Пчел Нахальный: другие произведения.

Переплетение судеб

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.16*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ranma ½ / Гарри Поттер / Sailor Moon кроссовер.
    Мастер боевых искусств, запутавшийся в паутине обязательств и решивший начать все с нуля. Волшебник, узнавший, что страшнейший его враг лишь слуга еще более древнего врага. И простая школьница, чья история только начинается...
    Первая часть завершена

Переплетение судеб

Annotation

     Мастер боевых искусств, запутавшийся в паутине обязательств и решивший начать все с нуля. Волшебник, узнавший, что страшнейший его враг лишь слуга еще более древнего врага. И простая школьница, чья история только начинается…


Переплетение судеб

Глава 1. Жизнь уже не будет прежней

Весна 1994
     Дождь.
     Она ненавидела дождь.
     Ненавидела, что он с ней делает. Ненавидела, как он с некоторых пор начал влиять на ее жизнь. Ненавидела, как вместе со стекающей водой тают мышцы, уменьшается рост, а взамен дается почти сверхъестественная власть над мужским полом.
     Печальная рыжеволосая девушка сидела под мостом на берегу канала и силой своей хандры могла поспорить со своим вечно теряющимся соперником, которого изо всех ее знакомых можно было с наибольшими основаниями назвать и ее другом.
     Она не знала, зачем живет.
     Всю жизнь, сколько она помнила, отец твердил, что мастер боевых искусств обязан защищать тех, кто не может защитить себя сам. Что нужно стремиться стать лучше всех. Не пренебрегать вызовами, доказывать свое превосходство.
     Понадобилось едва не потерять – невесту? или все же подругу? – чтобы задуматься над этой аксиомой. Понадобилось убить – вернее, отправить на перерождение – своего бессмертного врага, чтобы понять, что так больше продолжать нельзя. Что она – и все, кто бросают ей вызов – приносят больше разрушения, чем спасения.
     Ничуть не помогали и те, кто, вроде бы, должен был поддерживать ее. Бригада невест. Три из них напирали на обязательства чести, и она не могла выбрать ни одну из них без того, чтобы не обесчестить себя и двух других. В конце концов, она сдалась, и позволила родителям настоять на своем, пусть даже она подозревала, что ничего хорошего из этого не выйдет. Она понимала, что никто вне семьи не позволит этому фарсу произойти, и свадебная катастрофа не стала для нее неожиданностью. Так что она просто сбежала ото всех, желая немного побыть одной и успокоиться.
     Что же делать, завязнув в паутине обязательств? Разве что воспользоваться старым добрым приемом, что основывался на трех принципах: движения, созерцания и противодействия. Иными словами, если перед тобой неразрешимая проблема, не надо ввязываться с ней в безнадежное сражение. Отступи, изучи ее со стороны и, когда решение найдется, вернись и устрани ее.
     Но куда отступить? Эту проблему с наскока не решишь. Скорее всего, понадобится совет. Но чей? Кто достоин доверия и не имеет здесь интереса? Она ненадолго задумалась и поняла: есть такой человек. Пожалуй, один из немногих, кого она уважала. Тот, кто, покинув район, оставил ей свой новый адрес и попросил никому его не сообщать. Неужели ожидал подобной ситуации?
     Она медленно, разминая затекшие мышцы, поднялась. Выбралась из-под моста, подошла к ближайшему дому и запрыгнула на крышу. В знакомом районе можно передвигаться быстро. Дальше, примерно зная направление движения, можно не замедляться. Но, добравшись до цели, придется спуститься и расспросить людей: сложно найти нужный дом по одному лишь адресу, ни разу там не бывав.

     Ближе к вечеру следующего дня, усталая и вымотавшаяся, она, наконец-то постучала в дверь. Из-за двери донеслись легкие, едва слышные шаги. Пауза, вместе с ощущением наблюдения – и дверь открылась.
     – Здравствуй, Ранма, – не выказав ни малейшего удивления, произнес мужчина в очках. – Заходи.
     – Привет, док, – отозвалась девушка. – Долго вас искал. Я вздремну недолго, ничего?
     – Конечно, – кивнул мужчина, внимательно изучая излучающую бессилие девушку, – диван в гостиной.
     Благодарно кивнув, девушка шагнула внутрь, сбрасывая на ходу обувь, прошла в комнату, мешком повалилась на диванчик – небольшой, но и она сама некрупная – и мгновенно заснула.
     Проснувшись почти не отдохнувшей пару часов спустя, девушка мутным взором осмотрела комнату, со сна не сразу поняв, где она. Небольшая комнатка площадью в шесть татами прямо-таки кричала о спартанской жизни холостяка. Не было ни единого зеленого листа, на стене висели только часы, а телевизор покрылся тонким, едва заметным слоем пыли.
     – Ужинать будешь, Ранма? – почти сразу вошел в комнату доктор Тофу. Желудок девушки согласно буркнул, сама она смутилась, а доктор улыбнулся и приглашающе махнул рукой.
     В обставленной в европейском стиле тесноватой кухне было лишь две табуретки, причем одна явно до сего момента использовалась не по назначению. Гостей к себе, по-видимому, доктор не водил.
     Тофу Оно с улыбкой наблюдал, как гостья быстро, но, тем не менее, аккуратно забрасывала к себе в рот втрое большую, чем у него самого, порцию немудреного риса. Он знал о том, как она всегда ела, но догадывался, что в отсутствие самого главного раздражителя – ее собственного отца – она сдерживалась и пыталась продемонстрировать все немногие известные ей манеры. Но, несмотря на это, с ужином она все равно расправилась быстрее него.
     Доктор Тофу, улыбнувшись, поставил на стол опустевшую чашу и, поправив очки, задумчиво взглянул на Ранму.
     – Горячей воды?
     Девушка, на мгновение задумавшись, помотала головой и пояснила:
     – Это не важно. Не хочу сейчас мокнуть, а кто я, мне давно уже без разницы.
     Мужчина кивнул, понимая ее точку зрения.
     – Так что привело тебя ко мне?
     Девушка замялась и отвела взгляд. Сколько бы она не убеждала себя, что это было всего лишь тактическим отступлением, где-то в глубине души она знала, что после почти года танцев на лезвии она отчаялась, сдалась и сбежала. Она крепко зажмурила глаза, глубоко вдохнула и выдохнула, прогоняя весь свой эгоизм и самоуверенность, и печально взглянула на мужчину.
     – Я не знаю, что мне делать.
     Тофу вздрогнул. Он давно уже подозревал, что однажды это произойдет, но так и не придумал, чем же он сможет помочь.
     – Что именно ты имеешь в виду? – уточнил доктор, пытаясь выиграть немного времени и желая узнать последние события, подтолкнувшие Ранму к такому решению.
     Секунду прособиравшись с мыслями, Ранма раскрыла рот и, захлебываясь словами, принялась рассказывать мужчине все свои давно и тщательно скрываемые ото всех страхи и неуверенности. Она путалась в словах, перескакивала с темы на тему, дважды и трижды повторяла уже затронутые вопросы. Тофу внимательно слушал ее, пытаясь не потеряться в этом потоке.
     Когда наступила тишина, доктор даже не сразу это заметил, поглощенный решением поставленной перед ним задачи. Рыжая с надеждой смотрела на него. Мужчина снял очки и медленно начал их протирать.
     – Знаешь, Ранма, – водрузив очки на место, сказал он, – из того, что я понял, наиболее идеальным для тебя вариантом будет скрыться ото всех и начать жить самостоятельно, без того, чтобы на тебя все давили, подталкивая к тем решениям, против которых ты восстаешь. Жить, пока ты не придумаешь способ распутать клубок противоречивых требований.
     – Примерно так я и думал, – опустив взгляд, тихо согласилась девушка.
     – Вряд ли ты сможешь быстро найти решение, – продолжил доктор. Рыжая печально вздохнула. – На это тебе могут понадобиться годы, и ты не можешь просто выкинуть их из своей жизни. – На это девушка кивнула. – Тебе лучше всего будет окончить школу, возможно, и университет и найти работу. – Она вновь кивнула и добавила:
     – С этим я не спорю. Не хочу закончить как батя.
     – А что именно ты хочешь? – спросил Тофу. Рыжая надолго задумалась.
     – Я хочу просто жить обычной жизнью. Без всего хаоса, что меня окружает. Простой, тихой, спокойной жизнью. После всего произошедшего я даже не уверен больше, что хочу обзавестись додзе и учить кого-то боевым искусствам. Хотя это всегда была, скорее, мечта бати, – с горечью закончила она.
     – Предположим, что ты можешь спрятаться так, чтобы тебя не нашли, – задумчиво произнес доктор Тофу, – но, прости, пожалуйста, я слабо представляю, как с твоим проклятьем ты сможешь жить хоть немного похожей на нормальную жизнь.
     – Просто я буду учиться и работать как женщина, – бесстрастно заметила рыжая.
     Доктор потрясенно моргнул. Девушка продолжила:
     – Мне не придется никому его объяснять, если они будут знать лишь одну мою сторону, и я не буду превращаться у них на глазах. А еще это поможет мне избежать слухов, которые, при должном упорстве, услышит одна знакомая нам личность.
     Доктор снова моргнул, постарался возразить:
     – Но, Ранма, я полагал, что, когда ты слишком много времени проводишь в одном облике, проклятье стремится это исправить. Ты же постоянно притягивал к себе воду.
     – Не тогда, когда проклятье запирали, – покачала головой девушка.
     – Ты добровольно хочешь запереться? – неверяще прошептал Тофу. – А что же про «мужчину из мужчин»?
     – Я быстро учусь, док, – впервые с момента своего появления, пусть и слабо, улыбнулась девушка. – Меня запирали достаточно часто, чтобы я понял, как это повторить. В Нэриме я это, конечно же, не афишировал, слишком уж громкий шум бы при этом поднялся. Но я вполне смогу оставаться женщиной столько, сколько пожелаю. Если так будет большую часть времени, проклятье не будет мешать мне, когда я буду становиться мужчиной. Пусть мне и все равно, кто я, это я потерять вряд ли решусь. Но если для спокойной жизни мне надо будет большую часть времени жить, как женщина, то это та цена, что я готов заплатить. Можно сказать, что с проклятьем мне еще повезло, потому что оно не может помещать мне жить полноценной жизнью.
     – Тебе понадобится новое имя и новый комплект документов, – медленно произнес доктор, пытаясь осмыслить это откровение, – лучше даже два. У меня… есть возможность это организовать. – Ранма вопросительно посмотрела на него. Мужчина покачал головой, показывая, что это объяснять он не хочет. – Придумаешь имя?
     Ранма пожала плечами.
     – Мне все равно. Положусь на вас. Только, надеюсь, что оно будет мне подходить.
     Тофу на минуту задумался, затем огляделся по сторонам и взял ручку и бумажную салфетку. Быстро набросал на ней две строчки и протянул ее Ранме. Девушка взяла ее, нахмурилась, припоминая редко попадавшееся ей кандзи и фыркнула, сообразив, что два разных имени имели довольно схожий и подходящий ей смысл.
     – Я специально взял одинаково читающиеся фамилии, чтобы не разводить лишней путаницы, по крайней мере, на слух, – пояснил Тофу.
     Девушка протянула салфетку обратно.
     – Мне нравится, – признала она.
     – Как я уже сказал, тебе стоит окончить школу, – сказал доктор. – Тебе остался только один класс, если только ты не захочешь указать в документах меньший возраст. – Девушка помотала головой. – Хорошо, тогда всего за год тебе нужно будет достаточно подготовиться, чтобы поступить в университет. Зная о твоих оценках, Ранма, честно скажу, что это будет непросто. С другой стороны, если тебя не будут отвлекать, и ты будешь учиться так же быстро, как ты учил боевые искусства, проблем у тебя, возможно, и не будет.
     Ранма вдруг вскинула голову.
     – Э-э… док… школа ведь платная. У меня нет денег, чтобы ее оплатить.
     – Позволь мне об этом побеспокоиться, – улыбнулся доктор Тофу. – Ты столь часто помогал остальным, дай хоть иногда и другим помочь тебе.
     Девушка порозовела.
     – Я найду подработку, – тихо сказала она.
     – Не глупи, Ранма, – отмахнулся мужчина. – Учитывая, сколько тебе нужно нагонять, у тебя будет очень напряженный год. Даже работа на неполный день отнимет у тебя много времени. А если ты не сумеешь поступить в университет, найти хорошую работу будет несколько сложнее.
     Ранма упрямо склонила голову.
     – Как знаешь, – вздохнул доктор. – Но я настаиваю, чтобы жил ты пока у меня.
     – Я не хочу вас стеснять, – возразила девушка.
     Тофу ненадолго задумался.
     – Хорошо, – решил он, – есть вариант. Одна моя знакомая пациентка, милейшая старушка, управляет общежитием. Квартиру ты пока оплатить не сможешь, а она может дать тебе скидку. К тому же, ее дочь неподалеку держит там ресторан, если ты так уверен в своих силах. Думаю, через какое-то время я утрясу этот вопрос, но пока, все же, останься у меня.
     Они немного помолчали.
     – Мне нужно позвонить, – встрепенулась девушка. – Тендо будут беспокоиться.
     Тофу явно понял, кого именно из Тендо имел в виду Ранма, но не стал на этом заострять внимание.
     – Телефон в прихожей, – махнул он рукой в том направлении.
     Подойдя к телефону, Ранма быстро набрала почти весь номер. Застыла на добрый десяток секунд и, решившись, набрала последнюю цифру. Пошли гудки.
     – Здравствуйте, дом Тендо. – Молчаливая пауза. Недоуменный возглас из трубки: – Алло?
     – Касуми, – негромко вымолвила Ранма. – Пожалуйста, не говори никому, что я звонил. Или нет, – тут же передумала она, – если будут спрашивать, скажи всем, что я ушел в новое тренировочное путешествие, еще лет на десять.
     – О, боже, – потрясенно выдохнула девушка на другом конце провода. – Ранма-кун, что случилось?
     – Я… – замялась рыжая, – мне нужно разобраться в себе, понять, чего я хочу. Будет проще, если мне никто при этом не будет мешать.
     – Ты действительно решил уйти на десять лет?
     – Как получится, – уклончиво ответила Ранма. – Надеюсь, все будет несколько побыстрее.
     – А если нет? – осторожно спросила Касуми. Ранма не ответила. – Нам будет тебя не хватать.
     – Я знаю. Прости, Касуми. Я, наверное, буду иногда тебе звонить. Может быть, даже заходить, если получится сделать так, чтобы никто больше про это не знал. Я и позвонил-то потому, что не хотел, чтобы ты беспокоилась.
     – Спасибо, Ранма-кун. Полагаю, мне не стоит спрашивать, где ты, но ты хотя бы в порядке? Тебе есть, где жить?
     – Да, Касуми, не беспокойся, я нашел одного своего старого друга.
     – Я рада, – она немного поколебалась. – Ранма-кун… ты ни с кем больше не хочешь поговорить?
     – Пожалуйста, передай Аканэ мои извинения. И скажи маме, что я ищу свой путь в жизни.
     – Я передам, – согласилась Касуми.
     – Пока, Касуми.
     – До свидания, Ранма-кун.
     Ранма с тяжелым сердцем повесила трубку. Не в первый уже раз она задалась вопросом, как бы все было, если бы Касуми и Набики не стали бы так спешить, отвергая помолвку. Набики, несмотря на всю свою холодность, ради своих не жалела никаких сил. Просто так уж получилось, что Ранме не повезло не попасть в их число, хотя помочь она все же почти никогда не отказывалась, пусть и не безвозмездно. Касуми же была добрейшей душой, испортить которую не удалось бы даже демонам.

     Спустя две недели, проснувшись рано утром, Ранма долго смотрела на свою новую школьную форму. Она крепко зажмурила глаза, в который раз уже напоминая себе, что она приняла решение и не отступится от него. Услышав, что Тофу закончил, она сама отправилась в ванную и быстро умылась. Вернувшись к себе, она медленно оделась и уставилась в зеркало. Не сейфуку, как в Фуринкан, но юбка, тем не менее, легко выдавала, что форма была женской. Рыжие волосы, давно освободившиеся от косички, были подвязаны лентой, совсем как делала Укё. В общем, из зеркала на Ранму смотрела примерная школьница. В таком виде ее точно никто из Нэримы не мог узнать. Она сама-то себя не узнавала. Так она и вышла на завтрак. Тофу медленно оглядел ее.
     – Еще не поздно все переиграть, – прекрасно зная ответ, все же предложил доктор.
     Ранма медленно покачала головой.
     – Я решила, – твердо ответила она.
     – Тебя проводить до школы? – предложил он.
     – Спасибо, Тофу-сэнсэй, я дойду сама, – старательно строя предложения в не самом привычном для нее стиле, ответила она.
     Все остальное время они провели в неуютном молчании. Ранма вновь и вновь продолжала убеждать себя, что это правильная идея, а Тофу, понимая ее проблему, старался ей не мешать. В такой же тишине они покинули квартиру и спустились вниз. На улице они оба замерли и переглянулись, прежде чем разойтись в разные стороны.
     – До вечера, – попрощался Тофу. Ранма просто молча кивнула, не в силах сказать ни слова.
     Она шла по улице, поглядывая на группы девушек, в такой же форме, как и у нее, спешащих в том же направлении. Она ничем среди них не выделялась. Она не шла по забору, и она носила школьную форму. Разве что она шла одна. Да цвет волос был не из самых распространенных, но уникальным он не был. На глаза попалась столь же рыжая младшеклассница, выслушивающая свою тараторящую светловолосую подругу с двумя хвостиками, и Ранма улыбнулась в ответ на заговорщицкую улыбку девочки.
     В школе она встретилась со своим классным руководителем, и они вместе добрались до класса, в котором она будет учиться весь следующий год. Сэнсэй вошла внутрь, жестом велев ей задержаться.
     – Добрый день, класс. У нас сегодня новая ученица.
     После кивка она вошла, подошла к доске и начала писать свое имя.
     千葉 – Написать три размашистых черты первого кандзи ее новой фамилии было несложно, со вторым пришлось чуть повозиться. Ее едва не трясло от волнения и напряжения. Она намеренно не хотела использовать ледяную душу, она хотела, чтобы другие видели в ней обычного человека, а обычные люди не используют ки приемы и волнуются, когда попадают в новый коллектив.
     邦恵 – К фамилии добавилось имя. Отложив мел и мысленно вздохнув, она резко развернулась на каблуках и впервые внимательно взглянула на свой новый класс.
     – Здравствуйте. Меня зовут Тиба Куниэ.
Лето 1996
     Замерев на полушаге, белый кот ошеломленно потряс головой и, сев прямо на асфальт, озадаченно почесал лапой в затылке. Цель исчезла, ориентир вновь оказался потерян.
     Почти пятнадцать лет назад он пробудился от стазиса, впервые почувствовав выплеск знакомой силы. Выплеск был краток, его хватило лишь на очень приблизительное определение положения цели: то, что сейчас называли Европой. Не один год кот потратил на то, чтобы освоиться в сильно изменившемся за тысячи лет мире, приспособиться к миру людей, добраться до своей цели. Редкие слабые импульсы силы позволяли уточнить направление, но они становились все реже и реже. Последний выплеск был около пяти лет назад, и кот понял, что нужно перебираться через пролив. Три года назад он, наконец, прибыл в Англию и принялся учить язык, с нетерпением ожидая новых всплесков. Которых все не было…
     Несколько минут назад он ощутил мощнейший, уступающий лишь тому, первому, пятнадцать лет назад, всплеск, всплеск, после которого – наконец-то! – остался след, тонкая нить, по которой он мог найти свою цель. Нить, свидетельствующая о готовности к пробуждению. Бросив все свои дела, кот со всех лап помчался к цели. Но не успел он пробежать и мили, как ощущение пропало. И он, замерев, уселся на пригретый солнцем асфальт, совсем по-человечески чеша затылок. Этого просто не могло быть!
     Кот вздохнул и вдруг понял: цель просто переместилась. Но как она могла в мгновение ока из района Лондона оказаться где-то в Шотландии? И чувство направления не могло дрожать и сбоить, даже на таком расстоянии давая погрешность в несколько градусов.
     Все это можно было объяснить лишь магией. Маги как-то пережили тот катаклизм, о котором кот сохранил лишь очень смутные тени воспоминаний. И хорошо спрятались, если кот, сам обладающий некоторой магией и последние пятнадцать лет разыскивающий хоть что-нибудь, не нашел ни одного признака.
     Где же его, в итоге, искать? В Лондоне или где-то в Шотландии? Кот вздохнул и решил немного подождать. После пятнадцати лет ожидания можно было подождать еще немного, хоть все его инстинкты подталкивали его отправиться на север.
     Терпение оказалось оправдано. Несколько дней спустя кот ощутил, как тот, кого он ищет, стал приближаться к Лондону. Не мгновенно, как он его покинул, но на скорости хорошего транспортного средства. Автомобиль? Поезд?
     Где-то через час дрожание направления сошло на нет, и кот уже мог с приличной точностью определить местоположение цели. Развернув в своем убежище карту, он смог определить, что двигается тот по железной дороге и прибудет в итоге на вокзал Кингс-Кросс. Время еще было, но все равно стоило поспешить.
     На вокзале кот внимательно изучил табло, но к расчетному времени не прибывал ни один поезд. Кот философски вздохнул и принялся ждать.
     Когда цель была уже неподалеку, внимание кота привлекла к себе группа достаточно необычно выглядящих людей, целенаправленно собравшаяся у ничем внешне не примечательной колонны. Вот только что от группы, что от колонны, кот, принюхавшись, явно ощутил запах магии. Обычные люди их не замечали и не обращали внимания, как из колонны периодически выходили небольшие группки подростков и спешили исчезнуть с вокзала. На очередной группе кот подобрался, вытянувшись струной.
     Это был он!
     Худенький черноволосый паренек, явно не ожидающий встретить здесь встречающую его – именно его – делегацию. Его сопровождали рыжие парень и девушка, явно брат и сестра, которых тут же кинулась обнимать находящаяся среди встречающих мать, и каштановолосая девушка, которая, получив от рыжей женщины свою порцию объятий, отошла к своим родителям. После недолгой беседы мужчина в котелке о чем-то сообщил черноволосому парню и указал себе за спину. Паренек наклонился взглянуть, туда же посмотрел и кот. В нескольких метрах от них в явной панике стояло семейство: совершенно необъятных размеров мужчина, за которым прятался его не менее толстый сынок и худая и высокая, как жердь, супруга. Примерно полгруппы направилось к ним и начало им что-то объяснять. Толстяк краснел, бледнел, шевелил усами и расправлял плечи. Потом испуганно отшатнулся, налетев на чей-то багаж. Черноволосый парень попрощался со всеми и пошел к выходу из вокзала, семейство, испуганно взглянув на магов, поспешило за ним.
     Никто и не обратил ни малейшего внимания на метнувшегося за ними кота.

     Звали парня Гарри Поттером, как удалось понять коту из выкриков его родственников. Уже второй день он наблюдал за ним, пытаясь понять, что собой представляет тот, к которому его тянуло, и как лучше всего вступить с ним в контакт. Хорошо хоть он был магом, не будет ярого неверия.
     Кот посмотрел на равнодушно ковыряющегося в саду парня. Чем-то такое поведение пугало его родственников. Кот задумался, пытаясь понять, почему же ему было жизненно необходимо встретиться с этим парнем. Он копался в своей опустевшей памяти, изо всех сил пытаясь хоть что-нибудь найти. Он настолько отвлекся, что пропустил момент, когда ему в шею ткнули острый кончик резного деревянного прута, от которого явственно тянуло магией.
     – Не двигайся, – негромко сказал Гарри. Кот, и так лежащий без движения, превратился в статую. – Я же говорил, чтобы никого здесь не было. И кот из тебя довольно паршивый получился. Коты себя так не ведут.
     – Полагаю, меня приняли за кого-то другого, – промямлил кот, нервно кося взглядом на угрожающе нависающего над ним парня, не пропустив при этом, как тот едва заметно вздрогнул.
     – Похоже, что да, – задумчиво кивнул парень, левой рукой поправляя чуть съехавшие очки. – Как тебя зовут?
     – Артемис. – Взгляд кота остекленел. Несколько секунд спустя он озадаченно моргнул. – Ох. За пятнадцать лет так и не вспомнил своего имени, но стоило тебе задать вопрос…
     – То есть? – вопросительно нахмурился парень.
     – Около пятнадцати лет назад я, ощутив всплеск силы, проснулся с пустой памятью. За все это время я так ничего и не вспомнил, лишь знал, что должен отыскать того, чью силу я ощутил. Несколько дней назад в Лондоне я ощутил схожий выплеск, и между нами установилась какая-то связь, по которой я, наконец-то, тебя и отыскал.
     Парень задумался. После полуминуты размышлений он убрал палочку в рукав. Артемис облегченно вздохнул.
     – Лезь ко мне в комнату. Поговорим. И на сову не покушайся.
     Быстро оглядевшись по сторонам в поисках любопытных глаз, кот полез по фасаду до приоткрытого окошка на втором этаже. Запрыгнув внутрь, он очутился на приставленном к окну письменном столе, неподалеку от насеста с сердито нахохлившейся совой. Артемис предпочел за лучшее передвинуться на дальнюю от нее сторону стола.
     Вскоре дверь в комнату открылась, и вошел Гарри. Усевшись за стол, он положил перед собой палочку, не угрожающе, но так, чтобы он мог в любой момент ею воспользоваться.
     – Итак, зачем ты меня искал?
     Кот снова застыл. Гарри уже понял, что в такое время у него открываются, по-видимому, заблокированные кем-то до поры воспоминания. Секунд через пятнадцать кот ожил и начал рассказывать:
     – Когда-то давно, как я могу предположить, несколько тысяч лет назад, в Солнечной системе существовало магическое королевство. Существование и безопасность ему обеспечивали избранные воины, маги невероятной силы. Они защищали людей от множества угроз. Но королевство все же пало. Был долгий период мира, защитники расслабились, и, когда внезапно напали демоны, не сумели быстро отреагировать в полную силу. Это была война на истребление. Демонов удалось остановить, но погибли все защитники и почти все люди. Тогдашняя королева ценой своей жизни сумела запечатать врата демонов и отправить воинов на перерождение. Ты один из этих воинов, если точнее, их предводитель.
     – Восхитительно, – пробормотал себе под нос Гарри.
     – Демоны были остановлены, но не уничтожены, – продолжал Артемис, – их предводители остались целы. Печать все это время слабела и через какое-то время пропадет совсем, но уже сейчас их агенты могут появляться на Земле. Ты должен принять свою силу, разыскать остальных возродившихся воинов и остановить демонов.
     – Отлично, – раздраженно протянул Гарри, – мало мне пророчества о столкновении с могущественным темным магом, так еще и с демонами воевать нужно…
     Кот промолчал, лишь нервно взмахнул хвостом.
     – История, конечно, интересная, – кивнул Гарри, – но на слово в нее слабо верится.
     Артемис на мгновение застыл.
     – Я могу перенести тебя в твой замок… – предложил он и тут же поправился: – Замок твоего прошлого воплощения.
     – И как ты это сделаешь? – полюбопытствовал Гарри.
     – Я могу войти в контакт с твоими скрытыми силами, – признался Артемис.
     – Давай, – не скрывая скепсиса, разрешил ему Гарри после нескольких секунд молчания.
     Кот жестом попросил парня наклониться чуть ближе и приблизился к нему почти вплотную, носы лишь немного не касались друг друга. Полумесяц на лбу кота вспыхнул, и Гарри почувствовал, как что-то внутри него отозвалось на эту вспышку, а затем все изменилось.
     Стул из-под него исчез, и он не удержал равновесия и упал прямо на валяющиеся обломки. Кот, оказавшись в воздухе, возмущенно мяукнул, но все же смог приземлиться на лапы. Гарри встал и, потирая пострадавшую точку, огляделся.
     Возможно, когда-то давно, это действительно было замком. Сейчас он был в одной из комнат этого замка, со стен и потолка облетело все покрытие, обнажив грубую каменную кладку. Остатки прежнего великолепия кучами валялись на полу, особенно вдоль стен. В центре зала валялась свалившаяся с потолка погнутая люстра.
     – И где мы? – снял Гарри очки и сдул с них поднявшуюся после их появления здесь пыль.
     – Когда-то давно это было замком Магеллан, домом Воина Любви, – печально оглядывал разруху Артемис.
     Гарри едва не поперхнулся, услышав о столь неожиданном подтверждении недавнего разговора с Дамблдором, но все же сумел промолчать и задать несколько другой вопрос:
     – Магеллан?
     – Да, замок был назван в честь того, что сейчас называют Магеллановыми Облаками, – пояснил кот и немного смущенно добавил: – Я решил, что будет неплохо несколько обновить его имя. – Переведя взгляд с одного выхода на другой, кот продолжил: – Идем, нам нужно добраться до сердца замка.
     Они вышли из комнаты. Гарри оглядывался по сторонам, видя везде все те же безжалостные следы прошедшего времени, а Артемис смотрел вниз, тщательно следя, куда он наступает. Но не прошли они по коридору и десятка метров, как Гарри застыл, уставившись в окно. Глядя на красное небо и красную поверхность.
     – Где мы, черт возьми?
     – На Венере, – спокойно ответил Артемис.
     Гарри с минуту молча стоял, разглядывая невероятный пустынный пейзаж за окном.
     – Разве здесь можно жить? – недоуменно выдохнул Гарри.
     – Сейчас лишь внутри замка существует пригодная для дыхания атмосфера, но когда ты войдешь в полную силу, ты сможешь поддерживать пригодную для жизни среду на всей планете.
     – Что, нужно только прийти и принять наследие? – не поверил Гарри.
     – Не знаю, – признался кот. – Но, кажется, нет.
     В итоге они добрались до комнаты, ничем внешне не отличающейся от той, в которой они изначально появились.
     – Мы точно там, где надо? – решил все же уточнить Гарри.
     – Да, – кивнул Артемис. – Хоть все и разрушено, мы там, где надо.
     – И что мне делать? – спросил совета Гарри.
     – Во-первых, нужен магический проводник, – застыв на мгновение, сообщил Артемис. – Я бы тебе вручил что-нибудь, но у тебя и свой есть, а здесь нет ничего.
     Гарри достал палочку и взмахнул ей. Вопросительно посмотрел на кота.
     – Прислушайся к замку, – после знакомой паузы ответил Артемис. – Ты сможешь найти нужные слова.
     Гарри замер и, как и посоветовал белый кот, прислушался. Замок… был рад его возвращению и осторожно к нему присматривался. Касался краешком своего псевдо-сознания его разума. Шептал что-то неясное. Гарри вновь поднял опущенную руку с палочкой.
     – Сила Венеры… – негромко сказал он, взмахивая ею. – Преобрази!
     И сразу же тихий шепот замка стал почти торжествующим, ликующим. Хозяин вернулся! Он больше не будет один! В разуме Гарри, там, где его касался замок, открылась дверь, и сквозь нее полилась сила. Она быстро окутала своим теплом его сознание, принося вместе с собой некие неясные образы. Сила задержалась, натолкнувшись на некое препятствие. Резкой болью вспыхнул шрам, а эта сила принялась его омывать, успокаивать. Гарри вдруг понял, что она выжигает ту мерзость, что когда-то давно каким-то образом оставил в нем Волдеморт. Сила окружила сознание прочным щитом, который не сможет пробить ни один легилимент, и двинулась дальше, заполняя все его тело, усиливая его, укрепляя и меняя. А закончив с телом, она выступила наружу, формируя из магии защитную оболочку.
     Гарри открыл глаза и опустил на себя взгляд. Недоуменно моргнул.
     – Артемис, ответь на пару вопросов: почему я – девушка, и почему меня это не волнует?
     Переведя взгляд на кота, Гарри вздохнул. Артемис вновь застыл в знакомом уже трансе. Гарри вновь взглянул на себя… на ту девушку, в которую он превратился. Судя по тому, как приблизился пол, она была ниже его. Пропало давно ставшее привычным искажение линз, очки превратились в маску, но все было по-прежнему четким, у нее зрение было куда лучше. Она сейчас была одета в нечто вроде белого купальника и такие же белые, длиной до локтей, перчатки, снизу была очень короткая оранжевая юбка. На груди был крупный темно-синий бант, а за спиной еще один, просто гигантский, цвет которого, извернувшись, удалось определить как желтый. На плечах был столь же оранжевый, как и юбка, матросский воротник, а на ногах открытые оранжевые туфли на низком каблуке. Волосы были очень длинные и светлые.
     – Поздравляю, Поттер, ты – блондинка, – вслух фыркнул Гарри.
     Палочка стала чуть ли не вдвое короче, но взамен обзавелась наконечником с астрологическим знаком Венеры. На шее, судя по ощупыванию левой рукой, оказалась какая-то ленточка, а на лбу диадема.
     Гарри вновь перевел недовольный взгляд на кота и начал неспешно считать про себя. На счет сорок два кот вздрогнул, полными ужаса глазами посмотрел на преобразованного Гарри, плюхнулся, безжалостно пачкая свою тщательно оберегаемую шерстку, на пыль и обломки и прикрыл передними лапами голову. Гарри едва заметно улыбнулся и повторил свои вопросы. Кот приоткрыл один глаз и облегченно вздохнул.
     – Я вспомнил только сейчас, когда увидел трансформацию. Вас было семеро, во времена Серебряного Тысячелетия вы все были женщинами, каждая была связана со своей планетой, и название планеты входило в ее титул. Сейчас при трансформации ты будешь принимать облик своего прежнего воплощения, но когда сможешь лучше освоиться с силами, ты сможешь это изменить.
     Гарри задумчиво кивнул. Качнулись непривычно-длинные волосы.
     – Так что мне нужно делать?
     – Нужно искать и останавливать агентов Темного Королевства, но главное – надо найти и пробудить остальных воинов и Принцессу Луны. Лишь с ее помощью возможно будет вновь запечатать портал в мир демонов.
     – Где мне ее искать?
     – Я не знаю, – почти по-человечески пожал плечами кот. – Она, скорее всего, уже родилась, но может быть где угодно на Земле. Со временем, я думаю, ты ощутишь связь с ней и сможешь ее найти.
     – Значит, – подытожил Гарри, – сейчас остается только ждать?
     – Ждать и заново учиться сражаться с помощью силы Венеры, – кивнул Артемис.
     – Почему костюм именно такой? – дернул Гарри за бант на груди. – Выглядит немного… странно.
     – Не помню, – виновато отозвался кот. – Но, кажется, в каждой детали есть свой смысл.
     – Даже в матроске? «Правь, Британия!», а? – совсем по-снейповски приподнял Гарри бровь.
     – Не знаю, – сдался кот. Гарри решил больше ни о чем серьезном его пока не спрашивать.
     – Ну и как мне называться? Явно не Гарри Поттером, – недовольно пробурчал он, жалея, что здесь нет зеркала, взглянуть на свой идиотский вид со стороны. – И такие костюмы носят разве что какие-нибудь комиксовые супергерои. Венера в матроске, звучит? – ухмыльнулся он.
     – Не стоит упоминать про Венеру, – недовольно покачал головой Артемис. – Враги могут догадаться и начать на тебя целенаправленную охоту.
     – Мне не привыкать, но ладно. Сократим. Пусть будет… Сейлор Ви… – Гарри задумчиво оттопырил два пальца и взглянул на них. – V is Victory. V is Venus.
Сентябрь 1998
     Усаги сидела в классе и с тоской смотрела в окно. Все ее одноклассники уже разошлись, а ее – как обычно – задержали после уроков из-за ее традиционного опоздания. Усаги была типичнейшей совой, ей было сложно просыпаться рано утром в школу. Будильник отключался отработанным до автоматизма движением, приходящая будить мама получала твердый, несмотря на полусон, ответ, что она сейчас встанет. Но итог оказывался всегда одним и тем же. Панические вопли, торопливые сборы и бешеный забег до школы. Иногда ей даже удавалось успеть вовремя. Чаще – нет.
     Блондинка печально вздохнула. Как назло, сегодня была чудесная погода, и ей очень хотелось пойти прогуляться. Яркое солнце заливало своими лучами город. Редких облаков было ровно столько, чтобы оттенить, не закрывая, глубокую небесную синь.
     – Цукино-сан.
     Усаги вздрогнула, выныривая из своей созерцательной полудремы, и повернулась к входу в класс. Рядом с окликнувшей ее Харуной-сэнсэй стояла девушка примерно одного с самой Усаги возраста, но не в школьной форме, а в простой светло-желтой блузке и джинсовой юбке. Солнце было у них за спиной, светило из окон коридора, и сложно было против света разглядеть оттенок недлинных – всего до плеч – темных волос и темных глаз девушки.
     – Это Мидзуно Ами, – представила учительница девушку. – Через несколько дней она начнет учиться в нашей школе. Пожалуйста, покажи ей школу и район. Это будет полезнее, чем ты будешь сидеть здесь.
     – Да, сэнсэй. – Усаги подскочила с места и, сделав пару шагов навстречу, улыбнулась и легонько поклонилась. – Я Цукино Усаги.
     Ами поклонилась в ответ.
     – Рада познакомиться, – сказала она, но не улыбнулась и не сказала больше ни слова.
     Учительница с едва заметной грустью взглянула на девушку и вновь обернулась к Усаги.
     – Постарайся, все же, завтра не опаздывать.
     – Конечно, – на всякий случай еще раз поклонилась Усаги.
     Она ушла, оставив девушек одних. Усаги с любопытством разглядывала новенькую, а та, бросив на нее лишь один взгляд, опустила глаза. Стоя достаточно близко к ней, Усаги смогла разглядеть, что волосы были не черными, как ей сперва показалось, а все же чуть светлее, темно-каштановыми. Цвет глаз пока понять не удавалось. Косметики и украшений Ами, судя по всему, не признавала. Блузка, хоть и выглядела очень простой и не украшенной, была достаточно строгой и элегантной. Туфли на невысоком каблуке были довольно большого для ее роста размера. В целом, она выглядело достаточно мило, но Усаги сомневалась, что ее можно было бы назвать красивой.
     – Так, – нарушила она тишину, – что тебе показать?
     Ами чуть заметно пожала плечами. Пояснила:
     – Я лишь недавно переехала в этот район, ничего здесь не знаю.
     – Ну, тогда я тебе все покажу!
     Усаги провела девушку по школе, показала все важные кабинеты, познакомила со всеми учителями, кто еще был здесь. Устроила экскурсию по школьной территории, рассказала про свое любимое место, вспомнила пару забавных историй, что случилась с нею и ее подругами. Затем повела по ближайшим окрестностям.
     Ами оставалась загадкой.
     Усаги часто говорили, что ее жизнерадостность заразительна. Что стоит немного с ней поговорить, и все проблемы кажутся легче, а жизнь ярче. Впервые она столкнулась с крепким орешком. Девушка была молчаливой, казалось, ее что-то печалило. За все время она лишь несколько раз улыбнулась над шутками, да и то, как подумала Усаги, по большей части из вежливости. На вопросы она отвечала лишь несколькими словами, сама же почти ничего и не спрашивала.
     Что-то с ней было не так. Усаги достаточно быстро определила, что, несмотря на всю вежливость и немногословную открытость, были темы, на которые она отвечала поджатыми губами и молчанием. Ничего не удалось узнать ни про ее семью, ни про друзей, ни даже откуда она. Единственное, что было очевидно – японкой она не была, но несмотря на это, ее японский был очень чист. Усаги было ее немного жаль: немногословная, мрачная иностранка, в школе она будет белой вороной, которую будут сторониться и хорошо, если не затравят.
     Когда они прощались, Усаги сильно сомневалась, что они вообще смогут подружиться, Ами не выказала к этому никакого стремления. Если она попадет в другой класс, из них вряд ли выйдут и приятельницы. Максимум слабо знакомые друг с другом люди, здоровающиеся при случае в коридоре, но не имеющие ни одной общей темы для разговора.
     Усаги печально вздохнула и направилась домой. Чем-то эта девушка сумела ее заинтересовать. Но она подозревала, что вряд ли кому она решится излить душу.
     Идя домой, она прошла мимо недавно открывшегося игрового центра. Она уже успела побывать там несколько раз, немного заинтересовавшись симпатичным управляющим. Она сделала несколько шагов, остановилась и развернулась, задумчиво уставившись на входную дверь. Время еще было, и домой ей идти пока совсем не хотелось. Она улыбнулась и пошла к «Короне».
     Не успела она войти, как дверь распахнулась, и оттуда вылетела девушка, врезавшись в Усаги. Сама она сумела удержаться на ногах, а вот Усаги нет.
     Сидя на тротуаре, одна длинноволосая блондинка разглядывала другую длинноволосую блондинку. Сбившая ее девушка была в шортах и футболке, волосы ее были распущены, тогда как Усаги свои всегда укладывала.
     – Ох, прости, пожалуйста, – протянула девушка руку. Усаги приняла ее и поднялась на ноги. – Ты в порядке?
     – Кажется, да, – сказала Усаги.
     – Хорошо, – кивнула девушка, – извини, я тороплюсь. Увидимся!
     Она умчалась прочь, на ходу вытаскивая из кармана мобильный телефон. Усаги удивленно моргнула ей вслед. Она не выглядела таким человеком, у которого мог быть мобильник. И ее прощание – почему-то оно показалось не обычной вежливостью, а словно обещанием, что они еще встретятся.
     Качая головой, Усаги вошла внутрь. Чем-то эта девушка напомнила ей Ами, хоть она и не могла сказать, чем же именно. Они были абсолютно разными, как по внешности, так и по поведению. Но было в них что-то общее. Вновь покачав головой, Усаги выбросила эти мысли из головы и радостно улыбнулась Мотоки.

     Прозвенел будильник. Из-под одеяла высунулась рука, наугад похлопала вокруг горланящего устройства и, найдя цель, отключила его.
     Усаги при этом не проснулась.
     В целом, это было абсолютно обычное утро семьи Цукино. Мечущаяся по дому Усаги, непрерывно причитающая, что опоздает, подкалывающий ее младший брат, печально смотрящая на все это мать… все они, как по нотам, разыгрывали давний и привычный спектакль.
     Отыграв все, Усаги выбежала из дома и помчалась в школу. Но судьба внесла этим утром в привычную рутину кое-что новенькое. Пробегая мимо дворика, Усаги заметила мучающих кошку трех младшеклассников. Она не умела и не любила драться, но ее доброе сердце просто не позволило бы ей пройти мимо. Забыв про то, что опаздывает, Усаги ринулась в бой. К счастью, не развившийся дальше словесной перепалки: мальчишки не рискнули проверять, что же одержит верх: тройное превосходство в числе (усугубленное царапающимся животным) или двойное превосходство в возрасте (поддержанное тяжелым портфелем). Они предпочли отступить, оставив свою пленницу на милость победительнице.
     Усаги самодовольно посмотрела вслед отступающим противникам и улыбнулась черной кошке у себя на руках.
     Кошка была неправильной. Точка.
     Ошеломленное обдумывание этой мысли нисколько не помешало языку Усаги молоть вслух какие-то благоглупости, на которые она и сама не обращала никакого внимания, а ее рукам осторожно снимать со лба кошки невесть как очутившийся там лейкопластырь.
     Едва липкий кусок с несколькими прилипшим шерстинками оказался отделен ото лба кошки, под ним обнаружилась странная лысинка в форме полумесяца, а кошка вдруг моргнула и уставилась на Усаги.
     Не по-кошачьи осмысленным взглядом.
     Усаги моргнула ей в ответ.
     Кошка, до сего момента спокойно пребывающая у девушки на руках, вдруг вырвалась и в несколько прыжков взлетела на ограду. Развернувшись на узкой стене, кошка еще раз взглянула на Усаги, словно стараясь получше запомнить свою благодетельницу, и спрыгнула на другую сторону, пропав из виду.
     Усаги моргнула еще раз. И опомнилась:
     – Я же опаздываю!

     Во время обеда, выбравшись во двор, Усаги с грустью открыла крышку своего бэнто, на переменах тайком опустошенного уже чуть ли не наполовину. К ней вскоре подсела и Нару.
     – Слышала? Говорят, Сейлор Ви теперь перебралась в Токио.
     – Нет, не слышала, – автоматически ответила Усаги, пытаясь определить, сумеет ли она наесться своим ополовиненным обедом. После чего ее мозг сумел-таки догнать ее язык. – А кто это?
     – Это супергероиня из Англии! – поправляя очки, заявил непонятно когда, как и откуда появившийся Умино. – У меня есть все публикации о ней. Она впервые объявила о себе в Лондоне пару лет назад, примерно тогда же, когда там начались серии необъяснимых смертей. С месяц назад она впервые дала интервью, заявив, что все закончилось, и ей пора двигаться дальше. Ходят слухи, в полиции уже готовятся к повторению английского кошмара.
     – Лондон? – уловила в потоке слов Усаги знакомое название. – Это же в Европе?
     – И откуда ты все это знаешь? – одновременно с ней пробормотала себе под нос Нару, после чего встрепенулась: – Не видела ее здесь раньше, не знаете, кто это?
     Пока Умино оборачивался, чтобы понять, кого Нару имеет в виду, Усаги вклинилась, втайне радуясь, что в кои-то веки может похвастаться своими знаниями.
     – Это Мидзуно Ами, ее перевели к нам несколько дней назад, по-видимому, определили в другой класс. Она, кажется, из Америки, у нее едва заметный английский акцент.
     – Из Австралии, – тут же поправил Умино. – По крайней мере, прилетела она оттуда. Она настоящий гений. Что она английский знает лучше Харуны-сэнсэй неудивительно, но она и японский знает лучше многих, да и остальные предметы… Я, конечно, расслабился, и последнюю контрольную всего на 95 баллов написал, но, уверен, даже когда я соберусь, она меня обойдет.
     Усаги неловко поерзала и не стала упоминать о своем собственном результате.
     – Усаги, а откуда ты ее уже знаешь? – полюбопытствовала Нару.
     – Пару дней назад меня попросили показать ей окрестности, – с облегчением ответила блондинка, поняв, что тему контрольной развивать не будут, но все же постаралась сменить предмет обсуждения: – А с чего решили, что эта Сейлор Ви теперь здесь?
     – Ее засняла камера слежения, когда она помешала ограблению ювелирного магазина, – тут же сообщил Умино. – Но изображение получилось смазанным, она слишком быстро двигалась.
     – Драгоценности… – вздохнула Усаги. – Хочу себе колечко.
     – А я себе сережки, – точно так же вздохнула Нару и предложила, – зайдем после школы в мамин магазин, посмотрим?
     – Конечно, – тут же согласилась Усаги. Поглазеть на ювелирные изделия, что может быть интереснее?

     После школьного дня Усаги вместе с Нару, оживленно болтая, направились в ювелирный магазин ее матери. Уже неподалеку от магазина Нару удивленно примолкла, сквозь витрины увидев внутри настоящее столпотворение. Подойдя ко входу, Нару потрясенно ахнула и нахмурилась, увидев объявление о распродаже с девяностопроцентной скидкой.
     – Мама, конечно, упоминала, что хочет устроить распродажу, – пробормотала она себе под нос, – но чтоб настолько? Чего она хочет?
     Внутри, посреди толпы женщин, суетилась больше похожая на уличную зазывалу, чем на респектабельного ювелира, Осака-сан. Нару задумчиво изучила собравшихся вокруг нее людей и не рискнула пробиваться поздороваться с матерью. Она обернулась к Усаги и заметила, что подруга уже стояла у витрины в нескольких метрах от нее и печально разглядывала изящное кольцо.
     – Что не так, Усаги-тян? – подошла она к ней.
     – Если бы я не потратила недавно все свои карманные деньги, я вполне могла бы его купить, – чуть ли не плача сказала Усаги.
     – А твоя мама не согласится дать тебе в счет следующего месяца?
     – С такими результатами контрольной?
     Девочки одновременно тяжело вздохнули.

     Огорченно выйдя из магазина, Усаги еще раз представила, насколько сильно недовольна будет мама результатами теста. Идти домой резко расхотелось. Вытащив злополучный лист, блондинка с грустью посмотрела на жестокие цифры, подспудно надеясь, что они каким-то чудом вдруг изменятся, а затем вдруг с удивившей ее саму яростью смяла бумагу в комок и швырнула ее через плечо. С глаз долой – из сердца вон, хоть она и понимала, что это мелочно и ничего в итоге не изменит.
     – Не думал, что меня можно спутать с мусорной корзиной, булкоголовая, хотя, принимая во внимание наглядное свидетельство уровня твоего интеллекта, поверить в это несложно.
     Усаги на мгновение застыла, шокированная таким хамством, а затем гневно развернулась. Напротив входа в магазин стоял черноволосый парень (симпатичный… немедленно отметило подсознание, успешно, впрочем, проигнорированное девушкой) и с улыбкой изучал смятую контрольную
     – 30 баллов?! – потрясенно выдохнул он, поправляя солнцезащитные очки. – Я пропускал целые семестры, но до такого так и не опустился.
     Усаги тут же выдернула листок у него из рук.
     – Ну, это же не твоя контрольная, так что какая тебе разница?
     Усаги резко развернулась и, преисполненная достоинства, пошла прочь. Но, завернув за угол и скрывшись из поля зрения нахала, взглянула на листок и печально вздохнула.
     – Хорошо, наверное, быть героиней, – горько сказала она, вспоминая разговор во время обеда. – Ловишь себе преступников, и никто не наседает с контрольными по английскому.
     Поглощенная своими мыслями, Усаги совсем не смотрела по сторонам, но даже в противном случае она вряд ли заметила бы следящую за ней черную кошку.

     Дома призрачная надежда Усаги скрыть информацию о результатах теста разбилась вдребезги, когда мама сказала, что случайно повстречалась с Умино. Не преминувшим, тут же подумала Усаги, похвастаться своими результатами, тем самым сдав ее саму.
     Реакция матери оказалась почти столь плоха, как и предполагала Усаги в своих самых мрачных мыслях. После быстрой выволочки, пересыпанной сравнениями с младшим братом (не в пользу Усаги) и воззваниями, что как старшая сестра она должна быть ему примером, Усаги вскоре очутилась в своей комнате, за рабочим столом, перед учебником английского. Делающей вид, что учится, и с тоской при этом смотрящей в окно.
     – О! – не сдержалась и вслух удивилась Усаги. Из-за края окна осторожно высунулась черная мордочка с приметной лысинкой в форме полумесяца, вздрогнувшая, заметив, что ее обнаружили первой. – Та кошка.
     Усаги осторожно, боясь спугнуть животное, открыла окно и поманила ее внутрь:
     – Кис-кис. Иди сюда. Что же ты тут делаешь? – задумалась она вслух.
     – Я искала тебя, Усаги-тян, – сказала кошка.
     – О, – ничуть не удивилась Усаги. – Я уснула над учебником. Нужно поскорее проснуться, пока мама не заметила.
     – Это не сон, Усаги-тян. Меня зовут Луна, и мне нужна твоя помощь. Ты моя единственная надежда.
     – Просыпайся, просыпайся, – не обращая внимания на кошку, похлопала себя по щекам Усаги. Затем надавила на один глаз и посмотрела на раздвоившуюся кошку.
     – Я видела, как ты сегодня заходила в ювелирный, – решила сменить тактику Луна. – У меня есть для тебя подарок. – Она прямо из воздуха вынула изящную брошь и, не сумев удержать ее, уронила на учебник. – Держи.
     – Ух ты! – спустя мгновение, не успела кошка и моргнуть, Усаги уже вертелась у зеркала с приколотой к блузке брошью. – Спасибо! Какая красивая.
     – Если ты проснешься, она исчезнет, – со смешком заметила Луна, – так что считай, что это не сон.
     – Хорошо, – легко согласилась Усаги, – это не сон. Как будто говорящих кошек не бывает, да сто раз видела, что может быть обычней?
     Кошка потерла лапой свой полумесяц.
     – Так ты меня выслушаешь?
     – Конечно, – не оторвалась Усаги от зеркала. – Ты говори. Я слушаю.
     – Усаги-тян, в Токио происходят странные вещи. Появился враг, с которым полиции не справиться. Ты избранный воин, ты должна сразиться с ними, найти остальных воинов и нашу принцессу.
     – Здорово, – равнодушно отозвалась Усаги. – И что мне делать?
     Луна задумалась, пытаясь понять, верит ли ей Усаги или просто считает, что спит, и поэтому не спорит. Но решила, что пока она соглашается, это не важно.
     – Возьми брошь в руки и скажи «Moon prism power, make-up!» – скомандовала она.
     – Всего-то, – хмыкнула Усаги. – Moon prism power! Make-up!

Глава 2. Начало перемен

Весна 1994
     Поднявшись по длинной лестнице, рыжая девушка задумчиво уставилась на открывшееся ее взору здание.
     Оно ей понравилось. Легко можно было заметить, что оно было достаточно старым, хоть и любовно и регулярно ремонтировавшимся. Глубоко вздохнув, она поправила на плече сумку, подошла к дверям и постучала.
     Ждать пришлось недолго. Примерно через полминуты дверь открылась, и девушка удивленно моргнула.
     – Здравствуйте, чем могу помочь? – приветливо осведомился очкастый парень.
     Ранма еще раз моргнула, не веря ни своим глазам, ни тому, что могла налажать и заблудиться подобно свинине.
     – Простите, я, наверное, ошиблась… – протянула она. – Это гостиница Хината? – неуверенно сказала она, практически и не надеясь на положительный ответ.
     – Да, – кивнул парень.
     – О, – озадаченно сказала Ранма, разглядывая его. Явно его. – Простите, но разве Хината это не женское общежитие?
     – Так и есть, – тяжело вздохнул парень. – Я Урасима Кэйтаро, здешний управляющий.
     – Я ожидала Урасиму Хината…
     – Бабушка пару дней назад уехала отдыхать и отставила все на меня. О вас она меня предупреждала. Вы ведь Тиба-сан?
     – Да. Тиба Куниэ, – поклонилась ему Ранма. – Рада с вами познакомиться.
     – Идемте, я приготовил вам комнату, – жестом пригласил за собой парень. – Вам помочь с вещами?
     – Спасибо, мне не тяжело, – спокойно отказалась Ранма.
     Когда они проходили мимо раздвинутых дверей в гостиную, внутри они заметили сидящую на диванчике перед телевизором девушку, лицом похожую на лисичку.
     – Кицунэ-сан, – окликнул ее Кэйтаро. – Не могли бы вы всех созвать? У нас новый житель.
     Кицунэ с любопытством оглядела невысокую рыжую девушку и кивнула, не потрудившись, впрочем, подняться с места. Кэйтаро лишь вздохнул и повел Ранму вверх по лестнице, объясняя на ходу:
     – Вообще-то, ее зовут Мицунэ, но прозвище ей нравится больше. Ваша комната, – показал он на дверь на втором этаже, на которой уже была табличка с новым именем Ранмы, после чего отодвинул ее и предложил проходить. – Скромно, конечно, но здесь все комнаты такие.
     – Ничего, – равнодушно отозвалась девушка, – я привыкла и к более скромным условиям. Как здесь с горячей водой?
     Пока она осматривала комнату, парень продолжил рассказ:
     – На заднем дворе есть горячий источник, которым, в общем-то, и решается проблема купания.
     Ранма оставила сумку у входа, прошлась по комнате и с любопытством выглянула в окно.
     – С остальными уже возможно познакомиться?
     – Наверное, – пожал плечами парень, – идемте вниз.
     Кицунэ, казалось, так никуда и не двинулась, по крайней мере, сидела она точно там же и в точно такой же позе. Но по бокам от нее уже сидели две девушки, а на спинку дивана, стоя, опиралась женщина с незажженной сигаретой во рту.
     – Нарусэгава Нару, Конно Мицунэ, Каолла Су, – переводя рукой слева направо представил Кэйтаро сидящих на диване девушек. – Это Урасима Харука. Здесь еще живет Аояма Мотоко, но сейчас она в тренировочном путешествии, она занимается боевыми искусствами. Знакомьтесь все, – на этот раз Кэйтаро обратился не к Ранме, – это Тиба Куниэ, наша новая соседка.
     – Это о тебе мама предупреждала? – безразлично спросила Харука. – Ты, вроде, подыскиваешь работу и подрабатывала раньше в кафе?
     – Да, – кивнула Ранма.
     – Хорошо, – таким же тоном продолжила женщина, сигарета у нее во рту даже не дернулась. – Зайдешь завтра в ресторан, посмотрим.
     – Спасибо, Харука-сан, – поклонилась девушка.
     – Учись, Кэйтаро, как нужно обращаться к женщине. – Она кивнула сидящим девушкам и вышла из комнаты.
     У Ранмы выпала минутка присмотреться к девушкам, с которыми ей какое-то время придется жить. Мицунэ всем своим видом напоминала Набики и была если и не одного с ней возраста, то ненамного старше. Ранма сразу же решила держаться рядом с ней настороже. Нару выглядела чуть младше Мицунэ и почти не смотрела на Ранму. Но если Кицунэ щурилась так, что сложно было понять, куда вообще она смотрит, то в Нару была загадка. Впрочем, на носу у нее обнаружился след, точно такой же, как у доктора Тофу и отца Ранмы. Девушка была близорука, но очки не носила. По-видимому, она просто не могла Ранму разглядеть. Каолле (судя по внешности, она была иностранкой, и именно это было ее именем) было лет четырнадцать, и в отличие от одетых по-домашнему старших девушек, она была в школьной форме. В ее вполне неплохо развитом ки была некая неправильная двойственность, и Ранме безумно захотелось облить ее водой. Как холодной, так и горячей. На всякий случай.
     – Вы еще в старшей школе, Куниэ-сан, или уже поступили в университет? – поинтересовалась Нару. – По вам сложно сказать.
     – Скоро перехожу в третий класс, но учиться буду в прежней школе, – ответила Ранма. О том, что в той школе она не проучилась пока и месяца, она не стала упоминать. – А вы?
     – Готовлюсь поступать, – пожала плечами Нару. По уже заскучавшей и упрыгавшей Каолле и так было понятно, что она в средней школе, Мицунэ же не потрудилась ответить. – Мотоко тоже переходит в третий класс, вы с ней одного возраста.
     – Буду рада с ней познакомиться, – вежливо кивнула Ранма. Мастер боевых искусств и одного с ней возраста? Ранма понадеялась, что это не еще одна невеста.

     Еще до рассвета Ранма выбралась на плоскую крышу и замерла у самого входа, заметив, что она уже занята проходящей через ката вернувшейся вчера Мотоко. Девушка развернулась, делая выпад, и заметила застывшую рыжую.
     – Доброе утро, Куниэ-сан, – кивнула мечница, перехватывая катану.
     – И вам доброе утро, Мотоко-сан, я не помешаю?
     – Нисколько, – покачала головой девушка и полюбопытствовала: – Вы тоже занимаетесь боевыми искусствами?
     – Да, но я рукопашница.
     Мотоко хмыкнула и продолжила свое ката. Ранма ушла на противоположный край крыши и приступила к своему, краем глаза поглядывая на девушку.
     Та явно сдерживалась. Не использовала свой развитый ки. Ранма делала то же самое, но она стремилась избавиться от инстинктивной привычки усиливать все свои движения, а Мотоко… возможно, пока к ней присматривалась и пыталась ее понять?
     – Интересный стиль, – не нарушая ритма, сказала Ранма. – Семейная школа?
     – Да, – резко выдохнула Мотоко, рубя слово одновременно со взмахом клинка. – Ваш?
     – Тоже.
     Раньше начав, закончила Мотоко тоже раньше и ушла, после чего Ранма прозанималась еще с четверть часа, но на этот раз чередуя обычные движения и усиленные. Закончив, она спустилась к купальне, обнаружив там еще отмокающую девушку. На мгновение замешкавшись, Ранма, все же, к ней присоединилась.
     – Как вам здесь? – вдруг спросила Мотоко. Ранма на мгновение задумалась, пытаясь подобрать слова, что лучше всего отразили бы ее ощущения.
     – Спокойно, – наконец, сказала она. Мотоко обернулась и удивленно на нее посмотрела. – Последний год моей жизни был хаосом куда больше здешнего. Моего внимания добивались три человека и… скажем так, никто особо им в этом не мешал.
     Мотоко поморщилась.
     – От парней одни только проблемы.
     – Если бы… – вздохнула Ранма. – Это были девушки.
     – О?
     – Одна одевается и ведет себя как парень, другая выросла в матриархальной деревне, третья просто безумна, – пояснила она. – Была еще четвертая, отрицающая, что она во мне заинтересована, вот только она постоянно заявляла, что ненавидит парней, и ревновала, когда видела рядом со мной кого-то из этой троицы.
     – Вам нравятся девушки? – поднапрягшись, осторожно спросила Мотоко.
     – Не знаю, – тоскливо вздохнула Ранма. – Я с шести лет была оторвана от общества, училась боевым искусствам. Я только начинаю общаться с людьми и пока не знаю, как любить. Так что я не могу ответить на этот вопрос.
     Мотоко уже приготовилась сказать еще что-то, как их вдруг прервала заглянувшая Нару.
     – Девочки, Синобу завтрак уже приготовила, если не поторопитесь, вам ничего не достанется.
     Мотоко и Ранма переглянулись и дружно встали. Маэхара Синобу была тихой и одинокой девочкой, одноклассницей Каоллы. Когда ее родители разошлись и уехали, она сказала, что устала менять школы и хочет остаться. Кэйтаро и Харука пообещали, что будут приглядывать за девочкой. Заселилась она чуть ли не на следующий день после Ранмы.
     Торопливо позавтракав – хоть и не на той скорости, что приходилось развивать рядом с отцом – Ранма умчалась переодеваться. Школа была не близко, и нужно было поспешить.

     – Тиба-сан? Вы позволите?
     Ранма отвлеклась от своего бэнто и посмотрела на подошедшую президента класса.
     – Конечно, присаживайтесь, Тигуса-сан. – Ранма чисто символически подвинулась, хоть рядом с ней и было предостаточно места. – Вы что-то хотели?
     – Да… – девушка заколебалась, по-видимому, не совсем уверенная, как начать разговор. – Я хотела спросить, вы уже определились со своим клубом?
     – Э-э… – растерялась Ранма. – Прошу прощения?
     – Всем ученикам нужно выбрать клуб по интересам, где они будут заниматься после уроков. Когда вы только перевелись, я не стала вас беспокоить, но экзамены прошли и, хоть это последний ваш год, вы должны сделать выбор.
     – По правде говоря, я никогда не занималась ни в одном клубе, – призналась Ранма. В то недолгое время, что она училась в двух школах (с изрядным перерывом между ними), все знали о более чем усердных занятиях боевыми искусствами и не поднимали этот вопрос.
     – Это заметно. Вы малообщительны, Тиба-сан, вам стоит попытаться с кем-нибудь подружиться, и в клубе вам это сделать будет гораздо проще.
     – Ну… – Ранма задумалась. С одной стороны, президент была права. Ранма, если за что-то бралась, то старалась приложить все усилия. Она прекрасно знала, насколько же велики пробелы в ее образовании, и все свободное время проводила с учебниками. Учителя прекрасно видели ее старательность, значительно превышающую обычную, но для других учеников она стала белой вороной. В клубе она, возможно, сможет найти, с кем поговорить. С другой стороны, клуб обернется потерей времени, а у нее еще подработка. Вот только президент затребует подтверждения, Харука не проявит понимания, а Тофу предложит помочь… но не так, как хочется Ранме.
     А еще, кроме боевых искусств, у нее не было никаких особых интересов.
     – Я посмотрю, какие есть клубы, Тигуса-сан, – вздохнула Ранма.
     Когда уроки закончились, она, вместо того, чтобы сразу отправиться в Хината, остановилась у доски объявлений. Учебный год как раз начался, в школу пришли первогодки, и клубы активно набирали людей. Она улыбнулась, взглянув на листовку клуба оккультизма, и мимолетно подумала, что могла бы стать там неплохим предметом исследования. Поморщилась, обратив внимание на рекламу клуба боевых искусств, и засомневалась, что смогла бы там чему-то научиться. Взгляд перебегал с одного объявления на другое, ни одно из них не вызывало ни малейшего интереса. Но все же стоило что-нибудь выбрать…
     Клуб легкой музыки.
     Ранма непроизвольно потерла затылок. Спохватилась и торопливо опустила руку. Особого интереса этот клуб все-таки не вызывал, но не вызвал и такого же неприятия, как другие. Стоит попробовать. Всегда можно, если что, передумать.
     Кивнув самой себе, Ранма отправилась на поиски их аудитории этажом выше.
     Стукнув пару раз по двери, она заглянула внутрь и нашла там четверых немного напуганных пьющих чай девушек. Судя по цветам галстуков, все они были первогодками.
     – Простите, кто-нибудь из ваших сэмпаев сейчас здесь?
     Девушки дружно посмотрели на неряшливо одетую коротковолосую шатенку с высоким, открытым благодаря ободку для волос лбом. Та нервно кашлянула.
     – Все бывшие члены клуба выпустились в прошлом году, мы создаем клуб с нуля, – сказала она и тут же добавила: – А вы кого-то из них искали?
     – Да не совсем, – рассеянно ответила Ранма, уже задумавшись, не стоит ли извиниться, уйти и поискать другой вариант. – Я думала попытаться присоединиться к клубу.
     Девушки переглянулись. До Ранмы донеслось несколько торопливых неразборчивых шепотков.
     – На каком инструменте вы играете? – поинтересовалась все та же девушка.
     – Ни на каком, – вздохнула Ранма. – Мне говорили, что я неплохо пою, но не скажу, сколько в этом было лести, а сколько признания. Но если нужно научиться, я возьмусь, я быстро учусь, – не удержавшись, прихвастнула она.
     – Я Тайнака Рицу, барабаны, – представилась девушка. – Это Акияма Мио, бас-гитара, – указала она на элегантную длинноволосую брюнетку. – Котобуки Цумуги, клавишные, – еще одна элегантная и длинноволосая девушка, но на этот раз блондинка. – И Хирасава Юи, – указала она на последнюю девушку, у которой челка недлинных волос была подхвачена заколкой, – она будет играть на гитаре.
     – Тиба Куниэ, – поклонилась Ранма, – рада с вами познакомиться.
     – Хорошо, что вы умеете петь, – сказала вдруг Цумуги, – у нас нет солиста.
     – Вокал, – согласилась Мио, оценивающе глядя на Ранму. – И гитара.
     – А я вам уже не нужна? – со слезами на глазах вскинулась Юи.
     – Гитары может быть и две, это даст нам более широкие возможности, – уже начала что-то прикидывать Рицу.
     – К тому же это мой последний год, а вам еще три класса вместе учиться, – напомнила Ранма.

     Ранма неспешно шла по магазину, задумчиво разглядывая гитары и краем уха прислушиваясь к распинающейся Мио, рассказывающей Юи, как правильно выбирать гитару. Вот только не успела она сказать и пары фраз, как Юи приглядела себе «миленькую» гитарку и ринулась к ней, абсолютно не обращая внимания на девушку. Она немного напоминала Ранме Сиратори Адзусу, но, к счастью, не со столь маниакальной целеустремленностью. Впрочем, Ранма все равно была абсолютно уверена, что не пройдет и пары дней, как гитара получит имя.
     Ей самой же выбирать было несколько сложнее. Ведь стоило учесть разницу между двумя обликами и подобрать что-то более-менее подходящее обоим. Ранма задумчиво остановилась перед гитарой, которая показалась ей вполне подходящей, и с любопытством оглянулась на девушек.
     Юи сидела на корточках, застыв перед своей избранницей, которая даже Ранме показалась для нее крупноватой. Остальные склонились над ней, то ли что-то советуя, то ли отговаривая. Ранма решила им не мешать.
     Она снова посмотрела на присмотренную гитару и на цену на ней и вздохнула. Пожалуй, придется поговорить или с Харукой-сан, или с Тофу-сэнсэем.

