Пчела Эрна: другие произведения.

Мёдведьма

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.50*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обычная девушка и необычное жужжащее наследство. Офисный нектон в прериях медосбора, ну и немного магии, куда же без нее? :) Пишется по мере "пнания" автора. Медленно, просто меееедленно) 14.01.2018


   Глава1.
   Ночь. Стою у края оврага, заполненного внизу водой. Спуск зарос крапивой в рост человека, внизу проглядывают затопленные деревья. Среди них угадываются очертания дома на воде, подсвеченные зеленоватым фонарем. Со сваями и всеми делами, что полагаются для такого строения. Я знаю, что там живет высокая, темноволосая, статная, зеленоглазая женщина. Волосы ее достигают плеч. Мы знакомы давно и я прихожу, когда мне тяжело, чтобы поговорить. Все разговоры заканчиваются одним и тем же. Она предлагает присоединиться к ней. Бросить всё. Но каждый раз что-то меня удерживает, я говорю, что не готова. Иногда ее не бывает на месте и я просто сижу в домике и становится легче на душе. Позже она все же приходит и мы разговариваем. Последний раз она предложила не присоединиться, а заменить ее. Но я опять была не готова.
   Сегодня я спускаюсь вниз, скользя по узкой тропинке, к воде. У края по-прежнему стоит лодка. Куда я забираюсь и, отталкиваясь тонкой жердью, плыву к дому. Там тихо, фонарь не горит. Сердце потихоньку начинает сжиматься от догадки. Ее нигде нет, как и следов пребывания. Значит, нет уже давно. На ум приходит вывод, что она умерла. Я будто слышу голос, что зовет меня. Выбегаю и ищу. Никого не нахожу. Начинает прибывать вода. Голос продолжал звать, но в последний момент, когда я уже с головой ушла под воду, делаю рывок и оказываюсь на поверхности.
   С судорожным вдохом я проснулась и резко села на кровати. Опять эти сны. Как передергаюсь, так сразу подсознание меня на это болото отправляет. Но ещё ни разу никто меня там не топил. На сердце до сих пор такая тоска, что хоть волком вой. Будто правда кого близкого похоронила. Идиотизм. Этой мыслью я чихнула. Не от того, что она правильная, а от того, что за порогом середина лета, жара и цветет полынь. Чихнула еще разок. Замеча-а-ательно, где тут мои таблеточки... От них, правда, обоняние пропадает и вкус - частично, но зато 24 часа я человек, а не чихающее нечто с распухшим носом и заплывшими глазками.
   Встала и пошлепала пить таблетки. Дома тихо, никого. Родня, видимо, умотала на рынок. Даже четверг, как рабочий день, не может встать между человеком и летним субботним шашлыком на даче. Охх, дача, зелень, чихи... Но в принципе, пока действует таблетка, можно будет налопаться мясца. На этой радостной ноте я пошла кунать отекшую физиономию в холодную воду. В прямом смысле слова. Набираю раковину, затыкая пробкой, и погружаю лицо. Зуд и отек постепенно оставляют меня. Но тут перед закрытыми глазами промелькнула чья-то зеленоватая физиономия и, рискуя снести головой кран, я рванулась на воздух. Глюки - огонь... Надо пойти побочные эффекты у таблеточек перечитать... С этими мыслями и инструкцией я приползла на кухню. "Галлюцинации очень редко при передозировке..." Хм. Ну ладно. Пока прервемся, почихаем. Потом отзвонюсь к аллергологу, спрошу что делать.
  
   Я налила себе чайку и, уткнувшись в ноут, принялась слоняться на просторах интернета. Влезла в почту. Одиночество - это когда даже спам не приходит... а хотя нет, вот что-то привалило. Ага... Мгум... "Магическое наследие для Вас". О как! Что там? При покупке метлы 40 черных котов и котел в подарок? А не... Блаблабла, для получения Вам необходимо обратиться по адресу... Прямо средневековый орифлейм какой-то. Ладно, в топку. До работы еще 27 дней. Красота-а. На холодильнике я обнаружила счета и деньги. Ну как же мама и без квестов. Схожу, оплачу. Зажевала бутерброд, оделась и выскочила на улицу.
   Погода шепчет. Солнышко, но еще не печет. Хорошо. Я радостно шлепала до ближайшей почты. Там ждало сборище "жаворонков" со счетами. Очередь двигалась медленно. Я успела разглядеть всех операционисток.
   Взгляд зацепился за одну из них. Черноволосая, с раскосыми черными глазами, светлой кожей. Вид мрачноватый - вся в черном, но ей идет. Сидит и смотрит на меня в ответ своими желтыми глазищами. Э-э-э, стоп только сейчас же черные были. Так-так. Дышим, не пялимся. Тут на табло электронной очереди загорелся мой 613 номерок, приглашая подойти к 4 окошку. Как раз к этой девице. Подошла, вывалила счета. Девушка быстро все провела и рассчитала меня. Я сгребла в руки все квитки и утопала домой.
   Перед дверью я начала рыться в сумке в поиске ключей и выронила весь ворох бумажек. Ключи нашлись, все квитанции я сгребла и, зайдя домой, положила их на полку перед зеркалом в коридоре. Тут в куче бумажек и заметила что-то красное. Это был конверт, которого, кажется, не было раньше. Иначе бы мама его отложила или вскрыла. Письмо, как ни странно, было адресовано мне.
   Содержимое тоже порадовало каким-то витиеватым вступлением. "Уважаемая Илена Григорьевна! Настоящим письмом извещаю Вас, о том, что Вы указаны в качестве наследницы по завещанию Тоболовой Г.Н..." далее идет адрес, куда следует обратиться и что при себе иметь. Что за Тоболова Г.Н.? Я разулась и присела на кухне. Хм, ехать в соседнюю область.
   Отзвонилась родителям, выяснила, что это двоюродная бабушка по маме. К которой я несколько раз ездила летом, когда была совсем маленькой. Странно то, что о ее гибели никто не знал. Детей у нее нет, равно как и внуков. Осталась только вот я двоюродная внучка. Странно, почему она выбрала именно меня, а не маму. Бабушку эту я помню смутно, но воспоминания в целом приятные. Лес, ягоды, варенье. Обычные обрывки детских ощущений и эмоций.
   В принципе, почему бы и не съездить. У меня отпуск, со съемной квартиры пришлось съехать, поскольку хозяева решили ее продать. Новой пока не нашла. Девушка я с недавнего времени свободная во все смыслах. При мысли о прошедшем расставании я поморщилась и поспешила переключиться. Работу бы тоже не мешало поменять, а то это отдел кадров и секретарь в одном лице за мизер в денежных знаках меня уже утомил. Так что на отпускные я как раз могу уехать в какую-нибудь деревеньку и, на условиях бесплатного проживания, протусить там оставшиеся 27 дней отпуска.
   Вечером мы обсудили все с родителями. Никто поехать со мной не смог из-за работы. У всех ажиотаж. Все горит: отчеты, сроки, люди... Окончательную точку в моих сомнениях поставила разыгравшаяся на фоне жары аллергия. Нос основательно распух и не поддавался никаким увещеваниям, глаза адски чесались. Капли и спреи от всех скорбей не могли унять мой озверевший иммунитет. Хотелось оторвать эту больную голову и оставить где-нибудь далеко.
   - Дочка, ты бы поехала, в той деревне кругом лес, воздух. Я тут нашла ключи, что давным-давно оставляла нам тетя Гаэлин. Думаю, они от дома. Съездишь, посмотришь, если чувствовать себя будешь лучше, то можно будет остаться на пик цветения. Там вроде бы этой гадости должно быть меньше. Не в том доме, если тебе не приятно, а ближайшем санатории. Там их открылось в более крупных поселках - пруд пруди.
   - Я подумаю, мам, - кивнула я.
   На следующий день мне до свербежа захотелось уехать хоть куда угодно, лишь бы подальше от города. Стояла безветренная погода и весь смрад города и запах плавящегося асфальта смешивались с пыльцой "любимой" полыни. Раздражало все. Аллерголог прописала очередные таблетки и смену климата. Про галлюцинации я ей особо не рассказывала, упомянула лишь, что временами бывают светящиеся пятна в глазах (а как еще культурно обозвать тот факт, что очи операционистки вдруг сверкнули желтым светом - глазное давление, оптический обман). Так что я закинулась очередным антигистаминном и поскакала на вокзал. Оттуда до нужного райцентра отходила газель - тоже, несомненно, бесовско - пыточное орудие. Народу битком. Дышать - открывай форточку и вся пыль и пыльца твоя. Но я еду. Самым умным в этой затее было выбор времени суток - раннего утра. Когда солнце еще не так палит.
   Доехали быстро. Даже удивительно, я успела поспать. Снилось что-то приятное, но вот вспомнить, что именно не удалось. Итак я приехала. В райцентре пришлось немного поблукать, прежде чем найти нотариуса. Встретили меня равнодушно. Плюсы свои тоже были - отсутствие очереди.
  
   Нотариус молча меня выслушала. Затем мы занимались оформлением все бумаг, заявлений и прочего. Мы добрались до самого интересного. Меня попросили предъявить свидетельство о смерти и еще какую-то кучу справок, я заявила, что этого у меня нет. Нотариус даже немного проснулась и внимательно меня посмотрела. Тогда я решила продемонстрировать откуда узнала о всей эпопее с наследством и полезла за конвертом. Но вместо него мне в руки прямо-таки прыгнуло то самое свидетельство, которое лежало поверх свернутых справок. Тут и я проснулась, но так как внятно объяснить этого не смогла, молча протянула всё найденное. Тетенька успокоилась и кивнула собственным мыслям. Странно, может из конверта вывалилось? Но кто бы стал так пересылать важные документы? И где конверт? Ладно, потом поищу.
   От нотариуса я вышла нескоро. Все бумажные дела заняли больше времени, чем мне показалось. Солнце стояло высоко. Было обеденное время. Смотреть дом сейчас? Наверное, автобус ходит туда не каждые пятнадцать минут. Нужно узнать расписание. Доеду, посмотрю и назад. Дышится тут и правда легче. Возможно, все дело в таблетках. Или может ну его, поехать сразу в какой-нибудь дом отдыха и закрепить результат. Возле здания почты висела доска объявлений. Я присела рядом и принялась обзванивать. Там, куда я дозвонилась, не было мест. Интернет тоже не блистал освещением местного отдыха: около десятка предложений на весь район. Видимо, не настолько популярен лес. Одно предложение затесалось и с поселка Майского, где и был дом бабушки Гаэлин. Дозвонилась, забронировала. Отлично и метаться не придется.
   Тут прямо перед моим носом проехал ПАЗик с надписью "Майский". Голова еще не сообразила, а тело уж рванулось догонять. Автобус остановился и я ввалилась внутрь. Никого кроме меня и водителя там не было. Доехали быстро. Высадив меня, водитель вдарил по газам и умчался. Торопится, наверное, куда-то. А я осталась стоять, силясь понять где, собственно говоря, поселок. Кругом деревья. Ну хоть дорога есть. Ничего умнее, чем пройти вперед, я не придумала. Попутно пыталась дозвониться до хозяйки, что обещала поселить меня в половине дома с отдельным входом. Связи не было. Хотя вполне ожидаемо: дальше дорога забирала вверх, по старому деревянному мосту через неглубокую речку. Тут же торчала покосившаяся табличка: "р. Черталык". Название улыбнуло. Водоем был удивительно чистым. Дно было покрыто рыжим крупным песком. Рядом росла мать-и-мачеха, вьюны. Дальше дорога ещё немного попетляла между деревьями и вывела меня к пригорку, на котором расположился первый дом. Улица носила ожидаемое наименование "Речная". Судя по всему, это она была единственной и состояла из десятка домов. Ни о каком доме N14 по улице Сельской, скорее всего, тут речи и не было. Вместе с тем, дом Гаэлин значился на этой улице под номером 6. Но я все же подошла к бабульке, сидящей на скамейке перед первым домом. Поздоровалась и уточнила всё, что меня интересовало. Поселок действительно Майский, что радует, дом N6 находится за небольшой березовой рощей, где-то в километре отсюда. Такой разброс мне объяснили вымиранием населения и сносом старых домов. Улицы Сельской тут никогда не было. Дома никто не сдает. Обо мне старушка ничего не спросила, лишь пристально всматривалась в лицо, будто надеялась то ли рога, то ли копыта увидеть. Автобус до райцентра будет только в понедельник...
   Поскольку, цензурных мыслей по этому поводу в голове не содержалось, я поплелась прямо в указанном направлении - за березовую рощу. Дорога была усыпана рыжим теплым песком. Я не отказала себе в удовольствии и разулась. Босиком по теплому, почти горячему песку, это просто непередаваемое блаженство для исстрадавшихся городских ног. Справа еще тянулись сосновые посадки, немного дальше было в почве небольшое углубление, больше смахивающее на ров: в человеческий рост, длинное, уходящее в лес. Пришлось оно поперек дороги. При этом на самой дороге никаких рытвин не было. Лишь рыжий песок. Дальше были небольшие холмы и поля с подсолнухом. В поле песок сменился черноземом, что от долгой сухой погоды взметался под босыми ногами пылью. Резкий спуск и подъем и вот теперь уже рощица. Еще немного и за поворотом передо мной открывается в золотых лучах садящегося солнца, будто образ из сказки. Среди яблонь и кустов сирени стоит дом: деревянный рубленный, с окошками в резных наличниках, с такими же ставнями, над входом небольшой треугольный козырек с резными столбами - подпорками. Есть не то второй этаж, не то большой чердак с полукругом окошка прямо над дверью. Крыльцо в три ступеньки тоже деревянное. Под каждым окном лавочка, на левой из них сидит черная кошка с белой манишкой и выжидательно смотрит на меня.
   Я подошла к крыльцу и кошка спрыгнула со своего места, подбежала и потерлась о мою ногу боком. Замурчала. Значит, у бабушки была кошка, эх, тяжело, наверное, ей пришлось все это время без хозяйки. Нагнулась и погладила животину. Кошка сопротивляться не стала, но, видимо, особого удовольствия от такой фамильярности не испытала. Странно, сама об меня терлась, ластилась, ну да ладно, вдвоем всё веселее. Достала ключ и открыла входную дверь. На секунду мне показалось, что она открылась раньше, чем я повернула ключ. Внутри было темно, но я быстро нащупала справа от двери выключатель. После его щелчка загорелось бра рядом на стене. Честно говоря, я ожидала какого-нибудь застоялого запаха, как это бывает, когда в доме долго не живут. Но ничего подобного не было. Воздух был свежим, немного прохладнее, чем на улице, с неуловимым ароматом какой-то травы. Кошка деловито пробежала вперед и остановилась, оглядываясь на меня. Я поставила сумку и туфли на пол, закрыла дверь.
   Впереди обнаружилась еще одна, которая привела нас на кухню. Там все скромно: слева в дальнем углу классическая беленая печка с лежанкой и шторочкой, чуть ближе небольшой буфет и столик рядом с ним, умывальник, справа холодильник и стол со стульями. А вот посередине стояло нечто непонятное: на колченогой, деревянной подставке умостилось некое подобие огромной бочки, внизу которой имелся кран с задвижкой, наверху конструкции наличествовала ручка. Я сунула нос внутрь и еще больше потерялась в догадках: там были четыре ячейки из проволоки, которые крепились к крестовине, а та соединялась с ручкой. Емкость была чистая. Я еще некоторое время ее разглядывала и даже повертела ручку - по мере вращения в движение пришли и внутренние проволочные элементы. Хм...
   Дальше была еще одна комната - зал с, отгороженной стеной из обычных крашенных досок, спальней. Посередине комнаты стоял массивный стол. Прямо за ним возле стены стояло в резной деревянной раме, на низких пузатых ножках, огромное зеркало. Оно было завешано черной тканью. Я лишь заглянула, приподняв уголок. Слева от зеркала стоял резной шкафчик с кучей ящиков. От него пахло смолой и какими-то травами. Всё оказалось запертым. И где же мне тут спать? На кровати покойной как-то не хотелось. Тут замяукала кошка. Оглянулась и увидела, что пропустила целый диван справа от входа и платяной шкаф рядом.
   - Какая умная кошечка, - засюсюкала я, но осеклась под ее явно осуждающим взглядом.
   Мда, мнительность с меня так и прёт последнее время. Чего доброго скоро еще и кошка со мной "заговорит". Та в ответ как-то совсем по-человечьи закатила глаза, мол очень надо мне со всякими больными тут разговаривать. У-у-у воображение. Мы с ней пришли на кухню и честно разделили ряженку, булка мне досталась целиком, так как киса ее только понюхала и чихнула. Оно и понятно после свежей дичи всякое с разрыхлителями не захочется. Перекусив я отправилась на диван, в шкафу нашлось шерстяное одеяло. И под мурчание кошки, улегшейся в ногах, я уснула. Уже на границе яви и сна я отметила, что дышу носом без заложенностей, хотя действие таблетки подошло к концу. Вот она сила природы-то! С этими счастливыми мыслями я уже полностью заснула. Всё было хорошо. Мне снились какие-то пираты и поиски кладов, ну, в общем, захватывающий сюжет, который наглым образом прервали. Я открываю глаза и вижу ту самую девушку с почты, только ростом она меньше, волосы до середины шеи, а глаза зеленеют. Более того на ее макушке мне привиделись торчащие кошачьи уши.
   - Ну, наконец-то, думала, я тебя и не вытащу из сна. Горазда ты, голубушка, дрыхнуть, - проворчала нахалка.
   Я продолжала лежать и внимательно смотреть интересный новый "сон".
   - Сейчас тезисно изложу суть проблемы, а ты на ус мотай. Навозилась я с тобой, ужас. Твоя родственница, - тут она сделала кивок куда-то в ноги, - уже практически отошла от дел. У нее есть около недели, чтобы ввести тебя в курс и по возможности объяснить. Потом тебе нужно будет ее отпустить, поскольку питается силой она от тебя, иначе бы это кошачье тельце не выдержало и пары дней. Формула примерно такая: "я обрываю все связи с тобой, отпускаю в следующее воплощение". Поняла?
   Я как-то вяло дернулась в знак согласия. Дальше произошло интересное: мозг включил предыдущий сон, а там как раз нашли огромный сундук с драгоценными камнями. Но на этой радостной ноте меня выбросило в реальность (как мне показалось), где я, распахнув глаза, увидела два зеленых пятна, словно рядом с диваном стоял человек небольшого роста. Мозг дал команду, я с диким воплем: "Изумруды-ы-ы-ы!!!" с вытянутыми руками, вовсю отрабатывающими хватательный рефлекс, кинулась к манящей зелени. Последняя мигнула и пропала, а я так и осталась сидеть в темноте, прикидывая, когда именно проснулась. Чуть позже, сидя на кухне и попивая чай с душицей, что нашла в буфете, я осознала, что для кошки расстояние между зелеными пятнышками было великовато, даже если предположить, что она каким-то непостижимым образом зависла над полом на том месте. А у людей, как известно, глаза в темноте зеленым не светятся. То ли чай подействовал, то ли я просто устала, но особого страха не испытала. Буду думать, что это был лишь сон во сне. Зато нос дышит, вот!
   ***
   - Эта твоя преемница - дура невоспитанная! Мне чуть глаза не выцарапала! Идиотка лунатичная! - высказывала миниатюрная брюнетка с каре и ушками, торчащими из волос.
   Рядом с ней сидела черная кошка с белой манишкой и очень умными глазами. Кошка вздохнула и опустила морду.
   - Да знаю, что непосвященная, но как так можно! Хоть удивилась или испугалась бы для приличия! - распалялась девушка. - Как я ее учить буду с таким-то скепсисом?
   Кошка пожала плечами.
   - Да она скорее убедит меня, что я - галлюцинация. Ты видела сколько у нее таблеток с собой? Она что больная?! - наседала оппонентка.
   И вообще ты уверена, что её сила-то примет? Она вон какая, вообще на вашу породу не похожа. Сама мелкая, тощая, волосы мышиного цвета, глаза какие-то серые... Никакой колдовской изюминки.
   Кошка ей ничего не ответила из того, что может услышать человек, лишь пристально посмотрела в глаза.
   - Ладно, попробуем из нее слепить нормальную хранящую, - фыркнула брюнетка. - Но в следующий раз, когда она попытается мне выковырять глаза, я дам ей в лоб!
   Кошка с готовностью кивнула...
   ***
   Итак, что мы имеем: пять утра и я "бобра и свежа". Рассвет еще не занимался, а на, чуть посветлевшем на востоке, небе всё еще сияют звезды. Эту красоту было прекрасно видно в окно, с удивительной для стекла четкостью. Я смотрела и смотрела в небо, наполняя свое сердце какой-то разрывающей сладкой тоской, будто не могу вспомнить что-то важное, глубинное, являющееся частью меня самой. Движимая непонятным порывом я вышла из дома, чтобы, полюбоваться, усевшись на лавочке. Когда открыла дверь и сделала шаг вперед, то чуть не свалилась. Звезды все еще были на месте, а вот крыльца как такового не было. Внезапно загоревшийся зеленый фонарь осветил темную воду, что обступала дом со всех сторон. Вдоль здания было нечто вроде небольшого балкона, что охватывал, видимую мне часть дома. От крыльца была, пожалуй, лишь первая ступень, что стояла вровень с "балконом". А вот проход между перилами был не напротив двери, а чуть левее. Именно благодаря этому я с веселым бульком не нырнула вперед.
   Всё как в том сне. Кругом затопленные деревья. Едва уловимый туман над темной водой. Лодки нет. Я бы с удовольствием решила, что сплю, но ободранная о деревяшки рука саднила и убеждала принять окружающее за действительность. Возле двери села кошка и уставилась на меня. Я же с интересом таращилась вокруг, затем зашла в дом и закрыла дверь. Подождала и открыла снова. Вода никуда не делась. Кошка как-то совсем ехидно посмотрела в мою сторону. В конце концов, я, зацепившись за перила одной рукой, повисла и потрогала воду другой. Прохладная, вроде бы даже ощущается какое-то течение. Хотя по поверхности сложно о чем-то таком судить. Вот только она внезапно засветилась зеленым. Создалось такое ощущение, что через несколько секунд после того, как я опустила в воду руку, откуда-то издалека пролетело под водой сужающееся кольцо зеленого света, стянувшееся сейчас прямо под моей рукой в пульсирующий пучок. Я зачарованно смотрела туда, пока этот свет вдруг не перетек в руку, постепенно охватив все тело. После этого все погасло. Будто и не было ничего. Я ввалилась назад и в полном бессилии долго лежала на спине, рассматривая звезды надо мной. Видно было замечательно. Такие яркие и красивые, разрезающие тьму ночного неба. Мелькнула мысль, что не могу найти ни одного знакомого созвездия. Хотя я не особо сильна в астрономии. Кошка запрыгнула ко мне на живот и замерла, громко мурлыча. Тепло и умиротворение наполнило всё моё существо. Я не заметила, как заснула.
   Разбудило меня даже не солнце, а назойливое жужжание над ухом. Я приоткрыла один глаз. У носа вилась пчела. Делала она это раздраженно и хаотично, что наводило на мысли о недружелюбных намерениях. Я попыталась встать, но не тут-то было. Всё тело ломило. Ещё бы, уснуть на скамейке у окна. Охх, мой позвоночник. На фоне отдачи за попытки сесть, укус пчелы уже не казался такой страшной перспективой. Но все же я села, а пчела тут же улетела по своим делам. Вчерашнего болота, как я его окрестила, нигде не наблюдалось. Зато недалеко от дома стояла и переминалась в ноги на ногу вчерашняя бабка.
   - Добрый день, - хрипловато сказала я.
   - Добрый, милая, - ответила та. - Ты что ж и спала тут?
   - Нет, утром выходила, прилегла погреться немного, разморило, - ответила я.
   Интересно, что она тут делает вообще? Плохо, что забора нет. Даже намека на него.
   - А-а-а, - протянула гостья, попутно шаря глазами всюду. - Я вот за ягодами ходила, решила зайти, спросить, не нужно ли чего, а то ведь мало ли.
   Что-то в этой пожилой женщине не давало мне покоя, хотя вчера она мне показалась обычной. Именно это чувство заставило оторваться от лавочки и направиться к двери. Я оглянулась, кошки нигде не было видно. Бабулька же напротив бодро порысила к дому, стремительно сокращая дистанцию между нами. Я буквально влетела в дом, но дверь закрыть не успела, лишь схватилась за нее. В этот момент гостья влетела на крыльцо и будто боднула стекло - перешагнуть через порог что-то ей не дало. В этот момент отчаянно шипя и вздыбив шерсть передо мной вылетела кошка. Вместо лица бабульки я увидела почти звериный оскал с черными провалами глаз. Она клацнула зубами, что-то проскрежетала в ответ и исчезла. Кошка отбежала, а я с облегчением хлопнула дверью, закрыв щеколду и замок.
   - Уфф, ишь бабки-то какие пошли, - высказала вслух я, больше для того, чтобы услышать звук собственного голоса.
   - Скажешь тоже, бабки, - кто-то рядом фыркнул.
   - Даа, - протянула я, машинально офигевая от мысли с кем вообще я тут могу говорить.
   Оглянулась, никого кроме кошки рядом не было. Я сглотнула вязкий ком страха. Кошка продолжала сочувствующе смотреть на меня. Да откуда у нее мимики столько?
   - Спокойнее, не нужно паники, - рапортовала она. - Придется немного быстрее привыкать к изменившейся для тебя действительности. Это был большой тенетник.
   - А почему большой? - абсурд происходящего заставлял мозг цепляться за детали.
   - Потому что прикрепился к человеку, а не к животному, - спокойно пояснила кошка.
   - Понятно, - я доползла до кухни и уселась на стул.
   Кошка запрыгнула рядом.
   - Это хорошо, что ты вчера приняла силу, а то бы сегодня не было ни тебя, ни старой кошки, - продолжила она. - Благодаря этому и я с тобой сейчас могу говорить. Даже не думала, что ты отважишься на такое.
   - Я ничего не принимала, вчера мне снилось опять это болото... - ага вот и нормальная реакция с истерикой подоспела.
   - Не хочу тебя огорчать, но это был не сон, как и приход той девушки с кошачьими ушками. Раз приняла силу, не испугалась, в дом не убежала, значит, время пришло, - успокаивающе втолковывала кошка. - Можешь называть меня Элин.
   - Подожди, ты хочешь сказать, что... - мои глаза полезли на лоб. - Ты моя двоюродная бабушка Гаэлин?
   - Никогда не любила свое полное имя, - ответила она. - Налей себе чайку что ли, там в буфете печенья и конфеты остались.
   Я механически выполнила поручение. И уже через пару минут сидела хлебала травяной чай с овсяными печеньями.
   - Понимаешь, к смерти редко кто готов бывает, только заслужившие праведники. А я так вообще уйти не должна была. Но это уже дело десятое, тебя, надеюсь, не коснется. Так уж получилось, что ближайшей подходящей кандидатурой на эту вакансию оказалась ты. В принципе, можешь все это бросить и в понедельник уже ехать в город к психиатру.
   - А что сразу к психиатру-то? - обиженно шмыгнула я.
   - Потому что теперь ты уже изменилась и будешь видеть то, что обычным людям не доступно. Если ты не получишь нужных знаний как теперь обращаться со своей силой, то дорога только в дурдом. Хотя можно и просто погибнуть по глупости. Раз ты видишь их, то и они видят тебя. Предлагаю тебе просто поверить и выслушать всё, что я смогу показать и рассказать за эти два дня. А потом принять решение и либо приехать с вещами, либо не возвращаться. Но тогда будь готова к последствиям.
   Я долго еще смотрела в бокал.
   - А как же неприкосновенность воли и прочее? - вяло поинтересовалась я у Элин.
   - Так всё и работает, - фыркнула она. - Сюда ты сама приехала. Силу тоже приняла сама.
   - Неправда, я даже не знала, что это такое там. Думала, что сплю!
   - Тут больше вопрос какая часть тебя ее приняла. Бессознательно, на уровне рефлекса, это как дышать: чувствуешь нехватку воздуха и делаешь дополнительный вдох. Твоей сущности требовалась эта сила. Не замечала за собой ухудшения здоровья?
   - Аллергия появилась ни с того ни с сего началась, - буркнула я.
   - А приехала сюда - лучше стало? - кивнула своим мыслям Элин. - На что аллергия-то знаешь?
   - На полынь. Да вообще не чувствую никакой аллергии, будто и не было вовсе.
   - Вот ведь, гены, - фыркнула кошка. - У нас в предках затесался кто-то из нечисти, кто именно история умалчивает, но вот такие побочные чувствительности к некоторым травам время от времени проявляются. С обретением силы все проходит. При любом твоем выборе - остаться тут или забыть всё и уехать обратно - сила останется при тебе. А теперь мы кое-что подпишем и, я тебе всё покажу.
   Кошка убежала куда-то в зал. Я пошла следом. Там на столе меня ждала какая-то бумажка. "Сим нижеподписавшаяся __________________(Ф.И.О.) подтверждаю свое согласие на предварительное ознакомление с должностными правами, обязанностями и полномочиями хранящей, рабочим инвентарем. В случае отказа вступить в должность, после ознакомления, обязуюсь забыть все события магического характера".
   - Это как "забыть"? - спросила я, удивленно поглядывая на Элин.
   - Подпишешь и потом, если откажешься стать хранящей, то все необъяснимые чудеса, вроде говорящей кошки и прочей магической лабуды, больше уже не вспомнятся, - махнула лапой она.
   - Замечательно, но вот всяких кракозябр я потом стану видеть всё равно?! И о чем я тогда буду думать? О дурке?
   - О ней родимой, - довольно ухмыльнулась кошка. - Да ладно, не заводись, может тебе понравится, да и потом выбор-то небольшой. Если тут останется незанятая вакансия, то окрестностям не позавидуешь. Такое полезет брр!
   - В любом случае эта процедура не прибавляет привлекательности моей дальнейшей судьбе, - вздохнула я.
   - Но и не убавляет, - парировала Элин. - Это чтобы потом ты не сболтнула где лишнего, если все же не останешься,
   Я вздохнула и поставила подпись. Бумажка вспыхнула и исчезла.
   - Показуха - неотъемлемая часть колдовской работы.
   Я согласно кивнула. Тут на мои глаза попался странный силуэт, что носился перед окнами.
   - Это что там?
   - Носитель тенетника, - прыснула кошка, запрыгнув на подоконник.
   - А чего он носится как угорелый?
   - А это его наши пчелки гоняют, - мурлыкнула кошка.
   - Пчелки?!
   - Да-а, у меня, то есть у нас тут пасека, небольшая, правда, 50 семей, - кошка спрыгнула на пол. - Пошли, покажу.
   Черный вход оказался напротив парадного, правда, настолько был замаскированным, что самостоятельно непосвященному его и не найти было. Перед нами раскинулась небольшая лужайка, на которой нестройными рядами стояли разноцветные прямоугольные коробки с металлическими крышками. Между ними-то по кругу и бегала, вопя во все горло, бабка. Следом за ней летели пчелы хорошо организованной толпой.
   - А мне бояться нечего? - уточнила я.
   - Нечего, бабка тут больше из любопытства, чем по науськиванию тенетника. Тот, видимо, нырнул куда-то. Я его не чувствую. А пчелы своих знают. Они же тебя и разбудили до того, как тенетник напал?
   - Ага. А бабку удар не хватит?
   - Ты пчел отзови, на всякий случай, - зевнула кошка.
   Знать бы ещё как. Я решила поэкспериментировать и вслух, но не громко скомандовала: "Оставьте бабульку, возвращайтесь к своим делам!". Рой замер и быстро разлетелся кто куда. Ого.
   - Неплохо, - мурлыкнула Элин. - Даже очень. Теперь идем к бабке. Будет тебе практика.
   Пожилая женщина сидела на земле и тяжело дышала. Волосы растрепались и торчали из-под сползшего платка.
   - Вы как? - спросила я, помогая ей подняться.
   Возле яблони нашлась еще одна скамейка. Туда я и усадила гостью.
   - Я-то, милая, пришла проведать как ты освоилась, а тут эти пчелы окаянные как на меня нападут! - с тяжелым придыхом рассказывала она. - Думала, не отобьюсь, да как ты вышла, так тут же они и разлетелись. Поди за хозяйку тебя признали...
   На этих словах она испытующе уставилась на меня. Ага, сейчас я тебе и рассказала и про пчел и про разговоры с кошкой, санитары-то сюда, конечно, долго ехать будут, но они же люди упорные...
   - Вы как себя чувствуете? - я изобразила живейшее участие. - Только заметила, что вы тут бегаете. Лучше к ульям близко не подходить, чтобы не покусали.
   Звали мою любопытную гостью Евгения Петровна. Оказывается ей нынче вообще плохо спалось, вот потянуло ее на променад, потом был краткий рассказ о себе. Ну обычный человек пожилого возраста, которому одиноко. И всё бы ничего, но я обратила внимание на ускользающую тень на грани видимости. Присматриваешься - нет ничего. Смотришь прямо, будто сбоку кто-то стоит. Неожиданно для себя я зевнула. Потом еще раз и глаза начали слипаться. Привела в себя лишь боль от чьих-то когтей, впившихся в мою ногу. Это оказалась, вздыбившая шерсть, Элин. Я окончательно разлепила глаза и пожалела, что вообще проснулась. От набежавших свинцовых туч было темно будто вечером. Надо мной нависала огромная тень, у ног которой лежала давешняя гостья. Тенетник тянулся прямо из ее тела.
   - И.. и, что делать-то? - заикаясь спросила я.
   - Он уже много хлебнул, оказывается, - ответила Элин.
   - Открой мне врата, ведьма!!! - просвистело мне в лицо.
   - Какие еще врата? - покосилась по сторонам.
   Тут и забора-то нет, не то, что каких-то "врат".
   - Посмотри мне в глаза и повторяй все, что услышишь от меня, - приказала кошка.
   Я обхватила ее голову руками и заглянула в зеленые глаза... И будто утонула. Кругом оказалась та темная вода, начала нарастать паника. Я зажала нос одной рукой и позволила себе всплыть. Оказавшись на поверхности, жадно вдохнула воздух и взобралась на крыльцо дома. Тут же зажегся зеленый фонарь. Рядом оказалась Элин, а в глубине затопленного леса что-то с шуршанием неслось к нам. И мы начали свою песню. Без каких-либо слов, будто мысли, облаченные в звуки, но не превращенные в слова. Возможно, со стороны это выглядело как кошачий вой. От нас взметнулся янтарный вихрь, перед ним прогнулись деревья, но не упало ни одного засохшего листа, а вода даже не пошла рябью. Где-то в лесу, совсем рядом что-то крикнуло, ухнуло и застонало. После всё стихло. Коленки мелко дрожали и я села там, где стояла. На руки с облегченным вдохом забралась кошка. Мы так и уснули, привалившись к двери.
  
