Ozzallos: другие произведения.

Лучшие времена

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ranma ½ / Sailor Moon / Banno Bunko Nekomusume кроссовер.
    Ранма узнает, почему его жизнь в додзе Тендо была адом, и вступает в эпичное противостояние с Плутон и остальными Сенши.
    Переведено. Оригинал.

Лучшие времена

Annotation

     Ранма узнает, почему его жизнь в додзе Тендо была адом, и вступает в эпичное противостояние с Плутон и остальными Сенши.


Лучшие времена

Часть первая

     О, она получит СПОЛНА, подумал Ранма, когда другая невеста повисла на его руке. У этой невесты были длинные каштановые волосы, мягкие глаза и боевая лопатка за спиной. Каким-то образом ей удавалось не только с улыбкой любезничать с мастером боевых искусств с косичкой, но и метать разъедающие взгляды в женщину на другой его руке. Цель, фиолетоволосая амазонка, презрительно фыркала, предпочитая использовать свое тело для того, чтобы сильнее вжиматься в свой приз. Мозг Ранмы на мгновение заикнулся о мягких частях тела, одинаково прижимающихся к его человеку, но был быстро перезагружен досадными раздражителями. Каким-то образом ему удалось отфильтровать ощущения, превращавшие обычного мужчину в не более чем дрожащую кучу гормонов, и сосредоточиться на совершенно другой теме…
     Расплата.
     Тогда он еще не был уверен, но две его невесты появились из ниоткуда почти одновременно, и с тех пор он стал опасаться таких случайностей. И для этого была причина. Теперь, зная, что это не совпадения, Ранма подумал, что он может поразвлечься и насладился нереальной идеей. Если это сработает, Аканэ не покажется до…
     Ну конечно, девушка с коротко постриженными кобальтовыми шелковыми волосами завернула за угол, ее глаза сразу же зацепились за переплетенное трио. Ярко-синяя боевая аура моментально проявилась.
     – Какого ЧЕРТА ты тут делаешь?
     Ранма немного съежился, но отвечающая за тактику часть его разума уже сосредоточилась на других проблемах… Эта женщина так, ТАК хотела достать его. Часть его даже немного оскорбилась. По крайней мере, она могла бы привнести в его жизнь хоть что-нибудь новое. Если хочешь разрушить чью-то жизнь, хотя бы отнесись к делу творчески; но вместо этого все старые катализаторы: невесты, обжимания, Аканэ, Рёга…
     – НУ И ГДЕ Я ТЕПЕРЬ?
     Парень с косичкой кивнул. Точно по расписанию. Он бы почти скучал по таким моментам, если бы они не раздражали так сильно. Следующим пойдет Мус, отметил Ранма в мысленном списке Рёгу и его тираду. Мус должен выйти на сцену через пять минут после Шампу. Куно непременно будет позже, и иногда за ним следует Большой Тип. Он уделил немного внимания громким словам Аканэ, отметив лишь все разгорающийся костер ее ярости. Ранма был больше озабочен Большим Типом, который обычно был чертовски крупным и неприлично сильным противником, сваливающимся в самый разгар беспорядка, чтобы выразить его/ее разочарование лучшему в мире мастеру боевых искусств. Солнечный свет отразился от зеркальной поверхности, когда Мус приземлился на крышу со зло блеснувшими лезвиями в руках. Рёга закончил со своей вспышкой. Аканэ вытащила свой молот, настала очередь Муса. Невесты резво отскочили от его рук и встали в стойку друг против друга.
     Ранма устало вздохнул. Расплата точно будет его целью. И вернет он ее со щедрыми процентами.

     Высокая зеленоволосая женщина огладила свое черно-белое фуку и удовлетворенно кивнула, блокируя Врата Времени перед ней. Присмотр за лучшим в мире мастером боевых искусств требовал всего ее времени, но это было абсолютно необходимо. Сейлор Плутон опустила ключ вечности на плечо и позволила самодовольной улыбке появиться на своем лице. Она подумала, что появившийся под конец гигантский фиолетовый динозавр был милым штрихом с ее стороны. Конечно, Хранитель Времени знала, что она не должна так сильно наслаждаться своей работой, но когда сталкиваешься с сокрушающим весом вечности, когда никто не может помочь, можно то и дело немного повеселиться.
     Кроме того, это было абсолютно необходимо.
     Сейлор Плутон когда-то позволила Саотоме Ранме жить нормальной жизнью, но быстро обнаружила, что предоставление ему полной свободы действий было равносильно удару кувалдой по всем ее тщательно продуманным планам. Без каких-бы то ни было препятствий, результат, приводящий к возникновению Кристального Токио, растворялся в беспокойной массе вероятностей, и лишь 6,5% из них приводили к тому будущему, которого она отчаянно пыталась достичь. Обычно Внешняя просто удалила бы его при рождении, но хаос вокруг него и его семьи сделал для нее невозможным отследить это событие и его детство. Она почти физически ощущала дрожь врат, когда она пыталась настроиться на мальчика, и когда они отказывались. Сейлор Плутон потратила шестнадцать лет, чтобы придумать способ, и когда Ранма осел в Нэриме, она приступила к делу. Хоть она и не могла отслеживать его и его охваченное хаосом семейство, она могла отслеживать его друзей и знакомых, которых у него оказалось в избытке.
     Плохой новостью было то, что когда она, наконец, нашла его по прошествии шестнадцати лет, его сила возросла экспоненциально. Открытое удаление его с временной линии оказалось невозможным. В конце концов, она натравила достаточно страдающих манией величия похитителей, китайских богов и людей Феникса на одного человека, прежде чем бросить это с абсолютным отвращением, когда они проигрывали снова и снова, вместо того, чтобы уничтожить цель. Но Сейлор Плутон была Хранителем Врат Времени благодаря принципу, который она узнала в самом начале своей карьеры: что нельзя уничтожить, тем можно управлять. Короче говоря, она удерживала одного из мощнейших мастеров боевых искусств занятым. Очень занятым. Конечно, он дал ей достаточно материала для игры, и теперь его было куда легче отследить в этой трясине, названной Нэримой. Плутон все еще не могла сконцентрироваться непосредственно на нем, но его друзья, враги и знакомые знали достаточно для проведения ею операций против парня. До тех пор, пока она могла так делать, вероятность существования Кристального Токио держалась на уровне в 96,3%.
     Сейлор Плутон кивнула еще раз. Все ради работы.

     Большинство людей убили бы ради меча желаний. Все, что для этого нужно было Ранме, так это выглядеть милой девушкой. Он ясно вспомнил день, когда его семья, друзья и враги настойчиво интересовались, что же именно он будет желать.
     – Ранма хотеть Шампу и айжень жениться, да?
     – Я бы сказала, что ты хочешь несколько миллионов наличными, Саотоме.
     – Ты, безусловно, должен пожелать исцеления, парень!
     – Ни в коем случае эта амазонская девка не выйдет за моего Ран-тяна!
     – Если ты не пожелаешь исцеления для всех нас, я убью тебя, Ранма!
     – Кря!
     – О, боже!
     – Какое мне дело до того, что этот дурак там себе пожелает?
     Даже воспоминания были болезненны, Ранма поморщился, размывшись в другом ката, создавшем небольшой изъян в его плавной точности. Спор о его желании продолжался еще десять минут, пока его терпение не лопнуло, и он не произнес эти роковые слова:
     – Аррр! Хотел бы я знать, почему у меня не может быть ни минуты покоя!
     Он не имел в виду то, что сказал. На самом деле, он полагал, что желание должно быть более материальным, но, к его разочарованию, он потратил желание, и меч активировался. Именно тогда взгляд Ранмы на жизнь изменился. Образ зеленоволосой женщины отпечатался перед его мысленным взором. Ростом в пять с половиной футов, с длинными зелеными волосами и необычными фиолетовыми глазами. Видение носила скромный лавандовый деловой костюм и была, по всем канонам, офигительно красива. Видение померкло, и было заменено той же самой женщиной, держащей в руках посох с наконечником в форме сердца. Теперь она носила весьма откровенное черно-белое фуку, щедро демонстрирующее женские изгибы. В целом, Ранма был бы более чем счастлив от одного такого видения, если бы не знание, кувалдой впечатавшееся в него мгновением позже. Она была Мейо Сецуной, также известной как Сейлор Плутон, Хранитель Времени. Даже если бы желание не снабдило его дополнительной информацией, ее титул сказал достаточно, чтобы стало ясно, что она считает его угрозой. Именно поэтому его жизнь была адом – Она напрямую управляла событиями вокруг него, чтобы сделать ее адом.
     Ранма завершил последний ката и начал замедляться, проходя через фазу остывания. Почему она с таким увлечением крутила его жизнью было неясно, масштабы его желания пока не предоставили ему конкретного кусочка информации. Что оно предоставило, так это осведомленность, и после этого видения Ранма проявил интерес к событиям вокруг него и, вместо ленивого принятия, принялся резво изучать их. Вскоре мастер боевых искусств с косичкой начал видеть шаблоны ее вмешательства. Обычно их было легко обнаружить, нужно было только знать, на что обращать внимание, на них всегда была ее фирменная «подпись». Через пять месяцев Ранма был в состоянии определить «Здесь была Плутон» за милю, даже если он никак не мог этого избежать. Теперь они только усиливали его желание расплаты.
     Парень с косичкой перебрался из додзе в свою комнату, вытащил старый экземпляр «Pop Tokyo Now!» из-под своего футона и открыл его на заложенных страницах. Саотоме Ранма, наследник Школы Беспредельных Боевых Искусств, обычно не был одним из тех, кто добывает модные девчачьи журналы, но этот был особенным. Его внимание привлекло групповое фото Сейлор Сенши на обложке, и он потратил каждую унцию приема Ледяной Души на преодоление смущения при покупке вычурного девчачьего журнала. Ранма плюхнулся на футон и принялся изучать отмеченные страницы, содержащие биографии всех Сейлор Сенши. Это было, наверное, уже в сотый раз, но сейчас он твердо держался за старый посыл «Знай своего врага». Желание не дало ему подробной информации ни на Сецуну, ни на ее подельниц. Зная, что она Сейлор Сенши, можно было легко собрать информацию о ее подругах, так как каждый подростковый журнал, казалось, изобиловал ею. Даже не зная их настоящих имен, было достаточно информации о них, чтобы распознать их силы и предпочитаемые тактики. Ранмы вытащил еще один выпуск, на этот раз с названием «Teen-Teen Express!» Было так забавно, что Ранма теперь мог купить девчачий журнал будучи в любом облике, днем, и даже не вздрогнув. Называйте это извращенной формой лечения проклятия. Сейчас он листал новый журнал, нисколько не стесняясь того, что он розовый, симпатичный и явно нацеленный на женскую аудиторию. В данном выпуске была подробная личная информация, и он, как губка, впитал ее в себя. Если бы у Мейо Сецуны был ключ к пониманию того, что она натворила, чтобы вызвать такое поведение, она бы уже могла дрожать на своих высоких каблучках.
     Проще говоря, непонимание того, что Внешняя наделала, было очень плохо для ее дальнейшего здравомыслия. Факта ее вмешательства в его жизнь было недостаточно для изменений, но вот то, что он об этом узнал… Психика Ранмы с самого детства получала смешанные ощущения. Если бы ему позволили нормально развиваться, мастер боевых искусств, наверное, легко бы стал гением во всем, за что бы он ни взялся. Вместо этого, ему было отказано даже в подобии нормального жизни, его травмировали, избивали и заставляли с невероятной силой концентрироваться на боевых искусствах. Получился своего рода психический рубец, спрятавший его фантастические мыслительные процессы, чтобы высвобождать их только в бою. Это бы не было проблемой для Сенши Времени, если бы не одна незначительная деталь… Теперь Ранма знал, что на его жизнь влияла внешняя сила, и его тактический компьютер был полностью выпущен из бутылки и анализировал все, активно разыскивая ее влияние, чтобы избежать его или предотвратить. Это начало сказываться и на его обычной жизни, и, пусть очень медленно, его гениальный интеллект начал заявлять о себе во всех сферах его жизни. Он был еще не превосходен, слишком уж много рубцов нужно было преодолеть, но он был. Свободный. И медленно ликвидирующий струйки хищного вмешательства.

     Будет, наверное, излишним отмечать, что у Тендо Набики совершенно отсутствовало понятие неприкосновенности личной жизни. Вернее, у нее было такое понятие, но она применяла его только к себе. Однако со всеми остальными она играла честно. Как и все в этой жизни товары, неприкосновенность может быть куплена и продана за правильную цену, и Набики была экспертом в искусстве вторжения в этот конкретный аспект жизни людей. Были, конечно, люди, избежавшие этой практики, и Касуми возглавляла этот список. Старшая сестра была милой, доброй, заботливой… И в семье у нее было много рычагов, до которых она могла дотянуться метлой. Касуми никогда не сердилась. Она добивалась своего. Очень тонкими способами.
     Саотоме Ранма, живущий здесь нахлебник и будущий зять, был в самом низу этого списка.
     Этим вечером пришло время вторгнуться в его личную жизнь, стребовать некоторые из его долгов и стрясти с него несколько фотографий. Точнее, с нее. Это было вымогательством в полном смысле этого слова, и, как и в прошлые разы, она была уверена, что все пройдет без заминки. Конечно, это предположение вылетело в трубу в тот момент, когда она повернула ручку двери в его комнату и шагнула внутрь. Учитывая все обстоятельства, она видела массу странных вещей с тех пор, как Саотоме поселились в ее доме. Похожий на гигантскую задницу феникс. Одержимость демоном. Несколько меняющих вид или пол мастеров боевых искусств. Да, они все еще входили в двадцатку Странностей Нэримы, в то время как открывшееся ей зрелище затмевало их всех. Это был Ранма. Лежащий на футоне. Окруженный журналами для девочек-подростков.
     Само собой разумеется, Тендо Набики воспользовалась моментом, чтобы прийти в себя.
     Голова Ранмы резко поднялась и целую вечность они рассматривали друг друга. Торговка информацией оправилась первой.
     – Знаешь, Ранма, если ты снова собираешься полностью стать девушкой, хотя бы предупреди меня первой.
     Слова выбросили Ранму обратно в реальный мир, наделив его малиновым румянцем, он слетел с футона, отодвигаясь от порочащей «литературы»; если можно было использовать такой термин и удерживать строгое лицо. Мастер боевых искусств замахал в диком смущении.
     – Это не то, что тебе кажется!
     – Это выглядит, как если бы ты читал кучу подростковых журналов.
     – Ну… верно…. – Ранма нашел свободное местечко на деревянном полу под ногами, полностью избегая зрительного контакта. – Это… ну… э-э… изучение.
     Набики выгнула брови. От всей этой ситуации пахло деньгами.
     – Изучение? Вижу. Изучение последних советов по красоте?
     – Нет! – его голова дернулась в знаке протеста, страдание было в его глазах.
     – Модных аксессуаров?
     – НЕТ! – протест был еще более громким и Набики ухмыльнулась. Это были «Деньги» с большой буквы «Д».
     – Вижу, – широко улыбаясь, заявила Набики. – Сто и одного способа удовлетворить своего мужчину?
     – НЕТ-НЕТ-НЕТ-НЕТ! – ужас на лице Ранмы был бесценен. – Проклятье, я изучал Сенши!
     – Которые Сейлор Сенши? – спросила Набики с легким оттенком недоверия. Хорошо, решила она, ситуация только что изменилась с заурядно странной до совершенно странной. Ранму-девушку она еще могла принять. Прецедент был. Но Ранма-мужчина, отстаивающий свою мужественность в окружении журналов для девушек-подростков и изучающий Сейлор Сенши был уже чем-то из ряда вон выходящим. Ранма открыл рот и столь же быстро закрыл его, осознавая свою прискорбную ошибку. Было не так уж много способов отболтаться от ситуации, за которой Набики наблюдала с ликованием хищника. Объяснение просто не может быть более унизительным, чем это. Она задумчиво рассмотрела ситуацию.
     – Хорошо, Саотоме. Прежде чем я стрясу с тебя очень крупную сумму, не мог бы ты объяснить мне, почему у тебя как минимум пятнадцать девчачьих журналов и ты читаешь про Сенши?
     Сперва Ранма возмущенно взглянул на нее, затем вздохнул.
     – Конечно, почему бы и нет. Как будто ты мне поверишь. – Набики просто ждала, стоя в дверях. – Помнишь то тупое желание, что я высказал? – О, Набики прекрасно все помнила. Невероятная удача исчезла из-за запинки Ранмы. При этой мысли она нахмурилась чуть сильнее и немного увеличила счет, который она намеревалась выставить Саотоме.
     – В конце концов, я получил свое желание.
     Набики моргнула, на время забыв про свое раздражение. Она думала – как и все остальные – что желание оказалось настолько ослиным, что оно даже не было исполнено, или что меч просто сказал ему, что он идиот, и исчез. Но если дело в том, что Ранма получил свое желание, то это все меняет. Что же он тогда пожелал? Ах, да…
     – Ты хотел узнать, почему у тебя нет и минуты покоя? Но при чем тут?..
     Ранма кивнул.
     – Ну, я узнал, почему я не могу… получить немного мира, вот. – Набики стало действительно интересно, и она смотрела, как он поднял один из многих журналов. – Вот почему.
     Набики перевела взгляд на глянцевую картинку, на которую он указывал.
     – Сейлор Плутон? – Он наблюдал за скептицизмом в ее глазах. – Ты понимаешь…
     – Насколько невероятно это звучит? – закончил Ранма, и она кивнула. – Да, но до этого желания я даже не знал, что она была Сенши, и ее лицо и все о ней сейчас засело в моей голове.
     – Так все это?.. – Набики махнула рукой в сторону россыпи журналов. Она вздрогнула от его следующих слов и ото льда, что пропитал их.
     – Знай своего врага.
     Все сомнения, что Ранма пробудил в Набики, испарились в момент, и она поняла, ляпнет он это или нет, что он собирается сразиться с Защитницами Любви и Справедливости. Не то, чтобы это ее заботило. Любовь и Справедливость не были тем, что приносит ей прибыль, в отличие от некоего мастера боевых искусств с косичкой…
     – Отлично, Саотоме… Давай поговорим о деле.

     Отыскать Сейлор Сенши оказалось несложно. Вся «литература» Ранмы указывала на район Дзюбан как на основную базу их действий. План был достаточно прост: побродить по городу, найти атакующую йому и подождать, пока Сенши не покажутся.
     Он наблюдал за боем с крыши соседнего здания, скрытый с помощью запретной техники Умисэн-кэн. Его общие знания о махо-сёдзё мешали ему, ведь именно такими они и были – «общими». Если же он хочет заполучить чертов шанс на создание плана противодействия вмешательству Плутон, ему нужно познакомиться с ними немного ближе. Бой разгорался, и Ранма мысленно отметил трех присутствующих бойцов. Первой, на кого упал его взгляд, была Сенши с короткими кобальтово-синими волосами. Он и раньше видел ее в журналах, но его никогда не оставляло сильное чувство дежа вю, когда он разглядывал изображения Сейлор Меркурий. В какой-нибудь другой жизни девушка легко могла бы быть младшей сестрой Тендо Аканэ. Она оставалась позади боя, рассчитывая что-то на своем крошечном калькуляторе, в то время как две другие были заняты своей целью, болезненно-розовым существом, отдаленно напоминающим женщину. С когтями. Очень, очень длинными когтями.
     – Crescent Beam!
     Золотая серповидная дуга света ударила монстра, отправляя его через весь участок, с любезностью от блондинки в бело-оранжевом фуку. Довольно мощная сила, отметил Ранма, когда Сейлор Венера осуществила свое нападение. Потрепанная «йома», как Ранме было известно, выпрямилась как раз вовремя для следующей атаки, чтобы шлепнуться о дом с любезностью от девушки в бело-зеленом фуку, также известной как Сейлор Юпитер. Заряд молнии прожег насквозь туловище монстра, уже ослабленного последней атакой Венеры. йома осела и уставилась на тлеющую дыру у себя в груди, прежде чем полностью сложиться, распавшись до пепла.
     Отлично, кивнул на крыше Ранма, когда трио собралось вокруг останков. Было бы серьезным препятствием для его планов помочь им сейчас. Бой оказался довольно полезным. Сенши в основном полагались на дальние атаки, не основанные при этом на ки. Магические? Ранма покрутил эту идею у себя в голове. Это соответствовало той информации, что у него была на данный момент. До сих пор не было ничего, чему бы он не мог каким-то образом подражать своими умениями мастера боевых искусств. А, вот и они. Было почти смешно, что они на самом деле дрались в этих костюмах, хотя они, кажется, удивительно слабо пострадали в этой драке. Похоже, что они магические, что означало, что эти девушки сложнее, чем кажутся.
     Ранма прыгал по крышам вслед за девушками, и не прошло и пяти минут, как он обнаружил их около квартиры. ПОЖАЛУЙСТА, скажите мне, что они не столь очевидны, подумал он, когда девушки, просто осмотревшись вокруг, чтобы убедиться, что никто не наблюдает, сбросили трансформацию. Мастер боевых искусств в отвращении покачал головой. Как они смогли прожить так долго?! Защитницы Любви и Справедливости переходят к своей обычной внешности прямо перед своим домом? С одной стороны, он был счастлив, что у них есть такая удобная для использования слабость, с другой стороны, он был в абсолютном ужасе, что у них есть такая удобная для использования слабость. Он смотрел с крыши, как они входили, и чувствовал нечто… нечто неопределенное. Как будто его мозг не хотел ассоциировать Сенши и этих только что отпустивших трансформацию девушек.
     Интересно, не так ли себя чувствует Куно, с удивлением подумал Ранма, пытаясь проанализировать ощущения. Он уже ощущал это. Тоже магия? Это, конечно, могло объяснить, почему они были так беспечны, решил он и начал перебирать квартиры. Хм… Если бы я был Сенши – Ранма съежился при этой мысли – я бы позаботился о безопасности дома. Окна. Двери. Все. Но вот они не проявили никакого умения в искусстве создания убежища. Он мысленно отметил солнце, лениво дрейфующее к горизонту, и решил, что для этого дня веселья хватит. Три Сенши и их настоящие лица отпечатались в его памяти, положенные в основу операции возмездия, в то время как информация о месте проживания Плутон уже горела в его разуме благодаря его желанию. В целом, день был неплох, и Ранме было интересно… как же много Надоеда знает о нем и его деятельности? Он подумал, что если держать его занятым является важной задачей, Сейлор Плутон должна выше поднять ее приоритет, пресечь сегодняшнюю рекогносцировку, не говоря уж о раскрытии идентичностей ее соратниц. Прыгая по крышам домой, Ранма обдумал это откровение. Кем бы она ни была, было похоже, что она не имеет полного представления о его повседневной жизни… что в свою очередь порождало еще больше вопросов, к примеру, откуда она получает свою информацию и как много она о нем знает. Несмотря на это, его тактическое мышление было разбужено сегодняшним откровением, что его противник далеко не такой всезнающий и всевидящий.
     Один только этот факт давал ему значительную свободу действий для изобретения его расплаты.

     Мейо Сецуна была обеспокоена. Не в панике, просто обеспокоена. Ранма, видимо, устроил себе выходной, потому что она так и не смогла найти его. Не то чтобы Врата совсем блокировались парнем, но его не было ни с одним из его друзей. В сумме с окружающим его хаосом, он был достаточно невидим, пока она не могла найти кого-то, кто видел его, особенно учитывая, СКОЛЬКО потребуется работы, чтобы расширить наблюдение за пределы друзей и семьи.
     Сейлор Плутон пожала плечами. Ой, да какого черта. Пусть у него будет выходной. Она улыбнулась. В конце концов, завтра будет птеродактиль.

     Ранма смотрел. Это был охрененно больший птеродактиль. Он был почти польщен. Сейлор Плутон, Сенши Времени, натравила на него Родана. Огромная крылатая рептилия вновь промчалась у него над головой, в еще одной попытке проткнуть его своими бритвенно-острыми когтями. Это, вообще-то, Мус спустил на него монстра, но Ранма узнал дело рук Сецуны, когда увидел его, и понял, что она как-то устроила, что Мус унаследовал древнюю призывающую статую. Да, она за все отвечала, даже если использовала посредника. Мастер боевых искусств с косичкой послал еще один Moko Takabisha в живот пролетающего монстра, и тот, вроде бы, покачнулся, прежде чем покинуть высоту.
     Теперь даже Мус понял свою ошибку и присоединился к защите Нэримы, и воздух ожил в сюрреалистичном проявлении боевых искусств зенитного огня. Мечи, булавы, тренировочные горшки, заряды ки, лопаточки, сюрикены и другие экзотические предметы взмывали в небо в попытке сбить капризный реликт Юрского периода, неуклонно продирающийся через Нэриму в своих попытках выпотрошить Ранму. Это было два часа назад, и что Саотоме Ранма мог сказать своим проблемам?
     ОПС!
     – ЗАЧЕМ ТЫ ЭТО СДЕЛАЛА? – закричал Ранма, когда отодрал себя от пола. Он был готов поклясться, что молоток был сделан из поглощающих ки материалов, так как он никогда не мог обнаружить ни его появление, не его неминуемое приложение к своей персоне.
     – Эта тварь почти разрушила город! – возмущенно кипятилась Аканэ.
     – ЭТО НЕ МОЯ ВИНА! – запротестовал он, наблюдая, как она крепко схватила спрятанный молот.
     – Это твоя вина, что ты все время флиртуешь с этими девками! – возразила Аканэ, и Ранма совсем потерял нить ее рассуждений.
     – ЧЕГО?
     Аканэ прищурила глаза, и остальная семья с болезненным очарованием наблюдала за всем этим. Это было круче всех мыльных опер.
     – Если бы ты не флиртовал столько с этой китайской потаскухой, Мус бы не ревновал. Если бы Мус не ревновал, он бы не использовал против тебя гигантскую летающую рептилию! – Ранма возмущенно дернулся от такой вывернутой логики, а она еще и добавила ему назло: – Извращенец!
     Ранма моргнул, когда семья молча за всем наблюдала. Аканэ сердито смотрела на него. Если в жизни Ранмы и был когда-то совершенно ясный момент, то он был здесь и сейчас. Две мысли пылали в разуме Ранмы. Во-первых, Аканэ совершенно безумна. Он любил ее. Даже убил бы за нее, но были моменты, которые заставили бы его усомниться даже в шарообразности мира, не то что в их отношениях. Вторая мысль?
     Мейо Сецуна СПОЛНА заплатит за все.

     Глубокой ночью Мейо Сецуна телепортировалась в свою комнату. Не только у Ранмы был длинный, мучительный день. Конечно, это привнесение безумия немного приподняло ее настроение, но затем она обнаружила, что вероятность Кристального Токио снова колеблется, так что ей пришлось удалить с временной линии трех хулиганов и подросткового поп-идола. Хулиганов могли поддержать, и они бы выросли и, в конце концов, бросили бы вызов Сенши. Не то чтобы они могли побить девушек, но они бы появлялись в самые неподходящие моменты, поддерживая врагов, снижая вероятность Кристального Токио на целых 5,8%. Поп-идол же, с другой стороны, была абсолютно иной проблемой. Она слишком отвлекала и, для ее собственного блага, она просто была устранена.
     Сецуна преобразовалась обратно в элегантный деловой костюм и щелкнула выключателем. Она немедленно застыла. Их были сотни. Нет, тысячи. Везде. Один пополз по высокому каблуку ее туфли. Женщина, ранее известная как Сейлор Плутон, судорожно дернулась.
     – АААЙЙЙЙЙиииИИИИИИ!
     Пятнадцать минут спустя Усаги заинтересованно разглядывала сжавшийся на диване комок, Мичиру сидела рядом, тщетно пытаясь успокоить перепуганную женщину. Никто бы не поверил, если бы не видел своими глазами старейшую Сенши, обычно не склонную к жалкому иррациональному страху. Или, если уж на то пошло, к каким-либо эмоциям вообще. Но не теперь, не после пребывания в квартире, полной тараканов, ни у одного из которых абсолютно не было понятия «личного пространства».
     – Думаю, это все, – заявила Ами, еще раз обведя всю комнату своим КПК. Ах да, компьютер Меркурия… использован для охоты на тараканов. При этой мысли девушка с кобальтово-синими волосами нахмурилась.
     – Есть предположения, откуда это взялось? – поинтересовалась с дивана Мичиру, аккуратно поглаживая зеленые волосы пострадавшей женщины.
     – Нет. Дом чист. Никаких следов взлома. – Кончиками пальцев Ами подняла кусочек бумаги и протянула его Усаги. – Кроме этого.
     Блондинка взяла стикер и прочла, что там написано, вызвав у Мейо Сецуны первый отклик с тех пор, как они нашли ее кричащей. Она вскинула голову, а ее глаза увеличились до размеров тарелки.
     – Здесь был Ранма.

Часть вторая

     Мейо Сецуна расхаживала перед Вратами Времени, одетая в функциональную, но откровенную нательную броню, соответствующую ее образу Сейлор Плутон. Броня было, пожалуй, слишком громким словом для короткой и тесной фуку, что она носила, но после столетий ее использования она почти не обращала внимания на такой факт. Даже если бы она обращала внимание на то, что она носит, сейчас только одна мысль крутилась в ее голове.
     Саотоме Ранма СПОЛНА заплатит за все.
     Ее приводило в замешательство не столько то, что он не должен был проникнуть в ее дом, сколько то, что он не должен был даже знать о самом ее существовании, не говоря уже о том, где ее найти… Или о том, что она до смерти боится тараканов. Последняя мысль заставила ее вздрогнуть, и она вернула все внимание Вратам Времени перед ней. Знание ее самой глубинной фобии указывало на уровень знаний, выходящий далеко за пределы способностей мастера боевых искусств, особенно учитывая, что те двое, что знали об этом, были мертвы со времен Серебряного Тысячелетия. Также появляется вопрос, как же много он знает? В любом случае, стало очевидно: у Саотоме-сана слишком много свободного времени. Злая улыбка расколола обычную бесстрастную маску Сейлор Плутон. Так он хочет сыграть на моих страхах, хмм? Она подправила течение времени во Вратах до нужного момента, и злая улыбка стала шире.
     Время объяснить Саотоме Ранме, что не стоит крутить с Хозяйкой Времени.

     У Саотоме Ранмы, наследника Школы Беспредельных Боевых Искусств, был, по всем признакам, хороший день. Что означало, что день, на самом деле, очень плохой. Он довольно давно осознал, что любой его хороший день означал, что карма вселенной временно пришла в дисбаланс, и, рано или поздно, для его персоны все придет в равновесие, в самой неприятной форме. Аканэ была счастлива, и это плохой знак. Она даже напевала по пути в школу, что для Ранмы приравнивалось к Четырем Всадникам Апокалипсиса. На него не плеснули холодной водой, что, возможно, означало, что чаша терпения переполнена, даже Набики ничего от него сегодня не требовала. Ранма был абсолютно уверен, что взгляни он в небо, он не только пронаблюдал бы за полным солнечным затмением, но и обнаружил бы пылающий двухсотмильный метеор, готовящийся поразить все человечество за его прегрешения. Ну, или ему просто все это казалось. В конце концов, если ты параноик, это не значит, что все мечтают до тебя добраться. Что они обычно и делали. «Они», в случае Ранмы, были любым количеством людей.
     Он почти с облегчением узнал, что Аканэ взялась за готовку, в то время как Касуми отправилась на свидание с доктором Тофу. Он примет свое наказание как мужчина, и его карма выровняется, и не будет ничего страшнее недельного несварения желудка. По его мнению, это был справедливый компромисс. Лучше ему смириться с уготованным кармой, чем смотреть, как вся цивилизация рушится лишь из-за того, что он не смог съесть готовку Аканэ. Конечно, порой это было тяжелее, чем драться с Рёгой, но ведь жизнь мастера боевых искусств таит в себе опасности, правда?
     Улыбающаяся Аканэ поставила перед ним тарелку, и Ранма понял, что у него проблемы. Она упоминала, что готовит чоу мейн, и то, что было в тарелке, действительно было похоже на чоу мейн. Его страх возрос в геометрической прогрессии, когда он осознал, что она действительно приготовила что-то, что выглядело как названное блюдо. Все глаза были устремлены на него, официального жертвенного агнца Тендо. Он был канарейкой в их шахте, ведь если он свалится, еда, несомненно, отравлена, и ни при каких обстоятельствах остальная семья ее не тронет. В самом деле, его приступы агонии неплохо отвлекали, чтобы можно было сбежать от кулинарного мазохизма их злой дочери. Ранма взял себя в руки и съел первый кусочек. Его жизнь промелькнула у него перед глазами, и он с уверенностью знал, что…
     Они все умрут.
     Это будет болезненная и мучительная смерть, несомненно, пронизанная криками, пытками и страданием. Это будут страдания, каких никогда не видели, невообразимые по своей величине. И как же Саотоме Ранма узнал, что за отвратительная судьба ждет его? Да очень просто, на самом-то деле.
     Еда была хороша.
     Аканэ смотрела на него с сияющим в глазах Вопросом. Вопросом, неправильный ответ на который обещал быстрое и болезненное возмездие, а оскорбление ее готовки было сродни оскорблению самой жизни… Что иногда и было, когда Ранма наблюдал за ее прошлыми попытками крутить и вертеть самой тканью кулинарной реальности в те моменты, когда она была на кухне. Тот же Вопрос был и в глазах остальных членов семьи. Однако, их реакция, если Ранма свалится в течение следующих пяти минут, будет иной; возможно, они кинутся принимать таблетки йода и распаковывать комплект первой помощи при угрозе биологического заражения, что обычно пылился в шкафу в коридоре. Даже Касуми не была настолько глупа, чтобы после всего одного кусочка поверить, что Аканэ в одиночку приготовила что-то хорошее. Нет, это не было ее приобретенным навыком. Скорее это было, как если бы готовка младшей сестры мутировала, как вирус, не только вызывая отвратительный вкус, но и заставляя несчастную попробовавшую это жертву обильно истекать кровью. Немногие понимали, что именно это и было причиной, что хобби Тендо Касуми было изучение медицины. Поиск противоядия к готовке Аканэ был сам по себе достоин Нобелевской премии.
     – Ну?
     Глотая, Ранма обдумал вопрос своей невесты.
     – Хмм… неплохо.
     Вся семья моргнула. Невозможно.
     – Тогда в чем дело? – возмущенным тоном спросила Аканэ. Невозможно было не заметить тревогу парня с косичкой. Обычно эта тревога была направлена прямо на ее шедевр, но сегодня это предположение оказалось совершенно неверно. Ранма собрался ответить, когда раздался стук в дверь. Страх Ранмы усилился. Он знал, что было за дверью.
     Карма.
     И она только что вернулась домой.
     – О, я открою, – счастливо заявила Касуми, поднимаясь из-за обеденного стола. Ранме сильно хотелось, чтобы она этого не делала, и он следил за ней с нервным опасением. Это было похоже на некоторые садистские игровые шоу, и Ранма точно знал, что скрывается за дверью номер один. Не содержимое как таковое, но, учитывая, как хорошо все сегодня шло, за дверью не могло быть ничего хорошего. По сути, это было, наверное, воплощением всего зла за всю его жизнь, особенно учитывая, что Аканэ приготовила что-то приемлемое. Что бы там ни было, но съедобность ее готовки оказалась спусковой чекой на гранате. Касуми отворила врата к балансу кармы, и раздался новый голос.
     – Хмм, здравствуйте. Это дом Саотоме? – Говорящего легко можно было принять за доктора Тофу, если не считать торчащей изо рта сигареты и растрепанного белого лабораторного халата, наброшенного на этого человека. Он рассеянно поправил круглые очки.
     – Нет, это дом Тендо, – с улыбкой поправила Касуми, – но Саотоме сейчас проживают у нас. – Она взглянула на его спутников: позади него стояли маленький мальчик и девушка-подросток. В мальчике она была не уверена, но девушка с темно-розовыми волосами и усмешкой размером с Токио могла означать только одно… – О, боже, еще одна невеста? – Ранма даже у стола услышал ее слова и застонал, когда Аканэ практически сожгла его свирепым взглядом. Набики и Соун, однако, мгновенно повернулись к Генме, который безуспешно попытался прикинуться невинной пандой.
     Доктор Нацумэ Кюсаку моргнул.
     – В сущности, да…
     Касуми кивнула и повела их, словно для нее это было повседневным делом. Появление еще одной невесты в жизни Ранмы было таким же естественным событием, как и рассвет нового дня над додзе Тендо. По крайней мере, конкретно эта невеста выглядела хотя бы немного скромной. В конце концов, большинство его невест прибывали в той или иной мере раздетыми, а не в строгой школьной форме.
     – Ранма, еще одна невеста хочет видеть тебя. – Трио остановилось позади Касуми, и Ранма, вздохнув, вылез из-за стола. Он искоса бросил испепеляющий взгляд на панду, прежде чем повернуться к их новым гостям.
     – Отлично, и за что же он продал меня на этот раз?
     Обрубленная сигарета во рту у доктора слегка дернулась. Факт, что Нуку-Нуку будет «еще одной» невестой, не ускользнул от него. Но это было неважно. Все равно это будет отличным социальным опытом для андроида NK 1124, что с самого начала и было его целью.
     – Хмм… если я помню правильно… Подождите, я проверю. – Кюсаку вытащил из кармана халата сложенный лист бумаги и уставился в него. – А! Я оплатил задолженность в баре за помолвку с неким Саотоме Ранмой. Это ты?
     Ранма уставился на доктора, на улыбающуюся девушку, практически выпрыгивающую из ее кожи. Стоящий около врача мальчик просто следил любопытными широко раскрытыми глазами за развивающимися вокруг него событиями. Взгляд Ранмы метнулся обратно к девушке. Что-то неуловимое в ней тревожило его.
     – Да, это я. – Он взял договор и поизучал его, прежде чем передать Набики.
     Средняя Тендо сама изучила его и кивнула.
     – Ага. Все законно.
     Словно это было командой, обсуждаемая новая невеста с восторгом завизжала, прыгнула мимо своего отца и с ликованием набросилась на Ранму.
     – Ура! У Нуку-Нуку теперь есть муж! Мяу! – Нуку прижала своего мужа к полу и лизнула его в щеку. Теперь, будучи так близко, Ранма взглянул ей в глаза, и все встало на свои места.
     – К… к… к… – заикался Ранма, когда Нуку-Нуку широко улыбнулась, обнажив милую пару клыков. Но для Ранмы они были совсем не милые. Они просто завершили образ, который до чертиков напугал его. – К… КООООООШКАААААА! – Ранма заизвивался, пытаясь освободиться от девушки, что потребовало некоторых усилий, так как она весила в несколько раз больше него. Освободившись, Ранма сбежал из дома, и супер мощная андроид девушка-кошка помчалась за ним по пятам. Она была более чем счастлива услужить своему новому мужу, который, по-видимому, наслаждался игрой так же сильно, как и она. Из-за дома раздался приглушенный грохот, и Тендо поморщились. Еще больше разрушений их собственности. Еще больше невест. Что еще могло пойти не так?
     Им действительно не стоило этого спрашивать.

     Ожил один из самых страшных кошмаров Ранмы. Каким-то образом он не попал под влияние Нэко-кэна; только едва-едва и только потому, что новый кошмар занял его место. Взгляд Ранмы нервно обежал все вокруг. Это был один из худших сценариев, что он мог представить.
     Его окружили.
     Само по себе это не было угрозой для мастера боевых искусств его уровня. Он был окружен ниндзя, людьми феникса, демонами, и другими подобными противниками. Все это не могло поколебать его обычной самоуверенности. Но нынешняя ситуация могла. Все было плохо. Слева от него стояла мастер окономияки, со своей боевой лопаткой наизготовку. Справа стояла фиолетоволосая китайская амазонка, наследница племени амазонок Джокецузоку, временами бывающая кошкой. Ранма невольно вздрогнул. Впереди стояла Тендо Аканэ, как и другие девушки, обнаружившая его в самый неподходящий момент. И Ранма знал ответ на это маленькое совпадение.
     Плутон.
     Позади него стояла новейшая невеста, розоволосая девушка-кошка, напоминающая не только о кошках, но и об амазонках, все благодаря ее упрощенному японскому и розоватым волосам. Очень, очень плохое сочетание. Вдобавок ко всему, на крыше над ним легко балансировала Кодачи, в своем расшитом розами купальнике, гимнастическая лента легко парила в вечернем бризе. Аканэ была здесь, чтобы покарать его за его двойное извращение. Шампу была здесь, чтобы претендовать на своего жениха по праву амазонских законов. Кодачи настаивала, что только одна женщина достаточно благородна, чтобы претендовать на сердце Саотоме. Нуку-Нуку была абсолютно уверена, что это она, потому что он даже напоминал ей кота, а Укё вышла на сцену, потому что он был ее другом детства и женихом. Конечно, кроме Ранмы, у них всех была одна общая черта… Саотоме Генма. Ну, за исключением Кодачи. Она просто была безумна. Мастер боевых искусств с косичкой отметил, что отца в списке стоит поставить сразу за Мейо Сецуной… Если он выберется из этой ситуации живым.
     Он и не догадывался, что у Сейлор Плутон были особые причины выбрать именно эту новую невесту. Конечно, она была новой невестой, и это все равно подливало масла в огонь. Да, тот факт, что у нее мозг кошки, будет без конца приводить Ранму в ужас. Но были еще причины, почему Нацумэ Ацуко стала новейшей невестой Ранмы. Даже то, что она девушка-кошка, не делало ее такой особенной. В конце концов, в Японии их было полно, а Сецуне нравились тонкости. И некоторые из этих тонкостей были менее чем в пяти минутах от его текущего местоположения.
     – Цель обнаружена! – подтвердила Кёко со своего поста тактика за спиной пилота. – Это Яд Восемь, запрашиваю разрешение на атаку! – Ожидая ответа, блондинка повернула несколько переключателей на контрольной панели перед ней.
     Стальной женский голос протрещал по открытому каналу:
     – Рю-тян не рядом?
     – Никак нет! – уверенно ответила оружейный офицер Яда Восемь.
     – Тогда устранить NK 1124 с максимальным уроном! – голос ее босса стал пронзительным.
     Садистская усмешка скользнула по лицу пилота.
     – С удовольствием, босс! Изготовиться к стрельбе! – Не то, чтобы Арисе нужно было разрешение для сброса большого количества фугасных зарядов, отметила Кёко, когда шатенка за штурвалом в предвкушении опустила свой визор. Однако, ради них обеих, всегда лучше иметь официальное одобрение. И ради карьеры.
     Ариса до упора толкнула вперед дроссель и маниакально хихикнула, когда точно направляемый в полете Яд Восемь пересекал ночное небо, двигаясь к своей цели. Вертолет был из новейшей линии аппаратов поддержки с воздуха производства Мисима Индастри. Удерживаемый в воздухе двумя идентичными турбореактивными двигателями, аппарат из серии Ядов мог провести в боевом вылете гораздо больше часов, чем любой другой собранный Мисима авиааппарат, несмотря на то, что у них не было ни массового производства, ни участия в крупных конфликтах. Была также сомнительная честь, что прототипы с первого по седьмой были уничтожены сотрудницами компании Арисой и Кёко, когда они пытались нейтрализовать андроида под номером NK 1124. Достаточно сказать, что кровожадная тенденция Арисы в отношении ее цели подводила к тонкой грани.
     Яд Восемь претерпел множество усовершенствований с того момента, как сошел с конвейера, и их многочисленные потери из-за девушки-андроида подсказали инженерам Мисима идею или две. Его главное орудие было полностью заменено, тридцатидекаваттная плазменная пушка сменила традиционный установленный в носу двадцатимиллиметровый пулемет Гатлинга. Изучив способности к поглощению ущерба 1124, конструкторы решили, что им нужно что-то, чему не потребуется второй удар. Конечно, ее темп стрельбы был несопоставим с пулеметом Гатлинга, но это была кувалда, которой можно было доверять. Кроме того, каждая ракета на судне была оснащена управляемой разделяемой боеголовкой, прямое попадание бронебойными снарядами по столь шустрой цели доказало свою невозможность. Логика была достаточна проста – накрыть область новыми AX-15s, и все, во что вы пытались попасть, должно оказаться столь повреждено, что замедлится достаточно для нескольких прямых попаданий из плазменной пушки.
     Ничто из этого не имело особого значения для Арисы, когда она откинула оранжевый предохранитель, что закрывал кнопку пуска на ее джойстике. Теперь она слилась воедино с Ядом Восемь, и настало время для давно, давно назревшей расплаты.
     – Обнаружены множественные цели! – сообщила в пространство блондинка, когда на сфере ее сканера загорелись новые точки. Пилот не поколебалась ни мгновения, палец ласково лег на кнопку активации оружия. – Шесть новых целей, уровень энергии одной из них выше, чем у андроида Кюсаку!
     – Еще один чертов робот! – прорычала Ариса и нажала на кнопку выбора AX-15s. Ее боевой клич разнесся на всю кабину.
     – Никаких выживших!

     Нуку-Нуку услышала это первой: приглушенный рокот, что эхом разнесся по ночному небу. Ранма услышал следующим, в то время как остальные невесты в своем противостоянии и понятия об этом не имели. Он повернулся и обнаружил, что Нуку сосредоточена уже не на нем, а на какой-то точке вдали. В свою очередь, ее кибернетически усиленный кошачий мозг точно знал, что это был за звук, и она приняла позицию, из которой она могла противостоять угрозе. Однако Ранма был в недоумении. Во-первых, она была девушкой-кошкой, ночным кошмаром. Во-вторых, она отреагировала на угрозу, больше не обращая внимания на горячащихся невест. Он страстно ненавидел кошек и до боли ненавидел невест, но сквозь накатывающуюся панику он знал, что даже его кошачье я инстинктивно отличало добро от зла, даже если он сам в тот момент не мог их отличить. Ранма перевел свой взгляд на ночное небо, изучая некий высокотехнологичный летательный аппарат.
     Накал страстей вокруг него нарастал, аппарат приближался. Его цель была безошибочно ясна. Нуку напряглась, приближающийся вертолет окутался облаком дыма. В плане техники Ранма был не слишком подкован, и он не следил за новинками военных разработок, так что термин «управляемая ракета» абсолютно ничего для него не значил. Но факт, что сейчас к нему приближались несколько высокоскоростных снарядов, не ускользнул от него, и не нужно было быть гением, чтобы представить последствия. Нуку-Нуку, конечно же, не гений, и факт, что она напряглась, благоприятно повлиял на собственные размышления Ранмы.
     – Moko Takabisha!
     Вражда невест немедленно прекратилась, когда унесся первый заряд ки, и Нуку-Нуку уже была в воздухе в пятидесяти футах над землей, легко приземлившись на одну из летящих ракет, затем на следующую, как будто бы они были ступеньками на пути к новой угрозе. Каждый шаг сбивал ракеты с их курса, безвредно перенаправляя их в землю или заброшенные здания. Понесся еще один заряд ки, испаряя все ракеты, что девушка-кошка пропустила на своем пути к вертолету. Даже сейчас, когда запаниковавшие невесты внезапно принялись за дело, это было не сравнимо с тем, что в этот же самый момент происходило в кабине Яда Восемь.
     – Зенитный огонь, маневр уклонения! – закричала блондинка, и ее пилот дернула джойстик, уходя с пути, по которому промчались две ярких синих энергетических сферы. От этой конкретной миссии Кёко ожидала многого. Материальный ущерб? Конечно. Уничтожение вертолета воздушной поддержки Яд? Возможно. Разъяренную андроида девушку-кошку? Определенно. Но последним, чего она ожидала, что сумеет появиться сила, способная преодолеть современную систему радиоэлектронного подавления Яда, от атаки которой придется просто уклоняться. – РЭП активна! Выпускаю ловушки и помехи!
     Ариса яростно выругалась, дергая на себя рукоятку джойстика, пропуская под носом еще один выстрел. Как будто супер-силы 1124 было мало, этот чертов ученый теперь оснастил своих андроидов зенитным оружием! А что со всем тем дерьмом, когда он всеми силами противился созданию боевых машин, а? Главный дисплей отобразил процесс захвата зенитной батареи, когда глухой удар сотряс весь аппарат.
     Баааах!
     – По нам попали! – взвизгнула Кёко и повернулась, чтобы увидеть то, что уже увидела Ариса – одну весьма раздраженную девушку-кошку в школьной униформе, прильнувшую к стеклу кабины. Дежа вю этой ситуации не осталось незамеченным сотрудницами корпорации. Нуку-Нуку, видимо, не заметила, потому что она принялась бить головой по пуленепробиваемому стеклу, после второго же удара пустив по нему заметные трещины. Нуку-Нуку отвела голову для третьего удара, когда еще более сильный удар сотряс вертолет. Ариса обернулась как раз вовремя, чтобы увидеть пролетевшую сквозь второй турбореактивный двигатель синюю дугу, уничтожившую при этом половину крыла и всю возможность держаться в воздухе. Второй пилот Арисы рассматривала это со смешанными чувствами. С одной стороны, удар стряхнул девушку-кошку с их носа. С другой стороны… – Потеря мощности на втором двигателе! Мы под огнем!
     Саотоме Ранма смотрел на дело рук своих, когда вертолет загорелся. Он вообще-то не собирался сбивать эту чертову штуку, но она оказалась прямо позади выпущенных ракет. Он просто полюбопытствовал, куда же делась девушка-кошка, когда она рухнула по баллистической дуге и жестко приземлилась, скользя по земле, миновав невест, и врезавшись в него, и ее тяжесть протащила его полсотни футов, прежде чем грубо затормозить об стену жилого дома. Нуку-Нуку стряхнула с себя обломки и уставилась на своего нового жениха, который пока еще не оправился от удара. Он поймал ее! Какой хороший муж!
     – Мяу! – в восторге раздавила она жениха в своих объятиях. Между новой невестой, которая была девушкой-кошкой, враждующими невестами и напавшим летательным аппаратом, Ранма, наконец, заметил, как девушка-кошка прижала свое тело к мастеру боевых искусств, мурлыкая при этом.
     Невесты достаточно пришли в себя, чтобы отвести взгляды от горящего вертолета, проследить за созданной Ранмой и Нуку бороздой и увидеть пару. Излишне говорить, что ни одна из них не была довольна тем, что увидела. Аканэ обнаружила, что новейшая невеста висит на ее женихе.
     – Какого черта ты это с ней делаешь, Ранма? – Ответ оказался неожиданным.
     – М-м-я-я-а-а-А-У-У-У-У…
     Хвала навыкам пилота-испытателя Арисы, ей удалось опустить Яд Восемь одним куском, правда, повредив при этом улицу Нэримы и несколько автомобилей. К счастью, Кёко отключила подачу топлива на второй двигатель, и его веселое горение превратилось к настоящему моменту в сердитое тление, вертолет занесло, и он полностью и навсегда остановился. Она отстегнула свой ремень безопасности, и обнаружила, что Ариса уже выпрыгнула из вертолета и приземлилась снаружи.
     – Чертов андроид уничтожил ЕЩЕ ОДИН вертолет! – негодовала она, сдернув запор и раскрыв грузовой отсек. Она принялась вытаскивать из трюма части композитной брони, отдаленно напоминающей своей формой части тела. – Мне, черт возьми, НЕ удержат снова мою зарплату! – Она вернулась в поле зрения Кёко полностью одетой в силовую броню, монтируя на запястье плазменный аппарат, орудия точечной защиты на плечи, размещая на груди и бедрах капсулы мини ракет. Все это, вместе с семифутовым малиново-красным костюмом, выглядело довольно устрашающе…
     …Почти так же устрашающе, как тот, кто крался на четвереньках в двадцати футах от нее. Глаза Нэко-Ранмы сверкнули, когда он легкими шагами проследовал вперед, желая проверить стоящую перед ним его новую игрушку. А чем еще это могло быть? Это определенно не был человек или кто-то, кого кошачий разум Ранмы воспринимал как друга. Оно казалось слишком странным для еды, что оставляло лишь несколько вариантов, как именно его классифицировать. Ариса отдала команду, и костюм развернул весь оружейный арсенал. Она смотрела, как основной дисплей отобразил светящееся красное кольцо вокруг Ранмы, захватывая цель. Женщина как раз собиралась разблокировать предохранители, когда размытая розовая фигура пронеслась по воздуху, приземлившись рядом с крадущимся парнем. Нэко-Ранма заметил, что его подруга-кошка недовольна этой игрушкой перед ним, и тоже решил выразить ей свое неудовольствие.
     Несмотря на климат-контроль силовой брони, Ариса не могла не вспотеть, когда из рук андроида вдруг вылезли светящиеся когти в фут длиной, в то время как выражение его лица давало понять, кто именно будет их первой целью. Теперь она оказалась лицом к лицу с двумя очень обозленными андроидами… Одна была безумно сильна, а другой, очевидно, неплохо вооружен… А у нее был только один костюм. Ариса посмотрела на разозленные лица обоих котов-андроидов и почти расплакалась.
     Когда следующим утром она приехала в офис, из ее зарплаты уже ничего нельзя было удержать.

     Саотоме Ранма споткнулся, выходя из гостевой комнаты, когда свет восходящего солнца сочился через дом Тендо. Он потер виски, пытаясь унять стук в голове, и безмолвно поинтересовался, насколько большой грузовик врезался в него и как быстро он ехал. Он медленно пробирался в гостиную, руководствуясь только запахом завтрака. Когда мастер боевых искусств, наконец, поднял взгляд, он обнаружил свою новейшую невесту помогающей Касуми накрывать на стол.
     Нуку-Нуку заметила его и расплылась в широкой улыбке.
     – С добрым утром, Ранма-сан! – радостно поприветствовала она, и воспоминания о приключении прошлым вечером всплыли из его памяти на поверхность. Он вздрогнул. Не то, чтобы он вспомнил, что было после Нэко-кэна, но он отчетливо помнил атаку с воздуха. И Нуку на его руках. А после?..
     Он уже собрался сесть за стол, когда заметил смотрящую на него широко раскрытыми глазами Аканэ.
     – Что? – Но она смотрела молча. Этого было достаточно, чтобы можно было на время забыть о девушке-кошке через стол от него, накладывающей ему в тарелку двойную порцию.
     Набики усмехнулась, и он повернулся к ней.
     – Она просто вспомнила, как ты вскрыл силовую броню Mk308 производства Мисима Индастри… Вместе с одним из их элитных вертолетов.
     – Вы что ВИДЕЛИ? – недоуменно спросил Ранма.
     – О, конечно, – с улыбкой подтвердила Набики. – Все это также есть на кассете. Всего за две тысячи иен я позволю взглянуть на то, что ты пропустил.
     – Ранма-сан будет отличным мужем! – весело напевала Нуку-Нуку, вспоминая этот инцидент. Он был не просто котом, он, несомненно, был альфа-самцом. Короче говоря, ее кошачий мозг классифицировал его как идеального супруга. Этого заявления было достаточно, чтобы Аканэ вышла из ступора и одарила своего жениха еще одним пылающим взглядом. Ранма даже не заметил этого, недоверчиво качая головой. Ситуация развивалась от раздражающей до безумной. Невесты – уже достаточно плохо. Одна из-за проклятья превращалась в кошку, она была пародией, но пародией управляемой. Еще одна все время была супер сильной девушкой-кошкой… Он снова вздрогнул, когда Нуку-Нуку удостоила его клыкастой усмешкой. Забавно, что панду этим утром нигде не было видно. Сегодня ему ДЕЙСТВИТЕЛЬНО нужна была боксерская груша. Ранма заметил двойную порцию на своей тарелке и слабо улыбнулся девушке-кошке, чья улыбка стала ослепительно сияющей.
     Столкнувшись с непонятной и странной ситуацией, вызванной его отцом, и будучи не в силах выплеснуть свою агрессию обычным способом, Ранма вернулся к единственному, что у него осталось… Планированию следующего хода против Сецуны. Она сполна заплатит за все.

     Ранма присел на крыше и развернул свои ки чувства на пару миль, убедившись, наконец, что он оторвался от всех преследователей. С обычными невестами было просто. С Шампу, из-за ее опыта следопыта, было чуть посложнее. Свалить от Нуку-Нуку без использования Умисэн-кэн было настоящим кошмаром, а он не хотел использовать его, пока Надоеда могла наблюдать за ним или его друзьями, это был его туз в рукаве. После тщательных экспериментов стало очевидно, что эта Сенши Времени не могла следить за ним напрямую, она была вынуждена наблюдать за окружающими его людьми, чтобы узнать, что он делает. Но, как только он оставался один, он мог делать все, что угодно, и она про это не узнает. Конечно, она поймет, что он что-то задумал. Это довольно очевидно, когда находишь несколько тысяч тараканов в своей спальне, без того, чтобы хоть что-то предупредило бы о них. Но знать, что что-то будет, и сделать с этим что-нибудь – две разные вещи. Если только она не захочет выйти на прямое столкновение – что более чем удовлетворило бы его – она просто будет блуждать во мраке, пока он делает свой ход.
     Еще у него было подозрение, что она не знает о его облике девушки, дающем ему высочайшее, но нежеланное тактическое преимущество. Ранма не был точно уверен, почему. Может, потому, что он играл Тендо Ранко так много раз, что она просто выпустила это из виду. Может, на это влияла магия проклятья. Может, она просто не смогла сложить два и два, как и многие другие люди в его жизни. Независимо от причины, это был рычаг, от которого он не мог отказаться, хотя бы потому, что вся его хитрость была направлена на прекращение ее вмешательства в его жизнь. Так что он воспользуется всеми и любыми преимуществами, чтобы убедить Плутон держаться от него подальше, даже если для этого потребуется проводить время в его женском образе.
     Тем не менее, он не мог позволить себе никаких «может быть» или «возможно» в своей следующей атаке, если он хотел добиться успеха. Он должен был быть уверен, и поэтому он в этот самый момент сидел на этой крыше. Ранма вытащил из подпространства маленький термос и открутил крышку.
     Пора было поиграть.

     Сенши Времени была в хорошем настроении. Во-первых, Кристальный Токио достиг вероятности в 97,1%, самой высокой вероятности за несколько сотен лет. Во-вторых, ее планы по еще большему осложнению жизни Ранмы достигли полного успеха. Не то чтобы она строила авантюры, просто ей нравилось, когда планы сходились. Однако это план был особенно приятен. Мейо Сецуна передала несколько купюр продавцу в магазине и забрала свои пакеты. На Ранму сейчас навалились не только неприятности и его фобия, на него к тому же нацелила все ресурсы Мисима Индастри, решив, что он – следующее после Нуку-Нуку поколение котов андроидов доктора Нацумэ. Сецуна не могла не фыркать от смеха, когда она выходила из продуктового магазина с пакетами в руках. Эта ситуация была весьма забавна. У нее уже как минимум столетие не было такого веселья.
     Она шагнула на тротуар. Удели она чуть больше внимания, она бы, возможно, не вышла бы прямо перед другим прохожим, из-за чего они и столкнулись друг с другом. Сецуне удалось устоять на ногах, хотя она и выронила сумки. Девушке, с которой она столкнулась, так не повезло, она рухнула прямо на тротуар.
     – Ой! – воскликнула девушка и взглянула на зеленоволосую женщину над ней. – ОЙ! Мне таааааак жаль! – Она подскочила на ноги и помогла собрать в пакеты рассыпанные Сенши продукты. – О, боже! Я надеюсь, я ничего не испортила!
     Сенши не смогла не улыбнуться живо тараторящей рыжей.
     – Я уверена, все в порядке. Кстати говоря, ТЫ в порядке?
     – Ммм… думаю, да, – немного нерешительно ответила рыжая. – Да. Я в порядке! – Казалось, она хочет сказать еще что, но, внезапно, ее глаза широко распахнулись. – О нет! Я опоздаю! – С этими словами, она резко поклонилась зеленоволосой леди и побежала, заворачивая за угол.
     Сецуна не смогла не рассмеяться. Глупышке сильно повезет, если она не собьет еще человек пять, пока доберется туда, куда ей нужно.

     Ранма следила, как Сенши Времени продолжила свой путь, она сидела на крыше, почти невидимая благодаря запретному приему Умисэн-кэн. Она смотрела, пока та не скрылась из виду, изучая каждое ее движение и язык тела. Все, что она увидела с момента встречи, и до нынешнего времени, подводило к единственному выводу… Мейо Сецуна не имела ни малейшего понятия, с кем она только что столкнулась. Ранма свирепо улыбнулась. Убедившись, что Плутон покинула территорию, Ранма сбросила скрывающий прием и спрыгнула вниз на улицу, разыскивая ближайшего портного.
     Женщине за прилавком было около сорока, и она была того типа, что у Ранмы ассоциировался с материнством. Швея поправила толстые очки и улыбнулась своей новой заказчице.
     – Чем я могу вам помочь?
     Ранма улыбнулась, переключаясь в режим полной дурочки, и положила перед женщиной журнал.
     – Я хочу, чтобы вы сшили мне один из них.
     Швея моргнула и улыбнулась.
     – Полный костюм? – Ранма кивнула, продолжая улыбаться. – Вы ведь знаете, что вы можете пойти в любой магазин и приобрести его гораздо дешевле, чем я возьму с вас?..
     Стоящая перед ней рыжая кивнула.
     – Я знаю, но мне нужно что-то, что бы выглядело полностью достоверно, и мне порекомендовали вас. – Как бы подчеркивая свое мнение, Ранма вытащила толстую пачку наличных. Порекомендовала некоторая Тендо, также оказавшаяся ее источником средств. Лучший дьявол, которого ты знаешь, мысленно фыркнула Ранма.
     Женщина кивнула.
     – Немало денег на косплей, но я видела чудаков. Полный костюм будет готов примерно через неделю, это приемлемо? – Рыжая кивнула. – Вы определились с цветом? Если нет, то я бы сказала, что темно-красный и белый будут отлично сочетаться с вашими прекрасными волосами.
     Ранма пожала плечами.
     – Ну, у меня никогда не было хорошего чувства стиля, так что я поверю вам на слово. – Они обсудили несколько менее значительных деталей дизайна, и Ранма покинула ее с озорной улыбкой на лице.
     Впереди очередная остановка.

     Не так уж и много происшествий происходило в пригороде Нэримы в два часа ночи, что объясняло, почему некая темная фигура выбрала именно это время, чтобы проникнуть в китайское святилище в Некохантене. Кончено, двери были заперты, кафе было закрыто, но это не смогло сдержать тень, что легко нашла путь, тихо проскользнув внутрь через заднюю дверь на кухне. Несколько мгновений тень кралась по помещению, прежде чем голос остановил ее продвижение.
     – Кхм. – Тень обернулась и обнаружила старуху, аккуратно балансирующую на таком же корявом, как и она сама, посохе. – Ты действительно думал, что сможешь незамеченным прокрасться около моего дома, зять?
     Ранма вышел из тени, натягивая на лицо тонкую улыбку.
     – Вовсе нет. Вообще-то, я даже рассчитывал на это. – Колон с любопытством наклонила голову. Обычно жених Шампу не прибегал к ухищрениям такого уровня. – Нам нужно поговорить. Наедине.
     – Разве сейчас мы не достаточно наедине? – Колон была заинтригована. Взлом и проникновение – только чтобы поговорить с ней наедине?
     Мастер боевых искусств покачал головой.
     – Нет. Нам нужно поговорить где-то, куда не смогут проникнуть… иными способами. – Колон удивленно выгнула брови, но понимающе кивнула. «Иные способы» подразумевали нечто большее, чем обычное подслушивание Набики, и факт, что Саотоме предположил, что у нее есть такое безопасное месте… На самом деле, интересен.
     Матриарх Амазонок повела его на нижний уровень, провела через несколько дверей и остановилась перед простой деревянной. Ранма внимательно отметил, что дверь была спроектирована так, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания, примерно как шкаф с уборочным инструментом. Двое шагнули внутрь, и она закрыла дверь, сперва задвинув засов, затем обрисовав в сложной последовательности какие-то знаки. Ранма оглядел пустующую комнату, из всей мебели был лишь простой стол и четыре стула. Однако стены были покрыты всеми мыслимыми охранными печатями, и у парня с косичкой не было ни малейшей надежды расшифровать хотя бы часть из них.
     Колон отставила свою клюку в сторону и уселась на стул. Ранма последовал ее примеру.
     – Это настолько наедине, насколько я и еще кое-кто можем обеспечить, зять. Что такого важного, что тебе было необходимо ворваться в мой дом, разбудить меня в два ночи и искать убежища в такой комнате, как эта? – Старейшина отчаянно пыталась сдержать любопытство под трещащей нейтральной маской, что она носила. По правде говоря, его необычное поведение заставляло ее чувствовать себя живой.
     – Помните меч желания? – Колон кивнула. В отличие от Набики, она смогла сдержать свое мнение об испорченном желании. – Мое желание исполнилось, и я узнал, почему моя жизнь была таким дерьмом.
     Маска Колон чуть-чуть дрогнула. Желание действительно оказалось… полезным?
     – И что ты обнаружил, зять?
     – Что есть непрошеная сила, вмешивающаяся в мою жизнь и жизнь моих друзей. Я намерен остановить ее, – спокойно заявил Ранма, и маска Колон соскользнула еще дальше, так, что она полностью сбросила ее, отдавшись необузданному любопытству.
     – И что это за сила? И как ты планируешь ее остановить?
     Ранма покачал головой.
     – Прямо сейчас, чем меньше вы знаете, тем лучше. Фактически, моим самым большим преимуществом является полная тайна моих действий.
     Колон нахмурилась.
     – Тогда я мало что смогу сделать для тебя, зять. Если ты не можешь рассказать хоть что-то о своей операции против этого безымянного врага…
     Ранма понимающе кивнул.
     – Точно. Не обижайтесь, но я здесь не ради вашей помощи. Мне нужно забрать кое-что мое.
     Колон непонимающе смотрела на него.
     – И что же это?
     – Геккайя и Киндзякан[1]. – Ответ Ранмы был полностью лишен эмоций, и на этот раз Колон действительно вздрогнула, осознав, насколько сильно задели за живое мастера боевых искусств. Она почти забыла, что сберегала священные ключи, но Ранма, как видно, нет. Фактически, это он завладел обоими посохами после битвы с Сафураном. В редкий момент прозрения, он решил, что если Сафуран возродится и попытается вновь вознестись до полной Божественности Феникса, Ранма будет удерживать ключи к его вознесению. Если маленький Сафуран не будет отвечать его представлениям о чести и сострадании, божество достигнет своей истинной формы лишь когда в аду пойдет снег. И, в отличие от других смертных, это было требование, которое он легко мог удовлетворить. Практически не было такой силы, которую божок мог бы пустить в ход, чтобы противостоять Ранме, если бы он был склонен отказать ему в его силе. Людям Феникса чертовски сильно не понравился этот ультиматум, но они мало что могли сделать, чтобы воспрепятствовать ему.
     Действительно, для Колон это было делом чести, когда он передал древние оружие-ключи ей под охрану. Его рассуждения были просты – его жизнь просто была слишком хаотична, чтобы столь мощное оружие просто лежало в додзе, особенно с таким количеством живущих там нонкомбатантов. Конечно, он и его отец были чрезвычайно мощными мастерами боевых искусств, в крайнем случае, может быть, и Соун тоже, но он нисколько не доверял своему отцу, а Набики могла в два счета найти его заначку. Ему бы повезло, если бы они не заложили их через неделю после того, как их нашли. Так что Ранма доверил их единственному человеку, который, как он знал, мог не только защитить их, но и был достаточно честен, невзирая на их разногласия относительно его будущей невесты.
     И теперь он забирал их обратно из-за таинственной незримой угрозы. Это само по себе говорило, с противником какого уровня он собирается столкнуться. Во-первых, он действительно собирался взять в руки оружие и обратить его против этой угрозы. Во-вторых, оружием, которым он собирался воспользоваться, вероятно, можно было одолеть даже бога. В-третьих, он забирал оба оружия, не только одно. Был, наконец, и тот факт, что они были в той самой комнате, которая могла защитить от почти всех известных видов наблюдения, магических и не только. Фактически, она не могла выставить оберегов лишь против полноправного бога, и Колон уповала небесам, чтобы Ранма не планировал свергнуть одного из них. Такие действия, как правило, замечали все лишние участники.
     После кратких размышлений Старейшина мрачно кивнула и полезла в свой пространственный карман, доставая оттуда небольшой кинжал и прямоугольную печать. Как и все здесь, его символика была совершенно неизвестна Ранме. Его глаза широко распахнулись, когда она поднесла кинжал к своему большому пальцу и порезала его, затем провела небольшой раной по этой бумаге. Кровь впиталась, и она запела что-то совершенно непонятное Ранме. Однако эффект был очевиден. Печать засветилась и сгорела в огне. Через несколько секунд не осталось ничего кроме пепла. Колон заметила шок на лице парня.
     – Думай об этом как о замке на пространственном кармане, – объяснила она. – При правильных обстоятельствах обычный карман, как тот, что использует Мус, можно взломать и влезть внутрь. Это незапертая дверь, которую можно пробить. Учти, что это не легко, но все равно не гарантирует безопасности. – Ранма кивнул и старейшина продолжила. – Этот же метод требует добровольно отданной жизненной силы использующего его. Практически нет способа, которым его можно было бы взломать. Даже психические приемы, такие как промывание разума, не гарантируют успеха.
     При этом Колон вновь залезла в свой карман с оружием.
     – Наивысшая безопасность, а? – прокомментировал Ранма, когда она начала рисовать в воздухе тонким серебристым стержнем.
     – Именно, зять. – Первым оказался Киндзякан, она положила большой посох с кольцом-наконечником на стол. Внешняя сила в комнате возросла только из-за его присутствия. Ранма следил за серебристым стержнем, и Колон, вынув Геккайю с серповидным лезвием, положила его рядом с Киндзяканом. Погнутое лезвие Геккайи вконец раздосадовало Ранму, так что он выправил его, прежде чем передать на хранение Колон несколько месяцев назад. Они разглядывали средоточия силы, что спокойно лежали на столе, пока Колон не нарушила благоговейную тишину.
     – У тебя есть, где держать их?
     Ранма кивнул и убрал древние ключи в свой собственный пространственный карман. Он ответил на следующий вопрос Колон прежде, чем она даже успела спросить.
     – В то время я не знал этого приема, и мне было нужно безопасное место, чтобы сберечь их, пока я не изучу его. Вы были лучшей, кто мог с этим справиться.
     Колон приняла объяснение и вздохнула.
     – Я надеюсь, ты знаешь, что делаешь, зять. – Ранма поднялся и подошел к двери, нарушив тайну их места поворотом ручки. Дверь открылась, и он холодно улыбнулся.
     – Я точно знаю, что делаю. Время расплаты.