     Ранма застыла на крыше, тщательно вслушиваясь в свои ки ощущения, проверяя, что никого рядом нет и никто за ней не наблюдает. Отдельно убедилась, что вокруг нет никаких неожиданных следящих устройств. С этой Су нужно было постоянно быть начеку, от нее хлопот оказалось куда больше, чем от Кицунэ.
     Убедившись, что все чисто, Ранма взяла синай и несколько раз махнула, проверяя и приноравливаясь к балансу и ощущению оружия. Отец всегда говорил, что оружие для слабаков, но, понаблюдав за Мотоко, Ранма подвергла сомнению очередную его аксиому. Оружие было всего лишь еще одним инструментом, пусть и достаточно мощным. Мотоко использовала его как проводник и линзу для своих ки приемов, но не это делало ее слабой. Слабой ее делало сосредоточение на оружии, пренебрежение всем остальным. Лиши ее клинка, и она окажется беспомощна. Ранма уже решила, что попытается показать ей хотя бы основы рукопашного боя и постарается научить парочке своих ки приемов.
     Хотя бы в качестве ответного жеста. Мотоко ведь не знала, насколько легко Ранме было постигать боевые искусства. Мечница в более чем достаточном количестве демонстрировала приемы своей школы, чтобы Ранме удалось понять общие принципы. Конечно, без объяснения сэнсэя ей не удастся воспроизвести прием, но она вполне сможет, держа перед глазами пример, создать что-нибудь достаточно похожее. Пусть не сразу, пусть на это потребуется время, но что-нибудь она придумает. Большее число освоенных приемов позволит ей достичь большей тактической гибкости. Можно даже будет попытаться обмануть противника, чтобы он выложился, пытаясь ее разоружить, только чтобы столкнуться вместо меча с не менее опасным кулаком.
     Кивнув самой себе, она направила в синай ки и резко им махнула.
     – Zanganken!
Лето 1998
     В зале ожидания аэропорта Хитроу в полудреме сидела длинноволосая блондинка, лицу которой заметная примесь азиатской крови придавала экзотически красивые черты.
     Всего два года назад у Гарри Поттера была хоть и необычная, но довольно простая и предсказуемая жизнь. Окончить Хогвартс, выучиться на аврора, жениться, вероятнее всего на Джинни, обзавестись детьми. Старшего сына, конечно же, назвать Джеймсом. Старшую дочь – Лили. Периодически сталкиваться с Волдемортом и его прихвостнями, пока этот вопрос окончательно не решится.
     Вот только два года назад жизнь совершила крутой разворот. Он повстречался с белым котом и стал превращаться в – и слова другого не подберешь – супергероиню.
     Время приближалось к полуночи. Артемис сидел на столе и наблюдал за копающейся в сундуке девушкой в облегающем белом похожем на купальник костюме с очень короткой юбкой.
     – Вот говоришь, что мне придется драться, а как драться с такими волосами? – бормотала девушка вроде бы негромко и под нос, но кот ежился от периодически кидаемых на него взглядов. – И ведь не получится подрезать их каждый раз.
     Она выудила из сундука дырявый носок, несколько мгновений с отвращением поразглядывала его и кинула обратно поглубже в сундук. Через пару минут ей улыбнулась удача: она вытащила старую квиддичную форму, из которой Гарри вырос. Порывшись в ящике стола, нашла затупленные ножницы с обломанной ручкой и, изрядно постаравшись, отрезала-таки ими широкую алую ленту, которой и увязала волосы в пышный и длинный хвост. Помотала головой, осторожно попрыгала, стараясь не цокать каблуками и прислушиваясь к ощущениям. Довольно кивнула.
     – Не идеал, но гораздо лучше.
     Грустно взглянув на стоящую в углу метлу, Сейлор Ви почесала кота за ухом и выпрыгнула в открытое окно.
     Это стало самой крупной его тайной, что он скрывал от друзей, куда там пророчеству. В то первое лето он ночами периодически уходил из дому, добирался до Лондона и странствовал по улицам, выискивая преступников и отрабатывая на них свои новые умения. Вот только потом было сложно сохранить каменное лицо, когда в Норе Гермиона, обложившись газетными вырезками, начала рассуждать про народную мстительницу. А еще была случайная обмолвка на подслушанном мини-собрании Ордена, что этой «Сейлор Ви» заинтересовались в Отделе Тайн…
     Позже, во время поездки в Косой переулок, удалось, ускользнув от друзей, не только проследить за Малфоем, но и прикупить несколько небезынтересных книжек. Снейпа удар бы, наверное, хватил, узнай он, что Гарри Поттер добровольно и самостоятельно – и старательно! – взялся изучать окклюменцию. И так же старательно изучать на уроках ненавистного профессора невербальные заклинания.
     Из всего этого получалась хорошая основа для тренировок Сейлор Ви. Окклюменция, как Гарри и надеялся, позволила чуть яснее вспоминать прошлую жизнь. На данный момент, по его оценке, он вспомнил не менее половины той жизни. Он пока не был уверен, что сможет сказать про то свое воплощение «я», но и чужими эти воспоминания не ощущались. Он смог вспомнить множество заклинаний, опирающихся на магию Венеры, но, сколько бы ни пытался, смог наколдовать лишь самое простое из них, «Луч полумесяца». В облике Сейлор Ви ни одно обычное заклинание не получалось, хоть Гарри и был уверен, что это только пока, но на единственное имевшееся в распоряжении вполне распространялся прием невербального колдовства. Хорошо, почти весь шестой курс Рон и Гермиона танцевали друг вокруг друга, давая Гарри достаточно времени, чтобы заниматься своими делами. Плохо, что были девушки, желающие его общества, становилось все труднее держаться от них подальше. Гарри был слишком честен, он не хотел давать им несбыточных надежд. Уже в самом конце он понял, что, по крайней мере, одной из них он должен объяснить.
     – Джинни, послушай, – очень тихо начал он, когда бывшие на похоронах Дамблдора люди начали уходить. – Ты весь год спрашивала, почему я всех отталкиваю, теперь я готов сказать.
     – Что, какая-то дурацкая благородная причина? – с кривой усмешкой спросила она.
     – Не знаю, – пожал плечами Гарри, – насколько она благородна, но она проста: мне здесь не место. Если бы не Волдеморт, я бы уже покинул Англию и всех вас.
     Она не заплакала, она просто молча и неверяще смотрела на него.
     – В пророчестве говорится… и Дамблдор потом тоже это сказал… что у меня есть неведомая Волдеморту сила. Это могущественная сила, Джинни. Но все имеет свою цену. Эта сила меняет меня. Еще несколько лет, и не останется того Гарри Поттера, которого вы все сейчас знаете. Я даже не уверен больше, что я вообще человек. Волшебники живут дольше людей, но я проживу гораздо, гораздо дольше любого волшебника. Считай это эгоизмом Джинни, но я хочу помнить вас такими.
     Она отвернулась от него и посмотрела на озеро. Именно на ту точку, с которой пели, прощаясь с директором, русалки.
     – Я никогда не прекращала о тебе думать, – сказала она. – Правда, никогда. Я всегда надеялась… Гермиона советовала мне быть проще, встречаться с другими, не зацикливаться на тебе. Помнишь, я просто говорить не могла, когда ты был в комнате? И она подумала, что ты скорее меня заметишь, если я больше буду… сама собой.
     – Она умная девушка, – постарался улыбнуться Гарри, – может быть, мы с тобой могли бы быть вместе, но не в этой жизни. Прости.
     Джинни была второй из всего двух человек, которым он сказал хоть что-то. А первым был профессор Дамблдор. Лишь ему Гарри смог открыть часть правды. Точнее, не смог найти в себе силы солгать ему. Это произошло на одном из уроков, когда они близко затронули вопрос жизни и смерти.
     – Семь, – медленно повторил Гарри. – Хоркруксов. И для их создания необходимо убить.
     Почти как наяву он услышал крик «Только не Гарри!» и увидел зеленую вспышку. Он очень медленно поднял руку и привычным движением потер шрам. Так вот ЧТО там пряталось.
     Дамблдор чуть побледнел.
     – Прости, Гарри, – виновато сказал он, отводя глаза. – Я не хотел тебе говорить, и я надеялся, что ты никогда этого не узнаешь… Но в тебе действительно был его хоркрукс. Когда я впервые заподозрил, что сделал Том, я постарался проверить тебя и пришел в ужас. Я не знал, как я смогу тебе сказать, и смогу ли. А когда встретился с тобой этим летом, я просто не поверил своим чувствам. Его не было. Я даже не догадываюсь, как и когда это произошла, но тогда я еще сильнее начал верить в чудеса.
     Гарри неловко поерзал. Он знал, и сейчас он разрывался между желанием оставить все в секрете и невозможностью лгать, пусть даже умолчанием, человеку, которого он слишком сильно уважал.
     – Это была сила любви, профессор, – признался он. – Вы были правы. Я ее воин… Скорее, даже, аватар.
     Глаза Дамблдора чуть засветились.
     – Расскажешь, Гарри?
     Гарри немного помолчал, собираясь с мыслями.
     – Есть еще похожие на меня. Мы олицетворяем различные аспекты существования. Когда-то давно мы уже существовали, недавно я начал вспоминать ту прошлую жизнь. Мы все погибли примерно в то же время, когда пала Атлантида, а наш враг оказался заперт вне мира. Сейчас он возвращается, и мы начали пробуждаться. Не хочу вас разочаровывать, но когда Волдеморт будет уничтожен, я исчезну и, скорее всего, покину Англию.
     Несколько долгих мгновений взгляд Дамблдора не отрывался от его сложенных вместе рук: живой и спрятанной в перчатке мертвой.
     – Что ж, я этого уже не увижу.
     Гарри закрыл глаза, не в силах смотреть на старого волшебника.
     – Простите, профессор… я знаю, как спасти вас. Знаю, кто может это сделать. Но не могу. Она еще не пробудилась, и мне понадобится слишком много времени, чтобы найти ее.
     – Не переживай, Гарри. И спасибо, что беспокоишься за меня. Даже когда я этого не заслуживаю.
     Всей правды он так никогда и не узнал.
     Уроки аппарации заинтересовали его возможностью дополнения телепортации Воина. Сравнивая их, он прыгнул на Венеру и вдруг ощутил, как ослабло некое ставшее до незаметности привычным ощущение. Анализируя его, он понял, что это его связь с принцессой, пусть даже еще и не пробужденной. В течение нескольких следующих месяцев он время от времени телепортировался на несколько минут на Венеру и сопоставлял усиление и ослабление связи с суточным циклом. Он знал, что когда принцесса будет готова пробудиться, он и так сможет сказать, где она, но он был слишком заметной личностью, чтобы без объяснений все бросить и умчаться на другой край мира.
     И именно уроки аппарации помогли ему впервые частично коснуться силы Венеры. Впоследствии Гарри называл это разными уровнями слияния.
     – Будет отбито вновь и вновь, Поттер, пока ты не научишься держать рот и мысли на замке, – издевался Снейп, отражая очередное заклинание.
     Не думая, Гарри потянулся к крохотному огоньку, горящему в глубине души. Раздул его. И позволил этому пламени окутать свой разум – но не более. Гнев и ярость, хоть и не пропали, но стали какими-то отдаленными, почти не мешающими хладнокровно мыслить. Во взгляде Снейпа появился намек на уважение.
     Следующее заклинание он отбил лишь в последний момент. После чего вновь поспешил к краю антиаппарационного барьера, подгоняя остальных слуг Волдеморта.
     Это был первый уровень, оберегающий сознание от чужого влияния и вторжения. И от влияния эмоций.
     Второй уровень – когда магия наполняла тело, позволяя ему использовать магию Венеры и мешая использовать обычную человеческую магию. Во время странствий по Англии он рискнул в таком виде провести эксперимент и произнес имя Волдеморта. Никто не отреагировал. Позже, вернувшись в Хогвартс, он с удивлением увидел, что даже считающаяся им всесильной карта Мародеров его не отображала. Большую часть прошлого года он провел на этом уровне слияния, безуспешно пытаясь приспособить привычные магические конструкты под неподходящий им источник магии.
     Третий уровень – когда магия меняла тело, превращая его в девушку, но и невероятно при этом усиливая его, выводя возможности на сверхчеловеческий уровень, убыстряя рефлексы, увеличивая силу, улучшая координацию движений. В таком виде он запросто прыгал на пару десятков метров и бегал со скоростью легкового автомобиля, пробивал кулаком стены и залечивал Seko за полминуты. В таком виде в Гринготтсе появилась напуганная смертью Дамблдора желающая покинуть страну сквиба и заказала себе маггловские документы.
     Четвертый уровень – когда магия выходила за пределы тела, убирала куда-то в пространственную складку все его вещи, в которых не было ни капли магии, и создавала ему броню из чего-то среднего между овеществленной магией и плотной иллюзией, меняла внешний вид палочки, хоть та и была совершенно бесполезна. Именно на этот уровень он вышел в тот памятный день на другой планете, но лишь почти два года спустя смог повторить это без слов, контролируя каждый шаг.
     Девушка сунула руку в карман и погладила рукоятку лакированного куска дерева. Эта палочка была с Гарри семь лет, но в последнем сражении ей побывать не довелось.
     – Если это не вездесущая любовь, – сказал Волдеморт. – Значит, это магия, более мощная, нежели доступная мне, или же совершенное оружие, о котором я не знаю?
     – Я полагаю, и то, и другое, – сказал Гарри.
     Волдеморт вдруг замер. И лишь через несколько долгих мгновений он вновь заговорил, вернее, зашипел:
     – Я понял, кто ты. Сильный-человек-кунцит предупреждал о вас. Не думал, что это будешь ты.
     – Кунцит… – задумчиво зашипел в ответ Гарри. Змеиный язык был мало приспособлен для передачи имен. Кто мог предупредить Волдеморта о Воинах, и что среди них есть Воин Любви? Лишь тот, кто застал времена Серебряного Тысячелетия. Действительно, был один, попавший под власть Берилл, кого назвали в честь этого минерала… – Ты служишь им.
     – Это ничего не меняет, – оправился Волдеморт. – Ты еще не вошел в силу. И ты не можешь владеть магией лучше меня.
     Гарри покачал головой и даже не стал объяснять Риддлу все подоплеку относительно настоящих владельцев палочек. И кому же в действительности принадлежала старшая палочка.
     После того короткого боя все столпились вокруг него, хотели к нему прикоснуться, требовали его внимания, а он стоял там, немного опечаленный тем, что этот этап жизни завершен. Спасибо Луне, она отвлекла внимание всех, позволив ему спрятаться под мантией-невидимкой. И он смог спокойно найти двух своих друзей и увести их в сторону. Попрощаться с портретом директора, со старшей палочкой и со всей своей прежней жизнью. Пусть это и растянулось на некоторое время.
     Две недели назад он тоже был здесь, в этом самом зале, прощался с улетающей Гермионой. Она хотела найти своих родителей и вернуться.
     – Гарри, ты точно уверен, что не хочешь лететь со мной? – нахмурилась девушка. – Последнее время ты сам не свой. Сменишь обстановку, немного отдохнешь от всеобщего ажиотажа, – она прикусила губу, но все же сказала: – Найдешь новую цель в жизни.
     Гарри взглянул ей в глаза. Он почти зримо представил, как сообщает Гермионе, что эта цель у него уже есть, и она бросает все и мчится вместе с ним на край света. Но он не мог лишить ее семьи.
     – Не переживай, Гермиона, думаю, я просто со всей этой суматохой устал от людей, – вымученно улыбнулся он. – Запрусь на Гриммо, отдохну ото всех, а к твоему возвращению уже буду как новенький.
     Гермиона прищурила глаза. Гарри ничуть не сомневался, что она поняла, что он лжет, но не может понять, в чем именно.
     – Лучше бы вам быть, мистер Поттер, – жестко сказала она. – Потому что уж я-то точно вернусь отдохнувшей. И лучше бы вам быть в идеальном состоянии, когда мы будем обсуждать, что будем делать дальше.
     Гарри постарался вздрогнуть и нарисовать испуганное лицо.
     – Надеюсь, нам не придется возвращаться в Хогвартс и доучиваться последний курс? – с притворным ужасом сказал он.
     – Надейтесь, мистер Поттер, – с напускной серьезностью сказала Гермиона, хоть Гарри и видел, как подрагивали уголки ее губ.
     Выдержав паузу, Гарри успокоился и продолжил:
     – Спокойного полета, Гермиона. Уж прости, никогда не летал на самолетах, так что не знаю, чего надо желать.
     – Ты точно будешь в порядке? – требовательно спросила она.
     – Гермиона, еще один вопрос, и ты на самолет опоздаешь, – закатил глаза Гарри. – Все будет хорошо.
     – Смотри у меня, – погрозила она ему, бросила взгляд на часы и легонько вздохнула. – До встречи, Гарри.
     – Пока, Гермиона, – кивнул он.
     Не хотелось лгать лучшей подруге, но иного выхода Гарри просто не видел. Она еще будет на полпути, когда Гарри Поттер исчезнет из магического мира. Нужно написать несколько писем, извиниться перед всеми – и особенно перед лучшей подругой.
     Она в последний раз оглянулась на него и помахала рукой. Гарри дернулся махнуть ей в ответ, но она уже отвернулась.
     – И прощай.
     Девушка смахнула со щеки одинокую слезу и смущенно огляделась по сторонам.
     Последнее время выдалось несколько напряженным. Нужно было попрощаться со всеми и закончить дела. Он постарался, чтобы у всех, кто его знал, сложилось впечатление, что он, не желая поднятой вокруг него шумихи, решил на некоторое время скрыться. Кто-то думал, что он отправился путешествовать. Кто-то полагал, что он покинул магический мир. Кто-то подозревал, что он прячется где-то неподалеку. Единственный известный всем точный факт, попавший даже в газеты, что хранилище Поттеров в Гринготтсе опустело.
     Объявили посадку на рейс Japan Airlines, и девушка поднялась и взяла небольшую сумочку с нужными ей в полете вещами. Артемис в кошачьей перевозке, увы, полетит багажным отделением вместе со всеми остальными вещами.
     Стоя в очереди на посадку, она ненадолго вынырнула из своих мыслей, глядя на горячо спорящую со служащей группу девушек с тремя гитарами на пятерых. Когда очередь дошла и до нее самой, та лишь устало и по большей части молча совершила для нее все необходимые формальности.
     Минако Айно, дочь самого обычного английского моряка и такой же обычной японки, родившаяся и всю жизнь прожившая в Англии, после смерти родителей взявшая девичью фамилию матери, возвращалась на ее родину.
Сентябрь 1998
     Усаги ошеломленно уставилась в зеркало, не в силах поверить тому, что она в нем видела. Почти сразу же на ум пришел продемонстрированный Умино смазанный снимок Сейлор Ви. Хоть толком разглядеть его не получилось, Усаги была абсолютно уверена, что в данный момент она оказалась одета в схожем стиле, лишь в иной цветовой гамме.
     На несколько мгновений она потеряла дар речи и не в силах была пошевелиться, как загипнотизированная разглядывая свое отражение.
     – Усаги-тян? – осторожно спросила Луна.
     Обращение вырвало девушку из транса. Она резко развернулась на каблуках и, стремительно метнувшись через полкомнаты, схватила кошку за шкирку.
     – Что ты сделала? – взвизгнула она, тряся несопротивляющуся кошку. – Немедленно убери это!
     – Ни у кого другого эта брошь бы не сработала, – непреклонно заявила Луна. – Ты Сейлор Мун, одна из избранных воинов, лишь вам под силу защитить мир.
     Необъяснимым образом вдруг успокоившись, Усаги опустила кошку на кровать и пригладила ей шерстку.
     – Почему я? – спокойно спросила она.
     – Ты была рождена для этого, – сказала Луна. – Усаги-тян… ты же хотела быть героем.
     – Я? – удивление Усаги оказалось столь сильно, что пробило неестественное спокойствие. – Когда?
     – Когда получила плохую оценку за контрольную, – педантично напомнила Луна.
     Усаги уже совсем про это забыла.
     – Ты сказала Сейлор Мун, – вдруг встрепенулась девушка, – я как-то связана с Сейлор Ви?
     – С кем? – неподдельно удивилась кошка.
     – Сейлор Ви. Она кто-то вроде героини, ее, кажется, уже весь город знает. Ты о ней не слышала?
     – М-м… – замялась кошка, отводя взгляд. – Видишь ли, я очнулась меньше недели назад, и мне сказали найти тебя, помочь тебе пробудиться и помогать тебе.
     – Кто сказал? – допытывалась Усаги.
     – Я не уверена, – призналась Луна, нервно приглаживая свой полумесяц. – Я была крайне растеряна, иначе бы не попалась тем мальчишкам… спасибо, что помогла.
     Усаги спокойно кивнула, принимая благодарность.
     – И зачем же я понадобилась? Почему мне нельзя было продолжать жить обычной жизнью?
     – Ты нужна, Сейлор Мун, – серьезно сказала кошка. – Нужна этому городу, этим людям, которые не могут сами защитить себя от наших врагов, нужна другим таким же воинам.
     Словно вторя словам Луны, до Усаги донесся слабый, едва слышимый голос, взывающий о помощи. Она никак не могла его услышать, но, видимо, какие-то из ее украшений сумели выделить его из остального шумового фона и усилить.
     – Это же Нару-тян, – узнала Усаги голос, отворачиваясь от кошки в ту сторону, откуда он донесся.
     – Ты что-то слышишь? – спросила Луна.
     – Да, – кивнула Усаги, не глядя на нее. – Нару-тян в опасности и зовет на помощь.
     – Так поспеши, Сейлор Мун.
     Словно только этого и дожидаясь, Усаги, не раздумывая, выпрыгнула в окно. Подчиняясь неизвестно откуда взявшимся инстинктам, она помчалась на зов, двигаясь напрямую, пробегая по крышам и перепрыгивая через улицы.
     Всего через несколько минут Усаги, проникнув в магазин, замерла под потолком, изучая ситуацию. Пол был усыпан битым стеклом и драгоценностями, витрины по всему магазину были опрокинуты. Нару тяжело дышала, загнанная в угол непонятным монстром в одежде ее матери.
     – Помогите! – в очередной раз позвала Нару. Несмотря на то, что сейчас Усаги была от нее всего в десятке метров, крик оказался не громче того, что она услышала у себя дома.
     – Глупая девчонка, – усмехнулся монстр. – Здесь тебя никто не услышит!
     – А ну не трогай ее! – вмешалась Усаги, спрыгивая на пол позади монстра. Ее чуть не затошнило, когда тварь спокойно повернула голову на спину, как не смог бы ни один человек. Монстр, до этого бывший расслабленным, подобрался и развернулся вслед за свой головой, оставив на время перепуганную Нару в покое.
     – И кто ты такая? – с плохо скрываемым напряжением спросил монстр.
     – Э-э… – замялась Усаги, не решаясь в присутствии по-видимому не узнавшей ее Нару представиться своим именем. – Я Сейлор Мун! – вспомнила она, как назвала ее Луна. – Защитница любви и справедливости! – сама не поняв, зачем, ляпнула она.
     – Сейлор Мун? – задумался монстр. – Что-то не припомню.
     Мгновением позже Усаги, сама не поверив своей реакции, оказалась в укрытии, а там, где она только что стояла, пролетел энергетический заряд, взорвавший очередную витрину, добавляя на пол еще больше осколков.
     – Шустрая, – с одобрением рыкнул монстр. – А ну иди сюда.
     Усаги стремительно, даром что на четвереньках, поползла прочь, стараясь не показываться своему противнику на глаза.
     – Это уже не сон, а кошмар, – тихонько простонала Усаги себе под нос, мысленно прося, чтобы и ей тоже кто-нибудь помог. – Ой! – воскликнула она, уколовшись рукой о неправильной формы стеклянный осколок, и тут же поднесла ладонь к глазам. – Не порезалась, – выдохнула она, порадовавшись, что на ней перчатки, и тут же забеспокоившись, что голые коленки сапогами не прикрыты.
     – Вот ты где! – раздалось над ней, и она подняла голову. Оказавшись лицом к лицу с монстром, на расстоянии менее полуметра, Усаги испуганно завизжала. Те же украшения в прическе, что раньше усилили крик Нару, позволив его услышать, на этот раз усилили и направили вопль Усаги, ударив монстра звуковой волной. Тварь, отшатнувшись от неожиданности, отступила на пару шагов, но быстро собралась. – Это тебе не поможет.
     Но не успел монстр сделать и шагу, как прозвенело разбитое стекло, градом посыпавшись вниз, а в пол перед ним врезалась роза. Вернее, то, что выглядело розой, если учесть, что в плитку она воткнулась до середины стебля. И Усаги, и монстр подняли головы.
     – Кто ты? – одновременно спросили они. Усаги с надеждой, а монстр с раздражением – его прерывали уже во второй раз.
     – Я Такседо Камен, – представился мужчина в смокинге, маске и цилиндре. Вперед он протягивал трость, которой, по-видимому, и разбил окно. – Встань и сражайся, Сейлор Мун. Впереди еще много битв, и не всегда кто-то будет рядом.
     – Но как? – проскулила Мун. Монстр напряженно разглядывал мужчину, опершегося на трость и с любопытством ожидающего развития событий. Вмешиваться он больше, по-видимому, не собирался.
     – Используй свою тиару, – услышала Мун знакомый голос. Обернувшись, она заметила выглядывающую из-за угла мордочку Луны. Усаги на мгновение задумалась, как кошка могла добраться до магазина почти так же быстро, отстав всего на пару-тройку минут, но решила пока отложить это, а кошку расспросить позже.
     – Как?
     – Скажи «Moon Tiara Action» и брось ее во врага, – подсказала Луна.
     Усаги торопливо стащила со лба тиару и замахнулась.
     – Moon Tiara Action! – крикнула она, кинув свое украшение во вдруг очнувшегося и отвлекшегося от мужчины монстра. Хотя уклониться он так и не успел. Тиара попала в него и пролетела насквозь, проделав дыру, из которой, впрочем, не вытекло ни капли крови или чего-то подобного. Секунду постояв на ногах, монстр рассыпался в прах, большая часть которого просто исчезла, а незначительный остаток осыпался в небольшую кучку на полу. Усаги ошеломленно уставилась на нее, на полном автомате поймав вернувшуюся тиару и надев ее на лоб.
     – Молодец, Сейлор Мун, – одобрил Такседо Камен, развернулся и исчез из виду.
     Усаги со смешанными чувствами уставилась ему вслед.
     – Сейлор Мун, – окликнула ее Луна, по-прежнему прячась, – нам нужно уходить.
     Усаги очнулась, оглянулась на кошку и взглянула на свою подругу. Нару широко раскрытыми глазами смотрела на нее, слишком потрясенная всем произошедшим, чтобы что-то сказать или сделать.
     – С тобой все в порядке, ты не ранена? – спросила Усаги.
     – Все нормально, – как во сне ответила Нару и, вспомнив, добавила, – Сейлор Мун.
     – Хорошо, – радостно улыбнулась Усаги, после чего оглянулась на хмыкнувшую Луну. – О. Да. Прости, мне пора.
     Подхватив по пути на руки кошку, она выпрыгнула в разбитое окно.

     Вернувшись к себе домой, Усаги несмело подошла к зеркалу еще раз взглянуть на свой новый облик. На этот раз, попривыкнув немного к костюму, она обратила внимание на то, что в первый раз просто не заметила.
     Лицо было чужим.
     Но, все же, не слишком. Знающие ее люди отметили бы близкое сходство, но было достаточно различий, чтобы ее приняли за другого человека. Усаги оглянулась на кошку.
     – Луна, что это? – покрутила она рукой возле лица. Кошка, остекленев глазами, на мгновение застыла.
     – Должно быть, так ты выглядела во времена Серебряного Тысячелетия, – отмерев, ответила она.
     Вопросов у Усаги только прибавилось.
     – Должно быть? Серебряное Тысячелетие?
     Кошка потерла лапой нос, всем своим видом демонстрируя задумчивость.
     – Я не помню точно. Судя по всему, я пробыла в стазисе несколько тысяч лет, и моя память сильно пострадала, я почти ничего не помню о тех временах. Серебряным Тысячелетием называли существующее тогда на Луне королевство.
     Усаги потерла лоб и недоуменно нахмурилась, наткнувшись на тиару.
     – Королевство… как оно могло существовать на Луне? Это его принцессу, ты говорила, надо отыскать? Почему тебя поместили в этот стазис? И, – одернула она юбку, – как выбраться из этого наряда.
     – Просто захоти этого, – буркнула кошка, начав с последнего вопроса. – А на Луне тогда можно было жить… благодаря магии, на которую были способны лишь королева и принцесса. Что же касается меня… – кошка задумчиво сделала паузу. – На Лунное Королевство напали и уничтожили его. Последним своим заклинанием королева отправила вас – принцессу и ее защитниц – на перерождение. Меня поместила в стазис, чтобы я дождалась вашего рождения, отыскала вас и помогла вам.
     Усаги, вдруг вернувшись к своей обычной внешности и одежде, рассеянно уселась вполоборота на стуле, глядя на сидящую на кровати кошку.
     – Кто напал?
     – Демоны, – ответила Луна. – Их не смогли уничтожить тогда, только запечатали их портал. Сейчас они, похоже, начали возвращаться. Та йома, что встретилась тебе сегодня, была из их созданий.
     Усаги повернулась к столу и устало положила голову на раскрытый учебник, по-прежнему глядя на кошку. Луна вдруг дернула ухом, прислушиваясь к чему-то неслышимому человеку, и, стремительно спрыгнув с кровати, нырнула под нее. Усаги лишь мысленно пожала плечами, не в силах задумываться над странным поведением кошки.
     – Усаги, иди… – открылась дверь в комнату. – Ты что, спишь? – возмутилась заглянувшая Икуко.
     – Нет, мам! – мгновенно вскочила Усаги, едва не своротив при этом стул. Развернувшись лицом к матери, она самым честным своим тоном добавила: – Я училась… – После чего, слегка ссутулившись, едва слышно произнесла: – Просто немного устала.
     Икуко строго взглянула в глаза дочери и, увидев там неподдельную усталость, смягчилась.
     – Идем ужинать.

     Полночи проворочавшись без сна, Усаги встала необычайно рано, невыспавшаяся и разбитая. Разум пребывал в каком-то полусне, раз за разом пережевывая события вчерашнего вечера, а тело действовало на одном автопилоте.
     Она никак не могла понять, приснилось ли ей вчерашнее происшествие, или она спит сейчас, и ей снится, что ей это приснилось…
     Помотав головой, Усаги остановилась и обнаружила, что уже почти дошла до школы, не уделив окружающему никакого внимания.
     Сон это или все же явь? Усаги припомнила, что рассказывала ей знакомая из клуба оккультизма: «Как понять, что это реальность, а не сон? Попробуй вспомнить предыдущую минуту, если не получилось, скорее всего ты спишь». Это, конечно, был не единственный способ. Еще можно было присмотреться к отражению в зеркале или к знакомым. Вот только по обоим этим пунктам вчерашний вечер должен был быть сном…
     Усаги задумалась.
     Поднапрягшись, она сумела вспомнить, как с трудом выползла из-под одеяла, как безуспешно поискала Луну, как оделась, как шла по улице, даже поздоровавшись по пути с соседкой.
     Похоже, сейчас все же не сон. Но что насчет вчерашнего? Что если она действительно уснула над учебником, и ей это приснилось, навеянное рассказом Умино и мыслями после неудачи с контрольной?
     Усаги задумчиво миновала ворота школы и направилась к классу. Она пришла необычайно рано – сравнивая с обычным временем ее появления в школе – но большинство уже были в классе. Однако на нее бросили лишь пару удивленных взглядов. Все одноклассники собрались вокруг стола Нару.
     Сердце Усаги на мгновение остановилось. Постаравшись ничем не выказать своего потрясения – хотя на нее все равно никто не смотрел – она прошла на свое место и, сев, легла на парту.
     – …а потом она поинтересовалась, как я себя чувствую, – рассказывала Нару. – Я сказала, что хорошо, и она ушла. Ее, кажется, кто-то позвал, хотя я никого не видела. Потом я вспомнила про маму, то чудовище сказало, что она в задней комнате. Я побежала туда и обнаружила там Сейлор Ви, она уже освободила маму и проверяла ее, мне сказала, что она в порядке, просто спит.
     Неотдохнувшие глаза не хотели открываться, а вот уши внимательно прислушивались к обрушившемуся на Нару граду вопросов и встречному залпу ее ответов. Мозг, к настоящему моменту прекрасно, в отличие от тела, отдохнувший, пытался разобраться в происходящем.
     Ей не приснилось, она действительно превратилась в эту Сейлор Мун и спасла Нару от чудовища. Вот только она была там не одна. Ей помог некий Такседо Камен, а Сейлор Ви тоже там появилась, лишь чуть задержавшись… Или она была там и не стала вмешиваться, решив посмотреть, как проявит себя назвавшаяся схожим именем?
     – Усаги-тян, доброе утро!
     – Привет, Нару-тян, – не раскрывая глаз, пробормотала Усаги. – Только дай поспать, я устала.
     Во что же из-за этой кошки, Луны, она влезла?

     Тропа позади нее закрылась, и черная кошка оглядела комнатку, пытаясь приметить появившиеся с прошлого визита изменения. Не сумев ничего обнаружить, кошка дернула усами в кошачьем эквиваленте человеческого пожатия плечами, после чего запрыгнула на стол, включила ноутбук и положила на пластину рядом с ним вынутую из уха горошину.
     – Здравствуй, Луна, – вдруг раздался из динамиков обезличенный металлический голос, и кошка вздрогнула, в который уже раз мысленно ругнувшись в адрес напугавшего ее незримого собеседника. – Как успехи?
     – Пока все идет не очень хорошо, – вздохнула она. – Мун достаточно успешно противодействует йомам, но в основном лишь тогда, когда ее припирают к стенке. В основной же нашей задаче она мне совсем не помогает! – подпустила кошка в голос жалобную нотку.
     – То есть принцессу вы пока не нашли? – обезличенность переданного компьютером голоса не сумела скрыть непонятную заинтересованность.
     – Еще даже двух недель не прошло, – то ли вздохнула, то ли заспорила кошка, но тут же встрепенулась, – но в окружении Мун я обнаружила странную девочку, к тому же Мун сказала, что она лишь недавно перевелась в их школу, и о ней самой никто ничего не знает. Рядом с ней чувствуется странная энергия, я подозреваю, что она может быть агентом темного королевства. Не йомой, она так не ощущается, но, вероятно, кем-то более высокопоставленным.
     Ее собеседник отреагировал не сразу. Через некоторое время на экране появилась фотография.
     – Это она?
     – Да, – подтвердила кошка. – Как вы?..
     – За последний месяц в их школу перевелась только она, – бесстрастно пояснил голос. – По возможности проследи за ней.
     – Хорошо, – согласилась кошка. Она посидела еще немного, но больше ей ничего не сказали. Раздраженно фыркнув, кошка дождалась зарядки коммуникатора, вернула его на место, выключила компьютер, нашла тропу и покинула комнатку.
* * *
     Цвета здесь не было. Ни непроглядной черноты, ни ослепительной белизны, ни даже равномерной серой хмари. Просто… бесцветье, названия которому не было ни в одном человеческом языке.
     Под ногами лежала идеально гладкая как стекло плоскость, отличающаяся от окружающей среды лишь своей плотностью. За время заключения над ней со скуки уже неоднократно поэкспериментировали, в итоге причислив ее не к материальному объекту, а к воплощенной идее.
     За вполне вещественным круглым столом, выделяясь на окружающем фоне цветными серыми пятнами, сидели четверо мужчин, коротая время вялой беседой и колодой карт.
     – Эта твоя «Ви» перебралась ко мне, – недовольно сказал один из них, сосредоточенно изучая расклад.
     – У тебя нет такой централизации, – рассеянно отозвался его собеседник, пытаясь одним взглядом о чем-то договориться со своим партнером, – у нее не получится обезглавить всю твою организацию одним ударом… если, конечно, она не убьет тебя.
     – В этом плюс, – нехотя признал первый. – Но и крутиться из-за этого приходится изрядно, перепоручить ничего не выходит. Впрочем, похоже что и Ви сменила тактику, начав набирать себе помощниц. Уже троих моих агентов устранила некая «Мун».
     – Нынешние маги нам не ровня, – фыркнул второй. – Кто мог пережить уничтожение Атлантиды? Только изгнанные преступники и посланники к другим народам. Большая часть магических знаний оказалась утеряна в катаклизме.
     – Я бы не стал на это ставить, – вступил в разговор третий. Спорящая пара повернулась к нему. – Незадолго до войны началось совместное создание исследовательского центра, который ввиду его потенциальной опасности был расположен подальше от освоенных территорий. Я не знаю, успели ли его завершить или нет, но там могли остаться лучшие наши умы и неизвестные даже нам знания.
     – Почему же нам об этом не было известно? – возмутился первый.
     – Все было засекречено и проходило под личным патронажем Его Величества, – равнодушно пожал плечами третий. – Вряд ли даже принц об этом знал.
     – Уточняю, – холодно сказал второй, – почему нам об этом не было известно сейчас?
     – Я донес эту информацию до нашей Королевы. Почему она не посчитала нужным проинформировать вас, спрашивать надо не у меня. Но она приняла ее во внимание, только так я могу объяснить причину, по которой мы работаем именно на наших нынешних территориях.
     Про карты, когда-то давно принесенные сюда пока еще молчащим четвертым, первым из них сумевшим прокрасться за печать, забыли. Над столом создали иллюзию земного шара, и все, кроме всезнайки третьего, уставились на нее.
     – Достаточно крупные малозаселенные в наше время острова и архипелаги, – лениво прокомментировал третий, – где предостаточно места для полигонов. Не знаю, где именно его расположили, но это самое подходящее место, где можно было бы спрятать Серебряный Кристалл.

Глава 3. Новое знакомство

Весна 1995
     Ранма скользила взглядом по строкам, нервно сжимая кулаки, выискивая свое имя. Она была абсолютно уверена, что справилась, но какой-то противный голосок внутри напоминал: «Сколько лет уже пытается поступить Кэйтаро? И Нару не справилась с первого раза, а она ведь довольно умная. Почему же ты думаешь, что сможешь сделать то, чего не сделали они?» Касайся дело боевых искусств, Ранма легко бы заткнула этот голосок, но здесь она никак не могла возразить.
     Сердце замерло, а на лице сама собой появилась широкая, радостная улыбка, когда взгляд наткнулся на четыре знака, которыми она за последний год привыкла подписываться.
     Она поступила.
     Сзади вежливо кашлянули.
     – Прошу прощения… Ранма?
     Сердце вновь застыло, но на этот раз от ужаса. Улыбка умерла, и Ранма, не узнав голоса, медленно развернулась.
     И облегченно выдохнула.
     – Касуми! – обрадовалась она. – Ты меня напугала. Что ты здесь делаешь? – вспомнив о соседках, она торопливо огляделась и расслабилась, увидев, что они были в некотором отдалении и не могли слышать их разговора.
     – Полагаю, то же, что и ты, – улыбнулась старшая Тендо. – Я поступила в Тодай.
     – Рада за тебя, – воскликнула Ранма и тут же смутилась. – А как же… э-э…
     – Они выросли, – пожала плечами Касуми, – и теперь могут и сами о себе позаботиться. Набики уже год как учится на экономическом, Аканэ поступила в театральный.
     – А ты? – поинтересовалась Ранма.
     – Медицинский, – кивнула Касуми на соседний стенд.
     – Значит, будем учиться вместе, – ухмыльнулась Ранма, указывая на свое имя.
     – Тиба Куниэ? – подняла Касуми брови.
     – Рада с тобой познакомиться. Пришлось сменить имя, – понизив голос, добавила она. Касуми понимающе кивнула. Ранма вдруг резко оглянулась и, схватив Касуми за руку, потащила ее через толпу, остановившись в итоге рядом с девочкой, пристально глядящей на все те же списки. – Синобу-тян?
     – Он поступил, – едва слышно пробормотала девочка, развернулась и возбужденно обняла Ранму. – Ку-тян, он поступил!
     Спустя несколько мгновений вокруг Ранмы и Синобу собрались и остальные жительницы Хината.
     – Осталось только понять, куда делся этот дурачина, – сердито заметила Нару. – Куниэ-сан, а как ваши успехи?
     – Поступила, – кивнула Ранма, осторожно пытаясь высвободиться из объятий Синобу. – Кстати, девочки, знакомьтесь, моя старая подруга, Тендо Касуми.
     Касуми вежливо поклонилась. Ранма быстро представила ей остальных девушек. Кицунэ, чуть подавшись вперед, не преминула с любопытством поинтересоваться:
     – Касуми-сан, это не вы та самая девушка, которая нравится Ку-тян?
     – О-о, – немедленно протянула Сара. – Это же… как его… – пощелкала пальцами американка, пытаясь припомнить слово, – юри?
     – Сара-тян! – покраснев, возмутилась Синобу.
     – А что тут такого? – не поняла Каолла смущения своей одноклассницы. Сара тут же подскочила и что-то зашептала ей на ухо. Две иностранки переглянулись и хихикнули.
     – Нет, – улыбнулась Касуми, разглядывая трех девочек. – Это моя младшая сестра.
     Ранма просто покачала головой, прежде чем обратиться к более старшим Нару, Мицунэ и Мотоко.
     – Мы с Касуми давно друг друга не видели, и я хочу наверстать упущенное, я, наверное, сегодня поздно вернусь, не ждите к ужину.
     – Конечно, Куниэ-сан, – кивнула Мотоко. – Мы все понимаем.
     Попрощавшись с девушками, которым Нару уже начала предлагать начать поиски Кэйтаро, Ранма и Касуми пошли прогуляться и спокойно поговорить без помех и лишних ушей.
     – Если хочешь, можем посидеть в каком-нибудь кафе, – предложила Ранма, – я угощаю.
     – Не надо, – отказалась Касуми. – Я слишком долго просидела дома, хочу все увидеть. Ты же знаешь этот район?
     – Не особо, мы сюда только в университет приезжаем. Но я неплохо ориентируюсь, так что не бойся заблудиться. Куда ты хочешь пойти?
     – Пойдем к заливу? – поразмыслив, попросила Касуми.
     – Конечно, – легко согласилась Ранма и, взглянув на часы, запрокинула голову. – Нам сюда.
     Несколько минут они шли молча, пока Ранма, наконец, не прервала неуверенно тишину:
     – Как все отреагировали на мое исчезновение?
     Касуми тяжело вздохнула и ответила далеко не сразу, собираясь с мыслями:
     – Плохо. Аканэ сперва бравировала и говорила, что это и к лучшему, но когда стало ясно, что ты не вернешься, она чуть не сломалась. Почти месяц выходила только в школу, я ей еду в комнату приносила. Набики до сих пор пытается тебя отыскать, хотя я не понимаю ее мотивов. Укё и Колон ее спонсируют, но я не уверена, что если она тебя отыщет, она им об этом сообщит. Отец… ну, как отреагировал отец, думаю, ты и сама можешь представить.
     – Реки слез и вопли, что школы не будут объединены, – вполголоса пробормотала себе под нос рыжая.
     – Именно. Твой отец исчез. Сказал, что отыщет тебя и вернется, но с тех пор его никто не видел. Твоя мать… сперва сказала, что это очень «немужественно», но я постаралась донести до нее твое отношение ко всему, что происходило. Не знаю, правда, насколько она меня послушала.
     – Спасибо, – признательно сказала Ранма.
     – Не за что, – кивнула Касуми. – Несколько раз заглядывал Рёга, но, как мне кажется, гораздо реже, чем когда ожидал найти тебя у нас. Аканэ разругалась с ним, когда он заявил, что рад твоему исчезновению.
     – О, – удивилась Ранма.
     – Шампу сперва чуть ли не каждый день заскакивала, все спрашивала, не вернулся ли ее «айжень», но последний раз заходила полтора месяца назад.
     – А как ты сама? – поинтересовалась Ранма.
     – Все как и раньше, – изящно пожала плечами Касуми. – Присматривала за домом и сестрами и продолжала готовиться к поступлению. – Она чуть помолчала. – Расскажешь, как жила ты?
     Ранма кивнула и начала рассказывать. О точных причинах, почему именно она решила уйти. О друге, который помог и поддержал (не упоминая, кто именно это был). Почему она решила жить именно так. Как она заселилась в женское общежитие, а в школе присоединилась к музыкальной группе.
     – Знаешь, – рассказывала Ранма. – Кэйтаро и Нару отчасти напоминают мне нас с Аканэ. Но только отчасти, – тут же уточнила она. – Их тянет друг к другу, и я могу представить их вместе. Все их драки лишь из-за того, что они опасаются слишком уж быстро сблизиться. У нас с Аканэ… было не так.
     После еще пары километров разговоров Ранма, вдруг замолчав на полуслове, замедлила шаг и слишком уж откровенно заозиралась, пока не остановилась совсем. С минуту внимательно поизучав окрестности под пристальным взглядом Касуми, она медленно двинулась дальше, взволнованно хмуря лоб и явно что-то пытаясь припомнить.
     – Что-то не так? – наконец, решилась прервать ее Касуми.
     – Не знаю… – задумчиво ответила Ранма. – Чем-то это место знакомо…
     Пройдя поворот и прошагав еще немного, она остановилась и уставилась на ведущую на холм лестницу. Касуми встала рядом, но ничего спрашивать не стала. Немного постояв, Ранма заговорила:
     – Мне лет десять было…. или одиннадцать, не помню уже. Мы здесь около месяца прожили, священник этого храма учил меня медитации. Он не занимался боевыми искусствами, но его подготовка дала мне очень хорошую основу. Вряд ли мне удалось бы без его помощи развить такие запасы ки и добиться всего того, что было.
     – Зайдем? – предложила Касуми. Ранма шагнула было вперед, но тут же остановилась и покачала головой.
     – Он же меня не узнает, – тоскливо сказала она. – Тогда у меня еще не было этого тела.
     – Прости, – смутилась Касуми. – Я порой забываю, что ты не… – Она не договорила.
     Ранма грустно вздохнула. После паузы сказала:
     – Я иногда и сама уже забываю, – призналась она. – Пойдем, зайду к нему в другой раз.

     Следующим днем по лестнице к храму уверенно поднимался по-европейски одетый парень со стянутыми в хвост длинными черными волосами. Добравшись до вершины, он, оглядываясь, направился к зданию, вспоминая, как это место выглядело несколько лет назад и не находя никаких отличий. Казалось, время здесь застыло.
     Подметавшая дворик девочка в одеяниях мико на мгновение нахмурилась и, отставив метлу, направилась навстречу парню.
     – Добро пожаловать в храм Хикава, – поклонилась она. – Я могу вам чем-то помочь?
     – Да, – поклонился ей в ответ парень. – Я хотел бы встретиться с Хино-сэнсэем, это возможно?
     Девочка на мгновение заколебалась.
     – Как вас представить?
     – Тиба Мамору.
     – Я сейчас его спрошу.
     Девочка резко развернулась, махнув неподвязанными длинными черными волосами, и направилась внутрь. Ранма чуть усилил свое присутствие, надеясь, что старый священник его узнает. Вернулась мико меньше чем через минуту.
     – Пожалуйста, проходите, – сказала она, после чего взяла метлу и продолжила уборку.
     Старик что-то писал и, когда Ранма зашел к нему, прервался и повернулся навстречу своему давнему ученику.
     – Ну здравствуй… Мамору, – усмехнулся он.
     – Здравствуйте, сэнсэй, – поклонился Ранма, – рад видеть вас в добром здравии.
     – Вырос, окреп, – изучал старик молодого парня, – возмужал, манер поднабрался. Мать поди не нарадуется.
     – Если бы… – вздохнул Ранма. – Я пока что оставил семью, хочу сам понять, чего я хочу в жизни.
     Старик задумчиво покивал.
     – И не только это…
     – Не только, – согласно кивнул Ранма.
     – …Если верить тому, что я о тебе слышал.
     – Э-э… – замялся Ранма.
     – Успокойся, – хмыкнул священник, – не сказал бы, чтобы об этом судачили, но умеющему слушать хватит и слова, тогда как неумеющий не поймет и из целой речи. Но, все же, выслушать в подробностях я не откажусь.
     Ранма не сумел сдержать улыбку, заразившись жизнерадостностью старика, и во второй раз за два дня принялся рассказывать о своем прошлом, вот только если Касуми нужно было рассказать лишь о событиях одного года, Хино-сэнсэя интересовал гораздо более долгий срок.
     – Дедушка, – заглянула в комнату девочка через несколько мгновений после того, как Ранма, учуяв ее приближение, прервал рассказ, – я закончила.
     – Молодец, Рей-тян, – немедленно отозвался старик, – не могла бы ты приготовить нам чаю?
     Девочка кивнула и вышла.
     – Внучка моя, – пояснил он Ранме. – Ей сейчас одиннадцать, как тебе тогда было.
     – Красавицей вырастет, – улыбнулся Ранма, тут же, впрочем, нахмурившись. – Надеюсь, мой батя никаких соглашений с вами не заключал?
     – Нет, – рассмеялся старик, – можешь об этом не беспокоиться. Хотя есть у меня к тебе просьба, – вдруг посерьезнел он, Ранма напрягся. – Пора ей переходить к дальнейшему обучению, но я уже несколько не в форме. Я был бы очень рад, если бы ты помог ей с медитацией.
     – Почту за честь, сэнсэй, – поклонился Ранма.
     – Кроме того, – продолжил священник, – я хотел бы обучить тебя своему искусству. Я не уверен, что Рей сможет его освоить, хоть и очень на это надеюсь, но в тебе я не сомневаюсь.
     – Я постараюсь найти на это время, – согласился Ранма.
     – Если тебе нужна будет подработка, я всегда буду рад еще одной мико.
     Ранма вздохнул, задумавшись, не сделал ли он ошибку, рассказав своему сэнсэю о проклятии. Он был, конечно, не настолько плох, как Хаппосай, но был не прочь поглазеть на молоденьких девушек, называя это одной из радостей преклонных лет.
     – Думаю, я воздержусь, – сказал Ранма и, кивнув в сторону двери, через которую вышла Рей, добавил: – Не хочу, чтобы один и тот же человек знал разные мои стороны, не зная при этом о сути.
     – Что ж, понимаю.

     Касуми с любопытством оглядывала школу, куда вела ее вдруг позвонившая пару дней назад Ранма. Хоть она уже и выпустилась, ей удалось получить разрешение выступить вместе со своей группой перед первогодками – и перед приглашенной подругой. Торопливо познакомив Касуми со встретившей их «Савой-тян», Ранма, придерживая заброшенную за спину гитару, умчалась в музыкальный класс готовиться вместе с остальными девушками.
     – Давно вы знаете Куниэ, Тендо-сан? – с любопытством поинтересовалась Савако, показывая дорогу до актового зала.
     – Мы познакомились пару лет назад, Яманака-сэнсэй, – честно сказала Касуми. – Но примерно год назад ей пришлось покинуть район, и с тех пор мы только изредка перезванивались.
     – Пришлось? – нахмурилась Савако.
     – Семейные проблемы, – расплывчато ответила Касуми. – Куниэ очень серьезно относится к своей чести, а ее родители требовали то, что шло вразрез с ее принципами.
     – Она сбежала из дома? – ахнула куратор музыкального клуба. – Но ведь это опасно.
     – Она может о себе позаботиться, – не согласилась Касуми. – Хоть по ней и не скажешь, но она прекрасный мастер боевых искусств.
     – Почему же она тогда не присоединилась к их клубу? – с некоторой ехидцей спросила Савако.
     – Потому что там бы ее не смогли ничему научить, – изящно пожала плечами Касуми.
     Две женщины вошли в актовый зал и, окинув взглядом рассевшихся учеников, отступили в сторону стены. Савако немедленно посмотрела на часы на запястье.
     – Еще минут семь, – сказала она. Извинившись перед Касуми, Савако ушла за кулисы. Вернулась она через пару минут, чем-то несколько недовольная.
     С улыбкой разглядывая учеников и вспоминая свою собственную учебу в школе, Касуми пропустила момент, когда занавес поднялся, демонстрируя всем пять девушек в школьной форме. Ранма стояла впереди в центре, у микрофона, с гитарой в руке.
     После недолгой паузы сидящая позади за барабанами шатенка отстучала ритм, и Ранма ударила по струнам, ее подруги от нее не отстали.
     – Please don’t say you are lazy…
     Пела Ранма хорошо, вскоре зал уже начал подпевать на припевах, а после каждой песни осыпать группу аплодисментами.
     Ближе к концу выступления, когда оставалась от силы пара песен, двери в зал приоткрылись, и внутрь прошмыгнули две опоздавших первоклассницы. Оглядев переполненный зал, они остались у дверей. Заметив вскоре краем глаза движение, Касуми оглянулась и увидела, как тянется одна их них, явно заинтересовавшись, стараясь разглядеть выступающих, а вторая с одобрительной улыбкой смотрит на нее.

     – И представляешь, – с улыбкой рассказывала Рицу, – Мио, несмотря на все свое смущение, справилась с собой, отыграла идеально, спела прекрасно, зал в нее просто влюбился. И тут, – сделала она драматическую паузу, – она кланяется залу и, успокоившись, собирается уже уходить со сцены, но спотыкается о провод и падает, засветив на весь зал свои трусики!
     – Рицу! – простонала Мио, сжавшись в углу комком и пряча голову.
     – Что Рицу? – обернулась к ней подруга. – Зато ты единственная из нас обзавелась личным фан-клубом.
     – Возглавляла который, кстати, президент студсовета, – ухмыльнулась Ранма. Касуми пораженно покачала головой и отпила чай.
     – Почему же тогда выступала Акияма-сан, а не кто-то еще? – полюбопытствовала она.
     – Ну, – замялась Рицу, переглянувшись с остальными. – Класс Ку-тян отправился на экскурсию, мы думали заменить ее Юи, но она чересчур ответственно подошла к делу.
     – То есть? – не поняла Касуми.
     – Я сорвала голос, – покаянно призналась Юи. – Так что пришлось Мио…
     В дверь постучали и, через мгновение, внутрь заглянула запомнившаяся Касуми первоклассница с хвостиками и обрамляющей лицо парой длинных локонов. Девушки вопросительно на нее уставились, совсем, по-видимому, позабыв, что хотели пригласить в клуб новичков.
     – Здравствуйте, – поклонилась девушка. – Меня зовут Накано Адзуса. Я бы хотела присоединится к клубу.
     После нескольких мгновений недоверчивой тишины девушки взорвались действиями. Рицу вскочила, подбежала к ней и потащила ее за стол, на ходу представляясь сама и представляя ей остальных. Цумуги уже наливала ей чай. Мио, забыв про рассказанную смущающую ее историю, подняла голову, выбираясь из угла. Юи просто отлипла от стола, на котором лежала. Ранма же с ехидной ухмылкой разглядывала окружающую ее суету.
     – Что ж, – сказала она, – вот вам и будет, кем меня заменить, и не придется переписывать партитуру. Я уже выпустилась, – пояснила она Адзусе, – просто хотелось показать подруге свое выступление.
     Касуми вежливо кивнула девушке и улыбнулась.
Лето 1998
     Скорый поезд увозил из аэропорта Нарита прилетевшую из Британии блондинку и ее кота, которого, едва выбравшись из аэропорта, она пересадила из переноски в свою сумку. Впрочем, в поезде кот высунул голову из сумки и, оглядев пустые места вокруг, свернулся у девушки на коленях.
     – Что-нибудь чувствуешь? – едва слышно спросил он. Девушка нисколько не сомневалась, что без усиления чувств она бы его не услышала.
     – Ты имеешь в виду принцессу? – уточнила она. После кивка кота она вздохнула. – Да, она явно где-то в Токио. И я даже не могу сказать, радует это меня или больше расстраивает.
     – Понимаю, – мурлыкнул кот. В большом городе сложнее найти человека, им дольше придется ее искать, но в таком же положении будут и их враги. – Сколько тебе понадобится времени, чтобы хотя бы с районом определиться?
     – Думаю, двух-трех кругов хватит, – задумчиво ответила блондинка, – начну этой же ночью. Надеюсь, она не отправится ночевать к подруге на другой конец города.
     – Квартиру тебе, надеюсь, не на окраине купили? – поинтересовался кот.
     Девушка достала из кармана туристическую карту и развернула ее перед собой.
     – В Синдзюку, это почти в центре города, – нашла она район. – И волшебный квартал находится там же, поблизости от некоей «Золотой улицы».
     – Не думаю, что тебе стоит часто туда заглядывать, – заметил кот.
     – Тебя буду туда за покупками посылать, – тут же парировала она. – Каждой приличной ведьме нужен кот, надо только в черный цвет тебя перекрасить.
     Кот нервно поежился. Он не всегда мог понять, когда его партнерша шутит, а когда серьезна.
     – Эта идея мне тоже не нравится, – безапелляционно заявил он.

     Квартира оказалась не слишком большой и уже минимально меблированной. Сама Минако вряд ли бы смогла найти ее в разумные сроки: на ее взгляд, в адресах не было никакой логики. К счастью, устав после перелета и поездки на поезде, она решила взять такси. Немного разложив вещи и передохнув до вечера, Минако трансформировалась и отправилась в поиск.
     Круг получался немаленьким: сперва на юг, до Оты; затем пойти по часовой стрелке через Сэтагаю, Нэриму, Итабаси и Адати до Эдогавы; после чего обратно до Синдзюку. Всего чуть менее 60 миль, Ви рассчитывала справиться часа за три.
     На квартиру она вернулась глубоко за полночь. Артемис, почувствовав ее возвращение, проснулся и включил ноутбук. Ви устало ему улыбнулась и запустила передачу сенсорных данных.
     – Какие-то предварительные результаты? – поинтересовался кот, глянув на индикатор загрузки.
     – Она тоже где-то в центре города, – устало плюхнулась на диван Ви. – По всей окраине ощущение ее силы было примерно одинаковым, а здесь оно чуть выше.
     – Ты ложись, – предложил Артемис, – компьютер все равно только к утру все рассчитает.

     Проснувшись следующим утром и полностью сбросив трансформацию, Гарри в полусне привел себя в порядок и лениво позавтракал, после чего направился к ноутбуку. Компьютер тихонько гудел, перед ним свернулся, уснув, Артемис. Гарри улыбнулся и, не став тревожить своего друга, забрал ноутбук и перебрался с ним на диван.
     Поверх карты Токио лежал пройденный вчера маршрут, с символически обозначенными яркостью, цветом и градиентом векторами силы. Как вчера и показалось, незначительные изменения были заметны лишь на начальном и конечном этапе. Полупрозрачное пятно, частично накрывающее территорию Синдзюку, Сибуи, Минато и Тиёды, показывало примерный район расположения цели. Всего-то двенадцать квадратных миль, на которых, тем не менее, проживало более четверти миллиона человек.
     Артемис проснулся, когда Гарри задумчиво перебирал предложенные программой на следующую ночь пунктирные линии веера возможных маршрутов. Кот еще сонно потягивался, когда его припечатали неожиданным запросом:
     – Нужен еще один ноутбук.
     – Когда? – вздохнул кот, прекрасно зная, что переубедить партнера не удастся, и придется брать современную поделку и дополнять ее криво починенными найденными в руинах замка Магеллан остатками старых технологий.
     – Вчера.
     На это уже Артемис сдержаться не смог.
     – Я над этим-то полтора года возился! – возмущенно воскликнул он.
     – Значит, ты уже понял, как выкрутиться с имеющимися ресурсами, и адаптировал программы под нынешнюю технологическую базу.
     Кот вздохнул и прикинул объем работ.
     – Мне все равно не меньше месяца понадобится, – сдался он. – Для чего тебе второй ноутбук?
     – Устрою временную базу в центре района поисков и буду использовать ее для связи с будущей командой. – Гарри убрал все маршруты, кроме трех, и, откинувшись на спинку, задумчиво на них воззрился.
     – Разве ты не собираешь их возглавить? – изумился Артемис. – Ты же их лидер!
     – Это было в прошлом, – рассеянно отозвался Гарри. – И есть причины того, чтобы они поначалу действовали без меня.
     – И? – заинтересовался кот.
     – Они не помнят прошлых жизней и, даже в лучшем случае, вспомнят их нескоро. Им придется научиться сражаться. Артемис, скажи честно, как ты сравнишь меня и обычную девушку, которая вдруг узнает, что у нее есть такие силы? Пусть даже это будет Сатурн.
     – Сатурн вне категорий, она слишком сильна. – Артемис посмотрел на Гарри, и тот с неохотой согласно кивнул. – Но, если только она не пойдет на самопожертвование, ты превзойдешь ее на голову. Как и всех остальных. Даже самый талантливый и умелый новичок не сможет поспорить с семью годами подготовки и множеством боев на смерть, пусть даже не все они были боями Сенши.
     – Ты понял. Если я буду действовать открыто, у них появится подсознательная мысль, что я могу справиться со всем, и им не нужно напрягаться. Что они слабаки, они не нужны. Я хочу, чтобы какое-то время они действовали сами, набили шишек, освоились со своими силами, поверили в себя.
     – Ты хочешь бросить их в воду и посмотреть, выплывут ли, – укоряюще сказал кот.
     – Придумаю, как их подстраховать на крайний случай, – отмахнулся Гарри. – Кроме того, нужно будет, наверное, слетать на Кубу и в Новую Зеландию, если рост активности Сенши здесь не приведет к тому, что Ситэнно оттуда отзовут. Интересно, кто из них работает здесь?
     – Не все ли равно? – буркнул кот.
     – Пожалуй, да, – не стал спорить Гарри, после чего, отставив ноутбук в сторону, упруго поднялся и вытащил из шкафа мантию-невидимку. – Поищу место под базу и загляну на аллею Сакуры. Тебе нужно купить что-нибудь?
     – Помнишь, что для этого компьютера понадобилось? – уточнил сперва Артемис. Гарри кивнул, и кот продолжил: – Все то же самое, только купи застывшую слезу юки-онна, она должна дать лучший эффект, по сравнению с русальей жемчужиной.
     Гарри еще раз кивнул и укутался в мантию, после чего раздался хлопок аппарации.

     Потребовалось всего пятнадцать шагов – или, скорее, прыжков – чтобы пересечь крышу. Момент напряжения, резкий толчок, и Ви по баллистической дуге перелетела с одной крыши на другую, пронесясь над ночной улицей с застывшими на красный свет автомобилями. Быстрый взгляд на выведенный на визор маршрут, обнаружение отклонения и поворот чуть правее.
     В следующее мгновение Ви споткнулась, сделала, гася инерцию движения, еще три прыжка, остановилась и посмотрела налево. Откуда-то с той стороны только что донеслось ощущение всплеска знакомой силы. Не принцессы, но кого-то еще из Сенши.
     Ви на мгновение сосредоточилась и, выпустив вспышку оранжевого света, телепортировалась ближе к цели и немного в сторону. Обозначающая ее точка на выведенной визором карте погасла, а спустя мгновение, определив новую позицию, появилась в другом месте. Еще секунду программа дожидалась нового всплеска силы, после чего выдала направление на цель, тут же триангулировав ее приблизительное местоположение.
     Ви ушла в новую телепортацию, появившись на крыше здания. Подбежав к краю, она взглянула вниз.
     Внизу девушка в такой же форме, как у Ви, лишь другой расцветки, плохо различимой в условиях практически отсутствующего освещения, приглушенно что-то воскликнув, создала водяную сферу и запустила ее в анимированный торговый автомат. Автомат отпрыгнул в сторону и выплюнул в девушку бутылку газировки. Бутылка, пролетев пару футов, развернулась дном вперед и выпустила реактивную струю пены, полетев в сторону Сенши. Девушка отпрыгнула с ее траектории, но бутылка, пролетев мимо, взорвалась, пустив во все стороны стеклянные осколки, один из которых чиркнул ее по щеке. Следующую бутылку, отставшую от предыдущей лишь на пару секунд, она, наученная опытом, приняла на водяную стену.
     Этот автомат вполне можно было бы счесть простой шуткой, одной из тех, с которыми разбирался отдел Артура Уизли, если бы от него не веяло явной чуждой магией. Ви задумчиво изучила обоих противников. Девушка, хоть и была немного ранена, была заметно сильнее и уже явно поднабралась опыта, вряд ли это был первый ее сверхъестественный противник. Автомат пока почти не пострадал, но шансов у него все равно не было. Максимум, что он мог, это изрядно ее вымотать. Будь у него подкрепление, путь этой Сенши мог бы закончиться еще до пробуждения принцессы.
     В ответ на очередную водяную сферу, автомат запустил пачку, взорвавшуюся облаком чипсов, поглотивших воду, сводя таким образом атаку на нет. Ви навела на автомат руку и, после одной лишь мысли, выстрелила в него сияющим лучом, проделавшим в железке сквозную дыру.
     Те монстры, что порой попадались ей в Англии, после такого обычно рассыпались прахом, автомат же, казалось, даже не заметил пробоину. Единственным знаком того, что он заметил нападение, послужил запуск ракеты-бутылки в сторону стоящей на крыше блондинки. Впрочем, долго она там не пробыла. Почти сразу же Ви спрыгнула вниз, в падении сжавшись в комок и повернувшись к ракете спиной. Осколки взорвавшейся бутылки бессильно скользнули по костюму, не сумев пробить защиту.
     Воспользовавшись отвлечением автомата, незнакомка вытянула водяной бич и хлестнула им, разрезав зачарованный предмет напополам, чего тот уже не выдержал. Постояв еще секунду, она расслабилась, и ее бич, распавшись, пролился на асфальт, оставив мокрый след.
     Ви повернулась к ней, впервые получив возможность хорошенько на нее взглянуть. Она выглядела года на два младше ее настоящего возраста, а волосы и костюм цвета морской волны достаточно однозначно ее идентифицировали.
     – Нептун, Страж Мудрости, – кивнула она, – рада тебя видеть.
     – Венера, Хранитель Любви, – кивнула в ответ Нептун, рассеянно стирая со щеки выступившую кровь, – приветствую тебя.
     – Это ведь не работа Темного Королевства? – полуутвердительно спросила Ви, кивнув на рассеченный автомат.
     – Нет, они называют себя «даймонами», но я пока не знаю, кто их создает, – вздохнула Нептун, после чего опомнилась: – Темное Королевство вернулось?
     – Да, в Англии мне попадались их агенты, когда там я с ними разобралась, я прибыла сюда, искать принцессу и остальных Хранителей. – Ви чуть помялась но, все же, спросила: – Как много ты помнишь?
     – В основном только смутные образы, – пожала плечами Нептун. – Но, обычно, получив какой-то ключ, я вспоминаю и связанные с ним события. О тебе я вспомнила, как только увидела.
     Ви кивнула. У Артемиса было примерно так же.
     – Ты помнишь о своей напарнице? – спросила она. Нептун медленно кивнула.
     – Помню, что она была, и ищу ее, но не помню, кто она, – пожаловалась она.
     – Уран, Страж Пространства, – назвала Ви имя.
     Взгляд Нептун ненадолго затуманился. Через несколько мгновений она резко взглянула на Ви.
     – Ты помнишь больше меня. – Это не было вопросом.
     – У меня было два года, чтобы поработать над своей памятью, – пожала плечами Ви. – Мне удалось вспомнить примерно половину прошлой жизни.
     – Знаю. Когда я стала… – запнулась Нептун. – Я искала информацию о тех, кто был бы похож на меня. И нашла новости о «Ви». Кстати, почему не «Венера»? Почему сокращение?
     – Не хотелось давать намек, что я могу быть одной из Сенши, чтобы они не воспринимали меня всерьез. – Ви присела рядом с обломками и протянула к ним руку, разбирая остаточные эманации. – Полагаю, не стоит спрашивать, поможешь ли ты с Темным Королевством.
     – Я бы с радостью, – извиняющимся тоном ответила Нептун. – Но промежутки между появлениями даймонов становятся все короче, а сами они все сильнее.
     – Нам стоит на всякий случай организовать канал связи, – предложила Ви. – У меня есть нечто вроде штаба-убежища, можно использовать его как почтовый ящик.
     Нептун внимательно изучила ее и кивнула.
     – Веди.
     Ви быстро затребовала у визора прокладку маршрута до нужной точки, сориентировалась и запрыгнула на ближайшую крышу. Подождав, пока к ней присоединится Нептун, она помчалась к цели. Нептун держалась чуть позади нее, прыгая с такой же легкостью и ничуть не отставая. В неспешном темпе преодолев за пять минут чуть больше мили, Ви спрыгнула с торгового центра на улицу и подошла к игровому центру «Корона». Оглянувшись на Нептун и кивком попросив ее внимательно смотреть, она положила ладонь в центр буквы «о» написанного на стекле названия и, почувствовав, как оно потеплело, прошла сквозь стекло, оказавшись в небольшой комнатке едва в сотню квадратных футов.
     Вскоре после нее из висящего на стене зеркала вышла Нептун и с любопытством, тут же сменившимся недоумением, оглядела пустую комнату.
     – Я эту складку пространства всего пару дней как организовала, – извиняющимся тоном сообщила Ви.– Пока еще ничего не успела сюда принести.
     – Здесь надежно? – поинтересовалась Нептун.
     – Попасть сюда можно только через портал, – кивнула Ви на зеркало. – Уйти можно разными способами, но проще всего точно так же, через портал.
     – Хорошо, – одобрила Нептун. – Я буду заглядывать сюда по вечерам, перед своим патрулем. Рада была познакомиться, – поклонилась она.
     – Взаимно, – вернула Ви ей поклон.
     Нептун коснулась нарисованного на зеркале круга, замерла, увидев, как отражение заменилось перспективой улицы, пожала плечами и ушла.
     Ви подошла к зеркалу и, повторив действия Нептун, увидела, как та запрыгнула на крышу и скрылась из виду. Ви точно так же прошла сквозь зеркало и со вспышкой телепортировалась к себе домой.
     Артемис оторвался от разобранного ноутбука, удивленно посмотрел на часы и вновь посмотрел на Ви. Ее форма Сенши растворилась в оранжевом сиянии, возвращая обычную ее одежду, но сама она осталась в облике Минако.
     – Ты сегодня рано, – заметил он.
     – Встретилась с Нептун, – плюхнулась она на диван. – Немного помогла ей и показала базу. Арти, сколько тебе времени нужно на коммуникаторы?
     – По паре дней на зачаровывание каждого экземпляра, – прикинул кот. – Ну и основа, конечно, нужна.
     – Пойду тогда завтра выбирать телефоны. – Минако потянулась и стащила со столика ноутбук, Артемис вернулся ко внутренностям второго. – Интересно, какой-нибудь магазин дает скидку при покупке сразу нескольких одинаковых телефонов, скажем, для сотрудников компании?
     – Поищи, – рассеянно отозвался кот.
     – Это был риторический вопрос! – возмутилась блондинка, нетерпеливо барабаня пальцами по пластику в ожидании загрузки компьютера.
     – Я так и понял, – со смешком в голосе заявил кот.
     – Тебе обязательно надо оставить за собой последнее слово? – пожаловалась она.
     – Конечно, – вновь оторвался от своего дела Артемис и по-чеширски улыбнулся ей.
     Минако метнула на него разъяренный взгляд, но тут ноутбук звуком доложил об окончании загрузки, и она, оставив кота в покое, запустила браузер. Белый кот довольно фыркнул и продолжил свое дело.
     – Паршивец ты все-таки, – через минуту тихонько под нос себе пробормотала Минако.
     – Как скажешь, дорогая, – согласился услышавший ее кот.
     – Арти! – возмущенно вскинулась девушка.
     – Мина! – скопировал ее тон кот.
     Они вновь переглянулись и расхохотались.
Октябрь 1998
     Луна задумчиво изучила с головой накрывшуюся одеялом Усаги, посмотрела на будильник, готовящийся через пару минут зазвенеть, и отодвинула его подальше от девочки, после чего улеглась в ожидании шоу.
     Будильник задребезжал, из-под одеяла жалобно застонала Усаги. Высунулась рука, похлопала по столу, не найдя своего врага, пошарила немного вокруг, скрылась обратно. Будильник звенел.
     Со скоростью движущихся континентов показалась растрепанная светловолосая голова. Сонно моргая, Усаги посмотрела на находящийся вне ее досягаемости будильник, затем на довольно наблюдающую за этим Луну.
     – Предательница, – пробормотала блондинка, с неохотой выбравшись из кровати и прошлепав к будильнику. Отключив адское устройство, она вернулась к кровати, только чтобы обнаружить там уже успевшую довольно растянуться на нагретом месте черную кошку. Усаги потянулась прогнать ее, но Луна беззастенчиво продемонстрировала свои коготки, и девочка отступила.
     – В школу опоздаешь, – довольно мяукнула кошка. Усаги сдалась и принялась собираться, бормоча что-то себе под нос. Вскоре она спустилась на завтрак.
     – Доброе утро, Усаги, – оглянувшись на нее, улыбнулась ей Икуко.
     – С добрым утром, мам, – взлохматив по пути шевелюру Синго и чмокнув в щеку отца, Усаги заняла свое место за столом.
     – А я еще сомневалась, что ты сможешь ухаживать за кошкой, – покачала головой Икуко, ставя перед Усаги тарелку. – Похоже, Луна хорошо на тебя влияет. По крайней мере, ты стала вовремя вставать.
     – Да уж, – пробурчала Усаги.
     – Теперь тебе осталось лишь чуть больше сил приложить к учебе, и я буду просто счастлива, – продолжила Икуко. – Я еще не забыла ту контрольную. – Усаги покраснела, и Синго показал ей язык, вызвав укоризненный взгляд отца. – Как результаты предварительных экзаменов?
     – Сегодня будет известно, – приуныла Усаги. – Но мама! Если есть лучшие, то должны быть и худшие!
     – Конечно. Но я не хочу, чтобы это оказалась моя дочь.
     Усаги расправилась с завтраком, попрощалась со всеми и, прихватив бэнто, направилась в школу. Вредине Синго идти было ближе, так что ему можно было выходить и попозже.

     В коридоре школы царило столпотворение: все смотрели свои результаты. Пробившись к спискам, Усаги увидела на вершине запомнившуюся ей Мидзуно Ами. Себя она нашла, как и ожидалось, почти в самом конце.
     – Мидзуно-сан очень умная, – вздохнула Нару, когда они с Усаги на перемене обсуждали экзамены, – даже не представляю, сколько нужно трудиться, чтобы добиться таких результатов.
     – Она настоящий гений! – чертиком из табакерки выскочил Умино, немного напугав своим неожиданным появлением обеих девочек. – Говорят, она уже готовится сдавать кандзи кэнтэй первого уровня.
     Обе девочки удивленно переглянулись.
     – Я четвертый-то уровень еле сдала, – жалобно протянула Усаги, – не представляю, как буду сдавать третий.
     – Неудивительно, что она ни с кем не общается, – задумчиво добавила Нару. – Она столько учится, что на это у нее просто нет времени.
     – Такое ощущение, что она намеренно загоняет себя, чтобы о чем-то не думать, – рассеянно поддакнула Усаги.
     – Что ты хочешь сказать? – нахмурилась Нару. Умино, поправив очки, уставился на блондинку.
     – Не знаю, мне показалось… – пожала плечами Усаги. – Она скрытная и неразговорчивая, как будто раньше ей было очень плохо, и она хочет обо всем этом забыть.
     Нару и Умино переглянулись. Пусть Усаги и была ленивой недотепой, но интуиция у нее была на высоте, и, когда она сообщала о чем-то подобном, отбрасывать ее мнение не стоило.

     – Какая ты пушистая, – идя по коридору, услышала из-за угла Усаги. – Жаль, в нашем доме нельзя держать животных…
     Ускорив шаг, Усаги поспешила заглянуть за угол, и увидела присевшую Ами, ласково гладящую растерянную Луну.
     – Луна! – удивленно воскликнула Усаги. – Что ты здесь делаешь?
     Ами торопливо обернулась, вскакивая на ноги.
     – Ох! Цукино-сан, – узнала она блондинку. – Это ваша кошка?
     – Да. Даже не представляю как она здесь оказалась. – Усаги поманила кошку, и Луна запрыгнула к ней на руки и закрыла глаза, через полуприкрытые веки продолжая наблюдать за юным гением.
     – Такая милая… – легонько улыбнулась Ами. – У меня когда-то был кот, но пришлось его оставить, – чуть помрачнела она, – когда я переезжала сюда…
     Повисла неловкая тишина. Прикусив губу, Усаги разглядывала немного приоткрывшуюся с неожиданной стороны девочку. Как Усаги и заподозрила когда с ней познакомилась, она не завела друзей, да и не искала их. Она старалась не высовываться, но ей это не помогло.
     Дети жестоки в своей слепоте к боли других. Они с легкостью затравят того, кто хоть немного от них отличается. Ами даже не была белой вороной, она была кошкой, почему-то очутившейся посреди вороньей стаи. Другие завидовали ее уму, ее успехам – и злобно шипели ей вслед. Пересекаясь порой с ней в коридорах, Усаги неоднократно видела плотно сжатые губы и глаза, которым лишь невероятная сила воли не позволяла пролить слез. Не стоило и сомневаться, что как бы «приглушенно» ее ни обсуждали, делали это с таким расчетом, чтобы она услышала каждое слово.
     – Мидзуно-сан, – вдруг начала Усаги, – я слышала, что вы уже планируете сдавать кандзи кэнтэй. Это правда?
     – Да, – кивнула Ами.
     – Круто, – выдохнула блондинка. – Первый уровень ведь даже из взрослых мало кто пытается сдать.
     – Я умею только учиться и… – Ами умолкла, встряхнулась и продолжила: – Только учиться и ничего более.
     Усаги растерянно посмотрела на нее. У нее в голове никак не укладывалась такая идея. Посвящать учебе все свое свободное время?
     – Мидзуно-сан? Хотите, я после уроков покажу вам здесь неподалеку аркадный зал? Мне кажется, вам стоит иногда отвлечься и расслабиться. Нельзя все время только учиться! – горячо закончила Усаги.
     Ами вздрогнула и замерла от последних слов, и Усаги тут же начала костерить себя последними словами за то, что попыталась залезть ей в душу. Она уже открыла рот, чтобы извиниться, как Ами легонько покачала головой, по-видимому, поняв ее намерения.
     – Все в порядке, Цукино-сан, просто… мне когда-то говорили уже такие слова, я как раз об этом вспомнила.
     Усаги ее поняла, и от этого ей стало только хуже. Обычная фраза о чем-то ей напомнила. Одно воспоминание потянуло за собой другое, за ним третье, пока не дошло до того, что Ами пыталась забыть. До чего-то ранящего его.
     Пока Усаги предавалась самоедству, Ами невидяще смотрела в стену, то ли погрузившись в воспоминания, то ли что-то прикидывая.
     – Пожалуй, я приму ваше предложение, Цукино-сан, – вдруг сказала она. – Встретимся после занятий у школьных ворот?
     – Конечно, – нарисовав на лице радостную улыбку, кивнула Усаги, – я буду ждать.
     Ами кивнула на прощание и прошла мимо блондинки. Усаги развернулась и печально уставилась ей вслед, гадая, приняла ли она предложение потому, что ей действительно стало интересно, у нее после школы было свободное время, которое нечем было занять, или она просто хотела таким образом самой извиниться перед Усаги.
     Вздохнув, блондинка опустила глаза на больше не скрывающую своего пристального внимания кошку. Нужно было найти укромное место и выяснить, что же в уходящей девушке так заинтересовало Луну.

     Когда раздраженная, но внешне все такая же радостная Усаги примчалась к воротам, Ами уже дожидалась ее там. Торопливо извинившись перед ней за задержку, Усаги повела ее к «Короне».
     Подвергнутая экспресс-допросу Луна долго мялась, отнекивалась, но в итоге раскололась. Она почувствовала в Ами какую-то непонятную силу и посчитала ее агентом врага. Она здесь чужачка, которую никто не знает, и ни с кем она не сближается. Не нужно ни перед кем притворяться и скрывать свои промахи. На прямой вопрос, не может ли она оказаться той самой необходимой Луне принцессой, кошка с уверенностью ответила отрицательно.
     В аркадном зале Ами понаблюдала за демонстрацией Усаги, расспросила ее и рискнула попробовать самой. Начав, явно, больше из вежливости, чем из любопытства, Ами довольно быстро увлеклась и, забыв о своих проблемах, заметно ожила. Усаги радостно улыбалась, наблюдая за сияющим взглядом Ами.
     В очередной раз проиграв и раздраженно стукнув по автомату, Ами мельком взглянула на часы и спохватилась:
     – Простите, Цукино-сан, мне нужно идти, я могу опоздать.
     – Конечно, – опомнилась Усаги, вновь устыдившись тому, что могла помешать ее планам.
     Спешно попрощавшись, Ами выбежала из «Короны». Усаги проводила ее взглядом, с удивлением отмечая, что здесь она проявила больше эмоций, чем за все время в школе. Заметив вдруг забытый ею пакет, Усаги подхватила его и метнулась вслед за девушкой на улицу.
     – Мидзуно-сан!
     Усаги недоуменно огляделась. До поворота было неблизко, она не могла успеть далеко отбежать. Тем не менее, Ами нигде не было видно.
     Решившись заглянуть в пакет, она обнаружила там рабочие тетради. Ами явно помчалась в дзюку, забыв при этом то, что ей там понадобится. Взглянув на адрес, Усаги примерно прикинула, где это, и отправилась в путь.
     Добравшись до образовательного центра, она остановилась, разглядывая красивое своей аккуратной строгостью здание.
     – О, булкоголовая, подумываешь за ум взяться? Давно пора.
     Усаги резко развернулась. Конечно, на нее глазел, ехидно ухмыляясь, памятный нахал. С прошлой их встречи он ничуть не изменился, даже одежда была той же самой.
     – Но знаешь, – покосился он на часы, – к началу занятий ты опоздала, и если я правильно помню, тебя уже не пустят.
     – Я здесь к подруге, – зачем-то вскинулась Усаги.
     – Ну-ну, – хмыкнул парень. – Красавица и чудовище? Не-е, не дотягиваешь. Умница и?..
     В два шага сократив дистанцию до парня, Усаги попыталась стукнуть его своим портфелем, только чтобы тот, не прекращая издевательски улыбаться, легко от него уклонился. Пренебрежительно фыркнув, Усаги отвернулась и потопала внутрь.
     Неестественно улыбающаяся секретарша на входе уточнила у Усаги цель визита. Внутренне оробев, Усаги заявила, что пришла вернуть подруге забытые вещи, в доказательство продемонстрировав подписанную тетрадь. Женщина перевела взгляд на монитор своего компьютера, что-то там пощелкала и направила ее на третий этаж.
     – Луна! – негромко воскликнула девочка, столкнувшись на третьем этаже с той, кого она почти не ожидала увидеть. Лунная кошка сидела на подоконнике, напряженно к чему-то прислушиваясь. – Все следишь за Ами?
     – Не только, – напряженным тоном отозвалась кошка. – Ты разве не чувствуешь?
     Усаги вздохнула. Луна пыталась научить ее «чувствовать мир вокруг себя», но пока получалось у нее не очень. Нет, постояв спокойно с минутку, она могла почувствовать окружение, но Луна заявляла, что она должна уметь уклоняться от атаки со спины. В любое мгновение, а не только когда она в бою и настороже. Подчеркивая свое мнение, кошка, когда на нее не смотрели, постоянно кидалась в нее из ниоткуда берущимися и в никуда исчезающими мячиками. Пока что Усаги проигрывала всухую.
     Чтобы было проще сосредоточиться, девочка прикрыла глаза, глубоко вдохнула и медленно выдохнула. Через некоторое время она почувствовала гнилостную неестественность, тянущуюся из класса, где должна была быть Ами.
     – Там йома, – открыла глаза Усаги. – Но ты ведь говорила, что Ами не йома!
     – Нет, – кивнула кошка, – это-то меня и смущает.
     – Ты полагаешь, что эта йома получает у нее инструкции? – возмутилась Усаги. – Ами не такая!
     – Она появилась из ниоткуда, Усаги-тян, – напомнила кошка, – никто ничего о ней не знает.
     – Ладно, тогда я просто… – Усаги коснулась броши на груди. Кошка прикрыла глаза и одобрительно кивнула. – Moon prism power, make-up, – негромко сказала Усаги.
     Не успело закончиться кажущееся вечностью мгновение трансформации, как кошка, широко распахнув глаза, вскочила, напряженно вытянувшись струной, нацелившийся на проблемный кабинет.
     – Тебя почувствовали и что-то сделали, – сдавленно сказала она. – Я ничего там не ощущаю. Ни-че-го. Даже других учеников.
     Не тратя времени на размышления, Усаги, цокая каблуками, метнулась по коридору и распахнула дверь. Ее встретила радужно переливающаяся похожая на мыльный пузырь пленка.
     – Что это? – спросила Мун у замершей у ее ног кошки. Луна задумчиво коснулась вибриссами завесы.
     – Какой-то барьер, – задумчиво ответила она. – Сам по себе он не навредит, но я не знаю, что будет ждать нас на другой стороне.
     Мун дотронулась до этого барьера и отвела палец назад, заинтересованно глядя, как пленка сперва потянулась за ней, словно прилипнув к перчатке, а потом оторвалась и вернулась на место. Переглянувшись с кошкой, Мун пожала плечами и шагнула вперед.
     Внутри все выглядело почти как обычно. Стол для учителя, столы для учеников, компьютеры. Вот только не было ни одного человека, солнечный свет был каким-то тусклым, а электрические лампы странно мерцали.
     На месте учителя сидела йома.
     – Moon Tiara Action! – воскликнула Мун, кидая в йому свою тиару, вот только она не засветилась в полете, и йома легко отбила ее удар. Тиара бесполезным куском металла осталась валяться у стены.
     – Не думала, что ты попадешься в такую ловушку, – снисходительно заявила йома, – твоя магия здесь не действует, Сейлор Мун.
     – Почему? – торопливо спросила блондинка, надеясь, что йома совершит обычную ошибку всех плохих парней и начнет рассказывать свой гениальный план. А Луна за это время что-нибудь придумает.
     – Это вывернутое пространство, – обвела вокруг рукой йома. – Мое уникальное умение, с помощью которого я побеждала противников гораздо сильнее меня.
     – И что же оно делает?
     – Заменяет магию знаниями, – рассмеялась йома. – Магия здесь бессильна, а вопросы и ответы действуют как атака и защита.
     – Значит, поэтому ты и отвечаешь на мои вопросы? – поняла блондинка.
     – Да, – кивнула йома, – но хватит игры в одни ворота. Почему яблоки падают на землю?
     Мун застыла, вдруг поняв, что будет не слишком хорошо, если она не ответит на вопрос. На физике вроде что-то об этом говорили… Какой-то англичанин…
     Не успев ответить, Мун скорчилась от рези в животе.
     – Ближайшая к Солнечной системе звезда?
     Мун съежилась, приготовившись к новой боли, ответа на этот вопрос она не знала, не знала и как победить в таком бою.
     – Проксима системы Альфа созвездия Центавра, – спокойно заявил чуть отстраненный знакомый голос. – Что ты за существо?
     Усаги взглянула через плечо. Из-за стола, за которым она, по-видимому, скрывалась, вышла Ами.
     – Йома из Темного Королевства, – изумленно вытаращившись, ответила та. – Как?.. Тебя не должно было быть здесь… Только способные к магии… – растерянно бормотала она, совсем забыв, что нужно задать вопрос самой.
     – Кому ты служишь? – неспешно пошла вперед Ами, проигнорировав слова йомы.
     – Лорду Джедайту, одному из четырех генералов. – Йома опомнилась. – Принцип Дирихле?
     – Если кроликов больше, чем клеток, то есть клетка, где более одного кролика, – не сбавляя шага, ответила Ами. – Зачем ты здесь?
     – Собрать вашу жизненную силу, – сквозь зубы ответила йома. – Ароматы кварков?
     – Нижний, верхний, странный, очарованный, прелестный, истинный, – размеренно перечислила Ами, в отличие от Мун не смутившись ни вопросом, ни ответом. – Чего вы хотите?
     – Возродить нашу повелительницу, Металлию. Пары нуклеотидов в РНК?
     – Аденин и урацил, цитозин и гуанин. – Ами впервые на мгновение задумалась, прежде чем задать вопрос: – Если на пол бросать по одной песчинке, когда получится куча?
     Мун сперва показалось, что это слишком простой вопрос, куда проще тех, что задавала йома, вот только та, похоже, так не посчитала. Йома побледнела и затряслась, бессильно открывая и закрывая рот.
     – Может ли всемогущее существо создать камень, который не сможет разрушить? – добавила Ами.
     Йома на мгновение застыла, после чего вспыхнула и осыпалась кучкой праха. В то же мгновение исчезла неправильность пространства, а за столами появились дремлющие ученики. Валяющаяся у стены тиара приподнялась и метнулась к рефлекторно поймавшей ее Мун. Ами задумчиво огляделась вокруг.
     – Похоже, теперь все хорошо. – Она перевела взгляд на Мун. – Вы в порядке, Цукино-сан?
     – Д-да… – отозвалась она, изумленно глядя на невозмутимую девушку, и вдруг поняла. – Что? Как вы?..
     Ами улыбнулась.
     – Хоть у вас и изменилась внешность, на моторику движений это никак не повлияло. Рискну предположить, что не поменялась и манера речи, хотя сравнительная база была слишком малой. К тому же, – кивнула Ами на замершую кошку, – Луна довольно приметна.
     Мун смущенно на нее покосилась. Луна была как будто не здесь, глядя куда-то сквозь Ами.
     – Да не может такого быть, – пробормотала себе под нос Луна, после чего встряхнулась, запрыгнула на стол, немного компенсируя разницу роста, и пристально посмотрела в глаза Ами, без смущения встретившей ее взгляд. Секунду девушка и кошка, казалось, играли в гляделки. – Мидзуно-сан, – неуверенно сказала Луна, – мне кажется, вы можете быть одной из нас.
     – Такой же, как Цукино-сан? – уточнила Ами.
     – Да, хоть и с несколько иным источником сил. – Луна вытащила из ниоткуда элегантную авторучку и протянула ее Ами. – Возьмите.
     Ами взяла ее и помахала ей.
     – Это что, волшебная палочка? Кажется, не работает.
     – Вам нужна своя ключевая фраза, – сообщила кошка. – Для всех она уникальна и указывает на источник силы. Мне кажется, вы можете быть связаны с Меркурием.
     – Уникальная, но они должны быть достаточно схожи, – пробормотала девушка, разглядывая ручку. – Цукино-сан? Могу я узнать вашу?
     Мун вздрогнула, выходя из ступора наблюдения за происходящим. Торопливо кивнув, она прикрыла глаза, отпуская трансформацию. Ами с любопытством пронаблюдала, как ее фуку растворилось в розовый туман, целиком покрывший Мун, после чего исчезнувший, оставив обычную ее внешность и одежду. Усаги вымученно улыбнулась и коснулась броши.
     – Moon prism power, make-up.
     Ами пронаблюдала за обратной трансформой, после чего поднесла ручку к глазам и задумчиво на нее уставилась, беззвучно шевеля губами. Через несколько минут она улыбнулась.
     – Mercury planet power, make-up.
     После завершения трансформации Ами смахнула с лица посиневшую прядь волос и оглядела себя.
     – А я-то думала, что у меня будет спокойная жизнь.
* * *
     Рассеянно тасуя колоду карт, один из сидящей за круглым столом четверки задумчиво сообщил:
     – Мне кажется странным, что Сейлор Ви и Сейлор Мун, невзирая на схожесть их псевдонимов, не работают вместе. Более того, они демонстрируют принципиально разную тактику.
     – Поясни, – попросил его их лидер.
     – Ви без видимой системы мотается по всему Токио, постоянно появляясь в новом месте. В одну ночь она даже уничтожила трех йом в противоположных районах города. Она вполне могла вступить в контакт с Мун, ее несколько раз замечали неподалеку от мест ее операций, но ничего не произошло. Она неуловимая одиночка.
     – А Мун?
     – Она не выбирается из Минато, я сейчас стягиваю туда все силы. Кроме того, она, похоже, командный игрок. Едва к ней присоединилась Сейлор Меркурий, как их почти всегда стали видеть вдвоем.
     – Меркурий? – резко втянул воздух его собеседник. – Та самая?
     – Я не знаю, – пожал плечами первый, – это может быть и совпадением. О той Меркурий я мало что знал.
     Остальная тройка переглянулась. Первый начал раздавать.
     – Кто о ней что помнит?
     – Официальный титул: «Хранитель Познания», – вступил в разговор третий, – неофициальный: «Ледяная Принцесса».
     – А еще «Хладнокровная сука», – подал голос четвертый.
     – Как понятно из прозвища, – недовольно покосился на него третий, – суть ее магии в холоде. Что, в общем-то, понятно, ей нужно было компенсировать для своей планеты жар Солнца. То же, кстати, касается и Марс, она склонна к огню из-за холода своей планеты.
     Первый, прикусив губу, задумался на мгновение.
     – Не знаю. Может, это и не она. На холод там было не очень похоже.
     – На Меркурии был сосредоточен почти весь их научный потенциал, образовательные учреждения уступали только Королевской Академии на Луне. Третье по размеру население после Луны и Венеры.
     – И Земли, но это и так понятно, – заметил второй. – Ее магия, охлаждающая планету, какое она имела проявление?
     – Меркурий называли «Планетой туманов», принцесса как-то сумела добиться того, что туман поглощал энергию Солнца и переводил ее в пригодную для использованию форму. Кстати, именно поэтому на Меркурии, при всем высокоэнергетическом производстве, не было энергостанций. Говорили, ее туман даже магию мог поглотить и обратить ей на пользу.
     Первый выронил карты, разлетевшиеся по всему столу. Дрожащими губами он сообщил:
     – В первой же стычке она призвала поглощающий магию туман.

