Penguin-sa: другие произведения.

Лунный кулак

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Издавай на SelfPub

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ranma ½ / Sailor Moon кроссовер.
    Жизнь Ранмы меняется после Дзюсендо, в основном в лучшую сторону, в том числе он принимает проклятие. Жизнь меняется еще сильнее, когда он помогает Сейлор Сенши, только чтобы оказаться запертым в женской форме навечно. Но вечность - это слишком долго.
    Переведено. Оригинал.

Лунный кулак

Annotation

     Жизнь Ранмы меняется после Дзюсендо, в основном в лучшую сторону, в том числе он принимает проклятие. Жизнь меняется еще сильнее, когда он помогает Сейлор Сенши, только чтобы оказаться запертым в женской форме навечно. Но вечность – это слишком долго.


Лунный кулак

Глава 1: Размышления.

     Шагая по телефонной линии, девушка напевала веселую песенку. Ранме хотелось обнять саму себя, настолько хорошо все шло в последнее время, особенно после испытаний, которым она подверглась. Сафурон, неудавшаяся свадьба, почти разрушенное додзе и потеря возможного лечения – все это объединилось в самый провальный момент в жизни Ранмы. Как там говорят американцы, перед рассветом всегда темно? Как же три месяца смогли все изменить.
     Все начало меняться на следующее утро после разгрома на свадьбе…
Три месяца назад
     Ранма встал рано, сперва размышляя, но затем быстро принялся помогать тихо дымящейся Касуми. Он никогда не видел женщину, которую считал своей едва ли не святой старшей сестрой, в таком состоянии. Они вдвоем в течение часа или около того тихо работали в додзе, ставшем чем-то вроде домашнего склада, сортируя, прибираясь где было возможно, ремонтируя что получалось, отмечая крупные повреждения, что были нанесены.
     – Это должно прекратиться, Ранма, – с тихой настойчивостью пробормотала Касуми свои первые за утро слова. – Это должно прекратиться прямо сейчас.
     – Это не моя в… – автоматически начал защищаться Ранма, обрывая последнее слово, когда Касуми успокаивающе подняла руку.
     – Я знаю, что это не твоя вина, но ты всегда присоединяешься. Ты знаешь это, Ранма. Ты не разжигаешь пламя, но всегда готов подбросить туда дров!
     Горячий ответ, не родившись, умер в горле. Если Касуми так говорит, то это, скорее всего, верно. Почти наверняка верно. Касуми наблюдала, как Ранма копался в себе, ее свирепый горячий взгляд немного остыл, но все еще был далек от ее обычного спокойствия.
     – Да, – прошептал он, – я думаю, я… думаю, что это так. – Опустив от стыда голову, он продолжил еще более тихим голосом. – Прости. – Взгляд Касуми продолжал смягчаться, а на ее губах заиграла маленькая, но искренняя улыбка.
     – Я не хотела заставлять единственного помогающего мне в доме человека чувствовать себя ужасно, но правда есть правда.
     Ранма кивнул и потер шею, прежде чем спросить:
     – Почему?
     – Что почему? – недоуменно моргнула Касуми.
     – Почему я так поступаю? – уточнил несчастный парень. – Иногда, когда я разговариваю с другими людьми, особенно с Аканэ, Я ЗНАЮ, я бываю полным придурком. Это просто… я просто… просто ничего не могу с собой поделать. Я, должно быть, придурок, потому что… потому что…
     – Потому что тебе нужно доказывать, что ты мужчина? – плавно закончила Касуми. Глаза Ранмы шокировано распахнулись, и он кивнул.
     Его шок усилился, когда Касуми ухмыльнулась ему. Ухмыльнулась!
     – Возможно, тебе будет трудно поверить, но я действительно читала все книги, которые брала у доктора Тофу. – Ее глаза на мгновение потемнели. После короткой паузы Касуми продолжила: – И с тех пор, как он уехал, я продолжала как можно лучше учиться. – Ухмылка превратилась в усмешку. – Ты знаешь, на чем я сосредоточилась? – Когда Ранма отрицательно потряс головой, она продолжила: – Уверена, для тебя это будет шоком, но последние шестнадцать месяцев я читала про гендерную дисфункцию.
     – Э-э… гендерная ди… дис…
     – Это когда люди думают, что они не того пола или им некомфортно с тем полом, с которым они родились, – хихикнула Касуми, глядя на алеющее лицо Ранмы, но затем она посерьезнела. – Я думаю, у тебя серьезные проблемы с видением себя как девушки, Ранма.
     Полный страдания вопль "Я парень, черт возьми!" эхом разнесся по дому.
     – Это то, что я и имею в виду, младший брат. Ты слишком сопротивляешься, – взяла она за руку обезумевшего парня. – Внутри тебя есть часть, которой нравится быть девушкой, и ты находишь это угрожающим, даже извращенным. – Она спокойно посмотрела на дрогнувшего Ранму. – Несмотря на настойчивость в этом вопросе, Аканэ не права, совсем не права. Не извращение быть девушкой, если тебе это нравится. У Аканэ, я думаю, есть свои гендерные проблемы.
     Ранма медленно оперся на стену, которую они чинили. Ни в коем случае. Нет никакой чертовой причины, по которой мне нравится быть девушкой! Это… это проклятье, черт возьми, проклятье! Мне не нравится быть девушкой… ведь так? Непрошеные воспоминания полезли в голову: мороженое в компании Аканэ или просто разговоры с ее подругами. Иногда, когда в воскресенье нечем было заняться, когда никого не было, попытки, забавы ради, встать на место Аканэ. Пение с сестрами. Он поднял глаза и встретился взглядом с Касуми, ошеломленный, не знающий, что сказать.
     Касуми улыбнулась.
     – У меня есть для тебя маленькое предложение. Ты всегда поднимаешься рано, а твой отец становиться все ленивее, так что вы не спаррингуете уже так много. Да и он уже не на твоем уровне, – вполголоса добавила она. – Я знаю, что ты не возражаешь против работы по дому, так почему бы тебе утром не превращаться ненадолго в девушку? Ты должным образом оденешься, я буду относиться к тебе как к младшей сестре, которую я люблю, что будет несложно, я и так к тебе так отношусь, и посмотрим, что произойдет. – Увидев, что Ранма на полном автомате собирается отказаться, она промурлыкала: – Только ты и я, Ра-тян. Не нужно смущаться. Или ты боишься?
     – Я ничего не боюсь, Касуми!
     – Тогда решено, – снова ухмыльнулась она. – Завтра утром я хочу видеть здесь свою сестренку, прилично одетую. Это значит бюстгальтер и трусики, юная леди! – хихикнула Касуми. – Не волнуйся, будет весело.
Настоящее
     Только тьма увидела усмешку Ранмы. Это было, и все еще было, весело. Ну, может, и не сразу, но это, наверное, был последний бой идиота-мачо, подумала она. Сперва натянутость и смущение, но под постоянным потоком подсказок, сплетен и девичьих разговоров с Касуми Ранма начала расслабляться. Некоторая часть ее действительно хотела этого и нуждалась в этом.
     В течение нескольких недель Ранма становилась все раскованнее в свое девичье время, вручая Набики ее утренний кофе или дотягивая до последней минуты, чтобы переодеться в обычные китайские шелка. Они с Касуми даже поспорили, когда же Набики заметит. Учитывая, что средняя Тендо по утрам была больше похоже на зомби, обе девушки выбрали дату в будущем.
     Ранма нашла себя хихикающей гораздо больше, говорящей в более женственной манере, даже когда она была парнем. Сейчас рыжая беспокоилась о "становлении девушкой", судьба не единожды разрушала ее мечту. Касуми оставалась беззаботной, уверяя Ранму, что он найдет баланс, или, как повторяла старшая сестра: "Просто помни, когда она парень — она парень, когда он девушка — он девушка". Она обратилась к Ранме, причудливо смешивая местоимения, и теперь это было ее мантрой. К его облегчению, Ранма нашел баланс на третьей неделе своих "девичьих утр".
     Спустя пять недель после начала девичьего времени, Касуми была готова перейти к следующему шагу.
Восемь недель назад
     Касуми потягивала чай, пока Ранма жарила рисовый омлет к сегодняшнему обеду. Младшая девушка участвовала в более-менее одностороннем обсуждении достоинств правильного оттенка помады, которую ей стоит использовать. Лишь изредка вставляя комментарии в поток слов (в котором фраза "кораллово-розовая" играла, кажется, важную роль), Касуми приняла решении.
     Поджав губы и закатив глаза, старшая девушка пробилась в почти-монолог.
     – Тогда нам, наверное, стоит пройтись завтра по магазинам, Ра-тян. – Загибая пальцы, она принялась учитывать обстоятельства, – Аканэ будет в гостях с ночевкой, Набики отправится проверять колледжи, наши отцы будут на турнире в сёги. Отличное время для девичьей прогулки.
     Ранма ненадолго замерла с тенью неуверенности в глазах, но затем продолжила готовить омлет. Когда она парень — она парень, когда он девушка — он девушка. Расслабившись, рыжая прощебетала:
     – Так что мы будем делать, сестра?
     – О, я думала немного посмотреть одежду, возможно, подобрать тебе макияж, включая и помаду, о которой ты говорила. – Ранма покраснела. – Зайдем в книжный, посмотрим фильм, съедим по пирожному, которые пойдут сразу в бедра, в общем… э-э… мир увидит двух великолепных девушек, прекрасно проводящих свое время.
     Пытаясь подавить внезапный приступ беспокойства, младшая девушка натянула на лицо радостную улыбку, такую же фальшивую, как и монета в семь иен, и попыталась проявить энтузиазм:
     – Звучит действительно, хм… действительно замечательно, сес…
     Ее мучительная попытка была прервана объятиями Касуми, пробормотавшей:
     – Я знаю, что это страшно, твой первый выход в люди девушкой, но все будет хорошо, сестренка.
     Ранма кивнула. Она много раз выходила в облике девушки, но впервые как настоящая девушка. Под страхом и смущением, оказывается, пряталось возбуждение, что росло и ширилось, захватывая все ее эмоции. Это будет весело!
Настоящее
     По справедливости, ее улыбка должны была освещать ночное небо. Она и Ка-тян примеряли одежду, ходили по магазинам, тратили деньги, баловали себя, как только могли. Ранма тихо хихикнула, вспоминая их шалости. Кто знал, что старшая сестра была внутри такой озорницей?
     Улыбка потускнела, став задумчивой, но не исчезла, когда мастер боевых искусств спрыгнула на удобный забор и продолжила свой путь. Через несколько дней после первой девичьей прогулки Набики обрела разрушительное прозрение. Иногда требуется трагедия, чтобы ясно увидеть себя.
Семь недель назад (Тендо Набики)
     Ледяная Королева Фуринкан лежала на постели, уставившись в потолок. Несколько недель назад она совершила одну из своих крупнейших сделок, отдав 200 000 взаймы на восемь недель. Ояма пытался скрыться, но она нагнала на него страху, и он заплатил на следующий же день.
     Заинтересовавшись тем, как он смог найти деньги, Набики обнаружила, что отчаявшийся парень отправился к ростовщику и не заплатил по его кредиту, а не ее. К ее ужасу, она поняла, что Ояма боялся ее больше, чем якудзу. Ранма спас парня, но не ресторан его семьи. Тихое презрение в глазах мастера боевых искусств ранило Набики сильнее, чем она могла предположить. Она вернула им долг Оямы, извиняясь, низко поклонилась, и отправилась домой, где и лежала без сна.
     Лежа в ночной тишине, Тендо Набики изучила свою душу, и ей не понравилось, что она увидела. Ей начало нравиться причинять людям боль, не только из-за денег, но и чтобы почувствовать власть над ними. Ей казалось, что пара пылающих презрением голубых глаз продолжает преследовать ее.
     Одна за другой, слезы ручьем потекли по лицу девушки. Ледяная Королева растаяла. Осталась только Набики.
     Средняя Тендо не была ранней пташкой, и ее бессонная ночь провела ее через усталость в тревожное утомление, что обостряет ум и не позволяет импульсивных поступков. Впервые за многие годы Набики наблюдала восход солнца. Внизу на кухне она услышала голоса. Любопытствуя, кто был с Касуми, и нуждаясь в компании, Набики побрела вниз.
     Чтобы получить сильнейший в жизни шок.
     На кухне, в темно-розовом домашнем платье и фартуке, суетилась прекрасная рыжевласка. Легкий макияж подчеркивал ее эльфийский облик, маленькие ручки метались молнией, как колибри, смешивая ингредиенты для супа мисо. Набики могла только тыкать пальцем и заикаться.
     – С… Са… Саотоме?!
     – Доброе утро, Набики-сан, – ответила занятая девушка, коротко встретившись с Набики взглядом. Взгляд Ранмы все еще был холодным, но не враждебным. – Я рада, что прошлым вечером ты поступила правильно.
     К удивлению и Ранмы, и Касуми, по щекам Набики покатились тихие слезы.
     – (всхлип), да, я просто подумала, что для удовлетворения нашего бюджета на этот год я бы могла еще десяток человек заставить УМЕРЕТЬ! – закончила несчастная девушка в приступе горького самобичевания. Набики повернулась сбежать из кухни, только чтобы быть пойманной в объятия двумя парами рук.
     – Все хорошо, – пробормотала Касуми, – все будет хорошо.
     Подбадривание Ранмы было ближе к сути проблемы.
     – Любой может сойти с пути, Набс. Я рада, что ты вернулась к нам. – Три девушки провели тихую минуту в утешениях, все в слезах.
     Как ни удобно было ей в групповых объятиях, как ни хотела средняя Тендо просто расслабиться в них, через некоторое время она стала понимать, что ее обнимают две ДЕВУШКИ. Отодвинувшись, она подняла взгляд на младшую из них.
     – Итак. Ранма. Что это? – потянула она за отворот фартука.
     – Черт, Набс, – хихикнула рыжая, – это называется фартук. Он защищает твою одежду от грязи, когда ты возишься на кухне, – объяснила она.
     – Я знаю это, болван! Я имею в виду, почему ты… – с ясностью, что приходит только от удара катящимся со склона камнем, Набики изучала Ранму. Осанка, манеры, даже интонация и выбор слов. Слезы вновь покатились по ее лицу. – Ты… ты теперь девушка, да? – Ранма и Касуми кивнули. – Это все моя вина! О, Ранма, мне так жаль! Я подталкивала и подталкивала, я была ужасна, и теперь… теперь…
     – Набики, – нахмурилась Касуми, – нет, это не имеет с тобой ничего общего. Ра-тян необходимо поработать над принятием своей женственности.
     – Ага! Теперь, когда я парень — я парень, и когда я девушка — я девушка.[1]
     – В самом деле? – поморщила она нос из-за странного выбора местоимений.
     – Ага. Ты помнишь разговор, который у нас был, когда я только приехала, сразу после того, как Аканэ стала моей невестой?
     Набики кивнула.
     – Я сказала, что это ловко, что ты можешь превратиться в девушку, и ты взорвался.
     Потирая затылок, невысокая девушка ответила:
     – Думаю, я изменила свое мнение, ну или я на самом деле смогла признаться себя. Я вроде как иногда бываю девушкой. Я надеюсь, ты не думаешь, что это слишком странно, потому что мне бы хотелось еще одну старшую сестру. – Покраснев, Ранма, наконец, взглянула Набики в глаза.
     Опасаясь презрения, она увидела принятие.
     – Я всегда говорила, что это ловко. Ты хороший парень, Саотоме Ранма, в отличие от червя, что ты защитил прошлым вечером.
     – Нет ничего, что ты можешь исправить в прошлом, На-тян. Ты можешь только попробовать сделать будущее лучше.
     Касуми обняла их обеих и пробормотала:
     – На следующую девичью прогулку мы пойдем втроем.
Настоящее
     Ранма спрыгнула вниз. Она уже приблизилась к магазину особых специй, куда ее послала Ка-тян, дальше ей нужно было идти нормально, чтобы можно было проверять адреса. Когда рыжая принялась разыскивать магазин, ее размышления продолжились.
Три недели назад (Тендо Аканэ)
     Аканэ плюхнулась на диван, лениво интересуясь, где все. Репетицию отменили, так что она пришла домой раньше. Папа и Саотоме-сан собирались потратить день, рыская по книжным лавкам района Дзин-бо, разыскивая старые свитки с секретами боевых искусств. Иногда удивляло, что можно найти в таких магазинах.
     Но если с этим двумя все было ясно, то где были Касуми и Набики? Касуми редко покидала дом надолго, да и Набики в последние пару недель стала настоящим домоседом. Эта ситуация с Оямой, должно быть, ударила ее сильнее, чем полагала младшая Тендо. Ворча про себя, она решила, что Ранма где-то тренировался или проводил время с одной из своих "девушек".
     Последняя мысль заставила ее почувствовать себя виноватой. Ранма в последнее время вел себя куда лучше, но были причины, сделавшие ее нрав еще менее предсказуемым. Худший инцидент произошел на прошлой неделе, когда ее менструация ударила словно тонной кирпичей. Судороги. Несчастная и озлобленная, Аканэ просто хотела, чтобы ее оставили в покое, но Ранма пришел в ее комнату и предложил сделать ей массаж. Это было чудесно, пока она не спросила Ранму, откуда он так точно знает, куда нажимать, чтобы облегчить судороги. Сухой ответ парня, что у него бывали судороги во время его нечастых месячных, и знает он именно поэтому, привел Аканэ в ярость. Она поднялась и избила его за их отношения, за знание того, что она чувствует, и за сочувствие.
     Аканэ вздрогнула, когда наружная дверь открылась. Она услышала крик "Мы дома!", хихиканье и шелест сумок. Касуми практически пропела:
     – Хорошо прогулялись, На-тян!
     Дрожащее сопрано вторило ее словам.
     – Да, было слишком, слишком весело, но что это будет мне стоить?
     – Ну, – протянуло сильное контральто, в котором Аканэ признала Набики, – ты должна позволить мне взять эти черные шорты, что ты купила. Кто бы мог подумать, что у тебя такое чувство стиля, Рыжая?
     Со смешком в голосе "Рыжая" ответила:
     – Все благодаря Школе Боевых Искусств хождения по магазинам одежды.
     Хихикая, три девушки вошли в гостиную, только чтобы столкнуться с пугающим видением. Милое личико Аканэ было искажено яростью, хотя так же там был и тонкий налет страха. Ее красная боевая аура расцвела вокруг нее.
     – Рааанмаааа, какого черта ты творишь, извращенец?
     На краткий миг рыжая съежилась, став парнем в теле девушки. Глубоко вдохнув и пробормотав свою мантру, Ранма выпрямилась и взглянула Аканэ в глаза, снова будучи девушкой.
     – Ну, никого не было, так что Ка-тян, На-тян и я пошли немного повеселиться.
     – Заткнись, чертов извращенец! – ярость Аканэ заледенела, и на ее лице появилась злая улыбка. – Я вижу, ты теперь носишь лифчик. Становишься все более женственной девушкой, Ранма? – промурлыкала младшая Тендо. Ее глаза в шоке распахнулись, когда она услышала ответ.
     – Ну, да, я не собираюсь без него выходить в люди, – ярость Аканэ разгорелась вновь.
     – Ну, ты выглядишь как тупая шлюха! – прорычала она, хватая свой синай. – Не могу поверить, что ты втянул в это Набики и Касуми! – В глазах рыжей заблестели слезы. Аканэ смутно заметила, что и Набики выглядит готовой заплакать, что было довольно странно. Ярость Аканэ достигла новых высот. – Что ты сделал с моей сестрой, извра…
     Напыщенная речь Аканэ прервалась, когда Касуми шагнула к ней и отвесила пощечину.
     – Достаточно и более чем достаточно, Тендо Аканэ. Рыжая, Ранма, почему бы тебе не пойти в свою комнату. Набики, помоги ей, ладно? Мы немного поговорим Тендо Аканэ. ПРЯМО СЕЙЧАС!
     Набики и Ранма так никогда и не узнали, что за Разговор был у них, но он изменил все.
     Аканэ провела остаток выходных в своей комнате. Сперва она была в ярости. Касуми дала ей пощечину! Но все же Аканэ медленно успокоилась. Она не могла заставить себя ударить Касуми, и Касуми просто продолжала говорить, с такой ясной злостью, какую Аканэ никогда у нее не видела… Старшая девушка принялась задавать вопросы. Через несколько часов младшая Тендо отправилась в свою комнату, чтобы все обдумать.
     Оглядываясь назад, становится очевидно, что Ранма был таким же извращенцем как и любой семнадцатилетний парень. Заносчивый идиот, но не извращенец. Так почему же я постоянно называю его так? Последние пару месяцев он был кем угодно, но уже не идиотом. Это из-за этого тупого девичьего времени, о котором говорила Касуми?
     Когда он становился лучше, я становилась противнее. Эта драка, когда он помогал мне с судорогами, была явно лишней! В смысле, большинство девушек УБИЛИ бы за такого парня как Ранма, понимающего ежемесячные женские проблемы. Я начинаю думать, что Касуми права.
     Аканэ, проведя остаток воскресенья в размышлениях, рано легла спать. Ей нужно было встать пораньше и распланировать длинный день.
     Поднявшись сразу после рассвета, Аканэ спустилась вниз, где столкнулась с рыжим ураганом. Ранма на высокой скорости мелькала по всей комнате. Там, где она проходила, все становилось чистым и аккуратно сложенным. Шторм уборки остановился, когда Ранма встретилась взглядом с Аканэ. Меньшая девушка была в шортах и подвязанной футболке, отражающих ее активность, хотя Аканэ заметила кораллово-розовую помаду. Она поклонилась.
     – С добрым утром, Саотоме-сан. Надеюсь, вы хорошо спали?
     Смутившись, Ранма кивнула.
     – Хорошо, – продолжила Аканэ. – Я хочу извиниться за то оскорбление, что нанесла вам вчера. Я надеюсь, вы простите меня. – Аканэ низко поклонилась.
     Глаза Ранмы стали просто огромными, когда она, заикаясь, пробормотала:
     – Конечно, Т… Тендо-сан. Я уверена, что вы просто устали.
     Аканэ снова поклонилась.
     – Это не так. Я благодарю вас за ваше великодушие. Мне также нужно поговорить с Касуми. – Ранма смотрела, как она отправилась на кухню.
     Касуми готовила завтрак, когда вошла Аканэ. Касуми холодно взглянула на нее, и Аканэ поклонилась.
     – Старшая сестра, пожалуйста, прими мои извинения за мое грубое и оскорбительное поведение вчера. Я надеюсь, ты простишь меня.
     – Это кое от чего зависит, младшая сестра. Ты извинилась перед Рыжей, то есть, перед Ранмой?
     – Да, старшая сестра, перед тем, как я пришла к тебе.
     Касуми безмятежно улыбнулась, прежде чем потрепать волосы Аканэ. Младшая девушка с удивлением взглянула на Касуми.
     – К… Касуми?
     – О, Боже! Что, я не могу показать немного любви? Ты обдумала то, что я тебе говорила?
     – Да. Я не уверена, но я проясню некоторые вопросы сегодня после школы.
Три недели назад (Саотоме Ранма)
     Ранма делал несвязные попытки выполнить свое домашнее по алгебре, когда его прервал тихий стук в дверь. Слава богу.
     – Войдите.
     Дверь сдвинулась в сторону, открывая младшую Тендо.
     – Добрый вечер, Ранма-кун. Мы можем поговорить? – Когда парень кивнул, Аканэ со вздохом вошла в комнату.
     Аканэ начала с того, что опустила взгляд.
     – Первое, что я хочу сказать, что мне очень, очень жаль, что я обозвала тебя вчера. Я была совершенно не в себе, – она тихо закончила фразу, – и, боюсь, я знаю, почему.
     – Аканэ?
     – Не можешь сделать мне просто огромное одолжение, Ранма?
     Ранма обдумал это в течение секунды и кивнул.
     – Конечно, если только это не связано с готовкой.
     Красная аура на секунду вспыхнула вокруг младшей Тендо и сразу угасла.
     – Нет. Я хочу поцеловать тебя, и как парня, и как девушку.
     – Чего?
     Темноволосая девушка продолжила:
     – И я могу ударить тебя. Так что заранее прошу прощения, но я попытаюсь держать себя в руках.
     – Э-э… хорошо, Аканэ, я понял.
     Глубоко вздохнув, Аканэ встала и подошла к Ранме. Положив руки ему на плечи, она неуверенно поцеловала его. Когда он начал отвечать ей, она углубила поцелуй, но затем вдруг замерла и отстранилась. Ранма ее отпустил.
     С грустной нежной улыбкой она подняла стакан воды и вылила на него, активируя изменение.
     – Последняя проверка, – Аканэ вновь протянула руки и приблизилась, но едва ее губы коснулись нео-девушки, она резко отстранилась, крича: – Ранма, ты извра…
     Обе девушки застыли, но Аканэ почти сразу отвела глаза.
     – Прости, Ранма, я думала, что лучше контролирую себя.
     – Аканэ-тян, что не так?
     Младшая Тендо немного осела.
     – Касуми объяснила мне, но я не хотела в это верить. Она думает, что корни всех наших проблем не в давлении наших родителей, а в твоем неопределенном гендере и моей гомофобии, моем страхе… сексуальных отношений с девушками. Я это отрицала, но, кажется, я только что доказала себе, что я гомофобна. Даже когда ты парень, я не могу забыть, что ты еще и девушка.
     Аканэ вздохнула.
     – Это-то все и портит! Если бы ты отрицал свою женственность, я бы справилась со своей проблемой, но ты делаешь все только хуже, и все становится наоборот. Боги, что за ситуация.
     Ранма озадаченно склонила голову набок.
     – Так тебя отталкивает моя девичья сторона? – Другая девушка кивнула. – И конечно, все только хуже, раз уж я теперь действительно становлюсь девушкой. Аканэ, бедняжка, это действительно тяжело для тебя?
     Аканэ слегка улыбнулась.
     – Не тяжелее всего того, что я с тобой делала. – Она вздохнула. – Ранма, у меня все еще есть чувства к тебе, но…
     Маленькая рыжевласка с ухмылкой подскочила и захлопала в ладоши.
     – А я знаю! Мы можем просто остаться друзьями?
     Аканэ в шоке осела, а затем рассмеялась.
     – И откуда это взялось?
     – Давай, Аканэ-тян. СЕЙЧАС я девушка, а все девушки знакомятся со словами "Давай будем просто друзьями!" – невзирая на ее веселый тон, слеза скатилась по ее щеке. Я не знаю, смогу ли я еще любить Аканэ-тян, но мы вместе прошли долгий путь.
     Аканэ подхватила одну из слезинок пальцем и сразу вскочила.
     – Сейчас вернусь.
     Ранма слышала, как Аканэ спускается по лестнице, пытаясь понять свои чувства. Все смешалось. Я знаю, что у нас остались чувства друг к другу, но они вызвали столько гнева и возмущения. Наверное, будет лучше, если мы сохраним дружбу и не будем беспокоиться о чувствах.
     Аканэ вернулась в комнату с подносом с чайным сервизом и двумя тарелками дразнящего причудливого шоколада. Одно из изделий было вдвое или втрое крупнее другого.
     – От Гинто, – объяснила брюнетка. – Ничто не говорит "прости" лучше, чем шоколад. – Поставив поднос большей порцией перед Ранмой, Аканэ мило и радушно улыбнулась.
     – Привет. Я Аканэ. Давай дружить?
Настоящее
     Размышления Ранмы прервались, когда она нашла специализированный магазин специй. Просто войдя внутрь она, к своему удовольствию, ощутила богатейший аромат. Рыжая всегда считала себя неплохим поваром, но обнаружение 27 сортов одного только перца открыло перед ней новые горизонты. Изучая новые специи, она вновь убедилась, что кулинария была искусством, наполненным бесконечным разнообразием.
     Выходя с полной сумкой, Ранма кивнула сама себе, поняв, почему Касуми просила пойти именно в этот магазин. Это было невероятно. Ранма знала, что Касуми хотела приготовить особые угощения для следующего собрания Четырех Сестер. Они все еще пытались определить, что же делать в дальнейшем. Пока что Аканэ и Ранма делали вид, что по-прежнему собираются жениться, но это не могло продолжаться вечно. Четыре девушки обсуждали возможность перехода помолвки к одной из старших Тендо, но с этим были те же проблемы.
     Касуми была бы хорошим выбором, добрая и любящая, но и у нее были проблемы с романтикой в отношении Ранмы-девушки, и она все еще была увлечена доктором Тофу. Набики была бы идеальна, так как она была очарована трансгендерным изменением личности Ранмы, но сейчас ее самооценка и самоуважение были потрясены до глубины души. Да и не сможет девушка с нормальной силой продержаться, оказавшись в кипящем котле между их родителями и Нэримской Командой Разрушителей.
     Впрочем, единственно изменение, на которое Четверо согласились, было то, что Ранма начнет ходить в школу девушкой. Она сможет лучше сосредоточиться, и у нее будет меньше стычек. Ранме было любопытно увидеть лицо ее отца, когда она в первый раз появится на завтраке одетой в женскую школьную форму.
     Ранма вскинула голову. Она услышала несомненные звуки боя в нескольких кварталах отсюда, включая более чем одного человека, использующего ки атаки. Поудобнее пристроив сумку, она на полной скорости помчалась взглянуть, что там происходит.

Глава 2: Старые враги и новые друзья.

     Передвигаясь по низким крышам магазинов, Ранма достигла боя гораздо быстрее, чем она ожидала, так как она не чувствовала выплесков ки. Едва рыжеволосая мастер боевых искусств проанализировала бой, она поняла, что ни один из сражающихся не использовал ки, они использовали что-то более мощное. Пока она изучала ситуацию, ночное небо несколько раз осветилось мощными выплесками используемой энергии.
     Внизу, на частично разрушенной улице, четыре девушки в версиях школьной формы с короткими юбками были в безвыходном положении, выстроившись неровным ромбом. Три огромных, отдаленно гуманоидных фигуры окружали их, иногда стреляя черно-фиолетовыми зарядами энергии. Судя по их языку тела и непроизвольным, практически подсознательным движениям, было очевидно, что девушки привыкли уклоняться от таких атак, но в этот раз они удерживали позицию и защищались, как могли.
     Причина была очевидна, так как пятая девушка, одетая в том же стиле, прикрывала трех детей в центре их построения. Она, казалось, была способна блокировать заряды своим коротким жезлом. Ранма охватила всю ситуацию в несколько секунд, ее глаза изумленно распахнулись, когда девушка в красном выпустила закрученный поток пламени, более мощный, чем любой заряд ки, что она когда-либо видела. Ее глаза распахнулись еще шире, когда монстр просто пожал плечами.
     Отлично, это не должно быть слишком уж сложным. Вытащить детей из зоны поражения, и девушки смогут драться так, как они привыкли. Ухмыльнулась рыжая. Потребуется тактическое мастерство, которому учил меня батя. Глубоко вздохнув, она крикнула:
     – Эй, мудак, я здесь!
     Одиннадцать пар глаз повернулись, чтобы найти дерзкую мастера боевых искусств, забравшуюся на четвертый этаж.
     – А я еще думала, что готовка Аканэ выглядит плохо!
     Два чудовища выстрелили зарядами в раздражающую девчонку, изрядно промахнувшись, когда изящная мастер боевых искусств спрыгнула вниз на улицу с пятнадцатиметровой высоты. Она была рада увидеть, как, воспользовавшись отвлечением, высокая девушка в зеленом атаковала, выпустив беспощадную молнию.
     Кувыркнувшись в воздухе и ускорившись до своей максимальной скорости в 60 км/ч, Ранма проскользнула в относительную безопасность построения. Она рассеянно отметила, что не могла разглядеть лиц девушек, впрочем как и получить общее впечатление об их красоте. Тем не менее, когда она взглянула в глаза защищающей детей девушки, на мгновение она увидела прекрасные кристально-синие глаза.
     – Кто ты, черт возьми? – возмутилась проигнорированная Огненная.
     Ранма ухмыльнулась и обратилась к защищающей детей девушке:
     – Я могу забрать этих деток отсюда, а затем мы уберем этих профанов. В трех кварталах отсюда миллион патрульных машин. Там они будут в безопасности.
     Одетая в синее и белое девушка секунду поизучала рыжую и решительно кивнула.
     – Звучит неплохо. Что вам нужно?
     – Сперва я заберу обоих хулиганов, – указала она на двух маленьких мальчиков, затем повернулась к старшему ребенку, – и вернусь за принцессой. Эй, Громовая, Огненная, устройте этой троице заградительный огонь, ладно?
     Одетая в красное девушка просто холодно кивнула, тогда как "Громовая" ухмыльнулась и парировала:
     – Будет сделано, Рыжая.
     – Готовы? Раз. Два. Три!
     Ранма схватила маленьких мальчиков и бросилась оттуда, когда заряды огня и молнии били в сторону двух чудовищ, удерживая их от маршрута, где мчалась рыжая. Запрыгнув на крышу, она быстро исчезла из поля зрения. Единственным комментарием был тихий шепот "Ух ты!" Громовой, когда осада возобновилась.
     Быстро убедившись, что ее груз в порядке, Ранма помчалась к мигающим дальше по улице полицейским машинам. Легко спрыгнув рядом с офицером в штатском, выглядящим так, словно он за все здесь отвечал, Ранма передала мальчиков ему.
     – С теми девушками еще один ребенок, девочка, я принесу ее сюда через несколько минут, – с усмешкой сказала она. Запрыгнув на соседнюю крышу, она помчалась обратно в бой.
     Едва нео-девушка приблизилась к бою, она была замечена девушкой в оранжевой юбке, и та с криком "Она здесь" выстрелила в одного из чудовищ светящейся цепью. Собравшаяся расчистить для рыжей путь, Цепная не заметила чудовища, готовящего огромный заряд у нее за спиной.
     Решив, что девушка не осознает, что может спокойно увернуться от заряда, что было ясно остальным, Ранма спрыгнула на тротуар и прыгнула к владеющей цепью девушке, в то время как чудовище выпустило в нее мощный черный луч. Девушка повернулась и застыла, пойманная сразу инстинктом уклонения и долгом защищать. Незадолго до удара луча Ранма оттолкнула ее; край луча зацепил вернувшуюся мастера боевых искусств. С воплем "Рыжая!" одетая в зеленое воительница схватила их вернувшуюся помощницу и осмотрела ее.
     Повернувшись к своему лидеру, Громовая с облегчением воскликнула:
     – Все в порядке! Единственной жертвой стала ее рубашка!
     Ранма не была так уверена. Хоть боли и не было, сквозь нее прошла болезненная волна.
     Призвав всю свою решимость, миниатюрная мастер боевых искусств улыбнулась девочке.
     – Хорошо, принцесса, твоя мама позвонила и сказала, что ты опаздываешь в постель, так что давай заберем тебя отсюда. – Девочка кивнула. – Огненная, Громовая, на счет три стреляйте вдоль улицы, ладно?
     На "три" огонь и молнии взревели вновь. Ранма держалась позади энергетического прикрытия и быстро меняла курс, обманывая чудовище. Когда она достигла полицейской баррикады, она рухнула на одно колено. Полицейский в штатском поддержал ее, отметил ее поврежденную одежду и с беспокойством спросил:
     – Вы в порядке? Может, медику стоит осмотреть вас? Вы уже героиня, спасшая этих детей.
     Рыжая, морщась, взглянула на него.
     – Я в порядке. Я должна вернуться и помочь. – С этими словами Ранма вновь попрыгала обратно, хоть и гораздо медленнее. Когда она вернулась в бой, построение изменилось. Громовая, Огненная и Цепная выстроились свободной линией, уворачиваясь и обмениваясь с чудовищами атаками. Их лидер держалась позади, присматривая за последней девушкой, над чем-то работающей, глаза девушки были закрыты светящимся визором.
     – Дети в порядке? – не оборачиваясь спросила лидер. Почувствовав дрожь Ранмы, она подставила девушке свое плечо.
     – Да, в порядке. Я думаю, их родители были там и забрали их. А что здесь?
     Огненная выпустила еще один столб пламени и взглянула назад на трио.
     – Давай, Меркурий, где их слабость?
     – Почти получилось… – пробормотала девушка с визором. – Почти… Есть! Цельтесь в…
     Под ее триумфальный крик все три чудовища послали мощные заряды энергии в отвлекшуюся Сенши. Прежде чем она могла отреагировать, оборванная фигура оттолкнула ее в сторону. Лидер девушек споткнулась, но, к счастью, Ранма была прямо там, откуда она могла спасти Меркурий. И, как в замедленной съемке, Ранма вновь была задета одним из энергетических лучей, но в этот раз она смятой кучей рухнула на землю.
     С бессловесным криком лидер прыгнула к их потерявшей сознание помощнице, баюкая маленькую девушку на руках. Со слезами на глазах Меркурий вскочила на ноги и закричала:
     – Цельтесь в плавник на спине! Он действует как антенна, позволяя им выкачивать энергию из всего вокруг.
     Способные маневрировать, обладающие четкой целью, остальные три Сенши быстро расправились со своими противниками. Как только последнее чудовище было сражено точно нацеленным "Crescent Beam", три воительницы помчались к их Принцессе.
     – Что случилось с Рыжей? – обеспокоенно спросила высокая девушка в зеленом. Рубашка маленькой девушки превратилась в лохмотья, но на ней самой не было ни следа. Меркурий, роняя слезы, деловито сканировала павшую девушку.
     – Я не совсем уверена, Юпитер. У нее есть какая-то мощная магия, и она взаимодействует с негативной энергией, что она поглотила. Думаю… думаю, она умирает!
     – Что!
     – Нет! Мы должны что-то сделать!
     – Мун, ты можешь ее исцелить? Используй Скипетр!
     Слезы Меркурий продолжали сиять в тусклом свете, но глаза Мун уже высохли. Она нежно убрала рыжие волосы со лба девушки.
     – Мы уже пытались, Венера. Она была поражена этой силой, когда забирала девочку. А когда вернулась, она просто стоя умирала, – заметила Мун. – Спасти ее сможет только Кристалл.
     Все неверяще выдохнули, особенно одетая в красную юбку Огненная. Она рухнула перед своей Принцессой.
     – Пожалуйста, Усаги, нет, это слишком опасно! Мы не знаем эту девушку. Пожалуйста, – прошептала черноволосая девушка. – Боги, я ненавижу этот высасывающий жизнь камень.
     – Мы знаем ее, Марс, – улыбнулась Мун. – Она спасла трех детей и двух Сенши, рискнув при этом своей жизнью. Мы очень хорошо ее знаем. – Остальные Сенши кивнули, даже, пусть и неохотно, Марс.
     – В любом случае, – тем же тоном продолжила Мун, – я не ожидаю серьезных проблем от исцеления одной маленькой девушки, пусть даже она храбрейшая девушка в Японии. – Мун сделала паузу. – Просто помните, на случай, если что-то пойдет не так, Сейлор Марс – Рей, ты моя наследница, и займешь положение Принцессы. – Остальные четыре девушки ошарашенно уставились на нее. Никогда раньше они не видели свою подругу так глубоко погруженной в свою "Личность Принцессы".
     Сенши Луны вернулась к своему более веселому аспекту.
     – Да ладно вам, ничего не случится, не собираюсь я помирать!
     Сейлор Марс пораженно смотрела на своего лидера, шепча:
     – Ты сказала это перед тем, как… как…
     Сняв брошь с центра большого банта на груди, Мун повернулась и улыбнулась Марс.
     – Обещаю. Мы ждали, пока вы, девочки, не расправитесь с этими Йомами, хорошая работа, кстати, на случай, если мне понадобится ваша поддержка. Взглянув на резко кивнувшую Меркурий, Мун взмахнула рукой с брошью и прокричала: – Moon Crystal Power! – Брошь открылась, высвобождая Серебряный Кристалл. Улыбнувшись напоследок Рей, Сейлор Мун направила силу Серебряного Кристалла на их павшую подругу.
     Мгновенно Мун впала в глубокий транс. Открыв глаза, она обнаружила себя посреди болотистой равнины, усеянной многочисленными омутами. В большинстве из них торчали нацеленные в небо хрупкие на вид бамбуковые шесты.
     Взглянув в небо, вместо облаков или звезд или ясной синевы Сенши увидела вихрь черно-фиолетовой энергии. Громкий всплеск позади нее заставил ее опустить глаза обратно на землю, и она скорее почувствовала, чем увидела, упавшего в пруд человека. Едва вода опала, и поверхность успокоилась, из глубины вынырнула знакомая фигура.
     Их рыжая спасительница взглянула на себя и завопила:
     – Я девушка!
     Мун недоуменно моргнула и улыбнулась. Красивая девушка!
     – И что тут такого, Рыжая-тян?
     Девушка взглянула на нее и улыбнулась в ответ.
     – Думаю, ничего. Но в то время это было настоящим шоком.
     – Так, где мы, Рыжая-тян?
     – О, это Дзюсенкё, Долина проклятых источников, где я и получила проклятье превращаться в девушку. Ну, в нынешнее время я уже не думаю, что это такое уж проклятье.
     Мун кивнула.
     – Судя по небу, эта магия атакована негативной энергией. Это убивает тебя, Рыжая-тян.
     Выбравшись из пруда, Рыжая-тян пожала плечами.
     – Может и так. Но я не думаю, что это настоящая проблема. Думаю, эта тропа может привести к настоящей проблеме.
     Блондинка присмотрелась и согласилась. Помахав на прощанье своей новой подруге, Мун пошла по тропе. В последний раз, когда она видела Рыжую-тян, девушка отжимала свою рубашку. Где-то впереди Сенши услышала слабый кошачий концерт.
     Следуя за поворотом тропы, Мун оказалась на лесной поляне. Омуты исчезли. Обеспокоенная блондинка заинтересовалась, что же происходит. Она поняла, что она каким-то образом попала в разум Рыжей-тян, но Кристалл никогда раньше не делал ничего подобного. И это придавало нынешней ситуации ощущение… важности. Пусть спасение жизни храброй союзницы было важно, это выглядело даже более важным. Ни-в-коем-случае-не-испорть важным. Зная свою глупость, она подумала, что был только один способ, как она могла сделать это.
     Слушать свое сердце.
     Глубоко вздохнув, Сейлор Мун подошла к Темной Яме.
     Все было не так, как она могла ожидать. Лысеющий мужчина в некогда белом ги смотрел вниз, в яму, откуда раздавался ставящий волосы дыбом вой и шипение. Бледнея, Мун услышала доносящиеся из ямы плач и мольбы.
     Это была Рыжая-тян.
     Не колеблясь ни мгновения, блондинка кинулась в яму, готовя себя к отвратительному зрелищу. То, что она увидела, было хуже всех ее кошмаров за все годы. В яме лежала более молодая версия последней союзницы Сейлор Сенши, связанная по рукам и ногам. Она вся была покрыта рыбными сосисками и слоем голодных, диких кошек, царапавших и кусавших ребенка в своей отчаянной борьбе за еду. Из норы несло отходами, мертвыми и умирающими кошками, что только усиливало ужас.
     Сейлор Мун принялась отрывать кошек от крошечной всхлипывающей фигурки, слезы ярости струились по ее щекам. Прошла вечность, прежде чем ей удалось освободить маленькую девочку, хотя временами ей казалось, что это мальчик. Разорвав его/ее путы, Мун взяла пострадавшего ребенка на руки и приготовилась выпрыгнуть из ямы. Рыжая-тян отчаянно вцепилась в нее и пробормотала:
     – Это не их вина.
     Блондинка остановилась и взглянула на свою ношу. На этот раз бормотал черноволосый мальчик:
     – Ты ангел? Ты можешь спасти и их тоже?
     Рыжеволосая девочка повернулась и встретилась своими огромными, доверчивыми голубыми глазами с Сенши. Старшая девушка взглянула на орду кошек, столпившихся чуть дальше дистанции пинка, пытаясь понять, что делать дальше. Слушай свое сердце.
     – Да, думаю, я смогу, Рыжая-тян, но ты должна помочь мне. Хорошо?
     Мальчик кивнул.
     – Что мне делать?
     Сохраняя спокойствие, девушка распорядилась:
     – Давай соберем все сосиски и покормим ими кошек. Когда они успокоятся, я вытащу их из ямы.
     Диких кошек пришлось долго уговаривать есть из рук, но, в итоге, все кошки были накормлены и успокоены. Казалось, сосисок вполне хватило на всех.
     Глядя на стаю кошек, Мун почувствовала, как шевелятся волоски у нее на шее, когда она заметила, что та половина кошек, что кормила она, обзавелась сияющими полумесяцами на лбах. У тех, кого кормила Рыжая-тян, вместо этого был черно-красный символ инь-ян. В яме их было ровно по десять, тех и тех.
     Снова став девочкой, Рыжая-тян подняла свои до боли невинные глаза на старшую девушку.
     – Э-э… Ангел-сама, мы же заберем всех кошечек из ямы?
     Кивнув, Мун принялась выбираться из зловонной норы. Очень скоро два десятка кошек и две девочки были на свободе. Мужчины, которого ранее заметила Мун, видно не было.
     Сенши Луны нахмурилась, увидев, что черная энергия над ними, казалось, стала ближе. Блондинка вновь вытащила Серебряный Кристалл и активировала его, направив его энергию прямо на черноту, и она быстро рассеялась. Удивленно моргнув от такой простой победы, она наблюдала, как серебряная энергия растет и расширяется, размывая мир вокруг нее. Последним, что она видела, была, все еще девочкой, Рыжая-тян, держащая на руках пару кошек, одну с полумесяцем, другую с инь-ян, и улыбающаяся. И в волне сияющего света все исчезло.
     Сейлор Мун открыла глаза, чтобы увидеть тусклый свет, пострадавшую от боя улицу и распростертую фигуру грудастой рыжей. Она подумала, что заметила, как со лба девушки исчезает черно-красный символ инь-ян.
     Сейлор Марс схватила блондинку за руку.
     – Ты в порядке? Что случилось?
     Прислушавшись к себе, Мун поняла:
     – Все прекрасно! Не могу поверить, что я так хорошо себя чувствую после использования Кристалла! Хотя, это было странно. Он как будто перенес меня в другой мир или в прошлое. Я оказалась на каком-то болоте с кучей омутов. Рыжая-тян упала в один из них, а потом сказала мне, что это не проблема. Так что я пошла по тропе и увидела мужчину, кажется, отца Рыжей-тян. Он смотрел в яму, и это было так ужасно! Рыжая-тян была ребенком, лет шести или семи, и она была связана на дне этой ямы, и оттуда так несло! – Мун заплакала. – Она вся была в рыбе, и стая кошек рвала и кусала ее, пытаясь добраться до рыбы. Настолько голодными они были.
     Она едва сдерживала рыдания, Марс погладила ее по спине, и Мун продолжила:
     – Я спасла ее и уже собиралась забрать ее, когда Рыжая-тян попросила меня спасти кошек! Мы так и поступили. И, что еще более странно, у кошек на головах появлялись полумесяцы или такие штуки, как двойная слеза. Потом я развеяла негативную энергию и вернулась сюда. Это тянулось часами! Как долго меня не было? Девочки, надеюсь, вы не волновались?
     Четыре девушки посмотрели друг на друга. Меркурий прочистила горло.
     – Хм, Мун, ты активировала Серебряный Кристалл, закрыла глаза и сразу открыла их. – Мун в замешательстве моргнула. – Даже Марс не успела заволноваться, – улыбнулась синеволосая Сенши, проигнорировав возмущенное отрицание на лице Марс.
     – Ха, – умно прокомментировала их Принцесса. – Кстати, еще кое-что. Когда я… делала то, что я делала, это ощущалось важным. Более важным, чем все, что я когда-либо делала.
     – Даже важнее, чем Берилл? – уточнила Сенши Грома. Усаги кивнула. – Ух ты.
     – Но почему, Сейлор Мун, почему это так важно? – спросила Меркурий.
     Мун пожала плечами.
     – Понятия не имею, это просто так.
     Лунная Принцесса опустилась на колени перед Рыжей-тян и обняла ее. Пристроив голову маленькой девушки к себе на колени, она откинула с ее лба рыжую челку. Немного озабоченно взглянув на Меркурий, Мун поинтересовалась:
     – Разве она не должна была уже проснуться?
     Сенши Льда кивнула, рассеянно вытирая пролитые слезы.
     – Я тоже немного беспокоюсь об этом, – она вновь развернула свой компьютер и сканер.
     Бормоча под нос "хмм" и "любопытно", на что другие Сенши давно перестали обращать внимание, Меркурий изучала их рыжеволосую союзницу. Наконец, она прервалась.
     – Я не совсем уверена, что происходит. Уровень ее энергии сопоставим с энергией Сенши. Происходит какое-то взаимодействие, но я не могу сказать, какое.
     Их блондинка-лидер закусила губу. Обернувшись к Марс, она спросила совета:
     – Ну, Вторая, куда мы ее заберем, на квартиру Юпитер или в храм? Нужно немного уединения для Меркурий. – Мун взглянула на лежащую девушку.
     – Вторая?
     Блондинка сдержанно кивнула.
     – У меня пока нет детей. Ты моя наследница. Вторая в команде. Так мы сообщим ей наши личности или пока подержим это в секрете? Если мы хотим сохранить секрет, храм будет лучшим выбором.
     Едва сдерживая слезы, Марс рассеянно ответила:
     – Да, в храме будет лучше. Больше места, и я смогу читать в огне.
     Тут вмешалась Меркурий:
     – Думаю, это неплохая идея, Мун. Умения Рыжей-тян немного похожи на способности Марс в ее обычном облике. Огонь, возможно, расскажет больше, чем я.
     – Хорошо, тогда идем в Хикава. Юпитер, можешь отнести Рыжую-тян? – Высокая девушка коротко кивнула. – Отлично. Пошли.

Глава 3: Исцеленная.

     Сейлор Мун оглядела комнату, что они все время использовали для встреч. Хвала богам, дедушка Рей уехал из города, чтобы помочь в большом храме в Киото. Его отсутствие позволило им оставаться как Сенши. Луна была в этом абсолютно непреклонна, по крайней мере, пока они не узнают больше. Строго предупредив о сохранении тайны, Луна забрала Артемиса и отправилась расследовать появление Йом, оставив Усаги задачу выяснить больше о Рыжей-тян. Единственной имевшейся у них подсказкой было ученическое удостоверение на имя Саотоме Ранмы, красивого молодого человека, возможно, брата или парня Рыжей-тян. Скорее даже брата, хотя Усаги была уверена, что где-то уже видела его.
     В возмутительные четыре ночи Лунная Принцесса осмотрела свой совет, лишившийся Сейлор Марс. Рей сбросила трансформацию и отправилась в кровать. Она трижды читала в огне о Рыжей-тян, каждый раз получая ответы, что девушка неопасна, важна для будущего и является сосредоточием хаоса. Последнее чтение пронзило юную мико жаром, сейчас ее температура подскочила до 40 градусов, Огонь всегда требовал свою цену.
     Юпитер подсуетилась на кухне, готовя поздний ужин и большой запас закусок. Сейчас она дремала, положив голову на стол рядом с яростно печатающей Меркурий. Венера сидела, сгорбившись, около Рыжей-тян, все еще держа пребывающую без сознания девушку за руку.
     – Ами-тян, тебе стоит немного отдохнуть, – предложила Мун. Меркурий покрасневшими глазами взглянула на своего лидера.
     – Забудь об этом, – огрызнулась она. Глаза Мун расширились. – Она была там со мной, теперь я буду здесь с ней. Так что забудь об этом. – Синеволосая девушка потерла глаза. – Прости, Усаги, я не хотела грубить. – Она на мгновение умолкла и тихо продолжила: – Я вполне уверена, что Рыжая-тян сегодня спасла мне жизнь. Так что я должна…
     – Все в порядке, Ами-тян. Я знаю, что ты имеешь в виду.
     Когда Мун присела взглянуть на работу ее гениальной Сенши, она лениво отбросила волосы Рыжей-тян со лба. Последним, что она увидела, прежде чем уснуть, была Меркурий, постепенно склоняющаяся к поверхности стола.
     Яркое солнце, светившее прямо в глаза, разбудило, наконец, Мун. Девушки были в тех же позах, что она запомнила, но все вернулись к своему обычному облику. Опустив взгляд на Рыжую-тян, она с облегчением увидела, что рыжая выглядит гораздо лучше, больше похожей на спящую, чем на впавшую в кому, как вчера вечером.
     Двигаясь так тихо, как только могла, она подползла к Минако и осторожно потрясла ее, чтобы разбудить. Длинноволосая блондинка проснулась и уже приготовилась что-то сказать, как ее лидер шикнула на нее. Посмотрев на двух других девушек в комнате, две блондинки разбудили своих подруг и на цыпочках выбрались их комнаты.
     Как только она убедилась, что они не побеспокоят их новую подругу, Усаги тихо заговорила:
     – Луна хочет сберечь наши личности в тайне, пока мы не сможем больше узнать о Рыжей-тян. Я полагаю, когда Рей оправится, она сможет присмотреть за Рыжей-тян, пока та не проснется.
     Три девушки кивнули.
     – Тогда давайте проверим Рей, – оживленно сказала Макото. – Эй, ты куда, Усаги? – Их лидер достала свою брошь и двигалась в сторону здания.
     – Не думаю, что стоит оставлять Рыжую-тян одну. Я буду присматривать за ней как Сейлор Мун, пока Ами проверяет Рей. Затем Меркурий подменит меня, так что она сможет понять, что происходит. Если мы будем сменяться около нее, для нее ведь будет менее очевидно, что мы Сейлор Сенши, да? Мако-тян, Мина-тян, вы двое отправляйтесь домой и посмотрите, сможете ли вы найти что-нибудь об этих Йом для Луны и Артемиса. Я боюсь, могли остаться не только они.
     Три девушки тупо уставились на нее и снова кивнули. Каждый раз, как вы думаете, что разобрались в Усаги, она преподносит вам новый сюрприз. Группа разошлась, когда Усаги перешла в тень и трансформировалась.
     Вновь войдя в комнату встреч, Мун остановилась и взглянула на изящную рыжую. Удивительно, как много мастерства и силы могут скрываться в такой малютке. Она на полголовы ниже меня или Ами. Хотелось бы мне знать, видела ли я ее прошлое, действительно ли была та яма? Сенши вздрогнула. И что это за дело с превращением в мальчика и затем в девочку? Блондинка пожала плечами.Наверное, что-то с психикой.
     Она отвлеклась от столь нехарактерного для нее самоанализа, когда предмет ее мыслей застонала. С почти ошеломляющим чувством облегчения Мун бросилась в сторону Рыжей-тян, падая перед ней на колени, когда рыжая открыла глаза. Кобальтовая синь встретила кристальную синь, взаимно признавая связь между ними.
     Эта картина нарушилась, когда Ранма слабо простонала, пытаясь понять происходящее. Я слаба, как котенок. Она мысленно нахмурилась от такого сравнения. С призраком ее фирменной ухмылки, рыжая прохрипела:
     – Мы победили?
     Глаза заблестели от слез, когда Мун кивнула.
     – Как ты себя чувствуешь?
     – Как будто мы умерли, – слабая улыбка не позволила ее словам наполниться ядом. – Где я?
     – В храме Хикава в районе Дзюбан, – Мун принялась рассказывать их легенду. – У мико этого храма, Хино Рей, очень мощные духовные силы, и она несколько раз помогала нам. Она позволяет нам использовать здание при храме. – Хвала богам за гениальных девушек! Я не вижу необходимости лгать ей, но мне не нужен нагоняй от Луны. Или от Рей!
     – Так кто вы такие? Вы не похожи на мастеров боевых искусств.
     – Мы пятеро – Сейлор Сенши, защитницы любви и справедливости! – Ранма улыбнулась на это, и Мун отразила ее улыбку. – Я Сейлор Мун, вроде как лидер. Тебе нужно с кем-нибудь связаться? – продолжила блондинка. – С твоими родителями или, может… с твоим парнем, Ранмой? – беспечно закончила она.
     Только крайняя усталость спасла маленькую девушку от нарастающего взрыва удивления. Сделав долгую паузу, Ранма смогла захихикать, обдумав все это.
     – Нет, это подождет. Мне, кажется, надо поспать еще чуток, ничего? – Ее веки слипались. – И, кстати, Ранма не мой парень, он… больше похож… на моего брата. – Рыжая закрыла глаза и задремала.
     Мун осталась на коленях, поглаживая волосы спящей старшей девушки. Минутой позже Меркурий вошла в дверь.
     – Я слышала, ты что-то говорила, Мун. Рыжая-тян проснулась?
     Блондинка кивнула.
     – Вообще-то, всего на минуту. Голос звучал устало, но она в порядке. Ты понимаешь, что происходит?
     Сенши Льда минуту или около того игралась со своим компьютером, подтверждая свое заключение.
     – Не думаю, что я когда-либо видела нечто подобное. Кристалл, кажется, оставил огромный осадок энергии Серебряного Тысячелетия, этот осадок взаимодействует с магией Рыжей-тян примерно как и негаэнергия, но гораздо мягче. – Меркурий сделала паузу, взглянула на свою Принцессу и пробормотала: – По крайней мере, это не убьет ее, но процесс может поглотить всю ее энергию.
     Светловолосая Сенши побледнела.
     – Что я с ней сделала? Это ведь все моя вина?
     – Я так не думаю, – спокойно ответила Сенши Льда. – Я думаю, это что-то присущее лишь Рыжей-тян. Подумай. Сотни, может, тысячи людей пострадали от негаэнергии. Ты их успешно исцелила. Никто не отреагировал как Рыжая-тян. К тому же, учитывая ее храбрость, было лишь вопросом времени, когда она раскроется. Если бы тебя там не было, ну…
     Меркурий была прервана неожиданными объятиями своего лидера.
     – Спасибо, Ами, ты лучшая. – Взглянув на бывшую на их попечении девушку, она продолжила: – Как скоро она проснется, как ты думаешь?
     Сосредоточенно нахмурившись, синеволосая девушка посоветовалась со своим компьютером.
     – По тому, как стабилизируется ее энергия, я бы сказала, что ей нужен еще час или два.
     – Хорошо, тогда мне хватит времени приготовить блинчики. Я работаю над банановым рецептом. Держу пари, она будет голодной, когда проснется. – Меркурий облизнулась и кивнула. Готовка Усаги приравнивалась к ожиданию катастрофы, если не считать ее блинов. Даже Макото не могла конкурировать с блинами Усаги.
     Мун быстро покинула комнату и, споткнувшись о порог, растянулась неуклюжей кучей. Сдержанные хлопки приветствовали ее, когда она поднялась на ноги. Рей насмешливо аплодировала ее последней неуклюжести. Высунув язык, Мун улыбнулась и весело поприветствовала ее. Она по-прежнему чувствовала себя хорошего, даже несмотря на слишком короткий сон и такой ранний час.
     Сбросив трансформацию, Усаги отправилась за припасами. Средств было немного, но с блинами все получится. Особенно если учесть, что банановые блины лучше всего получались из перезрелых фруктов, тех самых, приобрести которые можно было супер-дешево.
     Когда она возвращалась в храм, ее коммуникатор просигналил. Убедившись, что никто не заметил, насколько продвинутый "мобильник" она достала, Усаги раскрыла его и улыбнулась Минако.
     – Что случилось?
     – Усаги, Артемис и Луна проверили место боя. Арти почти уверен, что эти Йомы были своего рода планом возмездия Берилл. Луна говорит, что они были независимы, не связаны с Генералом. Она полагает, что мы можем встретить еще нескольких, но теперь, когда мы знаем их слабость, они не будут проблемой. Знаешь же, как говорят, кто предупрежден, тот напряжен.
     Откуда-то из-за края кадра раздалось раздраженное:
     – Вооружен, Мина-тян.
     Блондинка вздернула нос.
     – Это глупо, Арти. От того, что ты знаешь, что что-то приближается, дополнительное оружие у тебя не появится. Только то, что у тебя было. – Минако прекратила эту мысль. – Если только ты не Йома.
     – Нет, Мина-тян, это не то, что я имел в виду, конечно, ты права, – вздохнул в знаке поражения белый лунный кот.
     Усаги хихикала, когда они отвлеклись на это.
     – Это хорошие новости, про Йом. Стало тихо, когда Эйл и Энн отбыли. Мне это нравится. Но все равно, Ами заявила, что Рыжая-тян должна очень скоро проснуться. Почему бы вам, девочки, не вернуться в храм вместе с Луной и Артемисом? Я хочу, чтобы Луна встретилась с Рыжей-тян. – Энергичная девушка приостановилась. – Хотя, у нее могут быть проблемы с кошками, если мое видение, или что там это было, было правдой. Но она хотела спасти кошек… – Минако бессмысленно смотрела на своего лидера. – О, кстати, я подумала, что Рыжую-тян надо угостить, так что я готовлю блины.
     Еще два лица появились на экране коммуникатора, вытесняя веселую блондинка.
     – Какие именно, У-тян? Я перемою все посуду, если Рей тебя огорчит! – как маньяк улыбалась Макото.
     Более достойным тоном, но с такой же скрывающейся под ним жадностью, Артемис важно заговорил:
     – Да, я согласен, дорогая принцесса, очень важно как можно скорее встретить новую союзницу. – Усаги захихикала снова.
     – Я решила попробовать новый банановый рецепт. Они должны быть неплохи, поскольку мама убедила Шинго прибраться на кухне. Ну, если завтрак должен быть готов прежде, чем Рыжая-тян проснется, мне стоит поторопиться. Пока, Мина-тян. Артемис, подбери слюни. – Закрыв коммуникатор, она поспешила вернуться в храм.

     Хино Рей и Сейлор Меркурий тихо разговаривали, пока Рыжая-тян спала, иногда бормоча и дергаясь во сне. Сенши снова напряженно работала за своим компьютером, синий визор был развернут, пока Рей сидела, прислонившись к дверному косяку, наблюдая за находящейся на их попечении рыжей.
     – Так что ты думаешь о ней, Меркурий, – спросила черноволосая девушка. – Ты знаешь, Усаги хочет ей все рассказать.
     Сенши Льда монотонно ответила:
     – Здесь я не совсем объективна, и, кроме того, как мы можем решать, прежде чем она проснется?
     – Именно! Кроме того, Усаги может думать что угодно, но ты же знаешь, какое доброе у нее сердце. Эта девушка может быть кем угодно! А что ты имеешь в виду, что не объективна? – смутилась мико.
     – Рыжая-тян прошлым вечером спасла мне жизнь.
     – Но…
     – Нет, – подняла руку синеволосая Сенши. – Я не преувеличиваю. Я почти свалилась после первых попаданий. Я не думаю, что я бы выдержала больше трех. Так что я не совсем объективна, ясно?
     Рей кивнула.
     – Рада, что смогла помочь, Синяя-тян.
     Обе девушки взглянули на рыжую малышку. Один глаз был открыт, на лице была слабая усмешка. У нее была добрая улыбка.
     – Как давно ты слушаешь? – потребовала ответа Рей.
     Ранма пожала плечами.
     – С минуту, я думаю. Достаточно долго, чтобы услышать, что говорит Синия-тян.
     – Синяя-тян?
     Рыжая посмеивалась.
     – Ну, я думала о ваших атаках, но я не видела, как атакуешь ты. Так что, если я — Рыжая-тян, то ты — Синяя-тян. – Синеволосая Сенши улыбнулась.
     – Это Сейлор Меркурий, – гневно сообщила Рей гостью, – из Сейлор Сенши. Я Хино Рей, мико храма Хикава. – черноволосая девушка взяла паузу. – А ты?
     – О, точно. Я Саотоме Ранма, – сказала она, потирая затылок. – Хм, простите. – Две другие девушки заметили растерянный взгляд рыжей. – А где Сейлор Мун?
     Меркурий оборвала Рей прежде, чем та успела выпустить пар.
     – У Сейлор Мун есть и другие дела, которым нужно уделить внимание. Она вернется, но рядом с тобой будут и другие Сенши, если все в порядке. Я хочу поблагодарить тебя за то, что ты сделала прошлым вечером. Это был один из самых храбрых поступков, что я видела.
     Смущение Ранмы было прервано самым желанным отвлечением — запахом свежей пищи. Блондинка с волосами, убранными в два хвостика, прошла мимо Рей, неся поднос с восхитительными на вид блинами и большим стаканом молока. Хотя эта девушка была вымазана мукой и тестом, рыжая усмехнулась, когда она узнала, кто принес такую замечательную штуку.
     – Хорошо, что ты проснулась, Рыжая-тян! Я думала, ты захочешь немного перекусить. – Встав на колени рядом с маленькой девушкой, Усаги опустила поднос и помогла ей принять сидячее положение. Взглянув через плечо на двух пораженных девушек позади, Усаги продолжила: – Не волнуйтесь, там есть еще, я приготовила втрое больше, чем обычно. – Поместив поднос на низенький столик, блондинка поставила еду перед пострадавшей девушкой.
     Ранма взялась за вилку и нетерпеливо зарылась в еду.
     – Спасибо, Сейлор Мун, это великолепно! Как ты их называешь, блуны[2]? – Рыжая прервалась посреди опустошения тарелки. В комнате было абсолютно тихо, если не считать звона вилки и ее быстрого жевания. Смущенно взглянув в глаза других девушек, она поморщилась в ответ на их ошеломленные лица. – Простите. Сила привычки. Батя превращал еду в своего рода тренировку.
     Рей ткнула пальцем в старшую девушку.
     – Как ты узнала… эм… с чего ты решила, что Усаги — Сейлор Мун?
     Озадаченная таким вопросом, Ранма объяснила:
     – Ой, да ладно. Она всего лишь переоделась и немного изменила макияж. Она даже прическу не поменяла! – вопросительно глядя на смущенных девушек, она продолжила: – Если не хотите, чтобы люди узнавали вас, меняйте прически или пользуйтесь поддельными очками или еще что-нибудь подобное. Я довольно неплоха в маскировке, могу помочь.
     Меркурий придвинулась к маленькой девушке.
     – Ты видишь мое лицо?
     Недоумевая, Ранма ответила:
     – Конечно. Кстати говоря, ты довольно похожа на Аканэ… минутку, а ведь верно! Прошлым вечером я вообще не могла видеть, девочки, ваших лиц. Почему теперь я могу?
     Синеволосая Сенши покачала головой.
     – Я не уверена, Рыжая-тян… эм… Ранма. Когда Сейлор Мун исцелила тебя, твоя реакция была непохожа ни на что, что я раньше видела. У тебя все еще огромное количество Серебряной энергии, и я не могу понять, почему. Она, кажется, взаимодействует с той мощной магией, что уже влияет на тебя. Знаешь ли ты об этой магии, это твое заклинание?
     – Да, я знаю, что это. Я могу показать.
     – Минутку. Ранма? Разве это не имя твоего брата? – Усаги сдулась под изумленным взглядом девушки.
     – Ну… типа того. Это часть проклятья. Лучше, если я покажу вам. Никто мне не верит, пока я не покажу, не то чтобы я их обвиняю. Черт, я бы и сама не поверила, не живи я с этим. – Она повернулась к Рей. – Пожалуйста, не могли бы вы принести мне немного горячей и холодной воды?
     Пока Рей смотрела на нее, Усаги поднялась.
     – Я принесу. Ничего, если я позову остальную команду? Если тут нет никакого секрета. Хочешь еще немного блинчиков? – Рыжая с энтузиазмом кивнула. Рей и Меркурий по-щенячьи взглянули на своего лидера. Усаги хихикнула. – Я принесу и вам тоже. Даже холодные, они очень хороши.
     Три девушки ждали молча, Меркурий по-прежнему печатала на своем компьютере и покачивала головой. Ранма воспользовалась возможностью прикончить блины. Рей злилась.
     К счастью, они ждали не слишком долго. Усаги вернулась, таща за собой Минако и Макото, все они несли подносы с блинами. Никем не замеченные, внутрь заглянули две кошки. Когда все были представлены, группа принялась за дело.
     Ранма уже узнала важную часть информации. Темные секреты и махо-сёдзё отошли на второй план, уступив блинам Усаги. Даже Рей с почтением относилась к ним. Единственным звуком в комнате был звон вилок и слабые возгласы одобрения. Единственным звуком, пока Усаги не поставила задумчиво тарелку для двух лунных кошек.
     Реакция Ранмы была предсказуема для всех, кто ее знал. Отпрыгнув назад, она закричала:
     – Кошка! – Испуганная Усаги схватила ее за руку.
     – Рыжая-тян?
     Маленькая девушка застыла. Не от страха, совсем наоборот. Она не боялась кошек. Может, тревожилась, но не боялась. Ранма подняла изумленный взгляд.
     – Я не боюсь. После той Ямы я всегда боялась кошек, но теперь… – рыжая уставилась на что-то, что могла видеть только она. – Мне нравились кошки. Они были моими любимыми животными.
     Усаги успокаивающе сжала ее руку.
     – Так Яма была настоящей? Ты действительно прошла через это? – Ранма кивнула. Усаги сжала маленькую девушку в крепких объятиях.
     – Откуда ты знаешь об обучении Нэко-кену, Сейлор Мун? Эм… в смысле, Усаги-сан?
     – Я видела это когда исцеляла тебя. Может, я при этом исцелила и ущерб от этой пытки? – Заметив шокированные взгляды Минако, Макото и Артемиса и неодобрительный взгляд Луны, Усаги постарась объяснить: – Я ничего не говорила! Она может видеть сквозь маскировочные поля!
     – Правда? – оживилась Минако. Ранма кивнула.
     – Думаю, да, хотя вчера вечером я этого не могла, – она указала на Рей, Минако и Макото, – но, ручаюсь, вы, девочки, остальные три вчерашние махо-сёдзё, да?
     Луна вскочила на столик рядом с Ранмой. Нео-девушка вздрогнула, когда черная лунная кошка вполне осмысленно взглянула ей в глаза.
     – Ты не можешь никому об этом рассказывать. Такие действия могут привести к гибели их семей. – Ранма моргнула.
     Рыжая с торжественным видом подняла руку.
     – Клянусь. Честью мастера боевых искусств. – Пять девушек и две кошки недоверчиво уставились на нее. – Что?
     Меркурий отмерла первой.
     – Хм, ты хоть немного удивилась тому, что Луна может говорить? – остальные Сенши многозначительно кивнули.
     Группа наблюдала, как левая рука Ранмы непроизвольно двинулась и почесала Луну за ухом. Черная кошка растеклась мохнатой лужей.
     – Я видела вещи страннее говорящих кошек, без обид. Ну, и, вы ведь махо-сёдзё, а? Было бы удивительно, если б ваши кошки не разговаривали. – Рыжая взглянула на предавшую ее руку и отдернула ее.
     – В любом случае, лучший способ доверять кому-то, когда и они доверяют тебе. Когда я тренировалась, путешествуя с батей по Китаю, мы попали в тренировочную долину, полную этих водных источников…
     – …с торчащими из них бамбуковыми шестами! – вмешалась Усаги. – Я видела это, когда исцеляла тебя. – Ранма кивнула.
     – Это место называется Дзюсенкё. Там я была проклята. – Рыжая взяла чайник. – Когда на меня попадает горячая вода, я превращаюсь в парня. – Она принялась лить воду на голову. И лить. И лить. Наконец, когда чайник почти опустел, он почувствовал знакомое покалывание трансформации.
     Реакция различалась. Кошки были непроницаемы. Усаги кивала и улыбалась, как будто этого она и ожидала. Рей и Меркурий были шокированы, но глядели на него с некоторым сочувствием, и не без небольшого очарования со стороны гениальной части Сенши. Минако и Макото тревожили его. Они мечтательно смотрели на него, что Ранма видел и раньше. Лучше продолжить демонстрацию.
     Дрожащей рукой черноволосый парень взял кувшин с водой и уронил несколько капель на свою протянутую руку. Покалывание преобразования ударило его, едва первая капля коснулась его кожи.
     Тихим голосом рыжая продолжила:
     – Когда на меня попадает холодная вода, я превращаюсь в девушку.
     – Так кто ты? – потребовала Рей.
     – Я родилась мужчиной, но сейчас я, вроде как, то и то, – рассеянно объяснила маленькая девушка, глядя на каплю воды на руке.
     – Что-то не так, Рыжая-тян… эм… Ранма-тян? – осведомилась наблюдательная Меркурий.
     – Ну, для изменения потребовалось гораздо больше, чем обычно, горячей воды. И гораздо меньше холодной.
     – Так условия проклятия изменились? Вполне возможно, это из-за того, что Серебряная энергия взаимодействует с магией твоего проклятия. Точнее, я знаю, что взаимодействие есть, просто я не знаю, что оно делает. – Меркурий постучала по своему компьютеру. – Но я выясню, Рыжая-тян.
     – Спасибо, Синяя-тян, – ответила все еще волнующаяся Ранма. – Мне лучше позвонить в додзе Тендо, пусть они узнают, что произошло, они, наверное, волнуются. – Повернувшись к Рей, маленькая мастер боевых искусств продолжила: – Я могу остаться здесь ненадолго? Только чтобы восстановить силы и позволить Синей… эм… Меркурий выяснить, что происходит с проклятьем? – Мико кивнула.
     – Я покажу вам, где телефон, Саотоме-сан.
     Пока телефон на другом конце провода звонил, Ранма записала номер додзе Тендо.
     – Просто на случай, если что-то случится, или я вам, девочки, понадоблюсь, когда вернусь домой. – Рей кивнула.
     – Здравствуйте, дом Тендо.
     – Привет, Ка-тян, это Рыжая.
     – Рыжая! Мы уже беспокоились. Ты в порядке?
     Ранма быстро объяснила обстоятельства, и что она лежала слабой, пока не почувствовала себя в лучшей форме, такой, как в Нэриме. Рассказав Касуми о храме, рыжая предположила, что вернется домой через день или два. Касуми пообещала сдержать тылы и позаботиться об отцах, хотя старшая девушка сообщила, что Аканэ может захотеть навестить храм с визитом, чтобы "убедиться, что ее лучшая подруга не была атакована кучей извращенцев".
     Прикрыв микрофон и тихо хихикая, Ранма повернулась к Рей.
     – Будет нормально, если подруга заглянет? Она может захотеть убедиться, что я в порядке.
     Черноволосая девушка улыбнулась.
     – Конечно, только будьте уверены, что она сперва представится, по понятным причинам. – Рей приняла позу, в которой она обычно призывала Пламя Марса. Ранма кивнула и передала просьбу Касуми.
     После обмена прощаниями две девушки вернулись в зал. Пока они отсутствовали, Меркурий вернулась к своему обычному облику, и была вновь представлена Ранме как Мидзуно Ами. Не теряя времени, синеволосая девушки взялась за дело.
     – Рыжая-тян, я проследила за изменением данных во времени, и, судя по ним, Серебряная энергия, что осталась в тебе, изменяет или удаляет твое проклятье. Не могла бы ты измениться пару раз, чтобы я могла считать показания? – Нервно кивнув, девушка с косичкой огляделась.
     – О, мы приготовили не крыльце несколько чайников и кастрюль. Не нужно устраивать здесь беспорядка. – Ами принялась выгонять людей наружу.
     Оказавшись на улице, Ранма не стала терять времени, пытаясь измениться. К ее ужасу, потребовалось почти два полных чайника, чтобы вернуть его мужество. Когда Ами кивнула, Ранма взял стакан холодной воды и, мгновенно изменившись при этом, поразилась.
     – Что случилось?
     С полным сочувствия взглядом, гениальная девушка объяснила:
     – Я думаю, что конденсата на стекле оказалось достаточно, чтобы вызвать изменение. Серебряная энергия определенно влияет на твое состояние. Она изменяет условие переключения и, возможно, ставит под вопрос даже саму суть заклинания. Я думаю, что через час или около того, вода уже не будет переключать тебя. По сути, ты будешь "исцелена", но ты будешь девушкой.
     – Я должна, я должна измениться, – безумно кричала девушка, переворачивая над головой кастрюлю за кастрюлей. Кроме незначительного потемнения волос, все равно быстро исчезнувшего, она оставалась девушкой. Схватив Рей, она выдохнула:
     – У вас есть фуро? Пожалуйста, могу я им воспользоваться?
     – Ранма-сан… конечно, позвольте мне растопить котел.

     – Она там уже два часа, – взглянула Минако на баню. – Что она там только делает?
     – Размышляет, наверное. Я не могу представить, на что бы было вдруг похоже застрять в теле парня. Даже с переключениями туда и обратно, это должно было быть настоящим шоком для ее, в смысле, его самооценки, – предположила Рей.
     – Пойдемте обедать. Я приготовлю бэнто для Рыжей-тян. Ей просто нужно немного времени, – предложила Макото. Остальные девушки кивнули и двинулись обратно в зал, в то время как Макото заторопилась на кухню.
     Девушки пребывали в глубоких раздумьях, не разговаривая и не глядя друг на друга, пока Луна вдруг не села.
     – Где Усаги?

     Мастер боевых искусств смотрела без слез, когда дверь в ванную комнату, открываясь, скользнула в сторону. Блондинка с собранными в два хвостика волосами тихо присела в стиральной области, смотря на пар, поднимающийся от почти кипящей воды. Молчание длилось несколько минут, пока не было нарушено невеселым смехом.
     – Знаешь, я всегда думала, что так и случится. В смысле, проклятье четыре или пять раз запирало меня в облике девушки, но ни разу в облике парня. Ха, мы все еще называем это проклятьем, но я думаю, что оно мне сильно помогло. Немного сбалансировало мою личность. Боги, я была таким идиотом-мачо. Но теперь все по-другому, понимаешь? Раньше я даже запертой могла чувствовать свою мужскую половину. Я никогда не осознавала этого раньше, но теперь, когда все прошло, это стало очевидным. Тебе не смешно? Мне смешно. – Что-то, что могло бы сойти за смешок, сорвалось с ее губ.
     – Мне жаль, Рыжая-тян.
     – Тебе жаль. – Распаренная девушка медленно встала в фуро. – Тебе жаль? ТЕБЕ ЖАЛЬ! Ты сделала это со мной! Как ты могла так поступить?! Я думала, ты моя подруга, как ты могла так предать меня?!
     Ранма выпрыгнула из воды, красный туман окутал ее, кулак пошел в размах, чтобы выбить жизнь из блондинки. Кобальтовая синь встретила кристальную синь. Разъяренная мастер боевых искусств не увидела в этих кристальных глазах ни страха, ни гнева, лишь понимание. Они словно говорили, Если это то, что тебе нужно, то я готова к этому ради тебя.
     Усаги смотрела, как лицо маленькой девушки сморщилось в скорби и утрате. Рыжеволосая рухнула на пол, и блондинка окутала ее своими объятиями. Ее маленькое тело было охвачено сухими рыданиями, но не пролилось ни слезы.

Глава 4: Друзья и семья.

     Минако изучала ситуацию со всей своей, не такой уж и маленькой, тактической сообразительностью. Вопрос был серьезен, но пока еще не дошел до крайности. У нее еще было четыре. Она взглянула на своих подруг. В их поведении ничего не изменилось. У Мако-тян осталось лишь одно, тогда как Ами сберегла две трети своей доли. Длинноволосая блондинка благоговела перед силой духа меньшей девушки. У Рей и новейшего члена их группы совсем ничего не осталось. Огромнейшим сюрпризом оказалась Усаги, у которой было столько же, сколько и в начале.
     – Мина-тян, печенье Касуми-сэнсэя снова захватило твое сознание? Честно говоря, я согласна, что это лучшее печенье, что я когда-либо пробовала, но Аканэ-сэмпай каждый день приносит свежую выпечку, так что нет никакой необходимости так над ним трястись, – проворчала Макото, осторожно помещая свое последнее печенье в принесенную с собой маленькую коробочку. Тендо Аканэ рассмеялась.
     – Готовка моей сестры всегда так действует на людей, – посмеиваясь, объяснила старшая девушка, но, скользнув взглядом по Усаги, быстро успокоилась.
     Выстроив оставшееся у нее печенье перед собой в ряд, Минако зашептала ему.
     – Они не понимают, что они делают, мои дорогие, нет, не понимают. Они вас не заслуживают. – Веселая обычно блондинка погрузилась в бессвязные бормотания.
     Оставив блондинку крутить роман с выпечкой, остальные девушки продолжили обсуждение. Макото в последний раз взглянула на увлеченную печеньем девушку и вернулась к своим мыслям.
     – Так уже прошло четыре дня, и Рыжая-тян так и не вышла из комнаты и ничего не съела? Это совсем не хорошо. Что она делает, Рей?
     – Ну, она пьет фруктовый сок, что я ей даю. Это Ами придумала, так что она хотя бы чуть-чуть, но питается, но она ничего не ест. Она только спит, смотрит в потолок и практикует движения своего боевого искусства.
     – Ката, – хором поправили Макото и Аканэ.
     Рей проигнорировала их вмешательство.
     – Аканэ-сан, может, вам стоит еще раз поговорить с ней? Вы же ее лучшая подруга, верно?
     Младшая Тендо грустно улыбнулась.
     – Она моя лучшая подруга, но я не уверена, кто я для нее. Я испорченный, эгоистичный, маленький ребенок. – Слеза скатилась у нее по щеке. – Часть меня счастлива, что это произошло. Теперь мне не придется делить свою лучшую подругу и наставницу с парнем, даже если она и есть этот парень. Я действительно не думаю, что мой разговор с ней сильно чем-то поможет.
     – Сестра, ты слишком строга к себе, – успокоила Ами старшую девушку. – Я думаю, что ты отличная подруга, и я уверена, Рыжая-тян тоже так считает.
     – Есть один вопрос, который не дает мне покоя, Аканэ-сан, – спросила Рей, бесстыдно меняя тему. – Если Ранма-сан родился мальчиком, почему же он — она — почему же она настолько женственна? В смысле, я бы и не догадалась, что она была парнем, даже после того, как она продемонстрировала проклятье, я бы поставила все карманные деньги за год, что она девушка, которая превращается в парня. – Макото и Ами энергично кивнули, соглашаясь с ней.
     – С того самого момента, как он получил проклятье, и до нескольких месяцев назад, Рыжая-тян, Ранма всеми силами противился ему. Он всегда был им, даже если был одет в платье! Тогда Касуми убедила его принять свою женственность, когда он был девушкой. Ка-тян думала, что Ранме было действительно больно вести себя как мужчина, когда она девушка, своего рода гендерная дисфункция. И я думаю, что она оказалась права, потому что это изменение действительно помогло Рыжей-тян. Я имею в виду, Ранме. Теперь и я ее так называю! – Остальные четыре девушки усмехнулись.
     – Просто это подходит ей, только и всего, – призналась Ами. – Кроме того, она прозвала меня Синей-тян, и мне это отчасти понравилось.
     Рей постаралась не отвлекаться.
     – Так что, ей стало удобнее, изменившись, вести себя как девушка?
     Аканэ покачала головой.
     – Нет, Рей-сан, она девушка, когда она превращается в девушку. Это не действия и не притворство. Чтобы понять это, мне потребовалось некоторое время, но когда она девушка, она такая же девушка, как вы и я.
     – Я все равно не понимаю, – нахмурилась мико. – Я не имею в виду, что я бесчувственна, но в чем же тогда проблема, почему Ранма-сан так расстроилась, если она настоящая девушка, когда она девушка?
     Хоть и выглядя немного сердито, Усаги заговорила спокойным тоном:
     – Только то, что она девушка, не значит, что она все время хочет быть девушкой, Рей-тян. Мне кажется, это как когда ты уезжаешь на каникулы и ночуешь под отрытым небом или в деревенском домике. Это весело, но ты будешь рада вернуться домой. Ты не захочешь так жить.
     – Я думаю, это хорошая аналогия, Усаги-тян. Я не знаю, впала ли сейчас Рыжая-тян, да блин, Ранма, в депрессию или просто приспосабливается. Должна сказать вам, что никто не может хандрить так, как Ранма. Ну, кроме меня, наверно, – с усмешкой закончила Аканэ. – Я уважаю ее пространство, но совсем не есть вредно для здоровья, особенно для Рыжей… э-э… Ранмы. Ей нужно много еды. Так что я вызываю тяжелую артиллерию. – После такого заявления даже Минако вышла из своего транса над печеньем.
     – Что вы имеете в виду, Аканэ-сан? – озвучила Усаги мысли всех остальных.
     Повернувшись к Рей, старшая девушка спросила:
     – Будет нормально, если моя сестра Касуми придет завтра? Если все в порядке, она, наверное, еще и захочет приготовить обед.
     Четыре щенячьих взгляда сошлись на Рей. Черт возьми, даже Ами! Я раньше не видела, чтобы она так делала.
     – Конечно, мы будем рады Касуми-сан. Хотя мне будет неловко позволить гостье готовить… – черноволосая девушка резко замолчала из одного лишь чувства самосохранения. В глазах ее подруг таилось обещание ужасной смерти, в случае если она закончит это предложение.
     – Ерунда, – усмехнулась не обратившая на это внимания Аканэ. – Касуми любит готовить, и она говорила, что хочет приготовить что-нибудь особенное, чтобы отблагодарить вас, девочки, за то, что помогли Рыжей-тян. Особенно вас, Рей-сан.
     Черноволосая девушка покраснела.
     – Ранма-сан заслужила любой помощи, что я могла ей дать. Кроме того, когда спросите Сейлор Сенши, ну…
     Взгляд Аканэ засиял.
     – Это так круто, что вы, девочки, дружите с ними! Я действительно завидую вам. Я была их поклонницей с самого первого их появления.
     – Ну, вообще-то, это Рей их подруга, – объяснила Ами, придерживаясь их легенды. – Она довольно известна благодаря своим духовным силам, и Сенши время от времени советуются с ней о своих битвах. – Рей покраснела.
     – Кроме того, Аканэ-сэмпай, с вашими невероятными боевыми навыками, я уверена, вы бы стали прекрасной Сенши! – восторгалась Макото. Теперь настала очередь Аканэ краснеть.
     Так странно. Я так привыкла, что уступаю почти всем мастерам Нэримы, что я не верила Ранме, когда она говорила, что я вхожу в первые пять процентов мастеров боевых искусств в мире. Я полагала, что она просто пытается подбодрить меня, но Мако-тян открыла мне глаза.
     – Спасибо, Мако-тян, но, как я уже говорила, Ранма гораздо лучше меня. – Высокая девушка со скепсисом посмотрела на Аканэ. Младшая Тендо заметила такой же взгляд от Рей, Минако и Ами. Аканэ улыбнулась. – Увидите. В любом случае, мне уже скоро пора идти, еще домашнее нужно сделать. Поспаррингуем перед этим немного, Мако-тян?
     – Конечно, сэмпай, буду рада.
     Когда два мастера боевых искусств приняли стойку, остальные девушки продолжили болтать между собой.
     – Знаете, Мако-тян высказала интересную мысль. Сестра бы была неплохой Сенши. Не могу поверить, Мако-тян даже пальцем не смогла дотронуться до сестры, а потом Аканэ просто вырубила ее с одного удара. – Ами покачала головой. – Насколько сестра сильна?
     Рей посмотрела, как Аканэ избегает атак Макото, а затем показывает высокой девушке, как читает ее.
     – Пару дней назад мне нужно было передвинуть церемониальную статую. Когда я упомянула об этом Аканэ-сан, она просто спросила, где она, подняла ее и держала, спрашивая, куда ее поставить. Она весила как минимум 150 килограммов. – Остальные девушки ахнули.
     – Для меня или Усаги это было бы возможно разве что в форме Сенши, – воскликнула Минако, забыв про печенье. – И Рыжая-тян СИЛЬНЕЕ?
     – Нет, – покачала головой Ами. – Рыжая-тян лучше, но не сильнее. Как утверждает сестра, намного лучше. Вспомните, что Рыжая-тян сделала тем вечером.
     – Как вы думаете, не стоит ли нам рассказать Аканэ-тян о… нас? Рыжая-тян уже знает, они бы могли сильно помочь нам с нашими тренировками. – Аканэ сбила Макото с ног, и трижды ударила девушку с собранными в хвост волосами, прежде чем та коснулась земли.
     – Мы их даже и недели еще не знаем, Минако, – указала Рей.
     – Но, кажется, что даже дольше, – пробормотала Усаги, когда спарринг-партнеры вернулись обратно к группе. Счастливая, помятая и потная Макото повернулась к едва запыхавшейся Аканэ.
     – Спасибо, сэмпай! Я не могу поверить, насколько вы хороши. И я еще никогда не встречала девушку сильнее себя.
     – Просто помни, – ухмыльнулась Аканэ, – я готовлю тебя к столкновению с МОЕЙ наставницей. Я с трудом могу до нее дотронуться. – Другая девушка улыбнулась, предполагая, что это преувеличение. – Ну, девочки, увидимся завтра, с Касуми. Рыжая драконица будет извлечена из своего логова!

     Упомянутая пара поднималась по длинной лестнице до храма Хикава. Меньшая из двоих несла несколько постоянно позвякивающих мешков. Высокая девушка несла лишь пару больших коробок. Завершив свое восхождение, они встретились с мико этого храма.
     – Добрый день, Аканэ-сан. Девушки должны скоро подойти. – Рей продолжила подметать мощеный двор.
     – Привет, Рей-сан. Надеюсь, Усаги-тян не слишком опоздает. Рей-сан, это моя сестра, Касуми. – Старшая Тендо поклонилась. – Ка-тян, это одна из моих новых подруг, Хино Рей, здешняя мико и подруга Сейлор Сенши. – Черноволосая девушка низко поклонилась.
     – Добро пожаловать в храм, Тендо-сан. Для меня честь встретиться с вами.
     Улыбнувшись, Касуми ответила:
     – О, боже, зачем же так формально? Уж не знаю, как с этим в Дзюбане, но в Нэриме, если ты знаешь кого-то пару дней, и он не попытался на тебе жениться и не атаковал тебя, то вы все равно что друзья детства. Пожалуйста, зови меня Касуми, или даже Ка-тян, если тебе так будет удобнее.
     Мгновенно почувствовав симпатию к старшей девушке, Рей застенчиво сказала:
     – Тогда я Рей.
     – Эй, а как же я? – крикнула младшая Тендо.
     – Конечно, Аканэ, ты тоже можешь называть меня Рей. Я просто думала, что будет умно быть по-настоящему вежливой с девушкой, которая в состоянии насквозь пробить бетон.
     Успокоившись, Аканэ сменила тему.
     – Мы бы захватили и Набики, но мы подумали, что лучше будет оставить ее присматривать за додзе, чтобы папа и Саотоме-сан не продали его бродячему торговцу бананами.
     Касуми хихикнула, прежде чем повернуться к Рей.
     – Рей-тян, Рыжая так ничего и не съела?
     – Ну, я думаю, Усаги-сан каждый день приносит Ранме-сан твое чудесное печенье. Я почти уверена, что она ест еще и их, но кроме этого и фруктового сока она ничего не ест.
     Касуми на мгновение взглянула в небо, а затем сгорбилась и скрипучим голосом заявила:
     – Хм… она стала упрямой. Только вместе мы сможем обратить ее на сторону еды. Скоро она придет к тебе за пельменями, и ты отправишь ее ко мне.
     Безумно рассмеявшись, Аканэ ненадолго задумалась. Настолько глубоким голосом, насколько она могла, она прогрохотала:
     – Она придет ко мне… за пельменями?
     Кивнув, старшая Тендо продолжила:
     – Я это предвидела. То, как она будет их жаждать, заставит ее сдаться.
     Все еще придерживаясь темного, глубокого голоса, Аканэ подтвердила:
     – Да, моя госпожа.
     Рей, вытаращив глаза, пыталась подавить дикий смех. Касуми заметила это и изменила характер и голос.
     – Ничего, что я слишком по-домашнему? – Мико ошалело помотала головой. – Ну и хорошо. Пельмени для моих союзниц, и для мощных союзниц тоже.
     Рей совсем растерялась, в поисках опоры опершись на метлу. Аканэ безумно улыбалась. Сестра стала еще веселее, когда смогла немного расслабиться. Ранма действительно помогает ей, разделив с ней работу, позволяя сестре немного пожить.
     Касуми вновь сменила тему разговора.
     – Ну, мы немного повеселились, но нам все еще нужно спасти Рыжую! – опомнилась старшая девушка. – У нее есть право и причина впасть в депрессию, но не есть при этом очень, очень плохо. Ты знаешь, сколько она ест, не набирая при этом веса. Это может повлиять на ее здоровье. – Аканэ кивнула.
     – Я надеюсь, вы не будете возражать, Рей-сан, что я принесла немного своих кухонных инструментов и специй. Если все в порядке, я хочу приготовить обед, чтобы выразить вам свою благодарность. Я хочу приготовить сукияки, это одно из любимых блюд Рыжей. Я принесла неплохой апельсиновый торт на десерт и много печенья.
     Вежливо принимая предложение старшей девушки, Рей сияла.
     – Огромное вам спасибо, Касуми. Если ваша готовка так же хороша, как и ваша выпечка, это будет лучший обед, что у нас когда-либо был. Позвольте мне показать вам кухню, а затем вы, наверное, сможете помочь Ранме-сан.

     Ранма смотрела в потолок, развалившись на футоне, предоставленном ей отзывчивой Рей. Ощущение потери все еще было сильно, но постепенно уменьшалось. Теперь подползала вина. Она накричала на Усаги и даже замахнулась, чтобы напасть на нее. На девушку, которая рискнула собственной жизнью, чтобы спасти ее, как резко объяснила Рей. Ранма слегка улыбнулась, вспоминая завершившее ее объяснения едкое "лучше бы ты была этого достойна!"
     Пять дней с Рей позволили ей многое понять о девушке, как мико прятала свое доброе и заботливое сердце под грубым и сердитым поведением. Когда-то в детстве ей было больно и плохо. Большинство людей этого не видели, но, пережив такую же боль, Ранма ее понимала.
     В дверь гостевой комнаты живо постучали. Мелодичный голос Тендо Касуми в образе домохозяйки прервал ее размышления.
     – Ранма-тян, я только что поговорила с этой чудесной девушкой, Хино Рей, и она сказала мне, что ты совсем ничего не ешь. О, боже, Ранма, я так обеспокоилась, что вынуждена была примчаться к тебе. Могу я войти?
     Против своей воли, рыжая немного усмехнулась. Ка-тян начинает забывать. Всего одно "о, боже"?
     – Конечно, входи.
     Старшая Тендо отодвинула дверь, чтобы внести внутрь такую же упаковку, какие в Некохантене использовали для доставки. Осторожно разместив коробку на низеньком столике у двери, Касуми кинулась к пораженной мастеру боевых искусств.
     – Рыжая, я так тобой горжусь! Это был такой фантастический подвиг! Аканэ мне все рассказала. Мне очень жаль, что ты пострадала, и что твой дар заперт, но я не могу еще сильнее гордиться своей сестренкой, – крепко обнимала Касуми младшую девушку. – Я не могу себе представить, что ты сейчас переживаешь, Рыжая. Я знаю, что навсегда остаться девушкой было одним из твоих страхов…
     Касуми наклонилась, чтобы расслышать прервавший ее шепот.
     – Я просто не хотела потерять — его, мою мужскую сторону. Кажется, я была бы также расстроена, если бы я вдруг была "исцелена". Я даже не знала, чем обладала, пока ты не показала мне этого, Ка-тян. Это больно, сестра, почти как от потери руки или ноги.
     Касуми усадила младшую девушку на свернутый футон.
     – Я просто хочу сказать три вещи. Я не буду пытаться тебя ободрить или что-то такое. У тебя есть полное право быть огорченной после такого судьбоносного события. Второе, я хочу напомнить тебе, что у тебя есть друзья и сестры, которые любят тебя. Мы всегда будем рядом с тобой, как ты всегда была рядом с нами. Третье, я не уверена, что ты должна просто смириться с потерей своего облика парня. Навсегда — это довольно долго, а Саотоме Ранма, в итоге, никогда не проигрывает! Как и ни одна из Четырех Сестер!
     Ранма улыбнулась, моргая сквозь слезы.
     – Спасибо, Ка-тян, ты лучшая сестра, которую только может иметь девушка и парень.
     – Еще кое-что. Ты ПОЕШЬ. Что скажут люди, если Саотоме Ранма умрет от голода, отказавшись от приготовленной мной еды. – Касуми открыла упаковку, продемонстрировав десяток еще исходящих паром пельменей. Нос Ранмы дернулся.
     – Это те…
     – Ага, мои знаменитые пельмени с пряной свининой. – Ранма чуть пустила слюну. – А теперь ты съешь их и, хочу добавить, не торопясь, после чего ты пойдешь и искупаешься. От тебя несет. Ты пахнешь хуже, чем готовка Аканэ.
     – Эй! Возьми свои слова назад, Касуми! – Закричала с порога Аканэ. Касуми в шоке посмотрела на сестру, в то время как Ранма немного съежилась. Красная аура окутала младшую Тендо, когда она скрестила на груди руки и гордо выпрямилась. – Ничто не может пахнуть хуже МОЕЙ готовки!
     Шокированный взгляд Касуми уступил улыбке. Обе девушки с удивлением взглянули на Ранму, когда она захихикала. Хихиканье превратилось в смех, а затем усилилось до мощного хохота. Сестры Тендо обменялись обеспокоенными взглядами, а Ранма глубоко вдохнула, и ее смех превратился в рыдания. Две девушки кинулись успокаивать обезумевшую рыжую.
     Касуми облегченно вздохнула. Рыжая, наконец, расплакалась, теперь можно и приступить к исцелению.

     Ранма с отвращением стащила шорты и рубашку. От этой грязи мое настроение становится только хуже. Хорошая ванна сотворит чудеса. Рыжая замерла, осознав, что это будет первая горячая ванна, которую она примет девушкой, и так будет долго. Тяжело взглянув на горячую воду, маленькая девушка просто пожала плечами. Я не заменю кошек горячей водой, все еще удивлялась она исцелению от Нэко-кена. Она закончила раздеваться. В дверь фуро постучали, и она подняла голову.
     – Эм… эй, Рыжая-тя… в смысле, Ранма-сан, могу я войти? – тихим голосом поинтересовалась Усаги.
     – Хм, конечно, Усаги.
     Двое изучали потертый кафель в фуро, демонстрируя увлеченность почти пропавшим узором. После целой вечности обе девушки заговорили:
     – Мне так жаль… – обе девушки остановились, взглянув, наконец, друг на друга.
     – О, пожалуйста, продолжай, – хором сказали они.
     Усаги хихикнула, а Ранма улыбнулась, облегчив тяжесть на сердце блондинки.
     – Хорошо, Усаги, я начну. Хочу, чтобы ты знала, как мне жаль, что я накричала на тебя и угрожала тебе. От Рей я узнала, что ты рисковала жизнью, когда использовала ту Серебряную штуку, но даже если бы и не рисковала, ты просто пыталась спасти меня. У меня не было права…
     – О, Рыжая-тян, у тебя было полное право. Ты пострадала и чувствовала себя преданной, а я была так довольна собой. Я действительно не рисковала собой, с Серебряным Кристаллом Рей преувеличила.
     – Он уже дважды убил тебя. – Усаги молча уставилась на рыжую. Ранма вдруг усмехнулась. – Давай просто согласимся, что мы обе хорошие люди, но не идеальные, – Ранма глубоко вздохнула и нарисовала на своем лице милую улыбку.
     – Привет, я Саотоме Ранма. Будем друзьями?
     Улыбка Усаги была похожа на восходящее солнце.
     – Я очень этого хочу, Рыжая-тян. А теперь давай приведем тебя в порядок, твоя сестра Касуми готовит особенный обед, сукияки, – обе девушки замолкли, в предвкушении задрожав. – Я вся вспотела, когда бежала сюда после задержания, так что потру тебе спинку, если ты потрешь мою.
     – По рукам, – улыбнулась Ранма, усевшись и позволив блондинке приняться за дело. Ей никогда и в голову не могло прийти, как расслабленно она будет себя чувствовать, принимая ванну вместе с отважной блондинкой.
     Ополоснувшись, рыжая принялась намыливать спину Усаги. Маленькая девушка была удивлена тем, как хорошо сложена была Усаги. Если верить Рей, Усаги должна была бы напоминать воздушный шар. Ранма пожала плечами. Наверное, бег помогает.
     Обеду все уделили огромное внимание.
     После того, как дедушка Рей ушел, пораженный видением столь прекрасной еды, все еще смущающей его разум, восемь девушек принялись за изысканный чай с величественным апельсиновым тортом. Закончив сжатый пересказ истории жизни Ранмы, что заставил пять младших девушек неверяще качать головами, Касуми перешла к делу.
     – Рыжая, нам нужно, чтобы ты вернулась домой. Команда Разрушителей беспокоится. Говоря конкретнее, притворная помолвка с Аканэ-тян истончается. Прошлую неделю она была слишком расстроена и обеспокоена, чтобы достойно играть. Укё довольно проницательна, и, хоть Шампу и не демонстрирует особого ума, ее прабабушка это совсем другая история. – Ранма побледнела. – Я знаю, что ты еще не готова, но, боюсь, у нас нет больше времени.
     Ранма вздохнула.
     – Прости, Ка-тян, я уверена, что ты права, но здесь так спокойно. Рей, у тебя и твоего дедушки чудесный храм, хотела бы я здесь остаться. – Аканэ побледнела, когда рыжая перевела взгляд на нее. – Слишком чудесный, чтобы позволить следующему за мной безумию поразить его. – С горящим взором Рей благодарно похлопала маленькую девушку по руке. – Если ты не возражаешь, я останусь здесь еще на пару дней и вернусь домой в это воскресенье.
     – Одну минуту, Рыжая-тян. Если ты думаешь, что мы позволим тебе в одиночку столкнуться с этой ужасной ситуацией, то ты глубоко ошибаешься! – вошла Усаги в режим напыщенной речи. – Ты знаешь, что у меня есть гений, и я не побоюсь ее использовать! Я — кролик на краю! – Все рассмеялись, включая и саму блондинку.
     Ами покраснела, но тоже усмехнулась.
     – Усаги права, Рыжая-тян! Ты была там ради меня, теперь я буду там ради тебя. – У Касуми дернулась бровь. Повернувшись к Аканэ, Ами спросила: – Сестра, Набики-сан сейчас на связи? Если она так проницательна, как ты говоришь, через электронную почту мы сможем что-нибудь придумать, чтобы Рыжая-тян не слишком страдала от своего статуса героини.
     Ранма покраснела, когда ее глаза немного затуманились. Аканэ подошла и утешающе положила руку на плечо своего бывшего жениха.
     – Спасибо, Синяя-тян, спасибо вам всем. Хорошо, когда есть настоящие друзья… и сестры, – пожала она руку Аканэ и улыбнулась Касуми.
     После обязательного группового объятия, Рей оставила за собой последнее слово.
     – Держу пари, Сейлор Сенши тоже помогут.

