Calamity Cordite: другие произведения.

Тезис дикого жеребца

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 7.41*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ranma ½ / Neon Genesis Evangelion кроссовер.
    Ранма изгнан и попадает в мир Евангелиона, заменяя персонажа Синдзи. Сможет ли он удержать разваливающуюся психику своих товарищей из NERV, чтобы предотвратить Третий Удар? Разве для этого не потребуется дипломатичность?
    Переведено. Оригинал.

Тезис дикого жеребца

Annotation

     Ранма изгнан и попадает в мир Евангелиона, заменяя персонажа Синдзи. Сможет ли он удержать разваливающуюся психику своих товарищей из NERV, чтобы предотвратить Третий Удар? Разве для этого не потребуется дипломатичность?


Тезис дикого жеребца

Глава 1

     Госункуги Хикару опустился на колени неподалеку от вписанной в круг пентаграммы. В точках, где она встречалась с кругом, оплывали пять кроваво-красных свеч. В центре круга лежала стопка видеокассет, на вершине которой покоилась соломенная кукла. Кукла была одета в оторванный кусок красного шелка, обернутый вокруг ее тела и, если приглядеться, можно было заметить у нее на голове рыжие и черные волосы. На обложке видеокассет была надпись «Neon Genesis Evangelion».
     Прошла неделя с тех пор, как странная фигура в капюшоне вручила ему свиток с заклинанием, но теперь для него пришло время, и это заклинание решит все проблемы дорогой, милой Аканэ. Он начал повторять слова заклинания, передвигаясь по кругу и зажигая ароматические палочки в маленьких чашах с порошкообразными компонентами заклинания.
     Продолжая скандировать, Госункуги вернулся в начальную точку и восстановил сидячее положение. Когда он закончил, все чаши вдруг вспыхнули мощным огнем. Госункуги почувствовал, как оккультные силы вытягивают из него все энергию, когда заклинание выполняло свою цель.
     Внезапно огни погасли, когда свечи полностью сгорели, погрузив комнату во мрак. Единственным звуком был стук упавшего на пол мага, потерявшего сознание из-за отданной энергии.
* * *
     Прошло три дня. В доме Тендо проходило собрание людей, заинтересованных исчезновением Саотоме Ранмы. Мастер боевых искусств с косичкой бесследно исчез. Он не отправился в тренировочный поход, так как его рюкзак, одежда и все вещи были на месте. Фактически, были свидетельства того, что он исчез прямо из своей постели, так как проверка футона выявила лежащие там его обычную майку и боксеры.
     Сеть Набики ничего не обнаружила. Амазонки утверждали, что никак с этим не связаны, хотя Колон отметила, что в комнате был магический след. Хаппосай, точно так же, утверждал, что не имеет с этим ничего общего, заявляя, что он никогда не хотел избавляться от своей Ранмы-тян. Конечно же, Куно утверждал, что это он победил злобного колдуна, и тот, трусливо испугавшись его мужественного присутствия, сбежал, используя свою темную магию. Никто ему не поверил.
     Старейшина и невесты обсуждали проблему, когда в комнату вошла Касуми, неся в руках только что доставленную коробку.
     – Что это, Касуми? – спросила Набики.
     – О, я не знаю, – сказала Касуми. – Только что доставили. Отправлено в додзе Тендо.
     – Ну, давай посмотрим, что это, – сказала Набики, беря коробку и быстро открывая ее.
     Внутри было несколько видеокассет с аниме под названием «Neon Genesis Evangelion 1/2» и письмом. Ее глаза при этом сузились. Взглянув на ожидающие лица, она решила зачитать его вслух:
     «Всем, кого это может касаться,
     Саотоме Ранма больше никогда никого из вас не побеспокоит. Он изгнан из этого мира в наказание за всю боль, что он причинил. Если вы хотите узнать его судьбу, хотя бы чтобы успокоиться, смотрите видео и наслаждайтесь».
     – Подписи нет, – закончила Набики.
     – На этих предметах чувствуется след той же магии, что я почувствовала в его комнате, – сказала Колон, изучая кассеты.
     – Ну, полагаю, нам придется их посмотреть, – сказала Набики. – Они могут дать нам ключ к пониманию того, где он, и как вернуть его обратно.
     Все остальные согласились, и Набики вставила первую кассету в видеомагнитофон.
* * *
     Ранма смотрел на фотографию у себя в руке. Это была фотография женщины, которая была достаточно красива, чтобы дать всем его невестам прикурить. Надпись на ней была довольно вызывающа и привлекала внимание к активам женщины. А еще она выглядела очень знакомо.
     Но прямо сейчас Ранма думал не об этом. Нет, сейчас он пытался понять, как так получилось, что последнее, что он помнил до этого момента, было то, что он пошел спать у Тендо, а теперь вдруг оказался в поезде и смотрел на это фото. Затрещавший в поезде интерком выбросил его из ступора.
     – Следующая остановка Токио-3, – сказал металлический голос. – Пожалуйста, ожидайте полной остановки поезда, прежде чем забрать свои вещи и выйти на платформу справа. Благодарим за путешествие с нами и надеемся, что поездка вам понравилась.
     – Токио-3? – в раздумьях пробормотал Ранма. – Должно быть я сплю. И мне снится, что я в Евангелионе. Отлично.
     Ранма неплохо знал это аниме. В конце концов, оно было его любимым. Не потому, что ему было интересно меха аниме и тому подобное. А в основном потому, что у главного героя, Икари Синдзи, была еще даже более хреновая жизнь, чем у самого Ранмы. Мастер боевых искусств приободрялся, думая, что кому-то, возможно, было даже хуже, чем ему. После этого с собственными проблемами, казалось, было проще справиться.
     Хотя, все же, это не ощущалось сном. Все было очень подробно; пейзажи за окном, покачивание поезда, даже запахи казались очень реальными, когда поезд с металлическим скрежетом остановился.
     Ранма поднял стоящий рядом с ним рюкзак и вышел из поезда. Занявшись быстрым изучением своего имущества, он вскоре вытащил на свет карту удостоверения NERV на имя Икари Ранмы. На вопрос о том, было ли у него еще его проклятье, он получил ответ в виде женского нижнего белья и предметов гигиены в дополнение к его боксерам и остальной одежде, включающей в себя пару ги, несколько спортивных костюмов, как тот, что он сейчас носил и, к счастью, никаких платьев.
     Кивнув самому себе, он вновь взглянул на фотографию. Зная, как будет идти история, он с ходу решил не звонить по указанному номеру. Все равно не будет ни одной доступной линии, учитывая, что произойдет нападение ангела. Он мог сказать, что это будет уже скоро, потому что улица была пуста.
     Конечно же, атакующее построение вертолетов, выпуская ракеты, пролетело у него над головой. Вскоре в поле зрения, шатаясь, появилась гигантская гуманоидная фигура, его длинные конечности сбивали вертушки с неба, когда он игнорировал ракеты и стреляющую в него артиллерию.
     Ранма внезапно, кувыркнувшись, отпрыгнул, когда горящий обломок одного из вертолетов рухнул на улицу перед нем. Когда взрыв сбил его с ног, он почувствовал жар пламени и боль ударившего его мусора, и Ранма серьезно засомневался, что это был сон.
     Ранма откатился в сторону, когда синий спортивный автомобиль, визжа покрышками, резко остановился, едва не сбив его с ног. Он смотрел, как из него вышла изображенная на фото женщина.
     – Прости, я опоздала, – бодро заявила она. – Я…
     – Капитан Кацураги Мисато, – прервал Ранма, забираясь в машину, – компетентный тактический офицер, вне боя превращающаяся в тупую выпивоху.
     – Эй! – запротестовала Мисато, возвращаясь обратно в машину.
     – Просто поехали, Мисато, пока они не сбросили на ангела это чертову N2 бомбу, – сказал Ранма.
     Мисато странно посмотрела на него, но тронулась с места.
     – Ты Икари Ранма, не так ли? – нерешительно спросила Мисато.
     – Ага, полагаю, что так, – вздохнул Ранма.
     Мисато кивнула, развернулась и погнала, как маньяк, обратно к NERV. Тем временем Ранма начал думать, и в этом он, на самом деле, был достаточно неплох, когда этим занимался. Он думал о том, что попал в историю Синдзи, и сможет ли он, благодаря своим знаниям и умениям, что-нибудь изменить. Припомнив то, что должно произойти далее, он решил, что будет неплохо поэкспериментировать.
     Ранма взглянул на ангела и, конечно же, заметил приближающийся большой самолет. Посмотрев вперед, он усмехнулся, обнаружив, что они подъезжают к короткому горному тоннелю.
     – Эй, Мисато, притормози в этом тоннеле, – проинструктировал Ранма.
     – А? Чего? Нам нужно вернуться в штаб-квартиру, – запротестовала Мисато.
     – Просто сделай так, Мисато, поверь мне, – сказал Ранма. – Если только ты не планируешь выплачивать еще 57 платежей за ту развалину, в которую превратится твоя машина, когда она попадет в область взрыва N2 бомбы.
     – Откуда, черт возьми, ты взял, что они собираются сбросить N2 бомбу? – потребовала объяснений Мисато.
     – Потому что я видел подлетающий бомбардировщик, а теперь останови, черт возьми, машину! – огрызнулся Ранма, когда они въехали в тоннель.
     Мисато остановила машину, но на объяснение Ранмы она не купилась.
     – Откуда ты знаешь, что они сбросят N2 бомбу? – вновь потребовала Мисато.
     Ранма нервно рассмеялся, почесывая корень свой косички.
     – М-м… ну… – встал в тупик Ранма, пытаясь придумать правдоподобное объяснение. – А-а что еще-то они могут сбросить. Все остальное не даст никакого эффекта.
     Он ухмыльнулся, гордясь тем, что выбрался из этой ловушки. Мисато подозрительно взглянула на него.
     – Слушай, у нас нет на это времени, – сказала она, переключая передачу. – Я должна вернуться в штаб-квартиру.
     Едва она двинулась, возникла яркая вспышка, вслед за которой секундой спустя ринулась взрывная волна. Мисато сглотнула. Если бы они были там, автомобиль бы отбросило, а их могло бы убить.
     – Отлично, вот теперь поехали, – сказал Ранма, самодовольно глядя на нее.
     – Ну, тебе не обязательно быть таким нахалом, – пожаловалась Мисато.
* * *
     Доктора Акаги Рицуко зло усмехалась, стоя в лифте и уголком глаза наблюдая за Мисато. В настоящий момент темноволосая красавица с негодованием смотрела на сына командующего. По-видимому, мальчик отказывался сделать хоть один шаг на объект, пока Мисато не вызвала Рицуко встретить их в гараже. Очевидно, он уловил неспособность Мисато перемещаться по объекту.
     Мальчик, Третье Дитя, Икари Ранма, был безучастен ко всем злобным взглядам, что метала на него Мисато. Он просто стоял, прислонившись к стене лифта, скрестив на груди руки и одной ногой опираясь на стену, выглядя при этом абсолютно беспечно. Все, что Рицуко могла сделать для своей подруги, так это не смеяться вслух.
     Блондинка знала, что Мисато планировала ослепить мальчика своей привлекательностью, чтобы заставить его подростковые гормоны забурлить. Тем не менее, Рицуко забавлялась тем, что план, казалось, целиком и полностью провалился, и у Рицуко была неплохая идея, почему. О Третьем Дитя ходила история, которая казалась абсолютно нелепой, если не учитывать тот факт, что пришла она из надежного источника. И именно это Рицуко и планировала непосредственно проверить и, окажись это правдой, очень хотела изучить.
     – Итак, Ранма, – сказала Рицуко, украдкой изучая парня, который выглядел скорее на шестнадцать, чем на четырнадцать, – я так понимаю, что у тебя есть довольно своеобразное… состояние.
     Ее губы изогнулись в ухмылке, когда она увидела, как тревожно напрягся парень.
     – М-можно сказать и так, – пытаясь оправиться, сказал Ранма. «Как, черт возьми, они узнали о проклятии?»
     – Не могу дождаться, чтобы это увидеть, – сказала Рицуко. – Звучит увлекательно.
     – Ага, точно, – саркастично заявил Ранма. – Думаю, было бы, если бы это было с кем-то другим, а не с тобой.
     – Ой, да ладно, конечно, это не так плохо, – улыбнулась Рицуко.
     – Ха, а я-то думал? – усмехнулся Ранма. – Конечно же, это не плохо. Ведь это так весело, когда люди относятся к тебе как к какому-то забавному уродцу. И мне спокойно и радостно, когда люди практически убегают от меня, как будто это заразно или что-то вроде. И круче всего, что это дало мне испытать то, что не испытывает ни один парень, причем ежемесячно. Да, это чертовски увлекательно. У всех должно быть такое же «состояние».
     Рицуко слегка нахмурилась. Возможно, она попала в больное место. А еще она могла сказать, что Мисато просто сгорала от любопытства. С такой незрелой, как, иногда, ее подруга, бедный Ранма окажется мишенью для шуток Мисато, едва она обо всем узнает.
     – Прости, Ранма, я не понимала, – прокомментировала Рицуко.
     Ранма немного сдулся.
     – Не переживай, док, – отмахнулся Ранма. – Меня просто достали все люди, говорящие, что это не так плохо, и понятия не имеющие, через что я прохожу.
     – Что не так плохо? – вмешалась Мисато, озвучив свое любопытство.
     – Забудь, – отрезал Ранма.
     – Рицуко? – поинтересовалась Мисато, видя, что от Ранмы она ничего не узнает.
     – Уверена, ты достаточно скоро узнаешь, Мисато, – ухмыльнулась Рицуко.
     Мисато в отчаянии зарычала, чувство становилось ей ужасно привычным с того самого момента, как она встретилась с Третьим Дитя.
* * *
     – Так значит это и есть последняя надежда человечества, а? – спросил Ранма, когда он вместе с двумя женщинами стоял над фиолетовой Евой, находящейся в бассейне с красноватой жидкостью, LCL, насколько было известно Ранме.
     – Именно, – раздался в ответ голос.
     Подняв голову, Ранма ухмыльнулся, увидев стоявшего перед окном диспетчерской самого злобного ублюдка всех времен и народов, смотрящего на огромную комнату с Евой.
     – О, гляньте-ка, член с ушами, – помахал рукой Ранма. – Как дела, бать? Никаких детей в последнее время не насиловал?
     Мастер боевых искусств с косичкой подавил смешок, когда Рицуко и Мисато вытаращились на него. Если комментарий Ранмы как-то и повлиял на него, он это никак не выказал.
     – Доктор Акаги, подготовьте Еву-01 к новому пилоту, Ранме, – сказал Гэндо.
     – Что? – вскрикнула Мисато. – Рей понадобились месяцы, чтобы синхронизироваться с Евой. Вы же не думаете просто послать туда Ранму, чтобы он столкнулся с ангелом.
     – Все в порядке, Мисато, – с усмешкой успокоил ее Ранма. – Пусть его и можно снимать для плаката с Бессердечным Ублюдком, но он прав; ангела нужно остановить, и только я могу это сделать. И давай проясним все сразу, бать; ты мне не нравишься. Я думаю, что ты эгоистичный трус с комплексом бога, и я буду хватать тебя за яйца всякий раз, как подвернется случай. Но сейчас у меня есть работа и люди, которых нужно защитить. И я делаю это не ради тебя. Я делаю это ради всех этих людей.
* * *
     Ранма сидел в капсуле, когда ее вставили в Еву. Ему было более чем немного любопытно, что кто-то с его умениями мог сделать с гигантским био-мехом. Он довольно много знал о Еве, но по подозрительным взглядам Мисато по пути в NERV понял, что ему стоит быть осторожнее и не показывать то, что он знает. Если бы у них был хоть малейший намек о том, что он знает, они бы изо всех сил постарались по-тихому убрать его.
     – Ранма, сейчас мы заполним капсулу жидкостью под названием LCL, – раздался из коммуникатора голоса доктора Акаги. – Жидкость помогает справляться с ударами и быстрее насыщать твою кровь кислородом. Не паникуй. Просто вдохни. Твое тело 9 месяцев дышало жидкостью, так что все будет в порядке.
     – Уверена в этом, док? – ухмыльнулся Ранма. – В смысле, зная батю, он мог ограбить морг и собрать меня из кусочков.
     – Сомневаюсь, Ранма, – ответила доктор Акаги, хотя Ранма слышал в ее голосе ухмылку. – Приготовься.
     Ранма сидел, не шевелясь, когда капсула довольно быстро заполнялась жидкостью. Когда она покрыла его логову, он выдохнул из легких столько воздуха, сколько мог, а затем глубоко вдохнул. Был легкий дискомфорт, пока LCL заполняла его легкие, и она была плоха на вкус, хотя и не так плоха, как готовка Аканэ, но объявлять об этом он не хотел.
     – Все в порядке, Ранма? – спросила доктор Акаги.
     – В полном, – кратко ответил Ранма.
     – Хорошо, – мягко сказала доктор. – Мы инициируем процедуру запуска. Ты можешь почувствовать легкую дезориентацию, но это пройдет.
     – Понял, – спокойно ответил Ранма.
     Ранма чувствовал, как на разные системы подают энергию. Внезапно сквозь него прошла волна головокружения, когда были активированы нейронные связи. Закрыв глаза и сосредоточившись, он ощутил вокруг себя огромное поле ки.
     – Ты синхронизировался, Ранма, – сказала доктор Акаги. – Твой коэффициент синхронизации 59%. Для первого раза очень впечатляюще.
     – Правда, док? Хочу кое-что попробовать, – сказал Ранма. – Дай мне знать, что произойдет.
     Ранма потянулся своим ки и начал вливать его в поле ки вокруг себя, используя прием, схожий с тем, что Куно и Мус использовали для того, чтобы вливать свое ки в свое оружие. Ки Евы начало реагировать, и вскоре они друг с другом переплелись. Ранма начал ощущать то, что окружало Еву. Это не было похоже на ощущение своего тела; это было, скорее, как если бы чувства были в какой-то степени приглушены, но оно было.
     Но вот что Ранма не знал, так это то, что когда заклинание Госункуги создавало этот мир, оно использовало информацию с видео и заполнило пробелы из разума Ранмы. Так что многие детали, которые не были специально оговорены в аниме, оказались заполнены ожиданиями Ранмы. Самым важным из этого было то, что Ранма был уверен, что займи он место главного героя, он мог бы привести все к иному результату.
     Таким образом, как только Ранма смог сплести свое ки с АТ-полем Евы, он улучшил свой контроль над ней просто потому, что он ожидал, что так произойдет.
     – Что ты сделал? – потребовала ответа доктор Акаги. – Твоя синхронизация только что подскочила до 82%. Для первого раза это невозможно.
     – Я использовал прием боевых искусств, – объяснил Ранма. – Когда мастер боевых искусств достигает определенного уровня, он может вливать свое ки в оружие, делая его прочнее и усиливая контроль над ним, что делает его практически продолжением тела. Я использовал здесь тот же принцип, вливая в Еву свой ки.
     – То, о чем ты говоришь, невозможно, – сказала доктор Акаги.
     – Конечно, док, как скажешь, – ухмыльнулся Ранма. – Это просто сон, и ты не видела, как мой «коэффициент синхронизации» подпрыгнул до нынешнего уровня. И кстати, у нас нет ангела, которого нужно размазать?
     – Мы перемещаем тебя на катапульту, – сказала Мисато.
* * *
     – Готов, Ранма? – спросила Мисато после того, как Еву-01 закрепили на катапульте.
     – Валяй, – весело отозвался Ранма.
     – Этот ребенок самый большой наглец, не так ли? – обратилась Мисато к своей подруге-блондинке.
     – Будем надеяться, что он не откусит больше, чем сможет прожевать, – ответила Рицуко. Мисато кивнула.
     – Ева – запуск! – скомандовала она.
     – ВУУУУ-ХААА! – раздался из коммуникатора голос Ранмы, когда катапульта выстрелила его и Еву на поверхность.
     Большой монитор в диспетчерской продемонстрировал, как катапульта достигла поверхности, и двери раскрылись.
     – Хорошо, Ранма, мы отпираем крепления. Успокойся. Мы просто хотим, чтобы ты сейчас сосредоточился на ходьбе, – порекомендовала Мисато.
     – Хе, нет проблем, – ухмыльнулся Ранма.
     Все ахнули, когда после отпирания креплений Ева прыгнула вперед, приняв перед ангелом то, что казалось своего рода стойкой боевых искусств, и ангел замер, оценивая новичка. Ее правая нога была вытянута вперед, левое колено отведено в сторону и согнуто, тогда как левая рука протянута назад и высоко поднята. Ранма вытащил нож и держал его в правой руке Евы, что была протянута вперед.
     Мисато была поражена продемонстрированным Ранмой уровнем контроля. Он бросил вызов логике, он никак не мог быть так хорош, в первый раз пилотируя Еву. Ребенок был естественен.
     Ангел решил, что угроза должна быть нейтрализована, прежде чем он продолжит миссию, и он бросился к фиолетовой Еве. Ева-01 ловко уклонилась от броска, прорезала тело ангела ножом и легким движением сбила ангела с ног. Ангел рухнул на улицу лицом вниз и соскользнул в здание.
     Ошеломленный персонал в диспетчерской смотрел, как фиолетовая Ева прыгнула высоко в воздух и приземлилась на спину ангела, когда тот попытался подняться. Ева перехватила нож и вонзила его в незащищенную спину ангела, миновав его АТ-поле и достигнув ядра. Борьба прекратилась.
     – Черт, это было почти несправедливо, – прокомментировал Ранма. – Было похоже на драку с необученным хулиганом.
     Нож был торжественно возвращен на место, и Ева встала. Едва она повернулась, чтобы вернуться к катапульте, как ангел мощно взорвался, выбросив гигантскую крестообразную вспышку энергии. Из-за взрыва Ева-01 лицом врезалась в здание.
     – Ранма! – закричала Мисато. – Ранма, ты в порядке?
     – Оууу, – донесся из коммуникатора приглушенный стон. – Что-то мне не очень хорошо.
     – Он в порядке, – сообщила им Рицуко. – Его АТ-поле поглотило большую часть взрыва. Броня Евы незначительно повреждена.
     – Выслать возвратную команду, – приказала Мисато.
* * *
     – Ладно, Ранма, можешь одеваться, – разрешила Рицуко. – Должна сказать, что ты в прекрасной форме. Если бы я не знала лучше, я бы сказала, что ты немного старше 14. Полагаю, что из-за всех твоих тренировок твоя мускулатура развилась чуть быстрее, чем обычно.
     – Скорее всего, – пожал плечами Ранма.
     Он не собирался говорить ей, что на самом деле ему было 17. Кроме того, если он правильно помнил, тот парень, Тодзи, выглядел столь же взрослым.
     – Довольно увлекательно, что и другая твоя форма полностью функциональна, – продолжила Рицуко. – Как долго у тебя были менструации?
     – А? – растерянно спросил Ранма.
     – Когда у тебя начались месячные? – спросила Рицуко.
     – О, ну, кажется, вскоре после того, как я оказался проклят, – краснея, сказал Ранма. – Я попытался измениться обратно и не смог. А потом начала течь кровь. Я думал, что у меня какая-то внутренняя травма или что-то подобное, пока кое-кто мне не объяснил, что происходит. Боже, я никогда не был так смущен.
     Рицуко хихикнула.
     – Если это поможет тебе чувстовать себя лучше, Ранма, все смущались, когда это происходило, – успокаивающе сказала она. – Любопытно, что хоть твоя женская форма и… неплохо развита, она выглядит чуть ближе к тому, чего можно было бы ожидать от четырнадцатилетней. Однако, обе формы здоровы, совсем как твой тезка, несмотря на шрамы и следы переломов.
     – Жизнь мастера боевых искусств чревата опасностями, – с кривой ухмылкой процитировал Ранма.
     – Догадываюсь, – прокомментировала Рицуко. – Также это, по-видимому, дает довольно невероятные преимущества. Не думаю, что я хоть когда-нибудь видела кого-то, кто смог бы за час пробежать тридцать пять километров и не вспотеть.
     – Большинство людей не настолько тупы, чтобы пройти через то обучение, через которое прошел я, – язвительно заметил Ранма.
     – Ясно, – сказала Рицуко. – Так, расскажи мне побольше об этом «ки», которое, ты говоришь, используешь.
     – Хе, да тут почти не о чем рассказывать, – сказал Ранма. – По сути, это жизненная энергия, создаваемая всеми существами. После серьезных тренировок по ее наращиванию, можно, используя свою волю, сосредоточить ее на усилении своего тела, или увеличении скорости, или даже влить ее в оружие. Я знал парня, который мог влить ки в боккэн и прорубиться через ствол дерева, как если бы он был теплым маслом, и еще одного, который мог сделать ткань столь же твердой и острой, как сталь.
     – Увлекательно, – сказала Рицуко, приподнимая бровь. – Ну а что ты можешь сделать?
     – Я не слишком хорош с приемом железной ткани, но я могу влить свое ки в оружие, – сказал Ранма.
     – Ну, я с нетерпением жду возможности увидеть все твои способности. Ты был довольно впечатляющ, когда сегодня пилотировал, – сказала Рицуко. Подожди здесь, я попрошу кого-нибудь показать тебе кафетерий. Думаю, что ты, наверное, проголодался.
     Упоминание еды заставило желудок Ранмы одобрительно взреветь. Рицуко с легкой улыбкой взглянула на него, и Ранма покраснел.
* * *
     – Третье Дитя, конечно, не выглядит столь… пассивно… как ты надеялся, – заметил заместитель командира Фуюцуки.
     – Да, – кивнул Икари Гэндо из-за своих сложенных домиком рук. – Похоже, что даже моему дурному кузену, которого я уговорил забрать его на эту тренировочную поездку, не удалось сломить его. Это довольно удивительно. У мальчика должна быть невероятная сила воли, чтобы пережить все те безумства, которым кузен Генма его подверг. Даже обучению Нэко-кену или этому забавному проклятию не удалось сломить дух мальчика.
     – Что ты будешь делать? – спросил Фуюцуки. – Твои планы предполагали, что он будет безвольным и контролируемым.
     – Не имеет значения, – сказал Гэндо. – Когда придет время, Рей сделает то, что ей скажут. Если до этого мальчик станет угрозой, нам придется просто удалить его. До тех пор он по-прежнему полезен нам как пилот.
* * *
     – Это было ТАК странно, – сказала Мисато, просматривая переданное ей Рицуко досье. – Малыш прирожденный пилот, но у него есть серьезные проблемы.
     – Да, – согласилась Рицуко. – Определенно, он целая куча противоречий. Его ум и способность решать задачи почти зашкаливают, но его математика, естественные науки и социальные навыки просто ужасны. Возможно потому, что он, фактически, большую часть жизни воспитывался в дороге, с очень ограниченными контактами с другими людьми, если не считать этого Саотоме Генму, который его тренировал.
     – Ага, я могу понять, почему малыш не любит командующего, когда он отдал его на воспитание садистскому идиоту Генме, – сказала Мисато, листая отчеты о детстве Ранму. – Если командующий знал хотя бы часть из этого материала, почему он позволял этому происходить? В смысле, часть из этого ничто иное как бесчеловечные пытки.
     – Уверена, что у командующего были причины, – сказала Рицуко. – Конечно, это выглядит как попытка погасить в Ранме способность пилотировать Еву.
     – С этим я согласна, – допустила Мисато. – Малыш удивителен.
     – О, кстати, не сможешь подвезти его, когда поедешь домой? – спросила Рицуко.
     – Разве он не останется с командующим? – спросила Мисато.
     Рицуко просто приподняла бровь и одарила ее «да ты шутишь» взглядом.
     – Ах да, он ненавидит своего отца, – огорченно сказала Мисато. – Так где он будет жить?
     – Ему предоставили квартиру в том же здании, что и Рей, – сообщила Рицуко.
     – Что? В этих трущобах? – возмутилась Мисато. – И жить одному?
     – Да. Это проблема? – спросила Рицуко.
     – Безусловно, – объявила Мисато. – Он может остаться со мной.
     – Да ну, Мисато, – поддразнивающе сказала Рицуко, – хоть я и признаю, что он симпатичный, ему всего 14. Не думаю, что тебе будет целесообразно затаскивать его в постель.
     – ЧТО? – завизжала Мисато. – Это НЕ то, что я имела в виду! У бедного ребенка никого, кроме этого никчемного идиота Генмы, не было, чтобы присматривать за ним. Я просто подумала, что ему стоит увидеть, что все может быть и по-другому.
     – Угу, – сказала Рицуко, с сомнением приподнимая бровь.
     – Неважно, Рицуко, – отклонила Мисато. – Так где он, чтобы я могла его забрать?
     – Он в кафетерии, – понимающе улыбнулась Рицуко.
* * *
     – Добро пожаловать в твой новый дом, Ранма, – весело объявила Мисато, открывая дверь.
     Ранма бросил на нее сдержанный взгляд, прекрасно зная, что он увидит, войдя в квартиру. Он вошел, но, даже знание о неряшливости Мисато не смогло его подготовить. Конечно же, там были груды пустых пивных банок и упаковок от продуктов быстрого приготовления, разбросанных по всем столам, тумбочкам и полу. Этого он ожидал. Но что заставило его отшатнуться, так это запах.
     – А! – дернулся Ранма.
     – Прости за бардак, – извинилась Мисато. – Не было времени прибраться.
     Ранма недоверчиво посмотрел на нее. Она сказала это таким тоном, как будто бы здесь были разбросаны несколько журналов и стакан-другой стояли не на месте.
     – Это свинарник, – провозгласил Ранму. – И от него разит как от бара на утро. Блин, Мисато, я знал, что ты неряха, но это просто отвратительно.
     Теперь уже бровь Мисато дернулась, и она уставилась на Ранму.
     – Я еще кое-что скажу тебе, – заявил Ранма. – Как только мы очистим эту свалку до пригодного для проживания состояния, не жди, что я все время буду убирать за тобой. Я не возражаю против готовки, потому что очевидно, что здесь нет иного способа получить нормальную еду, но после ужина ты будешь мыть посуду. Мы разделим уборку ванной и уборку дома. И сама заботься о своей стирке. Если я буду жить здесь, не ожидай, что я буду твоей прислугой, поняла?
     Мисато могла только стоять на месте с дергающимся глазом, когда парень с косичкой подхватил свой рюкзак и пошел по коридору, выбирая себе комнату.
* * *
     Набики поставила кассету на паузу, когда после первого эпизода пошли титры.
     – О, боже, – заметила Касуми.
     – Вот и Ранма, в полном порядке и, как всегда, тупой, – удивленно сказала Набики. – У кого-нибудь есть идеи, что все это значит?
     – Для меня довольно очевидно, что кто-то использовал какое-то изгоняющее заклинание, чтобы отправить Ранму в изображенный на этих кассетах мир, – сказала Колон.
     – Не могу поверить, что говорю это, но для Ранмы в этом есть смысл, – согласилась Набики.
     – Мы должны вытащить его оттуда, – решила Аканэ.
     – О, Аканэ, заботишься о своем женихе? – поддразнила Набики.
     – Ты же знаешь, как заканчивается Евангелион, Набики, – сказала Аканэ. – Пусть он тупица, но даже он этого не заслуживает.
     – Вы знакомы с этой историей? – спросила Колон.
     – Да, – сказала Аканэ, Набики кивнула. – В конце все умерли, а мир уничтожен. Этот парень Гэндо всеми манипулирует, чтобы он мог поиграть в Бога и вернуть свою покойную жену, и его не волнует, что весь человеческий род должен умереть, чтобы он добился своей цели.
     Все за столом, кроме Аканэ и Набики, которые смотрели аниме, побледнели. Соун расплакался, повторяя, что школы не будут объединены, Генма начал причитать, что его бесчестный сын был настолько глуп, что попался заклинанию, которое отправило его в мир, в котором так оклеветали его собственного отца.
     – Так как мы вернуть Айжень назад, прабабушка? – спросила Шампу.
     Все выжидающе посмотрели на Колон. Матриарх тяжело вздохнула.
     – Я не знаю, – устало сказала Колон. – Во-первых, у нас нет ни малейшего представления, что же за заклинание отправило его туда. Во-вторых, мы, скорее всего, не сможем полностью обратить его, даже если и узнаем. В зависимости от использованного заклинания, заклинание призыва может сработать и вернуть зятя назад, но риск будет велик, и это невозможно, пока мы сперва не узнаем, что же за заклинание было использовано.
     – Так вы говорите, что мы ничего не сможем сделать? – требовательно спросила Укё.
     – Вполне возможно, что когда все произойдет своим чередом, зять просто вернется в этот мир, – сказала Колон, но затем добавила, – если он все это переживет.
     – Так значит, мы можем только смотреть и надеяться? – спросила Набики.
     – На что надеяться? – мрачно сказала Аканэ. – Ты же видела аниме.
     – Но Ранма – не Синдзи, Аканэ, – сказала Набики. – Ты же видела, как легко он с ходу справился с третьим ангелом. А еще это его любимое аниме. Он знает, что происходит, и сможет изменить результат.
     – Не могу поверить, что это урод подумал, что LCL на вкус лучше моей готовки, – зарычала Аканэ, вспомнив о первом контакте Ранмы с Евой.
     – Основная проблема, которую я вижу, в том, что для изменений ему понадобятся союзники, – заметила Набики. – И мы все знаем, насколько хорошо Ранма умеет заводить друзей.
     – Не могу поверить, что у Ранмы были месячные, – заметила Укё. – Интересно, кто ему все объяснял?
     Набики посмотрела на покрасневшую Касуми.
     – Похоже, это Добрая-Девка, – сказала Шампу. – Шампу не нравится, Айжень живет с фиолетоволосой потаскухой.
     Почти все за столом потрясенно упали, а кто-то пробормотал что-то про соринку и бревно.
     – Лучше ему не делать ничего извращенного с этой шлюхой, – объявила Аканэ.
     – О, Аканэ, ревнуешь к аниме персонажу? – протянула Набики. – Не могу дождаться, когда же он встретится с Аской. Она точная копия его женской формы, а ее личность точно такая же, как у него, высокомерная, тщеславная, все время настаивающая, что она лучшая, и пытающаяся скрыть тот факт, что она ненадежна. Она его возненавидит.
     – Я приготовлю чай и закуски, – сказала Касуми. – Все, кому нужно, могут воспользоваться ванной комнатой, а затем мы продолжим просмотр.
     – Хорошая идея, дитя, – согласилась Колон.

Глава 2

     – ШАМПУ, любимая! – вскричал Мус, прижимаясь к Генме. – Шампу, ты набрала вес, любимая? Ты же знаешь, я не буду возражать, это значит, что я могу обнять еще больше тебя. Ты, должно быть, очень напряженно тренировалась, потому что тебе действительно стоит принять ванну.
     От стола донеслось несколько смешков, когда у Генмы дернулся глаз.
     – Глупый Мус, Шампу здесь, – раздраженно сказала Шампу. – Надеть очки, дурак.
     Мус опустил очки на глаза и взглянул на того, кого он обнимал.
     – ААА! – вскрикнул близорукий амазонский парень и отпрыгнул в угол. Он закачался из стороны в сторону, снова и снова повторяя: – Больше никогда не буду чистым, больше никогда не буду чистым.
     – Чего хотеть глупая утка? Шампу занята, смотрит за Айжень в глупом мире Ви-Ди-О, – сказала Шампу.
     – Чего? – немедленно спросил Мус.
     Мусу быстро пересказали то, что произошло с Ранмой.
     – Этот ЗЛОДЕЙ, – вскричал Мус. – Он ушел туда, чтобы не дать этому бедному, преданному мужчине вернуть любимую им женщину к жизни! Как он посмел вмешаться! Саотоме Ранма, ты враг любви!
     – Тооочно, – протянула Набики, недоверчиво глядя на явно безумного преследователя Шампу, когда все поднялись с пола. – Давайте просто смотреть дальше.
     Собравшиеся люди напряглись, искоса взглянув на Муса, и быстро кивнули.
* * *
     Для Ранмы и Мисато вчерашний вечер оказался долгим. Они потратили несколько часов на уборку. Мисато не была этому рада, но Ранма не позволял ей напиться пива, пока они не закончили. Всякий раз, как она пыталась выпить больше банки за час, внезапно, как по мановению волшебной палочки, появлялся парень с косичкой, и в руках Мисато оказывался стакан воды. Один раз он подменил банку уже выпитой, наполненной водой, и она чуть не захлебнулась до смерти, когда там оказалось не то, что она ожидала.
     Ранма все еще посмеивался, вспоминая это, когда утром возвращался со своей тренировки. Учитывая то, как она, хватаясь за горло, каталась по полу, можно было подумать, что он налил ей средство для мытья посуды или что-то подобное. После этого он смягчился и выдал Мисато несколько банок, а сам отправился на рынок купить продуктов, не являющихся лапшой быстрого приготовления, любой вредной едой или выпивкой.
     Ранма вошел в фуро и начал мыться, готовясь ко дню. Он вздрогнул, полив на голову холодную воду и почувствовав начавшееся изменение. Быстро и тщательно вымывшись, рыжая скользнула в фуро.
     Немного понежившись, Ранма оделся и направился на кухню готовить завтрак. Он как раз накрывал на стол, когда вышла Мисато, выглядящая как живой мертвец. Ранма оглядел ее, когда она стояла в дверях, почесывая свою грудь и зевая.
     «Она весьма милая, даже когда похожа на зомби», – признал Ранма.
     – Доброе утро, Мисато, – весело сказал Ранма, только потому что знал, как это будет ее раздражать.
     Мисато злобно взглянула на него и пробурчало что-то, вероятно, не очень женственное, если бы это можно было разобрать. Ранма усмехнулся над ней и вручил ей пиво, прежде чем направить к столу. Едва усевшись, она с громким треском вскрыла банку и выпила ее всю одним долгим глотком.
     – ЙИИИИ-ХААААА! – вскрикнула она, хлопнув пустую банку об стол. – Теперь живем!
     Ранма лишь усмехнулся и покачал головой.
     – Так какой у нас план на сегодня, Мисато? – спросил Ранма.
     – Ну, ты еще несколько недель не будешь ходить в школу, – завтракая, сказала фиолетоволосая капитан. – Эй, а довольно неплохо, Ранма. В любом случае, Рицуко хочет, чтобы ты вернулся в NERV для синхротеста и начал тренироваться с Евой. После этого она, наверное, захочет пощупать и потыкать этот твое горячее молодое тело.
     – Оооотлично, – без энтузиазма протянул Ранма.
* * *
     Ранма стояла в своей личной раздевалке. Учитывая ее состояние, они решили, что лучше ей иметь свой душ и свою раздевалку. Ранма не собиралась с этим спорить. Хоть она и знала, что может выбить дерьмо из любого парня, который ее обольет, это не значило, что ей хотелось, чтобы они глазели на нее, окажись она в этой форме. Кроме того, ей не хотелось испытывать ту боль, которая неизбежно последовала бы, если бы ее заставили пользоваться женской раздевалкой.
     Доктор Акаги хотела сегодня получить данные о ее женской форме, так как о мужской данные уже были. Ранма разделась и натянула контактный костюм, который ей вручили. Надев и поправив его, она нажала кнопку на запястье, заставившую костюм облепить каждый изгиб ее тела. Костюм для этого тела был синим с черной отделкой, тогда как мужской был сине-белым.
     Ранма взглянула в зеркало и застыла. Дай и Хироши все время говорили ей, что она выглядела совсем как Аска Лэнгли Сорью из этого сериала, но Ранма никогда в это не верила. Но теперь, стоя в контактном комбинезоне и глядя на себя в зеркало, это было достаточно очевидно. Волосы Ранмы были на пару оттенков светлее и уложены в другом стиле, но сходство было неоспоримо.
     «Вот интересно, и что же Аска будет делать со своей близняшкой?» – подумала про себя Ранма, проверяя пределы движения в плотно облегающем костюме.
     Ранма медленно встала на руки, прежде чем растянуться в шпагат и приподняться на кончике одного пальца. Она вышла из этого положения и перевернулась в обратном направлении, демонстрируя сверхъестественную координацию и гибкость. Костюм немного сопротивлялся ее движениям, но нисколько при этом ее не ограничивал. Удовлетворившись, она отправилась искать доктора Акаги.
* * *
     Ранма сидела в капсуле и размышляла. Больше во время синхротеста делать было нечего. Копаясь в своей памяти, она выуживала каждый кусочек информации, что она могла вспомнить о всех главных игроках NGE. Она должна была найти способ перехватить тех, кто мог помочь ей остановить грядущий апокалипсис, который им на головы собирались обрушить Икари Гэндо и эта таинственная организация SEELE.
     Акаги Рицуко смогла бы неплохо помочь, поскольку она явно была в курсе, насколько далеко заходили некоторые из ее темнейших проектов. Хотя она не была посвящена в итоговый план Гэндо. Он использовал ее, сохраняя ее лояльность, направляя ее и спя с ней. В итоге он бросит ее, как вчерашний мусор, на съедение волкам. Проблема была в том, что Ранма не могла придумать, как же переубедить ее, пока не станет слишком поздно, чтобы она могла оказаться полезной. Если она покажет ей, что она слишком много знает, доктор Акаги обязательно сообщит Гэндо.
     От Кацураги Мисато тоже не будет толковой помощи. Она была всего лишь говорящей головой; альтруистическим дитя с плаката, посвященного общественным нуждам NERV. Она нужна была для прикрытия темных махинаций NERV, и они, не колеблясь, устранят ее, если решат, что она знает то, что не должна. Лучшее, чего можно было ожидать от Мисато, что она забьет тревогу, тем самым загнав заговорщиков в подполье или, что хуже, вынудив их ускорить планы.
     Редзи Кадзи мог быть полезен. Он явно знал больше, чем ему бы позволили, но трудно было сказать, кому он верен. Он был двойным агентом, обернувшимся в итоге против SEELE. Насколько Ранма могла понять, если получить его верность, Кадзи поможет с устранением этого гадючьего гнезда. К тому же он мог невольно помочь в еще одном деле, о котором помнила Ранма.
     Аянами Рей была неотъемлемой частью плана Гэндо. Если Ранма сумеет обратить ее и сохранить в живых, то это будет неоценимым подспорьем. Рей, насколько помнила Ранма, была холодна и держалась подальше от всех, кроме Гэндо. Ее воспитали быть безэмоциональной и до буквы исполнять приказы. Но факт был в том, что чувствовала она больше, чем проявляла. Из того, что видела Ранма, Синдзи смог достучаться до нее. Она пожертвовала собой ради него. Ранма решила, что сделает все, чтобы заставить ее столкнуться со своими чувствами раньше, чем это удалось Синдзи. Кроме того, Ранме казалось, что она была чем-то похожа на сдержанную девушку. В их жизнях было много схожего.
     Аска Лэнгли Сорью была другой, с кем ей придется работать. С тех пор, как она увидела себя в зеркале, у нее из головы не выходило, что Дай и Хироши говорили о ней, что она была такой же, как Ранма. Помимо того, что она была заинтересована в Кадзи и носила платья, Ранме пришлось признать, что вели они себя очень схоже. Девушка стремилась стать лучшей, доказать себе и другим, что она значима.
     То, как она развалилась после серии неудач, напоминало Ранме ее саму после того, как Хаппосай использовал на ней Прижигание Абсолютной Слабости. Если бы Колон не предложила ей соломинку… Ранме не нравилась мысль о том, что бы она могла сделать. К несчастью для Аски, к тому времени, как она потеряла всю надежду, все остальные были слишком далеко, что предложить ей что-то еще.
     Ранма пришла к выводу, что Аска крайне нуждалась в друзьях, которые не позволят ей их оттолкнуть. Однако еще она знала, что сразу окажется с немкой в крайне непростой ситуации, учитывая, что ее коэффициент синхронизации был значительно выше. Аска будет чрезвычайно завидовать этому факту.
     Лучше всего будет, решила Ранма, стать ей другом, не мириться с ее оскорбительным поведением и предложить научить ее стать лучше. Непросто будет игнорировать ее оскорбления, оставаясь при этом ее другом. Значит, Ранме придется дать отпор, но не так, чтобы полностью оттолкнуть ее.
     Задумавшись об обучении, Ранма вдруг испытала вдохновении. Это могло быть и ключом к связи с Рей. Отговорившись, что это улучшит ее навыки пилота, но чтобы достичь состояния, в котором она сможет использовать улучшающий синхронизацию прием Ранмы, ей придется столкнуться со своими эмоциями и осознать их.
     С остальными Ранме придется работать медленно и осторожно. Она посеет в их разумах зерна сомнения и будет тщательно за ними ухаживать, надеясь, что они принесут плоды до того, как станет слишком поздно. С Рей она могла начать почти сразу.
     – Превосходно, Ранма, – сказала через коммуникатор доктор Акаги. – Твой коэффициент синхронизации сохраняется на уровне 64%. Постарайся использовать тот прием, что был в первый раз.
     – Сейчас, – ответила Ранма и начала улучшающий прием.
     – Потрясающе, – с намеком на благоговение в голосе сказала доктор Акаги. – Твой коэффициент синхронизации только что подскочил до 87%. Невероятно.
     – Просто нужно учиться, – прокомментировала Ранма.
     – Раз уж ты так говоришь, Ранма, – легко рассмеялась доктор Акаги. – Ладно, мы закончили. Когда выберешься, изменись, протестируем твою мужскую форму и посмотрим, есть ли разница.
     – Ясно, – сказала Ранма.
* * *
     Разница между мужской и женской стороной Ранмы была лишь в пару процентов, что было в пределах погрешности оборудования, так что ее признали незначительной. Сейчас он был в голокомнате, проходил вторую неделю стрелковой подготовки.
     Пока он тренировался, что-то продолжало его беспокоить. Он пытался определить, что именно, двигаясь по комнате и стреляя по появляющимся мишеням. Когда он почти без перерыва уложил три мишени, до него дошло. Он помнил лишь об одном случае, когда имеющееся у Ев стрелковое оружие оказалось эффективным.
     Ему придется обсудить это с доктором Акаги, поискать какие-нибудь альтернативы, но, к сожалению, это придется провернуть так, чтобы не предупредить ее о его предвидении. Все оставшееся время тренировки он пытался придумать, как это осуществить.
* * *
     – Доктор Акаги? – Рицуко подняла голову, глядя на входящего в ее кабинет парня с косичкой.
     Ранма все еще был в своем контактном комбинезоне, что сильно отвлекало женский персонал NERV. Рицуко усмехнулась, вспоминая, как ее лаборантки столпились вокруг монитора, наблюдая за Ранмой. Он был маленьким разбивателем сердец.
     – Да? Чем тебе помочь, Ранма? – спросил Рицуко, жестом предлагая ему присесть.
     – Я вот подумал, пушки для Ев, это же просто обычное оружие, только адаптированное под больший размер, так? – задумчиво спросил Ранма.
     Рицуко моргнула.
     – Да, кажется, так, – признала она. – А почему ты спрашиваешь?
     – Ну, просто, все обычное оружие, стрелявшее в последнего ангела, даже нисколько его не поцарапало, – изложил Ранма. – И так как наши пушки по сути точно такие же, мне кажется, что из всего эффективного оружия у нас остаются только ножи и мои рукопашные навыки.
     Рицуко уставилась на пилота с косичкой. У нее было паршивое чувство, что он прав.
     – Яс…но, – неуверенно сказала Рицуко. – Так что ты предлагаешь?
     – Ну, у меня есть несколько идей, – потирая руки, усмехнулся Ранма. – Я прикинул, что раз уж нож эффективен, по крайней мере, с тем ангелом, с которым я дрался, то мы могли бы увеличить его до катаны или нагинаты или еще чего-нибудь такого. Древко даст лучшую досягаемость, но меч лучше подойдет для городского боя. Как думаешь, сможем мы их получить?
     – Ранма, для человека с самым минимумом образования, ты меня поражаешь, – удивленно сказала Рицуко.
     – Я знаю, как драться, доктор Акаги, – пожал плечами Ранма. – Пусть я не знаю многого другого, но я знаю, как драться, и в этом я лучший.
     – Не сомневаюсь, – улыбнулась ему Рицуко. – Передам твою идею отделу исследований, вместе с моей рекомендацией. Вряд ли будет сильно сложно придумать что-то подходящее. А теперь, почему бы тебе не переодеться, и я дам тебе еще несколько уроков компьютерной грамотности.
     Ранма простонал и закатил глаза, но сделал, как ему сказали.
* * *
     Тем вечером Ранма тихо сел в машину, которую поведет Мисато. Он думал о последнем, что он сказал доктору Акаги, надеясь, что он не слишком ее оттолкнул.
     «Будь осторожнее с моим батей, доктор Акаги», – сказал ей Ранма.
     «Почему?» – спросила она со своей маленькой веселой усмешкой.
     «Потому что он манипулятивный ублюдок с комплексом бога, из-за чего он играет с чувствами и привязанностями людей, – объяснил Ранма. – Может казаться, что он помогает спасти мир, но у старого пердуна в теле нет альтруистической кости. Он что-то затевает, захват ли это всего мира армией неразумных верных Ев или что-то похуже, я просто печенкой это чую. И когда говно полетит в вентилятор, именно близкие ему люди попадут на съедение волкам. Ты кажешься довольно неплохим человеком, док, и я бы не хотел видеть, как это произойдет с тобой».
     Он надеялся, что намек наведет ее на нужную мысль и заставит блондинку думать не только своим либидо, но не задаваться вопросом, откуда же Ранма так много знал.
     – Чего задумался, Ранма? – спросила Мисато.
     Ранма взглянул на нее и улыбнулся.
     – О, просто стало интересно, не поучишь ли ты меня водить, – небрежно заявил Ранма.
     Мисато маньячно ухмыльнулась, что вполне подходило ее манере вождения.
     – Ты действительно хочешь, чтобы я учила тебя водить? – с надеждой спросила Мисато.
     – Ну да, – ухмыльнулся Ранма. – Ты лучший водитель, с которым мне довелось ездить.
     Она была единственным водителем, с которым он ездил, но этого ей знать не стоило. Кроме того, ее стиль вождения выглядел достаточно агрессивным, чего другим водителям, казалось, не хватало. Ранма решил, что это неплохо подходило его собственному стилю, всегда выходящему за рамки возможного. Ездить с Мисато было весело. И он действительно не понимал, почему же люди бледнели и с криком убегали, столкнувшись с перспективой оказаться в машине, вести которую будет она.
     – Даже не знаю, Ранма. Тебе же только четырнадцать, – засомневалась Мисато.
     – Мисато, я вожу тридцатиметровую меху и дерусь с ангелами, думаю, мне можно доверить полутонную машину, – возразил Ранма.
     – Чего это тебе будет стоить? – спросила Мисато.
     – А? – не понял Ранма.
     – Уроки вождения. Какую цену назначишь? Если соглашусь, что я за это получу? – ухмыльнулась она.
     – А чего ты хочешь? – переадресовал вопрос Ранма.
     – Стирка, – сказала Мисато.
     – Ни в жизнь. Я ни за что не притронусь к твоим трусикам, – отказался Ранма. – Как насчет моей очереди пылесосить за каждый урок?
     – Мечтай, – рассмеялась Мисато. – То же, плюс ты прибираешься за меня в ванной.
     – И не думай, – покачал головой Ранма. – А если я буду каждый вечер мыть посуду, пока не закончим с уроками?
     Ему все равно приходилось перемывать тарелки, потому что Мисато к тому времени, как правило, уже была слишком пьяна, чтобы хорошо с этим справиться.
     – Идет, – усмехнулась Мисато. – Начнем в эти выходные.
     – Ладно, – согласился Ранма.
* * *
     – Класс, сегодня у нас новый ученик, – летаргически монотонно сказал классный руководитель, Стейнакава Бэндо. – Не могли бы вы представиться? – сказал учитель, всего десятком слов отправляя нескольких людей спать.
     – Йоу! – громко сказал Ранма, выбрасывая задремавших студентов из их наведенной сонливости. – Меня зовут Икари Ранма. Я мастер боевых искусств. Я только что вернулся из десятилетней тренировочной поездки, за время которой изъездил большую часть Азии. Моя батя злобный ублюдок, планирующий захватить весь мир, но сейчас он захватил только NERV. Вот и все, что я хотел сказать… хотя нет, если вдруг увидите такую крохотную крепкую рыжую, лучше ее не трогайте, она моя сестра. Ей не нравятся парни, и когда она вас побьет, отыщу я, и будет моя очередь, поняли?
     Ранма похрустел костяшками пальцев, подчеркивая свое заявление. В классе был лишь один парень крупнее его, и то ненамного, так что все парни вздрогнули и закивали.
     – Хорошо, – вяло сказал Стейнакава-сэнсэй. – Если вы займете место за любым из свободных столов, Икари-сан, мы начнем урок. Сегодня мы поговорим о Втором Ударе.
     Три четверти класса уснули прежде, чем он дошел до середины этих предложений. Ранма оглядел комнату и увидел Аянами Рей именно там, где и ожидал ее найти. Он подошел к столу позади нее и сел.
     – Позже нам нужно будет поговорить, Аянами-сан, – прошептал ей Ранма.
     Синеволосая девушка едва заметно кивнула и продолжила смотреть в окно. У Ранмы не осталось никаких шансов. После пяти минут выслушивания вялого учителя и его безжизненных, высасывающих из класса энергию речей, Ранма впал в кому.
* * *
     Очнулся Ранма, когда кто-то ткнул его в плечо. Он поднял голову и заметил, что была, похоже, перемена, потому что все встали и ходили. Затем он заметил обступивших его стол трех девушек.
     – Простите, Икари-сан, – сказала более общительная из них. – Нам было интересно; это вы пилотировали гигантского робота?
     Ранма при этом моргнул.
     – Ну, это так? – подтолкнула его другая девушка.
     Ранма смиренно вздохнул, зная, что будет дальше.
     – Да, – признал Ранма, и, как он и ожидал, его немедленно обступили другие ученики, засыпая его вопросами.
     Лишь троим ученикам, казалось, не интересно было задавать ему всякие глупые вопросы о Еве: Рей, президенту класса Хикари и крупному парню, которого Ранма определил как Тодзи. Ранма знал, что этот парень хочет попробовать попозже накормить его своим кулаком. Ранма сочувствовал парню и его сестре, но не собирался позволять Тодзи излить на себя разочарование.
     В итоге от инквизиции Ранму спасло появление следующего учителя, призвавшего класс к порядку.
* * *
     И снова Ранма очнулся из-за стука по плечу. Ранма поднял голову навстречу взгляду обвязанной бинтами Рей.
     – Пилот Икари, время обеда, – механически сказала она. – Сейчас приемлемое время для вашего разговора со мной.
     – М-м, верно, – сказал Ранма, доставая свой бэнто. – Я просто хотел чуть получше с тобой познакомиться. Думаю, что раз уж мы будет работать вместе, мы могли бы стать друзьями.
     – Зачем? – спросила Рей.
     – Как зачем? – переспросил Ранма. – Слушай, Рей, подружившись и узнав друг друга, мы сможем лучше работать вместе.
     – Как? – спросила Рей.
     – Ладно, во-первых, у нас будет представление о сильных и слабых сторонах друг друга, – объяснил Ранма. – И мы будем представлять реакцию друг друга в различных ситуациях, так что мы сможем быстрее поддерживать друг друга в бою, заранее зная, как отреагирует другой.
     – Став вам другом, я стану лучшим пилотом? – безэмоциональным тоном спросила Рей.
     – Возможно, – кивнул Ранма. – Если хочешь, я могу поучить тебя искусству. Мои тренировки сильно помогли мне, когда я дрался с ангелом.
     – Я просмотрела запись вашего боя, и вы приемлимый пилот, – признала Рей, глаз Ранмы дернулся после того, как его назвали «приемлимым». – Однако если наличие друга необходимо для становления лучшим пилотом, командующий назначил бы мне кого-нибудь.
     Ранма закрыл лицо ладонью и покачал головой.
     – Рей, батя, может, и многое знает, но он ни хрена не знает о том, как быть воином, – сказал Ранма. – Он знает лишь как запугивать и использовать людей.
     – Он великий человек, – возразила Рей, ее тон по-прежнему не выдавал ни намека на ее эмоции.
     – Не смеши меня, – фыркнул Ранма. – Он жалкий, эгоцентричный, злобный ублюдок. Назвав его змеей, оскорбишь всех змей в мире. Ты просто не знаешь ничего лучше, потому что он изолировал тебя от других людей, чтобы не дать тебе увидеть, какой он на самом деле.
     – Он командующий, он достоин уважения, – возразила Рей.
     – Уважение заслуживают, Рей, – не согласился с ней Ранма. – Лишь потому, что кому-то ложью и манипуляциями удалось пробиться на властный пост, они не становятся достойны уважения.
     – Почему? – осведомилась Рей.
     – Потому что те люди, кто заслуживают уважения, уважают других и пытаются им помочь, – объяснил Ранма. – Батя никого не уважает, только их способность помочь или помешать ему получить то, что он хочет.
     – Командующий Икари хочет помочь всем людям, – заявила Рей.
     – Правда, Рей? – спросил Ранма. – Или он хочет использовать их, чтобы достичь своих целей, независимо от того, чего это будет в итоге им стоить?
     Рей при этом моргнула. Ранма знал, что она, в силу необходимости, была посвящена в итоговый план Генмы, являясь ключом к нему.
     – Во всяком случае, к делу это не относится, – сказал Ранма. – Я хочу стать твоим другом и помочь тебе стать лучшим пилотом. Что скажешь?
     – В вашем предложении есть свои достоинства, – признала Рей. – Я рассмотрю его.
     – Ладно, – кивнул Ранма. – Дашь мне знать, когда будешь готова начать тренировки.
     – Конечно, – сказала Рей, возвращаясь к своему бэнто.
     Усмехнувшись, Ранма быстро расправился со своим бэнто и вышел из класса. У него было встреча с одним сердитым качком.
* * *
     – Эй, новенький! – Ранма ухмыльнулся, услышав ожидаемый вызов, и обернулся.
     – Я? – невинно уточнил Ранма.
     – А ты видишь здесь еще новеньких? – ответил качок.
     – Чего тебе надо? – спросил Ранма.
     – Из-за твоей радости от новой игрушки моя сестра попала в больницу, – заявил Тодзи. – Ничего личного, но мой братский долг надрать тебе задницу.
     Ранма закатил глаза, когда Тодзи хрустнул костяшками пальцев.
     – Ладно, давай свой самый лучший удар, Мистер Крутой, – сказал Ранма, скрестив на груди руки и ожидая.
     Тодзи пожал плечами и с размаху ударил, уверенный, что собьет парня с ног. При ударе Ранма повернулся, после сражений с самыми сильнейшими людьми своего мира, бестолковый удар Тодзи он едва почувствовал. Тодзи моргнул, когда Ранма даже не покачнулся от удара, лишь повернул голову, чтобы взглянуть на более крупного парня.
     – Это все, что ты можешь, Кексик? Если честно, я видел старушек, которые могут ударить посильнее, – заметил Ранма.
     И Тодзи, и его друг недоверчиво моргнули, но качок быстро оправился и зарычал, отводя кулак для нового удара. Ранма перенаправил удар, захватив запястье Тодзи и выкрутив его. Тодзи осознал, что его правая рука завернута ему за голову, локоть торчит прямо вверх, тогда как левую Ранма зацепил свободной рукой. Перехватив запястье той же рукой, что удерживала его левую, Ранма обхватил его за горло и потянул его вниз и назад, без рычага выводя его из равновесия.
     – Слушай, Кексик, – небрежно сказал Ранма. – Мне жаль твою сестренку, действительно жаль. И я понимаю, что ты злишься, потому что не смог ее защитить. Но все же используй свою голову не только как подставку для шапки. Если бы я не дрался с ангелом, твоя сестра, ты, этот твой приятель, все в этом городе, если не во всем мире, были бы мертвы, а не просто ранены. Не я выбирал, где драться с этой тварью. Злись на монстра, а не на парня, который спас твою жалкую шкуру. Кроме того, у тебя примерно столько же шансов навредить мне, как и тому тупому монстру, так что, думаю, найди для своего разочарования цель попроще, понял?
     – Пилот Икари, обнаружен еще один ангел, – сказала Рей, прибыв как по команде. – Мы должны встретиться с капитаном Кацураги перед школой, чтобы нас доставили в штаб-квартиру.
     Едва Рей ушла, Ранма поставил Тодзи на ноги и отпустил его.
     – Прости, хотел бы я остаться и поболтать, но мне город спасать надо, – сказал Ранма, похлопав крупного парня по плечу. – А вам, парни, лучше добраться до убежища.
     Тодзи и Кенске разинули рты, когда Ранма подпрыгнул, оттолкнулся от подоконника на втором этаже, взлетел на крышу и исчез из вида.
     – Наверное, не слишком хорошая идея, искать тебе с ним новые драки, Тодзи, – высказался Кенске.
     Тодзи, все еще с распахнутыми в страхе глазами, быстро помотал головой. Вот он напал на парня, в следующее мгновение оказался обездвижен и отдан на милость этого парня и даже не понял, как это произошло. Этот Икари Ранма явно не был тем, с кем захотел бы связываться здравомыслящий человек. Кроме того, он сказал, что ему жаль было сестру Тодзи, и позволил ударить, и, может быть, он был прав, говоря про спасение всех, так что у Судзухары Тодзи не получится не простить и не забыть. Ага, он излил на парня свое возмездие, так что он мог это оставить. Не нужно было больше бить этого парня.
     – П-пошли в убежище, – сказал Тодзи, схватив Кенске за рубашку и потащив его, как только взревели сирены.
* * *
     – Ранма! Готовься к смерти! – закричал Рёга, врываясь в комнату, что побудило Набики закатить глаза и поставить кассету на паузу.
     – Ты осел, Ран-тяна нет здесь, – огрызнулась Укё.
     – А? – смущенно огляделся по сторонам Рёга. – Но я только что его слышал.
     – Потому что какой-то придурок наложил на него заклинание, заперев его в этих видеокассетах, – объяснила Укё. – Мы смотрим, что он в том мире делает.
     – А? – уточнил Рёга.
     – О боже, возможно, пока кто-нибудь будет все объяснять, я начну готовить ужин. Следующую серию мы сможем посмотреть после этого, – предложила Касуми.
     – Прекрасная идея, Касуми, – сказал Соун.
     – Совершенно верно, Тендо, – согласился Генма, хотя его все еще немного раздражала клеветнически ошибочная интерпретация его действий, что шоу, казалось, чрезвычайно нравилось подчеркивать.
     – Я тебе помогу, Касуми, – предложила Укё, вставая и следуя на кухню за старшей сестрой Тендо.
     Пока готовился ужин, Набики объяснила Рёге, что произошло, разумеется, за соответствующую оплату. Рёга с нарастающей радостью выслушивал рассказ. Наконец-то кто-то убрал этого трусливого ублюдка Ранму с пути! Теперь ничто не встанет между ним и дорогой, милой Аканэ!
     – Итак, если я правильно понял, Ранму изгнали в это аниме Neon Genesis Evangelion, где он сражается с существами, которых называют ангелами, но в итоге все окажется зря, потому что мир окажется разрушен, а все превратятся в слизь? – уточнил Рёга.
     – Ну, наверняка мы не знаем, – сказала Набики. – Так заканчивалось оригинальное аниме, но Ранма уже изменил несколько незначительных моментов, так что он вполне может предотвратить апокалипсис. Это его любимое аниме, так что он знает, что произойдет. Ему просто нужно использовать это знание, чтобы не дать всему произойти именно так. Хоть это и рискованно. Многое будет против него.
     – Ясно, – сказал Рёга, начиная сдавленно хихикать. – Так вполне может оказаться, что в конце Ранма умрет? И никто не знает, как его вернуть?
     – Именно, – признала Набики.
     – Счастливый день! – закричал Рёга и истерически рассмеялся. – Наконец-то кто-то сумел избавить мир от этого бесчестного ублюдка! Это просто чудесная новость… оу!
     Ликование Рёги быстро оборвали бонбори и боевая лопатка, несколько раз примененные к его голове.
     – Свинопарень не говорить так об Айжень, – сказала Шампу.
     – Да, милок, тут целая комната может обсудить вопрос бесчестья, – добавила Укё, она вернулась в комнату с несколькими блюдами, собираясь накрывать на стол, как раз к тому моменту, как Рёга завизжал от радости.
     Аканэ не стала бить его молотом, так как считала его своим другом, однако она задумчиво взглянула на него. В глубине души она считала Рёгу другом Ранмы. Ведь он всегда старался помочь Ранме найти лекарство от его проклятья, несмотря на то, что Ранма все время над ним издевался. Однако этот Рёгин взрыв радости явно не был реакцией друга.
     Взгляд Аканэ потемнел, когда она начала в этом новом свете вспоминать о всех встречах Рёги и Ранмы.

Глава 3

     Во время ужина шло обсуждение того, что они увидели на кассете, и те, кто знали историю, рассказывали остальным, что ждет Ранму в следующих сериях. Касуми ненароком подметила то, что гарантировало, что невесты будут наблюдать за приключениями без отрыва – зрители неоднократно оказывались посвящены в сокровенные мысли Ранмы. Вероятность, что Ранма раскроет им свои истинные мысли, не позволяла им пропустить ни минуты шоу, ставшего жизнью мастера боевых искусств с косичкой.
     Во время ужина Аканэ злобно поглядывала на Рёгу, хотя парень в бандане этого не замечал, отводя взгляд в сторону всякий раз, как ее голова поворачивалась в его направлении. Часть Рёги отчаянно пыталась набраться смелости и пригласить теперь Аканэ на свидание, раз уж его ненавистной немезиды не было рядом. Наконец, когда блюда опустели, Рёге удалось справиться со свои волнением.
     – А-Аканэ? Я-я х-хотел спросить, н-не сходишь ли ты со мной за мороженым, чтобы о-отпраздновать, – его взгляд метнулся в сторону Шампу и Укё, прежде чем продолжить, – т-твое освобождение от Р-ранмы?
     Рёга краснел как помидор и застенчиво смотрел в пол. Аканэ неверяще уставилась на него.
     – Ты приглашаешь меня на свидание? – недоверчиво спросила Аканэ.
     Рёга покраснел еще сильнее, но, не поднимая глаз, склонил голову. Еще одна часть головоломки, раскрывающей причину, по которой Рёга постоянно нападал на Ранму, встала на свое место. На самом деле, это начало выглядеть как довольно знакомая головоломка с идиотом с боккэном.
     – У тебя хоть есть совесть? – взорвалась Аканэ. – Ранма относился к тебе как к другу, но ты тут чуть ли не танцуешь на его могиле! На случай, если ты не заметил, здесь только ты радуешься исчезновению Ранмы. И у тебя еще хватает наглости приглашать меня, когда еще даже нет уверенности, что Ранма не вернется? А если и не вернется, он был моим женихом, и ты демонстрируешь ко мне невероятное неуважение, заигрывая со мной сразу после его пропажи!
     – Мир это темное, жестокое место, – пробормотал Рёга, засветившись зеленью своей депрессии.
     – Идиот! – закричала Аканэ, ударяя его своим молотом, выбивая из него сознание. – Только посмей выстрелить своим Shi Shi Hokodan в моем доме!
     Рёга растянулся на полу, дергая руками в классическом «изыди зло» жесте, тогда как его глаза закатились. Шампу подняла знак, подписанный как 9,7, у Укё было 9,9, Колон поставила ей 9,5 (она была стара, и ее было труднее впечатлить), Касуми и Набики поставили по 9,8, тогда как Соун все 10. Мус и Генма воздержались от голосования, пытаясь вести себя сдержанно.
     После этого они уселись смотреть следующий эпизод шоу.
* * *
     – Черт, Тодзи, этот новенький невероятен, – сказал Кенске. – Он мог куда круче надрать тебе зад. Тебе повезло, что он довольно нормальный парень.
     – Заткнись, Кенске, – надулся Тодзи. – Он просто застал меня врасплох, вот и все.
     – Ага, точно, как будто я в это поверю, – рассмеялся Кенске. – Черт, я даже не видел, как он переместился и вдруг заблокировал тебя, ничего не давая сделать. А, черт, они снова глушат новости о битве.
     – Подумаешь, покажут попозже, – вздохнул Тодзи.
     – Ага, отцензуренную версию, из которой вырежут все самое интересное, – сказал Кенске. – Нам стоит пойти посмотреть.
     – Нет, не стоит, – не согласился Тодзи. – Мы должны остаться здесь, в убежище, или у нас будут неприятности.
     – Да ладно, Тодзи, ты просто должен увидеть этого парня в действии, – ухмыльнулся Кенске. – В конце концов, ты был весьма неблагодарен. Может быть, из-за тебя пострадала его уверенность или еще что-нибудь.
     Тодзи при этом фыркнул. У парня было достаточно уверенности на целую армию.
     – Тебе просто хочется увидеть одного из этих роботов в действии, – возразил Тодзи.
     – Ну, да, но все же, – взмолился Кенске.
     – Ты ведь не заткнешься, пока я не соглашусь пойти с тобой? – раздраженно спросил Тодзи.
     – Не-а, – торжествующе усмехнулся Кенске.
     Тодзи закатил глаза.
     – Эй, президент! Нам с Кенске нужно в туалет, – позвал Тодзи.
     – Вам стоило подумать об этом до того, как вы пришли сюда, – свысока ответила Хикари.
     – Да ладно, мы так и сделали, но мы уже давно тут сидим, – заспорил Тодзи.
     – Ну ладно, только побыстрее, – смягчилась девушка.
     Вскоре два парня выбрались из убежища и направились к «идеальному» наблюдательному пункту, о котором Кенске посчастливилось знать.
* * *
     – Чертовы уборщики, их швабры и ведра, – проворчала Ранма, когда ее выстрелили к поверхности катапультой. – Да и нахрена они к тому же моют пол во время нападения.
     Благодаря инциденту с участием мокрого пола, Мисато, швабры уборщика и полного ведра холодной воды, Ранму ждал первый бой в женской форме. Дверь откатилась, открывая подъемник, и замки раскрылись, выпуская Еву-01 и позволяя Ранме сделать шаг вперед. Схватив из склада рядом короткое самодельное копье, всего лишь усиленный стальной стержень с закрепленным на конце ножом, Ранма проверила оружие.
     Лезвие было дальше лишь чуть более чем на длину плеча Евы, но это дало ей чуть большую досягаемость, чем позволял один только нож. Остановившись на мгновение, она перебросила копье в левую руку и взяла похожее на автомат оружие, когда в поле зрения показался кальмароподобный ангел.
     «С тем же успехом можно дать им доказательство того, насколько эффективна эта штука», – подумала Ранма, когда ангел заметил ее, и открыла огонь.
     Осторожно двигаясь по дуге вокруг ангела и не повторяя ошибки Синдзи, потерявшего цель в дыму от взрывающихся об АТ-поле снарядов, Ранма потратила все свои боеприпасы. Как она и ожидала, ангела даже не поцарапало.
     Ранма отбросила бесполезный автомат и тут же отпрыгнула в сторону, когда одна из сияющих лент-щупалец кальмароподобого ангела пронеслась там, где только что была Ранма. То, как двигались эти ленты, сильно напомнило Ранму ту сумасшедшую Кодачи. Перехватив свое копье, Ранма двинулась к ангелу, используя здания как щит против взмахов лент.
     Движениями, не отличимыми от тех, что она использовала против Кодачи, Ранма быстро сократила дистанцию до ангела. Отведя одну ленту копьем, она развернулась и успешно контратаковала, отрезав часть тела ангела, из которой вырастала лента. Однако в этот самый момент она на мгновение потеряла вторую ленту.
     Ранма закричала, когда лента обернулась вокруг талии Евы-01, а вокруг ее собственной талии вспыхнула боль. Ангел оторвал Еву от земли, начав стучать ей по зданиям, эстакадам, улицам, всему, что выглядело крепким. Сражаясь с болью и захватом, Ранме, наконец, удалось разрезать удерживающую ее ленту. К несчастью, она при этом отрезала и свой силовой кабель и допустила короткий неконтролируемый полет в склон, которого она пыталась избежать. Кое-что, по видимому, никогда не меняется, учитывая ополовиненные шансы на то, что это случится.
     Ранма посмотрела туда и, конечно же, увидела двух парней, скорчившихся между растопыренными пальцами Евы.
     – А, черт, Мисато, у нас проблема, – сказала Ранма.
     – В чем дело, Ранма? – появилось лицо Мисато в окне на дисплее Ранмы.
     – Это волнующий вопрос, требующий какого-то решения, но прямо сейчас это не важно, – съязвила Ранма. – А что важно, так то, что я только что чуть не превратил пару парней в красное пятно на земле, и которые сейчас съежились между пальцами левой руки Евы.
     Ранма услышала тяжелый выдох Мисато, когда та нашла на видео упомянутую парочку.
     – Мм… и решение мне нужно поскорее, ангел движется, а отсчет энергии идет, – сказала Ранма, когда ангел регенерировал недостающее щупальце и приблизился.
     – Ранма, мы хотим, чтобы ты частично извлек капсулу и затащил этих двоих к себе, – сказала Мисато. – Когда они окажутся внутри, отрываешься от ангела и отступаешь в Геофронт.
     – Принято, – сказала Ранма.
     Она, согласно инструкции, выдвинула капсулу до того, чтобы в нее можно было залезть, слила LCL и раскрыла люк.
     – Эй, идиоты, забирайтесь сюда, ЖИВО! – закричала им Ранма, копьем парируя первый выпад ленты ангела.
     – А? – моргнул Тодзи, глядя на рыжую девушку, пилотирующую машину вместо Ранмы. – Эй, а где тот парень, Ранма?
     – Я тот парень Ранма! – резко огрызнулась Ранма. – А теперь тащите свои задницы в эту чертову капсулу, пока нас всех не убили!
     До двоих парней, наконец, дошло, и они торопливо принялись забираться в капсулу. Когда они свалились позади кресла Ранмы, она закрыла люк и вдвинула капсулу.
     – Слушайте, я позже объясню, кто я, а сейчас капсулу надо наполнить, – сказала Ранма. – Без паники, вы сможете дышать этой штукой, как бы отвратительна она ни была.
     Капсула наполнилась LCL, и Ранма взглянула на обратный отсчет заряда батареи.
     – Ладно, парни у меня, но есть проблема, – сказала Ранма, поднимая Еву с колен. – Мне не хватит времени вернуться. Если я задержусь хоть на секунду, мы все умрем. Мне придется с ним разобраться.
     – Отказано, отступай и возвращайся на базу, – приказала Мисато.
     Ранма проигнорировала ее и схватила одну из метнувшихся лент. Закричав, когда ее руку охватило жгучей болью, она выставила копье и дернула ленту так сильно, как только могла. Ангел налетел прямо на нее, и лезвие оказалось точно в ядре ангела. Ранма навалилась на древко копья, вгоняя лезвие вглубь, одновременно с этим оттягивая назад ленту, которую она удерживала. Когда таймер дошел до нуля, лезвие копья насквозь пробило ядро ангела, убивая его.
     Освещаемая аварийным светом капсулы, Ранма, тяжело дыша, рухнула на панель управления, горло драло из-за криков сильной боли, вызванной щупальцами ангела.
     – О, черт, кажется, это вещество испортило мою камеру, – простонал Кенске.
     Тодзи отвесил ему подзатыльник.
* * *
     – Как видите, это проклятье. Холодная вода; девушка. Горячая вода; парень, – закончил Ранма с объяснением и демонстрацией проклятья двум изумленным парням. – И прежде чем вы спросите, нет, я не увлекаюсь парнями, когда я девушка. В голове я все еще тот же человек, даже когда тело женское. Так что даже не думайте о том, чтобы подкатывать ко мне, или вам будет очень больно. Кстати, это засекреченная информация. Хоть кому-то об этом заикнетесь, и люди в черном из NERV арестуют вас и устроют вам что-нибудь нехорошее.
     В последних словах парни нисколько не сомневались, потому что как раз двое таких стояло в этот момент позади Ранмы, зло улыбаясь парням и похрустывая костяшками пальцев.
     – Это так странно, – прокомментировал Тодзи.
     – На что похоже быть девушкой? – спросил Кенске. – С какой стороны лучше, ну, понимаешь, что я имею ввиду?
     – Продолжай задавать извращенные вопросы, и сможешь узнать сам, – сердито посмотрел на него Ранма. – Единственное, что я вам скажу, что я не так силен, и немного теряю в досягаемости, но становлюсь гораздо быстрее и ловчее. И под не так силен я имею в виду, что могу поднять над головой всего 200 кило, вместо 300, когда я парень, и я все еще могу пробить дыру в кирпичной стене.
* * *
     Ранма тяжело вздохнул, когда Мисато объяснила ему, что действовать следует согласно полученным приказам.
     – Ты понимаешь, что когда я отдаю тебе приказ, мы говорим тебе делать то, что в твоих же интересах? – требовательно спросила Мисато.
     – Знаешь, что, Мисато, – начал в ответ Ранма, – в каких-то случаях это так. Но я знаю о боях больше, чем ты можешь надеяться узнать, и я квалифицированнее, чем ты думаешь, и если бы я мог безопасно оторваться, я сделал бы это еще до того, как батареи сдохли.
     – Что? – отшатнулась Мисато. – Я могу посадить тебя под арест, знаешь ли.
     – Ну ладно, вперед, Мисато, – фыркнул Ранма. – Брось меня в карцер, или за решетку, или как вы это здесь называете. Сделай это, и я уйду прямо отсюда, и ты никогда больше меня не увидишь.
     Мисато выпучила глаза от его бравады, которая вполне могла означать, что он сделает ровно то, что сказал, зная, на какие последствия он обречет этот мир и себя вместе с ним. Ранма вздохнул.
     – Слушай, Мисато, у меня нет проблем с исполнением приказов, но тебе, черт возьми, стоит доверять моему мнению, когда дело доходит до боя, – сказал Ранма. – Если я не исполняю приказ, значит для этого есть чертовски веская причина.
     – Так не годится, Ранма, – возразила Мисато. – Что если бы эти парни ухудшили твою синхронизацию с Евой? Что если бы они погибли?
     – Что если бы мне пришлось потратить так много времени на уклонение от этих чертовых энергетических лент, что батареи бы сдохли до моего возвращения? – парировал Ранма. – Тогда бы мы все равно погибли, и ангел вошел бы в город. Мы можем играть в «если-бы» весь день, Мисато. Если хочешь кого-то, кто будет несмотря ни на что исполнять твои приказы, то посылай туда Аянами. А если хочешь кого-то, кто возьмет на себя инициативу и будет импровизировать, приспосабливаться и перебарывать, то тогда тебе стоит доверять моему мнению и дать мне делать мою работу. Может, я и молод, но я, так или иначе, сражался почти всю свою жизнь. Это то, в чем я хорош, это все, что я знаю.
     – Ранма, нам доступно больше информации, чем тебе, – возразила Мисато. – По оценке MAGI шанс твоей победы над ангелом был ниже, чем отступление в безопасное место.
     – И каков же у нас был шанс вернуться вовремя? – спросил Ранма. Мисато просто отвернулась, не желая встречаться с ним взглядом. – Ясно. Удача любит смелых, Мисато. Не забывай это.
     – Проклятье, Ранма! – Мисато резко вскочила и потерла виски.
     – Мисато? – спросил Ранма.
     – Что? – огрызнулась Мисато.
     – Я уважаю твой авторитет, правда, – сказал Ранма. – Я не сомневаюсь в твоей компетенции. Если бы там была Аянами, твое решение было бы верным. Я просто прошу, чтобы ты во мне не сомневалась.
     Мисато лишь раздраженно покачала головой и вышла из комнаты.
* * *
     – Не могу поверить, как невыносимо высокомерен этот ребенок! – визжала Мисато, изливая свое разочарование на светловолосого доктора. – Как будто бы у него нет вообще никакого уважения к авторитету!
     – Можно ли его в этом винить? – улыбнулась Рицуко, забавляясь досадой своей подруги. – Взгляни на так называемых авторитетов в его жизни. Отец, которого он ненавидит и не видел последние годы. Парень, который вырастил его, был матерящимся идиотом, не лучше вора и мошенника. Не удивительно, что он не уважает авторитет.
     Мисато моргнула. Ей неохотно пришлось признать, что Рицуко права. Если бы они были единственными примерами у нее перед глазами, она, несомненно, стала бы такой же, как Ранма. Правда она бы оказалась под замком, если бы стала так попирать власть, как сделал он. И вот этот момент ее и раздражал. Как будто бы ребенок показал им нос, зная, что он слишком ценен, чтобы они рискнули возразить ему.
     – Он прав, ты же знаешь, – прокомментировала Рицуко. – Он знает о сражениях больше, чем ты можешь узнать. Тебе действительно стоит доверять его мнению.
     – Рицуко… – предупреждающе прорычала Мисато.
     – Я не говорю, что тебе придется позволить ему делать все, что он захочет, – примирительно замахала руками Рицуко. – Я лишь хочу сказать, что он не просто какой-то неподготовленный школьник. Он превосходный боец со способностями, пределы которых, я сильно сомневаюсь, что мы видели. Факт в том, что он победил, все выжили, и ты также, как и я, знаешь, что шанс, что он благополучно оторвется и спокойно вернется с висящим на хвосте ангелом был крайне низок.
     – Так ты говоришь, что мне просто придется про это забыть? – требовательно спросила Мисато. – Что мне придется позволить ему подрывать мой авторитет?
     – На этот раз да, – согласилась Рицуко. – Но если это войдет в привычку, то тогда тебе придется как-то его наказать. Но кроме того, в будущем, прислушивайся к тому, что он тебе говорит, прежде чем поставить его в такое положение, где он посчитает нужным тебя проигнорировать.
* * *
     Напряжение в жилище Кацураги и эмоциональная неустойчивость сводили Ранму с ума. Мисато всю ночь пропрыгала по барам и не вернулась, пока Ранма не уснул. Утром, если они пересекались, они молчали, пока не разошлись один в школу, а другая на работу.
     Расстроенный Ранма не знал, что с этим делать. Ему нужно было помириться с Мисато, но в то же время, для предотвращения апокалипсиса, нужно, чтобы она доверяла и уважала его знания и умения. Ранма сомневался, что добьется этого уступкой, что все равно было противно его природе. Если он сдастся, фактически, перед эмоциональным шантажом Мисато, она никогда не будет его уважать.
     У него уже кончились мысли, так что поэтому он сейчас бродил по коридорам NERV.
     – Привет, бать, – весело сказал Ранма, когда вошел в кабинет Гэндо.
     – Что тебе нужно, Третье Дитя? – холодно сказал Гэндо. – Я очень занят.
     – Ага, и выглядишь занятым, сидишь там с дьявольским видом, сложив руки перед лицом, – с ухмылкой заметил Ранма, обходя стол Гэндо. – Уверен, ты тут слишком занят, чтобы было время попрактиковаться, не так ли? Ну, думаю, тебе стоит немного поупражняться, а мне надо выместить на ком-то свое расстройство. – Ранма потянулся и подцепил своего «отца» за лацканы, приподнимая его с места. – Так что мы спустимся в спортзал и немного укрепим родственные связи, помогая друг другу с нашими проблемами. Неплохо звучит, а?
     Не дожидаясь ответа Гэндо, Ранма вытащил мужчину из кабинета и потащил его по коридорам. Гэндо, со своей стороны, не желал терять достоинство, зовя кого-то на помощь. Старший Икари, к тому же, позабавился мыслью, что почувствует себя лучше, врезав пару раз дерзкому мальчишке и показав ему, что он тут не единственный боец.
     Ранма надеялся, что у старого пердуна есть хоть какие-то навыки. У него уже неделями не было хорошего спарринга. Не то чтобы ему не хотелось просто потрепать немного старого чудака, не слишком жестко, как раз столько, чтобы у него все ныло следующую пару дней. Ранма не смог сдержать ухмылку. Ему всегда хотелось почесать кулаки о того, кого его друзья называли самым большим засранцем во вселенной.
     – Эй, бать, есть у тебя во что переодеться? – спросил Ранма, когда они вышли в спортзал. – Не хотелось бы попортить твою неплохо подогнанную форму, когда я надеру тебе зад и все остальное.
     Гэндо, ничего не сказав, просто начал снимать китель и рубашку, оставшись в итоге с голым торсом.
     – Знаешь, тебе не нужны тут какие-нибудь щитки? – поддразнил Ранма, прежде чем скинуть свою рубашку. Не потому, что он о ней беспокоился, а потому что он чувствовал непреодолимое желание показать, насколько лучше старика он был сложен.
     – Много болтаешь, – прорычал Гэндо, размашисто ударяя своего сына.
     – Ух! Почти достал, бать, – ухмыльнулся Ранма, – если бы я был прикован к полу и по шею в бетоне.
     «Отец» и «сын» кружили друг вокруг друга, Гэндо периодически проверял защиту юного Икари. Поначалу бой был очень похож на первую схватку Ранмы и Аканэ, если не считать, что Гэндо не выходил из себя. Вместо этого он слегка улыбнулся Ранме, зло, конечно же.
     – Похоже, Третье Дитя опасается замах… уф! – начал Гэндо, когда Ранма метнулся и несильно ударил его в живот.
     Ну, несильно по меркам Ранмы. Любой нормальный человек оказался бы на земле с травмами внутренних органов. К счастью для Гэндо, он не был чужд дракам. Нет, сэр, в студенческие годы он часто показывался избитым, что, как предполагали люди, было результатом его участия в барных драках. На самом деле он участвовал в подпольных боях вместе со своим кузеном Генмой, превратившим его в быстрый источник наличных.
     – Ты что-то сказал, бать? – спросил Ранма. – Я не смог разобрать из-за твоего стона после моего удара.
     Гэндо зарычал на него и ринулся обратно в бой. Ранма обтекал шквал ударов, что обрушил на него Гэндо. Внезапно по Ранме из ниоткуда прилетел пинок, отправляя его кувыркаться по мату. Перекатившись и вскочив на ноги, Ранма увернулся от попытавшегося его растоптать Гэндо. Два драчуна снова закружили друг вокруг друга.
     – Похоже, что этот старик не так неумел, как тебе показалось, а, Третье Дитя? – с легкой усмешкой прокомментировал Гэндо.
     – Неплохо, бать, – ухмыльнулся Ранма. – Рад видеть, что ты мне не полностью бесполезен. Иначе из тебя бы получилась лишь неплохая груша. Хотя ты уже, кажется, довольно тяжело дышишь. Старость не радость?
     После этого Ранма миновал оборону Гэндо и несколько раз ударил его по телу, завершив толчком ногой, отправив мужчину в полет на несколько метров. Ранма отступил, наблюдая, как старый пердун поднимается на ноги. У него все должно было болеть, он хрипел, а тело было покрыто слоем пота, но он все же вставал.
     Немного отдышавшись, Гэндо перешел в наступление. Он снова начал череду ударов, надеясь продавить оборону Ранмы. После произошедшего в прошлый раз Ранма пристальнее наблюдал за действиями Гэндо, зная, что тот попытается внезапно сместить фокус и ударить с неожиданной стороны.
     Когда это произошло, Ранма впечатлился скоростью, на которую старик был способен. Ранма не удивился, что Гэндо собирался ударить ниже пояса, целясь ему в яйца. Хотя, не ожидая такой скорости, Ранма не смог блокировать или увернуться и избежать удара. Единственное, что он смог, так это направить ки и укрепить уязвимую область.
     У Ранмы чуть не вылезли глаза, когда сила удара на несколько сантиметров оторвала его от пола. Ранма сжался, инстинктивно схватившись за себя и, кашляя, рухнул на колени. Хотя он был далек от недееспособности, в чем Гэндо вскоре убедился, когда попытался развить свой успех.
     Стряхнув боль, Ранма откинулся от летящего в лицо колена и перекатился, избегая ноги. Быстро схватив ногу, Ранма бросил мужчину на мат, а сам, переместившись, ударил Гэндо локтем в солнечное сплетение. Воздух вышел из легких мужчины, а Ранма откатился за пределы досягаемости и вскочил на ноги.
     Немного морщась, Ранма подошел к лежащему на полу и задыхающемуся Гэндо. Не слишком-то мягко поставив ногу на грудь мужчины, Ранма схватил клок волос и приподнял Гэндо голову. Он занес кулак и увидел, как у мужчины от страха расширились глаза. Ранма замахнулся, остановившись всего в миллиметре от скулы Гэндо, и отвел удар. Вместо этого он бросил голову мужчины обратно на мат и грубо похлопал его по щеке.
     – Спасибо, бать, мне нужно было поспарринговать, – сказал Ранма, нажимая на теле Гэндо точку давления, побуждающую его диафрагму снова заработать. Подняв взгляд, Ранма увидел, что у них появились зрители. – О, привет, Рей. Наслаждаешься зрелищем?
     Красноглазая девушка тупо смотрела, как Ранма надевал рубашку, в то время как Гэндо, тяжело дыша, лежал на мате. Одевшись, Ранма подошел к Рей, чьи красные глаза следили за каждым его шагом.
     – Я могу тебе чем-то помочь? – спросил Ранма.
     Взгляд Рей метнулся к Гэндо, все еще лежащем там на мате.
     – Не беспокойся о старике, – прокомментировал Ранма. – Я ему не сильно навредил. Я использовал лишь самые основные приемы и придержал большую часть своей силы. Должен признать, что он довольно крепок для того, кто все время сидит в кабинете и зловеще на всех смотрит.
     Взгляд Рей вернулся к Ранме, пристально изучая его.
     – Д-доктор Акаги послала меня привести вас к ней, – неуверенно сказала Рей.
     – Ну тогда веди, – сказал Ранма, чувствуя себя гораздо веселее, несмотря на все еще расходящуюся от паха пульсацию. Хотя она быстро таяла.
     Рей снова взглянула на Гэндо, Ранма проследил за ней и увидел все еще лежащего там мужчину.
     – Скажи, бать, тебе прислать медсестру или еще кого? – участливо спросил Ранма.
     Гэндо слабо отмахнулся от предложения и перевернулся на бок, прежде чем осторожно подняться на ноги и, пошатываясь, добраться до рубашки и мундира. Рей переводила взгляд с одного на другого, как будто ее что-то смущало. Ранма выгнул бровь, когда ее взгляд встретился с его. Она явно отбросила смущающие ее мысли, потому что она молча развернулась на каблуках и направилась к двери, Ранма последовал за ней.
* * *
     – Зачем вы избили командующего Икари? – спросила Рей, пока они ехали на лифте до уровня, где была доктор Акаги.
     – Мне нужно было немного сбросить стресс, а ему поупражняться, – пожав плечами, ответил Ранма.
     Несколько мгновений Рей молчала, словно переваривая ответ Ранмы.
     – Вы… сильнее… чем командующий, – заметила Рей.
     – Ну да, – сказал Ранма, как будто это было очевидно.
     – Неуместно инициировать сражение с кем-либо слабее вас, – сказала Рей.
     Это вполне могло быть неодобрением, но ее тон больше походил на наблюдение.
     – Обычно это так, – согласился Ранма. – Однако вполне неплохо спарринговать с кем-то слабее тебя. Именно так они становятся лучше. Кроме того, думаю, он так же сильно хотел попробовать выступить против меня, как и мне нужен был хороший бой.
     – Я не понимаю, – сказала Рей.
     – Это дело парней, – объяснил Ранма. – Парням иногда нравится драться, чтобы доказать свое доминирование над другими.
     – Так вы доминируете над командующим? – спросила Рей.
     – Во всяком случае, физически, – согласился Ранма.
     Все оставшееся время от Рей не поступило никаких больше комментариев. Однако ее мысли были довольно активны, когда она пыталась понять, как же повлиял на нее вид двух дерущихся перед ней мужчин. Наблюдение за играющими на их голых торсах мышцами послало легкие импульсы энергии через ее чрево и заставило ее дыхание ускориться. Это было… приятно, хотя она и не понимала, почему.
* * *
     – Ты хотела меня видеть, доктор Акаги? – спросил Ранма, когда Рей отбыла, завершив свою миссию.
     – А, Ранма, как раз ты-то мне и нужен, – бодро сказала блондинка. – Думала, тебе хотелось бы взглянуть на то оружие, что отдел исследований придумал на основе твоей рекомендации.
     Ранма взглянул в окно, они стояли перед огромным оружием типа нагинаты, с наконечником копья на противоположном от лезвия конце. Клинок был примерно вдвое длиннее ножа и был изогнут подобно обычной нагинате. Полностью, казалось, оно было немного выше Евы.
     – Они все еще работают над мечом, но тебе стоит попробовать это в нескольких тренировках в ближайшие пару дней, – сказала ему доктор Акаги.
     – Круто, – кивнул Ранма. – Неплохо выглядит.
     – Рада, что тебе понравилось, – улыбнулась доктор Акаги. – Знаешь, я слышала, у вас с Мисато возникли какие-то проблемы.
     – Можно сказать и так, – вздохнул Ранма. – После того, как я отказался принять выговор за невыполнение приказа, все между нами стало несколько… напряженнее. Не знаю, что и делать. Я старался быть как можно дипломатичнее, и я дал ей знать, что уважаю ее авторитет, когда сказал ей, что ей стоит уважать мое мнение как бойца, но, думаю, я все равно ее чем-то обидел.
     – Думаю, она считает, что не может доверять тебе, как ты исполняешь инструкции, – сказала доктор Акаги. – Она считает, что не может выполнять свою работу, если она не может зависеть от твоего выполнения приказов. Также ее беспокоит, что в этом случае ты был прав.
     – Ну, я не уступлю из-за небольшого эмоционального шантажа, – решительно сказал Ранма. – Она не будет меня уважать, если я так сделаю.
     – Согласна, кроме того, этому тогда не будет конца, – ухмыльнулась блондинка. – Однако вам обоим стоит прийти к общему мнению, хотя бы потому, что мне надоело выслушивать ее причитания о тебе.
     – Возможно, мне просто стоит съехать, – устало сказал Ранма. – Я и сам могу о себе позаботиться. В конце концов, Рей ведь живет одна.
     – Сомневаюсь, что стоит делать что-то настолько радикальное, – сказала доктор Акаги. – Ты помогаешь Мисато, веришь ты этому или нет. Как насчет того, что мы соберемся все вместе за обедом и сможем все обсудить, я буду вашим посредником.
     – Думаешь, она с этим согласится? – спросил Ранма.
     – Уже, – улыбнулась доктор Акаги. – Кроме того, я прослышала о том, как чудесно ты готовишь, и я умираю от нетерпения.
     – Хе, – усмехнулся Ранма. – Мне слишком нравится есть, чтобы не знать, как вкусно готовить.
     – Как насчет завтрашнего вечера? – предложила светловолосая доктор.
     – Сойдет, – согласился Ранма.
     – Тогда завтра, – сказала доктор Акаги, хлопая в ладоши.
* * *
     – Держу пари, Ранме сильно понравилось выбивать из Гэндо дерьмо, – рассмеялась Набики, ставя кассету на паузу.
     – Ага, – согласилась Аканэ. – Он всегда говорил, что хотел бы попробовать стукнуть его, окажись он на месте Синдзи. Хотя я удивлена, что он так легко с ним обошелся.
     – Я удивлена, что Гэндо его не арестовал, – возразила Набики.
     – Шампу не нравиться, как странная синеволосая девка смотреть на Айжень, – прокомментировала Шампу.
     – Как и эта блондинистая потаскуха, – добавила Укё. – Она достаточно стара, чтобы быть практически его матерью.
     – С зятем все по-прежнему, – усмехнулась Колон. – Даже в выдуманном мире женщин влечет к нему как мух на мед.
     – По крайней мере нам пока не надо волноваться о фиолетоволосой шлюхе, – раздосадованно сказала Шампу.

Глава 4

     Набики ухмылялась, наблюдая за невестами, жалующимися на различных женщин, которых, казалось, тянуло к Ранме. Это было все, что она могла сделать, чтобы не кататься по полу, истерически хохоча над иронией Шампу, называющей кого-то фиолетоволосой шлюхой. Для этого ей приходилось изо всех сил щипать свою руку, пытаясь сдержать комментарий о соринках и бревнах.
     Будет довольно любопытно увидеть их реакцию на следующий эпизод, когда, если ему не удастся этого избежать, Ранма окажется с Рей в компрометирующем положении. С губ Набики сорвался тихий смешок, когда она подсчитывала вероятности, что Ранма НЕ окажется в итоге в компрометирующем положении с девушкой. Опыт подсказывал, что они были слишком низки, чтобы их рассматривать.
     Отцы были на удивлении тихи, если не считать периодических взрывов негодования Генмы, когда его имя упоминалось в не самом приятном контексте, и столь же периодических потоков слез ее отца о школах, которые не будут объединены. Даже Касуми выглядела заинтригованной шоу, хотя оригинальный сериал ей не понравился.
     Когда все успокоились и вернулись с чашками чая и из туалета, Набики нажала на кнопку воспроизведения.
* * *
     Мисато вошла в кабинет Гэндо и увидела мужчину, как обычно, сидящим за столом, руки домиком сложены перед лицом, как будто бы он так и не менял своей позы с того момента, как она в последний раз была здесь. Навытяжку встав перед столом, она ждала, пока он заговорит.
     – Капитан Кацураги по вашему приказу прибыла, сэр, – сказала Мисато после неловкого молчания.
     Она опасалась, что он, возможно, уснул. Сложно было сказать с таким освещением и затемнявшими глаза очками.
     – У вас с Третьим Дитя возникли трудности, – заявил Гэндо.
     – Ну, возможно, небольшие, – увильнула от ответа Мисато. – Ничего, с чем я не могу справиться, сэр.
     – Вы воздержитесь от того, что вызывает у Третьего Дитя чрезмерный стресс, – скомандовал Гэндо. – У меня мало желания быть источником снятия стресса моего сына больше, чем это абсолютно необходимо.
     Мисато пришла в замешательство. Неужели командующий только что приказал ей помириться с Ранмой и проигнорировать тот факт, что мальчик отказался выполнять приказы? Что еще страннее, неужели командующий только что назвал Ранму своим сыном? Она стояла, ошарашенная, казалось, несколько минут, пока не поняла, что больше командующий ничего не сказал.
     – Мм… есть, сэр, – сказала Мисато. – Это все, сэр?
     – Да, можете идти, – сказал Гэндо, радуясь, что его обычная зловещая поза скрывала тот факт, что он не мог пошевелиться не поморщившись.
* * *
     Ранма сидел на траве на склоне холма, граничащего со спортивной площадкой. Сейчас он смотрел вдаль, на синеволосую девушку, сидящую слишком уж в стороне от ее занимающихся плаванием одноклассниц. Она выглядела очень уж одинокой, сидя около бассейна, прислонившись к ограде. Вокруг нее было открытое пространство, как будто другие девушки опасались слишком сильно приблизиться к ней. Сердце Ранмы стремилось к девушке, он слишком хорошо был знаком с избеганием и невозможностью общаться с другими людьми.
     – Эй, Ранма, что делаешь? – сказал Тодзи, плюхнувшись рядом с мастером боевых искусств с косичкой.
     – Глазеешь на девушек? – поддразнил Кенске. – Эй, ты смотришь на Рей, не так ли? Ты влюбиииился?
     – Нет, это не так, – ощетинился Ранма. – Мне просто ее жаль. Видите, как она одинока. Мой старик реально засрал ей всю голову. Меня это бесит. Похоже, что он пытался превратить ее в какую-то безэмоциональную исполняющую приказы машину.
     – Она действительно странная девушка, – согласился Тодзи. – Как будто она там, но в то же время и нет. Как будто бы мир вокруг нее живет, не замечая ее рядом.
     – Ну, ей реально нужен друг, и я ей помогу, – пообещал Ранма.
     – Итак, Ранма, ты не собираешься попробовать попасть в какой-нибудь спортивный клуб? – спросил Тодзи.
     Ранма кисло взглянул на него.
     – Думаешь, для остальных это будет справедливо? – с ухмылкой сказал Ранма.
     – Может и нет, но пока мы будем выигрывать, кого это взволнует? – усмехнулся Тодзи.
     – Слишком много хлопот, – прокомментировал Ранма. – У меня большая ответственность, вроде спасения мира и всего остального.
     – Заметно, – согласился Кенске. – Хотел бы и я пилотировать Еву.
     – Кен, ты полный придурок, знаешь? – рассмеялся Ранма.
     – Без шуток, – вздрогнул Тодзи. – Увидев, чего это стоит Ранме, я не хочу никакого такого дерьма. У меня до сих пор кошмары с криками Ранмы.
     Ранма с сочувствием взглянул на него, зная, что парень столкнется с ситуацией, в которой он не хочет участвовать, и пройдет это не очень хорошо. Ранма молча пообещал, что постарается добиться для парня менее неприятного результата.
* * *
     Рей лежала на своем футоне, как она делала почти всегда, когда ей не требовалось быть в NERV или в школе. Ее красные глаза безучастно смотрели в темный потолок ее убогой квартирки. Не то, чтобы она замечала тот факт, что она была убогой. Такое просто по большей части не привлекало ее внимания, и сейчас как никогда.
     Хоть ее тело и выглядело неестественно неактивным, лишь с едва заметно поднимающейся и опускающейся грудью, дыханием выдававшей, что она действительно жива, в ее сознании в беспорядке метались мысли. Уже в который раз с того момента, как это произошло, она пересматривала борьбу между командующим и его сыном, стремясь проанализировать то, как она на нее повлияла.
     Ее эйдетическая память в деталях воспроизвела то, чему она оказалась свидетелем. Она отчетливо вспомнила, как два мужчины боролись друг с другом, как голая кожа командующего блестела от пота, как играли на его теле жилистые мышцы. Но как бы интересно это ни было, ее внимание неумолимо влекло к младшему Икари. Его фантастическая скорость и текучее изящество, с которым он двигался, очаровывали ее. Еще больше говорил тот факт, что он не вспотел и даже не запыхался после борьбы. Ясно было, что он играл с командующим, хотя старшему мужчине удалось нанести несколько ударов.
     Когда она рассматривала действия парня с косичкой, ее тело начало немного ерзать. Рей поняла, что ее воспоминания заставили ее пережить те же ощущения, что она испытала во время наблюдения за боем. Это было приятное чувство, но оно сопровождалось ощущением неопределенной потребности, которую она не сумела понять.
     – Почему я так себя чувствую? – тихо спросила Рей, продолжая представлять перед мысленным взором младшего Икари.
     Он был так силен и текуч, почти богоподобен, когда был в бою. Почему это влияло на нее? Изучая испытываемые ею ощущения, она обнаружила, что ее дыхание ускорилось, и ей было теплее, чем обычно. Еще она почувствовала покалывающее ощущение того, что должно было быть предвкушением у нее в животе, и влажность между ног.
     Сама собой ее рука скользнула к увлажняющейся области и коснулась ее. Тело Рей напряглось, когда она свистяще втянула воздух сквозь стиснутые зубы.
     – Это было… приятно, – сказала Рей немного дрожащим голосом.
     Образ голого по пояс Ранмы проходил перед ее мысленным взором, когда ее рука вернулась к своему занятию.
* * *
     В то время как Рей наткнулась на вековое искусство сольного полета, у Кацураги происходило целое множество различных событий. В настоящий момент шеф-повар и посудомойка Икари Ранма готовил пир, подобного которому дом Кацураги еще никогда не видывал. Пока Ранма работал, Мисато пряталась у себя в спальне, заручившись поддержкой полного пива холодильника. Она выходила только чтобы добраться до ванной и освободить местечко для новой драгоценной золотистой жидкости.
     Так было, пока не прибыла Рицуко. Теперь темноволосая женщина оказалась извлечена из своего святилища своей белокурой подругой и отвлечена от попойки эпических масштабов. Они сидели за столом, ведя неспешную беседу, когда вошел Ранма, с полными еды блюдами, балансировавшими на почти каждой части его тела, где они только могли находиться.
     Еда оказалась на столе, и они трое молча принялись за нее.
     – Вау, Ранма, я впечатлена, – изумленно сказала Рицуко. – Все очень хорошо. Если тебе надоест жить с Мисато, ты всегда можешь переехать ко мне.
     – Спасибо, доктор Акаги, но я, пожалуй, пас, – усмехнулся Ранма. – Я знаю, что тебе нравятся к-к-к-мохнатые адские демоны.
     Рицуко криво ему улыбнулась и продолжила есть. Вскоре еда закончилась, и они развалились за столом, позволяя ей улечься.
     – Ну, думаю, нам стоит поговорить, – начала Рицуко.
     – Нет, нет, – пьяно отмахнулась Мисато. – Не нужно. Уже позаботились. Командующий приказал мне помириться с Ранмой, чтобы ему не нужно было быть источником снятия стресса Ранмы. Какого бы черта это не значило.
     Ранма усмехнулся, и Рицуко весело рассмеялась.
     – Похоже, нашему звездному пилоту и сыну командующего не нужно исполнять приказов, как остальным нам всем, – с горечью невнятно произнесла Мисато.
     – Это не так, Мисато, – хихикнула Рицуко. – Тебе, наверное, будет интересно узнать, что Ранма отправился прямо в кабинет своего отца и силой потащил его в спортзал «поспарринговать» и «немного сбросить стресс». Из того, что я видела, из командующего вышла довольно неплохая боксерская груша. Кстати, как поживают твои семейные драгоценности, Ранма?
     – Они в порядке, – покраснел Ранма. – Я использовал ки, чтобы их защитить, но все еще побаливает. Стоило учесть, что старикан может пойти на такую грубость.
     Мисато, разинув рот, пялилась на пару, небрежно обсуждающую, как Ранма вытер пол командующим NERV. Рицуко взглянула на нее и расхохоталась.
     – Мисато, ты что, пытаешься поймать муху? – поддразнила Рицуко.
     – Ты правда избил командующего Икари? – недоверчиво спросила Мисато.
     – Ну, я бы не сказал, что «избил», – ухмыльнулся Ранма. – Но он будет помнить об этом следующие несколько дней.
     – У тебе и в самом деле нет никакого уважения к командной структуре, да? – изумленно сказала Мисато.
     – Эй, если тебе хочется кого-то бегающего повсюду, салютующего и до буквы исполняющего приказы, то нанимай солдат, – отрезал Ранма. – А если тебе нужен тот, кто может прийти и надрать зад, то я к твоим услугам. Но тебе придется дать мне делать мою работу. Кроме того, не похоже, что у тебя нет и своих проблем с властью, маленькая мисс «что-такое-правила-движения». Так что не надо со мной лицемерить.
     – Ну, Ранма, – сказала Рицуко. – Мисато расстраивается лишь потому, что она заботится о тебе. Она не хочет, чтобы с тобой случилось что-то плохое, и единственный способ, которым, как она считает, может тебя защитить, в том, что ты будешь следовать ее приказам. А что касается тебя, Мисато, – сказала она, опережая грядущую напыщенную речь Мисато, – Ранма прав. Он не солдат. Его подготовка была жестче, чем почти у любого солдата, что я встречала, и нравится тебе это или нет, он превосходный боец.
     – Но он всего лишь ребенок, – заспорила Мисато.
     – Да, это так, – согласилась Рицуко. – Но еще он ребенок, который может вытереть пол любым имеющимся у нас солдатом. Еще он чертовски хороший пилот Евы и наша лучшая надежда против ангелов. Слушай, мы ждем, что он будет сражаться как взрослый, мы можем, по крайней мере, уважать его мнение, как мы уважаем мнение взрослых.
     – Слушай, Мисато, как я уже говорил, – добавил Ранма, – я не против того, чтобы следовать твоим приказам. Я уважаю твой талант офицера. Я всего лишь прошу, чтобы ты уважала мою оценку ситуации. Я знаю, что я способен на гораздо большее, чем ты. Ты даже не начала в полной мере осознавать того, что я могу.
     – Но как мне делать свою работу, если я не знаю, на что ты способен? – требовательно спросила Мисато.
     – Почему бы не спросить меня? – сказал Ранма. – Я скажу тебе, могу я что-то сделать или нет. Блин, Мисато, я могу превратиться в девушку. – криво улыбнулся ей Ранма, опрокидывая на голову стакан воды, вызывая быструю смену пола. – Полагаю, это значит, что я могу сделать что угодно, а?
     Что-то в невероятности всей ситуации добралось до Мисато и она истерически рассмеялась. Ранма и Рицуко вскоре к ней присоединились. Хорошенько отсмеявшись, они постепенно успокоились.
     – Ладно, Ранма, – подхихикивала Мисато. – Кажется, это весомый аргумент. Сейчас даже два.
     – Эй, вода была холодной, – в защиту себе сказала Ранма, вновь вызвав всеобщий смех.
     – Ладно, обещаю, что буду прислушиваться к твоему мнению, если ты пообещаешь следовать моим приказам, – предложила Мисато.
     – Ладно, – согласилась Ранма.
     – О, пока я не забыла, Ранма, можешь завтра передать это Рей, – попросила Рицуко, протягивая рыжей идентификационную карту. – Ее карта истекла, а у меня сегодня не получилось передать ей новую.
     Ранма взяла карту и посмотрела на нее.
     – Оо, рассматриваешь фото Рей? – пьяно поддразнила Мисато. – Ранма влюбился.
     – Я едва знаю ее, Мисато, – покраснела Ранма, несмотря на то, что она знала, что за этим последует. – Просто она выглядит такой отдаленной, едва обращающей внимание на мир.
     – Боюсь, Рей не очень умеет жить, – заметила Рицуко.
     – Ей просто нужен друг, – предположила Ранма. – Не сомневаюсь, что любой был бы столь же далек от мира, если бы ему пришлось провести со стариканом столько же времени, как и ей.
* * *
     Ранма стоял перед дверью в квартиру Рей. Все было так плохо, как он и ожидал. От мерцающего света люминесцентных ламп коридора до накопившихся за годы грязи, сажи и мусора, обломков на голом металлическом полу, все выдавало первоклассную трущобу. Проигнорировав домофон/дверной звонок на стене, который, он и так знал, не работал, он постучал в дверь.
     Немного подождав, он снова постучал в дверь. Все равно не получив ответа, Ранма постучал чуть сильнее, предположив, что она могла не услышать в ванной. Никоим чертовым образом он туда не пойдет. Он слишком хорошо помнил, что произошло, когда Синдзи в первый раз вошел в квартиру, так что он стучал в дверь, надеясь, что Рей его услышит.
     К несчастью для Ранмы, в то время как само здание было крепким, возведенным, чтобы справляться с погодным условиями после Второго Удара, дверь не была предназначена сдерживать того, кого некоторые назвали бы сверхмощным мастером боевых искусств, агрессивно стучащим по ней. Со скрежетом измученного металла дверь упала внутрь, поддавшись годам усталости металла и непрерывном стуку этого молодого человека, не собиравшегося входить в эту квартиру без приглашения, как он надеялся, полностью одетой хозяйки.
     Ранма растерянно посмотрел на громко рухнувшую на пол после его удара дверь. После нервного смешка его кулак двинулся почесать в районе корня его косички, как будто бы виновато сбегая с места преступления. Разум быстро обдумывал, что можно с этим сделать.
     – Отлично, Ранма, ну и что тебе теперь делать? – пробормотал Ранма себе под нос.
     Ну, с этим ничего не поделать. Ему просто нужно войти ровно настолько, чтобы поднять дверь и поставить ее на место. Однако опыт подсказывал ему, что едва он переступит порог, проживающая здесь девушка предстанет перед ним без одежды, и все станет… неловко.
     По крайней мере, она не Аканэ, успокоил себя Ранма. Будь она хоть немного похожа на Пацанку, он был бы покойником, она раздавила бы ему череп пращуром всех молотов, прежде чем он даже начал бы все объяснять. Даже если бы у него был шанс защититься, она бы ему все равно не поверила.
     Вздохнув, Ранма стиснул зубы и вошел.
     – Было не заперто, – донесся до него тихий голос, когда он наклонился поднять дверь. – Не было необходимости снимать дверь с петель.
     Не в силах остановиться, Ранма медленно повернул голову к источнику звука. Как он и ожидал, синеволосая хозяйка квартиры (и синий был ее натуральным цветом) стояла перед ним во всей своей красе. Глаза Ранмы широко распахнулись, когда он застыл как олень в свете фар.
     Она шагнула к нему, и Ранма, осознав, куда он смотрит, быстро отвернулся в другую сторону. Рей прошла мимо него и подняла дверь, прислонив ее обратно на место. Ранма краем глаза смотрел, как девушка не от мира сего развернулась отойти от двери. Она не заметила, как дверь начала падать обратно, готовясь упасть прямо на нее. Ранма быстро схватил девушку и притянул ее к себе как раз перед тем, как дверь обрушилась бы на нее.
     И только тогда ему в голову пришел изъян этого плана. И был он в том, что он сейчас прижимал к своему телу обнаженную девушку. Посмотрев вниз, более чем наполовину ожидая увидеть гнев, он увидел, что она беспричинно смотрит на его спортивную грудь, легкий румянец на щеках был еще более заметен из-за ее ультра-бледного лица.
     – Прости, – сказал он и быстро отпустил ее. Он поднял дверь и, поставив ее на место, стукнулся об нее головой.
     Почувствовав касание по плечу после пары минут постукивания головой об дверь, он осторожно обернулся и увидел, что Рей полностью оделась.
     – Не могли бы вы подвинуться? – безэмоционально монотонно попросила она.
     – О, а, да, точно, – забормотал Ранма, открывая перед ней дверь.
     Рей вышла из квартиры, оставив Ранме попытки поставить дверь на место, будучи снаружи. Справившись с этим, он развернулся и последовал за тихой девушкой. Пройдя полкоридора, он напрягся, услышав, как дверь рухнула на пол, но продолжил идти, раз уж Рей даже не замедлила своего движения.
* * *
     Рей была абсолютно изумлена. Она не могла оторвать взгляда от парня, всю поездку до NERV сидящего в поезде напротив нее. Ощущение его тела, прижатого к ней, лишь подлило масла в огонь ее внутреннего замешательства. Это вернуло чувство, что она изучала вчера вечером, которое привело к… чему-то тому, что она с собой делала. Она не знала, что это было, но это было… ОЧЕНЬ приятно. Она намеревалась попозже изучить это, чтобы понять, как произошедшее оставило ее чувство усталости, но вместе с ним тепла и удовлетворения. Каков бы ни был эффект, его, казалось, вызывал сидящий напротив нее огорченный молодой человек.
     После выхода из поезда ее мысли все еще были поглощены непониманием, пока она шла ко входу в Геофронт. Она провела своей идентификационной картой по считывателю, ничего не произошло. Она еще дважды повторила процесс с тем же результатом, прежде чем там оказалась другая карта, и двери открылись.
     Рей подняла взгляд, источник ее замешательства протягивал ей карту.
     – Мм… я зашел отдать ее тебе, – сказал Ранма. – Забыл об этом в суматохе. Прости.
     Кивнув, Рей взяла у него карту, отметив покалывание, когда ее пальцы коснулись его руки. Они вошли в Геофронт и шагнули на эскалатор.
     – Мм… удачи тебе сегодня, – сказал Ранма.
     – Зачем? – спросила Рей.
     – Ну, ты же собираешься попытаться реактивировать ту штуку, да? – спросил Ранма. – Я просто надеюсь, что на этот раз пройдет лучше, знаешь, с тем первым получилось не очень хорошо.
     – Почему будет не очень хорошо? – спросила Рей. – Вы не доверяете командующему?
     Ранма позади нее фыркнул.
     – Доверять парню, который рассматривает меня как инструмент, который можно использовать и выкинуть, когда он ему больше не понадобится? Ага, давай. Этого не будет, – рассмеялся Ранма. – Если хочешь, можешь на меня из-за этого разозлиться, но у меня больше опыта с людьми, чем у тебя, и Икари Гэндо не тот человек, которому можно доверять.
     Рей пришлось сделать паузу. Она действительно чувствовала злость на младшего Икари, подвергнувшего сомнению характер командующего, но он прав в том, что у него больше опыта общения с людьми, чем у нее. Это было тем более ясно, когда он верно предсказал, что она разозлится на его слова. Замешательство Рей увеличилось на порядок.
     Дальнейшие ее размышления оказались прерваны, когда пара услышала сдавленное проклятие, и с лесов над ними обрушился каскад воды, насквозь промочив Ранму и активировав его проклятие смены пола.
     – Отлично, – проворчала грудастая рыжая. – Просто отлично.
     – Простите, – перегнулся через ограждение уборщик. – Я случайно пролил ведро.
     – Отлично. Просто отлично, – повторила Ранма, оглядев себя, всю грязную от воды.
     Рей не понимала, почему, но она почувствовала, как уголки ее губ дернулись вверх в слабой улыбке.
* * *
     Ранма вошел в диспетчерскую и взглянул в большой зал, где сейчас была Ева-00. Подойдя к окну и встав рядом с Гэндо, он посмотрел на старика.
     – Привет, бать. Тебе лучше? – заботливо спросил Ранма, прежде чем подобраться поближе и товарищески похлопать «отца» по отбитому месту.
     Гэндо дернулся и негромко крякнул, после чего мрачно посмотрел на младшего Икари.
     – Я в полном порядке, Третье Дитя, – сказал Гэндо.
     Ранма усмехнулся, увидев, как сжались челюсти старого пердуна.
     – Ты понимаешь, – задушевно сказал Ранма, – что если Рей снова пострадает, у нас будет еще один спарринг, верно?
     – Она не пострадает, – сказал Гэндо. – Я уверен, что эта активация пройдет успешно.
     – Надеюсь на это, потому что она заслуживает большего, чем постоянно ходить в бинтах, – сказал Ранма, хоть он и не помнил, как же прошел этот эпизод. – То, что ты сделал с ней, даже еще больший пиздец, чем то, что ты сделал со мной. Хочу сказать тебе прямо, бать; сомневаюсь, что есть такая низость, на которую ты не пойдешь ради своего главного плана по захвату власти над миром.
     – Тебе не помешало бы об этом помнить, Третье Дитя, – мрачно сказал Гэндо.
     – Хе, – усмехнулся Ранма, отбрасывая скрытую угрозу, оба Икари посмотрели, как капсулу с Рей вставили в Еву-00.
     – Запуск активации, – объявила доктор Акаги.
     Техники, наблюдающие за различными системами, начали сообщать отчеты о состоянии, как системы включались и нервные связи активировались. Все в комнате напряглись, когда техник, отслеживающий коэффициент синхронизации Рей доложил, что она приближается к порогу.
     – Порог достигнут. Коэффициент синхронизации продолжает расти, – доложил техник.
     – Все системы функционируют нормально, – доложила Ибики Майя, протеже доктора Акаги. – Активация достигнута. Отклонений нет.
     – Очень хорошо, – сказал Гэндо. – Приготовьтесь раскрыть крепления и начать тесты.
     Внезапно зазвучала тревога. Сперва Ранма подумал, что что-то не так с активацией Рей, но последовавшее объявление развеяло эти страхи.
     – Зафиксирован синий узор, – сказал мужской голос. – К городу приближается ангел.
     – Отменить тесты и приготовить Еву-01 к запуску, – скомандовал Гэндо.
     Ранма кивнул и помчался в раздевалку надеть контактный комбинезон, пытаясь на ходу понять, почему он этого не помнил. Когда он втискивался в костюм, ему в голову пришло, что это была та серия, последнюю часть которой он пропустил из-за того, что Аканэ своим молотом зашвырнула его в канал после комментария о том, как повезло Синдзи, что Рей не была немиленькой пацанкой, иначе его до смерти забили бы молотом после сцены в квартире Рей.
     Пожав плечами, он вдавил кнопку на запястье костюма, заставив его плотно присосаться к телу, и направился к Еве. Полезно было бы знать, что пошло не так, из-за чего Синдзи в следующей серии проснулся на больничной койке, но Ранма не сомневался, что он сможет с этим справиться.
     Он надеялся на это, потому что Рей чуть не погибла, защищая в той серии Синдзи.
* * *
     – Дикий жеребец готов, – усмехнулся Ранма, объявив о своем статусе.
     – Дикий жеребец? – переспросила Мисато.
     – Ну да, а что? – ухмыльнулся Ранма. – Я пилот, так? У всех пилотов крутые позывные. Моим будет «Дикий жеребец».
     – Ладно, «Дикий жеребец», – покачала головой Мисато. – Ева – запуск!
     – ВУУУУУХУУУУУУ! – донесся голос Ранмы, когда фиолетовую Еву запустили к поверхности.
     Внешние мониторы показали, как распахиваются уловители катапульты, и Ева-01 проносится мимо них.
     – Мэм, мы фиксируем всплеск силы ангела, – доложил один из техников. – Выглядит как какой-то очень мощный поток частиц.
     – Ранма! Двигайся! – крикнула Мисато пилоту с косичкой.
     – Не могу, Мисато! – крикнул в ответ Ранма.
     – Мэм, проблема с транспортными замками. Они не раскрываются! – торопливо сообщил еще один техник.
     Именно тогда ангел выстрелил из своего оружия, пронзив два здания, прежде чем ударить прямо в грудь Евы Ранмы. Ранма ничего не мог сделать, только кричать, когда луч начал прожигать дыру в нагрудной броне Евы.
     – Температура в капсуле растет! – выкрикнул техник, перекрывая доносящийся из коммуникатора вопль.
     – Мозговые волны неустойчивы! Коэффициент синхронизации прыгает! – объявил другой техник.
     – Вернуть Еву-01! ВЕРНИТЕ ЕГО СЮДА! – закричала Мисато.
* * *
     Ранма был без сознания, когда они вернули Еву-01 и извлекли капсулу, но его жизненные показатели были стабильны. Изучая данные, Рицуко заметила, что все могло бы быть гораздо хуже, будь там кто-то еще, а не Ранма. Пилот с косичкой использовал свой огромный запас ки, чтобы укрепить АТ-поле Евы и таким образом избежать части ущерба, который мог бы произойти. Светловолосая ученая определила, что у кого-то менее живучего, чем Ранма, почти наверняка бы остановилось сердце из-за обратной связи с Евой, которой прожгли дыру в груди.
     Что касается ангела, он вышел на позицию прямо над Центральной Догмой и выпустил огромный бур. Он начал вскрывать 22 слоя брони, в то время как командный состав NERV пытался придумать план. Анализы показали, что у них было 10 часов до того, как ангел преодолеет броню Геофронта.
     Сперва они испробовали обычное вооружение, начиная с танков и заканчивая огромными рельсотронами. Ангела даже не поцарапало, а все нападающие мгновенно атаковались и уничтожались ответным огнем ангела. Октаэдрический ангел казался превосходно атакующим и защищающимся.
     Не в состоянии эффективно нападать на него, они попытались определить дальность обнаружения угрозы ангела. Используя различные макеты Евы, которые развернули по всему городу и в заливе. Все они быстро уничтожались ангелом, пока они не определили максимальное расстояние, которое провоцировало ангела на нападение.
     Под конец Мисато сумела придумать дерзкий план. Ей докладывали, что JSSDF работает над новым оружием, позитронным лазером. Его еще не проверяли, а его требования по энергии были абсурдно велики. Чтобы его включить, им понадобится каждая кроха энергии, что вырабатывается во всей Японии, но это был лучший из имеющихся вариантов.
     – Это лучшее, что вы можете предложить? – требовательно спросил Фуюцуки.
     – Да, сэр, – сказала Мисато. – Я прогнала симуляции на MAGI, и у этого плана наивысшие шансы на успех.
     – Очень хорошо, – сказал Гэндо. – Приступите к этому плану.
     – Есть, сэр, – ответила Мисато и покинула комнату.
     – Ты действительно думаешь, что это сработает? – спросил Фуюцуки у старшего Икари.
     – Лучше ему сработать, – сказал Гэндо. – У нас не так много вариантов.
* * *
     – Это оно? – спросила Мисато, глядя на массивное устройство.
     – Да, это позитронный лазер, мощнейшее оружие, что когда-либо было создано, – гордо сказал инженер-проектировщик. – Вскоре мы будем готовы начать его тестирование. Проблема в том, чтобы получить необходимый уровень энергии.
     – Ладно, Рей, загружай! – сказала Мисато в свой коммуникатор.
     – Чего? – тупо сказал инженер. – Эй, вы не можете этого сделать!
     – Конечно можем, – сообщила ему Мисато. – NERV уполномочен реквизировать любое оборудование, которое потребуется нам для борьбы с угрозой агнелов. Нам оно нужно, так что мы его забираем.
* * *
     Тем временем до выбранного места на склоне горы Футага прокладывали линии электропередач и устанавливали трансформаторы. Огромные радиаторы и конденсаторы настраивались на любое безумное количество энергии, которым нужно будет выстрелить из реквизированного оружия. Люди работали в бешеном темпе, чтобы успеть в срок.
     Пока продвигалась работа над местом, с которого будут стрелять, техники NERV не покладая рук восстанавливали нагрудную броню Евы-01. В конце концов, несмотря ни на что, все было готово… кроме пилота Евы-01.
* * *
     Ранма со стоном открыл глаза. Несколько раз моргнув, он спросил себя, был ли это молот Аканэ, или на этот раз до него добралась ее готовка. Ее готовка, решил он, учитывая тошноту в животе. Он заметил, что кто-то держал его за руку, как раз тогда, когда его отпустили. После взгляда в том направлении его разум нагнал текущие события, когда он увидел сидящую у его кровати Рей.
     – Привет, Рей, – слабо сказал Ранма. – Черт, я чувствую себя так, как будто попал под превосходный Shi Shi Hokodan Рёги.
     Ранма моргнул, когда Рей наклонилась и положила ему на колени пластиковый сверток.
     – Что это? – спросил Ранма.
     – Ваш контактный комбинезон, – начала инструктировать его Рей. – Через час мы сядем в Евы и выдвинемся на позицию на горе Футага, где мы получим следующую инструкцию по нашей миссии. Рекомендую вам попытаться что-нибудь съесть, прежде чем мы отправимся.
     Она подкатила к кровати Ранмы столик с подносом. К несчастью, стакан с водой на подносе опрокинулся и плеснул на Ранму. Ранма несколько раз моргнула, обнаружив, что боль пропала.
     – Какого… – протянула Ранма, чувствуя свою грудь.
     – Прошу прощения, – прокомментировала Рей, прежде чем развернуться и направиться к двери.
     Ранма не увидела слабую улыбку на ее губах, когда Рей от нее отвернулась.
     Пожав плечами, Ранма быстро расправилась с едой. Она так и не заметила, пока тоже не вышла из комнаты, что Рей принесла ей костюм для ее женской формы.
     – Вот ты маленькая… – широко улыбаясь, пробормотала себе под нос Ранма. – Кажется, у тебя развивается чувство юмора, Рей.
* * *
     – Ну, вот и конец первой кассеты, ребятки, – сказала Набики, запуская перемотку. – Уже довольно поздно. Почему бы нам не собраться завтра днем после школы, чтобы посмотреть следующую?
     – Прекрасная идея, Набики, – сказала Касуми, упреждая любые протесты бригады невест.
     – Ладно, милая, – согласилась Укё. – Я тогда просто пойду со школы вместе с тобой и Аканэ.
     – Шампу будет здесь, – объявила невеста-амазонка.
     – Я это не пропущу, – хихикнула Колон.
     Все пожелали друг другу доброй ночи и разошлись.

Глава 5

     Набики шла вслед за Аканэ и Укё, возвращаясь из школы домой, слушая их жалобы на Аянами Рей, которую, по-видимому, влекло к Ранме. В глубине души Набики забавляла вся эта ситуация. Не только потому, что девушки ревновали к вымышленному персонажу, но и потому, что у этого вымышленного персонажа, похоже, было гораздо больше шансов на ответное чувство Ранмы, чем у них.
     Внезапно Аканэ остановилась, из-за чего Набики чуть в нее не врезалась. Заглянув через плечо Аканэ, Набики моргнула. Похоже, у них добавится еще один зритель одиссеи Ранмы.
     – Здравствуйте, тетя Саотоме, – поздоровалась Набики. – Как дела?
     – Добрый день, Аканэ-тян, Набики-тян, – улыбнулась Саотоме Нодока. – Я как раз собиралась заглянуть к вам, узнать, не вернулись ли еще мой муж и сын. Они так мужественно заняты своими тренировками.
     Аканэ нахмурилась и взглянула на Набики. Набики на мгновение задумалась и кивнула.
     – Тетя, есть кое-что, что нам нужно рассказать вам о Ранме, – мрачно сказала Аканэ.
     – С моим сыном что-то произошло? – обеспокоенно спросила Нодока.
     – Боюсь, что так, тетя, – сказала Набики. – Это довольно долгая история, и ее будет непросто принять, так что давайте сперва дойдем до дома. Нам также потребуется некоторая демонстрация, чтобы вас убедить.
     Часом позже, при помощи Колон, помешавшей Генме скрыться, Нодоке была рассказана вся история, насколько ее знали сестры Тендо. Проклятья были неоднократно продемонстрированы, и Набики показала свою видеозапись, где Ранма превращался в «Ранко». Само собой разумеется, Нодока оказалась в полном тупике. Она не знала, содрать ли с Генмы шкуру медленным и мучительным способом, после чего засолить ее и свернуть в рулон, восторгаться мужественностью своего сына или скорбеть о том, что она может никогда его не увидеть.
     – Т-так вы говорите мне, что моего сына и-изгнали в это апокалиптическое, психодраматическое аниме, и мы можем наблюдать за его подвигами там, но он может н-никогда не вернуться? – запинаясь, сказала Нодока.
     – Если в двух словах, – согласилась Набики.
     – Боже мой, – прокомментировала Нодока.
     – Мы как раз собирались посмотреть вторую кассету, – сказала Касуми. – Не хотите к нам присоединиться, тетя?
     – Конечно, дорогая, не откажусь, – сказала Нодока.
     – Как хорошо, – любезно сказала Касуми. – И если хотите, завтра, пока девушки будут в школе, можете посмотреть первую кассету, чтобы наверстать упущенное.
     Касуми принесла большой поднос с закусками и чаем для всех и, когда Колон ударила Генму по парализующей точке, чтобы не дать ему съесть все, группа уселась смотреть следующую кассету.
* * *
     Мисато стояла перед большой картой, прижатой к столу на их локальной операционной базе. Она инструктировала стоящих перед ней двух пилотов об их миссии.
     – Ранма, так как у тебя лучший коэффициент синхронизации, ты будешь стрелять, – сказала Мисато. – Если ты не уничтожишь его с первого выстрела, Рей защитит тебя от ответного огня снятым с шаттла тепловым экраном. Пушке понадобится 30 секунд на охлаждение и перезарядку для нового выстрела. И не забудь после выстрела заменить предохранитель.
     – Как долго продержится щит? – спросила Ранма.
     – По нашим прогнозам около 17 секунд, – мрачно сказала Мисато.
     – Что значит, что оставшиеся 13 секунд Рей придется блокировать луч телом, – заключила Ранма. – Мисато, у меня предложение получше.
     – Ранма, – предупреждающе сказала Мисато.
     – Ты обещала, что будешь слушать, Мисато, – напомнила Ранма.
     – Ладно, какое еще предложение? – вздохнула Мисато.
     – Я буду со щитом. Рей будет стрелять, – сказала Ранма, прежде чем ее прервала Мисато.
     – Ранма, ты стрелок, потому что у тебя лучше коэффициент синхронизации и выше шанс расправиться с этой тварью, – возразила Мисато.
     – Ты не дала мне закончить, Мисато, – укорила Ранма. – Слушай, может у меня и лучший коэффициент синхронизации, но у меня есть еще и другие умения, которые лучше помогут в защите. У меня есть прием, называющийся Ледяной душой. У меня не было времени воспользоваться им раньше, когда луч ударил в прошлый раз, но с этим приемом я смогу охлаждать щит, и он продержится гораздо дольше. Кроме того, благодаря этому приему, лучу потребуется больше времени, чтобы повредить броню Евы-01. Мое ки также поможет поглотить любой нанесенный ущерб. Если Рей придется 13 секунд без защиты терпеть луч, я, возможно, смогу удерживать щит достаточно долго, чтобы пушка успела перезарядиться.
     – Да ладно, Ранма, – сказала Мисато. – Ты же не ждешь, что я правда в это поверю, а?
     Внезапно температура в комнате резко упала. Рей отошла от Ранмы, излучающей сильный холод. Влага в воздухе начала туманом конденсироваться вокруг рыжей девушки, а ее комбинезон начал покрываться инеем. Мисато изумленно на нее уставилась.
     – Теперь веришь? – спросила Ранма, выпустив изо рта пар.
     Мисато тупо кивнула, и Ранма отпустила прием.
     – Еще кое-что, – сказала Ранма. – Не так важно, как долго будет перезаряжаться пушка. Если я буду между Рей и целью, она не сможет стрелять. Что значит, что мне придется оставаться там, пока ангел сможет удерживать свой луч. Это может быть гораздо дольше 30 секунд.
     – Ладно, ладно, все уже понятно, – сказала Мисато. – Рей, ты стрелок. Ранма будет со щитом. Ранма, если сдохнешь, я надеру тебе задницу. Ясно?
     – Конечно, Мисато, – ухмыльнулась Ранма. – Приятно знать, что кто-то о тебе заботится. Большинство людей, которых я знаю, были бы за то, чтобы меня убило.
     Мисато подошла и обняла невысокую девушку.
     – Конечно забочусь, тупица, – улыбнулась Мисато. – А теперь тащи туда свой зад и готовься. Удачи.
     – У меня никогда не было удачи, Мисато, – рассмеялась Ранма, вслед за Рей выходя из командного пункта. – Мне просто придется рассчитывать на мои навыки.
* * *
     Ранма и Рей сидели на подъемниках рядом со своими Евами, ожидая начала миссии.
     – Пилот Икари? – спросила Рей.
     – Пожалуйста, называй меня Ранмой, Рей, – криво усмехнулась Ранма. – Мы друзья, и я вполне уверен, что у тебя есть на это право. Что ты хочешь?
     – Ранма, я хотела бы спросить, почему вы убедили капитана Кацураги позволить вам быть моим щитом? – спросила Рей. – Укомплектованный щитом пилот скорее всего погибнет. Я более заменима, чем вы.
     – О чем ты говоришь? – прорычала Ранма. – Черт, старикан реально затрахал тебе весь мозг, да? Позволь мне кое-что сказать тебе, Рей, ты заменима не более, чем любой человек в NERV, особенно тот бесполезный мешок дерьма, что управляет этим шоу.
     – Вы не правы, – спокойно сказала Рей. – Я легко заменима.
     – Но не для меня, – сказала Ранма. – Для старого пердуна мы все заменимы, но я ценю тебя, Рей. Ты важна мне как друг. Независимо от того, насколько я опытнее тебя, это как раз тот опыт, благодаря которому я лучше подхожу для этой задачи. Было бы пустой тратой моих умений и твоей жизни, если бы все пошло так, как они изначально запланировали.
     – Я не согласна, – безэмоционально сказала Рей.
     – Ну, тогда для нас обоих хорошо, что это не ты этим занимаешься, а? – рассмеялась Ранма, хитро улыбаясь синеволосой девушке. – Просто сосредоточься на своей задаче и не беспокойся так сильно обо мне. С нами все будет хорошо.
     Синеволосая девушка молча сидела еще несколько минут, когда огни в городе под ними погасли. Ранма сидела, с легкой улыбкой наблюдая за ней, пока Рей не встала.
     – Пора, – тихо сказала Рей.
     Ранма кивнула и тоже встала.
     – Удачи, Рей, – искренне сказала Ранма.
     – Прощай… Ранма, – с трудом сказала Рей.
     Они слезли с подъемника и забрались в свои Евы.
* * *
     Рей заняла свою позицию, улегшись за гигантскую снайперскую винтовку, когда массивные конденсаторы, питаемые всеми электростанциями Японии, начали заряжаться. Трансформаторы трещали от энергии, а по башням радиаторов тек хладагент, отводящий производимое избыточное тепло. Рей потянулась и активировала целеуказатель, высчитывающий выстрел в ангела.
     – Позитронный лазер на 80 процентах мощности и заряжается, – доложил через коммуникатор техник. – Система охлаждения функционирует нормально.
     Рей смотрела, как индикатор зарядки ползет вверх, как ее система наведения захватывает цель.
     – Фиксирую рост энергии цели! – торопливо сказал техник.
     Внезапно обзор Рей оказался перекрыт, она отвлеклась от системы наведения, чтобы понять, в чем дело. Она увидела стоящую на ее линии огня Еву-01, вокруг нее формировался легкий туман.
     – Ранма, пожалуйста, отойдите с моей линии огня, – сказала Рей, прежде чем ангел воспользовался своим оружием.
     Пучок частиц ударил прямо в тепловой экран как раз в тот момент, когда индикатор показал Рей полную зарядку.
     – Стреляй, Рей! – одновременно с этим сказала Мисато.
     – Не могу, – отказалась Рей. – Передо мной стоит Ранма и блокирует пучок частиц ангела.
     – ЧТО? – вскрикнула Мисато.
     – Прости, Мисато, – с заметным напряжением сказала Ранма, используя Ледяную душу, чтобы быстро охлаждать тепловой экран. – Рей не успела выстрелить до ангела. Рей, просто готовься. У тебя будет только один выстрел. Как только этот луч прекратится, я уйду с линии огня. Если я упаду, стреляй.
     – Принято, – бесстрастно ответила Рей.
     Прошли десять секунд, и Ранма двигала щит, чтобы не дать лучу сконцентрироваться на одной точке, и не было уверенности, что Рей была достаточно сильна, чтобы сделать так же. На тринадцатой секунде экран в некоторых местах засветился тускло-красным. На двадцатой секунде щит всей поверхностью сиял ярким вишнево-красным цветом. На двадцать пятой секунде щит не выдержал, и Ранме пришлось блокировать луч своей Евой. Тридцать секунд после начала луча, Ранма закричала, когда броня ее Евы оказалась принесена в жертву. Через три секунды после этого ангел прекратил испускать поток частиц. Ранма позволила Еве-01 упасть вниз на склон.
     Линий огня чиста, цель захвачена – и Рей выстрелила. Позитронный лазер попал в ангела в вершину одной из его граней, пронзил его насквозь и вырвался с другой стороны. Парящий октаэдр рухнул на землю, испуская дым и пламя. Прежде чем он даже коснулся земли, Рей подняла Еву-00 на ноги и помчалась к павшей Еве.
     Добравшись до нее, она сорвала со спины Евы крышку и осторожно извлекла капсулу. Вытащив и свою капсулу, синеволосая девушка подбежала к люку в капсуле Ранмы. Быстро запустив экстренный слив LCL, Рей вскрыла аварийный люк, игнорируя горячо нагревшиеся ручки.
     – Ранма, – невыразительно позвала девушка. – Вам нужна помощь? Ранма, пожалуйста, ответьте.
     Ранма застонала и осторожно пошевелилась.
     – Оуууу, – протянула Ранма. – Больно.
     – Конечно больно, – сообщила ей Рей. – Вы подверглись температуре и давлению, превышающему человеческие возможности. Пожалуйста, больше так не делайте. М-мне… будет очень неприятно видеть, как вы умираете.
     Ее красные глаза пристально уставились в синие глаза Ранмы, встретившись с ними на мгновение, прежде чем взглянуть в сторону. Ранма потянулась и взяла Рей за руку.
     – Рей? – тихо сказала Ранма. – Спасибо за заботу.
     – Пожалуйста, Ранма, – сказала Рей, ее лицо чувствовало странное тепло.
     – Рей? – мягко улыбнулась Ранма. – Никогда не говори прощай. Не позволяй себе думать о смерти, пока не окажется иного выбора. Я, пожалуй, немного вздремну. Пришлось сжечь слишком много ки.
     Синеволосая девушка молча кивнула, когда Ранма отключилась. Когда возвратная команда добралась до них, Рей все еще держала руку рыжей.
* * *
     – Как он, Рицуко? – спросила Мисато.
     – Насколько я могу судить, с ним ничего страшного, – ответила Рицуко. – Как мне кажется, он в каком-то медитативном сне. Рей сказала, что он упомянул, что использовал слишком много своего «ки», сопротивляясь пучку частиц. Полагаю, он в каком-то восстановительном цикле.
     – Но прошло уже два дня, – пожаловалась Мисато.
     – Хочешь уже вернуть своего шеф-повара и посудомойку? – поддразнила Рицуко.
     – Я просто беспокоюсь, только и всего, – сказала Мисато. – Но должна признать, лапша быстрого приготовления уже не та, что раньше.
     – Да, это я могу понять, – рассмеялась Рицуко. – Однако будь осторожнее, или твой приз у тебя уведут.
     – Что ты имеешь в виду? – полюбопытствовала Мисато.
     – Взгляни, – ухмыльнулась Рицуко, указывая на дверь в палату Ранмы.
     Мисато заглянула внутрь и удивилась, увидев Аянами Рей в школьной форме, спокойно сидящую рядом с кроватью Ранмы и, по-видимому, делающую домашнее задание. Отступив назад, Мисато вопросительно посмотрела на Рицуко.
     – Она все время была тут, – усмехнулась Рицуко. – Даже устроила так, чтобы сюда доставляли их школьные задания. Не думала, что такое возможно, но, кажется, наша маленькая Рей увлеклась Ранмой.
     – Да, он просто разбиватель сердец, – хихикнула Мисато. – И он полон харизмы и очарования, по-своему грубого.
     – О боже, Мисато, планируешь поучаствовать в конкурсе за внимание юного Ранмы? – поддразнила Рицуко свою темноволосую подругу.
     – Я не лазаю по колыбелям, Рицуко, – ответила Мисато. – А что насчет тебя? Ты, кажется, и сама проводишь с ним много времени.
     Рицуко легко рассмеялась.
     – Ну да, а что? – улыбнулась Рицуко. – Он интересный молодой человек, и приятен к тому же взгляду. Но нет, не думаю, что я выйду на ринг. Но это не значит, что я не могу посмотреть.
     – Тут ты права, – хихикнула Мисато. – Я как-то раз зашла к нему в ванную. Поверь мне, он метко назвался. Дикий Жеребец.
     – Только раз, Мисато? – ухмыльнулась Рицуко.
     Мисато улыбнулась и погрозила Рицуко пальцем.
     – Ему, похоже, требуется очень много осмотров, – заметила Мисато.
     – Его тело похоже на гоночный болид, – надменно фыркнула Рицуко, переложив все на понятные Мисато термины. – Требуется постоянный контроль и обслуживание, чтобы держать его в прекрасной форме.
     – Тооочно, – понимающе рассмеялась Мисато.
* * *
     Рей тихо сидела, терпеливо изучая заданную на прочтение главу учебника. Почувствовав на себе взгляд, она отвлеклась и увидела, что Ранма проснулся, молча смотря на нее. На ее щеках расцвел легкий румянец.
     – Привет, Рей, – тихо сказал Ранма немного хриплым голосом. – Как долго меня не было?
     – Это третье утро с момента уничтожения нами пятого ангела, – бесстрастно ответила Рей.
     – Ты все это время была здесь? – немного удивленно спросил Ранма.
     – Я хотела проследить за вашим восстановлением, – сообщила Рей. – Также я получила пропущенные вами школьные задания.
     От последних слов улыбка Ранмы угасла и он застонал.
     – Это… м-м… очень мило с твоей стороны, Рей, – отозвался Ранма. – Спасибо.
     – Пожалуйста, Ранма, – констатировала Рей. – Налить вам воды?
     – М-м… конечно, в стакан, чтобы я смог ее выпить, а не на меня, чтобы впитать ее через кожу, – ухмыльнулся Ранма.
     Если бы Ранма не смотрел на нее, он бы пропустил, как губы Рей дернулись от мимолетной улыбки. Она отложила книгу в сторону и налила ему стакан воды из кувшина на столе. Ранма взял стакан и жадно его осушил.
     – Спасибо, – сказал Ранма, протягивая стакан обратно. – Знаешь, ты очень милая, когда улыбаешься.
     Рей чуть не уронила стакан, не успев поставить его на стол.
     – Вы смущаете меня, – сказала Рей, не глядя на него и сильно краснея.
     – Нечего смущаться, – сказал Ранма. – Это мило. Тебе стоит чаще улыбаться.
     Все еще краснея, она повернулась к нему и легонько ему улыбнулась, от чего, казалось, ее лицо осветилось. Ранма поблагодарил ее своей ухмылкой, от которой замирали сердца.
     – Я-я… должна сообщить доктору Акаги, что вы проснулись, – сказала Рей, почти выбегая из комнаты.
     Ранма усмехнулся. Да, оттаявшая Рей была милой. К тому времени, как Рицуко вернулась в комнату со следующей по пятам Рей, Ранма уже добрался до телефона и позвонил в кафе, заказав достаточно еды, чтобы можно было прокормить с десяток человек.
     Ее как раз принесли, когда Рицуко взялась осматривать его. Рицуко изумленно уставилась на количество принесенной пищи.
     – Планируешь устроить вечеринку, Ранма? – спросила блондинка. Ранма заметил, что Рицуко была весьма похожа на Набики, только лучше, учитывая, как она растягивала слова, задавая свои дразнящие вопросы.
     – Не, я потратил много ки. Мне нужно много еды, чтобы восстановить резервы, – объяснил Ранма. – Но вы присоединяйтесь, если хотите. Всегда можно заказать еще.
     – Возьму немного, наверное, – согласилась Рицуко, завершив осмотр.
     – Так каков вердикт, док? – пошутил Ранма. – Это смертельно?
     – Боюсь, пока нет, – рассмеялась Рицуко. – Во второй половине дня ты вновь окажешься в когтях Мисато. Однако в следующий раз тебе может так не повезти.
     – Как я уже сказал Мисато: я не рассчитываю на удачу. Я предпочитаю опираться на навыки, – съязвил Ранма.
     – Ну, навыки понадежнее удачи, – согласилась Рицуко. – И у тебя их, похоже, с избытком. Думаю, ты будешь в порядке.
     Ранма улыбнулся, с усердием набросившись на свой завтрак. Во время еды Ранма размышлял над иронией того, что ему пришлось попасть в вымышленный мир и включиться в борьбу не на жизнь, а на смерть, чтобы найти немного покоя и завести друзей. Ему действительно здесь нравилось. Конечно, помогало то, что он на самом деле знал, что здесь происходит, тогда как дома он чаще всего ничего не понимал, если не считать гнетущей уверенности, что все дома существовали лишь для того, чтобы насколько возможно превращать его жизнь в ад. Нисколько не помогало то, что все они хотели от него прямо противоположного и совершенно не слушали, чего же хотел он сам, шантажируя его эмоциями, давлением на честь или просто шантажируя.
     Здесь у него не было никаких таких конфликтов. У него была одна цель, спасти мир, и все вокруг ему более-менее с этим помогали. Не то чтобы он обманывался, думая, что все по-прежнему будет так же хорошо. Он знал, что к концу все станет гораздо хреновее, но еще он знал, что здесь не было ни одного человека, который бы использовал голову по прямому назначению. Ранма выстраивал отношения с окружающими его людьми, и если он сможет привязать их, когда все начнет разваливаться, он, несомненно, сможет добиться сильно отличного результата.
     Разделавшись за несколько минут со своей едой и приободрившись, Ранма вернул свое внимание двум женщинам.
     – Так что у нас сегодня в планах, доктор Акаги? – спросил Ранма.
     – Ну, ты и после обеда побудешь в постели, – сообщила ему блондинка. – Тебе нужно отдохнуть. Я загляну к тебе во второй половине дня, и, если все будет в порядке, отправлю тебя с Мисато домой.
     Ранма вздрогнул при упоминании Мисато.
     – Она ведь не злится на меня, да? – спросил Ранма.
     – Насколько мне известно, нет, – уклонилась Акаги. – Она сильно о тебе беспокоится. Она спускалась проверить тебя так часто, как только могла. Едва она узнает, что ты проснулся, не удивлюсь, если мне придется лечить сломанные ребра.
     Ранма на это закатил глаза.
     – Ну, ты просто немного отдохни, – посоветовала доктор. – Рей, убедись, что он не ускользнул снова избить командующего или что-нибудь подобное, хорошо?
     – Да, доктор, я удостоверюсь, что Ранма находится здесь и лежит, – бесстрастно сказала Рей. – Ему нужно нагнать много школьных заданий, так что это его займет.
     – Зови, если тебе потребуется помощь, – сказала Рицуко. – Все же, увидимся после обеда.
     – Принято, – сказала Рей.
     Когда доктор ушла, Рей села и начала с механической точностью перебирать свои бумаги. Наконец, она нашла нужную стопку и протянула ее Ранме. Ранма вздохнул и взял ее.
     – Ранма? – неуверенно сказала Рей.
     – Да, Рей? – сказал Ранма, поднимая взгляд и встречаясь с ее красными глазама.
     – Я хотела бы принять ваше предложение, – сказала Рей.
     – Мм… какое именно? – уточнил Ранма.
     – Я хочу стать вашим другом, а также хочу, чтобы вы обучали меня своему искусству, – пояснила Рей.
     – Ты уже мой друг, Рей, – улыбнулся Ранма. – Что насчет тренировок – с удовольствием. Можем начать в любое удобное время. Хотя один момент, что думаешь насчет переезда оттуда, где ты сейчас живешь? Там довольно жалко, и тебе, наверное, не стоит оставаться там, где дверь выбита, а вокруг разруха.
     – Это была бронированная стальная дверь в исправном состоянии, – заявила Рей. – Я сама осматривала ее, чтобы убедиться, что она обеспечит адекватную безопасность.
     – О… м-м… прости за это, – смутился Ранма. – Во всяком случае, я хотел сказать, что я всегда немного тренируюсь перед школой. Если бы ты жила поближе к Мисато, мы бы смогли встречаться по утрам и тренироваться.
     – Что там насчет переезда Рей? – поинтересовалась Мисато, входя в дверь.
     – Ну, я буду учить ее искусству, – объяснил Ранма. – Я спросил ее, что она думает насчет переезда поближе, чтобы мы могли вместе тренироваться по утрам.
     – Отличная идея, – улыбнулась Мисато. – Знаешь, у меня все еще есть свободная комната. Можешь перебраться к нам, Рей. Иди сюда. – Мисато схватила Ранму так, что хрустнули кости. – Я так рада, что ты в порядке. Неплохо справился. Вы оба прекрасно справились.
     – Спасибо, Мисато, – сдавленно выдохнул Ранма. Мисато, отпустив его, потрепала ему волосы. – Так что думаешь, Рей? Переберешься к бухающей в дом Кацураги?
     – Бухающей? – спросила Мисато.
     – Это значит «пьянице», – с ухмылкой сказал Ранма.
     – Я знаю, что это значит, я просто удивлена, что ты знаешь такие слова, – ухмыльнулась в ответ Мисато. – Не напрягся, припоминая такое?
     Закончив шутить, они оба повернулись вопросительно взглянуть на Рей.
     – Это было бы адекватно, – согласилась Рей.
     – Тогда решено, – весело сказал Ранма. – Во второй половине дня заглянем по пути к тебе забрать вещи.
     – Это было бы приемлемо, – заявила Рей.
* * *
     – У Евы-01 повреждено почти 75 процентов брони, – сообщила Рицуко двум находящимся в офисе Гэндо мужчинам, Икари Гэндо и Фуюцуки Козо. – Ремонт будет завершен в течение недели.
     – Это будет приемлемо, – сказал Гэндо из своей стандартной дьявольской позы.
     – Кроме того, хоть Ева-00 не пострадала, наши тесты показывают, что ее производительность намного ниже, чем у двух других активных Ев, – поверх очков сообщила им светловолосая ученая. – Рекомендую сразу по завершению ремонта Евы-01 направить Еву-00 на модификацию. Это потребует примерно пары месяцев, но сильно повысит эффективность Евы-00.
     – У нас нет на это средств, – возразил Фуюцуки. – ООН отказал нашему запросу об увеличении бюджета и перенаправил часть средств, что должны были пойти нам, на этот новый проект, Jet Alone.
     – Не беспокойтесь об этом, – сказал Гэндо. – Единственная надежда победить ангелов это NERV, и ООН достаточно скоро в этом убедится. Как только Ева-01 вернется в строй, начните модификации Евы-00. А пока я посильнее надавлю на NERV-Германия, чтобы они перебросили нам Еву-02 и пилота. Сейчас уже ясно, что ангелы атакуют только здесь.
     – Я начну подготовку, – сказала Рицуко и покинула кабинет.
     – Что с нашим финансированием? – спросил Фуюцуки.
     – Об этом позаботятся, когда ООН увидит полный провал этого конкурирующего проекта, – зловеще сказал Гэндо.
* * *
     – Мисато, мы с Рей собираемся по магазинам, – объявил Ранма. – У тебя есть идеи касательно того, где лучше присмотреть одежду?
     Мисато моргнула. Ранма ненавидел заходить в магазины по любой цели кроме покупки еды, и она просто не могла представить Рей в качестве жертвы моды. Она должна была в этом поучаствовать.
     – Я знаю пару мест, – усмехнулась Мисато. – Хочешь прикупить своей девушке милый наряд на ваше свидание?
     – Это не так, – покраснел Ранма. – Просто Рей нужна одежда, в которой она сможет тренироваться. Хоть и неплохо уметь бороться в том, что ты носишь обычно, ее варианты немного ограничены. У нее всего четыре школьных формы, два купальника и контактный комбинезон. Не хочу, чтобы она во время обучения испортила свою форму, так что ей нужно что-то для тренировок.
     – Ну, тогда погнали, – широко улыбнулась Мисато, залпом допив пиво и брызнув на Ранму водой. – Можем устроить девичий выход!
     – Мисато… – предупреждающе прорычала Ранма, но была проигнорирована.
     – Будет весело! – оживленно сказала Мисато, потянувшись к ключам.
     Ранма схватила их, опередив Мисато.
     – Ладно, но я за рулем, – ухмыльнулась Ранма. – В конце концов, ты все утро не просыхала.
     – Ага, и? – потребовала пояснения Мисато.
     Ранма просто усмехнулась и позвенела ключами, прежде чем развернуться и выйти за дверь, утащив Рей за собой.
     – Идешь, Мисато? – спросила Ранма.
     – Да, да, – сказала Мисато, подхватывая свою сумочку и торопясь вслед за двумя юными девушками.
     Ранма вела, а Мисато указывала направление. К тому времени, как они добрались до торгового центра, они обе маньячно улыбались, тогда как Рей, сидя на заднем сиденье, выглядела измотанной, но как никогда терпеливой.
     – Уже почти, детка, – весело сказала Мисато. – Через несколько месяцев ты будешь почти таким же хорошим водителем, как и я. Паркуешься тоже неплохо.
     Рей вопреки себе напряглась. Ранма, ударив по тормозам и войдя в занос, развернулась на все 180 градусов, миновав при этом две дорожных полосы, и аккуратно воткнулась точно на место между двумя другими автомобилями.
     – Спасибо, Мисато, – весело отозвалась Ранма. – У меня был хороший учитель.
     Рей напряглась еще сильнее, когда они вышли из машины и направились в здание.
     – Во всяком случае, я знаю, куда нам нужно пойти в первую очередь, – сказала Мисато, беря на себя лидерство.
     Ранма и Рей последовали за переполненной энтузиазма женщиной, прокладывающей путь сквозь послеобеденную толпу торгового центра как та, у которой есть своя цель. С Ранмой чуть не случился приступ, когда она увидела, куда направлялась Мисато. Мисато бросила на них взгляд через плечо и ухмыльнулась, заходя в отдел белья.
     – Рей, ты иди с Мисато, – предложила Ранма. – Я просто подожду вас здесь, пока…
     Ранма поперхнулась, когда вернулась Мисато и, схватив ее за руку, потащила ее внутрь.
     – Даже не думай об этом, Ранма, милая, – сладко сказала Мисато. – Тебе тоже кое-что нужно. Я заметила, что ты никогда не носишь бюстгальтер, даже когда тебе приходится проходить так какое-то время, и ты, юная леди, слишком уж большая, чтобы бегать без него. Тебе, по крайней мере, нужен спортивный бюстгальтер, когда ты тренируешься. С ним тебе будет гораздо удобнее. Поверь, уж я-то знаю.
     Мисато, подчеркивая слова, выпятила свою собственную совсем немаленькую грудь.
     – Да, да, – сдаваясь, вздохнула Ранма.
* * *
     Мисато успешно уговорила Ранму на покупку выбранных спортивных бюстгальтеров простых цветов и нескольких дополнительных пар трусиков, менее простых, чем те, что у нее сейчас были, и то, что они были в «мальчишеском» стиле, казалось, несколько успокаивало ее. Также Мисато удалось уговорить ее на покупку нескольких комплектов пижамы, в основном милых фланелевых шорт, напоминающих боксеры, с подходящими майками, совсем как предпочитала спать Мисато. После этого женщина позволила рыжей сорваться с крючка и сосредоточилась на Рей.
     Пока Ранма стояла неподалеку от кассы, стараясь выглядеть максимально незаметно, Мисато провела Рей по всему магазину, осматривая вещи.
     – Что думаешь об этом, Рей? – спросила Мисато, приподнимая бюстгальтер с трусиками из чистого белого кружева. – Они будут очень мило на тебе смотреться.
     Рей бесстрастно рассмотрела протянутые предметы.
     – Они не выглядят достаточно прочными, – сказала, наконец, Рей.
     – Это и не требуется, – хихикнула Мисато. – Не сомневаюсь, Ранме бы захотелось увидеть тебя в них.
     – Ранме бы захотелось? – равнодушно спросила Рей.
     – Поверь мне, – усмехнулась Мисато. – Если Ранма увидит тебя в этом комплекте, из него можно будет лепить как из глины.
     Рей задумалась. За последние несколько дней она провела некоторые исследования, и теперь она понимала, что те странные эффекты, которые она испытывала из-за Ранмы были связаны с тем, что ее тело рассматривало его как желательного потенциального партнера. Он даст ей сильных детей и сможет защитить ее и их потомство. Еще она узнала, что мужчины были визуально стимулированы гораздо в большей степени, чем женщины. Мисато сказала, что то, что она держит, поможет Ранме увидеть в ней желательного потенциального партнера. На ее щеках расцвел легкий румянец, когда она предположила, к чему это приведет.
     Мисато улыбалась все сильнее, глядя на девушку, продирающуюся через водопад мыслей. Она знала, что сумела забросить девушке нужный крючок. Гардероб Рей расширится на несколько порядков. У бедного Ранмы не будет ни шанса.
* * *
     – Боже, – устало сказала Ранма, забрасывая в машину Мисато бесчисленные пакеты. – Мне всего-то хотелось купить Рей что-нибудь для тренировки, а не скупать весь магазин.
     – Не порть так настроение, Ранма, – ухмыльнулась Мисато. – Кроме того, Рей нужно носить что-то еще кроме школьной формы и одежды для тренировки. Разве ты не думаешь, что она мило выглядит?
     Ранма посмотрела на Рей… снова. Ей было сложно не смотреть на синеволосую девушку в ее новом наряде. На Рей был короткий бледно-розовый топ и облегающие белые шорты, на ногах были сандалии. Рей покраснела и опустила глаза под пристальным взглядом Ранмы.
     – Ага, ты здорово выглядишь, Рей, – улыбнулась Ранма. – Этот наряд очень мило на тебе смотрится.
     – Спасибо, Ранма, – тихо сказала Рей, покраснев еще сильнее.
     Отчасти ей было сложно сдерживаться. То, как Ранма смотрела на нее, наполняло ее незнакомыми ощущениями, хорошими ощущениями. Ей становилось все труднее демонстрировать свою сдержанность. Гэндо учил ее, на своем примере, быть всегда сдержанной и игнорировать свои эмоции, но с момента появления Ранмы они становились все сильнее и сильнее, и она начала задаваться вопросом, не был ли Гэндо сдержан лишь потому, что внутри он был пуст, лишен счастья и эмоционально нем.
     Ранма, напротив, фонтанировал эмоциями. Он всем своим видом демонстрировал их окружающим. Он был полон жизни и радости, не позволяя чему-то взять над ним верх. Рей сомневалась, что когда-нибудь сможет быть так же открыта со своими чувствами, но обнаружила, что часть удовольствия, что она чувствовала рядом с Ранмой, была в открытости.
     Задумавшись над этим, Рей пришла к выводу, что Ранма будет больше наслаждаться ее компанией, если она тоже станет чуть более открыта. Она решила над этим поработать. Взглянув на рыжую с косичкой, она позволила улыбке самой расцвести на ее лице. Счастливая улыбка, что вернула ей Ранма, показала, что это усилие того стоило.
* * *
     – Мой сын такой мужественный! – пропела Нодока, исполняя свой победный танец.
     Невесты были гораздо менее счастливы, так как стало ясно, что их жених официально приобрел еще одну гоняющуюся за ним девушку. Что еще хуже, они ничем не могли ей помешать. И, что хуже всего, он, казалось, отвечал ей.
     – Шампу убить странную мужекрадующую девку, – пробурчала Шампу.
     – Ну и как ты хочешь это сделать, милая? – спросила Укё. – Ранму у нас увел вымышленный персонаж. Не могу в это поверить.
     – Пускай забирает этого извращенного козла, мне все равно, – прорычала Аканэ, но ее светящаяся аура и то, как она поглаживала свой молот, выдавали лживость ее слов.
     – А-а-а-а, школы никогда не будут объединены, – простонал Соун.
     Набики, забавляясь, лишь качала головой, наблюдая за публикой.

Глава 6

     Касуми вздохнула, расставляя чайный сервиз. Последняя серия Neon Genesis Evangelion 1/2 вызвала настоящий переполох. Эти люди могли сидеть и смотреть, как с Ранмой происходят ужасные вещи, не высказывая при этом ни слова сочувствия, но едва стало похоже, что у Ранмы может появиться шанс на счастье, как его осудили они все, включая и ее младшую сестру.
     Касуми полностью понимала выраженные Ранмой чувства о нежелании возвращаться. Она бы поступила так же, будь у нее шанс спастись от столь эгоистичных людей. Касуми всем сердцем надеялась, что Ранма найдет счастье с этой Рей, по крайней мере на какое-то время, иначе он вполне может не быть счастлив ни с одной женщиной.
     Вернув обратно на лицо свою милую улыбку, Касуми подняла чайный сервиз и направилась обратно к столу.
     Едва все разобрали свои напитки, Набики вновь включила воспроизведение.
* * *
     Ранма и Рей сидели за столом и завтракали. Рей приступила к тренировкам, и хоть она и была всего лишь начинающей, Ранма был впечатлен ее скоростью и силой. Мало того, ее внимание и кривая обучаемости вполне были сопоставимы с его собственными. После того, как он показывал ей ката и поправлял движения, она каждый раз исполняла их в совершенстве, со своей фирменной механической точностью.
     Дверь Мисато отворилась, и оттуда прошаркал живой мертвец. Зомби, чьи волосы с одной стороны торчали гигантским вихром, почесывая под левой грудью, безвольно шлепнулась на свое место за столом. С громким треском вскрыв стоящее перед ней пиво, она перевернула банку, высосав все ее содержимое одним долгим глотком. Ранме никогда не надоедало наблюдать за этим процессом. Он практически видел, как растет уровень ее энергии, одновременно с падением уровня пива.
     – ЙИИИИ-ХААААА! – выкрикнула Мисато, хлопнув пустую банку об стол. – Теперь живем!
     Зомби вернулась к жизни; ее утренний ритуал воскрешения завершился. После этого Мисато приступила к своему завтраку, Рей странно посмотрела на нее, а Ранма усмехнулся.
     – Не беспокойся, – улыбнулся Ранма Рей. – Ты скоро к этому привыкнешь.
     Рей кивнула и вернулась к своему завтраку, прикончив последние остатки как раз в тот момент, когда в дверь позвонили. Мисато оглянулась и принялась подниматься.
     – Хм, Мисато, я знаю, что у меня нет женской скромности, но ты уверена, что хочешь вот так вот открыть дверь? – рассмеялся Ранма.
     – А что такое? – поддразнила Мисато. – Хочешь придержать меня и Рей только для себя?
     Ранма покраснел и нервно рассмеялся, прежде чем усмехнуться.
     – Поймала, Ми-тян, – сказал Ранма со своей улыбкой сердцееда. – Я завожу гарем, и вы с Рей первые его члены. – Ранма закатил глаза: – Дай мне перерыв. Я открою.
     За открытой дверью оказались Тодзи и Кенске, также известные как пускающие слюни извращенцы.
     – Привет, парни, – поздоровался с ними Ранма. – Чего надо?
     – Утро, Ранма, – сказал Тодзи. – Мы просто зашли пройтись с тобой до школы.
     – О, правда? – ухмыльнулся Ранма. – Мне теперь положен эскорт? И вы не зашли лишь для того, чтобы поглазеть на Мисато?
     – Мисато здесь? – как будто бы удивленно спросил Кенске.
     – Здраааавствуй, Мисато! – сказали два извращенца, заглянув за дверь.
     – Привет, мааальчики, – отозвалась с кухни Мисато.
     – Ты такой везунчик, Ранма, – позавидовал Тодзи.
     – Да-да, – ухмыльнулся Ранма, после чего оглянулся в сторону кухни. – Рей, готова идти?
     Рей появилась с кухни вместе с их школьными портфелями и, подойдя к Ранме, вручила ему его. Тодзи и Кенске моргнули.
     – Я готова, – тихо сказала она.
     – Ладно, тогда пошли, – весело сказал Ранма.
     – Эй, Ранма, что Рей делала у тебя дома? – спросил Тодзи, когда они шли по тротуару.
     – О, теперь она там живет, – небрежно упомянул Ранма.
     – Ты теперь живешь с ДВУМЯ женщинами? – спросил Кенске.
     – Черт, ты говоришь это так, как будто бы мы все спим в одной постели, – фыркнул Ранма. – У нас у всех отдельные спальни, и ничего не происходит. Рей переехала к нам, потому что я обучаю ее искусству, так что мы успеваем потренироваться немного утром перед школой.
     – Ты учишься боевым искусствам, Рей? – удивленно спросил Тодзи бесстрастную девушку.
     – Да, – заявила Рей. – Ранма доказал, что его обучение боевым искусствам сделало его более эффективным пилотом. Я тоже хочу стать более эффективным пилотом.
     Кенске прыжком рухнул перед Ранмой на колени, молитвенно сложив руки под подбородком, из глаз его полились слезы.
     – Ранма, пожалуйста, научи и меня тоже. Я тоже хочу пилотировать Еву! – взмолился очкастый парень, из-за чего Ранма закатил глаза.
     – Я сейчас, можно сказать, сосредоточен на Рей, – отказал Ранма. – Раньше я никогда никого не учил, так что я не хочу пока прыгать выше головы.
     В конце концов, нужно вывести Рей на нужную скорость, когда прибудет Аска. Так что они смогут действовать как спарринг-партнеры.
     – Черт, Ранма, ты просто не знаешь, насколько тебе повезло, – вздохнул Тодзи. – В смысле, Мисато ведь настоящая красотка. Я бы все отдал, чтобы жить вместе с ней и видеть ее каждый день. А теперь ты живешь еще и с Аянами.
     – Черт, подбери слюни, Тодзи, – раздраженно сказал Ранма. – Прости, Рей, они хорошие парни, но порой они ведут себя как полные извращенцы.
     – Я не обижена, – невозмутимо сказала Рей.
* * *
     Ранма ухмыльнулся, услышав знакомый визг шин на парковке. Он точно знал, кто это, и не потрудился встать.
     – Эй, это Мисато, и она чертовски хорошо выглядит, – позвал Кенске.
     Они с Тодзи практически высунулись в окно, зовя ее и размахивая руками. Почти все парни класса ринулись к окнам, чтобы поглазеть.
     – Слюнявые извращенцы, – закатил глаза Ранма, прежде чем продолжить свой разговор с Рей.
     – Вы думаете, что капитан Кацураги непривлекательна? – спросила Рей.
     – Не в этом дело, – покачал головой Ранма. – Мисато весьма привлекательна, глупо ведет себя порой, но привлекательна.
     – Тогда почему вы не ведете себя как другие парни? – спросила Рей.
     – А зачем бы мне вести себя как переполненный гормонами идиот? – спросил Ранма. – Мне всегда казалось глупым вести себя так. Может это потому, что как мастер боевых искусств я должен контролировать свое тело, или, быть может, что из-за моего «состояния» для меня нет тайны женского тела. Кажется, потребуется больше, чем красивое тело и милое лицо, чтобы заставить меня обернуться.
     «Или может я просто привык, что если я хоть взгляну в сторону девушки, все в итоге закончится еще одной невестой или ударом по голове; иногда тем и другим», – мысленно добавил Ранма.
     – Какие качества в женщине вы находите привлекательными? – поинтересовалась Рей.
     – Даже не знаю, – задумчиво сказал Ранма. – Полагаю, меня будет привлекать та девушка, что будет слушать меня и не спешить с выводами. Будет спрашивать мое мнение, а не полагать, что знает, что я думаю. Она не должна быть собственницей, как будто я ей принадлежу. И она не будет приходить в ярость всякий раз, как мое мнение не совпадет с ее. Наверное, как-то так.
     Рей тем временем примеряла на себя его стандарты. Ее губы тронула легкая улыбка, когда она обнаружила, что ее оценка в этом достаточно хороша.
     Ранма понятия не имел, почему Рей улыбнулась, но ему нравилось видеть улыбку неестественно бесстрастной девушки, так что он вернул ее ей. Нескольким девушкам в классе, тайно наблюдающим за ними, хотелось кричать богам о несправедливости всего этого. По их мнению, Ранма был настоящим красавчиком, и они не могли понять, как он мог игнорировать все их попытки привлечь его внимание, а девушке, в которой эмоциональной глубины было не больше чем в камне, удалось вызвать у него интерес.
* * *
     – Вау, неплохо выглядит, – обрадовался Ранма. – Мне никогда не нравился тот фиолетовый цвет. Напоминал мне кое-кого, о ком бы я с радостью забыл.
     Ранма, доктор Акаги и Рей смотрели на отремонтированную и перекрашенную Еву-01. Теперь она была темно-синего цвета с такой же зелено-черной отделкой, как и раньше.
     – Думала, тебе понравится, – улыбнулась доктор Акаги. – Я помнила, как ты упоминал, что тебе не нравится фиолетовый, так что, раз уж ее все равно нужно было перекрашивать, я сменила цвет.
     – Спасибо, док, – широко улыбнулся Ранма. – Очень мило с твоей стороны.
     – Было не сложно, – тепло улыбнулась блондинка пилоту с косичкой. – Кроме того, теперь, может, ты постараешься не дать краске обгореть.
     Ранма усмехнулся и почесал корень своей косички.
     – Возможно, – сказал он.
     – Ну, раз уж ты оценил новый вид своей Евы, кажется, пора вам с Рей на синхротест, – рассмеялась доктор Акаги. – После этого, думаю, сможем протестировать нагинату.
     – Ладно, давай, – согласился Ранма.
* * *
     – Капитан Кацураги по вашему приказу прибыла, сэр, – объявила Мисато, вытянувшись перед столом Гэндо.
     – Аянами Рей переехала к вам и Третьему Дитя. Почему? – лаконично спросил Гэндо.
     – Сэр, я услышала, как они обсуждали переезд Рей поближе с тем, чтобы они могли встречаться по утрам и тренироваться, – ответила Мисато. – Рей попросила Ранму научить ее боевому искусству, чтобы она смогла стать лучшим пилотом Евы. Поскольку вы приказали как можно меньше подвергать Третьего Дитя стрессу, я предложила Рей перебраться в оставшуюся у меня дома свободную спальню, чтобы они могли проводить вместе максимум времени.
     – Ясно, – сказал Гэндо. – И каковы же отношения между Рей и Третьим Дитя?
     – Я не уверена, что вы подразумеваете, сэр, – сказала Мисато. – Насколько мне известно, Ранма мало внимания обращает на женский интерес, которого предостаточно. Что касается Рей, я не могу сказать. Она малочитаема, но она, похоже, заинтересована в том, чему Ранма может ее научить.
     – Очень хорошо, на данный момент я это позволю, – сказал Гэндо, думая, что если парень сосредоточится на обучении Рей, у него будет меньше времени «поупражняться» с ним самим.
     Когда Мисато вышла из кабинета, из теней появился Фуюцуки.
     – Как думаешь, Третье Дитя пытается сформировать с Аянами какую-то романтическую связь? – спросил старший мужчина.
     – Если и так, то он достаточно скоро поймет, что Рей не способна образовать такую связь, – сказал Гэндо. – Из того, что сказала капитан, парень тоже может быть не способен на такую связь. Это не будет проблемой, пока это не влияет на их способность пилотировать.
* * *
     Едва Рей с Ранмой вернулись в квартиру со своей утренней тренировки на крыше здания, как открылась дверь комнаты Мисато, и она вышла. Ранма этого ждал, но это все равно не подготовило его к реальности. Мисато одела свою консервативную парадную форму NERV, выглядя профессионалом от кончиков ногтей до подола длинной юбки, лицо было непроницаемо.
     – Ух ты, неплохо выглядишь, Мисато, – сказал Ранма. – Ты довольно неплохо привела себя в порядок.
     – Я отправляюсь в Старый Токио на встречу на весь день, – сказала Мисато деловым тоном. – Вернусь домой поздно, так что на меня обед не готовьте. Перехвачу что-нибудь там.
     – Ну, ладно, удачи там и зови, если понадоблюсь, – ухмыльнулся Ранма.
     Мисато кивнула и ушла.
     – Рей, ты иди в ванну, а я пока приготовлю завтрак, – сказал Ранма. – А как и я вымоюсь, отправимся в NERV. Даже и не знаю, чего они хотят, чтобы мы проторчали там сегодня. Как будто они чего-то ждут.
* * *
     Мисато и Рицуко вошли в большой конференц-зал и быстро нашли там стол со знаком NERV. Пара выглядела довольно изолированно, лишь вдвоем усевшись за огромным столом. Мисато предположила, что это было что-то вроде оскорбления, что Гэндо отправил лишь ее и Рицуко на событие, которому хозяева явно придавали большое значение.
     В самом деле, для NERV оно было достаточно значимо, ведь если сегодняшняя презентация Jet Alone пройдет успешно, его спонсоры серьезно подрежут выделяемое ООН финансирование NERV.
     Началась презентация с представлявшего компанию ученого, давшего собравшейся аудитории обзор преимуществ и возможностей Jet Alone. Когда он добрался до подробного рассказа об источнике питания, бортовом ядерном реакторе, Рицуко подняла вопрос:
     – Вы действительно считаете, что безопасно иметь на борту этой машины ядерный реактор? – спросила Рицуко слегка снисходительным тоном.
     – А, наши уважаемые гости из NERV, – таким же тоном ответил ученый. – Могу заверить вас, что это абсолютно безопасно и гораздо менее громоздко, чем необходимость повсюду таскать за собой кабель.
     Они приступили к технической дискуссии, где оба парировали выпады друг друга, указывая на недостатки в обоих подходах. Наконец, Рицуко разыграла свою козырную карту.
     – Факт остается фактом, NERV единственные, кто способен противостоять угрозе ангелов, – самодовольно сказала она.
     – А, должно быть вы имеете в виду ваше «АТ» поле, – ухмыльнулся мужчина, осознанно ошеломляя представителей NERV. – Будьте уверены, сейчас у вас преимущество, но оно не продлится вечно.
     Конечно, Рицуко знала, что они никак не смогут повторить поле, потому что это было продуктом того, чем в действительности были Евы, а не эффектом какой-то машины. Мисато, напротив, была в ярости, потому что кто-то в NERV, похоже, выдавал секреты.
* * *
     После перерыва на обед все собрались в командном бункере для наблюдения за первой публичной демонстрацией Jet Alone. Под звук фанфар раскрылись врата огромного ангара, и разошедшиеся половинки продемонстрировали человекоподобного робота. Он выглядел сгорбившимся, красная лицевая панель располагалась на уровне плеч. Плечи были окрашены в красный, а руки, угловатый торс и ноги в унылый металлически-серый цвет. Ступни были темно-синими.
     Представитель начал комментировать действия взявшейся за процедуру запуска команды ученых и техников. Из спины и плечей робота медленно выдвинулись четыре стержня. Представитель объяснил, что они извлекли из ядра регулирующие стержни, и реактор теперь запущен.
     Когда гигантский робот шагнул, представитель обрадовался, как будто бы увидел, как его ребенок только что сделал первый шаг. Мисато была нисколько не впечатлена, отрешенно прислонившись к стене.
     – Да, да, он шагнул. Подумаешь, – презрительно усмехнулась она. – Вопрос в том, сможет ли он сражаться.
     Вдруг контролирующие Jet Alone техники и ученые впали в ступор. Похоже, робот продолжил идти даже после того, как они отдали ему команду остановиться. Ничто, что они испробовали, похоже, не сработало, и люди кинулись врассыпную, когда Jet Alone прошел сквозь здание центра.
     – Сэр, у нас еще одна проблема, – крикнул один из техников Jet Alone. – Мы не можем вернуть регулирующие стержни, и температура ядра реактора растет. Если мы не вернем эти стержни, реактор… о нет!
     – Что такое? Что происходит? – спросил представитель.
     – Если Jet Alone останется с нынешним курсом и скоростью, он будет посреди Ацуги, когда ядро расплавится, – в ужасе сказал техник.
     – О, нет, – простонал представитель, его плечи пораженно опустились. – Что нам делать? Это ужасно.
     С Мисато, наконец, было достаточно, когда весь персонал Jet Alone сдался, представляя собой жалкое зрелище. Она вытащила свой сотовый телефон и связалась с NERV.
     – Это капитан Кацураги, – сказала она в трубку. – У нас здесь проблема. Jet Alone вышел из-под контроля и устроит ядерный выброс посреди Ацуги, если мы его не остановим. Мне срочно нужны здесь Ранма и Ева-01, и пусть доставят радиационный костюм.
     Мисато убрала телефон и взяла на себя ответственность за ситуацию:
     – Ладно, слушайте все, – рявкнула Мисато, привлекая внимание подавленных сотрудников проекта Jet Alone. – Как я понимаю, Jet Alone не принимает передаваемые команды, так? Ну, если я окажусь на борту, я смогу вручную ввести команды для остановки реактора. Мне нужен пароль от системы.
     – Я не уполномочен передавать пароль, – несчастно сказал главный ученый/представитель.
     – Ну, тогда предлагаю связаться с тем, кто может, потому что если я не получу пароль, умрет много людей, – прорычала Мисато.
     Мужчина сглотнул, достал свой телефон и позвонил.
* * *
     – Так почему я не могу просто уничтожить его, Мисато? – спросил у нее Ранма. – Это куда проще, чем планируемый тобой трюк.
     – Потому что, Ранма, мы хотим избежать облучения местности из-за ядерного выброса, – преувеличенно терпеливо ответила Мисато, натягивая радиационный костюм.
     – О, – сказал Ранма. Он всегда пытался понять, почему они не могли просто разорвать эту штуку на кусочки.
     – И мы единственные, кто не только может оказаться на борту Jet Alone и ввести команды в компьютер вручную, но и остановить продвижение Jet Alone к Ацуги в процессе этого, – продолжила Мисато.
     – О, ладно, – пожал плечами Ранма. – Ну, нет проблем. Как в парке прогуляться.
     – Сказал парень, который будет в полной безопасности в своей Еве за АТ-полем, – проворчала Мисато.
     – Эй, можно ведь и Рей попросить пилотировать Еву-01, а я заберусь в эту штуку и отключу ее, – заметил Ранма. – Я гораздо сильнее и физически способнее тебя.
     Мисато посмотрела на него, ее глаз дернулся от того, что ее назвали менее физически способной, чем четырнадцатилетний парень, неважно, правда это или нет.
     – Ага, ну, у тебя нет моих навыков работы на компьютере, а Рей нужна на случай нападения ангела, пока мы будем заняты, – парировала Мисато.
     – Ага, ну, я думаю, ты просто хочешь для разнообразия поиграть в героя, – ухмыльнулся Ранма, скрестив на груди руки.
     – Такая мысль никогда не приходила ко мне в голову, – фыркнула Мисато.
     – Тооочно, – с усмешкой протянул Ранма.
     – Э-э… капитан Кацураги? – раздался неуверенный голос, когда к ним подошел подавленный мужчина.
     – Что такое? – раздраженно спросила Мисато.
     – Вы действительно собираетесь это сделать? – спросил мужчина.
     – Кто-то должен постараться остановить ваш сбежавший проект, пока он не убил кучу людей, – ответила Мисато.
     Мужчина тяжело вздохнул.
     – Знаю, – тихо сказал он. – Пароль «Надежда». Простите.
     Мисато просто кивнула, и мужчина развернулся и ушел.
* * *
     В поле зрение появился Jet Alone, когда самолет с Евой-01, Ранмой и Мисато подлетел ближе. Он шагал, как будто что-то для себя решив.
     – Приближаемся к точке сброса, – сказал пилот. – Приготовьтесь.
     – Готова, Мисато? – спросил Ранма, опустив взгляд на женщину, вцепившуюся в слегка покачивающуюся руку Евы-01.
     – Полностью, – сказала Мисато, показывая Ранме большой палец.
     – Сброс через 3… 2… 1… Ева сброшена, – сказал пилот, когда замки Евы-01 отошли, и началось ее свободное падение к земле.
     Ранма постарался насколько возможно защитить Мисато, когда Ева ударилась о землю во встряхнувшим кости столкновении. Огромного робота немного занесло, прежде чем Ранма бросился бежать, стараясь как можно быстрее настичь Jet Alone.
     – Ты в порядке, Мисато? – спросил на бегу Ранма.
     – Конечно, Ранма, – ответила Мисато. – Прочувствую это утром, но сейчас в порядке.
     – Будешь со мной полегче, Мисато? – усмехнулся Ранма. – Героем быть больно, а?
     – Неважно, Ранма, – огрызнулась Мисато. – Просто доставь меня на Jet Alone, а об остальном позабочусь я.
     – Принято, – сказал Ранма, все еще посмеиваясь над игривым поведением Мисато.
     Вскоре недавно окрашенная в полночно-синий и зеленый Ева настигла Jet Alone и схватила его. Ранма вытянул Руку и доставил Мисато на спину робота. Мисато взялась за поручни и принялась карабкаться наверх к ручному управлению.
     – Осторожнее, Мисато, – предупредил Ранма, когда она поскользнулась и едва удержалась от потенциально смертельного падения.
     Мисато вернула себе опору и, быстро подмигнув Ранме, продемонстрировала ему знак победы, прежде чем продолжить подниматься. Оказавшись на вершине, она вскрыла люк и скользнула внутрь. Ранма переместил Еву-01 так, чтобы блокировать продвижение Jet Alone.
     Поместив руки Евы на грудь Jet Alone, Ранма упер ноги и напрягся. Jet Alone продолжал короткими шажками идти вперед, ноги Евы скользили по земле. Зарычав, Ранма сдвинул хватку. Перехватившись ниже, руки Евы обняли Jet Alone за талию, а плечо Евы Ранма разместил напротив нижней части торса Jet Alone. Крякнув, Ранма приподнял гигантского робота, остановив его движение.
     Внутри Мисато, ударившись о перегородку, выругалась.
     – Проклятье, Ранма, задержи уже эту штуку, – завопила она, когда пол наклонился, и она снова заскользила.
     – Прости, Мисато, – извинился Ранма. – Теперь готово. Все должно быть нормально.
     Мисато выпрямилась и осторожно пробралась по накрененному полу к компьютерному терминалу. Вызвав экран логина, она ввела пароль. После мучительной паузы экран вспыхнул и сообщил, что доступ запрещен.
     – Он не принимает пароль! – сообщила Мисато. – Попытаюсь еще раз. Давай, ты, кусок хлама, принимай пароль. Черт, здесь жарко.
     Пока Мисато пыталась получить доступ к компьютеру, Ранме в голову пришла идея. Он скользнул в Ледяную душу и направил ее в АТ-поле и внутрь Jet Alone. Рост температуры замедлился, давая им немного времени до того, как реактор пойдет вразнос.
     – Рост температуры замедлился, – сообщил один из техников, отслеживающих состояние Jet Alone.
     – Регулирующие стержни вернули на место? – спросил главный ученый.
     – Нет, – сообщил техник. – Я не могу этого объяснить. Все похоже на то, что охлаждение идет снаружи. Хотя чем бы оно ни было, его не хватит. Это купит немного времени, но только и всего.
     Внутри Jet Alone с облегчением вздохнула Мисато, когда ее омыла волна прохлады. Она продолжала пытаться получить доступ к системе, но ей снова и снова отказывало. Стукнув в отчаянии по терминалу, она приступила к другому плану.
     – Я не могу получить доступ, – сообщила Мисато. – Попытаюсь кое-что еще.
     – Только поторопись, – напряженно сказал Ранма. – Не уверен, как долго я смогу держать эту штуку и поддерживать Ледяную душу.
     – Принято, – сказала Мисато, переходя к выдвинутым регулирующим стержням.
     Закряхтев от усилий, она попыталась вернуть стержни на место. Медленно, слишком медленно, первый стержень начал поддаваться, когда Мисато вложила каждую каплю силы, что она смогла выдавить из себя. Когда она задвинула первый, ее перегруженные до предела мышцы и суставы вопили от боли.
     Примерно за три минуты Мисато удалось вернуть на место лишь еще один стержень. Она как раз двинулась к следующему, когда Ранма вымученно сообщил:
     – Я не могу больше удерживать Ледяную душу на этом уровне, Мисато, – виновато сказал Ранма – Надеюсь, этого хватит… – Он замолчал, одной лишь силой воли продолжая удерживать Jet Alone над землей в хватке Евы.
     Мисато почувствовала, как температура быстро подскочила, когда Ранма отпустил прием. Она торопливо принялась заталкивать следующий стержень, но ее тело ее подвело. Она тщетно давила на стержень, пот заливал ей глаза.
     «Вот и все, – подумала Мисато, когда слезы, смешиваясь с потом, потекли у нее по щекам. – Вот где я умру. По крайней мере Ранма будет защищен АТ-полем».
     Мисато, прислонившись к стене, смотрела, как показания температурного датчика подбираются к точке расплава. Но не успел он до нее добраться, как регулирующие стержни вдруг втянулись, и реактор остановился. Мисато облегченно вздохнула, но она слишком устала, чтобы сделать что-то большее.
* * *
     Рицуко вздохнула, закрывая свой ноутбук. Гэндо не будет рад, но Рицуко, хоть и готовая последовать изначальному плану, поняла, что не собирается жертвовать своей подругой или рисковать Ранмой, которого, вместе с Евой-01, могло не защитить АТ-поле. Полный город незнакомцев одно, но друзья совсем другое.
     Но это не значило, что она желала объяснять это Гэндо. В то время как она знала, что слишком важна для NERV, чтобы Гэндо предпринял нечто… чрезмерное… она знала, что пойти против планов этого человека не слишком хорошо скажется на здоровье, а не только на карьере.
     Возможно, Ранма был прав. Возможно, ей стоит оглядываться за спину, когда рядом Икари Гэндо. От нее не ускользнуло, что он был готов пожертвовать Мисато и рискнуть Ранмой и Евой-01, хоть они оба были частью его планов, лишь чтобы дискредитировать проект Jet Alone. Да, в будущем она будет оглядываться за спину, когда рядом будет этот манипулятивный ублюдок.
* * *
     Ранма тяжело вздохнул. Было воскресенье, и у всех был выходной. Ну, почти у всех, поправился Ранма, когда Мисато позвала его из своей спальни. Со дня инцидента с Jet Alone она была восхитительной занозой в заднице, когда проснулась и обнаружила цену, что она заплатила за свои усилия. Мисато отлеживалась в своей постели, не в силах безболезненно пошевелиться из-за синяков и растянутых и перетруженных мышц, ставших результатом ее усилий. И она почему-то пришла к выводу, что это Ранма был обязан помочь ей поправиться.
     – Да, чего ты хочешь на этот раз, Мисато? – смиренным тоном спросил Ранма.
     – Хотела спросить, не мог бы ты сделать мне еще один такой чудесный массаж? – трогательно прохныкала Мисато, легонько надув губки.
     Ранма закатил глаза.
     – Конечно, Мисато, – еще раз вздохнул Ранма. – Схожу только за водой.
     – Не мог бы ты сделать это в этой форме? – взмолилась Мисато, оттопырив губу.
     – Ладно, Мисато, но только на этот раз, – прорычал Ранма, беря мазь. – Но прошло уже три дня. Сегодня мой выходной, и я не собираюсь провести его прислуживая тебе.
     – Ты абсолютно прав, Ранма, – просияла Мисато. – Когда сделаешь мне массаж и вытащишь меня на балкон с холодным пивом, сможешь пойти и заняться всем, чем угодно.
     Ранма сглотнул, когда Мисато приподнялась и, морщась от боли, стянула футболку, после чего улеглась на футон лицом вниз, одетая лишь в откровенные трусики. Когда Ранма в первый раз запротестовал, Мисато отклонила протест, так как у самого Ранмы было женское тело, и Мисато не видела причин быть скромнее, чем если бы она была перед любой другой женщиной. Конечно, в тот момент Ранма был в виде девушки, но Мисато явно не делала различия.
     С другой стороны, Ранма предполагал, что она наслаждалась, дразня его, особенно то, как она чувственно стонала его имя, когда он втирал обезболивающее в ее ноющие мышцы. И это было эффективно. Мисато, несомненно, была настоящей красоткой, о чем не уставали напоминать его извращенные приятели. Ранме потребовалась каждая капля самоконтроля, чтобы не показывать своей реакции на ее мягкую кожу под его руками.
     Но Ранма все же ухмылялся. Пусть она и наслаждалась, дразня его, но это было тщетно. От доктора Тофу он многое узнал о массажных приемах и точках давления. Некоторые из них, когда использовались таким образом, были весьма чувственны. Благодаря своему знакомству с женским телом Ранма был вполне осведомлен об оказываемом им на Мисато влиянии, зная, какие именно признаки искать, как в ее ки, так и в ее теле. Да, пусть она и дразнила его, но это она оставалась с мокрыми трусиками, разгоряченная и задыхающаяся от возбуждения.
* * *
     Ранма закончил с Мисато, оставив ее дрожащей массой расстроенных женских гормонов, и пошел вымыть руки. Смыв мазь, он заглянул в комнату к Рей и увидел ее лежащей на футоне и глядящей в потолок. В такой же позе она лежала после завершения их утренней тренировки и завтрака.
     – Рей? – от двери спросил Ранма.
     Она посмотрела на него.
     – Ты хочешь весь день так пролежать? – спросил Ранма синеволосую девушку. – В смысле, сегодня же выходной. Разве ты ничего не хочешь сделать для удовольствия?
     – Я не понимаю, – ответила Рей. – Мы завершили утреннюю тренировку и позавтракали. Что еще нам следует сделать?
     – Ну и вопрос, – сказал Ранма. – Нам ничего не нужно делать. Мы можем сделать что-нибудь просто для удовольствия.
     – Я не понимаю, – сказала Рей.
     – Хочешь сказать, что никогда и ничего не делала, если тебе это не приказывали, просто для того, чтобы почувствовать себя счастливой? – спросил Ранма.
     Рей некоторое время размышляла над этим вопросом, пока на ее лице не расцвел румянец. Она и в самом деле делала то, что ей не приказывали, потому что от этого ей было хорошо, но по каким-то причинам она не хотела рассказывать об этом пилоту с косичкой.
     – Нет, – наконец, сказала Рей.
     – Ну, тогда самое время начать, – весело ухмыльнулся Ранма. – Давай. Вставай и одевайся. Я познакомлю тебя с искусством удовольствия, начнем с обучения радостям мороженого!
* * *
     Получасом позднее по улице шли две девушки. Они выглядели полными противоположностями друг другу. У одной были светло-синие волосы и темно-красные глаза, тогда как у другой огненно-рыжие волосы и ярко-голубые глаза. И не только это. В то время как одна была безразлична ко всему и сдержанна, и лицо ее было нейтрально, другая легко улыбалась и вела себя вполне жизнерадостно.
     Рей одела шорты небесно-голубого цвета и красный топ, достаточно короткий, чтобы продемонстрировать свой плоский животик. На ногах были белые сандалии на ремешках. Ранма носила черные обтягивающие джинсовые шорты и строго выглядящий лазурный топ-безрукавку, мило подчеркивающий ее впечатляющие активы. Вырез был достаточно низок для демонстрации дразнящего намека на декольте. Обута она была в точно такие же сандалии на ремешках, вот только черного цвета.
     Рыжая в лицах объясняла тонкости получения дополнительных радостей с использованием разрушительного приема «щенячьих глаз». Этот прием можно было применить с большей эффективностью, разумно сочетая его с приемом «прыгающей груди», чего, заверила рыжая непроницаемую синевласку, было достаточно, чтобы повлиять на либидо любого мороженщика и обеспечить дополнительный шарик мороженого, лишние фрукты в парфе или двойное количество помадки на мороженом или банановом сплите.
     После демонстрации приемов Рей пришлось сделать вывод, что они действительно были эффективны, и она даже почувствовала желание осчастливить свою рыжую спутницу, пусть даже она не полностью понимала, как. Также она задалась вопросом, почему ей вдруг стало неуютно тепло.
     Девушки как раз добрались до района развлечений, когда увидели двух знакомых парней.
     – Привет, Тодзи. Привет, Кенске, – радостно помахала им Ранма.
     Двое упомянутых парней повернулись к окликнувшей их девушке. У них отвисли челюсти, когда они увидели Ранму и Рей.
     – Р-Ранма? – пробормотал Тодзи. – Э-э… привет. Ч-что происходит?
     – Мы с Рей просто собрались за мороженым, – объяснила Ранма.
     – П-почему ты девушка? – ляпнул Тодзи. – И почему ты так одет?
     – В смысле так мило? – озорно улыбнулась Ранма. – Это просто одежда. Во всяком случае, для девушки мороженое на вкус гораздо лучше. Не знаю почему, но это так. Шоколад оказывается просто божественен.
     Ранма мечтательно уставилась куда-то в пространство, вспоминая о прелестях шоколада. Два парня почувствовали, как зашкаливает уровень их гормонов, даже несмотря на то, что они знали, что Ранма был парнем… по большей части.
     – Н-не против, если мы к вам присоединимся? – прозаикался Кенске, отчаянно пытаясь не краснеть.
     – Конечно, почему бы и нет, – счастливо оживилась Ранма.
* * *
     Пятнадцать минут спустя два парня, разинув рты, наблюдали за наслаждающейся чувственным опытом Ранмой, пожирающей невероятных размеров чашу мороженого. Рей сидела рядом с ней, напротив парней, занятая своим приобщением к божественности. В то время как ее порция была не настолько велика как у Ранмы, и она не смогла заставить себя использовать продемонстрированные Ранмой приемы, она все равно получила двойную порцию помадки и бонусную вишенку, потому что Ранма заказала за нее, так как она сама не представляла, что заказать. Не то чтобы она знала вариант лучше, раньше она ничего подобного не пробовала.
     После первой ложечки Рей познала нирвану. Это несомненно было едой богов. Рей едва не стонала от удовольствия, когда сладкий сливочный вкус взрывался у нее на языке. Осмотревшись, она обнаружила встретившиеся с ее взглядом сияющие серо-голубые глаза Ранмы. Рыжая широко, понимающе улыбалась, отчего лицо Рей расцвело первой настоящей улыбкой.
     Для Ранмы вид улыбки истинного удовольствия Рей, не только украшающей губы, но и отражающейся в глазах, был произведением искусства. И Ранма была невероятно счастлива, что оказалась той, что помогла этой улыбке появиться на бесчувственном лице девушки. Одно это оправдало все ее усилия подружиться с синеволосой девушкой.
     Парням оставалось только шокировано смотреть на Рей, ведущую себя как живой человек, а не безэмоциональный автомат, который они знали в классе. Они впервые увидели, насколько же привлекательной она была. Они оба с восторгом наблюдали как за Рей, так и за Ранмой, похоже, каким-то образом растопившей ледяную деву.
     – Итак, мальчики, – усмехнулась Ранма, расправившись со своим мороженым, – моя задача на сегодня – научить Рей развлекаться. Хотя мне пришла мысль; я в этом не специалист. Для меня веселье заключается в тренировках и драках. И мне интересно, как развлекаются обычные люди. Есть идеи?
* * *
     Так получилось, что у парней действительно были идеи. Идея Тодзи выглядела лучше, так как у Кенске понятие веселья включало в себя беганье по лесу, играя в войнушку, и разглядывание военной техники. Ранма отвергла лазертаг и аркады как раз потому, что это слишком было похоже на то, чем они занимались в NERV. Таким образом, пара девушек и двое парней отправились играть в мини-гольф.
     И Ранма поняла, что ей это весьма нравится. Различные испытания проверяли ее навыки и вынуждали парней совершать забавные промахи. Ни один из них не мог соперничать ни с логическим анализом Рей, высчитывающей углы и необходимую для попадания мячиком в лунку траекторию, ни с интуитивным пониманием Ранмы и ее точностью в попадании мячиком в цель.
     Наступила очередь Кенске, когда все стало несколько интереснее.
     – Тодзи! – раздался женский голос.
     Все обернулись и увидели приближающуюся к группе Хораки Хикари. Девушка метнула в сторону Ранмы испепеляющий взгляд, прежде чем ослепительно улыбнуться Тодзи.
     – Привет, Тодзи, – радостно сказала девушка. – Что ты здесь делаешь? Кто твоя пара? Кажется, я никогда ее раньше не видела.
     Тодзи нервно рассмеялся.
     – О, это Ран… – начал Тодзи, прежде чем Ранма его прервала.
     – Я сестра Ранмы, Ранко, – быстро сказала Ранма. – И он не моя пара. Они просто показывают нам с Рей, где здесь можно поразвлечься.
     Хикари моргнула, затем моргнула еще раз. Она попыталась понять, как кто-то может упомянуть в одном предложении Рей и развлечения, и потерпела неудачу.
     – Ясно… – слабо сказала вставшая в тупик девушка, прежде чем просиять. – Тогда не возражаете, если я к вам присоединюсь? – Теперь она не только хотела провести немного времени с Тодзи, но и должна была сама увидеть, как развлекается Рей.
     – Конечно, – обрадовалась Ранма. – Чем больше, тем веселее.
* * *
     К концу дня пять подростков вдоволь все вместе повеселились. Тодзи и Кенске оставили трех девушек и отправились домой, и Хикари воспользовалась возможностью задать вопрос о том, что она заметила.
     – Ранко? – нерешительно спросила брюнетка, когда они шли вместе. – Почему Тодзи, Кенске и Рей иногда называли тебя Ранмой?
     Ранма тяжело вздохнула, прежде чем задумчиво взглянуть на девушку.
     – Ты не поверишь, если я тебе скажу, – наконец, сказала Ранма. – Слушай, я не хочу, чтобы это разошлось по школе, потому что это просто вызовет у меня проблемы. Могу я доверить тебе этот секрет?
     – Д-думаю да, – смущенно сказала Хикари. Она пыталась понять, что эта девушка собиралась ей рассказать. Ведь не то, что она лесбиянка. Ее брат чуть ли не объявил об этом в первый же день в классе. Если подумать, Хикари не видела ее ни в одном классе в школе.
     – Хикари, я Ранма, – сказала Ранма.
     Президент класса не могла быть в большем шоке. Все, что она могла делать, это смотреть на явно безумную девушку. Никоим образом эта крохотная рыжая не могла быть тем здоровяком в другой одежде. Когда рыжая начала рассказывать о китайских проклятиях и магии, Хикари стало интересно, не по этой ли причине она не видела девушку в школе, ведь она явно сбежала из какой-то психиатрической клиники.
     – Ну, вижу, ты мне не веришь, – криво ухмыльнулась Ранма. – Я могу доказать, если ты зайдешь к нам на несколько минут.
     – Я должна это увидеть, – ответила Хикари.
     Двадцать минут спустя Хикари пришла в сознание от запаха нашатыря.
     – Теперь веришь? – спросил Ранма. – И пожалуйста, не обвиняй меня в каком-нибудь извращении. Я этого не просил, но застрял с этим. Поверь, я слишком много знаю о том, сколько от извращенцев проблем, чтобы хотя бы подумать, чтобы самому так действовать.
     – Это… странно, – сказала Хикари.
     – Ха, рассказывай, – фыркнул Ранма. – Тебе стоит понять, как это выглядит с этой стороны. Я знаю о девушках больше, чем любой другой парень имеет на это права. И действительно важно, чтобы ты никому об этом не рассказывала. Когда это выяснилось, душевые в моей старой школе стали кошмаром. Даже если я выбивал дерьмо из всех пытающихся, того факта, что великолепная обнаженная девушка всего во всплеске холодной воды от них, было для большинства этих извращенцев слишком много для сопротивления.
     – О боже, – с широко раскрытыми глазами сказала Хикари. – Я даже не думала об этом. Должно быть, было ужасно.
     – Было, поверь, – сказал Ранма. – Ну будь я лучшим в Японии мастером боевых искусств, неизвестно, сколько раз меня бы изнасиловали.
     – Не волнуйся, – заверила его Хикари. – Я никому не скажу. Спасибо, что доверил мне свой секрет. Мне стоит спросить, почему ты сегодня был девушкой?
     – Потому что мы с Рей собирались за мороженым, когда встретились с Тодзи и Кенске, – объяснил Ранма. – Они оба, кстати, знают, так что тебе не нужно волноваться обо мне и Тодзи. Довольно заметно, что ты положила на него глаз. – Хикари покраснела. – Во всяком случае, мороженое я всегда ем в форме девушки, потому что по каким-то причинам так оно гораздо вкуснее.
     – О, ну, приятно знать, – улыбнулась Хикари. – Вам стоит позвать меня, когда в следующий раз соберетесь за мороженым. Тогда я смогу показать вам с Рей, как развлекаются девушки.
     – Правда? – Ты не думаешь, что я какой-то урод, и хочешь быть моим другом? – удивленно спросил Ранма.
     – Конечно, почему бы и нет? – спросила Хикари.
     – Просто большинство девушек считают, что я пытаюсь использовать проклятье в своих интересах. Они склонны к некоторой жестокости, как будто я стараюсь их обмануть. Но я не такой. Я знаю парня, который превращается в маленького черного поросенка, и он использует это, чтобы забираться к девушке в постель и спать с ней, прижавшись к ее груди. Это сводит меня с ума, когда происходит, но я ничего не могу ей рассказать, потому что до того, как он начал ее обманывать, я поклялся ему своей честью, что никому об этом не расскажу, потому что в этой форме он довольно беспомощен.
     – Это ужасно, – с отвращением сказала Хикари. – И то, как он использовал против тебя твое слово, делает из него довольно жалкого человека, настоящего хама. Тебе, должно быть, было трудно ни о чем не рассказывать.
     – Я пытался ей намекать, но эта девушка так ничего и не поняла, – печально покачал головой Ранма. – Хуже всего то, что она всегда принимала его сторону и злилась на меня, когда он на меня нападал, что как парень, что как ее поросенок.
     – Ну, должна сказать, что его проклятье вполне подходит его настоящей личности, – прокомментировала Хикари. – Во всяком случае, я не думаю, что ты такой. Ты, наверное, единственный парень, который может понять, на что это похоже для девушки. Думаю, это довольно неплохо, так что да, я буду рада прогуляться с тобой и Рей.
     – Спасибо, – улыбнулся Ранма, взглянув в сторону Рей, тоже легонько улыбнувшейся Хикари.
* * *
     Аканэ подняла Пи-тяна за бандану и взглянула поросенку в глаза. Они были широко распахнуты и полны ужаса. Она протянула дрожащую руку, взяла чашку чая и вылила ее на сопротивляющегося поросенка.
     – Ты невероятный УБЛЮДОК! – крикнула Аканэ обнаженному Рёге, когда ее аура вспыхнула вокруг нее.
     Прыжком вскочив на ноги, она произвела крупнейший молот что когда-либо видели, Молот-сама +5 против извращенцев. С ядром из обедненного урана и титановой отделкой, он гарантированно мог обрушить и Годзиллу. Тор был бы горд, пуская его в ход. Рёга побежал. Аканэ помчалась за ним. Оставшиеся в комнате люди подбадривали Аканэ, раз уж на этот раз ее ярость была направлена на достойную цель.
     Все, кроме Шампу, выглядящей странно притихшей. Колон с сочувствием посмотрела на свою правнучку. Ей давно было известно, что не она пленила сердце Ранмы, но слишком жестоко было так узнать, что мужчина, которого ты любишь, не отвечает на твои чувства. Не то чтобы она обвиняла Ранму. Она знала, что парень был слишком добр, чтобы намеренно быть таким жестоким, но он никак не мог знать, что они следили за его приключениями.
     Колон подозревала, что все девушки услышат суровую правду о том, что в действительности думает о них Ранма. Она лишь надеялась, ради их блага, что это правда будет не так жестока, как услышать мужчину, которого они любят, говорящего о том, что он хотел бы о них забыть.

Глава 7

     Проводив встретившегося с Молотом-сама +5 против извращенцев Рёгу в больницу, группа собралась в гостиной. Генма ныл о том, как бесчестен его сын, что не рассказал своей невесте о поросенке в постели, Соун выл о том, что честь его дочери запятнана из-за бесчестного сына Генмы.
     – Что человек-панда и человек-потоп говорят? – сердито спросила Шампу. – Вы оба знать о проклятии свинопарня, но ничего не говорили Разрушительнице-Кухонь, чтобы Ранма ревновал. Ранма ничего не говорил, потому что дал слово прежде чем свинопарень стал питомцем. Ваше оправдание?
     Оба мужчины застыли, когда вспыхнули три боевые ауры. Все три сестры Тендо пылали яростно-синим и смотрели на двоих мужчин.
     – Это правда, папочка? – обманчиво сладким голосом спросила Набики. – Ты позволил свинье использовать свою собственную дочь лишь для того, чтобы Ранма ревновал?
     – Ну, Набики, – заколебался Соун. – Видишь ли, это не…
     – НЕ ВРИ МНЕ! – тяжело дыша, завопила Набики. – Как ты ПОСМЕЛ! И так плохо, что ты бросил нас как отец. И так плохо, что ты перестал зарабатывать, прекратив преподавать. Но теперь мы узнаем, что у тебя даже не было приличия сказать нам, когда нами воспользовались? Держу пари, если бы кого-то из нас изнасиловали, ты бы и палец о палец не ударил, чтобы помочь, а?
     – А-А-А-А, мои дочери меня ненавидят! – завопил Соун.
     – ЗАТКНИСЬ! – закричала Аканэ. – С меня хватит твоих глупых игр. Притворство больше не сработает, Тендо Соун!
     Соун завопил как женщина, когда Молот-сама +5 против извращенцев пронесся через пространство, где он сидел секундой ранее. Генма раскрыл рот защитить своего друга, но вместо этого он тоже завопил как женщина, когда лезвие семейной чести Саотоме лишь на удар сердца отстало от его шеи. Мужчины переглянулись и умчались, спасая свои жизни.
     – Возможно, нам стоит вернуться позднее, Тендо, когда они немного поостынут, – выдавил Генма.
     – Ты прав, Саотоме, ты прав, – пропыхтел Соун.
     Все остальные расселись обратно и взяли чай, успокаиваясь, прежде чем снова продолжить просмотр.
* * *
     – Это невероятно! – выпалил Кенске, снимая видео через иллюминатор большого транспортного вертолета, на котором летели они с Тодзи и Ранмой.
     Ранма ухмыльнулась, подыгрывая чрезмерно восторженному парню. Она взглянула в окно и мысленно приготовилась к встрече с пилотом Евы-02. Ранме следовало с осторожностью обращаться с ней, если она хотела миновать носимую девушкой маску раздутого эго и высокомерия. Чуть сильнее, и она оттолкнет другую девушку. Чуть слабее, и девушка не будет ее уважать. Это будет один из сложнейших ее планов, потому что ей придется заранее тщательно обдумывать все свои действия.
     – Так куда мы, Мисато? – спросил Тодзи.
     Мисато оглянулась через плечо со своего переднего правого места в вертолете.
     – Ну, я подумала, что вы, ребята, устали взаперти в горах, так что я решила, что стоит свозить вас на свидание с той миленькой лодочкой под нами, – улыбнулась Мисато.
     Разум Тодзи остановился на мысли о свидании с Мисато, и он забормотал какую-то вызванную гормонами тарабарщину. Кенске прилип к иллюминатору и чуть не сошел с ума.
     – Боже мой! Смотри, смотри, смотри! – возбужденно завопил Кенске. – Раз, два, три, четыре, пять авианосцев и четыре линкора! Должно быть это весь Тихоокеанский флот ООН!
     – Миленькая лодочка? – спросил Тодзи, забывая про свои гормоны и пораженно наблюдая, как вертолет подлетает к крупнейшему авианосцу.
     – Ага, довольно удивительно, что эта ржавая посудина еще на плаву, – прокомментировала Мисато.
     – Но это же «Over The Rainbow»! – запротестовал Кенске. – Это гордость Тихоокеанского флота, созданный до Второго Удара супер-авианосец!
     Когда вертолет начал снижаться, Кенске спрыгнул на полетную палубу, возбужденно снимая и перечисляя всю военную технику как какой-то технофил. Тодзи помчался за своей кепкой, которую сдуло, когда Кенске открыл дверь в пассажирский салон вертолета. Ранма последовала за Мисато, выглядя скучающей и невпечатленной, тогда как Мисато казалась забавляющейся странным энтузиазмом Кенске.
     Тозди догнал свою кепку, когда на нее опустилась нога в красной туфле. Подняв глаза, Тозди моргнул, увидев Ранму в красивом желтом сарафане.
     – Эй, Ранма, чего это ты так вырядилась и когда? – спросил Тодзи, наклоняясь поднять кепку. Он потянул ее, но Ранма не убрала ногу. – Эй, Ранма, можешь уже отпустить.
     После этого рыжая просто потопталась по кепке. По совершенно новой кепке, и Тодзи разозлился. Он замахнулся на рыжую, ожидая, что она как всегда уклонится и сойдет с кепки. Он был весьма удивлен, когда его кулак врезался в диафрагму Ранмы, и рыжая, задыхаясь, рухнула на палубу в паре метров от него.
     – Эй, Тодзи, какого черта ты тут делаешь? – сказала Ранма, обходя ошеломленных Мисато и Кенске. – Знаешь, не все рыжие могут как я уклониться от удара.
     Тодзи разинул рот, увидев Ранму в той же одежде, что она была в вертолете, плотный приталенный темно-зеленый топ, джинсовые шорты и темно-коричневые сандалии на ремешках. Он оглянулся и увидел Ранму… нет, это не могла быть Ранма… девушка, которую он ударил, неуклюже растянулась на палубе с задравшейся юбкой и хватала воздух. После этого Тозди осознал, что он только что ударил обычную девушку. Его разум от шока отключился.
     – Эй, ты в порядке? – спросила Ранма, опускаясь рядом с девушкой на колени и скромно поправляя ей юбку. – Прости за это. Давай помогу.
     Ранма нажала пару точек давления, чтобы девушка снова задышала, и помогла ей подняться на ноги, хотя она все еще, согнувшись, хваталась за пострадавшую диафрагму.
     – Спасибо, – слабо сказала девушка.
     – А, черт, такое красивое платье испортили, – грустно сказала Ранма, глядя на грязь, появившуюся, когда девушка упала на палубу. – Тозди порой полный придурок, но не думаю, что он хотел тебя ударить. Полагаю, он подумал, что ты это я. Хочешь я за тебя надеру ему зад?
     Именно тогда девушка, наконец, посмотрела на помогающего ей человека и застыла.
     – Кто?.. – растерянно спросила девушка.
     – О, прости, я Икари Ранма, пилот Евы-01, – улыбнулась Ранма. – Тот козел Судзухара Тодзи, которому лучше бы, когда шок пройдет, извиниться и туфли тебе поцеловать, чтобы понимал, что с ним еще легко обошлись. Тот паренек со странной одержимостью всем военным Аида Кенске. И это мой опекун, капитан Кацураги Мисато, и она, похоже, как обычно, заблудилась. А ты?
     – О, м-м, я Аска Лэнгли Сорью, пилот Евангелиона-02, – сказала Аска, возвращая каплю своего огня. – Так ты Третье Дитя? Мне казалось, Третье Дитя – парень.
     – Долгая история, – улыбнулась Ранма. – Но тебе придется подождать несколько дней, прежде чем все увидишь. Я сейчас вроде как застряла.
     Аска недоверчиво посмотрела на Ранму, затем обернулась к Мисато и вопросительно на нее взглянула. Мисато хихикнула.
     – Она говорит правду, Аска, – подтвердила Мисато. – Она Икари Ранма, и это долгая и странная история. Расскажем позже. Боже мой, Аска, ты сильно выросла с тех пор, как я в последний раз тебя видела. Невероятно. Хоть Ранма и чуть более развита, чем ты, вы обе можете сойти за идентичных близняшек.
     Аска прищурилась, обернувшись взглянуть на Ранму. Вопреки расхожему мнению, Ранма выучивала свой урок, даже если не всегда пользовалась результатом, в частности с Аканэ, чье отношение дало ей все худшее.
     – Она просто дразнит тебя, Аска, – заверила ее Ранма, успокаивающе взмахивая руками. – Я правда не крупнее тебя. Но в одном она права, если не считать, что мои волосы чуть ярче твоих, и у меня другая прическа, мы могли бы быть близняшками. Надеюсь, мы сможем подружиться.
     Все шло совсем не так, как ожидала Аска. Она планировала гордое появление, где она могла показать, насколько выше она была. Вместо этого ее ударили, а Третье Дитя могла сойти за ее близнеца. Она взглянула на упомянутую девушку, гоняющую по всей палубе здоровяка, явно в наказание за то, что тот ее ударил. Вскоре парень стоял перед ней на коленях, а рыжая с косичкой стояла, вывернув руки, у него за спиной и ждала представления.
     – Ну, разве тебе нечего сказать этой милой девушке, Тодзи? – сладко спросила Ранма. – Я знаю, что ты не хочешь, чтобы я рассказала Хикари, что ты сделал, не так ли?
     – Я-я… ОУУУ, ладно, ладно, простите, что ударил вас, Сорью-сан, – сказал парень. – Это была случайность. Я подумал, что вы это Ранма и сможете уклониться от удара.
     – Очень хорошо, Тозди, а теперь целуй ей туфли, – ухмыльнулась Ранма, наклоняя парня к ногам Аски. – И если заглянешь ей под юбку, я сломаю тебе пальцы.
     Аска вытаращила глаза, когда парень поцеловал ее туфли, ворча при этом, что у Ранмы пропадает все мужество.
* * *
     После краткого и бессмысленного спора адмирала Тихоокеанского флота ООН и Мисато, где им был представлен Редзи Кадзи, опекун Аски и, по-видимому, тот, кого Мисато не горела желанием видеть, три девушки и три парня втиснулись в маленький лифт и направились вниз.
     – ДЕРЖИТЕ РУКИ ПРИ СЕБЕ, ЕСЛИ ХОТИТЕ СОХРАНИТЬ ИХ, – хором закричали три женщины.
     – Не получается! Тут некуда их деть! – крикнули в ответ парни.
     – ИЗВРАЩЕНЦЫ! – закричали женщины.
     Когда двери лифта открылись, три женщины вышли, отряхивая руки, и направились на камбуз, оставив на полу лифта троих свернутых и изломанных мужчин.
     – Оуууу, – сказал один из них, когда они вылезли из лифта вслед за девушками.
     Они почти оправились к тому времени как добрались до камбуза и уселись за столик к женщинам, болтающими за чашкой чая.
     – Так ты знаменитая Икари Ранма, а? – с вежливой усмешкой выстрелили Кадзи в рыжую вопросом. – Читал твое досье, но должен сказать, немного в нем сомневаюсь. Думал, оно будет точнее.
     – Знаменитая? – спросила Ранма.
     – Да, ты стала феноменом общества обороны, – сказал Кадзи. – Так значит ты живешь с Мисато?
     – Ага, мы с Мисато и Аянами Рей делим квартиру, – согласилась Ранма.
     – Первое Дитя тоже живет с вами? – немного удивленно спросил Кадзи.
     – Мы просто одна большая счастливая семья, – пожала плечами Ранма.
     – Скажи мне, Мисато все еще дика в постели? – ухмыльнулся Кадзи.
     Аска вытаращила глаза, когда ее Кадзи задал такой извращенный вопрос. Лицо Мисато побагровело от ярости. Двое парней схватились за свои носы, прежде чем они успели исторгнуть потоки крови.
     – Она, похоже, сильно мечется в постели, – сказала Ранма, ухмыльнувшись Мисато. – Но она очень мило выглядит, когда выходит утром со всклоченными волосами, торчащими прядями и тому подобное.
     Все кроме Кадзи и Ранмы впечатались лицами в пол.
* * *
     – Так что ты думаешь о Ранме? – спросил Кадзи у Аски, когда они, облокотившись о перила, разглядывали полетную палубу.
     – Она выглядит милой, – сказала Аска. – Хотя я не понимаю, что в ней такого.
     – Пилотируя Еву в первый раз, Ранма достигла коэффициента синхронизации в 82 процента без каких-либо предварительных тренировок, – заметил Кадзи.
     – Mein Gott! – воскликнула Аска.
* * *
     Ранма молча стояла на эскалаторе, пока Мисато разглагольствовала о том, как нисколько не изменился Кадзи, и что он после всего это времени оставался полным козлом. Пилот с косичкой настроилась и сосредоточилась на том, почему она нервничала с самого момента их приземления. Затем ее осенило. Это был Адам. Она знала, что Кадзи вез Адама Гэндо. Ранма подумала о том, чтобы скользнуть в умисэн-кэн, найти каюту Кадзи и уничтожить ангела, но в итоге пересмотрела эти планы.
     Одно из ее преимуществ было в том, что она знала, как будут развиваться события. К несчастью, если она убьет Адама сейчас, она разворошит осиное гнездо, что в будущем может огранить ее варианты. Что важнее, это изменило бы все происходящее, и она нисколько не хотела пытаться прогнозировать планы Гэндо, если в его распоряжении не будет Адама. Кроме того, насколько ей было известно, они могли снова клонировать ангела, и она вернется к исходной точке.
     Ранму выбросило из мыслей, когда на вершине эскалатора появилась Аска.
     – Давай, Третье Дитя, ты идешь со мной, – высокомерно заявила она.
     – Ну еще бы, Аска, – ухмыльнулась ей Ранма.
* * *
     – Так какова все же твоя история? – спросила Аска, когда они забрались на транспортный вертолет перелететь на другой корабль.
     – По правде говоря, не слишком интересная, – пожала плечами Ранма. – Когда мне было шесть, батя оставил меня со своим кузеном-садистом, чтобы тот обучал меня боевым искусствам. С тех пор я училась только драться, и это то, в чем я очень, очень хороша. Я обнаружила, что могу перенести большую часть своего искусства на пилотирование Евы, и есть приемы, которые я могу использовать, чтобы значительно улучшить мою синхронизацию. Если хочешь, я могу тебя им научить. Я уже учу Рей, пилота Евы-01.
     – Или может я смогу научить тебя быть настоящим пилотом Евы, – высокомерно ухмыльнулась Аска. – В конце концов, я лучшая.
     Ранма с трудом прикусила язык. В данный момент она не могла позволить себе увязнуть с Аской в словесной пикировке. Все и так будет непросто, как только Аска поймет, что Ранма была куда лучшим бойцом.
     – Не сомневаюсь, что ты сможешь меня кое-чему научить, – сладко сказала Ранма. «Например, пределам моего самоконтроля», – мысленно добавила она, когда они приземлились на вертолетную площадку транспортника.
     – Давай за мной, – приказала Аска заскрипевшей зубами рыжей с косичкой.
     «Держать язык за зубами. Держать язык за зубами. Контролировать себя. Контролировать себя», – мысленно повторяла Ранма, следуя за другой рыжей.
     Аска привела ее к краю брезента и подняла его, заглядывая внутрь.
     – Ну? – подтолкнула Аска.
     – Ну, это Ева, – осторожно сказала Ранма.
     – Это не просто Ева! Это моя Ева-02! – ехидно сказала Аска.
* * *
     Аска взгромоздилась наверх своей Евы, выглядя так, как будто бы она королевой всего, что ее окружало. Ранма знала, что произойдет, и не поддавалась искушению высказаться, что нисколько бы не помогло.
     – Моя Ева-02 первая серийная модель, – надменно сказала Аска. – Она намного мощнее Евы-00 и Евы-01, прототипа и тестовой модели соответственно. Именно поэтому у тебя так легко получалось синхронизироваться с Евой-01. Это тестовая модель, так что кто угодно мог с ней синхронизироваться.
     – Или может я знаю приемы, которые позволяют мне добиться лучшего коэффициента синхронизации, чем тому, кто этих приемов не знает, – упомянула Ранма. – Приемы, которые, могу добавить, задокументированы и доказали свою эффективность.
     Прежде чем Аска успела ответить, корабль вздрогнул от близкого взрыва.
     – Mein Gott, что это было? – спросила Аска, чуть не распрощавшись с жизнью.
     – Пошли посмотрим, – сказала Ранма. – Надеюсь, это не ангел. – Последнее она добавила с намеренным отрицанием, потому что Ранма точно знала, что это было.
     Рыжие близняшки ринулись на верхнюю палубу и добрались до перил как раз вовремя, чтобы увидеть уничтожающего следующий корабль ангела.
     – Mein Gott! – снова воскликнула Аска.
     – Это ангел! – закричала Ранма, перекрывая шум очередного взрыва. – Готова проверить свою консервную банку?
     – Ева-02 не консервная банка, и мы покажем тебе, что могут сделать настоящий пилот и Ева, – огрызнулась Аска. – Пошли!
     Аска вытащила из Евы свою сумку и повела их по коридору, пока не нашла лестницу. Спрятавшись, она вытащила два контактных комбинезона и бросила один Ранме, прежде чем начать раздеваться. Ранма немедленно завернула за угол.
     – Эй, ты что делаешь? – нетерпеливо спросила Аска. – Переодевайся быстрее!
     – Аска, ты же знаешь, что я на самом деле парень, да? – ответила Ранма. – Просто не хочу выслушивать чушь о моих извращениях из-за того, что ты раздеваешься передо мной.
     Ранма услышала истерический смех Аски.
     – Ага, точно, ты парень, – фыркнула Аска. – И сложена ты как парень. И он должен быть очень маленьким, чтобы спрятаться в этих шортах.
     – Ладно, прямо сейчас я девушка, хоть и не с рождения, и изменюсь обратно, как только у меня закончатся месячные, – резко ответила Ранма, начав раздеваться за углом от Аски. – Просто не хочу слушать обвинений в использовании этого тела для извращенных занятий.
     – Ну, с этой стороны ты чертовски сильно напоминаешь девушку, – ухмыльнулась Аска, оказавшись позади наклонившейся снять трусики Ранмы.
     Ранма ойкнула и покраснела, но начала натягивать контактный комбинезон. Закончив с этим, Ранма нажала на кнопку, и костюм плотно облег ее тело. Девушки направились обратно к Еве.
     – Так у тебя уже были месячные? – почти робко спросила Аска.
     – К несчастью, – сказала Ранма. – Начались несколько месяцев назад.
     – Как это? – чуть ли не взмолилась Аска.
     – Отстой, – решительно сказала Ранма. – Все распухает и сводит. Грудь болит. Иногда болит голова. А к тому же еще и перепады настроения. Даже не скажу, сколько раз сегодня приходилось сдерживаться, чтобы не оторвать тебе чертову голову из-за твоего сегодняшнего прекрасного отношения.
     Глаза Аски расширились, и она уставилась на свою спутницу.
     – Об этом не беспокойся, – криво усмехнулась ей Ранма. – Дурной тон отрывать новой подруге голову в первый же день после знакомства. Просто нужно осознавать свое настроение и контролировать его. Пошли. Нам еще ангела убивать.
     Аска кивнула, немного потрясенная довольно откровенным замечанием Ранмы о том, что она сопротивляется желанию нанести ей тяжкие телесные повреждения. У нее начало складываться впечатление, что другая рыжая позволяла людям собой воспользоваться, но этот лакомый кусочек информации, что Ранма на самом деле сопротивлялась наведенному гормонами возмущенному желанию надрать ей задницу, а видя, как Ранма справилась с тем бугаем Тодзи, Аска не сомневалась, что она бы смогла, позволял взглянуть на все под совершенно новым углом.
     Аска легонько улыбнулась. Может быть, они с Ранмой в конце концов смогут стать подругами.
     Забравшись на подъемник, Аска извлекла контактную капсулу и открыла ее.
     – Запрыгивай, – велела она. – Теперь ты увидишь, на что способна Ева-02.
     Ранма забралась внутрь, и Аска последовала за ней.
     – Покажи, на что ты способна, Аска-тян, – ухмыльнулась Ранма. – О, и я не знаю немецкого, так что можешь сразу начать с японского и сэкономить нам время запуска системы.
     – Ладно, – сказала Аска, начиная стартовую последовательность.
* * *
     – Отлично, Аска! – повеселела Мисато, когда люди на флагманском мостике «Over The Rainbow» увидели встающую Еву-02, брезент плащом обернулся вокруг нее.
     – Вы, в роботе! Никто не разрешал активацию этой игрушки! – закричал в коммуникатор адмирал. – Отключайте немедленно.
     – Не слушай его, Аска, – сказала Мисато, выхватывая у него из рук микрофон. – Мы приготовим для тебя силовой кабель. Только помни, ты используешь оборудование B-типа. Под водой оно не работает, так что не упади.
     – Принято, Мисато, – весело сказала Аска.
     – Он приближается, Аска! – донеслось предупреждение Ранмы.
     – Ага, вижу, – сказала Аска, когда Ева присела и прыгнула в воздух как раз в тот момент, когда ангел врезался в грузовое судно и сломал его напополам.
     Адмирал вздрогнул, когда накрытая Ева приземлилась на ракетный крейсер, ломая его надстройку.
     Мисато усмехнулась, когда Ева-02 начала перепрыгивать с корабля на корабль, направляясь к авианосцу. Адмирал сидел в кресле с таким видом, как будто с каждым серьезно поврежденным от приземления Евы кораблем у него прихватывало сердце.
     – Мэм, силовой кабель подключен к реактору и готов к работе, – сообщил Мисато техник.
     – Аска, силовой кабель будет готов, как только ты здесь появишься. Еще мы доставили тебе несколько новых игрушек. Ранма подумала, что они пригодятся, если на нас нападут, – передала Мисато. Отметив, что Ева-02 только что приземлилась на соседний корабль, она добавила: – Все приготовились к столкновению!
     Спустя мгновение Ева рухнула на палобу авианосца, из-за чего корабль изрядно накренился на правый борт. Самолеты и оборудование начало скатываться с палубы, когда Аска, схватившись, встала поустойчивее. Сместив свой вес на левый борт судна, она медленно выправила корабль.
     Когда тот стабилизировался, Аска нагнулась и подключила силовой кабель с оставшимся в батареях всего на пять секунд зарядом.
* * *
     – Бери копья, Аска, – посоветовала Ранма. – Они дадут чуть большую досягаемость, чем один только нож.
     – Принято, – сказала Аска, хватая копья.
     – Вон он, – указала Ранма.
     – Ясно, – сказала Аска, накручивая себя.
     Ангел высоко выпрыгнул из воды и широко раскрыл пасть. Ранма заметила у него в горле ядро и уже собралась указать на него Аске, как та отступила на шаг и швырнула копье ангелу в глотку. Копье отскочило от треснувшего ядра, но не сумело его уничтожить.
     – Хороший бросок, – прокомментировала Ранма, когда ангел рухнул на полетную палубу авианосца.
     Аске пришлось отказаться от оставшегося копья, аккуратно разрезавшего самолет напополам, чтобы постараться сбросить ангела за борт. Когда ангел выворачивался, пытаясь сокрушить Еву своей массой или прокусить огромными зубами, Аска пыталась найти опору и достаточный рычаг и выбросить его за борт.
     Тем самым нога Евы опустилась на один из лифтов в ангар. Лифт не выдержал, так как вес многократно превосходил то, на что он был рассчитан, и ангел вместе с Евой-02 кувыркнулись в воду. Ангел уплыл, оставив Еву-02 висеть на силовом кабеле.
     – Она не двигается! – сказала Аска с намеком на панику.
     – Все в порядке, Аска, – успокоила ее Ранма. – Она двигается, просто немного. Однако ангел вернется через минуту, и у меня есть идея. Мне понадобится перехватить контроль над твоей Евой. Прости, но у нас есть лишь один шанс.
     – Ни за что, – запротестовала Аска. – Я не отдам тебе контроль над моей Евой-02.
     – Мне и не нужно, чтобы ты отдавала мне контроль, – сказала Ранма, вливая свой ки в АТ-поле Евы.
     Ева немного сопротивлялась, вероятно, влияние пытающейся сохранить контроль Аски, но Ранма справилась. Ангел вернулся и плавал прямо вокруг них с широко раскрытой пастью.
     – Глупо, – прокомментировала Ранма, начав сосредотачивать свой ки и АТ-поле Евы в сильно конденсированной сфере меж рук Евы. Она подождала, пока ангел не подберется вплотную, и, вытянув руку Евы и толкая сферу энергии в сторону ангела закричала:
     – Mouko Takabisha!
     Золотой шар усиленного АТ ки уверенности ринулся вперед, прямо в пасть ангела и, ударив поврежденное ядро, испарил его. Тело ангела вскипело и мощно взорвалось, выбросив Еву из воды обратно на палубу авианосца.
     – Какого черта это было? – потребовала ответа Аска.
     – Это был заряд ки, усиленный АТ-полем Евы, – устало сказала Ранма. Заряд потребовал от нее значительных усилий.
     – Что за чертовщина этот «заряд ки»? – по-прежнему в шоке спросила Аска. – И как, черт возьми, ты так легко перехватила контроль над моей Евой?
     Ранма быстро объяснила Аске концепцию ки и показала слабый шар ки, когда другая рыжая усомнилась.
     – Что касается того, как я перехватила контроль, – объяснила Ранма. – Это связано с приемами, которые ты так была готова отбросить. Я вливаю свой ки в АТ-поле Евы. Так я и достигаю своего высокого коэффициента синхронизации. В принципе именно так и нужно синхронизироваться с Евами, но вам с Рей и всем остальным, кто не знает приемов, требуются для этого нейроконтакты. – Ранма постучала по одному из контактов на голове Аски. – Достаточно хороший мастер боевых искусств может влить свой ки в оружие, чтобы укрепить его и упростить над ним контроль. В сущности, я вливаю свой ки в Еву, что позволяет мне достичь большего уровня синхронизации и более тесной связи с Евой. Именно так я и перехватила твой контроль.
     – По-понятно, – слабо сказала Аска.
     – Не волнуйся, Аска, ты отлично справилась, – успокаивающе сказала Ранма. – Ты прекрасно метнула копье. Чуть не прибила его на месте. Если бы палуба не провалилась и не выбросила нас за борт, ты бы добила его на следующем проходе. Ты очень хорошо действовала для первого настоящего боя.
     – М-м… спасибо, наверное, – немного мрачно сказала Аска.
     Ей очень хотелось быть той, кто уничтожит ангела, доказать, что она лучшая. Ей стоило разозлиться, что Ранма забрала у нее это, но то, что другая девушка сделала… это было невероятно. Аска не могла и надеяться сделать что-нибудь подобное. И все же девушка нисколько этим не кичилась. Аска не знала, как реагировать.
* * *
     – Чееерт! – благоговейно протянула Рицуко, просматривая данные, когда они с Мисато сидели в джипе, припаркованном в доке неподалеку от авианосца. – Это фантастика! Я и не подозревала, что что-то подобное вообще возможно.
     – Мы смогли собрать неплохие данные на ангела, да? – гордо сказала Мисато.
     – Да к черту ангела, – не согласилась Рицуко. – Ты осознаешь, что Ранма перехватил у Аски контроль над Евой-02, после чего спроецировал какой-то заряд АТ-энергии, чтобы уничтожить ангела?
     – Аска упомянула о чем-то подобном, – сказала Мисато. – Ты же о Ранме говоришь. Делает невозможное, демонстрируя, что это легко.
     – Он самый удивительный человек, что я вообще встречала, – согласилась Рицуко. – Господи, я хочу от него детей.
     Мисато истерически рассмеялась.
* * *
     Тодзи и Кенске стояли у основания трапа и смотрели, как красную Еву спускают в док. Тодзи оглянулся и увидел Аску, спускающуюся вниз следом за Ранмой, обе все еще были в своих контактных комбинезонах. У Тодзи на лице расплылась злая усмешка.
     – Эй, Ранма, неплохо выглядишь, детка, – сказал Тодзи. – Думаю, ты в ее контактном комбинезоне выглядишь лучше ее самой.
     Аска взглянула на него и сердито утопала прочь.
     – Блядь, Тодзи, – зарычала Ранма. – Ты и в самом деле можешь быть порой таким козлом, знаешь?
     – Что я сделал? – спросил Тодзи.
     – Как будто ты не знаешь, – мрачно сказала Ранма. – Сперва ударил бедную девушку, а затем оскорбил ее, сказав, что я выгляжу лучше ее. Так что тащи свою задницу снова перед ней извиняться, или я так тебе ее надеру, что будут чувствовать даже твои правнуки. Пытаться меня смутить это одно, но она такого не заслуживает.
     – Дерьмо! Я об этом и не подумал, – хлопнул ладонью по лбу Тодзи. – Твоя правда, Ранма. Я пойду извинюсь.
     Ранма и Кенске смотрели, как Тодзи побежал вдогонку за другой рыжей. Он сказал несколько слов, а затем она отступила и отвесила ему пощечину.
     – Ну, он это заслужил, – хихикнула Ранма.
     Кенске только согласно кивнул, радуясь, что прилетело не ему.
* * *
     – Черт, я так рад, что нам больше не придется видеть эту жестокую девчонку, – сказал Тодзи, щеголяя на лице синяком в форме руки. – Хотя после действий Ранмы мне не жаль, что ему придется с ней работать. Черт, можно было подумать, что она скорее девушка, чем парень.
     – Может, она ему понравилась, – сказал Кенске. – Ты бы тоже заступился за понравившуюся девушку.
     – Ага, полагаю, ты прав, но не могу сказать, что он умеет выбирать женщин, – прокомментировал Тодзи. – Эта Аска настоящая сука, если ты понимаешь, что я имею в виду.
     – Класс, с сегодняшнего дня у нас будет новый ученик, – сказал Стейнакава-сэнсэй, отправив троих учеников спать еще до завершения прежложения.
     Тодзи и Кенске застыли, увидев пищущего на доске человека с рыжими волосами. Затем она, взмахнув ими, развернулась.
     – Я Аска Лэнгли Сорью, – улыбнулась она.
     Глаза Тозди от ужаса широко распахнулись, когда он дрожащей рукой указал на новенькую, бормоча «это она». Кенске съежился у него за спиной.
* * *
     «Я впечатлена, – подумала Набики, нажимая кнопку перемотки. – Ранме для разнообразия и в самом деле удалось удержать свой язык под контролем».
     – О боже, – весело сказала Касуми, вслух вторя мыслям Набики. – Ранме удалось очень хорошо справиться с этой Аской. Хотя я не одобряю использованные ею слова.
     – И Аканэ даже не может обвинить его в том, что он как извращенец подсматривал за ней раздетой, – указала Укё.
     – Ага, но этот извращенец делал массаж голой Мисато, – заметила Аканэ, все еще кипятясь из-за Рёги.
     – Хотя он правда этого не хотел, – возразила Укё. – Это она его дразнила. И той блондиночке еще хватило нахальства сказать, что она хочет от него детей.
     – Мой сын такой мужественный, – распевала Нодока, исполняя свой победный танец.
     Набики лишь покачала головой, наблюдая за глупым поведением людей вокруг.

Глава 8

     К наступлению следующего вечера все заинтересованные лица в очередной раз собрались в доме Тендо, чтобы посмотреть следующую кассету о приключениях Ранмы в мире Neon Genesis Evangelion.
     Соун и Генма попытались украдкой пробраться внутрь поздно ночью, когда их выгнали из последнего бара, только чтобы обнаружить трех разгневанных дочерей и готовую взорваться жену, устроивших на них засаду. Когда кассета закончилась, сестры Тендо, амазонки и Укё рассказали Нодоке все, что знали о жизни Ранмы и всех глупостях, которым подверг его отец. Сестры Тендо все еще были возмущены тем, как их отец позволил запятнать честь Аканэ.
     Поэтому, в то время как Нодока устраивала слишком уж запоздалые выяснения отношений со своим мужем, Соуну пришлось отвечать за свои недостатки. В настоящий момент оба мужчины были перевязаны, покрыты синяками и связаны. Их прислонили к задней стене гостиной, подальше от чая и закусок, и все в комнате весьма холодно к ним относились.
     По лицу Генмы скатилась слеза, когда он с тоской посмотрел на поднос с легкими закусками, что Касуми и Нодока подготовили для этого вечера. Соун, в отличие от обычного своего состояния и от Генмы, просто сидел, отрешенно глядя в никуда. Таков был результат многолетнего разочарования дочерей его почти отказом от них с последующими попытками вдруг сказать им, что они выходят замуж, как будто бы единственная их ценность заключалась в обеспечении его будущего комфорта.
     Получилось некрасиво. Даже мягкая Касуми взялась за эту проблему. Да, все изменилось, и по итогам совсем не Соун оказался во главе.
     Что касается всех остальных, они игнорировали двоих мужчин, кратко обсуждая предмет своего внимания, прежде чем включить следующую кассету.
* * *
     – Эй, Аска! – позвала Ранма, торопливо догоняя девушку, когда они покидали NERV. – Подожди.
     – Чего тебе нужно, Третье Дитя? – съехидничала Аска.
     – О, черт, ты все еще злишься из-за боя, да? – спросила Ранма, нагнав другую рыжую.
     – Idioten, у тебя не было права брать под контроль мою Еву-02, – сердито сказала Аска. – Я бы и сама справилась с ангелом, если бы ты не вмешалась.
     Ранма прикусила язык… с трудом, проглатывая опрометчивый комментарий, всеми силами пытающийся сорваться с ее губ.
     – Слушай, я могу только сказать, что мне очень жаль, – ровно сказала Ранма. – Я, наверное, немного переступила черту…
     – Немного? – воскликнула Аска. – Ты, наверное, НЕМНОГО переступила черту? Mein Gott, это все равно что сказать, что на поверхности Солнца жарковато. Настолько ты переступила черту.
     – Говорю же, мне жаль, ясно? – сказала Ранма, ее голос чуть поднялся, поскольку она пыталась справиться со своим характером, и поражение привело бы ее к какой-нибудь лишней реплике. – У меня гораздо больше опыта сражений, чем у тебя. Я увидела способ быстро разобраться с ангелом, что и сделала. Вот так вот, ясно? Когда я вижу, что нужно сделать, я просто это делаю. Это было не из-за тебя и не из-за твоих навыков. Как я могу загладить свою вину?
     – А кто сказал, что ты можешь ее загладить? – выплюнула Аска.
     – Значит так? Ты откажешься от шанса подружиться лишь потому, что тебе не дали шанса себя проявить? – угрюмо спросила Ранма, долго разглядывая враждебность в глазах Аски, прежде чем отвернуться. – Насколько я знаю, не только ты потеряла мать и оказалась выброшена отцом. Мне просто казалось, что мы могли бы стать хорошими друзьями, потому что у нас много общего, а не только потому, что мы сейчас можем выглядеть близнецами. У нас с тобой было дерьмовое детство. Мы с тобой стремимся быть лучшими. Мы пилотируем Ев. У нас с тобой нет друзей, лишь приятели, потому что никто не может полностью понять, через что мы прошли. Видимо, я, как всегда, облажалась. Прости. Знаешь, мы могли бы быть настоящими друзьями.
     Ранма пошла прочь, немного злясь на себя, что ей не удалось расположить к себе Аску, и печалясь, потому что, если рядом с ней никого не будет, Ранме придется смотреть на ее медленное самоуничтожение.
     – Эй, подожди! – крикнула Аска, догнала Ранму и пошла рядом с ней. – Я не говорила, что ты не сможешь загладить вину.
     – Я не буду целовать твою задницу или молиться земле, по которой ты ходишь, – осторожно сказала Ранма. – Спроси батю, я не из подхалимов.
     – Ну, что ты тогда предлагаешь? – спросила Аска.
     – Что если мы начнем с того, что я приглашу тебя на мороженое? – предложила Ранма.
     – Ты платишь? За все, что я захочу? – спросила Аска.
     – За все, что захочешь, – кивнула Ранма.
     – Ладно, – согласилась Аска. – Сойдет для начала. Еще ты дашь мне сразиться со следующим ангелом без вмешательства. И ты научишь меня этим своим приемам.
     – Не могу обещать насчет ангела, – сказала Ранма. – Это зависит от того, что решат старый пердун и Мисато. Если у меня будет право голоса, то он весь твой. А тренировки – будут.
     – Справедливо, – с усмешкой сказала Аска и протянула руку.
     Ранма мгновение смотрела на ладонь, прежде чем сообразить, что это был один из западных обычаев, используемых для скрепления сделки. Она пожала Аске руку.
     – Знаешь, – заметила Ранма, когда две девушки вошли в кафе-мороженое, – мы все равно можем соперничать И дружить одновременно.
     Аска недоуменно взглянула на свою спутницу, прежде чем расплыться в широкой улыбке.
     – Думаю, ты права, – согласилась Аска. – Нет ничего лучше легкого дружеского соревнования.
     – Ага, – ухмыльнулась Ранма. – Кстати, ты приглашена на завтрашний ужин. – Буду я, Рей, Мисато, доктор Акаги и Кадзи. Нам нужно показать и рассказать кое-что вам с Кадзи. Кое-что довольно невероятное.
     – Хорошо, – сказала Аска. – Это касается путаницы относительно твоего пола?
     – Совершенно верно, – кивнула Ранма. – Вам с Кадзи все объяснят.
     – Ладно, – согласилась Аска. – Я все равно не верю, что ты парень. В конце концов, я видела тебя полностью.
     – Ну, не жди того же завтра вечером, – рассмеялась Ранма.
* * *
     Ранма облегченно вздохнула, устроившись в фуро и впервые за несколько дней почувствовав покалывание изменения. Хорошо было снова быть парнем. Он расслабился в горячей воде, намереваясь немного насладиться своим мужским временем, с постоянством придется потерпеть до завтрашнего вечера, когда они все объяснят Аске и Кадзи.
     Таков, во всяком случае, был план. К несчастью, как и большинство связанных с Ранмой планов, он с самого начала был обречен. Предвестник гибели этого плана как раз открывал дверь в фуро и входил внутрь.
     Ранма поднял голову и увидел Рей, вошедшую в ванную в чем мать родила.
     – А! – воскликнул Ранма. – Рей, я здесь. Ты не возражаешь?
     – Нет, не возражаю, Ранма, – бесстрастно сказала Рей, полностью проигнорировав смысл слов Ранмы, усевшись на стул и начав мыться.
     У Ранмы тем временем наступил психический кризис. Вместе с ним в ванной была обнаженная девушка. В ванной, где он был, была еще обнаженная девушка. Ранма был в ванной, где к тому же была обнаженная девушка; очень милая обнаженная девушка, и он тоже был обнажен. Обнаженная девушка в ванной плюс столь же обнаженный Ранма равно жизнь Ранмы подходит к резкому (и болезненному) концу.
     Рассудок Ранмы распался, сведя его мысли к инстинкту «бей или беги». Так как биться было не с кем, инстинкты решили, что надлежащей реакцией будет побег. Так что Ранма выпрыгнул из воды и вырвался из ванной в гостиную, едва не влетев в объятия Мисато.
     – Неплохо выглядишь, Ранма, – пьяно пробормотала Мисато и развратно ему усмехнулась, пока ее взгляд ощупывал его голое тело. Остановился он на одной конкретной области. – Это мне? Вау, спасибо, – потянулась Мисато.
     Ранма завизжал как девчонка и умчался в свою комнату, захлопнул дверь и придвинул к ней комод. Дико оглядевшись по сторонам, выискивая радостную пацанку с молотом, он с облегчением прислонился к комоду. К этому моменту его рассудку удалось перезапуститься.
     «Если бы я не знал, что Рей не может быть извращенкой, я бы решил, что живу в полном их доме», – подумал Ранма, взяв себя в руки и начав одеваться.
     В фуро упомянутая синеволосая девушка сидела на стуле и намыливалась. Ее губы сложились в то, что вполне можно было бы назвать озорной улыбкой, когда она изучила успех своего плана.
     «Это, – подумала она про себя, – было… очень мило».
     В гостиной Мисато просто разочарованно пожала плечами и пошла по своим делам.
* * *
     – Мэм, крейсер Харуна докладывает о приближающемся к Токийскому заливу синем узоре!
     – Черт, – выругалась Мисато. – Мы еще не закончили с ремонтом после пятого ангела. Приготовьте транспорты. Придется встретить его на побережье. Я заберу детей и встречусь с вами на аэродроме.
* * *
     Две Евы стояли на пляже, десантированные на нужное место. Кабели питания подключены, нагинаты в руках, они ждали, пока появится ангел.
     – Помни, Ранма, ты обещала, что этот мой, – заявила Аска из своей малиново-желтой Евы.
     – Да, да, – вздохнула Ранма из своей полночно-синей и зеленой. – Он весь твой, Аска. Я просто прикрываю тебе спину.
     – Просто не мешайся мне, – скомандовала Аска.
     Внезапно вода перед ними фонтаном взлетела в воздух. Когда она упала обратно, пара увидела стоящего перед ним в воде ангела. Он был похож на что-то из второсортных ужастиков, серокожий, с длинными изогнутыми руками и без головы. В его теле была видна круглая структура, напоминающая каменный символ ин-янь.
     – Прикрывай, Третье Дитя! – крикнула Аска. – В АТАКУ!
     – В атаку? – переспросила Ранма, хлопнув ладонью по лбу от столь избитого боевого клича.
     Малиновая Ева ринулась в атаку, отскакивая от разнообразных частично занесенных зданий, прежде чем прыгнуть высоко в воздух с вознесенной нагинатой. Аска обрушилась на ангела с мощным ударом, расколов его сверху вниз напополам.
     – Хе, вот такой и должна быть битва, простой и элегантной, – надменно сказала Аска.
     – М-м… Аска? Ты пропустила ядро. Он не мертв, – указала Ранма.
     – Что? Конечно мертв, Idioten, – возразила Аска. – Я развалила его напополам.
     – Тогда почему он все еще шевелится? – раздраженно спросила Ранма.
     – А! – воскликнула Аска, оглянувшись через плечо. – Ч-что? Как?
     Расколотый ангел преобразился в двух меньших ангелов той же формы, только теперь чуть ниже ин-янь можно было увидеть красноватые ядра. Также, вместо того, чтобы быть серыми, один был синим, а другой красный.
     – Я помогу, раз уж теперь их двое? – спросила Ранма.
     – М-м, ага, думаю, так будет лучше, – растерянно сказала Аска.
     – Хорошо, беру синего; красный твой, – предложила Ранма.
     – Ладно, – сказала Аска.
     Евы подобрались, когда ангелы начали свою атаку. Аска тут же оказалась в обороне, меньшие ангелы оказались безумно быстры. Ранма справлялась чуть лучше, широкими дугами размахивая своей нагинатой, практикуя свой ката, уклоняясь при этом от выстреливаемых в нее ангелом пучков энергии.
     Хоть ангел и был быстр, тренировки Ранмы вывели ее на сопоставимый уровень. Она сблизилась с ангелом и ударила нагинатой по ин-яню. Отпустив оружие, она отступила на шаг и вбила в красное ядро кулаками Евы Kachu Tenshin Amaguriken. Ядро треснуло и раскололось, и ангел остановился.
     Ранма вытащила нагинату и начала поворачиваться помочь Аске. Поворачиваясь, она краем глаза уловила движение. Обернувшись обратно, она увидела, что ядро ангела восстановилось, после чего ей пришлось уйти в перекат, уклоняясь от энергетического луча.
     – М-м… Аска, кажется, нам придется уничтожить ядра одновременно, – сообщила Ранма в коммуникатор. – Я только что разобралась со своим, но он восстановился.
     – Ладно, – согласилась Аска.
     К несчастью, сказать оказалось проще, чем сделать. В то время как пилотам удалось по несколько раз уничтожить ядра своих противников, у них так и не получилось нанести смертельный удар одновременно. Начало конца наступило, когда ангел Аски отскочил с пути несущейся нагинаты, из-за чего Аска ненароком разрезала силовой кабель Ранмы.
     Через двадцать секунд после отключения Евы Ранмы ангелы вдвоем насели на Аску и одолели ее.
* * *
     Ибуки Майя рассказывала и показывала фотографии, подводя итоги битвы. Когда они добрались до демонстрации поражения Ев, Аска не смогла больше сдерживаться.
     – Это все из-за тебя! – закричала она Ранме.
     – А? – моргнула Ранма. – Из-за меня? И откуда ты, черт возьми, это взяла?
     – У тебя просто не получалось сразить свою половину одновременно с моей, – крикнула Аска, вскочив на ноги.
     – Погоди-ка минутку, – сказала Ранма, тоже вскакивая на ноги и указывая на фото. – Это ты перерезала мой силовой кабель. До этого было лишь вопросом времени, когда мы уничтожим их одновременно. Кроме того, мой сдох пять раз, пока ты меня не отрубила. Ты со своим справилась лишь трижды.
     – Вот ты… – огрызнулась Аска, когда две рыжие, рыча, уставились друг на друга.
     Грядущую потасовку прервало продолжение слайд-шоу. Майя продолжила разбор полетов, сообщив им, что после того, как Ев победили, управление операцией передали ООН, и те сбросили на ангелов N2 бомбу. N2 бомбе удалось отправить ангелов в регенерацию, которая, по расчетам, должна была продолжаться шесть дней.
     – Жалкое зрелище, – сказал Фуюцуки, председательствующий на подведении итогов. – Мы все унижены из-за вас… дети.
     – Что? – одновременно вскрикнули Ранма и Аска.
     Внезапно Фуюцуки обнаружил, что Ранма держит его за лацканы и сияет бешено-синей боевой аурой.
     – Унижены? – холодно спросила Ранма. – Хочешь унижения? Будешь унижен, когда это крохотное дитя надерет твою зацелованную задницу. Уж не знаю, что, черт возьми, ты думаешь, но я не терплю такого от старого ублюдка, и не буду терпеть от лижущего ему сапоги подхалима. Думаешь, что можешь лучше, значит тащи туда свою костлявую старую задницу и покажи нам, как надо. Или заткнись и не отрывай губ от батиного зада.
     К этому моменту все в комнате изумленно на это смотрели, а у Фуюцуки под арктическим взглядом Ранмы расползалось по штанам темное пятно. Опустив взгляд на мокрое пятно на штанах бывшего профессора, Ранма зло ухмыльнулась и швырнула мужчину обратно в кресло.
     – Ну что за жалкое зрелище, – презрительно фыркнула Ранма. – Нассал в штаны, испугавшись четырнадцатилетней девчонки. Думаю, мне не стоило удивляться. Ты просто бесхребетный червяк, которым любит окружать себя старый пердун; тот, у которого нет стержня, чтобы ему противостоять.
     – Я… – голос Фуюцуки оказался на пару октав выше, чем обычно, и он начал заново. – Я-я мог бы за это арестовать тебя.
     – Ага, давай, – продолжала издеваться Ранма. – Хочу взглянуть, как ты это сделаешь. Если это сделаешь, я уйду отсюда, и ни один из вас, засранцев, больше меня не увидит. Как это впишется в планы старого пердуна, а?
     Ранма отступила на шаг и скрестила на груди руки, ожидая, хватит ли заместителю командующего смелости осуществить свою угрозу. Когда стало ясно, что ничего не произойдет, Ранма развернулась на каблуках и вышла из комнаты.
     – Вау, – благоговейно сказал Кадзи. – Да у нее яйца размером с церковные колокола.
     Аска и Майя просто кивнули, не в силах вымолвить ни слова.
* * *
     Мисато сидела за столом, разглядывая огромные стопки жалоб, поданных по результатам боя различными общественными организациями.
     – Ух ты, – сказала Рицуко, зайдя в кабинет Мисато. – Похоже, ты будешь весьма занята.
     – И не говори, – простонала Мисато, когда Рицуко принялась перебирать различные жалобы.
     – Посмотрим, есть от министерства торговли, от городского совета, вот счет от ООН…
     – И во всех говорится одно и то же, – добавила Мисато. – Если хотите драться, то, пожалуйста, не здесь.
     – Тебе повезет, если заместитель командующего Фуюцуки не разжалует тебя до лейтенанта, – сказала Рицуко.
     – Повезло уже в том, что командующего Икари здесь не было, – согласилась Мисато.
     – Точно, – кивнула Рицуко. – Будь здесь командующий Икари, тебя бы уже уволили. Однако я бы на твоем месте какое-то время избегала Фуюцуки. Он все еще может тебе уволить после того, что выкинула твоя подопечная во время подведения итогов.
     Мисато застонала.
     – Что Ранма сделала на этот раз? – устало спросила Мисато.
     – Ну, похоже, что заместитель командующего сказал, что их выступление было унизительно, и Ранма на это возразила, – ухмыльнулась Рицуко. – Она засветилась этой своей боевой аурой, приподняла его за лацканы и сказала, что не потерпит такого ни от отца, ни от, цитирую, «лижущего сапоги подхалима», как он. Затем она угрожала выбить из него дерьмо, из-за чего заместитель командующего на глазах у всех напустил себе в штаны.
     – Только не это, – сказала Мисато, ударяясь головой о стол.
     – И это еще не все, – ухмыльнулась Рицуко. – После этого она поиздевалась над ним, сказав, что он обоссался, испугавшись четырнадцатилетней девушки. Он пригрозил ей арестом, и она предложила ему так и сделать, потому что сделай он так, она уйдет, и мы ее никогда больше не увидим. Она ушла, когда заместитель командующего отступил.
     – Вот, дерьмо, – прокомментировала Мисато. – Ну и что мне с ней делать?
     – Я бы сказала, игнорировать, – сказала Рицуко. – Ранма знает, что поставлено на карту, и она знает, зачем она здесь. Пока она делает свою работу, мы можем ее только просить.
     – Но она подрывает дисциплину, – запротестовала Мисато. – Что если другие дети или сотрудники начнут пренебрегать субординацией?
     – Так что ты предлагаешь? Сделать из Ранмы пример? – спросила Рицуко. – У нас нет на нее влияния, Мисато. Она легко может исполнить свою угрозу и уйти, и мы ничего не сможем сделать, чтобы ее остановить, разве только пристрелить ее.
     – Согласна, – вздохнула Мисато. – Так что пожалуйста, скажи мне, что у тебя есть гениальный план, как разобраться с ангелом и спасти мою работу.
     – Вроде этого? – ухмыльнулась Рицуко, помахав компьютерным диском.
     – Я просто знала, что ты придешь и спасешь меня, моя дорогая подруга, доктор Акаги Рицуко, – просияла Мисато.
     – Ну, как бы мне ни хотелось погреться в лучах славы, эту маленькую прелесть для твоего спасения придумала не я, – легко рассмеялась Рицуко. – Это от твоей второй половинки, Кадзи.
     – От Кадзи? – с отвращением спросила Мисато, но после этого задумалась.
* * *
     – Я дома, – крикнул Ранма, закрывая за собой дверь.
     Покинув зал совещаний, он превратился обратно в мужчину и отправился на прогулку, чтобы немного успокоиться. Он отреагировал слишком чрезмерно, когда этот лижущий задницы подхалим решил покритиковать их задним числом и сказать, что они налажали. Ранма все еще посмеивался, вспоминая обоссавшегося старого хрыча.
     Войдя в квартиру, Ранма заметил лежащие повсюду коробки и застонал. Об этом он из-за своего гнева позабыл. Он вздохнул и приготовился повеселиться.
     – Эй, кто ты, черт возьми, и что ты тут делаешь? – требовательно спросил ожидаемый голос.
     Обернувшись, Ранма столкнулся с Аской, только что вышедшей из ванной в шортах, майке и с полотенцем на плечах.
     – Ну, я правда хотел подождать до вечера, но, видимо, придется сейчас, – смиренно сказал Ранма. – Привет, я Ранма. – Прости за это.
     – Ага, точно, а я Редзи Кадзи, – рассмеялась Аска. – Не знаю, во что ты играешь, но если ты не уберешься, я вызову полицию.
     – Слушай, я могу это доказать. Давай за мной, – сказал Ранма, шагая мимо нее в ванную и набирая в ведро холодной воды.
     Ранма начал объяснять Аске о проклятии, его переключателе и эффектах. Затем он перешел к демонстрации, вылив воду себе не голову. Аска вытаращила глаза, открывая и закрывая рот, как вытащенная из воды рыба, когда ее разум отказывался принимать то, что она только что увидела. Это шло вразрез со всем ее мировоззрением. Это была, ну, магия. Ее твердая опора на науку оставила ее плохо подготовленной к тому, что выходило за ее рамки.
     Ранма опустила ведро в фуро и вылила на голову немного горячей воды. Подойдя к Аске, он помахал рукой перед ее лицом. Аска никак не отреагировала, просто стояла и широко раскрытыми глазами смотрела на Ранму.
     – Эй, ты в порядке? – спросил Ранма, пощелкав перед ее лицом пальцами. – Хе, свет горит, но дома никого.
     – Показал ей превращение, а? – спросила, появившись в дверях, Мисато.
     – Ага, – подтвердил Ранма. – Я вернулся домой парнем. Не ожидал, что она будет здесь. Она вышла и увидела меня, так что пришлось объяснять. Кажется, я ее сломал.
     – Я с этим справлюсь, – ухмыльнулась Мисато.
     Этим днем это было как раз то, что ей было нужно. Подняв ведро, она набрала в него холодной воды, а Ранма отошел. Отступив, Мисато плеснула содержимым ведра в лицо ошеломленной девушки.
     – Эй, какого черта ты делаешь? – сердито выпалила Аска, вновь возвращаясь к жизни.
     Мисато захихикала.
     – У тебя испортились мысленные цепи, когда Ранма показал тебе свою трансформацию, – с широкой усмешкой объяснила Мисато. – Я просто устроила перезагрузку, чтобы твой мозг снова заработал. Поблагодаришь позднее. А сейчас нам нужно кое-что обсудить. Идем, дети.
     Мисато вышла из ванной и направилась в столовую, Ранма и Аска последовали за ней.
     – Что ты хочешь нам сказать, Мисато? – спросил Ранма, едва они расселись.
     – Ну, во-первых, я слышала о твоем выступлении на подведении итогов, Ранма, – сказала Мисато.
     – Слушай, если хочешь прочитать мне еще одну лекцию по субординации, то сбереги дыхание, – ответил Ранма. – Не было интересно тогда, не интересно и сейчас. Я просто скажу тебе то же самое, что и тогда. Если хочешь того, кто следует приказам и целует тебя в зад, найми солдат. Я не позволю, чтобы какой-то лизоблюд вываливал на меня и Аску дерьмо, когда сам на поле боя не может отыскать свою задницу обеими руками и при наличии подробной карты.
     – Но разве ты не понимаешь, как ты подрываешь дисциплину у всех остальных? – попыталась Мисато урезонить непокорного пилота.
     – Да мне плевать, – фыркнул Ранма. – Не моя проблема. – Если люди последуют моему примеру и устроят старперам тяжелые денечки, ну, будет неплохо. Все, что бесит батю, меня радует.
     – Так значит я никак не смогу изменить твое к этому отношение? – вздохнула Мисато.
     – Слушай, Мисато, мы уже через это проходили, – сказал Ранма. – Уважение это обоюдоострый клинок. Я уважаю твой авторитет, потому что ты прислушиваешься к моему мнению, когда у меня есть идея получше. Мой батя со своим холуем не уважают никого, кроме Икари Гэндо, так что они оба могут поцеловать меня в зад.
     – Знаешь ли, они могут тебя застрелить, – сказала Мисато.
     – Пускай попробуют, – парировал Ранма. – Они обнаружат, что это сложнее, чем кажется.
     – Похоже, большие злые мастера боевых искусств уже пуленепробиваемы, а? – саркастично спросила Мисато.
     – От пуль несложно уклониться, когда знаешь, что они будут, – ухмыльнулся Ранма. – И они не смогут послать кого-то, кто сумеет ко мне подобраться.
     Мисато в отчаянии всплеснула руками.
     – Ну, раз уж я не смогу тебя в этом переубедить, двинемся дальше, – вздохнула Мисато. – У нас есть план того, как бороться с ангелом, когда он снова станет активен. Мы считаем, что оценка Ранмы, что ядра нужно разрушить одновременно, верна. Чтобы вы сумели это сделать, вам двоим придется научиться действовать синхронно, чтобы вы могли двигаться одновременно друг с другом.
     – И как мы это сделаем? – потребовала ответа Аска.
     Мисато показала плеер.
     – Вы будете тренироваться под музыку, и она будет звучать во время боя, – объяснила Мисато. – Ваши движения будут отрепетированы, чтобы вы оба добили их в один момент. У вас шесть дней на тренировку. Все это время вы будете есть, пить и жить вместе.
     Аска взглянула на понимающе кивнувшего Ранму.
     – Ну, я все равно собиралась жить с вами, так что не думаю, что это так страшно, – прокомментировала Аска.
     – Ты же не будешь называть меня уродом или извращенцем или еще как-нибудь, а? – неуверенно спросил Ранма.
     Аска задумалась. Ей пришлось признаться самой себе, что таким и был первый импульс, но она знала, что Ранма не извращенец. Она… он… не важно, сделал все, чтобы избежать взгляда на нее, пока она переодевалась. Фактически, Аска видела больше Ранмы, чем наоборот. Ну и кроме того, как парень он был симпатичным… ОЧЕНЬ симпатичным. Конечно, довольно странно, что он превращается почти что в ее близнеца, когда его обливает холодной водой, но это довольно интригующе. Добавив к этому, что он все время был дружелюбен и честен с ней, она поняла, что не хочет принижать его за то, что он не контролирует и не просил.
     – Это странно, – признала Аска. – Но все в порядке. Это не значит, что я не буду тебя порой поддразнивать, но нет, я не думаю, что ты урод.
     Ранма моргнул. Он на самом деле ждал от Аски больших проблем. Он ждал, что она отбросит их зарождающуюся дружбу, как поступила Аканэ, заявив, что он урод и извращенец, не имея при этом никаких доказательств, кроме тех, что появились в ее разуме.
     Ранма все больше и больше понимал, какой же оскорбляющей лицемеркой была Аканэ. Мало того, что она почти всегда ложно обвиняла его, она никогда ему не доверяла. Сильно ранило то, что она всегда принимала сторону свинопарня, когда было ясно, что Рёга напал на него, едва увидев, а не после провокации Ранмы,. Ранма имел с этим дело, даже заботился об Аканэ, потому что считал, что это нормально.
     Теперь он был в этом странном мире и начал видеть все в ином свете. Рей, Мисато, доктор Акаги, Хикари, а теперь даже и Аска приняли его и предложили ему дружбу, вместо того чтобы высмеивать его из-за проклятья.
     Ранма был глубоко тронут, и это отразилось в улыбке, которую он подарил Аске. Под теплой, счастливой улыбкой Ранмы Аска покраснела.
     «А Кадзи?» – подумала Аска, возвращая эту головокружительную улыбку.
     Именно в этот момент в комнату вошла Рей.
     – О, привет, Рей, – сказал Ранма, обращая ослепительную улыбку в сторону синеволосой девушки.
     – Здравствуй, Ранма, – слегка покраснев, сказала бесстрастная девушка.
     – Аска, это моя подруга, Аянами Рей, пилот Евы-01, – весело сказал Ранма. – Рей, это моя новая подруга, пилот Евы-02, Аска Лэнгли Сорью.
     – Рада с вами познакомиться, пилот Сорью, – безэмоционально сказала Рей.
     – Взаимно, – сказала Аска, испытующе глядя на Рей.
     – Вы тоже хотите быть друзьями? – ровно спросила Рей. – Ранма отмечает, что мы будем эффективнее работать вместе, если будем дружить.
     – М-м… тооочно, – сказала Аска, странно глядя на синеволосую девушку. – Конечно, будем друзьями.
     Ранма гордо улыбнулся Рей. В то время как девушке все еще немного не хватало эмоциональности, она явно становилась лучше. Вряд ли она когда-нибудь станет открыто демонстрировать свои чувства, но для Ранмы это было частью ее очарования.
     Тем временем Рей смотрела на Аску, испытующе глядящую на Ранму. Возможно, она сможет заручиться помощью девушки в претензии на Ранму. Учитывая явную привлекательность Ранмы как партнера, возможно, новенькая тоже захочет быть частью отношений. Ранма говорил, что ему не нравятся собственницы, и Рей была не против делиться.
     Мисато подавила смешок, по очереди посмотрев на всех троих. Забавно будет наблюдать, как Рей будет справляться с конкуренткой. Ей было очевидно, что Аску тоже влекло к пилоту с косичкой, а изучая Рей, с того момента, как она к ним переселилась, она убедилась, что та преследует парня своим собственным странным образом. О да, жизнь в доме станет гораздо интереснее.
     – Ладно, раз уж вы, девочки, познакомились, – ухмыльнулась Мисато, – обсудим, как мы будем спать.
     – А? – спросила Аска.
     – Ну, пока тренируем синхронизацию, мы все вместе будем спать в гостиной, – объяснила Мисато. – Хотя после этого вы с Рей будете делить одну комнату.
     – ЧТО? – потребовала ответа Аска. – У меня должна быть собственная комната!
     – Ну, всегда можно попросить Рей перебраться к Ранме и жить с ним, – усмехнулась Мисато.
     – Э! – поперхнулся Ранма.
     – Это было бы приемлемо, – вставила Рей почти… нетерпеливо.
     – Ни за что! – запротестовала Аска. – Это будет нечестно… то есть… неправильно, если Рей будет спать в одной комнате с Ранмой. Думаю, мне просто придется привыкнуть жить с соседкой.
     – Ну, если ты уверена, Аска? – с трудом сдерживала смех Мисато. – Ты не возражаешь, Рей?
     – Мне кажется, что мое переселение в комнату Ранмы было бы более удовлетворительной альтернативой, – сообщила Рей. – Однако, я соглашусь с тем, что по этому поводу решит Ранма.
     Улыбка появилась на лице Рей и исчезла так быстро, что Аска задалась вопросом, не показалось ли ей.
     – Д-думаю, – пробормотал Ранма, неловко сглотнув, когда все три женщины выжидающе уставились на него, – что лучше бы тебе жить с Аской, Рей. Не то чтобы мне не хотелось, чтобы ты спала у меня, но от этого могут быть проблемы.
     В своих мыслях Мисато истерично каталась по полу. Парень почти помахал перед лицом Рей зеленым флагом, учитывая появившуюся широкую улыбку и румянец на щеках синеволосой девушки. Мисато ничего не могла с собой поделать. Она должна была подбросить дровишек.
     – Ну, я не знаю, – хихикнула Мисато. – Вы же с Рей уже некоторое время встречаетесь.
     – Встречаемся? – моргнул Ранма.
     – Сводил ее за мороженым, устроил двойное свидание с Тодзи и Хораки, сходил с ней по магазинам, – перечислила Мисато.
     Конечно, Мисато знала, что ни один из парней не думал об их прогулках как о свиданиях, но очевидно было, что девушки как раз думали. По крайней мере, Хораки, но она не была уверена, насколько сильно все отличалось в случае Рей. Как это ни называть, свиданием или нет, это было время с привлекательным для нее парнем.
     Ранма на мгновение разинул рот, после чего у него закатились глаза и он упал в обморок.
     – Т-так о-он твой парень? – разочарованно прозаикалась Аска.
     – Я не против поделиться, пилот Сорью, – хладнокровно сказала Рей. – Если вы хотите добиться Ранмы, возможно, мы сможем работать вместе.
     Аска уставилась на Рей. Мисато уставилась на Рей. Ранма дернулся, не приходя в сознание. Рей улыбнулась недолгой, но озорной улыбкой. Пен-Пен вперевалку выбрался из холодильника.
* * *
     – ЭТОТ ИЗВРАЩЕНЕЦ! – воскликнула Аканэ. – Как будто ему мало девушек, надо взять и найти еще!
     – М-м… Аканэ, – изумленно уставилась на нее Набики, пока Нодока танцевала, распевая, как же мужественен ее сын. – Сомневаюсь, что он пытается подцепить еще девушек. Кажется, это они пытаются заполучить его.
     – И этот КОЗЕЛ назвал меня лицемеркой! – продолжила Аканэ. – Если он вернется, я так ему задам!
     Все растерянно уставились на продолжающую распинаться Аканэ.

Глава 9

     – В этом весь Ранма, – сообщила Набики Касуми, пока бригада невест обсуждала друг с другом новых девушек Ранмы. – Не знаю, почему, но он, похоже, привлекает девушек как маяк, где бы он ни оказался.
     Нодока после этого комментария спрятала за ладонью усмешку. Она не знала, откуда в Японии взялась святыня Бастет, древнеегипетской богини плодородия, но когда узнала о сфере влияния богини, она пришла помолиться ради благословения своего нерожденного сына. В конце концов, ей хотелось побольше внуков.
     Нодока помрачнела, зловеще уставившись на своего мужа. Конечно, Генма сделал все возможное для противодействия благословению, начав с нэко-кена, затем сказав Ранме, что женщины отвлекают от искусства и постаравшись, чтобы любой возможный опыт общения Ранмы с девушками закончился катастрофой.
     Нодока вздохнула. Ранма так любил кошек, до того, как ее муж забрал его в это чертово тренировочное путешествие. Это указывало на близость Ранмы к благословившей его богине.
     Нодока отвлеклась от побитого мужа и вернулась к телевизору, когда Набики включила следующий эпизод приключений Ранмы.
* * *
     – Боже мой, это восхитительно, Ранма, – сказал Кадзи, закончив есть. – Когда-нибудь из тебя выйдет отличная жена.
     Аска, Мисато и Рицуко захихикали. Рей сидела как всегда бесстрастно. Ранма была не в восторге, это стало совершенно ясно, когда ее палочки пронеслись над столом и стукнули Кадзи по лбу достаточно сильно, чтобы оставить синяк.
     – Оуууу! – воскликнул Кадзи, потирая пересекшую лоб красную линию.
     – Ну дела, прости уж, Кадзи, – приторно сказала Ранма. – Кажется, у меня выскользнули палочки.
     Аска, Мисато и Рицуко засмеялись громче, и даже Рей изогнула губы в мимолетной улыбке.
     – Так когда я увижу это твое волшебное превращение? – спросил Кадзи, стараясь не обращать внимания на тот факт, что он даже не заметил движения Ранмы, когда она бросила в него столовый прибор.
     Рей, сидящая рядом с Ранмой, вытянула руку и вылила свой чай на голову Ранмы.
     – Похоже, сейчас было самое время, – невозмутимо сказал Ранма, искоса взглянув на Рей.
     Рей продемонстрировала намек на улыбку, исчезнувший прежде, чем его успел заметить кто-либо помимо Ранмы. Ранма вздохнул и, повернувшись обратно к Кадзи, начал объяснять о проклятии. Спустя несколько минут и, благодаря Рей и сидевшей с другой стороны от Ранмы Аске, демонстраций спустя, Кадзи заинтриговано уставился на Ранму.
     – Вау, – похотливо улыбнулся мужчина. – Что бы я сделал, будь у меня это.
     – Извращенец, – прорычала Мисато, когда они с Рицуко немного позеленели от такой перспективы.
     – Часто получал бы по шее, – прокомментировал Ранма, с чем Мисато и Рицуко со смехом согласились.
* * *
     Ранма смотрела в потолок. Она была не слишком счастлива. И не потому, что сейчас она была девушкой. Также не потому, что ее изгнали в этот странный мир, основанный, по-видимому, на апокалиптическом аниме. Нет, она не была счастлива, потому что она не доберется до конца аниме, чтобы волноваться о встрече с апокалипсисом.
     Она не сомневалась, что ее жизнь закончится, как только две спящих по обе стороны от нее девушки проснутся. По плану Мисато Ранма с Аской должны были спать в одной комнате. Мисато присоединилась к ним как компаньонка, сказав, что не оставит лису охранять курятник, и раз уж она не осталась в стороне, Рей тоже к ним присоединилась.
     Таким образом в гостиной оказалось четыре футона, на которых спали три женщины и бодрствовала одна, женщиной бывающая лишь отчасти, мастер боевых искусств с косичкой, чьи мысли сейчас были совершенно фаталистичны.
     Вдруг комнату осветила фотовспышка. Поправка, в комнате было две спящих женщины, одна фаталистичная, порой женщина, бодрствующая мастер боевых искусств, и «компаньонка», недобро усмехающаяся и держащая камеру.
     И какова же была причина ужасного мнения мастера боевых искусств о своей жизни и недоброй усмешки «компаньонки»? Для этого вполне достаточно было двух девушек, во сне плотно прижавшихся к упомянутой мастеру боевых искусств. Что еще хуже, одна из девушек держалась за грудь мастера боевых искусств, а ее нога вдобавок оказалась переброшена через ногу Ранмы. Рука другой девушки лежала на животе Ранмы, в опасной близости от того, что было бы… неправильным, и она тоже перебросила ногу, сразу и через Ранму, и через первую девушку.
     Внезапно в поле зрения уставившейся в потолок и размышляющей о своей гибели Ранмы появилась Мисато. Теперь ухмылка Мисато стала по-настоящему злой. Она показала Ранме чайник. Глаза Ранмы широко распахнулись, когда она сразу поняла намерения женщины. Глаза принялись умолять, а губы беззвучно шептать просьбы. Но от этого глаза Мисато лишь заискрились весельем, а усмешка стала еще шире, когда она осторожно наклонила чайник, выливая достаточно горячую для вызова изменений воду, после чего учтиво ее вытерла.
     Девушки зашевелились и негромко забормотали сквозь сон, когда увеличившееся тело Ранмы немного их сдвинуло. Рука на груди сжала пару раз его крепкие грудные мышцы и снова расслабилась. Другая рука, бывшая в опасной близости от чего-то неприличного, была уже не просто близко; вопрос оказался полностью решен. Эта рука тоже попробовала посжиматься, из-за чего Ранма подавил вздох и сильно покраснел.
     Взгляд Ранмы не отрывался от его предательницы, та прошла по комнате, поставила чайник и снова взяла фотоаппарат. Спустя несколько вспышек предательница уселась с чашкой чая, ожидая начала торжества, когда проснутся девушки. Не собираясь позволять всему идти в своем темпе, позволив, таким образом, прожить Ранме еще несколько драгоценных минут, Мисато, ухмыляясь, установила будильник на звонок через пять минут.
* * *
     Аска проснулась от звука своего будильника. Ей было тепло и уютно и совершенно не хотелось вставать, но будильник был неумолим. Ее разум медленно прогонял из головы туман сна, включая все ее системы. Ее самодиагностика сказала ей, что ей тепло, и она прекрасно выспалась, что у нее было нечасто, так как ей почти всегда снились кошмары, к утру оставляющие ее совершенно измученной.
     После проверки внутренних систем сознание перешло к внешнему состоянию. Оказалось, что она прижалась к своей хорошей теплой подушке. Нога была через что-то переброшена, а несколько пробных сжатий показали, что рука крепко держит толстую ручку. Подушка медленно поднималась и опускалась в спокойной, даже размеренной… минутку!
     Во-первых, как подсказал ей разум, подушки не поднимаются и не опускаются. Во-вторых, у них обычно нет ручек. В-третьих, она не помнила, чтобы подушка была такой теплой и твердой. Голубые глаза Аски распахнулись, и она застыла.
* * *
     Рей тем временем прогоняла схожую диагностику, точно так же вытащенная из сна гнусным будильником. Ее процесс запуска был гораздо быстрее, чем у Аски, как и ее постижение своего положения. Вдобавок к этому ей не хватало обучения основным социальным нормам, ввиду чего, вместо того, чтобы паниковать, она просто лежала, прижавшись к Ранме и наслаждаясь этим теплым чувством. Таким образом, ее малиновые глаза были открыты, а губы украшала довольная улыбка, и когда Аска распахнула голубые глаза, она встретилась взглядом с Рей, и ее щеки были одного цвета с ее глазами.
     Рей ободряюще подмигнула рыжей, и ее довольная улыбка стала чуть шире, когда ее малиновые глаза с намеком метнулись вверх, призывая Аску последовать ее примеру.
* * *
     На лбу у Ранмы проступил пот, когда он по изменению дыхания и сжатиям понял, что будильник выполнил свою работу и разбудил девушек. В любую минуту он станет покойником. Он почувствовал, как рыжая слева от него тревожно напряглась. Синеволосая девушка, напротив, оставалась расслабленной.
     Он смотрел, как две пары глаз, одна малиновая, в другая лазурная, медленно поднялись, чтобы встретиться с его океанически-синими. Он сглотнул, ожидая начала невыразимой жестокости.
     Так что он был весьма удивлен, когда почувствовал, как краснеющая рыжая с легким вздохом расслабилась, улыбнулась ему и легонько сжала, прежде чем почти неохотно убрать свою руку от его тела. Схема его мозга полностью сгорела, когда они обе потянулись и поцеловали его в щеки, прежде чем Аска заговорила:
     – Доброе утро, красавчик, – негромко сказала она, еще на мгновение прильнув к нему, прежде чем сесть.
     Рей застенчиво ему улыбнулась и прижалась, прежде чем тоже сесть.
     – Утро, девочки, – дразняще усмехнулась Мисато. – Хорошо спалось?
     – Это был самый лучший сон, что я помню, – улыбнулась Аска, покраснев чуть сильнее, насколько это было возможно.
     – Я тоже чувствую себя более отдохнувшей, чем обычно, – прокомментировала Рей.
     – Как насчет тебя, Ран…ма… – Мисато умолкла, посмотрев на парня, воспользовавшегося свободой, когда девушки его отпустили. Он сжался в углу комнаты в комок, для зашиты закрыв руками голову. – Эй, что с тобой?
     Девушки оглянулись и увидели дрожащего в углу Ранму, выглядящего как напуганный маленький мальчик, готовящийся к трепке от пьяного отчима.
     Обычно, кроме кошек, Ранма не боялся ничего, что он обычно и спешил отметить, даже физического насилия. Однако в данный момент против его психического состояния работали сразу несколько факторов. В том числе и тот, что он оказался не-в-своем-мире, перед лицом довольно мрачной кончины. Также было и обращение Аканэ, обычно подавляемое, что любой контакт с девушкой приведет к немедленным и жестоким последствиям. Было еще и его смущение, как уютно ему было рядом с девушками. Но главным фактором его нынешней реакции была вина. Ранма испытывал огромную вину, что он наслаждался ощущением двух крепко прижавшихся к нему юных девушек и ощущением их рук на своем теле.
     Из-за того, что ему понравилось, как девушки к нему прижимались, он счел, что это эквивалентно тому, что он ими воспользовался, и, следовательно, он потерял моральное превосходство, за которое цеплялся, когда оказывался с девушкой в компрометирующем положении. В добавок к этому, девушкам было лишь четырнадцать, тогда как ему на самом деле семнадцать, и от этого он чувствовал себя настоящим извращенцем. Конечно, от него не ускользнуло, что с точки зрения взрослых отношений разница менее чем в три года была несущественна, особенно вспоминая, как его отец собирался выдать его замуж за Тендо-сана, если бы ему не удалось разблокировать проклятье после того случая с Хабу. От этой мысли он содрогнулся. Однако первая мысль ему нисколько не помогла, а от второй от только почувствовал себя еще грязнее.
     Так что Ранма сидел в углу, полностью веря в то, что он заслуживает избиения до смерти или, по крайней мере, до комы, жесткого и ожидаемого к тому моменту, как девушки найдут подходящее оружие. В конце концов, они обе дали ему поцелуй смерти. От него совершенно ускользнуло, что эти поцелуи могли значить нечто совершенно иное.
     – Ранма? – негромко спросила Рей, протягивая руку, чтобы коснуться его.
     Парень отдернулся и заскулил. Ни девушки, ни Мисато не смогли ничего сделать, чтобы вытащить Ранму из его клубка. Он только просил их убить его и покончить с этим. После часа уговоров Мисато поняла, что здесь что-то ужасно неправильно, так что вызвала поддержку в лице доктора Акаги Рицуко.
* * *
     Через полтора часа после того, как Рицуко прибыла и сумела увести Ранму в его комнату, она вышла и с преувеличенной осторожностью задвинула за собой дверь. После этого светловолосая доктор прошла по коридору, мимо собравшихся за столом и испытующе глядящих на нее трех женщин, и вышла во двор. Глаза Мисато округлились, когда она увидела, как ее обычно хладнокровная и невозмутимая подруга принялась в приступе ярости крушить уличную мебель, выдавая цепочку многоязычного мата, от которого покраснел бы и гангста-рэпер.
     Когда не осталось ничего, что можно было бы уничтожить голыми руками, Рицуко поправила одежду и пригладила волосы. Вдохнув несколько раз, она спокойно развернулась и, вернувшись в квартиру, уселась за стол.
     – Мм… Рицуко? Какого черта это было? – осторожно спросила Мисато.
     – Прости, – сказала Рицуко, не вложив в тон голоса ни капли извинений. – Мне пришлось успокоиться, прежде чем я бы сделала что-нибудь… опрометчивое.
     – Ясно, – непонимающе сказала Мисато. – И как Ранма?
     – Сейчас Ранма в порядке, – спокойно ответила Рицуко. – Я дала ему успокоительное.
     – Так что произошло? – спросила Мисато, начиная злиться от того, что ей приходилось вырывать ответы у блондинки, только что разорившей ее двор.
     – Похоже, что прежде чем отец вызвал его в Токио-3, Ранме пришлось жить в одном доме с психотичной сукой, – сказала Рицуко, закрывая глаза и тяжело вздыхая. – Похоже, эта девушка обвиняла его в извращениях и слишком часто избивала его тупым, иногда самодельным оружием, за разговоры с девушками. В то же время его преследовали еще несколько кидающихся на него жестоких психопатов. Это всегда приводило к жестокой драке с одним или нескольким из них.
     – Чееерт, – уныло сказала Мисато. Внезапно многие реакции Ранмы на даже намек на флирт обрели гораздо больший смысл.
     – По сути, Ранма привык, что любой нежный контакт с девушками приведет сразу после этого к большой боли, – объяснила Рицуко.
     – Так он будет делать так каждый раз, когда девушка проявит к нему интерес? – недоверчиво спросила Мисато.
     – Ну, сегодняшняя реакция была чрезмерной из-за испытываемой им вины, – объяснила Рицуко. – В отличие от прежних случаев, когда он не приветствовал контакт и, по большей части, не был даже заинтересован в тех девушках, он считает, что он воспользовался Рей и Аской, потому что его влечет к ним, и он наслаждался, когда они к нему прижимались. Из-за этого он чувствует, что заслуживает того, чтобы «быть до смерти избитым за совершенные преступления». Он даже думает, что девушки дали ему нечто под названием «поцелуй смерти», по-видимому, какое-то объявление о намерении охотиться до края мира и убить в какой-то примитивной китайской культуре, с которой он столкнулся.
     – Ты шутишь? – слабо спросила Мисато.
     – Хотелось бы, – устало сказала Рицуко.
     Светловолосая доктор посмотрела на девушек и изумилась. Аска, в шоке смотрящая на нее широко раскрытыми глазами, была понятна. Полностью ошеломила Рицуко Рей. Девушка, о которой она привыкла думать как о холодной и безэмоциональной, как машина, сидела с текущими по щекам слезами.
     – Рей? Почему ты плачешь? – с любопытством спросила Рицуко.
     – Потому что меня огорчает, что Ранма считает, что я хочу его убить, – ответила Рей. – Меня возмущает, что его так мучили. И меня расстраивает, что я хочу ему помочь, но от моего присутствия он только будет хуже себя чувствовать.
     Аска посмотрела на другую девушку. Через мгновение рыжая подтянула ее в свои объятия, и шлюзы Рей раскрылись. Она зарыдала в плечо рыжей, что полностью застало Рицуко врасплох.
     – Так что нам делать? – спросила Мисато.
     Рицуко оценивающе посмотрела на двух девушек, затем опустила взгляд на сделанные этим утром Мисато фотографии троих.
     – Как я понимаю, вы обе заинтересованы в чем-то большем, чем дружба с Ранмой? – спросила Рицуко.
     – Д-думаю да… – запнулась Аска, густо покраснев.
     Рей не ответила. Она просто кивнула, плача в плечо Аски.
     – Хмм… – задумалась Рицуко. – Как правило, от привычки можно отучить, показав привыкшему лицу положительную реакцию на то, к отрицанию чего он привык. В этом случае, этого можно будет достигнуть, демонстрируя Ранме, что нормально принимать приязнь девушек без избиений, и что верной реакцией будет вернуть эту приязнь.
     – Т-так м-мы п-поможем ему, показав ему приязнь? – с надеждой спросила Рей, взяв себя в руки и отпустив Аску.
     – Будет непросто, – предупредила Рицуко. – Это не произойдет в одночасье, но да, думаю, вы сможете ему помочь. Вы обе ему нравитесь, так что он хочет, чтобы вы проявили приязнь. Ему просто нужно понять, что принятие этого не делает из него извращенца и не приведет к побоям. Могу сказать вам одно, если я когда-нибудь увижу этих психотичных сучек, которые сделали с ним это, клянусь, я пущу пули в их пустые головки.
     – Черт, Рицуко, – удивленно сказала Мисато, выглянув в разрушенный двор. – Ты, похоже, приняла это близко к сердцу. Не похоже на тебя.
     – Думаю, Ранма, в каком-то смысле стал мне близок, – покраснела Рицуко. – Он хороший малый. Он гоняет своего отца, но на самом деле он заботится о людях. Лишь Господь знает, почему, учитывая все дерьмо, через которое он прошел. Это мне нравится. Еще он напомнил мне, что я, в конце концов, человек.
     – Он очаровашка, – согласилась Мисато.
     – Так вы, девушки, постараетесь помочь Ранме с этой проблемой? – спросила Рицуко.
     – Да, – тихо сказала Рей, кивнув до того, как взглянуть на Аску.
     Аска покраснела и опустила глаза, прежде чем нерешительно кивнуть.
* * *
     Аска задавалась вопросом, какого черта она думает. Конечно, Ранма был симпатичным в форме парня, и она думала, что он был очень сильным. Стоит только вспомнить, как он разобрался с заместителем командующего. Для этого требовалось немалое мужество.
     Но съежиться от страха, потому что к тебе прижалась девушка? Это было не слишком хорошо, и в глазах Аски это был серьезный минус. Она ненавидела неспособных справиться с женщинами слабаков… как ее отец.
     Да, она согласилась с этим планом. По сути она согласилась быть девушкой Ранмы. Мало того, она согласилась делить его с Аянами. А как насчет женской формы Ранмы, почти ее близнеца? Сможет ли она выстроить отношения с той, кто по сути будет другой девушкой, может быть, даже с двумя, учитывая Аянами?
     Сама Аянами тоже довольно странная. Большую часть времени девушка оставалась холодной как лед. Единственное время, когда Аска видела исходящее от нее тепло, было связано с Ранмой. Вспомнив, как сломалась маленькая ледяная дева, когда доктор рассказала им, что произошло с Ранмой, стало ясно, что она по уши была влюблена в парня.
     Однако она готова была поделиться им, когда Аска расстроилась тем, что они встречаются. Сейчас уже было ясно, что Ранма, наверное, понятия не имел, что они встречаются. Все же, есть ли у Аски право связываться с парнем Аянами, пусть даже Аянами это и предложила?
     Аска вздохнула. Как бы они ни пыталась себя отговорить, было в Ранме что-то привлекавшее ее, заставившее ее хотеть его, почувствовать себя завершенной. Это заинтриговывало ее и поражало ее воображение. И она не могла забыть о том, как уютно ей было прижиматься к нему.
     Она покраснела, вспомнив, чего еще она касалась. Это воспоминание поражало ее сильнее воображения. О да, будет забавно отучать Ранму от его привычки, осыпая его любовью. В конце концов, ей придется, ради его же блага. Он ведь был ее другом, а что же за другом будет она, если позволить ему пасть? Нет, решила Аска, она, Аска Лэнгли Сорью, устроится так, что выбьет эту привычку у Ранмы из головы. Лицо Аски осветилось немного извращенной улыбкой.
     – Возможно, нам стоит посмотреть, готов ли Ранма к сегодняшней тренировке, – предложила Рей.
     Аска подняла глаза и увидела, что и Рей улыбалась немного развратно.
     – Хорошая идея, – кивнула Аска. – У нас всего шесть дней. Время не ждет.
* * *
     Тодзи и Кенске шли к квартире Мисато, желая навестить Ранму. Они не видели его с того случая на авианосце, а это было больше недели назад. После битвы несколько дней назад они забеспокоились, все еще не встретившись с ним. Так что они решили заглянуть к нему и убедиться, что он до сих пор цел и невредим.
     Войдя в здание, они столкнулись с президентом класса.
     – Эй, президент, что ты здесь делаешь? – спросил Тодзи.
     – Я пришла передать Аске и Ранме домашние задания, – сказала Хикари. – А что вы здесь делаете?
     – Мы не видели Ранму с момента поездки на авианосец, – ответил Тодзи. – Мы решили зайти и убедиться, что Рыжий Демон не полакомился чьей-нибудь печенью или еще что-то в этом духе.
     – Тодзи! Аска не так уж и плоха, – раздраженно запротестовала Хикари.
     – А я и не говорил, что имею в виду Аску, – ухмыльнулся Тодзи. – Ты сама это додумала.
     Глаз Хикари задергался, когда трое вошли в лифт. Он продолжал дергаться и когда нажали на кнопку звонка квартиры Мисато.
     – Идееем, – раздался из интеркома странно звучащий голос.
     Через минуту дверь открылась, из-за чего Тодзи и Кенске в шоке отпрыгнули. Хикари моргнула. В дверях стояли две почти идентичные рыжие с косичками. На обеих были черные спандексные шорты и трико, у одной синее, у другой красное, со свободным верхом, синим и красным соответственно.
     – Привееет, – до жути синхронно друг с другом пропела пара.
     – А! – крикнул Тодзи с текущими по щекам слезами. – Все еще хуже, чем я думал! Она начала его ассимилировать! Он превращается в ее миньона!
     – Ч-что происходит? – спросила Хикари.
     – Это была идея Мисато, – идеально синхронно объяснила пара, пугая остальных троих. – Мы должны все делать вместе: есть вместе, тренироваться вместе, спать вместе.
     – А! – отшатнулась Хикари. – Т-так неправильно!
     – Почему нет? – подошла Мисато. – Ранма спит в форме девушки, и они просто спят. Все это часть тренировки.
     – О, ну, почему сразу не сказали? – спросила Хикари.
     Все вошли в квартиру. Войдя в гостиную, трое гостей увидели странное зрелище. Рей сидела за столом, перед ней, на книге, которую она явно пыталась читать, стоял Пен-Пен. Они не отрывали друг от друга глаз.
     – Мне стоит спрашивать? – напряженно спросил Кенске.
     – Они так с самого завтрака, – в унисон сказали рыжие.
     – Кто побеждает? – с болезненным увлечением спросил Тодзи.
     В этот момент Пен-Пен возмущенно взвизгнул и зашагал прочь по коридору. Синеволосая девушка спокойно продолжила читать книгу.
     – Рей только что победила в пятом подряд матч-реванше, – прощебетали рыжие. – Хотя он вернется.
     – Не могли бы вы это прекратить? – попросил Тодзи. – Это правда жутко.
     Рыжие синхронно переглянулись и пожали плечами, прежде чем захихикать, пугая всех остальных.
* * *
     За столом сидели Тодзи, Кенске, Рей, Мисато, и Хикари. Все кроме Хикари смотрели на рыжих, тренирующихся под «Полет Валькирий», личное изменение Ранмой плана. Хикари играла в гляделки с пингвином, предположившим, что ему стоит потренироваться с легкой мишенью, прежде чем вызвать Рей на новый матч-реванш.
     В то время как на первый и даже на второй взгляд сложно было сказать, кто из рыжих кем была, это стало совершенно очевидно, когда они приступили к упражнению. Для Ранмы, в синем трико, это было рутинным упражнением, через которое она проходила как через практикуемое ею годами ката. У Аски, в красном трико, были проблемы с тем, чтобы попадать в такт, когда на коврике под ними загорались круги.
     – А-Р-Р-Р-Р! – закричала, наконец, в отчаянии Аска и швырнула наушники в стену. – Это невозможно.
     – Это вполне возможно, Аска-тян, – мягко сказала Ранма. Она подошла к другой рыжей со спины и принялась массировать ее напряженные плечи и шею. Аска таяла под руками Ранмы. – Тебе просто нужно расслабиться и не расстраиваться так.
     – М-м-м, – простонала Аска, когда Ранма проминала мышцы ее шеи. – Легко тебе говорить, маленькая мисс Сделаю-все-идеально-с-первой-попытки.
     – Хе, – ухмыльнулась Ранма, но призналась, – не всегда. Порой мне требуется время, но дело в том, что я никогда не сдаюсь. Если сдашься и скажешь, что это невозможно, то так и будет. А теперь пошли. Попробуем еще раз. Когда сделаем все правильно, я свожу вас с Рей за мороженым. Звучит?
     – Перевертыш-тян, ты всегда знаешь, как подбодрить девушку, не так ли? – ухмыльнулся Аска, использовав придуманное ею прозвище Ранмы.
     – Хе, интересно, почему? Поди пойми, – фыркнула Ранма.
* * *
     Спустя два часа Аска проходила упражнение, ничего не пропуская, и Ранма объявила перерыв.
     – Хе, ну, думаю, мы будем готовы, – гордо усмехнулась Ранма. – Как насчет Ев, Мисато? Они к нужному моменту будут готовы?
     – Не проблема, – оживилась Мисато. – С Евами уже два дня как закончили.
     Ранма застыла, ее улыбка растаяла, а левый глаз задергался. Медленно, очень осторожно, она подошла к Мисато и положила руки на плечи женщине.
     – Так ты говоришь, что Евы уже два дня как полностью готовы? – спросила Ранма.
     – Это я и сказала, – кивнула Мисато, смутившись поведению Ранмы.
     – ТОГДА КАКОГО ЧЕРТА МЫ НЕ ПОШЛИ ТУДА И НЕ УБИЛИ ЭТОГО ЧЕРТОВОГО АНГЕЛА, ПОКА ОН УЯЗВИМ И НЕ ДВИГАЕТСЯ? – закричала Ранма, на виске у нее вздулись вены, когда сила ее крика сдула волосы Мисато.
     Мисато моргнула. Все за столом моргнули. Это было до смешного очевидно. Это понимала Хикари. Это видел Кенске. Тодзи предположил, что даже его сестра об этом бы догадалась. Даже Пен-Пен недоверчиво уставился на Мисато.
     – А-А-А-А-А! – завопила Мисато. – Это спланировал Кадзи! Кричи на него а не на меняяяя!
     – Предлагаю тебе позвонить в NERV и сказать им приготовить Евы-01 и 02 к выходу, – прорычала Ранма. – Мы с Аской пойдем и разберемся с этой тварью, не дожидаясь, пока она регенерирует и вернет всю свою силу.
* * *
     – Рей? Можно с тобой поговорить? – спросила Рицуко у синеволосой девушки, когда Ранма и Аска пошли переодеваться для Ев.
     – Да, мэм, – бесстрастно сказала Рей.
     Рицуко повела ее в свой кабинет.
     – Присаживайся, – указала Рицуко, садясь за свой стол. Она подождала, пока Рей сядет, и начала: – Так как дела с Ранмой?
     – Ранма показывает удовлетворительный прогресс под нашими усилиями по депрограммированию, – сообщила Рей. – Надеюсь, в ближайшее время он не будет больше бояться интимных контактов.
     – Отлично, – кивнула Рицуко. – Однако мне нужно предостеречь тебя, чтобы ты помнила. Возможно, было бы лучше, если бы командующему ничего не было известно о развитии твоих отношений с его сыном. Если он узнает, как сильно ты заботишься о Ранме, он может принять меры, чтобы отделить вас друг от друга.
     – Ясно, – невыразительно сказала Рей. – Зачем командующему так поступать?
     – Потому что он несчастлив, Рей, – вздохнула Рицуко. – И его возмущает, когда люди вокруг находят свое счастье, особенно вы с Ранмой. Он рассматривает это как угрозу своему контролю над вами.
     – Ясно, – сказала Рей, ее глаза чуть-чуть сузились. – Тогда он не должен узнать о состоянии отношений между мной и Ранмой.
     – Именно, – кивнула Рицуко.
     – Очень хорошо, благодарю за вашу помощь, доктор Акаги, – сказала Рей.
* * *
     – Если предполагается, что эти чертовы гении должны спасти планету, то мы обречены, – жаловалась в коммуникатор Ранма, когда они с Аской шли через город, с нагинатами в руках, чтобы уничтожить ангела.
     Техникам в центре управления была очень неудобно.
     – Без шуток, – сказала Аска. – Думаю, остается нам сражаться и думать.
     – Полагаю, так все и происходит, когда ставишь кучку инженеров и ученых отвечать за битву, – проворчала Ранма.
     Глаз Фуюцуки задергался, а Мисато отчаянно закрыла лицо руками. Кадзи стоял рядом с Мисато, сложив руки и невинно насвистывая, как будто не имея ничего общего с высмеиваемым сейчас детьми планом.
     – Ага, помаши ручкой элегантной простоте и сделай что-нибудь тупое, сложное и с большими возможностями, чем тебе вообще понадобится, – согласилась Аска, когда они добрались до бездействующего ангела.
     Они встали с одной стороны от ангела и и нацелили нагинаты на ядра близнецов.
     – На счет три, – объявила Ранма. – Раз, два, три…
     Они идеально синхронно воткнули нагинаты в ядра, и ангел грандиозно взорвался. Две Евы, одна алая с оранжевой отделкой, другая полночно-синяя с зеленой, бок о бок вышли из пыли и дыма, нагинаты отдыхали у них на плечах.
     – Вот так, люди, это и нужно было сделать, – объявила Аска. – Просто и элегантно.
     – Идиоты, – снова сказала Ранма, когда Ева-01 как будто бы с отвращением покачала головой.
* * *
     – Вам что, опять нужно так одеваться? – ныл Тодзи, когда шесть подростков шли по улице. Ранма по-прежнему должна была Аске мороженое, за то, что она успешно выполнила упражнение, так что они отправились в кафе-мороженое, чтобы отпраздновать успешное уничтожение ангела.
     Рыжие, одинаково ухмыляясь, в унисон повернули свои головы к Тодзи.
     – Конечно, – сказали они странным стерео. – Это весело!
     Захихикав, они отвернулись и пошли дальше, вслед за ними отправились перепуганные Тодзи, Хикари и Кенске. Однако через несколько шагов Ранма напряглась, когда Рей с Аской схватили ее под руки. Взглянув на ободряющие улыбки обеих девушек, она заставила себя расслабиться и вернуть напряженную улыбку на свое лицо.
     – Итак, Рей, попробуешь сегодня тот прием, которому я тебя учила? – спросила Ранма синеволосую девушку.
     – Не знаю, – сказала Рей, застенчиво опустив глаза, когда ее щеки мило окрасились в розовый.
     – Какой прием? – заинтересованно спросила Аска.
     – Беспредельное Убер-Милое Обманное Выбивание Мороженого, – официозно сказала Ранма, вызвав смех Аски.
     – Скажешь тоже, – ухмыльнулась Аска.
     – Это самый страшный прием, – благоговейно сказала Ранма. – Его истинный ужас окутан тайной. Известный лишь немногим избранным, он пугает всех мороженщиков, которые вдруг обнаруживают, как уменьшается их прибыль после такого нападения. Ты похожа на ту, кто может использовать эту атаку со столь же разрушительными последствиями, как и у меня. Хочешь ли ты изучить этот удивительно мощный прием, ученица?
     Аска уже бесконтрольно хихикала от глупого и официозного тона Ранмы, как будто та собиралась передать секрет жизни, вселенной и всего такого.
     – О, пожалуйста, научите, не дайте мне томиться в неведении. Даруйте мне свою безграничную мудрость, – сквозь хихиканье выдавила Аска.
     Ранма фыркнула от невольного, но, тем не менее, почти идеального повторения Аской Куно. Продолжила она демонстрацией приема другой рыжей, у которой теперь от смеха по щекам текли слезы.
     – Итак, если я правильно поняла, – фыркнула Аска. – Секрет этого величайшего приема заключается в бесстыдном флирте с продавцом в надежде, что он даст тебе дополнительные угощения?
     – Хм, – властно хмыкнула Ранма. – Очевидно, что ты не поняла всей тонкости этого приема.
     – Я бы сказала, что пилот Сорью хорошо поняла теорию этого приема, – прокомментировала Рей.
     – И ты, Брут? – спросила Ранма, глядя на Рей как на предательницу.
     – Могу я предложить улучшение приема, сэнсэй Перевертыш-тян? – хихикнула Аска.
     – Я вся внимание, – сказала Ранма.
     – Предлагаю использовать этот прием в паре, – с широкой усмешкой предложила Аска. – С использованием пугающего фактора близнецов воздействия должно вырасти в геометрической прогрессии.
     – О-о-о, очень опасно, – проворковала Ранма. – Ты не думаешь, что этого может быть слишком много для бедного продавца?
     – Не узнаешь, пока не попробуешь, Перевертыш-тян, – ухмыльнулась Аска.
     – Тогда так и сделаем, – точно так же ухмыльнулась в ответ Ранма. – Испробуем это во имя совершенствования искусства!
     Рыжие маниакально загоготали, в результате чего следующее за ними трио, изумившись, задалось вопросом, не были ли все пилоты Ев безумны. Само собой разумеется, для бизнеса мороженщиков это был не самый лучший день. На следующий день осажденный владелец кафе начал разыскивать в продавцы геев, пытаясь бороться с этой страшной угрозой своей прибыли.
* * *
     Ранма лежал на своем футоне, жесткий как доска. Мисато работала допоздна, разбираясь с документами из-за боя, и не планировала этой ночью вернуться домой. Так что девушки настояли, чтобы он был в мужской форме. На правом плече лежала синеволосая голова, на левом рыжеволосая. Обе девушки крепко в нему прижались, и Ранма нервничал, как длиннохвостая кошка в полной кресел-качалок комнате.
     Сейчас он мысленно спорил с самим собой. Хоть они и расходились спать по своим футонам, каждое утро Ранма просыпался зажатым меж двух девушек. В то время как последствия были для него стрессом, ему приходилось признать, что он чувствовал себя очень хорошо, пока его выдержка не сдавалась, сказав ему волноваться. Лишь на третье утро он начал верить, что они не планируют разбить ему голову и намалевать его мозгами абстракции на стенах.
     Тем не менее, хоть прогресс и был, он все равно был на грани паники, когда просыпался с обнимающими его девушками. Этим вечером они решили поднять ставки и прижались к нему, собираясь спать. Ранме пришлось признать, что это неплохо. Он вдыхал прекрасный аромат их шампуня, ощущал их мягкие, теплые изгибы, прижатые к нему, он чувствовал к ним невероятную нежность. Но в глубине души он все еще ждал немиленькую, мужененавидящую, жестокую сумасшедшую, держащую молот, пришедшую покарать и убить его за смелость ощущать радость женской ласки.
     Прошло много времени, прежде чем он расслабился достаточно, чтобы погрузиться в сон.
* * *
     – НЕМИЛЕНЬКАЯ, МУЖЕНЕНАВИДЯЩАЯ, ЖЕСТОКАЯ СУМАСШЕДШАЯ? – с пеной у рта завизжала Аканэ. – ПРОСТО ПОДОЖДИ, ПОКА Я ДО ТЕБЯ НЕ ДОБЕРУСЬ, ИЗВРАЩЕННЫЙ УРОД! КАК ТЫ ПОСМЕЛ НАЗВАТЬ МЕНЯ ЖЕСТОКОЙ!
     Потребовались сразу Шампу и Укё, чтобы удержать Аканэ от разгрома телевизора достаточно долго, пока Колон точкой давления не лишила ее сознания.
     – А-А-А-А, – прорыдал Соун. – Мою девочку подтолкнули за грань, и теперь она бредит!
     – Ну, ну, Тендо, – попытался успокоить своего друга Генма, прежде чем Соун вызовет его проклятье, что было бы не очень удобно со связанными конечностями. – Глупый бесчестный парень не знает, о чем говорит.
     – О нет, дядя Саотоме, – любезно запротестовала Касуми. – Аканэ жестокая маньячка. Я сообщила об этом Ранме в первый же день.
     Нодока разрывалась. С одной стороны, ей хотелось исполнить свой победный танец, потому что ее сын спал с двумя девушками. С другой стороны, она хотела излить на своего мужа всю свою ярость за то, что он принуждал Ранму к отношениям со столь жестокой девушкой, которая явно не заслуживала ее мужественного сына. Почему же ни одна из присутствующих девушек не была похожа на тех, в телевизоре, готовых делить ее сына, так как он явно был слишком мужественен для всего лишь одной женщины.
     Лишь одно заметно тревожило ее, очевидное принятие Ранмой своей женской формы. Он, казалось, неподдельно получал удовольствие, общаясь с другими девушками как одна из них. Это выглядело не очень мужественно, особенно учитывая, сколько времени он проводил в женской форме, одеваясь при этом как девушка. Ей стоило об этом подумать.
     – Мы теряем его, милая, – сказала Укё мрачной Шампу.
     Шампу лишь хмуро кивнула.
     – Вы, умники, еще не поняли? – раздраженно огрызнулась Набики. – Он и не был вашим, чтобы его потерять. Вы двое, вместе с моей сестренкой, довели его до бешенства, прежде чем у него появились чувства хоть к кому-то из вас. Вы что, не видите? Посмотрите на него. Кроме этого маленького вызванного вами эпизода страха перед близостью, я никогда не видела, чтобы он был так счастлив, как там. Ками-сама, он счастливее в мире, где борется за свою жизнь, чем здесь.
     – Эй, ты тоже приложила руку к усложнению его жизни, милая, – заспорила Укё.
     – Да, приложила, – согласилась Набики. – А теперь я смотрю на все немного по-другому. Не стану завидовать ему и счастью, которое он найдет в том мире. Он это заслужил.
     По правде говоря, Набики увидела ту сторону Ранмы, о существовании которой она вообще не подозревала. Он использовал свою голову, доказывая, что он был не просто глупым качком, как о нем все думали. Конечно, он был далеко не идеален, но то, что он думал и планировал, а не просто реагировал, потрясло Набики до глубины души.

Глава 10

     Аканэ очнулась и обнаружила, что она с кляпом, крепко связана и прислонена к стене рядом со своим отцом и дядей Саотоме. Разозлившись, она принялась бороться со своими путами, но их оказалось слишком много даже для ее подпитанной яростью силы. Ее гнев, не сумев ей помочь, медленно исчез, заменившись чем-то еще… горем.
     По ее щекам потекли слезы, когда она осознала, кем же она стала. Она задира, куда хуже извращенца, и она задирала парня, которого она любила, потому что не могла видеть чего-то кроме своего гнева и ревности. Она удивилась, поняв, что так легко признала, что любит Ранму, пусть даже только самой себе.
     Аканэ не знала, вернется ли Ранма после того, как все закончится, или нет. Если вернется, преследующим его девушкам придется измениться, если они хотят его заполучить. Он узнал, как выглядят отношения, выстроенные на любви и радости, а не на жестокости и диктате чести. Если кто-то из них захочет обрести с ним счастье, им придется достичь этого нового стандарта, если предположить, что они с этим справятся.
     Колон с грустью наблюдала за девушками. Они все узнавали жестокую правду. Шампу была подавлена с того момента, как услышала слова Ранмы о том, что он хотел бы ее забыть. Куондзи также признала свои недостатки в отношении мастера боевых искусств с косичкой. Младшая Тендо выглядела так, как будто она начала осознавать свои ошибки. Даже торговка информацией, похоже, рассматривала вероятность того, что она знала Ранму не так хорошо, как думала, и, возможно, она слишком поторопилась, отказываясь от него.
     Нодока размышляла над тем, что она уже увидела. Ее беспокоило то, насколько непринужденно ее сын чувствовал себя в женской форме. Еще хуже было то, что она увидела, как он дрожал от ужаса, когда эти девушки прижимались к нему. Как он сможет быть мужественным, если он так реагирует на ласку девушек? Как он вообще сможет быть мужественным, если ему, похоже, так нравится быть девушкой? Единственное, что в этой ситуации утешало Нодоку, было то, что ему, по крайней мере, похоже, нравились эти девушки, пусть даже он приходил от них в ужас.
     Опустив взгляд на лежащее рядом лезвие семейной чести, она задумалась о контракте. Хоть ее это и печалило, она подумала, что, возможно, было бы лучше, если бы он не вернулся. Тогда ей не придется судить своего сына за неуспех в соблюдении условий контракта.
* * *
     – Аска, говорю же тебе, это пустая трата времени, – еще раз попыталась Ранма, когда их с Рей в поисках идеального бикини потянули в очередной магазин. – Они не отпустят нас с классом на Окинаву. Подумай. Что если ангел нападет, пока нас не будет? Кто тогда будет с ним сражаться?
     – Конечно, они нас отпустят, Перевертыш-тян, – пропела Аска. – Мы заслужили отдых, и поездка всем классом это важная часть японской школьной культуры. Ну как?
     Ранма вздохнула, когда Аска прижала к себе крошечный образец из спандекса и лайкры.
     – Почему бы тебе просто не пойти голой? – спросила Ранма. – Это было бы дешевле, и ты бы была почти так же прикрыта. Верно, Рей?
     – В твоей идее есть свои плюсы. Возможно, мне тоже стоит сделать, как ты предлагаешь, – сказала Рей, осветившись на мгновение озорной улыбкой.
     Аска рассмеялась над изумленным лицом Ранмы, когда та поперхнулась.
     – Не будь такой ханжой, Ранма, – развеселилась Аска.
     – Ну, это что-то новенькое, – пожала плечами Ранма. – Из извращенца превратиться в ханжу.
     – Вот, попробуй это, – сказала Аска, протягивая Ранме еще одно бикини.
     В то время как оно, по крайней мере, не выглядело ниточками, и у него было гораздо больше материала, чем у последнего предложенного Аской, цвет для Ранмы был большой проблемой.
     – Ни за что, – энергично замотала головой Ранма, хлеща по сторонам косичкой. – Никоим образом. Ничего розового. Хотя оно неплохо может смотреться на Рей.
     – Ну ладно, я попробую, – сказала Рей, выхватывая из рук Аски купальник и направляясь к примерочной.
     Аска пожала плечами и вернулась к изучению ассортимента. Ранма просто стояла, раскачиваясь на пятках.
     – Не стой столбом, Перевертыш-тян, – немного сердито сказала Аска. – Знаешь, ты тоже можешь поискать.
     – Да, да, – хмыкнула Ранма, но тоже принялась просматривать варианты.
     Рей вышла из примерочной в выбранном Аской бикини и подошла к ним, предлагая оценить. Аска заставила ее несколько раз крутануться, вдумчиво изучая синеволосую девушку.
     – Вырез хорош, – решила Аска, – но цвет тебе не подходит, Рей. Ты слишком бледная, он с тобой сливается. Найдем получше. – Рей кивнула и направилась обратно в раздевалку, когда Аска повернулась к Ранме. – Давай посмотрим, что ты выбрала, Перевертыш-тян.
     Ранма показала ей свой выбор.
     – Черт! Ранма, монашка бы застеснялась надеть что-то столь чопорное и неряшливое, – сказала Аска, отвергая первые три выбора Ранмы. – Эти два неплохи, но твои бедра умоляют, чтобы ими похвастались. Так что никаких тебе шорт! – отвергнув таким образом остальные варианты Ранмы и отправив ее, ворчащую, обратно к стойкам.
* * *
     Через час трио подобрало себе одобренные Аской купальники. Рей остановилось на королевско-синем танкини, подчеркивающем ее стройное тело. Ранму уговорили на изумрудно-зеленое бикини с заниженной талией трусиков и бюстгальтером на косточках, что, по ее мнению, демонстрировало слишком много. Аска выбрала купальник с белым низом и верхом в красно-белую полоску.
     Теперь они добрались до «вознаграждения» за этот выход, кафе-мороженого. Не то чтобы Ранма была этому рада. Похоже, что владелец придумал противодействие пугающему Беспредельному Убер-Милому Обманному Выбиванию Мороженого, сегодня не сработала даже разрушительная Пересмотренная Атака Близнецов.
     Ранма угрюмо посмотрела на свой печально маленький и простой банановый сплит и посетовала на несправедливость. Вот она, пережила день шоппинга, перемерив два десятка различных откровенных купальников, только чтобы обнаружить, что новый продавец со странной шепелявостью, похоже, невосприимчив к их общим женским чарам. Она надула губки, задумавшись над тем, насколько все неправильно. Что хорошего быть милой девушкой, если не можешь выманить немного угощения?
     – Выше нос, Перевертыш-тян, – бодро сказала Аска. – Раз уж ты так дуешься, я куплю тебе еще.
     – Ты серьезно, Аска-тян? – приторным тоном сказала Ранма, мгновенно просветлев и взглянув на Аску огромными сияющими глазами.
     – А! – отпрянула Аска от направленного на нее потока кавая, тогда как Рей тихонько захихикала. – Э-э… да, только прекрати так делать, пока не довела меня до шока, – простонала Аска.
* * *
     На голове Пен-Пена проступили капли пота, когда он в очередной раз решил лишить Рей ее звания бесспорного чемпиона квартиры по игре в гляделки. Однако его тренировки и сосредоточение оказались бесплодны, когда неподалеку раздался негодующий вопль, из-за чего целеустремленный пингвин моргнул и проиграл очередной матч.
     – Что ты имеешь в виду, что мы не едем? – завопила Аска. – Я уже так долго ждала возможность снова понырять! Так нельзя! Это не справедливо!
     – Прости, Аска, но так оно и есть, – урезонивающе сказала ей Мисато. – Ваша работа слишком важна, чтобы вы могли отправиться так далеко.
     – Так мы, значит, в постоянной готовности? – шумно уточнила Аска. – Какой dummkopf так решил?
     – Это была я, оперативный командующий, – самодовольно сказала Мисато.
     – Ранма, – взмолилась Аска, – скажи ей, что так не дело. Сделай что-нибудь!
     – Прости, Аска, я пытался тебя предупредить, что так и произойдет, – покачал головой Ранма.
     – Да, но ты же плюешь на субординацию, когда тебе не нравятся их идеи. Так что скажи ей, – настаивала Аска.
     – Я делаю так лишь когда думаю, что они идиоты, – сказал Ранма. – На этот раз, думаю, Мисато права. – Мисато самодовольно посмотрела на Аску. – Знаю, так бывает нечасто, и после всего дерьма с прошлым ангелом я начинаю задаваться вопросом, знает ли хоть кто-нибудь из них, что, черт возьми, они делают. – У Мисато задергался глаз. – На этот раз, думаю, они правы.
     – Что? Ты на ее стороне? – воскликнула Аска. – Как ты можешь?
     – Я ни на чьей стороне, Аска-тян, – примирительно пояснил Ранма. – Я просто сказал, что мы не сможем сражаться с ангелами, пока будем на Окинаве. А если мы не будем сражаться, все умрут.
     – Так что они все смогут повеселиться, пока мы будем торчать здесь и ждать нападения? – потребовала ответа Аска. – Ну, это отстой. Так не справедливо.
     – Поверь мне, жизнь редко бывает справедливой, – с умным видом сказал Ранма. – Это цена, которую ты платишь за славу защищать мир. Кроме того, раз уж нам не надо будет ходить в школу, только подумай, сколько мы успеем потренироваться!
     Даже Рей напряглась, увидев в глазах Ранмы маниакальный блеск от перспективы двух недель тренировок. Он уже некоторое время тренировал Рей утром и вечером, а после убийства последнего ангела к ним присоединилась и Аска. Рей проявила себя гораздо более умелой, чем Аска, благодаря подготовке Ранмы и повышенному болевому порогу. Однако Аска была куда более творческой и менее предсказуемой, так что никогда не было ясно, кто в их спарринге одержит верх.
     – Можете использовать это время чтобы нагнать школьные задания и подтянуть оценки, – вставила Мисато. – Не думайте, что я не видела ваши табели. Как вашему опекуну, мне пересылают все ваши оценки, и я очень всеми вами разочарована…
     – Заткнись, Мисато, – оборвал Ранма. – Если хочешь поговорить о плохой работе, мы можем еще чуток пообсуждать последнего ангела. Думаю, это чуть больше влияет на выживание человечества, чем наши хорошие школьные оценки.
     Мисато, поперхнувшись, уставилась на Ранму.
     – Ранма прав, – согласилась Аска. – Не то чтобы мне вообще стоило волноваться о школе.
     – Ранма… – зарычала Мисато. – Как насчет нашего соглашения? Ты сказал, что если я не буду игнорировать твои умения, ты будешь уважать мой авторитет.
     – Какое оно имеет к этому отношение? – спросил Ранма.
     – Я настаиваю, чтобы ты подтянул свои оценки, – сообщила ему Мисато.
     Ранма моргнул. Технически, она была вправе. Заключая эту договоренность, Ранма считал, что она будет относиться лишь к его работе пилота Евы. Он не думал, что ее применят за пределами этого.
     – Ладно, Мисато, но при одном условии, – оговорил Ранма.
     – Каком еще условии? – спросила Мисато. Ей не понравилась злая усмешка Ранмы.
     – Ты будешь тренироваться вместе с нами, по меньшей мере три часа в день, – ухмыльнулся пилот с косичкой. – Необязательно все разом. Можем разбить на полтора часа утром и еще полтора вечером. Это поможет тебе, и ты сбросишь все то откладывающееся у тебя пиво.
     – ЧТО? – возмущенно взвизгнула Мисато. – Ранма! – Знаешь, ты порой можешь быть таким КОЗЛОМ.
     – Ну, с такой-то наследственностью, – хихикнул Ранма. – В конце концов, мой отец самый большой козел в мире.
* * *
     Аска стояла на мате в спортзале NERV в своей обычной агрессивной позе, ноги врозь, руки на бедрах и вызывающий взгляд, когда Мисато с несколько недовольным видом вылетела из раздевалки. Ранма и Рей сидели в стороне на коленях.
     Рыжая немка, одетая в тот же самый наряд, в котором она начала тренироваться с Ранмой, черно-красные спандексные шорты и черный спортивный бюстгальтер, поверх которого была завязанная под грудью красная футболка, оценивающе посмотрела на женщину. Длинноногая фиолетоволосая женщина одела черные шелковые беговые шорты поверх фиолетовых спандексных. Черный спортивный бюстгальтер и короткая футболка не скрывали рыхлого животика. Волосы она собрала в хвост, тогда как Аска, взяв пример с Ранмы, уложила их в косу.
     – Самое время, Мисато, – сказала рыжая, когда женщина ступила на мат. – Перевертыш-тян попросил меня «оценить» тебя. – Злой блеск в глазах намекнул Мисато, что это будет не самый приятный опыт. Следующие ее слова это подтвердили. – Я немного разочарована тем, что не смогла отправиться отдохнуть на Окинаву. Давай, нужно немного размяться. Дай знать, когда будешь готова.
     Мисато не испугалась. Будь это Ранма, все было бы по-другому, но это же Аска. Чему мастер боевых искусств с косичкой мог научить ее всего за несколько недель тренировок? Женщина не сомневалась в том, что одержит верх. Она ведь не была нетренированной. Однако взгляд во время растяжки на ухмыляющегося Ранму не придал ей такой уж уверенности.
     Когда Мисато растянулась, она повернулась к Аске, наблюдающей за ней со своей версией дерзкой ухмылки Ранмы.
     – Я готова, – проворчала Мисато.
     – Ладно, это всего лишь спарринг для оценки уровня Мисато, – сказал Ранма. – Никаких калечащих или смертельных ударов. Вы обе остановитесь по первому слову. Помимо этого пределов нет. Поняли?
     – Еще бы, Перевертыш-тян, – весело сказала Аска.
     – Конечно, – согласилась Мисато.
     – Начали, – потребовал Ранма.
     Не успело улечься эхо слов Ранмы, как Мисато оказалась в обороне. Аска немедленно насела на нее, проверяя ее защиту пинками и ударами. Женщина крякнула от боли, когда Аска всадила по ее ребрам лишь частично заблокированный пинок. Через несколько секунд Мисато уткнулась носом в пол, с вытянутой в болезненном захвате рукой и покоящемся у нее на спине коленом Аски.
     – Черт, Мисато, – прокомментировал Ранма, когда Аска ее отпустила. – Я думал, ты гораздо лучше. За сколько Аска тебя уложила? Меньше чем за 30 секунд? Довольно жалко для того, кто воображает себя солдатом.
     – Я ее недооценила, – прорычала Мисато, поднимаясь на ноги. – Больше этого не повторится.
     – Не слишком самоуверенно, а? – ухмыльнулась Аска. – Просто посмотрим, что ты скажешь, когда в следующий раз уляжешься на мат.
     – Начали, – объявил Ранма.
     На этот раз Мисато удалось продержаться гораздо дольше, но она все равно неминуемо пала. К тому времени, как Ранма объявил двадцатиминутный перерыв, Мисато чувствовала себя боксерской грушей. Она обильно вспотела и тяжело дышала. Ее ноги, руки и тело завтра расцветут весьма впечатляющими синяками. После одного из ударов Аски ее губы оказались разбиты, и по подбородку тянулся тонкий кровавый след. Мисато просто радовалась тому, что ей удалось отклонить голову так, чтобы под удар попал не нос.
     Не то чтобы Аска осталась нетронутой. Рыжая тоже получила свою долю грядущих синяков, и Мисато удалось пару раз ее уложить. Хотя в отличие от нее, Аска лишь слегка вспотела и дышала ненамного чаще обычного. К тому же она улыбалась.
     – Ты прав, Перевертыш-тян, – счастливо сказала Аска. – Я чувствую себя куда лучше, когда разукрасила лицо тому, кто испортил мои планы.
     – Хорошо, я рад, – тепло улыбнулся ей Ранма, прежде чем повернуться к Мисато, наклонившейся, упершись ладонями в колени, и тяжело дышавшей. – Что касается тебя, Мисато, неплохо для выпивохи с одной лишь базовой подготовкой, чье представление о физических нагрузках заключается в блужданиям по NERV в попытке выяснить, где она находится. – Мисато зарычала бы на него, если бы ей не пришлось беречь дыхание. – Во всяком случае, по крайней мере, есть, с чем работать. Нам в кратчайшие сроки нужно натренировать твое тело и поднять твои навыки.
* * *
     – Не думаю, что Мисато будет сильно любить тебя после сегодняшнего, Перевертыш-тян, – хихикнула Аска, когда они с Ранмой и Рей расслаблялись в джакузи в NERV.
     – Эй, это ты избила ее, – ухмыльнулся Ранма.
     – Ага, но после этого ты своим ката загнал ее как лошадь, – указала Аска. – Она выглядела так, словно хотела уползти и умереть.
     – Через несколько недель она меня поблагодарит, когда заметит, насколько лучше она выглядит и чувствует себя, – усмехнулся Ранма.
     – Я знаю, что делать, – улыбнулась Аска.
     – Эй, что ты делаешь? – удивленно спросил Ранма.
     Аска, ничего не говоря, заползла на колени Ранмы и прижалась к его груди. Обернув его руки вокруг своей талии, она счастливо вздохнула, расслабилась и уткнулась носом в его плечо.
     – Просто расслабься, Красавчик, – тихо сказала Аска. – Просто еще немного депрограммирования.
     Рей взглянула на отдыхающую на руках у Ранмы Аску и позавидовала, но она знала, что не могла в этот момент разделить с ними близость. Ее очередь будет позже, когда они окажутся вне поля зрения NERV. Она удивилась, когда почувствовала, как ее руку под покровом воды положили на животик Аски. Ранма ободряюще ей улыбнулся, и Рей вдруг почувствовала себя непринужденней, когда трио продолжило спокойно нежиться в горячей ванне, наслаждаясь обществом друг друга.
* * *
     Мисато простонала, с болью опустившись в кресло перед столом Рицуко. Глаза Рицуко расширились, когда она увидела опухшие губы Мисато и синяк вокруг рта.
     – Какого черта с тобой произошло? – удивленно спросила Рицуко.
     – Чертовы детишки, – прорычала Мисато, в результате чего Рицуко, приподняв брови, подалась вперед, желая услышать всю историю. – Ты уверена, что не хочешь стать их опекуном?
     – Ни за какие коврижки, – хихикнула Рицуко. – Что произошло?
     – Мне пришлось согласиться позволить Ранме тренировать меня, чтобы заставить его подтянуть оценки, – вздохнула Мисато. – Аска была не слишком рада, когда я сказала ей, что она не сможет отправиться с классом на Окинаву. Ранма попросил ее «поспарринговать» со мной, чтобы «оценить» мои навыки.
     – Иными словами, дал ей избить тебя как барабан, пока она не почувствовала себя лучше, а? – ухмыльнулась Рицуко.
     Мисато саркастично фыркнула.
     – Да, было очень смешно, – простонала Мисато. – А теперь заткнись и дай мне что-нибудь. – Рицуко открыла ящик стола, вытащила пузырек обезболивающего и бросила его Мисато. Мисато извлекла пару таблеток и проглотила их, после чего кинула пузырек обратно. – А затем этот маленький садистичный ублюдок заставил меня еще час делать ката, прежде чем отпустил меня.
     – Ну, это забавно, – со смехом сказала Рицуко. – Кроме того, тебе это на пользу. Ты не молодеешь, и прыжки по барам аукнутся тебе, если ты не начнешь над собой работать.
     – Ну спасибо, – саркастично фыркнула Мисато. – Я знала, что могу положиться на поддержку своей лучшей подруги.
     – Теперь ты знаешь, как чувствует себя командующий, когда Ранма расстраивается, – указала Рицуко.
     – Предпочла бы не знать, – парировала Мисато. – Хуже всего то, что во второй половине дня мне придется вернуться еще на полтора часа.
     – Ах, бедняжка, – неискренне сказала Рицуко. – Ты же знаешь, что всегда можешь признать поражение и позволить Ранме самому о себе беспокоиться.
     – Никогда! – решительно сказала Мисато. – Я покажу этому козлу, что он не сможет справиться с Кацураги Мисато! Я приму его обучение и изобью его рыжую подружку и посмотрю, как ему это понравится!
     – Ты осознаешь, что говоришь об избиении четырнадцатилетней девушка, да? – напрягшись, спросила Рицуко.
     – Даже лучше, посмотрим, как ей понравится, когда я сегодня вечером заберу ее парня на массаж, – злобно захихикала Мисато.
     – О, хорошая мысль, – протянула Рицуко. Тогда сразу и Аска, и Рей захотят тебя «оценить».
     – Пускай! – радостно воскликнула Мисато. – Я отхлещу их тощие задницы и заберу у них их мужика!
     Рицуко с сомнением посмотрела на обезболивающее. Возможно, не стоило давать Мисато настолько сильное. В конце концов, ей сегодня дежурить.
* * *
     – А-р-р-р-р! – прорычала Ранма, сидя у бассейна в своем новом бикини и решая на ноутбуке физику. Ей хотелось вышвырнуть адское устройство в бассейн и покончить с этим.
     – Что случилось, Перевертыш-тян? – спросила Аска, подходя к Ранме со спины и кладя руку на плечо девушки.
     – Чертова физика, – надулась Ранма.
     – О, и все? – спросила Аска, протянув руку и нажав на компьютере Ранмы несколько клавиш. – Вот, видишь? Это просто.
     – Может, для тебя, – сказала Ранма. – Я мало училась в школе. Тот тип, с которым меня оставил батя, говорил, что это отвлекает от искусства и отпускал меня лишь когда его заставляли местные власти. Если это так просто, то почему в школе у тебя такие плохие оценки?
     – Потому что мне сложно понять, что спрашивают, – вздохнула Аска. – Я не очень хорошо читаю кандзи.
     – Ладно, в этом есть смысл, – кивнула Ранма. – Не то чтобы тебе нужно было ходить здесь в школу. Я знаю, что в Германии ты училась в колледже.
     – Да, окончила в прошлом году со степенью бакалавра наук, – гордо сказала Аска.
     – Вау, ты довольно умная, – улыбнулась Ранма.
     – Конечно, – согласилась Аска. – Как и ты.
     – Что? Я? Не, я не настолько умная, – не согласилась Ранма.
     – Умная, Перевертыш-тян, – взъерошила Аска волосы Ранмы. – Необразованность не равна глупости. Я видела придуманные тобой блестящие решения многих наших проблем.
     – Даже не знаю, – с сомнением сказала Ранма. – В смысле, большинство мной придуманного было довольно очевидно.
     – Тогда почему все собравшиеся здесь умники не придумали этого до тебя, а? – ухмыльнулась Аска.
     – Ладно, – нехотя согласилась Ранма.
     – А пока хватит учиться, – злобно усмехнулась Аска. – Я хочу поиграть.
     С этими словами она схватила Ранму и кинула ее в бассейн.
     Рей грустно вздохнула, наблюдая, как рыжие гоняются в бассейне друг за другом, хихикая и визжа, обливая и окуная друг друга. Ей очень хотелось к ним присоединиться, но записи камер безопасности, скорее всего, просматривались командующим. Ей придется объяснять изменения в своем поведении, что может привести к разлуке с Ранмой. Этого нельзя было допустить.
     Размышления Рей прервало появление двух рыжих, выбравшихся перед ней из воды.
     – Что случилось, Рей? – спросила Ранма. – Выглядишь грустной.
     – Не хочешь с нами поиграть? – спросила Аска.
     – Не могу, – печально сказала Рей. – Если я так сделаю, командующий Икари этого не одобрит и встанет между нами.
     – А, черт, прости, Рей, – сказала Ранма. – Я об этом не подумала. Что если мы уйдем отсюда туда, где сможем повеселиться все вместе?
     – Ага, давай уберемся отсюда, – сказала Аска, улыбнувшись Рей. – А затем вы сможете объяснить мне, о чем вы говорите.
* * *
     Четыре часа спустя трио вернулось в NERV. Они побывали у себя дома, насладившись групповыми объятиями, была очередь Рей сидеть у Ранмы на коленях, она рассказывала двум другим о том, как ее воспитывал Гэндо, когда их телефоны зазвонили, вызывая их. Так получилось, что жизнь Рей была так же плоха, как и у Ранмы, единственной существенной разницей было то, что все вертелось вокруг психологического насилия и обработки, а не физического, как в случае Ранмы.
     Аска позеленела, услышав о некоторых последствиях, с которыми сталкивалась Рей, продемонстрировав эмоции или поведение отличающееся от спокойной покорности. Ранма столкнулся с довольно поучительным осознанием. Внезапно он понял, как другие относились к Генме, когда им рассказывали о том, что Генма с ним сделал. Он никогда не понимал, почему они так злились, услышав про это. Теперь он впервые понял почему, и Ранма действительно хотел убить человека и насладиться тем, как он будет разрывать его на части.
     Но вместо этого он просто крепче обнял Рей, пока она рассказывала свою тревожащую историю, в то время как Аска прижалась к нему, успокаивающе держа Рей за руку. Когда Рей закончила, Аска решила рассказать им свою историю, окружающая ее дружественная поддержка позволила ей до некоторой степени разрушить выстроенные стены. Ранма обнял Аску за плечи, продолжая держать Рей на коленях, пока Аска рассказывала им об отце, который ее бросил, и о матери, о том, как мать медленно сходила с ума, пока ее не заперли в палате вместе с куклой, с которой она разговаривала, как будто та была Аской. Наконец, Аска рассказала им, как вошла в комнату и увидела, как мать повесилась.
     Хоть ее глаза и наполнились влагой, Аска не расплакалась. Она не позволила стенам рухнуть настолько низко, но придет день, и, возможно, это произойдет. После этого наступила очередь Ранмы рассказывать свою историю в успокаивающих объятиях девушек. Когда все закончилось, все они поняли, что ни одному из них не повезло больше остальных, и в итоге они трое просто сидели, наслаждаясь близостью и тем фактом, что они были друг у друга, и они больше не будут одни.
     Не важно было, что каждый из них что-то скрывал, то, чем они не были готовы поделиться с остальными. Для Рей это была ее истинная природа; для Аски вся глубина ее боли; для Ранмы его настоящее происхождение, что он был не из этого мира. Но сейчас достаточно было знать, что они могут поддержать друг друга, знать, что они разделили бремя неспокойного, неприятного прошлого.
     Таким образом, перед доктором Акаги Рицуко предстали три подавленных подростка, чтобы она ознакомила их со сложившейся ситуацией. Пока она рассказывала им, что происходит, и планы, как с этим справиться, Рицуко заметила мрачность всего трио. Светловолосая ученая пыталась понять, что могло подорвать жизнерадостность, казалось, фонтанирующую из Аски и Ранмы.
     – Так вы все поняли план? – спросила Рицуко и получила три кивка. – Хорошо, Аска, ты отправляешься. Ранма, ты будешь наверху как ее прикрытие.
     – Каковы мои приказы? – спросила Рей, ничего касательно себя не услышав.
     – Рей, ты на всякий случай останешься здесь, – сообщила ей Рицуко.
     – Понимаю, – сказала Рей, ее плечи немного опустились, когда она опустила взгляд на пол.
     Ее реакция не укрылась от Ранмы. Когда Рицуко повела Аску за термостойким контактным комбинезоном, Ранма оттащил Рей в сторону.
     – Что случилось, Рей? – спросил Ранма.
     – Ничего, – как всегда бесстрастно ответила Рей.
     – Это потому что ты не идешь с нами? – упорствовал Ранма. – Чувствуешь себя брошенной?
     – М-мне не нравится оставаться позади, – неуверенно сказала Рей. – Я хочу быть там с тобой и Аской. Я веду себя глупо.
     – Нет, это не так, Рей, – не согласился Ранма. – Я знаю, что если бы отправлялись вы с Аской, я бы тоже хотел быть там с вами. Потому что ты волнуешься. В этом нет ничего плохого, и это не глупо. Обещаю, как только все закончится, я вернусь.
     – Это будет приемлемо, – кивнула Рей, когда они отправились в раздевалку.
* * *
     – Я в этом не выйду! – завопила Аска. – Это стыдно!
     – Комбинезон сожмется, когда капсула окажется под давлением, – устало сказала Рицуко. – Теперь пошли. У нас не так много времени.
     – Но я просто не могу пойти! – захныкала Аска. – Нельзя, чтобы он увидел меня такой! Я похожа на большой красный пляжный мяч!
     – Чтобы увидел такой кто? – дразня, сказала Рицуко, из-за чего Аска сравнялась цветом со своим костюмом, осознав, что она только что сказала. – Подожди здесь. Я сейчас вернусь.
     Рицуко вышла наружу и быстро заметила ожидающего неподалеку Ранму в контактном комбинезоне. Она подошла к нему и схватила его за руку, потащив растерявшегося пилота туда, откуда она вышла, в женскую раздевалку.
     – Вот, – триумфально усмехаясь, сказала Рицуко. – Теперь он тебя увидел, так что тебе не о чем больше волноваться.
     – А? Не смотри на меня! – завопила Аска, увидев, как Рицуко затаскивает внутрь распахнувшего глаза Ранму.
     – Почему нет? – спросил Ранма.
     – Потому что я так глупо выгляжу, – заскулила Аска.
     – Хе, – ухмыльнулся Ранму, скрестил на груди руки и прислонился к шкафчику. – Теперь ты знаешь, что я чувствовал, когда ты таскала меня в женской форме и заставляла мерить всю ту одежду.
     – Но это совсем другое! – запротестовала Аска. – Ты хорошо выглядишь. А я просто глупо.
     Ранма нахмурился, а затем пришло вдохновение. С момента прибытия сюда он кое-что выучил об отношениях с девушками, и он гораздо лучше мог держать язык за зубами.
     – Аска-тян, – успокаивающе сказал Ранма. – Не важно, что в этом костюме ты выглядишь как большой красный шар. Я знаю, что внутри него ты все та же милая девушка.
     Ну, он еще не совсем овладел искусством речи, но стал уже гораздо лучше. Аска помрачнела, услышав первые сказанные им слова, но, в отличие от девушек дома, она не прекратила слушать после первых признаков того, что ей не нравится. Ее лицо смягчилось, а щеки окрасились в светло-розовый, когда ее настигла вторая часть.
     – Ты действительно так считаешь? – спросила Аска. – Ты действительно думаешь, что я милая?
     – Я… э-э… – негромко забормотал Ранма, чувствуя, что его лицо потеплело от собственного румянца, и очень вдруг занервничал. – Да, и не просто милая. Красивая.
     – О, Ранма! – счастливо сказала Аска. – Ладно, я справлюсь. Нет проблем.
* * *
     – О боже, это было так прекрасно, – сказала Касуми, смахивая с глаза слезу, когда Набики запустила перемотку.
     – Кто бы подумал, что Ранма может быть таким? – ухмыльнулась Набики.
     – Ран-тян всегда мог утешить горюющую девушку, – угрюмо заметила Укё, вспоминая, как он сказал ей, что она была милой невестой.
     Она тогда плакала и страдала и ухватилась за его слова как за спасательный круг. Горько было осознавать, что они звучали не так искренне, как те слова, что он только что сказал рыжей. Как у нее с Ранмой все так получилось? Всего за несколько месяцев эти две девушки сблизились с Ранмой гораздо сильнее, получили от него больше внимания, чем все остальные за год.
     Она знала ответ. Их любовь его не ранила. Они не просили его выбирать. Они не бросали ему в лицо честь, пытаясь им манипулировать. Они не сражались за него и не требовали его исключительного внимания. Вместо этого эти девушки, казалось, сумели поделиться им, даже помогать иногда друг другу быть с ним.
     Как бы Укё не ненавидела их за то, что они забрали у нее любимого мужчину, она не могла им завидовать. Она слышала их истории, они заслужили все счастье, что могли обрести. Может, если Ранма вернется, она сможет взять у них урок того, как заслужить свою любовь.

Глава 11

     Следующим днем в доме Тендо собралась подавленная группа. Прибыли амазонки, без Муса; им пришлось усмирить его из-за гнева на ранившего Шампу Ранму. Укё прибыла несколькими минутами позднее в компании Аканэ и Набики. По дороге домой они заглянули в ее ресторан, потому что Укё вызвалась приготовить ужин.
     Аканэ была непривычно тиха, с тех пор, как ее отпустили прошлым вечером, и до сегодняшнего утра, когда по прибытии в школу она необычайно жестоко расправилась с Куно. По сведениям Набики, была довольно неплохая вероятность того, что род Куно теперь будет продолжен лишь через Кодачи. Торговка информацией радовалась тому, что она неплохо задокументировала сексуальные домогательство и насилие Куно, включая и ранние попытки, что сдержит бредящего идиота. Они, конечно, пригодятся, если ее семье предъявят какие-либо обвинения.
     Укё точно так же размышляла над тем, что может ждать их в будущем. Уже давно все ее усилия были сосредоточены на мастере боевых искусств с косичкой, сперва на мести, затем на браке. Теперь она столкнулась с тем, что он может никогда не вернуться из мира, в котором он попал в ловушку, а даже если и вернется, он вполне может быть навсегда потерян для нее.
     Генма и Соун все так же были подавлены. Генма от присутствия Нодоки, Соун от осознания того, насколько же он испортил отношения с дочерьми. Генма лишь раз посетовал на то, как же бесчестен и никчемен был Ранма. Нодока отметила, что если это так, то он не выполнил условия контракта и должен приготовиться. Человек-панда сразу же отказался от своих слов и ограничил свои сетования моментами, когда Нодока была вне пределов слышимости.
     Их собравшихся, похоже, лишь Касуми и Набики собирались смотреть кассеты не с мрачной решимостью увидеть происходящее. Обе радовались тому, что Ранма отдыхал от здешнего мелкого повседневного давления. Радость Набики омрачалась знанием того, как закончилась оригинальная история. Она надеялась, что невероятная способность Ранмы вырвать победу, невзирая на все шансы против, поможет ему и в этом случае.
     Колон, как и всегда, развлекалась, созерцая подвиги Ранмы. Она была достаточно стара и мудра, чтобы не возмущаться на связь Ранмы с двумя девушками; в конце концов, он не знал, вернется ли он в этот мир или нет, но ей не нравилось видеть Шампу с разбитым сердцем.
     В свою очередь, Нодока полностью запуталась. В то время как она была очарована приключениями, в которых участвовал ее сын, она смогла откровенно изучить настоящего Ранму, без той маски, что он носил здесь, чтобы порадовать окружающих людей. Прошлым вечером Набики прямо сказала ей, что то, что она считает мужественностью, для Ранмы неприемлемо. Средняя Тендо рассказала ей, что Ранма совсем не тот парень, который будет рад случайному сексу или аморальному поступку вроде подглядывания за девушками.
     Набики рассказывала, что хоть он порой и натягивал до предела понятие своего кодекса чести, особенно когда гонялся за лекарством от своего проклятия, он всегда старался сделать все правильно, независимо от того, что ему лично это будет стоить. Девушка заверила ее, что несмотря на то, что Ранма несколько некультурен и косноязычен, он, несомненно, самый желанный парень для всех девушек этого района.
     Так что Нодоке не только пришлось учесть проклятие ее сына и явное его приятие и согласовать это с условиями контракта, но и принять, что ее ценности другие могут не разделять. Набики была непреклонно уверена в том, что того Ранму, которого она хотела бы видеть, будут избегать все девушки его возраста.
     С такими мыслями собравшаяся группа начала просмотр четвертой кассеты Neon Genesis Evangelion 1/2.
* * *
     – Я дома, – позвал Ранма, проходя через дверь.
     В коридоре появилась Рей. Ранма сглотнул, когда она подошла к нему. На ней была тонкая небесно-голубая шелковая сорочка, облегающая ее гибкое тело, и белые трусики. В то время как для Рей было не редкостью ходить голышом, особенно когда он был в фуро, это было совершенно другим понятием. Это было намного больше… чего угодно, о чем Ранма не хотел думать.
     Рей вплотную подошла к Ранме и обняла его, уткнувшись лицом ему в грудь. Ранма обвил ее своими руками, и они простояли там несколько долгих мгновений, пока он не заметил, что Рей прижимается к нему почти с отчаянием.
     – Ты в порядке, Рей-тян? – спросил Ранма.
     – Мне не нравится быть одной, – заявила Рей, вцепляясь в него еще крепче.
     Ранма ободряюще ее сжал.
     – Все в порядке, я здесь, – успокаивающе сказал Ранма. – Рассказать тебе, как все прошло?
     Она кивнула ему в грудь, но не отпустила его. Ранма улыбнулся и подхватил ее на руки как невесту, на что она отреагировала чем-то подозрительно похожим на хихиканье, и понес ее сесть на диван. Она устроилась у него на коленях, положив голову ему на плечо, ожидая его истории.
     Большую часть она уже знала. Это было одной из причин ее нынешнего состояния. Они чуть не потеряли Аску, которую Рей считала частью их трио. Ей было почти так же страшно, как в тот момент, когда она подумала, что Ранма убит Пятым ангелом. Рей сильно сожалела о том, что она могла сказать, насколько сильно она о ком-то заботится лишь после столкновения с возможностью потерять их.
     – Ну, как ты знаешь, ангел в виде куколки был в вулкане, – начал Ранма. – Сперва все шло довольно нормально. Аску без проблем спустили вниз, но оказалось, что ангел несколько глубже, чем ожидалось. Она во время спуска потеряла нож, но в итоге увидела ангела.
     Рассказывая, Ранма нежно поглаживал прижавшуюся к нему Рей по спине.
     – Аске удалось успешно захватить куколку, – продолжил Ранма, – но когда ее начали поднимать обратно, ангел вылупился. Вырвался из клетки и пошел за ней. Я бросил ей свой нож, но это ей ничем не помогло; оболочка ангела оказалась слишком прочной из-за развития среди жара и давления магмы. Но мы поняли, что его можно накачать хладагентом, что прорвет его оболочку.
     – Это сработало, и Аске удалось уничтожить ангела, но когда тот умирал, он порвал удерживающие ее кабели. Ну, я не могу потерять ни одну из вас, так что я прыгнул и поймал оторванные концы кабелей, чтобы нас можно было вытащить.
     – Как она? – тихо спросила Рей.
     – Самодовольна, как всегда, – усмехнулся Ранма. – Думаю, она сместила мне несколько ребер, когда обнимала сразу после того, как выбралась из контактной капсулы. Они с Мисато отправились на тамошний горячий источник и должны вернуться завтра.
     – Так мы сегодня будем одни? – невыразительно спросила Рей.
     – Ага, – подтвердил Ранма, совершенно не ожидая того, что произошло после этого.
     Ранма почувствовал, как рука Рей поднялась и по-воздушному легко коснулась его щеки. Она мягко повернула его лицо к своему, пока он не взглянул прямо в ее алые глаза. Медленно и неуверенно ее голова приближалась к его, пока Ранма смотрел, загипнотизированный ее прекрасными глазами. Когда эти глаза закрылись, Ранма тревожно застыл, осознав, что их губы были в считанных миллиметрах друг от друга. Из-за их позиции носы не мешались. Губы Рей очень осторожно коснулись губ Ранмы, но затем уже тверже и уверенней.
     Глаза Ранмы инстинктивно осмотрели комнату в поисках угроз, появляющихся, как правило, к этому моменту, но ничего не обнаружили. На мгновение он оказался перегружен, так что вскоре просто сдался. Он с нежностью поцеловал Рей в ответ. Было хорошо… очень хорошо. Ранма никогда и ни с кем не был так близко, чувства вырвались, и ему захотелось стать еще ближе.
     Их поцелуи становились все голоднее, когда Ранма мягко положил ее на диван и лег рядом с ней, приподнявшись на локте, чтобы не отрываться от ее голодных мягких губ. Их ноги переплелись, когда их языки ласкали и изучали рты друг друга. Их руки также не бездействовали, пальцы гладили волосы и теплую, покрасневшую от касаний и ласки кожу.
     Целый час они целовались и гладили друг друга, так и не зайдя дальше легкой ласки, но дотошно изучив все в этих пределах. Когда страсти стало слишком много, они, наконец, остановились и прижались друг к другу, Рей спиной к обнявшему ее Ранме.
     – Ранма? – тихо и несмело сказала Рей. – Д-думаю, я в тебя влюбилась.
     – Думаю, и я в тебя влюбился, Рей, – ответил Ранма.
     – Н-но есть кое-что еще, – продолжила Рей. – Д-думаю, что я еще начинаю уделять много внимания и Аске.
     – Я тоже, Рей, – тихо усмехнулся Ранма.
     – Знаю, что ты ей очень нравишься, – почти шепотом сказала Рей. – Думаешь… мы сможем делить тебя?
     – Посмотрим, что получится, – сказал Ранма, ободряюще сжимая в объятиях синеволосую девушку. – Если мы все согласимся, что так для нас лучше, то почему бы и нет.
     – Это приемлемо, – пробормотала Рей.
     – Рей? Спасибо, – тихо сказал Ранма, уткнувшись носом ей в шею.
     – За что? – спросила Рей.
     – Я знал, что буду учить тебя жизни и искусству, – пояснил Ранма. – Но я не думал, что ты научишь меня, как хорошо показывать свою любовь тому, о ком ты заботишься, не волнуясь о том, что это может вызвать проблемы.
     – Не за что, – сказала Рей, и Ранма сумел услышать в ее голосе улыбку.
* * *
     – Мисато… – робко сказала Аска, когда они вдвоем отмокали в горячем источнике. – Я… э-э… прошу прощения за то, что так избила тебя. Ты была права; быть здесь и сражаться гораздо важнее поездки на Окинаву.
     – Все в порядке, Аска, – улыбнулась Мисато. – Я бы тоже разозлилась, если бы кто-то сказал мне, что я не могу отправиться на отдых, которого я с нетерпением дожидалась. Хотя это не значит, что я не собираюсь натренироваться и побить тебя в матч-реванше.
     – Дерзай, – злорадно ухмыльнулась Аска.
     Они захихикали, прежде чем вновь замолчать.
     – Мисато? – нервно спросила Аска. – Что ты думаешь о Ранме?
     Мисато рассмеялась.
     – Думаю, что будь я лет не десять моложе, у нас бы при каждой возможности был горячий и потный секс-марафон, – усмехнулась Мисато, когда Аска на нее вытаращилась. – Он тебе правда нравится, да?
     – Ага, – задумчиво вздохнула Аска. – И я этого не понимаю. Он некультурный, высокомерный, у него это странное проклятие, и мне приходится делить его с Чудо-девочкой…
     – Но он сильный, умный, добрый, прекрасен в обеих формах, знает женское тело лучше любого мужчины, которого ты когда-нибудь встретишь, – перечислила Мисато. – Он самый талантливый боец, которого я видела. Он верен своим друзьям и не боится рисковать жизнью, защищая тех, о ком он заботится. Хватит, чтобы подвести итог?
     – Еще он может понять мое прошлое, – добавила Аска. – И когда он спас меня… я просто не могу описать, что я чувствовала. В смысле, в один момент я уже почти что мертва, а в следующий он появляется и тянет меня обратно в безопасность, как будто, несмотря ни на что, он всегда будет рядом, чтобы меня защитить. Я-я никогда и ни к кому не испытывала таких эмоций. То есть, я думала, что влюблена в Кадзи, но это не идет ни в какое сравнение.
     – Поверь мне на слово, Ранма куда лучший улов, чем Кадзи, – сказала Мисато. – Кадзи может быть милым неряхой, и он знает, как общаться с женщинами, но, в итоге, только разговоры у него и есть. Ранма же, если он тебе что-то говорит, ты можешь на это положиться. А что насчет Рей? Ты правда готова делиться?
     – Я не знаю, – ответила Аска. – Это странно. Она так отличается от всех, кого я знаю. Поначалу я, на самом деле, пугалась ее бесстрастного вида, но потом, наблюдая на ней и Ранмой, поняла, что есть гораздо больше того, что она не показывает. И что самое странное; не думаю, что могу представить, как буду с Ранмой и без нее.
     – Мысль об отношениях с другой девушкой тебя не беспокоит? – ухмыльнулась Мисато, на что Аска сильно покраснела.
     – Ну, да, я думала об этом, – сказала Аска. – Соврала бы, если бы сказала, что мне не любопытно. Думаю, что если хочешь быть с Ранмой, то лучше, если можешь с этим справиться, так как его проклятье никуда не денется. Было бы мелочно демонстрировать ему, что заботишься о нем, лишь когда он в форме парня.
     – Ужасно зрелое мнение, – слегка удивленно прокомментировала Мисато.
     – Ну, мы с Рей поговорили об этом, – призналась Аска. – У нее нет проблем с влечением к нему в обеих формах, и у нее есть этот странный дар отделить все важное от шелухи всего лишь парой коротких слов. Это она убедила меня, что нельзя заботиться лишь о половине человека, игнорируя другую половину. Кроме того, нам с Ранмой весело играть близнецов.
     Мисато рассмеялась. Забавно было наблюдать за этой парой, когда они сводили людей с ума, и они были очень милыми. Тем более с Рей, играющей невероятно прямолинейного человека, они трое, казалось, должны были быть вместе.
* * *
     Когда Аска и Мисато вернулись домой, Аска вошла в дверь и очутилась в костедробящих объятиях успокоившейся, если не сказать иначе, Рей. Сперва рыжая напряглась, но затем обняла ее в ответ.
     – Я рада, что ты в порядке, – тихо сказала Рей. – Я… обезумела, когда казалось, что тебя потеряют. Пожалуйста, не делай так больше.
     Аска негромко хихикнула от несколько безличной манеры Рей выражения своего личного интереса.
     – Эй, не волнуйся, – улыбнулась Аска. – Я в порядке, и Перевертыш-тян не позволил бы, чтобы со мной что-то произошло.
     Аска взглянула Рей через плечо и увидела небрежно прислонившегося к стене и с ухмылкой наблюдающего за ними Ранму. Она протянула ему руку, он подошел и присоединился к объятиям.
     Теплый и нежный момент прервала вспышка фотоаппарата, подростки разделились, хоть явно и скрепя сердце, каждый со здоровым румянцем. Мисато хихикнула, отложила фотоаппарат и вскрыла банку пива.
     – Знаете, – поддразнила их Мисато, – если вы будете так продолжать, не знаю, смогу ли я вытерпеть всю эту сладость. Придется мне съехать из-за чрезмерного употребления сладкого. Мы, одинокие старушки, мало терпимы к подобному, знаете ли?
     Ранма и Аска злорадно усмехнулись, взглянув друг на друга, а затем на Рей, молча придя к единому мнению. Мисато внезапно очутилась посреди групповых объятий.
     – Но мы тебя любим, Мисато, – сказала Аска.
     – Боюсь, ты с нами застряла, – согласился Ранма.
     – Твой переезд из нашего дома будет очень печальным событием, – подытожила Рей.
     – Ой, ребята, – рассмеялась тронутая Мисато. – Я тоже вас всех люблю.
* * *
     – Смотри, вон Ранма, – объявил Кенске. – И он держится за руки сразу с Рей и Аской! О боже, не знаю, завидовать ему или его жалеть.
     – Что? Где? – спросил Тодзи, подходя к окну.
     – А черт, – простонал Итиро. – Икари цепляет всех девчонок. Этот парень настоящий везунчик.
     Раздался общий согласный хор.
     – Ага, точно, – фыркнул Тодзи. – Как будто бы кто-то из вас, пустоголовых, вообще замечал Аянами до того, как Ранма начал с ней встречаться.
     – Ага, но зачем ему вдобавок забирать еще и самую популярную девушку в школе? – пожаловался Дзиро.
     – Поверьте мне, вам, парни, совсем не нужен Рыжий Демон, – мрачно сказал Тодзи, Кенске в знак согласия энергично кивнул. – У нее эго больше чем у Ранмы, и она соответственно этому себя и ставит.
     – Но она такая горячая! – сказал Дайти, вызвав еще один согласный хор. – Это не правильно! У него уже была Рей. Ему не нужно было забирать еще и Аску!
     – Ну и что ты будешь с этим делать? – ухмыльнулся Тодзи. – Побьешь его? Я в драке не могу его даже коснуться. Вам, дебилам, не стоит и молиться.
     – Ты так говоришь лишь потому, что уже встречаешься с Хораки, – сказал Дзиро. – А что насчет всех остальных?
     Тодзи моргнул. Встречается с президентом класса? Он задумался о всем том времени, когда девушка была вместе с ними, когда они гуляли. Он думал, что она просто дружит с Ранмой, но теперь, переосмысливая все это, ему стало казаться, что она всегда была ближе к нему. Если подумать, Хикари достаточно красива, порой немного властна, но хороша. Тодзи улыбнулся. Да, могло быть и гораздо хуже.
     – Ну, если вы, идиоты, пригласите девушку, вместо того чтобы зацикливаться на том, с кем встречается Икари, вы тоже с кем-нибудь будете встречаться, – ухмыльнулся Тодзи.
     Тем временем на другой стороне класса Хикари попала к девушкам на допрос.
     – Итак, Хикари, ты же общаешься с группой Ранмы? – сказала Аямэ. – Что там происходит? Он правда встречается сразу и с Аской, и с Рей?
     – Да, что там происходит? – потребовала ответа Хоси. – В смысле, у нас еще был шанс, когда была только Аянами, но если он с Аской, то мы в пролете.
     – Думаю, они встречаются, – признала Хикари.
     – Как странно, – сказала Мити. – Как Аска может встречаться с парнем, который в то же время встречается с другой девушкой?
     – Ну, все они пилоты, – сказала Хикари. – Может,  у них есть какая-то связь.
     – О! Это так романтично! – вздохнула Кико, мечтательно сложив руки под подбородком. – Объединились в пылу сражения, когда Ранма спас их от верной гибели! Им так повезло!
     Остальные девушки изумились.
     – Ну, во всяком случае, я ничего плохого в этом не вижу, – сказала Хикари. – Он ведь их не обманывает. Я знаю Ранму, и он не такой. Во всяком случае, Аска и Рей согласились его делить. И они хорошо вместе смотрятся.
     – Ага, совсем как огонь и лед, – хихикнула Аямэ.
* * *
     В тот день девушкам, наконец, удалось загнать Аску в угол, поймав в раздевалке тренажерного зала. Аска закончила переодеваться в спортивную форму и, обернувшись, обнаружила обступивших ее решительно выглядящих девушек. Затем начался допрос.
     – Это правда, что вы с Аянами обе встречаетесь с Ранмой?
     – Как ты можешь встречаться с парнем, который одновременно встречается с другой девушкой?
     – Ты уже целовалась с ним?
     – Ты уже целовалась с ней?
     – Ты же живешь с ним? Ты уже видела его голым?
     Вопросы сыпались на окруженную рыжую со всех сторон.
     – Meine Gott! – вскричала Аска. – Хватит! Если хотите знать, да, мы с Рей обе встречаемся с Ранмой. Да, я этому рада. Нет, я еще не целовалась с ним и, конечно, еще не целовалась с ней. И не ваше дело, видела ли я его голым. Ранма отличный парень, и он заботится о нас обеих. Мы с Рей решили, что не будем его заставлять выбирать между нами. И если кому-то это не нравится, то вам не повезло, потому что нас все устраивает! Idioten!
     Аска распихала группу девушек по сторонам и вышла из раздевалки.
     Девушки уставились ей вслед.
     – Она правда сказала, что еще не целовалась с Рей? – спросил кто-то.
     – Фууууу! – хором сказали некоторые из них.
* * *
     В мужской раздевалке разыгралась схожая ситуация. Разве что у парней вопросы были куда грубее. Примешивалось к этому и желание узнать, как Ранма оценивает обеих девушек. Когда вопросы стали более конкретными, Ранма взорвался.
     – Ну ВСЕ! – выкрикнул Ранма. – Следующий извращенец, задавший мне подобный вопрос, закончит с проломленной головой. Не ваше собачье дело, что происходит между Аской, Рей и мной! И никто никого не заставляет что-то делать. Если они этого хотят, ну, я о них позабочусь, и я хочу, чтобы они обе были счастливы! И если у вас, засранцев, с этим проблема, то вам не повезло, потому что мне плевать. Меня волнует только счастье Рей и Аски. И если я увижу, что кто-то из вас, ослов, за ними гоняется, придется ему есть через трубочку.
     Ранма вылетел наружу, сопровождаемый Тодзи и Кенске. Когда он с мрачным видом вышел из раздевалки, он увидел, как столь же хмурая Аска выходит из женской раздевалки.
     – Насколько плохо? – спросил Ранма, сменив угрюмость обеспокоенностью.
     – Не так уж сильно, – ободряюще улыбнулась Аска. – А у тебя?
     – Они просто стая извращенцев, – прорычал Ранма, прежде чем взглянуть на Рей, которая ожидала выхода Аски. – Как у тебя, Рей?
     – Меня не побеспокоили, – сказала Рей.
     – Ну, ладно, дайте мне знать, если кто-то еще вас побеспокоит, и я об этом позабочусь, – сказал Ранма.
     – Уверена, что проблем не будет, Перевертыш-тян, – ухмыльнулась Аска. – Они просто нам завидуют, вот и все.
     – Ну, я встречаюсь с двумя самыми красивыми девушками в школе, – усмехнулся Ранма, возгордившись приступом вдохновения, когда Рей с Аской мило покраснели.
     – Да, а мы с Рей придержали себе первого школьного красавчика, – улыбнулась Аска.
     – Что поделать, – ухмыльнулся Ранма.
     – Эм-м… если вы закончили поглаживать друг другу эго, может, мы уже пойдем в класс? – невозмутимо вмешался Тодзи.
* * *
     – Придержи дверь! – заходя в лифт, услышала Мисато знакомый голос из коридора.
     Ее лицо осталось бесстрастным, когда она протянула руку и мимоходом нажала кнопку закрытия дверей. Двери медленно начали закрываться, топот бегущих ног приблизился. Не успели они закрыться, между ними проскользнула рука.
     Мисато разочарованно поморщилась.
     – Фух, успел, – пропыхтел Кадзи, бодро игнорируя тот факт, что Мисато не стала держать дверь. – Давненько я так быстро не бегал. Чего такая недовольная?
     – Чем-то тут воняет, – насмешливо фыркнула Мисато, глаз у нее дернулся.
     – Ну, утром я принял душ, так что это не я, – ухмыльнулся Кадзи.
     Мисато скрипнула зубами, зарычав на него.
     – Мисато… – плавно начал Кадзи, кладя правую руку ей на плечо.
     Мисато схватила его руку своей правой, подтащила его к себе и схватила за затылок левой, врезала его лицом в двери лифта, прежде чем вбить колено в почку.
     – Оуу, – простонал Кадзи, сползая на пол.
     Мисато с самодовольным видом ухмыльнулась, игнорируя его стоны. Через минуту Кадзи с трудом поднялся на ноги.
     – Ранма? – полюбопытствовал он.
     – Ага, – ухмыльнулась Мисато, для разнообразия порадовавшись тренировкам Ранмы. – Тронешь меня еще раз, и будешь ссать кровью.
     – Ты же это не сделаешь, правда? – медленно сказал Кадзи.
     Внезапно лифт остановился, и погас свет, на мгновение погрузив их в полную темноту, пока не включился красный свет аварийного освещения.
     – Перебои с энергией? – небрежно спросил Кадзи.
     – Не о чем беспокоиться, – сказала Мисато. – С минуты на минуту подключатся резервные цепи.
* * *
     Рицуко встала под красным светом контрольной панели, где они проверяли питание недавно переоборудованной Евы-00, когда энергия отключилась. Ее взгляд метнулся из стороны в сторону, разглядывая глядящих на нее техников.
     – Эм… это не мы, – высказала она с намеком на защиту в тоне. – Давайте. Откроем дверь и выясним, что происходит.
* * *
     – Знаю, что вы, девочки, хотите провести время со мной как с парнем, но я не понимаю, как такой наряд поможет нам с мороженым, – сказал Ранма, обнимая на ходу обеих девушек за талии.
     – Но ты потрясающе выглядишь, Перевертыш-тян, – мурлыкнула Аска, опустив руку и похлопав его по заднице.
     Ранма одел черную футболку, которая была ему слишком мала, и тесные джинсы. Под футболкой и джинсами можно было увидеть играющие при движениях крепкие мышцы. Пусть даже было очевидно, что его сопровождали две девушки, далеко не одна женщина врезалась в фонарный столб, смотря на него, а не куда она шла. Несколько девушек даже пустили носом кровь, что наполнило Аску гордостью и удовлетворением.
     – Спасибо, наверное, – немного жестко сказал Ранма после хлопка Аски. – Это не совсем мой стиль. Эти джинсы слишком тесные, чтобы свободно двигаться, но если вам нравится, думаю, сойдет иногда. Вы тоже весьма неплохо выглядите.
     Аска одела черную мини-юбку и короткий синий топ, открывающий ее крепкий животик. Рей же выбрала короткие белые шорты и облегающую красную майку. Как и из-за Ранмы, из-за девушек множество парней столкнулись с препятствиями, когда вытягивали шеи взглянуть на них.
     – Хм… девочки, ничего странного не заметили? – озадаченно спросил Ранма.
     – Например, Перевертыш-тян? – спросила Аска.
     – Электричества нет, – после паузы сказала Рей.
     – Да, именно, – сказал Ранма. – Слишком все тихо и спокойно.
     – Может, нам стоит позвонить и спросить, все ли в порядке? – предложила Аска.
     Рей вытащила свой сотовый телефон и посмотрела на него.
     – Нет сигнала, – сказала Рей.
     Ранма с Аской убедились, что и их телефоны не принимают сигнал. Такой же результат они получили, проверив телефон-автомат.
     – Что теперь? – спросила Аска. – Думаете, это нападение?
     Рей залезла в свою сумочку и вынула конверт. Она быстро вскрыла его и прочла содержимое.
     – По аварийным приказам мы должны прибыть в NERV, – сказала Рей.
     – Ладно, ну, тогда веди, Рей-тян, – сказал Ранма.
     – Сюда, – сказала Рей, идя в сторону ближайшего входа в геофронт.
* * *
     Хьюга Мотока шел в NERV, когда пролетевший над ним самолет JSDF объявил, что замечен приближающийся к Токио-3 ангел.
     – О черт, нужно доложить в штаб-квартиру, – сказал он, оглядывая пустые улицы.
     Внезапно прозвучал сигнал, и Хьюга услышал раздавшееся из динамика свое имя. Обернувшись, он увидел подъезжающий к нему грузовик снабжения NERV.
     – Мы должны добраться до штаб-квартиры и сообщить им об ангеле, – сказал Хьюга, когда грузовик остановился рядом с ним.
     – Точно, – сказал водитель, когда Хьюга забрался внутрь.
* * *
     – Так жарко, – обмахиваясь, простонала Мисато.
     – Ну, если хочешь, можешь снять блузку, – усмехнулся Кадзи. – Там нет ничего, что бы я уже раньше не видел.
     – Вот ты козел, Кадзи, – прорычала Мисато, застегивая свою куртку. – Никогда больше не увидишь, раз уж мне пришлось это сказать.
     – Ты меня ранишь, Мисато, – театрально протянул Кадзи.
     – Я раню тебя, если ты ко мне приблизишься, – выплюнула Мисато.
* * *
     Рей вела Ранму и Аску через лабиринт туннелей в геофронт. Проходя под подъездной дорогой, они услышали приближающийся автомобиль и раздающийся из громкоговорителя голос.
     – Похоже на Хьюгу, – прокомментировал Ранма.
     – Приближается ангел! – объявлял динамик. – Все в укрытие, приближается ангел!
     – О, черт, самое время для атаки ангела, – простонала Аска.
     – Точно, – сказал Ранма. – Думаю, нам стоит поторопиться.
     Трио заторопилось по коридорам, пока они не оказались в тупике, где туннель блокировала большая гора мусора.
     – Что теперь? – спросила Аска. – Не думаю, что даже ты сможешь через это пройти, Перевертыш-тян.
     – Я мог бы пробить проход ки зарядом, но не думаю, что это хорошая идея. Нас всех может накрыть, – сказал Ранма.
     – Есть другой путь, – сказала Рей, подходя в вентиляционному отверстию и снимая крышку. – Сюда.
     Рей забралась в канал, следом за ней Аска, Ранма замыкал. Из-за высоты канала им пришлось ползти на коленях. Не самый удобный способ добраться до цели, но Ранме пришлось признать, что вид ему нравится.
     – Ранма, ты смотришь мне под юбку? – требовательно спросила Аска.
     – Э-э… да? – с нервным смешком сказал Ранма, приготовившись к удару по голове.
     – Хорошо, просто проверила, – хихикнула Аска и немного покачала задом.
     Раздался громкой звон, когда Ранма впечатался лицом в дно канала.
     – Оуу, – протянул Ранма, вытягивая свое лицо из большой вмятины.
* * *
     Когда Хьюга прибыл и сообщил про ангела, Икари Гэндо выстроил персонал NERV, и они принялись вручную готовить Евы к запуску. Рицуко и Майя стояли на платформе, наблюдая, как мужчины системой канатов и шкивов поднимают контактные капсулы в нужные положения.
     – Мы правда сможем запустить Евы вручную? – спросила Майя.
     – Проблем не должно быть, – сказала Рицуко. – Когда все будет на месте, дизель-генератор выдаст достаточно энергии, чтобы капсулы вошли.
     – Но кто их будет пилотировать? – спросила Майя.
     Внезапно позади них раздалось три глухих удара.
     – Мы, – ухмыльнулся Ранма, когда две женщины обернулись на звук и увидели стоящих там троих пилотов.
     – Вот вы где, – сказала Рицуко, как будто бы они не спрыгнули только что из вентиляции. – Командующий Икари почти приготовил вам Евы. Вам нужно только туда забраться, и начнем запуск.
* * *
     Ангел, странно напоминающий паука-долгоножку, шел по Токио-3. Он проходил через город, направляясь к точке, из которой он начнет свою атаку. Вскоре он добрался до нужного места и опустил свое тело поближе к земле. Огромный глаз на его брюхе начал сочиться кислотой. Кислота падала вниз, начиная проедать бронированную крышку шахты, которая приведет его к его цели.
     Когда ангел начал свою атаку, к поверхности выдвинулись три Евы, чтобы с ним разобраться. У каждой на спине было по нагинате и двум коротким копьям. Кроме этого, на плечевых пилонах у них были закреплены по две больших резервных батареи.
     Аска пошла во главе и командовала Рей, тогда как Ранма следовал сразу за ней. Наконец, они добрались до вертикальной шахты, которая выводила их на поверхность, и уперлись в противоположные стены руками и ногами. Поднимались они с трудом.
     Они преодолели уже неплохое расстояние, когда на Аску упали первые капли кислоты. Она закричала от боли, когда на спину Евы-02 пролился сразу большой объем, начав растворять батареи. Часть кислоты брызнула на стены, прямо над ступнями, которыми она упиралась. Из-за кислоты стена потекла, и ноги заскользили. Лишившись необходимого трения, Ева-02 упала.
     Красная Ева врезалась в ярко-синюю Еву-00, чего Рей не выдержала. Ранма увидел, как на него падают две Евы, и отчаянно вцепился своей Евой в стены шахты, использовав для этого ки/АТ-поле. Он крякнул, когда пара тяжело на него рухнула, но сумел удержаться.
     – Вы в порядке? – спросил Ранма.
     – Я да, – ответила Рей.
     – Я в норме, но нам нужно убраться из этой шахты, – сказала Аска. – Эта тварь поливает нас кислотой.
     Спустя минуту три Евы скорчились в боковом туннеле, пытаясь придумать план.
     – Ладно, у кого-нибудь есть идеи? – спросил Ранма.
     – Думаю, у меня есть, – заговорила Аска. – Ранма, как думаешь, ты сможешь сделать то, что ты сделал, когда мы сражались с ангелом под водой, но только с энергией батарей?
     – Да, но это полностью разрядит батареи, – ответил Ранма.
     – Тогда придется тебе справиться с одного выстрела, – усмехнулась Аска. – Рей, как считаешь, ты сможешь спроецировать свое АТ-поле, как учил нас Ранма?
     – Да, – многословно ответила Рей.
     – Ладно, план таков. – Аска объяснила им план. – Все поняли?
     – Принято, – сказала Рей.
     – Ясно, – сказал Ранма. – Отличный план, Аска-тян.
     Аска покраснела от похвалы, когда Ранма усадил Еву-01 на край туннеля спиной к шахте. Аска усадила Еву-02, взявшись за ноги Евы-01. Когда они вышли на позицию, Рей спроецировала над ними АТ-поле под углом к стене шахты, чтобы отклонять от них кислоту. Ранма откинулся телом Евы-01 назад, высунувшись прямо в шахту, и принялся собирать свое пропитанное ки АТ-поле.
     Когда он сосредоточил энергию в гигантском красно-золотом шаре, он подал Рей знак.
     – Moko Takabisha! – выкрикнул Ранма, когда Рей отпустила АТ-поле.
     Ки/АТ сфера взлетела вверх по шахте, выжигая на своем пути кислоту. Достигнув поверхности, она врезалась в ангела и испарила его тело в мощном взрыве. Ноги ангела – все, что от него осталось – упали на землю.
     В туннеле у Рей сели батареи как раз в тот момент, когда она отпустила АТ-поле. Ева-00 покачнулась на ногах и начала падать. Аска схватила Еву-00 за руку и направила падение Рей в безопасность туннеля, а не в шахту. Остатка времени ей как раз хватило затащить безвольное тело Евы-01 обратно в туннель, прежде чем и у нее кончилась энергия.
* * *
     Мисато опиралась коленями на плечи Кадзи, пытаясь открыть люк на крыше лифта.
     – Не открывается, – ныла Мисато, стуча по люку. – Почему он не открывается? Ты смотришь мне под юбку?
     – Нет, Мисато, – устало сказал Кадзи. – Поторопись, я не могу вечно держать тебя.
     – И не стоит, и я пытаюсь, – сказала Мисато.
     Внезапно вновь зажегся свет, и лифт тронулся. Кадзи потерял равновесие и упал на пол, Мисато приземлилась на него. В этот момент открылись двери лифта, показывая толпе людей компрометирующую позу пары. Рицуко стояла в первом ряду и неодобрительно смотрела на них.
     – Вот кролики, – прокомментировала Майя из-за плеча Рицуко.
* * *
     Аска откинулась на спинку дивана. Ранма лежал на диване, удобно пристроив голову ей на живот, и крепко спал. Рей свернулась поверх него, положив голову ему на грудь, а он держал ее в своих объятиях. Они вдвоем так вымотались после всех своих усилий, что вырубились, едва добравшись до дома.
     Аска нежно погладила Ранму по голове, наблюдая за ним и своей подругой. Они так мило выглядели, лежа во сне, и Аску вдруг переполнило отчаянное чувство собственности к ним обоим. «Мои!» – зазвенела у нее в голове мысль. Она не могла поверить, насколько сильны были ее чувства к паре. Если бы до ее приезда сюда кто-то сказал ей, что она будет рада участвовать в таких отношениях, этот человек стал бы жертвой ее темперамента и жестокого удара по лицу.
     Теперь она хотел только схватить их обоих покрепче и прижать к себе. Страхи, что она прятала глубоко внутри, казалось, были не важны, когда она была с ними. Почему-то она знала, что они никогда не позволят ничему с ней произойти. Как и она будет защищать их до последнего вздоха. Все быстро подходило к моменту, когда Аска уже не сможет представить свою жизнь без Ранмы и Рей как своих партнеров.
     Аска лениво провела тыльной стороной ладони по линии челюсти Ранмы. Ранма сквозь сон потерся об нее носом, и рыжая мягко улыбнулась. Другая ее рука тихонько игралась с несколькими выбившимися прядями синих волос Рей. Впервые за очень долгое время она была счастлива.
* * *
     Когда Набики остановила кассету, в комнате повисла тишина, если не считать негромких всхлипываний невест. Начало серии подтвердило худшие их страхи. Ранма признался в любви двум девушкам, которые не были ими. Аска и Рей преуспели там, где не справились они, и сердца их разбились.
     Четыре старшие женщины в комнате с сочувствием посмотрели на оглушенное трио. У Укё по лицу текли слезы, когда она пыталась скрыть свою боль. Шампу приняла все стоически, демонстрируя лишь малый след своей обычной игривой личности. Аканэ отказывалась снова плакать, но они видели в ее глазах боль, и как дрожала ее нижняя губа.
     Касуми хоть и было грустно за невест, она была тронута милой сценой ласки с Ранмой и двумя девушками на видео. Она была очень рада за Ранму, но обнаружила, что не в ладах с самой собой. Она хотела, чтобы Ранма к ним вернулся, но еще она поняла, что надеется, что он сможет остаться там, с девушками, которых он любит. Она порадовалась тому, что ей не нужно выбирать, вернется ли он или нет.
     Задумчиво вздохнув, она поднялась и отправилась на кухню приготовить чай.

Глава 12

     Большинство связанных с Ранмой людей разделяли одну общую черту – способность к самообману. Однако это умение у собравшихся людей изрядно пострадало в процессе наблюдения за приключениями Ранмы в мире, куда его послали. Это исходило из того факта, что у них теперь появилась возможность узнать искренние мысли и мнение Ранмы. Многие из них не льстили большинству собравшихся в комнате людей.
     В то время как невест угнетало видеть Ранму, развивающего отношения с двумя девушками на видео, их придавленная способность к самообману приняла вызов. Колесики мыслей завращались у них в разумах, вырабатывая новые планы. Большая их часть начиналась с одной исходной точки.
     «Когда Ранма вернется, его сердце из-за потери двух этих девушек будет разбито. Мне просто нужно будет оказаться там рядом с ним, и он увидит, что я действительно забочусь о нем. Тогда он будет моим!»
     В то время как эта мысль лишь немного приподняла им дух, это придало им сил продолжать следить за разворачивающимися на видео событиями. В конце концов, если они хотят, чтобы кампания по захвату мастера боевых искусств с косичкой оказалась успешной, понадобятся все необходимые разведданные.
* * *
     – Эй, Кадзи, – позвала Ранма, спускаясь через лесок к поливающему арбузы мужчине. – Как дела? Пробирался в последнее время в закрытые зоны?
     – Здравствуй, Ранма, – спокойно сказал Кадзи. – Вообще-то, нет. А ты?
     – Мне тоже не нужно, – ответила Ранма. – У меня нет контакта в JSDF, которому нужно докладывать.
     Неряшливый мужчина слегка напрягся.
     – Тебе стоит осторожнее быть с тем, что ты говоришь, Ранма, – предупредил Кадзи. – Будь я агентом JSDF, мне бы, возможно, пришлось сделать с тобой что-нибудь нехорошее, чтобы поддержать свое прикрытие.
     – Хе, – насмешливо фыркнула Ранма. – Не похоже, чтобы ты смог меня хотя бы коснуться. Будь ты агентом JSDF, думаю, тебя бы больше беспокоило, кто еще знает.
     – Верно, – признал Кадзи. – Тебе что-то было нужно?
     – Вообще-то да, – ухмыльнулась Ранма. – Мисато хочет тебя видеть. Послала меня тебя привести.
     – Ну тогда ладно, красавица, веди, – протянул Кадзи.
     Ранма бы на него огрызнулась, не знай она, что для него уже заготовлено. Так что она просто улыбнулась, пойдя по дорожке, чуть сильнее покачивая бедрами, отвлекая мужчину от той судьбы, что его ожидала.
* * *
     Мисато стояла в спортзале и обсуждала с Аской их планы на сегодняшний день, когда Ранма вошла, ведя ее жер… э-э… гостя. Лицо Аски осветилось сияющей улыбкой, когда Ранма подошла ближе.
     – Перевертыш-тян! Готова идти? – спросила она, взволнованно хватая другую девушку за руку.
     – Конечно, красавица, – улыбнулась ей в ответ Ранма.
     Две девушки помахали Мисато, Ранма ей напоследок подмигнула, и быстро покинули зал. Кадзи недоуменно моргнул, оказавшись полностью Аской проигнорированным. Мисато ухмыльнулась.
     – Мне просто кажется, или меня уже полностью забыли? – уныло спросил Кадзи.
     – Что мне сказать? Она сменила старый Олдсмобиль на новенький Порше; лучше вид, больше стиля, выше производительность и куда надежнее, – рассмеялась Мисато.
     – Ясно, – с ухмылкой протянул Кадзи. – А раз уж он настолько лучше, что ж ты не присоединилась к его маленькому гарему, Мисато?
     – Кто сказал, что нет? – Мисато рассмеялась, увидев хлопающего глазами Кадзи. – Кроме того, Рей и Аска и так выматывают меня на дружеских спаррингах. Не уверена, что я хочу дать им повод надрать мне зад за то, что к ним влезаю. Что приводит нас к тому, зачем я тебя сюда пригласила; я так и не поблагодарила тебя за тот план, как разобраться с седьмым ангелом.
     – Не нужно благодарности, Мисато, – нервно сказал Кадзи, когда Мисато хрустнула костяшками пальцев.
     – О, очень даже нужно, – сладко сказала Мисато. – Из-за тебя мы все выглядели кучкой дураков. Четырнадцатилетний ребенок придумал план куда лучше. Так что мы немного поспаррингуем, чтобы я смогла выразить свое разочарование.
     – В этом правда нет необходимости, Мисато, – попытался Кадзи.
     – Я настаиваю, – злобно ухмыльнулась Мисато.
* * *
     Аска и Ранма подслушивали из-за двери последовавшие звуки насилия. Они захихикали над девичьими визгами Кадзи, когда Мисато начала с ним работать.
     – Вау, у нее длинный список того, что она хочет с ним обсудить, – заметила Ранма, когда Мисато перечисляла темы, сопровождая каждую ударом.
     – Она не должна так гнуться-а-а-а! – услышали они вопль Кадзи.
     – Она явно в бешенстве, – согласилась Аска.
     Ранма вздрогнула, услышав крик Кадзи:
     – Нет, пожалуйста, только не маленький Кадзи-куууууун!
     – Думаю, у Мисато все под контролем, – заметила Ранма. – Нам лучше идти.
     – Ага, – согласно кивнула Аска.
* * *
     – Что случилось, Перевертыш-тян? – спросила Аска, когда они вернулись домой с карнавала. – Не похоже, чтобы ты хорошо повеселилась.
     – Нет, было весело, – сказала Ранма, все еще пребывая в женской форме, улыбнувшись, чтобы подтвердить свои слова. – Просто… кажется, я беспокоюсь о Рей. Мне не нравится, что она с ним наедине. Не после того, что она нам рассказала.
     – Да, понимаю, что ты имеешь в виду, – вздохнула Аска. – Но если бы она не пошла, командующий бы понял, что что-то произошло. Он мог бы попробовать забрать ее у нас.
     – Да, но я все равно беспокоюсь, – сказала Ранма. – Вы обе мне очень дороги.
     – Как и ты для нас, – улыбнулась Аска. – Может, я сумею помочь тебе отвлечься от волнений, – сказала Аска с намекающей улыбкой.
     – Ладно, – с улыбкой сказала Ранма. – Дай мне только сходить за горячей водой.
     Когда она развернулась направиться на кухню, Аска положила руку ей на плечо и повернула ее. Ранма вдруг обнаружила, что ее грудь прижата к Аскиной, а ее губы захвачены поцелуем. Не прерывая поцелуя, Аска повела их к дивану и толкнула Ранму на него.
     Ранма застонала, когда язык Аски изучал и ласкал ее рот. Она страстно поцеловала ее в ответ, ее руки поднялись гладя и лаская мышцы на спине другой рыжей. Руки Аски начали свои исследования, поглаживания и ласки тела Ранмы. Ранме вдруг стало очень тепло, когда ее тело начало реагировать на деятельность Аски.
     Спустя двадцать минут две перевозбужденные девушки лежали, задыхаясь, и обнимались друг с другом. Аска, несмотря на то, что она сказала Мисато, слегка встревожилась тем, в кого она превращается, уговаривая и лаская женскую форму Ранмы. Для нее это был эксперимент, понять, сможет ли она не остановиться на словах, но доказать их делом. Ответом было решительное «ДА».
     – Боже, я так сильно тебя люблю, – выдохнула Аска, с почти отчаянной нуждой вцепившись в плотно прижатую к ней другую рыжую.
     – Я тоже люблю тебя, Аска-тян, – улыбнулась Ранма, нежно гладя другую девушку по щеке.
* * *
     Рей вернулась домой морально истощенной. Время с командующим Икари стало изнурительным опытом, который ей нисколько не понравился. Она просто была рада очутиться дома.
     Войдя в гостиную, она увидела сидящего на полу Ранму, спиной опирающегося на спинку дивана, на коленях у которого устроилась Аска, прилагающая все усилия, чтобы высосать из него весь воздух. Чуть улыбнувшись, Рей подошла и опустилась на колени позади Аски. Осторожно убрав рыжие волосы в сторону, синеволосая девушка наклонилась вперед и начала покрывать шею рыжей легкими поцелуями.
     Аска прервала поцелуй с Ранмой и повернула голову к новоприбывшей. Рей захватила ее губы в глубокий поцелуй. Рыжая застонала и прижалась к Рей, положив свою руку ей на затылок.
     Не будь мышление Аски так затуманено от воздействия Ранмы, она могла бы немного испугаться того, чем она занималась со своей партнершей. Но все же ей было очень хорошо, и ее все более проявляющееся внимание к Рей заткнуло все протесты, что она обычно могла бы придумать.
     – С возвращением, Рей-тян, – тяжело дыша сказала Аска, когда прервала поцелуй.
     – Спасибо, – сказала Рей, крепкой обнимая рыжую со спины.
     Ранма сел, зажав между ними Аску, обменявшись через ее плечо нежным поцелуем с Рей.
     – Рад, что ты вернулась, – сказал Ранма. – Как все прошло?
     – Выматывающе, – сказала Рей. – Но я не думаю, что командующий Икари заподозрил что-нибудь неладное.
     – Голодна? – спросил Ранма.
     – Немного, наверное, – ответила Рей. – Сейчас мне хочется только обняться.
     Подростки пересели так, чтобы Рей оказалась между ними, и улеглись все втроем, наслаждаясь моментом близости.
* * *
     Судзухара Тодзи, глубоко задумавшись, сидел в классе за своей партой. Неподалеку от него Хикари с озабоченностью во взгляде поглядывала на своего парня. Тодзи был необычайно подавлен с того недавнего момента, когда его вызвали, и не сказал ей, что произошло, когда она на перемене попыталась его расспросить.
     Ранма тоже молчаливо следил за своим другом. Он знал, что беспокоило Тодзи, и молча поклялся сделать все возможное, чтобы парня не постигла та же участь, что и раньше.
* * *
     – Тодзи? – мягко позвала Хикари, подойдя к парню. – Пожалуйста, поговори со мной. Расскажи, что произошло.
     Тодзи вздохнул, зная, что она его не отступит, пока он ей не расскажет.
     – Они хотят, чтобы я пилотировал одну из тех Ев, Хикари, – сказал Тодзи, на что Хикари ахнула. – Они сказали, что переместят мою сестру в больницу NERV, если я соглашусь.
     Теперь Хикари всем сердцем беспокоилась за своего парня. Она видела, как Рей приходила в класс чуть ли не мумией из-за бинтов, также она знала, насколько опасно бороться с этими нападающими монстрами. Но еще она знала, какое решение примет Тодзи, и не последней причиной будет то, что его сестра будет в безопасности, и за ней будут лучше ухаживать.
     – Тодзи, – сказала Хикари, мягко его приобнимая, – хочу, чтобы ты знал, что бы ты не решил, я тебя поддержу. Ты мне очень дорог, и я не хочу, чтобы ты пострадал, но я пойму, если ты считаешь, что нужно так поступить, ради твоей сестры и всех нас.
     Тодзи просто кивнул и нежно, с благодарностью ее обнял, и они тихо стояли рядом.
* * *
     Мисато вошла в центр управления, где проходил тест синхронизации.
     – Как они справляются? – спросила Мисато у Рицуко.
     – Я поражена, – сказала Рицуко. – Рейтинг Ранмы превысил 90 процентов, но что еще удивительнее, насколько улучшились Рей и Аска. У Аски почти 90 процентов, а Рей лишь немного отстает с 87 процентами. Их обучение у Ранмы действительно себя оправдывает.
     – Слышал, Перевертыш-тян? – вызывающе сказала Аска. – Я тебя нагоняю!
     – Здорово, Аска-тян, – ухмыльнулся Ранма. – Вопрос лишь в том, догонишь ли ты меня до того, как тебя обойдет Рей? Она сокращает разрыв. Похоже, тебе придется упорнее работать, если ты хочешь держаться впереди нее.
     – ЧТО?! – завизжала Аска. – Этого не произойдет! Я буду работать вдвое упорнее! Я не окажусь на последнем месте!
     Мисато захихикала.
     – Он явно знает, как ее мотивировать, а? – прокомментировала Мисато.
* * *
     – Оранжевый узор, АТ-поле не обнаружено, – доложил Хьюга, когда взъерошенная Мисато ворвалась на командный пункт.
     – Ты опоздала, – резко сказала Рицуко.
     – Меня задержали. Что у нас? – спросила Мисато, игнорируя тон Рицуко.
     – Пока неизвестно, – сказала Рицуко. – Евы на позициях и ожидают указаний.
     – Евы с нулевой по вторую, вы свободны подойти и осмотреться, – сказала Мисато.
     – Понятно, – сказала Рей.
     – Принято, – ответил Ранма.
     – Я на позицию, – сказала Аска.
     – Мы с Рей тебя прикроем, – ответил Ранма. – Только будь осторожней, Аска-тян, у меня плохое предчувствие. Будь готова ко всему.
     – Принято, Перевертыш-тян, – сказала Аска, когда три Евы выдвинулись вперед.
     Аска подняла свое копье и приблизилась к висящей над городом сфере в черно-белую полоску. Едва она сократила дистанцию и получила подтверждение, что Ранма с Рей вышли на позиции ее поддержки, она отступила и запустила копье. Как только копье уже почти ударило, черно-белая сфера исчезла, оставляя копью описать дугу в пустом пространстве и воткнуться в здание на противоположной стороне. Внезапно Аска закричала.
     – Какого черта? – воскликнула Аска. – Я тону! Ранма, помоги!
     – Рей! Забирайся на крышу и уходи из района! – приказал Ранма. – Я за Аской!
     – Понятно, – сказала Рей.
     – Держись, Аска, я иду, любимая, – закричал Ранма, мчась к ней по крышам.
     – Ранма, быстрее! – в ужасе воскликнула Аска.
     Добравшись до нее, Ранма увидел, как Ева Аски уже погрузилась до талии. На ум пришел лишь один способ. Прыгнув точно ей за спину, Ранма подхватил Еву Аски подмышки. Направив всю свою энергию, он вытянул Еву-02 из черноты и поднял до вершины здания.
     – Аска, отступай в безопасность! Уходи! – сказал Ранма.
     – Но что насчет тебя? – требовательно спросила Аска.
     – Если есть способ выбраться, я найду его, обещаю, – сказал Ранма, пока Ева-01 погружалась в черноту. – Иди! Пожалуйста.
     – Аска, отступай. Это приказ, – мрачно сказала Мисато.
     Аска неохотно подчинилась. Ранма весело отсалютовал, когда голова Евы-01 начала погружаться в черноту, совсем как попавший в смоляную яму доисторический зверь.
     – Помните, я люблю вас обеих, – сказал Ранма, после чего кончик рога Евы-01 исчез, и осталась лишь ровная гладь.
     – РАНМА! – закричали обе девушки.
* * *
     – Ангел прекратил расширение примерно на 600 метрах, – сообщила Рицуко. – Его тело толщиной около 3 микрометров, и его АТ-поле инвертировано, производя нечто вроде Моря Дирака. Мы считаем, что сфера лишь своего рода тень.
     – Что с Ранмой? – спросила Мисато.
     – Мы смотали кабель и обнаружили, что он каким-то образом оборван, – объяснила Рицуко. – Если он не будет метаться вслепую и переключится на режим поддержания жизни, у него будет около 15 часов, прежде чем иссякнет заряд.
     – Проклятье, найди способ вытащить его оттуда, Рицуко! – сердито приказала Мисато.
     – Мисато, я забочусь о нем так же, как и ты. Поверь, мы все работаем не покладая рук, пытаясь что-нибудь придумать, – сказала Рицуко.
     – Знаю, прости, Рицуко, – вздохнула Мисато. – Я просто расстроена.
     – Если способ есть, мы найдем его, – заверила ее Рицуко.
* * *
     – ВОТ IDIOTEN! – кричала Аска, пиная ограждения смотровой площадки. – Этот тупой dummkopf КОЗЕЛ! О чем он только думал? Как он посмел такое выкинуть! – После каждой фразы она прерывалась, снова и снова пиная ограждение. Оно медленно изгибалось под ее ударами, пока Аска кипятилась, перемежая свои слова немецкими ругательствами.
     – Аска? – спросила Рей, подойдя к рыжей и положив руку ей на плечо.
     Аска развернулась, захватила Рей в объятия и разрыдалась.
     – Почему? – причитала Аска. – Почему он так поступил ради меня?
     – Потому что он любит тебя, – тихо сказала Рей.
     – Но я того не стою! – плакала Аска. – Папа меня оставил! Мама меня оставила! Для них я не была достаточно хороша. Почему Ранма пожертвовал собой ради меня?
     – Для него ты явно того стоила, – сказала Рей, успокаивающе поглаживая волосы рыжей. – Нет больше той любви, как если кто отдаст душу свою за других.
     – Почему он оставил нас, Рей? – всхлипнула Аска. – Я люблю его. Почему он нас оставил?
     – Он вернется, – твердо сказала Рей. – Он обещал, и я ему верю.
     Аска кивнула в плечо другой девушки.
     Мисато из-за угла наблюдала за ними обеими, по щеке скатывалась слеза. Она быстро развернулась и пошла прочь, прежде чем разрыдаться самой.
* * *
     – О, черт, скучно, – пробормотал под нос Ранма, проверяя таймер на своем контактном комбинезоне. – Проторчал здесь 12 часов и так ничего и не придумал. Давай, Ранма, думай! В этом ты лучший. Импровизируй, приспосабливайся и побеждай.
     – И нет никого в этом лучше тебя, – сказал мягкий женский голос.
     – А! Кто ты, черт возьми? – резко спросил Ранма, когда поднял голову и увидел женщину с оливковой кожей, одетую в короткую просвечивающую тогу, сидящую перед ним на приборной панели.
     – Ну-ну, Ранма, – упрекнула женщина. – Разве ты не узнаешь свою богиню-покровительницу?
     – Богиню-покровительницу? Ты уверена, что ты не ангел, пытающийся поиграться с моей головой? – спросил Ранма.
     – Нет, Ранма, я не ангел, – вздохнула женщина. – Полагаю, мне стоит представиться. Я богиня Бастет, богиня кошек, веселья и материнства. Ты был благословлен мной до своего рождения. Как еще ты бы смог пережить нэко-кен?
     – Так… м-м… что тебе от меня надо? – нервно спросил Ранма.
     – Просто защищаю свои вложения, – улыбнулась Бастет. – В конце концов, это я отвечаю за то, что ты здесь.
     – Ты послала меня сюда? – спросил Ранма. – Зачем?
     – Скажи, Ранма, где ты счастливее, там, где ты жил, или здесь? – спросила Бастет.
     – М-м… кажется, что здесь, – признал Ранма. – В смысле, никто здесь на меня не давит. Никакие идиоты не нападают ненароком. Я сражаюсь за правое дело. Рей с Аской… я люблю их, а они любят меня. Да, я здесь счастлив, но реален ли этот мир?
     – Если ты умрешь здесь, ты умрешь, – ответила Бастет. – Достаточно реально?
     – Полагаю, что да, – сказал Ранма. – Так как мне отсюда выбраться?
     – Разве я не упоминала, что этот ангел создает это место инвертированным АТ-полем? – спросила Бастет. – Помни, Ранма, испробуй здесь все возможное. Ты получаешь бесценные уроки.
     С этими словами Бастет исчезла, оставив Ранму размышлять над тем, что она сказала.
     – Инвертированное АТ-поле? – пробормотал под нос Ранма. – Хмм, умисэн-кен работает на инвертировании моего ки, также как и ямасэн-кен.
     Ранма усмехнулся и активировал все системы Евы-01.
* * *
     Рицуко добралась до середины объяснений своего плана по уничтожению ангела все сильнее и сильнее волнующейся Мисато. Рицуко понимала, почему яростно дергался глаз ее подруги, когда она расписывала план, в котором задействован сброс всех 902 доступных N2 бомб в ангела и их подрыв, что, вполне вероятно, при этом убьет Ранму и уничтожит Еву-01. Светловолосой ученой нравился этот план не больше, чем Мисато, но уничтожение ангела было на первом месте.
     Мисато как раз собиралась взорваться потоком возражений, когда вздрогнула земля. Кинувшись к ограждению, они взглянули на ранее спокойную чернильную гладь тела ангела. Она волновалась, как море во время шторма.
     – Какого черта? – спросил кто-то, обратив их внимание на сферу над корчащейся чернотой.
     Внезапно появились две ярко светящихся ало-золотых дуги, выросших на поверхности сферы в потоке красной слизи, выглядящей очень похоже на кровь. Из сферы вырывалось все больше и больше светящихся дуг, пока та, наконец, не взорвалась, разбрасывая окровавленные куски плоти ангела. Посреди взрыва упала и приземлилась Ева-01, опустившись на колено и упершись в поверхность кулаком, обтекая кровью, прежде чем перестать двигаться.
     – Отвратительно, – прокомментировала Мисато, заметно позеленев.
     – Не буду спорить, – согласилась Рицуко.
* * *
     Ранма выбрался из контактной капсулы как раз к тому моменту, как к нему подбежала Аска… и крепко ему врезала.
     – СВОЛОЧЬ! – закричала она, после чего, плача, обняла его. – Больше никогда так меня не пугай! – разрыдалась она у него на груди.
     Ранма усмехнулся, обнял ее и осторожно пошевелил челюстью, проверяя, в верном ли она положении. Примчалась Мисато и со слезами на глазах обняла их обоих. Рей держалась в стороне, желая присоединиться, но осознавая возможные последствия.
     – Почему бы тебе к ним не присоединиться? – сказала Рицуко, подходя к синеволосой девушке.
     – Не могу. Командующий… – печально сказала Рей.
     – Не беспокойся, – перебила Рицуко. – Я тебя прикрою. Иди. Иди.
     Рей с благодарностью взглянула на нее, а затем практически размылась, врезаясь в группу.
     – Я рада, что ты в порядке, – улыбнулась Рей. – Я знала, что ты вернешься к нам.
* * *
     Девушки хорошо все спланировали. Мисато была на свидании с Кадзи, что произошло лишь потому, что они вместе отправились на свадьбу, и этой ночью ее дома не ждали. Вся квартира была в их распоряжении, так что они решили приготовить Ранме приветственный ужин, раз уж его этим днем выписывали из лазарета.
     Аска приготовила свое особенное, жареную колбасу и тушеную капусту с запеченным картофелем, в то время как вкладом Рей был неплохой салат, заправленный маслом и уксусом. Пахло восхитительно, и Ранма, сидя за столом, утирал слюни, так как ему угрожали чудовищными последствиями, зайди он на кухню.
     К счастью, Ранме не пришлось долго ждать, так как девушки вскоре вынесли множество восхитительных блюд. Огромное блюдо жареной колбасы, большой горшок квашеной капусты, миска печеного картофеля, большая миска салата, буханка свежего черного хлеба и тарелка со взбитым маслом. Когда Рей уселась за стол, Аска еще раз исчезла на кухне, прежде чем вновь вернуться с тремя банками пива.
     – Просто нельзя есть колбасу и капусту без пива, – твердо сказала Аска в ответ на вопросительный взгляд Ранмы.
     Пожав плечами, трое приступили к пиру. Ранма был на небесах, еда была столь же чудесна, как и обещал ее вид. Рей избегала колбасы, но с удовольствием поглощала картофель, капусту и, как ни странно, пиво.
     – Черт, это было чудесно, девочки, – сказал Ранма, с энтузиазмом похлопывая себя по животу. – Лучшее, что у меня было за очень долгое время.
     – Спасибо, Перевертыш-тян, – улыбнулась Аска, целуя его в щеку.
     – Да, спасибо, – сказала Рей, целуя его в другую щеку.
     После ужина девушки отправили Ранму выбрать им что-нибудь посмотреть по телевизору, пока они убирают посуду. Через полчаса Аска и Рей присоединились к нему вместе с тремя банками пива, «просто помочь ужину уложиться».
* * *
     Следующим утром Мисато подтащилась к двери, выглядя просто кошмарно, пропахнув выпивкой и сигаретами. Проходя через гостиную, она застыла и моргнула. На столе располагалась немалая стопка пустых пивных банок.
     Мисато быстро метнулась по коридору и, проверив комнату Ранмы, обнаружила ее пустой. Она отодвинула дверь в комнату девушек, и ее глаза вылезли из орбит. Там, распростершись на футоне и тесно прижавшись друг к другу, лежали три обнаженные девушки. Мисато принюхалась и учуяла в воздухе тяжелый аромат женского возбуждения. Покраснев от смысла этого, Мисато быстро закрыла дверь и направилась на кухню. Ей нужно было выпить, прежде чем она подумает, что с этим делать.
     Открыв холодильник, Мисато потерянно посмотрела на свои уменьшившиеся запасы, прежде чем выхватить одну из 108 оставшихся банок и сесть за стол. Ну и что ей делать с этими детишками?
     С одной стороны, Мисато понимала, что в этой сфере ее рейтинг доверия был не очень высок, и они не были безответственны. По крайней мере, они не бегали по улицам, распивая пиво. Напиться и заняться сексом не было тем, что им стоило делать, но затем Мисато поняла, почему они так поступили после того, как едва не потеряли Ранму из-за последнего ангела. Его вернули им, так что они хотели провести вместе все свое время.
     Мисато не была против их секса, несмотря на то, как молоды они были. Черт, насколько она знала, из них всех только у Ранмы уже были месячные. Еще она знала, что венерические болезни не будут проблемой. Хотя, если одна из девушек забеременеет, проблема будет огромной. Ей придется обсудить с ними методы предохранения.
     Выпивка даже не была основной проблемой. Аска была достаточно опытна с пивом, чтобы не позволить всему выйти из-под контроля, и они на троих выпили лишь 12 банок; достаточно, чтобы споить неопытных детишек вроде Рей и Ранмы, в зависимости от того, насколько быстро они их выпили, но не настолько, чтобы это было опасно.
* * *
     Мисато ухмыльнулась сидящим напротив нее за столом трем краснеющим подросткам. Они отказывались смотреть кому-то в глаза, ожидая начала нотаций.
     – Так вы трое весело провели прошлую ночь? – спросила Мисато с легким намеком на поддразнивание в голосе. Трио покраснело еще сильнее, когда им напомнили, что между ними произошло. – Вижу, что так. Полагаю, мое пиво будет заменено. Рада, что вы оказались достаточно ответственны, и не вышли из дома. Вы бы втянули себя и меня в массу неприятностей, если бы вас поймали пьяными в общественном месте.
     Подростки с удивлением посмотрели на нее.
     – Что? Ждали, что я зачитаю вам закон о продаже пива несовершеннолетним? – ухмыльнулась Мисато. – Слушайте, я не буду возражать, пока это не войдет в привычку и не выйдет отсюда. Пусть вы и дети, но у вас всех взрослые обязанности. Мы посылаем вас навстречу опасности, с очень весомым шансом, что вы пострадаете или хуже. Только между нами, я готова дать вам послабление время от времени расслабиться по-взрослому… пока это не влияет на готовность. Что подводит меня к другому моменту. Хоть, конечно, я не в том положении, чтобы жаловаться на то, что вы трое спали вместе, будет очень плохо, если Аска или Рей вдруг забеременеют. Не думаю, что кому-то на пользу пойдут объяснения того, как это произошло.
     – Я… – запнулась Ранма.
     – Мы… – заикнулась Аска.
     – Именно поэтому Ранма была в женской форме, – спокойно заявила Рей, прежде чем отчаянно покраснеть.
     Мисато злорадно усмехнулась.
     – Просто будьте осторожнее, – предостерегла она. – Я всем сердцем болею за вас, но я знаю об искушении.
     – Ты хочешь сказать, что ты не возражаешь? – шокированно спросила Аска.
     – А почему я должна? – ответила Мисато. – Кто знает, выживем ли мы все? Из-за последнего ангела мы чуть не потеряли Ранму. Довольно очевидно, что вы все очень заботитесь друг о друге, так что я думаю, что вы должны испытать столько радости, сколько вы пока можете.
* * *
     Тодзи стоял у ограждения, разглядывая территорию школы. Когда он взглянул на кампус, он услышал звук приближающихся сзади шагов.
     – Так, значит, ты решил? – спросил Ранма.
     – Ага, – отстраненно сказал Тодзи.
     Ранма подошел к нему и ободряюще положил руку ему на плечо.
     – Слушай, Тодзи, не буду врать и говорить тебе, как это здорово, – сказал Ранма. – Пилотировать Еву в бою это полный отстой. Просто хочу, чтобы ты знал, что мы с Рей и Аской сделаем все возможное, чтобы с тобой ничего не произошло.
     – Ранма… – Тодзи умолк, остановившись на мгновение, чтобы собраться. – Я просто хочу извиниться за то, что попытался тебя побить, когда ты только здесь появился. Теперь, раз уж я собираюсь стать пилотом, я вижу все немного по-другому. Тогда я был неправ.
     – Да не извиняйся, Тодзи, – усмехнулся Ранма. – Я понимаю, почему ты тогда так поступил, и правда тебя не виню. Я плохо себя чувствовал, узнав о твоей сестре.
     – Итак, дашь какой-нибудь совет новичку? – спросил Тодзи.
     – Ага, – сказал Ранма. – Своди Хикари сегодня вечером на хорошее свидание. Дай ей знать, что она очень важна для тебя, и наслаждайся.
     – Ешь, пей, веселись, ибо завтра мы умрем? – спросил Тодзи.
     – Нет, если мне стоит об этом говорить, – фыркнул Ранма. – В конце концов…
     – Икари Ранма не проигрывает, – протянул Тодзи.
     – Точно, – ухмыльнулся Ранма. – Помни, Хикари беспокоится так же, как и ты. Свидание с ней поможет вам обоим расслабиться и отвлечься от завтрашнего.
* * *
     – Так, значит, Четвертое Дитя прибывает завтра? – спросила у Рицуко Мисато, когда они готовили Еву-03 к первому тесту активации на полигоне Мацусиро.
     – Да, – подтвердила Рицуко. – Мы закончим с предварительным тестированием этим вечером. Будем готовы к нему завтра, когда он прибудет.
     – Рицуко, у меня… – Мисато покачала головой и умолкла.
     – У тебя тоже плохое предчувствие? – спросила Рицуко.
     – Ага, – сказала Мисато. – Не знаю почему, но у меня такое чувство, что что-то завтра пойдет ужасно неправильно.
     – У меня тоже, – сказала Рицуко, – но я тщательно проверила Еву-03, и все, кажется, в порядке. Нам просто стоит надеяться на лучшее.
* * *
     Ресторан был очень хорош. Он был в традиционном японском стиле, низкие столики для приватности посетителей отделялись друг от друга ширмами. Еда была превосходна, так же как и обслуживание.
     – Спасибо, что привел меня сюда, Тодзи, – улыбнулась Хикари. – Это первоклассное место.
     Они оба были одеты в неплохие традиционные кимоно, сидя коленями на подушках друг рядом с другом за столом.
     – Ты того стоишь, Хикари, – улыбнулся Тодзи. – Знаешь, многие считают меня всего лишь недалеким качком, и, полагаю, по большей части они правы. Мне потребовалось много времени, чтобы понять, что ты во мне заинтересована, и сообразить, что мы встречаемся. Хикари, просто чтобы ты знала, чтобы ни случилось, я п-позабочусь о тебе. Ты лучше, чем я заслуживаю.
     – О, Тодзи, – сказала Хикари, с сияющими глазами глядя на него. – Я тоже очень сильно о тебе забочусь, так что лучше бы тебе поберечься. Я буду ждать твоего возвращения.
     Тодзи заглянул в сияющие глаза своей девушки и медленно склонил свою голову ближе к ее губам. Она улыбнулась и приглашающе повернулась в его сторону. Они сблизились, закрыли глаза… и ненароком столкнулись носами. Хикари хихикнула и немного наклонила голову. На этот раз их губы нежно коснулись друг друга в их первом поцелуе. Он продлился всего минуту, но у обоих подростков, когда они отодвинулись, головы кружились от счастья и радости.
     Тем вечером, когда Тодзи провожал Хикари до дома, они шли рука об руку. У ее дверей они обменялись еще одним поцелуем, на этот раз более страстным и менее неловким, прежде чем она ушла внутрь.
* * *
     Набики легонько шмыгнула носом, запуская перемотку пленки. Все странно на нее посмотрели. Не так уж часто Ледяная Королева проявляла отличную от жадности эмоцию.
     – Что случилось, сестренка? – спросила Касуми.
     – Просто в оригинальной истории Ева Тодзи оказалась одержима ангелом, – сказала Набики. – Синдзи, персонаж, которого заменил Ранма, отказался сражаться с Евой, и этот ублюдок Гэндо активировал систему псевдопилота, которая перехватила контроль и разорвала Еву Тодзи на куски, в то время как Синдзи за этим наблюдал, не в силах что-либо поделать. Тодзи чуть не погиб, когда псевдопилот раздавил контактную капсулу. В итоге он потерял руку и ногу. Ранма знает, что произойдет, и знает, что ему, возможно, придется смотреть, как его друга покалечат, пока он будет бессилен.
     – Ранма не позволит этому произойти, – уверенно сказала Аканэ. – Он найдет способ спасти Тодзи, я просто это знаю.
     Все изумленно уставились на Аканэ, ее уверенность в Ранме.
     Затем речь пошла о том, что Ранма, фактически, дошел до дела с Рей и Аской, пусть и форме девушки. По этому поводу от отцов и невест доносился плач и скрежет зубов, тогда как Набики и Касуми, похоже, были рады за Ранму. Нодока снова столкнулась с противоречием, разрываясь между тем, чтобы станцевать свой победный танец или расстраиваться, что у Ранмы была близость как девушки.
     Колон улыбнулась, заметив, что хоть Аканэ и расстроилась от того, что Ранма переспал с двумя девушками как девушка, она воздержалась от того, чтобы назвать его извращенцем. Помимо того, она, в основном, сосредоточилась на коротком разговоре Ранмы с богиней Бастет.
     – Ну, по крайней мере, мы чуть больше знаем о том, как это случилось с Ранмой, – сказала Колон, обратив на себя все внимание.
     – Что вы имеете в виду, старейшина? – спросила Касуми.
     – По каким-то причинам Бастет-сама направила Ранму туда, чему-то научиться, – сказала Колон. – В то время как она ничего об этом не сказала, она, похоже, намекнула, что он вернется, если ему удастся выжить. Надеюсь, что когда он вернется, мы столкнемся с совсем другим Ранмой, не только гораздо более зрелым, но и умелым воином. Также я подозреваю, что нам разрешено смотреть на его приключения в качестве предупреждения, чтобы мы не шутили с ним, как было ранее.
     – Не слишком ли это жестоко для богини? – спросила Касуми. – Если Ранма вернется, не будет ли его сердце разбито от того, что Рей и Аска останутся позади?
     – Уроки богов зачастую жестоки, – глубокомысленно кивнула Колон. – Ясно одно. Я очень сомневаюсь, что он будет терпеть то отношение, что было до того, как он оказался там.
     Никто не мог с этим не согласиться. Девушки меняли свои планы заполучить парня с косичкой. Отцы, конечно, проигнорировали тот факт, что Ранма по возвращении будет куда более опасным человеком, и начали планировать еще одну неожиданную свадьбу, как только бесчестный парень вернется.

Глава 13

     Следующим днем группа собралась вместе для просмотра четвертой кассеты. Невесты одновременно испытывали облегчение, от перспективы возвращения Ранмы, и тоску, из-за того, что Ранма не только влюбился в двух женских персонажей сериала, но и был с ними близок.
     Колон и Нодока с тревогой ожидали окончания истории. Они обе заметили тот сказанный Бастет факт, что Ранма может умереть до того, как все закончится. Остальные этот кусочек информации проигнорировали, для них это было немыслимо. В конце концов, Ранма никогда не проигрывал.
     Когда все расселись, Набики включила воспроизведение.
* * *
     Ранма снова проснулся зажатым между Рей и Аской. В то время как у него, якобы, все еще была своя комната, они втроем продолжали спать вместе, обнаружив, что это сдерживало кошмары, позволяя им всем лучше выспаться.
     Мастер боевых искусств с косичкой осторожно отодвинулся от двух спящих девушек, протестующе застонавших в связи с потерей тепла его тела. Он улыбнулся, увидев, как они придвинулись друг к другу и обнялись, и направился в фуро начать свое утро.
     Мысленно он разрабатывал план того, каким образом ему сегодня позднее спасти Тодзи. В то время как Рей и Аска были куда лучшими пилотами по сравнению с тем, какими в это время они были в оригинальном сериале, он знал, что в одиночку разобраться с ангелом будет невозможно, если они хотят спасти пилота. Нет, для этого потребуются командные усилия.
* * *
     – Четвертое Дитя прибыло, мэм, – сообщил Рицуко и Мисато один из техников Мацусиро, когда они сидели в кафе за кофе.
     – Хорошо, снарядите его и подготовьте к тесту активации, – сказала Рицуко. – Мы скоро будем в диспетчерской.
     – Есть, мэм, – сказал техник.
     – Ну, полагаю, время пришло, – нервно сказала Мисато.
     – Правда, Мисато, можно подумать, что ты волнуешься куда сильнее, – поддразнила Рицуко. – Когда тест активации завершится, Еву-03 передадут под твой контроль. У тебя будет большая ответственность.
     – Ага, с четырьмя Евами под моим контролем можно будет сделать что-то вроде… захвата всего мира или вроде того, – слабо рассмеялась Мисато.
     Рицуко поморщилась, имея представления о планах Гэндо.
     – У тебя все еще плохое предчувствие? – спросила Рицуко, когда они направились в диспетчерскую.
     Мисато кивнула.
* * *
     Тодзи любовался своим отражающимся в зеркале раздевалки черным контактным комбинезоном. Он выглядел лучше Ранмы, заключил он с кривой усмешкой. Ему стало интересно, как отреагирует Хикари, увидев его в таком виде. При этой мысли он усмехнулся, но его прервал вошедший техник.
     – Идем, Дитя, пора, – сказал техник.
     Тодзи последовал за ним на платформу, где его ожидало пилотское кресло. Усевшись на него, он показал технику большой палец, и кресло подняли и ввели в контактную капсулу. Когда капсулу запечатали, Тодзи остался ждать в тусклом аварийном освещении капсулы.
* * *
     В диспетчерской Рицуко распорядилась вставить контактную капсулу. Когда на экране начали появляться статусы нервных соединений, все затаили дыхание, пока показатели приближались к порогу активации. Последний индикатор перед порогом активации драматично моргнул, прежде чем загореться, за ним последовал следующий, что указало на успешную активацию.
     Однако, едва оказался достигнут порог, зазвучал сигнал тревоги. Рицуко немедленно приказала отключить Еву, но техники сообщили, что Ева не отвечает. Они в ужасе смотрели, как Ева билась в клетке.
     – Извлечь контактную капсулу! – скомандовала Рицуко.
     – Мэм, не можем. Она застряла, – доложил техник, попытавшись извлечь капсулу.
* * *
     Со стороны полигона Мацусиро в воздух взлетел огромный столб дыма и пламени. Люди в командном центре NERV лихорадочно работали, пытаясь понять, что происходит, в то время как Икари Гэндо бесстрастно сидел на своем месте, глядя на командный центр.
     – Сэр, обнаружен оранжевый узор, – доложил техник. – Мы не можем подтвердить ангела.
     – Дайте видеоканал из Мацусиро, – приказал Гэндо.
     На экране гигантского дисплея развернулось окно. Там открывался вид на холмы в районе Мацусиро. На глазах персонала из контроля NERV в поле зрения неуклюже появилась черная фигура.
     – Это Ева! – выдохнул один из техников.  – Ева-03!
     – Отключите ее, – приказал Гэндо.
     – Сэр, она не отвечает! – сообщил Хьюга.
     – Состояние пилота? – спросил Гэндо.
     – Мы получаем жизненные сигналы, но… – Хьюга, пожав плечами, умолк.
     – Извлечь контактную капсулу, – сказал Гэндо.
     – Не получается, сэр, капсула, похоже, застряла. – попытавшись, сказал Хьюга.
     – Очень хорошо, – сказал Гэндо. – Классифицируйте Еву-03 как тринадцатого ангела и разверните Евы с 00 по 02.
     Все в диспетчерской ахнули.
     – Но сэр, что насчет пилота? – спросил Хьюга.
     – Ангел должен быть остановлен, или мы все умрем, – сказал Гэндо.
     – Есть, сэр, – угрюмо сказал Хьюга. – Подготовьте Евы к авиапереброске до Мацусиро.
* * *
     – Ладно, девочки, слушайте, – сказал через коммуникатор Ранма. – Мы знаем, что Евой-03 завладел ангел. Моя главная цель – спасти Тодзи, а затем уничтожить ангела.
     – Ваша главная цель в уничтожении ангела, – вмешался Гэндо.
     – Заткнись, старикашка, если бы мне нужно было твое мнение, я бы его из тебя выбил, – зарычал Ранма. – Там мой друг, и я вытащу его, прежде чем мы разберемся с ангелом. Ладно, Аска, Рей, план таков…
     Ранма объяснил придуманный им план, тогда как Гэндо внутренне злился на дерзость Ранмы.
* * *
     Ранма стоял посреди улицы, руки его Евы были скрещены на груди, когда одержимая Ева, неуклюже двигаясь, появилась в его поле зрения. Она увидела его и на мгновение приостановилась, прежде чем прыгнуть в воздух, с ревом перекрывая расстояние.
     Ангел лишь приземлился лишь немного вне досягаемости Ранмы. Его руки метнулись к Ранме, гротескно удлиняясь в попытке захватить Еву-01. Ранма, нисколько этим не удивленный, схватил руки за запястья.
     По плану Рей должна была подобраться пригнувшись и схватить ангела за ноги, удерживая его, но они не ожидали его силы. Ранма влетел в здание. Но все же он не отпустил хватки.
     – Рей, хватай его за руку, – выдохнул Ранма, когда им врезали еще в одно здание. – Он слишком силен, чтобы я держал обе его руки, но под одному на каждую, и мы сможем его удержать!
     – Принято, – сказала Рей, подбираясь ближе и хватая одну из рук.
     – Ладно, он у нас, теперь ты, Аска! – скомандовал Ранма.
     Красная Ева выбежала из-за угла позади ангела.
     – Уже иду, – объявила Аска.
     В этот момент Рей закричала. Ранма оглянулся на нее у увидел то, что выглядело как вздувшиеся на руках Евы Рей вены, и выругался. Он забыл о заражении, что и было одной из причин, почему он изначально хотел, чтобы Рей схватила за ноги, надеясь, что она сможет избежать этой проблемы.
* * *
     В центре управления NERV техник сообщил, что нервное заражение распространяется по обеим рукам Евы-00.
     – Отстрелить руки Евы-00, – холодно скомандовал Гэндо.
     – Но сэр, нервные соединения все еще активны, – в ужасе сказал Хьюга.
     – Выполнять! – резко сказал Гэндо.
     – Есть, сэр!
* * *
     Рей закричала громче, когда подрывные заряды оторвали обе руки Евы-00. Ее спина выгнулась, когда она беспомощно схватилась за свои плечи и зарыдала от боли. Ева-00 отшатнулась назад и рухнула.
     Свободной рукой ангел ударил Еву Ранмы в голову, из-за чего он отпустил ангела и отлетел в здание как раз в тот момент, когда Аска протянула руку и ухватила контактную капсулу.
     – Капсула у меня! – объявила рыжая, пока Ранма выбирался из здания.
     Ева-01 оказалась на ногах как раз вовремя, чтобы увидеть, как ангел отвернулся о схватил Еву-02 за голову. Поднатужившись, он отправил красную Еву в полет. Аска закричала, но ей как-то удалось не отпустить контактную капсулу Тодзи и вырвать ее, когда ее бросили.
     Когда Аска свернулась вокруг контактной капсулы, защищая ее от неминуемого удара, Ранма напал на ангела. Он резко остановился, когда чрезмерно удлинившимся рукам ангела удалось невероятно быстро передвинуться и схватить полночно-синюю и зеленую Еву за шею. Ранму быстро прижали к склону ближайшего холма, когда его Ева, и он сам, задыхались. Он изо всех сил пытался освободиться, но ангел был слишком силен. Он просто не мог вырваться из хватки ангела.
     Пилот с косичкой старался собраться и создать заряд ки, когда вдруг из груди ангела на несколько метров высунулось изогнутое лезвие катаны. Его хватка на горле Евы-01 ослабла, и его руки безвольно опустились. Затем тело ангела упало на землю, открывая стоящую позади него Еву-02, все еще держащую в руках рукоятку катаны.
     – Ты в порядке, Ранма? – спросила Аска.
     – Ага, – кашлянул Ранма. – Спасибо, Аска. Как Тодзи и Рей?
     – Я не знаю, – сказала Аска. – Контактная капсула в порядке, но я не уверена, насколько сильно внутри нее пострадал Тодзи. Думаю, что Рей без сознания, потому что мне не удалось связаться с ней через коммуникатор.
* * *
     Мисато, просыпаясь, застонала. Лежа, она прислушалась к какофонии настойчивых голосов вокруг нее, когда медицинский персонал ухаживал за ранеными. Медленно открыв глаза, она сморгнула размытость и оглядела полную комнату занятых медиков.
     – Да ты просто везунчик, Мисато, – сказал знакомый голос.
     – Кадзи? Как Рицуко? – слабо спросила Мисато.
     – Рицуко пострадала не так сильно, как ты, – ответил Кадзи.
     – Ева?.. – спросила Мисато.
     – Уничтожена, – ответил Кадзи.
     – Что с пилотом? – спросила Мисато.
     – Ранме и девочкам удалось извлечь контактную капсулу, прежде чем уничтожить его. Возвратная команда уже здесь, – ободряюще улыбнулся Мисато Кадзи. – Отдыхай, Мисато.
     Мисато слабо кивнула и погрузилась в сон.
* * *
     Спасательная команда прибыла на поле боя и принялась вытаскивать двух пострадавших пилотов из их контактных капсул под бдительным взором еще двух беспокоящихся пилотов Ев.
     – Черт, этот малыш сильно пострадал, – прокомментировал медик, когда они осторожно извлекли пострадавшее тело Тодзи из контактной капсулы.
     – Насколько он плох? – нетерпеливо спросил Ранма.
     – Он выживет, – ответил медик. – Хотя ему придется какое-то время побыть в гипсе. Узнаем больше, когда доставим его в лазарет и отправим на рентген.
     – Что с Рей? – спросила Аска.
     – Физически она в порядке, – сообщил им медик. – У нее болевой шок из-за того, что ее Еве оторвали руки, в то время как нервные соединения еще были активны. Хотя с ней все должно быть хорошо.
     Аска облегченно обняла Ранму, и Ранма крепко прижал ее к себе.
     – Ты очень хорошо справилась, Аска, – сказал Ранма, Поглаживая ее по волосам. – Ты спасла и меня, и Тодзи. Я горжусь тобой.
     – Ты серьезно? – спросила Аска.
     – Конечно, любимая, – улыбнулся Ранма, слегка ее сжимая.
     Ранма поднял голову и увидел, что их с Аской окружили безопасники NERV.
     – Икари Ранма, – заявил один из агентов, – мне придется попросить вас пройти с нами.
     – Что вы имеете в виду, что он должен идти с вами? – требовательно спросила Аска, обернувшись к нему и, подбоченившись, агрессивно на него взглянула.
     – Командующий приказал нам поместить его под арест, – ответил мужчина.
     – Все в порядке, Аска-тян, – ухмыльнулся Ранма. – Старый пердун просто выпендривается перед подчиненными. Он нихрена не сделает. Иди с Рей и убедись, что она в норме. У меня все хорошо.
     – Уверен, Ранма? – спросила Аска, все еще глядя на мужчину.
     – Да, любимая, все хорошо, – успокаивающе сказал Ранма.
     Ранма позволил им надеть наручники и увести его под пристальным наблюдением Аски.
* * *
     – Докладывайте, доктор Акаги, – сказал Гэндо, прячась за своими сложенными руками.
     – Ева-03 полностью списана. Ядро уничтожено, и нет никаких следов овладевшего ей ангела, – пояснила Рицуко. – Пилот Евы-03 в лазарете с двумя переломанными ногами, сломанной рукой и треснувшим черепом, не говоря уже о множестве ушибов и рваных ран. К счастью, мы ожидаем его полного восстановления. Ева-00 не сможет эффективно бороться, потеряв обе руки. Ремонт потребует некоторого времени. Рей оправляется от шока. Повреждения Евы-01 и 02 незначительны, они готовы к бою на все 100 процентов.
     – Очень хорошо, – сказал Гэндо, отпуская Рицуко.
* * *
     Тодзи очнулся в мире боли. Все его тело болело. Он оглядел комнату и увидел Аску, сидящую у соседней кровати, и лежащую на той синеволосую девушку.
     – Аянами? – слабо сказал Тодзи. – Сорью? Что произошло?
     – Ты проснулся! – улыбнулась Аска. – Я рада. Твоя Ева была одержима ангелом. Нам пришлось с ним разобраться. Хотя мне удалось сперва вытащить твою контактную капсулу. Прости за все травмы. Ангел швырнул меня, когда я вытаскивала твою капсулу. Я пыталась насколько возможно защитить тебя, но, кажется, это все равно было довольно паршиво.
     – Т-ты спасла меня? – слабо спросил Тодзи.
     – Ага, – гордо сказала Аска. – Но в основном это была командная работа. Рей с Ранма удерживали ангела достаточно долго, чтобы мне удалось захватить твою капсулу, но прежде чем мне удалось ее вытащить, с Рей что-то случилось, и им пришлось отстрелить руки ее Евы. Полагаю, ангел пытался и ей овладеть. Ранма не смог в одиночку удержать ангела, и его швырнули в здание. После этого швырнули и меня, как раз когда мне удалось тебя вытащить. А когда ты оказался в безопасности, мы с Ранмой разобрались с ангелом. Хотя, боюсь, твоя Ева была уничтожена.
     – Все в порядке, – сказал Тодзи. – Я… все равно… не хочу… быть… пилотом…
     Он погрузился обратно в сон.
* * *
     Ранма расслабленно сидел в камере, когда охранник открыл дверь.
     – Икари Ранма, командующий хочет вас видеть, – сказал мужчина.
     Ранма встал и позволил охраннику надеть на себя наручники. Он ухмыльнулся, зная, что они были более чем бесполезны, если они правда думали, что сумеют его удержать. Затем охранник привел его к кабинету Гэндо, и Ранма вошел.
     – Привет, бать, чего надо? – весело сказал Ранма.
     Гэндо некоторое время смотрел на него поверх своих рук. Ранма просто стоял и ухмылялся.
     – Ваша наглость более не приемлема, Третье Дитя, – монотонно произнес Гэндо.
     – И что? – усмехнулся Ранма. – Ну, в любой момент, когда ты подумаешь, что я тебе больше не нужен, скажи, и я уйду. Иначе просто к этому привыкни. Я же сказал тебе, когда приехал сюда, что буду хватать тебя за яйца всякий раз, как подвернется возможность. На самом деле, тебе повезло, что я не вывихнул тебе руки за то, что ты сделал с Рей, кусок ты дерьма.
     – Вы не в том положении, чтобы делать угрозы, – заявил Гэндо.
     – Думаешь? – улыбнулся Ранма, сгибая запястья.
     Наручники от усилий Ранмы сломались, острые куски ударили в пол на другой стороне комнаты. Ранма скрестил на груди руки и самодовольно посмотрел на Гэндо.
     – Знаешь, кажется, я смогу разорвать тебя на куски еще до того, как ты хотя бы успеешь позвать на помощь, – небрежно сказал Ранма.
     – Я могу пристрелить вас на неподчинение, – ответил Гэндо.
     – Ну удачи, – пожал плечами Ранма. – Не то чтобы я это позволил. Кроме того, мы с тобой оба знаем, что я все еще нужен тебе из-за каких-то твоих планов мирового господства. Когда все закончится, я полностью ожидаю, что тебе придется меня «удалить». А до тех пор держись от меня подальше и дай мне сделать мою работу. Тебе это будет полезнее. Увидимся, бать.
     Ранма развернулся на пятках и вышел из кабинета. Охранник заглянул внутрь и вопросительно посмотрел на Гэндо. Гэндо вздохнул и отпустил его. Очевидно, его кузен Генма с треском провалил задание сломать парня. Несмотря на это, Гэндо не мог не гордиться силой воли своего сына. Тем не менее, под конец это будет проблемой. А до тех пор Гэндо просто придется мириться с неуважением наглого мальчишки. Когда придет время, парень поймет, что Гэндо знает его слабости и как на них надавить. Прежде всего это Второе Дитя, к которой парень, похоже, сильно стал привязан.
* * *
     Тодзи снова проснулся, чувствуя давление мягких губ. Его глаза медленно открылись, и он увидел стоящую перед ним и с улыбкой плачущую Хикари.
     – Привет, – сказала она.
     – Привет, – сонно ответил Тодзи. – Как долго?
     – Ты проспал три дня, – ответила Хикари. – Я очень о тебе беспокоилась.
     – Прости, – сказал Тодзи. – Спасибо, что пришла.
     – Только попробуй держать меня подальше, – сказала Хикари. – Как ты себя чувствуешь?
     – Как после 12 раундов с Ранмой, – слабо усмехнулся Тодзи. – Просто рад, что жив. Кажется, Аска спасла меня. Не думал, что это произойдет.
     – Видишь, она не так плоха, как ты думал, – хихикнула Хикари.
     – Видимо да, – признал Тодзи.
     – О, Тодзи, я так рада, то ты жив! – внезапно сказала Хикари, по ее лицу текли слезы. – Я даже не знаю, что бы я сделала, если бы потеряла тебя!
     – Эй, все в порядке, любимая, – сказал Тодзи, вытирая ей слезы здоровой рукой. – Я буду в порядке, и Аска сказала, что Ева уничтожена, так что мне не придется больше быть пилотом.
     – Я так рада, – сказала Хикари, прижимая его ладонь к своему лицу. – Не знаю, смогла бы я справиться, видя, как ты уходишь биться с этими ужасными существами. По крайней мере, Ранма, Рей и Аска уходят вместе.
     – Как Аянами? Она раньше была здесь, – спросил Тодзи.
     – С ней все хорошо, – сказала Хикари. – Ее выписали пару дней назад.
     – Йоу, Тодзи, – поприветствовал Ранма. – О, привет, Хикари, мне стоит заглянуть попозже?
     – Нет, все в порядке, Ранма, – улыбнулась Хикари.
     – Итак, крутой парень, как ты себя чувствуешь? – спросил Ранма. – Потому что, не буду врать, выглядишь ты дерьмово.
     – Именно так я себя и чувствую, – согласился Тодзи. – Хотя, жить буду.
     – Так мне и сказали, – кивнул Ранма. – Сказали, что ты должен полностью восстановиться. Прости, что мы не смогли помягче тебя вытащить. Хотя Аска прекрасно справилась. Она не только тебя вытащила, но и приложила все усилия, чтобы защитить тебя от худшего, когда ангел кидал ее как тряпичную куклу.
     – Нужно будет поблагодарить ее за это, – сказал Тодзи. – И спасибо тебе, за твое участие в моем спасении.
     – Хе, да ладно, чувак, – отмахнулся Ранма. – Обещал же, что сделаю все возможное, чтобы ты был в безопасности. Мне просто нехорошо от того, насколько ты пострадал.
     – По крайней мере, я выжил, – сказал Тодзи. – Могло быть и хуже.
     – Возможно, – сказал Ранма, вспоминая, насколько хуже все было в оригинальном сериале. – Ну, я просто хотел зайти и проведать тебя. До этого у меня не было такой возможности, потому что старый ублюдок засунул меня в клетку, потому что я сказал ему, куда он может пойти. – Пойду проверю девочек, пока они не успели организовать побег или еще что. Береги себя, чувак.
     – Конечно, Ранма, – сказал Тодзи. – Увидимся позже.
     – Положись на меня, – улыбнулся Ранма. – До скорого, Хикари. Позаботься о здоровяке.
     – Не беспокойся, Ранма. Он в хороших руках, – сказала Хикари, улыбнувшись Тодзи.
* * *
     – Я дома, – выкрикнул Ранма, только чтобы тут же оказаться в двойных ничуть не уступающих амазонским объятиях врезавшихся в него Рей и Аски.
     – Самое время тебе выбраться, – стукнула Аска хрипящего Ранму. – Мы как раз планировали, как тебя вытащить.
     – Я скучала по тебе, – спокойно сказала Рей.
     – Воздух… нужен… воздух, – выдохнул Ранма.
     – Упс, прости, – виновато сказала Аска, когда они с Рей ослабили захват.
     Ранма втянул в себя воздух, и его цвет пришел в норму.
     – Я тоже по вам скучал, – пропыхтел Ранма, прежде чем обратить свое внимание на Рей. – Рей-тян, ты в порядке? – обеспокоенно спросил он.
     – Все нормально, – легонько улыбнулась ему Рей.
     – Хорошо, я очень о тебе беспокоился, – сказал Ранма, обнимая синеволосую девушку. – Я люблю вас, и мне не нравится видеть, как вы страдаете.
     – Голоден? – спросила Аска, из-за чего Ранма недоверчиво на нее посмотрел. – О, точно, конечно, ты голоден. Приготовлю тебе что-нибудь.
     – Спасибо, – улыбнулся Ранма, и они с Рей последовали за ней на кухню. – Вы же знаете, что вам не надо было беспокоиться о том, как меня вытаскивать, да? В смысле, я бы смог уйти в любой момент, когда захотел. Я просто подумал, что проще было бы подыграть, чтобы старик думал, что добился своего.
     – Нам было плохо в твое отсутствие, – пошутила Аска. – Нам нужен наш Ранма, чтобы исправить все, что произошло плохого.
     Ранма усмехнулся.
     – Я зашел проведать Тодзи, – упомянул Ранма. – Он проснулся, и с ним Хикари.
     – Он проснулся? Как он себя чувствует? – спросила Аска. Она считала себя немного виноватой в том, как сильно он пострадал.
     – Он в порядке, – сказал Ранма. – Я не долго там пробыл. Не хотел им мешать. Они становятся так же плохи, как и мы.
     Словно подчеркивая свое мнение, Ранма потрепал волосы Рей и поцеловал ее в лоб. Рей покраснела и чуть ли не замурлыкала от его ласки.
     – Я дома! – входя, крикнула Мисато.
     Минутой позже она появилась на кухне, чтобы взять пиво. Майор выглядела несколько потрепанно. На голове у нее был бинт, а левая рука висела на перевязи.
     – Привет, Мисато, как ты себя чувствуешь? Слышал, ты сильно поранилась, – сказал Ранма.
     – Я в порядке, – сказала Мисато. – Ничего такого, чему не поможет банка пива. Или двенадцать. Выглядит хуже, чем оно есть. Но если ты хочешь поухаживать за мной до выздоровления, я не буду жаловаться.
     Мисато многозначительно улыбнулась Ранме.
     – Эй, шаг назад, дамочка, – хихикнув, вмешалась Аска. – У тебя есть свой мужик, который может поухаживать за тобой так, как ты захочешь.
     – Да, да, – ухмыльнулась Мисато. – Но ваш гораздо лучше, особенно с учетом того, какой он делает массаж.
     – Ну, в этом ты права, – сказала Аска. – Может быть, если ты будешь очень любезна со мной и Рей, мы сможем одолжить его тебе где-нибудь на часок.
     – Эй! Знаете, я прямо здесь, – запротестовал Ранма.
     – Да, ты здесь, Liebling, – сказала Аска, целуя его в щеку. – А теперь садись за стол, я принесу тебе бутербродов. Хочешь чего-нибудь, Мисато?
     – Мне хватит, Аска-тян, – сказала Мисато, приподнимая пиво. – Должна сказать, что тебе все больше нравятся домашние хлопоты, не так ли?
     – Ну, не будет же Ранма все время нам готовить, – сказала Аска. – Кроме того, приятно позаботиться о мужчине, которого я люблю.
     – Кадзи бы просто отнесся к такому, как будто этого и следовала ожидать, если бы я что-то такое сделала, – фыркнула Мисато.
     – Кадзи, наверное, сбежал бы с воплем, если бы ты попыталась ему что-то приготовить, – крикнул Ранма из другой комнаты.
     У Мисато дернулась бровь, и она зарычала на него.
     – Ранма, это было не очень мило, – укорила Аска. – Пусть и правда, но не очень мило.
     Мисато стояла и дымилась, бровь дергалась как сумасшедшая. Ранма и Аска смеялись над ней.
     – Мы просто шутим, Мисато, – сказал Ранма, зарываясь в поднос с бутербродами, что поставила перед ним Аска. – Вкусно, Аска, спасибо, – сказал Ранма в перерыве между укусами.
     Аска засветилась от похвалы.
* * *
     Той ночью, когда трио лежало, прижавшись друг к другу, Ранма затронул вопрос о том, что произошло с Рей.
     – Рей, что произошло с тем ангелом? – спросил он.
     – Я не знаю, – ответила Рей. – Было похоже на то, что ангел пытался прорваться в меня через Еву-00. Было очень неприятно. Я чувствовала, как его АТ-поле давит на мое.
     – Хмм, – задумчиво сказал Ранма. – Думаю, нам нужно поработать над чем-нибудь, что ты можешь попробовать в случае, если это повторится. Может, это работает в обе стороны.
     Рей кивнула и крепче прижалась к Ранме.
     – Соглашусь, – сказала Рей. – Я не знала, что делать, и мне было страшно.
     – Все хорошо, любимая, – сказал Ранма, гладя ее по спине. – Придумаем что-нибудь на случай, если это повторится. Тебе будет над чем поработать, пока Ева-00 на ремонте.
* * *
     – Привет, Кадзи, – сказал Ранма, спускаясь по тропинке внутри геофронта.
     – Здравствуй, Ранма, – сказал Кадзи. – Как у тебя сегодня дела?
     – Все хорошо, – сказал Ранма. – Итак, ты просто заглядываешь сюда полить арбузы?
     – Не так много можно сделать, когда официальное прикрытие сорвано, – ответил Кадзи.
     – Неприятно, – товарищески кивнул Ранма.
     – Может, я смогу тебе помочь, – сказал он.
     – И как ты думаешь это сделать? – небрежно спросил Кадзи.
     – Э, э, – ухмыльнулся Ранма и погрозил ему пальцем. – Сперва мне нужно знать, кому в действительности ты верен.
     – А кому верен ты, Ранма? – спросил Кадзи.
     – Не бате, и не SEELE, – рискнул сказать Ранма. – Я верен людям Земли, которые умрут, если произойдет Третий Удар.
     – Похвальная позиция, – сказал Кадзи. – Та, которая, хотелось бы верить, я с тобой разделяю.
     – Ладно, – согласилась Ранма. – Имей в виду, я могу сказать, когда мне лгут. Так на кого ты на самом деле работаешь? JSDF?
     – Вовсе нет, – солгал Кадзи, на что Ранма коротко усмехнулся. – Сейчас я ни на кого не работаю. Кажется, ни один из моих работодателей сейчас мне не верит.
     – Так я и думал, – сказал Ранма. – Скажи мне, что ты хотел узнать? – Я знаю о происходящем чуть больше, чем подозревают.
     – Тогда что планирует твой отец? – спросил Кадзи.
     – Вознесение, – сказал Ранма. – Он хочет стать богом и думает, что если он направит Третий Удар, он этого добьется.
     – Зачем? – спросил Кадзи.
     – Он считает, что, став богом, он сможет вернуть Икари Юи, – заявил Ранма.
     – И ты с ним в этом не согласен? Ты не хочешь вернуть свою мать? – поинтересовался Кадзи.
     – Не за счет всех остальных на планете и не в мир, переписанный под указку Икари Гэндо, – отказался Ранма. – SEELE, с другой стороны, хочет подтолкнуть человечество к следующему шагу вверх по эволюционной лестнице. Они верят, что человеческая раса достигла пика своего развития и пребывает в застое.
     – Откуда ты об этом знаешь? – спросил Кадзи.
     Ранма с печальной улыбкой посмотрел на него.
     – Давай просто скажем, что я видел будущее, – загадочно сказал Ранма. – Не самое лучшее, и я намерен его изменить.
     Кадзи моргнул.
     – Ты осознаешь, насколько безумно это звучит? – спросил он. – Я начинаю сомневаться во всем, что ты мне сказал.
     – Да, осознаю, – кивнул Ранма. – Если хочешь, я могу доказать. К примеру, я знаю, какими будут следующие ангелы.
     – Ладно, я слушаю, – сказал Кадзи. – Расскажи о них.
     – Следующий ангел будет коренастым, как гигантский бульдог, с руками, похожими на сложенную гармошкой бумагу, – объяснил Ранма. – Руки будут чрезвычайно опасны, легко способные отрезать даже конечности Евы.
     – Ладно, продолжай, – сказал Кадзи.
     – Пятнадцатый ангел атакует с орбиты, каким то влияющим на разум лучом, внушающим жертве ужас и сводящим ее с ума, – сообщил Ранма. – Мы ничем не сможем его достать, пока одна из Ев, вероятно, Рей, не отправится за Копьем Лонгиния в Терминал Догмы. Копье уничтожит ангела, но мы не сможем вернуть его обратно. Шестнадцатый ангел будет напоминать светящуюся двойную спираль, вроде цепочки ДНК. Семнадцатый будет присланным SEELE пилотом Евы. Последним ангелом будут силы SEELE, когда они попытаются занять NERV, чтобы перехватить у Гэндо контроль над Третьим Ударом. Они атакуют вместе с элитными войсками ООН и девятью контролируемыми автопилотами Евами.
     – Хорошо, – сказал Кадзи, с сомнением глядя на Ранму. – Полагаю, легко будет выяснить, несешь ли ты чушь, когда прибудет следующий ангел. Итак, как будет вызван Третий Удар?
     – Ты сам доставил Гэндо ключ, – сказал Ранма. – Он планирует использовать Адама и Лилит с Рей в качестве контроля, так как считает, что она полностью ему верна и выполнит любой его приказ. Я ему это не позволю. Однако, многое может пойти не так.
     – Зачем ты мне все это рассказал? – спросил Кадзи.
     – Потому что если мы хотим остановить Третий Удар, мне понадобится как твоя помощь, так и JSDF, – сказал Ранма. – Я вполне уверен, что смогу разобраться с Гэндо, но мне понадобиться помощь с силами, которые пошлет захватить это место SEELE. NERV это крепость, пока это касается ангелов, но его не создавали против военного вторжения. Силы безопасности NERV не смогут их сдержать.
     – Что насчет Ев? – спросил Кадзи. – JSDF не сможет с ними бороться.
     – Мы с Аской и Рей с ними разберемся, – сказал Ранма. – Аска задержит их, пока мы с Рей разбираемся с Гэндо, а затем мы придем и поможем ей. Если мы не появимся, тогда мир все равно полетит в тартарары.
     – Кто еще об этом знает? – уточнил Кадзи.
     – В основном, ты и я, – признался Ранма. – В докторе Акаги я не уверен. Я знаю, что она какое-то время была верна Гэндо и знает некоторые его планы, но я медленно с ней работаю, надеюсь, она сможет увидеть, какой он на самом деле. Я не знаю, смогу я до нее достучаться или нет. Не знаю, могу ли я доверять Мисато. Ты должен знать это лучше меня. Я знаю, что она здесь по хорошей причине, но я не знаю, чем она может помочь. Я ничего пока не сказал девочкам, но я знаю, что они пойдут за мной. – Ранма на минуту отвернулся. – Я люблю их, Кадзи, а они любят меня. Я… – Ранма умолк.
     – Ты о них беспокоишься, не так ли? – закончил Кадзи.
     – Я… да, так и есть. Есть немалый шанс, что я их обеих потеряю, – угрюмо сказал Ранма. – Я не рассчитывал на влюбленность. Я думал подружиться с ними, но все зашло куда дальше.
     Кадзи успокаивающе положил руку на плечо Ранме. Ранма фыркнул и зримо взял себя в руки.
     – Я знаю, что велик шанс, что они сильно пострадают, прежде чем все закончится, – мрачно сказал Ранма. – Особенно Аска. Я тренирую их как только могу, но, как я сказал, многое может пойти не так.
     – Не знаю, что и сказать, Ранма, – сказал Кадзи. – Посмотрю на следующего ангела. Если все будет, как ты сказал, я передам информацию вместе со своей рекомендацией как пришедшую из надежного источника. Ты знаешь сроки?
     – Нет, – ответил Ранма. – Я знаю очередность, но не знаю сроков. Предполагаю, что следующий ангел атакует в ближайшее время, но что касается финала, я просто не знаю, сколько еще у нас времени. Советую тебе настоять, чтобы они как можно скорее приняли решение, следует ли поддержать меня.
     – Если окажется, что все так, как ты говоришь, я свяжусь, – сказал Кадзи.
     – Хорошо, – сказал Ранма. – Буду ждать твоего звонка. А пока пойду найду девочек. Несмотря на все балансирование между жизнью и смертью, когда я с ними, я счастливее, чем за всю свою жизнь. Хочу провести с ними все время, что только возможно, на случай, если я их потеряю. Хочу дорожить каждым мгновением, пока могу.
     – Понимаю, – сказал Кадзи. – Удачи.
     – Спасибо, – сказал Ранма, прежде чем уйти.
* * *
     Когда Набики остановила кассету, в комнате почти не было сухих глаз. Душераздирающе было слышать, как Ранма чистосердечно признался Кадзи, насколько больно ему знать, что он, вероятно, потеряет Рей и Аску. Даже у Колон глаза блестели от слез.
     Некоторые женщины в комнате удивились, обнаружив, что хотят, чтобы Ранма смог остаться с девушками, которых он любит. Конечно, невесты в эту группу не входили, но в этом не было ничего удивительного.

Глава 14

     Набики как раз собиралась запустить видео, когда внутрь ворвалась нежелательная гостья. Пробирающий до костей смех сразу дал понять, кто это.
     – Итак, все презренные ведьмы, тщетно преследующие моего милого Ранму, собрались вместе, чтобы позлорадствовать после вашего предательства, – провозгласила одетая в купальник сумасшедшая. – Я требую ответить, где вы прячете моего Ранму!
     Набики вздохнула из-за развязавшейся четырехсторонней битвы между невестами и бредящей чудачкой. Им пришлось подождать, пока психически нездоровая сбежит, прежде чем продолжить.
     – Кто это была? – спросила Нодока.
     – Куно Кодачи, – ответила Набики. – Она сестра Куно Татеваки и она воображает, что у нее есть шанс привлечь внимание Ранмы. Однако, она такая же сумасшедшая, как и ее старший брат, и хочет убить женскую сторону Ранмы, одновременно желая встречаться с его мужской стороной. Ее брат еще хуже. Он хочет встречаться с женской стороной Ранмы и с Аканэ одновременно, обвиняя мужскую сторону Ранмы в злом колдовстве, которым он держит обеих его возлюбленных в плену. Ни один из них не понял, что Ранма-парень и Ранма-девушка один и тот же человек, несмотря на то, что они неоднократно видели превращение. Семья Куно неприлично богата и совершенно безумна, и Ранма не хочет иметь ни с одним из них ничего общего.
     – Правда? – спросила Нодока, в смятении качая головой.
     Вскоре после этого Укё, Шампу и Аканэ вернулись, и они включили следующую серию.
* * *
     В центре управления Центральной Догмы зазвучал сигнал тревоги. Немедленно техники яростно застучали по клавиатурам терминалов, пытаясь определить происходящее.
     – Докладывайте, – спокойно сказал Гэндо с командного балкончика из-за сложенных домиком рук.
     – Сэр, зафиксировано приближение синего узора. Он уже миновал внешнюю защиту, – доложил Аоба.
     В этот момент ангел выстрелил каким-то лучом, вызвав огромный крестообразный взрыв.
     – Боже мой! – воскликнул Хьюга. – Он только что одним выстрелом пробил 18 слоев брони!
     – Мы не успеем доставить Евы на поверхность, чтобы вовремя его перехватить, – заявила Мисато. – Разместите Еву-01 и 02 внутри геофронта.
     – Есть, мэм, – отозвался Хьюга.
     За своими руками Гэндо спрятал злобную усмешку. Пора было немного сбить с парня спесь. Он опустил взгляд на кнопку на своем терминале, он подождет, пока не настанет момент запустить его план.
     – Ты уверен, что это хорошая идея, Гэндо? – тихо спросил Фуюцуки. – Что если парень застынет? Тогда Второе Дитя останется одна, без прикрытия.
     – Или парень станет куда эффективнее, – указал Гэндо. – Во всяком случае, мне нужно увидеть, какой это может оказать эффект, и даст ли мне это больше контроля над парнем. Бог весть как нам его сейчас не хватает. Этому глупцу Генме удалось привить ему серьезное пренебрежение к власти.
* * *
     – Готов к этому, Перевертыш-тян? – спросила Аска, сделав несколько пробных взмахов нагинатой и убедившись, что копья в пределах легкой досягаемости.
     – Знаешь, – сказал Ранма. – Аска… будь осторожней. У меня насчет этого плохое предчувствие.
     – Ты слишком много беспокоишься, Liebling, – сказала Аска. – Мы с этим справимся.
     – Знаю, но по ощущениям этот ангел очень силен, – предупредил Ранма. – Пожалуйста, просто будь осторожней.
     – Ладно, если от этого тебе будет лучше, – сказала Аска.
     Дальнейшие обсуждения оказались оборваны взрывом потолка геофронта, а затем проплывшим вниз ангелом, что был похож на помесь безголового зефирного человечка и английского бульдога, только в три раза уродливее.
     – Атакую цель, – объявила Аска, запуская в полет копье.
     Гигантское копье полетело в сторону ангела, и похоже было, что оно попадет прямо в цель. Однако в последнюю секунду оно врезалось в невероятно мощное АТ-поле и остановилось. Ранма и Аска начали метать в ангела копья, стараясь продавить АТ-поле, звук разносился по всему геофронту. Все усилия оказались бесполезными, когда существо невредимо достигло поверхности.
     Внезапно Аска услышала, как Ранма закричал в коммуникатор, и увидела, как Ева-01 упала на землю, свернувшись в позу эмбриона и прикрыв голову руками.
     – Ранма! – отчаянно закричала Аска. – Ранма, что случилось?
     Аска отвлеклась на то, что происходило с Ранмой, и не заметила, как руки ангела развернулись как бумажная гармошка. Ангел набросился на нее. К счастью, сказались тренировки Ранмы. Аска почувствовала нападение как раз вовремя, чтобы повернуть свое тело, в результате чего руки ангела прошли по обе стороны от нее. Если бы она не повернулась, ей бы отрезало руки.
     Но она пока не оказалась вне опасности, потому что плоские, как бумага, руки обернулись вокруг ее Евы и бросили Еву-02 через геофронт, ломая деревья и сооружения, когда Аска закричала.
     Когда она, наконец, остановилась, она услышала… кошку?
* * *
     – Доктор Акаги! У Ранмы дико скачет коэффициент синхронизации! – крикнула Майя из-за своего монитора. – Его мозговые волны в полном беспорядке! Сердечный ритм зашкаливает!
     – Из-за чего все это? Это из-за атаки ангела? – резко спросила Рицуко.
     – Я не знаю, мэм, но его коэффициент синхронизации резко растет! – сообщила Майя.
     На командном балконе Гэндо убрал палец с кнопки и злобно усмехнулся.
     – Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, – тихо сказал Фуюцуки.
* * *
     Ранма кинул свое последнее копье, когда ангел опустился на землю. Внезапно его обзор оказался переполнен самым ужасным, что только можно было себе представить. Его атаковали ужасные демоны, мчащиеся на него со всех сторон, демонстрируя блестящие клыки и бритвенно-острые когти.
     Ранма в ужасе закричал и свернулся клубком, не в силах уклониться от атаки, когда демоны рвали его плоть, так же, как и в той яме. Наконец, ужаса оказалось слишком много, и мир Ранмы почернел.
* * *
     Аске с трудом удалось подняться на ноги как раз вовремя, чтобы увидеть, как Ева Ранмы встала на четвереньки с неестественно выгнутой спиной. Она, казалось, шипела и рычала как кошка, собираясь померяться силами с ангелом. Она могла только в шоке смотреть на разворачивающуюся перед ней странную сцену.
     Ангел выстрелил своими руками в странно ведущую себя Еву, лишь для того, чтобы Ева с тревожащей ловкостью уклонилась от его нападения. Затем Ева сомкнула руку на ближайшей к ней лентоподобной руке ангела, и та отвалилась, начисто отрезанная. Ощутив новый уровень угрозы, ангел начало яростно бить по прыгающей из стороны в сторону как безумный супермяч Еве-01.
     Уворачиваясь, Ева приближалась все ближе и ближе к неистовствующему ангелу, и вскоре на его теле начали открываться огромные глубокие раны. Он попытался выстрелить в Еву-01 своим энергетическим лучом, но Ева была слишком быстра, чтобы в нее попасть. Ева просто продолжала прыгать вокруг него и разрывать ангела полупрозрачными красноватыми когтями, казалось, сделанными из ее АТ-поля.
     Аска быстро сумела понять, что кошкоподобная Ева играет с ангелом, как кошка с мышью. Вскоре ангел оказался покрыт мелкими порезами, сочащимися алой кровью. Его руки-ленты были разорваны в клочья, а он сам из последних сил старался регенерировать.
     Именно тогда Еве надоела ее игра, и она придвинулась, чтобы убить. Конец наступил быстро, когда когти из АТ-поля выпотрошили ангела и свалили его на землю. Но по сравнению с тем, что произошло потом, это было анти-кульминацией.
     Аска почувствовала, как ее тошнит, когда Ева стала пожирать ангела.
* * *
     В центре управления лица некоторых позеленели, а несколько техников отвернулись от ужасной сцены.
     – О-она пожирает ангела? – испуганно спросила Мисато.
     – Она забирает себе S2 орган ангела, – сказала Рицуко.
     – Боже мой, – выдохнула Майя. – Коэффициент синхронизации Ранмы превысил 400 процентов!
     Под наблюдением различных групп Ева закончила есть и уселась на корточки, ревом объявив о своем господстве в этом районе. Почувствовав ограничения, она принялась царапать покрывающие ее броневые листы, отрывая их целыми кусками.
     – Боже мой, она освобождается, – прошептала Рицуко.
     – Освобождается? – Что ты имеешь в виду? – спросила Мисато.
     – Это не просто броня, – сказала Рицуко. – Это ограничения, позволяющие нам контролировать Еву.
     Ева-01 проревела еще раз, а затем остановилась, как будто бы принюхиваясь. Оглядевшись, она заметила стоящую в стороне Еву-02. Взревев, она ринулась к красной Еве.
     – Боже мой! Аска! – запаниковав, крикнула Мисато.
     Красная Ева, застыв, стояла на месте, когда Ева-01 врезалась в нее, сбив с ног. То, что произошло потом, было бы смешным, если бы не было таким пугающим. Ева-01, казалось, обнюхала лицо Евы-02, прежде чем свернуться у нее на ногах невероятно тесным клубком и успокоиться, как кошка на коленях.
     – Аска, ты в порядке? – окликнула Мисато.
     – К-кажется, она м-мурлыкает, – сообщила Аска, явно потрясенная и смущенная произошедшим. – Р-ранма в порядке?
* * *
     Спустя несколько часов Еву-01 вернули обратно в ангар и обмотали огромными повязками, больше для того, чтобы скрыть ее истинную природу, чем из-за ран. У них пока не было возможности извлечь контактную капсулу, и техники напряженно трудились, восстанавливая связь с системами Евы.
     – У нас есть видео изнутри контактной капсулы, мэм, – доложил Рицуко техник.
     – Давайте посмотрим, – указала Рицуко.
     На большом мониторе перед ними развернулось окно. Открылась сцена, вызвавшая всеобщее потрясение. В тусклом красном свете аварийного освещения контактной капсулы в LCL плавал пустой комбинезон.
     – Доктор Акаги, что это значит? – спросила Майя.
     – Примерно этого я и боялась, – вздохнула Рицуко. – Сегодня не первый раз, когда коэффициент синхронизации превысил 400 процентов.
     – Вы имеете в виду, что такое уже было? – выдохнула Майя. – Как им удалось вернуть пилота?
     – Никак, – тихо сказала Рицуко. – Икари Юи все еще где-то там, часть Евы-01.
     – Вы хотите сказать, что мы потеряли Ранму? – спросила Майя, ошеломленная этим откровением.
     – Я этого не говорила, – сказала Рицуко. – Им не удалось вернуть пилота, но у меня есть все их рабочие данные, и я верну Ранму.
     – Х-хорошо, но я совсем не завидую тому, что вам придется рассказать об этом Аске и Мисато, – сказала Майя.
     Рицуко спрятала лицо в ладонях и тихо простонала.
* * *
     – ЧТО?! – воскликнула Аска. – Он не может пропасть! Просто не может! Слышите меня? Ранма не пропал!
     Рицуко вздохнула. Все было ровно так плохо, как она и ожидала. Затем она удивленно моргнула, когда две тонких руки схватили ее за отвороты халата и подтащили ее прямо под пристальный взор алых глаз последнего человека, который, думала она, будет этим обеспокоен.
     – Вы вернете моего Ранму, доктор Акаги, – сказала Рей столь ледяным голосом, что Рицуко бросило в дрожь. – Я ясно выразилась? Неудача не допустима. Понятно?
     Рицуко была потрясена холодной решимостью в голосе изящной синеволосой девушки. Она поразилась тому, насколько сильно запугал ее подросток. Сохраняя благоразумие, она решительно кивнула.
     – Рей, Рицуко не виновата, – сказала Мисато. – Отпусти ее. Я уверена, что она приложит все усилия, чтобы вернуть Ранму. Он был… и ее другом тоже. Верно, Рицуко?
     «Черт, даже Мисато звучит угрожающе», – подумала Рицуко, когда Рей отпустила ее, прежде чем вернуться на свое место рядом с Аской и потянуть рыдающую рыжую в утешительные объятия.
     – Верно, Мисато, – сказала Рицуко. – Я знаю, что вы все беспокоитесь о Ранме. Как и я. Я верну его. Обещаю.
     – Так как это произошло, Рицуко? Что случилось с Ранмой, из-за чего все это началось? – спросила Мисато.
     – То, что я вам расскажу, не пойдет дальше нас, – серьезно сказала Рицуко. – Вы должны пообещать мне, что не предпримите никаких действий из-за того, что вы услышите. Точка. Если вы сделаете хоть что-нибудь необычное, мы можем никогда не вернуть Ранму. Поняли?
     Рицуко явно была очень серьезна и очень зла. Три других женщины согласно кивнули.
     – Мне удалось получить записанные во время боя данные, – сказала Рицуко. – По-видимому, кто-то во время боя вызвал нэко-кен.
     Мисато и Аска ахнули.
     – Кто-то? – бесстрастно спросила Рей.
     – Я покопалась в компьютерах, – сказала Рицуко. – Он хорошо замел следы, но он не так хорош, как я. К счастью, он достаточно доверяет мне, чтобы не посчитать меня угрозой.
     – Кто это? – зарычала Мисато.
     – Командующий Икари, – заявила Рицуко. – Во время боя он послал сигнал, активировавший программу. Дисплей Ранмы вдруг наполнился злыми и агрессивными кошками. Ему некуда было бежать, и его разум не выдержал. Он впал в вызванное нэко-кеном состояние берсерка, и его животный разум не оказался барьером между ним и Евой. Я считаю, что именно тогда Ева и поглотила его и начала вести себя как кошка.
     Рицуко взглянула на девушек. Это было бы забавно, если бы вся ситуация не была столь серьезна. Они обе были вне себя от злости, но все равно оставались полными противоположностями. Алые глаза Рей светились холодной яростью, тогда как голубые глаза Аски горели пламенным гневом. Мисато тоже выглядела достаточно разозленной, но она нисколько не дотягивала до девушек.
     – Ранма был прав, – сказала Рей. В ее голосе почти можно было услышать насмешку и отвращение, но не совсем. – Командующий ужасный человек.
     – Ужасный человек? – выплюнула Аска. Нельзя было ошибиться в ее чувствах по этому вопросу. – Он никуда не годный бьющий в спину ублюдок! Он бесчестный кусок дерьма, вот кто он. Из-за него нас обоих могло убить! Это из-за него Ранму поглотило Евой!
     – Не буду спорить, – согласилась Мисато. – Так что нам с этим делать?
     – Ничего, – настойчиво сказала Рицуко. – Если кто-то из вас что-то сделает, командующий устранит вас, даже тебя, Рей, а мне, возможно, не позволят попытаться вернуть Ранму. Нам придется просто пристально следить за ним и работать над возвращением Ранмы. Иными словами, нельзя дать понять, что мы знаем.
     – Вот ОТСТОЙ! – выкрикнула Аска, после чего заметно успокоилась.
     Остальные молча согласились.
* * *
     Ранма сидел на скале рядом с водопадом посреди идиллического леса массивных древних деревьев. Он шел, казалось, часами, прежде чем нашел это место и решил сделать паузу для отдыха. Он понятия не имел, где он и как он сюда попал.
     Внезапно перед ним появилась женщина. Она не скрывала знакомой темной кожи и глаз с вертикальными зрачками, как у пушистых адских демонов.
     – Бастет-сама? Где я? Что произошло? – спросил Ранма.
     – Приветствую, мой благословенный, – любезно улыбнулась Бастет. – Сейчас ты поглощен своей Евой, после того как Икари Гэндо пробудил в тебе нэко-кен. Не беспокойся, твоя кошачья сторона победила ангела, и твои любимые в безопасности.
     – Так как мне вернуться? – спросил Ранма.
     – Как ты знаешь, в этот момент истории Синдзи его соблазняли слиться с его Евангелионом и сбежать из реальности, – объяснила Бастет. – Однако, в этот раз вмешалась я, чтобы предоставить тебе возможность.
     – Какую возможность? – нерешительно спросил Ранма. – Ты хочешь отправить меня домой?
     Бастет улыбнулась явному нежеланию Ранмы возвращаться в свою реальность.
     – Пока нет, Благословенный, – ответила богиня. – Вместо этого я хочу дать тебе шанс преодолеть самую большую свою слабость. Я хочу дать тебе шанс освоить нэко-кен.
     – Н-но как? – испуганно спросил Ранма.
     – Ты должен преодолеть свой страх и доказать свое превосходство кошачьему духу внутри тебя, – объяснила Бастет. Богиня обвела рукой лес вокруг них. – Где-то здесь скрывается твой кошачий дух. Ты должен выследить его и укротить. Если ты победишь, нэко-кен будет твоим, и ты вернешься в Токио-3.
     – Буду ли я по-прежнему бояться к-к-кошек? – спросил Ранма.
     – Кошки не боятся других кошек, – весело рассмеялась Бастет. – Если только другая кошка не крупнее и не превосходит ее. Ты будешь крупнейшей и сильнейшей кошкой, так что ты никого не будешь бояться.
     – Хотите сказать, что я превращусь в к-к-кошку? – воскликнул Ранма.
     – Не совсем, – пояснила Бастет. – Разумом ты станешь более похожим на кошку, более территориальным, защищающим тех, кого считаешь частью своего прайда. Вероятно, ты станешь чуть агрессивнее реагировать на угрозы и игривее и дружелюбнее с теми, кого любишь. У тебя все время будут навыки нэко-кена, улучшенная ловкость и рефлексы. Ты сможешь по желанию формировать когти, а твои чувства сильно улучшаться. Ты даже обнаружишь, что твое ночное зрение станет гораздо лучше.
     – Звучит не так уж плохо, – сказал Ранма. – Но как мне преодолеть страх?
     – Этого я не могу сказать, – сказала Бастет. – Это ты должен сделать сам. Однако я скажу, что если ты не справишься, и кошачий дух одолеет тебя, ты останешься в ловушке нэко-кена, внутри Евангелиона, и не сможешь вернуться. Девушки будут по тебе скучать.
     Бастет подмигнула ему и исчезла.
     Ранма нервно оглядел окружающие его деревья. Где-то там была персонификация его худшего страха. Все, что ему нужно, это найти его и победить. Мастер боевых искусств с косичкой вздрогнул при этой мысли. Как ему победить нечто, чей один только вид заставляет его кричать от презренного ужаса?
     Затем его поразило то, что сказала ему Бастет. Если он не победит, Рей и Аска будут страдать. Мало того, они, вероятно, погибнут. Ранма понял, что он должен столкнуться с этим не только ради себя; он должен преуспеть ради девушек, которых он любит. Как он сможет не победить страхов, когда жизнь девушек висит на волоске?
     Преисполнившись решимости, он встал и пошел в лес.
* * *
     – О блин, – жаловался Ранма, казалось, днями блуждая в поисках хоть какого-то признака своего противника. – Как, черт возьми, я должен это найти?
     Как будто отвечая на его вопрос, из-за леса вдруг выскочил олень и на высокой скорости пронесся мимо него. Спустя мгновение оттуда, откуда пришел олень, появился предмет поисков Ранмы. Он мгновенно заметил Ранму и замер, с опаской глядя на него.
     Ранма тоже застыл, дрожа от ужаса. Он не был уверен, чего ждать, но точно не этого. Перед ним, взволнованно хлеща из стороны в сторону хвостом, припал к земле совершенно гигантский кот в коричнево-черную полоску. Он смотрел на него голубыми глазами с вертикальным зрачком, издавая низкий грохочущий рык. Мохнатый демон должен был весить не меньше Ранмы, обладая пропорциональными размерами.
     Ранма сглотнул, отчаянно пытаясь подавить страх, держась мысли о Рей и Аске, уравновешивая свой страх перед котом страхом их смерти, потому что он был слишком слаб, чтобы их защитить.
     – С-сомневаюсь, что ты просто спокойно сдашься? – заикнулся Ранма.
     Ответом ему был еще один низкий рык.
     – В-видимо нет, – сказал Ранма, закаляясь и вставая в боевую стойку.
     Кот это увидел, и прижал уши к своей голове. Он угрожающе зашипел на него и подобрался, хвост не переставал метаться из стороны в сторону. Ранма при виде этого в страхе вздрогнул.
     – Давай с этим покончим, – нервно сказал Ранма.
     Внезапно кот прыгнул. Ранма чуть не обмочился, но сумел отпрыгнуть в сторону и быстро врезать коту по ребрам. Кот с удивительной ловкостью развернулся и обрушился на Ранму со зловеще острыми когтями. Ранма едва увернулся от них, и разгорелась битва.
* * *
     – Лучше бы ему сработать, Рицуко, – прорычала Мисато, стоя в диспетчерской в окружении Рей и Аски.
     Прошел месяц с тех пор, как Ранму поглотила Ева, и все это время ушло на подготовку к планируемой ими процедуре восстановления. Теперь все было готово, и Рицуко молилась, чтобы это сработало. Она изрядно опасалась, что если они не справятся, три женщины у нее за спиной сделают что-нибудь глупое, вроде сдирания шкуры с Икари Гэндо.
     – Начинаем процедуру, – скомандовала Рицуко.
     – Есть, мэм, – сказала Майя. – Запускаем первый этап процедуры восстановления.
     Начали докладывать техники, следящие за различными показателями. На этой стадии процесса все шло, как и ожидалось. Рицуко отдала приказ перейти ко второму этапу.
     Едва второй этап начался, как все пошло наперекосяк.
     – Не получается, – отозвалась Майя. – Границы его личности, похоже, зациклены в ловушке и выходят из-под контроля.
     – Излучение поглощено. Давление в капсуле растет! – выкрикнул техник.
     – Отключайте, немедленно! – приказала Рицуко.
     – Не могу! Не отвечает, – сказала Майя.
     – Давление в капсуле продолжает расти! – сказал техник.
     – Что это значит? – резко спросила Мисато.
     – Значит, мы не справились, – сказала Рицуко.
     – Давление достигло критического уровня! Капсула открывается! – доложил техник за мгновение до того, как главный люк распахнулся, разлив LCL по всему полу.
     – НЕЕЕТ! – закричала Аска, выбегая из комнаты со спешащими за ней Рей и Мисато.
     Она примчалась в ангар с Евой и рухнула на колени перед пустым контактным комбинезоном Ранмы. Рыжая подхватила его и, безудержно рыдая, прижала к себе. Мисато опустилась перед ней на колени, с такими же рыданиями обнимая рыжую немку.
     Рей встала перед Евой-01 и взглянула на нее.
     – Почему ты не хочешь вернуть его? – тихо спросила она. – Он нужен нам. Пожалуйста, верни его.
* * *
     Ранма стоял, тяжело дыша, покрывающие его тело многочисленные порезы сочились кровью. Битва свирепствовала несколько дней, но теперь он, наконец-то, стоял над своим противником. Мех кота слипся от крови, уши были порваны, когти сломаны. Он, наконец, сдался ему, и сейчас растянулся на спине, открывая горло и живот в позе подчинения.
     Именно тогда Ранма понял, что больше не боится. Он больше не дрожал от ужаса в присутствии кота. Он даже мог сказать это слово не заикаясь от страха.
     Затем отовсюду вокруг он услышал звук женского плача. А посреди этого он услышал тихую мольбу.
     – Почему ты не хочешь вернуть его? – сказал голос. Звучало похоже на Рей. – Он нужен нам. Пожалуйста, верни его.
     Ранма вдруг почувствовал странное тянущее ощущение и потерял сознание.
* * *
     Вдруг, с мокрым плюхом, обнаженное тело Ранмы упало перед Рей в лужу LCL.
     – Ранма! – воскликнула Рей, мгновенно опускаясь на колени и притягивая его к себе.
     Мисато и Аска удивленно подняли глаза, не смея и надеяться. Они увидели, как Рей держит Ранму, и практически телепортировались к ним. Аска чуть ли не легла на него сверху, пытаясь обнять как можно больше его. Мисато вцепилась в его руку, улыбаясь как маньяк, глядя на Рей, пристроившую голову Ранмы к себе на колени и гладящую его по волосам.
     Глаза Ранмы медленно открылись, и он осмотрелся.
     – Рей? Аска? Мисато? Ч-что происходит? – нетвердо спросил Ранма.
     – Мы снова чуть не потеряли тебя, Idioten! – с облегчением всхлипнула Аска.
* * *
     – Как он? – спросила Мисато у Рицуко.
     – Это самое странное, что я когда-либо видела, – сказала Рицуко. – Физически он как всегда более чем здоров, но он теперь отличается. Каким-то образом, когда его тело восстанавливалось, произошли некоторые изменения. Например, его клыки чуть длиннее нормы, а радужка глаз вытянулась в овал, напоминая кошачьи глаза. Под ярким светом это становится заметнее.
     – Что это значит? – спросила Мисато.
     – Ну, он утверждает, что пока он был внутри Евы, ему пришлось столкнуться со своими страхами и освоить нэко-кен. Он считает, что это проявление кошачьих черт, которые стали частью него, когда он освоил прием, – ответила Рицуко.
     – А ты что думаешь? – спросила Мисато.
     – Я проверила его ДНК, и она не отличается от прежней, – сказала Рицуко. – Я правда не могу придумать лучшего объяснения, чем это. Что меня не слишком беспокоит. Новые черты не очень заметны, пока не присмотришься повнимательней. Он по-прежнему выглядит полностью человеком.
     – Это все? – уточнила Мисато.
     – Его слух, похоже, гораздо лучше, и он говорит, что и обоняние улучшилось по сравнению с прежним, – пояснила Рицуко. – Также он утверждает, что его личность станет больше похожей на кошку.
     – Отлично, – протянула Мисато. – Если он начнет метить мебель, мне придется его кастрировать.
     Рицуко хихикнула.
     – В таком случае Аска и Рей сделают с тобой что-нибудь очень нехорошее, – указала блондинка. – Ладно, все это просто потрясающе. Интересно будет взглянуть на эти кошачьи черты личности, когда они проявятся.
     – Не удивлена, – сухо сказала Мисато. – Ты же наша штатная кошатница. Только не надо его «гладить», или начнутся «кошачьи» склоки.
     – Это было зло, Мисато, даже для тебя, – простонала Рицуко.
     Мисато хихикнула.
     – Когда ты его отпустишь? – спросила Мисато.
     – Он вернется домой сегодня вечером, – сказала Рицуко.
     – Хорошо, – кивнула Мисато. – Хорошо, что у меня свидание сегодня вечером, иначе вой и мурлыканье, когда девочки получат своего кота на дом, не дал бы мне уснуть.
     Рицуко отвесила ей подзатыльник и тревожно покачала головой на неприкрытое использование «кошачьих» эвфемизмов. Судя по всему, Мисато какое-то время будет невыносима. Она на мгновение подумала, что у всех будет праздник, если она размозжит голову фиолетоволосой насмешнице, прежде чем та выкинет еще какие-нибудь тупые кошачьи шутки.
* * *
     – SEELE не будет рад слышать о произошедшем с Евой-01, – протянул Кадзи. – Что вы им скажете?
     – Это не важно, – сказал Гэндо. – Не то чтобы мы могли предвидеть произошедшее. Это было полностью неожиданно, и мы не несем за это никакой ответственности. Сейчас мы заморозили Еву-01, и она останется замороженной, пока мы не получим дальнейшие распоряжения SEELE.
     – Уверен, что этому SEELE обрадуется, – сказал Кадзи. – Вам повезло, что Ева-02 получила лишь незначительные повреждения, так как Ева-00 все еще в ремонте. По крайней мере, вы не полностью уязвимы.
     – Ева-00 придет в боевую готовность в течение недели, – сказал Фуюцуки. – Мы будем готовы к следующей атаке.
     – Я искренне на это надеюсь, – уходя, сказал Кадзи.
* * *
     Ранма сидел на диване в квартире Кацураги зажатым между двумя любимыми девушками. Аска хихикнула, когда Ранма и в самом деле замурлыкал после того, как одна из них начала играть с его волосами, а другая почесала ему живот.
     – Перевертыш-тян, обещай, что никогда нас не оставишь, – тихо сказала Аска.
     Мурлыканье прекратилось, и они почувствовали, как Ранма напрягся.
     – Я-я обещаю, что никогда по своей воле не оставлю ни одну из вас, – пробормотал Ранма.
     – Ранма, что не так? – спросила Рей, заметив растерянность Ранмы.
     Мастер боевых искусств с косичкой несколько минут молчал, прежде чем ласково обнять обеих девушек.
     – Полагаю, вы обе заслуживаете знать правду, – сказал Ранма. – Пожалуйста, поверьте, когда я скажу, что люблю вас сильнее, чем кого-либо и когда-либо. Черт, если бы пришлось, я бы ради вас двоих отказался от искусства.
     Обе девушки с любопытством посмотрели на него, смутившись происходящим, но порадовавшись, что их он поставил перед своим любимым искусством.
     – Правда в том, что я не из этой реальности, – нервно сказал Ранма.
     – О чем ты говоришь, Перевертыш-тян? – требовательно спросила Аска.
     – Я знаю, что в это сложно поверить, но меня послала сюда богиня, чтобы дать мне отдохнуть от всех, кто на меня давил там, откуда я, – объяснил Ранма.
     – Тебя послали сюда отдыхать? – недоверчиво моргнула Аска. – Я помню, что ты рассказывал о жизни до прибытия сюда, но прибытие сюда, где ты сражаешься с ангелами за свою жизнь, предполагается отдыхом? Да что за безумная жизнь была у тебя раньше?
     – Поверь мне, это отдых, – печально сказал Ранма. – Там, откуда я пришел, у меня не было настоящих друзей, только люди, которые хотели меня использовать, чтобы претворить свои мечты в реальность. Даже мои родители такие же. Мой батя хочет всю жизнь отдыхать ценой моей крови и пота. Мне приходилось прятаться от собственной матери, которая 11 лет не видела сына, чтобы она не узнала о моем проклятии и не потребовала исполнения сэппуку из-за того, что я не мужчина из мужчин, все из-за договора, который заключил мой батя, когда забрал меня в десятилетний тренировочный поход ради изучения боевых искусств. В договоре сказано, что он воспитает из меня мужчину из мужчин, иначе мы совершим сэппуку. Он заставил меня подписать, сказав, что это рисование пальцами. Мне тогда было шесть.
     – Да что за idioten могли так поступить? – резко спросила Аска. – И что за жалкий предлог для матери, заставлять своего ребенка совершить сэппуку лишь потому, что он живет не по ее стандартам?
     – Судя по всему, мои, – грустно сказал Ранма. – Но это еще не все. Из-за отсутствия у моего отца понятия чести и честности, он устраивал мне помолвку всякий раз, как у него появлялся шанс. Когда я ушел, остались три девушки с законными требованиями и кто знает, сколько еще, просто не успевших пока меня отыскать. Я не могу жениться ни на одной из них, из-за того, что кто-то потеряет честь, и все закончится кровной местью. Я живу с одной из них. Это она постоянно обвиняла меня в распущенности и извращениях и била меня молотом.
     – Ты шутишь, – сказала Аска, пока Рей молча слушала.
     – Нет, не шучу, – покачал головой Ранма. – Все еще хуже. Все девушки активно добиваются меня и ревнуют своего жениха. Ни одна их них не понимает, что я в них не заинтересован, и они постоянно на меня нападают, думая, что если они меня побьют, что-то изменится. Некоторые из них почти так же сильны, как и я. И дня не проходит, чтобы на меня не напал завистливый поклонник, кто-то, разозленный моим отцом, или просто мастер какого-нибудь странного боевого искусства, желающий проверить свои навыки на лучшем.
     Аска и Рей изо всех сил пытались понять, на что может быть похожа такая жизнь, но Ранма продолжил.
     – Когда я пошел там в школу, появился безумный старшеклассник, который считает, что раз он происходит их самурайского рода, и у него куча денег, его хочет каждая девушка. Он абсолютно уверен, что невеста, с которой я живу, и моя женская сторона влюблены в него и единственное, что не дает им примчаться в его объятия, это то, что моя мужская сторона держит их под злыми чарами, заставляющими их действовать так, как будто они его ненавидят. У него такая же безумная сестра, которая хочет мою мужскую сторону и ненавидит женскую. Мне так и не удалось убедить ни одного из них, что обе мои стороны это один и тот же человек.
     – Это просто безумие, – пробормотала Аска. – Или все еще хуже?
     – Да в общем-то все, если не считать, что всем им плевать, чего я хочу или о чем мечтаю, – вздохнул Ранма, – и все они используют мою честь против меня. Вы мне верите?
     – Слишком безумная история, чтобы ты ее придумал, – сказала Аска. – А еще и твое проклятие. Полагаю, поверить в это не сложнее, чем в твое проклятие. Но почему ты нам все это рассказал?
     – Потому что когда все закончится, и моя работа здесь завершится, меня может утащить обратно в мою реальность, – мрачно сказал Ранма. – Я этого не хочу. – Хотел бы я остаться здесь, с вами, но выбора у меня может и не быть.
     – В чем твоя работа здесь? – спросила Рей.
     Ранма посмотрел на нее.
     – Меня послали сюда не дать Икари Гэндо и SEELE уничтожить всех на планете, когда они попытаются начать Третий Удар, – сказал Ранма. Он пронаблюдал за расширяющимися глазами Рей. – Я знаю, что они планируют, и мне нужна ваша помощь, чтобы их остановить. Я и не рассчитывал влюбиться в вас обеих, но вы единственные встретившиеся мне девушки, которые хотят меня таким, какой я есть, а не из-за каких-то глупых договоренностей.
     Рей с Аской взглянули на Ранму со смущением во взглядах. Они не знали, как принять то, что им только что рассказали. Ранма грустно вздохнул.
     – Мне правда жаль, – сказал Ранма. – Я не хотел обидеть ни одну из вас. Просто, когда я прибыл сюда, я не думал, что будет хоть малейший шанс на возвращение. Лишь когда уже мы все были вместе, со мной связалась богиня, отвечающая за то, что я здесь оказался. А до тех пор я понятия не имел, зачем я здесь. В первый раз она со мной заговорила, когда я был в ловушке внутри двенадцатого ангела. Недавно она снова связалась со мной, когда я был поглощен Евой-01. Она не говорила, смогу ли я вернуться, но, думаю, такая возможность есть.
     – Во всяком случае, я правда люблю вас обеих больше жизни, но пойму, если после всего рассказанного вы меня возненавидите. Думаю, мне нужно поспать. Спокойной ночи.
     Ранма быстро встал и направился в свою комнату, прежде чем они успели увидеть текущие у него по лицу слезы. Рей с Аской переглянулись, ошеломленные тем, что им рассказали.
* * *
     – Что ты разузнал? – спросила пожилая женщина, сидящая на скамейке в парке вместе со своей собачкой.
     – Я обнаружил надежный источник информации, который расписал почти весь план, – сказал Кадзи. – Он работает изнутри, пытаясь их остановить, но связался со мной, чтобы попросить нашей помощи, когда придет время. Все подробности на диске.
     – Насколько надежен твой источник? – спросила женщина.
     – Из того, что я смог подтвердить, он абсолютно надежен, – сказал Кадзи.
     – Хорошо, я передам данные тем, кто примет решение, – сказала женщина.
     – Мой источник просит, чтобы решение об оказании помощи приняли как можно быстрее, так как он не уверен в графике, – сказал Кадзи. – Как только они решат, свяжитесь со мной, и я передам информацию.
     – Понятно, – сказала женщина, когда встала и ушла со свое собачкой.
* * *
     Ранма лежал у себя на кровати уже добрых пятнадцать минут, по его лицу текли слезы эмоциональной боли. Он знал, что потерял двоих, кого он любил больше всего, также как он потерял все остальное, о чем он заботился.
     Внезапно его вырвало из жалости к себе хлопком открывающейся двери. Внутрь вошла Аска, за ней, менее агрессивно, но с таким же решительным видом, Рей. Ранма быстро смахнул слезы в тщетной попытке скрыть их.
     – И что, по твоему, ты делаешь? – резко спросила Аска.
     – М-м… собираюсь спать? – сказал Ранма.
     – Без нас? – резко спросила Аска.
     – Я… э-э… не думал, что вы захотите быть со мной после того, что я вам рассказал, – ответил Ранма.
     – Idioten! – отрезала Аска. – Думаешь, что мы настолько мелочны, что перестанем тебя из-за этого любить?
     – Н-но меня могут забрать у вас, – увильнул Ранма.
     – Тогда главное, чтобы мы пробыли вместе столько, сколько получится, – сказала Рей.
     Ранма не знал, что и сказать. Он чуть не разрыдался от облегчения, что они все равно хотели быть с ним. К счастью, ему не нужно было ничего говорить, когда его подняли и потащили в спальну девушек, где после всплеска воды девушки приготовились к играм.
* * *
     – Это было так красиво, – со слезами на глазах сказала Касуми, когда Набики остановила кассету. – Я так рада за Ранму. Я правда надеюсь, что Бастет-сама позволит ему остаться с ними двумя.
     Невесты и Нодока ничего не сказали, пристыженно глядя в пол. Набики почти было их жаль, но она чувствовала, что Ранма был прав, оценивая их.
     – Глупый мальчишка, – простонал Генма. – Как он может так не уважать своего отца? И расплакался как жеманная глупенькая девчушка. Позор!
     – Саотоме, – прорычала Набики. – Вы в двух словах от холодного душа. Не сомневаюсь, в форме панды эти веревки будут крайне неудобны.
     Генма побледнел и захлопнул рот.
     Колон просто покачала головой на выходку глупого мужчины. Именно такие, как он, мужчины оправдывали образ жизни амазонок.

Глава 15

     – Старейшина, могу я поговорить с вами наедине? – спросила Нодока у Колон.
     – Конечно, дорогая, – согласилась Колон.
     Две женщины перешли в додзе. Нодока уселась на колени, и Колон села напротив каштановолосой женщины.
     – О чем ты хотела поговорить, дорогая? – спросила Колон.
     – Старейшина, как вы думаете, я плохая мать, потому что хочу, чтобы мой сын жил по моим ожиданиям? – спросила Нодока.
     Колон задумчиво сидела несколько минут, прежде чем ответить:
     – Ты хочешь услышать мое настоящее мнение? – Нодока кивнула, и Колон продолжила. – Как матерям, нам часто приходится делать то, что может навредить нашим детям. Мне не нравилась необходимость проклясть Сянь Пу, но закон был ясен. Она не справилась со своим долгом амазонской воительницы, и должна была быть наказана. Кроме того, ей нужно было научиться уроку о своей гордости. Видишь ли, ей не нужно было давать Ранме в облике девушки поцелуй смерти.
     – Я не понимаю, – сказала Нодока.
     – Бой был всего лишь из-за еды, которую Ранма со своим отцом съели по ошибке. Ее гордость не позволила ей принять поражение от руки чужака на глазах у всей деревни, несмотря на то, что она только что выиграла турнир, – объяснила Колон. – Она опрометчиво пообещала выследить и убить кого-то с гораздо большим, чем у нее, мастерством, так что неудивительно, что она не справилась. Ей просто повезло, что Ранма добрый человек. Большинство людей встретили бы смертельный удар смертельным ударом, но Ранма просто избегал ее или лишал ее возможности следовать за ним на достаточное, чтобы уйти, время.
     – Как это относится ко мне и моему сыну? – спросила Нодока.
     – Я просто показываю, что иногда нам приходится ранить наших детей, чтобы они выучили урок, – сказала Колон. – Сянь Пу осознанно сослалась на закон племени, и она ожидала столкновения с последствиями.
     – Так вы считаете, я права, настаивая на выполнении подписанного сыном договора? – спросила Нодока.
     – Абсолютно нет, – сказала Колон, подпустив в голос намек на отвращение. – Прежде всего, Ранме было шесть, и он не мог ни писать, ни читать, ни понимать, что сказано в этом договоре. Не мог он и оценить последствия невыполнения. Фактически, Ранма его даже не подписывал. Как ты слышала, его отец сказал ему, что это рисунок пальцами. Ни одна уважающая себя мать не потребует от ребенка лишить себя жизни лишь из-за того, что они выросли не такими, как хочется матери. Долг матери защищать своих детей, а не судить их. С первым ты не справилась, но настаиваешь на втором.
     – Я-ясно, – сказала Нодока, опустив от стыда голову.
     – Прости мою грубость, – сказала Колон, – но ты позволила, чтобы тобой манипулировал этот жалкий и никчемный мужчина, которого ты называешь мужем. Его целью было разлучить вас с Ранмой, и он с этим на удивление хорошо справился.
     – Почему же Генма так поступил? – спросила Нодока.
     – Ты слышала его, – выплюнула Колон. – Он считает женщин слабыми и неполноценными. Он хотел искоренить мягкую сторону Ранмы, и разлука с тобой была первым к этому шагом. Еще он думал, что ты вмешаешься в его планы на Ранму.
     – Я всегда позволяла Генме контролировать тренировки Ранмы, – возразила Нодока.
     – Скажи мне, будь ты там, ты бы позволила ему подвергнуть Ранму нэко-кену? – спросила Колон.
     – Конечно нет! – решительно сказала Нодока, после чего замерла. – Я поняла, что вы имеете в виду. Значит, так и есть. Я не справилась как мать?
     – Ты совершила ошибку, – сказала Колон. – Ошибку, за которую ты расплачивалась последние одиннадцать лет. ЕСЛИ Ранма к нам вернется, у тебя теперь будет возможность быть его матерью и сделать все правильно. Не думаю, что Ранма прятался от тебя, потому что боялся за свою жизнь, как его несчастный трус отец. Ранма прятался от тебя, потому что отчаянно не хотел тебя разочаровывать.
     Нодока молча сидела с закрытыми глазами, когда у нее выскользнула слеза.
     – Идем, дорогая, посмотрим на дальнейшие приключения твоего сына, – мягко сказала Колон.
* * *
     Ранма проснулась с мурлыканьем, почувствовав, как ее нежно гладят. Ее глаза, медленно открывшись, увидели Рей, опершуюся на локоть и медленно ее поглаживающую.
     – Утро, – томно мурлыкнула Ранма.
     – Ты знаешь о моей настоящей природе и о моей части в плане командующего, не так ли? – тихо спросила Рей.
     – Знаю, и для меня это не имеет никакого значения, – сказала Ранма. – Я люблю тебя, Рей. И я именно то и подразумевала, когда говорила тебе, что ты незаменима. Мне плевать, что у них есть целый бак твоих копий, мне было бы больно увидеть твою смерть.
     Рей замерла, перестав ее гладить, и несколько раз моргнула заблестевшими глазами.
     – Спасибо, – тихо сказала Рей. – Но что насчет моей задачи в плане командующего?
     – Я не позволю ему так тебя использовать, – пообещала Ранма, нежно коснувшись щеки Рей. – Я сделаю все возможное, чтобы удостовериться, что вы с Аской это переживете. Если после этого я смогу остаться, то мы будем счастливы вместе. Если мне придется вернуться, то я, по крайней мере, буду знать, что вы обе живы.
     Рей закрыла глаза и уткнулась носом в руку Ранмы. Та рука Рей, что лежала на ровном и крепком животике Ранмы, присоединилась к другой, пальцы переплелись.
     – Будем надеяться, что ты сможешь остаться, Liebling, – сонно сказала Аска, обнимая Ранму с другой стороны. – Не могу представить себе, как жить без кого-то из вас.
     Они еще какое-то время полежали втроем, купаясь в тепле их взаимной любви.
     – Уф, – прокомментировала Аска. – Ужасно себя чувствую.
     – Что случилось, любимая? – озабоченно спросила Ранма.
     – Мне просто нехорошо, Перевертыш-тян, – сказала Аска. – Спина болит, а живот немного подташнивает.
     – Хмм, ну, у нас сегодня позднее синхротест, – прокомментировала Ранма. – Может, мы сможем попросить доктора Акаги тебя проверить. Кстати говоря, нам пора собираться. Надеюсь, вы обе не забывали о тренировках, пока меня не было.
     Обе девушки кивнули.
     – Хорошо, – сказала Ранма. – Пойду примусь за завтрак, если вы двое хотите сперва в фуро.
     – Это было бы приемлемо, – сказала Рей.
     – Тогда пойду сперва почищу зубы и умоюсь, – сказала Ранма, нежно поцеловав обеих девушек в лоб, прежде чем выбраться из объятий и направиться в ванную.
* * *
     – Черт, – выругалась Ранма, опустившись в фуро и не изменившись. – Ненавижу, когда это происходит.
     Вздохнув, она поудобнее устроилась в горячей воде, закрыла глаза и расслабилась. Внезапно ее глаза широко распахнулись, когда ей в голову пришла мысль. На лице появилась слабая улыбка.
     – Кажется, рано или поздно это должно было произойти, – сказала под нос Ранма. – Хотя все это будет не очень весело.
* * *
     – Аска-тян? – сказала Ранма, входя в комнату, где с несчастным видом валялась Аска.
     – А? – буркнула Аска.
     – Вот, держи, – сказала Ранма, вручая ее пару таблеток и стакан воды. – Они помогут тебе лучше себя чувствовать.
     Аска села и приняла предложенное. Она слабо улыбнулась Ранме в знак благодарности и забросила таблетки в рот, запив их водой.
     – Мне нужно тебе кое-что дать, любимая, – сказала Ранма. – Иди за мной, пожалуйста.
     Ранма протянула Аске руку и помогла ей подняться на ноги, после чего повела в ванную.
     – Тебе стоит взять их с собой, когда мы пойдем, – сказала Ранма, вручив ей несколько предметов.
     Аска моргнула, в замешательстве уставившись на другую рыжую, когда увидела, что именно она ей протянула.
     – Это неловко, и мне правда жаль, но мне придется спросить, ты знаешь, как ими пользоваться? – спросила Ранма.
     – Я… я… я… – краснея, забормотала Аска. Ранма вздохнула.
     – Поверь мне, любимая, это тот разговор, в котором я никогда не ожидала участвовать, ни слушать, ни объяснять, – сказала Ранма. – Если хочешь, можешь попросить доктора Акаги все объяснить.
     – Н-нет, – нерешительно сказала Аска. – Предпочту, чтобы мне объяснила ты.
     Ранма кивнула и собралась с духом.
     – Плоские штуки это прокладки, – сказала Ранма. – Я обычно пользуюсь ими, пока не начинает идти кровь. После этого я переключаюсь на тампоны. Это все, что у меня есть, так что если ты захочешь пользоваться прокладками, тебе придется их себе купить. Мне, как мастеру боевых искусств, лучше подходят тампоны. Мне не нужно беспокоиться, что они сдвинутся, и они не так заметны, как прокладки.
     – Ладно, – сказала Аска, безумно краснея.
     Ранма начала объяснять, как вставлять тампоны, показывая на себе, тогда как Аска внимательно за этим следила. После этого Ранма объяснила, как правильно выбрасывать использованные, предупредив Аску, что спускание их в туалет может привести к его засорению. Для обеих девушек весь разговор был ужасен.
     Когда ярко-красные девушки выбрались из ванной, Рей с любопытством на них посмотрела. Аска захихикала, когда ей в голову пришла мысль.
     – Подумать только, Перевертыш-тян, – хихикала Аска. – Тебе, возможно, скоро придется еще раз объяснять все это Рей.
     Ранма побледнела, на что Аска еще больше развеселилась.
     – Кстати, – спросила Аска, немного оправившись от смеха. – Как ты узнала?
     – Я… э-э… сперва не поняла, пока не залезла в фуро и не изменилась, – объяснила Ранма. – Касуми сказала мне, что когда женщины живут рядом, их циклы синхронизируются. Я вдруг поняла, что происходит, когда вспомнила о симптомах, на которые ты жаловалась. И кое-что еще.
     Аска вопросительно посмотрела на безумно покрасневшую Ранму.
     – Ну? – подтолкнула рыжая немка.
     – Ну, помните, я упоминала, что обоняние у меня сейчас гораздо чувствительнее? – смущенно сказала Ранма.
     – Хочешь сказать, ты это учуяла? – подавленно спросила Аска.
     – Ну, сперва я подумала, что это осталось с прошлой ночи, но я все еще слышала запах, после того, как ты вышла из фуро, – объяснила Ранма. – Я не говорю, что от тебя несет. Просто ты пахнешь немного не так, как обычно.
     – Знаешь, Перевертыш-тян, – мрачно сказала Аска, – если бы то тоже через это не проходила, это было бы крайне неловко.
     – Знаю. Прости, – примирительно сказала Ранма. – Хотя не волнуйся. Когда будем возвращаться домой, купим тебе пузырек Мидола и хорошую бутылочку для горячей воды. Затем я покажу тебе совершенно божественные массажные приемы, которым научила меня Касуми, и ты почувствуешь себя почти нормально.
     – О чем вы двое говорите? – наивно спросила Рей.
     – У меня первые месячные, Рей-тян, – гордо сказала Аска.
     – Может быть, мне тоже стоит научиться этим массажным приемам, чтобы помочь вам обеим, – предложила Рей.
* * *
     – Я не понимаю, – покачала головой Рицуко.
     – Что не понимаешь? – спросила Мисато.
     – Коэффициент синхронизации Аски все еще падает, – пояснила Рицуко. – Он начал падать, когда Ранма попал в ловушку в Еве, но я думала что теперь, когда он вернулся, все восстановится.
     – Может, это из-за ее месячных, – сказала Мисато.
     – У Ранмы так сильно не падает, когда у нее месячные, – возразила Рицуко. – Они у нее сейчас, и провал все равно не превышает пяти пунктов.
     – Ну, у нее это в первый раз, – сказала Мисато. – Ты же знаешь, каким стрессом могут быть первые месячные. Что еще хуже, Ранме пришлось объяснять, что с ней происходит, и показывать ей, что делать. Должно быть, крайне неловко, когда твоему парню приходится объяснять тебе, как пользоваться тампоном.
     Рицуко расхохоталась.
     – О боже мой, бедный Ранма, – смеялась Рицуко. – Держу пари, они были краснее раков!
     – Не смешно, – усмехнулась Мисато. – Ладно, может, немного смешно, но я уверена, что поэтому ее синхронизация и падает.
     – Ну и как у нас дела? – потребовала через интерком из своей контактной капсулы Аска. – Я уже догнала Перевертыш-тян?
     – Прости, Аска, – сказала Рицуко. – Вообще-то ты отстаешь. Рей почти сравнялась с Ранмой, из-за того, что Ранма немного просела из-за месячных.
     – ЧТО? – вскрикнула Аска. – Я не могу оказаться на последнем месте! Просто не могу!
     Рыжая немка начала ругаться по-немецки и сердито стучать по своей приборной панели. Рицуко оглянулась на Мисато.
     – Неплохо, Рицуко, – сухо сказала Мисато. – Самое время вызвать перемену настроения.
     Рицуко виновато моргнула.
     – Аска, просто у тебя сейчас большой стресс, – попыталась Рицуко успокоить сердитую девушку. – Через несколько дней тебе будет лучше.
     – Но Перевертыш-тян не падает так сильно, – заныла Аска. – Так не честно!
     – Ранма уже не новичок, – объяснила Рицуко. – В первый раз всегда тяжело. Когда ты привыкнешь, у тебя будет снижение не больше, чем у Ранмы.
     Аска, казалось, успокоилась, но продолжала бормотать ругательства на немецком.
* * *
     – Доктор Акаги? – бесстрастно спросила Рей.
     – Да, что такое, Рей? – отозвалась Рицуко, отрываясь от своих бумаг.
     – Начнутся ли у меня тоже месячные? – тихо спросила синеволосая девушка.
     – Если честно, я не знаю, Рей, – ответила Рицуко. – У тебя есть все для этого необходимое, так что вполне возможно. Лишь время покажет.
     – Ясно, – сказала Рей. – Будут ли у меня дети?
     – М-м… как я сказала, у тебя есть все для этого необходимое, но я бы не рекомендовала тебе пробовать, – осторожно сказала Рицуко. – Сложно будет объяснить командующему Икари, как это произошло, и… – Рицуко умолкла, не желая заканчивать мысль.
     – Вероятнее всего, он удалит меня и активирует третью, – закончила за нее Рей тем же тоном, каким можно было бы обсуждать погоду.
     Рицуко просто отвела глаза и кивнула.
     – Понимаю, – заявила Рей.
* * *
     – Где Рей-тян? – спросила Аска, постанывая от удовольствия под умелыми руками Ранмы. – Мне казалось, она хочет узнать, как так делать.
     – Она осталась поговорить с Рицуко, – объяснила Ранма. – Думаю, скоро она будет дома.
     – М-м-м, так хорошо, – мурлыкнула Аска.
     – Да, я думала так же, когда Касуми делала мне массаж, – согласилась Ранма. – Хотя это было не слишком часто. Если бы Аканэ увидела, что делала Касуми, она бы своим молотом зашвырнула бы меня на Луну за то, что я занимаюсь извращениями с ее сестрой.
     – Mein gott, как тебе удавалось ее терпеть? – спросила Аска.
     – Все тренировка, Аска-тян, – хихикнула Ранма. – Благодаря Аканэ и ее молоту я могу стерпеть неплохую трепку, нисколько не замедлившись. Конечно, теперь я знаю, что мне не стоило это позволять. Пока я использовала это как тренировку, я также приучала ее к тому, что нормально изливать свой гнев, избивая меня. Давать ей на это право, вроде так сказала Рицуко.
     – И еще это приучило тебя опасаться близости, – указала Аска.
     – Ага, – печально согласилась Ранма. – Хотя больше нет.
     Ранма наклонилась и поцеловала Аску в затылок. Аска счастливо застонала.
     – Я люблю тебя, Перевертыш-тян, – мурлыкнула Аска.
     – Я тоже люблю тебя, Аска-тян, – нежно сказала Ранма.
* * *
     Рей стояла перед баками, в которых плавали множество ее копий. Синеволосая девушка погрузилась в размышления, обдумывая то, зачем она сюда пришла. С одной стороны, если она сделает то, что планирует, она может попасть в беду. С другой стороны, при наличии множества ее копий, командующий может удалить ее, если обнаружит ее отношения с Ранмой и изменение ее лояльности.
     Дело было в том, что после того, как командующий чуть не лишил ее Ранмы, жестоко вызвав у него нэко-кен, Рей начала презирать Икари Гэндо. У нее был, решила она, крайне малый выбор, если она хотела убедиться, что ее не заменят.
     Подойдя к контрольной панели, она нажала на кнопку.
     – Простите, – прошептала она своим копиям, когда они начали растворяться в баках.
     Скрыв свои следы, она быстро вышла из комнаты и покинула учреждение. Когда они обнаружат, что она сделала, они увидят, что единственным человеком, который был в комнате, был заместитель командующего Фуюцуки. Доктор Акаги вполне могла обнаружить ее взлом, но Рей теперь была уверена, что доктор Акаги ничего не скажет.
     Теперь Рей действительно была незаменима, как и сказал ее любимый.
* * *
     Как назло, днем позже Фуюцуки Козо исчез. По правде говоря, его похитили SEELE, чтобы можно было его допросить, но, учитывая, что клоны Рей были уничтожены, а для допуска был использован его логин, ситуация для него выглядела очень плохо.
     Еще это отлично сработало для Кадзи, который все еще играл роль человека SEELE, несмотря на то, что NERV знал о его предполагаемой верности теневой клике. Это было идеальным прикрытием для его операции по похищению Фуюцуки. Его даже не заподозрили.
* * *
     Рей вошла в квартиру и сразу же крепко обняла Ранму, уткнувшись лицом в плечо рыжей. Ранма видела, что синеволосая девушка была чем-то расстроена, и прижала ее к себе, смущенно взглянув на Аску.
     – Что случилось, Рей-тян? – озабоченно спросила Ранма.
     – Я уничтожила их, – сказала Рей с грустью в голосе. – Теперь я действительно незаменима.
     – Мне жаль, Рей-тян, – сочувственно сказала Ранма. – Знаю, что для тебя это должно было быть ужасно.
     – Я чувствовала себя… пренеприятно, – сказала Рей. – Казалось, как будто я убиваю себя.
     – Понимаю, Рей-тян, – утешительно сказала Ранма. – По крайней мере, ты теперь в безопасности. Этот ублюдок Гэндо не сможет просто выбросить тебя, если посчитает это необходимым. Не то чтобы я ему это позволила.
     – О чем вы вообще говорите? – спросила Аска.
     – Рей-тян, хочешь ей рассказать? – спросила Ранма. – Это касается тебя.
     Рей кивнула в плечо Ранмы. Ранма вздохнула и уселась, посадив Рей себе на колени. Она начала объяснять Аске природу Рей и план Гэндо.
     – Хочешь сказать, что она частично ангел? – шокировано воскликнула Аска.
     – А я частично девушка. И что? – парировала Ранма. – Она все тот же человек, которого мы любим. И это не меняет того факта, что она любит нас и была с нами, когда мы в ней нуждались.
     – Полагаю, что это объясняет кое-что о том, как ее воспитывали, – уступила Аска.
     Аска посмотрела на Рей, немного дрожащую в объятиях Ранмы. Ее мысли резко развернулись, когда она подумала обо всех откровениях последней пары дней. Они серьезно пошатнули все ее мировоззрение. В сочетании с тем фактом, что ее гормоны обезумели из-за ее первых месячных, Аска была совершенно выбита из равновесия.
     Внезапно, наблюдая, как Ранма нежно утешает Рей, она осознала. Ранма был ее опорой. Неважно, если она выбита из равновесия. Она может обратиться к нему за поддержкой. Вспомнив те два раза, когда Ранма был для них потерян, она поняла, что Рей тоже была для нее опорой. Ничто иное не было важно.
     Аска медленно встала и подошла к паре. Она нерешительно обняла их и крепко к ним прижалась.
     – Я чувствую себя такой потерянной, – сказала Аска. – Как будто я прыгаю выше головы. Но сердцем я знаю, что могу вам обеим доверять. Я не отдам ни одну из вас. Вы обе можете на меня положиться.
* * *
     Фуюцуки Козо сидел в тюрьме, куда его кинули в ожидании следующего допроса SEELE, его руки были привязаны за спиной к стулу, на котором он сидел. SEELE явно беспокоила лояльность Икари Гэндо, чего и стоило ожидать, и они, несомненно, притащили его сюда, чтобы постараться выяснить, что задумал этот человек.
     Фуюцуки продержится, сколько сможет, не выдавая им ничего важного, но он знал, что прежде чем улучшиться, все станет гораздо хуже. SEELE не были теми, кого беспокоят права человека, и они не ограничивались человечными методами. Он знал, что, в конце концов, сломается. Он лишь надеялся, что сможет купить Икари достаточно времени для осуществления своих планов.
     Он обернулся взглянуть через плечо, когда дверь его темной камеры отворилась.
     – Ты, – сказал Фуюцуки.
     – Да, я, – протянул Кадзи. – Боюсь, вам придется пройти со мной, заместитель командующего.
     Кадзи присел отстегнуть руки Фуюцуки.
     – Ты знаешь, что делаешь? – заявил Фуюцуки. – Они убьют тебя.
     – Да, вполне вероятно, – небрежным тоном сказал Кадзи. – Но, по крайней мере, я буду не один. Икари Гэндо считает, что вы его предали. Второй отдел разыскивает вас с приказом на уничтожение. Так что, пока SEELE будет охотиться на меня, NERV будет охотиться на вас. К счастью для вас, мои наниматели хотят с вами встретиться.
     – Твои наниматели? – спросил Фуюцуки. – Разве ты не работаешь на SEELE?
     – Всему свое время, заместитель командующего, всему свое время, – любезно сказал Кадзи, заканчивая освобождать Фуюцуки.
* * *
     – Он просто висит там, мэм, – доложил Хьюга. – Он парит на орбите вне нашей досягаемости.
     – Что? Он что, присматривает, где лучше приземлиться? – саркастично спросила Мисато, глядя на светящийся объект, напоминающий собой раскидистые оленьи рога, окрашенные сияющим белым. – Чего он ждет?
     – Неизвестно, мэм, – ответил Хьюга.
     – Ладно, Аска, мне нужно, чтобы ты вышла на позицию, – приказала Мисато. – Когда ангел достаточно приблизится, стреляй. Рей, прикроешь ее.
     – Принято, – сказали обе девушки.
     – А как же я, Мисато? – спросил Ранма.
     – Прости, Ранма, – сказала Мисато. – Ты остаешься здесь. Ева-01 останется в криостазисе, пока не будет отдан приказ.
     – Ясно, – мрачно сказал Ранма.
     – Не волнуйся, Перевертыш-тян, – бодро сказала Аска. – Мы с ним разберемся.
* * *
     Аска переместила Еву-02 с катапульты, ожидая, когда ей доставят винтовку. Она была самым мощным оружием в арсенале NERV, запускающим ракеты на почти орбитальную высоту. Лишь одно оружие могло поспорить с ней в плане уничтожения целей на предельной дальности, реквизированный у JSDF позитронный лазер. Проблема была в том, что на такой дистанции лазер терял большую часть своей энергии, так что поэтому его и оставили про запас.
     Прозвучал предупредительный сигнал, и подъемник доставил на поверхность винтовку Аски. Красная Ева протянула руку и сняла винтовку с подставки. Аска прижала винтовку к плечу и опустила целеуказатель, ожидая, пока ангел появится в зоне досягаемости.
     К огромному разочарованию Аски, ангел на сотрудничество не шел. Он висел как раз вне диапазона, казалось, дразня ее, когда ее индикаторы целеуказателя колебались мучительно близко от захвата цели. Аска, далеко не самый терпеливый человек, посчитала это сводящим с ума.
     Внезапно вниз от ангела ударил луч чистого белого света. Удивившись, Аска дернула спусковой крючок, посылая снаряд, разминувшийся с целью на несколько миль. Затем последствия поразившего ее луча проявили свой эффект.
     Аска почувствовала, как ангел вторгся ей в голову, и она потеряла контроль над Евой. Ева забилась, в беспорядке стреляя из винтовки, рассылая снаряды по всему городу, пока у нее не кончился боезапас. Отбросив бесполезную винтовку, Ева-02 схватилась за голову в отчаянной попытке преодолеть эффекты луча.
     В контактной капсуле Аска боролась, пытаясь не пустить ангела в свой разум.
     – НЕЕЕТ! – закричала Аска. – Не лезь в мою голову! Убирайся из моих мыслей!
* * *
     В центре управления NERV Майя следила за мозговыми функциями Аски.
     – Появляются признаки заражения мыслей по всей границе ее «я»! – торопливо сказала Майя.
     – Он атакует ее разум! – воскликнула Рицуко. – Как он может столько знать о нас?
     – Мы должны вытащить ее оттуда! – выкрикнула Мисато. – Аска! Отступай! Уйди от луча!
     Не могу отступить… – завопила Аска. – Нет! Не показывай мне этого! Я не хочу это вспоминать! Р-Ранма, где ты?
     – Рей! Стреляй! – приказала Мисато.
     – Есть, мэм, – спокойно сказала Рей.
     Рей стояла за огромным позитронным лазером, его огромный ствол опирался на крышу здания, наведенный на ее цель. Захватив цель, она нажала на спуск. Окна во всех ближайших зданиях выбило, когда мощный энергетический луч перегрел на своем пути воздух. Луч миновал атмосферу, стремясь к своей цели, только чтобы бессильно разбиться об АТ-поле ангела.
     – Не годится! – объявил Хьюга. – Лучу не хватает энергии, чтобы пробить поле!
     – Черт, – выругалась Мисато, яростно пытаясь придумать что-нибудь, что угодно, чтобы справиться с ангелом.
     – Жизненный сигналы приходят в беспорядок! – сообщила Майя. – Мы ее теряем!
     – Дайте мне пойти туда! – крикнул Ранма.
     – Отказано, – сказал Гэндо. – Мы не можем сейчас рисковать Евой-01.
     – Риска не будет, если я разберусь с этой штукой, – прорычал Ранма.
     – Что если не сможешь? – спросил Гэндо.
     – Смогу и сделаю! – отрезал Ранма. – Аске нужна моя помощь, и я не проиграю.
     – Я не могу так рисковать, – сказал Гэндо.
     – Тогда что нам делать? – потребовала ответа Мисато. – Не можем же мы просто оставить Аску умирать!
     – Вы правы, – сказал Гэндо. – Отправьте Рей в Терминал Догмы, чтобы достать Копье.
     – Что? – потребовала ответа Мисато. – Мы не можем так поступить! Там же Адам, и если он встретится с Евой, мы начнем Третий Удар.
     – Копье Лонгиния единственное, что у нас есть, что способно уничтожить этого ангела, – сказал Гэндо. – Пропустите ее взять Копье. Немедленно.
     – Так значит, это была еще одна ложь, – пробормотала Мисато, когда Рей направили получить оружие.
* * *
     Аска поняла, что бежит. Она бежала, догоняя Ранму и Рей, уходящих от нее рука об руку.
     – Перевертыш-тян, Рей-тян, подождите меня! – закричала она им, но они, казалось, не услышали ее. – Пожалуйста, подождите! Пожалуйста, не покидайте меня!
     – Зачем же им ждать кого-то вроде тебя? – спросил голос. – Ты не достаточно хороша для них. И никогда не была.
     – Нет! Я люблю их, и они любят меня! – завопила Аска.
     – Зачем же им любить кого-то столь никчемного, как ты? – спросил голос. – Поэтому ушел твой отец, ты не была достаточно хороша для него.
     – Нееет! – завопила Аска, падая на колени и закрывая уши, но голос продолжил.
     – Даже твоя мать покончила с собой, потому что ты была достаточно хороша. Она повесилась, устыдившись, что родила столь бесполезный кусок дерьма, как ты.
     – Это неправда! – всхлипнула Аска.
     Но голос все равно продолжил, показывая ей те моменты ее жизни, когда она не справилась, смерть ее матери, все ужасы, что она когда-либо испытала. Душу Аски безжалостно трепали и крушили.
* * *
     Рей, наконец-то, выбралась на поверхность с Копьем в руке. Это было длинное древко, разделенное на две половины, спиралью обернувшиеся друг вокруг друга, прежде чем окончиться двумя зубцами.
     – Я на позиции, – спокойно сказала Рей. – Готовлюсь к запуску Копья.
     Рей отошла на шаг и подождала, давая компьютерам время просчитать траекторию. Как только они внесли коррективы, она начала бросок. Ева-00 могучим взмахом руки швырнула копье вдаль. Как только копье вырвалось из рук Евы, оно превратилось в энергетический снаряд, насквозь пронзивший облака и метнувшийся к цели.
     Ангел усилил свое АТ-поле, но копье пробило его, как будто она было рисовой бумагой, прежде чем проникнуть в тело ангела, вызвав его распад.
     – Сработало! – доложил Хьюга. – Ангел уничтожен!
     – Статус Копья? – спросил Гэндо.
     – Достигло второй космической скорости, сэр, – ответил Хьюга. – Сейчас оно на лунной орбите.
     – Значит, мы никак не сможем его вернуть, – сказал Гэндо.
     – Нет, у нас нет в распоряжении способа достать объект такой массы, – подтвердил Хьюга.
     – Что с Аской? – спросила Мисато.
     – Возвратная команда на месте, – доложил Аоба. – Она жива, и им удалось вытащить ее из Евы-02. Они доставили ее в карантинную зону и разбираются с заражением. Сейчас они вытаскивают Еву.
* * *
     Ранма мчался к области, где была Аска. Охранник заступил ему путь.
     – Прости, но тебе туда нельзя, – сказал охранник. – Эта область на карантине.
     Ранма его проигнорировал, перепрыгнув через голову охранник в отмеченную желтыми лентами область.
     – Аска-тян! – выкрикнул Ранма, кинувшись к уныло сидящей на земле девушке. – Аска-тян, ты в порядке?
     – Нет, я не в порядке! Оставь меня в покое. Я все равно не достаточно хороша для вас. Вы просто оставите меня позади. Как мой отец. Как моя мать.
     – Чего? – в замешательстве сказала Ранма. – Аска-тян, я люблю тебя! Я не считаю, что ты не достаточно хороша для меня! Во всяком случае, я не достаточно хорош для тебя!
     Ранма подхватил рыжую на руки и прижал к себе. Она принялась вырываться, но он ее не отпустил. Аска всхлипывала и била его в грудь своими маленькими кулачками. В конце концов она сдалась и зарыдала ему в грудь.
     – Все хорошо, Аска-тян, – успокаивающе прошептал Ранма. – Я здесь, и я никуда не уйду. Я люблю тебя и думаю, что ты более чем достаточно хороша для меня.
* * *
     – Здравствуйте, – с вежливой улыбкой сказал Кадзи, когда в комнату вошли трое мужчин с пистолетами. – Так вы, наконец, нашли меня. Я вас ждал. Мой друг очень хотел с вами встретиться.
     – Привет, ребята, – весело сказал Ранма.
     Двое мужчин обернулись к мастеру боевых искусств с косичкой. Раздался выстрел, и трое мужчин рухнули на землю. Один из них не поднимется.
     – Итак, полагаю, теперь ты исчезнешь? – спросил Ранма.
     – Да, но я хотел бы устроить для тебя связного, прежде чем уйду, – сказал Кадзи. – Можешь довериться Мисато. Она работала со мной после двенадцатого ангела. Теперь твоя связь с разведкой JSDF будет через нее.
     – Она будет по тебе скучать, – сказал Ранма.
     – Да, – согласился Кадзи.
     – Я позабочусь о ней за тебя, – предложил Ранма.
     – Буду рад, – сказал Кадзи, протягивая руку. Ранма взял ее и пожал. – Тебе лучше идти. Я позабочусь обо всем здесь. Удачи тебе.
     – Моя удача мне никогда не улыбалась, – ухмыльнулся Ранма. – Буду рассчитывать на свои навыки, спасибо.
     – Довольно грозные навыки, – улыбнулся Кадзи. – Прощай, Икари Ранма.
     – И ты, Кадзи. – Ранма развернулся и ушел.
* * *
     Набики остановила кассету и оглянулась на остальных. Никто, похоже, ничего не хотел сказать, так что она решила, что стоит высказаться ей.
     – Еще кто-нибудь думает, что это забавно, что Ранме, мужчине из мужчин, мачо из мачо, пришлось объяснять Аске, что делать с месячными? – хихикнула Набики.
     Колон расхохоталась, тогда как невесты немного позеленели.
     – О, что я бы отдала, чтобы быть во время этой демонстрации мухой на той стене, – фыркнула Колон.
     – Кто знал, что он умеет так утешать? – изумленно сказала Набики. – Думаю, та, кто с ним останется, будет очень счастливой девушкой. Я, например, могу поручиться за массажные приемы Касуми. Очень успокаивают.
     – Я просто рада, что Ранме, наконец-то, довелось их применить, – радостно сказала Касуми. 

Глава 16

     – Интересно будет взглянуть, как Ранма справится со сломавшейся Аской, – прокомментировала Набики.
     – И это та серия, когда Рей с-самоликвидируется, – запнувшись, сказала Аканэ. – В оригинальной истории она умерла, но они активировали еще одну копию и сказали всем, что она выжила. Сейчас это невозможно. Если она и в этот раз пожертвует собой, ее и правда не будет.
     – О боже, – сказала Касуми. – Ты хочешь сказать, что Ранма может потерять одну из девушек, которых он любит? Это так грустно. Не знаю, хочу ли я смотреть эту серию.
     – Он может потерять их обеих, – мрачно сказала Набики. – Аска погрузилась в себя и отошла от мира, после того как Рей пожертвовала собой ради Синдзи. Она просто отключилась и впала в ступор. Не хочу видеть, как она отреагирует, если Ранме на этот раз удастся спасти Рей, когда он не спас ее.
     – Но он не мог спасти ее, – возразила Укё. – Этот ублюдок Генма ему не позволил.
     – Это не важно, – объяснила Набики. – Для Аски это будет еще одним подтверждением тому, что она бесполезна, не настолько важна, чтобы посылать Ранму на помощь.
     – Айя! Сильно-сильно печально, – сказала Шампу.
* * *
     – Как прошел синхротест? – спросила Мисато у Рицуко, когда блондинка села с ней выпить чашку кофе.
     – Боюсь, не слишком хорошо, – сказала Рицуко. – У них у всех спад, но Аска дошла до точки, когда я даже не уверена, что она сможет сдвинуть свою Еву. Мне пришлось запросить другого пилота. Мы больше не можем зависеть от нее. Она позволяет себе тонуть в депрессии. Похоже, что последний ангел уничтожил в ее разуме барьеры, которые держали ее демонов в стороне.
     – Это правда грустно, – сказала Мисато. – Ранма изо всех сил старается достучаться до нее, но чем больше он пытается, тем больше она отстраняется.
* * *
     – Аска? – сказал Ранма, выходя на балкон, где сидела девушка, обняв подтянутые к груди ноги.
     Аска не ответила, просто продолжая глядеть на горизонт. Ранма потянулся к ней, но она отшатнулась от его прикосновения. Во взгляде Ранмы промелькнула быстро подавленная волна боли. Ранма сел рядом с девушкой.
     – Аска, я не могу даже начать понимать, что этот ангел с тобой сделал, – тихо сказал Ранма. – Все, что мне известно, что ты сейчас очень сильно страдаешь, и я хочу помочь. Можешь отталкивать меня, если ты так хочешь, но это не сработает. Я люблю тебя и не оставлю тебя несмотря ни на что. Рей и я… ты нужна нам, Аска-тян.
     – Это ложь, – с горечью сказала Аска. – Зачем вам такой никчемный человек как я? Я, наверное, даже не смогу больше активировать Еву-02.
     – Ты не никчемна, Аска-тян, – прорычал Ранма. – Хватит так думать. Ты очень важна для меня, как и для Рей.
     – Что по-вашему во мне такого хорошего, если я больше не могу пилотировать Еву? – с отвращением спросила Аска.
     – Я знаю, что ты чувствуешь, – тихо сказал Ранма. – Там, откуда я прибыл, был один случай, когда извращенный старикашка, называющий себя грандмастером нашей школы искусства, разозлился на меня. Он использовал на мне точку прижигания, которая забрала у меня всю силу. Я был так слаб, что самый сильный мой удар едва можно было почувствовать. Я был во власти моих соперников и любого, кто решил бы на меня напасть. Я чувствовал себя бесполезным, был подавлен, как ты сейчас, и я задал одной из своих невест тот же вопрос, который сейчас задала ты; что во мне такого хорошего, если я не могу больше быть мастером боевых искусств? Она не смогла ответить, и от этого мне было только хуже.
     – Да, так что произошло? – спросила Аска.
     – Полагаю, она чувствовала себя виноватой из-за того, что не смогла ответить, – вздохнул Ранма, – потому что это был один из немногих случаев, когда она взяла и помогла мне. Она не дала мне сдаться. Она сказала мне, что мы найдем способ вернуть мне силу, и она напомнила мне, кто я такой. Я изучил новый прием, для которого не требуется сила. До сих пор это один из сильнейших моих приемов, и я использовал его, чтобы победить старого извращенца и забрать свиток, который показал нам, как справиться с точкой прижигания.
     – Ну, нет никакого свитка, который мог бы помочь мне, – резко сказала Аска.
     – Может и нет, – сказал Ранма, – но я узнал ответ на вопрос, который ты задала. Что в тебе хорошего, если ты больше не можешь пилотировать Еву? Аска, ты замечательная девушка. Тебе даже нет еще шестнадцати, но у тебя уже степень бакалавра. Даже если ты никогда больше не будешь пилотировать Еву, ты сможешь сделать все, что только захочешь. И что с того, что ты больше не сможешь пилотировать? Не из-за этого я люблю тебя. Не из-за этого тебя любит Рей. Мы любим тебя из-за того, кто ты, а не из-за того, чем ты занимаешься. Сейчас ты все так же красива, умна и желанна, как и тогда, когда я только тебя встретил; сейчас ты, может, даже стала лучше, отпустив все свое прежнее высокомерие.
     – Легко тебе говорить, – возразила Аска. – Как бы ты справился, если бы больше никогда не мог практиковать искусство?
     – Я бы, возможно, был более подавлен, чем ты сейчас, – признал Ранма. – Но знаешь что? Вы с Рей не позволили бы мне отказаться от жизни, как и мы с Рей не позволим тебе. Аска-тян, ты сможешь это вернуть. То, что тот ангел сделал с твоей головой, вывело тебя из равновесия. Обещаю, все, что тебе нужно, это найти свою опору, и ты будешь даже лучше прежнего. Это просто временная помеха, любимая. Тебе понадобится время, чтобы с этим справиться, но если ты не будешь сдаваться, ты победишь.
     – Легко тебе говорить, – мрачно повторила Аска.
     – Ты права, – улыбнулся Ранма. – Мне легко так говорить… потому что я верю в тебя, любимая. Я знаю, что ты справишься. Тебе просто нужно немного времени, чтобы со всем разобраться. Используй медитативные приемы, которым я тебя научил. Они помогут тебе снова найти свою опору.
     Ранма протянул руку и погладил волосы Аски. Он порадовался тому, что на этот раз она не отшатнулась.
     – И помни, мы с Рей любим тебя, – сказал Ранма. – Ты нужна нам. Не из-за того, что ты делаешь, а из-за того, кто ты.
* * *
     – Где ты была? – потребовала ответа Рицуко, когда Мисато ворвалась на командный центр.
     – Прости, меня задержали, – раздраженно сказала Мисато. – Доклад!
     – В небе над Токио-3 парит ангел, – сказал Хьюга. – Узор поле меняется между синим и оранжевым.
     – Что это значит? – спросила Мисато у Рицуко.
     – Я не знаю, – сказала Рицуко, глядя на видеоизображение сияющей двойной свернутой в тор спирали, висящей в небе над ними. – Но я не думаю, что это его единственная форма.
     – Ладно, – сказала Мисато. – Я хочу, чтобы Рей вышла на позицию. Пусть Аска готовится ее прикрыть.
     – Мисато, Аске повезет, если она сумеет сдвинуть свою Еву, настолько у нее упал коэффициент синхронизации, – сказала Рицуко.
     – Я ничего не могу с этим поделать, – выплюнула Мисато. – У меня нет права размораживать Еву-01.
     – У меня есть, – сказал стоящий над ними Гэндо. – Извлеките Еву-01 из криостазиса и доставьте ее на позицию. Рей прикроет Третье Дитя. Оставьте Еву-02 в резерве.
* * *
     Ранма сидел в Еве-01, глядя на ангела в небе. Он держался за стою катану и ждал, пока тот что-нибудь сделает. Ева-00 стояла с нагинатой чуть в стороне.
     – Черт, чего он ждет, Рей? – пожаловался Ранма.
     – Я не знаю, – донесся бесстрастный ответ Рей. – Я не думаю, что нам следует ждать и дальше.
     Как только она это сказала, ангел вдруг засветился и разорвал свой тор. Ангел, выглядящий теперь словно длинная светящаяся змея, со страшной скоростью метнулся в сторону Ранмы. Тем не менее, подаренные нэко-кеном молниеносные рефлексы и улучшенная ловкость позволили Ранме легко уклониться и контратаковать катаной в тот момент, когда ангел проносился мимо него.
     – Черт, – выругался Ранма, увидев, как катана прошла сквозь тело ангела, как будто его не существовало.
     Ева-01 прыгнула в воздух, когда ангел попытался напасть на него со спины. Когда он приземлился, он воткнул катану в землю и принялся формировать Mouko Takabisha. Выстрелив ки/АТ зарядом, он быстро понял, что был не единственным слишком проворным для попадания, так как ангел легко избежал заряда, одновременно с этим снова нападая на Ранму. Так продолжалось еще несколько проходов, пока Ранма не выпустил свои когти нэко-кена.
     Когда ангел набросился, Ранма ударил его, попав в трех четвертях с его начала. Когти начисто оторвали последнюю четверть тела ангела, из-за чего его сияние на мгновение оборвалось. К несчастью, спустя мгновение сегменты вновь воссоединились, как будто ничего не произошло.
     Тем не менее, атака явно ранила ангела, потому что он сделал паузу, как будто переосмысливая свою стратегию. Внезапно он снова напал, но на этот раз он атаковал не Ранму. Он направился к Рей.
     Рей не была готова к внезапной смене цели, и она все равно не могла избежать стремительного движущегося ангела. Она была превосходным пилотом, но у нее не было сверхъестественных рефлексов и скорости Ранмы, к тому же у нее не было такого, как у Ранмы, уровня контроля над Евой. Все, что она могла сделать, это поднять свое АТ поле.
     Пронесшийся ангел врезался в АТ поле. Ко всеобщему разочарованию, он пронзил его насквозь и ударил Еву-00 прямо в нижнюю часть тела. Хотя вместо того, чтобы ее повредить, с точки столкновения начала распространяться паутина веноподобного разложения, когда ангел начал заражать Еву-00 и ее пилота.
     Рей скорчилась у себя в кабине, когда заражение начало распространяться и на ней. Внезапно она оказалась где-то еще. Она стояла на берегу пруда. В пруду стоял некто похожий на ее близнеца.
     – Кто ты? – спросила Рей.
     – Я это ты, – ответил ее зеркальный двойник.
     – Ты это не я, – возразила Рей. – Ты одна из тех, кого мы называем ангелами?
     – Присоединись ко мне, – взмолился ее двойник.
     – Нет, – отказалась Рей.
     – Я хочу тебе кое-что дать, – сообщил двойник. – Ты можешь это почувствовать? – Ты можешь почувствовать боль?
     – Да, я чувствовала это всю свою жизнь, – бесстрастно ответила Рей.
     – Это называется одиночеством, – сказал двойник.
     – Я знаю, как это называется, – сказала Рей. – Мне не придется больше это чувствовать.
     – Ты имеешь в виду свои отношения с тем, кого называют Ранмой? – рассмеялся двойник. – Что произойдет, когда он вернется туда, откуда он прибыл? Ты снова будешь чувствовать боль.
     – Нет! – возразила Рей. – Если Ранме придется вернуться в свою реальность, у меня все еще останется Аска.
     – Та, что даже сейчас отворачивается от тебя? – спросил двойник. – Без Ранмы, удерживающего вас вместе, ты правда думаешь, что та, кого называют Аской, останется с такой как ты? Присоединись ко мне.
     – Нет, – отказалась Рей.
     – Да, – рассмеялся двойник. – Ты должна.
     После этого Рей вернулась в контактную капсулу Евы-00. Заражение уже покрыло ее тело и начало переползать на лицо. Рей начала отчаиваться. Она могла думать лишь о том, как уничтожить ангела и спасти Ранму и Аску. Из алых глаз потекли слезы, когда она вцепилась в ангела, чтобы не дать ему сбежать, и активировала систему самоуничтожения.
     – Прощай, Ранма, – тихо сказала Рей. – Прощай, Аска. Я люблю вас обоих.
     – Рей! Слушай меня, – в тревоге выкрикнул Ранма. Даже не думай о том, чтобы включить самоуничтожение! Вспомни, чему я тебя учил! Ангел прямо там, где он и должен быть! Он пытается слиться с тобой. Это значит, что его защита ослаблена. Используй тот прием, что мы придумали! Не смей сдаваться!
     – Я-я не могу, – сказала Рей. – Ангел слишком силен.
     – Чушь! – возразил Ранма. – Сосредоточься, Рей! Почувствуй внутри себя силу! Обрати то, что пытается сделать ангел!
     Рей закрыла глаза и сосредоточилась. Она чувствовала свой ки, теплый узел чуть ниже живота. Она начала собирать его и сосредотачивать свою силу. Вдруг это перестало быть нежным теплом. Как будто бы повернули выключатель или в лужу бензина бросили спичку. Теперь ее сила была бушующим внутри нее адским пламенем, собираясь и распространяясь по всему ее телу. Но она даже не поняла, что ее усилия по сбору и сосредоточению силы пробудили дремлющий внутри нее S2 орган, и он во много раз усилил ее ки.
     Несмотря на то, откуда взялась эта сила, Рей вцепилась в нее и надавила на заражение ее тела. Охватившая ее веноподобная паутина засветилась, а потом исчезла. Едва очистив свое тело, Рей направила эту силу в Еву-00. Распространившаяся по Еве паутина тоже засветилась и исчезла.
     Ангел понял, что его нападение не удалось, и попытался уйти. Хотя было слишком поздно. Рей продолжила вливать свою силу в самого ангела, прежде чем он успел разорвать связь, через которую он собирался поглотить Еву. Теперь веноподобная паутина начала расходиться по ангелу, и он скорчился и забился, пытаясь освободиться. Он светился все ярче и ярче, пока не засиял как солнце. Когда свет погас, он исчез.
     – Так держать, Рей! – бодро сказал Ранма. – Ты в порядке?
     – Все хорошо, – сказала Рей, – улыбнувшись своему успеху, счастлива тому, что сможет остаться с Ранмой.
* * *
     – Что только что произошло? – спросила Мисато.
     – Ева-00 только что поглотила ангела, – шокировано сказала Рицуко. – Состояние Евы-00?
     – Ни единого признака заражения, мэм, – сказала Майя. – Похоже что Рей поменялась с ангелом местами. Вместо того, чтобы он ее заразил, она заразила его и поглотила его в тело Евы-00. – Она продолжила изучать телеметрию и вдруг ахнула. – Это не все, мэм! Датчики сообщают, что у Евы-00 теперь тоже есть S2 орган!
     – Боже мой, – выдохнула Рицуко, полностью сраженная этим открытием. – Как это возможно?
* * *
     На командном балконе над ними Гэндо нахмурился, прячась за сложенными руками. Его планы разваливались у него на глазах. Он не пропустил выражение любви Рей ко Второму и Третьему Дитя. Это было недопустимо. К несчастью, теперь он мало что мог с этим поделать. Заменить ее уже было невозможно. Как вся эта ситуация могла возникнуть прямо у него перед носом так, чтобы он об этом не узнал?
     Он взглянул вниз, на командный центр, и вдруг нашел свой ответ. Он сердито посмотрел на двух женщин. За это ответственны Акаги и Кацураги. Он никак не мог не узнать об этом, если бы они не покрывали подростков. Сучки, вероятно, все это время их поощряли. И Фуюцуки; он, наверное, тоже в этом замешан. Это он уничтожил клонов, не оставив Гэндо возможности заменить Рей другой, неискаженной версией.
     Его окружали предатели. Все это время они работали против него. С того момента, как прибыл Третье Дитя, все вышло из-под его контроля. Парень явно как-то развратил их всех и обернул их против него самого. И теперь он ни черта не мог с этим поделать. Теперь SEELE его подозревает. У него было слишком мало времени, чтобы разработать новые инструменты и продолжить свой план. Придется играть с тем, что на руках, и молиться, чтобы результат позволил ему вернуть обратно его драгоценную Юи.
     Гэндо понял, что как бы он ни хотел убить мальчишку за угрозу своим планам, это приведет лишь к тому, что планы пострадают еще больше. Ему по-прежнему необходим этот мальчишка, и его можно использовать для гарантия сотрудничества Рей. Однако у других такой защиты нет. Гэндо посмотрел на двух женщин, которые скрывали это от его. Они заплатят за свою нелояльность.
* * *
     – Все идет не по сценарию, – с немецким акцентом заявил монолит.
     – Да, теперь еще один Евангелион приобрел S2 орган, – сердито сказал другой монолит.
     – Не только это, пилот еще каким-то образом поглотила ангела, – сказал немецкий голос.
     – Икари Гэндо вышел из-под контроля, – заговорил третий монолит.
     – Нам не удалось обратить Фуюцуки, – голосом председателя Киля заявил монолит, помеченный как SEELE 01. – Придется найти иную пешку, которую можно будет использовать против Икари.
* * *
     – Привет, док, – поздоровался Ранма, входя в кабинет доктора Акаги.
     – О, здравствуй, Ранма, – подавленно сказала Рицуко, глядя в свой монитор.
     – Что случилось? – спросил Ранма. – У тебя грустный тон.
     – Только что говорила по телефону с бабушкой, – сказала Рицуко. – Она сказала мне, что мой кот умер.
     – Оу, черт, печально, – сочувственно сказал Ранма. – Твоя мама?
     Рицуко отвернулась от монитора и увидела,что Ранма стоит у нее за спиной.
     – Да, ответила Рицуко. – А рядом с ней твой отец.
     – А вон там в стороне ты, – сказал Ранма. – С темными волосами ты мило выглядела.
     Рицуко горько усмехнулась.
     – Доктор Акаги, нам нужно поговорить, – серьезно сказал Ранма.
     – Что ты хочешь обсудить, Ранма? – спросила блондинка.
     – Не здесь, – сказал Ранма, кинув взгляд на камеру безопасности.
     – Я очень занята, Ранма, – указала Рицуко.
     – Я в курсе, доктор Акаги, – формально сказал Ранма. – Я бы не просил, если бы это не было важно.
     – Ясно, – сказала Рицуко. Она предположила, что это было связано с отношениями с Рей. – Ладно, я смогу уделить несколько минут.
     – Давай за мной, – сказал Ранма. – Немного прогуляемся.
     Спустя несколько минут Ранма и Рицуко прогуливались на природе в геофронте. Ранма остановился, когда они добрались до посаженного Кадзи сада.
     – Подожди здесь минутку, – приказал Ранма.
     Прежде чем она успела ответить, он исчез из виду. Спустя несколько минут он, удивив ее, появился рядом с ней.
     – Прости, док, – виновато сказал Ранма. – Нужно было позаботиться о наблюдателях. Теперь мо можем поговорить.
     – Что такого важного, что ты вытащил меня сюда? – спросила Рицуко.
     – Помнишь, я говорил тебе рядом с Гэндо следить за своей спиной? – спросил Ранма.
     – Да, – сказала Рицуко.
     – Ну, теперь тебе нужно быть очень осторожной, Рицуко, – мрачно сказал Ранма. – Теперь, когда кота о нас с Рей выпустили из мешка, все станет гораздо хуже. Когда за ним придет SEELE, Гэндо кинет тебе на съедение волкам. SEELE попытается обратить тебя, рассказав тебе кое-что об отношениях между твоей матерью и Гэндо.
     – О? И откуда ты это знаешь? – спросила Рицуко.
     – Я знаю гораздо больше, чем показываю. Я знаю, что планирует Гэндо, – сказал Ранма. – Еще я знаю, что он использовал твою мать, так же как использовал тебя.
     Рицуко напряглась. Откуда Ранма мог узнать о ее отношениях с Гэндо?
     – Прости, Рицуко, – печально сказал Ранма. – Я знаю, что ты уже увидела в Гэндо того ублюдка, которым он является, и ты не очень ему лояльна. И мне жаль о том, что случилось с твоей матерью. Я хочу заставить ублюдка заплатить за то, что он сделал, за всех людей. которым он навредил. И он, и SEELE не правы, и я планирую с ними разобраться.
     – Зачем ты мне все это говоришь? Откуда ты все это знаешь? – потребовала ответа Рицуко.
     – Я говорю тебе это потому, что мне нужна твоя помощь, – сказал Ранма. – Когда дерьмо попадет в вентилятор, нам понадобится вся возможная помощь.
     – Нам? – спросила Рицуко.
     – Рей, Аске, Мисато и мне, – сказал Ранма. – Надеюсь, когда придет время, у нас будет поддержка JSDF. Мне нужна и твоя помощь. Я очень рискую, но я считаю тебя другом и думаю, что можно доверять, что ты поможешь нам заставить ублюдка заплатить за то, что он сделал с твоей матерью. Я ошибся? Можно тебе доверять?
     – Что, если я скажу нет? – спросила Рицуко. – Я отсюда не уйду, не так ли?
     – Я не хладнокровный убийца, Рицуко, – грустно сказал Ранма. – Я не хочу тебе навредить, но если окажется, что тебе нельзя доверять, а я узнаю это независимо от того, что ты скажешь, мне придется передать тебя разведке JSDF. Я так понимаю, сейчас они уже удерживают заместителя командующего  Фуюцуки.
     – Так вот что с ним произошло, – сочувственно улыбнулась Рицуко.
     – Ага, изначально его похитили SEELE, но Кадзи его вытащил, – пояснил Ранма.
     – Так что ты от меня хочешь? – спросила Рицуко.
     – Гэндо собирается отправить тебя SEELE, когда они потребуют встречи с Рей, – объяснил Ранма. – Они расскажут тебе ужасные вещи, чтобы разозлить тебя и обратить против него. Они понятия не имеют, что ты уже некоторое время не лояльна ему. Я хочу, чтобы ты им подыграла. Пусть думают, что они обратили тебя. Но мне нужно, чтобы ты контролировала свой гнев. Мы разберемся с этим ублюдком, но нам нужно сделать все правильно, если мы хотим еще остановить и SEELE. Когда ты вернешься, мы подробнее обсудим, что тебе нужно будет сделать.
     – Ладно, я в деле, – согласилась Рицуко. – И я все еще хочу знать, откуда ты все это знаешь.
     – Это, – ухмыльнулся Ранма, – секрет.
     Отвлекшись на него, Рицуко споткнулась и вляпалась лицом в грязь. Ранма растерянно уставился на нее, расстроенно почесывая у корня косички.
     – Ты в порядке, док? – спросил Ранма.
     – Это было не очень хорошо, Ранма, – сказала Рицуко, отплевываясь от грязи.
     – Э-э… прости, – нервно сказал Ранма.
* * *
     – Рей, как долго это происходит между тобой и Третьим Дитя? – допрашивал Гэндо стоящую перед его столом синеволосую девушку.
     – Мы с Ранмой начали встречаться до прибытия Второго Дитя, – бесстрастно сказала Рей.
     – Ясно, – кипя внутри, сказал Гэндо. – И почему ты об этом мне не сказала?
     – Было сочтено, что вы не одобрите наших отношений, – лаконично сообщила ему Рей.
     – Так если ты знала, что я не одобрю, то почему продолжила? – спросил Гэндо.
     – Потому что Ранма делает меня… счастливой, – сказала Рей.
     – Ясно, – сказал Гэндо. – А если я прикажу тебе больше не встречаться с ним?
     – Я проигнорирую такой приказ, – решительно сказала Рей.
     – Знаешь, я могу помешать этому, – указал Гэндо.
     – Я не считаю, что это правда, – сказала Рей. – Ранма этого не допустит, и вы не сможете остановить его от убийства одного или обоих из нас, что вы не можете позволить.
     – Ты так уверена? – спросил Гэндо.
     – Да, – сказала Рей. – Мы оба необходимы для ваших планов. Без нас вы не сможете добиться своих целей.
     Гэндо уставился на девушку. Она как никто другой знала истину своих слов. Он был не в силах угрожать ей, хотя она откровенно предлагала ему так поступить.
     – Если это все, то меня ждет Ранма, – сказал Рей, разворачиваясь и выходя, не потрудившись дождаться разрешения.
     Несколько минут Гэндо молча сидел за столом, пытаясь справиться со своим гневом. В конце концов, это оказалось бесполезно, и он вскочил на ноги и яростно обрушился на свой стол, разбрасывая то немногое, что на нем находилось.
* * *
     Аске постепенно становилось лучше. Она все еще была в депрессии, но больше не отгораживалась от тех, кого любила. Хотя рядом с другими она была весьма подавлена.
     Сейчас она с Ранмой и Рей была на двойном свидании с Тодзи и Хикари. Тодзи, наконец, избавился от гипса, и они все пошли это отпраздновать. Им не составило труда попасть в первоклассную закусочную, даже без бронирования, так как Токио-3 практически обезлюдел, все больше и больше людей избегали постоянных нападений.
     – Я правда хочу поблагодарить тебя, Аска, – заговорил Тодзи. – Ты спасла мне жизнь. Я знаю, у нас не всегда были хорошие отношения, но я хочу, чтобы ты знала, если тебе что-нибудь понадобится, тебе нужно будет только попросить.
     – Это так, Аска, – улыбнулась Хикари. – Ты отличный друг, и если бы не ты, у меня бы не было Тодзи.
     – Спасибо, – сказала Аска, слабо улыбнувшись на мгновение, прежде чем вновь уткнуться в свою тарелку.
     – Эй, что случилось? – спросила Хикари, обеспокоившись своей подругой.
     – Ничего, – ответила Аска. – Просто устала.
     Ранма приобнял ее и ласково сжал.
     – В последнее время ей было довольно тяжело, но ей постепенно становится лучше, – сказал Ранма.
     – Правда? Мы можем чем-то помочь? – спросила Хикари.
     – Нет, я в порядке, правда. Мне просто нужно было кое с чем разобраться, знаешь, привести голову в порядок, – сказала Аска.
     – Ну, если тебе нужно будет поговорить, я рядом, – предложила Хикари.
     – Спасибо, – сказала Аска, на этот раз в ее улыбке было чуть больше тепла.
     – Итак, как насчет того, чтобы, закончив здесь, пойти сыграть в мини-гольф? – спросил Ранма.
     – М-м… Ранма, мини-гольф разрушили несколько месяцев назад, – растерянно сказала Хикари.
     – О… э-э… жаль, – смущенно сказал Ранма. – Может, тогда, заглянуть в кафе-мороженое?
     – Закрылось, – сказал Тодзи. – Ввиду непрекращающихся атак и потери выручки из-за некоего трио, владелец решил начать дело где-нибудь в более безопасном, чем Токио-3, месте.
     – Не может быть! – в ужасе сказал Ранма. – Больше никакого мороженого?
     – Ну, его все еще можно купить в магазине, но кафе больше нет, – сказал Тодзи.
     – Вот отстой, – горько заметил Ранма. – Осталось хоть что-нибудь, чем можно было бы заняться?
     – Не так много, – сказала Хикари. – Я уверена, что все восстановится, когда атаки прекратятся.
     – Думаю, да, – согласился Ранма.
     – Кажется, боулинг по-прежнему работает, – предложил Тодзи.
     Ранма сухо посмотрел на него.
     – Ты серьезно хочешь увидеть, что я делаю с боулингом? – спросил Ранма.
     – Дай угадаю, ты каждый раз выбиваешь 300, – невозмутимо сказал Тодзи.
     – В основном, – кивнул Ранма. – Попробовал как-то раз. Было не слишком сложно. Труднее было не повредить оборудование, чем сбить кегли.
     – Почему меня это не удивляет? – спросила Аска, улыбаясь для разнообразия.
     – Ну, я не не виноват, что они не строят эту штуку из расчета шестнадцатифунтового мяча, двигающегося на сотне миль в час, – защищаясь, сказал Ранма.
     Хикари и Тодзи растерянно уставились на него, тогда как Рей сидела так, как будто бы в этом не было ничего необычного.
     – Даже не хочу видеть, что ты можешь устроить с бейсболом, – прокомментировал Тодзи.
     – Они не давали мне играть после того, как я кинул мяч в первой подаче и сломал руку парню в перчатке, – виновато сказал Ранма. – Еще я сломал массу бит, пока не понял, как их укрепить своим ки.
     – Баскетбол? – спросил Тодзи.
     – Мне давали играть, но это было не очень сложно, – сказал Ранма. – Никто не мог меня догнать, а я мог забросить мяч с середины поля. Еще мне разрешали играть в футбол. Это было чуть сложнее.
     – Как насчет регби? – спросил Тодзи.
     – Играл какое-то время, но это было скучно, – вздохнул Ранма. – Меня ставили в начале, пока мы не начинали вести счет с отрывом, а потом меня удаляли на всю оставшуюся игру, чтобы остальные могли что-нибудь сделать.
     Аска закатила на это глаза, тогда как Тодзи хлопнул себя по лбу и простонал. Хикари просто в смятении смотрела на него.
* * *
     – Ну, так ты повеселилась, Аска-тян? – спросил Ранма, когда они шли домой, Рей вцепилась в одну руку, а Аска в другую.
     – Да, ты был прав, – неохотно сказала Аска. – Было неплохо.
     – Я рад, – улыбнулся ей Ранма. – Как насчет того, что я сделаю вам хороший, расслабляющий массаж спины, когда мы вернемся домой?
     – Я была бы очень рада, – согласилась Рей.
     – Ты не услышишь от меня отказа от такого, – подхватила Аска. – Так как командующий отреагировал на новость, что наша Рей больше не его игрушка?
     – Он был недоволен, – сообщила Рей. – Однако в настоящее время он не встанет между нами. Я проинформировала его, что любая попытка так поступить приведет к… неприятным последствиям.
     – Вау, продолжай, Рей-тян, – сказала Аска, желая услышать, как Рей возразила кому-то такому.
     – Я тобой горжусь, Рей-тян, – усмехнулся Ранма. – Но вы обе знаете, что сейчас нам всем нужно быть очень осторожными. Нам нужно присматривать друг за другом, иначе этот ублюдок попытается использовать одного из нас, чтобы контролировать других. Я люблю вас, и не хочу, чтобы с вами что-нибудь произошло.
     После этого разговора все были немного подавлены. Трио молча продолжило путь домой, бессловесно наслаждаясь компанией друг друга.
* * *
     – Итак, Ранма с тобой поговорил? – спросила Мисато у Рицуко.
     Блондинка только что вернулась со своей пытки в руках SEELE. Несмотря на то, что она была к ней готова, Рицуко все равно кипела и была полна гнева от того, что они ей сказали. Они безжалостно изложили, как плохо Гэндо использовал не только ее, но и ее мать перед ней.
     – Да, он со мной поговорил, – горько выплюнула Рицуко, делая большой глоток своей выпивки. – И он был прав, во всем.
     – Ага, похоже на то, – сказала Мисато, потягивая пиво. – Не знаю, откуда он берет информацию, но все, что он нам рассказал, правда. Так ты решила присоединиться к команде?
     – Я хочу разобраться с этим ублюдком, – прорычала Рицуко. – За то, что он сделал с моей матерью, я хочу сама нажать на спуск.
     – Понимаю, что ты чувствуешь, – сказала Мисато. – Я хочу уничтожить их всех. Если бы не они, мой отец все еще был бы жив. Тебе, наверное, придется встать в очередь на выстрел в Гэндо. Не думаю, что от него много что останется, когда Ранма с ним разберется.
     – Пока это грязный, манипулирующий ублюдок получает то, что заслуживает, – прорычала Рицуко, делая еще один большой глоток спиртного.
     – Что посеешь, то и пожнешь, – сказала Мисато, приподнимая пиво.
     Рицуко звякнула бокалом о пивную бутылку, и они выпили за падение Гэндо и SEELE.
* * *
     Набики остановила кассету и изумленно покачала головой. Она не могла поверить, что это тот же самый Ранма, исчезнувший отсюда едва неделю назад. Он не только, похоже, руководил комплексным планом против опытного манипулятора, то, как он разобрался с ситуацией с Аской показало большую чувствительность, чем она могла предположить в самых смелых своих мечтах.
     – Какого черта он позволял нам так с собой обращаться, если он способен на такое? – вслух задумалась Набики.
     – Это не так трудно понять, – усмехнулась Колон. – Простой факт, что ему не хватало принятия, и он был готов простить весьма многое, чтобы это получить. До того как он приехал сюда и уже оказавшись здесь, у него не было шанса найти нормальных друзей, нападения не него или его окружающих изолировали его ото всех, кроме нас. Обычные люди просто не хотели, чтобы их втягивали в обычные для нас бои мощных мастеров боевых искусств.
     – Если бы он относился ко мне так же хорошо, как к Аске, я бы не била его так сильно, – пожаловалась Аканэ.
     – А зачем, Аканэ? – протянула Набики. – Ты не давала ему ни шанса.
     – И что это значит? – резко спросила Аканэ.
     – Что это ты предложила ему дружбу, но едва узнала о проклятии, как напала на него, называя его уродом и извращенцем, – объяснила Набики. – Удивительнее всего, что он столько заботился о тебе. Нельзя же ожидать, что он будет так же сострадателен к тебе, как и к Аске, когда ты постоянно оскорбляешь его и сомневаешься в его чести.
     – Но… но… – попыталась возразить Аканэ, после чего просто вздохнула. – По крайней мере, он оценил, когда я помогала ему с прижиганием слабости.
     – Надеюсь, вы все оцените тот факт, что если он вернется, он вряд ли будет мириться с махинациями, которые ранее просто игнорировал, – сказала Колон, значительно посмотрев на всех в комнате, особенно на отцов.
     – Парень сделает то, что я скажу, – настаивал Генма.
     – Не поставлю на это, – отрезала Укё. – Вы, вероятно, первый человек, за которым он придет.
     – А если и нет, то это буду я, – со сталью в голосе заговорила Нодока. – Если мой сын вернется, муж, ты не оставишь его разбираться с созданными тобой проблемами. Фактически, я намерена отказаться от всех обязательств, сделанных от имени Ранмы.
     – Ранма женится на Аканэ! – взревел Генма. – Это вопрос чести!
     – Не пробуй эту глупость на мне, муж, – прошипела Нодока. – Что насчет чести Куондзи-сан? Что насчет чести всех остальных семей, с которыми ты помолвил Ранму? Ты неоднократно разрушал честь нашей семьи, когда тебя это устраивало. У тебя нет больше права на нее претендовать.
     – Но Нодока… – начал Генма.
     – Никаких но, муж, – сказала Нодока. – Пока ты не исправишь устроенный тобой беспорядок, Ранма ни на ком не будет должен жениться. Предлагаю тебе начать думать о том, как ты будешь исправлять ситуацию.
     Набики ухмыльнулась, глядя, как Генма потеет под тяжелым взглядом Нодоки.
     – О боже, я так рада, что этой милой девушке Рей удалось выжить, – сказала Касуми, привлекая к себе взгляды всех, изумленных тем, как умело она сняла напряженность столь явным замечанием не к месту. – Бедный Ранма был бы убит горем, если бы она умерла. 

Глава 17

     – Это последняя кассета, – отметила Набики. – В ней мы должны узнать, что стало с Ранмой. Что скажете, если мы продолжим и посмотрим ее этим же вечером?
     Практически единогласно было решено немедленно посмотреть последнюю кассету.
     – Прабабушка, как долго, ты думаешь, потребуется Айженю чтобы вернуться после просмотра кассеты? – спросила Шампу.
     – Я не знаю, дитя, – сказала Колон. – Думаю, если он в итоге и вернется, то это будет по прихоти Бастет-сама.
     – Я просто надеюсь, что все закончится к лучшему, – сказала Аканэ. – Мне никогда не нравился конец оригинального Евангелиона.
     – Ага, окончание сериала было полным отстоем, – согласилась Набики. – Фильм был лучше, но и так было занудно. Ранма просто обязан улучшить этот момент. Будет довольно захватывающе.
     – Это верно, милая, – сказала Укё. – Можем мы уже начать просмотр?
     – Ладно, ладно, не выпрыгните из штанов, – сострила Набики.
* * *
     – Скоро прибывает Пятое Дитя, – упомянула Мисато Хьюге и Рицуко, когда они сидели вместе в одном из немногих все еще открытых кафе.
     – Аска знает, что он прибудет ей на смену? – спросила Рицуко.
     – В этом нет необходимости, – сказала Мисато.
     – Почему? – спросила Рицуко.
     – Я не думаю, что Пятое Дитя долго пробудет с нами, – ухмыльнулась Мисато.
     – Объясни, пожалуйста, – недоумевающе попросила Рицуко.
     – Ну, как говорит источник… – начала объяснять Мисато.
* * *
     – Вы точно хотите быть здесь? – снова спросил Ранма, когда они с Аской и Рей шли через парк. – Я бы лучше себя чувствовал, останься вы дома.
     – Мы ни за что не оставим тебя здесь одного, Перевертыш-тян, – раздраженно сказала Аска.
     – Аска права, – сказала Рей. – Осторожность требует, чтобы тебя прикрывали. Ты сам сказал нам, что мы никуда не должны ходить одни, раз уж командующий теперь знает о нашей ситуации. Не понимаю, почему это не должно распространяться и на тебя.
     Ранма вздохнул.
     – Я знаю, что вы и сами можете о себе позаботиться, – осторожно сказал Ранма. – Просто если дело дойдет до боя, мне было бы лучше, если бы я знал, что вы в безопасности и мне не придется беспокоиться о том, что в вас попадет случайный заряд ки или еще из-за чего-нибудь.
     – Ну, мы не будем сидеть дома, как какие-то скромные маленькие домохозяйки, в то время как ты идешь сражаться с ангелом, Idioten, – отрезала Аска.
     Ранма улыбнулся. Он был очень рад видеть, что Аска почти полностью оправилась и вернулась к прежнему своему поведению. Часы медитации и постоянная его и Рей поддержка полностью себя оправдали.
     – Видимо это та цена, что мне придется заплатить, раз уж мне не удалось влюбиться в скромную маленькую домохозяйку, – усмехнулся Ранма.
     Обе девушки ухмыльнулись.
     Внезапно Ранма услышал насвистывание. Остановившись, он осмотрелся по сторонам. Он заметил беловолосого парня, небрежно опирающегося на дерево и насвистывающего «Оду к радости».
     – Мне нравится эта песня, – сказал парень. – Воистину, пение это один из величайших даров, пришедших от вас, Лилим. Возвысь в песне голос, и поднимется и твое сердце. Разве ты не согласен, Икари Ранма?
     – Возможно, зависит от того, кто поет, Нагиса Каору, – ответил Ранма.
     – Вижу ты знаешь, кто я, – весело сказал парень. – Я прибыл заменить пилота Евы-02.
     – Я знаю, для чего ты здесь, и сильно сомневаюсь, что ты сможешь заменить Аску-тян, – фыркнул Ранма. – В тебе просто нет стержня, чтобы занять ее место.
     – Почему ты так говоришь? – спросил Каору. – Ты даже не видел еще, как я пилотирую.
     – Не нужно, – ухмыльнулся Ранма. – Я уже могу сказать тебе, что это не потребуется.
     – Я ранен, – сказал Каору. – Я думал, ты лучше.
     Ранма пожал плечами.
     – Возможно и был бы с тем, кто здесь не для того, чтобы стереть все живое с лица этой планеты, – спокойно сказал Ранма.
     – Так ты знаешь, зачем я здесь, – слегка удивленно сказал Каору.
     – Ага, а я здесь чтобы убедиться, что ты не увидишь NERV изнутри, – сказал Ранма.
     – Ясно. Так ты хочешь разобраться со всем по-мужски, так? – спросил Каору.
     – Примерно, – согласился Ранма. – Считай это вызовом. Прямо здесь, прямо сейчас. Победитель получает все, проигравший отправляется в ту бездну, что его породила.
     – Ух, как драматично, – хихикнул Каору.
     – Это драматичный момент, – пожал плечами Ранма.
     – Полагаю, справедливо будет сказать тебе, что у меня гораздо больше сил, чем у тебя, – сказал Каору. – Тебе понадобится Ева, чтобы победить меня.
     – Полагаю, мне стоит сказать тебе, что твои навыки просто безнадежны, – возразил Ранма, – и мне не нужна Ева, чтобы с тобой разобраться.
     – Посмотрим, Икари Ранма, – вежливо сказал Каору. – Но прежде чем начнем наш бой, пожалуйста, познакомь меня со своими друзьями.
     – Это Аска Лэнгли Сорью и Аянами Рей, – сказал Ранма, по очереди показав на девушек.
     – И они тоже примут участие в нашей борьбе? – спросил Каору.
     – Они здесь чтобы убедиться, что никто не помешает, – сказал Ранма. – В противном случае они только посмотрят на твое поражение. Видишь ли, они не видели, как я сражаюсь не сдерживаясь. Они хотят демонстрации того, на что способен мастер боевых искусств высокого класса.
     – Говоришь, мастер боевых искусств? – заинтриговано спросил Каору. – Только вы, Лилим, могли сделать искусство из чего-то вроде войны. Я с нетерпением ожидаю встречи с твоим искусством, Ранма.
     – Постараюсь сделать все позрелищнее, раз уж это последнее, что ты увидишь, – сказал Ранма. – Ты уже закончил тявкать, чтобы мы могли со всем покончить? Обычно я стараюсь никому не навредить, но я знаю, что только твоя смерть гарантирует безопасность жизни на этой планете.
     – Это правда, – сказал Каору. – Если тебя это утешит, моя смерть это единственное, что помешает мне добиться моей цели.
     – Я так и думал, – кивнул Ранма. – Тогда готовься.
     – То можешь нападать, когда будешь готов, – улыбнулся Каору, просто стоя с руками в карманах.
     – Эй, ненавижу так делать, но если ты не собираешься прикрываться своим АТ-барьером, ты проиграешь, – указал Ранма.
     – Так ты об этом знаешь? – спросил Каору. – Но знаешь ли ты, что это в действительности? Вы, Лилим, не понимаете. То, что вы называете АТ-полем, в действительности барьер, содержащий силу моей души.
     – Ты ошибаешься, – ухмыльнулся Ранма. – Мы называем это ки или нашей жизненной силой. Большинство людей в это не верят, но все мастера боевых искусств высокого уровня научились в какой-то степени использовать эту энергию. Некоторые лучше других.
     Ранма размылся, исчезая из виду, только чтобы вновь появиться с ногой, бьющей сбоку, оторвавшей бы голову Каору, если бы ее не остановил АТ-барьер.
     – Должен признать, Ранма, ты, конечно, быстр, – улыбнулся Каору. – Но, как видишь, это тебе ничем не поможет.
     – Я бы не был в этом так уверен, – ухмыльнулся Ранма. – Если АТ-барьер это все, что у тебя есть, то ты серьезно влип.
     Ранма опустил ногу и поднял руку. Выдвинувшись из суставов, сформировались четыре лезвия сине-золотистой энергии. Ранма небрежно ударил АТ-барьер Каору. Алые глаза беловолосого парня расширились, когда в красноватом барьере появилось четыре косых разреза.
     – Что? Как? – запнулся Каору, ломая свое хладнокровное поведение.
     – Теперь ты понимаешь, насколько ты неумел? – ухмыльнулся Ранма как играющий со своей добычей кот.
     Дальнейшее было не очень красиво. Каору неожиданно подвергся ужасному избиению. Каждый раз, когда он пытался для защиты использовать АТ-барьер, Ранма своими когтями нэко-кена разрывал его в клочья. Беловолосый парень даже попытался левитировать, чтобы постараться избежать атак Ранмы. Первые два раза Ранма использовал деревья для достаточно высокого прыжка, чтобы спустить Пятое Дитя обратно на землю самым грубым образом. Наконец, Каору поднялся достаточно высоко, чтобы Ранма не мог до него добраться.
     – Похоже, мы зашли в тупик, Ранма, – крикнул ему сверху вниз побитый Каору. – Я не могу справиться с тобой там, но ты не можешь добраться до меня здесь.
     – Ты в этом уверен?  – ухмыльнулся Ранма.
     – Если у тебя нет способностей, которые я еще не видел, – отозвался Каору.
     – У меня масса способностей, которые ты еще не видел, – рассмеялся Ранма. – Как тебе эта. KIJIN RAISHU DAN!
     Ранма выпустил в парящего беловолосого парня два вакуумных лезвия инвертированного ки. Каору даже не потрудился уклониться от них, так как ни одна другая дистанционная атака Ранмы не проникла через его АТ-барьер. Так что он оказался абсолютно потрясен, когда два лезвия прошли прямо через барьер, а затем и его торс, аккуратно четвертовав его тело с брызгами красного тумана.
     Когда куски тела посыпались вниз, Ранма отвернулся от ужасной сцены. В первый раз он заметил собравшихся зрителей, персонал службы безопасности NERV. Неподалеку стояли и Рей с Аской. Рей не изменилась в лице после ужасной кончины Каору, но вот Аска выглядела не слишком хорошо. Ранма приблизился к ним.
     – Мне правда жаль, что вам пришлось это увидеть, – грустно сказал Ранма. – Это одна из причин, почему я хотел, чтобы вы были в безопасности дома. Хотя у меня не было выбора. Если бы он сдался, я бы использовал точку давления, чтобы остановить его сердце, подарив ему быстрый и чистый конец.
     – Ты сделал то, что было необходимо, – заверила его Рей.
     – Это было ужасно, Перевертыш-тян, – сказала Аска, – но Рей права. Ты должен был остановить его, прежде чем он убил бы нас всех.
     – Это не значит, что я этим горжусь, – сказал Ранма. – Убийство это то, против чего я выступал почти всю свою жизнь. Уничтожение этих странных монстров это одно, но Каору мог бы быть человеком.
     – Не позволяй его внешности обмануть себя, Ранма, – сказала Рей. – Нагиса Каору был таким же монстром, как и все остальные ангелы, угрожавшие нашему миру. Его целью было ничто иное, как уничтожение всех людей. Это делает из него монстра. – Рей шагнула вперед и обняла Ранму. – У тебя доброе сердце, любимый. Поэтому я тебя и люблю.
     – Как она сказала, – подхватила Аска и присоединилась к объятиям.
     Ранма просто стоял, спокойно впитывая предлагаемое ему девушками утешение. Это успокаивало его, напоминало ему, что он просто должен был это сделать, чтобы они выжили.
     – Так это и был семнадцатый ангел? – спросила Мисато, когда они с Рицуко подошли ближе.
     – Ага, – сказал Ранма. – Остался еще один, ну, может быть, два, если считать и Гэндо.
     Рицуко хихикнула.
     – Интересно, что бы он подумал, если бы услышал, как его собственный сын называется его ангелом? – задумалась Рицуко.
     – Этот ублюдок, вероятно, был бы польщен, – ответила Мисато.
     – Что вы вообще здесь делаете? – спросил Ранма.
     – Мы обнаружили АТ-поле, – сообщила ему Рицуко. – Когда мы попытались вызвать вас, девочки объяснили, что ты уже сражаешься с ангелом без Евы. Конечно, мы должны были это увидеть, так что поспешили сюда.
     – Это было потрясающе, Ранма, – сказала Мисато. – Наименее разрушительная битва с ангелом. Я горжусь тобой.
     – А я нет, – вздохнул Ранма. – Но я смогу с этим справиться.
     – Ну, пошли, устроим разбор полетов, закончим с этим и вы сможете пойти домой и расслабиться, – предложила Мисато.
     – Хорошая идея, – сказала Аска, к полному согласию Ранмы и Рей.
* * *
     – Все на месте, – сообщил Хьюга Ранме, пока они шли по коридорам NERV. – Мы потратили прошлую неделю, размещая все так, чтобы мы были готовы, когда придет время.
     – Хорошо, – сказал Ранма. – Вы смогли что-нибудь узнать о графике SEELE?
     – Наши источники сообщают, что уже скоро, но точной даты они назвать не смогли, – сказал Хьюга. – Они сообщают, что ООН перемещает в Японию гораздо больше сил и средств, в основном пехоту, усиленную легкими танками и БМП.
     – Ладно, – кивнул Ранма. – Мы с девочками готовы. Вы просто прикрывайте друг другу спины. Все будет хреново, весьма хреново.
     – Сделаем, – сказал Хьюга. – Вы тоже будьте осторожны.
* * *
     – Это невероятно, – воскликнул монолит SEELE. – Каким образом Третье Дитя мог победить семнадцатого ангела в рукопашном бою?
     – Возможно, он не человек? Возможно ли, что в своей двуличности Гэндо клонировал еще одного ребенка с использованием ДНК ангела? – предположил монолит с немецким акцентом.
     – Невозможно, – сказал Киль. – Я был там, когда Икари Юи рожала его.
     – Но если он человек, что с нашими планами? – заговорил другой монолит. – Не является ли Третье Дитя воплощением той цели, к которой мы стремимся? Приведение человечества до следующего этапа эволюции человека?
     – Нет, – твердо сказал Киль. – Наша цель выходит далеко за рамки просто исключительно сильного обычного человека.
     – Тогда что нам делать с Икари? – требовательно спросил немецкий монолит.
     – Предпринимаются шаги по удалению Икари Гэндо и возвращению активов NERV обратно SEELE, – заявил Киль. – Все на своих местах и ожидают своих приказов.
* * *
     – Скоро, Юи, – сказал Гэндо гигантской фигуре Евы-01. – Тебе придется подождать еще немного, но мы близки к осуществлению нашей мечты. Пожалуйста, потерпи еще немного.
* * *
     Аска и Рей вошли в комнату, где Ранма сел немного перекусить перед сном. Мастер боевых искусств с косичкой почувствовал, как по его спине прошлась необъяснимая дрожь, когда две девушки сели по обе стороны от него, пристально глядя на него и не только.
     – Мне сходить за холодной водой? – нервно рассмеялся Ранма.
     – В этом нет необходимости, – сказала Рей.
     – Чего? – напрягся Ранма.
     – Мы с Рей это обсудили. Ты считаешь, что наше время вместе почти подошло к концу, – сказала Аска. – Тебя могут забрать обратно в твою реальность в любой момент после нападения SEELE, что может произойти в любой день. Мы решили, что сегодня ночью ты займешься с нами любовью как мужчина.
     – Мы не хотим потерять тебя, не выразив таким образом нашу любовь к тебе, – заявила Рей.
     – Но что если?.. – начал вопрос Ранма, но его прервали.
     – Что если мы забеременеем? – с ухмылкой спросила Аска. – Ну, тогда, если тебя заберут от нас, у нас, по крайней мере, навсегда останется маленькая частица тебя, и вряд ли это будет такой уж проблемой ко времени атаки SEELE. Кроме того, Liebling, нам уже известно, что как девушка ты знаешь, как осчастливить девушку. Ты хочешь сказать, что ты недостаточно мужчина, чтобы сделать это по-мужски?
     После этого больше ничего и не требовалось, чтобы Ранма принял вызов его мужественности и занялся им, что привело к двум очень измученным, очень счастливым и немного пострадавшим девушкам. Ранма бы посмеялся над ним, что они отключились раньше него, если бы не чувствовал себя как жертва ки истощающей атаки Хинако-сэнсэя. Тем не менее, думал Ранма, этот опыт был невероятен. Не лучше, чем девушкой, но и не хуже. Парнем было мощнее. Девушкой, у нее было больше эрогенных зон, кульминационные моменты были увлекательнее и продолжительнее. Все сбалансировано.
* * *
     Ранма вытащил свой мобильный телефон, когда он зазвонил, пока они с Рей шли по тропинке. Судя по определителю, звонила Аска, которую они ждали с медосмотра у доктора Акаги.
     – Привет, любимая, – сказал Ранма, отвечая на звонок.
     – Если тебя беспокоит благополучие Второго Дитя, ты немедленно приведешь ко мне Рей, – злорадно сказал Гэндо.
     – Что ты с ней сделал, грязный ублюдок? – прошипел Ранма. – Если она пострадала, за твою жизнь не дадут и плевка.
     – Эта тварь сейчас в полном порядке, – сказал Гэндо. – Если ты хочешь, чтобы все так и было, ты сделаешь, как я говорю. В мой кабинет… немедленно.
     Ранма зарычал, давя телефон в руке.
     – Что случилось, любимый? – спросила Рей.
     – Гэндо… он забрал Аску и сказал, что если мы не хотим, чтобы она пострадала, мы должны к нему прийти, – прорычал Ранма.
     Рей немедленно вытащила свой телефон и позвонила Мисато, пока они направлялись к кабинету Гэндо.
     – Началось, – просто и спокойно сказала Рей.
* * *
     Едва закончив разговор с Рей, Мисато незаметно активировала небольшой передатчик, отправивший условный сигнал группе скрытых в геофронте войск JSDF. Это дало им понять, что пора выходить на позиции и готовиться к предстоящему штурму.
     Мисато кивнула Рицуко и спокойно дала Хьюге знать, что происходит. Хьюга спокойно принялся блокировать объект, запечатывая все перекрытия и возможные точки доступа, как можно сильнее осложняя задачу вражеским силам.
     – Вот и мы, – сказала Рицуко, когда они с Майей яростно принялись печатать на своих терминалах. – MAGI атакованы. Кто-то пытается взломать их и открыть нас.
     – Ладно, – сказала Мисато. – Сделайте все возможное, чтобы их остановить. Аоба, включи тревогу, на нас напали.
     – Есть, мэм, – отозвался длинноволосый мужчина, включая тревожную сирену и пуская сообщение. – Внимание всему персоналу NERV, мы атакованы неизвестными силами, повторяю, мы атакованы. Всему персоналу занять места по тревоге. Это не учения, повторяю, это не учения!
* * *
     Снаружи укутанная в черное фигура бесшумно скользнула за охранный пост NERV у одного из входов в геофронт. Фигура накинула на шею охранника гарроту и быстро его оттащила. Появилось еще несколько укутанных в черное фигур с автоматами и другим снаряжением.
     К несчастью для них, их скрытное проникновение им не пригодилось. Двери в геофронт должны были быть открыты, чтобы они могли проскользнуть внутрь. Вместо этого они все еще были крепко заперты. Один из мужчин выдвинулся вперед и установил на одну из дверей заряд взрывчатки, после чего исчез вместе со своим товарищами.
     Устройство взорвалось, настежь распахнув тяжелую укрепленную стальную дверь. Захватчики ринулись в отверстие и быстро двинулись вниз по коридору.
     Похожие сцены разыгрывались и на других точках входа в геофронт. Вскоре после этого захватчики с удивлением обнаружили, что защитники уже ждут их.
     Как только захватчики показались, силы JSDF, одетые в форму безопасности NERV, открыли по ним огонь. Нападавшие сами столкнулись с огневым превосходством, так как вместо пистолетов и пистолетов-пулеметов они оказались перед полностью экипированными бойцами с ручными пулеметами M249 SAW, автоматическими винтовками M16, оснащенными 40-мм подствольными гранатометами M203, и 7,62-мм пулеметами M240.
     Захватчики отступили под превосходящим подавляющим огнем хорошо снаряженных войск защитников.
* * *
     Гэндо игнорировал тревогу, ведя Рей и Ранму в Терминал Догмы.
     – SEELE уже опоздал, – рассмеялся Гэндо, когда они вошли в камеру с подвешенным на кресте посреди бассейна с LCL белым телом второго ангела, Лилит. – Пора, наконец, осуществить все мои планы!
     Бородатый мужчина шагнул к Рей, но между ними встал Ранма.
     – Я не позволю тебе это сделать, старик, – прорычал Ранма. – Ты не приблизишься к Рей.
     – Если ты ценишь жизнь Второго Дитя, ты отойдешь в сторону, – пригрозил Гэндо.
     – Ты настолько глуп, старик? – недоверчиво спросил Ранма. – Ты правда думаешь, что я не знаю, что ты планируешь? Если я позволю тебе сделать то, что ты хочешь, Аска все равно умрет, как и Рей и все остальные на этой планете. Я знаю, что ты хочешь инициировать Третий Удар, и я тебя остановлю.
     – Думаю, нет, – усмехнулся Гэндо, вытаскивая пистолет. – А теперь в сторону!
     – Знаешь, я могу забрать его у тебя и засунуть туда, где солнце не светит, прежде чем ты даже подумаешь о том, как меня остановить, – спокойно сказал Ранма.
     – Ты можешь увернуться от пули, но тогда она попадет прямо в Рей, – самодовольно сказал Гэндо. – Сомневаюсь, что ты хочешь, чтобы ее подстрелило.
     – А ты готов рискнуть? – угрожающе спросил Ранма.
     Пара смотрела друг на друга, ни один не хотел моргнуть первым. Затем это произошло. Гэндо спустил курок. Ранма увернулся с траектории пули и с разворота пнул Гэндо, замершего после внезапного появления барьера АТ-поля. Быстрый взгляд в сторону Рей показал, что она воспользовалась своим АТ-барьером, чтобы не дать пуле попасть в нее.
     Затем бой начался.
     – Ты хотел увидеть Нэко-кен, старик, – прорычал Ранма, показывая клыки. – Ну, теперь ты увидишь его чертовски близко.
     С этими словами Ранма взорвался движением, когда Гэндо стрелял по Ранме из пистолета, попеременно пытаясь защититься от атак Ранмы АТ-полем, создающимся имплантированным в его руку Адамом. Так же быстро, как началось, все и закончилось. Ранма выпустил вакуумное лезвие, прорвавшееся через барьер и в локте отрезавшее Гэндо руку.
     Гэндо закричал от боли и выронил пистолет.
     – Я не проиграю! – закричал Гэндо. – Не тогда, когда я так близок к возвращению Юи!
     С этими словами Гэндо подхватил свою отрубленную руку и ринулся в сторону Рей, собираясь вогнать в нее Адама. В последний момент Ранма прыгнул между ними. И Ранма, и Гэндо застыли в шоке, когда ангел погрузился в грудь мастера боевых искусств с косичкой.
     Ранма почувствовал, как его ки на мгновение забурлило, а затем из него вдруг вырвался мощный столп энергии, выстрелив в потолок камеры. Гэндо мгновенно сгорел, как будто попав под ядерный взрыв. Единственным, что защитило Рей, был ее АТ-барьер.
     Столп взметнулся ввысь, через крышу камеры, и вознесся высоко в воздух над Токио-3, сформировав там перекрестье.
* * *
     Ранма очутился на пустынной равнине искореженных скал и сплавившегося в стекло песка. Напротив него стояла неясная фигура, напоминающая Еву, но одного с ним размера.
     – Присоединись ко мне, – сказала фигура.
     – Кто ты, черт возьми? – резко спросил Ранма.
     – Я тот, кого вы называете Адамом, – сообщила фигура. – Присоединись ко мне.
     – Ни за что, – отказался Ранма.
     – Тогда ты будешь уничтожен, а я заберу твое тело и завершу свою цель, – сказал Адам.
     – Можешь попробовать, но Икари Ранма не проигрывает, – ухмыльнулся Ранма, хрустнув костяшками пальцев. – Сыграем, засранец.
     Ранма немедленно оказался в обороне, когда руки Адама выстрелили, гротескно удлиняясь совсем как у Евы-03. Легко увернувшись от них, Ранма набросился со своими когтями Нэко-кена, но удивился, обнаружив их неэффективность. Он увернулся от еще нескольких ударов, а затем метнулся вперед, переходя в наступление.
     Мастер боевых искусств с косичкой обрушил на тело Адама Kachu Tenshin Amaguriken и отправил светящееся расплывчатое существо в полет, закончившийся скольжением на спине по разоренной земле. Адам поднялся на ноги, выглядя невредимым.
     – Ты впечатляюще силен для Лилим, – заметил ангел.
     – Ты еще ничего не видел, – выпалил Ранма.
     Однако он немного занервничал. Адам справился со всем, с чем Ранма до сих пор на него нападал, считая и когти Нэко-кена, и не казался пострадавшим. Ранма встал в оборонительную позицию, наблюдая за вновь наступающим на него ангелом.
     Он снова уклонился от выстреливших в него рук. Прыгая по местности, он искал ключ к Адаму, уклоняясь во время этого от его атак. Ангел был сложен из светящегося белого тумана, лишенного каких-либо черт, пока удары Ранмы не били во что-то существенное. Разорвав дистанцию, Ранма выстрелил Mouko Takabisha, пытаясь найти его слабость.
     Сфера золотистой энергии пронеслась и взорвалась об АТ-барьер. Тем не менее, Ранма заметил краткое красноватое свечение, исходящее из чуть потемневшего пятна на теле Адама. Внезапно Ранма понял; темное пятно было ядром ангела!
     Ухмыльнувшись, Ранма прыгнул вперед, готовясь ударить по самому ядру, только чтобы внезапно крепко хлопнуться о землю.
     – Думал, мы не поймем, Лилим? – рассмеялся Адам.
     Ранма поднялся на ноги, несколько оглушенный ударом. Он понял, что ангел использовал свой барьер как гигантскую мухобойку, чтобы прихлопнуть его. После этого он снова вернулся к обороне, уклоняясь от рук Адама.
     Дико зарычав, Ранма швырнул в Адама вакуумное лезвие. Адам поднял АТ-барьер, но лезвие прошло сквозь него, а затем аккуратно отделило верхнюю левую часть тела Адама, от основания шеи до левой подмышки. Отделенная часть взорвалась белым туманом, после чего вернулась на свое место, как будто ничего и не было.
     – Да ладно! – уныло проворчал Ранма.
     – Ты начинаешь понимать, Лилим, – посмеялся над ним голос Адама. – Ты не сможешь меня одолеть. Сдайся и присоединись ко мне.
     – Я еще не встретил никого, кого нельзя бы было одолеть, – вызывающе крикнул Ранма. – Ты падешь, Туман-вместо-мозгов!
     В сознании Ранмы неспешно начал появляться план.
* * *
     Аска с трудом пришла в сознание. Ее глаза медленно открылись, и она сонно осмотрелась по сторонам. Она быстро поняла, что оказалась в Еве.
     – Как я сюда попала? – пробормотала Аска, заставляя себя стать повнимательнее.
     Она услышала снаружи что-то напоминающее приглушенные взрывы. Дотянувшись до контрольной панели, она активировала Еву и ахнула. Обзор продемонстрировал, что она оказалась глубоко под водой.
     – Эм… Мисато? Есть здесь кто? – сказала Аска, включив коммуникатор.
     – Аска? Это ты? – донесся в ответ голос Мисато. – Где ты?
     – Я в своей Еве, – ответила Аска. – Я только что очнулась. Что происходит?
     Мисато ответила не сразу, переговорив сперва с Хьюгой.
     – Аска, NERV атакован, – сказала Мисато. – Пока что нам удается сковывать их пехоту, но они пытаются добраться до транспортных ворот, чтобы провести внутрь свою технику. Ты сейчас на дне озера вне геофронта. Нам нужно, чтобы ты разобралась с их техникой. Справишься?
     – Принято, нет проблем, Мисато, – решительно ответила Аска. – Полагаю, пришло время пойти и пустить им пыль в глаза моим коэффициентом синхронизации?
     – Именно, пусть так и будет, Аска, – согласилась Мисато.
     – Рей и Ранма? – спросила Аска.
     – Они с Гэндо, – сказала Мисато. – Так как Третий Удар еще не начался, полагаю, у них пока все нормально.
     – Ясно, – улыбнулась Аска. – Ну, удачи вам всем. Берегите себя. Мне пора за работу.
     – И тебе удачи, Аска, – ответила Мисато.
     Аска посмотрела вверх и увидела горящий над ней корабль. Она переместила Еву так, чтобы когда она встала, он оказался бы точно над ней. Вставая, она вцепилась в корпус корабля и вытащила его из воды, держа его над головой. Она мгновенно оказалась под огнем легких танков, выстроившихся вдоль проходящего рядом с озером шоссе. Их снаряды бессильно взрывались об красную броню Евы-02.
     Аска ухмыльнулась и швырнула в них корабль, уничтожив в мощном взрыве большое их число. Затем она выскочила из озера посреди техники, выпустив на них хаос, пиная их друг в друга как взрывающиеся футбольные мячи.
     Взрывы ракет об ее спину заставили Аску обернуться, чтобы увидеть несколько обстреливающих ее вертолетов. Прыгнув к ним, она смахнула одного в сторону и схватила за хвост другого, кинув его в еще одного. Все взорвались огненными шарами. Снова повернувшись, она увидела приближение еще пятерых, непрерывно в нее стреляющих. Аска развернула свой АТ-барьер, позволив ракетам беспомощно взорваться в нем, прежде чем ударить им вертолеты, разваливая их на части.
     Снова повернувшись, она пнула с разворота следующий вертолет, после чего пинок прилетел по второму. Несколько оставшихся вертолетов внезапно отступили.
     – Так я и думала, – самодовольно сказала Аска, расправляя плечи Евы и поворачиваясь к следующей группе войск противника.
     Едва повернувшись, она поймала головой крылатую ракету. Почувствовав приближение второй, она спустя мгновение подняла руку, чтобы ее поймать. Обе ракеты взорвались.
     Наземные силы уже готовы были с облегчением перевести дыхание, когда невредимая красная Ева вышла из облака дыма и пламени.
     Внезапно в воздух поднялся огромный крестообразный столп энергии. От его вида у Аски кровь застыла в жилах, когда ее пронзил страх.
     – РАНМА! – мучительно закричала Аска, каким-то образом зная, что эта энергия была как-то связана с битвой ее любимых. Она повернулась и побежала к ближайшей точке входа в геофронт. Она должна была добраться туда и помочь Ранме и Рей.
     – Аска, приближается противник, – торопливо сказала Мисато. – Девять целей. Выглядят как Евы. Возможно, это серийные модели, над которыми работал SEELE.
     Аску вдруг переполнило бешенство. Эти ублюдки сдохнут, и всем остальным лучше молиться, чтобы Ранма был в порядке.
* * *
     Ранма ухмыльнулся в лицо Адаму. Теперь у него был план, и этот ангел падет. Ранма сплюнул на землю проступившую от принятых ударов кровь, проверяя некоторые аспекты своего плана и внушая Адаму ложное чувство безопасности. Настала очередь Ранмы играть грубо. Он собрал свои силы и приготовился к нападению.
     – ИСПРАВЛЕННЫЙ KIJIN RAISHU DAN: TENKAZE! – выкрикнул Ранма, начав выпускать десятки вакуумных лезвий со скоростью Amaguriken.
     Адам самоуверенно принял их и быстро разлетелся на куски. Отрезанные части превратились в туман и, как прежде, начали восстанавливаться, но на этот раз Ранма последовал за ними. Адам был бессилен что-то сделать, пока восстанавливались его конечности, и Ранма этим воспользовался. Быстро выпустив когти Нэко-кена, Ранма уже через мгновение вырвал ядро Адама. Подбросив алую сферу в воздух, воин с косичкой выстрелил в нее Mouko Takabisha. Золотистая энергия ударила в красный шар и впечатляюще взорвалась. Тело Адама растворилось в тумане, быстро рассеявшегося во все стороны.
     Разобравшись с угрозой, Ранма рухнул на землю, уставший и страдающий от принятых ударов. Его глаза закрылись, когда сознание покинуло его.
* * *
     – Ранма, – нетерпеливо позвал его голос. – Ранма, пожалуйста, очнись. Мне нужна твоя помощь.
     Ранма почувствовал, как его трясут, и медленно открыл глаза, встретившись взглядом с алым взором Рей, обеспокоенно глядящей на него сверху вниз.
     – Ранма, ты в порядке? – спросила Рей.
     – Д-думаю да, – сказал Ранма, быстро осмотрев свое тело и удивившись обнаруженному. – Я не просто в порядке, сомневаюсь, что я когда-либо чувствовал такую силу. Ки кажется безграничным.
     – Полагаю, что ты захватил S2 орган Адама, – объяснила Рей.
     – Сколько я был без сознания? – спросил Ранма.
     – Ты не реагировал всего несколько минут, – ответила Рей. – Давай, нам нужно идти. Мы нужны Аске. Ее атакует Евы SEELE.
     – Черт! – вскакивая, сказал Ранма. – Погнали!
     – Майор Кацураги сказала, что наши Евы ждут нас, – сказала Рей, пока они с Ранмой бежали по коридору.
* * *
     Аска была в своей стихии. Поглощенная жаждой крови, она врывалась в белые Евы как коса в пшеницу. Рыжая немка с пугающей свирепостью буквально разрывала их на части. Она уже раздавила одной голову, после чего сломала ей тело. Еще четверых разрезала на куски их собственными клинками, но во время борьбы пострадал ее силовой кабель.
     Еще одна пала, когда ее пришпилило к земле. Аска использовала встроенное вооружение, которым ей до этого так и не довелось воспользоваться. Ее пилоны раскрылись, выпустив массу огромных шипов, воткнувшихся в голову напавшей на нее Евы. Аска подняла ее и швырнула в следующую нападающую, прежде чем сбить их обеих и пробить кулаком оба тела.
     Ее восприятие битвы, что тренировал в ней Ранма, доведя до бритвенной остроты, заставило ее оглянуться, чтобы увидеть, как одна из оставшихся Ев кинула в нее свое гигантское оружие. Аска оторвалась от пронзенных ею Ев и выставила АТ-барьер между собой и брошенным оружием. Затем произошло нечто невероятное.
     Огромный двулезвийный клинок ударил в АТ-поле и изменился. Внезапно он стал знакомо выглядящим двуострым копьем. Глаза Аски удивленно распахнулись, когда оружие попыталось прорваться через ее АТ-поле. Тогда, к ужасу Аски, в ее батареях закончилась энергия, опуская ее напряженный АТ-барьер и позволяя копью проникнуть. Копье воткнулось в глаз Евы-02 и насквозь пробило ее череп.
     Аска закричала от боли, когда ее левый глаз взорвался из-за обратной нервной связи достигнутого ею коэффициента синхронизации свыше ста процентов. Спина выгнулась, когда она зажала рукой уничтоженный глаз.
     Ева-02 повалилась назад, но не упала, когда наконечник копья уперся в землю. Поврежденные белые Евы вокруг красной Евы неспешно начали свою регенерацию. Вскоре они почти полностью исцелились и одновременно поднялись в воздух, прежде чем стаей стервятников налететь на павшую Еву-02. Они сорвали нательную броню Евы-02, а затем вывернули внутренности Евы, разодрав и искрошив их, прежде чем снова взлететь, оставив позади выпотрошенную Еву-02.
     Именно это и увидели выбравшиеся на поверхность Ранма и Рей. Синяя Ева на полной скорости побежала к их павшему товарищу и увидела, как Ева-02 подняла руку. Еще восемь копий обрушились вниз, пронзая пострадавшую Еву.
* * *
     – АСКА! – закричал Ранма, достигнув поверхности как раз к моменту взлета белых Ев, утаскивающих за собой внутренности Евы-02, пока те не оторвались. – НЕТ! – отчаянно закричал он, когда на выпотрошенную Еву посыпались копья, даже когда он побежал к ней.
* * *
     На поверхности Луны задрожало и засветилось вертикально воткнутое в поверхность Копье Лонгиния,  Внезапно оно превратилось в заряд чистой энергии и метнулось обратно к Земле.
* * *
     Ранма даже не заметил, как в его руке появилось Копье Лонгиния. Он знал только, что белые Евы все равно что мертвы за то, что они сделали с Аской. Он даже не заметил, что одна из Ев уже за это поплатилась, когда возвращающееся Копье пронзило ее ядро с кровавым взрывом кусков тела, прежде чем достигнуть Ранмы.
     Без раздумий Ранма вновь кинул Копье в воздух, целясь в другого летающего врага. Когда Копье снова стало зарядом энергии, Рей добралась до Евы-02 и быстро вытащила копье из тела пострадавшей Евы, после чего метнула его в небо.
     Цель Ранмы беспорядочно взорвалась, а цель Рей упала на землю с воткнутой в ядро копией оружия Адама. Остальные вражеские Евы опустились на землю, чтобы сразиться с новоприбывшими.
     Бой был краток, так же как и отвратительно жесток. Ранма испарил одну из оставшихся белых Ев сверхмощным Mouko Takabisha и буквально разорвал еще три на части своим когтями. Рей разобралась с двумя оставшимися хирургически точными ударами Копья, переброшенного ей Ранмой по возвращению в его руку.
     Последнее тело не успело еще ударить о землю, как Ранма уже метнулся к Еве-02. Он сорвал покрытие с точки входа контактной капсулы и осторожно вытащил ее, аккуратно положив ее на землю, прежде чем выдвинуть свою капсулу. Спрыгнув на землю, он кинулся к капсуле Аски и вскрыл ее.
     Едва взглянув на Аску, Ранма перепугался. Ее левый глаз был кровавым месивом, из нескольких мест, получивших симпатические ранения, шла кровь, раны были там же, где ее Еву пронзили копья, результат высокого коэффициента синхронизации и свойств копий. Сжав ее в своих объятиях, Ранма вытащил ее из контактной капсулы и вынес ее наружу, почти сразу же уложив ее на землю.
     Ее ки было очень слабо и, пока он смотрел, становилось все слабее. Она не дышала, и у него не получалось найти пульс. По лицу потекли слезы, когда он смотрел, как его любимая умирала перед ним.
     – Ранма, – сказала Рей, появившись напротив тела Аски, – мы можем спасти ее, но у нас не так много времени.
     – К-как? – выдавил Ранма.
     – Мы должны дать нашей энергии влиться в нее и направить ее на регенерацию повреждений ее тела, – объяснила Рей. Она взяла Аску за руку. – Возьми ее за руку, а другой рукой возьмись за меня. Это замкнет круг.
     Ранма сделал, как она и сказала, благодаря все еще имеющимся в нем остаткам Адама инстинктивно зная, что делать. Он позволил своему ки течь в Рей и Аску, пока Рей делала то же самое. Трио медленно засветилось, а ки Аски стало усиливаться. Вскоре ее раны начали исчезать, а глаз формироваться, когда восстанавливалось все ее тело.
     Внезапно тело Аски вздрогнуло, когда она глубоко вдохнула. Ее глаза от удивления широко распахнулись.
     – О, хвала Ками! – выдохнул Ранма, захватывая рыжую в крепкие объятия. Улыбающаяся Рей быстро присоединилась к объятиям, и три подростка плача держали друг друга.
     – Как ты себя чувствуешь, Аска-тян? – спросила Рей.
     – Я-я… в порядке, – запнулась Аска. – Мой глаз… к-как?
     – Мы исцелили тебя, любимая, – с нежной улыбкой сказал Ранма. – Мы не могли потерять тебя.
     – Произошло еще кое-что, – прокомментировала Рей.
     Пара вопросительно посмотрела на нее.
     – Вчувствуйся в свой ки, любимая, – улыбнулась Рей.
     – О-он огромен, – благоговейно сказала Аска после того, как закрыла глаза и внутренне сосредоточилась. – Ч-что произошло?
     – Мы теперь связаны, – ответила Рей. – У нас с Ранмой есть S2 органы, что делает наш ки почти неисчерпаемым. Через связь ты сможешь вытянуть у нас ки, как будто бы у тебя есть свой S2 орган.
     – Она права, – удивленно сказал Ранма. – Я это чувствую. Я чувствую связь с вами обеими.
     Трио вернулось к объятиям и счастливо держало друг друга, наслаждаясь присутствием друг друга, зная, что остальные здоровы и очень счастливы.
     Такими их и нашла Мисато с остальными. Трио быстро сообщили, что посланные против них SEELE силы ООН разбиты, и что Кадзи вместе с несколькими международными правоохранительными организациями и спецслужбами берет членов SEELE под стражу.
     – Где Рицуко? – спросил Ранма.
     Мисато опустила глаза, смаргивая слезы.
     – О-она не выжила, – тихо сказала Мисато, оплакивая свою потерянную подругу.
     – Что произошло? – спросил Ранма.
     – Один из убийц SEELE добрался до командного центра, – сказала Мисато. – Он уже почти открыл по мне огонь, как передо мной выпрыгнула Рицуко. Она приняла очередь в грудь и скончалась на месте, но это дало мне время выстрелить в ответ. Он ненадолго ее пережил.
     Горе Мисато больше ничего не дало ей сделать, только с тоской расплакаться. Ранма притянул ее к себе и обнял ее. Почти сразу же к нему присоединились Рей и Аска.
     – Мне очень жаль, Мисато, – успокаивающе сказал Ранма. – Она была и моим другом.
     – О-она была героем, – всхлипнула Мисато. – Я уже скучаю по ней.
     – Я тоже, – сказал Ранма, по его лицу текли слезы. – Ее будут помнить.
* * *
     Когда последняя сцена исчезла, по экрану поползли титры. Набики остановила кассету и включила перемотку. Касуми передавала коробку с платками, из-за стола слышались всхлипывания.
     – Айя, это сильно-сильно печально, – тихо сказала Шампу. – Кто знал, что Гениальная-блондинка умереть смертью война?
     – Ага, но я просто рада, что Аска выжила, – сказала Укё. – Иначе Ранма бы был опустошен. Смерть Рицуко и так достаточно его ранила.
     – По крайней мере, все закончилось лучше, чем в оригинале, – указала Аканэ.
     – Теперь, раз уж все закончилось, как вы думаете, когда мой сын вернется? – спросила Нодока.
     – Да, мы должны знать, чтобы можно было спланировать свадьбу глупого парня сразу после его возвращения, – сказал Генма.
     – Верно, старый друг, – поддакнул Соун.
     – Вы, глупцы, так и не поняли, да? – прошипела Нодока. – Ранма ни на ком не женится, пока Генма не разберется с беспорядком, в который он превратил жизнь моего сына! Это если он вообще вернется. Старейшина, вы не представляете, когда это может произойти?
     – Прости, дитя, – сказала Колон. – Это может быть любой нынешний момент, или же он исчез на то же время, что прошло во время его приключений в этом другом мире. Полагаю, на все воля Ками.
     После недолгого обсуждения было решено, что либо Ранма вернется к утру, либо им придется прождать около года, прошедшего в мире NGE, прежде чем Ранма вернется к ним, если вернется вообще. Также решили, что амазонки и Укё останутся в доме Тендо, на случай если Ранма вернется к ним уже утром. 

Глава 18

     После того, как Мисато взяла себя в руки, и медики осмотрели подростков и выписали им чистое свидетельство, Мисато отослала их в безопасные комнаты внутри NERV. Хоть они и готовы были сражаться, теперь, когда борьба закончилась, все они были психически и эмоционально истощены. Им нужно было поесть и хорошенько отдохнуть.
     Когда они втроем вернулись из кафе, где персонал заработал себе на них целый оклад, Ранма, Рей и Аска улеглись на большой кровати в объятиях друг друга.
     – Р-Ранма? – нерешительно спросила Аска. – К-когда ты поймешь, что тебе нужно вернуться?
     – Я не уверен, любимая, – ответил Ранма. – Насколько мне известно, сейчас миру не грозит Третий Удар. Если это произойдет, то, думаю, это будет скоро.
     – О, – мрачно сказала Аска. – Знаю, что мы все устали, но хочешь… знаешь… просто на случай, если у нас не будет другого шанса?
     – Да, я бы тоже этого хотела, – согласилась Рей.
     Ранма улыбнулся девушкам и начал их целовать. Следующие два часа они втроем отчаянно любили друг друга, прежде чем вспотевшими и вымотавшимися упасть в объятия друг друга и погрузиться в сон.
     Купаясь в послесвете их любовных ласк, девушки не заметили, как Ранма начал медленно исчезать из их мира.
* * *
     – Ну, это было неожиданно, – с ужасом сказал знакомый женский голос, резко разбудив Ранму.
     Он поднял голову и увидел перед собой растерянное лицо Бастет. Затем он заметил, что лежал на земле. Быстрый осмотр окрестностей показал, что лежал он во дворе дома Тендо. Затем в его сознание проникло кое-что еще. Для него это было так часто и подбадривающе, что он лишь через несколько мгновений осознал, что это странно. Несомненно, именно это и было источником беспокойства Бастет.
     Рядом с ним лежали, тесно прижавшись к нему с обеих сторон, две девушки, одна с бледно-синими волосами, другая с ярко-рыжими. На Ранму нахлынула радость, когда он понял, что хоть он и вернулся в свою родную реальность, девушки, которых он любил, оказались здесь вместе с ним.
     Ранма крепко их обнял и этим их разбудил.
     – Ч-что? – сонно спросила Аска, заметив, что лежит на земле.
     – Где мы? – спросила Рей с чуть большей бдительностью в голосе.
     – Я сейчас вернусь, – исчезая, сказала Бастет.
     – Думаю, вас каким-то образом утянуло вместе со мной в мою реальность, – восхищенно сказал Ранма. – Понимаете, что это значит?
     – Значит, что мы сможем остаться друг с другом? – спросила Аска, не смея и надеяться.
     – Это будет разумный вывод, – заметила Рей, после чего широко улыбнулась.
     Ранма с энтузиазмом кивнул и точно так же улыбнулся ей. Однако спустя мгновение они заметили, что лежат голыми в довольно людном месте. Ранма тихо провел их в додзе, чтобы они были вне поля зрения, пока он не сможет достать им одежду.
     Хотя, прежде чем он успел уйти, появилась Бастет. Увидев, как подростки покраснели и попытались прикрыться, она улыбнулась и взмахнула рукой. На Рей и Аске мгновенно появились тонкие шелковые ципао. На Рей было бледно-синее, подходящее к ее волосам, с вышитым прекрасным ало-золотым фениксом. На Аске оказалось красное с сине-золотым драконом. Ранма же теперь был одет в привычную рубашку со штанами, только черного цвета, украшенную на спине красно-синим тигром. Подростки тут же сделали друг другу комплименты о том, как прекрасно выглядели девушки и великолепно Ранма.
     – Кхм, – кашлянула Бастет, привлекая их внимание. Богиня не смогла не улыбаться, видя их троих.
     – Кто она, Liebling? – спросила Аска.
     – Девочки, знакомьтесь – Бастет, богиня материнства, удовольствия и кошек, – представил Ранма. – По-видимому, она моя богиня-покровительница и та, кто послала меня в ваш мир.
     Обе девушки низко поклонились Бастет.
     – Спасибо вам, Бастет-сама, что послали нам Ранму, – сказала Рей.
     – Да, и спасибо, что не заставили его покинуть нас, – сказала Аска.
     – Хм… да, насчет этого, – нервно рассмеялась Бастет, затем замахала рукой, успокаивая встревожившихся подростков. – Расслабьтесь, вы останетесь вместе. Просто так не должно было произойти, но, похоже, вы нашли способ это обойти.
     – Объясните, – сказала Рей.
     – Похоже, когда вы с Ранмой исцеляли Аску, вы обе связали свои души с Ранмой, и вы с Аской приобрели частички его души, – объяснила Бастет. – Этого оказалось достаточно, чтобы вытащить вас обеих вместе с ним. Когда это произошло, Непреодолимая Сила, что гораздо мощнее любого бога или богини и отвечает за предотвращение парадоксов, способных повредить ткань реальности, вмешалась и исправила тот факт, что вас двоих не должно здесь существовать, просто вписав ваше существование.
     – Чего? – непонимающе спросил Ранма.
     – Теперь у них здесь есть личность и прошлое, – усмехнулась Бастет, вручая девушкам по конверту. – И это довольно мило. У Аски остались все ее ученые степени, и у Рей есть свои. Все те средства, что вам выплатил NERV, на банковских счетах на ваши имена. В нынешней экономике это довольно внушительная сумма, так что вы трое весьма богаты. Аска и Рей, к тому же, эмансипированные несовершеннолетние.
     – Потрясающе! – воскликнула Аска.
     – Да, – улыбнулась Бастет. – Ну, есть и обратная сторона. Вы обе окажетесь втянуты во весь хаос здешней жизни Ранмы. Будет непросто. Что касается тебя, Благословенный, я тобой горжусь. Ты узнал все, чему я хотела тебя научить, и я ожидаю, что ты продолжишь обучение, и не только боевым искусствам. Ну и, раз уж помирать – так с музыкой, я, пожалуй, пойду. Все они видели ваши приключения, так что знают, что с вами произошло. И последнее, не торопитесь, но в ближайшие несколько лет я жду котят…
     Бастет исчезла, посмеявшись над покрасневшими подростками. Не успела богиня пропасть, как дверь в додзе открылась.
     – Ран… ма, – запнулась Аканэ. – Ранма! Ты вернулся! Эй! Сюда! Ранма вернулся! – закричала Аканэ в сторону дома.
     Ранма не совсем знал, чего ожидать. С его точки зрения, его год не было дома, так что большая часть неоднократно вбиваемых в него привычек повыветрилась. Однако в его планах не числились разборки с перевозбужденной немиленькой паценкой.
     – О, Ранма, ты и правда это сделал! – восторгалась Аканэ. – Мы видели все это по телевизору. Тебе удалось изменить финал и всех спасти! Ну, почти всех. Так грустно было узнать о докторе Акаги, но она сильно изменилась, учитывая, какой она была раньше. Она была такой самоотверженной, и я так ею горжусь!
     Разразился хаос, когда в додзе ворвалась остальная часть живущих в доме Тендо, во главе с Генмой.
     – Парень! Как ты мог оказаться таким слабаком, допустить, чтобы тебя изгнали, не позволяя исполнить семейный долг! – заорал Толстый-Панда. – Ты должен восстановить свою честь, немедленно женившись на Аканэ!
     – А-а-а-а, Ранма вернулся, и школы, наконец-то, будут объединены! – добавил Человек-Потоп.
     – С возвращением, Ранма-кун, – радостно поприветствовала Касуми.
     – Да, с возвращением, мой мужественный сын, – подхватила Нодока.
     – Да ладно, Саотоме, еще больше девушек? – сказала Набики, после чего все застыли, заметив сидящих рядом с Ранмой двух дополнительных девушек.
     – Эм… ну… да, я не мог просто оставить их позади, – нервно рассмеялся Ранма. – Хочу вам всем представить Аянами Рей и Аску Лэнгли Сорью.
     – Ранма! Как ты смеешь обманывать мою маленькую девочку! – закричал демоноголовый Соун.
     После столкновения со всеми прошлыми ужасами Ранмы, прием Соуна нисколько не впечатлил воина с косичкой. Однако когда Генма вскочил и начал сокрушаться о своем бесчестном сыне, Ранма вспылил.
     – ТИХО! – скомандовал Ранма, проецируя ауру… ну… Абсолютного Террора.
     Двое старших мужчин напустили в штаны и сжались, когда Ранма, казалось, навис над ними, несмотря на то, что он был ниже их обоих.
     – Секундочку, Саотоме, здесь говорится, что Рей наша кузина? – спросила Набики, проглядывая врученные им документы. – Как она может быть нашей кузиной? Она же вымышленный персонаж аниме.
     – Больше нет, – ухмыльнулся Ранма. – Называй это Божественным Вмешательством.
     – О боже, значит ли это, что вы примите помолвку со стороны семьи Тендо, Рей-сан? – невозмутимо спросила Касуми.
     – Если Ранма так пожелает, я с радостью соглашусь на такую договоренность, – ответила Рей.
     – Что насчет тебя? – ткнула Набики в Аску. – Ты тоже собираешься за ним гоняться?
     – Ранма мой лучший друг, – пожала плечами Аска. – Я всем сердцем его люблю. Мы с Рей решили, что никогда не заставим его выбирать между нами. Кроме того, я люблю ее так же как и Ранма, так что я не вижу проблем нам троим быть вместе.
     – Я тоже не прочь делить Ранму с Аской-тян, – добавила Рей. – Мы на глубочайшем уровне связаны друг с другом.
     – Мой сын такой мужественный! – закричала Нодока, выхватывая веера и исполняя свой победный танец.
     – Точно, – согласилась Аска. – Кроме того, Ранма вдвое мужественнее, чем кто-либо другой, так что все сработает.
     Рыжая триумфально усмехнулась и дала Рей пять у Ранмы за головой.
     – Кое-кто может сказать, что Ранма лишь наполовину мужественен, – ухмыльнулась Набики.
     – Меня не беспокоит состояние Ранмы, – сказала Рей. – И это не влияет на его мужественность. Кроме того, разве не интересны отношения с парой близнецов?
     Губы Рей немного изогнулись вверх. После ее сухой реплики это был единственный признак того, что она только что пошутила. Таким образом, лишь Аска и Ранма поймали шутку, оставив остальным смотреть, как они вдвоем истерически смеются. Улыбка Рей стала заметнее, когда она увидела, что ее друзья оценили ее чувство юмора.
     Когда Касуми присоединилась к их веселью, Аканэ и Набики крепко впечатались лицами в пол.
     – О боже, Рей-сан. Вы такая шутница, – невинно хихикнула Касуми.
     – Ранма женится на Аканэ! – заорал Генма, его глупость превзошла его чувство самосохранения, тем самым доказав, что глупость Генмы безгранична.
     – Совершенно верно, Саотоме, – добавил Соун, доказав при этом, что глупость еще и заразна.
     – Вздор, отец, – сказала Касуми. – Это выбор Ранмы, и он явно выберет Рей-сан и Аску-сан. Аканэ, ты ведь не будешь возражать, если Рей-сан займет твое место, не так ли?
     – Я-я… думаю, нет, – пробормотала Аканэ. – Если извращенный урод хочет их, то это его выбор. – добавила Аканэ с маленькой улыбкой, показывающей, что хоть она и разочарована, она готова его отпустить.
     – Спасибо, Аканэ-сан, – сказала Рей, поклонившись ей.
     Аканэ вернула ей поклон. Вопреки расхожему мнению, Аканэ в глубине души была романтиком, и она видела, как они втроем сходились вместе. Несмотря на все чувства ревности при виде того, как Ранма старается с ними подружиться, она думала, что красиво то, как они стали заботиться друг о друге. Если бы Ранма так же постарался с ней, она не сомневалась, что сейчас они бы крепко любили друг друга. Ее раздражало, что она видела, как Ранма стал тем человеком, которого она хотела, но поняла, что не может его винить. Вместо этого она просто решила остаться ему другом и порадоваться за него.
     – Н-но что насчет меня, Ран-тян? – запинаясь, пробормотала Укё.
     Ранма сочувственно посмотрел на нее.
     – Прости, У-тян, – сказал Ранма. – Ты всегда будешь моим лучшим другом, но я люблю тебя как сестру, не так, как я люблю Рей и Аску.
     – Н-но что насчет моего приданного? Что насчет тех десяти лет, что я потратила на твои поиски? – горько спросила Укё.
     – Прости, Укё, – мрачно сказал Ранма. – Я могу постараться вернуть тебе деньги за приданное, но с остальным тебе придется смириться.
     – Это верно, дорогая, – сказала Нодока. – Я уже говорила, что отменила все помолвки Ранмы. Тебе просто стоит обсудить с моим мужем компенсацию за его двуличность, хотя часть вины лежит и на твоем отце. Он прекрасно знал, что Ранма уже помолвлен, когда предлагал в качестве приданного твой яттай. Он ожидал, что моя семья обесчестит другое соглашение в пользу его. Он знал, что в самом соглашении на основе бесчестья нет чести.
     – Но… – сказала Укё, ища какой-нибудь способ спасения. – Мой отец… он никогда не позволит мне вернуться без мести или без брака с Ранмой.
     – Если он решит отказаться от тебя, дорогая, – усмехнулась Нодока с блеском в глазах от перспективы еще одного источника внучат, – я буду рада принять тебя в клан как сестру, которой тебя всегда считал Ранма.
     Укё вздрогнула от пугающего сияния в глазах Нодоки и быстро решила уйти, пока еще есть возможность.
     Шампу решила, что пришла ее очередь. Она не совсем была уверена, как справиться с этой ситуацией. С одной стороны, странная синеволосая девка и близнец Айженя были препятствиями. Всем известно, что «препятствия для убийства». С другой стороны, что-то подсказывало ей, что любое нападение на них очень сильно разозлит Айженя. К тому же, Айжень сейчас был попробовавшим кровь войном, что было весьма уважаемым статусом в племени амазонок, и тем, с кем лучше было не шутить. Однако ей кое-что нужно было узнать.
     – Это правда, что сказать Айжень? Айжень правда хотеть забыть о Шампу? – нерешительно спросила фиолетоволосая амазонка.
     – Чего? – спросил Ранма, не помня о случае, на который ссылалась Шампу.
     – Это правда, что Айжень не любить Шампу? – еще раз спросила она.
     Ранме было чрезвычайно неловко. Он несколько раз открыл и закрыл рот, прежде чем опустить глаза.
     – Вы охотились на его женскую форму по всему Китаю, – заговорила Рей. – Вы угрожали его друзьям и семье, а затем использовали обман, чтобы принудить его вступить с вами в отношения.
     – Если спросишь меня, то ты задаешь неправильный вопрос, – с суровым тоном вмешалась Аска. – Тебе стоит попросить у него прощения после всего, чему ты его подвергла.
     Шампу на это ощерилась.
     – Муж Шампу! – заявила она. – По закону! Не нужно просить у мужа прощения!
     Колон устало вздохнула, увидев, как глаза Ранмы поднялись и отвердели.
     – Именно поэтому я никогда и не женюсь на тебе, Шампу, – прорычал Ранма. – Ты рассматриваешь меня точно так же, как батя тебя; подчиненным лишь из-за моего пола и не заслуживающим уважения как личности. Нет, Шампу, я не люблю тебя. Были времена, когда я правда рассматривал этот вопрос, я даже дружил с тобой, учитывая, с какой легкостью ты демонстрировала использование смертоносной силы. Ты до сих пор не пересекла эту черту, так что я по-прежнему готов с тобой дружить, но я никогда не буду твоим мужем.
     – Ты уже, – продолжала настаивать Шампу. – По закону!
     – Я не признаю ваших законов, – отрезал Ранма. – На случай, если ты не заметила, мы больше не в твоей маленькой деревеньке. У тебя нет права подводить меня под свои законы. В противном случае меня бы давно уже утащили обратно в Китай.
     – Он абсолютно прав, Шампу, хоть мне и не хочется это признавать, – печально сказала Колон. – Я надеялась, что к настоящему времени ты бы это уже поняла.
     – Но прабабушка… – заспорила Шампу.
     – Никаких но, Шампу, – сказала Колон. – Воин знает, когда бой проигран. Я не позволю твоему упрямству оттолкнуть столь мощных потенциальных союзников, как эти трое. Я аннулирую поцелуй брака. Ты уже заплатила за свое неисполнение поцелуя смерти, так что и это к Ранме больше не относится. Не позволяй своей глупой гордости втянуть тебя в другую ситуацию, в которой у тебя нет надежды победить.
     – Но прабабушка, нельзя аннулировать поцелуй брака! – возразила Шампу. – Не допускается!
     – Допускается, если обстоятельства его дачи сомнительны, – заявила Колон. – Что, конечно, и было. Ранма никогда не побеждал тебя при формальном вызове, кроме того раза, что привел к поцелую смерти, фактически, он вообще никогда тебя не побеждал. Тебя вырубило твое собственное оружие, от которого тебе позорно не удалось уклониться, когда оно сломалось. Таким образом, у тебя с самого начала не было оснований давать ему поцелуй брака.
     Шампу от стыда опустила взгляд на землю.
     – Прошу прощения, но если это правда, почему же вы так долго позволяли этой девушке преследовать моего сына? – спросила Нодока.
     – Ответ прост, – усмехнулась Колон. – Откровенно говоря, Ранма самый талантливый мастер боевых искусств, что я видела. Пока он не принял решения, еще оставался шанс привести его в племя и принять его как наследника моих знаний об искусстве. Кроме того, наблюдать за разворачивающимся вокруг него хаосом было самым забавным что у меня было за долги годы.
     – Но как я могу быть вашим наследником, если… – спросил Ранма.
     – Ты мужчина? – усмехнулась Колон. – Конечно, ты же понял, что в племени и мужчины имеют право быть воинами. Как еще ты бы объяснил Муса? Таким образом, и учитывая еще твое проклятье, ты мог бы добиться среди воинов статуса почетной женщины. Что касается того, почему же я хотела сделать тебя своим наследником, мне жаль говорить, но Шампу никогда не сравняется с тобой в искусстве, так что в то время как она стала бы моим политическим наследником, ты унаследовал бы сильнейшие приемы амазонок.
     – Старейшина, я даже не знаю, что и сказать, – ошеломленно сказал Ранма. – Вы оказываете мне честь. Жаль, что я не могу это принять.
     – Легко пришло, легко ушло, Ранма, – улыбнулась Колон. – Мне будет достаточно, если в будущем ты будешь относиться к амазонкам как к друзьям.
     – Буду рад, старейшина, – с уважением сказал Ранма. – Вы помогали мне, когда мне это было нужно.
     Шампу тем временем кипятилась. Ей разбили сердце, сказали, что она никогда не будет равной какому-то мужчине, а теперь, вернувшись в деревню, ей снова придется столкнуться с опалой. Она отомстит.
* * *
     На следующий день Ранма, Рей и Аска перебрались в дом Саотоме в Тофу. Генме запретили возвращаться, пока он не возместит убытки всем, кого он обманул во время тренировочного путешествия. В настоящий момент они направлялись на встречу с сестрами Тендо в кафе-мороженом, чтобы отпраздновать возвращение Ранмы.
     – Не могу поверить, что все так прошло, – вновь упомянула Ранма. – В смысле, не разгорелась драка и ничего подобного.
     – Я рада, – сказала Рей. – Я очень рада, что мы с Аской-тян смогли остаться с тобой, любимая.
     – Я от этого в полном восторге, – сказала Ранма, крепко прижимая девушек к себе и игнорируя все странные взгляды со стороны окружающих людей на трио.
     – Так что мы будем делать теперь, Liebling? – спросила Аска.
     – Ну, полагаю, мне нужно закончить школу, – сказала Ранма. – Вы уверены, что точно не хотите пойти со мной?
     – Ну, это будет не так уж и сложно, – ухмыльнулась Аска. – И мне все еще нужно поработать над моим знанием кандзи, раз уж я останусь жить в Японии.
     – Да, посещение школы с тобой поможет нам познакомиться с этим миром, – заявила Рей.
     – Ага, ну, по крайней мере, Дзин Дай это обычная старшая школы, – криво усмехнулась Ранма. – Не могу сказать, что расстроена, оставив Фуринкан и все его сумасшествие позади.
     – Но я имела в виду, когда мы выпустимся? – сказала Аска. – Какие у тебя планы, Liebling?
     – Я-я не знаю, – нерешительно сказала Ранма. – В смысле, мне вроде как надоели все эти войны и международные интриги, понимаете? А открытие додзе кажется после всего этого довольно скучным. Как насчет вас двоих?
     – Я не знаю, Liebling, – серьезно сказала Аска. – То есть, у меня есть научная степень, но, как ты и сказала, я не могу представить себя как ученого. Я правда не задумывалась, что я хочу делать помимо пилотирования Евы. Может быть, работать в полиции? Мне нравится идея разбираться с плохими парнями.
     – Звучит как не такая уж плохая идея, – согласилась Ранма. – Может быть, мне тоже стоит подумать о чем-нибудь подобном. – Как насчет тебя, Рей-тян?
     – Я-я не знаю, – покраснела Рей. – Я не думала о жизни кроме той цели, ради которой меня создали. – Рей слабо улыбнулась. – Может быть, я останусь дома и позабочусь о «котятах»?
     Ранма и Аска взорвались смехом.
     – Из тебя выйдет отличная мама, Рей-тян, – ласково сказала Ранма.
     – Ты правда так думаешь? – застенчиво покраснела Рей.
     – Ага, – кивнула Ранма. – Думаю, вы обе будете.
     Ранма радостно улыбнулась, заметив, что теперь покраснели обе девушки.
     – Эй, Саотоме! – Ранма обернулась и увидела помахавшую ей Набики, и они с Аканэ и Касуми тут же поспешили их догнать.
     – Привет, Набики, Касуми, Аканэ, – улыбнулась Ранма.
     – Привет, девочки, – радостно улыбнулась Касуми. – Я так рада, что вы справились. Как добрались?
     – Все прошло нормально, – сказала Ранма.
     – Ага, по крайней мере, мы смогли сесть в женский вагон, чтобы избежать извращенцев, – пошутила Аска. Вчера на поезде была масса сломанных мужских пальцев, когда Ранма, девушки и Нодока добирались домой.
     – Ненавижу парней, – прорычала Аканэ, затем улыбнулась, показывая, что она шутит… в основном. – Я просто хочу тоже убраться подальше от Фуринкан Хай. Я беспокоюсь, что все вернется к прежнему, как все было до Ранмы, с утренними боями и ордой извращенцев.
     – Я тоже рада, что буду подальше от Куно и их безумия, – сказала Ранма. – Если не хочешь начинать все с начала, может, тебе тоже стоит перебраться в Тёфу и пойти с нами в Дзин Дай.
     – Ты правда позволишь мне переехать к вам после всего моего к тебе отношения, Ранма? – удивленно спросила Аканэ.
     – Мы были в плохой ситуации, Аканэ, – успокаивающе улыбнулась Ранма. – Это показало худшие наши стороны, но я всегда считала тебя другом. Возможно, я даже могла бы полюбить тебя больше, чем как сестру. Если я смогу что-то сделать, чтобы помочь тебе или твоим сестрам, ты только попроси.
     – Значит ли это, что ты купишь мне сегодня мороженое, Саотоме?  – ухмыльнулась Набики. – В последнее время мне немного не хватает наличности.
     Ранма фыркнула.
     – Набики? Не хватает наличности? Ну и денек, – рассмеялась Ранма.
     – Ну, нельзя винить девушку за попытку, – хихикнула Набики.
     Остальные пять девушек рассмеялись, продолжая двигаться в кафе-мороженое. Они почти добрались до него, когда на их пути встала знакомая фигура.
     – Укё? – неуверенно поздоровалась Ранма.
     Девушка подняла голову, встретившись с Ранмой взглядом.
     – Привет, Ран-тян, – тихо сказала шеф-повар. – Хотела спросить, не возражаете, если я к вам присоединюсь?
     – Зависит от того, кто к нам присоединится, – ответила Аска. – Мы будем рады, если к нам присоединится лучший друг детства Ранмы. С другой стороны, мы будем не слишком рады девушке, желающей воспользоваться этой дружбой, чтобы надавить на чувство вины Ранмы и стать его невестой.
     – Обещаю, я просто хочу вернуть своего друга, – с блестящими от слез глазами сказала Укё. – Хочу сказать, что я сожалею о всей той боли, что причинила тебе, Ран-тян. Я не понимала, что мы с тобой делали, потому что была слишком погружена в соревнование.
     – Все в порядке, У-тян, – тихо сказала Ранма. – Я прощаю тебя. Я была ничуть не лучше. Я просто не знала, как справиться с ситуацией, и боялась обидеть кого-то из вас.
     Ранма раскрыла объятия Укё, и Укё робко подошла к ней. Затем два старых друга обнялись.
     – Спасибо, Ран-тян, – со слезами сказала Укё. – Я рада, что ты все еще хочешь быть моим другом.
     – Всегда была и всегда буду, У-тян, – успокаивающе сказала Ранма.
     Для мороженщиков Нэримы это был очень плохой день. К ним снизошли семь привлекательных девушек, превративших всех встречных парней в дрожащие кучи гормонов, что привело к обилию бесплатных добавок. После Пересмотренной Беспредельной Убер-Милой Атаки Близнецов, искусства убеждения Набики и улыбки Касуми было чудо, что продавец в кафе не стал раздавать все бесплатно. Не то чтобы Набики не попыталась; она была не той, кто упускает возможности.
     Ранма расслабилась и огляделась, когда семь девушек болтали и хихикали все вместе. Ее наполняло глубокое чувство радости и гордости. Судьба, наконец, повернулась к ней лицом, и она была благодарна Бастет-сама за предоставленную возможность.
     Внезапно Рей с Аской наклонились и расцеловали ее в щеки, размазав по ее лицу покрывавшее их губы мороженое. Остальные посетители кафе странно посмотрели на них, когда семь девушек взвыли от смеха.
* * *
     – Вау, – снова сказал Ранма. – В этой форме вы выглядите просто великолепно.
     – Спасибо, Liebling, – радостно улыбнулась Аска. – Хотя я не уверена. Эти юбки ужасно короткие.
     Трио направлялось на свой первый день в старшей школе Дзин Дай, и девушки одели свою новую школьную форму, с короткой бирюзовой плиссированной юбкой и двубортным почти белым блейзером. Юбка была не настолько короткой, как могла быть у формы чирлидерши, но не намного, и длинные стройные ноги обеих девушек демонстрировали все свое великолепие.
     – От меня вы жалоб не услышите, – ухмыльнулся Ранма и ласково сжал их руки.
     – О, ну, даже не знаю, Перевертыш-тян, – ухмыльнулась Аска. – Держу пари, что мы услышим массу жалоб, когда сумеем тебя в эту форму засунуть.
     Ранма побледнел, осознав, что это будет неизбежно. Он ни в чем не мог отказать этой парочке, и то, как Аска это сказала, давало понять, что в какой-то момент ему придется надеть эту откровенную форму.
     – SHI SHI HOKODAN! – вырвал крик Ранму из его нервных размышлений.
     Прежде чем он успел отреагировать, их троих хлопнуло ки зарядом, вбив их в окружающую дом стену.
     – Вы в порядке? – обеспокоенно спросил Ранма у Рей и Аски.
     – Я в норме, – ответила Рей.
     – Какого черта это было? – требовательно спросила Аска.
     – Рррррега, – зарычал Ранма, впав в состояние «защиты самок», сформировались ки когти, а зрачки сузились до щелей. Он быстро развернулся и спроецировал своей АТ/ки барьер, в результате чего нападающий Теряющийся Парень врезался в него и откинулся на спину. – Ррррега! Какого черрррта ты делаешь? – прошипел Ранма парню. – Ты мог ранить девочек, придурок!
     – Не нужно было прятаться за ними, трусливый пес! – выкрикнул Рёга, вскакивая на ноги. – Из-за тебя Аканэ меня ненавидит! Готовься к смерти, Ранма!
     – Я больше не собираюсь с тобой играть, Рёга, – зарычал Ранма. – Ты подвергаешь опасности невинных прохожих, постоянно винишь меня в своих собственных проблемах, нападаешь без предупреждения, совсем как бесчестный мусоррррр. Это прекратится, даже если мне придется для этого тебя искалечить. Понимаешь?
     – Заткнись и сдохни, Ранма! – закричал Рёга и атаковал своим зонтом.
     Ранма уклонился от удара и небрежно взмахнул рукой в сторону зонта. Ки когти аккуратно рассекли оружие, оставив в руке Рёги только короткий остаток рукояти. Рёга выбросил остаток оружия в Ранму и налетел на него с пинками и ударами. Ранма обтекал удары, одновременно с этим нанося свои собственные. Единственное, что позволяло Рёге оставаться в бою, это его невероятная выносливость. В то время как он не мог попасть по Ранме, он мог отмахивать от его ударов, как будто бы их не было.
     Расстроенный невозможностью попасть по своей ненавистной немезиде, Рёга ткнул пальцем в землю, выпуская Bakusai Tenketsu. Ранма быстро поднял АТ-барьер, отражая обломки.
     – Ранма! Сзади! – крикнула Аска.
     За спиной у Ранмы появился Мус и выпустил в незащищенную спину воина с косичкой рой сюрикенов. Ранма передвинулся с кошачьей ловкостью, упав на землю и упустив АТ-барьер. Сюрикены мелькнули там, где только что был Ранма, так и не найдя свою цель. Рёгу это застало врасплох, когда он внезапно оказался на пути оружия. Он вскинул руки, защищая самые важные области, и несколько шипов воткнулись ему в руки и ноги.
     – Ранма, за то, что опозорил Шампу, я убью тебя! – закричал Мус, игнорируя тот факт, что своей атакой он только что попал по союзнику.
     – Дурак! Ты не мог побить меня раньше, не сможешь и сейчас! – огрызнулся Ранма! – Это дерьмо уже устарело, знаешь?
     Ранма переместился так, чтобы видеть обоих противников. Рёга выглядел не слишком хорошо, когда начал вытаскивать сюрикены. Когда Теряющийся Парень вытащил последний, он рухнул. Мус злобно заухмылялся, и Ранма предположил, что сюрикены были покрыты каким-то средством, чтобы его отключить.
     – Может, я и не смогу тебя побить, Ранма, но мне и не надо, – заявил Мус.
     Внезапно стена за Аской и Рей взорвалась, отбросив их в потоке обломков.
     – АСКА! РЕЙ! – закричал Ранма. Он мог сказать, что они не слишком-то пострадали, но он был в ярости из-за того, что на них снова напали.
     – Шампу убить мужекрадущих шлюх! – сказала Шампу, прыгая через пробитое ею отверстие с бонбори наготове.
     Аска откатилась с пути мстительной амазонки, махнувшей своим оружием в сторону ее головы. Тротуар треснул, когда удар чуть не попал по немке. Рей использовала АТ-поле, чтобы отразить нацеленный на нее удар, когда поднялась на ноги.
     – Странные трюки не помочь тебе против Шампу, – отрезала Шампу.
     – Шампу, немедленно остановись, – скомандовал Ранма. – Если ты навредишь кому-то из них, я заставлю тебя ДОЛГО страдать!
     – Шампу уже опозорена. Страдания для Шампу не важны, – сердито сказала Шампу.
     – Пусть ты и опозорена, но ты, по крайней мере, можешь сражаться, – холодно прорычал Ранма. – Как тебе понравится испытать Прижигание Окончательной Слабости?
     – Шампу не волнует, – уверенно сказала Шампу. – Прабабушка знает лечение.
     – Да, но ты уверена, что она его использует, если я скажу, почему его применил? – задал вопрос Ранма.
     – Конечно, – сказала Шампу. – Не важно, если Шампу убить слабую чужачку.
     – Тогда ты и в самом деле безмозглая идиотка, как можно подумать по твоему акценту, – ответил Ранма.
     – Я не позволю тебе так говорить о Шампу! – нападая, закричал Мус.
     – MOUKO TAKABISHA! – выкрикнул Ранма, выпуская в Муса ало-золотистый шар энергии.
     Близорукого амазонку это застало в прыжке и отправило его пробить каменную стену, прежде чем его остановила другая. Он рухнул без сознания, не в состоянии в ближайшее время вернуться к борьбе.
     К этому времени из ближайшего кобана прибыла полиция, отреагировав на сообщения о беспорядках.
     – Что здесь происходит? – потребовал ответа старший офицер.
     – Мы направлялись в школу, когда эти люди напали на нас, офицер, – объяснила Аска, не отводя взгляда от Шампу.
     – Ты не вмешиваться, – зарычала Шампу на полицейского. – Это бой между женщин.
     – Здесь не будет никакого боя, – заявил офицер. – Это не арена. Это городская улица. Вы все отправитесь с нами за нарушение общественного порядка и уничтожение частной собственности.
     Офицер шагнул в сторону Шампу, тут же повернувшейся к нему с оружием наготове.
     – Шампу сказала не вмешиваться. Теперь Шампу научить глупых мужчин их месту, – угрожающе сказала амазонка.
     – Если вы так хотите, – вытащили офицеры свои тонфы.
     – СТОП! – крикнул Ранма офицерам. – Не приближайтесь к ней, она слишком опытна для вас. Дайте мне с ней разобраться. Я смогу ее уложить.
     Естественно, офицеры, не видя того, что видели их коллеги из Нэримы, не прислушались к просьбе парня с косичкой. Они подошли к фиолетоволосой амазонке, собираясь ее задержать. Вскоре они поняли, что их прискорбно превзошли, когда первый приблизившийся отлетел после удара бонбори в живот.
     Они мгновенно отступили, и один из них отправился проверить их товарища, тогда как остальные вытащили револьверы.
     – НЕМЕДЛЕННО бросить оружие! – скомандовал старший офицер. – Не заставляйте нас стрелять!
     – Офицер, пожалуйста, дадите мне с ней разобраться? – попросил Ранма. – Я сделаю так, что никто не пострадает!
     – Держись от этого подальше, сынок, – сказал полицейский.
     – Боюсь, я не могу так поступить, офицер, – вздохнул Ранма. – Какой бы болью в заднице она не была, я не позволю стрелять в нее, пока я могу ее остановить. Рей, Аска, прикройте офицеров.
     После этого образ Ранмы размылся. Шампу взлетела в воздух, держа в руках отрезанные рукоятки бонбори. Ее полет внезапно прекратился, когда она поняла, что врезалась в землю животом, а затем почувствовала на спине жгучую боль. Она закричала на родном языке, когда поняла, что с ней сделали. Она попыталась подняться, но не смогла, пока нога Ранмы легонько давила ей на спину.
     – Вот и все, офицеры, – позвал Ранма. – Теперь вы можете забрать ее под стражу. Больше она никому не навредит.
     Полицейские осторожно подошли к придавленной амазонке и быстро надели на нее наручники. Она напряглась, но все ее попытки вырваться теперь были бесполезны, когда ее силы была запечатана.
     Ранма подошел к Мус и использовал и на нем точку прижигания, прежде чем вытащить его обратно на улицу. Затем он переместился к Рёге, собираясь сделать то же самое. Именно тогда он понял, насколько плохо все прошло. Что бы ни было на тех сюрикенах, оно было смертельно. Теряющийся Парень сражался в своем последнем бою.
     – ПРОКЛЯТЬЕ! – гневно взревел Ранма. – Они убили его! – Ранма сплюнул, когда все вопросительно на него посмотрели. – Пусть он был упрямым придурком, но смерти он не заслуживал!
     Полицейские быстро подошли проверить павшего парня и подтвердить заявление Ранмы. Ранма предупредил их не трогать сюрикены из-за яда, который, несомненно, был на них нанесен.
     – Кто его убил? – спросил старший офицер.
     – Вон тот в мантии, Мус, кидал их в меня, – грустно сказал Ранма. – Этот, его зовут Хибики Рёга, пытался меня отвлечь, чтобы я не смог от них уклониться. Я нырнул. Он нет, и несколько попали в него. Я не думал, что они нанесут серьезные раны. Когда он упал, я предположил, что на сюрикенах был какой-то препарат, чтобы его усыпить.
* * *
     Отдел Национальной полиции Японии в городе Тёфу прошел краткий курс того, с чем каждый день сталкиваются их коллеги из Нэримы. Им продемонстрировали проклятия, так же как и умение Ранмы создавать сферу ки. Они были, откровенно говоря, ошеломлены тем, что такое существует, и понятия не имели, что с этим делать.
     В конце концов они связались с Нэримским отделом, запрашивая у них совета. То, что им сообщили, не слишком их устроило. Нэримский отдел следовал политике невмешательства. Они позволяли сообществу мастеров боевых искусств самим следить у себя за порядком, учитывая, что они не готовы были иметь дело с людьми такой силы, как живущие там мастера.
     Тот факт, что произошла смерть, мало что менял. В данных обстоятельствах полиции пришлось принять участие. К счастью, Ранма предотвратил возможность побега подозреваемых.
     Мрачно выглядящая Колон прибыла через пару часов после нападения.
     – Мне жаль, Ранма, – мрачно сказала Колон. – Я не знала, что они планируют что-то подобное.
     – Вопрос в том, что вы будете с этим делать? – спросил Ранма, ясно выражая гнев и разочарование. – Из-за этой глупости убит Рёга. Это должно прекратиться.
     – И прекратится, – согласилась Колон. – Я так понимаю, что ты использовал на обоих точку прижигания слабости?
     – Да, – признал Ранма.
     – Думаю, их обоих депортируют, – сказала Колон. – Если это произойдет, я использую на Мусе кошачий язык. Оставлю силы Шампу пока запертыми, в качестве наказания за неподчинение мне. Ей придется предстать перед советом и получить наказание за игнорирование приказов старейшины. Ей повезет, если и ее не заблокируют в проклятой форме.
     – Честно говоря, Колон, мне все равно, что будет с ними, пока они снова сюда не вернутся, – вздохнул Ранма. – Они пересекли черту. В следующий раз, когда они придут за мной или моими девочками, я прослежу, чтобы этого больше не повторилось.
     – Понимаю, Ранма, – мрачно сказала Колон.
     – Пожалуйста, поймите, старейшина, я больше не собираюсь все это терпеть, – сказал Ранма. – Я хочу, чтобы у меня когда-нибудь была семья, и я не могу рисковать тем, что мои дети пострадают, когда какой-нибудь одержимый идиот почувствует необходимость по какой-то глупой причине напасть на меня.
     – Ты теперь попробовавший кровь воин, Ранма, – серьезно сказала Колон. – Меньшего я и не ожидала. Ты вырос с того момента, как тебя послали в другой мир. И я это уважаю.
     – Спасибо, Колон, – ответил Ранма. – Я просто надеюсь, что это последние глупцы Нэримы, но я, кажется, не слышал ничего о Куно. Боюсь, что мне придется исполнить угрозу, чтобы покончить с ними.
     – Вообще-то, парень Куно не будет проблемой, – усмехнулась Колон.
     – О? – спросил Ранма.
     – Кажется, когда Аканэ… э-э… отвергла его ухаживания, пока тебя не было, потеря его… мужественности… была примерно с таким же эффектом, как и кастрация пса, – хихикнула Колон. – Это очень его успокоило. Я так понимаю, сейчас он держится очень тихо.
     – Не могу сказать, что мне его жаль, но мне жаль, что пришлось дойти до такого, – прокомментировал Ранма. – Но Кодачи все еще могут быть неприятности.
     – Верно. – Однако, в то время как в Нэриме Куно может многое сойти с рук, в Тёфу у них таких преимуществ не будет, – указала Колон. – Если она начнет угрожать тебе здесь, ты всегда можешь разобраться с ней так же, как с Шампу и Мусом. Затем ей займутся власти.
     – Надеюсь, до этого не дойдет, – сказал Ранма. – Хотя это все равно оставляет Хаппосая и Таро.
     – Я бы не слишком беспокоилась о Хаппи, – усмехнулась Колон. – Он знает, когда его превосходят. С тех пор, как ты вернулся, для любого, кто может это почувствовать, твоя аура так же ярка как солнце. Как и у твоих девушек. Он не станет вас беспокоить. Ему от этого будет больше проблем, чем оно того стоит. Что касается Таро, боюсь, с ним тебе придется разобраться самому.
* * *
     После дня допросов в полицейском участке, Ранму и девушек отпустили. Ранму даже неофициально поблагодарили за помощь в усмирении Шампу.
     – Хоть я и знаю, что это не твоя вина, сын, – сказала Нодока, когда они шли домой, – я не хочу, чтобы у тебя стало привычкой проводить дни в полиции. Это неприлично.
     – Поверь мне, мама, я тоже не хочу, чтобы это стало привычкой, – сказал Ранма. – Я просто беспокоюсь, что на меня свалятся новые батины глупости.
     – Лучше ему надеяться, что этого не произойдет, – мрачно сказала Нодока.
* * *
     Следующие недели прошли без инцидентов. Трио удалось преуспеть в школе. Ранма, Рей и Аска присоединились к клубу боевых искусств. Аска вдобавок прошла отбор в софтбольную команду.
     Они втроем наделали много шума, когда стало ясно, что обе девушки встречаются с Ранмой. Некоторые парни попытались выразить этому неодобрение, но несколько небрежных демонстраций силы отпугнули всех, кроме более решительных. Ранма был весьма удивлен, что никакие навязчивые мужланы не выходили из-за деревьев, чтобы попытаться претендовать на Рей или Аску.
     Единственной проблемой Ранмы были школьные банды. Они попытались заявить о своем превосходстве, но быстро обнаружили, что откусили больше, чем смогут прожевать. Ранма быстро выследил лидеров банд и пообещал, что если банды устроят ему какие-нибудь неприятности, или если он поймает их за издевательствами над не-членами банд, он лично придет и выразит лидеру банды свое неудовольствие.
     – Если ваши банды хотят устраивать друг другу проблемы, мне на это плевать, – говорил им Ранма. – Но этого не будет на территории школы, и вы не будете изводить невинных, или я сделаю вам… больно.
     Потребовалось несколько демонстраций решительности Ранмы, но в итоге активность банд значительно снизилась. Полиция Тёфу была впечатлена падением уровня преступности среди несовершеннолетних.
* * *
     Прошло полтора месяца после возвращения Ранмы и девушек, когда это произошло. Однажды утром Рей вышли из ванной, выглядя несколько огорченной.
     – Что случилось, Рей? – озабоченно спросил Ранма.
     – У-у меня появилась кровь, – дрожащим голосом сказала Рей. – Оттуда. – Указала она на живот.
     Ранма посмотрел на Аску, посмотревшую в свою очередь на Ранму.
     – Аска-тян, думаю, твоя очередь с этим разбираться, – подтолкнул Ранма.
     – О, нет, Перевертыш-тян. – Ты так хорошо мне помог, думаю, это тебе стоит объяснить Рей-тян, – ухмыльнулась Аска.
     – Но я парень, – сказал Ранма чрезмерно рассудительным тоном. – Я не должен это объяснять. Рей-тян будет гораздо удобнее, если ТЫ ей объяснишь.
     – Но ты в этом опытнее меня, – указала Аска, – так что это тебе нужно объяснять.
     – Я бы предложила, чтобы КТО-НИБУДЬ объяснил мне, прежде чем я стану невыносимой, – зловеще сказала Рей.
     – Что объяснил, дорогая? – спросила Нодока, входя в комнату.
     Ранма и Аска посмотрели друг на друга и улыбнулись.
     – Мам, у Рей-тян… знаешь… – краснея, сказал Ранма.
     – Женские проблемы, – добавила Аска, – ее первый раз.
     – Ясно, – улыбнулась Нодока.
     – Верно, и так как я парень, не думаю, что будет мужественно, если мне придется объяснять ей, что делать, – указал Ранма.
     – Но ты так хорошо помог Аске-тян, дорогой, – ухмыльнулась Нодока.
     – Именно это я и сказала, – самодовольно сказала Аска.
     – Неужели, – продолжила Нодока, ее глаза искрились озорством. – Так что не будет никаких проблем в том, чтобы объяснить своей со-супруге что делать, верно, дорогая?
     – УПС! – пошла на попятную Аска. – Вообще-то, мама, мы думали, что раз уж вы мама, и у вас намного больше опыта, может быть, именно вы могли бы объяснить все Рей-тян.
     Между тем никто не заметил, как губы Рей сжались в тонкую линию, или что ее глаза слегка сузились. Они заметили, когда с заднего двора донесся громкий треск.
     – Я лучше пойду проверю, – быстро сказал Ранма, радуясь оправданию.
     – Без меня ты не пойдешь, – торопливо добавила Аска.
     – Мой сад! – воскликнула Нодока, заторопившись вслед за Ранмой и Аской.
     Рей молча стояла, глядя на опустевшую комнату. Можно было услышать звук скрипа зубов, когда ее руки сжимались в кулаки.
     Снаружи Ранма обнаружил, что Таро посчитал этот день вполне подходящим для визита. В своей проклятой форме он пробился через заднюю стену и топтал сад Нодоки. К сожалению для него, он выбрал неудачное время.
     Прежде чем кто-то успел что-то сделать, двери распахнулись, и наружу зашагала синеволосая фурия, в комплекте с горящими красными глазами и волосами, плавающими вокруг головы, как будто разносимые сильным восходящим потоком.
     – Dageki no Shinku Tenshi! – резко сказала Рей.
     Внезапно там, где стоял Таро, резко расцвел десятиметровый крестообразный взрыв, запуская Таро на низкую околоземную орбиту и формируя трехметровый кратер примерно метра глубиной.
     - Вау, - благоговейно выдохнул Ранма, наблюдая, как Таро исчезает вдали, оставляя за собой полосу дыма.
     - А теперь кто-нибудь расскажет мне, что мне нужно знать, или мне придется стать… раздраженной? - спросила Рей с явной угрозой в голосе.
     Не стоит и говорить, что Рей быстро объяснили все, что ей нужно было знать. Кроме того, было решено, что попытки разозлить красноглазую девушку, когда у нее ПМС, подпадают под категорию «во имя любви Бога, пожалуйста, не делайте так».

Послесловие автора

     Вот все и закончилось. Надеюсь, вам понравилось. Знаю, что, вполне возможно, у вас остались некоторые вопросы.
     Что произошло с оставшимися из NGE? Кто знает? Не стесняйтесь выстраивать свои собственные предположения о том, что с ними произошло.
     Вот немного пищи для размышлений о будущем. У Ранмы есть S2 орган. У Рей есть S2 орган. Будет ли он у их детей? А у детей Аски и Ранмы? Если так подумать… Ранма с семьей переезжают в Тёфу примерно за 15-20 лет до того, как в Дзин Дай Хай прибывает некий мрачный сержант. У некоей пацанки синие волосы, а ее лучшую подругу зовут Кёко (так же, как мать Аски). Совпадение? Может быть, но, как говорится, это уже совсем другая история.
     Спасибо за чтение.
     Calamity

Оценка: 7.41*6  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Медведева "Это всё - я!" (Юмористическое фэнтези) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-2" (ЛитРПГ) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | М.Махов "Бескрайний Мир" (ЛитРПГ) | | Н.Князькова "Про медведей и соседей" (Короткий любовный роман) | | С.Волкова "Кукловод судьбы" (Магический детектив) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 3) Смерть" (ЛитРПГ) | | С.Волкова "Жена навеки (...и смерть не разлучит нас)" (Любовное фэнтези) | | О.Гринберга "Краткое пособие по выживанию для молодой попаданки" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий. Перекресток миров." (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"