Глава 4. Это было неожиданно

Весна 1996
     Она сидела на скамейке в тенистом закутке парка и, откинувшись на спинку, смотрела в ясное синее небо.
     На душе было паршиво.
     Ведь так не хотелось менять школу… Словно заранее знала, что ничего хорошего из этого не выйдет. Холодный, строгий расчет заявил, что у нее не будет возможности каждый день ездить туда и обратно с новой квартиры до старой школы. Она с этим смирилась, робко надеясь, что в новой школе, несмотря на то, что придет туда лишь на один последний год, она сумеет с кем-нибудь подружиться.
     Тщетно.
     Все одноклассницы давно разбились на свои группки и не спешили принимать башней возвышающуюся над ними нескладную новенькую в свою компанию. Мальчишки же были в том возрасте, когда на девочек уже начинают поглядывать, но еще не спешат подходить. Впрочем, кому из них захочется быть со свысока глядящей подругой?
     Девочка чуть вздохнула, разглядывая чистящую на ветке перья птичку.
     Домой, в пустую квартиру, где никто ее не ждет и не будет ждать, не хотелось. После школы и по выходным она частенько одиноко бродила по улицам или сидела в парках, прислушиваясь к шумным и веселым компаниям друзей, любуясь и восхищаясь не замечающими мира вокруг влюбленными парами, завидуя гуляющим семьями детям и родителям.
     На душе было одиноко.
     Она не была книгочеем, но поневоле пришлось таковой стать в попытках заглушить тоску и боль. Книги о дружбе, книги о любви, книги о приключениях… И по контрасту с ними ее пустая серая унылая жизнь. Если бы…
     Если бы она не осталась сиротой, если бы она не оказалась такой высокой, если бы ей не пришлось переездом резко изменить всю свою жизнь…
     Глупые надежды.
     Почему парням хорошо быть рослыми, а девушкам наоборот? Несправедливо!
     Несправедливый мир. Бессердечный. Какое ему дело до одной из населяющих его букашек? Абсолютно никакого. Одной больше, одной меньше, никто и не заметит. Некому замечать.
     Она отчаянно оглядела парк, словно желая помучить себя, убеждаясь, что никому она не интересна.
     По центральной аллее парка шла, даря всем вокруг очаровательную улыбку, высокая девушка. Пакет с логотипом супермаркета неподалеку ясно показывал, что она только что купила продукты и идет теперь с ними домой. Она была так прекрасна, столь щедро демонстрировала всем свою радость, что легко можно было представить, как, вернувшись домой, она, напевая, приготовит обед, на который пригласит своего любимого.
     Девушка была высокой, выше ее самой, но ведь она уже была взрослой. И наверняка у нее кто-то есть. Может быть, и для нее тогда не все потеряно.
     Взгляд идущей через парк девушки задержался на ней. На ее лице ничего не изменилось, не дрогнула улыбка, не потеряли своего света глаза, но девочке почему-то показалось, что она на мгновение едва заметно расстроенно нахмурилась. Ровным шагом дойдя до поворота, девушка свернула к ее скамейке, и никто бы не смог сказать, что секундой ранее она и не собиралась туда идти.
     Остановившись возле скамейки, эта похожая на снизошедшего с небес ангела девушка мелодичным голосом спросила:
     – Я не помешаю?
     Девочка мотнула головой и приглашающе махнула на свободную часть скамейки, вдруг застеснявшись своего слишком уж обычного голоса, не шедшего ни в какое сравнение с тем, что к ней обратился. Девушка, аккуратно пристроив пакет, изящно опустилась на скамью, элегантно поправив подол своего платья. Девочка краем глаза пронаблюдала за ней, с грустью спрашивая себя, станет ли она когда-нибудь столь прекрасной и женственной, после чего потянулась за своим портфелем, намереваясь уйти. Почти больно было находиться рядом с живым воплощением всего, к чему она стремилась.
     – Пожалуйста, я бы хотела поговорить с тобой… если ты не возражаешь.
     Девочка положила портфель обратно и, смутившись, вопросительно посмотрела на нее.
     Девушка невидяще смотрела куда-то вдаль, словно с трудом подбирая слова для начала разговора.
     – Я думаю, мы с тобой похожи даже больше, чем тебе кажется, – вдруг без предисловий произнесла она. – Моя мать умерла, когда мне было девять. Отец… очень тяжело это принял, он на много лет замкнулся в себе, не обращая почти никакого внимания на остальную семью. Я порой спрашивала себя, если бы у меня не было цели, если бы у меня не было младших сестер, которых я сама себе поклялась вырастить, что бы со мной было?
     Девушка с печальной понимающей улыбкой взглянула ей прямо в глаза.
     – Авиакатастрофа. Они оба, – шевельнула она губами, едва слышно выдавливая слова.
     – Сочувствую, – чуть склонила голову девушка. – Надеюсь, у тебя есть кто-то близкий?
     Она неопределенно пожала плечами.
     – Дядя… но он большую часть времени в разъездах…
     – Одиноко?
     Девочка лишь кивнула, вдруг не в силах ничего ответить.
     – Пожалуйста, – серьезно посмотрела на нее девушка. – Ты позволишь мне помочь?
     В ее глазах было лишь искреннее сочувствие и желание протянуть руку. Развеять ее пустоту и одиночество. Вдруг вспомнив, что она так и не представилась, девочка встала со скамейки и, повернувшись, поклонилась девушке, одновременно называясь и вкладывая в ритуальную фразу все свое желание больше не быть одной.
     – Кино Макото. Пожалуйста, позаботьтесь обо мне.
     Девушка встала напротив нее и точно так же изящно ей поклонилась.
     – Тендо Касуми. Рада с тобой познакомиться.

     – Я дома! – закрыв за собой дверь, звонко крикнула Ранма, с удовольствием прислушиваясь к доносящимся с кухни запахам.
     – С возвращением! – отозвалась Касуми. – У нас сегодня гость. – Ранма напряглась. – Я хочу тебя с ней познакомить.
     Ранма немного расслабилась. Похоже, этот гость не из прошлого, к Касуми не заглянул тот, кто может ее знать. Сняв туфли и оставив по пути сумку с вещами, Ранма прошла на кухню.
     Касуми готовила, показывая и рассказывая все их гостье, явно ее обучая. Девочку. Девочку гораздо младше их обеих, но которая уже возвышалась над Ранмой, почти догнав своим ростом Касуми.
     Рыжая с видом оскорбленной невинности снизу вверх смерила ее взглядом, и та, словно его почувствовав, обернулась и смутилась.
     – Прости, что задержалась, – обратилась она к повернувшейся Касуми. – Помощь нужна?
     – Нет, мы уже почти закончили, – покачала она головой. – Знакомьтесь, Кино Макото, я с ней сегодня в парке познакомилась, Тиба Куниэ, моя соседка, мы с ней записались в университете на одни курсы.
     Две девушки поклонились друг другу.
     – Раз не нужна, тогда я переодеваться. – Ранма еще раз взглянула на розовеющую Макото и, развернувшись, вышла.
     Быстро переодевшись из делового костюма в домашнюю футболку с шортами и сняв макияж, Ранма, стягивая на ходу волосы в хвост, вернулась на кухню, где ее встретила изумленным взглядом их гостья, явно едва удерживающаяся от того, чтобы не отвесить челюсть.
     – Знаю, – вздохнула рыжая, понимающе интерпретировав потрясение Макото. – Без косметики я из-за своего роста даже на старшеклассницу не всегда похожа. Вот если бы нам с тобой ростом поменяться…
     – Вы очень… гармонично выглядите, – чуть замявшись, возразила Макото.
     – Не льсти, – фыркнула Ранма. – Грудь выглядит слишком большой, у тебя бы такая смотрелась куда лучше.
     Макото порозовела еще сильнее. Она никогда не верила, что может столкнуться с девушкой, которая позавидует ее росту. Под насмешливым взглядом рыжей она невольно покосилась на ее выдающиеся достоинства и представила, как бы она выглядела с такими же.
     – Ку-тян, хватит смущать нашу гостью, – вмешалась Касуми, заканчивая накрывать на стол. – И прошу всех к столу.
     Закончив с обедом, Ранма, извинившись, едва не сбежала к себе в комнату. Она подозревала, что Касуми, выпустив из домашнего гнезда своих сестер, обнаружила, что не в силах ни о ком не заботиться, и решила взять эту девочку под свое крыло. Ранма прекрасно ее понимала: она и сама ощущала в ауре Макото устоявшееся одиночество, что проявлялось даже далеко не у всех растущих без родителей сирот. Она подозревала, что девочка теперь часто будет к ним заглядывать, но она и не собиралась против этого возражать.
     Оставалось лишь надеяться, что зарождающейся, несмотря на разницу в возрасте, между Касуми и Макото дружбе ничего не помешает.
     У Ранмы было плохое предчувствие.

     И оно ее не обмануло. Макото регулярно заглядывала, с каждым днем становясь все живее и свободнее. Но такая идиллия не могла длиться вечно. Не прошло и месяца, как настойчиво зазвонил телефон. Лежащая на диване Ранма потянулась и взяла трубку.
     – Здравствуйте, Тиба Куниэ, – представилась она.
     Немного послушав говорящего, она отставила трубку и крикнула:
     – Касуми! Тебе звонят.
     Из своей комнаты тут же появилась Касуми и взяла протянутый телефон.
     – Это Касуми. – После этих слов последовал долгий разговор, со стороны девушки представленный лишь поддакиваниями, когда она терпеливо выслушивала, не перебивая, своего собеседника. Ранма спокойно читала учебник, не желая прислушиваться к едва различимому голоску с другой стороны провода.
     – И что хотел старый извращенец? – переворачивая страницу, поинтересовалась Ранма, когда Касуми закончила разговор.
     – Дедушка Хаппосай хочет, чтобы я вернулась домой и унаследовала семейную школу, – спокойно ответила Касуми.
     – Понятно, – кивнула Ранма, внимательно разглядывая диаграмму меридианных каналов и проводя свободной рукой по своему телу, по-видимому, соотнося схему и свои потоки ки. Вдруг она замерла, закрыла книгу, отложив ее в сторону, и очень медленно повернулась к Касуми. – Прости, я, кажется, отвлеклась и не расслышала. Что?
     Касуми повторила свои слова.
     По виду Ранмы легко можно было понять, что она проглотила свою первую, вторую, а то и третью пришедшую на ум фразу, не позволив им вырваться на свободу. За последние пару лет она хорошо приноровилась думать, прежде чем что-то сказать.
     – Ты справишься? – наконец, сказала она.
     – Я не знаю, – честно признала Касуми. – Я давно всерьез не занималась, хотя я, конечно, помню принципы нашего стиля.
     – Почему ты? Почему не… – поморщилась Ранма, – Аканэ?
     – Отец успел научить ее лишь самым основам, до того как… – запнулась девушка. – Я же занималась на три года дольше. Аканэ даже не знает стиля Тендо. Все ее навыки развиты ею самой. В отличие от меня, ей придется не просто учиться – переучиваться. – Касуми чуть помедлила, прежде чем немного смущенно добавить. – И отец отмечал, что я гораздо способнее.
     Ранма чуть помолчала, внимательно ее рассматривая.
     – Значит, ты возвращаешься домой? – наконец, спросила она.
     – Да, – кивнула Касуми. – И, скорее всего, я оставлю университет.
     – Ты уверена? – удивленно подняла брови Ранма. – Ты же столько лет к этому готовилась.
     – Мы не всегда можем выбирать свое будущее, – с едва заметным в голосе сожалением ответила Касуми. – Я нужна своей семье.
     Ранма на мгновение прикрыла глаза, по появившейся недавно привычке начав наматывать на палец оставляемую свободной прядь волос. Касуми не знала, собиралась ли она с мыслями или проглядывала тени вероятностей.
     – Мне будет тебя не хватать, – наконец, сказала она. – Я уже привыкла, что ты снова рядом.
     – Прости, – виновато отвела глаза Касуми. – Я бы тоже хотела остаться.
     – Танидзаки-сэнсэй расстроится, – словно задалась Ранма целью переубедить свою подругу, подбрасывая ей все новые и новые возражения. – Ты лучшая на ее курсе.
     – Знаю. А ты вторая.
     Ранма заколебалась, не желая прибегать к самому, по ее мнению, тяжелому аргументу.
     – Что с Макото?
     Касуми замерла, после чего снова взглянула на Ранму.
     – Пожалуйста, не отталкивай ее. Ей и так тяжело живется, ей нужен друг. – Касуми не стала добавлять, что друг нужен не только ей. Немного помедлив, она, все же, поинтересовалась: – С ней ведь все будет в порядке?
     – Я не знаю, – медленно протянула Ранма. – У меня рядом с ней было какое-то странное чувство, так что я постаралась воспринять ее будущее.
     Ранма придерживалась данного старому священнику обещания. В обмен на обучение его внучки, на что ему самому уже не хватало сил, он объяснял Ранме тонкости искусства чтения знаков грядущего.
     – У меня не получилось ничего разобрать, – медленно сказала она. – Слишком всего много… и сумбурно… Ощущение как от взгляда в мое собственное будущее: точно так же разболелась голова.
     – И это значит?.. – подбодрила Касуми.
     – Что жизнь у нее будет интересной, – прекратила играться с волосами Ранма.
     – Но ты ведь присмотришь за ней, правда? – умоляюще спросила Касуми.
     – Обещаю, – кивнула Ранма. – Можешь не беспокоиться.

     Макото, едва не подпрыгивая от нетерпения, позвонила в дверь. Она уже заходила пару часов назад, но дома никого не оказалось. Сейчас уже кто-нибудь должен был вернуться.
     Порой она боялась, проснувшись, обнаружить, что весь прошлый месяц был сном. Что она не познакомилась с чудесной старшей подругой и наставницей, к которой она, как она со смущением призналась самой себе, порой относилась как к матери. Ей не хватало родителей и она, видимо, подсознательно потянулась к старшей и заботливой девушке, что помогала ей освоить все то, чему должна была учить ее мать. Если подумать, в этом не было ничего удивительного, учитывая, что Касуми практически самостоятельно вырастила своих младших сестер.
     Макото не сомневалась, что когда у Касуми появятся свои дети, она будет для них лучшей в мире матерью. Ей оставалось лишь надеяться, что она, когда вырастет, будет хоть немного похожей на своего кумира.
     Дверь открылась, и Макото встретила невысокая рыжая девушка, что была, несмотря на свой малый рост, более чем в полтора раза ее старше.
     – Добрый день, Куниэ-сан, – чуть поклонилась Макото.
     – Здравствуй, Мако-тян, проходи, – посторонилась Куниэ, пропуская ее. Макото сменила туфли на тапочки и проследовала в гостиную.
     – Касуми-сан еще не вернулась? – поинтересовалась она, присаживаясь в кресло. Куниэ, как обычно, развалилась на диване, но не стала тянуться к учебнику. Макото уже запомнила, что это значит, что Касуми дома нет, и в ее отсутствие она посвящает себя гостье, но никогда не помешает убедиться…
     – Она уехала, – с едва заметной заминкой сказала Куниэ. – По семейным обстоятельствам.
     – Надолго? – уточнила Макото, не обратив особого внимания на печаль в голосе девушки.
     – Совсем, – тяжело вздохнула Куниэ. – Попросила, кстати, передать тебе свою поваренную книгу.
     – О, – выдохнула Макото, после первого же слова пропустив все остальное мимо ушей и даже не найдя слов, чтобы ответить. Мысли в ее голове заметались. Ведь ничего не произошло?
     – Если хочешь, я могу дать тебе ее адрес, заглянешь к ней, – спешно предложила Куниэ, по-видимому, догадавшись, в каком направлении пошли ее мысли.
     Макото чуть поколебалась, прежде чем спросить:
     – А вы?
     Девушка отвела глаза.
     – Касуми тебе не говорила, что я ушла из семьи? – Макото быстро помотала головой. Куниэ продолжила: – Мы с родителями… очень сильно не сошлись во взгляде на мое будущее. Я предпочла разорвать с ними все связи. Отец Касуми дружит с моим отцом, так что мне… лучше там не появляться. Только Касуми поняла и приняла мое решение.
     Макото задумалась. Конечно, она не собиралась отказываться от своей взрослой подруги, но вряд ли получится заглядывать к ней так же часто, как это было здесь. Куниэ же… она знала ее не так хорошо, девушка была довольно скрытной, полной своих секретов. И из того, что она сказала и как она это сказала, у нее и самой было не особо много друзей. Настоящих друзей, которым можно было безоговорочно доверять. Макото лишь надеялась, что когда-нибудь сможет войти в их число. Она не хотела прекращать общение с этой девушкой.
     – Куниэ-сан? А вы сможете меня чему-нибудь научить? – поинтересовалась она.
     Куниэ почему-то печально улыбнулась.
     – Думаю, есть одна тема, которая будет тебе небесполезна.
Сентябрь 1998
     Телефон зазвонил, когда Минако накладывала на базу дополнительные защитные и маскировочные чары. Чертыхнувшись, она потянулась в карман, стараясь при этом не дать распуститься полусплетенной заклинательной структуре.
     Звонила Нептун. Мельком глянув на экран и увидев там трезубец, она поднесла трубку к уху.
     – Слушаю! – Одно из заклинаний попыталось вывалиться из каркаса, и она поспешно сосредоточила на нем часть своего внимания.
     – Венера! Нужна твоя помощь, – раздался из динамика взволнованный голос запыхавшейся девушки. – Меня загнали в угол какие-то маги, числом не меньше полутора-двух десятков.
     – Прорваться не сможешь? – Минако оставила создание пока еще не готовых фрагментов барьера и начала стабилизировать полусформированное плетение. Конечно, доделать его потом будет гораздо сложнее, чем завершить его сейчас, но гораздо проще, чем если сейчас все распустить и позже начать с нуля.
     А Нептун вряд ли бы позвонила, не будь ситуация близка к критической.
     – Могу, но только ранив кого-то из них. Или хуже.
     Минако аж остановилась на мгновение, чуть при этом не упустив весь комплекс чар. Мысленно себя обругав, она вновь сосредоточилась на своей задаче.
     – Так в чем проблема?
     – Они люди. Я не ощущаю в них никакого чуждого влияния.
     В голове у Минако забрезжила догадка.
     – Они что-нибудь говорили? – уточнила она.
     – В начале сказали что-то про какой-то секрет, сейчас все требуют сдаться. Венера, пожалуйста, поторопись, я не смогу долго так продолжать.
     – Включи на телефоне маячок, – резко сказала Минако. – Я сейчас занята, так что пришлю друга.
     Вернув телефон в карман, она полностью сосредоточилась на своей задаче, фиксируя незавершенные связи, чтобы не дать всему распасться. Ударными темпами разобравшись с делом, она быстро все оглядела, убеждаясь в надежности временной конструкции. Расслабившись, она подскочила к зеркалу, хлопнула по нему и выскочила наружу.
     Из-за спешки она не удосужилась проверить, есть ли кто снаружи, понадеявшись, что отвлекающие чары покажут окружающим людям, что она просто выходит из зала. Иллюзия, скорее всего, сработала, но она ничем не смогла помочь ей, когда Минако врезалась в стоящую прямо у входа светловолосую девушку, сбив ее при этом с ног.
     – Ох, прости, пожалуйста, – протянула она жертве своей торопливости руку. – Ты в порядке?
     – Кажется, да, – приняла помощь блондинка, в которой Минако, холодея, ощутила донельзя знакомую силу.
     – Хорошо, – едва сумела выдавить она, приходя в ужас от перспективы того, во что может вылиться ее ошибка. – Извини, я тороплюсь. Увидимся!
     Она развернулась и кинулась прочь в поисках укромного места, где можно было бы незаметно телепортироваться, вытаскивая на ходу из кармана мобильный телефон. Быстро нажав пару кнопок, она вызвала главного своего собеседника.
     – Артемис, катастрофа, – выпалила она, едва тот принял вызов, не дав ему даже ответить.
     – Что стряслось?
     – Я столкнулась с принцессой, – сказала она, взглядом выискивая пустой переулок.
     – О, нет, – простонал кот. – Надеюсь, она тебя не заметила?
     – В буквальном смысле столкнулась, – невесело усмехнулась Минако. – Я сбила ее с ног.
     – Задери тебя Инпу, ты хоть понимаешь, к чему это может привести?
     – Да уж получше тебя, – огрызнулась Минако.
     – Ладно, – немного успокоился Артемис, – тогда я действую по резервному плану.
     Убрав телефон в карман, Минако юркнула в закоулок и, испустив оранжевую вспышку, телепортировалась к себе домой. Уже подошедший к двери Артемис недоуменно на нее оглянулся.
     – Что-то не так? – застыл на выходе он.
     – Нептун звонила. Кажется, ее окружили авроры и пытаются обвинить в нарушении Статута Секретности. Иди, я разберусь.
     Приняв свой обычный облик, Гарри быстро переоделся и, глянув на экране ноутбука местонахождение маячка, аппарировал.
     Появился он посреди каких-то складов и, не успев особо осмотреться, отбил пару метнувшихся к нему оглушающих заклинаний.
     – Кто-нибудь из вас говорит по-английски? – с нарочитым акцентом, воспользовавшись заминкой, спросил он.
     Некоторое время его просто разглядывали и перешептывались. Гарри, благодаря усиленному слуху, их слышал.
     – Это еще кто?
     – Очки, зеленые глаза, не думаете, что он…
     – Шрам видите? Это Гарри Поттер, английская знаменитость.
     – Чем известен?
     – Его, вроде, убили в возрасте года, но он вернулся и уничтожил своего убийцу, какого-то их темного мага.
     – Так он и правда синигами?
     – Думаешь, возможно пережить смертельное проклятие?
     Вперед вышла рыжая женщина с очками-полумесяцами как у Дамблдора. Остановившись в паре шагов от Гарри, она с хмурым видом по-английски сказала:
     – Я говорю.
     – И вы?..
     – Старший аврор Сэна, – буркнула она.
     – Полагаю, меня вы знаете, – сказал Гарри, мысленно отмечая проверить, за кого его здесь принимают. Женщина кивнула. – Я хочу попросить вас оставить в покое эту девушку и других, кто будет одет схожим образом. Пожалуйста, передайте министру, что я зайду к нему через два часа, чтобы все обсудить.
     Гарри, призвав свою слизеринскую сторону, постарался спокойно и многозначительно улыбнуться, всем своим видом демонстрируя, что он даже представить не может, чтобы не то что отказать – ему рискнули хотя бы возразить.
     Женщина от его улыбки вздрогнула, в ее глазах промелькнул страх, и она быстро отвернулась и рявкнула команду.
     Через минуту среди складов остались лишь Сенши и волшебник. Гарри повернулся к укрытию и кивнул опасливо глядящей на него высунувшейся Нептун.
     – Доброго вам дня, Нептун-сан, Ви передала, что вам устроили неприятности, – сказал он на гораздо более чистом японском, чем показал аврорам.
     – Кто это был? – рискнула выйти она.
     – Маги. Потомки тех, кто пережил падение Атлантиды. Не волнуйтесь, больше они вас не побеспокоят, я об этом… позабочусь.
     – А кто вы такой? – спросила она. – Вы и правда синигами?
     Гарри улыбнулся чуть шире и немного подождал, давая Нептун возможность самой сделать выводы.
     – Я считаю себя обычным магом, хотя и на родине почти никто в это не верит. Но все же, если бы я был кем-то иным, разве бы я это признал?
     Нептун явно струхнула. Гарри доброжелательно кивнул ей.
     – Рад был с вами познакомиться.
     Он аппарировал, оставив позади потрясенную девушку. Нет, все же, почему его назвали «богом смерти»? Опять все из-за трех даров?

     Япония была странной страной, ухитряясь балансировать между сверхсовременными технологиями и тысячелетними традициями. Но все же, сбереженная культура уже слабо влияла на повседневную жизнь.
     О магах такого сказать было нельзя. Старейшие и самые уважаемые из них родились еще при изоляции страны, что привело к тому, что консерватизмом они с легкостью превосходили своих европейских коллег. Впрочем, если в Европе мага в обычной одежде посчитают, мягко говоря, чудаком, то здесь и дважды не взглянут, приняв за традиционалиста. Если магглы активно воспринимали западные технологии, с крайней настороженность относясь к культуре, то у магов не было и этого. В единственной школе европейского образца, Махоутокоро, училось вдвое меньше человек, чем в Хогвартсе, несмотря на то, что население старушки Британии, как магическое, так и немагическое, Японии числом уступало вдвое. Большая же часть японских магов получала крайне отличающееся от привычного Гарри образование. В отличие от хоть и располагающихся в других странах, но наследующих все той же греко-латинской магической традиции Бобатона и Дурмстранга.
     Когда на приснопамятном четвертом курсе чемпионка Бобатона назвала Гарри «просто мальчиком», он, ни разу не выбиравшийся за пределы страны, впервые заинтересовался, как именно к нему относятся в мире. Аккуратное изучение вопроса показало, что был он не более чем местным героем, в других же странах, в лучшем случае, немногие маги-исследователи любопытствовали, как ему удалось пережить смертельное проклятие. Впрочем, большинство из них авторитетно заявляли, что это невозможно, и вся его легенда выросла из какой-нибудь ошибки. Подобное отношение когда-то давало надежду на спокойную жизнь в другой стране.
     Не совсем ясная реакция здесь вызвала недоумение, поэтому Минако отправилась в общественную библиотеку на аллее Сакуры, где и попыталась прояснить этот вопрос. Прочитанное обескураживало. Япония оказалась страной, превозносящей Гарри Поттера даже куда больше его родины. Не сомневаясь, что он вернулся после смерти, его причислили к синигами, что к тому же подкреплялось «внешними» признаками. По архаичному тексту было непросто понять, называли ли так подручных Смерти или множество воплощений, но результат был прост: его больше опасались, чем уважали. Оставалось радоваться, что в Японии не знали легенду о Дарах и о Мастере Смерти, иначе бы это стало еще одним кирпичиком в и так уже стройную стихийно возникшую легенду. Не знай Минако о истинной причине невосприимчивости к смертельному проклятию, она и сама бы в это поверила.
     Теперь была понятна реакция местных магов, ясно было, чего они ожидали от Гарри Поттера. На этом вполне можно было сыграть.

     – Гарри Поттер-сама, министр готов вас принять.
     Гарри отложил в сторону газету и неспешно поднялся с диванчика. Попавшая под его рассеянный взгляд нервничающая девушка в кимоно изо всех сил постаралась скрыть свой страх. Небрежно кивнув ей, Гарри прошел мимо нее в кабинет министра, с интересом размышляя, не потеряет ли она от облегчения сознания.
     Министр в кабинете тоже явно чувствовал себя не в своей тарелке, хоть и старался скрыть это за безупречно вежливой улыбкой и непроницаемым лицом. Гарри молча усмехнулся: не каждый день на прием заходит тот, кого считают представителем Смерти.
     – Здравствуйте, мистер Поттер, – на вполне неплохом английском начал мужчина, поднимаясь из-за стола.
     – Здравствуйте, мистер Ито, – кивнул Гарри, подходя и протягивая ему руку. Мужчина на мгновение замешкался, но, крепко сжав ее, тряхнул и указал Гарри на кресло перед столом.
     – Что-нибудь выпьете? – осведомился хозяин кабинета. Гарри, усаживаясь, отрицательно покачал головой. Мужчина вздохнул. – Полагаю, вы хотите перейти сразу к делу?
     Гарри практически видел, как в голове у японца крутятся мысли о торопыгах-европейцах.
     – К сожалению, – театрально вздохнул он, покосившись на часы, – я весьма ограничен во времени. У меня вскоре назначена кое с кем встреча, и я крайне не хотел бы на нее опоздать.
     Министр не изменился в лице, но едва заметно даже для усиленных чувств побледнел, невольно представляя, какой может быть цель этой встречи.
     – Так получилось, – плавно начал Гарри, переплетая правду и полуложь, – что в Англии мне довелось работать с Сейлор Ви. Полагаю, вы о ней слышали? – не дожидаясь ответа своего собеседника, он продолжил: – Как выяснилось, у нас была одна цель, хоть и по разным причинам. Тот темный маг, что пришел в дом моих родителей, когда мне был год, создал… филактерии. Простите, что использую греческий термин, но я не знаю, как они называются в вашей магической традиции.
     – Тамаси но ёки.
     Гарри на мгновение остановился, но больше никак не показал, что услышал его слова.
     – Они противоестественным образом оберегали его от смерти. Думаю, вы понимаете, почему… нам… это не нравилось.
     Мужчина непроизвольно кивнул.
     – Для Сейлор Ви же он был агентом старого ее врага. И она, и ее коллеги, и их враги заинтересовали меня, потому что они… скажем так, не подпадали под мою юрисдикцию. Вы понимаете, к чему я клоню?
     – Я буду рад, если вы поясните, – все с той же улыбкой ответил министр, внутренне холодея от представления, кто именно может не подпадать под юрисдикцию синигами.
     – У меня есть примерное представление о ваших протоколах взаимодействия с «ситуативно нестабильными псевдомагами», к числу которых сегодня ваши авроры поспешили причислить ее коллегу. Я не собираюсь против них возражать, но я попросил бы не распространять их на эту группу. Мне они… любопытны, и я сам за ними присмотрю.
     – Я поинтересуюсь, что мы сможем сделать, – выдавил министр, когда пауза после слов Гарри несколько затянулась.
     – Хорошо, – поднялся с кресла Гарри. – Рад, что мы смогли обо всем договориться. Надеюсь, что мы еще не скоро встретимся.
     Кивнув напоследок, Гарри покинул кабинет.

     Зазвонивший телефон Минако небрежно прижала плечом, лишь на несколько секунд прервав свою работу над досье той, кто станет лидером команды Хранителей.
     – Привет, Нептун, – весело сказала она.
     – Привет еще раз… – на мгновение смутившись неожиданной жизнерадостностью, ответила ее собеседница.
     – Волнуешься? – вопросительно задрала брови Минако, несмотря на то, что Нептун не могла ее видеть.
     – Да. Что это был за твой «друг», и кто были эти люди?
     – Гарри? Мы с ним в Англии поработали вместе. У нас с ним оказалась одна цель, пусть и по несколько разным причинам. – Она решительно стерла пару предложений и принялась заново набирать их, переформулируя. – А маги стараются скрывать от обычных людей все проявления сверхъестественного, вот к тебе и прицепились. Но не волнуйся, с ними все уладили.
     – Они и правда потомки выживших с Атлантиды?
     – Да, – кивнула Минако, тут же спохватившись и поймав чуть не упавший телефон, – но они многое потеряли в катастрофе.
     – Не знаешь, насколько все плохо? – с плохо скрываемой надеждой поинтересовалась девушка. – Может, стоит попробовать обратиться к ним за помощью?
     Минако, отвлекшись от досье, задумчиво почесала нос.
     – Помнишь Мирддина?
     – Кажется… – донесся из динамика неуверенный голос. – Ты про того нахального студента, что на балу навязывался к Плутон? Она его еще, вроде, как всех своих ухажеров, в стазис засунула?
     – Он самый, – подтвердила Минако.
     – И что с ним? Он же, вроде, этого и добивался? Если я вспоминаю правильно, среди студентов с Земли это было чуть ли не показателем крутости?
     – Пока он там сидел, как раз и произошел… инцидент, – подобрала Минако слово. – Я пока не знаю, что произошло с Серебряным кристаллом, но Плутон до сих пор заперта у Врат. Так что выпустить его она не смогла, и, вместо обычной пары дней, он просидел там несколько дольше.
     – Сочувствую ему. Насколько дольше?
     – Стазис развеялся лишь в середине первого тысячелетия. Видя упадок магии, он постарался научить всему, что сам знал. Его до сих пор помнят как Великого Мерлина.
     – О, – потрясенно выдавила Нептун. После паузы она добавила: – Похоже, это закрывает мой вопрос.
     – Увы. – Она чуть помолчала. – Кстати, я начинаю пробуждать остальных, если не хочешь пока им показываться на глаза, не заходи на базу.
     – Хорошо, так и поступлю. Пока.
     – Пока, – попрощалась Минако и положила телефон рядом с компьютером.
     Через полчаса, закончив, она взглянула на медитирующего над брошью кота.
     – Как успехи?
     – Почти доделал, – не открывая глаз, отозвался он. – Ее пробуждение несколько задержится, но это все равно не очень поможет. Нам нужно как можно быстрее найти Серебряный кристалл.
     – Если бы еще знать, что королева с ним сделала… – горько сказала Минако. – Даже если бы она расколола его на первоосновы, можно было бы ощутить их эманации, а я, кроме принцессы, ничего не чувствую.
     – Похоже, она его как-то спрятала, – предположил Артемис. – Не могла же она отправить своего ребенка все равно что на смерть.
     – Остается на это надеяться… – вздохнула Минако.
     Комната вновь погрузилась в тишину. Артемис заканчивал накладывать чары, а Минако просто терпеливо его ожидала. Наконец, он поднялся и потянулся, разминаясь, неподвижно пролежав почти весь день.
     – Ладно, я сейчас перекушу – и за Луной.
     – Не забудь поделиться с ней знанием языка.
     – Могла бы и не напоминать, – фыркнул кот и, задрав хвост, покинул комнату.
     Минако взяла брошь и задумчиво на нее уставилась, надеясь, что не будет никаких неожиданностей, и все пойдет по плану.

     Она пришла в себя небольшом затемненном помещении. Единственным источником света был монитор работающего компьютера. Она медленно осмотрелась, стараясь совладать с безвольными мышцами.
     В голове было пусто. Она не знала ни где она, ни кто она, но все, на что падал ее взгляд, тут же обзаводилось именами. Не было имени лишь у нее самой.
     – Ты помнишь, кто ты? – раздался вдруг из динамиков компьютера искаженный металлический голос. Сперва она вздрогнула от неожиданности, затем застыла, когда в голове взорвалась небольшая информационная бомба.
     – Да… – отмерев, медленно сказала она. – Я Луна. Мое имя – Луна…
     – Хорошо, – бесстрастно ответили ей. – Продолжим. Мау. Серебряное тысячелетие. Атлантида. Серенити. Гинзуйсё. Сенши. Металлия. Берил. Ситенно.
     С каждым словом в голове у Луны взрывались все новые и новые бомбы. Потратив несколько минут на осмысление всего, она спросила у своего терпеливо ожидающего собеседника:
     – Долго… я спала?
     – Достаточно долго. Печать ослабла, и Темное Королевство начало возвращаться. Вот два файла. – На мониторе развернулось окно с текстом. – В первом кратко рассказано, как изменился за эти тысячи лет мир. – Окно уменьшилось, уходя немного в сторону, развернулось еще одно, перед текстом в которой была фотография. – Она Сейлор Мун, одна из избранных воинов. Ты должна найти ее, передать ей брошь и помогать ей советами. Все подробности в досье.
     Голос умолк. Луна подобралась к компьютеру и принялась изучать файлы. Нескольких часов, что ей для этого потребовалось, оказалось достаточно, чтобы ее мышцы отошли от долгого стазиса.
     Дочитав, Луна покосилась на лежащую справа от монитора брошь и, взяв пристроившуюся рядом с ней маленькую горошину наушника, сунула ее себе в ухо, после чего вернулась к фотографии девушки и внимательно на нее уставилась, запоминая каждую черточку.
     – Значит, я должна найти тебя, Цукино Усаги.
Октябрь 1998
     Ждать пришлось недолго: едва Усаги постучала, как почти сразу дверь открылась.
     – Здравствуй, Усаги-тян, – спокойно поприветствовала ее Ами. – Заходи.
     – Простите за вторжение, – ритуально извинилась Усаги, перешагивая порог и разуваясь.
     Вслед за Ами она прошла в комнату, со сдержанным любопытством оглядывая небольшую квартирку.
     – Твои родители не дома? – поинтересовалась она, не услышав никакого шума.
     – Я живу одна, – негромко отозвалась Ами.
     – Прости, – сжалась Усаги, в неизвестно который уже раз за их знакомство подумав, что она напомнила подруге о чем-то неприятном.
     Ами, точно так же, в который уже раз тихонько вздохнула, явно безмолвно прося ее прекратить за все извиняться. Порой гиперчувствительность Усаги и ее желание ничем никого не обидеть могло раздражать даже сильнее ее невозможного любопытства.
     Не став долго рассуждать о погоде или еще каким-либо образом неспешно переходить к делу, Ами кивнула на второй придвинутый к столу с ноутбуком стул, сразу начав объяснять, зачем она так спешно вызвала лидера их пары.
     – Я прогоняю через эвристический анализ все местные новости. Кроме того, при помощи Луны, мне удалось также получить доступ и к полицейским отчетам. За последние три дня произошел необъяснимый для них всплеск сообщений о пропаже людей.
     Ами пробежалась руками по клавиатуре, и на экране развернулась карта, красные пятна показали примерные районы, откуда могли пропасть люди.
     – Кроме того, никуда не делись и сообщения об увиденных монстрах.
     Еще одна команда компьютеру, и к уже имеющимся пятнам прибавились синие.
     – Они же почти совпадают, – напряженно выдохнула Усаги.
     – С точностью до пространственно-временной погрешности, – добавила Ами и пояснила: – Сколько понадобилось человеку времени, чтобы позвонить, насколько точно он указал этот промежуток и район…
     Усаги торопливо закивала, показывая, что она поняла, и очертила взмахом центр покрытого пятнами района.
     – Что здесь?
     – С этим-то и проблема, – вздохнула Ами, – это храм.
     Усаги не стала долго думать.
     – Немедленно отправляемся.

     Когда девушки сошли с автобуса на остановке у подножия холма, Усаги удивилась, не обнаружив встречающей их Луны. У нее начало складываться впечатление, что кошка могла за достаточно малое время покрыть практически любое расстояние. Но все же, она просто пожала плечами, занося в глубины памяти очередную странность, и на время оставила эти мысли. Было дело и поважнее. Темное Королевство похищало людей, и нужно было им в этом помешать.
     – Если так подумать, в этих похищениях нет ничего странного, – негромко продолжила Ами прерванный поездкой разговор. – Как бы ужасно ни было это признавать, но это вполне ожидаемый шаг. Им необходима жизненная сила людей, и если у них не получается захватить ее здесь, логично будет переместить людей туда, где им никто не помешает.
     Усаги покачала головой, смерила взглядом длинную лестницу, к подножию которой они подошли и, опустив печально плечи, сделала первый шаг.
     – Я, все же, надеюсь, что когда мы сорвем и эту их попытку, они оставят такую тактику.
     – Это зависит от соотношения потерь и прибыли, – спокойно заметила Ами.
     Усаги лишь вздохнула, грустно признавая правоту своей подруги.
     Поднявшись к храму, девушки подошли к алтарю и, бросив по монетке и хлопнув в ладоши, склонили головы.
     – Ты абсолютно права, булкоголовая, с такими оценками, как у тебя, остается только молиться.
     Голос Усаги узнала мгновенно. Резко развернувшись, она яростно уставилась на преследующего ее нахала.
     – Ты-ы! – со злостью воскликнула она.
     – Привет, – ухмыльнулся нахал. Позади него и чуть в стороне излучала любопытство мико примерно их возраста.
     – Следишь ты за мной, что ли? – воскликнула Усаги.
     – Учитывая, что я здесь уже давно, а вы только пришли, этот вопрос, скорее, можно задать тебе.
     Пока Усаги хватала ртом воздух, растерявшись от столь неожиданной перемены ролей, парень спокойно снял очки с на глазах темнеющими линзами, протер их и водрузил на место.
     – Впрочем, это все равно не важно, – добавил он, покосившись на собирающиеся на небе облака. – Мне уже пора. Рей-сан, – обернулся он к мико, – увидимся через неделю. Булкоголовая, – насмешливо кивнул он мгновенно вспыхнувшей и гневно сжавшей кулаки блондинке. – Мидзуно-сан, – заметно уважительнее чуть поклонился он ее подруге.
     – До свидания, Мамору-кун, – попрощалась с ним мико.
     Парень упругим шагом направился к лестнице и энергично зашагал по ней вниз. Пока он совсем не скрылся из виду, три девушки провожали его взглядом.
     – Я, Хино Рей, мико храма Хикава, – представилась гостьям девушка. – Чем я могу вам помочь?
     – Мидзуно Ами, это Цукино Усаги. Мы из клуба изучения сверхъестественного, – плавно начала Ами, заметив растерянность блондинки, не придумавшей, как обосновать их визит. – Нам стало известно, что в последнее время в этом районе какие-то монстры похищают людей, вы ничего об не слышали?
     – Слышала, – резко посмурнела Рей. – Люди приходили в храм, молили, чтоб их близкие вернулись. Простите, мне нужно вернуться к делам. – Обозначив поклон, мико скрылась внутри здания.
     – Вот и поговорили… – вслед ей растерянно протянула Усаги. Ами молча взяла ее за руку и потянула к лестнице. – Что?
     – Так мы ничего не добьемся, – пояснила Ами. – Нужно запустить сканирование.
     Отойдя, чтобы их не было видно, она достала из ниоткуда ноутбук и отдала ему несколько команд.
     – Усаги-тян, откуда ты его знаешь? – вдруг с очень серьезным и, казалось бы, немного встревоженным видом спросила Ами.
     – Тут вряд ли можно сказать, что я его знаю. Просто несколько раз столкнулась с ним. Я даже имени его не знаю!
     – Мамору… – задумчиво протянула Ами.
     – А ты как с ним познакомилась?
     – Это-то и странно. Я впервые его увидела.
     – О, – удивилась Усаги. – Хм, может, он просто видел ту статью с твоей фотографией?
     – Вряд ли, – с сомнением отозвалась Ами. – В его голосе не было неуверенности, характерной для первой встречи с тем, кого до этого знал лишь опосредствованно. Нет, каким-то образом он знает меня лично.
     – Но как это возможно? – жалобно спросила Усаги.
     Ами просто покачала головой, признавая свое незнание.
     – К нам кто-то приближается, – вдруг сказала она. Обе девушки настороженно повернулись к кустам, из которых донесся едва слышимый шорох. – Кто там? Покажись.
     – Уф. Еле нашла вас, – вывалилась на открытое пространство Луна. – Что я пропустила?
     Две девушки быстро переглянулись.
     – Ничего важного, – сказала Усаги. – Ами запустила сканирование, вдруг что найдется.
     – И как результат?
     – Пока ничего, – сказала Ами. – Храм чист, но у мико и священника необычайно высокий для простых людей уровень жизненной силы. Постепенно расширяю область сканирования…
     Ами вдруг прервалась и стремительно нажала несколько клавиш.
     – Йома, – выдохнула она. – И с ней человек без сознания.
     Ами оглянулась на своего лидера, и две девушки быстро кивнули друг другу.

     Бой начался почти уже по стандарту: с затопившего окрестности непроницаемого тумана. Когда Ами еще только присоединилась к Усаги, ее туман запросто мог растворить неосторожную йому. После нескольких потерь их противники как-то защитили своих слуг, и теперь это не работало. Но туман все равно оставался ценным тактическим активом, не только ограничивая противнику обзор, но и не позволяя ему пользоваться любой дистанционной магией.
     Следом за туманом обычно следовал бросок тиары Мун. В ситуациях, когда растерявшаяся йома застывала на месте, этого зачастую было достаточно. Мун, несмотря на все заверения, что никакой пользы от уроков Луны она не видит, все же, видимо, инстинктивно, научилась воспринимать окружающее, пусть пока только в бою и в форме Сенши, но это позволяло ей попадать в малоподвижную цель с приличной дистанции и невзирая ни на какие помехи.
     Не стала помехой и нынешняя жертва, небрежно переброшенная через плечо монстра. Попала Мун точно в цель, вот только тиара, судя по звуку, обо что-то стукнулась и безрезультатно вернулась к своей хозяйке.
     Девушки озадаченно переглянулись. Мун вновь бросила тиару, и та вернулась с теми же самыми результатами. Меркурий, кусая губы, уткнулась в ноутбук, пока Мун бросками тиары отвлекала йому, сбросившую для большей мобильности мешающуюся жертву.
     Возникла патовая ситуация: девушки никак не могли навредить йоме, а та, не видя их, реагировала по большей части на звук и достать их не могла. Меркурий спешно подбирала параметры сканера, надеясь справиться до того, как развеется ее туман.
     – Она в своего рода костяной броне. Нужно попасть в сочленение или пробить ее сзади!
     – Прекрасно, – отозвалась Мун. – И как это сделать?
     – Ее бы как-нибудь отвлечь или обездвижить.
     Словно в ответ на предложение Меркурий, откуда-то со стороны метнулся светящийся красный шар, попав в йому, но не возымев никакого видимого эффекта.
     – Проклятье, надо больше тренироваться, – донесся оттуда чей-то неузнаваемый из-за тумана голос. – Этот туман убрать нельзя?
     Помедлив мгновение, Меркурий уронила его росой. Если прибыл враг, то туман задержит его ненадолго. Другу же он может помешать.
     Там стояла мико, с которой они совсем недавно познакомились, в руке у нее была наготове офуда. Едва воздух прояснился, и она увидела их противника, она поднесла талисман к губам и быстро что-то забормотала. Ее руки засветились алым, так же как и офуда. Наконец, с выкриком «Изыди, демон!», она метнула ее, как нельзя было метнуть обычный лист бумаги. Офуда молнией метнулась через несколько разделяющих их метров и прилепилась прямо на лоб йоме.
     Монстр застыл, знаки светились. Мун одним длинным прыжком перемахнула над головой монстра. С резким разворотом она ударила по спине кулаком, пробив броню и погрузив руку внутрь почти по запястье. Монстр, как обычно и бывало, рассыпался в прах.
     Мун расслабилась, Меркурий отвлеклась от своего ноутбука. Хино Рей убрала обратно в рукав уже приготовленную следующую офуда.
     – Спасибо, – сказала она. – Раньше я не успевала ее перехватить.
     – Вы тоже нам много помогли, – вежливо отозвалась Меркурий. – Она оказалась достаточно подвижна и защищена, чтобы оказаться невосприимчивой к нашим атакам.
     – Рада была помочь, – ухмыльнулась Рей, – но я и не думала, что ваши исследования сверхъестественного проходят столь активно.
     Меркурий мысленно поморщилась. Едва увидев девушку, она почти сразу поняла, что та догадалась, кто они. Не окажись здесь этого странного парня, можно было бы представиться псевдонимами. Интересно, как в этот раз Мун отреагирует на раскрытие ее инкогнито.
     – Вы знаете, куда она направлялась? – покосившись на задумчиво переводящую с Меркурий на Рей и обратно взгляд блондинку, спросила она, подходя к девушке и открывая карту окрестностей.
     Мико несколько мгновений разглядывала карту, соотнося ее с местностью, после чего ткнула в точку в полукилометре от храма.
     – Примерно сюда.
     Меркурий кивнула, задавая параметры сканирования.
     – Луна, почему они кажутся мне такими похожими? – очнулась вдруг Мун.
     – Что? – удивилась кошка. Склонив голову набок, как будто к чему-то прислушиваясь, она озадаченно взглянула на Рей и, наконец, нашлась с ответом: – Может быть, она одна из вас?
     В повисшей на несколько мгновений тишине раздался отчетливый писк компьютера. Меркурий вздохнула.
     – Я нашла точку входа, но, похоже, сперва нам надо разобраться еще с одним вопросом.

     Мир вокруг резко потемнел, но не точно так, как в вывернутом пузыре йомы знаний.
     – Значит, это и есть Темное Королевство? – поинтересовалась Мун.
     – Нет, – спокойно отозвалась Меркурий, не отрывая взгляда от своего компьютера, – это просто локальная складка пространства, но созданная на принципах, отличающихся от тех, что используют современные маги.
     – Э-э?! – резко повернулась Мун к своей синеволосой подруге. – Какие еще маги?
     – Обыкновенные, булкоголовая, – насмешливо фыркнула Марс, беззастенчиво перенимая используемое своим наставником прозвище. – Или ты думала, что вы такие исключительные, и кроме вас никого нет?
     – Ну-у… – протянула блондинка, не сразу придумав, что и сказать. – Почему же о них ничего не известно?
     – Потому что они не афишируют свое существование, – спокойно прокомментировала Меркурий. – Знают верхи в правительстве и близкие родственники.
     – А вы откуда знаете? – поинтересовалась Мун. Взглянув на Меркурий, она сразу же подумала, что та знает все, и повернулась к Марс.
     – Храмы заключили с магами договор, – нехотя пояснила брюнетка. – Мы стараемся не вмешиваться в дела друг друга. Потому-то создание этой «складки», так близко от Хикава, это… это…
     – Кощунство? – негромко подсказала Меркурий, и Марс кивнула.
     – Ты точно уверена, что это не обычные маги? – уточнила она.
     – Да. Современные могут лишь несколько расширить пространство. Здесь же дублируется уже существующее.
     Они огляделись. Город выглядел настоящим, но непривычно пустым. Где-то в окнах горел свет, на парковках стояли автомобили. Качали ветвями под несуществующим ветром деревья, но от них не доносилось шелеста листьев. Помимо их разговора, звука шагов и дыхания, царила абсолютная тишина.
     Небо было непривычным, сияюще-черным. Ни звезд, ни луны, ни солнца.
     – Панельная «Мария Целеста», – пробормотала себе под нос Меркурий.
     – Жутко, – согласно вздохнула Мун.
     – Они там, – указала вдруг Марс на одно из зданий. – Третий или четвертый этаж.
     – Верно, – с легчайшим оттенком удивления подтвердила Меркурий, дождавшись писка компьютера, закончившего, наконец, свою задачу.
     Девушки, не сговариваясь, кинулись к дому. Непривычно громкий в окружающем безмолвии цокот каблуков эхом отражался от бетонных коробок. Первой взлетев до третьего этажа, Мун на мгновение замешкалась, после чего ее обогнула Марс.
     – Четвертый!
     Поднявшись еще на этаж, Марс рванула вперед и замерла перед одной из дверей. Мун, не останавливаясь, вышибла ее.
     – Булкоголовая… – простонала Марс.
     – Сработало сигнальное заклинание, – подбежала Меркурий, немного задержавшаяся из-за своего ноутбука. – У нас максимум несколько минут.
     – Мы не успеем их всех вынести, – воскликнула изнутри Мун.
     – Будем драться, – сжала кулаки Марс.
     – Устроим засаду. – Меркурий убрала компьютер и, пройдя в квартиру, осмотрела будущее поле боя. Мун проверяла находящихся без сознания похищенных людей.
     – Внешне они в порядке, – встревоженно сказала она. – Но у них медленный пульс, и они не приходят в себя.
     – Из них вытягивают жизненную силу, – задумчиво отозвалась Марс. – Я знаю, как им помочь, но их нужно убрать отсюда. А для этого придется сразиться с тем, кто принес их сюда.
     – Я поставлю туман. Марс, спрячься, возможно, они еще не знают о тебе, будешь нашим козырем. Мун, готовь свою тиару.
     Марс, быстро осмотревшись в поисках отсутствующих укрытий, пожала плечами и улеглась среди жертв, поправив короткую алую юбку. Меркурий, встав посреди комнаты, выпустила густую завесу, сквозь которую уже в двух шагах можно было разглядеть лишь силуэт.
     В напряженном ожидании прошло не больше минуты, показавшейся целой вечностью, пока снаружи не донесся скрадываемый туманом новый звук: чьи-то шаги.
     – Меркурий и Мун, я полагаю? – появилась в дверях человеческая фигура, мужская, судя по голосу. – Давно собирался с вами познакомиться.
     – Кто ты? – выпалила Мун.
     – Джедайт? – спокойно осведомилась Меркурий.
     – Вижу, вы так же слышали обо мне, как и я о вас, – со смешком ответил он. – Впрочем, вам это не поможет. Я знаю, на что вы способны, и вам со мной не справиться.
     Меркурий, прикусив губу от своего бессилия, повернулась к Мун. Та, прекрасно все поняв, тут же бросила тиару.
     Джедайт отреагировал нечеловечески быстро, выхватив из ножен меч и отбив им тиару. Она, отлетев немного в сторону, по дуге вернулась к своей хозяйке. Мун, поймав ее, не задумалась ни на секунду, бросив ее вновь. Джедайт точно так же отбил и шагнул вперед, нацеливаясь на Мун мечом.
     Сенши и Ситенно кружили по всей комнате. Джедайт, посчитав Меркурий менее опасной, насел на Мун. Блондинке же приходилось лишь раз за разом бесполезно метать тиару и отступать, уворачиваясь от клинка. Патовая ситуация, но Мун предполагала, что не сможет продержаться без ошибок дольше опытного воина. Чего ждет Меркурий?
     – Марс, давай, – спокойно сказала та.
     С пола ударил поток пламени, лизнув спину Джедайта и превратив его в факел. Ситенно яростно вскрикнул и исчез.
     – Он что… умер? – поймала Мун тиару, но не стала торопиться возвращать ее на лоб.
     – Не думаю, – покачала головой поднявшаяся с пола Марс.
     – Он телепортировался, – подтвердила Меркурий. – Но ожоги займут его не более чем на несколько дней.
     – Полагаю, нам хватит и получаса, чтобы всех здесь спасти.
     Мун тихонько вздохнула. Первая же встреча с одним из предводителей их врага показала, насколько те сильнее и опытнее. Если бы не заставшая его врасплох Марс, они с Меркурий вряд ли бы пережили этот бой. В следующий раз им так не повезет.
* * *
     Первый нервно сжимал и разжимал кулаки, слегка морщась каждый раз, когда это действие тревожило еще не до конца восстановившуюся обгоревшую кожу. Немного справившись со злостью, он взял в руки помятые карты и бездумно уставился в расклад.
     Остальные трое с тревогой наблюдали за ним, отгородившись чарами невнимания, но все равно стараясь не поднимать голос.
     – Мне кажется, можно даже не спрашивать, кто именно это был, – сказал умник-третий.
     – Нынешние недоучки не смогли бы пробить его защиту, – подтвердил второй. – Насмотрелся на них. Жалкое зрелище.
     – Значит, это точно была Марс… – сделал вывод третий и невесело усмехнулся: – Похоже, Сенши и правда возвращаются.
     – И что будем делать? – вступил в разговор четвертый. – Нужно как-то уничтожить их, пока они не восстановили себе память.
     – С чего ты решил, что они ничего не помнят? – удивился их лидер.
     – Они пользуются одними и теми же приемами, – ответил вместо четвертого третий. – Если бы помнили, они сражались бы гораздо… разнообразнее.
     – Даже эти их приемы достаточно эффективны, – пессимистично возразил второй. – Они могут придерживать остальное на будущее, чтобы застать нас врасплох, когда мы уверимся в уровне их сил.
     – Мне кажется, ты излишне тревожишься, – заметил четвертый.
     – Я проявляю разумную осторожность – огрызнулся второй. – Вот что. Сворачивайте дела и перебирайтесь в Японию. Я недавно узнал об одной современной легенде, проверю ее, и тоже присоединюсь к вам.
     – Что за легенда? – заинтересовался третий.
     – О камне, что может возвращать мертвого к жизни.
     – Думаешь?..
     – Да. Это вполне может быть следом Серебряного Кристалла.
     – Что ж… – протянул третий. – Удачи тебе.
     Первый вдруг бросил на стол карты и стукнул кулаком, тут же вздрогнув от прострелившей боли закровившего ожога.
     – Решено! – воскликнул он. – Я устрою им ловушку, и заставлю их в нее войти!
     – Кажется, он что-то говорил, но мы прослушали, – меланхолично заметил по-прежнему укрытый от первого невниманием четвертый.

Глава 5. В тебе есть тайна

Весна 1997
     Намечающийся рассвет встретил в одном из уголков парка двух сражающихся девушек. Младшая прикладывала все усилия, стараясь извлечь преимущество из большего роста и длины рук, пытаясь при этом не подпустить к себе старшую и нанести ей удар. Та же текучими движениями легко уходила от ее замахов, с легкостью используя дарованные проворством и малыми размерами возможности, но все же сближаться очертя голову не рисковала.
     Ситуация выглядела тупиковой, но любой знающий невысокую рыжую девушку легко сказал бы, что она сдерживается. Не заблуждалась и ее спарринг-партнер. Прекрасно зная, что переведя их негласное соревнование в плоскость чистой выносливости, она проиграет своей подруге и наставнице, она, прикусив губу, рванула вперед, на мгновение даже застав свою оппонентку врасплох. Но даже удивление от резкой смены узора боя не помешало рыжей, резко извернувшись и ломая свой стиль, прервать уже начатый прием и отбить удар. Ее каштановолосая ученица раскрылась, поставив на эту атаку все, и итог был закономерен.
     – Неплохо, – сказала Ранма, помогая шипящей сквозь зубы Макото подняться. – Тебя этому Касуми научила?
     – Да… – выдохнула Макото. – Ездила к ней в прошлое воскресенье.
     – Как она? – с едва заметным колебанием спросила Ранма.
     – Очень хороша, – улыбнулась Макото. – Думаю, она уже почти догнала вас, сэмпай… если вы показывали мне хотя бы половину того, что умеете.
     Ранма многозначительно прищурилась. Она после первой же попытки запретила называть ее «сэнсэем», сказав, что, строго говоря, у нее нет преподавательской лицензии. Макото было все равно, но просьбу она учла.
     За прошедшие год с небольшим, что они были знакомы, Макото вытянулась еще на несколько сантиметров, а грудью почти уже ее догнала. Во время самой их первой встречи Ранма была права: у нее это выглядело гораздо гармоничнее. Но более физического развития заметно было ее взросление. Обретя крепкий стержень и понимающую подругу, еще не достаточно взрослую, чтобы называть ее женщиной, но и не настолько молодую, чтобы считать ее подростком, Макото обрела внутреннее равновесие и уверенность в себе, что видно было в каждом ее движении. Исчезла нескладная, стесняющаяся своего роста девочка. На ее месте появилась знающая себе цену девушка, высоко держащая свою голову и не терпящая тех, кто хотел ее склонить. К счастью, пока что она не начала поглядывать на окружающих свысока, и Ранма внимательно присматривала за ней, чтобы так и было.
     К сожалению, ничто из этого не помогло Макото обзавестись подругами даже после перехода в среднюю школу, причем, как ни странно, по причине достаточно неожиданной. Привыкшая общаться с людьми старше ее, Макото и держалась гораздо взрослее, и ее сверстники ею восхищались… оставаясь на расстоянии, опасаясь с ней сближаться. Ей же самой, как она с удивлением обнаружила, не были интересны их пустые сплетни и «детские» проблемы. Возможно, все могло бы измениться и к лучшему, если бы не случай.
     Как то раз она, заметив задирающих мальчика из параллельного класса третьеклассников-хулиганов, вмешалась и, не сумев уладить все словами, перешла на кулаки. Результатом стали ссадины на руках и порванная форма с ее стороны и три стонущих на земле тела с другой. После этого дня Макото обзавелась стойкой, хоть и неоправданной репутацией задиры, а попытки «поставить ее на место» только все усугубляли. Если она этим и тяготилась, то ни прекрасно изучившая ее Ранма, ни невероятно проницательная Касуми не могли этого обнаружить. Касуми, с того момента, как уехала, хоть и перезванивалась с Ранмой и привечала у себя порой приезжающую к ней Макото, о своем обучении ничего не рассказывала, и Ранме приходилось выяснять все через Макото, которой Касуми наверняка показывала далеко не все, как, впрочем, и сама Ранма.
     С восторгом пересказывая последнюю их встречу, Макото залезла в небольшой спортивный рюкзачок и достала из него пару полотенец, передав одно их них Ранме. Вытирая пот, рыжая посмотрела на часы, после чего показала их девушке: сегодня той еще нужно было в школу. Тяжело вздохнув, Макото максимально сократила рассказ и, пообещав досказать позже, откланялась.
     Проводив ее взглядом, Ранма развернулась и направилась к себе домой. Ее сегодня ждала еще одна ученица, но знала она ее под видом и именем отличным от тех, что были известны Макото.

     Вернувшись домой, Ранма быстро разделась и прошла в душ. В маленькой квартирке не было места для настоящего фуро, из-за чего ей порой хотелось вернуться в Хината-су, хоть она и не готова была вновь столкнуться с царящим там хаосом и пожертвовать имеющейся ныне отдушиной.
     Стоя под смывающими пот и напряжение горячими струями, Ранма обратила внимание внутрь себя. Воля коснулась выставленной на путях ки немного меняющей их печати, привычным и отработанным за сотни повторений в течение нескольких лет действием снимая ее. Потоки ки, лишившись своего препятствия, потекли по до сего момента не действовавшему контуру.
     Спустя мгновение точка зрения сместилась, когда Ранма вдруг обрел почти десяток сантиметров роста.
     Потянувшись, Ранма насладился ощущением вернувшегося родного мужского тела. Хоть он и старался почаще делать в своей женственности перерывы, долго пребывать мужчиной Ранма, все же, не рисковал. Чем больше времени, тем выше была вероятность какого-нибудь несчастного случая, и Ранме не хотелось, чтобы превращение произошло на глазах у того, кто его знает. В любой из ипостасей.
     Закончив мыться, Ранма выбрался из душа и прошел к гардеробу, открыв хитрым образом скрытый отдел, содержащий немногую его мужскую одежду. Выбрав ставшие привычными немного сковывающие движения рубашку, брюки и куртку в европейском стиле, Ранма оделся и, нацепив на нос очки, взял в руки туфли и прошел в прихожую. Обуваясь, он привычно поискал поблизости чужое внимание и, ничего не обнаружив, спокойно вышел и закрыл за собой. Отреагировавшие на солнечный свет очки почти сразу же начали темнеть, пряча его глаза и завершая нехитрую маскировку. Поначалу он напряженно следил за окружением, но отойдя на квартал от своего дома, расслабился и позволил себе слиться с толпой.
     Не выделяйся, старайся выглядеть как все, эти слова словно стали его новым жизненным кредо, прекрасно сочетаясь с менталитетом большей части проживающих в Японии людей. Он не стал использовать транспорт, время у него еще было, так что Ранма целеустремленно направился в путь.
     Неблизкая дорога, за время которой Ранма успел подумать обо всем и ни о чем, привела его в итоге к подножию холма, на вершину которого Ранма забирался не реже раза в неделю.
     В быстром темпе, перешагивая за раз через две ступеньки, Ранма поднялся по лестнице и встретил в дворике храма методично подметающую полупогруженную в медитативный транс Рей.
     – Здравствуй, Рей-сан.
     Девушка вздрогнула, не сразу отринув транс, и радостно улыбнулась ему.
     – Доброго дня, Мамору-кун, – довольно поприветствовала она его, едва сдерживая переполняющий ее энтузиазм. – У меня, наконец, получилось!
     Ранма просто вопросительно приподнял брови. Рей, перехватив метлу левой рукой, подняла правую и сосредоточила в ней немного ки, сформировав шарик раза в три в диаметре меньше, чем мог выдать, не напрягаясь, сам Ранма.
     – Не возражаешь? – протянул к нему руку Ранма. Рей помотала головой, и Ранма взял у нее светящийся нематериальных «мячик». Под потрясенным взглядом отвесившей челюсть Рей он вгляделся в его глубины. Как и было понятно по алому цвету ки, Рей склонялась к достаточно резким эмоциям, но Ранма с облегчением вздохнул, увидев лишь каплю гнева и ненависти, гораздо больше там было желания доказать, что она на это способна.
     На краткое мгновение Ранма даже позавидовал. Прежнему Ранме, с легкостью ввязывавшемуся во все возможные авантюры и сражающемуся с самыми невероятными противниками, атака, для которой достаточно было боевого азарта, много бы помогла. Сейчас же… даже не Мамору, скорее, начинающей целительнице Куниэ, спокойный и теплый ки уверенности помогал гораздо больше.
     – Спасибо, Рей-сан, – кивнул Ранма. – Я подожду, пока ты закончишь.
     Пройдя в жилое здание, он быстро нашел старого священника на обычном его месте. Поздоровавшись и присев рядом с ним, Ранма продемонстрировал ему небольшую алую сферу.
     – Надеюсь, ты не последуешь букве нашего соглашения и не скажешь, что закончил с ее обучением, – хмыкнул старик.
     – Я знаю, что ей еще многому предстоит научиться, – вздохнул Ранма, – хотя меня начинает беспокоить то, во что это может вылиться.
     – Что ж тут плохого? Рей хорошая девочка, а я еще хочу успеть понянчить правнуков.
     Ранма убийственно посмотрел на старого сэнсэя.
     – Я еще не разобрался со своим прошлым, и не хочу втягивать в это Рей. Она слишком хорошая для всего того дерьма, что называется моей жизнью, даже если оставить в стороне мое состояние.
     Священник открыл было рот, но Ранма продолжил.
     – И касательно правнуков, я знаю, что вас с вашей «внучкой» разделяет как минимум на два поколения больше.
     – Нехорошо напоминать старикам об их возрасте, – укоризненно покачал сэнсэй головой.
     – Потому-то я и сказал всего про два поколения.
     Оба мужчины усмехнулись. Старший коснулся алого шарика.
     – Она совсем не похожа на свою мать. Гораздо ярче, живее. Словно воплощенное пламя.
     – Но так быстро она не сгорит, – заметил Ранма.
     – Да… ее будет ждать очень долгая и интересная жизнь. – Старик вдруг взглянул ему прямо в глаза. – Мне уже не так много осталось, Ранма, – впервые за годы назвал он его настоящим именем. – Рей из-за своего характера плохо сходится с другими. Пожалуйста, приглядывай за ней. Не прячься от нее, будь уверен, она поймет.
     Долгую минуту они не отрывали друг от друга глаз. Наконец, Ранма пошевелился, отводя взгляд в сторону.
     – Рей закончила, – сказал он. – Я пойду к ней.
     При выходе из комнаты Ранму не оставляло ощущение, что он сбегает от чего-то важного.

     Приближалось назначенное время. Закончив с Рей и заглянув измениться домой, Ранма направилась на встречу с друзьями. Войдя в кафе, где они когда-то регулярно собирались по выходным, она огляделась по сторонам и тут же заметила яростно замахавшую ей девушку.
     – Ку-тян! – разнесся чуть ли не на весь зал ее вопль. Ранма улыбнулась и направилась к их столику.
     – Привет, девочки, – кивнула она, получив в ответ чуть ли не хоровое приветствие своих прежних кохаев. Мио и Рицу чуть подвинулись, чтобы она могла сесть с ними рядом. – Что новенького? Слышала, вы все вместе в один университет поступили. Поздравляю.
     – Ага! И мы уже вступили там в клуб легкой музыки! – воскликнула Юи.
     – И не только мы, – сдержанно улыбнулась Цумуги. – Вместе с нами к ним присоединились еще три девушки, тоже своей группой.
     – Да, и одна из них поначалу весьма напугала Юи, – хитро добавила Рицу.
     – Очень короткие волосы, серьга в одном ухе и постоянно хмурое лицо, – поежилась Мио. – Напугала она не только Юи.
     – Но только Юи умудрилась на церемонии открытия уснуть у нее на плече и обслюнявить его, – заспорила Рицу.
     – Эй! – вскинулась Юи. – Акира-тян милая! И она тоже назвала свою гитару!
     – Ага. «Розали». А сама еще над названием нашей группы посмеивается, – пробормотала Мио.
     – «Элизабет», – шепнула ей Рицу. Мио кинула на нее убийственный взгляд.
     Разговор ненадолго прервался, когда подошедшая официантка приняла у Ранмы заказ. Остальные девушки, переглянувшись, заказали себе еще по пирожному.
     – Но мне кажется, теперь уже она сама Юи немного опасается, – хихикнула Рицу. – Адзусы-тян больше рядом нет, и она теперь пристает к ней.
     – Адзуса – это которая меня заменила? – уточнила Ранма. – Она в клубе, вроде, одна осталась?
     – К ней Уи-тян вместе с одноклассницей присоединились, – поправила Юи.
     – И я еще свою подругу, в этом году поступившую, подтолкнула, – кивнула Цумуги.
     – А ведь это как раз выпускной год Адзу-нян. Интересно, они, как мы, полетят в Лондон? Нас ведь приглашали приезжать еще, – задумалась вдруг Юи.– Нужно будет им подсказать, – решила она. – Точно! Я в Лондоне побывала, теперь и Уи-тян надо туда съездить!
     – Вы летали в Лондон? – немного удивилась Ранма.
     – Ага, – кивнула Рицу. – Прошлым летом. Примерно в то же время, когда там начали ходить слухи об этой «Сейлор Ви».
     – О ком? – полюбопытствовала Ранма. Вернувшаяся с подносом официантка поставила перед Ранмой чай и немного задумалась, припоминая, кто из девушек какое пирожное заказала.
     – Сейлор Ви, – повторила Рицу, как только она отошла. – Какая-то лондонская супергероиня. Действуй она здесь, ее бы назвали классической махо-сёдзё. В вычурном наряде и с волшебными силами.
     – Я хотела взять у нее автограф, но мы с ней не встретились, – печально добавила Юи.
     – Это просто городская легенда, – раздраженно отозвалась Мио. – Магии нет. – Она чуть повернулась и заметила задумчивый взгляд Ранмы. – Куниэ-сан, только не говори, что ты веришь в магию!
     Ранма многозначительно улыбнулась.
     – Я верю в то, что мир гораздо сложнее, чем может показаться на первый взгляд, – после заметной паузы, привлекшей внимание всей четверки, загадочно ответила она. – И нечто необычное может скрываться гораздо ближе, чем кажется.
     Девушки озадаченно переглянулись и вопросительно уставились на спрятавшую за чашкой чая улыбку Ранму.
     – А как у тебя дела? – немного неловко спросила Мио, явно выбитая из колеи неожиданным ответом на свой предыдущий вопрос. – Вы, вроде бы, с Касуми-сан собирались вместе квартиру снять?
     – И сняли, – пожала плечами Ранма. – Но примерно через год, как раз когда мы познакомились с одной интересной девушкой, ей пришлось оставить университет и вернуться домой.
     – Интересной девушкой? – тут же заинтересовалась Цумуги, слегка порозовев.
     – Я не в этом смысле, – одними глазами ухмыльнулась Ранма, сохраняя серьезное лицо. – Она много младше нас, в этом году только в среднюю школу пошла. Она сирота, практически одна живет, и из-за переезда потеряла всех друзей.
     Девушки погрустнели.
     – Бедняга… – протянула Мио. – Но ты же ей помогаешь?
     – Ну да, – пожала плечами Ранма. – Мне кажется, я для нее сейчас ближе к старшей сестре, чем к подруге. Она порой ездит к Касуми, к ней она вообще почти как к матери относится, пусть даже сама этого не замечает, но со стороны виднее.
     – Так ты теперь живешь одна? – вдруг спросила Рицу.
     – Э-э… да, – осторожно ответила Ранма.
     – Что если нам устроить вечеринку? – загорелась Рицу. – Позовем Адзусу с ее группой, наших однокурсниц, твоих соседок с общежития, пригласим Касуми-сан и эту вашу подругу…
     – Стоп, стоп, стоп, – подняла раскрытую ладонь Ранма. – У меня маленькая квартирка, нам там даже впятером будет тесновато.
     – Скоро уже летние каникулы, – подала голос Цумуги. – Можно будет уехать ко мне…
     – Не думаю, что у всех будет возможность уехать на несколько дней в одно время, – с сожалением покачала головой Мио.
     – Тогда давайте просто устроим пикник на природе, – предложила Юи. – В выходной день, соберемся все вместе и повеселимся.
     – Поиграть не получится, – с сожалением сказала Рицу.
     – Просто соберемся, – возразила Юи.
     – Но ведь…
     Ранма молча улыбалась, выслушивая развернувшееся обсуждение. Да, ей нравилась эта новая, гораздо более спокойная и предсказуемая жизнь. Если прежних ее знакомых можно было назвать разве что «лучшими врагами» или «соперниками», которым ни в чем нельзя было доверять, то теперь она нашла настоящих друзей, что готовы были помочь и поддержать в трудную минуту и которые сами готовы были принять ее помощь. Конечно, можно было жалеть, что ради этого пришлось многим пожертвовать и многое от них скрывать, но, попробовав такую жизнь, Ранма не готова была вернуться к прежней.
     Четыре девушки выработали общее решение и с вопросом во взгляде повернулись к ней. Ранма кивнула.
     – Я буду, и обязательно передам приглашение.
     Хотелось надеяться, что все безумие ее жизни осталось позади, и впереди ее не ожидало ничего необычного.
Сентябрь 1998
     Минако смотрела на экран ноутбука, показывающий как будто бы смотрящую на нее черную кошку, водящую глазами из стороны в сторону. Конечно, Луна ее не видела, читая наспех собранное досье своей подопечной, но Минако и Артемис прекрасно могли ее видеть, подключившись к камере находящегося на базе компьютера.
     – Я не спорю, Артемис, это самое лучшее досье, что можно было набросать за столь сжатые сроки, но вся эта информация взята у того парня, что работает в аркадном зале.
     – Луне этого будет достаточно, – упрямо склонил голову кот. – Там есть ее имя, ее фотография и школа, в которой она учится. Хватит.
     – Мне – нет. Мне нужно знать все о ее окружении, чтобы хорошо ее защищать.
     – Поступай как знаешь, – дернул хвостом он. – Я всего лишь твой советник.
     – И самый лучший артефактор, – тут же подольстилась Минако, потянувшись и почесав его за ухом. – Ты ведь наверняка уже придумал, что нам делать с нашей проблемой?
     Довольно зажмурившийся после первых слов и ласки Артемис, услышав продолжение, открыл глаза и с видом оскорбленной невинности уставился на нее.
     – Идея, в общем, есть, – неохотно заявил он, отстраняясь. – Если я правильно понял тот экспрессивно-сумбурный поток восклицаний, что ты посчитала описанием сути проблемы, Мун не может сражаться, потому что не помнит, как пользоваться магией, для этого ей нужно пробудить воспоминания Серенити, но пока она не получит Гинзуйсё, это будет грозить ей расщеплением личности, так?
     – Да, но это далеко не все, ты забыл что…
     Артемис поднял лапу, мягко затыкая ее.
     – Моя идея в том, чтобы дать ей некий артефакт, принципиально схожий с вашими волшебными палочками, чтобы она могла просто направить в него свою магию, а тот уже выдал нужное заклинание.
     Минако задумалась, выискивая слабые места такого варианта.
     – Ты хоть представляешь, как они работают и как их изготавливают? – поинтересовалось она. – Или ты предлагаешь мне просто заглянуть на аллею Сакуры и купить ей палочку? Так они не рассчитаны на такую энергию, ни по мощности, ни по профилю.
     – Я говорю принципиально схожий, – поправил Артемис. – Я не собираюсь вкладывать в него возможность создания тысяч различных заклинаний. Ей для начала хватит и двух-трех, а там уже найдете Кристалл.
     – Думаю, это сработает, – после паузы неохотно кивнула Минако. – Ладно, тогда принимайся за работу, а я загляну в школу Усаги, гляну, что там и как.
     – Надеюсь, ты хотя бы пойдешь ночью?
     – Я похожа на дуру?
     Артемис отвернулся от экрана и уставился блондинке в глаза. Прош­ло не мень­ше пя­ти се­кунд, преж­де чем он от­вел от нее взгляд и вер­нулся к наб­лю­дению за сво­ей под­ру­гой.
     – Я не буду отвечать на этот вопрос.

     В темных коридорах школы раздавались едва слышимые шаги. Планировка была непривычной, и Сейлор Ви пришлось изрядно побродить, прежде чем отыскать свою цель. Войдя в учительскую, она подошла к стеллажу с личными делами школьников и принялась методично открывать их все подряд и сканировать информацию.
     – Мина! – донесся вдруг до нее голос.
     Ви, резко вздрогнув, развернулась, уронив папку, что она держала в руках.
     – Арти, какого черта ты здесь… а ты где? – недоуменно огляделась она по сторонам, не увидев позади себя кота.
     Казалось, прямо в ухе прозвучал довольный смешок.
     – Дома, конечно же, просто я, наконец, разобрался, как на нынешнем хламе нормально эмулировать протоколы обмена данными.
     – И под нормально ты имеешь в виду?.. – уточнила она.
     – Ты все равно не поймешь, но это разительно отличается от прежнего костыля. По крайней мере, это позволит организовать связь в реальном времени. – Артемис немного помолчал, слышался только шелест клавиш. – О, картинку наладил. Покрути головой.
     Ви послушно посмотрела в разные стороны.
     – Смазывается при резких движениях, но тут уже ничего не поделаешь, – немного недовольно отозвался кот. – Экран разверни.
     Ви коснулась тиары, и перед глазами развернулась, закрывая пол-лица, полупрозрачная изогнутая поверхность. В правом верхнем уголке отобразился значок установленной связи, левую верхнюю четверть экрана, частично перекрывая обзор, заняла довольная морда Артемиса.
     – Ну вот, так гораздо лучше, – заявил он. – Я уже скопировал все отсканированные тобой дела, ты продолжай, я пока буду сводить их в базу данных.
     – Артемис… – прошипела Ви.
     – И не смотри на меня так. Я вымотался, мне надо отдохнуть, а лучший отдых это смена деятельности. С жезлом я сейчас ничего толкового не сделаю, а так хоть тебе помогу.
     – Ладно.
     Ви подобрала с пола папку и вновь раскрыла ее, продолжая свое занятие.
     – Нужно будет изучить ее окружение, – вслух задумалась она, механически перелистывая страницы. – Одноклассников, учителей и семью. Осмотреть школу, дом, места, где она бывает, вообще все окрестности разведать.
     – Не будет ли это немного… чересчур? – мягко поинтересовался Артемис.
     – Она моя принцесса. Я должна ее защитить.
     – Меня подводит память, или кто-то клялся, что позволит ей сражаться самой? – ехидно добавил кот.
     – Одно другому не мешает, – покачала головой Ви. – Я буду прикрывать ей спину, на случай, если произойдет что-то, с чем она не сможет справиться.
     Артемис просто вздохнул.
     – Ну как знаешь.