     Призрак ее старой ухмылки заиграл на губах Набики. Ами-тян невероятна! Нет сомнений, она умнейший человек, что я когда-либо "встретила". Хоть проблемы Рыжей и противные, я сочувствую ей, что она заблокирована, думаю, что Ами и я справимся с большинством из них. И блокировка Рыжей поможет, особенно учитывая, что она была невольной.
     Просматривая последнее письмо, средняя Тендо кивнула. Единственными настоящими проблемами остаются реакция папы и этого дурака Саотоме и решение амазонок. Может быть, еще и мама Рыжей. Две Сейлор Сенши прибудут, а Ами нет? Ухмылка Набики немного окрепла. Не волнуйся, Ами, если я правильно поняла, что происходит, твой секрет умрет со мной. Ха, пять слов, которые, как я думала, я никогда не произнесу.
     Впервые за долгое время Набики была довольна самой собой.

     Три прыгающих по крышам девушки остановились на окраине Нэримы. Меньшая из них махнула рукой, сообщая:
     – Вот и додзе. Много места, а?
     Обе Сенши кивнули. Сейлор Меркурий опустила свой визор и просканировала здания.
     – Я замечаю много недавно начатых строительных и ремонтных работ.
     – Да, и добрая часть из них начата из-за меня, и я этим совсем не горжусь, – немного опустила голову Ранма.
     – Но ведь не большая часть, – сказала Меркурий. Рыжая посмотрела на нее. – Я разговаривала с сестрой.
     Заинтересовавшись, Ранма оживилась.
     – Ага. Синяя-тян, что это за "сестры" с Аканэ-тян? Я понимаю, что вы довольно похожи, но…
     Сенши Льда пожала плечами.
     – Я действительно не знаю. Мы просто удивились этому, когда впервые встретились.
     Мун кивнула.
     – Через час после знакомства они уже звали друг друга сестрами.
     – Может, потому, что мы обе обязаны тебе своей жизнью, Рыжая-тян, – серьезно произнесла Меркурий. Рыжая покраснела и потерла затылок.
     – Нам пора идти. Самое время, и, я думаю, мы не хотим, чтобы слишком много людей видели двух слоняющихся по Нэриме Сейлор Сенши.
     – Трех, – рассеянно поправила Мун. Ранма смущенно посмотрела на нее. – Ну, пошли.
     Три девушки прыгнули к додзе Тендо, приземляясь за его прочной стеной. Ранма упала, как будто спрыгнула со стула, Меркурий сделала три промежуточных прыжка, а Мун растянулась кучей. Рыжая немедленно кинулась к взъерошенной девушке. Боги! Это могло убить ее! Испуганно взглянув на Меркурий, маленькая девушка поразилась, когда гениальная Сенши пожала плечами и виновато улыбнулась. Изумление усилилось, когда Мун привела себя в порядок и направилась к дому, выглядя нисколько не пострадавшей, бормоча себе под нос: "Всегда приятно прибыть преисполненной достоинства."
     Вспомнив как говорить, Ранма кинулась к раздраженной блондинке:
     – Ты в порядке, Ус… Мун? Такое падение могло убить тебя! – положила ей руку на плечо маленькая девушка.
     – Все в порядке, Рыжая-тян. Мун постоянно так делает и еще ни разу толком не пострадала. – Глаза Ранмы удивленно расширились, а затем сузились, когда они вошли в дом.
     Рыжая молча привела двух Сенши в комнату Касуми, обычное место собрания Четырех Сестер. Открыв дверь, Ранма увидела пьющих чай Набики и Касуми.
     – На-тян, Ка-тян, это Сейлор Мун и Сейлор Меркурий. Они прибыли помочь нам с придуманным Набики и Ами планом. Мун, Меркурий, это мои старшие сестры, Тендо Касуми и Набики. А где Аканэ?
     Касуми встала и поклонилась, тогда как Набики помахала и подмигнула вдруг забеспокоившейся Меркурий. Старшая Тендо начала:
     – Добро пожаловать в наш дом. Спасибо, что помогли Ранме. Мы очень это ценим.
     Мун отмахнулась от благодарности.
     – Спасибо, что одолжили нам Рыжую-тян. Она сильно помогла нам выпутаться из тяжелой ситуации. Это меньшее, что мы можем сделать.
     Набики протянула:
     – Да, я думаю, что все те резервные планы, что АМИ и я придумали, довольно неплохи. АМИ довольно проницательна, не правда ли, Сейлор Меркурий? – Сенши Льда слегка кивнула. – О, да, кстати, Аканэ пошла приобрести немного этой чудесной выпечки Гинто. Кажется, она подумала, что прибытие Сейлор Сенши довольно особенный случай, – усмешка Набики дала понять, что она шутит.
     С первого этажа донеслось веселое "Я дома!". Несколько секунд спустя кто-то протопал вверх по лестнице. В комнату ворвалась Аканэ. Замерев, она уставилась на двух Сенши.
     – О, привет, Усаги-тян, сестренка, что за наряды? – Мун разинула рот, тогда как Меркурий просто закрыла глаза.
     Ранма ухмыльнулась, отметив, что другие две Тендо нисколько не удивились.
     – Эти ваши маскировочные поля вообще хоть на кого-нибудь действуют?
     Мун всплеснула руками и закричала:
     – Да! Всегда. Но, почему-то, не на вас.
     Касуми спокойно попивала чай.
     – Если ты подразумеваешь, что я могу видеть ваши лица, то нет, Усаги-тян. Хотя это было довольно очевидно. – Набики согласно кивнула.
     – Ты оставила слишком много улик, Ами. В основном, конечно, потому, что вы так много присматривали за Рыжей.
     К этому моменту младшая Тендо вытаращила глаза.
     – Хотите сказать, что вы настоящие Сейлор Сенши? – Две девушки кивнули. – Рей, Мина-тян и Мако-тян тоже? И вы мне не сказали?
     – Знаешь, сестра, так не честно. Мы должны держать такое в секрете. Иначе это будет слишком опасно для нас и наших семей. Пожалуйста, пойми.
     – Кажется, понимаю, – проворчала Аканэ.
     Мун обняла старших девушек за плечи.
     – Вообще-то мы договаривались все вам рассказать, так что я рада, что все сложилось именно так. Мы задавались вопросом, сможете ли вы с Рыжей-тян помочь нам с тренировками. И еще нам стоит выяснить, почему же вы двое можете видеть сквозь нашу маскировку. Но прямо сейчас это не так важно. Сейчас нам надо помочь Рыжей-тян. – Остальные четыре девушки кивнули. Ранма перевела полный беспокойства взгляд на додзе.

     Когда Четыре Сестры и две Сенши вошли в додзе, Набики прошептала:
     – Ух ты, Заседание Психов. – Большинство причин всего сумасшествия в жизни Ранмы расселись дугой перед шестью приготовленными для девушек матами. Они разбились на группы, что и сподвигло Набики на комментарий. Три амазонки развалились слева, Шампу скучающе, Мус стоически, Колон непроницаемо. Трое родителей спокойно разговаривали, сидя посередине. Несомненно, планируя другую свадьбу или еще что-нибудь. Справа были двое независимых, Рёга и Укё, объединенных лишь своим желанием разделить Ранму и Аканэ.
     Генма немедленно вскочил на ноги и принялся за свою стандартную напыщенную речь:
     – Где ты был, парень, и почему ты все еще девчонка? Превращайся обратно… – он остановился, разглядев двух Сенши. Неспособность нисколько запомнить их лица могла быть очень пугающей.
     Ранма, Аканэ и Набики поклонились и сели, Ранма чуть впереди остальных. Касуми подошла встать рядом с рыжей. Сладким голосом, с едва сдерживаемой ненавистью, она поприветствовала своих гостей и семью.
     – О, благодарю всех прибывших. Думаю, все вы друг друга знаете, но у нас есть несколько особых гостей. О, боже, это так восхитительно! Позвольте мне представить вам двоих из известных Сейлор Сенши, Сейлор Меркурий и их лидера Сейлор Мун!
     Указывая на соответствующие группы, Касуми продолжила:
     – Это Шампу, Мус, Колон, мой отец Тендо Соун, Саотоме Генма и Нодока, Хибики Рёга и Куондзи Укё. Как мне кажется, у Меркурий-сама есть нам что сказать. – Касуми села точно позади Ранмы.
     Нейтральным голосом Меркурий начала рассказывать историю о том, как Ранма пришла на выручку Сенши. Как тем вечером она спасла трех детей и двух Сенши. Как она лицом к лицу столкнулась со смертью, пока Сейлор Мун, рискуя жизнью, не исцелила ее. Об изменениях проклятия Ранмы. Когда Меркурий закончила, все взоры обратились к несчастной маленькой девушке.
     Ранма тихо заговорила:
     – Все верно. Я заблокирована как девушка. Вообще-то, насколько Синяя… э-э… Меркурий может сказать, проклятья больше нет. Много лунной магии, но проклятья нет. Сейчас я девушка. Проклятья там нет. – Рыжая подняла умоляющий взор навстречу своей матери.
     Реакции были различны и предсказуемы. Нодока, Шампу и Укё побледнели, их лица были полны ужаса. Мус и Рёга выглядели так, как будто только что выиграли в лотерее. Колон одновременно была и сочувствующей и разочарованной, кивая, словно подтверждая, что только что сказала Ранма. Соун просто был ошеломлен, с тревожным блеском в глазах.
     Вскочив на ноги, Генма взорвался:
     – Никчемный мальчишка! Как ты мог так поступить? Теперь ты слабая девчонка, которой ты всегда и хотел быть! Как ты мог просто выбросить всю упорную работу твоего отца? Что я сделал, чтобы заслужить такого неблагодарного, бесполезного сына? – Его сарказм оборвался, когда Сейлор Мун подошла и встала лицом к лицу с толстым мастером боевых искусств.
     Напряженным голосом, Мун впервые вмешалась в разговор.
     – Той ночью ваш ребенок спасла пять человек, причем последнюю, Меркурий, уже практически умирая стоя. Мне жаль, что мое исцеление удалило ее способность к трансформации. Я сожалею сильнее, чем могу это показать, но Рыжая-тян здесь совсем не при чем. Вы должны гордиться тем, что она совершила. Мы гордимся.
     Генма взглянул на вмешавшуюся девушку, затем покачал головой.
     – Держись от этого подальше, женщина, это вопрос семейной чести. – Он замолчал, когда Соун поднялся на ноги. – Ну, Тендо, я полагаю, единственным решением будет, если девчонка выйдет за тебя замуж, если ты того пожелаешь.
     На лице Соуна проявилось смешанное выражение стыда и предвкушения.
     – Вообще-то, Саотоме, возможно, будет лучше подождать, чтобы убедиться. Я имею в виду то, что Ранма и раньше бывал заблокирован…
     Набики улыбнулась своему отцу, обрывая его на полуслове.
     – На самом деле, папа, если Ранма теперь всегда будет девушкой, соглашение между нашими семьями недействительно.
     – Что! – вскрикнули оба мужчины. Заметно поколебавшись, Тендо заспорил со своей дочерью, тогда как Саотоме промолчал. – Но Школы должны быть объединены! Мы поклялись…
     Набики плавно подхватила.
     – …женить своих детей для объединения Школ. Ничего насчет женитьбы с кем-то еще. Полагаю, ты мог бы сделать предложение Ранме, папа, но этого нет в соглашении. – Она полуприкрытыми глазами смотрела на двоих мужчин.
     Генма повернулся к Соуну.
     – Нам нужно обсудить этот вопрос, Тендо. – Обернувшись к своему бывшему сыну, старший Саотоме продолжил: – Пока ты не придешь в себя, парень, и не сделаешь то, что от тебя требуется, у меня не будет сына. Идем, Нодока, полагаю, нам пора.
     Ранма не отрываясь смотрела на свою мать. Саотоме Нодока тихо плакала в свои руки.
     – Моего сына больше нет. – Поднявшись, она последовала за Генмой.
     – М-мам?
     Скорбящая женщина заколебалась и полуобернулась обратно к своему ребенку.
     – Пожалуйста, дай мне время, Ранма. Пожалуйста, прости. – Пошарив в рукаве, Нодока протянула пачку йен. Сунув ее в руки Сейлор Мун, обезумевшая женщина прошептала: – Пожалуйста, убедитесь, что мой сын… ребенок получит это. И спасибо что спасли его. – Она убежала вслед за мужем.
     Надолго повисло молчание, когда светловолосая Сенши вернулась к Ранме и остальным и быстро обняла ошеломленную девушку. Аканэ протянула руку, чтобы сжать плечо рыжей, пока Меркурий гладила ее по волосам.
     Наконец, не в силах более сдерживать ликование, Мус прервал молчание:
     – Так в этот раз ты действительно заблокирован, Саотоме? Навсегда?
     – Насколько мы можем судить, да.
     Широко улыбаясь, близорукий парень повернулась к Шампу.
     – Моя дорогая Шампу! Наконец-то ты свободна от своего отвратительно обязательства с Саотоме, теперь мы…
     Муса прервал молниеносный пинок фиолетоволосой девушки. Одетый в белое парень без сознания приземлился в нескольких футах от нее.
     – Спасибо, – пробормотала Аканэ. – Он действовал мне на нервы.
     Не обратив внимания на младшую Тендо, молодая амазонка опустилась на колени перед Ранмой.
     – Это правда? Айжень теперь всегда девушка? – после кивка Ранмы Шампу расплакалась.
     Глядя на Колон, Набики сухо сказала:
     – Думаю, нам больше не нужно волноваться о Поцелуе Брака. Что оставляет только Поцелуй Смерти. – Шампу пришла в ужас. – Поскольку весь прошлый год Шампу преследовала только Поцелуй Брака, я считаю, что у Поцелуя Смерти истек срок, и теперь Ранма свободна от всех обязательств перед амазонками?
     Колон хихикнула.
     – Вовсе нет, Тендо Набики. Я уверена, в их безграничной мудрости Совет оставил Поцелуй Смерти в силе. В конце концов, Поцелуй амазонки является ее обязательством.
     – Похоже, у вас очень удобные законы, старейшина, – заметила Касуми. Колон ухмыльнулась.
     – Будет справедливо сообщить вам, старейшина Колон, что Рыжая-тян, то есть Ранма – Сенши, – заявила Мун. – Не почетная Сенши и не друг, мы считаем ее такой же Сенши как Меркурий или я или любая из остальных.
     – Это угроза, дитя?
     Меркурий плавно вмешалась.
     – Рассматривайте это как вам будет угодно, старейшина, но голосование было единогласным. Мы защищаем друг друга, так же как и Рыжая-тян защитила нас.
     Набики подхватила:
     – Я не думаю, что в интересах нации амазонок будет лучше превратить Сейлор Сенши в своих врагов.
     Скрестив руки на груди, Мун добавила:
     – Или Четырех Сестер. – Все сестры Тендо усмехнулись.
     – Это не важно. Шампу никогда не навредить Айжень, Ранма. Шампу просто глупая гордая девушка. Гордость страдать, потому что Айжень, Ранма побить Шампу очень легко. Шампу очень-очень жаль. Забрать поцелуй и столкнуться с советом. Ранма простить Шампу?
     Потянувшись, маленькая девушка впервые обняла амазонку.
     – Ранма простить Шампу. Шампу хочет быть Ранме другом? – Смеясь и плача одновременно, фиолетоволосая девушка энергично закивала.
     – Хорошо, правнучка, очень хорошо. Самое время, чтобы ты осознала ошибку, которую ты совершила из гордости и зависти. – Остальные в комнате вытаращили глаза.
     – А вы не могли упомянуть это, ну, скажем, год назад? – прохрипела Аканэ.
     – Не дело другим амазонкам вмешиваться в поцелуи, даже старейшинам.
     Закатив глаза, Набики подвела итог:
     – Так Ранма свободна от обязательств? – Колон вздохнула и кивнула.
     Ранма встретила взгляд древней женщины.
     – Пусть обязательств и нет, но взамен за все, чему вы меня научили, если вы будете в беде, разыщите меня, старая му… э-э… старейшина. – Улыбнувшись, рыжая поклонилась, пока ее лоб почти не коснулся пола додзе. – Благодарю, сэнсэй.
     – Буду ждать тебя, ученица. Было в радость учить тебя. Пора нам идти, ресторан сам не заработает. Меркурий-сама, если вы будете так любезны, наколдовать немного холодной воды для господина Не-На-Все-Время, мы откланяемся. – Меркурий исполнила слабую версию своей основной атаки и увидела, как высокий парень стал белой уткой.
     – Еще кое-что, зя… Ранма. Я не думаю, что это был какой-то несчастный случай или совпадение. Я рассчитываю, что моя ученица продолжит творить великие дела. Идем, правнучка.
     Четыре Сестры и две Сенши обернулись к последним двум участникам собрания. Укё все еще боролась со своими чувствами, но первоначальное ликование Рёги угасло и заменилось задумчивым взглядом. Он смотрел на Ранму.
     – Я всегда хотел одолеть тебя, Ранма, но не таким образом. Мне действительно жаль, что так произошло. И… и я просто хочу сказать, что… ну… – клыкастый парень потер затылок и продолжил полушепотом: – это довольно круто, что ты спас всех тех людей.
     Ранма взглянула на него со слезами на глазах, что весьма встревожило Рёгу.
     – Так значит больше никакого "Ранма, готовься к смерти"? – Теряющийся парень покачал головой. – Спасибо, Рёга. Надеюсь, мы снова сможем стать друзьями.
     – Э-э, я не имею в виду, знаешь, м-м… но… ну… ты и Аканэ… – Рёга затих, умоляюще глядя на Ранму.
     Рыжая вздохнула.
     – Мы расстались месяц назад. Аканэ-тян просто очень хорошо притворялась, чтобы сдерживать наших родителей. – Маленькая девушка снова вздохнула. – Ты видишь, насколько хорошо это сработало.
     Слишком уж нетерпеливо Рёга начал:
     – Так ты отдаешь…
     Ранма и Аканэ пристально взглянули на теряющегося парня взглядом василиска.
     – Аканэ-тян не игрушка. Она не моя, чтобы отдавать ее или нет. Если ты хочешь пригласить ее на свидание, то меня это не касается, помимо того, что она моя подруга.
     – Ну, я просто чувствовал бы себя немного лучше, если бы ты… знаешь…
     – Если ты хочешь моего благословения, я дам его на двух условиях. Во-первых, во ВСЕМ признаться Аканэ-тян. – Рёга побелел. – Во-вторых, помнить, что я – лучшая подруга Аканэ. А лучшая подруга девушки никогда не думает, что ее парень ее достоин, – ухмыльнулась Ранма. Рёга мечтательно уставился на Аканэ, к раздражению последней и развлечению остальных девушек.
     Наконец, у Укё вырвалось:
     – Ран-тян, Ран-тян, я все еще зарегистрирована как парень. Если ты девушка, мы все еще можем… можем… – девушка замолчала и опустила голову, – жить во лжи и навредить нам обеим и разрушить нашу дружбу, – с громким вздохом каштановолосая девушка продолжила: – Так нет ни единого шанса, что ты когда-нибудь вернешься?
     Ранма покачала головой. Меркурий поерзала, но прикусила язык.
     – У-тян, из-за меня и бати ты уже потеряла десять лет своей жизни. Пожалуйста, не жди какого-нибудь невозможно решения в далеком будущем. Я хочу, чтобы ты была счастлива и, может быть, останемся подругами?
     Вытирая слезы, Укё кивнула.
     – Я хочу этого, Ран-тян. Слушай, я не знаю, что будет с твоими родителями, но если тебе нужна работа… ну… мне всегда пригодится еще одна официантка. По крайней мере, хотя бы одна действительно будет девушкой.
     – Спасибо, У-тян, буду иметь это в виду.
     – Ну, как сказала старая карга, ресторан сам не заработает. Пошли, герой-любовник, ты сможешь вернуться, когда разберешься со всем и расскажешь Аканэ. – Младшая Тендо яростно покраснела.
     Оставшиеся шесть девушек сидели в уютной тишине, пока Меркурий и Набики не спросили одновременно:
     – Так что же ты будешь делать?
     Касуми дотронулась до сложенных рук Ранмы.
     – Знаешь, ты всегда можешь остаться здесь, Рыжая. Столько, сколько захочешь. Ты наша сестра.
     – Я не знаю, сестра, возможно Рыжей будет лучше оставить некоторую дистанцию между собой и планами, которые возникнут у наших отцов, – нехотя не согласилась Набики. Аканэ опустила взгляд, но медленно кивнула.
     Старшая Тендо вздохнула.
     – Наверное, ты права. Я, кажется, потеряю партнера по кухне. Все гораздо веселее, когда есть с кем поговорить, – две другие Тендо вздрогнули.
     – О, – воскликнула Сейлор Мун. – Деньги, что дала твоя мама, – передала она Ранме пачку. – Сколько там?
     Рыжая быстро пересчитала банкноты и присвистнула.
     – Семьдесят пять тысяч иен. Почему мама носила с собой так много денег? – Маленькая девушка остановилась и задумалась. – Кажется, знаю. Мы обсуждали погашение моего долга тебе, На-тян. Можем начать все с чистого листа, а?
     Набики вдруг заинтересовалась полом додзе.
     – Это твои деньги, Рыжая. Твой долг полностью выплачен.
     – А?
     – Я покажу, только возьму свой гроссбух, – средняя Тендо вышла через открытую дверь.
     Когда Набики вернулась в додзе, она открыла бухгалтерскую книгу в обложке из коричневой кожи.
     – Видишь, вот запись об отмене твоей задолженности, – на странице аккуратным почерком учитывался счет Ранмы. Последняя запись гласила: "27 февраля, получено вместо выплаты в 73.500 иен; душа Тендо Набики. Счет полностью оплачен".
     Ранма взглянула на свою бывшую немезиду. Набики улыбнулась со слезами на глазах и пробормотала:
     – Спасибо, сестренка.

Глава 5: Уроки истории.

     Рей и Ранма мыли крыльцо перед комнатой, где проходили все встречи. Рей обнаружила то, что Касуми уже знала; обременительная рутина становится терпимой, даже забавной, когда ты делишь ее с кем-то готовым помочь. Их разговор по большей части вращался вокруг храма. Было ясно, что Ранме он понравился, и она интересовалась храмом гораздо сильнее, чем любая из Сенши.
     Когда они закончили и отдыхали с лимонадом, мико затронула тему, которая беспокоила ее со вчерашнего вечера.
     – Ранма, мне вот интересно. Ну, кажется, что тебе очень сильно нравится храм Хикава, и мне любопытно, почему же ты не хочешь здесь остаться.
     Ранма оперлась на крыльцо.
     – Это действительно красивое и мирное место, Рей-тян. Я посетила много храмов и монастырей, когда тренировалась с батей, но этот один из самых расслабляющих, что я когда-либо видела. Так почему же я не останусь здесь? Вокруг меня случается всякое, Рей-тян, как драки и тому подобное. Я бы не хотела видеть, как храм Хикава был поврежден из-за меня.
     Рыжая посмотрела на сад для медитаций и слегка улыбнулась.
     – Конечно, то же самое можно сказать и про жилище Мако-тян, но я думаю, что квартиру отремонтировать намного проще, чем этот храм. Надеюсь, ты не будешь возражать, если я буду часто приходить сюда.
     – Вовсе нет! Хотела бы я, чтобы остальные… э-э… я имею в виду, хотела бы я, чтобы девушки были заинтересованы храмом так же как и ты, Ранма. Ами немного интересуется, но Ами интересуется всем. – Уютная тишина окутала двух девушек. Через несколько минут Рей нахмурилась. – Правда, что Ами хотела попросить свою мать удочерить тебя?
     Ранма кивнула.
     – Ага. Полагаю, Синяя-тян думает, что что-то должна мне. Я просто рада, что смогла помочь. Ей будет достаточно быть моей подругой, если она того хочет, кроме того, хоть я и не рассчитываю на батю, я надеюсь, что мама передумает, и смена фамилии этому не сильно поспособствует.
     – Я думаю, что все Сенши хотели бы, чтобы ты переехала к ним. Булкоголовая была права. Ты Сенши, и было бы весьма неплохо жить с подругой, которая понимает, что мы делаем.
     – Ну, что я не понимаю, почему же ни у одной из вас, девушек, нет парней. Ами очень милая, Мина-тян и Усаги две из самых красивых девушек, что я вообще видела, Мако-тян отличный повар и действительно очень красива. И, должна сказать, Рей-тян, ты также сексуальна, как и все они.
     Черноволосая девушка стала столь же красной, как и ее костюм Сенши.
     – Спасибо, Ранма. Честно говоря, у нас у всех есть отталкивающие парней причуды. Я слишком агрессивная, Макото слишком высокая, а Ами слишком умная. Минако немного легкомысленна. У Усаги есть парень, но он и сам Сенши. И вся эта ответственность Сенши не помогает. – Ранма кивнула.
     Через несколько минут, впитав немного спокойствия, Рей поднялась на ноги.
     – Нам лучше поторопиться, Макото принимает душ перед ужином. Надеюсь, ты не против того, чтобы нести футон, который я дарю, для меня он слишком тяжел. – Ранма кивнула, и, забрав футон, они отправились.

     Ранма и Рей оказались последними прибывшими в то, что скоро официально станет квартирой Макото и Ранмы. Хотя четырехкомнатная квартира и вместила бы новую соседку, спасибо скромным жизненным потребностям рыжей, сейчас ее переполнили девять девушек. Когда опоздавшие вошли в дверь, все громко закричали "Ранма!" Героиня часа от смущения стала того же оттенка, что и ее волосы.
     Усаги вскочила и, схватив маленькую девушку, потащила ее к единственному стулу Макото, болтая во время движения.
     – Давай, Рыжая-тян, мы все ждали тебя. Привет, Рей, это футон? – Усаги захлопала в ладоши. – Мы сделаем это в порядке того, как долго каждая из нас тебя знает. Так что просто положим подарок Рей сюда и начнем с Укё-тян.
     Все девушки пришли в восторг, хотя Аканэ растянула сочувственную улыбку и понимающе подмигнула своему бывшему жениху. Нехарактерно для нее, Ами слегка подпрыгивала от сдерживаемой энергии, сидя рядом с Ранмой.
     Укё вручила статное закатно-красное кимоно и щедрое предложение работы. Шампу последовала за ней, с великолепным купальным набором и годовым абонементом в ближайшую баню. Все рассмеялись, когда Ранма подняла бутылочку с пометкой "Шампунь Шампу". Набики была следующей, с улыбкой, как у кота с молокозавода. Средняя Тендо подготовила полный комплект удостоверений личности, все отражали новый пол Ранмы. На вопрос изумленной Рей о том, как она это сделала, Набики пробормотала, что у нее все еще остались некоторые контакты.
     Следующей была Касуми, с красивой парой лакированных палочек для еды, чашкой для еды и картой свободного пользования прачечной в течение года. Аканэ последовала с набором китайских шелков любимой модели Ранмы, но пошитых на ее меньшую фигуру, и несколькими комплектами "разумного" женского белья.
     Рей удалось удивить рыжую, несмотря на то, что Ранма и несла подарок. Футон был новой модели, и мог быть сложен в небольшой диванчик, отличный бонус для скудно обставленной квартиры Макото. Макото достала радио с будильником, тогда как Минако объединила практичность с весельем, вручив красивый комплект постельных принадлежностей и четыре следующих тома Dragon Ball Z. Ами, наконец, получила возможность вручить свои дары, DVD-плейер и набор конспектов для всех классов Ранмы.
     Усаги встала с двумя топами и двумя скромными юбками в руках, которые она и вручила Ранме. Затем блондинка сказала небольшую речь, с маленькой насмешливой улыбкой на губах. Только ее товарищи по команде поняли шутку.
     – Хорошо иметь друзей, и здорово получать подарки! – Все засмеялись. – Но лучший дар – это надежда, и это то, что мы все желаем тебе, – открыв скромную коробку для ювелирных изделий, Усаги достала маленькое колье и закрепила его на шее рыжей. Приподняв свисающий с колье медальон, Ранма увидела на нем символ инь-ян.

     Ранма сухо усмехнулась. Кое-что никогда не меняется, я лежу на крыше своего дома, смотрю на звезды и думаю о жизни, словно это высечено в камне. Так как я отношусь к изменениям? Рыжая задумалась, прежде чем ответить самой себе. Ну, дом Мако-тян – надо, наверное, говорить, Мако-тян и мой – выше, тут меньше уличного шума, больше света. Вот так, я думаю.
     О, ты хочешь сказать, что застряла девушкой. Больше не частично девушка, думаю, я с этим застряла. Она вздохнула, неосознанно потирая подвеску на шее. По крайней мере, я обнаружила, что у меня было. Хотя Усаги и Синяя-тян правы. Слишком рано сдаваться. В любом случае, если верить Колон, у меня больше времени, чем у многих. Она почувствовала, как кто-то присоединился к ней на крыше.
     – Разве тут не уютно? Может бывшая невеста-пацанка присоединиться, или это вечер только для тоскующих рыжих?
     – Не-а, пацанкам сюда нельзя. Но лучшим подругам всегда будут рады. – Аканэ усмехнулась.
     Несколько минут они сидели в молчаливой признательности звездам. В конце концов, младшая Тендо нарушила эту уютную тишину.
     – Хочу знать, как ты справляешься, Ранма. По-настоящему, а не то, как ты об этом думаешь.
     Маленькая девушка резко выдохнула, взметнув челку.
     – Все не так плохо, как я предполагала, – обняла она черноволосую девушку. – Совсем не так плохо, как если бы это произошло год назад. Думаю, мы гораздо лучше как друзья и партнеры.
     – Но?
     Ранма вновь вздохнула.
     – Просто, до того как ты пришла, я думала, что действительно ненавижу, что застряла. – Тихим голосом она продолжила: – Я скучаю по тому, кем я могла быть. Это стало тем выбором, который я могла для себя сделать. Ну, кроме удачи с водой. – Аканэ обняла задумавшуюся девушку. – Ты знаешь, что на самом деле вытащило меня из моей апатии? Ты. Я волновалась, что твое обучение пойдет насмарку. Даже неделя может все испортить. Так. Ученица, мы продолжим завтра. – Аканэ счастливо кивнула. – В додзе все хорошо?
     Темноволосая девушка пожала плечами.
     – Наши отцы что-то замышляют, но с каких пор это новость? О, Рёга хочет о чем-то поговорить со мной. Думаю, он появится через неделю или две. – Аканэ сделала паузу. – У тебя с этим все в порядке?
     – Ага. Ты можешь сделать лучше, но ты можешь также сделать и хуже. – Ранма встала. – Уже поздно, а мне надо быть у У-тян рано утром до школы. – Она обняла Аканэ. – Это займет нас обеих. Завтра вечером я не работаю, но Усаги хочет, чтобы мы собрались после школы. Мы сможем немного поспарринговать в храме.
     – Звучит неплохо. Спокойной ночи, Рыжая.
     – Ночи, Аканэ.

     Школьный день был приправленной унижением скукой. Ранма с утра заглянула к Тендо, чтобы забрать подогнанную под нее Касуми женскую форму и помочь немного с утренними делами. Следующую остановку занятая мастер боевых искусств сделала у У-тян, чтобы заполнить документы и договориться о графике работы.
     Когда она прибыла в Фуринкан, испытание началось. Куно был вне себя от радости, что его "богиня с косичкой" прибыла к нему со всей своей любовью, свободная от подлого колдуна. Шестью мучительными секундами позже дымящаяся Ранма вошла в старшую школу.
     После завершения этого утреннего ритуала, классы превратились в бесконечную утомленность из вопросов и ответов. Учителя хотели знать, почему Ранма присутствовала как девушка. Ее одноклассники хотели выяснить, какие у них с Аканэ отношения — и почему она присутствовала как девушка. Несмотря на все это, Аканэ была великолепна, опровергая худшие сплетни, защищая свою лучшую подругу и утешая девушку между классами.
     Когда дошло до урока физкультуры, у них появилась проблема. Аканэ отважно пыталась убедить своих одноклассниц не возражать против использования Ранмой женской раздевалки, но они не соглашались. Когда рыжая вошла, она спровоцировала бурю протеста. Слезы заблестели в ее голубых глазах, она кинулась к раковинам и открыла горячую воду. Сунув руку в исходящий паром поток, Ранма встретилась взглядом с девушками.
     – Я такая же девушка как и все вы здесь, – огрызнулась она.
     – К тому же лучше сложенная, – пробормотала Аканэ. Все посмотрели на нее. – Ну, так и есть!
     Этим удалось разрядить ситуацию, но в действительности это было единственным светлым пятном за день. Двум подругам удалось поймать Набики и спрятаться на время обеда, но Ранма была благодарна, когда школьный день завершился. Едва скрывая облегчение, две девушки направились к храму Хикава.

     Ами опаздывала, так как ее занятия продлились дольше, чем она рассчитывала. Даже Усаги, наверное, обойдет меня здесь. О, позор. Ну, Мидзуно Ами не проигрывает. Молодая гений усмехнулась. Когда она поднималась последние несколько ступенек до двора храма, она поняла, что все девушки ее команды с напряженным вниманием смотрели во внутренний двор храма.
     Рей заметила движение и взглянула на синеволосую девушку.
     – Ами, давай сюда, это потрясающе! – Быстро присоединившись к группе, Ами обнаружила, что их очаровало.
     Аканэ и Ранма стояли в боевых стойках своего спарринга.
     Судя по их поту, они, видимо, уже немного потренировались. Две девушки, должно быть, недавно отскочили друг от друга, сейчас они стояли в трех метрах. Аканэ тяжело дышала, но Ами это дало впечатление солидности, далекой горы, не зависящей от тщедушных усилий короткоживущих существ. Она немного хмурилась.
     Проследив за взглядом Аканэ, Ами повернулась к Ранме. Даже стоя совершенно неподвижно, Рыжая выглядела движущимся вихрем, легкая улыбка украшала ее губы. Сенши Льда почувствовала родство с этим водоворотом, ждущим своего освобождения.
     Некоторое время две фигуры стояли поодаль друг от друга. Затем, без какого-либо видимого движения, Аканэ, казалось, скользнула к Ранме. Макото ахнула, прошептав: "Как она это сделала?" Поскольку дистанция между ними исчезла, мускулистая девушка молниеносно пнула рыжую спереди. С усмешкой, маленькая девушка, казалось, обтекла пинок и парировала с ударом с разворота в голову своей подруги, сразу после совершенно невозможного удара.
     Пинки и удары сыпались все быстрее и быстрее. В основном обе девушки уклонялись от ударов чаще, чем блокировали их. Ами узнала, почему, когда Ранма дотянулась с жестоким крутящим ударом, поймавшим Аканэ врасплох, вынудив младшую Тендо блокировать его прямым ударом. Это прозвучало как удар бейсбольной битой по телефонному столбу и отбросило черноволосую мастера боевых искусств на пару метров. Блокировать удар в лоб оказалось почти так же плохо, как и допустить контакт.
     Ранма взглянула на собравшихся.
     – Давай, Аканэ-тян, все уже здесь. Теперь покажи мне, что ты можешь, Пацанка. – Рыжая прыгнула на высокую девушку, крича: "Каштаны на открытом огне!"
     Аканэ сглотнула, но собралась и крикнула: "Пощечина тысячи рук!" и руки двух мастеров боевых искусств размылись. Ранма нанесла множество ударов за несколько секунд, в то время как Аканэ яростно их блокировала, ища возможность для контратаки. Множество ударов звучали как барабанящий дождь во время летней грозы. Затем, совсем как и летний дождь, буря кулаков внезапно утихла.
     Аканэ упала на землю, схватившись за свое тело. Ранма подала ей руку.
     – Получилось довольно неплохо, Аканэ. Сколько прошло, всего десять-одиннадцать? Ты была права, эта модификация Каштанов намного лучше подходит стилю Тендо.
     Аканэ усмехнулась.
     – Не знаю, Ранма, может ты просто немного проржавела после столь длительного перерыва. – Меньшая девушка пожала плечами.
     Макото вышла из своего восторженного ступора.
     – Вы должны научить меня! Просто должны. Это было совсем как в фильмах Куросавы!
     Аканэ лишь неверяще покачала головой. Немного в стороне синеволосая девушка заметила Усаги, удобно присевшую на корточки, совсем как туземный охотник, с задумчивым выражением лица. Когда блондинка заметила взгляд Ами, она резко села, потирая свой зад.
     Луна поспешила вмешаться, прежде чем все могло выйти из-под контроля.
     – Да, вы двое удивительны, и планирование некоторых тренировок часть того, что нам нужно обсудить. Тем не менее, перед нами стоит много задач, так что пора начать совещание. – Озадаченная Аканэ на секунду взглянула на черную Лунную Кошку.
     Усаги подскочила к ней.
     – Ой, пожалуйста, не пугайся и ничего такого, Аканэ-тян, это просто… – Неожиданная улыбка Аканэ оборвала ее.
     – Вы – махо-сёдзё, конечно у вас в советниках будут говорящие животные. Это само собой разумеется. – С этими словами вопрос был исчерпан. Семь пар глаз обернулись к Ранме.
     – Что? – входя в комнату встреч, взглянула на младших девушек рыжая. – Аканэ, наверное, видела куда больше странного, чем я, со всеми этими принцами, все время ее похищающими. Говорящая кошка не заставит ее даже моргнуть. И давайте уже начнем встречу. Мы с Мако-тян сегодня вечером готовим карри.
     С ошеломленными лицами девушки разошлись и уселись поудобнее. Луна открыла встречу.
     – Очень хорошо. Первым делом обсудим вчерашнее огненное чтение Рей. Рей?
     Без всяких предисловий мико встала.
     – Что-то идет, что-то темное, как черная рябь в Великом Пламени. И оно сильное, возможно, сильнее Берилл. Я не знаю деталей, но думаю, что оно скоро покажется, быть может, ближе к концу лета. – Сенши Огня внезапно села.
     Минако и Усаги встревожились.
     – Больше ничего не известно? – хором сказали они. Черноволосая мистик уверенно покачала головой.
     Луна взглянула на "близняшек".
     – Нам повезло, что у нас есть хотя бы такое предупреждение. Магические угрозы почти невозможно предсказать. Лишь выдающиеся умения Рей дали нам знать. – Лунная кошка глубоко вздохнула. – Что подводит нас к следующему вопросу. Ранма, Аканэ, вы двое выглядите невероятно хорошими бойцами. Сможете ли вы тренировать девушек? – Обернувшись к пяти Сенши, Луна пояснила: – Я не имею в виду, что вы, девочки, не стали хороши, но я знаю, что вы можете стать еще лучше. – Ранма кивнула.
     – Для меня было бы честью тренировать вас, девочки. Из того, что я видела во время той ночной борьбы с чудовищами, вы, в основном, самоучки, не так ли? – Пять младших девушек кивнули. – Ну конечно, не так-то много преподавателей учат пускать молнии и огненные спирали. Хотя я думаю, что там еще есть, куда стремиться, должна сказать, что я впечатлена тем, чего вы сами добились.
     Аканэ кивнула.
     – Да, и я тоже, хоть я и немного видела. В любом случае, я буду рада помочь всем, чем смогу. Я знаю, на что это похоже, когда приходиться учиться самой. – Сенши заволновались, хотя Усаги выглядела смирившейся.
     Рыжая положила руку на плечо младшей Тендо.
     – Мы двое немного поговорили, и у нас появились некоторые идеи. У меня есть пара дальних ки атак, которые, по крайней мере, дают мне представление о том, что вам нужно.
     – Отлично! – воскликнула Луна. – С учетом надвигающейся опасности, будет гораздо легче, зная, что мы можем рассчитывать на новую Сенши и ее лучшую ученицу. – Аканэ лучезарно улыбнулась. – Я уверена, что мы сможем разработать плотный график тренировок, который не будет слишком уж пересекаться со школой, – взглянула Луна на Ами. Синеволосая девушка согласно улыбнулась. – Что приводит нас к нашей новой Сенши, ее лучшей ученице, и их очевидной способности видеть сквозь маскировочные поля Сенши, – произнесла Луна.
     – Какие еще маскировочные поля? – пошутила новая Сенши.
     – Я же говорила тебе, у нас есть… – Рука Ами легла ей на плечо, останавливая напыщенную речь Усаги.
     – Усаги-тян, она тебя дразнит, – улыбнулась гениальная девушка своей подруге. – Рыжая-тян знает о полях.
     – Мы с Артемисом вместе занялись исследованиями, – начала читать лекцию Ами. – Я, потому что я "гениальная девочка" и, что важнее, у меня компьютер Меркурий, и Артемис, потому что его воспоминания наименее поврежденные, и ему интересны "прежние дни".
     Встретившись взглядом с кобальтовой синью Ранмы, Сенши Льда продолжила:
     – Если честно, я думала, что причина, по которой ты видишь сквозь маскировочные поля, проста. На тебя сильно влияет Серебряная Энергия, что синхронизирует тебя с остальными Сенши. Но теперь, когда я немного поняла образ жизни Саотоме Ранмы, я смеюсь над своей наивностью. Ничто в твоей жизни не было простым.
     – Я была уверена, что уровень энергии будет уменьшаться, и через несколько недель ты вернешься к нормальной жизни, если я могу использовать по отношению к тебе это слово. Вместо этого Серебряная Энергия стала самоподдерживающейся и изменила проклятье Дзюсенкё. Я не знаю, что происходит, но именно поэтому ты можешь видеть сквозь маскировочные поля. Но у реакции почти наверняка будет и больший эффект. Я сделаю все возможное, чтобы это изучить. Помимо очевидного, происходит еще что-нибудь необычное?
     Ранма неохотно кивнула.
     – Да, я думаю. Бывают, – упал ее голос до вымученного шепота, – у меня бывают, знаешь, дурные сны о… о… – Ее голос совсем затих.
     – У нее бывают кошмары о яме, один-два раза в неделю. Так долго, как я ее знаю, – грубо закончила Аканэ, пытаясь сдержать слезы. Усаги прикусила губу, чтобы сдержать рвущийся на свободу вопль.
     Однако рыжая выглядела скорее озадаченной, чем испуганной или подавленной.
     – Последние пару раз сон был другой. Я все еще была в яме, и батя смотрел на меня сверху, и кошки кишели вокруг меня, но я спасена. Ангел спас меня, а затем и кошек. – Все взглянули в сторону Усаги.
     Ами улыбнулась.
     – Возможно, это просто исцеляющая энергия помогает с травмой. – Улыбка дрогнула. В жизни Саотоме Ранмы ничто не бывает просто.
     Слово взял Артемис.
     – Полагаю, суть, Ранма, милая, в том, что нам все еще нужно это понять. А что касается Аканэ, ну, у меня есть теория, которая объясняет все факты.
     Луна закатила глаза.
     – Да, конечно есть, Артемис, у тебя всегда бывают идеи, и все они такие же сумасшедшие. Я не помню ни каких-то планов преемственности, ни наследников, ничего подобного. – Артемис полуприкрытыми глазами посмотрел на черную кошку.
     Прежде чем кто-то из котов мог продолжить спор, вмешалась Ами:
     – Что за теория, Артемис, и как мы можем ее проверить?
     – О, это легко проверить. Во времена Серебряного Тысячелетия у каждой Сенши была наследница или преемница. До Берилл мир царил так долго, что обычным способом потери Сенши была отставка. Так что никто не обучал наследников, кроме Лунной Принцессы, по понятным причинам, и наследницы Меркурий. Малая Меркурий старательно училась, и была единственной Малой, способной встать рядом с Сенши, когда пришла Берилл.
     Артемис пожал плечами в очень человеческом жесте.
     – Если коротко пересказывать длинную историю, то увидев, как за такое малое время близки стали Аканэ и Ами, и учитывая их внешнее сходство, я предположил, что Аканэ перевоплощенная Малая Меркурий.
     – Ну что за вздор, – презрительно фыркнула Луна.
     Артемис закатил глаза.
     – И это говорит кошка, которая придумала Сейлор Мун. Проверить просто. Ами, ты не можешь передать Аканэ свой хэнсин-жезл? – Поколебавшись, синеволосая девушка согласилась. Аканэ осторожно взяла жезл. – Аканэ, я хочу чтобы ты сказала любые слова, которые придут тебе на ум. Если ты ничего не придумаешь или если ничего не произойдет, то я не прав.
     – О, совсем как в первый раз, – пробормотала Луна.
     Аканэ уставилась на жезл глазами размером с тарелки. Внезапно ее пронзил гнев. Ага, верно. Как будто бы кто-то похожий на меня может быть махо-сёдзё. Артемис просто смеется надо мной. Откуда-то из глубин души ей на ум пришла фраза. Я просто крикну Mercury Power Make-Up, а затем покажу, что Артемис не сможет посмеяться надо мной.
     Младшая Тендо подняла над головой жезл Меркурий, сверкнула глазами и взревела:
     – Mercury Power Make-UP!
     Аканэ немедленно окружил вихрь воды, когда она вращалась на месте. Когда вода исчезла, трансформация завершилась. Аканэ, теперь уже Малая Меркурий, была одета в то, что узнавалось как костюм Сенши, хоть и несколько упрощенный. На костюме не было бантов или драгоценных камней. Вместо перчаток на запястьях наследницы были браслеты. Простой серебристый обруч был на месте более знакомой тиары.
     С руками на бедрах, вновь открывшаяся наследница Сенши взглянула на белого лунного кота.
     – Ну так что, смеешься надо мной? Как будто бы я могла быть махо… – Девушка замолчала, приглядевшись к себе и вспомнив про воду. – Стоп. Сработало?
     Все кивнули. Аканэ потеряла сознание.

     Придя в себя, Малая Меркурий изучила свое окружение. Она лежала на кровати в явно девичьей спальне. Ами, Ранма и Артемис с надеждой смотрели на нее.
     – Ранма, после нашего спарринга я заснула? У меня был глупейший сон. – Все трое покачали головами. Темноволосая девушка взглянула на свою одежду. – Это был не сон, да? – Еще три отрицания.
     Ами обняла свою новую наследницу.
     – Нет, ты новая Сенши, ну или, по крайней мере, новая наследница. Правда здорово? Артемис сказал, что ему кажется, что мы были кузинами или что-то такое, близкими родственниками. Я знаю, что ты замечательная.
     – У тебя нет всех сил Меркурий, только основное усиление Сенши, – объяснил Артемис. – Как Сенши, ты быстрее, сильнее и крепче, но я не знаю, сможешь ли ты освоить хотя бы базовую атаку Меркурий. Хотя с учетом твоих боевых навыков, ты должна быть очень эффективна.
     – Добро пожаловать в ряды махо-сёдзё, Аканэ-тян. Надеюсь, ты готова к напряженным тренировкам, потому что я ничего не буду для тебя упрощать. Ни для кого из вас, – протянула Ранма, глядя на побледневшую Ами.
     Артемис улыбнулся так, как мог улыбнуться только кот.

     Жизнь, казалось, после этого успокоилась. К явному удовольствию Ами, принятие Аканэ в ряды Сенши испарило все ее ощущение никчемности. А начало обучения боевым искусствам уничтожило все сомнения. Ранма начала обучать команду, делая особый акцент на защиту и основы. Этим усилиям в немалой степени помогали остаточные воспоминания Сенши об их тренировках в далеком прошлом.
     К удивлению остальных Сенши, Усаги быстро стала самой опытной, сразу после Макото. Практикуясь, она демонстрировала напор и решительность, которых не было во всей остальной ее жизни. Если блондинка начинала слабеть, казалось, любое замечание от Ранмы приободряло ее.
     К явному своему отвращению, Рей оказалась в самом хвосте. Даже Ами была немного лучше из-за всего, как полагала Рей, получаемого синеволосой девушкой от ее наследницы дополнительного обучения. Чтобы упрочить свое положение в группе, мико начала активно подмечать все недостатки Усаги, реальные и воображаемые. Минако и Макото в какой-то степени присоединялись, больше по привычке, чем по желанию.
     Хоть это еще и не приближалось к кризису, Ранму беспокоило изменение отношений среди Сенши. Начиналось разбиение на два лагеря: фракцию Мун, включающую Усаги, Аканэ и Ранму, и фракцию Марс, включающую Рей, Макото и Минако. Ами колебалась, на нее влияла ее тесная дружба с Аканэ и Ранмой с одной стороны, и ее естественная тенденция к раздражению на ее далеко не совершенного лидера с другой стороны.
     Из котов Луна твердо стояла на стороне Усаги, но ее собственная натура перфекционистки делала ее упреки в адрес блондинки почти столь же разрушительными, как и ехидные комментарии Рей. Артемис держался в стороне и проводил много времени с Ранмой, став завсегдатаем у У-тян, и разговаривал с рыжей во время перерывов и в тихие моменты. Наедине, конечно же.
     Белый лунный кот был убежден, что Ранма сможет преодолеть разногласия, даже если Рей не успокоится. Рыжую уважали как самую старшую (из людей) и как сэнсэя их группы. Ранма, хоть и была озабочена, все же полагала, что фундаментальная порядочность Рей сможет разрешить проблему. В то же время Ранма думала, что пришло время Усаги встретиться со своим прошлым. Если повезет, это откровение сможет помочь команде сгладить прошлые мучения.
     Хино Рей опустилась на колени рядом с Макото, Минако и Ами в маленьком додзе храма. Мико задумалась, ожидая, когда их сэнсэй прибудет и начнет занятия. Ами наклонилась в ее сторону и спросила у Рей, что случилось, и почему она в последнее время так негативно относится к Усаги.
     Я не придираюсь к булкоголовой, спорила с самой собой черноволосая красавица. Я просто пытаюсь помочь ей стать более похожей на лидера и принцессу, которой она ДОЛЖНА быть. Даже для самой Рей это утверждение было дутым. И она знала, почему. Из-за Ранмы.
     Восхищение всех Сенши маленькой девушкой почти граничило с поклонением герою. Ами так дошла до крайности. Для довольно романтичного взгляда Рей, Ранма была трагической героиней, поднявшейся над испытаниями, которые уничтожили бы более слабого человека. Не могу и представить, как можно превратиться в парня и не сойти с ума, не говоря уже о том, чтобы быть вполне успешным и умелым сэнсэем, как Ранма.
     Проблема была в том, что многие из недостатков, за которые Рей критиковала Усаги, полностью разделяла и Ранма. Их привычки есть и спать, любовь к сладкому, презрение к школьным занятиям и даже опоздания были слишком похожи. Почему одна была замечательной, а другая раздражающей?
     Ранма вошла в додзе.
     – Простите за опоздание, столкнулась по пути с Куно.
     Рей инстинктивно заговорила:
     – Все в порядке, сэнсэй, все равно булкоголовая еще не показалась. – Трое ее товарищей по команде неодобрительно посмотрели на нее, тогда как Ранма смотрела нейтрально. Рей нервно вспотела. В додзе Ранма никогда не выглядела сердитой. На ее лице была либо улыбка, либо нейтральное выражение. Последнее значило, что вы влипли.
     Усаги и Аканэ, усмехаясь, вошли. Усаги оживилась:
     – Мы с Аканэ-сэмпай просто немного позанимались снаружи. Черт, я ненавижу этот скользящий шаг, сэмпай. Я не понимаю, зачем он нужен. – Рей сильно покраснела. Усаги и Аканэ двинулись присоединиться к остальным девушкам, когда рука Ранмы задержала блондинку.
     – Ученица Усаги, сегодня ты нужна мне для демонстрации. Пожалуйста, прими стойку. – Когда блондинка подчинилась, Ранма, продолжая говорить, начала ходить вокруг нее. – Сегодня поговорим о ки. Я уверена, что все вы осознаете, что кое-что из того, что мы с Аканэ можем сделать, выходит за рамки обычных человеческих возможностей. – Рыжая сделала на минуту паузу, чтобы поправить стойку Усаги.
     – Наша сила, скорость и способность справляться с ударами связана с нашей способностью направлять и контролировать ки, что у меня больше, чем у Аканэ. – Читающая лекцию мастер боевых искусств вскользь сбила Усаги с ног, и та кучей упала на пол. – Пожалуйста, встань в стойку. – Блондинка так и сделала, бывшее у нее секунду назад спокойное выражение лица стало сердитым.
     – Что такое ки? Спросите что полегче. Это своего рода жизненная энергия, почти как та сила, что нравится Касуми, только она внутренняя, – крохотная мастер боевых искусств снова сбила свою светловолосую ученицу с ног. – Пожалуйста, постарайся сохранить свою стойку, ученица. – Слегка дрожащая от заметной ярости, Усаги возобновила стойку. – Одна из причин, по которым мы тренируем вас в ваших обычных формах, это развитие вашего ки. Я думаю, что Сенши в качестве замены используют магию, так что если мы сможем дать вам возможность использовать ки вместе с магией, мы сможем сильно улучшить вашу эффективность. Прямо сейчас лишь одна из вас может направлять ки, но она не может это контролировать. – Все девушки взглянула на Макото, которая выглядела нервной и недоуменной.
     Ранма беспечно подсекла Усаги. Почти уже упав на землю, раскаленная блондинка превосходно махнула ногами, бросая свое тело вверх, и встала лицом к лицу со своим сэнсэем, взвизгнув:
     – Хватит, Ранма! – Четыре ошеломленные Сенши (минус Аканэ) уставились на своего лидера.
     – Как только что продемонстрировала нам Усаги, сильные эмоции можно использовать, чтобы упростить контроль над ки. Спасибо, Усаги, можешь присоединиться к остальным. – Теперь Сенши разинули рты. – Однако стоит избегать зависимости от сильных эмоций для контроля ки, особенно гнева. Спросите потом об этом у Аканэ.
     Присев на корточки перед все еще дымящейся девушкой, Ранма взяла ее за руку.
     – Я знала, что у Усаги было довольно мощное ки, но некоторые люди делают такое естественно. Я кое-что заподозрила, когда увидела, как она после потенциально смертельного падения не обзавелась и царапинами. Но не раньше, чем увидела, как она свалилась с середины лестницы, не получив ни синяка, и вы, девочки, отнеслись к этому как к обычному делу, тогда я и поняла, что она использует ки.
     – Ну, использование ки не бывает случайным, так что я попросила Набики провести некоторые исследования. Не только у тебя есть гениальная девушка, Усаги. На-тян нашла очень интересную историю о гимнастическом додзе под названием Багровая Академия. – Забыв про гнев, Усаги побледнела.
     – За всю историю Токио, Багровая Академия единственная не-школа, чья гимнастическая команда победила на районных соревнованиях, – сказала Аканэ, подхватив разговор. – В команде было всего пять девушек, а возглавляла их крошечный капитан, Кролик. Кролик была невероятна. Она привела эту группу девушек, которые не смогли попасть в свои школьные команды, к победе в районе. Они и их капитан приложили все усилия, чтобы попасть на национальные. Но на уровне префектуры, одна из девушек порвала связки в колене. Я так понимаю, что после этого она уже не могла выйти на прежний уровень.
     – Рейко, – прошептала Усаги.
     – На префектуре все свелось к последнему вольному упражнению. И его выполняла их капитан. Чтобы команда прошла дальше, ей нужно было набрать 9,85. В то время городской рекорд среди юниоров был 9,55, – взгляд Аканэ скользнул в сторону Ранмы.
     – Эй, зачем все рассказывать, когда можно просто посмотреть? На-тян достала кассету. Она сказала, что в некоторых гимнастических клубах она все еще популярна. – Ранма повела группу к видеомагнитофону в комнате, куда она и вставила кассету. – Там всего лишь примерно три минуты.
     Экран телевизора ожил, показывая маленькую блондинку с двумя хвостиками. На ней был темно-красный купальник без украшений, и она стояла в углу большого квадратного ковра со стороной в двенадцать метров. Девочка подняла руку, и заиграла бодрая китайская мелодия. Она начала свое выступление серией сальто, закончившейся полуторным кувырком в воздухе. Приземлившись, она отступила на полшага назад, и на ее лице засветилась паника и отчаяние. Добравшись до следующего угла, блондинка взглянула в сторону своей команды, четырех девочек в таких же темно-красных купальниках, сцепившихся локтями и держащихся за руки.
     Что-то в лице блондинки изменилось. Ее паника пропала; она выглядела почти спокойной, но ее голубые глаза сверкали. Она взорвалась следующим акробатическим движением, превосходно выполненным сальто назад с аккуратным приземлением. Она прыгнула к следующему углу и настроилась на следующее акробатическое движение, снова превосходно исполненное.
     Когда она прыгнула к четвертому и последнему углу, Сенши чувствовали, что все заканчивается. Глубоко вздохнув, блондинка начала серию сальто. Шум толпы, казалось, исчез, когда маленькая девочка начала свой последний ход, невероятно высоко взлетев в воздух. Два с половиной оборота в воздухе и прекрасное приземление. Мгновение толпа молчала и, когда загремели аплодисменты, экран почернел.
     На экране появился текст.
     Это последнее исполненное выступление Кролика, Цукино Усаги. Она набрала 9,75, установив городской рекорд, но это все равно позволило команде средней школы Кумон, сильнейшей в префектуре, победить. Какие бы оценки судьи не выставили, мы знаем, что в тот день мы победили.
     Кролик летит.
Канека Рейко, март 1991
     Когда кассета закончилась, Ранма обернулась к Усаги, которая все еще прятала лицо в ладонях.
     – Так что же произошло после этого, Усаги? – мягко спросила рыжая.
     – Хочешь сказать, когда я потеряла наш шанс на национальные соревнования? – Из пяти глоток вырвался невнятный протест. Усаги слегка улыбнулась. – Знаю, знаю. Мы были командой и проиграли как команда. Я знаю это здесь, – указала она на голову, – но здесь не очень, – указала она на сердце. – Во всяком случае, в последнем прыжке я повредила лодыжку, и, пока лечилась, у меня наступил скачок роста. Я стала неуклюжей, неуклюжей и осталась. Я даже не могу сделать колесо, – с горечью закончила она.
     Ранма и Аканэ покачали головами. Темноволосая девушка объяснила:
     – Нет. Мы с Ранмой думаем, что во время последнего упражнения ты направляла свое ки. Не получив контроля, это испортило все твои точные движения. Именно из-за направления ки ты так много ешь и спишь. Для ки требуется много энергии. Но теперь мы про это узнали, и мы сможем помочь тебе его контролировать.
     Ранма встала и еще раз хлопнула в ладоши.
     – Ладно, это наша годовая доза девчачести, а теперь пора потренироваться, – стала совсем зловещей улыбка сэнсэя. – И теперь, раз уж мы узнали, что у нас есть настоящая тренированная гимнастка, ну, думаю, мы сможем… немного ускорить ее обучение, верно?
     Рей, забыв про враждебность, дружески положила руку на плечо блондинки.
     – Эй, не волнуйся, Усаги. Я обещаю, что похороны будут очень трогательными.

     Чиба Мамору откинулся на спинку кресла, когда самолет начал садиться в международном аэропорту Нарита. Он самодовольно улыбался. Хорошо вернуться в Японию, но этим триместром по обмену в Бэйда можно гордиться. После летних каникул будет несложно перевестись в Тодай[3]. Конечно, это еще сильнее отдалит меня от булкоголовой. Он пожал плечами. Можно воспользоваться этим пространством. Не то чтобы она не была милой, но мужчине порой нужна маленькая взрослая компания. Он ощутил укол вины. Не то чтобы я обманывал малышку. Эти свидания с Мэй были всего лишь дружескими прогулками. Он потер губы, куда на прощание поцеловала его китаянка.
     Хорошо, что я смог уйти не смутившись. Мамору вздохнул. Ну, по крайней мере, булкоголовая преданна. Неудивительно, со всей этой застрявшей в голове рассчитанной на школьниц ерунде о предназначенной любви. Если бы не она, сомневаюсь, что я сумел бы попасть в Бэйда. Немножко очарования Чиба, и Серебряный Кристалл вытащен, и мгновенно получен ускоренный курс путунхуа от Мун. Рей бы пришла в бешенство, но то, чего она не знает, мне не навредит.
     А, взгляни правде в глаза, Чиба, старик, это дело твоей жизни, жениться на малышке. Все могло быть и хуже. По крайней мере, она красавица и прячет под этой школьной формой довольно милое тело. Кроме того, здраво подумал Мамору, когда самолет приземлился, эти детишки и минуты не продержались бы в Токио, если бы я все время не вытаскивал их из проблем.
     Так как у него был только ручной багаж, таможенник был небрежен. Мамору поздравил себя, что предусмотрительно отправил большую часть своих вещей доставкой непосредственно до квартиры. Дорого, но университет оплатит счет.
     Осталось только найти такси, которое отвезет меня в Дзюбан. Мне, наверное, потребуется час, чтобы достать машину. Хотел бы я, чтобы меня кто-нибудь встречал. Я, конечно, послал булкоголовой письмо и позвонил ей, чтобы сообщить ей номер рейса и время прибытия, но в этой ситуации вряд ли можно рассчитывать на малышку. Высокий парень лениво окинул взглядом пассажирский зал, отметив великолепную блондинку и рыжую, тщательно изучающих пассажиров.
     Вот к таким встречающим я мог бы и привыкнуть. Завидую парню, которого они ждут. Взгляд Мамору случайно остановился на блондинке, и его челюсть отвисла.
     Это была Усаги.
     Взвизгнув, блондинка схватила свою спутницу за руку и замахала Мамору, который слабо махнул в ответ. Он смутно отметил, как малышка ужом скользила сквозь толпу, рыжая шла сразу за ней.
     Усаги заключила высокого парня в костедробящие объятия. Ух! Когда это малышка стала такой сильной? Она в форме Сенши? Когда блондинка отпустила своего парня, Мамору смог хорошенько взглянуть на свою суженую. Она изменилась. Весь детский жирок пропал, ее живот стал плоским. Однако самым заметным изменением были…
     – Усако, что случилось с твоими волосами? – Он всегда думал, что ее прическа была глупой, слишком уж жеманной. Теперь блондинка заплела волосы в одну косу, дотягивающуюся ей до талии. Со смутным плохим предчувствием, он понял, что эта была более длинная версия прически рыжей.
     – Э-э… пора было измениться. Я так рада, что ты вернулся, я скучала по тебе! Как в Китае, все было хорошо? Я читала твои письма, но они были, знаешь, не слишком информативны. – Мамору перевел взгляд на рыжую, нежно улыбающуюся во время извергаемого Усаги потока слов.
     Усаги, вспомнив про манеры, замолчала.
     – Ой! Мамо-тян, это моя очень хорошая подруга и наставница, Саотоме Ранма. Рыжая-тян, это мой парень, Чиба Мамору.
     Ранма поклонилась.
     – Я очень рада познакомиться с вами, Чиба-сан. Любой друг Кролика и мой друг.
     – Кролик?
     Блондинка легонько стукнула свою подругу.
     – Это просто глупое прозвище, которое используют Рыжая и девочки. Это все из-за Аканэ. – Мамору моргнул. Лицо Ранмы приняло серьезное выражение.
     – Почему бы нам не отправится в путь, Чиба-сан. Я уверена, что вы двое сможете наверстать упущенное и в дороге, нас ждет такси. Нет смысла платить больше, чем мы и так должны, – две девушки повели ошеломленного мужчину к ожидающему такси.
     Усевшись в такси между своими сопровождающими, Мамору начал все обдумывать. Прочистив горло, он начал с того, что обратился к рыжей:
     – Э-э… Усако упомянула, что вы ее наставница? Вы ее репетитор по какому-то школьному предмету? – По звучанию японского девушки нельзя было сказать, что она очень образованна, но мало ли.
     – Не-а, – протянула маленькая девушка. – Любое другое обучение будет больше похоже на предательство. Я ее сэнсэй боевых искусств.
     Мамору вытаращил глаза.
     – Ясно. И как она справляется?
     Рыжая усмехнулась.
     – Она моя лучшая ученица после Аканэ.
     Мамору обернулся к своей девушке-блондинке.
     – Ты уже упомянула о ней ранее, кто эта Аканэ?
     Усаги ухмыльнулась.
     – Если хочешь, можешь сам с ней встретиться. Рыжая-тян и Мако-тян организовали у себя дома приветственную вечеринку, если ты к этому готов.
     Высокий мужчина на мгновение задумался об этом. Он был немного не в настроении для глупышки Усаги, и эта новая версия была, на его взгляд, гораздо лучше. Когда он кивнул, Ранма наклонилась вперед и дала водителю другой адрес.

     Вечеринка совершенно отличалась от того, что ожидал Мамору. Кое-что все еще было как обычно. Еда была превосходна, и все девушки были счастливы видеть его. По правде говоря, его популярность у пяти девушек заставляла его гордиться собой, даже если все они еще были детьми.
     Однако почти сразу же начались странности. Видеть накачанную версию Мидзуно Ами было довольно странно, но когда она оказалась этой таинственной Аканэ, все стало еще страннее. Особенно учитывая то, что девушка оказалась невосприимчива к очарованию Чиба. В то время как игнорирующая вечеринку и работающая на компьютере Ами была нормальна, пятикилограммовая гантель, с которой она занималась, нормальной не была.
     Пока Макото и Ранма готовили ужин, Ами ввела Мамору в курс дела, пересказав последние события, включая информацию о своей наследнице и изначальном гендере Ранмы. Выслушивая все со своей обычной вежливостью, он в мыслях сделал некоторою скидку на точность последних фактов. Никоим образом эта милашка не могла быть мужчиной.
     Обсуждение за обедом тоже было немного странным. Рей рассказала ему то немногое, что было известно о предстоящей угрозе, а затем разговор за столом свернул к боевым искусствам. Мамору с трудом удерживал спокойное выражение лица, выслушивая их восторженную болтовню. У него был коричневый пояс по каратэ, и ему потребовалось два с половиной года, правда, довольно умеренных тренировок. Никоим образом они не могли стать хороши всего за пару месяцев. Последней соломинкой стала их "сэнсэй". Ранма. Он одной рукой мог сломать маленькую девушку напополам.
     Тем не менее, Усаги, на удивление, стала увереннее и взрослее, и ее отношение отражал ее новый облик. Разница в возрасте теперь казалась намного меньше, и Мамору фактически с нетерпением ждал их совместного катания на лодке завтра в парке перед "тренировкой" девушек. Вкусная еда привела его в довольно благодушное настроение, и когда Ранма начала с ним кокетничать, он согласился в ближайшем будущем принять участие в одной из их тренировок. Если девушки так полны энтузиазма, то, может быть, он сможет научить их настоящим боевым искусствам.

     Высоко над Токио, невидимый для обычных средств обнаружения, завис шипастый кристаллический космический корабль. Пять фигур в обзорной комнате были полностью поглощены наблюдением за открывающимся за арочными окнами видом. Четыре пестро одетые женщины и рыжеволосый мужчина в коричневой безрукавке и армейских брюках.
     Синеволосая женщина в розовом костюме с темно-синей юбкой обратилась к своему лидеру:
     – Рубеус-сама, это район Токио Дзюбан?
     Рыжий ответил со зловещей улыбкой:
     – Да. Как я и ожидал, город пока не выглядит таким развитым.
     Одетая в розовое женщина посоветовала:
     – Так давайте же немедленно найдем Серебряный Кристалл и уничтожим его.
     – Ну, не будь такой нетерпеливой, Коан, – упрекнул ее лидер.
     – Но…
     – Он прав, – перебила стоящая рядом с Коан беловолосая женщина. – Еще мы можем найти Кролика и убить ее.
     Усмехнувшись, Рубеус решил:
     – Это правда. Ладно, давайте сперва найдем Кролика и убьем ее.

     Это был прекрасный летний день, а в небе было достаточное количество облаков, чтобы оно было живописным. Мамору был доволен нарядом Усаги. Хоть и стремясь все время за модой, блондинка, как правило, выглядела мило. Но сегодня она, вместо этого, была привлекательна. С ее новой прической и солнцезащитными очками, Мамору почти мог поверить, что у него было свидание с девушкой его возраста.
     После приятно проведенного обеда, пара отправилась на прогулку по озеру в парке. Первая половина пути вдоль берега озера была занята рассказами Мамору о Китае, из которых были тщательно исключены любые упоминания Мэй. Усаги слушала все с широко раскрытыми глазами. Когда Мамору закончил, повисло уютное молчание. Вскоре Усаги вздохнула:
     – Так здорово, что лишь мы двое вместе в такой чудесный день. – Мамору мягко улыбнулся. – Это самый счастливый момент в моей жизни.
     Вскинув брови, Мамору пробормотал:
     – Это уж слишком.
     – Вовсе нет, Мамо-тян. Я просто счастлива, что мы смогли выбраться на прогулку в такой прекрасный день, до того как вновь начнется все сумасшествие, – еще раз вздохнула она, а затем просияла. – Однако с Аканэ и Рыжей-тян в команде, уверена, все пройдет гораздо легче.
     Мамору выглядел сомневающимся.
     – Мне казалось, Ами сказала, что Аканэ еще не освоила даже базовую атаку Меркурий. И Ранма на самом деле не Сенши. Мне не хотелось бы видеть, как она пострадает, пытаясь с этим справиться.
     Блондинка сердито нахмурилась.
     – Она уже пострадала, Мамо-тян. Это ее не остановило. И я не хочу все портить этим спором. Давай не будем об этом волноваться, пока не придет время.
     – Согласен, – пришел сердечный ответ.
     Когда Мамору умело подвел лодку к причалу, он выскочил и предложил Усаги руку. Блондинка приняла ее, но коварно споткнулась о край пирса, упав на высокого мужчину, их лица застыли в сантиметрах друг от друга. Усаги начала поцелуй, который оказался довольно долгим. Мамору почувствовал, как что-то ударило его по макушке. Оглянувшись, он увидел черный шар. Спустя несколько секунд в его объятиях оказалось маленькое тело.
     Усаги оправилась первой, проверяя упавшую перед ней крошечную соперницу. Она выглядела лет на семь-восемь и была крепко сложена. Ее лицо выглядело вполне мило, обещая, что вырастет она в настоящую красавицу. Она была одета в школьное сейфуку. Глаза Усаги расширились, когда она заметила заплетенные в косичку розовые волосы.
     – Эй, кто ты, черт возьми? – потребовала блондинка, держа девочку на расстоянии вытянутой руки. Розоволосая девочка посмотрела на Усаги сквозь полуприкрытые глаза.
     – Я Уса. Как тебя зовут, и почему у тебя моя прическа?
     – Твоя прическа? Это фирменный стиль Саотоме Ранмы. Она сказала, что это будет неплохо смотреться на Цукино. – Девочка широко распахнула глаза.
     – Ранма? Так значит ты Цукино Усаги? – Усаги, казалось, пришла в замешательство. Маленькая девочка встала в боевую стойку. – Если ты Цукино Усаги, то у тебя должен быть Серебряный Кристалл, не так ли? Отдай его мне!
     Мамору попытался немного очаровать Малышку:
     – Ну, это мило, что ты претендуешь на знание боевых искусств, но…
     – Не двигайся, – прорычала Уса. – Я не претендую на знание боевых искусств. Одно движение, и она станет историей. – Переведя взгляд на все еще сидящую на коленях Усаги, девочка продолжила: – А теперь отдай мне Серебряный Кристалл.
     – Что? Какой еще Серебряный Кристалл?
     – Не строй мне тут дурочку. – С этими словами Уса махнула ладонью ко лбу Усаги. Блондинка откинула голову назад, пытаясь поймать руку девочки. Попытка захвата стоила ей отбросившего ее назад размашистого удара. Мамору в тревоге кинулся к своей девушке. Это было похоже на настоящее движение, быть может, на уровне черного пояса.
     – Усако! Не используй такие опасные атаки, ты могла ее ранить!
     Но розоволосая девочка уже пропала.

     Нападение прервало их свидание. Усаги поплелась домой, планируя недолго вздремнуть, прежде чем отправиться в храм. Но этот чудесный план провалился, когда она обозрела свою комнату, выглядящую так, как будто ее навестила монгольская орда. Преисполнившись гневом, Усаги помчалась вниз по лестнице.
     – Шинго! Ты! Ты разгромил мою комнату!
     Ее младший брат переглянулся с их отцом.
     – О чем ты говоришь, Усаги?
     Усаги уже собиралась продолжить свою напыщенную речь, когда заметила прячущуюся за Шинго розоволосую девочку, Усу.
     – Что ты здесь делаешь?
     Сияющая Икуко сообщила своей дочери:
     – Твоя кузина Уса поживет с нами какое-то время.
     Блондинка моргнула. Завизжав, она сообщила всей вселенной:
     – У нас НЕТ никакой кузины! – Шинго с презрением посмотрел на нее. Как раз когда он начал думать, что его сестра станет крутой, изучая боевые искусства…
     – Ты что, совсем тупая, Усаги? Конечно Уса наша кузина. Смотри. – Мальчик вытащил фотоальбом со множеством семейных снимков, включающих и Усу. Усаги в шоке смотрела на них.
     Она уже почти собралась продолжить спор, когда ее ноги коснулась мягкая лапа. Взглянув вниз, она увидела, как Луна покачала головой. Поморщившись, Усаги выдавила:
     – Мне пора идти учиться в храм, – взлетев по лестнице, она переоделась и ушла.

     В обзорной комнате невидимого корабля одетая в синее беловолосая женщина сообщила:
     – Рубеус-сама, я осмотрела весь район Дзюбан и не нашла ни единого следа Кролика.
     Рыжеволосый мужчина мягко спросил:
     – Так ты не смогла ее найти?
     – Мне очень жаль.
     Без предупреждения вспыхнул круг черной энергии, и появилась фигура в капюшоне.
     – Серебряный Кристалл это камень, что приносит нам лишь проблемы. Пока существует Серебряный Кристалл, мы не сможем уничтожить Лунную Конфедерацию, что на каждом шагу мешает нам.
     Беловолосая женщина с надеждой спросила:
     – Мудрец-сама, Серебряный Кристалл действительно в Дзюбане?
     – Да. Верь в мое предсказание.
     – Серебряный Кристалл, – пробормотал Рубеус. – Я уничтожу его и убью Кролика. Продолжай поиски.

     Усаги чувствовала, как расслабляется, делая свое ката и слушая Луну.
     – Все произошло во время моего недолгого отсутствия, – пожаловалась Луна.
     Усаги продолжила свое ката.
     – Эти фотографии должны быть фальшивками.
     Лунная кошка кивнула.
     – Она использовала какую-то странную энергию, чтобы изменить воспоминания твоей семьи.
     Ами оторвалась от своей разминки.
     – Может ли она быть агентом наступающей тьмы?
     – Сомневаюсь, – высказала свое мнение Луна. – Она слишком заметна и в ней не чувствуется зла.
     Аканэ добралась до вершины лестницы. Подойдя к своим подругам, мускулистая девушка поманила из за собой.
     – Ранма задерживается. Когда я уходила от У-тян, они были завалены делами. Кажется, какое-то собрание. Так что Ранма попросила меня как старшую ученицу собрать всех на растяжку и разогрев, чтобы мы могли начать, как только она появится. – Остальные Сенши выглядели немного разочарованно, но все согласились.
     Старшая девушка продолжила:
     – Сегодня по-настоящему жаркий день, так что я хочу, чтобы все много пили, хорошо? – Она улыбнулась хору "да, сэмпай". Они начали разминаться. Незаметно для всех, среди бутылок с водой двигалась скрытая фигура, добавляя в них жидкость из маленького контейнера.
     Через пятнадцать минут Аканэ сказала всем попить. Большинство девушек подошли к крыльцу, чтобы попить, спрятавшись в тень. Усаги подошла туда, где рядом с ее бутылкой сидела Луна. Усевшись рядом со своей верной советницей, Усаги задумалась над этой новой проблемой в своей жизни. А на крыльце все остальные девушки, уснув, рухнули.
     Уса прошлась между находящихся без сознания девушек. Сонное зелье неплохо сработало. А теперь пора найти Серебряный Кристалл. Внезапно розоволосая девочка отскочила назад, принимая оборонительную стойку. Усаги встала перед девочкой, когда она приблизилась к спящим девушкам.
     – Неплохой план, мелкая, но Луна присматривала за моей водой, – хрустнула костяшками пальцев Усаги, неосознанно подражая своей наставнице. Уса сглотнула. – Пришло время расплаты.
     Настраиваясь, девочка постаралась себя успокоить. Она еще не настолько хороша, не так ли?
     Розоволосая девочка ответила Усаги серией сальто в ее сторону, оборванной прилетевшим сбоку пинком. Усе удалось увернуться от удара, но когда она приземлилась, блондинка сбила маленькую девочку с ног. Продолжая движение, бывшая гимнастка встала на руки, разведя ноги и качнув бедрами так, чтобы ударить Усу по голове за мгновение до того, как она отчаянно перекатилась.
     Вскочив на ноги, блондинка начала серию быстрых ударов, выдавливая девочку обратно к своим спящим соратницам. Уйдя в защиту, Уса уворачивалась и блокировала. Она никогда раньше не работала со мной в полную силу. Не думаю, что смогу ее победить. Запаниковав и отчаявшись, девочка бессознательно коснулась своей скрытой силы.
     На лбу Усы засветился золотой полумесяц, а в небо ударила колонна энергии. Усаги испуганно отскочила назад. К несчастью, эта демонстрация позволила охотнице найти ее.
     В нескольких кварталах оттуда Коан улыбнулась, увидев столб энергии.
     Когда энергия исчезла, Усаги настороженно уставилась на нее, стоя в защитной позиции.
     – Кто ты?
     Она самодовольно ответила:
     – Вот ты где, маленький Кролик. А я повсюду тебя ищу. – Коан выжидающе смотрела на испуганную Усу. – Теперь пришло тебе время умереть. – Синеволосая женщина подняла руку.
     Усаги укрепила свою решительность.
     – Я так не думаю, дамочка. Кто ты, черт возьми?
     Коан невинно ответила:
     – Я? Я младшая из Четырех Призрачных Сестер, Коан.
     Усаги скользнула к угрожающей женщине.
     – Четыре Призрачных Сестры? Не думаю, что Касуми понравится кража ее идеи.
     Нахмурившись, женщина произнесла:
     – Ты стоишь у меня на пути. Ты умрешь первой! – К Усаги помчалась волна аквамаринового пламени. Уклонившись от нее, она отпрыгнула назад, чтобы потушить занявшийся неподалеку от Рей огонек.
     Уса воспользовалась отвлечением, чтобы сбежать. Выругавшись, Коан бросилась ей вслед.
     – Может, я и не знаю точно, что здесь происходит, но ты, похоже, из плохих парней. – Усаги воспользовалась отвлечением, чтобы проскользнуть в додзе и трансформироваться. Выглянув наружу, Мун увидела, как девочка мечется, уклоняясь от атак. Расстроенной Коан, наконец, удалось пламенем отрезать девочке путь к бегству. Закричав, Уса тяжело упала.
     Подойдя к ней, охотница похвалила свою добычу:
     – Ты очень быстра.
     Розоволосая девочка взмолилась напоследок, прежде чем упасть без сознания:
     – Мама, папа, помогите.
     – Пора тебя прикончить, – злобно улыбнулась Коан.
     – А ну стоять! Подающих надежды учеников боевых искусств нужно обучать, а не уничтожать! Я Сейлор-воин любви и справедливости, Сейлор Мун! Именем Луны, я покараю тебя!
     – Сейлор Мун, ха. Фе, нахалка. – Синеволосая женщина выстрелила потоком огня в лидера Сенши, которая уклонилась в сторону, легко избегая заряда. Поморщившись, младшая Призрачная Сестра прыгнула в воздух, выпуская целый дождь огненных стрел. Яростно кувыркнувшись назад, Мун избежала смертельного шторма.
     К несчастью, синий огонь вырос стеной, отрезав Сенши от Коан и Усы. Запрыгнув на крышу храма, Мун удалось обойти огненную стену как раз вовремя, чтобы не дать Коан добить павшую Усу. Кувыркнувшись с крыши, она в полете ударила ногой злобную женщину по голове.
     Спрыгнув и приземлившись на ноги, Мун развернулась. Разъяренная охотница схватила ее за лицо и приготовилась испепелить решительную Сенши. Нападение Коан прервалось, когда ей порезало руку красной розой. Такседо Камен присел, защищая павшую Усу.
     Разъярившись, синеволосая женщина поклялась:
     – Я сожгу тебя вместе с Кроликом!
     – О, я так не думаю, – ответила Мун, начиная свою атаку. По сравнению с ее боевыми искусствами, она была крайне медленна, но мощна. Завершив атакующую последовательность, она выкрикнула "Moon Princess Elimination!" Из ее жезла вырвалась закрученная спиралью розовая энергия, когда золотой полумесяц указал в сторону Коан. В последнюю секунду Призрачная Сестра запрыгнула на ту же крышу, что немного ранее использовала Мун.
     – Сейлор Мун! Ты за это заплатишь! – пообещала Коан, телепортировавшись прочь.
     Мун подошла и подняла лежащую без сознания девочку.
     – Спасибо за помощь, Такседо Камен.
     – Кажется, появился новый враг, и они пришли вслед за этой девочкой. – Когда он указал на Усу, на него нахлынула волна беспокойства. Он увидел образ кристальной башни, а затем пришел в себя.
     Никто из них не заметил, как розоволосая девочка прижалась к Сенши и пробормотала:
     – Так тепло. Совсем как…

     Вернувшись на борт космического корабля, Коан попыталась убрать свои синяки и опухшее лицо. Она гневно давала отчет, тщетно пытаясь скрыть нанесенный ущерб. Ее сестры ухмылялись, а Рубеус казался незаинтересованным.
     – Ну, все нормально. Мы знаем, что Кролик где-то в этом городе. Рано или поздно мы найдем ее и Серебряный Кристалл. В конце концов, у нас есть все нужное нам время.
     Мысли о мести заставили Коан забыть об изначальной цели. Ей потребуются недели, чтобы залечить эти раны. Ее кровь стыла в жилах от идеи непоправимого ущерба. В конце концов, ее внешность была ее единственным достоинством. Сейлор Мун, ты дорого заплатишь за повреждение моего прекрасного лица.

     Когда Уса очнулась, она открыла глаза и увидела нависающую над ней прекрасную рыжую со строгим выражением лица. Попытавшись прояснить свой взор, розоволосая девочка заметила красно-черные шелка, что носила Ранма.
     – С-сэнсэй?
     Мастер боевых искусств покачала головой.
     – Нет. Кто бы тебя ни учил, справился он не слишком хорошо. – Рыжая посмотрела на ребенка. – Первая обязанность мастера боевых искусств?
     – Защищать невинных, – пробормотала девочка, сильно краснея. Что дисгармонировало с ее волосами.
     – По крайней мере, это ты знаешь. И все же ты потребовала, чтобы Усаги отдала тебе важный артефакт, и когда она справедливо отказала тебе в этом, ты напала на нее с потенциально убийственными силами. Если бы Усаги не начала изучать искусство, ты бы могла убить ее или покалечить. Тебе есть что сказать в свое оправдание?
     По щекам Усы начали течь слезы.
     – Я должна забрать его. Мне… мне действительно нужен Кристалл.
     – Зачем? – яростно потребовала ответа Рей, положив руку на плечо их лидера.
     Несчастная девочка опустила глаза.
     – По-потому что мама и папа и вообще все умрут, если я не заполучу его. Я должна вернуться вместе с Серебряным Кристаллом. Она мне так сказала.
     – Кто сказала тебе, Уса? – мягко спросила Ами.
     – Нельзя говорить. Все будет очень плохо.
     Твердая рука подняла подбородок Усы так, чтобы девочка смотрела в идеальные кристально-синие глаза.
     – Она не сказала тебе, что ты сама должна принести Кристалл, не так ли? Возможно, когда разберемся с делами здесь, что-нибудь придумаем, – покорно вздохнула Усаги. – И так как ты, кажется, решила поселиться у меня, думаю, ты можешь пойти домой вместе со мной. – Остальные Сенши запротестовали. – Я просто прослежу за ней, ладно? – многозначительно посмотрела блондинка на Луну, когда Ами и Ранма понимающе кивнули.
     – Ладно, Усаги. Мне очень жаль.
     На лице блондинки появилась улыбка.
     – Все хорошо, маленькая, но больше никаких фокусов, дай слово мастера боевых искусств. – Розоволосая девочка кивнула и робко взглянула на свою "кузину", сказавшую: – Пошли домой.

Глава 6: Ссора.

     Летние каникулы начались с большим числом проблем, чем хотелось бы Ранме. Враг, которого столь впечатляюще предсказала Рей, появился раньше, чем одаренная мастер боевых искусств ожидала или подготовилась. В то время как все девушки делали успехи, им еще нужно было поработать над командной тактикой, которую продвигали они с Аканэ. И еще они не тренировались в своих формах Сенши.
     Появление Усы увеличило давление, а также поставило перед Сенши дилемму. Как они смогут защищать энергичную девочку, продолжать тренироваться и реагировать на иные вызванные Коан и ее сестрами не связанные с Усой проблемы? У Ранмы было несколько идей. Однако когда дошло до проблем, вокруг Ранмы оказалось множество целей.

     Ранма мурлыкала себе под нос, задумчиво вытирая стол. Даже с учетом всего остального, сложно было не радоваться подъему в отношениях с Укё. Освободившись от разрушительного давления их помолвки, шеф-повар и рыжая вновь обрели дух товарищества из их детства. По крайней мере, так об этом думала Укё. Ранме стало интересно. Насколько хорошо можно помнить друга детства, проведя рядом с ним шесть недель десять лет назад? Отбросив эту мысль, маленькая девушка была просто счастлива быть друзьями.
     Бизнес в ресторане окономияки процветал. За несколько недель с момента найма Ранмы "У У-тян" стала очень модным местом, где часто толпились молодые люди. Совершенно случайно три более-менее девушки "У У-тян" заново открыли древнюю японскую традицию; сочетание хорошей еды с развлечением. Столовые приборы, тарелки, окономияки и даже напитки летали по воздуху, благополучно опускаясь перед благоговеющими посетителями. Боевые искусства общественного питания были прибыльны.
     Казалось, это почти был закон природы. Если у Ранмы появлялся хоть намек на счастье, что-нибудь тут же должно было произойти. Прозвенел дверной колокольчик. Конацу, как встречающий, скользнул ко входу в зал. Ни малейший признак удивления не показался на его застенчивом женственном лице, когда за ширму зашли Колон и Шампу.
     – Добро пожаловать к У-тян. Предпочтете столик или сядете за стойку?
     – Столика будет достаточно, дитя, – загадочно ответила старейшина.
     Непревзойденный трансвестит вытащил два меню, бросив их совсем как сюрикены на чистый и пустой столик, не помеченный на его схеме как заказанный. Многие из их эффектных движений были придуманы, чтобы позволить трем людям обслужить полный ресторан.
     – Приятного аппетита.
     Когда Шампу уселась, грустно улыбнувшись Ранме, Колон подошла к хозяйке.
     – Можем мы на несколько минут занять Ранму, Укё-сан?
     Оглядев пустой ресторан, Укё кивнула.
     – Ненадолго, если возможно. Через час начнется обед, и нам нужно приготовиться. – Колон поклонилась и поманила рыжую официантку. Ранма прибыла с чаем.
     – Я знаю, что вы скоро будете заняты, так что перейду сразу к делу, – начала старейшина амазонок. – Нас с Шампу отзывают в деревню. Новая команда или уже выдвинулась, или скоро отправится сюда.
     – Хочу сказать, что мне жаль видеть, как вы уходите, но зачем прибудут другие амазонки? Я думала, что я свободна от всех обязательств?
     Колон горько рассмеялась.
     – Нет хуже дурака, чем старый дурак. В прошлом году или ранее, в то время как я, по-видимому, пыталась сделать тебя мужем Шампу, Совет планировал сделать тебя следующей Хозяйкой Войны, особенно после Сафурона.
     Ранма уставилась на женщину, иногда бывшую ее наставницей.
     – Но почему они хотели, чтобы парень стал… – Рот рыжей со щелчком закрылся, когда ее озарило.
     – Да, ученица, теперь ты хорошо все понимаешь, лучше, чем я. Разве ты не задумывалась, почему столь много наших интриг включали в себя блокирование тебя в женском облике? Через какое-то время даже я видела, что это контрпродуктивно. – Старая женщина отпила чай. – Совет амазонок хотел и хочет тебя как женщину, а не как бесполезного мужчину. Теперь, когда ты безвозвратно блокирована, мечта сбылась.
     Мастер боевых искусств-официантка помрачнела.
     – Так что же для вас двоих изменилось? Потому что я уже несколько месяцев заперта.
     Морщины древней амазонки сместились в попытке улыбнуться.
     – Потому что, зять, Шампу действительно в тебя влюбилась! Я, наконец-то, взглянула в глаза правде, "дикого жеребца" нельзя приручить. Так что нас отзывают предстать перед судом. Я воспользовалась сезоном дождей как предлогом отложить отчеты, одна из причин, почему нас и вызывают.
     Ранма пристально взглянула на двух амазонок.
     – Что будет с вами?
     – А, беспокоишься, ученица? – Колон пожала плечами. – Надеюсь, я смогу пожертвовать собой, чтобы спасти Шампу. Если ее обвинят в неповиновении, в лучшем случае ее заблокируют в проклятой форме. – Старейшина вздохнула. – В худшем случае… ну… давай не будем об этом говорить. Скорее всего, меня "отстранят" от обучения. Даже если совет потребует большего, я ни о чем не жалею. Я прожила долгую жизнь.
     Рыжая побледнела.
     – Останьтесь здесь. Мы сможем помочь, девочки…
     Колон и Шампу покачали головами.
     – Мы дали клятву, ученица. Мы вернемся. Когда Некохантен вновь откроется, жди проблем от амазонок. Идем, дитя, нам лучше идти. Попрощайся. – Древняя наставница ушла.
     Шампу встала и нежно обняла прослезившуюся девушку.
     – Шампу идти, постараться биться, убедить Совет оставить Рыжую Ранму в покое. Последний подарок Шампу ее мужу.
     Ранма обняла ее в ответ, вытерла слезы и встала с гневным выражением лица.
     – Я иду с тобой. – Шампу схватила маленькую девушку за голову и взглянула ей в глаза.
     – Сильно-сильно опасно. Ранма идти в деревню, не вернуться. Забыть Жестокую-Девку и Безликих-Девок, помнить только деревню. Обещай Шампу, ты не идешь. – Ранма вызывающе взглянула на нее. – ОБЕЩАЙ. – Ранма слегка кивнула. – Хорошо. Шампу пора идти. Кошка не так плохо. Ранма теперь любит кошек, да? Пока! – Лавандоволосая девушка выбежала из ресторана.
     Это был долгий вечер.

     На следующее утро Ранма одиноко прыгала по крышам к У-тян. Хоть амазонок и нельзя было уверенно назвать ее друзьями, она часто сражалась бок о бок с Шампу, а Колон была для нее сэнсэем. Прочность последней связи удивила рыжую девушку. Теперь они обе возвращались в Китай, и их судьба была неясна.
     Ранма надеялась, что Шампу не запрут в облике кошки. Крохотная мастер боевых искусств просто смирилась со своей, казалось бы, постоянной женственностью. Она не могла и представить, на что бы было похоже стать животным.
     Макото допросила ее, когда она вернулась в квартиру, и позвонила Усаги, чтобы та прибыла и подняла рыжей настроение. Ранма легонько улыбнулась. Блондинка неизменно справлялась с этой задачей, и они втроем обсуждали планы, что без конца утешало рыжую. Она все еще неизменно изумлялась от того, что у нее есть друзья, которые полностью поддержат и не будут выставлять счет.
     Перепрыгивая узкий переулок, Ранма заметила флиртующих Усаги и Мамору. Улыбка крохотной девушки мгновенно обернулась хмурым взглядом. Хоть в этом парне и нет ничего плохого, для Усаги он недостаточно хорош. Она мысленно улыбнулась, припомнив, что сказала Рёге. Лучшая подруга никогда не думает, что парень достаточно хорош. Она широко улыбнулась, когда появление Луны прервало любовный праздничек отчетом об Усе.
     Ранма спрыгнула вниз и помахала паре. Мамору уставился на нее, Но Усаги просто махнула в ответ. Рыжая сообразила достаточно быстро.
     – Девочка пропала? Пусть я и не рада ее появлению, но ей не стоит бродить в одиночку.
     Луна с этим согласилась.
     – Рада, что ты появилась, Ранма. Поможешь нам найти ее? Ты можешь без трансформации осмотреть большой участок.
     Ткнув пальцем в сторону Мамору, Ранма скорее заявила, чем спросила:
     – Учитывая, что ты разговариваешь прямо перед Чибой-сан, полагаю, он в курсе? – Мамору нахмурился, и Усаги схватила его за руку.
     – Мамо-тян один из нас. На самом деле он Такседо Камен, защитник Сейлор Сенши, – выпалила Усаги. Ранма со скепсисом посмотрела на него. – Мы были вместе в "старые дни".
     – Ладно, – ответила Ранма, скрывая свое раздражение. – Я могу потратить немного времени, чтобы найти малышку. Это важнее, чем прибыть к У-тян, и Укё первой со мной согласится. Я осмотрюсь вокруг. – С этими словами рыжая запрыгнула на стену, затем на крышу второго этажа и умчалась в западном направлении. Мамору разинул рот.
     – Я же говорила тебе, что она Сенши, – едко заметила Усаги, заметив его реакцию. – Пошли, поищем в торговом квартале.

     Мчась на запад, Ранма негодовала. "Защитник Сенши", да ладно. Как будто кто-то вроде Мако-тян или Рей нуждается в "Защитнике". Держу пари, он просто хочет тусоваться рядом с красивыми девушками. Чего он делает, размахивает боккэном и декламирует стихи?
     Когда крохотная мастер боевых искусств прошла через небольшой парк, она заметила характерные розовые волосы своей цели. Может, нам стоит их покрасить. Они довольно заметны. Ранма выудила свой коммуникатор, мимоходом вновь заинтересовавшись, где же держала их Луна. Связавшись с Усаги, рыжая объяснила ей, что она нашла ребенка и где. Убрав устройство, Ранма двинулась к девочке, готовясь прочесть ей лекцию.
     Когда раздраженная мастер боевых искусств приблизилась к несчастной девочке, ее гнев растворился в печали, когда Уса прошептала:
     – Мама, папа. – Кашлянув, Ранма подошла и присела рядом с розоволосой девочкой.
     – Слушай, детка, я знаю, что ты скучаешь по своим предкам, но тут небезопасно бродить.
     – Сэнсэй! – Слезы Усы мгновенно сменились раздражением. – Вы же знаете, я тоже мастер боевых искусств. Я могу постоять за себя.
     Рыжая ухмыльнулась.
     – Ух, пообщалась с Аканэ? Это ее слова?
     – Нет, я не говорила с те… То есть, нет, я просто хотела побыть одна.
     – Ну, я говорю тебе, детка, это довольно глупо, думать сейчас так. Мы… э-э… то есть Сейлор Сенши должны на всякий случай знать, где ты. Ладно? – Девочка кивнула.
     Глубокий голос позади них спросил:
     – Она в порядке? – Усаги и Мамору подошли к ним сзади. У Усы было своеобразное выражение лица, когда она посмотрела на пару.
     – Она в порядке, – ответила Ранма, забыв про гнев. – В конце концов, она тоже мастер боевых искусств. – Мамору снисходительно усмехнулся. Рыжая бросила взгляд на часы: – Блин, мне пора бежать, Усаги. Ладно, детка, слушайся Кролика, хорошо? – С этими словами Ранма помчалась на запад, к Нэриме.
     Уса выглядела все так же странно, чем-то напоминая очарованный страх. Она рассеянно начала:
     – Прости, Усаги, я просто скучаю по маме и папе. А вы двое не… ну… понимаешь… м-м… вместе, да? – Боги, пожалуйста.
     Усаги усмехнулась, снова прижавшись к руке Мамору.
     – Конечно, вместе, Малышка. Мы ооооочень любим друг друга. – Мамору слегка поморщился, но затем улыбнулся. Усаги это Усаги.
     – О, здорово, – удалось слабо выдавить девочке. Этого не происходит. Почему я не могла увидеть этого в другой день? Никоим образом я не могла так быстро все испортить! Эта дурачина с папой! Мне нужно их разделить, чтобы мама и папа были вместе. – М-м, Усаги, я проголодалась, мы можем пойти домой? – Что мне делать?

     Появившись в центре управления корабля, скудно одетая беловолосая женщина проворковала:
     – Рубеус-сама, вы хотели меня видеть?
     Рыжий лидер рассматривал голограмму будущего Токио. Он коснулся точки неподалеку от центра города.
     – Нео-Токио, Бертье. Мы должны как можно скорее уничтожить этот город вместе с Лунной Конфедерацией. Чтобы это сделать, мы должны уничтожить Серебряный Кристалл и убить Кролика.
     Бертье выглядела обеспокоенной.
     – Что нам делать? Мы все еще не нашли ее, а Кролик обзавелась здесь несколькими грозными защитниками, если можно судить по ранам Коан.
     – Есть и другие способы уничтожить Нео-Токио и Конфедерацию, – бесстрастно сообщил Рубеус. – Это одно из мест кристальных точек вокруг Нео-Токио, где в будущем будет установлен барьер. Устроим здесь саботаж, и город падет. Начнем немедленно. – Двое из Черной Луны исчезли, чтобы появиться в задней комнате обыкновенно выглядящего магазина косметики.
     Бертье в замешательстве огляделась.
     – Это все?
     Ее высокомерный командир проигнорировал вопрос.
     – Бертье, я хочу, чтобы ты заполнила здесь все Темной Энергией.
     Беловолосая женщина обрадовалась.
     – Если мы сделаем это, то в будущем Нео-Токио…
     – Город, несомненно, быстро падет. – Рубеус позволил себе зловеще расхохотаться.