Часть третья

     – О, боже…
     Никогда еще в истории эти два слова не передавали столь же много информации, как в тех случаях, когда они произносились Тендо Касуми, матриархом семейства Тендо. Для большинства людей эти слова были всего лишь сдавленным возгласом озабоченности. Но старшая сестра Тендо слышала в них гораздо больше. Она была хранителем этих слов, и они буквально обзавелись еще сотнями смыслов. Высказанное Касуми «О, боже» могло значить все, что угодно, от «О, боже, в блюдо надо положить больше соли» до «О, боже, инопланетяне-похитители тел только что приземлились во дворе и приготовили огромное количество оружия с антиматерией, чтобы аннигилировать последние остатки человеческой жизни на земле…»
     Так или иначе, нет никаких сомнений, что Саотоме Ранма ответит за последнее, но дело было не в этом.
     Реальность же ситуации, связанной с Касуми и всеми ее «О, боже», была сильно похожа на Лесси[2] тем, что только тренированное ухо могло безошибочно определить ее фактическое значение. Там, где обычный слушатель услышал бы лишь «Гав! Гав!», сестры Касуми услышали бы «Две дивизии инопланетян-мутантов высадились в 12403.51 к северу и 34011.88 к востоку с тяжелыми тахионными пушками и ненасытной потребностью в человеческой плоти, вышлите подкрепление!» Конкретно это «О, боже» было довольно средним, чем-то между мягким выражением озабоченности и призывом к вниманию. Так что Набики оторвалась от газеты, которую она листала на диване в гостиной, а Тендо Аканэ сделала паузу в своих упражнениях с гантелями и взглянула на телевизор. Даже идущий в свою комнату Ранма в любопытстве замер на месте. Касуми немного прибавила громкость и глотнула чай.
     – Главная новость сегодняшнего выпуска: продолжающиеся атаки йом сосредоточены в районе Токио, известном как Дзюбан. Отчеты все еще поступают, и точное количество пострадавших неизвестно, но жертвы были вновь предотвращены благодаря Защитницам Любви и Справедливости, Сейлор Сенши…
     Выпуск новостей продемонстрировал нарезку видео с упомянутыми махо-сёдзё, уничтожающими особенно грозных йом, нацелившихся на переполненный рынок. Магические атаки обрушились на бегущих демонов, устраняя их одного за другим, прежде чем они могли причинить слишком много ущерба. «Слишком много ущерба» было, конечно, относительным понятием, учитывая разрушительный характер вмешательства Сенши, но это как раз тот случай, когда лекарство лучше болезни… Что происходило, когда неидентифицируемые демоны-пришельцы крали человеческие души и рвали их в клочья.
     Касуми вздохнула.
     – Может быть, в один из таких дней я смогу получить автограф Сейлор Мун. – Аканэ ухмыльнулась. Касуми была ярой поклонницей Сенши, ее шкаф был почти полностью забит публикациями о героинях Любви и Справедливости.
     – Не вижу ничего особенного в этой Мун, – прокомментировала Аканэ, привлекая внимание Касуми. – А вот если тебе посчастливиться наткнуться на автограф Сейлор Меркурий… – В то время как она не была такой отаку, как ее сестра, было что-то захватывающее в превращении в махо-сёдзё и сражении с демонами… Видимо ежемесячных похищений злодеями было для нее мало. К тому же, она чувствовала некоторое сходство с Сенши с короткими кобальтово-синими волосами.
     – Фу, – фыркнул Ранма, – Сейлор Уран лучшая из этой кучки неумех.
     Набики выгнула бровь, добавив при этом «О?», призывая его продолжать. Он заполучил внимание всех трех сестер.
     – Конечно, – продолжил Ранма, не замечая, в какие темные воды он вступил. – В смысле, все, что я видел, говорит, что у нее, по крайней мере, дан в Кэмпо.
     – Хмм… – глубокомысленно протянула Касуми. – А что насчет Юпитер-сан? Она выглядит знающей боевые искусства, а ее Supreme thunder кажется весьма внушительной атакой.
     Ранма покачал головой.
     – Верно, но Аканэ сможет без проблем напинать ей зад. Кроме того, как может немного молний сравниться с World Shaker?
     – А там еще и ее космический меч… – прокомментировала Аканэ, сияя от гордости за то, что Ранма счел ее уровень умений лучшим, чем у Сейлор Сенши. С учетом этого, Юпитер явно не была достойным подростковым идолом.
     – К тому же, – продолжил Ранма заговорщицким шепотом, – ходят слухи, что они с Нептун… того.
     Касуми моргнула, а Аканэ задохнулась.
     – Ты имеешь в виду, что она… извращенка? – Мастер боевых искусств кивнул.
     – О, боже, – снова моргнула Касуми. – Где ты это услышал, Ранма-кун?
     Он пожал плечами.
     – Это было в статье в «Tokyo Candy Teen» на прошлой неделе. – Разговор прервался, и в воздухе повисло неловкое молчание, когда три сестры уставились на жениха Аканэ и будущего зятя. Взгляд Ранмы перескакивал с одной сестры на другую, когда он начал понимать всю тяжесть ситуации, которую он только что вызвал, – …не то чтобы я что-то знал об этих глупых махо-сёдзё.
     – Или о девчачьих журналах? – услужливо заметила Набики.
     – Эм… Да. Типа того. – Лицо Ранмы от смущения пылало красным. У Аканэ при мысли о Ранме, мужественном мастере боевых искусств, бывшем еще большим отаку Сейлор Сенши, чем ее старшая сестра и коллекционирующем девчачьи журналы отвисла челюсть. Так или иначе, это было «Извращение» с большой буквы «И».
     Касуми задумчиво изучила парня перед ней.
     – Не возражаешь, если я одолжу этот выпуск, Ранма-кун?
     Саотоме Ранма, наследник Школы Беспредельных Боевых Искусств, вздрогнул. Сильно.
     – О, смотрите на время! Мне пора!
     Набики могла только улыбнуться, когда парень с косичкой в спешке покинул дом. Ах, эти простые радости жизни…

     Ранма тек через ката на склоне холме, находящемся на некотором расстоянии от его обычных тренировочных площадок. На самом деле, он преследовал две цели – во-первых, это обеспечивало отдушину для его абсолютного смущения, испытанного им около часа назад. Во-вторых, ему нужно было практиковаться. Мастер боевых искусств крутанулся, и серповидное лезвие Геккайи рассекло воздух. В другой руке был Киндзякан, и его смертоносное кольцо-наконечник вспыхнуло в солнечном свете, когда оно понеслось к валуну. Кольцо пролетело по воздуху, пропустило валун и срубило несколько деревьев, прежде чем вернуться на свое место на конце посоха.
     Черт.
     Мастер боевых искусств вздохнул. Определенно, ему нужно потратить больше времени, если он хочет грамотно владеть одновременно обоими посохами. Он понимал, что использовать их по одному будет, несомненно, проще, но потенциал их совместного использования был не тем, что можно просто проигнорировать. Он держал в своих руках силы огня и льда, двух стихий, с которыми он учился обращаться последние два с половиной года. Потенциал этих двух орудий, использующихся поодиночке, был огромен, но если бы он сумел создать стиль, использующий из совместно… Как бы то ни было, это не было основной причиной, из-за которой он вытащил посохи на свет. Его план относительно Плутон был прост – внедриться к Сейлор Сенши и без конца устраивать ей пакости, пока она не пойдет на прямое столкновение или не отступит. А для этого его женской стороне нужен был костюм. Саотоме Ранма совсем не с нетерпением ждал конкретно этого момента своего плана, но, выдавая себя за одну из Сенши, он получал значительное тактическое преимущество, от которого он просто не мог отказаться, особенно если он мог это сделать так, что Надоеда ни о чем не узнает.
     Как бы ужасно это ни было, костюм был не самой большой из проблем, ей еще нужно было с чем-то идти. У всех махо-сёдзё было волшебное оружие и, чтобы обман сработал, ему тоже придется обзавестись таким. Точнее, придется ей. Он уже рассматривал вариант купить длинную железную трубу, распылить по ней краску и назвать ее волшебным посохом, но отказался от этой идеи. Нет, Ранме нужна была настоящая вещь, ну или, по крайней мере, нечто похожее. Ключи Вознесения Сафурана были единственными, что хотя бы приближалось к выбранному уровню, и единственным вопросом был лишь какой из них выбрать? В любом случае, он продолжал практиковать парные приемы. Может быть, оба, на случай непредвиденных ситуаций… Или обрушить их на определенную зеленоволосую Сенши, если уж на то пошло.
     Ранма принялся за другие ката, пытаясь улучшить его прием атаки парящим кольцом, когда решение, какой из посохов использовать, было принято за него. Ранма выбросил Киндзякан вперед, и кольцо засвистело оттуда на высокой скорости, вырезав кусок из бывшего мишенью валуна лишь из-за того, что попадание было не совсем точным. Как только Ранма рухнул на землю, взмахнув перед собой Геккайей, кольцо по дуге вернулось обратно к владельцу. Его руки скрестились в завершающем выпаде вперед, и кольцо со щелчком вернулось на место, теперь посохи смотрели в разные стороны, готовые разрубить скалу перед парнем с косичкой. Ранма выпустил свою силу, готовясь уничтожить раздражающий валун, когда это произошло – что-то в обоих посохах ощутило силу, и, через ки Ранмы, они узнали друг друга. Ключи были противоположны друг другу, но меньше горстки людей знали об их истинной форме. Ключи активировались, и прием Ранмы пропал, когда посохи потянуло друг к другу. Его глаза широко распахнулись, когда сила текла через него, от одного оружия к другому, и он мог лишь напрягать руки, пытаясь удержать концы от соединения. Притяжение было слишком велико, и Ранме не удалось удержать посохи, они соединились во вспышке света, выведшей его из равновесия. Мастер боевых искусств оттолкнулся от земли и подождал, пока его зрение не прояснится. Однако то, что он обнаружил после этого в своих руках, бросило вызов его убеждениям.
     Двух посохов больше не было. На их месте был метровый серебристый посох с элементами каждого ключа на обоих концах. На одном конце было смертоносное кольцо Киндзякана… На другом серповидное лезвие Геккайи. Ранма поднял голову, рассматривая лежащее в его руках преобразованное оружие. Теперь ЭТО больше похоже на то, что нужно, подумал Ранма и легко закрутил посох. Он настроился на другие ката, решив разделать все окрестности своей новой игрушкой.

     Уже под конец дня Ранма, наконец, спотыкаясь, вошел в дверь. Стон, что сорвался с его губ, обеспечил ему всеобщее внимание. Ему помогло, что его одежда была в полном беспорядке.
     – Какого черта с тобой произошло, парень? – спросил Генма, смотря, как его сын ковыляет мимо.
     – Новый прием, – вздрогнул, отвечая на вопрос, парень, останавливаясь перед семьей. Аканэ подумывала врезать ему молотом за то, что он отаку Сенши и любящий девчачьи журналы извращенец, но заметила, что все, что нужно, он уже сделал с собой сам.
     – Всего лишь прием, – фыркнула она, изучая многочисленные порезы и ссадины по всему телу ее жениха. – Напомни мне не изучать его.
     Ранма одарил ее сухим взглядом, развернулся и потащился вверх по лестнице, когда легкое покашливание заставило его снова остановиться.
     – Ранма-кун, хотела спросить, не могу ли я еще одолжить и выпуск «Sakura Go! Now!» №132?
     Аканэ дернулась, ее лицо стало угрюмым. Генма резко прищурил глаза.
     – Что это, парень?
     Глаза Ранмы внезапно широко распахнулись, когда он сосредоточился на старшей сестре Тендо.
     – Э-э, Касуми?..
     – Должна сказать, твоя коллекция о Сенши почти такая же большая, как и моя, – упомянула Касуми с рассеянной улыбкой. – Нам, наверное, стоит начать делиться.
     – Как ты?..
     – Прибралась в твоей комнате, – счастливо ответила она. По правде говоря, ей пришлось устроить очень «тщательную» уборку, чтобы узнать, где он хранит свою коллекцию, и насколько же большая она у него. Касуми была приятно удивлена, когда ее обнаружила.
     – Которые Сейлор Сенши? – прорычал его отец и шагнул вперед. Нодока задумчиво поджала губы, пытаясь решить, является ли его интерес к Сенши хорошим фактом, в том, что его влечет к целому гарему махо-сёдзё, или плохим фактом, из-за того, что ради этого он приобретает журналы для девочек-подростков.
     Ранма опустил голову, впадая уже в полную депрессию.
     – Конечно. Почему нет. После ванной. – Касуми кивнула, и он, пытаясь игнорировать взгляды остальных членов семьи, пошел вверх по лестнице и отодвинул дверь в гостевую комнату. Он сделал шаг и застыл, уставившись на десятки и десятки блестящих глаз.
     – Мяу.
     – А-А-А-А-а-а-А-А-А! – отскочил назад Ранма, когда небольшой черно-белый кот выпрыгнул из кучи, желая с ним познакомиться. Парень с косичкой ударился об стену и побежал по коридору, в ту сторону, откуда внезапно вышла из ванной Нуку-Нуку, прикрытая лишь скудным полотенцем, интересуясь внезапным переполохом. Ее лицо осветилось улыбкой, когда она увидела, как Ранма практически прыгает к ней, полотенце упало, когда она подняла руку, чтобы обнять его.
     – Муж Ранма-кун! – Он врезался в девушку-кошку и сбил ее обнаженное тело с ног, приземлившись на нее в весьма компрометирующей позе, когда оставшаяся компания кошек вывалилась из комнаты и закопошилась возле пары.
     – УБЕРИТЕ! УБЕРИТЕ! КООооООШКИИИ!

     В половине измерения оттуда, наблюдая за разыгрывающейся перед ней сценой, истерически смеялась Мейо Сецуна. Кошки и сами по себе были великолепны, но даже она не могла подстроить, чтобы он убегал от обнаженной девушки-кошки! Хранитель Времени взорвалась в еще одном приступе смеха, схватившись при этом за разболевшийся бок.
     Боже, расплата была не просто пакостью, она была еще и восхитительной терапией!

     – База, это Наблюдатель… Цель обнаружена.
     – Вас понял, Наблюдатель, – нажала Кёко на клавишу ответа. – Кто из них?
     – Оба. Ожидаю инструкций. – Офицер Кёко тщательно обдумала ответ. Команды два и пять были на позиции, но она ожидала только андроида нового типа, а не вместе с розоволосой.
     – Отлично, – решила она. – Команда один, выдвигайтесь на фланг пятой для огневой поддержки. – Блондинка переключила каналы. – Готова, Ариса-тян?
     В двух кварталах оттуда Ариса установила на выступ крыши противотанковую снайперскую винтовку пятидесятого калибра. Женщина прищурилась, глядя в прицел, наводя его перекрестье на идущего по забору андроида с косичкой. Под ним шла девушка с короткими кобальтово-синими волосами, а рядом с ней NK 1124, также известная как Нуку-Нуку. Она слегка наклонила винтовку, и теперь перекрестье остановилось на Нуку. Выбор, выбор…
     – Ариса-тян готова.
     После небольшой паузы коммуникатор продолжил.
     – Помни, только вывести из строя… НИКАКИХ выстрелов в голову.
     Ариса заворчала и отвела перекрестье от головы девушки-кошки.
     – Хорошо-хорошо! Ну никакого удовольствия…
     В простом и невзрачном белом фургончике, припаркованном недалеко от старшей школы Фуринкан, Кёко вновь переключилась на общий канал.
     – Всем командам, подтвердите готовность.
     – Броня один, готов.
     – Броня два, готов.
     – Тяжелое орудие пять, готов.
     – Снайпер, готов.
     Кёко кивнула, изучая личный состав через консоль перед ней. Она скрестила пальцы и улыбнулась.
     – Всем командам, зарядить оружие.

     – Освободи от своей власти богиню с косичкой, злобный колдун! – потребовал Куно Татеваки от Ранмы, указывая на него своим боккэном.
     – Слушай, дурак, у меня были супер плохие выходные, так что почему бы тебе…
     – Кто это?! – прервал его старшеклассник и бросился к девушке рядом с Ранмой. – На вас снизошло благословение, принявшая облик розоволосой Богини! Как вас называть, прекрасная дева?
     Ранма закатил глаза, девушка выглядела неуверенно.
     – Нуку-Нуку?
     – АХ! – воскликнул сумасшедший ученик. – Я пойду с вами на свидание, моя розовая богиня! – Ранма прикусил свое возражение. Может быть, это будет не такой уж и плохой идеей. Чем меньше времени она будет поблизости, тем лучше, и Куно, несомненно, займет…
     – Нет.
     Головы Ранмы и Куно как на шарнирах вопросительно повернулись к девушке.
     – Нет?
     – У меня свидание с моим мужем, Ранмой! – счастливо прощебетала она. Рывок Ранмы не сумел посоперничать скоростью с рефлексами девушки-кошки, чтобы избежать объятий роботизированной девушки-кошки. Сдерживая страх, он стиснул зубы.
     – МУЖ? – взъярился Куно. – Неужто твои злодеяния бесконечны, Саотоме! – Лица окружающих их учеников выражали согласие, и орда извращенцев качнулась вперед. Обычно толпе и в голову бы не пришло бросить вызов лучшему мастеру боевых искусств Нэримы, но только он отвлекал внимание прекрасных девушек от всех остальных. – Я НЕ позволю тебе этого, злоде…
     БУУУУуууММММ!
     Дальняя стена исчезла в огромном огненном шаре, и трое в красных костюмах силовой брони прошли через дымящиеся развалины.
     – Только не снова… – проворчал Ранма, когда все взоры обратились к новоприбывшим. Если эти уроды из корпорации – натравленные Сецуной – продолжат это, они сведут его с ума. Или… Мысли Ранмы совершили крутой разворот. – Ты ошибаешься, Куно! – Старшеклассник отвел взгляд от подступающих костюмов. – Я пытаюсь защитить ее… от ЭТИХ ПАРНЕЙ!
     Куно моргнул.
     – Истинно?.. Для каких же злобных замыслов нужна им моя розовая богиня?
     – Они, э-э… – запнулся Ранма в своем объяснении, придумывая его на ходу. – Они планируют, хм, клонировать ее и использовать, чтобы пилотировать, э-э, гигантского робота, сражающегося с отвратительными супер-мощными монстрами! Она будет рабыней!
     – Нет!..
     – Да! И если ее убьют, они просто клонируют ее снова… – Ранма, конечно, надеялся, что его вид притворного ужаса сделает свое дело. Ему не нужно волноваться.
     – …Тем самым приговаривая прекрасную розоволосую деву к жизни без смерти и служению! – закончил Куно, огонь запылал в его глазах. Он встал во главе орды и вознес свой меч в небо. – Я НЕ ПОЗВОЛЮ ЭТОГО!
     Аканэ, Набики и Ранма абсолютно недоверчиво переглянулись, одна и та же мысль одновременно посетила их головы: «Боже мой, я не могу поверить, что он действительно купился на это».
     – Ваши прегрешения не допустимы, злобные механические демоны! – возмутился Куно и принял атакующую стойку. Орда стояла наготове, с теннисными ракетками, хоккейными клюшками, бейсбольными битами и другим разнообразным спортивным инвентарем в руках. – Фуринкан не потерпит вашего присутствия! В АТАКУ!
     Ранма разинул рот. И не он один, но и Тендо были свидетелями того, как старомодная пехота нападает на тройку в костюмах силовой брони. Ранме очень хотелось посидеть и понаблюдать за неизбежным истреблением, но вскоре он обнаружил, что у его рук было иное мнение. Взорвалась другая стена, и еще три костюма, возникнув из ниоткуда, направились к ним. Ранма с улыбкой похрустел костяшками пальцев, а Аканэ и Нуку приняли свои боевые стойки на его флангах.
     – Поверьте мне, вы пострадаете сильнее, чем сможете навредить…
     Мощный глухой удар сотряс землю, прервав монолог Ранмы. Главные школьные врата были только что раздавлены боевым мехом Мисима Индастри «Бешеная Кошка», в этот момент уже наполовину вошедшим на территорию школы. Торс развернулся, позволив Ранме и компании ясно разглядеть закрепленные на каждой руке по три импульсных лазера, в то время как две коробки с сорока ракетами ближнего боя были установлены не плечах. Земля вздрогнула еще раз, когда тяжелая конструкция сделала еще шаг вперед.
     – …мне? – Ранма вздохнул и принялся серьезно пересматривать клятву мастера боевых искусств, особенно в отношении некоей Сейлор Плутон. Одна из рук меха поднялась для выстрела, а Нуку-Нуку уже принялась за дело, взмыв высоко в воздух и тяжело опустившись на эту руку, отправляя первый энергетический выстрел в сторону. Улетевший заряд поджег часть футбольного поля, и Нуку продолжила нападать на машину. Ранма пожал плечами, поворачиваясь к троице в силовой броне. Первый костюм поднял свое оружие, установленный на запястье излучатель частиц, и у мастера боевых искусств размылись руки, когда он нанес почти пятьсот ударов в его бронированный живот всего за три секунды. Покрытие треснуло, и костюм отлетел назад и сквозь непострадавшую часть стены. Ранма остановил удары, и синее свечение окутало его руку. Второй костюм отчаянно пытался увернуться, но не было такого способа, которым он мог бы вовремя перехватить атаку…

     Блондинка в шоке смотрела на свой дисплей, когда отметки трех костюмов внезапно пожелтели, сигнализируя о повреждении. Шок усилился, когда компьютер сообщил, что оружие левой руки Бешеной Кошки критически повреждено, а вслед за ней и некоторые части брони. Команда один выглядела немного лучше, но нашлемная камера демонстрировала Кёко, как они продираются через толпу врагов. Проклятье, в этой школе они не должны были встретить особого сопротивления!
     Кёко активировала микрофон.
     – Снайперский огонь! Устранить андроидов! – за ее командой последовал резкий треск, вскоре за ним последовал еще один. И еще. Спустя пять выстрелов она изрядно напряглась. – Я сказала снайперский, а не огонь на подавление!
     Ариса была совсем не счастлива, когда еще одна пуля пятидесятого калибра попала в зримый след ее цели с косичкой. Снова.
     – КАКОГО ЧЕРТА? – Никто не мог двигаться так чертовски быстро! Винтовка пусто щелкнула, и она нажала на кнопку, на автомате заменяя магазин на новый. Она вновь начала наводиться на цель, которая металась между тремя костюмами из команды два. Первая жертва андроида вернулась в битву, пусть и немного пострадав, но их шансы, к счастью, все еще были непло… Еще одна вспышка, и один из костюмов устроил кратер в двадцати футах от них. Дым рассеялся, и стало ясно, что и пилот, и его костюм пропали. Ариса усмехнулась, и решила, что Нуку была лучшей – читай, более простой – целью. Розоволосая робот не была много лучше, когда она провернулась вокруг и над массивным телом Бешеной Кошки, отрицая любую возможность попасть в нее или в ее сторонников. Девушка-кошка еще раз приземлилась на руку, и Ариса выстрелила в нее. Несколько раз. Все три оказались промахами, попав лишь в оружие на руке, которое с хрустом улетело на землю и на невзрачный белый фургон.
     – О нет, я не делала этого…

     Часом позже, район, наконец, успокоился, кроме случайных стонов от валяющихся тут и там раненых. Ранма взглянул на костюм у его ног и отвесил ему и его пилоту пинок, прежде чем его внимание привлекло кое-что еще. Это была воистину королевская битва, отметил он, изучая бойню. Он принял на себя два костюма, в то время как третий слишком приблизился к Аканэ. Она почти не попадала по костюму, но всего один прошедший удар разъяренной девушки полностью вырубил эту штуку. Нуку-Нуку довольно неплохо справлялась со своим собственным, изрядно поврежденным роботом, пока Рёга не наткнулся на бой и, увидев Аканэ в опасности, не прикончил эту штуку своим приемом уязвимой точки.
     Нападение пехоты Куно не добилось таких успехов, хотя орда извращенцев, все же, продержалась до победы. Орде помогла совсем не их скорость, и не их навык, что, наконец, дал им победу, это была их выносливость. Несколько лет терпя избиения от Тендо Аканэ, их отношение «пока живу – надеюсь» довело костюмы до полностью разряженных элементов питания до того момента, как пал последний ученик.
     Однако их отважный лидер был сражен в первые пять минут.
     Школа была районом бедствия. Любое здание, которое не было развалено на куски, было охвачено огнем или обзавелось огромными дырами, а санитары кружили вокруг, помогая раненым. Учитывая количество использованной их неизвестными противниками огневой мощи, потери были удивительно несущественны. Возможно, это было связано с закалкой как самих строений, так и учеников. Кроме того, какое же еще место из всех мест в мире регулярно видело подобные битвы? Всем ученикам, которым не хватало навыков принять удар, уже хватало мозгов или опыта, чтобы убраться как можно дальше и избегнуть боя, прежде чем все веселье начнется. Уже разошелся слух, что Битве Куно удалось вывести школу из строя на, как минимум, два месяца, чему Ранма был изрядно доволен.
     В конце концов, мастеру боевых искусств с косичкой было, чем заняться, куда пойти и с кем увидеться. Особенно с кем увидеться.

     Коробка.
     Все выглядело так, словно ее стоило опасаться, когда Ранма смотрел на объект, лежащий на его футоне. По правде говоря, стоило опасаться не столько коробки, сколько ее содержимого. Внутри коробки лежал худший кошмар мужчины, за исключением тех, кошачьего происхождения… Женственность. Чистая, недистиллированная женственность в виде фуку Сейлор Сенши. Для мужчин, конечно, был криптонит, но на данный момент у Ранмы не было другого варианта. Было очевидно, что Плутон усиливает свои операции против него, и, учитывая взятый ею темп, у Ранмы не было сомнений, что он сойдет с ума в течение шести месяцев. Он еще раз пронесся по дому, чтобы убедиться, что все хорошо, все действительно отправились на пляж, и разорвал темно-розовую упаковку.
     Даже дойдя до самого конца, Ранма рассматривал другие вопросы, о которых тоже стоило позаботиться, как, например, о кодовом имени. У всех Сенши были имена махо-сёдзё, так что и для его альтер эго придется придумать такое. И не только его, если он собирается нормально взаимодействовать с ними, его женской стороне также понадобится новое имя. Ни в коем случае ему нельзя было проронить «Ранко» поблизости от Плутон. Ни в коем случае нельзя было давать ей ни отсылку к Тендо, ни возможность внезапного озарения. Ранма извлек из коробки темно-красное и белое сейфуку и болезненно восхитился работой швеи. Уж лучше это, чем думать о том, что он собирается примерить эту проклятую штуку, верно? Также в коробке нашлись бело-красные перчатки до локтя и соответствующие сапоги почти до колен. Последним предметом была тиара из белого золота с безупречной имитацией рубина в центре. В целом, все это стоило каждой иены, что он заплатил за наряд… Раз уж ему действительно нужны такие вещи, чтобы приступить. Как бы то ни было, даже тот факт, что он держал такой костюм в своих руках, изрядно беспокоил эту его сторону, так что он устранил эту проблему, быстро наведавшись в ванную и вернувшись уже ею. Ранма взяла сейфуку обратно в руки и покачала головой. Нет, все равно чертовски беспокоит. Она действительно не ждала этого с нетерпением. Конечно, это было далеко не в первый раз. По крайней мере, на этот раз это будет во благо, в отличие от обычного переодевания из-за шантажа.
     Решившись, Ранма выскользнула из своего китайского шелка и натянула вычурный костюм, отметив, что он был очень похож на купальник. Не то чтобы этот факт заставлял ее чувствовать себя лучше, особенно когда конкретно этот купальник был весьма вычурным и весьма откровенным. Также было ужасно грустно оттого, что она знала, что этот купальник подчеркнет в первую очередь. Швея не забыла вшить в него бюстгальтер. Ура. Она скользнула сперва в сапоги, затем в перчатки, отметив, что все они были ужасно тесными. Видно этот костюм был изначально разработан лоликонщиком или еще кем-то со схожим извращением. Наконец, дошла очередь и до тиары. Ранма встала перед зеркалом и изумленно моргнула.
     – Ничего себе… Я выгляжу неплохо… – пробормотала она и повернулась, разглядывая себя со всех сторон. Сама юбка была темно-красной, основная часть костюма же была чисто-белой, с оранжевым бантом поверх ее груди. Девушка в зеркале все равно была слишком похожей на Ранму, так что косичку придется убрать. Она развязала драконий ус, и ее волосы опустились на плечи, полностью изменив ее внешность. Ранма кивнула. Пойдет. Теперь нужно подходящее имя. Что непросто. Сенши уже разобрали все планеты, а она уж точно не собиралась довольствоваться какой-то из лун… Хмм… Сейлор Туманность? Не-а. Комета? Да ну. Метеор? Э-э. Проклятье… Сейлор Солнце? Слабо. Ранма приняла позу перед зеркалом, обдумывая этот вопрос. Что-то, что представляет собой огромную, подавляющую силу… Сейлор Звезда Смерти? Эх… Подавляющая сила… Подавляющая сила…
     – Сейлор Нова.
     Ранма улыбнулась, произнеся это имя вслух, затем вытащила слившийся Ключ Вознесения из пространственного кармана, чтобы можно было взглянуть на все вместе. Ее челюсть слегка отвисла. Честное слово, она была чертовой махо-сёдзё! Она прижала кулак к губам. Теперь ее альтер эго нужно нормальное имя. От «Ранко» во время этой операции нужно было держаться подальше, так что нужно было что-то еще. Вслепую потыкав в последний журнал, она собрала имя Икари Юмеи, и только потому, что ей понравилось, как оно скатывается с языка.
     Ки чувства Ранмы напряглись, и она поняла, что кто-то знакомый возвращается домой. Ее максимальная дальность общего обнаружения составляла около двух миль, что давало ей несколько минут, прежде чем кто-то постучит в дверь. А теперь последняя часть – Трансформация. Она серьезно задумалась над этим вопросом, не было никакого способа открыто повторить трансформацию махо-сёдзё. Не то, чтобы она этого хотела, учитывая их пристрастие к беспричинной наготе. Но именно здесь Школа Беспредельных Боевых Искусств Скоростного Одевания вступила в игру. Объединив ее с ослепительной вспышкой созданного ки света, Ранма вернулась к своей китайской одежде меньше чем через две секунды после того, как костюм Сейлор Новы и Посох Вознесения были аккуратно спрятаны в пространственном кармане. Входная дверь со щелчком открылась, и Ранма поняла, что пляжный день Тендо завершился. Ранма заплела косичку, скрепив ее драконьим усом, когда на лестнице послышались шаги. Ранма высунула голову из комнаты, чтобы взглянуть, кто поднимается.
     – О, привет, Ранма, – легко поприветствовала Набики и повернулась к своей комнате. – Ты слышал… – Она замерла перед своей дверью, голос резко затих. Она со странным выражением лица повернулась обратно к рыжей и пошла к ней, протягивая руку. – Две тысячи иен.
     Ранма изучила девушку и решила, что выражение лица было довольно необычно, так что она согласилась и шлепнула ей в руку пару банкнот. Набики моргнула и протянула руку ко лбу девушки, снимая оттуда тиару из белого золота. Глаза Ранмы широко распахнулись, и она схватилась, чтобы не упасть, отчаянно заикаясь.
     Набики покачала головой.
     – Забудь, Саотоме. На этот раз я действительно даже не хочу знать. – С этими словами она вернулась в свою комнату, что-то бормоча себе под нос.

     – Burning Mandala!
     Пылающая линия протянулась от пальцев Сейлор Марс, когда она резко развернулась, создавая восемь огненных шаров, что пульсировали рядом с ней, прежде чем упасть в ожидающую ладонь. Энергия сгустилась, испепеляя отбившуюся йому магическим пылающим кольцом смерти. Хино Рей позволила себе слегка улыбнуться, но ее радость была недолгой. Одна есть, осталось еще семь.
     – Откуда, черт возьми, они взялись, Меркурий! – закричала Сейлор Венера, сражаясь с объединившимися в пару незанятыми чудовищами. Одетая в оранжевое и белое блондинка призвала свою атаку, и сияющая цепь из сердечек разорвала одного из ее противников. Удар был не смертелен, но тварь теперь меньше стремилась реализовать их численное преимущество. Как и большинство йом, эти отдаленно напоминали женщин, но их придатки выглядели длинными и тягучими, в то время как их руки заканчивались острыми костяными мечами. Рифленая кожа была тошнотворного серовато-розового оттенка, гривы волос, струящиеся у них за спинами, были столь же тверды, как и кости. Противник Венеры радостно кинулся проткнуть Сенши, отпрыгнувшую с дистанции поражения. Она вновь хлестнула Love Me Chain, убеждая вторую тварь дать ей некоторую передышку.
     Раненая рассмотрела варианты и атаковала, только чтобы быть пронзенной Moon Tiara Action, любезно посланной Сейлор Мун. Жертва рухнула на землю и испарилась прямо на месте. Венера быстро кивнула и занялась вторым противником.
     Меркурий послала столб воды, сбивая одинокую йому, и вытащила свой компьютер. Это был хороший вопрос, решила она, принимаясь за сканирование в поисках чего-нибудь необычного. За исключением того, что йом, видимо, как кроликов разводят в этом районе города, конечно же.
     – Я отследила путь, по которому они прибыли, но он достаточно разрушен, чтобы нельзя было определить, откуда они…
     К тому времени, как Сейлор Меркурий отследила их, три йомы пробились мимо Усаги и Минако и зажали ее. Она нахмурилась.
     – Ой-ой… э-э, девочки?..
     Они напали одновременно, и она знала, что рядом нет никого, чтобы дать ей время создать ее Shabon Spray. Меркурий приготовилась откатиться в сторону, когда сверкающее огнем кольцо со свистом пронеслось прямо с неба, аккуратно обезглавило всех трех йом и продолжило лететь по дуге.
     – Какого?.. – Это определенно была не тиара Мун! Ее глаза проследили за диском в небе до соседней крыши, где он был пойман Сейлор…
     – Кто это, черт возьми?! – воскликнула Меркурий, увидев ее. Остальные три Сенши освободились и бросили взгляд на девушку наверху, только что сразившую трех йом одной атакой. Незнакомка кувыркнулась в воздухе и приземлилась рядом с Внутренними, которые только и могли, что смотреть на новенькую.
     – К… к… круто… – запиналась Меркурий, и на этот раз Мун была той, что задала вопрос более умный, чем ее коллега.
     – Кто… кто ты?
     Кривая усмешка нашла дорогу к лицу рыжей.
     – Я здесь устраиваю вечеринку. – Нова мастерски закрутила в своей руке необычный посох, идя мимо группы к оставшимся йомам, все еще немного ошеломленным потерей трети своих сил после одного удара. – Кто участвует? – Маленькие глазки-бусинки монстра принялись дергаться взад и вперед. Теперь бегство выглядело весьма неплохим вариантом. Взрывоопасная звездная аномалия устала ждать. – Ты. – Она указала серповидным лезвием на самую высокую тварь. – Ты участвуешь.
     Прежде чем йома могла каким-то образом отказаться от любого участия, Ранма устроила его ей, размывшись в выплеске скорости, оставившем позади ее образ. Сенши позади нее коллективно вздохнули. Полумесяц был погружен в тело йомы, три десятых секунды спустя превратив весь ее торс в сплошную глыбу льда. Сейлор Нова потянула посох назад по кривой дуге, нацеливаясь на еще двоих кольцом-лезвием. Лед раскрошился, и то, что осталось от йомы, мгновенно распалось, отправляя ее сущность обратно в ад для монстров. Атака была направлена на монстров справа, кольцо запылало под действием влившейся в него силы. После второго удара от жертвы Новы не осталось ничего, кроме пепла.
     Третья йома была достаточно здравомыслящей, чтобы предпринять стратегическое отступление, и новая Сенши вновь подняла свой посох, готовясь познакомить ее с круглой смертью. Она не получила и шанса, когда ее цель внезапно попала под мощный перекрестный огонь. Четверо Внутренних слитно атаковали, испарив ее вместе со здоровенным куском здания, мимо которого йома и пробегала. Сейлор Нова моргнула, глядя на тлеющий кратер, и пожала плечами, поворачиваясь обратно к Сенши.
     К этому времени Меркурий смогла взять себя в руки и спросить у новой Сенши то, что она хотела.
     – ДА КТО ТЫ, ЧЕРТ ВОЗЬМИ? – выпалила она, и рыжая лукаво улыбнулась.
     – Я Сейлор Нова. Простите, – ответила она и внезапно исчезла прямо у них на глазах.

Часть четвертая

     Да, они прибыли, впятидесятером
     Бок о бок, они сражались до последнего.
     Бейсбольные биты в руках,
     Хоккейные клюшки опущены
     Славное войско
     В битве Куно.
Битва Куно, 5 марта 1989.
     – Сейлор Нова? – выгнула брови Мичиру, со скепсисом повторив это имя. Усаги, Ами, Минако и Рей кивнули в унисон.
     – Только не говорите мне, что вы действительно поверили ее заявлению?.. – закатила глаза Харука, наклоняясь ближе к сидящей рядом с ней женщине с волнистыми волосами цвета моря. – Или вы не помните Сейлор Титан?
     Усаги тут же надулась.
     – Откуда мы могли знать, что она просто фанатка?
     – О, давай посмотрим… – светловолосая принялась загибать пальцы после каждого факта. – Она не могла трансформироваться, у нее не было никаких магических сил, у нее не было хэнсин-жезла и, погодите, ее магическое оружие было всего лишь куском трубки, окрашенной из распылителя и усыпанной блестками!
     – Но эта была хороша… – избегая взгляда, смешалась девушка, также известная как Сейлор Мун.
     – Р-р-р-р-р… – раздраженно прорычала Харука. Меркурий вышла вперед, чтобы предупредить потенциальное столкновение.
     – Хоть мы еще и не видели ее трансформации или ее собственных магических атак, я могу гарантировать, что ее оружие не трубка с блестками. – Кажется, она добилась доли внимания пары. – Оружие, которым она устранила пять йом, пахло стихийной магией, а сама девушка была молниеносна.
     – Как она выглядела? – поинтересовалась со своего места Макото.
     – Рыжие волосы до плеч, голубые глаза и малиново-белое фуку, – сообщила Рей. – Примерно моего роста, как мне показалось.
     – А оружие?
     – А-а! – взвизгнула Усаги, испугавшись раздавшегося позади нее голоса, прыгнув при этом через полкомнаты. Мун развернулась, чтобы встретиться со своей мучительницей. Женщина с длинными зелеными волосами безразлично взглянула на нее. – НЕ ДЕЛАЙ ТАК!
     Мичиру ухмыльнулась, и Мейо Сецуна просто повторила вопрос, пока блондинка изо всех сил пыталась сдержать свое тяжелое дыхание.
     – Посох, чуть больше метра длиной, съемное лезвие-кольцо на одном конце и серповидное лезвие на другом, – в ответ на вопрос описала Ами оружие, и Плутон с любопытством наклонила голову.
     – А стихийная магия?
     – Огонь и лед, – ответила она, опасаясь того, что сейчас на лице таинственной женщины появилось что-то похожее на эмоции.
     Трещина в броне Сецуны не ускользнула и от ее лучшей подруги.
     – Что случилось, Пуу-тян?
     – Просто… – взглянула она на напрягшуюся от любопытства Чиби-Усу. Она повернулась обратно у Ами. – У тебя есть изображение?
     Девушка с кобальтово-синими волосами ухмыльнулась.
     – Даже лучше. – Она раскрыла свой компьютер и нажала несколько клавиш. Несколько секунд спустя голографическое изображение не только посоха, но и его хозяйки, повисло в воздухе. – Я была так потрясена, что не добилась лучшего, но это она и ее оружие. – Все в комнате собрались вокруг голограммы, разглядывая образ Сейлор Новы, застывшей в разящем ударе с тем, что выглядело как весьма опасный посох.
     – Это оружие? – уточнила Харука, ее прежнее негодование совсем пропало.
     – Кажется, я завидую, – прокомментировала Мичиру. Предметом ее зависти был не только посох.
     Резкий вздох отвлек все внимание от образа, сосредоточив его прямо на Плутон.
     – Пуу-тян? – осторожно спросила крошечная розоволосая девочка.
     Сецуна потратила мгновение на то, чтобы взять себя в руки.
     – Если я права, наша мощь была только что значительно усилена, – она сделала паузу и, понизив голос, продолжила, – и я не думала, что любая из них вообще покажется…
     – Ты хочешь сказать, что эта Нова настоящая? – уточнила красиво одетая блондинка, скепсис в полную силу вернулся в ее голос.
     – Вполне возможно, – продолжила Плутон. – Хоть ее имя и ничем не отзывается в моей памяти, это оружие использовалось только элитной гвардией Королевы.
     – Но разве не мы гвардия Королевы? – спросила Хотару, больше не довольствуясь одними лишь наблюдениями за разворачивающимися вокруг нее событиями.
     Сецуна кивнула.
     – Сейчас это вы, но раньше, во времена Серебряного Тысячелетия, Королеву защищала неплохая служба безопасности. Ваша функция – быть ее мечом, а Гвардия Альфа была ее щитом. Конечно, в настоящее время мы не можем позволить себе такую роскошь.
     – Она мой телохранитель? – с широко раскрытыми глазами спросила Усаги, с трудом веря, что ей была положена личная защитница.
     – И Маленькой Леди, – еще раз кивнула Сецуна. Она взглянула на Чиби-Усу, все еще с нехарактерным для нее видом разглядывающую голограмму. – Честно говоря, я не уверена, как ее появление изменит нашу ситуацию. Как я уже говорила, мы растянуты довольно тонко. Мы не можем позволить себе задействовать кого-то с такой мощью лишь как охранника.
     – И о какой же именно мощи идет здесь речь? – озвучила Рей появившийся у всех вопрос.
     – Чтобы хотя бы рассматриваться в качестве кандидата в Гвардию Альфа, нужно было потратить не меньше десяти лет на интенсивную подготовку для боя и выживания. После этого, еще как минимум три года специализации на защитника. После этого они должны были пройти полную проверку на лояльность, – изложила Сецуна. – Даже после того, как они были приняты, их обучение никогда не прекращалось. Поверьте мне, вы не хотите пройти даже через его часть.
     – Что ж, я могу в это поверить, – благоговейно заявила Усаги. – После пяти йом…
     – Пфф, – фыркнула Харука, – я одним ударом справилась с десятью.
     – …Разрушив при этом целый городской квартал, – отметила Рей, заполучив при этом угрожающий взгляд.
     – Вы должны простить нас, что мы не принимаем ее квалификацию по тому, как она выглядит, – холодно взглянула Мичиру.
     – Точно, – согласилась Харука, хрустя костяшками пальцев. – Мы будем более чем счастливы проверить ее соответствие этому.
     Глаза Сецуны расширились, когда размытая масса позади светловолосой девушки и ее партнерши обзавелась формой, сложившись в девушку с огненно-рыжими волосами до плеч, кристально-голубыми глазами и тем, что было известно как Посох Вознесения.
     – Правда?

     Если бы и было какое-то неписаное правило злодеев, что Ранма заметил за все годы, то заключалось оно в том, что плохие парни всегда говорили слишком много. Обычно центральным мотивом этих разговоров была эгоцентричная тирада, которую Ранма называл речью «Почему я стал злодеем». Раньше этим обычно позволяли себе увлекаться похитители Аканэ, хотя Куно – сам по себе не злодей – был в этом худшим. Как он мог разглагольствовать о «нечестивом колдуне» и «враге всех женщин» на протяжении целого часа никак не укладывалось в голове парня с косичкой, но это нисколько не мешало ему плодотворно использовать это время. Они все, казалось, так сильно наслаждались этим, что Ранма начал интересоваться, уж не по контракту ли они были обязаны болтать все это.
     Видимо, у Надоеды был точно такой же язык без костей, и Ранма улыбнулась, из безопасной скрытности слушая группу.
     Знакомство Сейлор Новы с маленькой группой Сенши обернулось полным успехом, и Ранма была горда, насколько избыточными оказались ее тренировки. Практика потребовала часы, и результатом этого труда оказались три мертвых маленьких монстра после первого выстрела и еще два, трогательно павших в ближнем бою. Такое впечатление, что она решила отыграть роль таинственной махо-сёдзё по полной программе и исчезла прямо у них на глазах, только чтобы оставить тонны безответных вопросов. Также это предоставило ей прекрасную возможность собрать информацию, когда они помчались обратно сообщить остальным.
     Сейлор Нове не пришлось долго ждать.
     Прошел примерно час, когда группа собралась в храме с остальными Сенши, все в своих обычных обликах. На тот момент у Ранмы не было плана дальнейшей игры в таинственную и могущественную новую Сенши, но потом началась встреча, и Плутон принялась откровенничать. Потребовалось немного сдержанности, чтобы не свернуть ей шею прямо на месте, но каким-то чудом ей удалось сохранить свой самоконтроль. Кроме того, у нее оказалось неплохое огневое превосходство. Сейлор Нова по-новому взглянула на свой посох. Она знала, что эта штука была старой, но чтобы настолько старой? Конечно, она принадлежала самопровозглашенному богу-фениксу, который был невероятно зол, когда он всего лишь коснулся их, но… Просто как давно они были в его распоряжении? Черт, что, вообще, за дерьмо это «Серебряное Тысячелетие»?
     Нова улыбнулась, когда Мейо Сецуна буквально помогла ей переписать план. Сейлор Нова, перевоплотившийся элитный телохранитель? Конечно, это она! Принцессы? Да, да. Просто называйте меня Сейлор Задирой, огромное-вам-спасибо. Не только это, но это было точно то открытие, в котором она нуждалась. Кто для Принцессы будет удобнее той, что поклялась любой ценой защищать ее? Сейлор Нова кивнула и зло улыбнулась Сецуне… И предупреждать ее обо всех угрозах, внешних и внутренних.
     Набики бы ею гордилась.
     – Вы должны простить нас, что мы не принимаем ее квалификацию по тому, как она выглядит.
     Так значит, все-таки не все Сенши были так беспечны, поняла Нова, припомнив, как три других девушки сбросили свои трансформации прямо перед своей квартирой. А, не важно. Не стоило ожидать, что все пройдет как по маслу. Вот тогда она и услышала свой сигнал.
     – Точно. Мы будем более чем счастливы проверить ее соответствие этому.
     Сейлор Нова воспользовалась этой возможностью, чтобы опустить покров Умисэн-кэн прямо позади двух девушек и пронаблюдать, как глаза всех в комнате увеличиваются до размеров тарелки. Харука и Мичиру на мгновение задумались, нет ли чего у них на лицах, пока мгновением позже голос позади них не спросил:
     – Правда?
     – А-а! – обе Сенши мгновенно прыгнули через всю комнату, едва не сбив при этом остальную часть их команды. Даже несмотря на шок из-за второго за этот день появления новой Сенши, Цукино Усаги узнавала иронию, когда видела ее, и безуспешно попыталась подавить приступ хихиканья.
     – НАД ЧЕМ ТЫ СМЕЕШЬСЯ, БУЛКОГОЛОВАЯ! – разъярилась Харука, когда она, абсолютно смущенная, поднялась с пола. Она не могла лучше определить линию поведения новой Сенши, даже если бы попыталась.
     – Прошу прощения, но вы только что оскорбили Принцессу? – сформулировано было вежливо, но тон рыжей теплотой был сравним с жидким гелием. Она шагнула мимо Усаги, приподнимая при этом свой посох.
     Смех Усаги мгновенно умер, как будто отрезанный бензопилой, ее глаза вновь приняли размер тарелки. Ее новый телохранитель определенно была смертельно серьезна.
     – М-м… знаете, все в порядке… – Сейлор Нова приостановила свое движение. – В смысле, так все время происходит.
     – Все время? – тон Новы упал до абсолютного нуля, и Мун мгновенно осознала, что она только что приговорила Тено Харуку к мучительной смерти.
     Она уже стала Уран, но в своих мыслях она обильно вспотела за своей непреклонной маской. Мало того, что Сейлор Нова настоящая, но она только что обнаружила их место встречи, проникла в их структуру, увидела их личности и использовала проклятую скрывающую магию, чтобы до чертиков напугать ее и Нептун. Она даже могла ощутить скатывающуюся с ее посоха, что определенно не был покрашенной трубой, силу. Потребовалось чуть больше мгновения, прежде чем она собрала достаточно остроумия, чтобы заговорить, отчаянно пытаясь держаться наравне с этой женщиной.
     – Неужели ты искренне веришь, что мы приняли твое заявление за чистую монету, а? – Позади нее Мичиру положила свой мысленный палец на тревожную кнопку, что превратит ее в Сейлор Нептун, если ее партнеру потребуется подкрепление.
     Легкая улыбка легла на застывшие черты лица Сенши. В ней не было абсолютно никаких эмоций.
     – Единственное мое заявление, что я сломаю каждую кость в вашем теле, если вы еще хоть раз оскорбите Принцессу. – Она сделала паузу, на лице появилось задумчивое выражение. – Вы ведь знаете, сколько именно костей в человеческом теле? – Усаги побледнела. И эта реакция отразилась почти на всех в комнате, кроме одного человека.
     – ХММффппф… – Мун и Плутон обратили свое внимание на Чиби-Усу, которая, казалось, билась в судорогах. – А-ХА-ХА-ХХА-ХАА-ХА-ХА-ХА-ХА! – мощный взрыв смеха разбил напряженность между Новой и Уран, и все глаза оказались прикованы к маленькой, розоволосой, безумно гогочущей леди. – О! О! Это так… так… А-ХА-ХА-ХХА-ХАА-ХА-ХА-ХА! – Слезы брызнули из глаз, когда она упала и покатилась по полу. Все находящиеся в комнате растерялись при таком ее поведении.
     – Какого?.. – задалась вопросом Хотару, наклонившись к неудержимо хихикающей перед ними девочке.
     Нова тоже уставилась на нее, совершенно забыв про своего противника.
     – Хм, она в порядке? – приступ смеха розоволосой девочки, казалось, пошел на убыль, и она открыла глаза. Ее взгляд вновь упал на Ранму, и смех продолжился, усилившись. – Оооотлично. – Чувствуя, что она уже засиделась в гостях, она повернулась обратно к Сейлор Уран. – Увидимся позже. – После чего Сенши возобновила свою маскировку и пропала.
     Плутон ощутила изменения и обнаружила, что место, где стояла новая Сенши, опустело.
     – Черт! – ругательство, казалось, помогло Чиби-Усе справиться со своими конвульсиями, но взгляд на ее зеленоволосую подругу привел к точно такому же результату, как будто она продолжала смотреть на Сейлор Нову.
     – А-ХА-ХА-ХХА-ХАА-ХА-ХА-ХА-ХА!

     Мейо Сецуна была счастлива, что стены спальни почти преуспели в заглушении непрекращающегося смеха Маленькой Леди. На самом деле, переход в соседнюю комнату оказался абсолютной необходимостью, потому что после каждого взгляда на зеленые волосы Хранителя Времени процесс повторялся заново; не давая и шанса, что что-то конструктивное относительно Сейлор Новы могло быть достигнуто в присутствии Чиби-Усы.
     Сейчас на кровати перед ней сидели два кота, белый и черный. У каждого на лбу была желтая отметина в форме полумесяца, и они оба были единственными выжившими из давно погибшего Серебряного Тысячелетия.
     – Хоть что-нибудь?
     Белый кот бросил взгляд на сидящую рядом черную подругу, шевельнувшуюся в кошачьем эквиваленте пожатия плечами. Уступив ей, Артемис заговорил первым.
     – Ее определенно окружала мощная магия, хотя и невозможно наверняка сказать, насколько ее обеспечивал посох.
     Сецуна согласно кивнула.
     – Посох точно подлинный, а по описанию Ами, она знает, как им пользоваться.
     – Да и ее манеры, как раз то, что я бы ожидала от нашей Королевы, – прокомментировала Луна. – Вернись мы к королевскому двору, я бы нисколько не сомневалась, что она бы выполнила свое обещание.
     – Она и сейчас это может, – сострил Артемис, на что черная кошка согласно кивнула. – Независимо от магического фона посоха, нет сомнений, что она очень сильная. Ты не изучала врата времени, чтобы больше узнать о ней?
     Сецуна поморщилась.
     – Если я помню правильно, это не поможет. – Теперь оба кота с любопытством взглянули на нее. – Члены Альфы были магически запечатаны быть неотслеживаемыми.
     – В этом есть смысл, – согласилась черная кошка. – Чтобы лишь сама Королева могла отследить свою элитную гвардию.
     – Но вот скрывающую магию я что-то не припомню, – добавила Сенши. – Правда, мои воспоминания стали не на сто процентов точны, после того, как я… – ее голос затих, когда она вспомнила инцидент, когда она сделала то, что ей под страхом смерти запрещено было делать: она полностью остановила время. Она сделала это, и из-за ее реинкарнации ее память начала преподносить ей сюрпризы. – Это могло быть секретным проектом, о котором я не знала. – Луна понимающе кивнула, как и Артемис. У них обоих были огромные пробелы в воспоминаниях, побочный эффект от стазиса и путешествия вперед во времени. Кроме них, остальные Сенши были убиты во время полного истребления и все еще пытались восстановить память.
     Луна посмотрела на Артемиса.
     – Так имя Сейлор Новы ничего тебе не напоминает?
     – Ничего, – ответил он, вытягиваясь на кровати. – Не то чтобы Альфы изначально вообще были общительны.
     – Похоже, что нам тогда остается только ждать, – вздохнула Сецуна. Как и будущая свояченица одного мастера боевых искусств с косичкой, Сейлор Плутон была существом, процветающим на информации. Долгое лишение ее этой подпитки не только могло довести ее до стресса, но и было подобно для нее психологической пытке. Тем не менее, это не помешает ей попросить Ами на время расстаться с компьютером Меркурий.
     – И впрямь, – согласилась Луна. – Кстати говоря… что же такого ты сделала с Маленькой Леди?

     Сумерки опустились на пригород Нэримы, когда Саотоме Ранма, наследник Школы Беспредельных Боевых Искусств, а не тот, кто имел что-то общее с Сейлор Сенши, шагнул через ворота додзе Тендо. Меры предосторожности, что он предпринял, возвращаясь сюда, были значительны, он запутывал свой след пять раз, скрываясь под своей маскировкой, прежде чем найти тихий переулок, измениться и вернуться в додзе парнем. Ранма еще раз перепроверил себя, чтобы убедиться, что на нем не осталось ничего от махо-сёдзё, прежде чем повернуть ручку двери и вернуться к своей прежней жизни.
     Когда он вошел в дом, Ранма обдумал прошедший день и счел его полным успехом. Ну, почти. Кроме той последней части с безумной розоволосой девочкой. Не считая этого момента, ее появление в храме прошло гораздо лучше, чем она могла надеяться. Мало того, что Сейлор Нова произвела неизгладимое первое впечатление, она также обнаружила клин, который могла вбить, отделяя Сецуну. Насколько значительный этот клин, еще предстоит узнать, но это было гораздо лучше того, с чем она начинала.
     Ранма упругим шагом вошел в гостиную, ожидая увидеть, что Касуми накрывает на ужин. Вместо этого он обнаружил, как три девушки собрались вокруг телевизора, не отрывая от него взгляда. Перед ними была еще одна девушка, но она была занята клубком ниток. В чем действительно не повезло, что она была девушкой-кошкой и той, кто заметила его первой.
     – Ранма-муж дома! Мяу!
     Как он ни старался, Ранма понял, что невозможно увернуться от роботизированной девушки-кошки, и ее объятия легко нашли свою жертву. Ранма напрягся, но не сдвинулся с места, его глаза были крепко зажмурены.
     – Девушка-не-кошка-девушка-не-кошка-девушка-не-кошка… – повторял он свою литанию, как будто она была его спасательным кругом. Мастер боевых искусств сейчас был абсолютно уверен, что если повторит это достаточно раз, то, может быть, его желание действительно сбудется. Он продолжал свою литанию, пока его не прервала Касуми.
     – А теперь, Нуку-Нуку, что мы можем сказать о Ранме?
     Нуку-Нуку медленно отвела свои руки от Ранмы.
     – М-м-м-м-м… Не обнимать Ранму-мужа?
     – Очень хорошо, – улыбнулась Касуми, и девушка-кошка вернула ей еще более яркую улыбку. – Что еще?
     Улыбка исчезла, заменившись видом полного сосредоточения.
     – Ранма-муж… не кот?
     – Превосходно. – Улыбка вновь вышла на прежний уровень. – А теперь вернись сюда и позволь Ранме немного расслабиться. – Нуку-Нуку одарила мастера боевых искусств последним обожающим взглядом и отскочила к Касуми и забытому клубку ниток. Мастер боевых искусств с косичкой приоткрыл глаза и обнаружил, что девушка-кошка полностью увлеклась желтым клубком. Невероятно. Просто не-черт-возьми-вероятно.
     – Э-э, спасибо, Касуми… – выдавил Ранма, едва разминувшись с безумием, и Касуми тепло улыбнулась ему.
     – Ты слышал, Ранма-кун? – спросила она, и Ранма непонимающе посмотрел на нее.
     – Слышал что?
     Старшая сестра указала на телевизор, который сейчас показывал какую-то перестрелку.
     – Появилась новая Сейлор Сенши… – сверкнули глаза Касуми, когда она поворачивалась обратно к телевизору, в то время как мысли Ранмы мчались без остановки.
     Еще одна Сенши? Он задумался, подходя к собравшимся сестрам. Я кого-то пропустил! Посмотрим… есть все планеты, Надоеда, дурак в смокинге… Ну и кто может быть…
     – И в этот момент здесь появилась новая Сенши, Сейлор Нова, и с легкостью разобралась с опустошающими Дзюбан йомами. Вы видите эксклюзивные кадры Седьмого Канала, прекрасная Защитница не теряет времени, верша правосудие…
     – Упс! – Трио обернулось, чтобы обнаружить побелевшего как призрак Ранму.
     – Так что ты думаешь, Ранма-кун? Новая Сенши! – восхищалась Касуми. – Похоже, мне придется скоро пополнить свою коллекцию. А что насчет тебя?
     Мастер боевых искусств дернулся, глядя на транслируемые по телевидению крупные кадры рыжей.
     – Э-э… просто еще одна глупая махо-сёдзё?
     – Ты издеваешься? – выпалила Аканэ практически ему в лицо. – Да ты видел, как она двигается? Она Совершенная Волшебная Прекрасная Убивающая йом Защитница Любви и Правосудия! – Щека Ранмы нервно дергалась, когда он переводил взгляд с Аканэ на Касуми, на Набики и снова на Аканэ. – Я ЗАПОЛУЧУ себе один из таких посохов!
     – Она производит впечатление, – прокомментировала Касуми. – Хотя я все еще думаю, что Сейлор Мун лучшая в их команде. В конце концов, у этой Сейлор Новы могут быть такие же проблемы, какие были у Такседо Камена.
     – ХА! – теперь Аканэ полностью увлеклась спором, позволяя Ранме немного отступить. Медленно. Очень, очень медленно, чтобы не привлечь внимание. – Это потому что он мужчина, а все мужчины извращенцы. Как те Старлайты. Всем видно, что Сейлор Нова нисколько не похожа на них.
     Ранма изрядно напрягся.
     – Да ну, Аканэ, – склонила голову Набики. – Даже ты должна признать, что Такс довольно мил. Мрачный и таинственный… наверное, еще и довольно богатый.
     Касуми посмотрела на свою сестру.
     – С чего ты решила?
     – Смокинг, – ответила она. – Ты не найдешь столь качественного в аренду.
     – Никоим образом, – стояла на своем Аканэ. – Поверь мне, я узнаю извращенца, едва увижу его. В смысле, какой еще парень кидает в своих противников розы? – Набики и Касуми, осознав, переглянулись.
     – Куно.
     Аканэ самодовольно сложила руки. Обе сестры пожали плечами, и Ранма воспринял это как знак, чтобы уйти, прежде чем все станет еще страннее. Он взглянул на продолжающиеся по телевизору новости. Или хуже.

     Сейлор Плутон беспокоилась. Она перенастроила врата на иной временной срок и нахмурилась. Да где же этот парень?! Она махнула посохом по горизонтали, и врата показали Кристальный Токио во всей его красе… И шанс, что он станет реальностью, сейчас составлял всего лишь 38,3%.
     Саотоме Ранма.
     Имя оставило горечь у нее на языке, и она вернулась к поискам. Он действительно не заслуживал этого, но оно должно было быть сделано. Она знала, почему он был таким, каким он был. Довольно близко, на самом деле, но факт в том, что был или он, или Кристальный Токио. Значит, или убить его, или свести его с ума, или принести гибель всему человечеству. И где он теперь? Невеста номер один? Нет. Два? Нет. Три? Нет. Девушка-кошка? Отсутствует. Теряющийся парень? Проклятье. Амазонки? Не-а. Планы Сецуны расстраивались. Может быть, безумная девушка? И там нет. Ее брат? Разговаривает с какой-то пацанкой с косичкой. Черт, черт, черт! Где же был этот охваченный хаосом выскочка?
     Мейо Сецуна сделала паузу, успокаивая себя. Не имеет значения. Он все равно в итоге вернется в додзе. А когда он вернется, она будет ждать. Хранитель времени приготовилась достать свою версию тактического ядерного оружия и навела врата на некую Касиваги Макото[3].

     – Ну, может быть, что-нибудь найдется здесь, – предполагала Аканэ, таща за собой рыжую в следующий и в следующий магазин.
     Ранма вздохнул.
     – Да ладно, Аканэ. Они только вчера о ней узнали. Они еще ничего не успели выпустить.
     – И откуда ты это знаешь? – резко спросила Аканэ.
     – Потому что даже связанные с Сейлор Титан товары появились в продаже не раньше чем через две недели… – Ранма отметил, что Аканэ проявила необычный интерес к его объяснению. – М-м… Не то чтобы я следил за этим.
     – Точно, – фыркнула Аканэ. – Извращенец.
     Ранма покачала головой, и собралась идти за ней, когда ее прервал один сумасшедший кэндоист.
     – Девушка с косичкой!
     Ранма застыла. Проклятье, я даже сегодня не могу устроить себе перерыв, да?
     – Ну ладно, что тебе, Куно?
     – Я только хотел высказать свои восторженные поздравления с принятием новой должности, – высказался Куно в своей обычной цветистой манере. – Безусловно, это так подобает женщине, столь яркой и энергичной, как вы.
     Аканэ присоединилась к паре.
     – Новая должность?
     – Ну конечно! – воскликнул он. – Быть может, ярая Тигрица Аканэ еще не знает, что Богиня с Косичкой присоединилась к защитницам Любви и Справедливости и стала Сейлор Новой?
     С лица Ранмы отхлынула вся кровь, когда он недоверчиво взглянул на Куно, затем на Аканэ, которая со странным выражением лица смотрела на Куно. Той потребовалось немного времени, чтобы выдавить из себя:
     – Ранма? Сейлор Сенши?
     – Несомненно, это так! Это не может быть никто иной.
     Аканэ еще немного посмотрела на него.
     – А-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА! – Уже во второй раз за несколько дней Ранма смотрел на девушку, впадающую в неконтролируемый смех. – Ранма!.. С-С-Сейлор Сенши! А-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА!
     – Ну, это не НАСТОЛЬКО невероятно, – проворчал Ранма себе под нос, пока Куно заметно отвлекся.
     – Воистину, я мог предвидеть, что столь престижный титул вызовет значительную зависть, – прокомментировал Куно, и смех Аканэ немного стих.
     – Зависть? – переспросила Аканэ. Это был риторический вопрос. – К Сейлор Ранме? А-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА!
     И рыжая, и кэндоист смотрели вслед хихикающей девушке, пока она пробиралась вглубь торгового центра, уже не обращая на них никакого внимания. Куно первым нарушил молчание.
     – Возможно, это и к лучшему, ведь только одна может встречаться с великолепным мной в один момент.
     Ранма изо всех сил старалась скрыть свое желание устроить ему несколько ужасно незабываемых моментов, ведь еще многое предстояло сделать. В конце концов, она могла устроить ему незабываемый момент. Девушка с косичкой активировала «хорошенькая-Ранма-и-красавчик-который-меня-не-любит-и-фонтан-слез» режим и радостно улыбнулась старшекласснику.
     Пришло время для Школы Саотоме Ранмы Беспредельной Расплаты, Этап Второй.
     – О, сэмпай, я бы очень хотела пойти с вами на свидание! – глаза Куно загорелись, когда он услышал эту великолепнейшую новость. – Но сейчас я не могу!
     – И почему же? Это все злодей Саотоме, что поработил ваше сердце? – В его голосе пылало негодование.
     – О, нет, это не из-за него! – сладко возразила Ранма. Так сладко, что пчелы могли прийти в отчаяние. – Но с тех пор, как я стала Защитницей Любви и Справедливости, моя наставница требует, чтобы любой мужчина, который хочет получить мою руку, соответствовал ее стандартам.
     – В самом деле? Кто же эта женщина, с которой мне нужно встретиться, чтобы доказать свое достоинство? – надавил Куно, не обратив внимания, в какие же мутные воды он вступил.
     – Я не знаю, стоит ли говорить, – играла в застенчивость Ранма. – У нее очень высокие стандарты, и она требует, чтобы ее просители все время носили костюм и черные солнцезащитные очки!
     – Пфф! – отбросил он столь мелкую проблему. – Это мода, к которой я легко приспособлюсь, чтобы завоевать вашу руку. Как же зовут эту деву? – Ранма весь разговор не прекращала улыбаться, но Татеваки не заметил тот опасный поворот, на который он свернул.
     – Как насчет ее адреса?

     Сейлор Меркурий яростно постучала по клавишам своего компьютера. Яростно, потому что она стояла прямо посреди налета йом.
     – Кажется, я захватила врата, которые они в этот раз использовали!
     Венера перешла в наступление, ее Love Me Chain разрезала йому на две половинка.
     – Это здорово, действительно здорово! – зло кипела она. – А теперь отложи эту штуку и помоги нам!
     – Shabon spray! – сияющий туман оборвал сетования блондинки, заморозив йому, проползающую в двадцати футах по ее флангу в соседнее здание.
     – Выпендриваешься.
     Ситуация не была похожа на их последнее столкновение; то, когда Сейлор Нова прибыла и поддержала их. Нет, эта ситуация была много хуже. Толпа серо-розовых йом выплеснулась из мерцающего портала, и Сенши оказались превзойдены числом двадцать к пяти. Нет, уже восемнадцать к пяти, исправилась Сейлор Венера, бросив последний взгляд на двух устраненных монстров, прежде чем выбрать цель из имевшихся в избытке.
     Золотисто-желтый изогнутый дугой луч разминулся с ее головой и попал в отбившуюся йому, и первой мыслью было, какая же из Сенши могла так рискованно помочь ей. Нет, это не был пылающий диск смерти, поняла Минако. Сейлор Мун прыгнула рядом с ней, ловя тиару, которая едва не распотрошила другую отбившуюся йому. Все они уже неплохо продвинулись, но они знали, что эта атака отличалась, о чем свидетельствовал тот факт, что в центре толпы стояла очень большая йома. Рей рискнула выстрелить в нее своей Fire Soul, заполучив по свою душу раздраженную супер-йому, которая натравила несколько меньших йом специально на нее. После этого тактика Сенши была изменена Ами – не атаковать больших, пока сперва не будут устранены мелкие.
     Еще одна йома пала, когда хрупкая на вид Сенши с темно-синими волосами сразила ее, возможно, единственным оружием, которое своей экзотичностью могло поспорить с посохом Сейлор Новы. Тяжело дыша, Сатурн вытащила Глефу Безмолвия из своей новейшей жертвы. Она потеряла счет тому, сколько их еще осталось. Не то чтобы у нее было на это время, когда еще одна клешня двигалась к ней…

     Саотоме Ранма смотрел на битву с соседней крыши. Ага, Защитницы Любви и Справедливости увязли в этом по самую шею, так что пора их оттуда вытаскивать. Конечно, они, наверное, надеялись, что Сейлор Нова покажется и раздаст там всем свои фирменные пинки, но не на этот раз. На этот раз их навестит кое-кто еще.
     Мастер боевых искусств распустил свою косичку, и грива черных волос заструилась на вечернем ветру. Из нагрудного кармана черного пиджака он вытащил устрашающие черные солнцезащитные очки. Ранма надел их, поправил такой же черный галстук, резко контрастирующий с белой рубашкой, и вытащил из подпространства боккэн.
     Несомненно… Он выглядел неплохо.

     В один момент Сейлор Марс была глубоко у йомы в заднице, в следующий размытая темная фигура, сопровождаемая потоком синих линий, прорвалась к ней, поражая ряды монстров перед ней. Куски тел разлетались, когда похожие на женщин демоны расчленялись прямо у нее на глазах, шокируя обе группы до взаимного прекращения огня. Посреди нейтральной зоны остался один из самых красивых мужчин, что Сенши когда-либо видели, одетый в черный костюм, с белой рубашкой, галстуком, полным всех оттенков черного. Даже Усаги, зациклившаяся на Такседо Камене, была вынуждена согласиться, что он был потрясающим.
     Он рефлекторно махнул по сторонам светящимся синим лезвием и повернулся к восхищенным Сенши, одарив их теплой улыбкой. Если бы позади него не было йом, девушки растаяли бы прямо на месте.
     – Мои извинения, прекрасные девы, если я напугал вас, – извинился одетый в костюм мститель ровным, тщательно выдержанным тоном. – Однако я не в силах вытерпеть больше столь нечестивую магию, особенно когда ее используют против таких прекрасных видений, как вы. – У всех Сенши заблестели глаза. Так романтично! Парень в костюме повернулся к оставшимся йомам, которых насчитывалось еще тринадцать. – Возмездие небес медленно, но неотвратимо. К несчастью для вас, я не медлю. Приготовьтесь потерпеть сокрушительное поражение!
     Старшая йома нахмурилась, ее полу-женский голос проскрежетал в вечернем воздухе:
     – И кто же ты, собственно, такой?
     Мужчина высоко поднял свой сияющий меч.
     – Я Ужас, что пронзает ночь! Я защитник Любви и добродетели! Я… Принц Р!
     – Круто! – одновременно отвисли челюсти у всех девушек.
     Крупнейшая йома показала свои клыки.
     – Значит это то, что выбьют на твоем надгробии… если от тебя хоть что-нибудь останется! В АТАКУ! – Меньшие йомы мгновенно отреагировали на команду, все двенадцать атаковали одновременно. Вместо того, чтобы отпрыгнуть с их пути или уклониться от их атак, Принц Р просто стоял перед ними, источая уверенность. Девушки даже не заволновались. Их когти хватанули и, в последнюю секунду, «Р» хлестнул боккэном по неистовой спирали, подкосившей силы атакующих. Еще больше частей были принудительно отделены от своих тел самым жестоким образом, сияющий луч разрезал последнюю двадцатью секундами спустя. Старшая йома отступила на шаг, ее костяная грива дрожала от беспокойства.
     Принц Р изучил останки, прежде чем указать сияющим деревянным клинком на последнюю выжившую:
     – Я хочу тебе кое-что сообщить, нечестивое создание. Неужели ты думаешь, что можно напасть на столь неземную красоту и выжить? Нет, я не могу этого позволить!
     В отличие от других йом, данная тварь была создана думающей, хоть и довольно ограниченно. Тем не менее, по сравнению со своими меньшими собратьями, она была, фактически, гением. И этот маленький ум предложил йоме два варианта. Сражаться или сбежать. Ограниченный мозг рассмотрел оба и решил, что для побега не было никаких шансов. С учетом ее природных хищных инстинктов, верный путь стал кристально ясен.
     – Р-Р-Р-А-А-А-У-У-У-Р-Р!
     Как и прежде, Принц оставался совершенно спокойным, пока старшая йома не нависла над ним. В этот момент он всадил клинок в землю и с места кувыркнулся в небо. После этого физика довершила оставшееся, когда тварь, очертя голову, напоролась на светящееся синим лезвие с достаточным импульсом, чтобы полностью разрезать себя им. Ранма приземлился позади существа и вытащил клинок из земли. Монстр в последний раз вздохнул и, по всей длине распавшись на две аккуратные половинки, растворился в эфире.
     Принц Р оценил своего растворившегося противника, прежде чем наградить благоговеющих Сенши еще одной чувственной улыбкой.
     – Хоть я и безмерно наслаждался вашим обществом, я должен уйти в ночь. До встречи, девы Любви и Справедливости! – Поклонившись напоследок, новый Принц отбыл, размывшись от скорости, оставляя позади пять сраженных Сенши.
     …В это же время где-то еще в Дзюбане другой одетый в черный костюм с солнцезащитными очками Принц с боккэном начал красться к Мейо Сецуне, чтобы завоевать право пригласить на свидание некую богиню с косичкой.

Часть пятая

     – Dead Scream.
     Линия энергии попала точно в цель, отбрасывая его обратно на полсотни футов через бетонный разделитель в его собственный дымящийся кратер. Сецуна даже не потрудилась превратиться, чтобы бросить этот заряд. Такое ей раз-другой еще могло сойти на публике, а вот ношение полного костюма Сенши уже нет. Она в последний раз бегло осмотрела дымящуюся борозду, созданную ее атакой, и улыбнулась хорошо проделанной работе. Теперь, наверное, она могла…
     – Я атакую!
     Мейо Сецуна застыла, тогда как мышцы ее щек при этом нервно задергались. Она обернулась, чтобы обнаружить, как ее мучитель, пошатываясь, выбирался из пыльных руин, его черный костюм превратился в лохмотья. Некогда гордые очки свалились, расплавленные, в руинах, его боккэн пылал факелом. Почему бы ему просто не остаться там?! Ее мысли мчались. Сперва она подумала, что этот Принц Р извращенец. Во второй раз она решила, что он тупой извращенец. На третий раз он, определенно, был извращенцем. После этого она прибегла к Dead Scream, чтобы избежать его домогательств. Может быть, на седьмой раз все получится?
     – И в самом деле… вы так же грозны, как и обещает ваша… красота… – Принц Р, также известный как Куно Татеваки, сражался за каждый вдох, его движения были затруднены. – Так что… я… позволю вам… встречаться со мной! – Женщина, иногда известная как Сейлор Плутон, злобно зарычала.
     – DEAD SCREAM! DEAD SCREAM! DEAD SCREAM!

     – Так это то, что находится на другой стороне портала? – уставилась Усаги на голографическое изображение, созданное Ами при помощи компьютера Меркурий.
     Ами кивнула, смахнув немного волос со своего лица.
     – Ага. Карманная вселенная, не больше сотни километров в диаметре.
     Рей посмотрела на парящий пузырь, содержащий в центре яркую каплю.
     – Хорошо, а это там что? – ткнула она в иллюзорную оранжевую каплю, пройдя насквозь всю голограмму.
     – Это единственное, о чем я смогла получить точные данные, – ответила Ами. – Выглядит как огромный источник какой-то энергии. Я бы оценила его как мини-звезду.
     – И йомы приходят оттуда? – заинтересовалась Мичиру, и ее партнер тоже вмешалась в разговор.
     – Ну, черт. Мы просто отправим туда Хотару и сметем это место с помощью ее Death Reborn, – прокомментировала Харука. – Она испарит сотню километров, как будто их и не было.
     Это заставило Меркурий выгнуть бровь.
     – Угу. И как же она выживет после вызванного ее атакой всеобщего разрушения? – многозначительно спросила Мичиру, на что Уран промолчала. – Этот источник энергии, похоже, единственное, что удерживает карман стабильным. Устрани его, и ты, наверное, уничтожишь сама себя, когда все само на себя свернется.
     – Так, нам в любом случае стоит выяснить, что же там происходит, – указала Усаги.
     Хотару была совсем не в восторге от идеи высвобождения огромного количества энергии по ее команде. Именно из-за этого другие ее боялись, и, в общем, то немногое, что она помнила о Серебряном Тысячелетии, показывало, что и тогда она влачила довольно жалкое существование. Тяжело было жить, будучи стратегическим оружием массового поражения.
     – Верно. Может быть, Плутон сможет лучше прощупать это, чем мы.
     Как будто призванная своим именем, Плутон ввалилась на встречу, выглядя не так уж и нетронуто. По правде говоря, она выглядела довольно истощенной и потрепанной. Мичиру бросила лишь один взгляд на взъерошенное состояние своей коллеги-внешней и ахнула.
     – Какого черта с тобой произошло?
     Если до этого она выглядела уставшей, сморщенное лицо и огонь в глазах, казалось, полностью пропали после этого вопроса.
     – $#$# Принц Р со мной произошел, вот что!
     Глаза Минако засияли.
     – Ты ВСТРЕТИЛА Принца Р? Он лично поговорил с тобой? – остальные Внутренние немного заревновали.
     – Хм, он тебе не понравился? – осторожно спросила Усаги, заметив ровно кипящий гнев Сенши.
     – Понравился он! – сорвало у Сецуны предохранитель. Даже несколько. – Он самый заносчивый, властный, настойчивый, эгоцентричный, извращенный мудак, которого я только встречала!
     Рей при этом в замешательстве моргнула.
     – Ты хочешь сказать, что ты не нашла его благородным, милым, рыцарственным и могущественным? – склонила она голову набок. – Я уже упоминала, что он настоящий красавчик?
     – Настоящий красавчик! – провизжала Сенши времени. – Настоящий ИЗВРАЩЕНЕЦ, вот кто он!
     – Э-э… – растерялась Мичиру, еще ни разу не увидев Принца Р. Но он, все же, был парнем, и из всех людей Мичиру знала, что ЭТО значит. Она разделила понимающий взгляд с Харукой, кивнувшей ей в ответ.
     – Пойдем, Сет-тян. Обсудим это в соседней комнате. – Трио отбыло, оставив позади смущенных Внутренних.
     – Ей не понравился Принц Р? – никому конкретно не задала вопрос Ами. Кому мог не понравиться Принц Р? Внутренние посмотрели друг на друга, затем на комнату, куда ушли Уран, Нептун и Плутон. Хотя кое-какие мысли и пришли им в тот момент на ум, две из них разделили все девушки.
     Они понятия не имели, почему Плутон была похожа на… Либо так, либо она действительно, действительно должна была больше гулять, потому что все это время рядом с Вратами явно сводило ее с ума.
     – Все готово.
     Мерцающий кристалл всплыл в темное небо, своим блеском резко контрастируя с кипящими над ней радиоактивными осадками. Королева Серенити рухнула на колени, когда ее резервы исчезли. Как кристалл, подмигивающий сейчас в вышине, она тоже резко контрастировала с изогнутой, разрушенной местностью вокруг. После одной группы слитных залпов Серебряное Тысячелетие умерло, и его Королева вскоре последует за ним в вечность.
     Серенити нежно улыбнулась зеленоволосой Сенши, что на коленях стояла рядом с ней, последняя выжившая Принцесса Плутона проливала слезы. Она и советники будут единственными выжившими из этой великой эпохи, но правительница уже приняла меры, чтобы Тысячелетие не было забыто. Артемис и Луна будут посланы вперед, чтобы гарантировать, что когда ее дети возродятся, они будут с друзьями. Перед Мейо Сецуной стояла гораздо более сложная задача, задача, которую Королева не пожелала бы никому другому. Лунный Жезл выпал у нее из рук, и кошки пошли волнами, исчезая из реальности.
     – Именем Луны, вы будете свободны. Может быть, мы снова встретимся, когда-нибудь…
     Он упал на обугленную землю, и кошки пропали, поглощенные темпоральным вихрем, созданным последней силой Королевы Серенити. С последним вздохом она ушла, белое платье воспарило над разоренной землей.
     Мейо Сецуна была Хранителем Времени, последней Принцессой Плутона, а теперь и единственной выжившей из Серебряного Тысячелетия. Также она была последней, кто видела Королеву Серенити живой.
     Саотоме Ранма, прямой наследник Школы Беспредельных Боевых Искусств, внезапно проснувшись, уселся на футоне. Он огляделся по сторонам, только чтобы обнаружить темную комнату, частично занятую храпящим стариком. Что, ЧЕРТ ВОЗЬМИ, это было?! Кроме мертвой женщины, сны никогда не были настолько апокалипсическими! Лазеры, бои меж зданиями и чертовски огромные звездолеты. И кто там остался в самом конце? Сейлор Плутон. Кошмар. Должен быть. Он ведь всегда мог сказать, кошмар это или что-то еще. Как?
     Во всех его кошмарах были кошки.