     После трели телефона Минако оторвалась от ноутбука и взяла трубку в руки. Быстрый взгляд на экран сообщил ей о личности звонящего, и она приняла звонок.
     – Арти? – немного удивленно спросила она. У ее окопавшегося на базе партнера не должно было быть причин для срочного звонка.
     – Луна нашла Сейлор Мун, – спешно сказал кот, – но не успела до конца ей все рассказать. Их прервали: Мун услышала о нападении. Сейчас она как раз должна туда мчаться.
     – Пусть Луна отправится вслед за ней и активирует у себя маячок, – спешно начала соображать Минако. – Я выдвигаюсь.
     Она вскочила, уронив стул и бросив несохраненный файл, и метнулась к шкафу, на ходу обтекая оранжевым светом трансформации. Мантию-невидимку достала уже Сейлор Ви.
     Развернув перед глазами виртуальный экран, Ви нервно прикусила губу. На привычное выведение карты не потребовалось и трех секунд, но метки Луны на ней не было. Ви очень хотелось знать, какими же тропами путешествуют лунные кошки, что умудряются срезать путь и не пересекаться с привычным миром, но это было просто за пределами ее понимания. Впрочем, как и понимания самих кошек. Артемис честно говорил, что он инстинктивно это знает, не догадываясь, как оно работает.
     Секунды тянулись часами. Наконец, изведясь уже и передумав о миллионе проблем, она дождалась огонька, вспыхнувшего в торговом районе, если она правильно запомнила за неделю рекогносцировки, в ювелирном магазине, с облегчением выдохнула и ушла в телепорт.
     – Кто ты? – одновременно спросили два голоса, и Ви на мгновение растерялась, забыв про наброшенную мантию, но спрашивали не ее.
     – Я Такседо Камен, – ответил на вопрос мужчина в формальном костюме. – Встань и сражайся, Сейлор Мун. Впереди еще много битв, и не всегда кто-то будет рядом.
     Ви потрясенно уставилась на незнакомца. Что-то в манере его речи и облике было ей знакомо. Забыв обо всем, она беззвучно шевелила губами, изо всех сил напрягая память и пытаясь вспомнить…
     – … брось ее во врага, – вырвал ее из размышлений голос Луны, и Ви, вспомнив о сражении, развернулась к своей принцессе, пусть даже ни она, ни Луна об этом факте пока еще не знали.
     – Moon Tiara Action! – воскликнула Сейлор Мун, снимая свою тиару и кидая ее в йому.
     Сейлор Ви закрыла ладонями лицо, чтобы не видеть это позорище.
     Тиары Сенши были в их снаряжении, по сути, почти единственными материальными предметами, весьма мощными артефактами, объединяющими в себе функции маготехнических компьютеров, увязанных между собой в единую сеть, широкодиапазонных сканеров, защитных генераторов и еще массы других устройств. Они были способны возвращаться к Сенши, и их порой использовали как мобильную обзорную точку, своего рода разведчика. Само собой разумеется, что из-за такой многофункциональности в них было достаточно магии, чтобы развоплотить не слишком хорошо защищенного противника, но никому и никогда и в голову не приходило действительно так поступать, даже пресловутое забивание гвоздя микроскопом было лишь очень бледным приближением всего идиотизма такого поступка.
     Хотя нельзя было не признать, кинула ее Мун мастерски.
     – Молодец, Сейлор Мун, – вторил ее мыслям этот «Такседо Камен», после чего, посчитав, видимо, что здесь больше ничего интересного не будет, развернулся и отбыл.
     Ви, мыслями продолжая возвращаться к этому любопытному персонажу, вяло пронаблюдала, как Мун справилась о здоровье не узнавшей ее одноклассницы, после чего, забрав Луну, тоже ушла.
     Волевым усилием отложив эти мысли в сторону, Ви взглянула на печально обозревающую разгромленный магазин девушку. Вызванная программа, распознав лицо, развернула на экране ее досье, и Ви пробежала взглядом по строчкам. Осака Нару, учится в одном классе с Цукино Усаги – но это она и так помнила, наизусть выучив всех ее учителей и одноклассников. Лучшая ее подруга – вот на это она не успела пока обратить внимание. Матери принадлежит ювелирный магазин – понятно, что она здесь так поздно делает.
     Но где тогда ее мать?
     Быстрый поиск жизненных сигнатур показал находящуюся в задней комнате женщину без сознания. Глядя под ноги и избегая наступать на битое стекло, что могло бы своим хрустом выдать ее присутствие, она прошла к своей цели, где сбросила мантию, спрятав ее в пространственный карман, и запустила сканирование. Женщина, кроме того, что была связана, была почти в полном порядке. Никаких ран, а легкий недостаток жизненных сил быстро восстановится.
     Вдруг в голову Ви пришла мысль, и она закрыла глаза, вызывая еще не успевшее осесть воспоминание.
     – Арти! – негромко прорычала разозлившаяся девушка.
     – Да, Мина? – донесся из наушника голос явно занервничавшего кота.
     – Ты видел, что здесь произошло?
     – Э-э… да? – замялся кот.
     – А ты обратил внимание, что это Луна сказала ей бросить тиару?
     – Э-э…
     – И скажи-ка на милость, – продолжила наступление Ви, – от кого она могла подхватить такую идею?
     – Ну… – вновь не нашелся с ответом он.
     – Вы два мохнатых интригана, играетесь с бедной блондинкой!
     – И кого именно ты имеешь в виду? – не сумел сдержаться и не ляпнуть двусмысленность кот.
     Ви задержала дыхание и медленно досчитала до пяти.
     – Артемис. Спасибо. Похоже, вытертая память иногда помогает, я бы ни за что до этого не додумалась, слишком уж крепко помню, что так просто не делают. А ты придумал это, лишь прочитав спецификации?
     – Да, – с явным облегчением выдохнул кот. – Минако, клянусь, максимум неделя, и жезл будет готов.
     – Э-э… Сейлор Ви? – раздался сзади новый голос.
     Ви закончила распутывать веревку и обернулась. В дверях стояла смущенная Нару, явно не знающая, кинуться ли ей к матери или лучше будет не мешать.
     – Она в порядке, – ответила Ви на читающийся во встревоженных глазах бессловесный вопрос. – Просто спит, ей надо немного отдохнуть. – Она повернулась обратно к женщине и, легко подхватив ее на руки, встала. – Давайте устроим ее где-нибудь поудобнее.
     – Наша квартира как раз над магазином, – сказала Нару. – Я покажу.

     «Встань и сражайся, Сейлор Мун. Впереди еще много битв, и не всегда кто-то будет рядом».
     Минако ударила на паузу, прокрутила на десяток секунд назад и запустила воспроизведение. Мужчина на экране попугаем повторил свои слова, далеко не в первый раз за прошедшие полчаса. Девушка снова остановила видео и откинулась на спинку стула.
     Она никак не могла понять, чем же эти слова зацепили ее. Впрочем, даже не столько сами слова, хотя и было в манере построения фразы нечто неуловимо памятное, сколько трудноуловимый и малознакомый акцент. С непонятной для себя уверенностью она могла сказать, что такого акцента не слышала ни от одного человека с тех пор, как прибыла в Японию.
     И этот его костюм… Смокинг, цилиндр и трость, если бы не маска, его бы вполне можно было принять за респектабельного британского джентльмена. Забавно, как порой мода разными путями приходит к одному и тому же варианту…
     Минако замерла, ухватившись за последнюю мысль.
     С удивившей саму себя яростью она зарылась в воспоминания, что не были полностью ее. Конечно, они принадлежали Венере, но не в этом воплощении, а в прошлом. Том воплощении, что оборвалось трагически резко. Когда на них напали. Это был какой-то праздник. Нет, торжественный прием в чью-то честь. И был бал-маскарад, хотя все прекрасно знали, кто есть кто.
     Венера вспомнила, как засветились глаза принцессы, когда она увидела гостя с Земли. Принца, старшего сына королевского рода, наследника трона Атлантиды и ее возлюбленного. И его наряд был… то, что сейчас посчитали бы смокингом и цилиндром. Трость – оружие могло быть только у стражи, но без своего меча или какой-либо замены он всегда чувствовал себя неловко. И эта глупая маска, необходимая лишь для соблюдения формальностей, как будто бы никто не мог ощутить ауры его силы.
     – Эндимион… – шепнули губы Минако.
     Но откуда же тогда взялось это ноющее ощущение неправильности? Она должна радоваться, что у них появился могучий союзник. Наверняка ведь сейчас именно он хранитель Золотого кристалла, а тот ничуть не уступает Серебряному, в чем-то даже его превосходя. На такое усиление она не могла и надеяться.
     С другой стороны, в этом воплощении она потомок магических линий Атлантиды, и он в таком случае становится ее сюзереном. В какой-то степени. Он по праву рождения правитель всех магов Земли, но вряд ли он сейчас об этом помнит и претендует на свое положение. Впрочем, и сами маги, тысячелетиями жившие без короля, не будут гореть желанием склониться перед взявшимся из ниоткуда принцем.
     И почему ей до сих пор кажется, что что-то ужасно не так? Она снова ударила на кнопку и прослушала выученную уже наизусть фразу.
     Акцент. Достаточно узнаваемый, как только стало понятно, акцент жителя Атлантиды.
     Акцент, которого не должно было быть.
     Вся процедура перерождения строилась на том, что после нового рождения не должно быть никаких прежних воспоминаний. Вернуть силы достаточно просто. Вернуть воспоминания – вернее, их часть – значительно сложнее. Вернуть в точности прежнюю личность невозможно, человека формирует детский опыт, и после этого крайне сложно изменить суть.
     Так всегда происходило с перерождающимися Сенши. Так, судя по всему, произошло и с Серенити. Так должно было быть и с Эндимионом.
     Но он вел себя так, словно никакого перерождения не было. Словно тот бал был совсем недавно, и он еще даже не успел сменить свой костюм на более привычные доспехи. Как будто кто-то просто засунул ему в голову новый язык, и он, даже не заметив этого, переложил на него ставшее крылатым любимое свое высказывание, не обратив внимания, насколько по-другому оно прозвучало.
     Но перерождение было – это точно. Он выглядел несколько отличающимся от прежнего Эндимиона – ровно в той степени, в которой на это влияло новое рождение и взросление в несколько иных обстоятельствах. И значило это только одно.
     С его перерождением что-то пошло ужасно неправильно, скорее всего, какая-то психическая травма в раннем детстве, как было с ней самой пять или шесть воплощений назад. Не самый приятный был опыт. Если с ним все точно так же, нынешний он будет страдать от неожиданно появившихся провалов в памяти, а Эндимион будет лишь в малой степени ориентироваться в нынешней жизни. Вместо того, чтобы слиться воедино, две грани его личности будут бороться между собой, пока одна не подавит другую. Любой исход будет практически катастрофичен.
     Ей едва удалось отсрочить возможность такого исхода с Серенити. С Эндимионом же… придется найти его и постараться помочь.
Октябрь 1998
     Небрежно подпирая собой стену, Усаги, запрокинув голову, рассеянно разглядывала небо, лениво споря сама с собой, на что похоже то или иное облако. Мимо нее проходили другие ученики ее школы, направляющиеся после занятий домой, но она, занятая размышлениями, похоже ли особо заковыристое облако на Такседо Камена, не обращала на них внимания. Та, кого она дожидалась, и так окликнет ее, до остальных же ей сейчас не было никакого дела.
     – Давно ждешь, Усаги-тян? – Решив, что облако, все же, больше похоже на лошадь, Усаги вернулась с небес на землю и опустила взгляд на сдержанно улыбающуюся перед ней девушку, с которой ей меньше чем за месяц удалось крепко сдружиться. – Прости за задержку.
     – Да ничего, – улыбнувшись ей в ответ, помотала головой блондинка. – Я и не заметила времени.
     Оттолкнувшись от стены, Усаги повернулась и зашагала прочь от школы, показывая путь, Ами легко зашагала с ней наравне.
     – О чем ты хотела поговорить? – спросила она.
     Усаги, перехватив на секунду портфель левой рукой, отбросила за спину выбившийся хвостик.
     – Мне не нравится этот… Мамору, – припомнила она имя.
     Ами задумчиво кивнула.
     – Потому что он постоянно смеется над тобой? – серьезно спросила она, хоть уголки ее губ и еле заметно подрагивали.
     – Нет! – тут же воскликнула Усаги. – Может быть, – признала она, опустив плечи. – Но это не главное! – тут же с жаром добавила она.
     Ами повернула в ее сторону голову, вопросительно задрав бровь.
     – Он слишком… подозрительный, – подобрала Усаги слово. – Я уже много раз сталкивалась с ним непосредственно перед стычкой с йомой, он откуда-то знает твое имя, хоть ты с ним и не знакома, и… я чувствую в нем что-то странное, – смущенно признала она. Молча пройдя с десяток шагов, она закончила: – Я думаю, что он может быть Джедайтом.
     – Почему не Такседо Каменом? – полюбопытствовала Ами.
     – Этого не может быть! – воскликнула Усаги. – Они совсем разные. Такседо Камен настоящий благородный принц, а этот Мамору просто нахал, у них даже манера речи совершенно различная.
     Ами просто пожала плечами.
     – Но ты ведь тоже явно хочешь что-то обсудить, – прозорливо заметила блондинка.
     – Не здесь, – согласно кивнула Ами.
     Разговор свернул на школьные проблемы, не вызывающие ни интереса, ни подозрения ни у кого, кто бы мог поймать его обрывок. За обсуждением одного малопонятного для Усаги вопроса по английскому две девушки пришли к ее дому.
     – Я до-ома! – переступив порог, завопила Усаги, с легкостью перекрыв сказанную Ами традиционную фразу.
     – С возвращением, – отозвалась изнутри ее мать. Спустя несколько мгновений появилась и она сама. – О, здравствуй, Ами-тян.
     – Доброго дня, Цукино-сан, – тут же поклонилась девушка.
     – Мам, мы будем у меня, – тут же вклинилась, разуваясь, Усаги.
     – Обед будет через полчаса, – легко кивнула Икуко и добавила: – И Ами-тян, никакие срочные дела не принимаются.
     Ами чуть порозовела, чуть ли не обреченно кивнув, после чего заспешила за потянувшей ее наверх подругой.
     – Проспишь все на свете, Луна, – едва оказавшись в комнате и кинув портфель на кровать, воскликнула Усаги. Черная кошка, недовольно потянувшись, лениво приоткрыла один глаз, кивнула Ами и устроилась досыпать. – Засоня.
     – Такие уж кошки, – чуть улыбнулась Ами. – Даже если они не совсем кошки. Ходила у нас одна шутка…
     Усаги с любопытством посмотрела на вдруг резко замолчавшую подругу.
     – Мм?
     – Ничего, – покачала головой Ами и с некоторой напряженностью сменила тему: – Начнем с Мамору?
     – Давай, – тут же переключилась Усаги, – ты не вспомнила, откуда его знаешь?
     – Нет, но зато мы знаем того, кто знает о нем чуть больше нас.
     Ами лишь тихонько вздохнула, поглядев на непонимающе нахмурившуюся Усаги, и достала телефон. Лицо блондинки просветлело.
     – Рей-тян!
     Переключив телефон на громкий режим, Ами позвонила их ровеснице-мико. Долго ждать не пришлось, ответила Рей после третьего гудка.
     – Да?
     – Добрый день, Хино-сан, вы сейчас свободно можете говорить?
     – Привет, Рей-тян, – тут же вклинилась Усаги.
     – И вам доброго дня, Мидзуно-сан. – Рей чуть вздохнула. – Привет, Усаги. Я вас слушаю.
     – Вы не помните, как точно пишется фамилия у Мамору-куна?
     – Хмм, – задумалась ненадолго Рей. – Кажется, как «Земля» и «место».
     Ами быстро набросала на листе бумаги несколько кандзи и повернула их к Усаги.
     – Тиба Мамору, – вполголоса прочла блондинка и недоуменно пожала плечами. На ее вопросительный взгляд Ами лишь с точно таким же недоумением покачала головой.
     – Что-то не так? – раздался из динамика чуть искаженный голос Рей.
     – Нет, просто есть у меня знакомая с похожей фамилией, вот и интересно стало, вдруг они в родстве.
     – Понятно, – хмыкнула мико. – Это все?
     – Нет, это было просто любопытство, – кинула Ами предостерегающий взгляд на Усаги. – У нас серьезная проблема: я получила сообщение от Джедайта.
     – Что? – взвизгнула Усаги.
     – Как он это сообщение передал? – поинтересовалась Рей.
     – Хино-сан, я не помню, упоминала ли вам, что у меня постоянно работает программа, собирающая из разных источников информацию в поисках того, что можно было бы назвать странным?
     – Теперь да.
     – Ей удалось обнаружить, что в трансляции одного из радиоканалов стеганографически скрыли повторяющееся адресованное нам сообщение. Коротко говоря, Джедайт жаждет реванша и бросает нам вызов. Сегодня в полночь он будет ждать нас в парке Ёёги.
     – Стега… что? – запуталась Усаги.
     – Если я правильно помню, – с ухмылкой в голосе сообщила Рей, – это способ скрытной передачи информации. Мидзуно-сан, как вам удалось ее получить?
     – Сообщение скрывали не от нас. В противном случае, они не воспользовались бы одним из первых раскрытых нами алгоритмов, что использовали шпионы Атлантиды.
     – Э-э? Они за нами шпионили? – возмутилась Усаги. – Разве мы не дружили?
     Ами грустно улыбнулась.
     – Даже у лучших друзей есть секреты, что они скрывают друг от друга и хотят друг у друга узнать.
     Рей вежливо кашлянула, вмешиваясь.
     – Если мы сделаем вид, что не получили сообщения, и не придем?
     – Тогда он уничтожит храм Мэйдзи и будет ждать нас.
     На некоторое время повисла тишина.
     – Похоже, у нас нет выбора, – необычайно серьезно сказала Усаги.
     – Это ловушка, – недовольно отозвалась Рей.
     – Ничуть в этом не сомневаюсь, – вздохнула Усаги. – Но кто встретит его вместо нас?

     Сейлор Мун стояла на краю крыши, разглядывая парк Ёёги с высоты почти тридцати этажей.
     – И где нам его здесь искать? – риторически спросила она. Марс стояла в десятке шагов от нее, демонстративно не глядя на парк, Меркурий же, как обычно, уткнулась в свой ноутбук. – Меркурий?
     Синеволосая девушка со вздохом убрала свой инструмент.
     – Не могу ничего обнаружить, – пожаловалась она. – Похоже, придется искать по старинке. Думаю, можно не предлагать для ускорения разделиться?
     – Конечно нет, пойдем вместе, – пожала плечами Мун. Отойдя от края на несколько шагов, она коротко разбежалась и с ликующим воплем прыгнула вниз.
     Меркурий переглянулась с явственно побледневшей Марс.
     – Марс? Ты боишься высоты? – сочувственно поинтересовалась она.
     – Нет! – резко ответила та явную ложь. – Нужно догнать Мун.
     Быстро взглянув друг на друга, девушки спрыгнули с крыши и приземлились гораздо ближе к зданию, чем Мун, развернувшаяся и с разочарованием во взгляде сравнивающая высоту и преодоленную ею дистанцию.
     – Я думала, пролечу гораздо дальше, – расстроенно пояснила она. – Кажется, вниз получилось больше, чем вперед.
     – Так и должно быть, – пожала плечами, подходя к ней, Меркурий.
     – Булкоголовая, – негромко пробормотала себе под нос Марс.
     Три девушки неспешным шагом направились в парк, настороженно осматриваясь по сторонам. Мун с бравым видом шагала впереди, нервно прикусив губу, пользуясь тем, что подруги ее лица видеть не могли. Они шли чуть сзади, слева Марс, справа Меркурий, следя за сторонами и поглядывая назад.
     Нервы натягивались струнами. Мун, не в состоянии хоть немного успокоиться, стянула с головы тиару и вертела ее в руках.
     Как бы они ни осматривались, Джедайта они каким-то образом увидели вдруг и одновременно. Казалось, он ничуть не скрывался, стоя посреди дорожки и наблюдая за их приближением, но еще мгновение назад они его не замечали. Сбившись с шага, они замерли напротив него.
     – Все-таки явились, – спокойно кивнул он. Ожоги за несколько дней почти зажили, но еще были достаточно заметны. – Я уже думал, придется привлечь ваше внимание.
     – Один раз мы с тобой справились, – сказала Мун, не чувствуя в своих словах уверенности, – справимся и сейчас.
     Джедайт просто улыбнулся, одним лишь взглядом словно спрашивая «Проверим?», и потянулся к мечу. Не дожидаясь, пока он его вытащит, Мун метнула свою тиару, а Марс выпустила поток пламени.
     Мгновенно извлеченный меч мелькнул молнией, резко отбивая тиару в сторону, и Джедайт вскинул его вертикально острием вверх. После этого пламя, похоже, натолкнувшись на какую-то защиту, обтекло Джедайта, вновь сомкнувшись в единый поток уже у него за спиной.
     – Ничего нового, – с фальшивым разочарованием покачал он головой. – Разочаровывающе. – Отсалютовав, он ухмыльнулся. – Защищайтесь.
     Защититься не получилось, без тумана Меркурий у них не было ни малейшего тактического перевеса, а Джедайт, похоже, опасаясь такой возможности, в первые же мгновения сильным ударом кулака отбросил ее в сторону. Марс отшатнулась, и меч, вместо того, чтобы разрубить ее, лишь задел кончиком живот, тут же окрасившись кровью. Сама же Мун, не успев отреагировать, получила пинок в грудь, отлетела назад и прокатилась несколько метров.
     Всего за несколько секунд Сенши потерпели сокрушительное поражение, обиднее всего было то, что их противнику даже не пришлось устраивать засаду или бить в спину. С презрительной легкостью он продемонстрировал, насколько велика пропасть между ними.
     Мун, опираясь на локти, едва приподнялась. Не хотелось встречать врага, бессильно распластавшись на земле. Чуть в стороне изломанной куклой валялась Меркурий. Мун от всей души понадеялась, что она лишь потеряла сознанием. Марс держалась за живот и что-то злобно шипела от боли, похоже, не в силах пока сделать что-то еще.
     Джедайт, демонстративно поправив волосы и убрав меч, выверенным шагом направился к девушкам.
     – Такседо Камен, – едва шевельнула губами Усаги. – Где ты?
     Остановившись в двух шагах, Джедайт посмотрел на лежащую у его ног Мун.
     – Полагаю, это полностью доказывает, где вам самое место, – ухмыльнулся он. – Ваша прошлая победа была лишь случайностью.
     Откуда-то со стороны раздались размеренные хлопки. Джедайт, оставив на время Мун в покое, резко повернулся на звук. Мун с надеждой постаралась взглянуть в том же направлении.
     Из-за деревьев, не прекращая хлопать, вышла девушка, одетая в такую же сейфуку, как и Мун с подругами, но с юбкой коричневого цвета. Собранные лентой рыжие волосы стекали на спину, не позволяя пока оценить их длины.
     – Большой страшный наглый хулиган, – издевательски сказала она в такт хлопкам и шагам. Выйдя на дорожку, она остановилась и прекратила хлопать. – Неимоверно гордый тем, как справился с кучкой школьниц. С настоящим воином сразиться кишка тонка?
     Джедайт в замешательстве изучил новенькую. Казалось, она чем-то была ему знакома, но он никак не мог ее узнать.
     – Я вижу только еще одну школьницу, – задумчиво отозвался он.
     Девушка, подняв руку, вытянула из-за спины катану и встала в стойку. Джедайт рефлекторно вынул из ножен свой клинок, продолжая все так же внимательно разглядывать ее. Вдруг он прищурился, как будто вглядываясь во что-то невидимое.
     – О, простите, что не узнал сразу, принцесса, – с притворным пиететом изобразил он насмешливый поклон. – Вы сильно изменились с момента последней нашей встречи. Не сомневаюсь, это из-за вашего перерождения. Хорошо, что мне не пришлось проходить через это.
     Принцесса? Неужели та самая, о которой все уши прожужжала Луна? Но из ее рассказов впечатление о принцессе сложилось несколько иное.
     – Я не принцесса, – ровно сказала девушка.
     – О, ну что же так. Вы ведь из королевского рода, но еще не коронованы, так как же вас называть?
     Роли переменились, теперь издевка слышалась в его голосе, девушка же лишь молча злилась, сжавшиеся на рукояти клинка пальцы побелели.
     – Ваше высочество, – продолжил Джедайт, – не окажете мне честь сражением?
     – Я тебя раздавлю, – прорычала девушка.
     Мун так и не заметила, кто из них двинулся первым. В одно мгновение они стояли в десятке шагов друг от друга, в следующее уже две размывшиеся от скорости движения фигуры танцевали друг около друга, звук сотен почти одновременных ударов накрыл парк слитным металлическим грохотом. Как бы она ни старалась, отличить их она могла лишь по серому и коричнево-белому пятну.
     В казалось бы бессистемных метаниях быстро стало заметно – по крайней мере, со стороны – стремление девушки отвести своего противника от павших Сенши. Невозможно было понять, равны ли противники по силам или кто-то из них сдерживается.
     Через несколько секунд стремительного боя пара разорвала контакт, отскочив друг от друга и уже оказавшись в паре десятков шагов от девушек.
     – Вижу, вы не забыли своего навыка, – с толикой настоящего уважения кивнул Джедайт. – Но я не узнаю школу.
     – Научилась за последние несколько лет, – небрежно отозвалась девушка.
     Прошло еще мгновение их взаимной переоценки друг друга, и с возобновившимся грохотом они вернулись к бою. Прошло три секунды, пять, но бой не прекращался. На этот раз не было стремительных метаний из стороны в сторону, они, казалось, двигались по тесному кругу.
     – Не может быть, – негромко ахнула несколько оправившаяся и усевшаяся Марс.
     – Ага, потрясающе, – согласно откликнулась зачарованная Мун.
     – Я не про это, – одним тоном возразила Марс, не в силах даже покачать головой. – Если это то, что я думаю, у нас проблемы. – Оглянувшись на Меркурий, она, неловко переваливаясь, поползла к ней. – Держись за что-нибудь.
     – Что?
     В следующее мгновение нарастающий ветер, что Мун до этого момента игнорировала, взревел, резко усиливаясь. Там, где сражалась пара, начал формироваться торнадо, сгибая к себе окружающие деревья и притягивая девушек. Мун торопливо огляделась, но вокруг не за что было схватиться. После особенно сильного рывка ветра она испуганно вцепилась в асфальт дорожки.
     С каждой секундой ветер крепчал. Оглянувшись на подруг, Мун чуть не запаниковала: Марс, одной рукой захватив фонарный столб, другой удерживала так и не пришедшую в себя Меркурий. По стиснутым зубам и напряжению во взгляде ясно было видно, насколько ей тяжело. Мун, впиваясь пальцами в асфальт и оставляя после себя в нем дырки, поползла к ним. С трудом добравшись, она навалилась на Меркурий, прижимая ее к земле, позволяя Марс немного расслабиться и перехватиться. Оставалось надеяться, что они выдержат это внезапно вызванное сражающимися буйство стихии.
     Мун не знала, сколько она лежала на своей подруге, беззвучно шепча молитвы всем богам, которых только могла припомнить, как внезапно все стихло. Далеко не сразу это осознав, Мун, все же, опомнилась и перевернулась, оставляя Меркурий и разминая занемевшие пальцы. Затем, спохватившись, подняла голову.
     Спасшая их незнакомая Сенши стояла, опустив катану, и смотрела на лежащее у ее ног тело Джедайта, неподалеку лежала отрубленная голова. Мун уже собиралась ее окликнуть, как она вдруг, резко вздрогнув, вернула катану в ножны, развернулась и направилась к ним. Ростом она, если и превосходила Мун, то вряд ли заметно, каждый ее шаг просто излучал уверенность. Опустившись рядом со все еще пребывающей без сознания Меркурий, она без лишних слов провела ладонью, не касаясь ее тела. Рука заметно светилась синеватым цветом.
     – С ней все будет в порядке, – спокойно заметила она, закончив, по-видимому, какой-то магический осмотр. – Не волнуйтесь.
     Марс испустила вздох облегчения, да и Мун стало гораздо легче. Непроизвольно переглянувшись, они посмотрели на свою подругу, а затем вновь взглянули на незнакомку.
     – А вы?..
     Но она исчезла, как будто ее и не было.
* * *
     Четвертый, глядя в никуда, с ловкостью опытного шулера тасовал колоду. В обычной ситуации ему бы ее не доверили, но сейчас никому до этого не было дела. Третий, погруженный в раздумья, смотрел вверх. Желая отвлечься, он в очередной раз ушел немного поизучать свойства загадочного пространства, в котором их когда-то заперли, как делал это всякий раз, когда уставал от своих товарищей по несчастью. Его коллеги сказали ему, что с момента его ухода прошло от силы пару часов, хотя для него самого миновало не меньше недели.
     Общее молчание нарушил второй, разглядывающий опустевший стул.
     – Этого просто не могло произойти, – покачал он головой. - Мы вместе проанализировали их силы и согласились, что у них нет ни шанса.
     – Всегда остается фактор неизвестности, – со вздохом нехотя не согласился третий. – Они могли демонстрировать не все силы или просто не всех. К ним могла присоединиться та же Ви, – напомнил он.
     – Ви тоже слаба, – раздраженно возразил второй. – Если бы не ее неуловимость, я бы давно ее раздавил. И мы отдельно прикидывали, ее появление ничего бы не изменило. – Он немного помолчал. – Что ваша разведка?
     – Я не смог провидеть их схватки, – пожал плечами третий. – Там была Марс, а встречались они неподалеку от храма. Даже по отдельности это непростые препятствия.
     Второй разочарованно нахмурился, и они оба повернулись к четвертому.
     – Моя йома ощущала лишь троих, затем ее доклад оборвался Я потерял одного из лучших своих сенсоров, а она даже не ощутила ничьего приближения. Полагаю, это твоя неуловимая Ви.
     – Если она могла подобраться незамеченной… – задумался третий. – Нет, даже так она ничего бы не изменила.
     – Вот что, – решил второй, – сворачивайте массовые операции, они привлекают чересчур много внимания. Работайте как можно тише. Я скоро закончу и присоединюсь к вам. И постарайтесь не закончить как…
     Все покосились на пустой стул. Четвертый, успевший машинально раздать карты, взял свои, поразглядывал их и бросил на стол.
     – Может, пригласим королеву?
Омаке
     Молитвенно сложив перед грудью руки, Юпитер сияющими глазами уставилась на Сенши в коричневом.
     – Она так похожа… – мечтательно начала она.
     – …на твоего сэмпая, да-да, – бесцеремонно оборвала ее Марс, старательно прижимая руку к животу, где уже начала подсыхать краска. - Макото, у тебя ВСЕ похожи на твоего сэмпая.
     – Рей-тян злая, – тут же надулась Мун, обидевшись за свою подругу. - Это ведь так романтично, когда каждый человек чем-то напоминает тебе о твоем любимом… – восхищенно добавила она.
     – Девочки, – старательно жмуря глаза, вмешалась лежащая без сознания Меркурий. – Тут никто не забыл, что по сценарию мы с Кино-сан знакомимся несколько позже?
     Мун и Марс виновато переглянулись, после чего укоризненно посмотрели на не обратившую на это ни малейшего внимания Юпитер.
     – Я не смогла сдержаться, – словно это ее оправдывало, сказала девушка. - Она так похожа…

Глава 6. Новый взгляд на старого знакомого

Август-октябрь 1998
     Есть время учить и есть время учиться. После очередного субботнего визита к Рей, заглянув измениться домой, Ранма направилась в библиотеку в Тиёда.
     Это был уже не первый ее визит в Национальную парламентскую библиотеку, и, пройдя необходимые формальности, Ранма спокойно обратилась со своим запросом к одной из библиотекарей:
     – Добрый день, мне бы хотелось прочесть «Сэндзи Ряккецу». По возможности как можно более раннюю копию.
     Молодая женщина, не старше тридцати лет, переадресовала запрос своему компьютеру, изучила ответ и, поправив очки, взглянула на Ранму.
     – Это возможно только в читальном зале, вас это устраивает?
     – Конечно, – чуть поклонилась Ранма. – На иное я не рассчитывала и высвободила для этого достаточно времени.
     Женщина отошла и через четверть часа терпеливого ожидания вернулась с искомым. Многословно поблагодарив ее за ее работу, Ранма приняла его и направилась в читальный зал в поисках места подальше ото всех, чтобы в относительной тишине и покое изучить неоднократно рекомендованный Хино-сэнсэем труд великого Абэ-но Сэймэя.
     Людей в зале оказалось немного, по большей части взрослые. Тесной группой вокруг стола расселась компания студентов, жарким шепотом на самой грани вежливости споря из-за какого-то вопроса и активно призывая в свидетели книжные авторитеты. В стороне от них, не обращая на них ни малейшего внимания, склонился над толстым томом молодой паренек, полностью поглощенный чтением. На взгляд Ранмы, ему было немного более десяти лет, но рядом с ним стопкой лежали достаточно серьезные книги по археологии. Самой простой из них, скорее всего, был «Илион» Шлимана, фамилии остальных она видела в первый раз.
     Быстро окинув взглядом зал, Ранма приметила относительно изолированный уголок, где сидела лишь одна школьница. Пройдя по длинному проходу и оказавшись у нее за спиной, Ранма не смогла сдержать любопытства и краем глаза покосилась на веером разложенные вокруг девушки раскрытые книги. Почти сразу она потрясенно замерла, и ей потребовалось мгновение, чтобы встряхнуться и продолжить шаг.
     Девушка, по виду еще в средней школе, изучала книги, по которым взрослым рекомендовали готовиться к высшему экзамену на владение языком. Перфекционизм Ранмы требовал от нее когда-нибудь этот экзамен сдать, но она не планировала приступать к нему ближайшие лет десять. Эта же девушка, много младше нее, ничуть не смущалась почти невозможной задачи.
     А младше ли?
     Ранма навскидку могла перечислить несколько способов выглядеть не на свой возраст. Один из них ей даже довелось ощутить на своей шкуре. Два, если считать и замедление старения высоким уровнем ки. Отложив на время трактат, Ранма потянулась духовными чувствами к заинтересовавшей ее девушке.
     Результат смущал.
     Она и правда оказалась младше, но не на пять-шесть лет, как можно было бы подумать на основании ее внешности, а всего года на два, тем самым переводя ее из школьницы в сверстницу группы студентов, дошумевшихся и с покаянным видом выслушивающих выговаривающего им библиотекаря. Впрочем, не Ранме было говорить о слишком молодом виде: она и сама, подчеркнув косметикой не те черты, что обычно, могла выглядеть на такой же возраст. Но у девушки не ощущалось столь же высоких запасов ки. Если она и превосходила в этом обычных людей, то на самой грани ощущений, и это не могло объяснить ее молодой вид.
     Оставался лишь один вариант. Магия. На это же указывала и необычная развитость ауры, но не такая, как у мастеров боевых искусств, священников, оммёдзи и прочих попадавшихся Ранме людей, про которых можно было бы сказать, что они обладают «сверхъестественными» силами. Такой ауры, как у этой девушки, Ранме не попадалось еще никогда.
     – Простите… – снедаемая любопытством, чуть придвинулась она к ней. – Могу я вас отвлечь?
     Девушка оторвала взгляд от книги и чуть повернула голову, встречаясь с ней взглядом.
     – Я Тиба Куниэ, – чуть поклонилась Ранма, представляясь.
     – Мидзуно Ами, – едва шевельнула губами девушка.
     – Видите ли… – замялась Ранма. – Я заметила небольшое несоответствие вашего возраста и внешности, и хотела уточнить, намеренно ли это или несчастный случай. Я понимаю, что это не слишком распространенная проблема, но я знаю способы ее исправления.
     Во взгляде девушки промелькнула тревога, но лицо ее ничуть не изменилось.
     – Это намеренно, – сказала она.
     – Понятно, – кивнула Ранма. – О, и еще, Мидзуно-сан, вы ведь не местная?
     – Почему вы так решили? – вновь напряглась девушка.
     – Вы, конечно, выглядите по меньшей мере наполовину японкой и в совершенстве знаете язык, но, если основываться на стиле вашей речи, то вы своими действиями допустили четыре грубейших ошибки, противоречащих тому, как вы заявляете о себе своими словами. Идеальное знание языка это далеко еще не все. Кстати, можно поинтересоваться, как вам удалось так его выучить?
     Девушка некоторое время молча разглядывала ее.
     – Четыре?
     Ранма кивнула и пояснила:
     – Вы явно долго жили в Европе или европейских колониях, наш язык жестов очень сильно отличается. Если вы переехали в Японию надолго и стремитесь вписаться в общество и не выделяться, я могу помочь вам.
     Девушка почти зримо заколебалась, пусть и никак не проявляя этого внешне. Наконец, когда пауза затянулась, она сказала:
     – Это магия. Лингвистические чары позволяют в сжатые сроки выучить новый язык. Хоть десятки языков за несколько лет.
     Стоило понимать, что, честно ответив на прежний вопрос, она таким образом выразила свое согласие. Ранма улыбнулась и, вынув из кармана свою визитку, вежливо предложила ее девушке. Та молча взяла ее, бросила на нее взгляд и спрятала в карман. Ранма грустно улыбнулась.
     – Если по воскресеньям вы не заняты, я буду рада встретиться с вами в удобном для нас обеих месте.
     Девушка чуть кивнула.
     – Я обязательно позвоню.
     Возвращаясь к взятому трактату, Ранма лишь вздохнула про себя. Семь ошибок. Предстоит много работы.

     Продираться через архаичный текст было непросто, и бывать в библиотеке удавалось не каждый день, так что Ранме потребовалось чуть больше трех недель, чтобы все прочесть и кратко законспектировать вызвавшие интерес моменты. Размышлялось Ранме лучше всего во время прогулки, и так как он не собирался ни с кем встречаться, отправился он пройтись в своем родном облике, надеясь неспешно утрясти появившиеся за это время мысли и идеи.
     Пусть в своем трактате легендарный оммёдзи и ссылался в основном на опыт использования сикигами, сама суть использованных приемов была достаточно понятна, чтобы с некоторой переделкой повторить их непосредственно с помощью ки. Конечно, значительная их часть в связи с развитием технологий давно уже потеряла свою актуальность, но были и такие, что прямо противоречили современной науке.
     В том числе и предсказания будущего.
     «Каждый человек сам хозяин своей судьбы». Вечные споры сторонников детерминизма и свободы воли.
     Старый мистик был прост: абсолютная свобода может быть лишь у человека вне общества. Люди в обществе, каждый со своей волей, ограничивают друг другу пространство свободы. Хорошо зная людей, можно было предсказать их будущее, даже не обладая какими-то особыми силами.
     «Скажи мне кто твой друг, и я скажу кто ты – и кем ты будешь». Во всяком случае, в прежние времена, когда круг общения человека ограничивался лишь несколькими соседними деревнями. В настоящее время для предсказателя, опирающегося лишь на свою интуицию и знание человеческой природы, это и вовсе было почти невозможно.
     Кроме того, были люди, чью судьбу предсказать было нельзя. Властные правители, знаменитые мудрецы, могучие герои – те, кому подчинялись, к кому прислушивались, за кем следовали. Чем известнее были такие люди – тем сильнее было их влияние на других – и тем неопределеннее была их судьба.
     Таким человеком был сам Абэ-но Сэймэй. Таким же был и Ранма. Как и знакомые ему три девушки.
     И сейчас он смотрел на четвертую.
     Хотя, если говорить по-правде, она пока что еще была на перепутье. Она еще могла спокойно вырасти, выйти замуж и стать прекрасной матерью и хранительницей домашнего очага. Но уже гораздо вероятнее было то, что она обретет силу влиять на этот мир так, как не мог и мечтать ни один правитель ни одной страны.
     Четыре простые школьницы, вряд ли даже знакомые друг с другом, способны были определять будущее этого мира. Ранма праздно задумался, было ли его знакомство с ними результатом его дремавшего столько лет «магнита для хаоса», что пробудился и начал наверстывать упущенное время, или же таких «простых школьниц» было настолько много, что он запросто пересекся сразу с несколькими. Честно говоря, Ранма и сам не знал, какой же вариант был бы для него предпочтительнее.
     Ранма бездумно разглядывал пару длинных блондинистых хвостиков вышедшей из ювелирного девушки, которая достала их портфеля какой-то лист и, смяв его, швырнула через плечо.
     – Не думал, что меня можно спутать с мусорной корзиной, булкоголовая, – легко поймал Ранма комок и, не сдержав любопытства, развернул его и заметил оценку за тест, написанную ярко-красными чернилами, несколько раз подчеркнутую и с восклицательными знаками. – Хотя, принимая во внимание наглядное свидетельство уровня твоего интеллекта, поверить в это несложно. 30 баллов! – покачал он головой и, поймав отраженный луч солнца, поправил затемненные очки. – Я пропускал целые семестры, но до такого так и не докатился.
     Развернувшаяся во время его речи девушка, почти зримо пылая яростью, подошла к нему и, вместо того, чтобы стукнуть, чего Ранма по своему опыту вполне ожидал, просто выдернула из рук лист бумаги.
     – Ну, это же не твоя контрольная, так что какая тебе разница?
     Фыркнув напоследок, девушка отвернулась от него и, чуть ли не чеканя шаг, промаршировала прочь, гордо задрав нос. Ранма смотрел ей вслед, пока она не завернула за угол.
     – Хотелось бы и мне самому понять, Цукино-сан, – пробормотал Ранма себе под нос. Он повернулся к магазину, из которого она вышла, и задумчиво взглянул сквозь витрины на столпотворение внутри. Что-то здесь казалось просто… неправильным, хоть Ранма пока и не мог понять, что именно, но его столь долго дремавшие инстинкты мастера боевых искусств подняли голову и заявили, что за этим местом стоит пронаблюдать.
     Похоже, спокойные дни закончились.
     Нужно найти удобную для наблюдения позицию.

     Пробуждение оказалось странным, причем сразу по нескольким причинам.
     Во-первых, Ранма пришел в себя, сидя в кресле в своей квартире, будучи при этом мужчиной. Чего Ранма старался дома избегать, чтобы не сталкиваться с излишними проблемами.
     Во-вторых, он не помнил, как вернулся домой, и что перед этим делал. Конечно, это не было так уж странно, учитывая богатый опыт нэко-кэна и вызванные им провалы в памяти, если бы не в-третьих.
     Он точно помнил, что поблизости от того магазина, за которым он наблюдал не было никаких кошек.
     Задумчиво приняв душ и переодевшись, Ранма взглянула на часы и взяла пульт, включая видеомагнитофон. Вечерние новости уже прошли, но специально на случай, если не удастся их посмотреть, она давно настроила запись по таймеру.
     Предчувствуя, что будет что-то необычное, она ускоренно промотала общеяпонские и международные новости, добираясь до блока местных, в которых порой, с момента ее прибытия в Японию, освещали деятельность Сейлор Ви.
     На этот раз комментариям подверглась черно-белая запись камеры видеонаблюдения того самого ювелирного магазина, что сумел чем-то заинтересовать Ранму. Девушка на записи, весьма похожая на Сейлор Ви, но многими деталями от нее отличающаяся, сражалась с каким-то гуманоидным монстром, что разительно контрастировало со всеми сорванными Ви ограблениями.
     Ранма резко нажала на паузу, когда на периферии картинки промелькнула чья-то фигура, но магнитофон так быстро не отреагировал. Раздраженно цыкнув, она чуть ли не покадрово отмотала назад и взглянула на расплывчатую фигуру. Качество камер наблюдения было ужасно, массу ограничений накладывала и сама технология видеозаписи, так что можно было лишь с некоторой долей уверенности сказать, что это был мужчина в плаще.
     И, если судить по меткам времени, все это произошло через несколько минут после начала провала в памяти. Ничего нельзя было сказать наверняка, но этот непонятный мужчина вполне мог быть и Ранмой.
     Рыжая забралась в кресло с ногами, включив воспроизведение и внимательно наблюдая, ожидая нового его появления, но он больше так и не показался. Запустив перемотку на начало, чтобы просмотреть остальные новости, она задумалась.
     – Рядом с кошками я становлюсь кошкой, а рядом с махо-сёдзё?.. – задумчиво протянула она, после чего невесело усмехнулась. – Вот только откуда же тогда взялся этот… махо-кэн?
     Ранма ничуть не сомневалась, что недавно встреченная девушка с неопределенной судьбой была как-то с этим связана. Могла ли она быть этой девушкой на видео? Вполне возможно. Если учесть, что всего несколько часов назад она стояла на развилке судьбы, а в сражении была видна явная неопытность, это вполне мог быть ее первый раз. Проверить будет несложно, нужно лишь отыскать ее и постараться заново ее оценить.
     Зная из теста ее имя и определив по форме школу, найти ее будет несложно. Вот только Ранма не знала, что же будет делать, когда подтвердит или опровергнет свой вывод. Если она и правда будет терять рядом с ней в момент ее превращения сознание, особой пользы от нее не будет. Хотя, если она поняла правильно, в какой то момент девушку спасло только вмешательство со стороны. Похоже, даже в беспамятстве у Ранмы не получалось забыть о «защите невинных».
     Но она не могла все время находиться рядом с ней, у нее была своя жизнь и свои дела. Разве что… стараться по возможности держаться поблизости от нее и следить за новостями. И если покажется, что ей становится сложно, постараться прямо с ней поговорить.

     Конец недели принес новый сюрприз. На уже традиционной воскресной встрече Ами сообщила, что поступила в школу – ту же самую школу, где училась Цукино Усаги. Осторожные окольные расспросы показали, что две девушки уже успели немного познакомиться. Хаос их судеб, похоже, начал и их сводить вместе.
     Как и планировалось, Ранма принялся в свободное время осторожно за ними наблюдать. За Усаги он следил не так уж часто: гиперактивная блондинка была совершенно непредсказуема, и если не удавалось вовремя поймать ее на выходе из школы, найти ее после этого было уже крайне сложно. С Ами было много легче. После школы она практически прямым рейсом направлялась в свою дзюку, а после занятий там возвращалась домой, разве что зайдя по пути в магазин. Определившись с ее распорядком, Ранма, завершив свои дела, просто дожидался ее на маршруте.
     Но не стоило удивляться, что кроме него Ами привлекла еще чье-то внимание. В день, когда всегда безупречно пунктуальная девушка крайне нехарактерно для себя едва не опоздала, Ранма, размышляя о возможных причинах ее задержки, заметил наблюдающую за девушкой кошку.
     Вот только это была совсем не кошка. Ранма нисколько ее не испугался – что само по себе было странно, ведь даже в Шампу из-за магии Дзюсенкё было достаточно от этих монстров, чтобы после превращения сводить его с ума, но не в этой сосредоточенной на своей цели черной шпионке.
     Спокойно попивая в соседнем кафе чай, Ранма с любопытством разглядывал напряженно сидящую на окне черную кошку. По-видимому, прямого зрительного контакта ей не требовалось, а значит она тоже обладала какой-то разновидностью экстрасенсорного восприятия.
     Раздвинув по ее примеру границы своего восприятия, Ранма улыбнулся, ощутив приближение знакомой ауры, и, немного поколебавшись, оплатил счет и выдвинулся навстречу. Вернее, зашел в тыл застывшей перед входом девушки.
     – О, булкоголовая, подумываешь за ум взяться? Давно пора.
     Усаги, вздрогнув от неожиданности, резко развернулась, но Ранма не позволил ей сразу же перехватить инициативу. Театрально посмотрев на часы, он с притворным сочувствием продолжил:
     – Но знаешь, к началу занятий ты опоздала, и если я правильно помню, тебя уже не пустят.
     – Я здесь к подруге, – хмуро пробурчала старающаяся парировать девушка.
     – Ну-ну, – не удержался Ранма. – Красавица и чудовище? Не-е, не дотягиваешь, – покачал он головой. – Умница и?..
     Не прекращая ностальгически улыбаться от воспоминаний о всех прошлых перепалках с прежними своими соперниками, Ранма легко уклонился от портфеля Усаги, которая и не пыталась всерьез в него попасть. Фыркнув, она развернулась и, демонстративно не обращая на него внимания, прошествовала внутрь.
     За дальнейшим Ранме оставалось следить лишь опосредованно. Усаги поднялась на третий этаж, остановилась рядом с кошкой, а затем ее аура стала гораздо резче. Одновременно с этим в возникшем странном искажении исчезли все ощущения из кабинета Ами вместе с ней самой. Туда же направилась с кошкой и Усаги, где они и пропали.
     Ранма занервничал, задумавшись, не стоит ли ему каким-то образом пробраться внутрь и разобраться в происходящем. Но не успел он прийти к какому-то определенному решению, как искажение исчезло, и все вернулось на свои места, Усаги и Ами были рядом и в полном порядке.
     Похоже, теперь эта «Сейлор Мун» будет не одна.
     Словно вторя его мыслям, аура Ами разительно изменилась.
Октябрь 1998
     Когда номер телефона известен только двоим, и они не звонят, чтобы обсудить недавно просмотренный фильм или договориться о встрече в кафе-мороженом, каждый звонок становится сигналом тревоги.
     Минако как раз собиралась в вечерний патруль, когда уже переставленный в бесшумный режим телефон завибрировал, информируя о грядущих неприятностях. Она схватила его и, не глядя, приняла вызов.
     – Слушаю.
     – Венера… – после долгой паузы раздался усталый женский голос. – Можешь прийти?
     Минако недоуменно отвела трубку от уха и взглянула на экран. Нет, никакой ошибки не было: трезубец бога морей ясно показывал звонящего.
     – Э-э… Нептун, с тобой все в порядке? – несколько встревоженно поинтересовалась она.
     – Не знаю… – ответила ее собеседница, еще больше ее пугая.
     Минако обтекла оранжевым светом, призывая свою броню, после чего вызвала визор и открыла карту. Маячок был активен.
     – Сейчас буду, – сказала она, отключила и убрала телефон и со вспышкой ушла в телепортацию.
     Появилась она в обычной на вид квартире и недоуменно огляделась. Нептун разок вызвала ее, когда ее загнали в угол маги, и еще несколько раз, когда была не уверена, что справится с превосходящим числом противником, или когда ей нужно было, чтобы кто-нибудь перекрыл противнику отход. Здесь же была обычная, явно девичья комната в смешанном японо-европейском стиле. На диване, обняв подушку и прижав к ней колени, полулежала девушка с ничуть не примечательной внешностью. Самая обычная японка, встреть ее на улице, и взгляд соскользнет, ни за что не зацепившись. Присмотревшись же, можно было заметить разве что ощущение достоинства, налет аристократизма, напомнивший Ви Гринграсс и Забини, в отличие от своего сокурсника не унижающие свое достоинство выпячиванием его.
     Сложно было поверить, что эта измученная девушка все та же хладнокровная, несколько отстраненная и всегда сохраняющая дистанцию воительница, с которой ей несколько раз довелось пересечься. Сейчас она больше напоминала страдающую от безответной любви школьницу, забыв даже про свое нежелание смешивать свою жизнь и дела Сенши. Либо посчитав, что нет особого смысла скрываться от коллеги, либо в смешанных чувствах просто на это наплевав.
     Минако избавилась от фуку, вернувшись к домашней одежде, и присела в кресло рядом с диваном. Она не собиралась спрашивать, что произошло, вместо этого решив передать инициативу девушке и спокойно дождаться, когда она решит высказаться.
     Долго ждать не пришлось.
     – Я нашла Уран, – сказала девушка, – но не смогла сказать ей.
     Минако чуть кивнула, показывая, что пока не собирается задавать вопросов и прося продолжать.
     – Не смогла лишить ее мечты, – пояснила девушка. – Я сама с детства мечтала стать скрипачом, родители меня в этом поддерживали, но когда я… – Она умолкла и кивнула на лежащий на столике рядом с диваном жезл. – Поначалу я старалась со всем справиться, но непросто хорошо учиться, часами заниматься на скрипке и сражаться с монстрами. От чего-то нужно было отказаться. Пришлось сказать родителям, что я переросла скрипку, и мне это больше не интересно. Они пытались меня переубедить, говорили, что у меня талант. Я с этим не спорила, но назвать настоящую причину не могла. Харука – Уран, я с ней немного познакомилась, не как Сейлор Нептун, конечно – такая же. Она сейчас подрабатывает автомехаником и мечтает участвовать в гонках. Довольно необычно для девушки, ей для этого нужно приложить все усилия, и если я скажу ей, кто она, ей придется от этого отказаться.
     Она замолчала и, через некоторое время, негромко заговорила Минако.
     – У меня мечта была попроще, мне просто хотелось семью. Я сирота, – пояснила она в ответ на вопросительный взгляд девушки. – Вот только потом я узнала, что я волшебница, смогла найти настоящих друзей и выяснила, как именно погибли мои родители. Нашла цель в жизни: остановить их убийцу, – пожала она плечами. – Признаю, не самая вдохновляющая цель, но… так получилось. Когда оказалась Сенши, меня это поначалу раздражало, одного врага мне было более чем достаточно. Вот только в итоге выяснилось, что мой заклятый враг каким-то образом оказался агентом Кунсайта, одного из Ситенно, ему всегда нравилось работать чужими руками. Так что, в каком-то смысле, мой бой с Темным Королевством это продолжение моей личной вендетты. Вполне может быть, что если бы не его вмешательство, в магическом сообществе Англии не разгорелась гражданская война. И мои родители могли бы быть живы.
     – Неужели вы ничего не потеряли, став Сенши? – с легким удивлением и некоторой долей зависти спросила девушка.
     – Мне пришлось оставить своих друзей, – с сожалением покачала головой Минако. – В Англии мы могли сражаться вместе, но здесь враг не их уровня. Остается лишь успокаивать себя тем, что сейчас они в безопасности, и надеяться, что когда-нибудь, когда завершится этот кризис, я смогу вернуться и извиниться перед ними.
     – Что ж, – вздохнула девушка, – тогда я тоже буду надеяться, что еще смогу исполнить свою мечту, лишь на какое-то время ее отложив, и после этого… – она вдруг спохватилась, заметно смутившись, и, приподнявшись и усевшись чуть прямее и формальнее, склонила голову. – Прошу прощения, я совсем забыла… Кайо Митиру.
     – Айно Минако, – улыбнулась она.

     Следующим вечером, отправившись в патруль, вместо того, чтобы как обычно нарезать круги по окрестностям, выискивая магические всплески и прислушиваясь к звукам возможных совершаемых преступлений, Ви направилась на поиски Нептун. Она примерно знала, в каком она обычно бывает районе, и могла ощутить ее с достаточно приличного расстояния. Слишком долго искать не пришлось: казалось, Нептун точно так же ощутила ее приближение и немного усилила свое присутствие.
     Нептун сидела на краю крыши, с грустью смотря куда-то вниз. Ви приблизилась и села рядом с ней, проследив за ее взглядом.
     – Это она? – кивнула она на короткостриженную блондинку – опять блондинку, со смешком подумала Ви – с довольно мальчишеской фигурой и в промасленной спецовке, ковыряющуюся в двигателе автомобиля.
     – Она часто задерживается здесь допоздна, – кивнула Нептун. – Вы меня зачем-то искали?
     Ви искоса посмотрела на нее. Сложно было поверить, что всего сутки назад эта спокойная хладнокровная девушка хандрила, валяясь на диване и делясь наболевшим с малознакомым человеком.
     – Да, – кивнула блондинка, – до меня дошли неприятные слухи, требующие визита в Англию. Хотела поинтересоваться, не желаете ли отправиться вместе со мной.
     – Проблемы? – поинтересовалась Нептун.
     – Можно и так сказать, – задумчиво протянула Ви и пояснила: – Изначально здесь действовал лишь один из Ситенно, после моего прибытия и пробуждения «трех эм», – Нептун чуть подняла брови после такого прозвища, – сюда перебрались еще двое. Кунсайт так и остался в Англии, и меня беспокоит возможная причина.
     – Я даже не знаю, – неуверенно отозвалась Нептун, переведя взгляд на захлопнувшую капот и принявшуюся собирать инструменты непробужденную Уран.
     – Это ненадолго, – правильно истолковала Ви ее сомнения. – Два-три дня, я думаю, не больше, тем более мы туда телепортируемся, и при необходимости сможем вернуться в любой момент.
     Нептун задумалась.
     Вдруг Ви резко выпрямилась и развернула визор.
     – Слушаю!
     – Мина, – захлебываясь словами, затараторил ей на ухо Артемис, одновременно с этим выводя карту, – Луна только что сообщила: Джедайт бросил девочкам вызов, они как раз туда отправились.
     – Выдвигаюсь, – тут же вскочила Ви. Пояснила Нептун: – Нужно идти, «три эм» вот-вот попадут в засаду Ситенно.
     Легко оттолкнувшись руками, Нептун выпрямилась и, бросив последний взгляд на блондинку внизу, повернулась к блондинке рядом с собой.
     – Я с вами.
     Ви чуть улыбнулась в знак признательности и, жестом указав направление, помчалась по уже проложенному маршруту, бросив на ходу Артемису:
     – Подробности.

     По сравнению с этим безумным забегом, обычную патрульную пробежку можно было считать легкой трусцой. Встречный ветер ревел в ушах, перекрывая сдавшегося Артемиса, пустившего свой рассказ текстом, трепал волосы и ленты.
     Когда несколько минут спустя они добрались до парка и, дыша чуть глубже обычного, остановились за его пределами, Нептун поинтересовалась у Ви:
     – Почему мы не телепортировались?
     – Без маяка невозможно прыгнуть в незнакомое место, – отозвалась блондинка, стараясь разобрать происходящее в парке, – а для хоть немного безопасного слепого прыжка было слишком далеко.
     Нептун кивнула, принимая ее объяснения.
     – Странно…
     – В чем дело?
     – Я чувствую их троих, бродящих по парку, – напряженно отозвалась Ви. – Но больше никого. Ситенно по-своему честны, если назначил встречу здесь, значит, здесь он и будет.
     – Может, он просто еще не прибыл?
     – Нет, назначенное время прошло несколько минут назад, а опаздывать тоже невежливо. Он просто где-то прячется, но зачем, если он настолько уверен в своих силах, что вообще бросил вызов? Так.
     Отвлекшись ненадолго от изучения, Ви потянулась в свернутый карман и достала мантию-невидимку.
     – Что это? – заинтересовалась Нептун, взглянув на полупрозрачную ткань.
     – Фамильная реликвия, – принялась разворачивать ее Ви, – если не ошибаюсь, один из немногих, если не единственный, переживший падение Атлантиды тактический маскировочный плащ диверсанта.
     Ви встряхнула плащ, окинула взглядом Нептун и вздохнула.
     – Когда мы маленькими были, мы под него втроем помещались, сейчас вдвоем, конечно, получится, но будет тесновато.
     Нептун без лишних вопросов прижалась к Ви, и та накинула плащ на них обеих, проверив, чтобы он полностью закрыл их, спустившись до земли.
     – Джедайт сбросил маскировку, – вскинула она голову. – Прыгаю поближе.
     Плащ отразил оранжевую вспышку внутрь, едва не ослепив двух Сенши. Проморгавшись, они осторожно огляделись по сторонам.
     В десятке метров от них Джедайт неспешным шагом направлялся к упавшей на землю Мун. В стороне от нее без сознания лежала Меркурий. С другой стороны скорчилась Марс, прижав руки к животу, сквозь сжатые пальцы сочилась и капала кровь.
     – Им надо помочь, – едва слышным шепотом выдохнула на ухо Ви Нептун.
     – Подожди, – отозвалась Ви, – здесь может быть засада, я чувствую что-то непонятное.
     Джедайт остановился над испуганно смотрящей на него снизу вверх Мун.
     – Полагаю, это полностью доказывает, где вам самое место, – насмешливо сказал он. – Ваша прошлая победа была лишь случайностью.
     – Венера!
     – Рано.
     Раздались хлопки, и Джедайт резко повернулся на звук, подставив им спину. Из-за деревьев вышла рыжеволосая Сенши в сейфуку с коричневым.
     – Большой страшный наглый хулиган, – ехидно сказала она, выходя на дорожку. – Неимоверно гордый тем, как справился с кучкой школьниц. С настоящим воином сразиться кишка тонка?
     – Кто она? – удивленно поинтересовалась Нептун. – Венера?
     – Я не знаю, – растерянно отозвалась Ви. – Первый раз ее вижу.
     – Я вижу только еще одну школьницу, – спокойно заметил Джедайт.
     Девушка проигнорировала его слова, не став продолжать пикировку, а вместо этого вынула из ножен за спиной меч и приняла стойку. Потянулся за своим мечом и Джедайт.
     – Она явно умеет обращаться с клинком, – заметила Ви. – Но я не узнаю ее стойку. Возможно, что-то современное, а не из прежних времен.
     – О, простите, что не узнал сразу, принцесса, – вдруг с язвительным тоном обозначил поклон Джедайт. – Вы сильно изменились с момента последней нашей встречи. Не сомневаюсь, это из-за вашего перерождения. Хорошо, что мне не пришлось проходить через это.
     – Принцесса? – сдавленно выдавила Нептун. – Это что, принцесса Серенити?
     – Нет, – покачала головой Ви.
     – Я не принцесса, – вторила ей незнакомка
     – О, ну что же так, – продолжил Джелайт. – Вы ведь из королевского рода, но еще не коронованы, так как же вас называть?
     Венера и Нептун сконфуженно переглянулись.
     – Род Атлантиды? – предположила Нептун.
     – Тогда почему она выглядит как Сенши? – отозвалась Ви. – И вообще, это странно…
     – Что именно?
     – Не сейчас, – покачала головой Ви.
     – Ваше высочество, не окажете мне честь сражением?
     – Я тебя раздавлю, – прорычала девушка.
     Они почти одновременно рванули навстречу друг другу, их мечи, казалось, засветились, прежде чем столкнуться. Оба двигались на практически невозможной скорости, клинки размылись в полупрозрачные стальные полосы, обретая плотность лишь на кратчайшие, едва фиксируемые усиленным зрением Сенши мгновения. В одну секунду наносились десятки, если не сотни ударов, металлический лязг сопровождался грохотом прорываемого звукового барьера.
     Проба сил продлилась лишь несколько секунд, после чего пара разорвала дистанцию и с уважением изучила друг друга. Ни один не выглядел уставшим, даже дыхание у них оставалось все таким же ровным.
     – Вижу, вы не забыли своего навыка, – кивнул девушке Джедайт. – Но я не узнаю школу.
     – Научилась за последние несколько лет, – пожала плечами она.
     – Угадала, – без улыбки прокомментировала под нос Ви.
     Два воина вернулись к бою. Вновь от поднявшегося грохота закладывало уши, вполне можно было кричать, никто бы не услышал, даже прижавшаяся вплотную девушка. Начал подниматься ветер. Ви встревожилась и с долей недоумения заозиралась по сторонам, тогда как Нептун просто зачарованно смотрела на демонстрацию невероятного уровня мастерства.
     Ветер был непростым. Он задувал не с запада на восток, как могло бы показаться, он дул со всех сторон к столкнувшимся на дорожке бойцам, непрестанно усиливаясь, начиная уже сгибать деревья и пытаться сорвать мантию-невидимку.
     После особо резкого рывка Ви подстраховалась, выпустив с левой руки в землю золотистую цепь, заякорив тем самым себя, а правой обняла Нептун за талию. Мантию приходилось держать одной только магией.
     Ветер усилился, и Ви потянула Нептун вниз. Обе девушки сели на землю, после чего Ви бросила для надежности еще несколько цепей.
     Начал формироваться торнадо. Цепи натянулись, удерживая двух девушек, совершенно не представляющих, как же два бойца умудрялись не только практически не обращать внимания на разбушевавшуюся стихию, но и продолжать сражаться. Их уже практически не было видно: кружащиеся листья, пыль, даже камешки полностью перекрывали обзор, оставляя одни лишь смутные силуэты. Не было никакого сомнения, бой идет на смерть, и проиграет в нем тот, кто первым совершит ошибку.
     Это оказался Джедайт. Из-за завесы не было видно, что именно произошло, лишь как его голова отделилась от тела, сразу после чего ветер начал стихать.
     – Должен остаться только один, – слегка расслабившись, негромко пробормотала Ви.
     Победительница неподвижно застыла над телом побежденного, словно отдавая ему последнюю дань. Успокаивающийся ветер трепал рыжие волосы, выглядящие как пляшущий огонь.
     Наконец, девушка шевельнулась, убрала меч в ножны и направилась к не отрывающим от нее взгляда Мун и Марс и так и не пришедшей в себя, несмотря на всю окружающую свистопляску, Меркурий. Незнакомка опустилась перед Меркурий и провела по ее телу засветившейся синим светом ладонью.
     – Она еще и целитель? – переглянулась с Ви Нептун.
     – Похоже на то, – растерянно пожала плечами Ви, и они обе вновь взглянули на девушку.
     Но ее уже не было
     Недоуменно озирались Мун и Марс, по-видимому, тоже пропустившие момент ее исчезновения. Через несколько минут они обе поднялись, у Мун совсем спутались волосы, у Марс четко выделялась на белом фоне алая полоса прекратившего кровить разреза. Мун, морщась, наклонилась и подняла на руки Меркурий, после чего Сенши неторопливым шагом начали уходить. Ви и Нептун молча смотрели им вслед.
     У них за спиной кто-то кашлянул, и они обе едва не подпрыгнули от неожиданности, после чего осторожно обернулись. Рыжая незнакомка стояла, прислонившись к дереву, и, хоть и не смотрела на них, явно знала об их присутствии.
     – Вы правильно поступили, что не стали лезть в бой, – сказала она им. – Вам тоже пока еще рано сражаться с противниками такого уровня.
     Венера, поняв, что смысла особого прятаться нет, скинула плащ, убрала, вспомнив про них, цепи, и выпрямилась. Рядом с ней встала Нептун.
     – Кто вы? – поинтересовалась Ви.
     Рыжая девушка чуть повернулась, взглянув на них ясными голубыми глазами, и задумчиво наклонила голову.
     – Сейлор Мун, Сейлор Меркурий, Сейлор Марс, Сейлор Ви… – вполголоса перечислила она. – Полагаю, меня можно назвать Сейлор Террой. Простите.
     Пока Ви и Нептун ошеломленно переглядывались, Терра вновь исполнила уже продемонстрированный трюк.
     Она исчезла.
Октябрь 1998
     Две девушки, одна в синей юбке, другая в красной, сидели, привалившись друг к другу, на крыше семиэтажного здания чуть в стороне от того, с которого они спрыгнули получасом ранее. Рядом с ними лежала их так и не пришедшая в себя подруга.
     – Как твоя рана? – негромко поинтересовалась Мун.
     Марс осторожно пощупала свой живот.
     – Не пойму, – немного неуверенно отозвалась она. – Такое чувство, что все уже закрылось, если вообще не зажило.
     Не было даже сил разговаривать, короткая проигранная стычка безмерно вымотала их и оставила множество вопросов. Они просто сидели и молчали, внутренне переживая произошедшее и терпеливо ожидая пробуждения Меркурий. Наконец, Марс чуть повернулась взглянуть на нее.
     – Все в порядке, – сказала она. – Мы в безопасности.
     Меркурий плавно села, охнув при этом и схватившись за грудь. Мун едва смогла заинтересоваться тем, как Марс почувствовала, что она очнулась.
     – Ты как? – обеспокоенно спросила Марс.
     – Похоже, пара ребер сломана, – морщась, ответила Меркурий.
     – Ами-тян, почему ты так долго не приходила в себя? – встревоженно воскликнула Мун, совсем забыв даже про крохи конспирации. – Это же был просто удар… ведь так?
     – Он пришелся по старой травме, – немного неохотно ответила Меркурий, после чего переменила тему: – Что произошло?
     Мун и Марс коротко переглянулись, молча согласившись, что стоит поприглядывать за подругой.
     – Джедайт мертв, – ответила Марс, начав с самого важного. – И нет, нас он расшвырял как котят. Вмешалась какая-то новая Сенши.
     – Сейлор Ви? – без интереса в голосе уточнила Меркурий.
     – Нет, – покачала головой Марс. – Ви блондинка в оранжевом, эта была рыжей в коричневом. И она была очень, очень умела. Нам до такого уровня годы и годы.
     – Может быть, она просто лучше помнит прошлую жизнь? – предположила Меркурий.
     – Она как минимум несколько лет училась какому-то стилю мечного боя, – не согласилась Марс. – И еще, это странно, но мне показалось, что она вообще не использовала магию.
     – Как такое возможно? – удивилась Меркурий. – Джедайт был нечеловечески быстр, без магии его было бы невозможно победить.
     Вместо ответа Марс создала в руке алый шар.
     – Это не магия. И мне не нужно быть Сенши, чтобы его создать.
     – Джедайт назвал ее принцессой, – вдруг невпопад заявила Мун с ясно слышимой в голосе тоской. Ее подруги повернулись к ней. – Если это принцесса Серенити, зачем мы ей?
     Марс пожала плечами. Меркурий замотала головой.
     – Вы меня совсем уже запутали, – призналась она. – Лучше сделаем так.
     Она достала свой ноутбук и, повозившись, запустила воспроизведение недавних событий. Три девушки молча пересмотрели трехминутку своего унижения.
     – Что ж, – вздохнула в итоге Меркурий. – Ничего не обещаю, но постараюсь вытянуть максимум информации. Жаль, не догадалась заранее активировать сканер, придется довольствоваться лишь пассивными датчиками… – Она подняла голову, осторожно потрогала грудь и повернулась к Мун и Марс. – Поздно уже, идите домой, я тут… еще немного посижу.
     – Меркурий… – встревоженно начала Мун.
     – Все будет в порядке, – улыбнулась девушка. – Просто подожду, пока ребра чуть заживут, и тоже домой отправлюсь. А ты лучше постарайся выспаться, опять мне Луна жаловаться будет.
     Мун и Марс переглянулись.
     – Ладно, – несколько неуверенно сказала Мун, поднимаясь на ноги. Марс последовала ее примеру. – Тогда до завтра.
     Две Сенши спрыгнули с крыши. Через несколько минут раздался гулкий хлопок, как будто бы Меркурий захлопнула крышку своего ноутбука, раздраженная тем, что во всем этом не было никакого смысла.

     Усаги долго ворочалась, не в силах уснуть, пока, уже во втором часу ночи, снедаемая беспокойством, не позвонила Ами. Та со сна не сразу поняла, что хотела от нее подруга, разобравшись же, тихонько вздохнула и сказала, что с ней все в порядке, после чего напомнила, что завтрашняя суббота день учебный, и ей лучше бы постараться хоть немного выспаться. Успокоившаяся Усаги отрубилась с телефоном в руке, так и не положив его на стол.
     Утро прошло в тумане автопилота под озадаченным взглядом матери, уже привыкшей, что Усаги встает вовремя. Более-менее сознательно девушка начала соображать только ближе к обеду. Как обычно присоединившаяся к ней Ами выглядела вполне неплохо отдохнувшей, словно и не было вчера полуночного боя и сломанных костей.
     – Я получила довольно интересные результаты, – негромко сказала она. – Уже созвонилась с Рей-сан, у нее самой днем вырваться вряд ли получится, она спросила, сможем ли мы после школы зайти к ней.
     – Угу, – согласилась Усаги, расправляясь со своим бэнто. – Хм, она не может уйти, потому что ждет этого Мамору?
     – По-видимому так, – согласилась Ами.
     – А если… – с набитым ртом замялась Усаги, спохватилась, прожевала и продолжила, – мы не ошиблись?
     – Тогда и узнаем, – чуть пожала плечами Ами, после чего вполголоса, так что Усаги едва ее расслышала, добавила: – Но я не думаю, что этот Тиба-сан был Джедайтом.
     Закончив обед в задумчивой тишине, девушки разошлись по классам и вновь встретились у школьных ворот уже после окончания занятий. Как бы Усаги ни изнывала от любопытства, окружение было не самым подходящим для того, чтобы обсуждать секретные темы.
     Нетерпеливо дожидающаяся их появления Рей приготовила в своей комнате чай с закусками, и девушки, поздоровавшись со старым священником, прошли вслед за ней. Закрыв дверь, троица расселась вокруг низкого столика, на который Ами тут же водрузила ноутбук, не постеснявшись подвинуть чашки.
     – Рей-сан, ты вчера была права, – начала она, пока хозяйка комнаты разливала чай. – Хоть магии в ней было не меньше, чем в нас, она к ней так ни разу и не прибегла.
     Рей понимающе кивнула, Усаги же потрясенно охнула.
     – Она создала торнадо! – воскликнула она. – И без магии?
     – Я слышала о человеке, который на такое способен, – спокойно заметила Рей. Обе девушки тут же повернулись к ней. – Непревзойденный мастер рукопашного боя, о нем в определенных кругах некоторое время назад самые невероятные слухи ходили. Дедушка как-то сказал, что они даже преуменьшали его возможности.
     – Ходили? – не преминула заметить Ами.
     – Он жил в Нэриме, но несколько лет назад исчез прямо со своей свадьбы… по крайней мере, так говорили, – добавила она, пожав плечами.
     – Тогда эта девушка… – медленно начала Ами, – может она быть с ним как-то связана?
     Рей прикрыла глаза, припоминая давно услышанные байки.
     – Она ведь была примерно нашего возраста, может, чуть старше? – задумалась она. Ее подруги машинально кивнули, хоть она и не могла их видеть, но она ощутила их кивок. – Ему сейчас должно быть… чуть больше двадцати, сестры у него, вроде, не было, хотя вокруг него крутилось масса девушек, но никто из них не был ему ровней… И она была с мечом… – Рей открыла глаза и спокойно поглядела на ожидающую ее мнения пару. – Сомневаюсь, – покачала она головой. – За исключением одного этого приема, между ними нет ничего общего. Помимо общего уровня навыков.
     – Ла-адно, – задумчиво протянула Усаги. – Тогда зайдем с другой стороны. Она ведь была одета как Сенши, значит, она должна быть как-то с нами связана. Ами-тян?
     Ами, с видом, словно ей только что пришла в голову мысль, пододвинула к себе компьютер и занялась им. Рей и Усаги уже понимающе переглянулись, привыкнув к таким периодам внезапной задумчивости до полной отвлеченности, но их подруга, не переставая постукивать по клавиатуре, начала:
     – Она вчера меня немного подлечила, – напомнила она. – Со столь близкой дистанции компьютеру удалось чуть лучше разобраться в природе ее силы. Это была концентрированная жизненная энергия, если не ошибаюсь, то, что имеют в виду под термином «ки». Во времена Серебряного Тысячелетия таких, как она, называли духовными целителями, хотя ее саму я бы в таком случае назвала воином духа, но в те времена никого подобного не было. Эти целители – в среднем – превосходили магов, уступая лишь одной из Сенши.
     – Случаем, не… – начала Рей, но Ами, легонько покачав головой прервала ее.
     – Сейлор Сатурн, Воин Смерти и Возрождения. – Она на мгновение умолкла, дав Рей и Усаги время осмыслить услышанное. – Как целитель, она могла пребывающего на грани смерти человека вернуть в полностью здоровое состояние. Как разрушитель, она могла уничтожить планету. Сильнейшая из нас всех.
     – Уничтожить планету? – испуганно взвизгнула Усаги.
     – Вот именно из-за такого отношения она обычно пробуждалась лишь когда в ней по-настоящему возникала необходимость, – вздохнула Ами. – Вернемся к нашему рыжему вопросу.
     Рей и Усаги немного ошарашенно переглянулись и кивнули ей.
     – Она не Сатурн, но у компьютера нет на нее абсолютно никакой информации. Я в тупике, – признала она.
     С минуту две девушки молча наблюдали за ее бегающими по клавиатуре пальцами, ожидая, пока она продолжит тему. Первой сдалась, не выдержав, Рей.
     – Таким образом, у нас полный ноль, – подытожила она. – Есть немного косвенной информации, но нет ничего, в чем можно было бы быть уверенной.
     – Джедайт назвал ее принцессой, – напомнила Усаги. Рей, нахмурившись, потерла нос. Ами чуть слышно вздохнула.
     – Она сама сказала, что не принцесса, – неуверенно указала мико.
     – Что Джедайт оспорил, и она не возразила, – тут же напомнила, покачав головой, Усаги.
     – Вы забываете, что тогда пало не одно государство, – вмешалась Ами, закончив к этому моменту печать. – Полагаю, она может быть принцессой Атлантиды, но тогда все равно остается открытым вопрос, почему она выглядела как Сенши. А кроме того…
     Она повернула ноутбук к ним. На экране отображались две довольно похожих кривых.
     – Что это? – поинтересовалась Рей, пока Усаги хмурила лоб, разглядывая картинку.
     – Профили силы. Это, – указала Ами на верхний график, – наша вчерашняя незнакомка. Второй – это Такседо Камен. Судя по уровню сходства, они должны быть близко друг с другом связаны.
     – Насколько близко? – тут же уточнила Рей.
     – Точно не скажу, – пожала плечами Ами. – Как брат с сестрой? Или даже еще ближе, как близнецы? Но это еще не все. – Она нажала пару клавиш, и две кривые сблизились, наложившись друг на друга, давая место появившейся третьей, тоже похожей на них, но лишенной какой-то едва заметно уловимой хаотичности.
     – Мне кажется, я где-то это уже видела, – очень неуверенно сказала Усаги.
     – Возможно, в прошлой жизни, – спокойно кивнула ей Ами. – Это самый точный из нам известных профиль силы Золотого Кристалла, снятый с погрешностью не более одной пятидесятой. Даже с ее учетом, они оба соответствуют ему более чем на шестьдесят процентов.
     – Это много? – тут же уточнила Рей.
     – Сорок считалось минимальным пороговым уровнем. Пятьдесят уже весьма хорошим. Их уровни просто экстраординарны, у меня нет данных по хранителям Золотого Кристалла, но в роду Серенити не было никого с таким уровнем соответствия Кристаллу Серебряному. А если учесть, что сходимость усредненного профиля даже еще процентов на пять-семь выше… – Ами просто покачала головой, не сумев подыскать слов.
     – Но даже это еще не все, – прозорливо заметила Усаги.
     – Как раз это-то и самое странное, – устало вздохнула Ами. – У Золотого Кристалла всегда был только один хранитель – король или королева Атлантиды. Здесь мы, похоже, видим сразу двоих. У меня нет даже предположений, как такое может быть.
     Девушки ненадолго затихли, повисла тишина. Но едва Усаги вскинулась и открыла рот, готовясь что-то сказать, Рей тихонько шикнула и предупреждающе взмахнула рукой, после чего повернулась к двери. Через некоторое время раздался стук и из-за двери донесся голос ее дедушки.
     – Рей-тян, Мамору-кун здесь.
     Немного смутившаяся мико повернулась к своим подругам и несколько виновато пожала плечами.
     – Мы тогда не будем вам мешать, – закрыла и убрала свой ноутбук Ами. – Усаги-тян, нам пора, – легонько дернула она вдруг задумавшуюся блондинку за рукав.
     Когда минутой позже они вышли из комнаты, дедушка Рей уже вернулся к гостю.
     Попрощавшись с подругой и старым священником и вежливо раскланявшись с Тибой Мамору (в случае Ами; Усаги просто фыркнула и отвернулась от него), две девушки покинули храм. Едва они спустились по длинной лестнице с холма, Ами коротко огляделась по сторонам и утянула Усаги за собой в ближайший переулок, где достала из ниоткуда ноутбук и нажала на нем несколько клавиш. В то же мгновение у нее зазвонил телефон. Приняв звонок, она переключила его на громкий режим, но даже не потрудилась ответить, вновь пряча компьютер.
     – … к вам будет просьба, – донесся из телефона голос Рей. Усаги вопросительно посмотрела на Ами. После недолгой паузы Рей продолжила: – Сегодня очень хорошая погода, и…
     – Я оставила на выходе жучок, – быстро пояснила Ами, пока Рей непривычно мялась. Усаги потрясенно уставилась на нее, и уже во второй раз за этот день ей ничего не дали сказать, когда Ами приложила палец к губам.
     – Полагаю, вы хотите провести время с подругами? – раздался едва слышимый голос Мамору, по-видимому, находившегося от микрофона дальше, чем Рей. Ами чуть нахмурилась и прибавила громкость. – Что ж, можно продолжить и в другой раз.
     – Нет! – торопливо воскликнула Рей. – То есть… Я хотела сказать, мы же на сегодня не планировали практических тренировок, а теорию можно обсудить и во время прогулки…
     С каждым словом Рей говорила все тише, а окончание ее фразы девушки вообще едва разобрали. Ами довела громкость до максимума, но собеседники, похоже, просто ненадолго замолчали.
     – Хорошо, – после долгой паузы кратко ответил Мамору.
     – Пожалуйста, подождите тогда немного, – с ликующими нотками в голосе попросила Рей. – Мне нужно переодеться.
     Раздался шум отодвигаемой и задвигаемой двери и торопливый стихающий топоток по коридору. Некоторое время не было слышно ни слова.
     – Надеюсь, это все же не свидание, – вдруг заметил Мамору.
     – Рей хорошая девочка, – неспешно сообщил ее дедушка. – Не понимаю, что ты так упираешься.
     – Сэнсэй, – устало простонал Мамору под лукавый смех старого священника. – Мы это уже обсуждали.
     – Не беспокойся, Мамору-кун, – продолжил, немного успокоившись, старик. – Я не думаю, что Рей влюблена в тебя.
     – О? – одним звуком выразил свое сомнение Мамору, вновь получив в ответ смешок.
     – Я полагаю, она влюблена, скорее… скажем так, в саму идею влюбленности, – подобрал слова старик. – Я помню, какой была в этом возрасте ее мать… В этом Рей такая же.
     Собеседники вновь замолчали, после чего девушки услышали шаги возвращающейся Рей.
     – Мамору-кун, я готова, – с ноткой волнения в голосе сообщила она. Ами и Усаги смущенно переглянулись.
     – Хорошо. Вы хотите сходить куда-то конкретно? – спокойно поинтересовался Мамору.
     – Просто прогуляться по окрестностям, – немного смутилась Рей.
     – Ясно. Сэнсэй, рад был вас видеть, – сердечно попрощался Мамору.
     – Заходи почаще, Мамору-кун, – добродушно откликнулся старик.
     Донесся звук негромкой возни, когда они обувались.
     – Дедушка, я ушла, – крикнула Рей.
     – Счастливого пути, – отозвался он.
     Хлопнула дверь, Рей и Мамору о чем-то заговорили, но уже было не разобрать. Осторожно выглянув из переулка, девушки пронаблюдали, как они спустились с холма и направились дальше по улице.
     – А все-таки из них вышла бы отличная пара. Давай, Рей-тян, я держу за тебя кулаки.
     Девушки переглянулись, и Ами отключила телефон. Некоторое время они неловко молчали, не глядя друг на друга. Наконец, Ами сказала:
     – Мы ничего этого не слышали.
     Усаги, краснея, согласно кивнула.
* * *
     – В Токио как-то тихо, – сказал третий, задумчиво разглядывая закрывшегося веером карт второго. – Такое ощущение, что после… инцидента, – непроизвольно покосился он на пустой стул, – они расслабились.
     – Может, они просто еще не сообразили, что твоя тактика отличается, и им сложнее отыскать твои операции, – хмыкнул второй, предложив альтернативный вариант. – Тяни уже.
     Третий вытянул одну из его карт, сравнил ее со своими и сбросил на стол красные семерки. Второй повернулся и уставился на четвертого.
     – Меня беспокоит, что о Ви уже несколько дней ничего не слышно, – признался он, вытянул одну из карт четвертого и разочарованно покачал головой. – Как бы она не решила вернуться на свою родину.
     – Беспокоит? – переспросил третий, подставляя свои карты четвертому.
     – Немного, – сдержанно кивнул второй. – Пусть не слишком сильна, она работала там два года, и вполне могла обзавестись связями, которые позволят ей быстрее выйти на след.
     – Тем более ты ничего так и не выяснил о ее настоящей личности, – понимающе поддакнул третий.
     – И это тоже, – со вздохом признал второй. – Кстати, есть с этим какие-то успехи?
     Четвертый лишь покачал головой.
     – Складывается впечатление, что их кто-то прикрывает, и я не могу понять, кто, – признался он.
     – Плохо, – поморщился второй.
     – Кстати, – добавил четвертый, словно только об этом вспомнив. – Мы в Токио работаем не одни.
     – О? – не удержался третий.
     – Одна из моих йом доложила, что видела чьих-то созданий. Их приводила в действие магия, но не только. Я никогда не сталкивался ни с чем похожим.
     – На кого они работают? – резко спросил второй. – Чего добиваются?
     – Пока нет ни малейшего представления, но я стараюсь разузнать.
     – Куда только Сенши смотрят, позволяя им разгуливать по городу, – криво усмехнулся третий, избавившись от последних карт.
     Его соратники коротко хохотнули, после чего четвертый выложил на стол две десятки и показал пустые ладони. Второй вздохнул и бросил похожую на их королеву пиковую даму.
     – Надеюсь, хоть в Англии мне повезет.