     Четыре девушки терпеливо ожидали в додзе своих соучеников и их сэнсэя. Рей, Минако и Макото спокойно болтали, а Ами попеременно яростно стучала по клавишам компьютера и долго и сосредоточенно читала. Наконец, Минако не могла больше этого вытерпеть.
     – Ами-тян, сейчас летние каникулы. Не нужно все время учиться. – Ами взглянула на вздрогнувшую блондинку.
     – Разговоры не помогут Рыжей-тян, но изучение Серебряного Тысячелетия может, если только меня не будут преры… – Лицо Ами смягчилось. – Прости, Мина-тян. Я знаю, что ты всего лишь заменяешь Усаги. Просто для меня это очень важно.
     Макото кашлянула.
     – Ами-тян, я заметила, что твои оценки на конец этого триместра немного снизились. Ты все еще первая, но…
     Ами шумно вздохнула.
     – Я все еще учусь. Я просто потратила все лишнее время, когда я обычно дополнительно занималась, на исследования. Есть вещи и поважнее оценок. – Три челюсти отвисли. – Например помочь храброй девушке, которая ставит других выше себя. Надеюсь, что однажды я смогу вернуть Рыжей-тян ее дар.
     – Дар? – уточнила Рей. – Я думала, что это проклятие.
     – Касуми всегда относилась к нему как к дару Ранмы, и, после того, как Рыжая-тян его приняла, я могу понять, почему. Думаю, что одна из причин, почему она столь сильная личность, в том, что она опирается и на мужские и на женские черты. – Ами сделала паузу, и в ее глазах появился задумчивый взгляд. – Разве вы никогда не задумывались, на что бы было похоже быть парнем, пусть даже недолго?
     – Нет, конечно нет, – хихикнула Минако и, ожидая поддержки, взглянула на двух своих подруг. Она была потрясена, когда увидела, как Макото разозлилась, а Рей задумалась. – Девочки?
     – Знаешь, – начала Рей. – Я бы не хотела быть парнем, но некоторое время назад Ранма спросила у меня, почему же у нас нет парней, так как она думала, что мы все красивые. Я сказала ей, что это потому, что у каждой из нас есть своя странность. Ну, знаешь, я агрессивная, Макото высокая, Ами слишком умная, а ты ведешь себя глупо. Но, знаешь, думая об этом, о том, как я живу, не могу сказать, что в этом есть что-то неправильное. Может быть – может быть – став парнем, я бы смогла это понять.
     – Всю жизнь я была высокой, слишком высокой. Почему для парней здорово быть высоким, а для девушек ужасно? Никто ведь не дразнит Мамору-куна из-за его роста. – Бойкая блондинка обняла своих обеих помрачневших подруг.
     Ами мягко улыбнулась.
     – Все же, это спорный вопрос. Сенши защищены от изменения облика. Мы одни из немногих иммунных к Дзюсенке людей.
     Рей нахмурилась, но в этот момент в додзе вошла остальная часть их команды. И еще два человека: Чиба Мамору в поношенном ги и Уса, которой было удобнее в шортах и футболке. Ранма немедленно призвала всех к порядку. Сладко улыбнувшись Мамору, она объявила:
     – Чиба-сан любезно согласился продемонстрировать нам сегодня некоторые шаги. Так как я здесь лучший боец, может быть, вы сможете немного поспарринговать со мной, чтобы девочки увидели немного настоящих боевых искусств.
     Аканэ удерживала каменное лицо, стараясь не начать безумно хихикать. Ранма действовала слишком уж чрезмерно! Однако Чиба Мамору не был дураком. Он видел, как высоко умела прыгать рыжая, и пришел к выводу, что она, по крайней мере, была умелой гимнасткой. Он все еще был уверен в себе, но подготовился. Даже если у девушки был тот же пояс, что у него, его большая сила и выносливость обеспечат ему победу.
     Аканэ в своем бледно-желтом ги встала между ними.
     – Если приемлемо, я буду судить? – Мамору кивнул, а Ранма, забавляясь, ответила глупо звучащим "Агась!" Усаги и Ами едва сдерживали свое ликование, тогда как Рей, Макото и Минако выглядели самодовольно. – Тогда хорошо, – произнесла Аканэ все еще с каменным лицом. – Приготовьтесь… – Мамору встал в основную стойку каратэ, с выставленной вперед левой ногой, – и начали.
     Ранма продолжала стоять, сложив руки за спиной, покачиваясь на носках взад и вперед. Аканэ мимолетно посочувствовала молодому человеку. Ранма должна была по-настоящему разозлиться, чтобы так стоять напротив Чибы-сан.
     Мамору удивился, смотря на усмехающуюся ему, казалось бы, широко раскрывшуюся девушку. Слабо пожав плечами, он двинулся вперед и на пробу ударил рыжую в плечо. Она незначительно извернулась, удар безвредно скользнул мимо. Мамору моргнул.
     Черноволосый мужчина начал методично наносить один удар за другим, целясь, в основном, в грудь и руки Ранмы. Ни один не попал, ни один не прошел далеко от тела, хотя опытный наблюдатель, как, например, Аканэ, заметил бы, что все они оказывались на одном и том же расстоянии от тела. Мамору хмуро отступил.
     – Разве ты не собираешься драться?
     Рыжая ухмыльнулась.
     – Как только ты соберешься.
     Сверкнув глазами, Мамору с разворота ударил ногой, пнул спереди и ударил кулаком, что могло впечатлить тех, кто не видел атак Аканэ. Тем не менее, все удары миновали цель, когда рыжая легко скользнула между атаками. После особо неаккуратной серии, Ранма сбила старшего парня с ног. Мамору упал, но, быстро перекатившись, вскочил на ноги.
     Разозлившись, защитник Сенши возобновил нападение, обрушив на крохотную девушку град пинков и ударов. Ни один из них не попал в цель и даже не вынудил Ранму вытащить из-за спины руки, рыжая сэнсэй начала критиковать усилия мужчины. Сказать, что это еще больше разъярило Мамору, все равно что сказать, что в аду тепло. Он всерьез подумывал трансформироваться.
     Однако Мамору утомился. Пытаясь ударить, или хотя бы заставить эту чертову девчонку использовать руки, он вложил все в комбинацию из пинка и двух ударов. Нанося последний удар, он был уверен, что достанет ее, пока она не исчезла. Растерянно заморгав, Мамору огляделся, только чтобы получить легкий подзатыльник.
     – Атака сзади, полное касание, Ранма, – крикнула Аканэ, весело сверкая глазами. Она подумала, что это было вроде как дань ей самой. Последовательность была почти такой же, как в ее первом бое с рыжей. Мамору, вымотавшись, упал на колени. Уса вышла вперед, в ее глазах был рассчетливый взгляд.
     – Пойдем, Мамору-кун, почему бы тебе не отдохнуть. Думаю, ты справился очень хорошо, – жеманно протянула розоволосая девочка, протягивая ему бутылку с водой. Остальные девушки улыбнулись, даже Усаги. Им всем нравился Мамору, но было неплохо время от времени сбивать с него спесь. Уса показала Усаги язык. – По крайней мере, я должным образом позаботилась о моем парне.
     Улыбка Усаги поблекла.
     – Какого черта это значит, Малышка? Нам с Мамо-тяном суждено быть вместе! Скажи ей, Мамо-тян! – Блондинка чуть запнулась, переводя взгляд со своего сэнсэя на возлюбленного. Ранма кашлянула.
     – Ну ладно, повеселились и хватит. Вы, девочки, на растяжку и разогрев. – Рыжей ответил послушный хор "Да, сэнсэй", тогда как она поманила за собой Аканэ.
     Две девушки подошли к Мамору и Усе. Ранма спокойно начала:
     – Прошу прощения, Чиба-сан. Боюсь, что некоторые из ваших замечаний вывели меня из себя. Если вы хотите, мы всегда будем рады видеть вас в этом классе.
     Мамору, все еще тяжело дыша, пожал плечами.
     – Позвольте мне это обдумать, Саотоме-сан. Я ведь могу сегодня понаблюдать за остальным вашим классом? – Ранма поклонилась и вернулась к своим ученицам. Аканэ с понимающей улыбкой задержалась.
     – Не чувствуйте себя слишком плохо, Чиба-сан. Со мной в нашем первом спарринге она обошлась почти так же. Вы были очень хороши для того, кто практикует лишь один стиль, – с этими словами Аканэ отошла и присоединилась к своей команде.
     Мамору кивнул, не сводя глаз с растягивающейся Усаги. Его глаза грозились вывалиться из орбит, когда Усаги наклонилась назад, касаясь ладонями пола додзе. Когда Усаги встала в мостик, Рей небрежно спросила блондинку:
     – Ну и как твоя гимнастика?
     Вернувшись в вертикальное положение, Усаги ответила:
     – Баланс возвращается, но я жесткая как доска. Вот интересно, верну ли я себе хоть когда-нибудь прежнюю гибкость. – Наблюдая за своей суженой, Мамору смутно осознавал, что Уса сильными ручонками массировала ему шею. Она наклонилась, чтобы прошептать ему на ухо:
     – Я не знаю, что же ты видишь в Усаги, Мамору-кун. Она незрелая и не очень яркая. На самом деле, она похожа на дуру. – Мамору неопределенно хмыкнул, наблюдая, как Усаги шутит с девушкой Саотоме. Нет, мысленно поправился он, с женщиной Саотоме. – Парень вроде тебя мог бы заполучить мозги и красоту.
     Уса замолчала, когда девушки начали свою тренировку. Вопреки себе, Мамору поразился тому, как Аканэ тренировала четырех Внутренних Сенши. Практиковались удары, пинки и уклонения, наряду с легким спаррингом. Однако это не шло ни в какое сравнение с тем, как Ранма тренировала Усаги. В то время как рыжая прыгала и использовала воздушный стиль, определенно произошедший от южной китайской школы, ему показалось, что он заметил там и смесь гимнастики и тхэквондо.
     Мамору с закипающей обидой смотрел на двух девушек. Он понимал, что Ранма его унизила, но его это не слишком беспокоило. Очевидно, что рыжая девушка была мастером, а мастера редко позволяли коричневым поясам потешить свое эго. Он в неведении бросил вызов мастеру боевых искусств и его опустили на землю, все в порядке. Во всяком случае, рыжая его интриговала.
     Но вот дымился Мамору из-за Усаги. Конечно, он знал, что она больше не была неуклюжа, он и сам это ясно видел. Рей отвела его в сторону и рассказала о гимнастике и Багровой Академии, но это выходило за рамки того, что он ожидал. Какого черта она заставила всех так напряженно трудиться во время боев с Берилл, когда она могла так сделать?
     Пока Мамору медленно закипал, у него снова было видение кристальной башни. С тех пор, как появилась Уса, он видел ее несколько раз, но не в таких подробностях. Он увидел, как Усаги в своем облике Принцессы оглядывается на него, когда башня рушится, раскалываясь на куски кристаллов. Молодой человек понял, что именно эта судьба ждет не только светловолосую Принцессу, но и его самого, если они останутся вместе. В шоке высокий мужчина встал и, спотыкаясь, ушел с территории храма. Уса озадаченно посмотрела ему вслед.
     Когда тренировка закончилась, к ней подошла Усаги с полотенцем.
     – Эй, Малышка, а куда ушел Мамо-тян? – Розоволосая девочка пожала плечами, сообщая о своем незнании.
     Нахмурившись, бесстрашная блондинка прихватила свою розоволосую подопечную, помахала на прощание своим подругам и поспешила домой. Обе девушки хранили молчание, пока в поле зрения не возник дом Цукино. Уса пробормотала:
     – Собираешься увидеться с Мамору? Не думаю, что он хочет тебя видеть, Усаги.
     Блондинка посмотрела на маленькую девочку.
     – Что тебе об этом известно? Он, наверное, вспомнил о делах, которые ему нужно было сделать или еще о чем-нибудь подобном. Не поняла, Малышка? Нам суждено быть вместе!
     Девочка закатила глаза. Поглядывая на дом, Уса прошептала:
     – Ты такая дура. Зачем ему кто-то похожий на тебя? – Усаги остановилась как вкопанная и побледнела, уставившись на девочку.
     – Ты… ты беги домой… а мне надо идти. – Розоволосая девочка усмехнулась, но послушно побежала к дому Цукино. Едва Уса скрылась из виду, Усаги помчалась к квартире Мамору.

     Мамору выключил воду почти обжигающего душа, чувствуя себя совершенно новым человеком. Он обдумывал свое видение, пока горячая вода успокаивала его уставшие мышцы. Сперва он чувствовал вину из-за того, что планировал порвать с Усаги, пусть даже для того, чтобы спасти ей жизнь. Она была милой девочкой. Когда он, одеваясь, думал об этом, он понял, что это была совершенно беспроигрышная ситуация, почти подаренная ему победа.
     Конечно, в первую очередь, он спасет им обоим жизни. К тому же, она была достаточно сильна, чтобы стоять самой, и, если этот спарринг был признаком, пора ей было это сделать. Порывая с ней, он заставит Усаги созреть и стать лидером. К тому же, зная, насколько блондинка романтична, девушка истоскуется по нему, так что, когда они воссоединяться после этого кризиса, у них будут лучшие отношения.
     В глубине души Мамору сформировалась смутная мысль, что если после всего этого Усаги к нему не вернется, то Ранма была красивой и интригующей женщиной. Сила этого стройного тела была невероятна.
     Размышления Мамору были прерваны тихим стуком в дверь. Типично. Я дал ей ключ, но она всегда стучит, как робкое дитя.
     – Входи, Усаги.
     Блондинка вошла так же осторожно, как и стучала, на ее губах трепетала улыбка.
     – М-м… привет, Мамо-тян. Жаль, что ты не остался до конца, Рыжая-тян хотела поговорить с тобой.
     Нахмурившись, Мамору холодно посмотрел на блондинку.
     – Рад, что ты пришла. Хотел сказать тебе это в лицо. Мы расстаемся, Цукино-сан. Я больше тебя не люблю.
     – Что… что ты имеешь в виду, Мамо-тян? Знаю, что мы посмеялись, но мы… я не хотела тебя обидеть. Просто Рыжая-тян слишком хороша, знаешь ли, и…
     – Это никак не связано с Ранмой-сан. Она мастер, и я получил то, что заслужил. Я благодарен, что она сделала все легко. Это между мной и тобой. Между нами все кончено. Пожалуйста, больше не беспокой меня. – Он выхватил из ее податливых пальцев ключ от квартиры.
     С разбитым сердцем, улыбкой и слезами на глазах, Усаги опустила взгляд.
     – Пожалуйста, Мамо-тян, обещаю, я буду лучше учиться. Я стану достойной…
     Мамору холодно прервал ее.
     – Это никак с этим не связано. Я просто больше тебя не люблю. Не заставляй меня это повторять.
     – Я… я не могу в это поверить, Мамо-тян, ведь ты был Принцем Эндимионом, а я Принцессой Серенити. Мы любили друг друга еще даже до того, как родились в этом мире.
     – Именно поэтому я и хочу все это прекратить! – закричал Мамору, понимая, что в этом заявлении была своя доля правды. – Почему я и сейчас должен быть твоим парнем лишь потому, что так было в прошлой жизни?
     С разбитым сердцем и улыбкой на губах, Усаги вздрогнула:
     – Ясно, Мамо-тя… Мамору-кун. Прошу прощения за то, что вам приходится общаться со мной. – Блондинка тихо выскользнула за дверь. Чиба Мамору, смирившись, смотрел ей вслед. Прости, малышка, но это для твоего же блага.

     Усаги шла из квартиры своего бывшего парня, с пустой головой и тяжелыми шагами. Шок совершенно ее оглушил, но, мало-помалу, она начала чувстовать боль. Ее шаги были все медленнее и медленнее, пока она не остановилась неподалеку от телефонной будки. Пошатываясь, она вошла внутрь, закрыла за собой дверь и соскользнула вниз по стеклянной стене. Слезы лились по ее щекам.
     – Думаю… думаю я не приведу Мамору на обед, Рыжая-тян, – полностью сломалась она.

     Ранма замерла перед входом в бакалейную лавку. Что-то было не так. Что-то было очень, очень не так. Она застыла, потянувшись и обычными своими чувствами, и ки, чтобы разрешить эту проблему. Через несколько секунд какой-то инстинкт заставил рыжую сосредоточиться на единственной цели. Усаги нуждается во мне. Моей Принцессе больно. Не раздумывая, Ранма помчалась по улицам Дзюбана, навстречу боли.

     Внутри рядового магазин косметики с минуту были слышны приглушенные крики, пока не наступила тишина. Металлическая дверь открылась, и вышла Бертье в желтом сарафане. Она сладким сопрано позвала через плечо:
     – Дроид-сан? Дроид Ацугесо?
     Из тени поклонилась женская фигура.
     – Я здесь, моя госпожа.
     Рассмеявшись, Бертье поручила дроиду:
     – Ты будешь продавать эту наполненную Темной Энергией косметику. Сперва она превратит любую женщину в красавицу, но вскоре она уничтожит красоту тех, кто ей воспользуется. И это очернит текущую здесь энергию, так что в будущем она станет непригодна для Лунной Конфедерации. – Дроид снова поклонилась. – А я тем временем пригляжу за распространением этих листовок.

     Быстрый бег Ранмы замедлился до стремительной ходьбы. Она была близко, очень близко. С чувством облегчения рыжая заметила Усаги, сидевшую, опершись на стекло, внутри телефонной будки. Подбежав поближе, маленькая девушка распахнула дверцу.
     – Усаги, – закричала она, – что случилось, ты ранена? Давай, милая, поговори со мной, – подхватила рыжая несчастную девушку на руки. Обеим девушкам немедленно стало лучше.
     – М-Мамору со мной порвал.
     – Что?! Почему этот козел так поступил? – ужаснулась Ранма, но где-то в глубине ее души что-то ухмыльнулось и замурлыкало.
     – Хотела бы я знать, Рыжая-тян. Я пришла к нему домой, и он сказал мне, что мы расстаемся. Я думала, что это из-за того, что я смеялась над ним после вашего спарринга, но он сказал, что не поэтому. – Ранма начала гладить длинную косу блондинки.
     – Это была бы довольно глупая причина для разрыва, – вздохнула Ранма. – Парни могут по-настоящему странно трястись над своим эго, и поверь мне, я в этом эксперт, – рассмеялась она, касаясь своей подвески с инь-ян.
     Усаги легонько хихикнула сквозь слезы.
     – Нечестно заставлять меня смеяться, – подняла взгляд блондинка на вставшую девушку. – Я так рада, что ты моя подруга, Ранма, несмотря на то, что случилось, – прошептала она, – я знаю, что могу доверять тебе.
     Предложив ей руку, рыжая отвернулась, чтобы скрыть замерцавшие в ее глазах слезы.
     – Пойдем, приведем тебя в порядок, – сказала Ранма, взмахивая недавно полученной ей листовкой. – Это место прямо за углом, Отафукуя, там какая-то распродажа. Прихватим тебе чего-нибудь и пойдем, купим много мороженого. Мы ни за что не позволим Мымрику радоваться, глядя на такую тебя. Я угощаю.

     Две девушки под руку прошли сквозь автоматические двери в шикарный магазин, но быстро разделились. Ранма направилась к разделу обычной косметики, решив немного изменить стиль своей подруги, чтобы ее подбодрить. Рыжая благодарила богов, что очень внимательно прислушивалась к Касуми во время их девичьих уроков, и что Усаги была такой явной летней.
     Тем временем блондинка направилась к кассе, чтобы приобрести очищающие средства и салфетки. Ранма лениво отметила ведущийся между ее подругой и продавцом разговор. Выбирая макияж, она игнорировала его, пока Усаги не закричала:
     – Вы ошибаетесь! Мамору не полюбит меня из-за внешности! Вы ничего о нем не знаете, вы идиотка!
     Продавец выскочила и схватила сердитую девушку за руку.
     – Ты думаешь, что после этого я позволю тебе уйти? Сейчас мы тебя накрасим! – Остальные покупатели, заволновавшись, начали покидать магазин. – Ну и посмотри, что ты наделала! Ты не оставила мне выбора. – В метели из косметических средств продавец исчезла, заменившись синекожей женщиной в вечернем платье. На лбу был алый камень с черным полумесяцем.
     Когда странное существо потащило девушку за прилавок, Ранма добралась до них обоих. Невероятно изогнувшись, рыжая впечатала подошвой в подбородок дроида, тогда как Усаги ударила кулаком, вырываясь из ее рук. Ацугесо отлетела назад в витрину с косметикой, разбив ее в многоцветном взрыве дорогих средств.
     Ранма закончила это резким пинком, вставая в оборонительную позу, чтобы прикрыть свою партнершу. Усаги перекатилась за полку и быстро трансформировалась. Когда потрясенная дроид очистила взор, в поле зрения шагнула Сейлор Мун.
     – И куда же делось это отродье? – Увидев перед собой двух девушек, дроид продолжила: – Кто вы?
     – Я Сейлор-воин любви и справедливости, Сейлор Мун! – Сенши Луны взглянула на свою наставницу и подругу. – Именем Луны, я принимаю твой вызов и покараю тебя!
     Ранма улыбнулась. Говорит все еще много, но уже лучше.
     Взгляд существа перескочил на рыжую, которая просто пожала плечами.
     – Не смотри на меня, клоунолицая. Я здесь только чтобы стереть весь грим.
     Дроид ухмыльнулась.
     – Не важно. Любой, кто узнает про наши планы по уничтожению будущего города… – Заявление существа прервалось молниеносным движением Ранмы, когда она сбила дроида с ног и, ударив ее ладонью в грудину, отправила похожее на женщину существо в полет через весь магазин. Когда Ацугесо оправилась, Мун, сделав сальто, резко приблизилась и пнула с разворота в голову, посылая несчастную дроида обратно к Ранме, хрустнувшей костяшками пальцев.
     – От тебя будет столько же проблем, как от Рёги в дождливый день, а нас еще мороженое ждет, так что… Kachu Tenshin Amagurikan! – Под десятками сильнейших ударов в лицо и тело дроид отлетела назад. Уже почти без сознания существо врезалось в стену. После кивка Ранмы Мун начала свою медленную атаку Сенши, из стороны в сторону размахивая жезлом.
     Когда светловолосая Сенши закончила свой ритуал криком "Moon Princess Elimination!", сформировалась знакомая розовая энергетическая спираль и золотым полумесяцем Мун ударила дроида, испустившую стон, когда на ее теле появились тысячи трещин. Ее кожа взорвалась, открывая изготовленное из голубоватого камня тело, а затем все обратилось в прах. От существа остался лишь потемневший драгоценный камень и кучка праха.
     Ранма мгновение поизучала прах, а затем обеспокоенно обернулась к своей партнерше.
     – Ты… мы же никого не убили, правда? То есть, я знаю, что у нее была ки дверной ручки, но…
     Мун успокаивающе положила руку на плечо невысокой девушки.
     – Нет, все в порядке. Эти существа конструкты, они на самом деле не живые. У них нет своей воли, они анимированы своими создателями. – Ранма облегченно вздохнула. – Теперь тебе лучше уйти отсюда. Нам нужна маскировка, чтобы люди не связали тебя с Сенши. А я пойду поищу сотрудников магазина.

     Рубеус торжествующе глядел в арочное окно в обзорной комнате, когда Бертье присоединилась к трем своим сестрам. Обычно веселая платиновая блондинка была покорна и, казалось, чем-то обеспокоена. Рубеус отвернулся от созерцания ненавистного города.
     – Так ты не справилась, Бертье. Твой дроид разрушен, а кристальная точка не под нашим контролем. – Бертье кивнула.
     – Рубеус-сама, это было не просто разрушение Ацугесо. Не верю, что она смогла выпустить в своих врагов хоть одну атаку, – указала платиновая блондинка на Коан. Отек лица прошел, но синяки были все еще заметны. – Они казались очень сильными. Одного дроида недостаточно, чтобы довести план до конца.
     – Нам нужно больше информации о них, – заявила старшая, Петц. – Будет полезно, если мы узнаем, сколько именно у Кролика защитников, и в чем их сила.
     – Что ты предлагаешь, Петц? – спросил Рубеус зеленоволосую женщину.
     – Кажется, я припоминаю, что было замечено, как Кролик боится грозы. Если она потеряет контроль и выплеснет свою энергию, мы сможем напасть и выманить ее защитников. У меня есть идеальный миньон для этой операции, и если мои дорогие сестры одолжат мне несколько дроидов, мы сможем устроить на Кролика покушение и, что более важно, собрать столь необходимую нам информацию.
     Рубеус улыбнулся.
     – Звучит как хороший план, Петц. Неплохо будет убить Кролика, но даже знание о наших противниках окажет нам большую помощь. – Рыжий лидер обернулся к брюнетке в золотисто-красном амазонском наряде, которая подняла палец, чтобы вмешаться. – Да, Калаверас?
     – Рубеус-сама, возможно, наш агент в Конфедерации сможет сказать нам больше? Он ведь родился в это время, не так ли?
     Рубеус покачал головой.
     – Принц приказал ему держаться в тени. В любом случае, я бы не хотел в самом начале признаваться в такой слабости. Если понадобится, мы и позже сможем обратиться к Алмазу. А пока что будем работать над планом Петц. Как только мы узнаем больше, мы либо продолжим наши планы против кристальных точек, либо перейдем непосредственно к Кролику.

     Луна с коленей Ранмы перепрыгнула на низкий столик. Повернувшись к собравшимся Сенши, лунная кошка начала встречу:
     – Прежде всего, я хочу поблагодарить Усаги и Ранму за хорошую работу. Мы не знаем, зачем Призрачным Сестрам был нужен этот магазин, но явно не для добрых дел. Нам нужно быть начеку, могут быть и другие вторжения. – Все семь девушек согласно кивнули. – Хотя Усаги права. Нам нужно как-то замаскировать тебя, Ранма, чтобы твоя личность не была связана с Сенши. Есть идеи, Ами? – Синеволосая девушка задумалась.
     – Может, маскировочная ручка? Уверена, у Рыжей-тян достаточно Серебряной Энергии, чтобы ее использовать. Я продолжу свои исследования и, может быть, найду еще что-нибудь. – Ами раскрыла компьютер Меркурий и начала сканировать Ранму.
     Луна кивнула.
     – Спасибо, Ами. Ладно, есть еще хорошие новости. Во многом благодаря вашему обучению с Ранмой и Аканэ, вы, девочки, готовы к новым хэнсин-жезлам. Ваши силы возросли, давая вам доступ к новым атакам. – Черная лунная кошка отошла в сторону, демонстрируя новые жезлы. Четыре планетарных Сенши широко ухмыльнулись. Аканэ старалась радоваться за своих подруг, но чувствовала легкую печаль. Артемис заметил на лице наследницы Меркурий спрятанное разочарование.
     Белый лунный кот подошел к Ами.
     – Это обновление позволит тебе передать свой прежний жезл Аканэ. – Он взглянул на остальных девушек. – Так как у вас нет наследниц, ваши прежние жезлы исчезнут, но Аканэ теперь не будет зависеть от Ами. Все равно наследнице было бы небезопасно использовать жезл второго этапа.
     Обе Меркурий посмотрели друг на друга и радостно улыбнулись. Ами вытащила свой изначальный жезл и некоторое время смотрела на него. Она тихо заговорила:
     – Помню, как я впервые взяла его в руки. Против ужасного врага тогда были только мы с Усаги. – Ами с извинением улыбнулась Минако. – А теперь нас семеро, – продолжила Сенши Льда, подчеркнуто глядя на Ранму, покачавшую головой, но усмехнувшуюся. – И я не могу и представить, что же я такое сделала, чтобы заслужить такую прекрасную наследницу. – Синеволосая девушка передала жезл Аканэ. Обе девушки держались за него. – Я знаю, что ты будешь творить великие дела, кузина. Меркурий не может быть в лучших руках.
     Остальные пять девушек подскочили и обняли двоих Сенши Меркурия. Когда все разошлись, глаза Аканэ сияли.
     – Спасибо, сестренка. Надеюсь, что я этого достойна. – Младшая Тендо с благоговением убрала жезл в свою сумочку.
     Рей кашлянула.
     – Так это значит, Ами, что ты решила отказаться от учебы в Германии? Я имею в виду, что Аканэ может подменить тебя, если ты хочешь уехать.
     Синеволосая девушка уверенно кивнула.
     – У меня здесь важное дело, – украдкой взглянула она на Ранму.
     Ранма забеспокоилась.
     – Ами, ты же знаешь, что я не хочу, чтобы ты чувствовала себя обязанной. Мы команда, и делаем именно то, что должны – присматриваем друг за другом. Может быть, в следующий раз ты спасешь меня.
     – Именно, Рыжая-тян, команда присматривает друг за другом. Я все равно не смогу сосредоточиться, зная, что я оставила вас, девочки. Кроме того, должна признать, что я увлеклась изучением Серебряного Тысячелетия. Возможно, я смогу восстановить некоторые из маготехнологий, которые они – мы – тогда использовали. – На последних словах оба кота с надеждой взглянули на нее.
     Усаги встала.
     – Это просто фантастика, Ами-тян. Может быть, мы сможем воссоздать то, что было тогда. По крайней мере, хотя бы немногое, – вздохнула блондинка, явно думая о том, что еще у нее тогда было. Встряхнувшись, она продолжила: – Так, нам стоит внимательнее быть ко всем этим подлым тварям. Что-нибудь еще?
     Ранма и Ами одновременно заговорили, переглянулись и захихикали. Идеально синхронно они обе сказали:
     – Ты первая. – Продолжая хихикать, Ами отступила.
     Ранма благодарно кивнула и начала:
     – Вы все неплохо продвинулись с начала обучения, но нам нужно тренироваться в форме Сенши, объединяя энергетические атаки с боевыми искусствами. Для этого потребуется больше места и уединенности, чем может обеспечить храм. Я не знаю, как мы сможем устроить тренировочный поход, не оставив Усу и город плохим парням на время нашего отсутствия.
     – Может быть, мы сможем разделиться на две группы, – предложила Макото. – Учитывая, как легко вы с Усаги-тян справились с миньоном, три Сенши должны быть в силах со всем справиться. Я имею в виду, что это накрашенное создание не успело даже атаковать!
     Луна замерла, задумавшись на секунду.
     – Может сработать. Сколько тебе нужно времени, Ранма?
     Рыжая взглянула в потолок, шевеля губами, пока подсчитывала.
     – Думаю, три дня, как минимум. Когда девочки узнают основы, они смогут самостоятельно практиковать ката. В этом вы все хороши. Кроме того, Аканэ идти не нужно, она вышла за рамки того, чему я буду учить в обычных боевых искусствах, а энергетических атак у нее пока нет. Так что она может остаться и помочь все защищать. – На лице Аканэ была смесь гордости и разочарования.
     – Значит, скажем так, Усаги и Ами-тян в одной группе, а Рей, Мина-тян и Мако-тян в другой? – полуспросила Аканэ. Ранма и Луна кивнули.
     – Ами, тебе нужно что-то еще? – спросила черная лунная кошка.
     – Да. Вы, девочки, знаете, что я много времени провожу у Тендо, работая с Набики. На-тян помогает мне с изучением Дзюсенке, и она оказала неоценимый вклад. Знаешь, Рыжая-тян, очень хорошо, что на свадьбе ты не использовала ту воду из источника утонувшего парня. Проклятья неустойчивы, когда сочетаются. Обычно они смешиваются, как в случае Чулочка Таро. Кто знает, что бы произошло?
     Ранма вздрогнула, и Усаги с Аканэ обняли ее. Ами жестом отбросила все это.
     – Оставим эту мысль, На-тян спрашивала меня о деловых соглашениях Сенши. – Аканэ и Ранма улыбнулись, тогда как остальные девушки, смутившись, беспомощно посмотрели на нее. – Если никто не будет возражать, она бы хотела переговорить с нами на следующей встрече.
     – Должно быть интересно, – пошутил Артемис. – Не думаю, что с этим будут какие-нибудь проблемы, пока она не будет беспокоиться насчет говорящих кошек. – Ами улыбнулась.
     Усаги тоже улыбнулась.
     – Не могу и представить, чтобы одна из Четырех Сестер была хоть немного удивлена Луной и Артемисом. – Оба кота выглядели раздраженными. – Что-нибудь еще?
     Аканэ вышла вперед, положив руку на плечо своего лидера.
     – Ага. Может, мне и не стоит этого говорить, как самой здесь новенькой, но что мы будем делать с этим тупым Чибой? – Планетарные Сенши с дискомфортом переглянулись, тогда как Усаги просто казалась смирившейся. Ранма почувствовала прилив гнева. – Хочу сказать, он рвет с Усаги-тян как раз в тот момент, когда мы сталкиваемся с новыми плохими парнями, не дав никаких объяснений или причин, насколько я могу судить. Тупой извращенец.
     Макото тоже разозлилась.
     – Я согласна с Аканэ. Он нам не нужен, раз уж он так ранил Усаги-тян. Аканэ с Ранмой могут с лихвой перекрыть все нашу потребность в рукопашном бое.
     С болью и гневом на лице, Рей неуверенно возразила:
     – Я знаю, что он поступил неправильно, но Такседо Камен часто выручал нас, когда мы только начали собираться. Я ненавижу его, за то что он так поступил с Усаги, но не стоит ли нам подождать, чтобы понять его причины?
     – Хочешь сказать, кроме той причины, что Мымрик козел? – воскликнула Ранма. Она глубоко, успокаиваясь, вздохнула. – Хочу сказать, что если он захочет помочь, то ладно, но я не могу ему доверять.
     Усаги нахмурилась и вздохнула.
     – Думаю, мне стоит обсудить это с Касуми. – Все девушки кивнули. Старшая сестра Аканэ стала для Сенши кем-то вроде наперсницы, кем-то, к кому они могли подойти со своими проблемами. – В то же время, пока мы не поймем все наверняка, мы не примем никакой помощи, которую предложит Мамо… Мамору-кун. И я не хочу никаких проблем, – многозначительно взглянула блондинка на Ранму.
     Рыжая успокаивающе подняла руки.
     – Ладно, ладно, я даже не буду смеяться над ним за метание роз. – Аканэ фыркнула. Ее бывший жених смеялась добрых пять минут, когда Усаги описала предпочитаемый боевой стиль Такседо Камена. – Чертов подражатель Куно, – пробормотала себе под нос крохотная мастер боевых искусств. – Если мы закончили, кто пойдет за мороженым?

Глава 7: Открытия.

     Едва Тендо Касуми присела, чтобы выпить свою полуденную чашку чая, как услышала вежливый стук в дверь. Когда она открыла дверь, ее шаблонная улыбка №3 (заслужившая перерыва домохозяйка) превратилась в настоящую улыбку.
     – Усаги-тян, входи! Я как раз присела выпить чаю. Присоединишься?
     – Прости за вторжение, Касуми-тян, – традиционно извинилась Усаги, а затем переключилась на свое игривое журчание, которое показалось старшей девушке немного странным. – Спасибо, с удовольствием выпью чаю. Я принесла булочек со сладкими бобами нам закусить, – добавила она, приподнимая сумку. Быстрое движение привлекло ее внимание. Саотоме Генма обернулся, чтобы взглянуть на сумку. Увидев ее небольшие размеры, он вернулся обратно к доске сёги.
     Проследив за взглядом блондинки, старшая Тендо задрала брови.
     – Почему бы нам не поговорить на кухне? – Когда Касуми двинулась, она через плечо спросила: – Что привело тебя сюда, Усаги-тян? – Младшая девушка подождала с ответом, пока они не оказались на кухне.
     – Ну, я хотела поговорить с тобой кое о чем важном, – покраснела Усаги. – Я знаю, что, кажется, все девочки приходят сюда, чтобы поплакаться в плечо или получить совет. Мы действительно уважаем тебя и… ну…
     – Все в порядке, Усаги-тян, мне нравится компания. На самом деле, я польщена тем, что Сейлор Сенши думают, что мне есть, что им предложить. На кухне стало немного одиноко, с тех пор как Рыжая съехала. – Блондинка выглядела виноватой. Касуми остро взглянула на нее. – Ничего подобного, юная леди! Ранма сказала мне, что после ее спасения ты чувствуешь вину, и я говорю тебе прекратить.
     Усаги кивнула, но не очень убедительно. Она вздохнула.
     – Просто иногда казалось, что несчастье Рыжей-тян мне выгодно. Две новые Сенши, тренировки, лучшая подруга…
     Касуми тут же начала выпытывать… мягко.
     – "Казалось" в прошедшем времени. Так что же изменилось, что ты прекратила скорбеть обо всем хорошем, что произошло с тех пор, как в твоей жизни появилась Ранма? – улыбнулась Касуми, показывая, что она поддразнивает.
     Усаги всхлипнула, и улыбка Касуми мгновенно исчезла, заменившись беспокойством.
     – Что не так, Усаги-тян, что случилось? – Старшая девушка потянулась и успокаивающе сжала руку блондинки.
     – Два дня назад Мамору-кун порвал со мной.
     – О, боже, Усаги-тян, бедняжка, – пробормотала Касуми, сцепив руки. – Он сказал, почему?
     Усаги покачала головой.
     – Нет, он просто сказал, что больше меня не любит. Даже когда я напомнила, что нам суждено быть вместе, он просто сказал, что не должен быть моим парнем лишь из-за того, что так было в прошлом. – Младшая девушка всхлипнула, вытерла глаза и глубоко вздохнула. – Если бы Рыжая-тян не нашла меня, я бы все еще плакала в той телефонной будке.
     Касуми встала, обошла вокруг стола и обняла меланхоличную девушку. Вернувшись на свое место, она вновь утешающе взяла Усаги за руку.
     – Не хочу читать тебе лекцию, но для разрывов почти всегда есть первопричина. Аканэ расставалась с Ранмой множество раз, по малейшему поводу, но настоящей причиной была неспособность Аканэ справиться с даром Рыжей.
     Усаги начала покусывать булочку.
     – Они ведь расстались навсегда, на так ли? – Старшая девушка кивнула. – А затем стали лучшими друзьями. Ты думаешь, мы с Мамору-куном…
     Старшая Тендо пожала плечами.
     – Я не знаю. Ты должна быть готова к такой возможности, тем более это было как гром среди ясного неба, – вздохнула Касуми. – Полагаю, что все осложняется его профессиональными отношениями с Сенши? – Блондинка кивнула.
     – Все по-настоящему злы на Мамору-куна, особенно Ранма, Аканэ и Макото, но мы согласились работать с Такседо Каменом, если он появится.
     – Ты сказала, что Рыжая нашла тебя? Ты ей звонила?
     Усаги выглядела озадаченной.
     – Нет, я просто плакала, а затем появилась Рыжая-тян. Я так обрадовалась. С Ранмой я всегда чувствовала себя лучше. В безопасности, понимаешь? Я знаю, что могу доверять ей. Во всем.
     Касуми слегка нахмурилась.
     – Интересно, как она узнала, что нужна была тебе.

     Ами быстро отреагировала на дверной звонок, чтобы увидеть улыбающуюся Тендо Набики.
     – Привет, Ами, – растягивая слова, сказала средняя Тендо. – Я не с пустыми руками, – добавила она, приподнимая сумку.
     – Привет, Набики, входи, – счастливо сказала Ами. – Но имей в виду, моя мама возвращается домой примерно через час, и она будет настаивать, чтобы ты осталась на ужин. Ты ей действительно понравилась. А еще она весьма впечатлена твоим деловым чутьем. То здание, о котором ты знала, прекрасно подошло для новой поликлиники.
     Набики самодовольно задрала нос.
     – Ну, может, мне стоит начать взимать с тебя плату. – Ее хихиканье испортило образ развращенной жадины. – Давай пока все обсудим, чтобы потом спокойно пообщаться с твоей мамой. О, кстати, ты спросила, смогу ли я присутствовать на следующем собрании Сенши?
     Синеволосая девушка кивнула, пока они шли на кухню.
     – Пока ты не будешь возражать против говорящих кошек. Мы не хотим, чтобы ты чувствовала себя странно.
     Старшая девушка рассмеялась.
     – Самым странным в говорящих кошках будет видеть не сходящую с ума Ранму в одной с ними комнате. – Она положила сумку на стол. Когда они вышли, Набики продолжила: – Хочу сказать, я уже встречалась с гигантским говорящим котом-призраком, который хотел жениться на Шампу, так что обычные говорящие кошки будет довольно скучны.
     Когда две девушки вошли в комнату Ами, младшая бодро шагнула к своему столу и компьютеру Меркурий, тогда как Набики плюхнулась на кровать. Включив компьютер, Ами обернулась к старшей девушке и объявила:
     – Открываю четырнадцатое собрание Комитета по Изучению и Реставрации Ранмы.
     Набики резко кивнула и приняла на кровати сидячее положение.
     – Ладно, у нас все еще остаются три основных неизвестных, – загибая пальцы, начала перечислять статная брюнетка: – Что произошло с Ранмой? Что такое Дзюсенке? Какие секреты Серебряного Тысячелетия мы бы смогли использовать? У нас есть что-нибудь новенькое?
     – Совсем немного, На-тян, – с энтузиазмом выпалила Ами, открывая на своем компьютере файлы. – На вчерашней встрече я просканировала Рыжую-тян. Серебряная Энергия все еще усиливается, но уже начинает образовывать узор.
     – Узор, – сказала Набики, спрыгивая с кровати. – Что за узор?
     – Он похож на те, что можно увидеть у Сенши. – Набики пристально посмотрела на свою партнершу.
     – Так может Ранма превращается в Сенши? Я имею в виду, в настоящую Сенши, с этими юбчонками и всем остальным. Это бы многое объяснило, ее связь со всеми вами и блокировку проклятия. В смысле, ведь только девушки могут быть Сенши, верно?
     Ами склонила голову набок.
     – Это объясняет даже больше, чем ты думаешь. Когда Чиба-сан порвал с Усаги, Ранма ЗНАЛА, что Усаги была несчастна. Она нашла Усаги и успокоила ее. Когда они вдвоем дрались с миньоном Призрачных Сестер, удары Рыжей-тян оказывали больший эффект, чем я могла ожидать, они были больше похожи на удары Мун или Юпитер, чем на удары обычного человека, пусть даже столь сильного, как Ранма.
     Набики начала расхаживать по комнате.
     – Я просто чую здесь "но".
     Синеволосая девушка кивнула.
     – Но Сенши так не появляются. Мы все реинкарнации из Лунного Королевства. Когда появляется новая Сенши, она обнаруживается, а не создается. Ранма никак не может быть реинкарнацией; вся ее Серебряная Энергия взялась от исцеляющего заклинания Мун.
     Набики резко остановилась и посмотрела на другую девушку.
     – Так откуда же изначально появились Сенши?
     Ами открыла рот, закрыла его и посмотрела на свою подругу.
     – Это… это очень хороший вопрос, На-тян. Откуда мы взялись? Может быть, мы все результаты несчастных случаев, как с Рыжей-тян? Это выглядит абсурдом. Кажется, ты подбросила мне новую тему для исследований.
     Набики вновь начала расхаживать.
     – Ладно, если Ранма становится Сенши, то как это повлияет на наши возможности? Я знаю, что мы обе надеялись, что однажды Дзюсенке успокоится, и источник утонувшего парня был нашим лучшим выбором.
     Ами нахмурилась.
     – На-тян, ты же знаешь, что я всегда думала, что источник утонувшего парня это крайнее средство. Может, с ним и проще всего, но меня волнует, как он будет взаимодействовать, Рыжей-тян не слишком везет с магией. – Бывшая торговка информацией кивнула. – К тому же, если Ранма становится Сенши, это все только усложняет.
     – И почему же, о таинственная исследовательница? – уселась Набики на кровать младшей девушки.
     – Сенши практически невосприимчивы к враждебному изменению формы; это часть нашей защиты. – Ами сделала паузу. – Ну, когда я сказала об этом девушкам, Рей нахмурилась, как будто она хотела возразить, но я не могу припомнить, чтобы хоть одна из нас меняла форму. – Гениальная девушка порылась в своей памяти. Внезапно ее глаза широко распахнулись. – Как я могла забыть? Это была единственная атака, в которой мы с Усаги сражались одни. Усаги превратили в маленькую девочку!
     – Это очень интересно. Помнишь, как я учила тебя распутывать тайны? Самая большая подсказка в расхождении между предполагаемыми фактами. Это как угловые элементы для паззла. – Глаза Набики, казалось, заблестели. – Ну и как же ты узнала, что форму Сенши нельзя изменить?
     – Я столкнулась с этим в самом начале моего изучения Сенши. Это самая базовая часть сил Сенши. – Ами прикусила губу. – Есть какой-нибудь безопасный способ, которым мы могли бы это проверить?
     Набики широко улыбнулась.
     – Конечно. У меня есть несколько пакетов порошка из источника утонувшей кошки, которые я не так давно приобрела у Колон. Это должно помочь, если ты все сделаешь правильно.
     – Такое проклятье временно, верно? – Синеволосая девушка сделала паузу. – М-м… Набики, зачем же тебе пакеты утонувшей кошки?
     Старшая девушка пожала плечами.
     – Кошки могут лазать повсюду, и никто не обращает на них внимания. Во всяком случае, у нас есть набор противоречащих друг другу фактов. Сенши не могут изменить форму. Сейлор Мун – Сенши. Сейлор Мун меняла форму. – Набики пододвинулась к краю кровати, выглядя как кошка на охоте. – Итак, давай разберем все по очереди. Мы собираемся проверить иммунитет Сенши, так что это пока оставим в стороне. Изменение формы Сейлор Мун наблюдаемый исторический факт, но мы все равно можем проверить это с растворимым источником кошки. – Ами взглянула на нее. – Что значит, что самое вероятное объяснение – что Сейлор Мун не Сенши.

     Ранма и Усаги были в комнате последней, складывали вещи для тренировочного похода. Вернее, Усаги складывала, а Ранма вытаскивала. Блондинка была взволнована; ожидание похода явно отвлекало ее от проблемы с парнем. Увы, но лидер Сенши понятия не имела, как правильно собираться в путь.
     Хотя Ранма едва избегала раздражения. Просто так мило было наблюдать за Усаги с по-настоящему хорошим настроением. Рыжая постаралась объяснить:
     – Усаги, мы идем всего на три ночи, к тому же, кто все это будет нести? – махнула она в сторону рюкзака, скрывшего большую часть кровати Усаги. – Ты моя миленькая принцесска. Даже Аканэ не сможет столько нести.
     Блондинка надула губки.
     – Но Рыжая-тяяяяян, мне это нужно! – указала она на CD-плейер, диски, мангу и достаточное для открытия кондитерской количество закусок.
     Крошечная мастер боевых искусств усмехнулась.
     – Не волнуйся, я позабочусь о еде. Вы с Ами будете слишком заняты, чтобы волноваться о музыке или манге. Держу пари, Ами даже не будет в состоянии учиться.
     Это заставило Усаги вскинуться с выражением притворного ужаса на лице.
     – Мы будем работать НАСТОЛЬКО напряженно? – Ранма кивнула. – М-м… я только что вспомнила о важной чайной церемонии, на которой я должна присутствовать. – Две девушки переглянулись и захихикали.
     Взяв себя в руки, Ранма улыбнулась:
     – По стандартам моего бати у нас будет всего лишь легкая разминка. Наверное, двадцать-тридцать часов тренировок. Ничего похожего на привязывание валунов к ногам и сбрасывания тебя перед волками или плавания в Китай.
     Луна запрыгнула на кровать.
     – Это верно, Усаги-тян. Ты должна быть благодарна, что получишь столь прекрасную подготовку от такого сэнсэя, как Ранма! – Блондинка выглядела неубежденной.
     – Хе, Луна, ты говоришь совсем как батя, – небрежно заметила Ранма.
     Черная лунная кошка остановилась и с испугом посмотрела на рыжую.
     – Это неправда, не так ли, Ранма? – Когда маленькая девушка пожала плечами, обезумевшая кошка продолжила: – Я же не похожа на него, правда? Усаги? Ранма?
     – Немного, Луна, – ответила Усаги, начав с помощью Ранмы перекладывать вещи. Маленькая девушка кивнула.
     Луна припомнила о нескольких эпизодах в прошлом, особенно о тех, когда она, так или иначе, обманывала Усаги и издевалась над ней в ее становлении Сейлор Мун. Кошка опустила голову, а затем запрыгнула на рюкзак. Мягкой лапой она погладила руку своей Принцессы.
     – Прости, Усаги.
     Блондинка нежно подхватила свою советницу на руки.
     – Все в порядке, Луна. Не то чтобы я не была ленивой плаксой. Я знаю, что нужно было сделать, и у тебя не было выбора. Весь мир был поставлен на карту. В конце концов, все же обернулось к лучшему. У меня отличные подруги, и я восстановила свои гимнастические навыки. Ты была добра ко мне.
     Ранма затянула завязки сильно уменьшившегося рюкзака и, улыбаясь, обернулась к девушке и кошке.
     – Ладно, если вы двое в порядке, то мы здесь со всем закончили. Мы с Мако-тян готовим сегодня вечером курицу в тэрияки. Вы, девочки, все приглашены, если вы того хотите.
     Лунная кошка и Лунная Принцесса посмотрели друг на друга и улыбнулись.
     – Дай мне только предупредить маму.

     Четыре Призрачных Сестры закончили с последними штрихами своего плана. Петц, как обычно, взяла слово:
     – Мой дроид, Фураики, вызовет сильный шторм при помощи твоего дроида, Бертье. Калаверас и Коан поддержат и останутся выискивать энергетический выплеск Кролика.
     Бертье и Калаверас кивнули. Младшая сестра, однако, возразила:
     – Я не понимаю, почему это я должна присматривать за нападением, – потерла лицо Коан. – Я все еще не в лучшей форме.
     Калаверас ухмыльнулась.
     – По нескольким причинам, дорогая младшая сестра. Во-первых, Сейлор Мун и Воин Роз уже знают, кто ты. Если они обойдут дроидов, то не стоит давать им больше информации, да? Во-вторых, мы знаем, что ты достаточно быстра, чтобы в случае нападения уйти от Сейлор Мун. Наконец, будем честны, твоя лучшая форма не возбуждает мужчин, так что тебе лучше попытаться вызвать сочувствие своими синяками.
     Синеволосая женщина негодующе взорвалась:
     – ЧТО?! Слушая, ты, сушеная редиска, только потому, что ты на коне…
     – Заткнитесь, обе, – холодно скомандовала Петц. – Я не допущу, чтобы ваши детские склоки поставили под угрозу мою миссию. – Обе сестры исподлобья посмотрели на зеленоволосую женщину. – Давайте начнем.

     Приятным летним днем три девушки сидели в старомодном кафе-мороженом и болтали. Рано утром Рей, Макото и Минако попрощались с тремя своими товарищами по команде, отправляющимися в тренировочный поход, и все оставшееся время провели гуляя по магазинам.
     Макото печально перемешала свой коктейль.
     – Жаль, что не мы пошли первыми. Клянусь, Рыжая научит их каким-нибудь убойным движениям.
     Рей пожала плечами.
     – Ну, я понимаю причину. Усаги стойло уйти, пока враг еще восстанавливается. Они уже почти неделю ничего не пытались сделать, так что вы же понимаете, что скоро они ударят. Я только надеюсь, что Усаги вернется вовремя.
     – Эй, что это за Усаги то и Усаги се? – озадаченно спросила Минако. – Мне казалось, ты обращаешь не слишком много внимания на Усаги-тян? – Макото покачала головой, отвешивая Минако легкий подзатыльник.
     Рей фыркнула.
     – Усаги всегда меня разочаровывала. Она была лидером, она была первой. Она должна была быть моим и Ами сэмпаем. Вместо этого она была глупой плаксой. Конечно, она порой могла оказаться на высоте, превзойти всех, но только могла, а должна была быть много лучше. – Она глотнула свой лимонад. – Теперь появилась Ранма, и она становится той, на кого я всегда и надеялась. Конечно, она все еще глупышка, но она становится воином, которого я всегда хотела в ней видеть. Моим сэмпаем.
     Все девушки некоторое время смотрели в окно. Наконец, Минако нарушила тишину.
     – Я знаю, что она хороша, но она же не настолько хороша, не так ли?
     Макото пожала плечами.
     – Сомневаюсь, что я все еще смогу побить ее, когда мы не трансформированы. – Минако в шоке уставилась на свою высокую подругу. – А в форме Сенши, думаю, она сможет посоперничать с нами тремя одновременно. Может, она и не победит, но я бы не стала на это ставить. – Рей кивнула.
     Минако немного над этим поразмыслила.
     – Но это ведь круто, не так ли? Кажется, про это говорят: "У меня сила десяти, потому что моя душа пуста"[4], а душу Усаги-тян совсем недавно опустошили. – Две девушки моргнули, мгновение глядя на веселую блондинку, и слабо кивнули.
     Разговор снова на время прервался, когда девушки вспомнили про свои напитки. Лениво глядя в окно, Макото нахмурилась. Тучи набегали слишком уж быстро, и день уже заметно потемнел.
     – Похоже, что погода ухудшается, надеюсь, у Усы-тян все в порядке с уроком плавания.
     Рей посмотрела на небо.
     – Должно быть, – предположила мико. – Аканэ заберет ее из школы. Пока Усаги не будет, она останется у Тендо.
     Минако помешала свой напиток.
     – Три дня обедать у Касуми-сан. Счастливчик, – завистливо пробормотала она, когда начался дождь, сопровождаемый громом и молниями.
     Наблюдая за усиливающейся бурей, три девушки заказали себе новые напитки и легкую закуску, пока они уютно сидели, пережидая летнюю грозу. Полчаса прошли в приятном подшучивании, в основном касающемся парней. Как и всегда, Минако и Макото выражали сожаление по поводу "потери" Ранмы. Три подруги замолчали, припоминая краткий проблеск идеального телосложения. Затем коммуникатор Рей прожужжал, прерывая их мечты.
     Привычным и хорошо отрепетированным движением Минако и Макото сдвинули свои стулья, прикрывая Рей от взглядов, когда она активировала коммуникатор. С крошечного экрана на них взглянула обезумевшая Аканэ.
     – Рей-тян, я в школе, но Уса пропала. Меня задержал Куно, и я слишком поздно добралась сюда. Уса, должно быть, запаниковала и убежала в шторм!
     Рей обеспокоенно нахмурилась.
     – Хорошо, Аканэ, – мы пойдем прямо туда, чтобы помочь тебе найти ее. Идем на твой сигнал. – Аканэ кивнула, когда Рей закрыла коммуникатор. – Ладно, девочки, пора промокнуть. Уса пропала, и мы идем ее искать. – Две Сенши твердо кивнули.
     Выбежав из магазина, три девушки помчались сквозь дождь и холод к младшей школе Дзюбана, молнии и гром били все чаще. Они нашли виновато выглядящую Аканэ, осматривающую витрины в поисках их потерявшейся подопечной. Когда ее подруги приблизились, младшая Тендо принялась торопливо извиняться:
     – Рей, мне так жаль! Куно приперся и нес какой-то бред, и я его прогнала, но… – Черноволосая девушка сжала плечо своей старшей подруги, прерывая поток слов.
     – Все в порядке, Аканэ. Кто же знал, что она вот так вот сбежит? В любом случае, важнее всего найти Усу.
     – О, черт, – уныло сказала Макото. – Кажется, мы только что ее нашли, вместе со всем остальным Токио. – Высокая девушка указывала на достигающую облаков колонну энергии.

     Уса одиноко сидела на ступенях школы, ожидая Аканэ. Последнего из ее одноклассников забрали любящие, извиняющиеся родители, оставив тревожащуюся мастера боевых искусств пережидать этот шторм. С улицы до девочки донесся особенно громкий раскат грома. Тетя Аканэ никогда не опаздывает. Держу пари, сейчас она дерется с плохими парнями. Я пойду помогу, я тоже мастер боевых искусств. Что угодно, лишь бы отвлечься от шторма. Уса подпрыгнула от очередного удара молнии.
     После того как прошли, казалось, часы, розоволосая девочка оказалась потерянной, промокшей, замерзшей и полностью напуганной. Сжавшись в маленьком укрытии в переулке, Уса приготовилась хорошенько расплакаться. Когда потекла первая слеза, ее поразила волна беспокойства и тоски по дому. Как уже было раньше, на ее лбу появился золотой полумесяц, а в небо вонзилась колонна энергии.

     Высокомерное лицо Коан удовлетворенно засветилось, когда она смотрела на столп энергии. Говоря, казалось бы, в воздух, синеволосая женщина повелела:
     – Нипас, Фураики, немедленно возвращайтесь ко мне. Кролик показалась. – Двум дроидам на ответ потребовалась минута, что довело Коан до ярости.
     – Почему так долго? – потребовала ответа женщина в фиолетовом. – Вы должны без раздумий мне повиноваться! – Ледяная дева в кимоно поклонилось Коан.
     – Тысяча извинений, госпожа. Дроид Фураики была поглощена созданием бури и не сумела услышать вашего зова, – указала она на свою напарницу, уклоняясь от нелепого барабана.
     – Ладно, не важно. Сейчас не время проигрывать. Идите за Кроликом и уничтожьте ее. Я прослежу за вашим успехом. Думбл, – приказала Коан, повернувшись к зеленкожему дроиду-мастеру боевых искусств, – веди их, и быстро. Нельзя позволить Кролику сбежать.
     Четыре дроида мгновенно направились к столпу энергии. Ледяная дева Нипас летела, несомая северным ветром. Думбл, выглядящий самым нормальным из дроидов, несмотря на его зеленую кожу и фиолетовый плащ, прыгал по крышам. Дзаманен не столько прыгал по крышам, сколько перетекал с одной на другую яркими всплесками малинового в пасмурный день. Последней в этой экзотической группе была Фураики, парящая в воздухе и ритмично бьющая в барабан.
     Коан намеренно сохраняла между собой и дроидами значительное расстояние, намереваясь скрыть свое присутствие. Ее задачей было наблюдение, а не бой. Когда она потерла разбитое лицо, что уже становилось привычкой, через ее сознание прошла мысль показаться, чтобы прикончить Кролика.
     Нипас прибыла первой, как раз к тому моменту, когда поток энергии иссяк. Заметив розовые волосы девочки, ледяная дева нырнула к ней.
     – Госпожа будет рада увидеть эскимо с Кроликом! – Выдохнув клуб ледяного ветра, дроид обстреляла переулок, только чтобы увидеть, как ее добыча уворачивается. – Теперь ты не сбежишь, де… уфф.
     Малая Меркурий в прыжке пнула ледяную деву прямо в живот, сбивая ее на землю.
     – Нападаешь на маленьких девочек, да как низко ты можешь пасть?! – Используя импульс пинка, наследница Сенши перепрыгнула через ошеломленную дроида и начала бить ее, чередуя удары с левой и с правой.
     Сейлор Юпитер резко остановилась, восхищаясь движениями своей соратницы. Внезапно Малую Меркурий охватил женоподобный сгусток красной жидкости, поймав ее паутиной красных нитей.
     – М2! – помчалась Сенши Грома на помощь попавшейся девушку, только чтобы оказаться прерванной Думблом.
     Поднырнув под мощный пинок зеленокожего дроида, Юпитер усмехнулась, пытаясь сбить его с ног. Вскоре они уже обменивались ударами и пинками. Нипас отшатнулась, используя возможность перегруппироваться. Атаковав Малую Меркурий ледяным дыханием, дроид в мантии отступила. Но это привело к совершенно противоположному ожидаемому эффекту. Игнорируя холод, Наследница Льда расколола ее ставшие хрупкими путы.
     Юпитер увлеклась своей дуэлью, но немедленно отреагировала, услышав крик:
     – Юпитер, сзади! – за которым сразу же последовало: – Mars fire ignite! – Высокая Сенши уклонилась от алого дроида, в лицо которому попал заряд огня, испуская облако красного пара.
     Думбл заметил раскрытие и пнул Юпитер в голову, отправив девушку растянуться на земле. Игнорируя своих пострадавших товарищей, драчливый дроид шагнул к крикнувшей предупреждение Венере. Светловолосая Сенши продолжала бегать, но вызвала Love-me Chain, ловя Думбла и отправляя его впечататься в здание.
     Быстро глянув себе за спину, Малая Меркурий заметила у входа в переулок Усу, как будто бы собирающуюся напасть на ошеломленного Дзаманена. Выругавшись себе под нос, она прервала нападение на Нипас, чтобы перехватить несносного ребенка.
     Сейлор Марс тоже заметила розоволосую девочку, но смогла сделать к ней лишь один шаг, прежде чем уклониться от молнии запоздавшей Фураики. Вскоре Марс оказалась втянута в бой с работающей с погодой дроидом. Крученые ветра хаотично двигали парящую барабанщицу, из-за чего в нее было практически невозможно попасть. Однако и мистик-Сенши легко избегала атак дроида, когда она колотила в барабан, призывая молнии.
     Прогресс Венеры был блокирован восстановившимся Дзаманеном, выпустившим струю алой жидкости, твердеющей при контакте. Светловолосая Сенши парировала своей цепью, но на нее исподтишка напал Думбл, используя слизь в качестве прикрытия. Венера слышала, как протестующе заскрипели ее ребра, но самодовольно ухмыльнулась, когда своевременная молния ударила зеленокожего дроида током.
     Коан наблюдала за боем с крыши соседнего здания. Она с облегчением отметила, что эти Сенши были далеко не так сильны, как Сейлор Мун. Их атаки были быстрее, но дроиды могли отмахнуться от повреждения от их ударов, тогда как атака Мун означала мгновенное уничтожение.
     Младшая Призрачная Сестра заметила, что до Кролика добралась лишь более просто одетая Сенши, после того, как выбила из битвы Нипас. Синеволосая женщина обдумала нападение на Кролика. Потерев щеку, она передумала. Эта простая Сенши, "M2", казалось, использовала боевые искусства, и Коан не стремилась снова подставить свое драгоценное лицо.
     Малая Меркурий схватила Усу за воротник.
     – Ну и куда ты собралась, юная леди?
     Розоволосая девочка кинула на темноволосую Сенши ядовитый взгляд.
     – Я иду помочь им.
     Наследница Льда раздраженно скомандовала:
     – Ты останешься здесь и будешь держаться подальше от неприятностей. Я ни за что не дам тебе влезть в этот бой, Уса-тян.
     Девочка надулась.
     – Я сама могу о себе позаботиться! Я тоже мастер боевых искусств! – Малая Меркурий уставилась на нее. В одно мгновение она вдруг поняла чувства Ранмы, когда она говорила эти слова, встревая в бои, которые были ей не по плечу.
     Продолжая удерживать ребенка, наследница Сенши быстро огляделась по сторонам. Ее подруги без особого успеха дрались с тремя оставшимися дроидами. Краем глаза она заметила, что ледяная дева оправилась и готовилась вновь вернуться в бой. Нам нужно преимущество, какой-нибудь новый прием… Давай, М2, что бы сделала Ранма? Малая Меркурий замерла. Она бы использовала атаку Ами, чтобы позволить нам наброситься на них.
     Я не смогу исполнить атаку Ами. Она яростно затрясла головой. Нет! Это не поможет. Глубоко вдохнув, мускулистая Сенши закричала:
     – Марс! Готовься! – Еще раз глубоко вдохнув, Малая Меркурий сосредоточила всю свою суть в одной короткой фразе:
     – Shabon… Spray!
     Когда туман обрел существование, наследница Сенши привалилась к стене. Она чувствовала, как будто только что пробежала марафон. Она смутно заметила, как Уса встала перед ней в защитную стойку. Остальные три Сенши отскочили в туман, скрываясь с глаз своих врагов.
     Четыре дроида дико вращали головами, высматривая своих противников. Вдохновившись, Фураики вызвала ветер, чтобы сдуть густой туман. Марс крикнула:
     – Барабанщицу первой! Изо всех сил! Burning mandala! – Крику Марс вторили две ее соратницы:
     – Sparkling wide pressure!
     – Crescent beam smash!
     Все три атаки поразили остановившуюся дроида. Ее тело заколебалось, а затем рассыпалось в голубоватую пыль. Пока Думбл и Дзаманен продолжали поворачиваться на места, Нипас медленно начала продвигаться вдоль стены. Более умная, чем ее союзники, ледяная дева могла узнать безнадежное дело. Дроид в мантии отчаянно закричала, когда из тумана вылетела золотая цепь, захватив ее в свои объятия. Огонь и молния прервали ее существование.
     Коан выругалась. Мало того, что туман мешал ее наблюдению, но он еще был достаточно близок, чтобы позволить Сенши подкрасться к ней. Изучив поле боя, синеволосая женщина поняла, что туман проясняется. Ее дроид, Думбл, запутался, но все еще дрался. Дзаманен был вял, реагируя как полузамерзший. Очевидно, туман был довольно холодный. Пока она смотрела, алого дроида уничтожили энергетическим лучом и ударом молнии.
     Когда туман полностью рассеялся, Призрачная сестра заметила еще две кучки синей пыли. Похоже, что Сенши могли работать в тумане, тогда как дроиды были почти слепы. Что делало туман весьма разрушительным оружием. Одна из Сенши, М2, прислонилась к стене, "охраняемая" Кроликом. Коан понадеялась, что один из дроидов сумел ее ранить. Остальные три выглядели невредимыми.
     Коан сердито смотрела, как остальные Сенши легко расправились с Думблом. К ее разочарованию, М2 поднялась на ноги, очевидно, не претерпев серьезного вреда. Коан философски справилась с поражением. Четыре дроида потеряны, включая и двух очень сильных, ради большого объема информации и скромной атаки на Кролика. Справедливый размен.
     Синеволосая женщина задержалась, надеясь получить подсказку, где они могут прятать Кролика. Она заметила, как Сенши в красной юбке, которая использовала огонь, казалось, указала прямо на нее. Тревожно переместившись, она продолжала смотреть, как огненная Сенши, Марс, как подумала она, приказала блондинке с адски противной атакой цепью присоединиться к М2 и охранять Кролика.
     К ее шоку, другие две Сенши прыгнули на крышу прямо к ней. Испугавшись, Призрачная Сестра телепортировалась обратно на корабль. Хорошо, что она осталась. Теперь она знала, что, по крайней мере, одна Сенши могла их обнаружить.

     Мамору вдруг отвел взгляд от уравнения, с которым он пытался справиться. Идея взять летний курс высшей математики, чтобы отвлечься от разрыва с Усаги, выглядела довольно неплохой. Работа оказалась невероятно тяжелой и забирала всю его мыслительную энергию.
     Потянувшись, он подошел к окну и посмотрел на бурю. Мамору ощутил слабый зов, обычно означавший, что Сенши в нем нуждались. Хотя он не был уверен, так как если Сейлор Мун не участвовала, его связь с остальными девушками была в лучшем случае незначительной.
     Он нахмурился. В последнее время даже его связь с Мун, казалось, слабела. Может, потому, что она становится сильнее? Менее зависимой? Он пожал плечами. Все к лучшему. Вернувшись к своему столу, он сосредоточился на математике. Эти доказательства сами не напишутся, Чиба, старик.

     Сейлор Марс и Юпитер вернулись в переулок, где Венера и Малая Меркурий охраняли дымящуюся Усу. Марс виновато посмотрела на остальных четырех девушек.
     – Простите, девочки. Какое бы темное присутствие там ни было, оно ушло. Полагаю, стоило попытаться подкрасться, но я боялась упустить его из виду. – Юпитер отмахнулась от этих извинений.
     – Нам просто повезло, что ты в группе, Марс. Без твоих духовных сил мы бы все это пропустили. По крайней мере, мы знаем, что кого бы ты ни почувствовала, он за нами следил. И побоялся столкнуться с двумя Сенши.
     Венера посмотрела на разочарованные лица своих соратниц.
     – Они ушли? Ну, не беспокойся об этом, Марс, как сказала Юпитер, без тебя мы бы даже не знали, что плохие парни за нами наблюдают. – Вымотанная Малая Меркурий кивнула, тогда как дымящаяся Уса отвернулась. Юпитер заметила гнев девочки.
     – Ну и что же с тобой произошло, мисс Сердитые Штанишки? – с улыбкой спросила Сенши Грома.
     Надувшаяся розоволосая девочка ответила:
     – Я собиралась вам помочь, но Аканэ перетрусила. Я мастер боевых искусств, меня обучали лучшие. Я могла помочь. – Четыре Сенши уставились на свою подопечную. Марс первой сумела совладать с голосом.
     – К-кто такая Аканэ, Уса? В бою тебя охраняла Малая Меркурий. – В отчаянной попытке отвлечь девочку Сенши Огня переменила тему: – Не то чтобы мы сомневались в твоих боевых навыках просто эти существа хотят твоей смерти, и наш долг защищать тебя. Сейлор Мун обещала тебе, и мы выполним это обещание, хорошо?
     Розоволосая девочка осознала свой промах.
     – О… м-м… да. Аканэ это та милая девушка, подруга Усаги. Я остаюсь с ней, пока Усаги нет. – Уса опустила взгляд. – Полагаю, вы правы. Я еще не Сенши, и у меня важная миссия. Просто мама учила меня, что мастер боевых искусств обязан защищать невинных. – Девочка вдруг поняла, что именно она говорит, и тут же закрыла ладонью рот.
     – Важная миссия? – выгнув бровь, повторила Юпитер.
     – ЕЩЕ не Сенши? – переспросила Марс.
     Когда две Сенши надавили на вдруг оглохшую Усу, наследница Меркурий бочком подобралась к Сейлор Венере. Она прошептала блондинке:
     – Как мне уйти, сбросить трансформацию и забрать Усу-тян, не действуя слишком очевидно?
     Глядя, как Уса вдруг заинтересовалась ржавым мусорным контейнером, Венера прошептала в ответ:
     – Кажется, сейчас самое подходящее время, пока Марс и Юпитер наседают на малышку. Кроме того, похоже, что она уже знает, кто ты, но готова держать это в тайне. Знаешь же, как говорят, что в лоб, что в глаз. Кажется, Уса-тян готова притвориться, что не знает, кто ты на самом деле, если ты этого хочешь. – Наследница Льда секунду посмотрела на свою подругу, а затем ускользнула.
     Оставив, наконец, попытки допроса, две Сенши злобно уставились на невинно выглядящую Усу. Вздохнув, Марс решила просто отругать ее.
     – Уса-тян, это была плохая идея, сбежать, прежде чем девушка, которая о тебе заботится, пришла. В будущем, пожалуйста, оставайся там, где ты должна быть. Эти существа, что ищут тебя, опасны, и мы должны знать, где ты. А теперь пообещай мне, что ты не будешь больше сбегать, хорошо?
     Отпущенная и раскаивающаяся, Уса торжественно кивнула.
     – Обещаю, что постараюсь, Сейлор Марс, слово мастера боевых искусств, – ковырялась девочка в земле носком. – Просто мне очень не нравятся шумные бури. Я пыталась найти Аканэ.
     Улыбающаяся Юпитер потрепала копну розовых волос.
     – Мы побудем с тобой, пока не придет Аканэ. Я уверена, что она ждет в школе, где и собиралась тебя забрать. – Марс закрыла глаза и раздраженно ударилась лбом. Уса улыбнулась, подмигнув черноволосой мистику.
     – Тогда почему бы нам туда не вернуться? Конечно же, Сейлор Сенши умны, предполагая такое, – оживилась крошечная мастер боевых искусств. Юпитер возблагодарила маскировочные поля за то, что они скрыли ее смущение от этого промаха.
     К младшей школе Дзюбан они вернулись быстро и тихо. Там на ступеньках сидела, изображая несчастное беспокойство в желтом дождевике, Тендо Аканэ. Когда Уса стала ей видна, черноволосая девушка помчалась к ней, захватывая розоволосую девочку в крепкие объятия.
     – Уса-тян! Я так волновалась. Прости, что опоздала. Я столкнулась с Куно, и мне понадобилось время, чтобы от него избавиться. Лучше бы ты меня подождала! – Аканэ повернулась к троим своим разинувшим рты соратницам. – Спасибо, что нашли ее, я так вам благодарна.
     Повеселевшая девочка смотрела, как ошеломленная Марс принимала сердечную благодарность Аканэ. Тетя Аканэ очень, очень в этом хороша, гораздо лучше остальных девушек. Она ведь была, кажется, актрисой? Или это было позже? Пожав плечами, маленькая мастер боевых искусств расслабилась, наслаждаясь шоу.
     Через пару минут поток благодарности старшей девушки начал иссякать. С последним глубоким поклоном, крепко взяв Усу за руку, Аканэ отбыла. Напоследок розоволосая девочка услышала, как Марс объявила двум своим подругам, что позвонит Мун и даст ей знать, что произошло.

     Две усталые девушки загипнотизировано смотрели на костер. Они обе были абсолютными горожанками, и они впервые были в лагере посреди дикой местности. Их рыжеволосая проводница устроила аккуратный лагерь, с очагом, отхожим местом и большой бочкой для купания, нагревающейся на медленном огне. Мун и Меркурий отвлеклись от своего созерцания, когда Ранма начала готовить ужин. Меркурий не могла поверить, насколько же она была голодна. Это так Рыжая-тян и Усаги себя все время чувствуют?
     Нарушив тишину, когда она начала быстро нарезать огромное количество овощей, Ранма спросила:
     – Так как вы себя чувствуете? Нормально держитесь? Думаю, тренировка прошла довольно неплохо.
     Мун улыбнулась и кивнула, а Меркурий зачастила:
     – Это было невероятно, Рыжая-тян, просто невероятно! Я имею в виду, я устала, но я в порядке, а мы с пяти утра были на ногах. И мы так много узнали! Например, как наполниться энергией от длительного пребывания в форме Сенши. И как ты узнала об удалении костюма Сенши? – указала она на свои шорты и футболку.
     Ранма потерла затылок.
     – Ну, на самом деле это Артемис подсказал, понимаешь? – Сенши Льда кивнула и посмотрела на белого лунного кота. Взгляд Усаги не отрывался от ингредиентов, превращаемых рыжей в обильное рагу. Ее нос дернулся совсем как у ее тезки, когда смесь начала испускать тонкий аромат.
     Артемис от запаха облизнулся и ответил на подразумеваемый Меркурий вопрос:
     – Мы с Ранмой часто обсуждали, как много я помню о "прежних временах", и что из этого сможет помочь вам в тренировках. Должен сказать, что она невероятно умело все анализирует и применяет это к обучению. Она гораздо лучше Луны. – Ранма покраснела, когда две девушки кивнули. – Пожалуйста, не говорите ей, что я это сказал. В общем, мы обсуждали, какими в "прежние времена" были Сенши. Во времена Серебряного Тысячелетия Сенши были просто Сенши, они не трансформировались.
     Меркурий кивнула, почти потерявшись в своих мыслях.
     – Для этого должны быть причины. Не было нужды скрывать свою личность, верно?
     – Точно, – согласился Артемис. – Так что Ранма отметила, что Сенши, вероятно, не носили круглосуточно свою форму. У всех у вас, девочки, даже есть воспоминания о том, как вы носили бальные платья и прочее. Даже если кажется, что все вы зашиты в этих костюмах, вы можете удалить их, контролируя свою способность к трансформации. На сама деле, я думаю, что способность современных Сенши превращаться в вашу "гражданскую" личность основана на умении быстрого переодевания.
     – Вау. Артемис, может, тебе тоже стоит посещать встречи КИРР вместе со мной и Набики, – предложила Меркурий.
     – КИРР? – переспросил озадаченный кот.
     – Комитет по Изучению и Реставрации Ранмы, – гордо провозгласила синеволосая девушка. Ранма снова покраснела.
     – Я благодарна, что вы с На-тян пытаетесь мне помочь, Ами, но я действительно не хочу, чтобы из-за меня ты запустила свои школьные уроки, – тихо сказала Ранма. Меркурий строго взглянула на нее, когда Мун хихикнула.
     Бесстыдно меняя тему, Ранма сообщила своим изголодавшимся подопечным:
     – Ужин будет еще не скоро готов. Почему бы вам пока не помыться? – Усаги встала и потянулась.
     – Если ты не возражаешь, Меркурий, я пойду быстренько ополоснусь. – После кивка Сенши Льда блондинка ушла собирать свои купальные принадлежности.
     – Пойду, постараюсь немножко вздремнуть, – сказал им Артемис, отправляясь в палатку.
     Когда Мун в шортах и футболке побрела к купальной бочке, взгляд Ранмы был устремлен на хорошо сложенное тело блондинки. Не могу поверить, что Мымрик это бросил.
     Тихий голос спросил:
     – Тебе ведь она нравится, не так ли? – Рыжая совсем забыла о ненавязчивом присутствии Меркурий.
     Слегка покраснев, рыжая постаралась скрыть свои чувства:
     – А, конечно, всем нравится Усаги.
     Синеволосая Сенши широко улыбнулась.
     – Нет, я имею в виду, что она тебе НРАВИТСЯ. Не так ли?
     Щеки Ранмы стали одного цвета с ее волосами, когда она залепетала неубедительные опровержения. Наконец, со вздохом, она тихо признала:
     – Да, она мне нравится. – Помешивая в большой кастрюле, она погрузилась в уныние. Свободной рукой она игралась с подвеской инь-ян. – Ну и что? Усаги нравятся парни. В лучшем случае я могу быть ее лучшей подругой. Что даже еще хуже, я не знаю, с девочками ли вообще это тело. – Меркурий положила руку на плечо маленькой девушки.
     – Рыжая-тян, хочу сказать тебе, что я думаю, Усаги интересуется сильнее, чем ты полагаешь. Я видела, как она глядит на тебя, когда ты не смотришь, особенно с тех пор, как Чиба-сан ее бросил. И когда-нибудь ты сможешь вернуть свою мужскую сторону, если мы с На-тян должны про это говорить.
     Рыжая улыбнулась.
     – Это обещание, Сейлор Меркурий?
     – Все верно, Сейлор Сомнение. И если ты в него не поверишь, то именем Меркурия, я покараю тебя!

Глава 8: Конец начала.

     Рубеус боязливо проглотил вставший в горле ком, когда в обзорной комнате появился Мудрец. Сохраняя бесстрастное лицо, рыжий лидер изучал главного советника Черной Луны. Мантия Мудреца покрывала все его тело и держала его лицо невидимым в тени. Были видны лишь его когтистые руки, испещренные оранжевым и с мощной энергией.
     Контролируя привкус страха, что он чувствовал в присутствии другого, Рубеус понадеялся проконтролировать их встречу, начав с вопроса:
     – Итак, Мудрец, как продвигается наше дело? Лунная Конфедерация и Нео-Токио уже пали?
     Хриплый шепот советника не был приспособлен для передачи эмоции, но раздражение было очевидно.
     – Дело нисколько не продвинулось, лорд Рубеус. Мы удерживаем большую часть Нео-Токио, но совету Королевы удалось соединиться с Лунной Конфедерацией. Они возвели вокруг щиты, в разрушении которых у миньонов Черной Луны возникли изрядные трудности.
     Рубеус забыл о своем беспокойстве, начав расхаживать из стороны в сторону.
     – Что с Принцем и нашим кланом? Или они бездействуют? Наверняка Алмаз может прорваться сквозь любой барьер.
     – Увы, личный телохранитель Королевы умеет очень хорошо скрываться. Она шпионит за нашими лидерами и расстраивает все наши планы. Даже я не могу обнаружить ее, пока не окажусь в одном-двух метрах. Боюсь, страх перед ней придал клану изрядную долю паранойи. – Мудрец принялся оглаживать воздух вокруг появившегося перед ним большого кристалла. – Что же касается Принца Алмаза, он по понятной причине не будет тратить большую часть своих сил на разрушение барьера, пока Клан Черной Луны пребывает в беспорядке.
     – Ясно, – ответил Рубеус, весьма обеспокоенный, но сохраняющий внешнюю невозмутимость.
     – Лучше, чем многим, лорд Рубеус, – признал провидец в мантии. – Возможно, было бы лучше, если бы вы вели нападение на Лунную Конфедерацию, но это в прошлом. Я пришел к мнению, что если мы не сумеем устранить телохранителя Королевы, наш лучший шанс уничтожить Нео-Токио лежит здесь-и-сейчас.
     Самоуверенный лидер задумчиво потер подбородок.
     – Мои ресурсы ограниченны, и Кролик нашла нескольких грозных союзников, но я полагаю, что у Призрачных сестер есть некоторый шанс на успех. Основная наша проблема это поиск этого отродья.
     – Хммм, возможно, в этом вопросе я смогу немного помочь, лорд Рубеус, – удовлетворенным голосом сказал мрачный провидец. – Через шесть дней ищи Кролика на железнодорожной станции. Лучше атаковать побыстрее. – Рубеус слегка поклонился.
     – Благодарю, Мудрец. Во славу Черной Луны, Кролик умрет.

     Когда поезд прибыл на станцию Дзюбан, две вымотанные Сенши и одна довольная тренер готовились высаживаться. Меркурий обратилась к их наставнице:
     – Как ты умудряешься быть все еще полной энергии, Рыжая-тян? Мы дрались, и ты работала тяжелее нас.
     – Это все вопрос привычки, Ами-тян, – дружелюбно ответила Ранма. – Если бы я попыталась учиться как ты, или бы попробовала вольные упражнения Усаги, я бы, наверное, вымоталась куда быстрее вас.
     Взвалив свои рюкзаки, трое вышли на тихую станцию. Рей, Макото, Минако, Аканэ и Набики помахали им и приблизились к вернувшимся путешественникам. Макото добралась до них первой.
     – Ну и как оно? Выглядите устало, но не слишком плохо. Чему Рыжая вас учила?
     Меркурий улыбнулась высокой девушке.
     – Это фантастика. Рыжая-тян обустроила там чудесный лагерь, у нас там даже было место для горячей ванны. И мы так много узнали! Артемис и Ранма прекрасно подготовились к тренировке. Мы все вам расскажем в храме.
     Поправив рюкзак у себя на плече, Мун вторила своей подруге:
     – Думаю, тебе это понравится, Макото! И Рыжая-тян прекрасно готовит на костре. У нас каждый вечер было тушеное мясо. Она рассказала, что это примерно то же, чем кормят борцов сумо. Было восхитительно, но без физических упражнений даже я бы располнела от такой жирной пищи.
     Рей взглянула на двух девушек.
     – Правда? Похоже, что вы немного сбросили вес. – Обе Сенши пожали плечами.
     – Мы тренировались по двенадцать часов в день, считая разминку и перерывы. Но даже с этим тушеным мясом мы сожгли много калорий, – сказала Меркурий.
     Ранма оглядела группу.
     – А где Малышка?
     – За ней приглядывает Касуми. Они двое сумели найти общий язык, что, в общем-то, неудивительно, – объяснила Аканэ. – Я не думаю, что мы сильно обманываем Усу о Сенши, но я подумала, что лучше бы нам было встретиться без нее. Но на всякий случай я оставила Касуми свой коммуникатор.
     – Касуми может использовать коммуникатор? – удивленно спросила Меркурий. Аканэ закатила глаза.
     – Да ладно, сестренка, это не так уж и сложно.
     На этот раз была очередь Сенши Льда оказаться немного снисходительной.
     – Ты не понимаешь, кузина. Нужно хотя бы немного Серебряной Энергии, чтобы работать с этими устройствами. – Она нахмурилась. – Может быть, мне стоит просканировать Касуми-сан. И тебя тоже, На-тян. – Набики пожала плечами.
     Когда группа загрузилась в автобус, две "кузины" отошли в сторону. Мун кинула на них вопросительный взгляд. Две девушки хором ответили "беседа кузин" и захихикали. Блондинка пожала плечами.
     Меркурий и Аканэ сели в нескольких рядах позади своих подруг и немедленно зашептались. Аканэ сразу перешла к сути дела:
     – Так что из произошедшего так тебя взволновало, что ты сделала мне знак?
     Меркурий негромко хихикнула.
     – Угадай, кто же заинтересовался некоей рыжеволосой Сенши? Вот тебе несколько подсказок: она прыгает повсюду, как резиновый мячик, и Лунная Принцесса.
     Аканэ уставилась на нее.
     – Да ты шутишь! Я-то думала, что Усаги-тян прямая, как линейка. В смысле, что она почти так же сходит с ума по парням, как Мако-тян и Мина-тян.
     Меркурий усмехнулась.
     – Я поняла, что ты имеешь в виду, но эти двое с самого первого дня были близки. Говорю тебе, кузина, это было так мило. Рыжей-тян нравится смотреть на звезды, особенно вдали от города. – Аканэ кивнула. – Каждый вечер Усаги присоединялась к ней, и каждый вечер она была все ближе и ближе. На третий вечер они с Ранмой уже практически льнули друг к другу. Когда я спросила об этом Усаги-тян, она стала краснее волос Ранмы и пробормотала что-то о любопытных гениальных девушках.
     Младшая Тендо восхищенно захихикала.
     – А что Ранма? Держу пари, она и тут будет действовать благородно, даже если она ее любит. Черт, особенно если она ее любит.
     Меркурий отмахнулась от этого замечания.
     – Думаю, Рыжая-тян не настолько плоха. Ты бы видела, как она смотрела на Усаги, когда Ее Крольчонок уходила мыться. Я думала, Рыжая-тян прямо там начнет пускать слюни. – Аканэ обеими руками закрыла рот, чтобы не раздражать пассажиров своим смехом. – Все, что нам с Набики нужно сделать, так это восстановить дар Рыжей-тян, потому что ты права, Усаги больше предпочитает парней. Когда мы с На-тян добьемся успеха, Чиба-сан станет далеким воспоминанием.

     Восемь девушек расселись в комнате встреч, где ждала их Луна, Артемис странно взглянул на нее, наполовину виновато, наполовину самодовольно, но черная лунная кошка его проигнорировала. Запрыгнув на низкий столик, она начала встречу:
     – Нам, конечно, многое сегодня нужно обсудить. Тендо Набики, я Луна, а это Артемис. Мы советники Принцессы и Сенши.
     Средняя Тендо приподняла бровь на выбранную кошкой формулировку, но в целом сохранила свою бесстрастную маску.
     – Как я поняла со слов Ами, ты хотела выступить перед всей группой, и что у вас с Ами есть доклад, который вы хотели предоставить. – Каштанововолосая девушка кивнула. – Не возражаешь против выступления в конце? – Набики пожала плечами. – Спасибо. Ранма?
     Рыжая усмехнулась.
     – Должна сказать, что тренировочный поход удался. Мы с Артемисом месяц работали над материалом для Сенши, и многие из наших предположений оказались правдой. Усаги? – Ранма коснулась ее руки, и группа заметила, как блондинка покраснела.
     Все еще краснея, Мун встала.
     – Ладно, прежде всего, вам, девочки, стоит знать, что мы с Меркурий прямо сейчас в формах Сенши… – Ее немедленно прервали.
     – ЧТО?!
     – Это не может быть правдой!
     – Почему же я тогда вижу ваши лица? – холодно спросила Набики.
     Вся группа обернулась к средней Тендо. Меркурий усмехнулась.
     – Потому что мы отключили маскировочные поля. А еще мы узнали, как убирать нашу форму без того, чтобы возвращаться к обычной личности.
     Мун прижалась к Ранме сзади, рыжая мастер боевых искусств заметно порозовела. Блондинка заговорила через плечо Ранмы:
     – Рыжая-тян и Артемис заставили нас медитировать над понятием бытия Сенши. В "старые времена" мы не превращались туда и сюда, но мы могли призвать форму, когда мы в ней нуждались. Они думают, что маскировочные поля лишь расширение свойственной Сенши защиты.
     Артемис кивнул.
     – Мы считаем, что форма Сенши гораздо более контролируема. Принцесса, Меркурий, почему бы вам сейчас не трансформироваться. – Две девушки кивнули. После краткого намека на танцующие огни, Усаги и Ами восстановили свои изначальные формы. Рей внимательно их осмотрела.
     – Знаете, вы двое сейчас выглядите немного по-другому, – начала мико. – Не могу сказать точнее, но вы сейчас более… человечны, да? – Остальные девушки кивнули.
     Макото нетерпеливо спросила:
     – А еще что-нибудь вы узнали?
     Двое обученных одновременно кивнули.
     – Мы разработали совместную атаку, когда я замедляю, а Мун разбирается, – объяснила Ами. – Мун открыла быструю атаку, Moon Lance, слабее, чем основные атаки Марс и Юпитер, но быстрее. Я научилась достаточно быстро создавать небольшие ледяные щиты, чтобы защититься от большинства атак.
     Макото потерла руки.
     – Не могу дождаться нашего похода! – Высокая брюнетка замерла в раздумьях. – Вам не кажется, что Аканэ тоже стоит сейчас пойти. Она поняла основную атаку Меркурий. – Артемис и Ранма переглянулись. Ранма слегка кивнула.
     Артемис кашлянул.
     – Думаю, будет неплохо, если к нам присоединится и Малая Меркурий. Учитывая, с какими грозными противниками мы столкнулись, всем Сенши нужно подготовиться. – Аканэ усмехнулась.
     Усаги прошептала Ранме на ухо:
     – И дать ей почувствовать себя настоящим членом команды. – Ранма снова покраснела.
     Сияющая Аканэ неуверенно подняла руку, и Луна кивнула. Младшая Тендо смутилась, начиная:
     – К другому вопросу, я не думаю, что мы вообще обманываем Усу. По меньшей мере, она знает, кто я и, возможно, знает об Усаги, так как она знала, на кого нападать, чтобы забрать Серебряный Кристалл. – Ами кивнула, а остальная часть команды забеспокоилась.
     Взглянув на Ранму и Усаги, Ами спросила:
     – Разве вы не говорили, что тот миньон, с которым вы разобрались, упоминал о будущем городе? Может быть, Уса тоже из будущего? Это бы объяснило, откуда она нас знает, и кое-что о том, что она может сделать.
     Две лунные кошки взглянули на Ами, а затем друг на друга. Луна неуверенно предложила:
     – Я не припомню, чтобы в Серебряном Тысячелетии кто-то был связан с путешествиями во времени… – Она замолчала, увидев задумчивое лицо Артемиса.
     Белый лунный кот поднял взгляд.
     – Мои воспоминания не намного яснее, Луна, но, кажется, я припоминаю разговоры о хранителе времени. Может быть, она наш союзник или была им? – Артемис пожал плечами, черная лунная кошка невидяще смотрела прямо перед собой. Наконец, она заговорила:
     – Неужели ты думаешь, что и наши враги, и Уса из будущего, Ами, лишь на основе одного-двух случайных замечаний?
     – Это возможно, – спокойно начала излагать Ами свой сценарий. – Даже я могу сказать, что Уса практикует стиль Беспредельной Школы Боевых Искусств, и что она до сих пор называет Рыжую-тян "сэнсэем", особенно когда Усу застают врасплох. От кого она могла узнать стиль, если не от Рыжей-тян? Все остальные мастера школы в той или иной мере женоненавистники. Так что если Ранма сэнсэй Усы, но еще ее не учила, то нам придется смириться с мыслью, что наша любимая Малышка из будущего.
     Набики усмехнулась, в первый раз заговорив:
     – Это моя Ами. Для протокола, я согласна с приведенными Ами доводами. Как вы думаете, значит ли это, что вам, девочки, предопределено победить? Я имею в виду, если они пришли из будущего, где Ранма тренирует Малышку, не значит ли это, что в нашем настоящем они проиграли?
     Когда Усаги пробормотала что-то язвительное о гениальных девушках, от которых у нее болит голова, Ами задумалась:
     – Может быть, но я в этом сомневаюсь, На-тян. Те Призрачные сестры способны путешествовать во времени, и я сомневаюсь, что они бы вернулись в прошлое, если бы это было бессмысленно. – Набики кивнула, тогда как остальная часть команды пыталась разобраться в логике.
     Лидер Сенши яростно затрясла головой, мотая по сторонам своей косой.
     – Почему бы вам, двум гениальным девушкам, не переложить это на простой японский для гимнасток и мастеров боевых искусств?
     Ами выглядела раздраженной, но Набики ухмыльнулась.
     – Не переживай, Ами, я свободно говорю с качками. Мы считаем, что плохие парни из будущего. Как и Уса. Раз плохие парни потрудились вернуться, они, по крайней мере, думают, что их прошлое – наше настоящее – можно изменить.
     Луна начала восстанавливать контроль.
     – Еще кое-что. Наши враги считают, что Уса – ключ к ситуации. Первое и последнее их нападения были непосредственно на нее, хотя я и не представляю, как с этим был связан магазин косметики. Может быть, если теория Ами и Набики верна, они пытались повлиять на будущее. Однако я думаю, что их главная цель – Уса.
     Рей кинула взгляд на черную лунную кошку.
     – Так что ты предлагаешь?
     – Уса уже знает об Аканэ, возможно также и об Усаги и Ранме. Думаю, нам стоит довериться ей как Сенши. Ее жизни угрожают могущественные враги. По крайней мере, я хочу, чтобы она знала, в какую сторону бежать, кто может ее защитить, – закончила Луна. Усаги кивнула.
     – Согласна. Малышка никогда не нарушала своих обещаний, когда клялась своей честью. Я готова ей доверять. Пусть она немного своевольна, но она чудесная девочка, и я не хочу рисковать. – Усаги взглянула в глаза каждой из Сенши. – Все согласны? – Одна за другой, остальные девушки кивнули. – Ладно, после встречи мы пойдем в додзе Тендо и поговорим с Усой.
     Артемис задумчиво вставил:
     – Нам стоит дать ей коммуникатор. У нее более чем достаточно Серебряной Энергии, чтобы с ним работать. Сенши не смогут все время быть с ней, и я думаю, что это изрядно поможет.
     – Отличная идея, Артемис, – согласилась Ами. Она обернулась к рыжей. – Ранма, когда начнется школа, защита по большей части ляжет тебе на плечи. Ты единственная, кто сможет легко уйти днем.
     Крошечная мастер боевых искусств выглядела встревоженной.
     – Слушай, я знаю, что я сильна, но я не уверена, что смогу справиться с одной из тех тварей, с которыми вы дрались, не говоря уже о четырех!
     Ами и Набики переглянулись и усмехнулись. Ами встала и приобняла рыжую.
     – Тогда у нас с На-тян есть в этом плане для тебя хорошие новости, Рыжая-тян. КИРР обнаружил массу интересной информации. Если Луна и Усаги не возражают, то Набики может обо всем рассказать.
     Усаги и кошка кивнули в невольной синхронизации. Набики встала, лицо было холодно и собранно.
     – Я хочу обсудить две разные темы. Первая касается прав на тематические товары Сенши, вторая о том, что происходит с Ранмой. – Все взгляды обернулись к заерзавшей рыжей.
     – Права на товары? – переспросила Макото. Она на мгновение задумалась. – Что ПРОИСХОДИТ с Ранмой? Рыжая же в порядке, да?
     Средняя Тендо успокаивающе махнула рукой.
     – Я к этому вернусь, но давайте начнем с того, сколько людей делают на Сейлор Сенши деньги. Я провела некоторые исследования, и по оценкам ежегодная валовая прибыль на книгах, рисунках, играх и манге с Сенши составляет более пяти миллиардов иен. – Челюсти всех отвисли, а Артемис в шоке свалился со стола.
     Рей дрожащим пальцем указала на себя, затем на остальных девушек.
     – Это же не правда, да? Пять миллиардов иен? В ГОД?!
     Набики кивнула.
     – Уже слишком поздно пытаться сохранить эксклюзивное право, боюсь, поезд ушел. Вы в течение года не сделали ничего, чтобы соблюсти свои права, дав тем самым молчаливое согласие на все эти предприятия. Вы, наверное, даже уже не сможете собрать роялти.
     – Все в порядке, – спокойно сказала Усаги. – Мы делаем это не ради денег или славы. Это наш долг. Нормально, что некоторые люди делают на Сенши деньги. – Блондинка все еще выглядела немного удрученной. Ранма взглянула на своих подруг и ухмыльнулась.
     – Вы, девочки, не слишком хорошо знаете Набики, не так ли? – сказала Ранма. – Она бы не подняла этот вопрос, если бы у нее не было плана. Наверное, прекрасного плана, который поможет спасти много людей, верно, Набс?
     В первый раз холодное выражение Набики омрачилось эмоциями, когда она покраснела. Откашлявшись, она ответила:
     – Ну, да, у меня есть план. Все просто. У меня с плохих времен осталось немного средств. Я могла бы открыть компанию, которая будет производить или лицензировать ОФИЦИАЛЬНЫЕ сувениры Сенши. С вашим одобрением продукции и, возможно, личными выступлениями, мы бы смогли захватить большую долю рынка. – Брюнетка взглянула на свои пальцы. Не поднимая головы, она тихо продолжила: – Я пойму, если вы захотите, чтобы кто-то другой управлял компанией, кто-то не злой.
     Сенши были в шоке. Ами подобралась к своей подруге, схватила Набики за плечи и встряхнула ее.
     – На-тян! Мне до смерти надоело слышать, как ты себя истязаешь! Ты отличный человек, и я хочу, чтобы ты прекратила всю эту чушь про зло!
     По щеке средней Тендо скатилась слеза.
     – Я злая, Ами. Просто я живу одним днем, чтобы не делать зла. – Слезы начали капать чуть тяжелее. – Ты… ты хоть знаешь, сколько ночей я не спала, думая, что знаю, кто Сенши. Сколько иен это бы стоило. Если бы это было не для Р-Ранмы…
     Аканэ присоединилась к своей сестре и ее наставнице, шепча:
     – Просто подумай о том, что я сделала Ранме, На-тян. Ты моя сестра, я люблю тебя и верю в тебя. Пожалуйста, поверь в себя.
     В наступившей тишине резко высказался тяжелый голос:
     – Я не могу придумать другого человека, которому бы я предпочла доверить такое дело, – заявила Усаги. – А что касается бытия злой, ну, я верю в искупление. Говоришь, что живешь одним днем? Все так делают, Тендо Набики. – Светловолосая принцесса поцеловала расстроенную брюнетку в лоб. Затем с нежной улыбкой она вернулась к своему подростковому аспекту. – Так что же ты ждешь от этой компании? И что будем делать с этими деньгами?
     Одна за другой, Сенши обнадеживающе приобняли Набики или сжали ей плечо. Смахнув слезы, Набики улыбнулась Ранме.
     – Вижу, что ты подразумевала под безоговорочной дружбой, Рыжая. – Она встряхнулась. – Простите. Отвечая на твой вопрос, – вернув уравновешенность, продолжила брюнетка, – есть соображения краткосрочные и долгосрочные.
     – В краткосрочной перспективе, от этих атак и реакции Сенши пострадало много людей. Имущество повреждено, улицы разрушены, люди в госпитале. Полагаю, что если Сенши смогут помочь, это улучшило бы мнение людей о нас… э-э, о вас… и, может быть, вы бы смогли обзавестись полезными связями с полицией и остальными. – Набики сделала паузу, и Луна запрыгнула девушке на плечо.
     Потершись головой о щеку Набики, черная лунная кошка пробормотала:
     – Лучше говори "мы", Набики. Вы с Касуми тоже часть Сейлор Сенши.
     Брюнетка на мгновение закрыла глаза, а затем погладила кошку.
     – Спасибо, Луна. Спасибо вам всем, это много для меня значит. – Она глубоко вдохнула и выдохнула, вновь ставь деловой. – Другая краткосрочная цель заключается в поддержке этих тренировочных походов. Я уже вижу, как отлично все становится, когда Артемис и Ранма работают вместе, и мы с Ами нашли кое-что интересное. Я подумывала, что мы могли бы купить автомобиль или автофургон, и Касуми могла бы помочь с готовкой, так что вы, девочки, смогли бы больше времени тренироваться. Как-то так. – Ранма кивала, выглядя впечатленной, а Макото почти подпрыгивала от возбуждения.
     Рей подхватила:
     – Деньги позволят нам купить кое-какое оборудование. Может быть, полицейский сканер, медикаменты – даже очки ночного видения. Они могут неплохо помочь! – Набики кивнула.
     – Это именно то, о чем я и думала, Рей.
     Луна вцепилась в свое место на плече брюнетки, ее глаза сияли.
     – Звучит замечательно, Набики. Однако, ты еще упомянула долгосрочную перспективу?
     Средняя Тендо начала расхаживать.
     – В долгосрочной перспективе? Чем больше я узнаю от Ами о Серебряном Тысячелетии, тем больше я понимаю, каким золотым веком это было. Я думаю, долговременная цель Сейлор Сенши заключается в восстановлении Серебряного Тысячелетия, но, надеюсь, в демократическом ключе. – Все уставились на нее.
     – Вау, о малом ты не думаешь, а, Набики-тян? – оживилась Минако. – Звучит чудесно, но что мы можем сделать, чтобы возродить Лунное Королевство?
     Набики ухмыльнулась.
     – Во-первых, забудь про королевство. Думаю, демократия лучше. Наш первый шаг в этом направлении достаточно прост. Профинансировать образование Ами и заставить ее забыть про желание стать врачом. Нам нужен квалифицированный исследователь Серебряных технологий, и лишь она к этому близка.
     Синеволосая гений выглядела одновременно сердитой и смущенной.
     – На-тян, я хочу стать врачом! Я хочу помогать людям!
     Набики покачала головой.
     – Я понимаю, Ами. Но могу сказать, что ты поможешь гораздо большему числу людей, если мы сможем раскрыть секреты Серебряных технологий и использовать их. А еще я могу упомянуть, что тебе по-настоящему нравится изучать "старые времена". Твое лицо светится всякий раз, когда ты что-то находишь, или когда мы об этом говорим. Гораздо сильнее, чем когда ты учишь биологию или химию. – Ами выглядела неуверенной.
     – Слушай, Ами, спешить не нужно. Ты еще даже не в старшей школе. Полно времени, чтобы все обдумать, а? – Набики быстро приобняла свою партнершу. – Так что вы, девочки, думаете?
     Усаги вопросительно оглядела всех Сенши. Увидев кивнувшую Луну, блондинка ответила:
     – Думаю, это отличная идея, Набики-тян. Почему бы тебе не сдвинуть все с мертвой точки и не дать нам понять, что тебе от нас нужно. Ты уже придумала название?
     Брюнетка ухмыльнулась еще шире.
     – Я думала о Конфедерации Сенши, потому что я планирую расширить бизнес во множество сфер.
     – Думаю, лучше будет Лунная Конфедерация, Набс. Это же… ну не знаю… будем не только мы, понимаешь? – предложила Ранма. Щеки Усаги запылали, но остальная часть команды согласилась.
     Набики хохотнула.
     – Я не против. – Она быстро успокоилась. – Другая тема, что я хотела поднять, об исследованиях, что мы с Ами провели как КИРР. Ами, думаю, об этом лучше рассказывать тебе. – Ами оторвала взгляд от своего компьютера.
     – Верно, На-тян. Дай я только закончу со сканированием Рыжей-тян. – Гениальная девушка сосредоточенно нахмурилась. – Думаю, это последнее сканирование подтверждает мои выводы. Ранма или уже стала Сенши, или скоро станет. – После короткой, ошеломленной тишины, эта последняя пикантная новость вызвала целую бурю. Луна попыталась восстановить порядок, перекричав, в итоге, весь шум:
     – ТИХО! – Храм снова окутала тишина. Черная лунная кошка негромко продолжила: – Ами, ты говоришь, что Ранма из Серебряного Тысячелетия?
     – Нет. Вся ее Серебряная Энергия изначально обеспечена исцеляющим заклинанием Мун. Думаю, у Набики и Касуми-сан больше Серебряной Энергии, чем было у Ранмы. Однако сейчас она генерирует Серебряную Энергию почти на том же уровне, что и я, и ее узор очень похож на узор Сенши.
     – Так значит, когда мы "приняли" Ранму как Сенши, она действительно была ею? – спросила Минако. Ами кивнула. Остальные Сенши оправились от этой бомбы так быстро, как будто они ее ожидали. Ранма все еще изумлялась.
     – Вы помните, как быстро мы приняли Ранму? Возможно, это влияли наши инстинкты, – улыбнулась Ами рыжей. – Не то чтобы нам нужен был магический зов, чтобы нам понравилась наша любимая мастер боевых искусств.
     – Так от какой же планеты черпает силы Рыжая-тян? – взволнованно спросила Усаги.
     Артемис нерешительно ответил:
     – Думаю, обо всех планетах уже сказано, если все прежние Сенши перерождены.
     – Я не думаю, что Рыжая-тян черпает силу от какого-либо небесного тела. Ее узор отличается от наших, – объяснила Ами.
     К этому моменту Ранма, наконец, обрела дар речи:
     – Ты хочешь сказать, что я настоящая Сенши, с этой мини-мини юбкой и тиарой и всем остальным? – запричитала рыжая. Усаги утешающе обняла ее за талию, к удовольствию обеих Меркурий.
     – Это не так уж и плохо, Ранма, – упрекнула Аканэ. – Я думала, что ты девушка, когда ты девушка. Форма не должна быть такой уж и страшной.
     Макото прочистила горло.
     – М-м, не каждой девушке нравится одеваться в таком стиле, Аканэ-тян. Если честно, я всегда думала, что настоящее доказательство храбрости Сенши это желание показаться на публике в таком наряде. – Ами в знак согласия фыркнула, но Минако лукаво улыбнулась.
     – Так если я не перевоплотилась, как я стала Сенши?
     – Это хороший вопрос, не так ли? – ответила Ами. – Усаги-тян, помнишь, сразу после спасения Ранмы ты сказала, что чувствовала, как будто делала что-то важное, самое важное, чем все до этого? – Блондинка кивнула, неосознанно прижимаясь к Ранме.
     Набики ухватилась за эту пикантную новость.
     – Ага! Так значит, Ами, ты думаешь, что Усаги сделала Ранму Сенши, не так ли? Так вот что значит тот отрывок, что ты нашла пару недель назад?
     Ами кивнула.
     – Верно. "Сенши происходят от Королевы". Это явно означает, что Королева создала Сенши. Еще одна обнаруженная мною строчка столь же интересна. "Подтверждение Королевы – ее Сенши". Я думала, что это означало, что Королева должна быть признана ее Сенши. Однако Сенши здесь в единственном числе, а не во множественном. Возможно, создание Сенши – доказательство того, что творец – Королева?
     Луна покачала головой, пытаясь со всем этим справиться, но Артемис все еще сидел как вкопанный, глядя на что-то незримое. Его память всегда была лучше моей, подумала она.
     Комнату снова окутала тишина, когда все смотрели на единственного, кто хоть немного помнил об их предыдущих жизнях. Покачав, наконец, головой, Артемис жалобно сказал:
     – Это кажется верным, но я действительно не помню. Полагаю, это стоит отложить на твои исследования, Ами.
     – Итак, у вас есть еще одна бомба, которую вы хотите взорвать, пока мы все здесь? – шутливо спросила Рей пару КИРР.
     – Ну-у… да, есть, – протянула Набики. – Мы с Ами вполне уверены, что Усаги не Сенши. – Шум вокруг Ранмы не шел ни в какое сравнение с тем морем звуков, что сейчас наполнило комнату встреч.
     Протесты продолжались, пока Усаги не закричала:
     – ТИХО! – Последовавшая за этим тишина была еще более глубокой по сравнению с прежней какофонией. Усаги тихо продолжила: – Что ты имеешь в виду, Набики-тян?
     Набики подошла и сжала руку блондинки.
     – Пока мы с Ами изучали альтернативы для восстановления Ранмы, она наткнулась на очень любопытный факт. Сенши неплохо защищены от враждебного изменения формы, верно? – Рей вздрогнула. Ами кивнула.
     – Но Ами, ты говорила мне, что Усаги изменила форму, когда вы сражались с той временной Йомой. – Усаги прижалась к Ранме, и теперь настала очередь рыжей утешающе обнимать ее за талию.
     – Именно, – вставила Набики. – По меньшей мере, это значит, что Сейлор Мун разительно отличается от остальных Сенши. Мун использует для трансформации брошь. Все остальные Сенши, включая и Малую Меркурий, используют жезлы. Мун единственная Сенши, у которой на момент "возрождения" не было боевых навыков. Выжить ей помогали лишь ее гимнастические умения. Все улики указывают на то, что в контексте Серебряного Тысячелетия Сейлор Мун не Сенши.
     – Тогда кто она? – спросила Рей.
     – Прежде чем мы не это ответим, мы хотим провести тест, – отозвалась Ами. Взглянув на утешаемую Ранмой обезумевшую Усаги, синеволосая девушка села на колени перед своей Принцессой. – Не беспокойся, Усаги-тян, ты всегда будешь нашим лидером. Нам просто нужно понять, что происходит, чтобы мы смогли помочь и тебе, и Рыжей-тян. – Блондинка выдавила бледную улыбку.
     – Рей, не могла бы ты нагреть немного воды? Холодная вода у меня уже подготовлена. – Набики веером развернула на низком столе три пакета размером с пакеты с семенами. – Это пакеты растворимого источника утонувшей кошки. – Ранма уставилась на нее, и бывшая торговка информацией ухмыльнулась. – Держу пари, ты гадала, как я умудрялась все вынюхивать, а, Ранма? Мы с Колон заключили сделку.
     Набики открыла пакет и размешала его в одном из кувшинов с холодной водой. Когда Рей вернулась с большим горячим чайником, Ами приготовила свой компьютер. Сдерживая дрожь, синеволосая девушка спокойно объявила:
     – Тест один, обычный человек. – Набики вылила воду себе на голову.
     Сенши ахнули, когда средняя Тендо, казалось, растаяла, пока от нее не осталась одна лишь одежда. Под блузкой Набики что-то зашевелилось, и вскоре оттуда выползла невзрачная коричневая кошка. Кошка, казалось, ухмыльнулась двум лунным кошкам и обернулась взглянуть на Ами. Синеволосая девушка придвинулась и полила ожидающую кошку горячей водой.
     Кошка заметно увеличилась, и в мгновение ока перед ними стояла обнаженная Тендо Набики. Вытащив из своей сумки полотенце, брюнетка вытерлась и начала одеваться. Аканэ и Ранма были этим пресыщены, но остальные четыре девушки были ошеломлены. Застегивая свою блузкю, Набики нарушила тишину:
     – Это сила Дзюсенке, дамы. По-своему удивительная.
     Ами размешала второй пакет и нажала на своем компьютере несколько клавиш. Подняв над головой кувшин, она объявила:
     – Тест два, известная Сенши, – и вылила воду себе на голову. Ничего не произошло.
     Набики размешала последний пакет, когда Ами отделила Усаги от Ранмы. Набики вручила блондинке кувшин и, сочувствующе улыбнувшись, спросила:
     – Не возражаешь, Усаги-тян? – В кристально-синих глазах, что она встретила, был испуг. Повернув голову, блондинка взглянула в глаза маленькой рыжей. Набравшись храбрости от того, что она там увидела, Усаги перевернула кувшин.
     Блондинка растаяла, так же как и Набики, оставив лишь одежду и комок под футболкой. Увлекшись трансформацией, никто не заметил, как Ранма сперва удивилась, затем вздрогнула.
     Комок проложил себе путь из-под сброшенной одежды, продемонстрировав всем прекрасную золотистую кошку. Девушки уставились на нее, когда золотистую кошку окутало жемчужное сияние. Когда свет угас, лоб кошки украсил серебристый полумесяц. Повернувшись, чтобы взглянуть на Сенши, кошка пробормотала:
     – Все выглядит таким большим.
     Луна смогла заговорить первой.
     – Усаги, ты лунная кошка! – Повернувшись к Набики, кошка продолжила почти обвиняющим тоном: – Ты не превращалась в лунную кошку!
     Набики пожала плечами.
     – Я и не Лунная Принцесса, переполненная Серебряной Энергией и привыкшая приспосабливаться к ожиданиям остальных.
     Усаги взглянула на Набики.
     – Что ты имеешь в виду? – Она успокоилась и перепрыгнула на колени Ранмы.
     Вмешался Артемис:
     – Она имеет в виду, что вы с Луной создали Сейлор Мун. В Серебряном Тысячелетии не было Лунной Сенши, лишь Лунная Королева и Лунная Принцесса. Когда Луна нашла тебя и передала твою брошь, она ожидала появления Сенши, и после этих мыслей ты так себя и поставила. Ты использовала свои силы Лунной Принцессы чтобы сымитировать Сенши.
     Луна от стыда опустила голову. Благодаря ее ужасной ошибке, она скрыла Лунную Принцессу, также как и подвергла ее опасности. Она почувствовала, как ее спину гладит нежная рука. Рей улыбнулась ей.
     – Я думаю, что это была счастливая ошибка, – высказала свое мнение мико. – Я чувствую себя гораздо ближе к Усаги, зная, что она одна из нас. Мы сражались бок о бок, как подруги, а не по приказу какой-нибудь принцессы в замке.
     Минако приняла это как обычно.
     – Согласна! Я думаю о тебе почти как о сестре, Усаги. Все называют нас близняшками, особенно когда мы вместе все портим, – хихикнула блондинка. – Держу пари, так бы не было, не стань ты одной из нас.
     – Я должен согласиться, – тихо сказал Артемис. – Пусть это было ошибкой, но для нас она была счастливой. – Остальные Сенши согласились. Усаги-кошка запрыгнула на колени к Ранме, рядом с Луной, потершись о щеку другой кошки.
     Шепча черной лунной кошке, Усаги признала:
     – Они правы. Я едва могла быть Сейлор Мун, не думаю, что я бы смогла быть Лунной Принцессой. Может быть, ты это поняла. Спасибо, что всегда была рядом со мной, Луна.
     – Не за что, Усаги, – прошептала в ответ Луна. Продолжила она уже громче: – Теперь, если вы закончили с превращением моей Принцессы в кого-то другого, пожалуйста, превратите ее обратно. Сильно нервирует, что как кошка она выглядит лучше меня.
     Аканэ рассмеялась.
     – Добро пожаловать в клуб. Именно так я себя чувствую рядом с Ранмой.
     Усаги-кошка спрыгнула на пол и посмотрела на Ами.
     – Не окажешь ли ты мне честь, моя верная Сенши? – приказала она, испортив свой надменный тон приступом хихиканья. Когда Ами вылила остатки горячей воды, Усаги выросла обратно в человеческий облик, "ойкнув", когда осознала, что обнажена. Ранма на мгновение уставилась на нее, а затем поспешно отвернулась.
     Быстро одевшись, светловолосая лидер повернулась к двум своим гениям.
     – Еще какие-нибудь поражающие разум, изменяющие жизнь откровения, которыми вы бы хотели поделиться? – Двое переглянулись.
     – Не-а, – хором протянули они.