     Горизонтальный торнадо прорезал ряды наседающих на Сейлор Мун йом, дробя даже землю, уничтожая врагов Сенши. Усаги повернулась, чтобы обнаружить, как бело-малиновое фуку прыгает в драку, скользнув к ней вплотную
     – Простите за опоздание, Ваше Высочество.
     Усаги в шоке взглянула на рыжую, и остальные восприняли это как сигнал им перегруппироваться вокруг их Принцессы. Она вырвалась из своего ошеломленного оцепенения и, улыбнувшись, кивнула. Сейлор Нова заняла позицию у нее на фланге, а остальные Сенши – Меркурий, Венера и Юпитер – выстроились вокруг них. Однако улыбка Мун быстро пропала, когда она изучила толпу йом перед собой. На этот раз это было полномасштабное вторжение, из врат вывалилось пятьдесят монстров. В то время на месте были только три девушки, и они достойно справлялись с задачей по сокращению их численности, но все они были более чем рады увидеть появление элитного телохранителя Усаги. Остальные скоро прибудут, но сейчас созданный Сейлор Новой буфер был весьма кстати.
     – Так какой у нас план, Ваша Милость? – с легкой ухмылкой спросила Нова.
     С игривым настроением рыжей Сейлор Мун немедленно воспрянула духом, тот факт, что она только что была почти оскорблена, даже не пришел блондинке на ум.
     – Хм… подождем, пока остальные не прибудут?
     – Неверный ответ! – весело пискнула рыжая и повертела вокруг посохом, принимая стойку. – Именем Луны, время узнать их имена и надрать им задницы!
     – Мм… но у йом нет имен… – излишне отметила Меркурий.
     Улыбка Новы вышла на новый уровень озорства.
     – Тогда, думаю, есть только одно, что можно с ними сделать – SHINING NOVA! – сияющий синий шар силы вырвался из руки члена Гвардии Альфа, вспыхнув в направлении наступающей орды. Когда взорвалась сфера ки, двое монстров испарились прямо на месте, еще двое получили достаточные травмы, чтобы быть полностью выведенными из строя. Конечно, это был названный другим именем Moko Takabisha, но не стоило в столь смешанной компании называть ее фирменный прием своим именем.
     Сенши потребовалось несколько драгоценных мгновений, чтобы прийти в себя, прежде чем они тоже вступили в бой с ордой, прореживая их ряды магическими атаками. С Сейлор Новой как символом надежды последняя йома пала как раз перед тем, как Внешние прибыли с Чиби-Мун на буксире.
     Три Внешних и розоволосая девочка приземлились на поле боя как раз вовремя, чтобы увидеть, как пепел йом рассеивается на ветру. Пацанистая блондинка казалась пришибленной.
     – Ты позвала нас только для этого, ты косорукая… УУУФ!
     В одно мгновение Сейлор Нова стояла рядом с Мун, в следующее ее кулак уже погрузился в живот Харуки, как будто она туда телепортировалась. Харука согнулась от удара, и Сейлор Нова закончила прием, ее локоть жестоко врезался той в подбородок. Сенши, казалось, подлетела на пару футов, прежде чем приземлиться на собственную задницу. Разинула рот даже стоящая рядом с ней Мичиру.
     Сейлор Нова склонилась над пострадавшей девушкой и призвала свой самый снисходительный тон.
     – Ты не слишком смышленая, а? Что я тебе говорила об оскорблениях Принцессы?
     Неуловимая волна силы хлопнула Нову, когда уровень силы Сейлор Уран подскочил.
     – ВОТ ТАК! ТЫ ЛЯЖЕШЬ! – Ее быстрый пинок не прошел, рыжая теперь стояла от нее в десятке футов.
     – Так, значит, ты нарываешься.
     Уран тщательно изучила свою соперницу. Атака много чем удивила ее. Во-первых, маленькая рыжая сучка была возмутительно быстра, так быстра, что единственным предупреждением было ее расплывшееся движение. Второй факт был чуть более удивителен – она ожидала, что за ее кулаком будет больше силы. Конечно, там было достаточно силы, чтобы она чувствовала его несколько следующих дней, но или девушка действительно придержала свой удар, или у нее просто не было столь же абсолютной силы, как у остальных Сенши. Тем временем Сейлор Нова пришла примерно к таким же выводам. Она не вложила в удар всех сил, но пацанка не должна была быть способна так легко подняться с земли. Фуку – броня, молча решила она. В любом случае, это заставило ее улыбнуться чуть шире, что вынудило Харуку немного отступить. Разве не у нее был клинок? Только одна мысль прошла сквозь сознание Новы…
     Наконец-то нашелся кто-то способный поглотить весь ущерб, что она могла выплеснуть.
     У Сейлор Уран, может, и было преимущество в грубой силе, но она не могла и знать, что для Новы она была лишь не более чем боксерской грушей. Ее собственный кулак поплыл, но с точки зрения Новы, она была слишком медленна. Безумно медленна. Особенно после боев с ее более экзотическими противниками. Харука дико улыбнулась, когда ее кулак, казалось, обязательно сломает нос маленькой рыжей чертовки… но та пропала. Внешней Сенши хватило времени лишь заметить над собой закрывшую свет тень, прежде чем две ноги с воздуха ударили ее в лицо, вновь посылая Уран в бесконтрольный полет прямо в землю.
     Рыжая легко приземлилась рядом с ней.
     – А теперь не хочешь извиниться перед Принцессой, лузер?
     – Р-Р-Р-Р-Р, – поднялась с земли Уран, когда услышала неожиданный звук. Это был счастливый и мелодичный звук, совершенно неуместный в данной ситуации.
     – Хе-хе-хе-хе… – обе скандалистки остановились и повернулись к розоволосой девочке, которая вновь неестественно дрожала. – А-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА! – Все вокруг нее просто не могли поверить своим глазам. – О-ХО-ХО-ХО! А-ХА-ХА-ХА!
     Сейлор Нова просто смотрела на нее.
     – Что, черт возьми…
     – …ТУТ ТАКОГО СМЕШНОГО! – закончила за нее Уран.
     Сейлор Чиби-Мун справилась со смехом. Немного.
     – Хе-хе-хе! Там еще рис… Хе-хе-хе! И… хе-хе-хе… фух… хе-хе-хе! Два огурца! А-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА![4]
     Должно быть, это была самая чертовски смешная шутка во вселенной, если не учитывать того, что ее никто не понял… кроме одной заметно побледневшей рыжей Сейлор Сенши. Она осторожно отступила на шаг от сумасшедшей розоволосой девочки, как будто она была бомбой замедленного действия.
     Сейлор Мун воспользовалась перерывом в боевых действиях.
     – О, я знаю! Давайте обсудим все за мороженым. – Внутренние, не упуская из виду пролегшей между Новой и Внешними тонкой границы, быстро согласились, и это предложение, кажется, вытащило Чиби-Усу из ее периода смеха, хотя ее глаза по-прежнему сияли. Нова перевела взгляд с Мун на Уран и на Чиби-Усу. Попалась. Если она сейчас облажается, это будет выглядеть чертовски подозрительно, или как будто она сбежала с поля боя; и она не была уверена, что хуже. Если она останется, она столкнется с угрозой тусоваться с кучкой вертлявых девчонок и с вопросами, которые они, несомненно, будут ей задавать. А еще тут была Чиби-Мун, которая знала… что-то. Если бы она не контактировала с Тендо, не было ни единого варианта, как она могла узнать ЭТОТ давний факт ее жизни. Любопытство приняло решение за Сейлор Нову. Ей нужно было выяснить, насколько хорошо ее знает эта Сенши.
     – Что у тебя там за трансформация, что ты отошла, – с подозрением посмотрела Харука на рыжеволосую чертовку, зачерпнув мороженое из своей чашки. – Не так, как мы все.
     – Ну, знаешь, – Икари Юмеи, она же Сейлор Нова, она же Тендо Ранко, она же Саотоме Ранма приняла вызов. На самом деле, она даже ждала его. – Если ты хочешь дать парням бесплатное шоу, то вперед. – Половина присутствующих в кафе-мороженом Сенши подавились своим холодным десертом, вдруг осознав, как много они демонстрируют в процессе своей трансформации. Харука и Мичиру сильно покраснели, учитывая их сексуальную ориентацию. – Как по мне, так я не согласна на пылающие взоры извращенцев.
     Многие из присутствующих сейчас девушек принялись молча вносить поправки в свои трансформации.
     Чиби-Уса продолжала сдерживать случайные хихиканья, пока она ела, и это поведение уже без конца раздражало «Юмеи». Ей не нравилось вытанцовывать вокруг противостояния, так что она вмешалась. Если ее прикрытие оказалось дутым, лучше ей узнать об этом здесь и сейчас.
     – Так о чем ты говорила, Нахалка?
     Хихиканье немедленно прекратилось, когда розоволосая девочка одарила рыжую задумчивым взглядом. Затем ее лицо расплылось в широкой улыбке.
     – Говорила… Дядя Юмеи? – Юмеи дернулась, а все Сенши уставились на Маленькую Леди.
     – Дядя?
     И совсем не обязательно, что гендер обращения внезапно удивил девушек. В конце концов, они все привыкли к тому, что Хотару называла Харуку «папой». Однако факт, что Чиби-Уса назвала кого-то кроме Мун и Камена своим родственником, не остался незамеченным.
     Юмеи-Ранма покачала головой. Все просто становится страньше и страньше. Как будто ее жизнь и так уже не была достаточно безумной.
     – Прости детка. Ты принимаешь меня за кого-то еще. Разве я, по-твоему, похожа не парня?
     – Конечно нет, Дядя-сан! – хихикнула Чиби-Уса.– Проклятье, это было бы так неловко! – Юмеи-Ранма снова дернулась, и девочка сложилась вновь.
     – А-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА!

     Саотоме Ранма подошел к воротам додзе Тендо с заметным отсутствием упругости в походке. У него был тяжелый день. Нет, совсем не из-за двух стычек с атакующими йомами. И не из-за непрерывной вражды между ним и Сейлор Уран. Нет, что действительно не давало ему покоя, так это маленькая розоволосая девочка, которая не прекратила и после кафе-мороженого. Всю оставшуюся часть дня она продолжала сыпать намеками, по которым было очевидно, что Чиби-Уса точно знала, кто он такой. Как ни странно, она ни разу не потрудилась объяснить эти шутки любопытствующим Сенши, как будто они были только для нее самой. Ранма напряженно обдумывал сложившуюся ситуацию. Она точно знала, кто такая Нова, была близко знакома с Плутон, но утаивала свою собственную истинную личность. Тем не менее, ее неустанные подколки взяли свое.
     Ранма прошел через двери в дом и сразу же исполнился страха. Карма. Совсем как большая белая акула, она вернулась, чтобы закончить с жертвой, из которой она вырвала кусок неделями ранее. Несколько человек звучали как карма для Саотоме, и теперь она наводнением омыла его. Спор, что разносился по всему дому, было легко услышать, и все прекратилось в тот момент, когда он вошел в гостиную.
     Ранма был абсолютно уверен, что женщина, стоящая в центре комнаты, была как-то связана с этим вопросом. Он взглянул на лицо Аканэ, чей пылающий вид все ему объяснил. Новая невеста. Должна быть. Проклятье, эта женщина ТАК хотела достать его. Он не хотел переходить к Этапу Три, но она просто вынудила его. Но сперва то, что ближе.
     Женщина обернулась, и только годами вырабатываемый иммунитет удержал его челюсть от встречи с полом. Она была абсолютно великолепна. Ранма давно уже считал, что его женская сторона находится на вершине пищевой пирамиды красоток, но эта новая невеста отобрала пирог, съела его и попросила добавки. Ростом около метра семидесяти, с роскошными каштановыми волосами и телом, ради которого большинство девушек были готовы умереть. Все, что она носила, казалось, лишь подчеркивало этот последний факт, от тесного белого топа, что не мог и надеяться достаточно прикрыть ее грудь, до короткой, плотно прилегающей юбки.
     Может быть, какое-то время он не будет торопиться разбираться с Плутон.
     – Здравствуй! – явно обрадовалась женщина; шагнув к Ранме, она тепло пожала ему руку. – Ты, наверное, не помнишь, но какое-то время назад твой отец и мой дедушка помолвили нас. Меня зовут Касиваги Макото!
     – Эм… приятно познакомиться, – ради милой девушки Ранма позволил вежливой улыбке показаться на своем лице, но не более того. Любые дополнительные действия рисковали вызвать тяжкие телесные повреждения от рук первой невесты. Мастер боевых искусств повернулся к Набики, которая уже ожидала молчаливого вопроса. В качестве ответа она держала в руках лист бумаги, и он просто вздохнул. Ну, все не так уж и плохо, понадеялся он. Плутон, должно быть, промахнулась, посылая кого-то столь привлекательного. Конечно, это вполне может быть всего лишь совпадением…
     Ранма чуть не расхохотался над безумием этой мысли.
     – Э-э… Касиваги-сан…
     – Зови меня Мако-тян, – разрешила она с красивой улыбкой. Аканэ на заднем плане начала светиться, и семья отодвинулась от нее.
     – Э… хорошо. Они уже объяснили всю ситуацию? – Ранма махнул рукой в сторону семейства, отказываясь признавать существование своего отца.
     Мако-тян кивнула.
     – Все довольно непросто, но я уверена, мы разрешим это в кратчайшие сроки. – Никто не упустил акцента, включая и Тендо Аканэ.
     – Ты гулящий КАЗАНОВА! Еще одна невеста! – Стол взлетел в воздух, и столкновение было неизбежно, когда Ранма отреагировал на чистых инстинктах, оттолкнув новую девушку в сторону и расколов стол кулаком. Все в комнате были в шоке.
     – Черт возьми, Аканэ! Она даже не мастер боевых искусств! – Это, наверное, было единственным случаем, когда он устроил ей выговор, но ее поведение было совершенно неприемлемо. Конечно, последний месяц был для нее довольно напряженным. Нет, еще одна невеста совсем с этим не помогала. Но ее реакция становилась столь же плохой, как у Рёги! Младшая Тендо, казалось, полностью это осознала и побледнела.
     – Я… простите! – выпалила она и в слезах помчалась наверх в свою комнату. Остальные члены семьи с надеждой посмотрели на него.
     Ранма вздохнул.
     – Ага, мне лучше проверить, в порядке ли она…

     В эти дни мало что могло остановить мыслительный процесс мастера боевых искусств, когда от странностей жизни Ранмы можно было отмахнуться как от летящей в броню дробинки. Однако странности собрались всадить Ранме бронебойный, когда он вошел в комнату Аканэ, решив проверить его частичную невесту. Его взгляд немедленно перескочил с дующейся девушки на стены, с пола до потолка оклеенные…
     – Сейлор Нова?
     Аканэ всхлипнула.
     – Ага, и что?
     Теперь Ранма был похож на пойманное в ловушку животное, его взгляд метался от стены к стене. Сейлор Нова была повсюду.
     – Просто… э-э… ну… – Просто дикая причуда, что женщина, которой было тяжело справляться с гневом, и у которой были проблемы с доверием к нему, боготворила его альтер эго Сенши, но он не чувствовал желания обсуждать этот вопрос. Ранма подошел к ее столу, на котором балансировала застывшая в ударе фигурка Новы. Отлиииично. Кто-то уже принялся за дело.
     – Черт, она, наверное, лучше, чем ты! – выпалила, защищаясь, Аканэ, заметив его странный взгляд.
     Ранма открыл свой рот и закрыл его. Что, черт возьми, он планирует ей сказать?
     – Слушай, я просто хотел убедиться, что ты в порядке… Я не встречаюсь с ней. – Его остановил ее полный сомнения взгляд. – Да ладно, Аканэ. Когда-нибудь ты должна начать мне верить.
     Аканэ изучила стоящего перед ней парня с косичкой и припомнила все, через что они вместе прошли.
     – Хорошо, хорошо. Может быть, я повела себя немного чрезмерно.
     Ранма улыбнулся. Это было так близко к извинению и пониманию, как он только мог рассчитывать. Однако это не делало их менее важным.
     – Достаточно честно. Не волнуйся, мы просто будем обращаться с ней как со всеми остальными невестами.
     – Боже, надеюсь, нет, – с усмешкой заметила Аканэ.
     Ранма вызвал страдающее выражение.
     – Хмм! Мне все ясно. – Затем с улыбкой. – Я собираюсь принять ванную. Это был длинный день. – Он вышел из комнаты и направил свои стопы в ванную, рассеянно отметив отсутствие значка «занято». Отодвинув дверь, он быстро оказался лицом к лицу с весьма неплохо сложенной женщиной, которая просто по случайности была его новейшей невестой. Пена прикрывала ее обнаженное тело, но она смыла ее холодной водой, и мысленный щит Ранмы принял на себя еще один бронебойный заряд. Иными словами, он застыл, а его глаза начали изучать все, что она могла предложить.
     Чего, кстати, было гораздо больше того, к чему Ранма был готов.
     – О, э-э, привет, Ранма, – с легким смущением сказала Касиваги Макото, ее щеки слабо окрасились розовым. Кое-что, однако, было довольно ясно, она очень гордилась своим телом. Она встала, чтобы дотянуться до полотенца, предоставляя Ранме самый лучший вид на ее…
     Мир Ранмы разбился вдребезги.
     Пышные груди: есть. Полные бедра: есть. Прекрасные глаза и надутые губки: есть-есть. Мужские органы там, где им совсем не место: е… КАКОГО ЧЕРТА? Едва Ранма попытался осмыслить эту реальность, игнорируя понесшиеся вскачь события, за его спиной кто-то появился.
     – Ранма, я забыла сказать тебе… – Что бы Аканэ ни собиралась сказать, у нее все вылетело из головы, когда она осознала, кто была та полностью обнаженная женщина, неловко оборачивающая вокруг себя полотенце. – РАНМА, ТЫ ИЗВРА… – глаза младшей Тендо широко распахнулись, когда она увидела то же, что и ее жених. Не стоит и упоминать, что она была изумлена. – Ты… Она… Он… ВЫ ОБА ИЗВРАЩЕНЦЫ! – Почему-то в этот момент Аканэ оказалась не в силах пнуть или ударить Ранму, как если бы она была свидетелем какой-то ужасной аварии, от которой она просто была не в силах оторвать взгляда.
     – Я могу объяснить… – предложила прикрытая уже Мако-тян, шагнув к паре. К несчастью, она запнулась об ведро холодной воды у нее под ногами, и оно могло отправиться только в одном направлении. Оно попало в Ранму, достаточно эффективно выведя рыжую из транса, чтобы заметить источаемое ее новейшей невестой любопытство.
     – Ну а теперь это не так неудобно…

     – Да, это правда, – подтвердила Мако-тян с трепетом смотрящей на нее собравшейся вокруг обеденного стола семье. – Дедушка говорил мне, что по этой причине я и должна держать «это» в секрете. – Она печально взглянула в сторону Аканэ, занявшую самое дальнее от новой девушки место. Младшая Тендо пыталась все это осмыслить. Она вела себя как девушка, но частично была и не только ею? Она слегка вздрогнула.
     – Герма… гермафродит? – споткнулся на слове вновь ставший мужчиной Ранма, на что Мако-тян кивнула.
     – Технически, я обоепола, – объяснила она. – Но я просто считаю себя полностью оснащенной! – Она улыбнулась последней фразе и повернулась к Ранме. – И, похоже, что и ты тоже.
     – Но я ПАРЕНЬ! – запротестовал Ранма, высказывая мнение, которое ему уж слишком часто приходилось отстаивать. И, наверное, далеко не в последний раз.
     – …Который просто половину времени оказывается девушкой, – широко улыбнулась Мако-тян. – А я просто оказалась девушкой, которая является и тем и другим. Это прекрасно!
     Касуми испустила пораженное «О боже», и даже Набики вскинула голову от такой логики.
     – Вы ведь знаете, что между вами двумя огромная разница? – указала ей средняя Тендо.
     – Не такая уж и большая, – возразила Макото. – В конце концов, нам обоим будет удобно друг с другом, независимо от того, в каком облике будет Ранма!
     Проклятый мастер боевых искусств вдруг ощутил острую потребность в свежем воздухе.

     – Мы должны прекратить так встречаться, зять, – заявила морщинистая старейшина со своего места за столом. Она и Ранма сейчас сидели в «безопасной комнате» Колон, пространстве, зачарованном так, что мало что – если вообще что-то – могло легко проникнуть в него. Ранма надеялся, что это распространяется и на Надоеду. – И, кстати, почему так поздно?
     – Я полагаю, что это то время, когда она спит или не подсматривает за всем вокруг меня, – легко объяснил Ранма, на что Колон выгнула бровь.
     – Она? – зацепилась старейшина за упомянутый пол. – Так твой таинственный противник это она, хмм? Кстати говоря, как тебе Посох Вознесения?
     – Ну, поначалу было непросто, но… – Ранма внезапно замер. – Вы знаете.
     – Именно, зять, – усмехнулась старейшина. – Я не сразу узнала тебя, когда увидела по телевизору… по понятным причинам. – Он поморщился, и ее улыбка стала еще шире. – Но Посох Вознесения стал среди амазонок легендой, и его сложно не заметить.
     – Черт, надеюсь, больше никто за это не зацепится, – покачал головой Ранма от ее точных выводов.
     – Сомневаюсь. Мало кто знает об отдельных посохах, и еще меньше о цельном Посохе. А из тех, кто знает, большинство считают, что они все еще в племени Феникса, – беззаботно объяснила амазонка. – Хотя напрашивается вопрос… Почему ты сейчас вместе с Сейлор Сенши? Или, если уж на то пошло, как ты стал одной из них?
     – Черт, это та часть, о которой я не могу рассказать, – проворчал он и пристально изучил мастера боевых искусств.
     – Тогда, боюсь, моя помощь будет довольно ограниченна.
     – Черт. Черт-черт-черт, – засуетился Ранма, а затем взглянул ей прямо в глаза. – Отлично. Но вы должны поклясться, что то, что я скажу, не покинет эту комнату. Я даже не хочу, чтобы вы писали это в своем отчете в деревню или в дневнике, ясно?
     Глаза Колон слегка расширились. Он знал об отчетах?
     – Ясно, зять.
     – Ее называют Сейлор Плутон.
     Ранма не мог удивить Колон сильнее, даже если бы попытался.
     – Ты сказал… Плутон?
     – Ну да, а что? – Иначе трактовать ее реакцию было невозможно. Старая мумия что-то знала.
     – Потому что если это та же Плутон, что и в амазонских легендах, то она уже тысячи лет вмешивается в дела Джокецузоку, – прорычала Колон. – Насколько это она, наверное, никогда не станет известно, но старейшины не жалуют это имя. – Она сделала паузу, ее глаза зло заблестели. – Так это твой противник?
     – Похоже на то, – ответил он, удивляясь, до какой степени слетела эмоциональная маска Колон.
     – Что ты предлагаешь?
     Теперь настала очередь Ранмы разразиться злой усмешкой. Школа Беспредельной Расплаты, Шаг Третий.
     – Помните тот порошок, который мы использовали, чтобы Хаппосай держался подальше от девушек? – Она кивнула. – Мне нужно что-то, что бы могло привлечь старого пердуна, – теперь Колон своей усмешкой могла поспорить с Ранмой.
     – Амазонки Джокецузоку будут более чем счастливы предоставить по этому вопросу любую помощь.

     – О-О ХО-ХО-ХО-ХО! – разнесся в полуденном воздухе возглас, из-за чего Ранма мгновенно приостановил свою деятельность. – Я нашла тебя, Ранма-сама!
     Ранма молчаливо возблагодарил Господа за ее появление.
     – А, Кодачи-тян! Я так рад видеть тебя! – Ад замерз из-за этих слов.
     – Ну, разумеется, – со сладким высокомерием в голосе ответила Кодачи. – И я должна сказать, что не одобряю вашего разгула с Сейлор шлюшками. – Затем она добавила: – Хотя в этом костюме вы выглядите весьма привлекательно.
     Мастер боевых искусств едва не рухнул на землю. Почему именно эти психи видели сквозь его маскировку? Тем не менее, план все еще был возможен.
     – Знаешь, насчет этого, Кодачи-тян… Я бы и не стал, если бы не эта злобная надсмотрщица!
     – Что? – засветились глаза Кодачи. – Никто не смеет забирать у меня моего Ранму-сама!
     Ранма нервно дернулся и задался вопросом относительно мудрости конкретно этого плана.
     – М-м, точно… и это она заставляет меня, э-э… «разгуливать» с Сенши!
     – Она?
     Ранма улыбнулся, когда его объяснение вызвало желаемый эффект.
     – Да… я бы пошел с тобой на свидание, если бы у нее не было планов относительно меня…
     – ПЛАНОВ?
     – Невыразимых планов, – добавил Ранма, абсолютно гордясь самим собой.
     – Эта девка падет от моей руки! – яростно запротестовала Кодачи, щелкая своей лентой. – Сообщите мне, каково имя этой девки!
     – Как насчет ее адреса, а? – Минутой позже, получив информацию, Куно Кодачи умчалась пулей, позволив Ранме вернуться к своей задаче.
     – Эй, бать, ты не видел старого пердуна?
     Глаза Саотоме Генмы расширились, а рука Тендо Соуна застыла на середине его хода в их вечном соревновании в сёги.
     – Даже не думай о нем, парень!
     – Он прав, Ранма! – согласился Соун. – Такие мысли притягивают его.
     – Фе, без разницы, – пожав плечами, не согласился он с обоими мужчинами. – Мне сейчас нужно его увидеть.
     – ЧТО? – недоверчиво глянули на него со своих мест оба отца. – Даже и не думай призывать сюда Учителя! Кроме того, никто не знает, куда он отправился!
     – Так вы думаете, что простое произнесение его имени призовет его сюда? – уточнил Ранма, и оба отца опасливо кивнули. Ранма улыбнулся и глубоко вдохнул: – Хаппосай! Хаппосай! Хаппосай!
     – Как мило! – Отцы немедленно застыли, на их лица наползло выражение ужаса. Демон был призван. – Ранма, мой мальчик! Что случилось?
     – У меня есть кое-что, о чем бы ты хотел узнать… – улыбнулся Ранма.
     – О?
     – Не хочешь заполучить себе особенные трусики одной очень волшебной девушки?

Часть шестая

     – Мяу!
     Ранма застыл, а Аканэ и Набики остановились во время их прогулки в городе. Они обе взглянули на Нуку-Нуку, которая пожала плечами. Ну, если это не она мяукнула… Они проследили за взглядом Ранмы до смотрящего на него полосатого рыжего кота. У парня на лбу проступили капли пота.
     – Ранма?
     Мастер боевых искусств стиснул зубы. Убегай-убегай-убегай-убегай… Вместо этого он напрягся и шагнул вперед.
     – НЕТ! – уставился он на кота, который возмущенно склонил голову. Дыхание Ранмы убыстрялось. – Думаешь, ты крутой, а? Ну, это НЕ ТАК! Ты ничто, всего лишь тощая маленькая тварь. Думаешь, что что-то значишь? У меня девушка-кошка В НЕВЕСТАХ! Ха! А что насчет тебя?
     Кот моргнул.
     – ЗНАЧИТ ТАК? – черты его лица исказились. – Хочешь сразиться? О, давай сразимся! – Ранма разжал кулаки, и из его рук выдвинулись светящиеся синие когти. Аканэ широко раскрытыми глазами уставилась на него, не в силах поверить, что он продемонстрировал. Ранма даже не заметил этого, говоря: – Я видел ад, а ты совсем не невеста-кошка!
     – Мм, Ранма… – с трепетом шагнула к нему Набики, пока Аканэ смотрела в полном ужасе. – Это просто кот, Ранма. Он тебя не понимает. – Голова Ранмы повернулась к Набики, затем вернулась к коту, которому, видимо, все надоело, и он пошел прочь.
     – О, все верно! ЛУЧШЕ беги! – зарычал Ранма. – Если захочешь продолжения, ты знаешь, где меня найти! – Он смотрел, как его собственное олицетворение зла пропало из виду, завернув за угол, а затем проворчал что-то подозрительное о кошачьей родословной. Набики просто покачала головой, а Аканэ продолжала смотреть, пока милая старушка не вышла из своего дома на тротуар и не выплеснула на него воду.
     Так или иначе, этого было достаточно, чтобы стравить излишки ненависти, дав девушке вместо этого повод поворчать про проклятье. Рыжая так увлеклась этим, что даже не заметила своего следующего мучителя. Касиваги Макото догнала трио и без колебаний заняла свое место под руку с Ранмой.
     – Привет, Ранма… – сладко сказала она. Это не было патентованным прижиманием амазонки, но это обстоятельство компенсировалось тем, что Ранма (красотка) теперь висела на руке у Мако-тян (еще одной красотки). Еще больше все усугублял тот факт, что Мако-тян была оснащена и как парень и как девушка… Как и Ранма, только у него это было в разное время. У нее нет.
     – Я тоже! – игривая девушка-кошка решила присоединиться к веселью, которым, очевидно, наслаждался ее муж, и подхватила его под другую руку. Если прижимания амазонки считать эталоном, то Нуку-Нуку набрала 8,2 балла. Теперь Ранма полностью растаял, не столько от повисших на его руках горячих цыпочек, сколько от той опасности, что они представляли. На одной руке фобия, которая превращала обычных кошек в довольно незначительную проблему. На другой стороне биологическая концепция, о которой он не хотел даже думать.
     Не то чтобы прохожие глазели на них, представляя себе извращенные фантазии с участием некоего лесбийского трио, дискотечного шара и полной ванной сливок, совсем нет.
     У Аканэ даже не было возможности засветиться от ревности, когда другие две невесты Ранмы столкнулись с пятеркой девушек. Однако их реакция отличалась как день и ночь. Укё тянула на три балла, ее глаза мгновенно прикипели к длинноволосой брюнетке:
     – Еще одна невеста? – Она была от этого не в восторге, но тот факт, что это начало происходить еженедельно, помог справиться с тупой и жгучей ревностью, которую она могла ощущать. Однако с Шампу все было по-другому.
     – Глупая кошка-девка прекратить висеть на айжень муже! – потребовала фиолетоволосая амазонка. Нуку-Нуку приняла вызов.
     – Нуку-Нуку была здесь первой! – возразила она, показывая Шампу язык. Результат был предсказуем.
     – Убить помеху! Kachu Tenshin Amagurikan!
     – Нуку-Нуку PUNCH!
     Ранма молча взмолился и приготовился к удару.

     На другой стороне города, в районе Дзюбан, разыгралась похожая сцена, но с иными персонажами.
     – Приди ко мне, моя неземная зеленоволосая красавица! Мы будем… урк! – Кулак вступил в контакт с его животом, едва Куно обвил руками свою новейшую одержимость. Старшеклассник сложился, когда Сецуна привлекла долю своей силы Сенши, чтобы переубедить ненормального парня.
     – СДОХНИ УЖЕ!
     – Теперь я понимаю, почему… трепещущая богиня с косичкой… следует за вами… – Выдавил Куно, пытаясь принять вертикальное положение. – Ваши энергичные действия… несомненно… проявления любви ко мне!
     Сецуна уже собиралась сбить его, перейти ко второму шагу против парня в костюме, когда безумный смех прервал ее.
     – О-ХО-ХО-ХО-ХОО-ХО-ХХО-ХО! Теперь ты будешь страдать, шлюха!
     Без призыва ее брони, девяносто девять процентов возможностей Сенши были заблокированы, ожидая сознательной активации, чтобы пользователь могла нормально взаимодействовать с населением и не испарить случайно несколько кварталов с людьми. Но когда у тебя было несколько тысяч лет, ты, как правило, узнаешь что-нибудь о своем оснащении. Просто у Мейо Сецуны совершенно случайно оказалось столько свободного времени, и она взломала свою фуку броню до той точки, где она могла без полного преобразования получить доступ к десяти процентам своей мощи. Возможно, именно поэтому Куно не исчез после первых нескольких Dead Scream, но теперь это помогло ей со скоростью, когда она ушла с пути ленты, которая, сократившись, обвилась вокруг шеи Принца Р и потащила его в кирпичную стену.
     Сецуна развернулась лицом к атаковавшей, когда Принц Р отлип от стены, оставив в ней внушительный след. Ее новой соперницей была девушка, почти вышедшая из подросткового возраста, с длинными черными волосами, одетая в купальник с вышитой на нем черной розой, с безумным блеском в глазах. Девушка, казалось, спокойно приняла кончину своего брата.
     – Я буду наслаждаться, наказывая тебя за развращение моего Ранмы-сама!
     Сецуна чуть не пропустила следующую атаку, когда имя дубинкой ударило ее… И оказалось, что это Куно Кодачи бросила ее в нее. Сенши Времени аккуратно уклонялась от всех контактов с гимнасткой, и кусочки головоломки начали занимать свои места. Тараканов она могла проигнорировать как разовую проделку или удачу. В конце концов, она вот уже несколько тысячелетий была Хранителем Времени и хорошо напрактиковалась скрываться в тени истории и мировых событий. Те люди были слишком разрушительны, ради появления Кристального Токио они были удалены, а те, кого нельзя было удалить, были нейтрализованы. Очень немногих можно было причислить к последней категории, и с ними нужно было обращаться с особой осторожностью.
     Саотоме Ранма был таким же человеком. Любой, кого она не могла устранить напрямую, обычно обладал изрядной возможностью творить добро или зло, но паранойя была неотъемлемой частью ее работы. Да, было бы неплохо постараться обратить их к добру, но это обычно требовало гораздо большего количества усилий, чем оно того стоило, и тактический риск для нее и Кристального Токио был огромен. Мейо Сецуна не могла рисковать выявить себя или свою миссию этим людям, которые могли согласиться или не согласиться с ней, так что после нескольких столетий моральных дилемм и нескольких пошедших прахом благих намерений Сейлор Плутон решила, что из всех вариантов так будет безопаснее – и проще.
     Вот только сегодня это оказалось не совсем так.
     Еще одна лента свистнула перед ней, и она рассеянно уклонилась от нее. Впервые за почти тысячу лет или около того один из ее проектов, казалось, не только узнал о ее существовании, но и активно пытался противодействовать ее влиянию! Последней примерно полторы тысячи лет назад была амазонка по имени Теу Шу, но она подстроила ей устранение прежде, чем та успела стать большой проблемой. Но Ранма… Ранма будет проблемой. Сецуна сократила дистанцию и вплотную приблизилась к безумной девушке – Кодачи, если она правильно помнила – и, ударив правой, отправила ее валяться в двадцати футах далее.
     Ранма будет серьезной проблемой. Хотя из-за окружающего его и его семью хаоса она не смогла организовать постоянное наблюдение за его жизнью, она знала его достаточно хорошо. Возможно, даже лучше, чем большинство людей, с которыми он был знаком, и одно она знала наверняка… Он не сдастся. Не против кого-то, обладающего его решимостью и силой, и она поняла, что ситуация становится довольно неприятной, и довольно быстро. На самом деле, Сецуна была немного удивлена, что он все еще так сильно сдерживался.
     – Хватит преследовать моего Ранму-сама, ведьма!
     – Я позволяю тебе идти со мной на свидание!
     – А-А-А-А-А-А-А-А-А!

     Хотару поерзала. Это действие само по себе было странным, потому что Сенши Сатурна была до крайности тиха и сдержанна. Иными словами, девушка с короткими полночно-синими волосами обычно не была той, кто ерзала. Она, как и остальные Сенши, уставилась на двух человек. Первой была Икари Юмеи, выглядящая так, словно она только что пробежала пятикилометровую дистанцию. Очевидно, Сенши не успела «освежиться» перед тем как прибыть на нынешнюю встречу в доме Внешних. Второй аномалией была Мейо Сецуна, находящаяся почти в таком же состоянии. Они выглядели так, словно их сбил грузовик, обеих покрывали царапины и синяки. Одежда Сецуны выглядела даже хуже, ей пока не выпало шанса сменить ее фиолетовый деловой костюм, сейчас выглядящий всего лишь рваньем.
     – М-м… ты в порядке? – неуверенно спросила Усаги Юмеи-Ранму. Рыжая пожала плечами.
     – Плохой день.
     – А как ты? – задала Мичиру аналогичный вопрос Сецуне.
     – Очень плохой день.
     …Что было явным преуменьшением, так как обеих, казалось, только что лизнула корова. Юмеи и Сецуна обменялись друг с другом насмешливыми взглядами, прежде чем каждая захихикала над другой, по совершено разным причинам.
     – Ладно, хватит нам бестактности. Ами, я нашла то, что ты просила. – Теперь вся комната сосредоточилась вокруг Хранителя Времени. – Было не просто. Они погрузили эту карманную вселенную так глубоко в измерения, что я бы никогда ее не обнаружила без твоего анализа их портала.
     – Значит, кто-то приложил много усилий, чтобы спрятать это место… – почти прорычала Харука.
     – Да. И, уверяю тебя, не просто спрятать, – продолжила Сецуна. – Я даже не могу телепортироваться туда, чтобы осмотреться. Кто-то приложил все усилия, чтобы еще и держать людей оттуда подальше.
     – Как же так, Пуу-тян? – спросила Чиби-Уса, вечная ухмылка, что, казалось, присутствовала на ее лице в последнее время, казалась исчезнувшей.
     – Они не только укрыли ее от взора – моего взора – что, как известно, трудно сделать, но еще и подпространственный слой вокруг нее сложен до такой степени, что он мог бы быть лебедем оригами. Если я попробую телепортироваться, то закончу так же.
     – Значит, используем врата йом? – вступило в дело тактическое мышление Юмеи-Ранмы. Это интересная двойственность, заметила она, когда ее мысли пережевывали проблему. С одной стороны, она внедрилась к Сенши чтобы противодействовать вмешательству Сецуны. С другой стороны, ее кодекс мастера боевых искусств не позволял ей сидеть в стороне сложа руки, пока мир захватывают крадущие души твари.
     Ами закрыла вопрос.
     – Это мысль, но проблема в том, что мы можем только реагировать на их присутствие, а не предсказывать, где и когда они будут. – Юмеи понимающе кивнула. – К тому времени, как мы прибываем, врата уже закрываются и распадаются.
     – Значит, мы создадим свои собственные, – спокойно заявила рыжая, и вся комната уставилась на нее.
     – И как же, черт возьми, ты предлагаешь это сделать? – спросила Харука. В ее голосе не было враждебности, ну-ну.
     – Понятия не имею, – улыбнулась Юмеи, и полкомнаты рухнуло на пол. Однако Ами уже принялась за работу, яростно печатая на компьютере Меркурий.
     – Это возможно… – ответила она к огромному удивлению остальных. Даже Юмеи моргнула, удивленная тем, что ее выстрел вслепую попал куда-то в цель. – Заметьте, не с той информацией, что у меня сейчас есть… но дайте мне проанализировать еще несколько порталов, и я смогу добиться от компьютера создания нашего собственного.
     – Это я и собиралась сказать, – невозмутимо заметила Юмеи, и вся комната фыркнула в чем-то похожем на смех.
     – Нам еще нужно узнать, что на той стороне, – указала Рей, с чем все согласились.
     – Нам нужен зонд, – заявила Ами, на которую взглянули ее сестры по оружию. – Знаете, что-то, что можно отправить в карманную вселенную, чтобы он отправлял нам оттуда данные.
     Сецуна приподняла бровь.
     – Например?..
     – М-м, – застенчиво пригладила Ами кобальтово-синие волосы. – У нас случайно нет еще одного компьютера?
     Остальное время встречи обсуждали различные стратегии, которые можно было использовать против дальнейших вторжений йом, и все пришли к нежеланному выводу, что им придется патрулировать больше времени, пока они не смогут выяснить, из-за чего из карманной вселенной появляются эти существа, если последний из их крупных противников был, определенно, мертв. Как выяснилось, у Плутон действительно был запасной терминал, хотя она и вздрагивала при мысли об использовании бесценного и почти уникального артефакта времен Серебряного Тысячелетия в качестве одноразового зонда.
     Но сейчас были и другие дела, о которых стоило позаботиться.
     – У нас может быть проблема и кроме йом, – тихо проинформировала девушек Сецуна. Все внимание мгновенно сосредоточилось на ней. – До моего внимание дошло, что существует сила, угрожающая существованию Кристального Токио. – Комната мгновенно перешла в состояние повышенной готовности. Земля пострадает от катастрофического ледникового периода, а теперь что-то угрожает единственной надежде человечества на выживание? – В Токио есть индивидуум, являющийся источником такого количества хаоса, что может быть необходимо… удалить его, чтобы Кристальный Токио мог существовать.
     – М-м… кто этот человек? – тихо спросила Макото. Если бы спросила не она, спросил бы кто-то еще. Однако, в комнате был один человек, точно знающий, о ком говорила Хранитель, и она боролась с желанием разорвать ее прямо здесь и сейчас. Юмеи-Ранма могла, наверное, справиться с тремя-четырьмя девушками, прежде чем ее вырубят, но у нее не было никаких иллюзий относительно того, как сильно она пострадает. И недостаточно места, чтобы затащить их всех в Hiryu Shoten Ha, мрачно отметила она. Кроме того, она не была уверена, хочет ли она… Она претендовала лишь на Надоеду, а не на этих девушек, что сами по себе казались не плохими. Все же, что-то придется сделать, чтобы зарубить эту идею на корню. Может…
     – Я могу убить его, если он угроза для Принцессы, – заявила Юмеи-Ранма почти разговорным тоном, и глаза половины остальных Сенши почти вылезли из своих орбит. Даже затронувшая тему Сецуна была потрясена ее прямотой. Определенно Гвардия Альфа. Она не хотела встретиться с плохой стороной этой женщины.
     – Что? – внезапно вскочила Усаги. – Мы не можем просто ходить повсюду и убивать людей! – Внутренние согласно кивнули, тогда как Внешние просто взглянули на Сецуну. – Никто никого не убьет, пока мы не узнаем о нем больше, ясно? – Со всех сторон ей кивали, потому что это был один из немногих случаев, когда Принцесса действительно отстаивала свою волю перед окружающими ее людьми. Юмеи мысленно улыбнулась. Все не так просто, когда не используешь столь аккуратное слово, как «удаление», а, Сет-тян?
     Оставив эту тему, встреча скатилась до обычного налета на еду, сплетен и других занятий девушек-подростков, в которых Ранма совсем не хотела участвовать, но которые неизменно затягивали.
     – Что думаете, если сделать мои волосы вот так? – спросила Макото, укладывая волосы в подражание какому-то стилю.
     Остальные девушки вокруг оценивали предложение Макото, когда Юмеи вставила:
     – Думаю, ты будешь лучше смотреться, если сделаешь как у Утады Хикару, – бесцеремонно сказала она. – Это лучше подчеркнет твое лицо.
     Уже после того, как эти слова слетели с языка Ранмы, она осознала, что прочла большую часть своего тайника с подростковыми журналами. Сосредоточься на деле!
     – Ваше высочество, могу я отвлечь вас на пару слов? – поманила Юмеи блондинку на более частную беседу. Усаги тревожно посмотрела на нее, когда она приблизилась, но приняла приглашение. В конце концов, не так уж и часто кто-то, не задумываясь, предлагает убить ради тебя. Расстраивал и тот факт, что ей нравилась рыжая, особенно с учетом того, что она уже почти неделю не слышала направленных в ее сторону оскорблений. – Я только хотела принять меры, если это прямая угроза для вас, – заверила ее Юмеи.
     – Я понимаю, но это так…
     – Сурово? – кивнула Юмеи. – Это не то, чем я наслаждаюсь, Принцесса. Что приводит меня к тому, что я и хотела бы обсудить. – Теперь Мун с любопытством смотрела на рыжую. – Как вы знаете, моя работа защищать вас от любых угроз; как внешних, так и… внутренних.
     – Внутренних? Ты хочешь сказать… Но кто? – Глаза блондинки расширились от такого подтекста.
     – Насколько хорошо вы знаете Плутон? – спросила Юмеи, и глаза Усаги расширились еще сильнее, насколько это было возможно.
     – Хм, ну… она милая… но таинственная, – припомнила девушка основные черты личности Плутон. – Хотела бы я, чтобы она больше была рядом и помогала нам, а не появлялась и исчезала в случайные моменты. И она всегда меня пугает! – с последним комментарием Усаги надела на себя маску раздражения.
     Юмеи сочувствующе кивнула.
     – Вам решать, насколько частной должна остаться эта информация, но я начинаю рассматривать Мейо Сецуну как риск для престола. – Усаги ахнула. – И этот последний инцидент совсем не помогает.
     – Что ты имеешь в виду?
     К настоящему времени Ранма уже побыла около Сенши достаточно, чтобы узнать, что такое Кристальный Токио и в чем заключались точные мотивы Плутон относительно него. А затем все встало на свои места, с ее провозглашением, что Ранма – угроза этому видению, что дало ей даже больше рычагов, чем она могла надеяться.
     – Я считаю, что Сецуна стала слишком… опрометчивой в своем стремлении к Кристальному Токио.
     – Но… как? – теперь она шептала, став активной участницей игры в заговор.
     – Я думаю, тысячи лет с единственной целью в жизни сделали это, – предположила Рыжая. – Как просто было бы рационализировать жизнь нескольких тысяч людей, которые могут или не могут разрушить ее планы? Может быть, не сразу, но, думаю, после нескольких тысяч лет…
     Никогда раньше она не рассматривала ситуацию в таком контексте, и Усаги обнаружила, что легко видит в этом потенциальную проблему.
     – И имея силу всего времени в руках одного человека…
     Юмеи-Ранма кивнула.
     – Теперь вы понимаете мои страхи, миледи? Как вы думаете, что она сделает, если один из ваших лучших друзей окажется угрозой? Она хотя бы проинформирует вас? Хоть когда-нибудь? – В этот момент Усаги осознала холодную жестокую правду. Нет, она никогда не узнает. Непосредственной задачей Плутон была охрана времени, и во многих случаях она не чувствовала желания или необходимости объяснять свои действия. Все это очень пугало, когда рассматривалось в предложенном Юмеи контексте. – Нельзя сказать, какого ее нынешнее поведение, но меня смущает, что она хочет использовать Сенши – своей Принцессы – для осуществления того, что равнозначно убийству, с не более чем утверждением, что он угроза для Кристального Токио.
     – Так что, по-твоему, мне нужно сделать? – тихим голосом прошептала Усаги, когда осознала, что не все с известным ей миром было правильно.
     – Только смотреть и наблюдать. Знания вполне достаточно, Ваше Превосходительство… пока что, – заявила Ранма и обратила свое внимание на следующий важный вопрос – скрытное добавление некоего привлекающего внимание Хаппосая порошка, полученного от некоей амазонской старейшины, в ящик с трусиками некоей надоеды.
     Мейо Сецуна, пятая в очереди наследниц на престол Плутона, очень любила королевские балы Ее Величества. Хоть некоторые из дворян, с которыми она смешалась, и были отрадой для глаз, большинство из них были космическими бродягами. Нет, прежде всего, она наслаждалась танцами, а не социальной жизнью. Конкретно этот бал немного отличался от других, хотя бы тем, что ей никого не пришлось обхаживать, чтобы на него проникнуть. Пребывание пятой в очереди на любой престол, как правило, помещает вас в самый конец списка приглашенных на устраиваемые Королевой мероприятия, так что нужно быть весьма изобретательной, чтобы хотя бы посетить хотя бы часть из них.
     Принцесса Сецуна была очень изобретательной.
     Она размышляла об этой аномалии, пока ожидала начала следующего танца, рассеянно надеясь, что не застрянет с еще одним невыносимым дворянином со слишком длинной родословной. В отличие от предыдущих танцев, что она посещала, на этот Сецуну действительно пригласили. Это стало своего рода шоком, держать в руках письменное приглашение, подписанное самой Королевой.
     – Прошу прощения, принцесса? – Сецуна подняла взгляд и обнаружила со вкусом одетого блондина с намеком на улыбку на лице. Неплох, подумала она, поднимаясь, чтобы учтиво подать ему руку. Полный овал, резкие черты лица и легкость в глазах. Она огладила свое лавандовое бальное платье, готовясь к следующему танцу.
     – Я была бы рада, – ответила она на невысказанный вопрос, только чтобы увидеть, как легкая улыбка сменяется хмурым взглядом.
     – Простите, принцесса, здесь, кажется, небольшое недоразумение. – Сецуна моргнула. Ну, если он здесь не ради танца… – Королева приглашает вас в свои покои. – Принцесса тщательно изучила бальный зал, впервые отметив, что Королева действительно, вопреки тому, что диктовала обычная вежливость, отсутствовала. Видя понимание в ее глазах, блондин вернул свою легкую улыбку. – Если вы последуете за мной, миледи?
     Часть принцессы была разочарована, что она упускает одно из самых ценимых событий ее жизни… Танцы. Другая часть – к счастью, большая – втайне была рада, что ее действительно пригласили посидеть с самой Королевой! О чем они будут говорить? Дела королевства? За чаем и лунным тортом? Посплетничают о последних событиях? По правде говоря, Сецуна не имела ни малейшего понятия, так что она просто последовала из зала за своим сопровождающим по длинному коридору в богато обставленную комнату, где светловолосая Королева, окруженная двумя своими элитными гвардейцами, сидела в том, что, возможно, выглядело как удобнейшее плюшевое кресло, что она когда-либо видела. Серенити кивнула сопровождающему, и он откланялся, прощаясь с парой. Принцесса Мейо подошла и сосредоточилась на исполнении самого изящного за всю свою жизнь поклона.
     На лицо Королевы Серенити наползла озорная улыбка.
     – Я не буду настаивать на формальностях, если и вы не будете, Сет-тян.
     Сецуна несколько раз моргнула, прежде чем оставить поклон и восстановить немного самообладания.
     – Д-да, Ваше Величество! – Королева предостерегла ее разочарованным взглядом. – То есть Серенити… тян?
     – Лучше. – Взгляд исчез, заменившись довольной улыбкой. Белый кот вскочил на кресло и растянулся на коленях Королевы, глядя на принцессу своими глубокими голубыми глазами. – Вам, несомненно, любопытно, почему же вас, пятую в очереди на престол Плутона, пригласили ко мне на личную аудиенцию…
     – Эта мысль приходила мне в голову, Ваше Выс… – На лице Королевы вновь появился взгляд, и Сецуна быстро исправилась. – Я хотела сказать, Серенити-тян.
     Королева Серенити кивнула.
     – Очень хорошо. Отвечая на ваш пока еще не высказанный вопрос, Серебряное Тысячелетие и я нуждаемся в вас.
     – В-вы? – принцесса не могла выразить своими словами еще большего недоверия, даже если бы попыталась.
     – Все верно, – подтвердила Серенити, что она не оговорилась. – То, что мы сейчас обсудим, не покинет этой комнаты, настолько это важно. – Сецуна согласно кивнула, забыв про свое первоначальное волнение. – Как многие знают, отношения между Земным и Лунным Королевством сейчас… деликатны. Возможно, даже слишком деликатны. Таким образом, был подготовлен целый ряд неожиданностей… на всякий случай. – Фраза «на всякий случай» повисла как дурное предзнаменование, так как обе женщины отчетливо понимали прячущийся за ней смысл.
     – Как вы знаете, для правителя каждого мира нормально защищать свое королевство. Должность Сенши несет в себе не только ответственность перед людьми, но и также и защиту государства. – Сецуна сидела молча, задаваясь вопросом, почему же Королева разъясняет широко известный урок из истории Серебряного Королевства. – На случай непредвиденных обстоятельств нам требуется появление еще одной Сенши. Вас.
     – МЕНЯ? – выпалила Сецуна, совершенно забыв, в присутствии кого она находилась. – Но у Плутона уже есть королева! Тетя не будет рада услышать, что я украла у нее корону!
     Королева Серенити усмехнулась.
     – Конечно, нет, дитя. Мне никогда и не придет в голову поставить вас в такое неловкое положение… Пост, что я собираюсь предложить вам, намного более амбициозен.
     – И что же… это за пост?
     – Самого Хранителя Времени, – заявила она почти благоговейным тоном.
     Мейо Сецуна дернулась.
     – Хранителя… но… почему МЕНЯ? Конечно, тетя…
     – Во-первых, Королева Айко нужна нам там, где она… На троне Плутона и на моей стороне будет лучше всего, – объяснила Серенити благоговеющей принцессе. – Во-вторых, мы рассмотрели ваш полный психологический портрет, и он свидетельствует не только о высокой стабильности, но и об абсолютно необходимой для выполнения задачи внутренней логики.
     – А в-третьих?
     – А в-третьих, вы заменимы. – Челюсть Сецуны отвисла, из-за чего Королева дальше посмеивалась. – Холодная, жестокая реальность такова, что если все дойдет до того, что вы действительно займете трон, значит, ситуация вышла за все рамки. В настоящее время вы будете гораздо более полезны как будущий Хранитель Времени, чем как наследница престола Плутона.
     Сецуна еще не оправилась, когда ее жизнь перевернулась с ног на голову.
     – У меня есть выбор?
     Черты лица Королевы смягчились, и Сецуна была уверена, что увидела в ее глазах печаль.
     – Да, Сет-тян, есть. Я не могу приказать кому-то взвалить на себя этот долг, буквально на целые эпохи. Вы можете оказаться отрезанной от семьи и близких. Если вы выберете это, вам порой будет адски тяжело. Искушение будет неодолимо. ПОЭТОМУ я могу лишь просить вас сделать это. Не ради Королевы, но ради людей Серебряного Тысячелетия.
     Принцесса сидела перед ней, внимательно рассматривая ситуацию.
     – Неужели между Лунным Королевством и Земным все действительно становится так плохо?
     Королева Серенити нахмурилась.
     – Пока еще нет, но на горизонте все признаки надвигающегося шторма. Если ничего не будет, то вам не придется вступать в игру. Я бы предпочла, чтобы так и случилось.
     – Но если… – голос Сецуны упал до шепота.
     – Пусть тогда Бог присмотрит за всеми нами.
     Глаза Саотоме Ранмы распахнулись, но на этот раз ему удалось подавить желание усесться на футоне. Вместо этого он предпочел смотреть в темный потолок, пока образы крутились в его голове. В одном из них определенно был кот, но это был не такой кошмар, к которым он привык. Все, что снилось ему в последнее время, он был чертовски уверен, чувствовалось не как сны…
     Скорее, как воспоминания.
     Но чьи? Никоим образом они не могут быть его. Он не знал ни кота, ни Королевы, ни юной Принцессы Сецуны. И он был чертовски уверен, что до этих снов не знал, чем было Серебряное Тысячелетие. Что бы ни случилось, это было давно, и возраст его посоха давал ему подсказку. Но если это были не его воспоминания… Появлялся единственный вопрос, какого черта он вспоминал факты ее жизни? Если уж на то пошло, ПОЧЕМУ он вспоминал? Саотоме Ранма закрыл глаза в три часа ночи, отчаянно надеясь, что Мейо Сецуна не навестит еще один его сон.
     Почему-то он не думал, что справится с этим так легко.

     – Так это здесь? – спросила Ариса, когда пара женщин и инженер шли по ангару Мисима Индастри, их шаги эхом разносились по его просторам. Он был совершенно пуст, если не считать одного воздушного судна, пока еще сияющего своей свежей сборкой. Хищные обводы фюзеляжа нарушались лишь короткими надкрыльями и двумя двигателями с регулируемым углом.
     – Леди, позвольте продемонстрировать вам Яд Девять, – торжественно заявил инженер, указывая на сияющий аппарат. – Современнейший вертолет воздушной поддержки производства Мисима.
     Кёко провела пальцем по неокрашенному серому шасси.
     – Реактивная композитная броня?
     – Ага, – улыбнулся инженер, когда две женщины восхитились мастерством его команды. – Мы решили, что так как вы будете иметь дело не только с ударами 1124, но и с энергетическим зенитным огнем, против лишней массы вы возражать не будете. – Блондинка кивнула, а Ариса уже изучала оружейные пилоны. – Также мы решили оснастить его экспериментальными ракетными установками AX15b. Вместо поражения одними лишь осколками, они взрываются зарядом плазмы. – Ариса жестоко улыбнулась, осматривая расположенные на местах макеты боеголовок. – А если и они не замедлят вашего чертового андроида, ничто не избежит AX20 Руки Смерти.
     – Рука Смерти? – оживилась она, услышав упоминание нового, безумно мощного вооружения.
     Инженер вдруг пожалел, что вспомнил об этом.
     – Мм, да. Мы разработали топливно-воздушную ракету с широкой областью поражения. Она не нанесет серьезного ущерба, сравнимого с обычными мощными зарядами, но оставит свой след.
     – Берем!
     И Кёко и инженер внимательно взглянули на нее.
     – Прошу прощения?
     – Вы меня слышали, – светилась в полном предвкушении брюнетка. – Я хочу, чтобы Яд Девять подготовили и к пятнице оснастили полным боекомплектом.
     – Но авионика еще даже не прошла второго этапа сертификации! – запротестовал он, и Кёко присоединилась к нему.
     – Ариса-тян, на носу еще даже не установили основное орудие!
     – И я хочу Руку Смерти, – не обратила на них Ариса никакого внимания, ее глаза сейчас сияли, – и убедитесь, что не забыли положить в грузовой отсек два костюма силовой брони.
     – Но!..
     – И чтобы его покрасили в темно-красный!
     – ДА НЕЛЬЗЯ ВАМ ЭТОГО! – взорвался, наконец, инженер. – Это прототип! Его даже не проверяли на летную пригодность!
     – Нанако-сан… верно? – впервые обратилась Ариса к инженеру, опасно прищурившись на него. Он кивнул. – Вы ведь знаете, что Босс установила захвату NK-1124 приоритет «А», верно?
     Инженер нервно шаркнул ногой.
     – Э-э, да?
     – И что это дает мне право требовать любые материалы, которые я считаю необходимыми для завершения миссии, верно? – Она угрожающе шагнула к бедняге. Тот изрядно напрягся.
     – Э-э… эхе.. хе… Верно?
     – Что значит, что вы подготовите мой вертолет воздушной поддержки Яд Девять, оснастите его носовым орудием, полным боекомплектом AX15b, AX20, двумя комплектами силовой брони и покрасите его в красный, и все это к пятнице, ВЕРНО? – пригрозила она, и инженер вздрогнул.
     – А, конечно! Верно!
     Ариса кивнула.
     – Я так и думала. Идем, Кёко-тян. К этому времени нам нужно будет найти двоих котов-андроидов.

     – Открылись врата, торговый центр Дэйсу! – протрещал маленький коммуникатор Усаги, призывая ее отыскать оставленных союзников и усилиться до формы, известной как Сейлор Мун. Пять минут спустя она обнаружила, что торговый центр стал импровизированным полем боя с йомами, которые все еще выплескивались из открытого портала. Все здесь дрались со всеми, и все были приглашены.
     Мун прыжком очутилась рядом с Сейлор Меркурий, срезая ближайшего напавшего на нее своей Moon Spiral Heart Attack.
     – Выглядит нехорошо!
     – Никогда в жизни! – ответила Меркурий, принявшись замораживать еще двух наступающих на пару йом. Сейлор Мун любезно разбила их застывшие тела. – Похоже не полномасштабное нападение… Большие йомы, маленькие йомы… Их тут около сотни.
     Огненный шар вспыхнул в рядах йом, когда Рей срезала их и присоединилась к подругам.
     – Проклятье, это должно прекратиться! Они губят мою социальную жизнь!
     – Мы должны сдержать их в торговом центре! – заявила Ами, когда волна монстров прекратила надвигаться на ряд Сенши, распавшись при этом на куски. – Нептун, связалась с остальными?
     – Deep Submerge! – Еще один монстр был смыт зарядом воды. – Кинула им сообщение, прежде чем они успели толпой наброситься на меня. Уран и мне потребовалось чертовски много времени, чтобы выбраться из-под них. – Как будто подчеркивая это, Уран вытащила свой космический меч.
     – Они все еще прибывают, – заметила Хотару со слабой ноткой страха, когда она вытащила Глефу Безмолвия из своей последней жертвы. Плутон кивнула.
     – Мне нужно подобраться поближе, чтобы закрыть эти врата, – хладнокровно заявила Плутон, изучая грандиозную задачу и орду йом перед ней. Это не походило на веселую прогулку, когда еще один отряд йом пошел на штурм. Она знала, что в независимости от того, насколько хороши они были, истощение в итоге убьет их.
     Две розы пролетели по дуге и разорвали наступающих йом на части. Все Сенши обернулись и увидели знакомую фигуру на крыше магазина.
     – Похоже, что прекрасным защитницам любви и справедливости может потребоваться немного помощи.
     – Такседо Ка… – оборвала свое ликование Усаги, когда новая фигура прыгнула в поле зрения, легко сбалансировав на телефонном столбе. Черные очки, черный галстук, черный пиджак. – Принц Р!
     – О Боже, этот извращенец! – зарычала Сецуна, и Внутренние с сочувствием взглянули на нее, качая головами.
     Такседо Камен уставился на новичка, сперва заинтересовавшись, кто он такой, затем заинтересовавшись, откуда другие Сенши уже его знают.
     – Принц Р? – спросил он с изрядной долей скепсиса.
     Тот проигнорировал Сенши в цилиндре.
     – Воистину, моя Принцесса. Какой же защитник такого сияния и красоты ограничится лишь бросанием издалека нескольких роз? – Такседо Камен выпучил глаза, когда оскорбление обрело форму. – И в самом деле, не должен ли настоящий мужчина в эти трудные времена встать рядом со столь неземной красотой?
     – А теперь слушай сюда…
     – Нечестивые создания! Я атакую! – Не успели слова Такседо Камена слететь с губ, как, размывшись, Принц Р влетел в толпу йом, срезав нескольких своим светящимся деревянным клинком. – Нет, вы не посмеете коснуться столь первозданной красоты!
     Куски тел разлетались по сторонам, тогда как Сейлор Плутон с благоговением смотрела на него. С испуганным благоговением. Какого черта здесь происходит? Никоим образом это не мог быть тот же самый Принц Р, хотя бы потому, что этот действительно был… искусен! Такседо Камен продолжал кидать в орду розы, но они лишь напоминали о там, как жалко его усилия выглядели по сравнению с растущей рядом с Принцем Р горой тел.
     Затем ее поразила Усаги.
     – Может быть Принц Р сможет помочь тебе подобраться поближе ко вратам…
     – ЧТО?! – вскипела Плутон, и Усаги отступила на шаг. – НИКОИМ образом я не пойду ТУДА, – она махнула рукой на беснующуюся орду, – с этим ИЗВРАЩЕНЦЕМ! – Мун смотрела на Хранителя Времени, как будто та сошла с ума. Принц Р? Извращенец? Невозможно! Не успела пара и моргнуть, Принц Р и его светящийся меч исчезли из боя и появились рядом с ними.
     – Не бойтесь, юные девы, ибо я расчищу вам путь сквозь этих монстров! – Он по-разбойничьи усмехнулся и прыгнул обратно в бой, и обе Сенши наблюдали, как он, казалось, танцевал вокруг бесчисленных врагов.
     – Если этот извращенец сохранит такой темп, как сейчас, он сможет… ОХ! – сорвалась с губ Плутон фраза, когда ощущение огромного всплеска энергии прокатилось через ее разум.
     – JUSTICE WHIRLWIND!
     Команда Сенши изумленно наблюдала, как пар внезапно сконденсировался рядом с мужчиной в черном, закрутился вокруг него, пока давление воздуха, наконец, не достигло критической величины, что привело к возникновению мощного торнадо, который просто разорвал переднюю линию йом на куски и начал разбрасывать все следующие ряды на пути к уже пострадавшему торговому центру. Принц Р с ухмылкой на лице отошел от разрушений.
     – Я надеюсь, этой уязвимости вам хватит, моя справедливость? – Сецуна дернулась от еле сдерживаемого желания свалить его прямо здесь и сейчас. Но надо было заняться и другими делами, так что она пулей помчалась к воротам вслед за торнадо. Теперь он повернулся к Сейлор Уран. – Она не слишком привлекательная леди, не так ли? – Уран просто смотрела на него. – Но вы совсем наоборот… Ваша красота затмевает собой солнце. – Трепеща сразу от продемонстрированной силы, чему она стала свидетелем, и разбойничьего очарования Принца Р, Харука была не в силах остановить его, когда он взял ее руку и нежно поцеловал ее. После чего она покраснела от тихой ярости. Мичиру недоверчиво смотрела на нее, а Внутренние разинули рты. Фактически, она позволила МУЖЧИНЕ сделать это! Более того, Мичиру была далеко не счастлива. Изумление быстро превратилось в тлеющую обиду. Она даже не должна НРАВИТЬСЯ парням, и вот она, с первым красавчиком, которого они встретили после Такседо!
     Кстати говоря…
     – Стой! – спрыгнул Такседо Камен со своего снайперского поста на крыше. – Я, Такседо Камен, не позволю абсолютному незнакомцу дотрагиваться до защитницы любви и справедливости!
     Принц Р отвлекся от Сейлор Уран и взглянул на своего противника.
     – И это сказал парень, который бросает в своих врагов розы? Конечно же, ты не шутишь.
     – Что?
     Усаги переводила взгляд с одного хорошо одетого мужчины на другого, когда они шагнули друг другу навстречу, изучая их. С одной стороны был ее старый парень и будущий муж. С другой стороны был таинственный, очаровательный и благородный Принц Р.
     – В самом деле, что ж за мужчина будет стоять в стороне, когда такие совершенства сражаются перед ним? Лишь трус останется позади, как слабак, бросая розы… Поэтому… – Его прервал прилетевший сбоку кулак, четко ударивший прямо в щеку Принца Р… Если бы ему дали возможность до нее добраться. Рука Принца материализовалась перед кулаком и остановила его совсем вплотную. Принц Р до боли сжал кулак. – И лишь бесчестный дурак будет нападать без брошенного вызова, – прорычал он, и глаза Такседо Камена расширились, когда они смотрели в эти темные, непроницаемые солнцезащитные очки. Не было никаких сомнений относительно того, что же будет дальше. И все это знали. Такседо Камен вышел из себя и напал, только чтобы встретиться с непоколебимой силой и решительностью этого человека.
     Такседо собирались надрать задницу.
     Вообще-то, произошедшее далее для всех было просто шоком. Сейлор Плутон возникла рядом с остальными девушками.
     – Хорошо, похоже, что врата закрылись, и торнадо позаботится… – именно тогда она услышала звук, что будет преследовать ее до самой ее смерти…
     – Какой улов!

     Плутон стояла перед вратами, ругаясь на четырех разных языках, трех уже умерших и одном еще не придуманном. Ее форма видела и лучшие дни, и она лишилась самого последнего комплекта из трусиков и бюстгальтера – того самого, который она надеялась приберечь для особого случая. Но этого не должно было быть. Ее глаза были прищурены, когда она работала со Вратами.
     На этот раз Ранма зашел слишком далеко. Он натравил на нее демонического, ворующего трусики маленького тролля; который сумел избегнуть всего, чем она пыталась защититься. Она едва смогла сбежать к Вратам Времени со своим последним комплектом нижнего белья, и она намеревалась заставить Ранму полностью заплатить – и с очень болезненными процентами. Разыскивая в потоке времени свою добычу, она вскоре к своей досаде убедилась, что его не было рядом ни с одним из его друзей или знакомых.
     – Где этот ублюдок, – с ядом в голосе пробормотала она. – Когда я найду его, я…
     – Как мило!
     Плутон развернулась на каблуках как раз вовремя, чтобы Хаппи вцепился в ее грудь как не евший три дня ребенок.
     – Такие круглые, такие мягкие и упругие, – сказал похожий на тролля человечек, уткнувшись носом меж ее грудей. Затем он взглянул на нее сияющими от счастья щенячьими глазами. – Ты сделала меня счастливейшим человеком в мире! – заявил он.
     Плутон принялась сбивать с себя тролля. Она даже не заинтересовалась, как же маленький извращенец попал к Вратам, она полностью сосредоточилась на одной и только одной мысли:
     – Ранма, ты труп.

Часть седьмая

     В местности бездорожья иди;
     в местности окружения соображай;
     в местности смерти сражайся.
Сунь Цзы
     В местности невест беги. Беги сломя голову.
Саотоме Ранма
     Хаппосай потирал шишку на голове, пока мир медленно возвращался к существованию. Черт, эта женщина может быть сущим наказанием! Но оно того стоило. Извращенный мастер вытащил из складок своей туники вычурный бюстгальтер, любуясь его розовыми кружевами. Он отложил бюстгальтер и вытащил пару одинаковых полупрозрачных трусиков. Прекрасно. И сама эта женщина полностью достойна такой одежды. «Нужно не забыть наградить мальчика, что выбрал женщину с таким выдающимся вкусом в нижнем белье, – весело подумал он. – Мое обучение, должно быть, наконец повлияло на него… Теперь если бы он надел что-нибудь столь прекрасное», – посетовал он, прижимая трусики к своему лицу.
     Но была проблемы.
     И где я, черт возьми?
     Такой вопрос встал перед Хаппосаем с того момента, как он изучил окружающее пространство, густой лес, обрамленный сердитым, пасмурным небом. Это точно была не Нэрима, не Дзюбан, и даже вообще не Токио. Старик считал себя повидавшим мир, но и он был растерян, пытаясь определить свое нынешнее местоположение. Хаппосай вспомнил свои последние минуты, проведенные рядом с зеленоволосой красавицей. Посмотрим, сперва были нащупывания – Хаппосай с довольной улыбкой замер, прежде чем продолжить – затем были те жалкие попытки побить его. После этого была та ее раздражающая атака «dead scream». Он рефлекторно потер голову, вспоминая о вызванной ею головной боли. Затем она взмахнула своим посохом, открылись странные врата, и… Ослепительная вспышка света? И где он теперь? Он ведь уже был здесь. Хаппосай изучил горизонт и наткнулся на необычное зрелище… четыре головы, высеченные в гранитном склоне… Он был в… Америке? Красотка отправила его к… горе Рашмор!
     Хаппосай заколебался. Он ожидал совсем не такого возмездия. Энергетический заряд – конечно. Каникулы? Хм-м… хорошо… Он нацелился на каменные лица и почти уже был готов отправиться в путь, когда ощутил быстрое приближение чьей-то силы. Потребовалось меньше секунды, чтобы оценить эту потенциальную угрозу и с демонстрируемым равнодушием отойти в сторону.
     – ПОПАЛСЯ, МАЛЕНЬКИЙ ЛЕПРЕ…
     Беловолосый юноша метнулся от линии деревьев, пролетел мимо старого извращенца и пропахал лицом землю. Кашляя пылью, малыш вскочил с места своей вынужденной посадки. Он покачнулся от столкновения и уставился на старого карлика.
     – Я заполучу свое желание, даже если это будет последним, что я сделаю!
     Хаппосай выгнул брови. Желание? С каких это пор я исполняю желания? Юноша напрягся, и на этот раз Хаппи не побеспокоился уклоняться. Вместо этого он вытащил свою трубку на свет и небрежно парировал атакующего юношу, болезненно отправляя его в ближайшее дерево.
     – Цыц! Тебе нужно быть гораздо лучше, маленький хам!
     Мастер пригляделся к юноше и его внешнему виду, который был, мягко говоря, странен. Ну, не обязательно странен, просто он уже поколения не видел такого стиля… Подросток одевался в… стиле Ниндзюцу? В Америке? Малыш пару раз похлопал себя по лицу, чтобы восстановить его ощущение, и вновь уставился на мастера. Этот выскочка был так же плох, как и Ранма! Но здесь что-то не так, и ему нужно выяснить, что…
     – Постой, мой мальчик.
     Юноша моментально остановился, глядя на старого карлика.
     – Ты исполнишь мое желание?
     Хаппосай почесал подбородок.
     – Может быть, может быть. Кстати, как твое имя?
     Мальчик осторожно изучил его.
     – Джирайя. А кто ты такой?
     – Меня зовут Хаппосай, мой мальчик, и мне нужно кое-что узнать, – улыбнулся старый Мастер.
     – Я расскажу… за желание. – Хаппосай вздохнул. У мальчика было только одно на уме.
     – И почему ты думаешь, что я исполняю желания?
     – Ты лепрекон, – пожав плечами, объяснил мальчик. – Это твоя работа.
     Хаппосай моргнул. Разве у него не должно быть горшочка с золотом или чего-то такого? Мастер погладил обманутого мифологией юношу.
     – Ну хорошо, так какое у тебя желание?
     У Джирайи засияли глаза.
     – Девчонки!
     Улыбка проявилась на лице Хаппосая. Малыш мог уступать Ранме, но у него был потенциал.
     – Думаю, мы сможем как-то договориться. Откуда ты?
     – Из Конохи, конечно же.