Глава 7. Мы знаем, где и когда

Октябрь 1998
     Ранма тихонько ругалась себе под нос, с максимально возможной дистанции следя за тремя девушками в цветных мини-юбках. Весь вечер она чувствовала себя не в своей тарелке, испытывая едва осознаваемое смутное беспокойство. Понять, с чем связана ее тревога, удалось далеко не сразу, но после этого она сразу же спешно собралась и выдвинулась к храму, как к ближе расположенному к ней месту проживания одной из девушек, едва успев при этом сесть на хвост своей ученице.
     Проследить за ними оказалось не так уж и сложно, пусть девушки и двигались со скоростью, превосходящей возможности обычного человека, выбирая при этом далеко не самый простой маршрут, умелому мастеру боевых искусств было вполне по силам не отставать. Девушки же даже не смотрели по сторонам, направляясь прямиком к храму в соседнем районе.
     Сейчас же они, забравшись на многоэтажное здание, изучали раскинувшийся перед ними парк, тогда как Ранма устроилась на здании чуть ниже и чуть дальше.
     После недолго обсуждения блондинка в синей юбке – Цукино Усаги ака Сейлор Мун – коротко разбежавшись, с воплем сиганула вниз. Ранма лишь тихонько вздохнула такой беспечности, без удивления ощутив среди местных жителей всплеск интереса и раздражения. Две других девушки, устало переглянувшись, молча последовали за своей подругой, после чего они все вместе вошли в парк.
     Следом за ними тихонько спрыгнула и Ранма, держась от них как можно дальше, не выпуская при этом из сферы своих ощущений. Пока что она не ощущала никаких признаков этого возможного «махо-кэна», но поберечься все же стоило.
     Она чувствовала, что девушки чего-то опасаются, но как бы страшно им ни было, они упрямо шли вперед. Стоило отдать им должное, пусть они не были толком обучены, они упорно шли навстречу своему врагу.
     Подобравшись чуть ближе, Ранма ощутила и терпеливо дожидающегося их противника. Три девушки резко остановились на некотором расстоянии от него. Ранма прикусила губу и принялась подбираться к ним, стараясь не шуметь, пока не смогла через просветы между деревьев разглядеть трех растерянно застывших девушек и стоящего напротив них с воздетым мечом мужчину.
     – Защищайтесь, – отсалютовал он, после чего ринулся на них, преодолев несколько метров за доли секунды.
     Успевшей отшатнуться Рей, все же, едва не вспороло живот. Усаги и Ами хватило пинка и кулака, чтобы разлететься сбитыми кеглями.
     Ранма грустно покачала головой и подняла руку, собирая ки в синюю сферу, готовясь отвлечь врага внезапным нападением, как вдруг ощутила чье-то появление.
     С другой стороны ставшей полем боя дорожки появилось два человека, не поспешивших вмешаться в бой, присоединившись к той или иной стороне. Ранма заколебалась и, бросив изучающий взгляд на неспешно зашагавшего к отброшенным девушкам мужчину, двинулась, огибая его, к неизвестным наблюдателем.
     Но не успела она сделать и пары крадущихся шагов, как вдруг ощутила крайне странное чувство, что, тем не менее, было неожиданно узнаваемым. То же самое она ощущала в краткое мгновение, перед тем как очнуться в совершенно другом месте, не помня, что было до этого. На этот раз она не отключилась – быть может потому, что впервые ощущала это девушкой. Чувство было необычным, но при этом довольно понятным.
     Ее кто-то звал.
     Она всей душой непроизвольно потянулась навстречу этому зову, и что-то внутри нее, непривычное, но знакомое, откликнулось ему, взорвалось магией, затопив все тело и даже выпустив ее наружу. Это была не ставшая за годы привычной магия Дзюсенкё, но что-то другое, отличающееся и куда более древнее. Эта магия словно приветствовала ее, пела ей о их давнем знакомстве и долгожданной встрече.
     – Полагаю, это полностью доказывает, где вам самое место. Ваша прошлая победа была лишь случайностью.
     Смешок мужчины привел ее в чувство, и она тряхнула головой, отвлекаясь от неожиданно накативших ощущений, после чего с толикой недоумения взглянула на затянутые в перчатки руки и оглядела свой наряд, стилем, но не цветом, совпадающий с нарядом трех проигравших девушек.
     Похоже, звала ее кто-то из них, и кто она такая, чтобы им не помочь?
     Долг мастера боевых искусств защищать тех, кто не может защитить себя.
     Подняв руки и мгновение помедлив, чтобы оценить скрытых наблюдателей, Ранма хлопнула в ладоши.
     Мужчина резко повернулся к ней, перевели на нее фокус внимания Усаги и наблюдатели, Ами лежала без сознания, Рей же держалась за живот, явно не в силах сейчас сосредоточиться ни на чем другом.
     – Большой страшный наглый хулиган, – отбивая ритм хлопками, ехидно сказала Ранма, с радостью предвкушая грядущую драку. Пусть разумом она понимала, что ее нынешняя спокойная жизнь гораздо комфортнее, забившееся сердце заявило, что соскучилось по горячке боя. С ностальгической улыбкой вспоминая прежнего нахального Ранму, она продолжила: – Неимоверно гордый тем, как справился с кучкой школьниц. С настоящим воином сразиться кишка тонка?
     Спустя мгновение она мысленно поморщилась. Легендарный длинный язык Саотоме вновь сболтнул то, чего не следовало. Эти девушки, пусть и несколько самонадеянно, считали себя «воинами», и своим заявлением она словно назвала их заигравшимися детишками, противопоставив им при этом себя.
     – Я вижу только еще одну школьницу, – машинально отозвался мужчина, явно уже поняв, что столкнулся с серьезным противником. Он напрягся, не зная, чего от нее ожидать.
     Ранма довольно улыбнулась и подняла руку, потянувшись за спину, где, как она откуда-то знала, находился меч. Ее противник вынул из ножен свой и приготовился. Как она и ожидала, обмани своего врага, и с ним будет проще справиться.
     Мужчина вдруг хитро прищурился, словно вглядываясь во что-то невидимое, и издевательски поклонился.
     – О, простите, что не узнал сразу, принцесса. Вы сильно изменились с момента последней нашей встречи. Не сомневаюсь, это из-за вашего перерождения. Хорошо, что мне не пришлось проходить через это.
     Что? О чем он, черт возьми?
     Хотелось сказать, что он несет какую-то чушь, что он ее с кем-то спутал, но где-то в глубинах души она почему-то знала, что в том, что он сказал, лжи не было, и этот титул и правда ей принадлежит. По крайней мере, в этом облике. Тем не менее, она сдержала изумление и достаточно сухо ответила:
     – Я не принцесса.
     – О, ну что же так, – с явным наслаждением ухмыльнулся мужчина. – Вы ведь из королевского рода, но еще не коронованы, так как же вас называть?
     Ранма в молчаливом ступоре разглядывала его, вдруг осознав, что не до конца понимает, что происходит – и как она сама с этим связана. Почему она смутно узнает этого мужчину. Почему ей принадлежит этот титул. И откуда же он ее знает.
     – Ваше высочество, не окажете мне честь сражением?
     – Я тебя раздавлю, – в бешенстве прорычала она, почти забыв про всех за ними наблюдающих, тайком и в открытую. Ей никак не удавалось вспомнить своего противника, хоть она и знала, что никогда раньше его не видела, но его вид пробуждал в ней ярящуюся ненависть к совершившему непростительный проступок врагу, желание его уничтожить.
     В последний раз она такое испытывала, стоя против Сафурана.
     Она рванула вперед, опередив его на полмгновения, закрутив меч и выпустив в его клинок разрубающий металл zantetsusen. Ее враг не сплоховал, мгновенно влив в свой меч магию и отбив незримый удар. Выпущенный следом, больше для отвлечения, воздушный хлыст zankusen был отбит с такой же легкостью. Но точно так же противник среагировал и на бесполезный в этом бою рассекающий лишь камень zanganken, явно не зная, как именно действует этот прием, но перестраховываясь. Окутав меч молнией с помощью непрерывно поддерживаемого raimeiken, Ранма сократила расстояние между ними до нуля и рубанула, не стесняясь усилить свой удар ки.
     Противник оказался вполне достойным, удар, силой которого можно было срубить столетний дуб, не заставил его даже поморщиться, хотя в его взгляде и промелькнуло уважение. Не справившись чистой силой, Ранма ухмыльнулась и обратилась к скорости, использовав давно адаптированный для меча amaguriken. Мужчина не подвел, напряженно сжал зубы, но все же сумел отбить обрушившийся на него вихрь стали и электричества.
     Словно по обоюдному согласию, они отскочили друг от друга, взаимно оценив возможности и придя к каким-то выводам. Ранма была счастлива. Это был достойный враг, которого нельзя было просто раздавить превосходящей мощью. Он справился как с проверкой силы, так и с проверкой скорости, тем самым заслужив ее признательность. Враг, для борьбы с которым нужно было проявить хитрость и тактическую гибкость. Давно у нее такого не было.
     – Вижу, вы не забыли своего навыка, – довольно кивнул мужчина, похоже, тоже соскучившись по хорошей драке, в которой можно было не сдерживаться с противником. – Но я не узнаю школу.
     – Научилась за последние несколько лет, – радостно улыбнулась она, на мгновение даже забыв о ненависти.
     Они вновь сошлись, и Ранма закружила его в танце боя. Сосредоточив все его внимание на молниеносных (как в прямом, так и в переносном смысле) ударах, распаляя его боевой азарт, вымораживая у себя все эмоции.
     И вспоминая.
     Вспоминая то, чего не было и не могло быть в этой жизни. Она никогда особо не верила в реинкарнацию, но иных вариантов, похоже, не оставалось. Она вспоминала. Перед мысленным взором проносились туманные образы, смутные лица. С каждым взмахом клинка, с каждым парированным ударом она узнавала движения своего противника и вспоминала все больше и больше. Она вспомнила, как много раз сражалась уже с этим человеком. Поначалу это были тренировки и дружеские спарринги, когда он с радостью учился у нее. Затем был бой всерьез, когда он убил одного из их друзей, но справиться с ней, даже смертельно раненой, оказался не в силах.
     Нет, не с ней. Не совсем с ней, а с тем, кем она была в прошлой жизни.
     – Джедайт, – выдавила она. Ледяная душа едва справлялась со всколыхнувшимися эмоциями.
     – Вы вспомнили, – мерзко ухмыльнулся мужчина – Джедайт – внимательно глядя ей в глаза, парируя все ее выпады, но почти не обращая внимания ни на что остальное. – Подумать только, в новой жизни непобедимый принц Эндимион возродился девушкой, не способной справиться со своим же учеником. Когда закончу здесь и вернусь, позабавлю остальных.
     – Ты предатель, – спокойно заявила она, не совсем при этом понимая, кто же она. – Ты предал тех, кому присягал на верность. За это я вправе собственноручно казнить тебя.
     – Попробуйте. Эти тысячи лет я не сидел без дела, – нагло сказал он.
     – И тем не менее все равно не смог превзойти меня, – холодно улыбнулась она. – И не научился ничему новому. Hiryu shoten ha.
     Стянутая спираль, на которую Джедайт не обращал ни малейшего внимания, взорвалась, обернувшись мощнейшим торнадо. Бой сам собой прекратился, когда обоим противникам пришлось отвлечь свои силы на то, чтобы удержаться на земле. Ранма, борясь с ветром, вновь подняла клинок.
     – Zanmaken.
     В его глазах успело отразиться удивление, когда невидимый удар рассек магию, которой он попытался защититься, а следующий за ней клинок и шею. Отрубленная голова отлетела в сторону, выплеснувшуюся кровь всосало в бушующий вихрь. Раскинув в стороны руки, Ранма принялась успокаивать выпущенного на волю дракона.
     Закончив, она еще какое-то время стояла над обезглавленным телом, разбираясь во всколыхнувшихся воспоминаниях. Недолгая стычка, на которую не ушло и нескольких минут, подбросила клубок вопросов, который не удастся, похоже, распутать и за несколько дней.
     Но сейчас было для этого не время.
     Словно вспомнив о происходящем, она вскинула голову и вчувствовалась в окружение. Два наблюдателя так и не сдвинулись с места и никак заметно не отреагировали. Спину сверлила потрясенная Усаги. Забросив катану в ножны за спину, она развернулась и направилась к бессознательной Ами, опустилась рядом с ней на колени и поднесла окутанную ки ладонь к ее телу, воспринимая полученные ею травмы. Серьезнее всего была пара сломанных ребер, над которыми уже трудилась ее собственная магия. Рассеянно убрав несколько незначительных кровоподтеков, Ранма встала и постаралась успокоить тревожно глядящих на нее Усаги и Рей.
     – С ней все будет в порядке. Не волнуйтесь.
     Ее задача здесь была выполнена, пора было и уходить. Она укуталась в полог невнимания, с легкой улыбкой пронаблюдав, как обе девушки послушно отвели от нее глаза, посмотрев на свою подругу. Через мгновение Усаги вновь повернулась к ней и уже собралась что-то сказать, как застыла с открытым ртом, старательно глядя мимо нее.
     – Куда она делась? – пробормотала блондинка, оглядываясь по сторонам и не замечая в двух шагах от себя ухмыляющуюся рыжую. Рей просто пожала плечами, поморщившись и коснувшись живота.
     – Нам нужно уходить, – сказала она.
     Ранма кивнула самой себе. Ей тоже пора было уходить, но сперва стоило проверить, кто же были те два скрытых наблюдателя. Зайдя к ним в тыл, пока они смотрели вслед трем уходящим девушкам, Ранма сбросила невнимание и, привалившись к дереву, обратилась к пустому пространству.
     – Вы правильно поступили, что не стали лезть в бой. Вам тоже пока еще рано сражаться с противниками такого уровня.
     Через мгновение из-под маскировочного плаща (почти без удивления узнанного Ранмой) показались две девушки. Сейлор Ви она определила сразу же, вторая, с волосами цвета морской волны, пока что сумела не попасть в новости, хотя по тому, как она держалась, было ясно видно, что она уже не совсем новичок.
     – Кто вы? – осторожно спросила Ви.
     Ранма чуть склонила голову набок.
     – Сейлор Мун, Сейлор Меркурий, Сейлор Марс, Сейлор Ви… – Кроме первой и последней, все остальные назвались в честь планет. Ви вполне может быть сокращением… Венеры, а Луна тоже почти в этом ряду. Возможно, и ей стоит назваться в схожем стиле.
     Ранма чуть улыбнулась. Одно из кандзи одного из ее новых имен значило «Земля», так почему бы тогда так не представиться?
     – Полагаю, меня можно назвать Сейлор Террой, – сказала она, после чего добавила. – Простите.
     Вновь подняв полог невнимания, она развернулась и отправилась домой. Еще нужно было разобраться, что вообще произошло, и понять, кто она.
     И как выбраться из этого костюма.

     Ее разбудил звонок телефона. Сонно прошлепав к трезвонящему адскому устройству, она подняла трубку и ответила.
     – Это Тиба… – подавила она зевок, – … Куниэ, я слушаю.
     – Ку-тян, – раздался взволнованный голос Касуми, мигом сбросивший с Ранмы все остатки сна. – Не знаю, с кем ты позавчера сражалась, но это было крайне неосмотрительно.
     – Что случилось? – холодея, спросила она.
     – О неожиданно появившемся торнадо говорили вчера в новостях. Шампу собиралась с утра отправиться в Минато-ку, так что будь осторожней.
     – Уже ведь несколько лет прошло, – простонала Ранма. – Она что, не может просто успокоиться?
     – Видимо, нет.
     – Прости, это был риторический вопрос, – вздохнула рыжая. – Что старая карга? И остальные?
     – Насчет старейшины Колон я не уверена, – призналась Касуми. – У меня сложилось впечатление, что она не станет помогать Шампу, но если та тебя отыщет, будет весьма рада. Твоя мать ведет себя так, как будто ни о чем не знает, полагаю, она все же прислушалась ко мне и ждет твоего возвращения. Про моих сестер мне пока не известно, но постараюсь выяснить. Укё еще не решила.
     – Таким образом, мне стоит опасаться появления Шампу, – мрачно подытожила Ранма.
     – Не забудь о своем отце, – напомнила Касуми. – Он тоже вполне мог про это узнать.
     – И он не настолько глуп, чтобы не сложить два и два, – упав духом, согласилась Ранма. – Спасибо, Касуми.
     – Пожалуйста, Ку-тян. И будь осторожнее.
     – Буду.
     Ранма мрачно повесила трубку, сна как ни бывало.
     Похоже, спокойные дни закончились.
Октябрь 1998
     Нептун несколько недоуменно посмотрела на Венеру, со странной улыбкой стоящую напротив грязно выглядящего паба на не слишком оживленной улице.
     – Паб «Дырявый котел», – пробормотала она вроде бы себе под нос, но так, чтобы услышала и ее спутница. – Знаменитое местечко.
     – И чем же оно знаменито? – не смогла не полюбопытствовать Нептун.
     – А? – словно очнулась от транса Венера, посмотрев на нее. – Это врата на торговую улицу магического общества Англии. Идем.
     Бросив взгляд в обе стороны пустой дороги, Венера быстро пересекла ее и открыла дверь. Нептун поплотнее запахнула наброшенный поверх сейфуку плащ и последовала за ней.
     Внутри она с любопытством огляделась, но паб не оказался чище, чем можно было подумать о нем, стоя снаружи. Несколько столиков были уже заняты, часть из сидящих за ними людей были одеты слишком легко для улицы, похоже, в этом пабе можно было и снять комнату. Венера, почти не глядя по сторонам, сразу же подошла к бармену.
     – Здравствуй, Том, – поднапрягшись, поняла английскую речь Нептун. – Пожалуйста, легкий завтрак на двоих и кофе.
     – Доброго дня, мисс Ви, – радостно отозвался старый бармен. – Вы же говорили, что покидаете Англию?
     – Пришлось ненадолго вернуться, – пожала она плечами.
     – Что ж, удачи.
     За занятый Нептун столик Венера подошла с подносом.
     – Извини, не успела поужинать, – расставляя посуду, сказала блондинка.
     Она уселась напротив и бесцеремонно принялась за яичницу, в отличие от Нептун пренебрегая обычными традициями, в очередной раз напомнив тем самым о своем неяпонском происхождении. Несмотря на это, ее язык всегда был очень чист, без обычного акцента иностранцев, но она не давала забыть о своей принадлежности чуждой культуре, порой ухитряясь за несколько фраз перепрыгивать едва ли не с орэ до атаси и вставлять в свою речь напрямую переведенные с английского устойчивые языковые конструкции, полубессмысленные в переложении на японский. Даже не сразу понятое Нептун придуманное ею прозвище трех действующих Сенши выдавало привыкшего к буквенному, а не слоговому алфавиту человека.
     Заметив краем глаза зеленую вспышку, Нептун непроизвольно оглянулась и увидела вышедшего из камина лысого чернокожего мужчину, отряхнувшего одежду и, осмотрев небольшой зал, направившегося к ним.
     – Министр Шеклболт, – не отвлекаясь от кофе, без удивления поприветствовала его Венера, когда ему оставалась лишь пара шагов. – Присаживайтесь.
     Мужчина посмотрел на бармена, покачал головой в ответ на молчаливо заданный вопрос и подставил от свободного соседнего столика стул.
     – Вы обещали не возвращаться, мисс Ви, – сурово сказал он. – Зачем вы здесь? Все же решили принять предложение Отдела Тайн?
     Венера усмехнулась одними лишь уголками губ.
     – Благодарю, но меня не прельщает карьера лабораторной мышки.
     Несколько секунд они молча смотрели друг другу в глаза. Наконец, мужчина заметно расслабился и спокойно кивнул.
     – Рад, что с вами все в порядке, Ви.
     – Взаимно, Кингсли. Жаль это говорить, но если бы не серьезные обстоятельства, я бы сдержала обещание. Моя коллега, мисс Эн, – кивнула она в сторону Нептун.
     – Рад познакомиться, – сухо сказал мужчина, взглянув в указанном направлении, и Нептун, запнувшись, пробормотала свой ответ, смущенно порозовев из-за прорвавшегося от волнения сильного акцента. Два собеседника явно перешли на более неформальный уровень общения, но точно определить она его не могла, не понимая языка тела и мысленно кляня английский за его чопорность. На ум пришло запомненное на уроках высказывание, что англичанин и к кошке, и к королеве обращается одинаково. Тогда ее это потрясло.
     – Надеюсь, с Гарри и Гермионой все в порядке? – задумавшаяся и отвлекшаяся от разговора Нептун вернула внимание, заслышав знакомое имя.
     – Я не слышала, чтобы у кого-то из них были проблемы, – после едва заметной паузы отозвалась Венера. Она не лгала, но почему-то ее высказывание не казалось при этом и правдивым.
     – Какие вообще у вас планы?
     – Загляну в библиотеку здесь, наведаюсь к Хогвартсу, поговорю кое с кем, – пожала плечами почему-то встревожившаяся Венера. Не настолько, чтобы обычные люди могли это заметить, но для Нептун это было очевидно.
     Мужчина посмотрел на часы и с искренним сожалением вздохнул.
     – Рад был поговорить, но работа не ждет, и так едва удалось вырваться.
     – Сочувствую, – протянула ему руку Венера. Мужчина пожал ее, кивнул на прощание Нептун и вернулся к камину, где исчез во вспышке зеленого пламени.
     – Каминная сеть используется для быстрого перемещения, – предвосхитила Венера вопрос уже открывшей рот Нептун. – Идем, планы немного изменились.
     Махнув протирающему кружки бармену, Венера со следующей вслед за ней Нептун прошла к задней двери, где обнаружился небольшой окруженный кирпичной стенкой тупиковый пятачок. Ничуть не смутившись, Венера постучала по чем-то немного отличающемуся кирпичу, и стена начала открываться.
     – Добро пожаловать в Косой переулок.
     Нептун оглядела словно вышедшую из фильмов о средневековье хмурую торговую улочку.
     – Как-то здесь… пустовато, – подобрала она слово.
     – Здесь недавно шла гражданская война. Люди еще не оправились.
     На ходу оглядываясь по сторонам, Нептун не смогла не подумать, что все сильно напоминало подготовку к историческому фестивалю, который отменили в последний момент, и теперь в половине лавок хмурые торговцы маялись от безделья, тогда как другая половина даже и не думала открываться.
     – Когда я в первый раз попала сюда, – с грустью заметила Венера, – мне показалось, что здесь праздник.
     Книжный магазин «Флориш и Блоттс», к которому они подошли, выглядел на первый взгляд вполне нормально. Зайдя внутрь, Венера поздоровалась с обрадовавшимся продавцом и спросила:
     – Возможно воспользоваться вашим читальным залом?
     – Конечно, – радостно кивнул мужчина, – расценки не изменились.
     – Подшивку Пророка за два месяца и… – оглянулась она на Нептун, – ознакомительную брошюру для…
     Последнего слова она не поняла. Продавец что-то уточнил, повторив это же слово, и Венера пояснила:
     – Моя подруга из Японии.
     – Тогда, может, лучше будет туристическую? – предложил продавец.
     Венера покачала головой.
     – Она хороша для европейцев или тех, кто знаком с европейской школой магии. Моя подруга не учится в Махоутокоро.
     – О, – с интересом глянул на нее торговец. – Тогда и правда так будет лучше.
     Вручив запрошенное, он проводил их в соседний зал, где их и оставил.
     – В основном он, конечно, книгами торгует, но у него хорошая коллекция редкостей, которые он не продает, но разрешает почитать здесь, – пояснила Венера. - Небесплатно, разумеется.
     – А для кого эта брошюра? – поинтересовалась Нептун. – Я не поняла слова.
     – Неудивительно. Это чисто магический термин для обозначения родившихся в обычных семьях. Написано довольно понятно, так как предполагается, что читающий о магии не знает ничего.
     Венера принялась листать страницы, явно просматривая одни лишь заголовки, Нептун же взялась за брошюру, со скрежетом продираясь через английский. К счастью, рассчитано было на детей, так что ей хватало школьного словарного запаса.
     – Здесь картинки движутся, – скорее заметила она вслух, чем задала вопрос.
     – Магия, – рассеянно отозвалась Венера. Нептун посмотрела на нее, но, не дождавшись продолжения, вернулась к тексту.
     Увлекшись, она не сразу заметила стихший шелест, и, оторвавшись, увидела хмуро читающую статью девушку.
     – Что-то не так? – спросила она.
     Венера задумчиво откинулась на спинку стула, чуть повернув газеты в сторону Нептун. Заголовок статьи на первой полосе гласил: «Герои войны покинули Британию».
     – Это ты и искала? – уточнила Нептун, изучая статью.
     Венера задумчиво пригладила челку.
     – Насколько мне известно, – сразу оговорила она, – они уехали в один день, но по разным причинам и в разных направлениях, и с того дня даже не пересекались. Гермиона должна была уже вернуться сюда.
     Она задумчиво побарабанила пальцами по столу и решительно встала.
     – Ладно. Я узнала, что было нужно. Отправляемся?
     Нептун с сожалением посмотрела на недочитанную книжицу.
     – Купим, – тут же пообещала Венера.
     Расплатившись с торговцем, они вышли из лавки, и Венера, взяв Нептун за руку, испустила оранжевую вспышку, телепортировав их в какой-то лес.
     – Где мы на этот раз? – с любопытством оглядела Нептун окрестности.
     – Запретный лес около школы Хогвартс.
     Венера обтекла оранжевым сиянием, превращая одежду в свою форму, и Нептун, сочтя это знаком, сняла и убрала плащ и надела тиару.
     – Мне стало известно, что Кунсайт кое-что ищет, и это здесь, но я не помню, где точно, – пояснила медленно поворачивающаяся на месте светловолосая девушка.
     – Предполагаешь, что нас могут здесь встретить? – спросила Нептун, когда Венера, определившись с направлением, двинулась вперед.
     – Допускаю, – признала она, размеренно шагая по тропе и внимательно оглядываясь по сторонам.
     – А что с той рыжей девушкой? Мы после той схватки так и не поговорили, – напомнила Нептун. – Кто она?
     – Я могу только предполагать, – вздохнула Венера, осторожно отводя от лица длинную ветвь. – Она назвалась Террой, что явно было выдумано.
     – Почему? – тут же уточнила Нептун. Венера удивленно взглянула на нее, но потом, похоже, сообразила, что не все Сенши восстанавливали себе воспоминания о прошлых жизнях.
     – У планеты с жизнью не может быть Сенши, – ответила она. – Да и судя по тому, как отреагировал на нее Джедайт – а он явно ее узнал, как и она его – она принцесса Атлантиды, и должна быть хранителем Золотого Кристалла. Что странно, так как я предполагала хранителем другого человека. Хотя…
     Венера, задумавшись, смолкла, и Нептун, немного подождав, решилась окликнуть ее.
     – Хотя что?
     Венера странно посмотрела на нее, как будто что-то прикидывая, и ответила:
     – Вариант довольно маловероятный, так что я хочу сперва его проверить.
     Нептун кивнула. Ее не тревожило, что Венера хотела пока оставить это в тайне. Будь информация критически важной, она не стала бы скрывать.
     – Кстати, давно хотела спросить, почему у тебя не меняется внешность? – вспомнила она давно интересующий ее вопрос.
     – Так получилось, – явно не желая распространяться на эту тему, нехотя отозвалась Венера. Нептун вновь не стала настаивать.
     Они шли по едва заметной тропинке, густое переплетение ветвей отбрасывало плотную тень. Даже не верилось, что время здесь приближается к полудню. Хотелось последовать совету плюющих на смену часовых поясов биологических часов и лечь спать. На каждой развилке Венера ненадолго задумывалась и выбирала нужное направление.
     – За нами следят, – в какой-то момент негромко сказала Нептун.
     – Знаю, – безмятежно кивнула Венера. – Это не враги, хотя и союзниками я бы их не назвала. Они… сами себе на уме.
     Еще через несколько минут, миновав пару развилок, Венера остановилась и повернулась в сторону скрытого наблюдателя, давая знать, что им о нем известно.
     – Поговорим?
     С десяток секунд ничего не менялось, но после этого зашуршали кусты, и из них выступил высокий, заметно выше двух метров мужчина. Он сделал еще один шаг, выходя из кустов, и у Нептун от изумления непроизвольно приоткрылся рот, когда она увидела, что полуголый мужской торс переходит в лошадиное тело. Венера не обратила на это ни малейшего внимания.
     – Здравствуй, Ронан, – поздоровалась она и, дождавшись в ответ почти лошадиного фырканья, продолжила: – Хотела спросить, вы здесь в последнее время ничего необычного не видели?
     Кентавр покосился на пробивающиеся через густую листву слабые лучики света и ответил:
     – Марс нынче ярок.
     Венера закатила глаза и вполголоса пробормотала по-японски:
     – Обязательно ей об этом передам. – Но Ронан не закончил.
     – Он сияет так, как не сиял уже тысячи лет, но его блеска не хватит, чтобы прогнать тени тьмы. – Он опустил голову, взглянув прямо на девушек перед ним. – Зачем вы здесь, дочери звезд?
     Заметно ошарашенная Венера сглотнула и после недолгой паузы ответила:
     – Слуга тьмы и его тени ищут здесь то, что им не принадлежит. Он наш враг, и мы хотим ему помешать.
     – Племя видело тени, что опаснее пауков. Желаю вам безопасно найти, что вы ищете. – Кентавр изящно развернулся, но прежде чем уйти, оглянулся и добавил: – Дитя утра, передай Гарри Поттеру нашу благодарность.
     – Передам.
     Нептун проводила кентавра взглядом и повернулась к потрясенной Венере.
     – Что-то не так?
     – Не ожидала, что он будет говорить настолько прямо.
     Через несколько минут они вышли на поляну. Нептун с удивлением оглядела затянувшую деревья паутину и подумала об упомянутых кентавром пауках. Встречаться с ними не хотелось.
     Их уже ждали. На поляне стоял мужчина, при их появлении недовольно посмотревший на часы.
     – Опаздываешь, Ви, – весело сказал он.
     – Извини, Кунсайт, дела отвлекли, – виновато пожала Венера плечами.
     Нептун не понимала, что происходит. Два человека, что должны были быть заклятыми врагами, вполне мирно беседовали.
     – Я вообще полагал, что сюда придет мистер Поттер.
     – Он здесь уже был и справился со своим врагом, – не согласилась Венера. – Твоим противником буду я.
     – Но не сейчас, – понимающе кивнул Кунсайт. – В конце концов, Серебряного Кристалла здесь нет, нам незачем сражаться.
     – А ты думал, все будет так просто?
     – Нет, но проверить никогда не помешает. У меня было столько надежд, а это лишь его отблеск.
     Он резко махнул рукой, кидая что-то Венере. Она легко это поймала и, раскрыв ладонь, показала Нептун невзрачный на вид камешек.
     – Как это ни странно, но рад был повидаться, – признательно кивнул мужчина. – Не пойми неправильно, я еще убью тебя, но сейчас я просто рад тому, что есть еще кто-то помнящий нашу эпоху.
     – Взаимно, старый враг. Еще увидимся.
     Кунсайт четко, по-военному отсалютовал, развернулся на месте и исчез.
     Венера некоторое время смотрела на пустое место, где он стоял, но вскоре перевела внимание на камешек, после чего тихонько рассмеялась.
     – Венера? – немного встревоженно спросила Нептун.
     – Ничего, – быстро успокоилась она, но не прекратила улыбаться. – Он так и не понял. Впрочем, он же не держал в руках Гинзуйсё, не участвовал в его создании. Помнишь, как это было?
     Нептун промолчала, но Венера, казалось, и не ждала ответа.
     – Все мы отдали по частице себя и сплавили их воедино, – увлеченно говорила она, не отводя глаз. – Меня восхищает гений ее величества. Она поняла, как расколоть его на первоосновы и спрятать их. Браво.
     – Тогда что это за отблеск?
     – То, что мы не вкладывали, но что в нем появилось, – немного загадочно отозвалась Венера. – Эхо прошлого и ключ к грядущему. Без такой подсказки я бы никогда не догадалась, что нужно сделать.
     – Так как она его спрятала? – спросила Нептун.
     – Она укрыла свет там, где никогда и не подумают его искать. Но одновременно этим светом она сокрыла и тьму. А после этого она отправила и их, и нас за пределы времени, ждать нужного момента.
     – Но зачем было нас отсылать? – спросила Нептун. – Мы должны были стоять на страже человечества.
     – В чем-то она была мудрее нас, – возразила Венера. – Нельзя было вечно держать людей в колыбели, им нужно было научиться рассчитывать только на себя. Только посмотри, чего они успели добиться за время нашего отсутствия. Мы забыли, что никогда не должны были вести, лишь помогать и оберегать.
     Нептун задумалась, рассматривая эту мысль.
     – Магия никогда не сможет стать всеобщей опорой, она всегда будет уделом избранных. Но без нас и без Атлантиды они смогли найти другой путь. Я не стану оправдывать то, что сделала Берил, но в чем-то я ей благодарна.
     Венера, наконец, немного успокоилась и накрыла камень второй ладонью. Через мгновение она развела пустые руки.
     – Кроме того, если бы мы возродились тогда, мы бы бросили силы на спасение того, что не нуждалось в спасении, и не смогли бы встретить охотников на нас самих. Тех, кто стоит за Темным Королевством и за твоими даймонами.
     Это Нептун вполне могла понять.
     – Нам нужно здесь что-то еще?
     – Нет, мы закончили, возвращаемся в Японию. – Венера оглянулась на едва виднеющиеся в просвет башни замка и еле слышно шепнула. – Простите профессор, мне пришлось.
Ноябрь 1998
     Рей с любопытством оглядела комнату, впервые придя к Ами домой.
     После гибели Джедайта им не сразу удалось разобраться, что новый генерал предпочитает другую тактику. Где Джедайт устраивал массовые акции, забирая силы понемногу у множества людей, новый предпочитал сосредотачивать усилия на одном человеке, превыше количества ставя качество. Как побочный результат, его активность была далеко не так заметна, и Ами пришлось изрядно постараться, прежде чем удалось подобрать ключ к хотя бы частичному прогнозированию его операций. Она попыталась было сослаться на какие-то головоломные теоремы по соционике, но Рей и Усаги быстро оборвали ее, ограничившись результатом.
     – Что нас ждет? – рассеяно поинтересовалась Рей, с интересом выглядывая в окно.
     – Надеюсь, вам нравится музыка, – сказала Ами, сосредоточено нажимая на клавиши компьютера. – Расчеты дают пять шансов из шести на операцию в Будокане в эту субботу.
     – Что там будет? – тут же заинтересовалась Усаги. – Приезжает кто-то известный?
     – Нет, выступление молодых групп.
     – Уже добившиеся признания редко стараются лезть еще выше, – рассудительно заметила Рей. – А вот начинающие вполне могут туда стремиться, и он в силах использовать это стремление.
     – Я бы не сказала, что там будут совсем уж начинающие, – поправила Ами. – Да, молодые, но уже имеющие опыт выступлений, ставшие относительно заметными.
     – Есть предположения о ком-то конкретном? – с надеждой спросила Усаги.
     Ами просто покачала головой.

     Суббота наступила быстро, и в нужный час девушки, сверяясь с билетами, заняли свои места в зале.
     – Зал, конечно, не полон, но все равно слишком уж много людей, – пробурчала Рей. – Джедайт бы здесь разгулялся.
     – Хорошо, что ему это в голову не пришло, – согласно кивнула Ами.
     – Вряд ли ему такое позволили бы, – задумчиво заметила Усаги.
     Две ее подруги с вопросом во взгляде повернулись к ней.
     – Что? – немного смутилась порой лишь кажущаяся недалекой блондинка. – О нападениях демонов ведь и до нас говорили, должен же быть кто-то еще.
     Рей и Ами переглянулись.
     – Усаги, ты порой такая… Усаги, – выразила их общие мысли Рей. Ами сдержанно кивнула, соглашаясь с ней.
     Места перед ними заняла группа девушек немного их старше, и Ами, многозначительно указав взглядом в их сторону, прижала палец к губам.
     Севшая перед Усаги маленькая девушка с такими же длинными как у нее волосами, по-видимому, продолжая разговор с подругами, сыпала названиями выступающих групп, перечисляя при этом их выступления и записанные альбомы. Устроившаяся слева от нее высокая подруга в очках просто качала головой, с привычным терпением выслушивая поток слов.
     – Коната-сан, меня удивляют твои познания и способность запоминать, но еще больше удивляет то, что свои умения ты не применяешь в школе.
     – Скажи проще: «такую энергию и в мирных целях», – судя по смешку, явно ухмыльнулась сидящая с другой стороны девушка.
     – А мне тоже понравилась та группа, – смущенно заявила ее соседка.
     – Слышала, Коната? Как ты смеешь развращать мою сестру?!
     – Кагами-сан, твое высказывание вполне можно адресовать и тебе.
     – Поняла, Кагамин? – усмехнулась Коната. – И кстати говоря, ENOZ стали довольно известны еще в школе, после выступления на фестивале, причем половина их группы заболела, и чтобы ничего не отменять, они играли с вызвавшимися добровольцами и снискали популярность. Если это не говорит об их величии, то я ничего не понимаю в этой жизни!
     – Круто!
     – Кстати говоря, – продолжила она. – Тут будет еще одна начинавшая в школе группа, которая на летних каникулах в выпускном классе выступила в Лондоне.
     Постепенно начался концерт, группы, отыграв по две-три песни, сменяли одна другую. Дошла очередь и до любимой группы сидящей впереди девушки, и она в голос им подпевала.
     Усаги следила за концертом с горящими глазами и, казалось, даже не моргая. В противоположность ей Рей сидела, полуприкрыв глаза, то ли в дреме, то ли медитируя. Ами же следила за происходящим с клинически отстраненным интересом.
     После выхода очередной группы Рей встрепенулась, открыв глаза, и негромко сказала:
     – Это они. Йома в гитаре у их солистки.
     – Это они, – одновременно с ней сказала Коната. – Которые в Лондоне были. Houkago Tea Time.
     Три Сенши переглянулись и сосредоточили внимание на девушке на сцене.
     – Хорошо поет, – признала после первой песни Рей.
     – Душу в игру вкладывает, – согласилась Усаги.
     – В этом случае слишком уж буквально, – мрачно вздохнула мико. – Что будем делать?
     – Не думаю, что стоит перехватывать ее на глазах у всех, – спокойно заметила Ами. – Так что только в крайнем случае. Постараемся встретить, когда они закончат.
     – Теперь я ее не потеряю, – с какими-то хищными нотками согласилась Рей. Усаги странно посмотрела на нее.
     Проводив взглядом завершившую выступление группу, подруги тихонько встали и направились к выходу из зала. В коридоре Ами достала ноутбук и отдала ему несколько команд.
     – Здесь все чисто, – сказала она.
     Восприняв это как разрешение, Сенши трансформировались.
     – Получила схемы этажей, – добавила Меркурий.
     Марс взглянула на экран, чуть склонив набок голову, прислушалась к своим ощущениям и уточнила:
     – Мы где?
     Меркурий указала. Марс, немного подумав, развернулась на каблуках и заторопилась по коридорам.
     Путь привел их к небольшой комнатке, оттуда доносились встревоженные голоса. Марс, мгновение помешкав, рванула дверь на себя.
     Три члена группы склонились над рухнувшей на пол солисткой, не видя наливающуюся мистическим светом ее гитару.
     – Юи-тян, что с тобой?
     – Мун, быстрее! – в одно мгновение оценив ситуацию, воскликнула Марс.
     Уже привыкшая к таким случаям Мун, не прибегая к вербальным формулам, выпустила из своего жезла сияющий поток очищения, ударившийся о какой-то мерцающий темный барьер, возникший поверх инструмента.
     – Что? – не удержалась от возмущенного возгласа Мун. Меркурий, оторвавшись от ноутбука, метнула в угол комнаты спешно намороженную гигантскую сосульку, разбившуюся о так же мерцающий призрачный диск перед вытянувшим вперед руку лишившимся невидимости мужчины.
     – Нефрайт, – хором, но без удивления воскликнули они.
     – И снова здравствуйте, мои дорогие, – не бросая барьер, чуть поклонился мужчина. – Чудесный сегодня вечер, не правда ли?
     – Был бы без твоих козней, – процедила Мун.
     – Нельзя же получить всего, – притворно-виновато взмахнул он свободной рукой. – Впрочем… – оценивающе посмотрел он на стонущую на полу девушку и ее застывших в ступоре подруг, – через несколько минут я избавлю вас от своего общества.
     Сенши, не сговариваясь, отреагировали одновременно. Меркурий затопила комнату непроницаемым туманом, Марс метнула в цель пламенный сгусток, а Мун сорвала с головы и швырнула тиару.
     Огонь все так же бессильно расплескался о барьер, тиара же, отскочив в паре рикошетов, попала в цель, вызвав яростный вскрик Нефрайта и одновременно довольную и злую улыбку заслышавшей это Мун.
     – В момент удара он уронил барьер вокруг гитары, – едва слышно шепнула Меркурий. – Еще раз так же.
     Она и Марс разом ударили льдом и пламенем, не только не позволяя ему перенести барьер, но и вынуждая усилить его, сдерживая контраст противоположных стихий. Мун кинула тиару, выбрав немного другую траекторию, после чего, дождавшись второго стука, выпустила с левой руки из жезла сияющий поток, целясь в гитару.
     Нефрайт разъяренно взвыл и коротко выругался, понимая, что приз уже потерян, и дальнейшее затягивание боя контрпродуктивно. Он выплеском магии отбросил потоки, выгадывая необходимое мгновение передышки, уронил барьер и, сосредоточившись, телепортировался.
     – Ушел, – простонала Марс, сжимая пламя в кулаке. Меркурий без лишних слов схватила подруг за плечи, и через мгновение они оказались у окружающего Будокан канала.
     – Недалеко он ушел, – с видимой усталостью выдохнула она.
     Мун и Марс мгновенно обнаружили своего противника. Нефрайт в заметно опаленной одежде стоял, прислонившись к каменной ограде, похоже, собираясь с силами. Завидев их, он мрачно вздохнул.
     – Быстро нашли, – оттолкнулся и выпрямился он, выставляя барьер навстречу трем потокам магии.
     Потрепанный двумя ранениями и откатом от уничтоженной йомы, долго бы он продержаться не смог. Девушки поднажали, надеясь одолеть своего врага.
     Поверх барьера закружил пылевой вихрь, рассеивая магию и скрывая их цель.
     – Вижу, тебе здесь не помешает моя помощь, – насмешливо воскликнул появившийся невысокий мужчина. – Королева будет так тобой разочарована… – с притворным сожалением покачал он головой.
     – Зойсайт, – с облегчением выдохнул Нефрайт. – Помоги, вдвоем мы легко с ними справимся.
     Зойсайт заметно заколебался, оценивая троих Сенши. Но не успел он прийти к какому-то решению, со стороны ударил сияющий луч, который он еле успел блокировать возникшим в свободной руке кинжалом.
     – Уходим, – мгновенно оказался он около своего коллеги, и они оба исчезли.
     Меркурий, не сдержавшись, что-то прошипела себе под нос, достала ноутбук и расстроенно опустила плечи. Правильно поняв, что погони не выйдет, Марс и Мун повернулись в сторону оранжевой вспышки.
     – Это ведь была Ви? – после паузы спросила Мун. Марс просто кивнула. – Меркурий, я и не знала, что ты так умеешь.
     – Недавно разобралась, – убирая ноутбук, отозвалась она, – но выматывает сильно.
     Мун понимающе кивнула.
     – Научишь потом, – попросила она. – А сейчас нужно проверить ту девушку.
     Меркурий, вдохнув, протянула подругам руки, и те, неуверенно переглянувшись, приняли их.
     Через мгновение они оказались у так и не закрытой двери, изнутри доносились голоса. Марс спешно поддержала оседающую на пол Меркурий.
     – Чтобы никто не заметил, – едва слышно сказала она.
     Мун осторожно заглянула в комнату.
     – Прошу прощения, хотели убедиться, что с вами все в порядке, – смущенно сказала она. Людей в комнате прибавилось. Помимо четырех членов группы присутствовали еще хлопочущая над солисткой, судя по внешнему сходству, ее сестра, две темноволосых девушки помладше, одна отсела в уголок вместе с блондинкой-клавишницей, другая вместе с рыжей женщиной в деловом костюме что-то обсуждала с гитаристкой и барабанщицей. Подождав, пока все оглянутся на нее, Мун приблизилась к пострадавшей. Вошедшая следом Марс усадила на свободный стул устало прикрывшую глаза Меркурий и тоже подошла. Девушка была в сознании, шепотом отвечала сестре, но состояние ее больше напоминало полусон.
     – Мы успели вмешаться вовремя, – негромко сказала Марс. – С ней все будет в порядке, нужно будет только хорошо отдохнуть.
     – Можно сделать проще, – улыбнулась приблизившаяся рыжая женщина, после чего наклонилась к уху девушки. – Юи-тян, здесь Сейлор Сенши, беспокоятся за тебя.
     – Сейлор Ви тоже здесь? – негромко ответила она, чуть дернувшись, в результате чего ей на помощь кинулась ее сестра.
     – Нет, – ответила рыжая.
     – Ладно, – сумела приподняться девушка и с трудом открыла глаза. – Пусть тогда будут их автографы.
     Мун и Марс сконфуженно переглянулись. Женщина понимающе усмехнулась и пояснила им:
     – Юи-тян уже два года сокрушается, что не смогла взять у нее автограф, когда они летали в Лондон.
     Сенши вновь растерянно переглянулись. У женщины в руках как из ниоткуда появилась ручка и лист бумаги.

     Рей тихонько готовила чай, краем глаза поглядывая на дремлющую Ами и бдящую над ней Усаги.
     По сравнению со своим предшественником, Нефрайт оказался не так уж и силен, хотя может быть это и они набрались опыта. Но Рей почти не сомневалась, что они вполне могли бы с ним справиться, если бы не вмешался новый, Зойсайт.
     Ситуация одновременно нервирующая и вызывающая недоумение. Они готовы были попробовать выступить вдвоем против троих, невзирая на уже полученные Нефрайтом раны, явно при этом рассчитывая на значительную вероятность своей победы. Появление Ви спутало Ситенно карты, но вызвало новый вопрос. Она не могла не знать об остальных Сенши, но ни разу не попыталась помочь им. Даже сегодня она вмешалась в достаточно критический момент, но сразу же ушла, едва убедилась, что ситуация нормализовалась.
     Рей оставалось лишь предположить, что Ви старается присматривать за ними, по каким-то причинам не желая пока вступать в прямой контакт. Ее мотивы были неясны.
     Рей разлила чай по двум кружкам и, подойдя к Усаги, вручила ей одну из них.
     – Спасибо, Рей-тян, – тихонько поблагодарила блондинка, стараясь не побеспокоить их подругу. Рей спокойно кивнула и отпила глоток. – Что думаешь о сегодняшнем?
     Рей немного помолчала, облекая мысли в слова.
     – Мы еще раз убедились, что прогнозирование Ами-сан работает верно. Почти одолели Нефрайта. Увидели третьего генерала. Если бы не ситуация с Ами, все бы было идеально.
     – Это да, – согласилась Усаги.
     – Что думаешь о Ви? Почему она не захотела с нами встретиться?
     – Она ждет, когда мы будем готовы, – задумчиво ответила Усаги.
     – Что?
     – Не забывай, она начала на два года раньше нас, и она гораздо опытнее. Я думаю, она приглядывает, чтобы мы не попали в беду. Она была рядом, когда я впервые сражалась, хотя я об этом узнала только на следующий день.
     – Уверена в этом? – прищурилась Рей.
     – Да, – просто ответила Усаги.
     – Но почему бы ей просто не присоединиться к нам, не помочь?
     – До сих пор ведь мы справлялись, – пожала плечами Усаги. – В большинстве случаев. Когда было опасно, нам помогали. Полагаю, она просто не хочет, чтобы рядом с ней мы чувствовали себя в тени. Когда станем опытнее, она покажется.
     – Могла бы тогда и подучить, – буркнула Рей.
     – Слишком мы разные, – не согласилась Усаги.
     Ами сквозь сон негромко вздохнула и чуть повернула голову.
     – Должна скоро проснуться, – оценивающе посмотрела на нее Рей.
     Молчаливо придя к согласию, они умолкли, не желая мешать своей подруге, и помаленьку пили чай, ожидая ее пробуждения.
     Наконец, Ами открыла глаза и мутным взглядом посмотрела на них.
     – Давненько я так не выкладывалась, совсем забыла, каково это, – едва разборчиво пробормотала она.
     – Ами-тян, что с тобой было на этот раз? – поинтересовалась Усаги.
     Ами поморщилась.
     – Слишком много сил отдала на телепортацию, что-то я делаю неправильно. Так что прости, Усаги-тян, пока сама не разберусь, не смогу тебя научить.
     – Я понимаю, – кивнула она. – Отдыхай, если что-то надо будет, скажи. Я маме позвонила, сказала, что у тебя ночую.
     – Спасибо, – прикрыла глаза Ами. – С той девушкой все было в порядке?
     Усаги и Рей с улыбками переглянулись.
     – Даже более чем, – сказала Рей. – Она не отпустила нас, пока не получила наши автографы, еле убедили ее тебя не тормошить.
     – Хотя она сокрушалась, что не было Сейлор Ви, ее подруга сказала, что она мечтала встретить ее с визита в Лондон, когда та только появилась.
     – Да, помню, какая тогда поднялась шумиха, – согласилась Ами. – Я сама…
     Ами умолкла, как всегда бывало, когда она начинала вспоминать прошлое.
     – Ну, – с искусственной веселостью воскликнула Усаги, – у меня есть ее контактная информация, так что, когда свяжемся с Ви, подарим ей, что она так хочет.
     – Ага, и они еще приглашали нас на свои будущие концерты, – тут же вторила ей Рей.
     Ами слабо улыбнулась, явно насквозь видя их попытки ее отвлечь.
     – Девочки… – начала она, но ее прервал звонок телефона.
     Усаги с удивленным видом залезла в карман и, вынув трубку, посмотрела на экран, после чего ответила на звонок.
     – Слушаю. – Через несколько секунд она отняла телефон от уха и включила громкую связь.
     – У меня странные новости, – без преамбулы сообщила Луна, в чуть искаженном голосе ясно слышалось недоумение. – Со мной только что связались и попросили передать вам, цитирую: «Зря он напал на наших подруг». В общем… Нефрайт мертв.
* * *
     Второй с бешенством во взгляде оперся на стол, пристально глядя на безмятежно раскладывающего пасьянс четвертого.
     – Ты же говорил, что Нептун занята! – воскликнул он. – Но сперва я ее вижу с Венерой в Англии, затем уже ты натыкаешься на нее изучающую место вашего боя. Что на это скажешь?
     – Я лишь делаю выводы из докладов моих йом, – спокойно пожал плечами четвертый, теребя в руках карту и задумчиво обозревая расклад. – Они не умеют читать мысли. Скорее всего, Венера догадывалась о твоей заинтересованности и попросила ее подстраховать. Здесь… даже не знаю.
     – Я уже представлял, как сверну этой стерве шею, – сжал кулаки второй, – но Нептун это темная лошадка, рисковать не хотелось. Если учесть ее, становится понятно, что могло произойти с Джедайтом.
     – Я так не думаю, – покачав головой, возразил четвертый и, после вопросительного взгляда второго, пояснил: – Судя по их реакции, появления Венеры они не ожидали. Мы что-то упускаем.
     – И что же, проклятье на их головы! – взорвался второй. – У тебя ведь нет ни одного свидетельства, что они связались с какой-либо еще командой?
     Четвертый отрицательно покачал головой.
     – Ладно, – вздохнул второй, вынимая из кармана маленький сферический объект. Четвертый резко подобрался, пристально глядя на него. – Где он вообще? Я надеялся на его помощь с изучением… этой мерзости.
     – Остался на Земле, сказал, что восстановится там быстрее, – машинально ответил четвертый. – Вряд ли ему что-то грозит, он обещал постоянно прогнозировать будущее.
     – Почему бы мне не швырнуть тебя в карцер за саботаж? – задумчиво посмотрел на него второй.
     – Потому что я выяснил, где искать Серебряный Кристалл? – в защитном жесте торопливо выставил вперед ладони четвертый.
     Глаза второго налились гневом. Четвертый затараторил:
     – Я лишь хотел сперва проверить информацию, вряд ли я справлюсь в одиночку, – искренне признался он.
     Второй чуть расслабился, все также мрачно глядя на своего коллегу.
     – Отправляйся на Землю, без него мы будем разбираться гораздо дольше, – велел он.
     Полушутливо отсалютовав, четвертый растворился. Второй резким взмахом смел со стола карты и, поместив предмет точно в центр, изучающе склонился над яйцом даймона.

Глава 8. Ты – Сенши

Ноябрь 1998
     На плите уже закипала кастрюля с водой. По мисочкам были разложены все необходимые составляющие. Острый нож неторопливо стучал по разделочной доске, нарезая лук аккуратными тонкими кружочками.
     Неторопливо, конечно, по меркам наблюдающей за этим Ранмы, способной расправиться с луковицей за долю секунды.
     Встретившая ее по пути Макото, узнав, что обожаемая сэмпай не успела сегодня пообедать, возмутилась и, придя к ней домой, решительно прогнала ее с кухни, вручив в качестве утешительного приза яблоко.
     Спорить с ней Ранма не рискнула, молча уйдя переодеваться, но сразу после этого вернулась и просто уселась в ожидании, любуясь уверенными движениями девушки.
     – И как у тебя дела? – хрустнув яблоком, поинтересовалась она.
     Макото, не оборачиваясь, вздохнула.
     – Директор очень извинялся и говорил, что знает, что это не моя вина, но ничего не может поделать.
     – Жаль это слышать, – вздохнула Ранма.
     – По крайней мере, школа организовала все оформление документов, так что со следующей недели я иду в новую школу.
     – Может, в ней найдешь с кем подружиться, – оптимистично предположила Ранма. Макото на это лишь насмешливо фыркнула.
     – Даже не стану на это рассчитывать, – трезво сказала она.
     – Все может быть, – не согласилась Ранма. – Что за школа то?
     – Дзюбан.
     Ранма задумчиво кивнула, почему-то нисколько этому не удивившись. Она даже была уверена, что уже к концу следующей недели к трем средоточиям хаоса в облике юных девушек прибавится четвертый номер.
     – Я немного нервничаю, – призналась Макото.
     – Это нормально, – рассеяно отозвалась Ранма, прицельно кинув огрызок в мусор. – Знала бы ты, как нервничала я, когда меняла школу.
     Девушка даже отвернулась от плиты, изумленно взглянув на нее.
     – Вы – и нервничали? – неверяще переспросила она. Ранма с улыбкой кивнула. – Это же там вы к музыкальной группе присоединились?
     – Да. Кстати говоря, – вспомнила Ранма. – Мне сегодня Рицу звонила, из того бессвязного потока, что она считает речью, мне удалось узнать, что в эту субботу они выступают в Будокане. Не хочешь тоже прийти?
     – В субботу? – на мгновение задумалась Макото, после чего сожалеюще покачала головой. – Хотелось бы, сэмпай, но ко мне дядя приезжает. Я буду занята.
     – И ладно. Надеюсь, это не последнее их выступление.
     – Они же давно об этом мечтали, да? – уточнила Макото.
     – Если я правильно помню, Рицу вообще собирала группу только чтобы выступить в Будокане, – усмехнулась Ранма.
     – Похоже, их мечта сбылась, – поддержала ее Макото.
     – Это точно.
     Макото, в последний раз попробовав суп, отключила плиту, и вскоре обе девушки приступили к ужину.

     Аккуратно пригладив юбку, Ранма заняла место и, чуть повернувшись, окинула взглядом зал, легко найдя девушек, соответствующих двум источникам возмущения.
     Одной была длинноволосая блондинка, отличающаяся от Сейлор Ви лишь отсутствием сейфуку, маски и банта в волосах. У остальных Сенши, и даже у самой Ранмы, при трансформации внешность менялась, но почему-то не у нее. Возможно, частично скрывающая черты маска и отвлекающая внимание яркая лента как раз и нужны были для усложнения запоминания лица.
     Другой была вполне классическая японка, немного напоминающая Кодачи. Судя по ощущениям, это она была с Ви во время встречи в парке Ёёги, но здесь они сидели раздельно и не обращали друг на друга внимания, явно придя не вместе. Вот у нее со вторым ее обликом не было ничего общего.
     Ощутив вторжение, Ранма повернулась и проследила за входящими и с любопытством оглядывающимися Рей, Ами и Усаги. Найдя свои места, девушки расселись и зашептались.
     Можно было почти и не сомневаться: вряд ли это совпадение, и даже не нужно было читать грядущее, чтобы понять, что что-то близилось.
     Концерт начался. Ви делила свое внимание между активно действующей тройкой Сенши и сценой. Ее напарница, полностью сосредоточившись на выступающих, нетерпеливо кого-то ждала. Ами погрузилась в мысли, не замечая почти ничего вокруг. Рей, хоть внешне мало от нее отличалась, напротив, сосредоточено сканировала здание, по-видимому, пытаясь отыскать их цель. Усаги же, положившись на своих спутниц, позволила себе расслабиться и активно приветствовала группы, ничем не выделяясь из толпы. Ранма улыбнулась ее энтузиазму.
     Оставалось только ждать.

     Почувствовав чей-то взгляд, Минако рассеяла интерес и чуть повернула в этом направлении голову, воспринимая собравшихся там людей одним лишь периферийным зрением. Выделить искомую цель оказалось несложно: почти все либо беззаботно болтали, либо смотрели на сцену. В ее же сторону смотрела молодая женщина, словно ощутив ее взгляд, повернувшаяся взглянуть на кого-то еще.
     Рыжая.
     Мимолетно подумав о Сейлор Терре, Минако отбросила эти мысли: таинственная Сенши была заметно младше. Проследив за взглядом незнакомки, Минако едва не похолодела, увидев вошедшую в зал троицу. Таким образом, можно было с уверенностью сказать, что эта женщина каким-то пока неясным образом сумела выделить в толпе Сенши. Если свое обнаружение она еще могла понять, то остальные в данный момент излучали на порядки меньше сил.
     Минако легко могла вспомнить рыжую женщину, теоретически способную на такое, и эта мысль ее не радовала.

     Ранма улыбнулась, когда на сцену вышли четыре ее подруги, но тут же сердито нахмурилась, ощутив рядом с ними немного привычную уже неправильность и безмолвно пообещала себе оторвать руки нацелившемуся на них. Вместе с ней напряглись и три Сенши, подобралась Ви. А Ранма потянулась к Юи, рядом с которой и ощущалась чернота, и постаралась влить в нее свой ки. Ей еще ни разу не доводилось делать ничего подобного, необходима была возможность либо коснуться, либо быть неподалеку, а не в десятках метров. Нельзя было как для атаки сосредоточить ки в сферу, нужен был постоянный ровный канал. С Ранмы едва ли не семь потов сошло, трижды нить рвалась, вынуждая начать заново, прежде чем все получилось. Юи приободрилась, перестав так заметно терять силы, а дополнительная привнесенная уверенность помогла ей побороть вполне естественную нервозность.
     Поглощенная своим занятием, Ранма едва заметила, как группа отыграла и, поклонившись, покинула сцену. Потеряв визуальный контакт, она была вынуждена разорвать связь и, подождав секунду, чтобы перевести дух, встала и пошла к выходу.

     Минако проводила хмурым взглядом подозрительную женщину и встала сама.
     Все выступление последней группы она не отрывала взгляда от солистки, и Минако чувствовала, как обжирается скрытая в гитаре той йома. Тем не менее, девушка на сцене за почти десять минут так и не потеряла сознания.
     Пусть неизвестно, была ли эта женщина Снейпом или Квиррелом, пока не получится разобраться, лучше не пропускать ее к девушкам. Минако покинула зал, нащупывая на ходу в кармане мантию-невидимку.

     Почувствовав завязавшуюся битву, Ранма чертыхнулась под нос и взвинтила темп, но это не слишком помогло ей преодолеть лабиринт коридоров. В итоге она опоздала, завидев лишь вырвавшуюся синюю вспышку, одновременно с которой пропали и Сенши, и их враг.
     Зло выдохнув, она сбавила шаг и вошла уже вполне спокойно.
     Юи лежала на полу, не двигаясь и, казалось, не дыша. Остальные девушки сидели на коленях вокруг нее, с потрясенным видом смотря немного в сторону.
     – Что произошло? – резко спросила Ранма, опускаясь рядом с подругой. Остальные чуть вздрогнули, словно выходя из транса, и заметили ее.
     – Куниэ-сан…
     – Здесь…
     – Мы…
     – Стоп! – подняла Ранма ладонь, обрывая их. – Рицу, – ткнула она в лидера группы. – Кратко.
     – Здесь были Сейлор Сенши, – послушно ответила шатенка.
     Ранма на мгновение замерла, обозначая раздумья, а вслед за ними понимающий кивок.
     – Ясно, – сказала она, позволив себе перейти от проверки жизненных показаний к прослеживанию каналов, после чего едва не взвыла в голос, но сумела взять себя в руки и сдержаться, лишь мысленно распинаясь о собственной практически фатальной ошибке.
     Ей уже довелось повидать пострадавших от демонов, как правило, они быстро теряли силы и отключались, но в данном случае Ранма поддержала Юи, не дав ей рухнуть прямо на сцене, и за это время демон, грубо выкачивая из нее энергию, напрочь искорежил ей все каналы.
     Оставалось только обратить злость на себя в силу исправить произошедшее.
     – Онээтян! – раздался из-за спины возглас.
     – Все будет в порядке, Уи, – не оборачиваясь и не отвлекаясь от лечения, бросила Ранма, тщательно следя за своими ладонями, чтобы не было заметно свечение ки.
     – Может быть, вызвать врача? – неуверенно поинтересовалась незнакомая девушка.
     – Куниэ-сан учится на врача, и она практик шиацу, – объяснила ей Цумуги. – Кроме того, не думаю, что обычные врачи здесь помогут.
     – Что с сэмпаем? – встревоженно спросила Адзуса.
     Через мгновение, когда никто не ответил, Ранма поняла, что девушка обращалась к ней.
     – Она стала жертвой демона, – отрывисто бросила она. – Сейлор Сенши вмешались, прежде чем все стало хуже.
     – Сенши… были здесь? – с непонятным напряжением спросила незнакомка.
     – Да, Мит-тян, нас здесь поджидал какой-то мужчина, судя по всему, внедривший демона в гитару Юи-тян. Они сразились с ним, а потом все исчезли.
     Наскоро залатав основной ущерб, Ранма тяжело поднялась, испытывая непривычную потерю сил. Сперва затратная передача ки, затем срочное лечение, сейчас она проиграла бы бой даже Куно.
     – В целом с ней все хорошо, – покривила она душой, не желая волновать девушек. – Нужно будет только хорошо отдохнуть, но все равно не помешает показаться понимающему врачу. Уи-тян, я чуть позже дам адрес.
     – Хорошо, – сказала девушка, склоняясь над своей сестрой.
     Ранма отошла к Рицу, Мио и Адзусе, чтобы не мешать ей, и оглянулась на отсевшую с Цумуги в уголок напарницу Сейлор Ви. Блондинка, заметив ее взгляд, поспешила их познакомить.
     – Тиба Куниэ, мы с ней вместе были в клубе и играли в группе, когда она выпустилась, ее заменила Адзуса-тян.
     Ранма вежливо кивнула, и Муги продолжила знакомство:
     – Кайо Митиру, моя давняя подруга, у наших семей… есть общие интересы. Кроме того, мы порой вместе играли, еще до того, как я поступила в старшего школу.
     – Концерт для фортепиано со скрипкой, – вполголоса прокомментировала Митиру и поклонилась Ранме. – Рада познакомиться.
     – Взаимно, – согласилась рыжая, после чего повернулась к Мио. – Что вообще с Юи произошло?
     – Я сперва и не поняла, – призналась она. – Мы едва со сцены ушли, как из нее словно стержень вынули. Мы не посчитали это чем-то странным, ты же помнишь, как она всегда после выступлений отходит.
     Ранма кивнула.
     – Вот только ей становилось все хуже. Мы ее сюда едва приволокли, и она совсем без сил свалилась.
     – Прошу прощения, хотели убедиться, что с вами все в порядке, – раздался от входа смущенный голос, и внутрь неуверенно заглянула Сейлор Мун. Когда все оглянулись на нее, она осмелилась войти и подошла к Юи. Следом за ней вошла Марс, тут же встревожившая Ранму тем, что почти волокла на себе ни на что не реагирующую Меркурий. Усадив подопечную на незанятый стул, Марс беглым импульсом ки осмотрела Юи и сообщила:
     – Мы успели вмешаться вовремя. С ней все будет в порядке, нужно будет только хорошо отдохнуть.
     Ранма улыбнулась, мысленно зачтя ей хорошее владение ки. Пусть она не была специалистом и не смогла осознать наложенную Ранмой заплатку и истинное положение дел, основы она усвоила достаточно крепко.
     Не сумев сдержаться и не подшутить над девушками, Ранма подошла к ним и сообщила:
     – Можно сделать проще, – после чего склонилась над Юи и добавила: – Юи-тян, здесь Сейлор Сенши, беспокоятся за тебя.
     – Сейлор Ви тоже здесь? – предсказуемо отреагировала Юи, вызвав улыбки у всех своих подруг.
     – Нет, – покачала головой Ранма, хоть Юи с закрытыми глазами не могла ее видеть.
     – Ладно, – через силу исправила та свое упущение и объявила таким тоном, словно проявляла высочайшую милость: – Пусть тогда будут их автографы.
     На растерянность двух девушек Ранма весело им объяснила, доставая из кармана жакета ручку и вырывая из блокнота лист бумаги:
     – Юи-тян уже два года сокрушается, что не смогла взять у нее автограф, когда они летали в Лондон.
     – Нам этим летом тоже не повезло, она уже исчезла, – вполголоса добавила Уи.
     Мун машинально приняла протянутое и недоуменно на них воззрилась, явно впервые столкнувшись с такой стороной известности. Рядом с ней тихонько вздохнула Марс.
     – Просто напиши «Сейлор Мун», булкоголовая, – едва слышно посоветовала она, пряча ухмылку.
     Ранма с весельем во взгляде наблюдала, как Усаги кривовато нацарапала свое прозвище, как, отобрав у нее ручку и бумагу, каллиграфически выписала свое Рей. Как Юи, уже хищно нацелившаяся на успевшую задремать Ами, отступила перед горой вставшей на ее защиту Рей, после чего едва ли не силком вручила той свою визитку и уговорила позвонить, когда с ними свяжется Сейлор Ви. Сенши явно не знали, что делать со столь оживленной жертвой.
     Вдоволь насладившись зрелищем, Ранма на правах старшей одернула увлекшуюся подругу и, поклонившись, искренне поблагодарила Сенши за помощь. Смутившиеся девушки, посчитав момент подходящим, попрощались и, прихватив свою подругу, отбыли.
     Вслед за ними разошлись и остальные, оставляя выступившую группу в покое. Ранма на мгновение задержалась, диктуя Юи номер доктора Тофу, а выйдя, потянулась своими чувствами в поисках запомнившийся ауры.
     Кайо Митиру, одна из Сейлор Сенши, решительно куда-то устремилась.

     Завидев синюю вспышку, Минако замерла на месте и задумчиво прикусила губу, раздумывая, как поступить. Рыжая женщина перед ней сбавила шаг, но направления не изменила, несмотря на то, что ни Сенши, ни Ситенно там уже не было. Ее цель была неясна, Сенши отправились вслед за своим противником, а Минако не могла разорваться и оказаться в двух местах одновременно.
     Заслышав позади шаги, она отступила в сторону и обернулась, с удивлением завидев среди трех девушек Неп… Митиру. На мгновение задумавшись, она решила, что Митиру, в случае, если ситуация будет развиваться по худшему сценарию, сможет эту женщину хотя бы сдержать, и закрыла глаза, ловя оставленный телепортацией Меркурий след, после чего последовала за ней, немного сместив координаты выхода.
     Три Сенши поливали потоками магии выставившего барьер Нефрайта, которого дополнительно прикрывал пылевым вихрем Зойсайт, явно раздумывающий, стоит ли перейти в контратаку или лучше будет отступить. Минако, чертыхнувшись себе под нос, проявила сейфуку и выстрелила в него «лучом полумесяца». Зойсайт, подставив под него кинжал, тут же скакнул к своему коллеге и исчез вместе с ним. Ви, ощутив взгляды Сенши, последовала его примеру, но, не став уходить далеко, просто перенеслась Сенши за спину.
     Три Сенши быстро о чем-то поговорили, после чего Меркурий, взяв подруг за руки, в синей вспышке увела их с поля боя.
     Вызвав визор, Ви подошла к месту, где стоял Нефрайт, и запустила сканирование, пытаясь отыскать след. Задумавшись, она не сразу услышала шаги, но резко развернулась, вскидывая руку.
     – Венера, – кивнула ей девушка с волосами цвета морской волны.
     – Нептун, – опустила Ви руку. – Что ты здесь делаешь?
     Нептун немного смутилась.
     – Я, конечно, говорила, что слишком занята, чтобы заняться Темным Королевством, но это личное. Он напал на мою подругу.
     Ви чуть кивнула, понимая такую причину.
     – Я нашла его след, но подобраться будет непросто, – вздохнула она, после чего на вопросительный взгляд Нептун пояснила: – Нефрайт мастер предсказаний, он просто провидит наше появление и уйдет, даже если предположить, что он остался на Земле, а не ушел восстанавливаться за печать.
     – Думаю, я могу вам с этим помочь, – раздался новый голос, и две девушки резко обернулись, готовясь напасть.
     – Терра! – хором воскликнули они.
     – Венера, Нептун, – по очереди кивнула она.
     Две Сенши растерянно переглянулись.
     – Что вы здесь делаете? – снова поинтересовалась Ви.
     Терра спокойным шагом подошла к ним и взглянула на пустое место, казалось, прекрасно видя, что здесь произошло несколько минут назад.
     – Думаю, вы догадываетесь, кто я, и какое отношение имеют Ситенно к моему роду. – Ви и Нептун одновременно кивнули. – Я и сама не чужда искусству чтения знаков грядущего, так что смогу затуманить взор нашего врага.
     Ви сморщилась, как от зубной боли. Своей фразой Терра напомнила незабвенную Трелони, кого она нисколько не в восторге была вспоминать.
     – Хорошо, – выдавила она и, так же как Меркурий, предложила рядом стоящим девушкам руки, после чего вцепилась в след и устремилась по нему.
     Оказались они около высокого здания, покрытого рекламными щитами, и обе ее спутницы чуть порозовели, глядя на него.
     – Я что-то не знаю? – немного недоуменно поинтересовалась она.
     – Это любовный отель, – бросила Терра, быстро успокоившись и сосредоточенно его изучая. Ви, пока что не сталкивавшаяся с этим аспектом японской культуры, вопросительно обернулась к Нептун, и та принялась вполголоса ей объяснять.
     Покачав в итоге головой, Ви повернулась к рыжей Сенши. Та, правильно интерпретировав ее взгляд, сообщила:
     – Он на одиннадцатом этаже, в номере больше никого нет.
     – Хорошо, я опасалась, что с ним будет Зойсайт, – вздохнула Ви.
     – Разве это не привлекло бы внимания? – снова порозовела Нептун.
     – Как будто сложно заморочить кому-то голову, – безразлично пожала плечами Ви.
     – Я нас прикрыла, – вмешалась Терра, – можем отправляться.
     Ви, к которой обернулись обе девушки, покачала головой.
     – Слишком близко, лучше пешком.
     – Хорошо, – кивнула Терра.
     Достав из кармана мантию, Ви подошла к Нептун и оглянулась, без удивления увидев пустоту, где мгновение назад была Сенши в коричневом. Завистливо вздохнув, она укрыла себя и Нептун, и они осторожно двинулись внутрь.
     Миновав первый этаж, они, молчаливо согласившись, решили мантию скинуть, посчитав, что уже вряд ли встретят людей. Где-то между четвертым и шестым этажом рядом вдруг оказалась Терра, с видом, будто никуда от них ни на шаг не отходила. На девятом Ви вздохнула и вновь с завистью покосилась на нее, только сейчас учуяв их противника.
     Поднявшись на нужный этаж, Нептун, тоже явно уже зная, где искать их цель, пинком выбила дверь.
     Вымотавшийся после стычки с «тремя эм» Нефрайт даже не успел среагировать, как Нептун заключила его в водяной кокон и застыла, явно не решаясь продолжить. Коротко взглянув на нее, Ви лучом пронзила ему сердце.
     – Похоже, я в вас ошиблась, – кивнула Терра, опустив взметнувшуюся к рукояти клинка руку. – Полагаю, я вам здесь больше не нужна.
     – Одну минуту, – окликнула Ви начавшую разворачиваться рыжую. – Нужно предупредить остальных, что Нефрайт им больше не угрожает.
     Покосившись на стихшую Нептун, Терра предложила, правильно поняв вопрос:
     – Сообщите «зря он напал на наших подруг».
     Ви кивнула и связалась с Артемисом, попросив его передать это Луне.
     – Что-то еще? – поинтересовалась терпеливо подождавшая завершения короткого разговора девушка.
     – Я бы хотела поговорить с вами наедине, – неуверенно взглянула она в сторону Нептун. Терра понимающе сказала:
     – Я подожду на крыше.
     Проводив ее взглядом, Ви покосилась на тело, после чего негромко спросила:
     – Ты в порядке?
     Нептун, словно отмерев, медленно покачала головой.
     – Мне лучше побыть одной.
     – Нептун…
     – Я справлюсь, – решительно сказала она, после чего открыла окно и, тщательно прицелившись, перепрыгнула через улицу на невысокое здание напротив. Ви проследила взглядом за метнувшейся во тьму фигуркой и принялась устранять следы их пребывания.

