя дорогая? Тебя излечить может твой питомец.
     – Его зовут Пина.
     Да неважно.
     – Но вот этот джентльмен сильф… – Она взглянула на список группы в своем интерфейса, впервые потрудившись узнать имя мужчины. – … Йорвин, исцелит тебя, но он, кажется, не слишком-то хочет сделать то же самое для меня. Не могу представить, почему.
     – Ты не маленькая девочка, которую нужно оберегать, – ровно сказал Йорвин, даже не повернувшись к ней лицом. – Как по мне, твои хитпоинты зеленые. Исцелю, когда понадобится исцеление.
     Борясь с желанием сорвать свое прикрытие и насадить раздражающего сильфа на свою пику, Розалия вновь взглянула на Силику и развела руками.
     – Видишь, дорогая? Мальчики тебя обожают. Никогда не позволят ничему с тобой произойти. Мне так не повезло.
     Силика еще несколько мгновений настороженно разглядывала Розалию, как будто пытаясь понять, не посмеивается ли она над ней. Наконец, она залезла в один из своих карманов и вытащила тонкую красную бутылочку, с осторожной улыбкой протянув ее Розалии.
     – Думаю, я смогу обойтись без одного зелья.
     – О, ну спасибо, моя дорогая, ну разве ты не щедра? – Скупая нахалка!
     – Следом она попросит автограф Силики, – пробормотал один из гномов – невысокий пухлый мужчина в мантии мага и с коротко стриженными каштановыми волосами, с наброшенной по диагонали поперек груди перевязью с мешочками. Еще раз взглянув на список группы под полосой хитпоинтов, Розалия увидела, что другой гном принял в бою небольшой урон; сопоставление этого с лентой статусов игрока помогло ей определить имя пробормотавшего: Лотари. Методом исключения стало понятно, что имя тощего гнома-разбойника было Лейси – удивительно женственное имя для мужчины с таким лошадиным лицом; Розалия недолго позабавилась размышлением о том, есть ли за этим какая-то история. Они оба открыто подлизывались к Силике все время, что вместе были в группе, и возмущение Лотари ничуть ее не удивило.
     Отпив лечебное зелье, Розалия притворилась, что не слышала колкости, рядом с полосой ее хитпоинтов появилась иконка эффекта, и ее хитпоинты медленно начали расти. Она уже получила от Силики все возможное; она надеялась лишить ее исцеляющего кристалла или чего-то более полезного, чем медленно действующее зелье, но это было лучше, чем ничего – и если дойдет до боя, это будет еще чуть меньшей помощью девочке. Она обратила самую лучезарную свою улыбку на пару гномов, пристально смотрящих на нее с почти одинаково прищуренными глазами, явно считая себя куда более пугающими, чем они были. Этого почти хватило, чтобы рассмешить ее.
     Похоже, больше никто не обратил особого внимания на этот мимолетный эпизод; Алистер уже ушел дальше на разведку со следующим за ним по пятам Йорвином, а Силика отскочила, как только передала Розалии зелье, ее синеперый питомец упорхнул вместе с ней. В последний раз бросив в сторону Розалии пару мрачных взглядов, два гнома последовали вслед за Силикой.
     Розалия дала им несколько секунд форы, прежде чем пойти вперед, открыв свое меню и проверив карту. Она удовлетворенно кивнула сама себе; они были почти на месте.
     Пора было расставить ловушку.
     Строго говоря, находящийся в Мировом Древе или другом данжене игрок не мог получать или отправлять личные сообщения. Игровая система ЛС отвергала попытки с обеих сторон немного загадочным сообщением об ошибке «Блокирования окружающей средой». Однако один из членов ее команды обнаружил в этом уязвимость, и они неоднократно использовали ее с восхитительным эффектом.
     Зарывшись в меню Опций, Розалия взглянула на флаг «Ненаходимости» и дважды подряд включила и отключила его, после чего закрыла меню. Обычно этот флаг использовался, если игрок не хотел, чтобы люди из его списка друзей или его группы могли видеть на карте его местоположение. Розалия знала, что Мюкенша должен наблюдать за ней через свою карту и увидит, как указывающая ее местоположение зеленая точка вспыхнет несколько раз, исчезая и появляясь, после чего пропадет.
     Это был один из нескольких оговоренных сигналов. Неспешно шагая, Розалия пронаблюдала, как Лотари и Лейси исчезли за поворотом огибающей крупный валун тропы; когда вся группа скрылась из вида, она сняла руку с пики и вытянула ее ладонью вперед, прошептав слова, что сейчас знала так же хорошо, как свое имя:
     – Matto yojikke vayezul dweren.
     Как только был произнесен последний слог заклинания иллюзии, она увидела, как поверхность ее трехмерной модели стремительно стала прозрачной, пока вытянутую руку она не смогла видеть лишь как призрачный отголосок на фоне светящегося леса. Рассчитывая больше на скрытность, чем на магию, чтобы сохранять тишину, она обошла вокруг валуна и принялась наблюдать.
     Ей не пришлось долго ждать. Розалия увидела проблеск, когда метательный кинжал вылетел с другой стороны тропы и вонзился в шею Алистера. Он не нанес такого уж урона, но она почти сразу же увидела появившийся рядом с полосой хитпоинтов танка-саламандра символ статуса паралича, и тот со вскриком безвольно повалился на землю. Йорвин поступил раздражающе по-умному: оставил остальной группе сосредоточиться на угрозе, в то время как сам пытался исцелить статусный эффект Алистера.
     Прежде чем он произнес больше двух слов заклинания, с другой стороны от той, откуда вылетел кинжал, ударила пара стрел, одна попала ему в плечо, другая в спину. От двух атак полоса его хитпоинтов сразу же просела более чем на половину, а удар вывел его из равновесия, часть его маны исчезла, когда он споткнулся на заклинании. Когда он оправился и попытался снова исцелить Алистера, его поразил эффект светящегося фиолетового заклинания, и когда он открыл рот, не раздалось ни звука, под желтой полосой его хитпоинтов появился еще один статусный эффект.
     Во внезапно наступившей тишине из-за деревьев раздался резкий голос Мюкенши:
     – Сдавайтесь! Ваш танк выбыл, а целитель под молчанкой. Разоружайтесь, и сегодня вы потеряете только немного денег и снаряжения.