   Глава 2.
   Воскресенье.
   Я проснулась еще ночью. Как ни странно, на диване. Элин рядом не было. Поэтому я просто продолжила лежать, пытаясь собрать разбегающиеся мысли в кучу. Уже началось воскресенье, остался один день для того, чтобы сделать выбор и жить с ним дальше. Может мне все приснилось? Который раз такая надежда. Сразу за платяным шкафом, над подлокотником дивана, в стене было окно. Выдал его лишь лунный свет, что просвечивал сквозь шторку. Я встала и прошла по дому. Всё удивительным способом было освещено мягким рассеянным светом.
   Позвала Элин, но никто мне не ответил. Тогда я вышла на крыльцо. Снаружи все оказалось обычным: ни болота, ни затопленного леса. Зато бескрайнее, полное звезд, небо над головой. Изумительно красиво, хотя на болоте звезды были крупнее что ли. Свежий, чуть прохладный воздух и тишина вокруг. Умиротворяющее сочетание. Я села на крыльце и по-прежнему смотрела вверх.
   - Сейчас бы на метлу и лететь, - вздохнула Элин из темноты.
   - А так можно? - обнадежено спросила я.
   - На метле? Скажешь тоже, - усмехнулась она. - Ты вообще пробовала хотя бы просто сидеть на таком? А уж тем более балансировать под ветром.
   - Ну да, стереотипы, - вздохнула я. - А почему так сказала?
   - Да так, к слову пришлось... Я так обычно говорила, когда еще не была хранящей.
   - А где та старушка?
   - Живая, лежит вон в спальне на кровати. Хорошо, Бася подошла, помогла растащить вас. Утром почистим ее и отправим домой.
   - Бася?
   - Ну та девушка с ушками, - пояснила Элин. - Она тобой будет заниматься, когда я уйду. Если конечно ты решишь остаться.
   - Понятно, - сказала я, хотя яснее ничто не стало. - Так что за врата и должность?
   - Если в общих чертах, то всё достаточно прозаично: есть места на Земле, где из-за какого-то стечения обстоятельств возможен переход в другие миры. Там будто истончена грань между мирами. Такое бывает на месте их соприкосновения. Активные, то есть работающие в оба конца, называются "врата". Пассивные - это уже не работающие по каким-либо причинам разделяют на два типа. Первый - это запечатанные с участием посвященного называют "печать". Второй тип - закрывшиеся сами, из-за смещения миров или по каким-то другим естественным причинам, не связанным с деятельностью разумного населения миров, именуется "замок". Ещё есть места, где по всем признакам могут появиться врата, их стараются тоже отслеживать и приставлять хранящего.
   - А тут что? - поинтересовалась я.
   - Тут печать. Мирок с которым мы тут соприкасаемся совсем нам не подходит. Куча всякой агрессивной нечисти и нежити. Запечатали знатно и крепко. Однако некоторые представители, что попали к нам очень давно, суются по старой памяти и ищут врата.
   - Тенетник оттуда?
   - Да, скорее всего. Тут уже мало кто разберет кто и где был изначально. Люди очень мало живут.
   - Но ему и у нас было не плохо, питался энергией людей, зачем ему домой?
   - Да тут кто их поймет. Может размножаться, а может ностальгия замучила, - хмыкнула Элин. - Наш мир на них тоже действует. Они меняются. На одну полезную мутацию приходится миллионы смертельных. Этот тенетник, видимо, питался кем-то другим, а к старушке прицепился от отсутствия выбора. Обычно к пожилым цепляется кто с меньшим аппетитом. Прожорливые же любят молодых и здоровых.
   - Это получается так вот ходишь, не знаешь ничего такого, а тут оп и словил разумного паразита?
   - Ну, так-то сложно просто так его выцепить. Тут предпосылка нужна. Когда человек копит в себе много злобы, раздражения, негатива, то становится уязвим для таких подселенцев. Хотя бывают и такие, что и к обычному спокойному человеку могут прицепиться. Но в городах работают отряды зачистки. Всех конечно не переловишь...
   - А люди так - мясо расходное? Ну случилось и случилось? Так единицы погибших на фоне общей статистики? - возмутилась я.
   - Если донести в массы такую информацию, то начнется истерия. Только возвращения инквизиции не хватало. Погибнет намного больше самих людей. Попавшие к нам из иных миров могут продолжить свое проживание здесь по двум сценариям: встав на учет, пройдя все обследования или скрываясь. Всякие хищные формы предпочитают второй вариант.
   - Концепция понятна, а кто всё это контролирует?
   - Официального названия нет. Есть совет, куда входят избранные и наиболее отличившиеся маги. Есть постоянный глава, который решает срочные вопросы. А так вся деятельность регулируется кураторами направления, советом и главой. Наиболее серьезные вопросы решаются на общем слете. Наш куратор - Бася, которой ты чуть глаза не выцарапала.
   - Я не специально.
   - Но она до сих пор под впечатлением, - улыбнулась Элин.
   - Допустим, я соглашусь на эту должность, но что дальше?
   - Дальше с тебя будут учить. По мере обучения ты будешь снимать печати, ограничивающие твои силы.
   - А если вот притопает опять кто-то вроде тенетника или того хуже? Что мне делать с ограниченными силами и пустой головой?!
   - Для таких случаев у тебя дом и браслет экстренного вызова будет ну и букварь какой-никакой я тебе оставлю. Но я уверена, что ничего такого не случится. Врата запечатаны хорошо. Для того, чтобы их открыть нужна сила не одного мага, да и самого заклинания никто тебе не даст. В принципе, об этом знает вся, мало-мальски пожившая среди людей, иномирная братия. Этими вратами мало кто интересуется - мирок за ним ниже средней паршивости. Обратно редко кто рвется.
   - Тогда главный вопрос: как получилось, что ты умерла? - спросила я, глядя в упор на Элин.
   - Это короткая история, - она опустила голову. - Имела неосторожность доверять одному человеку. У него оказались совсем иные планы, но умерли мы всё же в один день.
   - Это как-то связано с вратами? - расспрашивать было неудобно, но нужно.
   - Связано. Он хотел снять печать и переделать их, чтобы они передавали только магическую энергию. Первая часть плана у него удалась. Но я фактически нами запечатала врата заново. Такая грустная история. Часть себя мне удалось перенести в свою кошку. А та сила, что ты получила - это неприкосновенный резерв, что передается в нашем роду на праве пользования. Ты можешь и увеличить его в силу собственных способностей и уменьшить до определенного остатка, расходуя по своему усмотрению. Постепенно у тебя сформируется собственный резерв. Это место с затопленным лесом - визуализация магического окружения. Вода - сила рода, деревья - охранные заклятья постоянного действия, а перепад - спуск к воде - защитный купол вокруг печати. Тенетник прошел купол, потому что прятался в человеке. Пчелы даже без тебя уничтожили бы его, но вместе с носителем да и мне бы пришлось уйти. Поэтому пришлось вмешаться.
   - Понятно, но что-то всё рассказанное не прибавляет желания остаться, - вздохнула я. - Если завтра уеду, то всё забуду?
   - При первой попытке рассказать, написать, - кивнула кошка. - Или сразу после официального отказа принять должность.
   - А если соглашусь и буду писать мемуары?
   - Не дадут, - фыркнула Элин.
   Дальше договорить нам не дали. Где-то внутри дома что-то с грохотом упало. Видимо, Евгения Петровна очнулась и ищет выход. Мы дружно вздохнули и пошли в дом. Посреди зала, ощупывая стул, стояла наша гостья. В темноте она никого не видела и бестолково вертела головой.
   - Кто здесь? - спросила женщина.
   - Я тут. Сейчас зажгу свет, - спокойно ответила ей.
   При свете Евгения Петровна щурилась и диковато оглядывалась.
   - Вы садитесь, я сейчас чай принесу.
   Когда я вернулась гостья сидела за столом. Расставила чашки и блюдца, но она всё ещё продолжала молчать.
   - Вы как себя чувствуете? - начала я издалека, пододвигая к ней чай.
   - Плохо, - вздохнула старушка отхлебывая чай. - Ничего почитай не помню. Кроме того, что объели меня твои пчелы.
   Интересный поворот. А дальше что? Просьба о компенсации?
   - Да что-то и не припомню такого, - улыбнулась я. - Да и следов от укусов на вас не видно, но если есть где, давайте осмотрю.
   Бабулька ощупала руки и лицо, вздохнула не то облегченно, не то огорченно.
   - Ведьма! - рыкнула она, подавшись вперед. - И бабка твоя была ведьма!
   Я даже поперхнулась.
   - А жила вроде скромненько, - гостья осмотрелась. - Куда-то все денежки припрятала хитрая жидовка.
   Мое пучеглазие достигло апогея. Чай всё же провалился дальше. Кашель прекратился.
   - Любопытно мне было как тут всё устроено, а тут еще ты притащилась. И тенетника изгнала, а он со мной даже не расплатился, сволочь.
   Я всё также хлопала глазами, попутно пытаясь для себя прояснить кого наградили столь лестными эпитетами: меня или злостного неплательщика.
   - Заварила сбор травяной, "правда" называется, - прошептала, запрыгнувшая ко мне на руки кошка. - Смотреть надо было, что в кипяток суешь. Но так даже лучше, всё стало ясно.
   - И кошка эта, бесовское отродье, - бабка ткнула пальцем в усатую моську.
   Та не осталась в долгу и выразительно клацнула зубами в паре миллиметров от пальца. Женщина отдернула руку.
   - Несомненно всё так, - успокаивающим голосом психотерапевта начала я. - Но, боюсь, никто кроме вас всего того не видел. Да и солнышко сегодня припекало. Я вас и нашла в таком состоянии, как после солнечного удара. Медиков вызвать не получилось, вот я и оставила вас полежать у себя.
   - Ах ты мерзость! - прошипела женщина.
   На этой ноте я отобрала у нее чай. Хватит мне уже этой правды, наслушалась. Некоторое время бабулька еще бушевала, но потом пришла в себя и умолкла. Ещё пару минут помолчав, она уснула, уронив голову на скрещенные на столе руки.
   - Надо опечатать ее, - вздохнула кошка, - она перевозчик.
   - В смысле?
   - Есть люди, которые узнали эту сторону жизни и научились из всего извлекать своеобразную пользу. Контактируя с разной нечистью, в основном не имеющей собственного материального тела, они разрешают подселение на некоторое время без существенного ущерба здоровью. За это получают определенное вознаграждение. Ведьмы, не имеющие силы, но обладающие знаниями, получают способность к магии на определенный срок. Это основная категория. Есть и другие, но те как правило просят денег или удачи.
   - Это разрешено?
   - Не запрещено, если квартирант прошел регистрацию, а контракт согласован с соответствующей службой.
   - Ого, у вас и такое есть и это у организации без названия.
   - Не у нас. Просто есть люди со способностями, которые работают бок о бок с обычными смертными и обычными договорами, но только им приходят на согласование такие контракты.
   - Хитро придумано.
   - А то, а вот таких недобросовестных перевозчиков мы запечатываем от вселения и заодно лишаем полученного вознаграждения. Но тут и лишать нечего. Тенетник, по-видимому, как-то убедил впустить его без аванса.
   - Зачем спрашивать если можно заселиться, как ты рассказывала, без спроса и согласия? - Поинтересовалась я.
   - Затем, что для принудительного заселения нечисть должна обладать собственными немалыми силами. Это бывает не у каждого. Но и расходоваться на малоперспективное жилье смысла нет. Этот перевозчик приглянулся тенетнику не просто так, а именно из-за близости к цели - вратам. Странно, что он не знал, что они запечатаны. Обычно такие существа хорошо чувствуют это. Ну да ладно. Разберемся. Сейчас нужно опечатать тело.
   - Для человека это чем-то грозит?
   - Для человека - нет, для перевозчика - да. Не сможет больше выходить в эфир ну и перевозить никого тоже больше не сможет.
   - Эфир?
   - Потом объясню. Идем, нужно всё приготовить.
   Мы зашли в спальню и Элин сказала нажать на колёсико тяжелой металлической кровати. Я нажала и в деревянном полу приподнялись две доски, так что стало возможным подсунув пальцы, поднять их. Доски оказались тяжелыми, исписанными изнутри кучей рисунков и непонятных закорючек. Кошка прыгнула в образовавшийся проем и тут же там загорелся свет. Я последовала за ней. Внутри я помещалась, даже оставалась пара сантиметров запаса над головой.
   Прямо под тем местом, где располагался стол, была уложена небольшая плита. Я расчертила ее согласно предложенной схеме. Затем подхватила деревянный коробок, где нашлись синие спички. Поджигались они просто от трения о любую поверхность.
   - А теперь подожги линии, - сказала Элин.
   Я провела горящей спичкой по чертежу. Контуры вспыхнули голубоватым пламенем. Наверху что-то дернулось и взвыло.
   Элин произнесла несколько коротких слов, которые трудно было запомнить. После этого пламя погасло.
   - Всё? - поинтересовалась я
   - Да. Идем.
   Мы выбрались наверх. Я вернула на место доски. В зале по-прежнему полулежала за столом наша гостья. Только вот на лице ее не было прежней злобы, даже морщинки будто немного разгладились. Она улыбалась.
   Я вопросительно посмотрела на Элин.
   - Побочный эффект. При запечатывании мы обязаны закрыть все энергетические бреши по минимуму. На физическом теле это сказывается тоже положительно. Но особо об этом мы не распространяемся, а то потом не отобьешься. Если бы Евгения Петровна после этой процедуры вдруг пересмотрела свои взгляды на жизнь, немного занялась собой, стала бы меньше жалеть себя и злиться на окружающих, то и осталась бы в таком состоянии дольше. Однако, человека в этом возрасте уже трудно переделать.
   - А она что-то будет помнить?
   - Этим я сейчас и займусь.
   Тут кошка запрыгнула на стол, что-то пробормотала и наша гостья подняла голову, села ровно и стала зачарованно смотреть ей в глаза. Они еще долго играли в гляделки, а потом начали раскачиваться, словно пара кобр, из стороны в сторону. Ещё секунда и Евгения Петровна снова уронила голову на скрещенные руки. Элин вытянулась рядом.
   - Ты как?
   - Всё ещё тут. Она очнется еще нескоро. Возьми меня на руки, пойдем во двор.
   Мы вышли и сели на крыльце. Кошка растянулась у меня на коленках.
   - Тяжеловато мне в таком облике, - воздохнула Элин.
   - Скажи, а это страшно?
   - М? - совсем по-кошачьи мурлыкнула Элин.
   - Умирать.
   - Всегда страшно, - ответила она. - Идем спать.
   Тут мимо нас бодрой походкой промаршировала Евгения Петровна.
   - Куда она? - шепотом спросила я.
   - Домой, - зевнула Элин. - Я ее отправила. Придет, отоспится и ничего не вспомнит.
   - А дойдет? - я с сомнением посмотрела в след гостье.
   - Не переживай, - успокоила меня Элин.
   Мы ушли в зал, где на диване свернулись в два клубка и уснули.
   ***
   Утром я проснулась бодрой и главное, по ощущениям, здоровой. Потянулась до хруста и радостно потерла лицо. Элин нигде не было. Она оказалась на кухне. Возле плиты. Как ни странно там что-то скворчало и вкусно пахло.
   - Был бы у меня такой кот, я бы может и не женился бы, - хихикнула я.
   - Ага, обхохочешься, - фыркнула Элин. - Фамильяра тебе дадут, вот его будешь воспитывать. Посмотришь как получится.
   - Я не думаю, что у меня получится остаться, - сказала я, когда мы уселись за стол.
   Сковородка с яичницей взмыла с плиты и плюхнулась на стол.
   - Никто не может тебя заставить принять эту должность. Но моя обязанность донести до тебя такую необходимость.
   - А тебе зачем? Не всё равно?
   - Нет. Но всего я рассказать не могу.
   Доели завтрак в полной тишине. А потом Элин заставила меня обрядиться в просторные плотные шаровары, затянуть на щиколотках тесемки, заправить их в носки. К всему этому прилагалась рубашка с длинными рукавами и сеткой-шляпой, что собиралась вокруг шеи на резинку.
   - Покажу тебе наших пчелок. Ты хоть и приняла силу, но предосторожность не помешает, - пояснила этот маскарад родственница. - Возьми дымарь с собой.
   - А, э где? - оглянулась я вокруг.
   Характерный дымок выдал искомый агрегат. Похож был он чайник, только вместо ручки крепилась треугольная конструкция. Я взяла дымарь в руки и выяснилось, что эта его часть - своего рода меха, выталкивающие дым из носика. Пшикнула пару раз в воздух и побежала следом за Элин.
   На улице было ранее утро, легкая прохлада и роса. Пчелы вроде бы проснулись - выглядывали из своих домиков, но не летали.
   - Вроде бы не спят, а чего не летают? - почему-то шепотом спросила я.
   - Холодно еще. Сейчас немного солнце прогреет и полетят. Ты главное руками не маши и без команды не дыми.
   Поставила дымарь на металлическую крышку.
   - Пчелы - пример уникальной организации общества. Все функционируют как единый организм. Снимай крышку, только осторожно.
   Я повиновалась попутно размышляя почему бы Элин не проделать бы всё этой самой. Ведь с такой легкостью у нее летали сковородки, тарелки.
   - Потому что мою измененную телом магию они могут воспринять враждебно. Да и вообще магическое воздействие на улей их нервирует, - пояснила она. - У тебя на лице вопрос был написан: "А почему я?".
   Внутри оказалась простеганная подушка. Я отодвинула ее, но и там не было пчел.
   - Теперь аккуратно отогни угол холстика.
   Тут и правда полезли возмущенно жужжа пчелы. Голые руки захотелось сразу спрятать. Но нападать они еще не спешили. Часть взлетела и кружила возле меня, словно присматриваясь.
   - Не трусь, теперь достань рамку.
   Я отогнула побольше холст и попыталась вытащить одну рамку. Но та была будто приклеенная.
   - Стамеску возьми, - вздохнула кошка. - Тяжело без рук.
   То ли это была горечь об утраченном теле, то ли тонкий сарказм в мою безрукую строну, но стамеска пришлась кстати. Немного поковыряв ей под терпеливое жужжание пчел, я все же достала одну рамку. И чуть не выронила её. Потому что прямо по ней, пульсируя полосатыми брюшками ползали, жужжали, взлетала и садилась уйма пчел. Меня прошиб пот.
   - И что у нас тут? - мурлыкнула кошка, резво вспрыгивая на высокий пенек рядом. - Вот смотри, это расплод. Будущие пчелки. Сеет ровно, хорошо.
   - Кто сеет? - недоумевала я.
   - Матка, королева. Вот и она.
   Пчелы были в серовато-коричневую и черную полоску. Совсем не такие как их рисуют всюду. Присмотревшись среди них я нашла более крупную "пчелу". Это и оказалась королева.
   - Чистый матриархат. Все пчелы - женщины. Трутней выводят только для размножения и то в ограниченном количестве. Они ничего не делают. А по осени их просто выгоняют из улья. И они гибнут.
   - Не такое уж и идеальное выходит общество, - возразила я.
   - Ну как посмотреть. Если ставить интересы семьи выше интересов её членов, то всё вполне вписывается.
   - Так и чем эти пчелы волшебные? На вид волне обычные.
   - Обычная пчела живет сорок дней. Та, что уходит в зимовку - около полугода. Как ты представляешь себе обновляемый магический контроль над таким массивом объектов с учетом из рождаемости и смертности?
   - Никак не представляю, - вяло отмахнулась я.
   - Правильно, поэтому как таковое отношение к магии имеют лишь матка и несколько сотен пчел, что наследуют от нее определенные признаки.
   Тут Элин протяжно мяукнула и к ней на лапу перелетела королева и две пчелки.
   - Посмотри на них внимательно, - сказала она, вытягивая лапу.
   Я присмотрелась и через секунду по их полоскам пролетел какой-то золотистый перелив и исчез. Будто солнечный зайчик чиркнул.
   - Искорки какие-то, - пожала я плечами.
   - Видишь уже, - улыбнулась Элин, - это хорошо. Думаю, при желании из тебя выйдет хорошая хранящая. Ставь на место рамку. Отбирать мёд лучше вечером. Поможешь мне? С собой возьмешь, как компенсацию за беспокойство, если не вернешься.
   Королева со свитой перелетели на рамку, словно дрессированные.
   - Почему вечером?
   - Днем у них идет мёдосбор. Побеспокоим их - будут копошиться весь день, все щелки запечатывать как им надо, весь медосборный день мимо для них пройдет.
   - А зачем мы тогда сюда лезли? - я аккуратно вернула всё на место и закрыла крышку.
   - Это недавно пойманный рой. Я не успела поставить магическую метку на матку. И не знала унаследовала ли она ее от матери или нет. Вечером ее можно было и не увидеть.
   После этого мы пошли домой. Как не надеялась моя лень, но всё-таки пришлось мне готовить. Элин сослалась на усталость и в основном лежала на стуле, комментируя и направляя мои действия даже с закрытыми глазами. Чуть позже я накрыла на стол. Получилось очень неплохо: жаренная курица с румяной картошечкой, посыпанная зеленью, чудесный бульон и удивительно ароматный отвар вместо чая к неувядающим печеньям. Элин почти не ела, но я налопалась впрок... Будто недели на две вперед.
   Так мы и сидели напротив друг друга - сыто жмурясь.
   - Идем, покажу букварь что ли, - предложила Элин.
   - Букварь? - вяло пробубнила я, вставая и семеня следом.
   - Ага.
   Тут она подошла к столу, что стоял в центре зала. Потерлась о каждую его ножку. По их темному дереву пробежали золотистые искорки. И прямо под стол мягко и плавно опустилась книга. Выглядел сей "букварь" внушительно и больше тянул на фолиант. Толстая темно-зеленая обложка встретила мои пальцы теплом и удивительным ощущением, будто я провела рукой по бархату. Хотя никакого ворса не наблюдалось. Весила магическая мудрость на вид прилично, но я подняла ее без особых усилий.
   - Ну, подхалимка, - укоризненно взмахнула хвостатая родственница в сторону книги. - Что тут у нас?
   Элин ловко открыла книгу. Несколько секунд передо мной были старые пожелтевшие чистые страницы, а потом начал проступать текст. Странный набор слов, что никак не давал понять общий смысл предложения.
   - Что ты видишь? - спросила Элин.
   - Отдельные слова, а смысла будто нет, - рассеянно ответила я.
   - Запомнить можешь?
   - Не получается. Даже прочитать вслух не могу, только подумаю сказать, тут же вылетает из головы.
   - Защита всё же работает. Чувствует, что ты не приняла должность. Ну вот, собственно говоря, источник магической премудрости нашей семьи. Передается по родственной линии. Главная беда и, наверное, одновременно польза - это наличие у этой книги собственного духа. Поэтому чужим в руки не дается, а своим раздает советы только по ситуации. Ничего сверх меры необходимого хранящей не выдаст, но и в беде не бросит. Частично она тебя признала. Из-за того, что ты приняла силу.
   - Почему же она не спасла тебя?
   - Не заглядывала я в нее тогда особо. Зря, конечно. Но что теперь сделаешь.
   Я бросила быстрый взгляд на страницы. Прежде чем книга захлопнулась в мозгу всё же отложились пара слов: "Осторожно, опасно, вернись".
   ***
   А вечером мы полезли отбирать мёд. Я опять упаковалась, но как оказалось зря. Никто на мои телеса не покушался. Мёда мы взяли всего восемь рамок, и то там, где весь улей был забит под завязку. Взамен поставили рамки с листом воска, который имитировал рифленой поверхностью соты.
   - Я не ставлю мёдоотбор самоцелью заведения пасеки, - пояснила Элин, - беру ровно столько, сколько мне нужно без ущерба для пчел. Пчелы - это нечто особенное, занявшись этим однажды, ты уже не воспринимаешь их как скопище насекомых. Каждая семья ощущается как единый организм, а все в целом, больше как домашний питомец.
   - Наверное, мне этого не понять, - вяло констатировала я.
   - Ты не понимаешь и не осознаешь, но ты уже меняешься, хотя и пытаешься мыслить так как раньше. Пчелы, которые получили магическую метку живут ровно столько, сколько стабильна сила их оставившая. Когда я запечатала брешь между мирами и погибла часть семей погибла, а другая осталась без маток. Спасло положение только мое частичное перемещение в кошку и то, что ты все- таки приняла силу. Теперь это всё твоё. Даже если ты не вернешься. Они будут жить и по возможности защищать это место. Но в конечном итоге без хранящей тут всё обречено. Я знаю, что не имею права требовать от тебя того, от чего сама бежала.
   После повисла неловкая пауза и мы ушли в дом. Там я и выяснила, что та странная бочка - мёдогонка. В кассеты с проволочными решетками загружались четыре рамки. Оставалось только крутить ручку и мёд с тихим шуршанием каплями вылетал и стекал по блестящим стенкам на дно бочки. По мере откачки кухня наполнялась приятным терпким ароматом мёда.
   Затем, когда все восемь рамок были откачены, я под чутким родственным руководством подвесила сито под кран, выходящий из мёдогонки. Сдвинула рычажок и через сито в небольшое пластиковое ведерко полилась золотистая тягучая струя. То тут, то там проскакивали и исчезали искорки.
   - Не простой мёд? - скорее утвердительно сказала я.
   - Конечно. Будто батарейка с родовой магией, которую можно взять с собой куда угодно и применить лишь во благо. Идеальное лекарство.
   ***
   Ближе к ночи мне не спалось и всё терзала какая-то смутная тревога. Так что я застряла на кухне с кружкой травяного чая, разглядывая удивительные звезды через окно.
   Не знаю как долго сидела, но очнулась, когда оказалась с книгой на крыльце. За перилами по-прежнему плескалась темная вода. В ней сегодня отражались звезды. Пришла в себя и села, положив на колени "букварь". Книга мягко щекотала подушечки пальцев. Кажется, страницы зашуршали сами. Передо мной раскрылись чистые листы. Минута, другая, но текста всё не наблюдалось, а потом появилась какая-то схема со стрелками, дальше был набор русских букв, но в слова ничего не складывалось. Я долго смотрела, а затем все исчезло. Рядом подошла и села Элин.
   - То что она показала - это только для тебя, - сказала она. - Я же ничего не видела. Поэтому даже не стоит пытаться рассказать, а то и забрать может.
   - А, э, что забрать? - недоумевала я.
   - Информацию. Увиденное скоро тебе пригодится. И не исчезнет из памяти и всплывет как никогда кстати. А если будешь рассказывать то, что книга решила скрыть от остальных, то может стереть эту часть воспоминаний. Как-то так.
   - А как она вообще принимает решение?
   - У нее есть некоторая сущность, что привязана к книге. Своего рода симбиоз. Сам фолиант напитан энергией, что дает сущности некоторую автономность и независимость.
   - Зачем ей вообще помогать мне?
   - Сущность связана древним договором.
   Мы еще долго смотрели вверх. Я опустила ноги в воду и улеглась на спину. Звезды были такими близкими, будто стоит лишь протянуть руку и можно набрать их в горсть. Движения воды сегодня не чувствовалась. Ощущалась лишь легкая и мягкая прохлада, которая баюкала и успокаивала. Стоило сосредоточиться чуть сильнее и было заметно, что эта местная "вода" воспринимается чуть менее плотной средой, чем обычная реальная.
   Было очень тихо и на душе поселилась странная легкая грусть вперемешку с каким-то затаенным ожиданием.
   А утром я собралась и уехала при семичасовом автобусе...
   ***
   По мере того, как я подъезжала к дому смутная тревога грызла сильнее. Пару раз в автобусе ощущалось чье-то пристальное внимание, хотя никто из окружающих даже не смотрел в мою сторону. Всё произошедшее за выходные казалось каким-то сном или сказкой. Взбегая по лестнице на третий этаж я уже почти убедила себя в бурном воображении.
   Но на лестничную площадку я влетела бегом, будто боялась опоздать. Вставила в замочную скважину ключ и повернула его. В этот момент раздался оглушительный щелчок, дверь исчезла и меня словно потоком воздуха утащило внутрь. Всё произошло так быстро, что я даже пискнуть не успела. Местом остановки стал угол прихожей. Где я и сгруппировалась. Пошевелиться не получалось. Время будто застыло. Голова гудела как колокол. Через целую бесконечность посреди коридора сгустилось марево и передо мной появилась темный человеческий силуэт.
   - И кто это тут у нас? - спросил явно мужской голос.
   Незваный гость оказался парнем лет двадцати пяти, русые волосы, светло-серые глаза. Черты лица невыразительные, не запоминающиеся. Он нагнулся, всматриваясь в мое лицо. Вдруг на секунду я увидела сморщенную обезображенную морду неизвестного существа вместо лица незнакомца.
   - Ну как? - оскалился он. - Увидела? Впечатлилась?
   Он всё еще нависал надо мной довольно ухмылялся. И тут перед глазами будто наяву встали те чертежи из книги. Еще мгновение пару пассов руками, затем обхватить голову гостя обеими ладонями. Пульсацией из рук в определенной последовательности выплетаются седые нити, что окутывают всё его тело начиная с головы.
   Обессиленно падаю на пол рядом с серым коконом с очертаниями человеческого тела.
   - Что ж это такое было-то, а? - вслух интересуюсь я.
   Пнула кокон. Там кто-то всхлипнул и затих. Никакого желания "разматывать" жертву у меня не возникло. Более того в душе появилась твердая уверенность в правильности сделанного. Следующей мыслью было: куда же прятать тело...
   Пнула еще разок, но ответом была тишина. С кряхтением я поднялась и стала судорожно шарить по кухне. Итак время. Ого, уже третий час. Но до возвращения родни еще далеко... Тру... нет просто обездвиженный злоумышленник в доме. Остался вопрос: кому бы его сбагрить, чтобы не разматывать и мне поверили, что "оно так и было"? Просто чутье мне подсказывает, что если дорогого гостя освободить, то он будет весьма возмущен нерадушным приемом.
   Может всё же галлюцинации? Я с очень большой надеждой надавила пальцем на глазное яблоко, но увы изображение всего окружающего, вместе с замотанным в нитки мужиком, сместилось, а значит по-прежнему претендовало на действительность.
   На полу обнаружилась моя сумка и пакет с бидончиком мёда. Я достала его и поставила на стол. Мёд под крышкой оказался выше всяких похвал: душистый, красивого янтарного цвета с мелкими пузырьками воздуха и проскакивающими то тут то там искорками. Я зачерпнула ложку и с удовольствием съела. Очнулась я только когда меня кто-то тряс за плечо, а бидон был наполовину пуст.
   Рядом со мной стояла та самая девушка с почты. Судя по возмущенному лицу, пришла она давно. Странно, что я ничего не слышала. Блин, у меня ж там мужик замотанный.
   - Да оторвись ты уже! - вдруг рявкнула она.
   Или это у меня так слух вернулся внезапно?
   - Что вы хотели? - удивительно спокойно спросила я. - Что вы вообще делаете в моем доме?
   - Дурища, сейчас тут будет патруль, а ты сидишь, вцепившись в магическую подпитку, как дитя в сласти! - Осуждающе нагнетала она.
   На мгновенье в ее волосах мелькнули кошачьи уши, на той части головы, где у людей они обычно не растут.
   - Бася? - рассеянно уточнила я.
   - Кому Бася, а для тебя Бастет Сервидонтовна.
   - Так что мне делать, Бастет Сервидонтовна? - без труда повторила я.
   После Салемы Кындырвргеновны - моей начальницы, Сервидонтовна - вполне выговариваемое отчество.
   - Выбирать.
   - А есть из чего? - совсем ехидненько поинтересовалась я.
   - Или тебя повяжет патруль, как лицо незаконно занимающееся магической практикой или ты принимаешь здесь и сейчас должность хранящей.
   - А ничего, что задним числом?
   - Ничего, - улыбнулась Бастет. - Второй всплеск магии при приеме должности перекроет первый и тут уже никто не определит, что было первым.
   - А что патруль? - я сыто и спокойно зевнула.
   Какая-то нега и благодать разлилась по всему телу.
   - За задержание искруда второго порядка тебе конечно выразят благодарность, а вот за использование такой магии по головке не погладят. Сидеть не пересидеть. Не спи!
   Она щелкнула пальцами у меня перед носом. Я даже немного взбодрилась.
  -- Я, конечно, может параноик, но мне кажется, что всё слишком удачно совпало: и искруд какой-то, что ни с того ни с сего обрушившийся на мою голову, и нужно принять должность, чтобы меня не загреб какой-то патруль.
  -- Дура! - рявкнула Бастет. - Если не примешь должность, то будешь вне закона, любой встретивший сможет тебя сдать за вознаграждение. Я тебе в этом случае не смогу помогать, а сама скрываться ты не сможешь.
  -- И почему у меня ощущение, что выбора у меня не было изначально? - огрызнулась я. - Ну что делать-то?
  -- Просто скажи, что согласна стать хранящей, - терпеливо поясняет она мне.
  -- Я согласна статья хранящей, - без особого энтузиазма пробубнила я.
  -- Не так, - цокнула девушка, - фамилию, имя отчество и дом.
  -- В смысле дом?
  -- Тебе и этого не сказали?!!! Илена Григорьевна Ферова дома Вёд.
   Что-то мне всё еще мешает повторить указанные слова. В этот момент дверь с хлопком вылетает внутрь, слетев с петель. И в коридоре появляются двою мужчин. Первый радостный с придурковато-счастливым выражением лица и в пыли.
   - Всегда мечтал это сделать! - поделился впечатлениями он.
   Второй лишь возвел очи к потолку, но тут увидел Бастет и вскинул руки. После чего всё, даже пыль в воздухе коридора, застыло. А мне достался оглушительный подзатыльник.
   - Повторяй! - прошипела Бастет.
   Я обреченно пробубнила всё, что положено. Ослепительная вспышка света и тишина. Время в коридоре снова возобновило свой ход. Никого не было, кроме меня и патруля.
   - Твою мать! - сплюнул второй мужчина, пнув дверь. - С вступлением в должность, госпожа ведьма!
   От благодарности за поздравления я воздержалась.
   - Бери искруда, придурок, - это он уже обратился к своему напарнику.
   Радость с того уже слетела и он взвалил кулек с парнем-монстром на плечо.
   - Шестой патруль отдела ОИС выражает Вам искреннюю благодарность в поимке искурда второго порядка. Вознаграждение будет перечислено на счет, который вы укажете при ответе на уведомление, - процедил первый и они покинули квартиру.
   Дверь как по волшебству встала на место. Пыль и осыпавшаяся штукатурка - тоже. Ощущение того, что я крупно вляпалась только усилилось...
   Я села за стол и зачерпнула еще ложку мёда. Стресс надо было как-то снимать. Очнулась только когда ложка противно царапнула по донышку бидона. Сервидонтовны по-прежнему нигде не наблюдалось. Ну и что мне теперь делать? Я вступила в какую-то там должность и что дальше? Эта кошачья почтальонша, будь она не ладна, тоже вот испарилась и кто чего объяснит теперь?
   Я проходила мимо прихожей, когда на столе перед зеркалом легким шипением из облачка дыма появился красный конверт. По его периметру тянулась толстая черная рамка, от чего красный цвет приобретал какой-то траурный оттенок. Ага, адресовано мне. Отправитель ОИС и какая-то черная загогулина. Открыть что ли? Или лучше подождать? Но глаза боятся, а руки делают. Вскрыла. Это оказалось то самое уведомление о вознаграждении. Вписать номер счета. Угум и ключи от квартиры где деньги лежат. Хотя, есть у меня один, где и денег то отродясь не лежало. Заводила для биржи труда. Вот его и впишу. Посмотрим, что получится. Немного помявшись я все же переписала номер счета. После чего письмо исчезло.
   Некоторое время я не знала куда себя деть и всё надеялась, что Бастет всё же вернется и всё объяснит. Но её не было. От нечего делать и природной жадности я полезла в он-лайн сервисы банка, где можно было посмотреть состояние счета. К моему удивлению там обнаружились деньги. Двадцать пять тысяч рублей. Я потерла глаза и вышла и зашла в свою учетную запись снова. Ничего не изменилось. Огогонь. Да тут можно зарабатывать.
   - Можно, но не каждый раз тебе будет так спонтанно везти. И нечисть попалась излишне самоуверенная и книга подсказала и родственница магическим аккумулятором обеспечила, - раздалось над моим ухом.
   Почему-то я даже не вздрогнула, лишь спокойно повернулась в кресле.
   - Может лучше расскажете?
   - Да чего тут. Искруд - нечисть, любит подзакусить носителями магии. Предпочитает ведьм, но и магами не гнушается. Кто-то его навел, но возможно, его привлек и мёд. ОИС - это нынешняя вариация эволюционировавшей инквизиции. Паршивцы засекли искруда, но выжидали, когда у тебя сдадут нервы, чтобы повязать его, тебя и на вознаграждении сэкономить. Пришлось немного развести единый временной поток. Выброс, сопроводивший принятие должности хранящей, затер все следы.
   - Поэтому один из них так ругался?
   - Это уже третий раз, когда я с ними пересекаюсь, - как-то мечтательно усмехнулась Бастет. - И каждый раз они оставались не у дел.
   - А почему они вообще за мной наблюдали. Разве не для этого ваша организация без названия?
   - Они входят туда, как отдельное подразделение. Но особо дружбы у нас с ними нет. Распустить увы их не могут. На эту тему есть соглашение.
   - И что теперь мне делать?
   - Ну-у, теперь ты хранящая и по идее твое место теперь там, где была твоя родственница. Ты её кстати должна отпустить в ближайшее время.
   - Как я это родителям-то объясню?
   - Да это уже не мои заботы. Но по уму и в целях безопасности родственников тебе нужно держаться от них подальше. Сейчас нужно отпустить Гаэлин. Следить за пасекой и печатью. Зимой пчелы не так активны. Их придется составить в специальное помещение. Поэтому именно в холодное время года печать и её хранящая наиболее уязвимы. За лето и осень будет необходимо всё подготовить.
   - А что именно?
   - Во-первых мёд. Необходимо накачать именно столько, чтобы осталось и тебе и пчелам на зимовку. Да-да они едят всю зиму. Во-вторых укрепить защиту, составить амулеты, расставить ловушки, стабилизировать и запитать контуры. Про пополнение запасов трав и прочей мелочевки я не говорю, так как у Гаэлин с этим был переизбыток.
   - Даа, я так смотрю там конь не валялся, - кисло вздохнула я. - Разве я всё успею?
   - А выбора нет. Зимой особо делать нечего. Знай себе сиди да поглядывай, чтобы всё спокойно было. Будешь учиться и сдавать зачеты на снятие печатей. Подучишься и проще будет.
   - Замечательные перспективы, - проворчала себе под нос я. - А с работой что? Придется бросить, а кто меня кормить будет?
   - Ну, должность хранящей оплачивается, - ободряюще улыбнулась девушка.
   - И как?
   - Это определит комиссия с учетом твоих способностей и примерных затрат на проживание в данной местности.
   - То есть работать я буду за еду и минимум для проживания? - возмутилась я.
   - Первое время почти да. А после экзаменов всё может существенно улучшиться.
   - Красиво вы штат набираете, чего и говорить. Меня терзают смутные сомнения...
   - Можешь терзаться сколько тебе требуется, но факт: теперь ты хранящая.
   - Тогда главный вопрос: существует ли способ отказаться от этой должности?
   - Именно "отказаться" нельзя. Бывают случаи освобождения от должности. Но при этом доступ к силе опечатывается. Часть способностей всё же остается.
   - Это видеть всяких чертей зеленых? - вспомнились мне рассказы Гаэлин.
   - Вроде того. Ты видишь их, они видят тебя. А ведьма, пусть даже опечатанная, для большого количества нечисти - деликатес. Добавь сюда отсутствие силы для защиты и поддержки соплеменников. Получается идеальная еда.
   - Проклятье какое-то прямо, - цокнула я.
   - Как посмотреть. Большинству людей и жизни не хватает, чтобы определиться со своим предназначением, найти свое место. У тебя же всё просто. Никаких метаний и мучений.
   - И никакого выбора, - буркнула я.
   - Да. Осталось только принять это. А наличие выбора не всегда так хорошо, как кажется. На все вопросы тебе дается ровно неделя. В следующий понедельник ты должна быть уже на своем рабочем месте.
   С этими словами она просто исчезла. Хороша нахалка: а как я всё родителям объясню?
   Родители приехали только вечером. Я была не в своей тарелке и на все вопросы в основном отмалчивалась. Рассказала кратенько без разговаривающих кошек и одержимых бабуль.
   Ночью спалось плохо. Снилась какая-то муть, не оставившая по утру никаких воспоминаний кроме ощущения смутной тревоги.
   Утром все разбежались, а я налила себе кофе и засела за ноутбук. Листая новости, я все еще не могла принять решение о начале изменения моей жизни. Отказаться от близких, работы и переехать в какую-то глушь, где сидеть безвылазно охраняя дыру мирозданья... Какого лешего? Не могли найти какого-нибудь подходящего интроверта?
   Да на работе приходилось впахивать за троих, но в целом мне нравилось (кроме зарплаты к сожалению). Как ни крути, а работа с людьми меня не выматывала, хотя конечно бывает всякое. Нравилось мне там не всё, но большая часть. Как и жизнь в городе. Подруги и родственники. Всюду люди.
   Интересно, а что со мной сделают, если чрез неделю я никуда не поеду? Оденут ошейник и отправят туда? Или там придушат, а после смерти заставят отрабатывать? Брр.
   Я вяло поскребла затылок. Узнать бы, но только не на личном опыте. Эх, жалко книга там осталась. Наверное, она бы мне подсказала. Хотя кто знает. Всё произошедшее до сих пор казалось мне бредом. Если бы не бидон с мёдом, что так и манил к себе. Даже и посоветоваться не с кем. Болтать тут настоятельно не рекомендовали. Может попробовать всё же для начала? Возможно, свое собственное общество мне будет не настолько утомительным. А там глядишь втянусь и буду заядлой отшельницей.
   Только вот дадут ли мне потом возможность удрать с почетного поста? Думаю, что нет. Вспомнился вчерашний искруд. И ужасная морда, что проступила на его лице. Еще повезло, что дома никого не оказалось. А с обычным человеком эта тварь быстро бы разобралась.
   Рефлексировать можно было бесконечно. Но есть обстоятельства и проблемы, которые требуют решений. Так что сегодня я сходила на работу и написала заявление об уходе. На удивление всё прошло спокойно. Сначала стало даже немного обидно, что все будто только этого и ждали. Но в кабинете директора я поймала его слегка остекленевший спокойный взгляд. Хотя характера бывший руководитель был несколько холеричного. Значит, тут всё не просто так. Слегка оцепеневший главный бухгалтер вежливо вручила мне трудовую. Уж эта женщина не упустила бы возможности что-нибудь сказать.
   Завороженная таким приемом я вернулась домой и обнаружила смску с поступлением расчета. О как! Оперативность.
   Осталось объясниться с родителями...
   ***
   С ними тое прошло удивительно спокойно. "Да дочка, поживи на природе, тебе там будет легче, глядишь и аллергия твоя на нет сойдет". Я вот тут просто обалдела. Папа тоже кивал и поддакивал. Для убедительности сказала, что пока попробую удаленную работу. Верстка там или еще что. И вместо привычного: "Заканчивай ахинею нести, искать надо реальную работу" я услышала полное согласие и поддержку. Наверняка тут кто-то лапу приложил. Будто их и не волновало на что я буду жить и на какой удаленности там ближайшая больница. Ноут с модемом я забрала.
   После чего меня мирно проводили до вокзала, посадили на автобус. И всё, прощай дочка.
   Абзац.
   Увижу я эту кошачью почтальоншу ухх!!!
  