     – НУ И ГДЕ Я ТЕПЕРЬ?!
     Рёга с паникой во взгляде развернулся на месте. И для такого взгляда были веские причины. В одно мгновение он тащился через центр Парижа, разглядывая древние пирамиды, а в следующее оказался… здесь. Где бы это ни было. Сейчас парень был окружен чернотой, и внутри этой чернильной пустоты он отчаянно искал точку отсчета. И он нашел ее – огромные двойные двери, вырезанные из дерева и камня. А рядом стояла высокая, гибкая женщина, с текущими по ее спине зелеными волосами. Будь Рёга чуть ближе, он бы, наверное, пустил носом кровь из-за ее чрезвычайно откровенного костюма. Так как она казалась единственным обитателем этого места в поле зрения, следующее действие теряющегося парня было очевидно.
     – Простите… Вы…
     Впервые почувствовав его присутствие, женщина развернулась, неподдерживаемая грудь под ее фуку закачалась от этого движения. Не говоря уже о промелькнувших запретных кусочках, которые были продемонстрированы, когда подол ее юбки приподнялся во время оборота.
     – ТЫ! – Ярость светилась в ее глазах подобно паре стрел божественного света.
     «Я?» – Рёга рефлекторно отступил на шаг, держась за нос, что пытался выплеснуть массу крови. Как и у Ранмы, его ощущение женской ярости было изрядно отточено… и как и Ранма, он отчаянно пытался не смотреть на покачивающиеся холмики женской плоти перед ним.
     – Я знаю, кто послал тебя! – прошипела женщина и занесла увенчанный сердцем посох над теряющимся парнем. – Сперва те безумные идиоты, затем извращенный тролль, а теперь и попытка покушения!
     – Э-э… я не…
     – Из-за всех вас я видела ад!
     Что-то в сознании Рёги откликнулось на эти слова, но он никак не мог вспомнить, почему. Ответ пришел довольно скоро.
     – ХИБИКИ РЁГА, ГОТОВЬСЯ К СМЕРТИ!
     Он почему-то просто знал, что во всем этом виноват Ранма.

     Чиба Мамору, также известный как Такседо Камен, одной рукой схватился за бок, а другой благодарно взял мешочек со льдом у обеспокоенной Цукино Усаги. Комковатый мешочек был немедленно приложен к его подбитому глазу. Действие сопровождалось вздохом, действие, что лишь ненамного уменьшило исходящее от его девушки беспокойство. Каждый импульс боли заставлял его вспоминать очень, очень трагическую историю, о том как он пострадал от рук парня, без какого-то воображения назвавшегося «Принцем Р».
     Все шло хорошо, пока он не попытался ударить, только чтобы быть перехваченным этим неизвестным ранее Принцем. Вот тогда-то все и пошло ужасно неправильно. Конечно, появление странной маленькой йомы приостановило эскалацию конфликта, но только ненадолго. Принц, казалось, с огромным восторгом наблюдал, как тролль прыгал около Сейлор Плутон и снимал с нее нижнее белье, но это длилось всего мгновение. Едва и сам Камен отвлекся, Принц развернулся и завершил движение, которое начал Такседо, сбив единственного мужчину-Сенши жестоким хуком справа, который отправил его в ближайшую стену.
     В буквальном смысле в ближайшую стену.
     Там, где удар Такседо Камена был вызван несдержанным гневом, возмездие Принца Р было рассчитано и точно. Контратака чужака не дала Камену ни капли времени на определения плана боя, когда еще два кулака миновали пыль и врезались в его лицо, не давая ему ничего увидеть. Затем была пулеметная очередь по его животу, как будто тысяча кулаков попыталась найти себе местечко в его желудке. Все разом. В его залитом адреналином мозге осталась достаточно связная мысль, чтобы бросить целый букет взрывающихся роз, каждая из которых, казалось, проплыла мимо Принца Р, когда его рука вновь миновала его несущественную защиту и прямо в упор высвободила разрушительную энергетическую атаку.
     Следующее, что он помнил, как он пытался усесться в своем собственном дымящемся кратере… Пока он не почувствовал тепло светящегося лезвия у своего горла. Оно было совсем как вырезанное из дерева, но его свечение информировало о его несомненной летальности. Такседо Камен не смел пошевелиться. Следующие слова, что он услышал сквозь биение своего сердца, оказались выжжены в его голове…
     – Когда мы встретимся в следующий раз, лучше бы тебе быть Мужчиной из Мужчин.
     Чиба Мамору посмотрел на смятую розу, а затем на обеспокоенную Усаги. Мужчина из мужчин. Разве мужчины используют в качестве основного оружия розы? Разве они стоят в тылу боя и отстреливают свои цели уже упомянутыми розами? Мамору взглянул на свою будущую жену и решил, что кое-что нужно изменить…
     …После того, как он снова сможет ходить.
     Черное фуку высокой женщины колыхалось на рассветном ветру, когда она смотрела вниз в долину. Горизонт светился розовым, но внимание нестареющей Сенши было обращено не на него. Едва восходящее солнце изгнало с изукрашенной пустыни внизу последние признаки ночи, ее взгляд сосредоточился на огромном окруженном стенами городе под ней. На памяти любого, ни одна сила не смогла одолеть эти стены, и этот факт должен был измениться. Она медленно окинула взором дно долины и сверкающее облако пыли на другом ее конце, двигающееся медленно, как прилив, омывающий неприступный город. В самой крепости было пока тихо. Конечно, они знали о выступившей против них силе, возможно, крупнейшей силе в регионе, но это не меняло сути дела… Последняя армия, попытавшаяся совершить такой подвиг, окропила их стены кровью.
     Лучи рассвета прорезали небо, и армия начала окружать крепость. Сецуна сверилась со своим внутренними часами. Самое время. Этот маневр имел малую тактическую ценность, но их командир до последней буквы исполнял свои инструкции. Армия остановилась, и облако поднятой ими пыли медленно уплыло к горизонту.
     Командующий израильской армии поднес к губам рог и подул, его трубный глас прокатился по каньону.
     – Dead Scream.
     Зубцы стены рухнули во вспышке света, вызывая лавину, что принялась вырывать из стен целые куски, один в один заменяя уплывающее облако пыли. Через несколько минут разрушения оказались достаточно существенны, чтобы чужаки смогли начать штурм, хлынув через завалы и приступая к разграблению неприступного города.
     Сенши Времени удовлетворенно кивнула. Стены Иерихона только что превратились в руины.
     Ранма беспокойно заворочался во сне… Видения продолжились.
     …Она уютно устроилась под медвежьей шкурой, растворившись в объятиях шотландца, полностью готовая на все в их последнюю совместную ночь. Он был, конечно, уверен в исходе завтрашнего боя, как и любой благородный шотландец, но Мейо Сецуна была повелительницей времени и знала будущее. Она отчаянно хотела предотвратить завтрашний день, но нужно было учитывать судьбу. После сегодняшней ночи судьба вырвет ее любовника у нее из рук. Она вновь оседлала его, и они не спали всю ночь, надеясь заглушить тот факт, что она даже не должна была быть там и любить его, не говоря уже том, чтобы до такой степени продемонстрировать себя миру.
     Но она была одинока… Так одинока.
     Утро наступило слишком быстро, и Плутон наблюдала, как ее любовник, облаченный в броню и с традиционным шотландским клеймором за спиной, оседлал своего коня. Она осталась позади, наблюдая со стены, как его дружина отправилась в путь по вымощенной булыжниками дороге, а за ними торопились провожающие их девицы. Вскоре ее любовник будет убит и вовлечен в поиски бессмертных, что закончится только реками крови и обезглавливаниями, что в свою очередь может подставить под угрозу ее миссию. Теперь пришло время передать его из ее рук в руки судьбы.
     И снова она будет одна…
     Парень с косичкой неловко поерзал…
     …Тонкий слой пыли посыпался с потолка, когда бункер сотрясся еще раз, результат глухих ударов, сдвигающих землю над ним. Вся надземная часть строения была превращена в щебень, когда на город были сброшены десятки тысяч фунтов взрывчатки. Одетые в черное офицеры подобрались на своих местах, когда еще одна пятисотфунтовая бомба взорвалась над их позицией. К счастью, между ними и взрывом были триста футов скалы. Нет, потребуется больше, чем бомбежка при свете дня, чтобы уничтожить остатки командной структуры Третьего рейха… Или убить его лидера.
     Трех сотен футов могло быть достаточно, чтобы защитить от атаки союзников, но их было не достаточно, чтобы защитить чиновников, генералов и Адольфа Гитлера от самой Повелительницы Времени. Воздух внутри бункера расступился, и один из более бдительных офицеров СС развернулся, нацеливая пистолет-пулемет на одетую в фуку Сенши. Сецуна с жалостью взглянула на него и повелела времени замедлиться. Теперь отреагировали и другие охранники, но для зеленоволосой женщины их движения были слишком медленны, в настоящий момент она двигалась гораздо быстрее реального времени. Посох с наконечником в форме сердца, что она держала в руках, вспыхнул силой, и спрятавшиеся в бункере увидели, как солдата разрывает напополам бесформенное пятно. В руках солдат застучали пистолеты-пулеметы, в тщетных попытках попасть в эту размытость, в то время как офицеры потянули свои пистолеты в столь же тщетных усилиях поразить это нечто. В итоге как солдаты, так и офицеры в тесных пределах бункера кого-то поразили… Друг друга. Тех, кто не был поражен вспышкой силы, поразили летящие отовсюду пули. Пять минут спустя лишь один человек в здании остался жив.
     – Я же сказала тебе, что приду за тобой, если ты продолжишь эту ерунду, – взглянула Сейлор Плутон на съежившегося усача. Она шагнула вперед и отпнула со своего пути простреленный пулей стул. Лидер немецкой военной машины кивнул, его рука потянулась к поясу и к ожидающему там пистолету.
     – И я сказала тебе, что с тобой будет, если мне придется прийти за тобой. – Еще один кивок, на этот раз слившийся со звуком выскальзывающего из кожаной кобуры пистолета. Сенши грозно взмахнула Ключом Времени и сделала еще один шаг вперед. Не было ошибкой сказать, что в ее взгляде была смерть… и не только.
     Пистолет медленно поднялся…
     …К его подбородку…
     Выстрел выбросил Ранму из его беспокойного сна, и он подскочил во второй раз за эту ночь. Этой ночью на него навалились тревожные воспоминания, не давая ему ни капли покоя. Как будто последнего боя Сенши на Марсе было не достаточно… В чем только, черт возьми, не была замешана эта женщина! Ранма врезал кулаком по своей постели и молча выругался.
     Ему были остро нужны ответы, и пора было их получить.

     Чиби-Уса помахала рукой в своем ежедневном прощании с Усаги, когда она и остальные Сенши разделились, чтобы приступить к раздражающей деятельности, известной как школа. Не то чтобы ей действительно нужно было учиться, она уже получила прекрасное образование в будущем, просто в эти дни у нее там было так много друзей. Розоволосая Сенши из будущего скорее бы пошла со своей матерью и ее подругами в их школу, но нужно было придерживаться внешности, что означало притворяться тринадцатилетней девочкой.
     С портфелем в руке, Чиби-Уса шла по тротуару, любуясь прекрасным днем, когда кто-то заступил ей дорогу. Кто-то, кого она знала. Кто-то с угрожающими голубыми глазами и прядями рыжих волос.
     – А-ХА-ХА-ХХА-ХАА-ХА-ММмф!
     Не успел смех вырваться из ее губ, как рука заткнула ей рот, что сопровождалось довольно раздраженным взглядом. Чиби-Уса могла только удивленно моргнуть, прежде чем оказаться в объятиях рыжей и вдруг секундой позже обнаружить себя на соседней крыше… Точнее, на самом краю крыши.
     Чиби-Уса нервно взглянула вниз на землю. Совсем не помогало то, что она была на высоте добрых восьми этажей.
     – Эм, э-э… Чем я могу тебе помочь, э-э, Юмеи?
     Ранма резко прищурилась, глядя на девочку.
     – Ты знаешь, кто я.
     – Э-э… хе-хе… Юмеи?
     Рыжая сердито шагнула вперед.
     – Мое имя.
     Чиби-Уса нервно прикусила губу.
     – Саотоме Ранма?
     Ранма кивнула.
     – А теперь, откуда ты знаешь это имя?
     – Эм, я из будущего? – слабо усмехнулась розоволосая девочка.
     – Неверный ответ, – Ранма вытянула палец и ткнула Чиби-Усу, немного выводя ее из равновесия. Ее кудри запрыгали по сторонам, когда она махала руками, восстанавливая на краю свой баланс. – Ты кое-что знаешь обо мне. Довольно особенные факты. Откуда?
     Девочка восстановила равновесие и широко раскрытыми глазами уставилась на рыжую.
     – Мне-нельзя-говорить-пожалуйста-не-бей-меня-я-только-забавляюсь-больше-мне-нельзя-говорить!
     Ранма скептически выгнула брови, тогда как Чиби-Уса практически погрузилась в рыдания.
     – Хорошо! Хорошо! – Моя чертова слабость к женским рыданиям, со вздохом подумала Ранма, когда Чиби-Уса, казалось, восстановила некоторое подобие самообладания. – Хорошо, тогда… давай поговорим о снах, что у меня были.
     – Мне действительно нельзя…
     Толчок.
     – О-о-ой! – взвизгнула Чиби-Уса, вновь оказавшись на краю здания.
     Ранма убрала палец.
     – Я действительно хочу знать об этих снах. – В тоне ее голоса нельзя было ошибиться. Это была совсем не просьба.
     – Хорошо! Хорошо! – Чиби-Уса тяжело дышала, не отрывая взгляда от тротуара под ней. – Это меч!
     Ранма моргнула.
     – Меч?
     – Твое желание! – быстро добавила Маленькая Леди, опасаясь еще одного толчка. – Меч довольно буквально исполняет их!
     Ранма рассмотрела эту новую информацию и выругалась себе под нос.
     – Проклятье, я не хочу знать о том, как проводила свою жизнь Мейо Сецуна! Я не хочу знать, что она надрала задницу диктатора и чертовски не хочу знать ничего об ее личной жизни! – Рыжая вздрогнула, довольно живо вспомнив об удовольствии. Это было не только с одним партнером, и была чертовская уверенность, что то, что сейчас она была девушкой, ничуть не помогало. Однако одно можно было сказать наверняка… После нескольких веков практики, сказать, что она была умелой, значило не сказать ничего. Ранма зарычала и вновь отбросила воспоминания прочь. Она билась с ними все утро и, к счастью для нее, было такое же количество неприятных воспоминаний, которые можно было припомнить… Как и бесконечное, почти непреодолимое одиночество ее стражи.
     Ранма стащила ее с краю, оказавшись нос к носу с Чиби-Усой.
     – Больше. Мне нужно больше информации о том, что происходит.
     – Нельзяяяяяя! – почти проскулила Чиби-Уса, играя на нервах и сочувствии Ранмы.
     – Почему?
     – Не вынуждай меня испортить будущее, пожалуйста, Дядя Ранма! – Вот теперь она ныла, и Ранма рефлекторно отпустила ее. Чертовы плаксы! – Если я слишком много расскажу тебе, все изменится!
     Слова «Дядя Ранма» все умоляли выяснить, что за ними скрывается, но Ранма чистым усилием воли справилась с этим. Ее жизнь уже была достаточно плоха. Последнее, что ей было нужно, так это испортить будущее.
     – Хорошо, хорошо. Хватит плакать. Я не буду спрашивать. Просто хватит плакать, ладно?
     Слезы мгновенно испарились.
     – Спасибо, Дядя! – Ранма пережила сокрушающие объятия, радуясь, что это не были объятия еще одной невесты.
     Ранма вздохнула.
     – Ага, ага. Опоздаю с тобой в школу. – С этими словами она сошла с крыши и исчезла с края.
     Мгновение Чиби-Уса просто стояла там, когда внезапная мысль поразила ее…
     …Ну и как же ей спуститься вниз?

     Ранма в последний раз перепроверил себя, прежде чем войти на территорию додзе, убеждаясь, что на нем не осталось никакой атрибутики Сенши, прежде чем повернуть дверную ручку и позволить себе вернуться к полным хаоса американским горкам, что были известны как его обычная жизнь. Саотоме мысленно поздравил себя. Он провел целый день, не получив ответного удара Сецуны. Конечно, оставались обычные проблемы с уже задействованными ею невестами, но ничего нового. Единственный вывод, что он мог из этого сделать, что его собственные контрмеры сработали как надо. Ранма довольно близко узнал свою соперницу — он внезапно съежился от пришедшей на ум картинки. Плохой выбор слов — и узнал, насколько она умна. Сет-тян должна была уже понять это, что означало, что в ближайшем будущем что-то назревает.
     Мастер боевых искусств улыбнулся. Он с нетерпением ожидал прямого столкновения, отличного от всего этого тайного шпионажа. Но когда он закончит с ней, она будет более чем готова прекратить злиться в тенях. Ранма вошел в дом и вытащил единственный оставшийся у него связанный с Сенши предмет, листочек бумаги.
     – Эй, Кас-тян! Лови! – бросил Ранма маленький квадратик Касуми, которая только что поставила на стол тарелку. Тонкая рука резко схватила его, поймав прямо в воздухе, что свидетельствовало, что былое обучение их отца не пропало в его дочерях. Касуми моргнула и посмотрела на свою добычу. Глаза распахнулись. Челюсть отвисла. Набики с другого конца комнаты пронаблюдала за реакцией и подошла к Ранме. Касуми все еще не шевелилась, но с ее стороны можно было расслышать тихое «ня-я».
     – Ты сломал мою сестру, Ранма, – с увеличивающимся интересом наблюдала за такой реакцией Набики. Глаза Касуми все еще не отрывались от листочка, рот был приоткрыт. Она подошла к зачарованной девушке и взглянула, на что же та смотрит. Это была фотография с нацарапанной на ней надписью. – Касуми, сестре любви и справедливости… – моргнула Набики. – С любовью, Сейлор Мун?
     – О БОЖЕ! – воскликнула Касуми, взвизгнув при этом совсем не как Касуми. Она запрыгала вокруг стола с большей энергичностью, чем кто-то видел у нее за годы, и Ранма был потрясен уже во второй раз за этот день. – Спасибо, Ран-тян! – Два поцелуя оказались на щеках Ранмы, и она отстранилась, чтобы еще раз взглянуть на глянцевое фото. – Как ты смог его достать?
     – О, у меня есть свои секреты, – усмехнулся Ранма, и Набики мгновенно оказалась рядом с ним.
     – Не от меня, ты же знаешь. – Рука вцепилась в руку Ранмы, и Набики потащила парня с косичкой наверх в свою комнату. Дверь захлопнулась, и щелкнул замок. – Рассказывай, Ранма. Мне нужен твой источник. Ранма? – Ей потребовалось время, чтобы заметить, что Ранма сейчас полностью застыл, его реакция была похожа на реакцию Касуми, когда он медленно изучал убранство комнаты Набики. – Что, ни разу не видел Принца Р?
     Ранма уже видел раньше Принца Р. Просто он не видел Принца Р в таком… количестве. Было похоже, что он вошел в сумеречную зону, и сумеречная зона оказалась переполнена пародиями его самого, оказавшимся кумиром Тендо Набики. Это было даже страшнее, чем в комнате Аканэ.
     – Э, хех… ты фанатка Принца Р?
     – Нет, у меня его портреты просто потому, что они походят к моим простыням, – раздраженно ответила Набики. – В отличие от тебя, он учтив и изящен… И настоящий красавчик. – Набики на мгновение мечтательно улыбнулась, прежде чем вновь натянуть на лицо свою маску. – Откуда у тебя автограф, Саотоме?
     – Я не могу сказать тебе, – его взгляд перескакивал от стены к стене.
     – Уверена, сможешь, иначе я расскажу некоторым людям о твоих кроссдрессерских привычках, – надавила на него Набики.
     – Нет, – скрестил руки Ранма, демонстрируя полное хладнокровие. Правда была в том, что мысленно он нервно вспотел.
     Набики холодно взглянула на него. Этого стоило попробовать. Кроме того, все равно все уже знали, что иногда она шантажировала его, чтобы сфотографировать в платье. Даже в самом лучшем случае это была довольно слабая угроза.
     – Ну хорошо, тогда, что насчет сделки?
     – Сделки? – осторожно спросил Ранма, не слишком-то обрадованный перспективой снова пожать руку бухгалтеру самого дьявола.
     – Конечно, – улыбнулась Набики. Акула не могла улыбнуться лучше. – Ты можешь погасить свой долг, добывая мне автографы. – Ранма поморщился. – Будет бонус, если ты добудешь мне автограф Принца Р.
     Парень с косичкой потер голову и простонал. Это все не реально…

     Икари Юмеи-Ранма улыбнулась, присоединившись к своим соратницам, Сейлор Сенши, на их вечерней встрече. Ну, большинство из них были ее соратницами. Харука и Мичиру были с ней в ссоре… Или, ну что за ирония, друг с другом. Обе женщины, глядя друг на друга, сидели на противоположных концах комнаты. Юмеи-Ранма едва сдерживала улыбку. Это забавно, но кроме маленькой холодной войны было кое-что, что забавляло ее еще больше…
     В стороне сидела Мейо Сецуна, изо всех сил стараясь выглядеть спокойной и собранной, и это могло обмануть обычного человека. К несчастью, ее окружали далеко не обычные люди, и Ранма сразу подметила разницу. Хотя ее состояние было не настолько плохо, как во время предыдущей встречи Сенши, результатом работы Ранмы было то, что ее обычно тщательно уложенные волосы сейчас торчали во все стороны. Круги под глазами были не менее красноречивы. Даже ее платье было более консервативно, чем обычно. Давление на Юмеи-Ранму было не меньше, чем на Сецуну, но, в отличие от нее, она наслаждалась своей расплатой, когда Ами пригласила всех начать.
     Девушка с кобальтово-синими волосами нервно взглянула на Внешних, когда, вежливо кашлянув, она оказалась в центре всеобщего пристального внимания.
     – Я проанализировала данные, полученные с другого компьютера. – Сенши наблюдали, как она поставила свой терминал суперкомпьютера Меркурия на стол посередине. Она нажала небольшую кнопку, и голографический дисплей устройства ожил, воздух над ним замерцал, приняв облик длинной трубки, зияющей открытыми концами. – Это модель червоточины, которую йомы используют, чтобы попасть в нашу вселенную. Различные цвета показывают многочисленные подпространственные полосы, что проходят сквозь червоточину до другой стороны.
     – Ты же хочешь знать все о другой стороне, а, Харука? – обрушился свирепый взгляд Мичиру на Сенши Урана, глаза которой расширились от подтекста.
     – Я ничего не делала! – запротестовала Харука. – Он поцеловал меня!
     Сейлор Нептун смяла подушку, на которой она сидела на диване.
     – Что-то я не заметила, чтобы ты сопротивлялась, хмм? – У Харуки отпала челюсть.
     – Слушай сюда!
     – Он довольно неплох, Харука-тян, – с милой улыбкой добавила Юмеи, заполучив испепеляющий взгляд от обеих Сенши. Не то чтобы у нее было время следить за этим.
     – Чертовски верно! – заявила Минако в смеси благоговения и яда. – И черта с два мы позволим тебе забрать первого гетеросексуального красавчика всех времен! – Некоторые из остальных Внутренних согласно кивнули. Юмеи улыбнулась еще шире.
     – Да, я уверена, что он не будет возражать, если ты этим вечером согреешь ему кровать, – с изрядной долей холода заявила Мичиру. – Потому что, я уверена, эта кровать не будет моей.
     – Мм, девочки?.. – попыталась Ами прервать тоскливый момент. – О червоточине?
     – Очевидно же, о ком он заботится, – проворчала Мичиру, глядя прямо на Харуку.
     – ЧТО ЭТО ЗНАЧИТ! – вскочила Харука, наклоняясь к той, что быстро становилась ее бывшей девушкой.
     – Думаю, что ты точно знаешь, что…
     – ХВАТИТ!
     Полная чая тонкая фарфоровая чашка Сецуны ударила об стол с достаточной силой, чтобы пустить трещину.
     – У меня была очень плохая неделя, и последнее, что мне нужно, чтобы вы, детишки, перессорились из-за тупого извращенца Принца Р, не говоря уже о том, чтобы следить за тем, как вы тянете жребий, решая, кому повезет трахнуть его!
     Это был даже лучший эмоциональный срыв, чем Юмеи-Ранма могла когда-либо надеяться, перед всеми Сенши, и она отчаянно сдерживала маниакальное хихиканье, которое обычно следовало за ее победой. Тем не менее, ей просто придется довольствоваться взглядами и изумлением всех остальных Сенши. Холодная война Уран и Нептун вишенкой украшала этот торт.
     – Э-э, верно, – прокомментировала Ами, смущенно почесывая голову. – Различные подпространственные полосы помешали бы нам устроить свой собственный вход в эту карманную вселенную, но теперь, когда мы изучили окрестности открытого портала, мы можем сдублировать маршрут для нас самих.
     – Итак, теперь мы можем проникнуть… – изучала Усаги, и Ранма закончила ее невысказанный вопрос.
     – …но что ждет нас на другой стороне?
     – Это. – Ами нажала на другую клавишу, и радужную трубу заменил большой пузырь, в котором, казалось, плавал остров, занимая большую часть его объема. Голограмма медленно повернулась и увеличила остров.
     – Остров? – тихо спросила Хотару, на что Ами кивнула.
     – Точно. Сам остров занимает примерно половину карманной вселенной, но это не самое интересное, – объяснила Ами, пока голограмма продолжала увеличиваться. Через несколько секунд на поверхности острова можно было разглядеть строения. В самом центре был большой колючий шар, своим сверкающим радужным светом выделяющийся на фоне всех остальных строений.
     – Почему мне не нравится это интересное? – проворчала Рей, и Сецуна шагнула вперед.
     – Потому что смотрим мы всего лишь на остатки, – не сомневаясь, заявила Плутон самым убедительным тоном, прикрывая свою недавнюю оплошность.
     – Остатки? – изобразила Макото скепсис. Юмеи и половина остальных Сенши разделили этот скептицизм. Ранма видел остатки. Как правило, они не хранились в карманных вселенных. И не штамповали при этом пожирающих души демонов. Ну, если только это не было готовкой Аканэ, исправилась ставшая-Сенши-мастер-боевых-искусств. Та штука могла все.
     – Остатки, – подтвердила Сецуна. – Судя по полученным нами данным, эта установка была создана нашей безвременно покинувшей нас подругой, Мистресс 9. – Ее голос был изрядно пропитан сарказмом.
     – Ушла, но не забыта, – сухо прокомментировала Мун, и Ами продолжила за Плутон.
     – Это похоже на гигантский производственный комплекс, – сообщила она, когда голограмма скользила над поверхностью острова, фокусируясь на зданиях. – А учитывая, что валится к нам через порталы, гигантский производственный комплекс йом.
     – Да ты шутишь… – выдохнула Минако. Ами кивнула.
     – Из того, что мы до сих пор видели, думаю, можно с уверенностью предположить, что основной статьей их экспорта являются йомы, – продолжила Ами. – Большие йомы, маленькие йомы, супер йомы…
     – Окорочка йом, обжаренные йомы, стейк из йом… – серьезно произнесла Юмеи, на пальцах подсчитывая блюда.
     – Ну да. Довольно много, – равнодушно сказала Ами, тогда как остальные Сенши с легким скепсисом посмотрели на рыжую. – Плутон и я пришли к мнению, что он все еще на первой стадии активности, так как количество появляющихся демонов неуклонно растет.
     – Девять все еще жива? – прошептала Хотару, и Усаги утешающе положила ей руку на плечо. У Сенши Сатурна были веские причины для беспокойства. Мистресс 9 и, в свою очередь, Фараон 90 превратили жизнь девушки в сущий ад.
     – На это нет ни шанса, – отмахнулась от такой возможности Плутон. – Ее временная линия завершилась. Я сама проверяла. Это… – указала она на голограмму, – на всякий случай.
     Ами заметила бессмысленные взгляды и объяснила.
     – Мы считаем, что Мистресс 9 разрабатывала и иные проекты, на случай если ее главный план с Фараоном 90 потерпит неудачу. Также мы считаем, что этот комплекс был запрограммирован ожить при получении прямого приказа или…
     – …ее смерти, – закончила Харука, и Ами и Сецуна кивнули.
     – Выжженная земля, – заявила Юмеи, удостоившись еще одной пары кивков.
     – Это то, что мы думаем, – ответила Ами.
     – Вообще-то, все еще хуже.
     Все взгляды вернулись к Сецуне.
     – Вы, несомненно, заметили это… – указала она на колючий шар в центре острова. Компьютер Меркурия интерпретировал движение и увеличил искомое сооружение. – Так уж случилось, что это источник энергии карманной вселенной.
     – Мы же не идем к нему, правда? – тихо поняла Чиби-Уса, заговорив в первый раз за обсуждение.
     – К сожалению, идем, – ответила Ами. – Это реактор. Реактор на чистых кристаллах сердец.
     В комнате раздался коллективный вздох.
     – Сколько?.. – приглушенным шепотом спросила Усаги.
     – Примерно восемь тысяч, – ответила Ами столь же приглушенным голосом.
     Реакция Усаги оказалась совершенно неожиданной.
     – ИЗ КАКОГО АДА ОНА ИХ ДОСТАЛА?! – уже была на ногах будущая Принцесса, разглядывая голограмму, а затем повернулась к Сецуне. – Я думала, что мы успешно предотвращали такие вторжения! Какого черта тогда мы все это время делали?!
     Плутон прекрасно понимала ее реакцию. Гибель людей, что символизировал этот реактор, просто… ошеломляла. В конце концов, нужно было изучить массу людей, чтобы найти хотя бы один кристалл чистого сердца, не говоря уж…
     – Я провела некоторые… исследования, Ваше Высочество, – почему-то казалось, что уместнее будет назвать Усаги ее официальным титулом, учитывая всю серьезность ситуации. – У нас не было никакой возможности прикрыть все. Европа. Соединенные Штаты. Южная Америка. Она была… осторожна.
     Принцесса продолжала смотреть.
     – Так что же нам с этим делать?.. – приглушенно спросила Рей.
     – Все просто. Уничтожим его, – заявила Юмеи-Ранма, и в ее сообщении слышалась сталь. Несмотря на причину, по которой она была здесь, никоим образом она не могла проигнорировать свой кодекс, а массовые убийства требовали решительных действий.
     – О? – скептически выгнула бровь Харука. – И как же ты предлагаешь нам это устроить? Мы же не можем взорвать это место изнутри, помнишь?
     – Вообще-то именно это мы и планируем сделать, – все внимание вернулось к Ами. – Сецуне удалось найти тайник с запечатанным в стазисе оружием… Там хранилось несколько ящиков легкого оружия, несколько костюмов силовой брони — менее мощных, чем наши фуку — несколько плазменных артиллерийских орудий и… – она сделала паузу, ее глаз нервно дернулся, – …одна тактическая элериумная боеголовка.
     – Ты хочешь сказать, у нас есть ядерная бомба? – взвизгнула Сейлор Венера.
     – Мне бы понравилось, если бы мы нашли ее пораньше… – прорычала Мун, выражая мнение большинства Сенши. Никто из них не мог подсчитать, сколько же раз им хотелось вбить в глотку их врагов какое-нибудь сработанное в Лунном Королевстве оружие массового поражения. Исчезло бы так много разногласий.
     – Ну, теперь у нас она есть, – указала Плутон, на что Усаги лишь кивнула. – Тем не менее, не получится просто установить таймер и отправить бомбу через червоточину. Если мы хотим уничтожить все, нам придется уничтожить сам реактор.
     – Который защищен чрезвычайно мощным энергетическим щитом, – добавила Ами, и ее компьютер пририсовал к голограмме прозрачный пузырь вокруг реактора. Некоторые в комнате простонали. Она не могла винить их. Было кое-что еще лучше. – И это значит… что нам придется добраться туда, отключить щит, заложить бомбу и убраться, прежде чем закончится таймер. Death Reborn при ударе в упор должен справиться.
     – Через вселенную, полную супер йом, верно? – комментарий Мичиру был мало похож на вопрос.
     – Так где эта бомба? – небрежно спросила Юмеи, глотнув чай и поставив стакан на стол.
     – Под столом, – так же небрежно прокомментировала Плутон, и глаза Юмеи расширились. Она подняла чашку очень медленно. Ами подошла и убрала с поверхности свой компьютер, подняв его с легким щелчком. Она стащила кружевную скатерть и там, под стеклянной поверхностью, она была видна ясно, как божий день. Оружие было размером с рюкзак в форме гладкого серебристого овала.
     – Меньше, чем я ожидала, – заметила Харука, и Ами кивнула.
     – Ее мощность равна примерно одной гигатонне в тротиловом эквиваленте, – уточнила кобальтоволосая Сенши. – Двадцать грамм элериума-115, продукты распада не радиоактивны. Она уничтожит все в этой карманной вселенной, если мы сперва уберем щит.
     – Я все еще не могу поверить, что у Лунного Королевства было что-то с подобной мощью… – выдохнула Макото, нервно глядя на серебристое оружие.
     – Иметь и использовать, – вставила Юмеи-Ранма, непроизвольно опираясь на воспоминания Сецуны о последней битве Королевства. – Все идет к не слишком приятному концу, – Плутон согласно кивнула, когда точно тот же образ появился перед ее мысленным взглядом. Было очевидно, что их воспоминания полнее, чем у остальных Сенши. Они обе обменялись взглядом и, на краткое мгновение, две женщины пришли к полному согласию. Они обе видели кровавый конец эпохи, и этот опыт был не из приятных.
     – Как она работает? – спросила Усаги, склонившись над устройством.
     – Голосовая активация, – ответила Ами. – Просто скармливаешь ей оружейные коды и устанавливаешь таймер, все просто, – девушки выжидающе взглянули друг на другу. Через минуту Ами первой нарушила молчание: – У тебя же есть коды, не так ли?
     Мун моргнула.
     – Почему у меня должны быть эти коды! Я принцесса, а не королева и не полководец! – с точно таким же выжидающим взглядом она повернулась к Плутон.
     – На меня не смотрите, – подняла она руки. – Однако, не волнуйтесь. Они есть у кошек.
     Глаза Юмеи вдруг широко распахнулись.
     – Артемис, Луна?.. – позвала Усаги, и две кошки появились в комнате. Рыжая, также известная как Сейлор Нова, наблюдала, как кошки пересекли комнату и остановились. Они взглянули на нее.
     – Кажется, мы не были представлены, – вежливо сказала черная кошка, запрыгивая на стол перед Юмеи. – Я Луна, а это Артемис. – Белый кот присоединился к ней, изящно склонив голову.
     – Конечно, мы уже знаем, кто ты, – улыбнувшись, заявил Артемис. – Мы не ожидали, что кто-то из Гвардии Королевы был послан вперед. Ты помнишь нас?
     О, Юмеи-Ранма прекрасно их помнила. В ее голове засели воспоминания Сецуны, а вместе с ними и знание о советниках Королевы Серенити. Была с этим, конечно же, одна проблема. Эти советники были кошками. Любой, кто знал Саотоме Ранму, мог с абсолютной точностью предсказать ее дальнейшие действия.
     Юмеи сидела не шевелясь, в ее глазах плескался страх.
     – Может быть она не помнит нас… – прокомментировала Луна, с интересом наклонившись вперед. Миновала еще одна молчаливая минута.
     – Э-э, Юмеи? – толкнула Усаги свою телохранительницу, немного заинтересовавшись ее застывшим состоянием. Она ожидала реакции и, к несчастью, дождалась.
     – К… К… К… – заикалась Юмеи, глаза не отрывались от кошек.
     – Начинается на «К»? – весело спросила Макото.
     – Сколько слогов? – уточнила Рей.
     – Это больше, чем фунт масла? – спросила Минако и вдруг обнаружила, что все смотрят на нее. – Что?
     Смотрели все, кроме, конечно же, Юмеи.
     – К… К… КОШКИ! – взорвалась она, и все внимание мгновенно вернулось к ней, когда она откинулась на кушетку, на которой сидела. Ее чашка с чаем упала на пол, а обе кошки поморщились от этого возгласа. – Говорящие кошки! – в ужасе поправилась рыжая, как будто это имело какое-то отношение к наполняющей ее разум панике.
     – Э-э, да? – подтвердила Луна тот факт, что они, действительно, кошки.
     – ЧЕРТОВЫ КОШКИ! – вскочила Ранма, когда какие-то невидимые шестерни в ее голове сдвинулись, разбавляя смесь страха здоровой дозой ненависти. Теперь кошки немного отступили.
     – Ты же не думаешь, что она все еще злится на ту шутку, что мы сыграли со стражей тем вечером, когда… – прокомментировал Артемис, медленно отходя назад.
     Усы Луны дернулись, когда она скопировала его движение.
     – Боже, надеюсь нет…
     Тот факт, что они были говорящими кошками, был, наверное, единственным, что помогло Ранме остаться на месте и не сбежать с холма. К несчастью, иррациональный страх быстро сменился совершенно иной эмоцией, поскольку она вышла из-за кушетки, преследуя отступающих советников.
     – Я НЕНАВИЖУ кошек! – остальные Сенши начали отступать, когда темперамент рыжей вышел из под контроля. Все они видели, что она могла сделать, и не желали принять в этом участие.
     Все, кроме двоих.
     Мун легонько коснулась плеча Юмеи, надеясь сдержать свою подругу.
     – Мм, они советники Лунного Королевства, Юмеи-тян! Они хорошие, честное слово!
     Юмеи-Ранма вдруг повернулась к Усаги, и блондинка обнаружила, что не может оторваться от раскаленного взгляда рыжей.
     – Нет, совсем нет! Они КОШКИ! – прошипела она, и глаза Усаги распахнулись. – Они говорят тебе, что они твои друзья, но это совсем не так! В одну минуту ты гладишь их, а в следующую тебя уже заворачивают в колбасу и рыбу и подают им на обед!
     – Заворачивают в… – внезапно обратила свое внимание Сецуна.
     – Коварные, маниакальные, дьявольские КОШКИ! – убеждала Ранма, нависая при этом над кошками. Призрачные синие лезвия ки начали проявляться на руках Юмеи. – И больше ни одна кошка не отнесется ко мне как к обеду!
     – Да что это за чертовщина?! – с недоверием смотрела Харука на сформированное на руках девушки энергетическое оружие.
     – Усаги, отойди от нее, – приказала Сецуна и трансформировалась без привычной стильной вспышки. Это действие настолько удивило принцессу, что она отошла от продолжающей наступать на Артемиса и Луну рыжей.
     Макото вмешалась, встав между Юмеи и загнанными в угол кошками.
     – Послушай, Юмеи, я не совсем уверена…
     – Dead Scream.
     Линия энергии мелькнула через всю комнату и ударила точно в Юмеи, запуская ее в и сквозь несколько внутренних стен, полностью выбрасывая из здания. Остальные девушки лишь недоверчиво смотрели, как Сейлор Плутон завершила атаку и спокойно зашагала через только что проделанное ею дымящееся отверстие наружу. Усаги поспешила за ней по пятам.
     – Зачем ты это сделала? – вскричала она, не в силах поверить, что это происшествие действительно произошло. Конечно, Юмеи могла стереть в порошок неправильно ведущих себя людей, но… – Я уверена, что мы могли бы…
     – «Юмеи» совсем не та, кем она кажется, – заявила Плутон с холодом, что приближался к отрицательной температуре. Она перешагнула через горящие остатки кушетки и вышла наружу. Дымящаяся борозда наглядно показывала направление движения рыжей. – Он все это время играл с нами!
     – Он? – оправились от внезапной атаки остальные Сенши, просочившись наружу, чтобы пронаблюдать за предстоящим боем. Лицо Ами было похоже на лицо Мун. – О чем ты говоришь?! Ты же не имеешь…
     Плутон остановилась перед тлеющей бороздой.
     – Икари Юмеи на самом деле Саотоме Ранма, один из крупнейших генераторов хаоса, с которыми я только сталкивалась, – объяснила она не оборачиваясь. Сенши изучала оставленную ее жертвой борозду. – Если мы хотим, чтобы Кристальный Токио существовал, он должен быть устранен.
     Мысли Усаги внезапно помчались полным ходом, предупреждение Юмеи молнией пронеслось сквозь ее сознание.
     – Но мы не можем…
     – Нет, – кратко ответила Сецуна, на полуслове оборвав принцессу. – Ты не осознаешь всей опасности этого человека. Мы не можем рисковать, позволяя столь непредсказуемому человеку быть на свободе.
     – И кто же снова назначил тебя судьей, присяжным и палачом? – спросил из дыма женский голос. Светящаяся рыжая вышла из обугленной, почерневшей борозды, готовая к войне.
     – Королева Серенити, – ответила Сецуна, ее голос был совершенно безэмоционален.
     – О, точно, мисс «пятая в очереди наследниц на престол Плутона», – с сарказмом прокомментировала Ранма, стирая с губы струйку крови. – Но я не припомню, чтобы массовые убийства стояли у нее в повестке дня.
     Плутон моргнула. Девушка не должна была этого знать.
     – Что? – в ужасе вскричала Усаги. Ее глаза перепрыгивали с Плутон на Ранму и обратно.
     – Я делала лишь то, что было необходимо для защиты Кристального Токио, – ответила Сейлор Плутон. – Ты же, напротив, не только сила, способная уничтожить его, но ты еще и предашь всех здесь присутствующих.
     Мун уже начало казаться, что ее голова на шарнире, когда она перевела взгляд на Ранму.
     – Это правда?
     Свечение Ранмы немного приугасло.
     – Ага, все так. Полагаю, вы заслуживаете узнать правду, – рыжая достала из своего подпространственного кармана термос и откупорила его. – Мое настоящее имя Саотоме Ранма, наследник Школы Беспредельных Боевых Искусств, – как будто подчеркивая этот факт, Ранма перевернула над головой термос и превратилась в черноволосого парня с голубыми глазами.
     – Да вы шутите… – тихо выдохнула Рей. – Он красавчик!
     Макото моргнула.
     – Он Старлайт?
     – Он Принц Р! – провозгласила Минако со звездочками в глазах.
     – Он Принц Р! – одновременно ахнули Мичиру и Харука.
     – О, Боже, у меня болит голова, – простонала Ами, пока Чиби-Уса безуспешно давилась смехом.
     – Но… почему? – спросила Усаги, когда внезапные озарения группы накрыли ее с головой.
     – Ее спроси, почему, – свечение вокруг Ранмы усилилось. – Ее спроси, почему она превратила последние три года моей жизни в сущий ад. Ее спроси, почему мне пришлось устроить все это, только чтобы усилить конфронтацию!
     – Потому что ты разрушишь все, над чем я так напряженно трудилась! – закричала Сецуна, поднимая свой посох. – DEAD SCREAM!
     На этот раз Ранма был готов и, скользнув в сторону, избежал смертельного луча энергии. Если бы он не двигался так быстро, Сенши бы заметили его бескомпромиссную улыбку. Наконец-то пришло время положить конец этому фарсу и ее вмешательству. Ранма сократил дистанцию и нанес три жестких пинка по животу Сецуны, а затем, с разворота, в голову. Фуку Сенши выполнило свою задачу, поглотив большую часть энергии удара, прежде чем секундой позже по ней прилетел в упор заряд ки.
     – Moko Takabisha!
     Заряд жестко врезался в Сецуну, взрывом отбрасывая ее обратно в ту часть храма, откуда они только что вышли. Как перед этим Ранма, она пробила в стене отверстие и вдруг оказалась во дворе храма. Сейлор Плутон встряхнулась и подняла взгляд как раз вовремя, чтобы обнаружить Ранму в воздухе над ней, готовящим то, что было, несомненно, сокрушающей комбинацией ударов.
     – Space Sword Blaster! – Ранме едва хватило времени, чтобы чтобы извернуться в воздухе и избежать подлетающего клинка света, пронесшегося мимо него. Он приземлился в стороне от цели, и Сецуна перекатилась, вставая в оборонительную стойку рядом с превратившейся Сейлор Уран.
     – Neptune planet power, make up! – волосы Мичиру цвета морской волны всплыли в воздух, когда она начала свою трансформацию. Свет погас, и Сейлор Нептун встала рядом с Плутон и Уран. – Полагаю, немного мести будет в самый раз, не так ли, а?
     – Определенно, – прорычала Сейлор Уран. Над ними подшутили, и они сейчас были нисколько не счастливы.
     – Трое против одного! – заныла Минако, когда трио готовилось к следующей атаке. – Я не позволю вам навредить этому милашке! Venus power, make up!
     – Согласна! – крикнула Рей. – Mars power, make up!
     Ранма абсолютно растерялся, когда две Внутренних встали бок о бок рядом с ним.
     – Да вы издеваетесь… – простонала Ами, вновь потирая виски.
     – Сделай же что-нибудь, Мун! – окликнула Хотару блондинку, которая ошеломленно стояла рядом с Макото. Чиби-Уса хихикала где-то в стороне.
     Ранма взглянул на своих спутниц.
     – Не обижайтесь, но это только между мной и ею. – Плутон, прищурившись, взглянула на мастера боевых искусств и кивнула Внешним, которые в свою очередь отступили на шаг. Это была личная вендетта.
     – Chronos Typhoon! – Ключ Времени повернулся в ее руках, и порыв смертельного ветра задул вперед, когда Сецуна перешла в наступление. Ранма уже был в воздухе, пропуская атаку под собой, изворачиваясь в другом разрушительном воздушном комбо, обещавшем много боли, если оно пройдет. Чему Сецуна не собиралась позволить случиться. Она сосредоточилась, и локальное время вокруг нее замедлилось. Она обошла место его приземления и возобновила свое наступление, изящно атакуя своим посохом с опытом, полученным после многих столетий практики. Как казалось всем остальным, Сенши внезапно ускорилась, и для кого-то другого этот прием оказался бы решающим. Однако для Саотоме Ранмы это был, наконец-то, вызов. Парень с косичкой избежал еще нескольких взмахов, как вдруг посох Сецуны жестко врезался в какой-то твердый предмет, рассыпав при этом искры.
     Посох Времени только что столкнулся с Посохом Вознесения.
     Плутон вдруг отступила перед лицом новой смертельной угрозы.
     – Забыла об этом, а? – ухмыльнулся Ранма, взмахнув своим собственным посохом. Двое угрожающе кружили друг вокруг друга. – Прекратишь крутить моей жизнью, и сможешь уйти отсюда со всеми целыми костями.
     – Это ты не уйдешь отсюда, Саотоме, – прорычала Сецуна и вновь приняла боевую стойку.
     – ХВАТИТ!
     Ранма и Сецуна замерли посреди атак, когда на них закричали разъяренным женским голосом, они оба очень осторожно отвели друг от друга глаза, чтобы найти источник крика. Напротив них стояла Сейлор Мун, полностью преобразованная и абсолютно вышедшая из себя. Сила Серебряного Тысячелетия захлестнула сражающихся, обеспечив их пристальное внимание.
     – Сейлор Плутон, ты немедленно прекратишь это безобразие! – приказала разъяренная девушка тоном, с которым нельзя было спорить, и это был один из немногих моментов, когда не было абсолютно никаких сомнений в том, чья именно она дочь. – Я не знаю, что именно ты делала, собираясь спасти Кристальный Токио, но все, что я услышала, звучит неподобающе защитнице любви и справедливости! Отныне любое твое решение должно сперва получить мое одобрение, ты понимаешь?! – Сецуна невольно кивнула. – А что касается тебя, Юмеи, Ранма, или как там тебя… Мне не нравится, когда меня обманывают и мной манипулируют! – Слабый протест Ранмы был быстро оборван. – Нет, тихо! Теперь, после того, что мы пережили, я задаюсь вопросом, действительно ли ты наш союзник! – Пылающего взгляда, которым она их окинула, было бы достаточно, чтобы прямо там спалить их дотла, будь в нем хоть капля настоящего огня. – А теперь вы оба прекратите свою драку и извинитесь друг перед другом!
     Они оба недоверчиво уставились на Мун.
     – Извиниться?.. – ахнула Сецуна.
     – Перед ней! – дернулся Ранма.
     – СЕЙЧАС ЖЕ! – прорычала Сейлор Мун, слабое сияние угрожающей силы сопровождало ее приказ.
     Ранма взглянул на стоящую напротив него одетую в черное фуку женщину. Он стиснул зубы.
     – Прости.
     – Ага. Прости, – ответила Плутон, ее тон был столь же принужденным. Их лица нисколько не выражали их сожаления.
     – Лучше, – нахмурилась Мун. – Я разберусь с вами обоими позднее. – И Сецуна, и Ранма вздрогнули от этой мысли. Неуклюжая блондинка могла быть, по-видимом, достаточно суровой, если это было необходимо. – А сейчас у нас есть задача посерьезнее, чем драка между собой.
     – Э-э, насчет этого… – осторожно сказала Ами, совсем не стремясь сейчас вызвать на себя гнев своей принцессы.
     – Хм? – выгнула брови Усаги.
     – По данным компьютера, на нашем нынешнем уровне сил, наш шанс на успех составляет всего 32,8%, – тихо ответила она.
     – Черт, – прошептала Усаги. Это же мнение разделили все присутствующие. – Не то чтобы у нас был выбор.
     Ранма уставился на группу перед ним. В прошлом месяце он проник к ним, манипулировал ими и откровенно лгал им, все ради расплаты. Тем не менее, как он понял, каким-то образом они стали его друзьями. Пусть я больше не могу быть Сейлор Новой, подумал про себя Ранма, но на самом деле это ничего не меняет. Он пересмотрел кодекс мастера боевых искусств, и будь он проклят, если позволит им идти одним, особенно с такими шансами.
     – Когда именно мы отправляемся?
     Слабая улыбка появилась на лице Усаги. Все взгляды обратились к Ами.
     – Я смогу проложить верный и стабильный путь в карманную вселенную примерно за неделю, скажем, к пятнице.
     Ранма кивнул и запрыгнул на крышу храма.
     – Куда ты идешь? – спросила Плутон с просочившейся в голос легкой долей враждебности.
     Мастер боевых искусств повернулся к Сенши спиной.
     – Попросить кое-кого об одолжении.

     Утро пятницы. Роса все еще лежала на траве, когда Сенши ожидали двенадцатого члена своей команды. Солнечные лучи поползли по стенам храма, в то время как дедушка Рей и Юичиро занимались своими делами, не замечая собравшихся Сенши.
     – Он нас бросил, – сварливо заметила Харука. – С таким же успехом мы можем пойти и без него.
     – Ранма будет здесь, – ответила Плутон, заполучив при этом скептический взгляд. – Пусть он мне не нравится, но что я знаю о нем наверняка, что он всегда держит свое слово. Это часть того, что делает Саотоме столь чертовски опасным.
     – Чертовски верно.
     Новый голос привлек внимание Сенши, и они обнаружили его владельца, легко балансирующего на внешней стене храма, держащего в руках Посох Вознесения. Кроме Ранмы там был парень примерно того же возраста, одетый в выцветшую желтую тунику и покрытую тигриными полосками бандану. Слева от него была балансирующая на посохе древняя на вид женщина, милостиво кивнувшая Сенши, сопровождаемая более молодой женщиной с ятаганом. Ее длинные фиолетовые волосы плыли на утреннем ветру. С другой стороне от старейшины был одетый в белое молодой человек в очках с толстыми стеклами. Слева от Ранмы стояла девушка с длинными темно-розовыми волосами, «мяукнувшая» свое приветствие. Ее отличительными чертами была сине-белая школьная форма и клыки.
     – Кто они, черт возьми? – немного саркастично поинтересовалась Мичиру. «Вот дерьмо» от Плутон было ей ответом.
     – Ранма? – подхватила Мун вопрос, за что ее наградили кривой ухмылкой.
     – Леди, позвольте представить вам Нэримскую Команду Разрушителей.

Часть восьмая

     – Есть! – воскликнула Кёко, подрегулировав свой дисплей на позиции наводчика позади пилота. – Зафиксирован мощный энергетический след на один-один-пять ноль-восемь-три, в десяти километрах!
     Возглас вызвал у пилота дикую усмешку, после чего она коснулась красного шлема, опуская вниз затененный визор. Ариса шевельнула джойстиком, и Яд Девять повернулся в утреннем небе, когда его нос лег на новый курс.
     – Сколько их там, Кёко-тян?
     Блондинка внимательно изучила свою панель.
     – Сигнатуры перепутаны… Подберемся поближе.
     Ариса кивнула.
     – Точно. Вызови их.
     – Яд Девять вызывает Базу, цели обнаружены, – стрелок нажала клавишу микрофона, переключаясь на другой канал. – Запрашиваем разрешение.
     – Рю-тян? – в ответ ей протрещал бескомпромиссным женским голосом простой вопрос.
     – Отсутствует, все еще с доктором Нацумэ, – сообщила Кёко.
     – Вперед.
     – Принято, – подтвердила блондинка, опуская вниз свой визор. – Зафиксирован энергетический след в пяти милях, РЭП и ловушки наготове.
     Ариса взглянула через ее голову на дисплей, когда он подсветил цель.
     – Поняла. Оружие наготове, предохранители отключены, – ответила она, щелкая переключателями на своей панели. Ее дикая улыбка немного увяла, и она крепко стукнула по своему дисплею. – У тебя там нет помех? Мой радар, похоже, немного барахлит…
     – Ага, целевая область ими перенасыщена, – нахмурилась стрелок Арисы. – Переключаюсь на оптику, – Кёко шевельнула небольшим джойстиком, и оптический массив на носу Девять ожил, наводясь в сторону цели. – Вот это штука! – Она улыбнулась, когда на экране появилась девушка-кошка, а рядом с ней парень-кот. – Найдена главная цель, NK 1124.
     Пилот посмотрела на свой дисплей и постучала по голове девушки-кошки.
     – Теперь ты моя, сучка! – Ариса откинула предохранитель на своей спусковой кнопке и выбрала установленную на носу плазменную пушку. Трехствольная пушка ожила, наводясь на захваченную цель.
     – Что ЭТО за ЧЕРТОВЩИНА? – в панике вскрикнула Кёко, и взгляд Арисы лихорадочно обежал горизонт. Чертов вертолет был в режиме полной скрытности. Их не должны были атаковать так скоро… А затем она увидела это, искривленный столп энергии, что быстро начал поглощать зону удара. Брюнетка в ужасе смотрела, как друзья девушки-кошки подскочили и исчезли в мерцающем искажении. – Вторичные цели потеряны!
     – НЕТ! – закричала Ариса, когда ее цели исчезли у нее на глазах. На экране осталась лишь девушка-кошка, которая, казалось, пожала плечами, прежде чем прыгнуть в воронку. – На этот раз ты не уйдешь!
     – Ариса-тян, мы даже не знаем, что это!
     – А-А-А-А-а-а-А-А! – издала Ариса первобытный крик и толкнула дроссель до упора. Два выступа, на которые были установлены турбореактивные двигатели, болезненно заскрипели, поворачиваясь до максимального угла атаки. Нос резко опустился, и вертолет нырнул к исчезающему горизонту событий.
     Кёко в панике нажала клавишу микрофона.
     – База, это Яд Девять! Мы преследуем цель! – Ее глаза распахнулись, когда земля приблизилась на безумной скорости. – Повторяю, это Яд Девять, мы входим!

     Сейлор Плутон невольно отступила на шаг, когда ее глаза остановились на фигурах на стене и на том, что они собой представляли. Там, конечно, стоял Саотоме Ранма. И она знала, почему он здесь. Последние несколько лет он был ее любимым проектом, и она нисколько не сомневалась в его намерениях. Но, как это стало привычным в последнее время, он продолжал оставаться источником бесконечных сюрпризов.
     – Так мы, наконец, встретились, Хранитель Плутон. – Сенши взглянула на морщинистую старуху, балансирующую на клюке над ней, и вздрогнула. Как и Ранма, она знала всех на стене, хотя бы потому, что это она связала их всех вместе как неправильно вытканный гобелен. – У нас есть… что обсудить. – …Так же как и у двух подростков рядом с ней, что ясно читалось в направленных на нее напряженных взглядах.
     – Так много всего. – Парень в бандане рядом с Ранмой одновременно зарычал и покраснел, вспоминая, как его жестоко избили, много при этом продемонстрировав… Что еще хуже, Ранма сообщил Рёге, что это Плутон была главной причиной, из-за которой он недавно заблудился.
     – Мяу, – добавила девушка-кошка, заставив вздрогнуть как Сецуну, так и Ранму. Это был не слишком счастливый звук, Нуку-Нуку заметила настроение своего будущего мужа и сосредоточила свой гнев на неприятной ему женщине.
     – Сецуна, что ты наделала? – опасно выгнула брови Сейлор Мун, заметив, как совершенно незнакомые люди сосредоточили все свое неудовольствие на Сенши Времени. В то время как она не слишком была рада присоединившимся к ее команде новичкам, она знала, что любая капля силы могла помочь их крохотным шансам.
     На лбу Сенши проступили крохотные капельки нервного пота.
     – Обсудим это позже, – решительно заявил Ранма, когда группа сверху вниз разглядывала Мейо Сецуну. Он мысленно улыбнулся. Эти воспоминания пригодились и для чего другого. – У нас есть дело.
     – Действительно, – согласилась матриарх амазонок. – Как бы я ни хотела… рассчитаться, угроза, судя по тому, как она описана, слишком велика, чтобы ее игнорировать. – Даже Рёга согласно кивнул на ее заявление.
     После этой подсказки Сейлор Меркурий передала Плутон свой компьютер.
     – Все что есть. Если ты сможешь проделать пространственно-временную дыру по этому пути, мы окажемся в десяти километрах от реактора. – Хозяйка Времени изучила данные и с легким поклоном вернула компьютер.
     – Знаете, десять километров это совсем не воскресная прогулка, – заметила Сейлор Нептун.
     – Через вселенную, полную супер йом, – мрачно добавила Харука.
     – Глупые монстры не ровня амазонке, – с непоколебимой уверенностью фыркнула Шампу. – Испуганная девка остаться, если хочет.
     – ЧТО?! – распахнулись глаза Сейлор Уран от неожиданного оскорбления.
     – В любом случае, – вмешалась Ами, прежде чем конфликт мог разгореться, – это так близко, как только я могу.
     – Тогда хватит об этом, – твердо заявила Мун и посмотрела Ранме прямо в глаза. – Ну?
     – Что ну?
     – Ну, если я собираюсь пробираться через йом, то я ожидаю, что мой телохранитель тоже будет там, – заявила Усаги, скрестив руки на своей прикрытой бантом от фуку груди.
     Ранма моргнул.
     – Э-э, да, ну, насчет этого…
     Сейлор Мун нахмурилась.
     – Или ты просто все это время играл с моей дружбой, а? – Ранма вздохнул при виде вырытой им самим ямы, затем посмотрел на Плутон, чей взгляд все еще нервно метался между ним и новыми членами команды. Ладно, это того стоило. Он мысленно пожал плечами. Нова ведь тоже может драться, верно?
     – Nova Power, Make Up! – Вспышка света омыла Ранму, и фуку заняло свое место, появился Посох Вознесения. После недель отыгрывания этой роли ее рука рефлекторно вытащила косичку, распуская ее ярко-рыжие волосы. Сейлор Нова вновь была готова к бою.
     – О, зять, это бесценно! – захихикала со стены старейшина, и Ранма поморщилась. Челюсть Муса отвисла, а Шампу с любопытством моргнула. Нуку-Нуку смотрела точно так же. Довольно странное сходство, вообще-то.
     – Когда айжень присоединиться к Сенши? – невинно спросила она, а затем по ее лицу расплылась улыбка. – Ранма стать слишком-слишком хорошей защитницей любви и справедливости. Может Шампу помочь с любовью, когда все закончиться, да?
     – Ранма-муж теперь девушка-кошка?
     – Знаешь, милое фуку, Ранма, – перегруженным юмором тоном подколол Рёга новоявленную Сенши. – Может, мне просто стоит сейчас прекратить твои страдания? – Костяшки хрустнули, словно подчеркивая этот вопрос.
     Сейлор Нова только покачала головой. Она занималась этим уже почти три недели, и поддразнивания не бесили ее так, как раньше.
     – Давайте, смейтесь все, – затем она повернулась к Мун. – Как вы будете готовы.
     Усаги улыбнулась, и остальные Сенши, казалось, немного расслабились, когда знакомая фигура встала рядом с ней.
     – Плутон? – Сейлор Плутон кивнула, и команда ощутила мощный всплеск силы. Сенши Времени засветилась, и реальность перед ними запульсировала и замерцала. Воздух вокруг них дрожал, искажение росло, занимая изрядную часть двора храма. Мерцание поползло ввысь и остановилось, выглядя при этом отвердевшим. Сияние вокруг Плутон угасло.
     – Врата открыты, – бесцветно сообщила она. – Последний шанс отступить, – даже несмотря на то, что говорила она всей команде, на Ранму она метнула особенно тяжелый взгляд.
     – Думала, ты уже знаешь, – холодно ответила на вызов Нова. – Саотоме Ранма никогда не проигрывает, – с этими словами она шагнула в портал и исчезла. Сецуна зарычала и кинулась за ней. Один за другим, члены смешанной команды Сенши-НКР закружились в вихре и исчезли, пока не осталась одна Нуку-Нуку. Она пожала плечами и тоже прыгнула внутрь.

     Сейлор Нова приземлилась, сразу встав в защитную стойку, все ее чувства бунтовали, пока искаженная реальность отступала от нее. Она потрясла головой, и раздался новый скрежет сминаемого металла, когда Плутон изящно приземлилась рядом с ней, за ней сразу последовала Мун и остальные члены их ударной группы. Нова моргнула, и, не успела она сказать и слова, Плутон высказала свое наблюдение:
     – Вот дерьмо.
     Это был второй сегодняшний неприятный сюрприз и, безусловно, худший из них. Едва Нуку вынырнула из врат, Сецуна окинула все впереди… Они стояли на пыльной равнине, а вдалеке была видна сияющая сфера, их цель, блеск которой давал единственный увиденный ими свет в этой карманной вселенной. Вокруг росли огромные мануфактуры по производству йом, обрамленные тусклой хаотической радугой того, что легко можно было назвать здешним «небом». Плутон знала, что это не было небом в его традиционном смысле, а всего лишь границей пустоты, буквально концом этой маленькой вселенной. Но в этом не было ничего, заслуживающего восклицания «вот дерьмо». Возглас вырвался из-за того, что их окружали выстроившиеся в ряды йомы всех возможных размеров.
     – Да их тут тысячи! – воскликнула Усаги, оправившись от перемещения через червоточину.
     – Враждебных Земле сил действительно много, – тяжело заметила Колон, балансируя на клюке рядом с Мун.
     – На данный момент в радиусе действия сканера зафиксировано ровно одиннадцать тысяч четыреста пятьдесят два объекта, – сообщила Меркурий, посоветовавшись со своим компьютером. – К счастью, все они, кажется, сейчас дремлют. Не прикасайтесь…
     В-у-у-у-у-У-У-У-У-У-У-УШ!
     Половина команды рефлекторно пригнулась, когда мимо них пронесся внезапный порыв ветра, порожденный прилизанным вертолетом, неожиданно вынырнувшим из врат и набравшим высоту.
     – Что за ЧЕРТ?! – прокричал Рёга сквозь грохот шумных двигателей. Ранма нахмурилась. Она узнала дизайн, так же как и зашипевшая Нуку-Нуку.
     – Да вы шу… – жалобу Ранмы оборвала Хотару, чей голос дрожал с некоторой долей страха.
     – Хм, ребята…
     Р-У-У-У-Р-у-у-у!
     – Я не думаю, что они все еще спят, – закончила она, когда очевидность высказывания уже стала заметной. Со всех сторон доносилось рычание, и ударная команда Сенши-НКР выстроилась в круг. Внимание рядов йом обернулось вовнутрь, туда, где обнаружилась жизнь, которой здесь быть было не должно. Большая часть монстров были розоватые и немного похожие на женщин, но все они выглядели, как будто в какой-то момент их создания их били палкой. Большие, маленькие…
     – Р-А-А-А-Р-Р-А-Р-Р!
     Звук, казалось, все решил, и ряды йом наполнились жизнью, которой у них не должно было быть. Уровень энергии четырнадцати людей резко подскочил, и время разговоров прошло.
     – Вон они! – закричала Мун, и команда приготовилась сразиться с наступающей ордой.
     Первая йома прыгнула к ним, когти устремились распотрошить горло Сейлор Новы. Посох Вознесения поднялся, и грудь монстра столкнулась с серповидным лезвием. Лезвие коснулось тела йомы, и она мгновенно застыла цельной глыбой льда. Нова толкнула ее, и та упала на землю, тварь раскололась напополам. Ударная команда теперь была полностью занята, когда ряды йом стремились сразиться с ними врукопашную, только чтобы столкнуться со смертельным сопротивлением.
     – Bakusai Tenketsu! – Камень под ногами Рёги раскололся после его приема уязвимой точки, уничтожая пятерку, осыпая их дождем высокоскоростных гранитных осколков, что крошили все на своем пути. йомы пали, или, скорее, провалились, когда бой перешел в другое место. Love Me Chain Сейлор Венеры метнулась вперед, снимая с его фланга еще четыре йомы. У нее было достаточно времени, чтобы подмигнуть теряющемуся парню, прежде чем вернуться к бою. Плутон сжала время, ее увенчанный сердцем посох разрывал ряды наседающих на нее демонов. Посох рассек воздух, и ее окружил Chronos Typhoon, расчищая все вокруг. Это дало ей время заметить, как Меркурий уклонилась от пары когтей и проморозила своих нападающих ледяным туманом. Все не раскрошившееся под своим собственным застывшим весом оказалось расколото Sparkling Wide Pressure Сейлор Юпитер, полностью испарившем свои цели.
     Колон перешла в наступление, атакуя на противоположном фланге круга, древняя клюка в ее руках расплылась в смертоносном каштановом приеме. Ятаган Шампу сверкал рядом с ней, когда она прикрывала ей спину, с грацией, с которой могла сравниться лишь Саотоме. Трио завершал Мус, полностью готовый к чему угодно. Холодное оружие вылетало из его бездонных рукавов, помогая всему кругу таким экзотичным огнем на подавление. Еще три йомы пали, когда клюка Старейшины пробила им черепа, сердца и другие жизненно важные органы, тогда как Шампу разрубила еще двух, попытавшихся напасть на ее прабабушку сзади.
     – Silence Glaive Surprise!
     Пять отрядов йом мгновенно испарились, когда Сейлор Сатурн обрушила свою Глефу Безмолвия, в результате чего шлейф пожара взметнулся во фрактальные сумерки неба. Едва это произошло, слева донесся еще один рык, и гигантская йома возникла, казалось, из-под земли. Она выползла из-под земли на четырех ногах, демонстрируя массивные рога и разинутую пасть. Горело-розовая чешуя покрывала тварь, и она качнулась вперед.
     Три члена команды заметили и отреагировали на угрозу одновременно. Так уж получилось, что у всех троих было свое излюбленное оружие, которое они использовали, атакуя демона. Сейлор Нова выскочила из линии фронта и развернула свой посох, выстреливая лезвием-кольцом в свою новую цель. Хибики Рёга тоже заметил разъяренную йому, вытащил из-за спины свой сверхтяжелый зонтик и раскрыл его. После могучего броска сверхтяжелая бамбуковая коса взлетела ввысь. Наконец, Сейлор Мун обернулась, когда новый противник вылез на поверхность, и сняла с головы золотую тиару.
     – Moon Tiara Action! – прозвучал призыв, и атаки всех троих полетели одновременно. Кольцо Киндзякана Новы вспыхнуло огнем, мчась по левой дуге, тогда как зонт Рёги несся по правой. Сияющая тиара летела посередине, и все три оружия сошлись одновременно, разрубая тварь с трех разных углов. Пылающий диск Ранмы разрезал туловище по диагонали, тогда как зонт Рёги практически распотрошил демону живот. Тиара Мун просто обезглавила розового монстра. Оружие по разным траекториям вернулось к своим владельцам, которые переглянулись, когда тварь буквально развалилась на части.
     Но как бы эффектно это ни было…
     – Мы здесь не пробьемся! – громко крикнула Плутон, отзываясь на замешательство Усаги. Дело было в том, что они продвигались вперед, но продвигались навстречу орде, в лучшем случае, с черепашьей скоростью. Им нужно было прорваться, и притом прямо сейчас.
     Так уж получилось, что кое-кто услышал их мольбу.

     – Яд Девять вызывает Базу, возвращаемся на Базу… – Статический треск приветствовал передачу Кёко. – В эфире пусто, Ариса-тян.
     – Так что же, черт возьми, здесь происходит? – смотрела Ариса на дисплей, демонстрирующий вид с носовой камеры на маленькую войну, бушевавшую в двухстах футах под ними. Блондинка на кресле стрелка прижалась к бронированному стеклу кабины.
     – Сражение с армией зомби? – предположила она, когда в воздух всплыла огненная туча.
     – Больше похоже на армию тьмы, – прокомментировала пилот, приближая камеру к одному из крупных монстров, который только что был рассечен тремя орудиями. – Там есть еще ребята с серьезной огневой мощью. – Ариса повернула камеру вправо и нашла ее розоволосую цель, голыми руками разрывающую на части одного из похожих на демонов существ. Черт возьми, она совершенно не хотела помогать девушке-кошке, особенно когда была прекраснейшая возможность побить отвлекшуюся андроида. Она пошевелила джойстиком, переводя оптику с девушки-кошки на монстра и обратно, нерешительно покусывая губу.
     – Похоже, они движутся к той гигантской кристаллической штуковине, – заметила Кёко, и Ариса решилась. Если они не хотели застрять здесь, то девушка-кошка была их единственным билетом домой. Никакого иного выбора не было.
     – Проклятье! – вскипела пилот и снова опустила свой оранжевый визор. – Как у нас с топливом?
     – Почти в обрез, – сообщила ее напарница, ее мрачность была слышна и в ее голосе.
     Ариса зарычала:
     – С таким же успехом мы можем… Расчистить дорогу!
     Яд Девять упал камнем, когда его пилот изо всех сил вдавила на газ. Кёко щелкнула переключателем, и подвесная плазменная пушка, отслеживая движения ее глаз, навелась на одну из больших целей. Вертолет обдал ветром объединенную команду Сенши-НКР и в первый раз дал волю своей трехствольной плазменной пушке Гатлинга. Стволы закрутились, и смертоносный поток белой горячей энергии помчался вперед с силой двухсот выстрелов в минуту, принося в жертву все, на что падал взгляд Кёко. Ариса выбрала свое оружие, и пять AX-15s вылетели со своих креплений, поджигая несколько групп монстров, прежде чем разорвать их на части серией взрывов, наповал убивая избегнувших плазмы йом.
     Яд Девять быстро преодолел десятикилометровый путь, и его экипаж подвел итог своей работе. Полоса смерти, что они устроили, выглядела захватывающе, но проделанный ими путь уже заполнялся свежими монстрами.
     – Давай еще на один проход, Ариса, – распорядилась Кёко. – Им нужен непрерывный огонь на подавление, если они хотят, чтобы этот путь был чист. – Ариса кивнула, и развернула нос вертолета.
     – С удовольствием.