     Пока что все хорошо. С двумя основными угрозами разобрались, и, как она ожидала, два гнома запаниковали – Лейси со своим коротким мечом кружил на месте, как будто не зная, с какой стороны ожидать атаки. Этот идиот Лотари попытался что-то наколдовать, и в итоге обрек себя заиканием на неудачу. С обеих сторон прилетели залпы огненных шаров, призывая остальных членов группы прислушаться к призыву о сдаче.
     Розалия ненавидела это признавать, но в одном Мюкенша оказался прав – Силика была бойцом, и ее дерзость, вероятно, ее погубит. Девочка проворно перепрыгнула через огненный шар, ударивший о землю там, где она стояла, приземлившись с перекатом, что вывел ее ближе к Йорвину. Розалия прищурилась, увидев, что Силика вытащила из кармана, и чуть не сорвала свое прикрытие, выкрикнув предупреждение, прежде чем поняла, что сейчас не время.
     – Лечи! – выкрикнула Силика, зеленый кристалл в ее свободной руке раскололся, когда в тело мага-сильфа втекла энергия. Из его профиля сразу же исчез символ статуса Молчания, и, не тратя на вдох ни мгновения, он зачитал слова лечащего заклинания гораздо быстрее, чем когда-либо слышала Розалия от кого угодно без коверкания произношения. Она выругалась, увидев, что у Алистера исчез статус Паралича; у них было лишь одно парализующее зелье, и если эти идиоты вынудят ее выйти…
     Когда Алистер попытался подняться на ноги, на Йорвина обрушился концентрированный залп снарядов и стихий. Целитель-сильф успел вскрикнуть, прежде чем распасться в зеленых огнях и оставить лишь послесвет. Розалия иронично отметила, что это не было нарушением договора – он не был в красной зоне, он не пытался никого воскресить, и они просто случайно атаковали разом. Очень жаль, что идиот сильф не сдался, когда ему давали шанс.
     В бою такое происходит.
     Последний снаряд оказался площадным огненным шаром, и Алистера с Силикой от мощи площадного взрыва отбросило в противоположных направлениях. Встревоженно поглаживая древко своей пики, Розалия на мгновение взглянула, где гномы – где были гномы, сразу же поправилась она; их нигде не было видно, хотя она все еще видела их в своем списке группы под полосой хитпоинтов. Она нахмурилась. Она не думала, что у кого-то из них было что-то стоящее, но раздражало, что ее команда позволила кому-то уйти во время всей этой драмы.
     Оставалось лишь два бойца, и в этот момент показались ее спутники – полдесятка саламандр, импов и спригганов вышли из-за деревьев, блокируя путь в ту или иную сторону. Трое из них окружили Алистера, который, похоже, решил быть полным идиотом, сражаясь, а не поступить по-умному и сдаться перед лицом превосходящих противников. Розалии придется убедиться, что убивший его передаст всем остальным долю лута.
     В то же время, Силика строила из себя настоящую помеху, легко уклоняясь от большинства направленных на нее атак, как будто люди Розалии двигались под замедлением. Ни одному из них, казалось, не хотелось выкладываться против девочки на полную, и она, похоже, вполне готова была воспользоваться этой сдержанностью.
     Затем Алистер вызывающе крикнул, когда Мюкенша насадил его на свою пику, пока танк-саламандр теснил двух других своих противников. Сила удара на мгновение приподняла его в воздух, прежде чем он взорвался, оборвав последний свой крик и оставив сердито мерцающее в воздухе на уровне груди пламя послесвета.
     Крик привлек внимание Силики, ее голова повернулась на звук. В этот момент в живот ее ударил боевой молот, сложив ее и швырнув неловкой кучей приземлиться на землю с близкими к желтой зоне хитпоинтами. Ручной дракончик девочки издал трель и подлетел к ней, накладывая одно из своих ограниченных лечебных заклинаний. Силика с признательностью посмотрела на него и открыла рот, похоже, чтобы поблагодарить своего питомца – да ладно, поблагодарить тупого моба за заскриптованное поведение, посреди боя! – когда глаза девочки от ужаса распахнулись. Несколько самонаводящихся огненных шаров сбили водяного дрейка, заставив его взорваться обрушившимся на нее облаком синих полигонов и стремительно распадающихся перьев.
     Силика начала было подниматься на ноги, но гибель питомца, похоже, лишила ее всех сил, когда она снова рухнула на землю, вцепившись в единственное оставшееся от него перо. Она прижала его к груди, раскачиваясь из стороны в сторону, ее кинжал забытым лежал на земле. Слезы текли по ее лицу, пока она рыдала, плача как будто по брату или сестре, а не бесполезному куску кода в системе. Розалия бы почти пожалела ее, если бы не вина самой девочки в том, что не сдалась.
     – Пина! Пина! Нет, нет, нет, Пина, зачем? – похоже, она почти не обращала внимания на приближающихся к ней с оружием наготове игроков, полностью поглощенная шоком и горем.
     Достаточно, подумала Розалия. Питомец мертв, так же как танк и целитель. Два гнома сбежали и кто-знает-где, и в добрый путь. Она не беспокоилась, что окажется ими раскрыта; два труса, скорее всего, сочтут, что она сбежала, как они. И как она подозревала, после потери своего питомца Приручительница драконов Силика была далеко не в той форме, чтобы оказать сопротивление. Она, вероятно, нагружена исцеляющими предметами и подарками от своих поклонников; пора было на этом заработать.
     Розалия уже готова была сбросить скрывающее заклинание и взять ситуацию под контроль, как появился он.

     Первый бандит умер почти мгновенно. На самом деле это было случайностью – из четырех ударов проведенного Кирито приема меча два кританули, а один попал в жизненно важное место. Саламандр даже не успел вскрикнуть или осмыслить то, что обречен, прежде чем его аватар поглотило столбом пламени, сжавшимся до мерцающего красного послесвета. Прежде чем остальные успели отметить происходящее, Кирито перешел к спиралевидной серии разрезов, окончившейся отрубленной в локте рукой другого бандита, булава сприггана упала на землю, оставляя след из частиц быстро распадающейся руки. Закончил Кирито пинком в грудь, отправившим потрясенного игрока отшатнутся назад, и шагом мимо выпада пики, чтобы вонзить меч в грудь следующего убийцы, прежде чем обратить это в косой разрез через тело пикейщика.