   В Майском меня никто не встретил. В дом я попала без проблем. Внутри меня встретил какой-то сладковатый душок.
   - Гаэлин? - с опаской позвала я.
   На встречу вышла пошатывающаяся кошка. От милой кисы ничего не осталось. Это был двигающийся кошачий труп. Который зарычал и кинулся на меня. Я увернулась и закрыла дверь.
   По ту сторону раздался истошный вой и шкрябанье.
   - Я обрываю все связи с тобой, отпускаю в следующее воплощение, - сквозь слёзы шепчу я.
   Вспышка света и тишина. Дышать стало легче, будто тяжесть какая с плеч свалилась. За дверью не осталось ничего. Лишь кучка пепла. Запах по дому тоже исчез. Ощущение дикого одиночества накатило со всей силой.
   ***
   В общем я немного пришла в себя и обжилась после произошедшего. Жизнь в одиночестве не оказалась такой ужасной. С родителями мы созванивались. Они приезжали на выходные. Бастет по-прежнему не появлялась. Затем объявилась с браслетом. Торжественно всучила мне его. Приложила подробную инструкцию и расписание тем занятий, зачетов и экзаменов. После чего исчезла. Образование предлагалось мне получать дистанционно. Через интернет. Он-лайн семинары и прочие прелести прогресса. Да уж какие нам академии.
   Но в целом всё становилось более понятным. Работа с потоками, заклинания, плетения. Все эти знания как ни странно впитывались мной как вода губкой.
   Ко всему добавились хлопоты на пасеке. Мёдосбор - это вам не семечки. Вечерние вылазки по ульям, потом тащиться с полным ящиком рамок мёда в дом. Всю ночь приходилось откачивать мёд. Лишь потому что книга настоятельно советовала заниматься этим в темное время суток. В итоге я перешла на ночной образ жизни. К осени я сдала первый зачет Бастет и мне сняли первую печать с силы. Мы наконец-то перешли на ты. Но она была не только моей наставницей, поэтому виделись редко.
   А по первым холодам книга меня обрадовала самым интересным: всю пасеку нужно составлять по первому снегу в омшаник - особое деревянное строение, частично врытое в землю.
   Пятьдесят ульев перетащить одной? Нанять работников было проблематично - до ближайшего места, где можно было разжиться рабсилой было двадцать километров. Я даже съездила на день туда. Но поездка не окупила себя: большая часть потенциальных грузчиков была в запое, остальные были в городе на заработках. Мстительно обошла всех алкоголиков и наградив отвращением к спиртному и добавив к похмелью угрызения совести с ограничением действия. В одном доме прямо за печку метнулось что-то серое и маленькое, размером в трехлетнего ребенка. Пока хозяйка отвернулась я поманила домовенка пальцем. Тот показал кукиш, я погрозила кулаком. Вышел ко мне навстречу.
   Хозяйка резко подхватилась и выбежала из кухни внезапно вспомнив про затопленную баню.
   - Чего хотел? - строго, как учили в учебнике, спросила я у нечистка.
   - Не колдовала бы ты тут с совестью. Мужику и так от бабы его достается. Боюсь повесится, - опустив глаза в пол пробубнил он.
   - Лиха беда начало. Мне работники нужны к холодам, а семейным психологом я не нанималась.
   - Дак, может это последнее средство у него. Отдушина, - шмыгнул домовой.
   - Посмотрим. Сниму заклятье, как работу выполнит.
   - Так для чего работники -то? - оживился серый.
   - Разгрузить кое-что, - размыто пояснила я.
   - А сами как? Не сподручно там колдануть?
   - Не терпит магии такой груз, - цыкнула я. - Нужны люди.
   - Эх жаль, - крякнул домовой. - Ну как знаете.
   Тут вернулась из нерастопленной бани с озадаченным видом хозяйка. Внимательно посмотрела на нее. Ого как. И не заметила сразу. Топорно, но действенно висело на ней нечто, зацикленное на агрессию. Но на меня она не кидалась, да и реагировала спокойно на любые вопросы. Разбирать было трудно, поэтому я лишь разомкнула общую цепь, нарушив общий ток магии по циклу. Надолго может не хватить, но как найду в учебнике подобное - обязательно вернусь.
   Я попрощалась. Мои старания окупились. Через неделю по первому снегу приехавший отец руководил наемными работниками и быстро составил все ульи под моим присмотром. Получилось хорошо. Не то чтобы я что-то особое поняла в этом процессе, а больше отдача, общая эмоция, которая накатила на меня от пчёл. Всё таки это не просто насекомые. Будто домашние питомцы. У всех ведьм - то кошки, то птицы, иногда волки, а у меня пчёлы. Зато необычно.
   После этого этапа в смене сезонов я накормила хорошим ужином всех работников. Папа похвалил мою кулинарию, сказав, что самостоятельная жизнь мне явно на пользу. Потом отец развез людей по домам, а сам уехал домой утром.
   Я проводила его и долго еще смотрела на белый пух снега, что слой за слоем покрывал двор. Изумительно красиво. Наступила зима.
   ***
   Бастет обещала, что зима будет самым спокойным временем года. Именно на это я и настроилась. Однако, рано утром меня будто пинком подняли. Проснулась с криком, так и застрявшим в горле. Сердце бешено скакало. Кое-как успокоившись, я обратилась ко всем маячкам, что в качестве одного из уроков мной были развешены далеко за пределами дома и даже неотмеченного земельного участка в один гектар. Оказалось, что часть их на севере просто не откликалось. За окном было пасмурно, будто поздние сумерки. По часам было три часа дня. Мда, вот тебе утро. Ну как говорится, когда встал - тогда и утро. Я побрела есть, попутно успокаивая себя ложкой мёда. Прямо на кухонный стол передо мной плюхнулась книга. Та самая, что досталась мне от Гаэлин. Раскрылась в схемах какого-то щупа. Начала жадно вчитываться, пытаясь детально впитать больше. Выносить ее за пределы дома мне даже в голову не приходило. Такого помощника больше и не сыщешь. Да и не было ни у кого.
   Страница за страницей и у меня по спине побежали мурашки. Ужас заключался в том, что книга любезно рассказывала как закрыть портал или самопроизвольную брешь между мирами. Сделай сам, блин!
   Оделась тепло, нацепила лыжи и рванула из дома. С собой только легкая сумка с термосом. Как только вышла налетел ветер и повалил снег. Стихия разыгралась не на шутку.
   На середине пути я заметила какое-то мелкое шевеление в снегу рядом с собой. Нечто следовало за мной, пока на расстоянии, постепенно сокращая дистанцию. Удвоила скорость. Эффекта не последовало. А потом на меня кинулось полчище мелких, будто слепленных из снега, тварей. Были похожи на мелких человечков, только с треугольными, будто акульими головами. Там, где они касались меня ощущался ужасный холод даже сквозь слои одежды. Отделалась заклинанием скольжения. Тут передо мной будто из земли выросла фигура волка. Но она была выполнена полностью из снега. Задела лыжами и она рассыпалась. Рассматривать во что она рассыпалась было некогда. Твари немного отстали. Кажется, они ориентируются по теплу. А если так? Моментальный разогрев большого дерева до воспламенения. Мелкие хищники переключились на него, облепив гурьбой. Ого, да их больше, чем я думала. Нацепила слабенькое заклинание тепло-зеркала, маскируясь под окружающую среду. Настроила браслет на поиск магической активности типа "портал". От него потянулся синеватый луч, уходящий вперед.
   Что такое в степи метель? Белая смерть, и это не про соль с сахаром. Белое непроглядное нечто с вкраплениями контуров того, что совсем недавно было твоей действительностью. Снег наметало по колено и выше, но были места, что чуть выше других и там ветер немного сдувал бархан, оставляя своеобразную тропинку с глубиной до середины голени. В паре мест я падала и проваливалась по пояс. Ветер налетал то справа, то слева, то ободряюще дул в спину, то плевался в глаза. Хлыстал наотмашь, оставляя красные следы. Завывало то вдалеке в небе, то будто прямо над ухом. Упорно шла, сгибаясь и шатаясь в стороны. Ноги, что в самом начале служили мне верой и правдой, теперь уже наливались тяжестью, словно к ним были привязаны гири.
   Но я продолжала плестись вперед. Слабый свет от браслета уходил на полметра вперед и дальше терялся. Этого в принципе хватало, чтобы не сбиться с пути. Когда я чуть замедлялась он едва слышно звенел, подгоняя меня. Впереди наконец мелькнуло яркое голубое пятно. И тут я провалилась в темноту. Снег наполнил всё что мог, но я еще продолжала падение куда-то. Дальше наконец долгожданный вдох. Лицо что-то щекочет. Снимаю рукавицы и убеждаюсь - действительно мех. Его обладатель сделал глубокий вдох и перевернулся. Не уронив меня. Использовать какие-либо заклинания было чревато, а умереть так и не увидев от чего - грустно. Отключила трезвон браслета и использовала его как слабый источник света.
   Я лежала на животе у огромного белого зверя, отдаленно напоминающего медведя, и светила своим "фонариком" ему в глаза. Он совсем не щурился и смотрел на меня с некоторой укоризной. Язык то ли от страха, то ли от холода отказался повиноваться. Да и смысл тут уже разговаривать-то. И так понятно кто прав, а кто виноват. Я зажмурилась.
   - Замерзла? - чужая мысль прозвучала громом среди моих панических.
   Я открыла один глаз. Чего ужин сегодня откладывается?
   - Кормить нечем, - снова чужая мысль и совсем разумный взгляд.
   - Здравствуйте, - усиленно подумала я.
   - Привет, - и зверь ухмыльнулся.
   Так-так спокойствие. Вон как смотрит явно ждет от меня прекращения этого потока паники и внятных мыслей.
   - Вы тут откуда? - спрашиваю по привычке вслух.
   Речь ко мне всё же вернулась.
   - Оттуда, - снова мысль и кивок наверх.
   - Мне нужно закрыть портал.
   - Работает в только в эту сторону. Вернуться не смог.
   - Да и лезет оттуда всякое, - вздохнула я вспоминая ледяных мелких хищников.
   - Лёгруды? - поинтересовался голос.
   - Маленькие такие высасывают всё тепло и жизнь.
   - Они. Плохо. Придется закрывать. Идем наверх, - зверь начинает потихоньку подниматься, бережно пересаживая меня на утрамбованный снег.
   - Почему вы тут оказались?
   - Отлеживался. Перенос отнимает силы. Случайно зацепило.
   - Не смогу обороняться и закрывать портал, - виновато констатирую я.
   - Попробуем. Выбора нет. Держись за мех.
   Я запускаю пальцы и под жестковатым остевым волосом встречаю нежный и мягкий подшерсток. Руки мгновенно наливаются теплом. Прижимаюсь всем телом в попытке удержаться. Рывок и сквозь обжигающий снег мы выбираемся на поверхность.
   Там по-прежнему метет. Где-то близко завывает совсем не ветер.
   Как только показались на поверхности со всех сторон стало заметно какое-то копошение в снегу. Лёгруды то ли стекались сюда к крупной жертве, то ли создавались прямо из снега у нас на глазах.
   - И то и другое, - ответил мой спутник.
   Скатываюсь по его спине вниз и бегу к порталу. По пути на меня кидается парочка этих маленьких прожорливых существ, но скатываются под слабеньким заклинением скольжения. Больше за мной уже никто не гонится, вся стая стекается к белому зверю. Я не вижу этого, но чувствую всем нутром.
  
   Я остановилась в трех метрах от мерцающего голубого марева. Ближе подходить было опасно. Да и магические возмущения могли резонировать. Молнией в голове замелькали образы и мысли. Так что у нас по инструкции? Наложить защитный контур на себя, второй слабее в радиусе двух метров для стабилизации потоков. Теперь можно сформировать щуп из магии, что вырывается из бреши. Но сначала необходимо рассчитать частоту выбросов. Перевожу браслет в режим таймера. Крохотные алые точки на стенке защитного купола отсчитывают секунды и я не свожу глаз с портала. Вспышка и от него отделяется сгусток синего свечения, что трансформируется в какого-то зверя больше похожего на рысь. Сейчас, затишье, и я выбрасываю плетенье, которое липкой паутиной проходит через две защиты и прилипает к голубой ряби. Очередной толчок и из портала вырывается небольшой поток энергии. Я резко тяну к себе "щуп", за ним тянется тонкий жгут энергии чужого мира. Попутно к этой нити я вплетаю собственную энергию. Получается двухцветная сине-зеленая линия, которая извивается и немного искрит ярко голубыми вспышками. Теперь самое сложное: щупом я пытаюсь направить свои нити так, чтобы зацепиться за края бреши и стянуть её, будто обычную дырку в ткани.
   Получается криво и косо. Не смотря на мороз и ветер меня пробивает пот. Сил остается все меньше. Стягивать кромки приходится только между выбросами. Эх, дубинушка ухнем. Рывок еще рывок и вот уже портал уменьшился вдвое. Позади слышен рев. Что-то мне подсказывает, что это мой новый помощник. Времени всё меньше. Не отвлекаться. Ещё чуть-чуть! Стягиваю последний стежок. Постепенно утихает ветер. Шов видный больше из-за светящихся нитей вспыхивает и тает. Больше на автопилоте разворачиваюсь и кидаюсь туда, где оставался белый зверь.
   В разрыве облаков выглянула луна. В копошащемся коконе из мелких лёгрудов угадывался силуэт.
   - Всё? - спросил слабый голос.
   - Да. Как помочь?
   - Не подходи.
   Зверь поднимается на лапы, отряхивается. Лёгруды будто немного ослабели и осыпаются с него. Но если они и ослабели, то аппетит их не уменьшился. Новой волной они накрывают его.
   Ещё раз встряхнулся и с его шерсти весте с мелкими чудовищами осыпается голубое пламя. С каждым движением сильнее и сильнее. Затем почти одновременно синяя вспышка и хлопок. На черном огромном пятне оголившейся земли лежит белоснежный зверь. Рядом нет никого. Все твари погибли в том пламени. От земли густо валит пар. Я подбегаю к нему, падаю на ватные колени. Зверь огромен. Шерсть теплая, мягкая. Сердцебиение нащупать не удается. Но что-то мне подсказывает, что он жив. Дотащить его сейчас непосильная задача для меня. Размеры намного превосходящие обычного бурого медведя.
   Это было моими последними связными мыслями. Я рухнула к нему на спину, зарывшись в мех и активировала защитный купол, призвав тонкий ручеек родовой магии.
   ***
   Во сне я уже поняла, что спина начинает немного подмерзать и перевернулась, чтобы погреть её об источник тепла. Подо мной что-то зашевелилось и вздохнуло. Вырываться из сладких объятий сна не хотелось категорически. Но пришлось. Разлепив глаза я увидела на сером небе светлое пятно, и вздрогнула. Это оказалось лишь солнце, близящееся к закату. Спина уже нагрелась и я, вспомнив на ком лежу, потихоньку сползла на землю. Вскакивать аки молодая козочка сил не было, да и не думаю, что кто-то бы это оценил.
   Следом за мной поднялся на лапы и зверь. Вообще не плохо было познакомиться, а то неудобно как-то.
   - Как Вас зовут? - спросила я, попутно снимая защитный контур.
   - Хэш, - или что-то в этом роде прилетело мне в ответ.
   - Я Вам благодарна. Вы знаете, что делать дальше? - стараюсь в предложения вкладывать только смысл, избавляясь от лишних слов.
   - Я первый раз тут. Не знаю.
   - Чтобы на Вас не открыли охоту, нужно пройти регистрацию, - я умолкла, ожидая реакции.
   Хэш задумался, слегка наклонив голову влево.
   - Хорошо. Это долго?
   - Нет. Я сразу вызвала бригаду зачистки. Так положено. Скоро прибудут.
   ***
   Зачистка прибыла подъехала, когда мы доковыляли до дома. Не особая оперативность, учитывая, что мы успели и залатать брешь и немного вздремнуть. Бравы ребятушки выпрыгнули из фургона и застыли прямо перед нами по стойке смирно. Один, правда уже успел чем-то запулить в нашу сторону, но к чести дома, комок силы, что был вложен в заклинание, рассеялся красивыми искрами в метре от меня.
   - Вот это защита! - присвистнул кто-то из них. - Что по обстановке, хранящая?
   - Брешь стянула, повылазило всякого. Стайных мелких извели вовремя. Про остальных не знаю. Это - Хэш, разумен, оказал помощь. Выразил согласие на регистрацию. Общается ментально. Брешь лишь в наш мир. На выход не работала.
   Я устало опустилась на ступеньку крыльца. Дальше была суета. Большая часть бригады рванула к месту происшествия, другая часть из трех человек осталась с Хэшем для регистрации. Всю процедуру провели тут же. Итогом было подписание контракта на право пребывания в нашем мире. Ну и печать на использование способностей для разрушения, нанесение вреда и прочее.
   Когда всё закончилось уже была ночь. Пришли и те, кто уходил к порталу. После мне всучили акт и увезли в заклинании стазиса тушу животного, похожего на рысь.
   - Мы можем закинуть его в специализированное общежитие для попаданцев, - предложил один из парней.
   - Сейчас мы решим, - вдохнула сонно я.
   - Хеш, - обратилась я, - Вы можете ехать в место где живут те, кто попал в наш мир. Но можете остаться тут до завтра, когда вас встретит куратор и проведет инструктаж, и кучу процедур.
   - Если можно, я бы остался.
   - Ребята, он остается, - махнула рукой я и бригада скрылась в фургончике.
   Через минуту уже никого не было. Разумом я понимала, что немного не в том состоянии, чтобы самонадеянно доверять иномирцу, но что-то заставило меня поступить именно так. Думаю, и у бригады зачистки тоже были иные протоколы на этот случай.
   Вытащила на кухню огромный мохнатый коврик, а сверху пару одеял. Всю мебель пришлось сдвинуть вдоль стен. Хорошо хоть мёдогонку я по осени переправила в сени.
   - Спать только здесь. Если что-то понадобится, позови.
   Я ушла в зал и буквально рухнула на диван.
   ***
   Утро не задалось сразу: на расслабленный живот шмякнулась Книга. Удивительно как у меня ничего не отвалилось или не разорвалось внутри. Зато бодрость какая. Ладно хоть не на голову. Что тут у нас? Ага, раздела по ментальной магии. Блоки, виды воздействий. Угу, намек понят, только чтобы всё усвоить нужно времени побольше. Может начнем с самого нужного? Во-о-т, всё лишнее отсеялось. Блоки. Попробуем. Даже не знаю получилось или нет.
   Гостя на кухне не оказалось. Тогда я влезла в валенки, пуховик, попутно щелкнув чайник, вышла на улицу. На крыльце сидел Хэш.
   - Доброго утра, - сощурилась от слепящего света, отраженного снегом.
   - Здравствуйте, - прозвучал низкий голос вслух.
   - Ого, вы уже устную речь освоили? - я уселась рядом на скамейку.
   - Старался, - он чуть оскалился.
   - Многое вытащил с моей памяти?
   - Не особо. Защита хорошая. Хотя настолько доверять инородной сущности странно. Мне было необходимо понять куда я попал. Поэтому остался.
   - Да и меня с бригадой обработал...
   - За это я извиняюсь.
   Ага, извиняется он. Ну да ладно, что уже теперь тут. Опростоволосилась с кем не бывает. Настучу куратору. Ничего из учебного курса подсмотреть он не мог. А с Книгой придется пообщаться. Чем она там ещё рулит. Больше тут сущностей вроде бы не наблюдалось. Я внимательно рассматривала гостя. Огромный всё же. Не знаю, как соотнести с медведем (его я никогда живьем не видела, медвежата в цирке не в счет), по ощущениям покрупнее. Хотя, наверное, смотря с каким сравнивать. Абсолютно белый, даже на фоне снега. Черный нос и глаза, обведенные по контуру темным. Голова немного иная нежели у медведя. Морда лица что ли короче? Круглые маленькие уши. Достаточно длинный мех с более коротким подшерстком. И глаза... слишком умные для животного. Надо себе в картотеку внести.
   - Рассмотрела? - немного ехидно поинтересовался он.
   - Не совсем, - улыбнулась я. - Пошли чай пить и куратора вызванивать.
   Хвоста, кстати у него не наблюдается...
   Когда мы зашли на кухню Хэш растянулся на коврике, сложив голову на лапы. Я заварила травы, достала плюшки. Чему только не научишься в одиночестве.
   - Предлагаешь мне это пить? - шумно втянул воздух носом Хэш.
   - Не хочешь - езжай на голодный желудок, - хмыкнула я.
   Наглый тип. Ни капли благодарности. Налила себе чайку и откусила плюшку. Молчит, внимательно смотрит. Подошел, слизнул три плюшки.
   - Антидот получишь после смены ипостаси, - сказала, не поворачиваясь к нему, отхлебывая из бокала.
   Изумление, рычание, недоумение.
   - Это хотел услышать? - улыбнулась я.
   О, отпустило его. Ухмыляется. Не знаю, чего меня потянуло на такие шуточки. Да и с ипостасью пальцем в небо.
   - Почти, - в ответе мне померещилась какая-то издевка.
   Дальше было интереснее: свечение, хлопок и посреди кухни материализовался голый мужик. Я тщательно скосила глаза в кружку. Вот уж бойтесь своих желаний. Ожидаемо белобрысый, за исключением бровей. Высокий, а вот телосложение приятно удивило - никакой ассоциативной близости к медведю. Огромный мужик с хорошим рельефом. Приятно посмотреть, если бы в ответ не смотрели так ехидно. Эх... Отхлебнула чайку, сходила за одеждой для начинающего эксгибициониста.
   - Одень, - как можно спокойнее сказала я, возвращаясь.
   Но передо мной опять сидит белый зверь.
   - Я решил, что так теплее, - и опять это хитрое выражение на морде.
   Отлила чая в большую миску. Поставила на стол. Ничего, поднялся на две ноги, пьет ловко подхватив передними лапами. Плюшек уже и след простыл.
   - Спасибо.
   - Не за что, - набираю в десятый раз куратора.
   Трубку по-прежнему никто не берет. Зараза. Хэш лежит на коврике, вытянув лапы в стороны и явно наслаждается процессом.
   - Не отвечает? - интересуется с напускной заботливостью.
   - Угу, - отвечаю я, попутно соображая доставать ли печенья с таким риском остаться без запасов сладкого.
   Отправила гневное сообщение куратору и заодно запросила отчет с бригады зачистки. Всё должно осыпаться на электронку. Мелькнула мысль, что всё это не с проста. Настолько ли я в безопасности?
   - Это не я. - С покойно отвечает гость. - Страх чувствуется. Не бойся меня.
   Взяла себя в руки и прогнала все панические мыслишки. Семи смертям не бывать, а одной не миновать. Как ни странно, но именно эта фраза меня успокаивала в любой критической ситуации. Кажется, мой гость задремал. Тут пиликнул мобильник, а у белого зверя даже мускул не дрогнул. Значит и не спит. Ответила на входящий звонок. Самый хороший куратор - виноватый. Вот и вопрос с провиантом решился.
   - Через сорок минут подъедет, - резюмировала я.
   - Хорошо. А ты переживала. - ухмыльнулся Хэш.
   Да, зубки у него будь здоров. Достала ноутбук, воткнула все провода. Есть сеть, и отчет уже во входящих. Что у нас тут? Ага, разрыв в материи спонтанного характера, мир не изучен. Все прибывшие уничтожены, кроме двух объектов. Хэш и та большая кошка. Оказала сопротивление при попытке задержания. Тут-то я её понимаю. Но хорошо, что мы с ней не встретились. Возможно, она бы не отличилась такой условной дружелюбностью как Хэш. Надо бы его расспросить что ли... Понятно, что в картотеку их всех всё равно внесут, правда когда это еще будет. Да и не так что тут случаются разрывы с проникновением разумных.
   - Не знаешь почему получилась эта брешь?
   - Тот мир гибнет. По каким-то причинам утрачивает собственные границы и постепенно становится частью соседних.
   - Как же население?
   - Там уже никого нет.
   - А ты?
   - Мимо проходил, - снова клыкастая ухмылка.
   - Ну не только ты, оказывается...
   - Возможно, за всеми не уследишь.
   - А лёгруды - что это за существа?
   - Прожорливые порождения ледяного хаоса, - зверь чуть взъерошил на загривке шерсть. -Зарождаются от взаимодействия холода с искаженным магическим фоном. Охотятся стаями как ни странно на теплокровных. Высасывают жизнь и все питательные вещества. От жертвы остается только лёд. Размножаются делением в зависимости от количества съеденного. Можно убить направленным теплом.
   - Если хоть один остался тут, то вскоре нас ждет стая?!!!
   - Возможно. Но брешь залатали. Да и температурный режим не тот. Им нужны длительные благоприятные условия.
   - Обнадеживает. Что с языковыми способностями у тебя?
   - Связаны с ментальными. Кто хочет услышать, тот слышит и понимает. Если ты будешь разговаривать с другим человеком, возможно, я не пойму больше половины.
   - Не все люди тут способны к ментальному общению.
   - Хм, а магия?
   - Тоже не у всех.
   - Странно. Хотя у вас тут всё необычно.
   - Например?
   - Общие потоки магической энергии необычно изломлены.
   - Никто об этом не говорил...
   - Наверное, это сведения не для всех. Знаешь... - Хэш выдержал паузу.
   - Что?
   - Не очень я хочу встречаться с этим куратором.
   - Да не, Елена нормальная. Бригада зачистки конечно странноватые, но у них работа нервная.
   - Она определит меня в какую-нибудь... резервацию для иномирных гостей.
   - Ну, там не так плохо. После того как найдешь себе занятие, сможешь съехать, - чуть виновато сказала я.
   - Да, только мне нужна информация и покой, чтобы восстановиться и продолжить путь.
   - Я даже не представляю как можно переместиться в определенный мир. Все перемещения, как нас учат, носят спонтанный характер. А наша задача - помочь адаптироваться адекватным пришельцам.
   - Ты не спрашивала почему вообще возникает такая возможность?
   - Спрашивала. Сказали, что стечение внешних обстоятельств.
   - Понятно. Я могу остаться тут?
   Неожиданный вопрос. Но на него был однозначный ответ. Печать и определенная территория рядом - по сути охраняемый объект. Совсем не место для попаданцев. Мы и так рискнули, когда оставили Хэша на ночь.
   - Нет.
   - Жаль. У тебя тут хорошо. Спокойно.
   - Да уж особенно на днях, - улыбнулась я.
   Зверь как-то странно пристально посмотрел на меня. Тут раздался звонок. Это был куратор. Едва заметный импульс и Елена рысью пересекает пространство от дороги до дома.
   - Здравствуйте! - радостно щебечет она, зайдя на кухню, выгружая пакеты с конфетами.
   Ответом ей было нестройное приветствие.
   - Я Ваш куратор Елена Валерьевна, - представилась хрупкая блондинка.
   - Хэш, - спокойно ответил зверь, садясь на коврике.
   - Сегодня мы поедем к Вашему временному месту размещения. Более подробно я объясню по дороге.
   - Хорошо, - совсем тихо ответил он.
   - Вы не могли бы принять более антропоморфную форму?
   - Пока нет.
   Врет ведь, чувствую же. Передо мной вон же принимал хех форму... Но молчу. Хэш хитро скосил глаза в мою сторону и подмигнул.
   Ленка резво упаковала белого зверя в ошейник, попутно рассказывая про правила перемещения. С виду беззащитная и хрупкая, но я лично видела пару роликов с отчетов, где она не медведей, но весьма крупных субъектов в бараний рог... Не без магии, но и это нужно уметь. Ошейник и правда снимут по прибытию. Нужен, чтобы обеспечить безопасность движения.
   Вышла с ними на крыльцо. Хэш еще раз внимательно осмотрел меня, будто запоминая. Повинуясь непонятному порыву, я подошла, погладила его по голове.
   - Ну удачно добраться и обустроиться, - вяло улыбнулась я.
   И они уехали. На душе стало тоскливо.
  
   Глава 3.

В час, когда границы размыты,

Дух и плоть легки на подъем,

Если дом тебе не защита -

Выйди ночью, встань под дождем!

Посмотри в ночь глазами чужими,

Назови, назови лишь одно имя...

(Канцлер ГИ)

   Остаток зимы прошел в борьбе со снегом. Тут возникает вполне обывательский вопрос: "Зачем ведьме лопата?". И на него есть вполне банальный ответ. Чтобы не сойти с ума. Если сидеть дома, пусть даже учиться, читать, но ничего физически не делать, то лично у меня возникает состояние овоща.
   Поэтому любая физическая нагрузка, как средство от лишних мыслей и хандры, подходит идеально. Снег был разным: легким как пух, просто рыхлым, влажным и липким, замерзшим с настом, но всегда БЫЛ. Наметало так, что хватало с головой. К концу зимы у меня были приличные окопы из тропинок до туалета, бани и небольшого столика под яблоней. Кроме того, обзавелась широкими новыми лыжами взамен тех, что у меня были раньше. Это был подарок Хэша, переданный через куратора. Мы временами созванивались. Началось всё весьма неожиданно, позвонила Лена и спросила есть ли у меня запасы весьма специфичного зелья под условным номером 649. Я очень удивилась, но мне объяснили, что у Хэша небольшие проблемы при проживании в окруженной магией пространстве. От всего этого добра у него наступает полукоматозное состояние. Совсем небольшие, ага.
   Сертифицированные зелья, где с каждого берется проба и составляется заключение о качестве продукта, стоят целое состояние. Покупка аналогичного товара у обученного узкопрофильного специалиста обойдется немного дешевле. Поэтому существует альтернатива - обученные ведьмы, имеющие разрешение на изготовление определенных средств из перечня. Но тут гарантии никакой нет. Хочешь хорошее снадобье - выбери хорошую ведьму. Бывают и контрольные закупки, чтобы совсем не наглели. Мы и не наглеем - терять разрешение не хочется, да и жажда дармовщины не настолько велика.
   Специализация у всех опять же своя. Кто к природе поближе - те с травами больше готовят. Потому как многое в составе должно быть свежим, выросшим в хороших условиях. Таких ведьм не так много, хотя изначально я думала, что вот нас больше. В общем народ больше к городу тяготеет: сбыт проще и удобства.
   То, что понадобилось Хэшу, готовилось еще летом и к зиме должно было набрать полную силу и настояться. Я сразу предупредила, что это вторая заготовка, после экзаменационных, которые проходили пробы на соответствие стандартам и денег не запросила. Да и неудобно было - не от хороших финансовых возможностей они ко мне обратились. Хэша на ноги поставили. В долгу он оставаться не захотел.
   Я вспоминала о нём каждый раз добрым словом, особенно когда, чтобы выйти из дома приходилось сначала откопать крыльцо. Из-за того прорыва между мирами в мои обязанности добавилась необходимость подновлять охранные и стабилизирующие заклятья на том самом месте. Идти туда было далековато, а по сугробам еще и долго.
   Вот и сегодня взяла себя в руки, собралась и в путь. Погода выдалась ясная, мороз и солнце. Правда первый около тридцати. Так что бежалось особенно резво. Обновление защиты казалось бесконечным процессом, грозящим оставить без пальцев. Рукавицы для таких тонких манипуляций совсем не подходят. Мелкими дозами силы, помогая себе пассами рук, с перерывами на отогрев, но я завершила всё за чем пришла. Радостно натянула рукавицы и побежала назад.
   Дома меня ждала готовка, баня и стирка. Дни пролетали один за одним, растворенные в бытовых мелочах. Отчеты по состоянию места бреши, чтение, очередные удаленные курсы...
   Вечерами при небольшом морозце и чистом небе я выходила на крыльцо и смотрела на звезды. Это занятие никогда не надоедало. В один из таких вечеров я сидела, выключив свет, приобняв термос и наслаждалась полным единением с природой. Все процессы в организме будто замедлились. Тишина, бесконечное черное небо полное звезд. И... едва различимый хруст снега. Даже сквозь пуховую шаль этот звук в полной тишине показался громким. Я не вздрогнула и даже сердце не ускорило бег. Продолжаю слушать. Четыре ноги. Стоит, замерло. В темноте видно плохо, луны нет. Да и обзора не хватает: существо находится где-то слева, на грани видимости. По-прежнему не шевелюсь. Подул едва уловимый ветерок в мою сторону. Аккуратно вдыхаю. Тонкий сладковатый душок.
   Рывок мы сделали одновременно, в темноте ко мне летела пара красных глаз. Итог был не так плох. Прямо возле крыльца приземляются ошметки визитера. Тут же зажигаю свет. Н-да, нервы ни к черту. Снег возле дома усеян попахивающими частями чьей-то тушки. Если собрать, наверное, получилась бы крупная собачка. Только когда и где она протухла, прежде, чем решила разбавить моё одиночество? Наложила стазисный контур с оповещением, на случай, если животина решит собраться обратно в целое. Отправила сообщение в службу зачистки и пошла спать.
   Но как водится в таких ситуациях меня одолела тысяча и одна мысль. Устроившись на диванчике открыла Книгу. Та, видимо решила поглумиться и сегодня демонстрировала мне что-то в духе наставлений для благовоспитанных девиц. Очень смешно. Но главное - тема намека не понятна. Какая связь между дохлой псиной и этим бредом? Вообще Книга была недовольна, после того "разговора", что состоялся у нас после отбытия Хэша, по поводу предоставления доступа сторонним существам к моей памяти и прочему. От части я понимаю, что спросить моего разрешения, скорее всего, она не могла. Хотя, если у нее есть такой доступ на ограничение проникновения в мой разум, то и возможность проинформировать скорее всего должна быть. Со стороны смотрелась эта сценка интересно: девушка отчитывает книгу. В ответ последняя захлопнулась и не открывалась еще двое суток. Теперь вот временами она ехидничает.
   Захлопнула Книгу, отправила в хранилище. Вытянулась на диване с блаженством: до приезда зачистки была масса времени. И можно было использовать с толком. Единственное, что царапнуло восприятие ситуации, это тот факт, что "собачка" спокойно преодолела первый внешний барьер вокруг дома и разорвало её только ближним, которым дом был обнесен практически вплотную. И то, после того как она кинулась. Надо будет посмотреть информацию по этому поводу. Бастет, которая последний раз проверяла все настройки охранных контуров, уверила, что все в полном порядке. Нужно засесть и самой прошерстить каждый кусочек. К тому же в обозримом будущем по этой теме зачет. При мыслях об учебе организм весьма поспешно отошел ко сну.
   Тут-то меня и поджидал сюрприз. Не знаю сколько времени прошло, но вскоре я увидела спящую себя со стороны. Тела не ощущалось в привычном смысле, была легкость в передвижении по дому, никакой привязанности к физической оболочке. Покружила некоторое время рядом всё больше убеждаясь, что это не сон. За пределы дома мне вылетать что-то претило. При одной мысли об этом нарастал страх. Знать бы еще почему. На столе материализовалась Книга. Я было потянулась к ней, но не смогла ни взять её, ни сдвинуть с места. Фолиант мягко светился, намекая на важность сведений. Еще раз попробовала взять ее, но с прежним результатом.
   Снова круг по комнате. Но вдруг тело на диване выгнулось дугой, затем сползло на пол. Мгновение и я очнулась уже в нем. Адская боль сковало будто всю мою сущность, каждую клеточку. Мир вокруг пульсировал в такт биениям сердца. Что со мной? Тут я вспомнила о книге и подобралась к столу и схватила её.
   Открылась она с трудом. Чертежи, схемы заклинаний и текст - всё плясало перед глазами. Я попыталась свести всю боль в комок в одном месте, чтобы выкроить минуту для более четкого восприятия. Получилось. Всё увиденное четко отложилось в памяти. Активировала сигнал о помощи на браслете. Потеряла сознание.
   Когда я очнулась, то поползла в спальню. Там меня ждала спасительная ловушка - она же бункер. Чертеж, капля крови и вот у меня есть универсальный энергетический кокон, внутри которого можно переждать любую магическую "бурю".
   Внутри сразу отступила боль и от этого наступило ощущение блаженства, как это бывает в таких случаях. Я лежала и дышала. Итак, что мы имеем? Ощупываю себя. Рогов, хвоста, копыт не наблюдается - уже неплохо. Просто замечательно. По сведениям Книги, получается, что по мне пришелся магический удар. Мощный выброс чужеродной магической энергии. В чем могут выразиться последствия пока просчитать невозможно. Судя по той псине, что вышла к моему дому, - ничем хорошим. Сонливость и снижение бдительности - тоже показатель. Как вообще можно было завалиться спать сразу после нападения агрессивного, биологически мертвого существа? Без "помощи" тут не обошлось. Охохох, бригаду-то я вызвала, но надеюсь они засекут всплеск до прибытия. Иначе им несдобровать. Так, отставить панику. Там все люди опытные, сразу поймут в чем дело. Остается только дождаться помощи. Странно, что родовое озеро магии пропустило всё это. Или вот так выглядит смягченный вариант? Тогда трудно даже представить что там дальше. Хотя в теории всё зависит от того в какую сторону прошла волна.
   Мысли начали спутываться, но я всё ещё боролась со сном, когда услышала едва различимые шаги наверху. Первый порыв позвать на помощь был задушен на корню. Большой вопрос кто там наверху пришел. Ага, пришедших несколько. Судя по топоту больше трех. Дальше послышался разговор и я, перестав дышать, прислушалась.
   - И где она?
   - Не знаю. Нужно всё осмотреть. Ошметки во дворе видел?
   - Ага, всё таки молодец девка. Успела. Да и легрудов тогда не испугалась. Жалко даже если сгинет.
   - Тебе-то какая к черту разница? Её поставили-то сюда с большой надеждой, что сбежит или сожрет кто. Тогда бы может и магия нужного человека приняла. После смерти Гаэлин сюда нужен был нормальный специалист, а не девчонка, дорвавшаяся до сказок. Иди глянь в спальне.
   - Тут нет ничего. Запусти поиск, - раздался третий голос.
   - Баран ты, Степаныч, ничего ж не работает. Тут так жахнуло, что в радиусе двух километров всё поднялось вплоть до сусликов прошлогодних, - ответил четвертый.
   - Хорош трепаться. Нужно найти или её или хотя бы тело. Не известно во что может морфировать ведьма. Родовое болото пропустило только часть энергии, остальное по каким-то причинам экранировалось. Скорее всего жива.
   - И где ее теперь искать?
   - Тут кажется рычаг.
   Сердце пропустило удар. Как дышать я еще и не вспомнила... Скрип и приподнимаются доски, что скрывают лаз. В проем беспечно свешивается чья-то голова в шлеме, так похожем на элемент химзащиты. Очень хотелось отправить в полет к ней что-нибудь тяжелое. Но я удержалась и по-прежнему изображаю памятник.
   - Нет ни черта, - досадливо проворчали и меня снова оставили одну.
   - Говорят у них тут фамильная книга есть, - мечтательно сказал кто-то.
   - Ага, давай найди, она тебе руки оторвет, а я ни пришивать ни отращивать не стану. Все на выход. Прочешем еще раз деревню.
   Шаги удалились, а я провалилась в сон.
   Пробуждение вышло очень тяжелым и голодным. Тело потряхивало крупной дрожью. И все мысли только о еде. Мне уже было всё равно есть ли кто-то еще в доме или нет. Разомкнула контур и поползла наверх. Стемнело. Уф, холодильник эти люди не тронули. Хотя желающих откушать из ведьминых припасов мало, спасибо естественному отбору. Остальные вещи перевернули знатно. Кругом бардак, всё разбросано. Я с наслаждением впилась зубами в палку колбасы.
   Пришла в себя лишь когда из содержимого холодильника остались только три сырых яйца. Голод немного притупился, но ощущения были странными. Будто ничего ценного и питательного в желудок так и не попало. Я облизнулась, ну хоть трясти перестало. Прошла из кухни в зал, попутно расставляя стулья. Да-а, похоже тот с лишними руками всё же искал Книгу. Надо бы её найти. Я поводила руками над и под столом, но результатов это не дало. И тут я оказалась рядом с зеркалом, что стояло между двух окон. Увиденное заставило оцепенеть. Следующей реакцией было несильное надавливание на глазное яблоко, но изображение паскудно двоилось, убеждая меня, в отсутствии зрительных галлюцинаций. Свет бы не помешал, но выдавать себя ради того, чтобы получше рассмотреть свою обновившуюся физиономию - это через чур.
   Инвентаризация началась с грустного: кажется, в колбасе я оставила пару зубов. Что самое печальное - передних. Как это можно было не заметить в процессе, я не знаю. Землистый цвет лица спишем на освещение и пыль. А вот с глазами всё сложно - такую кошачью зелень ничем не оправдать. Расстраивал не цвет - скорее форма зрачков. Для человека слишком вытянутая. Зато ни рогов, ни копыт. Черты лица тоже немного заострились, исчезли округлость и мягкость. На все эти мысли и детали ушло не больше пяти минут.
   Я продолжила поиск Книги. Та соизволила появиться только после нецензурного шепота в её адрес. Оп, и на столе лежит дымящийся свёрток.
   Фолиант был замотан в мягкую кожу. От которой шел ни то дым, не то пар. Поспешно развернула её, но открыть не смогла. Будто цельный монолит. И это когда мне так нужна помощь! Вот ведь старая х... Ободрала палец о непонятно откуда появившийся металлический орнамент. Кровь навернулась каплей и быстро впиталась в обложку. Отдернула руку, но тут Книга распахнулась. Страницы чуть светились. Текста еще не было. Я молча зависла над ней.
   - И что так и будем молчать? - прошипела я.
   - Иногда - не самый худший выбор, - высветилось на странице.
   - О, снизошла таки, - ухмыльнулась я. - Рассказать ничего не хочешь?
   - Нет. Ты не задала нужный вопрос.
   - Хорошо. - Я задумалась. - Из-за чего произошел выброс?
   - Мало сведений. Похоже на прорыв.
   - Насколько я изменилась? - я раскачала последний клык.
   - Ровно насколько позволяет твоя природа.
   Очень успокоила.
   - Чем мне это грозит?
   - Когда?
   - Сейчас.
   - Встреча с инквизицией - смерть.
   Замечательно. Но её же по факту не существует. Есть подразделения, которые занимаются устранением, признанных опасными, магов и ведьм. Но я же в себе, только слегка пострадала от выброса. Если подлатать и вставить зубы, то еще ничего. Хотя там кто-то говорил, про чьи-то надежды на мое отстранение. Под таким углом выброс виделся мне не совсем случайным, а визит бригады - дружественным.
   - И что мне теперь всю жизнь от них бегать? - вопрос был больше риторическим.
   - До завершения перерождения.
   - А точнее?
   - От пары недель до месяца.
   - Какое еще перерождение?!!!
   - Нет данных.
   - Есть возможность забрать тебя?
   - Нет данных. Потеря связи с местом может привести к деактивации связи сущности и книги.
   Дальше схемы маскировочных заклинаний и полезные советы по аккумуляции энергии. Долго уговаривать я себя не заставила. Заметалась по дому, собирая необходимое. Переоделась, перекусила. Задумка с накопителями была неплохой. Но вот не заметит ли кто, если я начну их заправлять. И куда бежать? Домой - исключено. За пределами дома, со слов бригады, вообще весело. Что в принципе мне на руку, так как им есть чем заняться. Я выгребла целый набор разномастных брелоков, цепочек, кулонов. Емкость их была небольшой. Но я потянулась к родовой магии и зарядила все, что можно. С экранирующим заклинанием пришлось возиться дольше всего. Книга выдала что-то ужасно сложное, но, видимо, лучшее. На курсах ничего подобного не давали. Хотя о чем я. Какое обучение у того, кто занял чужое место. Нужный толковый специалист, значит. Раздражение накатило внезапной волной. Не я это выбирала, но и тут нашлись недовольные.
   Когда я была почти готова, меня скрутило новым приступом голода. Печенья и сырые яйца ушли как в бездонную пропасть. Что же это такое? Я облизала пальцы. Ого. В деснах почувствовалось что-то острое. Новые зубы? Неплохо конечно. Тут взгляд зацепился за одну флягу, не убранную в подпол. Стояла она между стеной и печкой. Интересно, что с мёдом стало. И как там мои пчёлки. Как же я тут приросла уже ко всему.
   Открыла флягу в ней был по-прежнему ароматный и вкусный мёд. Я ела и чувствовала, что наедаюсь. В конце концов накатило сытое блаженство. Жалко, флягу с собой не утащишь. Всё добро я погрузила в рюкзак, что еще недавно нашла в шкафу Гаэлин. Рюкзак надулся. Попробовала поднять - оказался практически невесомым. Подумала, добавила в коллекцию пластиковое литровое ведерко с мёдом. Веса как будто и не прибавилось. Теплая одежда, лыжи и бегом.
   Снаружи всё было тихо. Плана как такового вообще не было. Да глупо. Да, безумно. Но я решила, что сначала оценю масштабы бедствия, потом подумаю о самом маршруте. Когда все поля стабилизируются, скрываться в самом доме будет бесполезно. Отловить по колебанию поля с нужным оборудованием - не проблема. Если и удирать, то как раз под шумок. Да и разнообразия маршрутов не было. Возле дома всё было напичкано датчиками и заклинаниями с оповещением. Относительно свободна только дорога в деревню. Оттуда либо в буреломы, либо опять же по дороге.
   "Шумок" вышел не слабым: то тут, то там чернели подпалины с проступившей из-под снега землей. Запах стоял омерзительный: паленой шерсти и тухлятины. Я лишь подтянула шарф к носу и удвоила скорость. Пока передвигалась на своих двоих. Лыжи были за спиной в переноске. Учитывая, как был истоптан снег, следы от лыж привлекут внимание больше, чем от ног. Зачистили всё неплохо. Ни живых, ни мертвых. Я уже добралась до середины деревни. Темные дома, с провалами черных окон. Собаки молчат. Гнетущее впечатление. Перебежками между домов к дороге, ведущей из деревни. Навыков для бега по пересеченной местности маловато. Дороги, скорее всего тоже оцеплены, но это меньшая потеря во времени и силах. Быть пойманной в измотанном состоянии в каком-нибудь овраге. Или просто найденной окоченевшей там же... Так себе перспективы. Хотя тут куда не плюнь.
   Меня вела слепая уверенность в правильном выборе. Которая покачнулась, когда я, прячась за одним домом услышала голоса. Переругивались двое. Даже не особо скрываясь. Я прислушалась. Разговор крутился вокруг того, что первый, прибив какую-то тварь, забрызгал второго. Тот соответственно боялся заражения. Они что там без защиты лазили? А как же тот мужик в шлеме, что заглядывал в подпол? Пытаюсь услышать что-нибудь полезное для себя, но нет одни эмоции. Да сколько можно собачиться? Будто две бабы базарные. Я совсем уже обнаглела и слегка выглянула из-за угла. Ого, да они скоро подерутся. Тоже не плохо, можно будет бежать дальше.
   Рвануть мне не дали. Лишь я развернулась, как мне зажали вот и отволокли в темный сарай. В темноте сверкнули чьи-то желтоватые глаза. Вот и приплыли. Надо зарядить чем-нибудь для острастки.
   - Не нужно лишних движений, - хриплый мужской шепот над моим ухом. - Стой спокойно.
   Руку от моего лица все же убрали. Я медленно развернулась лицом. Раньше в такой темноте я бы ничего не увидела. Но сейчас я разглядывала мужчину. Высокий, скорее всего светловолосый, спортивного телосложения. Кому-то с зачистки приспичило поиграться?
   Я уже прикидывала скорость с которой мне придется рвануть, после оформления этого молодца в стазис, когда в тишине снова раздался немного ехидный шепот.
   - Не узнала? - ухмылочка, клыки. - Подарок, смотрю с собой забрала? Приятно.
   - Хэш! - не знаю, что на меня нашло, но я кинулась обниматься.
   Нервы, наверное.
   - Ну чего ты тут? - успокаивающе погладил по волосам. - В бега?
   - Ага, - я взяла себя в руки и отстранилась.
   - Проводить?
   - Буду признательна.
   - Тогда подержи, - он вручил мне куртку.
   Какой мужчина, как ни встретимся, так сразу стриптиз. Мои идиотские мысли сопровождало, видимо, не менее колоритное выражение лица, потому что Хэш как-то странно улыбнулся. Я скосила глаза в пол. Дальше не было ни хлопка, ни вспышки, а просто небольшое марево и передо мной снова стоял белоснежный зверь. Надо будет спросить что ли как называется эта его ипостась. Вещи я засунула в безразмерный рюкзак.
   - Прошу на борт.
   Я залезла к нему на спину. С удивлением отметила, что маскирующее поле накрыло нас обоих. И тихой поступью мы вышли из сарая. Те двое уже катались по земле, взметая грязь и снег. Странно, обычно в зачистке работают люди - камни. Сама непроницаемость. А тут такое. Краем глаза замечаю над ними размытый парящий силуэт.
   - Оно питается их негативной энергией, - сообщил Хэш, когда мы были за пределами деревни. - Думаю, тому количеству специалистов, что сюда отправили, не справиться с последствиями выброса.
   Дальше молча перешел на трусцу. Как ни странно, но меня совершенно не трясло и не подбрасывало, а некоторое время спустя я осмелела и легла на спину, зарывшись в белоснежный мех. Стало тепло и спокойно. В снег мы вообще не проваливались. Будто на лыжах. Да и следы оставались за нами слабые. Потом подул ветер со снегом и следы окончательно заметались. Пришлось сделать приличный крюк, чтобы не оказаться на прямом направлении, где меня несомненно помнят и ждут. Меня немного укачало, начала дремать. Проснулась только когда добрались до автобусной остановки. Поле, небольшие заросли из лысых кленов и остановка. Хэш вернул себе человеческий облик и оделся. Но на сей раз в этом процессе нас разделяла остановка, где на скамейке присела я.
   - Еще около часа до ближайшего автобуса, - сказал Хэш, присаживаясь рядом. - Покажи, что с тобой.
   Он внимательно вглядывался в мое лицо. А я впервые без украдки просто рассматривала его. Впервые за долгое время мне захотелось хорошо выглядеть, а не так, чтобы поводом внимания ко мне служила жалость и отсутствие зубов. Так собраться. Человек мне помогает, сорвался с места и пришел на помощь, хотя не был обязан. А я тут со своими придурями.
   - Зубы выпали, - совсем жалостливо получилось. - А так в принципе ничего существенного.
   - Ну отрастут, - убедительно сказал Хэш. - А вот глаза свои давно видела?
   - Да с ними тоже что-то не так, - вздохнула я. - Ты как вообще узнал про выброс? Только не надо рассказывать, что мимо проходил.
   - Ты мне приснилась, - спокойно, глядя перед собой, ответил он.
   Честно говоря, я даже растерялась.
   - Вот и решил проведать, а тут какие-то оцепления и куча мертвого зверья шастает. Я понял, что опоздал. Но мне повезло.
   - А уж мне-то как, - улыбнулась я.
   Вспомнила про зубы, тут же скисла.
   - Ты как себя чувствуешь?
   - Есть всё время хочется...
   - Плохо, поедем ко мне.
   Снова пауза. До этого вариантов убежища у меня не было вообще.
   - А ты где сейчас живешь?
   - Ну уж не в том клоповнике, куда твоя Лена меня отправила, - усмехнулся Хэш. - Выделили льготное жилье.
   - Да ладно?
   - Не бесплатно, но хотя бы без этих криворуких щитов.
   На меня новой волной накатил голод вместе со слабостью и дрожью. Остаток ожидания я провела в обнимку с таким теплым Хэшем и банкой мёда. Ну почему я не взяла флягу?!!!
   В автобусе на нас даже никто не обратил внимание. Хотя заклинание маскировки я деактивировала. Тряслись мы долго. Еще пара пересадок и оказались в городе. На улице было ужасно светло, я буквально слепла. Хэш вел меня за руку, отобрав всю мою поклажу.
   Мы подошли к небольшому полутораэтажному кирпичному домику. Спустились на первый этаж. Внутри оказалась комната с диваном и ковриком посередине. Откидной стол у стены, там же встроенный шкаф. За перегородкой маленький стол со стулом и дверь в ванную. Я разулась и прошла села на стул.
   - Иди в ванную переоденься, - Хеш кинул мне большой халат и вытолкал за дверь.
   После бани совмещенная ванная казалась малюсенькой. Умылась, рассмотрела себя в зеркало. Мда, глаза зеленющие, красиво конечно, а зрачки-щелочки... Но главное зубы-то, зубы! Росли как на дрожжах. Уже выглядывали не просто кончики, а чуть меньше половины от обычного размера. Только немного мельче. Выпала еще парочка старых. А чем я есть буду? А кушать очень хочется... Я послушно стала переодеваться. С раздумьями вообще над целью этого действа. Тут в дверь постучали.
   - Что? - спросила я.
   - Забыл предупредить, снимай всё, - пауза показалась мне наигранной. - Остаточный фон имеется. Почищу твои вещи и верну.
   Пришлось расстаться со всеми элементами гардероба. Закуталась в просторный халат и вышла. Там мне торжественно вручили теплые носки. Красота. Откуда интересно? Прикупил по случаю?
   - Бабушка связала, - спокойно ответил Хэш.
   - Бабушка?
   - Бабушка, бабушка, садись ешь. Сейчас приду, - сгреб мои вещи и рюкзак и ушел из квартиры.
   На столе осталась огромная сковорода яичницы с колбасой. И молоко!
   Когда радетельный хозяин вернулась на столе и крошки не осталось. Я сидела и поедала мёд.
   - Хороший аппетит, - улыбнулся он.
   Мне стало стыдно. Хэш тащил меня сквозь лес, а я всё слопала.
   - Хочешь мёд? - Щеки непривычно горели.
   Ложку с титанически усилием воли пришлось отложить.
   - Скажи где и я приготовлю поесть еще, - пододвинула ему ведерко.
   Какое умное предложение. И главное из чего. Холодильника тут нигде не наблюдалось.
   - Я не голоден. Но от мёда не откажусь.
   Повисла пауза, каждый сосредоточенно ковырялся в своем стакане с чаем.
   - Так что за бабушка?
   - Соседка сверху. Помогал ей по мелочи, а она разрешила пользоваться своим холодильником, а недавно притащила носки. С размером не угадала, но как видишь подарок не пропал.
   Снова пауза. Я уже чувствую как погружаюсь в легкую дремоту. Но едва отогнав её, понимаю, что если задавать важные вопросы, то именно сейчас.
   - Хэш, зачем это тебе?
   - Не знаю, - спокойный задумчивый прямой взгляд в глаза. - Тогда во сне я понял, что не могу оставить тебя умирать там. Что должен забрать. Не только потому что ты раньше помогла мне. Это непростое чувство. Чувство правильности, необходимости поступка.
   - Ты представляешь какие это проблемы влечет за собой?
   - Я изучил. Останешься у меня сколько нужно. Пока не завершится трансформация.
   - Тебя ничто не пугает? - едва слышно спросила я.
   - Пугает многое. Но не ты, - мне досталась еще одна мягкая улыбка.
   Если бы не голод, что новой волной накатил на меня, то неизвестно чем бы дело кончилось.
   - Постоянно хочется есть...
   - Ты представляешь сколько материала нужно организму хотя бы на новые зубы? - спокойно уточнил он.
   - Не очень.
   - Ешь свой магический мёд и ложись спать. Завтра мы решим проблему с провиантом.
   После мёда и правда снова стало легче. Едва я отложила ложку, как глаза начали слипаться.
   - Ну наконец-то, - выдохнул Хэш мне в затылок, подхватывая на руки. - Я думал уже и не подействует...
   ***
   Утром мое злопамятное бессознательное продемонстрировало именно этот кусочек ускользающей действительности. Я резко села на диване. В квартире было тихо. Через маленькие окна наверху сочился свет. Ещё некоторое время сижу, прихожу в себя. Спалось, нужно признать, хорошо. Ничто не болело. Я сладко потянулась и спрыгнула пушистый коврик. На мне по-прежнему огромный халат и носки. Поискала свои вещи. Тщетно. И куда делся Хэш? Посуды из-под вчерашней еды нигде не было. А жаль, может сегодня я бы смогла распознать чем он вчера меня опоил.
   Недолго хожу из угла в угол. Голода как такового не ощущаю. Так легкий утренний аппетит. Шикарно. Даже на мёд спокойно посмотрела. Ушла к зеркалу рассматривать достижения. А ничего так: и глаза вроде не такие зеленые, и зрачки нормальные. Зубы почти отросли. Хорошо.
   Хлопнула входная дверь. Окрыленная выбежала из ванной. В комнате никого не было. Это здорово заставило насторожиться. Я же слышала только что. Дверь тоже закрыта. Странно. Я сделала шаг назад, потом еще. В тишине послышался легкий шорох. Развернулась к источнику звука. Легкое движение воздуха совсем близко. Застываю. Ещё секунда и сердце успокаивается, дыхание выравнивается, становится едва уловимым. Минута, другая, затем рядом со мной прямо из воздуха соткался силуэт. Пара мгновений и передо мной предстал мужчина. Затем легкий хлопок, будто лопнуло что-то. И гость падает на пол. Поспешно поднимается, отряхивается. Смотрит по сторонам. Будто даже не замечает меня. Потом спешно начинает обыскивать комнату. Быстро и тщательно. До места, где стою я так очередь и не доходит. Тут из-за запертой двери становятся слышны голоса. В квартиру входит Хэш и, швырнув, кульки с вещами, бросается на незнакомца. Последний просто исчезает, будто туман.
   Взъерошенный, чуть помятый Хэш озирается. В этот момент я вспоминаю как двигаться и он замечает меня.
   - Доброе утро.
   - Да уж. А кто это был?
   - Гончая инквизиции. Без надлежащего разрешения.
   - Чья-то инициатива? - спросила я, отлипая от стены.
   - Наверное. Тебе не интересно почему он тебя не заметил? - спросил Хэш, собирая все пакеты на диван.
   - Интересно, как и то, чем и для чего ты меня вчера опоил.
   - Ничего страшного: укрепляющий напиток со снотворным эффектом. Я хотел ночью отдохнуть, а не отбиваться от оголодавшей ведьмы.
   Я почувствовала как краснею. Ну что это такое?
   - Знаешь, я тебя тоже не увидел, когда зашел в квартиру. И никакой привычной вашей магии не почувствовал. Похоже больше на след от присутствия магического существа.
   - Я не пользовалась заклинаниями маскировки. Скорее это было как продолжение желания остаться незамеченной.
   - С одной стороны замечательно, что нам так повезло, - улыбнулся Хэш.
   - А с другой не очень, - взгрустнула я. - Теперь я уже не человек.
   - Не вижу тут никаких поводов для печали. Главное пережить трансформацию и приспособиться к жизни с людьми в новом качестве.
   - А если не получится?
   - Другого выбора у тебя нет. Есть конечно вариант забиться в какую-нибудь дыру и прятаться всю оставшуюся жизнь, но это смерти подобно. Я тебе вещи принес. Постиранные и очищенные. Кроме рюкзака. Там нет никаких следов от выброса.
   - Странно. Спасибо, - я выхватила пакет и удалилась в ванную переодеваться.
   Когда я вернулась меня ждал завтрак. Пельмени, салат и пончики. Хороший такой завтрак. Но всё уместилось.
   - По вашим правилам, подразделение инквизиции может задержать любую ведьму в стадии мутации. Признать её опасной для окружающих и предложить проект приговора совету. Тот рассматривает его и утверждает, либо отклоняет. Если же ведьма поймана после завершения стадии преобразования, то юрисдикция инквизиции на нее не распространяется.
   - Ты где это вычитал? - удивилась я.
   - В памятке начинающему попаданцу есть отсылки к правилам. Правила запросил у куратора. Та с радостью поделилась.
   - Шустрый, - улыбнулась я.
   - Странно, что ты об этом не знаешь.
   - Нам преподавали урезанный курс. Да я и не думала, что меня так это коснется. Все уверяли безопаснее места и быть не может. Сиди себе мёд качай...
   - Наивная. Тот прорыв, что мы с тобой закрыли должен был навести тебя на мысли.
   - Да уж. Видимо, они в такую пустую голову и не заходят, - я опустила виновную часть тела, так что лицо закрыли волосы.
   Господи, как же я не люблю чувствовать себя дурой.
   - Тебе уже лучше, - спокойно сказал Хэш. - Значит всё скоро закончится. Останется только минуя инквизицию явиться на проверку, для удостоверения своей общественной безопасности.
   - А если не получится? Если я не смогу безопасно ужиться с новыми возможностями?
   - Тебя должны обучить. Главное - убедить их в твоей вменяемости.
   - Задача не из легких, - усмехнулась я. - Если меня не хотели видеть на месте Гаэлин, то захотят ли обучать в полной мере? Не проще сбыть меня инквизиции и концы в воду.
   - Если не доверять никому, то есть ли смысл жить вообще?
   - Я доверяю тебе.
   Хэш улыбнулся и убрал прядь с моего лица.
   - Даже если кто-то заинтересован тебя сместить, то возможностей у него маловато. Иначе бы сделал это в самом начале. Ты своему куратору доверяешь?
   - И да и нет. Она вроде бы и помогала, но есть ощущение, что она меня использует или специально втянула сюда.
   - Тогда подождем. Что затворница сегодня делать будем?
   - Не знаю. Может тебе приготовить чего-нибудь?
   - Готовить ничего не нужно. Да и для этого нужно выходить на общую кухню. А её я не защищал. Принес тебе книги. Правда, выбирал наугад. Посмотри. А я пока защиту обновлю.
   Пока я разбирала пакет с книгами, Хэш ходил по периметру квартиры и водил руками по стенам. Выглядело забавно. Будто человек клеит невидимые обои. Только по одной полоске на стену.
   Литература разделилась на художественную и профессиональную. Попалась даже моя любимая "Смирительная рубашка" Лондона. Вторая категория в основном пособия, но оно и ясно, что пришельцу никто обучающей профильной литературы не даст.
   Разложила книги на диване. Хэш потушил свет и задернул короткие шторки на окнах. И тогда я увидела. В темноте проступали по стенам красивые, мелкие-мелкие знаки сплошной полосой, перекрывающей комнату, будто лента коробку с подарком. Также было на полу и потолке, хотя туда Хэш не лазил. Светились они белым.
   - А теперь давай попробуем вместе, - раздалось у меня над ухом.
   Хэш подвел меня к пересечению линий в центре комнаты.
   - Сосредоточься, что-нибудь чувствуешь?
   - Пока ничего, - соврала я.
   Чувствую его тепло. Как хорошо, что темно и моей горящей физиономии не видно.
   - Отойду, чтобы не мешать.
   Сделал несколько шагов в сторону. Легкий укол разочарования. Так, Илена, соберись.
   - Есть небольшое покалывание.
   - Теперь усиль восприятие. Постарайся синхронизировать вибрации.
   Легко сказать. Я эту вибрацию едва улавливаю. Настраивать чужие заклинания или даже питать их без ключа никто меня не учил. Ключ - это своего рода часть заклинания, которая дает доступ к настройке и подпитке основного. Тут то ли ключа не предусматривается, то ли сама конструкция не завершена еще. Собралась. Успокоилась. Почти слилась с потоком, что циркулировал по плетению. Кажется, чего-то не хватает. Не знаю как это описать. Будто ешь знакомое блюдо и понимаешь, что ингредиенты все тут, а вкус-то говорит об обратном. Откуда знать такое про не своё и незнакомое заклинание?
   Так, раз мне чудится его незавершенность, то доступ открыт. Другой вопрос что я могу сделать? Чего от меня ждет Хэш? Спрашивать почему-то не хочется. Попробую сама, не разнесет же меня тут... Наверное. Интуитивно пополнила магией плетение. Никакого конфликта. Хотя, без ключа в любом случае меня должно было чем-нибудь огреть. По мере фантазии создателя.
   - Молодец, догадалась. Ещё будет нужен замыкающий элемент, - подбодрил меня Хэш.
   - Он и будет замком?
   - Да. Это плетение сделано по вашим правилам.
   - Наверное. Нас никогда не учили совместному творчеству. Ты либо ваяешь по инструкции плетение, либо с ключом подпитываешь чужое. А так, чтобы один начал, а другой завершил... Видимо, у ведьм не парная работа.
   - Ничего странного. А теперь попробуй разобраться в механизме. Для чего оно?
   - А замыкать структуру не будем?
   - Пока нет. Ты же хочешь разобраться?
   - Угу.
   Итак чего тут. Вихри, паутина, линии, вот так оно выглядит, если бы я задалась целью нарисовать то, что вижу. Но благодаря запущенному потоку моей магии я могу видеть действие элементов которые она питает. Картина сложилась странная. Будто тут два плетения в одном. Оба закручены в спираль. Внешняя будто не завершена и на ней пока замка нет, а вот на внутренней есть, но он не замкнут. Структура пока что доступная для изменений. Действия первой части очень просто - напоминает классическое плетение охранки на "вынос" гостя. Сей непрошенный персонаж в случае попытки попасть в помещение оказывается в лучшем случае снова за дверью. В остальных - на усмотрение автора. А вот вторая часть была интереснее - при попытке взлома первой, она должна была отправить в длительную заморозку без возможности мыслительной деятельности. Но самым интересным было то, что увидеть внутреннюю часть этой улитки можно лишь после того, как увяз по уши во внешней.
   Я озвучила свои предположения.
   - Неплохо. Ещё там небольшой маячок, что сработает именно во время вторжения.
   - Один вопрос: почему меня сейчас не замкнуло?
   - Ты лишь напитала его, но в структуру не вмешивалась. Да и замок на второй части пока открыт.
   - А есть ли способ сделать обратное?
   - Оно работает только на прием энергии. Отъем будет отнесен к попытке взлома.
   - Понятно. Но если сейчас установить внешний замок, то кто соблазнится его ломать?
   - Как показывает практика, соблазняться есть кому.
   - Наверное меня нашли, раз гончая была тут.
   - Если бы нашли, то тут была бы не она. А целый отдел с ордером. Думаю, они проверяют все варианты. Пока как видишь нелегально. Скорее всего и ждут, что ты побежишь. Решать конечно тебе.
   - Знать бы ещё когда закончится моё преобразование... И чем.
   - Ты не думала о том, что это не совсем мутация?
   - В смысле?
   - Я не ощущаю разрывов и изломов твоих энергетических линий и тела и сущности.
   - А как же зубы и остальное? Это что так положено?
   - Гусеница, когда превращается в бабочку, тоже существенно изменяется.
   - Может просто доза от выброса, что досталась мне, была не такая большая...
   - Возможно, - Хэш снова подошел ко мне. - Ну и последний штрих.
   От него по линиям расползлось белое свечение. Ага. Вот и структура замкнулась плетения. Внешняя часть обзавелась замком, прямо как в учебнике.
   - Типовой замок. Он и есть соблазн? - догадалась я.
   - Никто и не ждет ничего особенного от недоученной хранящей и пришельца.
   После зажгли свет. Я засела читать, а Хэш ушел на работу. О ней он пообещал рассказать вечером. И ушел. День тянулся бесконечно, но спокойно. В конце концов, я впала в странное состояние. Вперив взгляд в одну точку просидела очень долго, а потом уснула. Или мне так показалось...
   Сначала была темнота и я даже успела порадоваться, что не снится никакой лабуды. Тут впереди наметилось светлое пятнышко. Которое разрослось в освещенный силуэт. Как я ни старалась рассмотреть ничего не получилось.
   - Илена? Ты где? - раздался такой знакомый голос Баси.
   Первым порывом было отозваться и крикнуть, но я сдержалась. Неплохо было бы проснуться. А то чего доброго она меня и тут найдет.
   - Я чувствую тебя. Они могут найти тебя в любую минуту. Поэтому нет смысла прятаться самостоятельно. Свяжись со мной.
   Свет померк. Затем были сумбурные обрывки снов. Немного расслабилась. Открываю глаза, а на груди у меня сидит та самая черно-белая кошка, которой была Элин. Я замерла.
   - Элин?
   - Теперь да. Многого я не могла и не могу сказать. Прости меня, моя девочка. Но ты должна пережить всё это. Осталось совсем недолго. В тебе лишь откликнулась дремавшая часть твоей сути. Прими её и тогда никто не сможет тебе навредить. Что же с вопросом доверия - не могу помочь. Когда ты приобретешь свой истинный вид, сможешь забрать Книгу. Родовая магия последует за тобой.
   После этого она исчезла и я проснулась, на этот раз по-настоящему. Долго сидела, уставившись в темноту перед собой.
   - Что-то приснилось? - откуда-то с пола поинтересовался Хеш.
   - Да, странный сон. Ты спишь на полу?
   - Ну да, когда я пришел, ты захватила весь диван. Не стал тебя беспокоить. У вас вроде так и принято.
   Не стала уточнять как. Спать совершенно не хотелось. Но Хэш наверное устал. Я тихо перевернулась на бок и постаралась успокоиться.
   - Может пойдем чай попьем?
   - Тебе нужно отдохнуть, - неуверенно сказала я.
   - Завтра у меня выходной. К тому же я купил чайник.
   Через некоторое время мы уже сидели за откидным столом. К чайнику Хэш где-то добыл второй стул. Заговорили мы синхронно.
   - Ну так и что за работа?
   - И что снилось?
   - Снилась куратор. Просила сказать где я. Но я ничего не сказала.
   Хэш одобряюще кивнул.
   - Считываю эмоции и мысли нужных людей. Пока стажируюсь. Но платят.
   - Ого. А где? - Я знала, что госструктуры не очень жалуют пришельцев.
   Особенно если они ни к чему не привязаны.
   - Банк.
   - Это всё объясняет. А ты сам как? Не тошнит ещё?
   - Нет. Я немного настроил фильтры. Мне не обязательно выслушивать весь личный поток мыслей. Хотя всё ещё в работе. Если получится, то я останусь.
   - Молодец. Быстро освоился.
   - И у тебя получится, не переживай.
   Я намазала хлеб с мёдом. Эх всё это хорошо, но как погулять хочется. Надоело уже сидеть на одном месте. Тяжело это. Хэш почти тут же озвучил мои мысли и добавил, что есть предложение.
   - Ты опять меня читаешь? - огрызнулась я.
   - Нет. Да и не смог бы, наверное. Ты так выразительно косилась в окошки над потолком, что не уловить хода твоих мыслей было трудно.
   - И какое предложение?
   - Ну это будет не совсем прогулка в обычном смысле слова. Я предлагаю сделать это не напрягая физическую оболочку.
   - Интересно, а в таком случае не отловят меня?
   - В принципе ты изменилась вся. Так что целенаправленно найти в общем потоке именно тебя почти нереально. Поэтому, когда физическая оболочка перестанет фонить энергией выброса, и обычная прогулка не такая уж проблема. Хотя дом вероятнее всего под наблюдением до сих пор. Пока я хотел бы показать тебе свой дом.
   - Дом? - я оживилась.
   - Точнее каким он был, когда я его видел последний раз. Иными словами я предлагаю тебе посетить мои воспоминания. Тебе не нужно даже снимать ментальные щиты. Просто реши хотела бы ты посмотреть или нет.
   И я согласилась. Какая-то часть разума тщетно вякнула о безумии такого доверия, но была послана к черту.
   Мы сели на диван напротив друг друга. Хэш попросил смотреть ему в глаза. Взгляд так и норовил соскользнуть в сторону, сама не знаю почему. Чуть позже, видимо, потеряв терпение, он заключил в ладони моё лицо, так что кончики пальцев зарылись в волосы за ушами. Пробежала волна мурашек, едва сдержалась, чтобы не мурлыкнуть от удовольствия. Хэш улыбнулся. А дальше я будто растворилась в синеве его глаз, которой раньше будто не замечала. Растворилась и я, и он, и комната, и всё что было рядом. Передо мной расстилалась темно-синяя гладь, сливающаяся с чернотой неба, разрезанного далеко на горизонте узкой, едва уловимой, красноватой дымкой. Теплый ветер всклокочил волосы и я чувствую как они чуть щекочут спину. Вот по воде пошла легкая рябь и волна за волной от берега стали разбегаться красные мерцающие круги. И тут мы срываемся и ныряем прямо с берега. Глубина оказалась достаточная. Внизу оказывается, что это стайки очень мелких рыб. Плывем долго, так что успеваю насладиться всей этой бесконечной игрой синего и красного. Затем берег, мягкая трава, и последнее перед темнотой это огромное скопище звезд вверху и странная непонятная дикая тоска.
   ***
   Белый, словно седой, молодой мужчина, бережно уложил хрупкую девушку на диван. Она спала и улыбалась. Он еще долго всматривался в её лицо, будто надеясь увидеть что-то новое. После накрыл её пледом и вышел из квартиры. В этот момент девушка всхлипнула, вскинула руку и позвала кого-то.
  
   Глава 4.
  
   Прошло еще много бесконечных дней, разбиваемые лишь яркими моментами, когда Хэш делился своими воспоминаниями. В основном это были красивые места, где он бывал. Лезть в душу я и не собиралась, хотя любопытство не дремало. И вот одним прекрасным солнечным утром, мой спаситель и укрыватель пришел с огромным мешком за плечами.
   - Доброе утро, - вскочила я с дивана.
   - Надеюсь, -улыбнулся Хэш. - Я тут кое-что принес.
   С этими словами он вывалил содержимое сумки.
   - Рамочный телепорт? - удивилась я. - Это же дорого, и только по разрешению!
   - Ловкость рук, никакого мошенничества.
   Мне досталась еще одна ослепительная улыбка.
   Затем мы провели полную диагностику состояния, как положено при первичном отлове магически нестабильных существ. Результаты были отличными.
   - Хоть мимо инквизиции ходи, - обрадовалась я.
   - Лучше не рисковать. Поэтому я предлагаю тебе переместиться сразу к зданию Совета. По сути, переступая его порог, ты окажешься под защитой. Дальше всё будет зависеть только от тебя. Главное - не потерять эмоциональное равновесие.
   - Когда?
   - Ну не сегодня. Думаю тебе нужно привести мысли в порядок. Как будешь готова.
   Всю ночь не могла уснуть и таращилась в потолок. В конце концов Хэшу это надоело, он сел рядом, обнял меня и я тут же уснула.
   Утром я проснулась одна. Успела переодеться и даже немного размяться. Потом пришел Хэш. Покормил, приободрил. Я собралась.
   - Еще немного и я не захочу уходить, - улыбнулась я затянувшейся паузе.
   - Я не против.
   И прежде, чем я шагаю в рамку телепорта, Хэш целует меня.
   - Удачи, - едва уловимый шепот в моей голове.
   Вываливаюсь с метровой высоты перед массивной кованной дверью. Приземлилась удачно, на две ноги. Отряхнулась и вошла внутрь. Дверь хлопнула за спиной. Я прошла за красную линию на полу и в это время дверь хлопнула второй раз. Линия вспыхнула, но ничего кроме визуального эффекта не последовало. Зато за спиной обнаружился мужик с перекошенной физиономией. Хотя последнюю я могла лицезреть ровно секунду. После его лицо приобрело надменно-равнодушное выражение. Он также прошел через линию, но ничего не вспыхнуло. Я немного растерялась. И куда теперь идти-то? Огромный холл. И никого кроме нас двоих. Ага вон указатели. Разделась в гардеробе. Приемная и секретариат на шестом этаже. Кабинет 600. Вот и лифт. Нажала кнопку, жду. Рядом пристроился и тот второй посетитель. Краем глаза рассматриваю его. Он же не скрываясь разглядывает меня. На вид лет тридцать пять, шатен, волосы до плеч. Выше меня на полголовы. Крепкого телосложения. Но ничего особенного. По крайней мере, что можно уловить, не заработав косоглазия. Пускать магию в ход ради какого-то нахала смысла нет. Я уже под защитой. Тут никто не посмеет тащить меня в подвалы пыточных. Захожу в открывшийся лифт. Нажимаю нужную кнопку. Следом заходит и мужчина. Чуть потеснив меня к стене, нажимает кнопку семь.
   - Успела всё-таки, - хмыкает он, пока лифт плавно и медленно трогается с места.
   Спокойствие. Может, товарищ просто любит поговорить сам с собой. Ага и бляшка инквизиции у него на вороте - просто совпадение, как и то, что он вбежал за мной.
   - Молодец. Неплохой результат для полуграмотной сельской ведьмы. - Издевательская усмешка все же адресована мне.
   - Не могу вернуть Вам похвалу. Хреново бегаете, - не менее "мило" улыбнулась я.
   Нервы-то сдают. Хамлю потихоньку. Не свернет же он мне шею прямо тут? Как перекосило болезного. Пожалуй, это я зря так на лифт понадеялась. Любезная инквизиция в лице одного представителя нависла надо мной. Время как-то замерло. Ого, а глаза-то у него почти янтарные.
   - Удачно с кем-то там спуталась, кто по глупости своей тебя укрывал, - почти брезгливо процедил он.
   Ощущение провокации посетило внезапно, оттеснив все чувства на второй план. Я позволила себе рассмеяться.
   - Какая трагедия личной жизни может породить такую зависть? - изобразила живейшее внимание и участие.
   - Ввведьма, - прошипел он мне в ответ.
   Но тут двери лифта спасительно открылись и я выбежала. И конечно уж не видела, как улыбался этот хам.
   В секретариат я влетела бодрой рысью. За столом меня встретила миниатюрная блондиночка в очках, которая писала что-то на листе бумаги. Я вошла и поздоровалась.
   - И Вам доброго дня, - ответила она, не отрываясь. - Чем могу помочь?
   - Хочу подать заявление проведение экспертизы способностей.
   Блондинка подняла на меня свои совершенно обычные карие глаза и внимательно осмотрела.
   - Хорошо. Заполните бланк. И Вам придется подождать в коридоре.
   Быстро всё заполнила и вышла в коридор, где села на скамеечку, обняв свой рюкзачок. Сколько я так сидела, смотря перед собой в одну точку, не знаю. Но тут кто-то прошел перед моим носом, затем вернулся обратно.
   - Сидишь? - ироничный голос вырвал меня из сетей задумчивости.
   - Сижу, - хмыкнула я, поднимая глаза на давешнего инквизитора.
   - Костер еще не скоро запалят, можешь сходить пока в столовую, перекусить. Тебе позвонят.
   - Спасибо, я не голодна.
   - Трансформация закончилась так быстро?
   Что-то слишком много он знает....
   - Если это дело в вашей компетенции, то имеет ли смысл обсуждать его вне заседания комиссии?
   - Особого смысла нет. Просто интересуюсь.
   - Или пытаетесь пост фактум довести несостоявшуюся жертву до белого каления?
   - Жертва, - он весело хохотнул. - Нет, не я тобой занимался. Хотя даже немного жаль.
   Садист доморощенный. Самодовольство только из ушей не лезет.
   - Не взаимно. Не смею Вас задерживать, - спокойно сказала я.
   В ответ он лишь кивнул и ушел. Видимо, в столовую. Мой желудок жалобно булькнул. Нет уж, потерплю. Терпеть пришлось около часа. Потом вышла та блондиночка и пригласила меня в малый зал.
   Внутри царил полумрак. По крайней мере для меня. До сих пор еще не могу привыкнуть к расширившимся возможностям банальных пяти чувств. На небольшом возвышении столы и стулья, где и осела комиссия. Тринадцать человек.
   - Присаживайтесь, - сказал сидящий по центру.
   Присела на кресло, что стояло посреди помещения. Какое-то чутье подсказывало, что пока опасаться нечего. И тут же пожалела о такой самонадеянности - на руках защелкнулись металлические браслеты. Не дала ни панике, ни злости даже разгореться.
   - Не переживайте, это временно. Для обоюдной безопасности, - уверил мелодичный женский голос.
   - У каждого свои методы, - спокойно ответила я, окончательно выравнивания дыхание и успокаиваясь.
   Потом был форменный допрос о всех событиях, что произошли с того момента, когда я самостоятельно затянула ту брешь. Мы с Хэшем прорабатывали каждую деталь рассказа, чтобы не сказать лишнего. Самым неприятным был вопрос о том, кто и где укрывал меня всё это время. Озвучил его кто-то справа. Голос показался мне знакомым... Или у меня уже паранойя...
   - Какое это имеет отношение к установлению моих способностей?
   - Никакого, - кивнул силуэт по центру. - Теперь будет практическая часть.
   Тут все прошло хорошо. Первая часть была в удаленном исследовании полей тела. Кто-то даже подходил и водил руками рядом.
   - Удивительно стабильно, будто и не было никакого воздействия на Вас, - вынес вердикт всё тот же, что сидел по центру.
   Ага, мне тоже полегчало, но как оказалось рановато.
   - Если бы мы не знали Ваши предыдущие показатели, то подумали бы, что Вы такой родились.
   Так-так, и что теперь? Поэтому извините, но мы отдадим Вас тому упырю? Споко-о-ойненько, с чего бы ему тут отираться? Ох чутье мое чутье...
   - Сейчас будет проведено голосование и вынесено решение по этому делу. Подождите.
   Все они будто исчезли за стеной из темноты. Браслетики так и не убрали. Куда я денусь-то? Потом одновременно спали и оковы и пелена тьмы. Хотя передо мной снова сидели те полутемные силуэты.
   - Вы свободны. Стабильность потоков и психо-физического состояния подтверждены. Однако, учитывая все изменения мы приняли решение об обязательном прохождении дополнительного обучения. Всю информацию об этом Вы можете получить в секретариате. Есть ли у Вас вопросы по вынесенному решению?
   - Нет, - едва слышно сказала я и оказалась за дверью.
   Переместили меня прямо на скамейку. Еще некоторое время сидела, приходя в себя. Потом отправилась за подробностями своей дальнейшей судьбы. По пути мне опять на глаза попался тот самый инквизитор. Особой радости на его физиономии в этот раз не наблюдалось, что мне в свою очередь недурно подняло настроение. Я приветливо улыбнулась. Ну или попыталась. Он скривился и пропустил меня в секретариат.
   - Подойдите, - кивнула мне та самая блондинка. - Сейчас мастер Грес подпишет протокол заседания и я отдам Вам все бумаги.
  
   Значит не показалось. Он там был. И это его черти надирали с разными неудобными вопросами. Мастер... Везет мне как утопленнику. Надо быть скромнее, меньше огрызаться и больше молчать.
   - Чего приуныла? - улыбнулся Грес, подписывая бумаги.
   - Проникаюсь серьезностью момента, - искренне уверила я.
   - Несомненно, - продолжил скалиться он. - Держи. Завтра к восьми я жду тебя в восьмой аудитории.
   Вручил мне пакет с бумагами и ушел. Я вышла, села на скамейку и разложила все бумаги. Протокол особо точных сведений не содержал. Только общие формулировки. Стабильная, завершенная трансформация. Это радует. Вот и резолютивная часть - определить на дополнительное обучение в Высшую школу магии. Без вступительных испытаний что ли? Плановое обучение - год. Последующее обучение - в случае необходимости. Экономия... Вопрос только оставался в том где мне остановиться и на что жить. По сути я прекращаю выполнение своих трудовых обязанностей. К Хэшу мне не то чтобы не хотелось, но было не удобно злоупотреблять его гостеприимством. Да и чего таить я до сих пор не разобралась со своими эмоциями, а поцелуй перед телепортацией меня и вовсе вводил в замешательство. И если бы не последующая встреча с инквизитором и комиссией, то переживала бы и все мои мысли бы крутились вокруг этой ситуации. Ездить от родителей из соседнего города проблематично, а родственников тут у мня нет.
   С такими думами я оделась в гардеробе и вышла. Совсем рядом был парк. Там и осела на скамейке. Было тепло, припекало солнышко. Где-то даже слышалась капель. Мысли разбежались и я, прикрыв глаза, просто впитывала это почти весеннее тепло, стараясь немного отсрочить решение всех проблем.
   Внезапный шелест рядом заставил напрячься, но я не открыла глаза. Знакомое чувство и запах.
   - Все прошло удачно? - спросила Бастет.
   - Наверное, - делаю глубокий вдох. - Хотя вопросы есть.
   - Мы тебя в учебный отпуск отправим. Не переживай. Содержание меньше зарплаты, но будет сохранено. Вся ситуация возникла из-за выполнения твоих обязанностей хранящей. С проживанием вопрос решим, но пока что разместишься в общежитии.
   - Хорошо.
   - Адрес тебе оставила в левом кармане. И по поводу того, кто тебя приютил... - Бастет взяла паузу.
   - М? - я приоткрыла один глаз.
   - Если тебе не безразлична его судьба, то не встречайтесь пока что. Твое исчезновение из деревни Гресу будто шлея под хвост. Кто-то из его ребят даже гончую за тобой отправил. Но ту словно за нос кто водил, кругами. Поэтому думаю ты под пристальным вниманием.
   - Хорошо, - еще раз повторила я. - Есть идеи как предупредить его?
   - В правом кармане одноразовый неименной жетон для отправки сообщения. Разберешься?
   - Да. Спасибо.
   - Не за что. Никто не знает кем ты станешь. Гаэлин никогда не упоминала о своих особенных предках. Вроде как не знала. В архивах сведений тоже нет. Но думаю это будет интересно.
   Мы еще недолго помолчали, а потом она просто исчезла. Оставив теперь меня с ощущением слежки. Воспользоваться жетоном сейчас? Рискованно. Хэш мальчик умненький. Сам догадается, что сейчас нельзя светиться. Хотя чего странного в общении старых знакомых? Вроде бы ничего, но у инквизиции свои ресурсы и каналы. Не нужно давать повода для дополнительной проверки. Жетон давал возможность с обычного телефона-автомата отправлять голосовые сообщения на приличные расстояния. При этом наличие телефонного аппарата на той стороне было делом не обязательным. Телефон в этом случае использовался как устройство ввода координат для магической доставки. Сообщение просто привязывалось к месту адресации и воспроизводилось при появлении человека или конкретной личности, но это уже относилось к расширенным услугам.
   В моем случае тут возникал ряд рисков - привязать к появлению человека - можно доставить сообщение не тому адресату. Привязать к прибытию Хэша - возможность идентифицировать получателя посторонними. Как ни крути - получается страшновато.
   Подумаю об этом на досуге. Прочитала адрес и проложила маршрут в телефоне. Получилось приличное расстояние. Добралась на маршрутке. Передо мной предстало обычное здание-коробка с сероватыми окнами. Вполне обычно, если не учитывать внешний каркас из плетений, что охватывало всю постройку. Чего тут только не было... И всё искусно закрыто, что и не подлезешь. Оно и понятно, если хочешь защитить строение от проживающих в нем обучающихся, то придется вложиться по максимуму.
   Вселение прошло без проблем по представленной справке меня проводили в комнату и выдали постельное белье. Чуть позже доставили мои вещи из дома. Это было приятной неожиданностью. От всего попахивало чем-то неуловимо химическим, почти хлоркой какой-то... Но принюхавшись я поняла, что запаха как такового нет. Есть скорее всего остаточные явления магического очищения. Видимо, мозг как-то так изощренно пытается приладить новый поток информации, что поступает теперь не от обычных пяти чувств...
   Комнатка была явно на двоих: две кровати, разделенные большим столом, шкаф. Душ и туалет в конце коридора. Соседки не наблюдалось. Выходит, жить я буду пока одна. Разложила вещи. Стало совсем тоскливо: впереди неизвестность, а одиночество в толпе ощущается намного острее, чем в домике посреди степи. Эх, скоро весна, а у меня ничего не подготовлено. Пчелки мои остались там и я даже не потрудилась узнать что с ними. Зуб даю, что никто не подумал ни золу по сугробам рассыпать, ни бардак за собой прибрать. Интересно книгу они не изъяли?
   Еще куча всяких мыслей одолевали меня, но я потихоньку обустроилась и даже поела (провиант мне тоже привезли, но отдельным посыльным от Бастет). После я просто уснула. Сначала ничего не снилось, а потом за мной в разном антураже гонялся Грес. Так что утром я радостно проснулась под вопли будильника.
   Учебный корпус порадовал серостью и привычностью. Я бодро прирысила к назначенному времени в 8 аудиторию. Рядом никого не было. Это что же у меня тут персональные занятия? Постучала в дверь.
   - Ну что вы там мнетесь? Заходите уже быстрее! - недовольный голос из-за двери.
   Вхожу, внутри светло, тихо. За столом сидит Грес с кучей тетрадей перед собой.
   - Здравствуйте, - не особо радостно произношу я.
   - Садитесь, - кивает он.
   Усаживаюсь за первый стол. Мне перекочевывает пухлая папка.
   - Тут темы, что вы должны изучить. То, что нужно освоить самостоятельно - отмечено красным. Адрес полигона для практических занятий там же. Курирующий специалист - Азлорова Елена Петровна. Сегодня я временно заменяю ее. Сегодня будет вводная часть общей теории. Приготовьтесь конспектировать. Все работы сдаются в рукописном виде.
   Ого сколько официоза, а не далее как вчера он мне обращался на "ты" и называл ведьмой. У них тут что камеры что ли? Я украдкой огляделась. Ни камер, ни особых заклинаний. Но тут Грес принялся диктовать под запись и мне стало не до ехидства. Через полтора часа моя рука наливалась свинцом, а в среднем пальце появилась вмятина от шариковой ручки. А этот педагог даже не осип, будто второе или какое там по счету дыхание открылось... Ощущение пристального внимания не давало расслабиться или хотя бы как-то передохнуть. Будто рассматривают со всех сторон. Но каждый раз, когда мне удавалось поднять глаза, Грес смотрел в другую сторону или вовсе прогуливался по аудитории.
   Не знаю долго ли бы продолжались мои мучения, но ровно через час сорок пять минут у него зазвонил телефон. А через минуту меня отпустили на все четыре стороны до шести часов. Обозначив встречу в шестом зале. Я немного побродила и нашла его на указателях. Оказывается отнесен для проведении практики... Что-то мне это всё не нравится. И интересно где все обучающиеся? Я что тут единственный студент?
   Пустые коридоры... Я вышла на улицу. Там по-весеннему солнечно. Купила себе булку и ряженку. За зданием обнаружился парк со скамейками вдоль аллеи. Уселась, жую и принимаю солнечную ванну, насколько позволяет пуховик. Жмуриться я уже устала и поэтому откусываю булку уже просто с закрытыми глазами. На лицо падает чья-то тень. Жду, когда человек пройдет дальше, но уже через секунду понимаю, что что-то не так. Открываю глаза. Передо мной стоит девушка. Точно как я в пуховике и капюшоне. Стоит достаточно близко, чтобы назвать это случайностью. Пауза затягивается. Мы смотрим друг на друга, при этом я продолжаю жевать.
   - Значит, ты та новенькая которую упустили даже инквизиторы?
   - А меня кто-то официально ловил? - спросила я, отхлебнув ряженки.
   - Тебе даже отдельное время выделили, - хмыкнула она. - Хотя не понимаю для чего такие траты.
   - Я тоже, - добродушно улыбнулась я.
   Кажется не такой реакции от меня ждали.
   - Жалкая, - фыркнула девушка и развернулась спиной. - На Греса не рассчитывай. Тебе не по зубам.
   И исчезла. С чего я должна рассчитывать на какого-то душегуба. И при чем тут мои зубы... Последние, кстати, полностью отросли и отлично справились с булкой. С завтраком было покончено. Можно и чем-нибудь заняться. Оставался только вопрос: чем? Погулять в окрестностях вроде бы не возбранялось и я пошла дальше по аллее. Возможно, не совсем логично, учитывая встречу со странной девицей. Но других вариантов не было: списка литературы мне никто не дал. Просто так шататься внутри корпуса в такую погоду - святотатство. Луж под ногами не наблюдалось, как и снега. Лишь ровный асфальт. Вот уж где настоящая уличная магия. Я шла вперед, перебирая в кармане мелочь и тот самый жетон. Мыслями вернулась к Хэшу. Как всё таки жаль, что нельзя позвонить... Долго еще продумывала варианты со связью. Интересно он вообще думает обо мне? Переживает? Или вовсе рад, что наконец освободился? Вспоминая все время проведенное вместе, я неспешно прогуливалась.
   Внезапно поняла, что все звуки будто разом пропали. Замерла на месте. Окружающая солнечная действительность стремительно блекла и будто наливалась полумраком. Затем знакомый всплеск. По коже побежали мурашки. Будто кто-то только что довел меня до ярости. Злость захлестнула волной. Осознание, что это чувство не совсем моё пришло сразу. А вокруг нарастает шум, будто приближается вода. Темноту разрезала вспышка света, будто молния в ночную грозу. И только тут я ощутила, что уже не стою, а нахожусь в воде. В той самой воде. Она снова начинает чуть светиться и этот отток света рванулся куда-то в сторону, где и была та вспышка. Короткий вскрик и тишина. Затем чей-то гневный рык и смачная ругань. После все исчезает и я остаюсь сидеть на дорожке все в том же парке. Надо мной склонился Грес. Его глаза отсвечивают будто блики огня - от желтых до красноватых тонов.
   - Отзови силу, ведьма! - рычит он мне в лицо. - Сейчас же.
   - Я ничего не призывала и не использовала.
   - Это сейчас не важно как она пришла. Просто отзови, - он сильно тряхнул меня за плечи.
   Я прикрыла глаза и позвала. Как умела, как Книга меня научила. Чем уже давно не пользовалась и даже не пыталась, после того как сбежала. Ответом мне был легкий всплеск. Открыла глаза и увидела как впереди на дорожку плавно опускаются две человеческих фигуры. Грес подбегает к ним. Бросает в их сторону серебристую паутину заклинания. Я тихонько пытаюсь подняться, но сводит бок и приходится сначала встать на четвереньки. Тут подбегает еще пара мужчин и забирают пострадавших.
   - Далеко собралась? - спрашивает Грес, когда я уже почти поднялась на ноги.
   - Подальше, - вяло огрызнулась я, пытаясь встать с одного колена.
   - Помочь?
   Я уже собралась еще что-нибудь ляпнуть, но поняла, что не могу открыть рта.
   - Думаю, ответ утвердительный, - расплывается в ехидной улыбке инквизитор и подхватывает меня на руки.
   Интересно мы сразу в пыточные казематы или будут еще варианты? Но удивил так удивил - оттащил в медпункт. Там меня молча осмотрела мрачноватая брюнетка лет пятидесяти. Усадила, вкатила два укола и дала таблетку под язык. Рот уже смог открываться, так что как только она вышла из меня посыпались вопросы.
   - И что это было? И чем мне это грозит?
   - Двое полудурков решили тебя проучить... Хотя это странно. У тебя занятия только начались и обучаем тебя отдельно.
   - Что с ними?
   - Пока не знаю, но постараюсь, чтобы наказали хорошо.
   - Я не в том смысле. Что я им сделала?
   - Это еще предстоит уточнить. Но жизненные показатели пришли в норму сразу как ты отозвала силу.
   - И что теперь?
   - Теперь у тебя прибавится учебы.
   - За этот инцидент мне что-нибудь грозит?
   - Пока ничего. Но если бы ты продолжила играть в дурочку и не отозвала бы силу... Всё было бы по-другому.
   - Вас бы такой вариант устроил бы больше? - зачем-то ляпнула я.
   Ответом мне была мечтательная улыбка садиста. Брр...
   - На сегодня можешь идти домой. Завтра подходи в зал для практических занятий в полдень.
   Я пришла в свою комнату, упала на кровать и уснула. Про будильник никто, разумеется не помнил...
   Сны снились разные в основном обрывочные и сумбурные. Ближе к утру все беспокойства как-то улеглись. Мне снился мой дом. Сначала это была весна. Тепло и солнечно. Цветет яблоня и летают пчелы. Но затем наступает ночь и я лежу в темной воде. Легкая рябь. Вода чуть теплее, чем я. Вверху снова бесчисленное количество звезд, сложенных в незнакомые созвездия. Всю мою сущность охватывает ощущение спокойствия и блаженства. Вот где моя точка спокойствия. Как жаль, что нельзя вернуться туда и забыть все эти непонятные события.
   Я повернула голову к дому. Там зажегся зеленый фонарь. На пороге меня ждет белоснежный зверь, так похожий на медведя. Сердце радостно подпрыгнуло.
   - Хэш! Привет! Как я рада тебя видеть! - говорю я, подплывая к нему.
   Но неожиданно понимаю, что рядом нет ни дома, ни Хэша. Лишь темнота, вода и звезды далеко наверху.
   Тут я проснулась от того, что меня кто-то тряс за плечо. Я молча открыла глаза. Увидела Греса и закрыла обратно в тщетной надежде, что он исчезнет.
   - Вставай! - рявкнули мне в ухо.
   Подскочила и принялась собираться.
   - Я проспала?
   - Нет. Но сейчас мы идем к ректору. Объясняться. Не думал, что всё выльется так.
   Я пригладила волосы расческой и мы пошли.
   - Объяснять буду я. Ты лишнего не говори, пока не спросят.
   - Хорошо. А с теми двумя что-то еще случилось?
   - Напротив, они чувствуют себя неплохо. Пострадала, в основном, их гордость. Поэтому и идем.
   Кабинет ректора оказался вполне обычным. Не бедная обстановка, но ничего кричащего или магического на первый взгляд. А вот сам руководитель был колоритным. Полностью седой, длинные волосы собраны в хвост. На лице есть глубокие морщины, но вместе с тем они не наводят ни на какие мысли о дряхлости или старости. Чувствуется сила и опыт. Синие, удивительно молодые глаза довершали картину. Если честно я залюбовалась. Вот в такие моменты жалеешь, что не умеешь профессионально рисовать. Разглядывать и запоминать мельчайшие детали интересных людей - моя маленькая слабость, которой я еще с детства доводила до белого каления взрослых, изучая их немигающим взором. Вот и сейчас я застыла и банально таращусь.
   Грес не особо утруждаясь церемониями подтолкнул меня в спину и я отошла от двери.
   - Добрый день, - поздоровалась я.
   - Добрый? - поднял белую бровь ректор.
   - Добрый, добрый, - ухмыльнулся инквизитор.
   - Присаживайтесь.
   Мы уселись в кресла. Я уже приготовилась к браслетами или еще чему и на подлокотники руки складывать не стала. За это удостоилась насмешливого взгляда моего сопровождающего.
   - Так что же Вы себе позволяете, Илена Григорьевна? - Спокойно спросил ректор.
   В памяти почему-то всплыл мультфильм про нарисованного петуха, которого забыли раскрасить. Совершенно неожиданная ассоциация. И я практически предвкушала следующую фразу: "И как это всё называется?!". Её не последовало.
   - Грес, ты-то чего как дитя малое? - вместо этого укоризненно вздохнул седой.
   Тут меня осенила странная догадка. Эти ассоциации были не моими... Я повернулась в сторону инквизитора. Оттуда на меня взирала лучезарная физиономия. Вот ведь зараза... Надо вспомнить какой-нибудь ментальный щит. И вспомнила же. Секунда и Грес согнулся пополам, зажав виски ладонями. Это я? Боже мой, он же меня потом живой не оставит...
   - Успокойтесь. Ничего с ним не будет. Как и Вам. Поделом, - фыркнул ректор уже в сторону мастера.
   Щелчок пальцами и всё нормально. Хотя инквизитор еще слегка бледноват.
   - У меня две жалобы от учеников школы. После нападения они еще имели такую наглость...
   - Что с ними сейчас? - Удручённо прошептала я.
   - Все чудесно. Здоровье даже лучше, чем раньше.
   - Но? - Я почти вжала голову в плечи.
   - Но у них полностью отсутствуют магические способности, - эхом закончил Грес.
   - Это не я, - вяло отмахнулась.
   Вот это я попала...
   - В принципе по решению Совета за такой проступок вполне могло быть такое наказание. И скорее всего мы к этому и подведем.
   Ага, мы Вас отмажем, но за это Вы должны, а дальше список...
   - На время придется заблокировать силу. Если помните, то в бытность хранящей, на каждый уровень доступа сдавался экзамен и Вам снимали одну из печатей. Печати же наложила сама Гаэлин. По правилам и в соответствии со своими полномочиями. Однако после выброса и вашего преобразования, Вы смогли обходить любые запреты и получать полный доступ. Как я понял из доклада и записей вчерашнего инцидента, случается это у Вас спонтанно. Потому при вынесении решения Советом, Вы показали уровень силы чуть выше среднего...
   Ректор взял паузу. То ли размышляя, то ли давая возможность мне проникнуться.
   - Я не имела никакого умысла вводить кого-либо в заблуждение относительно своих способностей. И даже сама их до конца не знаю.
   - Понимаю. И поэтому Вам поставят печати не обычные, а инквизиторские. Снимать их тоже придется с участием представителя этого ведомства. Кроме того, там Вам будет выделен отдельный куратор, он же - ваша защита в экстренных случаях.
   Что-то чую какой-то подвох...
   - Грес - как-то больно радостно улыбнулся ректор.
   - Нет! - рявкнул тот. - Я не могу...
   - А никто и не спрашивает можешь или нет. Поздравляю с назначением.
   Хлопок и мы оба оказываемся за дверью кабинета на скамейках.
   - Твою мать, - обреченно вздыхает Грес.
   Я тоже безумно "рада". Молчу, смотрю на него.
   - Пошли печати ставить, - рыкнул он.
   Сердце дрогнуло, ухнуло и бухнулось в пятки. Глупый вопрос: "А может не наадо?" - застрял еще в горле. Я поплелась следом, тоскливо поглядывая на указатели выхода.
   - Ты еще сбеги, давай, - съехидничал Грес . - А то тут с тобой столько мороки. Прибить легче. Ну что, побежишь?
   - Ага, сейчас, - угрюмо ответила я.
   Мы зашли в лифт и поехали куда-то вниз. По ощущениям намного больше, чем было надземных этажей у здания.
   - Больно? - спросила осипшим голосом я.
   - Неприятно, - ответил инквизитор. - Потерпишь.
   Дальше были полутемные коридоры и очень светлый кабинет. Какой-то человек в маске наподобие медицинской и черном халате. Усадили меня на стул, привязали руки, ноги, голову.
   - Ты главное не сопротивляйся чрезмерно. Чем сильнее отторгать будешь - тем больнее пройдет процесс, - тихим голосом прошелестел он.
   Грес сел рядом и принялся созерцать процесс. "Доктор" принес емкость со светящимся желтым содержимым и палочку. На руки от запястья до локтевого сгиба начал наносить узоры. Как только он останавливался нарисованное вспыхивало, обжигая кожу, а цвет рисунка становился черным. Боль была и правда терпимой. Но я не расслаблялась. Оказалось, что не зря. Когда символы стали посложнее и побольше боль усилилась. В добавок где-то в глубине души начала нарастать волна раздражения. Спустя некоторое время я поняла, что это уже больше гнев. И мне очень хочется размазать и "художника", и инквизитора. Я подняла глаза на Греса.
   - Убила бы меня? - скривился он в усмешке. - Ведьма.
   - Не дразни ее, - прошелестел доктор. - Посмотри на меня, девочка. Все будет хорошо. Потерпи чуток.
   Глаза у него оказались совсем черные, будто без зрачков. Недолгий зрительный контакт и я успокоилась. Так надо, если я хочу выжить тут. И эмоции будто схлынули.
   - Вот видишь, умница, - ободрил он меня. - Я закончил.
   С этими словами он освободил меня.
   Грес тоже поднялся со мной и пошел к двери следом.
   - Кхм, товарищ инквизитор не желает рассчитаться? - насмешливо поинтересовался доктор.
   - Да забери, - скривился Грес, протягивая тому блестящие бусины-накопители.
   - Я ставил на то, что ты все же попытаешься меня убить. Ну или хотя бы его, - пояснил инквизитор. - Поставил и проиграл. С тобой одни разочарования.
   - А какой смысл? Вы сильнее... на данный момент, - совсем тихо закончила фразу я.
   - Иди домой, отлежись. Придешь послезавтра также к восьми в пятую аудиторию. Там тебе расскажут, что делать. Меня пока не будет.
   Вот счастье-то привалило, так привалило. Я почти радостная пришла в общежитие. Вбежала к себе в комнату, чтобы обнаружить там незнакомую девушку. Она хмуро посмотрела на меня и продолжила раскладывать свои вещи.
   - Добрый день, - поздоровалась я.
   - Привет. Марина, - представилась девушка.
   - Илена, - отозвалась я.
   - Знаю, наслышана.
   - Эм, откуда?
   - Вчерашние события, да и слухи о ведьме, сумевшей скрыться от инквизиции...
   - Все не так как рассказывают... - смутилась я.
   - Каждый привирает как может, - пожала плечами она. - Можешь рассказать как было на самом деле.
   И выложила на стол печенья. Я достала мёд, мы уселись пить чай. То, что мёд был необычным Марина поняла сразу. Но особой осторожности не выказала. Лишь похвалила такую редкость. И изложила свою версию событий. Без уточнений где и у кого я пряталась от инквизиции. Со слов же Марины картина дополнилась следующими деталями: Грес, оказывается является предметом страсти вполне приличного количества студенток. После моего эффектного появления для прохождения комиссии и до первых занятий везде нас видели вместе. Возможно и слухи о необычном даре ведьмы, пережившей выброс, послужили поводом для попытки проучить меня. Детский сад, если подумать. И это будущая защита человечества? После того как двое нападавших остались без доступа к магии вообще, желающих указать мне мое место не оказалось. Понятно, будут гадить исподтишка. Интересно, а информация о том, что меня теперь опечатали, также быстро разлетится? Тогда жить мне красиво, но недолго... Но к счастью символы на руках уже как будто впитались. Я до сих пор ощущала их на себе. Студентов же пока не наблюдалось нигде, поскольку у младших курсов были каникулы, а у старших - практика. В учебном корпусе отирались лишь двоечники и те, кому некуда было ехать. Но таких было очень мало. За конец зимы я должна была наверстать вступительную программу для первого курса и продолжить обучение вместе со всеми. Чувствую тяжеловато будет.
   Сидели мы еще долго, а потом Марина вынула небольшой бидон из-под стола и протянула его мне.
   - Пока тебя не было это принес курьер. Не сказал ни от кого, ни кому. Но думаю это тебе. Крышка не открывается.
   Я протянула руку и спокойно сняла крышку. Внутри был мед. Точнее мой мед. В принципе только один человек мог проявить такую заботу, если быть точнее - медведь. Хотя надо будет точно уточнить у Хэша как называется его белоснежная ипостась...
   ***
   Прошло около месяца. Наступила такая долгожданная весна. Все начало подтаивать. Днём пригревало, но не больше двух-трех градусов выше ноля. Обучение шло полным ходом, будто слетевший с тормозов тепловоз. Грес зверел и гонял меня с практикой, выжимая как лимон. Трудно отвечать его придиркам и требованиям, когда большая часть силы недоступна. Но каждый раз он не уставал мне твердить, что главное не в количестве силы, а в умении ее правильно применить. На сею тему у нас с Мариной уже родилась пошловатая шуточка про размеры. Так что при виде уважаемого мастера больших усилий стоило не смеяться. Тот, конечно, не удостаивал припадочных студенток даже взглядом, что, однако, никак не мешало нам дальше веселиться за его счет.
   Последние особо погожие дни мне все чаще стала сниться деревня, дом и мои пчёлы. Так что, поглядев прогноз на следующую неделю я совсем разнервничалась: обещали плюс девятнадцать. Марина моих переживаний не понимала. Мёд, кстати, все также завозил неуловимый курьер. А сегодня утром в открытое окно ко мне залетела пчела. Села ко мне на руку, сверкнула искоркой по спинке и исчезла. Тут нервы сдали. Под удивленным взглядом соседки я кинула конспект на стол и выбежала из комнаты. В коридоре я наткнулась на ректора. Уж чего он там делал - одном богу известно. С радостной физиономией я рванула навстречу возможному разрешению моей проблемы... И прямо перед моим носом его перехватил Грес. Скрипнула зубами и встала неподалеку ждать, когда они наговорятся. В конце концов, под пылким взглядом в затылок инквизитор сдался.
   - Илена, что Вы хотели? - Недовольно спросил он.
   - Мне нужен отпуск! - Выпалила я, подходя ближе.
   - Какой еще отпуск? Вы в своем уме? У Вас разгар обучения, - прошипел мастер.
   - На месяц-два. В своем. У меня пчел выставлять нужно!!!
   - Тех самых? - втянулся в разговор ректор.
   - Да.
   - Если они такие магические существа, то что им стоит прожить без Вашего присутствия?
   Я выразительно посмотрела на Греса.
   - Вы легли спать... А вас там закрыли с ограниченным запасом еды. Да еще и помещение нагрели. Что вы будете делать? - Ответа не последовало. - Скорее всего пытаться выбраться. Этим и займутся они, расползаясь по омшанику. И магические метки не дают им никаких супер возможностей, позволяющих выломать дверь и расставить ульи на улице.
   - Сколько вам нужно времени? - спросил ректор.
   - Все лето и весну.
   - Солидно. Мы обсудим это сегодня. Вам передадут решение, - кивнул ректор и ушел, оставив меня с недовольным мастером.
   Я уже собралась тактично испариться, в то время как Грес все же созрел до тирады.
   - Что ты себе позволяешь?
   Я вопросительно на него посмотрела. Действительно что?
   - Какой еще отпуск? Ты просто чудом избежала задержания и теперь мнишь себя черти кем!
   Да чего он так взъелся-то?
   - Обучение является обязательной частью твоей реабилитации. Чтобы ты могла жить в обществе без риска изувечить кого-либо.
   - Или это просто успокоение для таких как Вы. Чтобы в случае чего у Вас была галочка "она прошла обучение". Что поделать. Срыв. - Предложила свои выводы я. - О каком обществе идет речь? Обществе пчел, комаров или майских жуков? Я живу одна в чистом поле, если Вы не заметили.
   - Галочка. Ну хорошо. Будет тебе настоящее обучение. Если не сейчас, то после, - рыкнул Грес, развернулся и ушел.
   Через двадцать минут мне позвонили с секретариата и обрадовали академом. Я свобо-о-о-ден!!! Так быстро я еще никогда не собиралась. Марина помогла мне с вещами и уже в обед я была на вокзале. Сердце екало от ожидания. Но после четырех пересадок с автобусов, в шесть вечера я уже была на проселочной дороге. Дальше чудо-водитель традиционно ехать отказался. Мол грязь, увязну и вообще там где-то зона с бешенными зверьем оцеплена. Такие новости никак не помешали ему выкинуть меня посреди дороги возле поля. Дорога дальше действительно переставала быть как таковой. Островки асфальта заканчивались строго на том месте, где меня оставил автобус. Дальше же был мокрый песок. И лужи в нем. До того как я поселилась тут, в жизни бы не поверила, что в рыжем песке может вообще стоять вода. Как оказалось - легко. Дорога больше напоминала ручей без течения с отметками суши. По бокам был лес с стаявшими сугробами и верхним слоем чернозема. Так что выбор был богат: набрать воды, увязнуть в мелком песке, который с звучным чавком радостно засасывал сапоги, или измазаться как черт. Из всего для передвижения подходил только последний вариант, так как на дне луж был все тот же песок.
   Старательно выбирая островки снега первый час я терпеливо перескакивала с кочки на кочку. Конечно, можно было помудрить магией, но перед самым отъездом меня напоследок выловил Грес и настоятельно рекомендовал воздержаться от необоснованного использования магии, напомнив про печати, которыми ограничен мой резерв. Последний от подобного глумления не отошел и восстанавливался долго. С самой системой восстановления моих магических сил и мне и мастеру еще предстояло разобраться, поскольку и там что-то было ни как у людей.
   К концу второго часа уже наскучило осторожничать и я уже шла как могла по краю дороги, стараясь не сползать в песок. Вопреки всем надеждам смеркаться начало раньше, чем добралась до деревни. В сгущающейся темноте не было страшно, скорее напрягало ощущение чьего-то пристального внимания. Дорога сделала небольшой виток и в полумраке я поняла, что прохожу тоже самое место, что и двадцать минут назад.
   Чего-чего, а страха по-прежнему не получилось. Раздражение, злость, но не страх. Я остановилась и бросила сумку на ближайшее поваленное дерево.
   - Покажись.
   Стою и жду. Ничего. Огонь что ли развести и попалить тут все светло и знатненько? Я вызвала коротенький язычок пламени на кончике пальца и стала перекатывать его по руке. Хруст веток и тяжелая поступь. При полном отсутствии визуального сопровождения ни смотря на новые способности к хорошему ночному зрению. Страху нагоняем. Понятно. Пламя в руках взметнулось вверх на пятнадцать сантиметров.
   Тут и показался он. На вид почти человеческий силуэт, если бы не жгуты корней, взметающие комья земли при каждом шаге. При ближайшем рассмотрении леший, а это был несомненно он, выглядел совсем нетипично. Выше меня на три головы, зеленые провалы глаз, безумное выражение лица. И корни в чем-то вязком, темном. Потянуло застарелой кровью и гнилью.
   - Вееедьма, - завыло где-то высоко под кронами.
   Да, дела плохи. Похоже тут никто качественной зачисткой никто себя не утруждал...
   - И что? - хрипло раздался мой голос.
   - Помоги, - простонало где-то слева.
   Я инстинктивно рванула в противоположную сторону и пара темных жгутов пролетели в нескольких сантиметрах от меня. В голове лихорадочно прокручивались полученные знания. Но ничего подходящего для моих скромных возможностей. Вот какого лешего они меня вообще сюда отпустили, если тут такой бардак?!
   После пары ощутимых тычков по ребрам, пришедшихся хоть и по касательной, мозг стал соображать быстрее. Вспомнилось то, что мне вполне по зубам, а свихнувшуюся нечисть должно угомонить. Для всей процедуры требовалось относительно спокойное состояние и устойчивое положение. Ни того ни другого у меня не было. Леший, или то, что от него осталось, был недостаточно быстр, чтобы поймать меня с первого раза, но с лихвой компенсировал этот недостаток завидным упорством. Получалось, что он все дальше уводил меня от дороги. В очередном забеге я наткнулась спиной на что-то твердое. Преследователь тоже остановился и будто даже смотрел мне за спину. Я ощупала пальцами препятствие и пришла к выводу, что прямо за мной гладкий и холодный камень. Прямо на нем какая-то гравировка. Он меня что к жертвенному камню гнал? Наплевав на все поворачиваюсь лицом к камню. Черная глыба в два человеческих роста с четырьмя небольшими выступами. Ряды неизвестных выбитых символов. Забраться наверх получилось легко и быстро. Вот тебе и точка опоры. Оттуда-то я и зарядила зацикленным и скорректированным "очищением". Добавив от себя сигнал о бедствии. Скрутило меня от опустошившегося резерва тут же. Первым исчезло зрение, потом был гул в ушах. Успела только лечь так, чтобы не сползти с камня. Получилось что-то мало вразумительное - равновесие соблюдалось, но руки и ноги свисли плетьми. Не хотелось даже и думать о том, что меня ждет, если леший пребудет в таком же качестве, в каком я его встретила. Интересно куда попадают после смерти ведьмы?
   ***
   - Кажется, в рай, - ответила сама себе, когда очнулась на уютном диване.
   Было темно, но чуть впереди через щелку был виден огонь в печке. Тепло, хорошо и пахнет пирогами. Я еще долго смотрела на эту полоску пламени, пытаясь собраться с мыслями. Получалось плохо, даже несколько лениво. Где-то в другой комнате зажегся свет и раздались голоса. Попробовала повернуться. Ух, как всё лениво мне... Вдох-выдох, закроем-откроем глаза. А нет, все-таки ад... На меня молча смотрел Грес. Он-то тут откуда?
   - Не разговаривает еще? - спросил он у кого-то.
   - Только проснулась. Не знаю, - раздался голос Хэша.
   А вот и он. Выражение лица хмурое, хотя на инквизитора даже не смотрит. Сразу подошел ко мне. Положил ладонь на лоб. Ох, хорошо-то как. Прохладная. Вязкость в мыслях сразу отступает. И кто же меня там нашел? И что они тут делают в моем доме? Присутствие Хэша я допускала, поскольку получала мёд, да и никакого раздражения по этому поводу не испытывала. А что тут забыл Грес оставалось тайной.
   - Зря силы тратишь, - цыкнул мастер. - Вливаешь как в бездонную пропасть. От кратковременного улучшения срок восстановления не сократится.
   - Понимаю, но думаю Илене очень важно понимать, что произошло, - спокойно пояснил Хэш.
   - И что произошло? - прошептала я.
   - Ты самостоятельно сорвала часть печатей, - с энтузиазмом исследователя выдал Грес. - Чего никогда не случалось.
   Уберите с меня руку, хочу обратно в безразличие и вялость. Ух, сколько сил-то сжирает страх. Так, давим панику.
   - А леший? - продолжаю выспрашивать я, благодарно погладив Хэша по руке.
   - Он-то тебя и вынес к дороге, - чему-то поморщился инквизитор. - Где мы тебя и нашли.
   Ого как. Чип и Дейл просто. Грибы они что ли искали на пару?
   - А что Вы тут делали? - Уточнила я, не дождавшись ответа на немой вопрос.
   - Я - первый кто узнаёт, что ты пытаешься снять печати, - почти нежно улыбнулся Грес.
   Вот это галлюцинации... С Хэшем-то понятно, мог и почувствовать, если был у меня дома.
   - А что он тут делает ты не спросишь? - Въедливо продолжил он, кивая в сторону Хэша.
   Я неопределенно пожала плечами. Не убивают же пока. Значит, можно сослаться на недомогание, говорить-то и правда нелегко.
   - И что теперь со мной будет?
   - Да ничего. Сам бы не видел - не поверил бы. Спонтанное аннулирование печатей - это редкость. Умысла как такового с твоей стороны нет. Поставим заново. Твой спасенный благодарность передавал. Удивительно как все сложилось и ведьмин камень нашла откуда-то. И нечисть больная сама к тебе лечиться прибежала. Он не бросил ведь тебя потом. Помогать потащил.
   Ой как чудесно! И когда же он уедет?
   - Но мне придется остаться тут до прибытия специалиста по печатям.
   Судя по всему, мои эмоции хорошо читались на лице, потому что именно взглянув на меня Грес злорадно хохотнул.
   - Потерпишь. А твой белый мишка может быть свободен, - нагло заявил он.
   Я посмотрела на Хэша. Тот казался безмятежно спокойным.
   - Думаю, моя помощь пригодится. Да и насколько я помню, печати нельзя ставить на больных людей. Значит, придется подождать пока Илена поправится, - сказал он, убирая руку от моей головы.
   Ну зачем так. На самом интересном месте! Мы бы выгнали инквизитора, может...быть.... Сон навалился внезапно.
   ***
   На следующий день я смогла даже встать, правда ходить пришлось по стеночке. Сил было очень мало. Как мне объяснили, из-за того, что для устранения печатей, а сорвало их ровно три, я влезла в неприкосновенный запас энергии. Который поддерживает физическое тело. Очень повезло, что для аферы с очищением понадобилось устранить лишь три печати, иначе бы от меня мало что осталось. И прилив хлынувшей ко мне силы не спас бы.
   Я сидела на кухне у окна и щурилась на солнечный свет. Хэш поставил передо мной куриный суп. Еще вкусно пахло пирогами. Восхищению моему не было предела. Женюсь!!! Глупо хихикнула своим мыслям и приступила к еде, попутно оглядываясь дома ли инквизитор или нет.
   - Ох, спасибо. Я просто в восторге. Ты спас меня от голодной смерти, - выдохнула я, доев.
   Тут этот замечательный мужчина поставил передо мной ватрушки и ароматный чай.
   - Ох ты ж... Когда научился?
   - Я вообще способный, - улыбнулся Хэш. - Ешь. Силы тебе еще понадобятся. Деор вряд ли так просто отпустит тебя.
   - Деор? - удивилась я.
   - Грес.
   Ну и имечко. Хотя это многое объясняет. Кроме того, что Хэш знает инквизитора по имени... Паранойя подняла голову...
   - Вы так близко знакомы? - поинтересовалась я.
   - Ближе, чем хотелось. Но это исключительно на почве спасения тебя, - улыбнулся Хэш.
   - Какая температура за бортом?
   - Около нуля.
   - Пчел нужно скоро выставлять.
   - Хорошо, - коротко согласился он.
   Я оглядела дом. Всё было чисто, прибрано. Работы для немощных совсем не осталось. Интересно как отнесется к перспективе потрудиться Грес? Или лучше попросить съездить в соседнюю деревню за ребятами, которые составляли мне ульи осенью? Интересно, тут хоть кто-нибудь вообще с транспортом? Звонить папе и объяснять потом откуда у меня тут образовались двое незнакомых мужиков не хотелось. Как и разрешать инквизитору или кому-либо влезать в голову отцу, чтобы подправить его реакцию... Нужно посмотреть, как там вообще со снегом. Подтаял или нет. И найти Книгу так чтобы Грес её не заметил. О выставке пчел после зимовки у меня лишь приблизительные сведения. Готовиться заранее не посчитала нужным, за то и поплатилась.
   - Снег почти стаял, - подал голос вошедший инквизитор.
   Долго жить будет. И физиономия радостная какая, всех переживет.
   - Значит нужно выставлять пчел, - начала издалека я.
   Ответного энтузиазма я не уловила, но и прямого протеста тоже.
   - Если есть возможность нужно съездить в соседнюю деревню и привезти пару ребят.
   - Возможности нет, - с улыбкой ответил Грес. - Да и нельзя тащить незащищенных людей на оцепленную территорию.
   Оцепленную? Заново или еще с того раза? И как он сюда вообще попал тогда? На метле?
   - После твоего лечения лешего оцеплена только эта деревня и пара километров кругом. До стабилизации фона.
   И к чему он ведет? Попросить напрямую? Хэш вон готов помочь, да только беда, что ульи не та конструкция чтобы таскать одному. Тележек никаких мне в наследство не досталось. Офисная моя голова заранее о весне подумать не соизволила.
   - Тогда мне придется попросить вас обоих помочь выставить пасеку. Но сначала нужно убрать весь снег. Иначе пчелы будут садиться на него и гибнуть.
   - Магией пользоваться пока нельзя, - несколько ехидно напомнил Хэш. - Где у тебя лопаты?
   - В сенях.
   - Моего мнения никто спросить не хочет? - уточнил инквизитор.
   - Если тяжело, найдите занятие по силам. Нужно приготовить обед, - ответил ему Хэш и вышел из кухни.
   Грес поспешно вышел за ним следом.
   Через несколько минут двое новоявленных работников резво выгребали остатки снега. Я наслаждалась сим зрелищем, попивая чай. Убедившись, что это занятие вполне захватило исполнителей, всё же отлипла от окна и потихонечку оправилась в зал. Долго ползала возле стола, но ничего не получалось. Окончательно умаявшись, треснула рукой по столу. Да выходи же ты! Легкий шорох и прямо в руки мягко спланировал сверток. Сразу нормально отозваться нельзя было. Развернула её. Внешний вид совсем не изменился. Признает ли? Или шарахнет чем-нибудь? Появилась же, значит всё будет нормально. Открыла, ничего не произошло. Только чистые листы.
   Молчунья. Ну здравствуй моя хорошая. Помоги мне? Формулирую вопрос, приложив к ней ладонь.
   В ответ замельтешили карты с условными обозначениями. И что же у нас тут? Ясны теперь два момента: мне нужно в лес и скорее всего одной. Вряд ли инквизитору понравятся мои эксперименты. Книгу тоже нужно спрятать. Нет ли у нее напоследок идей как мне избавится от общества Греса? Ага, сон-трава, виды, описания, действия. Очень смешно, а по утру он будет бобр и зол. Нейтрализация действия? Интересно. То есть можно вырубить его ровно настолько, насколько нужно? Но он же не дурак, сумеет сопоставить. Или же... У меня появилась немного безумная идея. Но сначала нужно немного прийти в себя физически. Напоследок Книга выдала "сбор общеукрепляющий, весенний". Спасибо. Тут раздался хлопок входной двери и моя помощница исчезла.
   На кухне я увидела Греса. Зашел водички попить. Умаялся значит. Ну тоже хорошо, всё поспокойнее будет.
   - Как работа? - вежливо спросила я.
   - Нормально, почти все выгребли. Хотя на завтра может быть дождь. И смысла особого не было.
   - Лужи тоже не лучший вариант.
   - Так тут кругом песок!
   - Не так много, как кажется. Ниже слои глины. Поэтому количество впитываемой влаги не бесконечно, - пояснил вошедший Хэш.
   - Спасибо за помощь. Но если завтра будет дождь, то сегодня мне нужно в лес, - закинула удочку я.
   - Зачем? Там неспокойно. Сама еле живая, - цыкнул Грес.
   - Поэтому и нужно. Хочу собрать кое-какие травы.
   - Какие еще травы? Снег не сошел.
   - Подснежники, - улыбнулась я. - Мне нужно прийти в себя. Чем быстрее это произойдет, тем быстрее поставят печати.
   - И уедет постылый инквизитор? - улыбнулся мастер.
   - И я смогу заниматься тем, ради чего приехала. А Вы тоже сможете заниматься своими делами.
   - Может ты просто дашь нам фото, а мы сами соберем? - как-то безнадежно предложил Хэш.
   - Там легко ошибиться. Мы вдвоем с тобой бы справились.
   - Я как раз собирался ведьмин камень осмотреть. Обещаю не топтать ваш силос, - вмешался инквизитор.
   Кто б надеялся, что Грес дома отсидится. Неужели никого другого прислать не могли? Или он так строго за мной закреплен, что даже не думает о побеге? Итак, мы отправились втроем. Ничего страшного по дороге не произошло, кроме того, что мне пришлось ехать на спине у Хэша. Ходить всё еще трудновато, а величаво восседать на руках перед ним я как-то смутилась. Грес поначалу ехидничал, но потом смилостивился и даже кинул мне какое-то оптическое подпитанное плетение. С ним все под ногами виделось прекрасно. За час прогулки я собрала всё, что нужно. Хэш "заморозил" нашу добычу, чтобы она не повяла до прихода домой. Инквизитор осмотрел камень. Странным оказалось то, что сейчас он оказался невзрачно серым, даже немного бесформенным. Со сколами на боках и едва различимой вязью надписей. Хэш обошел кругом, но трогать не стал. Мастер же и трогал и пытался колупать, только что на зуб не попробовал.
   - Ну-ка поднеси её к камню, - скомандовал Грес.
   - Незачем, - спокойно ответил Хэш. - Любопытство совершенно не оправдывает риска.
   Тогда я тихонько попросила сама. Меня явно нехотя поднесли к камню на расстояние вытянутой руки. Прикоснулась к нему. Теплый. Вдруг по всей поверхности как блик пробежала черная волна. Словно другое изображение проступило. Убрала руку. Инквизитор будто и не заметил этого. Я же не стала озвучивать наблюдений. Мы вернулись домой.
   Вместе с Хэшем мы готовим ужин, параллельно ставлю вариться травки на водяной бане. По кухне летят целые букеты ароматов. Потемневшие за последнее время волосы сворачиваются мелкими кольцами от пара и лезут в глаза. Отмахиваюсь и снова продолжаю досыпать, смешивать, помешивать, как вдруг ощущаю едва уловимое прикосновение. Оглядываюсь, а Хэш с невозмутимым видом продолжает возиться с моими волосами. Удивительно приятные ощущения и дружный забег мурашек. И совсем скоро я становлюсь счастливой обладательницей красивой косы.
   - Спасибо, - рассеянно улыбаюсь я.
   - Одну я тебя никуда не отпущу, - отвечает он. - Не надейся.
   Я молча кивнула и вернусь к своим занятиям. Через некоторое время пришел Грес. Мы сели ужинать, а после разбрелись по углам. Каждому досталось по спальному месту. За перегородкой в зале находилось еще и кресло-кровать. Долго ждать не пришлось вскоре Хэш заглянул ко мне и молча кивнул. Я вышла из спальни и увидела, что инквизитор сладко дрыхнет, раскинувшись на весь диван. И лицо вон какое расслабленное, почти доброе. Ух, что мне будет, если он всё узнает...
   Я оделась и вышла на улицу. Отвар сделал свое дело и чувствовала я себя не в пример лучше. Ощутимо тянуло прохладой. Снега рядом с домом не было. Оголенная земля сиротливо чернела под ногами. Хэша нигде не было и я уже готова была позвать, когда сзади услышала чье-то сопение. Медленно обернулась. Передо мной стоял белоснежный зверь.
   - Так чувства острее. Садись на спину, - пояснил он.
   - Давно хочу спросить, - начала я, устраиваясь на спине, - как называется эта ипостась?
   - Гроар.
   - Звучит как рычание, - усмехнулась я, запуская пальцы в мех.
   - Именно так, - отозвался Хэш. - Мое полное имя тоже не отличается мелодичностью для вашего восприятия.
   Дальше мы замолчали. Приближался лес. Не знаю как я должна была понять куда именно идти. Когда дошли до той части дороги, что уходила в лес, я срыгнула на землю. Странная легкость во всем теле и бодрость такая... Потом прикрыла глаза, повернулась вокруг себя, чтобы сбить чувство направления и расслабилась. По рукам пошло легкое покалывание. Затем правая кисть чуть дрогнула, будто сама по себе. Её словно обволокло чем-то мягким, подняло горизонтально и чуть дернуло в сторону. И я пошла туда, куда меня вели...
   Разгоняясь всё быстрее, делала немыслимые рывки в сторону, огибая деревья. Открыть глаз так и не могла. Едва успевала переставлять ноги, чтобы не свалиться кулем и не тащиться следом волоком. Вдруг движение чуть замедлилось и я перевела дыхание, почти остановилась. Сделав по инерции шаг вперед, ощутила гладкую и теплую поверхность. Тут уж и глаза получилось открыть. Передо мной стоял всё тот же черный камень.
   Руки начали понемногу нагреваться. Интересно, где Хэш? Но что-то подсказало, что сейчас он тут совсем не нужен. И доверилась этому чутью. Самое удивительное началось дальше: руки, словно в тающем масле, стали увязать в камне. Рванулась назад. Нехотя, но меня отпустили. Вот сейчас слопает меня этот булыжник и все дела. Но с другой стороны Книга отправила меня именно сюда. Значит, это нужно. Только вопрос кому и зачем. Вдохнула поглубже и уже с легкостью стала проходить в зыбкое черное нечто.
   Не знаю куда я попала, но там было очень тихо и относительно тепло. Затем раздался какой-то шум. Он нарастал, а я по-прежнему ничего не видела. Впереди забрезжил едва уловимый зеленоватый свет. Вместе с ним пришло понимание: это течет вода. Быстрым шумным потоком несется в мою сторону. После меня накрыло с головой, но я помнила её. Это она была у дома на воде. Моего дома. Легко вынырнула и растянулась на поверхности. Всё тело наполняла энергия. Эта жидкая сила и была источником того света. Сколько я лежала так, пополняя опустошенный организм, не знаю. Но с удивлением отметила, что часть печатей, что оставалась на мне, будто заморожена. Не сорвана, не стерта, а просто не работает. Будто я и эта сила, словно заговорщики, решили подкормить меня тайком ото всех.
   Вместе с ощущением блаженства по телу, да и в душе расползалось странное чувство. Будто что-то или кто-то нашептывал о том какой силой владею. Какие возможности это даёт. Ощущения упоённости и всесилия накатывали волнами. К чему терпеть любое вмешательство в свою жизнь, если можно решить все проблемы щелчком пальцев? Достаточно лишь пожелать избавиться от печатей или просто захотеть, чтобы они не работали. Чтобы об этом никто не знал... И можно было воспользоваться всей прорвой силы, что у меня есть, в любой момент времени... Тут в памяти всплыл образ Греса и все его грубости, колкости и наглость... Из-за них я должна вот так скрываться и ходить разрисованная как клоун...
   Раздражение, затем почти злость. И только один спокойный вопрос самой себе: "Мои ли это чувства?". Наваждение схлынуло, будто его и не было. И что это? Проверка? Побочный эффект? Накопленная подавленная агрессия? Надо уходить отсюда. Вода нехотя отхлынула, оставив меня в темноте. И как тут теперь выбираться?
   Только об этом подумала и земля подо мной стала удивительно вязкой и вскоре я начала проваливаться вниз. А очутилась в лесу за ведьминым камнем. Чуть поодаль стоял Хэш, а рядом с ним был тот самый леший. Выглядел последний на удивление человекообразно. Преобразился по случаю что ли? Говорят, они могут, когда нужно... Я отряхнулась и пошла к милой компании.
   - Смотри-ка, подчинилась сила-то, - хмыкнул леший.
   Выглядел он как простоватый паренек лет двадцати, зеленоглазый, рыжеволосый. Но если смотреть не на него, а чуть поверх, то контуры лица плывут и просматривается совсем иная личина.
   - К чему это такой парад? - проигнорировала я реплику.
   Наверняка ждет, что брошусь расспрашивать.
   - Да вот по случаю. В прошлый раз смотрю совсем не приглянулся, - потешался лесной смотритель. - Дай думаю сглажу впечатление. Или скрашу одиночество. Ан не тут-то было...
   - Ага, бешенная популярность. За инквизитором очередь занимай, скрашиватель, - как-то совсем зло вышло у меня.
   - Совсем допек? - понимающе вздохнул леший.
   - Не совсем еще, - я молча села на пенек и запустила руку в мех Хеша.
   Постепенно успокоилась.
   - Я тут чего пришел-то, - потупился лесной знакомец. - Поблагодарить.
   - А, - отмахнулась я.
   Благодарности мифического народца бывали тоже разными. Пойди разберись потом что это было на самом деле.
   - Эти двое тебя бы все равно нашли, даже в лесу. Да и камень не нужно бы душегубу показывать, - продолжил он, рассматривая что-то под ногами. - Вот.
   Протянул мне руку. В раскрытой ладони лежали изумрудно зеленые два трилистника клевера. Серьги. Блеснули искоркой и снова словно обычные. Брать не брать? Я покосилась на Хэша. Тот кивнул.
   - Благодарствую, - выдавила я рекомендованное слово, вместо привычного "спасибо".
   Бросила еще один взгляд на эти листики. Они поползли по ладони. Ого. Но смотрю внимательно. Тут раздается легкий шелест, поднимаю глаза и понимаю, что это удалился мой спасенный.
   Еще долго рассматриваю подарок. Уши-то у меня проколоты, но носить нечто подозрительно магическое, в чем не разобрался, да еще и на голове... Для этого я слишком параноик. Словно в ответ на мои мысли листики на украшении зашевелились, и так неожиданно, что я чуть было не выронила их. Всё что происходило, напоминало больше механическую головоломку: каждый лепесток серьги распался на три более мелких трилистника и всё это собралось в короткую цепь. И где бы такое носить? Новое украшение обвилось вокруг левого запястья. Совершенно невесомый браслет практически не ощущался, не елозил по руке, но и не сдавливал.
   - Нагулялась? - коротко спросил Хэш.
   Я молча кивнула. И мы с ветерком понеслись домой. Я бежала рядом, окрыленная и живая.
   ***
   Утро началось с водных процедур. Мне плеснули что-то холодное в лицо. Я утерлась рукавом и перевернулась на другой бок. Но посетитель явно жаждал моего внимания, а посему на мой лоб возложили длань холодную и мокрую. Следом пришла резкая головная боль и сон разомкнул свои объятья.
   - Очнулась? - зло сверкал глазами Грес. - Что это такое я спрашиваю?
   - Где? - хмуро поинтересовалась я.
   Уфф, голову отпустило.
   - Чем ты вчера меня напоила? - рычало их инквизиторство.
   - Тем, что и сама пила. Чаем, - пожала плечами для убедительности.
   - Зачем? А веедьма, - взвыл он.
   - Не хотел бы, не пил, - отмахнулась я. - Какие-то побочные эффекты? Аллергия?
   Надо было ему еще и слабительного подмешать. Уродец, до сих пор в ушах потрескивает что-то, хоть и голову отпустило.
   - Побочные? Сейчас шесть часов вечера!!! - рявкнул он.
   - Вот это я поспать.
   Да, с дозой я явно хватанула.
   - Мы тут все как медведи в спячке были из-за твоего чая! Недоучка, двоечница!
   Ага, алкоголики, тунеядцы.
   - Как там Хэш? - вдруг всполошилась я.
   - Прекрасно. Живой. Хотя удивительно, учитывая твой уровень знаний.
   Идея мертвецки уснуть сразу после завершения лесных приключений принадлежала мне. А иначе как еще отвести от себя всякие подозрения? Уж лучше пусть недооценивают. В итоге мы убрали все улики ночной отлучки, приняли дозу снотворного чая (уже без нейтрализатора его действия) рассчитанную так, чтобы пробудиться примерно одновременно с инквизитором. Я специально приняла чуть больше, поскольку пока Грес бодрствовал, пила наравне со всеми, обладая наиболее хрупкой комплекцией. Несомненным плюсом отвара сон-травы является его способность восстанавливать силы даже за малый промежуток времени сна таким образом, что никакие сканирования не дадут вам понять спит этот человек четыре часа или пятнадцать. При этом четыре часа такого сна это минимальная планка для восстановления сил. Спасибо Книге.
   Инквизитор был зол. Бодр и зол. Он подозревал всех и вся, и в тоже время доказать принципиально ничего не мог. Уверовать в мой дебилизм до конца ему тоже что-то не давало. Вот ведь беспокойный человек. Надо его отвлечь чем-нибудь. На Хэша у него рука не поднялась и того я обнаружила спящим в кресле за перегородкой в зале.
   Светлое лицо в полутьме казалось совсем белым. Черты лица расслаблены, на губах полуулыбка. Светлые ресницы тут кажутся почти черными, отбрасывают ободок тени под глаза. Растрепанная белая коса и распушившиеся волосы. Долго всматриваюсь, чтобы то ли запомнить, то ли вспомнить что-то. Внезапно он резко открывает глаза. Они почти янтарные, и как говорят мутные ото сна.
   - Энн, - улыбается он, притягивает меня к себе и целует.
   И снова спит, крепко обняв меня. Тут как всегда кстати заглядывает мастер. Я лишь пытаюсь выбраться. Грес как-то криво улыбается и выдергивает меня за руку.
   - Пошли, недоучка.
   Хэш сладко сворачивается калачиком, насколько это позволяет кресло.
   Всё-таки мастер определился со степенью моего умысла. Что ж не плохо. Отчитывать будет? Пришли на кухню, сели, молчим.
   - Осенью будешь подтверждать свои оценки по травоведению. Все, - тихо начал он.
   Ой напугал. Хотя, нужно изобразить нужную степень почтения. Уважить эго?
   - Не хотела я ничего такого. Добавила чуть-чуть для здорового общеукрепляющего сна. Такого эффекта не должно быть... - начала оправдываться.
   - Это уже не важно. Завтра приедет специалист с печатями. Ты вновь будешь на начальном уровне. Так как если с травами не мудрила, значит в дело пошла твоя неконтролируемая сила, которая, видимо, вернулась к тебе. Управлять ею, выходит, ты не умеешь.
   В этих словах я почти отчетливо услышала, как захлопывается капкан. На его лице всего на секунду промелькнула ехидная ухмылка. Мстительная скотина!!!
   - Как скажете, - удручённо и смиренно выдала я, разглядывая свои руки.
   - И всё? - после длительной паузы не выдержал инквизитор.
   - А что ещё? - спросила, подпирая голову кулаком.
   - Не знаю, - рассеянно ответил Грес. - Где возмущения? Попытки оторвать мне голову?
   - Так вы ею не пользуетесь, подождем, сама отсохнет, - все так же вяло улыбнулась я. - Есть хочется...
   Встала побрела к плите, но тут меня обогнали.
   - Нет уж, накормили, хватит. Сиди.
   Сижу. Налила себе водички, попиваю. Жарит что-то. Пахнет вкусно. Интересно только себе? Не выдержала встала, оделась вышла на улицу. Там уже сочный закат обагрил пейзаж, раскрасил тени. Красиво, пахнет весной. Относительно тепло. Завтра нужно выставлять пчёл. Погода будет хорошая. Нужно бы сделать это до печатей. Чтобы метки на пчёлках обновить. Книга, говорила, что последнее можно проделать и до выставки. Пожалуй, идеально было ночью, пока Грес спал. И чего я ждала от него-то. Не просто так что он при такой должности. "Ах, Илена, я понял Вы - просто баран в травах. Прощаю и благословляю Вас, печати поставим через полгода"? Угу.
   Пошла в сторону омшаника. Было тихо, потом я разожгла тусклый красный фонарь и скользнула внутрь. Сидят, вроде бы не возмущаются. Провела рукой по улью. Вылетело несколько пчел и уселось на руку. Коротенький импульс, как учили. Искорки на них вспыхнули ярче. После чего все труженицы вернулись обратно. И так нужно проделать с каждым домом. Где-то на середине этого занятия снаружи послышалась возня, потом переругивание.
   - Да нельзя сейчас, - терпеливо повторил Хэш.
   - Это несанкционированное применения магии ведьмой, которая на нее и права не имеет, - шипит в ответ Грес.
   - Прерывать нельзя. Сама выйдет. Да и на колебания небольшие.
   - Какого черта тебе вообще тут нужно? - инквизитор теряет терпение.
   - А тебе?
   И тишина. Потом удаляющиеся шаги. Я же спокойно продолжаю начатое. Потом вернулась домой. Где застала только Хэша. Он расслабленно сидел на кухне, спиной к холодильнику, вытянув ноги под столом.
   - Где инквизитор?
   - Ушел встречать того, кто будет опечатывать твою силу, - ответил он.
   - На ночь глядя...
   - Ему хотелось поскорее.
   - Ну хоть тогда уедет, - подбодрила себя я.
   - Мне тоже придется, - Хэш внимательно посмотрел на меня.
   - Почему?
   - Это условие его отъезда.
   Вот ведь, такая рабсила разбегается.
   - Не только. Это необходимо, так как Илена сама является нестабильным источником силы. Иномирцам вообще рядом быть не положено, - зло с порога процедил Грес.
   За его спиной маячил тот человек, что ставил мне печати раньше. Как вообще его привел? Пешком слишком быстро. Да и транспорта я что-то не услышала... Или же зона оцепления вокруг деревни не такая уж большая.
   Дальше они нагло расположились в моем доме. Раздражение зашкаливало, но я сдерживалась. Опечатывающий провел общее сканирование и долго тер лоб, после чего заявил, что сейчас опечатать не сможет. Затем они с инквизитором вышли во двор.
   - Видимо, они что-то не рассчитали, - выдохнул мне в макушку Хэш, подкравшись сзади.
   Обнял меня, все раздражение и злость куда-то делись.
   Уже глубокой ночью вернулся инквизитор. Грязный и злой. Мы же с Хэшем сидели на крыльце, пили чай и разглядывали небо. Мастер прошел молча в дом.
   На следующее утро Грес поведал о том, что когда он провожал коллегу до границы телепортации, то на него накинулась какая-то тварь. Похожая на большую кошку. Повалила, но не сожрала, даже не покусала. Только обнюхала, чихнула и потрусила прочь.
   Поэтому он вызвал зачистку. Опечатывать меня приедут сразу трое. Поэтому придется подождать.
   - Транспорт - это хорошо, - больше себе под нос мурлыкнула я.
   Через сутки приехала вся команда. Разместив их, отозвала Греса в сторону.
   - Мне нужно доехать в деревню до того как поставят печати, - сказала я, стараясь не смотреть на него.
   - Зачем?
   - Мне нужны грузчики, - начала издалека я.
   - И как этому мешает печать?
   - Пока не могу объяснить.
   Честно говоря, меня всё ещё грызла не то совесть, не то просто ощущение незавершенного дела с той семьей, где я общалась с домовым. И не знаю уж что приключилось с Гресом, но машину он мне дал, правда позже. И сам поехал со мной.
   По дороге молчали. Приехали, мне повезло: всех, кто мне был нужен я обошла и договорилась когда за ними заеду. Нужно наметить мне это мероприятие на следующую неделю, когда все поуляжется. Я предложила все же для подстраховки зайти в тот дом, где видела домового. Греса потащила с собой. Интересно увидит он что-нибудь на хозяйке или нет?
   Та встретила нас безрадостно. Да и вообще выглядела соответствующе: круги под глазами, синеватое лицо.
   - Ого, - только и сказал инквизитор.
   - Здравствуйте, - влезла я. - Помните меня?
   - Здравствуйте, - устало махнула женщина. - Да он у матери сейчас. Вам опять пчёлок разгрузить?
   - Ага.
   - Сейчас позвоню ему.
   Позвонила. Сидим, ждем. Грес пристально рассматривает женщину.
   - Как у Вас дела? - издалека начинаю я.
   - Нормально. Приболела только что-то.
   Тут в сенях что-то гремит и хозяйка, выкрикнув про кота, выбежала из кухни.
   Я вопросительно смотрю на Греса. Задать вопрос не успеваю. Из-за печки выбегает знакомое пыльное облако, материализуясь в того мелкорослого старичка.
   - Совсем дела плохи у нас, даа. - Начинает подвывать он, но увидев инквизитора резко обрывает вопль.
   - Что? - цыкнул мастер.
   - Свекровь, не в обиду будет сказано, - тут он делает выразительный кивок мне, - ведьма старая. Ходит по всяким бабкам. Достала уже. Скоро всех в могилу сведет.
   - Я её почищу.
   - Толку то, - вдохнули мы с домовым.
   - В прошлый раз не разобралась, только цепь разомкнула. Думала доделать, а тут еще чего-то накрутили сверху, - повинилась я.
   - Недоучка, - отмахнулся от меня Грес.
   Неужели трудно просто помочь? Обязательно тыкать как котенка.
   - Защиту бы ей, да и хозяину, а то ить изведет дура старая, - хныкнул домовой.
   - Защиту, ха, обойдутся, - ответил мастер. - Лучше мы с такой замечательной родственницей отработаем разок и всё.
   Оскал был многообещающ.
   Вскоре вернулась хозяйка, пришел и муж. Инквизитор даже бровью не повел. Только все магические сети и пучки, щедро намотанные на супругах, таяли и тлели пока я договаривалась.
   После меня усадил ждать в машине, а сам куда-то ушел. Прошло около часа, а я успела даже задремать. Тут веселый бодрый Грес громко хлопнул дверью и завел машину. Мы поехали домой...
   ***
   Пчёл всех успешно выставили. Печати тоже поставили, зачистку завершили успешно, да так что уже третий месяц нигде даже мелких всплесков не слышно. Все разъехались. И началась моя новая жизнь. Лишенная магических сил я осталась один на один с дикой природой и борьбой за хлеб насущный. Роль моя теперь была больше наблюдательная, если чего увидишь - свистни. Ага. Только то, что пока я буду "свистеть" меня самой может не стать - это как-то не учитывается. Издержки профессии, что тут. Зарплата соответственно неуклонно падала в пропасть прожиточного минимума (узнать бы кто это слово-то изобрел и проклясть). Правда тут он был хоть немного выше общепринятого. Так что вопрос о борьбе за урожай встал особенно остро. Мало того, что покупать не на что, так еще и негде. А чтобы куда-то добраться тоже нужны деньги. Одним словом - вляпалась. Вдобавок к печатям меня наградили электронным браслетиком, что должен тоже считывать какие-то вспышки (чему вспыхивать если законопатили всё как в бочку) и при случае подать сигнал куда следует, а меня треснуть током. Это украшение значилось на ноге. Совсем как у зарубежных преступников. Грес, скотина еще шутил, что длинные юбки мне пойдут.
   С отсутствием магии физическая нагрузка однозначно возросла, радовало лишь что особенно пристраститься к легкому решению любых проблем я успела не так основательно, чтобы сойти с ума.
   Раннее утро начиналось с благотворительной акции "покормим комариков". Кровососы были безумно рады и с веселым писком принимали меня в свою толпу, облепляя со всех сторон. Прополка. Даже такое простое занятие приходилось делать самой, хотя Книга временами демонстрировала мне подходящие заклинания. Издевается. Однако, недавно на нее снизошла доброта и она выдала спецсбор - травы, которые тлея разгоняют дымом всех летающих паразитов в радиусе пяти-десяти метров (смотря какой костер запалить).
   Тут я долго думала и в конце концов насобирала нужного, помолола и затолкала в длинную тонкую трубку из запасов предшественницы. Для человека безвредно, но тянуть в себя дым намеренно в голову не приходило. Да и чадила она едва заметной струйкой, что расползалась к земле и словно следовала за мной. Походишь часок с такой трубочкой, одежда запахом пропитается и еще полдня спокойной жизни.
   Посадила я всего, как оказалось многовато. Но и губить чудно прущий урожай не хотелось. Веселее всего оказалось с поливом. Колодец к этому лету значительно обмелел. Или изначально был таким, только я об этом не знала?
   Таким образом весь фитнес делился между огородом и пчёлами. Ещё по ночам я таскалась по округе и собирала травы. После последней тщательной зачистки и подтверждения стабильности фона, многие пустующие домики в поселке прикупили под дачи городские жители. Как оказалось, обманчиво необитаемый жилой фонд основной своей массой и использовался под летний отдых. Поселок ожил с приходом тепла. У моих ночных бдений появились немногочисленные, но седые свидетели и свои фанаты. А кто при слабых нервах по ночам к соседкам в окна лазить заставлял? А тут как на грех я в темноте, светя красным глазом тлеющего огонька трубки с веником всякой всячины за плечами... Радостная встреча была. К утру новость об огромной одноглазой чупакабре облетела немногочисленных жителей. До вил с факелами и охотников с дробью не дошло. В магазине в соседней деревне в буре обсуждений я сочувственно покивала, делая круглые от ужаса глаза.
   Около месяца приходилось таскать ежедневно около восьмидесяти ведер воды из колодца в разные концы участка. В конце концов, терпение закончилось, а деньги подкопились ровно на очистку колодца и покупку мотора. Но к тому времени моя фигура уже обзавелась подкаченными, оттянутыми к полу (как мне казалось) руками.
   Отсутствие магических происшествий с лихвой компенсировалось обыденными: на окраине, поселился мужик и завел... коз. После этих животных всякие побасенки про чертей и прочее кажутся не такими уж нереальными. Зловредное рогатое семейство облюбовало мой неогороженный участок для набегов... Сначала я ходила разговаривать с соседом. Но дальше обещаний непременно бдительно следить за своими подопечными не заходило.
   Твари наведывались ко мне уже регулярнее обычного. И будь у меня возможность я бы с большим удовольствием превратила бы самого хозяина в конкурента вожаку стада. После очередного набега в полуденную жару я сидела дома и листала Книгу. С большой надеждой найти там козоотвратное зелье. Но ничего подобного не было. Травить животин тоже не хотелось. К чему такие приключения, да и случись такое все сразу подумают на меня. С одной стороны, оно может бы и на руку: дистанция и уважение. Не известно кто может стать следующей жертвой злобной ведьмы... Возможно к примеру тот горе-ухажер, что совсем недавно с пьяных глаз ломился в дверь и требовал свидания под луной... Народ приезжий, непуганый. Хотя днем все держатся достаточно отстраненно и даже с небольшой опаской. По официальной версии я тут поправляю здоровье. Но история с обильно засаженным участком, видимо, выдавала меня с головой.
   Идея с установкой забора мне нравилась всё больше. Не понятно лишь одно: почему Гаэлин сама не установила его. Конечно, при наличии магии в нем нет особой необходимости... Но не во всем же на нее полагаться? Или тут дело в том, что от крупных неприятностей он всё равно не спасёт? Тем не менее установка забора вещь хлопотная и затратная. А с деньгами у меня было негусто.
   С этими грустными мыслями я захлопнула Книгу и открыла ноутбук. Почты не было. Ощущаю себя сбрендившим огородником, что перечитал фэнтези и перегрелся за прополкой, а теперь пытается разобраться в своих воспоминаниях: что из этого всего было на самом деле?
   Время до вечера пролетело незаметно. Как только дневная жара начала спадать я выползла на улицу. От леса уж тянуло приятной хвойной прохладой. Солнышко нежно золотило косыми лучами стволы сосен. Те вспыхивали янтарем и будто зеркала передавали между собой эту вспышку, словно озаряя лес изнутри. Вытащила велосипед, походную сумку и покатила к озеру. Неплохое время чтобы освежиться и нарвать нужных трав. Три километра не преграда для сопревшей ведьмы, жаждущей недостающей растительности.
   Единственным и главным минусом были кочки на прокатанной проселочной дороге, а затем на тропке. Главным же плюсом было то, что саму тропку обычные люди не видели. Заметила я ее случайно, когда ехала совсем к другому водоему по обычной дороге. Руку, на которой был подарок лешего, защекотало и чуть закололо. А потом показалась ярко-зеленая нить, уводящая в лес. Я пошла за ней в непролазные кусты, но те послушно расступились и открыли за собой утоптанную узкую ровную тропку. Она и привела меня к озеру, которое словно опал мерцало в зеленой чаше леса.
   Я уже подъехала к месту поворота и привычно нырнула в заросли, через которые легко прошел велосипед. Еще десять минут и вдыхаю приятную влажность. Подсвеченные уходящим солнышком, розово-голубые облака отражаются в озере. По кромке воды тянутся заросли ползучей плакун-травы. Транспорт был припаркован у ближайшего дерева. Целый букет ароматов будоражил обоняние. Скинула одежду и быстро окунулась в воду. Та оказалась приятно прохладной. Я радостно растянулась на спине и сняла резинку с волос, предоставив им черными змеями расползтись в воде. Наверху проплывали темнеющие облака. Зрение понемногу подстраивалось под новое освещение. Прикрываю глаза и пытаюсь ощутить все живое, что находится рядом. Где-то на дне огромные рыбины, а в кустах уползал уж. Птицы и всякая мелкая живность. Совсем недалеко пробежала косуля. И никакой магии, так как датчик на ноге молчит. Хотя вода ему нипочём. Обнаружила я это умение в этом же месте в прошлый раз. Словно все возможности органов чувств поднялись на новый уровень восприятия. Всё это можно было бы легко списать на магию, но "украшение" инквизиции ничего такого не фиксировало. Поэтому возникал ужасный соблазн попробовать воспользоваться магией - вдруг и это получится? Все равно меня не покидало ощущение, что пожелай я искренне, то никакие печати и датчики не помешают.
   А вероятность сбоящего датчика просто кружила иногда голову. Или вдруг подарок лешего как-то обманывал эту инквизиторскую штучку? Вообще было странно, что они никак друг на друга не реагировали...
   Плавала я долго. Многое изменилось с тех пор, как я вступила в наследство. И в воде теперь стало проще находиться дольше обычного. Иногда после особенно долгого купания казалось, что еще немного и все это озеро станет продолжением меня. Поэтому в том расслабленном состоянии, что позволяет ощущать действительность далеко за пределами органов чувств обычного человека, я стараюсь долго не оставаться. И сейчас я насильно встряхнулась и поплыла энергичнее немного согреваясь. А когда снова легла на спину, чтобы немного отдохнуть, то почувствовала, что нечто мягкое мазнуло меня по спине. Дыхание сбилось. Вот так люди, наверное, и учатся если не ходить по воде, то грести энергичным катамараном к берегу. Когда почувствовала дно под ногами, то немного успокоилась. Как оказалось очень зря. За ноги дернуло сильно, а головой об дно было тоже неприятно. Сначала вода и пузыри, а потом темнота.
   ***
   В глаза светила полная луна. Я сделала жадный вдох и закашлялась. Села. Подо мной оказались доски старых мостков. Интересно что и куда меня занесло? Столько ходить сюда и спокойно купаться. Отвыкнуть, расслабиться и как всегда получить. Кругом темная вода высеребренная дорожкой лунного света. Вдалеке берег. И эти мостки почему-то в середине водоема. Очень интересно.
   - Ну ты и дурааак, - сокрушенно вздохнул кто-то.
   - А чего? - спросил второй голос обиженным басом.
   - Кто ж так за ба... женщиной ухаживает-то? - продолжил первый.
   Действительно, интересно, кто? Все-таки мысль купаться голышом была отвергнута не зря. Трусы хоть простор для фантазии оставляют. Зябко как-то. И голова вся в песке. Отжимаю волосы и по мере возможности прикрываюсь ими. Вежливо кашляю. Внизу где-то всплеск. Странно, что я не могу нормально разглядеть собеседников.
   - Ну смотри она и так точно русалка, - выдает подплывший мужик, опираясь локтями на ветхие подтопленные мостки.
   Первый человеческий испуг проходит и я начинаю с энтузиазмом рассматривать его. Первое что бросается в глаза - легкий зеленый отлив темных волос. Потом мелкие чешуйки на мощных плечах. Зеленые глаза, наглая ухмылка. И лицо без возраста, словно неуловимо меняется даже оставаясь неподвижным.
   - Доброй ночи, - острыми зубками улыбнулся он.
   - Это кому как, - тоскливо посмотрела я в сторону берега.
   Вот зараза же. Привязался. И главное в книгах про таких не видела ничего. На водяного не похож, те старше и страшнее. Русалов тоже как-то не припомню... Если они вообще такие есть... Долго смотрим друг на друга. Начинаю злиться. Но тут отвлекает позеленевший браслет на ноге. Будто тонким слоем мха порос.
   - Не злись, ведьма, - уже примирительно улыбается чешуйчатый. - Не верил я просто что новая пришла.
   - Ах не верил... - прошипела я, разглядывая налившиеся красным и жгущие кожу печати на руках. - Ты кто вообще такой?
   - Дурак зеленый, - ехидно доносится с берега.
   Обласканный показывает кулак в темноту.
   - Покорно прошу простить. Но не надо магии и инквизиция нам тут совсем не к чему.
   Немного успокоилась, но песок в голове еще не простила.
   - Хранитель этого озера, - продолжает этот озерный царек.
   - Не могу сказать, что рада такому знакомству.
   Самая от части получается виновата. Не почувствовала, что озеро чье-то. Не представилась, разрешения опять же не спросила. Влезла и купалась уже не раз. Странно, что только сегодня он меня головой по дну протащил... Магии то во мне ни на грош. Печати призыв держат. Будто каленым железом.
   - Ты не сердись. Сначала сюда ходила, я значения не придал. А сегодня день особый. Ты тут еще и пакость разную к воде притащила. Думал любительница какая: попугаю, а там уж гляди и пятки засверкали.
   Под пакостью он видимо имел ввиду содержимое моей сумки. Не все лишнее я оттуда выложила. Остался пузырек с вытяжкой полыни. Какой острый нюх, однако. А день какой? Нерест у них тут что ли? Аккуратно отодвинулась в сторону.
   - У меня к тебе вообще дело есть. Но идем, я тебя к берегу провожу. Там, думаю тебе удобнее будет.
   Плыть рядом мне совсем не хотелось. И словно в ответ на мои мысли хранитель озера хлопнул ладонью по воде и тут же на поверхности всплыла лодка. На вид вполне крепкая и обычная. Я перебралась туда и вскоре с радостью оделась в теплую сухую одежду на берегу.
   Возле самого берега дно резко уходило вниз, поэтому мой новый знакомый находился достаточно близко, чтобы продолжить беседу.
   - Мне нужно, чтобы ты сварила одно зелье по рецепту, который я дам.
   - Для чего?
   - Это даст мне возможность ненадолго стать человеком.
   Я даже поперхнулась от неожиданности.
   - Зачем?
   - Жениться.
   Тут мои глаза вообще на лоб полезли.
   - Сомнительные перспективы, - хмыкнула я, собираясь уходить.
   Озерник как-то сник и умолк. Но тут из-за кустов появился леший.
   - По обоюдному желанию у них всё, - решил он внести ясность. - А присутствие в человеческом виде требуется днем на человеческой свадьбе, чтобы родители были спокойны.
   - Замечательно. Но для моего согласия на такое вы мало меня ударили головой о дно. Я еще в своем уме, чтобы помогать малознакомым нелюдям в затаскивании человеческих женщин на дно озерное. Мне еще сообщить надо куда следует, - пригрозила я.
   - Ну давай, - рыкнул озерник. - Может тебе еще одну медаль выпишут.
   При этом он кивнул на мой датчик на ноге. Знает куда бить.
   -Рецепт возьми, посмотришь, что ничего страшного в нем нет. Захочешь сделаешь, а не получится так скажешь, что не захотела, - хмыкнул леший. - А невеста сама к тебе заглянет.
   - Ты извини, что все так вышло. Возьми.
   На берег возле ног плеснулась вода и что-то в песке осталось завораживающе блестеть. На вид будто маленькая капелька. На деле оказалась мелкая речная жемчужина. Редкость. Провела над ней рукой, будто обычная. Никаких колебаний. Взяла в руки - теплая.
   - Вот так можно, - раздалось у меня над ухом.
   И зеленый отросток легко перекинул жемчужину с ладони на браслет на руке. Она будто приклеилась к нему. На секунду на руке снова показался тот зеленый браслет, но теперь с новой частью. Потом опять все исчезло. Остался лишь едва заметный бледный и плоский рисунок на запястье. Следом не прощаясь растворился и леший.
   - А если ничего не получится? - запоздало спохватилась я.
   - Это просто за беспокойство - махнул рукой озерник и исчез.
   Вот и покупалась... Интересно почему датчик не среагировал ни на что? Может сломался? Соблазн, соблазн...
   В общем надрала я своей плакун-травы и поехала домой, обвешанная пакетами.
   ***
   Утром я не то чтобы забыла ночное приключение, но острота восприятия снизилась и всё как-то затерлось повседневными заботами. Преспокойно боролась за урожай, не выпуская едва дымящую трубку и распугивая комаров если не дымом, то озверевшим выражением лица истинного огородника.
   Внезапное неприятное ощущение чужого внимания буквально закололо между лопаток. Я резко встала и повернулась лицом к дороге. Но там никого не оказалось. Раньше я бы с большим удовольствием списала это на "показалось". Теперь же такое мне совершенно не под силу. Легко и непринужденно подхватила тяпку и рыкнула: "Чего надо?".
   Со стороны это, наверное, выглядело презабавно... Кусты вдоль дороги активно зашевелились и на дорогу выпрыгнула этакая кошка, размером с рысь. Не будучи большим знатоком фауны, я застыла, судорожно вспоминая, что в таких случаях полагается делать образцовой жертве. Из двух вариантов: бежать или притвориться мертвой, ни один меня не прельстил. Вот сейчас она учует как мне страшно и всё... Попросить кису не снимать с меня шкуру, пока я её затяпаю как следует, тоже не подходит. Вид у нее какой-то очень самоуверенный и даже глумливый. Кошка села и наклонила голову на бок.
   Я неосознанно повторила жест. Вот кто-то там говорил про то, что нельзя всяким хищникам в глаза заглядывать...
   Киса еще долго рассматривает меня, а потом решает сократить дистанцию, но на середине, будто врезается лбом в стекло. Обиженно мявкает, дергает хвостом. Мне достается взгляд полный укоризны, после чего она скрывается из виду.
   Я облегченно выдыхаю. Видимо, что-то вроде остаточного барьера спасло меня сегодня. Магией я пользоваться не могу и не хочу. Датчик молчит. А значит, я тут объективно не при чем.
   Окончательно успокоившись таким нехитрым способом, я решила оставить сорняки там, где они есть и поздно пообедать или рано поужинать. Нервы, они знаете ли не железные. Налопавшись окрошки, лениво растянулась в кресле и принялась листать замусоленный до дыр прайс на установку забора...
   Стемнело. На подвиги совсем не тянуло и я попросту задремала. Очнулась лишь когда в дверь громко постучали. Причем уже не снаружи, а изнутри, чтобы разбудить меня.
   В дверях стояла девушка. Среднего роста, русые волосы до плеч, мягкие приятные черты лица и светлые глаза.
   - Здравствуйте! - звонко поприветствовала она.
   - Добрый вечер, - настороженно буркнула я, зажигая свет.
   Глаза у гостьи оказались васильково-голубые. Что довершило образ такой Василисы из сказки.
   - Я - Оксана, за зельем по рецепту.
   Так это и есть "невеста"? Даа, губа у озерника не дура... И как вот её проверить на предмет добровольности поступка? И ведь не смотрела я еще ничего с этим рецептом...
   - Присаживайтесь, - поморщилась я своим мыслям.
   Девушка совсем испугалась, но присела за стол. Книгу посмотреть, но как-то не солидно при паци... клиенте...
   - Ну рассказывайте, - вздохнула я.
   Девушка неуверенно и сбивчиво поведала свою историю любви. Если в общим чертах, то ходила она купаться вечером с подружкой. Потом познакомилась с мужчиной, который облюбовал тот же водоем. После долгих встреч он ей рассказал о себе правду. Но это не отпугнуло Оксану. И в следующее лето она приехала снова к нему. Длилась вся эта канитель уже третий год. Как у озерника терпения хватило не понятно.
   - Вы его в истинном облике видели?
   - Видела, - смущенно отозвалась девушка.
   Не факт, конечно, что истинный. Водная нечисть особенно изменчива. Более того, истинных обликов у них может быть несколько. В этом вопросе я уже успела просветиться благодаря Книге. Там же ликвидировала пробелы по озерникам. Хотя сведения были не очень обширные.
   - Оксана, послушайте, он - создание несколько иного мира. Как вы представляете себе свою дальнейшую жизнь с ним?
   - Вы нотации читать мне будете или поможете уже? - устало вдохнула девушка.
   - Это не нотации. Мне нужно знать во что я ввязываюсь. Он рассказал Вам кто я?
   - Да, - немного затравленный взгляд в мою сторону.
   - И кто? - терпеливо выпытываю я.
   - Ведьма, - почти извиняясь выдавливает Оксана.
   - Точно. Так вот, мало того, у меня есть некоторые ограничения в использовании магической практики. Поэтому лишь могу предложить сварить то, что вы просите. Хотя в этом случае я не вижу принципиальной разницы в том, кто варит. Не хотите сами попробовать?
   - Не хочу. Это средство должен приготовить человек со стороны. Так мне объяснили. Да и способностей у меня таких нет. Я уже пробовала один...
   Я вопросительно уставилась на нее.
   - Чтобы стать русалкой. Но у меня ничего не получилось.
   Вот это новость. Интересно у нас этим многие вообще практикуют? Бесконтрольные обряды. Думаю, да.
   - Честно говоря, еще не смотрела ни рецепт, ни сопутствующие материалы. И пока не готова с Вами разговаривать предметно.
   - Я Вам оставлю всё необходимое. Пожалуйста примите решение. Вот мой номер телефона.
   После этого девушка скомкано попрощалась и сбежала. Я же осталась одна со своими мыслями. Или их отсутствием. Убедившись, что девушка действительно ушла, закрыла дверь и некоторое время побродила по дому вычитывая рецепт. Ничего трудного там не было. Вари себе в котле смесь вовремя добавляй новые ингредиенты. И даже никакой магии от "повара" не требуется. Всё, что нужно Оксана действительно привезла.
   Я отложила листок на стол. Позвала Книгу. Последнее время мы с ней стали гораздо проще общаться. Та почти не вредничала и появлялась исправно. И в этот раз толстый тяжелый фолиант мягко опустился мне в руки. Какой же красивый все же переплет. Сказочно красивый, каждый раз добавляется какая-то завитушка или мелкие камешки - украшения.
   Будто в такт моим мыслям от страниц пахнуло теплом. Нравятся ей что ли мысленные комплименты? Или эмоции чувствует... Посмотрим, что у нас тут. Много разнообразной информации. Мол потрудись сама и выбери нужное.
   Видимо, последнее время Книга решила расширить горизонты моих знаний и вместо кратких выдержек по делу давала много сопутствующей информации, которая к сути определенного запроса отношение имела весьма косвенное. Более того, эффект автоматического запоминания также не использовался. Сначала было непривычно и даже обидно. Но я справилась.
   Иногда приходилось выписывать, потому что в следующий раз все интересующее можно было и не получить. Да и при переписывании запоминалось еще лучше. Так у меня появился пухленький конспектик.
   Сейчас я перенесла туда всю процедуру для приготовления зелья. Получилось неплохо и в голове всё разложилось по полочкам. Если еще добрать кое-чего. Осталось решиться только. Все же мало я осмотрела Оксану. Вдруг это не совсем ее воля? Эх.
   Тут Книга расщедрилась на кое-что. Универсальный определитель магического воздействия. Отлично, хоть и поздновато.
   Опять ночью таскаться. Но что поделать планида такая.
  

Это не любовь,

Это Дикая Охота на тебя,

Стынет красный сок,

Где-то вдалеке призывный клич трубят,

Это - марш бросок,

Подпороговые чувства правят бал,

Это не любовь,

Ты ведь ночью не Святую Деву звал!

   Он бежал по талому снегу сбивая ноги о кочки и проваливаясь. Просвет между деревьями становился все больше. Еще немного и лес будет позади. Человек остановился за толстым деревом. Сердце ухало в ушах. Горло саднило от каждого вдоха. Еще секунда отдыха и тело уже совсем не сдвинуть. Где-то раздался отдаленный шум приближающейся погони. Он снова побежал вперед. Лес оказался позади и тут пришлось удвоить скорость. Последний рывок и вот перед ним развалины деревни, а в центре единственная целая - церковь. Когда захлопнулся внутренний засов на дверях он позволил себе облегченный вздох. Окна были заколоченными и достаточно узкими. Да и вообще строители защитили ее по всем канонам. Неужели обойдется?
   Снаружи будто порыв урагана ударил по церкви, с воем отступив на время. Только ветра не было. Была тьма, что обступила облупившееся здание, сжала будто в тисках. И на границе своей, что касалась стен, она тлела красным.
   Человек внутри спешно чертил на полу символы, стараясь не сбиваться. Когда он закончил то снаружи все смолкло. Зажег свечу. Свет озарил молодое лицо. В полной тишине раздался словно гром стук в дверь.
   Мужчина застонал. Через некоторое время стук стал более настойчивым, а двери слегка скрипнули. Человек огляделся и нашел свою ошибку. Слишком поздно. Двери уже не было. В проеме стояла женщина. Хищные зеленые глаза, короткие черные волосы, кривая усмешка красных губ.
   Один взмах и тьма затопила всё пространство вокруг, разрывая его тело мелкими кусками... Последнее, что он видит - это её лицо. Но на этот раз оно несколько иное...
  
   Грес сделал глубокий вдох, проснулся и рывком сел на кровати. Теперь точно не уснуть. Он просто сидел в полной темноте, ожидая, когда тело само успокоится. Ему бы не составило труда без особых усилий унять физический отклик паники одним усилием воли, но сейчас в этом не было необходимости. Зазвонил телефон. Инквизитор скривился, но на вызов ответил, почесывая датчик у основания шеи.
   - Опять кошмары? - поинтересовался приятный женский голос.
   - Ну.
   - Пробы почему не взял?
   - Сейчас.
   - Ты долж....
   Деор Грес с большим удовольствием выключил телефон. Достал черный коробок, прислонил к большому пальцу. Щелчок и после гудка забор крови завершен.
   Мастер провел другим пальцем по мелкой ранке и она исчезла. Коробок отправился обратно в аптечный шкаф. Результаты он знал и так. Каждое воспоминание словно выдирало у него клок нынешней жизни. Хорошо помнил только последние два воплощения. Но и их как таковыми трудно назвать. Просто заменили тело или его часть. Да и полноценность воспоминаний была под большим вопросом. Очень часто ощущал себя лишь орудием в чужих играх. Помнит только то, что нужно. Когда всплывает что-то новое на сигналы датчика, как стервятники, слетаются специалисты. В такие моменты происходит какая-то реакция и тело начинает отторгать его сущность. Хотя сам ощущает это наоборот. Будто душа просится на законный покой.
   Грес вышел на балкон и закурил, продолжая вспоминать сон. Это был отрывок какой-то из старых жизней. О которых обычно никто ему не рассказывал и в его деле об этом ничего не было. Но очень часто мастер сам проверял свои сны. И в большинстве случаев они оказывались эпизодами жизней реальных людей.
   И даже сейчас, когда он был совершенно спокоен, ощущение смерти всё ещё было рядом. А еще было легкое сожаление... Что она прошла мимо. Сегодня у нее было такое знакомое лицо... Лицо Илены.
   ***
   Уснуть ему так и не удалось. Поэтому не смотря на три часа ночи, вышел на улицу. Он часто бродил после таких снов по городу. Будто искал то, о чем и сам не знал. Ощущение пустоты терзало его изнутри, выхолаживая душу. В таком состоянии мог преодолеть значительные расстояния и только с восходом солнца и появлением людей на улице, он немного приходил в себя и возвращался. Об этой странности знали кураторы, но за редкостью проявления она была сочтена не представляющей опасности.
   Но в этот раз Грес шел пешком относительно недолго. Кое-кто его уже искал. Он зашел в пустынный переулок и остановился. Некоторое время спустя за его спиной показался человеческий силуэт. Инквизитор не оборачивался. Просто ждал. Никто не тратил время на болтовню или ожидание. Человек за спиной взмахнул руками и пронеслась невидимая волна, часть предметов на ее пусти осыпалось прахом. Мастер лишь упал на одно колено и коснулся земли рукой. В том месте, где она коснулась асфальта мгновенно растеклась кровавая вязь символов и алая волна рванула к атаковавшему. Секунда и всё закончилось.
   На земле лежала девушка. Руки и ноги были неестественно изогнуты. На коже расползающиеся багровые полосы. При каждом легком движении вспыхивала тонкая розовая сеть, опутывающая всю пленницу.
   Инквизитор присел рядом. Долго смотрел в лицо ведьме. Русые волосы, зеленые глаза и совсем еще молодое лицо.
   - Не знаю, что ты применила. Но сейчас, когда заклинание не получило жертву, оно доедает тебя - создательницу.
   Ответом было хриплый мат.
   - Могу оставить тебя здесь и подождать твоей медленной и мучительной смерти. У меня сегодня выходной и времени вагон, - вяло улыбнулся Грес.
   Ведьма приглушенно поскуливала. Инквизитор встал и закурил.
   - Дальше будет больнее. Пошли в подразделение?
   Она ничего не ответила, хотя и была в сознании.
   Мастер вздохнул, легко подхватил свою жертву и унес. До ближайшего экстренного телепорта было недалеко.
   Сдав страдалицу на руки, перекинул образы стычки и ушел. Дома всё равно не было покоя. Это нападение было не первым, но и не портило планомерной статистики. Дикие ведьмы, не желавшие регистрировать свой дар, ненавидели инквизицию особо. И с завидным постоянством организовывали нападения. Жертвы как правило были в одиночестве и не на задании. У Греса иногда возникало чувство, что именно так дикие избавляются от ненужного балласта. Только чем они их обрабатывают, что те как смертницы лезут на рожон? Собственно говоря, они и были смертницами. Большая часть погибала при допросе или считывании воспоминаний. И не всегда от рьяности инквизиции. Когда сотрудники пытались рыться в голове ведьмы, срабатывал какой-то блок. И первые два раза он спалил не только мозг пленниц, но и специалистов.
   Оставался старый добрый допрос. Во всех его формах. Блок вскоре удалось обойти. Но пока однобоко - сгорали только ведьмы. Но разработки в этой области не стояли на месте.
   Грес до дома шел пешком. Но на середине пути вдруг развернулся и быстрым шагом отправился к остановке.
   ***

Илена.

  
   Я еще раз встретилась с Оксаной, попробовала ее отговорить и проверила заодно. Всё было чисто. Не знаю к чему я в это ввязалась. Но ощущение правильности поступка глушило во мне разум. Может и я под воздействием? Отманьячила, проверилась - нормально. Да что ж со мной не так то? К чему я лезу в эти приключенья? Ответов ноль. Зато энтузиазма хоть отбавляй.
   Оставив, все муки позади, я начала варить зелье. Как положено в полночь. Варилось долго, но сонливости как ни бывало. За окном уже начинало светать. Остался последний ингредиент. Добавить, помешать и будет готово.
   Тут звякнул крючок на входной двери. Хотя я точно все закрывала и не только на крюк... Избяная дверь распахнулась. На пороге стоял инквизитор Грес.
   - А эм, доброе утро? - вяло вякнула я и бросила последнюю щепотку в котел.
   Мы еще некоторое время смотрели друг на друга, а я продолжала помешивать. Тут в котле что-то пыхнуло зеленым облачком и всё содержимое стало нежно-лазурного цвета.
   - Что это? - спросил мастер.
   - Отвар, - тактично недоговорила я.
   Он потянул воздух носом. Принюхивается. Господи, неужели датчик на ноге сработал? Вот озерник, гарпун ему в... "Никакой магии". И я повелась, как девчонка. Откуда во мне только это дурь наивная берется?
   - Для чего? - более спокойно поинтересовался инквизитор.
   - Общеукрепляющий, - пискнула я.
   Если вместо рыбьего хвоста вырастут ноги, то и стоять на земле как-то крепче? Значит укрепляющий.
   - Ну налей мне тогда. Что-то не здоровится, - Грес прошел в кухню и сел на стул.
   Нет ну что трудно просто повязать с поличным? Обязательно заставлять меня изворачиваться и врать? Или все же датчик не сработал? Тогда какого лешего он тут?
   - Не могу. Это ровно порция и она нужна заказчику.
   - И кто же заказчик? - подперев рукой подбородок, спросил мастер.
   Точно издевается.
   - Коммерческая тайна. Или врачебная. На выбор, - буркнула я, наливая ему чай.
   - Э нет, чаями твоими я уже сыт. Мне послезавтра на работу. Не могу же я столько спать.
   Я покраснела, плеснула себе и села напротив.
   - Так и чем обязана? - после продолжительного молчания не выдержала я.
   - Был всплеск тут рядом. Решил проверить не с твоим ли участием.
   - Но у меня же датчик.
   - Не обязательно самой применять магию...
   - Понятно. Но я, как видите дома.
   - И это ничего не исключает, - улыбнулся Грес. - Мне бы глянуть на твоего заказчика.
   Интересно, а после этого он уберется отсюда?
   - Не знаю как и быть. Вы мне так всех клиентов распугаете. И на что жить бедной недоведьме? - неумело давим на жалось.
   - Я спрячусь. Твоя жертва ничего и не заметит.
   - Почему жертва?
   - Потому что ты еще не сдала заново травоведение. И даже не знаю почему я еще не вылил этот котелок тебе на голову.
   Я виновато опустила голову. Теперь он до конца моих дней будет тыкать? И если так дальше пойдет, то этот конец не за горами.
   - Возможно, потому что не верю в случайность того сонного чая.
   Меня обдало жаром и по спине потекли капельки пота. А ведь мы даже не на допросе.
   Беседу прервал стук в дверь сеней. Инквизитор просто юркнул за шторку между стеной и печкой. Замечательно спрятался...
   Пришла Оксана. Я молча перелила "отвар" в стеклянную бутыль и передала ее девушке. Та попыталась что-то спросить, но я скорчила страшную морду.
   - Надеюсь этот укрепляющий отвар Вам поможет, - сказала вслух я. - Всего доброго. Обращайтесь если что.
   - Спасибо, - тихо сказала, недоумевающая моей мимике, девушка и пулей вылетела из дома.
   Я присела на табуретку возле двери и прикрыла глаза, давя подступающую панику и страшные мысли.
   Из-за печки раздался богатырский чих. После оттуда вылез пыльный, в переплетеньях паутины мастер.
   - Ты убираться не пробовала? - поинтересовался он, ни то счищая, ни то размазывая паутину и пыль по одежде.
   - Это часть антуража, - устала отмахнулась я.
   Еще не хватало тут лекцию по гигиене жилища выслушивать. А то мамы-то теперь не хватает...
   Он сел за стол и долго смотрел перед собой.
   - Знаешь, устал я последнее время. Сильно, - неожиданно по-человечески вздохнул он.
   О как. Это он приехал исповедаться ведьме? Оригинально.
   - Ну в таком случае, не смею задерживать. О чем-то еще нужно рассказать?
   - А ты злобная, - почти нежно улыбнулся мастер. - Хоть и кажешься сначала не такой.
   - Ага, все ведьмы одинаковы и бабы - дуры.
   Он подошел ко мне, наклонился, заглядывая в лицо.
   - Злю-ющая, - потрепал меня за щеку и двинулся к двери. - Но однажды ты перейдешь черту и я буду рядом. Подумай над этим.
   Хлопнула одна дверь, потом вторая. И что это было?
   ***
   Похожий вопрос задал себе и Деор Грес. Он еще долго шел пешком по проселочной дороге. Было прохладно и постепенно температура падала все сильнее. Но инквизитор заметил это не сразу, поскольку все еще был в своих мыслях. Зато реакции не подвели, и, сделав очередной шаг, он отпрянул назад, затем присел. Вышло будто неловко, словно споткнулся человек. Но перед носом что-то просвистело и разнесло небольшое деревце на обочине в клочья. Свист раздался еще и еще. Снова неуклюжие, будто пьяные движения. Попадания сократили местную флору, но не поголовье инквизиторов. Последовало затишье. Мастер сел на пенек, поковырялся в карманах и достал мелкую коробочку. Он приложил ее к губам и по лесу разнесся едва слышимый для человеческого уха переливчатый свист. Из кустов высунулась любопытная кошачья морда. Человек бы увидел только зеленые точки глаз. Инквизитору же доступно гораздо больше.
   Он продолжал свистеть. Кошка вылезла целиком. Она была уже меньше, чем когда ее видела Илена. Окрас был неоднородным, но очень точно подходил под местность своими разводами. Кошка села напротив Греса. Довольно щурясь слушала его песню, разглядывая певца. Тот отвечал ей взаимностью. Затем песня закончилась. И эти двое еще несколько минут смотрели друг на друга. Потом каждый ушел своей дорогой.
   ***
   Хэш уже второй час сидел в переговорной и его уже начинало подташнивать от чужих мыслей. На этот раз всё было даже не в банке, а частные переговоры представителей двух компаний, на которые Хэша ссудили на время одной из сторон, предварительно обрядив как телохранителя. Стоять с отсутствующим выражением лица труда не составляло. А вот разделять направленный поток мыслей было немного тяжеловато.
   На встречу у другой стороны пришла девушка, очевидно родственница руководителя, присутствовавшего здесь же. Миниатюрная, красивая, холеная шатенка. Трудность была не в том, чтобы считывать попутные мыслеобразы у начальства. Больше всего усилий тратилось на приглушение направленных мыслей, то есть касающихся непосредственно Хэша. Большинство участников на него и внимания не обратили, а вот единственная представительница прекрасного пола не сводила со скромного телохранителя глаз.
   Сначала Хэша это немного позабавило, затем стало раздражать. Позже закралось подозрение, что это не спроста. Но в конце концов он смог сосредоточиться на главном. Внешне это никак не проявилось. Девушка еще долго рассматривала его, но не уловив ответной реакции тихо фыркнула и отвела глаза.
   Когда все разошлись, то Хэш в привычной краткой манере изложил всё, что интересовало временного нанимателя. С ним рассчитались. Основная сложность заключалась в том, что уловить мысли не составляло труда, а вот как интерпретировать их - это еще та задача. Человек мог обдумав все, принять совсем иное решение, не соответствующее сиюминутным мыслям. Об этом Хэш предупреждал всех заказчиков. Иногда его просили просто изложить всё, что было доступно.
   После каждого контакта оставалось ощущение липкой грязи. Поскольку контингент был специфичный, да и мысли в большинстве своем далеки от праведности. Хэш старался относиться к выбранному роду деятельности как к освоению старых способностей в новом профиле. Стиль мышления у людей был несколько иной, их мысли часто могли скакать с одной темы на другую без видимых причин и логических связей. Полностью сливаться разумом, чтобы уловить связующую нить было слишком затратно и опасно. При переходе частично пострадало физическое тело Хэша. Отсутствовала часть воспоминаний. Но он помнил о том, что принимая решение о переносе в другой мир, знал о такой угрозе.
   Кто-то из уважаемых говорил ему в далеком прошлом, что за такие путешествия мироздание всегда берет свою мзду. Поэтому странник прихватывал с собой жертву. С коей проводили соответствующий обряд, чтобы принимающая подношение сила не перепутала кто именно является платой. Хэш никогда не понимал смысла таких поступков. Так или иначе позже с путника взыскивалось и за жертву и за переход. Поэтому проваливаясь в этот мир Хэш спокойно предложил себя качестве расплаты.
   Здоровье было в норме, но отсутствовало самое ценное - информация. Цель у этой авантюры определенно была. И это не просто бегство из умирающего мира. Пока же это было тайной даже для Хэша. Как только он пришел в себя там в сугробе, эта пугающая пустота в голове была оглушающей. От отчаянья хотелось биться головой о камни... Пока на него не свалилась Илена.
   Удивительная храбрость или просто неосведомленность. Хотя все что знал о легрудах он ей поведал. Все равно осталась, хотя могла бежать и ждать помощи. А затем более близкое знакомство. И такое тепло внутри просто от того, что она поблизости. Странное чувство уюта и покоя. Почему она не испугалась и не прогнала огромного зверя, а впустила его в свой дом? Или же эти ощущения обоюдны... Он старался не читать ее. И только страх Илены тогда стегнул его как огненным кнутом.
   ***
   Илена.
   Некоторое время после ухода инквизитора я еще не верила своему счастью и сидела прислушивалась. Потом и вовсе глупо вышла на крыльцо и всматривалась, так будто он где-то поблизости спрятался. Но ничего не было. Просто звезды и тишина. В воздухе уже попискивала, подтягивающаяся на мое тепло, очередь комаров. Отмахнувшись от кровососов, я влезла по маленькой лестнице, приколоченной к дому, на пологую часть крыши. Раскурила трубку и стала сливаться с космосом, что безмолвно взирал на меня сверху. Хорошо, тихо. Понемногу все мысли успокоились. Свежий воздух едва уловимо обдувал мое лицо, щекотал прядками моих волос. Настроение было умиротворенное, словно всё дурное и трудное позади. Ощущение уюта наполнило все мое существо. Как же замечательно так вот выдохнуть, будто гора с плеч свалилась, а еще нежное кошачье мурчание и вовсе вгоняет в дрему...
   На последней мысли вся нега слетела с меня. Резко приподнялась и осмотрелась. Мурчание стало чуть тише. На уровне моих глаз сверкали зеленые точки. Я застыла. Большая киса подошла и ткнулась мокрым носом в щеку. Понюхала волосы, пропахшие дымом от комаров, и смачно чихнула мне в ухо. Это вывело меня из ступора. Опасности как таковой не ощущалось, и я нагло отпихнула любопытную кошачью моську от себя.
   - Ну чего тебе? Пришла тут как хозяйка, - проворчала я, однако поспешно слезая с крыши.
   На крыльце зажгла фонарь. Гостья последовала за мной. В прошлый раз она показалась мне больше. Конечно и сейчас не маленькая. Больше кошки раза в три. Наглая и не боится совсем.
   На рысь совсем не похожа, да и ручная почти... Я аккуратно протянула руку к кошке. Та спокойно наблюдала за моей нерешительностью. На секунду я даже уловила в этих зеленых глазах какое-то затаенное ехидство. Потом она вздохнула и легонько боднула мою ладонь. На, мол, гладь.
   Мех оказался гладким и очень коротким, хотя достаточно мягким. Почесала за ухом, была вознаграждена мурлыканьем. Эх, как же ведьме без кошки-то. Не порядок. Мы еще долго просидели на крыльце: довольная кошка и я, слегка придавленная ею. Так что спать я изрядно припозднилась.
   ***
   Утром меня разбудили истошное блеянье, вопли и рычание. По началу новые звуки я даже пыталась вписать в сон: снился мне Грес, и вот блеянье в силу моих "нежных" чувств ему еще как-то подходило, но вот отборный мат, рычание и шипение выбили в реальность. Я выбежала на крыльцо. На встречу мне по моим драгоценным бахчам приближалась чудная процессия: мужик несся с ружьем и матюками, периодически спотыкаясь о колышки для ульев. Впереди галопировал огромный козел, на котором гарцевала моя давешняя знакомая кошка. Последняя издавала грозные завывания, ну а парнокопытный скакун истошно орал на своем козьем языке. Вдалеке растеряно маячило остальное стадо.
   - А ну стоять! Брысь с арбузов! - заорала я.
   Кошка обиженно спрыгнула с козла, цапнув на долгую память его за ухо. Тот с облегчением дал деру. Чего не скажешь о хозяине. Отдышавшись от бега, он начал наступление.
   - Это твое чудовище? - рыкнул он.
   - Где? - сделала удивленные глаза я, попутно пряча большую часть кошки за длинную полу халата.
   - Кошка! Это даже не кошка, а вовсе рысь какая-то! Я в сельсовет напишу!!! - снова заорал козозаводчик.
   - Вообще это мой участок, на каком основании тут Ваши козы?
   - Это твоя дурная кошка пригнала моего козла сюда.
   - Следите за своими животными, - вяло отмахнулась я.
   - Я напишу и вызову охотников для отстрела.
   Считая себя победителем, он развернулся и ушел. Зараза.
   Мы зашли домой и немного отругала кошку за такие вольности. И тут заметила интересное: та будто понимала меня и становилась заметно меньше в размерах. Ого. Очень интересно. Я присела и запустила руки в ее мех. Два преданных зеленых глаза смотрели на меня с лукавством.
   И тут будто мое воспоминание промчались картинки: утро, козел ведет свое стадо к яблоням и начинает их щипать. Затем картинка приближается, словно я бегу к нему, а потом он пытается бодать. И последняя: лихая скачка на чем-то неудобном. В изумлении я отрываюсь от кошки...
   Кажется, нам нужна Книга.
   Книга по этому поводу молчала. Недостаточно данных. Спросила про магических животных, сопровождающих ведьму. Мелкие выдержки про фамилиаров. Только начинаю вчитываться - текст блекнет. Появляется надпись о некорректном запросе. Я попробовала вслух.
   - Как мне наладить связь с этим фамилиаром?
   - Некорректный запрос.
   - Как ведьме наладить связь с фамилиаром?
   Ответ много текста, который быстро блекнет.
   - Магические животные, приходящие к ведьме?
   - Некорректный запрос.
   - Да елки-палки! Это фамилиар? - гавкнула я, тыча пальцем в кошку.
   - Нет.
   - Ого как. А кто это?
   - Точная информация отсутствует.
   - Это животное? - злобно пытала я.
   - Нет, - мне в тексте явно мерещилось злорадство.
   - Это человек? - безнадежно проскулила я.
   Последовала значительная пауза.
   - Нет.
   - К какому роду существ относится она?
   - Точная информация отсутствует.
   Замечательно. Чудесно. И что мне с ней делать?
   - Опасности для Вас в данный момент не представляет.
   В данный момент? Успокоила. Спасибо.
   Я захлопнула Книгу и развернулась к Кошке. Видимо, так буду звать ее. Кошка. Чем не имя? Для "Мурки" у нее слишком глаза хитрые. Книга поспешно исчезла. Пушистая гостья облюбовала кресло и уже занималась там почетным кошачьим делом - спала.
   Я долго разглядывала ее, но решила оставить разбирательства на потом. Сегодня нужно было съездить в райцентр и снять денег. Безналичный расчет в нашей глуши был никому не нужен.
   Ради такого чудесного дела я напялила шорты, рубашку с этнической вышивкой собственной работы и кеды. Браслет на ноге оплела тряпочной фенечкой. Вид получился несколько колоритный. Поэтому волосы я просто собрала в хвост. Кинула нужное в рюкзак и отправилась на остановку.
   В автобус подъехал ровно по графику. Доехала удивительно быстро и даже кочки, заменявшие асфальт, были не так ощутимы. Вот чего алчность человеческая творит!
   Радостным зайцем я потрусила до банкомата, чтобы получить всю причитавшуюся наличность. Аппарат нехотя отшуршал банкноты и выплюнул чек. Растолкав деньги по карманам, я направилась к магазинам, поскольку наш местный ассортимент (магазин находился в соседнем поселке) не блистал разнообразием.
   К выбору покупок подошла тоже серьезно и вскоре стала обладательницей двух полных авосек и рюкзака за спиной. Закупка скоропортящихся продуктов была оставлена на более позднее время. Так что я отправила свои сумки в камеру хранения и решила пройтись в оставшиеся 2 часа по торговому центру. Ноги меня сами привели в отдел женской одежды. Висело разное, но ничего, чтобы заставило остановиться. Уже в который раз задалась вопросом зачем я здесь? Рабочей одежды у меня было достаточно. В чем доехать в магазин или на учебу - тоже. К тому же академический отпуск давал возможность хорошо сэкономить на гардеробе и не переживать.
   Я почти ушла, когда вдруг увидела какое-то легкое золотистое свечение. С краю висело зеленое платье в пол. Некоторое время я просто замерла на месте и разглядывала. Его зелень была темная, а оттенок чуть ближе к синеве, чем к травяным тонам. Потом я нерешительно провела рукой по ткани, которая оказалась удивительно прохладной на ощупь, струящейся и именно тут я видела, что при движении в самом полотне проскакивают золотистые искорки.
   - Примерьте, - раздался бархатный полушепот над моим ухом.
   Медленно и аккуратно я обернулась, как мне показалось, в сторону звука. Но там никого не оказалось. Зато слева от меня стоял парень, судя по бэйджу, продавец. Худощавый, высокий брюнет, с тонкими, даже чуть заостренными, но приятными чертами лица. Далее разглядывать его не стала, и, поскольку моя рука все еще держала ткань, я вернулась в платью. Действительно что ли померить?
   - Думаю, оно Вам подойдет... - раздалось снова очень близко.
   Мурашки толпой ломанулись по спине. На этот раз обернулась весьма резво. Но продавец оказался в метре от меня. Что за пространственно-звуковые галлюцинации? Парень явно наслаждаясь произведенным эффектом, улыбался. Улыбка была чертовски обаятельной, даже чуть хищной. Мысли немного спутались. Я тоже улыбнулась и с платьем отправилась в примерочную.
   Село оно идеально, плотно обхватив фигуру до середины бедра, струилось к полу воздушными складками, играя золотом искр при движении. Широкий плавный вырез открывал предплечья, но оставлял простор для фантазии. Свободные рукава заканчивались длинными и узкими манжетами. Зелень моих глаз и платья была совершенно идентична. Хотя еще несколько минут назад я могла с точностью сказать, что платье было чуть темнее. Освещение, наверное.
   - Превосходно, - раздалось у меня за спиной.
   Прохладные пальцы коснулись плеч. Секунда и мои волосы, собранные в хвост, рассыпались по плечам. Я смотрела на себя в зеркало не в силах отвести глаз. Все тот же брюнет стоял у меня за спиной.
   Он смотрел на меня в зеркало и улыбался. И тут я поняла, что так царапало на грани восприятия. Не смотря на улыбку его глаза были холодны как лед. Именно так оно и ощущалось. Холод, а еще чужой голод. Почти как тогда в озере получилось ощутить, всё, что было рядом со мной, до уровня эмоций, скрытых желаний. Я моргнула и отстранилась.
   - Интересно, - продолжил радостно скалиться парень. - И как же тебе это удалось, малышка?
   Я резко повернулась к нему лицом, чуть отступив назад. Испуга не было, только нездоровый азарт.
   - Все поняла? - еще одна чертовски обольстительная улыбка, адресована мне. - Больно не будет. Даже понравится.
   - Кому? - усмехнулась я, ощущая будто выпускающиеся коготки на руках.
   Мы двинулись навстречу одновременно. Брюнет вылетел из примерочной, преодолев часть пути на спине. Следом выбежала и я.
   "Продавец" уже был на ногах и придерживал рассечённую скулу. Между нами оказалась вешалка с вещами. Рольставни отдела опущены. Хорошо подготовился. Чертова инквизиция, я даже магией не могу воспользоваться.
   - А так даже интереснее, - оскалился он и двинулся в мою сторону. - Одно и тоже навевает скуку.
   Я пробежала успела пробежать один круг, прежде, чем ему надоело. Секунда и он свободно перепрыгивает через полку. И вот прижатая к стене, я бесполезно кромсаю когтями руку, удерживающую меня за шею.
   - Не нужно так. Чем больше затраты, тем больше я возьму, - спокойно рассказывает мне он, пытаясь зафиксировать мою голову.
   - Хотя к чему лукавить, - расхохотался он, - ты очень вкусная. Я возьму все.
   И вот я погружаюсь в поглощающую темноту его глаз. Затем последовала короткая волна наслаждения, оставившая после себя ощущение пустоты и потери... Вызвавших злость, перерастающую в ярость, которая нарастала лавиной.
   Дальше тело само совершило череду мастерских маневров. С легкостью я вывернулась из захвата, оставив на память клок волос. Два удара когтями по лицу мерзавца окончательно разорвали зрительный контакт.
   Он еще пытается разговаривать со мной. Но самих слов я уже не воспринимаю, лишь его эмоции и обрывки образов. Безумная скачка продолжилась. На этот раз хищник уже не так уверен в своей роли и держит дистанцию.
   ***
   Сигнал застал Сергея на обеде. С тихим матом он бросил недоеденное и двинулся к выходу из кафе, попутно прослушивая информацию. Какой-то недоучкой решил полакомиться инкуб.
   - Ни себе ни людям, - размышлял инквизитор четвертой категории.
   Открывать телепорт вблизи такого магического насилия было запрещено протоколами безопасности, да и здравым смыслом. Подобные существа легко вычисляли кто и зачем вдруг решил перебраться к ним поближе, а значит с легкостью утекали из-под носа инквизиции, зачастую из вредности свернув шею жертве. На мотоцикле добраться было быстрее всего.
   Торговый центр встретил его вялым шевелением. Народа ввиду раннего утра не было. Инквизитор кинул щепотку легкого золотистого порошка, который струей потек по воздуху на верхние этажи. Оставалось только бежать за ним. Поиск привел к закрытому отделу.
   Вокруг был замкнут контур тишины. Преступник заранее все обдумал. Это уже не спонтанное нападение в подворотне. Дело осложнилось тем, что в плетение было добавлен запрет на вход существам, обладающим магией.
   Инквизитор, который выяснил это экспериментальным путем, потирал прожжённые рукава. Он уже отправлял запрос на подкрепление, когда относительную тишину взорвал гул, перешедший в визг, ушедший на недоступные человеческому уху частоты. Лопнул как мыльный пузырь и контур.
   Среди разгрома стояли двое, словно замершие в танце. Одна рука девушки упиралась в плечо мужчины, вторая будто лежала на его груди. Длинные черные волосы закрывали лицо ведьмы. Зеленое платье чуть искрится.
   - Королева, - едва слышно прошелестело в воздухе.
   - Готов? - интимным шепотом спросила ведьма.
   Рубашка мужчины со спины резко окрашивается алым и он начинает оседать к ногам девушки. Ведьма остается стоять в руках темный сгусток, рукава испачканы кровью. Она поворачивает бледное лицо к набежавшей инквизиции. Глаза ее полностью черны.
   Сергей жестом останавливает подоспевшего напарника.
   - Отойди от него на пять шагов и не двигайся, не смей использовать магию, - четко и громко скомандовал он.
   - У нее в руках сердце, - сообщили шепотом.
   Инквизитор лишь отмахнулся, будто не понятно. Нужно одеть на нее стабилизатор и ждать Греса с охапкой нотаций и люлей.
   - Нужно одеть это, - Сергей показал небольшой браслет. - Тогда тебя не убьют.
   Девушка лишь кивнула.
   - Сердце положи на пол.
   Она отрицательно мотнула головой. И тут же сердце просто исчезло, как и все пятна с ее одежды.
   Затем, рискуя получить хороший заряд серебра, она подошла и взяла из рук инквизитора стабилизатор и застегнула его на своей руке. Тут все чуть расслабились. Эксперты поползли к телу инкуба. Девушка молча завернула рукава и продемонстрировала Сергею абсолютно целые печати.
   Сердце инквизитора чуть екнуло. Голыми руками инкуба? Интересно. Девушка улыбнулась в такт его мыслям и показала датчик инквизиции, который должен был считывать попытки применение магии ведьмой.
   - Или датчик не в порядке, либо я не знаю, - удручённо сказал эксперт.
   С ней провели все необходимые замеры и даже пробы крови.
   Через двадцать минут ее глаза посветлели и приобрели обычный человеческий вид. После этого она тихо попросила дать возможность переодеться.
   - Этого я не могу разрешить. Ждем начальство, - сухо ответил Сергей. - Почему только сейчас заговорила?
   - Как только смогла.
   - Илена Григорьна Ферова?- уточнил он.
   - Да. Нужно еще что-то сообщить?
   - Пока нет. Остальным займутся уполномоченные люди. Посиди пока тут. Допрашивать тоже буду не я. О легок на помине.
   В воздухе заискрился прямоугольник и прямо из него в помещение шагнул чуть дымящийся Грес.
   - И почему я не удивлен? - спросил он разглядывая Илену. - Что-нибудь новое есть? - обратился Грес к Сергею.
   - Только что глаза посветлели и вернулась речь. Еще ногти стали человеческими.
   - Обратная трансформация. Я ее забираю, - кинул своим мыслям Грес, расписываясь в протоколе.
   ***
   От Греса пахло паленой кожей его куртки. Он просто взял меня за руку и потащил за собой. Мы прошли по торговому центру. Но никто не обращал на нас и на толпу народа наверху внимания. На улице мы сели в машину и долго ехали молча. Меня раздирало любопытство. Очень хотелось задать целую кучу вопросов. Сдерживалась как могла. Вдобавок ко всему совершенно не получалось уложить у себя в голове все, что произошло. Машина свернула, затем еще раз.
   Затем мы остановились возле какого-то пустыря. Грес открыл дверь и закурил.
   - Это был инкуб, - рассматривая меня в упор сообщил он.
   Молчу, перевариваю. Вот почему в начале так было приятно. Черт, я чуть не дала себя сожрать. Переживаний о прерванной чужой жизни у меня не было. Вообще. Это тоже пугало, как и какое-то легкое чувство, смахивающее на удовлетворение.
   - Скорее всего смесок, - мастер выпустил кольцо дыма.
   Позёр.
   - Настоящий бы скрутил тебя в два счета. Полную родословную узнаем позже, - продолжил он. - Есть предположения зачем ты понадобилась ему?
   Я кратко поведала о своих приключениях. Про платье хотелось очень умолчать, но рассказала.
   - Интересно, поехали, - резюмировал мастер.
   А я и не надеялась на то, что мы обойдемся частной беседой.
   Остаток дня я провела шастая из кабинета в кабинет. Историю, правда, рассказать всего лишь два раза. Ну и ответить на необъятное количество вопросов. Мне даже показали запись с камер наблюдения.
   Хорошо помню начало и конец этого. Но вот серию красивых прыжков и ударов в моем исполнении - нет.
   Я ощущала себя выжатым лимоном. