migele: другие произведения.

Сейлор Санта

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Издавай на SelfPub

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ranma ½ / Sailor Moon / Banno Bunko Nekomusume кроссовер.
    Рассказ 1: Рождество с друзьями (X-over / Love Hina)
    Рассказ 2: Новый год с друзьями
    Рассказ 3: День рождения Хотару (X-over / Tsukuyomi: Moon Phase)
    Рассказ 4: Прощай, старый год, здравствуй, новый год (X-over / Fruits Basket)
    Рассказ 5: Сладкие дни (X-over / Girls Bravo) (1/3 частей)
    Оригинал.

Сейлор Санта


Сейлор Санта

Рождество с друзьями

     Ранма знакомится с Рудольфом Северным Оленем, и все становится еще хуже.
     Наступило Рождество, люди веселились, отдыхали с друзьями и близкими. Но не он. После катастрофического вечера прошлого года, в котором его обвинили, было решено – Аканэ, отцами и соперниками – что Ранмы там быть не должно. Указано очень яркими словами. Ранма стиснул зубы и ушел. Единственные его подарки были для Касуми, врученный при выходе, и Нодоки, переданный Касуми на сохранение.
     Последние несколько часов до темноты он провел мрачно прыгая по крышам через Нэриму. Даже Нуку-Нуку удалось устроить сегодня перерыв. Она была милой и приглашала его к себе, но она была кошкой. Он вежливо отказал ей, после того, как получил непривычно нежные объятия «Ты в порядке», легкий поцелуй в губы «Какого?», и приглашение отпраздновать с ней и ее семьей. Ранма решил не задерживаться, он не съеживался каждый раз, когда видел ее, и ее объятия были ласковее и не настолько опасны, как объятия Шампу. Он все еще размышлял над вопросом, была ли она помолвлена с ним или нет. Лучше не вытаскивать кошку из мешка.
     Ранма моргнул, напротив него стоял северный олень с красным носом, моргнувший ему в ответ. Олень был странен, но это же Нэрима; олень со светящимся красным носом был еще страннее, но опять же, на уровне Нэримы. А вот олень со светящимся красным носом, стоящий на крыше четырехэтажного здания с выражением «ты опоздал» дал Ранме очень, очень плохое чувство, не то, что появлялось с новой невестой, а скорее как то, что приходило вместе с каким-нибудь вызовом на сумасшедшие боевые искусства. Может быть, нос был хорошим признаком.
     – Ты практикуешь пьяный кулак и прибыл бросить мне вызов?
     Да, олень тоже мог впечататься лицом в пол.
     – Нет – черт, больно – у меня есть деловое предложение.
     Ранма присел, это было что-то новенькое.
     – Ты можешь летать.
     Это не было вопросом, но олень все равно кивнул.
     – У тебя на рогах колокольчики, а на красном ошейнике белый мех.
     – Это не ошейник, – ответил северный олень, его нос засветился еще сильнее. – Кроме того, это часть работы.
     – Я знал это, что же батя, Генма, сделал, чтобы разозлить Санту?
     – Он украл все твои подарки и продал их, не был хорошим мальчиком, и список длиннее, чем телефонная книга Токио, если ты захочешь подробностей.
     Ранма, все еще сидя, широко распахнул глаза. Он знал, что батя был плохим, но чтоб настолько?
     – О боже.
     – Кстати, Ранма, меня зовут Рудольф.
     – Так песня правдива?
     – Не совсем, я познакомился с ним в баре.
     – О-о-о-о.
     – Нам нужна твоя помощь: в Хината нас атаковали мини-танки и высокотехнологичные черепахи, да и вся гостиница набита ловушками, как правило, взрывными. В Дзюбане есть довольно импульсивные Сенши, которые думают, что все с магическим следом, отличающееся от них, опасно, – вздохнул Рудольф.
     Ранма кивнул, да, ему было знакомо понятие импульсивных людей. «Аканэ, Рёга, Куно и Кодачи, старый извращенец, Мус, Таро… моя жизнь действительно настолько паршива?»
     – К сожалению, поэтому мы хотим, чтобы ты помог нам и насладился ночью подальше ото всех, будет нелегко, но мы дадим тебе некоторые силы, и если ты доставишь подарки в эти два места, мы сможем взять на себя весь остальной мир.
     Ранма мгновение подумал над этим и кивнул, все равно большая часть его ночи была свободна, и он слышал, что в Дзюбане, где должны быть Сенши, бывали демоны. Может быть, он сможет подраться с демоном.
     – Там будет 15 нападений, если ты сможешь перехватить их все, ты поможешь Сенши провести Рождество вместе со своими семьями.
     – Я в деле… ты меня в кого-то превратишь, не так ли? У меня будет мой собственный северный олень? – спросил Ранма.
     Рудольф усмехнулся, что у оленя выглядело весьма странно.
     – Ее зовут Юки, обычно она эльфийка, но по какой-то неизвестной причине на Рождество превращается в оленя.
     Ранма кивнул, по крайней мере, он был из тех, кто понимал, что значили превращения.
     – Просто надень колпак, и ты превратишься.
     Ранма надел колпак, который внезапно появился на оленьих рогах, и изменился, одежда растворилась, его тело размылось, одежда появилась, и Ранма вновь появился на свет.
     – Какого черта?
     Рудольф покачал головой.
     – Так не должно было произойти, нет, ты должен был всего лишь превратиться в эльфа!
     – Похоже, это сработало, – сказал новый голос.
     Когда они обернулись к новоприбывшей, той удалось усмехнуться и сказать:
     – У Дзюсенкё довольно странное чувство юмора. – Повернувшись к Ранме, она поклонилась, что опять-таки странно выглядела от оленя, и представилась: – Здравствуй, я Юки, и я сегодня буду твоей помощницей, Сейлор Санта и ее волшебный маскот?
     Ранма простонала, но после этого усмехнулась.
     – По крайней мере, так никто не узнает, что это я.

     Видеть человека с животным не было чем-то новеньким. То, что животным был северный олень, все меняло, но все еще было возможно на Аляске или еще каких-нибудь северных странах. Девушка на животном тоже была странна, странной смесью сейлор фуку и формы Санта Клауса. Форма была от фуку, цвета и украшения в стиле Санты. Ярко-красного цвета, перчатки и подол юбки украшены белым мехом. Воротник был из белого меха, колпак Санты на голове, довольно длинный и с двумя колокольчиками на острие. Сапоги ярко-красные, отделанные мехом, даже шнурки были белыми и пушистыми. У них, по крайней мере, не было высоких каблуков, но они были выше, чем те, к которым привыкла Ранма. Описание этой парочки завершалось висящим за плечом Ранмы мешком, а сидела она на Юки.
     То, что они частично летели, частично прыгали по крышам, было последним, что стоило упомянуть.
     – Ого, я никогда и не думала, что просто появившись в сейфуку можно остановить преступление, – была сбита с толку Ранма.
     Юки ухмыльнулась.
     – Просто мы сейчас в Дзюбане, будешь прыгать по крышам, или еще немного поездишь на мне?
     Ранма побледнела.
     – Не говори так. Я буду прыгать сама.
     – Как пожелаете, госпожа.
     – Прекрати.
     Вам это никого не напоминает?

     Усаги чихнула и взглянула на Луну, кошка была слишком спокойной, сегодняшний день должен был быть свободным, никакой охоты на йом и тому подобных. Но нееееет… Луна отметила, что они всегда атаковали на Рождество, и Ами через мгновение это подтвердила. О, да, расплата грядет.
     – Moon Tiara Action.
     – Mars Flame Sniper.
     – Олений Натиск.
     – Oak Evolution.
     – World Shaking.
     Мир действительно вздрогнул, а одна из атак прозвучала довольно странно. Даже семь йом обернулись к новоприбывшей.
     Она стояла там, в фуку Санта Клауса, просто прибавьте света, и она будет выглядеть еще симпатичнее. По крайней мере, так подумала Усаги. Хмм, разве ее уши не были слегка длинноваты?
     – О, ты одна из маленьких помощниц Санты! Ты эльфийка, я всегда хотела познакомиться с эльфийкой, а это твой олень, как его зовут? Ты здесь, чтобы помочь нам? И почему World Shaking был сильнее? – Попробуйте сказать все это не переводя дыхания.
     Сейлор Санта указала себе за спину, на орду оленей, выходящих из теней и бегущих на полной скорости к йомам. Настоящий натиск.
     – Вот дерьмо, – удалось сказать кому-то, прежде чем волна добралась до них.
     Быстрым топотом позже улицы опустели, остались лишь три растворяющихся тела йом.
     – Я Юки, она Сейлор Санта, – представилась олень.
     – Вы не можете им доверять! – закричала из тени Луна, некоторые из оленей почти (5 метров) наступили на нее.
     – World Shaking.
     – Mars Flame Sniper, – атаковали лишь две из Сенши.
     Ранма и Юки легко избежали атак.
     – Заройся Под Сосну, – пропела Ранма, и сделала рукой движение, как будто что-то бросала.
     Уран не потрудилась попытаться уклониться от атаки, так как рука была пуста. Эта атака могла ринуться оттуда, откуда бы ей никогда и не пришло в голову. Оказаться погребенной под четырехметровым деревом довольно больно, особенно учитывая, что иглы, казалось, игнорировали защитную магию Сенши.
     Ранма повернулась к Рей:
     – Держи подарок, – вытащила из мешка сверток и протянула его внезапно появившейся перед ней Сейлор Марс.
     Удивившись, та на одном рефлексе взяла подарок. Сейлор Санта отпрыгнула назад. Все остальные кинулись на землю, подальше от своей соратницы, лишь увидев на свертке слово «Acme».
     БУМ
     Посылка взорвалась, вырубив горячую Сенши и покрыв ее копотью.
     Юки и Сейлор Санта хихикнули.
     – Ну а теперь к делу, – сказала Сейлор Санта, игнорируя приглушенные протесты из-под сосны. – Уран, она же Харука, получает дерево, оно с корнями, так что его можно посадить в саду.
     Минако хихикнула, и очутилась под пристальным взглядом.
     – Минако или Венера, свиток, полный советов, которые работают.
     Девушка моргнула.
     – Что?
     Сейлор Санта моргнула, прочитав со своего свитка «Как найти парня, действительно заслуживающего меня», Макото или Юпитер получила такой же.
     – Еще ты получаешь дисковый плеер, который ты все приглядывала. – Минако улыбнулась и взяла коробку и свиток.
     Макото была следующей.
     – Свиток и… ух ты. – Ранма приподняла на руке коробку. – Настоящий набор ножей, который используют для Кулинарных Боевых Искусств (гарантированно переживают попытку готовки Аканэ). – Макото была приятно удивлена, они были довольно дороги. Казалось, что быть хорошей девочкой, в конце концов, окупилось.
     – Мичиру или Нептун, исцеляющий крем для твоей любимой и атласное платье, о котором ты думала.
     Мичиру ненадолго задумалась, единственное атласное платье, которое ей хотелось, было то, в котором она выглядела как вампирша.
     – Да, это то, – покраснела Мичиру.
     – Ами или Меркурий, Silver OS v2.45.3 и… – Усмешка заставила Ами покраснеть, это ведь не могло быть? – Я и не знала, что он так знаменит. – Почему Сейлор Санта тоже покраснела? – И даже подписанная. – Ами пискнула и метнулась за подарком, быстро пряча его в волшебный карман. – Шалунишка, а? Я даже включила некоторые разъяснения и брошюры.
     Ранма увидела, как Хотару гладит Юки, и решила перейти к Усаги.
     – Тебе несколько билетов в недорогой ресторан шведского стола и кое-что особенное.
     Тем временем Марс вернулась и возжаждала мести.
     – Прекрасно, тебя отключило на дольше, чем я ожидала, придержу электрошокер на следующий год. – Санте потребовалось несколько мгновений, чтобы осознать комментарий, прежде чем улыбнуться, да, она повторит это и в следующем году, Юки прислушивается к ее проблемам, и если требуется измениться, чтобы получить немного мира и осчастливить людей, то почему бы и нет? – Некоторые медитативные приемы, хмм… довольно неплохие, жаль, мне не дадут спокойно ими воспользоваться, о, вот этот отличный, он неплохо работает, увеличивает силу твоего ки. – Рей моргнула, если эта штука работала, то она стоила дороже, чем такая же по весу платина.
     – Хотару, прекрати пока что баловать Юки и иди сюда.
     Сатурн покраснела и подошла, она получила плюшевую себя, как Сейлор Сатурн, увидев, как Санта разинула рот, она задалась вопросом, что же будет дальше, может быть ошибочный подарок. Плюшевая Сейлор Санта оказалась сюрпризом.
     Воющая от смеха Юки – нет.
     Ранма улыбнулась Юки, и сунула руку в свой мешок, вытаскивая оттуда еще две плюшевых игрушки.
     – Это Юки, она только на Рождество превращается в оленя, обычно она эльфийка. Это Ранма-кун и Ранма-тян, – сказала Ранма, вытащив еще парочку. Она проигнорировала писк Ами, когда она сказала Ранма-кун.
     У Хотару тем временем оказалась проблема с тем, как их всех удержать. Шесть игрушек было немного чересчур.
     – Я возьму их и положу у тебя дома.
     Хотару кивнула и вернула их, кроме Юки и Санты.
     Ранма секунду поерзала.
     – Девочки, вы не подпишите мне фотографию? Я знаю кое-какого большого вашего фаната!
     – Не надо! – закричала, выбираясь, Луна.
     Артемис последовал за ней, пытаясь ее остановить.
     Ранма застыла.
     – Я не убегаю, я ненавижу кошек, но я их не боюсь… – Она взглянула на Юки.
     Юки пожала плечами.
     – Защитная магия?
     Ранма кивнула.
     – Луна, лосось. Артемис, Скумбрия.
     Луна хотела что-то сказать, но Артемис схватил ее за голову.
     – Ни слова, я иду домой и жду, когда Минако вернется со Скумбрией, и да, я слышал заглавную букву, и ты ее у меня не отнимешь.
     Луна съежилась, встать между Артемисом и его скумбрией было настоящим самоубийством.
     – Ладно, Усаги! – посмотрела она на упомянутую принцессу. – Только посмей съесть ее, и я порву все, что ты получишь.
     Тем временем Ранма наслаждалась наблюдением за кошками без страха, может быть, он сможет наконец-то расслабиться в компании Нуку-Нуку, пока они будут рассказывать друг другу о своих новых злоключениях.
     – Хотару, не хочешь покататься на Юки? – спросила Санта.
     Хотару кивнула.
     – Можно мне с тобой?
     Уран раскрыла рот, чтобы что-то сказать, но ладонь Нептун не дала ей нанести никакого ущерба происходящему, после чего она прошептала несколько слов на ухо валяющейся кучей Сенши и кивнула на их подопечную.
     Минако тем временем заглянула в свиток и решила, что маленькая услуга Санте не помешает.
     – Где мне расписаться?
     Ранма вытащила из мешка большую фотографию, в центре были Внутренние, Плутон, Уран и Нептун с одной стороны, с другой Сатурн на Юки с Сантой позади нее, обнимающей ее сзади, рядом с ними стояла эльфийка, Юки в обычной форме. Подпись гласила: «Касуми от Сейлор Санты и Юки Северного Оленя».
     Остальные Сенши подписались и оставили несколько комментариев.
     – Итак, Санта Сатурн, у нас много работы! Пусть у остальных будет веселое Рождество и счастливый новый год! Сегодня мы позаботимся обо всех йомах, – сказала Ранма, надевая рождественский колпак Хотару на голову и вешая несколько колокольчиков на ее Глефу Безмолвия.
     Юки выпустила пар как паровоз.
     – Все садитесь, следующая остановка Хината-су!
     Сенши смотрели, как Хотару, Юки и Санта улетали.
     – Завтра мы выпытаем из нее все подробности, Луна ждет своего лосося, если только Артемис не убил ее и не спрятал тело, – сказала Ами, ей нужно было спросить Хотару, сможет ли она как-нибудь одолжить ее плюшевого Ранму-куна, она заинтересовалась, почему же он называл Ранко Ранмой-тян. Может быть, описано в приложениях?

     Юки направилась прямо к Хината-су, она решила предупредить своих пассажиров о ждущей их судьбе.
     – Каолла Су.
     – Принцесса Молмола, гик высоких технологий и мастер боевых искусств, довольно игривая, – сказала Ранма. – О, кстати. Я Ранма, та, чья плюшевая игрушка у тебя есть, только не говори Ами. Не нужно, чтобы она знала, кто такая Сейлор Санта. Она может даже захотеть автограф, – хихикнула Ранма.
     Хотару моргнула, это было неожиданно, о, и наконец-то она сможет использовать «я знаю то, чего не знаешь ты» ухмылку, в которой Сецуна была превосходна.
     – Ладно, Санта, откуда ты все это узнала?
     – Магия, – ответила Юки. – Кажется, Ранма довольно неплохо принимает магию.
     – И привлекаю ее, к сожалению, обычно только к проблемам.
     Хотару кивнула, магические проблемы всегда были неприятны.
     Они приземлились на крыше, где обычно тренировалась Мотоко. Юки решила остаться, так как она сейчас была слишком большой, так что внутрь пошли две Сенши. После того, как Ранма удалила ловушки или провела Хотару через них, им удалось добраться до зала, где и стояла ель. Затем раздалось странное «Тревога: Санта, Тревога: Санта», дерево ревело и светилось как батальон полицейских машин.
     – На этот раз попался! – услышали двое крик, и внутрь вбежала девочка с яростно стреляющей большой металлической черепахой, запустила несколько ракет и двинулась к двум Сенши.
     – Silence Wall! – Ракеты врезались в щит и взорвались. Остальные атаки также оказались отклонены. К этому времени остальные догнали и, увидев, как Синобу пытается успокоить Су, решили помочь. Это, наконец, сработало, когда Санта вручила несколько бананов.
     Тем временем Синобу и Хотару пристально разглядывали друг друга, несмотря на то, что маскировочная магия не давала запомнить Хотару, они знали, что они выглядели почти как сестры
     – Я Маэхара Синобу, рада с вами познакомиться, Сатурн-сан, – так прозаикалась Синобу, что понадобилась бы пара строчек, чтобы записать эти несколько слов.
     – Здравствуй, Синобу, просто Сатурн или Сатурн-тян. – Синобу потеряла сознание, ее подхватила Мотоко.
     Мицунэ улыбнулась.
     – Она большая фанатка Сейлор Сатурн.
     – О. – Сатурн повернулась к Санте. – Сможешь…
     Санта кивнула и вытащила фото «Веселого Рождества и счастливого нового года, Сатурн, Юки и Санта», Хотару была посередине, одной рукой держа глефу, другой обнимая Санту. Юки стояла рядом с глефой. Санта свистнула и повернулась к своему мешку.
     – Ну, посмотрим. Для Конно Мицунэ, Кицунэ. Довольно дорогое сакэ, ограниченный выпуск.
     – Да! – воскликнула местная пьяница, обнимая бутылку.
     – Аояма Мотоко, Камасутра… – Румянец Мотоку был достаточно ярким, чтобы разбудить Синобу, снова упавшую в обморок, едва Сатурн протянула ей фотографию с настоящим автографом. – …вечернее платье и заказанный на двоих столик. О, и я должна напомнить тебе позвонить сестре. – Ранма нахмурилась, свиток ей больше не был нужен, потому что она приноровилась к магии, но кое в чем до сих пор не было смысла.
     – Сара Мак…
     – Это я!
     – Якобы неразрушимая статуя и… не слишком ли ты молода для чего-то вроде этого?
     – Эй, она лучшая, она должна быть в состоянии сделать торнадо!
     – Я добавила кое-что особенное и хочу немного объяснений.
     – Плакаты с бикини внутри?
     – Да.
     – Придурок больше не сможет войти в мою комнату, не рухнув в обморок.
     Санта решила, что она не хочет знать.
     – Синобу все еще не с нами? – Все кивнули.
     – Каолла Су! – Девушка налетела с пинком, который Санта блокировала, позволила той немного вывернуться из блока и поймала Каоллу правой рукой. – Еще пара бананов и немного плутония для твоего реактора.
     – Ура, наконец-то, – схватила она и то, и то и упрыгала в свою комнату.
     – Ты сказала плутоний? – спросил Урасима Кэйтаро, потея и опасаясь за гостиницу.
     – Да, тебе… «Как выработать сопротивление к женским прелестям?», «Путеводитель студента через выпускные экзамены», «Максимальная карта потерянных сокровищ – ограниченное издание», когда пойдешь искать это, найди меня. – Все, кроме двух Сенши, изумились.
     – Нарусэгава Нару… Да, это то, что ты думаешь. – Нару покраснела и умчалась вместе со своим подарком.
     – А, спящая принцесса проснулась, плюшевые Сенши и поцелуи от нас в щеки.
     Сатурн и Санта в то же мгновение поцеловали ее в щеки. Через несколько секунд Сатурн решила сказать появившейся Юки:
     – Думаю, мы ее сломали.
     Юки фыркнула.
     – По крайней мере, у нее не пошла из носа кровь.
     – Канако, нет, уши неправильные, – сказала Санта и откинула волосы, чтобы показать эльфийские уши. – Немного одежды в твоем вкусе и артбук. – Канако на мгновение посмотрела на Кэйтаро. – Да, именно. – Она улыбнулась и приняла свои вещи, игнорируя пение Кицунэ.
     – Харука, новый формальный чайный сервиз. Сатурн, ты закончила с оживлением Муцуми?
     – О боже, Санта – девушка, – сказала девушка с арбузом. – Хочешь арбуз?
     – Конечно, вот тебе немного питья, что поможет тебе со здоровьем и забывчивостью. А еще новые сорта арбузов и их семена.
     – Куро, лосось, как ты любишь.
     – Спасибо, – сказал кот, после чего все на него посмотрели.
     – Жемчужинка, ох, прекрати кружить вокруг Юки и иди сюда, твой собственный чайный сервиз и то особенное печенье, что ты так сильно любишь.
     – Мью!
     – Рада, что ты согласна.
     – Мью?
     – Обычно я общаюсь с кошками.
     – Мью.
     – Это похоже, – вынуждена была признать Санта. – Простите, но нам пора идти, через несколько минут будет атака фагов, и нам нужно их остановить.
     Юки кивнула.
     – Все Сенши на борт, следующая остановка Дзюбан.

     Много часов и подарков спустя Ранма детрансформировалась в девушку и добавила немного горячей воды.
     – Спасибо, Хотару, я так не веселился… даже не могу вспомнить, когда я так веселился, – признал Ранма.
     – Можно я помогу тебе в следующем году? – спросила Хотару, когда она тоже выскользнула из формы Сенши. Изменения Ранмы было интересно увидеть.
     – Конечно, Юки, ты с нами? – спросил Ранма.
     – Считай, я в деле. Оставь мешок и колпак, ты синхронизировался с ними, и если тебе понадобится, ты сможешь быстро получить подарок или трансформироваться, чтобы увеличить силы, даже если твои атаки странны. – Бездонный мешок оказался хорошим примером, она просто спрятала в нем демона, возможно, чтобы использовать позднее.
     Хотару немного поерзала, прежде чем обнять Ранму.
     – Спасибо за это веселье.
     Ранма на мгновение застыл, но затем решил, что не помешает обнять в ответ.
     – Спасибо за то, что ты друг.
     – Навестишь меня? – с надеждой спросила Хотару.
     Ранма ненадолго задумался.
     – Я, наверное, проведу новогоднюю ночь с Нуку-Нуку, пойдешь с нами?
     Хотару кивнула.
     – Юки?
     – Я к тому времени буду милой эльфийкой! – напомнила она Ранме.
     – Что значит, что ты сможешь есть, не пуская на стол слюни, – игриво сказал ей Ранма.
     Юки фыркнула.
     – Ну подожди! Я тебя еще достану!
     Ранма помог Хотару разместить все ее плюшевые игрушки, добавляя их к впечатляющей коллекции.
     – Ранма, можешь подписать?
     – А?
     – Они все так обзавидуются! – покраснела Хотару.
     – Конечно!

     Юки приземлилась с Ранмой на крыше, где они встретились. Вот только на ней ждал настоящий Санта Клаус с северными оленями, и на санях уже почти не осталась подарков.
     – Спасибо, Ранма, за помощь я бы хотел излечить тебя от Нэко-кена.
     – Нет, спасибо, просто уберите страх, если потребуется, я смогу потерять себя и проснуться позже, я бы по этому скучал.
     Санта рассмеялся, это был успокаивающий смех, приятный.
     – Так и быть. Уверен, что хочешь остаться Сенши и разделить их судьбу?
     – Быть при необходимости героем, помогать им и защищать то, что важно? Жить вечно, если меня не убьют? Блюсти долг, что важнее моей жизни? Сейчас, похоже, я переживу всех девушек, как Хаппосай и Ку Лон пережили свои семьи. Так я, по крайней мере, буду молодо выглядеть. Может что-то случиться и похуже, и я получу силу, которую смогу использовать, когда будет важно.
     – Пусть будет так, – внутренне улыбнулся Санта, Ранма вскоре увидит, что в настоящей игре играют по другим правилам, а не по тем, к которым он привык в Нэриме.
     – Увидимся на следующий год, Ранма, – рассмеялся Санта и Рудольф кивнул.
     Юки ненадолго задержалась, чтобы обслюнявить ему все лицо.
     – До скорого, милашка!
     Ранма улыбнулся, когда они исчезли в заре. Это было лучшее Рождество, что у него когда-либо было.

     – Итак, извращенец, каких девушек ты совратил? – поприветствовала его Аканэ за завтраком. Большинство еще были сонными, но Ранма чувствовал себя свежим, наверное, благодаря магии. – И не приходи на День Святого Сильвестра, без тебя он был таким мирным.
     – Знаешь Сенши, Суми? Это тебе! – улыбнулся Ранма и протянул ей фото.
     Вид действующей как хихикающая школьница Касуми полностью разбудил Набики, может быть, на фото были их настоящие личности. Только Набики не могла запомнить их лиц, увидев их, они ускользали, возможно, из-за магии.
     – Так ты провел ночь с воительницами Любви и Справедливости?
     Аканэ задымилась, а ее руки дернулись к молоту.
     – Встретил их и нескольких йом, демонов, еще кого-то. Эта Сейлор Санта даже дала мне подарок.
     – Ты извращенец! – закричала Аканэ и напала, но Ранмы там уже не было, он двигался к Шампу со стаканом воды в руке.
     – Утро, Пу.
     – Нихао, айжень. Что айжень делать с… мя!
     Все уставились на него, Ранма не убегал, на самом деле, он помогал ей выбраться из одежды.
     – Не поцарапаешь меня, а?
     – Мя, мя мяу.
     – А тебе не приходило в голову, что я сделал это, потому что ты бы вцепилась в меня?
     – Мяу?
     – Иди сюда, – взял Ранму кошку и начал ее гладить.
     Шампу тем временем чувствовала, что тает, еще немного, и она на руках Ранмы растечется лужей. Она замурлыкала.
     – Он освоил Нэко-кен! – сказал Генма и получил пинок.
     – Его нельзя освоить, Нэко-кен это безумие! Я просто больше не боюсь. – Ранма сосредоточился на Генме и наблюдении, как Набики пытается заполучить у Касуми подписанную фотографию – фотография, подписанная всеми Сенши, включая и неуловимую Плутон, стоила миллионы (Ранма повстречался с ней, уходя от Хотару). Так что Аканэ исподтишка врезала ему молотом, отсылая его прочь.
     Нодока была где-то между «мой сын такой мужественный» и «почему ты ударила Ранму».
     Колон задумалась, было ли знание Ранмой Сенши хорошо или плохо.