     Кирито развернулся как раз вовремя, чтобы уклониться от летящей стрелы и парировать удар боевого молота следующего бандита. Предоставленной раскрывшимся бандитом секундной передышкой он воспользовался не для удара, но для стремительной скороговорки заклинания, из-за которого его аватар, казалось, взорвался облаком черного дыма. Из-за этой мгновенной дымовой завесы выскочили два одинаковых Кирито, метнувшихся в противоположных направлениях. Пока его «Зеркальная приманка» повторяла его действия, Кирито вернулся к удивленному игроку с молотом, пройдя мимо его защиты и стремительно срезав его до желтой зоны.
     Когда его противник сбежал, Кирито развернулся взглянуть, кто еще остался. Краем глаза Кирито заметил, как два бандита с пиками, наконец, попали по его приманке, исчезнувшей в клубе дыма схожем с тем, что ее породил. Воспользовавшись их растерянностью и замешательством, он насколько мог быстро проговорил слова еще одного заклинания.
     Его сразу же окружило темное пламя, казалось, высосавшее из воздуха сам свет, и когда его зрение прояснилось, его точка зрения оказалась почти на метр выше обычного, заклинание «Фантазменной формы» фактически меняло трехмерную модель его аватара, чтобы он выглядел монстром уровня и силы равным его собственной. Судя по вытянутым перед ним массивным рукам, он сейчас был каким-то чудовищем – Кирито был почти на 41 уровне, и он предположил, что это существо было из зоны в Иггдрасиле, которой они пока не достигли.
     Кирито бессловесно вскричал, услышав, как гортанный рев иллюзорного аватара эхом отразился от внутренних стен и потолка данжена, и метнулся к оставшимся двум саламандрам. Заклинание не помогало ему наносить больше урона, чем он мог бы сделать со своим оружием, не давало ему и никаких особых атак – по сути, во время этого эффекта он даже не мог использовать свои заклинания или приемы меча. Но это давало ему дополнительный рост и досягаемость, и для кого-то такого не ожидающего, он знал, выглядело чертовски пугающе. Два бандита закричали, бросив свои пики и сбежав, как будто за ними гнался босс врат.
     При помощи навыка Поиска Кирито мог сказать, что в искусственном лесу по обе стороны оставались скрыты еще по меньшей мере шесть-семь бандитов. Пусть он и не видел их напрямую, он видел в своем интерфейсе их красные курсоры, двигающиеся прочь от него со всей возможной скоростью пешего игрока. Он покрутил головой, используя высоту нынешней формы, чтобы убедиться, что поблизости никого больше нет, после чего повернулся взглянуть на единственную пережившую засаду.
     Юная девочка сидела на земле рядом с крошечным голубым пером, ее заплаканное лицо отражало решимость, несмотря на очевидный страх, когда она держала перед собой кинжал. Она смотрела на Кирито, как если бы он был последней каплей пошедшего ужасно неправильно дня, ее руки дрожали.
     После этого Кирито понял, почему. Конечно – она не видела его изменения. Он сосредоточился на иконке активного эффекта в интерфейсе, и его снова ненадолго окружило черное пламя. Его точка зрения вернулась к норме, и он с немалым облегчением взглянул на свои руки и оружие. Он привычно черкнул своим мечом и вложил его в ножны на спине.
     – Прости, если напугал тебя, – с некоторым смущением сказал Кирито, медленно подходя к ней, вытянув перед собой пустые ладони. Он взглянул на полосу ее хитпоинтов; она даже не была в желтой зоне, но ее, должно быть, трясло после столь близкого ПК. Кирито заставил себя не задумываться об игроке, которого он ненамеренно зарубил своим начальным ударом; не в первый раз в этой игре со смертью он забрал жизнь другого игрока, но если он позволит себе задуматься об этом, ему будет непросто не развалиться здесь – не говоря уже о том, чтобы позже лечь спать. С заметной дрожью он отогнал этих демонов и сосредоточился на только что спасенной девочке. – Это просто иллюзия. Ты теперь в безопасности.
     Она не поверила – и после только что ею испытанного Кирито не уверен был, можно ли ее винить. Она держала кинжал дрожащими руками, как если бы он мог быть физическим барьером между ними.
     – Не подходи! Я не позволю тебе проделать то… то… то, зачем ты сюда пришел!
     – Я пришел сюда пофармить ингру, – криво улыбнулся Кирито, не опуская руки. – И в итоге спас кого-то от бандитов. Немного поздно не позволять мне это сделать.
     Лицо девочки не изменилось.
     – Откуда мне знать, что ты не такой же? Ты спригган.
     Кирито постарался не пустить в голос раздражение, когда сделал еще шаг вперед.
     – А ты девочка-кошка.
     – Это не так! – громко сказала девочка, ткнув в его сторону кинжалом, когда он подошел. – Только потому, что я решила играть кайт ши, не делает меня…
     – И только потому, что я решил играть спригганом, не делает меня бандитом или монстром, – сказал Кирито, сделав последний шаг и положив руку на ее руку с кинжалом, мягко толкнув его вниз. – Ты ранена?
     Глаза девочки наполнились слезами, когда кинжал вдруг выпал из ее ослабевших пальцев, вся сила вдруг вытекла с ее лица и тела, когда она, похоже, осознала, что оружие ей больше не понадобится. Она рухнула на землю, вновь подобрав светящееся синее перо и, глядя на него, запинаясь и заметно потеряв самообладание, произнесла:
     – Я… я… я нет… я-я в порядке, н-но… но Пина… Пина…
     Кирито на мгновение нахмурился, подумав, что Пина это один из погибших членов группы. Затем он присмотрелся к перу в руках девочки-кайт ши, и в его голове что-то щелкнуло.
     – Пина – твой питомец?
     Она кивнула.
     – Пина – мой друг, – сказала она. От боли в голосе девочки разрывалось сердце. Это напомнило Кирито то, как горевала его младшая сестра, когда кошка их семьи умерла год назад; к тому же эта девочка выглядела примерно одного возраста с Сугухой.
     Кирито сочувственно улыбнулся ей и опустился рядом с ней на колени, чтобы быть с ней на одном уровне.
     – Как тебя зовут?
     – Си… Силика. – Она снова всхлипнула, просто глядя на перо в руках, как будто бы это было последней ее ценностью в мире.
     – Силика, я Кирито. Итак, я не так уж много знаю о приручении, но я слышал, что порой, если связь между питомцем и приручителем достаточно сильна, после смерти питомца что-то остается. У этого предмета есть статусное окно?