     Ударная команда быстро пересекла дымящиеся остатки, сражаясь на бегу с наступающими йомами. Все, кто могли атаковать на расстоянии, быстро переместились в голову их построения, чтобы расчищать путь, по которому они продвигались. Ранма выпустила очередной заряд ки, и сияющий синий шар испарил группу демонов, настаивающих на тесном знакомстве. Три йомы разминулись с атакой, и мастер боевых искусств замахнулась наконечником-кольцом, с легкостью превращая первую в горящий пепел. Вторая немного заколебалась, только чтобы обнаружить, как серповидное лезвие погладило ее череп. Демон пал на землю, голова превратилась в кусок льда. Она почти была готова заняться третьей, когда она уловила раздавшийся у нее позади громкий треск. У нее была лишь секунда, чтобы изучить этот инцидент и обнаружить, что Колон лишилась оружия, результат того, что ее трость не выдержала высоких скоростей. Старейшина вдруг стала безоружной, лицом к лицу с толпой йом.
     Даже если Ранма никогда не собирался жениться на ее правнучке, Колон была одной из немногих неродных людей, кого Ранма считал кем-то вроде семьи. Устранение угрозы ей стало приоритетом номер один, и дальнейшие действия Новы-Ранмы были продиктованы чистым инстинктом, инстинктом, который позволил ему и его друзьям выбраться невредимыми из слишком большого числа ситуаций, чтобы их можно было подсчитать. Ки инстинктивно потек в посох, отменяя тот прием, что позволил ему слиться воедино. Нова отделила оружия друг от друга, резко развернулась и бросила Геккайю мимо Колон, втыкая серповидное лезвие в грудину главной йомы. Старейшина легко кивнула рыжей, вскочила и вытащила посох из застывшей груди, срезая следующую в очереди тварь. Продолжая движение, Сейлор Нова развернулась, обезглавливая другую йому, что подошла достаточно близко для использования бритвенно-острого диска Киндзякана врукопашную. Она уже двигалась к следующей цели, когда голова незамеченной покатилась по земле.
     Нова бросила со своей позиции еще один Moko Takabisha, а следом за ним понесся Space Sword Blaster, уничтожая ближайший придвинувшийся отряд йом. Сверху полилась линия горящей плазмы, расчищая новую полосу для их продвижения. Нова-Ранма взглянула вверх и увидела наматывающий круги вертолет, его носовое орудие выбирало себе цели и сжигало их.
     – Далеко еще? – выкрикнула Сейлор Нептун и выпустила свой Deep Submerge, продвигаясь чуть дальше к реактору на чистых кристаллах сердец.
     – Я сказала, отстаньте! – закричала Меркурий, когда еще больше йом надавили на ее сторону защитного круга ударной команды. – Mercury Aqua Rhapsody! – Из арфы в ее руках вылетели ленты и, застыв мощными потоками воды, разорвали еще один отряд йом, что пытались приблизиться к ней. Она повернулась к Внешним: – Шесть километров!
     – ЛОЖИСЬ! – закричала Юпитер при приближении красного шара энергии, от чего Сатурн просто отмахнулась.
     – Silence Wall! – сфера злой силы остановилась в паре футов от Юпитер, когда Хотару воздвигла своей Глефой энергетический барьер. Заряд врезался в стену, и, вместо намеченной цели, отразился в ближайшую йому.
     – Они становятся все сильнее! – выкрикнула Мун, взрывая йому лучом розовой энергии после того, как та поднялась во второй раз. Луч прорезал линию от шеи монстра до ребер, руки и добрая часть туловища упала на землю тлеющей кучей. На этот раз она осталась лежать. – Следите за атаками!
     Не успела она произнести эти слова, как еще одна йома ярко засветилась и выпустила ярко-красный шар силы. Единственная, кроме Сатурн, способная перехватить эту атаку опоздала на долю секунды, слишком поздно заметив нападение, только что направленное ее противником. Сейлор Плутон оторвала взгляд от падающего перед ней трупа и увидела приблизившуюся энергетическую атаку.
     – Garnet Ba… – У защитного пузыря не было времени сформироваться, заряд взорвался посреди их отряда, выбросив Плутон и еще одну из отряда, прямо в толпу, вперед ударной группы. Плутон потрясла головой и оттолкнулась от земли, только чтобы сразу же обнаружить себя в окружении. К ней разом метнулись пять когтистых лап, и она в отчаянии постаралась завершить начатый ею секунду назад прием.
     – Двойной Moko Takabisha!
     Вместо пяти клыкастых атакующих, к ее ногам с глухим стуком упали пять дымящихся тел. Она повернулась и, к своему несчастью, увидела свою спасительницу. Рыжая вскочила и с ужасающей скоростью начала отбиваться от надвигающихся масс когтей, со скоростью, которую Сецуна могла поддерживать лишь сжимая время. А еще она дралась врукопашную. Неужели она выронила Киндзякан? Плутон подняла увенчанный сердцем посох вверх, вставая в атакующую стойку, и время вокруг нее замедлилось.
     – Не думай, что теперь мы квиты, Саотоме! – прорычала она и влепила в пачку йом свой Dead Scream. – Ты прекратишь быть угрозой к тому времени, как я с тобой закончу!
     Кулак Новы-Ранмы размылся во время ее атаки, несмотря ни на что поразив Сецуну. Она была в сжатом времени, а кулак размылся.
     – Пустые слова, Сет-тян. – Атакованная йома практически развалилась на куски. – Тебе так нужно отдохнуть… Даже если это мне придется отправить тебя отдыхать!
     Подразумеваемая угроза не осталась незамеченной, и Плутон выплеснула свой гнев на еще трех йом, разрывая их своим посохом.
     – Я должна убедиться, что смерть более чем пяти миллиардов людей будет не напрасна! Если мне понадобится удалить тебя, чтобы осуществить эту вероятность, то пусть будет так!
     – О, да, – с отвращением прорычала Нова. – Можно подумать, Кристальный-гребаный-Токио это самое то! – Потроша йом, хлестнуло вакуумное лезвие. Она кинула испепеляющий взгляд на Плутон. – Как ты можешь согласиться со смертью миллиардов людей как результатом того, для чего нужны постоянные поправки, и осуществление чего является настоящим безумием! – Ярость Ранмы стала подбираться к точке кипения.
     В ответ Сецуна вызвала Chronos Typhoon, вспыхнувший, как и ее характер.
     – Ты думаешь, я хочу, чтобы смерть всех этих людей была на моих руках? Я видела будущее! Эта катастрофа случится! Шансы предотвратить ее гораздо ниже шансов создания Кристального Токио! – Тайфун разбросал и раскромсал демонов, что пытались подобраться к ней. – Не СМЕЙ, черт возьми, судить меня, мальчик!
     – СУДИТЬ ТЕБЯ? – Гнев вспыхнул совсем как тезка Сейлор Новы, и костяшки пальцев выпустили когти из ки. Она едва обратила на них внимание, подстраивая свои атаки, чтобы компенсировать досягаемость и силу удара. Эфирные лезвия начисто рассекали йом надвое. – Вся моя голова набита твоими чертовыми воспоминаниями! Ты никак не сможешь убедить меня, что было так необходимо убивать Цезаря! – Атакуя, Плутон едва не вздрогнула от слов рыжей. Еще пять йом рухнули, когда размытие, известное как Саотоме Ранма, стало машиной для убийства демонов, ки когти, казалось, вспыхивали во всех направлениях сразу. Сенши Времени изучила свою позицию и решила, что потребуется еще, по крайней мере, несколько минут, прежде чем остальная команда доберется до удерживаемой ими точки. Маленькая часть ее познала страх.
     – Ты так часто переступала установленные Серенити границы, что она, наверное, поблагодарит меня, когда я тебя остановлю! – На этот раз, атакуя, она дрогнула, и Плутон пришлось ограничиться блокированием нападений, когда маленький запертый кусочек ее души противно заверещал.
     Когти отлетели от ключа времени, когда она отразила еще одну атаку.
     – Нет… Это не правда… – протест в лучшем случае был слаб, и она заметила, что пылающие глаза Ранмы смотрели прямо в ее собственные.
     – Мейо Сецуна… Судья, присяжный и самоназначенный палач. – Кулак врезался в одного из демонов, ки раскололо и вырвало ему хребет. Глаза Плутон расширились, и реальность пронзила ее, она даже прекратила защищаться и уставилась на рыжую. Она знала. Она знала все. И именно Саотоме Ранма, человек, которого она осудила на смерть, каким-то образом стал голосом ее совести, выражая все сомнения и страхи, что она столь успешно запирала в анналах времени. – Приди в себя, Плутон!
     Это не было вежливым предупреждением, но, все же, это было предупреждением. Ее взгляд вовремя остановился на паре клыков, она блокировала их своим посохом, заклинив их в открытом состоянии, прежде чем дожать, наполовину снеся йоме череп. Она сжала время еще сильнее и скользнула влево, едва избежав слитно атаковавшую тройку йом. Они не смогут продержаться. Их было слишком много, а команда была еще в доброй сотне метров позади. Она уже собиралась окликнуть Ранму, когда что-то прожужжало через встроенный в фуку коммуникационный массив.
     – …атакуем! Приготовьтесь к стрельбе прямой наводкой по вашей позиции!
     Сецуна быстро осознала сообщение и окинула взглядом окрестности, обнаружив заблудившийся вертолет Мисима Индастри, приближающийся на высокой скорости с оружием наготове. Из его носа выплеснулось белое пламя, и осознание кувалдой ударило ее.
     – Ранма, ЛОЖИСЬ!
     Вспыхнули сполохи пламени, и мир вокруг них был жестоко разорван.

     Кёко вздрогнула на своем месте и застегнула ремни безопасности, когда еще что-то глухо ударило по вертолету. Поток огня с земли был плотным, и даже превосходных навыков пилотирования Арисы было недостаточно, чтобы увернуться от сияющих зарядов, что демоны, казалось, бросали в них. Стрелок выбрала другую цель и полила ее горячим потоком плазмы, которая была невероятно эффективна при уничтожении крупных монстров. Еще один глухой удар дернул ее руку, посылая белое пламя мимо цели в ряды меньших йом. Кёко пожала плечами и молча поблагодарила инженеров, решивших установить на Яде Девять реактивную броню.
     – Кёко-тян, на три часа, – указала Ариса блондинке направление, и та обнаружила впереди две фигуры, отрезанные от основной группы.
     Кёко повернула носовую камеру к ним и нахмурилась.
     – Они же не собираются продержаться там в полном одиночестве.
     – Точно, – согласилась пилот. – Давай поближе, устроим им поддержку с воздуха.
     – Они могут немного поджариться, – заявила стрелок, наводя оружие на точку в считанных сантиметрах от несчастных бойцов.
     – Приемлемая цена, – решительно заявила Ариса. – На изготовку!
     Нос нацелился на пару, и Кёко раскрутила плазменную пушку. Она ограничила прицел необходимым проходом, затем, немного помедлив, все-таки активировала радио.
     – Яд Девять вызывает союзников, мы атакуем, повторяю, мы атакуем! Приготовьтесь к стрельбе прямой наводкой по вашей позиции! – Одному Богу было ведомо, есть ли там хоть один человек, способный принять и расшифровать передачу, но попробовать стоило.
     Она нажала на спуск, и тридцатидекаваттная плазменная пушка начала плеваться белой смертью, разрывая потоком огня ряды приближающихся к двум одиночкам йом. Внутренности ее кабины осветились, и из пилонов на крыльях вылетели ракеты, покрывая зону удара сполохами огня и плазмы. Яд Девять пролетел через образовавшееся облако дыма, и Ариса по узкой дуге развернула экспериментальный вертолет.
     – Еще один проход! – выкрикнула она.
     Громоподобный треск подчеркнул ее слова, и Кёко с ужасом заметила, как засветилась ее консоль повреждений, в то время как зуммеры протестующе завизжали. Часть огня с земли, наконец, пробилась сквозь покрытие.
     – Авионика вышла из строя! Мы потеряли кормовой стабилизатор! – Весь вертолет затрясся и задергался, пока Ариса боролась с управлением. – Дерьмо! Авария гидравлики на магистрали, перехожу на резервные линии! – Она сделала паузу, щелкая необходимыми переключателями. – Начинаю искать посадочную площадку!
     Ее пилот продолжала бороться с управлением, рыча:
     – Никоим образом я не упаду с неизрасходованным боеприпасом! Активировать Руку Смерти!
     Кёко прикусила губу. Им повезет, если они выберутся отсюда живыми.
     – AX-20 наготове! Запуск по твоей команде!
     Ариса, злобно ухмыляясь, сосредоточилась на точке между командой Сенши-НКР и гигантской кристаллической штуковиной. Это даст им небольшую передышку, подумала она и активировала оружие. Весь вертолет вздрогнул, когда толстая ракета покинула свое место на оси фюзеляжа и направилась в нетронутую толпу йом. Ракета, казалось, взорвалась мелким туманом в тридцати метрах над землей, осыпая область поражения мерцающей пылью. Спустя секунду внутри облака зажглась маленькая искра, и туман превратился в ярчайший огненный шар. Покатилась ударная волна, размазывая демонов на сотни метров, прежде чем сжечь их внутри объемного взрыва. Огненный шар поднимался в сумеречное небо, вызывая расширение маниакальной улыбки Арисы.
     Это была недолгая улыбка.
     Еще один резкий взрыв тряхнул ее аппарат, и вертолет запротестовал, быстро поворачиваясь вправо.
     – Попрощайся с первым двигателем! – отчаянно крикнула Кёко, и Ариса взглянула на разгорающееся пламя на поврежденном турбореактивном двигателе.
     Пилот чувствовала, как она теряет контроль, и больше не было смысла сражаться за него, когда вертолет умирал с каждой секундой. Ариса использовала остатки контроля, чтобы нацелиться на только что расчищенную дымящуюся область.
     – Это конец Яда Девять! Приготовиться к столкновению!

     Сейлор Мун взглянула, как зловещий огненный шар уничтожил йом перед ними, когда их группа добралась и окружила потрепанных Сенши Плутон и Нову.
     – Вы двое в порядке?! – Они обе пристально взглянули на нее, как будто их взъерошенный вид и рваные фуку не были достаточно красноречивы. – М-м, точно. Кажется, ты уронила, Нова, – передала Мун девушке в малиновом фуку ее увенчанный кольцом посох, и рыжая благодарно кивнула.
     – Этот вертолет неплохо расчистил… – прокомментировала Сейлор Юпитер, как вдруг упомянутый вертолет пронесся над ними и в дымящееся поле огня, что он только что создал. – Дерьмо! В него попали!
     – Несколько раз, судя по его виду, – заметила Мичиру, проследив, как падает вертолет.
     И Сейлор Нова, и Плутон смотрели туда же, одна и та же мысль появилась у них в головах.
     – Этот вертолет спас наши задницы, – заявила Нова, и Плутон согласно кивнула.
     – И нам лучше выкроить время и спасти их, – закончила Плутон, и Сенши стремглав помчались в их сторону, их скорости немало поспособствовал тот факт, что все йомы между ними и реактором превратились в хрустяшки. йомы позади, совсем наоборот, радостно кинулись в погоню, демонстрируя когти, клыки и магический огонь. Тем не менее, ударная команда Сенши-НКР двигалась быстрее, чем позволяла демонам их неловкость, и их очень быстро оставили далеко позади. Шампу первой обнаружила лежащие в борозде обломки, и команда проследовала по ней до разбившегося вертолета, его фюзеляж был помят, но цел… лишившись крыльев, носового орудия и всей левой стороны реактивной брони. Обугленные пятна наглядно демонстрировали, с какой стороны вертолет получил смертельный удар.
     – Кто-нибудь выжил? – крикнула Меркурий в сторону обломков, и из-под аппарата выбралась бронированная фигура. Приглядевшись, Ами даже могла бы заметить, что за своим визором она была блондинкой.
     – Кажется, да, – ответила все еще немного шатающаяся фигура. – Я Кёко. Ариса вылезет…
     – Клянусь, я убью эту девушку-кошку в ту же минуту, когда мы отсюда выберемся! – вылезла из грузового отсека Яда Девять разъяренная брюнетка, подсоединяя ленту к установленному на руке пулемету Гатлинга.
     – Мяу? – с любопытством разглядывала Нуку знакомые игрушки. С одной стороны, они были угрозой, с которой можно было поиграть. С другой стороны, несколько минут назад они помогли ее мужу-сестре. Ариса застыла на полушаге и уставилась на источник своей бесконечной тоски.
     – У нас нет на это времени, – заявила Плутон, прерывая смущенные переглядывания. – Если можете идти, нам надо добраться туда, – указала Сенши на гигантскую кристальную сферу, нависающую в небе над ними. – Прежде чем они доберутся до нас, – указала она назад, на ряды йом, которые, наконец, начали их догонять. Что, наконец, сосредоточило внимание девушки-кошки и офицеров корпорации на этом вопросе, и образовавшаяся команда Сенши-НКР-Мисима бегом помчалась от мертвого вертолета. Едва они побежали, Кёко возгордилась. Яд Девять не только оказался первым вертолетом из линии Ядов, попавший под обстрел в настоящих боевых условиях, но также и первой моделью Ядов, который не был сбит девушкой-кошкой… Редкая и особая честь.
     Энергетические заряды продолжали осыпать им тылы, когда они обнаружили основание реактора на чистых кристаллах сердец, которое, казалось, парило над вершиной огромного столба. Сам столб можно было описать лишь как технологичный энергетический конвертер, как назвала его Меркурий. Он светился жуткой зеленью, резко контрастирующей с розовым блеском кристальной сферы. Наверх был только один путь, по длинной лестнице, вход на которую преграждало тусклое сияние. Ударная команда собралась у подножия столба.
     Ами вытащила свой компьютер и нацелила его на сияние.
     – Силовой щит мощностью 14,8 тераватт. Не трогайте. – Нуку-Нуку отдернула свой палец от сияния. Она развернулась и указала своим КПК в противоположном направлении. – У нас около полутора минут, прежде чем примерно восемнадцать тысяч йом прибудут сюда надрать нам задницы. – Сейлор Юпитер удивленно моргнула, когда обычно сдержанная Сенши выругалась.
     Плутон просто кивнула и повернулась к Хотару.
     – Сделай это.
     Сейлор Сатурн кивнула и глубоко вдохнула, собирая свою силу. Она уравновесила Глефу Безмолвия на своей руке и нацелила ее на щит.
     – Одна минута, – выкрикнула Ами время. Издалека слышался тупой грохот.
     – Death Reborn Revolution!
     Хотару воткнула Глефу в щит, ярко взорвавшийся, когда древнее оружие вызвало реакцию, которая полностью обнулила энергию барьера. Глефа засветилась ярко-оранжевым, как будто бы собираясь расплавиться, но сохранила свою форму. Барьер вспыхнул еще раз и, казалось, полностью разрушился. Щит пал.
     – Нужно идти, сейчас же! – предупредила Ами, когда первые заряды магического огня начали дождем сыпаться на их позицию. Передняя линия массы йом была теперь видна во всей своей ужасающей славе. Что-то завизжало над головой, и Харука разглядела это первой. Это была йома. С крыльями. Она заметила ее движение на фоне сумеречного неба и взорвала ее своим космическим мечом. Команде это послужило сигналом, и все они начали отступать вверх по лестнице, тогда как армия йом продвигалась вперед… армия йом, которую готовили для Земли, и все в команде понимали, что это была лишь часть основных войск. Они достигли вершины и платформы и им едва хватило мгновения, чтобы взглянуть на то прекрасное розовое зверство, что парило над ними.
     – Ариса-тян! Огонь на подавление! – выкрикнула Кёко и направила свой установленный на броне пулемет Гатлинга в сторону начала лестницы, той лестницы, по которой сейчас поднимались йомы. Ее подруга заняла позицию рядом с ней, поднимая свой смонтированный на перчатке пулемет. Ожили многоствольные пулеметы, и воздух прорезал звук циркулярной пилы, когда они начали выплевывать по шестьсот выстрелов в минуту, разрывая передние ряды. Сенши начали добавлять к этому и свою огневую мощь, а Мус вышел вперед, кидаясь своим внушительным арсеналом холодного оружия. Даже Колон начала кидать ки заряды со скоростью, заставившей Нову-Ранму побледнеть. Ей было уже около трех сотен лет. И столь большая трата духовной энергии должна была плохо сказаться на продолжительности ее жизни.
     Плутон отступила на шаг и, вытащив элериумное ОМП из своего пространственного кармана, аккуратно поместила его на платформу. Серебристый корпус засветился розовым, отражая свет ЧКС реактора над ним.
     – Принцесса, коды.
     Сейлор Мун вышла вперед и нежно провела пальцем по зеркальному хрому корпуса. Она засунула руку в свое фуку, вытащила смятую бумажку, спрятанную меж ее грудей, и уставилась на нее.
     – Ты держала коды от гигатонного оружия массового поражения между своих грудей? – поразилась Ами, глядя на Принцессу, показавшую Меркурий язык. Усаги развернулась обратно к смертоносному сверкающему овалу.
     – Омикрон-омикрон-омега-брейк-пять, – прочитала она, и оружие просто раскрылось.
     – Коды активации приняты. Добрый день, Принцесса Серенити. – Усаги моргнула. Довольно вежливо для бомбы.
     Мун снова опустила взгляд на бумажку, читая с нее слово в слово:
     – Боеготовность первого уровня, пять минут.
     – Боеготовность, уровень один, подтверждено. Задержка активации установлена на минус пять минут, – спокойно сообщила она, резко контрастируя с неистовой защитой на ступеньках всего в нескольких футах от нее. – Ожидаю окончательного подтверждения боеготовности.
     Цукино Усаги сделала глубокий, дрожащий вдох.
     – Защита Королевства.
     – Благодарю, Принцесса Серенити, – ответила бомба. – Этот объект сдетонирует через пять минут. Отменить приказ возможно до времени в минус одну минуту. Все меры противодействия приняты.
     Мун растерялась.
     – Что теперь? – взглянула она на Плутон.
     – Всему персоналу рекомендовано удалиться на минимально безопасную дистанцию, – ответила бомба на заданный не ей вопрос. – Для этого объекта минимально безопасная дистанция составляет две тысячи пятьсот тридцать восемь миль.
     – Другими словами, пора выбираться из этого ада! – крикнула через плечо Нова, выпуская еще один Moko Takabisha. Ее заряд Марс поддержала своей Огненной Змеей, испытывая наступающих демонов.
     – Осталось три тысячи патронов! – крикнула Ариса, во второй раз отпуская спуск ее перегревшегося пулемета Гатлинга.
     – У меня еще две с половиной! – отозвалась Кёко, когда пара продолжила поливать застопорившиеся ряды йом двадцатимиллиметровыми пулями. Она трезво отметила, что единственная причина, из-за которой они остановились, была узость лестницы, прекрасно сочетающаяся с непрекращающимся огнем.
     – Четыре минуты, тридцать секунд, – спокойно добавила бомба.
     – Формирую врата! – крикнула Плутон и влила свою силу в создание червоточины, что вернет их в нужную вселенную. Мерцающее искажение сформировалось, задрожало и умерло прямо перед ней. – Какого черта?! – Она попыталась еще раз, вливая во врата чуть больше сил. Результат был тот же. Ами уже изучала проблему.
     – ЧКС реактор излучает слишком много энергии. Нам нужно отойти подальше, прежде чем пробовать снова! – ответила она, интерпретируя выданные компьютером данные.
     – Насколько подальше? – обеспокоенно спросила Усаги.
     Сейлор Меркурий нахмурилась, как она уже часто делала в этой несчастной вселенной.
     – На один километр.
     Глаза Сейлор Мун распахнулись. Не нужно было быть гением, чтобы понять.
     – Один километр туда?! – указала она на бесконечные ряды йом.
     – Тысяча патронов! – выкрикнула Ариса, стволы на ее бронированной перчатке светились от тепла.
     – Я почти пуста! – сообщила Кёко, когда последние пять сотен патронов были поданы через ее портупею.
     Саотоме Ранма пришла в бешенство. Если объем льющегося на них огня сократится хотя бы ненамного, затор йом превратится в сокрушительное продвижение, продвижение, в котором их команда отчаянно нуждалась. Ее тактический компьютер в голове развернулся на полную катушку, высчитывая совокупную огневую мощь команды и имеющиеся в их распоряжении приемы. Мастер боевых искусств передала Киндзякан обратно Мун. Сейчас обе ее руки должны быть свободны.
     – Рёга! По моему сигналу уязвимую точку! – Рёга без вопросов встал рядом, и они оба стояли, пока Ариса и Кёко не израсходовали последние боеприпасы.
     – Отхожу! – крикнула Кёко, когда ее орудие остановилось. – Готовлю РПГ! – Предохранительные люки на закрепленных на плечах ее брони капсулах откинулись, демонстрируя всем по двенадцать ракет.
     – Пусто! – крикнула Ариса, ее пушка тоже остановилась. – Избавься от них! – Ракеты разгорелись, вылетая из брони, и двадцать четыре фугасных гранаты разорвались в передней линии йом, сдетонировав во впечатляющем проявлении осколочной пиротехники.
     – ДАВАЙ! – крикнула Нова-Ранма, и Хибики Рёга шагнул вперед, упершись пальцем в лестницу у их ног.
     – Bakusai Tenketsu!
     Не успели каменные осколки разлететься, как Ранма оказалась посреди взрыва и, используя прием жарящихся каштанов, ударила по каждому выбитому Рёгой обломку, посылая их в толпу демонов внизу совсем как высокоскоростной человек-пулемет.
     – ЕЩЕ РАЗ! – Рёга шагнул вперед и во второй раз расколол камень еще крупнее. Ранма посреди каменного вихря выглядела недосягаемой, во второй раз повторяя свой прием. Ряды йом дрогнули.
     – Три минуты.
     Колон прыгнула вперед и коснулась земли не самой смертоносной стороной Геккайи, повторяя прием, которому она сама научила теряющегося парня. Еще больше камней раскололось, и на этот раз в каменном облаке была Шампу, ее фиолетовые волосы решительно колыхались во время исполнения ею приема жарящихся каштанов. Дополнительной огневой мощи оказалось достаточно, и линия дрогнула. Остальные Сенши атаковали всеми своими приемами, тогда как двое в силовых костюмах и девушка-кошка пошли врукопашную, кроша всех демонов, что пережили каменный град.
     – Сатурн, разберись с подножием лестницы! – указала Плутон, и Хотару нацелила Глефу.
     – Silence Glaive Surprise! – Еще пять отрядов йом испарились, когда девушка, считающаяся стратегическим оружием, обрушила свою Глефу, безжалостно уничтожая все перед собой дотла. Новый прием НКР – Каштановая Уязвимая Точка – расправился с теми, кто не был уничтожен огненным шаром, и объединенная ударная команда укрепилась у основания колонны.
     – Две-тридцать! – выкрикнула Меркурий, когда они отошли от реактора на дистанцию, которая позволит Плутон снова использовать ее прием. На этот раз врата прекрасно сформировались и замерцали, искажающий занавес висел в центре группы, когда они отбивались от все нарастающего давления армии йом.
     – Мун первая! – крикнула Плутон, и Усаги запнулась.
     – Что? Никоим образом! Я не могу уйти!
     – Можешь и уйдешь! – возразила Нова. – Принцесса и проклятые животными мастера боевых искусств первые!
     – Но!.. – Нова и Плутон понимающе переглянулись, и Сенши взрывающихся звезд в одно мгновение оказалась рядом с ней, сцепляя руки Усаги у нее за спиной. – АЙ!
     – Заходите, Ваша Милость! – Сейлор Нова забрала у нее Киндзякан и толкнула Мун в портал, после чего вернулась к линии обороны. – Пора уходить, народ! – Одна за другой, Сенши пошли через него, что поставило перед Ранмой непростую задачу, когда они это делали. Увеличение разрывов между защитниками играло на руку их противникам, позволяя им с максимальной силой атаковать со всех сторон. Кроме того, суммарная огневая мощь команды уменьшалась, когда они по очереди отступали через портал. Единственная, кто действительно должна была оставаться, была Плутон, и кто-нибудь должен был прикрывать ее от демонов, пока она держала врата открытыми. Колон понимающе взглянула на Ранму, возвращая ей Геккайю.
     – Дерись хорошо, зять. – Шампу и Мус ушли первыми, за ними матриарх амазонок. Остались только Меркурий, Юпитер и Сатурн, и это был тот минимум, который еще позволял им держать строй.
     – Точка невозвращения! – крикнула Меркурий, с тоской глядя на портал, замораживая еще один отряд йом. – Одна минута!
     Сейлор Нова слила Геккайю и Киндзякан воедино. Пора было устроить кое-что посерьезнее. Она шагнула в центр оборонительного круга вокруг червоточины и начала вливать силу в свой вновь восстановленный посох. Ки текла по кругу от нее к нему и назад, посох бешено крутился, подготавливая финальный прием, что до сих пор существовал только перед ее мысленным взором.
     – Hiryu…
     Бритвенно-острое кольцо отлетело, загоревшись в полете. Посох Вознесения продолжил вращаться в ее руках, а направляемое кольцо двигалось по спирали, перегревая при этом воздух.
     – Shoten…
     Спираль продолжила расширяться за пределы их рядов, над головами орды йом. Посох крутился, и Ранма сосредоточила на этом приеме каждую каплю ки. Если все сработает, это даст Плутон и ей необходимую передышку, чтобы отступить. Если нет… Ну, они обе увидят здесь потрясающее зрелище.
     – Ha…
     Вращение прекратилось, и Ранма взмахнула посохом, опуская его серповидное лезвие вниз. Сильно замахнувшись, она воткнула лезвие в землю, на сотни метров вокруг превращая ее в лед.
     – ASCENSION!
     Ударная волна разошлась от посоха и вдоль перегретой линии в атмосфере, раскручиваясь подобно столь много раз выпускавшемуся Ранмой прежде дракону. Но теперь все эти драконы казались маленькими ящерками, в сравнении с тем, что она только что выпустила. Ки и давление воздуха вырвались наружу, за Нову и Плутон, прямо в ждущую армию йом, нещадно круша их. Ударная волна последовала до конца разогретой спирали и стала самообеспечивающейся, образуя бурю, которую мало кто видел. Сатурн прыгнула сквозь портал, следом за ней поспешили Меркурий и Юпитер. Нова изо всех сил держалась за воткнутый в лед посох, поскольку ветер угрожал вывернуть ей руки из суставов.
     Следующей была Плутон.
     Плутон стояла внутри подпространственного буфера между реальностью и вратами, относительно устойчивого к действию приема. Она мысленно сверилась со своими внутренними часами. Пятнадцать секунд с небольшим. Она вполне могла оставить Ранму здесь на смерть – вполне буквально – от ее собственного приема или жара в созданном бомбой ядерном взрыве, но в любом случая рыжая навсегда исчезнет из ее жизни. Но сможет ли она просто оставить такого человека? Раньше могла. Цезарь тоже был патриотом. Десять секунд. Ветер без передышки пытался оторвать Ранму, тогда как к настоящему моменту все в радиусе десяти миль разорвалось в ее собственном гиперзвуковом вихре. Плутон изучила рыжую. Патриот. Та, кто дала всем шанс спастись, пренебрегая своим шансом, как и безопасностью. Та, кто знала Принцессу Плутона точно так же, как и она сама. Та, кто будет поступать правильно несмотря ни на что… Сможет ли она убить еще одного? Да. Сможет ли она убить еще одного и остаться в здравом уме?..
     Пять секунд.
     Хватка Саотоме Ранмы на посохе начала слабеть, когда мороз подкрался к древку, за которое она так отчаянно цеплялась. Она даже не могла открыть глаза, так как они, скорее всего, вылетели бы из орбит в тот момент, когда бы она это сделала. Но ведь никто и никогда не говорил, что жизнь мастера боевых искусств не таит в себе опасностей, особенно если они при этом превратились в махо-сёдзё, с мрачным юмором подумала она. Врата были слишком далеко, чтобы она могла допрыгнуть до них сквозь ветер, и значение сейчас имел лишь один оставшийся вопрос – что же убьет ее первым? Новый прием или бомба. Яркая вспышка света сквозь сконденсировавшиеся облака ответила на ее вопрос. Элериумная взрывная волна понеслась вперед, и под конец она собралась с духом…

     Десять женщин, двое мужчин и одна андроид смотрели на земную сторону мерцающего портала, когда он заколебался, потеряв стабильность. Они все прошли через него, лишь с двумя исключениями. Все члены команды испуганно застыли, когда мерцание врат прекратилось. Наконец, они мощно вспыхнули и сжались, громыхнув подобно далекому грому. Команда просто стояла и с приглушенным шоком смотрела на опустевшее синее небо.
     Ни Саотоме Ранма, ни Мейо Сецуна не вернулись.

     Ами сидела за столом в комнате Внутренних, уделяя свое внимание стопке бумаги, сверяя записи с данными ее компьютера.
     – Что-нибудь?
     Она подняла голову, встречаясь взглядом с голубыми глазами Усаги, столь же мрачными, как и у нее.
     – Ничего. Я получила со второго компьютера всю телеметрию, что он смог отправить, до того как испариться, и все, что я видела, указывает, что они оба все еще были там, когда бомба взорвалась.
     – Значит, их на самом деле нет… – рухнула Усаги в кресло рядом с Ами.
     – По всем признакам, пропала вся вселенная, – поморщилась Ами, смахивая лезущую в глаза упавшую прядь кобальтово-синих волос.
     Мун уже собиралась ответить, когда в комнату проскользнула розоволосая девочка и остановилась, заметив вытянутые лица будущей матери и подруги.
     – Что случилось?
     – Сецуна и Юм… то есть, Ранма… – начала Усаги, но была не в силах закончить.
     – Что с дядей и Сет-тян? – спросила Маленькая Леди с широко распахнутыми, невинными глазами.
     Ами опустила взгляд на стол.
     – Они не вернулись вместе с нами.
     Чиби-Уса моргнула, и по ее лицу расползлась улыбка.
     – О, я бы об этом не беспокоилась.
     Ами вскинула голову. Усаги моргнула.
     – Ты не?
     – Не-а, – улыбка стала еще шире. – Все будет в порядке. Вот увидите.

Эпилог

     Цукино Усаги кинула свой школьный портфель на диван и с тихим щелчком закрыла дверь в квартиру. В целом, день был неплох, хотя бы потому, что все постепенно возвращалось к норме… Ну такой норме, какой она могла быть с без вести пропавшими Ранмой и Сецуной. Потребовалось почти шесть месяцев, чтобы все успокоилось, но все, наконец, достигло некоторого уровня предсказуемости. Пожалуй, самой сложной частью испытаний было общение с близкими Юмеи, нет, Ранмы, почти в тысячный раз мысленно поправилась она.
     Блондинка вздохнула, сбросила туфли и плюхнулась на диван рядом с портфелем. Она вспомнила, как говорила его родителям, что их сын погиб, защищая весь мир, и с каким же недоверием ее выслушивали. В конце концов, Саотоме Ранма был пуленепробиваемым, и она не удивилась, узнав, что мастер боевых искусств одолел сверхмощное бессмертное существо. Это неверие длилось до момента появления старейшины амазонок, ее правнучки и главного соперника Ранмы, подтвердивших ее историю. Слово «обезумевшая» не полностью описывало Саотоме Нодоку, которой овладела полная безысходность. Потребовались усилия ее мужа и всей семьи Тендо, чтобы в течение следующей недели удерживать ее от лишения себя жизни, но, пройдя сквозь это, она нашла своеобразный мир. В конце концов, жизнь мастера боевых искусств была чревата опасностями. Раз уж ее сын пал, она не могла ожидать от него чего-то еще более мужественного, чем спасение Земли в компании целого гарема махо-сёдзё.
     Куондзи Укё справилась с этим ненамного лучше, хотя, по скромному мнению Усаги, она, наверное, была самой спокойной из всех возможных невест Ранмы. Она с этим справилась, и в процессе быстро сдружилась с их альтер эго. Шампу, которая дралась рядом с ними, пережила все как настоящая амазонка. Мужчина, которого она так долго преследовала, пал в сражении, и ему нельзя было даровать большей чести… Единственное, чего она хотела, чтобы перед этим Ранма оказался в ее руках. Для Кодачи и ее брата Татеваки, Ранма, конечно же, сумел тайно похитить девушку с косичкой – или наоборот – и они с тревогой ждали их возвращения.
     Аканэ, «главная невеста», как Мун привыкла о ней думать, приняла новости близко к сердцу. Усаги уловила дуновение легендарного нрава младшей сестры, но дымящийся ад, казалось, погас от сообщения, что Ранма не вернется. Фактически единственный раз, когда ее нейтральный барьер приподнялся, был тогда, когда Куно пригласили себя на похороны Ранмы, и она избила и брата и сестру почти до смерти.
     Для Сейлор Сенши похороны оказались полным сюрпризом. Все они уже бывали на них. Маленькие собрания. Поминки. Плач близких. Но то, чему они стали свидетелями в Нэриме, больше было похоже на прощание с героем. Эмиссары Джокецузоку, Мусков, Фениксов стояли в очереди, чтобы почтить память павшего героя, рядом с учениками Фуринкан и половиной Нэримы. Друзья. Враги. Семья. Все были связаны с одним человеком. Все это резко контрастировало с церемонией Сецуны несколькими днями ранее; на ней присутствовали лишь сами Сенши. Никто не знал Принцессу Плутона, а вся ее семья давно канула в лету. В каком-то смысле, это было гораздо более мрачное событие.
     И эта тоска тянулась еще несколько месяцев. Куно, разыскивая Ранму, наносили визиты вежливости. Татеваки исповедовал свою любовь практически каждой Сенши, которую он мог найти, а его безумная сестра, к огромному ужасу Усаги, сосредоточилась исключительно на Мамору. За этим следовала непременное избиение. Порой появлялась Укё, изливала свое разочарование немногим оставшимся в районе йомам и готовила Сенши что-нибудь перекусить. После этого она забывала про все свое предубеждение против саке и начинала рассказывать про своего лучшего друга. Остальные главным образом держались в Нэриме. Мун понимала, что последнее, что было нужно семье, так это напоминание о том, как умер их сын.
     Но все, наконец, начало возвращаться на круги своя.
     Воспоминания приглушались, и тоска уходила. Жизнь возвращалась к норме и она вполне могла пойти перекусить без какой-то вины за свое неудавшееся лидерство. Фактически… Блондинка вынырнула из своих переживаний прошлых событий и спрыгнула с дивана, направившись на кухню. Мысль о печенье сейчас была чертовски хороша. Если повезет, она найдет немного оставшегося со вчерашней встречи. Щелчок входной двери совпал со щелчком двери холодильника, и рука Усаги остановилась в сантиметрах от пакета молока, которое, наравне с печеньем, было важным компонентом ее перекуса. Она вчувствовалась в подпись силы у двери и пожала плечами, продолжив поиск закуски. После того инцидента она принялась оттачивать свои навыки – руководствуясь давящим на нее чувством вины – и теперь, как результат, она гораздо больше знала о мире вокруг себя. В данном случае пришла Чиби, и она улыбнулась. Единственная из всей их группы, Маленькая Леди казалась полностью невосприимчивой к сопровождаемой похороны депрессии. Усаги мысленно фыркнула. Она бы тоже была невосприимчива, если бы наперед знала будущее. В общем, розоволосая Сенши была жизненно важна для удерживания остальной команды от дальнейшего погружения в депрессию своей уверенностью, что «все будет в порядке».
     Сказать было легко.
     Мун подцепила из вазочки печенье и направилась обратно в гостиную, где Чиби уже с кем-то разговаривала. Видите? Все возвращается к норме. Как лидер, она не была полным провалом, Сенши не списали ее, и даже смогли завести друзей. Она улыбнулась, когда Маленькая Леди обратила на нее внимание, затем кивнула темноволосому мальчику, с которым она разговаривала. Да. Все приходит в норму. У Чиби даже был парень. Мун едва не споткнулась, когда разум догнал ее бессвязные мысли.
     У Чиби был… парень?
     Она крепче сжала стакан молока, что едва не выплеснулось ей на руку, и посмотрела. Ну, это было первым. Усаги посмотрела на удивленное лицо Чиби, то, которое кричало, что она была поймана с поличным.
     – М-м… хе-хе… Ты дома! – провозгласила Чиби очевидное, даже если ее появление, очевидно, оказалось неожиданным. Ее заявление встретил взгляд широко раскрытых глаз. Медленно перетекший в лукавую улыбку.
     – Смылась пораньше, – ответила блондинка. После того инцидента у нее развилось довольное извращенное чувство юмора, и Мун любовалась видом ежащейся под ее взглядом розоволосой девочки, ее лицо уже почти слилось по цвету с ее волосами. – Ты не говорила нам, что у тебя есть парень, Чиби…
     – М-м… э-э… хе-хе-хе…
     Усаги обратила свое внимание на тринадцатилетнего мальчика, который целенаправленно ухаживал за будущей королевой Кристального Токио. Он уверенно встретился с ней взглядом, и она молча заметила там самоутверждение. Хотя было в нем что-то чертовски знакомое. Увязанные в хвост черные волосы. Радужные фиолетовые глаза были достаточно экзотичны, чтобы уточнить:
     – И кто ты такой?
     Он искоса взглянул на Чиби, которая, казалось, достаточно оправилась, чтобы пожатием плеч ответить на его молчаливый вопрос. Он повернулся к Усаги и сверкнул высокомерной улыбкой, точно такой же, какую в последнее время использовала она сама. Следующие его слова разрушили известную ей реальность.
     – Я Саотоме Акира. Простите.

     – Не могу сказать, что я вас не предупреждала, – язвительно заметила розоволосая девочка, а мальчик рядом с ней просто закатил глаза. Двое сидели посреди настоящего гама, когда остальные Сенши вернулись домой и обнаружили Чиби-Усу и мальчика по имени Саотоме Акира рядом с ней. Чиби не могла не заметить, как Усаги наслаждалась этой скупой информацией, смакуя их удивление точно так же, как она сама была поражена час назад. Лидер Сенши успела оправиться. Остальные Сенши нет.
     – Все равно бы это выплыло, – небрежно пожал он плечами. – Даже если б старшие брат с сестрой нас и не выдали, выдали бы мама с папой.
     Уса кивнула.
     – Верно. – Она уже собиралась продолжить разговор, как пара заметила внезапную тишину. Они развернулись, чтобы заметить, как все не отрываясь смотрят на них.
     – Старшие брат и сестра? – одними губами вымолвила Макото.
     – Мама и папа? – неверяще изобразила Рей. История просто становилась лучше и лучше.
     – Вашу ж мать, да вы издеваетесь… – выругалась Ами, после битвы она привыкла так выражаться, но, в отличие от других Сенши, ее острый ум уже перешел к очевидному выводу, который проистекал из имени мальчика. Саотоме Акира. Конечно, была возможность, что он был каким-то родственником, но она не слишком любила совпадения, а вероятность того, что в их жизни внезапно появится еще один Саотоме, была чертовски низкой. Прибавить к этому его близость к Чиби и ее постоянную уверенность, что все будет «в порядке», и она сделала практически невозможный вывод. Но следовало в этом убедиться. С фамилией Саотоме, личность его отца была очевидна, но вот мать… – Так кто твоя мама, Акира?
     Парень наклонил голову, и девушки вокруг замерли.
     – Папа.
     Харука возмущенно вскинулась.
     – Она спросила, кто твоя мама, малыш.
     Акира поморщился, а Чиби рядом с ним попыталась сдержать свой маниакальный хохот. Однако ответ не ускользнул от Усаги и Ами, и их глаза расширились. В конце концов, это был совсем не тот ответ, которого они ожидали. Сенши с кобальтово-синими волосами потерла виски.
     – Я даже не хочу знать, как это произошло… – проворчала она, и Мун решила продолжить расспросы.
     – Что там она спросила… ну… – Она осторожно подошла к теме, прекрасно осознавая, насколько неловок был этот вопрос. – М-м… так твой отец это… Ранма? – Имя заставило всю группу замолчать, и Акира ответил легким кивком. – Тогда твоя мать?.. – Мальчик улыбнулся, и розоволосая девочка рядом с ним возобновила свой смех.
     – Мейо Сецуна, конечно же.

     Из мерцающей ленты нереальности, искажающей воздух вокруг своим дрожащим сиянием, вышли две фигуры. Первый был одет в черные китайские шелка, примечательной деталью которых был обмотавшийся вокруг тела вышитый золотом дракон, черные волосы были увязаны в длинную косичку. Его глаза просканировали всю аллею, когда к нему присоединилась женщина, ее роскошная зеленая грива волос колыхалась под легким бризом, созданным темпоральными вратами позади них. Посох в ее руке был странно похож на большой ключ, и она нарисовала им в воздухе знак. Хоть от ее движения не оставался след, ворота за ее спиной мгновенно начали разрушаться, сворачиваясь внутрь себя, как будто их никогда и не существовало. Зеленоволосая женщина взмахнула посохом, и тот исчез, и вместе с ним и черно-белое фуку, что она носила. Спустя мгновение пара вышла на тротуар, молодой мужчина все еще был в его черном шелке, тогда как на женщине сейчас была лавандовая юбка с пиджаком.
     Голубые глаза метнулись взад и вперед, вглядываясь в окружение и людей вокруг.
     – Ну, это выглядит как Нэрима…
     – На этот раз да, – с кивком заверила она его.
     Вместо улыбки, которую она уверенно ожидала, на лице ее партнера осталась непреклонная нейтральная маска. Он вдохнул, как будто пытаясь уловить запахи.
     – Хорошо, наконец-то, быть дома, но часть меня от этого не в восторге.
     Женщина сочувствующе положила руку ему на плечо.
     – Все будет в полном порядке.
     Ответом на ее слова была кривая улыбка на лице молодого мужчины.
     – О, и я должен просто поверить тебе на слово?
     Молодая женщина, словно в шоке, моргнула.
     – Не только мне на слово.
     – Но и ей тоже, – добавил он, скрестив руки на груди и выглядя раздраженно. – Однажды мне с ней придется немного поговорить.
     – Ну, милый, – упрекнула она, – не заставляй меня снова объяснять тебе темпоральную причинность.
     Мастер боевых искусств с косичкой поморщился.
     – В конце концов, в чем бы заключалось веселье, если бы я позволила себе заранее знать все, что произойдет? – Молодой мужчина уже знал ответ на конкретно этот вопрос. Сперва все чертовски быстро чертовски наскучит. Затем ты начинаешь все переписывать. По его мнению, темпоральная причинность была полным отстоем. – Сюда? – спросила она, указывая направление.
     Он кивнул и продолжил разговор, когда они отправились в путь.
     – Не то чтобы я не хотел снова их всех увидеть, но прошло уже… Двадцать лет? В смысле, для всех них мы мертвы.
     – Субъективно, – поправила она. – Здесь прошло только шесть месяцев, помнишь? Это самый ближний срок, до которого мне удалось дотянуться. И к тому же, на что ты жалуешься? У тебя были прекрасные похороны.
     Одетый в черное молодой мужчина улыбнулся ее деланной угрюмости.
     – Фе. Все равно половина этих людей хотели выпустить мне кишки.
     Нахмуренность исчезла, заменившись озорной улыбкой, и Сецуна улыбнулась.
     – Верно. Маленький Сафуран был так зол, что ты взял и умер, утащив с собой его посохи.
     – Так ему и надо, – ухмылка парня с косичкой стала шире, но затем увяла. – Интересно, как мама на все это отреагирует… И я не хочу вернутся к возобновившейся войне невест.
     Зеленоволосая женщина подпихнула его локтем, когда они завернули за угол.
     – Ты слишком много беспокоишься. Кроме того, у меня есть для тебя сюрприз.
     Мужчина рядом с ней заметил в ее глазах блеск и осторожно уточнил у нее:
     – Он же не такой, как предыдущий, не так ли?
     – Нет, – ухмыльнулась она. – Намного лучше.
     Молодой мужчина вздохнул.
     – Мне так везет.
     – Если повезет, – соблазнительно прошептала она. – Ну а теперь пойдем и свяжем некоторые свободные концы.

     – Ты уверен, что это здесь? – спросила девушка с короткой косичкой, глядя на парня рядом с ней. Она откинула с глаз прядь зеленых волос и еще раз взглянула на строение.
     Рыжеволосый подросток резко кивнул.
     – Определенно здесь. В конце концов, сколько в этом городе может быть школ беспредельной борьбы? – Девушка сухо посмотрела на него и пожала плечами. – Ну ладно. Но папа указал точно сюда.
     Она вздохнула, уступая ему.
     – Полагаю, нельзя отрицать, что в этом районе Токио здесь наивысшая концентрация энергии. – Склонив набок голову, она сделала паузу. – Не думаешь, что нам стоит подождать маму и папу?
     – Не-а, – ответил он. – Кроме того, я голоден. Тетя Касуми сможет это как-нибудь исправить.
     – Если только она не вампир, как в прошлый раз, – язвительно заметила девушка с косичкой, из-за чего парень заметно побледнел.
     – Хорошо, я понял, – признал он. – Так что мы входим, убеждаемся, что тетя не вампир, и перекусываем.
     – А тетя Набики? – выгнула она брови, и парень вздохнул.
     – Тебе просто нужно было это упомянуть, а?
     – Ну, прости меня, что мне не хочется быть уничтоженной двухфутовым костяным мечом, – фыркнула девушка.
     – Да ладно, тогда нам было только восемь, – закатил он глаза. – Кроме того, мама заверила, что на сей раз мы попали на правильную временную грань. – Она вновь открыла рот, но на этот раз парень ее опередил: – И даже не начинай про тетю Аканэ, ясно?
     – Только не говори, что я тебя не предупреждала, – невинно заметила зеленоволосая девушка.
     Рыжий парень что-то пробормотал себе под нос и ответил, подойдя к главным воротом и позвонив в колокольчик. Они прождали всего мгновение, прежде чем ворота отворились, демонстрируя одетую в консервативное розовое платье и фартук улыбающуюся Тендо Касуми.
     – Добро пожаловать в додзе Те… – остановилась она на полуслове и заглянула парню через плечо. – О, боже.
     Парень обернулся и увидел свою сестру, одной рукой закрывающую лицо, а другой, протянутой в сторону Касуми, держащую святой крест. Он испустил тяжелый вздох и повернулся к старшей сестре Тендо.
     – Вы ведь не вампир, да?
     Касуми мгновение обдумывала этот вопрос, как будто бы ей действительно надо было над ним подумать.
     – Боже мой, нет.
     Девушка нерешительно выглянула из-за своей руки и опустила крест. Он повернулся к Касуми.
     – А Набики не посчастливилось завладеть двухфутовым костяным мечом, который крадет жизненную энергию своих жертв?
     Глаза Касуми расширились, но она отрицательно покачала головой. Зеленоволосая девушка почти успокоилась.
     – А что насчет Аканэ? Она орудует ки молотом смерти и разрушения?
     Касуми моргнула и приложила палец к подбородку.
     – Теперь, когда ты об этом упомянул, да, орудует. – На ее лице вновь появилась добрая улыбка. – Но в нынешнее время уже не так часто.
     Пара посмотрела на Тендо Касуми, затем переглянулась.
     – Что думаешь, сестренка?
     Девушка поджала губы и пожала плечами.
     – Думаю, два из трех уже неплохо.
     Касуми изучила странную пару. Они выглядели очень знакомо. Примерно семнадцати-восемнадцати лет, как она предположила, и стиль прически девушки… растрепанный стиль парня она не узнала, но рыжие волосы разбудили в сознании старшей Тендо множество воспоминаний… Она вынырнула из мыслей, когда двое закончили свое обсуждение. Что бы ни произошло, лучше, наверное, продолжить это внутри.
     Что-то подсказывало ей, что ужинать сегодня они будут поздно.

     Набики спускалась по лестнице, желудок урчал. Само по себе это не было странно. День был долог, полон денежных сборов и вымогательств, что всегда помогало нагулять аппетит. Нет, что было необычно, что она не чувствовала запаха ужина. С одной стороны это было хорошо, потому что это означало, что ее младшая сестра еще не добралась до кухни. Она становилась лучше, но что-то более сложное, чем вареные яйца или рис, обзаводилось вкусом куска золы.
     То есть, сильно воняющего куска золы.
     С другой стороны, это также означало, что Касуми еще ничего не готовила, что означало, что в хозяйстве старшей сестры появилась какая-то аномалия. В нынешнее время она, наверное, была довольно обыденна: закончился соевый соус или что-то подобное. Тем не менее, добывая деньги, она проголодалась, и если ужин еще не готов, ей придется взять дело в свои руки.
     Перед гостиной она резко остановилась, обнаружив Касуми, ведущую в дом двух гостей. Ее ужин откладывается из-за… посторонних. Набики скрыла свой угрюмый вид с появившимся от многолетнего опыта мастерством. Может быть, она сможет помочь ускорить их отбытие… или найдет способ деньгами компенсировать их присутствие. Она вошла в гостиную, и пара взглянула на нее.
     Какого черта!
     Те же самые детали, что отвлекли ее старшую сестре, пронеслись сквозь ее разум, и мыслительный процесс Набики как ножом молниеносно вычленил из них самое главное. Нельзя было не заметить семейного сходства, и она знала, что Саотоме не ожидали других детей, не говоря уже о том, чтобы они были ее возраста. Дальние родственники? Вряд ли, решила она. Зеленые волосы девушки были довольно необычны, но рыжие волосы парня кричали о «Ранко». Они даже держались так же как бывший жених. У парня даже, черт возьми, были такие же глаза!
     – Привет, тетя Набс, – небрежно махнул парень, тогда как девушка, казалось, осторожно изучала ее.
     Набики оторвала взгляд от двух новичков и взглянула на побледневшую Касуми. Глаза рассказали ей все, что нужно.
     – М-м… Касуми… Кто наши… гости?
     Мальчик при этом вопросе явно сдулся, а девушка рассердилась. Касуми вновь косо взглянула на них.
     – Ну, это… хм… – Старшая Тендо заколебалась, нервно поглядывая на парня.
     – Оно, – подсказал ей парень, подняв руку. Набики моргнула.
     – Ранко, – добавила девушка с косичкой. Набики снова моргнула.
     – …Саотоме, – потусторонним шепотом выдохнула Касуми, подтверждая подозрения своей сестры. Хотя ей потребовались все силы, чтобы сохранить спокойствие, не говоря уже о вертикальном положении. Ее мозг вцепился в первый, самый очевидный факт, что оказался в его распоряжении… Ранма выжил. Каким-то образом, вопреки всему, этот ублюдок пережил невозможное… СНОВА. Слишком большое число возможностей и сценариев начали штурмовать ее мыслительный процесс, так что она сосредоточилась на следующем очевидном факте… Это были его дети. Она даже не потрудилась сделать из этого выводы, что истекали из этого факта, просто оставив его. В конце концов, в этом не было никакой необходимости…
     – Минутку, – замерла Набики, внезапно осознав. – Ваш возраст неправилен.
     Саотоме Оно вздохнул, опустив взгляд на свою сестру.
     – Полагаю, ты не хочешь объяснить?..
     – Забудь, братик. Я объясняла в прошлый раз, – в знаке отказа скрестила на груди руки Ранко.
     – Черт, – проворчал рыжий. – Я уже ненавижу объяснять Тендо темпоральную механику и теорию планарных доменов…
     – Говорила же тебе, надо подождать маму и папу, – пожала плечами Ранко, не обращая внимания на ужас своего брата.
     – Сейлор Плутон.
     Имя подрезало брата с сестрой на повороте, они широко раскрытыми глазами уставились на Касуми. Даже Набики с любопытством посмотрела на сестру.
     – Кого ты…
     – Ваша мать Сейлор Плутон, – весело заявила Касуми.
     Пара уставилась на Касуми, затем переглянулась. Первым заговорил Оно:
     – Знаешь, мне кажется, это первая Касуми, которая смогла понять первой… – Ранко молча кивнула.
     – Сейлор? – недоверчиво спросила Набики, на что Касуми кивнула. – Из тех самых, с которыми общается Укё? – Еще один кивок. – Не хочешь мне это пояснить?
     – Ну, в конце концов, все знают, что Сейлор Плутон – Хозяйка Времени, – рассудила Касуми. – И, похоже, что у… детей Ранмы есть опыт путешествия во времени. Объединяя это с его общением с Сенши… – взглянула она на Ранко. – В конце концов, красные глаза и зеленые волосы не так уж распространены. – Оно, Ранко и Набики безмолвно уставились на старшую Тендо.
     – Вампиром она была не такой жуткой… – пробормотала Ранко, на что Оно кивнул. Даже Набики пришлось согласиться. Конечно, неподалеку от нее всегда можно было увидеть одну из этих медицинских книг…
     – Ну, то, что Саотоме жив, не так уж и удивительно… – поправилась Набики, смотря на точку на своем пальце. – Но то, что он женился на Сенши немного удивительно… И с детьми… Как ты их объяснишь, Кас-тян?
     – Хм… Вероятно, это связано с… – Она изучила это затруднение, затем повернулась к подросткам. – О, боже, вы, должно быть, проголодались после путешествия во времени!
     Трио абсолютно растерялось, а брат и сестра решили, что их отец был прав… В старой доброй Нэриме никогда не прекращались странности.

     Куондзи Укё прыгнула с одной крыши на другую, со смертоносной точностью преследуя свою добычу, когда последние лучи солнца исчезали с вечернего неба. У всех в жизни была цель, и после смерти Саотоме Ранмы – ее жениха – у Укё было две. Первой была ее детская мечта… Стать мастером окономияки, как и ее отец до нее. Вторая появилась после смерти Ранмы… Целенаправленное изничтожение присутствующих в Токио оставшихся йом. И это привело к ее уникальному семейному статусу, когда она стала первой в клане окономиячной охотницей на демонов.
     Это, фактически, было в числе первого, что она сделала после похорон. Ее боевая лопатка, что преданно служила ей во время войн невест, была доставлена в местный храм и освящена святой водой и религиозной символикой, что превратило ее в орудие божественного возмездия йомам. Ее метательные лопатки – те, на которых она еще и готовила – прошли аналогичную процедуру, заполучив при этом неожиданный побочный эффект…
     На них можно было приготовить совершенно божественные окономияки.
     Как бы то ни было, был вечер четверга, и только одна цель в жизни – нарезать йому на очень маленькие кусочки.
     Мастер окономияки наблюдала, как болезненно-розовая йома метнулась из одного переулка в другой, зная, что ее преследуют, но не в состоянии понять, кто и с какой стороны угрожает. Укё вытащила из своего кожаного патронташа три маленьких лопатки, размещая их между костяшками пальцев. Злая улыбка расплылась по серьезному лицу, когда йома завернула за угол и оказалась в полном мусора и обломков тупике.
     Пора.
     Три сияющие серебряные линии скользнули сквозь тенистую аллею, на краткий миг осветив ее, прежде чем погрузиться в демона, которого можно было бы легко описать как женщину, если бы не размеры, клыки и огромные суставы, вытягивающие кожу как при сильной дистрофии.
     – Р-Р-а-у-Р-Р-а-у-у-Р-Р!
     Тварь взвыла, когда первая лопатка воткнулась в левое полушарие ее черепа, погрузившись во впалый глаз-бусинку. Следующие две оказались в ее грудной клетке и плече, и существо рухнуло на землю, судорожно дергаясь, когда плоть вокруг ран начала пылать. Коготь дотянулся до воткнувшейся в череп лопатки и попытался ее вытащить, только чтобы снова взвыть, когда лапа сомкнулась на святящейся белым лопатке. Каким-то образом существо стерпело боль и выдернуло оружие, отправив его звенеть на земле. Это действие, однако, мало помогло, когда обугливание как вирус продолжало изливаться из раны.
     – Гдеееее жжееее тыыы! – болезненно зашипел тяжелый женский голос, когда существо искало напавшего. Единственным ответом йоме был свист ветра, и она задрала голову к небу, чтобы обнаружить уже низринувшуюся оттуда угрожающую тень.
     – ЗА РАН-ТЯНА, СУКА!
     Боевая лопатка двигалась по идеальной дуге, заменив ту метательную лопатку, что воткнулась в голову, разрезом, что распотрошил йому сверху донизу. Ее оружие и ноги одновременно коснулись земли. йома мгновение простояла над присевшей девушкой, прежде чем развалиться, по всей длине разделившись надвое. Куондзи Укё выпрямилась в полный рост, когда разделившиеся половинки йомы упали на землю и растворились в исчезающем тумане. Святые символы на ее боевой лопатке, что сияли в момент удара, погасли, когда остатки жизненной силы демона излились в эфир. Повар-охотница на демонов вернула свои метательные лопатки на место и сделала на своем кожаном патронташе еще одну отметку с очередным номером, третью за сегодняшний вечер, символизирующую пятьдесят второе подтвержденное убийство.
     Удовлетворенно кивнув, Укё перевернула гигантскую боевую лопатку и забросила ее на свое место за спиной. Однажды маленькие педерасты научатся не уворачиваться от ее прыжка, подумала она и, развернувшись на каблуках, запрыгнула обратно на крышу. Она протянула свои чувства на несколько миль во все стороны, но не нашла больше ни одного нечистого создания. Хоть это и было хорошо, что она никого не почувствовала, также было странно, что она не почувствовала вообще никого. Обычно по вечерам патрулировали как минимум пара Сенши, но сейчас она ощущала лишь сосредоточение силы в дальнем конце Дзюбана. Конечно, их квартира. Так почему же они все собрались там?
     На сегодня ей хватит. Пора кое-кого навестить.
     Потребовалось менее десяти минут, чтобы на высокой скорости преодолеть весь путь по привычному уже маршруту и оказаться у дверей дома Сенши. Она спрыгнула с очередной крыши и подошла к жилью, поднимая кулак и готовясь постучать в дверь. Пальцы замерли в считанных сантиметрах от поверхности, и Укё склонила голову набок, прислушиваясь к раздающимся изнутри звукам. Какая-то суматоха. Вечеринка? Спор? Ее рука скользнула к дверной ручке, она была уверена, что смягчающие обстоятельства позволят ей заявиться незваной.
     Там, куда она вошла, царил хаос, знакомые лица изо всех сил спорили над непонятной темой, окружив при этом Чиби и какого-то ребенка… мысли Укё остановились, когда его вид вскрыл запертые воспоминания о прошлом… Она могла видеть лишь затылок мальчика, но цвет волос и стиль прически обнажил сразу все старые раны. Этого не могло быть. Мальчик обернулся, и сердце Укё чуть не остановилось.
     Это было невозможно.
     – Ран-тян… – прошептала она. Ребенок перед ней был почти точной копией ее жениха, если бы его биологические часы отмотали лет на пять или около того. Волосы… Лицо… Даже прическа в виде хвоста, что ее друг делал в далеком детстве. Глаза… Укё моргнула.
     Глаза были фиолетовыми.
     – Привет, тетя Укё, – улыбнулся мальчик, заставив Укё нахмуриться. У Ран-тяна не было фиолетовых глаз. В волшебные омолаживающие грибы она еще могла поверить, но это… Она прищурилась и начала замечать тонкие отличия в чертах лица. Это был не Ранма. Похож, но не достаточно, чтобы суметь обмануть ее. Ее разум пришел к единственному логическому выводу.
     – ЙОМА! – зарычала она, вытаскивая свою боевую лопатку. Глаза мальчика расширились, и все спорящие вокруг мгновенно остановились.
     – Э-э…
     – Ты, может, и одурачил всех девушек здесь, но меня ты не одурачишь. – Сияющая лопатка закрутилась в ее руке, когда шеф-повар приняла атакующую стойку. Фиолетовоглазый мальчик сделал шаг назад, отчаянно разыскивая путь к отступлению. Она перекрыла единственный. – За то, что выдал себя за важнейшего в моей жизни человека, пора тебе умереть. – Она сделала паузу, на лице появилась недобрая улыбка. – Болезненно.
     – Укё, постой! – Усаги на мгновение опоздала со своим вмешательством, так как Укё уже качнулась вперед, высоко занося лезвие своей боевой лопатки.
     – СДОХНИ маленький демон!
     – Ой!
     Оружие опустилось и исчезло во вспышке фиолетового света, ослепляя всех, кто смотрел в эту сторону. Вспышка не остановила того, что произошло, и, вместо приятного мягкого удара, которого ожидала Укё, ее поприветствовала мощная вибрация, когда гигантское лезвие напополам разрезало опустевший стул и погрузилось в пол под ним. Ами поморщилась от нанесенного ущерба, тогда как Уса вскочила в ужасе.
     – Куда делась эта маленькая ублюдочная йома? – спросила Укё, дико оглядывая квартиру, пока ее глаза приноравливались к нормальному уровню освещения. Хотя у всего вокруг по-прежнему был фиолетовый оттенок.
     – Прекрасно, Укё… – с раздраженным взглядом шагнула вперед Усаги. На лице Укё появилось непонимание. – Ты только что попыталась располовинить младшего сына Ранмы.
     У мастера окономияки было лишь одно мгновение, чтобы осознать эти слова, прежде чем она упала в обморок.

     Саотоме Ранма, наследник Школы Беспредельных Боевых Искусств, стоял на ограде и смотрел на дом семьи Саотоме. Рядом с ним стояла Сецуна, Последняя Принцесса Плутона и Хранитель Времени, ее рука обвила его руку, сумеречный свет постепенно покидал ночное небо.
     – Даже самое скромное… – тихо сказал Ранма, вынудив Сецуну мягко сжать ему руку. Меж ними повисло молчание, когда открывшийся вид вызвал у Ранмы воспоминания, по большей части из раннего детства. Уже подростком он провел там меньше года, и теперь единственное, что делало его домом, были живущие в нем люди, в частности, его мать. Она была тем человеком, которого он не видел с пятилетнего возраста, когда его увезли в тренировочное путешествие, где он обучался боевым искусствам, и когда он, наконец, был готов снова начать жить с ней, его забрали ради нового приключения.
     Оно длилось два десятилетия.
     Мастер боевых искусств еще раз изучил строение, убеждаясь, что единственным человеком в доме была его мать. Не нужно было быть гением, чтобы понять, где его старик. Он приподнял руку Сецуны, и они оба спрыгнули со стены и пересекли двор до двери. Ранма глубоко вдохнул.
     – Я могу это сделать, любимый, – с сочувствием взглянули на него красные глаза. – Ты же знаешь, что произойдет, если ты постучишь в эту дверь.
     Ранма глубоко вздохнул, и его рука замерла вплотную у двери.
     – Ага, но это то, что я должен сделать сам. – Сецуна кивнула и отошла назад.
     Тук-тук-тук!
     Пара подождала несколько драгоценных мгновений, пока не послышались приближающиеся к двери легкие шаги.
     – Секундочку!.. – раздался изнутри приглушенный женский голос, и вскоре дверная ручка повернулась. Женщина средних лет в консервативном платье и с длинными каштановыми волосами открыла дверь и тепло улыбнулась своим посетителям. – О боже, вы такая милая пара. Я могу вам помочь?
     – Привет, мам… – осторожно ответил Ранма, и глаза Саотоме Нодоки внезапно распахнулись.
     – Ты… не… – Дыхание женщины участилось, она пришла к единственному неизбежному выводу. Глаза Нодоки напоследок широко распахнулись и быстро закатились. Ее тело ослабло и упало к земле, где Ранма ловко поймал ее, прежде чем она ее коснулась. Ранма ласково посмотрел на свою мать, которую он не видел уже двадцать лет, и поднял ее на руки.
     – Говорила же, – пожала плечами Сецуна и прошла в открытую дверь, Ранма немного приотстал, неся свою мать.
     – Да, да. Постоянно мне это твердишь. – Ранма дошел до ближайшего дивана и мягко опустил ее, глядя на ее бессознательное тело. – Полагаю, мне стоит что-нибудь сготовить нам перекусить, пока ждем.
     Пятнадцать минут спустя глаза Саотоме Нодоки распахнулись. Она приподнялась с дивана, вспоминая сон, что так часто у нее появлялся… Что Ранма был жив и не был павшим героем. Ее зрение прояснилось, и она приняла во внимание свое окружение, ее взгляд немедленно упал на нарядную зеленоволосую гостью, сидящую в кресле на другой стороне комнаты и читающую журнал. Она легонько кашлянула, привлекая внимание женщины, и в ее сторону сверкнули красные глаза.
     – Добрый вечер, Саотоме-сан… – улыбнулась она. – Простите, что напугали вас.
     Нодока просто с любопытством посмотрела на молодую женщину.
     – Разве я?.. Кто вы?
     Женщина встала и подошла к проверяющей свой баланс Нодоке. Она посмотрела на молодую женщину и ненадолго ей позавидовала. Не то чтобы она позавидовала ее фигуре, что была изящна, или ее прекрасным экзотичным волосам, или уму, что сиял в ее взгляде. Нет, она позавидовала, что ее сын не мог узнать такой образец женственности.
     – Меня зовут… Саотоме Сецуна, – вновь улыбнулась женщина, протягивая руку, чтобы коснуться Нодоки, которая непонимающе смотрела на нее. Саотоме? Как она может быть Саотоме? Если только Генма…
     – Я жена вашего сына.
     Глаза распахнулись, и на долю секунды Сецуна забеспокоилась, что женщина перед ней снова упадет в обморок. Затем рот раскрылся в безмолвном «о-о-о!» Она стояла, застыв на мгновение, прежде чем кинуться вперед и схватить застигнутую врасплох Хозяйку Времени в медвежьи объятия.
     – Доченька! – Невестка задохнулась, и вдруг обнаружила, что ее отпустили, глаза женщины среднего возраста сияли, без отрыва глядя на нее. – Так значит там, у дверей, я видела своего сына?
     – Так и есть, – с улыбкой ответила Сецуна. – Он на кухне, готовит нам что-нибудь поесть.
     – Вы не готовите? – спросила Нодока, ее тонкое ощущение женственности сбивало ее с толку.
     Сецуна пожала плечами.
     – Хоть я и умею готовить, это его хобби, а не мое. Наверное, у вас научился. – Глаза Нодоки засветились счастливым, задумчивым светом, когда Сецуна ловко избегла этой ловушки. Ее муж заранее предупредил ее, чего ждать от его матери, и она мысленно улыбалась, успешно отвлекая ее внимание. А еще помогал опыт общения с другими Нодоками, даже если ни одна из них не была в точности похожа на эту. На самом деле, эта казалась достаточно уравновешенной, особенно по сравнению с охотницей на демонов из их предыдущего прыжка или злой колдуньей с плана, о котором лучше было забыть. Конечно, все они хотели одного…
     – Так где мои внуки? – выжидающе оглядела она комнату, немного разочарованно обнаружив, что они с Сецуной единственные, кто в ней есть.
     – Ну, один у своей девушки в Дзюбане, а двое других в настоящий момент, должно быть, в додзе Тендо, – подробно объяснила Хозяйка Времени, и свет в глазах Нодоки засиял еще ярче. Честно говоря, Сецуну это начало нервировать. Фактически, матриарх Саотоме нервировала ее всякий раз, когда они встречались, что было впечатляющим подвигом, учитывая, что Хранителю Времени было порядка трех тысяч лет. К счастью, она получила передышку в виде своего мужа, выглянувшего из-за двери в кухню.
     – Обед скоро будет готов, Сет-тян. Она… – Ранма оборвал свой короткий вопрос, когда сияющий взор оторвался от его жены и прикипел к нему.
     – МОЙ МУЖЕСТВЕННЫЙ СЫН! – Даже остановив время, Сецуна не справилась бы лучше, в одно мгновение она стояла рядом с Сенши, в следующее она уже обнимала Ранму, который благодарил Бога, что не вышел с тарелками в руках. – Ты-жив-ты-жив-ты-жив-ты-жив! – Она сделала паузу лишь для того, чтобы еще раз глубоко вдохнуть. – Мой мужественный сын жив! – Еще одна пауза, и ее лицо засветилось еще сильнее, если это вообще было возможно. – И С ВНУКАМИ! – Сецуна была полностью потрясена, Ранма бы сделал то же самое, если бы не пытался спасти выдавливаемую из него жизнь. И ему потребовалась целая минута, чтобы оторвать ее руки от своей шеи.
     – Э-э, да, мам, я жив, – почесал Ранма в затылке, и она снова качнулась вперед, захватывая его в новые сокрушающие объятия. – Ох!
     – Но как?! Эта милая девушка Мун и амазонки сказали… – Она нахмурилась, глядя на своего мужественного сына. – …и ты повзрослел! – Было очевидно, что молодой мужчина напротив нее был крупнее и прибавил к росту пару дюймов. Если она не ошибалась, ему сейчас было где-то около 26… В чем не было никакого смысла, так как исчезли они только на шесть месяцев. Что бы ни произошло во время его отсутствия, его подтянутость и мускулатура безошибочно указывали на то, что он придерживался Искусства.
     Ранма ссутулился и взглянул на Сецуну.
     – Полагаю, ты не хочешь объяснить?
     Сецуна закатила глаза.
     – Забудь. Я объясняла в прошлый раз.
     – Черт, – проворчал Ранма. Саотоме Оно был не единственным, кто устал объяснять темпоральную механику и теорию планарных доменов. Он взглянул на свою мать и улыбнулся.
     – Хорошо, присаживайся. Было все примерно так… В той карманной вселенной мы успешно заложили бомбу и эвакуировали всех, но столкнулись с проблемой…
     – В частности, примерно с двадцатью тысячами йом, – добавила Сецуна, на что Ранма кивнул.
     – И нам нужно было найти способ вовремя оттуда убраться. – Нодока внимательно слушала, когда ее сын продолжил рассказывать о своем мучительном побеге. – Я создал разрушительный прием, который дал нам некоторую передышку, но полностью отрезал меня от пути отступления. Тебе не стоит знать, насколько близок я был к тому, чтобы остаться там.
     – А затем?… – с озабоченностью во взгляде наклонилась вперед Нодока.
     – А затем появилась богиня и спасла мою задницу, – взглянул он на безумно покрасневшую Сецуну. – Вместо того чтобы притащить меня к выходу, она создала выход для меня. Мы сбежали в червоточину, но бомба взорвалась в тот момент, когда мы вошли в нее, создавая…
     – …невероятностную пространственно-временную склейку, – легко перехватила Сецуна. – По существу, элериумная взрывная волна направила пик мощности в резонирующую структуру червоточины, заставляя ее разветвиться по не менее чем 582 планам бытия.
     Ранма заметил остекленевший взгляд своей матери и перевел объяснение своей жены.
     – На обратном пути мы заблудились.
     Нодока кивнула, как будто бы поняв смысл предыдущего высказывания.
     – И по пути вы безумно влюбились, наделали внуков и жили долго и счастливо.
     Сецуна моргнула.
     – Ну, думаю, если вы хотите сокращенный вариант, то да.
     Нодока понимающе улыбнулась, как будто все шло по плану, который служил только для того, чтобы без конца нервировать жену Ранмы.
     – И когда я смогу с ними встретиться?
     – Ну, к Тендо… – Сенши Плутона склонила голову набок, совсем как вслушивающаяся в высокую ноту собака. – Но если задуматься, с одним вы сможете встретиться уже…
     Хлоп!
     – АЙ! Не убивай меня, тетя Укё!
     Безумный возглас сопровождался яркой вспышкой фиолетового света, и к тому моменту, как Нодока протерла глаза, посреди ее гостиной сидел на корточках тринадцатилетний мальчик, прикрывая голову, как будто бы на него едва не упало небо. Нодока с любопытством уставилась на мальчика, который только теперь выглянул из своей защиты.
     Сецуна покачала головой, испуская раздраженный вздох.
     – Только не говори мне, что тетя Укё снова попыталась рассечь тебя напополам?.. – Она с хмурым взглядом повернулась к Ранме. – Тебе действительно стоит поговорить с ней об этом, милый.
     Ранма выгнул брови.
     – Я говорю. В каждой чертовой реальности, которую мы посещаем. – Он опустил взгляд на мальчика, медленно осознающего свое окружение. – Снова влип в неприятности, Акира?
     – Не, просто навестил Усу-тян, когда… ОХ! – фиолетовоглазый мальчик не успел узнать, что его ударило, когда Саотоме Нодока подобралась в полной скрытности и постаралась переломать ему все кости.
     – Ты такооой МИИИЛЫЙ! – встряхнула она мальчика, когда он приложил все свое мастерство, чтобы вывернуться из ее объятий, задача, с которой он не сумел справиться. Внезапно она отодвинула мальчика от себя, едва не свернув ему шею. – Дай-ка на тебя взглянуть! О-О-О, ты выглядишь совсем как Ранма, когда он был в твоем возрасте! И глаза! Такие необычные!
     – О, ну, привет, бабушка… – едва оправился от шока Акира, признав держащего его человека. – Ну да. Голубые и красные.
     Нодока моргнула.
     – Ты знаешь, кто я? Красные и голубые?
     – Конечно, я знаю, кто ты, бабушка! – улыбнулся Акира, притягивая взрослых в свои объятия. – Глаза. Мама и папа.
     Нодока улыбнулась, но на ее лице поселилось любопытство.
     – Откуда ты узнал, кто я, дитя?
     – Легко, я… – Акира остановился, поймав предостерегающий взгляд отца. – Ах, да. Совсем забыл. Ну, рад с тобой познакомиться, бабушка!
     Она бросила скептический взгляд на своего сына, который быстро стер со своего лица весь компромат.
     – Он все о тебе знает, мам.
     Она в последний раз взглянула на него, прежде чем вернуться в мальчику.
     – И сколько тебе лет?
     – Тринадцать.
     Нодока быстро подсчитала и обнаружила, что переводит взгляд с мальчика на Ранму и на Сецуну.
     – Сынок, сколько именно тебе лет?
     Ранма поморщился. Вопрос не был так тяжел, как в самом начале его путешествия с Сецуной, когда разница в возрасте была не такой заметной. Но после двадцатилетней дороги с Сецуной и детьми он становился все более и более привычным.
     – Тридцать восемь, мам.
     Нодока просто уставилась на своего сына. И продолжала смотреть.
     – Ты… Ты неплохо выглядишь, сынок.
     – Это ничто по сравнению с Сет-тян… Уф! – Мастер боевых искусств получил локтем в ребро и замолчал, болезненно потирая место удара.
     – Что этот дурак пытается сказать, – перехватила она нить разговора, – что мы на самом деле путешествовали почти двадцать лет.
     – Двадцать лет? – неверяще вымолвила Нодока одними губами. – Но… но как?
     Ранма и Сецуна кивнули, и Нодока медленно отпустила зажатого Акиру.
     – Фактическое путешествие заняло у нас двадцать лет, но, благодаря моей уникальной… э-э… способности, я смогла вернуть нас через шесть месяцев после нашего исчезновения, а также обратить эффекты старения вашего сына.
     – Путешествие во времени? – моргнула Нодока, пытаясь осмыслить концепцию. – Это возможно?
     – Мам, я превращаюсь в девушку, едва меня обольют холодной водой, ты мне скажи, – сухо ответил Ранма, и Нодока пожала плечами, с кивком соглашаясь с его мнением. – Но да, это возможно. И еще одна из способностей Сет-тян, что я больше не старею нормально.
     – Ясно, – кивнула Нодока. – Так, если я все поняла правильно, вы странствовали двадцать лет, тебе сейчас тридцать восемь, хоть выглядишь ты на двадцать пять, ты женился на махо-сёдзё и подарил мне трех внуков?
     Сецуна кивнула, подтверждая ее заявление, и Ранма просто сказал:
     – Ага.
     – МОЙ МУЖЕСТВЕННЫЙ СЫН!
     Не стоит и говорить, что от последовавших крепких объятий никто не смог сбежать.