     Немного позднее Ранма подошел к дому Нуку.
     – Оу, Нуку!
     – Ранма! – объятие было навязчивым, не таким плохим, как переполненные энтузиазмом объятия Шампу, но от него они все равно покатились немного по дороге, остановившись лишь потому, что наткнулись на стену. – Аканэ-сан снова тебя ударила? – спросила она, проверяя его на другие травмы, отличающиеся от мелких царапин из-за разрушившейся стены.
     – Да, я никогда не дарил тебе подарков, так что решил устранить этот недостаток, познакомился с несколькими котами, любящими скумбрию и лосось, так что я решил добавить немного тунца.
     – Тунец, Нуку-Нуку любит тунец! – согласилась андроид-кошка и потащила Ранму в дом.
     – Эй, Нуку, я принимаю приглашение на Новый Год и на Сильвестра, со мной будет несколько настоящих друзей!
     – Ура, нам нужно сказать папе-сан и маме-сан.
     – Она тоже будет?
     – Ага!

Новый год с друзьями

     Сейлор Санта встречается со своими друзьями, чтобы снова сразиться с демонами. Ведь новый год – это время праздника.
     Ранма улыбнулся, да, его снова выпнули из дома, да, они собирались хорошо провести время без него. Но нет, его это нисколько не заботило. Его пригласили на другую вечеринку. Может быть, и не вечеринку, но он встретится с теми, кому он мог доверять. Кто не будет на него нападать. Ну, Эйми разок подстрелила его ракетой, но потом очень извинялась. И он снова встретится с Хотару, этой милой Сенши Разрушения, ангелочком смерти всех рожденных. Черт, он снова покраснел, но, к счастью, он уже был не среди боевых искусств Нэримы, он был в Дзюбане, одном из районов Минато, следующей остановкой, как сказала бы Юки, будет Хай-Тек Нэрима. Ранма остановился перед домом Хотару и той дисфункциональной семьи, с которой она жила. С другой стороны, его семья была еще страннее. Так что он взял себя в руки и перепрыгнул через стену к двери. Еще раз собравшись с мыслями, он позвонил в дверь.

     – Нет, я не останусь, меня пригласили на вечеринку, и я туда пойду. – Хотару вышла на тропу войны, и ад замерзнет, прежде чем она сдастся. – Так что кто-то «нормальный», предполагается, будет достаточно опасен, чтобы мне навредить.
     Харука была женщиной, но кто-то же должен играть роль сверхопекающего папочки.
     – Я не позволю тебе уйти, не зная, с кем ты встречаешься, – сказала папа.
     – Так ты говоришь мне, что лишь из-за твоей паранойи мне не разрешено встретиться со своими друзьями. – Хотару улыбнулась, если не можешь заставить сделать так, как тебе надо, найди союзников. – Я познакомилась с ними, когда раздавала подарки с Сейлор Сантой. Они очень хорошие люди, и мне интересно, будем ли мы встречаться с ними и в дальнейшем.
     Уса решила помочь:
     – Будем, они помогают нам время от времени. Они не лезут в наши внутренние дела, но когда доходит до больших проблем, они появляются, чтобы помочь людям.
     Усаги улыбнулась:
     – О-о-о, с кем ты познакомилась? Я хочу с ними встретиться, если они останутся с нами.
     Харука была в шоке.
     – Ты рассказала кому-то о своем секрете?
     Хотару сделала то, что было совсем не похоже на нее обычную, она фыркнула.
     – Ау? Разве ты не слушаешь? Они достаточно сильны, что смогли победить тебя. – «По крайней мере Ранма как Санта может, и легко». – Ты же не ждешь, что я встречусь с кем-то нормальным, пока я на дежурстве. Не так ли?
     Сияющие глаза Хотару не имели совсем ничего общего с тем, что Харука поперхнулась своим языком.
     – Это милый парень? – спросила Минако.
     Тем временем Ами планировала свою следующую попытку отыскать эти подписанные Ранмой две плюшевых игрушки. Узнать из буклета, что Ранма и Ранко были одним человеком, и что лишь проклятье превращало его в девушку, было ужасно. По крайней мере, в обеих формах ему нравились девушки. Конечно, подписанный (а в записке было сказано, что это подлинная подпись) плакат был хорош, но обнимать подписанную игрушку будет… На этот раз у Ами не нашлось слов, чтобы описать это, божественно? Нет, извращенно? Она не собиралась ничего с этим делать.
     Макото вертела один из своих новых ножей, нарезая фрукты для пунша. Они резали почти все, действительно отличная штука. Теперь если бы только у нее был наставник, который мог бы показать ей, как резать в воздухе, как было описано в руководстве.
     Именно в этот момент в дверь позвонили. Харука выглядела готовой разъяриться и пойти атаковать тех, кто пригласил Хотару, или, по крайней мере, пошла бы, если бы не было этих сияющих глаз.
     Так что свелось к тому, что Ами пошла приглашать того, кто пришел, войти.
     Остальные услышали, как дверь открылась и раздалось:
     – Здравствуйте, пожалуйста, прохо… Ой!
     Сенши, как одна, моргнули.
     Мужской голос спросил:
     – Есть тут кто? Она упала в обморок, могу я ее куда-нибудь положить? – и вошел Ранма.
     Хотару вздохнула.
     – Клади ее на диван, Ранма. Думаю, мне стоило ожидать такой реакции. Видел бы ты ее, когда она узнала о твоей женской стороне, или когда она пыталась стащить мои подписанные игрушки. – Хотару кивнула своим воспоминаниям.
     – О, – ответил Ранма, ему не нравилось, как девушки глазели на него.
     – Это правда, что ты превращаешься в девушку, когда тебя обливает холодной водой? – выпалила Минако.
     Ранма вздохнул.
     – Да, но не надо сейчас, нам пора идти. Нуку-Нуку пригласила нас на ужин.
     Хотару выскочила из комнаты, на мгновение оставив Ранму одного с остальными.
     Без сдерживающих ее сияющих глаз Харука решила атаковать.
     – Я не позволю…
     Ранма повернулся и взглянул на Харуку.
     – О, ты, должно быть, мисс Сосенка.
     Харука поперхнулась, все остальные захихикали, Сецуна лишь усмехнулась.
     – Только не раздувай из мухи слона, мы там не будем наедине. Черт, я думаю, что там появится Эйми, а она всегда притаскивает с собой какие-нибудь классные игрушки. – Ранма подумал о ракетницах, пулеметах и тому подобны штуковинах. Сенши были в недоумении, Уса улыбалась. – Я только надеюсь, что она на меня не разозлится, от тех ракет было довольно больно.
     Глаза распахнулись, те истории о нем были правдивы? Хотару собиралась идти с кем-то таким?
     – Ранма, я готова, – входя, пропела Хотару.
     Парень уставился, а затем снова уставился. Хотару выглядела как готическая Лолита, и этот наряд очень ей подходил. Ранма сглотнул, если люди увидят их вместе, пойдут слухи. Но опять же, слухи пойдут в любом случае.
     Прежде чем кто-либо успел среагировать, с дивана раздался голос:
     – Я сплю. И мне приснилось, что Саотоме Ранма повел сегодня Хотару на свидание.
     Минако ответила:
     – Это был не сон, он действительно пришел за ней, они так мило смотрятся вместе, особенно с нарядом Хотару.
     Глухой удар дал понять, что Ами свалилась с дивана и приземлилась на мягкий ковер.
     – Я тоже хочу пойти.
     Большинство Сенши поразились этому очень, очень нехарактерному поступку их застенчивой подруги, за исключением Хотару. Кто бы мог подумать, что они двое будут в итоге бороться за одного и того же парня, действительно неплохо выглядящего парня/девушку, если информация о проклятии была верной. Макото и Минако решили, что хоть он и мог того стоить, встать между той, что могла разрушить планету и той, что может легко что-нибудь придумать, будет очень плохой идеей.
     – Нехорошо пытаться сорвать их свидание, – заставил всех вздрогнуть ледяной голос. Усаги вошла в режим королевы, хоть и была одета как обычно.
     Ранма задумался, не стоило ли напомнить, что это, вообще-то, было не свидание, задумалась и Хотару, но она так покраснела, что все равно бы ей никто не поверил.
     Ранма что-то припомнил с самого края своей памяти.
     – Ами, не так ли? Слышал, ты пыталась украсть что-то подписанное мной у Хотару?
     Ами попалась и выглядела пристыженной. Она стала краснеть, и казалось, что у нее полопаются сосуды, если это продолжится.
     Конечно, пристальные взгляды всех нисколько не помогли ей вернуть свое кровяное давление в норму.
     – Знаю, что он красавчик, но воровать у Хотару?
     – Я бы поняла, будь это манга и Усаги, но ты…
     – Красть у Хотару неправильно, но красть что-то его я могу понять.
     – А-а-а, Рей такая жестокая.
     – Давай, Ранма, пошли, пока они все заняты.
     – Харука, ты не будешь обливать его, чтобы проверить, реально ли проклятье.
     – Хотела бы я, чтобы я позволила себе пронаблюдать это от ворот.
     – Повеселитесь сегодня вечером, я знаю, что вы повеселитесь, вы мне рассказывали в будущем.
     – Если он намерен соблазнить ее, он, по крайней мере, должен сделать это как девушка!
     – Дай угадаю, фиолетовая накидка твоя?
     – Всем пока, вернусь завтра утром.

     – Здесь всегда такой сумасшедший дом?
     Хотару уютно устроилась в объятиях Ранмы, пока он прыгал по крышам через Дзюбан к Нэриме.
     – Не всегда, Уса пришла, чтобы отпраздновать с Усаги, а прибыла она вчера.
     – Та, из будущего? – спросил Ранма, зарываясь в то, что он узнал о Сенши во время своего эпизода Сейлор Санты.
     – Да, она. Очевидно, будущая Сецуна сказала нашей Сецуне не вмешиваться и не подглядывать через врата, – добавила Хотару.
     – Любит покомандовать?
     Хотару согласилась, увидев приближающуюся к ним девушку в зеленых одеждах и с длинными насыщенно-малиновыми волосами. Зеленый колпак у нее на голове напомнил ей о тех колпаках, что носили эльфы Санты в фильмах по телевизору. Затем она поняла, кто это, когда девушка оказалась рядом с ними.
     – Привет, Ранма, не хочешь снова на мне поскакать?
     Ранма едва не споткнулся.
     – Не говори так! – покраснел он. – Особенно когда ты выглядишь горячей девушкой.
     Юки улыбнулась Ранме, показывая свои небольшие клычки.
     – И я имею в виду все значения этих горячих слов.
     Ранма просто простонал, а Хотару покраснела, уж слишком прямолинейной была Юки.
     – Я не буду возражать, если Хотару к нам присоединится, – запоздало добавила она. – На самом деле, я думаю, что это всем очень понравится. Даже если ты для этого превратишься в девушку. – Золотистые, слегка прищуренные глаза мерцали от удовольствия, но демонстрировали искренность, что не ускользнула от пары, когда они посмотрели на свою проказливую подругу.
     На этот раз Ранма действительно споткнулся, но спохватился и ускорился. Чем быстрее они встретятся с Нуку-Нуку и остальными, тем меньше времени Юки будет так их дразнить… Он так надеялся.

     Нуку-Нуку тащила Эйми к себе домой, когда Ранма приземлился рядом с ней с девушкой на руках и еще одной девушкой, приземлившейся рядом с ним. Когда он поставил девушку на ноги, Нуку-Нуку изучила ее, темные, почти черные волосы с фиолетовым оттенком и фиолетовые глаза. Явно на несколько лет моложе Ранмы. Когда девушка отошла от Ранмы, она набросилась.
     – Ох, – сказал Ранма, оказавшись под мурлыкающей андроидом-кошкой.
     – Ранма-кун пришел навестить Нуку-Нуку.
     – Сказал же, что приду. Нуку-Нуку, познакомься с Хотару, Хотару, познакомься с Нуку-Нуку, андроидом-кошкой, о которой я тебе говорил. Вон та с тяжелым оружием Эйми. Эта девушка в зеленом Юки, эльфийка-извращенка, с которой я познакомился на Рождество, – представил Ранма всех из-под Нуку-Нуку, которая перестала мурлыкать и тереться об Ранму и вцепилась в Хотару, мурлыкая и потираясь об нее.
     – Эй, я все еще девственница! – запротестовала Юки. – Я никогда раньше не была с парнем.
     Следующим вопросом Хотару доказала, что она жила с Харукой и Мичиру:
     – А что насчет девушек?
     – Ну, там, где я работаю, ночи холодноваты, – призналась эльфийка.
     – Так что ты решила не возражать против того, что я буду твоим первым парнем? – спросил Ранма прежде чем обдумать вопрос.
     – Ага!
     Ранма простонал, а Хотару покраснела. Юки захихикала, когда Эйми помогла Ранме подняться на ноги.
     – Хватит меня лапать, – сказал Ранма Юки, когда она похлопала его по штанам.
     Юки полным искренности голосом ответила:
     – Но я тебя отряхиваю.
     – Я уверен, что моя задница уже чистая. – Ранма задался вопросом, почему же он так непринужденно чувствовал себя среди всех этих девушек, но пожал плечами, решив им не заморачиваться. Может быть, Юки заставляла его немного понервничать, но он знал, что она не будет делать ничего, с чем он бы не согласился.
     – Нуку-Нуку, прекрати мучить Хотару и пошли домой, – сказала Эйми, пытаясь оторвать ее от девушки.
     Хотару под конец выглядела довольно растрепанно, и Юки вытащила откуда-то расческу и занялась волосами Хотару.
     Немного оправившись, группа направилась к Нацумэ (довольно маленькую квартирку). Удивительный подвиг, учитывая, что некоторые из сотрудниц тоже были приглашены. Все согласились заключить на сегодня мир, немалый подвиг, ведь образовавшаяся смесь раньше разрушала городские кварталы.

     – Итак, – неуверенно начала Акико, – ты эльфийка, работающая на Санта Клауса? – в ее голосе легко можно было услышать неверие.
     Юки нисколько не обиделась:
     – Ага, так и есть. Но по сравнению с остальными я немного странная, в смысле, у меня есть клыки, и я на Рождество превращаюсь в оленя.
     Акико уставилась перед собой, бормоча что-то о лишнем пунше, или, может быть, что в ее пунш что-то подсыпали.
     Эйми обсуждала оружие с подчиненными Акико, Кёко и Арисой, и вполне всем наслаждалась. Кёко и Ариса наслаждались миром и, на этот раз, были счастливы получить хорошую еду. Они нервничали из-за пребывания в одной комнате с Нуку-Нуку, но андроид выглядела полностью поглощенной прижиманиями к тому черноволосому парню или той темноволосой девушке.
     Нуку-Нуку потащила Хотару к Рюносукэ и Эйми, где Рюносукэ смутил Хотару, задав вопрос, как же ей удалось приручить «Дикого Жеребца». Из-за чего он получил локтем от Эйми и довел Хотару до заикания. Нуку-Нуку просто сказала, что она не будет возражать делиться с Хотару, так как они с Ранмой очень милые.
     Ранма был не намного лучше, он нашел газетные статьи о Сейлор Санте, где была и слегка размытая фотография. И много предположений об этой новой Сенши, что видели с Сатурн.
     С таким сосредоточением высокомощных личностей желание обычного вечера было несбыточным. Это оказалось правдой с того момента, как на колени Юки и Ранме приготовился упасть свиток, что было вполне возможно, так как Юки, немного ерзая, уселась Ранме на колени.
     – Не надо так дразнить, это может привести к тому, к чему ты пока не готова.
     Затем свиток упал.
     Едва развернув его и прочитав содержимое, Ранма начал командовать:
     – Хотару, Нуку-Нуку, Эйми, в одиннадцать здесь, в Нэриме, будет нападение йом. Хотите пойти повеселиться? – усмешка на лице Ранмы явно говорила о веселье. О болезненном веселье, и явно не для них. Если бы демоны, какими бы они ни были, увидели эту усмешку, они бы, возможно, решили бы отправиться в другой район.
     Юки надулась:
     – Я не подходяще одета.
     Ранма оглядел ее, затем Эйми, и под конец Нуку-Нуку.
     – У меня идея. Давайте за мной. – Он поклонился остальным и сказал им быть осторожнее, прежде чем покинуть квартиру.

     – Почему мы здесь? – спросила Эйми, когда они забрались на крышу жилого комплекса.
     – Потому что этой ночью мы пойдем повеселиться в городе, – сказал Ранма, вытаскивая свой колпак Сейлор Санты. – Не моргайте, – предупредил он, прежде чем надеть его.
     Его пол сменился, а затем ее одежда превратилась в красную энергию, прежде чем сложиться к красное фуку, на конце колпака появился колокольчик, а все края и свободные детали обзавелись отделкой из белого меха. На сапогах были белые и пушистые шнурки, подол красной сейфуку был украшен широкой полосой белого меха. Забавной деталью были серьги в виде серебристых сосновых шишек.
     В ответ испустила вспышку Хотару, она всегда считала, что эти хэнсин-жезлы неудобны, и использовала трюк Мистресс 9, превращаясь без этой глупой, по ее мнению, трансформационной последовательности. Ей не нравилась идея давать кому-то возможность что-то увидеть.
     Юки усмехнулась, да, ей нравилась эта идея.
     – Ладно, каков план?
     – Ранма-кун это Сейлор Санта? Нуку-Нуку хочет автограф!
     – Вау, этого я не ожидала, дай угадаю, устроим демонам трепку?
     Ранма улыбнулась чуть шире и вытащила свой мешок.
     – Темно-зеленое с коричневой отделкой фуку для Юки, Сейлор Эльфийки, или «не такой уж маленькой помощницы Сейлор Санты», должно прекрасно подойти. Я знаю, что ты владеешь некоторой магией. – Взгляд Санты на грудь Юки ясно дал понять, что подразумевалось под «не такой уж маленькой».
     Юки более-менее облачилась и решила:
     – Черт, с этим мои ноги выглядят даже еще длиннее. – Она грациозно прошла несколько шагов, покачивая при этом бедрами, несколько шагов, что говорили «Я такая горячая, что ты сгоришь, как только я тебя полюблю». Немного повернувшись, ей удалось выставить себя перед остальными напоказ. Когда она посмотрела на группу, Хотару и Ранма краснели и смотрели в сторону, Нуку-Нуку выпрашивала свое сейфуку, а Эйми проверяла гранатомет.
     Наконец, Санта смогла немного прийти в себя.
     – Для Нуку-Нуку светло-зеленое с кошачьими ушами и хвостом. Еще одна «помощница Санты», Сейлор Котенок.
     Вид раздевающейся посреди крыши Нуку-Нуку был поучительным опытом.
     – Вау, я и не знала, что они могут делать настолько реалистичные тела.
     Юки и Хотару согласились, тогда как Эйми ждала своей очереди.
     – Твое светло-коричневое и с бронежилетом. Сейлор Андроид готова к действиям?
     Эйми улыбнулась:
     – Добавь ракетницу и пулемет, и мы договорились!
     – Вот вам всем рождественские колпаки, Сатурн, колокольчик на твою Глефу. – Внеся в свой облик последние штрихи, пять Сенши и не Сенши стали готовы к вечеринке.

     Демон вывалился из портала на улицу, по крайней мере, таков был план, вид трех Сенши в рождественских колпаках, держащих под порталом раскрытый мешок с вихрящейся черной массой, не был частью плана, фаг понадеялся, что это будет безболезненно, прежде чем исчезнуть. Семь демонов спустя портал закрылся.
     Юки передала мешок Санте:
     – Пятнадцать упакованных для дальнейшего использования.
     – Значит, шестнадцать, один остался с прошлого раза.
     Сатурн подписала еще одну фотографию, прежде чем отругать нескольких детей за то, что бросили в нее петарды, не то, чтобы они до нее долетели, но сам принцип.
     Эйми взяла у Санты мешок и бросила на всякий случай внутрь гранату.
     Нуку-Нуку купила себе и остальным сахарной ваты.
     Сейлор Санта поклонилась зрителям:
     – Спасибо, что не стали паниковать, и мы желаем вам всем счастливого Нового года. – Девушки запрыгнули на крышу и направились к следующему порталу.

     – Шишечный Заградительный Огонь.
     У йом не было ни шанса. Разрываться на куски из-за этих штук было больно, и весьма.
     – Удар Сейлор Котенка. – Нуку-Нуку была в своей стихии, в уличной драке одной против всех. Эта йома превратилась в пыль после удара слишком сильного, чтобы она сумела сдержать большую часть силы.
     – Ледяное Развлечение. – Юки продемонстрировала неплохие способности к ледяной магии. Еще она продемонстрировала, что замороженные цели не рассыпаются прахом.
     Сатурн и Санта весело не давали йомам сбежать.
     – Они этим наслаждаются, – сказала Сатурн.
     – Может быть даже немного слишком, – согласилась Санта.
     Они помахали съемочной группе, прежде чем Санта отозвала всех.
     – Silence Glaive Surprise, – воззвала Сатурн, уничтожая оставшихся йом и даже проделав дыру посреди улицы.
     – Не нужно волноваться, эту дыру нужно только заполнить, не нужно ни расчищать, ни еще что-нибудь, это лучше, чем тот ущерб, что остается после мастеров боевых искусств в Нэриме, – успокоила ее Санта.
     Юки приблизилась к их более-менее лидеру:
     – Куда теперь?
     Санта заглянула в свиток.
     – Перерыв полчаса, после этого в парк в нескольких кварталах отсюда.
     Репортер и полицейский это услышали и сразу же начали выкрикивать команды.

     Сенши недоуменно моргнули, когда Уса переключила каналы и вытащила попкорн.
     – Заткнитесь, начнется в любую минуту.
     Они не привыкли к настолько… грубому языку маленькой принцессы, даже Сецуна явно удивилась.
     – Мы находимся в парке Мисима в Нэриме, где, как сообщают источники, через несколько минут откроется демонический портал, – сказала репортер.
     – Знаете, мы стоим прямо здесь! – сказала раздраженная девушка в коричневом сейфуку с рождественским колпаком на голове. Это пулемет был у нее за спиной? Выглядел совсем как пушка Гатлинга.
     – Это Сейлор Андроид, новый член Сейлор Сенши?
     – У меня с ними нет ничего общего, я просто одна из маленьких помощниц Санты, вместе с Котенком, она вон там, – сказала Андроид. – Эльфийка, напротив, уже работала раньше с Сантой и постоянный член команды. Сатурн, полагаю, вы знаете.
     – Да, мы хотели бы взять у вас всех интервью, и были бы рады пригласить вас в студию, – продолжила репортер.
     – Неа, не интересует, мы просто веселимся в свое свободное время, а вся эта публичность просто раздражает. – Андроид обернулась, услышав крик Санты. Увидев Эльфийку, снова накинувшуюся на Санту и Сатурн, она зарычала. – Сумасшедшая Эльфийка, не будь она так хороша в своем деле, я бы ее уже пристрелила.
     Репортер моргнула:
     – Так Сейлор Эльфийка заинтересована в Санте и в Сатурн?
     Эйми пожала плечами.
     – Это полная неразбериха. За Сантой и Сатурн гоняется Эльфийка, думаю, Сатурн заинтересована в Санте, Санта проявляет интерес к ним обеим. Котенку очень нравится Санта, а за Сантой гоняется еще куча других девушек. Бедная девочка, я бы ей посочувствовала, если бы не было так весело наблюдать за этим со стороны.

     Уса согнулась от хохота.
     Ами, Макото и Минако планировали свои действия в адрес Ранмы, раз уж Хотару бросила его ради Сейлор Санты. Харука и Мичиру дополняли вкусы Хотару, одна-две эльфийки, по их мнению, неплохо впишутся в семью. Сецуна чувствовала, что ей не хватает какой-то очень важной информации.
     – Эта Эльфийка такая ГОРЯЧАЯ.
     Мичиру хмыкнула что-то согласное.
     – Как думаешь, ей не захочется немного повеселиться с нами?
     На этот раз прозвучало несогласие.
     – Что?
     – Ты говоришь, что нам стоит попытаться отобрать у нашей дочери возлюбленную и оставить ее мужчине?
     Харука явно поняла, что за этим кроется.
     Уса, завывая, скатилась с дивана.

     Сатурн чихнула и отбросила руку Юки, когда та попыталась вытереть Хотуру нос.
     Санта посмотрела на Сатурн с видом «лучше ты, чем я».
     Это и попало на камеру.
     Дальнейшие осложнения прервались, когда засветившийся портал, немного напоминающий горизонт событий из Звездных Врат, открылся, и через него прошел первый демон. Дикое рычащее существо.
     К несчастью для него, это дало Санте идею, Эльфийка и Санта схватили мешок и раскрыли его в сторону портала, из которого начали вырываться все больше и больше рычащих тварей, первые из которых уже двинулись в атаку.
     – Санта и… – начала Ранма.
     – Ее не такая уж маленькая помощница, – подхватила Эльфийка.
     – Припасли подарки, – закончили они.
     Упакованные фаги кучей вылетели наружу, некоторые выглядели немного обгорело, и упали на тварей. Те, почувствовав угрозу, напали на новоприбывших.
     Санта подошла к съемочной группе и сообщила им, что эта программа не подходит для детей до шестнадцати в связи с чрезмерной жестокостью. Месяц назад она бы спросила, что значит чрезмерный.
     Разобравшись с этим, она вернулась и вытащила несколько стульев и пунш.
     – Не волнуйся, Сатурн, трансформация Сенши позаботится об алкоголе, обычно я не очень хорошо на него реагирую.
     Сатурн кивнула, с интересом наблюдая за кромсанием, прибраться будет несложно.
     – Это последние?
     Санта вытащила свиток:
     – Нет, будут еще одни, в пол-двенадцатого, в центре большого перекрестка, может быть, нам стоит расчистить улицы, чтобы я могла использовать некоторые мои атаки, – задумчиво сообщила Санта.
     – Сдохните! – закричала Андроид, начиная стрелять из хвойной пушки Гатлинга.
     Сатурн и Санта напряглись.
     – Она явно слишком сильно этим наслаждается, – не заботясь об этом, они глотнули.
     – Думаешь, на этот раз мы справимся с этим с меньшим ущербом? – спросила Сатурн, ныряя под Юки, попытавшуюся захватить ее в крепкие объятия.
     Санте так не повезло, но ей удалось не пролить свой напиток. Висящая на ней Юки отвлекала, особенно потому, что она демонстрировала, что она ласкова, но не так агрессивна, как другие известные Ранме ласковые девушки. В каком-то смысле это было унизительно. Тем более, что она была готова делиться, Ранма верил в одного партнера на всю жизнь, и идея Нодоки обзавестись любовницами была не тем, с чем Ранма соглашался. Но как объяснить это всем странным женщинам в его жизни?
     Сатурн покачала головой и одарила Санту «лучше ты, чем я» взглядом.
     – Пошли, думаю, у Андроида заканчивается хвоя. Позволим полиции перекрыть движение и не пустить людей внутрь. – Чувствуя, что ее проигнорировали, Сатурн обернулась и увидела, как Санта и Эльфийка дарят нескольким детям маленькие подарки вроде воздушных шаров и хлопушек. – Они даже на миссии занимаются своим делом. – Сатурн почему-то решила, что это им подходит. Особенно когда Котенок потащила Андроида помочь. – Почему бы и нет.
     Так что пять Сенши и не Сенши играли в Санту и ее помощниц, пока не отбыли.

     – Я хочу туда пойти, – скулила Усаги.
     Уса все время смеялась.
     – Ну, по крайней мере, у Хотару есть вкус, – сказала Харука, ссылаясь на Санту и Эльфийку.
     Ами была занята изучением Ранмы, в конце концов, он ведь теперь был один, верно?
     – Тебе просто хочется конфет, булкоголовая, – прорычала Рей.
     – Но они так вкусно выглядят.
     – Как думаешь, он правда того стоит? – спросила Минако у Макото.
     Макото посмотрела на Ами.
     – Это же застенчивая малышка Ами, так что да, должен, чтобы вызвать у нее такую реакцию.
     Услышать рык Ами было не слишком утешающе.
     Сецуне все больше и больше хотелось проигнорировать собственный совет и самой взглянуть на ситуацию.