     – О чем вы хотели поговорить? – спросила Терра, стоя на краю и с высоты разглядывая город.
     Ви подошла к ней и тоже оперлась о ограду.
     – Полагаю, это может быть несколько неловко, но, думаю, вы уже и сами знаете, что в прошлой жизни вас звали принцем Эндимионом.
     Терра остро глянула на нее, но ничего не сказала. Ви стряхнула смущение и продолжила:
     – Кажется, в раннем детстве у вас была какая-то психическая травма, из-за которой прошлая ваша личность и нынешняя не смогли должным образом слиться. Думаю, вы заметили в памяти провалы, во время которых вы превращались в «Такседо Камена».
     – Что вы хотите сказать? – тихо сказала Терра.
     – Наверное, вам в чем-то стало лучше, если вы смогли превратиться в нынешний свой облик, но я бы советовала не рисковать. Марс, конечно, могла бы помочь гораздо лучше, но лишь когда восстановит свои воспоминания и умения, и вряд ли вам стоит столько ждать.
     – Так вы хотите помочь. Хорошо, – кивнула рыжая. – Что мне делать?
     – Смотреть мне в глаза и постараться не сопротивляться.
     Ви поймала ее взгляд и надавила.

     Тряхнув головой, приходя в себя, она с некоторым недоумением уставилась на небольшой стеклянный шарик в руке, наполненный мутно-серебристой текучей дымкой.
     – Венера? – обеспокоенно окликнула ее Терра.
     Ви покачала головой.
     – Кажется, в вашей памяти я нашла то, что не посчитала вправе помнить.
     С некоторой неохотой она протянула шарик рыжей.
     – Здесь мои воспоминания о том, что я увидела. Если вам нужно будет, чтобы я это вспомнила, просто верните их мне.
     Терра кивнула, принимая врученное, и тут же, казалось, спрятала шарик в никуда.
     – Надеюсь, я смогла вам помочь? – с интересом спросила Ви.
     – Да. Благодарю, – кивнула Терра, после чего с чувством добавила: – Вы сами даже не представляете, насколько мне помогли.
     – Что ж, рада оказаться полезной, – улыбнулась Ви, после чего, вспомнив, достала телефон и протянула его. – Для связи с нами. В целом, это почти обычный телефон, но с него можно звонить на однозначные номера. Я на двойке, Нептун на восьмерке. На единице, четверке и нуле Меркурий, Марс и Мун, хотя они не смогут с вами связаться, пока вы первой им не позвоните.
     – Полагаю, мой номер три? – приняла Терра подарок. Ви кивнула. – Что ж, если это все…
     – Еще увидимся, – согласилась Ви.

     Ранма не успела даже переодеться после своего возвращения, как в дверь позвонили. Улыбнувшись при мысли о Макото, снова примчавшейся раньше нее и терпеливо ее ожидающей, она открыла дверь.
     Гостья оказалась совсем не той, кого она ждала.
     – Добрый день, Куниэ-сан, – поклонилась похожая своими одеяниями на мико девушка с ножнами в левой руке.
     – Давно не виделись, Мотоко-сан, – согласилась с ней Ранма.
     Впустив ее, Ранма пригласила подождать в комнате, пока сама отошла приготовить чай и подумать.
     Съехав из Хината, с Мотоко Ранма почти не пересекалась и даже не помнила, чтобы оставляла ей свой адрес. Какова бы ни была причина встречи, это явно не просто визит вежливости.
     – Даже не помню, когда мы в последний раз могли спокойно вместе посидеть попить чаю.
     – В Хината? – с кривоватой улыбкой сказала Мотоко, притрагиваясь к чашке. – Боюсь, никогда.
     – Тоже верно, – чуть кивнула Ранма.
     Девушки чуть помолчали, вспоминая прошлое.
     – Мы в прошлом году устраивали встречу-пикник, вам не передали приглашения? – поинтересовалась Ранма.
     – Передали, у меня были дела, – со вздохом поставила кружку Мотоко. – Не знаю, насколько вы в курсе, но несколько лет назад по всему миру заметно возросла демоническая активность. Кланам, командами и независимым охотникам пришлось отложить все остальные дела, отозвать всех незадействованных. Редкая неделя обходится без нескольких операций, и что хуже всего, мы так и не нашли причины этого всплеска.
     – Насколько все хуже обычного уровня? – спокойно уточнила Ранма.
     – Раза в полтора, – пожала плечами Мотоко. – Я знала, что придет и мое время, но надеялась до этого завершить образование.
     Ранма сочувственно кивнула.
     – Кроме того, за последние недели в Японии активность выросла даже еще сильнее, до двукратного уровня, если не выше. Думаю, вы понимаете, что в условиях отсутствия координации аналитики могут делать выводы лишь на основе косвенных данных.
     – Понимаю, – кратко подтвердила Ранма.
     – Одиночкам становится все опаснее, я искала команду, к которой могла бы присоединиться. Несколько дней назад с нашим кланом связались священники из храма Мейдзи. Они сообщили, что видели девушку, использующую в бою стиль меча нашей семьи. Более того, с некоторыми используемыми только мной приемами. Я сразу подумала о вас.
     Ранма вновь кивнула.
     – Вы слышали о Сейлор Сенши? – поднесла она чашку к губам.
     Мотоко поморщилась.
     – Достаточно эффективная команда, но слишком шумная. Не понимаю, как маги со своей паранойей их терпят. Наверное, их кто-то покрывает.
     – Насчет этого ничего не скажу, – пожала Ранма плечами, – я не часть их команды. Но. Оказалась с ними связана.
     Мотоко вопросительно приподняла брови. Ранма отставила чашку в сторону и, вздохнув, откинулась на спинку дивана, сцепив перед собой ладони в замок и собираясь с мыслями.
     – Насколько мне удалось понять, – начала она, – они группа переродившихся древних волшебниц. Во время их гибели я была среди их союзников, и меня зацепило чарами реинкарнации, синхронизировав таким образом часть моей магии с их.
     Словно иллюстрируя свои слова, Ранма обтекла золотистым светом, облачаясь в сейфуку.
     – Я лишь недавно с этим разобралась, – пожала она плечами. – В принципе, я ничем им не обязана, в том времени мы были из разных, порой враждующих государств. Но… – Ранма чуть помедлила, подбирая слова. – Они просто домашние девочки, на которых вдруг свалилась сила и ответственность, к которым они не готовы. Может быть, их и не требуется защищать, но я успела познакомиться с большинством из них, и мне хочется… приглядывать за ними.
     Мотоко понимающе кивнула и поинтересовалась:
     – У вас есть своя команда?

     Настроив телеконференцию, Минако включила на телефоне громкую связь и, откинувшись на спинку стула, положила руки на клавиатуру ноутбука, готовясь делать заметки.
     – Терра, вы хотели что-то обсудить?
     – Да, – раздался из динамика спокойный голос. Минако представила, как ее собеседница кивает головой. – Мне недавно сообщили, что в последнее время по всему миру наблюдается заметный всплеск демонической активности. Как я понимаю, это связано с Темным Королевством?
     – Не только, – вздохнула Минако. – Нептун сейчас противодействует даймонам и пытается выяснить, кто стоит за ними и каковы их цели. Заметный всплеск? – спохватилась она.
     – Да. Вы не знали? – судя по голосу, удивилась Терра. – Вы же волшебница, разве вы с ними не сталкивались?
     – Только после того, как стала Венерой, – покачала головой Минако. – Тут… все непросто. И прошу прощения, когда я вам о себе рассказывала?
     – Вы мало что сообщили, но об этом упомянули перед тем, как отдать воспоминания. – После краткой паузы Терра поняла: – О. Вы этого не помните.
     – Чтобы стало понятнее, мне придется немного обратиться в истории, вы не против? – без надежды на отрицательный ответ спросила блондинка.
     – Нет.
     – Мне тоже интересно, – поддержала Терру пока что молча слушающая Нептун.
     Минако вздохнула, собираясь с мыслями.
     – Все началось в семнадцатом веке с принятия Статута Секретности, ставшего следствием охоты на ведьм, – начала она рассказ. – Изначально он был лишь приложением к договору с Инквизицией. Проще говоря, мы не вмешиваемся в дела обычных людей и вообще скрываем свое существование, они же не выискивают тех, кто не идет на нарушения. После первоначального заключения договора проблемы тянулись еще почти сотню лет, несколько раз Статут оказывался на грани отмены, порой из-за темных колдунов с нашей стороны, порой из-за фанатиков с их стороны, но со временем детали удалось утрясти, и обычные люди забыли о нашем существовании.
     – Компетентные лица прекрасно понимали, что с течением времени люди становились для нас все опаснее, срыв Статута грозил повторением катастрофы, причем гораздо более кровавым. В целях предотвращения этого была принята долгосрочная программа постепенного запрета всего, что потенциально может нарушить статус кво. Запрет публичного колдовства, запрет зачаровывания предметов, что могут попасть к обычным людям, запрет на целые ветви магического искусства. Магию крови, химерологию, гоетию, некромантию запретили, как темные искусства.
     – Гоетия? – переспросила Нептун.
     – Один из ее разделов сейчас называют демонологией, – буркнула Минако.
     – Запрет был оправдан? – поинтересовалась Терра.
     – Сложно сказать, – признала Минако. – Как вы понимаете, я не современник тех времен, а доступная по книгам информация была крайне расплывчатой. Гораздо лучше я помню времена Лунного Королевства и Атлантиды. Маги крови почти поголовно были целителями, с боевыми химерами вне рамок государственных заказов работали лишь отдельные энтузиасты, в основном же выводили самые разные виды домашних помощников, экзорцисты лучше всех умели закрывать демонические прорывы, а некроманты чаще упокаивали кладбища, чем их поднимали.
     – Кажется, я понимаю, к чему все идет… – медленно произнесла Терра.
     – Да. Из-за Статута маги сосредоточились на нескольких закрытых территориях, артефакторы установили защиту от всего, что только можно было придумать. За последние века европейскими магами не было зафиксировано ни одного естественного прорыва или самопроизвольного разупокаивания. Но это не значит, что их не было. Наш долг защищать от сверхъестественного обычных людей приняла Инквизиция. Я… встретила в Лондоне нескольких, когда охотилась на дементоров. Для меня это стало неожиданностью. Для них, впрочем, тоже – что и люди способны к магии, рядовые их исполнители, похоже, уже не знали.
     – Все настолько плохо? – грустно спросила Нептун.
     – На Англию два года наводил ужас криво поднятый лич, которого упокоил бы едва завершивший обучение мастер-некромант, – вздохнула Венера. – Знала бы ты, сколько раз я жалела, что никогда не интересовалась этим направлением. Хотя после «Немертвого бунта» стоило бы.
     – Немертвый бунт? – поинтересовалась Терра.
     – Восстание тринадцати архиличей на семьдесят четвертом году правления Серенити Второй, – сообщила Нептун. – Хранители не смогли с ними вовремя справиться, и лишь когда те покинули обжитые планеты и захватили заметный сектор пояса астероидов, обратились за помощью к нам.
     – Ну уж прости, что мы по своей природе всегда были больше полицией, чем защитниками, – раздраженно отозвалась Венера. – Впрочем, напомни-ка, кто потом помчался будить Сатурн?
     – Но она же помогла.
     – Да, порубила два астероида, а потом выяснилось, что на них не было никаких баз, просто гильдии шахтеров не хотелось пробиваться десятки километров породы до интересующих их материалов.
     – Зато по результатам потом вычистили коррупцию, – хмыкнула Нептун.
     – Как будто ты ее вычищала, – обиделась Минако.
     – А кто у нас потом Юпитер переманил? «Ах, теперь нам ясно, что интриги помогают далеко не всегда, не могли бы вы нас поддержать грубой силой?»
     – Девочки, спокойнее, – вмешалась Терра. – Уже для меня это было парой абзацев в учебнике о седой древности. Нынешние люди даже о государствах наших не слышали.
     Минако вздохнула и досчитала до десяти.
     – Верно, – гораздо более ровным тоном признала она. – Прошу прощения, Нептун. Все это было в далеком прошлом, там оно и должно остаться.
     – Согласна. Извини, Венера, – согласилась с ней Нептун.
     – Что ж, последний вопрос, что меня интересует, – вновь вклинилась Терра. – Что вы собираетесь с возросшей активностью делать?
     Сиди они все вокруг стола, Минако бы отвела взгляд в сторону. Сейчас же она просто запрокинула голову и уставилась в потолок.
     – Мы не всемогущи, – признала она. – Да и люди вполне справлялись и без нас. Мы разберемся с Темным Королевством и теми, кто стоит за даймонами. А дальше? Я не знаю.
     Завершив разговор и отключив телефон, Минако потянулась и, перечитав заметки, сохранила файл. Лежащий на столе Артемис открыл глаза и посмотрел на нее.
     – Значит, это и была Сейлор Терра, которая в прошлой жизни была принцем Эндимионом?
     – Да, – кивнула Минако.
     – Серенити будет весьма разочарована…
     – Нет больше никакой Серенити, Артемис, – сухо сказала Минако. – Мы не те же люди, что были в прошлых жизнях. Пожалуй, нам даже повезло всем умереть одновременно.
     – Поясни, – попросил белый кот.
     – Когда одна из нас умирала, мы быстро находили новое ее воплощение и помогали ей пробудить воспоминания о прошлых жизнях, тем самым превращая новую личность в копию старой. Я пробудила лишь около половины, но даже так чувствую, насколько сильно это меня изменило.
     – Лишь тебе по силам изменить свое собственное я, – покачал головой кот и, не дожидаясь ответа, спрыгнул со стола.
Ноябрь 1998
     Высокая каштановолосая девушка отвернулась от доски и поклонилась.
     – Кино Макото. Рада познакомиться.
     Класс зашептался, обсуждая новенькую. Девушка стояла перед всеми, гордо выпрямившись во весь немаленький рост и, высоко подняв голову, смотрела поверх всех в заднюю стену класса.
     – Какая высокая, – прокомментировала с соседней парты Нару. – Я бы ее за старшеклассницу посчитала.
     Усаги лишь согласно хмыкнула, тем более новенькой девушке даже, похоже, не смогли найти форму подходящего размера, и из-за этого она была в форме своей прежней школы. Еще один выделяющий ее фактор, но не похоже было, что ее это хоть в малейшей мере волновало. Да, она волновалась, это было заметно хотя бы потому, что она пока отказывалась встречаться взглядами с остальными, но причина была не в этом.
     Усаги подумала, что если ее попытаются, как Ами, затравить, она просто будет игнорировать злопыхателей. Но если они перейдут черту, пощады они не дождутся.
     Во время перемен одноклассницы обступали новенькую, пытались ее разговорить. Нельзя сказать, чтобы она отмалчивалась, она была достаточно дружелюбна и доброжелательна, но у Усаги возникло подспудное ощущение, что обступившие ее девушки ей просто малоинтересны. В обычной ситуации она была бы в первых рядах расспрашивающих, но сейчас сомневалась в целесообразности этого.
     С наступлением времени обеда, когда все потянулись за бэнто либо, ввиду их отсутствия, устремились в столовую, Нару привычно уже за последнее время извинилась перед Усаги и отправилась к Умино.
     Блондинка покачала головой, выбираясь из здания на свежий воздух. Казалось невозможным, что эти двое могут сойтись. Ей и без этого казалось, что она отдаляется от некогда лучшей подруги. У одной появился парень, у другой масса секретов, две девочки, некогда проводившие вместе почти все свободное время, теперь разошлись разными путями.
     Усаги вздохнула. Ноги сами собой привели ее к одинокому дубу в стороне, где нечасто бывали люди. Вынырнув из размышлений, она со смущением обнаружила, что стоит в трех шагах от сидящей под ним девушки, с тенью любопытства в глазах поднявший на нее взгляд.
     – Прошу прощения, я не хотела мешать, – неловко сказала она. – Не думала… что здесь кто-то будет.
     Кино Макото покачала головой.
     – Все в порядке. Полагаю, ты тоже хотела спрятаться? – Она внимательно вгляделась в лицо блондинки. – Мы ведь в одном классе?
     – Да. Цукино Усаги, – представилась она.
     – Кино Макото, – кивнула ей в ответ новенькая. – Но, думаю, ты уже запомнила.
     Усаги молчаливым кивком с этим согласилась, а затем, послав все к черту, шагнула мимо девушки и тоже устроилась под деревом, прижавшись к нему с другой стороны, и приступила к обеду.
     Несколько минут прошли в молчании.
     – У тебя какие-то проблемы? Тоже не хочешь ни с кем говорить, – спросила из-за спины Макото. Усаги вздохнула, опустив руку с палочками.
     – Мне кажется, я теряю подругу, – вдруг неожиданно даже для себя призналась Усаги. – Мы с детства всегда были вместе, а теперь у меня появились от нее секреты, и я, вместо того, чтобы найти способ вернуть ее, радуюсь, что она нашла парня и сейчас обедает с ним.
     – Большие секреты-то? – хмыкнула Макото. – Или уровня «мне он тоже нравится, но я пожертвую своими чувствами и оставлю его тебе»?
     Усаги на мгновение задумалась, представляя себя рядом с Умино.
     – Очень большие, – наконец, сказала она.
     – Тогда оставь все идти своим чередом, – предложила Макото. – Люди меняются, меняются и отношения между ними. Сейчас вы обе вырастаете из прежней детской дружбы. Хорошо, что вы просто расходитесь, я видела, как лучшие подруги могут стать злейшими врагами, поссорившись из-за какого-нибудь пустяка. Сохранив хорошие отношения, вы еще сможете найти новую основу для своей дружбы. Или разойтись совсем.
     Усаги непроизвольно оглянулась. Макото отставила бэнто в сторону и, раскинув руки, уперлась ими в землю, глядя сквозь листву над головой в небо. Разумом блондинка понимала, что девушка, попав к ней в класс, должна быть ее ровесницей, но сейчас она ощущалась старшей сестрой, и не только из-за своего роста. Усаги никогда такого не чувствовала.
     – Но ты сможешь найти новых друзей, что смогут разделить с тобой новые интересы, – продолжила Макото. – Конечно, первую подругу они никогда не заменят, но это ведь и не нужно.
     – Я уже нашла новых подруг, – призналась Усаги. – Нас объединил общий секрет.
     – Не самая плохая основа для дружбы, – кивнула Макото. – Но задай себе вопрос: когда этого секрета больше не будет, или он не будет уже секретом, сохранится ли ваша дружба? И если тебе так тяжело от потери, не стоит ли найти себе в жизни и иную опору?
     На это у Усаги ответа не было.
     – Моему сэмпаю неоднократно приходилось рвать связи, но сильнее человека я не встречала, – добавила девушка.
     Прозвучало довольно двусмысленно, но Усаги догадалась, что Макото имела в виду не разрыв связей благодаря силе, но становление силы вопреки разрывам.
     Интересный, должно быть, человек, если им восхищается столь уверенная девушка.

     Уроки закончились, и Усаги тяжело вздохнула. Заглянувшая на последней перемене Ами сказала, что сразу после занятий уходит на открытую лекцию в академию Мюген, Нару собиралась в кино вместе с Умино, и даже Рей еще вчера предупредила, что будет сегодня занята в своей школе.
     Усаги осталась одна. Пусть разумом она понимала, что это просто совпадение, и трезвый голосок говорил не быть эгоистичной и не требовать от подруг проводить рядом с ней каждую минуту, ей казалось, что ее бросили.
     – Цукино? Никуда не идешь?
     Усаги подняла голову с парты. Кино Макото убрала в портфель последнюю тетрадь, застегнула его и подняла.
     – Ничего не хочется, – апатично сказала Усаги, снова пристраиваясь на деревянную поверхность. – У всех подруг сегодня дела.
     Макото посмотрела на часы на своем запястье и о чем-то ненадолго задумалась.
     – У меня есть пара свободных часов, – задумчиво сообщила она. – Составить компанию?
     Усаги вновь оторвалась от своего ложа и вопросительно посмотрела на нее.
     – У сэмпая еще занятия, – пожала плечами Макото. – А я обещала зайти рассказать, как первый день в новой школе.
     Вздохнув, Усаги встала.
     Впервые она оказалась в ситуации, где подбадривает не она, но ее. Макото забрасывала ее вопросами о школе, расспрашивала об одноклассниках, тормошила как только могла. В какой-то момент они незаметно оказались в кафе и заказали мороженое.
     – Сэмпай мороженое обожает, просто оторваться не может, – вонзая ложечку в шарик, заметила Макото. – Единственная, наверное, слабость.
     – Ничего не имею против, – пожала плечами Усаги, начав немного расслабляться.
     Она знала, что последние месяцы живет под постоянным давлением. Тайная война, начавшаяся за тысячи лет до ее рождения, предъявила на нее свои права и не желала принимать отказа. Усаги выматывалась. Она с каким-то удивлением осознала, что, в отличие от Ами и Рей, у нее нет какого-либо мирного якоря, которым она может отвлечься. В какой-то момент она даже подумывала по примеру Нару найти парня, но отказалась от этой мысли, стоило представить лишь необходимость объяснять постоянные и внезапные срочные отлучки.
     Словно вторя ее мыслям, из портфеля требовательно зазвонил ее телефон. Усаги закашлялась, от неожиданности поперхнувшись едва проглоченным мороженым, и вытащила его на свет, замешкавшись лишь на мгновение, увидев на экране незнакомый знак, прежде чем ответить.
     – Д-да? – запнулась она, пытаясь понять, кто ей позвонил.
     – Сейлор Мун, – негромко начал безэмоциональный металлический голос. – Неподалеку зафиксирована активность Ситенно. Координаты высланы.
     Усаги вскочила, успев бросить полный сожаления взгляд на еще далеко не пустую вазочку с мороженым.
     – Что-то случилось? – встревожилась Макото. – Ты побледнела.
     – Прошу прощения, Кино-сан, мне срочно нужно бежать. – Усаги нырнула в свой портфель в поисках кошелька.
     – Если все и правда важно, лучше поторопись, – остановила Макото. – Завтра отдашь.
     Усаги благодарно ей улыбнулась и, схватив свои вещи, выскочила наружу, не заметив, каким задумчивым взглядом проводила ее высокая девушка.
     Уроки Луны даром не пропали, в стрессовой ситуации Усаги легко ощущала сосредоточившееся на ней внимание и понимала, что пока от него не избавится, не сможет трансформироваться и отправиться на поиск Ситенно – Зойсайта или пока не показывавшегося четвертого генерала, кто бы это ни был.
     Ей казалось, что прошло не меньше пяти минут, прежде чем удалось найти тихий закоулок, где, быстро проговорив волшебную фразу, она превратилась в Сейлор Мун и в три прыжка, отталкиваясь от рельефа стен, выбралась на крыши, где уже развернула визор.
     Мун вздохнула. Обычно со всеми этими системами работала Меркурий, она же сама, плохо разбирающаяся и в обычных компьютерах, в интерфейсе времен Серебряного Тысячелетия просто путалась. Сосредоточенно хмуря лоб, ухитрившись вызвать не меньше десятка лишних диалогов, она сумела-таки вывести карту местности и отобразить на ней присланные координаты, после чего, сориентировавшись, повернулась в нужную сторону и рванула вперед.
     Вернулась она почти туда же, откуда ушла, но за несколько минут многое успело измениться. Стекло витрины находящегося неподалеку от кафе аркадного зала, куда у Усаги давно не было времени заглядывать, было разбито, осколки усеяли всю улицу. Их топтали два схлестнувшихся бойца. Демон был высок, не меньше двух метров, мускулистому телу позавидовал бы штангист-тяжеловес, но голова на этом фоне была до смешного маленькой, уступая даже его кулакам. Без испуга стоящая напротив Кино Макото, вопреки своему росту, казалась маленькой и хрупкой.
     – Давай, здоровяк, – нахально сказала она, сцепив за спиной руки и перекатываясь с пяток на носки и обратно. – Сэмпаю бы здесь даже размяться не удалось. Пусть мне до такого уровня еще далеко, я тебе не легкая добыча.
     Демон взревел, рванув в сторону девушки, и врезал ей в лицо кулаком. Попытался. Макото легко скользнула вбок и отвесила твари пинка. Монстр яростно зарычал, пытаясь резко развернуться и с трудом справляясь с инерцией.
     Задавив первый инстинктивный порыв ринуться на помощь, Мун проследила за односторонним обменом несколькими ударами и, немного успокоившись, принялась внимательно оглядывать окрестности, выискивая главного своего врага.
     – Согласись, интересное зрелище, не каждый день такое увидишь, – шепнули ей прямо на ухо, и Мун на развороте врезала локтем, целясь в подобравшегося вплотную врага.
     Рука прошла сквозь пустоту.
     – Иллюзия, – с досадой воскликнула Мун. Зойсайт поправил прическу и ослепительно улыбнулся.
     – Моя дорогая, не думала же ты, что я выйду тебе навстречу? Не вижу в этом никакой необходимости. – Он оглянулся на донесшийся с улицы возглас, и Мун непроизвольно проследила за его взглядом. Демон ухитрился-таки подловить Макото и ударом отбросил ее прямо в стену. – Редко попадается столь интересный бой, – сожалеюще вздохнул Зойсайт. – Я из-за него решил задержаться, хотя цель свою уже выполнил, – продемонстрировал он сияющий зеленым кристалл. – Два-ноль, Сейлор Мун.
     Блондинка с хвостиками бросила раздраженный взгляд на иллюзорную копию своего врага, судорожно размышляя, что она может сделать в такой ситуации. Досчитав до пяти, чтобы избавиться от мешающих эмоций, она вслушалась в окружение, пытаясь определить, откуда исходят ядовитые миазмы любопытства.
     Сорвав вдруг с головы тиару, она метнула ее в ничем не примечательную точку на крыше здания напротив. Зойсайт рядом с ней растворился и появился в месте ее атаки, схватившись за раненую руку. Раздраженно взглянув на Мун, он фыркнул и исчез, на этот раз, похоже, вовсе покинув поле боя.
     Еще некоторое время Мун стояла на месте, сосредоточенно сканируя окрестности. Что Марс, что Меркурий справились бы быстрее и лучше, но, увы, их здесь не было. Уверившись, что Зойсайт отбыл, Мун вернула внимание так и не прекратившемуся бою внизу.
     За время ее отвлечения ситуация радикально переменилась. Если изначально заметно более быстрая, чем обычный человек, Макото просто дразнила неуклюжего монстра, теперь он, разъярившись, настолько ускорился, что она едва успевала уклоняться и парировать удары, часть из них, все же, пропуская. А учитывая размеры и силу твари, каждый такой случай приводил к тяжелым последствиям. Макото еще держалась на ногах, но Мун ясно видела, что долго она уже не протянет.
     Проблема была в том, что Мун не представляла, как ей помочь. Сильнее всего она была на средней дистанции, бой с контактными противниками строился ею на разрыве и удержании расстояния, но Джедайт показал, что быстрый противник легко сможет ее поймать, и тогда уже ей будет несладко.
     Нынешний противник если и уступал генералу в скорости передвижения, то едва заметно, и учитывая, как он успел разогнаться, нельзя было сказать, добрался ли он до своего предела или нет.
     В этой ситуации отлично бы смог помочь Такседо Камен или та непредставившаяся рыжая Сенши, но их здесь не было, и у Мун не было возможности с ними связаться. Даже Марс и Меркурий, будь они здесь, мало чем смогли бы помочь.
     – Сейлор Мун, отвлеки его, – раздался из-за спины знакомый голос.
     – Луна? – оглянулась блондинка. – Что ты здесь делаешь? Ты что придумала?
     – Мне сообщили, что она – Сенши, скорее всего Юпитер, – объяснила черная кошка, сосредоточенно глядя вниз.
     – Юпитер… вот как… – протянула Мун, переоценивая ситуацию. Сильно оттолкнувшись, она спрыгнула с крыши, одновременно кидая свою тиару. Монстр, словно учуяв ее приближение, сместился, пропуская тиару мимо себя. На мгновение отвлекшаяся на появление нового действующего лица Макото пропустила рывок и удар и отлетела, разбив собой окно, внутрь кафе. Демон сосредоточился на Мун.
     Приземлившись на ноги, Мун поймала вернувшуюся тиару и резко отпрыгнула, новым броском добавляя себе импульс, стремясь оказаться как можно дальше от ринувшегося к ней противника.
     Долго играть с гигантом в кошки-мышки не получилось. Он подловил ее уже на следующем прыжке, перехватив ее в воздухе и мощным ударом вбив ее в стену. Мун задохнулась от боли, мрачно понимая, что обычный человек в ее бы ситуации просто мгновенно погиб.
     Она со стоном отлепилась от стены и подняла глаза на приближающегося к ней монстра, четко понимая, что если не придет помощь, она сейчас погибнет.
     Со стороны кафе ударила стелющаяся молния, окутав демона и парализовав его. Не в силах даже улыбнуться, Мун призвала свой жезл и дрожащей рукой нацелила его на застывшего противника. Теряя сознание, она ударила в него потоком света.

     Незнакомый потолок. Усаги пришла в себя, но не представляла, где она.
     Впрочем, звуки успокаивали. Рядом с ней тихонько мурлыкала Луна, чуть в стороне шелестели клавиши компьютера, из-за стены доносились приглушенные голоса и звяканье посуды.
     – Девочки, она проснулась, – негромко окликнула Ами, опуская крышку ноутбука. Усаги повернула голову в ее сторону, через мгновение вошли Рей и Макото.
     – Усаги, с тобой все в порядке? – обеспокоенно спросила мико.
     – Заставила ты поволноваться, Цукино, – с облегчением во взгляде сообщила Макото.
     – Простите, – приподнялась, садясь, Усаги.
     – Это ты извини, что мы не смогли помочь, – покачала головой Ами, после чего повернулась к Рей. – У нее еще осталось несколько мелких травм, но, судя по темпу исцеления, пройдут в течение получаса. Усаги-тян, – вернула она внимание пытающейся поудобнее сесть блондинке, – Луна сказала, что там был Зойсайт. Это?..
     – Да, – кивнула Усаги. – Он забрал второй радужный кристалл.
     Рей тихонько прошипела себе под нос ругательство, после чего покосилась на стоящую рядом девушку.
     – Кажется, нам еще многое нужно будет объяснить.
* * *
     – Есть успехи? – вопросом встретил второй вышедшего из сгустивщегося облака тьмы четвертого.
     Отрицательно покачав головой, тот присел за стол, прежде чем ответить более развернуто:
     – Нигде не могу его найти, он как сквозь землю провалился.
     – Или ему в этом помогли, – пессимистично заметил второй
     – Да куда там, – отмахнулся четвертый. – Думаешь, у них мог появиться столь же способный предсказатель, если не лучше? – громкий скептический хмык выразил все его мнение по этому вопросу. – Скорее, опять ему звезды что-то нашептали, потребовавшее тайной операции. Или он мог дезертировать.
     – Не мог, – непреклонно отринул такой вариант второй. – Мы все знаем, что поставлено на карту.
     – Так может, ему почудилось наше… поражение, – осторожно сказал четвертый. – И он переметнулся. К ним, – ткнул он в лежащий в центре стола накрытый стазисом объект.
     – Без личного свидетельства госпожи мы не можем утверждать, что это и правда они, – недовольно отозвался второй.
     – Да брось, – отмахнулся его собеседник. – Ты сам-то в это веришь? Все признаки совпадают. А если это и не они, то все еще хуже, раз их таких две группы.
     Они молча смотрели друг другу в глаза, пока второй, наконец, не сдался.
     – Тогда мы проиграли, – тяжело вздохнул он, – раз уж их слуги уже здесь.
     Четвертый, сложив на груди руки, с задумчивым видом откинулся на спинку стула, после чего рискнул возразить:
     – Шанс еще есть. Если они не призвали своего хозяина, значит, этому что-то мешает. Если мы быстро уничтожим Сенши, у них не будет причины нападать на нашу планету.
     – Без госпожи у нас на это ни малейшего шанса, – покачал головой второй. – Сам сказал, что к ним присоединилась Юпитер, остались только Уран и Сатурн.
     – Когда воссоздадим Серебряный кристалл, его мощи хватит, чтобы ее возродить, – попытался приободрить четвертый.
     – Три грани у нас, одну перехватила Венера, – деловито подытожил второй. – Есть идеи, как это исправить?
     Четвертый задумчиво прищурился.
     – Я над этим работаю.
     Второй кивнул, после чего недовольно взглянул на покоящееся яйцо даймона.

Глава 9. Не только ты

Декабрь 1998
     После особо неуютного порыва ветра Ранма поправил воротник куртки и вновь спрятал руку в карман.
     Теплая погода пока еще держалась, но уже чувствовалось приближение зимы и снега. Взглянув на мгновение в затянутое тучами хмурое небо, Ранма тихонько вздохнул и понадеялся, что прогноз погоды не окажется ошибочным. Не хотелось попадать под дождь.
     У Макото появилась тайна… как и ожидалось. В последнее время к команде из трех Сейлор Сенши присоединилась четвертая. После тихих наблюдений за ними можно было порадоваться, что она не стала выбрасывать выученные за несколько лет навыки, но смогла дополнить их новыми умениями. Кроме того, ей удалось прикрыть их прискорбную беспомощность в ближнем бою. Где раньше им приходилось уворачиваться и надеяться на появления Такседо Камена – почти прекратившиеся после оказанной Венерой помощи – теперь вставала окутанная молнией Юпитер.
     Тактически они стали гораздо гибче, что положительным образом сказалось на их эффективности и уверенности.
     Венера сочла их почти готовыми, начав выбирать момент, когда можно было бы к ним присоединиться. Ранме это было немного неясно. Она также прекрасно, как и он, знала, кто они и где их можно найти. Она могла связаться с ними в любой момент, и даже не только лично, но и по телефонам, что окольным образом им всем передала, но предпочла выжидать.
     Быть может, не так уж она была и не права. Держась в тени, она еще могла сыграть роль последнего козыря в почти наверняка ожидаемой ловушке Ситенно.
     Свернув с тротуара, Ранма неспешно зашагал вверх по лестнице.
     Суть Сенши испортила им всем жизнь. Рей потеряла мать в раннем детстве, отец оставил ее воспитание на дедушку, найти подруг синтоистской мико в католической школе не удалось, и уже несколько лет Ранма был самым близким к ее возрасту человеком, с которым она регулярно общалась. Макото лишилась своих родителей из-за несчастного случая, не смогла вписаться в новую школу, и, познакомившись с Касуми и Ранмой, общалась практически только с ними. Ами о своем прошлом не распространялась и о родителях не упоминала, но жила одна. Венера как-то заметила, что ее родителей убили еще когда она была в бессознательном возрасте, а от друзей пришлось отказаться из-за переезда в Японию. Больше всего повезло Нептун: ее родители «всего лишь» уже несколько лет как ограничили свое участие в ее жизни регулярным зачислением средств на счет, а в качестве подруг у нее были девушки подходящего ей круга общения. Лишь став Сенши и встретившись друг с другом, объединенные общей тайной, они смогли найти свою компанию.
     Из общего шаблона выбивалась лишь Усаги. Полноценная ячейка общества из четырех человек, лучшая подруга и беззаботная жизнь. Если остальные девушки с каждым днем становились все живее, Усаги впадала в хандру, оказываясь одна. Не привыкшая выкладываться на полную, под их взглядами она храбрилась, тщательно скрывая копящийся стресс. Можно было лишь гадать, сколько еще она сможет продержаться, не доверив подругам хотя бы часть своих проблем.
     Пройдя через тории, Ранма улыбнулся привычному виду подметающей дворик Рей. Как всегда, в монотонных действиях она сбрасывала напряжение, так же как Ами отвлекалась учебой, а Макото ката и возней на кухне.
     – Добрый день, Мамору-кун. – Верно оценившая время Рей закончила со своей задачей как раз к моменту его прибытия.
     – Здравствуй, Рей-сан, – тепло кивнул он.
     Слова были не нужны. За несколько лет сцена повторилась уже сотни раз, не реже одного раза в неделю. Пока Рей относила на место уборочный инвентарь, Ранма прошел в зал со священным пламенем. Девушка присоединилась к нему минутой позже. Они сели в сэйдза лицом к огню бок о бок друг с другом.
     – Начинай, – сказал Ранма.
     Рей поглубже вдохнула и задержала дыхание. Она по опыту знала, что даже столь простое рефлекторное действие может ее отвлечь. Она перевернула руки ладонями вверх, и из них потянулись тонкие алые нити ее ки, сплетаясь с танцующим перед ними пламенем. Рей, не отрывая взгляда, смотрела в его глубины. Она была сильнее Ранмы, но, в отличие от него, ограничена чтением в огне.
     – Что видела? – поинтересовался Ранма, когда она шумно выдохнула, а нити растворились в огне.
     – Ничего… – покачала она головой, не отводя взгляда от танцующих язычков. – Но разве такое возможно?
     – Да, – кратко ответил Ранма. – Кого ты пыталась прочесть?
     Рей немного замялась.
     – Вас, – смущенно призналась она.
     Ранма усмехнулся, краем глаза заметив ее алеющие и вовсе не от огня щеки.
     – Есть люди, которые сами определяют свою судьбу, – сообщил он. – Читать их бесполезно, а окружающих их бессмысленно.
     – Бессмысленно?
     – Они рвут и переписывают судьбы тех, кто рядом. Читая раз за разом, ты увидишь изменения.
     Рей задумчиво кивнула.
     – Попробуй воспринять ближайшее, не концентрируясь ни на ком конкретном, – посоветовал Ранма.
     Алые нити потекли вновь, складываясь в другой узор, Рей снова застыла, не шевелясь.
     Вдруг она резко повернулась к нему лицом.
     – Я видела тьму… прах… и смерть… – Она вскочила. – Дедушка!
     В следующее мгновение она ахнула, когда ее наставника окружила густая сеть тончайших, едва заметных нитей. С каждой секундой их становилось все больше, Рей почти физически ощущала, как под взглядом провидца плавится и тает будущее, обессмысливаясь от поиска увиденной ею угрозы и способов ее устранения.
     Нити словно взорвались, кокон распался, сперва покрыв все помещение, а затем уйдя в стены, осматривая все вокруг храма.
     Тиба Мамору медленно поднялся, и в это мгновение Рей в полной мере ощутила доселе тщательно скрываемую давящую мощь. Ей вдруг подумалось, что сейчас он и вправду соответствует своему имени.
     Он повернулся к выходу.
     – Ваш враг приближается, – сказал он. – Превращайся, Сейлор Марс.
     Ощутив в тоне голоса нотку непререкаемого приказа, Рей отреагировала без раздумий. В руке сам собой материализовался короткий жезл, а губы помимо сознательного участия шепнули ключевую фразу.
     Окутавшись алым сиянием, Хино Рей превратилась в Сейлор Марс, и лишь тогда осознала произошедшее.
     Она в замешательстве уставилась на мужчину, с которым знакома была уже больше трех лет, и который не обратил на ее превращение ни малейшего внимания, сосредоточенно глядя в стену. Нет, сквозь стену.
     – Давно вы знаете? – едва сохраняя спокойствие, спросила она. Мамору неопределенно пожал плечами.
     – Я два года пытался понять, что общего между тобой и Кино Макото. Узнал лишь увидев недавно булкоголовую в форме Сенши. Кстати говоря, советую позвать их. И Мидзуно-сан тоже.
     В руке у Марс появился телефон, и она выбрала экстренный сбор, добавив голосовой комментарий:
     – Ожидается нападение на храм Хикава.
     Телефон исчез в подпространственном кармане.
     Словно только этого и дожидаясь, Мамору отодвинул дверь и вышел в коридор, Марс последовала за ним, немного смущаясь непривычно цокающих в помещении каблуков.
     Когда они проходили мимо комнаты ее дедушки, дверь вдруг открылась, и он выглянул в коридор. Старик окинул серьезным взглядом сосредоточенного Мамору и порозовевшую Марс и понимающие кивнул.
     – День пришел, но ты намерен выступить против моей судьбы.
     – Да, сэнсэй, – кивнул мужчина, – успеете еще понянчить правнуков.
     На губах священника появилась едва заметная улыбка.
     – Удачи… И берегите себя.
     – Я никогда не полагался на удачу, – отозвался Мамору.
     Они вышли на площадку перед храмом и встали напротив тории.
     – Мамору-кун… – замялась Марс. – Если нам нужно защитить дедушку, не лучше ли будет быть рядом с ним? Зойсайт…
     – Храм защищен, – прервал ее Мамору. – Ты ведь никогда даже не задумывалась, что на холм можно попробовать подняться и не по лестнице?
     Марс ошеломленно покачала головой.
     – Он сможет пройти только здесь, – твердо сказал мужчина.
     На несколько мгновений повисла тишина, пока Марс колебалась, не решаясь задать мучающий ее вопрос.
     – Кто вы? – наконец, выдохнула она. Мамору оглянулся на нее.
     – В каком-то смысле меня можно считать охотником на монстров… – невесело улыбнулся он, после чего добавил: – Хотя я давно надеялся, что, скажем так, вышел в отставку.
     Они замолчали. В голове Марс молниями метались мысли, когда она переоценивала своего знакомого.
     Прошло несколько минут. С лестницы донеслись неспешные тихие шаги. Вскоре показался и Зойсайт, казалось, ничуть не удивившийся, увидев их. Сделав еще несколько шагов, он встал напротив напрягшейся Марс и откровенно расслабленного Мамору. Бросив на девушку лишь один взгляд, он с интересом уставился на мужчину.
     – Так Сейлор Марс нашла себе союзника? – усмехнулся он. – Где же ее подруги? И кто ты?
     – Тиба Мамору, – формально представился и поклонился он. – Мастер боевых искусств. Рад познакомиться.
     Зойсайт от такого даже немного опешил.
     – Генерал Зойсайт из Темного Королевства, – справившись с мгновенной растерянностью, с ответным поклоном сказал он. – Зачем ты здесь? Ты просто человек, надеешься меня остановить?
     – Не надеюсь, – спокойно покачал головой Мамору. – Я остановлю тебя. Ты не пройдешь.
     В следующее мгновение Зойсайт резко рванул вперед, в его руке появился кинжал, который он нацелил прямо в сердце мужчины. Марс только и успела, что вскрикнуть. Мамору не пошевелился. Через секунду кинжал нашел свою цель.
     Зойсайт расплылся дымом, оказавшись там же, где и стоял, поигрывая кинжалом и задумчиво разглядывая своего противника.
     – Уже интереснее… – медленно протянул он.
     Марс с облегчением выдохнула, поняв, что внезапное нападение было всего лишь призванным оценить противника обманным трюком.
     – Что будешь делать? – с интересом спросил Мамору. – Здесь ты в невыгодном положении. Телепортация закрыта, а твои иллюзии меня не обманут. Отступи.
     Зойсайт фыркнул. Он повел кинжалом снизу вверх, и из лезвия потекла чернота, окутывая и скрывая мужчину. Из клубящегося мрака вырвался бесплотный заряд тьмы.
     Мамору текучим движением ушел с его траектории, после чего вдруг очень быстро оказался рядом со своим противником. В его руке разгорелась сияющая синяя сфера, и Марс ахнула, осознав, что он без какого-либо напряжения, почти не задумываясь, вложил в нее в десятки раз больше энергии, чем могла она, создав втрое больший шар. Спохватившись, она призвала сгусток огня, отправив его в ту же цель, что избрал для сферы ки Мамору.
     Чернота хлынула навстречу, уплотняясь, готовясь принять удар. Обе атаки канули в нее как в никуда, казалось бы безрезультатно, но через мгновение тьму почти полностью рассеяло, открыв взгляду смутный силуэт их противника, сдвинувшегося на несколько шагов в сторону с изначального положения. Новая сфера ки вынудила его отступить на шаг назад.
     С лестницы донесся торопливый перестук каблуков, и в тыл Зойсайту выскочила Меркурий, на мгновение замешкавшаяся в попытке понять и оценить ситуацию. Мамору, казалось, ее появлению обрадовался.
     – Марс, Меркурий, огнем и льдом одновременно в меня, – выкрикнул он.
     Меркурий вопросительно уставилась на Марс. Та же, веря в своего наставника, бросила:
     – Раз!
     На счет три они ударили двумя потоками. Мамору развел засветившиеся синим руки, словно защищаясь от них, и крутанулся на месте, и оба потока обернулись вокруг него, слившись в кольцо двух противостоящих стихий и удерживающего их вместе ки.
     Завершив оборот и вновь оказавшись лицом к Зойсайту, Мамору выбросил руки вперед, и на его противника тараном обрушился сформированный им контраст.
     Тьму словно сдуло, и сине-алый поток ударил о спешно подставленный сочащийся чернотой кинжал.
     Все застыло в равновесии, противостояние свелось к соревнованию выносливости.
     Вдруг в спину Зойсайта ударили свет и молния. Махнув свободной рукой, он окутался пылевым вихрем, на мгновение исчезнув из вида, отскочил назад, за пределы защиты, и исчез. Марс и Меркурий устало осели, Мамору выбросил остатки магии в воздух, где они взорвались фейерверком. На площадку выбежали Мун и Юпитер.
     – Где он? Ушел? – воскликнула блондинка.
     – Против всей четверки он сражаться уже не рискнул, булкоголовая, – ехидно пояснил Мамору.
     Только теперь Мун обратила на него внимание. Хвостики едва не встали дыбом.
     – Опять. Ты. Меня. Обзываешь! – яростно сжимая кулаки, воскликнула она.
     Юпитер непонимающе перевела взгляд с ухмыляющейся Марс на закатившую глаза Меркурий.
     – Браво, булкоголовая, – театрально похлопал мужчина. – Даже если бы я не знал, что это ты, понял бы по одному твоему воплю.
     Мун покраснела, то ли от смущения, то ли от злости. Посмотрев на нее еще секунду, Мамору отвернулся к Марс.
     – С немедленной угрозой разобрались, так что я к сэнсэю. – Не дожидаясь чьей-либо реакции, он направился в храм.
     Сенши растерянно уставились ему вслед, когда же он скрылся из виду, молча переглянулись.
     – Марс, что он здесь делает? – немного взяв себя в руки, зло воскликнула все так же сжимающая кулаки Мун.
     – Сегодня суббота, – ответила она, едва удержавшись, чтобы не прибавить прилипчивое прозвище. Мун поморщилась и понимающе кивнула. – Девочки, подождите у меня, хочу взглянуть.
     Через минуту Хино Рей вошла в комнату своего дедушки. Мамору коротко взглянул на нее, но не сбился.
     – … консультировался с Оно Тофу, хоть он о подобном только слышал, примерное направление поисков подсказал.
     Старый священник задумчиво покивал.
     – Вижу, у тебя и правда все продумано.
     – Если бы плана не было, я бы не стал вас беспокоить, – пожал мужчина плечами.
     – Хорошо, – согласился старик. – Действуй.
     – Мне придется вас усыпить, – с извинением сообщил Мамору.
     Молча сидя в стороне, Рей пронаблюдала, как ее дедушка выбрался из-за стола и улегся на футон. Севший рядом с ним Мамору коснулся его тела, выдав точно размеренные импульсы ки. Немного подождав довольного сопения, он принялся строить структуру, по сложности не уступающую недавней, но совершенно иной направленности.
     – Полагаю, ты знаешь, что в теле твоего дедушки запечатан мощный артефакт, – негромко заговорил Мамору, и Рей резко вынырнула из созерцательного состояния. – Прием довольно распространенный, но вот конкретно данный способ мне пока что не попадался, пришлось повозиться с поиском информации.
     Дохнуло силой, Мамору погрузил руку внутрь тела старика, прямо сквозь одежду. Через секунду он уже вытащил из него алый кристалл и всмотрелся в него. Одновременно с этим начало угасать ощущение силы, в итоге отличить Мамору от обычного человека можно было лишь внимательно присмотревшись.
     – Кажется, это твое, – вдруг перебросил он кристалл девушке. Рей еле успела среагировать и поймать его. – Попроси Цукино его на всякий случай почистить. – Покосившись на сэнсэя, он добавил: – Идем, пусть отдыхает, не будем мешать.
     Они вышли в коридор, аккуратно притворив за собой дверь. Рей неуверенно посмотрела на мужчину.
     – Мамору-кун, спасибо за помощь, но… вы можете объяснить, что все это вообще было?
     – Боюсь, на это нет времени.
     Рей обернулась. Это сказала стоящая у входа по-доброму улыбающаяся молодая женщина в аккуратном платье с переброшенным через плечо на грудь хвостом каштановых волос.
     – Здравствуй, Мамору-кун, давно не виделись, – сказала она.
     – Привет, – кивнул ей в ответ мужчина. Женщина едва заметно нахмурилась.
     – О боже. Привет? И все? Мы не виделись полтора года, – с укоризной добавила она.
     – Я тебе позавчера звонил, – спокойно сообщил Мамору. – Ты не говорила, что будешь в Минато.
     Женщина открыла было рот, чтобы что-то сказать, но покосилась на Рей и, секунду помедлив, сообщила:
     – Я ведь говорила тебе быть осторожнее. Тебя сейчас разве что в Китае не почувствовали. Видела кошку, если бы я не помнила про храм, она бы меня опередила.
     – Вот как… – задумчиво протянул Мамору. Повернулся к Рей. – Рей-сан, до следующей недели. Тогда и поговорим.
     – До свидания, Мамору-кун, – справилась с собой и ровным тоном попрощалась мико. За сегодняшний день она узнала о своем наставнике, пожалуй, больше неожиданного, чем за все время.
     Провожая быстро шагающую пару взглядом, Рей подумала, что это будет очень тяжелая неделя. Любопытство губило не только кошек.

     Убедившись, что Рей осталась позади, Ранма немного расслабился и уже гораздо более теплым тоном обратился к идущей рядом подруге:
     – Касуми, правда, как бы я ни был рад тебя видеть, что ты здесь делаешь?
     – Дедушка посчитал, что я готова самостоятельно набираться опыта, – безмятежно отозвалась женщина. – А учитывая, сколько здесь в последнее время появляется демонов, это вполне неплохая цель.
     – Понятно… – вздохнул Ранма. – А что он сам?
     – Говорит, староват уже для этого, – улыбнулась Касуми. – Так что он отправился искать твоего отца, сказав, что мне нужно будет немного у него поучиться.
     Ранма немного помолчал, мысленно сравнивая способности старого извращенца и своего бати.
     – Никогда бы не подумал, что эти два минуса могут дать плюс, – признал в итоге он, подсчитав, что под бдительным взором своего мастера у панды не будет времени на дальнейшие поиски.
     За спиной раздалось требовательное мяуканье, и они оба оглянулись, Касуми напряженно взглянула на Ранму.
     Мгновение помедлив, Ранма шагнул вперед и присел, после чего почесал за ухом холеную лавандовую кошечку.
     – Привет, красавица, потерялась? – дружелюбно спросил он, поглаживая ее. – Но вряд ли, ты явно домашняя, хоть и без ошейника. Эх, хотел бы я тоже себе кошку взять…
     Сочувственно мяукнув, Шампу осторожно отодвинулась и помчалась продолжать поиски того, кого уже, не зная об этом, нашла. Ранма встал и убедился, что она ушла, прежде чем развернуться и продолжить свой путь.
     – Нэко-кэн? – негромко спросила Касуми.
     – Мне помогли, – расплывчато отозвался Ранма, не вдаваясь в подробности. – А я ведь в детстве любил кошек.
     – Вот как… – задумалась Касуми. – Возможно, она узнала тебя, но после твоей реакции посчитала, что обозналась.
     – На это я и рассчитывал, – признался Ранма. – Ну и, надеюсь, я все же изменился.
     Касуми окинула его взглядом и неопределенно пожала плечами.

     Рей вернулась в свою комнату, где нашла примерно то, что и ожидала. Ами с головой ушла в свой компьютер, скорее всего, анализируя стычку с Зойсайтом и проявленные Мамору способности. Макото кружила по комнате, с любопытством все разглядывая. Усаги развалилась на кровати, успев уже вытянуть несколько томов манги, и Рей лишь покачала головой, бороться с ней было бесполезно.
     – Усаги, оторвись на минутку и превратись, – попросила она.
     – Э? – приподняла голову блондинка. Рей вынула из рукава алый кристалл, привлекая всеобщее внимание.
     – Мамору-сан сказал, что его стоит очистить, – сообщила она. Усаги серьезно кивнула и окуталась розовым сиянием, не сменив своей довольно-таки вольной позы. Резко укоротившаяся юбка открыла взглядам ее трусики.
     Приподнявшись на локте, Сейлор Мун призвала свой жезл и навела его на радужный кристалл, выпустив поток света. От кристалла потянулся черный дымок, но, когда Мун закончила очищение, он ничуть не изменился.
     Сбросив трансформацию, Усаги вернулась было к манге, но почти сразу же закрыла том и внимательно взглянула на Рей.
     – Рей, кто это вообще такой? – опередила ее Макото.
     Ами и Усаги медленно переглянулись.
     – Кино-сан, вы никогда раньше его не видели? – медленно задала вопрос Ами. Макото покачала головой.
     – Странно… – вслух задумалась Рей. – Он сказал, что несколько лет пытался понять, что между нами общего. Увидев Сейлор Мун, он узнал, что все мы Сенши, раньше нас самих.
     – Вот только я тоже впервые увидела его, уже став Меркурий, – напомнила Ами, после чего вздохнула. – Рей-сан, мне не хотелось об этом говорить, но мне он начинает не нравиться.
     Рей попыталась было что-то сказать, но Ами выставила руку, безмолвно прося ее немного подождать.
     – И это не потому, что он знает слишком много. Видит М… видят боги, нам не помешает вся возможная поддержка. Но этот Тиба Мамору нигде не живет, не работает и не учится, он существует только на бумаге. Я боюсь, не может ли это быть каким-то долгосрочным планом… Темного Королевства или кого-то еще.
     На Рей собрались сосредоточенные взгляды трех девушек, и она непроизвольно поежилась.
     – Я знаю его уже три с половиной года, – сообщила она больше Макото, чем остальным. – А чуть больше десяти лет назад он сам еще ребенком учился у моего дедушки. Я очень многое узнала у него, в основном из его собственного опыта. – Она вздохнула и немного помедлила, собираясь с мыслями, прежде чем продолжить. – Сегодня он сказал, что был охотником на монстров. Я всегда знала, что он очень силен, но только сегодня увидела хотя бы намек на его силу.
     – Намек? – не сдержавшись, переспросила Ами. – Это был намек?
     Рей кивнула.
     – Мне показалось, – немного неуверенно сказала она, – что он вполне мог самостоятельно разобраться с Зойсайтом, но предпочел опереться на наши возможности, придержав свои умения как козырь.
     – Стоило тогда его сюда позвать, раз он все равно нас всех знает, – буркнула Усаги. – Не гадали бы.
     – Хотела, – вздохнула Рей, – но пришла какая-то женщина и сказала, что его присутствие здесь заметили и скоро прибудут искать его.
     – Что за женщина? – поморщилась Усаги, явно не радуясь количеству вовлеченных людей.
     – Никогда не видела, – пожала плечами Рей. – Довольно высокая, очень красивая, длинные каштановые волосы носит переброшенным на грудь хвостом… Макото?
     Самая новая Сенши на середине описания ринулась к своему рюкзачку и зарылась в него, но через мгновение вытащила оттуда фотографию и протянула ее Рей.
     – Это она?
     На снимке Макото, явно несколькими годами младше, сидела в обнимку с женщиной, которую Рей несложно оказалось узнать.
     – Да, – вернула она фото. – Кто это?
     – Подруга сэмпая, – вернула Макото фотографию на место и закрыла рюкзак. – Если так подумать, чем-то он был на сэмпая похож…
     Три девушки обменялись ироничными взглядами. Пусть они не так давно познакомились с четвертым членом своей команды, но уже заметили, как часто поминает своего сэмпая Макото. Им уже самим любопытно было познакомиться со столь неординарной личностью.
     – Подруга, – задумчиво пробормотала Усаги. – В смысле подруга?
     Макото почему-то порозовела и помотала головой.
     – Нет… не думаю, что у них такие отношения. – Она резко выдохнула и вдохнула. – Ее зовут Тендо Касуми, жила здесь около года, училась в Тодае. Примерно через месяц после нашего с ней знакомства она вернулась к отцу в Нэриму учиться семейному стилю боевых искусств. Я у нее бываю время от времени.
     – Тендо Касуми… – задумалась Рей. Почему-то это имя казалось чем-то знакомым.
     – Просто великолепно, – раздраженно заметила Ами, массируя виски. – Рей уже несколько лет знает мужчину, а Макото женщину, которые знакомы друг с другом, и как минимум один из них точно знает, кто мы. Такое чувство, что вокруг снова идет какая-то игра, а мы как слепые котята вынуждены беспомощно тыкаться по сторонам, не понимая происходящего… Что? – рыкнула она, заметив потрясенные взгляды подруг.
     – П-пугаешь, – выдавила Усаги, прячась за раскрытой мангой.
     Ами несколько секунд непонимающе смотрела на нее, после чего оглянулась на Рей и Макото, на мгновение прикрыла глаза и медленно выдохнула.
     – Простите, – сказала она гораздо более ровным тоном, вернув на лицо привычную маску спокойствия. – Я немного… расстроилась.
     Она отвлеклась на ноутбук, и остальные девушки с облегчением выдохнули. Они так привыкли ко всегда сдержанной девушке, что эта вспышка их всех изрядно потрясла.
     – У нас опять проблема, – равнодушно сообщила Ами, постукивая по клавишам. – Какой-то странный демон, но, судя по сигнатуре, не йома. – Она оторвалась от экрана и по очереди посмотрела на своих подруг.
     Усаги отложила мангу и серьезно кивнула.
     – Похоже, у нас есть дело. Девочки, выдвигаемся.

     Из ванной комнаты Ранма вышла в одном халате, продолжая сушить волосы полотенцем. Касуми стояла у окна, разглядывая улицу и неспешно потягивая чай.
     Заметив на столе заботливо приготовленную для нее чашку, Ранма села, набросив полотенце на плечи, и попробовала принесенный Касуми новый сорт, от удовольствия зажмурив глаза.
     Подруга отвернулась от окна и внимательно взглянула на нее.
     – Ты изменилась, – вдруг сказала она.
     Ранма, поставив чашку на стол, просто кивнула.
     – Все мы меняемся, кто-то в большей степени, кто-то в меньшей. Ты тоже уже не та, что несколько лет назад жила в этой квартире.
     Во взгляде Касуми промелькнула хитринка.
     – Кто бы мог подумать, что Саотоме Ранма может сказать что-то подобное.
     – Саотоме Ранма, может, и не мог, – без улыбки сказала рыжая, – но почему это должно относиться к Тибе Куниэ?
     Повисла тишина, пока две девушки, не отрываясь, смотрели друг другу в глаза.
     – Что с тобой происходит? – прервала молчание Касуми.
     Ранма повела плечом и неловко отвела взгляд.
     – Я, как всегда, притягиваю хаос, – поднесла она чашку к губам. – Хотя после стольких тихих лет уже начала надеяться, что спряталась от него.
     Касуми отошла от окна и села напротив, поставив опустевшую чашку и обеими руками обхватив свободную левую руку Ранмы, молчаливо ее поддерживая.
     – Все началось… – задумалась рыжая. – Пожалуй, можно считать началом тот день, когда мне пришлось снова выпустить на волю драконов. До этого я лишь знала, что три знакомых мне девочки, еще школьницы, команда махо-сёдзё. Может быть, ты даже о них слышала, они называют себя «Сейлор Сенши».
     Касуми, немного подумав, кивнула.
     – Сейлор Ви? – уточнила она.
     – Из их числа, но пока не вошла в команду, – кивнула Ранма.
     – Пока?
     – Они были одной командой когда-то давно, тысячи лет назад, – пожала она плечами. Секунду подумав, сняла полотенце и кинула его на спинку стула. – Перед гибелью их всех связали магией, чтобы они возродились примерно одновременно. А мне не повезло оказаться не в том месте.
     – То есть? – искренне не поняла Касуми.
     – Оказывается, я жила в то же время, что и они, – немного нехотя пояснила Ранма. – Более того, в той прошлой жизни я была их союзником, принцем соседнего государства. – Она вздохнула и смущенно добавила: – Их нынешний лидер была моей невестой.
     Касуми не смогла удержаться от добродушного смешка, вызвавшего кислый взгляд подруги.
     – Да уж… стоило покинуть Нэриму, все проблемы и невест, чтобы найти пару новых, – с широкой улыбкой сказала она.
     – Не напоминай, – поморщилась Ранма. – Во всяком случае, как мне недавно пояснили, во время активации магического усиления, я должна принимать облик своего прежнего воплощения. Как всегда, есть одно большое но.
     – Магия Дзюсенкё? – негромко уточнила Касуми.
     – В точку, – кивнула Ранма. – Как я понимаю, когда по оставшейся с той жизни связи меня попросили о помощи, я бессознательно взяла их за образец.
     Ненадолго задумавшаяся Касуми вдруг лукаво улыбнулась.
     – Покажешь?
     Ранма вздохнула и встала из-за стола. На мгновение окуталась золотистым свечением, и халат исчез, вместо него появилась стилизованная сейфуку. Касуми медленно оглядела ее, и Ранма под ее взглядом повернулась на месте.
     Тихонько стукнули по полу невысокие каблуки коричневых, в тон мини-юбке и воротнику, туфель. Грудь символически прикрывал темно-зеленый бант, еще один бант, того же цвета, но гораздо больший, был на спине. Руки до локтя закрывали длинные перчатки, столь же белоснежные, как и обтягивающее тело боди. Темно-синяя лента удерживала собранные в хвост волосы, лоб же венчала золотистая тиара с сапфиром в центре. Над плечом нахально торчала рукоятка катаны в ножнах за спиной, а на бедре под юбкой прятался метательный нож.
     – Мило, – едва сдерживаясь, подытожила Касуми. – Юбка не беспокоит?
     – В самый раз, – деланно беспечно отозвалась Ранма. – Немного длиннее, и она бы начала мешаться. – Подчеркивая свои слова, рыжая легко села на шпагат, расправив юбку вокруг подобно пачке, после чего, оттолкнувшись руками, одним прыжком оказалась на ногах. Странно посмотрела на Касуми и вдруг хихикнула: – Все равно она куда скромнее, чем форма боевых искусств ритмической гимнастики или черлидинга.
     Касуми ностальгически улыбнулась, на мгновение устремив взгляд в никуда.
     – Мы немного отошли от темы, – напомнила она. – Итак, три твоих знакомых – махо-сёдзё, и ты отчасти с ними связана, что дальше?
     На мгновение окутавшись сиянием, Ранма вновь оказалась в халате, немного растерянно моргнула и коснулась волос.
     – А неплохой способ их высушить, – вполголоса прокомментировала она себе под нос. – В общем, в тот день они столкнулись с одним из лидеров своих врагов. Я его знала – по прошлой жизни. И вспомнила.
     Ранма умолкла, нервно потеребив рукав халата.
     – Что-то пошло не так? – осторожно спросила Касуми.
     – Даже не знаю как сказать, – прикусила Ранма губу. – Я и до этого догадывалась, что у меня словно какое-то раздвоение личности. Если меня звали, пока я парень, у меня просто возникал провал в памяти, как после нэко-кэна, во время которого работала эта прошлая личность. Но в тот день я была девушкой, и эта личность не смогла возобладать, хотя, скорее всего, немного вмешалась…
     – Что произошло? – рискнула вновь нарушить затянувшуюся тишину Касуми. Ранма подняла на нее пустой взгляд.
     – Тот их враг… Он честью клялся служить моему роду. Это слово он нарушил, и в тот день я… казнила его.
     – Это была не ты, – мягко произнесла Касуми, коснувшись ее руки.
     – Нет, – покачала головой Ранма. – Это была я, пусть и не только я… не только нынешняя. После этого мне пришлось хорошенько все обдумать.
     – И что?
     – Я не знаю, – откровенно призналась Ранма. – Касайся дело только меня, все было бы гораздо проще, но он без стеснения пытался убить трех девушек, еще школьниц. Но… – Она вздохнула. – Я помню их. Предателей, как просто их так назвать. Они были людьми чести, и у их предательства должны быть веские причины. И меня это… беспокоит.
     – Хорошо, – вздохнула Касуми, – давай разберемся. Ты знаешь их цель?
     Ранма задумалась.
     – Я могу только предполагать, – неуверенно откликнулась она. – Еще тогда они хотели уничтожить всех Сенши. Не просто убить воплощения, но разрушить саму их суть. Вот только я не знаю их причин.
     – Ты сказала, что они тебе знакомы, – напомнила Касуми. – Хорошие девочки?
     – Обычные, – обозначила Ранма пожатие плечами. – Среди них Рей – внучка Хино-сэнсэя. И Макото.
     У Касуми на мгновение закаменело лицо.
     – Значит, мне не показалось, – вполголоса пробормотала она. – Долг мастера боевых искусств? – твердо сказала она.
     – Защищать невинных, – автоматически отозвалась Ранма, после чего растерянно моргнула. – Ты хочешь сказать?..
     – Да, – кивнула Касуми. – И я постараюсь тебе в этом помочь.
     Ранма мысленно попробовала оценить два с половиной года напряженной подготовки под руководством старого мастера – в таком контексте язык не поворачивался назвать его извращенцем – при наличии давней базовой подготовки и долго нарабатываемого умения в любой ситуации сохранять спокойствие, чего ей самой порой не хватало. На другой чаше весов оказались десять лет в дороге, отягощенные многими глупостями ее отца и вызванными им проблемами.
     Пауза затянулась. Сходу уравнение не решалось.
     – Мне нужно будет тебя оценить, – наконец, сказала рыжая, стягивая с пальца незаметно намотанный локон.
     Касуми легко улыбнулась.
     – Я в этом ничуть не сомневалась. Когда пойдем?

     Вошедшая в ресторан рыжая женщина в пышном черно-сером платье коротко огляделась, и к ней тут же заспешил метрдотель, радостно ее поприветствовавший и, уточнив ее имя, проводивший к столику, где ее ожидал черноволосый мужчина в костюме. При ее приближении он встал, кивнув ей, и вежливо отодвинул стул, приглашая присесть. Подоспевшая официантка вручила женщине меню и отошла, давая ей время определиться с заказом.
     – Не ожидала, что вы вдруг пригласите меня в ресторан, мистер Поттер, – на мгновение подняла глаза женщина, явно с опаской взглянув на него поверх очков-полумесяцев.
     – Хотелось немного с вами поговорить и извиниться, – чуть пожал плечами Гарри, спешно припоминая все когда-то рассказанное подругой, прочитанное в книгах, мельком увиденное в любимых тетей Петунией телесериалах и пережитое в прошлых жизнях, что могло бы пригодиться в подобной ситуации, – мисс Сэна… или аврор Сэна?
     – Я сейчас не на службе, – после недолгой паузы ответила женщина.
     – Какое совпадение, – фальшиво обрадовался Гарри. – Я тоже.
     Она вновь взглянула на него, после чего отложила в сторону меню. Можно было не сомневаться, она насквозь видела его нарочито грубую попытку ее успокоить, но жест все же оценила.
     – Я знаю, что в Министерстве назначили вас курировать связанную с Сейлор Сенши деятельность, – откровенно сообщил Гарри. – Простите, если они доставляют вам проблем.
     Сэна выразительно повела взглядом в сторону. Гарри покачал головой.
     – Я поставил заглушающие чары, – пояснил он, тут же умолкнув.
     Подошедшая улыбающаяся официантка приняла заказ женщины и, забрав с собой меню, удалилась. Сам Поттер со своим выбором определился еще до прибытия собеседницы.
     – Проблем почти никаких нет, – покачала головой женщина. – Хоть они и работают несколько… несдержанно, мы понимаем, что они лишь реагируют на создавшиеся ситуации. Не удивлюсь, если окажется, что о части их операций нам не стало известно.
     Гарри чуть улыбнулся.
     – Можно будет нам сверить записи, я ведь тоже со своей стороны стараюсь за ними приглядывать.
     Женщина все же непроизвольно вздрогнула и опустила взгляд на стол, нервно сжав в руках салфетку.
     – Но вы уверены, что все в порядке? – заботливо осведомился Гарри. – Как я заметил, демоны, да и сами девушки, не всегда почтительно относятся к чужой собственности, а чарам восстановления подвластно далеко не все.
     – Причитающегося им за уничтожение существ гонорара вполне хватает, чтобы покрыть расходы, – не глядя на него, покачала головой женщина. – Их счет даже в плюсе…
     – Хорошо, – спокойно кивнул Гарри. – Буду иметь это в виду. Передам им, когда у них возникнет необходимость.
     – Насчет этого, – набравшись храбрости, вновь подняла на него глаза женщина. – Не подскажите, как можно было бы при необходимости с ними связаться? Достаточно будет одной из них, что могла бы их представлять.
     Откинувшись на спинку стула, Гарри с задумчивым видом поправил очки и уставился в потолок.
     – Я поинтересуюсь у Ви, можно ли будет передать вам ее номер телефона, – решил он. – Но пока что ничего не буду обещать.
     – А если ваш? – рискнула поинтересоваться рыжая.
     Не сдержавшись, Гарри негромко рассмеялся.
     – Прошу прощения, мисс Сэна, – немного успокоившись, извинился он. – Но я не для того скрылся от всего мира, чтобы сообщать кому-то, как выйти со мной на связь.
     – Не сказала бы, что вы скрываетесь, – выразительно обведя взглядом ресторан, сказала она.
     Гарри вновь улыбнулся, но не стал отвечать, когда к ним подошла официантка с их заказом. Подождав, пока она расставит тарелки и уйдет, он сказал:
     – Для сидящих вокруг нас людей магия осталась лишь в сказках. Среди них я просто еще один человек, ничем почти не отличающийся от остальных. Да, я европеец, и здесь я несколько выделяюсь, но не сказал бы, что так уж сильно. Это центр Токио, здесь много приезжих. Да вы и сами должны все это прекрасно знать.
     Женщина машинально кивнула.
     В следующее мгновение Гарри поморщился и вытащил из кармана негромко жужжащий вибрирующий телефон.
     – Прошу прощения, – виновато посмотрел он на аврора, после чего, убедившись, что на телефоне активирована подпрограмма искажения голоса, принял звонок. – Слушаю.
     – Венера, нужна твоя помощь, – обратилась к нему Нептун. Гарри задумчиво взглянул на приступившую к ужину женщину и свою нетронутую тарелку и тяжело вздохнул.
     – Скоро буду. – Отключив и убрав аппарат, он пожал плечами и сообщил: – Долг зовет.
     Сэна закашлялась, поперхнувшись, и вновь немного напугано посмотрела на него.
     – Понимаю, – едва удалось выдавить ей. – Меня тоже… бывает… вызывают в самое неподходящее время.
     – Не спешите, – успокаивающе сказал ей Гарри, поднимаясь из-за стола. – Счет оплачен заранее. И извинитесь, пожалуйста, за меня. Я еще обязательно с вами свяжусь.
     Кивнув напоследок, Гарри торопливо вышел из ресторана.
     Задача была проста: найти укромное место, аппарировать домой, переодеться и трансформироваться. И как можно быстрее, у Нептун что-то срочное.

     После телепортации Ви огляделась по сторонам, разыскивая противника, и нашла лишь пустую крышу и нервно расхаживающую из стороны в сторону ожидающую ее Нептун.
     – Венера! Наконец-то! – с облегчением воскликнула девушка.
     – Что случилось?
     – От меня сбежал даймон, – решительно призналась она.
     – Как ему это удалось? – полюбопытствовала Ви, вспоминая, как еще в Англии пыталась оценить свою максимальную скорость передвижения. Вряд ли Нептун ей в этом сильно уступала. К тому же ее противники обычно выбирали в качестве основы для даймонов достаточно крепкие объекты, что приводило к малой их способности к быстрому перемещению.
     – Это был автомобиль, – поморщилась Нептун и махнула в сторону. – Уехал куда-то в том направлении, я за ним не смогла угнаться.
     Ви понимающе кивнула. Приспособленный для езды объект демон наверняка сумел ускорить в несколько раз.
     – Ты же умеешь телепортироваться, поможешь его поймать? – попросила Нептун.
     Ви вполне ее понимала, гордость девушки оказалась задета. Развернув визор, она вызвала своего компаньона.
     – Мина? – появилась в углу экрана недовольная сонная кошачья морда. – А ты разве не на свидании?
     – Это была деловая встреча, а не свидание, – недовольно отозвалась она, чуть покосившись на нетерпеливо постукивающую ножкой Нептун, не заметив ее понимающей улыбки. – Впрочем, неважно. Нужна помощь, Арти. Где-то в городе гоняет даймон-автомобиль. Подними полицейские отчеты, наверняка его уже заметили на превышении скорости.
     – Мхм, – задумчиво хмыкнул белый кот, зашелестев клавиатурой. – Ты опоздала, – заявил он через полминуты. – Меркурий засекла его, и их команда уже битый час его пытается в угол загнать. Кажется, справились. Отправляю координаты. Извини, примерные.
     – Спасибо.
     – Не за что. Доброй ночи. – Окно свернулось, когда кот отключил связь.
     – Солнце еще… – начала было Ви, но оборвала себя и сдержанно ругнулась под нос. Взглядом развернула карту и увидела в районе складов на окраине нечеткую кляксу.
     – Ну что? – поторопила ее Нептун, догадавшаяся о завершении разговора.
     – Его уже перехватили, – сообщила ей Ви. – Три эм и… хм… нужно придумать что-нибудь новое.
     Нептун чуть улыбнулась, заметно расслабившись.
     – Тогда я спокойна. Предоставлю это им. Все ведь в порядке?
     – В полном, – заверила ее блондинка. – Я присмотрю, хоть и не думаю, что будут проблемы, но в случае чего обязательно свяжусь.
     На прощание кивнув, Нептун развернулась и помчалась в сторону своего дома. Взглянув ей вслед, Ви телепортировалась по присланным координатам.
     Прикусив губу, она оглядела развернувшееся поле боя. Четыре Сенши столкнулись с одним даймоном, но, при численном превосходстве, не обладали никаким преимуществом.
     Очищение Мун было здесь бесполезно, природа их противника лежала вне привычной плоскости света и тьмы, тиара же бессильно билась о металлическую броню анимированного автомобиля. Ничем не могла помочь и Юпитер, ее молния соскальзывала как по громоотводу. Хоть что-то могли сделать только Марс и Меркурий, но лишь попеременно влияя на металл в цикле нагрева-охлаждения, и противник был слишком быстр, чтобы их атаки возымели какой-то эффект.
     Похоже, пришла пора присоединиться к ним Венере. Ее цепи вполне позволяли пленить противника, и это было как раз то, чего команде до сей поры недоставало. Но из-за своей скорости гуманоидный робот вполне мог уклониться и от ее нападения, Ви понимала, что нужно поставить какую-то ловушку, но как?
     Девушкам придется подождать. Ви застыла на месте, пристально изучая противника в поисках хоть какой-нибудь уязвимости.
     Вот. Он был быстр, но не сверхъестественно ловок. Он держался хоть в каких-то физических рамках, не в силах игнорировать инерцию своего движения, и чем быстрее он двигался, тем меньше у него было возможности уклониться. Ви кивнула самой себе и принялась дожидаться момента, когда он достаточно разгонится.
     Мун раз за разом метала тиару, выцеливая сервоприводы и сочленения и попадая едва в одном случае из десяти, и явно чувствовала себя бесполезной, не видя никаких заметных последствий своей активности. Марс и Меркурий старались держаться на расстоянии, постоянно мучаясь меж компромиссом времени попадания своих атак и возможностью уклониться от врага. Юпитер, напрочь наплевав на бесполезные молнии, пыталась сдержать его врукопашную.
     В целом, это был пат. Явно пытавшийся уйти переулками даймон оказался в тупике, и Сенши поспешили перекрыть ему выход, лишив маневра. Робот метался из стороны в сторону, едва заметно притормаживая на поворотах, но этого было недостаточно.
     Долго так продолжаться не могло, достаточно было одной ошибки. Юпитер, неправильно оценив позу робота, метнулась в противоположную его движению сторону, и даймон пошел на разгон, стараясь удрать.
     Одним движением вскочив на ноги, Ви помчалась по крышам складов, немного опережая свою цель и дожидаясь подходящей скорости. Позади по дороге мчались остальные Сенши, уворачиваясь от к счастью редких сигналящих автомобилей.
     Дождавшись достаточно хорошего прогноза, Ви спрыгнула с крыши и метнула цепь, хищно ощерившуюся наконечником-гарпуном. Не успел он достигнуть противоположной стороны дороги, как Ви воткнула цепь в стену на своей. Через секунду струной натянутая цепь перекрыла всю дорогу.
     Прыгать даймон явно не мог, так что попытался насколько возможно затормозить, но все равно споткнулся о препятствие на еще достаточно приличной скорости, покатившись в итоге кувырком.
     Ви мгновенно испарила цепь и прыжком взлетела над павшим роботом. На мгновение зависнув над ним в явной насмешке над законами природы, она метнула несколько цепей, что как живые обернулись вокруг металлического тела и вонзились в асфальт, сокращаясь, выбирая слабину и растягивая ставшего беспомощным даймона.
     Сенши подоспели через несколько секунд, когда все уже закончилось. Ви кивнула им, и Марс с Меркурий, быстро переглянувшись, взялись за руки и ударили.
     Ви с восхищением вчувствовалась в круговорот энергии. Марс била не просто пламенем, но практически напрямую нагревая свою цель. Раскалив его за несколько мгновений, Марс уступила эстафету Меркурий, и девушка с синими волосами вытянула из металла все тепло, охладив его едва ли не до абсолютного нуля, и передала энергию Марс. Та ударила вновь, мгновенно испаряя успевшее образоваться покрытие из воздушного льда.
     Потери в цикле с лихвой восполнялись из собственных сил, ало-синяя пара могла действовать так практически неограниченное время, но даймон не смог долго выдерживать температурных колебаний, скорость которых превышала несколько сотен градусов в секунду. Металл просто рассыпался в труху, и Сенши смогли расслабиться.
     – Меркурий, откуда вообще взялся этот трансформер? – поинтересовалась Мун.
     – Я даже не смогла понять, что его двигало, – покачала головой девушка. – В этом не было никакого смысла, от него несло магией, но в то же время компьютер утверждал, что в нем было полно нанороботов, полная бессмыслица.
     – Почему? – нахмурилась Марс.
     – Существование «серой слизи» невозможно, было доказано, что для управления потребуется как минимум на порядок более сложная вычислительная система, чего здесь заметно не было.
     – Разве не про это говорят, что продвинутая технология неотличима от магии? – полюбопытствовала Юпитер.
     – Не в этом случае, – покачала головой Меркурий.
     – Пытаться понять, магия это или технология, все равно что спрашивать у фотона, частица он или волна, – вмешалась в разговор Ви.
     Сенши повернулись к ней, и на несколько мгновений повисла тишина.
     – Сейлор Ви… – пробормотала Мун, внимательно ее изучая, после чего встряхнулась и гораздо более твердым тоном спросила: – Вы не собираетесь исчезать?
     – В этом больше нет смысла, как и в моем псевдониме, – немного сожалеюще вздохнула Ви. – Ситенно уже знают, что я Сейлор Венера. Но лучше, наверное, будет познакомиться нормально, – мысленно добавив, что все равно она уже всех их знает, Ви убрала сейфуку и привычно поправила опавшие, лишившись банта, волосы, после чего поклонилась девушкам. – Айно Минако.
     Немного застигнутые внезапным знакомством врасплох, Сенши ненадолго замялись. Минако, улыбнувшись пошире, изучила их реакцию. Мун явно сумела вспомнить врезавшуюся в нее несколько месяцев назад девушку, несмотря на последовавшие вслед за этим события. Марс и Юпитер просто были удивлены неизменной внешности. Меркурий с непроницаемым лицом смотрела ей прямо в глаза.
     Нет. Не в глаза. Чуть выше, где сквозь сбившуюся в сторону челку легко можно было разглядеть никуда не девшийся знаменитый шрам. Минако похолодела.
     Окутавшись синим свечением, Меркурий сбросила трансформацию и коротко поклонилась.
     – Мидзуно Ами, – подчеркнуто назвала она имя, после чего ядовито, тоном отрицая смысл обычной фразы, добавила: – Рада познакомиться.
     Этого просто не могло быть. Но до сих пор Минако знала команду по большей части по досье, через которое нельзя было понять ни жестов, ни интонаций, всех этих поведенческих мелочей, помогающих узнать человека. Она словно распалась надвое, внешне знакомясь с уже известными ей людьми, внутренне же оценивая последствия этой неожиданности.
     Из размышлений ее вывел легкий удар, даже скорее его обозначение, по затылку. Обернувшись, она увидела Терру.
     – Идиотка, – вздохнула рыжая Сенши. – Если бы за вами наблюдали, все ваши потуги на конспирацию пошли бы насмарку.
     Минако хватило совести виновато смутиться. Окинув беглым незаинтересованным взглядом растерянно глядящих Сенши, Терра продолжила:
     – Я обдумала последний наш разговор. Пока что мы союзники, но когда упомянутые вопросы разрешатся, мы вновь обсудим проблему, – сказала она. – Вы сегодня уже во второй раз срываетесь, – добавила она, взглянув мимо Минако на остальных девушек. – Сегодня мы присмотрим за окрестностями, разберитесь с делами, пока есть возможность. Венера, нужна будет помощь, не стесняйся звонить, – кивнув напоследок им всем, рыжая развернулась и практически с места запрыгнула на крышу склада. Улучшенный слух, сохраняющийся и в неполной трансформации, позволил Минако различить шаги трех человек.
     – В чем-то она права, – пожала она плечами, повернувшись к остальным. Рей пробормотала, что ей нужно проверить дедушку, Макото сообщила, что ее уже дожидается сэмпай, Усаги же задумчиво изучила оставшуюся пару, спокойно попрощалась и ушла.
     Несколько минут прошли в тишине. Сенши льда подчеркнуто не смотрела на неуверенно мнущуюся стоящую в нескольких шагах блондинку.
     Но стоило Минако сделать робкий шаг, как «Ами» резко вскинула голову, бросив на нее взгляд, и через ничтожно краткое мгновение с хлопком исчезла.