     Ночные тени были заняты предъявлением претензий на землю вокруг додзе Тендо, когда сквозь них прокралась Куондзи Укё. У нее была миссия, и никто не сможет помешать ей добраться до цели. Этим вечером затевалось нечто странное, и она должна была предупредить Тендо, особенно если был хоть малейший шанс, что Ранма жив. Если и было какое-то место, где он в итоге окажется, то с абсолютной уверенностью можно было сказать, что это здесь, и она будет здесь, когда он придет.
     Она с легкостью перепрыгнула через стену и подошла к задней двери, ее рука замерла над дверной ручкой. Она прислушалась, чтобы лучше разобрать ведущийся внутри разговор.
     – И вот там ты носилась повсюду с этим мечом… – Так, кто это говорил? Укё заинтересовалась и мягко повернула ручку. Какая-то новая девушка? – … как будто бы ты им завладела или что-то подобное!
     – Ты же не серьезно. – На этот раз она признала голос Набики. Этот сухой, сомневающийся тон мог принадлежать только ей. – У меня нет никакого меча.
     – Богом клянусь, тетя, – продолжил низкий голос. Определенно мужской. Стоп… тетя? – Ты как сумасшедшая преследовала дедулю! Вжик! Вжик! Вжик!
     «Вжик вжик вжик?» – вздрогнула Укё, шагая по коридору. Хоть ей и представилась погоня за старым Пандой и поданные на стол стейки из панды, она просто не могла вообразить Набики хоть с каким-то оружием, не говоря уж о том, чтобы она владела мечом.
     – О, боже, – начала Касуми, глядя подросткам за спину. – Мы не ожидали тебя, Укё-тян.
     Мастер окономияки смотрела на группу, и сквозь нее протекала знакомая волна дежа вю. Касуми и Набики, конечно же, были ей знакомы. Она виделась с ними как минимум раз в месяц, и чаще, если они заходили к ней в ресторан. Нет, дежа вю она испытала из-за подростков рядом с ними, рыжего парня с растрепанными волосами и зеленоволосой девушки с косичкой, которая была точной копией женской формы Ранмы. Рыжие волосы парня были достаточно красноречивы, а объединяя их с прической ее лучшего друга, можно было бы представить сидящую тут перед ней его женскую половину. Однако девушка, как и мальчик, которого она видела всего пятнадцать минут назад, не была точной копией того лица, что она слишком хорошо знала. У этой черты лица Ранко были выражены чуть острее, и, судя по тому, как она сидела, она была чуть менее грудаста, даже если возраст был достаточно близок.
     – Дай-ка угадаю… – указала Укё на детей, глядя на Касуми. – Опять дети Ранмы?
     Касуми весело кивнула, а Набики вскинулась, уловив грамматическую деталь.
     – Опять дети? – Она посмотрела на перекусывающую домашним печеньем Касуми парочку. Под пристальным вниманием они замерли.
     Ранко пожала плечами.
     – Должно быть Акира. – Она замерла, выжидающе глядя на повара. – Ты же не попыталась снова рассечь Акиру-кун напополам, тетя Укё?
     Укё моргнула. Вообще-то она попыталась. И с этой мыслью она огрызнулась:
     – Как, черт возьми, ты так много о нас знаешь!
     – Кажется, я смогу это объяснить, У-тян.
     Она обернулась на слишком знакомый голос и обнаружила его, Саотоме Ранму. Отличающегося. Он повзрослел. Подрос. Но Укё без тени сомнения признала его. Это был он. Он был точно таким, как она его себе и представляла, мечтая, как они будут вместе. Шеф-повар в этот момент настолько погрузилась в свои мысли, что ее мозг едва заметил двух женщин рядом с ним, и она врезалась в него с достаточной силой, чтобы прижать его к двери.
     – РАН-ТЯН! – Ранма испустил легкое «уф», когда его прибили к двери и захватили в крепкие объятия, которые он с готовностью принял. Для Ранмы тоже прошло много времени. Хотя почти в каждой посещенной ими реальности была своя У-тян, все они немного отличались друг от друга. И эта была его. – Боже, я думала, что потеряла тебя! Я думала, я… – об остальных ее словах можно было лишь догадываться, когда она погрузилась в бессвязные рыдания.
     – Я тоже скучал по тебе, У-тян… – просто погладил ее по голове Ранма, когда она плакала ему в плечо. Сецуна улыбнулась, и дети собрались вокруг нее, теперь все трое. Двое появившихся не остались незамеченными.
     – Это Оно? И Ранко? – Оба подростка отвернулись от прекрасной сцены к тому, что приводило их в ужас в каждой реальности, что они посещали. Сияющий в глазах Саотоме Нодоки свет отбрасывал на них неестественные блики. – ВНУКИ!
     – Ай! Бабушка! Отпусти! – кричал с одной стороны сдавленный женский голос, тогда как в другой руке корчился рыжий парень.
     – Нет! Только не снооооова!
     Этой заварухи хватило, чтобы Укё выбросило из ее радостного воссоединения, и она уставилась на борющуюся с подростками Нодоку.
     – Тебе уже лучше, тетя Укё? – Она опустила взгляд и увидела фиолетовоглазого младшего Ранмы, которого она атаковала ранее.
     – Почти, малыш, – слабо улыбнулась она и снова посмотрела на Ранму. – Почти. Тебе действительно стоит кое-что объяснить, милок. – Ее взгляд перескочил на женщину, которая с интересом наблюдала, как из двух других детей выдавливают жизнь. – Ни с кем не хочешь меня познакомить?
     – Э-э… – Ранма по опыту знал, что эта ситуация могла разрешиться множеством самых разных исходов, от неохотного принятия до откровенного насилия. Не то чтобы его жена не могла справиться со всем, что повар ей приготовит, но будет стыдно, если ему придется укрощать свою лучшую подругу. – Укё, это Сецуна… моя жена.
     В воздухе ненадолго повисло молчание, когда двое окинули друг друга взглядом. Некоторой частью своего разума Укё могла понять, что могло привлечь ее… бывшего жениха к этой женщине. Она легко могла дать фору любой из его невест, не говоря уже о том, что ради ее фигуры можно было умереть, что она со всей очевидностью без проблем и демонстрировала. Учитывая зеленые волосы и красные глаза ее можно было назвать лишь экзотичной. Женщина… Слово заявлением повисло у нее в голове. Она не была девушкой или подростком, и это само по себе ее возвышало. При других обстоятельствах она бы, наверное, подумала бы, что Ранма соблазнился ее зрелостью, но не тогда, когда Ран-тян был почти одного с ней возраста. За прошедшие в Нэриме шесть месяцев он умудрился повзрослеть лет на десять, обзавестись женой и тремя детьми, самый старший из которых выглядел на тот же возраст, что и Ранма ранее.
     Математическое несоответствие помогло ей справиться с большей частью ревности.
     – М-м, рада тебя видеть… – натянуто выдавила она. – Наверное.
     Сецуна любезно склонила голову. Возможно, на данный момент, это было наилучшее приветствие, которое она могла получить.
     – Взаимно. Я нетерпением ждала встречи с лучшей подругой Ранмы.
     – И невестой, – с легкой горечью добавила Укё. Сецуна промолчала, тогда как девушка продолжила изучать Ранму. – Какого черта с тобой произошло, Ран-тян?
     – Хороший вопрос.
     – Неужели.
     К Ранме теперь были прикованы три пары глаз, и он вздохнул.
     – Чертова темпоральная механика.
     – А у Ранмы-тян, казалось, никогда не было проблем с темпоральной теорией, – упомянула Сецуна с лукавой улыбкой, что для всех, с любопытством посмотревших на нее, казалась таинственной. Ранма поморщился.
     – Да, конечно, смейся, – сухо прокомментировал мастер боевых искусств с косичкой, прежде чем повернуться к остальным. – Я объясню, но это долго, и я не хочу повторять в пятисотый раз. Где Аканэ и родители?
     – Отец и Саотоме-сан устроили себе выходной, а Аканэ… – В ответе Касуми повисла нехарактерная для нее пауза. – Ну, Аканэ…
     – На свидании, – закончила Набики с обычным для нее уважением к личной жизни других. Ранма моргнул. На свидании? Тендо с надеждой протянула руку. – Две тысячи иен.
     Ранма все еще пытался осмыслить тот факт, что Аканэ по собственному желанию пошла на свидание, когда вмешалась его жена.
     – Ну-ну. Мы же не хотим испортить моему мужу сюрприз.
     Набики со смесью удивления и сомнения обратила свое внимание на красноглазую женщину, которая, предположительно, была женой мастера боевых искусств.
     – Вы знаете?
     – Моя дорогая, я Сенши Времени, – упрекнула она Набики, как будто читала лекцию маленькому ребенку. – В конце концов, это я все это устроила.
     Глаза Набики широко распахнулись, а лицо потеряло свой цвет. Это было, конечно, невозможно. Но Сенши Времени… свела ее сестру… с… этим человеком. Тендо отступила назад, понимая, что манипуляции этой женщины не только на несколько порядков превзошли ее собственные, но и что они были довольно хитрые, если не совершенно извращенные по своей природе.
     – Вы этого не сделали.
     – Сделала.
     Набики мгновение недоверчиво смотрела на зеленоволосую женщину, прежде чем ее глаз задергался. Она медленно переместилась в самый дальний от безмятежно улыбающейся Сенши угол гостиной.
     Ранма перевел взгляд со средней сестры на жену.
     – Я почти поддался желанию принять твое предложение, Набс.
     Набики решительно покачала головой.
     – Не-не. Сделка отменяется, Саотоме. – Она продолжала настороженно следить за Сенши Времени.
     Ранма посмотрел на океан беспокойства в глазах средней сестры и повернулся к своей мило улыбающейся жене. Он вздохнул.
     – Я знал. Этот сюрприз хуже, чем на Тау Ките, не так ли?
     Сецуна дружелюбно поцеловала его в щеку.
     – Мой дорогой муж, я не представляю, о чем ты говоришь.
     На другом конце комнаты Набики задрожала. Это был ее подарок Ранме? Никоим чертовым образом она не будет пересекаться с этой женщиной. Или с Ранмой. Или с его детьми. Никогда. С другой стороны, осознала она, Ранма, казалось, принял этот факт своей жизни. Ведь можно неплохо узнать своего партнера за почти двадцать лет брака, не так ли? Ну, как бы то ни было. Набики позволила своему взгляду перескочить на других находящихся в комнате. Новый ребенок был заметно моложе, со странными фиолетовыми глазами, но в остальном был похож на уменьшенную копию Ранмы, за вычетом косички. Неплохо поработали, мысленно фыркнула она. Ее взгляд двинулся дальше и замер на ее старшей сестре. Набики нахмурилась, заметив в глазах Касуми неестественный блеск. И смотрела она прямо на Ранму. Мысли Набики остановились. О, да ты шутишь… Нет, в этом есть смысл, поправилась средняя Тендо. Пусть три года назад, когда он только приехал сюда, все было по другому, но сейчас Саотоме Ранма был самым настоящим мужчиной. И она могла понять, почему же Касуми так на него сейчас глазела. С таким столь хорошо сложенным телом и повзрослевшим видом, он превратился из ее младшего брата в эротическую мечту старшеклассниц, опередив всех, кто появлялся на радаре Касуми… Как будто бы он не вызывал уже такой реакции у половины учащихся школы Фуринкан.
     – Вот ведь наглец, Тендо! – донесся негодующий грубый голос, прорезав неспешную беседу, в которую была вовлечена вся семья. Дверь открылась, демонстрируя лысого, полного мастера боевых искусств и его более стройного, усатого, черноволосого друга. – Вот так вот выгнать нас!
     – Я думал, ты сказал, что погасил свой счет, дружище?.. – Спросил стройный мужчина, когда двое прошли вглубь дома и увидели остальных.
     – Ну, я, э-э… О, смотри! У тебя гости, Тендо! – уклонился от вопроса Саотоме Генма, успешно переключив внимание своего давнего друга.
     Тендо Соун остановился в зале и изучил смешавшихся с его семьей гостей.
     – Похоже, что ты прав, Саотоме. – Сперва его взгляд упал на детей, и он отметил, что двое были одного возраста с его дочерьми, тогда как третий много младше. Однако его наметанный глаз заметил, что все они были не чужды боевым искусствам. Все к лучшему, тускло подумал он, все время теперь разыскивая потенциальных женихов для своих дочерей, когда Саотоме больше не мог выполнить свою часть старой сделки. Не по своей вине, конечно же. Нельзя и мечтать о чем-то большем, чем о сыне, который спас мир. Младший мальчик был слишком молод, девушка была… ну… девушкой, но рыжий паренек пожалуй…
     – Нодока-тян, что ты здесь делаешь? – моргнул Генма, пропустив всех посетителей и обратившись сразу к своей жене, которая сейчас разговаривала с молодой зеленоволосой леди.
     – О, я рада, что вы вернулись домой пораньше, – повернулась Нодока к новоприбывшим, указывая на молодую леди рядом с собой. – Я бы хотела познакомить тебя кое с кем очень важным.
     Генма прищурил глаза. У нее не было при себе лезвия чести, но она улыбалась. Лукаво. Обычно ему не нравилось то, что скрывалось за этой улыбкой, но уже было слишком поздно, чтобы избежать этого.
     – И кто же это?
     – Наша невестка!
     Генма моргнул и немедленно заинтересовался, какую на этот раз дикую схему начала его жена. Смерть парня разрушила всю ее уверенность, но это уже немного выходило за рамки. Он изучил стоящую рядом с ней женщину и спросил себя, как же он объяснит ей, что не будет никакого мужа и никакой помолвки.
     – Послушайте, я не знаю, что моя жена сказала вам, но вы никак не можете быть нашей невесткой.
     Сецуна невинно моргнула.
     – И почему же… отец?
     Лысый мастер боевых искусств поморщился. Черт, он припозднился, и она слишком глубоко влипла в махинации его жены.
     – Потому что у нас нет сына, за которого вы бы могли выйти замуж.
     – Правда?
     Генма знал этот голос. Прекрасно знал. Он обернулся и увидел лицо своего сына, повзрослевшего, но все же его сына. И ему в голову пришла лишь одна мысль, когда он столкнулся с молодым мужчиной и захватил его в медвежьи объятия:
     – Неблагодарный мальчишка! Ты хоть думал, что делаешь, вот так вот померев! Ты заставил свою мать поволноваться!
     Ранма вытерпел удушение, прежде чем легко вырваться из объятий, давая своему отцу понять детали. Соун подошел к нему, изучая считающегося погибшим мастера боевых искусств.
     – Твой сын… вырос, Саотоме, – нахмурился он всем новостям. Но, если задуматься, Ранму еще вполне можно было помолвить с его дочерьми, с Касуми в частности.
     – И в самом деле, Тендо! – от уха до уха ухмыльнулся Генма, с недоверием принимая во внимание тот факт, что Ранма выглядел лет на десять старше, но это было лишь еще одно таинственное обстоятельство, что постоянно мешали парню жить. А затем он принял задумчивый вид, как будто подхватывая озабоченность своего друга. По правде говоря, по некоторым темам их мысли расходились не слишком далеко. – Хмм… немного стар, чтобы сейчас жениться на Аканэ или Набики. Думаю…
     Ранма отступил на шаг, пристально глядя ему в глаза.
     – Кажется, вы пропустили важное развитие сюжета. – Генма и Соун моргнули. Они что-то пропустили? Молодая зеленоволосая леди встала рядом с ним. – Моя жена, Саотоме Сецуна.
     – Как поживаете, Саотоме-сан? – изящно склонила она голову, и Генме потребовалось время, чтобы оправиться.
     – Ну, ты всегда можешь…
     – И трое наших детей: Оно, Ранко и Акира, – кивнул Ранма на своих выстроившихся вокруг них отпрысков. Генма и его партнер потеряли дар речи. Ранма женился. И обзавелся детьми. Как же заставить его выполнить обязательство? К счастью, у одного человека был ответ.
     – Просто Касуми придется стать любовницей Ранмы, – с невыразимым спокойствием заявила Нодока. Отреагировали по-разному. Касуми мгновенно покрылась сияющим румянцем, который, наверное, имел какое-то отношение к появившимся у нее фантазиям. Ранма дернулся. Не важно, сколько раз уже это происходило, он никак не мог к этому привыкнуть. Сецуна просто, нахмурившись, вздохнула. Нодоке было все равно, когда дело доходило до ее вожделенных внуков.
     – Никаких любовниц, мама, – ответил Ранма со спокойствием, рожденным от многочисленного прохождения через эту самую ситуацию. – У меня жена, дети.
     – Но…
     – Никаких но, – твердо заявил Ранма. Потребовалось несколько реальностей с целенаправленной Нодокой, чтобы создать тот уровень мощного сопротивления устремлениям его матери, но он, наконец-то, выработал к ней здоровое сопротивление; даже к тому печальному лицу, что сейчас смотрело на него. Едва Ранма на корню зарубил один из вариантов судьбы, к жизни вновь вернулся другой.
     – Вот и все! – закричал Генма. – Не волнуйся, Тендо, школы еще могут быть объединены!
     Все взглянули на старшего Саотоме, и Ранма почувствовал первые признаки страха. Случайные моменты вдохновения Генмы были тем, к чему стоило относиться со всем вниманием. Чаще всего они, как правило, приводили к хаосу и новым проблемам для его сына, и Ранма был от этого совсем не в восторге.
     – Слушай, батя…
     – В самом деле, Саотоме? – с любопытством наклонился вперед Соун, полностью игнорируя Ранму.
     – Решение прямо перед нами, дружище! – заговорщицки улыбнулся Генма. – Видно, что парень уже женат. И мы ничего не сможем с этим поделать… Однако его сын…
     Живот Ранмы превратился в сплошной кусок льда. Сецуна нахмурилась. Как они могли не понимать, что это целиком и полностью между ними. Пустой взгляд Тендо Соуна продержался до того момента, пока его не осенило.
     – Ты прав! – Оба родителя теперь пристально разглядывали рыжего Саотоме Оно.
     – Что?
     – Беги, – прошептал его отец. – Беги, пока еще есть…
     – Оно, внучек! – вцепился Соун в одну его руку, тогда как Генма в другую. – Как я понимаю, ты пока один?
     – Ну?..
     – Отличные новости, внук! – весело заявил Генма. – Ты помолвлен!
     – ЧТО? – закричал Оно, пытаясь вырваться из их захвата. – Какого черта это я помолвлен! Папа, какого черта? С кем?!
     – Образумь его, прежде чем я что-нибудь с ним сделаю, милый, – прорычала Сецуна, ее красные глаза угрожающе засверкали.
     Ранма принял совет Сецуны близко к сердцу.
     – Слушай, старик, ты никого снова не помолви…
     – С моей дочерью, конечно же! – счастливо ответил Соун. – Это моя дочь Набики, ей восемнадцать, и Касуми, ей двадцать, – по очереди указал Соун на названных девушек. Набики взглядом разила своего отца, тогда как у Касуми просто отвисла челюсть. – Выбери ту, которую хочешь. Она твоя невеста.
     Юный Саотоме Оно в полном недоверии смотрел на своего дедушку, когда Набики повернулась к своему отцу.
     – Знаешь, думаю, что с Касуми ему будет гораздо лучше…
     – О, нет, Набики, – вежливо оборвала Касуми свою сестру, прежде чем она могла продолжить. – Хоть я и хочу выйти замуж за Оно, я бы предпочла, чтобы он был моим доктором. – Она замерла, и ее лицо порозовело. – О, боже, я только что это сказала?
     – Я не выйду за выпендрежника боевых искусств, сестра, – указала Набики.
     – Кого это ты назвала выпендрежником?! – ощерился Оно, и его бабушка с дедушкой от души рассмеялись.
     – Видишь, дружище? – с широкой улыбкой заявил Генма. – Они уже прекрасная пара!
     – И в самом деле, Саотоме! – ответил Соун с такой же широкой улыбкой.
     – Я когда-нибудь упоминала, что твои родители полнейшие дебилы, Ран-тян? – наклонилась к нему Укё, и Ранма задумчиво кивнул.
     – При таком темпе все мои старые невесты будут в кратчайшие сроки помолвлены с ним, – сухо заметил Ранма, когда его сын во весь голос спорил с Набики.
     – Хотя из-за рыжих волос он выглядит довольно симпатично, – задумчиво ответила Укё. – И так как я не могу добраться до тебя… – Она посмотрела на выражение ужаса на лице ее лучшего друга. Она злорадно улыбнулась.
     – Попался.
     Ранма потряс головой.
     – Это не очень хорошо.
     – Считай это расплатой за то, что уехал от меня, вдобавок к тем десяти годам и обещанию жениться на мне, – с притворным негодованием ответила Укё.
     – Ты и половины не знаешь, – пробормотал Ранма, заполучив еще один взгляд от шеф-повара. – Так когда Аканэ…
     – Мы дома!
     – …будет здесь. – Ранма моргнул, когда до него донесся знакомый голос.
     Тендо Аканэ вошла в комнату, приостановившись, заметив столько людей. Высокая девушка позади нее почти столкнулась с ней в момент этой остановки, и они обе с любопытством огляделись по сторонам. Ранма побледнел. Отреагировал он так не из-за вида Тендо Аканэ. Нет, это было из-за девушки, которую она держала за руку. Она была высокой, грудастой брюнеткой, заметил мастер боевых искусств, и довольно привлекательной.
     А еще, если его не подводила память, она была полностью оснащенной.
     Аканэ еще не увидела его, и он повернулся к своей жене, которая едва сдерживала хихиканье.
     – Ты же не…
     – Считай это ранним подарком на день рождения, – злорадно улыбнулась Сецуна, и Ранма вздрогнул.
     – Ты свела ее с Касиваги Макото?! – Ранма едва удерживался от того, чтобы завизжать.
     Злая усмешка его жены угасла до терпеливой улыбки.
     – Это было меньшее, что я могла сделать после того, как она столько раз называла моего мужа извращенцем. – Ранма выгнул брови, и Сецуна счастливо продолжила: – Кроме того, Макото, наверное, лучшая из всех, кого я могла для нее выбрать.
     – Да ну, – скрестил Ранма руки на груди и скептически посмотрел на нее.
     – Ну да, – с веселой уверенностью заявила Сецуна. – Ты даже не хочешь знать, сколько бы парней избила Аканэ, если бы я не…
     – РАНМА!
     Мастер боевых искусств медленно повернул голову, чтобы обнаружить таращащуюся на него Тендо Аканэ.
     – Привет, Аканэ. Что новенького?
     – Ты жив! – Она прыгнула вперед, практически сбив всех на своем пути к мастеру боевых искусств с косичкой. Это закончилось неизбежным выдавленным из него «ОХ!»
     – Уф! Но это уже не новость, Аканэ-тян.
     Все в комнате молчали, наблюдая за состоявшимся воссоединением старых друзей. Аканэ подержала Ранму еще мгновение, прежде чем учесть все подробности его, казалось бы, невозможного изменения и заявить очевидное:
     – Ты… изменился?
     Ранма ухмыльнулся, через ее плечо взглянув на терпеливо ожидающую объяснений брюнетку.
     – А ты украла мою невесту.
     Аканэ покраснела.
     – Д-дурак.
     – Иногда. – Аканэ обратила свое внимание на вступившего в разговор нового человека, красноглазую зеленоволосую женщину. – Я Саотоме Сецуна… жена Ранмы.
     Аканэ моргнула, переводя взгляд с мастера боевых искусств на женщину и обратно.
     – Жена?
     Ранма кивнула и махнул в сторону своих детей.
     – А это трое моих детей. Оно и Ранко, им семнадцать, и Акира, ему тринадцать. – Он посмотрел на непонимание на ее лице. – Я исчез на двадцать лет, Аканэ-тян.
     – Но ты только… Мы устроили похороны…
     – Нет, – мягко объяснил Ранма. – Мы заплутали на обратном пути. Мне и Сет-тян понадобилось пространствовать двадцать лет и измениться, чтобы вернуться сюда.
     Аканэ перевела взгляд с мужчины на женщину.
     – Но… как!
     – Я Сейлор Плутон, – призналась Сецуна. – Путешествия во времени это моя стихия.
     – Ты… ты женился на махо-сёдзё! – ахнула Аканэ, и Ранма не смог на это не улыбнуться.
     – Ага, рассказывай, – признал Ранма, получив от своей супруги локтем.
     – И обзавелся детьми? – уставилась Аканэ на троицу, плохо понимая, как люди, выглядящие на тот же возраст, что и она, могли быть детьми Ранмы. Хотя семейное сходство было несомненно. Тот, которого назвали Оно, унаследовал ярко-рыжие волосы женского облика его отца, но имел более острые черты лица своей матери, как и его сестра, которая, помимо некоторых черт и зеленых волос, была почти точной копией проклятой формы отца. Назвать ее Ранко было более чем уместно. И был еще и младший, Акира. Он был тринадцатилетней копией своего отца, если не считать радужных фиолетовых глаз.
     – Лично я не могу поверить, что вы родили троих, – склонилась Укё, и Сецуна пожала плечами.
     – Я только двоих.
     Укё моргнула, и заявление повисло в воздухе, осознаваемое всеми собравшимися в комнате. Взгляд Ранмы скользнул к его жене.
     – О, тебе просто нужно было об этом упомянуть.
     – Считай это местью за твой прежний комментарий о возрасте, – улыбнулась Сецуна, когда Набики первой смогла осознать.
     – По ее словам… – Набики уставилась на мастера боевых искусств, злая усмешка прокралась ей на лицо. – О, нет. Это просто бесценно!
     Укё посмотрела, когда тоже смогла понять, затем Аканэ, у которой отвисла челюсть.
     – Ты… ты извращенец!
     – Ты уверена, что у тебя есть право так говорить, Аканэ-тян? – оправилась от шока Укё, глядя на младшую Тендо, начавшую покрываться розовым румянцем. Генма ахнул, а Соун слегка побледнел.
     Аканэ мгновенно покраснела и посмотрела на шеф-повара.
     – Эй! Не оскорбляй Мако-тян!
     – Я? Я никогда не называла ее извращенкой.
     Аканэ, устыдившись, опустила на мгновение взгляд и тихо сказала:
     – Я была неправа.
     Макото обняла свою девушку и крепко ее сжала.
     – Все хорошо, Аканэ. Я уже давно тебя простила; все, что ты с тех пор сделала для меня, более чем это компенсировало.
     Соун улыбнулся глубине эмоций между его маленькой девочкой и ее… парой. Затем, когда слова Макото эхом повторились в его сознании, его улыбка испарилась, медленно превратившись в нахмуренность, а затем из пасти полетела слюна, когда он продемонстрировал всем своего демона:
     – Что ты сделала с моей крошкой?! – заревел он.
     Макото слабо вскрикнула и съежилась, дрожа и заикаясь:
     – С-страшно!
     К несчастью, демон был мгновенно изгнан сильным ударом молота по голове и боевым кличем:
     – Папа! Не приставай к Мако-тян!
     Ранма почесал в затылке и заметил:
     – Почему то это выглядело странно знакомо…
     Набики усмехнулась этой ситуации и с акульей улыбкой обратилась к Нодоке:
     – Как по мне, так это не слишком похоже на мужественного мастера боевых искусств.
     – Совсем напротив, – поправила матриарх Саотоме. – Для моего сына очень мужественно доставлять удовольствие своей жене во всех возможных обликах… И наделать побольше внуков, конечно же.
     Набики, как правило, не часто краснела. Ее профессия все время требовала каменного лица. Однако на этот раз оно треснуло, когда ее веселая подколка Ранмы обернулась против нее. Быстрый взгляд в ее мысли, наверное, выявил бы немного зависти, потому что Набики была очень практичной. Она бы, наверное, и для его проклятия нашла бы полезное применение.
     Саотоме Оно протестующе вскинул руки.
     – Больше информации, чем мне стоит знать.
     – Аналогично, – побледнела Ранко.
     – Папа не извращенец, – посмотрел Акира на тетю Аканэ, и она слабо улыбнулась в ответ.
     – Конечно же, нет, – справилась с собой Аканэ, беря руку своей собственной пары… высокой, длинноногой, грудастой брюнетки. Укё была права. У нее действительно больше не было права так говорить. – Мы все просто удивились, что он…
     – Так хорошо приспособился к своему проклятию? – закончил Ранма, вызывая кивки всей семьи. – Скажем так, мне немного помогли. – Брошенный на Сецуну косой взгляд не остался незамеченным.
     – Помогли? – вслух спросила Аканэ.
     – Как именно… помогли? – продолжила Укё, ее разум рисовал образы соблазняющей ее лучшего друга зеленоволосой шлюхи.
     – Вы же все помните то желание, что я загадал тому тупому мечу, верно? – Все закивали, и Ранма продолжил: – Ну, он оказался не таким тупым, как мы все подумали. Я узнал, почему у меня никогда не было ни минуты покоя, и это все из-за нее, – ткнул Ранма в сторону улыбающейся Сецуны.
     – Из-за твоей жены?
     – Ага, – кивнул Ранма. – Шесть месяцев назад по вашему времени они считала, что я погибель человеческого рода. Она не смогла убить меня, так что она решила «занять» все мое время.
     – Настоящая любовь, – сухо съязвила Набики. Ранме удалось проигнорировать комментарий.
     – Ну и желание рассказало мне все о ней и ее деятельности. Все, от попыток покушений до организации помолвок со мной, – объяснил Ранма, вызвав «О, боже» Касуми. – Хотя это не было проблемой. Проблема была во всем остальном, что сделало желание.
     – И что оно сделало, сынок? – полюбопытствовала Нодока.
     – Нафаршировало мои мозги всей жизнью этой Принцессы Плутона, – мягко взял Ранма руку вышеупомянутой принцессы, как раз в тот момент, когда она поморщилась, вспоминая эти события. – Желание, фактически, за шесть месяцев загрузило в мой мозг все ее воспоминания.
     Укё пожала плечами.
     – Так что ты знаешь ее очень хорошо. Разве это плохо?
     – Мне больше трех тысяч лет, – решительно заявила Сецуна, обрывая любые дополнительные вопросы. – Обычная человеческая память страдает от потери информации. Факты забываются. Я никогда не смогу вспомнить, что я делала в 238 году до нашей эры, но задействованная Ранмой магия не страдает от таких ограничений.
     – Ты общалась с Птолемеем III, – пожал плечами Ранма, и семья недоверчиво посмотрела на него. – Из-за проклятия все стало только хуже. Я немного сходил с ума, порой думая, что я был ею.
     – Тогда как…
     – Я остался в своем уме? – риторически спросил Ранма. – Ну, моя принцесса сильно меня выручила. – Никто не пропустил привязанности, с которой Ранма обратился к своей принцессе, или последовавшего вслед за этим покраснения ее щек. – А еще нам помогла Сейлор Мун.
     – Сейлор Мун? – тонкое ухо Касуми уловило некую неправильность в упоминании имени ее любимой героини, и Сецуна дала ответ:
     – В нашем путешествии мы пересекли несколько миров и множество реальностей, – терпеливо объяснила она. На самом деле, это была тщательно продуманная речь, учитывая, сколько раз они через это проходили. Дети даже зевали. – Многие из этих реальностей были довольно похожи на нашу.
     – Так что вы нашли Сейлор Мун и исцелили Ранму, – выдавила Набики с изрядной долей скептицизма. Конечно, в ее голове крутился образ ее и того проклятого меча…
     – Ага, – продолжил Ранма. – Получилось не слишком успешно, но этого хватило, чтобы удержать мой рассудок… Не говоря уже о моей мужественности.
     – Так что же вы сделали со своим проклятьем, Ранма-сан? – вежливо спросила Мако-тян, стоя позади Аканэ.
     Мастер боевых искусств сделал паузу, прежде чем ответить:
     – Линии размылись чуть сильнее.
     – Говорит совсем как мама, – вставила Ранко, на что ее братья согласно кивнули.
     – Значит, три тысячи лет воспоминаний, плюс твой женский облик… – предположила Укё, позволяя ответу остаться незавершенным.
     Ранма кивнул.
     – За двадцать лет у меня было полно времени и возможности, чтобы примириться с этой частью меня. Черт, я даже не считаю это больше проклятием.
     – Очевидно, что нет, – пробормотала Набики, не обращаясь ни к кому конкретно.
     – К счастью, это все в прошлом, – радостно заявил Соун. – Ты выжил, женился и вернулся с почетным способом объединить…
     Вокруг Ранмы вспыхнуло черное сияние и все, кроме его жены и детей, рефлекторно отступили на шаг. Теневая аура окутала мастера боевых искусств, превращая его в черный котел недовольства, компенсированного лишь его сверкающими голубыми глазами. Вышитые не черном шелке золотые драконы сделали эффект лишь еще более сюрреальным.
     – Я очень, очень надеюсь, что следующими словами, что вы собирались сказать, не были «объединить школы», – угрожающе прорычал окутанный тенью Ранма. – Если у вас есть вопрос чести, решайте его со мной. Не с моими детьми.
     Розовый свет контрастом вспыхнул рядом с тенями, и к Ранме присоединилась трансформированная Сейлор Плутон, рефлекторно взмахнувшая ключом времени.
     – И когда мой муж с вами закончит, наступит моя очередь.
     Оба отца снова отступили на шаг.
     – Н-но сын!
     – Если Оно захочет руки Тендо, он сможет ухаживать за ней, как и любой парень его возраста. – Взгляд Ранмы жег его сжавшегося у дальней стены отца. – Я не позволю тебе своими бессмысленными интригами задушить еще одни отношения. – Он позволили своему взгляду ненадолго задержаться на паре, прежде чем тени пропали. Он повернулся к своей матери и, гораздо мягче, добавил: – И никаких любовниц, мам.
     Она с улыбкой отмахнулась от этого комментария.
     – Конечно, нет. Я более чем удовлетворена твоей мужественностью.
     Взгляд голубых глаз скользнул обратно к пораженной паре.
     – У меня было двадцать лет, чтобы совершенствовать искусство, и я гарантирую вам, что я грандмастер во всех смыслах этого слова. У Сет-тян в одном только мизинце более чем достаточно силы, чтобы спалить вас дотла. Сделайте себе одолжение, оставьте нас в покое.
     – Э-э, верно… – нервно сглотнул Генма, его друг с резким кивком повторил за ним. Что бы там парень ни сделал, его сила заметно превосходила силу их старого учителя.
     Сецуна мгновение поизучала потеющую пару и повернулась к своему мужу.
     – Думаешь, они услышали?
     – Нисколько.

     Саотоме Сецуна наблюдала за сочащимся сквозь додзе Тендо светом зари и за танцующим под ним мужчиной. Она улыбнулась, когда он протек через следующее ката на доле доступной ему скорости. Несмотря на это, она знала, что конкретно это упражнение было не на скорость и не на силу. Оно было на контроль и на самососредоточение. На успокоение поднятых желанием воспоминаний. Тендо Касуми вышла на прохладный утренний воздух и присоединилась к Принцессе Плутона в наблюдении за практикующимся Ранмой. К удивлению Сецуны, старшая сестра склонилась в низком поклоне.
     – Спасибо, что вернули нам Ранму-кун, – сказала Касуми тихим, благоговейным голосом. – Мы всегда будем вам за это благодарны… независимо от того, как действуют некоторые из нас.
     – На самом деле это не так…
     – Нет, это так, – мягко поправила Касуми. – Ранма был… он мне как младший брат. Как и для Аканэ и Набики, хоть они в этом и не признаются. – Она посмотрела на молодого мужчину в черном, который взмыл в воздух в практически невозможной серии ударов. – Он действительно стал очень хорош.
     – Он лучший, – с мягкой улыбкой признала Сецуна. – Мне потребовалось несколько лет, чтобы понять это, но это так.
     – Он вас тренировал, – уверенно заявила Касуми, и зеленоволосая принцесса вопросительно посмотрела на нее. – Это заметно по тому, как вы двигаетесь.
     Сецуна кивнула.
     – И детей. Он отличный учитель. И все, кажется, стало даже лучше, когда он добился ранга грандмастера.
     Пара женщин еще несколько минут следила за Ранмой, пока он резко не прервал свои упражнения, с любопытством склонив голову набок. Сецуне потребовалась всего минута, чтобы понять, почему, когда она задействовала свои собственные умения. Касуми с любопытством посмотрела на нее.
     – Хаппосай, – хмыкнула она. – Должно быть, заметил вчерашний всплеск силы Ранмы. – Она мрачно улыбнулась. – Наверное, заинтересовался, что же за гости пожаловали.
     – О, боже, – обеспокоенно взглянула Касуми. – Мне ведь не стоит ждать слишком много ущерба, не так ли?
     – Ха! – рассмеялась Сецуна. – Ему повезет, если он продержится против моего мужа пять минут, даже если добавить сюда время, что потребуется, чтобы не повредить здесь ни одной травинки.
     Ранма вздохнул.
     – Вы можете прекратить прятаться на дереве, Хаппосай-сэнсэй.
     Как по сигналу, вершина дерева зашелестела, и оттуда выскочил старый мастер, приземлившись тремя метрами ниже.
     – Ранма, мой мальчик! Ты продолжаешь удивлять меня! – Он внимательно изучил выросшего парня. – Вернулся из мертвых, да в придачу еще и с уважением к старшим!
     – Тоже рад вас видеть, Хаппосай-сэнсэй, – легонько поклонился Ранма, и Касуми немного удивилась выказанному уважению.
     – Скоро это будет достаточно очевидно, – добавила Сецуна, и Касуми кивком согласилась.
     – Ну, ну, ну! – улыбнулся старик. – Ты, в конце концов, можешь учиться.
     – Если у вас есть что-то, чему вы можете меня научить, то я буду более чем готов учиться, – улыбнулся мастер боевых искусств. На другой стороне двора Генма застыл в дверях. Как и его сын, он привык рано вставать и практиковаться. Но к чему он не привык, так это к виду его вернувшегося сына, стоящего в боевой стойке напротив извращенного мастера.
     – Отлично! – подпрыгнул старый гном. – Когда мы закончим, ты сможешь рассказать мне все о том, как ты вернулся из мертвых. Но первым делом тебе нужно будет это примерить. – Хаппосай вытащил «это», кружевной розовый бюстгальтер. Он бросил его Ранме, и тот легко его поймал. Молодой мужчина осмотрел его и швырнул обратно.
     – Думаю, я пас, – пожал плечами Ранма, и Хаппосай зарычал.
     – Мне показалось, что ты сказал, что готов начать учиться!
     Ранма невинно моргнул.
     – Не то чтобы он мне не понравился, но он не в моем вкусе. – Хаппосай удивленно моргнул, такое же чувство испытал на другом конце двора отец Ранмы. – Лично мне больше нравятся черные. Полупрозрачные и все такое, понимаете?
     На этот раз даже Касуми моргнула, и Сецуна ей улыбнулась.
     – И вы думаете, что он шутит.
     – Не шути со мной, мальчик! – отрезал Хаппосай, и окружающий воздух наполнила ощутимая волна силы. Старого мастера окружило зловещее синее сияние. – Прошлым вечером я почувствовал всплеск! Чему это ты научился, Ранма?
     – Немного тому, немного сему, – задумчиво пробормотал Ранма, еще больше сердя извращенца. При нормальных обстоятельствах, Генма бы вмешался, чтобы спасти сына от грядущего избиения старым мастером, но нынешние обстоятельства не были обычными, особенно для его сына. Если бы старый извращенец видел вчерашнюю демонстрацию Ранмы, то даже он бы, наверное, дважды подумал, прежде чем провоцировать парня. Но если нет…
     – Надери ему задницу, парень!
     Ранма даже не обернулся, когда Хаппосай, удивившись, гневно взглянул ему через плечо.
     – С тобой, Генма, я разберусь позднее! Надень бюстгальтер или познаешь мой гнев!
     С лица Ранмы пропали все следы юмора. Остался лишь холод и смерть. Вокруг мастера боевых искусств замерцали тени, окружая его подобно сердитому, поглощающему свет пламени. Вскоре остались лишь голубые глаза и вышитые на шелке золотые драконы.
     – Выбираю гнев.
     Хаппосай смотрел. В этот момент Ранма мог бы просто подойти и запнуть его на низкую орбиту. Он это знал, но не мог не смотреть в шоке и трепете. Парень был чертовски мощным источником силы! Старый мастер даже не мог отойти назад, настолько он был восхищен превращением Ранмы. И пока он смотрел, воздух вокруг мастера боевых искусств сконденсировался, а окружающая температура упала. На траву вокруг выпали капельки росы, а тень изменилась с мужской формы к гораздо более женственной. Хаппосай в страхе отошел на шаг. Парень только что без внешней помощи запустил свою трансформацию! С ума сойти, он просто сконденсировал вокруг себя воздух!
     – Знаете что, Хаппосай-сэнсэй. Мы сделаем это в моем слабом облике, – хрустнула костяшками пальцев окутанная тенью женщина. – Но если у вас и есть что-то, чему бы вы могли меня научить, лучше вам воспользоваться этим сейчас.
     От старого извращенца не было никакого предупреждения, когда он размылся, начиная бой. Против такой силы он не мог позволить себе сделать предупреждение, и он своей трубкой атаковал молодого наследника. Ранма даже не потрудилась принять атакующую стойку, с легкостью отклоняя все до последнего быстрые удары Хаппосая. Мастер продолжал исследовать защиту девушки с косичкой, находя лишь непроницаемую стену движений и уклонений. Мастер резко отскочил и выхватил из своего подпространственного кармана пару бомб, уже без предохранителей. Он швырнул их в сторону мастера боевых искусств, которая просто позволила им отскочить от груди и упасть на землю.
     Б-У-У-У-у-у-у-М-М!
     Взрыв сотряс все окрестности волной звука и света, разбудив всех вокруг в радиусе мили. Семьи Тендо и Саотоме выскочили из своих постелей, наблюдая за мастером боевых искусств, дымящейся и невредимой. Пока Тендо просто смотрели, дети Ранмы повесили головы и зевнули.
     – Черт, это просто папа снова пинает задницу Хаппи.
     – Я проснулась ради этого?
     – Тетя Кас-тян, вы не сможете приготовить нам завтрак?
     Остальные члены семьи изучали прожигающую старика взглядом Ранму. На земле, где стояла Ранма, даже не было кратера, каким-то образом она впитала всю энергию взрыва.
     – Бейте посильнее, сэнсэй. Этот я даже не почувствовала.
     В руках Хаппосая сформировался огромный шар ки и, вырвавшись, помчался к Ранме, которая небрежно отклонила его взмахом руки. Синий шар энергии умчался ввысь и взорвался там, на долю секунды закрыв собой солнце. Мастер боевых искусств нахмурилась и шагнула вперед. Старый извращенец отошел назад.
     – Второй удар. Знаешь что, старик… Пообещай никогда больше не показываться в Нэриме и пострадаешь не слишком сильно.
     – Я покажу тебе настоящую силу, мальчик! – провозгласил Хаппосай, и его боевая аура вспыхнула вокруг него, увеличиваясь в размерах. – Смотри, чтобы я не раздавил тебя! – Окутанная тенью Ранма просто покачала головой, подошла к растущему силуэту и дотронулась до него темной перчаткой. Едва ее рука коснулась барьера, светящаяся синяя аура прекратила расти. Глаза Хаппосая расширились еще сильнее, а аура его силы начала уменьшаться.
     – Ну-ну. Ничего подобного, – холодно предупредила тень, когда сила старика просто утекала. Тени вокруг Саотоме, казалось, росли и удлинялись, когда аура усыхала.
     Мастер боевых искусств, казалось, телепортировалась вперед, прорываясь через то, что осталось от боевой ауры извращенного мастера, и, врезав сильным кулаком, подбросила его до неба. Хаппосай взлетел не более чем на десяток метров, прежде чем тень снова исчезла, появившись над гномом с задранной над ним ногой. Нога обрушилась на тело мастера. Он помчался к земле, и Ранма падала вместе с ним, потоки темной энергии немного от нее приотстали. Хаппосаю остался последний метр, когда мастер боевых искусств телепортировалась в последний раз, ловя гнома перед самым столкновением. Он ошеломленно висел на одной из рук Саотоме, а другую окутала тень, образуя призрачное темное лезвие.
     Хаппосай в ужасе смотрел, как между его глазами сформировался небольшой вихрь.
     – С этого момента все ваши связи с кланом Саотоме официально разорваны. Вам не понравится, что с вами произойдет, если я хоть когда-нибудь снова увижу вас, сэнсэй.
     – Где… где, черт возьми, ты всему этому научился?! – выдыхал Хаппосай в перерыве между кашлем, что иногда был с кровью. Тени вокруг Ранмы рассеялись, демонстрируя совсем другую рыжую, чем он или кто-либо еще помнил. Она была на пару дюймов выше и стройнее. Ее бюст сохранил те же пропорции, но сейчас он компенсировался более подходящими формами и ростом. В общем, Ранма-тян выросла в прекрасный образец женственности.
     – Все просто, – презрительно отрезала она. – Это вы провозгласили меня грандмастером, сэнсэй.
     – Я… никогда!
     – Ну, не совсем вы, – с натянутой улыбкой поправилась она. – Другой, больше уважающий честь Хаппосай, чем вы. И с тех пор я стала только лучше.
     – Другой… я? – недоверчиво фыркнул он, когда Ранма держала его в вытянутой руке.
     – С этого момента ни мой отец, ни никто из Тендо ничего вам не должны, – холодным тоном объяснила Ранма.– Попытаетесь появиться в Нэриме, и ваша задница будет моей игрушкой, ясно? – Старик кивнул. – Хорошо.
     После этого Ранма отвела ногу назад и отвесила Хаппосаю короля всех пинков, маленькая сверхзвуковая ударная волна сопроводила его путешествие на низкую околоземную орбиту. Мастер боевых искусств пронаблюдала за исчезающей в небе крохотной светлой точкой и с улыбкой кивнула, когда она полностью пропала.
     – Черт, мне действительно нравится это делать.

     – Ты уверена, что они будут здесь? – ткнула блондинка в плечо свою будущую дочь, получив еще один кивок.
     – Конечно, уверена, – заверила она идущую позади нее Усаги. – Акира-кун практически живет в додзе, – добавила Чиби-Уса без учета временного контекста, еще больше запутав блондинку.
     Пара завернула за очередной угол и дошла до ворот со знаком «Школа Тендо Беспредельных Боевых Искусств». Цукино Усаги дернула за висящий на деревянном знаке колокольчик, только чтобы увидеть, как Маленькая Леди толчком приоткрыла ворота и прошла внутрь, как будто бы она жила здесь.
     – Чиби, ты не думаешь, что нам стоит?..
     – Не-а, – помотала головой розоволосая девочка. – Кроме того, они уже знают, что мы здесь. – Вопросительный взгляд девочка пропустила, когда они пересекли двор и обнаружили ожидающего около входа фиолетовоглазого мальчика с косичкой. Усаги сразу же его узнала. Саотоме Акира… парень Чиби.
     Едва мальчик увидел пару, как его лицо расплылось в улыбке.
     – Привет, Уса-тян! – Усаги смотрела, как Чиби с такой же улыбкой подошла к Акире и поцеловала его в щеку, заставив его покраснеть. Младший Саотоме быстро оправился, открывая перед розоволосой девочкой дверь. – Вы застали нас как раз перед поездкой.
     – Поездкой? – спросила Усаги, входя внутрь. Акира кивнул.
     – В Китай.
     Любой возможный ответ мальчика был немедленно прерван, когда Чиби прыгнула мимо него к двум знакомым лицам, которых Усаги знала слишком хорошо, хотя полтора было бы более точным числом.
     – Пуу! – воскликнула девочка, врезаясь в стильно одетую Сенши Времени, которая легко справилась с медвежьими объятиями. – Я так рада снова видеть тебя живой!
     Сецуна, обнимая девочку, улыбнулась.
     – Рада тебя видеть, Маленькая леди. Могу добавить, что это было отличное представление.
     Чиби засияла от этого комплимента.
     – Это было все, что я могла сделать, чтобы ничего не испортить, правда.
     – Хотя, все же, ты немного чрезмерно дразнила меня, – прокомментировала рыжая рядом с ней, и девочка повернулась к ней, в свою очередь обнимая и другую женщину.
     – Дядя Ранма-тян! – выпалила она, сжимая рыжую мастера боевых искусств.
     – Да, да, – закатила глаза Ранма. – Ты так легко не отделаешься.
     Усаги просто смотрела. Она ничего не могла с собой поделать.
     – И как много ты знаешь?!
     Чиби выбралась из объятий Ранмы и приложила палец к губам, устраивая из своего вида целое шоу.
     – М-м, все!
     Блондинка потрясенно осела, но быстро оправилась.
     – И ты никому не сказала!
     Розоволосая девочка нахмурилась.
     – Это бы все разрушило. Я едва не рассказала Дяде-тян.
     – Так тебе и надо, – фыркнула Ранма, а затем улыбнулась старому воспоминанию двадцатилетней давности о том, как она подталкивала Чиби-Усу к краю восьмиэтажного здания. Ах, было же время.
     – И ты изменилась… – сказала Усаги, медленно обходя ту, кого она знала под именем Икари Юмеи. Вместо того подростка, что она знала, перед ней стояла женщина, ничуть не менее экзотичная и прекрасная, чем Сецуна. – Чиби почти все объяснила, но…
     – Но очень трудно понять, как всего за шесть месяцев я стала такой красоткой, я знаю, – с по-настоящему подлинно звучащим сочувствием заявила Ранма. Сецуна отвесила своему пребывающему женщиной мужу подзатыльник, тогда как Усаги едва не стошнило от беззастенчиво демонстрируемого тщеславия. – Ой. Ага, я прекрасно сейчас выгляжу, больно. Буквально… – добавила она, потирая затылок. – Релятивистское замедление времени сделает с тобой то же самое.
     – Реляти-чего? – тупо повторила Усаги, и Ранма улыбнулась.
     – Феномен, при котором отсчет времени удаленных или движущихся часов отличается от часов покоящихся, как правило из-за околосветовой скорости движения или темпоральной складки, – небрежно объяснила Ранма, пропустив взгляд Усаги и такой же Набики, которая замерла на лестнице. Она смотрела на нее, как будто бы у нее выросла вторая голова.
     – Что, с новым телом и новые подходящие мозги, Саотоме? – съязвила она, спускаясь к ним.
     Ранма даже не обратила внимание на колкость и пожала плечами.
     – Уже ведь говорили. Воспоминания Сет-тян лучше сочетаются с моим женским обликом.
     – И ты не хочешь измениться обратно?
     Ранма покачала головой.
     – Не особенно. У меня было двадцать лет, чтобы к этому привыкнуть. Сейчас это для меня как переодеться. – Наклонив голову, она сделала паузу. – Ну, и у нас есть требующие нашего внимания дела.
     Набики навострила уши.
     – Дела?
     – Дела с амазонками, – пояснила Сецуна, и Набики испустила тихое «о-о». Это были дела, которых она не хотела касаться даже краешком. Из-за тех людей Китай был гораздо ближе, чем она сейчас того хотела.
     Усаги посмотрела на пару женщин.
     – Так когда вы отправляетесь?
     Ранма взглянула на пожавшую плечами Сецуну.
     – В любой момент.

     – Я вызываю эту изящную! – выкрикнула из толпы синеволосая женщина, вынудив Сецуну и Ранму взглянуть друг на друга.
     – Ты «изящная»? – взглянула Ранма на свою жену, которой удалось лишь выгнуть брови.
     – Думаю, она говорит о тебе, милая, – ответила Сецуна, и они обе вновь повернулись к заговорившей, мужеподобной женщине с коротко постриженными синими волосами, одетой в изысканный китайский шелк. Ее мужественность подчеркивал спускающийся от одного глаза тонкий рубец. Она нахмурилась этой очевидной путанице.
     – Зеленоволосую! – уточнила она, и Ранма пожала плечами. – Выйди вперед и столкнись с настоящим воином! – Ранма закатила глаза и отошла в сторону. Сецуна подавила смешок и бегло ответила на китайском:
     – Нет, – толпа окружающих ее амазонок в гневе заволновалась, и она позволила им побеспокоиться лишнюю секунду, прежде чем продолжить: – Вы всерьез думаете, что я приму вызов в таких неблагоприятных условиях?
     – И что ты считаешь «благоприятными условиями»? – прошипела в ответ амазонка.
     – О, я не знаю… – закатила глаза Ранма, ласково поглаживая свою косичку. – Может быть те, в результате которых за моей женой не будут охотиться до края земли?
     Слово «жена» эхом прокатилось по толпе заинтересовавшихся воинов, и не одна женщина постаралась понять смысл этого. Вместо этого Сецуна предложила свой вызов:
     – Я взываю к Обряду Равных.
     Толпу амазонок охватила тишина, и вперед вышла седоволосая старейшина, не больше трех футов в высоту. Одетая в синее старейшина воткнула свою гладкую деревянную трость в землю и внимательно изучила чужаков.
     – Твое знание амазонских законов впечатляет, – прохрипела женщина, затем мрачно улыбнулась. – Полагаю, что ты знаешь, что произойдет, когда ты проиграешь?
     – Рабство и смерть переоценены, – ответила Принцесса Плутона, но старуха продолжала улыбаться.
     – И молодежь позади тебя? – взглянула она через плечо Сенши на Оно, Ранко и Акиру.
     – Смерть, – пожал плечами Оно.
     – Аналогично, – с улыбкой кивнула Ранко.
     – Мама надерет тебе зад, – как ни в чем не бывало заявил Акира.
     Старейшина не могла не восхититься храбростью детей… Она взглянула на двух женщин. Их дети? Если их удастся взять живыми, они станут отличной прибавкой к племени. Но что-то она здесь упускала. Две женщины с тремя детьми просто не могли наткнуться на Джокецузоку и искать драки. И кроме того, они слишком много знали об амазонских законах, чтобы это было удобно. Однако она была женщиной, и Обряд Равных был ее правом…
     – Пусть будет так. Обряд…
     – У меня есть условия, – вмешалась Сецуна. – Если я должна победить, обряд будет применяться и ко всей моей семье. Никаких вызовов, никаких проектов по присоединению нас к вашему племени.
     – Если ваши воины выпишут чеки, их задницы не смогут их оплатить, – ухмыльнувшись, небрежно добавила рыжая позади нее, еще больше разъяряя толпу.
     Старая женщина зарычала, ударяя землю концом своей трости. Она не была полностью уверена в смысле слов надоедливой рыжей, но почти наверняка это было оскорблением.
     – Уверяю вас, что моим соратницам вполне по силам одолеть вашу изящную супругу.
     – Думаю, тут подходит выражение «легко сказать», – ответила Сецуна, заполучив острый взгляд от старухи.
     – Цю Теп! Шаг вперед! – Синеволосая амазонка прошла сквозь толпу, остановившись рядом с маленькой старейшиной, которая обернулась к толпе. – Это Обряд Равных, до смерти по решению победителя. Если новичок победит, всей ее семье предоставляется племенной иммунитет. Если же она проиграет, они лишатся жизней. – Она сделала паузу, и толпа образовала вокруг бойцов круг. – Бой врукопашную. Кроме этого ограничения, пределов нет.
     – Пределов нет? – улыбнулась Ранко.
     – Они так влипли, – злобно усмехнулся Оно.
     – Начали!
     Амазонка даже не стала тратить время на то, чтобы составить мнение о своем оппоненте, выбрав вместо этого тактику блицкрига, нападая на высокой скорости, чтобы прорваться сквозь любую возможную защиту зеленоволосой женщины. Сецуна с легкостью уклонилась от первоначального шквала ударов и пинков, придерживаясь скорости разъяренной амазонки, когда та на лету изменяла свои стили.
     – Затянутый удар.
     – Слишком мягко.
     – Хорошее сочетание.
     – С ногами небрежно.
     – Не ослабляй бдительность.
     – Очень хорошо.
     – Пропустила открытость.
     Под беглыми комментариями женщины гнев Цю Теп продолжал нарастать. Что еще хуже, они были точны. Ничто не проникало сквозь оборону женщины, а все, от чего она не уклонялась, она быстро и эффективно отражала. Даже с учетом парирования, у амазонки сложилось четкое впечатление, что длинноволосая женщина едва обращает внимание на ее усилия. Цю Теп была готова просто задать женщине трепку, но теперь… теперь она хотела выбить из нее жизнь. Из рыжей будет хорошая служанка. Она отскочила, меняя стойку на более предпочтительную для боевых точек давления шиацу. Женщина просто стояла там, раскрывшись, и на этот раз Цю Теп не сглупила и собрала всю свою энергию, чтобы взорваться в скорости каштанового кулака.
     – Будь я тобой, я бы этого не сделала.
     Амазонка рванулась вперед, и кончики ее пальцев образовали изящную дугу. Женщина приблизилась вплотную и размылась в приеме:
     – Kachu Tenshin!..
     Хлоп.
     – А-а-а-и-и-и!
     Синеволосая женщина резко отскочила, с силой перекатившись вправо и сев на корточки, оберегая свою правую руку. Быстрый осмотр показал очевидное – все пальцы были сломаны, а она даже не видела, как эта сука двигалась, перехватывая удар.
     Сенши Времени с симпатией посмотрела на своего противника.
     – Я же тебе говорила.
     Амазонка стерпела боль, и гнев подпитал ее решимость. Она не хотела так рано использовать на женщине прием столь высокого уровня, но было очевидно, что эта чужачка сдерживалась. С этой мыслью она зарылась поглубже в хранилище своего ки и начала Ледяную Душу. На этот раз по-настоящему.
     В додзе чихнула Тендо Аканэ.
     Цю Теп ринулась вперед, вновь вцепляясь в Сецуну. Однако в отличие от предыдущие атак, у нее на самом деле не было намерения сцепиться с новичком. Вместо этого она сосредоточилась на том, чтобы завлечь зеленоволосую женщину в спираль, используя ее горячее ки как катализатор ее гибели. Удар. Пинок. Пинок. Пинок-удар. Удар. Шаг, шаг, шаг. Прекрасно, подумала она, входя в шаблон, что она выучила так много лет назад. С изливаемой новичком силой, она будет мертва прежде чем сорвет с деревьев листву. Осталось всего несколько шагов.
     Пора.
     Синеволосая амазонка развернулась, готовясь шагнуть в центр спирали, только чтобы обнаружить пару пристально смотрящих на нее красных глаз.
     – Какого!..
     – Серьезно? Это был один из первых приемов, которому мой муж меня научил.
     Классический хук справа с высокой скоростью жестоко ударил амазонку прямо по голове. За ним быстро последовал резкий щелчок, когда пятка добралась до коленной чашечки амазонки, болезненно смещая ее. Цю Теп опустилась на землю, и Сецуна схватила ее взлетевшую руку, вытянула ее мимо тела и переломила в локте. Крики боли прервались лишь хрюканьем, когда ее лицо оказалось воткнуто в грязь.
     – Ну, это было предсказуемо, – невозмутимо заметила Ранма, пока Сецуна смотрела на своего дергающегося противника.
     Старейшина на мгновение ошеломленно застыла, прежде чем войти в круг, осторожно осматривая свою соплеменницу. Девушке придется какое-то время пролежать, наверное, несколько недель. Если она снова будет нормально ходить, то это будет чудом. Цю Теп была одной из лучших воинов племени, и с ней так легко справились. Это могло значить лишь одно… Джокецузоку только что смешали с дерьмом.
     – Ну?
     Старейшина племени подняла взгляд на красноглазую женщину и зарычала:
     – Я считаю, что Обряд не имеет силы! Джокецузоку не потерпит обмана.
     Сецуна нахмурилась.
     – И кто же вас обманул?
     – Ты и твой выводок! – огрызнулась она. – Тебе повезло, что мы не устранили вас за нанесение ущерба одной из нас.
     – Не наша проблема, что вы бросили вызов кому-то, кто не только намного лучше вас, но и умнее, – в преувеличенном разочаровании покачала головой Ранма и взглянула через плечо. – Первое правило боя, Акира?
     – Знай своего противника, пап!
     Ранма пожала плечами и повернулась к старейшине.
     – Видите? Даже мой тринадцатилетний сын это знает. Какое у вас оправдание?
     – Я не потерплю такой дерзости, ведьма! – подняла она посох, бросая вызов Ранме и Сецуне, тогда как ее девы заняли позиции у нее на флангах. – Считай, что тебе повезло, что мы всего лишь убьем тебя и твою блудницу, зеленая. Ваши дети станут отличным дополнением племени.
     – Призрачный шанс, – ответил Саотоме Оно, засветившись ярко-синей аурой силы.
     – Даже и не думайте, – согласилась Саотоме Ранка, окутавшись золотистым сиянием.
     – Говорил же, напинаем вам задницы, – похрустел костяшками пальцев Саотоме Акира, когда его окружила фиолетовая аура.
     Саотоме Ранму окутала черная тень, а ее супруга вспыхнула розовым, трансформируясь в свою фуку броню. Семья собралась плотной группой, и все, что старейшина могла сделать, так это держаться на месте против дунувшей на нее подобно ветрам Сахары волне силы. Она оторвала взгляд от группы и сосредоточилась на зеленоволосой женщине, сверху вниз глядящей на нее с обещание смерти.
     – Кто… да кто ты, черт возьми!
     Саотоме Сецуна исполнила легкий реверанс.
     – Сейлор Плутон, Хранитель времени, к вашим услугам. – Старейшина зашипела, рефлекторно отступая назад. Демоница, что мучила их племя последнюю тысячу лет, вернулась! Но она еще узнала не всю правду.
     – А ты?
     – Саотоме Ранма, грандмастер Школы Беспредельных Боевых Искусств. – Старая женщина едва могла сдержать свой ужас, когда рыжая ткнула пальцем в далекую горную цепь. – Знаете… сражалась с крылатым парнем вон на той горе? Может, вы слышали обо мне.
     – Нет… ты… ты мертв!
     – Позвольте мне продемонстрировать мои рекомендации, – окутанная тенью рыжая залезла в пространственный карман и вынула оттуда разделенные посохи, Геккайю и Киндзякан. Вооруженная толпа вокруг них отступила еще на шаг, увидев ключи вознесения Сафурана. Затем женщина холодным ки сконденсировала вокруг себя влажный воздух и вспышкой нагрела его, активируя проклятье. Ставший мужчиной Ранма закрутил оба посоха, демонстрируя смертельную точность, с которой он ими управлялся. – Еще вопросы?
     Старейшина смотрела. Только это она и могла сделать. Буквально. Больше не имело значения, насколько хороши были она и ее сестры. Одни только дети вполне могли уничтожить переднюю линию излучаемой ими силой, не говоря уж об их родителях. Они… Они, не вспотев, могли уничтожить всю деревню, и она подозревала, что ей остался лишь один выход, если не считать самоубийственного нападения на них.
     – Каковы… каковы ваши требования? – нервно сглотнула она, опуская глаза на землю, как будто она была недостойна смотреть на них. И она не была. Она это знала. Остальные амазонки последовали ее примеру.
     – Так-то лучше, – мило улыбнулась Сецуна. Это была та улыбка, которой аллигаторы улыбались небольшим животным, что бродили слишком близко к воде. – Твой выход, милый.
     Сецуна отошла в сторону, и тени вокруг Ранмы медленно рассеялись. Его голубые глаза изучили каждый сантиметр старейшины, и она неуютно поежилась под его взглядом.
     – Как ваше имя?
     – Ду Шу, Саотоме… сама. – Ранма просто кивнул, словно ожидал такого уважения.
     – Вы старейшина этого племени? – уточнил он, и она согласно кивнула.
     – Больше нет. – Старая женщина моргнула. – Я проделал весь этот путь в Китай не ради того, чтобы играть в прятки и идти искать. Колон-сэнсэй. Выходите.
     Глаза Ду Шу распахнулись, и она зарычала:
     – Эта женщина неудачница! У нее нет права!..
     Смерть, что танцевала во взгляде Ранму, заставила ее застыть.
     – И почему же?
     И только тогда старая женщина осознала, в какой же эпический угол загнала она себя и свое племя. Следующие слова Ду Шу прошептала с явной дрожью:
     – Ей не удалось вернуться с вами…
     – М-м хмм, – кивнул Ранма, когда Колон на своем посохе подскочила к семье, ведя за собой Шампу. Мастер боевых искусств нахмурился. В то время как они, очевидно, с честью пережили свое низложение, их внешний вид говорил сам за себя. Колон даже выглядела немного старее, а Шампу, очевидно, была вынуждена немного быстрее повзрослеть. Из их глаз пропала некая искра. С явным недовольством на лице он повернулся к свергнутой старейшине.
     – Похоже, что ее миссия, в итоге, оказалась успешной.
     Ду Шу знала, что вступила на опасную землю, но решила не сдаваться без боя.
     – О? Я серьезно сомневаюсь, что вы отвергните свою супругу и женитесь на амазонке. Так что Колон все еще неудачница.
     Одетая в зеленое женщина, спокойно балансирующая на своем посохе, усмехнулась. Ду Шу повернулась, чтобы обнаружить озорную улыбку своей предшественницы.
     – Неплохо сыграно, правнук. Неплохо сыграно.
     – Что неплохо сыграно? – прорычала экс-старейшина, переводя взгляд с Ранмы на Колон и обратно. Она не оценила соль шутки.
     – То, что очень удобно, что именно вы об этом позаботились, – отметил Ранма со своей озорной улыбкой. – Полагаю, что когда моя жена выиграла, она, благодаря вам, выиграла и иммунитет для всего клана Саотоме. Включая и меня.
     – Что? Я!.. Нет! Это не!..
     – Не только это, – надавил он. – Мне кажется, вы нарушаете свою честь, поддерживая это соглашение.
     – Но!..
     – Не говоря уже о преступной халатности, когда вы подтолкнули одну из ваших сестер сразиться с противником, которого она не могла одолеть, – добавила Сецуна, и лицо Ду Шу потеряло свой цвет. – С таким лидером, как вы, вашему племени действительно не нужны такие враги, как мы.
     – Тебе лучше уйти, ведьма. – Ранма взглянул на низложенного лидера, которая, казалось, ушла в себя.
     – Как… как пожелаете, Ранма-сама, – с этими словами женщина поплелась прочь, оставив посреди толпу семью Саотоме, Колон и Шампу.
     – Я… впечатлена, и это огромное преуменьшение, Саотоме-сан, – признала Колон, разглядывая на несколько лет более старшего, чем она помнила, Ранму.
     Ранма отмахнулся от комплимента, когда и Шампу осматривала его. Было довольно удивительно, что она все еще воздерживалась от того, чтобы прижаться к нему.
     – Достаточно будет просто внука, – признался он, его отношение заметно смягчилось.
     – Это действительно ты, айже… Ранма?
     Ранма кивнул и начал представлять свою семью, Колон выгнула брови, когда они все спокойно называли ее «бабушкой». «Обсудим позже» – было единственным объяснением мастера боевых искусств. Колон рассудительно кивнула. Ранма женился на немезиде ее племени, повзрослел и обзавелся тремя детьми. И она была чертовски уверена, что он попозже ей все расскажет.
     И в самом деле, интересные времена.
     – Шампу, дорогая! – Одетый в белое парень вывалился из ближайшей хижины и промчался мимо всей семьи, остановившись рядом с бочкой. – Я думал, ты ушла и…
     – МУС, МИЛЫЙ!
     Черноволосый парень даже не успел надеть очки, прежде чем оказаться схваченным зеленоволосой девушкой с косичкой.
     – О-о-о! Я так по тебе скучала!
     Мус изо всех сил пытался освободиться, когда неизвестная девушка, осыпая его поцелуями, прижала его к земле.
     – Кто… Кто ты, черт возьми? Я тебя даже не знаю!
     Саотоме Ранко приостановила свои действия, с любопытством глядя на парня.
     – Не знаешь, а? – Мус резко помотал головой. – Проклятье. Похоже, мне просто снова придется тебя всему переучивать.
     Борьба возобновилась, и Колон при ее виде едва не свалилась со своего посоха. Она повернулась к Ранме, который просто покачал головой.
     – Я честно не знаю, что она нашла в этом парне.
     – Тише, милый, – ткнула его Сецуна. – Разве ты не понимаешь, что это любовь?
     Ранма закатил глаза, а Колон могла только вздрогнуть.

     Саотоме Ранма и Сецуна наблюдали за последними лучами дневного света, освещавшего бамбуковые шесты в источниках Дзюсенкё, свет отражался от проклятых источников в естественном проявлении красоты, когда солнце опускалось в покрывающий хребет Баянкала туман. Принцесса Плутона прижалась поближе, а рука Ранмы обняла ее за талию.
     – Навевает воспоминания, понимаешь? – вслух размышлял грандмастер, выделяя из остальных один конкретный бамбуковый шест.
     – Надеюсь, не все из них плохие.
     Ранма оглянулся и обнаружил играющую на губах Сецуны озорную улыбку.
     – На днях я найду тот твой тайник с мгновенным парнем из Нанничуаня.
     – И что потом? – игриво спросила принцесса, и Ранма сделал вид, что задумался над дилеммой.
     – Забудь про это.
     – Так я и думала, – фыркнула она и продолжила смотреть.
     – Ну, не все из них плохие, – вернулся Ранма к первоначальному вопросу. – Не так уж все и плохо. – Он немного дольше задержался на воспоминаниях, а затем повернулся к своей жене. – Хотя Оно будет очень занят.
     Сецуна нахмурилась.
     – Я думала, что он иммунен к правилам о поцелуях.
     – Так и есть, – ответил Ранма. – Однако это не остановит всех этих девушек от борьбы друг с другом за шанс встречаться с ним.
     – О, Боже, – просто покачала головой его жена, представив все это. – И кто фаворит?
     – Шампу, конечно же, – шаловливо улыбнулся Ранма, тогда как Сецуна при этой новости закатила глаза, но не смогла не рассмеяться. Они оба счастливо созерцали закат, пока Ранма снова не нарушил тишину.
     – Так что же ты скажешь Усаги? Рано или поздно, но она спросит.
     – О Кристальном Токио? – Ранма кивнул. Сецуна пожала плечами. – Я просто скажу ей, что для него нет больше никакой возможности, и что нам придется найти иное решение.
     Ранма задумчиво кивнул и улыбнулся.
     – Так ты ей солжешь.
     – Вовсе нет, – весело исправила Сецуна. – Без моей помощи он не возможен. Лучший план действий не всегда верный план действий. Ты помог мне это понять. – Ранма снова кивнул и повторил:
     – Так ты ей солжешь.
     Сецуна улыбнулась.
     – Давай просто скажем, что то, что она не знает, ей не навредит.

Альтернативный эпилог

     На вершине восьмиэтажного энергетического конвертера мирно покоился сплюснутый трех с половиной футовый серебристый овал, недавно оставленный теми, чьей единственной целью было уничтожение конвертера и парящего над ним источника его энергии – реактора из 8000 кристаллов чистого сердца, что давали энергию для уничтожения человечества. Производственные мощности, что они питали, еще не вышли на полный уровень, но когда это произойдет, они способны будут производить свыше пятнадцати тысяч йом в день, что более чем достаточно, чтобы отправить волну разрушения маршировать по всей Земле.
     Серебристое устройство не имело ни малейшего представления о ведущемся вокруг него бое, его центральный процессор отмерял время дискретными электрическими импульсами, что мелькали по моноволокну его нервной системы. С момента активации устройства он отсчитал двести тридцать девять импульсов, ни в одном из которых не было ничего особенного.
     Однако двести сороковой импульс оказался заметным исключением.
     Импульс достиг центрального процессора, и программное обеспечение установило специальный флаг, в результате чего спящие системы были активированы и запитаны энергией. Элериумное ядро в центре устройства ожило, и его энергия начала концентрироваться в пяти окружающих его конденсаторах на антиматерии. Через шестьдесят импульсов эти конденсаторы вольют всю свою энергию в ядро, инициируя катализатор, что способен превратить две тысячи миль пространства в перегретую плазму…
     …или аннигилировать некую карманную вселенную.
     Импульс номер двести сорок был замечен и отмечен процессором оружия, когда он завершил свой путь через лабиринт схем, активизацией еще одного протокола.
     – Внимание… Срок отмены приказа истек, – с невыразимым спокойствием сообщила бомба. – Обратный отсчет, одна минута до взрыва.

     – Точка невозвращения! – крикнула Меркурий, находясь в одном километре от последней ядерной бомбы Серебряного Тысячелетия. – Одна минута!
     Саотоме Ранма, наследник Школы Беспредельных Боевых Искусств, быстро изучил сокращающееся число вариантов, пока оставшаяся часть их ударной команды проходила через созданные Сейлор Плутон врата. Учитывая навалившиеся на них десять тысяч йом, ему придется быстро что-нибудь придумать, и это что-то должно быть боевым искусством оружия массового поражения. Ранма прошелся по списку своих приемов и быстро добрался до самого разрушительного из них, призываемого ки торнадо, хотя ему был нужен настоящий ураган. Фактически, единственной, у кого была сила, способная остановить вторжение демонов, была Сатурн, а им совсем не нужно было уничтожать карманную вселенную вместе с ними внутри.
     Варианты… варианты… Позади Сейлор Плутон оставались Меркурий, Юпитер и Сатурн, последние бойцы, выбранные для того, чтобы удержать линию обороны, пока не будет возможно безопасное – черт, любое – отступление через созданные Сецуной врата… Но они впритык урезали свои силы, эвакуировав всех, кого могли, без особого ущерба для процесса, и теперь девушки боролись только чтобы удержать паритет с армией противника. Они оказались в тупике, и время истекало.
     Мастер боевых искусств была лучшей в своем поколении, и часть ее умений появлялась благодаря ее разуму, способному на лету и в любых ситуациях разработать нужную тактику. И именно эта способность спасала ее и ее друзей гораздо больше раз, чем они были готовы признать, и теперь этот грозный интеллект с ужасающей скоростью обдумывал нынешнюю дилемму, взвешивая силы противника, необходимую для избавления от них огневую мощь, имеющиеся у нее в распоряжении инструменты, оставшееся время и необходимую физику, чтобы осуществить то, что почти наверняка будет самоубийственным ходом. Мгновение она разглядывала два посоха в своих руках, один воплощал огонь, а другой лед. Это были стихии, с которыми она была уж слишком хорошо знакома, и Сейлор Нова точно знала, что с ними делать.
     Сейлор Нова слила Геккайю и Киндзякан воедино и шагнула в центр оборонительного круга вокруг червоточины, вливая силу в свой вновь восстановленный посох. Ки текла по кругу от нее к нему и назад, посох бешено крутился, когда она подготавливала финальный прием, что до сих пор существовал только перед ее мысленным взором.
     – Hiryu…
     Бритвенно-острое кольцо отлетело, загоревшись в полете. Посох Вознесения продолжил вращаться в ее руках, а направляемое кольцо двигалось по спирали, перегревая при этом воздух.
     – Shoten…
     Спираль продолжила расширяться за пределы их рядов, над головами орды йом. Посох крутился, и Ранма сосредоточила на этом приеме каждую каплю ки. Если все сработает, это даст Плутон и ей необходимую передышку, чтобы отступить. Если нет… Ну, они обе увидят здесь потрясающее зрелище.
     – Ha…
     Вращение прекратилось, и Ранма взмахнула посохом, опуская его серповидное лезвие вниз. Сильно замахнувшись, она воткнула лезвие в землю, на сотни метров вокруг превращая ее в лед.
     – ASCENSION!
     Ударная волна разошлась от посоха и вдоль перегретой линии в атмосфере, раскручиваясь подобно столь много раз выпускавшемся Ранмой прежде дракону. Но теперь все эти драконы казались маленькими ящерками, в сравнении с тем, что она только что выпустила. Ки и давление воздуха вырвались наружу, за Нову и Плутон, прямо в ждущую армию йом, нещадно круша их. Ударная волна последовала до конца разогретой спирали и стала самообеспечивающейся, образуя бурю, которую мало кто видел. Сатурн прыгнула сквозь портал, следом за ней поспешили Меркурий и Юпитер. Нова изо всех сил держалась за воткнутый в лед посох, поскольку ветер угрожал вывернуть ей руки из суставов.
     С того момента, как она ощутила собирающуюся силу, Ранма знала, что она, скорее всего, будет мертва. У нее не было ни единого шанса преодолеть созданный сверхзвуковым ветром перепад давления, отделяющий ее от спасения. Ей удалось открыть глаза и разглядеть сквозь пар и туман Плутон, казалось, стоящую посреди бури в собственном пузыре спокойствия.
     Ее бесстрастное лицо сказало все, что нужно.
     Для мастера боевых искусств не будет никакого спасения, и она легко могла увидеть, что Сенши не сделала ни единой попытки помочь ей. Видимо, вневременная сука сдержит свое слово, так что оставался лишь один вопрос, что же убьет ее первым… Направляемый ки бушующий шторм вокруг нее или ядерный огненный шар, ждущий своего высвобождения в километре отсюда. Шторм удвоил свои усилия в попытках разорвать ее на части, и она крепче сжала соскальзывающие с посоха руки.
     Нет, если она и падет, то для этого потребуется взрыв древнего гигатонного супероружия.

     На вершине столба ЧКС конвертера мирно покоилось упомянутое древнее супероружие, отражающее розовое свечение конструкции, символизирующей собой гибель восьми тысяч человек. Для элериумного оружия массового поражения этот факт был неважен, его центральный процессор был занят подсчетом синхронизирующих импульсов, отсчитывающих последние секунды. Еще один особо отмеченный импульс скользнул по его моноволоконным схемам, и процессор сделал последние приготовления перед окончанием своей жизни.
     – Десять секунд до взрыва, – проинформировала серебристая сфера. – Элериумное ядро заряжено. Протокол уничтожения задействован. Последние предохранители отключены. Исполнение Защиты Королевства через пять… четыре… три…

     Сенши-Нэримская команда, что вернулась из иного мира домой, наблюдала за Земной стороной пространственных врат Плутон, расположенных неподалеку от храма Хикава. Меркурий не моргая смотрела на свой компьютер, принимающий телеметрию с другого конца червоточины. Показания не были хороши. Фактически, они были полным отстоем. Она увидела, как таймер лишился второй цифры, и заметила отобразившийся на дисплее всплеск силы. Бомба вышла на финишную прямую, и ни Ранма, ни Плутон не пересекли грань врат.
     Пять секунд.
     Ами оторвала взгляд от компьютера и отчаянно посмотрела на мерцающую синюю массу, представляющую собой путь в другой мир. Они должны были вернуться. Должны. Они были хорошими парнями. Хорошие парни всегда побеждают. Даже проигрывая, они побеждают. Сецуна сама по себе была почти бессмертной, тогда как Юмеи была чугунной, пуленепробиваемой сукой, пусть даже половину времени она была парнем. Они просто должны были…
     ПуууФФ!
     Червоточина вспыхнула, и от нее дико затрещала энергия, когда неудержимые заряды молний скользили по земле. Врата мгновение поддерживали свою форму, затем вздрогнули, закручиваясь внутрь себя. Еще один импульс света, и созданные Плутон врата засветились неоново-красным, прежде чем потерять свою цельности и волнами исчезнуть из реальности. Единственным свидетельством их существования остался черный след на земле и их воспоминания.
     Событие оказалось отмечено нарастающим писком, вынуждающим всех остальных в поисках ответа взглянуть на Меркурий. Сенши подняла протестующий карманный компьютер и с нарастающим ужасом уставилась на экран. Посреди него была надпись: «передача потеряна». Едва все Сенши повернулись к ней, желая знать ответ, тихий вздох отвлек внимание Мун от потрясенной Меркурий, и она проследила за взглядом Рей, прикованным к Чиби.
     – Нет… – схватилась за голову Маленькая Леди, медленно качаясь вперед и назад. – Все должно было быть не так!
     Усаги моргнула. Чиби пропадала и появлялась в реальности, как будто она была миражом.
     – Чиби, что с тобой происходит? – Она кинулась вперед, вцепляясь в розоволосую девочку, только чтобы обнаружить, как ее рука проходит сквозь ее плечо. – Меркурий, какого черта?!
     – Темпоральное искажение! – ответила Меркурий, в ее голос постепенно возвращалась паника, когда она осознавала новые данные. – Я даже не могу получить ее пространственно-временные координаты, Мун!
     – Чиби, останься с нами! – взмолилась Усаги, падая на колени рядом с ее призрачным образом. Ее последующие попытки схватить ее заканчивались так же, как и первая.
     – Все пропало!.. – ахнула розоволосая принцесса, как если бы ей все труднее становилось дышать. – Я не могу вспомнить!..
     Харука обернулась к Ами.
     – Меркурий, какого черта здесь происходит?!
     Пальцы Сейлор Меркурий метались по клавиатуре, их скорость подстегивалась ее отчаянием.
     – Я же сказала вам, ее даже как будто нет здесь! Ее фаза не может зафиксироваться!
     Мун обернулась, глядя в лицо Меркурий твердыми голубыми глазами. Принцесса явилась в полной силе.
     – Меня не волнует, что понадобится, но ты вернешь ее обратно… – Воздух мягко вздрогнул, заставив Усаги вернуться к Чиби, сейчас твердо стоявшей перед ней. Она не смогла удержаться от удивленного вздоха. – Меркурий!..
     – Это не я, – резко оборвала ее Сенши. – Я не знаю, какого черта только что произошло, но она внезапно выскочила обратно в фазу.
     Колон прыгнула в круг Сенши, с высот своего трехсотлетнего опыта пытаясь понять, что случилось с молодой девушкой.
     – Юная леди, с вами все в порядке?..
     Ее глаза были широко распахнуты, глядя вдаль, но ничего при этом не видя. По лицу скатилась одинокая слеза.
     – Нет, не в порядке, – в тихом шоке прошептал ее голос. – Больше ничто и никогда не будет в порядке…

     – Зафиксировано двенадцать спящих и одна альфа, – сообщила Сейлор Меркурий, интерпретировав полученные ее компьютером данные. Цели сканирования лежали за линией деревьев, и, получив эту информацию, Сейлор Мун соответственно выстроила свои силы.
     – Венера, Юпитер, на правый фланг, – указала она тоном, который гласил, что у нее есть на это право. Две женщины кивнули и заняли места в тридцати метрах правее нее, создавая смертельную засаду. Ее огневая команда вышла на позицию.
     Мун искоса взглянула на Меркурий и кивнула. Кобальтоволосая девушка вернула ей кивок и активировала установленный на ее фуку коммуникационный массив. – Марс, пора.
     Огненный шар проревел от стоящего позади пары здания до линии деревьев, взорвав их и несколько метров земли во впечатляющем проявлении пиротехники. Следом помчался еще один огненный шар, разрушая возникшую после первого взрыва насыпь. Землю вновь придавило столбом жестокого пламени, посыпающего прилегающий район горящим мусором.
     Напарница Мун с внутренним удовлетворением улыбнулась, когда результаты сканирования улья начали случайно меняться. Да, этим ублюдкам не повезло.
     – Они выходят. – Мун еще раз кивнула и уставилась на то, что осталось от горящей линии деревьев. Шесть месяцев назад Сейлор Сенши устранили крупную угрозу Земле, грядущее массивное вторжение йом из карманной вселенной. Хотя эту угрозу им ликвидировать удалось, повсюду бродило еще множество оставшихся групп, и эти группы попытались укрепиться и размножиться.
     И Сейлор Мун сейчас собиралась разобраться с одной из таких групп..
     Первая йома вылезла из дымящегося подземного улья, и блондинка улыбнулась. Вот до какого уровня сократилась угроза миру… Небольшая группа йом скрывалась под землей, запрограммированная на партизанскую войну против них. Она с презрением фыркнула. Против прежних Сенши они могли бы быть эффективны. Конечно, они бы все равно проиграли, но ущерб бы был значителен. Однако против новых Сенши…
     – Венера, Юпитер, не торопитесь, – порекомендовала Меркурий, предсказав мысль Мун. – Ждем основную группу. – Конечно же, еще больше обваренных йом вынырнуло из той топки, что была их импровизированной базой. Побитые демоны оглядывались сквозь дым и пепел, пытаясь отыскать своих мучителей. Сейлор Мун и Меркурий были первыми, кого они обнаружили стоящими на территории парка. И, конечно же, у них был единственный верный план действий.
     – Р-Р-А-А-а-а-У-У!
     Они закричали в унисон, и группа из восьми йом атаковала Мун и Меркурий. Сенши с кобальтово-синими волосами вздохнула, почти скучающе, тогда как Мун, казалось, изучала свои ноготки, не обращая внимания на угрозу перед ней.
     – Сейчас?
     Усаги выгнула брови и несколько мгновений обдумывала вопрос Ами, пока толпа надвигалась на них.
     – Дай им еще несколько секунд. – Меркурий пожала плечами и пронаблюдала за приближением отряда, торопливо щелкающего когтями и челюстями.
     – Давай не будем уж слишком рисоваться, твое высочество, – посоветовала она, когда их линия оказалась уже в пятидесяти метрах. – Там еще о крупной надо позаботиться.
     Усаги вздохнула. После карманной вселенной, переполненной монстрами куда похуже этих, все казалось слишком простым.
     – Давай.
     – Мочи их.
     Реакция на приказ Меркурий была мгновенной. Не было никаких атакующих вызовов. Никаких вытанцовываний и озвучиваний своих приемов. В одно мгновение на правом фланге йом все было тихо и спокойно, а затем там возникла Venus Love Me Chain, разрывая их как золотистая циркулярная пила. Трех демонов вырезали мгновенно, и продвижение замедлилось, когда выжившие в отчаянии начали выискивать засаду. Венера вызвала такой хаос, что оставшиеся силы не сумели заметить падающий в их ряды шар сжатой молнии, взорвавшийся с катастрофическими результатами. Пара йом в эпицентре превратились в мелкий фарш, пережатые ударной волной, что поглотила их и начала калечить выживших. Истерзало еще двоих, оставив посреди уничтоженных лишь одного еще способного сражаться демона. Золотая цепь смерти низринулась на него, и отряд йом прекратил свое существование.
     Женщины в оранжевом и зеленом фуку с напускной неторопливостью миновали учиненную ими секундой ранее бойню, присоединяясь к Мун и Меркурий.
     – Ну, это было легко, – прокомментировала Венера, глядя на пару. – Только не говори мне, что Марс, вскрывая их ухоронку, завалила остальных?
     Меркурий покачала головой.
     – Не волнуйся. Осталось еще трое. – Юпитер присмотрелась к разрушенной линии деревьев и безжизненному кратеру посреди нее. – Они еще выкапываются. Фактически, они должны вылезти прямо…
     – В-Р-Р-А-А-а-а-У!
     – …сейчас, – улыбнулась Меркурий, постукивая по своему как часы работающему компьютеру.
     – Э-э, девочки… – отступила на шаг Юпитер, когда еще три йомы выкопались из остатков из улья. И эту реакцию вызвали совсем не две уродливо-розовые йомы с хвостами и рогами. Она инстинктивно знала, что их порвут как промокшую бумагу. Ее внимание привлекла куча клыков и чешуи ростом с трехэтажное здание.
     – Ха, – мягко сказала Ами, запрашивая у компьютера новые данные. – Не заметила ее.
     – Это ты про эту здоровую дуру?! – запротестовала Венера. Едва тварь двинулась вперед, один из ее выживших собратьев приблизился к ней и был раздавлен гигантским розовым копытом.
     Мун поморщилась.
     – Ой.
     Чудовищная йома сделала шаг вперед, а они отступили назад. Меркурий, собираясь драться, закрыла крышку своего компьютера.
     – Это одна из осадных йом. Энергетические заряды, супер сила, девять ярдов ростом.
     – Точно, – ответила Сейлор Мун, ее память была достаточно неплоха. Они назвали чудовищно больших йом из иного измерения «Осадными йомами», так как их основной задачей, казалось, было усиливать любое вторжение йом своей огневой мощью и силой. Фактически, вызывал отвращение тот факт, что у них не было вертолета Мисима Индастри, чтобы было проще с ними разбираться. – Полукруг, вокруг меня. Рассредоточиться. – Она сделала паузу, вызывая Марс. – Подсвети, чтобы нам было проще.
     – С удовольствием, – ответил бестелесный голос, и вершина здания в двух кварталах от них вспыхнула. Оттуда помчался третий огненный шар, ударивший пылающим молотом и разорвавшийся об осадную йому. Взрыв подобно напалму спалил оставшуюся обычную йому и придержал ее большого родственника. С воплем боли ее продвижение остановилось, а затем ей наподдал еще один заряд, заставив ее яростно заметаться.
     – ДАВАЙ!
     Все четыре Сенши пришли в движение, одновременно атаковав монстра с разных сторон. Золотая тиара Мун порезала одну из четырех рук, в то время как Supreme Thunder Юпитер постарался пробить дыру в броне. Венера вмешалась, ее Love Me Chain обвила копыто на ноге. Вызванный атакой Меркурий горизонтальный поток воды наморозил на ногах неровный кусок льда, приковав монстра к месту. В цель прилетела огненная атака Марс, и тварь, казалось, восстановила некоторое самообладание, послав в Венеру ярко-синий энергетический заряд. Он пролетел мимо, но ударная волна швырнула ее на землю, когда в полуденное небо поднялся столб сверхъестественного пламени. Мун отвлеклась достаточно надолго, чтобы пропустить следующий энергетический заряд, предоставленный лично ей. Другая свободная рука монстра вытянулась, и заряд, казалось, добрался и поглотил ее, погружая ее разум в мир боли. Заряд вбил ее в землю и проделал ее лицом тридцатиметровую борозду, прежде чем оставить ее дымиться.
     Мун приподнялась и обнаружила, что осадная йома разрушила ледяную ловушку Меркурий и неуклюже потопала к ней. Остальные Сенши были вокруг нее, били ее, но недостаточно быстро, чтобы удержать тварь от желания разорвать ее на части. Все четыре руки заметно засветились, и, если бы она не знала лучше, она бы сказала, что йома клыкасто улыбнулась.
     – Вот дерьмо…
     В каждой руке собрались шары синей энергии, и йома приготовилась запустить энергетический поток. Усаги знала, что будет дальше, и что это будет больно. Руки замахнулись и…
     – Dead Scream.
     Розовый шар энергии пронзил осадную йому, прихватив с собой большой кусок мяса, костей и других жизненно важных органов. Синяя энергия в ее руках внезапно исчезла, и существо в агонии рухнуло на свои шипастые колени.
     – Dead scream? – одними губами повторила Сейлор Мун. Она знала лишь одну использующую эту атаку Сенши, и если она жива, то это значит… Ее взгляд обнаружил ее спасительницу, легко балансирующую на вершине телефонного столба, и ее мысли резко остановились. Черно-белое фуку она узнала немедленно. Однако все остальное разрушило ту реальность, что она знала.
     Женщина была далека от ста семидесяти сантиметров роста Плутон, едва дотягивая до ста пятидесяти пяти. Вместо текучих зеленых волос на дневном ветру парила невероятная ярко-рыжая грива. Нет. Ни за что. Никаким чертовым образом это не могло быть… Новая Сенши, казалось, не заметила ни ее изумления, ни изумления остальных Сенши, когда она грациозно кувыркнулась со столба и приземлилась в нескольких метрах от осадной йомы, пытавшейся оправиться от резкой потери четверти своей массы. Женщина подошла и подождала, пока огромное существо заметит ее. Через несколько секунд бусинки вдавленных глаз, наконец, заметили ее, и тварь подняла огромные когти, готовясь искромсать источник своих мучений. Огромный кулак опустился и встретился с наконечником ее посоха – серповидным лезвием, при контакте быстро превратившим руку твари в лед. Его маленькие глазки-бусинки, отражая удивление Мун, расширились, когда она вдруг почти лениво развернула свое оружие и удалила придаток – расположенное напротив кольцо-лезвие отрезало лед. Это действие сопровождалось забившим гейзером пара, рука упала на землю, где быстро разлетелась на тысячи осколков.
     Ограниченный разум монстра впал в состояние шока, давая рыжей мгновение полюбоваться своей работой, прежде чем вновь взглянуть в глаза йомы и подождать следующего ее шага. Сенши не пришлось долго ждать. У демона еще оставались три руки, и тварь замахнулась ими всеми одновременно, уверенная, что сможет попасть по цели. По крайней мере, так она думала. Как и остальные Сенши.
     Этого не произошло.
     Ее тело размылось красной полосой, а посох метнулся, срезая руки с их локтей. Две рухнули глыбами льда, а третья опаляющим пламенем. Размытие улеглось, и единственным доказательством, что Сенши двигалась, были ее опускающиеся рыжие волосы.
     – И это все? – риторически спросила она, и на этот раз йома отступила назад. – Не-а, даже и не думай. – Она подняла засветившуюся силой руку. – Исправленный Moko Takabisha… Chrono Takabisha.
     Дрожащий синий шар поплыл от протянутой руки в сторону безрукой йомы. Мгновение ничего не происходило, а затем йома вздрогнула и закричала, рухнула на землю и яростно задергалась.
     – Чем, черт возьми, она ее ударила… – спросила Меркурий, вытаскивая Мун из ее борозды, когда вся трехэтажная йома начала складываться внутрь себя. Ее грудная клетка рассыпалась, когда кости раскололись, и, с задрожавшим напоследок образом, тварь пропала. Остальные Сенши собрались вокруг рыжей и в полном недоверии уставились на нее, тогда как она смотрела туда, откуда только что исчез монстр.
     – Р-Ранма? – с трепетом спросила Сейлор Мун, протягивая руку, чтобы прикоснуться к женщине, чтобы убедиться, что она действительно существует. Ее пальцы наткнулись на плечо, и на ее лице вспыхнула улыбка. Улыбка радости и облегчения; однако ей не удалось сдвинуть продолжающую смотреть в пространство Ранму.
     – Если Ранма жив… – тихо начала Рей, приходя к единственному доступному ей логическому выводу, игнорирующему все факты. В тот же момент Усаги и остальные пришли в себя. Ранма выжил. Так что Сецуна. Каким-то образом, вопреки всему…
     – Сецуна тоже жива?.. – задала Ами довольно-таки риторический вопрос. Ответ был очевиден. Хорошие парни всегда…
     – Нет.
     Время замерло, когда окружающие Ранму Сенши осмыслили это слово.
     – Но…
     Впервые с момента встречи Ранма повернулась к Усаги и взглянула прямо на нее. Когда она произносила следующие слова, в ее голосе не было ни капли эмоций.
     – Мейо Сецуна мертва.
     – Плутон… мертва? – повторила Макото, как будто не в силах поверить этому заявлению.
     – Нет, – поправила Ранма столь же бесчувственным тоном. – Сецуна мертва.
     – Но… – Теперь все смутились, а у Усаги появилось плохое предчувствие насчет того, к чему все шло.
     – Сецуна сложила свои полномочия, – продолжила она. – Но я Саотоме Ранма, Хранитель Времени и последняя Принцесса Плутона.

     Усаги смотрела на сидящую напротив нее девушку и не улавливала в произносимых ею словах никакого смысла. Не говоря уж о ее смерти, она никак не могла принять пост Плутон. Хоть о ее личности Сейлор Новы и будут вспоминать, она не была настоящей или перевоплотившейся Сенши. Ее фуку было костюмом, а не настоящей броней. Единственное, что в Нове было настоящим, так это ее навыки мастера боевых искусств и ее посох, который был реликтом времен Серебряного Тысячелетия. И теперь она была в храме, не только живая, но и утверждающая, что Сецуна умерла, а она заняла ее место.
     – Я не куплюсь, – заявила Харука с другого конца комнаты, холодно глядя на рыжую. – Фактически, нам стоило бы выбить из тебя всю твою несчастную жизнь, за то, что ты пытаешься выдать себя за нашу подругу.
     Ранма медленно перевела взгляд на Уран и уставилась на нее столь же ледяным взглядом, но ничего не сказала. Мун вздрогнула. Это была не та Сейлор Нова, что они встретили. Никаких ответных колкостей. Никаких брошенных вызовов. Только молчаливая, зловещая угроза.
     – Тот выпущенный ею Dead Scream был вполне реален, – вставила Ами. – Это отражено в логах сенсора. Не считая незначительных изменений в квантовом потоке, энергетическая подпись совпадает с Сенши Плутона.
     – Трюк, – отметила Мичиру, хотя и не таким уверенным тоном, как ее партнер.
     – Вы хотите демонстрацию, – спокойно заявила Ранма, обратив, наконец, свое внимание на пару Внешних. – Сейлор Нова была подделкой. Но я могу заверить, что это… – Она запустила свою трансформацию, и ее окружило розовое свечение, призывающее черное-белое фуку ее брони. – …настоящее.
     Она вытащила из подпространственного кармана Посох Вознесения, и Усаги не могла не взглянуть на него… Это оружие было не тем же самым что, как она помнила, было у Ранмы. Отличия начинались с серповидного лезвия, его противоположная лезвию сторона обзавелась угловатыми зубчиками. Древко тоже обзавелось зубцами, но доходили они лишь до середины посоха. Сторона с кольцом выглядела не изменившейся, если не считать парящего в его центре светящегося кроваво-красного кристалла.
     – А я-то думала, что я так и не получу… – Уран внезапно остановилась на середине фразы, когда мимо нее пронесся легкий ветерок, сопровождаемый ощущением холодной стали на шее. Сенши Урана не посмела шевельнуться, глядя на пустое место, где только что сидела Ранма. Не нужно было быть гением, чтобы понять, кто сейчас держал у ее шеи лезвие.
     – Реванша, Харука-тян? – пощекотал ее ухо тихий шепот. – Я бы за одно мгновение вырубила бы тебя, если бы не все теплые воспоминания о тебе.
     В любое другое время ситуация, возможно, весьма бы ее возбудила. Прекрасная женщина прижимается к ее спине, шепча ей на ухо… Она, быть может, даже и намеревалась, но холодное лезвие, угрожающее перерезать ей артерию, крепко удерживало Харуку в реальности.
     Остальные Сенши смотрели. Ранма не двигалась. В этом они были уверены. Все они знали, что мастер боевых искусств была сверхъестественно быстра, но это было на совершенно ином уровне. В одно мгновение она была здесь, а в следующее там.
     – Остановка времени, – сказала Ами, сверившись со своим компьютером. – Движений не зафиксировано, но есть явные признаки темпорального смещения.
     Лезвие отодвинулось от горла Харуки, и она, отскакивая прочь, обернулась.
     – Ты не можешь так делать! Это самоубийство! – Ранма поморщилась. И это, наверное, было самой заметной эмоцией, что она проявила с момента своего прибытия.
     – Для Сецуны – да.
     Принцесса Плутона прищурилась, вглядываясь на двадцать футов, разделяющих ее и Саотоме Ранму. Перепрыгнуть зазор до воткнутого в лед посоха было невозможно даже для мастера боевых искусств уровня Ранмы, и единственная причина, по которой она сама еще не была сметена вдвое превысившим скорость звука штормом, была в том, что она находилась в пространственно-временном пузыре. У «Сейлор Новы» не было такой поблажки, и выпущенная ею буря нещадно трепала ее. Плутон не могла не заметить отвратительную иронию. После всех ее усилий, что она вложила в устранение парня как угрозы, он пошел и самоустранился.
     …И при этом спас им всем задницы.
     И конкретно этот факт не очень устраивал Сенши. За свою жизнь она сделала много хорошего, и провела из-за этого много бессонных ночей, но у нее развилось слабое ощущение вины. Ее обязанностью была охрана Сенши и обеспечение выживания человечества. В конце концов, эта чертова рационализация позволила ей сделать во имя любви и справедливости множество очень неприятных вещей. Часть ее хотела сказать, что это просто был еще один шаг вниз по кровавому пути. Ранма падет от огня или льда, а Сецуна отправится домой, надерется саке и повторит это и на следующий день. Другая часть ее… В разуме Сецуны произошел тихий бунт. Какое у нее было право лишать жизни того, кто охотно шел в огонь, зная, что у них был хороший шанс не вернуться? Человека, у которого была та же цель, что и у нее – делать все возможное для защиты будущего любимого ею мира?
     Но этим займутся другие выжившие люди, а Саотоме Ранма вскоре будет мертвым наследником школы Беспредельных Боевых Искусств, отдав свою…
     Неужели она снова это сделает? Сможет ли она столь охотно убить еще одного патриота? И что же о ней скажут? Сделает ли она тоже самое с Ами? Или с Рей? Если дойдет до дела, удалит ли она кого-то из своей команды из существования, чтобы обеспечить приближение несбыточной мечты? Ответ вызывал отвращение, и в этот момент Мейо Сецуна поняла, что ей нужно сделать. К мастеру боевых искусств потянулось забвение, и со вспышкой света Сецуна в последний раз обнажила ключ времени.
     – Jikan yo Tomare.
     Шторм вокруг нее остановился, и даже несущаяся на них взрывная волна застыла, прекратив свое расширение. Сейлор Плутон вышла из обеспечиваемого вратами безопасного разлома и вступила в быстро выцветающую вселенную. Она прошла сквозь занавес тумана и пара к Ранме, которая жила и умирала ради победы над врагом, в считанные мгновения уничтожив почти все их силы. Сецуна сверху донизу оглядела одетую в фуку воительницу, отмечая каждую болезненную морщинку, отпечатавшуюся на ее лице, напряжение в мышцах, сражающихся с призрачным ветром.
     Хранитель Времени одобрительно кивнула. Если она и отдаст свою жизнь ради другого человека, то лучше бы ему быть тем, кто будет сражаться до последнего вздоха и после него. Сецуна вновь подняла свой посох, отметив, как реальность вокруг нее потемнела. Ты больше не сможешь бороться со временем, с сожалением подумала она и коснулась наконечником в форме сердца проклятого мастера боевых искусств. Сейлор Нова засветилась мягко, а затем, неестественно мерцая, все сильнее. Свет окружил все ее тело и, достигнув максимума, пропал, не оставив после себя ничего, даже мастера боевых искусств. Мир вокруг Сецуны продолжал темнеть и сгорать как передержанный негатив.
     – Прости меня, Ранма-кун, это было лучшее, что я могла сделать, – вздохнула она, опуская ключ времени. Время продолжало рушиться внутрь себя, растворяясь в массе бесформенных теней, пока не осталось освещенным лишь небольшое пространство вокруг нее самой.
     И именно там Мейо Сецуна, Хранитель Времени и Последняя Принцесса Плутона, наконец-то узнала покой.
     – К Вратам Времени? – спросила Усаги, когда Ранма сбросила облик Сенши и вернулась к обычной одежде, что включало свободные красные штаны, шелковую черную блузку и пиджак и завершалось длинной гривой несвязанных ярко-рыжих волос.
     Ранма кивнула, во время паузы в обсуждении делая еще один глоток чая.
     – Это было единственное место, куда она могла отправить меня, заморозив во времени изначальный маршрут отступления.
     – Но разве ты не должна была просто… – неуверенно спросила Ами, легонько касаясь темы смерти, особенно учитывая то, сколь много старых ран вскрывала она для всех.
     – Умереть? – позволила Ранма появиться на своем лице легкой улыбке. Мун заметила, как в ее подругу просачивалось все больше эмоций, чем дольше она была рядом с ними. – Это Сецуна была связана этим протоколом, а не я.
     – Ты изменила протоколы Королевы Серенити? – с расширенными глазами одними губами сказала Мичиру. Харука позади нее по-прежнему молчала, но вызывающе, подкармливая свое пострадавшее эго.
     – Не совсем, – тепло улыбнулась она, и, на мгновение, Сенши Нептуна могла бы поклясться, что улыбалась Сецуна. – Протоколы Королевы были написаны специально для Мейо Сецуны. Она никак не могла предвидеть, что кто-то займет ее пост так, как это сделала я.
     – И как это было? – с примесью враждебности спросила Харука. Но, все же, ее было гораздо меньше, чем раньше.
     – Желание.
     Девушки пустыми взглядами посмотрели на Ранму, и рыжая подавила вздох, понимая, что ей придется рассказать всю эту грязную историю.
     – Примерно девять месяцев назад мне в руки попал меч, который мог исполнять желания.
     – Меч?
     – Желания?
     – Да ну.
     Ранма ухмыльнулась, и Усаги пронаблюдала за волной изменения личности от кого-то напоминающего таинственную Плутон до озорной Ранмы.
     – Невозможнее меняющего пол мастера боевых искусств? – Это их всех и заткнуло. – Во всяком случае, я высказала желание… Узнать, почему у меня не может быть ни минуты покоя. Как выяснилось, за этим аспектом моей жизни приглядывала Сецуна, и я узнала о ней гораздо больше, чем вообще хотела знать.
     – Как много?.. – Это был новый голос, и Ранма обернулась, чтобы увидеть розовые волосы Чиби-Усы. Внезапно рыжая растеряла все слова, когда на первый план вышли одни лишь эмоции. Все в комнате видели это и заинтересовались, почему же девочка так на нее повлияла. Что бы она ни чувствовала, это, очевидно, было не приятно.
     – Все.
     Мун перевела взгляд с Ранмы на Чиби, пытаясь понять, что их связывало. После предполагаемой гибели Ранмы и Сецуны шесть месяцев назад девочка впала в состояние депрессии, полностью противоположное ее обычному игривому поведению. Любые заверения, что все будет хорошо, умерли в тот момент, когда она начала пропадать из бытия, и лишь последующий анализ – по большей части от Ами – дал им понимание вероятной причины этого. Так уже однажды было, и это значило, что из будущего девочки был удален какой-то ключевой элемент. И этим элементом, как предположила Ами, была Сецуна. Без той Сенши, что привела ее к ним в прошлое, Чиби стала центром парадокса – концепцию чего Усаги едва понимала – и начала пропадать из бытия. И все же она была все еще не в силах объяснить, почему же Чиби вообще была еще жива.
     Как стало очевидно, это и было источником беспокойства девочки и появившейся у нее депрессии… Что бы ни произошло, ее будущее оказалось построенным на зыбучих песках. Без помощи Сейлор Плутон она не могла вернуться к тем родителям, которых она знала. Фактически, тот мир, который она знала, без краеугольного камня по имени Мейо Сецуна больше не существовал. Ее родители. Семья. Друзья. Даже ее детство было стерто ради нового будущего.
     – Пуу? – Это был слабый шепот, равно смешанный с надеждой, тоской и печалью. И, к удивлению всех присутствующих, Ранма опустилась на колени, чтобы стать с нею вровень, и раскрыла объятия.
     – Давай, детка.
     Маленькой Леди больше не нужно было ничего спрашивать, она, заливаясь слезами, врезалась в Ранму, больше не сдерживая эмоций, что она в страхе давила последние шесть месяцев.
     – Они ушли, Пуу, они ушли! Все до последнего!
     Ранма покрепче прижала к себе ребенка и погладила ей волосы, когда она плакала у нее на плече.
     – Я знаю, Чиби… Я знаю.
     Рыдания не прекращались.
     – Мама, папа… Акира-кун… Тетя Сецуна… Ты… Все ушли!
     Сенши с нездоровым очарованием наблюдали за происходящим, как Чиби-Уса плакала на руках у Ранмы, как будто она была ее старой подругой. Что было еще удивительнее, Ранма без смущения приняла ее, нежно гладя плачущую розоволосую девочку.
     – Я не оставлю тебя, Чиби… – прошептала ей на ухо Ранма, и всхлипывающая девочка, казалось, восстановила немного самообладания. – Никогда.
     Она подождала еще немного, пока Чиби-Уса, поверив обещанию, вытирала с глаз слезы. Ранма встала, напоследок нежно взглянув на девочку, прежде чем вернуть внимание остальным, которые были переполнены вопросами, но были слишком вежливы, чтобы спрашивать. Она решила обойтись без формальностей.
     – Вы все знаете, что шесть месяцев назад произошло с Чиби, – начала она, и группа вокруг закивала. Хотя точная природа темпоральной механики для большинства присутствующих оставалась загадкой, последствия были понятны. – Когда Сецуна остановила время для моего спасения, она невольно создала парадокс, в котором Чиби не могла вернуться во времени, так как теперь не было никого, кто бы это сделал. Она умерла, и привела в движение темпоральный каскад, едва не удаливший Чиби из времени. Если бы я не вмешалась, никто из вас даже не вспомнил бы о ее существовании.
     – Ты вмешалась? – навострила уши Ами. Она была одной из немногих присутствующих в комнате, понимающих все последствия парадокса Чиби, и теперь ей предлагали объяснение, почему же девочка просто не исчезла.
     Ранма кивнула.
     – Я воздействовала на Врата Времени, чтобы закрепить Чиби на этой временной линии. Это позволило ей продолжить свое существование, но цена была… высока. Теперь в потоке времени она независимый элемент. Так что все, что она знала – ее прошлое и наше будущее – исчезло. – Всхлип Чиби подчеркнул это заявление, она крепче вцепилась в Ранму, которая, в свою очередь, позволила своей руке погладить розовые волосы девочки.
     Рей заговорила, осторожно подняв перед этим руку, как будто бы она была в классе и разговаривала с учителем, что было странно, так как Ранма держалась подобно им. Как одна из лучших, рассеянно отметила она. Спокойна и терпелива.
     – Но разве ты не можешь просто… вернуть ее обратно в будущее? Как планировала Сецуна?
     – Нет, – медленно покачала головой Ранма. – Со смертью Сецуны будущее оказалось переписано. Если я верну Чиби-Усу в будущее, она найдет на своем место другую. И хоть кое-что и может быть похоже, со смертью моей предшественницы многое изменилось.
     – Так ты говоришь, что в итоге будут существовать две Чиби? – беспокойно дернула Мичиру прядь своих роскошных зеленых волос. Ее разум пытался осознать эту новую возможность.
     Ранма покосилась на Усаги.
     – Предполагая, что произойдут определенные события, да. – Блондинка немедленно начала розоветь, ее глаза нервно забегали.
     – Так ты теперь Сецуна, – надавила Харука, ее голос был полон недоверия. Чудесным образом все следы ее прошлого яда исчезли.
     – Нет, – поморщилась Ранма. Очевидно, для нее это была не самая приятная тема для обсуждения. – Как я уже сказала, желание дало мне знание о том, почему у меня никогда не было ни минуты покоя. Меч выполнил желание буквально, дав мне знание о Сецуне и ее планах относительно меня. Я полагала, что на этом все и кончится. Просто знание. Я узнала, кем была Сецуна, ее личность Сенши и еще массу мелочей.
     – Я и понятия не имела, как же я ошибалась.
     Пустота.
     Ранма еще раз прошлась по пустоте, бросив мрачный взгляд на единственного своего спутника – огромные, резные двойные двери. Какой на этот раз был день недели? Она забыла их очередность в самом начале своего пребывания здесь и стала обходиться одними лишь номерами. Сегодня был пятьдесят восьмой день. Наверное. В пустоте не было ни дня, ни ночи, из-за чего было почти невозможно точно отмерять время.
     – Который час? – Двери рассмотрели вопрос и ответили молчанием. Ранма вскипела, бормоча что-то о дверях и их сомнительном происхождении. На середине перечисления своих ругательств Ранма застыла, вдруг осознав, что она начала разговаривать с дверью. Плохо. Почти так же плохо, как в то время, когда я отдавала Египет на разграбление, с юмором подумала она. Нашествие саранчи было особенно…
     – А-А-А-А-А-Р-Р-Р! – разнесся по вечной ночи крик, и рыжая упала на колени. – Убирайся из моей головы! – Ранма замахнулась кулаком на иллюзорную поверхность, на которой она стояла, только чтобы ее мягко перехватила противодействующая сила. Аннулирование попытки физического воздействия только подогрело ее гнев, и она обернулась к двойным дверям. – О, ты думаешь, что это ТАК забавно, не так ли?! – Двери хранили молчание. – Чертовы двери! Moko Takabisha!
     Заряд ки на околосветовой скорости преодолел небольшую дистанцию, врезался в двери и с громким треском растекся по их поверхности. Ранма уставилась на сооружение. Как обычно, после атаки они остались совершенно невредимы. Что ее без конца бесило. Она вытащила из подпространственного кармана Посох Вознесения и воткнула его серповидное лезвие между створок. Она изо всех сил навалилась на рычаг и попыталась открыть двери, ее попытка длилась десять минут, но ни посох, ни двери не уступили ее давлению.
     – Ну ладно, – нахмурилась мастер боевых искусств. Она, набирая дистанцию, отошла от двери. – Если это так ты хочешь поиграть, то будь по-твоему! DEAD SCREAM!
     Прием встретила тишина, и Ранма непонимающе остановилась. Это должно было сработать. Она взглянула на свои руки, удивляясь, почему же из них не вырвался розовый шар смерти и не превратил двери в дымящийся пепел. Она уже собиралась переместиться и попробовать еще раз, как на нее навалилось ужасное осознание.
     Это был ее прием.
     Ранма уставилась на свои руки.
     – Какого черта со мной происходит?! – ахнула она посреди черной бездны. – Я не она! – Она глубоко вдохнула и, присев на корточки, постаралась успокоиться. Если это был придуманный Сецуной розыгрыш, то было совсем не смешно. Нисколько. Как долго она будет держать ее взаперти? Годы? Это так она решила удалить ее как угрозу Кристальному Токио? Однако, каким-то образом, Ранма поняла, что ответ был отрицательным. Она неплохо узнала зеленоволосую женщину, и это было не тем, что Плутон будет делать. В конце концов, здесь были Врата Времени. Никто не оставит потенциального противника… Мысли Ранмы снова прервались, когда она уставилась на двойные двери и всунутый между их створок посох.
     Так вот они какие.
     Ранма с новыми силами вскочила на ноги и подошла к дверям. Ее рука легла на посох и вытащила его, возвращая его обратно в пространственный карман. Врата Времени. Ранма знала, что она не должны была этого знать. Не могла этого знать. Но знала, и это ее нервировало. Она пробежалась пальцами по стыку дверей и по покрывающей их причудливой резьбе. Прикосновение сопровождалось еще одним образом… первый раз, когда она взглянула на них. Рядом с ней стояла Королева, показывая ей… Мастер боевых искусств зажмурилась и потрясла головой, отгоняя образ. Она убрала руку и отошла от врат, как будто бы они были угрозой. Она знала, что, конечно же, они не были, но видения… нет, не видения, осознала она. Воспоминания.
     Воспоминания Сецуны.
     Потребовалось больше месяца, чтобы прийти к такому выводу, но больше ничего Ранма придумать не смогла. Она видела все глазами женщины. Чувствовала ее чувствами. И становилось все хуже. В привычном окружении воспоминания стали все быстрее поступать в ее мозг. В сочетании с почти полной сенсорной депривацией пустоты у Врат Времени, мозг был очень к ним восприимчив. Как она вообще была жива после более чем месяца без воды было вне понимания девушки с косичкой, но сейчас это было меньшей из ее проблем. Нужно было сберечь свой рассудок, и становилось все труднее отделять свои воспоминания от воспоминаний Плутон.
     – Ладно, думай… – вслух подтолкнула сама себя Ранма. – Какого черта это происходит?.. – У нее было достаточно времени, чтобы обдумать этот вопрос, и было лишь одно событие, которое можно было назвать источником воспоминаний… – Чертово желание… – прорычала она. Меч, очевидно, решил исполнить его буквально, не просто продемонстрировав и объяснив ей источник ее тоски, но и дав ей все знания о ней, вплоть до жизненного опыта… всех трех тысяч пятисот шестидесяти трех лет. Память обычного человека умела забывать. Очень немногие люди могли вспомнить всю свою жизнь, и еще у меньшего числа людей эта жизнь длилась три тысячи лет. Куски памяти превращались в размытые образы, теплые воспоминания и тому подобное. Желание Ранмы не знало таких ограничений, и все это оказалось втиснуто в ее мозг как в переполненный сверток. Заметьте, не мгновенно, но так быстро, как она могла выдержать и не умереть.
     Разум Ранмы нашел другую неприятную тему, на которой можно было остановиться… Например как, черт возьми, она отсюда выберется, прежде чем сойдет с ума от воспоминаний и сенсорной депривации. В пустоте не было ни звука, ни настоящего света, исключая сияние дверей. Никаких ощущений, не говоря уже о вкусе. Рыжая снова взглянула на Врата Времени. Она знала, чем они были. Теперь ей нужно заставить их заработать, прежде чем она сломится.
     Нет, решила она. Саотоме Ранма никогда не проигрывает.
     – Три тысячи… – выдохнула Хотару, сидя на самом краю дивана, когда Ранма рассказала свою историю. Ранма молча кивнула ей, сидя на коленях на полу, Чиби-Уса собственнически обнимала ее, как будто рыжая была для нее способом выживания.
     – Я вспомнила все, что помнила она, – тихо сказала Ранма. – Черт, я даже помню, как приводила Малышку сквозь время к вам. – На лице Чиби появился легкий шок, когда она дернулась, чтобы взглянуть на Ранму, и обнаружила теплую улыбку. Улыбка пронзила ее хмурую депрессию, и она крепче прижалась к рыжей. – Но не заблуждайтесь, я не она. Я долго и упорно боролась с этими воспоминаниями. Они грозились поглотить меня… В смысле, что такое восемнадцать твоих лет против трех тысяч кого-то другого? Линии размылись.
     – Уверена, что так и есть… – прошептала Ами. Как и Усаги рядом с ней, она наблюдала, как следы Сецуны рябью пересекали личность Ранмы. Но она была права. Изменения были неоспоримы. Она не была ни той Ранмой, что они знали, ни прежней Сецуной. Эта смесь держалась с уверенностью, хоть и прикрываясь по-прежнему покровом таинственности.
     – …Так что в ближайшее время не нужно беспокоиться, что я начну подкрадываться к вам, Принцесса, – появилась лукавая улыбка, и Усаги легко узнала в ней Ранму. – А вот Харуке и Мичи-тян наоборот…
     – Ты говоришь так, как будто знаешь нас, – решительно заявила Харука, тогда как ее партнер удерживала нейтральное выражение.
     – Так и есть, – простодушно сообщила Ранма. – Все, что знала о вас Сецуна, знаю и я. Именно поэтому я отбросила всю вражду, что могла быть у нас в прошлом. Я… она слишком тепло помнит вас, чтобы я могла продолжать копить обиды.
     Харука моргнула. Это была правда… Они были близкими друзьями, но… Все дальнейшие размышления Уран над этим вопросом были прерваны щелчком входной двери и появлением стройной женщины с длинными черными волосами и одетой в синее хаппи[5] и черные трико. Кожаный патронташ и заброшенная за спину гигантская боевая лопатка были немедленно узнаны Сенши.
     – Скажите мне, что вы оставили мне немного… – Голос Укё затих, когда ее взгляд упал на Ранму, и ее дыхание, казалось, перехватила невидимая сила природы. – …перекусить… – Она простояла так несколько долгих мгновений, прежде чем в ее разуме сформировалось что-то похожее на связную мысль. – …Ранма!
     Глаза Ранмы расширились, когда она медленно встала. Она знала, что ее подруга детства тусуется с Сенши, но чтобы она вот так вот внезапно появилась… Она оправилась от первого шока, и Укё пронаблюдала, как ее лицо закрылось спокойной таинственностью, природной сдержанностью. – Здравствуй У-тя… УФФ!
     В нее врезалась вторая плачущая девушка, почти способная посоперничать в этом с Маленькой Леди.
     – Ты не мертв? Как, черт возьми… нет, стой! Плевать! И я не ругаюсь! Просто скажи мне, что это не сон, Ран-тян!
     Ранма улыбнулась и обняла свою старую подругу.
     – Если это и сон, то довольно болезненный и извращенный. В любом случае… рада вновь видеть тебя, У-тян.
     Они обнимались несколько минут, прежде чем Укё отпустила Ранму, изучая ее впервые после его смерти. Или ее смерти, поправилась она, приняв во внимание нынешний стиль ее друга и жениха. Самыми явными были волосы, сейчас пребывающие несвязанной длинной рыжей гривой. Она как свои пять пальцев знала человека напротив, и несколько ключевых кусочков паззла мгновенно встали на место. Во-первых, волосы. Ранма никогда не позволял им стать такими длинными, если только это не было частью какой-то хитрости. Во-вторых, стиль. Хоть он и не был девчачьим, он, определенно, был женственным, в то же время, как она оценила, оставляющим достаточно возможностей для подвижности в бою. Наконец, то, как она держалась. Помимо волос, это было самое поразительное изменение из всех. Остальные два элемента были вполне в духе Ранмы и играм что, как правило, его окружали, но то, как она сейчас держалась, резко из этого выбивалось. Она была уверенна, но все же сдержанна. Даже таинственна. Это не было той дерзкой позицией, что она привыкла видеть, в каком бы облике он ни был.
     Рыжая Хранитель Времени заметила оценку Укё и кивнула.
     – Да, кое-что изменилось.
     – Проклятье? – Этот вопрос не потрудилась задать ни одна из Сенши, учитывая их слабое знакомство с обычной жизнью Ранмы, но Укё пыталась понять причину изменений, и это был первый самый логичный вопрос, который стоило задать.
     – Не блокировано, – придерживалась Ранма нейтрального выражения, зная, что за этим последует.
     – Фух, – расслабилась Укё. – Я уж ненадолго подумала, что изменения оказались постоянными.
     – Так и есть. – Мастер окономияки моргнула. – Было непросто вернуться сюда, У-тян…
     Ее разум обдумывал последствия и все, что было с ними связано. Сдержанное выражение лица Ранмы помогло укрепиться в том выводе, к которому она пришла. Он был ею, и по какой-то причине она так и оставалась. А еще это означало, что помолвка – все помолвки – были, скорее всего, разорваны. Укё сильно выдохнула, вздохнула и расплылась в улыбке, что полностью противоречило всему, чего ожидала Ранма.
     – Сейчас это не так важно, – решила она. – Важно то, что ты жива, и расскажешь мне обо всем этом.
     – Сдвиг влево, восемь градусов, – указала Ранма, и образ перед ней летаргическими темпами повернулся налево. День, за которым она наблюдала, был дождлив, все были в черном и с зонтами. Довольно подходяще, подумала она. – Расширить угол. Пятнадцать метров над уровнем земли. Z минус пять. – Сцена сместилась, позволив ей охватить взглядом все. Она усмехнулась, когда на глаза попался Хибики Рёга. Рёга в костюме и галстуке. Выглядел он не лучшим образом. Шампу была вся разряжена, а ее прабабушка окружена церемониальным почетным караулом амазонок. Мило. Еще лучше были настороженные взгляды, которые они кидали на почетный караул мусков на другой стороне прохода, возглавляемый Хабу, как их послом. Малютка Сафуран, Киима и народ Феникса были просто вишенкой на этом торте. Рыжая подавила новый смешок, как будто бы они каким-то образом могли услышать ее через раскрытые двойные двери.
     В общем, было довольно забавно изучать свои собственные похороны, на которых они все присутствовали.
     А еще она наблюдала за образами, что разыгрывались три месяца назад. Мастер боевых искусств пронаблюдала еще несколько минут, отметив, что это было далеко не так величественно, как похороны Цезаря. Вот это было… Ранма остановилась, раздраженно скрипя зубами. Не моя память, не моя память, не моя память, она сжала кулаки, в памяти пылала мантра. Хоть это и было маленькой победой – успешная поимка мысленного преступника – она знала, что на каждое пойманное чужое воспоминание еще пять проскальзывали незамеченными. Конечно, в отличие от Цезаря она была жива, так что она приветствовала пышные похороны. Ранма покачала головой и вернула свое внимание Вратам Времени. Кстати, о Сецуне…
     – Дата: 11 апреля 1990. Время: 10:30. Координаты: 35-40-49.13 северной широты, 139-43-43.27 восточной долготы, исполнять.
     Сцена, за которой она наблюдала, ускользнула вдаль, сменившись другим местом, тринадцати милями южнее Нэримы, она сверху наблюдала за небольшим кладбищем.
     – Десять метров над уровнем земли на сорок пять градусов, Z минус восемь. – Врата повиновались команде, опускаясь ниже и наводясь на другие похороны, гораздо меньшие, чем предыдущие. Восемь девушек стояли вокруг одинокого участка, их одежда дико разнилась, отражая их индивидуальности. К счастью, у них погода была получше, чем на похоронах считающегося мертвым мастера боевых искусств тремя днями ранее. Ранма склонила голову набок, изучая сцену, быть может, в десятый раз с того момента, как она на нее наткнулась. Это не было прощанием с героем, что получила она, но не это заставило ее остановиться.
     – Шесть, семь, восемь… – тихо считала Ранма, когда Усаги и остальные девушки начали одна за другой класть розы на пустой гроб Мейо Сецуны. – Что в этой картине не так?.. – прошептала рыжая, наклонившись вперед, сидя перед вратами. – Y плюс тридцать два, Z плюс три. Дай острый угол. – Врата повиновались и переместили ей обзор выше и ближе, давая Ранме возможность поближе взглянуть на всех присутствующих. Она пересчитала девушек, на этот раз по их планетарным именам, и нахмурилась, добравшись до последней. – Ну и куда же тогда делась Малышка?
     Ответ был очевиден. Ее просто не было. Ранма приложила палец к губам. Весь вопрос в том, почему ее нет? Пуу была одной из ее лучших подруг, рассуждала Ранма, не понимая, что она приняла данное Чиби прозвище Сецуны из воспоминаний, что не были ее. Она никак не могла пропустить это событие. Она не знала всей их истории, но воспоминания текли постоянно. Они были как-то связаны, и то что она отсутствовала, дало Ранме нехорошее предчувствие. Фактически, она нигде не могла найти маленькую розоволосую девочку. Сецуна и Чиби… Что-то связанное с путешествиями во вре…
     Внезапно Ранма вскочила на ноги, ее разум запаниковал.
     – Сканировать временную линию. Отчет о последнем крупном парадоксе. – Факт, что она вообще знала о парадоксах сам по себе сбивал с ног, осознала она, когда похороны исчезли, заменившись густой чернотой. В темноте начали появляться синие линии, некоторые пересекались, но гораздо большее их число расходились. Главная синяя линия тянулась, пока не прервалась пульсирующей красной точкой.
     – Последний крупный парадокс зафиксирован по координатам 15.3380Z.00001 на 132.900567AX0002.00 пространства-времени, – мягким женским голосом сообщили врата, остановившись на красной точке. Саотоме Ранма мысленно преобразовала их в соответствии с воспоминаниями, что были не ее, и выругалась. Мало того, что это был день, когда Плутон отправила ее в эту адскую дыру, это был день, когда она умерла. А если она умерла, то что тогда произошло с Чиби-Усой? Теперь рыжая активно зарылась в воспоминания Сецуны, но ничего не вспомнила. Они как-то были связаны, и Чиби попала в парадокс, когда Сецуна его создала.
     – А мне только начала нравиться маленькая смутьянка… – Ранма несчастно нахмурилась, не в состоянии определить, насколько сильно ее воспоминания смешались с привязанностью Сецуны к девочке. Нет, решила она. Она не будет так продолжать. – Открыть врата по координатам 15.3380Z.00001 на 132.900567AX0002.00 пространства-времени. – Она исправит эту маленькую…
     – Операция ограничена, – упрекнул бестелесный голос врат. – Для выполнения запрошенной операции ваш доступ недостаточен. Пожалуйста, для дальнейшей помощи обратитесь к администратору Врат Времени.
     Ранма вскипела, глядя на сами ворота. Уже не впервые она слышала это сообщение.
     – Администратор МЕРТВА, ты, кусок хлама! ВЫПУСТИ меня!
     Ворота просто стояли, игнорируя ее приказы.
     Ранма зашагала, кидая в сооружение резкие взгляды. Она была здесь уже три месяца и до сих пор не нашла выхода. В то время как воспоминания Сецуны позволили ей использовать некоторые базовые функции врат, они по-прежнему работали не на полную, и какую бы магию ей не пришлось использовать, чтобы заставить эту чертову штуку работать, знание о ней все еще пряталось за занавесом просачивающихся в ее разум прежде остальных воспоминаний. Если бы не нынешняя ситуация, она бы предпочла, чтобы все так и оставалось, так как они уже всерьез начали выкручивать ее ощущение своего пола. Та ночь с Ланселотом просто застряла в ее голове. Это было неплохо – Ранма поморщилась, до основания изничтожая этот конкретный кусок памяти. Это уже привело ее к изрядному количеству проблем, проведя ее по дорогам, которые, она клялась, никогда бы не посетила именно в этом теле. Не то чтобы это не было приятно. Фактически…
     – А-А-А-а-а-Р-Р! – схватилась Ранма за голову одной рукой, другой рукой ударяя по ней. Она отошла от врат и разъяренно начала ката, пытаясь очистить сознание. Сосредоточиться… сосредоточиться… Она поняла, что оказалась в ловушке дьявольской ситуации. Если она хочет выбраться, ей придется принять воспоминания Сецуны, чтобы найти то, что отопрет врата. В то же время, они несли с собой невероятное бремя. Мало того, что они вползали внутрь, марая ее собственные воспоминания, но они изменяли ее, и, просыпаясь, она каждый день боролась за свою личность. Если бы она просто приняла сразу эти воспоминания, все бы ухудшилось еще сильнее, прежде чем стало бы лучше. Конечно, она бы, наверное, нашла бы выход, но какой ценой?
     Но это была цена. Ранма выпала из своих ката, рассматривая дилемму. Если она хочет выбраться, ей придется принять воспоминания. И не просто часть их, желание не дало ей такой роскоши. Все. И ей не только придется принять их все, но и сохранить при этом свою личность, так как последним, чего она хотела, так это стать Мейо Сецуной. Если бы это была просто ее жизнь, решиться Ранме было бы гораздо труднее. Но все было не так. Чиби была парадоксом, и рыжая чувствовала пустоту, печальную дыру там, где она существовала в ее мыслях и воспоминаниях. Девочка заслуживала лучшего.
     Решение было принято, Саотоме Ранма настроилась на долгий путь, не слишком довольная тем, куда эта дорога ее заведет. Даже когда она приняла свою судьбу, вспомнилась одна забавная мысль, что всегда была ее спутником…
     Жизнь мастера боевых искусств, без сомнения, была полна опасностей.
     – Так ты полностью… – тихо спросила Укё, не в силах закончить вопрос, что был слишком чужд ее видению Ранмы.
     – Три тысячи ее лет против прежних моих восемнадцати, – бесцеремонно ответила девушка с длинными рыжими волосами и улыбнулась. – В целом, я бы сказала, что неплохо справилась. – Она остановилась, и улыбка немного поблекла. – Но не обошлось без некоторых жертв, что мне пришлось принести.
     Укё немного торжественно кивнула, признавая принесенную жертву. Ранма, мужчина из мужчин, полностью пропал. Его сущность осталась, но изменилась человеком, что вышел из Врат Времени, чтобы спасти Чиби и самого себя… саму себя, мысленно поправилась она. В человеке по имени Саотоме Ранма не осталось ничего от мужчины, в этом она была уверена. Где-то в пустоте Ранма слишком далеко зашла за черту, чтобы суметь вернуться, и по этому вопросу она явно пришла с собой в согласие. Было еще кое-что, что шеф-повару стоит…
     – Минутку… – резко остановилась Укё, обрывая свои мысли. – Ты сделала это с сэром Ланселотом?
     Рыжая даже не покраснела.
     – Не совсем я, – ровно заявила она. Если бы Укё не знала лучше, она могла бы поклясться, что где-то там была легкая улыбка. – В конце концов, это было не мое тело. – Ранма не считала необходимым отметить тот факт, что хоть это и не было ее телом, она довольно неплохо помнила каждую деталь той изысканной встречи, не говоря уже о том, что она, вероятно, была крупнейшим в мире авторитетом в области секса, даже несмотря на то, что технически она сама еще была девственницей.
     – Я не понимаю, как Сет-тян нашла на это время, – пробормотала себе под нос Харука, и это чувство разделили почти все присутствующие Сенши. Женщина была так таинственна, что ни одна из них ничего не знала о времени, когда она приглядывала за историей.
     В свою очередь, Ранма просто отмахнулась от взглядов.
     – У нее было много свободного времени, поди разберись. – Это откровение вызвало у аудитории молчаливые кивки, когда этим практически все было сказано. Однако Ами уже начала считать.
     – Примерно три тысячи лет, по одному парню в год… – мысленно подсчитывала она.
     – Как минимум, – бесцеремонно добавила Ранма, заставив Укё покраснеть. Остальные просто разинули рты.
     – И ты… помнишь их всех? – Мастер окономияки просто не могла поверить, что Саотоме Ранма, мужчина из мужчин так далеко отступил от этого идеала, не говоря уже о том, чтобы стать столь… искушенным. Это был разительный контраст с тем мастером боевых искусств, что она знала всего шесть месяцев назад, с тем, который едва мог держаться на ногах, когда на нем висла девушка, не говоря уже о том, чтобы столь открыто обсуждать интимные вопросы. Ранма просто кивнула, сохранив после этого вопроса спокойствие. Группа неловко молчала, тогда как некоторые отмечали Ранму как того человека, к которой стоит идти обсуждать личные проблемы, когда они возникнут.
     Укё переключилась с неудобной темы.
     – Так твоя семья знает, что ты жива?
     Спокойная маска Ранмы заметно соскользнула, и по ней прополз намек на страх.
     – Нет. И я все равно не планировала давать им знать.
     Куондзи Укё моргнула. Затем моргнула еще раз. Следующий очевидный вопрос задала Усаги; тот, который Укё до смерти хотелось задать.
     – Но… почему?
     – У меня было около шести месяцев, чтобы обдумать это, и я согласилась с Сецуной, – угрюмо начала Ранма. – Я заняла пост Плутон. Все, кого я знаю, исчезнут. Но я нет. Им не стоит видеть, как я остаюсь молодой, пока они медленно умирают… – После этих слов они впервые изучили свое влияние на окружающий их мир помимо их сражений за любовь и справедливость. Они все будут жить, когда все их семьи и друзья состарятся и умрут. – И так как я уже умерла, думаю, мне не стоит будить спящую собаку, понимаете?
     – О, напротив, Ран-тян! – Ранма дернула головой, выныривая из своего самоанализа, и нашла взглядом свою безотрывно смотрящую на нее лучшую подругу. – В тот день вместе с тобой умер и кусочек Нэримы. Ты хоть знаешь, сколько раз твоя мать пыталась совершить сэппуку?
     Ответ был тих:
     – Да.
     – Даже Тендо страдали, услышав о твоей смерти. – Укё в деталях описала события с момента ее отсутствия. – И Аканэ… Она уже не та же. Ее искра пропала. Никогда не думала, что скажу это, но я скучаю по ней.
     – Я не знаю…
     – Ты должна. – Ранма моргнула. Это сказала обнимающая ее маленькая розоволосая девочка. Она взглянула на Принцессу Плутона своими большими красными глазами. – Общайся с ними, пока есть возможность. – Из глаза выскользнула слезинка, оставив блестящий след на щеке. Вскоре к ней присоединилась и слеза Ранмы. Единственная из всех, Маленькая Леди точно знала уникальные обстоятельства Ранмы, и для хранящей время мастера боевых искусств ее слова обладали большим весом, чем слова ее бывшей невесты. Она взглянула на нее, затем перевела взгляд обратно на просто кивнувшую в знак согласия Укё.
     – Ладно.
     Чиби радостно улыбнулась и крепко обняла рыжую. Укё похлопала ее по плечу.
     – Все будет в порядке, Ран-тян.
     Пара сидела, утешая Ранму, еще несколько мгновений, пока она не оправилась достаточно, чтобы ответить на вопрос Мичиру, к счастью, не на ту же тему, что и предыдущий. Она не могла знать, что затронутая ее тема была бочонком со взрывчаткой, только и ожидающей искры. Которую и предоставила Нептун.
     – Так если ты новая Сенши Времени, как будет выглядеть Кристальный Токио? – поинтересовалась она. – Ведь это изменение наверняка нарушило вероятности?
     – Да, – пришел мгновенно ответ, заставив всех Сенши замолчать.
     – Насколько?.. – с трепетом спросила Усаги. Неужели будет еще один сильный враг, с которым им придется сражаться? – Насколько все плохо?
     – Нулевой шанс на появление Кристального Токио, – ответила Ранма. На мгновение повисла мертвая тишина, а затем воцарился хаос.
     – НУЛЕВОЙ? – в полном недоверии наклонилась вперед Харука.
     – Как же это возможно?! – с таким же недоверием широко распахнулись глаза Ами. Она вытащила свой компьютер и начала просчитывать варианты.
     – Если Кристального Токио не существует… – Утверждение Мун говорило само за себя. Если этого будущего не существует, тогда человечество целиком и полностью обречено. Не выживет даже малого остатка человечества. – Прежде чем мы отправились в ту карманную вселенную, шанс был почти стопроцентным! Какого черта произошло?!
     – Я произошла.
     Ранма поднялась со своего места, и Чиби отпустила рыжую. Укё узнала этот появившийся в глазах Саотоме ледяной взгляд и мысленно приготовилась к тому, что произойдет. Она понятия не имела, чем был этот Кристальный Токио, но если Ранма собиралась его уничтожить, то не было никаких сомнений, на чьей стороне она будет, независимо от того, сколько йом она сразила в компании Сенши. Она встала справа от Ранмы, давая им обеим место для боя. Это заставило рыжую слабо улыбнуться. Даже посте стольких перемен было приятно знать, что кое-что никогда не меняется.
     – Ты что? – прошипела Харука, ее голос сочился смертельным ядом.
     – Но Сецуна!.. – почти провизжала Макото, и Ранма резко ее оборвала.
     – Может быть мне снова стоит представиться, – раздраженно отрезала она. – Я Саотоме Ранма, наследница Школы Беспредельных Боевых Искусств, Хранитель Времени и Последняя Принцесса Плутона. Я не Мейо Сецуна, и я не позволю более чем девяти миллиардам людей умереть у меня на глазах.
     – Ты хочешь сказать, что отрицаешь последнюю надежду на выживание человечества?! – вскочила Мун, совсем забыв о печенье, которое она продолжала жевать.
     – Нет, – обожгла Ранма своим тяжелым взглядом Мун, сделавшую шаг назад. – Я сказала, что я не стану списывать девяносто девять процентов мирового населения ради некоего идиллического постапокалиптического будущего. Пусть линии и размылись за то время, что я была в ловушке Врат Времени, но что не изменилось, так это то, что главный долг мастера боевых искусств защищать тех, кто не может защитить себя, и я буду драться до последнего вздоха, прежде чем это будущее получит шанс сбыться.
     – И что, по-твоему, ты можешь сделать чтобы остановить нас от его реализации? – подошла к Харуке Мичиру, встав рядом с Усаги. – На самом деле, что мешает нам отменить твой статус заместителя Хранителя Времени?
     Укё сунула руку за спину, вытаскивая свою боевую лопатку. Она повторила самоуверенную улыбку Ранмы как будто бы она была ее собственной.
     – Можешь попробовать, милочка.
     Распахнутые глаза Усаги могли посоперничать с такими же у Внутренних, которые, очевидно, не ожидали никакого противостояния, тем более так быстро обострившегося до полного выхода из-под контроля. А еще она не могла понять, почему же на лице так и не отошедшей от рыжей Чиби-Усы застыла такая огромная улыбка. Мун не могла в это поверить… В день, когда она стала настоящей Сенши, Ранма подняла свой мини-бунт! В этот момент на первый план вышли все жертвы, что они сделали во имя Кристального Токио, и она сделала единственное, что могла.
     – Нет! – отрезала она. – Я не позволю миллиардам умереть! Ты не можешь просто прийти и за два часа разрушить все, над чем мы так тяжко трудились! Как Принцесса Луны, я не могу этого допустить!
     – Два часа? – вызывающе подбоченясь, усмехнулась Ранма. – У меня было шесть месяцев и три тысячи лет чертовых воспоминаний, чтобы рассмотреть все варианты, девочка. Как мне кажется, у вас нет особого выбора.
     Мун посмотрела на рыжую.
     – Пф! С этим я всегда могу удалить тебя как Сенши! – С короткой вспышкой света в ее руках сформировался светящийся кристалл Гинзуйсё.
     Ранма закатила глаза.
     – Пажа-алста. Я помню о тебе все, что помнила Сецуна. Ты даже можешь использовать этот глупый камушек, чтобы удалить мои способности прежде чем я выведу тебя из строя; и даже если тебе удастся совершить этот подвиг, я все еще остаюсь лучшим мастером боевых искусств в мире. Ты не продержишься и пяти секунд.
     Две розовых вспышки рядом с Мун, и Мичиру и Харука, завершив преобразования от обычного облика к Сенши, встали в атакующие позиции.
     – Я думаю, что ты переоцениваешь свои шансы, рыжая сучка.
     – Я так не думаю.
     Комнату пронзила еще одна вспышка света. Как только она угасла, Сенши в панике застыли. Даже стоящие рядом с Усаги Внешние отступили назад. Укё просто смотрела. Там, где рядом с Ранмой недавно была маленькая розоволосая девочка, теперь стояла гибкая, полностью выросшая женщина. «Гот» было первым, что пришло ей в голову, когда ее взгляд упал на одетую в черное вечернее платье женщину, завернутую в полупрозрачную черно-розовую шаль. И все это увенчивалось шипастым черным воротником. На лбу у нее сиял золотой полумесяц, и Укё решила, что каким-то образом этот контраст миловидности и готичности сумел-таки сработать. А еще она заметила, что это абсолютно не порадовало ее бывших подруг.
     Усаги была первой обретшей голос:
     – Черная леди!
     – Как, черт возьми, это произошло?! – завизжала Рей, отходя на несколько шагов назад, тогда как Харука позволила соскользнуть со своих губ тихому «вот дерьмо». Все присутствующие помнили свою последнюю встречу с порожденной Мудрецом альтер эго Чиби-Усы и последовавшим вслед за этим избиением. Все Сенши в комнате одновременно активировали свои трансформации и встали в защитные позиции вокруг Сейлор Мун, державшей Гинзуйсё как некий оберег.
     Розоволосая женщина презрительно рассмеялась, вновь прижавшись к Ранме так же, как она делала это в своей меньшей форме, только теперь это выглядело гораздо более интимным жестом. Если Ранма и возражала, то это не читалось ни на ее лице, ни в языке тела.
     – И что ты думаешь сделать с этим? – В ее голосе звучали крохотные кинжалы, когда она забавлялась видом девушки напротив.
     – Я собираюсь использовать его силу, чтобы вернуть тебя к нормальному состоянию, Черная Леди! – заявила Мун и сосредоточилась. Кристалл ненадолго засветится, замерцал и погас. Она уставилась на кристалл, затем на Усу, затем снова на кристалл, после чего встряхнула его, как будто это была забарахлившая электроника.
     Уса вздохнула, явно скучая при виде этого.
     – Катализатор для данного изменения был удален, когда моя временная линия оказалась стерта. – Она чуть повернула к Сенши Плутона рядом с ней. – Я почти девятьсот лет провела в ловушке этого глупого тела… еще одна вещь, за исправление которой мне нужно благодарить Ранму-тян. – Даже Укё выгнула брови, заметив, насколько близко она придвинулась к Ранме. Ту, казалось, нисколько не обескураживала готически одетая розоволосая девушка.
     Сейлор Венера пригляделась к женщине, ранее известной как Чиби-Уса, и отметила у нее на лбу золотистый полумесяц.
     – Она не выглядит злой…
     – Если бы я была злой, я бы уже выбила бы всеми вами окна, – сухо напомнила остальным Уса. – Ну а сейчас я просто согласна с моей Ранмой-тян. Один раз я уже прошла через катастрофу. Тогда я была уверена, что это был единственный способ, а сейчас я не позволю, чтобы это снова произошло.
     Факт, что она упомянула Ранму как ее Ранму-тян не остался незамеченным Укё, которая уже прилагала все усилия, чтобы не нашинковать союзницу, посягнувшую на личное пространство Ранмы.
     Сейлор Уран вышла перед молчащей Мун, пытаясь вернуть превосходство в их противостоянии.
     – Однако я все же сомневаюсь, что ты сможешь справиться со всеми нами и выстоять при этом еще и против силы Сатурн.
     Как будто бы это было ее сигналом, Сейлор Сатурн вышла из-за ее спины и прошла мимо немедленно разинувшей рот Сенши. Уран выругалась про себя, когда Хотару во взрослом облике прошла мимо нее и встала напротив Ранмы. Позади ее полностью развитой фигуры струились роскошные, тянущиеся до пола черные волосы, и Уран выругалась еще раз. Когда, черт возьми, это произошло? Просто чертов красный день календаря, когда все пошло кувырком. Справа от нее дернулась Меркурий. С тех пор как она узнала, что взрослый облик был своего рода переключателем, она надеялась никогда не увидеть разрушительницы планет. Прекрасно одетой разрушительницы, в шелковой безрукавке, жемчугах и длинном, элегантном платье, но на левом плече которой легко балансировала Глефа Безмолвия.
     – Хотару, – со своей спокойной таинственностью непринужденно разрядила Ранма атмосферу, позволив легкой улыбке выбраться из-под маски. Сатурн склонила набок голову, мгновение изучая Хранителя Времени, прежде чем повернуться к Усе, чье поведение было почти идентичным. Они кивнула им обеим и встала справа от них.
     – Сатурн, что ты делаешь?! – прошипела Сейлор Уран, не в силах поверить в только что произошедшее преступление.
     Повзрослевшая Сатурн поджала губы и искоса взглянула в сторону Усы.
     – Присоединяюсь к моим подругам. Кроме того, думаю, я предпочту компанию тех, кто не планировал моей смерти.
     От этих слов животы Внешних превратились в сплошной лед.
     Разум Укё постигал невероятные события, пытаясь разобраться в ситуации в целом, зная лишь далеко не полную историю. Каким-то образом Ранма только что сплотила на своей стороне двух мощнейших Сенши. Она не была уверена, в чем точно было дело, но этого было достаточно, чтобы позволить ей покровительственно улыбнуться оставшимся Сенши, в частности Уран.
     – Ну а как теперь выглядят наши шансы, милочка?
     Теперь Мун с недоумением смотрела на противостоящую ей силу, легко затмившую ее и умением и силой, если не числом. Девочка, которую она так долго считала своей младшей сестрой выросла в потрясающую женщину с почти на девятьсот лет большим опытом. Она выступила на стороне не только лучшей в мире мастера боевых искусств, но и новопровозглашенной Сенши Времени с тремя тысячами лет воспоминаний, которые она почти могла назвать своими. А если и этого было мало, их присутствие дополнялось недавно выросшей и немного обиженной Сейлор Сатурн. Слова просто не могли описать весь тот страх, что вызывал этот кусочек знания. И, наконец, была Укё, чьи навыки, если не силы, позволяли ей соперничать с любой из Внутренних. В целом, для Мун это оказалось крайне плохой ситуация, даже несмотря на численное превосходство.
     Наконец, случилось неизбежное. Сейлор Мун разрыдалась.
     – Но… но почему?! – рыдала она с распахнутыми глазами. – Ведь я такая хорошая принцесса!
     Уса вздохнула, и Ранма шагнула вперед с непроницаемой маской на лице. Рыжая взяла девушку за руку и взглянула ей в глаза, и как будто бы ее спокойная безмятежность перетекла в блондинку, немного стабилизируя ее эмоциональное состояние.
     – Возможно, но чтобы быть принцессой – или, если уж на то пошло, королевой – нужно гораздо больше, чем размахивать повсюду кристаллом или жезлом или бегать в фуку.
     – Но… Кристальный Токио… – всхлипнула Мун, и Хранитель Времени вздохнула. Она просто не сможет его отпустить.
     – Единственной причиной, почему Кристальный Токио хотя бы отдаленно кажется хорошей идеей, так это потому, что с его помощью шансы на спасение миры выше, – терпеливо объяснила она, и остальные Сенши слушали ее, никогда до этого не слыша этого аспекта своей задачи. – И все это сводится к тому, чтобы сделать умно или правильно. Умно будет уменьшить потери и дождаться Кристального Токио. Но правильно будет сражаться за всех мужчин, женщин и детей на этой планете, даже если мы все до последней падем в этой попытке.
     – Путь махо-сёдзё чреват опасностями, – язвительно заметила Укё, убирая в ножны свою боевую лопатку, заполучив при этом улыбку своей лучшей подруги.
     Ранма кивнула сути ее комментария.
     – Разве вы не защитницы любви и справедливости? – Мун моргнула. Конечно, да, подумала она, когда Ранма впилась в нее взглядом. Что за вопрос…
     – Тогда ваш путь ясен.
     Сейлор Мун моргнула на это загадочное утверждение, и проследила, как Саотоме Ранме, наследница Школы Беспредельных Боевых Искусств, Хранитель Времени и Последняя Принцесса Плутона, развернулась на каблуках и вышла из комнаты, а за ней последовали Темная Уса, старшая наследница престола Серенити, Сейлор Сатурн и Куондзи Укё, мастер окономияки и экстраординарная охотница на демонов.

     – Так ты не задумывалась о том, где остановишься? – спросила Укё, когда четыре женщины вышли на открытый воздух под сумеречным небом. Прохожие обращали на них внимание, они были более чем немного экзотичны. И на этот раз шеф-повар и ее боевая лопатка были почти незаметны. Конечно, не помогало, что все четверо были еще и абсолютно великолепны. Честно говоря, Укё и сама с трудом могла не глазеть. Мало того, что ее лучший друг жив… Она изменилась. Конечно, это могло сделать и возвращение из мертвых, признала она, но общая масса изменений ошеломляла. Фактически, ни одна из женщин рядом с ней не покинула ту комнату не изменившись.
     Чиби Уса превратилась в гибкую розовую готическую фею и держалась уж слишком близко к ставшей женщиной Ранме, что можно было рассматривать как угодно, но интимно. Что было еще хуже, Ранма ничего не сделала, чтобы отговорить ее от этой близости. Укё еще раз сдержанно взглянула на пару. То, как рука Усы переплеталась с рукой Ранмы, и рядом не стояло с прежними прижиманиями, но гораздо сильнее наводило на размышления.
     Затем была Хотару, по-прежнему придерживающаяся своего тихого, нейтрального поведения, но теперь присовокупившая к нему властный вид. Она тоже претерпела поразительную трансформацию. Застенчивая школьница исчезла, заменившись развитой женщиной, вполне возможно, с самой лучшей фигурой в их четверке. В общем, сама она была не более чем знаком препинания на уже полностью написанном приговоре ошеломляющей красоты, что они вызывали.
     А еще были волосы.
     Укё просто не могла в это поверить. Не часто можно было видеть женщину, затмевающую ее дотягивающуюся до талии черную гриву, а теперь их было сразу трое. Этого было слишком много. Ярко-рыжие волосы Ранмы легко достигали икр, также как и розовые Усы. Но конечно, это и в подметки не годилось Хотару, чья роскошная черная коса каким-то образом текла по земле, не запутываясь и не мараясь.
     Честно говоря, мастер окономияки начинала немного завидовать.
     Ранма задумчиво склонила голову набок.
     – Думаю, для одного вечера было достаточно драмы, так что Нэрима не вариант. – Ее лучшая подруга молча согласилась. Противостояние с Сенши уже было достаточно драматичным, не говоря уже о том хаосе, что ожидал Ранму по возвращению в Нэриму. Ранма, слегка нахмурившись, посмотрела на Хотару и Усу. – И мне удалось добиться, чтобы вас выпнули из ваших домов. – Уса улыбнулась и легонько сжала ей руку, тогда как Хотару просто улыбнулась. – Полагаю, нам нужно найти на ночь отель.
     Укё улыбнулась.
     – Давай, Ран-тян, ты же знаешь, моя дверь всегда открыта. Нам всем будет немного тесновато, но…
     – Я подумывала об Империале, – прокомментировала Ранма, заставив Укё подавиться словами.
     – ИМПЕРИАЛ! – ахнула она, глядя на свою лучшую подругу, как будто бы она не только сменила пол и стала Хранителем Времени, но и отрастила в придачу вторую голову. – Э-э… не знаю, насколько это тебя разочарует, милая, но номер в Империале стоит тридцать тысяч за ночь… минимум.
     – Не беспокойся, У-тян, – мягко улыбнулась Ранма. – Я обо всем позабочусь.
     – Позаботишься?..
     – Как бы это сказать… – приложила рыжая палец к губам, только чтобы Уса упредила ее объяснения:
     – Сецуна была обеспечена.
     – А теперь и я, – закончила Ранма, и две женщины улыбнулись друг другу. Между ними было нечто невысказанное, и из-за этого Укё чувствовала дискомфорт. Она повернулась к шеф-повару. – Сецуна три тысячи лет собирала богатства, пряча их в тайниках по всему миру. Несколько миллионов в этом банке, еще пара в том. Бесценные произведения искусства. Драгоценные камни из Атлантиды. При желании я могу купить Империал на свои карманные деньги.
     – Ты можешь на карманные деньги купить все пятизвездочные отели в Токио, – поддразнила Уса, вызвав улыбку Ранмы.
     – Верно.
     – Так ты не только выжила, стала Сенши и обзавелась тремя тысячами лет воспоминаний своей предшественницы, – загибала Укё пальцы. – Ты еще и стала просто до неприличия богата.
     Улыбка Ранмы стала еще шире.
     – Все верно.
     Окономиячная охотница на демонов вздохнула в полном раздражении.
     – Даже после смерти хаос держится за тебя как приклеенный.
     Вызванный этим комментарием смех сопровождал их всю дорогу до Империала, где Ранма зарегистрировала их со счетом, мгновенно обеспечившим им безраздельное внимание персонала. Они остановились в трех люксах на шестнадцатом этаже Империала, и нечетное число номеров не заставило Укё задуматься, пока они не вышли из лифта. Она нашла свою комнату и увидела, как Ранма и Уса продолжают идти дальше по коридору.
     – Три комнаты? – неуверенно спросила она, на что Ранма кивнула с абсолютно нейтральным выражением лица. Близость Усы не ускользнула от шеф-повара. – А где ты будешь спать?
     – Мы будем спать… вместе.
     Мыслительный процесс Куондзи Укё остановился, как будто врезавшись в кирпичную стену, из-за сказанных не проявившей никакого удивления Усой слов. Пара была слишком уж спокойна, и намек был достаточно очевиден, чтобы его игнорировать, особенно с учетом видимых ею весь день знаков. Если Ранма была так богата, как она утверждала, то, несомненно, она могла позволить себе еще один люкс, если бы она того захотела… Что значило… Нет. Не в коем чертовом случае. Должно быть другое объяснение.
     – М-м, Ран-тян? – осторожно начала она. – Могу я с тобой поговорить? – Ее глаза метнулись к розоволосой женщине рядом с ней, она нахмурилась. – Наедине?
     Ранма кивнула Усе, которая забрала из рук рыжей карточку-ключ и нашла комнату всего в нескольких футах далее. Укё молча ждала, пока дверь люкса не защелкнется позади женщины.
     – Ранма, какого черта тут происходит?! – резко выплюнула Укё, легко сокращая дистанцию до своей подруги. – Скажи мне, что это не то, что я думаю!
     – Это именно то, что ты думаешь, – вздохнула Ранма. Челюсть Укё отвисла, ход ее мыслей резко оборвался полным крахом. – Я же говорила тебе, были жертвы. С этими жертвами пришли изменения. Их много.
     – Но… но!… – невнятно повторяла Укё, отчаявшись сформировать связную мысль. – Но она девушка! Ты же не!.. – Ее мысли снова споткнулись, когда Укё поняла, что она больше не знает подходящую для Ранмы сексуальную ориентацию. Он был парнем, который превратился в девушку, которая предпочитала девушек. Так что же происходит, когда начинаешь предпочитать женское тело? По-прежнему будешь предпочитать девушек? Что насчет парней? Делает ли это Ранму геем или лесбиянкой? А если мастер боевых искусств-охотница на демонов примется учитывать прошлое, то ей придется учесть и влияние трех тысяч лет женских воспоминаний, давящих на восемнадцатилетнюю мужскую душу.
     Мастер боевых искусств-Сенши терпеливо ждала, пока пройдет первый шок, прежде чем продолжить. Эта окружающая Ранму нервирующая аура спокойствия только усиливала нарастающие у Укё чувства к рыжей. Она уже вообще не знала свою подругу.
     – Я уже объясняла воспоминания и… образ жизни Сецуны, – спокойно объяснила Ранму, беря Укё за руку. – Но я так и не объяснила отношения между Усой и мной. До воспоминаний я знала ее только как милую маленькую смутьянку. Но после воспоминаний эта точка зрения изменилась. Радикально. Теперь я разделила с ней целую историю, и, наверное, знаю ее гораздо лучше, чем любой другой. Кроме того, она не только разделяет эти переживания, но и те, о будущем. Она жила в том, что могло произойти, и, видимо, и я и Сецуна занимали в этом будущем заметное место.
     – Это просто… странно. – Это было явным преуменьшением, но это было лучшее, что потрясенная Укё могла в этот момент придумать.
     Ранма кивнула, разделяя ее чувства.
     – Даже если бы я этого захотела, нет никакого способа, которым я могла бы отрицать эту связь. Эта связь… изменилась, когда Чиби отбросила в сторону свою детскую форму.
     – Так… – Укё сделала паузу, пытаясь мысленно передохнуть. – Вы обе… – Она схватилась за голову. – Проклятье, Ран-тян! Если бы я получила отворот, я бы ожидала, что это будет другая невеста, с тобой как с парнем, но не это!
     Ранма фыркнула, и от смеха ее спокойный фасад треснул.
     – Да и я тоже.
     Интроспективный юмор поймал подругу детства Ранмы врасплох.
     – Что ты имеешь в виду?..
     – Я и понятия не имела, что Сецуна была такой извращенкой… А теперь, через нее, и я, – покачала головой Ранма. – С мужчинами, с женщинами, втроем… – Укё просто моргнула. – Но, полагаю, за три тысячи лет все может наскучить, чтобы дошло до такого.
     Укё продолжала моргать, и прошла целая минута, прежде чем хоть что-то напоминающее связную мысль добралось до ее рта. И вышло оттуда усталым вздохом:
     – Ладно, слишком много информации.
     От Ранмы пришел еще один понимающий кивок.
     – И не говори. Во всяком случае, ты всегда будешь для меня У-тян. Увидимся завтра. – Укё смотрела, как женщина, одновременно бывшая ее лучшей подругой и полной незнакомкой, исчезла за дверью номера, на который претендовала Уса.
     Она была уверена, что этим вечером это будет не единственной претензией.

     – Лимузин? – выгнула Укё брови, когда первые рассветные лучи нарушили горизонт. По правде говоря, Куондзи Укё проснулась не в лучшем настроении, все благодаря непрерывным размышлениям о том, что происходило прошлой ночью в соседней с нею комнате. Ничуть не помогло, что выбравшись из своей комнаты под утреннюю зарю, они явно светились. Шеф-повар едва подавила желание разбить скульптуру неподалеку на крошечные, маленькие кусочки.
     Длинный черный Бентли скользнул к краю тротуара, и Укё просто уставилась на него.
     – Ты не думаешь, что это слишком?
     – Не-а, – отклонила Ранма ее вопрос. – Я только что вернулась с шестимесячного заключения у Врат Времени. Думаю, у меня есть право немного побаловать себя. – Уса отпустила ее руку, поворачиваясь к Хотару.
     – Что думаешь, Хотару-тян? – легко спросила розоволосая женщина. – Шоппинг?
     – Не возражаю, – нарушила улыбка нейтральную маску Хотару.
     Укё посмотрела, как шофер открыл дверь черного монолита на колесах и заколебалась, когда три женщины забрались внутрь. Земля, на которую она вступала вместе с Ранмой, была не просто незнакома, она была коварна.
     – Идешь, У-тян?
     Укё вынырнула из своих переживаний и обнаружила ярко-синие глаза застывшей у двери Ранмы, смотрящие прямо на нее. Укё еще ненадолго заколебалась.
     – Слушай, я не знаю… Мне, в конце концов, за рестораном присматривать, и…
     – Один день с рестораном ничего не случится, – заявила Ранма и с улыбкой продолжила: – А если и нет, я кого-нибудь туда пришлю.
     Укё скептически посмотрела на Ранму.
     – И как же ты это сделаешь?
     Ранма вытащила свою визитную карточку и повращала ее между пальцами.
     – Мы с менеджером отеля очень хорошие друзья, – невозмутимо сказала Ранма и улыбнулась. – Серьезно, У-тян, я изменилась, но я все еще та же Ранма. Нам просто нужно время, чтобы привыкнуть.
     – Ладно, ладно… – сдалась Укё, подходя к обочине. – Но не думай, что я одобряю тот твой вчерашний номер.
     – Ты бы одобрила, если бы ты была… ОЙ! – Укё снова нахмурилась, когда ее кулак отскочил от головы Ранмы.
     – Как Хранитель Времени, что-то ты хреново видишь, что грядет…

     Хибики Рёга, наследник Школы Беспредельных Боевых Искусств, уклонился от посланного в него полупинка, схватил атакующего за ногу и бросил его, используя его собственный импульс. Получилось это из-за того, что лысеющий мастер боевых искусств среднего возраста ошибся в своем движении. Рёга замахнулся, готовясь сокрушить нападающего, когда старший невозможный образом извернулся, опираясь лишь на одну ногу и балансируя рукой. Другая нога, которая, предполагалась, была в крепком захвате, ударила Рёгу в грудь.
     БаааМ! ПлююХ!
     Мастер боевых искусств в бандане полетел в единственное логичное место, куда мог приземлиться проклятый в Дзюсенкё человек, и упал в пруд с карпами, послав в воздух целый фонтан воды. Саотоме Генма вышел из боевой стойки и удовлетворенно скрестил на груди руки.
     – Становишься небрежным, Хибики! – объявил он выбирающемуся из пруда маленькому черному существу.
     – В-и-и-и-И! В-и В-и-и! – брызгал слюной крохотный черный поросенок, очевидно, не слишком довольный своей импровизированной ванной.
     – Ты все еще чертовски медленный, – почти про себя отметил Генма. – Нужно серьезнее заняться скоростными тренировками. – С этими словами он пожал плечами, пересек двор и вошел в дом, и второй раз не взглянув на маленького поросенка.
     Поросенок продолжал яростно протестовать, пока спокойный теплый душ не превратил его обратно.
     – В-и-и в-и-и в-и-и из-за тебя я видел ад, Саотоме Генма! – Рёга остановился, заметив сдвиг точки зрения сразу же по обращению проклятия. – Спасибо, – рассеянно поблагодарил он своего неизвестного благодетеля. Мастер боевых искусств начал вылавливать из пруда с карпами свою одежду, прежде чем еще раз остановиться. Не часто с неба лилась теплая вода, чтобы так удобно обратить его проклятое состояние, так что Рёга с любопытством обернулся, чтобы найти свой источник счастья, сидящий на стене вокруг додзе Тендо в футе от него самого. На ней были свободные красные шелковые штаны, белый спортивный бюстгальтер и красная куртка. Длинные рыжие волосы колыхались от дневного летнего бриза, обрамляя ярко-синие глаза, смотрящие на него сверху вниз с хулиганскими побуждениями.
     Ошибки быть не могло.
     Девушка только что видела его полностью голым.
     – ОЙ! Простите, простите, простите! – воскликнул Рёга, сминая промокшую одежду в кучу напротив самых заметных частей своего тела.
     – Не извиняйся. Определенно ты выглядишь лучше, чем большинство, – улыбнулась она еще шире, и Рёга застыл. Сейчас, что-то нет так. Что-то большее, чем увидевшая его голым девушка. Голос. Голова молодого человека повернулась обратно к девушке, когда он изучал детали которые заметил и в первый раз.
     – Н-н-н… н-н-е-е… невозможно… – прошептал он, бывший у него ранее малиновый румянец превратился в белую маску. Которая мгновенно превратилась в выражение возмущения: – ПОЧЕМУ ТЫ ПРОДОЛЖАЕШЬ ПРЕСЛЕДОВАТЬ МЕНЯ, САОТОМЕ?
     Девушка выгнула брови и изящным кувырком спрыгнула с сидячей позиции на стене, аккуратно приземлившись рядом с парнем в бандане.
     – Одевайся, дурак. Я жива.
     Рёга моргнул. Жива? Он отступил на шаг от потенциального привидения, пристально изучая ее. Последний, кто так говорил, тоже был жив. Снова и снова и СНОВА. Но эта отличалась. Она… женственна? Теряющийся парень покатал загадку у себя в разуме. Ранма никогда не появлялся перед ним, выглядя женственно. Кроме одного раза, но у нее были клыки и две головы. Конечно, всегда был верный способ проверить…
     – ГОТОВЬСЯ К СМЕРТИ, САОТОМЕ!

     БУУуууМММ!
     Удар грома встряхнул чашку чая Тендо Набики, вызвав там рябь, пославшую несколько капель в воздух и на стол, заставив ее старшую сестру нахмуриться.
     – О, боже.
     Средняя Тендо прикусила язык на этот безобидный комментарий, утаскивая горячий чай со стола, прежде чем дом сотряс еще один грохочущий удар. Маленькая тарелка с блинчиками с начинкой подпрыгнула на поверхности стола. Она кинула взгляд на Генму, который, казалось, нисколько не обращал внимания на шум, продолжая обжираться. Ладно, подумала она. Если Генма здесь, то на кого же, черт возьми, Рёга тратит столько сил? Ее взгляд скользнул к Аканэ, которая пыталась со своего места выглянуть во двор. Это нельзя объяснить и ее молотом разрушения. Набики вздохнула и устало поднялась на ноги. В конце концов, это она должна была проверить его. Просто ей попозже придется убедиться, что он заплатит за ее раздражение. Буквально.
     Набики подошла к застекленным дверям во двор и взглянула на невозможное.
     Во дворе танцевали два размытия, соперничая в мастерстве боевых искусств. Первая фигура явно была Рёгой, изо всех сил пытающимся попасть по второй фигуре, рыжей девушке, одетой в свободные красные шелковые штаны и белый спортивный бюстгальтер. Ее рыжие волосы струились вслед за ней, когда она проходила через почти невозможную воздушную спираль, обтекая удар, который грозил снести здание, попадись оно под руку. У Набики перехватило дыхание, когда она смотрела на сцену, которую было невозможно разыграть. Ни за что. Этого не могло быть…
     – Аканэ… – позвала она тихим, благоговейным голосом. Что немедленно привлекло внимание девушки. – Кажется, мне нужно, чтобы ты меня проверила.
     – Проверила тебя? – Палочки на мгновение замерли у ее рта. Абсолютная неподвижность ее старшей сестры заслужила ее пристального внимания.
     – Ага, потому что я не та, кому видится танцующий в голове образ Ранмы. – Аканэ моргнула, не осмыслив слов, но через мгновение вылетела из-за стола. Палочки для еды стукнулись об пол, и она мгновенно оказалась рядом с Набики, наблюдая за той же самой сценой.
     – Не… возможно! – Слова Аканэ сопроводил звук разбившейся тарелки. Если бы она смогла обернуться, она бы увидела Касуми с точно таким же потрясенным взглядом.
     – О… О, боже… – заикнулась она, совсем не похожая на саму себя. – Ранма… вернулся из мертвых. Мне стоит что-нибудь ему приготовить.
     Двое еще несколько минут обменивались ударами, прежде чем, как будто по обоюдному согласию, отпрыгнуть друг от друга. Рёга посмотрел на своего таинственно улыбающегося в ответ противника. Мастеру боевых искусств в бандане понадобилась целая минута, чтобы набраться смелости и сказать следующие слова:
     – Р… Ранма?
     Ранма с невинной улыбкой склонила голову набок.
     – Да?
     – Ты жив? – шагнул вперед Рёга, ткнув рыжую в плечо.
     – Насколько мне известно. – Она подошла к нему и взяла его за руку. – Рада видеть тебя, Рёга-кун. – Момент длился, пока на Ранму не прыгнула младшая из сестер Тендо.
     – Боже мой! Ранма! Ты жив! Невероятно! – Крепко обнимаясь, Аканэ и Ранма упали на землю, Ранма рассмеялась.
     – Да! Да! Я жива, с ума сойти! – запротестовала она, наполовину придавленная к земле, когда вокруг собралась неверящая маленькая толпа близких друзей. Прошла минута, прежде чем Ранма оторвалась от Аканэ и вскочила на ноги, чтобы и другие могли признать ее существование. Следующее объятие было гораздо более нежное, поскольку это была Касуми.
     – Я очень рада снова видеть тебя, Ранма-кун, – тепло улыбнулась она, и Ранма поняла, что Уса и Укё, в конце концов, были правы. – Я уже начала о тебе беспокоиться.
     Ранма моргнула. Она даже не могла коснуться остальных, так что ограничилась простым кивком.
     – Спасибо, Кас-тян. Хорошо быть дома…
     – Да ну, Саотоме? Ты же должен быть мертв, – спросила Набики, ее голос был переполнен скептицизмом, так же как и попытками удержаться от озвучивания своего благоговения. Конечно, никому из них не стоило удивляться, подумав, исправилась она. Парень столько раз обманывал смерть, что это стало у него привычкой.
     Саотоме пожала плечами.
     – Я стала лучше.
     Набики кинула на него сухой взгляд и подвела итог мастеру боевых искусств, которая снимала свою красную куртку, висящую на ближайшем каменном фонаре. Ей не потребовалось особой наблюдательности, чтобы заметить изменения во внешности мастера боевых искусств, начиная с длинных до ног волос и заканчивая модным красным костюмом, который – для наметанного глаза Набики – стоил каждой потраченной на него иены. Помимо этого, если Ранма действительно жив…
     – Пошли, Ранма, нужно поговорить.
     – Набики-и-и… – прорычала Аканэ, защищающе шагая к Ранме, которая просто наблюдала за разыгрывающейся ситуацией.
     – Ты же знаешь, что произойдет, когда Генма узнает, А-тян, – оправдывалась средняя сестра, нисколько не разубедив этим свирепо глядящую Аканэ.
     – И ты знаешь, что произошло в прошлый раз, когда ты попробовала свою мелкую интригу на Рёге-кун. – С юмором наблюдающая Ранма действительно заинтересовалась, когда маска Набики чуть-чуть дрогнула.
     – Но…
     Аканэ громко хрустнула костяшками пальцев. Оба отца, казалось, стали по этому вопросу еще более непреклонны. Набики поморщилась, но на этот раз осталась спокойной. Заметив, что ее послание оказалось ясно, она с улыбкой повернулась к Ранме.
     – Ранма! Ты выглядишь… – Улыбка слегка дрогнула, когда она оценила внешний вид рыжей, но была быстро восстановлена. – …Рада вновь видеть тебя, Ранма.
     – Она имеет в виду: «боже, ты выглядишь невероятно женственно», – с сухой улыбкой добавила Набики, на что Ранма пожала плечами.
     – После смерти происходит и не такое, – загадочно ответила она, а затем обернулась к Рёге. – Тебе еще нужно поработать над скоростью, но ты неплохо уловил этот прием. – Она замолчала, как будто над чем-то задумавшись. – Мне стоит спрашивать, почему батя учит тебя Беспредельному стилю?
     Рёга просто покачал головой, и Аканэ ответила за него:
     – Нет. Совсем не стоит.
     – Две тысячи иен, – выжидающе протянула руку Набики, и Ранме не удалось подавить смешок.
     – Если бы я захотела узнать будущее, я бы просто пошла и сама взглянула, Набс, – небрежно ответила она, а затем принюхалась. – Пахнет завтраком?
     – О, боже, – слегка встревоженно воскликнула Касуми. – Ты, должно быть, проголодался, вернувшись к жизни. – У Ранмы не было ни времени, ни желания протестовать, когда Касуми повела ее со двора в дом, где обжирался лысеющий старик в белом ги. Его порция давно закончилась, так что его комбайн перешел на тарелки Аканэ и Набики. Тарелка Касуми осталась нетронутой. Старшая сестра вздохнула.
     – Саотоме-сан, если вы не будете вести себя прилично, мне, возможно, придется перевести вас на другую диету.
     Размытые палочки резко замерли, остановившись в миллиметрах от последнего куска на тарелке Аканэ.
     – Э-э… хе-хе хе-хе… – Он повернулся, чтобы невинно улыбнуться Тендо, только чтобы улыбка увяла и умерла на его лице, когда он увидел стоящего рядом с ней человека. – Парень? Это ты?
     – Господи, пропала на шесть месяцев и никто не узнает… УФ! – прокомментировала Ранма, только чтобы из нее выдавили жизнь, когда Генма, казалось, телепортировался из положения сидя и захватил рыжую девушку в медвежьи объятия.
     – Я знал, что ты не можешь умереть! Никакие тупые щуплые йомы не смогут одолеть моего сына! Ни даже полная их вселенная! – сиял Генма, тряся девушку. – Мы должны сказать Нодоке-тян! И Соуну! Школы могут быть… – Ранма легко выбралась из крепких объятий и отступила назад с выражением лица, от которого резко упала температура. Это не было явной враждебностью или гневом, но все родственное тепло пропало.
     – Нет.
     – …объединены? – недоуменно встал Генма; обнимающие сына руки внезапно опустели. Он смотрел на девушку перед собой, надевшую маску, прочитать которую было сложнее, чем когда-либо Набики. Около нее Аканэ, Набики, Касуми и Рёга наблюдали за безошибочным изменением отношения и готовы были поклясться, что в теле Ранмы оказался совершенно другой человек. Они были не слишком далеки от истины.
     – Но, сын, ты жив! Мы, наконец, можем выполнить…
     – Какую часть «нет» ты не понимаешь? – спокойно ответила Ранма. – Хоть я и очень рада всех вас видеть, никаких помолвок не будет, Саотоме Генма. Точка.
     Генма был в недоумении, разрываясь между непременной необходимостью соблюсти честь семьи и спонтанным воскрешением своего сына. Конечно, это было не единственным, заставившим стареющего мастера боевых искусств приостановиться, когда он заметил те же самые изменения, что уже заметили остальные. С неуверенностью идущей в его сознании войны, отец Ранмы решил сделать все по правилам…
     …Он дождется подкрепления.
     – Забудем про это, – закрыл он пока что тему. – Куда, черт возьми, ты подевался? И какого черта ты одет в эту девчачью одежду?
     – Это и я хочу знать.
     – Аналогично.
     – То же самое.
     Ранма перевела взгляд со своего отца на Набики, Аканэ и Рёгу, которые все, затаив дыхание, ждали объяснений. Ранма покачала головой. Она совсем не с нетерпением ожидала объяснять все еще пять раз, так что она решила сократить попытки избежать неизбежного:
     – Нет, оно не блокировано.
     – Фух, – пропала напряженность с лица Генмы. Если проклятье не блокировано, то одежда, несомненно, часть какого-то сложного трюка, которые парень регулярно проворачивает. – Касуми, не могла бы ты принести парню немного горячей воды?
     Касуми развернулась, чтобы радостно исполнить его просьбу, только чтобы услышать немедленный отказ.
     – Нет, Касуми. В горячей воде нет необходимости. – Теперь они все с интересом смотрели на рыжую. Проклятье Ранмы не было блокировано, но он только что отказался от возможности вернуться в свою изначальную форму?
     – Ты же не… – первой сложила два и два Набики и не обрадовалась полученному ответу.
     Ранма пожала плечами, позволив легкой улыбке выбраться из-под своей маски спокойствия.
     – Боюсь, что так.
     Однако Аканэ все еще была в неведении.
     – Что не?
     – Черт возьми, ты не можешь так поступить со мной! – возмущенно запротестовала Набики, совсем запутав рыжую. – Из-за тебя я видела ад, Саотоме! – Она быстро прекратила свою тираду, шокировано приложив руку ко рту. – Боже мой, я уже начинаю говорить как он…
     – Может быть, мне стоило отдать тебе эти две тысячи иен… – поджала губы Ранма, пытаясь разобраться со вспышкой средней сестры, когда ответ вдруг пришел от Аканэ, которая ничего не смогла сделать, чтобы удержаться от ехидной усмешки.
     – Все из-за «делового соглашения» Набики, Ранма. – Набики хмуро посмотрела на заговорившую сестру, и Ранма мгновенно поняла, что это будет отличная история. – Когда ты, хм, исчез, наши родители остались без наследника…
     – О, да ты шутишь… – в мгновение ока свалилась холодная маска Ранмы, когда она установила связь.
     Аканэ кивнула, все улыбнулись.
     – Так что твой отец надул Пи-тяна, чтобы он стал наследником, тогда как твоя мать подбросила Набики деньжат, чтобы она стала невестой, так как я… была не готова после… ну, ты понимаешь…
     Ранма еле сдерживала приступы смеха, глядя на двух краснеющих подростков. Она повернулась обратно к своему отцу, отчаянно избегающему зрительного контакта.
     – Знаешь, на этот раз я полностью одобряю твою глупость.
     Голова Генмы вдруг дернулась.
     – Но ты вернулся обратно…
     – То, что я вернулась, это ничто, старик, – снова вернулась на место ледяная маска, и она агрессивно шагнула вперед. – Ты и понятия не имеешь, что мне потребовалось, чтобы вернуться сюда, и будь я проклята, если я снова вернусь в созданную тобой кучу дерьма, – отозвалась Ранма и повернулась к Аканэ, спокойствие снова плащом легло ей на плечи. – …Без обид, Аканэ-тян.
     – М-м… да ничего? – в шоке широко распахнула глаза младшая дочь. Уже не в первый раз из-за помолвки Ранма называл своего отца тупым, но с самого момента их знакомства это был первый раз, насколько она могла припомнить, что он прямо отказался в это играть.
     – Увидим, как долго это продлится. – Ранма обернулась и увидела Набики, сжимающую в одной руке телефонную трубку, ее глаза пристально следили за рыжей. Что-то заставило ее улыбнуться, и она заговорила, не отводя взгляда от Ранмы.
     – Да, это Набики. Мм-хм. Я тоже рада вас слышать. Ну, присядьте, пожалуйста, у меня есть для вас новости. Сели? Хорошо. Он жив. Нет, клянусь, я не ошиблась. Да, прямо сейчас он здесь. Знаю. Сделаю. Скоро увидимся. – Набики с легким щелчком положила трубку, и ее улыбка стала совершенно дикой.
     – Конечно, это была твоя мать. Она была так рада услышать, что ты жив, – легко объяснила Набики, как будто бы такое происходило ежедневно. Однако, она была немного разочарована тем, что новость, казалось, нисколько не нарушила спокойного поведения Ранмы. – Ты можешь быть рад тому, как все обернулось, но будь я проклята, если из-за этого меня обманут.
     – Набики… – прорычала Аканэ, яростно глядя на свою сестру.
     – Нет, Аканэ, – отмахнулась она от нее. – Ты здесь, он вернулся, и я пыталась следить за этим теряющимся идиотом. – Она открыла рот, чтобы приняться за новый раунд колких замечаний, только чтобы почувствовать порыв ветра и вдруг увидеть перед своим лицом рыжую, нос Ранмы был в считанных дюймах от ее собственного. Никто даже не заметил, как рыжая двигалась, и напряжение в мерцающих голубых глазах женщины заставило ее задрожать.
     – Прежде всего, мы не твои куколки, с которыми можно поиграть, Тендо Набики, – тихо прошипела Ранма, из-за чего средняя сестра непроизвольно отступила на шаг. Это не было яростью. Она едва могла назвать это гневом. Но что это было, так уж точно неудовольствие. Явное неудовольствие. – Ты полностью облажалась, устроив этот беспорядок, а не я и не Аканэ. Смирись. Во-вторых. – Набики отступила еще на шаг, на лбу проступил холодный пот. – Аканэ и Рёга мои друзья. Сделаешь их несчастливыми, и я стану очень несчастлива. Наконец, единственная причина, по которой ты здесь, в том, что я не хочу объяснять все по пятьсот раз. Еще раз поиграешь со мной, моей семьей или моими друзьями и обнаружишь, что я могу сделать твою жизнь очень непростой. – Набики уже прижалась к стене, и Ранма наклонилась на несколько оставшихся дюймов. – Надеюсь, я объяснила тебе абсолютно ясно.
     Средняя Тендо ошеломленно стояла, не в силах оторвать взгляда от глядящих на нее сияющих синих шаров. Изо всех бессвязных мыслей, что требовали ее внимание, одна выделялась сильнее всего… Она не знала эту женщину. Пусть у нее и было тело Ранмы, но она не была тем наивным мастером боевых искусств, которого она знала шесть месяцев назад. А еще она не лгала… Она не просто сделает ее жизнь непростой, она превратит ее в ад. Манипулировать ей снова будет равносильно тыканью в скорпиона или аналогичного ядовитого животного.
     Рыжая начала отворачиваться, но остановилась на середине движения.
     – И, раз уж ты этим занялась, позвони еще и Колон и остальным.
     Саотоме Ранма смотрела на закрытые Врата Времени, созерцая свою судьбу. За последние шесть месяцев она пережила изоляцию и воспоминания, каким-то образом сохранив рассудок, но за свою цену. Линия размылась, и, после трех тысячелетий Сецуны, Ранма больше не могла назвать себя мужчиной. Ранма близко знала каждый аспект жизни женщины, от эмоциональной до биологической потребности, и, после шести месяцев полного одиночества во мраке, пути назад не было. Если бы она была в мужской форме, она бы, возможно, выдержала бы этот поток. Или сошла бы с ума. Но это произошло, воспоминания оставили неизгладимый след, и она с ними примирилась. Это был компромисс и жертва, которую она должна была принести ради того, что она собиралась сделать.
     Рыжая, чьи волосы давно уже выросли из ее косички, глубоко вдохнула и взмолилась Богу, чтобы эти воспоминания ее не предали.
     – Инициировать последовательность переопределения альфа-альфа-эхо-ноль-брейк-пять, – начала говорить она неподвижным воротам. – Авторизация, Мейо Сецуна, Принцесса Плутона.
     – Инициация последовательности переопределения признана, – тихо ответили врата. – Ожидаю предварительную идентификацию.
     Ранма позволила неживой улыбке появиться у нее на лице. Она знала, чего хотели врата. Им нужен был образец голоса. Может быть, немного ДНК. Дополнительные коды. К несчастью, она не могла дать ничего, кроме последнего.
     – Отклоняю. Протоколы Реинкарнации.
     Мгновение врата стояли молча, как будто обдумывая ее слова.
     – Протоколы Реинкарнации признаны. Ожидаю последовательность переопределения. – Ранма глубоко вздохнула и залезла в воспоминания, которые абсолютно ей не принадлежали. Протоколы Реинкарнации существовали на тот случай, когда… если Сецуна умрет и возродится, никто не гарантирует, что ее биология будет совпадать с известной вратам. Как раз на такой случай во вратах был запрограммирован полный сброс, доступный лишь Мейо Сецуне, обладающей воспоминаниями Сейлор Плутон.
     А теперь эти воспоминания были и у Саотоме Ранмы.
     Она легко зашагала, подчиняясь незаметному ритму, изящно исполняя нечто, объединившее Бугаку и бальные танцы Серебряного Тысячелетия, которые могли признать лишь немногие из ныне живущих, не говоря уж о том, чтобы повторить. Саотоме Ранма текла сквозь ночь с точностью, что достичь могла лишь мастер боевых искусств… или та, чьим хобби уже три тысячелетия являлись танцы. К счастью для Ранмы, в этот момент она была и той, и той, опираясь в этот момент на воспоминания Сецуны, как будто они были ее собственными, и на свои навыки в искусстве. Ритм в ее сознании ускорился, и ее движения размылись. Мастер боевых искусств улыбнулась. В каком-то смысле это было похоже на ката; предельное расслабление для разума и тела. Это была та привычка, которую она была не прочь перенять у предыдущего Хранителя Времени. Мысленный ритм замедлился, она замерла точно перед Вратами Времени и стала ждать.
     – Последовательность принята. Загружаю протоколы Реинкарнации. – Ранма расслабилась, когда голос принял коды Сецуны. – Внимание. Протокол удалит из системы текущего администратора Врат Времени Мейо Сецуну. Текущий администратор больше не будет признан. Продолжить протокол?
     Саотоме Ранма прикусила губу, нерешительно жалея себя в этот момент. Оставалось только одно, что нужно было сделать, и нужно было продолжать. Но было больше. Едва она сделает это, она – Саотоме Ранма – станет новым Хранителем Времени. Для того чтобы покинуть эту адскую дыру и спасти Чиби-Усу ей придется принять пост Плутон. Будь это временно, было бы нормально. Даже весело. Но постоянный пост на протяжении нескольких тысяч лет, плюс-минус? Но тут заявила о себе и другая сторона вопроса… Как Хранитель Времени она сможет внести большие изменения, чем даже самый лучший в мире мастер боевых искусств. В сочетании с ее природным мастерством усиление было просто невероятно. Добавив к этому три тысячи лет мудрости, она не смогла удержаться, чтобы не рассмотреть возможность.
     Может быть, она даже сможет предотвратить апокалипсис.
     Выбора действительно не было.
     – Выполнить протокол.
     Врата Времени открылись, купая Ранму в лучах мягкого белого света, когда они сканировали своего нового хранителя, ища внутри нее кристалл чистого сердца. Врата запульсировали силой и начали превращать девушку, заставив ее воспарить в потоке света, тогда как ее свободные рыжие волосы плыли на эфирном ветру. Линии света начали уплывать от мастера боевых искусств, которая знала только об играющей в ее теле энергии. После нескольких минут изменений, врата снова запульсировали и одели рыжую в черно-белое фуку, которое она слишком хорошо знала. Ранма вплыла в легкие сапоги и увидела, как из сияющих врат вышел ключ времени и вплыл ей в руку. Едва она схватила его, свет погас, оставив двери во тьме.
     – Протокол Реинкарнации завершен, – подтвердили врата. – Регистрация нового администратора Врат Времени.
     – Саотоме Ранма.
     – Принято, – ответили они. – Перенастройка всех ключей и протоколов на Саотоме Ранму, Принцессу Плутона.
     Ранма лукаво улыбнулась, глядя на лежащий в ее руке вычурный ключ времени в форме сердца. Это было то, чего она с нетерпением ожидала. Это была ее маленькая месть умершей Сенши за переживание трех тысяч лет ее жизни. Увенчанный сердцем посох был символом Сецуны, а теперь он был у нее. Посох. Врата. Все. Превратившаяся в Сенши мастер боевых искусств свободной рукой вытащила из подпространства свой Посох Вознесения и дико усмехнулась, как могла лишь Саотоме Ранма.
     – Врата… слить ключи.
     – Так это все… – приглушенным голосом прокомментировал Рёга, и Ранма кивнула. Напротив пары молчала Аканэ.
     – Я едва смогла вернуться… – тихим голосом объяснила Ранма. – Так много изменений. Почти слишком много. – Она взглянула на Аканэ, пытавшуюся взглядом проделать в крыше, на которой они сидели, дыру. – Я надеялась, что ты бы поняла меня как никто другой.
     Младшая Тендо открыла рот и закрыла его, собираясь с мыслями. Прошла еще одна минута, прежде чем она сделала новую попытку.
     – Я просто не знаю… На похоронах я что-то потеряла, и вот теперь ты здесь… Часть меня хочет крепко схватить эту недостающую часть меня и никогда не отпускать… Другая просто хочет двигаться дальше. – Она глубоко вздохнула, собираясь с силами, прежде чем продолжить дальше. – Знать, что ты даже не хочешь снова быть парнем… Не просто не можешь, а не будешь… похоже на отказ от того человека…
     Ранма мягко положила руку на плечо Аканэ, когда слезы грозились пролиться.
     – Не отказ, Аканэ, просто иной образ жизни. – Затем она с улыбкой остановилась. – Кроме того, ты не знала, что такое извращение, если не встречала Мейо Сецуну…
     Аканэ изо всех сил старалась подавить свою улыбку, но не преуспела.
     – Ты имеешь в виду все три тысячи ее лет?
     – И довольно близко, – усмехнулась Ранма. – Черт, это, наверное, твоя вина, что я сейчас такая, навешиваю всем ярлыки…
     – МОЯ ВИНА? – с притворным негодованием взорвалась Аканэ. – Ты задолго до меня был извращенцем.
     – О, пожалуйста, – закатила глаза Ранма. – Это ты была той, кто хотела увидеть меня в ванной без одежды, – наползла на ее лицо злая улыбка. – Конечно, я буду рада устроить…
     Хлоп!
     Тук!
     – Извращенец, – одновременно заявили Аканэ и Рёга, из-за чего Ранма схватилась за пострадавшую голову.
     – Пфф, – возмущенно фыркнула Ранму. – Вы, жестокие маньяки, до сих пор шуток не понимаете. Кроме того, у меня уже кое-кто есть.
     – Уже?..
     – …кое-кто есть?
     Аканэ и Рёга закончили свои мысли и уставились на Ранму, как будто у нее выросла вторая, третья и четвертая голова. Это был взгляд, к которому Ранма уже начала привыкать. Аканэ, потирая виски, покачала головой, тогда как Рёга пару раз дернулся.
     – Нам стоит это знать?
     Ранма мгновение поизучала Аканэ и ее вопрос, прежде чем лукаво улыбнуться.
     – Наверное, нет. Я оставлю это сегодня на вечер.
     – Так значит, ты можешь уничтожить ту реальность, что знают твои родители? – прокомментировал Рёга, на что Ранма улыбнулась.
     – Звучит совсем как план. – Что-то привлекло внимание Ранмы, и она посмотрела с крыши вниз, к воротам Тендо, когда они распахнулись, выявляя женщину среднего возраста с каштановыми волосами, несущую катану. – Кстати говоря, мама здесь…
     Аканэ вздохнула.
     – Папа тоже скоро вернется.
     Рёга покачал головой, зная неизбежный вывод из всех проблем, которые сейчас поднимут.
     – Игра началась, – пробормотал он, когда они все вместе спрыгнули с крыши.

     – Кха! – Многие бы ошиблись, приняв этот звук за возглас мигрирующих водоплавающих птиц или каких-нибудь мелких грызунов, хотя это было не так. Фактически, этот звук издала Саотоме Ранма, Сенши Плутона и Хранитель Времени, когда ее снова сдавливали и снова с благими намерениями, приветствуя объятиями ее возвращение из мира мертвых. На этот раз она оказалась в руках Саотоме Нодоки, которая душила своего сына с нисколько не уступающим своему мужу энтузиазмом, если не с большим.
     Свидетелями сцены оказались Генма и Соун, тихо сейчас перешептывающиеся в углу. Ранма отметила кидаемые ими на нее заговорщицкие взгляды и мысленно улыбнулась, когда ее скелет был еще раз жесткого смят. Это было настолько до патетики очевидности, что она не смогла не улыбнуться.
     – О, мой мужественный сын жив! – изливалась Нодока. – Где ты был?! Мы так о тебе беспокоились! Ты ранен? О-о-о, я так рада тебя видеть!
     Ранма тепло улыбнулась, наконец-то сумев выбраться из объятий матери.
     – Я в порядке, мама, в полном порядке.
     – Так может казаться, зять. – Хриплый женский голос даже не удивил Ранму, и она обернулась, чтобы увидеть в коридоре Колон в компании Шампу и Муса. Шампу была одета в свои лучшие лавандовые шелка и практически выпрыгивала из кожи, тогда как Мус был в белых одеждах и очень толстых очках. С возвращением Ранмы из мертвых, его сердитое выражение лица было, ну, возможно понять.
     – Шампу сильно-сильно рада видеть Ранму! – прыгнула вперед фиолетоволосая девушка, выдавливая из рыжей новое «кха!», когда она еле успела оправиться от предыдущего. – Шампу наконец отделаться от помолвки с глупый теряющийся парень!
     Глаза Ранмы расширились, и она уставилась на Рёгу, который сейчас сердито сидел в углу, и на опять хихикающую Аканэ.
     – Помолвка, Рёга?
     – Э-э… м-м… – замялся теряющийся парень.
     – Поцелуй брака? – улыбнулась Ранма, и он заметно сдулся.
     – Ага.
     – А-ХА-ХА-ХА-ха-ха-ХА-ХА! – согнулась рыжая от неконтролируемого смеха. Уса и Укё были правы… Она бы ни за что это бы не пропустила.
     – О, это еще не вся прелесть, – хихикая, заметила со стороны Аканэ. – Каким-то образом – и я все еще не понимаю, каким – ему удалось унаследовать почти всех твоих старых невест. Нуку. Макото. Черт, за ним сейчас гоняется даже Ариса.
     – Будь ты проклят, Саотоме… – стиснув зубы, проворчал Рёга. – Из-за тебя…
     – …я видел ад, да-да, – закатила глаза Ранма и покачала головой. – Все, что я могу для тебя сделать, так это пригласить на обед в Пуассон Рокусабуро.
     – Пуассон?.. – выдохнула Набики со своего места на лестнице. – Это тебе немного не по карману, Саотоме. – Конечно, это было так. Должно было быть. Пуассон Рокусабуро был всего лишь одним из самых дорогих пятизвездочных ресторанов в Токио. Митиба Рокусабуро[6] был всего лишь одним из лучших шеф-поваров в Японии. Всего лишь.
     – Мне не нужен обед! – вскочил Рёга, наклоняясь вперед. – Я хочу, чтобы ты забрал обратно своих чертовых невест!
     – И как я уже сказала тебе, у меня кое-кто есть, – непреклонно ответила Ранма, отмахиваясь от отчаянной мольбы Рёги. После этого заявления все взгляды сошлись на рыжей, а Саотоме Нодока радостно засветилась.
     – Я знала, что мой честный сын не пренебрежет своими мужественными обязанностями к Аканэ, – с абсолютной гордостью улыбнулась она, и упомянутая Тендо пронаблюдала, как лицо Ранмы вновь прячется за нейтральной маской. Хотя это и не продлится долго, оно будет незабываемо, в этом Аканэ была уверена.
     Соун и Генма прыгали друг рядом с другом и кричали, что школы будут объединены, в то время как Шампу страстно заявила претензию на руку Ранмы. Ее поддержал пронзительный взгляд Колон, и в ответ вокруг Ранмы лишь сгустился плащ сдержанной мистики. Аканэ смотрела, как все, что оставалось от ее бывшего жениха, таяло, тогда как группа продолжала праздновать и спорить, и лишь тогда она поняла всю полноту изменений Ранмы. Разница была буквально как между ночью и днем.
     – Школы могут быть объединены, но не через меня, – прорезал шум тихий голос Ранмы, мгновенно превращая все разговоры.
     – Айя-а! Ранма выбрать Шампу! – взвизгнула амазонка, вновь прижимаясь к рыжей. Хватка закрылась, не поймав ничего кроме пустоты. Шампу моргнула, заметив, что Ранма оказалась в пустом углу комнаты, с ее ауры стекало чистое веселье. – Амазонские объятия не промахнуться. Как Ранма это сделать?
     – Это неважно! – неистово шагнул Генма к рыжей. – Единственный человек, с кем ты будешь…
     – …Это я. – Ранма улыбнулась. И это была абсолютно озорная улыбка. Аканэ была уверена, что Ранма покинула тело, и оно сейчас молча стояло в углу. Она проследила за ее взглядом до коридора, откуда Касуми ввела в комнату новую гостью. Она была высокой, с длинными розовыми волосами, одетая в длинное черное вечернее платье. Если бы не ее тонкая фигура и черты лица, ее бы, учитывая наряд, можно было бы смело назвать сестрой Кодачи. А затем ее пронзила другая мысль… Ранма… и она! Это… это… ИЗВРАЩЕНИЕ!
     Женщина уверенно прошла сквозь толпу из семьи и друзей в сторону Ранму, где двое весьма многозначительно обнялись, что побудило Касуми тихо прошептать свое «О, боже».
     – Сын, я жду объяснений, – тон Нодоки остыл до отрицательных температур, и она начала постукивать большим пальцем по рукояти лезвия чести как нервно дергающаяся… гремучая змея.
     – Объяснения просты, и объясняю я только один раз, – вышла вперед Ранма, окидывая взглядом все заинтересованные стороны. – Моя мужественность умерла шесть месяцев назад. И на том месте родилась я.
     – Твоя честь… – потянулся Соун к крупнейшему в его распоряжении эмоциональному рычагу, когда Генма попытался сделать то же самое.
     – …Нет, ваша честь! – прошипела Ранма, развернувшись к патриарху Тендо. – Какую из сделанных моим отцом помолвок я честью обязана выполнить, хм? Должна ли я выполнить его обещание вам и запятнать свою честь, нарушив все остальные? – Соун открыл рот, чтобы заговорить, только чтобы его оборвали еще раз. – Нет. Моя честь теперь моя собственная, и обещания вашей семье умерли шесть месяцев назад вместе со мной. – Уса нашла место и расслабилась, с ошеломленным выражением лица наблюдая за столкновением. Но даже сейчас ее рука все время касалась Ранмы. Жест был очевиден.
     – Надежда еще есть, старый друг, – взглянул он на Соуна, который кивнул. – Проклятье еще не блокировано… ДАВАЙ!
     Плюх!
     Пл-люх!
     Плю-ух!
     Три чайника с горячей водой были одновременно выплеснуты на Ранму, из-за чего Генма, Набики и Колон переглянулись и пожали плечами. Аканэ в ужасе застыла, когда Ранма перетек в мужскую форму и мертвенно застыл в ней. Какие бы эмоции не отражались на лице мастера боевых искусств с длинными черными волосами, прочесть его розоволосую партнершу было легко. Она не была счастлива. Нисколько.
     После минуты тишины Ранма глубоко вздохнул, все еще не отрываясь глядя в землю.
     – Касуми?.. – Старшая Тендо кивнула и быстро исчезла на кухне. Ранма еще раз вздохнул. – Я не довольна, – Его слова сопровождал треск статического электричества, и присутствующие в ужасе смотрели, как Уса поднялась в полный рост, в ее руках трещала черная молния. – Мне больше не уютно в этом теле, и следующий, кто так сделает, скорее всего, получит черной молнией туда, где солнце не светит.
     Нодока после шока взяла себя в руки, возвращаясь к своей властной личности матриарха.
     – Сказано не очень мужественно. А сейчас ты останешься мужчиной, пока не…
     Касуми вернулась и без вопросов протянула Ранме стакан, он благодарно кивнул, прежде чем быстро перевернуть его над своей головой. Парень исчез, сменившись пышной рыжей, которая сейчас поправляла свой спортивный бюстгальтер. Склонив голову, она бросила на мать вопросительный взгляд.
     – Ты что-то сказала? – Нахмуренность Нодоки стала прямо-таки пугающей. – Три тысячи лет воспоминаний и несколько тысячелетий женских сексуальных побед сделали это для тебя, мама.
     Рот Саотоме Нодоки приоткрылся, но не раздалось ни звука. Она попыталась еще раз.
     – Три тысячи?..
     – Ага. Я все время говорила вам, все изменилось, – тихо объяснила Ранма, когда выражение лица ее матери сломалось. – У меня сейчас есть обязанности, и мир не сможет спасти себя сам. Именно мне дали закончить задачу, которую я начала шесть месяцев назад.
     – Но я думала… Ты уже спас… – заикнулась мать после объяснений, пытаясь понять слова своего сына, который просто покачал головой.
     – Нет. Это была лишь верхушка айсберга, – поморщилась Ранма. – Надвигается большая буря, мама, и я… мы, – подтянула она поближе к себе Уса, которая уже немного успокоилась. – Или встанем против апокалипсиса, или почти все умрут. Я не могу этого допустить, так что если это значит, что я не буду твоим мужественным…
     – МОЙ СЫН ТАКОЙ МУЖЕСТВЕННЫЙ!
     – Кха! – Рыжая мгновенно оказалась в крепких объятиях своей матери, когда она снова попыталась выдавить из Ранмы жизнь.
     – Даже женщиной мой сын снова собирается спасти мир! – Она отстранилась и внимательнее изучила его вид. – И с тремя тысячами лет интимного опыта, что делает мою дочь еще и женщиной из женщин!
     Ранма моргнула, и Уса наклонилась к уху Ранмы.
     – Именно об этом я подумала прошлой ночью…
     – Мне все равно, развалится ли мир! – вышел вперед Генма с еще одним чайником в руках. – Ты сможешь сделать это как наш сын и в то же время объединить школы! – После этих слов чайник взлетел в воздух.
     Своей цели он так и не достиг.
     – Dead Scream.
     В комнате вспыхнуло розовым, и магический розовый заряд силы отправил чайник в полет под углом в сорок пять градусов, и он исчез в голубом небе. Все присутствующие уставились на проделанное в потолке идеально круглое отверстие, когда крошечная розовая точка исчезла из вида. Затем их глаза опустились, чтобы увидеть Ранму в черно-белом фуку, держащую в руках изменившийся Посох Вознесения.
     ТРАХ!
     – О-о-о-у-у-У-У!
     Все обернулись к Усе, которая снова держала трещащую черную молнию… а еще к Саотоме Генме, который, вздрагивая, лежал на полу тлеющей кучей. Ранма лукаво улыбнулась Усе, которая, в свою очередь, сделала перед Ранмой реверанс. Затем рыжая обратила свое внимание на Колон.
     – Надеюсь, что я все достаточно прояснила? – угрожающе подалась она вперед, и Колон просто улыбнулась. Старейшина могла только подозревать, какой из Сенши стала Ранма, но подозрений было ей достаточно. Никоим образом она не будет ссориться с персоной, которая больше тысячи лет назад сокрушила ее племя.
     – Ты уверена, что я не смогу убедить тебя принять Муса? – Амазонский парень поперхнулся и отступил к дальней стене. – Так как, кажется, твои гендерные предпочтения достаточно ясны.
     – Ее руки будут заняты мной, – ответила за Ранму Уса, теснее прижимаясь к Сенши Плутона.
     – Яс-но… – моргнула Колон. Такие отношения не были незнакомы амазонкам, но чтобы в них участвовала юная Саотоме…
     – Должна сказать, для столь мужественного, как ты, человека, такое развитие событий может привести к неприятностям, – прокомментировала Нодока, коснувшись пальцем своих губ.
     – И не говорите, – согласилась Аканэ, неверяще глядя на пару. Точно такое же чувство отражалось во взглядах и остальных членов семьи.
     Полчаса спустя Уса и Ранма лежали на крыше Тендо, глядя на ярко-оранжевый закат. В целом, для Саотоме Ранмы, Хранителя Времени и Последней Принцессы Плутона все прошло довольно неплохо… В конце концов, любое событие, в результате которого ее отца трижды била током разъяренная черная молния можно было счесть успехом. Она обязательно будет время от времени навещать их всех, но сейчас судьба звала ее и требовала ее пристального внимания.
     Уса встала в лучах оранжево-красного света, подтянув к себе Ранму и переплетя свою руку с ее.
     – Так мы будем спасать мир, любимая? – Ранма улыбнулась, полностью примирившись со своим решением. Именно поэтому она столь многим пожертвовала, и, как ей давно было известно, назад пути не было. Она кивнула.
     – На этот раз, да, – сжала она руку Усы. – В конце концов, не можем же мы снова оставить мир в руках таких говнюков, как NERV.
Омаке от Yarrow
     – Но Кристальный Токио выглядел таким прекрасным местом, – скорбела Усаги, – ты уверена, что нет никакого способа создать его без смерти людей?
     Ранма на мгновение задумалась, а затем улыбнулась печальной девушке.
     – Не волнуйся. Я позабочусь, чтобы в будущем возник Кристальный Токио, и никто при этом не умер.

     100 лет спустя

     Усаги смотрела на возвышающиеся кристальные строения перед ней и слушала смех детей. Все было так прекрасно, и все были так счастливы.
     – Так что ты думаешь? – спросила Ранма.
     – Это не совсем то, что я ожидала, – выдохнула Усаги, – но выглядит невероятно!
     – Так и есть. Не хочешь войти?
     – А можно? – возбужденно спросила Усаги.
     Ранма кивнула и повесила сверкающий кристальный диск на шею другой женщине.
     – Теперь можешь входить.
     Это было все, что нужно было Усаги, и, схватив Ранму за руку, она повеселела и побежала через турникет, чтобы присоединиться к толпе возбужденных людей, заполняющих кристальные улицы.
     – Я хочу побывать на всех аттракционах! И получить кристальный леденец! И сфотографироваться вместе с… Королевой Серенити!
     Ранма ухмыльнулась и сказала:
     – Эй, это часть «магии». А теперь хватит стоять здесь с раскрытым ртом; если хочешь успеть все сегодня, тебе стоит поторопиться. Ты же знаешь, в полночь Кристальный Токио закрывается.

Все время в мире

     Это было похоже на запрещенный прием… Бумажный порез на барабанной перепонке… Как выворачивание наизнанку… Или принуждение съесть то, что приготовила Аканэ. Это была чистая сенсорная перегрузка, как будто ее по крупицам разрывали на части и складывали их обратно самым мучительным способом. Это было то, чего Саотоме Ранма, наследник школы беспредельных боевых искусств, черт возьми, ожидала – двадцати тонн мучительной боли, сжигающей каждый нерв ее тела, когда ее высасывало через тонкую соломинку из расплавленной соли, бритв и стекла.
     На самом деле, она была не так уж и не права.
     Время и пространство искажались вокруг рыжей мастера боевых искусств, растягивая составляющую ее тело массу по двенадцати измерениям, как какого-то деформированного лебедя из оригами, разрывая ее на части атом за атомом, прежде чем воссоздать ее на другой стороне горизонта событий червоточины, жестоко выбрасывая ее в открытый воздух. Следующим в мире боли Ранмы появился бетон, когда она преодолела метр пространства и без подготовки упала на него.
     – УууФ! – вырвался воздух из ее легких, когда она приземлилась на свою прикрытую фуку пятую точку, в оцепенении замерев, когда начал перезагружаться ее мозг. – Сукин…
     – АААааааа! – Даже если бы ее мозг поджег все четыре цилиндра, одного метра пространства между ней и свободно падающим следующим пассажиром червоточины было не достаточно, чтобы хватило времени среагировать, когда Мейо Сецуна врезалась в Ранму, и они обе растянулись клубком переплетенных ушибленных рук и ног. Столкновение на мгновение вышибло из обеих девушек все мысли, прежде чем высшие функции их мозгов восстановились.
     – О Боже, что… – начала жаловаться Ранма, но тут же моргнула. – Я жива?
     – Оуууу… – простонала Сецуна, приходя в себя. Вымотанная зеленоволосая Сенши сбросила одну из рук Ранмы со своего лица. – Ухх… конечно, жива, а теперь слезь с меня.
     Ранма выбралась из клубка, оставив женщине, известной как Сейлор Плутон, упасть обратно на бетон, пока сама она проверяла, что все ее конечности и части присутствуют и действуют. Красно-черное фуку, что она носила, пережило полную супер-йом карманную вселенную, оставив едва достаточно, чтобы прикрыть ее скромность. Ранма как раз оглаживала растрепанный костюм, когда заметила… толпу. Глазеющую на них.
     … Что, учитывая все обстоятельства, было вполне естественно после выхода из червоточины на тротуаре перекрестка оживленных улиц. Маленький ребенок, сопровождаемый одним из взрослых, указал на них, глядя широко раскрытыми глазами, пока толпа о чем-то шумела.
     – Мама! Кто это?
     Выпавшей из пространственного разлома, одетой как махо-сёдзё и только что покинувшей поле боя рыжей на ум пришло лишь одно. Она подняла с земли двулезвийный посох вознесения и с кривой улыбкой забросила его себе за плечо.
     – Я Сейлор Нова. Простите.
     – Сейлор кто? – спросила одна из женщин в толпе, немедленно превратив разбойничью усмешку Ранмы в хмурый вид.
     – Идиот, – прошептала настоящая Сенши так, чтобы услышала только рыжая, когда она встала, оглядывая толпу. Конечно, они ничего не поняли, язвительно подумала Сецуна. Сейлор Нова даже не была настоящей Сенши. Хранитель Времени нахмурилась, заметив из местоположение. Они все еще были в Токио, это почти наверняка, но если и было что-то, что она развивала последние тысячи лет своей службы, так это острое восприятие своего окружения. Они явно были не в том самом месте, откуда отбывали. Эта червоточина довольно сильно исказила наш путь… Думаю, небольшое пространственное смещение это малая цена за то, что нас не испарило, не разодрало на отдельные атомы, не завернуло в сингулярность…
     Эта мысль достаточно обнадежила Сецуну, когда она обратилась к толпе.
     – Я Сейлор Плутон. Вы не видели наших товарищей, Сенши? – Пару по прежнему встречали пустые взгляды.
     – Сейлор Сенши? – подсказала она, глядя, как люди качают головами. – Сейлор Мун? Меркурий? Венера? – Плутон строила догадки в темноте. – Сейлор Ви?
     – Они идут на какую-то косплей вечеринку? – пискнула женщина из задних рядов, снизу вверх оглядывая обеих девушек.
     – Можно мне тоже? – с надеждой спросила юная блондинка. – Я могу достать костюм девушки-кошки, сочетающийся с вашими костюмами поп-идолов!
     После комментария у Сецуны дернулась щека, а большая часть толпы начала расходиться, найдя совершенно приемлемое объяснение странно одетых женщин, удобно при этом забыв, как они свалились с неба. В конце концов, такого просто не происходит. Разошлись все, кроме нескольких полных надежд девушек и одного парня, когда Сецуна повернулась на высоких каблуках к Ранме и ослепительно улыбнулась.
     – Упс! Опоздаем на вечеринку! Пора идти!
     Она грубо схватила удивленную мастера боевых искусств за запястье и практически протащила ее несколько метров до ближайшего угла и в переулок, где беззаботную маску вдруг заменило выражение холодной расчетливости.
     – У нас проблема.
     – Ага, мы уже опаздываем на эту вечеринку, – невозмутимо заметила Ранма, вырывая свое запястье у Сенши. – Слушай, пусть ты и спасла мою задницу там, у йом, но это не дает тебе права…
     – Нам нужно трансформироваться. Сейчас же, – холодно приказала Сенши, начиная свою трансформирующую последовательность до ее обычного альтер эго. Рыжая сперва возмутилась, но что-то в тоне женщины показало, что сейчас не место для мелочных споров. Сенши Времени была серьезна, и Ранма решила подыграть. Одной розовой и одной светло-голубой вспышкой спустя две женщины оказались с своем обычном облике, одна в сиреневом деловом костюме с юбкой, другая в красной китайской рубашке и черных штанах. Быстро оглядев переулок, Сецуна принялась за дело. – Что-то не так.
     – Слушай, если это монстры, ты с этим справишься, – покачала головой Ранма, делая вид, что ее это нисколько не заботит. – У некоторых из нас нет брони махо-сёдзё для увеличения выносливости, и меня вымотало.
     – Я серьезно, черт возьми! – прошипела зеленоволосая женщина. – Где девочки?
     – Ушли домой, как и нам стоит поступить, – пожала плечами Ранма, но вопрос, посеяв сомнения, сделал свою работу. Усаги не из тех, кто просто взял бы и ушел, не зная, в порядке ли ее друзья. Как и большинство остальных девушек. Внешние может быть…
     – И твои друзья? – подчеркнула Сецуна, вынудив мастера боевых искусств остановиться.
     Ранма нахмурилась. Рёга бы ушел. Мус тоже. Может быть Колон, но не Шампу. Или андроид девушка-кошка. Они обе разбили бы у портала лагерь, дожидаясь, пока тот ее выплюнет. Весьма пугал тот факт, что ни одна из них не прижалась к ней в тот момент, когда она свалилась на землю.
     Когда ее мозг рассмотрел альтернативу, ей в голову пришла самая маловероятная мысль.
     – Что насчет пространственного смещения?
     – Это первое, о чем я подумала, – кивнула Хранитель Времени, оглядываясь на пешеходов, проходящих по тротуару мимо из переулка. – Тот факт, что никто из них даже не знает… – Голос Сецуны затих, и она моргнула, когда ее мозг, наконец, осознал вопрос Саотоме. Красные глаза сосредоточенно уставились на девушку. – Что именно ты знаешь о пространственном смещении?
     Рыжая моргнула, как будто приходя в себя после одного из регулярно преследующих ее приступов невнимательности.
     – А? Каком смещении?
     – Ты спросила меня, могло ли нашу проблему вызвать пространственное смещение, – заявила Сецуна, с возросшим любопытством глядя на своего невероятного партнера.
     – Нет, не спрашивала, – отбросила заявление Ранма. – Но это странно, что мы не там, откуда уходили.
     – Верно, – дернулась у Сенши щека, так как она не понимала, не играет ли с ней ее Немезида. – Это было бы… Забудь. Однако я подозреваю, что это может быть наименьшей из наших проблем.
     – Что, мы просто вспомним о твоих навыках и прыгнем к вратам, – заметила Ранма, выходя из переулка, только чтобы остановиться после следующих слов Сецуны.
     – Предполагая, что они еще на места, – продолжила Сецуна, утаскивая Ранму обратно с улицы – Здесь что-то не так. Эта толпа даже не знала, кто такие Сейлор Сенши.
     – И что? – пожала плечами Ранма. – До этого дурацкого желания мне тоже не было известно, кто они.
     – Это Токио, Ранма! – вышла из себя Хозяйка Времени, сдерживая раздражение на рыжую. – Не считая безмозглых мастеров боевых искусств, все знают, кто такие Сенши!
     – Меня это не удивляет, учитывая вызываемый вами сопутствующий ущерб, – ухмыльнулась Ранма, заполучив убийственный взгляд Сенши.
     – Мы делаем то, что должны, чтобы спасти жизни, – холодно прошипела она, – если бы не мы…
     – Весь Токио уже стал бы игровой площадкой йом, да-да, – закатила глаза Ранма, отворачиваясь от женщины. – Я домой. Найди Усаги или еще кого-нибудь и скажи ей, что мы в порядке. У меня сил нет.
     – Я серьезно, черт тебя побери! – закричала Сецуна, только чтобы увидеть, как мастер боевых искусств махнула рукой и исчезла из виду. – Вернись! У нас проблема, и ты не можешь просто уйти!
     Ранма могла и сделала, укрыв себя покровом Умисэн-кэн и запрыгнув на крышу над ними, оставив Сецуну одну в переулке, вместе с несколькими людьми, глядящими на нее с тротуара, интересующимися, кому она кричит.
     – Ненавижу махо-сёдзё, – пробормотала Ранма, запрыгивая на следующее здание, выше прошлого.
     Как бы она не ненавидела это признавать, женщина была права, что-то не так. Даже с ее точки зрения высоко над улицами Токио все было… не так. В целом, все было схоже, но немного неправильно. Токийская башня, например, должна была быть чуть дальше к центру города. Здание Накамира чуть правее. Все было достаточно искажено, чтобы Ранма не могла слепо полагаться на свои воспоминания для возвращения в Нэриму. Ей придется уделить внимание – не обращать внимания – чтобы не заблудиться.

     Примечание автора – официальное (но мертвое!) продолжение Лучших Времен, заполняющее сюжет с того момента, когда Ранму и Сецуну выбрасывает через дестабилизированный портал обратно на Землю, и они в пути скользят через миры. Поначалу они будут постоянно спорить друг с другом, в соответствии с тем, с чего они начали, медленно продвигаясь к романтике, когда они стараются вернуться домой. Основная причина смерти, что над ним слишком много работать. Каждая глава должная была быть кроссовером, требующим обширной проверки фактов и изучения, на что у автора этого скромного фика просто не было времени. Вторая причина смерти в выбрасывании не одного персонажа, а двух из разных канонов. Над этим, конечно, можно было бы поработать, но я воспользовался принципом KISS (Keep It Simple, Stupid).

Примечания

1
Геккайя – посох льда с наконечником в виде полумесяца. Ранма использовал его, чтобы победить Сафурана в 38 томе. Его основная сила в превращении куска материи в сплошной лед. В 38 томе лезвие этого оружие было согнуто под прямым углом. Ранма восстановил его, прежде чем передать Колон. Киндзякан – посох с большим наконечником в форме кольца, использовался и Ранмой, и Сафураном, последний использовал его против Ранмы в 38 томе. У него две основных силы – во-первых, кольцо можно бросить в противника, оно прорежет плотный материал и магически вернется на посох. Во-вторых, он полная противоположность Геккайи с возможностью выдавать большое количество огня и тепла.

2
Лесси — вымышленная собака породы колли, персонаж многих фильмов, сериалов и книг. (ru.wikipedia.org/wiki/Лесси) – прим. пер.

3
Касиваги Макото – персонаж манги Boku no Futatsu no Tsubasa. – прим. пер.

4
– Ты продал меня за одну рыбу? – Там ещё были рис и два огурца! – Отец, называется. (сезон 2, эпизод 4) – прим. пер.

5
Традиционная японская хлопковая куртка с прямыми рукавами. (http://en.wikipedia.org/wiki/Happi) – прим. пер.

6
Один из самых известных японских шеф-поваров, участник и первый победитель шоу Iron Chef. (en.wikipedia.org/wiki/Rokusaburo_Michiba) – прим. пер.


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Е.Горская "Я для тебя сойду с ума" (Любовное фэнтези) | | J.Liss "Мне не нравятся рыжие" (Современный любовный роман) | | К.Юраш "Принца нет! Я за него!" (Юмористическое фэнтези) | | Vera "Унесенные не тем ветром" (Короткий любовный роман) | | В.Богатова "Невеста княжича" (Фэнтези) | | Д.Че "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Дэвлин "Ключ от магии или нимфа по вызову" (Любовное фэнтези) | | Н.Любимка "За гранью" (Приключенческое фэнтези) | | Ю.Журавлева "В другой мир на пмж" (Приключенческое фэнтези) | | С.Суббота "Право зверя. Книга I" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"