     И снова репортеры собрались на улицах, когда пять воинов ожидали портала.
     Портал появился.
     – Олений Натиск.
     Сатурн и Эльфийка оттащили других двух в сторону, стоять на пути этой атаки было не лучшей идеей.
     Появились три десятка демонов какого-то вида, один, большеротый, напомнивший Санте о семье Шарден, вышел вперед:
     – Если вы отдадите нам свои души мы не прольем крови.
     Санта стояла в одиночку на улице, чувствуя, что ей нужно ответить:
     – Если вы уйдете и не вернетесь, вы сегодня выживете. – Она улыбнулась, когда задрожала земля, довольно разочаровывающий опыт для людей из стран вроде Японии, регулярно имеющих дело с землетрясениями.
     – Дура, ты будешь первой, попробовавшей нашу силу, все твой подарки принадлежать нам[1], – взвыл демон, только чтобы сразу остановиться: – Землетрясение?
     Теперь все прекрасно это ощутили и увидели на лице Санты маниакальную усмешку, когда она указала на группу:
     – Идите за ними, дети мои! – рассмеялась она, успокоив наблюдателей этим веселым звуком и напугав его чистотой демонов.
     Из-за огромного стада несущихся оленей некоторые попытались сбежать, большая часть просто приготовилась к столкновению.
     Санта равнодушно стояла посреди улицы, когда стадо миновало ее и врезалось в демонов, тех, кто пытались сбежать, подхватили и подбросили, раздавили копытами и проткнули рогами, довольно болезненный способ умереть.
     Когда через несколько минут стадо прошло, посреди перекрестка осталась съежившаяся группа из семи побитых демонов, в страхе глядящих по сторонам, высматривая новоприбывших или задержавшихся.
     Один демон решил, что неплохой идеей будет захватить заложника, в конце концов, герои ведь должны защищать невинных.
     – Лови Дерево, – взмахнула рукой Санта, и на данного демона приземлилось дерево, когда тот попытался спрятаться за широко распахнувшим глаза ребенком. Поскольку дерево было очень высоким, демон, в отличие от Уран, увы, не выжил. – Ну, удобрения мы ему обеспечили, большеротый мой, веселитесь, девочки, – сказала им Санта.
     Им не нужно было повторять дважды.
     За меньшим демоном погналась Котенок, ударяя его как бабочку, вот только каждый удар посылал его в полет.
     Андроид достаточно быстро разобралась со своим, по крайней мере, он продержался достаточно, чтобы она засунула ему в глотку шишечную гранату. Со впечатляющим взрывом из тела существа вырвалась полностью украшенная елка с развешенными на ветвях конфетами.
     Сатурн замахнулась на вставшего перед ней демона своей Глефой Безмолвия. Пытаться блокировать Глефу мечом было не лучшей идеей, но наверняка его последней. Глефа Безмолвия разрубила меч и сделала чистый разрез от центра его головы вниз. Упав вниз, он сумел еще разок дернуться.
     Эльфийка приблизилась к своему и пробила его грудь сосулькой, замораживая его.
     Санта открыла мешок и вытащила несколько коробок, которые она бросила в одного из демонов, тот их поймал, в конце концов, подарки это хорошо. Остальные Сенши нырнули подальше, едва увидев на них всех метку ACME. Благодаря этому взрыв им не сильно навредил, но замороженный демон раскололся, а все, что осталось от взявшего подарки, это две дымящиеся ступни. Большеротого кинуло вперед прямо к Санте, остановившей его в футе от своей головы.
     – Ты говорила?
     Демон больше не чувствовал силы. Эти девушки для него были монстрами.
     – Последнее желание? – спросила Санта, когда остальные девушки окружили демона.
     – Отпустишь?
     – И не думай.
     Слабо замерцала надежда, когда из-за угла вывернул демон, за которым погналась Котенок, но эта надежда тут же умерла мучительной смертью, когда Котенок с тротуара прыгнула на голову демона, ломая ему шею и в нескольких местах позвоночник.
     – Сделаешь все побыстрее?
     Санта кивнула.
     Сверкнул колокольчик на Глефе Безмолвия, когда Сатурн разрезала его на куски. Веселый звук для далеко не веселого действия. Санта поклонилась зрителям, и остальные повторили за ней. Эльфийка шагнула вперед:
     – Вот и все, ребята! Счастливого Нового года!
     Пять девушек нацелили свои прыжки, чтобы забраться на крышу рядом стоящего восьмиэтажного здании и запрыгали оттуда по крышам. Пункт назначения: дом.
     – Было весело, – сказала Нуку-Нуку.
     – Не хочу становиться известной, – пробормотала Эйми.
     – Не волнуйся, на всех колпаках маскирующие чары, если нужно куда-то пойти, надень их, и никто тебя не узнает, – успокаивая ее, сказала Ранма.
     Юки радостно подпрыгивала:
     – Было неплохо, я не против немного подраться, но дома обычно так спокойно.
     Хотару вновь задалась вопросом, почему же она чувствовала себя такой свежей, может быть, это было частью магии Ранмы как Сейлор Санты.
     – Нуку-Нуку хочет еще поиграть!
     – Полностью за!
     – Я в деле.
     – Конечно, было весело!
     Ранма улыбнулась, из них вышла хорошая группа.
     – Итак, есть у кого планы на пасху?
     Девушки переглянулись и кивнули.
     – У нас будут кроличьи уши вдобавок к нашим обычным костюмам? – спросила Хотару.
     Санта на мгновение задумалась.
     – Почему бы и нет, думаю, интересно будет прятать яйца для детей по всему городу.
     Юки кивнула.
     – Стоит ли нам встретится снова на День святого Валентина?
     Ранма побледнела.
     – Пожалуйста, я собираюсь спрятаться в какой-нибудь дыре, я не против шоколада, но в Нэриме это доходит до смешного.
     Хотару кивнула, будет неплохо провести день с друзьями.
     – Вам понравится мой шоколад! – улыбнулась Юки.
     Ранма и Хотару вздрогнули.
     – Нуку-Нуку тоже сделает шоколад для Ранмы-куна.
     Эйми изо всех сил старалась не расхохотаться.

     Обычные фейерверки оказались превзойдены, как только Ранма добавил свои ки навыки, запуская в воздух синие, красные, золотые, белые сферы ки, взрывающимися различными способами, некоторые оставляли горящие полосы, другие рассыпались в воздухе дождем искр.
     «Обычным» людям это внушало благоговение.
     Вечеринка для Эйми, Нуку-Нуку, Хотару, Юки и Ранмы продолжалась до утра. В восемь утра Юки и Ранма-тян (у них в Дзюбане тоже была леди с ковшиком) доставили Хотару домой и от души посмеялись, увидев все еще включенный компьютер Меркурий, демонстрирующий план сражения за Ранму. На самом деле, Хотару и Юки пришлось давить смех, когда Ранма начала биться головой о стену. Остановилась она лишь когда Хотару сказала, что ей не понравятся дыры в стенах.
     Юки шла с Ранмой-тян, пока в поле зрения не появилось додзе.
     – Ранма, это была отличная ночь. Я правда с удовольствием встретилась бы с тобой еще раз.
     – Юки, пожалуйста, прекрати так говорить, – прошептала Ранма-тян, глядя в сторону додзе Тендо.
     – Это правда, не торопись, я подожду тебя, в конце концов, у нас есть почти вечность.
     Ранма-тян знала, что она имела в виду; с тех пор, как она впервые изменилась и приняла это, она чувствовала себя по-другому, она не чувствовала в своей жизни такой спешки, как ранее. Если ее не убьют, она будет жить очень долго, пока ей не наскучит. Для нее слова «спутник жизни» приняли совершенно другой смысл, который она осознала только сейчас, ей нужен тот, с кем она разделит вечность.
     – Я знаю, так что не нужно торопиться, верно? – тихо прошептала Ранма-тян, чувствуя себя гораздо более мирно, чем за очень долгое время.
     – Я буду ждать, пока ты не станешь готова, – обняла Юки невысокую девушку, прежде чем наклониться и мягко поцеловать рыжую в щеку, после чего она развернулась и исчезла в вихре снежинок.
     Ранма-тян мягко улыбнулась, тихо прошептав на прощание:
     – Как и я.
     Еще два прыжка переместили ее внутрь стены, войдя в дом, она увидела, что все еще спят. Большинство, скорее всего, валялись в додзе, но Колон отдыхала на диване, а Шампу в кошачьем облике свернулась на подушке.
     Ранма-тян на мгновение задумалась и решила, что из Шампу вышла довольно милая кошка. Конечно, они никогда ей этого не скажет, но, наверное, не повредит немного побаловать котенка. А сейчас пора приготовить завтрак.

     Касуми забрела на кухню, гости устроили беспорядок, и самое худшее она прибрала, прежде чем лечь, теперь она встала, проспав лишь три часа. Только чтобы ей вручили чашку горячего чая.
     - Утро, Суми-тян. - Ранма-кун этим утром выглядел довольно весело и оживленно. Может быть…
     - Ранма-кун, ты вчера встретился с ними? - Большую часть вечера до полуночи она провела перед телевизором, с того момента, как появились новые Сенши.
     Вид кивающей Ранмы разбудил ее гораздо лучше всего остального, за исключением, быть может, появления самой Сейлор Санты.
     – Рассказывай, я хочу все знать! – Она едва удержалась от вопля.
     – Это тебе, – вручила ей Ранма фотографию. Подписались все. Санта посередине, на ее левой руке висит Котенок, а рядом с ней Андроид. Правая рука Санты обнимает за плечи Сатурн, и Сатурн указывает Глефой куда-то в сторону. Эльфийка сзади обнимает Санту и Сатурн.
     Автографы явно были настоящими, три из них она узнала сразу.
     – Юки, разве она не олень? – спросила Касуми у Ранмы.
     – Оказывается, она обычно эльфийка, и только на Рождество превращается в волшебного маскота, – ответила ей Ранма.
     Касуми кивнула и обняла девушку с косичкой, явно удивленную таким действием обычно не очень выражающей эмоции домохозяйки.
     – Это было мило, но пожалуйста, держи это в секрете, Набики все еще надоедает мне, – улыбнулась Ранма.
     – Все, что угодно, Ранма-кун, что угодно.
     – Пусти, кажется, рис готов.
     – Давай помогу, вместе гораздо веселее, – улыбнулась Касуми, на что Ранме захотелось, чтобы все сложилось по-другому.

     Когда все проснулись, к Ранме прибыл посетитель, как раз вовремя, чтобы всех разозлить, это была Нуку-Нуку, волокущая за собой Эйми.
     – Нуку хочет еще раз так повеселиться с Ранмой-куном!
     На этот раз свои пять копеек вставила Эйми, нисколько не собираясь устроить неприятности:
     – Я тоже не против еще разок провернуть нечто подобное!
     – Ранма извращенец!
     – Ран-тян!
     – Айжень!
     – Ранма, за предательство Аканэ, я убью тебя!
     – Кря!
     – Извинись и женись на Аканэ!
     – Что ты сделал?
     – Ранма-сама!
     – Злобный колдун!
     – Так держать.
     – Кто это был?
     – Посмотрим со стороны.
     – Это безумие.
     – Кто хочет чаю?
     – Мой сын такой мужественный!
     Ранма просто простонал «Почему я», затем улыбнулся «Поймайте, если сможете» и прыгнул, он чувствовал себя хорошо отдохнувшим, а они нет, конечно, рано или поздно ему придется с ними столкнуться, но со всеми одновременно было самоубийством.
     За следующие несколько дней Нэрима узнала, что Ранма провел ночь у Нацумэ и в какой-то момент встретился с Сенши, еще они узнали, кто отвечал за грандиозный фейерверк в районе Нэримы.
     Аканэ в эти дни продолжала бить его, явно не собираясь верить, что ничего не произошло. Ранма это, как правило, более-менее игнорировал и, как правило, вставал, когда она уходила, бормоча «Наконец-то она ушла».
     Это замечали лишь Набики и Касуми, у обеих было плохое предчувствие, но по различным причинам. Набики знала, что Ранме нравится Аканэ, и она знала, что Аканэ любит Ранму, но почему-то с каждым днем Ранма все меньше и меньше поглядывал на Аканэ. Это началось после того, как Аканэ выгнала его под Рождество, и медленно дошло до того, что Ранма избегал приближаться к Аканэ, Набики надеялась, что это лишь для того, чтобы избежать трепки.
     Касуми, с другой стороны, вздохнула, они были семьей, братом и сестрой, но она чувствовала, что большего никогда не будет. Может быть, она смогла бы любить его, и он ее; она покачала головой. Молодые мужчины скучны, она очень неженственно фыркнула и напугала Хаппосая, решившего, что, может быть, неплохо будет немного отдохнуть. Нет, Ранма не уйдет, пока нет, но она чувствовала, что кто-то еще становится для него важен, и Касуми молча дала ему свое благословение. Да, они будут счастливы вместе, он всегда выглядел счастливее после вечеров, когда появлялись Сейлор Санта, Сейлор Сатурн и Юки. Он будет счастлив с одной из них, может быть, сражаясь из теней, как Такседо Камен. Касуми нахмурилась, нет, это не в стиле Ранмы. Возможно, он прячется за их спинами, чтобы избежать огласки.
     Дули ветра перемен, и те, кто будет им сопротивляться, останутся позади.

День рождения Хотару

     Наступил день рождения Хотару. Кто этот милый вампирчик?
     Саотоме Ранма проснулся с ощущением, что он что-то забыл, что-то важное. Ему приходилось нелегко после пропущенной вечеринки его семьи и так называемых друзей. Когда он поднялся, он постарался понять, что же его тянуло.
     – Есть способ узнать. – Ранма прыжком покинул Тендо-ке.
     На приличном расстоянии оттуда он вытащил и надел колпак Санты. Вновь растворилась одежда и появилось красное фуку с белым пухом. Да, так было намного лучше, ее чувства были сильнее, легче было что-то узнать, порой это казалось обманом, но это было для того, чтобы дарить другим радость. И это понадобится больше всего. Сегодня день рождения Хотару.
     Санта не выругалась, но решила дать знать Юки, может быть, ей стоит нанести ей визит, где бы ни жила Юки. Да, так будет лучше. Санта закрыла глаза, вот где. Она исчезла во взрыве снега, а затем исчез и снег.

     Сейлор Санта оказалась посреди ледяной равнины. Перед ней было небольшое поселение, большинство домиков выглядели как небольшие коттеджи, одно здание было выше и длиннее. Она направилась туда, рядом с воротами стояли два высоких эльфа с копьями. Она решила проигнорировать его, заглянув вместо этого в увиденный бар. В конце концов, это было местом встреч. Знак гласил «Паб оленя Санты», Сейлор Санта не стала задерживаться и вошла.
     Внутри были эльфа и два оленя, один со светящимся носом, другой с белым. Она сорвала джек-пот. Она прошлась, не обращая внимания на останавливающиеся разговоры большинства завсегдатаев, интересующихся, кто была эта маленькая эльфийка в странном костюме, в конце концов, красный был цветом Санты. Она уселась в баре рядом с Рудольфом и сказала:
     – Привет, Рудольф, что посоветуешь взять?
     Олень со светящимся носом качнул лицом в ее сторону, вынудив ее нырнуть под рога.
     – Неужто это Сейлор Санта, – невнятно сказал Рудольф. – Думаю, тебе понравится ирландский пунш. Ты здесь за Юки? Забирай ее, остальные пытаются понять, что с ней произошло, так как она ведет себя по-другому.
     Сейлор Санта нахмурилась, Рудольф много выпил, и это чувствовалось в его дыхании, по крайней мере, пахло сладко, она решила заказать ирландский пунш и что-нибудь поесть, в конце концов, она забыла позавтракать.
     Когда она получила себе цельную индейку, Сейлор Санта посмотрела на свои перчатки и задумалась, можно ли вообще их снять. Она решила есть с ними, пусть и руками.
     Рудольф со своей спутницей с интересом наблюдали за растерзанием, так же как и большинство эльфов, было невероятно видеть, как молодая маленькая эльфийка сметает целую фаршированную индейку (яблоки и сладкие каштаны) плюс гарнир (салат из сладких каштанов с майонезом). Одна из эльфиек прекрасно подытожила:
     – Я должна знать, как она бережет свою фигуру!
     Закончив с едой, Сейлор Санта на мгновение засветилась, и какие-либо признаки только что съеденного исчезли. Она полезла в мешок за своим кошельком, только чтобы Рудольф прервал ее.
     – Не, я заплачу, у меня скидка, и кроме того, я ем гораздо больше, так что иди к своей девушке.
     Санта покраснела.
     – Почему бы тебе не познакомить меня со своей женой?
     Упомянутая жена стукнула своими рожками Рудольфа по голове.
     – Говорила же тебе, у нее манеры лучше, чем у тебя. Здравствуй, я Белоснежка.
     Санта поклонилась, колокольчики у нее на колпаке весело звякнули.
     – Рада с вами познакомиться, вы не знаете, как вы стали сказочной принцессой?
     Белоснежка покачала головой, еще раз «случайно» стукнув Рудольфа.
     – Не совсем, и не похоже, чтобы Рудольф был принцем. Я знаю, что семь моих братьев стали гномами.
     Сейлор Санта выслушала историю.
     – Ну, ладно, мне пора идти, у хорошей подруги сегодня день рождения, и мне для этого нужна Юки.
     – Бог в помощь, Саотоме Ранма.
     Сейлор Санта улыбнулась и выскочила из паба наружу.

     Несение караула было не самой приятной работой, но с тех пор, как напали и были отброшены гремлины, это было необходимым злом. Вид подходящей к ним маленькой, очень грудастой эльфийки в мини-юбке, заставил их выпрямиться и надуть грудь, вид того, как она прошла мимо них через двери, что открылись перед ней без посторонней помощи, свернул им мозги набекрень.
     – Она только что?
     – Да.
     – Так не должно было быть.
     – Да.
     – Если я правильно помню, они делают так только перед одним человеком.
     – Самим Сантой!
     – Да.
     – Неплохие у Санты сиськи.
     – Так и есть.
     – Сексуальная юбка.
     – Ага.
     – Она горячая.
     – Весьма.

     Юки нахмурилась, у нее было чувство, что она что-то забыла, ничуть не помогало, что одна из ее бывших любовниц снова пыталась залезть ей в трусики, ей пришлось сказать девушке, что у нее сейчас есть любовный интерес. Некоторые девушки просто не могли принять «нет» как ответ.
     Именно в этот момент две руки закрыли ей глаза, а пара грудей прижалась к ее спине.
     Она застыла и ощутила руки, они были в перчатках, в ее ушах прозвучал мягкий смех и веселый звон. Она знала этот колокольчик, это была… Юки развернулась и обняла девушку, повалив их обеих на землю. Она вдохнула, уткнувшись носом в шею, запах был правильным.
     – Соскучилась по мне? – спросила она растянувшуюся под ней девушку.
     – Ага.
     – Хочешь немного повеселиться.
     – В другое время.
     – Ты скучная.
     – У нас есть кое-что более важное.
     – Разве?
     – День рождения Хотару.
     – Ох-х, было у меня чувство, что я что-то забыла.
     – У меня тоже, изменилась и поняла, что именно.
     – Пошли, я переоденусь у себя в комнате.
     – Конечно.
     Когда Сейлор Санта вернулась на ноги, она огляделась по сторонам, она была в мастерской, и на нее поглядывали несколько эльфов, в основном девушки, несколько эльфов похотливо глазели на нее, опять-таки больше девушек, чем парней. Санта решила это проигнорировать, в конце концов, она занята, ну, может быть, еще нет, но она считала, что она должна знать тех, кто будет с нею. По каким-то причинам она не сравнивала себя с Куно, но она знала, что это искренне. Но для начала одной из двух ее настоящих друзей нужен хороший подарок.
     Юки провела их по нескольким коридорам и вывела наружу, они прошли мимо стражей, которые несчастно вздохнули, увидев, как Юки обнимает новенькую за плечи.
     – Черт.
     – Да.
     – Неудивительно, что теперь она игнорирует всех остальных.
     – Верно.
     – Две самых горяченьких девушки, и они, похоже, против полигамных или свободных отношений.
     – К несчастью.
     – Жизнь несправедлива.
     – Сказал уже семь лет как женатый.
     – Заткнись.
     – Неа.

     У Юки был собственный коттедж, когда она призналась, что это связано с тем, что она крикунья, Санта пробормотала, что это слишком много информации, и ей понадобятся затычки для ушей.
     Юки вытащила свой костюм Сейлор Эльфийки, зелено-коричневое фуку, подогнанное во всех нужных местах и подчеркнуто привлекающее взгляд Санты к этим длинным, совершенным, бледным ногам.
     – Можешь потрогать, если хочешь!
     Санта покачала головой, пытаясь вышвырнуть из головы несколько образов.
     – Нет времени, мы и так пробыли здесь уже слишком долго. – Она взмахнула рукой, и появился снежный портал.
     Глаза Юки распахнулись.
     – Вау, так скоро?
     – В этой форме магия похожа на ки, сформируй ее, направь ее, и если хорошо попросишь, она подчинится, – ответила Санта.
     Юки кивнула, нисколько не обеспокоившись.
     – Дамы вперед, я полагаю, – шагнула она в светящийся снег с Сантой идущей сразу вслед.

     Никого не было, когда в комнате Хотару открылся портал, но это было не все, что запланировала Санта. В конце концов, девушка еще была в школе. Сейчас время для маленьких подарков. Санта вытащила мешок, и они обе сосредоточили на нем свои силы. Оттуда вывалились плюшевые Юки в форме оленя и в обычной форме, Сейлор Санта и Сейлор Сатурн, все в натуральную величину, и устроились в углу, превратив его в очень уютный уголок.
     – Для главного у меня есть идея. Знаешь антикварный магазин с принцессой вампиров? – спросила Санта.
     Юки кивнула.
     – Да, у них есть очень милые чашки и антикварные чайные сервизы, вазы и другой фарфор. – Она огляделась. – Думаю, небольшая ваза и миленькая чашка должны идеально подойти, что думаешь насчет фиолетового?
     Санта кивнула и детрансформировалась, после чего открыла окно.
     – Встретимся на улице, не хочу, чтобы кто-то еще заподозрил мою личность. Присоединюсь к вам после школы. – Ранма ушла через окно.
     Юки кивнула, ее сущность эльфийки была очевидна, так что она улеглась на кровати и подтащила к себе плюшевых Ранму и Сатурн.
     – Пахнет ими.

     Хотару вернулась с Харукой и Мичиру, Сецуна все еще была в школе, но прибудет к обеду. Когда она вошла в свою комнату, она увидела кого-то в кровати. Зелено-коричневая одежда напомнила ей о Юки, когда она подошла ближе, стал заметен цвет волос. Малиновые волосы растеклись по трем ее игрушкам, двум плюшевым Ранмам и Сатурн, что она прижала к себе, высокая эльфийка довольно свернулась, уткнувшись носом в подушку.
     Хотару покраснела, после чего подошла ближе и медленно провела рукой по шелковистым волосам, они были такими мягкими и чувствовались холодными, но все равно живыми. Хотару селя рядом с высокой эльфийкой и улыбнулась. По крайней мере, пока упомянутая эльфийка не повернулась, почувствовав рядом с собой чье-то тепло. Протянув руку, она схватила маленькую девушку и прижала ее к себе, не задушив ее, но крепко держа ее в мягких безопасных объятиях.
     Хотару слабо попыталась выбраться из объятий, но это было безнадежно, пораженно вздохнув, она прижалась к высокой девушке, которая захватила ее и зарылась носом в волосы Хотару.
     Когда Хотару погрузилась в сон, она чувствовала себя в безопасности и любимой.

     Когда Мичиру заглянула, не сумев дозваться Хотару на обед, она удивилась, увидев, что ее приемная дочь мирно улыбается во сне, а вокруг нее свернулась эльфийка. На эльфийку четко указывали заостренные уши, и если судить о происходящем по новостям и фотографиям, очевидно было, что это та самая эльфийка, увлеченная ее дочерью и Сейлор Сантой. В конце концов, Сейлор Санта была ненамного выше Хотару, тогда как эта напротив, возможно, им стоит купить Хотару кровать подлиннее и пошире. Мичиру молча задумалась и решила, что в конце концов думать об извращениях, когда доходило до девушек, было работой Харуки, а сейчас ей нужно взять камеру, Сецуну и Харуку. Ее любимую в последнюю очередь, так как она точно разбудит девушек.

     Хотару вздохнула, почувствовав, как ее мягко трясут. Она завозилась в объятиях, и обернувшаяся вокруг ее груди рука крепче прижала ее, на что она улыбнулась.
     – Хотару, пора обедать.
     Хотару моргнула сонными глазами и попыталась подняться, но безуспешно.
     – Хм, помочь? – Она подняла глаза и увидела мягко улыбающуюся Мичиру и Харуку, по усмешке которой легко было сказать, о чем она думает. С дальнейшими словами это стало еще яснее: – Так держать, девочка. – Сецуна задумчиво разглядывала их двоих.
     Хотару вздохнула и провела рукой по волосам Юки.
     – Юки, просыпайся, обед готов.
     Ответ «позже, тепло, хорошо пахнет» в сочетании с тем, как Юки зарылась носом в волосы Хотару заставил бедную упомянутую девушку покраснеть даже еще сильнее, а остальных захихикать, рассмеяться и выглядеть прилично удивленной.
     Юки открыла глаза и увидела темные волосы, с знакомым и очень приятным запахом, через несколько мгновений она поняла, кто это.
     – Прости, я вроде как люблю обниматься.
     Хотару смущенно ответила:
     – Ага, там, где ты живешь, холодно.
     Юки кивнула и села, без особых усилий притянув Хотару к себе на колени.
     – Здравствуйте, я Юки, Сейлор Эльфийка, я пришла забрать Хотару, так как сегодня ее день рождения. Чуть позже мы встретимся в городе с Сантой.
     Мичиру кивнула.
     – Полагаю, ты знаешь, кто мы, Внутренние прибудут через несколько минут, не хочешь посидеть с нами?
     Юки улыбнулась.
     – С удовольствием.
     Харука кивнула и потащила Сецуну наружу.
     – Приятного времени, мы позовем вас, как только они будут здесь.
     Хотару было интересно, полезно ли так много краснеть.
     Юки хихикнула, когда Мичиру извинилась.
     Хотару огляделась и увидела в углу супер огромные плюшевые игрушки, она извернулась с колен Юки и шлепнулась на игрушечных Юки и Санту.
     – Уютно.
     Настоящая Юки надула на мгновение губки, прежде чем присоединиться к Хотару, опершись на Сатурн.
     – Мы думали, что они тебе понравятся.
     – О, он был здесь?
     – Она, но последний подарок мы оставили на потом.
     – Еще один?
     – У нее появилась идея.
     – Это не нужно!
     – Это для настоящего друга, – ответила Юки, она знала, что все они чувствовали притяжение, но ни одна их них не была пока по-настоящему готова к большему. Она не привыкла к серьезным отношениям, Хотару была пока молода, и друзья вне круга Сенши были для нее внове. У Ранмы было столько проблем, что это было даже не смешно, именно Ранма больше всего беспокоил Юки.
     – Ранма держит это в тайне, не так ли? – спросила Хотару.
     Юки согласно вздохнула.
     – Ты слышала о некотором, я не знаю всего, но ей не просто. Боюсь, что в обеих формах мы для нее единственный настоящие друзья.
     Хотару вздрогнула.
     – Ты думаешь, он захочет к нам присоединиться?
     – Ему не нравится быть с людьми, которым он не верит или не знает. Мы очень ему нравимся. Но я сомневаюсь, что он так же понравится остальным Сенши, – задумчиво сказала Юки.
     – Макото и Минако раздумывают, как на него насесть, Ами одержима и строит планы, которые не выдерживают реальности, пока у нее рядом с ним нервный срыв, – подытожила Хотару.
     Юки рассмеялась.
     – Харука захочет, чтобы он оставался девушкой, Мичиру, я уверена, он понравится. Я не уверена насчет Сецуны. Усаги не опасна, но Рей может легко на него обидеться.
     – О, да, она горячая, и для нее легко будет закипеть. – Две девушки рассмеялись на комментарий Юки.
     Хотару играла с длинными волосами Юки, а Юки положила голову на колени Хотару.
     – Ты серьезно, не так ли? – спросила Хотару. – Я это чувствую.
     – Да, он может.
     – Я не хочу верить в судьбу, – сказала Хотару.
     Юки коснулась щеки Хотару и задумалась, почему они обе порой были так похожи, у них обеих была бледная кожа, и они обе разительно отличались от других.
     – Тогда не верь, я верю своему сердцу, и оно говорит, что мне нужно, чтобы вы двое были счастливы.
     Хотару откинулась назад.
     – Ты знаешь, что я могу сделать.
     – Мне не важно, со временем и обучением я могу заморозить весь мир.
     Хотару вспомнила о Великом Обледенении.
     – А ты сможешь научиться достаточному контролю, чтобы удержать мир от замерзания?
     Юки вопросительно посмотрела на Хотару.
     Хотару рассказала Юки пророчество о Великом Замораживании.
     – Не в одиночку, но с тобой и с Ранмой мы сможем с этим справиться, возможно даже выжить. Ранма быстро учится, она сегодня телепортировалась и открыла портал в эту комнату.
     Хотару кивнула.
     – Наш секрет? – она не рада была скрывать такое от остальных, но это был лишь небольшой шанс и ее выбор.
     – Наш секрет.