     Семь Сенши прыгали с крыши на крышу, большинство в раздумьях, пока они добирались до Нэримы. Сейлор Мун несла Набики, к удивлению последней. Казалось, что знание, что она может получить доступ к огромной силе, лишь укрепило лидера Сенши.
     Ранма прыгала около Мун, но вскоре сместилась к Меркурий. Сенши Льда улыбнулась своей подруге, но ничего не сказала.
     – Итак, Меркурий. Как мне трансформироваться? – покраснела рыжая.
     Меркурий обдумала этот вопрос, пока они миновали еще несколько крыш. Наконец, она ответила:
     – Я не совсем уверена, Ранма. Тебе стоит попробовать те же приемы медитации, что мы с Мун делали во время похода. С другой стороны, для этого может потребоваться чрезвычайное напряжение, например, если на тебя нападут или Сейлор Мун попадет в беду.
     Крошечная мастер боевых искусств задумалась над вопросом:
     – Почти все Сенши сперва трансформировались в бою, верно?
     Меркурий кивнула.
     – Единственным исключением была Венера, и ее направлял Артемис, который более осведомлен о Сенши, чем Луна. Ее специальность тактика. Конечно, Сейлор Мун не понадобился бой, но теперь мы знаем, что ее опыт не распространяется на всех Сенши.
     – А что насчет твоей наследницы?
     – Ха, хороший вопрос. М2 справилась, но она использовала мой жезл. Думаю, нам нужно как-то проявить твой хэнсин-жезл. – На ее лице проступило озорное выражение. – Если ты похожа на Малую Меркурий, тебе, возможно, придется провести много времени с Усаги. Хэнсин-жезл может появиться спонтанно.
     Щеки рыжей запылали алым. Ами едва услышала шепот своей подруги:
     – Я бы этого хотела.

     Восемь девушек вошли в ворота додзе Тендо с криком "Я дома!" от Аканэ и Набики. Войдя в дом, Ранма немедленно столкнулась с Саотоме Генмой.
     – Так ты вернулась, девчонка. Готова сделать то, что требует от тебя честь семьи?
     Набики закатила глаза.
     – Слушайте, Саотоме, то соглашение закончено. У Ранмы нет ни моральных, ни правовых обязательств выходить замуж за папу. – Генма торжествующе ухмыльнулся средней Тендо.
     – Я открыто признаю, что первоначальное соглашение между Тендо и мной недействительно. По техническим причинам, но оно вышло. Однако ничто не мешает мне заключить с Тендо новое соглашение. Что я и сделал. Входи, Ранма, поздоровайся со своим женихом.
     Реакция девушек различалась. Аканэ ворвалась в дом, обзывая своего отца извращенцем. Ами с жалостью и презрением посмотрела на старшего Саотоме, а Минако и Макото просто презирали его. Рей пылала от гнева, но это не шло ни в какое сравнение с яростью на лице Усаги. На лице Ранмы появилось усталое раздражение. Но никто не был готов к реакции Набики. Она захихикала.
     – Твой отец, наверное, прав, Рыжая. Пошли к У-тян, поздороваемся с твоим женихом. Ты же уже несколько дней его не видела. – Набики снова захихикала, увидев отвисшую челюсть Генмы. Замешательство на лице немолодого мужчины заменилось гневом.
     – О чем это ты говоришь, Набики? Ранма еще ни с кем не помолвлена. Та же логика, что сводит на нет наше соглашение, отменяет и все остальные.
     – А, Саотоме, ваш разум так же остер, как и всегда. Конечно же, вы помните, что помолвка с Укё-куном имеет приоритет. – Набики вытащила из кармана небольшой магнитофон и вставила в него кассету. Она включила воспроизведение.
     Ранма: Так когда ты сбежал с ятаем, это было приданное Укё?
     Генма: Можно сказать и так. Я сделал это для тебя, парень.
     Набики: Так Укё жених Ранмы, так как ОН юридически парень?
     Генма: Хе-хе-хе, тогда хорошо, что парень не девушка, а?
     Ранма: Батя, ты дебил, я часть времени девушка!
     Генма только и мог, что беззвучно разевать рот. Набики ухмыльнулась.
     – Не стоит и упоминать, Саотоме, что ваше признание о недействительности изначального соглашения также у меня записано. Таким образом, признав, что ваша дочь уже помолвлена с другим человеком, вы помолвили ее с папой. Для такого в Японии есть термин. Мошенничество.
     Касуми как по волшебству появилась позади старшего Саотоме.
     – О боже, дядя Саотоме, я предупреждала вас о спаивании отца и убеждении его подписать эти соглашения. Боюсь, из-за этого я так расстроена, что Аканэ придется пока что готовить вам двоим, пока я пойду отдохнуть. – Она драматично приложила хрупкую руку ко лбу. – Из-за такого поведения я просто схожу с ума.
     Уса немедленно выскочила из кухни, чтобы успокоить Касуми.
     – Ну, ну, тетя, он на самом деле не хотел делать что-то такое гадкое. – Девочка успокаивающе улыбнулась Генме. – Не беспокойтесь, дядя, у нас с Аканэ все будет под контролем. Обещаю, в этот раз будет меньше грязи. – Генма побледнел. Набики сжалилась над мужчиной.
     – Ну, Касуми, я уверена, что "дядя" Саотоме просто немного пошутил. Дядя, почему бы вам не присоединиться к папе, уверена, вам есть что обсудить. – Средняя Тендо взмахнула рукой, прогоняя его, и толстый мастер боевых искусств отступил на веранду.
     – Моя работа несколько напряженна, так что я решила обзавестись легким и расслабляющим хобби. Расстраивание планов этих двоих не может быть еще более легким и расслабляющим, – с самодовольным видом проинформировала Набики группу.
     – Так что же привело всю эту толпу в наш дом? – спросила Касуми, отбросив маску домохозяйки.
     Усаги взглянула на Усу.
     – Нам нужно поговорить с Малышкой, наедине. Можно нам воспользоваться додзе, Касуми-тян? – Старшая девушка кивнула. – Набики-тян, сможешь присмотреть за отцами, пока мы разговариваем? Это нельзя подслушивать. – Набики ухмыльнулась и показала блондинке большой палец.
     – Пойдем, детка, – скомандовала Ранма, взяв розоволосую девочку за руку. – Это важно. – Взглянув на свою старшую сестру, рыжая продолжила: – Ты тоже приглашена, Ка-тян.
     Оказавшись в додзе, планетарные Сенши занервничали, тогда как Касуми спокойно на всех смотрела. Ранма и Аканэ обменялись взглядами. Ранма кивнула.
     – Ты знаешь, почему мы все хотим поговорить с тобой, Уса? – начала Аканэ.
     – Думаю да, тетя Аканэ. Вы собираетесь рассказать мне, что вы Сейлор Сенши, – ответила девочка. Все Сенши вздохнули. Аканэ улыбнулась. – А почему же тети Набики здесь нет?
     – Ну, потому что она не Сен… – объяснила Аканэ, только чтобы прерваться, когда Ами схватила ее за плечо.
     – Набики – Сенши, Уса? – уточнила Ами. Розоволосая девочка вдруг заинтересовалась полом под ногами. Ами улыбнулась. – Все в порядке, тебе не нужно на это отвечать. Всего несколько вопросов. Ты из будущего, не так ли? – Уса едва заметно кивнула. – И ты пытаешься не изменить прошлое. – Еще один кивок.
     Усаги с силой выдохнула и потрепала ее челку.
     – Слава богу за гениальных девушек. Все, что ты сможешь нам рассказать, будет нам полезно, Малышка. Например, почему плохие парни пытаются убить тебя, а не поймать?
     Девочка глубоко вздохнула, заставляя себя отвечать, когда все, что ей хотелось, это подбежать к спрашивающей и успокоиться на ее сильных руках.
     – Я не знаю, Усаги. Может быть, моя миссия по возвращению Серебряного Кристалл действительно важна. – Встретившись взглядом с блондинкой, Уса продолжила: – Вы ведь придете, да?
     Улыбнувшись, Усаги кивнула.
     – Как только мы победим плохих парней здесь, мы отправимся с тобой.
     На лице девочки появилось выражение облегчения.
     – Спасибо, Усаги. О, и их называют Кланом Черной Луны или как-то так.
     Рей подошла к ребенку.
     – Тебе, наверное, и не нужно это объяснять, но пожалуйста, никому не говори о Сенши. Набики знает, но больше никому.
     Уса торжественно кивнула.
     – Честью мастера боевых искусств.

     Аканэ весело прыгала вверх по тропе до их лагеря. Они шли уже два часа, но младшая Тендо все еще была полна энергии. Я Сенши, настоящая Сенши! У меня есть атака, снаряжение, и я в тренировочном походе Сенши! Только уважение к своим подругам не давало ей пройтись колесом.
     Черноволосая девушка остановилась и взглянула вниз по тропе на своих спутниц. Минако, Макото и Рей плелись, сгибаясь под тяжестью своих рюкзаков. Они порой кидали завистливые взгляды на самую маленькую девушку в их группе. Пяти футов ростом и, возможно, в сотню фунтов весом, Ранма была крошкой. Факт, что ее рюкзак был втрое больше, чем у других девушек, был удивителен. Но больше всего трех девушек злила бочка за спиной у рыжей, наполненная всеми их продуктами. Как можно жаловаться на тяжелую дорогу, когда сэнсэй тащит на себе целый маленький дом?
     Макото была сильнейшей из трех планетарных Сенши, но она настояла на том, чтобы нести кулинарные принадлежности, оказавшись не в лучшем положении, чем ее подруги. Проглотив свою гордость, она тихо спросила:
     – Еще далеко?
     Ранма усмехнулась.
     – Еще всего пять-шесть километров, соседка. Мужайся.
     – Верно, – пробормотала Рей. – Не падай духом. Она, возможно, попозже захочет срезать. И она хочет избежать долгих поисков.
     – Как Ами с Усаги с этим справлялись? – пожаловалась Минако.
     Рыжая пожала плечами.
     – Усаги может направлять ки почти так же хорошо, как Аканэ-тян. Она просто понесла рюкзак Ами-тян. – Сложив ладони рупором, Ранма крикнула: – Эй, Аканэ, возвращайся.
     Три ее товарища по команде обиженно смотрели, как младшая Тендо прыгает назад к группе. Однако следующее, что сказала Ранма, заставило их позабыть про все отрицательные чувства.
     – Ладно, я хочу, чтобы вы все трансформировались. Вы, девочки, все оставшееся наше время здесь будете в формах Сенши. – Три измученные девушки устало зааплодировали.
     Из рюкзака Ранмы высунулась белая голова.
     – Думаю, тебе тоже стоит попробовать трансформироваться, Ранма, – негромко предложил Артемис. Четверо взглянули на своего сэнсэя и сразу же начали, забыв про усталость, подбадривать ее.
     Почесав в затылке, маленькая мастер боевых искусств беспокойно улыбнулась и согласилась.
     – Я попробую, Артемис. – Закрыв глаза, рыжая постаралась сосредоточиться, почувствовать внутри себя силу. Ранме казалось, что она что-то почувствовала, но, после целой вечности, она открыла глаза и расстроилась. Четыре девушки и кот смотрели на ее правую руку.
     – Кажется, у тебя почти получилось, Ранма. Мы все видели, как в твоей руке начало что-то формироваться. Может быть, через несколько дней у тебя получится, – приободрила Рей.
     – Верно! – воскликнула Минако. – В конце концов, Рим был построен не под крен!
     – Ну, и так хорошо, – пробормотала Макото.

     Усаги и Уса практиковали на заднем дворе Цукино очень разные ката. Разминка блондинки была полна прыжков и ныряний, использований любой удобной опоры или ящика для изменения направления. Движения девочки были четкими, лишь со слабой воздушной направленностью. Две девушки закончили примерно одновременно.
     Вытирая свое лицо полотенцем, Усаги бросила еще одно своей розоволосой подопечной.
     – Отличное ката, малышка, но почему ты так много времени проводишь на земле? С твоим сложением и силой, клянусь, в воздухе бы ты была чудесна.
     Уса с благодарностью поймала полотенце. Вытирая лицо, она пожала плечами.
     – Мой сэнсэй готовила меня к столкновению с взрослыми противниками. Я еще слишком маленькая, чтобы получить преимущества в воздухе, так что она учила меня использовать мой маленький рост как оружие. Пределов нет, верно?
     Блондинка кивнула. Через мгновение она нерешительно спросила:
     – Мы поняли, что ты из будущего, Уса. – Она умолкла. – Ты… ты можешь сказать мне, мы с Мамору снова будем вместе? – Взгляд Усаги вымаливал ответ. Но в глубине души она не знала, какого же ответа она хочет услышать.
     Девочка долго разглядывала свою защитницу.
     – Прости, Усаги, я не могу на это ответить, но позволь я спрошу тебя. Ты хочешь, чтобы после всего того, как он к тебе относился, он вернулся к тебе? – Розоволосая мастер боевых искусств развернулась и ушла в дом.
     Усаги размышляла над этим вопросом, пока не высыпали звезды.

     Когда солнце садилось, Сейлор Юпитер разглядывала свой кулак. Электричество мелькало и трещало по всей ее сжатой руке. Она могла ощутить эту силу. Внезапное дуновение привлекло ее внимание, и она подняла глаза.
     Марс мягко опускалась рядом со своей подругой, сложив после приземления свои огненные крылья. Обе Сенши были в шортах и футболках вместо их обычной формы. Сенши Грома усмехнулась и поглотила играющую на ее кулаке силу. Марс начала говорить, когда их внимание привлекли их товарищи по команде.
     Венера пыталась поймать окутанный туманом посох Малой Меркурий, одновременно с этим пытаясь выпустить Crescent Beam. Ранма прерывала, обучая светловолосую Сенши основам боя на цепях.
     – Это были удивительные три дня. Мне понятно, почему же Мун и Меркурий были так измождены, – сказала Юпитер, в ее голосе слышалась усталость. – Я знала, что мы многому научимся, но это…
     – Понимаю, что ты имеешь в виду, Юпитер. Они удивительная команда. Я никогда не воспринимала Артемиса всерьез, пока Ранма не начала обращать его теории на пользу. Твой громовой кулак, то, что Венера может проявить свою цепь и все еще атаковать, даже то, как М2 наполняет оружие холодом и ки. – Сенши Огня закрыла глаза. – И я могу летать. Невероятно.
     Высокая Сенши кивнула.
     – Думаю, после ужина и мытья посуды я пойду сразу спать. Артемиса беспокоит, что Черная Луна ничего не попыталась. Нужно вернуться отдохнувшими, понимаешь?
     Две воительницы обменялись глупыми усмешками.
     – Звучит неплохо. Я рада вернуться домой, но я бы ни за что это не пропустила. – Они продолжили наблюдать, как наследница Меркурий танцует вокруг Сенши Любви.
     – По крайней мере, в одном я оказалась права. Аканэ отличная Сенши. – Марс кивнула. Венера, наконец, поймала удлинившийся посох, только чтобы Малая Меркурий пожертвовала посохом и приблизилась к пораженной светловолосой Сенши. Одним расквашенным носом спустя бой завершился.
     Ранма потянулась.
     – Ладно, давайте на сегодня закончим. Постараемся успеть все до вечера, так что вы идите пока мойтесь, а я пойду готовить. Вы все отлично поработали. Завтра мы возвращаемся домой.

     – Идем, тетя Касуми, Усаги! Поезд уже скоро прибудет! – мчалась Уса впереди двух молодых женщин.
     – О боже, не могу и представить, почему же Уса так взволнована. Их не было всего четыре дня, – фыркнула Касуми, немного запыхавшись, следуя за розовым размытием.
     – Уверена, что факт, что ты собираешься устроить пир в западном стиле, не имеет с этим ничего общего, – сухо отметила Усаги. Старшая Тендо с извинением взглянула на нее.
     – Если бы я знала, как вы с Ами устанете, я бы и для вас устроила приветственный пир. Прости, Усаги-тян.
     Блондинка отмахнулась от извинений.
     – Думаю, это чудесно с твоей стороны, что ты хочешь приготовить девочкам отличный обед. Ты не должна этого делать, и мы ценим, как ты заботишься о нас. – Касуми слегка покраснела, когда Усаги посмотрела вперед. – Ну что за ребенок!
     Касуми подняла взгляд и увидела, что Уса была уже далеко впереди них, как раз начала подниматься по лестнице до перехода над подходящими к станции путями. Вдруг ее кровь застыла, когда она увидела появившуюся на вершине лестницы одетую в розовое женщину. Касуми указала на нее.
     – Усаги, – прошептала она. – Это не…
     Уса прыгала вверх по лестнице, едва сдерживая свое волнение. Сенши доверяли ей, и Усаги относилась к ней как к взрослой. Розоволосая девочка была уверена, что ее союзницы справятся с Черной Луной здесь и отправятся вместе с ней спасти ее родителей и ее город. Все будет прекрасно.
     Добравшись до вершины лестницы, она подняла голову и застыла, глядя на синеволосую женщину в розовом.
     – Здравствуй, маленький Кролик. Так мило, что ты вышла поиграть, – промурлыкала Коан.

Глава 9: Игра в жертву.

     – Здравствуй, маленький Кролик. Так мило, что ты вышла поиграть, – промурлыкала Коан.
     Усаги отреагировала мгновенно. Кинув свой коммуникатор Касуми, она приказала:
     – Вызови Сенши – чтобы были здесь ПРЯМО СЕЙЧАС! – Вытащив свою брошь, она трансформировалась на благословенно пустой улице. О боги, о боги, пожалуйста, будь так хороша, как ты считаешь, Малышка! Ее трансформация, казалось, никогда не тянулась так долго, как сейчас.
     Розоволосая девочка застыла, может быть, на секунду, но ответила превосходно. Уса скользнула, пиная женщину, пытаясь свалить своего противника и повредить ей ногу. Результат оказался не слишком подходящим. Ей показалось, что она пнула дуб, хотя ей все же удалось пошатнуть Коан.
     Время для Секретного Приема Саотоме! Исполнив сальто назад и запрыгнув на перила, Уса помчалась вниз по лестнице, прыгая с одной стороны на другую, чтобы быть более сложной целью. Она чуть не закричала, увидев, что ей на перехват двинулась беловолосая женщина в синем. Сгусток синего пламени напомнил ей, что у нее все еще оставалась проблема и сзади.
     Движением, которое доказывало ее происхождение, Уса сделала идеальное сальто назад, пнув в прыжке следовавшего за ней робота Луну-Пи прямо в лицо Бертье, и заканчивая движение стойкой на руках. Прыгнув и развернувшись, молодая мастер боевых искусств вернулась на ноги. Пнув сбоку, Уса поймала беловолосую женщину на раскрытии, отбрасывая ее в сторону.
     Не стоит и надеяться, что она хоть немного пострадала. Только одним способом я смогу прожить еще минуту. Пожалуйста, будь Сейлор Мун! Перепуганная девочка изо всех сил мчалась туда, где она оставила двух своих спутниц. Ей захотелось расплакаться от облегчения, когда она увидела, что Сейлор Мун закончила свою трансформацию и побежала к ней навстречу быстрее автомобиля.
     Обезумевшая девочка рискнула быстро бросить взгляд через плечо. Две ее охотницы рассредоточились, но двигались осторожно. Хвала богам, это Мун. Думаю, они ее опасаются. Только Сумрак была бы лучше. Уса припустила во весь дух и встретилась с Сейлор Мун в полусотне метров от ее остановившихся на месте врагов.
     – В порядке, Малышка? – обеспокоенно спросила Мун. – Мне никогда в жизни не было так страшно, как тогда, когда эта чертова балерина выскочила перед тобой. – Она обняла девочку, по-прежнему следя за Коан и Бертье. Подбежала запыхавшаяся Касуми.
     – Меркурий появится здесь в любую секунду! Остальные Сенши на поезде, но нам нужно лишь потянуть время, – сообщила Касуми. – Марс сказала, что с ее новым приемом они с Венерой доберутся сюда через пару минут. – Она презрительно посмотрела на двух Призрачных сестер. – Не слишком этого хотите, а? – Обернувшись к Усе, Касуми продолжила: – Ты в порядке, Уса-тян?
     – Я в порядке, тетя, Сейлор Мун. Простите, что вот так вот убежала вперед.
     Все три девушки от облегчения были немного легкомысленны. Мун уже собралась отругать свою "кузину", когда Касуми прервала ее:
     – Все хорошо, Уса-тян. Сенши не могут быть приклеены к тебе. Ты была великолепна. Ты выглядела совсем как чиби-Ранма, достаточно часто она смывалась похожим… о, боже!
     Касуми замолчала, когда рядом с Коан и Бертье появились три вихря черной энергии, сложившиеся в Петц, Калаверас и Рубеуса. Пятеро воителей Черной Луны направились к Мун и остальным. Сейлор Мун непроизвольно отступила на шаг.
     – Касуми-тян? – прошептала светловолосая псевдо-Сенши. – Пожалуйста, скажи мне, что ты давно потерянная супер-сильная Сенши с невероятными боевыми навыками.
     – Нет, если ты не знаешь что-то, чего не знаю я, Мун-сама. Я делаю довольно острые суши, но это максимум.
     – Паршиво, – ответила Сейлор Мун. – Это был план А. А план Б это… – лидера Сенши прервал окутавший их всех плотный туман. Она торжественно продолжила: – …дать Меркурий прикрыть нас, чтобы перегруппироваться. – Взяв двух девушек за руки, Мун скомандовала: – Ладно, держитесь рядом, – и начала быстро продвигаться сквозь туман.

     Ами нырнула в пустынный переулок и трансформировалась, быстро размышляя. Все уважают умения и ум Касуми-сан, но как она действует в условиях кризиса! Она станет отличным врачом. Я только надеюсь, что она будет твердо держаться своей цели.
     Закончив свою трансформацию, Сейлор Меркурий помчалась по короткому переулку и перепрыгнула через ресторан, Синдэн. Она ускорилась до максимальной скорости и вскоре добралась до эстакады, где попала в засаду Уса. Невероятно! Неужели Касуми-сан держит у себя в голове подробную карту Дзюбана? С облегчением глядя вниз, Сенши Льда увидела Мун и Касуми, стоящих рядом с по-прежнему невредимой Усой.
     Около лестницы на эстакаду были четыре безвкусно одетых женщины и рыжеволосый мужчина. Ее не нужен был визор, чтобы узнать врагов. Меркурий чувствовала сочащуюся из них Темную Энергию. Нас превосходят впятером против двух. Постараюсь купить нам времени. Спрыгнув с эстакады, Меркурий призвала свой Shabon Spray, затягивая окрестности густым туманом.

     Когда пятеро воителей Черной Луны неторопливо двигались к своей добыче, Рубеус выругался, когда туман почти полностью перекрыл им зрение. Бертье с паникой во взгляде оглядывала свое окружение, хотя ее сестры просто выглядели раздраженными.
     – Рубеус-сама, – настойчиво сказала беловолосая женщина, – мы должны как можно быстрее выбраться из тумана!
     Калаверас усмехнулась:
     – Боишься промокнуть, сестренка?
     Рассердившись, Бертье накинулась на свою сестру:
     – Нет, дура. Уже не помнишь? Они могут видеть сквозь туман. Пока мы здесь, мы просто мишени.
     Рубеус презрительно взглянул на нее, но кивнул.
     – Телепортируемся на здание с видом на улицу. Следим, когда Кролик и Сейлор Мун покажутся из тумана. Вперед. – Пятеро исчезли, почти мгновенно появившись на крыше офисного здания на другой стороне от эстакады. Под ними двигалось море тумана.
     Молчаливо бдя, они ждали, пока туман не начал рассеиваться. Это происходило с неестественной быстротой, за секунды переходя из непрозрачной завесы до рассеянных клочьев. Петц указала на Меркурий и Мун:
     – Вон они. И Кролик все еще с ними!

     Мун и две ее подопечных быстро добрались до Меркурий. Синеволосая Сенши активировала свой визор и сканировала окрестности. Она без предисловия начала:
     – Черная Луна телепортировалась на крышу этого здания. Сомневаюсь, что мы сумеем улизнуть, а туман долго не продержится; слишком жарко и сухо.
     Несмотря на мрачность ситуации, Мун усмехнулась.
     – Изо всех раз, что ты вытаскивала меня из беды, в этот ты добралась быстрее всего! – Быстро опомнившись, лидер Сенши продолжила: – Ладно, гениальная девушка, у тебя есть какой-нибудь хитрый план, чтобы вытащить Усу и нас из этих неприятностей?
     Меркурий быстро улыбнулась Касуми.
     – Если я добралась быстро, Мун, то это все благодаря Касуми-сан. Что касается плана, у меня есть набросок, но я слишком мало наблюдала наших врагов, чтобы уверенно предсказать, как они отреагируют. Я заметила, что эти типы с Черной Луны легко теряют свое внимание. Они хотят убить Усу, но дерутся с ее защитницами, вместо того, чтобы направиться прямо к нашей любимой Малышке. Думаю, это настоящий тактический промах.
     – Так что нам просто нужно занять их, пока не подтянутся остальные? Думаю, мы справимся. Меркурий, тебе лучше держаться сзади и прикрывать Малышку своими ледяными щитами. Касуми-тян, хочу, чтобы ты спряталась. Не геройствуй. Уса, не рискуй, но держись рядом с нами, чтобы Черная Луна думала, что они сражаются за тебя. – Касуми и Уса кивнули с широко раскрытыми глазами. Меркурий отсалютовала.
     – Так точно, Принцесса! Точечные щиты наготове!
     – Ты снова смотрела с Рыжей аниме, не так ли? – пробормотала Касуми.
     Внезапно туман начал редеть. Меркурий посмотрела через свой визор.
     – Вон они. – Ее руки засветились синей аурой, когда она приняла оборонительную позицию, левая рука была опущена, правая была около ее уха.
     С мрачной решительностью Мун начала отдавать приказы:
     – Касуми, укройся! Уса, останься с Меркурий и стой на ногах, тебе, может, придется уклоняться. – Она вцепилась в свой жезл и пробормотала: – Давай, Рей-тян.
     Появились пять вихрей черной энергии, застывших Призрачными сестрами и Рубеусом. Холодно улыбаясь, рыжий лидер шагнул вперед.
     – Большое вам спасибо, Мун-сан, что присмотрели за Кроликом, пока нас не было. Теперь мы ее забираем.
     Игнорируя лидера Черной Луны, Мун встала в одну из обманчиво небрежных стоек Беспредельной Школы. Она помахала Коан.
     – Привет, Коан, твое лицо выглядит лучше. Не хорошо, но лучше. И с каким же мальчиком ты играешь? – Она ткнула пальцем в Рубеуса. – Платный эскорт? – Ранма права! Надсмехаться веселее, чем говорить речи.
     И Коан, и Рубеус покраснели от гнева и напали на их светловолосую мучительницу. Легко уклонившись от пламени Коан, Мун решила, что пришло время продемонстрировать все гадостные результаты ее обучения. Когда Рубеус собирал силы для своей атаки, перед ним появился небольшой фиолетовый шар энергии.
     – И не думай, жеребчик! Moon Lance! – Из жезла Мун вырвался белый луч и ударил Рубеуса в грудь, прерывая его атаку. Остальные три сестры наслаждались смущением своей младшей сестры, но все веселье после атаки Мун исчезло.
     – Ты заплатишь за это, девчонка! – вскрикнули одновременно Коан, Бертье и Калаверас, тогда как Петц погналась за Усой. Мун снова уклонилась от пламени, выстрелив Moon Lance в Бертье. Приземлившись, она поймала кнут Калаверас.
     – Ух, медленнее, чем ожидалось. Начни тренироваться, бабуля. – Дернув кнут, лидер Сенши вынудила Калаверас качнуться вперед, прямо навстречу пинку Мун. Продолжая демонстрировать свою браваду, блондинка печально покачала головой: – Из них не такие злодеи, как они думали.
     За этот жест ей пришлось заплатить, когда пламя Коан, наконец, попало в свою цель. Мун перекатилась вперед, гася огонь и оказавшись на одном колене перед младшей Призрачной сестрой. Не жалея энергии, псевдо-Сенши прекратила насмешки, посылая Moon Lance в живот синеволосой женщины, сбивая ее с ног. С болью поднявшись на ноги, она пнула пошатывающуюся Калаверас в голову и уклонилась от водяного заряда Бертье, прошедшего неприятно близко.
     Мун чувствовала замедляющие ее ожоги на спине и тяжесть в ногах. Коан старалась удержаться на ногах, хотя Калаверас, казалось, на какое-то время выбыла из боя. Мун и Бертье обменялись атаками, обе воительницы промахнулись по своей цели. Краем глаза блондинка заметила мчащийся к ней ряд фиолетовых шаров. Она смогла лишь пробормотать "Вот мразь", прежде чем они попали в нее.
     Лидера Сенши отбросило на несколько метров назад силой Темной Энергии. Когда она встала, из ее рта потекла струйка крови.
     – Ну и где же теперь твои шутки, Сейлор Мун? – торжествовал Рубеус. Бертье придвинулась ближе к нему, когда он готовил новый удар.
     – Кажется, в верхнем ящике, вместе с шерстяными носками. – Опершись на свое ки, она сумела выпрямиться. – И как я уже сказала, жеребчик, и не думай. Moon Lance! – Быстрый удар Мун снова застал рыжего лидера прежде, чем он смог начать свою атаку, на этот раз его оглушило.
     – Рубеус-сама! – закричала Бертье. – Пора тебе умереть, девчонка. – Вода кольцами свернулась вокруг беловолосой женщины, когда она призвала свою силу. Мун напряглась, готовясь увернуться от удара, который так и не последовал, когда вокруг руки Бертье обернулась золотая цепь. Беловолосую женщину швырнуло на землю и протащило, когда Марс и Венера пронеслись у нее над головой.
     Петц осталась единственной сосредоточенной на цели воительницей Черной Луны. Она кидала в защитницу Кролика одну черную молнию за другой, только чтобы Меркурий блокировала их своим недавно придуманным приемом Ледяного Щита. Уса непрерывно маневрировала, чтобы Сенши Льда оказывалась между ней и зеленоволосой женщиной. Когда Марс, неся Венеру, промчалась над головами, Петц проворно отскочила назад, чтобы прикрыть Рубеуса и Калаверас.
     Когда вымотанная Марс опустилась, складывая огненные крылья, Венера ловко прыгнула навстречу попавшемуся противнику. Туго натягивая свою цепь, Венера бодро сообщила Бертье:
     – Простите, леди. Ничего личного. Ну, ничего слишком личного. Crescent Beam Smash! – Заряд золотистой энергии ударил распростертую женщину, со стоном перевернувшуюся. – О, ну, если с первым не вышло, попробуем еще раз – Crescent Beam Smash!
     Оправившаяся Калаверас отрезала своим кнутом цепь Венеры прежде, чем золотоволосая Сенши успела запустить третий заряд. Венера переместилась, чтобы прикрыть Мун, когда Марс кинулась к их лидеру.
     – Сейлор Мун, ты в порядке? – поддержала Марс пострадавшую девушку.
     Вытирая со рта кровь, Мун усмехнулась:
     – Я жива. Но Марс! Ты летаешь! Это так круто. – Меркурий переместилась на фланг своему лидеру, тогда как Уса держалась позади. – Где остальные?
     Венера прошептала "Venus Love-Me-Chain", и золотая цепь мягко обернулась вокруг ее левой руки.
     – Рыжая-тян, М2 и Юпитер скоро должны быть здесь, Мун. Почему бы нам пока не порвать этих придурков на куски?
     – Давайте держать оборону, пока не прибудут остальные, – предостерегла Меркурий. – Пусть наши враги делают ошибки.
     Бой четыре-на-четыре быстро зашел в тупик. Травмы Мун ограничивали ее мобильность, но ее Moon Lance был достаточно быстр, чтобы прерывать атаку Рубеуса, оставляя его разочарованным и отдаленным. Коан и Марс обменивались огненными зарядами, одинаково израненные и уставшие. Меркурий продолжала мешать Петц, тогда как Венера легко справлялась со все еще ошеломленной Калаверас.
     С по-прежнему лежащей Бертье, ход боя должен был обернуться в пользу Сенши, как только прибудут Юпитер и Малая Меркурий. Но яростные лица обеих девушек и слезы Малой Меркурий предвещали иное.
     Четыре оставшихся воителя Черной Луны отступили, когда прибыло подкрепление. Сенши собрались вокруг все еще пребывающей без сознания Бертье. Мун мрачно спросила:
     – Что случилось? Где Ранма?
     Беспокоясь и расстраиваясь, Юпитер ответила:
     – Ранма рухнула с судорогами или чем-то похожим сразу как Марс и Венера ушли. Она заставила нас поклясться, что мы придем вам на помощь – скормила нам какую-то небылицу о расстройстве желудка. – Теперь Юпитер расплакалась. – Это было слишком похоже на тот вечер, когда мы ее встретили. Мне страшно, Мун. Давай сотрем этих придурков в порошок и доставим ее в больницу.
     Зловещие взгляды шестерых молодых женщин, уставившихся на их врагов, были прерваны хриплым шепотом. "Мама". Девушки обернулись взглянуть на Усу. Зрачки розоволосой девочки сузились, когда она закричала "Мама!" и побежала, безрассудно возвращаясь по следам только что прибывших Юпитер и Малой Меркурий.
     Рубеус уже собирался отступать от этого разгрома, когда ему улыбнулась удача. С секунду он остолбенело наблюдал, как Кролик убегала от своих защитниц.
     – Коан, быстро. Иди за отродьем – убей ее, и мы одержим победу! – Отсалютовав, младшая Призрачная сестра телепортировалась вслед за своей целью, тогда как ее спутники принялись сдерживать Сенши.
     – Черт возьми! – прохрипела Мун. – Меркурий, М2, идите за ней. Марс, Венера, Юпитер, разберемся с этими тварями. Не позвольте больше никому пойти за Усой! – Обернувшись к Рубеусу, блондинка ужасающе монотонно проговорила: – Если Ранма или Уса пострадают, ты пожалеешь, что вообще родился, жеребчик.

     Свернувшись клубком, Ранма прислонилась к стене переулка. Волны боли, которые она сумела достаточно скрыть, чтобы отослать Аканэ и Макото, начали ее подавлять. Сквозь агонию Ранма чувствовала раны Усаги и ужас Усы. Она стремилась к ним, но ее тело непреклонно возражало.
     Когда рыжая впала в беспамятство, последняя ее мысль была о ее друзьях и ее любимой. Внезапно боль исчезла. Открыв глаза, Ранма увидел зеленую долину, усыпанную множеством источников. Из большинства из них торчали бамбуковые шесты. Солнце садилось.
     – И все сводится к Дзюсенке, верно? – Ранма развернулся лицом к говорящей.
     Ранма увидел веселую женщину примерно двадцати лет в белой блузке и серых джинсах. Ее лоб украшал золотой полумесяц, а длинные платиновые волосы свисали толстой косой у нее за спиной. Усаги? Нет. Может быть, ее сестра, но не Принцесса.
     – Я рада, что ты примирился с источниками. Либо ты смиряешься с проклятьем, либо от него погибаешь. Ты слишком мил, чтобы умереть из-за Дзюсенке, Ранма-кун. Ох, прости. Я Серенити. Или то, что от нее осталось.
     Прежде чем Ранма смог ответить, он кое-что понял. Он снова был мужчиной. Сделав несколько шагов, чтобы вновь приноровиться к своему балансу, Ранма насладился восстановлением своей мужественности. Я уже почти и забыл, как это.
     – Как? И без обид, но кто вы?
     Серенити рассмеялась.
     – Ну, я мама Усаги, то есть, ее мама в прошлом, когда она была Принцессой Серенити. Никогда не задумывался, почему У-тян не была похожа на своих родителей? Я как-то спросила Меркурий, как взаимодействуют между собой генетика и реинкарнации. Она сказала мне "Странно". – Сереброволосая женщина снова рассмеялась. – А как ты оказался мужчиной, ну, это ведь мир твоего сна, и ты выбрал так.
     – Так я сплю, Серенити-сама? Все кажется реальным. – Ранма начал ката, чтобы проверить свое новое состояние, когда он остановился и посмотрел на Серенити. Его инстинкты подсказывали, что он может ее доверять. – Я все еще могу измениться, верно?
     Усмешка Серенити сильно напомнила ему об Усаги.
     – Это много для тебя значит, не так ли? Здесь можешь. В реальном мире это будет зависеть от тебя и от сделанного тобой выбора. – Ранма кивнул. Он чувствовал в ее словах правду. – Идем, пройдемся вместе, Ранма-кун. Должна сказать, у моей дочери хороший вкус, как к мужчинам, так и к женщинам. – Он покраснел.
     Двое подошли к тропе в светлом лесу, из-за своей близости они выглядели как старые друзья. Серенити нарушила молчание:
     – Моя дочь избрала тебя быть ее Сенши. Она выбрала, даже не зная, что она выбирает. У нее очень хорошая интуиция. Однако никого нельзя заставить стать Сенши, так что у тебя все еще есть выбор.
     Они пришли на ужасающе знакомую поляну. Посреди нее была вырыта огромная яма, но вместо ждущего Генмы, его палатки или шума и запаха голодных кошек над Ямой парило нечто прекрасное. Казалось, кристальную снежинку увеличили и раскрасили в ярко-красный, оттенив концы черным. Серебристая энергия играла вокруг тонкого узора, закручиваясь вокруг отростков кристалла.
     Ранма зачарованно смотрел. Повернувшись к своей спутнице, он спросил:
     – Что это?
     – Это, мой друг, твое звездное семя. Твоя душа, если так понятнее. Это звездное семя Сенши, если ты того пожелаешь. Не сильнейшей Сенши, никоим образом, но, возможно, храбрейшей. Конечно же, самой умелой, хотя и заплатившей за свои навыки высокую цену. – Серенити вздохнула. Ранма с опозданием заметил наблюдающих за ним двух кошек, стоящих у края Ямы. Кошка в черно-красную полоску с золотым полумесяцем на лбу. И кот с золотистым мехом и символом Инь-Ян.
     – Так это мой выбор? – тихо спросил Ранма. – Что произойдет, если я не захочу быть Сенши?
     Серенити потянулась и слегка улыбнулась.
     – Ты почти наверняка восстановишь свою способность менять пол, когда рассеется Серебряная Энергия. Я предполагаю, что ущерб Нэко-кену тоже исчезнет. Конечно, ты потеряешь свою связь с Усаги и будешь гораздо менее эффективен против Йом и им подобным. – Серенити изучила звездное семя. – Думаю, моя дочь взяла проклятья Нэко-кена и Дзюсенке, смешала их с Серебряной Энергией и создала звездное семя Сенши. По-настоящему изумительный подвиг. Ты Сенши без связи с планетой. Твои силы, кажется, связаны с общим состоянием всех планет, заходом солнца и наступлением ночи. Если ты согласишься, конечно же.
     Ранма постаралась обдумать свои варианты, но думать она могла лишь о своих подругах. О грубой доброте Рей, о милой бестолковости Минако, об упрямой верности Макото, о трезвом интеллекте Ами, о лютой преданности Аканэ. И об огромном сострадании Усаги, что могло спасти весь мир или одного ребенка. Ранма уже не могла отказаться от них, так же как она не могла отречься от своей чести. К этому моменту рыжая поняла, что она снова была женщиной.
     С сочувствием и уважением во взгляде, Серенити нежно обняла нео-девушку.
     – Значит, ты выбрала. Я завидую моей дочери, какую Сенши она избрала. – Взяв Ранму за руку, платиноволосая женщина повела ее в обратный путь. Когда они вернулись к Дзюсенке, Ранма поняла, что окружение изменилось. Хотя закат все еще освещал небо, сейчас остались лишь два источника. Серенити взмахом указала в их сторону.
     – Эти источники символизируют твой выбор. Тот, что слева, приведет к восстановлению твоего дара. Тот, что справа, приведет к суровому долгу Сенши. – Серенити повернулась взглянуть на маленькую девушку. – Прежде чем ты уйдешь, позволь мне сказать, что я искренне одобряю нового человека в жизни моей дочери, и я ожидаю многих внуков.
     Ранма изумленно уставилась на бывшую Королеву.
     – Эй, мы с У-Усаги просто друзья, и все равно, мы обе д-девушки, как у нас могут быть дети? Не то чтобы мы такие, в смысле, знаете, мы просто… – она замолчала, глядя на усмешку Серенити, чувствуя жар своего яркого румянца. Серенити сжалилась над своей новой подругой.
     – Сенши живут доооолго, Ранма-тян. Многое может произойти. Ты можешь удивиться. А теперь удачи. Кажется, твоим друзьям может пригодиться твоя помощь.
     Ранма кивнула и поклонилась экс-Королеве. Не колеблясь, она прыгнула в правый источник.

     Глаза Ранмы резко распахнулись. Она вернулась в переулок, но боли не было. Она хорошо себя чувствовала, очень хорошо, если не считать ноющего внутреннего голоса, говорящего ей, что Уса в беде. Кивнув самой себе, Ранма посмотрела на правую руку. В ней был жезл, красно-черный, увенчанный земным шариком, наполовину светлым, наполовину темным.
     Вскочив на ноги, Ранма подняла руку и закричала:
     – Terminator Planet Power, Make-UP! – Ее немедленно окутал яркий свет. Затем, справа налево, ее тело вошло в тень. Едва ее тело было полностью поглощено, появились заостренные уши и хвост из синей энергии. На мгновение ее лицо стало кошачьим, а затем Ранма вдруг вновь появилась в нормальном свете, ее кошачьи черты исчезли.
     Новейшая Сенши оказалась одета в знакомое сейфуку. Юбка и банты были красными с черной отделкой, а сапоги до колен наоборот. Лоб украшала золотая тиара с черным камнем в центре. На шее было ее колье с медальоном Инь-Ян.
     Впервые в своей жизни Ранма чувствовала силу текущего сквозь ее тело Нэко-кена, полностью под ее сознательным контролем. Серебряная Энергия ее звездного семени усиливала и умеряла Нэко-кен, укрощая его. Через свою связь Сейлор Сумрак почувствовала, как ее Принцесса – нет, ее Королева – нуждалась в ней. Однако Уса нуждалась в ней сильнее. Сенши Скрытности растворилась в тенях.

     Сейлор Мун на мгновение покинула ближний бой, только чтобы отдышаться. Они отгоняли воителей Черной Луны, не давая им возможности последовать за Усой и обеими Меркурий. Воспользовавшись случаем, Лунная Принцесса попыталась, чтобы успокоиться, почувствовать Ранму через их связь.
     Мун едва смогла почувствовать свою лучшую подругу. Ранма казалась довольной, но озабоченной. Внезапно блондинка почувствовала от рыжей взрыв решимости и верности. Ее достигла волна силы, и над Мун вспыхнула колонна положительной энергии, затмевая все, что уже демонстрировала Уса. Никем не замеченная, распростертая фигура Бертье тоже была этим охвачена.
     Остальные бойцы прекратили сражаться, глядя на грандиозное зрелище восхождения к Лунной царственности. Это было последней каплей, усилившей озабоченность Рубеуса. Повернувшись к двум своим оставшимся приспешницам, он приказал:
     – Немедленно отступаем на корабль! У Коан было достаточно времени, чтобы избавиться от Кролика. – Воспользовавшись отвлечением Сенши, три воителя Черной Луны телепортировались прочь.
     Демонстрация силы вокруг новоиспеченной Лунной Королевы угасла, хотя завитки Серебряной Энергии вились вокруг тела Мун, когда она упала на землю. Три Сенши могли только благоговейно смотреть, как их связь с их сеньором фундаментально меняется. Никто их них не заметил, как к их павшей Королеве подбежала шатенка.
     Касуми пришла в ужас, когда Мун охватила вспышка энергии. Забыв про опасность, кроткая девушка покинула свое укрытие за киоском и подбежала к своей подруге. Столп энергии утих к тому моменту, как Касуми добралась до павшей воительницы, так что она немедленно начала проверять жизненные показатели Мун, игнорируя игравшие на коже девушки усики Серебряной Энергии. Через мгновение завитки Серебряной Энергии начали скользить и над телом Касуми. Она не обращала на них внимания.

     Коан схватилась за свои пострадавшие ребра, изучая свою оставшуюся противницу. Она отбросила более просто одетого врага ценой своих, кажется, сломанных ребер. Даже сейчас она наслаждалась видом ожогов на этой "М2". Обернувшись обратно к водной ведьме, с которой она боролась, Коан была уверена, что сучка ослабла.
     Меркурий и Уса были в безвыходном положении. Меркурий получила незначительные ожоги и утомилась, но она не могла бросить свою наследницу. Она ощущала, как Уса плакала над ранами Малой Меркурий и чувствовала, как девочка потеряла свою наивность. Тряхнув головой, Меркурий приготовилась к следующей атаке.
     Коан ухмыльнулась, когда ее руки окутал синий огонь. Один-два удара, и синеволосое отродье падет, и она сможет уничтожить Кролика.
     – Спасибо, маленький Кролик. Едва ты умрешь от моих рук, Рубеус выберет меня! – Она уже была готова швырнуть в пару огонь, как ее прервала обхватившая горло маленькая рука.
     – На твоем месте я бы этого не делала, Искорка, – посоветовало ей бархатное сопрано. Синие энергетические когти погладили ее по щеке, их кончики замерли прямо под ее подбородком. Коан в панике застыла. Она не заметила нападения, пока ее не схватили сзади. Внезапно все ее тело охватил огонь. Едва освободившись, Коан развернулась.
     Сейлор Сумрак на мгновение с притворной печалью покачала Призрачной сестре головой, но убрала свои когти и крикнула про "Каштаны на открытом огне!" Коан не успела и глазом моргнуть, как оказалась избита бесчисленными ударами. Когда она теряла сознание, последняя ее мысль была тревожной. Кулаки рыжей Сенши остались невредимы.

     Сейлор Мун очнулась под обеспокоенным взглядом Касуми. Венера и Марс стояли рядом с ней на коленях, тогда как более прагматичная Юпитер стерегла их пленницу, Бертье. Старшая Тендо прервала молчание:
     – С тобой все хорошо, Мун-сама? – Ее голос от волнения был хрипл.
     Потирая затылок, Мун кивнула:
     – Кажется, я в порядке. Где Ранма и Уса?
     – Прямо здесь, леди-босс, – пошутила Сумрак. Через плечо новой Сенши была переброшена Коан. Позади нее Меркурий помогала своей наследнице, хотя последняя уже явно исцелилась. Уса пряталась позади Сумрак.
     Мун практически левитировала на ноги.
     – Ты в порядке, Р… – Она остановилась, разглядывая облик рыжей. На ее лице медленно появилась широкая улыбка. – Ты в порядке, Сейлор… Сумрак? – Остальные Сенши разинули рты.
     – Теперь да. Последний рывок, чтобы стать Сенши, был довольно ужасен. Малая Меркурий получила от этой вот Искорки несколько ударов, но я думаю, что она в лучшей форме, Мун. – Сумрак шлепнула Коан по ее заду. Понизив голос, она продолжила: – Меркурий была полностью права, как и обычно.
     Сенши обступили новейшего члена своей команды, хотя Юпитер продолжала присматривать за Бертье. Сказано было всего несколько слов, но было много прикосновений и объятий. Наконец, Мун задала самый главный вопрос:
     – Что произошло?
     – Если говорить коротко, то когда ты исцелила меня тем вечером, ты избрала меня своей Сенши, по крайней мере, если верить твоей матери, – с усмешкой ответила Сумрак. Глаза Мун шокировано распахнулись. – Но мне тоже под конец нужно было выбрать, стать Сенши или вернуться к тому, какой я была. Полагаю, мой выбор очевиден.
     Меркурий схватила Сумрак за плечо, в ее глазах блеснули слезы.
     – Ты отдала свой дар ради нас? Почему?
     Рыжая Сенши обняла ее.
     – Потому что вы, девочки, лучшие. Кроме того, я уверена, что вы с Набики придумаете что-нибудь, что позволит мне встать рядом с моими подругами, сохранить мою честь и все еще быть в состоянии изменяться. – Взглянув на пленниц, Сумрак продолжила: – Может быть, нас стоит доставить их в храм и обсудить, что мы собираемся с ними делать. – Мун остановила свою Сенши, схватив ее за руку.
     – Ты видела Королеву Серенити? – тихо спросила Мун. Сумрак кивнула. – Ладно, полная история в храме? – Новая Сенши снова кивнула. Мун встряхнулась. – Касуми, ты сможешь забрать Набики и встретиться с нами в храме? Я понесу Усу. Юпитер, сможешь справиться с Белой? – После согласия высокой Сенши Мун улыбнулась. – Тогда пошли.

     Бертье медленно проснулась от приятных снов. Впервые за долгое – она даже не могла вспомнить, насколько – время ей снились мать и отец. В этом не было ничего примечательного, просто время, когда они были вместе. Когда она чуть больше пришла в себя, она ощутила, что что-то не так. Нет, просто по-другому. Ей было тепло. Ее глаза распахнулись.
     Пять Сенши, наследница Сенши и Королева смотрели, как она садится. Несмотря на грозящую ей опасность Бертье была счастлива. Ей было тепло. Сейлор Меркурий закончила ее сканировать.
     – Она была очищена от Темной Энергии, возможно потому, что она оказалась неподалеку от твоего энергетического выплеска, Сейлор Мун. Она обычная женщина. – Бертье уставилась на синеволосую Сенши.
     С состраданием в голосе Мун спросила:
     – Как ты себя чувствуешь… прости, не знаю твоего имени.
     – Я Фантос Бертье из Нео-Токио, Ваше Величество. – Бертье встряхнула головой, словно проясняя мысли. – Почему я все еще жива? Я ваш враг.
     Шагнув ближе к беловолосой женщине, Марс улыбнулась.
     – Ты наш враг? В тебе больше нет Темной Энергии, и я не чувствую в тебе зла. Можешь рассказать нам, что произошло? Как ты стала сосудом Темной Энергии?
     – Все в моей семье Нули, неспособные работать с Серебряной Энергией, – медленно начала Бертье. – Мои отец и мать смирились с нашим невыгодным положением, но мы с сестрами предпочли это преодолеть. Мы эмигрировали с Земли, когда нам предложили замену. Так и появился Клан Черной Луны.
     Уса вышла вперед.
     – Пожалуйста, не говори слишком многого! Это очень опасно, как говорит Пуу. Ты можешь уничтожить временную линию, а даже если этого не будет, ты вполне можешь навредить себе. – Бертье удивленно посмотрела на ребенка.
     – Я пыталась убить тебя, маленький Кролик. Почему ты меня предупредила?
     – Потому что я не думаю, что ты все еще хочешь меня обидеть, и это мой долг, – серьезно сказала Уса.
     – Есть ли еще кто-то, кроме твоих двух сестер и Рубеуса? – спросила Сумрак, держа руку на плече Усы.
     Бертье покачала головой.
     – Есть еще представители Клана Черной Луны, ну их пока здесь нет. Кролик права; мне нельзя многого говорить. – По ее щеке скользнула слеза. – Мы получили силу, но какой ценой! Мне впервые за очень, очень долгое время тепло. – Лицо Бертье ожесточилось. – Двух сестер? Кого еще вы захватили? Пожалуйста, вы же не…
     Вмешалась Мун:
     – Мы стараемся не убивать. Мы еще захватили Коан. Она проснулась чуть раньше тебя, но не причинила нам никаких неприятностей. То, что ее бросили, похоже, подорвало ее боевой дух.
     – Могу я ее увидеть? – робко спросила Бертье. Сенши обменялись взглядами.
     Мун улыбнулась.
     – Конечно, я только приму меры предосторожности. Сумрак?
     Нео-Сенши улыбнулась и, как будто, обернула вокруг себя свою тень, пропадая из виду. Бертье моргнула.
     – Неплохой трюк.
     Малая Меркурий кивнула.
     – Вуаль Вора, улучшенная силой Сенши. Я тоже думаю, что это неплохой трюк. Твоя сестра здесь. – М2 и Марс показали ей дорогу.
     Бертье вошла в комнату, когда Сенши остались у двери. На ее младшую сестру было жалко смотреть, голова спрятана меж коленей, скрывая ее изукрашенное синяками лицо. Ее поза кричала о поражении и апатии.
     Подняв взгляд, Коан скривилась в попытке улыбнуться.
     – Они просто оставили меня, сестра, просто бросили и сбежали. Даже Петц и Калаверас. Как будто я ничто. – Бертье придвинулась, чтобы успокоить свою сестру. Она со слезами на глазах посмотрела на Мун.
     – Вы можете исцелить Коан, как исцелили меня, Ваше Величество? Темная Энергия снедает ее, не давая ей покоя.
     Мун опустилась на колени рядом с Коан и Бертье.
     – Ты хочешь, чтобы я очистила тебя от Темной Энергии, Коан? Я не смогу сделать это против твоей воли, но, думаю, что справлюсь, если ты мне позволишь.
     Встретившись взглядом с Лунной Королевой, Коан спросила:
     – А что вы сделаете, если я не позволю? Убьете меня? – Бертье выглядела напуганной.
     Ей ответил голос от входа:
     – Мы превратим тебя в кошку и отправим тебя амазонкам. Они достаточно сильны, чтобы с тобой справиться, – с ухмылкой сказала Набики. Все уставились на среднюю Тендо. – Только вернулась, но я уже об этом думала, понимаете?
     – Ты не Сенши! – хором воскликнули две сестры. Набики только сильнее усмехнулась.
     Коан вздохнула.
     – Я устала бороться. Я устала быть использованной. Черт, да, Сейлор Мун, если ты сможешь освободить от этой Темной Энергии, пожалуйста, сделай это. – Хоть она улыбалась, по ее лицу скользнула слеза. – Короткая жизнь, но веселая, как привык говорить папа. – Бертье кивнула.
     Мун посмотрела на скользнувшую в комнату Луну.
     – Для этого потребуется Серебряный Кристалл, Сейлор Мун. – Лунная кошка посмотрела на Марс. – Это не должно быть большим напряжением. – Марс неохотно кивнула.
     Вынув кристалл, Мун активировала его и позволила силе омыть Коан. Через несколько секунд синеволосая женщина вздохнула. Дело сделано. Марс секунду поизучала Коан и кивнула.
     – Почему бы вам здесь не отдохнуть. Я принесу вам чай.
     Набики с блестящими глазами подошла к двум женщинам.
     – Я вернусь, чтобы поговорить с вами двумя после встречи Сенши, если все будет в порядке. У меня есть предложение, от которого мы все выиграем.

     Девять девушек и две лунных кошки слушали, как Сумрак завершает свою историю. Глаза Усы, Луны и Касуми сияли, Набики сидела рядом с яростно печатающей Меркурий с весьма самодовольной усмешкой.
     – Так значит, Сенши происходят от Королевы, и подтверждение Королевы – ее Сенши. Полагаю, сошлось один в один, а, Ами?
     Меркурий рассеянно кивнула.
     – Это невероятно! Сила Мун выросла примерно на пятьдесят процентов. Соглашусь с На-тян, ты больше не Лунная Принцесса, а Лунная Королева. Как ты себя чувствуешь, Мун? – Лидер Сенши пожала плечами.
     – Вообще-то, не слишком по-другому. – Она повернулась к Сумрак. – Почему моя мама была так одета и с новой прической? Хотя это довольно круто, что вы обе подружились. – Все обернулись взглянуть на Меркурий.
     Сенши Льда слегка пожала плечами.
     – Полагаю, это слабое предположение, но я думаю, что Королева Серенити, которую мы видели, лишь осколок, излучаемый, вероятно, Серебряным Кристаллом. Мы наполняем его деталями из наших собственных предубеждений. Мун ожидала увидеть царственную Королеву, так что она видела и слышала то, что она и ожидала. Сумрак небрежнее, так что Серенити выглядела как подруга или старшая сестра. Но это только мое предположение.
     – Если судить по вашему опыту, – продолжила Меркурий, – у вас обеих двустороння связь, которая позволяет в некоторой степени ощущать то, что чувствует другая. Думаю, нам нужно изучить эту связь, хотя она, похоже, не сильно отличается от связи, которая у тебя есть с Такседо Каменом.
     – Ты хочешь сказать, связи, которая у меня была, – горько ответила Мун. – Я уже довольно давно его не чувствовала.
     Артемис кивнул.
     – Возможно, эта новая связь с Сумрак заменила прежнюю. – Мун выглядела явно счастливой после этой новости.
     – Так что же нам делать с Коан и Бертье? Я не думаю, что они все еще плохие, – высказалась Луна. – У тебя, кажется, есть план, Набики.
     Средняя Тендо снова ухмыльнулась.
     – Думаю, Лунная Конфедерация скоро получит своих первых сотрудников. Они уже знают о связях между нами, и они, кажется, довольно умны. Еще лучше, что я смогу получить для них документы, так что мы сможем несколько разнести имя Тендо и Лунную Конфедерацию.
     – Звучит как неплохая идея, Набики-тян, – согласилась Марс. Мико повернулась к Сумрак. – Так какие у тебя силы? Ты выглядела много сильнее, чем остальные из нас, Сенши. – Рыжая Сенши покачала головой.
     – Если верить Серенити, то у меня меньше грубой силы, чем у вас, девочки. Просто мои тренировки позволяют мне многого добиться. По большей части у меня две основных силы. Вуаль Вора, которую я узнала у Генмы, основная. Пока я скрыта, я не могу атаковать, но меня сложно заметить. Вторая сила – это мои когти Нэко-кена. – Она выпустила из пальцев шестидюймовые когти. – Они не так сильны, как раньше, но я могу их контролировать.
     Макото улыбнулась рыжей, но затем посерьезнела.
     – Нам стоит поговорить с Коан и Бертье, но я уверена, что плохие парни становятся отчаяннее. Если они действуют хоть немного похоже на Берилл, то у этого парня Рубеуса, возможно, уже сейчас проблемы. Нам стоит сохранять бдительность и охранять Усу.
     Луна протопала к Усе. Она сделала сальто, в верхней точке ее прыжка возник коммуникатор Сенши.
     – Пожалуйста, всегда носи его с собой, Уса-тян. Если ты хотя бы предположишь, что охотник из Черной Луны выслеживает тебя, пожалуйста, вызови ближайшую Сенши. Там есть индикатор, показывающий, кто ближе всех. – Лунная кошка повернулась к своей Королеве. – Я уверена, что Сейлор Мун будет проводить с тобой как можно больше времени, но мы обе знаем, что она не сможет все время быть с тобой.
     – Нам стоит постараться, чтобы рядом с Усой всегда были несколько Сенши, по крайней мере, следующие несколько дней, вам так не кажется? – предложила Венера. – На всякий случай.
     Мун усмехнулась.
     – Согласна, и в связи с этим, почему бы нам не пойти за мороженым, чтобы отпраздновать нашу победу и нашу новейшую Сенши. Ну, раз уж Набики-тян остается с сестрами. Я угощаю Сумрак!
     – И четырех часов не пробыла Королевой, а уже допускает такую грубую ошибку, – пошутила Малая Меркурий, грустно покачав головой. – Это разорит королевскую казну, прежде чем она вообще появится!

     Рубеус одиноко сидел за панелью управления, рассеянно потирая ушибленный живот. Один удар от этой дьявольской девчонки Мун был мелочью, но повторяющиеся удары его вымотали. Калаверас была даже в еще худшей форме. Лишь Петц сейчас оставалась единственным действительно эффективным воином.
     Когда появился Мудрец, Рубеус ощутил струйку страха. Все чувства одобрения со стороны скрытого одеждами провидца исчезли. В отличие от их последней встречи, на этот раз Мудрец перехватил инициативу.
     – Твое неуклюжее обращение с предоставленной тебе отличной возможностью ограничило твое будущее, Рубеус. Ты должен вырвать победу, уничтожив Кролика и Сенши, или пострадаешь за свой ошибки.
     – Я знаю это, Мудрец. Следующая моя атака будет решающей.
     – Разве? Ты потерял сегодня двух своих оперативников и сам получил ранение. Я не слишком высоко оцениваю твои шансы, Рубеус. – Холодный голос Мудреца обещал бесконечное страдание.
     Рубеус сумел изобразить непринужденную улыбку.
     – Порой жертвы должны быть принесены. Я придумал уловку, которая, как я считаю, поможет устранить Кролика и большинство Сенши. Я после этого буду довольно одинок – но я это переживу.
     Не сказав ни слова, Мудрец исчез.

     Ранма отдыхала на крыше своей квартиры, глядя на звезды и впитывая немного покоя напряженной тренировочной миссии и тяжелого боя. Ее улыбка расширилась, когда Аканэ уютно устроилась рядом с ней. После нескольких минут наблюдений за звездами младшая Тендо нарушила тишину.
     – Я всегда знала, что ты отличный мастер боевых искусств. Теперь я знаю, что ты отличный человек, Саотоме Ранма. Я не могу представить, сколько же сил тебе понадобилось, чтобы выбрать превращение в Сенши, а не свою мужественность.
     Ранма покраснела.
     – Аканэ-тян, это была не так сложно, как ты утверждаешь. Помогать спасти мир ведь часть нашей задачи, а? Кроме того, мама Усаги сказала кое-что, в чем есть смысл. Сенши живут долго. С работающими над этим Ами и Набики, я знаю, однажды я верну свой дар.
     Аканэ с минуту разглядывала рыжую.
     – В этом сне было что-то, что ты не рассказала, не так ли?
     – Ага, но я умолчала только о личном. Серенити одобряет мои… э-э… отношения с Усаги, хоть я сейчас и девушка, – потерла Ранма в затылке. – Не знаю, что и сказать, – беспомощно пожала она плечами. – Она даже говорила как моя мама, когда затронула вопрос внуков. – Аканэ рассмеялась. Ранма взглянула на свою подругу. – Хм, если мы с Усаги будем, знаешь, э-э, встречаться, ты не будешь против этого возражать?
     Черноволосая девушка схватила Ранму за руку.
     – Я знаю, что я твердила об извращенцах и прочем, но, надеюсь, я теперь достаточно повзрослела, чтобы признать, что моей лучшей подруге нравятся девушки. Пока меня это не затрагивает, я даже смогу за тебя порадоваться. Если кто и заслуживает хоть немного счастья в жизни, то это ты, Ранма.
     – Спасибо Аканэ. Это много для меня значит. Ты же знаешь, я все еще хочу снова стать парнем.
     – Знаю. Это много поможет, но даже если ты надолго останешься девушкой, я все равно буду за тебя рада. Боги знают, насколько Усаги нужен друг, особенно сейчас, после Чибы.
     Ранма кивнула.
     – Она об этом не говорит, но я знаю, что она расстроена, что Мымрик даже не участвует в делах Сенши и в боях. Все девушки рассчитывали на него.
     Аканэ фыркнула.
     – Ага, потому что только боги знают, понадобится ли нам исправлять все розой. – Ранма хихикнула. – Но я все же рада, что ты теперь полноценная Сенши, и что я, кажется, переросла свой период завистливости. Теперь я могу просто при этом порадоваться. – Она встала и поклонилась. – Буду рада работать вместе с вами, Сейлор Сумрак.
     Рыжая встала и вернула поклон.
     – Я этого недостойна, но благодарю за радушие, Сейлор Малая Меркурий. – Ранма первой нарушила момент. – Я загляну завтра рано утром. Увидимся, Аканэ-тян.
     – Сладких снов.

     Петц с отвращением смотрела, как Калаверас ухаживала за своей ноющей головой и шеей. Вспомнив про двух своих младших сестер, зеленоволосая воительница выругалась себе под нос.
     – Это плохо, дорогая сестра. Их некомпетентность плохо отразится на нас. Ты уверена, что их захватили?
     Калаверас осторожно кивнула.
     – Мало того, что их захватили, но глядя на них, я считаю, что они нас предали. Они явно не действуют как пленницы.
     – Они предательницы! Они позволили этому отродью Мун развеять их Темную Энергию, – напугал обеих сестер голос Рубеуса. – Настало время Призрачным Сестрам себя реабилитировать. – Он взмахнул рукой, и перед Петц появился жезл, увенчанный огражденным серыми кристаллами глобусом. – Этот жезл в несколько раз увеличит твою силу. Уничтожишь предательниц и Сенши, и все будет в порядке. Не справишься и можешь не возвращаться. – Он пропал из виду.
     – Выглядишь нетерпеливой, сестра. Тебя не беспокоит еще одно унизительное поражение? Они очень сильны, – искоса взглянула Калаверас на свою сестру.
     – Это не я едва могу двигаться, потому что меня пнул какой-то ребенок. Не мешай мне в этой миссии, Калаверас, – постучала Петц по своей ладони жезлом.
     Покраснев от ярости, шатенка ответила:
     – Ну, надеюсь, у тебя есть какой-нибудь план, потому что нас только двое.
     Петц ответила со злобной, злорадной улыбкой:
     – Есть.

     Набики, Аканэ, Коан и Бертье бодро возвращались в додзе Тендо. Прошло четыре дня с момента последнего нападения Черной Луны, и Набики решила сдвинуть с мертвой точки ситуацию с Лунной Конфедерацией. Трое старших были в деловых костюмах, тогда как Аканэ была одета более неформально и действовала как их телохранитель.
     Средняя Тендо диктовала одно замечание за другим, Коан умело заносила их на свой новый КПК. Набики прервалась, чтобы сообщить своим новым сотрудницам об их должностях:
     – Бертье-сан, вы, кажется, умеете общаться с людьми, так что вы сейчас будете заниматься всеми необходимыми нам внешними отношениями. Коан-сан, вы будете моим управляющим. Вы хорошо умеете справляться с деталями. Я свяжусь с некоторыми своими должниками, чтобы создать вам личности. Только дайте мне знать, какую фамилию вы хотите.
     – Да, Тендо-сан, – хором сказали две женщины. Набики усмехнулась.
     – Неплохо будет придерживаться формальностей на публике. Наедине можно просто Набики. Просто не называйте меня Набс. Так меня называет только Ранма, и однажды она за это заплатит. – Все четверо рассмеялись. Внезапно Аканэ выпрыгнула перед Набики. – Что такое?
     Остальные увидели, что вызвало реакцию Аканэ. Перед ними парил светящийся белый шар. Без предупреждения шар вспыхнул и выстрелил белыми усиками. Коан и Бертье выпрыгнули перед Набики. Самоотверженно, но бесполезно, так как целью нападения как раз и были две женщины. Две Тендо беспомощно смотрели, как сестры исчезли.
     Вытащив свой коммуникатор, Аканэ активировала групповой вызов.
     – Девочки, Коан и Бертье только что похитили, и это не был какой-нибудь принц. Уверена, их захватила Черная Луна.
     На экране появилась Меркурий.
     – Я отслеживаю на западе странный энергетический след. Мы в состоянии перехватить, хотя Сумрак довольно далеко.
     – Ладно, идем на перехват отслеженной Меркурий энергии. М2, присоединяйся к нам, как сможешь. Сумрак, хочу, чтобы ты пришла ко мне домой охранять Усу. Это может быть уловкой. Держи свой коммуникатор наготове. – Спокойный, серьезный голос Мун всех угомонил. Аканэ кивнула и нырнула в переулок, чтобы трансформироваться. Получая от своего коммуникатора направление на своих подруг-Сенши, Малая Меркурий не заметила своей темноволосой тени.

     Две старшие Призрачные Сестры презрительно изучали своих младших сестер, потрясенные их консервативной деловой одеждой. Калаверас посмотрела на свою старшую сестру.
     – Не думаю, что Сенши придут спасти их. То есть, зачем они им? Давай их просто прикончим.
     – Терпение, дорогая сестра. Дадим им еще немного времени. – Коан и Бертье все еще были без сознания, пойманные в пузырь Темной Энергии. Они висели в воздухе над центральным пролетом ремонтируемого моста. Идеальное место, поздравила себя Петц. Это ограничит им маневренность, не дав особого укрытия.
     Калаверас вожделенно уставилась на жезл.
     – Невероятно! Не могу поверить, как ты мощна.
     Ликующе улыбаясь, старшая из Призрачных Сестер подняла перед собой жезл.
     – Я чувствую внутри себя бесконечную силу. Сейчас я непобедима!
     – Кажется, твоя кожа сейчас действетильно выглядит лучше, – воскликнула Калаверас. – Позволь мне тоже взять жезл!
     Петц взмахом жезла отмахнулась от своей сестры, загорелась черная молния.
     – Нет! Эти двое предали меня, и я не могу доверять тебе. – Калаверас выглядела обиженной и испуганной. – А, никчемные отбросы проснулись. Вы расскажете мне, где прячутся Кролик и Сенши!
     Две неуверенно стоящих женщины изучили свое затруднительное положение. Коан взмолилась своим отстранившимся сестрам:
     – Пожалуйста, вы должны прекратить сражаться с Сенши!
     – Что с вами произошло? – сердито спросила Калаверас.
     – Мы видели, что действительно означает Черная Луна, и какова цена нашей зависти. Когда вы в последний раз были счастливы или вспоминали маму и папу? Цена Темной Энергии слишком высока, – увещевала Бертье.
     – С этим жезлом я сейчас очень счастлива, – злорадствовала Петц. – Какое мне дело до тех глупцов, которые были нашими родителями? Бессильные, короткоживущие овцы. – Калаверас неуверенно посмотрела на свою сестру. – Очевидно, что вы мне не нужны. Пора умереть!
     – Ну-ну, бабушка, давай не будем спешить! – прозвучал над Призрачными Сестрами голос Сейлор Мун. Мун задиристо изучила двух своих врагов. – Может, тебе поспать или сок из чернослива выпить – поможет. – В голосе лидера Сенши послышался гнев. – Только это ты и можешь делать, а, бабуля? Уничтожать тех, кто лучше тебя? Ну, этого не произойдет!
     – Так вы, в итоге, пришли за предательницами, глупцы, – с холодным удовлетворением сказала Петц.
     – Разве вы не знали, что это ловушка? – недоверчиво спросила Калаверас.
     – Что, правда? А я-то думала, что тут выпечку продают, – саркастично ответила Юпитер. – Если бы я знала, что это ловушка, я бы не принесла печеньки.
     – Верните нам наших друзей и мы сможем вам помочь, – взмолилась Меркурий.
     – Помочь мне? Вы поможете мне своей смертью! Dark Thunder! – Петц взмахнула жезлом, и огромная черная молния ударила опорную балку, на которой мгновением ранее стояли Сенши, полностью ее уничтожив.
     – Вау, когда это она стала сильней? – вслух задумалась Мун.
     Петц продолжала стрелять, отбрасывая Сенши подальше от заложниц, на середину моста. После нескольких зарядов зеленоволосая женщина задела уклоняющихся Сенши краем взрыва, разкидывая их в стороны. Запыхавшись после своих атак, Петц сделала паузу, чтобы изучить своих врагов.
     – Как она стала такой сильной? – пробормотала Венера. – В последнем бою она и близко не была такой сильной.
     Меркурий проявила свой визор. Потрясенным голосом она объяснила:
     – Кажется, этот жезл питается ее жизненной сущностью. Он как Серебряный Кристалл.
     С яростным лицом Юпитер воскликнула:
     – Мы тоже кое-что знаем о силе. Sparkling Wide Pressure! – Шаровая молния помчалась к Петц, встретившей ее своим Dark Thunder. Атака Юпитер рассеялась, а черная молния помчалась дальше, загоревшись вокруг высокой Сенши.
     Видя, что Юпитер не слишком пострадала, Мун обернулась к Меркурий.
     – Гениальная девушка, ты нужна нам, чтобы вытянуть этот золотой шар. – Вглядываясь в свой визор, Меркурий изучала данные.
     – Здесь ничего не поможет, можно только забрать у нее жезл. Без него она вернется к своему обычному уровню силы, – сказала, наконец, Меркурий.
     – Оставь это мне! – крикнула Венера. – Venus Love-Me Chain! – Золотая цепь метнулась к Петц, уклонившейся со скоростью, которой могла позавидовать и Ранма. Отпрыгнув в сторону, старшая Призрачная Сестра на высокой скорости побежала по поддерживающим тросам. Марс попыталась застать ее врасплох, но женщина отбила круг ее мандалы прочь. Приблизившись, Петц атаковала снова, сотрясением своего Dark Thunder сбив Сенши с ног.
     Злорадствующая Петц мягко опустилась на поврежденный бетон.
     – Я прекращу твои страдания, а в свободное время поохочусь на Кролика. – Крики двух ее младших сестер прервали ее.
     – Петц, ты должна прекратить! Нельзя доверять Рубеусу! – закричала Бертье.
     – Верно! Почему он раньше не дал тебе этот жезл? Это какой-то трюк, – умоляла Коан.
     Калаверас закатила глаза.
     – Вы двое все еще пытаетесь встать у нас на пути? – Она обернулась взглянуть на свою старшую сестре. – Дорогая сестра, тебе не кажется, что пора избавиться от этих двоих?
     На лице старшей женщины появилась зловещая улыбка.
     – Как пожелаешь, сестра. – Петц посмотрела на пленниц в их тюрьме и без предупреждения выпустила бурю черных молний, попав при этом в Калаверас. – Вот тебе и твой ум, дорогая сестра. Тебе лучше смотреть. – Жестоко смеясь, она продолжила: – С этим жезлом я больше не вторая. Возможно, мне стоит возглавить Клан. В любом случае, мне не нужна ты или твое предполагаемое предательство. – После этого воительница Черной Луны выпустила огромную молнию, уничтожая тюремную сферу и сбрасывая всех трех Призрачных сестер на землю.
     Во время этого перерыва Сенши рассредоточились, и Марс с Юпитер оказались достаточно близки, чтобы поймать Коан и Бертье. Калаверас смогла приземлиться самостоятельно, ее глаза расширились от шока такого предательства. Она взглянула на вставшую над ней Сейлор Мун.
     – Я знаю, на что это похоже, быть преданной кем-то, кого ты любишь и кому доверяешь. Пожалуйста, не думай о своих сестрах слишком плохо. Темная Энергия, что наполняет вас двоих, все развращает.
     Калаверас с яростным неверием взглянула ей в лицо.
     – Я твой враг! Почему ты пытаешься меня утешить? Чего ты пытаешься добиться?
     – Твои сестры что-то в тебе увидели, так что я готова дать тебе презумпцию невиновности, – пожала плечами Мун. – Лучше доверять и пострадать, чем не доверять и остаться одной.
     Бертье со слезами на глазах кивнула.
     – Это то, что мы забыли из-за Темной Энергии, сестра. Она стоила нам умения любить и доверять. Чертовски дорого для двойной цены.
     – Как мило, все отбросы так хорошо поладили, – глумилась Петц. – Кажется, пришло время вынести мусор.
     – Вперед, сучка, – пробормотала Малая Меркурий, крутя своим бо, пока она наполняла его ки и Серебряной Энергией.
     – Если тебе нужны доказательства того, как ужасно извратила вас Темная Энергия, то, думаю, попытки убить своих сестер должно быть достаточно, – оспорила Меркурий.
     – Кого волнуют жизни этих никчемных отбросов?
     – Кажется, ее слишком безнадежно вразумлять, – сказала Юпитер.
     – Нет, пожалуйста, – неожиданно ответила Калаверас. – Это говорит не наша сестра. Она захвачена силой этого жезла. Спасите ее, пожалуйста. – Коан и Бертье горячо кивнули.
     Встретившись взглядом со своей наследницей, Меркурий сообщила:
     – Успеха мы сможем добиться, лишь работая вместе. – Малая Меркурий понимающе кивнула, и обе Меркурий закричали "Shabon Spray!" затягивая область густым туманом. Венера позволила своей цепи свободно упасть, когда она молча хлестнула ею Петц, выбивая жезл из руки сбитой с толку женщины. Юпитер и Мун синхронно атаковали, сбивая зеленоволосую женщину с неба.
     Когда побитая Петц упала на землю смятой кучей, ее окружили ее сестры, утешая ее. Раненая женщина отбила из руки.
     – Мне не нужна ваша жалость!
     Внезапно упавший жезл засветился, и появился образ невредимого Рубеуса.
     – Хорошая работа, Петц. Ты собрала Сенши и предательниц вместе. Конечно, я и не надеялся, что ты победишь, иначе я бы давно вручил тебе этот жезл. Когда защитницы Сенши будут устранены, со всем остальным будет проще справиться.
     – Так я просто была…
     – Ты была пешкой, легко заменимой. Не бойся, твоя смерть обеспечит смерть Сенши и мою славную победу. Прощай, Петц. – Рубеус исчез, когда свечение жезла усилилось.
     Мостовая под жезлом просела идеальным кругом, сформировался торнадо, когда воздух втягивало в жезл. Жезл пропал из виду, когда торнадо усилился. Малая Меркурий схватила Меркурий и привязала их обеих к одному из тросов моста. Синеволосая Сенши воскликнула:
     – Жезл открыл пространственный портал, который все засасывает внутрь!
     Малая Меркурий удивленно начала:
     – Что, как черная дыра? Это можно как-то остановить?
     – Луна! – закричала Мун, все еще цепляясь за структуру моста. – Что нам делать?
     Лунная кошка вцепилась в свою Королеву, когда вихрь тянул их всех.
     – Я не знаю! Ты не сможешь запечатать пространственный разрыв.
     – Нет, есть способ! – неожиданно воскликнула Петц. – Мы должны уничтожить жезл. Если я использую все свою оставшуюся силу, то, может быть, я смогу закончить это и закрыть разрыв! – Встав перед дырой, Петц ударила черными молниями в вихрь, но без малейшего эффекта. Пораженная этим, зеленоволосая женщина оказалась застигнута врасплох, когда ее сбило с ног и швырнуло в разрыв.
     Прежде чем Петц упала внутрь, вокруг ее правой руки обернулся кнут, останавливая ее полет. Калаверас напряглась, борясь с притяжением.
     – Не дам тебе заполучить все внимание, сестра! – С помощью Коан и Бертье она вытащила Петц в относительно безопасное место. – Нельзя потерять даже тебя, или мы не Четыре Призрачных Сестры.
     Набики, наконец, догнала свою младшую сестру как раз вовремя, чтобы увидеть появление Рубеуса и создание пространственного разрыва. Сенши и Призрачные Сестры изо всех сил держались на краю торнадо, центр которого был над большой дырой на мосту. Даже из своего укрытия она чувствовала тягу вихря.
     Когда структура моста начала уступать, Набики ломала голову в поисках решения. Щелкнув пальцами, она крикнула:
     – Меркурий, Мун! Жезл похож на канал в другое измерение, он не в другом измерении! Если вы объедините силы, вы сможете уничтожить жезл и закрыть дыру!
     – Так нам придется прыгнуть в эту дыру? – завопила Мун.
     – Да! Набики права, единственный способ запечатать разрыв заключается в уничтожении жезла, и это нужно сделать с другой стороны разрыва, – закричала Луна. – Сделаем!
     Глубоко вдохнув, Мун посмотрела на своих Сенши. Она увидела в пяти парах глаз доверие и уверенность. Она одновременно жалела, что Ранмы здесь не было, и радовалась этому.
     – Ладно, на счет три прыгаем внутрь. Раз. Два. Три!
     Шесть девушек прекратили держаться и полетели в дыру. Там не было торнадо, просто размытый розово-фиолетовый свет. Над ними как звезда сиял жезл. Луна приказала:
     – Быстрее, пока нас не засосало в другое измерение! Уничтожьте жезл. Сосредоточьте свои силы вместе!
     Взявшись за руки, четыре Сенши, одна наследница Сенши и Лунная Королева призвали свои силы, засветившись своими цветами. Когда сила дошла до максимума, шесть девушек крикнули:
     – Sailor Planet Power! – Мощнейший луч выстрелил из круга и поглотил жезл. Мгновение он сопротивлялся, а затем рассыпался в прах.
     После разрушения жезла канал быстро закрылся, выбросив шесть девушек и двух котов обратно на поврежденный мост. Остался только огромный кратер. Мун вздохнула:
     – Мы справились.
     Безумный зов Коан привлек их внимание.
     – Пожалуйста, Сейлор Мун, спаси моих сестер! – Петц и Калаверас были плохи, Петц от истощения энергии, а Калаверас от молнии своей сестры. Мун подошла к ним.
     – Я могу исцелить вас, – тихо начала Мун, – но это вычистит из ваших тел Темную Энергию. Вы потеряете эту силу.
     Петц слабо усмехнулась:
     – Всего лишь бонус, насколько я могу судить. – Калаверас кивнула. Лидер Сенши понимающе улыбнулась. Она призвала Серебряный Кристалл, и волны исцеляющей энергии омыли двух женщин, восстанавливая их и вымывая из их тел Темную Энергию.
     Набики подошла к ликующей группе и обняла Малую Меркурий.
     – Не пугай меня так, сестренка, – пробормотала она. Придвинувшись к Четырем Призрачным Сестрам, она, подбоченясь, уставилась на них. Петц и Калаверас выглядели озадаченными, а две младших женщины опасающимися. По-акульи усмехнувшись, Набики поинтересовалась: – Ну и кто сказал, что вам двоим после обеда можно уйти?

     Ярость, разочарование и страх Рубеус достигли максимуму, когда он смотрел экран, показывающий Сейлор Мун, исцеляющую двух старших Призрачных Сестер с помощью Серебряного Кристалла. Он ударил кулаком по раздражающему экрану, омрачив его поверхность черными похожими на паутину трещинами.
     Так Кристалл у этого отродья Сейлор Мун. Я-то думал, что эта несносная Мун в молодости была просто трусихой. Он осмотрел свою ныне тихую и одинокую обзорную комнату. Мне нужен план.

     Четыре Призрачных Сестры сидели за обеденным столом у Тендо. Коан печатала на ноутбуке, пока Бертье листала брошюры. Калаверас и Петц нервно смотрели на закрытую дверь. Все четыре женщины были в консервативных деловых костюмах. Две старшие женщины смотрели, как дверь открылась, и в команту вошла Набики. Средняя Тендо улыбнулась им:
     – Дамы. Добро пожаловать в Лунную Конфедерацию.

Глава 10: Конец лета.

     Саотоме Нодока продолжала рассеянно приводить в порядок и так уже безупречную гостиную. Даже с упадком духа и находящимся в миллионе миль отсюда разумом, она безупречно ухаживала за домом. Генма уже неделю как ушел в свой "тренировочный поход". Я снова совсем одна, и с теми деньгами, что мой муж снял с нашего счета, без помощи Касуми я бы даже не смогла свести концы с концами. Если бы только Ранма… Обезумевшая женщина осела на пол. Боги, зачем же вы вернули мне сына, только чтобы вновь забрать его всего через несколько недолгих месяцев?
     Поднявшись, она подавленно прошла в уборную плеснуть в лицо немного воды. Взглянув в зеркало, она всмотрелась в свое отражение. Нодоке не понравилось, что она там увидела. И расстраивали ее отнюдь не малые огрехи во внешности или отсутствие макияжа. А душа, которую она изучила, и которой не хватало. Ранма потерял свою мужественность, спасая людей, спасая детей. Если бы он оказался искалечен, потерял при этом ногу, я бы также быстро отвергла его? Она несколько минут размышляла, обдумывая этот вопрос. Нет, наверное, нет, но это не то же самое. Стать женщиной, принять женственность, это тот позор, которого нельзя допустить. Он должен был сделать все, чтобы вернуть свою мужественность, и если бы ему не удалось, сделать то, что должно.
     Нодока вышла из уборной и уселась в безупречной столовой. Я знаю, что правильно, что почетно. То, что делает Ранма, этим не является. Мне следует злиться. Она уставилась на свои руки. Я даже не обманываю себя. Я хочу вернуть своего сына. В глубине своего сознания она услышала шепот: И я скучаю по Ранко. Она вздрогнула, когда дверной колокол гонгом разнесся по тихому дому.
     Когда она пошла открыть дверь, она по привычке огладила кимоно. Открыв дверь, она обрадовалась:
     – Аканэ-тян! – Я уже так долго не видела ни одной из Тендо! Даже Касуми просто звонит и высылает деньги.
     – Ох, прошу прощения, Саотоме-сан, – поклонившись, вежливо сказала девушка. – Так все время происходит. Я Мидзуно Ами, а не Аканэ-тян. Знаю, что мы выглядим очень похоже.
     – О боже, пожалуйста, простите мою ошибку, – вежливо смутилась Нодока. – Вы, девочки, вполне могли бы сойти за близняшек. – Женщина деликатно прикрыла ладонью рот. – Где же мои манеры? Пожалуйста, входите. Не хотите ли чаю?
     – Это будет чудесно, Саотоме-сан, – ответила Ами, проследовав за Нодокой в столовую. Я принесла пару булочек из пекарни Гинто. Аканэ-тян познакомила меня с их продукцией.
     Когда Нодока подала чай, она улыбнулась:
     – Они хороши, не так ли? – сказала она, сдержанно кусая булочку. Она с одобрением заметила, что Ами ждала, пока старшая женщина начнет.
     – Да, это так, но учитывая фантастическую выпечку Касуми-сан, я удивляюсь, что Аканэ-тян вообще нашла Гинто, – ответила Ами, кусая свою булочку.
     – Я точно знаю, что вы имеете в виду, Мидзуно-сан, – заговорщицки ответила Нодока. – Никому не говорите, но Касуми-тян готовит даже лучше меня. – Две женщины вместе хихикнули, прежде чем Нодока продолжила:– Итак, Мидзуно-сан, откуда вы знаете Тендо? Вы, вроде, их кузина?
     Радость Ами пропала.
     – Ваша дочь познакомила меня с ними.
     На одно мгновение на лице Нодоки промелькнуло неприкрытое выражение горя и тоски. Затем оно исчезло, заменившись слабым неодобрительным, но все еще вежливым видом надлежащей японки, поправляющей человека:
     – Простите, Мидзуно-сан, должно быть вас неправильно проинформировали. У меня нет дочери.
     Ами вздохнула.
     – Мне жаль, что вы так думаете. Очевидно, что ваш муж с вами не согласен.
     – Нет, он – причина, по которой у меня нет дочери. Пока Ранма не последует чести и не вступит в брак с Тендо, Генма не признает его как семью. Я не нарушу желания своего мужа, – вздохнула и Нодока.
     – Так значит, даже если прежние помолвки аннулируются, Ранма будет изгнана из семьи, пока не выйдет замуж за мужчину старшее ее на 27 лет?
     – Честь не ограничивается формальностями, – сухо сказала Нодока.
     – Тогда я просто перейду к моим новостям, хоть я и не могу вдаваться в детали. Ранма принесла еще одну личную жертву, чтобы помочь людям этого города и мира. Вам стоит гордиться своей дочерью, она отличный человек. – Ами встала. – Помимо этого, у нее все хорошо. Благодарю за чай. Мне пора идти. – Она откланялась.
     Спина женщины была пряма, а глаза сухи, пока она вежливо провожала Ами. Когда дверь за ее гостьей закрылась, Нодока прислонилась к ней.
     – Я горжусь ей. Моей маленькой Ранко, – прошептала она.

     Усаги вытиралась после душа. Укё позволяла всем своим официанткам принять наверху, в ее жилых помещениях, душ после их смены "У У-тян". Это было необходимо, учитывая, как они потели, работая в ставшем привычном стиле. Блондинка усмехнулась. Хотя было забавно работать здесь, особенно вместе с Ранмой. От последней мысли она немного покраснела.
     Она сбежала вниз и, выходя из ресторана, помахала на прощание Конацу. Работать с куноити было супер весело, даже несмотря на то, что Усаги не могла полностью повторить все то, на что они с Ранмой были способны. Кувыркаться, прыгать и, до какой-то степени, ловить она могла, но она не смогла приблизиться к точным броскам, что Конацу и Ранма могли сделать с меню и палочками. Так что Усаги стояла за стойкой и была на подхвате, с чем она, к счастью, неплохо справлялась.
     Блондинка улыбнулась. Она всегда думала о Ко-тян как о девушка, даже если технически она была парнем. Из них четверых куноити была заметно женственнее, хмуро подумала Усаги. Она остановилась, когда Укё перехватила ее у выхода. Шеф-повар передала ей конверт.
     – Хочу поблагодарить тебя за всю напряженную работу, Усаги-тян. Я очень это ценю. Я вложила в конверт немного больше, в качестве бонуса. – Укё с надеждой посмотрела на блондинку. – Есть какой-нибудь способ, чтобы ты смогла появляться, пусть ненадолго, во время учебного года?
     – Спасибо, босс, – ответила Усаги, пряча толстый конверт в свою сумочку. – Хотела бы я помочь, но это будет зависеть от моих оценок. Моя мама будет читать мне нотацию, даже если я буду работать всего пару часов, а мои оценки будут как в прошлом семестре.
     Повар окономияки вздохнула.
     – Знаю, школа должна быть на первом месте, но найти способную работать здесь официантку непросто. С тех пор, как Некохантен закрылся, наш оборот удвоился, и мне пригодится любой, у кого есть навык. – Укё на мгновение задумалась. – Макото-тян не захочет поработать поваром, не знаешь? Она очень хороша, и мне пригодится ее помощь на кухне.
     Усаги пожала плечами.
     – Нам лучше спросить у ее соседки, – сказала она, указывая на ожидающую у двери рыжую. – Мако-тян любит готовить и она даже упоминала, что хочет заниматься этим профессионально, но ее оценки не намного лучше моих. По крайней мере, пока Рыжая-тян провожает меня домой, моя мама не беспокоится, что уже поздно.
     – О-хо! Так ты привела Ранму-тян домой, чтобы познакомить со своими родителями, а? Да ты шалунья! – поддразнила Укё. Она с восторгом заметила, как Усаги покраснела. Взглянув на свою подругу детства, она с еще большим восторгом увидела, как точно так же краснеет подслушивающая Ранма.
     – Э-это не так, У-т-тян. Мы просто подруги! – краснела Усаги все сильнее. Укё понимающе посмотрела на нее, а затем придвинулась и прошептала блондинке на ухо:
     – Не беспокойся. Просто будь с ним подобрее, ладно? У Ран-тяна в жизни было много боли. Думаю, ты хорошо ему подходишь, Усаги-тян. – Укё успокаивающе сжала плечо блондинки и отступила. Продолжила она нормальным тоном: – Даже если ты сможешь приходить лишь на несколько часов в субботу вечером, это сильно поможет. Может быть, мне стоит поговорить с твоей мамой?
     – Это может помочь, но лучше мне будет подтянуть школу. Думаю, мама не будет возражать против субботнего и, может быть, пятничного вечера, если в субботу не будет занятий. – Усаги все еще была ярко-красной.
     – Ну ладно, вы двое, – рассмеялась Укё, – идите домой. Помните, вы обе нужны мне здесь в полпятого.
     Две девушки помахали на прощание и вышли в ночь. Ранма и Усаги шли до железнодорожной станции в уютной тишине. Хотя работа у У-тян и была требовательной, они обе были в достаточно неплохой форме, так что едва они перевели дух, усталость пропала. Они молчали и во время недолгой поездки на поезде, и их молчание не прерывалось, пока они не покинули станцию.
     Они были уже в нескольких кварталах от дома Цукино, когда Ранма замедлилась. Усаги обернулась взглянуть на нее.
     – Знаю, что нам нужно быть у У-тян в полпятого, но мне интересно, не сможешь ли ты, не захочешь ли ты сходить со мной в кино? – изучала Ранма свою обувь. – И, может быть, до этого сходить пообедать?
     Усаги покраснела так сильно, что по ее лицу практически можно было читать. Мне очень нравится Ранма, но… но мы ведь обе девушки. Я не хочу ее ранить, но… но мама никогда не поймет. К счастью, язык Усаги не обратил внимания на ее мысли.
     – С удовольствием! Во сколько встречаемся? – Она захлопнула рот ладонью.
     – М-м, в полдвенадцатого, мы успеем пообедать, а фильм начнется в пять минут второго. Ами говорила мне, что тебе нравится научная фантастика, так что сходим на американский фильм с тем тяжелоатлетом. Терминатор 2. Если у нас будет время до или после фильма, сможем немного пройтись по магазинам.
     Усаги колебалась. Мы обе девушки! Мне нравятся парни – ведь так? Ранма обеспокоенно взглянула на свою подругу, когда глаза блондинки, казалось, остекленели. Обеим моим мамам она нравится. И когда-нибудь она снова станет парнем. Усаги сдалась и улыбнулась. Кажется, я все равно в нее влюбилась. Не нужно спешить. У нас есть все время в мире.
     – Пройтись по магазин будет весело, но я плачу за мороженое, ладно? – предложила, наконец, Усаги. Они стояли перед ее домом. Набравшись храбрости, Усаги легонько поцеловала рыжую в губы. – Увидимся завтра, Рыжая-тян.
     Ранма еще долго стояла там, ее пальцы касались ее губ.

     Семь девушек сидели на коленях в аккуратном ряду, самая старшая слева, ее бо лежал перед ней. Младшая, на правом краю, была так же спокойна и собранна, как и ее подруги. Можно было заметить, что все они напряженно тренировались, но выглядели они поостывшими. Ранма, улыбаясь, вошла в додзе. За ней по пятам шла Касуми, неся небольшую корзинку с бутылками воды.
     – Вы все неплохо постарались. Думаю, мы дошли до того этапа, когда можно уже тренироваться самостоятельно, что удобно. Завтра начинается школа, и ситуация с Усой все еще не определена, так что у нас будет меньше времени, чтобы работать вместе, – начала Ранма. – И у нас, наверное, не будет шанса на другие тренировочные походы. – Много расстроенных взглядов. – Это действительно плохо, потому что мы с Артемисом много чего придумали. Главное, что мы хотим попробовать, это использовать силы Сенши без трансформации, но этого придется подождать.
     – Так ты думаешь, что мы не сможем пойти в новый тренировочный поход, пока все не успокоится? – скорее сказала, чем спросила Усаги. – Ты, наверное, права, но, черт, что мы узнали, очень нам пригодилось!
     – Почему бы вам не помыться, и мы начнем встречу Сенши? – предложила Луна. – Постараемся закончить пораньше, скоро начнется школа, – усмехнулась лунная кошка. – Касуми принесла на встречу печенье и пирожные. – Началась безумная гонка в баню.
     После довольно-таки быстрого мытья девять девушек и два кота собрались в комнате встреч, обнаружив там тарелки с печеньем и чашки с пирожными. Группа повернулась к Касуми, все лица были полны изумлением этому чуду. Касуми взглянула на них в ответ.
     – Что? – запротестовала старшая Тендо. – Когда я начинаю печь, я не могу остановиться. Кроме того, я знала, что здесь будут и Ранма, и Усаги-тян. Я только надеюсь, что этого хватит! – Добродушно посмеиваясь, группа расселась.
     – Главный наш вопрос, – с немалой настойчивостью начала Луна, – в защите Усы. – Девочка нахмурилась, но промолчала, когда Аканэ уставилась на нее. – Всем нужно учиться, и две Сенши, которые могут при необходимости сбежать из школы посреди дня, учатся в Нэриме. Идеи?
     Аканэ подняла руку.
     – Мне кажется, что Черная Луна может найти Усу, лишь когда она выплескивает энергию. Единственным исключением была железнодорожная станция. Набики думает, что если мы замаскируем Усу, может быть, перекрасим волосы, в школе она будет в безопасности. Миньоны Черной Луны, кажется, предпочитают не нападать в густонаселенных районах. Набики считает, что это из-за того, что там слишком велик риск для временного потока, если будут случайные жертвы.
     – Не знаю, Аканэ-тян. Слишком уж похоже на "надеюсь, все будет в порядке", – с сомнением сказала Рей.
     – Эй, а где, кстати, Набики-тян? – спросила Макото.
     – У нее срочная деловая встреча для Лунной Конфедерации, – ответила Аканэ. – Она считает, что сможет зарегистрировать образы Малой Меркурий и Сумрак, так как они пока не в общественном достоянии. Позже ей нужно будет с тобой поговорить, Ранма.
     – У кого-нибудь еще есть идеи? – спросила Усаги.
     После недолгого молчания Ранма кивнула.
     – Ага, есть. Я на какое-то время возьму в школе отпуск, чтобы присматривать за Усой в ее школе. Все равно больше никто не сможет сделать того же. Я скроюсь под Ночной Вуалью и буду стоять прямо посреди их класса.
     – Рыжая-тян, ты уверена? А что насчет школы? – воскликнула Ами.
     – Школа, вообще-то, никогда мне не подходила, Ами-тян, – с улыбкой ответила рыжая. – Я неплохо зарабатываю у У-тян, и, думаю, все будет еще лучше. Раньше я думала, что моей целью будет стать сэнсэем боевых искусств, но это изменилось, как и я. Я хочу научить вас, девочки, но еще я хочу стать как можно лучшей Сенши. Уса гораздо важнее, чем несколько недель сна в классе.
     Минако энергично кивнула.
     – Конечно, мать будет беспокоиться за своего ребенка! Кроме того, Сейлор Сумрак – Сенши Скрытности, так что это даже лучше!
     – Мать? – обманчиво мягким тоном спросила Ранма.
     Глупая порой блондинка еще раз кивнула.
     – Конечно! Мы все слышали, как Уса-тян назвала тебя матерью. Кто этот счастливчик, Ранма-тян?
     Игнорируя Минако, Ранма пристально посмотрела на Усу.
     – Мать?
     – М-м… э-э… хе-хе-хе. – Розоволосая девочка потерла свою шею точно таким же жестом, как и Ранма. – Я… я не говорила мама, я сказала Ранма. Ну, знаешь, ты же мой сэнсэй боевых искусств, и если бы с тобой что-то произошло, это могло бы испортить временную линию. – Взгляд Усы умолял Ранму сменить тему.
     Рыжая раскрыла рот, чтобы проигнорировать невысказанную просьбу, когда ее плечи утешающе приобняли. Усаги понимающе посмотрела на Усу.
     – Я уверена, что именно это Малышка и сказала, Рыжая-тян. Не беспокойся. – Усаги прислонилась лбом к затылку маленькой девушки. – Хорошо?
     Остальные девушки спекулятивно посмотрели на прото-пару, а затем взглянули на два источника возможной информации, Макото и Усу, которые смотрели друг на друга. Макото медленно сказала:
     – Рыжая вчера ушла поздно утром, все приводила себя в порядок. Попросила меня помочь ей с волосами.
     Уса широко раскрытыми глазами смотрела на свою высокую подругу.
     – Усаги несколько часов прихорашивалась. Перемеряла всю свою одежду. – Девочка смотрела прямо на Макото. Игнорируя остальных, они повернулись к двум обнявшимся девушкам.
     – Усаги, Рыжая, где вы были вчера днем? – осторожно спросила Макото. Королева Сенши и ее смертоносная воительница начали краснеть.
     С беззаботной невинностью Минако сказала:
     – О-о-о-о, ваше первое свидание! Ну и как, куда вы пошли? – Ранма, похоже, была готова вот-вот загореться, но Усаги выглядела спокойной.
     – Мы с Рыжей-тян пообедали, а потом сходили на Терминатора 2. Было здорово. Мы еще немного прошлись по магазинам, – спокойно сообщила Усаги. – Вы не представляете, как чудесно, когда твой парень – девушка, которой так же нравится ходить по магазинам, как и тебе. – Наступила ошеломленная тишина.
     Все взглянули в сторону Усы. Розоволосая девочка пожала плечами, прокомментировав:
     – Это мило, надеюсь, вы, девочки, хорошо провели время. Простите, мне нужно в уборную. – Преисполненная достоинства, Уса покинула комнату и отправилась в уборную храма. Когда она спряталась внутри, она больше не могла сдерживаться. Исполняя джигу, она прыгала по маленькой комнатке, тряся кулаками и шепча "Да!".

     Собравшись вокруг обеденного стола Тендо, Фантос Петц, Калаверас и Бертье напряженно работали. Две младшие сестры читали брошюры, тогда как Петц делала заметки. Дверь открылась, и вошла Набики, вслед за ней шла Коан.
     – Спасибо, дамы, что смогли собраться в воскресенье, – начала Набики. – Я хочу уже все запускать, чтобы у нас как можно быстрее появились средства. Так что, Петц, тебе слово. – Зеленоволосая женщина кивнула.
     – Я говорила со старшим юристом адвокатского бюро Микан Груп. Он отказался от оплаты, едва узнал подробности, при условии, что мы будем иметь их в виду, если понадобиться урегулировать еще какой-либо вопрос, – сообщила Петц. – Он согласился с оценкой, что уже слишком поздно претендовать на эксклюзивные права на пять изначальных Сенши. Хуже того, мы даже не можем обвинить компании в искажении образов. Поскольку маскировочные поля скрывают их внешность, никто не стремится к портретному сходству.
     – Ладно, – прервала Набики, – все довольно ясно. А что по поводу Малой Меркурий и Сумрак?
     Перелистнув пару страниц, Петц продолжила:
     – У нас есть неплохие шансы на регистрацию торговой марки, если они предстанут перед судьей. Как ни странно, маскировочные поля достаточно неплохо удостоверят личность. Танака-сэнсэй считает, что дойдет до суда. Но им следует появиться, и Танака говорит, что чем скорее, тем лучше.
     – Очень хорошо. Коан, все получилось?
     – Без проблем, шеф, – сказала Коан, поправляя свои очки. Она была уверена, что с ними она выглядит профессиональнее.
     – Итак, Кала-тян, что ты нам скажешь? – спросила Набики своего финансиста.
     Прочистив горло и перетасовав несколько бумаг, Калаверас сказала:
     – Шеф, есть несколько банков, готовых предоставить нам кредит на неплохих условиях, в случае если мы сможем появиться в компании одной, а лучше трех Сенши. Предъявим Сенши в одном из этих банков, и мы сможем получить коммерческий кредит без залога. – Набики улыбнулась.
     – Ладно, посмотрим, не смогут ли Сейлор Марс и Сейлор Юпитер сопроводить тебя во время следующего визита. Они самые впечатляющие и даже немного пугающие, – задумалась Набики. – Клянусь, они вдвоем сбросят нам пятьдесят базисных пунктов. – Калаверас кивнула. Бертье поерзала и улыбнулась, когда Набики повернулась к ней.
     – Думаю, у меня есть неплохая презентация для нашего первого пресс-релиза, шеф. Мне показать? – Набики кивнула и откинулась на спинку стула, чтобы пронаблюдать за тем, как умеет убеждать Бер-тян. Получилось неплохо. Как она и думала, у Бертье был к этому талант.
     Все выходило как нельзя лучше, но ей не терпелось начать зарабатывать. Прямо сейчас сестры работали за жилье, питание и акции Лунной Конфедерации. Набики хотела платить им настоящую заработную плату и дать им самостоятельность. Тем не менее, она поняла, что была счастлива. Хорошо делать добро.

     Рубеус уставился в обзорный экран, наблюдая, как овцы занимаются своими делами. Один из экранов был тих и черен. Он не видел причин ремонтировать причиненные его истерикой ущерб, когда он был единственным человеком на борту. Он фыркнул, наблюдая за небольшим районом. Небольшим, да, но в нем все равно проживали десятки тысяч людей. Поиски Кролика были сопоставимы с поиском пресловутой иголки в стоге сена.
     Внезапно все обзорные экраны, кроме того, что он использовал, вспыхнули зеленым светом. Когда свет угас, появилась красивая женщина в коротком темно-зеленом платье и длинных перчатках. В руках она держала веер, ее волосы были желто-зеленого цвета. Она насмешливо улыбнулась хмурящемуся рыжему. Рубеус воскликнул:
     – Изумруд!
     Одетая в зеленое женщина улыбнулась и присоединилась к Рубеусу около обзорных экранов.
     – Давно не виделись, Рубеус, дорогой. – Она изучила вид перед ней. – Что за ужасно примитивное место. Интересно, как я тут справлюсь.
     – Что ты имеешь в виду?
     – Ну, дорогой, похоже, ты еще не слышал, – с хриплой злобой промурлыкала Изумруд. – Из-за твоих бесчисленных неудачных попыток убить Кролика, захватить Серебряный Кристалл и даже обезопасить кристальные точки, наш любимый Принц Алмаз решил тебя заменить. Завтра я приступаю к своим обязанностям.
     – Это смешно! – воскликнул Рубеус. – Принц Алмаз никогда от меня не откажется!
     – Взгляни фактам в лицо, дорогой. На сегодня твое самое впечатляющее достижение это потеря Четырех Призрачных Сестер, попущение их предательства. Даже наш мягкий Принц был вынужден признать полную твою некомпетентность. Я не вполне понимаю, как ты продержался так долго. – Обзорные экраны еще раз блеснули изумрудной энергией. – Ну а теперь пока, дорогой! Постарайся не попасть под огонь, пока меня не будет. – Она исчезла.
     Рубеус задрожал от ярости и немалого страха. Он пробормотал себе под нос:
     – Я должен уничтожить Кролика и захватить Серебряный Кристалл, если я хочу унять гнев Алмаза. По крайней мере, я знаю, где Кристалл. Теперь мне нужно найти Кролика… как-нибудь.

     Уса скучала. Скучала, скучала, скучала. Ее родители всегда говорили ей, насколько важна школа, но она знала факт, что они сами не были прилежными учениками, а яблоко от яблони далеко не падало. Она оставалась бодрствующей лишь благодаря попыткам угадать, где была Сейлор Сумрак. Она была мастером боевых искусств, но все же она чувствовала тепло, зная, что новая Сенши присматривает за ней.
     Когда прошло несколько эпох, прозвонил колокол, освобождая Усу и ее измученных товарищей от подлого заточения во втором классе. Выходя наружу, Уса усмехнулась, любопытствуя, как же Сумрак встретит ее у ворот. На выходе из школы беспечно стояла Ранма, как она и ждала, ожидая ее.
     – Ну и как сегодня в школе, детка? – с ухмылкой спросила рыжая.
     – Тебе же прекрасно известно, как там было, – едко ответила Уса. Две девушки ухмыльнулись друг другу и хором протянули: – Скууууууучно!
     – Так есть причина, почему у Накамо Аюми было сегодня столько проблем? – с невинным видом спросила Уса. – Я хочу сказать, что бедная девочка все запиналась и спотыкалась обо все после того, как посмеялась над моей прической.
     – Кто скажет? – задумалась Ранма. – Может быть, она испортила свою карму, дразня самую милую девочку в своем классе. – Уса немного покраснела.
     Обе мастера боевых искусств повернулись, чтобы направиться к себе, как услышали, как к ним кто-то очень быстро подбегает. Усаги схватилась за обеих девушек, улыбаясь совсем как маньяк:
     – Ну и как две мои любимые девушки?
     – Привет, Усаги, – мягко сказала Уса, – сегодня не задержали, а?
     – С тех пор как я развила определенный контроль над ки, я легче просыпаюсь по утрам и не хочу спать в классе. Ты же знаешь это, Уса, – объяснила Усаги.
     – Благодаря этому Кролик уже целую неделю обходится без задержаний, – сказала Ранма. – Думаю, нам стоит это отметить. Что скажете, девочки, если мы посидим с мороженым, прежде чем я отправлюсь на работу?
     Две младшие девушки переглянулись и улыбнулись Ранме.
     – Уговорила, – хором сказали они.
     Когда подходящий магазин был обнаружен, а его относительные достоинства быстро обсуждены, трое вошли внутрь. Усаги и Уса с интересом наблюдали, как Ранма флиртовала, выбивая им троим дополнительные порции. Усаги покачала головой:
     – Ты в этом слишком хороша. – Уса стукнула блондинку.
     – Не режь курицу, несущую золотое мороженое, – предостерегла она.
     За обсуждением прошедшего дня и ближайших планов, три могучих аппетита совершили серьезный набег на магазины мороженого. Когда в разговоре наступил перерыв, Усаги яркими глазами уставилась на Усу.
     – Как ты путешествуешь во времени, Уса? Это прием боевых искусств?
     Оглянувшись налево и направо, а затем и за спину, Уса вполголоса сказала:
     – Нет, у меня есть Ключ Времени.
     Усаги заерзала от любопытства.
     – Можно взглянуть? – Уса казалась неуверенной. Блондинка надулась: – Давай, всего на секундочку? – попросила она.
     – Ну, думаю, не повредит, – скрепя сердце вытащила из-под своей блузки Уса декоративный ключ из золота и серебра на тонкой цепочке. Пальцы Усаги коснулись ключа, когда она наклонилась лучше его рассмотреть.
     – Впечатляет, Малышка. Спасибо, что показала, – весело сказала Усаги. Уса кивнула и быстро спрятала ключ обратно.
     Никто не заметил слабого серебристого света, что теперь излучал ключ.

     Рубеус, сгорбившись, сидел напротив одной из опорных колонн, глядя на обзорный экран. Теоретически, он все еще сканировал кишащий толпами Дзюбан, разыскивая Кролика. Однако надежда уже почти покинула его. Без какого-нибудь счастливого случая было слишком мало шансов найти Кролика случайным поиском.
     Наконец, слабый сигнал привлек его внимание. Придвинувшись к голографическому дисплею, Рубеус осознал, что система слежения засекла временной след. Волнуясь, он запустил уточняющее сканирование. В этой примитивной эпохе кроме него самого был лишь один способный испускать поток временной линии. Кролик!
     Его уверенность мгновенно выросла. Это судьба! Не могло быть совпадением, что в трудную минуту кто-то и как-то частично активировал устройство путешествия во времени его жертвы, позволяя ему обнаружить ее. Получив уточненное местонахождение Кролика, Рубеус направил судно на перехват своей цели.

     Минако наслаждалась легким ветерком этого теплого вечера конца лета. Они с Усой покупали материалы для школьного проекта с тех пор как Усаги встретилась с ней, чтобы передать ее обязанность телохранителя. Никто из них не рискнул бы сослаться на это как на работу няньки. Уса заслужила слишком много уважения, чтобы хоть кто-то так подумал. Как уже стало стандартной процедурой, вторая телохранительница, в данном случае Рей, следовала за ними на расстоянии, готовая в случае появления какой-либо опасности трансформироваться.
     Вздохнув, оживленная блондинка стала нехарактерно задумчивой. Было весело дурачиться вместе с Усой, пока они ходили по магазинам, но она скучала по Усаги. С тех пор как Ранма стала полноправной Сенши, Усаги стала вести себя по-другому. О, она все еще была игрива и дружелюбна, но она стала… ответственнее. Как, например, сейчас. Вместо того, чтобы гулять с ними по магазинам, Усаги предпочла отправиться домой делать домашнюю работу. Она старалась, чтобы суметь продолжить работать у У-тян, так что она становилась еще ответственнее.
     Все Сенши почувствовали кардинальное изменение их отношений с Усаги. Блондинка все еще была одной из них, Сенши, но теперь она была их Королевой, и они были рыцарями Усаги. Все они откликнулись на эту гораздо более зрелую связь, что теперь была у них. Они все еще веселились, и даже порой глупо действовали, но под всем этим лежало чувство долга, что обязывало обе стороны.
     Сегодняшний пример был достаточно показателен. Усаги ушла домой учиться. Ранма была на работе, проведя весь день во втором классе, в то время как они с Рей без жалоб охраняли Усу. Улыбаясь Усе, Минако покачала головой. Если уж она, Минако, стала ответственнее, то Ами, Рей и Аканэ были совсем взрослыми. Вздохнув, веселая блондинка с улыбкой посмотрела на свою подопечную.
     – Итак, это все, Уса-тян?
     – Думаю, да, Мина-тян. О чем думал учитель, задав такой крупный проект в самом начале семестра? – с отвращением качнула Уса своей сумкой. – Все же, спасибо, что пошла со мной. Я не могла обратиться к Усаги, раз уж она стала серьезнее относится к учебе, а Ранма на работе.
     – Нет проблем, Малышка. Было весело. Хотела бы я, чтобы нам не пришлось тебя так охранять. Это не слишком забавно.
     Уса покачала головой. Она вполголоса пробормотала:
     – Увидев, как Усаги и Аканэ пострадали в последнем бою, я знаю, когда меня превосходят. – Девочка начала всхлипывать. – Они пострадали, сражаясь за меня! – По ее щеке скатилась слеза. – Я не хочу, чтобы кто-то выглядел так же как Ами, когда увидела, как упала Аканэ.
     – Тссс. Все в порядке, – попыталась утешить Минако Усу. Опустившись на колени, она обняла девочку. – Мы Сенши, и это то, что мы делаем. Когда-нибудь, этим займешься и ты. – Блондинка легонько хихикнула. – Какая мать, такая и дочь.
     Они обе с минуту обнимались, пока Минако не встала.
     – Думаю, тут нужно лечение. И не что-то магазинное, а что-нибудь особенное. – Она подвела Усу к скамье, дул теплый вечерний бриз. Открыв свою сумочку, она вытащила небольшой пластиковый контейнер. – Четыре оставшихся после встречи печенья Касуми-тян. – Минако протянула два шоколадных деликатеса Усе.
     Розоволосая девочка широко раскрытыми глазами посмотрела на свою спутницу.
     – Ты уверена, Мина-тян? Я же знаю, как сильно ты любишь тетино печенье.
     Пусть и с болью, но Минако удалось проявить свою щедрость.
     – Все хорошо, все равно мне надо есть его чуть поменьше. Я не использую ки, как Усаги, так что мне нужно следить за своим весом.
     Оказав необходимое уважение тому, что приготовила Касуми, две девушки продолжили свой путь. Пока они шли по тихому переулку, Минако завладело нехорошее предчувствие. На бога надейся, когда дома плошаешь. Она дала Рей знак трансформироваться.

     Ранма весь вечер, с того момента, как оставила Усу и Усаги, не могла успокоиться. Вечер у У-тян был, как ни странно, тих, так что даже работа не могла отвлечь рыжую от ее опасений. После того, как Ранма уже в десятый раз выглянула на улицу, Укё решила, что с нее хватит:
     – Ладно, Ран-тян, в чем проблема? Ты нервничаешь сильнее, чем Аканэ в массажном салоне.
     – Прости, У-тян, просто у меня весь вечер плохое предчувствие, – рассеянно ответила Ранма.
     Укё немедленно посерьезнела.
     – Можешь сказать точнее?
     Маленькая девушка покачала головой.
     – Не могу понять, но, может быть, смогу отследить?
     – Тогда иди, постарайся понять, в чем дело, – решила Укё. – Плохая идея игнорировать свои инстинкты, особенно такие, как у тебя, Ран-тян.
     – Спасибо, У-тян, ты лучшая! – Не удосужившись даже сменить свою форму официантки, Ранма бегом покинула ресторан.

     Хино Рей была довольна, что было несколько необычно, но становилось все привычнее с того момента, как Ранма стала Сейлор Сумрак. Хоть она и выглядела человеком, который ведет всех за собой, Рей всегда желала цели и лидера, за которым она могла бы следовать. Дела Сенши всегда были одними из важнейших причин, но теперь Усаги становилась тем лидером, о котором Рей всегда мечтала.
     Когда Рей следовала через торговый район за Минако и Усой, она со стыдом вспоминала о том, как она обращалась с Усаги. Без тренировок из прошлой жизни других Сенши и с вызванной неполным контролем над ки ужасающей неловкостью лишь удача и Мамору помогли Усаги выжить. Тем не менее, она все равно делала все, что от нее требовалось.
     Теперь Мамору пропал, его заменили Ранма и Аканэ. Рей всем сердцем одобряла образованную Ранмой и Усаги пару. Рано или поздно Ранма вернет свою способность изменяться. А тем временем у этих двоих были, казалось, более равноправные отношения, чем были у Усаги и Мамору. А еще Ранма была веселее.
     Войдя в тихий переулок, Рей сразу заметила знак Минако. Она не видела никакой угрозы, но ощущение надвигающейся опасности заставило ее отбросить колебания. Скользнув меж двух домов, Рей превратилась в Сейлор Марс.

     Минако изучала свое окружение, пока Уса выглядывала у нее из-за спины. Хоть она ничего и не видела, ее страх усиливался. Она уже собралась превратиться, когда воздух над двумя девушками пошел рябью.
     Из-под маскировки показался, сыпя водопадом белых искр, огромный кристаллический корабль. Минако и Уса оказались под ярким прожектором, когда торжествующий, насмешливый голос эхом прокатился по улице:
     – Готова встретиться со своей судьбой, Кролик? Тебя предали, одна из твоих "защитниц" активировала твой механизм времени, позволив мне выследить тебя. Не важно, где ты попытаешься спрятаться, этот корабль будет следовать за тобой! – злорадствовал Рубеус, нависнув над своей целью.
     Уса немного вытащила Ключ Времени из-под своей блузки. В тени своей ладони она смогла разглядеть слабое серебристое свечение. Что случилось? Должно быть я случайно активировала его, когда показывала ключ Усаги и Ранме. Если кто-то пострадает, то это будет из-за меня!
     Минако закричала рыжему воину:
     – Оставь ее в покое! Ты ее не получишь! – Не поворачивая головы, отважная блондинка приказала: – Быстрее, Уса, вызови всех со своего коммуникатора. – Уса отчаянно нажала кнопку всеобщего вызова.
     Рубеус, казалось, в первый раз заметил блондинку:
     – Слабым девочкам стоит заниматься своими делами. Ты добилась лишь своей собственной смерти! – Воин Черной Луны сделал паузу, чтобы посмаковать убийство.
     Вечернее небо осветилось набором ярко горящих колец, окруживших своим светом Рубеуса. Они взорвались вокруг того, кто был лидером, напугав его, но оставив его невредимым. Из теней выпрыгнула Сейлор Марс.
     – Ты еще не победил, – заверила черноволосая Сенши своего врага.
     Воспользовавшись его отвлечением, Минако оттащила Усу подальше, пытаясь выиграть время. Из коммуникатора девочки до нее донесся голос Ами:
     – Мы в торговом районе, будем немедленно!
     В жизни каждого бойца наступает момент, когда ей приходится отделить необходимое от желаемого. Теперь пришло и время Минако, и она правильно поняла, что тайна ее личности была той роскошью, что она не могла себе позволить. Когда Марс и Рубеус обменялись атаками, Минако трансформировалась. Когда она закончила, Марс сбило с ног. Атаки Рубеуса были быстрее и мощнее, сейчас он мог использовать генераторы своего корабля.
     Сенши Огня подобралась к своей подруге защищать Усу. Рубеус усмехнулся над своими противницами, и его снова застали врасплох, когда его щит пробили шаровая молния и столб воды. Когда его зрение прояснилось, он увидел, что теперь столкнулся с пятью Сейлор Сенши. Прибыли обе Меркурий и Юпитер.
     – Ты ничего не сделаешь Усе, – закричала Марс. Малая Меркурий схватила Усу, когда остальные четыре Сенши атаковали своего левитирующего врага. Но когда пар от их атак рассеялся, Рубеус был по-прежнему невредим.
     – Ну хорошо, я уничтожу вас всех так же как и Кролика! – Взмахнув рукой, Рубеус выпустил шокирующую волну, отбросившую Сенши на несколько метров. Малая Меркурий от удара перекатилась, защищая свою маленькую подопечную.
     – Это твой шанс, Уса. Беги! – приказала Марс. Уса выглядела потрясенной.
     Взмахнув пальцем в пародии на Сейлор Мун, Рубеус скомандовал:
     – Ничего подобного, Кролик! – Вниз с корабля ударил сверкающий фиолетовый энергетический луч, прижав пять Сенши и Усу. Они едва могли двигаться в гравитационном луче.
     – Есть лишь один способ это отразить. Мы должны объединить силы, как сделали это с жезлом! – приказала Марс.
     – Мы не сможем, – запротестовала Меркурий. – Без Сейлор Мун нам просто не хватит сил!
     – Даже если мы не спасем себя, мы освободим Усу! – ответила Марс. Пять Сенши с трудом поднялись на ноги и взялись за руки. Призвав свои титульные планеты, они вызвали свою совместную атаку, крикнув: – Sailor Planet Attack!
     Это уменьшило эффект гравитационного луча, но Сенши не могли двигаться из-за необходимости продолжать свою атаку. Злая улыбка Рубеса стала еще шире.
     – Глупцы, – пробормотал он и усилил свой луч.
     Сдавленным голосом Марс приказала:
     – Давай, Уса, беги! – Девочка, казалось, застыла, уставившись на своих защитниц. – Черт возьми, дура, БЕГИ! – Мелькнул намек на фигуру, тени сдвинулись там, где не должны были, и Уса исчезла.
     Рубеус закричал, его голос переполнила ярость и паника:
     – Куда она делась? – Пропал даже сигнал от временного искажения. – Ну ладно. Вы заплатите за свое вмешательство! – Сила гравитационных волн удвоилась, вбив всю пятерку Сенши в землю и лишая их сознания. Замерцал луч, начав левитировать павших девушек на корабль. Рубеус расстроенно осматривал область, но его цель исчезла, как будто ее здесь и не было.
     Рыча, рыжеволосый воин выдавил:
     – Тебе хватило мудрости не противостоять мне, Сейлор Мун. Теперь я захватил пять твоих воительниц. Я обменяю их на Кролика и Серебряный Кристалл. У тебя три часа на решение, прежде чем я вернусь сюда и ликвидирую твоих сторонниц. – Рубеус исчез, и корабль замерцал, пропадая из виду.
     Уса все еще в шоке смотрела, как злодей пропал. Взглянув, наконец, на свою спасительницу, она увидела вихрящуюся тень и два светящихся синих глаза. Сильные руки укачивали ее, пытаться унять ее боль.
     Внезапно они задвигались, прыгая по крышам в темпе, соперничать с которым могла лишь Сейлор Мун. После нескольких кварталов ее спасительница остановилась и появилась на свет. Обеспокоенная Сейлор Сумрак спросила:
     – Ты в порядке, детка? Тебя этим вечером тоже смогли достать.
     Уса могла только качать головой, пока по ее щекам текли слезы. Продолжая обнимать плачущего ребенка, Сумрак достала свой коммуникатор.
     – Мун? Он забрал их, всех их. Уса со мной. Рубеус сказал, что у нас есть три часа на то, чтобы передать ему Усу и Серебряный Кристалл, или он убьет Сенши. – Сафурон бы узнал выражение лица Ранмы. В конце концов, это было последним, что он видел.
     Мун закрыла глаза, выглядя так, как будто ее только что смертельно ранили. Не пролив ни слезы, она в первый раз заговорила:
     – Оставайся на месте, я встречусь с тобой. Береги Усу, Сумрак.
     Рыжая Сенши положила свой все еще работающий коммуникатор на удобную крышку вентиляционной шахты и вновь обернула вокруг себя и своей маленькой подопечной тени. После короткого ожидания, показавшегося годами, на крышу приземлилась Сейлор Мун вместе с обезумевшей Луной на плече.
     Выйдя из невидимости, Сумрак приблизилась к своему сюзерену.
     – Прости, Мун. Я прибыла слишком поздно, я смогла лишь спасти Усу. – Маленькая девушка смотрела на Лунную Королеву полным горя и вины взглядом.
     – Это моя вина! Этому плохому парню удалось выследить Ключ Времени, так он меня и нашел! Должно быть, я как-то активировала его, – всерьез расплакалась розоволосая девочка, вытаскивая уже угасший Ключ Времени.
     Мун коснулась его, чтобы внимательнее изучить Ключ, когда он снова засветился. Луна закричала:
     – Быстрее, Сейлор Мун! Поглоти Серебряную Энергию! – Задержав дыхание, Мун сосредоточилась, и Ключ посерел.
     Мун опустилась на колени и обняла Усу.
     – Это не твоя вина, милая. Если кого и винить, так это меня. Откуда мы могли знать, что мое прикосновение активирует твой Ключ?
     – Возможно, лишь Сейлор Мун может активировать Ключ Времени, Уса, – мудро сказала Луна. – Так что ты могла вернуться лишь с благословения Лунной Королевы.
     – Но почему же Пуу этого не сказала? Это бы избавило от многих неприятностей, – сердито сказала Уса. – Во всяком случае, кого заботит глупый Ключ Времени – что нам делать с Сенши? – Все взглянули на Усу, а затем друг на друга. На крыше надолго повисла тишина.

     Рубеус нетерпеливо расхаживал по обзорной комнате, время от времени бросая взгляд на вид Земли с высокой орбиты или на своих пленниц. Это риск. Для Клана Черной Луны будет лучше, если я просто прямо сейчас убью лунных воительниц. Однако это не в моих интересах. Убить Кролика и уничтожить Кристалл или погибнуть. Ничто меньшее меня не спасет.
     Пугающий смех позади него объявил о появление Изумруд.
     – О, мой дорогой Рубеус, ты действительно сделал что-то правильно! Конечно это потребовало большей части энергии твоего корабля, но ты действительно сумел победить пятерых бездействующих воительниц. Хорошо. Они все еще живы. Не так хорошо. Почему, дорогой? Милосердие ведь не один из твоих недостатков.
     Рубеус даже не обернулся.
     – У меня есть на то причины, и они тебя никак не касаются.
     – Правда? Тогда пожелаю, чтобы придуманный тобой полупровальный план оправдался, дорогой. Но на всякий случай, пожалуйста, не сердись, если я пока что воздержусь от распаковки своих сумок. Пока, дорогой. – Изумруд снова исчезла.
     – Пока воительницы у меня, Мун придется столкнуться со мной в одиночку. Вскоре я вырву победу из челюстей гибели, – прошептал Рубеус.

     Печально поредевшие ряды Лунной Королевы отступили к квартире Макото и Ранмы, где к ним присоединился Артемис. Усаги сидела, уставившись на свои руки, Уса утешающе прижималась к ней. Ранма стояла, сложив на груди руки и глубоко задумавшись, тогда как два кота смотрели на свою Королеву.
     – Прежде всего, мы никоим образом не дадим Рубеусу того, что он хочет, ни Серебряный Кристалл, ни Усу-тян, – спокойно сказала Ранма. Усаги резко подняла голову, в ее глазах пылал огонь.
     – Чертовски верно! – воскликнула она. Вновь опустив голову, блондинка продолжила: – Нам нужен план. Одна наша гениальная девушка пропала. Где Набики?
     – Она в пути, вместе с Касуми. Они прибудут минут через двадцать, – ответила Ранма. – Что оставляет нам чуть больше двух часов. Почему бы нам немного не отдохнуть? Какой бы план мы ни придумали, мы не приблизимся к тому, что придет в голову Набики. – Остальные кивнули и расслабились, попытавшись немного вздремнуть. Усаги лишь покачала головой и продолжила думать.
     Едва Набики и Касуми прибыли, бывшая торговка информацией принялась расспрашивать двух оставшихся Сенши о событиях вечера. Почти через час Набики откинулась спинку стула, глотнула чай и укусила приготовленный Касуми в качестве энергетической закуски рисовый шарик.
     – Думаю, у меня есть идея. Рискованная, но оправданная. Полагаю, это лучший шанс вернуть всех Сенши живыми.
     – Что ты имеешь в виду, Набики-тян? – спросила Луна.
     – Судя по тому, что говорил этот Рубеус, он считает, что захватил всех Сенши, кроме Мун. Не думаю, что он знает о Сумрак. Предлагаю Мун и Усе отправиться на встречу, как будто они согласны на обмен. Вот только там будет еще и Сумрак, под маскировкой. После этого… ну, не думаю, что мне нужно напоминать такому мастеру тактики, как Ранма, что лучший сюрприз тот, которого не ждут – и который с когтями.
     Усаги выглядела обеспокоенной.
     – Звучит ужасно опасно. Нет никакого способа, чтобы Уса оставалась в безопасности?
     Уса вскочила на ноги.
     – Нет, Усаги! Я хочу помочь. Вы, девочки, защищали меня и пострадали, спасая меня, даже после того, как я была такой жестокой во время нашей встречи. Мастер боевых искусств должен помогать. Пожалуйста, я действительно хочу помочь. – Усаги и Ранма, казалось, очень гордились девочкой.
     – Рада, что тебе не терпится помочь, Уса-тян, – протянула Набики, – потому что это довольно спорный вопрос. Ты должна быть там, чтобы успокоить Рубеуса, и у нас нет времени мастерить приманку. Разве что кто-то из котов…
     Все представили Луну в фуку и с розовым париком и вздрогнули.
     Усаги поднялась, на ее лице проступила решимость.
     – Тогда ладно. Полагаю, нам придется с этим согласиться.
     Касуми обняла их всех и благословила их напоследок. Со слезами на глазах старшая Тендо скомандовала:
     – Возвращайтесь целыми. – Улыбнувшись сквозь слезы, она продолжила: – Да пребудет с вами Сила.

     Чиба Мамору весь вечер чувствовал себя неуютно. Он оторвался от подготовки к запланированному на следующий день сложному экзамену по биологии развития. Поужинав и быстро просмотрев уже прочитанное, он включил Моцарта, слушать во время чтения.
     Рано утром Мамору проснулся в холодном поту. Он ощущал слабый зов, то чувство, что он не испытывал уже много месяцев. Сейлор Мун нуждалась в своем рыцаре в черном. Хотя этот зов был очень слаб. Он даже не мог сказать, с какой стороны его звало. Пожав плечами, он потянулся к розе на тумбочке.
     Мамору потрясенно осознал, что роза умирала, ее лепестки пожухли и засохли. Собравшись с силами, он все равно попытался превратиться в Такседо Камена. Напряженную минуту ничего не происходило. Затем зов совсем исчез, а роза рассыпалась в пыль. Мамору уставился на нее. Ее нет. Связи с Усаги нет. Он закрыл глаза и оценил свою внутреннюю силу.
     Я все еще чувствую связь с Землей. Я все еще чувствую внутри силу, я лишь не могу трансформироваться. Ему в голову пришла мысль. Я не могу трансформироваться в Такседо Камена, но что насчет Принца Эндимиона? Он подошел к маленькой святыне, которую он установил для камней четырех генералов. Сняв с подставки прямой меч в европейском стиле, он вынул лезвие из ножен.
     Он ощутил, как сила пролилась сквозь его тело, пока он быстро трансформировался. Когда все закончилось, он осмотрел себя. Он был одет в строгие брюки и жесткую рубашку, напоминающую камзол фехтовальщика. Костюм был полночно-синего цвета, а за спиной был черный плащ. Костюм напоминал ту форму, что носили генералы Берилл.
     Мамору, вернее Эндимион, никогда еще не чувствовал себя настолько сильным. Если это моя настоящая трансформация, то откуда же, черт возьми, взялся Такседо Камен? Отложив эту мысль для последующего изучения, Принц Земли вышел на свой балкон и прыгнул в ночь.

     Эндимион рыскал по Дзюбану в течении большей части часа. Он до сих пор не нашел ничего из ряда вон выходящего, но Сенши довольно часто попадали в беду. Маска нормальности вдруг спала, проявив смертельную угрозу.
     Когда он отдыхал на крыше, он заметил, как часть города внезапно лишилась энергии. Кивнув самому себе, он на максимальной скорости помчался к этому району. Он был оттуда еще в нескольких кварталах, когда заметил появившийся шипастый кристаллический корабль, парящий невысоко над землей. Приблизившись к кораблю, он услышал ликующий смех.
     Добравшись до темной улицы, Эндимион посмотрел вниз и увидел Сейлор Мун, утешающе обнимающую Усу. Двух девушек осветил луч света, начав левитировать их на корабль. В считанные секунды их затянуло внутрь, скрыв от его взгляда.
     Спрыгнув вниз на улицу, Принц Земли успел лишь заметить, как корабль исчез из виду. Голос позади него спросил:
     – Мамору, это ты? – Он обернулся и увидел двух глядящих на него лунных котов. Он кивнул.
     – Что происходит? – задал вопрос Эндимион.
     Луна покачала головой.
     – Похоже, у нас есть немного времени. Я объясню.

     Сейлор Мун встряхнула головой, пытаясь сориентироваться. Увидев Усу в метре от нее, она заметила, что девочка была без сознания. Вспомнив, что происходит, она вскочила на ноги. Уса пошевельнулась.
     Рубеус стоял перед двумя девушками, демонстрируя легкую небрежность. Позади него на крестах из черного кристалла были распяты пять Сенши. Позади Мун задохнулась от ужаса Уса. Рубеус рассмеялся.
     – Добро пожаловать, Сейлор Мун. Спасибо, что привела с собой Кролика. Так мило, когда гость приходит с подарком! – Он рассмеялся над собственной шуткой.
     – Ну, жеребчик, ты был бы прав, если бы это была Кролик, а не моя кузина Мико! Хорошо, что ты попался на эту удочку, тем более что у нас было всего несколько часов, чтобы со всем справиться. – Она встала в обманчиво расслабленную позу между сторонником Черной Луны и Усой.
     Рыжий воин усмехнулся.
     – Может, так, а может и нет, но мне хватит времени узнать правду и после того, как я разберусь с тобой.
     Не поворачивая головы, Мун мягко сказала девочке:
     – Ладно, "Мико". Укройся. И приготовься уворачиваться.
     Рубеус взмахнул рукой, и в Мун врезалась шокирующая волна, отбрасывая ее на несколько метров. Перекатившись и вскочив на ноги, она начала "Moon L…", но ее ударил еще один заряд. Грозя ей пальцем, он покачал головой.
     – И не думай, девчонка. – Ринулась третья волна, но Мун ее избежала, прыгнув высоко в воздух.
     Быстро сделав сальто в сторону пораженного воина, Мун пнула его с прыжка, сбив Рубеуса на землю. Отпрыгнув обратно, она начала свою медленную атаку. Когда Рубеус оправился и поднялся на ноги, Королева Сенши закончила свое заклинание. К ухмыляющемуся мужчине ринулся осыпаемый розовыми искрами золотой полумесяц.
     Большой черный кристалл, за которым спряталась Уса, вспыхнул, когда полумесяц нашел свою цель. После настоящего светового шоу полумесяц исчез, оставив Рубеуса невредимым. Мун изумилась. Рубеус торжествующе рассмеялся.
     – Да, это твоя последняя ошибка, Сейлор Мун. Корабль придает мне сил, улучшая мои умения, включая, – взмахнул он, – способность управлять гравитацией.
     Сейлор Мун рухнула на колени, когда ее вес увеличился более чем втрое.
     – Я могу и обратить ее! – Мун упала наверх, с силой ударившись об потолок. Она ахнула, увидев в арочном окне Землю. – А, вижу, ты поняла, где мы, в тысячах километрах над землей. Здесь некуда бежать!
     Увидев, как ее преследователь отвлекся на Сейлор Мун, Уса метнулась к захваченным Сенши. Когда она была всего в нескольких метрах от них, активировалось энергетическое поле, и она оказалась опутана черными молниями. Ее Серебряная Энергия отреагировала, и она засветилась.
     Оглянувшись, Рубеус радостно усмехнулся:
     – Я так и думал, что это Кролик! Оставь, девочка. Ты никак не сможешь разрушить барьер. – Вернув свое внимание Мун, он задумался: – Ну, настало время избавиться от тебя. – После еще одного изменения гравитационного поля Мун тяжело упала на пол. – Думаю, мне это понравится, – закричал Рубеус, усиливая гравитационное поле.
     Вокруг Королевы Сенши сформировался серебряный нимб, когда Мун воззвала к своему открывшемуся запасу сил и к своему немалому ки. Она медленно поднялась на ноги, к полному изумлению Рубеуса.
     – Я. Еще. Не. Закончила.
     – Невозможно! Как ты стоишь при такой силе тяжести? – изучал Рубеус свою противницу. – Похоже, я тебя немного недооценил. А теперь встреться со всей моей силой! – Мощный поток чистой Темной Энергии столкнулся с мерцающей атакой Мун. Когда Рубеус вытянул из корабля еще больше энергии, запульсировал центральный кристалл. Уса сразу же заметила это и метнулась к кристаллу, сильно пнув его с разворота, отчего кристалл лишь загудел.
     Выплеснув силу, воин Черной Луны пересилил атаку Мун, ударив по Королеве Сенши и нанеся ей значительный урон. Обернувшись к Усе, он покачал головой.
     – Так ты обнаружила главный кристалл, но это ничем тебе не поможет. Тебе все равно суждено умереть.
     Сзади донесся негромкий смешок. Рубеус удивленно повернулся обратно к Сейлор Мун.
     – Над чем ты смеешься, девчонка?
     Стирая с лица кровь, Мун продолжала хихикать:
     – Просто я знаю то, чего не знаешь ты, жеребчик.
     – О?
     – Сенши – семь.
     Мгновение Рубеус казался озадаченным, пока глядел на своих пленниц. Его колени почти подогнулись, когда его живот пронзила волна холодной боли. Опустив взгляд, он увидел торчащие из живота четыре голубые иглы. Есу на ухо прошептало бархатное сопрано:
     – Не стоило тебе ранить Королеву. Мне не нравятся те, кто ранит Королеву. – Когда Сумрак вытащила свои когти, Рубеус рухнул на колени.
     Держась за ребра и сжигая ки, чтобы оставаться на ногах, лидер Сенши закричала:
     – Moon Queen Elimination! – отправив в сторону Рубеуса двойной золотой полумесяц. Раненому воину еще хватило сил создать барьер.
     Сумрак прыгнула к кристальному массиву и Усе. В прыжке она крикнула:
     – Уса! Умеешь делать прием уязвимой точки? – Розоволосая девочка покачала головой, но, очевидно, она знала, что это, так как нырнула в укрытие. Едва Ранма приземлилась рядом с кристаллом, она закричала "Bakusai Tenketsu!" коснулась камня и закрыла лицо, когда тот разлетелся на миллион осколков.
     Отчаянно закричав, Рубеус потерял свои силы, и атака Мун ударила его тело, разрушая небольшой черный кристалл у него на шее. Корабль немедленно затрясся, и пали многие энергетические щиты, включая и те, что защищали кристаллы с плененными Сенши.
     Уса помогла Сумрак освободить подруг. Сенши собрались вокруг двух девушек и обняли их. Раненая Сейлор Мун приковыляла к своим Сенши.
     – Я так рада, что вы в порядке. – Она взглянула на Сумрак: – Почему ты так долго?
     – Прости, Мун. Его щиты оказались для меня слишком сильны, так что я не могла проникнуть, пока ты не вытянула из него достаточно сил. Едва я почувствовала, что уровень энергии достаточно упал, я ударила. – Мун кивнула.
     – Примерно так я и подумала. Как раз вовремя, милая. – Лидер Сенши мягко погладила рыжую по щеке. Их прервал булькающий смех.
     Держась за истекающий кровью живот, побитый и потрепанный Рубеус плелся к Сенши.
     – Думаете, победили? Мы все еще на орбите Земли, и этот корабль скоро выйдет из-под контроля и взорвется. Вы все превратитесь в космическую пыль!
     Юпитер посмотрела на тяжело раненого воина, как будто он сошел с ума.
     – Если это так, то и ты тоже.
     Оседая на пол, Рубеус кивнул.
     – Верно. Я все равно не смогу вернуться в будущее. Но я смогу сделать Изумруд подарок, прежде чем она прибудет. Не так уж плохо умереть, если я заберу вас с собой. – Пол под ним треснул, и мужчину охватил сгусток пламени. Сенши отвернулись от него.
     – Если мы не хотим умереть и избавить эту Изумруд от проблем, нам стоит отсюда убраться, – предупредила Марс.
     – Ну и как мы это сделаем? – в бешенстве спросила Малая Меркурий.
     – Легко, кузина, используем Сейлор Телепорт, – объяснила Меркурий.
     – А он сработает? Мун потратила большую часть своей энергии, – напомнила Марс.
     – Я в порядке, – заверила их Мун. – Кроме того, не думаю, что Сумрак когда-нибудь будет еще сильнее, – сказала она, указывая на арочное окно. Когда они взглянули туда, они увидели восходящее солнце.
     – Линия терминатора, – прошептала Меркурий.
     Мун кивнула. Взглянув на Усу, она игриво спросила:
     – Ты с нами, да, Уса?
     Решительно кивнув, девочка ответила:
     – Всегда.
     – Хорошая девочка. Сделаю тебе что-нибудь приятное, когда мы вернемся домой.
     Уса радостно улыбнулась Мун.
     – Блинов, пожалуйста! – Вся группа улыбнулась своему лидеру.
     Взявшись за руки, Сенши снова призвали своих тезок. Когда Сумрак закричала "Terminator Power!", она засияла совсем как солнце, что они видели через окно. Крикнув хором "Sailor Teleport!", восемь девушек исчезли.
     Через несколько секунд после бегства Сенши из пламени выкатился тяжело раненый Рубеус. Лежа лицом вниз, он попытался собраться с силами. Он заметил рядом со своей головой пару темно-зеленых сапог. Он поднял взгляд.
     – Изумруд! Ты просто спасительница. Пожалуйста, забери меня обратно в будущее.
     Ее дикий смех эхом разнесся по всему обреченному кораблю.
     – Думаю, нет, дорогой. Думаю, с Принца было вполне достаточно твоей неуклюжести. Кроме того, разве я не подчеркнула тебе не попадать под огонь, пока я не вернусь? Боюсь, я не буду помогать никому, кто не может исполнить такой простой просьбы. Пока, дорогой. – Изумруд пропала из виду.
     Последние пару минут своей жизни Рубеус проклинал предательницу.

     Семь Сенши и их подопечная появились на тихой жилой улице, что видела их пленение. Мун упала на одно колено, тогда как Малая Меркурий была единственной, впавшей в полубессознательное состояние. Меркурий придвинулась поддержать свою наследницу. Остальные Сенши радовались своему побегу. До рассвета было еще полчаса.
     Уса повернулась к Мун, властно указывая на нее пальцем.
     – Не забудь, Сейлор Мун. Ты сказала, что приготовишь блины. И я хочу новый рецепт!
     Остальные Сенши кивнули, даже Малая Меркурий. Марс начала читать лекцию:
     – Королеве очень важно сдерживать свои обещания. – Продолжила она гораздо тише: – А можно еще и нам немного?
     Смеясь и немного плача, Мун обняла свою Вторую.
     – Нам нужно будет кое-что прикупить, в том числе взбитые сливки и немного бренди. Я приготовлю сегодня блины с банановым фостером!
     – Твои блины всегда были лучшими, Мун, – прокомментировал из тени негромкий баритон. Девушки обернулись на голос, Мун пошатнулась от усталости. Мускулистая рука Сумрак для поддержки обняла ее за талию. Под свет фонаря скользнули Эндимион и два лунных кота. – Как ты?
     – И так, и эдак, – нейтральным голосом ответила лидер Сенши. – Устроилась работать официанткой, отбила атаку из будущего, походила на свидания. Знаешь, все по-прежнему. – Она неосознанно прижалась к Сумрак.
     Глаза Эндимиона слегка сузились, когда он заметил эту демонстрацию.
     – Она хорошо к тебе относится, Сейлор Мун?
     – Я бы сказала, лучше, чем мой прежний парень. – Все остальные Сенши при этом кивнули, враждебно глядя на Принца Земли. Сумрак краснела.
     – Тогда хорошо, – тихо ответил он. – Я помогу вам, где смогу, если вы позволите. Но вы должны помнить, что у меня нет больше связи с Мун. Я буду делать то, что лучше для Земли. Увидимся.
     – Постой! – крикнула Меркурий. – Что с тобой произошло? Почему ты в форме Эндимиона, а не Такседо Камена?
     Эндимион печально улыбнулся.
     – Я поговорил с Артемисом и Луной. Артемис считает, что так же как Сейлор Мун была созданием Луны, Такседо Камен был созданием Мун. Она повлияла на меня через нашу связь, превращая меня в "романтического" героя. Не хочу тебя оскорбить, Мун, но тебе стоит признать, что герой в смокинге, бросающий розы, чтобы помочь героине, напоминает романтическую сёдзё мангу.
     Меркурий сопоставила факты. С сожалением в голосе она подвела итог:
     – Так ты больше не связан с Мун, и ты больше не Такседо Камен. – Он кивнул. – Неудивительно, так как Мун выбрала свою Сенши и стала Королевой. Сейлор Сумрак – Сенши Сейлор Мун. – Эндимион кивнул еще раз.
     Мун встряхнулась.
     – Нам стоит вернуться обратно на квартиру. Набики-тян и Касуми-тян должно быть беспокоятся, и мне еще блины готовить. – Она возглавила группу. – Будем на связи.
     Эндимион смотрел им вслед. Он чувствовал печаль и облегчение. Ну, Чиба, старик, похоже, твое будущее теперь только твое. Неважно, пусть Малышка будет в порядке. И не думал, что Усаги была такой. Он ненадолго задумался. Сумрак должна быть Ранмой. Хммм, любопытно. Может быть, она действительно была парнем? Приготовившись запрыгнуть на крышу дома, он подумал, Интересно, как сильно я буду жалеть, что потерял ее?

     Блины Усаги были божественны. Они дали им всем достаточно сил, чтобы продержаться этот день, хотя Сейлор Сумрак несколько раз засыпала в классе Усы. К счастью, единственное падение укрепило веру одноклассников Усы в то, что в их классе было приведение, и убедило их учителя к этому прислушаться.
     Сон помог, когда металась на полной скорости у У-тян. Посетителей все еще было меньше, чем обычно, но их число уже начало восстанавливаться. До самого закрытия вечер был спокоен, когда затишье прервал безумный стук в дверь.
     Конацу осторожно открыл дверь, и внутрь, пошатываясь, вошла китаянка, ее брючный костюм был изорван и испачкан. Она могла быть красива, но грязь, усталость и свежие раны неплохо это скрывали. Конацу заметил, что на левой руке у нее не хватало последних двух суставов мизинца. Оборванная девушка дико огляделась, пока не заметила Ранму. Подобравшись к рыжей девушке, она рухнула на колени, обняв удивленную официантку за бедра.
     Изучив потрепанную девушку и остатки ее одежды, Ранма побледнела.
     – Лин-Лин?
     Со слезами на глазах амазонка подняла взгляд.
     – Да, да. Ранма очень-очень умная, что помнит Лин-Лин. Пришла просить Богоубийцу помочь.
     Опустившись на колени, Ранма обняла юную девушку.
     – Что случилось?
     – Старейшина Колон в тюрьме. Совет собирается блокировать старшую сестру. Ты прийти, освободить старейшину, спасти старшую сестру. Пожалуйста? Старейшина просить милости ученицы. Не позволь превратить старшую сестру в кошку. – Лин-Лин посмотрела на свою искалеченную руку. – В деревне большой бой. Некоторые остались со старейшиной. Многие ушли к совету. Старейшина сказала, только Ранма спасти. Ты прийти? Пожалуйста?
     Ранма, помрачнев, кивнула.

Глава 11: Обязательства.

     – Как она? – спросила Усаги с экрана коммуникатора.
     Ранма устало пробежалась рукой по рыжим прядям, глядя на свою соседку. Макото чуть улыбнулась, но это мало замаскировало ее беспокойство, когда она ответила:
     – Мы, наконец-то, убедили ее, что ванна, еда и 12 часов сна не повлияют на то, что происходит в Китае, но что нам нужна Лин-Лин вместе со всем своим умом. Она спит как убитая.
     Рядом с Усаги появилась Луна.
     – Может, мне и не стоит говорить об этом, но нам нужно как можно быстрее созвать внеочередное собрание. Нам нужны все. Аканэ, убедишься, что Касуми и Набики завтра днем свободны?
     Младшая Тендо кивнула.
     – Они сейчас со мной, Луна.
     – Главное, – вставила Ранма, – чтобы там была Уса. Мы пообещали ей, что поможем, когда разберемся с проблемами здесь. Но я не могу позволить Колон и Шампу страдать, так что нам нужно будет поговорить. – Рыжая заколебалась. – Не стоит ли нам пригласить Чибу-сан? Он может немного помочь. – Усаги напряглась.
     Луна покачала головой.
     – Мамору может быть союзником, но он больше не часть команды. – Она взглянула на Усаги. – И девочки все еще довольно враждебны к нему.
     – Мымрик и не мой излюбленный идиот-мечемашец, – раздраженно ответила Ранма. – Но нам может понадобиться каждое тело, которое будет хоть немного полезно. – Она остановилась. – Хотя я не уверена, что ты не права, Луна. Он может вызвать больше разногласий, чем он того стоит. Аканэ, что такое?
     Аканэ была на грани. Наконец, она залилась смехом. Когда команда посмотрела на нее через свои коммуникаторы, ей, наконец, удалось пробормотать:
     – Но… но он становится лучше. Мымрик, по крайней мере, прошел путь от Кодачи к Куно. Надеюсь, его поэзия лучше, чем у Синего Грома!
     Большинство девушек озадачились, блаженно мало контактируя с бредовыми братом и сестрой Куно. Ранма просто спрятала лицо и простонала. Усаги закатила глаза, наслушавшись рассказов Ранмы о паре. Она сухо сообщила Аканэ:
     – Аканэ-тян, я выслушивала его "ободряющие" речи почти год. Это невозможно.

     – Зачем мы прийти сюда, Богоубийца? Молитвы ничем не помочь, – сообщила Лин-Лин. Младшая девушка выглядела намного лучше, хотя было ясно, что она прошла войну. Ранма печально заметила, что та озорная искорка, что когда-то демонстрировала девушка, пропала, и, наверное, никогда не вернется.
     – Мы встретимся здесь с моими друзьями. Что бы мы ни собрались сделать для Колон и Шампу, мы сделаем это вместе, – объяснила Ранма, когда они начали подниматься по длинной лестнице к храму.
     – Они сильные?
     Ранма улыбнулась.
     – Очень-очень сильные, Лин-Лин-тян. Большинство сильнее старейшины. – Глаза Лин-Лин неверяще распахнулись.
     Когда двое добрались до мощеной площадки, их встретила Касуми. Улыбнувшись, она сообщила им:
     – Рей умнеет. Она упомянула дедушке, что я приеду и снова буду готовить, на этот раз тэмпуру. Думаю, они с Юичиро могут быть в Саппоро, добывают свежие ингредиенты. Их не будет несколько часов. – Развернувшись, они повела их в комнату встреч. – Вы двое прибыли последними.
     Лин-Лин остановилась в дверях, оглядывая стоящих перед ней девушек. С одной стороны, они разочаровывали, лишь четверо развили ки так, чтобы об этом можно было упомянуть, и одна из них была ребенком. С другой стороны, лица шести девушек были скрыты мощной магией. Что было добрым предзнаменованием. Амазонская воительница поклонилась.
     Едва выпрямившись, она дернулась. Одна из безликих воительниц утешающе обняла ее за плечи. Она чувствовала, что воительница была не старше ее самой, но это было так похоже на то, как ее обнимала мать. Лин-Лин вцепилась в это утешение.
     Сейлор Меркурий поклонилась.
     – Мы горевали, прослышав о том, что произошло в вашем доме, – начала она на сносном путунхуа. – Моя Королева и ее воины хотят помочь, но мы должны просить нашу младшую отпустить нас. У нас перед ней долг, – указала она в сторону Усы.
     Розоволосая девочка прошептала Набики:
     – Набики-онээтян, что говорит Меркурий?
     Набики повернулась и удивленно посмотрела на девочку.
     – Я не понимаю китайского.
     – Конечно, понимаешь, Сянь Пу говорит, ты лучшая… – Уса закрыла глаза. – Полагаю, еще нет.
     Взъерошив Усе волосы, Набики ответила:
     – Кажется, я знаю, что буду учить в колледже, Малышка.
     – Колледж? – Уса немедленно закрыла рот обеими руками. Оглядев комнату, она осознала, что оказалась в центре внимания. Сдавшись, она пробормотала:
     – Вы же знаете, как я должна быть осторожна, не вмешиваясь во временную линию? Я плохо справляюсь.
     Ранма присела перед своей возможной дочерью.
     – Слушай, детка, я знаю, что тебе тяжело с этим справляться, но я тебе доверяю. Ты мастер боевых искусств с тем же кодексом, что и я, и что бы ты не решила, я тебя поддержу. Сейлор Мун дала тебе обещание, и мы его выполним. – Все Сенши кивнули. – Мы побили плохих парней, так что мы готовы отправиться с тобой. Я просто прошу тебя позволить нам немного задержаться, или мне остаться здесь. – Ранам криво усмехнулась девочке. – Знаю, что у меня нет на это права, но… – Уса обняла рыжую за шею.
     – Так если я скажу, что пора идти, вы пойдете? – Все кивнули. – Идиотки! – закричала она с замерцавшими на глазах слезами. – А что насчет Изумруд? Вы еще не победили. – Остальное ее ворчание почти заглушилось волосами Ранмы: – Вы доверяете мне. Это значит для меня больше, чем я могу сказать.
     Китайская амазонка похромала к Усе. С болью опустившись на колени, она поклонилась девочке, лбом касаясь пола.
     – Лин-Лин не понимает всего, но благодарит.
     Уса покраснела и жестом попросила ее подняться. Она беспомощно посмотрела на Меркурий.
     – Поднимись, дитя принимает твою благодарность, Лин-Лин из Джокецузоку, – мягко сказала Меркурий пресмыкающейся воительнице. – Несмотря на свою молодость, она, как и ты, воин, и принимает требование чести. Теперь нам нужно услышать твою историю, чтобы спланировать свои действия.
     Лин-Лин уселась рассказывать свою историю. Она говорила на путунхуа, а Меркурий переводила.
     – Когда старейшина Ку Лон и Сянь Пу вернулись в Джокецузоку, они немедленно начали большой спор между советом и всеми амазонками. Многие утверждали, что для выживания амазонок важно сделать Саотоме амазонкой. Хотя старейшина Ку Лон не соглашалась с использованием хитростей. – Она проникновенно взглянула Ранме в глаза.
     – Вы, наверное, не знаете о своей репутации в моем Китае, леди Ранма. Вы стали легендой, и все племена пошли бы на все, чтобы вы присоединились к ним, даже фениксы. Для них вы проявившая милосердие великая сила. Вы убили Са Фона, но позволили ему возродиться. – Лин-Лин сделала паузу и съела пельмень, ее глаза расширились, когда она сунула его себе в рот. Еще несколько исчезли на сравнимой с Усаги скорости.
     – Когда великая старейшина Ку Лон прибыла, шпионы мусков отослали весть о вашем вознесении до полной женственности, леди Ранма. Принц Хабу начал планировать прибыть и жениться на вас. Вы величайшая молодая воительница современности, и вы лучше, чем кто-либо еще, могли бы понять его проклятье Дзюсенке. – Пожав плечами, амазонка наложила себе еще приготовленных Касуми пельменей.
     – Когда совет готовился судить старейшину Ку Лон и Сянь, амазонки прослышали о планах Хабу. Совет предложил великой старейшине отсрочку, если она им поможет, и старейшина согласилась. Старейшина отправила послание, в котором говорила Хабу, что леди Ранма – амазонка, и любая попытка жениться на ней будет рассматриваться как объявление войны. – Лицо Лин-Лин засветилось надеждой. – Это правда? Ранма – амазонка?
     Рыжая потерла шею.
     – Ну, может быть, Лин-Лин-тян. В последнюю мою встречу с сэнсэем это вроде как подразумевалось, – пожала она плечами. – А если и нет, это все равно не важно. Я сделаю все возможное, чтобы помочь своему сэнсэю.
     Лин-Лин страстно кивнула.
     – Эта понимает. Продолжу, муски проигнорировали предупреждение старейшины Ку Лон и мы пошли на войну. – Ранма побледнела. – Сянь Пу вела воинов, и мы вошли на территорию мусков. Айя! Сянь показала свое величие! Многие воины начали называть Сянь "Жеребенком", потому что она была как младшая сестра леди Ранмы. – Она замолчала, наслаждаясь моментом. – В лесах перед крепостью мусков мы победили их армию, и пришел принц Хабу. Старейшина Ку Лон вызвала его на дуэль. Если она победит, муски никогда больше не побеспокоят леди Ранму. Если Хабу победит, амазонки отступят и позволят ему делать то, что он захотел.
     Лин-Лин несколько мгновений молчала.
     – Это была грандиозная битва. Сянь сказала, что она была почти сопоставима с битвой Са Фона и леди Ранмы. Старейшина победила, но она была истощена и ранена. Мы вернулись со священным залогом Хабу. – Глаза молодой амазонки замерцали от влаги. – Остальное мне не очень понятно, но я расскажу вам то, что старейшина Ку Лон объяснила нам, боевым лидерам.
     – С победой над мусками совет решил, что путь к завоеванию леди Ранмы чист. Они знали, что старейшина Ку Лон никогда на это не согласится, так что она стала последним препятствием к желанию совета. Старая амазонская пословица гласит: "препятствиям лучше умереть". Так что совет продолжил обвинять старейшину и Сянь Пу. – Китаянка глубоко вздохнула. – Конечно, технически они были виновны, так что все прошло очень быстро. Сянь все только ухудшила, заговорив по-японски.
     – Именно тогда старейшина Са Лон сказала, что совет совершает большую ошибку. Они не только хотели выиграть, они хотели наказать старейшину. Так как леди Ранма была столь важна для племени, совет решил, что старейшина Ку Лон и Сянь Пу виновны не просто в неудаче, но в измене племени. Совет осудил старейшину Ку Лон на пытки и казнь. Сянь… – Лин-Лин судорожно сглотнула, потирая лицо. – Сянь была блокирована в своей проклятой форме и обработана приемом си фа сян гао, так что она потеряла свои человеческие умения, но помнит, что когда-то она была человеком.
     После перевода Меркурий в комнате повисла гробовая тишина. Вокруг Ранмы и Малой Меркурий вспыхнула красная аура, но она не шла ни в какое сравнение с появившейся вокруг Мун серебристой. Уса подошла к разъяренной Королеве и взяла ее за руку. Через мгновение розоволосая девочка подняла голову и встретилась взглядом с Мун.
     – Думаю… думаю мои мама и папа навсегда посадят меня под домашний арест, если я сейчас заберу вас к себе. Вы должны спасти их, Сейлор Мун. Долг мастера боевых искусств. – Мун крепко обняла девочку.
     Лин-Лин вытерла слезы и посмотрела на кивнувшую Меркурий.
     – Зал сошел с ума. Почти все воины, что сражались с Жеребенком, были в ужасе и отвращении, но это Му Цзу заставил всех прекратить. Он просто сидел там с минуту, пока от него расходилась его невероятная боевая аура. Затем он очень спокойно встал и спросил совет, было ли это из окончательным решением. Когда Пад Цзум сказала ему сесть и не задавать вопросов совету, он напал. – Лин-Лин снова сделала паузу. – Он был великолепен. Он ранил трех старейшин совета и семерых охранниц. – Она вздохнула. – Под конец боя, думаю, он пытался заставить их убить его. Это ему не удалось, но многие воины и две старейшины в знак протеста ушли. Нас атаковали.
     – Сейчас среди амазонок идет гражданская война. Двадцать дней назад совет побеждал, когда старейшина Са Лон отправила эту в Японию, просить леди Ранму о помощи. Они все еще удерживали великую старейшину и Сянь Пу, когда я ушла. – Амазонская воительница рухнула перед Ранмой на колени. – Только Богоубийца спасти их, спасти нас. Пожалуйста. Ты прийти? Великий Жеребец спасти Жеребенка.
     Ранма долго обнимала обезумевшую от горя девушку, прежде чем отодвинуть ее, чтобы спросить:
     – А что с Лян-Лян, Лин-Лин? Почему она не с тобой?
     Китаянка посмотрела на свою изувеченную руку, прежде чем прошептать:
     – Лян-Лян никогда не покинуть леса мусков. – Ранма на мгновение закрыла глаза.
     – Почему бы тебе не отдохнуть, Лин-Лин-тян? – мягко предложила Касуми. – Ты все еще уставшая. Если у Сенши будет какой-либо вопрос, они смогут тебя позвать. – Кивнув, молодая воительница вскочила на ноги и, пошатываясь, направилась к двери. Марс перехватила ее и повела в свою спальню.
     Когда Марс вернулась, из укрытия выбрались Луна и Артемис. Луна жалобно спросила:
     – Что нам делать? Ранма должна, все мы должны спасти этих людей, но Уса тоже права. Наверное, единственная помощь, что оказал Рубеус, что он предупредил нас об этой Изумруд. Мы не можем оставить Токио ей и Клану Черной Луны.
     – Вы снова разделитесь на две команды, – сказала Набики, как будто бы это было самой очевидной вещью в мире. Луна неохотно кивнула.
     – Как бы ты нас разделила, Набики-тян? – спросил Артемис. Экс-торговка информацией задумалась.
     – Ладно, Ранма должна отправиться в Китай. Она влиятельна, знает людей, и в ситуации с амазонками почти наверняка потребуется скрытность. Сейлор Мун идет с ней. Она может исцелять и самый удивительный человек, что я когда-либо встречала. Если мирное решение возможно, вам Мун понадобится. Последней в отбывающей команде, очевидно, должна быть Меркурий.
     – Потому что я говорю на путунхуа?
     Набики кивнула.
     – Кроме того, вы будете действовать неподалеку от Дзюсенке, так что наличие водной ведьмы может быть удобно.
     – Ха. Звучит довольно неплохо, – одобрила Мун. – Хотя я могу позволить говорить на путунхуа.
     – Что? Как? – спросила Марс.
     Мун забеспокоилась и приподняла Серебряный Кристалл. Марс засветилась от гнева.
     – И кого ты учила путунхуа, Мун?
     – Мамору попросил меня, чтобы у него было больше шансов попасть в программу обмена Пекинского Университета, – тихо сказала лидер Сенши.
     – Он потребовал от тебя такое, да? Ты знаешь, что этот тупой сосущий жизнь камень опасен, он знает это, и он все равно… – Продолжить Марс не смогла.
     – Ты делаешь глупости, когда думаешь, что влюблена! – огрызнулась Мун. Она удрученно повторила: – Когда думаешь, что влюблена. – Марс смягчилась, придвинувшись обнять Мун. Через мгновение она взглянула на Ранму.
     – Одна из причин, почему тебя я одобряю. Ты бы так никогда не поступила. – Ранма кивнула.
     Набики закатила глаза.
     – Ладно, Мун сделала для парня что-то довольно глупое. Возмутительно! Никогда раньше не слышала, чтобы девушки так поступали. – Мун и Марс расслабились, обе выглядели немного робко. – Вернемся к нашей проблеме, в Токио дожидаться Изумруд остаются лишь Марс, Юпитер, Венера и Малая Меркурий. Я предвижу здесь две основные проблемы. – Она выжидающе взглянула на остальных.
     Вздохнув, Ранма сыграла в наивную девочку:
     – И что же это может быть, о второе пришествие Сунь Цзы? – Набики усмехнулась.
     – Ты такая милая, Рыжая! Во-первых, тебе стоит знать, что Некохантен восстанавливают. Узнала об этом вчера. Значит, амазонки, скорее всего совет, посылают команду. – Ранма прикусила губу. – Вторая проблема в том, что Усаги и Ами учатся в средней школе, их родители могут заинтересоваться длительным беспричинным отсутствием, не упоминая уже о пропаже девочек.
     Ранма пожала плечами.
     – Надеюсь, к тому времени, как амазонки совета прибудут, я уже буду далеко. – Она нахмурилась, глядя на дверь. – Что оставляет лишь Лин-Лин. Если они узнают, что она здесь…
     – Я об этом позабочусь, Ранма, – вызвалась Марс. – Она сможет остаться в храме, и я удостоверюсь, что она одевается как обычная школьница, а не как экзотичная амазонка. – Рыжая кивнула.
     – Думаю, у меня есть решение второй проблемы, На-тян, – вставила Касуми. – С легким макияжем, краской для волос и изменением стиля, Аканэ сможет подменить Ами. Хочу сказать, они уже практически близнецы. А Аканэ сможет взять в школе отпуск.
     Артемис изучил двух Сенши.
     – Это, возможно, сработает, особенно с учетом ненормированного рабочего дня матери Ами. Что с Усаги?
     Касуми покраснела.
     – Ну, Усаги довольно много времени проводила у нас дома, и однажды мы начали играться…
     – Что?! – хором воскликнули Венера, Юпитер и Марс.
     – Мы обнаружили, что я могу использовать маскировочную ручку, – закончила Касуми. – Из Усаги получается довольно неплохая Касуми и отличная Ранма, но, думаю, своей Усаги я ее побью. Я использую ручку, замаскировавшись как Усаги, и никто не узнает, что ее нет. Только помни, У-тян, твоя готовка и оценки скоро пойдут в гору.
     – Я хочу увидеть тебя как Усаги, Касуми-сан, – подольстилась Марс. – В смысле, умеющая готовить Усаги это зрелище, которое стоит увидеть! – Мун показала своей Второй язык.
     Затем, усмехнувшись, Мун вручила старшей Тендо маскировочную ручку. Подняв ее над головой, Касуми воскликнула:
     – Маскировочная сила! Преврати меня в прекрасную Цукино Усаги! – Вспышкой позже напротив Сейлор Мун стояла Усаги.
     "Усаги" моргнула и завизжала:
     – Ух ты! Сейлор Мун! Я твоя большая поклонница! Ты самая прекрасная из всех Сенши. Ну, я на вижу твоего лица, но я знаю, что это так! Можно мне твой автограф?
     Большинство Сенши стояли, разинув рты. Ранма, смеясь, каталась по полу. Когда Мун неистово повернулась ко своей второй половине, "Усаги" отразила ее действие. Они обе проскулили:
     – Ранма! Хватит смеяться! – Все уставились на "Усаги".
     "Усаги" обожающе взглянула на Мун:
     – Сейлор Мун, ты такая классная! – Всхлипнув, блондинка повернулась к Марс. – Я просто пойду читать мангу и не буду никому из вас мешать, хорошо?
     – Я так больше не делаю! – завизжала Мун, одновременно с криком Марс:
     – Оставь мою мангу в покое, булкоголовая! – Обе девушки резко остановились и переглянулись. На их лицах медленно появились улыбки.
     – Она справится, – хором сказали они.
     Позволив себе раздраженно фыркнуть, Набики возобновила контроль:
     – Можем мы стать посерьезнее, дамы? – Обе Усаги, и Сенши, и похожая на Касуми, смутились. – У нас еще остается вопрос, как доставить отбывающую команду к Джокецузоку, пока не стало слишком поздно. Если уже не слишком поздно, – сказала она в сторону. Комнату покинуло все веселье.
     Ранма казалась немного мрачной, но на ее лице проступила решимость.
     – Даже если мы будем слишком поздно, таких людей, как в совете, нужно остановить. Это не вопрос мести, это вопрос чести и справедливости. – Она взглянула на Набики. – Просто доставь нас туда, Набс. Продавай фото, делай все, что нужно. – Ранма протянула руку ладонью вниз. Сенши и их подруги подскочили и накрыли ее. – Потому что Сейлор Сенши не проигрывают.

     Девять девушек стояли в зале вылета нового международного аэропорта Токио, Набики в последний раз пробежалась по плану с Мун, Меркурий и Сумрак. Марс осталась в храме позаботиться о Лин-Лин, но остальная команда Сенши пришла проводить их. Касуми снова изумилась, как же угрожающе выглядела Ранма, когда она была Сейлор Сумрак. Усаги выглядела царственно, Ами строго, но Ранма была похожа на оружие.
     Старшая Тендо вновь возблагодарила богов, что Усаги и Ранма были столь благородными людьми. Она могла представить, что бы большинство людей сделали с абсолютно верной необнаружимой убийцей. Усаги могла бы захватить власть при помощи своей убийцы, своего лунного кулака, если бы она того захотела. Тряхнув головой, Касуми улыбнулась. Усаги это Усаги.
     – Запоминайте, когда окажетесь в Гонконге, свяжетесь с Nanming Air Service. Они доставят вас к геологам. Там Бао на вертолете сможет на несколько дней сократить вам путь до Джокецузоку. Вернуться к ним вам придется пешком. – Набики пристально оглядела Сенши в обычной одежде. – Поняли? Помните, вы все летите по студенческим визам, поездка проспонсирована Valley Geological Survey, Inc. – Три девушки кивнули.
     Сумрак дружелюбно положила руку на плечо Набики.
     – Набс, как ты все это оплатила?
     Бывшая торговка информацией рассмеялась.
     – Я по уши залезла в долги и обзвонила кучу должников, чтобы упростить правовую сторону поездки в Китай. – Она пожала плечами. – Если Лунная Конфедерация не преуспеет, я разорена, – весело объявила Набики.
     – Набс…
     – Не переживай, Рыжая. Ты же знаешь, я всего лишь сделала ставку на уверенность, что Лунная Конфедерация верное дело, пока Сенши сотрудничают. – Набики начала подталкивать трио в сторону стойки регистрации. – А теперь идите. Если вы пропустите полет, я буду счастлива мучить вас, пока у Усы не будет своих детей.
     Обменявшись объятиями и добрыми напутствиями, три Сенши отправились к стойке регистрации. Когда Мун поставила кошачью переноску, она прошептала:
     – Прости, Луна, но "питомцев" следует оставлять в грузовом отсеке. Мы заберем тебя как можно быстрее. Набики устроила все так, что тебе не придется долго ждать в карантине.
     Кошка хихикнула:
     – Не волнуйся, моя Королева. Это малая цена. Счастливого полета.
     Дежурная улыбнулась, когда прекрасная блондинка шепотом прощалась со своим питомцем. Многие так делали. Она моргнула и потерла уши, когда подумала, что ей послышался доносящийся из переноски ответный шепот.
     – Что-то случилось? – спокойно спросила Меркурий. Дежурная нервно рассмеялась.
     – Нет, просто долгая смена. Вот ваши билеты, Мидзуно-сан, и спасибо, что летите JAL.

     Бао Тзчиэнь терпеливо ждал, сидя в лендровере компании, спокойно куря одну из грубо обкусанных сигарет, что ему нравились. Взглянув на часы, он отметил, что самолет Nanming должен вот-вот приземлиться.
     Тридцатилетний геолог удивился, когда ему на спутниковый телефон позвонила Тендо Набики. Девочка чертовски хорошо могла во всем помочь, и она спасла его задницу в последнее его посещение Токио, когда он сбегал от непростительно большого карточного долга местному главе якудзы. Бао вздохнул. Тендо была красива, но именно ее разум вынудил его пожалеть, что она не была на несколько лет постарше.
     Слабый гул заставил его поднять глаза к небу, и после минуты изучения горизонта он заметил маленький гидросамолет, летящий над линией деревьев. Он опустился на тихое озеро и подрулил к берегу.
     Когда самолет остановился, мягко покачиваясь на спокойной воде, эффектная рыжая открыла люк и спустилась на поплавок. Когда она легко нашла там равновесие, Бао смог сравнить ее лишь с тысячу раз прокованным мечом, прекрасным и опасным. Она пригвоздила его своим неподвижным кобальтово-синим взглядом.
     – Вы Тзчиэнь-сан? – Он кивнул. – Спасибо, что приехали забрать нас, – сказала она с похожей на восход солнца улыбкой.
     Повернувшись обратно к салону самолета, рыжая взяла три рюкзака и небрежно выбросила их на берег. Они приземлились аккуратным рядом. Рыжая последовала вслед за ними, легко прыгнув на четыре метра, под потрясенным взглядом Бао.
     Движение в самолете привлекло внимание Бао. Из люка выбралась невероятная блондинка с черной кошкой на плече. Его омыла волна доброжелательной жизнерадостности, когда она оживленно помахала ему и сказала:
     – Доброе утро, Тзчиэнь-сан! – Кошка спустилась блондинке на руки, и та тоже прыгнула на берег, сделав сальто в верхней точке своего прыжка. Сигарета Бао незамеченной выпала на землю.
     Высадилась третья пассажирка самолета, синеволосая девушка с раздражением на лице. В любой другой компании она была бы ошеломляюща. По сравнению с двумя своими соотечественницами она была почти незаметна. Тряхнув головой, она тоже прыгнула к берегу, приземлившись на мелководье. Когда она побрела к рюкзакам, Бао заметил, что она нисколько не намокла.
     Откашлявшись, он спросил:
     – Вы трое от Тендо-сан? – После трех согласных кивков, Бао продолжил: – Тогда давайте вернемся в лагерь. Мы будем в воздухе примерно через три часа. – Девушки схватили свои рюкзаки и пошли за ним к лендроверу.
     Во время часовой езды обратно к базовому лагерю Бао и блондинка, Усаги, оживленно беседовали. Он понял, что скрывали их невероятные физические умения и необыкновенная красота. Они были школьницами! Школьницами посреди одного из самых грубых мест на планете. Он подумывал возразить, пока не вспомнил Тендо Набики пару лет назад, и промолчал. У него было чувство, что эти школьницы могли справиться с чем угодно и с кем угодно.

     Мун махала улетающему вертолету, пока он не исчез из вида, после чего обернулась к двум своим подругам.
     – Полагаю, нам лучше превратиться и выдвинуться. – Трансформировавшись в свою Сейлор форму, три Сенши поправили рюкзаки и побежали на запад, выдерживая 25 километров в час, Сумрак вела.
     Пока они бежали, Сумрак заговорила:
     – Помните, как группа, амазонки, возможно, сильнейшие на Земле люди. Не судите по внешности. Обычно чем старше амазонка, тем она сильнее. Не сдерживайтесь. – Они продолжали двигаться без продолжения речи, пока Сумрак вновь не нарушила молчание: – Так мы придерживаемся плана, Мун?
     – Да. Хотела бы я закончить все без лишнего насилия, но Ку Лон, Сянь Пу и Му Цзу приоритетны. Едва мы освободим их, у нас будет больше возможностей.
     Они ни о чем не разговаривали, пока не остановились для краткого отдыха и легкого перекуса четыре часа спустя, приблизившись к месту назначения. Голос Меркурий напугал двух других.
     – Я думала об этом, и, может быть, будет лучше, если ты используешь Кристалл, чтобы вы с Ранмой смогли говорить на путунхуа. Я знаю, что Рей будет в ярости, но…
     – Я достаточно знаю путунхуа, чтобы понять общий смысл сказанного, Ами, – заверила Сумрак гениальную девушку.
     Мун казалась обеспокоенной.
     – Я не уверена, что это такая уж хорошая идея, Ами. Не из-за того, что это сделает со мной, но из-за того, что это сделает с Ранмой. Боюсь, этот процесс мог изменить Мамору. Он всегда был немного высокомерен, но когда он вернулся из Китая, он был другим. Я докучала ему, и он, казалось, не слишком уважал остальных. Может быть, Серебряный Кристалл что-то с ним сделал. В смысле, не скажу, что я знаю, что именно я сделала.
     Меркурий медленно кивнула.
     – Может быть и нет, но твоя интуиция хороша. Если ты думаешь, что это плохая идея, я готова к тебе прислушаться.
     Сумрак огляделась.
     – Если вы в порядке, нам стоит поспешить. Я не хочу в темноте бродить неподалеку от Дзюсенке, и нам понадобится время, чтобы найти безопасное место для лагеря. Луна, ты свежая, сможешь пойти вперед на разведку? Берегись лис и медведей. – Когда лунная кошка ускользнула вперед, остальная команда быстрой ходьбой продолжила свой путь, старясь шуметь при этом как можно меньше.
     Менее чем через час Мун и Меркурий остановились, когда Сумрак замерла и подняла руку. Луна присела у ног рыжей Сенши. Сумрак жестом подозвала их к себе.
     Они стояли на высоком утесе, с которого открывался вид на небольшую долину. Дно долины было покрыто пышной зеленью и усыпано множеством прудов, из большинства из которых торчали бамбуковые шесты.
     – Дзюсенке, – с содроганием пробормотала Сумрак. – Возможно, опаснейшее место на Земле для не-Сенши. – Она взглянула на Мун и Луну. – Вы двое будьте поосторожнее, ладно?
     Обогнув проклятую долину с северной стороны, они добрались до пути, ведущему к Джокецузоку. Сумрак осмотрелась.
     – Наверное, это лучшее место, чтобы поискать место для лагеря. Мы сможем наблюдать за всеми, кто приходит и уходит с Дзюсенке, и отсюда всего восемь-девять километров до Джокецузоку. – Остальные кивнули, доверяя опыту рыжей.
     Побродив вокруг с полчаса, Сумрак нашла небольшую бамбуковую рощу, идеально подходящую для скрытого лагеря. Предложив своим спутницам отдохнуть, она начала разбивать лагерь, часто возвращаясь на тропу, чтобы проверить свои успехи. После двух часов работы, когда уже наступили сумерки, она с гордостью продемонстрировала дело рук своих. Лагерь было сложно обнаружить даже стоя посреди него. С тропы же он был совершенно невидим.
     – Скоро совсем стемнеет, – прокомментировала Сумрак. – Может, первую вылазку мне сделать этой ночью, Мун?
     Лидер Сенши прикусила губу.
     – Если ты так хочешь. Я беспокоюсь и не хочу терять времени. – Рыжая Сенши кивнула.
     – Важно помнить, что я НЕ невидима, скорее скрытна, так что мне нельзя обращать на себя внимание. Лучше всего работать по ночам, и я не хочу терять много ночей. – Сумрак достала банку жидкого топлива. Поместив ее в небольшую ямку, она подожгла ее. – Я приготовлю немного еды, прежде чем идти.
     Меркурий уже возилась со своим компьютером.
     – Я настрою компьютер искать следы жизни и инфракрасные структуры в пределах пятисот метров. Помню, ты говорила, что амазонки мастера скрытности, но я надеюсь, все они скрыть не могут. – Сумрак кивнула.
     Мун слегка надулась.
     – Я вот чувствую себя какой-то бесполезной, понимаете?
     Добавив воду в сублимированную тушенку, Сумрак подошла и крепко обняла своего лидера.
     – Не беспокойся, милая. У всех у нас свои таланты, и если кто и может без лишнего боя разобраться со всем здешним беспорядком, так это ты. Кроме того, если дойдет до боя, я рада, что ты с нами. – Меркурий обняла Мун за плечи.
     – А я вдвойне.
     Разговор прервался, когда они отпустили друг друга, и три девушки посмотрели на кипящее рагу.
     После еды Сейлор Сумрак призраком умчалась в темную горную ночь.

     Обычные ночные шумы умеренного горного леса не нарушились, когда Сейлор Сумрак скользнула мимо заставы амазонок. Она замедлилась, чтобы подслушать какие-нибудь разговоры, но трое охранниц были дисциплинированы, не отвлекаясь от своей задачи. Однако, к ужасу Сенши, они были нисколько не настороже. Война, вероятно, уже закончилась.
     Прибыв к главной деревне Джокецузоку, Сумрак беззвучно вскочила на вершину частокола и спрыгнула в деревню. Как и большинство до-электрических обществ, в Джокецузоку после заката было более-менее тихо. Рыжая Сенши была не намерена расслабляться из-за этого "более-менее".
     Она осторожна направилась к каменному зданию единственной каменной постройке в деревне. Остановившись там, Сумрак поискала любую активность в здании совета, но даже своими расширенными чувствами ничего не обнаружила. Кивнув самой себе, она сочла это еще одним знаком того, что война закончилась, и повстанцы проиграли.
     Новейшая Сенши пробралась на деревенскую площадь, задержавшись на мгновение перед большим бревном, висящим в паре метров над землей. Она беззвучно вздохнула, прежде чем уловить знакомый запах, перекрываемый зловонием заражения. На площади висела бамбуковая клетка, из которой запах и доносился. Она подобралась к ней. Взглянув внутрь, она своим кошачьим ночным зрением увидела одного их тех, кого она искала.
     В маленькой клетке сидел Му Цзу, одетый лишь в грязную набедренную повязку. Его руки неподвижно лежали на коленях, все тело было покрыто синяками. Некогда роскошные волосы висели перед лицом спутанным занавесом. Надеясь, что он был в сознании, Сумрак прошептала:
     – Мус, проснись. Где Шампу и Колон?
     Медленно подняв голову, парень показал свое лицо. Сумрак тяжело сглотнула. Нос Му Цзу был сломан, но это было мелочью по сравнению с тем, что осталось от его глаз. Сенши заметила блеск луны, отразившейся от оставшихся в ужасных ранах осколков стекла.
     – Саотоме? – хриплый шепотом выдавил парень. – Ты пришла за Сянь Пу и Ку Лон? – Он закашлялся. – У тебя есть вода?
     Сдерживая слезы, Сумрак кивнула, но сразу же ответила вслух:
     – Да, Мус. Горлышко у тебя рядом с губами. Пей. – Амазонский парень жадно выпил. – Что произошло?
     – Когда они меня победили, четверо охранниц совета держали меня, в то время как Пад Цзум сказала им принять меры предосторожности, чтобы я не сбежал. Она разбила мои очки своей клюкой. – Му Цзу невесело усмехнулся. – Хотел бы я, чтобы она сперва их сняла. Руки они отрезали только через неделю.
     Сумрак поперхнулась.
     – Вообще-то, они их не отрезали. Должно быть, использовали точки давления, чтобы ты так подумал.
     Поднеся свои неподвижные ладони к лицу, Мус пожал плечами.
     – Ну, уже что-то. Спасибо за воду, Саотоме, но тебе лучше поспешить. В деревне все еще есть патрули, а ночь вечно не продлится. По крайней мере, для большинства.
     Сумрак яростно прошептала сквозь слезы:
     – Ты тупая утка. Если думаешь, что я оставлю тебя здесь, то ты меня никогда не знал.
     Слепой мастер боевых искусств повернулся на ее голос.
     – Я это знаю, и мне стыдно. Однако Сянь Пу и Ку Лон это те, кто…
     – Заткнись. Я вернусь. Где Шампу и Колон?
     – Стражники расслабленнее, чем должны быть. Они разговаривают. Они обе в здании совета.
     – Спасибо. – Сумрак исчезла в ночи.

     – Он умирает? – тихо спросила Мун с экрана коммуникатора.
     – Ага, я в этом вполне уверена, – прошептала Сумрак. – Его раны заражены, и я сомневаюсь, что в последнее время он достаточно пил.
     – Ты сможешь его вытащить? – спросила Меркурий.
     – Конечно, но едва он исчезнет, амазонки станут куда бдительнее, – ответила Сумрак.
     Губы Мун сжались в тонкую линию.
     – Забери их всех, Сумрак. Разберемся со всем позднее. Справишься?
     – Утка, кошка и маленькая старая леди? Нет проблем, босс. Амазонки будут не слишком счастливы, но прямо сейчас меня это не слишком-то заботит.
     – Тогда сделай это, Сумрак, и поспеши. Мы ждем.

     Сумрак тихонько спустилась по лестнице в здании совета. Четыре стражницы были не так внимательны, как обычно, свидетельство умений Сенши. Она подошла к запертой двери и, внимательно ее изучив, выпустила один коготь и осторожно разрезала засов.
     Дверь была сделана так, чтобы при открытии проскрипеть так громко, чтобы разбудить и мертвых. Тьму не нарушил ни один звук, когда внутрь прокралась Сумрак. У дальней стены на грязной подстилке из соломы лежала Ку Лон, на руках и ногах были оковы. Впервые на памяти Сумрак, Ку Лон выглядела слабой. Она проявилась и подошла к старухе.
     – Сэнсэй, – пробормотала она. – Пора просыпаться. Нам нужно бежать. – Рыжая Сенши прикусила губу, когда старейшина медленно открыла глаза.
     – Кто здесь? – раздался хриплый вопрос.
     – Это я, Ранма. – Древняя матриарх улыбнулась.
     – Я знала, что ты придешь, ученица, – прохрипела она, дыхание клокотало у нее в горле. – Ты… – Ку Лон положила руку на лицо Сумрак. – Ты стала одной из них. Даже став такой слабой, я чувствую твою силу.
     – Что они с вами сделали, сэнсэй?
     Старуха хрипло усмехнулась.
     – Они иссушили мой ки. То, что держало меня живой и сильной. Теперь я чувствую себя на свой возраст. – Смех превратился в сухой плач, когда дрожащей рукой ей удалось указать направление. – Сянь Пу в той клетке. Я не знаю, как много человеческого в ней осталось, но забери ее и беги. Все, чего я прошу, чтобы она умерла, зная, кто она.
     – Она блокирована?
     – Да, полностью. Я не знаю ничего, что бы могло ее восстановить. Я умираю. Забери мою правнучку и позаботься о ней, ученица. Ты и она это все, что у меня осталось. – Ку Лон опустилась вниз.
     – Пока нет, прабабушка. Мус все еще жив, хотя эта ублюдочная садистка Пад Цзум его ослепила. Я заберу вас троих. Боюсь, это приказ моей Королевы, и он приоритетен. – Гримаса Сумрак была лишь призраком ее обычной дерзкой усмешки.
     – Хотела бы я уйти, дитя, но, похоже, я связана. – Старейшина двинула рукой, негромко позвенев цепями.
     – Не волнуйтесь. Есть кое-что новенькое. – Когти Сумрак разрезали усиленные ки цепи, как будто они были обычными нитями. Ку Лон впервые широко распахнула глаза.
     – Ты освоила Нэко-кен? – недоверчиво спросила она. Сумрак кивнула. Она молча подошла к клетке Сянь Пу. Бело-лавандовая кошка внутри не спала, но в глазах не было ни единой общей для жертв Дзюсенке искры человечности. Несмотря на это, она замурлыкала и потерлась о решетку при приближении Сумрак.
     Синие когти ки отрезали замок на клетке, и Шампу выскользнула наружу. Сумрак обняла кошку, плача в ее мех. Лавандовая кошка заизвивалась, но выглядела довольной вниманием. Ку Лон смотрела с тенью своего прежнего огня.
     – Тебе стоит гордиться ей, ученица. Ей промывали память дважды в день большую часть месяца, и лишь в последние несколько дней она сдалась. Им пришлось морить ее голодом, чтобы уменьшить ее сопротивление.
     Сумрак кивнула, все еще пряча лицо в мехе Шампу. Посадив, наконец, кошку себе на плечо, она взяла себя в руки.
     – Ладно, Шам-тян. Мы идем на свидание, и нам стоит уйти до того, как вернутся родители. – Кошка замурлыкала.
     Сумрак подхватила свою древнюю наставницу и пропала из виду. Такое путешествие встревожило Ку Лон. Мир растворился в бесформенных серо-черных тенях, и она почти ничего не видела. С удовлетворением и гордостью старая воительница поняла, что ученица превзошла своего учителя.
     Так же внезапно ее зрение вернулось. Сумрак опустила ее, чтобы освободить Му Цзу. Старуха вздохнула, увидев израненное лицо парня. Сумрак облила его водой, и вручила ей тяжело раненную утку. Взяв своего былого подопечного, Ку Лон пробормотала:
     – Ты хорошо справился, дитя, никто бы не справился лучше. – Удерживая свою драгоценную ношу, Сейлор Сумрак ушла так же тихо, как и пришла.

     Мун резко проснулась. Сейлор Меркурий что-то сканировала своим компьютером и визором, но обернулась взглянуть на своего лидера.
     – Я уснула, – призналась Мун.
     Меркурий пожала плечами.
     – Не страшно. Что тебя разбудило?
     Блондинка заколебалась, а затем уверенно ответила:
     – Сумрак возвращается. – Меркурий кивнула и продолжила свое сканирование. Несколько минут спустя Сейлор Сумрак позволила им увидеть себя. И Мун, и Меркурий подскочили к ней.
     Уложив пострадавшую старейшину на свое одеяло, рыжая Сенши посмотрела на Меркурий.
     – Меркурий, мне нужно немного горячей воды, и побыстрее. Утка это Мус, и, кажется, в форме птицы его раны влияют на него сильнее.
     – Уже занялась, Сумрак, – заверила Меркурий. Перебравшись к кострищу, она подожгла свежую банку с топливом.
     – Что с вами случилось, старейшина? – спросила Мун. – Вы были так сильны, когда мы впервые встретились.
     Ку Лон скрипучим хрипом ответила:
     – Они иссушили мой ки. В этом секрет долгой жизни амазонок. Если воин развивает свой ки до уровня, где тот растет сам по себе, она становится старейшиной. – Она остановилась, чтобы отдышаться. – Мне триста шесть лет. Без ки мое тело слабеет. – Старая амазонка закрыла глаза.
     Сумрак взглянула на свою Королеву.
     – Можешь что-нибудь сделать, Мун? Я не хочу, чтобы ты рисковала жизнью с Серебряным Кристаллом, но… она очень много для меня значит.
     – Ты думаешь, я собираюсь просто сидеть и смотреть, как она умирает? С тобой я так не поступила, и тогда я была много слабее. – Сумрак отшатнулась как от удара.
     – Я не про то, я… – Ее голос упал до шепота. – Я просто не хочу тебя потерять.
     – Это то, что мы и делаем, Сумрак. Спасаем жизни. – Лицо Мун смягчилось. – А что с Сянь Пу? – спросила лидер Сенши, милостиво меняя тему.
     – Прием должен был стереть ее человечность, но я уверена, они просто ее подавили. Аканэ сама смогла вернуть свои воспоминания, и я надеюсь, Шампу похоронена где-то в глубине. Она ластится ко мне, думаю, это хороший знак. – Ку Лон кивнула.
     Меркурий нагрела немного воды и восстановила Му Цзу. Синеволосая Сенши пришла в ужас, но методично просканировала раненого амазонского парня. Закрыв свой компьютер, она подошла к двум своим подругам.
     – Он в ужасной форме. Обезвоживание, отсутствие ухода, жар почти 41 градус. Я бы сказала, что он не дотянет до утра, если бы поняла, как он вообще еще жив. Я не смогу его спасти. Не думаю, что смогла бы и мама, окажись он прямо сейчас у нее в больнице.
     – Ки и воля, – прошептала Ку Лон. – Он держит себя в живых, чтобы спасти Сянь Пу. – Она понизила голос. – Что бы вы ни делали, НЕ говорите ему, что вы спасли Сянь. Он умрет через полчаса.
     Меркурий пораженно взглянула на старуху:
     – Примерно как жертвы Хиросимы, погибшие, едва утолив жажду, – удивленно сказала она.
     Сумрак изучила свою наставницу.
     – Если мы поднимем вас на ноги, вы сможете спасти Муса?
     – Возможно. Мне понадобятся травы, которые теперь будет трудно собрать, раз уж Пад Цзум знает, что вы здесь, но если я смогу их собрать, я помогу. А что Лунная Королева? Вы сможете его исцелить?
     – Не думаю, старейшина. Мое исцеление скорее духовное, чем телесное. Я с трудом справляюсь даже с умеренными ранениями. – Мун выпрямилась. – Но попробовать не помешает. Думаю, я смогу помочь вам, по крайней мере, вы поможете Му Цзу.
     Старейшина амазонок выглядела обеспокоенной.
     – Не стоит ли вам сэкономить силы? Совет не отнесется к нашему побегу спустя рукава.
     – И рискнуть смертью кого-то из вас или потерей Сянь Пу? Некоторые риски допустимы, старейшина. Некоторые нет, – сказала Мун. Повернувшись к двум своим Сенши, она добавила: – Сможете меня поддержать? Я постараюсь исцелить всех троих, Ку Лон-саму первой. – Они кивнули и встали рядом со своей Королевой.
     Закрыв глаза и сняв брошь, Мун взмахнула рукой и зачитала:
     – Moon Healing Activation! – Мерцающий серебристый свет осветил древнюю амазонку, уставившуюся на это широко раскрытыми глазами. Через несколько мгновений свет угас. Мун беспокойно спросила: – Как вы себя чувствуете, старейшина?
     Ку Лон улыбнулась.
     – Слаба, но много лучше. Что думаешь, ученица?
     – Ваш узор ки больше похож на обычную пожилую женщину, примерно лет семидесяти, – ответила Сумрак, изучив свою наставницу.
     – Так я и думала. Старость лучше смерти, и мой ум все так же остер, как и всегда, – улыбнулась Ку Лон. – Спасибо, дитя. Хотя, возможно, мне стоит сказать, спасибо, моя Королева.
     Мун покраснела.
     – Я рада, что смогла помочь. Посмотрим, что я смогу сделать для Му Цзу. – Когда Серебряная Энергия взвихрилась вокруг его тела, ранения парня заметно улучшились. – Ха. Это получилось лучше, чем я ожидала.
     – Как ты себя чувствуешь, Мун? – спросила Сумрак.
     – Я в порядке, Сумрак. После твоих тренировок моего ки и увеличения сил, использование Кристалла оказалось гораздо менее выматывающим.
     Меркурий просканировала Му Цзу и немного расслабилась.
     – Ему гораздо лучше. Температура упала до 40 градусов, а заражение уменьшается. Если Ку Лон-сама сможет его вылечить, думаю, он выкарабкается, если мы сумеем достаточно его напоить.
     – Отлично! – воскликнула Мун, захлопав в ладоши. – Что оставляет лишь Сянь Пу. – Она нахмурилась и повернулась к Ку Лон. – Честно признаю, старейшина, мой опыт работы с проклятиями Дзюсенке не слишком хорош. Проклятие, кажется, сродственно моей магии. Я постараюсь ей помочь, но никто не скажет, что произойдет.
     – Понимаю, дитя. Меня больше беспокоит, сможешь ли ты хоть чем-нибудь помочь моей правнучке. Я могу лишь просить попробовать. – Мун кивнула.
     – Кроме того, я не жалуюсь, босс. Ты всего лишь спасла мне жизнь и помогла с Нэко-кеном. По мне так это чертовски хорошо, – высказалась Сумрак.
     Глубоко вдохнув, Мун вновь призвала Серебряный Кристалл. Едва Серебряная Энергия омыла испуганную кошку, ее тело, казалось, впитало ее. Примерно через минуту свет угас, и Мун прислонилась к обеспокоенной Сумрак. Сянь Пу казалась спящей. Меркурий подошла и просканировала маленькое тельце.
     – Немного похоже на Сумрак, Мун. Серебряная Энергия постоянна. Нейронная модель усложняется, так что, что бы ты ни сделала, думаю, это вернет ей разум.
     С болью поднявшись на ноги, Ку Лон проковыляла к своей наследнице и погладила спутанный мех.
     – Это все, что мы могли просить. Мы в долгу перед домом Луны, а амазонки всегда платят свои долги. – Мун улыбнулась и помотала головой, но не стала возражать. Ее лицо посерьезнело.
     – Ладно. Мы забрали пленников, даже если они пострадали сильнее, чем я боялась, – задумчиво заметила Мун. – Ну, я бы хотела разрешить все мирным путем, но я не позволю людям, которые могли сделать ТАКОЕ, – выдавали она, указывая на Му Цзу, – остаться у власти. Что нам делать?
     – Думаю, нам стоит сделать все это официально, моя Королева, – предложила Луна. – Предложить совету условия и обратиться к ним как правитель Лунного Королевства. По крайней мере, мы будем наравне с этими старейшинами. – Ку Лон насмешливо посмотрела на лунную кошку.
     – Говорящая кошка как советница махо-сёдзё? Ну разве это не клише? – с гораздо здоровее звучащей усмешкой спросила пожилая женщина.
     Когда Луна заметно смутилась, Сумрак развела руками.
     – Эй, анимэ тоже нужно было взять откуда-то идею, верно? – Она взглянула на Мун. – Так какой у нас план?
     – Думаю, это работа для гениальной девушки, не так ли, Сумрак? Меркурий, вы с Луной будете моим послами. Как думаешь, как нам лучше всего выразить свои требования?