     Силика на мгновение растерялась, после чего ткнула в перо пальцем, так осторожно, словно боялась его сломать. Кирито увидел появившееся полупрозрачное всплывающее окно с одной строкой текста.
     – «Сердце Пины», – вслух прочла Силика. В ее глазах вновь проступили слезы, и она зажмурила их, прижав перо к груди.
     Кирито протянул руку и погладил девочку по голове, потрепав ее волосы между треугольных кошачьих ушей.
     – Знаешь, ничего не могу обещать, но у тебя может быть способ снова увидеть Пину.
     Силика резко и мгновенно изменилась. Ее глаза распахнулись, в них расцвела надежда, когда часть ее горя покинула ее, и ее уши оживились.
     – Что? Правда? Пожалуйста, расскажи, как!
     Кирито почесал голову, поднимая в памяти давний разговор с другой приручительницей кайт ши.
     – Ну, я слышал, должен быть способ воскресить прирученного питомца, если остается подобный предмет. Но, насколько я понимаю, для этого требуется предмет, находящийся в некоторых районах среднего уровня.
     – Среднего уровня? – повторила девушка, переведя взгляд выше и левее.
     Кирито понял этот взгляд и заколебался, не желая вторгаться в личную жизнь девочки.
     – Парящие острова вокруг Аруна. Лучше быть по меньшей мере 30-35 уровня, чтобы спокойно пройти их все в одиночку. Но прошу прощения; больше я ничего не знаю.
     Омывшие лицо Силики горе и отчаяние проделали в груди Кирито дыру. Он собирался передать девочке часть своего запасного снаряжения и дроп, чтобы у нее был шанс отыскать и справиться с этим квестом, но она явно не была опытна или достаточно высокого уровня, чтобы справиться самостоятельно.
     Взглянув на выражение глаз Силики, Кирито мгновение неуютно поерзал, прежде чем восстановить самообладание.
     – Я не знаю… но я знаю ту, что может.

     Читая только что полученное сообщение, Арго боролась с желанием закатить глаза. Ей пришлось бы объяснять эту реакцию Алисии и Телвину, и не было смысла прерывать их разговор, по сути бывший просто деловой сделкой. Она махнула им продолжать, на минуту погрузившись в свои мысли.
     Всегда герой, Ки-бо. Так вот, что нужно сделать девочке, чтобы привлечь твое внимание? Попасть под нападение кучки криворуких бандитов и потерять питомца?
     Не то чтобы она не понимала чувства потери – она и сейчас, и тогда ловила себя на привязанности к своим крысам. Порой, если она себе позволяла, она почти могла представить, что у дольше проживших из них были личности. Но, в конце концов, она знала, что они были не более чем мобами, проходящими через заскриптованные процедуры, и что любое подобие личности было лишь ее воображением. И за месяцы с тех пор, как она оказалась в ловушке АЛО, приходилось неоднократно напоминать себе, что ее прирученные питомцы были куда более заменимы, чем она.
     В бете воскрешение питомца было не более чем слухом – ходила популярная история о каком-то приручителе кайт ши, нашедшем заклинание, позволившее воскресить погибшего питомца, но сколько бы она ни пыталась, Арго так и не сумела выследить этого игрока и подтвердить историю. Она как-то спросила Скаррипа, и суть его ответа была в том, что в то время как он не был экспертом по кайт ши, он помнил, как коллега говорил о методе, включающем использование заклинания на некоем редком цветке с парящих островов вокруг Аруна.
     Типичный ответ Скаррипа, иными словами: ровно настолько детальный, чтобы избежать чего-либо стоящего.
     – Алисия, – вдруг сказала Арго, прервав разговор ее подруги и лидера с одним из их ведущих проходчиков. – Что ты помнишь из слухов о воскрешении питомца в бете?
     Алисия остановилась на полуслове с приоткрытым ртом, ошеломленная сменой темы.
     – Э-э… а как это связано с нашими планами на верховую рейд-группу? Потеряем маунта – просто его заменим.
     – Позабавь меня, – сказала Арго, отклоняя спинку стула к стене кабинета Алисии и выжидательно глядя на нее.
     – Уверена, ты знаешь больше меня, – вздохнула Алисия, переглянувшись с Телвином. – Слухи были о каком-то заклинании, верно? И еще о цветке.
     – Цветке Пневмы, – кивнул Телвин. – По крайней мере, он существует; я его видел. Но он довольно редок – предположительно, он цветет только в присутствии недавно потерявшего питомца кайт ши, держится он не слишком долго, так что его трудно продать, и даже если найдешь сам цветок, у него нет никакого всплывающего окна с действием или очевидного способа использования – только описание.
     – Что должно означать, что это крафтовый компонент, – сказала Арго. Информация Телвина совпадала с ее собственной, пусть и ограниченной. – Что довольно интересно, учитывая, что все версии истории говорят, что требуется заклинание.
     – Ты к чему-то клонишь? – спросила Алисия. – Если помнишь, мы были посреди разговора.
     Арго лениво отмахнулась от Алисии.
     – Не волнуйся. Я подумаю и что-нибудь решу. – Она проигнорировала позабавленные взгляды товарищей, когда они продолжили планирование, и нахмурилась, вернувшись в компанию собственных мыслей, подытоживая ей известное.
     Чего было не слишком много, и это чертовски ее раздражало.
     Хотя в итоге она вернулась к единственному факту, в котором все слухи совпадали: что должно быть какое-то заклинание, предположительно высокоуровневое водной или святой магии – или их смеси – которое позволяло воскрешение. Заклинание, которого Арго не знала.
     То, что она его не знала, по-своему весьма впечатляло. В самом деле, заклинания были не более чем набором слов, и Арго достаточно было один раз увидеть или услышать слово, чтобы его запомнить. Так что хоть сама она и не особо использовала магию, она знала сотни заклинаний и часто могла узнать их просто слушая их или видя появляющиеся вокруг колдующего светящиеся руны. И в то время как она не обманывалась тем, что знает все заклинания, она не знала ни о чем, требующем материальный компонент или способном возродить питомца.
     Одно ее ухо повернулось к Алисии и Телвину, когда она заметила, что их разговор подходит к теме, требующей полного ее внимания. У нее просто не было времени разбираться с этим, не для чего-то столь тривиального, как воскрешение питомца. Оно открыла окно ответа и быстро напечатала:
     「Ки-бо, ты же знаешь, что воскрешение питомца это просто неподтвержденный слух, верно? Не знаю, почему ты тратишь на это свое время, вместо того чтобы сказать девочке пойти приручить нового, но держи. Есть какое-то высокоуровневое заклинание, требующее ингредиент под названием Цветок Пневмы. Цветок можно найти на одном из островов вокруг Аруна, но он появится только в присутствии твоей кайт ши. Единственное, что известно точно, что у вас на поиски три дня – потому что именно через такой срок сердце питомца станет останками.」
     Она заколебалась, подумывая просто на этом нажать Отправить. Это и правда была вся известная ей информация, и она знала, что Кирито все равно за нее заплатит.
     И будь это какой-либо другой клиент, вероятно, так бы и было. Арго могла измерять свою прибыльность отчасти тем, сколько секунды ей потребуется, чтобы обработать транзакцию. Но что-то не позволило ей на этом закончить, и через несколько секунд она снова начала печатать:
     「Тем не менее, если хочешь сузить круг поисков нужного заклинания, я знаю того, у кого может – и, я подчеркиваю, может – быть то, что вы ищите…」
     – Ты шутишь, – сказал Телвин, когда Арго закончила составлять ответ и вернула внимание ведущемуся разговору. – Ни одного?
     – Да, – подтвердила Алисия. – Кляйн сказал, что он с гильдией обыскали вчера всю Зону 22, после того как саламандры завалили последнего босса врат. Никаких мобов. Ни единого. Просто пустая пещера внутри Иггдрасиля со светящимся озером посередине – немного похоже на Лугру, вот только там нет города, просто кучка заброшенных хижин на берегу озера. Оказывается, босс врат на самой вершине пещеры, и чтобы добраться туда, необходимо проделать безумно долгий путь, спиралью вьющийся по краю пещеры до самого верха. Потребуется большая часть дня, только чтобы добраться туда.
     – Если только ты не имп, – осмелился вставить Телвин.
     – Ага, – сказала Алисия, откинувшись назад и положив ноги на стол. Поза была бы неприличной, если бы ее наряд уже не оставлял так мало воображению. – Так что салли отправили разведать его несколько групп импов, подтвердили. что зал босса там, и их рейд уже в пути.
     – Дерьмо, – сказал Телвин. – Это будет третий подряд. Мы не завалили ни одного босса врат после пятнадцатого.
     – Скажи мне то, чего я не знаю, – проворчала Алисия. – Вот почему я хочу начать эту программу. Будь у нас летающие маунты, мы смогли бы опередить саламандров у вершины пещеры.
     – Нет никакой гарантии, что будет еще одна подобная зона, – заговорив наконец, вставила Арго. – Не пытайся сражаться в прошедшей битве.
     – Не пытаюсь. Но не в первый раз там появляется место, где способность летать внутри Иггдрасиля дала бы нам преимущество. Не думаю, и что в последний, и если мы приручим способных летать маунтов, это будет очком в нашу пользу.
     Так как Арго ничем не могла это опровергнуть, она и не попыталась. Секунду оно обдумывала идею, после чего кивнула.
     – Выбрала тип маунта?
     – Очевидно, способный к полету. Таких в Альвхейме немало, – вдруг усмехнулась Алисия. – Драконы были бы восхитительны, если бы мы нашли тех, которых можно приручить.
     – Есть одна юная леди с водяным дрейком, – указал Телвин. – Она казуал, но она может сказать нам, чем она его кормит.
     – Отлично, – сказала Арго. – Дай знать, когда найдешь рейд-группу из пикси-проводников, потому что только они достаточно малы, чтобы оседлать водяного дрейка.
     – Хотя это неплохая идея, – сказала Алисия. – Я имею в виду, должна ведь быть возможность приручить любого моба в игре, пока это не босс или другой именованный, верно? Есть драконы как раз подходящего для нас размера.
     – И все они убивают на месте, – сказал Телвин.
     – Так что найдем способ де-агрить их. Это должно быть возможно.
     Телвин повернулся взглянуть на Арго, взглядом сообщая ей, что она должна либо посочувствовать необходимости мириться с причудами Алисии, либо призвать их лидера к здравому смыслу. Арго не стала; у нее было полно собственных причуд и заметный недостаток в жизни готовых мириться с ними людей.
     – Алисия хочет драконов.
     Телвин вздохнул.
     – Драконов, – повторил он.
     Алисия улыбнулась, ее уши дернулись от веселья.
     – Да ладно, вы двое. Только не говорите, что не хотите побыть Драконьими всадниками Алисии.
     Теперь Арго закатила глаза.
     – Энн Маккефри захотелось бы с тобой поговорить.
     – Кому?
     – Неважно. Закабудька ока дракаконькаихка всакадникаках.
     Алисия скрестила на груди руки. Так как не то чтобы там что-то было, эффекта немного не хватало.
     – Предложишь название получше?
     – Ну, если мы собираемся назвать твою группу оседлавших драконов кошек прежде чем вообще получим самих драконов, всегда можно выбрать что-нибудь историческое. – Лицо Арго было по-настоящему озорным.
     Судя по опасливо прижатым ушам Алисии, она слишком хорошо знала это выражение. Именно так выглядела Арго, собираясь сделать шутку, которой она изрядно гордилась, и от которой, скорее всего, остальным будет физически больно.
     – Что?
     Арго не подвела. Она едва сдерживала улыбку, когда перешла к сути:
     – Рюкихэй, – сказала она сразу же простонавшей паре спутников, усугубив свой грех повтором слова по-английски. – Драгуны.

     – На сегодня все, – под конец сказала Саша, закрыв чистую книгу, приобретенную ею для составления планов занятий. Полная комната детей отреагировала с характерной энергичностью, демонстрируемой детьми под конец школьного дня, пока есть школы. Большинство из них открыли меню инвентаря и убрали туда свои классные работы, по всей комнате замерцало, исчезая, море трехмерных моделей, когда столы стремительно очистились от свитков и материалов, готовя комнату к приему пищи.
     – Макико, Кай, Джеллика, помогите Сати на кухне. Аксион, Роберт, ваша очередь накрывать на столы. У остальных десять минут свободного времени перед ужином. Брысь!
     Поначалу сложно было заставить детей посещать ее уроки, но когда Сати начала прокачивать навык готовки, они обе быстро обнаружили, что еда оказалась могучим мотиватором. В игре невозможно было умереть от голода без еды, но симулированный голод быстро становился весьма неудобным – так что Саша выразила ожидание, что все желающие регулярно питаться должны посещать три часа школьных занятий. Все не желающие иметь дело со школьной работой вольны были использовать свои карманные деньги для покупки у одного из NPC-пекарей дешевого, черствого черного хлеба, что успокаивал желудок, не насыщая душу.
     Саша выпустила неспешный вздох удовлетворения, наблюдая за кипучей деятельностью. Когда она пошла в колледж, чтобы стать учителем, она имела в виду совсем не это. Изначально она хотела преподавать английский и даже провела пару лет студенткой по обмену в университете в Америке в порядке улучшения своих языковых навыков. Она как раз вернулась в Японию, чтобы сдать лингвистику, и когда вышел АЛО, это показалось безвредным отвлечением, способом расслабленно провести несколько часов в виртуальном мире.
     Но после того травматичного первого дня ее вместе с остальными паками перенесло в Сондреф, такой же пленницей, как и всех остальных. Как и во всех остальных стартовых городах, в Сондрефе было несколько очень маленьких детей, и после того, как Ремесленный Союз Севера прорвался через босса в Долине гигантов, Саша переместила своих подопечных в нейтральный город Арун и устроила приют в одной из тамошних церквей – место, куда разные фракции могли привести детей, которые были просто слишком молоды, чтобы идти на приключения, и которым просто некуда больше было идти. Большую часть первого месяца в Аруне за детьми присматривала Сати, тогда как Саша рискнула пройтись от столицы к столице, собирая беспризорников и уличных детей и благополучно приводя их в Арун.
     И вот так в итоге она стала опекуном почти тридцати детей в возрасте от восьми до тринадцати. Оставалось только догадываться, как некоторые из этих детей оказались в игре – было неофициальное табу против обсуждения внешнего мира, но Саша подозревала, что более чем у нескольки детей были снисходительные родители, не обратившие особого внимания на покупку АЛО и нейрошлема помимо мысли: «это феи; подойдет для детей».
     В свои менее милосердные времена она надеялась, что эти родители последние шесть месяцев испытывали вину, как и должны были.
     Как бы то ни было, теперь эти дети были под ее ответственностью. Никто больше не будет заботиться о них. Никто больше не убедится, что они получат хотя бы какое-то минимальное непрерывное образование. У лидеров фракций было достаточно задач от одних только попыток защитить свои владения и пройти игру, и кто знает, как долго на это потребуется – они были весьма рады предоставить ей и самым младшим нонкомбатантам своих фракций безопасный проход до Аруна, в некоторых случаях даже с сопровождением.
     – Мисс Саша! Тут пришли!
     Детский крик из другой комнаты выдернул Сашу из мыслей, и она поняла, что замечталась. Встряхнувшись, она поднялась со своего места и пригладила длинное платье, отвечая на зов ответственности.
     Прибыв ко входу в церковь, она увидела стоящих снаружи двух игроков, освещенных заходящим вечерним солнцем. Более высоким был юноша из фракции спригганов с детскими чертами лицами и непослушными черными волосами, отчаянно нуждающимися в расческе и стрижке. Опытный глаз Саши оценил его где-то на тринадцать-четырнадцать – она не откажет кому-то его возраста, хотя он будет самым старшим из ее подопечных; может пригодиться присутствие кого-то старшего для сопровождения Сати, когда она вместе со своими друзьями отправляется на приключения.
     Но после этих первых впечатлений Саша тихо исправилась – непохоже было, чтобы юноша искал себе место. Меч у него за спиной, его длинный черный плащ, то, как он держался, и даже взгляд в его глазах… это был тот, кто все эти месяцы в этой игре сражался каждый день. Пусть даже она знала, что в пределах города никому нельзя навредить, она все равно немного заопасалась его, отчасти из-за мрачной репутации его фракции.
     После этого ее внимание переключилось на девочку рядом с ним, кайт ши, выглядящую на год-два младше юноши – хотя кошачьи уши и косички усложняли установление ее истинного возраста. Ее снаряжение также предполагало, что она все эти месяцы не пряталась где-то, но похоже было, что она в недавнее время плакала, и, судя по языку тела, чувствовала себя побежденной. Саша подумала, что за история за этим кроется, и предположила, что она скоро выяснит.
     Осторожно оглядев обоих детей, Саша натянула улыбку.
     – Чем я могу вам помочь?
     – Вы Саша?
     Прямота вопроса юноши, без преамбулы или представления, слегка озадачила ее, ее улыбка слегка поблекла. Если он знал ее имя, тогда он, вероятно, знал, чем она здесь занимается… и вдруг сцена обрела для нее чуть больший смысл. Она махнула открывшему дверь мальчику, отослав его к остальным.
     – Да, я Саша. Твоей младшей сестре нужно где-то остаться?
     Писк девочки и сбивчивый протест юноши сразу же сказали ей, что догадка неверна.
     – Нет-нет-нет, она не моя… я имею в виду, она немного напоминает мне Су… но, ну, нет… я…
     Саша рассмеялась приоткрыв дверь и отойдя в сторону. Вызванный вопросом внезапный дискомфорт юноши был милым и помог ей немного смягчить настороженность.
     – Проходите. Мы как раз собираемся ужинать. Если хотите, присоединитесь к нам, сможете объяснить нам причину своего прибытия за горячей едой.
     Юношу звали, как она узнала, Кирито, и он лишь недавно встретил девочку – Силику – в этот самый день, спасая ее от, похоже, пошедшего неправильно ограбления. Они оба с благодарностью принялись за поставленную перед ними еду, между укусами неспешно объясняя события дня.
     – И вы полагаете, я смогу вам помочь? – спросила Саша, когда они перешли к гибели питомца Силики. – Почему?
     Кирито взмахнул палочками, пока жевал, безуспешно попытавшись заменить жестами слова. Саша прищурилась после таких манер, и ему хватило совести с неловким видом опустить их и проглотить.
     – Мне сказали, что вы покупаете заклинания у всех, кто предложит вам новое, и что у вас обширная библиотека эффектов заклинаний. Вы можете знать то, что мы ищем.
     Саша со вздохом покачала головой.
     – Тогда, прошу прощения, Кирито, но, боюсь, вы пришли впустую. Я не знаю ни одного заклинания, способного воскресить погибшего питомца. В водной магии определенно нет ничего похожего, и как Сати, так и я, весьма опытны с этой стихией. – Она слегка улыбнулась. – Это было бы захватывающим открытием, будь это правда.
     – Что насчет святой? – спросил Кирито.
     Саша ненадолго задумалась, после чего снова отрицательно покачала головой.
     – Я ничего такого не знаю. У меня пока нет этого навыка, но я записала много заклинаний святой магии, и там нет ничего похожего.
     Кирито поджал губы и взглянул на сидящую рядом с ним Силику. Казалось, она снова собирается расплакаться. Он вернул внимание своей еде или тому немногому, что от нее осталось.
     – Можете рассказать мне что-нибудь еще об этом искомом заклинании? – подтолкнула Саша. Это был необычный визит, но он будет того стоить, если это приведет ее к обнаружению нового эффекта заклинания, что она сможет добавить к своей работе.
     Кирито прожевал, проглотил и отодвинул тарелку.
     – Я не знаю, какова его стихия, но вся имеющаяся у меня информация сходится в том, что должно быть заклинание. И мы полагаем, что требуется по крайней мере один материальный компонент – что-то под названием Цветок Пневмы, который нам еще нужно найти.
     В голове Саши что-то щелкнуло. Она слегка подалась вперед, поправляя очки.
     – Ну что ж, разве не интересно? Материальный компонент… любопытно, что если это эффект трансмутации?
     Кирито приподнял брови.
     – Трансмутации?
     Саша кивнула.
     – Трансмутации. Это пятый уровень сложности заклинаний магии земли, использующих глагол полезности jevrelth и касательное проявление min
     – Возможно, вам стоит объяснить простым японским, – дразняще сказала Сати, как будто бы она говорила недостаточно понятно. Глядя на пустые лица гостей, Саша вздохнула и попыталась еще раз, упрощая все так, как если бы она говорила молодым ученикам. Что, сочла она, она и делала.
     – Это высокоуровневая магия земли, позволяющая вам взять два материальных компонента и трансмутировать их в один новый. Большой кулдаун, умеренные затраты маны и необходимость самостоятельно выяснять рецепты. Я смогла приобрести у РСС несколько, но они довольно обычны – обычные крафтовые компоненты и так далее, то, что при наличии навыка эффективнее будет перерабатывать.
     – Два материальных компонента, – задумался Кирито, постукивая пальцем по столу. – Интересно.
     Саша дала Кирито время обдумать зреющую в его голове идею, окинув взглядом комнату, чтобы убедиться, что остальные дети хорошо себя ведут – то есть, в определенном смысле «хорошего поведения»; она сомневалась, что заполнившие столовую едва сдерживаемый хаос и громкое подшучивание в любой школе Японии встретили бы что-то помимо краткого отстранения или задержания.
     – Кирито? – Это был один из немногих случаев, когда Силика заговорила; большую часть времени за едой и разговором она была довольно тиха.
     – Я тут подумал, – сказал он. – Большинство крафтовых компонентов ничего не показывают помимо того, что это. Если коснуться, появляется всплывающее окно с названием, но это все – игрокам необходимо выяснять, для чего, если для чего-то, их использовать. Предположительно, существует эффективно неограниченное число крафтовых рецептов.
     Саша подумала, что понимает, к чему клонит Кирито, но Силика, по-видимому, нет.
     – И?
     – И, – продолжил Кирито, – мне интересно, что произойдет, если использовать Сердце Пины и Цветок Пневмы как компоненты трансмутации. Это единственное заклинание, о котором я слышал, в самом деле требующее материальный компонент. И это объясняет, почему слухи о воскрешении питомца включают и цветок, и заклинание.
     На минуту за столом повисла тишина. И это было довольно относительная тишина – остальная комната была довольно шумна от голосов детей, оставив их стол одиноким островком спокойствия среди галдежа.
     – Ты в этом уверен? – наконец, спросила Силика.
     Кирито покачал головой.
     – Нет. Но это все, что у нас есть. Разве не стоит попробовать, если это означает возвращение Пины?
     Зарождающаяся в лице Силики надежда немного приподняла мнение Саши о Кирито.
     – Ты прав, – сказала девочка. – Мы должны попробовать. Сможем начать сейчас?
     – Думаю, нам будет лучше найти гостиницу и ночь отдохнуть, – сказал Кирито. – Мы оба довольно устали, и нам все равно будет непросто по темноте искать цветок.
     – Если хотите, можете остаться сегодня здесь, – предложила Саша. – Есть несколько свободных комнат, и вы оба получите по своей. – Спаситель или нет, она никоим образом не позволит им делить комнату.
     Кирито слегка поклонился на месте.
     – Спасибо, мисс Саша. Это весьма великодушно с вашей стороны, особенно учитывая, что это мы обратились за вашей помощью.
     Саша приподняла в улыбке уголок губ.
     – Я держу это место, чтобы пойманные в этой игре дети могли безопасно где-то находиться. И кем бы вы оба ни были… вы все еще дети, по крайней мере для меня. Так что, пожалуйста, не стесняйтесь остаться на ночь.
     Расширив приглашение, она повернулась к Сати.
     – Пожалуйста, могу я попросить тебя завтра остаться дома и присмотреть за детьми?
     Сати была удивлена внезапным вопросом, и ее рот несколько раз беззвучно открылся, прежде чем она нашла слова.
     – Эм, Саша… вы же знаете, что я завтра собиралась пойти со своими друзьями, верно?
     – Знаю, – виновато сказала Саша. – И я бы не просила, не будь это важно. – Кроме того, она очень хорошо знала, что у Сати смешанные чувства касательно приключений вместе с ее друзьями, большинство из которых были сильнее ее; она подозревала, что девушка не станет расстраиваться, если обстоятельства вне ее контроля не позволят ей этим заняться.
     Полуискренне на мгновение надувшись, Сати неохотно согласилась, молча тыкая в то, что осталось на ее тарелке. Саша вернула внимание Кирито, с любопытством наблюдавшем за этим разговором.
     – Я пойду с вами, – ответила она на невысказанный им вопрос.
     Реакция Кирито оказалась немедленной и негативной.
     – Без обид, мисс Саша, но я уже веду одного недотягивающего по уровню до областей, куда мы идем. Я не смогу отвечать за вашу безопасность.
     – Это не потребуется, – твердо ответила Саша, вставая с видом, не терпящим никаких возражений. – Уверена, я не на твоем уровне, но я побывала во всех городах этого мира, и я вполне способна позаботиться о себе. И когда вы найдете этот цветок, вам понадобится кто-то способный к трансмутации.
     – Мы принесем его вам, – возразил Кирито.
     – Это если найдете его вовремя. Что если время будет на исходе? Вы знаете, как долго держится этот цветок сорванным?
     Выражение лица Кирито дало ей необходимый ответ. Торжествуя победу, Саша нажала посильнее:
     – Я компетентный маг, и третий человек поможет вам быстрее справиться с монстрами и покрыть большую территорию. – Она поймала взгляд юноши, ожидая, пока он не отведет его, прежде чем добить: – И это моя цена за помощь вам.

     – Пойми: нас сделали.
     Неприятная истина повисла в воздухе как нежелающая проходить вонь. Казалось, никто не хотел смотреть правде в глаза, и почти на целую минуту воцарилась тишина, прежде чем кто-нибудь из сидящих вокруг стола в комнате в гостинице одиннадцати игроков осмелился снова заговорить.
     – Как бы то ни было, он убил Занзера. И мы позволим этому сойти с рук?
     Розалия оторвалась от своей кружки и встретилась взглядом с сидящим с другой стороны стола Мюкеншой, обдумывающим ее слова, прежде чем ответить. Она прекрасно знала, что на кону здесь ее авторитет, и то, как она справится с этой катастрофой, может усилить или уничтожить ее руководство этой командой.
     – Конечно нет. Но месть на оплатит счетов за ремонт и не вернет мертвых. Мы должны сделать это…
     – Он был моим братом, черт подери! – прорычал Мюкенша.
     Розалия оперлась руками на стол, вскочив на ноги.
     – И ты отомстишь! Но мы должны сделать это по-умному. Думай, Мюкенша. На минуту возьми себя в руки и подумай. Мы были элитной каперской группой саламандр, и этот парень прорвался через нас как через ничто. Ничто! Он чуть не убил тебя, при этом сдерживая двух других!
     Увлекательное зрелище. Отпечатанная в каждом сантиметра лице Мюкенши маска ярости и горя медленно слабела, как будто кто-то сдвигал регулятор, его кулаки дрожали, сжимаясь и разжимаясь на столе, пока он не сцепил вместе пальцы, и лишь огонь в глазах намекал на все еще таящееся внутри.
     – Продолжай.
     – Мы не справимся с ним лобовом бою, – вернулась на свое место Розалия, ненавидя слабость заявления. – Нам нужен рычаг.
     – Он считает себя героем, – вставил еще один из ее команды. – Я знаю такой тип. Он добр к людям вроде той девчонки; вот почему он вмешался. Можем этим воспользоваться.
     – Еще мы можем попытаться не сбегать от этих глупых трюков с иллюзиями, как если бы нас посадили в огонь, – прорычал Мюкенша, глядя на заговорившего и еще одного – которым обоим хватило здравого смысла отвести глаза, либо пристыдившись своей трусости, либо хорошо притворившись.
     Розалия не стала этому мешать, так как в основном она была согласна с Мюкеншей, и повернулась взглянуть на одного из импов на дальнем конце стола.
     – Тенеходец, ты сумел проследить за ними, когда они вернулись в Арун?
     Названный игрок кивнул, темно-фиолетовые глаза выглядели в свете лами почти черными.
     – Ага. Они вошли в церковь и не вышли оттуда. Уверен, они остались там.
     В Аруне было несколько различных церквей, но Розалия не сомневалась, какую именно имел он в виду.
     – Они оба? Как мило. Интересно, не оставит ли он ее там.
     – Я так не думаю. Я подслушал их разговор по пути туда.
     – И? – с мягким раздражением подтолкнула Розалия. – Не заставляй меня вытягивать слово за словом, Тень.
     Последовавшее объяснение, вполне вероятно, было самым интересным, что Розалия слышала за последние недели. Ее полные красные губы медленно растянулись в улыбку, когда она откинулась на спинку кресла и сцепила перед собой пальцы.
     – Ну что ж. – Она взглянула в сторону Мюкенши; заметив его кивок, она повернулась обратно к Тенеходцу и изобразила прогоняющее движение. – Найди рядом с церковью дыру и забейся в нее. Я хочу знать, когда они выйдут.
     Как только ее разведчик ушел, Розалия повернулась к группе, обведя всех взглядом, прежде чем взглянуть прямо на Мюкеншу.
     – Видишь, дорогой? Мы сыграем с умом, и мы не только добудем для тебя месть, но в итоге также получим и оплату. Не знаю, как ты, – мурлыкнула она, – но я обожаю беспроигрышные сценарии.

1
Содосима – остров во Внутреннем Японском море, стал первым районом Японии, где успешно начали выращивать оливки (en.wikipedia.org/wiki/Shōdoshima).

2
Так в тексте. На вопрос о противоречии размеров в разных местах текста и на карте Catsy ответил, что просчитался, когда писал эту главу, и что когда-нибудь это исправит. На данный момент это никак не влияет на историю.

3
Fellrach the Ravenous.


Оценка: 6.09*5  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  M.O. "Мгновения до бури. Выбор Леди" (Боевое фэнтези) | | М.Гудвин "Осужденный на игру или Марио Брос два" (ЛитРПГ) | | К.Вэй "Филант" (Боевая фантастика) | | Д.Деев "Я – другой 2" (ЛитРПГ) | | М.Эльденберт "Танцующая для дракона. Книга 3" (Любовное фэнтези) | | О.Герр "Защитник" (Любовное фэнтези) | | У.Михаил "Ездовой гном 4. Сила. Росланд Хай-Тэк" (ЛитРПГ) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих" (ЛитРПГ) | | А.Емельянов "Мир обмана. Вспомнить все" (ЛитРПГ) | | А.Демьянов "Горизонты развития. Траппер" (ЛитРПГ) | |

Хиты на ProdaMan.ru Тайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)Подари мне чешуйку. Гаврилова АннаСнежный тайфун. Александр МихайловскийИЗГНАННЫЕ. Сезон 1. Ульяна СоболеваВедьма и ее мужчины. Лариса ЧайкаОтборные невесты для Властелина. Эрато НуарВ объятиях змея. Адика ОлефирВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиЛюбовь по-драконьи. Вероника ЯгушинскаяТону в тебе. Настасья Карпинская
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"