     На обеде Рей не была убеждена Юки, так же как и Луна, Макото попросила Юки поблагодарить Санту за свиток, похоже, он работал. Сегодня вечером она шла на свидание.
     Когда разговор зашел о парнях, было удивительно, что Юки, явно заинтересованная Сейлор Сантой, описала Ранму как своего любимого парня, к огромному разочарованию Ами и Минако. Хотару поерзала, прежде чем согласиться, что Ранма лучше всех, кого она встречала.
     Когда начался спор, что же такого особенного в Ранме, Юки и Ами перехватили инициативу, Юки называла и плохие его стороны, но от этого он казался только еще идеальнее.
     – Уверена, он доведет Рей всего за несколько минут, – закончила Юки.
     Хотару кивнула.
     – Возможно, назовет ее мико-пацанкой или еще как-нибудь так.
     Рей зарычала.
     Усаги медленно отодвинулась в сторону Макото.
     – Рей страшная.
     На этот раз Сецуна не смогла прекратить смеяться.
     Уса держалась за разболевшиеся от смеха бока.
     Харука затронула очень важную для нее тему:
     – Какие девушки тебе нравятся?
     За столом воцарилось молчание, когда несколько Сенши покраснели, а Мичиру пихнула Харуку локтем за абсолютное отсутствие такта.
     Юки, обнявшая Хотару, не вызвала удивления, в отличие от обнявшей в ответ Хотару.
     – Но… но… – запнулась Усаги.
     – Я не против полигамии, пока все с этим согласны, – сказала Юки, в то время как Хотару попыталась спрятать румянец.
     Хотару знала, что Юки откровенна, но это было быстро, слишком быстро. Влечение было настолько подавляющим, что это было… как наркотик, что привлекал и пугал ее. Она хотела еще. Но в то же время она боялась, боялась потерять все, боялась того, что может произойти, когда она в следующий раз использует Death Reborn Revolution. Она хотела счастья, но она хотела, чтобы они были счастливы, не разбивая им сердца. Хотару засопела.
     – Ш-ш, все в порядке.
     Хотару кивнула и позволила Юки вытереть ей лицо.
     Остальные были удивлены, они не понимали, что произошло, только у Сецуны было некоторое представление.

     Немного позднее Юки и Хотару покинули дом. Юки наложила заклинание, и они отправились ждать на крышу.
     Несколько минут спустя взорвался снег, и появилась Сейлор Санта, после чего низко поклонилась. Длинный кончик ее колпака завалился вперед, прозвенев колокольчиками.
     – С днем рождения, Хотару, хочешь пойти в обычной одежде или в форме? – спросила Санта, выпрямившись и улыбнувшись девушке.
     Хотару улыбнулась.
     – Пусть Санта и ее помощницы поразят город.
     – Так и поступим, – согласилась Санта.
     Юки перетекла в свою одежду, Хотару вспыхнула фиолетовым с красным отблесками, и появилась Сейлор Сатурн Рождественский выпуск, всего 14000 иен за фигурку, можно заказать по почте.
     Санта улыбнулась, взмахнув серьгами, у сосновых шишек не было зажимов, так что и у них зажимов не было. Она была очень рада, что они удерживались магией. У нее были серебряные, у Юки золотые сосновые шишки, серьги Хотару не изменились.
     Хотару посмотрела на свою Глефу и улыбнулась:
     – Похоже, теперь они часть моей формы. – Колокольчики на Глефе согласно зазвенели.
     Три Сенши запрыгали в сторону своей цели, они не слишком торопились, останавливаясь тут и там и разглядывая витрины магазинов. Неудивительно, что добрались они лишь когда уже было темно и поздно.
     Наконец, они прибыли к своей цели, перед ними был маленький магазин под названием «Харуми». Все вокруг уже окутала темнота, и Санта улыбнулась.
     – Прекрасно, здесь живут несколько очень интересных людей. Сейчас, когда темно, можно их всех встретить. – Сейлор Санта открыла дверь и махнула двум остальным заходить внутрь.
     Они проследовали вслед за ней и застыли. Они ощутили исходящую от девушки чуть дальше в магазине тьму, тьму разрушения и смерти.
     Упомянутая девушка посмотрела на них, у нее был плохой день, а теперь она смотрела на трех Сенши, этих воительниц из Дзюбана, что убивали демонов и монстров, ваза, что она держала в руках, выскользнула и упала на пол.
     Сатурн и Эльфийка заметили что-то размывшееся мимо них, что мазнуло на самой грани их чувств. Удивительно было видеть Санту, присевшую перед девушкой с вазой в руке.
     – Это быстро, – прокомментировала Юки, в конце концов, если Ранма посчитала девушку безопасной, то так и есть.
     Хотару просто кивнула.
     – Не стоит так просто бросать вещи. Арт-тин уже проснулась? – Санта поставила вазу на подставку и отошла на шаг, она нахмурилась. – Нужно место получше. – Она кивнула и забрала ее, после чего поставила ее на полку рядом с небольшим цветочным горшком. – Идеально!
     – Сатурн, выбирай себе здесь чашку, Хадзуки-тян поможет тебе выбрать, она принцесса вампиров, Арт-тин ее младшая сестра, и последний вампир в доме Элфрида. Из людей здесь Рюхэй, ему принадлежит этот магазин, и Кохэй, возлюбленный вампира, один из тех людей, кого вампиры могут кусать, не превращая их в рабов, и чья кровь может освободить их от их хозяев.
     – Эти кошачьи уши мило смотрятся на ней, – решила Сатурн, глядя на темноволосую голубоглазую девушку с парой поддельных кошачьих ушей на голове.
     Юки выразила свое согласие, разглядывая маленькую синюю чашку.
     Именно тогда на голову Хадзуки упал металлический таз.
     Глаза Сатурн расширились.
     – Должно быть больно, – рефлекторно рассекла она помятое ведро, что должно было попасть по ней.
     Санта выхватила что-то с угла, это была черная кошка.
     – Это Хайдзи, но это не настоящая ее форма, она принадлежит Хадзуки.
     Хайдзи сменила форму и указала на Санту:
     – Ты груба и ведешь себя, как будто все знаешь. – Прозвучало довольно осуждающе.
     Санта улыбнулась.
     – Я многое знаю, когда того хочу. Так как Хадзуки отправилась за остальными, никаких свидетелей не будет.
     Хайдзи попятилась от улыбающейся Санты, чьи колокольчики начали весело звенеть. Однако она врезалась в Эльфийку.
     – Смотри, я сделала ее 50 лет назад, – показала она Санте прекрасную чашку, она была нежно-зеленого цвета с несколькими синими кольцами сверху.
     Санта с любопытством взглянула на нее.
     – С тех пор ты много улучшилась.
     – Ты никак не можешь быть настолько старой, – вставила Хайдзи.
     Когда ее ударил пустой чайник, никто ее не пожалел, фактически, Эльфийка и Санта согласились:
     – Она это заслужила.
     Санта рассмеялась, это было совсем как ее появление в Тендо-ке около полутора лет назад.
     Несколько входящих людей вырвали Санту из ее размышлений.
     Сатурн сразу же понравилась маленькая розоволосая девочка. Одним движением убрав Глефу, она подошла ближе.
     – Здравствуй, я Сатурн, ты, должно быть, Арт-тян.
     Арт пассивно посмотрела на Сатурн, ей не угрожали, но она была обеспокоена, девушки казались ей отличающимися, они излучали силу, накрывая все своим присутствием. Конечно, эти глаза говорили ей об одиночестве, боли, надежде, дружбе и доверии. Как будто она не ощущала с ее стороны угрозы. Но опять-таки, возможно, эта девушка достаточно сильна, чтобы игнорировать все, что она сделает. И в этом объятии было хорошо, Арт закрыла глаза и уткнулась лицом в шею Сатурн.
     Юки улыбнулась трогательной сцене, но казалось, чего-то не хватало.
     – Белые будут как у Хадзуки, как насчет черных или мягко-фиолетовых?
     Все посмотрели на Санту, вытаскивающую из своего мешка разные кошачьи уши и прикладывающую их к обнимающейся паре.
     Кохэй мгновение разглядывал ее, прежде чем решить:
     – Думаю, черные лучше будут на ней смотреться.
     Элфрида кивнула.
     – Они вполне подойдут, кто-нибудь хочет чаю?
     Сатурн без каких-либо видимых усилий подняла Арт.
     – С удовольствием выпью.
     – Героиня дня решила, – улыбнулась Эльфийка.

     Хадзуки и Кохэй как обычно препирались, Арт по-прежнему сидела на коленях у Сатурн и выглядела наслаждающейся или, по крайней мере, мирно расслабленной. Рюхэй подошел с чем-то к Эльфийке, и они оба доказывали друг другу, у кого лучший вкус к искусству. Санта накрывала чай вместе с Элфридой, которая приятно улыбалась и была вежлива.
     – Могу я воспользоваться тем, что вы здесь что-то купили, для рекламы? – спросил Рюхэй у трех Сенши. Эльфийка в итоге посмотрела на Санту, которая посмотрела на Сатурн.
     Через несколько мгновений Сатурн улыбнулась.
     – Дай им одну из своих фотографий, Санта, и что-нибудь для Арт.
     Санта поклонилась Сатурн.
     – Как пожелаете, моя леди! Эта скромная слуга исполнит ваше желание.
     Сатурн смущенно покраснела. Эльфийка хихикнула, как и большинство остальных.
     – Что происходит? – спросил Кохэй, только чтобы получить металлическую кухонную раковину, приземлившуюся ему на голову.
     – Да ладно, ты хоть когда-нибудь слушаешь? Она только что попросила Санту подарить что-нибудь Арт. – Она проигнорировала ворчание парня и обратилась к Санте. – Спасибо, но вы правда просто заглянули в гости?
     Санта взмахнула рукой, держа фиолетовые кошачьи уши, и надела их на голову Арт.
     – Вообще-то я хотела купить чайный сервиз для Сатурн и чашку для себя, – призналась Санта.
     – Я возьму сделанный Эльфийкой.
     На это все моргнули, а Эльфийка покраснела.
     – Для меня будет честью, – с улыбкой сказала она.
     Сатурн вытащила плакат, пока еще не подписанный, на котором слева была Санта, рядом с ней Сатурн, положившая руки на плечи Арт, их обеих обнимала Эльфийка. Рядом с Арт была Хадзуки в своих белых кошачьих ушах, тогда как у Арт были фиолетовые.
     – Это прекрасно, вы подпишите?
     Три Сенши кивнули и так и поступили.
     В конце концов им пришлось заставить всех позволить им заплатить. Сатурн пообещала Арт как-нибудь заглянуть. Санта согласилась зайти на чашку чая. Хайдзи так и не простила Санту и осталась с привязанным к хвосту колокольчиком. Хадзуки получила черно-синюю пару кошачьих ушей.

     – Было весело! – сказала Санта, когда они оставили некоторое расстояние между собой и магазином. – Ну, Хотару, мы должны забросить тебя домой, в ближайшее время я навещу тебя как Ранма, обещаю. – Ранма-тян улыбнулась, когда колокольчики, казалось, согласились с ней.
     Хотару притворно строго взглянула на нее.
     – Лучше бы тебе сдержать это обещание.
     – Всегда сдерживаю.
     – Именно это и привело тебя к такому беспорядку с девушками, – хихикнула Юки.
     – Говоришь, мне не стоит обещать снова навещать вас двоих?
     – НЕТ! – Санта моргнула, в ее ушах зазвенело, и похоже было на то, что она подошла к краю.
     – Так вы предпочтете, чтобы я влезла в этот беспорядок?
     – Да! – Не так громко, но она подозревала, что все в доме, около которого они стояли, это услышали.
     – Ну, пора идти. – Со взмахом руки открылся портал, и их достиг снежный вихрь.

     Это была всего лишь случайность, что Харуки не оказалось в гостиной, когда сформировался снежный диск и выплюнул в дом Внешних троих Сенши.
     Хотару детрансформировалась, когда портал сжался.
     – Я вернулась.
     – Ты опоздала, юная… – Харука, заслышав свою «дочь», вошла вместе с Сецуной и уставилась на обеих стоящих в гостиной эльфиек.
     Санта поклонилась.
     – Спасибо, что позволили нам похитить Хотару, у нас был хороший день.
     Мичиру просто улыбнулась.
     – Мы бы не хотели удерживать ее от ее друзей и любимых.
     Юки согласно кивнула, а Санта радостно улыбнулась.
     – Вам придется нас простить, я хочу доставить Юки домой, прежде чем отправиться домой самой, все, вероятно, беспокоятся обо мне, так как я никому не сказала, куда ухожу.
     Сецуна знала, как сложно бывает придерживаться верного графика, и если не вписываешься в него, могут быть большие проблемы.
     – Мы надеемся, что вы вскоре нас навестите.
     Санта взглянула на просто кивнувшую ей Юки.
     – Нам всем стоит встретиться в новом году, пожалуйста, пригласите остальных.
     Харука быстро взглянула на нее.
     – Вы надолго ушли.
     – Я всегда прекрасно себя чувствую в течение нескольких следующих дней, побыв с Сантой и Юки, – сказала в защиту Хотару. – На самом деле, я чувствую себя даже лучше отдохнувшей, чем обычно.
     На это две эльфийки переглянулись.
     Санта подалась вперед и взъерошила волосы Хотару.
     – Ну, тогда скоро увидимся, не забывай, я держу свои обещания.
     – Не забуду, – ответила Хотару, и прежде чем это поняла, она оказалась в объятиях Юки, после нескольких очень долгих мгновений они разошлись и Юки поцеловала Хотару в лоб.
     – Скоро увидимся.
     Эльфийки исчезли в безветренной метели.
     – Ночи, мама, папа, мама, – кинулась вверх по лестнице Хотару с упругим счастьем в каждом шаге.
     Три старших Сенши посмотрели ей вслед.
     – Может, нам стоит позволить ей чаще выходить с ними? – спросила Мичиру.
     Остальные двое просто кивнули.

     Хотару обнимала одну из своих плюшевых игрушек, Юки явно была в ней заинтересована, что было внове, хотя Харука и давала ей советы, пытаясь свести с Усой. До Санты и Юки она совсем ничего не чувствовала к девушкам. Но сейчас она знала, кто милая, а кто нет. Это было довольно странно. Юки явно хотела быть с ними обеими, Санта все еще осторожничала, а сама она была… немного перегружена. Ей нравилась любовь, но это было увлекательно, чудесно было чувствовать себя в безопасности. Она могла чувствовать себя защищенной и по-прежнему защищать, Юки и Ранма были физически сильнее, их присутствие было сильным, утешающим. Как Сатурн она могла их защитить, она была воином, сражалась в битвах превыше понимания смертных, она могла защитить их ценой самой ее жизни. Каким-то образом для нее это звучало утешающе, они все защищали друг друга и давали друг другу то, чего они никогда не знали. Санта была счастлива, Сатурн защищена, а Юки любима. И это правда, поняла Хотару, вместе с ней они стали группой Сенши, она помогала им в их боях, но их роли были не как у воинов. В Юки теплилась любовь в ним двоим, чистая незапятнанная честная любовь, чего у них никогда не было в их жизнях, до самых недавних их воспоминаний. С Ранмой они были счастливы, его/ее присутствие удерживало их вместе и помогало им улыбаться. Хотару стеснялась и слушала, она мало говорила и была рядом ради других. У всех у них были роли, и Хотару почему-то знала, что не хотела бы жить без них.
     – Влечение к кому-то это лучше, чем наркотик, надежда на вечную счастливую жизнь это сильнейший из созданных наркотиков.
     Вполне неплохо.

     Санта и Юки появились в доме Юки.
     – Не хочешь остаться на чай?
     – Нет, спасибо, мне и так будет достаточно боли, еще несколько часов, и я, возможно, не смогу попасть завтра в школу, так как мне придется дольше исцеляться.
     Юки встревожилась, она знала, что у него все было плохо, но это становилось уже просто смешно.
     – Всегда так плохо? – обеспокоенно спросила она.
     – Добавь странных соперников, королевскую битву и очередное похищение еще кого-нибудь, и у тебя будет плохой день.
     Юки задымилась, по крайней мере внутренне, она не училась ледяной душе, но ее высокой сродство с ледяной магией мгновенно заморозило ее горячий чай.
     – Ну, пора идти. – Санта мгновение поколебалась, после чего быстро обняла Юки и взорвалась быстро исчезающим потоком снежинок.
     – Я вытащу тебя оттуда, даже если не для себя, ты заслуживаешь счастья, и мне плевать с кем, пока они будут относиться к тебе так, как ты этого заслуживаешь.

     Санта появилась не так далеко от додзе и вздохнула, наслаждаясь последними мгновениями свободы. Трансформация исчезла, и Ранма достала фотографию. На этот раз Сатурн, Эльфийка и Санта пили чай из довольно церемониального чайного набора. Она улыбнулась и направилась к Тендо-ке.
     Скрывшись от остальных, жаловавшихся бы, что он вернулся слишком поздно, и что он не должен был сбегать от своей единственной невесты и обманывать ее с кем то еще, Ранма скользнул на кухню и сел за стол, ожидая, пока Касуми заметит его.
     – Здравствуй, Ранма-кун, как прошел твой день? – улыбнулась Касуми.
     Ранма улыбнулся в ответ.
     – Прекрасно, спасибо, Суми-тян, вот, держи. – Он протянул ей новейшую фотографию.
     Касуми взяла ее и кивнула, теперь она знала, что невесты теряли его, в конце концов, он всегда был так счастлив после встреч с этими Сенши, но ей правда было интересно, кто их них была у него на сердце.
     – Ранма-кун, могу я тебе кое о чем попросить?
     Ранма моргнул, в голосе Касуми звучала неуверенность и слабая тоска.
     – Конечно, что тебе нужно?
     Касуми кивнула сама себе, это было то, что нужно было сделать, и даже если она была фанаткой и это все усложняло, она должна была сделать это ради Ранмы. Ее удивило, что это и в самом деле правда, потому что обычно она и не мечтала с ними встретиться.
     – Мне нужно встретиться с Эльфийкой, Сатурн и Сантой.
     Ранма застыл и посмотрел на Касуми. Ее глаза выдавали, что она нервничала, но не скрывали, что чего бы ни добивалась Касуми, это было превыше того, что она фанатка, фактически, он был уверен, что эта нервозность исходила из того, что она была фанаткой и должна была что-то сделать.
     Ранма кивнул.
     – Ладно, они снова встречаются друг с другом на новогодний фестиваль, тебе лучше надеть кимоно, я, наверное, скроюсь на этот день, в прошлый раз меня много выискивали, так что не стесняйся встретиться с ними.
     Касуми улыбнулась и обняла Ранму.
     – Спасибо, я расскажу тебе, для чего это, после того, как мы встретимся.
     Ранма кивнул и принял это.

     Эйми развлекалась, она покинула Нэриму и прибыла в какой-то торговый район, где наткнулась на какое-то обостряющееся ограбление, полиция загнала двоих в угол, и эти двое взяли заложника. Ей не нравилась публичность, но БЫЛ способ все изменить.
     Она вытащила колпак и поискала костюм, костюм исчез.
     Она пожала плечами и надела колпак на голову, ей правда хотелось костюм и снаряжение, что было в ее распоряжении.
     Неожиданностью было почувствовать, как тает ее одежда и появляется знакомый костюм Сейлор Андроид. Проверив ослепляющие шишечные гранаты, она выбрала малокалиберное оружие, вроде хвойного пулемета Гатлинга.
     – Зажжем.
     Внизу суетилась полиция, два грабителя и их заложники только что сели в машину и попытались выбраться.
     Послышалось что-то похожее на пулемет, только тише, и стало видно, что стреляют по шинам. Неожиданно на капот автомобиля приземлилась серебристая шишка.
     Всех ослепила яркая вспышка, и все услышали, как что-то приземлилось на крышу автомобиля, и раздался звук, как будто кто-то оторвал от автомобиля крышу, звук, что, как правило, появлялся только в боевиках.
     Когда ко всем вернулось зрение, они удивились, увидев, что именно произошло. Сейлор Андроид одной рукой целилась из пулемета по машине, а другой держала несчастную жертву.
     – Шевельнетесь, и я стреляю, сдадитесь, и я, возможно, оставлю вас с живых.
     Грабитель за рулем решил попробовать прорваться.
     Оказалось, что магическая хвоя была бронебойной, так как двигатель обзавелся множеством крошечных отверстий. Бедный автомобиль далеко не уехал, не то чтобы он мог ехать без тормозов и шин (проткнутых насмерть).
     – Попробуешь еще раз?
     Да, Эйми слишком сильно этим наслаждалась.
     Кроме того, помогая таким образом людям, она сохраняла свою обычную репутацию нетронутой. Ей было интересно, не согласится ли Нуку-Нуку одну из крепостей более опасных якудза, что может быть гораздо более сложной задачей. В конце концов, у кого еще были танки?

Прощай, старый год, здравствуй, новый год

     Касуми встречает Сенши, Котенка влечет к кому-то из Корзинки Фруктов? Касуми дает Хотару, Ранме и Юки свое благословление.
     Касуми соколом наблюдала за Ранмой, пусть и в своем роде. Это значило, что она появлялась рядом с ним. Часто подходила перекинуться словом. Конечно, кое-кто воспринимал это немного по-другому.
     Шампу, как тайная поклонница Сейлор Сенши, чрезвычайно завидовала, более чем одним образом. Укё пыталась понять, что делать с противником вроде Касуми, бить ее казалось очень неправильным. Аканэ была вне игры, Аканэ сама была полностью растеряна, это Ранма флиртовал с Касуми, или это Касуми флиртовала с ним? Касуми постоянно спрашивала о Ранме и интересовалась, что с ним происходило, когда его не было. Может быть, Ранма соблазнил Касуми, и она теперь его любовница. «Ранма дурак» с ударом молота и вышвыриванием Ранмы. Набики приходила все в большее замешательство, Ранма был счастлив и серьезно смеялся, даже несколько раз сумел ее поддразнить. Но по-прежнему оставалась грусть, когда Аканэ била его, или когда другие невесты сражались с ним или за него.
     Вчера он свел драку с Рёгой в тупик, после чего пригласил его к ним на обед, не оскорбляя его и не обзывая. Никак. Когда Аканэ узнала, она все равно ударила его. Тем вечером он очень печально смотрел на Пи-тяна. Набики очень хотелось узнать, почему Ранма так сильно ненавидел Пи-тяна, в этом просто не было никакого смысла. Касуми большую часть времени грустно улыбалась, она знала некоторые из причин такого поведения и еще о большем их числе предполагала. С Нодокой все было странно. Она думала, что хорошо, что Ранма не сражался с Аканэ или остальными девушками. Но избегать девушек было немужественно, все были в шоке, когда Ранма ответил: «Ну, я сейчас мужественная девушка». Когда Нодока захотела что-то сказать. «В конце концов, я пацанка и абсолютная лесбиянка». Когда Ранма ушел, все пялились ему вслед.

     Нэрима была на грани, Ранма и Касуми, казалось, сближались, и это чертовски сильно все путало. Появляющаяся время от времени обнять Ранму Нуку-Нуку тоже чертовски все путала. Еще сильнее путало то, что он против этого не возражал. Даже после того, как она разок вбила его в стену. Кувырок пронес их сквозь кирпичную стену, и вновь наверху в итоге оказалась Нуку-Нуку.
     С приближением нового года, когда все готовили костюмы и все необходимое для наблюдения за торжествами по случаю встречи нового года и нового цикла, становились очевидными две вещи. Касуми казалась ветреной, ее замечали бормочущей что-то о том, что ей нечего надеть, или что она не готова к такой встрече. Вторым привлекшим их внимание был Ранма, он снова становился беспокойным, его спокойная улыбка исчезала, и очевидно было, для тех, кто наблюдал со стороны, что он был очень недоволен невестами. Не то чтобы кто-то мог его обвинить, они пытались заставить его пойти с ними на фестиваль. Их попытки становились все более и более настойчивыми, и заметно было, что Ранма напрягался, чтобы не ударить. Не то чтобы большинство людей винили его в этом.
     Хироси и Дайске все больше и больше болтались рядом с Ранмой, когда он, в свою очередь, был рядом с ними все более и более расслабленным. Два извращенца и один анти-извращенец чувствовали себя свободно. Конечно, они по-прежнему пялились на него, когда он был девушкой, но это было более-менее расслабляюще. Однако, как правило, одна из девушек приходила и разбивала их группу, насильственным способом. Хироси и Дайске травили и парализовали не менее двух раз в неделю. Набики чувствовала грань, как будто происходило нечто большее.
     Однако следующий раз был, когда Ранма вернулся домой с новой юката глубокого синего цвета с розовыми лепестками сакуры. Неудивительно, что Ранме удалось получить от всех невест. В конце концов, все они были довольно ревнивы. В тот раз Набики добавила Касуми в список возможных людей, с кем Ранма в итоге может остаться.
     Касуми, со своей стороны, решила, что юката вполне достаточно, чтобы удовлетворить подруг-Сенши Ранмы. Она сомневалась, что ее выбрал Ранма, ведь она включала аксессуары, которых Ранма никогда бы не коснулся, вроде подходящего нижнего белья, все еще сексуального, но не чрезмерно. Нет, Касуми не сомневалась, что ему их передали, ведь она осмотрела их, и они выглядели довольно дорого.
     Ранма тосковал по подаренному трансформацией миру, но не злоупотреблял этим, даже когда это привлекало. Пусть Ранма не был так уж счастлив, но он мог с этим жить. Даже те немногие моменты, когда он добывал юката для Касуми, были великолепны. Однако с постоянно нарастающим стрессом после дня рождения Хотару сложно было сохранять спокойствие.
     Затем он увидел в новостях Эйми. Он не мог прекратить смеяться, когда увидел сражение маленького андроида с большой пушкой. Касуми с любопытством посмотрела на Ранму, гадая, о чем он думал. Так как почти все «посмотрели» на него, он решил объяснить:
     – Я просто подумал, почему она не стала сперва стрелять, а потом спрашивать. Обычно она из таких.
     Касуми кивнула и легко приняла объяснение. Вполне понятно, он знал о них все.
     Набики решила спросить:
     – Итак, Ранма, откуда ты знаешь?
     – Встретил их несколько раз.
     Аканэ слушала, она знала, что Ранма уходил, она думала, что он был с другими невестами, но Ранма пробирался к Сенши?
     – Ранма дурак!
     Ранма покинул здание.

     Нет, у Саотоме Ранмы было не лучшее время, он просто знал, что приземлится где-то и попадет в драку или получит объятия чрезвычайно ласковой невесты, или, возможно, и то и другое.
     Приземление на крышу оказалось для него приятным сюрпризом. Он решил следующим днем отправиться в Дзюбан, может быть, Хотару захочет пойти за мороженым?

     Следующий день начался плохо, Рёга нашел его до школы, и Аканэ снова запустила его молотом за то, что он набросился на бедного Рёгу. Ранма вздохнул и решил сделать все возможное. Он запрыгал по крышам в Дзюбан.

     Хотару была не подавлена, но близко к этому, Ранмы и Юки не было уже две недели, и она уже скучала по ним, это было плохо. У нее не было в школе друзей, только несколько девушек, которые привыкли вытирать об нее ноги. Не то чтобы ей это нравилось, но Внутренние были тесно сплоченной группой, и то, как на нее время от времени поглядывала Ами, ей нисколько не нравилось. Если только…
     – Привет, Хотару!
     Хотару моргнула, так же как и ее одноклассники, голос был мужским. В то время как остальные начали осматриваться, Хотару посмотрела вверх, да, на школьной стене был Саотоме Ранма, с обычной улыбкой на лице и махнувший ей.
     Хотару покраснела.
     – Ранма, – отозвалась она, когда он спрыгнул со стены и подошел к ней.
     Это вызвало больше чем некоторый шум, Ранму хорошо знали, особенно те, чьи старшие сестры или братья занимались боевыми искусствами.
     – Не хочешь пойти перекусить? – спросил у нее Ранма, беря у нее портфель. Его собственный снова уничтожили в бою, и он задался вопросом, почему вообще он продолжает использовать портфели.
     Хотару улыбнулась, может быть, день был не так плох, как она думала.
     – Хочется сходить в кафе, или можно что-нибудь приготовить, мама после школы уходит с папой, снова на какую-то гонку.
     Ранма обдумал эту идею.
     – Может, приготовить, ты хороша?
     Хотару покачала головой.
     – Не совсем, я учусь.
     – Тогда начнем сегодня уроки, я учусь у лучших.
     Хотару улыбнулась.
     – Касуми, верно?
     – Верно.
     Остальные девушки, большинство из которых были старше Хотару, завистливо вздохнули, когда Ранма подхватил Хотару на руки и запрыгнул на стену, на крышу через дорогу и исчез из виду.
     – НННЕЕЕЕЕТТТ!
     Все обернулись и увидели Мидзуно Ами, гениальнейшую девушку, рвущую зубами свой платок, выглядящую одновременно готовой расплакаться и разозлиться. Ее подруги с нескрываемым беспокойством смотрели на нее.

     – О, это же Хотару-тян, я знала, что этот милый мальчик за тобой! – сказала пожилая женщина.
     Хотару покраснела и уже хотела все отрицать, но заговорил Ранма:
     – Есть у вас что-нибудь хорошее на обед для двоих? – Он явно все прослушал, изучая разнообразие мясного.
     – Конечно, приятно видеть, что она выбирается из своей скорлупы, думаю, у меня внутри есть хороший цыпленок, если вы немного подождете. – Женщина исчезла из виду.
     Хотару покраснела.
     Ранма моргнул.
     Хотару покраснела еще сильнее.
     – Вот, я даже дам вам двоим хорошую цену.
     Ранма улыбнулся.
     – Спасибо.
     – Повеселитесь вдвоем.
     Расплатившись, они ушли и направились за овощами, по пути туда Ранма столкнулся с мужчиной с бутылкой минералки.
     – Только не снова.
     Хотару хихикнула. Мужчина выглядел смущенным.
     – Смотри куда идешь, – прорычала Ранма и пошла за овощами, после инструктажа Хотару, как правильно надувать губки, две девушки сумели сбить цену до 60, оставив молодого торговца истекать слюнями.
     У торговца сладостями они сбили до 50.

     – Что это значит, Ранма?! – обвиняюще ткнула Хотару, наблюдая, как Ранма режет овощи в воздухе.
     Ранма взглянул, как Хотару режет мясо, и ответил:
     – Их вина, если они не могут сосредоточиться и сдержать свои гормоны, – без каких-то угрызений совести сказал Ранма.
     Хотару задумалась, стоит ли ей поднимать спор, ведь они получили хорошие скидки, купили десерт, и у них даже осталось немного на следующий раз, у нее промелькнула мысль, как все обернется, если она попадут в кафе-мороженое с Ранмой-тян.

     Мороженщики Дзюбана и Нэримы вдруг вздрогнули, так же как и их боссы.

     – Так что ты жаришь его еще немного на горячей плите, что не дает ему пропитаться водой, и рис готов?
     Хотару кивнула.
     – Ну, приятного аппетита.
     Видеть, как Ранма балансирует все на голове, плечах, локтях и руках было весело.
     Именно тогда в поле зрения появилась Сецуна.
     Ранма просто двинулся к ней с быстрым:
     – Обед готов, Хотару, нам нужны тарелки и палочки для Цуны.
     Сецуна моргнула, явно немного выбитая из колеи. Хотару обедала и готовила с Саотоме Ранмой, и ее только что пригласили. Какого черта здесь происходит и почему ее будущая я ничего ей об этом не сказала? В конце концов, она должна знать что-то вроде того, что кто-то проводит рядом с ними много времени и, вероятно, узнает их секреты… Он только что назвал ее «Цуной»? Разве его не волнует, что она только что появилась в доме из ниоткуда?
     Взяв себя в руки, Сецуна села, наблюдая, Хотару наложила себе немного еды, Ранма побольше. Однако она кое-что поняла, периодическое размытие было Ранмой, подкармливающим Хотару без того, чтобы она это заметила. Интересно.
     К тому времени, как они закончили, Хотару, вероятно, съела вдвое больше обычного.
     – Я объелась, – простонала Хотару.
     – Эй, у нас все еще остался десерт, – напомнил Ранма, вызвав тяжелый вздох Хотару. – В конце концов, это ты помогла его заполучить.
     Сецуна вопросительно посмотрела на них.
     – Прием щенячьих глаз, – ответил Ранма и прошел на кухню с грязными тарелками и пустыми кастрюлями. – Работает так.
     Сецуна оглянулась и подавила желание обнять рыжую девушку, у которой было расстегнуто на одну кнопку больше необходимого, немного демонстрируя ей ложбинку.
     – Хотару милее, а я сексуальнее, и вместе мы получили его за половину, – помахав пирожными перед лицом Сецуны, взяла она одно, даже не глядя, какое именно.
     Хотару отметила реакцию для будущего использования, если Сецуна так слаба против этого приема, что же будет с Харукой-папой и Мичиру-мамой?
     – Ранма, прекрати дразнить Сецуну-маму, пока она не потеряла контроль.
     Ранма вдруг появился позади Хотару, внимательно глядя на старшую женщину.
     Сецуна взяла себя в руки и сказала:
     – Ну, я бы хотела выпить чаю, цейлонский, пожалуйста.
     Ранма расслабился.

     Позднее Ранма оставил Хотару и вернулся в Нэриму. В целом, день прошел не так уж плохо. Он сообщил ей о желании Касуми зачем-то встретиться с ними, и Хотару решила, что она тоже хочет встретиться с Касуми. Он лишь надеялся, что Аканэ еще не дожидается его, сердясь.

     На Нуку-Нуку только что снова напали. Для нее это было скорее игрой, но весьма раздражающей. Сейчас же она переоделась и прыгала за пределами Нэримы, она увидела по телевизору Эйми, и ей было интересно, так ли это весело, как выглядело. Пока что она обрушилась на двух грабителей, сумев не слишком их ранить.
     Нападение банды на нескольких школьниц выглядело весело.
     Ударив двоих из них и дав остальным время отступить, она позволила ситуации выйти из-под контроля, когда они вытащили оружие, Нуку-Нуку не боялась оружия, она была крепка, но три девочки позади нее нет.
     Ей нужно было какое-нибудь оружие. Что-нибудь острое, что она могла бы контролировать.
     Странное ощущение заставило ее посмотреть на свои руки, и она увидела, что на них вдоль пальцев выросли какие-то прозрачные кристаллы, оканчиваясь острыми лезвиями, она знала, что они могут прорезать сталь, и злобно улыбнулась.
     – Пристрелить ее! – выкрикнул один из них, когда увидел ее улыбку.
     Быстрое движение, и сразу позади девушки появилась стена кристалловидной субстанции, покрывшись, как стекло, паутиной трещин, но выдержав. Большинство выстрелов промахнулось бы по ней, но попало бы в кого-нибудь еще.
     – Котенок злится, Котенку не нравятся опасные люди, Котенку не нравятся, когда тычут пушками, – сказала Сейлор Котенок.
     Банда в шоке уставилась на нее, один, у которого была кошка, заметил хлещущий хвост и сглотнул, все было плохо. Хвост вдруг замер, и девушка исчезла.
     Раздался тяжелый режущий звук, и два пистолета развалились на куски, металлический прут, что держал один из них, раздробило, а ножи сломались, так же как и несколько костей.
     Последний вооруженный огляделся, он единственный остался на ногах, и он увидел спокойно подходящую к нему Сенши, выстрелил в нее, но видеть, как она вдруг поймала этими призрачными когтями пулю, было страшно. Он потерял контроль над своим мочевым пузырем, когда в шоке опустился на землю, положив перед собой оружие.
     Котенок зажала нос.
     – Злой человек воняет! – Она позволила контролю исчезнуть, и кристалл очень быстро испарился.
     Она провела девушек мимо валяющейся на земле в аллее банде и подождала, пока за теми не прибудет полиция, позаботившись же об этом, она прыгнула прочь, она чувствовала себя живее, чем за очень долгое время, два маленьких колокольчика на ее хвосте были проигнорированы. Как и то, что она чувствовала себя очень живой, и что ее ощущения все нарастали.

     Наконец, настал день фестивалей. За Ранмой гонялись с самого раннего утра. Все началось с Кодачи, Аканэ обвинила Ранму. Продолжилось с Куно, Ранма выпнула Куно. Дошло до Рёги, Аканэ наказала Ранму за неоднократные нападки на Рёгу и Пи-тяна. Укё пришла в юката, Ранму наказали снова, когда Шампу появилась в довольно откровенной юката, Ранму выбили с глаз долой.
     Касуми нахмурилась, так не должно было произойти. Она вздохнула и отправилась в свою комнату переодеться. Прекрасная юката казалась очень легкой, и когда она посмотрела в зеркало, Касуми задалась вопросом, кто же была та женщина в отражении. Она уложила волосы и улыбнулась, не одной из обычных своих улыбок, нет, эта была настоящей, она чувствовала себя живой, как не чувствовала себя уже очень долго. Да, она поинтересуется у других, что они думают.

     Ранма вздохнул, когда снова поплыл над Нэримой. Он решил, что вполне может пойти и так. Вспышка силы изменила ему пол, на голове появился красный колпак. Одежда растаяла энергией и переформировалась. Появилось обычное красное фуку Санты, включающее и две серебристые серьги в виде сосновых шишек. Сейлор Санта взорвалась облаком снега и исчезла.
     Нуку-Нуку пыталась выбрать юката, когда услышала за окном колокольчик, на подоконнике сидела Сейлор Санта. Нуку-Нуку улыбнулась.
     – Папа-сан? Я ухожу с друзьями! Повеселитесь, Нуку-Нуку вернется поздно. – Нуку-Нуку вспыхнула, ее футболка исчезла, как и остальная ее одежда, выросли кошачьи уши и хвост, вокруг нее обвилась энергия и потекла по ее телу, она почувствовала, как меняется. Ее тело укутало светло-зеленым материалом. Сформировались фуку и сапоги, последними были две почти прозрачных кристаллических серьги в форме пентаграмм и два колокольчика на кончике ее хвоста.
     Санта тепло улыбнулась.
     – Неплохой бой, насколько я слышала, похоже, не только я работала на стороне. Ты знаешь, где Эйми?
     Котенок кивнула.
     – Эйми приходила сюда, хотела пойти на фестиваль с Нуку-Нуку и семьей.
     – Лучше нам перехватить ее, прежде чем она придет сюда. – После этого Санта спрыгнула с подоконника на улицу, Котенок сразу последовала за ней.
     Эйми как раз шла внизу, пытаясь понять, что же в фестивале такого интересного. Тихий свист заставил ее поднять голову. Это были Санта и Котенок. Она улыбнулась, может быть, будет не так скучно, как она ожидала. Быстрое изменение спустя она оказалась в коричневом фуку и почувствовала себя очень живой, ее серьги были зелеными сосновыми иглами той же длины, что и ее боеприпасы. Йомы всех видов берегитесь, конец близок.

     Хотару пыталась выбрать между готическим видом и фиолетовой юката, остальные ничуть не помогали, обсуждая оба варианта и ежесекундно меняя свое мнение. Именно тогда прозвенел звонок.
     Мичиру открыла и увидела стоящую там Юки в обычной одежде.
     – Здравствуйте, я здесь за…
     – Хотару, – с улыбкой закончила Мичиру. Она впустила Юки, высокая эльфийка была приятной гостьей.
     В это же мгновение в гостиной открылся снежный портал. Из него вышли Сейлор Андроид, Котенок и, наконец, Санта. Они поклонились.
     – Простите за вторжение.
     – Санта, Юки, Котенок, Андроид! – спустилась Хотару, заслышав переполох, и счастливо улыбнулась, когда увидела всех в форме и решила присоединиться.
     Санта шагнула к Хотару, когда она вспыхнула и положила руки на плечи девушки.
     Хотару почувствовала, что что-то не так, одежда менялась не по обычному ее шаблону. Когда все закончилось, она оказалась в фиолетовой юката, украшенной маленькими Сатурнами вместе с кольцами и маленькими Глефами. Рождественский колпак остался на месте, так же как и колокольчики на Глефе Безмолвия.
     Санта сосредоточилась, и ее одежда с красной вспышкой изменилась. Цветовая тема осталась все той же: ярка-красная юката с рождественским колпаком и коричневыми мешками, повсюду были сосны. Короткие красные перчатки оторочены мехом, так же как и все швы юката. Оби был меховым белым поясом.
     – Котенок тоже хочет юката! – решила девушка-кошка.
     Санта положила руку на плечо девушке, и одежда вновь вспыхнула и изменилась. Основным цветом был зеленый, и на ее юката были кошки.
     Андроид получила с шишками и хвоей и коричневую, вместо зеленой. С наличием хвои это было не так очевидно.
     Юки улыбнулась Санте.
     – Я, наверное, и сама смогла бы так сделать, но думаю, не буду возражать, если ты поможешь мне одеться.
     Санта покраснела, прежде чем усмехнуться.
     – Так все будет наедине, – поддразнила она, когда Юки засветилась. Одежда осталась того же ярко-зеленого цвета, что и раньше, а на юката теперь были серебристые снежинки.
     – Харука, хватит пускать слюни, – сказала Санта.
     Упомянутая блондинка закрыла рот, когда Сатурн посмотрела на нее. Это ведь не ее вина, что Эльфийка и Санта великолепны, черт, девушка-кошка тоже была горяченькой.
     – Но…
     – Мы пойдем, Хотару, вероятно, поздно вернется домой.
     Прежде чем Харука успела ответить, вперед шагнула Мичиру и кивнула.
     – Легкой дороги, и я желаю вам повеселиться.
     – Так и сделаем, Мичиру-мама, пока, Сецуна-мама, пока, Харука-папа.
     Портал открылся, и девушки одна за другой шагнули внутрь.
     – Пока, Цуна, Мичиру, Харука, – сказала Санта, уходя последней. Как только она ушла, снежные вихри исчезли.
     Мичиру и Харука посмотрели друг на друга, затем на Сецуну.
     – Цуна?
     Сецуна выглядела раздраженной.
     – Не спрашивайте меня, на этой неделе она вторая, кто так меня называет.
     Харука за это зацепилась.
     – Вторая?
     – Ранма.
     – Он был здесь?
     – Да, и он знает.
     – О. – Харуке потребовалось несколько мгновений, чтобы понять смысл. – Он что?

     Касуми спустилась вниз, и все вдруг замолчали. Она выглядела немного похожей на богиню. Волосы подняты, удерживаемые двумя шпильками, легкий макияж и серебряные серьги, их форма неплохо показывала, откуда они взялись. Темно-синяя юката, покрытая спиральными линиями розовых лепестков сакуры. Розовый оби приятно контрастировал с перетекающей в лепестки синью. Набики прекрасно описала все:
     – О боже.
     – Откуда ты… – спросила Аканэ то, что было на уме у всех, кто еще мог соображать.
     – Ранма дал мне, – улыбнулась Касуми спокойной улыбкой, выглядя даже лучше прежнего, если это было возможно.
     Фактически все девушки, а именно Аканэ, Набики, Шампу и Укё, позавидовали. Набики практически кипела из-за того, что оттолкнула Ранму, в своей голове она поправила шансы того, что Ранма в итоге будет с Касуми. В конце концов, такие подарке недешевы.
     Всех отвлекла метель в саду. Касуми улыбнулась и вышла на террасу.
     Одна за другой вышли помощницы Санты. Андроид встала следом за Эльфийкой, что стояла справа от Санты, слева от Санты была Сатурн, следом за ней Котенок. Санта шагнула вперед и низко поклонилась Касуми.
     – Ваше сопровождение прибыло, миледи Тендо Касуми. – Колокольчики на ее колпаке весело прозвенели, оттеняя улыбку в голосе Санты.
     Остальные лишь слегка поклонились, прозвенели колокольчики, у кого они были.
     Шампу застыла, Тендо Касуми выглядела как богиня, а теперь ее еще и сопровождали Сенши, даже если она была соперницей по Ранме, у нее была поддержка, с которой она не могла сравниться. Укё застыла, она слышала, что Касуми была фанаткой, но удивительно было, что и он, ходили слухи, что Ранма знал Сенши, и теперь во всем этом был смысл. Ей пришлось признать, что это и правда плохо. Аканэ ревновала и злилась, Ранма заплатит, он не только вручил Касуми такой подарок, сама она не получила ничего, далее он сверх этого пригласил Сенши и попросил их забрать Касуми. Он заплатит за то, что игнорирует ее. Набики была несколько нервной, она увидела, как зло посмотрела на нее высокая, Эльфийка, она решила, что противостояние с Ранмой – должно быть, это он позвал их сюда – это то, от чего ей в будущем придется отказаться.
     Касуми огляделась, немного нервничая, несмотря на успокаивающее воздействие на нее Санты, она была уверена, сейчас даже сильнее чем когда-либо прежде, что Ранма дружил с ними. В конце концов, если он проводил время рядом с ними и так расслаблялся, становилось понятно, почему же он был так спокоен последние несколько сумасшедших дней.
     – Где Ранма-кун? – спросила Касуми.
     Ответила Эльфийка:
     – Скрывается в безопасном месте, пока все не закончится. Ему не нравится, когда на него нападают и бьют безо всяких причин.
     Аканэ вскипела, для нее это было ударом.
     – Это все его вина.
     Сердито прозвенели колокольчики на хвосте Котенка.
     – Ты не нравишься Котенку, всегда злишься, никогда не слушаешь и не понимаешь или не жаришь поросенка.
     Андроид кивнула.
     – Черт возьми, даже такая магия не может объяснить твоей глупости.
     Касуми явно смущенно перевела взгляд с одной на другую.
     Санта вздохнула.
     – Кое-что, что Ранма не может рассказать, но люди, которые могут что-нибудь с этим сделать, знают. – Взгляд, которым она одарила Генму и Соуна, вынудил их захотеть сбежать. Нодока выслушала и решила вмешаться:
     – Не подобает бросать тень на честь моего мужа.
     Все Сенши на это рассмеялись, прозвучало весело и даже пренебрежительнее всего, что могло быть сказано. Касуми проиграла сражение и слегка улыбнулась.
     Сатурн посмотрела на панду.
     – Не будь здесь Касуми, я была бы рада обсудить с толстым пандой «честь». Не думаю, что он знает смысл этого слова.
     Эльфийка кивнула, играясь с очень острой сосулькой.
     – Хочу сказать, ложь обо всем, заканчивающаяся бегством и то, что он эгоистичный ублюдок. Я знаю, что Ранма кое-что обещал, но как отец он должен был сделать свою работу, чтобы все исправить и помочь своему сыну, а не прибавлять беспорядка. Обещаю, если все не изменится, додзе Тендо просуществует не больше года.
     Набики побледнела, Соун взорвался слезами. Нодока рассердилась:
     – Что вы имеете в виду?
     Санта шагнула вперед и предложила руку Касуми, принявшей ее. После взмаха руки в перчатке открылся еще один бушующий портал.
     – Под острием меча спросите у него правду о Рёге. Спросите у него о Дзюсендо и Дзюсенкё, о тренировочном путешествии и о болезнях. Обо всех известных ему проклятых людях. Их должно быть девять, тех, кто был в Дзюсенкё.
     – Оп-па, иди к папочке, – прибыл Хаппосай, в итоге расплющившись о Silence Wall.
     – Прибыл легендарный извращенец, – сказала Эльфийка.
     Хаппосай увидел нацеленный на него пулемет Гатлинга и задумался, не совершил ли он ошибку.
     – Андроид, ты знаешь, что гораздо больше ущерба наносится злым существам? – спросила Санта.
     – А почему, ты думаешь, я в него целюсь?
     – Он уже давно должен был умереть, – упомянула Сатурн.
     – Мне приморозить его к месту? – спросила Эльфийка.
     – Мне все равно нужно попрактиковаться с движущимися целями.
     – Я пойду.
     – Не возвращайся! – отозвалась Котенок и бросила вслед за извращенцем несколько кристальных игл.
     – А-а-а-а-у-у-у!
     Санта повела Касуми в воронку. Остальные последовали за ними, свирепо взглянув напоследок, а Эльфийка бросила свою сосульку в панду, которому удалось увернуться. Но только слегка впечатавшись в стену.

     Они вышли из портала в храме. Котенок явно переволновалась, не то чтобы Санта могла ее в этом винить, но дергающийся хвост немного отвлекал, так же как и дергающиеся уши.
     – Дергающиеся уши? – в никуда спросила Санта, и все повернулись взглянуть на нее. – Простите, Касуми-сан. Мне нужно кое на что взглянуть. – Она отпустила Касуми, жестом попросив Эльфийку перехватить ее, что высокая девушка с удовольствием и сделала. В конце концов, Касуми была приятной девушкой.
     Тем временем Санта взглянула на Котенка, которая чувствовала себя немного напуганной.
     – Куда Санта смотрит? – Санта ухмыльнулась, подбираясь к своему маленькому Котенку. По крайней мере, прежде чем она пробежалась пальцем по хвосту Котенка, заставив Сенши задрожать. По крайней мере, прежде чем та поняла, что чувствует это.
     – У Котенка теперь настоящий хвост? – спросила девушка, тыкая в него пальцем и держа его другой рукой.
     – Ага, и уши тоже настоящие.
     Касуми потрогала каждое, чтобы проверить, поглаживая их правильным образом.
     – О-о-о. – Санта подхватила мурлыкающую девушку, прежде чем та растеклась лужей удовольствия.
     – Прости, – покраснела Касуми, но не смогла остановиться. В конце концов, как часто встречаешь настоящую Сенши девушку-кошку и можешь ее потрогать? Возможно, один раз в жизни, вместе с Ранмой она может получить еще один шанс, но это не значит, что она не может этим понаслаждаться.
     – Ну, Касуми-сан, пойдем туда? – указала Санта на оживленную улицу, они были на верхнем уровне храма, где было довольно тихо. Но даже уровнем ниже все было довольно занято.
     – Я хотела бы сперва немного поговорить с тобой, Эльфийкой и Сатурн, – ответила женщина.
     Санта кивнула.
     Через мгновение кивнули Котенок и Андроид.
     – Только не слишком долго.
     – Котенок возьмет перекусить.
     Касуми вышла перед ними тремя и принялась молча их рассматривать. Санта приблизилась к Сатурн, не касаясь ее, Эльфийка осталась позади них, положив руки им на плечи.
     – Думаю, что Эльфийка это Юки.
     Юки улыбнулась.
     – Это я, призванная вот этой вот Сантой, – обняла она упомянутую девушку, что покраснела, но не отодвинулась. – Вместе с Сатурн на эту работу. – Сатурн тоже затащили в объятия. Не то чтобы она по-настоящему возражала, но в близости все еще было что-то пугающее.
     Касуми улыбнулась.
     – С вами Ранма-кун счастлив, хотела бы я, чтобы это была одна из нас. – То, как она сказала «нас» указывало, кого именно она подразумевала. – Но не должно быть такого, чтобы любую его любовь из него выбили, – очень грустно прозвучал ее голос. – Если бы все было по-другому. – Касуми подняла палец, когда три девушки, казалось, собрались ответить. – Обещайте мне, что позаботитесь о моем младшем брате и будете любить его до конца времен, не важно, кого именно он выберет.
     Для Сатурн и Эльфийки это было сюрпризом.
     Санта выбралась из их объятий и опустилась на колено перед истинным сердцем Тендо-ке.
     – Вы говорите, что он должен проигнорировать честь, ложную честь, мрачные обещания и освободиться. Оставить тех, кто претендует на него и последовать за своим сердцем? – Санта подняла глаза и поймала взгляд Касуми. – Тот, кто проживет дольше всех из Нэримы, должен выбрать ту, кто проживет столько же, сколько и он?
     Глаза Касуми расширились, когда несколько деталей встали на свои места.
     – Он узнал о ки, Ку Лон и Хаппосай оба мастера, и им больше трехсот лет. – В этом был смысл. – Он не так давно это понял, не так ли?
     Санта встала и взяла Касуми за руку, она выглядела до глубины души потрясенной, это было очевидно, ей только нужно было понять.
     – Все по-другому, у него есть место в вечности. Он будет жить, пока его не убьют, или пока он не передумает.
     Касуми поняла то, что не понял еще даже Ранма.
     – Сенши ведь могут жить вечно, не так ли? Он может жить вместе с ними, не беспокоясь, что они скоро умрут и оставят его без спутника.
     Эти слова повлияли на Санту, она уже думала о новом значении партнера жизни, но он думал, что еще долго не умрет. Ранме на ум никогда не приходила концепция вечности. Эльфийка и Сатурн или, скорее, Юки и Хотару были потрясены до глубины души.
     Хотару привыкла быть одной, именно поэтому влечение Юки привлекало и пугало одновременно. Теперь она поняла, что ее сущность Сенши значила, что она может прожить тысячи, сотни тысяч лет. Перспективы провести все это время одной было вполне достаточно, чтобы свести с ума. Однако перспектива того, что кто-то проведет это время вместе с ней была, возможно, даже еще более тревожащей. За такое время все границы будут стерты, каждое желание, каждая мечта будут высказаны. Лишь их характеры будут различать их, поскольку они будут ЗНАТЬ ВСЕ ДРУГ О ДРУГЕ. Хотару почувствовала, как кружится голова, она ощутила теплый взгляд и увидела улыбающуюся ей Санту. После этого она поняла, что сделала правильный выбор, Санта, новичок в таком бессмертии, или, по крайней мере, к лучшему или к худшему, уже поняла смысл этого, она избрала их как своих партнеров и готовилась к этому. Со скоростью того, кто не нуждается в нескольких годах. Хотару улыбнулась, она сможет насладиться комфортом и подарить столько комфорта, сколько сумеет. В конце концов, даже если годы не важны, не будет плохо, если все произойдет скорее раньше, чем позже.
     Юки была эльфийкой, что значило, что она в любом случае прожила бы несколько сотен лет, как Сенши она проживет дольше. Она быстро вчувствовалась в свою магию и поняла тревожащий момент. Ее магия и так была сильна, они работали с другой по ощущению магией, ее магия менялась, не формируясь в такую, как у настоящей Сенши, но опять таки, Санта и не была настоящей Сенши в смысле планетарных Сенши, больше было похоже, что у нее есть аспект Сенши, в определенном смысле суть магического воина. Она видела, что Сатурн меняется, теперь, когда она знала, что искать, она видела это. Теперь Безмолвие было частью Хотару, печати вокруг него сходили на нет, но оно не поглотит ее, оно станет ее частью. У самой Юки раньше было много любовниц, она не была распущенной, но все же была весьма сексуальным существом, однако она знала, что если она примет то чувство, что уже испытывала, она никогда больше не коснется кого-то другого. Если подумать, с самого Рождества она ничего такого не делала, лишь обнималась с Хотару. Она не нуждалась в этом, она хотела быть с ними, но готова была подождать. Она взглянула на улыбающуюся им Санту, девушка знала, что это важное решение, и выбрала собственный темп. Медленнее, чем хотелось бы Юки, но она больше все обдумывала, и Юки каким-то образом поняла, что благословение Касуми сняло с Ранмы большую часть груза. Он оставался, но стал гораздо легче. Вечность это долгое время, даже для Эльфийки.
     Узы, что были выкованы в этот момент, были истиной, и, возможно, проживут до смерти любой клятвы.
     Сатурн и Эльфийка опустились на колени.
     – Мы благодарны за ваше благословение.
     Касуми была удивлена, она видела шок на их лицах, но сейчас они благодарили ее, и удивительно было ощущать излучаемые ими веселье и счастье.
     – Не думайте об этом, настанет время, когда вы поймете, и все объяснится, – сказала ей Санта, вновь взяв Касуми за руку. – Ну, девочки, мы здесь не для серьезных дел, мы хотим повеселиться этим вечером… – Санта прервалась, когда она, казалось, прислушалась к чему-то, чего никто иной не мог услышать. С быстрым движением руки у нее оказался один из ее известных подарков Acme. Она бросила его себе за спину. – Простите, нужно было подготовить небольшой сюрприз. – В том, как прозвенели колокольчики на ее колпаке, было что-то озорное. – А теперь вернемся к делу, нужно убедиться, что Котенок еще не съела все в поле зрения, и что Андроид не зачистила все тиры.
     Остальные согласились, и они отправились повеселиться.

     – Что ты имеешь в виду, что они уже ушли? – спросила Усаги.
     Харука, казалось, из-за чего-то сходит с ума.
     – Что тебя беспокоит?
     Тишина.
     – Звучит как-то не так, думаю, скорее, что ее тревожит.
     Опять тишина.
     – Он знает.
     Все Внутренние уставились на гонщицу.
     – Ранма знает о том, что мы Сенши.
     – О-ой. – Бух.
     – Ами снова упала, – заметила Минако.
     Макото закрыла лицо ладонью. Усаги и Рей ущипнули носы и потерли виски.
     Сецуна вздохнула и пробормотала:
     – Он назвал меня Цуной.
     Минако моргнула.
     – Ами только что дернулась, когда ты сказала «Цуна»?
     Усаги посмотрела вниз, это было нелепо, но возможно.
     – Цуна?
     Рей посмотрела на нее.
     – Будь я проклята, и правда, как только ты это сказала, ты напомнила мне, что Ранма забрал Хотару со школы.
     Сецуна кивнула.
     – Они здесь готовили, и должна сказать, что они хорошо готовят вместе, Ранма научил Хотару опасному приему, – вздрогнула Сецуна.
     Макото медленно отодвинулась в сторону.
     – Думаю, у Ами эпилептический припадок.
     Мичиру вздохнула.
     – Больше похоже на кошмар.
     – Принесу ведро, – сказала Харука, направляясь на кухню.
     – Она?.. – спросила Минако.
     Мичиру кивнула.
     – Это подло, – заявила Усаги.
     Рей удивилась, возможно, булкоголовая, наконец, выросла.
     – Можно мне?
     Рей закрыла лицо.
     Макото спокойно попросила у Сецуны затычки для ушей.
     Крик услышали в двух кварталах дальше по улице.

     – Я помню, как Ранма ловил рыбок, когда пытался избавиться точки давления кошачьего языка, – грустно улыбнулась Касуми, наблюдая, как Котенок бьет рыбок.
     Санта заметила стоящих там с удрученным видом нескольких детей.
     – Возьмем по две рыбки каждому. – Она подтянула ближе маленькую девочку. – Какие две ты хочешь?
     Девочка была поражена, но чувствовала себя непринужденно рядом с одетой в красное девушкой.
     – Я хочу вот эту с пятнами и вон ту красную.
     Санта немного покрутила в пальцах бумажную ложку, вчувствуясь в нее. Вдруг у нее в руках оказалась чаша с двумя рыбками.
     Сказать, что все удивились, было преуменьшением. Никто не смог проследить за этим движением.
     – Твоя очередь, – сказала она мальчику.
     – Вон ту черную и с черной полоской посредине.
     Как только он договорил, заполнилась еще одна чаша. Одной из зрителей была милая девушка с каштановыми волосами.
     Ранма повернулась к девушке.
     – А ты какую хочешь, Тору?
     Упомянутая девушка была старше Хотару, но держалась с видом абсолютной невинности.
     – Но я не могу.
     Санта потянулась и схватила рыжего парня и пепельноволосого парня.
     – Вы оставили ее одну, когда ей явно хотелось рыбку? – Санта улыбнулась их напряжению, когда она обвила их своими руками. – Не волнуйтесь, – прошептала она так, что могли услышать только они двое. – Любой, у кого в теле есть хоть немного магии, не вызовет изменения.
     У парней распахнулись глаза.
     Под вопросительными взглядами Санта объяснила:
     – Юки и Кё прокляты Дзюниси. Больше Юки, тогда как у Кё вариация кошачьего проклятия. Они оба весьма неплохие парни. Тору своего рода их добрая душа. – Трое подростков покраснели.
     Касуми улыбнулась.
     – Не стоит заставлять даму ждать, – сказала она материнским тоном, который нельзя было выслушать без глубокого чувства вины.
     У Кё была некоторая проблема, похоже, он понравился Котенку.
     – Ты хорошо пахнешь. Напоминаешь мне кота.
     Кё не был уверен, что же делать, невозможно было, чтобы к нему прижималась стройная мурлыкающая девушка, еще невозможнее, что она одна из новых Сенши, и у нее настоящие кошачьи уши и хвост. Или он попал в какую-то сумеречную зону?
     Санта повела хихикающую Касуми прочь, пока Кё и Юки пытались превзойти себя, поймав для Тору рыбку, Кё одновременно с этим пытался игнорировать потирающуюся о него ласковую девушку.
     – Рада, что она кого-то нашла? – появилась Андроид, вручая им сувениры, полученные ею в тире.
     – Заставила владельца рыдать? – спросила Сатурн.
     – Неа, просто взяла несколько для некоторых детей победнее, – ответила их специалист по стрельбе.
     Юки кивнула.
     – Я не настолько хорошо стреляю.
     – Я неплохо, но это не совсем мое, – призналась Санта.
     – Ты предпочитаешь умение, как и Ранма, – сказала Касуми.
     – Я похожа на него, но отличаюсь, – с подтекстом ответила Санта.
     Девушки пошли дальше.

     В следующий раз, как они снова увидели Котенка, она висела на Соме Юки.
     – Ты вкусно пахнешь, – объяснила Котенок.
     – В конце концов, он крыса, – напомнила Эльфийка.
     Касуми заметила:
     – Только не ешь его.
     Котенок просто еще немного помурлыкала и потащила бедного парня (кхе – жертву – кхе) к киоску с закусками. Кё тащился вслед за Тору, краснея, когда она держала его за руку.
     – Проклятия могут быть как благословениями, так и проклятиями. Они почти справились, но они еще слишком молоды, чтобы это понять. Так близко и все же так далеко, – сказала Санта остальным.
     – Ты говоришь и о Ранме-кун, – сказала Касуми.
     Санта покачала головой.
     – Нет, обо всех здесь. – Она указала на Юки. – Она на Рождество превращается в оленя, из-за этого я сейчас та, кто я. – Следующей была Хотару. – Она проклята быть связанной с теми, кто рассматривает ее как разрушение, но сейчас она гораздо больше этого. – Санта посмотрела на Касуми. – Благословение или проклятие, что именно ваша семья, они связывают вас цепями прочнее стали, но они же дают вами причину двигаться дальше. – Санта гордо выпрямилась. – Мое собственное проклятие дало мне шанс стать той, кто я сейчас, и я знаю, что это стоит всей боли, что я испытала за свою жизнь. И будущее будет гораздо лучше. – Эльфийка и Сатурн были в растерянности.
     Касуми вдруг кое-что поняла. Девушки не собирались заставлять Ранму выбирать, они хотели делить его, и они готовы были на это, они понимали, что ему нужно время. Она задумалась, как же те, кто знает его всего несколько недель, знают так много о том, что жители Нэримы, знающие Ранму уже полтора года, так и не поняли. В последнюю группу входила и сама Касуми.

     Над храмом открылся портал. Из него вышла группа йом, разыскивающих энергию. Как только они огляделись, одна из них заметила что-то на земле между ними. Она наклонилась и осмотрела предмет. У него был таймер. 00:03, 00:02. Она сказала:
     – Кто-то установил на нас бомбу.

     Взрыв услышали на всей территории храма.
     Котенок сумела отпустить Тору, умудрившуюся стать последней подвергнувшейся ласке, и направилась к взрыву.
     Санта запрыгнула на одно из зданий храма.
     – Здравствуйте, только что прибыло несколько йом, взрыв, что вы слышали, это мой им приветственный подарок. Будьте уверены, мы обо всем позаботимся. Так же как и только что прибывшие обычные Сенши. Пожалуйста, наслаждайтесь фестивалем и не паникуйте, мы не позволим им добраться до вас, однако, пожалуйста, покиньте улицу, я скажу вам, как только все закончится. – Санта вежливо поклонилась. Колокольчики весело прозвенели. Люди начали расходиться, торопливо, но не безумно.
     Усаги запрыгнула к новой Сенши и изучила ее. Санта спокойно улыбнулась.
     – Добро пожаловать на фестиваль, Химэ-тян.
     Сейлор Мун надулась.
     – Почему они вообще тебя выслушали?
     – Я не выступаю с речами и вычурными позами.
     Мун на мгновение задумалась.
     Затем по лестнице сбежала первая йома. По-настоящему удивительно было видеть, как она прячется.
     – Займемся ими.
     Андроид уже приготовила свою пушку, а Котенок свои когти настолько впечатляющей длины, что преуменьшением было бы сказать, что Фредди Крюгер обзавидуется.
     Санта возникла рядом с Касуми.
     – Я останусь с ней, если хотите, идите поиграйте, – предложила она Эльфийке и Сатурн.
     Они кивнули и ушли, пусть даже только чтобы проконтролировать ущерб, вроде тушения пожара в киоске, попавшего под поток пламени Марс.
     Йомы были не слишком умны. Но в какой-то степени они могли планировать. Так как Касуми была в округе единственным обычным человеком, из нее бы вышел неплохой щит.
     Йомы доказали, что были не слишком умны, так как Санта была неподалеку, вытаскивая закуски из соседнего киоска, чтобы они не сгорели.
     Йома направилась к Касуми.
     Касуми была спокойна, даже если знала, что должна паниковать.
     Санта появилась и махнула рукой в сторону йомы, как будто бы отбрасывая ее прочь небрежным взмахом руки. Тем не менее, засветившаяся белым рука, оставляющая туманную белую полосу, балы неплохим признаком чего-то стоящего за этим. Рука йомы растаяла, когда Санта коснулась ее, что было не очень нормально. Раскрытая ладонь ударила в грудь, заставив йому мгновенно испариться.
     Касуми моргнула. Это было быстро. Она лениво задумалась, насколько же быстра и сильна на самом деле Санта.
     Чуть дальше у Андроида было лучшее время в жизни, настоящие пушки превосходили игрушечные в тирах. Вот только жаль было, что йомы так быстро умирали, они совсем не выдерживали повреждения. Хвойный пулемет Гатлинга, наверное, был даже чересчур эффективен, может быть, можно будет сравнить со старым добрым дробовиком или помповым ружьем.
     Марс было интересно, не слишком ли много в бою было жестокости.
     Котенок игралась, в настоящий момент это было «сколько раз можно порезать йому, прежде чем она умрет». Юпитер, Меркурий и Уран с болезненным восхищением наблюдали за этим.
     Нептун спросила:
     – Не стоит ли нас прекратить ее страдания?
     Остальные кивнули, прежде чем Плутон спросила:
     – Кто хочет ей об этом сказать?
     Похоже, йома будет страдать еще немного.
     – Так ты встречаешься с Сантой, Эльфийкой и Ранмой. Эльфийка это Юки, – подытожила Минако.
     Хотару кивнула, использовав Silence Wall, чтобы оградить их от поднятой Эльфийкой метели, замораживающей приблизившуюся к ним йому.
     – Похоже на любовный гроб.
     – Обычно говорят «любовный треугольник», – поправила Хотару.
     – То же самое, вот только вас больше.
     – Все же, мы живы.
     – Верно. – Минако посмотрела на замерзшую статую. – Можно разбить?
     Эльфийка кивнула.
     – Как угодно.
     – Crescent Beam!
     Минако посмотрела на покрывшие землю маленькие ледяные кристаллики.
     – Милая у тебя юката, где взяла?
     – Мне сделала Санта.
     – Как думаешь, получу от нее такую на следующее Рождество?
     Эльфийка ответила за Хотару:
     – Если ты хорошо ее попросишь, то почему бы и нет.

     – Мун, это Касуми, Касуми… Мун, кстати, это уже второй раз, когда я их встречаю, – объяснила Санта. – Меркурий, Марс это та, что смотрит так на Мун, когда та постоянно ест.
     – Санта меня обижает, Марс смотрит на меня.
     – Венера это та, что дергает Котенка за хвост, Юпитер высокая, хороший повар, кстати.
     Юпитер гордо улыбнулась.
     – Остальные, похоже, не пришли… это Плутон. Если ты думаешь, что Набики плоха со своим постоянным планированием, подумай еще, у нее график расписан до секунд, – закончила Санта с этой стороной знакомств. – Девочки, это Тендо Касуми, она хорошая подруга Ранмы.
     Писк со стороны Меркурий.
     – Андроид это малышка с большой пушкой, Котенок это девушка-кошка. Думаю, Эльфийку вы все уже встречали. – Все кивнули.
     – Я завидую, – призналась Усаги.
     Все уставились на нее.
     – Я тоже хочу такую мягкую юката, – сказала она, поглаживая меховой пояс Санты.
     Это вызвало массу смешков.
     – Ну, девочки, вернемся к веселью, большинство людей уже вернулись, – напомнила им Санта.
     Сенши весьма понравилось это предложение.

     Через несколько часов в Тендо-ке открылся портал. Через него прошли Касуми, Санта, Сатурн и Эльфийка. Андроид и Котенок ненадолго задержались там. Они собирались проводить Тору, Кё и Юки до дома.
     – Вот и все, – сказала Касуми. Ей вручили фотографию, лично подписанную ВСЕМИ присутствующими Сенши. Значит, не хватало только Уран и Нептун. Все равно эта пара была довольно сурова в своей работе. – У меня был отличный вечер.
     Три Сенши поклонились.
     Появился еще один портал, и они ушли.
     Касуми улыбнулась, да, Ранма-кун в хороших руках.

     Три Сенши прибыли в комнату Хотару. В этот момент Хотару заметила кое-что странное.
     – Разве не должно быть два часа ночи?
     Часы показывали полночь.
     Ответила на это Юки:
     – Искривление времени, способность, что есть у настоящего Санты.
     Глаза расширились, игры со временем требовали много энергии, все они это знали.
     – Вау, – сказала Санта. Прежде чем нахмуриться. – Похоже, так я смогу в итоге избежать крупной трепки.
     Юки согласилась.
     – Развлекайся, в ближайшее время я к тебе загляну.
     Санта обняла обеих девушек, заверяя их, что у нее такое чувство, что им нужно друг с другом поговорить.
     Санта исчезла в снежном взрыве.
     Хотару повернулась к Юки.
     – Даже если он меньше всего готов к отношениям, он гораздо больше об этом думал и понял, что это значит.
     Юки кивнула.
     – Он понял, что это значит для жизни, и в этом случае это очень-очень долгое время.
     Хотару прижалась к высокой девушке.
     – Я напугана, и это хорошее чувство.
     – Кажется странным, черт, я и сама перегружена.
     Хотару недоверчиво смотрела, как Юки откинулась на кровати, потянув за собой Хотару.
     – Я имею в виду, что я абсолютно в этом серьезна, я как раз начала понимать, что я хочу быть с вами двумя, и это не то, что пройдет в ближайшие несколько лет. Возможно, что и никогда, я уже чувствую, что мы синхронизируемся. Как и Ранма, он знает это, и позволяет всему идти естественно, ему, должно быть, тяжело доверять.
     Хотару кивнула.
     – Ты видела, как она была рада, когда Касуми приняла нас.
     Юки улыбнулась.
     Они просидели так еще некоторое время.

     Каким-то образом Ранме удалось первым оказаться дома, было около десяти, и он включил телевизор, странно было видеть Санту, сражающуюся и что-то говорящую. Путешествия во времени все путали, Ранма решил, что это неплохо помогает, и необходимо, если ей по-настоящему захочется взяться за работу разнесения подарков.
     Вообще-то он дремал на диване, когда остальные вернулись.
     Молот Аканэ разбудил его, когда телевизор показывал повтор боя или как назвать то, что попало на пленку, к счастью, никто не пострадал.
     Касуми вернулась в полночь и вскоре легла спать.
     Она так и не задумалась, почему же следующие несколько дней ей было так хорошо, она просто понимающе улыбалась Ранме, вгоняя его в краску.

     Юки вошла в паб, Рудольф был внутри, она уселась рядом с ним и вязла крепкого чаю, на этот раз без ничего.
     – Что происходит? – спросил Рудольф, Юки обычно брала горячий эль или крепкий пунш.
     – Я влюбилась и поняла, что значит любить вечно.
     Рудольф поперхнулся, заплевав пивом весь стол.
     – Это страшно. Я знала это, но это значит полностью отдать себя им…
     Лицо Рудольфу ударилось об стол.
     – Им?
     – Томоэ Хотару, она Сейлор Сатурн, и Ранме.
     Несколько девушек ревниво покосились на Юки.
     – Больно, я так хочу быть с ними, и мне вдруг страшно.
     Рудольф кивнул.
     – Не нужно спешить, в конце концов, у вас есть несколько столетий.
     – Благодаря Ранме я теперь бессмертна, по-настоящему бессмертна, почему, ты думаешь, я боюсь, вечность это долго, я люблю их, но это значит, что они станут моим миром. Я хочу быть с ними, но что если они отвергнут меня?
     Рудольф сполз со своего места.
     – Ты что?
     – Бессмертна, буду жить, пока кто-то меня не убьет или я не передумаю.
     Рудольф поднялся, ясно было видно, что он мгновенно протрезвел.
     – Как?
     – Сегодня Санта впервые искривила время, я настоящая Сенши, как и кошка-киборг Нуку-Нуку, она настоящая живая девушка-кошка, и Андроид Эйми, она тоже живая. Хотару сливается с безмолвием, исчезает весь контроль, что они вписали в ее душу. Моя магия с каждым днем становится все сильнее. И как думаешь, что происходит с Ранмой, у которого самые большие запасы ки?
     Глаза Рудольфа стали просто огромны.
     – Его магия растет, приспосабливаясь к огромному ки, что заставляет расти ки. О Богини. Это же…
     Юки откинулась на спинку с мягкой улыбкой на лице.
     – Пугающе? Безумно? Странно? Охренненно? Невозможно? Скажи мне, я этим живу, и мне это нравится. – Юки подняла свою чашку. – За неизвестное будущее.
     Рудольф посмотрел на девушку перед ним. Исчезла беззаботная девушка, что любила тепло своей кровати, нет, эта была серьезна, она так прочно стояла на ногах, что ничто меньше Смерти не смогло бы ее остановить. Конечно, ему не хотелось быть на месте Смерти, когда та придет за ней. Если то, что он подозревал, было правдой, Смерть ожидает неприятный сюрприз. Все они.
     – Я слишком стар для этого, нужно выпить, налей мне чего-нибудь покрепче и побольше. – О да, давайте не будем думать о последствиях магической силы Ранмы, растущей, чтобы сравняться с его ки, и когда они оба, вероятно, умножаются, пытаясь найти баланс. Даже до того, как он начнет серьезную подготовку.

Сладкие дни

     Приближается день святого Валентина, и хаос снова наступает. Ранма получает шоколад от Сенши и отправляется в путешествие на Сэйрэн.

День святого Валентина – сладость и немного любви

     Касуми много улыбалась, но после встречи с Сенши она улыбалась так, что большинству людей напоминала Набики, и не себя. Это была «Я знаю то, чего не знаешь ты» улыбка, и она без конца всех раздражала. Хоть и никто не мог доказать романтическую связь между ними, Ранма и Касуми спокойно общались друг с другом, обменивались шутками и понимающе переглядывались.
     Ранма в целом стал гораздо дружелюбнее, особенно с девушками, что особенно огорчало невест. У всех на уме была угроза со стороны Сенши, так же как и мысли, что противостояние с такой группой не сулило ничего хорошего. Это снискало Ранме множество поклонниц в младших классах, хотя и не все девушки стали фанатками, но как только Ранма стал гораздо доступнее, многие их них просили его о чем-нибудь, помочь проверить новые рецепты, и им вообще стало с ним гораздо удобнее. Чувство вкуса Ранмы было как ни у кого другого, когда он поедал все на сверхчеловеческой скорости. С приближением для святого Валентина все снова стало сумасшедшим. Девушки спрашивали его мнение о шоколаде. Преуменьшением было сказать, что Ранме приходилось сжигать много калорий.
     Изменение поведения Ранмы удивило многих людей, когда он казался гораздо спокойнее и прекращал физические контакты, по крайней мере с ластящимися девушками. Была причина, по которой ни одна из невест не получала никаких объятий.
     Девушки обнаружили, что когда они подходили к нему и спокойно просили обнять их, он так и поступал, даже если невесты от этого лезли на стенку. Следующей, кто это поняла, была Касуми, когда она однажды утром обняла Ранму, встретившись с ним в ванной, он был до чертиков смущен но ответил не с возбуждением (как поступило бы большинство, когда их обнимает обнаженная девушка), но с нежностью. Для Касуми это было гораздо лучше всего остального, если бы только Аканэ видела, какой драгоценный камень у нее был. Касуми была единственной, кто, похоже, заметила, что в то время как между ними все становилось лучше, он не искал отношений. Нет, все было по-другому, Ранма рассматривал их как друзей и семью, а больше ничего, его сердце было с Сенши, Касуми была в этом уверена. В тот раз, когда Шампу не стала прижиматься к нему или с силой вцепляться в его руку, она удивилась, когда он начал гладить ее, как если бы она была кошкой, ей очень нравились те моменты, тем более что она осознала, что он понимал ее, когда она говорила как кошка. Его ласка все время заставляла ее таять от удовольствия, позже она просыпалась на какой-нибудь подушке, чувствуя себя весьма свежей, но всегда в безопасности.

     Примерно через неделю после встречи в храме на фестивале Ранме навестил Хотару. Он снова ждал ее у школы.
     – Привет, Хотару.
     Девушка остановилась и надулась, используя тот же самый прием, которому научила ее Ранма-тян.
     – Я ожидала тебя раньше.
     Ранма съежился.
     – Пожалуйста, прекрати так делать, ты же знаешь кое-что о моей жизни. Вообще-то, я здесь чтобы сходить с тобой за обещанным мороженым.
     Хотару улыбнулась. Этот прием даже Ранму превратил в пластилин в ее руках. Она лишь раз его использовала, когда Харука ныла, что она рассказала Ранме об их личностях. Харука, позабавив Мичиру, так и не поняла, что ее поразило, и, фактически, подписала бумагу, позволяющую Ранме ночевать в мужской форме в кровати Хотару, с Юки и Хотару там же. Мичиру спросила, зачем Хотару это сделала, но получила ответ «Возможность шантажа и на будущее».
     Ранма вновь подхватил Хотару на руки, а затем остановился, когда заметил кое-кого, глядящего из толпы.
     – Привет, Ами, – помахал он и моргнул, когда девушка исчезла. Он решил отскочить, когда девушки начали придвигаться.
     Усаги уставилась на Ами.
     – Не могу поверить, что она снова потеряла сознание.
     Минако кивнула.
     – Она никогда не сможет прибить его к своему гробу.
     Макото моргнула.
     – Это было лучше, чем обычно, я и вправду сумела понять.
     Усаги покраснела, но согласилась.
     – Она даже не может поздороваться с ним без обморока. Она умрет, ели он ее вообще коснется.
     – Я видела, как у нее из-за одной из более интересных его фотографий пошла носом кровь, – упомянула Минако.
     Макото вздохнула.
     – Она безнадежна. Ну, мне уже пора идти на свидание.
     – У меня чуть позже, – ответила Минако.
     Усаги моргнула.
     – А что с ней?
     Три девушки уставились на свою павшую подругу.
     – В медпункт?
     – Я отнесу, – решила Макото.

     – Только не снова, – прорычала Ранма-тян
     Хотару улыбнулась.
     – Теперь мы сможем дешевле получить мороженое.
     Ранма-тян рассмеялась.
     – Ты еще ничего не видела.
     Ранма-тян расстегнула две верхних кнопки своей рубашки. Немного взъерошила волосы Хотару, и все выглядело прекрасно.
     – Хочешь увидеть кое-что забавное?
     Хотару хотела, в итоге увидев, как Ранме-тян каким-то образом удалось заставить парня купить им по банановому сплиту, несмотря на то, что с ним была девушка. От этого он получил крепкую пощечину и несколько злых взглядов. Их привлекательность успокоила толпу парней в магазине, они получили немало угощений, но в итоге сбежали от избыточного внимания.
     На безопасном расстоянии оттуда на какой-то крыше Хотару описала весь опыт:
     – Вау.
     – Парни в твоей школе одни идиоты, полагаю, мне повезло, что я нашла тебя, – подмигнула Ранма-тян и Хотару поняла, что краснеет. Она осознала, что Ранма-тян переменила их роли. Теперь она таяла в ее руках.
     – А теперь нам стоит вернуть тебя домой, твоя семья будет беспокоиться.
     – Останешься у нас на обед? Мичиру-мама готовит, она не так хороша, как Макото-тян, но все еще очень хороший повар, – пригласила Хотару Ранму-тян.
     Рыжая согласилась:
     – Только спаси меня от Харуки, она чересчур пускает слюни, когда рядом красивые девушки.
     Хотару хихикнула.

     – Я привела гостя.
     Мичиру легко узнала Ранма.
     – Здравствуй, Ранма-тян.
     – Спасибо за приглашение. Мичиру-сан.
     – Добро пожаловать, – повернулась обратно в сторону кухни Мичиру. – Я слышала, ты хорошо готовишь? Сможешь немного помочь.
     Ранма-тян кивнула и вопросительно посмотрела на Хотару.
     – Мы сейчас будем, Мичиру-мама.
     Харука удивилась, увидев сидящую с ними за столом Ранму-тян.
     – Привет, Цуна, Харука-сан.
     Сецуна дернулась.
     Харука задумалась, пожаловаться ли ей на Ранму или посмеяться над Сецуной.
     – Ранма-тян, как неожиданно так скоро вновь увидеть тебя, – сказала Сецуна.
     – Хочешь, я загляну попозже? – надув губки, посмотрела Ранма-тян на Сецуну.
     Хотару хихикнула.
     Сецуна поперхнулась едой.
     Харука поняла:
     – Так вот где она этому научилась.
     Ранма-тян кивнула:
     – Ультимативный Прием Щенячьих Глаз, очень опасный.
     – Это все из-за тебя, – обвинила Харука.
     Ранма-тян посмотрела на местную пацанку.
     – Докажи.
     У Мичиру на лице была небольшая улыбка.
     Ранма повернулась к Мичиру.
     – Мичиру-тян, Харука меня дразнит. – Добавить в голос побольше меда и немного фальшивых слез, и все идеально.
     Харука поперхнулась даже прежде, чем Мичиру повернулась взглянуть на нее.
     Сецуна решила, что ей нужно выйти, лучше пять минут назад.
     – Цуна, ты правда хочешь оставить нас одних?
     – Сецуна-мама, разве ты не останешься с нами на чай?
     Харука и Мичиру уставились на Хотару и Ранму-тян, когда они объединились и легко победили Сецуну. Женщина очутилась сидящей посредине дивана, а девушки игриво прижимались к ней, сидя у нее на коленях.
     Лишь спустя два часа Ранма-тян ушла, и Сецуна стащила из бара все, в чем было больше сорока пяти градусов.
     У Хотару было хорошее настроение, они вынудили семью стоять перед ними на цыпочках.
     Сецуна собралась напиться и постараться забыть.
     Харука и Мичиру отдыхали и обдумывали, как же им устанавливать правила, если один печальный взгляд фиолетовых глаз Хотару превращал их в пластилин.

     Ранма-тян по прибытии отправилась еще на одну прогулку благодаря Эйр Аканэ.
     У Касуми получилось спасти от панды еду.

     С приближением дня святого Валентина Ранма снова стал резок. Касуми не могла его в этом винить, когда ему потребовалось своим ки спалить приготовленный Аканэ шоколад, пытающейся создать что-нибудь пригодное к поеданию человеком. Нодока снова начала давить, и Ранма заскучал по миру, но по-прежнему принимал все с улыбкой. Порой кто-нибудь побдительнее слышал от него:
     – Скоро, еще год-два и я буду вашим, скоро.
     Общее мнение рассматривало это в контексте брака.
     Ранма не говорил в открытую ни слова, но Касуми знала, что прощание приближается, и если все так продолжится, он только быстрее захочет уйти.
     За два дня до Валентина все обострилось. Ранма снова проверял сладости и оставлял полезные замечания, а также что он получает больше шоколада, чем может за день сжечь. Это кое о чем говорило, так как он проверял лишь по одной порции от каждой попытки. Именно тогда прибыла Шампу с едой для него и увидела кишащих вокруг ее айженя девушек.
     – Шампу убить препятствия, – закричала стройная амазонка.
     – Сделаешь так, и я больше никогда не буду тебя гладить, – довольно спокойно сказал Ранма. Он не подумал о двусмысленности, но так как Шампу была человеком, а Аканэ спешила с выводами, она восприняла другой смысл этого слова.
     – Ранма дурак! – раздался яростный крик, и она напала.
     Ранма не мог уклониться, он вздрогнул, когда Аканэ появилась в толпе, некоторые девушки могли пострадать, открыв рот, он захотел объяснить или, может быть, спросить, что взбесило ее на этот раз, но приближающийся молот не позволил ему этого. Он принял удар, так как если бы он уклонился, могла пострадать какая-нибудь бедная девушка.
     Он не ожидал еще одного удара, или еще одного после него, или еще десяти следом. Было больно, больше эмоционально, чем физически.
     Вид нападающей на Аканэ Шампу заставил его не только вздрогнуть. Он блокировал удары обеих, отчасти собственным телом.
     – Да что с вами обеими за чертовщина? – отчаянно спросил Ранма. – Вы можете кого-нибудь ранить.
     По какой-то причине Шампу прислушалась к нему, Аканэ немедленно обвинила девушку в трусости, что было не лучшим прозвищем для амазонки.
     – Видит Бог, я пытался, я сдаюсь. Шампу, только не сильно, – решил Ранма после следующего полученного от Аканэ удара.
     Набики наблюдала за шоколадным обедом каждый раз, как он происходил. Неожиданно было слышать такое от Ранмы, она с тяжелым сердцем поправила шансы и вычеркнула Аканэ из списка людей, с которыми Ранма в итоге может остаться. Ее младшая сестра по-крупному все испортила, к тому же довольно болезненным образом. Набики немного удивилась, когда несколько девушек помогли Ранме добраться до школьного медпункта, а сияющая и довольно выглядящая потрепанная Шампу осталась позади.

     Аканэ с болью пришла в себя лишь через несколько часов, кто-то смилостивился и отнес ее к Тофу. К сожалению, Касуми прослышал о том, что произошло, и заглянула к Тофу в гости. Вообще-то он навредил Аканэ больше, чем Шампу, тем более используемые им точки давления обладали некоторыми любопытными эффектами.
     Вечером пацанке, наконец, удалось прихромать домой.

     Ранма спал на уроке Хинако с того момента, как девушки попросили Хинако не выпивать его, так как он защитил их от Аканэ. Юка и Саюри были слегка растеряны, не зная, что сказать и как защитить свою подругу.
     Набики опубликовала новый список невест, без Аканэ, но с Касуми в качестве невесты номер один. Это вызвало в школе настоящий скандал. Слухи подогревались, и ко времени окончания школьного дня даже Укё пришлось признать, что у Касуми нет никакой реальной конкуренции.
     Возможно, единственными людьми, не знающими об этих слухах, были сами Касуми и Ранма. Даже если Касуми заметила несколько странных взглядов в следующий раз, как отправилась на рынок, и каким милыми все вдруг стали. Предложение подарить Ранме шоколад застало ее врасплох, но она быстро купила ингредиенты, невольно подбросив новых слухов, конечно, на следующий день все будут об этом знать, так же как и о нескольких дополнительных деталях.

     – Как ты посмел позволить моей маленькой девочке драться самой? – спросил у мастера боевых искусств демоноголовый-безмозглый-Соун.
     Ранма дернулся.
     – Она ударила меня, когда я вмешался?
     – Ты должен сражаться за слабых девчонок, – прорычал Генма.
     Нодока потеребила катану.
     – Она напала на меня и подвергла опасности невинных девушек, – терял терпение Ранма, прошло много времени, с тех пор как он в последний раз трансформировался. – Затем она напала на Шампу, когда я отговорил ее боя. Так что если я должен сражаться с нападающим, мне стоило подраться с Аканэ?
     – Ты не будешь бить мою девочку! – взъярился Соун.
     – Я и не бил, но мастер боевых искусств должен защищать невиновных, на этот раз невиновна была Шампу, что значит, что я должен был ее защитить. Я попытался и за это получил, – сказал Ранма.
     – Не по-мужски бежать от конфликта, – прервала Нодока.
     Ранма пнул Генму в пруд.
     – Не по-мужски помогать тем, кто ошибается. – Ранма вновь встал и покинул здание.
     – Боюсь, мне придется научить Ранму манерам, – сказала Нодока ревущему Соуну.

     Когда стемнело, из воздуха возникла Сатурн. Она улыбнулась и вошла в здание.
     – Ты мой слуга.
     – Почему ты всегда так говоришь, когда тебе удобно? – раздался ответ.
     – Потому что...
     – Арт-тин дома? – прервал их тихий вопрос, подчеркнутый позванивающими колокольчиками.
     – О, да, секундочку.
     – Ня! Это ты, – сказала Хайдзи.
     Сатурн поклонилась.
     – Я вернулась.
     – Сатурн-сан? – донесся негромкий голос.
     – Не нужно «сан», не хочешь пойти прогуляться? – Сатурн задумалась, почему же не все вампиры были такими хорошими, как эти.
     Хадзуки хотела что-то сказать.
     – Мы вернемся к утру, – сказала Сатурн, пока Арт надевала ушки и обувалась. Вид Арт, берущей Сатурн за руку, сделал невозможным сказать что-то иное кроме:
     – Пока.

     Ранним утром, за несколько часов до рассвета, Сатурн как раз покинула дом Арт и возвращалась к себе, когда ей кое-что пришло в голову, день святого Валентина. Остановившись на крыше, она задумалась.
     – Silence Teleport.
     Хотару покинула измерение.

     – Какого черта?
     – Откуда она взялась?
     – Она похожа на ту Санту, что забирала Юки.
     На этот раз стражу перед Мастерской Санты несли две женщины.
     – Все еще завидуешь?
     – Юки горяченькая, и даже если ты замужем, ты с этим согласишься.
     – Знаешь, мне больше нравятся мужчины.
     – Она идет.
     – И она в рождественском стиле.
     Хотару подошла к крупнейшему зданию, перед которым стояла стража, она проигнорировала стражниц как отсутствие угрозы. Она слышала, что они о чем-то говорили, но ее отвлекла открывшаяся дверь, она посчитала это приглашением.
     – Стой... они открылись.
     – Пропусти ее, я не хочу ей мешать.
     – Но...
     – Последней вошедшей была Сейлор Санта, я думаю, они как-то связаны.
     – Мы же должны не пускать никого, у кого нет здесь дела.
     – Не сомневаюсь, у нее дело к Юки.
     – Должно быть, личное.
     – Ты просто завидуешь.
     Хотару проигнорировала грызню, но легонько улыбнулась стражницам и вошла.
     – У нее милая улыбка.
     – Я думала, ты предпочитаешь постарше, вроде Юки.
     – Она хорошее вложение на будущее.

     Хотару следовала за своими чувствами, бесшумно скользя мимо эльфов, удивлявшихся, завидев ее. Затем она увидела свою цель, пытающуюся приготовить на кухне какой-то шоколад под обнадеживающими или завистливыми взглядами многих других эльфов.
     Хотару взяла стул и поставила его позади Юки, Глефа исчезла, она забралась на стул и прикрыла ладонями глаза Юки.
     Юки сперва хотела сказать «Ранма», однако что-то было не так, руки пахли немного по-другому, пахли как...
     – Хотару!
     Хотару испытала почти то же, что и Ранма, оказавшись в крепких объятиях.
     – Здравствуй, Юки, вижу, ты напряженно работаешь?
     Юки покраснела.
     – Ну, в вашем мире девушки должны дарить на Валентина тем, кого они любят, шоколад.
     Хотару кивнула, одновременно пытаясь отбросить волосы с лица.
     – Полагаю, поэтому ты и здесь.
     – Не совсем, я хотела чем-нибудь удивить Ранму.
     Юки кивнула.
     – Ладно, раз уж ты здесь, не поможешь мне? Я делаю кое-что особенное, оно лучше на вкус, когда почти заморожено.
     Вскоре обе девушки погрузились в планирование.

     – Снова открываются.
     – Они возвращаются.
     – ...
     – Сказала же, она здесь за Юки.
     – Я завидую.
     – Я знаю.

     Рудольф готов был отправиться домой, выпив вполне достаточно, чтобы продержаться до полудня. Открывшаяся дверь и две вошедших девушки заставили его расплевать последнюю его кружку по всему столу.
     – Что за?..
     – Вы, должно быть, Рудольф.
     – Так и есть.
     – Ранма рассказывал мне о вас.
     – Где он вообще? – спросил Рудольф.
     Сатурн пожала плечами.
     – Дома, наверное.
     – Ты пришла одна? – начал Рудольф задумываться, во что же влезла Юки.
     – А что?
     – Просто ты пересекла измерения, не зная, куда направляешься.
     – Не то чтобы это был первый раз, когда я делала что-то подобное, и это стоило риска.
     Юки, усевшись, обняла Сатурн со спины и притянула ее к себе не колени.
     Сатурн хихикнула.
     Рудольф почувствовал себя абсолютно трезвым.
     – Но мне уже пора идти, думаю, Мичиру-мама через несколько минут придет меня будить.
     Юки надулась.
     – Не хочешь пойти со мной? Я помогу тебе с шоколадом, а ты поможешь мне, – предложила Сатурн.
     – Конечно, – сказала Юки и прижалась к спине Сатурн.
     – До свидания, Рудольф-сан, – сказала Хотару и призвала свою Глефу. Со взмахом «Silence Teleport» они обе исчезли.
     Рудольф покачал головой.
     – Они монстры. Просто прыгнули в защищенное измерение и из еще более защищенного паба. Юки, в какую же чертовщину ты влезла.

     – Я хочу с ней поговорить, – сонно прорычала Харука.
     Мичиру отмахнулась.
     – Она ушла как Сатурн, если бы что-то случилось, мы бы уже знали, думаю, она пошла к своим друзьям.
     – Лучше ей не приводить с собой парня, – пробормотала Харука, открывая дверь.
     – Они так мило выглядят, жаль, что придется их будить.
     Харука моргнула, Юки разлеглась на Хотару, и им обеим, казалось, очень удобно вместе.
     – Думаю, я могу это принять, лучше она, чем этот Ранма.
     – Лучше тебе им этого не говорить, – сказала Мичиру Харуке, подходя к девушкам. – Хотару, пора просыпаться.
     Удивительно было видеть, как Хотару почти сразу открыла глаза и потянулась. Это разбудило Юки, и эльфийка потянулась, стукнувшись головой о спинку кровати.
     – Я слишком длинная для таких кроватей... Тебе нужно будет что-нибудь побольше, Хотару.
     Названная девушка спрятала покрасневшее лицо в подушку.
     – Лучше ее сделать королевского размера, в конце концов, к нам еще кое-кто присоединится.
     – Юки!
     Харука попыталась решить, стоит ли ей одобрять или нет. Мичиру просто открыто рассмеялась.

     – Так что ты будешь делать, пока Хотару в школе? – спросила Мичиру у Юки.
     – Сперва загляну к Касуми, а затем к Ранме, сомневаюсь, что кто-то будет раздражать Ранму, пока я в гостях, – ответила высокая эльфийка. – Но, возможно, у меня будет время только на Касуми, – нахмурилась Юки.
     – Касуми? – спросила Харука.
     Хотару захихикала. Юки усмехнулась.
     – Фанатка, но из того, что я слышала, прекрасный повар.
     – Пойдем, Хотару, провожу тебя в школу, просто спрячу уши в волосах, в конце концов, у меня их для этого достаточно, – встала Юки и протянула Хотару ее сумку. – Пошли.
     – Ага.
     Две девушки вышли.
     Харука посмотрела на Мичиру.
     – Разве Хотару по утрам обычно не сонная?

     – Теперь каждый раз, когда я трансформируюсь в Сенши, после этого я не чувствую усталости, – сказала Хотару Юки.
     Юки открыла рот и снова его закрыла.
     – Ты права, в прошлый раз я прибыла сюда сразу после работы и пробыла здесь целый день, а затем еще работала допоздна, думаю, это было тридцать шесть часов без сна, и я была нисколько не сонная.
     – Ранма, – сказала Хотару.
     – Пугает, не так ли?
     Хотару кивнула.
     – Вот и пришли, я пойду. Привет, Макото, как твои свидания?
     Названная девушка покраснела, после чего неуверенно улыбнулась высокой женщине.
     – Юки?
     Эльфийка кивнула.
     – Повеселитесь в школе.
     – Пока, Юки, увидимся позже.

     – Здравствуйте, есть кто дома?
     Касуми моргнула, к ней гость?
     – На кухне.
     Юки вошла из гостиной.
     – Касуми-сан, здравствуйте.
     – Ранма в школе.
     – Знаю, я хотела заглянуть к вам. В прошлый раз вы сказали несколько интересных вещей, – пояснила Юки, усаживаясь на стул.
     – О боже, надеюсь, это не было неуместно, – попыталась Касуми припомнить, что она говорила. – Вы же Сейлор Эльфийка?
     – Вы уже знаете.
     – Чаю?
     – Да, так что насчет Ранмы?
     – Ранма-кун очень нервный. Попозже я подарю ему свой шоколад, но он слишком нервно к нему относится, Аканэ вчера немного приготовила, и ему пришлось использовать ки, чтобы выжечь остатки. – Касуми выглядела разочарованно. – Мне почти пришлось покупать новые горшочки, но Ранма-кун много помог. Вы не ошибались, когда говорили, что у Ранмы-куна место в вечности?
     Юки кивнула.
     – Мой вид, как правило, живет долго, но благодаря магии Санты я буду жить вечно. Или, по крайней мере, столько же, сколько и они.
     Касуми вопросительно посмотрела на эльфийку.
     – Что вы имеете в виду?
     – Магия Санты, похоже, связывает нас. Не против того, что мы или чего мы хотим, но она меняет нас, всех нас.
     Касуми кивнула.
     – Ранма-кун гораздо спокойнее после встречи с вами.
     – Я тоже чувствую себя гораздо спокойнее и лучше после встречи с ними, – признала Юки.
     – Вы приготовили ему шоколад?
     – Да, лучше подавать холодным, вручу ему лично, – хихикнула Юки.
     Касуми мягко улыбнулась.
     – Я лишь надеюсь, что остальные поймут.
     – Не поймут, даже я не уверена, что происходит. Магия Санты меняет все вокруг нас, и я не представлю, что будет в конце. Ну, наверное, примерно несколько тысяч лет вместе.
     – О боже, это долго.
     – Без хороших партнеров и крепкого якоря это просто ад.

     Некая зеленоволосая хранительница времени чихнула.

     Ранма чувствовал себя как в аду. По крайней мере, в данный момент девушки не выискивали его. Большинство их них поняли, что он не примет от них шоколад. Некоторые по-прежнему пытались, но Ранма по-разбойничьи им улыбался и благодарил их, но не брал. Более настойчивых он игнорировал или уходил от них, в этой категории были и невесты. Особенно избегал он шоколада Аканэ, так как его пришлось бы сжигать прямо через упаковку.
     – Мидори, ну что? Он принял? – Девушка покраснела, но кивнула. – Он извращенец, но он не настолько плох.
     – Ранма дурак, прекрати флиртовать с этой нахалкой! – вышла на тропу войны Аканэ.
     Ранма подхватил Мидори и бросил ее на колени к Дайске, к взаимному их смущению.
     – Смотри что делаешь, пацанка... Ты могла бы кого-нибудь ранить, – сказал Ранма, уклоняясь от замаха, прибившего Куно, разгуливающего в ожидании шоколада от своих поклонниц, Аканэ и девушки с косичкой.
     – Ты извращенец, соблазняешь девушек.
     – Что я слышу, Ран-тян? – появилась Уке с чем-то вроде шоколада в форме окономияки. – Ты обманываешь свою милую невесту?
     – Шампу убить препятствие!
     Ранма побледнел.
     – Да вы просто издеваетесь.
     – Ранма-сама!
     – Ненавижу это, – отозвался Ранма с заметным огорчением в голосе.
     – Бедный Ранма, – сказала Мидори.
     – Ему только идиоты завидуют, – прокомментировал Дайске.
     – Черт, со всеми этими гоняющимися за ним девчонками. – Хироси смотрел, как Ранма уклоняется от ударов, блокируя те, что предназначались другим, и получая свои.
     Мию вытащила из колоды карту.
     – Башня, случится что-то плохое.
     Позади них появилась Набики.
     – Думаю, они уже его потеряли и просто еще не знают об этом.
     – Касуми довольно сложно превзойти, – сказала Юка.
     Саюри поправила:
     – Я не знаю никого, кто бы смог ей сопротивляться, если она о чем-то попросит.
     – Аканэ может, – сказала Набики, наблюдая за катастрофой, она не принимала ставки, так как у нее было чувство, что это довольно плохо закончится.
     Конечно, перерыв означал, что за этим зрелищем наблюдала вся школа.
     – Хватит! – закричал Ранма. У него было плохое настроение, последние несколько дней он не трансформировался, и его терпение подошло к концу, у него были те, кто понимали его, хотели быть с ним, но не давили на него. То, что он тоже хотел быть с ними, было приятным дополнением. Он и правда признал это, да, они хотели быть с ним, и он чувствовал, что они сами становятся для него все более и более важными.
     Ранма просто отскочил, он не собирался останавливать их, и если они хотят поубивать друг друга, то он даст им шанс.

     – Все хуже, чем я думала, – признала Набики.
     Хироси и Дайске понимающе переглянулись.
     – В чем дело? – резко сказала Юка.
     – Как думаете, долго еще Ранма будет это терпеть, я имею в виду, все обвиняют его. Его бьют за все, что здесь происходит, я знаю, что ему нравится быть в центре событий, но это его выматывает. Он меняется.
     – К лучшему или к худшему? – задумалась Набики.
     Хироси ответил:
     – К худшему для них.
     Группа посмотрела, как боролись друг с другом девушки. Как только Ранма перестал их сдерживать, они получали больше, чем только синяки. Набики была рада, что ей не приходится больше работать со ставками. Это было не так уж неожиданно, но все равно удивительно, что на этот раз он просто оставил четырех девушек, зная, что они могут навредить друг другу. Что было еще удивительнее, что несколько девушек громко соглашались с Ранмой.
     Набики вздохнула.
     – Почему у меня такое чувство, что в этом списке должен быть кто-то еще кроме Касуми?
     – Потому что, зная Ранму, ничто никогда не бывает просто? – спросила Саюри.
     – Это правда, что он соблазнил Сенши? – спросила Юка.
     Набики фыркнула.
     – Ты думаешь, Ранма и в самом деле кого-то соблазнил? Даже когда ему удалось уговорить их прийти и сводить на праздник Касуми, Ранма вернулся домой раньше нее. Они даже передают ему для Касуми сувенир всякий раз, когда он с ними встречается.
     – Касуми – фанатка? – спросила Мию.
     Набики кивнула.
     – Довольно сложно в это поверить. Видели бы вы ее в переданной Ранмой юката. – Она по-настоящему улыбнулась. – Несколько мгновений я по-настоящему ей завидовала. – Остальные уставились на нее. – Ранма неплохо выглядит и раздает такие подарки, уверена, более чем одна из вас захотела бы быть на месте.
     Мию и Саюри, к развлечению остальных, умудрились покраснеть.
     – Как он? – спросила Мидори.
     – Идет и прихрамывает, – сказала Юка.
     Все повернулись к двери.
     Ранма-тян вошла рыча и светясь.
     – Куно, – пояснила она свое измученное выражение лица.
     Все кивнули.
     – И они еще живы?
     Набики выглянула наружу.
     – Хинако просто выпила их, всех четверых.
     Ранма-тян вздохнула.
     – Схожу за горячей водой, предпочту их Куно.
     Хироси повернулся к Набики.
     – С каких это пор ты бесплатно раздаешь информацию?
     – С тех, когда Сенши пригрозили, что додзе будет уничтожено в течение года, если мы так продолжим? Или со злого взгляда Эльфийки, – ответила Набики.
     – О-о, – задумались все.
     Мию вытащила еще одну карту.
     – Колесо Фортуны, перевернутое. Все карты вокруг рассматриваются негативным образом.
     Как по команде, все посмотрели на четырех борющихся невест.
     – Плохой, плохой знак.

     Наконец, пытка завершилась, и Ранма вернулся домой, он все еще не был уверен, как ему удалось уйти с единственным принятым шоколадом. Он получил его от краснеющей первоклассницы, которую он как-то спас от хулиганов. Так как это было в благодарность, Ранма его принял. Различные значения некоторых действий были для Ранмы новой территорией. Он не был уверен, что же с ним сделать, съесть? Поделиться?
     Касуми улыбнулась. Юки ушла в небольшой метели, оставив Касуми несколько советов касательно холодных десертов.
     – Здравствуй, Ранма-кун. Аканэ не с тобой?
     – Неа, она ушла с Юкой и Саюри.
     – Заходила Юки, обещала вернуться позднее.
     – Юки?
     – Еще шоколад для тебя, Ранма-кун?
     Ранма кивнул.
     – Возможно, будет второй, что я приму.
     – Мой не возьмешь? – показала Касуми Ранме упаковку.
     Ранма улыбнулся.
     – Ладно, тогда это будет третий.
     – Что насчет Нуку-Нуку?
     – Думаю, она кое-кого нашла, – усмехнулся Ранма. – Но, думаю, я все равно немного получу.

     Аканэ рычала. Она со школы была все в том же дурном настроении, ее шоколад уничтожили, прежде чем она смогла вручить его Ранме, единственное хорошее в этом было то, что шоколад других девушек тоже был уничтожен.
     – Я дома.
     – Как дела в школе, Аканэ-тян? – спросила из гостиной Касуми.
     Когда Аканэ вошла в гостиную, она увидела, как Ранма ест шоколад.
     – Ранма дурак, как ты посмел брать у своих девок шоколад! – набросила она, счастливо занося молот.
     У Ранмы было три цели: спасти себя, спасти Касуми и спасти сладости. И как сделать все сразу? Убрать нападающего, что, к несчастью, было тем, что Ранма не знал, как сделать, не ударив девушку.
     Кто-то забрал у него выбор, когда сосулька разбила молоток, а немного льда на земле бесцеремонно заставили Аканэ упасть на спину.
     Сейлор Эльфийка вышла из сада.
     – Почему ты нападаешь на кого-то без причины?
     – Он взял шоколад у своих девок, – с ядом в голосе сказала Аканэ.
     Ранма вопросительно посмотрел на Касуми.
     – Ты девка?
     Касуми покраснела.
     – Сомневаюсь, Ранма. Почему ты спрашиваешь?
     – Аканэ сказала, что ты девка, раз уж я взял у тебя шоколад.
     – Аканэ, это было очень не хорошо с твоей стороны, – упрекнула Касуми дымящуюся девушку.
     – Но...
     – Ранма взял шоколад у меня и еще нескольких, больше пока ни у кого.
     Сатурн появилась с двумя упаковками.
     – Ранма, это тебе, – протянула она их парню.
     Ранма покраснел и неловко поклонился, прежде чем их принять.
     – Аканэ, Сенши не девки, – сказала Касуми своей младшей сестре.
     – Мой вкуснее замороженным, – пояснила Эльфийка.
     Сатурн покачала головой.
     – Мой лучше, когда теплее, он тогда мягче.
     – Спасибо тебе большое, не хочешь прогуляться?
     Ранма кивнул и передал сладости Касуми на сохранение, немного их попробовав. Юки положила внутрь карамель, прекрасными застывшими нитями. У Хотару был миндаль в нуге, покрытой белым шоколадом.
     Набики вошла, но осталась за пределами гостиной, услышанное ею было не очень хорошо. Похоже, Касуми отправила Ранму расслабиться с Сенши. Касуми отправила Ранму с охотницами на демонов, чтобы он мог немного расслабиться, звучало просто неправильно.

     Вдали от Тендо-ке Ранма призвал трансформацию. Ощущение силы было отличным, мир, связь с двумя девушками рядом была даже сильнее, усилилось ощущение безопасности.
     – Хорошо быть живой, – сказала им Ранма. – Но эта сила увлекает. Сложно жить без нее, похоже, моя жизнь и вправду отстойна, если мне приходится становиться эльфийкой-махо-сёдзё и охотиться на демонов, чтобы найти немного покоя.
     – Похоже, тебе стало лучше, – сказала Эльфийка Санте.
     Сатурн кивнула.
     – Казалось, ты уже раздумываешь о том, чтобы изрядно ей навредить.
     Санта кивнула.
     – Близко к этому. Но спасибо, что помогли.
     – Для этого и нужны друзья, – сказала Эльфийка.
     – Позовем их?
     – Конечно, я помню, что Котенок хотела вручить шоколад Тору, Кё и Юки, – сказала Санта.
     – Они все ей понравились? – заинтересовалась Сатурн.
     Санта улыбнулась.
     – Она довольно особенная. Готовы?
     – Пошли.
     – С кем мы встретимся на этот раз?
     Санта открыла портал.
     – Следующая остановка, где на данный момент наш маленький Котенок, – отозвалась Санта и вошла внутрь.

     – Кагура, я не обманываю тебя, – защищался Кё, отпрыгивая с пути.
     Котенок уселась на Тору, мурлыча, когда ее почесывали за ухом.
     – Котенку нравятся Тору и Юки.
     В руку Юки вцепилась ластящаяся Сенши, и он никак не мог вырваться из крепкой хватки.
     Сигурэ просто качал головой.
     – Так значит, любой с магией может обнять нас, независимо от пола? – спросил он, слегка улыбаясь.
     – Ага, и она тебе скоро это докажет, – сказала Андроид, оттаскивая Котенка.
     Когда Котенок вцепилась всеми конечностями в Юки, Сигурэ сломался. Он чуть не начал кататься по полу. Однако метель в саду привлекла его внимание.
     – Похоже, что прибыла кавалерия, – сказала Андроид.
     – Котенок еще вернется! – сказала Котенок к огромному смущению Кё и Юки. – Пока-пока!
     – Куда мы на этот раз? – спросила Андроид.
     Санта моргнула.
     – Как правило, мы знакомимся с новыми людьми всякий раз, когда отправляемся с тобой. Особенно если мы с тобой, уверена, вы встретились с кем-то еще в прошлый раз, когда нас не было, – сказала Андроид, на что Котенок кивнула.
     – Хотите увидеть кое-что прекрасное, что, возможно, не отсюда? – появилась у Санты идея. Кроме того, людям с массой гоняющихся за ними девушек стоит помогать друг другу.
     – Да, ты снова расскажешь нам историю? – спросила Сатурн, Глефа Безмолвия согласно звякнула.
     – Да, расскажу, а сейчас идем, весело будет взглянуть.
     Котенок потерлась лицом о Тору и отскочила. Андроид просто шагнула в портал. Эльфийка и Сатурн последовали за ней. Санта поклонилась Тору и всем Сома и вошла внутрь.

     Сасаки Юкинари был довольно несчастным парнем, за ним сейчас гонялись четыре девушки. В сочетании с тем, что у него была аллергическая реакция на девушек, кроме одной из них, а именно Михару, что была родом с Сэйрэна, места не на Земле, а в пространстве за пределами обычного измерения, что несколько все усложняло. Кадзухару Лиза была богатой девушкой и специализирующейся на черной магии ведьмой. Кодзима Кириэ была подругой детства, но с довольно неприятным характером. Она всегда била его за то, что неправильно его понимала. Последней была высокопоставленная маг воды. Она реагировала на мужчин так же, как Юкинари на женщин, покрываясь сыпью при контакте с противоположным полом. Для Юкинари это было проблемой, так как он был единственным мужчиной, которого она могла коснуться.
     Было и несколько других проблем, вроде Фукуямы, богатого извращенца, преследующего девушек, за Кириэ гонялись две женщины, одной из них была телохранитель Кадзухару, другая их учителем, что была родом с Сэйрэна. Лиза призывала что-нибудь сумасшедшее или тестировала какое-нибудь новое заклинание. Затем та дитя-маг с Сэйрэна с довольно счастливым взглядом на жизнь. Странный маскот, Михару с огромным аппетитом, сестра Михару Махару, все разыскивающая парней. Ну и то, что ванная комната была среди прочего стабильным порталом на Сэйрэн.
     Юкинари задумался над тем, когда же его жизнь была скучной, обычно он жаловался, что в его жизни слишком много острых ощущений, но он любил Михару, и все было в порядке. По крайней мере, когда он находил немного времени остаться с ней наедине.
     Текущая вокруг вода была вполне нормальна, так же как и демоны. Метель в гостиной была чем-то новеньким.
     – Лиза?
     – Нет, это не я. Михару?
     – Нет, но мне нравится снег.
     Вдобавок к заполненной гостиной появились еще пятеро.
     Благодаря телевидению новоприбывшие были хорошо известны, Сенши.
     – Похоже, как раз все собрались, на диване слева направо: Коёми Харэ Нанака, спецагент с Сэйрэна, работающая в Агентстве по Континууму, даже если она не хочет этого признавать, Юкинари весьма с ней вырос, ее отец с Земли и живет здесь, она довольно сильно опасается мужчин, кстати, ее отец родился здесь. Следующая Томока Лана Джуд, коллега Коёми и с довольно неплохими магическими талантами. У нее на голове Пышка-тян, ставшая живой мягкая игрушка, как-то раз даже превращенная в девочку. Хаятэ это один из телохранителей Лизы. Женщина это Косамэ, другой телохранитель Лизы, раздражающая следующую девушку, Кодзиму Кириэ, подругу детства Юкинари. Женщина с другой стороны от Кириэ это Хидзири, одна из их школьных учителей и тоже раздражающая Кириэ, думаю, то, как она прижимается к Кириэ, делает причину очевидной. Без сознания пребывает Фукуяма, богатый извращенец, брат Лизы, он хочет, чтобы большая часть присутствующих девушек была его гаремом. На кухне Михару Сэна Канака, она единственная, на кого у Юкинари нет аллергии, под вот этой кучей шоколада Сасаки Юкинари, у него гименофобия, и только один человек может коснуться его без того, чтобы у него высыпала сыпь. На Сэйрэне меньше десяти процентов мужчин, но они не практикуют многоженство. У них у всех, как правило, довольно странные цвета волос, что не распространены на Земле. С улыбкой смотрит на него Михару-тян, она с Сэйрэна, и у нее довольно неплохие магические умения, блондинка это Лиза, посвященная темным богам ведьма, как и Михару, она хорошо готовит, даже если некоторые из ее рецептов весьма любопытны. Девушка в мантии это Юкина, полосы, что у нее по всему телу, это сэйкон, они по своей природе магические и позволяют ей сознательно контролировать магию воды. Ее аллергия противоположна той, что у Юкинари, для нее особенный он. Она считает, что из-за сэйкона странно выглядит, я думаю, что они симпатичные. Знаки на голове у Михару и Коёми это тоже сэйкон. – объяснила Санта, все присутствующие моргнули, они слышали о Сейлор Санте, но чтобы она появилась из воздуха, ну, может быть, не совсем из воздуха, а из метели, было весьма удивительно, так же как слушать свою историю.
     Эльфийка улыбнулась Санте:
     – Значит ли это, что тебе нравятся татуировки? У Сатурн ведь есть знак на лбу, может, мне тоже стоит что-нибудь сделать? Что-нибудь особенное, что сможете увидеть только вы двое?
     Довольно забавно было видеть, как Санта покраснела и отчаянно замахала руками.
     – Во всяком случае, сейчас не до этого, давайте лучше познакомимся.
     – Ты не сказала нет, – сказали Эльфийка и Санта.
     – Но я не сказала да, – улыбнулась Санта, пальцем постукивая по колокольчику на ее колпаке. – Высокая и извращенная Сейлор Эльфийка первая им моих не таких уж маленьких помощниц. Она настоящая эльфийка из другого измерения, ее главная сила это лед. Думаю, о Сатурн вы слышали, теперь она в рождественской версии как вторая моя помощница. Мы втроем составляем любовный треугольник.
     У Сатурн и Эльфийки расширились глаза, Санта только что это признала.
     – Потребуется время, но мы сможем вмести вырасти, не нужно спешить, в конце концов, у нас впереди вечность. Девушка-кошка это Сейлор Котенок, мы ее порой называем просто Котенком, раньше, прежде чем она попала ко мне, она была андроидом, но теперь она становится все более и более живой, она хороша в магии кристаллов и сама познакомилась с несколькими хорошими людьми. Сейлор Андроид еще одна андроид в моей команде, думаю она похожа на Косамэ, даже если Андроид предпочитает тяжелые пушки, а Косамэ пистолеты. – Санта поклонилась остальным. – Я Сейлор Санта, но пожалуйста, называйте меня Сантой. Мы здесь чтобы отметить день святого Валентина и познакомиться с новыми людьми.
     На несколько мгновений в гостиной повисла тишина. Лиза первой принялась за дело:
     – Сенши, можно мне, пожалуйста, автограф?
     После этого все покатилось прямиком в ад.
     – О, Сенши решили присоединиться ко мне, – снова поднялся Фукуяма, собравшись через несколько секунд врезаться в Санту.
     – Silence Wall.
     Фукуяма был недостаточно силен, чтобы пройти через Стену Безмолвия, для него это было все равно что на полной скорости врезаться в броню боевого крейсера.
     – Лилика-тян, не могла бы ты позаботиться о дураке, пока он не убился? – вздохнула Санта, показывая на нацелившихся на извращенца Глефу и сосульки. – Лилика старшая горничная в поместье Кадзухару и боевой ветеран. Она довольно хороша в рукопашном бою и у нее есть настоящий боевой опыт.
     – Это неплохо, было бы у меня что-нибудь подобное, – сказала Томока, вновь искоса бросая взгляд на извращенца.
     – Это наследственное, – ответила Сатурн, позволив Глефе исчезнуть.
     – Помогите! – взмолилась Кириэ.
     Котенок приблизилась.
     – Ты хорошо выглядишь.
     Кириэ побледнела.
     Котенок набросилась.
     Андроид закрыла лицо.
     – Всегда одно и то же, по крайней мере, на этот раз она только прижимается.
     – Бывает и больше? – спросила Кириэ, пытаясь вывернуться из-под трех вцепившихся в нее женщин.
     – Узнаешь, – сказала Юкина.
     Санта кивнула.
     – Так же как и то, что тебе не нравится носить больше, чем только мантию… момент. – Санта вытащила свой мешок и принялась копаться в нем, что-то выискивая. – Йома, адская гончая, А-бомба, нижнее белье, хот-дог, наковальня, акваланг, взрывающиеся подарки Акме, вот. – Она протянула девушке новую мантию темно-синего цвета из чистого шелка. – Должна хорошо на тебе выглядеть, с фиолетовым сэйконом и серовато-синими волосами, – улыбнулась Санта.
     – Спасибо. – Сбросив свою мантию и надев новую, она заставила нескольких людей покраснеть. А именно Юкинари, Косамэ, Хидзири, Коёми, Эльфийку, Сатурн и Санту. – Удобная.
     Санта очень быстро взяла себя в руки, имея много опыта в таких делах.
     – Мне тоже нравится шелк, сама я не очень люблю тесное белье.
     – Это небольшой намек? – спросила Эльфийка, краснея, как и Сатурн.
     – Ой-ой, – сказала Санта.

     – Таким образом, на своих собраниях вы все время пытаетесь посмотреть новые места и познакомиться с новыми людьми, – спросила Коёми.
     – Так и есть, – признала Санта. – Знаешь, так просто происходит. Не то чтобы мы вообще такое планировали.
     – Хорошо знакомиться с новыми людьми и каждый раз находить новых друзей.
     – Вампиры, похоже, интересны. Где этот магазин?
     – Я всегда туда телепортировалась, так что не совсем уверена, – призналась Сатурн, грызя печенье, – вкусные.
     – Я принесла их с Сэйрэна, – сказала Хидзири. – В подарок Кодзиме-тян.
     Кириэ побледнела.
     – Я тоже немного сделала, – добавила Косамэ.
     Кириэ побледнела немного сильнее.
     Санта решила спасти Кириэ, отвлекая всех.
     – Итак, если хотите отправиться на Сэйрэн, думаю, сейчас как раз хороший момент.
     – Ну, мы можем активировать врата и...
     Андроид отмахнулась.
     – Оставьте это Санте, уверена, она справится гораздо быстрее, и нам не придется мокнуть.
     Юкина тем временем играла с ушами Котенка.
     – Мне нужно взять запасную одежду.
     – Можем заглянуть к Махару-нээтян, – согласилась Михару.
     – Все готовы?
     Лилика разбудила Фукуяму.
     – Ах, мои мечты сбываются...
     Сосульки и осколки кристалла, воткнувшиеся вокруг него в стену, неплохо отвлекли его от них.
     – Приму это как да, – сказала Санта и подняла руку. – Пошли. – На этот раз метель телепортации была гораздо ближе к бурану.

     – Земные мужчины такие застенчивые, – Вздохнула Махару. – Интересно, как далеко у Михару зашло с Юки.
     Огромная метель в гостиной была чем-то новеньким.
     – Какого?..
     – Махару-нээтян, – уже прибежала Михару.
     – Я думала, что ты используешь для визита ванну, – спросила у нее сестра.
     – Санта доставила сюда нас всех.
     – Санта? – спросила Махару, прежде чем поднять голову, заслышав весело зазвеневшие колокольчики.
     – Это я, – поклонилась Санта. – Простите за вторжение, но я думала, что неплохо будет взглянуть на Землю отсюда, здесь она выглядит гораздо лучше, – объяснила она.
     Махару улыбнулась.
     – Добро пожаловать. Так вы вскоре отбудете?
     – Примерно через час, я полагаю.

     Снаружи гости смотрели на Землю.
     – Знаешь, в последний раз у меня не было времени посмотреть вместе с тобой, Ю-ки-на-ри, – сказала Лиза, прижимаясь к нему. – Разве это не романтично?
     Юкинари уже был в состоянии глубокой аллергической реакции.
     – Мы вдвоем на другой планете, возможно, мы сможем найти место, где мы будем наедине, и никто нас не побеспокоит, – сказала Косамэ с каким-то блеском во взгляде.
     – Я не позволю тебе забрать ее себе, – вмешалась Хидзири.
     – Что если делиться? Она всегда от нас сбегает.
     Кириэ развернулась и побежала в дом.
     – Юкинари, спаси меняяя!
     Юкинари в это время оказался раздавлен между Юкиной и Лизой.
     Котенок скакала, изучая окрестности, тогда как Андроид качала головой.
     – Ладно, встретимся здесь снова через час, если кто-то хочет осмотреться и остаться здесь на ужин. Два часа для тех, кто будет ужинать где-то еще и собирается вернуться на Землю вместе с нами, остальные могут воспользоваться вратами в ванную. О, Хаятэ, не ходи в одиночку, рекомендую тебе взять тяжелую защиту. Если только ты не хочешь, чтобы сотни девушек боролись за право выйти за тебя замуж.
     Хаятэ сумел побледнеть.
     – Веселитесь, вот вам на карманные расходы.

     – Это наш рынок. Я все время покупаю здесь, – пояснила Михару группе, здесь были Сенши и девушки Юкинари, также как и следующие по пятам Кириэ, Хидзири и Косамэ. – На обеде будет много людей, так что нужно купить побольше. – Михару была в хорошем настроении.
     – Нет проблем, я могу спрятать целый дом.
     – Горы, – добавила Эльфийка.
     – Возможно, даже планеты, – сострила Сатурн.
     – Вы же знаете, что у меня еще не было возможность проверить? – защищалась Санта. К полному веселью всех остальных.
     – Кроме того, мы, возможно, унесем весь рынок даже без ее бездонного мешка.
     – Санта?
     – Да, Коёми?
     – Она так и должна вести себя?
     – Что?.. Она нашла мышь с кошачьей мятой. Заберем ее на обратном пути.
     Это была правда, Котенок тыкала, подталкивала и набрасывалась на маленькую мышь с кошачьей мятой, к развлечению нескольких детей.
     – Хмм, похоже, что я не до конца избавилась от нэко-кэна.
     – Но я думала... – явно обеспокоенно сказала Сатурн.
     Санта отмахнулась.
     – Мне просто приходится бороться с желанием присоединиться к ней и поиграть с этой штукой, правда интересно.
     Эльфийка усмехнулась.
     – Так, я уже знаю, каких игрушек тебе купить.
     – Игрушек? – спросила Сатурн.
     Санта догадалась при помощи своей магии.
     – Подумай о своих родителях.
     – А-а.
     – Он уже занят! – заявила Юкина заинтересованно поглядывающей на Юкинари женщине.
     Лиза просто кивнула и крепко вцепилась в другую его руку.
     – Девушки, пожалуйста... – сказал парень, явно не лучшим образом реагируя на присутствие двух девушек.
     Хаятэ придвинулся к Сенши.
     – Защитите меня?
     – Тебе стоило остаться в доме, – фыркнула Андроид.

     Они вернулись, накупив достаточно, чтобы накормить армию. По крайней мере, обычную армию.
     Большая часть из присутствующих могли много съесть, в случае Михару и Санты достаточно, чтобы прокормить троих других. Сенши, Лиза и Михару готовили. Юкинари и Кириэ пришлось пробовать все на вкус. Юкина попыталась помочь, и теперь получала от Санты и Эльфийки урок, как использовать особые силы, чтобы помочь в повседневной деятельности.
     – Но нельзя от них зависеть, они могут помочь научиться тебе сделать все быстрее, но всегда смотри, знаешь ли ты, как сделать это и обычным способом.
     – Я ничего не могу сделать. Я маленькая, плоская, и, помимо моей магии, я ничего не умею, – удрученно сказала Юкина, рассеянно нарезая еще одно странное растение, которого не было на Земле.
     – Посмотри на Сатурн, не так давно она была физически слаба по сравнению со своими подругами, даже в форме Сенши. Она вполне может уничтожить планету, но это не помогает. Она не высокая и не сильная. Мы с Эльфийкой учим ее готовить, но не то чтобы это было важно, мы любим ее за то, кто она, и помогаем ей, когда она хочет стать лучше.
     Эльфийка и Сатурн снова покраснели.
     – Я бы ни за что в мире не заставила ее измениться, – улыбнулась Санта, это было честно и привлекло к ней всеобщее внимание. – Что такое? – покраснев, спросила она.
     Эльфийка и Сатурн повалили ее на землю, крепко ее обнимая.

     – Вау, и правда вкусно. Жаль, что на Земле такого нет.
     – Берите все по чуть-чуть, я тоже немного возьму, – сказала Санта. – У меня есть хорошая подруга, которая любит готовить.
     Сенши понимающе друг другу улыбнулись.
     – Думаю, она захочет, чтобы ты сводила ее сюда за покупками. Не забудь тогда и нас пригласить.
     – Конечно. Ешьте, на кухне есть еще.

     Махару увязалась с ними на Землю, она хотела оставшуюся часть недели поискать себе там мужа.
     Они пообещали друг другу снова встретится. Михару удалось заставить Сатурн пообещать сводить ее как-нибудь к вампирам. Лиза больше заинтересовалась встретиться с Кё и Юки.

     – Эй, Рудольф, ты здесь живешь? Белоснежка, рада снова вас видеть, – окликнула Санта, входя в паб.
     – Санта! Или Ранма? Неважно, что ты только делаешь, я слышал, ты искривила время, – спросил Рудольф, прежде чем Белоснежка стукнула его по голове.
     – Здравствуй, Санта, ты, должно быть, Сатурн, я многое слышала о тебе от Юки.
     Сатурн моргнула, завидев белого оленя.
     – У нее семь братьев, – объяснила Санта, как будто прочтя ее мысли.
     – Рада с вами познакомиться. Вы супруга Рудольфа?
     Белоснежка кивнула.
     – Да, этот пьяница мой, но, думаю, в нем есть и хорошее.
     – Эй, – раздался с пола протест.
     – Ты сейчас даже не можешь встать, – пожаловалась она.
     Сатурн хихикнула.
     – Ну, мне пора домой, я обещала рассказать семье, где я сегодня была.
     – И где вы были?
     Ответила Эльфийка:
     – На Сэйрэне, это подпространственное или, может быть, карманное измерение, мы отправились туда с компанией.
     – Должно быть, сложно было поддерживать туда портал, – сказал Рудольф, поднявшись, наконец, с пола.
     – Мы туда телепортировались, – сказала Санта.
     Рудольф уставился на нее.
     – Сколько вас было?
     – Шестнадцать туда и семнадцать обратно.
     Белоснежка распахнула глаза.
     – Теперь я понимаю, что ты имел в виду.
     – Что? – спросила Санта.
     – Ты знаешь, сколько нужно силы, чтобы телепортировать столько людей?
     – Нет.
     – И я не сомневаюсь, что сюда ты тоже всех телепортировала.
     – Да, а что?
     – Забудь, здесь не о чем беспокоиться, – успокоила Белоснежка Рудольфа.
     Эльфийка пожала плечами.
     – Просто потратив столько сил, ты должна была умереть, но ты даже не утомилась. То же касается и Сатурн. Или, полагаю, меня, и уже и сама могу без проблем телепортироваться на Землю. Особенно когда отправляюсь как помощница Санты.
     Санта на мгновение задумалась.
     – Ну, это странно, но пока это меня не блокирует, я не возражаю.
     – Санта, пожалуйста, сможешь забросить меня перед ужином? – попросила Сатурн. – Я хочу удивить их прихваченным угощением.
     – Это было три часа назад, если ты хочешь помешать им готовить, так? – уточнила Санта.
     Сатурн кивнула.
     – Ладно, пока, Юки, скоро увидимся, и спасибо за шоколад, – сказала Санта. – Рудольф, увидимся здесь снова. Белоснежка, приглядывайте за ним, надеюсь, он не забудет, что он живет не здесь.
     – Я каждый день на это надеюсь.
     – Посмотрим, приглашу ли я тебя еще на что-нибудь когда-нибудь.
     – Берегите себя, Ранма, Хотару, – сказала Юки, возвращаясь к обычной своей одежде. – Я как-нибудь загляну.
     Санта и Хотару встали и, сердечно обнявшись напоследок, вышли.

     – Вот и мы, – сказала Санта, к шоку Мичиру проходя через снежный портал на кухню.
     – Мичиру-мама, – поприветствовала Хотару, возвращаясь к своему обычному облику. – Я принесла ужин.
     – Откуда? – спросила из гостиной Сецуна.
     Санта обернулась.
     – Приветик, Цуна, мы побывали на Сэйрэне.
     Сецуна поперхнулась чаем.
     – Побывали где?
     – Сэйрэн, затерянный мир, по крайней мере, один их них.
     – Один из них?
     – Если хочешь, и остальные согласятся, покажу тебе в следующий раз один из других, – пообещала Санта Хотару.
     – Ладно. Там было очень красиво, и еда замечательная, ужин был чудесен, так что я взяла немного для вас.
     Мичиру удивленно посмотрела на часы.
     – Вы уже ужинали?
     – Санта немного вернула нас во времени, – кивнула Хотару.
     Санта усмехнулась, когда Сецуна снова поперхнулась чаем.
     – Похоже, мне пора идти, не стоит путешествовать во времени больше, чем необходимо. Помнишь, как это приготовить, Хотару? – спросила Санта.
     Хотару кивнула, начав распаковывать врученную ей Сантой сумку.
     – Пока, Хотару. – В редкий момент физического влечения Санта нежно обняла Хотару.
     Хотару по-настоящему растаяла в объятиях, присутствие Санты было огромно, ощущение принадлежности ей было сразу защищающим и безопасным. Глубокие эмоции изрядно пугали Хотару своей мощью, пока что они были под контролем, но ожидали, чтобы вырваться. Она знала, что однажды Ранма предложит им с Юки свою душу. Она должна была признать, что сейчас это пугало, так же как и вечное обязательство. Но их связь была настоящей, и Ранма предлагала свою защиту и любовь. Хотару принимала, она еще не готова была ко всей глубине, к которой они стремились, но Ранма давала им время и сама была еще не готова. Поцелуй в лоб был весьма приятным сюрпризом.
     Санта исчезла.

     Санта превратилась в Ранму-тян на крыше не так далеко от дома Внешних. Сразу за спиной прячущейся за трубой Сейлор Мун.
     – Ами прождала уже несколько часов, не думаю, что он сегодня придет, – сказала она в своей коммуникатор.
     – Она здесь уже два часа подряд, – ответила Марс с другой крыши.
     Ранма перепрыгнула через девушек и приземлилась позади наблюдающей за домом Внешних Сенши Ами.
     – Ами?
     – О-о-ой, – вскрикнула девушка и всплеснула от удивления руками, когда же увидела, кто ее напугал, она испытала шок и потеряла сознание.
     Ранме-тян удалось подхватить девушку одной рукой, а пакет ногой.
     – Что за?.. Я не хочу знать. – Она уставилась на кусты в саду напротив. – Не могла бы ты ее забрать?
     Макото вышла с несколько робким видом.
     – Конечно, если только она не побеспокоит тебя или Хотару, я отнесу ее к остальным, – кивнула она на дом Внешних.
     – Я уже провела время с Хотару, кроме того, мне нужно поскорее вернуться домой, – с улыбкой ответила Ранма-тян. Она передала Ами и шоколад Макото и прыгнула с крыши, напугав Мун, от чего та чуть с крыши не свалилась.
     Проснувшись, Ами нашла на упаковке записку.
     – Спасибо, что подумала, но я не могу принять это от того, кто спит. Ранма. – Она снова упала в обморок.

     – Я вернулся, – сказала Ранма-тян и застыла на полушаге. Она сказала «я вернулся» вместо «я дома». Она задумалась, насколько же она уже изменилась, не заметив этого.
     – С возвращением, Ранма-кун, – вышла из гостиной Касуми. Улыбка и взгляд на Ранму-тян говорили, что она догадывается, что произошло. – Тебе понравилась поездка?
     Ранма-тян улыбнулась.
     – Да, я принес угощение, тебе стоит попробовать, это с другой планеты.
     – Правда?
     – Ага. Думаю, тебе понравится, позволь мне тебе помочь.

     Ужин снискал огромный успех, однако Нодока продолжала посматривать на Ранму-тян, а Аканэ рычала.
     – Сколько ты взял? – наконец, отрезала Аканэ.
     Набики поморщилась.
     – Дай подумать, раз, два, три, четыре, всего пять. Два от друзей, один в знак благодарности и два особых.
     Прежде чем Нодока или Аканэ могли в чем-то обвинить Ранму или что-то сказать, Набики спросила:
     – От Сейлор Сатурн и Сейлор Эльфийки?
     Ранма-тян просто кивнула.
     Нодока решила отправиться в мир грез, тогда как Аканэ засветилась, но сдержалась под неодобрительным взглядом Касуми. Набики радовалась тому, что больше не использует Ранму, по ее мнению, он был слишком близок к Сенши, но не было никакого способа это прекратить.
     – Парень, ты не должен принимать шоколад ни от кого, кроме своей невесты! – вмешался Генма.
     – От которой? Благодаря тебе, у меня их полно, кроме того, если я что-то буду делать с одной из них, я обману остальных. Так что никто тут не выиграл, так как я ничего ни от одной из них не принял. Тебе помочь на кухне, Касуми?
     – Буду рада, Ранма-тян.
     Только Набики заметила, что Ранма больше не дергался, когда его называли «Ранмой-тян».
     – Все плохо и становится еще хуже, – сказала она в никуда, так как все равно никто к ней не прислушивался.

1
All your presents are belong to us.


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Н.Мамлеева "Я подарю тебе верность" (Любовное фэнтези) | | А.Довлатова "Геомант" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Данберг "Элитная школа магии 2. Факультет Защитников" (Попаданцы в другие миры) | | П.Роман "Игра богов" (Боевое фэнтези) | | М.Кистяева "Я всё снесу, милый" (Эротическая фантастика) | | Н.Сапункова "Жена Чудовища" (Любовные романы) | | E.Maze "Секретарь для дракона" (Приключенческий роман) | | Н.Кофф "Не молчи " (Короткий любовный роман) | | С.Волкова "Жена навеки (И смерть не разлучит нас...)" (Любовное фэнтези) | | Н.Любимка "Власть любви" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"