     Мирная тишина предрассветной мглы в Джокецузоку давным-давно была нарушена. На стенах горели фонари, патрули бродили по периметру. В подвалах здания совета старейшины Пад Цзум и Дао Паз наблюдали, как старший следопыт, Па Фум, осматривала клетку.
     Пад Цзум было немного неуютно. Фум была одной из "восстановленных воинов", ее память была изменена приемом си фа сянь гао. Один из ключей к сохранению состояния таких воинов был в том, чтобы удерживать их подальше от Ку Лон и, особенно, от Сянь Пу. Но сейчас выбора не было. Следопыт посмотрела на своих старейшин.
     – Уважаемые старейшины, в этой комнате нет никаких следов. Кто бы ни освободил пленников, он двигался как призрак. – Она подняла одну из оков. Поверхность разреза блестела как зеркало. – Эта никогда не видела таких разрезов. У этой нет ни малейшего представления, как такое сделать.
     Дао Паз лениво потянулась.
     – Я слышала об одном человеке, кто мог оставить такой разрез. Саотоме Ранма, когда она в Нэко-кене. – Па Фум побледнела.
     – Ерунда, Паз. Я слышала о ее ки когтях в таком состоянии, но в Нэко-кене у нее недостаточно контроля, чтобы проникнуть в Джокецузоку, – возразила Пад Цзум.
     – Но уважаемая старейшина, четыре воина были без сознания, хотя ни одна из них не была тяжело ранена. Ко Лань нашли с ее сумкой под головой. Звучит очень похоже на Бого… – пролепетала Па Фум.
     – Ты НЕ будешь распространять никаких беспочвенных слухов, старший воин, – прорычала Пад Цзум. – Понятно? – Фум поспешно кивнула. Старейшина заметно успокоилась. – Хорошо. Скоро рассветет. Сможешь изучить все вокруг клетки с пленником. Несомненно, ты найдешь след. Подозреваю, это последние остатки повстанцев, возможно, во главе с Са Лон. Если мы захватим ее, это будет справедливый обмен на потерянных пленных.
     Па Фум поклонилась и сосредоточилась.
     – Эта не думает, что от холодного камня можно что-то узнать, уважаемая старейшина. Эта дождется дневного света и изучит мягкую землю. С вашего позволения? – Пад Цзум кивнула, и Па Фум удалилась.
     Маска спокойствия Цзум спала, когда она повернулась взглянуть на свою спутницу. Паз осталась спокойной и равнодушной.
     – Оставь свои угрозы воинам, Пад. Ты знаешь, что Богоубийца здесь.
     – Нет. Мы подозреваем, что она здесь. Признаю, это вполне возможно. Однако если она одна, она падет перед шестью старейшинами и у нас будет Хозяйка Войны, – возразила глава старейшин.
     Паз пожала плечами.
     – У тебя не будет шести старейшин. Ло Шунь не поднимет на Саотоме руку. Она уважает девочку, и, боюсь, наша… резкость с Сянь Пу ее потрясла.
     Пад Цзум пожала плечами и вздохнула.
     – Если захочешь ткнуть в очевидное и сказать, что было ошибкой блокировать и очернять героиню войны с мусками, я не возражу. Но что сделано, то сделано. Сожаления о политическом просчете не слишком нам помогут. – Она сделала паузу, затем продолжила: – Сейчас у нас есть проблемы поважнее. Подождем дня и посмотрим, что найдет Па Фум. – Ее спутница кивнула, и они ушли из тюрьмы.

     К рассвету все шесть старейшин собрались, глядя, как Па Фум прочесывает деревню, под ранним светом ее лицо казалось бледным. Вся остальная деятельность была запрещена до того момента, как старший следопыт завершит свое расследование. Мао Ваз, наконец, подытожила чувства всех шести:
     – Слишком долго. Даже если их унесли в проклятых формах, старая изменница должна была достаточно обременить своего спасителя, чтобы след был заметен.
     Солнце уже было высоко над горизонтом, когда Па Фум позвала старейшин к клетке Му Цзу.
     – Уважаемые старейшины, это единственный след, который удалось найти. Эта считает, что старую заключенную… – Фум сделала паузу, наморщила лоб, пытаясь что-то вспомнить, и отбросила эти мысли. – Простите, уважаемые старейшины. Эта считает, что заключенную здесь ненадолго спустили на землю. Здесь пролили воду, возможно, чтобы вызвать проклятье.
     – И? – поторопила Пад Цзум.
     – Это все, что этой удалось найти. Гость, похоже, далеко за пределами моего ничтожного навыка. – Па Фум поклонилась.
     Дао Паз кивнула.
     – Спасибо за усилия, старший воин. Ты свободна. Иди позавтракай. Думаю, сегодня будет долгий день.
     Следопыт поклонилась и ушла на сохраняющей приличия скорости. Сунь Лам посмотрела ей вслед. С легкой дрожью в голосе она спросила в пространство:
     – Никто ведь не сомневается, что пришла Саотоме?
     – Не обязательно, – раздраженно ответила Пад Цзум. – Это может быть работа Са Лон. – После этого она покачала головой. – Нет, я даже себя не могу убедить. Почти наверняка это Богоубийца. Но почему она беспокоится за этих трех предателей? Предки! Она должна ненавидеть их и не доверять им, после всего того, что Ку Лон и ее подопечные с нею сделали.
     – Я разговаривала с ней после Дзюсендо, – сказала Ло Шунь. – Леди Саотоме считает Ку Лон своим учителем. Мы все знаем, насколько умелым она была инструктором. Леди Саотоме все еще хорошо относится к своему дураку отцу, потому что он ее учил. Несложно представить, на какую верность может вдохновить своих учеников кто-то вроде Ку Лон.
     Совет размышлял о прошлых и еще возможных просчетах. Наконец, Мао Ваз сказала:
     – Весь наш план основывался на том, что Саотоме отнесется к нам как к доброжелательным учителям древних приемов и своему единственному шансу вновь опустить себя до мужчины. Ну, этот рис выбросили вместе в шелухой. Весь вопрос в том, угроза ли она? Приведет ли она с собой хоть кого-то?
     Ло Шунь покачала головой.
     – Возможно, Хибики, но на самом деле никто не угроза. Думаю, одной Богоубийцы будет вполне достаточно.
     – Девушка не… – начала Пад Цзум. Одна за другой, все старейшины посмотрели на восток. – Чувствуете? После Са Фона я не испытывала такой силы. Во имя предков! Неужели ЭТО Богоубийца?
     Дао Паз покачала головой.
     – Нет, я так не думаю. Я чувствую лишь минимум ки. Эта сила тяжелее… старше. Полагаю, приближается кто-то с магией. Если это союзник Саотоме, у нас могут быть проблемы.
     К совету подбежала молодая ученица и, встав на колени, коснулась лбом земли. Пад Цзум раздраженно махнула рукой, но сохранила контроль над голосом:
     – Да, дитя, что такое?
     – Уважаемые старейшины, – дрожащим голосом сказала юная амазонка, – к воротам пришла колдунья, желает переговоров с советом.
     Дао Паз приподняла брови.
     – Откуда ты знаешь, что она колдунья, дитя? – Девушка сглотнула.
     – У-у нее нет лица, уважаемая старейшина, никто не может его запомнить. Когда Ли Фа бросила в нее копье, колдунья блокировала его льдом.
     – Ли Фа бросила копье до или после того, как колдунья попросила переговоров? – нахмурилась Пад Цзум.
     – До, уважаемая старейшина. – Пад Цзум заметно успокоилась.
     – Тогда пойдемте к воротам, – спокойно сказала Пад Цзум. Совет быстро добрался до главных врат деревни. Запрыгнув на площадку над воротами, они впервые взглянули на посланницу. Она была ниже среднего роста, с недлинными синими волосами, одетая в бело-синий костюм с короткой юбкой. Но все это меркло на фоне той силы, что излучала ее стройная фигура. Ни одна из совета не могла разглядеть ее лица.
     Пад Цзум расправила плечи.
     – Я Пад Цзум, глава совета амазонок. Кто твоя госпожа, и какое послание от нее ты принесла?
     Девушка с завидным самообладанием поклонилась:
     – Приветствую, старейшина Пад Цзум. Я Сейлор Меркурий, а это Луна, – сказала она, указывая на черную кошку, которую никто пока не заметил. – Я прибыла от имени моего сюзерена, Королевы Серенити, монарха Лунного Королевства, также известной как Сейлор Мун, – снова поклонилась Меркурий. – Моя Королева желает обсудить наказание, которое должно быть оказано злым преступникам, пытавшим Ку Лон, Сянь Пу и Му Цзу. Ее величество также хотела бы обсудить преступления совета амазонок.
     Лицо Пад Цзум во время этой речи багровело, тогда как Мао Ваз и Дао Паз скрежетали зубами. Сунь Лам и Ло Шунь побледнели, а Фунь Хао, тихая старшая наставница, была бесстрастна. Справившись с дыханием, Пад Цзум, наконец, вновь смогла связно говорить.
     – Скажи мне, маленькая ведьма, почему мне не стоит изрезать твое лицо и не отослать тебя обратно твоей сучке-королеве в качестве урока вежливости? Я встречала мусков, которые были не так высокомерны и глупы, как ты, девчонка.
     – Хотите сказать, кроме обычаев переговоров, старейшина? – спокойно спросила Меркурий. – Можете попробовать, но знайте, что любое нападение на меня приведет к вражде между Джокецузоку и моей Королевой.
     Многие из воинов, особенно "восстановленные", беспокойно зашевелились. Пад Цзум взглянула на старшего воина у ворот.
     – Хар Пунь, возьми свой отряд и притащи мне эту наглую чужачку.
     – Д-да, уважаемая старейшина!
     – Глупая девчонка! Взгляни на нее! Она с трудом справится с только начавшей обучение. Вперед! – скомандовала Пад Цзум.
     Когда девять воинов промчались через открытые ворота, Меркурий скрестила на груди руки и закричала:
     – Shabon Spray! – Все вокруг затянуло густым туманом. Пад Цзум слышала, как спотыкаются ничего не видящие воины. Но в гораздо большее замешательство она пришла, потеряв ки ведьмы. Туман, казалось, маскировал присутствие чужачки. Когда минутой позже туман рассеялся, посланницы и кошки уже не было.
     – Ну, она хорошо умеет убегать, но она оставила след, который я вижу даже отсюда, – ухмыльнулась Пад Цзум. – Отправьте за Па Фум. Пусть Хар Пунь и ее отряд отправятся с ней, чтобы искупить свою вину. Выследите эту маленькую ведьму и притащите ее мне.
     Дао Паз нахмурилась.
     – Не стоит ли одной из нас пойти с ними, Пад?
     Главная старейшина покачала головой.
     – Это разведка, Дао. Если они поймают ведьму, то хорошо. Если она сильна не только в беге, мы рискуем лишь восстановленными. – Цзум направилась к зданию совета. – Давайте пока позавтракаем. Чай был бы желателен.
     Позже утром деревня начала возвращаться к нормальной жизни, когда Дао Лак, старший воин, прервала медитацию старейшин.
     – Пожалуйста, простите эту, уважаемые старейшины. Вернулась воин из патруля. Она единственная выжившая. Эта подумала, что будет лучше, если никто в деревне об этом не узнает.
     Пад Цзум вздохнула.
     – Очень хорошо. Ты правильно решила, старший воин. Пожалуйста, продолжай. – Она обратила свое внимание на перепуганную девушку. – Расскажи нам свою историю, дитя.
     – Э-эту зовут Тал Фа, уважаемые старейшины. Па Фум легко выследила безликую. След вел к Дзюсенке. Мы были, наверное, в пяти километрах от деревни, когда туман вернулся. Хар Пунь приказала нам встать в круг, но эта споткнулась, когда бежала на свое место, и заблудилась в тумане. Когда туман рассеялся, они пропали, Хар Пунь, Па Фум, все. Безликая, должно быть, пропустила меня в тумане. Эта побежала обратно в деревню о-отчитаться. – Тал опустилась на колени и поклонилась, касаясь лбом пола. Она не шевелилась.
     – Ты что-нибудь слышала, Тал Фа? – мягко спросила Дао Паз.
     – Эта так думает, уважаемая старейшина. Несколько тихих шумов, возможно один-два удара. Туман, казалось, поглощал звуки.
     Пад Цзум уставилась на спину поклонившейся молодой воительницы. Чуть резче, чем ей бы хотелось, она приказала:
     – Дитя, встань и повернись ко мне спиной!
     Озадаченная девушка подчинилась, пусть даже жалобно спросив при этом:
     – Старейшина?
     На шелковой жилетке Тал неаккуратными японскими письменами было написано: "Нужно больше тренировок. Скоро обеспечу. Ранма".
     – Пока ты была в тумане, Тал Фа, к тебе никто не приближался? – спросила Дао Паз.
     – Нет, уважаемая старейшина. Эта думаешь, что поэтому она все еще жива. – Паз кивнула.
     – Очень хорошо, дитя. Отдай Дао Лак свой жилет и иди отдохни в гостевой комнате, – скомандовала Дао Паз. Поклонившись, воительница ушла.
     Семь женщин долго смотрели на жилет. Наконец, Дао Лак встрепенулась:
     – С позволения совета, мне нужно совершить обход и расставить охранников… – Ее прервала вбежавшая в комнату посланница.
     – Старшая Лак, Су Ин отправила меня за вами, – выдохнула она. – И сообщить совету. За главными воротами появился туман.

     Полный состав охранников добрался до стен как раз к тому времени, как старейшины подошли к воротам. Привратницы нервно суетились, вглядываясь в туман. Пад Цзум чувствовала в этом густом тумане силу, но точнее сказать не могла.
     Удивительно внезапно туман начал рассеиваться. Пад Цзум нашла взглядом троих, стоявших прямо перед воротами. Она узнала эту ведьму Меркурий, стоящую рядом с одной из самых впечатляющих женщин, что она когда-либо видела, не исключая и Ку Лон. Ки блондинки было сопоставимо со средним воином, но другая сила, что она почувствовала, изливалась из нее волнами. Третьей, сердито глядящей на врата, была Саотоме Ранма.
     – Блондинка должна быть Лунной Королевой, которой и служит ведьма, – небрежно заметила Дао Паз. – Хмм. Интересно, Саотоме тоже ей служит? Она стоит как охранник, но я ну чувствую в ней никакой старой силы. Гораздо хуже, что ки Саотоме сильнее моего или твоего, Пад.
     Пад Цзум ее почти и не слушала. Ее взгляд не отрывался от восьми фигур позади Богоубийцы и "Сейлоров". Ку Лон тяжело опиралась на свою трость. Пад Цзум с такого расстояния не ощущала ки предательницы, так что она должна была быть слаба. Па Фум, с другой стороны, проявляла свою ауру. Следопыт вышла вперед.
     – Вон стоят они, истинные предатели нации амазонок, старейшины, что правят наркотиками и страхом, – громко и монотонно начала она. – Сестры, скиньте цепи со своего разума! Я служила им, как им служите вы, из-за злоупотребления ими приемами амазонок! – страстно воскликнула она. – Неужели вы будете сражаться за этих предателей, за этих поработителей амазонок? Они хуже нижайшего мужчины! Вспомните Жеребенка!
     Ряды воинов разделились, когда те, кому изменили разум, освобождались от этого влияния. Через деревню прокатился гнев и ощущение предательства, хотя оружие и не было извлечено. Вперед вышла Сейлор Мун.
     – В этих горах уже навоевались на всю жизнь. Я прошу совет закончить все это и сдаться. Мы отнесемся к вам добрее, чем вы отнеслись к старейшине Ку Лон, Сянь Пу и Му Цзу. Возможно, почетная ссылка и обещание никогда больше не вмешиваться в дела Китая и Японии. – Меркурий переводила ее слова.
     Теперь народ Джокецузоку смотрел на свой совет старейшин. Первой начала действовать Фунь Хао. Старая наставница поклонилась Мун и двумя пальцами сломала свой посох.
     – Я предстану перед судом Лунной Королевы. Я хотела лишь учить, а не править. Я особенно хотела бы поучить вас двоих, – сказала она, указывая на Мун и Меркурий и ухмыляясь подобно обезьяне.
     Пад Цзум усмехнулась.
     – Такие вопросы решаются в бою, а не на словах! Как глава совета и от его имени, я вызываю безликих воительниц на бой, победители решат судьбу побежденных!
     – Неплохо сыграно, Пад! – прошептала Дао Паз. – Это исключает Саотоме и выставляет пятерых против двоих. Мы еще можем победить.
     Па Фум, низко кланяясь, рухнула перед Мун.
     – Великая Лунная Королева, боюсь, вы должны принять вызов. Это путь амазонок. Пад Цзум права. Такие вопросы решаются в бою. Боюсь, в случае отказа, мы потеряем все, что вы уже нам дали. – Она пресмыкалась на коленях. – Пожалуйста, Великая Королева, прошу…
     – Во имя небес, Па-сан, поднимись! – сердито прервала ее Мун. – Конечно, я не собираюсь отказываться, – вздохнула она. – Я просто хотела, чтобы на этот раз мы решили проблему без боя.
     – Они должны считать, что у них хорошие шансы на победу, – заметила Меркурий. – По их мнению, шансы пять к двум. Условия вызова исключают Рыжую-тян – насколько им известно. – Меркурий усмехнулась своим подругам совсем как Набики. – То, что они не знают, им не навредит.
     Мун потерла усталые глаза.
     – Ладно. Ранма, иди трансформируйся. Меркурий, примешь за меня вызов, хорошо? И давайте постараемся их не убить. – Па Фум выпучила глаза, затем снова поклонилась.
     Меркурий шагнула вперед.
     – Мы принимаем ваш вызов, Пад Цзум. Пусть те из вашего совета, что желают настоять на неправде, выйдут вперед. Сейлор Сенши сразятся с вами. Скрытая деревня амазонок должна быть местом тайн и чудес, вы злоупотребили своей силой, и именем Луны, мы покараем вас! – Ранма приостановила свое движение к линии деревьев и потрясенно взглянула на Сенши Льда. Меркурий пожала плечами. – Как в старые времена. – Тряхнув головой, Ранма побежала в лес.
     – Что делает Саотоме? – спросила Мао Ваз. – Знаю, что она не может сражаться, но… – Они услышали крик "Terminator Planet Power, Make-UP!". Через несколько секунд после вспышки света невысокая рыжеволосая фигура, одетая как Мун и Меркурий, но в красном и черном, прибежала обратно на поле. Никто не мог разглядеть ее лица.
     Дао Паз с тревогой посмотрела на фигуру. Не обращаясь ни к кому конкретно, она заметила:
     – Думаю, Саотоме действительно служит Лунной Королеве. Приятно столкнуться с таким мастером. – Она поклонилась Мун. Ло Шунь и Сунь Лам отступили и склонили головы.
     – Я не буду драться с Богоубийцей, спасительницей нашей деревни, Пад Цзум. Я не обесчещу себя так. Я предстану перед судом Лунной Королевы, – тихо сказала Ло Шунь. Она поклонилась. Сунь Лам промолчала, но присоединилась к Шунь.
     – Так вы двое переходите на сторону этой лунной девки, а? Подчинитесь этому ребенку? Ну а я нет, – горько сказала Пад Цзум. Дао Паз усмехнулась.
     – Если бы я подумала, что смогу все это пережить и остаться здесь, я бы сделала это с удовольствием. Она мягкая. Все они мягкие, даже Богоубийца, но думаю, что изгнание – это лучшее предложение, что мы получим, а я уже слишком стара, чтобы начинать все с начала. – Паз закрутила свою трость. – Так что я останусь с тобой и рискну. – Цзум взглянула на Ваз.
     – Я за. Не знаю, что с тобой случилось, Паз. Они все еще соплячки, а одна из них даже не боец. Должно быть несложно, – прорычала Мао Ваз. – Просто пойти в рукопашную, как в сражениях с НОАК[5]. – Две другие старейшины кивнули.
     Цзум пробормотала:
     – В первую очередь надо разобраться с маленькой королевой. Это сломит их дух.
     Перейдя на японский, Пад взглянула на трех своих молодых противниц. Она ненадолго растерялась, когда ей в голову пришло понятие молодо выглядящие, но она его отклонила.
     – Очень хорошо, дети. Это битва до смерти, во имя чести нации амазонок! – Дао Паз выглядела встревоженной. Меркурий плавно поправила главную старейшину.
     – Это сражение до смерти или капитуляции и во имя тщеславной гордости трех старух, думающих, что их цель оправдывает средства. – Она указала на Сумрак. – Насколько хорошо вы знаете отца Ранмы?
     Сверкнув глазами, Пад Цзум взвизгнула:
     – Хватит болтать, ведьмы-чужачки! Пора нам сразиться, и вам умереть! – Она молниеносно кинулась к Мун, стоящей в открытой позиции Беспредельной Школы. Сумрак перехватила ее и перенаправила ее нападение со своей Королевы, когда двое обменялись пинками и ударами.
     Чуть медленнее двигаясь к цели, Дао Паз и Мао Ваз напали на Мун. Меркурий выкрикнула "Shabon Spray Freezing!", и Ваз окутало тонкое облако морозного тумана. Она споткнулась и замедлилась, а лидер Сенши попала ей в левое плечо Moon Lance.
     Ваз почувствовала, как хрустнула ее ключица, несмотря на усиление ки. Скорость атаки удивила ее, но она еще не пала. Ее левая рука бесполезно повисла рядом с ней, но она двинулась в сторону не-воина, Меркурий.
     Дао Паз добралась до Мун, но обнаружила, что хотя наступательных приемов у девушки было немного, ее защита была крепкой и энергичной. Выглядящий декоративным скипетр был, по крайней мере, так же крепок, как и ее усиленная ки трость, и Мун прекрасно управлялась им, блокируя атаки. После череды ударов лидер Сенши отпрыгнула от пораженной старейшины, выпуская несколько Moon Lance, от которых Паз едва увернулась. Во время короткой паузы они переоценили друг друга.
     Несмотря на потерю своей руки, Мао Ваз давила на Меркурий. Ледяные щиты Сенши поглощали повреждения, но Ваз несколькими пинками разбивала их. Стремительная старейшина обнаружила, что до девушки было непросто добраться, но немного ударов все же проходили. Старая женщина была уверена, что собьет свою противницу с ног.
     Когда Меркурий и Ваз закружили, Сенши удалось выпустить свою Aqua Rhapsody в Ваз, которая почти с презрением увернулась, только чтобы услышать, как Дао Паз взвыла от боли. Быстрый взгляд показал, что водная ведьма сманеврировала так, чтобы оказаться прямо за спиной Паз. Мао Ваз сжала зубы. Девушка была слабым воином, но умным тактиком.
     Когда в Дао Паз врезался водный заряд, она инстинктивно зажгла свой ки, пытаясь поглотить силу удара. Она ощутила, как хрустнули ребра, когда она хлопнулась о землю. Хуже того, она потратила слишком много ки и замедлилась. После очередного обмена с Мун она оказалась в обороне.
     Пад Цзум прикладывала все силы, чтобы справиться с Сумрак, и даже чуть больше. Молодая воительница неуклонно отбивала все ее попытки без каких-либо заметных усилий. За атаками Сенши было сложно уследить, как будто бы они были окутаны тенью. Сильный пинок свалил старейшину на землю тремя метрами дальше.
     Перекатившись на ноги, Цзум воспользовалась дистанцией, чтобы выстрелить в Сумрак ки атакой. Сенши легко уклонилась от атаки и начала гоняться за старейшиной как большая охотящаяся кошка. Выкрик "Moon Lance!" отвлек обеих противниц. Мун, наконец, удалось поразить Дао Паз, сломав ей ногу и оставив старейшину без сознания. Когда Мун передвинулась, чтобы вдвоем насесть на Мао Ваз, Пад Цзум поняла, что они проиграли.
     Главная старейшина сломалась. Ее ярость, никогда не отдаляющаяся от поверхности, полностью ее поглотила. Игнорируя трех своих безликих противниц, она прыгнула к своей ненавистной сопернице, источнику всей ее боли и унижения. Прежде чем любая из амазонок вокруг Ку Лон успела отреагировать, Пад Цзум приземлилась перед бывшей старейшиной и вознесла свою трость, чтобы нанести смертельный удар. Удар, который так и не получился, когда ее трость пятью кусками разлетелась по сторонам.
     Сумрак секунду сохраняла позу, когти были высунуты, а затем она нанесла мощный пинок по телу ошеломленной главной старейшины. Та отлетела на десяток метров и приземлилась смятой кучей. Поднявшись на ноги, старая амазонка встретила дикий взгляд своей противницы. Где-то в стороне девушка крикнула "Shabon Spray Freezing!". В глазах Пад Цзум потемнело, когда вокруг нее закружил туман. Было холодно, очень холодно. Последним, что она увидела, был кулак Сумрак.

     Дао Лак стояла перед собравшимися воинами Джокецузоку. В стороне лежали три побежденных старейшины, над ними хлопотала старшая целительница, Нул Сэ. Три сдавшихся старейшины на коленях стояли перед Сейлор Мун. Па Фум стояла вместе с Сенши. Поклонившись Мун, следопыт спросила:
     – Какова ваша воля, великая Королева? Что нам делать с этими предателями нации амазонок?
     Мун встретилась взглядом с Ку Лон и улыбнулась. Их беседа во время скромного застолья оказалась весьма продуктивной. Кашлянув, она начала:
     – Во-первых, я считаю, что все шесть должны получить проклятье Дзюсенке. Если это было достаточно хорошим наказанием для Сянь Пу, героини, то и для них оно будет достаточно хорошо. Затем я бы навсегда изгнала Пад Цзум и Мао Ваз. В Америку, например. Дао Паз будет полезна как советник. Трое сдавшихся могут жить в Джокецузоку, но лишившись власти.
     Дао Паз подняла взгляд.
     – Тогда первым моим советом вам будет убить Мао, Пад и меня и изгнать остальных. Вы слишком мягки.
     – Совет выслушан и отклонен, – сообщила ей Мун. Повернувшись к Ку Лон, она заметила: – Вы правы, она будет полезна. Едва она получит проклятие, от нее не будет проблем.
     Фунь Хао поклонилась Мун, затем Ку Лон.
     – Я хочу лишь учить. Я не правитель. Я в этом не сильна, и мне это не нравится. Я принимаю. – Она села. Сунь Лам и Ло Шунь кивнули и тоже сели.
     – Меркурий и Сумрак проследят за проклятиями, поскольку они защищены. Мы позаботимся об этом во время нашего возвращения, – приказала Мун, вызвав небольшой переполох. – И что вы теперь будете делать? – спросила она выглядящую потрясенной Па Фум.
     – Я думала, ваше величество сказала бы нам… – начала Па Фум.
     Мун подняла руку.
     – Это ваша деревня, Па-сан. Я не собираюсь говорить, как вам управлять своей жизнью.
     Па Фум растерялась, затем взглянула на Ку Лон.
     – Ну, конечно, старейшина Ку Лон может восстановить управление, – с облегчением сказала следопыт.
     Бывшая старейшина рассмеялась и покачала головой.
     – Думаю, нет, старший воин. Сейчас, из-за утечки ки, я просто старая женщина, а не старейшина. Я бы не продержалась и трех дней.
     – Но что нам делать? – почти провопила Па Фум.
     – О, если ты хочешь совета! – усмехнулась Ку Лон. – Ну, все просто. Вы с Дао Лак станете новыми старейшинами. Когда Са Лон вернется, моя кузина станет третьей. Ты бывшая мятежница, а Лак служила старому совету. Если вы обе будете помнить, что старейшины служат амазонкам, а не наоборот, вы хорошо справитесь. – Дао Паз закатила глаза, но пожала плечами и кивнула.
     – А что с Сянь Пу? То, что они сделали с ней, не должно остаться безнаказанным! – горячо сказала Па Фум, не глядя на Мун. – Со всем уважением, ваше величество.
     – Все не так плохо, как ты думаешь, Па Фум, – сказал новый голос. Ряды воинов расступились, показывая маленькую бело-лавандовую кошку, идущую рядом с черной кошкой. У обеих на лбах были золотистые полумесяцы. Преисполненная достоинства, белая кошка подошла к пораженному следопыту. – Думаю, из тебя выйдет отличная старейшина, Па Фум.
     – Сянь? Что с тобой произошло? – уставилась Па Фум на свою подругу. – Ты говоришь!
     Черная кошка пробормотала:
     – И мне придется поработать над ее японским.
     – Моя новая… – Сянь Пу задумчиво сделала паузу. – Моя Сестра-по-Когтю все мне объяснила. Кажется, магия Королевы хорошо сочетается с проклятиями Дзюсенке. – Сянь Пу повернулась к Мун. – Шампу идти с Мун? Помочь Сенши в Японии!
     Сейлор Мун улыбнулась и краем глаза заметила, как Сумрак смахнула несколько проступивших слезинок.
     – Будем рады твоей помощи, Сянь-тян. – Она повернулась к бывшей старейшине. – Что вы будете делать, Ку Лон-сама? Останетесь отдыхать здесь, в деревне, или отправитесь с нами?
     Старая женщина хихикнула.
     – Третья величайшая радость, что может быть у старухи, это возможность вмешиваться в политику после ухода в отставку. Здесь все будет довольно оживленно. – Ку Лон посерьезнела. – Позаботьтесь о двух моих правнучках, Королева Луны. Одна из них по сердцу, а не по крови, мягко держите в своих руках ее сердце.
     Кивнув, Мун придвинулась обнять старую женщину.
     – Удержу, старейшина. Всего хорошего. – Мун протянула руки Луне. Под взглядом блондинки Сумрак повторила ее жест, и Сянь Пу запрыгнула и замурлыкала. – Пошли домой.

Глава 12: На страже дома.

     Три Сенши, Касуми, Набики и Уса из зала вылета наблюдали за выруливающим к взлетно-посадочной полосе самолетом рейса JAL 315, беспосадочному до Гонконга. В последний раз помахав на удачу, шесть девушек покинули зал.
     – Надеюсь, они вернутся побыстрее. Я привыкла к соседкам, – немного подавленно сказала Макото.
     – Соседкам, во множественном числе? – вопросительно подняла брови Набики.
     Высокая девушка кивнула.
     – Ага. Усаги столько времени проводит у нас, что вполне могла бы уже и поселиться. – Когда хихиканье стихло, Макото вздохнула. – Я была единственным ребенком, но кажется, что мы с Ранмой как сестры, понимаете?
     – Я очень рада, что ты поддерживаешь Рыжую, Мако-тян, – хрипло сказала Касуми. Остальные сестры Тендо, блестя глазами, кивнули. Макото, краснея, отмахнулась от похвалы. Лицо ее стало задумчивым.
     – Знаете, это смешно. Я всегда думала, что лучшее в наличии сестры – это возможность делиться счастьем, но это не совсем так. Скорее, что это есть кто-то, кто позаботится в тяжелое время. Я все еще скучаю по своим родителям, но с тех пор, как переехала Рыжая, с этим проще справляться. – Макото нахмурилась. – И Рыжая и сама долго была в депрессии, но, думаю, что я помогла ей с этим. Все как отрезало, когда она стала Сумрак. Усаги была лишь вишенкой на торте.
     – Знаю, что она тосковала по своей способности к изменению. Думаю, ее ободряла возможность сделать выбор. У Ранмы в жизни было не так уж много возможностей выбирать, – печально сказала Аканэ.
     Некоторое время группа молча сидела в автобусе, пока Минако не затронула новую тему:
     – Так что же случилось с Усаги? Я все время считала, что она так же гоняется за парнями, как я и Мако-тян.
     Макото немного улыбнулась, но ответила, пожав плечами, Касуми:
     – Ты любишь того, кого ты любишь, Мина-тян. Еще до того, как оказаться блокированной, Рыжая была парнем, но к тому же она была и девушкой. Ей нужно было с этим справляться, так же как и тому, кто бы ее любил. – Аканэ энергично кивнула. – Думаю, Рыжая и Усаги очень хорошо друг другу подходят.
     – Если тебя это утешит, Мина-тян, думаю, и Усаги, и Ранма вполне уверены, что Рыжая вернет свой дар, – сказала Макото с легкой неуверенностью в голосе. Уса тихонько фыркнула, но промолчала. Макото покосилась на девочку, но продолжила: – Они просто счастливы сейчас быть вместе. У нас есть дела и поважнее, и они это знают.
     Посадка на поезд до Дзюбана прервала разговор, и как только они заняли места в почти пустом вагоне, разговор снова перешел на новую тему.
     – Как только мы вернемся в храм, мы сможем поработать над вами двумя, – сказала сестрам Набики, – хотя с тобой, Касуми, будет не так сложно. Что насчет одежды? Усаги намного ниже тебя.
     – Я принесла с собой часть своих вещей, На-тян. Ручка замаскирует мою одежду, так же как и меня, так что мне не придется об этом беспокоиться. Хотя, надеюсь, с Аканэ все будет в порядке.
     – Я не предвижу никаких непреодолимых проблем с моим маленьким самозванством, – сказала Аканэ, говоря почти как Ами. Она хихикнула, глядя на остальных девушек. – Что? Думаете, это первый раз, когда мы с Ами меняемся?
     Ошеломленное выражение Набики растворилось в веселье.
     – Надеюсь, ты не сделала ничего слишком озорного, сестренка, – протянула она.
     Аканэ покачала головой.
     – Не совсем. Мы просто веселились. В смысле, я знаю, что Ами смогла бы сдать все мои тесты и все остальное, но мы не собираемся делать ничего подобного, – чопорно заверила Аканэ группу. – И так как сегодня, кажется, день шокирующих откровений, должна упомянуть, что сейчас я могу достаточно неплохо плавать, так что и это не будет проблемой, – скрестила она руки на груди.
     – Ты можешь ПЛАВАТЬ? – воскликнула Набики. – Когда ЭТО произошло?
     – Да ладно, На-тян, ты же другая гениальная девушка этой группы, – упрекнула Касуми. Повернувшись к младшей сестре, она продолжила: – Все произошло после того, как ты стала Малой Меркурий, верно, сестренка?
     Аканэ кивнула.
     – Как и у Меркурий, вода сейчас мой друг. Ты не боишься своих друзей, так что в воде я могу расслабиться. Ну и Ами помогла, конечно же.
     Поезд прибыл на их станцию, и шесть девушек отправились по дороге в храм.
     Минако не отвлекли эти водные откровения.
     – Но в самом деле, что же Усаги и Рыжая-тян будут делать? Хочу сказать, что довольно ясно, что Уса ее ребенок, но кто же отец, если Усаги и Ранма… – Блондинка умолкла. Уса смотрела на нее полуприкрытыми глазами. Сделав несколько шагов, Минако продолжила гораздо более задумчиво: – Усаги же, знаешь, не заглянет в Дзюсенке, не так ли?
     – Думаю, если бы это порадовало Ранму, Усаги бы сделала это с удовольствием, – пожала плечами Набики. – Но не сделает этого, пока мы с Ами не завершим наше исследование. Главное вернуть дар Рыжей, и я не думаю, что Усаги сделает что-нибудь, способное помешать этой возможности.
     Уса выглядела так, словно собиралась взорвать еще одну бомбу знаний из будущего, когда ее спасло появление взволнованной Рей.
     – Они нормально улетели? У вас есть мысли, когда примерно они вернуться? Может, мне стоит связаться с Усаги. – Покрасневшие щеки и взволнованный взгляд мико всех обеспокоил.
     Раздраженная Лин-Лин примчалась вслед за Рей. Ее нынешняя одежда, розовый комбинезон с белой рубашкой, сильно помогла замаскировать ее амазонское происхождение.
     – Огненная девка вернуться! Прекратить метаться повсюду, у Лин-Лин уже голова болит!
     Макото подошла и поймала размахивающую руками Рей.
     – Все в порядке, Рей-тян, успокойся. Черт, девочка, если ты уже сейчас нервничаешь, то что ты будешь делать, когда появится Изумруд? В чем проблема?
     – Она за все отвечает, – протянула Набики. – Они принимает такие решения, как ей хочется, верно, Рей-тян? Усаги только взглянула на нее своими большущими голубыми глазами и сказала Рей, что знает, что Рей замечательно справится, и что все на нее рассчитывают. И теперь наша маленькая Рей под давлением.
     – Откуда ты, черт возьми, это знаешь? – поперхнулась Рей. – Усаги сказала тебе?
     – Нет, просто я знаю людей, Рей-тян, – ухмыльнулась Набики.
     – Как Усаги с этим справляется? – скорее для себя пробормотала Рей. – Одно неверное действие, и мы потеряем Усу. Или город.
     – Она знает, что у нее есть подруги, которые поддержат ее на все сто, Рей-тян, – с нехарактерно серьезным видом сказала Минако. – Как и мы поддержим тебя, леди-босс.
     – Еще кое-что, – вмешалась Аканэ. – Усаги прислушивается к своим гениальным девочкам. Она не всегда следует их советам, но всегда слушает. – Макото и Минако кивнули.
     Рей глубоко вдохнула.
     – Боги, хотела бы я, чтобы ты была Сенши, Набики. – Взглянув на Касуми, она продолжила: – Точнее, чтобы вы обе. – Она схватила Аканэ за руку. – Слава богу, что ты не отправилась в Китай вместе с ними, Аканэ-тян. Ты нужна нам как полевой тактик. Я знаю, что ты хорошо разбираешься в групповой тактике. Ранма говорила, что в этом ты даже лучше ее. – Аканэ выглядела сразу польщенной и смущенной.
     – Кажется, для чего-то то глупое объявление Куно и сгодилось, а, сестренка? – спросила Набики.
     – Объявление? – заинтересовалась Уса.
     – Через несколько недель после того, как я поступила в старшую школу, старшеклассник, Куно Татеваки, сделал глупое высказывание, – объяснила Аканэ. – Он сказал, что любой парень, который хочет со мной встречаться, должен победить меня в бою. Следующим утром на меня напали примерно двадцать парней. Это сильно смешало все мои чувства к парням, но, кажется, я неплохо наловчилась с боем с группой. – Уса с открытым ртом уставилась на нее.
     Касуми наклонилась и прикрыла Усе рот, после чего обняла свою сестру.
     – Это… – начала Касуми и покачала головой. – Это не правильно. Сомневаюсь, что я смогу простить Куно-сан за ту боль, что он причинил Аканэ. Не говоря уже о том, что вся враждебность, что сестренка испытывала к парням, вероятно, обрекла ее отношения с Ранмой.
     Вздохнув, Аканэ подала плечами.
     – Возможно, сестра. Не знаю, даже в самых лучших обстоятельствах, сомневаюсь, что мы бы с Ранмой смогли быть вместе. Мы обсудили это, когда разошлись, и, кажется, Ранма правильно все поняла. Мы хорошие партнеры и подруги, но романтика здесь не к месту. – Она снова вздохнула, после чего оживилась. – Кроме того, я думаю, что Ранме суждено было быть с Усаги! Как я уже сказала, они отлично подходят друг другу.
     – Мы усвоили свой урок, Аканэ-тян, – серьезно сказала Рей. – Больше никакой судьбы. Усаги вольна любить того, кого хочет. То, что я и все Сенши одобряем Ранму не так важно, как то, чего хочет Усаги. – Остальные девушки торжественно кивнули, хотя Уса, возможно, и с легким ликованием.

     Аканэ замерла перед дверью и пригладила свою новую прическу. Как будто шепча мантру, она пробормотала:
     – Я Мидзуно Ами. Мне нравится учиться и плавать. Моя мать жива и работает врачом. Моя лучшая подруга Цукино Усаги, и я считаю, что мой сэнсэй, Саотоме Ранма, не может сделать ничего плохого. – Повторив несколько раз, младшая Тендо вдохнула и попыталась открыть дверь.
     К ее облегчению, было заперто. Выудив ключи из сумочки, Аканэ открыла дверь и осмотрела большую квартиру. Она была пуста. Повернувшись к гостиной, она увидела рядом с телефоном записку.
     Ами-тян
     Вызвали обратно в больницу. Срочная операция на жертве аварии. Надеюсь спасти ее, ей девять. Буду дома очень поздно, не жди, ужин в холодильнике. Попробуй сделать на свой вкус.
     Люблю,
     Мама
     Некоторые кандзи было сложно разобрать из-за попавших на бумагу капель пота или слез. Аканэ вздохнула. Когда я впервые услышала о докторе Мидзуно, я подумала, что она ужасная мать. Но как можно ненавидеть женщину, спасающую жизни, жертвующую своими потребностями, чтобы спасать маленьких девочек? Неудивительно, что Ами такая замечательная Сенши.
     Лениво перебравшись на кухню, Аканэ немного поняла одиночество Ами, съедая свой ужин в одиночку. В каком-то смысле, Аканэ было еще хуже, так как она привыкла к шумному и энергичному дому Тендо, даже без Ранмы. Закончив с едой, младшая Тендо рассмотрела свои дальнейшие действия.
     К счастью, Аканэ и Ами достаточно близко общались, так что Аканэ знала, что бы в таких обстоятельствах делала ее перевоплощенная кузина. Завернувшись на диване в одеяло, "Ами" училась, пока ее мать не вернулась и не отправила ее спать.

     Касуми и Уса приблизились к дому Цукино, последняя с легким трепетом. Уса взглянула на старшую девушку и уже в шестой раз спросила:
     – Ты уверена, что готова, м-м, Усаги?
     Улыбнувшись девочке, Касуми успокаивающе ответила:
     – Пусть я и не актриса, как Аканэ, но мне и не нужно. Если я сделаю промах-другой, родители Усаги просто сочтут, что Усаги все такая же. – Девушка скользнула в свою роль. – Все же, Малышка, слишком уж ты беспокоишься. Интересно, что мама приготовила на ужин.
     Хихикнув, Уса признала:
     – Довольно неплохо, Усаги. Только не перестарайся, в последнее время Усаги уже не ведет себя так уж глупо. – Касуми кивнула.
     С криком "Мы дома!" две девушки вошли в дом. Икуко выглянула из кухни и просияла:
     – Как раз вовремя, девочки! Ужин будет готов через полчаса. С Ранмой все хорошо?
     – Никаких проблем, мам, – ответила Касуми. – Знаю, что ужин уже скоро, но я перехвачу пока яблоко или еще что-нибудь? Цены в аэропорте слишком высоки, чтобы хорошо пообедать.
     – Конечно, Усаги-тян. После того, как Ранма продемонстрировала свои ки способности и рассказала о твоих, я беспокоилась, достаточно ли ты ешь, – хихикнула Икуко. – Никогда не думала, что скажу это, – вздохнула она. – Мы так много обязаны Ранме. – Икуко жестом прогнала их. – Идите пока умойтесь, ужин почти готов.
     В ванной комнате Уса взволнованно взглянула на Касуми.
     – Ты действительно неплохо притворилась Усаги, но что ты будешь делать с едой? Никто не может есть как Усаги, кроме другого использующего ки, как Ранма или Аканэ.
     – У меня есть план. Я не буду есть вне дома, так что здесь я буду есть достаточно, – объяснила Касуми. – Когда все закончится, мне, наверное, придется сесть на диету, но все будет в порядке.
     – А что со школой? Подруги Усаги не подумают, что это странно?
     Касуми отмахнулась от возражения.
     – Просто скажу им, что я на диете. В конце концов, "я" со всем разберусь.
     Уса пожала плечами.
     – Тогда ладно. Давай заканчивать, я проголодалась!

     Когда ужин был готов, Икуко подавала на стол, при помощи Усы и, как ни удивительно, Усаги. Кэндзи сидел во главе стола и предвкушающе улыбался. Из ниоткуда появился Шинго, как умеют делать только младшие братья. Все собрались, и семья Цукино обратила свое внимание на превосходную еду.
     Получив порцию, Кэндзи попробовал еду, похвалил готовку своей супруги, и повернулся к своей дочери:
     – Ну что, Усаги-тян, в аэропорту все прошло нормально?
     Отважно пытаясь подражать Усаги, Касуми ела так быстро, как только могла. Проглотив, она ответила:
     – Ранма нормально отправилась, пап, хотя прощания были почти слишком долгими. Я буду сильно по ней скучать.
     Старшая Цукино покачала головой.
     – Совсем как в фильме про боевые искусства. Семнадцатилетняя девушка отправляется в Китай, чтобы спасти своего учителя. Ранма же не отправилась одна, не так ли?
     – Нет, с ней пара сильных друзей, но даже финансы Набики с трудом выдержали их отправку, – объяснила Касуми, продолжая отважно атаковать еду. Положив палочки, она продолжила: – Я должна была отправиться с ней и Аканэ. Я другая лучшая ученица Ранмы.
     – Милая, это слишком опасно, и у тебя школа. Средняя школа обязательна, – успокоила Икуко. Касуми кивнула, радуясь, что все прошло по сценарию.
     Кашлянув, Кэндзи уклонился от этого вопроса и сменил тему:
     – Набики это младшая сестра Касуми-сан? Откуда у нее средства на финансирование поездки в Китай?
     – Все три сестры Тендо очень талантливы, Кэндзи-папа. Касуми чудесно готовит, Аканэ отличный мастер боевых искусств, а Набики очень умна, – весело сказала Уса, на что Касуми слегка покраснела. – Она даже открыла свою собственную компанию, хотя все еще в старшей школе.
     – Восхитительно, Уса-тян. Похоже, ты нашла отличных подруг, Усаги-тян, – просиял Кэндзи. – Они явно помогли тебе стать лучше. Надеюсь, в Китае с ними все будет в порядке.

     Уса бежала, изо всех сил бежала сквозь чернильную тьму. Она слышала лишь свист ее затрудненного дыхания, когда она бежала через эту бесконечную тьму. Через какое-то время ее бойцовый дух вновь заявил о себе. Возьми себя в руки! Ты Саотоме, а Саотоме ни от чего не сбегают, тем более от какой-то тьмы!
     Внезапно земля вспыхнула ослепительным белым светом. Из ниоткуда появилась бледная фигура в мантии, держащая зловеще выглядящую косу. Усмехнувшись, существо сообщило Усе:
     – Я ждал тебя, Кролик.
     Задавив свой страх, юная мастер боевых искусств вызывающе бросила:
     – Уж и не знаю, кто ты такой, но Саотоме Дока ничего не боится! – выдавила Уса. – Что ты собираешься делать?
     – Ты лучше всех должна это знать, Кролик, – ответила зловещая фигура. – А теперь я отведу тебя к твоей мамочке!
     – Ага, давай, – с маской презрения ответила девочка. – Как будто бы ты сможешь справиться с Сейлор Сумрак. Мама сможет побить тебя даже спящей. – Перед своим мысленным взором Уса вдруг увидела образ Лунной Конфедерации. Она прошептала себе под нос: – Мам, кажется, мне пригодится немного помощи, – и встала в боевую стойку.

     В глухом тронном зале собрались оставшиеся члены Клана Черной Луны, чтобы составить план. Их правитель, Алмаз, небрежно развалился на троне, когда позади него вспыхнула колонна черной энергии. Два его родственника стояли, склонив головы, правые руки прижаты к груди.
     – Черный Кристалл сегодня активен, почти как если бы шла охота, – вяло прокомментировал Алмаз. – Что думаешь, Сапфир? Может ли Кристалл охотиться на наше проклятье, Ведьму Теней?
     Когда Изумруд влюбленным взглядом уставилась на своего лидера, одетый в синее Сапфир ответил:
     – Надеюсь на это, брат, но я не слишком надеюсь, что ему удастся найти Ведьму. В бою Черный Кристалл непобедим, но для тонкостей он не предназначен, – глубоко вздохнул он. – Именно поэтому я возражаю против траты времени и ресурсов в отсталом двадцатом веке. Насколько я вижу, вся команда Рубеуса потеряна лишь ради малой выгоды. Призрачные Сестры были бы гораздо полезнее, защищая нашу базу на Земле от Ведьмы Теней.
     Со все еще бесстрастным голосом Алмаз ответил:
     – Экспедиция в прошлое по-своему ценна.
     – Брат…
     – Нет проблем, дорогой, – вмешалась Изумруд. – В скором времени я заменю Рубеуса. Так как я не страдаю от его ужасающей некомпетентности, все будет хорошо! – Зеленоволосая женщина разразилась пронзительным смехом.
     – Изумруд, ты слишком шумная, – упрекнул Алмаз. Сдержавшись, она замолчала.
     Обернувшись обратно к своему правителю, Сапфир продолжил спор:
     – Нет необходимости уничтожать Кролика или Серебряный Кристалл в прошлом. Эта миссия лишь разделила наши силы. – Он повернулся к Изумруд. – У Рубеуса были недостатки, но он не был некомпетентен. Он заплатил за неудачу, а не за самоуверенность, Изумруд. – Разведя руки в стороны, чтобы подчеркнуть свой аргумент, Сапфир продолжил: – Здесь и сейчас Черный Кристалл непобедим. Нам не нужно тратить время и усилия в прошлом.
     – Мудрец! – позвал Алмаз. Позади двух его подчиненных появилась фигура в капюшоне, руки светились темной силой.
     – Пока существует легендарный Серебряный Кристалл, наш Черный Кристалл не может быть по-настоящему непобедим. Едва мы уничтожим Серебряный Кристалл, Черный Кристалл достигнет своей истинной силы, – произнес Мудрец.
     Скрыв свою тревогу, Сапфир спросил:
     – Тогда почему мы не можем просто уничтожить Кристалл здесь и сейчас?
     Мудрец, казалось, посмотрел на молодого принца.
     – В этом времени Серебряный Кристалл слишком хорошо защищен. Успеха мы сможем добиться лишь в прошлом.
     – Тогда это то время, когда мы преуспеем, – усмехнулся Алмаз. – Не подведи, Изумруд.

     Набики заколебалась и озабоченно переглянулась с Коан, прежде чем постучать в дверь Цукино. Открыла сдержанная Цукино Икуко. Лишь покрасневшие глаза выдавали ее стресс. С застывшей улыбкой она сказала:
     – Здравствуйте?
     Две младшие женщины поклонились матриарху Цукино.
     – Пожалуйста, простите наше вторжение, Цукино-сан. Я Тендо Набики, подруга вашей дочери. Это мой исполнительный помощник, Фантос Коан. Кажется, я смогу помочь Усаги с комой ее кузины. Я знаю доктора, который очень хорош в лечении необычных заболеваний.
     Икуко отошла в сторону.
     – О, пожалуйста, входите. Врачи, с которыми мы говорили, не слишком-то помогли.
     Набики вошла и сняла обувь.
     – Коан постарается найти доктора Тофу. Примерно год назад он переехал из моего района. Что же касается его квалификации, он лечил Ранму, до того как уехать из района.
     Во взгляде Икуко вновь появилась надежда.
     – Доктор, что лечил Ранму?
     – И Аканэ. Он был единственным доктором, которому они доверяли.
     – О-огромное вам спасибо, Набики-сан. Я покажу вам комнату Усы-тян.

     Набики открыла дверь в спальню, чтобы увидеть почти комическое зрелище. Пять девушек стояли на коленях перед кроватью с беспокойной Усой, как будто ставя сцену из Белоснежки. Ситуация теряла весь свой юмор после единственного взгляда в пустые глаза любой из девушек. Рей была на грани истерики.
     Скользнув меж двух своих замаскированных сестер, Набики дала некоторую надежду:
     – Коан ищет, как связаться с доктором Тофу. Это должно быть какой-то мистической атакой, и в лечении такого Тофу лучший. – Касуми вздрогнула после имени врача, тогда как глаза Рей загорелись новой надеждой.
     Уса заворочалась в постели и пробормотала:
     – Мама… напинает… зад. – Ее голос стих, но шесть девушек еще смогли расслышать: – Пуу, кажется… проблемы.
     После этого поврежденный робот-компаньон Усы, Луна-Пи, зашевелился. Его глаза засветились, когда он воспарил над бессознательной Усой. Со вспышкой света робот превратился в прозрачную сферу, совсем как сферический телевизор. Когда шесть девушек разинули рты, помехи исчезли, демонстрируя образ молодой женщины, лет двадцати пяти, одетой как Сенши. Ее фуку было темно-зеленым и белым.
     Сидящая на коленях фигура заговорила:
     – Пожалуйста, не тревожьтесь. Я Сейлор Плутон, Сенши, защищающая врата пространства и времени.
     – Сейлор Плутон? – спросила Набики, перехватив на полуслове. – Это тебя Уса-тян называет Пуу?
     – Сейлор Плутон, что-то очень знакомое, – пробормотал под нос Артемис.
     Касуми уставилась на изображение.
     – Мы не встречались раньше, Сейлор Плутон? Вы выглядите очень знакомо. – Сенши и Набики взглянули на нее. Одетая в зеленое Сенши лишь улыбнулась. – Сет-тян?
     – Ты видишь ее лицо, Ка-тян? – спросила Набики. Касуми кивнула.
     Все еще улыбаясь, маленькая фигурка поднялась.
     – Нет времени. Я прошу вас помочь Но… Усе. Черный Кристалл медленно вторгается в ее разум. Она училась бороться с этим, но Кристалл очень силен. Если процесс не остановить, Черный Кристалл уничтожит ее разум. Единственный способ спасти ее – войти в ее сознание. Это очень опасная задача.
     – Но мы ей поможем? – спросила Рей. – Тогда я сделаю это. – Взглянув на подруг, она поправилась: – Мы сделаем.
     – Спасибо, – ответила Плутон. – У всех вас сильные поля Серебряной Энергии, спасите ее. – Она указала на пожавшую плечами Набики. – Твое пока слабо, Тендо Набики, но придет и твое время.
     – Постой, – запуталась Аканэ. – У Касуми есть Серебряная Энергия? Откуда?
     – Рассказ на другой день. Постарайтесь, пожалуйста, помочь Усе. – Похожий на ключ посох, что держала Плутон, вспыхнул серебром, и пять девушек и белый кот больше ничего не знали.

     Очнулась Касуми в частично разрушенном здании. Выглядело оно в греческом стиле, с колоннами вместо стен. Выглянув наружу, она увидела большой город, демонстрирующий значительный ущерб. Четверо Сенши, все еще в обычном облике, зашевелились вокруг нее.
     – Так это мир внутри сознания Усы, – прокомментировала Рей.
     – Нео-Токио, как думаете? – спросила все еще выглядящая как Ами Аканэ. Рей кивнула и обернулась резко взглянуть на Касуми.
     – Почему ты все еще выглядишь как Усаги, Касуми? – Старшая девушка пожала плечами. Разговор прервался, когда они услышали "Кия" мастера боевых искусств, дерущегося в полную силу на средней дистанции. Они кинулись на звук.
     Они прибыли как раз вовремя, чтобы увидеть, как одетая в красное-и-черное Уса откатилась колесом от удара косой фигуры в мантии. На девочке были заметны раны, а ее блузка и брюки в китайском стиле видали и лучшие дни.
     – Трансформируйтесь! – скомандовал Артемис.
     Когда четыре Сенши воздели свои хэнсин-жезлы в небо, Касуми обнаружила, что ее рука зажила своей жизнью. Сорвав со своей блузки брошь, старшая Тендо взмахнула над ней левой рукой и произнесла:
     – Moon Crystal Power, Make-UP!
     Аканэ подумала, что ее глаза вылезут из орбит, когда она стала свидетельницей трансформации Касуми. Старшая девушка оказалась одета в копию фуку Сейлор Мун, подогнанную под ее больший рост. Она вновь выглядела собой, но теперь у нее была приметная коса Мун.
     Взглянув на свои руки в перчатках, Касуми вопросила вселенную:
     – Какого черта?!
     Рей схватила старшую девушку за руку.
     – Нет времени, Касуми! Здесь ты Сейлор Мун. Мы должны помочь Усе! – выкрикнула Рей. Фигура в мантии заметила своих свежих противников. Скрипуче усмехнувшись, он бросил свою косу в девушек, отпрыгнувших в стороны. Марс контратаковала своей Burning Mandala, а Венера поддержала ее атаку, обернув свою Цепь вокруг огненных дисков.
     Они с тревогой смотрели, как их атаки рассеиваются, даже не достигнув жуткого призрака. Он взорвался громкоголосым хохотом. Венера запричитала:
     – Почему?
     – Спроси Кролика, она знает лучше кого-либо другого, – предложил темный воин. Сенши повернулись посмотреть на свою подопечную. Уса смотрела в землю, отказываясь встречаться с ними взглядом. Она побежала прочь. Касуми-Мун шагнула вслед за ней и обернулась на Сенши.
     – Позаботься о ней, Мун, – приказала Рей, а затем встала перед их врагом. – Мы твои противники.
     Все еще веселясь, воин в мантии ответил:
     – Звучит довольно весело.

     Уса прислонилась к колонне, пытаясь контролировать свой страх и недоверие. Несмотря на заявление своего врага, она понятия не имела, что было не так, она просто чувствовала неестественный страх. Почти как ее мама боялась кошек. Она обернулась на звук приближающихся шагов.
     – Чего ТЫ хочешь? Оставь меня.
     Сейлор Мун продолжала изучать девочку. Она почувствовала, как теплый прилив сил обострил ее чувства. Опустившись перед девочкой на колено, Мун протянула ей руку.
     – Кажется, твои пути ки были отравлены, Уса. Это существо обратило твою силу против тебя.
     – Ка-Касуми? Тетя Касуми? Почему ты одета как Сейлор Мун?
     Снова пожав плечами, она ответила:
     – Не уверена. Может быть, я просто всеми способами заменяю Усаги, но я чувствую свою силу. Никогда раньше такого не чувствовала. – Руки нео-Сенши вспыхнули нежным серебристым сиянием.
     Взрыв у них за спиной сбил обеих девушек с ног. Четырех Сенши швырнуло во двор, куда в поисках безопасного пристанища сбежала Уса. Лишь Марс и Венера, казалось, были в сознании, но они обе были сбиты, когда темный воин с огромной силой швырнул свою косу. Он встал над Мун и Усой.
     – Вот и конец, забавный, как и могло быть, Кролик. – Подняв косу, он ударил, только чтобы его перехватил ледяной посох. Побитая Малая Меркурий покачала головой.
     – Не тогда, когда я рядом, извращенец!
     Фигура в мантии усмехнулась:
     – Это легко поправить, – ответил он и начал обрушивать удары на защищающуюся Наследницу Сенши.
     Малая Меркурий бросила взгляд в сторону своей старшей сестры.
     – Касуми… Мун, сделай же что-нибудь!
     Опустив взгляд на Усу, Касуми/Мун проследила за путями ки юной мастера боевых искусств. Двигаясь пальцами вдоль одного из путей, она заметила, как серебристое сияние вокруг ее рук усилилось. Реагируя на это, яд отступал от свечения, очищая путь. Призвав больше сил, Мун начала изгонять яд из Усы. Отчаянно закричав, темный воин попытался пробить оборону Малой Меркурий, но его удары становились все слабее.
     Когда Мун, вымотавшись, упала, Уса была полностью исцелена. Темный воин невольно отошел назад, не услышав шепота "Venus Love-Me-Chain". Его руки прижало к бокам, а Марс и Юпитер призвали огонь и молнию, чтобы его уничтожить. Он исчез, оставив после себя черный кристалл, тут же расколовшийся.
     Уса обняла истощенную Мун, когда яркий серебристый свет омыл сцену.
     – Спасибо, тетя Касуми.

     Касуми очнулась лежащей на кровати Усы, кристальная сфера застыла в нескольких дюймах от ее лица. Плутон с облегчением встретилась с ней взглядом. Она прошептала:
     – Спасибо, Ка-тян, я знала, что ты справишься. – Повысив голос, она посмотрела на остальных Сенши: – Спасибо вам всем.
     Уса медленно проснулась и потерла глаза.
     – Интересно, как часто что-нибудь похожее случалось с мамой?
     – Чаще, чем можно было позволить, Малышка, – ответила Набики. – Доктор Тофу в пути. У меня есть его номер, если кто-нибудь попозже захочет ему позвонить. – Румянец Касуми на лице Усаги выглядел довольно привлекательно. – Кто-нибудь знает, что произошло?
     Касуми кивнула.
     – Пути ки Усы-тян были повреждены, возможно из-за всей этой Темной Энергии. Я очистила их, так что она должна быть защищена от аналогичных атак.
     – Ки Усы очень хорошо развито для ее возраста, все благодаря ее происхождению и обучению. В столь неуравновешенном состоянии она была уязвима, – объяснила Плутон. – Благодаря исцеляющим силам Касуми зараза была удалена. Касуми, ты вполне можешь захотеть учиться у открыто мыслящего врача, понимающего ки, чтобы тренировать свой дар. А теперь мне пора идти, я и так уже дала слишком много намеков. Уса, в будущем все идет по плану. Ты поймешь, когда возвращаться. – Образ Плутон исчез, когда Луна-Пи возобновил свою нормальную работу.
     – Я просто хочу домой, – мягко всхлипнула Уса, вцепившись в блузку Касуми. Пока старшая Тендо успокаивала девочку, она не могла не думать о некоем враче, который, казалось, возвращался в ее жизнь.

     Доктор Тофу Оно поправил воротник, прежде чем постучать в дверь скромного двухэтажного дома. Он оставил Нэриму, чтобы избежать своего невроза, но в глубине души он всегда знал, что это лишь из-за невмешательства одного человека. Тендо Набики. Пока она позволяла ему исчезнуть, его не было. Но, по крайней мере, нашла она его по лучшей из причин, ради спасения жизни. Дверь открылась.
     Икуко окинула взглядом мужчину в коричневом ги у нее на пороге. Хоть ему еще и не было тридцати, лицо его было спокойным и успокаивающим, со зрелостью превосходящей его возраст. Тогда как он лишь немного был хорош собой, его глубокие карие глаза были убедительны, сильны и полны сострадания. Она моргнула.
     – Здравствуйте. Я Тофу Оно. Моя знакомая, Тендо Набики, передала мне, что ваш ребенок заболел. Полагаю, вы меня ждали, – поклонился Тофу.
     Заволновавшись, Икуко поспешно вернула поклон.
     – Моя племянница, сэнсэй. Она не просыпается, и ни один из врачей, с которыми я советовалась, не знает, что с ней. Набики-сан подумала, что это может быть что-то мистическое или связанное с ки и сказала, что вы лучший. – Отступив в сторону, она продолжила. – О! Пожалуйста, проходите.
     – Неплохо за пределами Нэримы встретить людей, прислушивающихся к теориям ки, – разуваясь, прокомментировал Тофу.
     – Ну, увидев, что может сделать Ранма, и как она обучает Усаги использовать ки, нужно было бы быть глупцом, чтобы это не принять, – улыбнулась Икуко.
     – Вы имеете в виду Саотоме Ранму, Цукино-сан? Да, он замечательный человек. – Икуко озадаченно взглянула на доктора.
     – Вы вовремя, док, – заметила Набики, спускаясь по лестнице. – У меня хорошие новости, Уса проснулась! Но вам все равно стоит на всякий случай проверить ее, док.
     С бессловесным криком Икуко умчалась наверх к спальне Усы. Набики подобралась к Тофу.
     – Ранма блокирована, Тофу-сан, полностью, так что Цукино знают ее лишь как девушку. Она лучшая подруга Усаги. Рада вас видеть. – Тофу вздохнул.
     – Сколько будет стоить сохранить мое местоположение в секрете, Набики-тян?
     Девушка казалась смущенной, затем раскаивающейся.
     – Я больше этим не занимаюсь. Прошлой зимой я чуть кое-кого не убила, и это показало мне, насколько ужасной я стала. Мне не понравилось, что я увидела, так что я пытаюсь стать хорошим человеком, как вы или Ранма… или Касуми. – На последнем имени доктор вздрогнул. Набики стала серьезнее. – Слушайте, док, думаю, моя сестра все еще в вас заинтересована. Мы с Ранмой хотели бы помочь вам преодолеть ваш Касуми-сумасшествие, если вы будете готовы.
     Тофу взглянул на девушку, и в его взгляде появилась надежда. Поправив очки, он пошел к лестнице.
     – Мне это очень интересно, Набики-тян, но сперва позволь мне взглянуть на мою пациентку.

     Тофу спустился по лестнице вслед за почти танцующей Икуко. Доктор успокаивающе улыбнулся, говоря:
     – Ки Усы-тян полностью стабилизировалось. Обычно такая зараза оставляет уязвимость, но сейчас она, кажется, очень устойчива к ки инфекциям.
     – Что могло это вызвать, сэнсэй? – все еще беспокоясь, спросила Икуко.
     – Ну, не могу сказать наверняка, но думаю, что самый вероятный виновник это один из монстров, с которыми борются Сенши. Этот район известен ими. У вашей семьи не было никаких контактов?
     – Вообще-то было несколько. Шинго несколько раз встречал Сейлор Мун. Я почти уверена, что Усаги видела всех Сенши, кроме разве что этой новой, рыжей. И Кэндзи, мой муж, как-то раз был атакован. – Икуко нахмурилась, обдумывая перечисленное. – Так что вполне вероятно, что и Уса-тян в какой-то момент попалась.
     Тофу ободряюще кивнул.
     – Ну, как я уже сказал, сомневаюсь, что она поддастся еще раз. Я только поговорю с Набики, прежде чем пойти. – Женщина кивнула и вернулась в комнату Усы. Набики сошла с лестницы и встала рядом с Тофу.
     – Набики-тян, ки Усы исцелили до моего прибытия. Мне хотелось бы знать, как это сделали.
     Покачав головой, средняя Тендо ответила:
     – Это и для меня было неожиданно. Однако сейчас у меня есть друзья, настоящие друзья, и у меня есть перед ними обязательства. Мы поговорим и решим, как много я смогу вам рассказать. Как бы странно это ни звучало, вам придется мне довериться, док.
     Вздохнув, Тофу приготовился уйти.
     – Хорошо. Свяжусь с тобой по этому вопросу и по вопросу К-Касуми.

     Касуми смотрела на свои руки, не обращая внимания на неформальный спарринг Минако и Макото, пока они ждали Рей. С оттенком благоговения, что, как она думала, никогда не уменьшится, она коснулась энергии в себе и увидела, как ее руки слабо засветились.
     – Хвастаешься, сестренка? – улыбнулась Набики.
     – Убеждаюсь, что это реально, – мягко ответила она. Взгляд Набики смягчился, когда она придвинулась сесть рядом со своей старшей сестрой.
     – Аканэ была такой же, – тоскливо вздохнула Набики. – Должно быть чудесно иметь такую силу. – Ее голос упал до шепота. – Хоть я и не заслужила ничего подобного.
     – Из надежных источников мне известно, что, цитирую, "придет и твое время", – с легким упреком в голосе ответила Касуми.
     Аканэ села с другой стороны от Набики.
     – Кроме того, сестра, ты важный член команды, знаешь ты это или нет. Мы все полагаемся на твои деловые умения и связи. Думаю, Рей была бы не в себе, не будь тебя здесь.
     Сестры молчали, пока спарринг заканчивался. Спустя несколько мгновений в комнату встреч вошли Рей и Артемис. Едва сев, Рей заговорила:
     – Я связалась с Усаги и сообщила ей обо всем, что здесь происходит, и о нападении на Усу. Наша Королева обещает всем по возвращению блины. – Рей сделала паузу, глядя на расцветающие улыбки. Уса возбужденно запрыгала, но замерла, когда Рей подняла руку.
     – Хорошая новость в том, что их команда почти завершила последний этап их путешествия. Уса сказала, что благодаря Набики все прошло очень гладко. Рада, что ты на нашей стороне, Набики-тян. – Рей вздохнула. – Теперь к плохим новостям. Так как вокруг Дзюсенке много магии, наши коммуникаторы на дальней дистанции будут бесполезны, поэтому, пока они не уйдут оттуда, они будут от нас отрезаны.
     – Что насчет Касуми и доктора Тофу? – спросила Аканэ.
     – Подхожу к этому. Меркурий считает, что Касуми оказалась затронута Серебряной Энергией, когда Сейлор Мун стала Лунной Королевой. Помните, как в тот день вокруг нее играла энергия? Усаги хочет, чтобы доктор Тофу узнал секреты команды, но сперва думает с ним встретиться. Думаю, это разумная просьба. – Касуми кивнула.
     – Тогда у меня есть план на время до возвращения Усаги и компании, – хмыкнула Набики. – Я хочу познакомить Тофу с Нецуной Аямэ.
     – С кем? – хором спросили семь голосов.
     – Ну, помните, Аямэ, девушка, которая исцелила Усу? Полагаю, мы дадим Касуми побыть рядом с Тофу, когда он не сходит с ума, чтобы она увидела, действительно ли она хочет быть с ним. Ну и когда мы покажем, что Аямэ это Касуми, это должно неплохо помочь доктору с его Касуми-манией. – Набики обхватила себя руками. – Боги, со злобным разумом так удобно.
     Сделав паузу на чай, Набики продолжила:
     – И пока я строю злобные планы, должна отметить, что я хочу потратить неделю или около того, чтобы приглядывать за Усой. Пусть я не так хороша, как Сейлор Сумрак, но хоть что-то. Я смогу воспользоваться коммуникатором, так что у нас будет хоть какой-то шанс на успех, если Изумруд соберется за Малышкой.

     Принц Алмаз, глава Клана Черной Луны, размышлял, сидя на троне. Начавшаяся столь великолепно война не шла успешно. Оказалось, что все его планы теперь зависели от миссии в прошлом. Он вздохнул, когда его размышления прервал бесстыдный голос.
     – Принц Алмаз, я отправляюсь в двадцатый век, – кокетливо сказала Изумруд, прикрывая веером нижнюю часть своего лица.
     – Изумруд, – начал беловолосый лидер. – Помни, как умер Рубеус, и постарайся избежать его ошибок. В его распоряжении было больше сил, чем будет у тебя. К сожалению, я не могу выделить тебе больше людей, если мы не хотим потерять все, чего мы уже достигли. Ты должна сама добиться успеха.
     – Не беспокойся, мой дорогой Принц, я не подведу, как Рубеус. – Тронный зал наполнился ее звонким смехом.
     – Тогда будь осторожна, чтобы не обнаружить еще один путь к провалу, Изумруд, – посоветовал ей из-за спины жесткий голос. – Сенши двадцатого века сильны, сильнее, чем мы ожидали, и это даже без Ведьмы Теней. – Сапфир взмахнул рукой, и появился образ вторгающейся Черной Луны. – Хоть ни одна Сенши и не была во время атаки в Нео-Токио, всего через несколько часов вся пятерка защищала Конфедерацию. Их сила вызвала достаточно проблем у нашего Принца и оставила Ведьму Теней свободной преследовать нас.
     – Мой брат прав, Изумруд. Нам нужно уничтожить в прошлом Кристальные Точки, чтобы у барьера Сенши не было поддерживающих опор. Эти точки уязвимы лишь в прошлом, – пояснил Алмаз.
     – Именно в этом наш невежественный Рубеус и ошибся, мой дорогой Принц. Его застала врасплох сила Сенши, и он менял стратегию, если не сказать по-другому. Уничтожить Кролика, заразить Кристальные Точки или убить Сенши. Он ничего не добился, потому что все время менял цели. – И вновь звонкий смех Изумруд эхом прокатился по комнате. – Я планирую массированный удар, способный перенести всю силу Черного Кристалла к двадцатый век. Мы заразим все, включая и Кристальные Точки.
     Алмаз казался скучающим и раздраженным.
     – Наш канал в прошлое не может выдержать даже доли силы Черного Кристалла.
     – Конечно, ты прав, моя дорогой Принц. Именно поэтому я хочу построить огромные приемные врата, способные справиться со всем потенциалом Черного Кристалла, – объяснила Изумруд.
     – Как ты хочешь это осуществить, Изумруд? – выглядя немного впечатленно, спросил Принц.
     – Кристальные Точки отбрасывают тень, Негативные Точки. С помощью Сапфира я смогу расширить возможности этих точек, чтобы сформировать врата. Все готово, дорогой? – последней фразой она обратилась к Сапфиру.
     Кивнув, темноволосый мужчина взмахнул рукой, и в руках женщины оказалась небольшая кристаллическая статуэтка; стилизованная фигура Изумруд.
     – Хоть я и думаю, что она слишком в твоем вкусе, все создано согласно твоим требованиям.
     Изумруд погладила статуэтку.
     – Едва пять столь восхитительных произведений искусства будут установлены в Негативных Точках, они поглотят Темную Энергию и создадут врата для Черного Кристалла и его энергии. После этого заразить всю планету будет несложно. Грандиозно, возможно, но несложно. И для этого мне не придется бороться ни с одной Сенши. Это им нужно будет останавливать меня, а не наоборот.
     Алмаз потер подбородок, на губах играла маленькая улыбка. Наконец, он кивнул.
     – Неплохой план, Изумруд. Посмотрим, не провалится ли он.

     – Слушай, я обещала доку, что познакомлю его с девушкой, которая исцелила Усу, и я сдерживаю свои обещания, – выдавила Набики, таща свою сопротивляющуюся сестру в сторону небольшой клиники.
     – Мне просто не нравится так лгать ему, – сказала замаскированная Касуми. Сейчас она выглядела одного возраста с Сенши, с короткими каштановыми волосами и приятным лицом.
     Набики остановилась и обернулась к своей старшей сестре.
     – Слушай, "Аямэ", это не только личное. Пока мы не сможем обо всем поговорить с Тофу, я хочу сохранить твое участи в тайне. Док умен, и я не хочу, чтобы он сложил два и два, понимаешь?
     Две девушки вошли в клинику, Касуми все еще испытывала вину. Набики подошла к регистратуре.
     – Мы бы хотели поговорить с Тофу-сэнсэем, это возможно? По личному делу.
     Регистратор улыбнулась и крикнула:
     – Эй, Оно, тут две милые девушки хотят тебя видеть! – Заметив шокированные лица Тендо, женщина пожала плечами. – Здесь просто Док Т, Док М и я, как медсестра, регистратор и бухгалтер, так что мы немного неформальны.
     Тофу вышел в крохотный вестибюль как раз вовремя, чтобы услышать последнюю фразу.
     – Иноё, нет никого более неформального тебя, – улыбнулся он. – Рад снова тебя видеть, Набики. Полагаю, это Аямэ? Рад познакомиться, я Тофу Оно.
     – Набики? Как та бандитка, в сестру который ты все еще безответно влюблен? – с заметным любопытством спросила Иноё.
     Уголок рта Тофу дернулся, но Набики рассмеялась.
     – Бывшая бандитка, но в целом верно. Док, это Нецуна Аямэ. Аямэ-тян, это доктор Тофу Оно. – Двое поклонились друг другу.
     – Почему бы нам не пройти ко мне в кабинет? – Тофу взглянул на Иноё. – И не подслушивать! – Женщина помахала рукой и рассмеялась.
     Закрыв дверь, Тофу обернулся к своим гостьям.
     – Ладно, Набики, и что все это значит?
     – Многого я сейчас не могу вам рассказать, нужно одобрение нашего лидера. Она почти уверена, что все будет в порядке, но хочет сперва с вами встретиться, прежде чем принять окончательное решение. Я не преувеличиваю, когда говорю, что хранимые мной сейчас секреты могли бы навредить людям или того хуже.
     – И Нецуна-сан целитель?
     Когда Касуми промолчала, ответила Набики:
     – И снова, я не могу пока всего рассказать, но Аямэ-тян недавно столкнулась с некоторой мистической энергией, которая, похоже, дала ей исцеляющие силы. Она хотела бы потренироваться с вами, чтобы понять их и освоить. – Доктор вздохнул и улыбнулся.
     – Ну, я терпелив и буду рад помочь Аямэ-сан с освоением ее дара. Должен сказать, Набики-тян, удивительно и приятно видеть в тебе изменения. Ты выглядишь счастливее и расслабленнее.
     – Ага. Во многом благодаря Ранме. После вашего ухода он принял проклятие и спас человека из вызванной мной ситуации. Действительно открыл мне глаза. – Она на мгновение опустила взгляд, и в комнате повисла тишина. Затем, встретившись взглядом с Тофу, она спросила: – А что насчет вас, док? Почему вы оставили Нэриму?
     Тофу снова вздохнул.
     – Одно слово: К-Касуми. – "Аямэ" вздрогнула. – Рядом с ней я не мог себя контролировать, а для врача это не очень хорошо. Я ушел, надеясь примириться с моей истерией рядом с ней. Как она? – задумчиво добавил он.
     Набики просияла.
     – У нее все хорошо. Это именно сестра помогла Ранме взглянуть на проклятье как на дар. Возможно, это спасло ему жизнь, когда проклятье оказалось блокировано. Она выбралась из своей раковины.
     – Бедный Ранма, знаю, что его беспокоила возможность навсегда остаться девушкой. Рад, что Касуми помогла ему. Надеюсь, что она выберется из этого дома и поступит в хороший колледж. Она станет отличным доктором. – На этот раз ненадолго замолчал Тофу. – Она с кем-нибудь встречается?
     – Кажется, она все еще ждет одного своего знакомого докторишку, чтобы работать с ним вместе, – ухмыльнулась Набики. – Единственный встретившийся ей парень вашего уровня Ранма, и теперь Рыжая играет за другую команду. Серьезно, Тофу, я бы хотела помочь вам, уверена, как и Ранма. Вы с Касуми единственные двое из Нэримы, кто всегда были ему друзьями.
     В дверь сдержанно постучали, и вошла Иноё.
     – Оно, назначенные на четыре здесь – Фудзима-сан и ее сын.
     – Спасибо, Иноё, скажи им заходить. Простите, девушки, долг зовет.
     – Нет проблем, док. Аямэ какое-то время будет занята, но мы, возможно, придумаем какую-нибудь программу ученичества. Я дам знать, когда вернется Ранма. – Обе девушки поклонились, прежде чем покинуть маленький кабинет.
     Когда они шли к железнодорожной станции, Набики тихо сказала:
     – Ты ему ни слова не сказала.
     Касуми повернулась к своей сестре ошарашенным лицом.
     – Я не могу поверить! Он был так спокоен и серьезен. Это так он действует, когда меня нет? – Набики кивнула. – На-тян, ты должна ему помочь! Я хочу узнать настоящего Тофу. Почему он так странно ведет себя рядом со мной?
     – У меня есть предположение, Ка-тян. Тофу на восемь лет старше тебя, и, думаю, влюбился в тебя, когда впервые встретил, когда тебе было четырнадцать. В том возрасте это было совершенно неуместное чувство, и он начал глупо себя вести, чтобы подавить эти чувства. Ну а теперь это привычка, от которой он не может избавиться. – Касуми хмуро кивнула. – Эй, не волнуйся. Держу пари, Усаги пригласит его в команду; он будет полезен. А после этого, со мной, Ранмой и Сенши, он быстро придет в форму.

     Усы прыгала впереди своих подруг, едва сдерживая свое волнение. Оглянувшись, она с облегчением заметила, что Аканэ была всего в трех-четырех метрах позади. Она не хотела повторять ошибку, которую она однажды допустила. Она приостановила свой танец по улице, чтобы остальные ее догнали.
     Рассмеявшись, Рей подхватила Усу на руки.
     – Не будь такой нетерпеливой, малышка. Когда мы придем, там еще будет полно торта.
     – Спасибо за приглашение, Рей-тян. Прогулка в съешь-что-хочешь магазин, – сказала Минако. – Как раз то, что нам нужно, чтобы взбодриться!
     – И не похоже, чтобы мы не теряли вес на тренировках, так что будет нормально немного набрать его обратно, – добавила Макото.
     – Хотела бы я, чтобы и почетная гостья могла порадоваться, – надулась Рей, беря Касуми за руку. Старшая Тендо все еще была замаскирована как Усаги.
     – Верно, тетя! Ты действительно не сможешь съесть торт, не так ли? – воскликнула Уса, встревоженная трагедией.
     Касуми положила руку на живот.
     – Нет, Уса-тян, мне никакого торта. Думаю, я просто буду пить белый чай. Я пока что справлялась с едой, но рада, что на выходных буду у Рей-тян. И позволь сказать, хлеба и воды мне будет достаточно.
     Уса фыркнула.
     – Почти смешно видеть, как Икуко-мама порхает над тобой и подкладывает тебе третью порцию. После того, как Ранма запрыгнула на крышу, демонстрируя свой ки, а Усаги последовала за ней, Икуко-мама откармливает Усаги как тренер сумо.
     Смеясь все вместе, семь девушек вошли в переполненный магазин. Отыскав столик, за которым они все могли поместиться, девушки начали курсировать между своими местами и столом самообслуживания. Верная своему плану, Касуми держала столик, потягивая белый чай. Минако плюхнулась с полным подносом, но недовольным лицом.
     – Они неплохи, но с твоей выпечкой не сравнятся, Касуми-тян. Не то чтобы я хотела своими жалобами оскорбить Рей!
     – Слишком поздно, блондиночка! – Рей скрестила руки, но затем улыбнулась. – Обычно я бы оскорбилась, но печальная правда в том, что ты права, Мина-тян. Даже профессиональные кулинары не могут соперничать с Касуми.
     – Кто такая Касуми, Рей? – негромко спросил Чиба Мамору, выявляя своей присутствие. – Девочки. Рад вас всех видеть. О, это Саруна Хайко, моя одноклассница. Я угощаю ее сладостями после того, как она помогла мне с матаном. – Высокая длинноногая брюнетка скучающе поклонилась.
     – Добрый день, Чиба-сан, – сухо сказала Рей. – Касуми наша очень хорошая подруга, которая просто невероятно готовит. Рада с вами познакомиться, Саруна-сан.
     – Ну, не буду вам больше мешать, я просто хотел поздороваться. Идем, Хайко.
     – О, пожалуйста, Чиба-сан, нет нужды уходить. Не хотите к нам присоединиться? – сладко сказала Касуми, но все еще в режиме Усаги. – Конечно, мы не хотели бы мешать вашему свиданию, но будем рады вам и Саруне-сан.
     Мамору уставился на Усаги, его рот слегка приоткрылся. Он смутно осознавал нетерпение Хайко, но просто не мог пошевелиться. Он знал, что Усаги двинулась дальше, но эта спокойная, милая и вежливая Усаги разрушила все его представление о ней. Она должна была плакать, а не приглашать его с партнершей на чай!
     Он вышел из ступора, когда заметил закрутившуюся вокруг некоторых посетителей темную энергию. Он смотрел, как молодые женщины, казалось, застывали, покрываясь глазурью. Обнаружив локус темной силы, он швырнул поднос в официантку, превратившуюся в причудливое сочетание женщины и выпечки. Настраиваясь на бой и выискивая место трансформироваться, Чиба Мамору понял, что впервые в жизни он был рад атаке темных.

     Изумруд шагнула на кухню магазина сладостей, взгляд не отрывался от свисающего с руки черного камня. Персонал без сознания валялся на полу. Рядом с холодильниками камень перестал вращаться и застыл на месте. Зеленоволосая женщина улыбнулась.
     – Здесь. Негативная точка здесь. Темный Хендж!
     Из ниоткуда возникла кристальная статуя и рухнула на пол, застыв перед самым ударом. Она застыла над Отрицательной Точкой столбом воплощенной Темной Энергии с центром над Хенджем. Изумруд крикнула:
     – Дроид Марципан, приди! – Появился Дроид, часть его казалась плотью, часть сладостями. – Займись людьми в магазине, убедись, что они не помешают.
     Дроид замерцал и принял вид одной из прислоненных к шкафам официанток. Зло улыбаясь, он покатил тележку со свежей продукцией в главный зал. Зеленоволосая женщина смотрела ему вслед, а затем повернулась к лоткам с пирожными.
     – Пора и мне немного поработать.

     Вопрос тайны личности решился сам собой, как часто и бывало. Свидетели быстро разбежались, оставив на месте лишь воинов. Малая Меркурий вернулась первой, ее бо был заряжен ки и ледяной магией. Тряхнув головой, она заметила:
     – Мне кажется, или монстры выглядят все более глупо?
     Руки Дроида превратились в мешки с глазурью и выстрелили потоками глазури в Наследницу Сенши. Малая Меркурий увернулась, планируя свою стратегию. После нескольких раз, когда Сенши уворачивалась, а монстр атаковал, М2 начала думать тактически. Ладно, похоже, он атакует обездвиживающей глазурью. Вполне может убить удушением. Она заметила, как Марс и Венера ворвались в комнату, только чтобы Сенши-лейтенант попала в поток глазури. Малая Меркурий молча выругалась.
     – Венера, подсеки ее! – вскричала Малая Меркурий. – Готова? Давай!
     Уклонившись от заряда глазури, Венера обернула свою Цепь вокруг ног Дроида, но существо быстро избегло захвата. Марципан лишь споткнулся, раскрывшись перед М2 – и она прыгнула в воздух, падая на голову твари. К ее ужасу, ее удар лишь сбросил с головы Дроида несколько сахарных хлопьев.
     Приземлившись спиной к Марципану, Малая Меркурий развернулась, ее посох уже начал апперкот, отбивая двойной удар глазури. Отбросив руки врага вверх, Наследница Сенши пнула тварь в живот, посылая ее в сторону Эндимиона в его облике Рыцаря Земли.
     – Мечник, лови!
     Воин Земли наблюдал за ней, восхищаясь приемами черноволосой Сенши, и был готов. Уверенно ухмыльнувшись, Эндимион четко ударил с двух рук по позвоночнику Дроида. К его потрясению, он отбил лишь несколько осколков, а лицо ему залепило глазурью.
     – Черт, – прорычала Малая Меркурий. – Юпитер, прикрой его! Венера, ко мне, продолжай давить на нее! – закричала она. Ее глаза распахнулись. – Кто ты… вернись! – Это была Касуми, замаскированная как Аямэ. Шок М2 усилился, когда она узнала серебристое свечение вокруг рук девушки.
     Когда Эндимион пошатнутся, Юпитер, треща молнией, выпрыгнула перед ним. Марципан выстрелил в высокую Сенши, которая была на в состоянии увернуться – одну ногу ей приклеило к полу. Прежде чем Дроид смог развить успех, М2 и Венера снова атаковали.
     Касуми подбежала к пострадавшему Рыцарю Земли. Глазурь была тверда как камень, и она видела, что она перекрыла Эндимиону дыхание. Набики и Уса прятались неподалеку за перевернутым столом. Набики прошептала так громко, как только рискнула:
     – Аямэ, постарайся исцелить дурака. Если это темная энергия, то, может быть, ты сможешь помочь.
     Кивнув, Касуми призвала свою силу. Вливая энергию в глазурь, она почувствовала, как та растворяется. Шумно вдохнув, Эндимион вогнал воздух в измученные легкие. Почти выдохшись, Касуми подползла к Юпитер и успела ее освободить прежде чем потерять сознание.
     Не узнав свою помощницу, Юпитер взглянула на оправившегося Рыцаря Земли.
     – Убери ее отсюда, – рявкнула она и кинулась в бой. Все еще плохо соображая, Эндимион оттащил Касуми к укрытию Набики и Усы. Когда он развернулся вернуться в битву, его за руку схватила тонкая рука.
     – Эта штука жесткая. Ничего не заметил, что можно использовать? – спросила Набики.
     Эндимион в замешательстве ответил:
     – Она, кажется, сделана из чрезвычайно прочной карамели и сахара. Хотя похоже, что она невосприимчива к нашим атакам. – Пока он говорил, нижняя часть тела Венеры оказалась охвачена глазурью.
     Взгляд Набики обежал комнату, шестеренки в ее голове вращались чуть ли не зримо. Ее глаза замерли на стеклянной дверце с пожарным шлангом, тем, что часто был в общественных зданиях. Шепнув Эндимиону:
     – Оставайся с Усой, – Набики ринулась к шлангу. Там был средний напор, идеальный для того, что она задумала.
     Разбив стекло, Набики схватила шланг и повернула вентиль, чтобы пустить воду, и начала поливать Дроида. Эффект был потрясающ – Марципан пошатнулся от боли и начал таять как сахарная вата под дождем. Когда существо зашаталось, исчезли и его глазурные ловушки. Набики закричала:
     – Добивайте!
     Три Сенши переглянулись и кивнули. Сочетание энергетического луча, молнии и огня уничтожило ослабленного Дроида, растворившегося в знакомом остатке из порошка. Юпитер тряхнула кулаком и крикнула:
     – Так держать, Набики!
     Марс положила руку Набики на плечо.
     – Отличная работа – гениальная девушка. – Набики покраснела. Марс кивнула М2: – И хорошее управление боем, Малая Меркурий. Сумрак была права, когда я сглупила, ты проявила свои лидерские таланты. – Внезапно она замерла и обернулась в сторону кухни. Почувствовав его приближение, Марс встретилась взглядом с Эндимионом. Он кивнул. Марс очень тихо сказала: – В задней комнате что-то есть.

     Изумруд наблюдала за боем через щель в двери. Ее восхитила прочность Дроида. Очевидно, что порожденный Хенджем Дроид много превосходил своих товарищей. Зеленоволосой женщине и в голову не пришло вступить в бой.
     Волшебница Черной Луны встревожилась и расстроилась, когда Марципана внезапно победили. Обернувшись на треск, Изумруд беспомощно увидела, как разрушается кристальная статуя. Она не осознавала, что Хендж и Дроид были связаны. Вернувшись к двери, Изумруд выглянула в столовую, обнаружив лишь, что та опустела. Она резко развернулась на слабый шум за спиной.
     Четыре Сенши и Принц Земли смотрели на нее. Марс вышла вперед.
     – Так для чего же эта твоя маленькая игра, Изумруд? Что, в будущем не хватает тортиков?
     Изумруд прикрыла рот веером. К своему удивлению, она выпалила:
     – Вы просто плоскогрудые девчонки!
     Юпитер посмотрела на свои вполне заметные груди и фыркнула.
     – Забыла свои очки, бабуля? – усмехнулась она. – И это ты еще не видела Сейлор Сумрак. По сравнению с ней ты еще носишь учебный лифчик. Чертовы бабули и их близорукость.
     – КАК ты меня назвала? Бабулей? – Темной волшебнице удалось сдержать свой гнев под контролем. Стены эхом отразили ее пронзительный смех. Малая Меркурий выглядела потрясенной. – Наслаждайтесь, пока можете, своими скудными успехами, детишки. Триумф Черной Луны неизбежен. А пока развлекайтесь, пытаясь остановить силу Черного Кристалла. – Она растворилась во взвихрившейся тьме.
     – Отлично, – пробормотала Малая Меркурий. – Мы деремся со старшей сестрой Кодачи.
     Игнорируя негромкий комментарий своего тактика, Марс повернулась к Эндимиону.
     – Спасибо, что помог нам, Такс… э-э… полагаю, теперь Эндимион. – Он кивнул. – Значит ли это, что мы еще будем тебя видеть?
     – Я постараюсь помочь, где смогу, но у меня больше нет связи с Сенши. И мне будет сложно появляться вовремя, – пожал плечами Рыцарь Земли. – Кроме того, похоже, у вас много новых союзников. – Он огляделся и понизил голос: – Где Сейлор Мун? Почему Усаги не трансформировалась?
     Марс негромко объяснила:
     – Мун, Меркурий и Сумрак в Китае на другом задании. Сестра Малой Меркурий – целитель Серебряной Энергии и с помощью маскировочной ручки заменяет ее до ее возвращения. Это она спасла тебя.
     Эндимион кивнул.
     – Хорошо. Поблагодарю ее, прежде чем уйти, но, думаю, нам пора уже уходить, прежде чем прибудут власти.
     – Мы соберемся в храме, чтобы обсудить нового врага. Ты всегда можешь присоединиться, – сказала Марс. После этого группа покинула место.

     Мамору смотрел на Сенши в их обычных обликах, как знакомых, так и новых. Эту сюрреалистическую атмосферу дополняла спокойная Усаги, подающая на стол приготовленную ею восхитительную еду.
     – Касуми-сан, не могли бы вы отменить маскировку, пока мы здесь? Это… путает. – Касуми взглянула на кивнувшую Марс.
     – Конечно, Чиба-сан, – ответила Касуми, исполнив его просьбу.
     – Не могу здесь надолго задерживаться, Хайко расстроится, и это будет нечестно, – сказал Мамору.
     – О, теперь ты заботишься о чувствах девушки, – горько пробормотала Минако.
     – Айно-сан, признаю, что я плохо относился к Усаги, но у меня были свои причины. В то время я считал, что это веские причины, как считаю и сейчас, – сухо ответил он. Обращаясь к Рей, он спросил: – Есть у вас идея, что же нужно этой Изумруд?
     Ответила Набики:
     – Не похоже, что она искала Усу. Малышка все время была там, но про нее даже не упоминали, не говоря уже о каком-то нападении. И это не было засадой – ты напал первым. Так что она, наверное, как-то пыталась повлиять на будущее. Для лучшего вывода нужно больше информации.
     – Я впечатлен. Ты Тендо Набики? – Девушка кивнула. – Так ты новый стратег группы. Похоже, ты хорошо справляешься. – Мамору поднялся. – Мне лучше идти, прежде чем Хайко разозлится. Дайте мне знать, если что-нибудь найдете. – С этими словами он покинул комнату.
     – Что за козел, – пробормотала Аканэ. – Я так рада, что Усаги по нему не скучает.
     – Забудь про Мымрика, – взмахнув рукой, скомандовала Рей. – Нам нужно обсудить и другой вопрос. Касуми сильно сегодня помогла, но у нее нет сил или защиты Сенши. Как мы сможем в бою защитить ее личность и ее саму? Набики?
     – Ну, если у Ка-тян останется маскировочная ручка, это решит проблему с ее узнаванием. Тогда, Ка-тян, если ты тонко это разыграешь — знаешь, не слишком демонстрировать исцеление, то у тебя будет хороший шанс остаться незамеченной.
     – Звучит неплохо, гениальная девушка, – сказала Рей. – Не возражаешь, Касуми? Конечно, ты не будешь рядом во всех наших боях, но когда будешь, уверена, лишним будет держать столь ценную союзницу в стороне.
     – Пока Усаги не возражает, я готова помочь. После одиннадцати лет в доме я готова к приключению-другому, – встала Касуми в позу.
     – О, я вспомнила, сестренка. Ты сказала, что узнала Сейлор Плутон? – спросила Набики.
     – Возможно. О, примерно год назад, перед последним отправлением Ранмы в Китай, я познакомилась с предпринимательницей, Мейо Сецуной, на дегустации вин. Я искала новые варианты. Мы с ней сразу нашли общий язык. Она мне очень помогла, смогла вытащить меня из раковины. Ну, думаю, что Сейлор Плутон была очень на нее похожа, но я не уверена – образ был очень мал.
     – Хмм… сможешь познакомить меня с ней, когда выпадет шанс? – нахмурилась Рей. – Стоит ее проверить.
     Касуми согласно кивнула.
     – Конечно. Сейчас она в Европе, но должна вернуться через пару месяцев.
     – Ладно. А теперь давайте попытаемся понять, чего пытается добиться Изумруд…

     – Эй, Оно, твоя ученица здесь!
     Тофу Оно повернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как голова Иноё пропадает из виду. Спустя мгновение вошла Аямэ. Не отрывая взгляда от пола, она сказала:
     – Спасибо, сэнсэй, что помогаете мне с этим.
     – Не нужно, Аямэ-тян, – успокаивающе сказал Тофу. – Должен сказать, что изучать твои целительные способностей и помогать тебе с ними справиться очень для меня важно. По крайней мере, я так же заинтересован в мистическом исцелении, как и в обычной медицине. Представляю, как эти два подхода могут работать вместе. – Аямэ улыбнулась, впервые встретившись с ним взглядом.
     – Так что мне делать, сэнсэй?
     – Ну, я сегодня утром ободрал костяшки пальцев, – сказал Тофу, показывая свои руки. – Давай посмотрим, что ты сможешь сделать с легкой травмой. А я смогу примерно почувствовать, как именно ты исцеляешь. К тому же проверим, сможешь ли ты исцелять физические травмы так же как и духовные.
     Кивнув, Аямэ провела рукой над врачом. Тофу расслабился в легком трансе, считывая ее ауру и узоры ки. Руки девушки засветились нежным серебристым светом. Брови Тофу поднялись, когда его царапины исчезли.
     – Устала, Аямэ-тян?
     – Немного, Тофу-сэнсэй, – мягко ответила она.
     – Ну, не скажу, откуда берется эта сила, но я уверен, что ты направляешь ее своим ки. Выглядит оно вполне развитым, ты занимаешься боевыми искусствами или йогой?
     – Боевыми искусствами, когда была младше.
     Тофу кивнул.
     – Лучшим обучением, что я мог бы порекомендовать, будет найти инструктора в любом из них. Еще я могу показать некоторые медитативные приемы, которые расширят твои запасы ки.
     Аямэ оживилась и впервые проявила энтузиазм.
     – О! Я могу присоединиться к девочкам, когда Рыжая их обучает!
     – Рыжая? Ты имеешь в виду Ранму? – спросил Тофу.
     – Э-э, да. Она учит некоторых моих подруг и работает с Аканэ.
     – Ну, думаю, что это очень хорошая идея. Возможно, я приду и посмотрю. Интересно будет взглянуть, что же за учитель получился из Ранмы.
     Немного запаниковав, Аямэ ответила:
     – О, м-м, нам нужно будет одобрение нашего лидера!
     – Вашего лидера? Так ты связана с этой таинственной группой Набики? – мягко поинтересовался Тофу.
     – Да. Как только Ранма и наш лидер вернутся из Китая, уверена, мы сможем быть более открыты.
     – Не беспокойся, Аямэ-тян, у всех есть свои секреты, которые нужно хранить.
     Аямэ взглянула в глаза молодого доктора.
     – Буду рада, когда смогу рассказать вам все.

     Усаги вплыла в класс задолго до второго звонка. Нару покачала головой. Она не могла припомнить, когда же Усаги регулярно появлялась рано, но это позволило ей нагнать свою подругу. У рыжеволосой девушки были свои подозрения, почему же они с Усаги в последние месяцы отдалялись друг от друга, но она даже самой себе их не озвучивала.
     – Кажется, у тебя хорошее настроение, Усаги-тян, – с улыбкой прокомментировала Нару. – Хорошее свидание прошлым вечером?
     – Что-то вроде этого, Нару-тян, – мечтательно ответила Касуми, – только не совсем.
     – Был ли это тот новый парень, Ранма, о котором ты говорила? – подтолкнула Нару. К счастью для всех, Касуми сосредоточилась.
     – Не задавай мне вопросов, и мне не придется тебе врать, Нару-тян, – со злой улыбкой ответила блондинка. Нару в ответ хмыкнула и демонстративно отвернулась поговорить с Дзиру, исключая улыбнувшуюся Усаги.
     К обеду Нару уже простила свою подругу и потащила своего парня Умино искать Усаги. Вскоре пара нашла ее спокойно обедающей в компании Ами. По крайней мере, Ами обедала; Усаги, должно быть, уже закончила.
     – Эй, Усаги-тян, ничего, если мы пообедаем с тобой? – спросила Нару.
     – Присаживайтесь, Нару-тян, Умино-кун. Поможете мне подбодрить Ами, – ответила Усаги.
     – О, что случилось, Ами-тян? – спросила Нару.
     – Ну, моя лучшая подруга уехала из города, и я, кажется, скучаю по ней, – печально сказала Ами.
     Подростки на мгновение умолкли, а затем Умино заговорил:
     – Знаю, Мидзуно-сан! Ты можешь сделать кольцо обещания, пока ее нет, и по возвращении подарить его ей. Их весело делать, и, думаю, работа над ним немного вас отвлечет.
     – Отличная идея, Умино! – воскликнула Нару.
     – Кольцо обещания? – уточнила Ами. Нару кивнула и показала свое.
     – Его мне сделал Умино. Можешь сделать его своей подруге или парню как обещание всегда быть рядом. – Кольцо было сплетено из нескольких блестящих на солнце розовых и красных шнуров.
     – Оно прекрасно! – воскликнула Ами. – Как ты узнал, как его сделать, Умино-кун?
     – В торговом районе открылся новый магазин, продающий необходимые материалы и предлагающий уроки о том, как сделать кольца обещания, – объяснила Нару. – Можем зайти после школы.
     – Звучит здорово! Спасибо, Нару-тян, Умино-кун. Пойдешь тоже, Усаги? Мне может пригодиться твоя помощь. Знаешь же, что я с таким не очень хороша. – Нару и Умино выглядели одинаково сомневающимися, услышав это от Ами. Усаги согласилась, и все четверо договорились собраться после школы.
     День прошел без осложнений, и во второй половине дня друзья направились в торговый район Дзюбана. Магазин колец обещания оказался больше, чем ожидали Усаги и Ами. Приобретя материалы, четверка отправилась в мастерскую в задней части магазина, где и проводили класс.
     Нару и Умино лишь удивленно смотрели, как Усаги терпеливо помогала Ами с плетением ее кольца обещания. Наконец, Нару больше не могла сдерживаться:
     – Усаги-тян, когда это ты стала так хороша?
     Показывая Ами способ плетение, нужный для смешивания цветов, Усаги спокойно ответила:
     – Примерно тогда, когда стала изучать боевые искусства. – Она повернулась взглянуть на изумленную пару. – Мой сэнсэй мастер ки, и она обнаружила, что во время последних соревнований по гимнастике я случайно коснулась своего ки. К несчастью, без обучение, мне это больше навредило, чем помогло. С помощью моего сэнсэя я взяла все под контроль.
     – Но как это помогает тебе с рукоделием, Усаги-тян? – полюбопытствовал Умино.
     – Отсутствия контроля над ки разрушало всю мою координацию. Именно поэтому я была так неуклюжа. Контролировать ки я могла лишь когда испытывала сильные эмоции. Не задумывались, почему я так быстро прибегала в школу, когда паниковала, что опаздываю? – Касуми была рада, что Усаги столь основательно ее обо всем проинформировала. Это должно немного прояснить все ее друзьям.
     Разговор прекратился, когда они погрузились в свою работу, хотя Усаги продолжала подбадривать и советовать своей подруге. Наконец, появилась инструктор магазина и хлопнула в ладоши, обращаясь ко всем в комнате сразу.
     – На сегодня все, магазин скоро закрывается. Пожалуйста, заберите свои материалы с собой, вы сможете попробовать дома. Если у вас есть вопросы, пожалуйста, обращайтесь, я буду рада помочь вам.
     Когда переполненная комната опустела, Ами улыбнулась маленькому кольцу обещания на своей руке. Оно было черно-красным с яркой желтой нитью в форме символа инь-ян. Оно было прекрасно. Нару привлекла ее внимание.
     – Умино-кун и я собираемся пойти перекусить, вы двое к нам присоединитесь?
     – Нет, спасибо, Нару-тян, – легко ответила Усаги, – мне нужно домой. Мама волнуется, когда я ем не дома. Не думает, что я съедаю достаточно. – Нару выглядела потрясенной, после чего она захихикала.
     – Прости, Нару-тян, мне действительно нужно заняться учебой. Было весело! Спасибо, что предложил, Умино-кун, – скромно сказала Ами.
     – Ну ладно, будьте поосторожнее. О, и Усаги, надеюсь, твоя мама достаточно тебя накормит! – сквозь хихиканье сказала Нару. Две замаскированные сестры смотрели, как пара пропадает из виду.
     – Клянусь, Нару-тян, по крайней мере, подозревает, что Усаги – Сейлор Мун, – сказала Касуми.
     Аканэ кивнула.
     – Знаю, что ты хочешь сказать. Держу пари, что и Мидзуно-сэнсэй подозревает Ами. Она дает Ами много пространства для маневра, если ты понимаешь, что я имею в виду.
     – Понимаю. И я горжусь тобой, сестренка. У тебя получилось отличное кольцо обещания.
     – Ну, по большей части это ты, но, кажется, и я неплохо справилась, не так ли? – просияла Аканэ.
     – Как я всегда и говорила, Аканэ… о, то есть, "Ами". – Девушки обменялись улыбками. Они играли в эту маленькую игру "забыла использовать нужное имя", доводя Рей до безумия. Касуми успокоилась. – Тебе нужно скорее терпение, чем что-то еще. Ты считаешь, что девушки от природы должны уметь готовить или шить. Ты торопишься и запутываешься, из-за чего беспокоишься и торопишься еще больше…
     – Ладно, Ка-тян, я уловила и согласна, – немного хихикая, сказала Аканэ. Она задумалась. – Знаешь, Ранма тут не помогла, но это не ее вина. Но она появилась в додзе, и умела готовить, и шить, и все остальное, и знаешь, я долго думала, что это было из-за того, что он наполовину девушка. – Она покачала головой.
     Касуми кивнула, и они направились к дому Усаги. Пройдя несколько кварталов, Аканэ вдруг закричала. Кинувшись к ней, Касуми шокировано увидела ореол черных молний, исходящих из кольца обещания, что держала Аканэ. Призвав свои целительные силы, ей удалось достаточно подавить боль, чтобы вырвать проклятый предмет из рук своей сестры.
     Они двое, задыхаясь, сидели на тротуаре, глядя на кольцо обещания. Они переглянулись, взглянули в сторону магазина колец обещаний и кивнули друг другу. Аканэ вытащила свой коммуникатор и нажала на общий вызов.
     – Марс, Венера, Юпитер, кажется, мы нашли следующую цель Изумруд. Мы с Касуми неподалеку от торгового района Дзюбана. Мы считаем, что Изумруд использует как прикрытие магазин колец обещаний.
     – Ладно, Аканэ, вы обе неплохо поработали. Скоро будем в магазине. Что тебя насторожило? – откликнулась Марс.
     – Кольцо обещания, с которым помогла мне Касуми, заискрилось темной энергией и попыталось меня выпить. Они, возможно, используют кольца как источник энергии для той гадости, что они готовят, – сообщила Аканэ.
     – Поняла, – ответила Марс. – Ладно, девочки, выдвигаемся.

     Малая Меркурий смотрела на скромное здание с магазином колец обещаний, хватка на ее бо все усиливалась, пока дерево протестующе не заскрипело. Ее внимание привлекла фигура Марс на крыльях пламени, и она с облегчением улыбнулась.
     Приземлившись рядом со своим тактиком, Марс сказала:
     – Действительно хорошая работа, М2, на крыше что-то неприятное. Я чувствую много темной энергии. – Сенши-лейтенант огляделась. – Где Касуми?
     – Вернулась к Цукино прикрывать Усу после того, как Набики отправилась обратно в Нэриму. Сказала, что у нее двойной долг. Защищать Усу и поддерживать прикрытие Усаги, – твердо сообщила Аканэ.
     Глядя вверх, Марс спросила:
     – Ладно, М2, ты тактик. Дождемся Венеру и Юпитер или пойдем сами?
     Малая Меркурий нахмурилась.
     – Сколько им еще нужно, пару минут? Лучше соберем все силы и войдем. – Опустив взгляд на посох, она сказала по большей части себе: – Терпение сложнейший урок, которому учила меня Ранма, но с ним можно выигрывать сражения. – Марс кивнула.
     После нескольких напряженных, тихих минут, появились Юпитер и Венера в сопровождении Артемиса. Малая Меркурий усмехнулась.
     – Вы, девочки, как раз вовремя!
     Юпитер кивнула и указала подбородком на крышу здания.
     – Они наверху? – Марс кивнула. Юпитер тряхнула головой. – Как мы вообще их обнаруживаем? Такое везение немного пугает.
     – У Набики есть на этот счет теория, Юпитер. Она считает, что это связано с путешествиями во времени и предотвращением парадоксов. Если позволить ей объяснять – начинает болеть голова. Но Набики думает, что нам будет везти, пока Черная Луна будет пытаться изменить прошлое, – объяснила Малая Меркурий.
     – Ладно, дамочки, оставим метафизику в стороне, пора надрать Черной Луне зад! – приказала Марс. – Нам что-нибудь стоит помнить, М2?
     Малая Меркурий покачала головой.
     – Давайте просто пойдем вместе, пока ты прикрываешь нас с воздуха, босс.
     – Тогда приступим, – сказала Марс, разворачивая свои огненные крылья.
     Когда три Сенши, прыгая по уступам, забрались на крышу, они впервые мельком заметили Темный Хендж. Кристальную фигуру окружала тьма, трещащая аура энергии собиралась со многих владельцев колец обещаний. С опозданием они заметили Дроида Эберинга.
     Бой с кричаще одетым Дроидом разочаровал. Едва для нападения на Сенши проявились энергетические кольца, те рассеялись, так как Дроид мог атаковать лишь в одном направлении. Малая Меркурий вызвала огонь на себя, избегая его колец в превосходной демонстрации боевого искусства гимнастики. Венера подобралась к Эберингу сзади. Совместное нападение, и как Дроид, так и Хендж обратились в пыль.
     Изумруд появилась в воздухе, чтобы сказать речь, но на это раз Сенши ответили ей Crescent Beam, Sparkling Wide Pressure и Burning Mandala. С чем-то подозрительно напоминающим "Ой!" Изумруд телепортировалась посреди речи.
     Юпитер выразила чувства всех четырех девушек:
     – Да не могло быть так просто!

     Команда Сенши вновь собралась в Международном Аэропорту Токио, на этот раз в зале прибытия. Час был поздний, далеко за полночь, и большинство девушек дремали на своих местах. Уса, положив голову на колени Касуми, крепко спала, а девушка нежно гладила ее по волосам.
     Аканэ расхаживала из стороны в сторону, пока Набики чуть в стороне от группы читала финансовый журнал. Самолет приземлился двадцать минут назад, и последний временной отрезок был мучителен. Некоторые пассажиры с рейса уже прошли таможню. Несколько минут никого не было, и Аканэ развернулась обеспокоенно взглянуть на свою сестру.
     – Как ты думаешь, они не пропустили рейс, сестра?
     Усталые глаза Касуми просияли, когда она взглянула через плечо своей сестры.
     – Сомневаюсь.
     Развернувшись, Аканэ увидела покидающих таможенный контроль блондинку, синеволосую и рыжую. Ранма и Усаги несли кошачьи переноски и шли рядом друг с другом. Набики принялась будить Сенши.
     Предвосхищая ликование, Ранма объявила со смесью печали и облегчения:
     – По большей части мы преуспели, но были и жертвы. – Приподняв кошачью переноску, она продолжила: – И у нас новый член команда. – Опустив ее вниз, Ранма открыла дверцу. Рядом с ней пошатывающаяся Усаги выпустила Луну.
     Наружу выглянула холеная, великолепная короткошерстая кошка с золотым полумесяцем на лбу. Потянувшись, как будто бы для лучшей демонстрации своего белого меха с лавандовыми пятнами, кошка огляделась и запрыгнула Ранме на плечо. Еще раз оглядев пустынный зал, кошка, наконец, заговорила:
     – Как дела? Я Сянь Пу, новая лунная кошка-советница Ее Величества. Я займусь обучением и, кажется, я как раз вовремя. Ранма была сильно-сильно мягкой с безликими девками. Теперь начнем настоящие тренировки!

Глава 13: Письма домой.

     Дорогая прабабушка,
     Прости, что так долго не писала тебе и Му Цзу, но мне пришлось понять, насколько же нужна первая капля мудрости, что Сестра-по-Когтю дала мне. Она сказала, что для кошки хуже всего отсутствие пальцев. К счастью, моя Сестра-по-Когтю освоила компьютер и сейчас учит меня. Умная-Ледяная-Девка тоже помогает.
     Еще Умная-Ледяная-Девка попросила меня использовать прозвища, которыми здесь, в Японии, я раньше описывала людей, на случай, если это письмо затеряется и попадется врагам. Некоторые имена новые, но, надеюсь, ты встретишься с ними и узнаешь их, как только проблемы в Токио будут улажены. Возможно, и раньше.
     Служа Лунной Королеве, я уже увидела много удивительного, но удивительнее всего то, что у меня теперь есть друзья. Не союзники, не товарищи, не соратники. Друзья. Друзья, которые посмеются со мной и надо мной, которые разделят мою боль и придут меня утешить.
     Только ради этого почти стоило стать лунной кошкой.
     Однако, думаю, что по-настоящему примирила меня и Айжень-девушку с нашими изменениями мысль о том, что мы теперь часть чего-то большего. Безликие-Девки сражаются, защищая весь мир от зла столь темного, что по сравнению с ним муски кажутся святыми. Я горжусь своим амазонским наследием, прабабушка, но сравнивая с тем, за что я борюсь сейчас, амазонки и муски выглядят поссорившимися из-за игрушки детишками.
     Потому что последствия, если мы падем, будут ужасны, надеюсь, я смогу убедить тебя и Му Цзу вернуться в Японию и помочь Айжень-девушке и мне превратить девушек в как можно более лучших воинов. Благодаря их духу и обучению Айжень-девушки они уже грозны, чему мы должны быть рады, но мы не может полагаться только на это.
     В любом случае, думаю, ты обнаружишь, что провести отставку в нашем племени будет очень интересно. Говорю "племя", потому что наша группа сильно напоминает мне нашу деревню. Здесь задействовано больше женщин, чем можно было бы предположить после стычки у ворот.
     Кроме моей Королевы, если еще шесть воинов, включая Умную-Ледяную-Девку и Айжень-девушку. Торговка-Информацией теперь работает вместе с нами и помогает нам советом и ресурсами. Сильно-Сильно-Добрая-Девка стала целительницей столь способной, что пристыдит всех амазонских целительниц.
     Каждый из нас, лунных котов, связан со своим воином, Сестра-по-Когтю с Королевой, Приятель-Сестры с Забавной-Девкой-с-Цепью, а я с Айжень-девушкой. Мы помогаем, чем можем, и работаем как шпионы и советники. Я усилю обучение девочек, как только мы победим в нашей нынешней битве.
     Что еще удивительнее, по крайней мере для меня, что мы с Разрушительницей-Кухонь стали друзьями! Она отпустила свой гнев, и теперь я вижу воина, что она так хорошо скрывала. Со своей стороны, я оставила свое высокомерное ко всем отношение. Разрушительница-Кухонь стала Упорной-Девкой.
     Хотя и это имя ей не нравится.
     Недавно мы победили Страшно-Смеющуюся-Будущую-Женщину, нашего нынешнего противника. Она выпустила в город болезни, когда захватила больницу. Сильно-Сильно-Добрая-Девка исцелила наших воинов, а я отыскала укрытие Будущей-Женщины. Как обычно, она сбежала от наших воинов. Единственное, о чем я жалею, что у Сумасшедшей-Девки-с-Розами будут дети, так как Будущая-Женщина явно ее потомок.
     Как ты поняла из моих новостей, враги, с которыми мы боремся, из будущего. Торговка-Информацией предположила, что в своем времени они проигрывают и возвратились, чтобы попытаться победить, когда мы слабее. Еще больше причин нам стать сильнее.
     Я должна заканчивать письмо, чтобы отправить его с вечерней почтой. Этим вечером Королева решила довериться Глупому-Доктору-Танцующему-со-Скелетами. Как только он научится держать себя в руках рядом с Сильно-Сильно-Доброй-Девкой, он будет очень ценен своими знаниями и целительским мастерством. К тому же неплохо будет со взрослым в группе.
     Под конец я обращусь к моему другу, Му Цзу. Прости, что я никогда не могла ответить на твои чувства и была так жестока в отказах. Героически встав против совета, ты показал всем свою истинную цену. Надеюсь, что ты сможешь найти свое счастье. Айжень-девушка и моя Королева с большим уважением относятся к тебе, и Айжень-девушка работает над тем, как заменить тебе зрение приемом ки. Еще одна причина, почему мы приглашаем Глупого-Доктора; он может неплохо в этом помочь.
     Так что, пока не увидимся снова, прабабушка, Му Цзу, посылаю вам всю свою любовь.
     Ваш ласковый котенок,
     Сянь Пу
     Ранним осенним вечером в клинику Тофу вошли десять девушек и три лунных кота. Замаскированная как Аямэ Касуми плелась позади группы, сопровождаемая Усой и Сянь Пу. По лицу замаскированной старшей Тендо скользнула вина, пропавшая, едва она глубоко вздохнула. Сянь Пу одобрительно кивнула.
     – Нелегко, заботясь о друзьях, обманывать их, но вынуждает тебя именно сумасшедшее поведение самого Тофу. Тебе нужно это обучение, а единственные, о ком я знаю, кто может тебе его дать, в Китае. Не волнуйся, мы уладим все с добрым доктором, – заверила Сянь Касуми.
     Вымученно улыбаясь, начинающая целительница ответила:
     – Спасибо, Сянь. Даже не верится, насколько же лучше стал твой японский.
     Бело-лавандовая кошка пожала плечами.
     – Одно из преимуществ лунных котов. Мы с Луной с помощью ментальной связи обменялись знанием языков. Ее путунхуа теперь тоже очень хорош.
     Идущая впереди Усаги позвала:
     – Давайте, девочки, побыстрее. Нам нужно прийти, прежде чем они закроются. – Девушки ускорили шаг.
     Иноё смотрела на входящую в клинику группу. Она с заметной завистью посмотрела на блондинку и рыжую позади уже знакомой ей Набики, прежде чем спросить:
     – Чем я могу вам помочь, девушки? Боюсь, через несколько минут клиника закрывается.
     Набики, дружелюбно улыбаясь, подошла к ней.
     – У нас личное дело к доктору Тофу. Полагаю, он нас ждет. – Как раз в этот момент Тофу высунул голову из своего кабинета.
     – Набики-тян, Аямэ-тян, рад вас видеть. – Тофу моргнул, глядя на еще восемь девушек и троих котов. – И Ранма! Давно не виделись. – Он приветливо улыбнулся Аканэ и неуверенно взглянул на оставшуюся шестерку.
     – Мы вас со всеми познакомим, док, – взяла на себя ответственность Набики. Она покосилась на небольшой кабинет врача. – Есть где-нибудь комната побольше, где мы бы все еще могли поговорить без помех?
     Кивнув, Тофу пояснил:
     – Я снимаю дом в паре кварталов от клиники. Он маленький, но в нем, все же, больше места. – Он немного виновато посмотрел на Иноё. – Иноё, буду признателен, если сегодня вы запрете. У себя я уже прибрался.
     Деятельная медсестра просто кивнула и помахала ему.
     – Не волнуйся, Оно. Ты достаточно поработал, ночь с гаремом пойдет тебе на пользу.
     Доктор покраснел, а Рей запылала от гнева. Подхватив Усу, обиженная мико повернулась к женщине.
     – Полагаю, доктору нравятся молоденькие, а? – огрызнулась она и умчалась из клиники.
     Аканэ уставилась ей вслед.
     – Совсем как в зеркале! – Она обернулась к сестрам. – Я была так же плоха? В смысле, это же просто шутка.
     Набики успокаивающе положила руку на плечо Аканэ.
     – Сестренка, по сравнению с тобой Рей похожа на Касуми. – Увидев пристыженное лицо, Набики смягчилась: – Сейчас ты стала гораздо лучше. Рей опомнится.
     Пытаясь сдержаться после упоминания старшей Тендо, Тофу повел группу от клиники, подхватив по пути все еще кипящую Рей. Пока группа шла к небольшому двухэтажному дому, который сейчас снимал Тофу, доктор спросил:
     – Ранма, мне казалось, что у тебя был сильнейший страх кошек? Ничего, что их так много рядом?
     Рыжая пожала плечами.
     – Меня исцелили от Нэко-кена, док. Поговорим об этом, когда доберемся до вашего дома.
     Большая часть первого этажа была занята библиотекой. Тофу засуетился на небольшой кухне, готовя чай, затем сел слушать. Набики встала, остальная команда расселась вокруг нее полукругом. Лицо Набики было мрачным.
     – Последний шанс остаться в блаженном неведении, док. Даже если вы к нам не присоединитесь, вы должны будете поклясться, что без нашего разрешения вы ничего не раскроете. Хорошо? Последний шанс, док.
     Сосредоточенно глядя на нее, Тофу спросил:
     – Все действительно так серьезно, Набики? – Средняя Тендо вздохнула и посмотрела на Усаги, прежде чем продолжить.
     – Док, могу без преувеличения сказать, что от нас зависит судьба всего человечества. Настолько это важно.
     – Тогда расскажи мне. Я помогу вам, насколько смогу, и если я почему-то не смогу к вам присоединиться, то клянусь духом моего отца и клятвой Гиппократа, что никому не открою ваших секретов. – Тофу поклонился.
     – Справедливо, док. – Набики глубоко вдохнула. – Блондинка с косой наша леди-босс, Цукино Усаги. – Она поклонилась. – Черноволосая бомбочка Хино Рей, наш медиум и лейтенант Усаги. – Мико кивнула. – Двойняшка Аканэ это Мидзуно Ами, наш главный исследователь. – Ами смущенно поклонилась. – Самая высокая это Кино Макото. Она соседка Ранмы и один из наших рукопашников. – Мако-тян двумя пальцами отсалютовала Тофу и приветливо улыбнулась. – Еще одна блондинка Айно Минако, наш специалист по работе по площади. – Та помахала доктору. – Малютка это Уса. – Она поклонилась.
     К удивлению Тофу, Набики без паузы продолжила:
     – Черная кошка это Луна, ее белый друг Артемис. – Под конец Набики едва сдерживала улыбку: – С бело-лавандовой вы уже встречались. Помните ведь Шампу, док?
     Ошеломленный доктор смотрел, как Сянь Пу запрыгнула на подлокотник его кресла. Склонив голову в кошачьем поклоне, Сянь похлопала доктора по руке:
     – Рада снова вас видеть, доктор Тофу. Мы с Ранмой немного изменились, но наша работа жизненно важна. Надеюсь, вы сможете нам помочь.
     – Ты можешь говорить в облике кошки? – озадаченно спросил Тофу.
     – Меня блокировали, доктор, и превратили в животное. Королева, Ранма и Ами спасли меня и мой народ. Во время этого я стала лунной кошкой и стала служить Королеве. – Сянь взглянула на Луну.
     – Все мы можем говорить, Тофу-сэнсэй, – пояснила Луна. – Артемиса можно назвать нашим хранителем знаний, вновь открывающим секреты павшего Лунного Королевства. Я политический советник Усаги. К счастью, роль тактика теперь перешла в более способные руки. – Луна подтолкнула Усаги. – Вам стоит ему показать. – Усаги кивнула.
     Светловолосая Королева раскрыла свою брошь, давая знак своим Сенши, вставшим и поднявшим хэнсин-жезлы. Раздались фразы трансформации, и библиотеку затопил калейдоскоп разноцветных огней. Как обычно, трансформация Мун длилась дольше всего, и когда она опустилась на пол, доктор с вытаращенными глазами уставился на семь махо-сёдзё.
     – Вы должны видеть их лица, – сказала Набики. – Как правило, личность Сенши защищают маскировочные поля, не позволяющие никому запомнить их лиц. Усаги – Сейлор Мун, Лунная Королева. Рей – Сейлор Марс, Ами – Сейлор Меркурий, Макото – Сейлор Юпитер, Мина-тян – Сейлор Венера и Ранма – Сейлор Сумрак, Сенши Королевы. Моя сестра Аканэ – Малая Меркурий, наследница Ами.
     Тофу неожиданно усмехнулся:
     – Значит, Ранма, теперь ты настоящая махо-сёдзё, а?
     Ослепительно улыбнувшись, рыжая исполнила пируэт:
     – Верно, док, с откровенным костюмом, говорящей кошкой-советницей и всем остальным. – Она стала серьезнее. – И я в лучшей в мире команде.
     Доктор выглядел довольным и немного гордым.
     – Ты примирилась с проклятьем. – Рыжая кивнула. – Я всегда знал, что ты это сможешь, Ранма. – Он обратил свое внимание на Набики. – Я слышал о Сейлор Сенши, но по правде говоря, всегда считал их просто показушной командой охотниц на демонов.
     Усаги вышла вперед.
     – Частично это верно, сэнсэй. Мы уничтожаем демонов, но что более важно, мы уничтожаем и их хозяев. Прямо сейчас мы боремся с темными силами из будущего. Уса тоже из этого будущего, и мы пытаемся защитить ее и город.
     – Давайте я введу вас в курс дела, док, – вмешалась Набики и изложила приключения команды, включая и блокировку Ранмы и последующую трансформацию. Затем Луна в общих чертах описала ему историю Сенши, Берилл и Негавселенной. К тому времени, как Луна закончила, на улице стемнело, а Тофу был полон решимости.
     – Я помогу вам всем, чем смогу, Усаги… э-э… то есть, Сейлор Мун. Думать, что мы спокойно спим в кроватях и живем в мире лишь благодаря группе самоотверженных, мужественных школьниц, готовых умереть ради нашей защиты. Я одновременно горжусь и стыжусь. Горжусь, что есть такие люди, как вы, и стыжусь, что вам приходится это делать. – Тофу снял очки и потер один глаз. Он вздохнул.
     Луна запрыгнула ему на колени.
     – Здесь нечего стыдится. Я тоже горжусь девочками, но это их выбор и их честь защищать мир.
     Набики потянулась.
     – Кроме того, Тофу-сан, у нас обширные планы. Мы хотим попробовать воссоздать времена Серебряного Тысячелетия, насколько сможем. Именно для этого существует Лунная Конфедерация. Именно поэтому мы решили пригласить вас. Мы надеемся, что ваше обучение эзотерическим знаниям и приемам поможет Артемису и Ами в их исследованиях.
     Тофу кивнул.
     – Ну, мне многое предстоит переварить. Есть еще что-нибудь, что мне стоит знать?
     Сянь Пу переглянулась с Сумрак и Малой Меркурий. Она встала и положила лапы на грудь Тофу.
     – Да, но прежде чем мы вам скажем, нужно, чтобы вы были спокойным и сосредоточенным. Юпитер, М2?
     Две Сенши схватили Тофу за руки, умело обездвиживая его в кресле. Их сила пугала. Сейлор Мун вывела вперед Аямэ и утешающе обняла девушку за плечи. Сянь взглянула прямо в глаза зажатого врача.
     – Сконцентрируйтесь, Тофу-сэнсэй. Спокойствие и сосредоточенность.
     Несчастно выглядящая Аямэ так и не оторвала взгляда от пола.
     – Мне так жаль, Оно. Я не хотела лгать вам, но когда увидела, как добры и мудры вы были, я просто не могла сказать.
     – Что сказать, Аямэ-тян? – негромко, заинтересованно спросил Тофу.
     Глубоко вздохнув, Касуми позволила маскировочному полю рассеяться.
     – Что я Тендо Касуми.
     Результата ждали недолго. Очки доктора мгновенно запотели, и обеим Сенши пришлось приложить все силы, чтобы удержать Тофу в кресле. Он восхищенно вскрикнул и сказал почти пронзительным голосом:
     – К-к-к-касуми! Какое удивительное совпадение, что мы встретились именно здесь!
     Сянь смело устояла на груди ставшего опасным человека и стукнула своей лапой его по щеке, пытаясь достучаться до невменяемого врача.
     – Спокойнее, Тофу-сэнсэй, спокойнее.
     Касуми смотрела, пока могла, а затем развернулась и уткнулась, рыдая, в плечо Мун. Набики шагнула вперед, но Уса ее опередила. Усевшись Тофу на колени, она взглянула в затуманенные очки доктора. Всхлипнув, она спросила:
     – Почему ты так сильно ранишь тетю Касуми, Тофу-сэнсэй? – Набики и Сумрак удалось задавить желание утащить девочку подальше от опасностей одурманенного Касуми Тофу. – Ты добр ко всем, кроме нее. Почему?
     Искренняя мольба ребенка пробилась в безумие Тофу.
     – Р-ранить Касуми? Я никогда.
     Набики обрушилась на него.
     – Тогда почему же она плачет, Тофу, пыль в глаза попала? Впервые у нее был шанс увидеть вас настоящего и, возможно, влюбиться в этого человека. И она хочет видеть его, а не какого-то конченого дурака, которого нужно удерживать двум нашим сильнейшим Сенши, чтобы он никого в этой комнате не покалечил. – Тофу шокировано посмотрел на нее и опустил голову.
     – Помимо того, что вы раните женщину, которую любите, Тофу-сэнсэй, следует учесть и тот факт, что вам двоим придется работать вместе, – спокойно сказала Усаги. – Касуми-тян нужно ваше обучение – она целитель, и способный целитель. О вас, как о враче, я слышала много хорошего, так что вы двое будете много работать в команде.
     – Как говорит наша вежливейшая Королева, возьмите себя в руки, прекратите ранить мою сестру и готовьтесь, – вздохнула Набики. – Полагаю, Лунной Конфедерации нужно взяться за еще один проект. Ами, мне понадобится твоя помощь.
     – Нет проблем, На-тян, – промурлыкала Меркурий. – Мы в кратчайшие сроки приведем доктора в норму. У меня есть несколько терапевтических идей. Касуми-тян, могу я одолжить маскировочную ручку? – Две гениальные девушки обменялись одинаковыми злыми улыбками.

     Накимура Кэндзиро по природе своей был совсем не жестоким человеком. Даже после 23 лет брака он все еще любил свою жену и обожал своего единственного сына, Хикару, хоть и пытался это скрыть. Факт, что Хикару по-прежнему хотел пойти по стопам отца и заняться банковским делом, заставлял Кэндзиро гордиться, но также и печалиться. В последние несколько лет с нынешним состоянием экономики он привык к разрушению мечтаний. Он не хотел, чтобы его сын пережил такую же боль.
     Последний отказ был худшим за долгое время. Подошедшая к нему молодая женщина была вежлива и профессиональна. Ее проспект был прекрасен, а бизнес-план до того подробен, как он никогда не видел. Над ним даже не надо было раздумывать. Даже если бы она захотела продавать мороженое эскимосам, такая женщина, как она, сумела бы выплатить этот кредит. Затем он прочел сводку.
     Сувениры Сенши.
     Совет директоров банка приказал не выдавать кредиты на связанные с Сенши организации без прямого одобрения совета. Он постарался мягко отказать ей, согласившись, что если она приведет настоящую Сенши, он передаст ее запрос совету. Она, на удивление, сохранила свой оптимизм и пообещала вскоре вернуться. Кэндзиро вздохнул. Отругав себя за витания в облаках, он вернулся к работе.
     Когда Кэндзиро вытащил первую кредитную заявку, его внимание, наконец, привлекла необычная тишина. Приглушенные неизбежные звуки обычной банковской деятельности отсутствовали. Заинтересовавшись, он встал, чтобы понять, что произошло, когда дверь его кабинета распахнулась. Его исполнительный помощник, Госунхиро Адзи, запрыгнула в его офис и схватила его за руку, пискляво воскликнув:
     – Идемте, Кэндзиро-сан! Если вы это пропустите, будете жалеть до конца жизни!
     Кредитный эксперт позволил протащить себя по пустынному холлу и через вход в банк. Посетители и сотрудники банка – все смотрели на ангела с пламенными крыльями. Кэндзиро моргнул. Он никак не мог запомнить ее лица, но чувствовал знойную красоту. Он взглянул на свою помощницу, поспешно отпустившую его руку и покрасневшую.
     – И кто из них она? – спросил Кэндзиро у Адзи. Он знал, что она была фанаткой Сенши, как и многие женщины ее возраста.
     – Это Сейлор Марс, Сенши Огня. Хотя крылья что-то новенькое. – Они смотрели, как Сенши подобрала маленькую девочку и немного ее покатала. Едва Марс приземлилась, ее снова окружили фанаты. – Интересно, почему она здесь? Надеюсь, здесь не будет атаки Йом!
     Внимание Кэндзиро привлекло еще одно необычное зрелище. Выглядящее как молния, дугой прыгающая с крыши на крышу. Вскоре феномен достиг площади перед банком, оказавшись высокой Сенши в зеленом. Кэндзиро молча спросил свою помощницу. Глупо улыбаясь, она сказала:
     – Это Сейлор Юпитер. Она была их рукопашником, прежде чем к ним присоединилась Малая Меркурий. – Улыбка расширилась. – Интересно, неужели они все покажутся? Это было бы чудесно.
     – Я могу это устроить, – предложил спокойный голос. Двое обернулись и увидели хорошо одетую молодую женщину в коричневом с двумя помощницами позади. Одну из них Кэндзиро вспомнил. Калаверас легонько ему помахала. Женщина в коричневом позвала двух Сенши, направившихся прямо к ней. – Я Тендо Набики, генеральный директор Лунной Конфедерации. Полагаю, представления Марс и Юпитер достаточно, чтобы удовлетворить ваши кредитные требования?

     Сияющая Коан закончила свой отчет, когда Набики взяла отпечатанный макет первого предложения Лунной Конфедерации. Официальный Справочник Сенши. Ей даже понравилось название. Набики вернула все свое внимание Коан, подводящей итоги своего доклада.
     – Так что, шеф, думаю, первый этап мы завершили. Кредитная линия на 3,5 миллиона под три с половиной процента лучше, чем ожидалось, Сумрак и Малая Меркурий зарегистрированы как торговые знаки и с уставом корпорации все решено. – Коан с любопытством посмотрела на книгу. – Выглядит отлично, шеф, но мы еще не проводили никакого исследования рынка. Вы уверены, что этот наш Официальный Справочник будет продаваться?
     Набики продемонстрировала свою фирменную ухмылку.
     – Я схитрила, Коан. Я для скорости исследовала Усу. Не хочу делать из этого привычку, но хотелось начать все как можно быстрее.
     – Исследовали Усу?
     – Ага. Я намеренно запланировала нашу последнюю встречу на то время, когда Уса собиралась заглянуть к Касуми. Они двое не могли не слышать наши обсуждения продуктов. Я просто попросила Аканэ обращать внимание, какие предложения взволнуют Усу. – Набики потянулась. – С такими темпами уже через несколько месяцев у вас будет достойная зарплата, мы получим средства для проектов Сенши и накопим капитал для наших следующих проектов.
     Глаза младшей Фантос заблестели от упоминания зарплаты.
     – Должна признать, что всем нам уже хочется пройтись по магазинам. – Она собрала свои бумаги и встала. – Если мы закончили, шеф, я пойду? Мы с Петц ищем квартиру или маленький дом для нас четверых.
     Кивнув, Набики махнула рукой, прощаясь со своей помощницей. Она снова погладила книгу. Никакого шантажа, никаких угроз, просто честно предложенный продукт. Набики закрыла глаза, наслаждаясь этим чувством. Вопль на первом этаже испортил ей все настроение.
     – Тендо! Тендо, я достал его, решение всех наших проблем! – Саотоме Генма выглядел вымотанным путешествием, но ликующим, когда он размахивал небольшим бочонком.
     – О, боже, Саотоме-сан, вы выглядите истощенным, – прервала Касуми. – Почему бы вам не принять ванну, я пока приготовлю вам поесть. – Ее взгляд не отрывался от бочонка.
     – Спасибо, Касуми, дорогая. Я всему этому буду рад, – заверил ее Генма. Он встряхнулся. – Скоро все будет в полном порядке. – Лысый мастер боевых искусств схватил Соуна за локоть. – Когда я немного отдохну, отметим это, Тендо, ладно?
     Как и его старшая дочь, взгляд Соуна был обращен на маленький бочонок.
     – Тебе действительно удалось, Саотоме? Это действительно… – Он умолк, виновато глядя на своих дочерей.
     Спустившись по лестнице, чтобы разобраться с источником своего беспокойства, Набики решила вместо этого выудить немного информации.
     – Так что же в бочонке, дядя Саотоме? – сладко спросила она, зная, что на ее лице не отразились никакие ее подозрения.
     Генма тяжело сглотнул, столкнувшись с прикинувшейся милой девушкой акулой.
     – Просто кое-что для решения семейных проблем, Набики-тян. Ничего важного для любого, кроме меня. – Набики, видимо удовлетворенная, кивнула. Облегченно улыбнувшись, Генма продолжил: – Так что, если вы меня простите, я пойду в ванную. – Он ушмыгнул прочь, продолжая сжимать бочонок.
     Аканэ встала рядом с сестрой. Встретившись с Набики взглядом, она спросила:
     – Вода из источника утонувшего парня?
     – Почти наверняка. По крайней мере, так думает Генма. – Набики на мгновение задумалась. – Слишком опасно позволить ему хранить его. Он попытается использовать его на Ранме или тебе, и хотя вы обе невосприимчивы, кто знает, кого еще он обольет? Думаю, Сенши стоит конфисковать его, просто для общей безопасности. – Аканэ горячо кивнула.
     – Положу в ужин побольше специй. Генме нравится мисо, так что я добавлю в меню пряные свиные котлеты и проверю, чтобы саке было в избытке, – лукаво улыбнулась Касуми. – Аканэ подменит, раз уж она невосприимчива.
     – Конечно, – ответила младшая Тендо. – Думаю, тебе стоит предупредить Ранму, что ее отец снова строит планы, Набики.
     Средняя Тендо кивнула.
     – Надеюсь, мы сможем с этим немного поразвлечься. В конце концов, это же мое хобби!

     Новейшая лунная кошка продолжала свое медленное ката, слушая разглагольствования Артемиса об отсутствии уважения со стороны Сенши и Луны. Сянь подозревала, что по большей части Артемиса волновала черная лунная кошка.
     – Так они обзывают тебя и смеются над тобой. Тебе все равно нужно лучше понимать свое окружение, Артемис, как хорошей амазонке.
     – Мне просто кажется, что меня нисколько не уважают, Сянь, – проскулил Артемис. Он взглянул на лунную кошку. – Что ты делаешь?
     – Ерунда, тебя просто смущает, что Уса захлопнула перед тобой дверь. Ты же знаешь, что Ранма очень тебя ценит, так же как и Упорная-Девка. – Сянь приостановила свое ката, подошла и лизнула Артемиса в ушибленный лоб. – Что же касается моего занятия, я пытаюсь создать ката, которое позволит мне получить доступ к силе Нэко-кена. Полагаю, сила этого приема исходит из взаимодействия человеческих и кошачьих инстинктов. У нас троих должна быть возможность коснуться части этой силы, как было у Ранмы до ее исцеления.
     Забыв про свое недовольство, Артемис заинтересовался:
     – Чего ты надеешься добиться?
     Сянь между облизываниями пояснила:
     – Ну, в основном я надеюсь в сопоставимом масштабе повторить ки когти Сумрак. С ними мы сможем наносить реальный ущерб и помогать в борьбе, если это вдруг понадобится.
     – Насколько ты сильна, Сянь? В смысле, прямо сейчас? Как много ты можешь?
     Плечи Сянь дернулись в кошачьем эквиваленте пожатия.
     – Думаю, я могу справиться с обычным человеком. Взрослым, но не мастером боевых искусств. Нужно стать сильнее.
     Артемис казался сомневающимся.
     – Ты действительно думаешь, что нам стоит узнать, как бороться, Сянь? Я всегда считал, что наша задача в информировании и советовании Сенши.
     – Я согласна, что это наша важнейшая роль, Артемис, но Луна рассказывала мне об отчаянных моментах, когда вы двое были вынуждены вмешаться в драку, чтобы спасти одну или нескольких девушек. – Сянь Пу жестко взглянула на него. – Не было бы лучше быть подготовленными, чтобы такое вмешательство было полезнее и безопаснее?
     – В чем-то ты права, – задумчиво сказал Артемис. – Плюс это усилит нашу связь с нашими воинами, если мы испытаем то же, через что проходят они.
     – Именно, я знала, что ты поймешь. Проблема в том, что война не самое подходящее время для тренировок. Ты тренируешься для войны, разрушая себя и собирая вновь. Во время войны тебе нужно беречь силы. – Оба кота взглянули на открывшуюся дверь. Они расслабились, увидев рыжие волосы.
     – Ребята, в ресторане сегодня все кувырком! Усаги помогает, но завтра школьный день, и ей пора возвращаться домой. Сможете за ней приглядеть? Буду ждать тебя на квартире, Шам-тян, – выдохнула Ранма. Оба кота кивнули.
     Вынырнув из комнаты, рыжая столкнулась с вымотанной Укё и упрямящейся Усаги.
     – Ладно, босс, Усаги заберет кошек домой, потому что этим вечером у нас не будет времени о них позаботиться, – успокаивающе сказала Ранма.
     Укё всплеснула руками.
     – Знаю, что Артемис и Шам-тян самые спокойные кошки в мире, но с таким наплывом клиентов, ты права, мы не можем отвлекаться. Не могу припомнить, когда же еще я была так занята! – Шеф-повар быстро приобняла Усаги. – Спасибо за сегодняшнюю помощь, милая, ты просто спасла нас.
     – Я могу немного задержаться, – пробормотала блондинка. – Еще не слишком поздно.
     – Уже десятый час, – твердо сказала Укё. – Не буду рисковать твоей помощью из-за того, что мы сильно задержали тебя в вечер перед школой. Мы закрываемся менее чем через час. Мы справимся.
     Мгновение казалось, что Усаги заупрямится, но затем она улыбнулась и расслабилась.
     – Возможно, ты права, босс. Моя мама думает, что это хороший опыт, тем более что я держу оценки на уровне, но папа только и ищет предлог все свернуть. – Она надела пальто и развела руки. – Ладно, вы двое, пора в дорогу. – Оба лунных кота запрыгнули ей на руки.
     Путь до дома Цукино прошел в тишине, едва два кота убедили Усаги, что она не бросает друзей в беде. Сянь Пу была особенно убедительна, рассказывая о своем собственном опыте с рестораном. Когда Лунная Королева благополучно вернулась домой, Артемис настоял на том, чтобы проводить Сянь Пу до квартиры, что она делила с Макото и Ранмой.
     – Артемис, мне кажется, все должно быть наоборот. Псы для меня не такая и проблема, – запротестовала Сянь со смешком в голосе.
     – Знаю, девочка. Просто это завуалированная уловка, чтобы вытянуть из тебя совет о Луне, – вздохнул белый кот. – У меня есть к ней чувства, но она, кажется, меня не уважает. Я просто не знаю, что и делать.
     – О, проблемы в отношениях! Я все об этом знаю. Мой лучший совет: не пытайся ее убить и не используй наркотики или порабощающую магию. Я обнаружила, что такое ухаживание контрпродуктивно. – Сянь остановилась и навострила уши. – Ты это слышал?
     Кивнув, Артемис забежал в соседний переулок, сразу вслед за Сянь. Из плоской коробки в куче мусора раздался мяукающий звук. Артемис сбросил с коробки крышку, открывая четырех котят. На лице его пролегла горечь.
     – Знаю, что они на самом деле не из нашего народа, но такое я ненавижу. – Сянь кивнула.
     Когда двух котов осветили фары, они инстинктивно нырнули в укрытие. Артемис оскалился, когда из машины вышел водитель и поднял коробку с котятами, на лице его было скучающее выражение. Сянь стукнула своего спутника по плечу.
     – Видишь логотип на машине? – прошептала она. – Приют для животных.
     Артемис немного расслабился. Изучив логотип, он прошептал в ответ:
     – Почему бы нам завтра к ним не заглянуть, просто чтобы убедиться, что они хорошо относятся к нашим сородичам?

     Следующим утром все трое лунных котов добрались до "Великого Царства Животных". Луна держалась позади и позволяла Артемису вести, чтобы можно было шептать Сянь возражения.
     – Не понимаю, почему я должна идти, – жаловалась Луна. – Это же вы с Артемисом беспокоитесь.
     Сянь закатила глаза.
     – Это дело преданности. Так что хватит ходить вокруг да около. Тебе нравится Артемис?
     – Что?! Не понимаю, почему я должна… – поперхнулась Луна.
     – Я уже слышала от Ранмы и Аканэ столько этого, что хватит на все мои девять жизней, – прорычала Сянь. – Он тебе нравится?
     – Сянь, я думала, ты моя подруга! Почему ты так со мной поступаешь? – негромко запричитала черная лунная кошка. Ее голос вдруг выразил ее подозрение. – Он тебе нравится?
     – Как друг и наставник – да, Сестра-по-Когтю. Каким-то романтическим образом – нет. Я все еще слишком человечна, чтобы так любить кота, пусть даже лунного кота. – Ее усы проказливо задрожали. – Но к тому времени, как буду готова, надеюсь, я войду в ТВОЮ семью, свекровь.
     – Идемте, вы двое, у нас нет целого дня, – позвал их Артемис, игнорируя потрясенный вид Луны. – Хочу проверить этих котят, а потом стоит вернуться помочь Сумрак охранять Усу.
     – Верно, Артемис, – согласилась Сянь. – Идем, свекровь, день еще не закончился.
     Встряхнувшись, Луна неодобрительно посмотрела на свою Сестру-по-Когтю и побежала вслед за Артемисом. Трио добралось до ворот и пробралось внутрь. Все трое спрятались в кустах, глядя друг на друга.
     Луна заговорила первой.
     – Вы двое это чувствуете? – Ее спутники кивнули. – Темная Энергия! Нужно немедленно позвать Сенши!
     – Сейлор Мун и остальные сейчас в классе, Мун, – указала Сянь. – И до обеда еще несколько часов, не говоря уже об окончании занятий. Нам придется позвать лишь Малую Меркурий и Сумрак.
     – Постой, – сказал Артемис. – У нас теперь есть и другие. Почему бы не связаться с Эндимионом, Касуми и доктором Тофу?
     – Отличная мысль, Артемис, – сказала Луна. – Тофу довольно далеко, чтобы добраться до нас, и у него нет маскировки, но Эндимион и Касуми смогут спокойно действовать. – Черная кошка достала, казалось, из ниоткуда мобильный телефон. – Свяжусь с Эндимионом, Артемис, вызови троих наших доступных воинов.
     – Черт возьми, – зарычала Сянь. – Они уже начали. Как можно быстрее соберите всех, кого возможно, а я их пока задержу. – Младшая лунная кошка выскользнула из кустов.
     – Сянь, нет! – крикнула Луна, но Артемис ее задержал.
     – Все будет в порядке, Луна-тян. В отличие от нас, она умелый боец. Давай пока позвоним и обеспечим ей побыстрее помощь, – спокойно сказал Артемис.
     Сянь постаралась расслабиться, столкнувшись с группой крупных псов, собиравших в кучу посетителей. Напряженные мышцы – медленные мышцы, напомнила она себе. Позади неистовствующих животных лунная кошка увидела подзуживающую их ветеринара в халате. Она чувствовала катящиеся от женщины волны Темной Энергии.
     Взмахнув рукой, ветеринар сбросила свой халат, открывая свою истинную форму. Кожа Дроида была темно-красной, одета она была в кожаное бюстье и сапоги до бедра. Кнут в правой руке завершал костюм госпожи. Существо усмехнулось.
     – Ты пришла остановить Догбу, котеночек? Будет весело! Догба! – Дроид щелкнула кнутом, и одержимые животные кинулись вперед.
     Брошенные котята оказались в первой волне, ракетами мча себя к Сянь. Но как бы быстры они ни были, лунная кошка была еще быстрее, сбив их с ног и оглушив всех четверых. Используя импульс своих ударов, Сянь перекатилась через лапы дворняги, запрыгнула на нее, мощным ударом сломала собаке одну из задних лап и пробормотала извинения.
     Встав на ноги, она прыгнула на спину второй собаке и выбила из нее дух шквалом ударов на скорости каштанового кулака. Запрыгнув на спину третьей, она запустила ей в бока свои когти. Что открыло Сянь прямой путь сквозь массу животных к Догбе.
     Сянь прыгнула вперед, насторожившись и приготовившись увернуться. В этом вся и задача, вновь повторила она себе. Помни, что нужно, чтобы преуспеть в бою. Просто купить время Сенши.
     Первого удара кнутом она избежала, отпрыгнув вбок и заметив, что одержимые животные образовали вокруг нее и Дроида кольцо. Сянь задумалась. Лучше всего будет втянуть ее в разговор.
     – Так ты не слишком хороша, девочка-собака? Что ты будешь делать с Сенши, если не можешь справиться даже с кошкой?
     – Черная Луна победит, маленькая тварь. Догба! Лишь потому, что ты остановила нескольких никчемных животных, не думай, что остановишь и меня, не говоря уже о моей госпоже! Догба! – Дроид аккуратно свернула свой кнут.
     – Упорная-Девка права, вы, типы с Черной Луны, примерно на нижнем уровне Нэримы. Вы паршивые бойцы, говорите как в плохих фильмах и выглядите забавно. – Сянь увернулась от еще одного удара кнутом. – Так как же называются твое боевое искусство, хентай-фу? – Кидаясь из стороны в сторону, Сянь подобралась к левому колену Дроида, но ей пришлось отступить, когда три кота двинулись ей наперехват.
     Сянь потеряла счет времени, борьба размылась в уклонение от кнута, разборки с нападающими молчащими животными и попытки вновь разговорить Дроида. Она приняла несколько скользящих ударов и застыла от страха, когда ее схватили и приподняли. Повернув голову, она обнаружила, что оказалась на руках темноволосого, симпатичного молодого мужчины в темно-синей форме.
     – Ты новенькая, не так ли? Ты неплохо из отвлекла, теперь ты в безопасности. Кстати, я Эндимион, – весело пояснил Принц Земли.
     – Рада, что ты здесь! Спасибо, что помог, я начала уставать. Кто-нибудь из Сенши здесь? – Эндимион указал свободной рукой. Сянь оглянулась и увидела методично оглушающую одержимых кошек и собак Малую Меркурий. Рядом с ней стояла Сейлор Сумрак, время от времени ударяющая собак по головам, посылая им сладкие сны.
     Эндимион вернулся к двум Сенши.
     – Простите, полагаю, вы кое о ком беспокоились?
     Сумрак взъерошила мех Сянь.
     – Отличная работа, Шам-тян. Рада видеть, что ты в порядке. Спасибо, Мечник. – Малая Меркурий нехотя кивнула.
     – Кажется, я должен перед вами двумя извиниться, – учтиво сказал Эндимион. – Но теперь я видел вас в деле, и сожалею, что сомневался в ваших умениях. – Обе девушки пожали плечами. Малая Меркурий продолжала с каменным лицом смотреть на Эндимиона, тогда как Сумрак заколебалась и поклонилась ему.
     – Не буду делать вид, что смогу простить тебя за то, что ты сделал с Усаги, – негромко начала рыжая. – Но, кажется, я достаточно тебя поняла, чтобы знать, что ты бы не ранил ее без веской причины. Просто помни, что теперь она со мной, и что бы ты не думал о блондинках, она не настолько глупа, чтобы вернуться к тебе. – Черноволосый мужчина сглотнул и кивнул.
     – Ладно, хватит тут мыльную оперу устраивать, мы еще не закончили. – Сумрак взглянула на пытающуюся возродить свой щит из животных Дроида. – Вы двое сможете сами с ней справиться? У меня есть одно дельце.
     – Если Мечник будет прикрывать, все пройдет быстро, – задиристо сказала Малая Меркурий, раскручивая свой бо. – Что ты собираешься делать, Сумрак?
     – Я иду за Изумруд, – прошептала Сенши Скрытности. Сумрак отступила, когда М2 и Эндимион столкнулись с Догбой. В считанные мгновения она исчезла из виду.

     Изумруд смотрела, как ее новейшая Дроид терроризировала посетителей своими подконтрольными животными. Забавный талант, но не легендарный. Когда маленькая белая кошка столкнулся с Догбой и ее приспешниками, зеленоволосая женщина не знала, смеяться ей или плакать. Не удивительным оказалось, что кошка сумела их сдержать. Затем прибыли две Сенши и воин.
     Воительница Черной Луны чуть не закричала от несправедливости всего этого. В прошлом они должны были быть СЛАБЕЕ, но только взгляни на них! Изумруд быстро потеряла рыжую Сенши, но посох и меч выглядели достойной задачей. Когда этих двоих отвлекла черная кошка, Изумруд почувствовала крохотную надежду, так как побитая Догба создала похожие на поводки цепи и ошейники, поймав Сенши и воина.
     Эта надежда разбилась, когда, двигаясь как в танце, Сенши обернула цепь вокруг своего посоха и подтянула ее, создавая слабину между шеей и посохом. Воин одним ударом меча рассек цепь, а посох Сенши расправился с перепуганным Дроидом.
     Еще один жалкий провал. В этих воинах прошлого есть что-то подозрительное. Они выглядят гораздо сильнее, чем в будущем. Что их ослабило? Или в нашем настоящем они притворялись слабыми? Тряхнув головой, Изумруд приготовилась к очередному отступлению, гнев и разочарование испортили ее обычно привлекательные черты. Она в шоке застыла, почувствовав, как четыре иглы укололи ей горло, а на ухо зашептало бархатистое сопрано:
     – Ну, ну, ты же не собираешься уже покидать нас, а? Моей Королеве очень хочется задать тебе несколько вопросов. – Изумруд застыла. Краем глаза она могла видеть лазурные когти, давящие ей на шею. – Хорошенький маленький злой гений, останься с тетушкой Сумрак. – Женщина задрожала.
     Сумрак! Ведьма Теней! О, Темные Силы, спасите свою слугу. Изумруд закрыла глаза.
     – Ч-что ты собираешься со мной сделать?
     – Ничего особенного, просто прогуляемся до моей Королевы, а? – Едва слова были сказаны, к ним подбежали несколько молодых женщин, визжа и требуя ответа, действительно ли она настоящей Сейлор Сумрак. Сенши достаточно отвлеклась, чтобы Изумруд прыгнула в воздух и телепортировалась в безопасное место. Но даже так паникующая женщина почувствовала укол боли, когда четыре когтя разорвали ей ногу, и, исчезая, услышала ругательство Сенши.

     Что-то было не так. Черный Кристалл с час назад вспыхнул силой, как будто Изумруд вернулась из прошлого, но она не отчиталась перед своим братом. Сапфир решил найти своенравную воительницу. Он обнаружил ее в небольшой ярко освещенной комнате. Ее нога была крепко перебинтована, и она, сжав колени, мягко раскачивалась на диване из стороны в сторону.
     – Изумруд, почему ты не отчиталась перед принцем? – ровным тоном спросил Сапфир, не выдавая никакого гнева. На мгновение он подумал, что она не услышала. Затем она подняла голову и взглянула на него перепуганными глазами.
     – Она была там, – прошептала женщина.
     – Кто?
     – Ведьма Теней. – Влево, вправо. – Она пришла за мной; я не слышала ее, пока она не зашептала мне на ухо. – Влево, вправо. – Я как-то сбежала. Сомневаюсь, что смогу вернуться.
     – Хорошо, что ты сбежала, мы не можем потерять еще кого-то из Клана, – без неприязни сказал Сапфир. – Пойдем, сообщим Алмазу. Ты же хочешь увидеться с Алмазом, да? – Женщина прекратила раскачиваться и кивнула. – Идем, Изумруд. – Она последовала за ним наружу, прихрамывая и обходя малейшие тени в коридоре.
     Когда они достигли тронного зала, они увидели изучающего Черный Кристалл Алмаза. Не оборачиваясь, принц Черной Луны начал:
     – В прошлом все идет не по плану, а здесь-и-сейчас нас загнали в угол. Как будто народ Луны скрывал свои силы, и лишь теперь их показал. Должен признать, я не понимаю цели такой стратегии.
     – Тогда нам стоит отозвать Изумруд и сосредоточить все усилия здесь-и-сейчас, мой принц, – предложил Сапфир.
     – Возможно, ты и прав, брат. Конечно, Изумруд в прошлом добилась некоторого успеха.
     Зеленоволосая женщина взяла себя в руки, прежде чем заговорить:
     – Наш враг намного сильнее, чем у меня были основания полагать, мой дорогой принц. До моего возвращения сюда на меня напала Ведьма Теней. Она в прошлом.
     Разговор прервало появление в комнате Мудреца. Своим скрипучим шепотом он объявил:
     – На данный момент Сапфир прав. Нам стоит удвоить свои усилия здесь-и-сейчас и ждать подходящей возможности. Кролик не задержится в прошлом навсегда.

     Двое мужчин средних лет изучали доску сёги с внимательностью, что, как правило, требовалась для хирургии мозга. Более толстый из двоих, Саотоме Генма, сделал ход, от которого его противник, Тендо Соун, немного зарычал.
     – Хороший ход, Саотоме. – Генма ухмыльнулся.
     Когда старшая дочь Соуна подошла к ним, они оба взглянули на нее и кивнули. Поставив перед ними по чашке чая с рисовой лепешкой, она пробормотала:
     – Надеюсь, чай вам понравится, отец, Саотоме-сан. – Соун вздрогнул, лицо Касуми было так же холодно, как и ее тон. Все три дочери холодно относились к нему с тех пор, как отбыл Ранма, пожаловался он самому себе. Вернув свое внимание к уже измененной доске сёги, он увидел, что оказался в отчаянном положении. Генма не потерял своей хватки.
     Сдвинув своего короля в знак поражения, Соун посмотрел, как Касуми возвращается на кухню. Он почти неслышно вздохнул, вздрогнув, когда на плечо ему легла мозолистая рука. Генма с сочувствием посмотрел на него.
     – Знаю, что твои дочери расстроены, но все будет в порядке, Тендо. Я верну своего сына, Ранма и Аканэ поженятся, и твои дочери снова будут счастливы.
     – Ты так думаешь, Саотоме? – прослезился Соун.
     – Я знаю это, Тендо. Эта вода настоящая, я видел демонстрацию. Она была чертовски дорогой, но с источником утонувшего парня все будет как раньше, – шутливо заявил Генма. В конце концов, это были не ЕГО деньги.
     Успокоившись, патриарх Тендо с любопытством спросил:
     – Мне интересно, Саотоме, почему же ты не использовал воду, чтобы вылечиться самому?
     Генма фыркнул.
     – Я узнал об истинном ужасе источников. Проклятья не исцеляют друг друга, они смешиваются! Хвала богам, что парень не заполучил в свои руки воду источника утонувшего парня, когда его проклятье было все еще активно. Он бы превращался в еще худшего урода. Скажу тебе, так как я не хотел превращаться в получеловека-полупанду, я был с этой водой чертовски осторожен! – Лысый мужчина замер в раздумьях. – Хотя парень Хибики может помешать. Нужно это обдумать.
     – Тогда зачем же гид Дзюсенке послал Ранме к свадьбе эту воду? Он пытался обмануть Ранму? Он же не мог не знать об источниках! – Генма пожал плечами.
     – Если ты хочешь моего предположения, то, возможно, она была для Аканэ, привести пару в равновесие или еще для какой-нибудь китайской мистической белиберды.
     – Так, значит, все готово? – по-прежнему тревожась, спросил Соун.
     Генма успокаивающе кивнул.
     – Знаю, что парень получил письмо. Он придет, даже если только для того, чтобы вернуть свою мужественность. Нодока, конечно, тоже будет здесь. – Толстяк сделал паузу. – Возможно, тебе стоит поговорить со своими девочками с глазу на глаз. Все равно уже слишком поздно для их вмешательства, и я сомневаюсь, что они бы этого захотели.
     На этот раз кивнул Соун. Поднявшись, он крикнул:
     – Касуми-тян, сегодня на ужине у нас будут двое гостей!

     Макото, Сянь Пу и Ранма изучали грубо написанное письмо. Закончив его читать, они переглянулись и несдержанно захихикали. Макото успокоилась первой:
     – Твоему дрянному отцу понадобилась масса времени, чтобы это изложить. В смысле, он же уже неделю как вернулся!
     Сянь певучим голосом сообщила:
     – Причина, почему он упасть в источник утонувшего панды! Сильно-сильно-СИЛЬНО толстый и ленивый. – Продолжила она уже на нормальном японском: – Ставлю тысячу иен, что Человек-Панда постарается использовать воду, чтобы женить тебя и Аканэ.
     – Я стараюсь больше не делать ставок, Шам-тян, – весело отозвалась Ранма. – Набс сказала, что как раз в это он и собирается играть, добавив, что если я откажусь, он постарается отвлечь меня и облить "для моего же блага", а затем потребовать, чтобы я женилась на Аканэ, за то что он сделал это ради меня.
     Макото задумчиво спросила:
     – Если вода сработает, ты вернешься?
     Подобравшись поближе, чтобы успокаивающе взять свою соседку за руку, Ранма ответила:
     – С огромным удовольствием, Мако-тян, если это не помешает мне быть Сенши. То, что мы делаем, слишком важно, то, что у нас есть, слишком хорошо, чтобы это потерять, даже ради возвращения моей мужественности. И мне гораздо важнее быть Сенши Усаги, а не ее парнем. – Рыжая робко улыбнулась. – Даже не верится, что все это реально.
     Пряча слезы, Макото отвернулась взглянуть на настенные часы.
     – Тебе пора начинать собираться, Рыжая. – Она стряхнула свою меланхолию. – Собираешься идти как абсолютная девушка?
     Ранма зло усмехнулась.
     – Лучше тебе в это поверить, подруга!

     Обеденный зал был переделан, чтобы выглядеть формальной комнатой встреч. Генма и Соун сидели на скрещенных ногах на тонких ковриках, оба в своих лучших ги. С одной стороны сидела Нодока, как всегда элегантная, в сине-зеленом кимоно. Три дочери Тендо в юката сидели на коленях в другой стороны, их лица ничего не выражали. Пока они ждали, в комнате было тихо.
     Когда часы пробили семь, в дверь оживленно постучали. Взглянув на своего кивнувшего отца, Касуми поднялась встретить посетителя. Они услышали скольжение открывающейся двери и что-то прозвучавшее как быстро подавленный кашляющий смех. Касуми вернулась в комнату с легко читаемыми по ее лицу следами веселья и объявила:
     – Отец, Саотоме-сан, ваша гостья прибыла.
     Ранма вошла в комнату, делая крохотные шажки, чтобы не нарушить свое формальное кимоно. Оно было темно-зеленым с розовыми акцентами, дополняющим ее волосы и цвет лица. Макияж рыжей был безупречен, она выглядела образцовой послушной японкой. Аканэ удивилась, как же Саотоме-сан прямо на месте не умер от удара. С превосходной женственной грацией Ранма перешла в центр комнаты, опустилась на колени и церемонно поклонилась. Ее глаза все еще смотрели в пол, когда она сказала:
     – Отец, Тендо-сама, вы хотели меня видеть?
     Оба мужчины онемели. После долгого неуютного молчания Генме, наконец, удалось выкрикнуть:
     – ПАРЕНЬ! Во что это ты вырядился?!
     – Ваше письмо сообщало, что это официальная встреча клана. Я постаралась сделать все возможное.
     Нодока улыбнулась, вся ее печаль исчезла.
     – Прекрасно выглядишь, дочь. Ты хорошо справилась.
     Ранма похорошела от похвалы.
     – Благодарю, мать.
     – Нодока! – воскликнул Генма. – Не поощряй парня! – Взяв себя в руки, Генма прорычал: – Иди надень что-нибудь еще и смой со своего лица все это дерьмо.
     – Как пожелаете, отец, – вновь поклонилась рыжая. – Набики-тян, могу я что-нибудь одолжить?
     Поднявшись, средняя Тендо кивнула.
     – Конечно, Ранма-тян, кажется, у меня есть что-то, что не будет доводить твоего отца. – Они покинули комнату.
     Тяжелое дыхание Генмы было единственным звуком в комнате. Наконец, Аканэ прервала это молчание.
     – Разве Ранма-тян не выглядела прекрасно, Касуми? Может, мне стоит спросить у нее совета, ее макияж был чудесен!
     Генма взглянул на нее с ощущением предательства.
     – Неужели ты не злишься на своего жениха, Аканэ? Так одеваться… э-э… довольно извращенно, – жалобно спросил лысый мужчина.
     – О, Саотоме-сан, это глупо. Ранма-тян красивая девушка. Нет ничего извращенного в том, чтобы это демонстрировать, – поджала губы Аканэ. В комнате вновь повисла тишина, пока две девушки не вернулись. Набики обратилась к Генме:
     – Ну, Саотоме-сан, надеюсь, теперь все в порядке, потому что это лучшее, что мы смогли сделать. – Ранма вернулась в брюках, водолазке и жилете. Не слишком формально, но презентабельно. Лицо ее лишилось макияжа, за исключением легкой кораллово-розовой помады. Поймав взгляд Касуми, Ранма подмигнула и слегка поджала губы. Взгляд старшей Тендо затуманился, когда она вспоминала счастливое время на кухне.
     – Пока сойдет, парень, но ты переоденешься, как только мы восстановим твою мужественность, – заметно повеселел Генма. – Видишь ли, парень, я всегда ищу лучшего для тебя. Это вода из источника утонувшего парня. Просто пообещай, что женишься на Аканэ, я отдам тебе воду, и наш кошмар закончится. Мы снова будем семьей.
     Ранма долго смотрела на своего отца, пока не покачала головой.
     – Нет, отец, я так не могу, хотела бы я вернуть вторую половину своего дара, но не ценой принуждения моей лучшей подруги к свадьбе. Если Аканэ согласится, то так тому и быть.
     Соун повернулся взглянуть на свою младшую дочь, лицо его пылало уверенностью. Это же лицо вытянулось в замешательстве, когда Аканэ рассмеялась и покачала головой.
     – Прости, пап, но я не могу выйти за Ранму-тян. Мы лучшие друзья, лучшие ПОДРУГИ. Ты же не станешь устраивать мне свадьбу с Саюри или Юкой.
     Оба мужчины забормотали о чести семьи, пока Набики не подняла руку.
     – Если Аканэ не хочет, то я буду рада выйти за Ранму, если эта вода вернет ее дар. – Оба мужчины смутились, но были обнадежены.
     – Э-э… это замечательно, Набики, но что ты имеешь в виду под "даром" Ранмы? – спросил Соун.
     – Ранма смогла рассматривать свою способность менять пол как дар, а не проклятье. Вероятно поэтому, учитывая везение Ранмы, она эту способность и потеряла, – объяснила Набики. Генма отбросил семантику.
     – Так значит все согласны? Ранма обещает жениться на Тендо в обмен на воду? – Ранма тряхнула головой, прерывая Генму.
     – Не совсем, бать. Если эта вода восстановит мою мужественность, я женюсь на Тендо Набики. – Рыжая взглянула на среднюю Тендо. – Спасибо Набс, я ценю, что ты готова выйти замуж за такого урода, как я.
     – Не благодари, Рыжая. Кажется, от этой сделки я получаю больше, – широко улыбнулась Набики.
     – Хорошо. Передай воду, отец. – Генма вручил литровый контейнер. Ранма раскрыла его и бесцеремонно вылила себе на голову. Ничего не произошло.
     – Ну, разочаровывающе. Похоже, мои источники были верны, ты невосприимчива, Рыжая. – Отцы были ошеломлены. Набики подошла и взяла другой литровый контейнер. – Так что, во имя чести, кажется, в этой семье мне придется носить брюки. – Она вылила воду себе на голову.
     Соун протестующе вскрикнул, когда его средняя дочь вылила на себя проклятую воду, затем отвел глаза, не в силах смотреть на проклятую трансформацию своего ребенка.
     Ранма заметила:
     – Ну дела, Набс, для парня ты выглядишь довольно женственно! – Соун поднял голову и увидел свою дочь промокшей, но не изменившейся.
     Набики облизнула губы и обернулась холодно взглянуть на Генму, спрашивая:
     – Итак, Генма-тян, сколько же ты заплатил за воду из источника утонувшей минеральной воды?
     Генма был сбит с толку. Он переводил взгляд со своей непризнанной дочери на Набики и обратно. Наконец, он обрел голос:
     – Но они прямо передо мной продемонстрировали воду. Я видел это собственными глазами!
     – Есть ли что-нибудь проще, чем обмануть обманщика? – риторически спросила Набики. – Это одна из старейших афер, использовать немного настоящей для обмана, чтобы навести на мысль, что настоящая во всем контейнере. К тому же, это, наверное, был растворимый источник. – Набики положила руку на плечо Ранмы и притворно грустным тоном сказала: – Прости, Ранма-тян, но, думаю, свадьба отменяется.
     Рыжая пожала плечами.
     – Ага, ну и что ты будешь делать? – обернулась она обратно к своему отцу. – Знаешь, если бы ты больше заботился обо мне, то и так отдал бы мне эту воду. Черт, если бы заботился, то тебе было бы не важно, что я девушка.
     Генма громко скрипнул зубами.
     – Идем, Нодока, мы уходим.
     Элегантная женщина не отреагировала, смотря на своего ребенка. Едва заметно улыбнувшись, она повернулась к Соуну и поклонилась ему, сидя на коленях, так что ее лоб коснулся пола.
     – Тендо-сама, я прошу вас об одолжении. Пожалуйста, освободите моего ребенка Ранму от каких-либо обязательств перед вашим домом. Все зашло слишком далеко. Однако, возможно, в виде компенсации вы могли бы принять в свой дом прекрасного мастера боевых искусств, способного объединить школы? Ее зовут Ранко.
     Три дочери Тендо широко улыбнулись. Ранма, казалось, готовилась расплакаться, тогда как Генма изумился. Соун задумчиво взглянул на своих дочерей.
     – Позвольте мне над этим подумать, Саотоме-сан. Возможно, ваша просьба мудра. Я устал ранить молодого мужчину, молодую женщину, которая так много сделала для моих дочерей. – Он встряхнулся. – Давайте пока отложим этот вопрос. Касуми приготовила все к празднику, так что давайте спокойно сегодня всем насладимся.
     – Прекрасная идея, отец, – с теплом в голосе сказала Касуми. – Аканэ, Набики, поможете мне поменять столик и привести комнату в порядок? Тятя Нодока? – Женщина взглянула на нее с намеком на слезы в глазах. – Возможно, вы захотите взглянуть на плоды нашей подготовки? Ранко-тян, ничто не порадует меня больше, чем если бы ты вместе со мной внесла на кухне последние штрихи. Так давно у меня не было моей партнерши. Я очень по тебе скучала.
     Две младших Тендо уже метались по комнате. Нодока встала и обняла Ранму за талию. Ласково взглянув на девушку, Нодока сказала:
     – Поможешь, Ранко-тян? Знаю, что тебе нравится готовить. – Не в силах ответить, рыжая кивнула, обнимая свою мать. Три женщины направились на кухню.

     – Так что же произошло после этого, Набики? – увлеченно спросила Минако.
     – Было здорово! Мы с Аканэ почти закончили с комнатой, когда Генма вышел из себя и начал кричать. Тетя Нодока вернулась с кухни и несколькими словами устроила ему взбучку. Она всегда лидировала в их отношениях, пока Рыжая не стала навсегда девушкой. Это лишило ее огня, но теперь она вернулась.
     Усаги хихикнула и прижалась к Ранме, обнявшей блондинку за плечи.
     – Кажется, я, в итоге, понравлюсь твоей матери, Рыжая-тян. Так между тобой и твоим отцом все разрешилось?
     – Еще нет, Усаги-тян, но, кажется, все улучшается.
     – Вода действительно была подделкой, Набики? – спросила Минако. – Я упустила этот момент.
     – Как ни странно, нет, Панде удалось наложить лапы на пару литров настоящей воды. Воду Дзюсенке слишком опасно оставлять такому глупцу, как Генма, так что я ее у него подменила. Точнее, подменили Ами с Аканэ.
     – Как вы ее нашли? – заинтересовалась Макото.
     – После того, как Касуми споила Саотоме-сан и своего отца, мы смогли обнаружить ее, используя как образец предоставленную Набики воду растворимого источника, чтобы мой компьютер смог обнаружить магическую структуру, – объяснила Ами. – От обычного обнаружения вода была хорошо скрыта.
     – Батя довольно неплохой вор, так что само собой разумеется, он знает, как прятать вещи, – сообщила Ранма из объятий Усаги. – Я не слишком рада тому, чтобы у него красть, но Набс права, слишком опасно позволить ему ее хранить,
     – Так где же вода теперь? – спросила Касуми.
     – В хранилище пожертвований здесь, в храме, – сказала ей Рей. – Я даже сообщила дедушке, что мы храним бочонок опасной проклятой воды, так что, надеюсь, не произойдет ничего случайного.
     – Ладно, об этом мы позаботились, – сказала Луна. – Вернемся к делу. Уже шесть дней мы не сталкивались с Изумруд, и я начинаю полагать, что либо она все бросила, либо планирует что-то крупное.
     – Держу пари, она ушла, – протянула Набики. – В смысле, Сянь загнала ее миньона в тупик. Если уж наши лунные кошки могут ее остановить, то она должна понять, что пора ей сматывать удочки.
     Уса вертела Ключ Времени, как она часто делала во время встреч. Казалось, это успокаивало переброшенную через время и пространство девочку. Ее глаза распахнулись, когда она увидела, как красный камень в центре Ключа засветился пульсирующим светом. Дернув Сумрак за руку, Уса дрожащим голосом сообщила:
     – Сэнсэй, что-то случилось с Ключом Времени. – После ее заявления все взоры обратились на Ключ.
     – Возможно, – негромко сказала Ами, – мы сможем узнать, На-тян. Усаги, можешь коснуться ключа? – Усаги так и сделала, и ключ засветился жемчужно-белым. Луна-Пи превратился в наполненный помехами шар; помехи рассеялись, показывая Сейлор Плутон, приветственно распахнувшую руки.
     – Пора возвращаться домой, Уса!

Глава 14: Назад в будущее.

     Аканэ рассеянно полировала свой бо, размышляя о подготовке к путешествию во времени. Хотя через несколько часов, на встрече, они будут решать, кто отправится, Аканэ была уверена, что это будут все Сенши. Ранма, королева путешествий, предложила ей собрать вещей по минимуму. Сейчас весь ее багаж составляли две коробки с энергетическими батончиками и два ее бо.
     Стук в дверь прервал ее размышления. В дверях стояла улыбающаяся Касуми. Аканэ выдавила улыбку.
     – Касуми, что такое?
     – К тебе гость, Аканэ-тян, кое-кто, кого, думаю, ты будешь очень рада видеть, – ответила Касуми, ее улыбка стала озорной.
     Она отошла в сторону, и в комнату вошел Хибики Рёга, неуверенно улыбаясь, но с виноватым видом.
     – Привет, Ака…
     Его робкое приветствие оборвалось, когда Аканэ, вихрем подлетев, обняла его. Через несколько мгновений она отпустила чуть не потерявшего сознание парня.
     – Рёга! Прошли месяцы! Я так рада тебя видеть, как ты?
     – Я в порядке, Аканэ, – ответил Рёга. – Я много времени провел на ферме у Акари, помогал ей со всем и думал о своей жизни. – Он приостановился. – Тебе стоит знать, что я простил Ранму. Что бы он со мной не сделал, я не могу ненавидеть парня, на которого столько вываливали, но который продолжал держаться. – Аканэ улыбнулась.
     – Я очень рада, Рёга, – тихо сказала Аканэ. – Ранма приняла то, что она девушка. Когда-нибудь она вернет себе способность изменяться, но до тех пор она будет делать все возможное.
     Плечи Рёги опустились, когда он кивнул.
     – Понимаю, что ты имеешь в виду, – негромко сказал он. – Сомневаюсь, что у меня есть сила, которую он – она демонстрирует. Но на ферме я кое-что заметил. Когда я действительно прекратил гневаться на Ранму, я перестал так легко теряться. – Рёга рассмеялся. – О, я все еще теряюсь, но не так серьезно и не так часто. У меня, наверное, так и останутся с этим проблемы, но если я смогу контролировать свои отрицательные эмоции, мое проклятье направления станет чуть получше.
     – Рёга, это прекрасные новости! Я очень рада и знаю, что и Ранма за тебя порадуется. Знаешь же, она всегда считала тебя своим другом.
     – Ага, знаю, – смущенно ответил Рёга, – даже когда я этого не заслуживал. – Он вздохнул. – Я лишь надеюсь, что ты будешь продолжать считать меня другом после того, как я расскажу то, что должен.
     – Что такое, Рёга, в чем дело? – заинтересовалась Аканэ.
     – Я обсудил это с Акари и согласился с ней, что должен сказать тебе правду, что ты этого заслуживаешь. – Рёга пошевелили пальцами. – Я никогда не хотел тебя использовать, но я так злился на Ранму и так пугался, когда изменялся. Проклятье ужасно, и терять все силы лишь после обливания холодной водой и, что еще хуже, становиться кормовым животным, ну…
     Аканэ чуть не перестала видеть Рёгу, когда ее взор затянуло алой дымкой, а уши наполнились ревом. Во вспышке озарения она разрешила загадку. Смертельно тихим голосом она спросила:
     – Ты Пи-тян, не так ли? – Парень рухнул на колени и кивнул. – Почему?
     – Потому что ты проявила ко мне доброту, ты защищала меня, – прошептал он. – Но главная причина в том, что это без конца злило Ранму. Оскорбление других людей ничто для меня не значило, если при этом страдал Ранма. Такой гнев ужасен.
     Аканэ вдруг успокоилась. А я с Ранмой вела себя по-другому? Кроме того, теперь я Сенши. У меня есть долг.
     – Ранма все это время знала, не так ли?
     Рёга кивнул.
     – Он… э-э… она пообещала никому не раскрывать мою слабость, и я, конечно же, использовал это против нее. Пожалуйста, не вини Ранму.
     Аканэ горько усмехнулась.
     – Не буду. Я была не лучше, Рёга. Я знала, что это ее расстраивает, но всеми силами стремилась ее задеть, лишь чтобы разозлить. – Она вздохнула и смахнула одинокую слезу. – Пожалуйста, дай мне немного времени. Я понимаю, почему ты так поступал, что страшно было становиться маленьким поросенком, но все равно больно. – Она фыркнула. – Теперь я знаю, почему Пи-тян всегда отворачивался или терял сознание, когда я переодевалась перед ним. По крайней мере, ты не был таким уж извращенцем.
     – Спасибо, Аканэ. Я всегда считал тебя ангелом, но с нашей последней встречи ты сильно выросла. – Он поднялся, чтобы уйти. – Я буду на связи. – Низко поклонившись, он вышел из комнаты.
     Аканэ не знала, как долго она сидела на кровати, гладя свой посох, пока не осознала, что кто-то стоит в дверях. Набики с сочувствием смотрела на нее. Бывшая торговка информацией спросила:
     – С тобой все будет в порядке?
     – Слышала?
     – Каждое слово, сестренка. Дверь была открыта, а я с рождения вмешиваюсь в дела других. – Набики села рядом со своей сестрой.
     – Я буду в порядке, – криво улыбнулась младшая Тендо. – Если Усаги смогла жить, когда ее бросил ее посланный судьбой возлюбленный, то я смогу с этим справиться. – Она пробежалась пальцами по своим черным волосам. – Вообще-то, я больше стыжусь, чем расстраиваюсь. Как я могла игнорировать все намеки Ранмы?
     – Думаю, лучшим вопросом будет – как могла я? – покачала головой Набики. – Хочу сказать, я все силы прикладывала к тому, чтобы узнавать секреты других людей, и я не могла понять, почему же Рёга всегда оказывался во главе поиска исцеления? И почему я думала, что поросенок мог спокойно бродить целый год?
     Смех Аканэ был негромким, но настоящим.
     – Что касается меня, я, наверное, и не хотела раскрывать тайну. В моем маленьком мирке Рёга был единственным неизвращенным парнем, которого я знала. Для меня он был идеалом, с которым можно было сравнивать Ранму. Я использовала его так же, как он использовал меня. Кроме того, я понимаю испытываемый им страх. То есть, сколько раз его чуть не съели?
     Кивнув, Набики обняла свою младшую сестру за плечи.
     – И, конечно же, за последние несколько месяцев ты выросла. Я горжусь тобой, сестренка.
     – Когда твой пример для подражания – Сейлор Меркурий, вырастаешь быстро.
     Две сестры еще какое-то время посидели в уютной тишине. Наконец, Набики спросила:
     – Так ты готова к встрече? Нам скоро уже идти.
     Как будто призванная вопросом средней Тендо, в дверях появилась Касуми. Снимая фартук, она спросила:
     – Вы готовы? Еда для встречи упакована в три корзины на кухне. Они довольно тяжелые, так что нам лучше поскорее выйти, чтобы я успела припрятать их на после встречи. – Старшая Тендо присмотрелась к Аканэ. – Ты в порядке, сестренка? Выглядишь немного опечаленной.
     Вскочив с кровати, Аканэ сумела выдавить улыбку:
     – Объясню по дороге в храм. Нам пора идти.

     Три нагруженные сестры Тендо остановились на мгновение передохнуть, добравшись до вершины лестницы к храму Хикава. Две старшие девушки вымотались от долгого подъема, неся в руках тяжелые корзины с едой. Аканэ даже не вспотела.
     Снизу донеслось веселое приветствие. Вверх по лестнице бежали Ранма и Макото, первая удерживала на голове большую корзину. На корзине балансировала Сянь Пу.
     – Я могла бы возненавидеть мастеров боевых искусств, – проворчала Набики.
     – Хмм. Лучше начинай приводить себя в форму, Набики. Та женщина в зеленом, появившаяся в игрушке Усы, сказала, что придет и твое время. Лучше готовься, – возразила Макото. Набики побледнела.
     – Идемте, девочки, – сказала Касуми со всем весельем, что она могла продемонстрировать, тяжело при этом дыша. – Уберем все до начала собрания.
     – Мм, сестра, вы с Набики не пойдете вперед? Мне нужно поговорить с Ранмой, – негромко попросила Аканэ.
     – О, боже! – воскликнула Касуми, теряя все свое хорошее настроение. – Конечно, сестренка. Ты будешь в порядке? – Аканэ кивнула и повела Ранму к священному древу.
     – Что такое, А-тян? – спросила рыжая.
     Аканэ глубоко вдохнула.
     – Сегодня зашел Рёга, и он рассказал мне.
     – Что рассказал… – начала Ранма и сразу побледнела. – О, боже.
     – Ага, он сказал мне, что простил тебя, что был Пи-тяном и что ты все время знала об этом, но пообещала держать это в тайне, – ровно перечислила Аканэ..
     – Ага, – промямлила Ранма, потирая затылок. – Мне очень, очень жаль, Аканэ.
     – Ну, если это было из-за обещания…
     – Нет, Аканэ. – Младшая Тендо удивленно увидела в глазах другой девушки слезы. – Обещание было лишь предлогом. Если бы я действительно собиралась его соблюдать, я не дала бы тебе о Рёге ни единой подсказки. Это была лишь попытка обойти обещание без технического нарушения слова. Кроме того, Рёга аннулировал это обещание, когда в-воспользовался тобой. – Рыжая тихо заплакала. – Я лишь хотела отомстить тебе за все удары. Пи-тян злил меня, но на этот раз у меня как будто бы было оправдание. Я должна была сказать тебе. Мне так жаль.
     Хмурый взгляд Аканэ перетек в ласковую улыбку.
     – Тсс, тсс. Все хорошо, Рыжая-тян. Я была не лучше. Я знала, что у тебя с Пи-тяном проблемы, но красовалась с ним, позволяла ему кусать тебя, а затем обвиняла тебя, когда ты защищалась. Мы были просто парой детишек! – Она тоже расплакалась, но сквозь слезы усмехнулась. – И Пи-тян никогда и ничего не видел. Он терял сознание, едва я касалась кнопки на блузке.
     Ранма, вытирая глаза, хихикнула.
     – Все еще друзья? – робко спросила она.
     – Ты так легко от меня не избавишься, подруга, – прорычала Аканэ, яростно стискивая рыжую, которая с лихвой вернула объятия.
     – Ха, могла ли ты всего год назад представить себе наши нынешние бои? Став Сенши, мы теперь можем все переоценить. – Ранма дружелюбно обняла Аканэ за талию.– Идем, встреча скоро начнется.

     Касуми подняла голову, когда Ранма и Аканэ вошли в комнату встреч, наполненную ароматом принесенного Макото печенья. Вытирая руки полотенцем, она спросила:
     – Вы в порядке?
     Две девушки переглянулись, и Аканэ ответила:
     – Ага. Мы обе согласились, что мы были незрелыми идиотками, и оставили это.
     Касуми фыркнула.
     – Да ладно! Признаю, порой вы дрались как маленькие дети, но хватит винить в этом себя, сестренки. Вам сказали о помолвке в день вашей первой встречи, давили на вас, принуждая к браку, вывалили на вас больше странностей, чем можно было выдержать, не говоря уже о серьезных психологических проблемах. Но несмотря на все это, вы стали добрыми друзьями и отличными Сенши. Думаю, вы со всем справились.
     Набики ее поддержала:
     – Согласна. Одного только Панды было более чем достаточно, чтобы свести с ума любую другую пару, и я знаю, каким стрессом он для вас был. Мы с Касуми были не лучше. Мы знали, что у тебя серьезные проблемы с парнями, Аканэ, и все равно пожертвовали тобой, чтобы самим избежать помолвки.
     – Таким образом, как старшая из Четырех Сестер, – гордо выпрямляясь, начала Касуми, – постановляю, что мы все прощаем друг друга и сосредотачиваемся на нашей истинной цели!
     – Верно! – с энтузиазмом сказала Набики. – И нам стоит разобраться с этим Пандой!
     – Аминь! – хором сказали Аканэ с Ранмой. Две девушки вновь переглянулись.
     – Но у нас есть и еще одна важная цель, верно, Тендо? – сказала Ранма.
     – Абсолютно, Саотоме! Нам нужно объединить школы. Школы Тофу и Тендо должны быть соединены! – воскликнула Аканэ.
     – Операция Ранмы…
     – И Аканэ…
     – Трясти Тофу, пока он не отнесется к Касуми как к обычному человеку! – хором крикнули они.
     – Да пребудет с нами Сила, – простонала Касуми, пряча голову в ладонях.

     Ами замерла в дверях, принюхиваясь к божественному запаху печенья Макото. Она заметила на кухне корзинки с едой, которой было, кажется, слишком много для Усаги, Ранмы и Аканэ, и поняла, что намечается прощальная вечеринка для Усы, так же как и важнейшая встреча.
     Ами заметила обсуждающих что-то в углу Четырех Сестер, Касуми, как обычно, руководила. Синеволосая гений усмехнулась и в предвкушении задрожала. Они с На-тян еще не совсем помогли доктору Тофу справиться с его неврозом, но Касуми была рада их успеху. Как только Набики помогла доброму доктору осознать, что Касуми была женщиной со своими причудами и недостатками, он сильно успокоился. Перелом произошел, когда Набики попросила притвориться Касуми Усаги, а не Ами. Видеть отвисающую челюсть Тофу, когда "Касуми" десяток минут болтала о "Звездных Воинах", совсем как заядлый фанат, которым Касуми и являлась, было бесценно.
     Ами подошла и села рядом с Набики, радостно приветствуя Четырех Сестер. Расслабленно слушая, как три Тендо расспрашивают Ранму о последнем свидании с Усаги, Ами слегка покачала головой, размышляя о том, как же все изменилось. Она заметила прибытие Минако и Артемиса, последний присоединился к Луне и Сянь на последнюю минуту кошачьего совещания.
     Во взгляде ее появилась грусть, когда она увидела входящего Мамору, резко кивнувшего Рей. Он мрачно оглядел комнату, а затем сел подальше ото всех остальных. Касуми отошла от своих сестер и села рядом с беспокойным Принцем Земли, вполголоса что-то ему говоря. Мамору, казалось, немного расслабился.
     По дверному проему постучал доктор Тофу, после чего просунул внутрь голосу, выглядя весьма неуверенно. Макото вскочила и потащила его внутрь. Он напрягся, увидев Касуми, но, вроде бы, сумел с собой справиться, отодвигаясь от своего любовного интереса. Мамору расслабился еще сильнее, когда их представили друг другу.
     Последними прибыли Уса и Усаги. Пусть Уса и привела себя в порядок, было очевидно, что она плакала. Усаги ласково встряхнула девочку и обняла. Встретившись взглядом с Ами, блондинка немного печально улыбнулась.
     – Уса только что попрощалась с моей семьей, не сказав им, что уходит навсегда, так что она немного расстроена. – Из ниоткуда появилась Сянь Пу и запрыгнула на плечо Усы.
     – Знаю, что ты чувствуешь, малышка. Я чувствовала то же самое, когда уезжала отсюда, возвращаясь в Китай. Хорошо возвращаться домой, но грустно покидать место, что тоже смогло стать домом. – Нео-кошка потерлась головой о щеку девочки. – Единственное надежное лечение – печенье, и в большом числе! – Хихикнув, Уса наполнила руки этим лекарством.
     Луна запрыгнула на невысокий столик и откашлялась.
     – Раз уж Уса получила свое лекарство, мы, пожалуй, начнем. Мне сообщили, что после встречи у нас будет небольшая вечеринка, устраиваемая Касуми, Макото и Ранмой в честь Усы. И еды, как ни странно, хватит на всех! – Когда смех утих, Луна продолжила: – Однако встреча эта серьезная, так что давайте начнем. Наш стратег хотела бы затронуть несколько вопросов, которые ее тревожат. Набики?
     – Хорошо, прежде всего, Уса, тебе стоит знать, что я рекомендую отправить с тобой всю команду. Всех семерых Сенши и троих котов. – Она кивнула Мамору. – Как и Эндимиона, если он захочет.
     – Только Сенши и Эндимион? – уточнила Макото. Набики кивнула.
     – Мы не уверены, смогут ли не-Сенши пережить путешествие, или сможем ли мы обеспечить их безопасность. – Бывшая торговка информацией глубоко вздохнула. – Главная причина, по которой я рекомендую отправиться всеми силами, в том, что есть несколько моментов, которые, на мой взгляд, не сходятся.
     – Потому-то ты и наш стратег, На-тян, – сказала Ами. – В чем ты видишь проблему?
     – Я разговаривала с Усой о ее обстоятельствах прибытия сюда, – начала Набики, улыбнувшись Усе. – Черная Луна внезапно напала на Нео-Токио. Однако уже через несколько минут отец Усы забрал ее и доставил в подземный бункер. Через час, после очень отрывочного брифинга, Усу переправили в прошлое. Все так и произошло, детка? – Девочка кивнула.
     Несколько человек в комнате недоуменно нахмурились. Доктор Тофу заговорил первым:
     – Во время внезапного нападения первоочередной задачей будущих Сенши была отправка Усы назад во времени?
     – Ага, своеобразно, не так ли, док? – протянула Набики. – Но не только это, у тех НАС все уже было подготовлено. Ладно, я понимаю, что Сенши помнят об этом временном промежутке, но зачем же нам посылать восьмилетку, чтобы позвать младших самих себя?
     – Потому что мы уже это сделали, – медленно ответила Ами. – Мы должны были отправить Усу в прошлое, потому что мы УЖЕ отправили Усу в прошлое. Это простейшая самозамыкающаяся петля.
     – В яблочко, Ами, но здесь не только это. Подумайте о всей той информации, что сообщила Уса. Она вся была личной, той, что не испортит общую историю. Мы не знаем, где расположен Нео-Токио, какова политическая ситуация и тому подобное, потому что это не то, чем интересуется восьмилетняя девочка. Посылать ее назад было безопасно.
     – И так как те мы отправили Усу назад, и идиоты из Черной Луны послали за ней охотников, Черной Луне пришлось дважды с нами сражаться, как будто бы все мы попали в источник утонувших близнецов, – взволнованно вставила Ранма.
     – Прекрасное замечание, Рыжая, но вот интересный вопрос. Зачем же будущим нам понадобилось использовать такую хитрость? Мне не кажется, что типы из Черной Луны были серьезным вызовом, особенно с того момента, как Ранма стала Сумрак, а Усаги вознеслась, – заметила Набики. – В Клане Черной Луны не так много людей, не больше десятка, если верить Петц, так что в том времени Сенши имели дело лишь с половиной Клана Черной Луны. Уверена, что в будущем вы все станете сильнее. Не представляю, почему бы вы могли бы расслабиться.
     – Сильно-сильно верно, Набики, – мурлыкнула Сянь Пу. – О, у меня на вас, девочки, планы. – Все семь Сенши побледнели.
     Набики согласно кивнула.
     – Так что, готова поспорить, но это не важная спасательная операция, как будущие-мы убедили Усу. У будущих Сенши есть какая-то иная задача, но будь я проклята, если скажу, какая.
     – Тогда зачем посылать всех, Набики-тян? – спросила Минако.
     – Две причины. Во-первых, мы обещали Усе, что вернемся вместе с ней с пушками наперевес. Во-вторых, команде безопаснее держаться вместе. Я могу ошибаться, и в будущем что-то произойдет, и это будет спасательной операцией.
     – Хорошо, Набики-тян, – серьезно сказала Усаги. – Так ты считаешь, семь Сенши плюс кошки? Даже без Касуми?
     – У Касуми нет защиты Сенши. Вы, девочки, окажетесь на поле боя, и у вас будет достаточно дел и помимо заботы о нонкомбатантах. Ка-тян НЕ подходит для высокоопасного окружения. – Набики посмотрела на забеспокоившегося Мамору. – Хотите присоединится, Чиба-сан? Будем рады.
     – Ну, прежде чем я отвечу, я должен кое о чем рассказать, и самое главное, почему я расстался с Усаги. – Блондинка шумно втянула воздух. – Должен признать, что я сомневался относительно нас. Разница в возрасте, наши личности, не думаю, что мы бы хорошо смогли сойтись друг с другом. – Усаги просто смотрела на него, как и Ранма с Рей. – Главная причина… ну, вам стоит понимать, что я, как и Рей, немного медиум. У меня есть предвидение. – Усмехнувшись, увидев пустые взгляды на лицах Ранмы, Усаги, Усы и Минако, он поправился: – Я могу предсказывать будущее.
     На четырех лицах расцвело безмолвное понимающее "оооо".
     – Предсказания, как правило, нечетки и неточны, но несколько месяцев назад у меня начались ВЕСЬМА осознанные сны, и все время одинаковые. Я видел белую кристальную башню. Башня начала рушиться, и Усаги в облике Принцессы Серенити вместе с ней. Я знал, что если мы останемся вместе, она умрет.
     – Ты уверен, что это истинное… – начала Рей, но ее перебила Усаги.
     – А тебе не пришло в голову поговорить со мной, а не разбивать мне сердце? – гневно спросила Королева Сенши.
     Мамору не смог взглянуть ей в глаза.
     – Я сомневался, что ты смогла бы добровольно уйти.
     Усаги кипятилась, пока Ранма не наклонилась к ней и не прошептала:
     – Кто-то слишком сильно себя любит. – Усаги хихикнула и смогла взять себя в руки.
     Вздохнув, блондинка признала:
     – Что сделано, то сделано. – Она демонстративно прижалась к Ранме. – Прости, Рей, ты что-то говорила?
     – Точно. Мм, Чиба-сан, ты уверен, что это истинное видение, а не нападение? – негромко спросила Рей.
     – Я уверен, что это не темное послание. Что касается истинности – ну, меня оно убедило, – ответил Мамору. – Не думаю, что нам с Усаги было бы мудро быть вместе чуть дольше короткого промежутка времени.
     Набики смотрела на мужчину, пока он не заерзал. Наконец, она слегка кивнула.
     – Из того, что рассказали мне Аканэ и остальные Сенши, ты стал гораздо сильнее с тех пор, как исчезла твоя связь с Сейлор Мун. – И Мамору, и Усаги поморщились. – Нам будет не хватать твоей силы, но я согласна, лучше перестраховаться, чем потом сожалеть. Останешься на прощальную вечеринку Усы?
     – Конечно, – добродушно улыбнулся Мамору.
     – Хорошо. – Набики глубоко вдохнула. – Усаги, мой совет в том, чтобы все Сенши и все три лунных кошки вернулись вместе с Усой, и что вы отправитесь завтра утром. Петц говорит, что путешествие во времени похоже на связь двух рассматриваемых времен, так что у вас будет два с половиной дня, прежде чем придется волноваться о школе. Мы сможем прикрыть ваше отсутствие, сказав, что все собрались у нас.
     Взглянув на выразивших согласие Ами и Ранму, Усаги кивнула.
     – Тогда так и сделаем. Что со здешней защитой?
     – Я не смогу пойти с вами, но сделаю все возможное, чтобы убедиться, что здесь все будет тихо. С поддерживающими меня Касуми-сан и Тофу-сэнсэем и советующей нам Набики-сан, думаю, мы с этим справимся, – пообещал Мамору.
     – Спасибо, – тихо сказала Усаги, не встречаясь с ним взглядом. – Мы рассчитываем на тебя, Чиба-сан.
     Аканэ взглянула на свою старшую сестру:
     – Это все?
     – Ну, если не считать советов Ранмы о том, что вам стоит взять с собой, – ответила Набики.
     Потирая затылок, Ранма встала.
     – Я уже сказала Аканэ, что лучше всего, если сумки будут очень легкими. Возможно, нам понадобится двигаться быстро. Одежда нам не понадобится, наши костюмы Сенши самоочищаются и достаточно защищают нас от погоды. Так что я предлагаю взять пару коробок энергетических батончиков для еды и бутылку с водой. Ами по необходимости сможет ее восполнить. – Взглянув на Сянь, рыжая добавила: – О! Убедитесь, что батончики не шоколадные, чтобы мы смогли поделиться с кошками.
     – Значит, все решено? – спросила Луна, переводя взгляд с Усаги на Набики. Обе девушки кивнули. – Хорошо. Почему бы вам, девочки, сейчас не пойти достать все, что нужно, пока Касуми и Ранма готовят все к прощальной вечеринке. Хотя мы не будем праздновать допоздна. Отправляемся завтра в 7 утра. – Бормоча согласия, все принялись за возложенные на них задачи.

     Вечеринка была всем, на что Уса могла надеяться. После встречи Набики привела четырех сестер Фантос, выглядящих полностью пристыженно, пока Уса не обняла крепко Коан. После этого они, плача и смеясь, обняли ее. Вдобавок Набики принесла караоке, и они все изрядно повеселились. Поединок сопрано Рей и Ранмы был впечатляющ.
     Еда была замечательна, и она хорошо подходила к вечеринке. Кроме основного блюда было полно различных закусок. Все набили животы, довольны были даже Усаги и Ранма.
     Усе не терпелось вернуться домой, но она будет скучать по всем своим здешним друзьям. Они не так уж сильно отличались, если не считать доктора Тофу, но они были не взрослыми, а детьми, почти такими же, как и она. Уса вздохнула. Она действительно будет по ним скучать.
     Чиба Мамору засобирался первым. Он спокойно ел, общаясь, в основном, с Касуми и доктором Тофу. Когда он сухо попрощался, Уса заметила, как Усаги что-то шепчет Ранме на ухо. Едва блондинка встала, Ранма поймала ее руку и легонько сжала. Уса почувствовала, как ее глаза наполняются слезами ностальгии.
     Когда Мамору покинул собрание, за ним последовала светловолосая тень, которую, в свою очередь, преследовала решительная девочка. Стоило Мамору широкими шагами направился к лестнице, Усаги его догнала. Уса спряталась в кустах.
     – Мамору-кун, можешь ненадолго задержаться? Я бы хотела с тобой поговорить, – сказала Усаги, кладя руку ему на плечо. Мамору повернулся к ней лицом, высокомерно полуулыбаясь, что она ненавидела.
     – А Ранма-тян знает, что ты здесь со мной, Усаги?
     – Знает, и я здесь с ее благословения. Изо всех Сенши Ранма единственная, кто не ненавидит тебя за то, что ты мне сделал, – многозначительно сказала Усаги.
     Мамору смягчился и по-настоящему улыбнулся Усаги.
     – А что насчет тебя, Усаги? Ты меня ненавидишь?
     – Ненавидела, – тихо сказала она, – и очень этого стыжусь. Мне никого нельзя ненавидеть. Знаешь, какая мелочная, мстительная мыслишка появилась у меня из-за нашего разрыва? Из-за тебя я получила Ранму, – грустно улыбнулась Усаги. – А будучи с Ранмой и узнав о ее жизни, я немного сочувствую тебе, Мамору-кун. Ты оказался в том же положении, что и Ранма, наши отношения были схожи с договорным браком. Что хуже, я знаю, что ты считал меня ребенком. По крайней мере, Рыжая-тян встречается с девушкой своего возраста.
     – Это правда, часть меня обижалась на эти предопределенные "мы предназначены друг другу" мысли, которые все вы, девочки, подхватили. Я оказался неофициально помолвлен с четырнадцатилетней девушкой, и ты вела себя на четырнадцать лет! – Мамору вздохнул. – И это МОЯ проблема. Я злился, что ты вела себя как ребенок, когда ты была ребенком. Я эгоистично хотел, чтобы ты отказалась от детства, чтобы мне было удобнее.
     Они на мгновение замолчали. Наконец, Усаги спросила:
     – Ты когда-нибудь меня любил?
     – Немного, может быть. У тебя много замечательных качеств, Усаги. Просто это была не столько любовь, сколько эхо прошлого. Прости, я не мог ответить на твою любовь так, как ты этого заслуживала.
     Усаги хихикнула.
     – Мамору-кун. Не уверена, что я была влюблена сильнее тебя. Как и большинство моих Сенши, я считаю, что я была влюблена, скорее, в идею влюбленности. – Блондинка рассмеялась сильнее, увидев удрученное лицо Мамору. – Хотя мне явно нравятся парни с разутым эго, если судить по тебе и Ранме.
     – Ранма не парень, даже в мыслях, Усаги, – возразил Мамору, оправляясь после удара по своей гордости.
     Блондинка вздохнула.
     – Ты не совсем прав, пусть даже прав в целом. Прямо сейчас Ранма девушка. И как мне объяснить родителям, что я люблю девушку?
     Мамору вздрогнул, затем схватил Усаги за плечи:
     – Мне казалось, что вы уверены, что она снова станет парнем?
     Усаги демонически заблестела глазами.
     – Да, но сомневаюсь, что мы прождем настолько долго.
     – Усаги! – запротестовал Мамору. Через мгновение он расслабился. – Похоже, ты действительно ее любишь. – Он мягко улыбнулся, когда она кивнула. – У меня такое чувство, что вы будете добры друг к другу. – Он взглянул на луну в небе. – Ну, мне пора. Увидимся, Усаги.
     – Увидимся, Мамору-кун. – Когда он спустился уже до середины лестницы, она крикнула: – Друзья?
     Он обернулся и посмотрел на нее. Она вырисовывалась на фоне луны. На его лице появилась легкая улыбка.
     – Всегда, Усаги-тян. – Махнув рукой, он продолжил свой спуск.
     Удовлетворенно улыбаясь, Лунная Королева вернулась к вечеринке, своему совету и своей любви.

     Три сварливые Сенши и одна нервничающая лейтенант Сенши ожидали на пристани в маленьком парке, где Уса и появилась недели назад. Юпитер и Венера перебирали содержимое своих маленьких сумок, тогда как Марс вновь проверяла пристань по известной лишь ей одной причине. Малая Меркурий даже не занималась ничем конструктивным, она, сидя на свае, дулась. Наконец, она больше не могла выдерживать эту тишину:
     – Ну и зачем нам нужно было собираться здесь на час раньше, лишь чтобы убедиться, что на пристани никого? Я наследница Сенши Льда, и мне кажется, что здесь холодно!
     К Венере вернулось немного ее высокомерия.
     – Да ладно, М2, ты же знаешь, кто рано встает, того тепло ждет!
     Ее подруги уставились на нее, затем расхохотались, разряжая напряженную атмосферу. Каждой группе нужна Венера. От Малой Меркурий еще доносились случайные смешки, когда к пристани приблизились еще шесть фигур. Мун, Меркурий и Тофу изучали район, готовые к любым проблемам, тогда как Касуми и Набики окружали нервничающую Ранму, идущую рядом с Сянь Пу.
     Сейлор Мун подошла к Марс.
     – Все чисто, Вторая?
     Марс кивнула, прежде чем спросить:
     – Мы готовы, но где Уса? – Она снова взглянула на нервничающую Ранму, затем усмехнулась. – Неплохо. Кто придумал?
     – Касуми, – ответила Сумрак, появляясь на виду. – Чертовски полезно, что самая маленькая из Сенши еще и та, кто умеет скрываться. Давай, детка.
     Сбросив маскировочное поле, Уса с облегчением вернула маскировочную ручку Касуми. Она все еще выглядела заплаканной.
     – Надеюсь, мы вернемся прежде, чем нас кто-нибудь хватиться, но как мы объясним Цукино, куда делась Уса? – забеспокоилась Меркурий.
     Успокаивающе положив руку Усе на плечо, Мун ответила:
     – Так как моя семья приняла Усу как мою кузину из-за Луны-Пи, эффект исчезнет, и они о ней забудут. – Уса всхлипнула. – Но мы не забудем тебя, детка. Никогда. – Девочка устроилась в объятиях Мун.
     – Нам нужно поторопиться, – неохотно сказала Луна. – У нас не так много времени.
     Сенши и лунные кошки собрались вокруг Усы, доставшей Ключ Времени. Ключ пульсировал силой. Касуми переходила от Сенши к Сенши, со слезами на глазах бормоча напутствия и поправляя форму. Наконец, она посмотрела на всю группу.
     – Лучше бы вам всем вернуться, поняли?
     – Верно, я много в вас вложила, девочки, – протянула Набики, пытаясь выглядеть строгой, но блеск в глазах выдавал ее. – Так что поосторожнее!
     Глубоко вдохнув, Тофу обнял равно Набики и Касуми.
     – Всего хорошего, девочки. Мы здесь за всем присмотрим.
     – Ладно, Уса, – тихо сказала Сумрак. – Пора.
     Уса подняла перед собой Ключ Времени.
     – О, хранитель времени! Распахни небеса и раскрой предо мной двери пространства-времени! – Вокруг скандирующей девочки закружился ветер. – Взываю к тебе твоим истинным именем! О, всемогущий бог времени, отец хранителя, Хронос! Направь меня! Защити меня! – Луч розового света пронзил собравшиеся облака, окутывая Усу и группу вокруг нее. – Открой мне путь света!
     И после этого они исчезли.

     Со вспышкой света Сейлор Сумрак появилась в стране туманов и облаков. Так это будущее? Где Усаги и остальные? Шагнув вперед, рыжая смогла различить в тумане лишь смутную надвигающуюся фигуру.
     – Стой! – приказал строгий голос. – Любой и каждый, нарушивший табу и попытавшийся подойти к дверям пространства-времени, должен быть устранен! – Зеленоволосая женщина подняла посох и ударила.
     – Ага, давай, – ухмыльнулась Сумрак. Скользнув вправо, она сбила посох вниз, прижала его к земле, начиная сильный пинок по дуге в голову ее более высокой противницы.
     – Сумрак, стой! – Нога Сумрак застыла в сантиметре от головы женщины. Уса выбежала из тумана. – Пуу! – Девочка обняла ногу растерявшейся Сейлор Плутон, широко раскрытыми глазами смотрящей на остановившуюся атаку Сумрак. Сенши Скрытности встала нормально.
     – Уса-тян? – удивленно спросила Плутон. – Сейлор Сумрак?
     – Ты Сейлор Плутон? – риторически спросила рыжая. – Тебе нужно больше тренироваться с этой палкой. – Оглянувшись назад, она продолжила: – Рада, что все здесь, – сказала она своим подругам.
     Плутон с гордой улыбкой опустила взгляд на свою розоволосую подопечную.
     – Так ты привела их, Уса-тян.
     Выпрямившись в полный рост, Уса кивнула.
     – Я привела их всех. Всех Сенши, включая и ма… э-э… – Она умолкла. – Они спасут моих маму и папу и союз и всех!
     – Ты многое рассказала им об их будущем? – мягко спросила Плутон. Уса сглотнула и постаралась не выглядеть виноватой. Она вздрогнула, когда Плутон протянула руку. Взъерошив розовые волосы и щелкнув по короткой косичке, Сенши Времени заверила девочку: – Все в порядке. Я знаю, что ты сделала что могла. – Уса облегченно вздохнула. Плутон взглянула на Сенши, задержавшись на Сумрак. – Прости, что напала на тебя. Спасибо, что не ранила меня. В будущем мне придется поработать над своими навыками. – Сумрак пожала плечами.
     Плутон развернулась, когда туманы разошлись, выявляя изукрашенные двойные двери в европейском стиле.
     – Давайте, мы должны открыть врата пространства-времени, чтобы преодолеть время! – Закрутив и махнув своим ключеобразным посохом, она создала многоцветный шар света, нырнувший в замочную скважину, и двери медленно распахнулись.
     Из раскрытых дверей полился поток чистого синего света.
     – Дорога в будущее открыта, – объявила Плутон. – Возьмитесь за руки. Сейлор Мун, Сейлор Сумрак, вам нельзя отпускать рук Усы-тян. Если вы с ней разделитесь, вы можете навсегда заблудиться в завихрениях Лабиринта Времени.
     – Сейлор Плутон, ты сможешь пойти с нами? – спросила Меркурий.
     Сенши Времени, печально улыбаясь, покачала головой.
     – Я не могу оставить это место. Прошу, защитите Усу вместо меня. – Когда Сенши прыгнули в портал, Плутон выпрямилась и продолжила свою одинокую стражу.

     Отважная группа оказалась на зеркальном полу, с обеих сторон выстроились кристальные колонны. Небо буйствовало меняющимися цветами.
     – Мы добрались до Коридора Времени, – воскликнула Уса. Ветер жестко дул им в лица.
     – Ничем не напоминает Зеркало Нанбан, – проворчала Сумрак. – Что думаешь, Шам-тян?
     Амазонская кошка удобно вцепилась в плечо Сумрак.
     – Вся магия уникальна, и путешествие во времени сложнейшая из всего. Прабабушка говорила, что магия всегда имеет свою цену или какое-то препятствие, которое нужно преодолеть. Похоже, это наше.

     – Кажется, кто-то использует для перемещения старый Коридор Времени Серебряного Тысячелетия, а не наш путь Немезиса, – бесстрастно сообщил Сапфир.
     В тронном зале появилась Изумруд:
     – Должно быть, это Кролик!
     – Если это так, то она с подкреплением. В Коридоре сейчас одиннадцать живых.
     – Интересно, что она задумала? – жестко улыбнулся Алмаз.
     Появилась скрытая капюшоном угрожающая фигура Мудреца. Он без предисловия объявил:
     – Время пришло. Мы сможем захватить и Кролика, и Серебряный Кристалл, так что мы сможем, наконец, сокрушить здесь-и-сейчас всех наших врагов.
     – Ты сказал, захватить кролика? – запуталась Изумруд.
     – Если объединить энергию Черного Кристалла и Кролика, высвободится чудесная сила, – ответил Мудрец.
     Внимание Алмаза привлекла смотровая сфера, через которую он увидел, как Мун и Сумрак шли вперед по обе стороны от Усы.
     – Так прекрасны, – пробормотал он. – Они обе. Я и не знал. – Изумруд и Сапфир взглянули в сферу. Похоже, сила Коридора Времени подавила маскировочные поля Сенши и раскрыла двух девушек во всем их великолепии.
     – Захватите Кролика, – приказал Мудрец, пропадая из виду.
     – Изумруд, иди и захвати Кролика, – скомандовал Алмаз. – И, кроме нее, доставь мне еще Сейлор Мун и Сейлор Сумрак.
     – Сейлор Сумрак? – чуть не выкрикнула Изумруд. – Ты же не серьезно, Алмаз?
     – Я хочу взглянуть в их прекрасные глаза. Мне нужны они обе. Я рассчитываю на тебя, – добавил он, тоже пропадая из виду.
     Изумруд схватила Сапфира за рукав.
     – Я не могу снова с ней встретиться, Сапфир.
     – Все будет хорошо, Изумруд. Сила Ведьмы Теней в неожиданности. Здесь же преимущество будет за тобой. Ты сможешь отомстить этой девушке. В конце концов, Алмаз не сказал, что доставить ее нужно невредимой, – посоветовал Сапфир.
     Зеленоволосая женщина успокоилась.
     – Ты прав, Сапфир, дорогой. Спасибо!
     Хмурый взгляд Сапфира нисколько не изменился.
     – Мудрец, – сплюнул он, глядя на то место, откуда исчез провидец. – Эти изменения связаны с его влиянием на моего брата. Он появился из ниоткуда и полностью его выхолостил.
     – Если об этом подумать, – сказала Изумруд, радуясь смене темы, – это он вбил странную идею о Серебряном Кристалле в голову дорогого Алмаза.
     – Я выясню, какова его истинная цель, – прошептал Сапфир.
     – А теперь оказывается, что Алмаза прельщают Сейлор Мун и Ведьма Теней. Пора что-то с ними сделать и отомстить, – поклялась Изумруд.

     Сенши изо всех сил продвигались по Коридору Времени, перестраивая свою линию, чтобы помочь в этом бою. Юпитер и М2 были на краях, поддерживали остальных своей невероятной силой. Мун, Уса и Сумрак шли рядом с Малой Меркурий, с Сумрак ближе к середине, помогающей Меркурий, физически слабейшей из Сенши.
     Уса взглянула на двух девушек, держащих ее за руки. Из них в нее перетекала сила и преданность. Я больше не понимаю, что происходит. Я-то думала, что должна вернуть Сенши, чтобы всем помочь, но Набики сказала, что я ошибаюсь. Она крепко вцепилась в руки. Мне все равно. Пока со мной Мун и Сумрак, я буду в порядке. Ее мысли прервал визгливый смех.
     В Коридоре зависла Изумруд, ее зеленые волосы струились на ветру.
     – Со всем почтением приветствую вас, – усмехнулась она. Вслед за ее приветствием полетел мощный заряд фиолетовой энергии. Заряд выбросил Сенши из Коридора в хаотическую энергию временного измерения.
     – Черт, я потеряла их в Лабиринте Времени, – приземляясь, выругалась воительница Черной Луны. – Рюакусо, – позвала она. Ту, кто выглядела девушкой, одетой в белое с глубоким вырезом платье. Ее светло-синие волосы лежали изящными кудрями.
     – Вызывали? – спросила Дроид.
     – Тебе гораздо проще передвигаться в этом измерении, чем мне. Найди Сенши и устрани их, – распорядилась Изумруд. – Но не Кролика.
     – Не Кролика, – повторила Рюакусо. – Как пожелаете. – Она исчезла.
     – О, боже, – заметила сама себе Изумруд. – Похоже, я забыла сказать ей о Сейлор Мун и Сейлор Сумрак. Видимо, ничего не поделать, если Рюакусо убьет их обеих.

     Меркурий, Марс, Венера и Юпитер оказались в чем-то похожем на тускло освещенную пещеру. Марс огляделась.
     – Так где мы теперь?
     – Возможно, в одном из тех завихрений временного измерения, – ответила Меркурий. Она опустила голову. – Прости, я отпустила руку Сумрак. Это моя вина.
     Юпитер обняла расстроившуюся Сенши.
     – Ты сделала, что могла. Удивительно, что Сумрак отпустила. У нее пальцы как тиски.
     – Так если мы не найдем Усу, мы можем заблудиться здесь навечно? – спросила Венера. Меркурий кивнула, раскрывая свой компьютер.
     – Если Малая Меркурий все еще с ними, я смогу с помощью компьютера отследить ее сигнатуру. Наша с ней Серебряная Энергия идентична, так что, используя резонанс, я смогу выследить ее даже через время. – Меркурий осознала, что потеряла внимание своей аудитории. – Я могу найти М2, – пояснила она.
     – Ха, – заявила Юпитер. – Аканэ ни за что не отпустит, так что, уверена, они четверо вместе, с лунными кошками.
     – Настроилась, Меркурий? – спросила Марс. Синеволосая девушка кивнула. – Тогда идем.
     – Сюда, – указала Меркурий.

     – Не могу поверить, что ты отпустила руку моей кузины, растяпа! – негромко вскрикнула Малая Меркурий.
     – Хватит уже, М2. Тот чертов энергетический заряд Изумруд летел прямо в наши руки! Мне пришлось отпустить, или мы с Меркурий лишились бы рук! И мы все равно никак не смогли бы остаться вместе, даже если бы попытались, – крикнула в ответ Сумрак.
     – Ладно, вы двое, успокойтесь, – приказала Мун. – Просто так произошло. – Взглянув на свою юную подопечную, она спросила: – Ты в порядке, Уса?
     Девочка кивнула.
     – Я несколько удивлена, что она не выстрелила в меня, но, видимо, моя работа почти завершилась. – Она схватила М2 и Сумрак за руки. – Вы ведь больше не злитесь, правда?
     Потирая затылок, Сумрак виновато улыбнулась.
     – Простите, девочки. Это было спорное решение, мне, наверное, стоит чуть больше доверять нашей броне Сенши.
     – И ты прости, Сумрак, – пробормотала раскаивающаяся Малая Меркурий. – Знаю, что ты пыталась как лучше. – Она глубоко вдохнула. – Как нам теперь найти их?
     – Мы будем ждать здесь, – заявила Луна. – Меркурий вместе с ними, и она разыщет нас, если мы никуда не уйдем.
     – Не возражаю, – ответила Сумрак. – Это в эти двери нам нужно пройти?
     Уса кивнула.
     – Да, но пока все здесь не соберутся, это делать нельзя.
     Они прождали несколько минут, во время который М2 и Сумрак пробормотали друг другу еще несколько извинений. Сянь резко вскинула голову.
     – Кто-то идет, – предупредила она.
     Из вихрящейся энергии вышла потрепанная Сейлор Меркурий. Она умоляюще взглянула на Мун и заговорила:
     – О-остальные не справились, я добралась сюда, как только смогла.
     Бессловесно закричав, Малая Меркурий ринулась утешить свою наставницу, только чтобы ее задержала Сумрак. Разгневанная Наследница Сенши закричала:
     – Что ты делаешь, Сумрак?
     Сумрак угрюмо объяснила:
     – Хорошая маскировка, но это не Меркурий. У нее нет никакого ки. Это Дроид.
     М2 замерла и на мгновение взглянула на нее. Зажглась ее красная аура, когда она развернулась навстречу псевдо-Меркурий.
     – Не могу поверить, что типы из Черной Луны могли так низко пасть!
     Рюакусо вернулась к своему обычному облику.
     – Любопытно, вы сразу поняли. Однако это знание ничем вам не поможет. Я уничтожу вас и заберу Кролика себе. – Дроид взмахнула рукой, закручивая текущую вокруг них энергию.
     – Не знаю, что ты делаешь, но это тебе ничем не поможет, – ухмыльнулась Сумрак. – У одного Дроида против трех Сенши нет ни шанса.
     – Не скажи, – безмятежно заметила Дроид.
     Мун настороженно запустила в Рюакусо Moon Lance. Ее осторожность оправдалась, когда серебристый заряд отлетел обратно в нее. Сумрак и Малая Меркурий атаковали в ближнем бою, но с каждым ударом их оружие отскакивало от Дроида, даже не портя ее длинного платья.
     Три Сенши перегруппировались.
     – Есть идеи? – спросила М2. – Мы не можем коснуться этой куколки, а она, кажется, способна отражать энергетические атаки.
     – Попробуйте комбинированный удар. Возможно, мы ее перегрузим, – предложила Сянь. Три Сенши кивнули и двинулись в атаку. К сожалению, их атаки не были скоординированы, и снова отскочили от их цели, столь же опасные, как и Moon Lance.
     – К счастью для нас, она не в том положении, чтобы атаковать, – прорычала разочарованная Сумрак. – Но ей рано или поздно повезет.
     – Она создает вокруг себя поток времени, что позволяет ей обращать наши атаки во времени, – раздался у них за спиной голос.
     – Меркурий! – воскликнула Мун. – И остальные! Вы все в порядке!
     – Меркурий смогла вернуться к М2, что и вывело нас из лабиринта, – объяснила Марс. – Так что же нам делать с Дроидом?
     Сенши Льда пристально изучила дисплей своего компьютера.
     – Мун, можешь атаковать еще раз? Нужно больше данных. – Поморщившись, Лунная Королева послушалась и вновь уклонилась от своей отраженной атаки.
     – Ладно, я поняла. Венера, Юпитер, займите ее! – Продолжила Меркурий уже тише: – Потоку времени после отражения атаки нужно мгновение на восстановление. В идеале, мы могли бы ударить по нему хорошей энергетической атакой, затем продолжить с Sailor Planet Attack, чтобы преодолеть эффект. М2, Сумрак, вы не требуетесь для атаки, но кто-то из вас может что-то предложить?
     – Сумрак, что насчет ки атаки? – предложила Малая Меркурий.
     – Не, я ничем не смогу хотя бы поцарапать Дроида. – Сумрак на секунду задумалась. – Что если так. Я изо всех сил атакую когтями и в последнее мгновение уворачиваюсь. Расправимся с Дроидом и доставим Усу домой.
     Шесть Сенши и два кота выглядели обеспокоенными. Артемис выразил это словами:
     – Сумрак, если ты хоть немного ошибешься, по тебе в полную мощь попадет Planet Attack. Сомневаюсь, что ты выживешь.
     – Тогда я не хочу ошибиться. Или у кого-то есть идея получше?
     – Сумрак справится. Я видела, как она добивалась успеха и в гораздо более опасных ситуациях, – вставила Сянь.
     Резко выдохнув, Мун сказала:
     – Ладно, так и сделаем. – Возвысив голос, она позвала: – Юпитер, Венера, вы нужны нам. М2, займи ее, пока мы не будем готовы. – Продолжила она гораздо тише: – Меркурий, позовешь ее, ладно? – Синеволосая Сенши кивнула.
     Когда Сенши начали собирать силу для своей атаки, Малая Меркурий уклонялась и нападала, уворачиваясь от ногтей Рюакусо, которые, казалось, были единственным доступным ей нападением. Когда сила возросла, Меркурий крикнула "Давай!" М2 отскочила прочь, а в бой ринулась Сумрак, рубя когтями на скорости Каштанового Кулака. Ее когти отражались в опасной близости, но она продолжала давить своей атакой.
     Меркурий крикнула "Беги!", и Сумрак, казалось, почти телепортировалась в сторону от пятицветного потока энергии, окатившего Дроида и вычеркнувшего ее из бытия. Мун и Малая Меркурий подбежали к упавшей на колени Сумрак.
     – Ты в порядке, любимая? – взволнованно выдохнула Мун. Ее наградили дерзкой ухмылкой Саотоме.
     – Я в норме. Думаю, меня немного задело краем, но я в порядке, – заверила она своих подруг. Выпрямившись, она поймала руку Усы. – Ну, посмотрим, на что похоже будущее?
     Облегченно рассмеявшись, группа подошла к дверям. Когда приблизилась Уса, двери со вспышкой синего света распахнулись. Смех девушек мгновенно утих, когда они увидели разрушенный и разоренный город. Вдалеке виднелся нетронутый квартал кристаллических небоскребов.
     – И это будущее? – прошептала Мун. Сумрак обняла своего потрясенного лидера. Больше никто не смог сказать ни слова, когда Уса заплакала.

Глава 15: Ответы.

     Семь Сенши тревожно рассматривали разрушенный город. Все было покрыто льдом, изо рта при дыхании шел пар.
     – Это Нео-Токио? – риторически спросила Мун. Сумрак обняла ее, когда они изучали мрачный вид. Уса задрожала.
     – Это… это все моя вина, – тихо начала девочка, ее голос усилился, когда она продолжила: – Я не вернулась вовремя, это ВСЕ МОЯ ВИНА! Я ДОЛЖНА НАЙТИ МАМУ И ПАПУ! – с криком закончила она и умчалась в туман.
     Ни одна из Сенши не успела отреагировать, и Уса исчезла во мгле.
     – Черт побери, – выругалась Малая Меркурий. – Сейчас не время спешить с выводами и сбегать в одиночку! – Сумрак и Меркурий уставились на нее. – Что?
     Тяжело вздохнув, Мун сказала:
     – Идем, мы должны найти ее. Держитесь вместе. – Сенши начали перебираться через завалы, зовя при этом Усу. Примерно через полкилометра Сянь начала метаться из стороны в сторону, тыкаться в груды мусора и принюхиваться к воздуху. Меркурий это заметила.
     – Что-то не так, Сянь? Ты что-то чувствуешь? – нервно спросила синеволосая Сенши.
     Покачав головой, нео-лунная кошка ответила:
     – Город неправильный. Где тела?
     – Ты беспокоишься, что здесь нет никаких тел? – недоверчиво спросила Мун.
     – Ваше Величество, – сухо начала Сянь, – я была в битвах, командовала армиями, и я знаю, как выглядит поле боя, и, что важнее, как оно пахнет. Даже при таком холоде зловоние разграбленного города было бы невообразимо. Но я чую только очень слабый запах разложения.
     – Так ты говоришь, что из-за атаки погибло всего несколько человек? – с надеждой спросила Мун.
     Сянь серьезно кивнула.
     – Да, моя Королева, что очень странно. – Сенши уставились на белую лунную кошку, но Сумрак задумчиво кивнула. – Как говорила Уса, это было внезапным нападением, так? В таком большом городе должно было погибнуть очень много людей. Но этого, похоже, не произошло.
     – Это не так уж плохо, – твердо заявила Марс. Сянь улыбнулась.
     – Да, – согласилась кошка. – Но во всей этой авантюре это еще один странный факт.
     Группа двинулась дальше, зовя Усу по имени, пока Сумрак не развела руки, останавливая Мун и Марс.
     – Что-то приближается, – предупредила она.
     Из тумана к ним выходила некая фигура. Сенши быстро приняли боевое построение, прозвучал лишь шорох оборачивающейся вокруг руки Венеры цепи. Когда фигура вышла из тумана, ее узнали все семь Сенши.
     Тендо Набики, одетая в дорого выглядящий деловой костюм, посмотрела на часы и улыбнулась.
     – Превосходно! Вы, девочки, как раз вовремя.
     – НАБИКИ?! – закричала Мун. – Что ты здесь делаешь?
     Средняя Тендо ухмыльнулась:
     – Боюсь, эта информация будет стоить один миллиард иен.
     Шесть Сенши шокировано посмотрели на молодую женщину. Сумрак махнула рукой и беспечно сказала Набики:
     – Запиши на мой счет, Набс.
     Набики с наслаждением захихикала.
     – Боюсь, не на этот раз, Сумрак. Хотя я скажу и так. Я здесь живу.
     – Ты из будущего? – уточнила Меркурий. – Но ты выглядишь не старше нас! – Набики ухмыльнулась чуть шире.
     – Один миллиард иен, – повторила она, разглядывая свои ноготки. – У девушки должны быть некоторые секреты.
     Сияющая Малая Меркурий кинулась к своей сестре.
     – Я так рада, что ты здесь, сестра! – Когда она попыталась обнять свою старшую сестру, М2 прошла прямо сквозь ее образ. Наследница Сенши развернулась и смущенно взглянула на Набики, после чего перевела взгляд на Меркурий.
     – Это голограмма, не так ли, На-тян? – скорее сказала, чем спросила Меркурий. Набики весело кивнула.
     – Думаете, я могла бы встретить вас, вся такая спокойная и таинственная, если бы мои зубы отбивали чечетку, а сама я посинела? Все равно, давайте за мной. Здесь неподалеку есть нетронутый резервный командный пункт. Когда доберемся туда, я расскажу вам все, что смогу.
     – Постой! – воскликнула Мун. – Нам нужно найти Усу!
     – Об этом уже позаботились, Мун. Она на командном пункте, – самодовольно сказала Набики своей Королеве и отправилась в путь. Сенши молча последовали за ней.

     Захватывающе. Алмаз смотрел через Черный Кристалл, его сила смогла игнорировать маскировочные заклятья Сенши. Сумрак и Мун шли бок о бок, перебираясь через развалины Нео-Токио.
     – Она похожа на лидера Лунной Конфедерации. – Его взгляд перескочил на рыжую. – А ее спутница не менее прекрасна.
     Сапфир сквозь зубы выругался, а лицо Изумруд исказилось от ревности. Развернувшись к женщине, Сапфир сказал:
     – Они здесь, в нашем настоящем. Тебе многое придется объяснить, Изумруд!
     Все еще хмурясь, Изумруд ответила:
     – Тогда я пойду и убью их сейчас, дорогой. – Вид ее немезиды как милой рыжей девушки необычайно приподнял ее моральный дух, но глаза ее по-прежнему обещали темноволосому мужчине возмездие.
     – Нет, – приказал Алмаз. – Я сам этим займусь. А вы двое отыщите Кролика. – Принц Черной Луны исчез из виду. Изумруд швырнула веером в изображение, рассеивая его.
     – Я разберусь с этими девками, так очаровавшими моего дорогого Алмаза, – пробормотала она, злобно глядя на пространство, где только что были образы ее соперниц. – Никто не встанет между мной и моим Принцем.

     Сенши с интересом осмотрели бетонную комнату и ее высокий потолок. Стены частично закрывали футуристично выглядящие консоли, в центре комнаты было возвышение. За ним и остановился образ Набики, когда она начала свое объяснение.
     – Я должна быть очень осторожна, и не дать вам важных преждевременных подсказок. Одна из главных причин, почему именно я с вами говорю, в том, что я не отправилась с вами в будущее, и я могу сделать вполне нечитаемое лицо, – сказала Набики и вздохнула. – Это довольно печальная история, и многого я рассказать не могу, чтобы не сделать все еще хуже.
     Набики прошлась из стороны в сторону. Не глядя на свою аудиторию, она продолжила свое выступление:
     – С солнцем кое-что произошло. Не могу сказать, что именно, но стало гораздо холоднее. Прямо сейчас то, что вы видели, это разгар нашего лета. Несколько дней, когда температура на несколько часов поднимается выше ноля, – сказала она потрясенным Сенши.
     – Но На-тян, как вы живете? Как выращиваете пищу? – поинтересовалась напуганная Меркурий.
     – Нельзя говорить, – поморщилась в ответ Набики. – В первый же год погибло около двух третей населения Земли, но нам удалось спасти большую часть оставшихся. В политическом смысле Королева и Сенши никем не правят, но мы – вы – самая уважаемая организация в мире. Нет никакого мирового правительства, но все прислушиваются к тому, что говорит Лунная Королева. – Остальные шесть Сенши взглянули на своего ярко краснеющего лидера.
     – Помните тот момент, когда я предложила Лунную Конфедерацию, и одной из наших целей было восстановление Серебряного Тысячелетия? – с ностальгией спросила Набики. – Ну, мы этого добились, хоть и на демократических началах. Технологии человечества шагнули далеко вперед, хоть и за свою цену. Почти все наши технологии основываются на Серебряной Энергии. Так что нужно хотя бы немного СЭ, чтобы использовать изготавливаемые нами устройства. – Набики забеспокоилась. – Чего нет по крайней мене у семи процентов населения. Мы называем это серебряной слепотой. – Сенши смотрели, как средняя Тендо снова зашагала из стороны в сторону.
     – Что с ними произошло? Разве их нельзя исцелить? – печально взмолилась Мун.
     Набики остановилась и с нежной улыбкой посмотрела на свою Королеву.
     – Мы никогда не прекратим искать средство, но на самом деле физически они в полном порядке, хотя наше общества рассматривает это как увечье. Хотя они этим больше похожи на левшей, чем на кого-то с недостатком. – Ее голос стал тише, когда она пробормотала: – Учителя думают, что и это можно вылечить.
     – Так как же серебряно-слепые живут здесь, в будущем? – спросил Артемис. – Я не припомню таких проблем в Серебряном Тысячелетии.
     Набики продолжила свои расхаживания.
     – Мы продолжаем много вкладывать в не-серебряные технологии, как для серебряно-слепых, так и для нижнего ценового сегмента. У многих серебряных систем есть на всякий случай не-серебряный резерв. Несмотря на более низкое качество жизни, многие наши лучшие поэты, писатели и философы были серебряно-слепыми, как будто бы в виде компенсации они гораздо глубже видят жизнь.
     – Так как это связано с прибытием нас в будущее? – нетерпеливо спросила Сумрак.
     – А, теперь ты перешла к сути проблемы. Не все серебряно-слепые с таким изяществом принимают свою судьбу. Было небольшое движение, проповедовавшее, что это исключение умышленно. Эта группа перенесла свои операции на Немезис, десятую планету солнечной системы. С тех пор планета и ее население пропитались Негативной энергией, и именно оттуда появился Клан Черной Луны, – объяснила Набики.
     – Это все очень интересно, – саркастично оборвала Марс, – но зачем нам приходить в будущее? В смысле, ты сама нам сказала… в смысле, та ты. Мы можем справиться с Кланом Черной Луны сейчас… ну, в прошлом, и в будущем мы должны быть только сильнее. Ну, то есть сейчас. – Остальные Сенши уставились на Марс. – Что? Путешествия во времени это полный отстой!
     – Ты неплохо это выразила, Марс, – улыбнулась Набики. – Если серьезнее, то у нас есть три веские причины привести вас, девочки, сюда, в дополнение к самозамыкающейся петле. К сожалению, я могу назвать лишь одну. – Бывшая торговка информацией снова зашагала. – Когда Клан Черной Луны обнаружил, что не в силах победить нас в этом времени, они вернулись в прошлое. Теоретически, они просто гонялись за Усой, но на практике они пытались изменить прошлое, а Уса сделала все, чтобы этого избежать. Это создало темпоральный дисбаланс, сработавший против Клана. – Набики остановилась и взглянула на свою аудиторию. Все они, включая и Меркурий, тупо и непонимающе смотрели на нее. Набики усмехнулась.
     – Не виню вас, девочки, – покачала шатенка головой. – Я признанный гений, я могу объяснить рентабельную работу любой существующей системы, черт, я открыла несколько важных принципов, которые сейчас используют для экономического прогнозирования. Но путешествия во времени для меня магия белого человека. В общем, как говорит наш эксперт, если вернешься назад во времени и попытаешься изменить прошлое и создать парадокс, убить, например, своего отца до собственного рождения, тебе не повезет.
     – Не повезет? – хором спросили Сенши.
     – Сильно не повезет. Все шансы будут у того, кто против тебя выступит. Это одна из причин, почему вы практически без усилий сорвали планы Клана. Время не дало им все испортить, – хихикнула Набики. – Или так мне объяснили. Чтобы сохранить эту грань, мы с Усой должны быть осторожны, чтобы нам самим не создать парадокс. Кстати говоря… – Набики махнула рукой, и возвышение поднялось, демонстрируя спящую Усу. – Позаботьтесь о ней, ладно? Ее родители надеются, что через первое свое крупное приключение она пройдет без проблем.
     Присев рядом с дремлющей девочкой, Сейлор Сумрак поправила розовый локон. Не глядя Набики в глаза, рыжая Сенши спросила:
     – Она действительно моя дочь?
     – Не могу на это ответить, Рыжая, но знаю, что ответ тебе и не нужен. По крайней мере, Уса дала вам предостаточно намеков, – нежно сказала Набики. – Конечно, твоя дочь будет и твоей наследницей, если они у тебя будут. – Сумрак кивнула, горячо и гордо взглянув ей в глаза.
     – Так у Сенши огромное преимущество в удаче против Клана Черной Луны, – начала Луна. – Но это все еще не объясняет, зачем вести их в будущее.
     – Жертв в Нео-Токио было невероятно мало, меньше ста убитых, – ответила Набики. – Большинство людей, не успевших скрыться, укрылись в укреплении Лунной Конфедерации в центре города. Сенши заняты поддержанием барьера, сохранением их в безопасности. Они могли бы сразиться с Кланом, но лишь рискнув многими невинными людьми. Лишь Мун и Сумрак многое могут сделать в одиночку, и у Мун есть свой долг.
     – Какой долг? – спросила Мун. Набики ухмыльнулась.
     – Один миллиард иен, моя Королева, – ухмылка стекла с ее лица, когда бывшая торговка уступила. – Я не могу сказать, лишь что ты будешь чертовски горда тем, что делаешь. – Набики невольно взглянула на часы. – И твой долг много важнее этой стычки с Кланом.
     Сянь Пу и Сумрак последние несколько минут нервничали все сильнее и сильнее. Наконец, лунная кошка прыгнула вперед.
     – Что-то приближается… что-то крупное! – Сумрак резко кивнула, оглядывая комнату. – Сумрак, скройся, сейчас же! – скомандовала Сянь Пу. – Меркурий, обе, защищайте Королеву! Ваше Величество, пожалуйста, присмотрите за Усой. Воины! Будьте наготове!
     Сумрак и образ Тендо Набики исчезли из виду почти одновременно. Меркурий вместе со своей Наследницей встали по обе стороны от своей Королевы, в свою очередь двинувшейся защитить Усу. Малая Меркурий крутанула свой посох, замерев в знакомой защитной стойке, бо прижат левой рукой, правая рука вытянута и первые два пальца указывают вперед. Меркурий встала в измененную киба-дати, левая рука опущена, правая поднята, обе руки сияют ледяными кристаллами. Остальные три Сенши держались наготове, сгруппировавшись свободным треугольником вокруг Мун, Усы и двух их защитниц.
     На мгновение комнату окутала глубокая тишина, нарушаемая лишь успокаивающим скрежетом скользящей по руке Венеры металлической змеей цепью. Неподвижность прекратилась, когда здание наполнил вихрь черной энергии. Посреди энергетического шторма появился парящий в воздухе Алмаз.
     – Так вот где вы прячетесь. Это будет… – Речь Принца Черной Луны оказалась прервана ясным сопрано.
     – Сенши, огонь! Меркурии, останьтесь на страже! – приказала Сянь Пу, оказавшись в своей стихии. Четыре заряда: огня, молнии, света и чистой Серебряной Энергии ударили по щиту Принца, немного его прогнув.
     – Что? Вы хоть знаете… – Алмаза снова прервали.
     – Еще раз! Мекурий, помоги им! М2, будь наготове! – удивительно было, что командный голос Сянь Пу исходил из такого маленького тела. Сенши слаженно откликнулись, месяцы тренировок с Ранмой помогли им с координацией действий. – Еще залп!
     Последний залп сумел пробить щит Алмаза. Прорвалась тонкая струйка огня и ударила его в лоб. Черный Принц скользнул в сторону, пытаясь уклониться от давления непрерывных атак. Рана была несерьезной, но от ожога пострадал третий глаз, что помешало Алмазу использовать свою ментальную атаку.
     После седьмого залпа Меркурий и Марс утомились. Сянь Пу закричала:
     – Теперь вместе, все вместе! Огонь!
     Немного рваный залп продолжил крушить щит Принца, но тот перегруппировался. Пора усилить давление, сказала сама себе Сянь. Запрыгнув на плечо Венеры, она прошептала:
     – На следующий залп стреляй, а потом попытайся поймать его за ногу. Спусти его, Венера. – Когда светловолосая Сенши кивнула, Сянь крикнула: – Мун, в полную силу. Готовься…
     Планы лунной кошки расстроились, когда первой же атакой Алмаз ударил прямо по Мун. Оказавшаяся посреди своих долгих, медленных чар "Moon Queen Elimination", Мун была фактически беспомощна. Ее закрыла собой Малая Меркурий, вращавшая своим посохом в попытке отразить заряд. Частично Наследнице Сенши удалось, но прошло достаточно силы, чтобы ее безвольной тряпичной куклой швырнуло через всю комнату.
     Сейлор Мун хотелось кричать, но она завершила свою атаку, решив уважить жертву Малой Меркурий. Выстреливший сияющий полумесяц присоединился к атакам ее Сенши, и они вместе обрушились на щит Алмаза. Мгновением позже Love-Me Chain Венеры обернулась вокруг ноги Принца. Умело крутанувшись, Венера свалила Алмаза на землю.
     Перекатившись и вскочив на ноги, Алмаз, тяжело дыша, схватился за цепь. Ему нужна была лишь секунда, чтобы телепортироваться из этой неудавшейся битвы, и, казалось, утомленность врагов даст ему время.
     Алмаз так и не узнал, какая же мелочь предупредила его о нападении. Некий угаданный звук, отблеск тени там, где ее не должно было быть – он не мог сказать, что же вынудило его резко повернуться направо, а не создать телепорт, но что бы это ни было, это спасло ему жизнь. Сияющие синие когти разрезали ему бок, а не выпотрошили его.
     Ведьма Теней! Во имя Черного Кристалла, как я мог о ней забыть? Когда Сенши Скрытности напала снова, Алмаз парировал наспех сотворенным щитом. Слабейшая из Сенши и опаснейшая. Заряд уничтожил обернувшуюся вокруг его ноги цепь, хотя это стоило ему легкого ранения в плечо от когтей его противницы. Прыгнув высоко в воздух, Алмаз оказался подальше от Сумрак и поспешил телепортироваться прочь, спустя мгновение там, где была его голова, пролетел Moon Lance.
     Сенши на секунду застыли, а затем дружно кинулись к своей павшей подруге. Они снова застыли, когда Сянь Пу проревела своим командным голосом:
     – Стоять! Всем стоять! Притворное отступление для расстраивания построения противника это один из старейших трюков. – Уже более нормальным голосом лунная кошка продолжила: – Предлагаю Меркурий и Мун проверить Малую Меркурий. Остальные оставайтесь начеку.
     Смутившись, остальные четыре Сенши разошлись свободным полукругом вокруг Малой Меркурий и двух ее помощниц. Мрачная Меркурий заметно расслабилась, изучив свой компьютер. Повернувшись в Королеве, она сказала:
     – М2 будет в порядке, только несколько треснувших ребер и синяки. – Опустив взгляд на остатки посоха своей Наследницы, Меркурий продолжила: – Основной удар принял на себя посох.
     – Хвала богам, – прошептала Мун.
     Сянь Пу с опущенной головой приблизилась к Мун. Ее маленькое тело решительно напряглось, когда лунная кошка подняла голову и встретилась взглядом с Королевой. Заговорив формальным тоном, она сказала:
     – Прошу прощения, Ваше Величество, что перехватила у вас руководство. Боюсь, прячущийся внутри меня полководец попрал мои чувства и…
     Мун подхватила вздрогнувшую кошку с пола.
     – Ты передо мной извиняешься, Шам-тян? За лучшее лидерство, что мне довелось видеть? Ты была великолепна!
     – Сейлор Мун полностью права, Сянь. Это был мастерский пример руководства боем, – важно сказала Луна.
     – Полагаю, теперь официально определено, кто из котов военный советник, – впечатленно добавил Артемис.
     – Так что дальше? – спросила Юпитер.
     – Ну, вы можете попробовать напасть на базу Клана Черной Луны здесь, на Земле, – ответила Набики, ее образ вновь появился в комнате. – Кажется, что-то мешает им телепортироваться с планеты, так что, возможно, сейчас самое время ударить. Их база к западу от Нео-Токио. Она большая, черная и остроконечная. Вы ее не пропустите.

     Алмаз пошатнулся, появившись в своем тронном зале. Он оперся на силу Черного Кристалла, и раны начали заживать. Сапфир кинулся в его сторону.
     – Брат, что произошло? – воскликнул он.
     – Сенши действительно грозны, – через силу прошептал Алмаз. – Их атаки были сихронны и, боюсь, я недостаточно серьезно к ним отнесся. Если их лидер хоть наполовину хороша так, как я думаю, нас скоро атакуют.
     Ярость Изумруд вышла за все рамки. Эти детишки-выскочи ранили ее Алмаза. Они заплатят, но как? Ей нужно больше силы. Наверное, неплохо будет посоветоваться с Мудрецом.

     Семь Сенши, три лунных кошки и одна усталая, испуганная девочка плелись через разрушенный город. Ветер насквозь продувал куртку Усы, пробирая ее до костей. Вокруг ее плеч обернулась тонкая, но мускулистая рука, она как огонь излучала тепло. Уса посмотрела на свою мать, улыбнувшись, прежде чем сказать:
     – Жизнь мастера боевых искусств полна опасностей.
     Сумрак усмехнулась ей в ответ.
     – То немногое, в чем твой дедушка прав, детка. – Рыжая Сенши обратила внимание на своих подруг, и ее улыбка исчезла. – Я чувствовала бы себя намного лучше, если бы мы могли вернуть Усу обратно в защищенное место.
     Сенши, склонив головы, шли против сильного ветра, Меркурий поддерживала свою Наследницу. Ответить решила Сянь Пу:
     – Набики сказала, что Дроиды Черной Луны все еще окружают их крепость. Мы никак не сможем прорваться внутрь и суметь напасть на Черную Луну в то время, как их лидер ранен. Вы – мы – отправили Усу в прошлое, чтобы вести нас вперед. Давай доверимся нашему суждению и маленькой воительнице. – Сумрак кивнула, хоть и продолжала беспокоиться.
     – Ты в порядке, Малая Меркурий? – прошептала Меркурий. Наследница Сенши опиралась на свой запасной посох и держалась за плечо синеволосой девушки.
     Малая Меркурий медленно кивнула.
     – Ранма научила меня некоторым блокирующим боль ки приемам. Я смогу драться. – По-прежнему обеспокоенная Меркурий сжимала руку своей "кузины", пока группа продолжала идти на запад, в лица им выла буря.

     – Так что скоро они будут здесь, – заявил Алмаз, болезненно рухнув на свой трон. – Сапфир, нужно настроить реактор Черного Кристалла на максимальную мощность. Нет времени отзывать Дроидов. Вам с Изумруд придется купить мне время на исцеление, чтобы я смог использовать всю силу Черного Кристалла, уничтожить наших врагов и захватить Сейлор Мун.
     – Брат, даже если ты будешь абсолютно здоров, полная сила Черного Кристалла очень опасна! – возразил Сапфир. – По крайней мере, ты не должен дать им ни единого шанса и просто уничтожить всех, кого сможешь. Сейчас не время беспокоиться о пленении врагов!
     – Я ее заполучу! Я заполучу их обеих, Сапфир, – натянуто рассмеялся Алмаз. – Черный Кристалл это обеспечит. – Разочарованно покачав головой, Сапфир ушел, чтобы приняться за тонкую работу выведения Черного Кристалла на полную мощность.
     Скрываясь в тени, Изумруд хмуро слушала слова своего Принца. Он все еще был без ума от этих двух сейлор девок. Прикусив губу, она вновь все обдумала. По ее лицу медленно расплылась злая улыбка. Это была возможность, возможность одновременно спасти ее Принца и завоевать его любовь. Определенно пора увидеться с Мудрецом. С этой мыслью Изумруд покинула тронный зал.
     Добравшись до зала заседаний, Изумруд выкрикнула:
     – Мудрец! Мудрец, выйди! Я знаю, что ты меня слышишь! – Она подождала несколько долгих мгновений. Ее терпение оправдалось, когда Мудрец возник перед ней.
     – Чего ты хочешь, Изумруд? Сейчас не время для пустяков, – предупредил он своим скрипучим шепотом.
     – Это я знаю! – огрызнулась она. – Я пришла, чтобы ты увеличил мои силы. Я знаю, что ты это можешь! Дай мне всю силу Черного Кристалла, и я уничтожу Сенши, включая и тех девок, привлекших внимание моего Алмаза!
     – Принц это одобрил? – слабым тоном спросил Мудрец.
     – Ну… нет… не совсем, но он ранен. Я все сделаю, чтобы его защитить! – гордо ответила Изумруд.
     Огладив находящийся перед ним кристальный шар, Мудрец провозгласил:
     – Если ты добьешься своей цели, я увижу тебя стоящей рядом с Алмазом, стоящей как его Королева. – Изумруд чуть не упала от восторга в обморок и пропустила, как фигура в мантии шепотом добавила: – Если ты выживешь, в чем я сильно сомневаюсь.
     – Тогда сделай так, Мудрец. Дай мне всю силу Черного Кристалла!
     Перед Мудрецом появилась черная тиара, поплывшая к нетерпеливой женщине. Едва она оказалась у нее на лбу, Изумруд окуталась коконом черных молний. Когда буря стихла, она обнаружила, что оказалась одета в темно-зеленую мантию. Текущая сквозь нее сила была просто невероятна.
     – Наконец-то! Это та сила, что должна была быть моей! Я иду, Мудрец, я иду уничтожить Сенши и победить в этой войне ради моего Принца!
     Скрытая капюшоном фигура молча смотрела, как исчезает сумасшедшая женщина.

     Восемь фигур тащились через колючий ветер, трое из них несли кошек. Все были заняты лишь перестановкой ног, одна Сумрак уделяла внимание окрестностям. Она вскинула голову и внезапно исчезла из виду, торопливо бросив напоследок своим подругам Сенши "берегитесь".
     Первый устроенный Изумруд взрыв разбросал большинство Сенши по сторонам. Малая Меркурий вскрикнула, ее и так пострадавшие ребра приняли на себя большую часть повреждений. Остальные Сенши были оглушены, кроме Мун, которой удалось откатиться от удара. Покупая время своим Сенши, светловолосая Королева начала обмениваться атаками с Изумруд. Но даже промахи Изумруд сказывались на Мун, тогда как ее Moon Lance ничего не могли сделать со щитом воительницы Черной Луны. Наконец, Изумруд ударила по площади, подбрасывая Мун в воздух.
     Раненая и ошалевшая, Сянь Пу попыталась сплотить Сенши для контратаки, но Изумруд была слишком быстра, сбивая их с ног новым зарядом. Изумруд пронзительно и торжествующе рассмеялась.
     – Вы, детишки, были хороши, но теперь вы столкнулись с истиной мощью Черной Луны! – Она развернулась и резко ударила, поймав руку Сейлор Сумрак. – Слишком часто ты так делала, девочка! Теперь твоя маскировка мне не мешает.
     Сумрак закричала, когда Изумруд сдавила ей запястье и швырнула ее в сторону.
     – Подумать только, такая крошечная и такая пугающая! – загоготала Изумруд. – Я покончу с тобой, Ведьма Теней! – Сумрак с жалостью посмотрела на свою противницу. Она встала в чисто защитную позицию.
     Сейлор Меркурий немного оклемалась и вытащила свой компьютер. Как Изумруд стала так сильна? Даже у Алмаза не было такой мощи. При сканировании ее внимание привлекло одно число, непрерывно увеличивающееся. Оторвавшись от компьютера, Меркурий попыталась проверить свой вывод. Моргнув, она разглядела седые пряди в некогда сплошной зелени волос воительницы Черной Луны. Она недоверчиво посмотрела на Сумрак, и старшая Сенши кивнула.
     Когда Изумруд запускала в Сумрак заряд за зарядом, проворная Сенши Скрытности лишь уворачивалась и прыгала в этом смертельном балете. Волосы Изумруд седели, а некогда привлекательная фигура обвисала. Ее лицо избороздили морщины, она пошатнулась, когда Сумрак впервые заговорила:
     – Если остановишься сейчас, то сможешь прожить еще несколько лет, Изумруд.
     Некогда прекрасная воительница опустила взгляд на свое тело. Дрожащей рукой она коснулась своего лица.
     – Что… что со мной произошло? – хриплым голосом сказала она. Она запустила последний заряд, прежде чем упасть на колени. – Что вы со мной сделали?
     Сумрак опустилась на колени рядом со старухой в зеленом.
     – Мы ничего тебе не сделали. Кто-то связал твою жизненную силу с твоим обычным ки, чтобы позволить тебе контролировать используемую тобой мощь.
     Меркурий кивнула и сказала:
     – Для контроля такого количества Темной Энергии потребовалась вся твоя жизненная сила, и ты постарела. Мой компьютер оценивает твой физический возраст в девяносто лет.
     Изумруд, задыхаясь, рассмеялась, по ее морщинистому лицу текли слезы.
     – Знаете, почему я присоединилась к Клану Черной Луны? Я боялась постареть. – Ее голос замедлялся и слабел. – И не получила даже обычной продолжительности жизни серебряно-слепых. – Она с болью закашлялась. – Я была слепа не только так. – Ее глаза закрылись. Больше она ничего не сказала.
     Сенши молча стояли вокруг тела своей павшей противницы. Мун покачала головой, прерывая тишину:
     – Знаете, что скажет Касуми? "Берегись Темной Стороны – быстрее, проще, соблазнительней. Но сильнее? Никогда." Верно, Малышка? Малышка? – Мун в панике огляделась. – Уса! – закричала она. Розоволосая девочка пропала.

     Хотя любые эмоции маскировала его скрывающая одежда, Мудрец был чрезвычайно доволен. Он захватил Кролика, когда ее защитницы были заняты Изумруд, с чем не смог справиться никто из Клана Черной Луны. Эта зеленоволосая мегера погибла, давая ему возможность подсластить победу.
     Вернув свое внимание ребенку, он изучил ее силу. Она сильна, но не слишком обучена. Он мысленно кивнул. Извратить дитя будет несложно, нужно лишь найти верную зацепку. Ах – вина. Вина, что вернулась слишком поздно, для ребенка этого будет достаточно.
     Уса изучала своего противника. Она изо всех сил сдерживала ки, притворяясь неподготовленной. Ничем внешне это не демонстрируя, она от облегчения закатила глаза. Она чувствовала, как колдун пробует ее эмоции. Верно, Плохой Парень-сан, забери маленького ребенка и используй ее как оружие. Как обычно, мама была права. Величайшее преимущество – когда тебя недооценивают. Знай этот псих, что меня тренировали с тех пор, как я начала ходить, он бы просто меня убил.
     Когда зонд Мудреца начал пробуждать образы ее вины, Уса реагировала так, как ожидал от нее колдун, она плакала и отрицающе кричала. Нужно выиграть время. Мама с папой пытаются меня спасти, но у них есть и другие дела. Уса поморщилась, вспомнив, насколько пострадали ее родители в последнем бою с Изумруд. Должно быть, три Сенши вышли из строя. Нужно выиграть время. Как хорошо, что я прислушивалась, когда тетя Аканэ рассказывала об актерской игре! Розоволосая девочка застыла в ментальной дуэли, напряженно проецируя достаточное сопротивление. Не настолько сильное, чтобы обескуражить Мудреца, но и не настолько слабое, чтобы потерять контроль.

     Алмаз отвлекся от совещания с Сапфиром, когда в тронном зале появился Мудрец.
     – Где ты был, Мудрец? Изумруд мертва – сейчас не время играть в игры, – резко заявил беловолосый Принц.
     – Я нашел способ добиться победы после твоего поражения, Алмаз, – раздался столь же резкий ответ. – Однако мне нужно время. Сенши, особенно Ведьма Теней, не должны попасть в цитадель. – Мудрец, кажется, посмотрел на лидера Черной Луны, если судить по его капюшону.
     – А что произошло с Изумруд? – вмешался Сапфир. – Мы чувствовали, как выросла ее сила, как раз перед тем, как упасть в ноль. Ты как-то связан с ее безумным противостоянием с Сенши?
     – Реактор Черного Кристалла должен и дальше выдавать полную мощность и поддерживать барьер вокруг крепости, – сказал Мудрец, игнорируя его. – Мне пора идти продолжать работу, если мы ходим одержать верх. – Он исчез из виду.
     Мгновение Алмаз смотрел на место, где только что был Мудрец. Очнувшись, он взглянул на своего младшего брата.
     – Сделай как Мудрец… предложил, брат. Присмотри за реактором и возведи вокруг крепости защитный барьер. На этот раз нам придется довериться Мудрецу.
     – Но Алмаз, он… – Поднятая рука брата остановила напыщенную речь Сапфира. Алмаз чуть заметно кивнул, и Сапфир вздохнул. – Все будет исполнено согласно твоему приказу, мой Принц.

     Юпитер вытерла лоб, положив на могилу Изумруд последний камень. Даже при таком холоде она вспотела от работы, особенно учитывая, что две сильнейших Сенши, М2 и Сумрак, отдыхали, пока Меркурий ухаживала за их ранами.
     – Готово, девочки. Как рука, Сумрак?
     – О, она точно сломана, – весело ответили ей, когда Меркурий надела импровизированную перевязку на шею рыжей. – Похоже, мне несколько недель придется управляться одной рукой. – Внимание Сумрак привлекло затрудненное дыхание Малой Меркурий — М2, ты…
     – Я в порядке! – отрезала Наследница Сенши. – Нам нужно идти, скоро стемнеет, а я хочу вернуть Усу. – Тяжело дыша, она поднялась на ноги, отбрасывая помогающую руку Мун.
     – Я все еще считаю, что это странно, что плохие парни похитили не тебя, М2. Это впервые, – поддразнила Сумрак.
     – Да как ты можешь шутить, Ранма! У них Уса! Кто знает, что они с ней делают? Она уже может быть м-мертва, – рявкнула Марс. – Она же твоя дочь!
     – Я ЗНАЮ! – закричала Сумрак, и Сенши вздрогнули от резкой перемены. – Я знаю, – прошептала она. – Но если я не буду шутить, если я не буду верить, что она в порядке, я сойду с ума и не смогу помочь Усе. – Здоровой рукой Сумрак смахнула несколько слезинок. – П-прямо как в старые времена, да? Когда Аканэ похищали, мы всегда возвращали ее целой и невредимой, и сейчас будет так же. Только цель маленькая и розовая.
     Удивленное лицо Марс обзавелось печальной улыбкой.
     – Прости, Сумрак. Конечно, она в порядке. Она же Саотоме, а Саотоме не проигрывают.
     – Верно, Сумрак! – ободрила Венера. – В конце концов, темнее всего перед буфетом!
     Остальные Сенши и лунные кошки уставились на мгновение на блондинку, прежде чем рассмеяться. Сбросив напряжение, Сенши продолжили свой путь к крепости Черной Луны. Сумрак на мгновение остановилась, чтобы одной рукой обнять недоумевающую Венеру.

     Уса вспотела от напряжения. У плохого парня в мантии было гораздо больше сил, чем она ожидала, и Сенши задерживались, вероятно, из-за своих травм. Во время своей двухчасовой сессии Уса к тому же слышала, как Мантия бормотал о барьерах, так что Сенши придется пробиться сквозь щиты, чтобы спасти ее.
     У нее не было времени. Уса была вполне уверена, что Мантия не узнал о ее подготовке, но запасы ки у нее падали. Ее резервы были не так велики, как у папы, не говоря уже о маме. Она подумала о девизе Саотоме, но с добавлением, которое никогда не произносилось вне семьи. Саотоме никогда не проигрывают – в итоге. У нее осталось лишь два выхода: проиграть на своих условиях или на условиях Мантии.
     Глубоко вздохнув, она позволила силе Мантии наполнить ее, стянув свою внутреннюю сущность в тугой комочек, скрытый от чувств ее мучителя. Когда придет время, когда она окажется рядом со своей мамой, она вернет себе контроль. А до тех пор она будет прятаться и надеяться, что Мантия не заставит ее делать ничего слишком ужасного.
     Когда Уса потеряла чувство самой себя, ее тело начало расти. Последней ее сознательной мыслью было: должно быть так чувствуется Дзюсенке.

     Два брата наблюдали, как Сенши пробуют барьер. Не похоже было, чтобы они тратили много энергии, пытаясь пробиться сквозь него; вместо этого они собирали силу в одной из них. Сапфир взглянул на своего брата.
     – Знаешь, рано или поздно, но они найдут способ пройти через барьер. Возможно даже рано.
     – Ты так сильно их боишься, Сапфир? – спросил из-за его спины скрипучий шепот.
     Сдерживая свой гнев, Сапфир ответил как можно спокойнее:
     – Не стоит относится к ним легкомысленно, Мудрец.
     – Тогда будет лучше, если мы поторопимся обеспечиться нашу победу, – насмешливо возразил Мудрец. – Узрите! Я привел на нашу сторону Кролика, со своими силами света и тени она уничтожит Токио в прошлом и принесет нам победу. Входи, Черная Леди.
     Появилась величавая женщина в черно-розовом платье. Ее лицо было прекрасно, но жестоко, длинные светло-рыжие волосы были заплетены в косу. Она поклонилась Алмазу.
     – Я хорошо послужу Клану Черной Луны, мой Принц, – заверила она его хриплым контральто. – Мудрец приведет вас к победе.
     – Так что ты от нас хочешь, Мудрец? – спросил Алмаз.
     – Вы с Черной Леди отправитесь в прошлое. Оказавшись там, Алмаз, вы создадите Черный Кристалл, и Черная Леди послужит каналом для мощи Кристалла. Кристалл позволит вам захватить Землю и отомстить. Клан Черной Луны будет править Землей! – Глаза Мудреца засветились.
     Сапфир нахмурился.
     – Но это невозможно. Разве это не приведет к парадоксу?
     – С силой Черного Кристалла возможно все. Кристалл подавит любые временные эффекты, – заверил Мудрец братьев. Сапфир все равно сомневался.
     Алмаз сел на свой трон, рассеянно потирая все еще исцеляющуюся сторону. Его лицо отвердело.
     – Тогда так и сделаем. Полагаю, Сапфиру нужно продолжить работу с реактором и поддержку барьера?
     – Жизненно необходимо, чтобы Сенши не попали внутрь, пока сила Черного Кристалла не будет передана, Алмаз, – согласился Мудрец.
     – Тогда мы пойдем и победим в этой войне, – зычно сказал Алмаз.

     Сенши обступили Меркурий, когда она с помощью своего компьютера изучала барьер Темной Энергии. Они были потрепаны, Малая Меркурий все еще пыталась отдышаться, тогда как Сумрак здоровой рукой успокаивала синяки Сейлор Мун. Легкое покашливание вывело Сенши из их мрачных размышлений.
     – Было бы лучше, если бы мы разошлись и высматривали неприятности, а не глазели на Меркурий, усложняя ей работу. Сумрак, уж ты-то должна знать лучше, – выбранила их Сянь Пу. – Нельзя допустить, чтобы одна атака могла накрыть вас всех.
     – Прости, Шам-тян, наверное, я просто устала, – робко сказала Сумрак, когда Сенши разошлись в более подходящее для боя построение.
     – Постой, Малая Меркурий. Я хочу, чтобы ты отдохнула. Есть шанс, что твои ребра немного заживут, пока мы ждем, – приказала Луна. С возмущенным взглядом, превратившимся в облегченный, Малая Меркурий уселась напротив разрушенной стены.
     – Как это ни парадоксально, но, боюсь, у нас нет времени, – раздался позади них голос. Сенши прекрасно отреагировали, развернувшись, но сохранив дистанцию. Малая Меркурий перекатилась на ноги, оказавшись на корточках перед своей Королевой, защищая ее. На них с одобрением смотрела Сейлор Плутон.
     – Плутон! – взвизгнула Мун. – Предупреждай в следующий раз.
     – Прошу прощения, моя Королева, – без раскаяния ответила старшая Сенши. – Я пришла сообщить вам, что Уса вернулась в прошлое, сопровождаемая мощным источником Темной Энергии.
     – Она могла сбежать? – поинтересовалась Юпитер.
     – Сомневаюсь, Юпитер. У нее странная энергетическая подпись. Похоже на то, что она излучает Темную Энергию, – напряженно сказала Плутон. – Вы должны вернуться в прошлое и остановить их, что бы они ни планировали. – Зеленоволосая женщина махнула, и перед ними появились Врата Времени. – Опаснее всего они, когда отчаяннее всего.
     Сейлор Мун мгновение смотрела на врата, прежде чем обернуться к своим Сенши.
     – Кажется, мы возвращаемся домой.

     Алмаз и Черная Леди появились над торговой улицей Токио. Принц Черной Луны пожал плечами. В этом грязном и суматошном городе все места были похожи друг на друга. Он снял одну из своих серег и направил сквозь нее Темную Энергию. На улице под ними появился маленький кристалл. Он кивнул Черной Леди.
     Глубоко вздохнув, она направила энергию в кристалл, начавший расти и темнеть. Она взглянула на одобрительно кивнувшего Алмаза.
     – Полагаю, тебе стоит возвести вокруг кристалла барьер. Мы же не хотим, чтобы кто-то вмешался, пока мы восстанавливаем силы, – приказал Алмаз.
     – Как пожелаете, мой Принц, – согласилась Черная Леди, разводя руки в стороны. Черный купол полупрозрачной энергии прикрыл большую часть квартала, включая и образующийся кристалл.
     – Теперь нам осталось лишь дождаться Сенши, – прокомментировал Алмаз. Они приземлились и устроились в пустом кафе.

     Сенши пошатнулись, появившись на небольшой пристани, которую они оставили 20 часов назад. Малая Меркурий согнулась, пытаясь поглубже вдохнуть, а глаза Сумрак были немного безжизненны. Полученные в сражении с Изумруд синяки Мун только начали обретать цвет.
     Марс взглянула в беззвездное небо, чувствуя в воздухе напряжение. Раскрыв свой коммуникатор, она посмотрела на Мун.
     – Нам нужна информация и лечение. Я вызываю команду поддержки. С Касуми и доктором Тофу мы сможем подлатать наших ходячих раненых. Набики сможет все рассказать и, возможно, подсказать следующих шаг. – Мун кивнула.
     Активировав свой коммуникатор, Марс нажала на кнопку со знаком иены и начала ждать ответа Набики. Пока шло время, Марс устало улыбнулась, глядя на коммуникатор. Можно ли как-то еще показать, точно, но просто, произошедшие за последние месяцы изменения? Три новых кнопки вызова. Ин-янь Сумрак, иена Набики и световой меч Касуми. Несмотря на напряжение и беспокойство о похищении Усы, Марс улыбнулась чуть шире, вспомнив о заявлении Касуми. "Это приключение! У меня НЕ будет булочки или фартука, я приключенка! Хочу световой меч!"
     Мягкая улыбка Марс исчезла, как пламя свечи на ветру, когда на экране появилось взъерошенное, беспокойное лицо Набики.
     – Марс, вы уже вернулись? Хвала богам. У нас тут проблема и… – Средняя Тендо потерла лоб. – Вы, девочки, в порядке?
     – М-мы потеряли Усу – ее похитили. Мун, Сумрак и Малая Меркурий ранены, нам нужна Касуми, – выдохнула Марс. – Какая у нас проблема?
     – Усу… – Набики взглянула куда-то в сторону и крикнула что-то, прозвучавшее подозрительно похоже на "Тофу, шевели уже задницей!" Она вернулась к экрану. – В Дзюбане появился черный кристалл, окруженный каким-то энергетическим куполом. Полиция не может пройти в купол и эвакуировала район. Эндимион и Касуми сейчас там.
     – Ладно, встретимся на месте, – сказала Мун, выглядывая из-за плеча Марс. – Думаю, Уса там; она вернулась в наше время.
     Марс взглянула на трех пострадавших Сенши, лениво заметив, как Сумрак поддерживает Малую Меркурий, а та пытается поглубже вдохнуть.
     – Девочки, вы сможете идти?
     – Мы будем в порядке, – прорычала Малая Меркурий. – У нас сейчас нет выбора.
     Кивнув, Марс спросила у Набики:
     – Можешь сказать, где это? Мы выходим.

     Сапфир сидел на невысоких ступеньках, ведущих к трону Алмаза, и смотрел на Черный Кристалл, завороженный мерцанием черной энергии. Тонкая работа по стабилизации реактора завершилась. Теперь ему нужно было лишь дождаться, когда Кристалл выйдет на полную мощь, время от времени проверяя барьер. Сенши, похоже, ушли, если десять жизненных следов в старом Серебряном Коридоре Времени что-то значили, но он не хотел рисковать.
     Разобравшись с задачей, Сапфир остался наедине со своими мыслями. Они были не слишком радостны. Он не мог перестать размышлять над беспечной уверенность Мудреца в отношении временных парадоксов. Сапфир был исследователем Клана, пусть и неважным, и он изучил всю доступную информацию о путешествиях во времени. Из того, что он знал, ничто не могло противостоять парадоксу, особенно столь крупному, как преждевременное уничтожение Лунной Конфедерации.
     Внезапно забеспокоившись, статный потомок Клана Черной Луны вскочил на ноги. Он отыщет и допросит Мудреца. Либо объект его недоверия даст Сапфиру требуемые объяснения, либо Сапфир разоблачит его перед Алмазом. Целеустремленно зашагав, Сапфир оставил трон и приступил к поискам в пустой крепости.
     После долгого путешествия по пустынным залам крепости Черной Луны, внимание Сапфира привлек почти неслышный шепот. Последовав за тихим звуком, Сапфир спрятался за колонной в саду для медитаций. В центре сада парил Мудрец, бормоча себе под нос.
     – Наконец-то этот глупец заглотил наживку. После долгих лет планирования этот смертный обрушит событийный каскад, что уничтожит этот мир и вернет его во тьму. – Мудрец, казалось, светился тьмой. – Настолько подгруженные в свои страдания, что не могут видеть в управляющей ими всеми тьме. Наконец-то Фантом Смерти сможет претендовать на этот мир, – сказала фигура в капюшоне со злорадством, которого Сапфир никогда раньше от Мудреца не слышал.
     Сапфир услышал достаточно. Неудивительно, что он не мог понять цели Мудреца. Кто бы мог подумать, что он хотел уничтожить Землю, искоренить обе стороны? Встряхнувшись, Сапфир отошел от столба с меньшей скрытностью, чем обычно. Мудрец светящимся взором посмотрел на прежнее укрытие Сапфира.
     Сапфир размышлял над платой, которую он только что вытащил из контрольной панели Черного Кристалла. Он медлил, изучая варианты. Лучше всего будет отправиться в прошлое и объяснить все Алмазу. Он вздохнул. Если бы только старший брат мог отпустить свою ненависть. Он развернулся, когда тронный зал наполнил грубый голос.
     – Неплохо, Сапфир, – глумливо поздравил его Мудрец. – Изо всех простофиль Клана Черной Луны ты был единственным, кто, по моему мнению, мог понять истину, но теперь это не принесет тебе никакой пользы, мальчик. Я не позволю тебе под конец испортить мне планы.
     – Посмотрим, что мой брат подумает о твоем плане, тварь, – возразил Сапфир, вливая всю свою энергию в щиты. Мгновение все было спокойно, а затем Мудрец ударил. Лавина Темной Энергии ударила в щит Сапфира, прогнувшийся от натиска. Отчаявшись, воин Черной Луны отвел достаточно сил, чтобы телепортироваться в поток времени и отправиться по нему вниз. Когда щит развалился, Сапфир исчез.
     Некоторое время Мудрец созерцал место, где была его жертва. Затем во вспышке Темной Энергии фигура в мантии тоже исчезла в потоке времени.

     Потрепанные Сенши прибыли к барьеру почти через час после разговора с Набики. Трое раненых рухнули, в то время как Меркурий раскрыла свой компьютер, изучая барьер. Четыре стоящих Сенши подпрыгнули от удивления, когда из тени выскользнула фигура в комбинезоне. Одетая в темно-серый облегающий костюм, она была похожа на продвинутого ниндзя. Сенши расслабились, когда фигура сняла с лица маску, оказавшись Тендо Набики.
     Меркурий первой обрела голос:
     – Что за одежда, На-тян?
     – Я давно отказалась от Искусства, но я всегда хорошо умела красться, – самодовольно ответила Набики. – Полиция оцепила это место, так что пришлось использовать… нестандартные методы проникновения. Тофу помогает властям как консультант. Он неплохо известен, но они не хотят, чтобы гражданские приближались.
     – Что с Касуми и Эндимионом? – спросила Мун, сидя на тротуаре.
     Набики закатила глаза.
     – Полиция пропустила Эндимиона и Оби-Ван Касуми внутрь.
     – О, пожалуйста, скажи мне, что Касуми не замаскировалась под персонажа из Звездных Воин, – взмолилась Малая Меркурий.
     – Хотела бы я тебе это сказать, М2, но я не буду лгать, – ответила Набики. – По крайней мере, она использовала общий костюм, а не конкретного персонажа. – Средняя Тендо сделала паузу. – Вообще-то, она довольно неплохо выглядит. Она сказала, что это костюм Джедая-Советника, что бы это, черт возьми, не значило. – Набики протянула Малой Меркурий руку. – Во всяком случае, давайте доставим вас к Сенши Целителю, как назвалась Ка-тян.
     Через несколько минут раненым Сенши помогала элегантно одетая сереброволосая женщина с голосом Касуми. Ухаживая за Сумрак, Касуми покачала головой.
     – Мун и Малая Меркурий будут в порядке, но, боюсь, я не смогу полностью исцелить запястье, Сумрак. Ущерб слишком велик.
     Сумрак пожала плечами.
     – Пока я могу передвигаться, этого хватит.
     Касуми кивнула, побледневшая и уставшая, опирающаяся на большую сумку и накладывающая шину.
     – Так что вы узнали о барьере и том, что он охраняет, Эндимион-сама? – учтиво спросила Сянь Пу.
     Мечник пожал плечами.
     – Он достаточно прочен, чтобы сдержать меня, по крайней мере, если я хочу, чтобы осталась энергия на бой, после того, как я пройду, а Ка… э-э… Сенши Целитель не может его коснуться, так как ее сила взаимодействует лишь с живыми. – Эндимион улыбнулся с неприкрытой радостью. – Так что мы очень рады видеть Сенши, понимаете?
     – Не хочу обидеть, "Сенши Целитель", но тебе СТОИТ придумать другое имя! – приказала Марс, одновременно сердясь и забавляясь.
     Касуми закатила глаза.
     – Я и не говорила, что меня зовут Сенши Целитель, я сказала, что я Сенши Целитель. Честно! Пусть я и немного старше вас, девочки, но даже я могу сказать, что это было бы довольно паршивым именем. Не моя вина, что люди не слушают. – Ее глаза беспокойно потемнели. – Уса будет в порядке?
     – Я бы поставила на это последнюю иену, Мистраль, – протянула Набики. – Не могу представить, чтобы мы-будущие пожертвовали бы Усой.
     – Мистраль? – спросили несколько девушек, Касуми громче всех. Набики кивнула.
     – Мистраль. Сезонный ветер в Европе, которых в нескольких научно-фантастических романах экономит лекарства или отгоняет радиоактивные осадки. Неясно, но исцеляющий ветер неплохо подходит в качестве твоего прозвища.
     – Мистраль. Мне нравится, – медленно сказала Касуми.
     – Раз уж с именем Мистраль мы определились, мы можем приступить к работе? – мягко поинтересовалась Меркурий.
     – Так что ты нам скажешь, гениальная девушка? – беззастенчиво спросила Сейлор Мун.
     – Барьер достаточно силен, чтобы нам пришлось использовать для его обхода большую часть сил, – начала Меркурий. – До рассвета меньше 70 минут. Предлагаю немного отдохнуть и использовать усиление Сейлор Сумрак при прохождении линии терминатора, чтобы уничтожить щит и позаботиться о кристалле.
     Мун и Сянь кивнули. Набики пожала плечами и сказала:
     – Звучит похоже на план. Тогда я пока пойду на разведку. Не хочу оказаться в зоне боевых действий, когда все начнется. – Натянув свою маску, Набики скользнула в тень.
     Набики пробиралась из тени в тень, все время ругая себя. Что ты делаешь, Тендо Набики? Ты прирожденный тыловик. Что ты забыла на передовой? Она вздохнула. Просто было что-то в Усаги, во всех Сенши, что хотелось выложиться на все сто, чтобы сделать все возможное.
     Покачав головой, средняя Тендо улыбнулась. И ты уже не можешь даже в этом посоперничать с Сумрак. Но все же, разведай по-быстрому, дай девушкам отдохнуть, и уходи, Набики. Она замерла, услышав из соседнего переулка грохот. Статный темноволосый мужчина, одетый в причудливый синий пиджак, порванный и лишившийся рукава, вышел оттуда, спотыкаясь. Набики прищурилась, увидев на бледном лице черный полумесяц. Вытащив свою коммуникатор, она вызвала Марс, глядя, как рухнул мужчина.

     Черная Леди задремала, пока Алмаз смотрел, как растет Черный Кристалл. Они оба вскочили на ноги, когда появился Мудрец. Без предисловий темный оракул сказал:
     – Сапфир нас предал, Алмаз. Он попытался отключить реактор, прежде чем бежать. Полагаю, он пришел в это время, чтобы нас остановить.
     Алмаз взглянул на своего советника и покачал головой.
     – Мой брат никогда меня не предаст, ты ошибаешься.
     – Но он не верен Клану Черной Луны…
     – Да, не верен, – холодно улыбаясь, согласился Алмаз. – Он верен только мне. Так что поэтому я и не верю, что он меня предал. – Принц Черной Луны изучил фигуру в мантии.
     – Говорю тебе, он нас предал! – Мудрец остановился. – Даже сейчас он вместе с нашими врагами у барьера. Его нужно уничтожить! – Алмаз при этом забеспокоился.
     – Очень хорошо, мы это обдумаем. Идем, Черная Леди, ты понадобишься. – Поклонившись, Черная Леди подошла к своему Принцу. Все трое исчезли.

     Вымотанная Мистраль как могла ухаживала за своим нуждающимся пациентом. Всмотревшись в него сквозь дымку усталости, Мистраль поклонилась.
     – Простите, Сапфир-сан. У меня осталось слишком мало энергии, и вы, похоже, невосприимчивы к моему исцелению. – Своими нежными руками она продолжала накладывать на ожоги мужчины мазь.
     Болезненно улыбнувшись, Сапфир слабо отмахнулся.
     – Не переживайте, Мистраль-сан. Я серебряно-слеп, я всю жизнь имел дело с таким. – Он перевел взгляд на Мун. – Мои раны не важны. Как я уже говорил, Мудрец планирует уничтожить всех наших людей. Сенши единственная надежда этого мира.
     Встретившись с ним взглядом, Мун кивнула.
     – Мы просто ждем рассвета. Несколько минут во время восхода или заката Сумрак очень сильна. – Сапфир слегка кивнул и закрыл глаза.
     Не поднимая взгляда, Меркурий произнесла:
     – Двенадцать минут до рассвета. Думаю, нам стоит… – Ее прервал порыв ветра. Когда воздух успокоился, над своим братом парил Алмаз, рядом с ним была Черная Леди. Мудреца нигде не было видно.
     – Сапфир, – с болью в голоса начал Алмаз. – Зачем ты это сделал? Почему ты меня предал?
     Раненый с помощью Мистраль с трудом поднялся на ноги. Он рассмеялся.
     – Ну, вообще-то я предал Мудреца, брат, но не тебя – тебя никогда. Я услышал его истинные намерения, когда он бормотал в зале медитаций. Для заговорщика это плохая привычка, запиши себе. – Сапфир вновь невесело рассмеялся. – Все даже хуже того, чего я боялся, Алмаз. Мудрец планирует использовать перенос Черного Кристалла в прошлое, чтобы уничтожить этот мир и создать временной парадокс, обрекающий нас всех. Единственный наш шанс…
     Заряд Темной Энергии оборвал Сапфира так же эффективно, как и повешенная телефонная трубка. Обгоревший мужчина рухнул. Мистраль закричала и попыталась прикрыть Сапфира, когда ударил второй заряд. Потеряв сознание, она отлетела, хотя ее целительная энергия защитила ее от серьезных ран.
     Но не Сапфира. С ожогами второй и третьей степени, покрывающими большую часть его тела, Сапфир на мгновение встретился взглядом с братом, прежде чем его глаза потускнели. Алмаз ошеломленно повернулся к Мудрецу.
     – Ч-что…
     – И так умрут все предатели! – триумфально прокричал Мудрец. – Это мгновение нашей победы, Принц Алмаз! Кристалл созрел, и вскоре ты добьешься своей мести. – Алмаз по-прежнему недоуменно смотрел на Мудреца. Фыркнув, Мудрец обратился к Черной Леди: – Взгляни на этих глупцов, Черная Леди.
     Черная Леди выплыла вперед, и Сенши впервые обратили на нее внимание. Сянь принялась раздавать приказы:
     – Венера, Марс, Меркурий, Юпитер, вперед! М2, Сумрак, готовьтесь помочь, прикрывайте Мистраль. Ваше Величество, приготовьтесь перейти к полной силе!
     К величайшему своему раздражению, Сянь заметила, что Сумрак ее проигнорировала. Рыжая Сенши сделала два шага вперед и прошептала:
     – Уса?
     Малая Меркурий и Мун взглянули на Сумрак, а затем повернулись к своему новому врагу. Глаза Мун распахнулись.
     – Уса-тян? Это ты, Малышка? Что он с тобой сделал?
     – Не обращайся ко мне так, как будто ты обо мне заботишься, – приказала Черная Леди. – Никто из вас меня не любит; вы даже не были достаточно заботливы, чтобы вовремя вернуть меня домой.
     – О, Уса, это не…
     Сумрак резким жестом оборвала протест Мун. Ее голубые глаза свернули, когда Сенши Скрытности придвинулась к Черной Леди.
     – Значит, нужно, чтобы тебя любили, чтобы делать то, что правильно? – Черная Леди смутилась. – Если ты моя дочь, то ты знаешь, через что батя – твой дедушка – заставил меня пройти. И это не помешало мне быть настоящим мастером боевых искусств. – Она хлопнула ладонью по бедру. – Каков первый долг мастера боевых искусств?
     – Что? Я не…
     – Каков первый долг?
     – З-защищать невинных.
     – Верно, ученица. Не защищать тех, кто тебя любит, и игнорировать тех, кто нет. Защищать невинных. Не важно, что твой наставник сделал с тобой во имя обучения. Привязал ли он тебя к поезду или обвешал стейками и бросил на съедение волкам. Не важно, даже если он завернул тебя в рыбные сосиски и бросил… – Сумрак замерла, на ее лице расцвело понимание.
     Именно в этот момент Мудрец решил вмешаться.
     – Не слушай ее лжи, Черная Леди. Ей нет до тебя дела! Ты одна, они бросили тебя, отправив в это время. – Темный оракул попытался укрепить свой контроль, но чувствовал, как терпит поражение.
     Сумрак еще на шаг подошла к своей одержимой дочери.
     – Прости, детка. Полагаю, ты моя наследница. И это твой Нэко-кен. Сила без самоконтроля, сила ценой себя. Ты сможешь с этим справиться, так же как и я. – Строгое лицо стало нежным.– Но как и мне, тебе не придется справляться с этим в одиночку.
     С Сянь было достаточно. Ее команда перекрыла весь иной шум.
     – Сенши! По моей команде огонь по колдуну! Давай! – Пять магических атак разбились о щит Мудреца. Тот рассмеялся.
     – Тогда, наверное, сделаем все по старинке, – прокомментировал он сам себе. Вокруг Сенши брызнул каскад Темной Энергии, разбрасывая их. Черная Леди и Сумрак игнорировали хаос вокруг, они не отрывали друг от друга глаз.
     Эндимион прыгнул к их врагу в мантии, разлетелись искры, когда он ударил мечом по барьеру Мудреца. Даже сплав времен Серебряного Тысячелетия не справился со щитом темного оракула. Заряд Темной Энергии швырнул Рыцаря Земли в стену, оглушая его.
     Но его нападение дало Сенши время перегруппироваться.
     – Теперь все вместе, цельтесь в грудь! Постарайтесь попасть в одну точку. Ваше Величество, вы нужны нам! – Мун кивнула и начала свое долгое, медленное, чудовищно уязвимое заклинание. Сенши постарались прикрыть ее своими атаками, но Мудрец не обратил на них никакого внимания.
     – Ты можешь мне помешать, девочка. В твоей Серебряной игрушке действительно есть немного сил, – заметил он. – Но не стоит использовать ее на мне. – Он выбросил вперед руку, и хлестнула Темная Энергия. Его цель оказалась недоступна, когда схожая энергия ударила по щиту Мудреца.
     – Ты убил его, ублюдок! За это ты умрешь! – закричал обычно спокойный и собранный Принц Черной Луны. Его лицо исказилось от ярости, и он влил в свою атаку Темную Энергию.
     Хотя его лицо было скрыто, язык тела впервые выразил его беспокойство.
     – Алмаз! Возьми себя в руки. Сапфир тебя предал. Я убил предателя только чтобы защитить тебя. – Щит темного оракула чуть поддался.
     – Лжец! Он пришел предупредить меня о тебе, и ты убил его, пытаясь спастись. Но я слышал достаточно, чтобы понять, что должен остановить твой безумный план! – закричал Алмаз, придвигаясь ближе к Сенши и Сейлор Мун.
     Мудрец выдержал атаку, слегка дрогнув, когда к этому натиску свою магию добавили четыре Сенши. Удерживая щит, он создал огромный заряд Темной Энергии. Когда Мун снова начала свою главную атаку, Мудрец выпустил этот заряд в Лунную Королеву.
     За долю секунды до того, как заряд ударил Мун, Малая Меркурий оттолкнула Мун в сторону, ее посох закрутился как циркулярная пила в безнадежной попытке парировать удар. В тот же самый момент Алмаз вскочил перед безрассудной девушкой, принимая на себя всю ярость атаки. Огромный заряд пробил его щит как тонкую бумагу и швырнул его, изломанного и умирающего, в стену здания. Малая Меркурий отразила остатки атаки.
     – Продолжить атаку! Поднажмите, Сенши, – крикнула Сянь. Она оглянулась на их бывшего врага. – Спасибо, Алмаз из Черной Луны. Пусть боги в следующей жизни будут к тебе щедрее, – тихо сказала она.
     Алмаз слабо улыбнулся.
     – Сделай все, чтобы это что-то значило, моя леди. – Вздох, и последнего из Клана Черной Луны не стало.
     Вернув часть своей бравады, Мудрец сообщил своим врагам:
     – Теперь Алмаза больше нет, и с вами легко будет покончить. – Темный оракул знал, что у него осталось слишком мало энергии, так что пришло время вынуть туз из рукава. – Черная Леди, самое время тебе отомстить тем, кто тебя обижал!
     Выйдя из своего транса, Черная Леди зло усмехнулась.
     – О, я абсолютно согласна. – В последний раз взглянув на свою будущую мать, Уса махнула рукой, и Темная Энергия вонзилась в Мудреца.
     – Нет! – закричал он. Он чувствовал, как пропадает его контроль, показывая дисциплинированный разум мастера боевых искусств, а не наивного ребенка, как он ожидал. – Предательница! Если не покоришься мне, ты умрешь! – Столп чистого серебра, оплетенный четырьмя цветными потоками, поразил Мудреца, его щиты едва выдержали.
     Четыре планетарных Сенши направляли свои атаки в Серебряный Кристалл, который впитывал всю их силу и выпускал во врага в мантии мощный луч.
     – Не думаю, что мы позволим тебе продолжить мучить Малышку, Мудрец. Уверена, она неплохо потренировалась, но пришло время ей вернуться домой, – спокойно заметила Мун.
     Влив всю оставшуюся энергию в щит, Мудрец сумел избежать уничтожения. С ложной уверенностью он ответил:
     – Вы долго не продержитесь. Когда вы исчерпаете свою энергию, я уничтожу вас, а затем и ваш мир. – Сенши уже ослабели, а Уса заметно помолодела.
     Меркурий напряженно рассмеялась.
     – Нам это и не нужно, тварь. Солнце встает.
     Дико рассмеявшись, Мудрец спросил:
     – Думаете, моя тьма рассеется с рассветом? Это не детская сказка!
     – Нет, думаю, тебя рассеет Сейлор Сумрак, – объяснила Меркурий притворно предупредительным тоном. – Ее сила почти так же велика, как у Мун, когда она на линии терминатора.
     Мудрец почувствовал, как сквозь его щиты скользит сила, разрывая его мантию, привязывающую его темную душу к этому плану бытия. Когда его энергия вернулась в пустоту, он был уверен, что последнее, что он услышал было: "Сейлор Сенши не проигрывают".
     Команда Сенши с усталым удовлетворением смотрела, как барьер Темной Энергии пропадает, а нарождающийся Черный Кристалл рассыпается в пыль. Сумрак одной рукой обняла Мун, а другой Усу. Когда Черный Кристалл пропал, Уса потеряла последние несколько лет неестественной зрелости и вернулась к своему возрасту.
     Обняв ее, Сумрак спросила розоволосую девочку:
     – Так что же произошло, детка?
     – Промывка мозгов, – беспечно ответила Уса. – Хотя плохой парень был любителем по сравнению с амазонками, с которыми ты… э-э… то есть, я тренировалась. Просто у него было столько сил! К счастью для меня, он не узнал о моем ки обучении. – Уса задумалась. – Не думаю, что он вообще знал, что такое ки. Во всяком случае, через несколько часов я действительно устала и использовала тот трюк спрятаться-в-своем-разуме, которому Сянь меня научила, и ждала вас всех. – Девочка вздохнула. – Не хочу контроля сознания или Темной Энергии, но тело было неплохим. Хотя грудь меня немного разочаровала. Я-то думала, что она будет такой же, как в семье. – Сумрак окрасилась интересным оттенком красного.
     Каким-то образом задушив свой смех, Набики вышла перед группой.
     – Ладно, нам стоит отсюда убраться. Бертье организует завтра пресс-конференцию, и мне нужно, чтобы присутствовали Мун и Меркурий, но сейчас мы все можем немного передохнуть. Устроим сегодня вечером победную вечеринку. И никому нельзя готовить, особенно вам троим! – сказала она, указывая на Сумрак, Юпитер и Мистраль. – Лунная Конфедерация оплатит для этот вечеринки кейтеринг.
     Когда Сенши поднялись на крышу для прыжков, Набики просияла, когда Меркурий взяла ее на руки.
     – Нужно отпраздновать еще кое-что. По Официальному Справочнику Сенши уже 90000 предзаказов только на японском рынке. Мне пришлось сменить типографию и взять краткосрочный кредит, чтобы покрыть расходы на печать. Дамы и господа, мы в плюсе!
     Невзирая на всеобщую усталость, все хорошо провели время. Хоть Сенши были по-прежнему холодны к Мамору, дружелюбие Усаги и Ранмы помогло растопить лед. На исходе вечера он был условно прощен. Минако приняла это лучше всех, объявив, что каждый заслуживает второго шанса.
     Все согласились, что кульминацией вечеринки была стычка между подвыпившей Касуми и Усой. Выпив по настоянию Мамору и Тофу чашку иди две саке, Касуми подтянула к себе Усу и печально, торжественно и, что важнее всего, громко сказала Усе:
     – О, Уса-тян, я таааак тобой разочарована.
     За один удар сердца лицо розоволосой девочки стало печальным. Со слезами на глазах она посмотрела на старшую Тендо.
     – П-прости, тетя Касуми, я хотела как лучше.
     Игнорируя протест девочки, Касуми продолжила:
     – У тебя была прекрасная возможность. Настолько прекрасная! Фигура в мантии, обращение ко злу, твоя мать здесь же, и у нее даже повреждено запястье! И ты этого не сделала!
     – Касуми, я уверена, что Уса сделала все, что смогла. Я очень ей горжусь, – запротестовала Ранма. Касуми лишь покачала головой.
     – М-м, а что мне нужно было сделать, тетя Касуми? – смиренно спросила Уса.
     Касуми драматично развела руки.
     – Представьте. Уса-тян сбрасывает влияние Мудреца, но он приказывает Усе уничтожить свою мать! А затем Уса говорит: "Ты проиграл, Мудрец. Я Сейлор Сенши, как и моя мать до меня." Это было бы прекрасно. – Девушка, пряча лицо, рухнула в кресло.
     Повисла глубокая тишина. Затем захихикала Ами. Губы Набики дрогнули, и она последовала примеру своего партнера. Вскоре вся комната наполнилась смехом и весельем, все они тяжело сражались, чтобы всех защитить.
     Это была отличная вечеринка.
     Это была победная вечеринка и прощальная вечеринка но также и начальная вечеринка. Все чувствовали, как что-то начинается, что-то, способное изменить мир. Одна из них, самая младшая, уходила, возможно навсегда, в то будущее, что они создали.
     Через два дня после вечеринки Рей смотрела на спокойное озеро, серое от поздней осени, отражающее все происходящее. Взглянув на двух своих спутниц, она улыбнулась своим мыслям. Минако была беззаботна и весела. Рей была почти уверена, что та была в форме Сенши, защищаясь от холода, учитывая ее наряд. Все, чтобы хорошо выглядеть.
     Аканэ была укутана, изображая стоическое смирение. Через несколько часов младшая Тендо снова будет в порядке, но сейчас она оплакивала предстоящее отбытие Усы. Хруст гравия известил трех девушек о том, что к ним на пристани, где все началось, присоединились Касуми, Мамору и Тофу. На этот раз очки доктора запотели не из-за близости Касуми.
     Набики прибыла в компании сестер Фантос, все в деловых костюмах и дрожащие от холода. Появилась Ами, встала рядом со своей псевдо-кузиной и вполголоса с ней заговорила. Лицо Аканэ прояснилось.
     Наконец, прибыли последние четыре члена их команды. Последние 36 часов Уса провела на квартире Ранмы и Макото. Большую часть времени Усаги тоже была там. Глаза Макото немного покраснели, так же как и у Усаги. Ранма выглядела суровой и гордой, одной рукой держа Усу за плечо.
     На мгновение все замерли, а затем воцарился хаос, когда Сенши и их союзники обрушились на Усу, плача, смеясь и обнимая девочку. В стороне остались лишь Мамору, Тофу и Ранма. После нескольких минут заверений в вечной дружбе и обещаний никогда не забывать, орда расступилась, оставляя проход от Усы к Ранме.
     Уса улыбнулась сквозь слезы и схватила Усаги за руку, ведя ее обратно к Ранме. Вложив руку Усаги в Ранмину, розоволосая девочка широко улыбнулась с удовлетворением и озорством. Наконец, она сказала:
     – Знаю, что не должна менять прошлое, но это для меня очень важно, мама, папа, – перевела она взгляд с Ранмы на Усаги. – Я ненавижу прозвище, которое вы двое и Икуко придумали. Но-тян всего лишь бесит, но от этой придуманной Икуко "Усы" я просто лезу на стену.
     – Ну а как ты хочешь, чтобы тебя называли, Малышка? – резонно спросила Ранма, тогда как Усаги ошеломленно смотрела на девочку.
     – Ну, когда "Малышкой" зовут Сенши, все нормально, но все мои друзья называют меня Докой-тян. И это мне нравится.
     – Значит, Дока-тян. Постараюсь запомнить, Дока-тян, – сказала Ранма, пожимая руку Усе/Доке в манере мастеров боевых искусств.
     – Папа? – слабо спросила Усаги. – Постой, какая Икуко… ты имеешь в виду мою маму?
     Ключ Времени засветился, когда Уса/Дока посмотрела на блондинку.
     – Саотоме Икуко. Поживем-увидим, папа, поживем-увидим. – Ветер усилился, и розовый свет поднял девочку в воздух. Затем в мягкой вспышке света она исчезла.
     Одиннадцать девушек посмотрели друг на друга, а затем на свою Королеву, Ранма стояла рядом с Усаги, улыбаясь, когда та оказалась в центре внимания. Наконец, вперед вышла Рей.
     – Усаги, просто скажи, что ты собираешься делать?
     Бешено замахав в отрицании руками, Усаги сказала:
     – Ничего! Я ПОНЯТИЯ не имею, о чем говорила эта девочка.
     Набики приобняла обезумевшую Королеву за плечи.
     – Не беспокойся об этом, "Усаги-папа". Что бы ни произошло, это будет дико и неожиданно. В конце концов, здесь замешана Ранма. – Аканэ, Сянь Пу, Тофу и Касуми энергично кивнули. – Не знаю как вам, но мне нужен горячий завтрак, прежде чем начнутся новые странности. Пошли домой.

Эпилог: Последствия.

128 лет спустя
     Тендо Набики остановилась, проверяя свою внешность в маленьком зеркальце, с некоторым удивлением наблюдая, как ее лицо "доброжелательного генерального директора" расслабилось до более естественного вида, и она вновь стала просто Набики. Конечно, сейчас она выглядела абсурдно молодой, как старшекурсница, но так было гораздо удобнее.
     По-прежнему глядя в зеркало, Набики встретилась взглядом со своей исполнительной помощницей, выглядящей типично для себя обеспокоенной.
     – Все в порядке, шеф? – спросила молодая женщина, морщинки меж ее глаз немного углубились.
     Ободряюще улыбнувшись гораздо более молодой женщине, Набики сказала:
     – Все прекрасно, Юмико. Просто немного устала, и хочу выглядеть перед людьми как можно лучше. – Она махнула в сторону дверей в палату госпиталя. – Кстати, умный ход, запланировать пресс-конференцию до собрания Сенши. Идеальный повод уйти, если станет слишком жарко.
     Фантос Юмико немного возгордилась, получив похвалу от второй по значимости женщины на планете. Быстро успокоившись, она спросила:
     – Ждете сегодня каких-то проблем, шеф? Заявление об окончании войны пригладит им перья.
     – Верно, верно. Нет, головной боли я жду только от американцев. Не сомневаюсь, консерваторы снова поднимут вопрос о вооруженных силах, – сказала Набики, убирая зеркало и направляясь ко входу в палату.
     – Идиоты, – прорычала Юмико.
     – Вовсе нет, Юмико. На самом деле, рано или поздно, нам понадобится и обычная армия, и американцы единственные, у кого остались хоть какие-то военные традиции. Амазонки хороши, но слишком их мало. Просто раньше я считала, что наши ресурсы лучше вкладывать в экономику.
     – О, кстати говоря, шеф, президент Уайт звонила, запрашивала телеконференцию с вами в удобное для вас время, – вспомнила помощница. – Не знаю, насколько это важно, она ничего со мной не обсуждала.
     Набики отмахнулась от ее обеспокоенности.
     – Не волнуйся, Юмико, я свяжусь с ней завтра вечером. Хочу расслабиться после встречи Сенши. Она будет напряженной. На сегодня еще что-нибудь запланировано?
     Покачав головой, Юмико ответила:
     – Не совсем, шеф. Посол амазонок, Пан Су, интересовалась, не сможете ли вы с ней пообедать, но это не обязательно.
     Кивнув, Тендо Набики, генеральный директор крупнейшей и важнейшей в мире компании, распахнула двери и вошла в больничную палату. Увидев ее, седой японец в халате просиял.
     – Добрый день, шеф. Снова заглянули обойти палату?
     – Хочу, чтобы мои люди знали, что я о них забочусь, Саянуро. Что в последнем отчете? – живо спросила Набики.
     Лицо доктора Саянуро немного помрачнело.
     – Хорошие новости в том, что все в этом травматологическом отделении полностью восстановятся, даже серебряно-слепые, хотя, к сожалению, все же придется заменить несколько конечностей, – вздохнул доктор. – Что по поводу более трагических новостей, число погибших в Нео-Токио дошло до 113.
     – Кто именно? – тихо спросила Набики.
     – Старший инженер Чарльз Дункан, шеф, – ответила Юмико. – Я хотела вам сообщить, но вы сегодня были слишком заняты.
     – Проклятье! – приуныв, выругалась Набики. – Чарльз тридцать лет был с Лунной Конфедерацией; он наш лучший чертов ремонтник! – Средняя Тендо вздохнула. – Как это произошло?
     – На энергетической линии в секторах один, два и три произошел перебой. Нам нужно было без промедления восстановить подачу энергии и, полагаю, послали лучших. Дункан-сан был убит на обратном пути, когда вспыхнул барьер Черной Луны. Он погиб, спасая члена своей команды, Нориато Набики, – сообщила Юмико. Она закрыла глаза. – Он умер примерно за 45 минут до того, как Черную Луну остановили.
     Двое смотрели, как их шеф пыталась справиться с эмоциями.
     – Он был слишком стар для этого, но в этом был весь Чарли. Я бы назначила его начальником отдела, если бы он мне позволил, – вздохнула Набики. – Юмико, выдели время для личной встречи с Тамарой, кажется, так зовут его жену. Это меньшее, что я могу сделать. – Она вернула внимание Саянуро. – Что-нибудь еще, доктор?
     – Только одно, шеф, – вполголоса сказал старик. – Можете поговорить со своей сестрой? Она уже неделями выматывает себя смену за сменой. Это вредно, и она, если свалится, никому не сможет помочь.
     – Посмотрю, что можно сделать, Саянуро. Она единственный целитель, кроме Королевы, кто в силах помочь серебряно-слепым, и я считаю, что она рассматривает это как свою обязанность, но вы правы. Переманю на свою сторону Оно и Кимико. Может быть, мы сможем ее, по крайней мере, замедлить, – пообещала Набики. – Больше ничего? Тогда пойдем навестим моих симулирующих сотрудников!

     Когда Набики покинула травматологическое отделение, она недоуменно покачала головой. Она управляла Лунной Конфедерацией железной рукой, и эти люди, ее люди, оказались искалечены на всю жизнь по большей части из-за ее приказов. И даже после всего этого она по-прежнему была популярна. Они благодарили ее за визит. Она просто не понимала такого отношения, даже после столетия изучения. Юмико подавила случайное хихиканье, когда ее босс в очередной раз задумалась, как же она стала одной из самых популярных на планете людей.
     Две женщины добрались до обычных больничных палат, Набики осталось навестить последнего пациента, сына старого друга. Когда они прибыли к отдельной палате, она заколебалась, услышав внутри голоса. Постучав по двери и заглянув внутрь, Набики тепло улыбнулась.
     – Рой!
     Рой Уильямс был почти карикатурным американцем старше среднего возраста: коренастым и толстым, оставшиеся у него волосы обрамляли его неровное лицо. Хотя его глаза выдавали его интеллект, и он был заместителем президента Лунной Конфедерации по оперативной деятельности. Его невзрачное лицо озарилось широкой улыбкой.
     – Рад видеть, что вы позволили своим волосам немного отрасти, шеф. Я просто навещал Дейва.
     Парень в постели изобразил взволнованную улыбку. Заметно было, что он лишился правой ноги ниже колена.
     – Доброе утро, Тендо-сама, я хочу изви... – Его прервал легкий подзатылок отца.
     – Это шеф, Дейв, и ничего более, – нахмурился Рой.
     – Э-э, н-но, то есть, Тендо-сама ведь генеральный директор... – пробормотал Дейв. Рой отвесил ему еще один подзатыльник.
     – Не важно, даже если ты просто почтовый клерк, сынок, ты работаешь на Лунную Конфедерацию, это просто шеф.
     Набики и Юмико улыбнулись этой перепалке между отцом и сыном, хотя Юмико изо всех сил постаралась держаться не на виду.
     – Все в порядке, Рой, – сказала Набики. – Лучше избыток уважения, чем недостаток. – Она подошла к кровати Дэвида. – Я просто рада, что вам лучше, Дэвид-сан.
     – Ха! К парню заглянула пара посетителей, которые, кажется, пробились через его испуг, – пошутил Рой. Набики вопросительно подняла брови.
     – Первой была Сейлор Сумрак, – негромко объяснил Дэвид. – У меня... был... черный пояс по каратэ, и, полагаю, она об этом слышала. – Он занервничал. – Хм, не в обиду, Те... шеф, но я всегда думал, что она несерьезна, практически шут, смущающая всех Сенши. То есть, я знаю, что она Консорт Монарха, но я думал, что для нее это ничего не значит.
     – Личная с ней встреча немного отличалась, а? – нежно поинтересовалась Набики.
     – Я ни разу в жизни не встречал более впечатляющего человека! Мы поговорили о боевых искусствах, и ее знания просто невероятны. Она сказала мне кое-что, что, я думаю, я не забуду за всю жизнь. Она сказала: "Пока ты не сдаешься, ты не проигрываешь." Почему же кто-то такой притворяется клоуном?
     Набики уставилась куда-то в никуда.
     – Потому что Сумрак знает, что важно, и как идти на жертвы. – Она пристально взглянула на Дэвида, затем на Роя. – Ну, могу рассказать, раз уж это секрет скоро все равно устареет. Видите ли, Сенши очень сильны, а Лунная Конфедерация первая на планете компания. Если бы она того захотела, Сейлор Мун легко бы могла взять контроль после того, как нас накрыло Облако.
     Встав, Набики начала ходить по комнате, объясняя на пальцах:
     – Сенши мощнейшая в мире военная сила, особенно после подготовки Сянь Пу. Лунная Конфедерация доминирует в экономике. Было бы несложно захватить и политическую власть, чего мы не хотели. Слишком велик был бы соблазн вмешаться.
     – Так как это связано с Консортом? – резонно спросил Рой, по виду которого можно было сказать, что он уже знает ответ.
     – Сейлор Сумрак может быть практически необнаружимым шпионом и убийцей, – вздохнула Набики. – Даже если Мун никогда ее так не использует, в глубине души Последняя Семерка всегда будет знать, что они правят лишь с молчаливого одобрения Лунной Королевы, как и их граждане. Поэтому я предложила, чтобы мы сделали Сумрак посмешищем, клоуном, чтобы Последняя Семерка мог