     Позвонив в дверь, Макото посмотрела на часы и вздохнула, недовольно отметив, что опоздала к самой себе назначенному сроку. Пусть общение с новыми подругами было новым и непривычным опытом, не хотелось отдаляться от старых.
     Дверь открылась.
     – Здравствуй, Мако-тян.
     Макото застыла, почти не в силах поверить своим глазам.
     – Касуми-сан! – радостно воскликнула она.
     – Да-да, – чуть шире улыбнулась девушка. – Заходи уже.
     Спохватившись, Макото шагнула внутрь и спешно скинула обувь.
     – Надолго вы приехали? – поинтересовалась она, пристраивая на вешалку свой рюкзачок. Касуми чуть пожала плечами.
     – Пока что на выходные, но, может быть, снова сюда переберусь. Ку-тян, пустишь? – чуть повысив голос, спросила она в сторону кухни.
     – Конечно, могла бы и не спрашивать, – тут же донесся ответ Куниэ.
     – Сэмпай? – поинтересовалась Макото, кивнув в том же направлении.
     – Готовит, – ответила Касуми. – Сказала не мешать ей, – немного обиженно добавила она. Уже успевшая заглянуть туда Макото увидела лепящую онигири рыжую девушку, тут же недовольно на нее посмотревшую. – Пойдем пока, поболтаем. Расскажешь, что нового. Слышала, ты все-таки обзавелась подругами?
     Макото улыбнулась и вслед за Касуми прошла в гостиную.
* * *
     Устало приоткрыв глаза, второй удивленно изучил потрепанного четвертого.
     – Что произошло? – сдержанно поинтересовался он.
     – Кажется, я чуть не выяснил лично, что произошло с Джедайтом, – отозвался тот и пояснил: – Когда пришел за кристаллом, меня ждала засада. Марс и неизвестный мужчина, представился Тиба Мамору.
     На мгновение задумавшись, второй покачал головой.
     – Не слышал, – спокойно признал он. – Кто такой?
     – Назвался мастером боевых искусств, – доложил четвертый. – По ощущениям похож на духовного целителя, но обученного для боя.
     – Что за противоестественный выбор, – нахмурился второй. – И как он, силен?
     – Не было хорошей возможности оценить его напрямую, – немного замялся четвертый. – Как минимум, он хороший боец поддержки. Невосприимчив к моим иллюзиям, сумел объединить вместе и перенаправить магию Марс и Меркурий. К тому же было ощущение, что он даже не напрягается и не рассматривает меня как серьезного для него противника.
     – Неприятно, – заключил второй. – Как полагаешь, они заключили союз с какой-то еще командой?
     – Сомневаюсь, – немного подумав, ответил четвертый, прикрыв глаза, мысленно восстанавливая всю сцену скоротечного боя. – Судя по их поведению, Марс уже давно знает его и ему доверяет. Меркурий удивилась, но скорее его появлению, явно его узнав.
     Второй задумчиво кивнул.
     – Будем считать, что это и есть наш загадочный невидимка. Таким образом, у них, вероятно, уже три оставшихся кристалла. Насколько мне удалось понять, нужно собрать все семь. Думай, как это устроить. Время, хоть и выходит… еще есть.
     Второй прикрыл глаза, намереваясь немного отдохнуть, но его коллега предложил решение гораздо раньше, чем он ожидал.
     – Команда Мун сегодня впервые столкнулась с даймоном, – сообщил мужчина. – Они его долго и безуспешно гоняли. Что если мы предложим им заключить союз против общего врага? В конце концов, все мы хотим защитить Землю.
     – Сенши слишком горды и прямолинейны. Они не примут того, что они сами являются угрозой миру.
     – Но ведь незачем им об этом говорить, – лукаво усмехнулся четвертый.

Глава 10. Неожиданная встреча

Лето 1998
     В последний раз махнув своему другу, Гермиона спешно отвернулась, чтобы он не увидел ее лица. Слишком уж давно она не оказывалась полностью одна, когда приходилось рассчитывать только на себя. Страшно было покидать Англию. Часть ее хотела развернуться и кинуться к Гарри, упросить его отправиться вместе с ней, но она как всегда старалась не выказать своей слабости.
     Пытаясь отвлечься, она в сотый, должно быть, раз повторила пункты своего плана. Сесть на самолет. Долететь до своей цели. Перебраться на поезд и отъехать на сотню миль вглубь страны, в маленький городок, вряд ли похожий на их прежнее место жительства. А там уже…
     На этом пункте Гермиона неизменно спотыкалась, не в силах продумать дальнейшие действия. О, в теории она готова была превосходно, вот только она даже не представляла, что она будет говорить своим родителям и как заглаживать вину. Ее всю едва ли не трясло. Единственный, пожалуй, враг, что в ужас приводил обычно храбрую гриффиндорку.
     «Если бы Гарри отправился со мной…» – в неизвестно который уже раз непроизвольно подумала она, как всегда, дойдя в своих мыслях до этого момента.
     Решительным усилием воли стерев со своего лица неправильные эмоции, она оглянулась еще один раз – самый последний!
     Гарри уже не было.
     Тихонько вздохнув, она расслабленно опустила плечи, больше не стараясь ради него выглядеть решительной и несгибаемой боевой подругой. Ей было до чертиков страшно встретится со своими родителями. В очередной раз подумав о Гарри, она с силой стиснула зубы и заставила себя выбросить эти мысли из головы.
     Впереди долгий полет. Нужно постараться хоть немного отдохнуть.

     Нашла.
     Гермиона Грейнджер немного нервно поправила на плече сумочку, разглядывая аккуратный частный дом на Сандфорд-авеню с пристроенной к нему кафе-кондитерской.
     Едва зарегистрировавшись в двухэтажном отеле в нескольких минутах от железнодорожной станции, она оставила вещи и, забыв об усталости, отправилась на поиски, желание увидеть родителей пересилило раздрай от разительной смены часовых поясов.
     Собравшись с духом, она прошла кажущуюся бесконечной сотню футов и толкнула дверь. Тихонько звякнул колокольчик. Откуда-то из подсобных помещений спешно вынырнула по-доброму улыбающаяся женщина, являющая этим разительный контраст с профессионально-холодными улыбками девушек в аэропорту имени одного из местных пионеров авиации.
     – Добро пожаловать! Что будете заказывать?
     Старательно глядя на витрину с десертами, а не на женщину, Гермиона чуть нервно ответила:
     – Я только что с поезда, поинтересовалась в отеле, где можно хорошо пообедать, посоветовали вас.
     – Понятно, вернусь через минуту, присаживайтесь.
     Женщина вновь исчезла внутри. Гермиона, коротко оглядевшись по сторонам, подошла к стене с фотографиями.
     Хоть она к этому готовилась и знала, чего ожидать, казалось, она попала в параллельный мир. Ее мать не узнала ее. Более того, всегда ратующая за здоровое питание стоматолог, признающая только сладости без сахара, стала кондитером. На некоторых фотографиях ее отец стоял рядом с псом, хотя ее мать недолюбливала шерсть и полукниззла – заметно более умного, чем домашние кошки – терпела только потому, что не меньше десяти месяцев в году он отсутствовал, пусть и вместе со своей хозяйкой.
     Гермиона потерянно отвела взгляд. Казалось, она столкнулась с каким-то двойником, давно потерянной близняшкой из мыльных опер. Она совсем не знала эту женщину. И что хуже всего, это было из-за нее.
     – Это мой муж и наш пес, – пояснила из-за спины женщина, судя по звуку, выставляя тарелки на стол. Гермиона развернулась.
     – Я догадалась, – чуть смущенно сказала она. – Детей у вас нет?
     – Пока не было, но… – заговорщицки подмигнула женщина, – возможно, скоро это изменится.
     У нее внутри словно что-то оборвалось. Гермиона как в тумане села за стол и попробовала с детства знакомые блюда.
     – Восхитительно, совсем как дома, – пробормотала она. Женщина просияла. – Вы ведь не так давно сюда переехали?
     – Около года назад, – откликнулась женщина. – Давно хотелось перебраться куда-нибудь, где климат посуше и потеплее. А тогда словно что-то подтолкнуло: «сейчас или никогда».
     Гермиона на мгновение прикрыла глаза, мучаясь чувством вины.
     – А вы хорошо изучили город? – отстраненно услышала она собственный голос. – Посоветуете, что здесь может быть интересно приезжему?
     – Маленький он, уютный, можно и за насколько дней полностью осмотреть. – Женщина задумалась. – Вы к нам надолго приехали?
     – По делам, но конкретных сроков не смогу назвать, – пожав плечами, неопределенно ответила девушка. – Наверное, максимум месяц.
     – Одну минуту, – решила женщина. – Налью себе чаю.
     Вскоре она вернулась с чайником и чашкой и принялась за рассказ.
     Гермиона ощущала себя Алисой за авторством Хичкока. Безумное чаепитие, без Болванщика, но с Червонной Королевой, что не помнила себя и мило улыбалась, но девушке чудились за этим хищные клыки и готовый вот-вот обрушиться вопль «Отрубите ей голову!»
     Тошнотворный, гнилостно-липкий ужас ситуаций снедал ее, пусть внешне все было приторно мило, как в слащавых дамских романах, этот явно вышел из-под пера Агаты Кристи, и на вопрос, кто жертва, а кто убийца, бессмысленно было даже принимать пари, разве что спрашивать будут, когда состоится преступление.
     Моника Уилкинс радовалась, обретя благодарную слушательницу, советуя ей, что здесь есть – или будет в ближайшие дни – интересного. Она разливалась соловьем, не забывая подливать им обеим чаю.
     Смотреть в это давно знакомое лицо и не видеть в ответном взгляде ни тени узнавания было невероятно жутко. Хотелось, как в далеком детстве, сбежать к себе в комнату и накрыться с головой одеялом. До сих пор она полагала, что изжила из себя эти иррациональные страхи, но, как выяснилось, они все это время прятались внутри нее, терпеливо ожидая подходящего момента.

     С утра она решительно принялась за дела. Не стоило аппарировать прямо из своего номера в отеле, так что она прошла по Мейн-стрит до находящегося неподалеку парка Королевы Елизаветы. Оглядев его, Гермиона нашла подходящее укромное место и, предварительно окутав его чарами отвлечения внимания, достаточно мощными, чтобы продержались до ее возвращения, отправилась в местное магическое поселение.
     Здешнее магическое сообщество было, по сравнению с родиной, очаровательно-своеобразным. Америку открыли еще до принятия Статута, и маги туда, пусть не особо активно – авантюристы и младшие сыновья, которых особо ничего на родине не ожидало – но ехали. Конечно, были и исключения, когда перебирались целыми обедневшими родами, надеясь на новом месте упрочить свое положение. Сюда же в основном ссылали преступников, каторжан. Гермиона бы не удивилась, узнав, что чистокровные маги на родине в массе своей даже и не подозревали об открытии. В Хогвартсе она как-то не поинтересовалась таким вопросом, и сейчас оставалось только мучиться любопытством. Как результат, магическая культура здесь оказалась довольно-таки уникальной, сильны были этнические мотивы, европейская школа пришла сюда всего лишь полвека назад, после войны, и, учитывая долгожительство магов, заметных позиций пока не заняла.
     Так что не стоило удивляться, что рутинная закупка ингредиентов оказалась выматывающей процедурой, когда продавец и покупатель все, что только можно, называли по-своему, из-за чего приходилось подолгу согласовывать каждый пункт списка, опираясь на одно только описание внешнего вида и свойств.
     Мучительная задача растянулась надолго, и освободилась Гермиона только заметно позже обеда. Решив попробовать местной кухни, она сделала в ближайшем пабе заказ и, по привычке взяв газету, принялась просматривать ее. Местные новости ее особо не взволновали, хоть она и вдумчиво прочла их, машинально пытаясь делать какие-либо выводы из известных ей фактов. Страница международных новостей пестрила мелкими, едва в пару-тройку предложений, заметками о произошедшем по всему миру. Проглядывая ее, Гермиона споткнулась на знакомом имени и улыбнулась, прежде чем прочесть.
     С тихим звоном на пол упала вилка, выпав из вдруг ослабевшей руки.

     На столе лежала газета, раскрытая на злополучной заметке, перечитанной десятки раз, каждым типографским знаком отпечатавшейся в памяти и не оставляющая никаких иных вариантов толкования.
     Гарри Поттер покинул магический мир.
     Гермиона сидела на кровати, зябко обхватив себя обеими руками, и тихонько раскачивалась из стороны в сторону.
     Весь ее мир в одночасье рухнул. Три столпа, на которые она опиралась всю свою прежнюю жизнь, пали.
     Ее ударили враги, уничтожив ее школу, ее альма-матер – пусть не физически, но духовно, убив директора и осквернив своим присутствием.
     Ее предал лучший друг, обещавший ей, что, насколько возможно, все останется как было, и исчезнувший, едва она отвернулась. О, у нее были и другие друзья, но только его она считала своим первым и лучшим другом. Только с ним она могла обменяться понятной шуткой или в разговоре небрежно сослаться на какой-то общеизвестный факт без необходимости объяснять его.
     И, превыше всего этого, она предала сама, уничтожив – по другому и не скажешь – собственных родителей. Ничуть не оправдывало, что делала она это из благих намерений, намереваясь защитить их не столько от тех, кто мог напасть на них, сколько от вестей от собственной возможной гибели. Вот только всем известно, куда идут с такими намерениями…
     Она не могла жить с таким грузом вины, не имея ни призрачной тени надежды, ни легчайшей поддержки. Сама собой в руках оказалась палочка, острым концом больно вдавив под подбородок. Она открыла рот.
     Слово застряло на языке. Простое слово, что уже лишило ее родителей.
     Палочка задрожала в руке, и она во внезапном импульсе злости на саму себя отбросила ее и, разрыдавшись, боком рухнула на кровать.
     Она не справилась, струсила или решила себя наказать. Как просто было бы проснуться наутро и ничего не помнить, ни себя, ни своей прежней жизни. Но нет, ей придется жить и помнить свою ошибку и свою вину.

     Чего ей всегда не хватало в Хогвартсе, так это тихих прогулок под сенью деревьев, возможности спокойно почитать книгу, сидя на скамейке и слыша запах свежей листвы. Закоренелая горожанка, она не пылала желанием лазить по чащам, но вот такие цивилизованные уголки природы всегда действовали на нее умиротворяюще. Даже забавно было, что это чудесное место назвали в честь августейшей персоны, на которую где-то здесь, по слухам, попытались совершить покушение.
     Немного успокоившись, Гермиона поняла, что осталась без каких-либо ориентиров, целей и устремлений, и ей нужно будет заново спланировать свою жизнь. Хотелось напрочь забыть о магии, что сломала жизнь всей ее семье и ей самой. Тем не менее, она понимала, что, давно бросив обычную школу, прискорбно отстает от своих ровесников в знаниях и умении вести себя.
     Выход был. Сварить из закупленной ей прорвы ингредиентов омолаживающее зелье было несложно. Она еще раз мысленно пробежалась по рецепту и удовлетворенно кивнула. Скинуть четыре-пять лет – побочные эффекты ее сейчас не пугали – и вернуться в среднюю школу. Довести знания до этого уровня можно достаточно быстро. В принципе, гораздо проще было бы вообще заниматься полностью самостоятельно, но тогда не получится, наблюдая за окружающими, выявить негласные правила и вписаться в общество. Слишком давно она была оторванной ото всех одиночкой, чтобы снова это повторять.
     Помимо этого, хотелось убраться куда-нибудь подальше, что отсюда, что от родины.
     Гермиона вытащила из сумочки купленный перед поездкой путеводитель и наудачу раскрыла его, после чего улыбнулась статье о недавно посещенной деревне. Да, припомнила она, продавец говорил об этих чарах. Если книгу какое-то время не трогать, открыв ее, попадаешь на страницы о той стране, где находишься. Грустно улыбнувшись, она закрыла ее и открыла вновь, на этот раз в результате вздохнув. Хм, об этом уже не упоминалось, но вполне можно было предположить наличие и такого заклинания, на случай если захочется рассказать местным знакомым о своей родине. Гермиона в третий раз раскрыла книгу, после чего крепко задумалась, увидев, что подкинул ей случай.
     Чужая страна, чужая культура, чужой язык и чужой менталитет. Рука непрошеной потянулась закрыть книгу и повторить, но она пересилила себя, ведь так можно было повторять до бесконечности. Нет, раз сделав выбор, стоит на нем остановиться, если только не возникнет каких-либо препятствий, преодоление которых затребует чересчур много усилий. Взгляд сам собой побежал по строкам, а мозг принялся анализировать, спешно поднимая из архивов памяти все ей уже известное. Но слишком мало она знала об этой стране, ей будет крайне непросто.
     Вновь стряхнув малодушное желание изменить свой выбор, она заново перечислила пришедшие недавно на ум основные проблемы. Все они решались. С необходимыми документами могли помочь гоблины, как помогали они сквибам и магглорожденным во время войны покинуть страну. Деньги, кончено, драли в три шкуры, но работали качественно. Язык можно было быстро выучить при помощи магии, в чем она сама убедилась перед поездкой в Болгарию. Культура в разных странах все больше размывалась, проникая друг в друга. Что бы ни говорили об Америке, но джинсы и кока-колу можно было найти где угодно. Менталитет… с этим, признала Гермиона, будет сложнее. Нужно будет как можно больше времени наблюдать за окружающими, все подмечать и делать выводы.
     В целом, ничего нерешаемого.
     Она улыбнулась, когда так и оставшийся для нее безымянным колли поймал брошенную ее отцом палку, после чего радостно помчался к нему. Отец потрепал пса и, размахнувшись, вновь зашвырнул игрушку. Пес помчался в обратном направлении.
     Ее родители были счастливы, начав новую жизнь, пусть даже не по своей воле. Возможно, когда-нибудь она найдет в себе силы себя простить.

     Месяц спустя она, улетев через тот же аэропорт, что и прилетела, все теми же Qantas Airways, стояла перед зеркалом в своей новой квартире, не до конца веря, что это и правда она. Сколько она себя помнила, у нее всегда были длинные волосы, и сейчас, с сильно укороченными, было непривычно легко и пусто. Как голове, так и на душе. Залегшие в глубине тени душили почти все проявления эмоций, она самой себе казалась каким-то ожившим роботом, бездушным механизмом, действующим по загодя определенной программе.
     Новая страна, новая жизнь и новое имя. Она помнила, как коверкал ее имя Виктор, здесь же английский перевирали еще сильнее, и даже предполагать не хотелось, как могли бы над ним поиздеваться. Но ее мало волновали проблемы произношения возможных собеседников. Смена имени несла и другой смысл. Она символизировала разделение жизни на две части. До была Гермиона Грейнджер, ведьма и дочь своих родителей. После же…
     Она поймала в отражении собственный взгляд и постаралась естественно улыбнуться, стараясь припомнить себя несколько лет назад и сравнивая с нынешним обликом. Лицо было открытым, что разительно меняло ее внешность. Раньше пышная прическа всегда отвлекала от нее внимание. Она перевела взгляд на вымученную улыбку, после чего расстроенно поморщилась. У нее еще будет время научиться, решила она.
     Поглубже вдохнув, она шумно выдохнула и попробовала еще раз. Получилось ненамного лучше, но она все равно кивнула и настойчиво сказала своему отражению, тоном подчеркивая каждый слог:
     – Мидзуно Ами.
Декабрь 1998
     Рей неспешно шагала по улице, краем глаза поглядывая на непривычно тихую и задумчивую подругу. Поправка: еще более тихую и задумчивую, чем обычно. Рей подозревала, что это как-то связано с новой девушкой, с которой они вчера познакомились. Прямых свидетельств пока не было, но Ами отреагировала на нее не так как на Макото и на саму Рей. Если в тех случаях она была спокойна, сегодня она, казалось, даже не сразу ее заметила, ответив лишь на второе приветствие и не проронив с тех пор ни слова.
     Предмет ее размышлений встретился им неподалеку от дома Цукино. Блондинка чуть выше среднего роста, удивительно похожая на саму себя в облике Сенши, неловко топталась на месте, поглядывая на их цель. Рей улыбнулась.
     – Айно-сан, – негромко окликнула она, и девушка резко обернулась на зов. Рей ощутила, как встрепенулась рядом с ней Ами, и, покосившись, увидела, как она пронзила новенькую пристальным взглядом. – Доброе утро.
     – Привет, – бросила Минако, смущенно поглядывая на отрывисто кивнувшую Ами.
     – Идемте, познакомим вас, – чуть вздохнула Рей, направляясь ко входу. Блондинка пристроилась чуть позади нее, с другой стороны от Ами. Нет, здесь явно что-то крылось.
     Позвонив в дверь, Рей замерла, затылком чуя, как обе девушки украдкой поглядывают друг на друга, стараясь на этом не попасться.
     Послышались шаги, и через секунду перед ними предстала Цукино Икуко.
     – О, здравствуйте, девочки, – приветливо улыбнулась она, чуть отойдя в сторону и с любопытством посмотрев на Минако. – Заходите, Усаги-тян с подругой уже у себя в комнате.
     – Цукино-сан, это Айно Минако, – представила Рей.
     – Моя старая подруга, – вдруг вмешалась Ами, и Рей немного удивленно оглянулась на твердо поднявшую голову девушку. – Учились вместе, – чуть пожала она плечами. – Когда узнала, что она в Японии, решила познакомить ее с остальными.
     – Оу, – удивленно моргнула Икуко, после чего доброжелательно улыбнулась блондинке. – Ну, добро пожаловать, Минако-тян.
     – Спасибо, Цукино-сан, – вежливо поклонилась Минако. – Пожалуйста, позаботьтесь обо мне. – Немного помедлив, она добавила: – Я не так давно учу язык, не стесняйтесь меня поправить, если буду ошибаться.
     – Обязательно, – кивнула Икуко.
     Три девушки отправились наверх. Рей с некоторым удивлением посматривала на Ами, но заговорила только в комнате Усаги.
     – Итак, – села она на кровать рядом с Макото, нежно поглаживающей пристроившуюся у нее на коленях довольно мурлыкающую Луну. – Ами-сан, зачем это было нужно? Я до сих пор ни разу не замечала, чтобы ты лгала.
     Перебравшаяся со стула на стол болтающая ногами Усаги с ясно видимым удивлением посмотрела на занявшую освободившееся место девушку, но та не ответила. Вместо нее голос подала опершаяся на подоконник представившаяся им вчера блондинка.
     – Она почти никогда не лжет. Только в чрезвычайной ситуации, когда правда может кому-то навредить.
     Все кроме Ами посмотрели на нее. Минако скрестила на груди руки.
     – И откуда вы это знаете? – поинтересовалась Усаги.
     – Мы и правда вместе учились, – пожала она плечами, сказав это больше Рей, после чего обратилась уже ко всем. – Познакомились чуть больше семи лет назад, и вскоре подружились.
     – Как-то непохоже это на встречу давних подруг, – вполголоса прокомментировала Макото, по очереди глядя на старающуюся не смотреть друг на друга пару.
     – Несколько месяцев назад мы… разошлись не лучшим образом, – дипломатично ответила Минако. – И с тех пор не контактировали. Даже не знали, что мы снова в одной стране.
     – Разошлись не лучшим образом, – вдруг яростно прошипела Ами, медленно поворачиваясь к ней. Собравшаяся еще что-то спросить Усаги запнулась на полуслове, с так и не закрытым ртом уставившись на внезапную вспышку. – Лживая ты сволочь, кто мне обещал, что дождется моего возвращения?
     Ами встала с места, как будто даже став на голову выше, нависая над девушкой. В ее руке вдруг очутилась тонкая резная деревянная палочка, на которую с опаской посмотрела немного сжавшаяся Минако.
     – Muffliato, – выплюнула Ами, и в комнате стало неестественно тихо, совсем как в смещенном пространстве, когда Рей впервые стала Сейлор Марс. Несмотря на опущенную палочку, Минако напряглась еще сильнее.
     – Я прилетела к своим родителям, – зло сказала Ами, тоном вбивая каждое слово, – хотела вернуть их, надеялась, все станет как было. – Она на мгновение прикрыла глаза, после чего продолжила, возвысив голос: – И из газет узнала, что вся страна обсуждает твое исчезновение! Сказать мне лично, глядя в глаза, смелости не хватило?!
     – Мне не хотелось снова вас впутывать… – негромко пробормотала Минако, пряча от нее глаза.
     – Впутывать? – задохнулась, раскрасневшись, Ами. – После всего, через что мы вместе прошли? Опять твое геройство взыграло? Год назад мы успели тебя перехватить, а в этот раз нам даже можно было ничего не говорить?
     Она вновь сделала паузу и шумно выдохнула, стараясь немного успокоиться.
     – Скажи я, – тихо вклинилась в эту паузу Минако, – и ты бы снова все бросила и помчалась вслед за мной. Разве не понятно было? У меня никогда не будет спокойной жизни, – горько обронила она. – Как и у тех, кто меня окружает. Ты же хотела вернуть своих родителей, закончить образование, у тебя были свои планы. Мне нельзя было вечно тянуть вас за собой.
     – Никак не наиграешься в героя? – ядовито подхватила Ами. – Мне казалось, ты это ненавидишь.
     – Для вас бы здесь было слишком опасно, – упрямо сказала Минако. – Йомы не маги, а Ситенно не Риддл.
     – А ты не думаешь, что все не ограничивается одними лишь сражениями?
     – А ты можешь честно сказать, что не стань ты Меркурий, не влезла бы в бой?
     – Да! – выкрикнула Ами.
     Минако медленно покачала головой, глядя ей прямо в глаза и выдерживая паузу.
     – Ты даже сама себя сейчас не убедила, – заметила она. – Факультет тебе выбрали безошибочно. – На мгновение умолкнув, пока Ами хватала ртом воздух, явно потрясенная столь неожиданным ударом, она тихо добавила: – Мне хотелось, чтобы вы смогли нормально жить.
     – Да какая бы это была жизнь – без родителей и без тебя? – с болью воскликнула Ами, и Минако осеклась. – Я ведь поняла, наконец, что давно любила тебя, но только когда узнала, что вряд ли уже тебя увижу.
     – Что? – потрясенно выдохнула Минако.
     – Как думаешь, ради кого я возвращалась, несмотря на все опасности? – Глаза у девушки заблестели от сдерживаемых слез. – Ради кого лгала родителям, ничего им не рассказывая? Да знай они хоть десятую часть наших приключений, отправили бы меня в Салем или Бобатон или вовсе запретили бы возвращаться. Я даже как именно мы подружились полностью для них выдумала. Думаешь, они были бы рады узнать, что их девочку чуть не убили всего через два месяца в школе? Сомневаюсь, – горько вздохнула она. – А тебе… тебе удалось на все это наплевать.
     Миг удара совпал со звуком хлопка, и Минако, схватившись за щеку, невидяще уставилась на место, где всего мгновение назад стояла некогда лучшая подруга.
     На несколько секунд повисла тишина, прервавшаяся лишь шумным вздохом Минако, когда она немного расслабилась и распустила заглушающие чары. Три девушки, молча таращившиеся в ту же точку, что и она, пытаясь осмыслить вывалившийся из шкафа скелет, казалось бы, уже хорошо изученной подруги, переключили внимание на новую знакомую.
     – Вы за ней не пойдете? – несколько неуверенно поинтересовалась Усаги. Явно было видно, что ее, как и всех остальных, распирает от любопытства, и желание засыпать вопросами уступает лишь беспокойству за подругу.
     Минако по вдруг вернувшейся старой привычке нервно потерла лоб.
     – Даже и не знаю, что будет лучше, – призналась она. – Она такой человек, что когда злится, ей под руку лучше не попадаться. Когда мы учились в третьем классе, мальчику, что сумел ее взбесить, она разбила нос. В шестом, уже на другого, она напустила стаю металлических птиц. С тех пор она стала только лучше, и мне не хочется проверять, что же она придумает, если я сейчас попадусь ей на глаза.
     – В тихом омуте… – негромко пробормотала Макото, покосившись на Рей.
     Решившись вдруг, Минако кивнула самой себе, после чего обратилась к остальным.
     – Хотя, пожалуй, правда пойду найду ее. Усаги, проводишь?
     – А… да, – не сразу сообразила другая блондинка, после чего спрыгнула со стола и отправилась вслед за ней.
     Внизу Усаги с явным дискомфортом взглянула в сторону кухни, явно не горя желанием объяснять матери внезапный уход двух подруг. Обувшаяся Минако ободряюще улыбнулась ей.
     – Не волнуйся, все будет в порядке. – Внутренне поморщившись от того, насколько избито прозвучала эта фраза, она не придумала ничего лучше, кроме как с улыбкой добавить: – Даю слово Венеры.
     Усаги вымученно улыбнулась незатейливой шутке, в которой шутки было крайне мало, и резко кивнула.
     – Вы знаете, где ее искать? – с беспокойством спросила она.
     – Следы всегда остаются, – подмигнула ей новая знакомая, после чего попросила: – Прикрой глаза, со столь близкого расстояния вспышка может быть… неприятной.
     Когда Усаги послушалась, Минако поймала оставшуюся после аппарации нить и устремилась по ней.
     Через мгновение оставшаяся в прихожей девушка открыла глаза и задумчиво покачала головой, после чего отправилась в свою комнату.

     Ами нашлась в тихом парке, сидящей, подобрав под себя ноги. Минако молча поставила перед ней на землю оставленные в прихожей дома Цукино туфли и села на другой конец скамейки, оставив между ними значительное пространство.
     Через несколько минут Ами впервые пошевелилась, спустив ноги и начав обуваться.
     – … Спасибо, – закончив, едва слышно поблагодарила она.
     Чуть вздохнув, Минако посчитала, что вряд ли у нее в ближайшее время будет какой-либо другой повод завязать разговор.
     – Не за что, – не глядя на подругу, сказала она. – Ты… сильно злишься?
     И вновь отреагировала Ами далеко не сразу, Минако уже успела посчитать, что она и дальше будет ее демонстративно игнорировать.
     – Относительной шкалы у меня нет, так что не скажу, – наконец, ответила она. – Очень сильно.
     – Ясно, – виновато вздохнула блондинка.
     – Разумом я понимаю логику твоих поступков, но не могу их принять, – словно не заметив, продолжила девушка. – Они, как всегда, эгоистичны, самоуверенны и безответственны.
     – Признаю вину по всем пунктам, – понуро опустила голову Минако, когда Ами умолкла. – Но мне правда не хотелось втягивать тебя. Кстати, что с твоими родителями? Разве ты их не нашла?
     – Лучше бы и не находила, – безэмоционально ответила Ами.
     – Что? – потрясенно ахнула Минако. – Что случилось?
     – Просто я увидела их без привычных масок и поняла, насколько я стала для них чужой.
     – Не понимаю, – слегка растрепав волосы, помотала головой Минако.
     – Куда уж тебе, – презрительно ответила Ами. – У тебя же нет… Извини, – обозначив паузу, равнодушно бросила она.
     Минако промолчала, не в силах сказать ни слова.
     – Я год за годом все больше и больше отдалялась от них, не замечая этого или стараясь не замечать, – не глядя на нее, сказала Ами. – До Хогвартса мы прекрасно понимали друг друга, я вполне могла обратиться к ним, когда начинала путаться в причинах столетней войны или возникали проблемы с выводом теоремы Виета. А после? Жаловаться, что не вижу логического смысла в троичном арифмантическом разложении? Что не удается придумать мнемоническую формулу для таблицы несовместимости компонентов высших зелий? Что не понимаю необходимости давать практические навыки без теоретической подготовки? Рассказывать о тролле и цербере, как сперва чуть не стала полукошкой, а потом едва не окаменела? Как чуть не вытянули душу, как засунули на дно озера? Каждый год приходилось все больше и больше отмалчиваться. Пусть они не знали, что именно я скрываю, но догадывались, что я о многом не говорю, видели, как заглянув на каникулах домой, торопливо возвращаюсь обратно в волшебный мир. Мы еще в Англии стали просто порой живущими по соседству чужими друг другу людьми, и когда я их нашла, я просто это увидела. Как счастливы они были без меня. Я просто не смогла заставить себя снова сломать им жизнь. Знала, что они меня никогда не простят. На их месте я бы сама себя не простила.
     Ами умолкла и отвернулась, но Минако успела заметить скатившуюся по щеке слезу.
     – Почему же ты тогда не вернулась в Англию? – тихо спросила Минако.
     – А куда возвращаться? – чуть не выкрикнула девушка, резко повернувшись к ней. – Все, что было мне привычно, уничтожено. Семьи больше нет. Друг исчез, даже не попрощавшись. Школа осквернена. Знаешь, как бы я ни храбрилась, одна я вряд ли смогла бы туда вернуться. Сколько раз директор говорил, что это самое безопасное место. Мы каждый год убеждались в обратном, а после его убийства не осталось даже фигового листа веры в это. Так что мне там делать, скажи? Сдать экзамены и пойти куда-нибудь работать на мелкую должность без каких-либо перспектив?
     – Почему без перспектив? – машинально пробормотала Минако.
     – Тебе что, за семь лет так и не удалось понять, в каком обществе ты живешь? – немного удивленно сказала Ами, но почти сразу спохватилась. – Впрочем да, о чем это я. Для знаменитостей же все по-другому, – с сарказмом сказала она. - Твоя мать, лучшая ученица школы, где она работала? Чего она успела добиться? Сразу после выпуска выскочила замуж и сидела с тех пор дома. И вообще, сколько бы не заявляли о всеобщем равенстве, смотреть надо на дело, а не на слова. Много ты припомнишь магглорожденных на руководящих должностях – где угодно – в министерстве, аврорате, Святом Мунго, владельцев собственного бизнеса? Вспомни там же женщин, кто они? Вырастившие своих детей и заскучавшие немолодые дамы.
     Минако промолчала.
     – И за что сражались? – риторически спросила Ами, вновь от нее отвернувшись. – Ни в восемьдесят первом ничего не поменялось, ни сейчас. Коррупция, протекционизм и дискриминация. Было два человека, которым под силу было бы что-то изменить, но одного убили, а другой исчез. Не стану называть имен, тебе они прекрасно известны.
     – Гермиона… – встревоженно начала Минако.
     – И не называй меня так, – не глядя на нее, резко припечатала Ами. – Нет больше Гермионы Грейнджер, как нет и ее родителей.
     – Хорошо, учту, – отозвалась девушка. – Ты ничего не чувствуешь?
     Ами повернулась к ней. Блондинка, склонив голову набок, казалось, к чему-то прислушивалась. Мгновенно собравшись, девушка вынула из пространственного кармана ноутбук и запустила быстрое сканирование.
     – Там идет магический бой, – сказала она, получив результат, после чего взглянула в том же направлении, что и Минако. – Один из них Зойсайт, второго определить не могу.
     Обе девушки переглянулись. Минако, чуть прикусив губу, сказала:
     – Возможно, я о многом прошу, но давай отложим наши разногласия до того момента, как справимся с кризисом? – протянула она руку.
     – Наши личные проблемы это наши личные проблемы, – кивнула Ами. – Не будем втягивать остальных. Мир, – пожала она руку.
     – Что ж, – радостно улыбнулась Минако. – В таком случае, позвони им, я тоже кое с кем свяжусь.

     Две Сенши уткнулись в экран ноутбука, разглядывая довольно-таки мутную и неразборчивую картинку.
     – Можешь подвести поближе? – подстраивая фильтры, спросила Меркурий. Венера покачала головой.
     – Зойсайт уже пару раз оглянулся, и я сомневаюсь, что это случайное совпадение. Попробуй лучше между разными режимами пощелкать, – посоветовала она.
     Меркурий послушалась. Тепловидение лишь подтвердило число сражающихся, другие диапазоны электромагнитных волн новой информации не дали. Гораздо интереснее стал магический взор.
     – Это развеянные йомы, – ткнула Минако в два черных дымка. – А это уничтоженный даймон, – уверенно определила она металлически-серое пятно.
     – Даймон? – переспросила Меркурий.
     – Сородич той твари, с которой вчера сражались, – пояснила Венера. – А значит это должна быть хозяйка даймона – по крайней мере одна из них. Девочек еще долго ждать?
     Меркурий переключилась на карту, где три разноцветные точки приближались к белому кресту.
     – Пять-семь минут, – оценила Меркурий, переключаясь обратно на камеру.
     – Зойсайт продержится еще минуты три, – изучила Венера насыщенность темно-синей кляксы. – Если не решит уйти пораньше.
     Она подняла руку, и изображение на экране дернулось, резко отдаляясь, после чего погасло, и программа сообщила о потере сигнала. Через пару секунд Венера поймала свою тиару и вернула ее на лоб.
     – Что ты делаешь? – повернувшись к ней, прошипела Меркурий.
     – Пойду помогу Зойсайту, – беззаботно откликнулась блондинка. – Втроем у нас будет шанс с ней справиться. Ты же идешь?
     Меркурий тряхнула головой, после чего захлопнула ноутбук, и тот мгновенно исчез.
     – Опять твои безумные затеи, – процедила она сквозь зубы. – Конечно иду, за кого ты меня принимаешь?
     Обменявшись ухмылками, девушки вскочили и рванули вперед. Меркурий на бегу окутала обеих туманом, Венера приготовила цепь.
     Оба противника отскочили друг от друга, молча согласившись взять паузу разобраться, кого принесла нелегкая, стараясь при этом не выпустить никого из поля зрения.
     Выйдя на относительный простор, они разделились. Венера ринулась к женщине в облегающем алом платье, на бегу метнув несколько цепей, что словно лучи света, отражающиеся от незримых зеркал, двигались по известным лишь ей самой траекториям. От части ее противник сумела увернуться, часть приняла на барьеры, но змеей подобравшаяся сзади цепь обернулась вокруг ее лодыжки.
     Меркурий тем временем подскочила к напрягшемуся Зойсайту.
     – Сама не верю, что это говорю, – покачала она головой, хоть он и не мог ее видеть, – но сейчас у нас общий враг. Предлагаю совместно ей заняться.
     Мужчина тонко улыбнулся, казалось, глядя ей прямо в глаза, по звуку голоса безошибочно определив ее местоположение.
     – А если я откажусь? – ехидно спросил он. Меркурий вздохнула.
     – Тогда мы затянем до прибытия поддержки, – сухо сказала она, – после чего все стороны разойдутся относительно невредимыми.
     Прекратив улыбаться, Зойсайт серьезно кивнул.
     – Она представляет врага, о котором мы вас когда-то предупреждали. Если бы ваша королева прислушалась к нам, мы бы вполне могли сейчас вместе работать над общей проблемой.
     Меркурий прикусила губу, почему-то не веря ни единому его слову, но не имея при этом ни малейшего свидетельства лжи.
     – Как я понимаю, это предложение лишь на нынешний бой? – уточнил Зойсайт. – Что ж, рад буду поработать вместе со знаменитыми воительницами.
     Он не стал протягивать руку. Возможно, понимал, что девушка никогда ее не пожмет. Они оба повернулись к бою.
     Стиль Венеры был странен. Она выглядела перепархивающей с места на место колибри, отталкиваясь от появляющихся под ногами опор, с призрачным мечом в руке, формой не отличающимся от меча Гриффиндора. Иллюзия лишь усиливалась периодическими проблесками крыльев, с помощью которых девушка, вроде бы уже летящая в подготовленную противником ловушку, нагло сворачивала в сторону, в буквальном смысле свысока плюя на законы баллистики.
     Ее противник была в растерянности, явно никогда ранее ни с чем подобным не сталкиваясь. Она была ярко выраженным дистанционным бойцом, и бой вплотную, да еще и с перемещающейся в трех измерениях нападающей, был для нее непривычнен. Тем не менее, она успевала подставлять барьеры и уворачиваться, порой контратакуя неким черным лучом. Ее подвижность незначительно сковывали остатки рассыпающейся на ноге безвредными искрами призванной Венерой цепи.
     Внезапно вокруг нее сами собой затанцевали десятки таких же мечей, как в руках Венеры. Лишь проступившее на секунду в глазах девушки удивление подсказало Меркурий, что это не ее работа. Проверяя внезапно вспыхнувшую догадку, она опустила визор и убедилась в их фантомной природе. Они были лишь иллюзиями, неспособными причинить никакого вреда, но женщина в платье об этом не знала, завертевшись юлой и защищаясь от всего подряд. Один за другим очередью выставляемые барьеры сливались вокруг нее в грубую сферу.
     Взглянув на Зойсайта, Меркурий увидела его посеревшее лицо и вспомнила, насколько он выложился еще до их прибытия. Секунду поколебавшись, она коснулась его плеча, вливая энергию, на что он приободрился. В то же мгновение земля под ногами у женщины начала покрываться коркой льда, вынудив ее отвлечь часть внимания и на это.
     Они заставили ее защищаться, но большего лишь с одним чистым нападающим и двумя бойцами поддержки добиться не могли. Оставалось лишь затягивать бой, ожидая помощи.
     Понимала это и сама женщина. Видимо, распознав точную природу оружия Венеры, она чуть изменила свои барьеры, чтобы их было сложнее уничтожить. Если до этого они были прозрачными, и в видимом спектре их можно было обнаружить лишь по заметному преломлению лучей и радужной пленке, сейчас они стали матово-белыми, и что она делает, спрятавшись за ними, было неясно.
     Открылось это достаточно быстро. Сфера словно взорвалась, и вверх ракетой рванул веретенообразный объект, чья траектория чуть отклонялась к северу. Не сумев обойти закрывшую почти все способы телепортации Меркурий, женщина предпочла сбежать более грубым способом.
     Застывшая в горизонтальном положении в трех метрах над землей Венера проводила объект взглядом, когда же гравитация пересилила прижимающую ее к сотворенной опоре инерцию, изящно кувыркнулась в воздухе, аккуратно приземлившись на ноги. Меч в ее руках растворился.
     В то же мгновение исчезли все зависшие в воздухе мечи, лишь на месте одного из них остался черный кинжал, послушно влетевший в протянутую руку Зойсайта.
     Меркурий отступила на пару шагов, подходя ближе к Венере.
     Все застыло в неустойчивом равновесии. Их враг сбежал, и из временных союзников они вновь стали противниками. Никто не шевелился, не желая спровоцировать другую сторону. Меркурий спешно вспоминала, что она знала о декларируемых целях Ситенно, и размышляла, удастся ли им мирно разойтись. О чем думал Зойсайт, было неизвестно.
     Вдруг он резко вскинул кинжал, и Меркурий через визор увидела вспышку отраженного невидимого удара. Быстро обернувшись, она увидела в дальнем конце дорожки девушку, немного напоминающую старшую версию Рей, со столь же длинными волосами и в похожих одеждах. В правой руке она держала вытянутый вперед меч.
     – Кажется, мне пора, – быстро сказал Зойсайт. – Рад был повидаться, надеюсь, еще увидимся и все такое.
     – А ну стой, демон! – воскликнула незнакомка. – Zanmaken! – махнула она мечом.
     Меркурий оглянулась на Зойсайта. После атаки девушки открытый им в обход блокировки коридор портала схлопнулся, и на землю упала нижняя половина тела. Меркурий поспешно отвернулась.
     Девушка, вложив меч в ножны, приблизилась к ним с несколько виноватым видом.
     – Я лишь хотела не дать ему уйти, – искренне сказала она.
     – Терра? – неуверенно спросила, глядя на нее, Венера. Бросившая на нее взгляд Меркурий догадалась, что она имеет в виду ту мечницу, что помогла им в бою с Джедайтом. Она тоже была там? И позже смогла с ней поговорить?
     – Задерживается, – просто ответила незнакомка. – Попросила меня вам помочь и передать, что она сегодня еще с вами свяжется.
     Венера кивнула.
     – Вы вчера наблюдали за нами с крыши, – вдруг сказала она. – Я слышала трех человек. Терра, вы и?..
     Девушка просто улыбнулась и, не сказав больше ни слова, прошла мимо них. Меркурий и Венера словно в ступоре проводили ее взглядом, даже не подумав хотя бы окликнуть.
     Через минуту на них вышли остальные три Сенши.
     – Это Зойсайт? – едва взглянув, спросила Мун.
     – То, что от него осталось, – сдержанно кивнула Венера.
     – Сурово вы его, – бесстрастно разглядывая останки, сказала Юпитер.
     – Это не мы, – поспешно открестилась Меркурий.
     – Его рассекло порталом, – подтвердила Венера. – Полагаю, вторая половина где-то на другой стороне.
     Мун посмотрела на них обеих, стараясь не поддаваться болезненному любопытству и не косить в сторону.
     – Надеюсь, вы между собой все уладили?
     Девушки переглянулись.
     – Можно сказать, мы пришли к соглашению, – осторожно сказала Венера. Меркурий кивнула.
     – Хорошо, – с облегчением сказала Мун, не сдержала любопытства и поморщилась. – Давайте тогда продолжим разговор где-нибудь э-э… в более приятном месте.
     – Храм ближе, – подала голос Марс.
     – Тогда туда и отправимся, – с облегчением решила Мун.
     – Вы идите вперед, – предложила Венера. – Я вас догоню. У меня тут… еще есть небольшое дельце.
     Дружно скосив глаза в одном направлении, никто не решился уточнить его суть.

     – Так вы и правда любили друг друга? – задала мучающий всех вопрос Рей, когда Минако нагнала их.
     – Нам бы все равно не позволили быть вместе, – вместо нее хмуро буркнула Ами, внутренне досадуя на свою прошлую вспышку. Теперь оставалось лишь спасать положение.
     – Почему? – удивилась на ее ответ Минако, повернувшись к ней.
     – А ты вспомни, что было на четвертом курсе, когда только слух пошел, – поморщилась девушка, машинально потерев руки. – Кто я и кто ты.
     Минако понимающе кивнула.
     – Только если бы мы скрылись от внимания общества, – машинально добавила Ами.
     Блондинка поперхнулась, припомнив найденную во время недавнего визита в Англию статью в Ежедневном пророке. Пусть автором и не была незабвенная Рита, вдохновение явно черпали в ее старых работах.
     Они не обратили ни малейшего внимания на сияющие взгляды окружающих их девушек.
     Разговоры продолжались до самого храма. Подруги расспрашивали Ами и Минако об их прошлом, и им приходилось, так и не успев в разговоре наедине затронуть очевидный вопрос, пусть и не лгать, но не договаривать. Впрочем, быстро поняв, что Ами тема ее прошлого неприятна, они переключились на сам волшебный мир.
     Поднявшись по длинной лестнице, они прошли к жилому зданию храма. Первой войдя внутрь, собравшаяся разуться Рей на мгновение удивленно замерла, увидев незнакомые кроссовки небольшого размера. Оглянувшись на удивившихся ее ступору подруг, она молча указала на них и недоуменно пожала плечами. Из гостиной донесся заливистый девичий смех. Пройдя по коридору, Рей отодвинула дверь и заглянула.
     Ее дедушка сидел за котацу, пряча улыбку за чашкой чая, явно только что закончив рассказывать одну из бесчисленных баек о своей молодости, которых Рей от него наслушалась еще в детстве. Напротив него радостно фыркала девчонка их лет с увязанными в хвостики рыжими волосами. В здании было достаточно тепло, так что, сняв на входе куртку, она осталась в одной только мешковатой толстовке с капюшоном, что не могла скрыть весьма внушительную грудь, с которой могла поспорить разве что Макото.
     – О, с возвращением, – ухмыльнулся ее дед, заметив ее. Девушка быстро обернулась
     – Отлично, – обрадовалась она, шустро вылезая из-за котацу и выпрямляясь во весь рост, оказавшись в итоге ниже их всех. – Я только вас и дожидалась.
     – Э-э… – неуверенно протянула мико, в ожидании подсказки бросив взгляд на своего дедушку, но он лишь развлекался, со стороны наблюдая разворачивающуюся ситуацию. Как и, поняла она, сама незнакомка. – Простите, но вы кто?
     Девчонка моментально надулась.
     – Ну вот, сперва ты им помогаешь, потом они тебе помогают, а в итоге даже узнавать не хотят.
     Рей растерянно оглянулась на остальных. Почти у всех в глазах было легко читающееся недоумение, лишь у Макото едва заметно подрагивали уголки губ. Встретив ее взгляд, высокая девушка не выдержала и прыснула со смеху.
     – Странно видеть вас с хвостиками, сэмпай, – широко улыбаясь, сказала она, после чего критически изучила рыжую и решила: – Вам идет.
     – Спасибо, Мако-тян, – довольно кивнула девчонка, коснувшись своих волос. – Я старалась, все же не абы какой день, буду с твоими подругами знакомиться.
     – Сэмпай? – полупридушенно воскликнула Рей. По восхищенным и немногословно-расплывчатым описаниям Макото возникал образ высокого (как минимум на голову выше их немаленькой подруги) и уже почти взрослого бисёнена с уверенным лицом и сексуальным голосом, а не нахальная егоза их возраста, способная в прыжке уткнуться ей носом в грудь.
     – Тиба-сан? – вдруг неуверенно спросила Ами.
     Рыжая просияла.
     – Приветик, Ами-тян, я уж думала, ты меня не узнаешь.
     – Тиба-сан… – заколебалась Ами, но, все же, спросила, – сколько вам лет?
     Девчонка надула губки, создав образ безвинно пнутого щенка, помноженный на жалобный взгляд проголодавшегося котенка. Рей почему-то почувствовала себя виноватой.
     – Ами-тян, нельзя девушке такой вопрос задавать, – укоряюще сказала рыжая, шутливо ей погрозив, – я ведь тоже могу потребовать на него ответа.
     Старый священник на это довольно усмехнулся. Сама Ами почему-то смутилась.
     – В этом году двадцать два отмечали, – заметила Макото, с улыбкой наблюдая за поведением своего сэмпая.
     Вопреки мысли, что это было невозможно, рыжая надулась еще сильнее.
     – Ну, Мако-тян, теперь придется снова становиться взрослой и вести себя серьезно.
     – Сэмпай, даже став как бабушка Колон, вы взрослой будете только притворяться, – возразила Макото. Рыжая, прижав ладонь к сердцу, театрально пошатнулась и, полуприкрыв глаза, бессильным голосом сообщила:
     – Ты меня убила, Макото. Никогда не говори таких слов.
     На лицо Рей сама собой наползла кривоватая безумная улыбка, и она устало застонала.
     – Кажется, мы ее сломали, – прокомментировала девушка, мгновенно оправившись и с интересом наблюдая за ней.
     – Да откуда вы все друг друга знаете! – взорвалась после ее слов Рей, казалось, балансируя на грани превращения в Марс.
     – Мой сэмпай. Уже говорила, – подала голос Макото.
     – Познакомились в библиотеке. Она мне кое с чем помогла, – смущенно добавила Ами.
     – Много лет уже друг друга знаем, – подмигнул ее дедушка. – Я ей здесь даже работу предлагал.
     Рей задохнулась.
     – Почему же я тогда ее ни разу не видела?!
     – Ну… – хитро протянул старый священник. – Ты же не все время здесь. Школа, подруги… – Он кивнул сам себе. – Еще больше причин предложить ей работу.
     Рей открыла было рот, но вдруг замерла и смерила ухмыляющуюся рыжую взглядом.
     – Так вот для кого ты подготовил тот комплект! – воскликнула вдруг она.
     – Дедушка Хино, я же много раз говорила, что ни за что не буду тут работать, – через мгновение укоризненно посмотрела рыжая на старика.
     – Разве мне нельзя надеяться? – парировал тот.
     Девушка ненадолго задумалась.
     – Надеяться можно, – наконец, милостиво кивнула она. – Но работать здесь я не буду.
     Окинув взглядом пылающую яростью Рей, озадаченных девушек и сдавленно хихикающую в ладонь Макото, она чуть посерьезнела.
     – Дедушка, нам, девочкам, нужно будет немного пошептаться.
     Старик тут же поднял в знак поражения руки, начав вставать.
     – Понял, оставлю вас тут сплетничать, девочки, – усмехнулся он. – В комнате Рей, как мне кажется, вам будет тесновато.
     Девушки посторонились, пропуская священника, после чего, под ожидающим взглядом рыжей, прошли внутрь. Макото задвинула дверь.
     Подождав, пока все рассядутся, рыжая чуть поклонилась им всем.
     – Меня зовут Тиба Куниэ. Да, Мако-тян, я знаю, что ты знаешь.
     В следующее мгновение она окуталась золотистым сиянием, ее одежда превратилась в сейфуку, а два хвостика слились в один.
     – Некоторые знают меня как Сейлор Терру. Мина-тян, закрой рот, вас должны были предупредить, что я с вами сегодня свяжусь. Простите.
* * *
     На троне посреди пустоты сидела рыжеволосая женщина в черном платье. Ее рука неотрывно лежала на хрустальном шаре, к которому были привязаны нити множества наблюдательных и переговорных заклинаний. Закрытые глаза не мешали видеть происходящее в сотне других мест, а сжатые губы обсуждать возможные варианты решения проблемы.
     Негромкий кашель отвлек ее, и она, извинившись за прерванный разговор, недовольно открыла глаза. Перед ней терпеливо стоял один из немногих, кто знал местоположение ее убежища и вправе был лично прийти к ней, лидер боевого крыла ее Темного Королевства, один из оставшихся у нее предводителей.
     – Прошу прощения, моя королева, но это важно, – заметив, что привлек ее внимание, спокойно сообщил он. – Нашел у точки выхода, – продемонстрировал он обсидиановый крис.
     У женщины распахнулись глаза, острый ум мгновенно оценил находку и ее последствия.
     – Тело? – спросила она у последнего предводителя.
     – По-видимому, убрали, – лаконично ответил он. – Кинжал упал в снег, и его не заметили.
     – Сколько им понадобится времени?
     – Если они предполагают, что мы не знаем, они могут не торопиться, – допустил мужчина. – Но на поиск канала много времени не уйдет, его не спрятать, а зная координаты, сканирование можно вести хоть с другой стороны планеты. – Он ненадолго задумался. – От шести часов и до бесконечности.
     Мысленно чертыхнувшись, женщина потянулась мыслью к шару и приказала всем, кто мог, готовиться к возможному штурму.
     – Пробудить госпожу не получится? – осторожно спросил мужчина. – Она наш самый лучший шанс справиться с ними.
     Женщина грустно покачала головой.
     – Способ есть, его давно предложили, но это на самый крайний случай. Постараемся справиться сами.
     С внезапной вспышкой ярости она стукнула кулаком по подлокотнику трона.
     – Будь проклята Серенити! – в голос воскликнула она. – Если бы она прислушалась, всего этого можно было бы избежать. Но она только привлекла их.
     – Согласие с вашим планом значило бы для нее потерю суверенитета, – деликатно заметил мужчина. – И возвращение всего народа на Землю, сворачивание многих проектов. Полагаю, она предпочла не поверить в серьезность ситуации и искать иной выход.
     – Суверенитет… – горько сказала она. – Советники обеих сторон и так опасались слияния династий. А все их достижения со временем сумели бы повторить и без Сенши. Теперь же время на исходе.

Глава 11. Дорога тьмы

Декабрь 1998
     В повисшей тишине, казалось, легко можно было разобрать биение сердец. Старательно сдерживая улыбку, Ранма разглядывала потрясенные лица окружающих ее девушек. Макото смотрела на нее круглыми глазами, явно такого не ожидав. У Усаги так даже от удивления рот приоткрылся. Убрав форму, Ранма вернулась на свое место и, поправив хвостики, одним глотком допила подостывший чай.
     – Сэмпай?.. – нарушил тишину выдох Макото.
     – Только если ты все еще считаешь себя моим кохаем, Мако-тян, – серьезно отозвалась Ранма.
     – Нежели… Касуми-сан… тоже? – все так же потрясенно продолжила она.
     – Не совсем. Старый извращенец сказал, что она достаточно готова, чтобы тренироваться на демонах. Я ее оценила, не обижайся, но в боевых искусствах она лучше тебя.
     Макото понимающе кивнула.
     – Это понятно. Не учитывая ее занятий еще ребенком, мы начали примерно одновременно, и ее учитель уж явно был куда опытнее моего.
     Ранма довольно ухмыльнулась на не слишком-то скрытую подначку в свою сторону.
     – Хорошо, что у меня на это есть магия, – задумчиво продолжила Макото.
     – Поверь, Мако-тян, – хмыкнула Ранма, – даже без магии я справлюсь со всем, что ты придумаешь испробовать.
     Глаза у Макото зажглись огоньком азарта.
     – Проверим на следующем спарринге, сэмпай?
     – Обязательно, – согласилась Ранма. – Но отложим это, – повернулась она к исключенным из разговора остальным девушкам. – Итак, Ами-тян, Мина-тян, вам ведь удалось отследить, куда он провесил коридор?
     Обе девушки переглянулись и кивнули. Пояснять, кто такой «он» не требовалось.
     – Почему он пытался отправиться именно туда? – требовательно поинтересовалась Ранма у Ами. – Что именно там было? – перевела она взгляд на Минако.
     – Один только снег кругом и лютый холод, – недовольно буркнула блондинка, опередив свою подругу.
     – Я предполагаю, что именно там находится используемый ими проход из Темного Королевства на Землю, – доложила Ами. – Компьютер сейчас сканирует район в поисках аномалий.
     – Хорошо, сколько на это потребуется времени?
     – Если там что-то есть, обнаружится самое позднее к завтрашнему вечеру.
     – Тогда у меня больше вопросов нет, – подытожила Ранма. – Но, полагаю, есть у вас.
     Девушки на мгновение переглянулись, словно молчаливо решая, кто будет первой.
     – Э-э… а вы правда принцесса? – смущенно поинтересовалась Усаги.
     Ответив ей пристальным взглядом в глаза, весьма при этом ее смутив, Ранма переключила внимание на ее коллегу по цвету волос, вопросительно приподняв брови. Минако чуть пожала плечами.
     – В некотором смысле, – не соглашаясь, но и не отрицая, отозвалась Ранма, вернув внимание Цукино. – Родителями моего прошлого воплощения были правители Атлантиды. На данный момент наши с вами государства давно забыты, от них остались лишь легенды, а разве можно быть правителем без государства? Сомневаюсь, – пожала она плечами.
     – Что вы имели в виду, когда сказали, что мы вам помогли? – немного хрипло спросила Рей. – Мы же, вроде, впервые встретились?
     Ранма с тонкой улыбкой повернулась к ней и, кашлянув, произнесла, старательно копируя голос и интонации мико:
     – Просто напиши «Сейлор Мун», булкоголовая.
     Не успела Усаги надуться, как во взгляде Рей появилось потрясение:
     – Та женщина в Будокане – это вы?
     – А непохожа? – со смесью обиды и надежды спросила рыжая. Рей присмотрелась повнимательнее.
     – … Нет, – после долгой паузы покачала она головой. Усаги в это же время сосредоточенно хмурила лоб.
     – Хорошо, – расплылась Ранма в довольной улыбке. – Ты тогда потеряла сознание, Ами-тян, – повернулась она к юному гению. – Юи-тян – та солистка, в гитаре которой была йома – моя подруга, мы с ней даже одно время вместе на гитарах играли. Будь я на пару лет младше, могла бы в тот день стоять рядом с ними. Кстати, – щелкнула она пальцами, вспомнив, – Мина-тян, с тебя автограф, как Сейлор Венеры, конечно же. Ами-тян, Мако-тян, с вас, наверное, тоже, для комплекта.
     – Ее подруга уже два года мечтает заполучить автограф Сейлор Ви, – пробормотала себе под нос Рей, но явно с расчетом на то, что это услышит Минако. Блондинка слегка поморщилась, прежде чем несильно хлопнуть по столу.
     – Как я понимаю, никто не собирается спорить с тем, что как только Ами обнаружит проход, мы атакуем? – окинула она взглядом мгновенно посерьезневших девушек.
     – Давно пора, – пробормотала Рей, сжав кулаки.
     – Если только защищаться, не победить, – согласно кивнула Макото.
     – Пора завершить этот кризис, – искоса взглянула на давнюю подругу Ами.
     – Похоже, единогласно, – с невеселым смешком сообщила Усаги. – Э-э… – смущенно оглянулась она на Ранму и дождалась ее кивка. – Да.
     – Ваши… м-м… подруги тоже будут? – уточнила у Ранмы Минако, на что рыжая просто покачала головой.
     – Как я понимаю, мы не знаем, что ждет нас на другой стороне. Они не владеют магией и будут защищены от неожиданностей в меньшей степени, – пояснила она. – Что насчет Мит-тян?
     – Это не ее бой, – с тенью удивления во взгляде покачала головой блондинка. – С Нефрайтом она помогла только потому, что под ударом оказалась и ее подруга.
     – Понятно, тогда у меня будет небольшая просьба. Внимательно посмотрите на тех, кто сидит рядом с вами. – Ранма подождала, пока девушки чуть недоуменно оглянутся на подруг. – Те ли это люди, ради кого вы готовы умереть?
     После нескольких мгновений повисшей тишины они одна за другой начали высказывать свое согласие. Первыми были Минако и Ами, сказавшие одновременно и слабо улыбнувшиеся друг другу. Следующей была Макото, за годы впитавшая философию защиты других. После нее кивнула, ничего не сказав, Рей. После этого все одновременно уставились на крепко задумавшуюся Усаги.
     – Что? – вскинулась она, заметив всеобщее внимание. – Просто вспоминаю, сколько раз уже приходилось рисковать жизнью.
     Ранма спокойно пожала плечами, принимая такой ответ.
     – Следующий вопрос гораздо сложнее, – предупредила она и чуть подождала, пока девушки станут серьезнее. – Те ли это люди, ради кого вы готовы убить?
     – Да, – сразу же тихо проронила Минако. Ранма внимательно посмотрела на нее.
     – Я знаю. Вопрос не к тебе и не ко мне. Вопрос ко всем остальными.
     Когда ни одна из девушек не ответила, рыжая понимающе вздохнула.
     – Не спешите с ответом. Нас никто не торопит. Ответный визит в Темное Королевство мы вполне можем и отложить.
     Никто так и не отреагировал, помимо прикрывшей глаза Минако.
     – Вам еще завтра в школу, Ами в дзюку, да и у меня дела. Как все освободятся, так и соберемся, – успокаивающим тоном подытожила Ранма.
     – Пропущу, – тихо сказала Ами.
     – Тогда завтра через час после того, как у вас окончатся занятия. Будет форс-мажор – звоните.
     Возражений ни у кого не нашлось.

     После неловкого и скомканного завершения встречи девушки разошлись. Ами и Минако ушли вместе, молча согласившись завершить прерванный разговор.
     – Прошло больше часа, но ты ничего не пила, – тихо заметила Ами.
     – Потому что это не оборотное зелье, – ответила Минако. – Ты ведь заметила, что как у Сенши у вас всех другой облик. Я тоже меняюсь… просто, чтобы избежать неловкости, обратно я меняюсь не до конца. Я и сейчас Венера, только без формы. – В иллюстрацию своих слов она создала в ладонях недлинную слабо светящуюся цепь.
     – Научишь? Может пригодиться, – спокойно попросила Ами.
     – Конечно. И этому и телепортации – теперь понятно, что меня тогда смутило – ты пыталась аппарировать, вливая в привычное заклинание неподходящую магию, потому так и вымоталась. И не только тебе объяснять буду. Но не сегодня и не завтра, понадобится больше времени.
     – Только по завершению нынешнего кризиса, – понимающе кивнула Ами. – Но на подходе уже следующий… эти даймоны и их хозяйка… это с ними сражается «Мит-тян»?
     Минако покосилась на свою подругу и кивнула.
     – Да… из-за этого она и не хотела пока представляться вам, чтобы не обнадеживать. Она Сейлор Нептун, мы с ней познакомились еще до того, как пробудилась Усаги, и иногда прикрывали друг друга.
     – А что Уран и Сатурн?
     – Уран она нашла, но пока опасается пробуждать, про Сатурн ничего не известно, а Плутон так и заперта у Врат. Я давно уже хочу с ней поговорить, но пока не воссоздадим Гинзуйсё… – беспомощно пожала она плечами.
     – Из-за этого ты и не стала говорить Усаги, что она и есть принцесса?
     – Давно ты поняла? – полюбопытствовала Минако.
     – Примерно после Марс предположила. После Юпитер была уже уверена. Удивительно, как люди порой не замечают деталей, – тихонько вздохнула она. – Если мы направляли магию сами, она всегда использовала артефакты.
     – Ее брошь просто создает такую же форму, как и у нас, – добавила Минако. – А насчет магии… это нам прошлые воплощения вспоминать несложно. Усаги нужно должным образом слиться с принцессой Серенити, без Гинзуйсё это чревато, а до слияния учить ее магии просто опасно, можно расщепление личности ненароком устроить.
     – Не слишком ли много ты себе позволяешь, так играть с ее жизнью? – недовольно откликнулась Ами.
     – Работаю как умею, – виновато пожала плечами Минако. – Вернее, также как учили меня.
     – Ты – не Директор, – чуть укоряюще сказала девушка.
     – Да, я гораздо древнее, – невесело усмехнулась Минако. – Как, впрочем, и ты.
     Ами не ответила, лишь бросив на блондинку косой взгляд.
     – Усаги могла бы его спасти, – тихонько вздохнула через некоторое время Минако. – Сатурн тоже, но Усаги это было бы проще.
     Во взгляде Ами пробежала тень, и она отвернулась.
     – Скажи, – через некоторое время нерешительно спросила она. – Если ты только превращаешься, ты еще можешь?..
     – Конечно, – кивнула Минако. – Только не здесь. Одежда не меняется, и будет немного неудобно. Но если хочешь, я могу метнуться домой.
     – Не надо, – тихо попросила Ами. – Не уверена, что сейчас хочу видеть… Гарри Поттера.
     Некоторое время они молча шагали бок о бок друг с другом.
     – Мне нравились твои волосы, – едва слышно призналась Минако. – Они… не знаю, подходили тебе? Ты теперь совсем другой человек.
     – Этим летом мы обе сильно изменились, – изогнула Ами губы в улыбке без грана веселья.
     – Для меня это было позапрошлым летом, – возразила Минако. – В середине июля.
     – А с чего у тебя все началось? – взглянула на нее Ами. – Меня и остальных нашла Усаги, она сама узнала от Луны. А ты?
     – Меня нашел Артемис – не смотри на имя, это мальчик – тоже мау, сородич Луны, но, в отличие от нее, чисто белого окраса. У меня тогда все мысли были о Пророчестве, а он пришел и сказал, что меня ждет еще один враг. Как же не хотелось ему верить…
     – Почему?
     – Помнишь, мы тебе на первом курсе о зеркале Еиналеж рассказывали?
     Ами кивнула.
     – Помнишь, что оно мне показало?
     – Семью… – тихо подтвердила она.
     – Мне всегда хотелось простой спокойной жизни, – горько сказала Минако. – Теперь можно с уверенностью сказать, что это желание несбыточно.
     На следующем перекрестке они, неловко кивнув на прощание друг другу, разошлись в разные стороны.

     Немного задержавшаяся перекинуться парой слов, своего сэмпая Макото догнала достаточно быстро. Когда они шли рядом, можно было подумать, что они ровесницы, или даже что она чуть старше невысокой рыжей девчонки с хвостиками.
     Более того, ее взрослая подруга, всегда изъясняющаяся безупречно вежливо, наводя тем самым на мысль об учившийся в женской школе дочери из богатой семьи, сегодня была больше похожа на настоящую пацанку, которая даже о старшей школе еще не начала задумываться, а на парней смотрит разве что как на напарников или, вернее, подручных по шалостям. Даже не верилось, что это может быть один и тот же человек.
     Макото, должно быть, впервые задумалась, не может ли и «Тиба Куниэ», которую она знала уже несколько лет, быть такой же маской.
     – Что-то хотела, Мако-тян? – с улыбкой поинтересовалась она.
     – Вы мне обещали спарринг, – откликнулась Макото.
     – Хочешь прямо сегодня?
     – Еще неизвестно, чем все завтра закончится, – рассудительно сказала девушка. – Так что лучше, пока есть возможность.
     Куниэ лишь одобряюще хмыкнула.
     В уголке парка, где обычно они занимались, их уже ждали две девушки. В одетой, как ниндзя, в обнажающее фигуру облегающее трико, только без маски, она с удивлением не сразу узнала Касуми, настолько этот образ ей не подходил. Вторая была ей незнакома.
     – Кино Макото. Аояма Мотоко, – взаимно представила их Куниэ. – Я вам обеим много друг о друге рассказывала.
     Они обменялись вежливыми поклонами. Макото вспомнила: она была мастером меча; и верно, в левой руке девушка держала ножны с клинком.
     В момент отвлечения Куниэ окуталась золотистым сиянием, вновь представ в облике Сейлор Терры.
     – Сэмпай? – промямлила Макото. – Вы же говорили, будете без магии?
     – Обещаю не использовать ее для атаки, – тут же подняла затянутую в перчатку открытую правую ладонь рыжая. – Согласись, сейчас мы обе даже не догадываемся о пределе твоих нынешних сил.
     Макото задумчиво кивнула и, чуть поколебавшись, извлекла из ниоткуда изукрашенный жезл.
     – Jupiter planet power, make up, – негромко сказала она.
     Превратившись в Сейлор Юпитер, она отметила, что во взглядах обеих девушек не было ни капли удивления. Терра вынула из-за спины клинок.
     – Э-э… сэмпай? – непроизвольно произнесла она, отступая на шаг.
     – Не волнуйся, – лучезарно улыбнулась рыжая, после чего сосредоточенно нахмурилась, и лезвие превратилось в гораздо менее опасный синай. – Raimeiken.
     Дерево окуталось молнией. Стоящая рядом с Касуми мечница довольно хмыкнула.
     – Без магии же? – пробормотала Юпитер, отступая ещё на шаг.
     – Это не магия, – с хитрым видом ухмыльнулась Куниэ. – Я этому приёму научилась, наблюдая за Мотоко, а она-то уж точно не маг.
     – Что-то вы слишком радостная…
     – Ты даже не поверишь, как давно у меня не было хорошего спарринга. С Джедайтом удалось поразмяться, но это только один раз.
     «И кто меня тянул за язык?» – мрачно подумала Юпитер, глядя на Терру, на пробу взмахивающую рассыпающим искры синаем.
     – Только постарайтесь парк не испортить, он мне нравится, – подала голос Касуми.
     – Конечно, – кивнула Терра. – Начнём?

     Отодвинув дверь, Рей тихонько окликнула своего дедушку:
     – Не помешаю?
     – Заходи, Рей-тян, – тут же откликнулся он, развернувшись к ней лицом. – Созрела для разговора?
     Рей кивнула, занося внутрь поднос с чайником и чашками, но не проронила ни слова, пока пристраивала его и разливала чай.
     – Давно ты обо мне знал? – не сразу спросила она.
     – Нельзя сказать чтобы знал, – задумчиво отозвался старик. – Догадывался? Вряд ли нашлось бы много пятилетних девочек, абсолютно неподвластных судьбе. Но вот почему так? Это я сумел понять лишь недавно.
     – И о кристалле ты был в курсе, – продолжила она.
     – Я не знаю, что он собой представляет, и как он оказался внутри меня, – уточнил священник, – но я знал, однажды он станет причиной моей смерти.
     – Вчера? Но ведь ты не умер! – возразила Рей.
     – Нет. Потому что не мог предвидеть вмешательства того, кто сам пишет судьбу.
     – Мамору-кун? – Старик в знак согласия лишь на мгновение прикрыл глаза, сделав еще один глоток чаю. – Кто он такой на самом деле? Он сказал, что охотился на монстров, тоже на демонов?
     – Вряд ли. В нашем мире и без них достаточно различной нечисти.
     – Но кто он? – мгновение помедлив, она добавила: – Ами-сан сказала, что он существует только на бумаге, его на самом деле нет.
     Священник лишь подул на чай, хитро взглянув на неё из-под бровей.
     – Дедушка!
     Поставив чашку, он, чуть склонившись вперёд, оперся о стол и сурово посмотрел на свою внучку.
     – Это – не моя – тайна, – раздельно произнес он, всем видом говоря, что ничего более он сообщать не станет. Но блеск в глазах подсказывал, что она знает достаточно, чтобы самой сделать вывод.
     Рей задумалась.
     – Вчера здесь была женщина, Макото сказала, что ее зовут Тендо Касуми, – медленно сказала она. – И я вспомнила, в каком контексте слышала это имя. Но Мамору-кун вел себя так, как будто она его давняя подруга. Неужели он на самом деле…
     С каждым словом глаза Рей становились все шире и шире, когда она осознавала то, о чем уже какое-то время смутно подозревала. И когда ее дед гордо улыбнулся, она не смогла продолжить, потрясенно прикрыв ладонью рот.
     Пока Рей, не шевелясь, осмысливала свое озарение, он наполнил опустевшую чашку.
     – Хорошо, – медленно покачала она головой, – тогда кто такая на самом деле Тиба Куниэ?
     – Впервые я встретил ее три года назад, она… скажем так, хорошая знакомая Мамору, – неопределенно сообщил старик. – Я попросил их обоих, на случай если со мной что-то случится, приглядеть за тобой.
     – Ты ей настолько доверяешь? – в лоб спросила его внучка.
     – По нынешним меркам у нее довольно архаичные понятия чести, – немного ностальгически улыбнулся старик. – Что-то пообещав, она не отступит.
     – Понятно… – протянула мико, после чего кивнула и приготовилась встать.
     – Одну секунду. – Рей послушно замерла, вопросительно взглянув на него. – У вас намечается что-то серьезное и опасное?
     – С чего ты так подумал? – стараясь сохранять спокойствие, ответила Рей. – Это она тебе так сказала?
     – Нет, но она избегала встречи с тобой, и передумать могла лишь по очень серьезной причине.
     Рей не ответила, молча поднявшись и забрав поднос.
     – Пожалуйста, береги себя, – тихо сказал дедушка, когда она подошла к двери, и Рей на мгновение замешкалась.
     – Конечно, – шепнула она в ответ и покинула комнату.

     Усаги долго не могла уснуть, ворочаясь с боку на бок и гоняя мысли о прошедшем дне. Не стоило и говорить, он стал словно кульминацией всего безумия последних месяцев.
     Утром она всего лишь ожидала обстоятельного знакомства с новой – если можно так о ней говорить – Сенши. Она помнила, как несколько месяцев назад случайно столкнулась с этой девушкой. Если так подумать, спешила она точно так же, как и сама Усаги, когда получала весть о нападении.
     «Увидимся», – сказала она тогда.
     Действительно ли Усаги почудилось в этом слове обещание? Или Минако и правда смогла сразу же понять, кто перед ней?
     Но тогда почему она за несколько лет не узнала в своей подруге Сейлор Меркурий? Настолько не хотела её втягивать, что подсознательно гнала такие мысли? Или и правда не смогла? Но почему? Чем они обе различаются?
     Усаги знала ответ на этот вопрос. По крайней мере, догадывалась, но даже мысленно не хотела озвучивать его, несмотря на все пинки Луны и жалобы, что, погрязнув в рутине, она забыла об изначальной цели.
     Усаги перевернулась на другой бок, и мысли потекли в ином направлении.
     Слишком много неожиданностей для одного дня. Спокойное знакомство обернулось новостью о давней дружбе Ами и Минако, после чего выяснилось, что Ами далеко не столь тихая и сдержанная, как хочет быть. Что даже до становления Сенши её жизнь была далеко не скучной.
     В ретроспективе становилось понятно, почему ей даже в самых опасных ситуациях удавалось сохранять хладнокровие – если впервые её жизнь была в опасности семь лет назад, и далеко неоднократно после этого, поневоле привыкнешь. Наверное. Сама Усаги, кажется, уже начала привыкать.
     Они с Макото и Рей сидели, переваривая такое откровение, когда Ами вдруг связалась с ними и запросила поддержку, вопреки своей обычной точности очень скупо обрисовав, с чем они столкнулись. Из-за этого Усаги ожидала почти чего угодно, но не располовиненного Зойсайта. Хорошо хоть, Ами и Минако смогли урегулировать свою проблему. Усаги по опыту знала, как сближает совместная битва, хотя и, признавала она, предпочла бы этого не знать.
     Кроме того, Ами и Минако были волшебницами. Понятны становились периодические оговорки Ами, вроде кошек, что не совсем кошки, её слишком быстрые исчезновения и появления.
     Этих новостей Усаги было бы вполне достаточно, вот только в храме у Рей появилась девушка их возраста на вид, которая, во-первых, оказалась сэмпаем Макото, во-вторых взрослой и более чем в полтора раза старше их, в-третьих той самой спасшей их от Джедайта таинственной Сенши.
     Просто голова шла кругом.
     Тихонько звякнул телефон, получив несрочное сообщение, но Усаги, обрадовавшись отвлечению, приподнялась и дотянулась до него.
     «Прошу прошения, если кого-то разбудила, – написала Ами. – Канал найден».
     Мгновение Усаги непонимающе таращилась на строки, но быстро вспомнила и задумчиво кивнула. Больше ничто не мешает ответному удару по Темному Королевству. Оставался один очень простой и одновременно сложный вопрос.
     Сможет ли она убить?
     Ответа у Усаги так и не было.

     Наутро она встала на удивление бодрой, словно и не было заполночных размышлений. Луна ещё спала, явно снова вернувшись только под утро, и Усаги не стала её беспокоить.
     Умывшись, она вдруг поняла, что сегодня вполне может быть последний день, когда ее родители видят её. Подруги в основном жили одни, только у Рей был дедушка, но Усаги и в голову не пришло попытаться вдруг отступить. В школу она отправилась необычайно тепло попрощавшись со всеми, и даже Синго не нашел, чем подколоть сестру.
     Перед началом уроков они с Макото обменялись понимающими взглядами, не сказав друг другу ни слова. С Ами удалось увидеться только во время обеда, во время которого они за беззаботной болтовней так и не решились затронуть волнующую их всех тему.
     После окончания занятий Усаги, чуть подождав замешкавшуюся со сбором вещей Макото, вместе с ней направилась к выходу. У ворот они остановились подождать: Ами еще не было.
     – Твой сэмпай, – вдруг сказала Усаги. – Что она за человек? Вчера так легко говорила о смерти.
     – Меня это и саму немного удивило, – легко призналась Макото. – Но здесь она права. Если враг хочет тебя уничтожить, или опереди его, или сдайся.
     – Я даже не знаю… – пробормотала блондинка. – Вчера долго размышляла; может быть, я готова, но кто скажет, как я отреагирую, действительно оказавшись в такой ситуации.
     – Готовность идти вперед уже говорит о многом, – заметила Макото.
     – Быть может, мне просто страшно оставаться позади, – горько сказала Усаги. – Страшно в одиночестве ждать возвращения остальных. Я ведь на самом деле трусиха, просто я боюсь того, что может произойти, если я ничего не сделаю. Страшно знать, что я могла что-то изменить, но не вмешалась. Понимаешь?
     Макото внимательно просмотрела на нее, и под пристальным взглядом Усаги стало неудобно.
     – Может быть, мы не так давно познакомились, – наконец, покачала головой высокая девушка, – но я знаю тебя, ты не такая, ты наговариваешь на себя.
     Усаги отвернулась. «Но в самом главном признаться я боюсь по-прежнему», – мрачно подумала она.
     – Давно ждете? – окликнула их вдруг Ами, и Усаги нехотя развернулась.
     – Не очень. Усаги едва успела признаться, что боится остаться позади, – с хитрым видом наябедничала Макото.
     – Мако-тян! – сердито прошипела Усаги.
     – Это хороший страх, – легко улыбнулась Ами, выходя за ворота и направляясь в сторону храма Хикава. – Все бы так боялись. Гораздо проще сказать, что тебя это не касается, или ты ничем не сможешь помочь. Я знала одного человека, его все считали трусом, но он начал меняться, когда страх придал ему храбрости сказать своим друзьям, что они поступают неправильно.
     – И что сделали его друзья? – с интересом спросила Макото.
     Ами не ответила.
     – Ами-тян? – добавила свой голос Усаги. – Минако-тян тоже знает этого человека?
     Ами резко обернулась и взглянула в ее абсолютно честное, бесхитростное лицо, после чего вновь развернулась и продолжила идти, словно избегая смотреть им в глаза.
     – Мне пришлось его временно парализовать, – вздохнув, нехотя сказала она. Ее подруги обменялись немного ошарашенными взглядами.
     – А в третьем классе она разбила мальчику нос… – тихо, чтобы не услышала сама героиня, пробормотала Макото. Усаги кивнула. Вчерашние слова Минако казались некоторым преувеличением, но теперь…
     В храме их уже ждали. Рей, сама недавно вернувшаяся и не успевшая переодеться из школьной формы. Минако и Куниэ, обе одетые повседневно и похожие друг на друга, не внешне, но тем, как они держались.
     – Итак, – когда все поздоровались друг с другом и расселись, начала рыжая, – полагаю, вы все сумели найти ответ. Не надо мне говорить, – упредила она вскинувшуюся Макото, – просто помните, что в случае чего нам придется рассчитывать только друг на друга.
     Она чуть откинулась назад, давая понять, что сказала что хотела, и взглянула на Усаги. Минако, одобрительно кивнув, посмотрела на нее же, и блондинка чуть поежилась.
     Всего несколько дней назад она была негласным лидером команды. Ами была техническим экспертом, Рей разбиралась в мистических вопросах, а не так давно присоединившаяся Макото стала специалистом по тактике, но именно Усаги была из них первой, свела и объединила их. Появление же двух, по-другому и не скажешь, титанов, со всем их немалым опытом и умениями, просто придавило ее. Хотелось отступить в сторону и передать руководство им.
     Но они обе выжидающе смотрели на нее.
     Нервно откашлявшись, блондинка неловко поправила свои хвостики.
     – Ами-тян, ты сказала, что канал найден, так? – дождавшись кивка девушки, она добавила: – Подробнее?
     Ами чуть поерзала, словно сперва собралась встать, но сразу же передумала.
     – Канал оказался примерно там, где я и ожидала, и мне удалось подобрать ключ для прохода. Теоретически, – уточнила она. – Но я не знаю, что будет ждать нас с другой стороны.
     – Это далеко? Как мы до него доберемся? Будем учиться телепортироваться?
     – Нас этому учили несколько месяцев, Усаги, за пару дней не объяснить, – покачала головой Минако. – Думаю… мы с Ами сможем вас всех добросить.
     На мгновение задумавшись, Усаги пожала плечами и обвела всех взглядом.
     – Нам нужно что-то еще или не будем тянуть?
     – Лучше превратиться прямо сейчас, там холодновато, – напомнила Минако.
     Не озвучивая вслух своего согласия, Усаги потянулась за брошью, заметив, как остальные последовали ее примеру. Три ключевых фразы прозвучали почти одновременно, и через мгновение у пяти девушек в комнате одежда была не такой, как до этого.
     – Ами-тян? – окликнула Мун.
     Ами держала свой жезл, зажмурив глаза, точно так же, как несколько месяцев назад она искала свой ключ. Мун уже хотела развернуть вопрос, как та окуталась синим свечением и превратилась так же молча, как и ее подруга.
     – Как и ожидалось от лучшей ученицы, – послышалась в голосе Венеры легкая зависть. – С первой попытки.
     – Принцип ведь тот же самый, – спокойно парировала Меркурий.
     Венера поднялась со своего места.
     – Возьмитесь все за руки, нужен непосредственный контакт, – попросила она. – Меркурий, в противофазу. Марс, Юпитер, тоже друг напротив друга.
     Девушки послушно выстроились в круг, синеволосая Сенши встала напротив нее.
     – Ты точно знаешь, что делать? – требовательно спросила она.
     – Теоретически, – чуть поддразнивая, ухмыльнулась блондинка, на что ее подруга закатила глаза. – Я связываю и направляю, от тебя резерв энергии и резонанс.
     – Поняла, – кивнула Меркурий, и в комнате слегка похолодало.
     – Глаза закройте, – предупредила Венера, когда они обе засияли синим и оранжевым. – Три, два, один…
     В следующее мгновение вспыхнуло пурпуром.
     – Дамы, спасибо что воспользовались услугами Venus Teleportline, экипаж будет рад видеть вас снова.
     На отвешенный Террой символический подзатыльник и что-то пробормотавшую Меркурий Мун не обратила внимания, оглядываясь по сторонам. Вокруг, насколько хватало взгляда, лежал сероватый в сумерках снег, и она даже немного растерялась, столкнувшись со столь обширной пустотой.
     – Где мы? – спросила она. – На северном полюсе?
     – Новая Земля, – откликнулась Меркурий, уже занявшаяся своим компьютером, – архипелаг на самом севере России.
     – На северном полюсе кругом океан, – странным тоном добавила Терра, словно говоря «как этого можно не знать?»
     – Почему именно здесь?
     – Почти сорок лет назад русские взорвали здесь самую мощную в истории бомбу, из-за этого печать здесь стала чуть слабее, чем в других местах.
     – Атомную что ли? – с беспокойством уточнила Мун. – То есть тут повсюду радиация?
     – Да тут даже сразу после взрыва было почти чисто, – пренебрежительно отмахнулась Меркурий, – к тому же мы защищены. Готово.
     В нескольких шагах от них развернулась вертикальная плоскость черной воронки активированного канала. Шагнувшую было вперед Сенши Льда легко опередила ее подруга, первой канувшая в ничто. Вслед за ней потянулись и остальные.
     Все вокруг здесь было какого-то одинакового вонючего серого цвета, переливающегося всеми оттенками диссонансных нот радуги. Ни теней, ни полутонов. Мозг бунтовал, отказываясь это воспринимать, и Мун, крепко зажмурив глаза, потрясла головой.
     Легче не стало.
     – Почему нас не встречают? – вдруг спросила Терра.
     – Где Венера? – одновременно с ней произнесла Марс.
     Меркурий со вздохом закрыла и убрала ноутбук, после чего устало потерла виски.
     – Канал соединяет не с этой точкой, а со всем пространством, так что при проходе со стороны Земли может выкинуть где угодно. Мы вошли почти одновременно, а вот Венера… может быть где угодно. – Чуть помедлив, она значительно тише добавила: – Надеюсь, ей хватит ума дождаться нас, а не идти геройствовать в одиночку.
     – И где ее тогда искать? – поинтересовалась Мун.
     – Я не знаю. Компьютер выдал ошибку «недопустимая топология и/или размерность», так что я не представляю, как здесь ориентироваться.
     – Думаю, я смогу провести, – задумчиво сказала Терра, и Мун ощутила, как от нее разошлась волна силы, похоже на то, что умела Рей, но значительно мощнее. Рыжая поморщилась. – Н-да, идите строго за мной, сильно не отклоняясь, и ни в коем случае не теряйте меня из виду.
     Путь оказался крайне странным, далеко не прямым. Несмотря на то, что вокруг лежала ровная плоскость без каких-либо препятствий, Терра могла идти, постепенно забирая в сторону, остановиться на месте и подождать остальных, после чего развернуться и отправиться почти в обратном направлении, а то и вообще ходить кругами на одном месте.
     – Марс, – тихонько окликнула Мун, описывая вслед за их проводником очередную петлю. – Как думаешь, с ней все в порядке?
     Марс чуть покачала головой.
     – Здесь не стоит доверять своим глазам, – негромко ответила она, – вокруг нас незримые и неощущаемые стены, и то, куда ты придешь, зависит в том числе и от того, как именно ты идешь. Она не зря сказала идти строго за ней, если попытается срезать, ты здесь заблудишься.
     – То есть ты понимаешь, куда мы идем? – подняла брови Мун.
     – Ни в малейшей степени. Я лишь чувствую, что нас вокруг ждет масса врагов, но мы их обходим, а дотянуться до конечной цели я не в силах.
     К Венере они вышли как-то неожиданно, стоило в очередной раз развернуться, как оказалось, что там, где они вроде бы только что прошли, спиной к ним стоит настороженно озирающаяся блондинка. Заслышав облегченный выдох Мун, она резко развернулась, но почти сразу расслабилась.
     – Что-то вы не торопились, – укоряюще сказала она, – ждали, пока вернусь с разведкой?
     Девушки переглянулись.
     – Венера, нас выкинуло в другом месте, и мы тебя почти час искали.
     – Я же тут не больше пяти минут, – проступило на ее лице удивление.
     – Время здесь тоже идет неравномерно, – сухо обронила Терра. – Куда идем дальше?
     Мун задумалась.
     – Нужно найти радужные кристаллы, – твердо сказала Венера. – И постараться никому не попасться.
     – Не попадемся, – пообещала Терра, и Мун ощутила еще одну мощную волну ее силы.
     Дальнейший путь был ничуть не менее сумасшедшим. Терра подчеркнуто переступала невидимые препятствия или пригибалась, требуя от всех делать то же самое. Мун изо всех сил гнала прочь порой накатывающее возмущение, видя, насколько серьезно слушаются ее остальные. Подчеркивали ситуацию и появляющиеся порой из ниоткуда по сторонам странные конструкции, после пары шагов точно так же исчезающие в никуда. Помимо буйства бесцветья давила на уши яркая тишина.
     Очередной поворот привел их к двери. Простой двери, стоящей посреди пустоты. Взявшись за ручку, Терра оглянулась на девушек.
     – Готовы?
     Можно было и не спрашивать. Мун и сама чувствовала, как с каждым шагом здесь копится напряжение, требуя выплеснуть его.
     Дверь легко открылась, и изнутри пролился яркий электрический свет, давая отдых глазам. Сенши осторожно вошли внутрь.
     – Так и знал, что дождусь вас здесь, – поднялся со стула мужчина. – Венера, мое почтение.
     – Кунсайт, – легко кивнула блондинка. – Вот мы и снова встретились. В последний раз.
     – Кто-то из нас отсюда уже не уйдет… – согласился он.
     Он щелкнул пальцами, и четыре Сенши безвольными марионетками повалились на пол, в глазах не было ни тени сознания.
     – … и это буду не я.
     – Девочки! – ахнула Мун. – Что ты с ними сделал?!
     Терра ничего не сказала, но крепко, звучно сжала кулаки.
     – Помните, принцесса? – взглянул на нее мужчина. – Мы тогда не успели завершить разработку, да и сейчас пока что с компактной и мобильной установкой не получается, но ловушку устроить можно отличную.
     – Я не принцесса, – процедила рыжая.
     – Отдайте, пожалуйста, Золотой кристалл, – протянул он в ее сторону руку, не обратив внимания на слова. – Все равно он сейчас ничем вам не поможет.
     Терра несколько мгновений поколебалась, после чего у нее на раскрытой ладони появился невзрачный серо-желтый камень с неровно сколотыми гранями.
     Мун принялась лихорадочно перебирать варианты. Их противник каким-то образом сумел с легкостью втрое снизить их число, к тому же при этом пригасив козырь Терры. Если бы рыжая потянула время, наверняка бы удалось что-нибудь придумать, но она уже почти вручила кристалл Кунсайту…
     Никогда еще Мун не была так рада ошибиться. В последнее мгновение, когда на лице мужчины уже появилась торжествующая улыбка, кристалл вдруг исчез, а Терра схватила его за протянутую руку, швырнув через всю комнату, после чего почти исчезла от скорости движения, расплывшись смутным силуэтом.
     Мун чувствовала, как Кунсайт, несколько раз попытавшись сплести заклинание, рассвирепел, когда Терра разбила все его потуги, и перешел на более быстрые, более грубые заклинания.
     Более опасные.
     Ей самой оставалось только отчаянно уклоняться от шальных выплесков, и не думая о том, чтобы вступить в такой бой. Казалось, в битве с Джедайтом ей уже довелось увидеть невозможный уровень, но сейчас все было на голову выше.
     Кунсайт посчитал их обеих неопасными. Терра доказала ему, насколько он ошибается, вынудив спешно переоценить ее, но на Мун он внимания по-прежнему не обращал. Неужели он прав, или она в силах вмешаться?
     Сорвав с головы тиару, она закрыла глаза, высматривая подходящий момент. Чувства обострились, позволяя ей рассеянно уходить от заклинаний, почти не замечая их сознательно. Мысленный взор впился в хаос двух вихрей перед ней, выискивая уязвимость.
     Тиара выскользнула из ее рук, и один из вихрей словно споткнулся.
     Против двоих Кунсайту держаться стало сложнее. Стоило отвлечься на Мун, как усиливала давление Терра. Сосредоточиться на Терре – сразу же следовал меткий бросок Мун.
     Но даже с двумя неожиданно крепкими врагами он ухитрялся держаться наравне. Хотя долго так продолжаться, конечно, не могло.
     Очередной удар Мун, по-видимому, задел какую-то болевую точку, и мужчина на мгновение рефлекторно застыл, чем тут же воспользовалась Терра, вбив его в пол.
     Мун не промедлила.
     – Идиот, – тяжело выдохнула Терра, глядя на распростертое тело с дырой в груди. – Пусть он мне ничем не поможет, магию я осваиваю только несколько месяцев, а драться училась больше двадцати лет.
     Мун заставила себя отвести взгляд от Кунсайта.
     – Вы в порядке? – неуверенно поинтересовалась она, глядя на рыжую. Левая рука, если в ней вдруг не появился лишний сустав, была сломана, правая расцвела синяками, а колени разбиты в кровь.
     – Бывало и хуже, – со счастливой улыбкой ответила Терра, сплюнув красным.
     – Э-э… – растерянно протянула Мун. – Надо шину, наверное, наложить, – припомнила она основы первой помощи.
     – Излишне. Я целитель, – напомнила Терра, осторожно поправляя руку и окутывая ее синим свечением.
     Через некоторое время она на пробу подвигала рукой и удовлетворено кивнула.
     – И вы… вот так вот просто срастили перелом? – неверяще пробормотала Мун.
     – Недельку нужно будет поберечься, но пока и так сойдет.
     – Вы сможете помочь девочкам? – обеспокоенно покосилась блондинка на подруг. Рыжая бросила на них лишь взгляд, после чего принялась оглядываться по сторонам.
     – Они в порядке, просто… оглушены, – пояснила она. – Нужно отключить это устройство.
     Она вдруг стремительно сделала пару шагов в сторону, уставившись в голую стену.
     – Кажется, здесь, – пробормотала она, выпустив из руки канувшую в камень синюю сферу. Через мгновение Сенши зашевелились, медленно садясь.
     – Девочки! – радостно воскликнула Мун, кинувшись к ним. – Вы в порядке?
     – Что произошло? – поинтересовалась Венера, заметив состояние Кунсайта.
     – Чтобы оглушить вас, он воспользовался старой разработкой Атлантиды, которую сам же и предложил. Возможно, с подачи Металлии, – нехотя пояснила Терра. – Но в то время она дальше теоретически возможного проекта не ушла.
     Одна блондинка искоса взглянула на другую блондинку, с беспокойством наседающую на подруг.
     – Понятно, – протянула Венера, легко поднимаясь, после чего прошла в следующую комнату. – Идите сюда!
     В центре комнаты, закрытые полупрозрачным сферическим барьером, в вершинах неправильного тетраэдра, медленно вращаясь по орбитам вокруг общего центра, парили похищенные радужные кристаллы. Барьер рассеялся от первого же осторожного прикосновения, и Венера, удовлетворено кивнув, бросила:
     – Доставайте.
     Через полминуты кристаллов парило уже семь, не проявляя при этом ни малейшего интереса к какому-либо взаимодействию.
     – И… что дальше? – неуверенно спросила Мун.
     – Нас слишком мало, – согласилась Меркурий.
     – У меня есть козырь, – довольно ухмыльнулась Венера, и на ее ладони появился невзрачный камешек.
     – Это же… – всмотрелась в него Меркурий.
     – Ага.
     – Кажется, кто-то говорил, что бросил его в лесу.
     – Пришлось потом вернуться и поискать, – виновато пожала плечами блондинка. – Я сперва и не связала его с Серебряным кристаллом, но потом он подтвердил мои подозрения.
     Она просто кинула его, и он завис в центре орбит. В то же мгновение кристаллы с окружностей перешли на стягивающиеся спирали, ускоряясь все быстрее и светясь все ярче, пока разноцветные дуги не слились в переливающийся комок.
     Ослепительно сверкнуло белым и, когда все проморгались, они увидели правильной формы кристалл, чуть светящийся белым.
     – Гинзуйсё, – с облегчением выдохнула Венера, заметно расслабившись. – Наконец-то.
     Мун отступила на шаг.
     Ощутив движение, все обернулись к ней. В глазах Марс и Юпитер был лишь простой вопрос, но во взгляде Меркурий легко читалось сочувствие, Венера изучала ее, и только у Терры она увидела понимание.
     – Сейлор Мун?.. – начала было Юпитер.
     – Я не хочу, – отступила она еще на шаг. Тут же поправилась: – То есть не могу. Ну какая из меня принцесса?
     Четыре Сенши переглянулись. Терра пренебрежительно фыркнула.
     – Ты не принцесса, – без обиняков заявила она. – Как, впрочем, и я. – Посерьезнев, она сказала: – Но, помимо тебя, никто не сможет стать Хранителем Серебряного кристалла. И это – главное.
     Под всеобщими взглядами Мун медленно прошла вперед и, подняв руку, дотронулась до кристалла.
     В то же мгновение она ощутила словно тихий вздох глубоко в сознании и рушащуюся стену, что отделяла ее нынешнюю от нее прежней. Нельзя было сказать, что воспоминания нахлынули: они словно были всегда, без того чтобы она о них знала, но сейчас открылись ей, подтверждая уже ей известное.
     Но нет, это были не личные переживания, скорее память о памяти, они не переписали ее личность, как она немного опасалась, больше дополнили. Она была все той же школьницей, немного, в самый раз, непутевой, порой тайно сражающейся с монстрами, но не выходцем какого-то давно павшего волшебного королевства, тем более наследницей его правителя.
     По крайней мере, она на это надеялась.
     Сейлор Мун открыла глаза и встретилась взглядом со своими подругами.
     – Минако-тян, когда вернемся, нам нужно будет многое обсудить, – мягко сказала она. Другая блондинка спокойно улыбнулась.
     – Конечно. Я рада, что все прошло успешно.
     – Спасибо, – признательно кивнула Мун, прекрасно теперь понимая, каков мог быть возможный исход. – Что теперь? Берил?
     На дальнейший путь она едва обращала внимание, погрузившись в пучины самоанализа. Брошь, которой она дорожила, жезл, мощью которого восхищалась, под взглядом сквозь призму нового-старого опыта оказались едва ли не на коленке сработанными артефактами, а число вложенных в них заклинаний можно было едва ли не по пальцам пересчитать. Теперь же она знала-помнила, как самой воспроизвести эти заклинания и без имеющихся костылей. Гинзуйсё же предоставил ей доступ к целому океану энергии, хоть она трезво понимала, что сейчас захлебнется даже ручейком.
     – Пришли, – негромко сказала Терра, и Мун очнулась.
     Прямо перед ними, в паре десятков шагов, стоял простой строгий трон – по-другому его язык никак назвать не поворачивался. Справа был установлен хрустальный шар, сидящему человеку удобно было бы положить на него руку. У подножия трона, глядя на них, стояла женщина, удивительно похожая на Терру. Старше, выше, пусть и не столь объемнее. Столь же рыжие волосы свободно ниспадали до талии. Облегающее сверху черное платье снизу переходило в пышную юбку, в складах которой она прятала правую руку. В левой же она держала посох.
     – Явились, – негромко сказала Берил. – Большей ошибки вы не могли совершить.
     – Думаешь, остановишь нас? – выкрикнула Мун. – У Ситенно не получилось, считаешь себя сильнее?
     – Нет, – медленно покачала головой женщина. – Ваша ошибка не в этом.
     – Тогда в чем? – несколько тише спросила блондинка, немного удивившись ответу и реакции.
     – Вы воссоздали Гинзуйсё, – просто сказала Берил. – И этим вновь обрекли себя.
     – Что?
     – Я умоляла короля Эндимиона пойти на Луну войной и уничтожить Сенши, – кивнула она Терре, – вместе у нас был бы шанс. Я умоляла королеву Серенити выслать Сенши из системы и расколоть Гинзуйсё, – виновато улыбнулась она Мун. – Они не прислушались. Быть может, слишком веря в своих защитников.
     Берил грустно вздохнула.
     – Но на любую дичь найдется охотник. Вы же, более того, не только потеряли всю осторожность, но и создали искусственное подобие звездного семени, всколыхнув всю галактику и обрекая тем самым нас всех. Пусть не сразу, но рано или поздно Их наблюдатель заметил бы его и приложил все усилия, чтобы заполучить его и понять, как повторить. И если бы для этого ему потребовалось уничтожить всю систему, он бы не поколебался.
     – Не верю, – отступив на шаг, помотала Мун головой. – Этого не может быть.
     – Какой бы враг не пришел, мы справимся, – мрачно сказала Терра. – Я много раз сталкивалась с непобедимыми противниками. И в итоге побеждала.
     – Это – другое, – уверенно сказала Берил. – Когда мы еще жили в пещерах, Они пришли и забрали всех, после чего исчезли ждать следующий… урожай, – дернулась у нее щека. – Вас.
     Сенши переглянулись.
     – Я видела это, как будто сама была там, Металлия мне показала. Я сама сперва не поверила, – откровенно призналась она, – но после нашла свидетельства ее правоты.
     – Хотелось бы на них взглянуть, – осторожно попросила Меркурий.
     – Они все погибли, когда Серенити запечатала нас здесь, – с сожалением сказала Берил.
     – Как удобно, – не скрывая сепсиса, тихо пробормотала Марс, но ее услышали все.
     На несколько мгновений повисла тишина.
     – Вижу, мне вас не переубедить, – устало сказала женщина.
     – Похоже на то, – неуверенно кивнула Мун.
     – Хорошо. Тогда пусть простят меня предки.
     Она подняла руку, вынимая из складок юбки черный кинжал, которым когда-то пользовался Зойсайт. Сенши напряглись, но она резко ударила себя в сердце.
     Из наконечника ее посоха повалил густой дым, быстро скрыв ее фигуру, обретая смутно человекоподобную, но гигантскую форму. В образовавшейся голове парой углей зажглись глаза.
     – Сенш-ш-ши, – сразу со всех сторон раздался грохочуще шипящий голос.
     – Металлия, – охнула заметно побледневшая Венера.
     – Госпож-ша уж-ше знает о вас, – прошипела гигантская тень. – Даж-ше если я не справлюсь, придет она.
     – Что? – остолбенела блондинка.
     Тень проигнорировала ее, стремительно сжавшись в тугой комок, открыв исчезновение и Берил, и посоха, и трона. Через мгновение она ринулась вперед, вытянувшись черным копьем.
     Мун рефлекторно подняла раскрытую руку, и полыхнула сияющая белым полусфера. Металлия врезалась в нее, и Мун качнуло назад, едва не сбив с ног, если бы на плечи, поддерживая ее, не легли четыре руки.
     – Держись, Сейлор Мун, – воскликнул кто-то у нее за спиной, но она, сосредоточившись на противостоянии, даже не узнала голос.
     – Пы-та-юсь, – через силу простонала она.
     – Нужно помочь.
     – Да!
     Через ладони в нее хлынула сила: морозящая свежесть Меркурий, пылающая ярость Марс, искрящая отвага Юпитер и согревающая доброта Венеры.
     Терра встала рядом с ней, и перед ней возник ослепительно сияющий золотом шар.
     – Усаги, руку, – выкрикнула она.
     С трудом шевелясь, не отводя взгляда от врага впереди, она левой ладонью нащупала протянутую руку и вцепилась в нее.
     – Мне нужна часть твоей силы.
     О, это Мун вполне могла. Подруги вливали больше, чем у нее получалось выбросить. Она рассекла поток напополам, и перед Террой медленно сформировался второй шар, отливающий серебром.
     Два шара закрутились друг вокруг друга и выстрелили вперед, спиралями обернувшись вокруг Металлии и сжав ее.
     – Бей, – выдохнула Терра.
     Медленно, сжимая ладонь в кулак, Мун стянула защитную полусферу в единую массу и, махнув рукой, выстрелила ей по сформированному каналу. Свет надавил на тьму, мало-помалу выжигая ее без остатка. Деваться Металлии было некуда.
     Устало опустив занемевшую руку, Мун едва не упала, завалившись вперед, под локоть подхваченная невысокой рыжей девушкой.
     – Мы справились? – едва нашла она в себе силы задать вопрос.
     Терра мгновение помедлила, казалось, к чему-то прислушиваясь.
     – Не чувствую ни малейшего ее признака, – с заминкой кивнула она.
     – Мы справились, – слабо улыбнулась Мун и вдруг поняла, что больше не чувствует поддержки подруг. – Девочки? – Она медленно развернулась, но позади никого не было, лишь лежали на идеально гладкой плоскости под ногами тусклые кристаллы в форме четырехлучевых звезд. – Что… это?
     Терра отвела глаза.
     – То, что от них осталось, – тихо сказала она. – Они отдали тебе все свои силы.
     Не удержавшись на ногах, Мун рухнула на землю и дрожащей рукой потянулась к звездам.
     – Рей-тян… – безошибочно определила она, коснувшись одной из них. – Ами-тян… Мина-тян… Мако-тян…
     Не было сил даже на слезы.
     – Нет… – тихо прошептала она. – Этого не может быть…
     – Усаги… – неуверенно начала Терра.
     – Это просто невозможно… Мы же победили. Все должно быть не так, – сумбурно бормотала она, не обращая внимания на девушку. – Все должно быть как прежде. Пусть все будет как прежде!
* * *
     Не моргая читая с экрана монитора, мужчина не глядя протянул руку, с безошибочной точностью найдя кружку, и, отхлебнув кофе, задумчиво хмыкнул.
     – Любопытно… – только и сказал он. – Куда же вы исчезли?
     Поставив кофе на место, он двинул руку чуть дальше, к телефону, где привычно вслепую набрал номер.
     – Слушаю? – донесся из трубки тихий женский голос ровно в тот момент, когда он поднес ее к уху.
     – Не слышу твоих извинений, моя дорогая, – весело сказал мужчина. – Если бы я тогда не сказал, что это Венера, нам сейчас пришлось бы спешно вести двухлетнюю работу, жертвуя качеством продукта.
     – Прошу прощения, доктор, – послушно сказала женщина, не вкладывая в свои слова ни искренности, ни эмоций. – Вы, как всегда, были правы.
     Довольно зажмурившийся мужчина выслушал ее, неестественно широко улыбаясь, после чего перехватил трубку другой рукой и вновь взял кружку кофе.
     – Пока неясно, что именно произошло, но и девушки, и наши конкуренты прервали свою активность.
     – Рада это слышать.
     Мужчина расцвел, как получившая комплимент от первого красавца школы первоклассница.
     – А как ваши успехи? – глотнув кофе, поинтересовался он.
     – Мы сумели скорректировать процесс, – неопределенно отозвалась женщина. – Процент брака удалось снизить до приемлемого уровня. Производственные линии развернуты на полную мощность.
     – Замечательно, – улыбнулся мужчина еще шире, чем прежде.
     – Накопление необходимых ресурсов потребует от трех до пяти месяцев, – спокойно закончила она.
     – Как странно, – вслух удивился мужчина, – сколько раз хотелось самому их придушить, а сейчас надеюсь, что с ними все в порядке.
     Женщина это никак не прокомментировала.
     – Спасибо, я узнал, что хотел. Можете приступать к следующему этапу.
     В трубке раздались гудки, когда женщина отключилась, не прощаясь.
     – Скоро мой господин, скоро я открою вам путь в этот мир.
     Попытавшись отпить и недовольно заметив, что кружка опустела, мужчина встал и пошел к лестнице, ведущей из подвала на первый этаж.
     На втором этаже дома маленькая темноволосая девочка смотрела в окно, с непонятной болью и тоской глядя на полную Луну.

Глава 12. Конец и новое начало

Декабрь 1998
     Звонок телефона разбудил ее привычно раньше будильника. Мрачно взглянув на светящиеся в темноте цифры электронных часов, она вздохнула и выбралась из-под блаженно-теплого одеяла.
     Номер телефона был незнаком.
     – Слушаю? – не стараясь прогнать из голоса сонливость, ответила она.
     – Мисс Сэна?
     – Да. Кто это? – Женщина, достаточно молодая, машинально сделала она вывод по паре слов.
     – Вы знаете меня как Сейлор Ви, – представилась собеседница, вопреки изначальному обращению, на достаточно чистом японском. – Насколько мне известно, вы хотели встретиться со мной. Где и когда вам будет удобно?
     «Где угодно, лишь бы там был кофе, – уверенно подсказал мозг. – И завтрак. Но, главное, кофе».
     Мгновение поколебавшись, она продиктовала адрес своего любимого кафе неподалеку от работы и предложила:
     – Через пятнадцать минут вас устроит?
     Четверть часа спустя она появилась в кафе и, едва присев за барную стойку, получила от прекрасно изучившего ее владельца кружку кофе. Немного ожив, она нашла в себе силы оглядеться.
     За одним из столиков прямо в куртке сидела, прикрыв глаза, блондинка, по виду еще подросток. Узнать ее лицо оказалось несложно.
     – Давно она здесь? – негромко спросила она у мужчины за стойкой.
     – Одиннадцать минут, – краем глаза покосившись на часы, ответил он. – Заказала кофе и села там. Три минуты назад попросила еще одну кружку.
     Сэна нехотя встала и пересела к ней.
     – Полагаю, вы ждете меня? – тихо спросила она.
     Приоткрыв на мгновение глаза, девушка кивнула и с силой потерла лицо, прогоняя сон.
     – Прошу прощения, всю ночь не спала, с проблемой разбиралась, – немного смущенно сказала она и протянула руку. – Айно Минако.
     Пожав ее, Сэна представилась в ответ, хотя девушка явно уже знала ее имя, но, тем не менее, внешне никак это не выказала.
     – Ночью была какая-то проблема? – деликатно уточнила она. – Мне ничего не докладывали.
     – Личная проблема, – поморщилась девушка, прикладываясь к чашке. – Закончила уже под утро, и, раз уж выдалась свободная минутка, решила связаться с вами.
     – Свободная минута? – чуть приподняла бровь женщина.
     – Позавчера разгромили базу врага, – пожав плечами, немного обтекаемо ответила девушка. – Так что сверхъестественная активность должна теперь несколько снизиться.
     Женщина отпила глоток кофе, воспользовавшись паузой для быстрой оценки ситуации.
     – Понятно… – протянула она, смутно ощущая формирующийся на одной интуиции вывод. – Мне нужно знать что-то еще?
     Девушка безразлично пожала плечами.
     – Вы хотели знать, как связаться со мной. Теперь у вас есть мое имя и номер телефона. Если у вас есть другие вопросы, задавайте, пока я еще в сознании.
     Сэна покосилась на ее кружку, но не стала поднимать этот вопрос.
     – Почему вы назвали свое имя? – тихо спросила она. – Разве это не против… ваших привычек?
     – Этим именем я обзавелась всего полтора года назад, – честно призналась Минако. – Так что, как бы ни старались, ничего интересного вы на меня не найдете. А следить за мной, чтобы выйти на моих знакомых, и не в ваших интересах.
     Сэна просто кивнула, соглашаясь с ней, ничуть не сомневаясь, что наблюдение та просто почувствует.
     – Что мистер Поттер? – поинтересовалась женщина. – Я полагала, он тоже будет присутствовать. – Она чуть запнулась после неожиданно внимательного – без признаков сна – взгляда из-под челки.
     – Он помогал мне только потому, что наши недавние враги стояли за тем террористом из Англии, – после долгой паузы ответила Минако. – Дело закрыто, так что он попрощался.
     – Понятно, – слегка сожалеюще вздохнула женщина.
     – Это все? – правильно поняла ее блондинка, после чего встала. – Владелец ведь в курсе? Если я… уйду… прямо отсюда?
     – Прошу, – задумчиво махнула рукой Сэна.
     Прощаясь, Айно Минако коротко поклонилась ей, после чего с хлопком исчезла.

     Прозвенел будильник. Из-под одеяла высунулась рука, наугад похлопала вокруг горланящего устройства и, найдя цель, отключила его.
     Усаги при этом не проснулась.
     В целом, это было абсолютно обычное утро семьи Цукино. Мечущаяся по дому Усаги, непрерывно причитающая, что опоздает, подкалывающий ее младший брат, печально смотрящая на все это мать, нахально дрыхнущая Луна… все они, как по нотам, разыгрывали давний и привычный спектакль.
     Отыграв свою партию, Усаги помчалась в школу, вихрем пролетая по с детства знакомым улицам, не заметив, как слишком уж осмысленно из окна второго этажа проводила ее взглядом черная кошка с отметиной в форме полумесяца.
     Как ни странно, несмотря на свои страхи, подбегая к воротам школы, она увидела у входа в здание две знакомые фигуры заметно разного роста и в разной форме.
     – Ами-тян! Мако-тян! – крикнула она.
     Подруги обернулись и чуть отступили в сторону, пропуская других школьников.
     – Успела-таки, Усаги, – ухмыльнулась высокая шатенка.
     – Доброе утро, Усаги-тян, – негромко поприветствовала миниатюрная в сравнении с ней их гениальная подруга.
     – Уф, – тяжело выдохнула, остановившись рядом с ними, блондинка. – Привет, девочки.
     Ами сверилась с часами на запястье и чуть улыбнулась.
     На ходу обсуждая с Макото просмотренную вчера вечером серию, Усаги прошла внутрь и принялась переобуваться, отвлекшись лишь на нехарактерно застывшую перед своим шкафчиком на мгновение Ами.
     – Что-то не так? – осторожно поинтересовалась блондинка. Покосившись на нее, подруга покачала головой.
     – Явно любовное письмо, – с огоньком во взгляде прокомментировала Макото, воспользовавшись своим преимуществом и бесцеремонно заглянув Ами через плечо.
     – От кого? – тут же заинтересовалась Усаги.
     – Не имею ни малейшего представления, – хладнокровно ответила девушка, спокойно смяв конверт и отыскав взглядом ближайшую урну.
     – Даже не посмотришь? – удивилась Макото.
     Обернувшись и смерив ее немного удивленным взглядом, Ами ответила не сразу:
     – У меня нет на это времени. – Под «этим» она явно подразумевала не чтение письма. – Поторопитесь, звонок скоро. – Отвернувшись, она направилась в сторону лестницы, отклонившись от кратчайшего маршрута лишь чтобы приблизиться к урне и кинуть туда бумажный комок.
     Усаги обменялась взглядами с Макото. Шатенка пожала плечами.
     – Согласись, тут она права: стоит поторопиться.
     Поставив уличную обувь на место, подруги отправились в класс. Пробираясь к своему месту вслед за раздвигающей столпившихся в проходах одноклассников Макото, Усаги рассеянно здоровалась со всеми.
     – Привет, Нару-тян, – закончила она, сев за парту. Подруга детства на мгновение отвлеклась поприветствовать ее, но сразу же вернулась к разговору с Умино. Усаги тихонько вздохнула, даже не глядя нутром ощущая сочувствующий взгляд Макото. Возможно, они и правда переросли прежнюю детскую дружбу.
     Когда в класс вошла Харуна-сэнсэй, Усаги встала, механически отреагировав на отрывистую команду, и приготовилась к скучной повседневной рутине.
     Уже совсем на носу было Рождество, и думать об уроках ей совсем не хотелось. Она решила после занятий обязательно позвонить Рей и уговорить ее присоединиться, чтобы всем вместе пройтись по магазинам и присмотреть подарки для близких.
     Хотя почему-то ей казалось, что в их четверке кого-то будет не хватать.
     Но Усаги не стала долго размышлять над этой парадоксальной мыслью, быстро выбросив ее из головы и задумавшись над планами на день, машинально рисуя на полях тетради красивую брошь.

     Положив в вазочку с оставшимися следами мороженого ложку, через которую она разглядывала вошедшую в кафе четверку подруг, Ранма тихонько хмыкнула:
     – Ами теперь лет четырнадцать.
     – М-м? – немного сонно поинтересовалась ее собеседница.
     – Когда мы только встретились, чувствовалось, что она старше, чем выглядит, – невозмутимо пояснила рыжая. – Собственно, поэтому я и заинтересовалась ей достаточно, чтобы поговорить.
     – А что у меня? – проявилась в голосе тень любопытства.
     – Тоже лет четырнадцать, хотя раньше возраст не читался, – оценив ее взглядом, сообщила Ранма.
     – Понятно… – Минако задумчиво отпила кофе, поставила чашку и прикрыла кулаком рот, не сумев сдержать широкого зевка. На вопросительно приподнятую бровь она смущенно ответила: – Не выспалась.
     – И что же смогло лишить тебя крепкого здорового сна? – чуть приподняла уголки губ Ранма, обозначая сдержанную улыбку.
     – Почти сутки пришлось разгребать устроенный одной блондинкой кавардак в голове, – словно забыв о собственном цвете волос, пожаловалась Минако.
     – То есть это связано с тем, что ты, в отличие от них, все помнишь? – спокойно уточнила Ранма. Минако отрывисто кивнула. – Что вообще там произошло?
     Собираясь с мыслями, девушка побарабанила ногтями по столу.
     – Что именно последним сказала Усаги? – прекратив перестук, потерла она лоб
     – Хочет, чтобы все было как прежде, – почти сразу вспомнила рыжая.
     Минако хмыкнула и пустилась в объяснения:
     – Гинзуйсё это очень могущественный артефакт, обладающим собственным псевдо-разумом. Вероятнее всего, когда Усаги высказала свое желание, она не определила ничего конкретного, так что ему пришлось проанализировать ее подсознание, – пожала она плечами. – Она была в ужасе от нашей смерти – так что он вернул нас. Она давно тяготилась сражениями – и он закрыл всем нам память.
     – Ты довольно спокойно говоришь о собственной гибели, – заметила Ранма.
     – Уже второй раз за этот год, – доверительно сообщила Минако, после чего криво ухмыльнулась: – Начинаю привыкать.
     Ранма лишь покачала головой:
     – Не тот опыт, что мне хотелось бы приобрести, – осторожно сказала она.
     – А у тебя и не получится, – серьезно ответила блондинка. – Ты человек, мы сенши. Да и не совсем смерть это была. Просто, поддерживая Усаги, мы исчерпали все силы, не оставив даже на поддержку тел и сознания.
     – То есть? – непонимающе нахмурилась Ранма.
     – Что осталось после нашего исчезновения? – вновь ответила девушка вопросом на вопрос.
     – Довольно странные на вид кристаллы, – пальцем обрисовала на столе рыжая их форму.
     – Наши звездные семена, – пояснила Минако. – По сути, это и есть мы. Человеческий облик и разум лишь имитация, хоть и очень качественная, принципиально необнаружимая ни на каком уровне.
     – И тебя это не… – осторожно начала Ранма, но замялась, не сумев подобрать слова.
     Минако пожала плечами.
     – Память у меня тоже есть лишь о тех периодах, когда я в человеческом облике, – просто сказала она. – Обо всем остальном приходится судить по косвенным признакам. Я полагаю, наша внешность и самоидентификация нужны для того, чтобы мы понимали людей и помогали им. Согласись, когда ты способный повлиять на всю планету волшебный кристалл, сложно проявлять сочувствие к мелким человеческим букашкам.
     – Как же тогда Усаги вообще смогла стереть вам память? – напомнила о вопросе рыжая.
     – Потому что мы сами ей это позволили, – хмыкнула Минако. – Есть у тебя примерное представление о симпатической магии? Ее еще иногда называют магией вуду? Возможность повлиять на другого, имея его частицу?
     Ранма, не сдержав ухмылку, кивнула, прекрасно помня Госункуги и всю вызванную им головную боль.
     – Приходилось сталкиваться, – с кривой улыбкой сказала она.
     – Здесь тот же принцип, – невольно улыбнулась в ответ Минако. – Создавая Серебряный кристалл, каждая из нас отдала часть себя, поэтому у него есть над нами некоторая власть. Потому же это не повлияло на тебя. С другими людьми Кристалл справился бы грубой силой, мы были уязвимы, а у тебя была своя защита.
     – Но почему ты тогда все помнишь? – вновь спросила Ранма.
     Минако грустно вздохнула и опустила глаза.
     – Со всеми остальными получилось во многом потому, что для них долг Сенши не главное в жизни, – тихо сказала она. – Он не определяет их. Но со мной не так. Из-за того, что я Сенши, мне пришлось достаточно заметно изменить свою жизнь. – Она чуть порозовела: – Грубо говоря, когда я вчера проснулась, одной из первых мыслей было: «какого черта я делаю в Японии?»
     – Потому что у тебя не было никаких иных причин приезжать сюда, – поняла Ранма.
     – Именно, – согласно кивнула Минако. – И так как я уже освоила способ восстановления скрытых воспоминаний, оказалось, в общем-то, относительно несложно разобраться, в чем дело.
     – И что теперь? – спросила Ранма. – С Темным Королевством разобрались, но никуда не делись даймоны, и Митиру говорила, их становится все больше. С ними, сама знаешь, даже из охотников далеко не все могут справиться, а мы не можем быть сразу везде.
     – Знаю, – поморщилась Минако. – Я попробовала вернуть память Ами.
     – И?
     Минако тяжело вздохнула.
     – Стоило мне на пять минут отойти, и она меня не узнала, – с грустью сказала она.
     – То есть влияние Гинзуйсё не было мгновенным, оно так и продолжается, – сделала вывод Ранма.
     – Похоже на то, – обреченно согласилась блондинка. – Полагаю, надо работать с самой Усаги, но, как сказала Луна, с ней творится то же самое. Усаги даже не замечает, когда Луна делает что-то несвойственное обычной кошке. Так что я даже не представляю, как пробудить ее, – уныло сказала она. После краткой паузы Минако неуверенно спросила: – Ты же умеешь немного предвидеть будущее? Можешь что-нибудь подсказать?
     Ранма покачала головой.
     – Не в этом случае, – не вдаваясь в подробности, сказала она.
     – Жаль, – вздохнула Минако, – но хотя бы других врагов у нас, надеюсь, не ожидается, можешь сказать?
     Ранма на мгновение прикрыла глаза, позволяя своему разуму вглядеться в тени грядущего и постараться интерпретировать их.
     – Сложно сказать, – наконец, ответила она. – Не наш враг и не наше наследие. Но в то же время наши, и мы будем в этом участвовать. Не люблю предсказания, – неловко улыбнулась рыжая.
     – Слишком все расплывчато и неопределенно, поверь, я знаю, – со вздохом согласилась Минако, явно невольно задумавшись о чем-то своем. Должно быть, у нее тоже было интересное прошлое.
     – Что собираешься делать? – тихо спросила Ранма.
     – Как и прежде, – пожала плечами Минако, – присматривать за Усаги и остальными, помогать Митиру. Сегодня хочу, наконец, у Плутон побывать, раз уж она теперь доступна, поговорить с ней, да расспросить о Святилище.
     – Святилище? – переспросила Ранма.
     – Проект «Святилище», разве ты не знаешь? – Ранма после недолгих размышлений покачала головой, и Минако принялась объяснять: – После того, как Берил обратилась к нашим правителям с предупреждением, они не проигнорировали ее, как она предположила. Просто ее предложение было слишком… м-м… радикальным. Так что был предложен этот проект: создание в одном из сопряженных миров общей колонии, где будут разрабатываться методы противодействия этой возможной угрозе и где, в крайнем случае, можно будет укрыть часть населения.
     Ранма снова задумалась, напряженно роясь в доставшейся ей по наследству чужой памяти.
     – Слухи о совместном создании исследовательского центра – это оно? – наконец, предположила она.
     – Да, – серьезно кивнула Минако. – Как понимаешь, исчезновение ведущих ученых скрыть было бы невозможно. К счастью, нам удалось не допустить утечки информации о точном местоположении. Мы догадывались, что где-то наверху могут быть агенты врага, так что всей информацией владели, насколько мне известно, только наша королева, ваш король, отправившийся в тот мир руководитель проекта, открывшая туда врата Сейлор Плутон, ну и я, как доверенное лицо, координатор и девочка на побегушках, мотающаяся между этой четверкой.
     – И что, никто ничего не заподозрил, когда врата открывала самая таинственная Сенши? – ехидно поинтересовалась Ранма.
     – Она создала ключи, как проводники своей силы, – пояснила Минако. – Но не совсем из-за этого, так было прописано в договоре. В конце концов, у Лунного Королевства был, можно сказать, к ней привилегированный доступ. В компенсацию Атлантиде предоставили ключи.
     Минако вдруг замерла и, после нескольких секунд неподвижности, тихонько стукнула по столу.
     – Ч-черт, я только сейчас подумала… – расстроенно протянула она.
     – Проблемы? – напряглась Ранма.
     – Эти ключи… – неохотно сказала Минако. – Они же тысячи лет копили магию. А теперь, с возвращением Плутон, они должны были активироваться. Я даже представить не могу, к чему это может привести. Мне нужно как можно быстрее с ней поговорить.
     – Только прямо отсюда не телепортируйся, – напомнила Ранма.
     – Знаю, – досадливо отмахнулась блондинка, вставая из-за стола. – Как вернусь, сразу позвоню.
     – Буду ждать.
     Ранма чуть обернулась, провожая взглядом спешащую на выход Минако, и заметила, как Усаги на мгновение отвлеклась от разговора и задумчиво посмотрела вслед уходящей девушке. Должно быть, подсознательно она помнила ее, но почти сразу последовавший едва ощутимый всплеск силы Гинзуйсё заставил ее вернуть внимание подругам.

     Днем здесь было так же светло, как на освещаемой Землей ночной Луне. Нестерпимо ярко сияла далекая маленькая точка Солнца.
     Плутон, самый дальний и засекреченный форпост Лунного Королевства. Постоянное население один человек.
     Сейлор Венера неспешно шла по сверкающей пыльной поверхности, поглядывая на невидимые в засвеченном небе Токио звезды, зябко кутаясь в прихваченную с собой атмосферу. Конечно, можно было бы и не дышать, но у нее это пока что вызывало дискомфорт.
     Бункер должен быть где-то неподалеку. Венера медленно огляделась по сторонам, привлекая к осмотру все возможные чувства, стараясь отыскать сокрытые тысячелетиями следы.
     Здесь. Подойдя к склону небольшого возвышения, она отправила точно нацеленный и промодулированный импульс своей силы. Древняя система узнала ее и признала ее право, и в склоне, просыпая вяло падающую азотную пыль, открылся проход с ведущими вниз ступенями. Взглянув напоследок на вечно висящий точно в зените Харон, Венера спустилась в бункер.
     Планировка была типовой, хоть здесь никогда и не планировалась даже сотая доля штата. Пустоту коридоров подчеркивало лишь неизменное тусклое аварийное освещение, по обе стороны одна за другой появлялись никогда не открываемые двери. Насколько помнила Венера, Плутон обжила лишь несколько помещений поблизости от центра управления, где установили Врата пространства и времени, хотя неизвестно, что могло измениться за прошедшее время.
     Телепортация здесь была разрешена только самой Плутон, лифты и вовсе не устанавливали, так что Венере пришлось потратить несколько минут, чтобы добраться до своей цели.
     В центре зала, в обычных бункерах полностью заполненного аппаратурой, здесь же почти пустого, стояла резная каменная арка с распахнутыми двойными дверями, за которыми лежало ничто. В паре шагов от Врат опиралась на свой посох зеленоволосая женщина.
     – Здравствуй, Плутон, Страж Времени, – шагнула Венера в зал.
     Хозяйка отреагировала не сразу, девушка успела оглядеться и присесть на одно из немногих установленных кресел. Прошло некоторое время, прежде чем Плутон негромко вздохнула, перехватила посох правой рукой и развернулась.
     – Венера, – просто кивнула она, опустив приветствие и титул, как будто они виделись всего несколько часов назад. Подойдя к соседнему креслу, она поставила рядом с ним посох, даже без опоры застывший в вертикальном положении, и, пригладив черную юбку такой же как у Сенши формы, села. – Наконец-то.
     – Как ты? – сочувственно спросила Венера.
     – Почти все время проспала в стазисе, – небрежно пожала плечами Плутон.
     – С… памятью все в порядке? – осторожно поинтересовалась Венера.
     – Беспокоишься, что со мной получилось как с мау? – обозначила улыбку женщина. – Все нормально. Мне не нужно было торопиться с подготовительными процедурами, и я не реже раза в столетие прерывалась для проверки оборудования и своего самочувствия.
     – Хорошо, – с облегчением расслабилась девушка.
     – Ты ведь здесь ради моего прогноза? – Венера сделала неопределенный жест, но, словно передумав, кивнула, и Плутон, вздохнув, покачала головой. – Касательно Сенши я не смогу помочь.
     Венера не изменилась в лице.
     – Причина? – тихо спросила она.
     – Заметное отличие нашего мира. Я пока не смогла найти ничего похожего, – с сожалением сказал Плутон.
     – Отличаемся именно мы и связанные с нами люди? – уточнила Венера. – Что насчет всего человечества?
     – Заметных расхождений пока не обнаружено, – вывела Плутон на подвешенных в пространстве виртуальных экранах набор графиков, – прогнозирование возможно на пятьдесят-семьдесят лет, на больших сроках уже сложнее. Но гарантировать ничего нельзя, вы с Меркурий и Терра со своей командой вносите значительные искажения. Один фактор еще можно было бы попытаться просчитать.
     – Хотя бы примерно? – попросила Венера.
     Плутон вздохнула.
     – В целом, наш мир достаточно схож с большим количеством парных миров, – допустила она.
     – Парных? – не сдержалась Венера.
     – Есть и немало одиночных, но их коэффициент темпоральной связности допускает макромасштабные перемещения, – дополнила Плутон.
     – Насколько макро? Годы? – рискнула предположить Сенши Любви.
     – Века, – без намека на шутку сказала Плутон. – Но о них не будем, – жестом показала она, как отбрасывает эту тему, и Венера послушно кивнула, не в силах представить себе хроноконтинуум, где допустимо столь бесцеремонное нарушение причинно-следственных связей. – Возьмем, к примеру, пару FCZV-8437-5379-5380-8532. Бета опережает нас примерно на тысячу лет. Разобравшись с Темным Королевством, они выступили против Апостолов Смерти, но столкнулись с проблемой. Сатурн оказалась одержима.
     – О ч-черт, – простонала Венера, живо представив себе последствия.
     – Да. Ее не смогли спасти и, ради ее устранения, Уран и Нептун пожертвовали собой, расколов свои звездные семена. В выбросе силы их планеты взорвались, а Сатурн сорвалась с орбиты, став блуждающей планетой, хотя и ее долгое время считали потерянной. Часть образовавшихся после взрыва обломков ударила по Земле, их пытались перехватить, но удалось далеко не со всеми. Последствия ударов были чудовищны, многократно превзойдя удары Чиксулуба и Шивы. Боялись даже, что расколется кора, Сенши едва удалось стабилизировать планету. Жизнь сохранилась лишь в немногих достаточно крепких чтобы все это выдержать магических анклавах, крупнейший был в Токио. Ресурсов катастрофически не хватало, и Серенити направила силы Серебряного Кристалла на поддержание бессмертия своих подданных. Выгоднее было продлевать жизни, чем рожать, растить и обучать новых специалистов. Одной из последних родившихся была дочь Серенити, но ее настолько напугала взрослая ответственность, что она на девять столетий застыла в развитии, оставаясь единственным в анклаве ребенком.
     – Это… – замялась Венера, с трудом подбирая слова, – чудовищно.
     Плутон в знак согласия грустно кивнула.
     – В конце концов, и для них нашелся враг. Колонизировавшие бывший Сатурн беженцы с Земли, пропитавшиеся силой искаженного звездного семени. Сенши были заняты поддержкой Земли и не могли с ними сражаться. План разработали Плутон и Серенити. Плутон-бета обратилась за помощью к Плутон-альфа, они открыли синхронный канал между своими мирами, и дочь Серенити отправилась просить Сенши с альфы о помощи.
     – Не очень удачно, как я понимаю, – предположила Венера.
     – Враги последовали за ней, и только справившиеся с Темным Королевством Сенши были вынуждены сражаться с ними в обоих мирах. Но были и плюсы, в альфе дочери Серенити удалось спасти Сатурн, Стражи выжили, и их история теперь пойдет не так, как в бете.
     Плутон умолкла, и Венера надолго задумалась.
     – Наше наследие, но не наше наследие, – задумчиво пробормотала она себе под нос, после чего ненадолго умолкла. – Кто-то из нас, «вносящих искажения», может спасти Сатурн? – наконец, подняв голову, спросила она.
     – Я не знаю, – откровенно призналась Плутон. – Прецедентов я не нашла. Ни положительных, ни отрицательных. – Поколебавшись, она добавила: – На всякий случай, я веду поиск подходящего мира.
     – Хорошо, – вздохнула Венера, – буду иметь это в виду. Но, вообще, я пришла сюда в основном по другой причине.
     – Святилище, – тяжело вздохнула Плутон.
     – Да, – приподняла брови встревоженная такой реакцией Венера. – Что с ним?
     Вместо ответа Плутон развернула на виртуальном экране проекцию безжизненного пейзажа. Взгляд Венеры сразу же зацепился за характерной формы горный хребет вдали.
     – Это же... – начала она, но сразу же умолкла, не в силах озвучить свое понимание.
     – Да, – грустно сказала Плутон. – База была основана именно здесь.
     – Что произошло? – с болью на лице закрыла глаза Венера.
     – Я обследовала весь мир, – тихо произнесла Плутон. – В нем больше нет жизни. Судя по всему, они сами уничтожили себя.
     Венера вновь посмотрела на экран, пристально изучая выжженную пустыню, взглядом пытаясь отыскать хоть малейший след, но в итоге сдалась и устало опустила плечи.
     – Я надеялась... – тяжело сказала она.
     – Понимаю, – вздохнула Плутон.
     – Что с созданными тобой ключами? – спросила Венера.
     Плутон чуть склонила голову, как будто к чему-то прислушиваясь.
     – Они все еще существуют, – медленно произнесла она. – Но они больше не нужны. Буду признательна, если вы разыщете их и вернете мне.
     – Хорошо, – поднялась с места Венера. – Не обещаю, что в ближайшее время этим займется кто-то еще помимо меня, но приложу все усилия. А ты... – помедлила она, – не поможешь нам?
     Плутон подняла взгляд на потолок.
     – Ты же знаешь мою задачу, – мягко сказала она. – Я не могу покинуть свой пост.
     – Да, знаю, – невольно покосилась туда же блондинка. – Но спросить-то никто не мешает, – выдавила она искусственную улыбку.
     Плутон не улыбнулась, и Венера мысленно вздохнула.
     – Спокойной стражи, Сейлор Плутон, – попрощалась она.
     – Обереги нашу принцессу, Сейлор Венера, Хранитель Любви, – ответила женщина.

     Рассеянно вытирая грязные руки промасленной тряпкой, Харука в последний раз цепким взглядом оглядела внутренности и, удовлетворено кивнув, захлопнула капот, после чего принялась собирать инструменты, возвращая их по местам. Закончив, она метко выбросила тряпку и, поправив засученные рукава, отправилась мыть руки.
     Подработку ей помог найти пригласивший ее в клуб мототехники сэмпай, сейчас уже почти переставший там появляться из-за подготовки к экзаменам – он планировал поступить в университет Нэкоми – и Харуке, как ни странно, нравилось возиться с техникой. Странное увлечение для девушки, но она не собиралась ломать себя в угоду окружающим. Пусть даже из-за этого она была для всех немного чужой: что для парней, что для девушек.
     Оттирая ладони мылом, она краем глаза разглядывала свое отражение. Слишком плотная фигура, слишком маленькая грудь. Ее легко можно было принять за красивого парня, ничуть не помогала и достаточно короткая стрижка. Лично ее все устраивало, а если кому-то не нравится, это уже их проблемы.
     Перекрыв воду и, за неимением полотенца, стряхнув с рук лишнюю влагу, она резко обернулась, заслышав вдруг непонятный шорох.
     – Кто здесь? – резко воскликнула она, непроизвольно сжимая кулаки.
     Девушка. Одинокая. Поздним вечером. Банальный сюжет, вот только вышедшая из кустов фигура ему не принадлежала.
     Даже сослепу это существо нельзя было принять за человека, какой бы костюм он ни нацепил. Оно было больше похоже на ожившее дерево, целенаправленно ковыляющее на трех корнях и тянущее свои ветви к ней.
     – Не подходи, – рыкнула блондинка, медленно отступая и совершенно не представляя, что делать с подобным противником. – И где же охотники на демонов, когда они так нужны? – мрачно пошутила она.
     – Здесь, – тихо ответили ей со стороны, и Харука, едва сдержавшись, сумела лишь слегка скосить глаза в сторону, не выпуская из вида деловито подбирающегося к ней монстра. Обратившаяся к ней – и неизвестно когда появившаяся – девушка была несколько ее старше, длинные черные волосы стекали по спине, а ало-белые одежды напоминали о мико. В левой руке она держала ножны, а в правой уже вынутый из них меч.
     – Интересно, – негромко пробормотала незнакомка себе под нос, – считать его живым или нет?
     До противника было не меньше десяти шагов, но это не помешало мечнице решительно взмахнуть клинком. В темноте Харуке легко удалось разглядеть, что с каждым росчерком лезвие слегка светилось, выпуская при этом вызывающую заметное искажение воздуха волну. Первые две никак не повлияли на противника, третья срубила несколько ветвей, и девушка, заметив результат, на мгновение застыла с воздетым клинком, на глазах разгорающимся все ярче.
     Последовавшая за этим волна пропахала дорожку, подняла пыльное облако и перекорежила всего монстра. Разлетевшиеся по сторонам ветви быстро рассыпались в прах. Секунду помедлив, девушка вложила меч в ножны и повернулась к Харуке.
     – Цела? – отрывисто бросила она.
     Харука кивнула, не в силах сразу найти слов.
     – Да… спасибо. Что это вообще было?
     – Монстр, – равнодушно пожала мечница плечами.
     – Похоже, он был один, – добавил новый голос, и Харука обернулась в ту сторону, далеко не сразу разобрав на фоне мрака женскую фигуру в обтягивающем черном костюме, с закрывающей лицо маской, что оставляла открытыми только глаза. – Харука, с тобой хотят поговорить.
     Они слишком быстро появились, и они знают ее имя.
     – Вы за мной следили, – насторожившись, легко сделала она вывод. – Зачем? Кто хочет поговорить?
     – Наша подруга должна скоро вернуться, – спокойно сообщила мечница, бросив взгляд куда-то в сторону. – Она все и объяснит, гораздо лучше нас.
     – И долго ждать? – поколебавшись, неуверенно спросила Харука.
     – Она уже возвращается, – сообщила девушка в черном, стягивая с головы капюшон и с облегчением высвобождая длинную волну каштановых волос, – будет через пару минут.
     Эти пару минут Харука разглядывала их. Выглядели девушки вполне обыденно, если бы не их одежда, на них вряд ли бы обратили особое внимание. Они были красивы, это блондинка вполне могла признать, но они не выглядели странно.
     На цокот каблуков повернулась только она сама, девушки же даже не покосились в ту сторону. В отличие от них,  новоприбывшая была довольно заметна. Ярко-бирюзовые волосы до плеч были не тем, что часто встречается. Слишком естественно лежащие для парика и не меняющие оттенка у корней, она бы притягивала взгляд, даже не будь на ней довольно откровенного наряда, отличающегося от нарядов в последнее время часто попадающей в новости команды охотниц только цветом.
     – Ну что, Нэ-тян? – обратилась к ней девушка в черном.
     – Ушла, – просто ответила новенькая. Обе девушки понимающе кивнули. Бросив взгляд на ожидающую Харуку, она добавила: – Спасибо за помощь, дальше я сама.
     Проводив взглядом уходящих подруг, она предложила:
     – Разговор будет долгим, я подожду, пока вы соберетесь, поговорим по пути.
     Мгновение помедлив, Харука, все же, сумела немного придавить свое любопытство и, отложив вопросы еще ненадолго, последовать совету.
     Вернувшаяся Харука, почти и не надеющаяся еще застать эту девушку, увидела ее присевшей перед оставшейся от монстра кучкой праха.
     – На улицах вы привлечете внимание, – обозначила блондинка свое присутствие. Незнакомка спокойно кивнула и поднялась, после чего отряхнула руки в перчатках от следов мусора.
     – Я знаю. – Она окуталась мягким бирюзовым свечением и вдруг превратилась в немного знакомую Харуке девушку.
     – Кайо-сан? – растерянно моргнула она.
     – Наше знакомство несколько месяцев назад было далеко не случайным, – виновато кивнула Митиру. – Прошу прощения, Тено-сан.
     Жестом пригласив отправляться, она неспешно отправилась в путь.
     – Нэ-тян? – не удержалась от вопроса Харука.
     – Сокращение от «Сейлор Нептун», – едва заметно поморщилась Митиру. – Касуми-сан развлекается. У меня нет сестер, а у нее только младшие.
     – Что вообще происходит? – уже серьезнее спросила Харука. – И зачем нужно было следить за мной?
     – Потому что вы одна из нас, – просто ответила Митиру, не глядя на нее. – Мне искренне жаль, я не хотела вас в это впутывать, я слишком хорошо знаю, каких жертв требует геройский образ жизни. Но они нашли вас, и у меня не остается иного выбора.
     Харука промолчала. Митиру тихонько вздохнула, словно подбирая слова.
     – Против нас действовало два врага. Оба хотели уничтожить нас. С первыми было попроще, мы кое-что о них знали, да и людей они хотя бы считали допустимыми потерями. Команда Сейлор Мун нейтрализовала их пару дней назад, но теперь большая часть их команды временно недееспособна, Венера и Терра вынуждены приглядывать за ними, и мы не знаем, сколько продлится такая ситуация.
     Митиру покосилась на Харуку, словно спрашивая взглядом, есть ли вопросы. Та промолчала, и она продолжила:
     – О вторых мы не знаем почти ничего, даже имени действующей против нас женщины, не говоря уже о том, сама ли она по себе или перед кем-то отчитывается. Для них люди вообще ничего не значащий мусор, им нужны только мы.
     – Зачем? – после нескольких мгновений тишины обронила вопрос Харука.
     – Мы не уверены, – призналась Митиру. – К счастью, у них есть проблема. С месяц назад я заметила, что у них прекратился рост темпов производства монстров. Их источник энергии на пределе. Это было бы хорошо, если бы не природа этого источника. Все эти монстры созданы на силе Сейлор Сатурн. Она в их руках.
     – Это очень плохо? – осторожно спросила Харука. Митиру ненадолго заколебалась.
     – Факт наличия у них Сенши уже говорит о многом, – уклончиво начала она. – Каковы бы ни были их цели, для их достижения им потребуется больше энергии. Проще всего для этого будет захватить вас или пострадавших из команды Мун. И, увы, пока они не восстановятся, у нас не будет свободных людей, чтобы охранять кого-то еще. Мне очень жаль.
     Харука задумчиво взглянула в темное небо.
     – Вам ведь удалось приспособиться к такой жизни? – тихо спросила она.
     – Да… хотя я бы никому такого не пожелала, – так же тихо ответила Митиру.
     – А есть ли у меня выбор? – уже зная ответ, спросила Харука.
     Митиру виновато отвела глаза и медленно покачала головой.

     Лишь заходящее солнце видело сидящую на крыше девушку. Оно наблюдало, как ветер ласково трепал ее волосы цвета закатного неба, пока совсем не скрылось за горизонтом, доверив освещать город творениям человеческих рук.
     Звезды, извечные спутники и проводники странников, давно проиграли безнадежный бой и стыдливо скрылись из человеческих оазисов, позволяя себе показываться взглядам лишь подальше от них. И не сказать, чтобы людям в массе своей их не хватало, прошли времена, когда они устремляли взор в небо, найдя себе гораздо более интересные для себя делишки на земле.
     Одной из немногих исключений была эта устроившаяся на крыше дома одинокая рыжая девушка, хоть и успешно притворяющаяся, но так и не сумевшая после десятилетия странствий всего за несколько лет до конца привыкнуть к большому городу. Возможно, ей было бы проще, будь с ней и здесь ее молчаливые и никогда не предававшие ее спутники.
     Как и несколько лет назад, на крыше совсем другого дома, она разглядывала беззвездно-черное небо, мягко улыбаясь немногим осмелившимся показаться даже здесь. Но, в отличие от тех времен, она была здесь не только для этого, изредка бросая взгляд на девочку за письменным столом в освещенной комнате дома напротив и на дремлющую там на подоконнике черную кошку.
     Потревоженная неслышимыми шагами, девушка недовольно взглянула чуть в сторону, где ничего не было видно, но ее это не обмануло. После нескольких первых встреч между ними словно развернулось маленькое негласное соревнование: сможет ли одна застать другую врасплох.
     С улыбкой припомнив разочарованное лицо подруги, уже протянувшей было руку похлопать ее по плечу, когда она просто поймала незримую конечность и пожала ее, она, не шевелясь, позволила заметить себя.
     Из пустоты раздался разочарованный вздох, и там, куда она смотрела, возникла снявшая с себя серебристо-прозрачный плащ светловолосая девушка.
     – Что меня выдало на этот раз? – недовольно буркнула она, спрятав быстро сложенный плащ в карман и пристроившись рядом с рыжей.
     – Шаги, – просто ответила та.
     Блондинка понимающие покивала. Ехидно уточнила:
     – Я же их заглушила.
     В ответ рыжая легонько похлопала по поверхности крыши.
     – Звук разносится не только по воздуху, – просто пояснила она.
     – Учту, – после долгой паузы благодарно сказала пришедшая.
     Они обе взглянули на девочку в доме напротив. Черная кошка открыла глаза и едва заметным кивком поприветствовала вторую наблюдательницу.
     Несколько минут они ждали, наслаждаясь звуками вечернего города. Кошка, демонстративно потянувшись, словно просыпаясь, спрыгнула с подоконника внутрь комнаты и окольным путем направилась на облюбованную девушками крышу. Но еще прежде нее успела прибыть третья девушка, в аквамаринового цвета сейфуку и с того же необычного оттенка волосами. Посмотрев на проигнорировавшую ее появление пару, она неуверенно спросила:
     – Здесь безопасно?
     – Я поставила барьер невнимания, – отозвалась блондинка.
     Новенькая без лишних слов избавилась от своего экстравагантного облика, превратившись в довольно обычную на вид девушку, и чинно присела рядом с ними.
     – Здравствуй, Митиру, – раздался сзади голос. – Минако, Куниэ.
     Девушки дружно оглянулись.
     – Привет, Луна, – отозвалась брюнетка. Блондинка просто улыбнулась, а рыжая бесцеремонно притянула подошедшую кошку к себе на колени и принялась поглаживать ее. Демонстративно посопротивлявшись, кошка быстро сдалась и довольно полуприкрыла глаза.
     – Эй-эй, Земля вызывает Луну, прием, – пощелкала перед кошкой пальцами блондинка. – Не время балдеть, рассказывай.
     Кошка недовольно поморщилась, лапой попыталась мягко отодвинуть поглаживающую ее руку, но не преуспела и начала так, безуспешно пытаясь игнорировать ласку и непроизвольно подпуская в голос мурлыканье.
     – Девочки не замечают ничего странного. Если они и задумываются о том, как они могли сдружиться, это любопытство гасится. Для внешнего наблюдателя они просто группа подруг, они и сами ни о чем не подозревают. И у меня нет ни малейшей идеи, как все исправить.
     – Жаль, – прикусила губу блондинка. – Куниэ?
     – К ним не проявляют выходящего за рамки обычного интереса, – не отрываясь от кошки сказала рыжая и без перехода добавила: – Касуми скоро уезжает. Ей нашли... – дернулась у нее щека, – нового учителя.
     – Это еще больше напряжет наши силы, – озабочено нахмурилась блондинка, – возможно, стоит попробовать поискать союзника.
     – На Харуку сегодня напали, – вставила брюнетка. – Мне пришлось ей обо всем рассказать. Она согласилась помочь нам.
     – Союзник будет, – отстраненно глядя в пространство, бросила рыжая, опередив уже открывшую было рот блондинку. – Пока не знаю, кто, но она как-то будет связана с грядущим кризисом.
     – Мнда, – после паузы протянула блондинка. – Ладно, будем считать это условно хорошей новостью. Хотя, если бы она появилась без кризиса, было бы гораздо лучше. Но тут уж ничего не поделать. Остались, пожалуй, только плохие. – Она поглубже вздохнула. – По свидетельствам Плутон, Святилище уничтожено. А из Атлантиды пропали созданные ею ключи от него.
     Она выдохнула. Меж ними надолго повисла тишина, пока собравшиеся переваривали сброшенные на них новости.
     – Если ключи похищены, – неуверенно начала рыжая, – значит ли это, что кто-то ищет наши технологии?
     – Согласно Плутон, там ничего не смогут найти, слишком хорошо все уничтожено, – пожала плечами блондинка. – Но ключи это еще и хранилище энергии, и никто не скажет, как много ее накопилось в них за тысячи лет.
     – Это могут быть хозяева даймонов? – озвучила болезненную для нее тему брюнетка.
     – Нельзя сказать наверняка, – задумалась блондинка. – Я не специалист, но по моей оценке их извлекли как минимум несколько месяцев назад, вряд ли более года. Скорее всего, они бы уже поняли, как их использовать, но это только мое предположение.
     – Итак, позволь мне подытожить, – приостановила поглаживания рыжая, но после непроизвольного недовольного мяуканья поспешно закрывшей себе рот кошки с улыбкой продолжила. – У нас минус Касуми, но плюс Уран, которая хоть и Сенши, пока мало что может. В чьих-то руках находятся два десятка артефактов, которые по ситуации могут быть магическим аналогом атомного реактора или атомной бомбы. Мы ничего не знаем о нынешнем нашем противнике и ожидаем появление еще одного. И мы вынуждены отвлекать свои силы на пострадавшую часть команды. Я ничего не упустила?
     – Все верно, только не два десятка, а три семерки, – педантично уточнила блондинка, – по три за каждую Сенши.
     – Непринципиально, – отмахнулась рыжая. – Веселый нас ожидает год.
     – У меня каждый год веселый, – раздраженно потерла лоб блондинка. – И пик веселья всегда летом. Я уже привыкла.
     – Да, – с улыбкой и огоньком во взгляде добавила рыжая. – Не могу дождаться!
     Их подруга странно посмотрела сперва на одну, затем на другую, переглянулась с точно так же недоумевающей кошкой и устало закатила глаза.

     В другой части города, в додзе рядом с домом, что вспоминала недавно рыжая девушка, повторяла ката молодая каштановолосая женщина в ги, казалось бы, не замечая наблюдающей за ней от дверей сестры.
     – Непривычно видеть дом столь пустым, а тебя здесь, – наконец, прервала она молчание. Женщина не ответила вслух и не обернулась, лишь заметно повела плечом, что, как они обе прекрасно знали, не было частью упражнения. – Знаешь, я всегда сомневалась, что школу унаследует Аканэ, но никогда и не думала, что это будешь ты.
     – Что, хотела придержать это местечко для себя? – с хитринкой в голосе спросила занимающаяся женщина.
     Стоящая в дверях покачала головой, пусть собеседница и не могла ее видеть.
     – Скорее, для кого-то из ваших детей. Но, вижу, тебе оно подходит лучше. – Чуть помолчав, она тихо добавила: – В конце концов, ты ведь нашла его.
     Не наблюдай она так пристально, она бы пропустила едва заметную заминку в доселе идеальном движении.
     – О чем ты? – все так же стоя спиной, безмятежным тоном спросила она.
     Ее сестра демонстративно шумно вздохнула.
     – Может, я и не практиковалась с самого детства, но я умею видеть, – с долей ехидства в голосе сказала она. – Отец последнее время старательно учил тебя, но совсем забыл об одной маленькой детали, из-за которой ты двигалась не совсем идеально. Но стоило тебе ненадолго уехать, и ты уже движешься точно так же как он, когда был в женской форме.
     Женщина промолчала.
     – И я даже не стану упоминать о торнадо, возникшем в том районе, где ты снимала квартиру, и поставившем на уши амазонок, – противореча сама себе, продолжила сестра. – Или что в движениях твоей юной подопечной прослеживается тот же источник. Ручаюсь, если ее расспросить, она могла бы рассказать много интересного… – вполголоса добавила она.
     После этого тренирующаяся все же обернулась взглянуть в лицо сестре, привычным движением, символизирующим у нее теперь перерыв, перебросив длинный хвост волос на грудь.
     – Не вмешивай ее в наш беспорядок, – с непонятными интонациями тихо сказала она. – Все равно она ничего не знает.
     – Так уж ничего? – саркастично приподняла брови ее сестра.
     Старшая чуть поморщилась.
     – Она не знает о нем всей правды, – сдержанно уточнила она.
     – Она знает его только как девушку, – понимающе кивнула сестра. – Не спорю, так проще. Не нужно сообщать слишком много личной и крайне смущающей информации.
     – Чего ты хочешь? – не выдержала старшая.
     – Он счастлив?
     Женщина даже немного опешила от столь неожиданного вопроса, не сразу сумев подобрать слова.
     – Он сам пытается это понять, – медленно сказала она. – Но, я думаю, ответ, скорее, да.
     – Хорошо, – чуть улыбнулась ее сестра, после чего развернулась уйти. – Не стану больше тебе мешать.
     Она непонимающе тряхнула головой.
     – И все? – недоуменно спросила она.
     – А что еще? – бросила через плечо хитрый взгляд ее сестра. – Мы никогда не были с ним особо близки, так что мне этого вполне достаточно. Я не живу прошлым и не горю желанием в него возвращаться, так что можешь не опасаться, от меня о нем никто не узнает.
* * *
     Рядом с медитирующей женщиной из ниоткуда соткалась призрачная фигура.
     – Госпожа, время, – спокойно сообщил посетитель.
     Через мгновение она открыла глаза и плавно встала. Потянулась, разминая мышцы, и, благодарно кивнув, направилась к выходу из помещения. Бесстрастно наблюдающий за ней гость двинулся следом.
     – Есть новости? – на ходу поинтересовалась женщина.
     – Ничего срочного, – расплывчато отозвался собеседник, имея в виду что-то столь важное, что потребовало бы прерывания ее медитации. – Отчет от Ловцов и доклад от Металлии.
     Женщина бросила взгляд на него – или сквозь него, сложно было сказать наверняка – и задумчиво прищурила глаза.
     – Что Ловцы? – мотнула она головой, по-видимому, решив пока отложить некий вопрос. – Поймали, наконец?
     – Цели покинули систему, – безэмоционально проинформировал докладывающий. – Ловцы отправились в погоню.
     – Хорошо, – спокойно пожала плечами женщина. – Время ведь пока есть?
     – Их присутствие не зафиксировано, – правильно интерпретировал ее вопрос советник. – Активность агентов не превосходит ожидаемой более чем на статистическую погрешность.
     Жестом сообщив, что обдумывает информацию, женщина молча дошла до своего командного центра. Ее спутник бесшумной тенью следовал за ней.
     Стены помещения, отданного под командный центр, усеивало множество сияющих разными цветами кристаллов. Повинуясь мысленно выраженной воле женщины, они слетелись к ней, слившись на ее теле в золотистый доспех. Женщина села на расположенное точно в центре кресло, рядом неподвижной голограммой застыл ее спутник. Перед ней активизировался гигантский экран.
     – Кто такая Металлия? – перешла она ко второй части доклада.
     – Ваш разведчик, переставшая выходить на связь несколько тысяч стандартных циклов назад, – сообщил призрак, одновременно выводя на экран досье.
     – Что же изменилось? – одним лишь намеком на мимику выразила женщина насмешку, пробегая взглядом сухие строки.
     – Ее развоплотили вскоре после предпоследнего доклада. С помощью местных ей удалось вернуться меньше десятой доли стандартного цикла назад, после чего она была уничтожена. Подтверждающий сигнал не содержал признаков фальсификации.
     – Никакие местные помощники не помогли бы ей справиться с Сенши, – сухо прокомментировала женщина. – Она и так многого сумела добиться, отправив их на перерождение. Почему она так торопилась?
     – Местные продемонстрировали владение технологией создания артефакта, по свойствам мало уступающего звездному семени, – бесстрастно сообщила фигура.
     – Что, конечно, привлекло Их интерес, – понимающе кивнула женщина.
     – Замечены агенты, – подтвердил советник.
     Женщина погрузилась в размышления, на несколько минут неподвижно застыв вплоть до отсутствия дыхания.
     – Я отправляюсь туда, – наконец, решила она.
     – Подготовить ваш челнок?
     Она вывела карту, на которой мгновенно подсветился нужный сектор, предполагаемый маршрут и время в пути. На мгновение задумавшись, она решила:
     – Слишком долго, отправлюсь лично.
Конец первой части

Оценка: 8.16*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Григорьев "Проклятый.Начало пути"(Боевое фэнтези) Т.Сергей "Эра подземелий 4"(Уся (Wuxia)) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) К.Корр "Бестия в академии Ангелов"(Любовное фэнтези) В.Касс "Избранница Архимага"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"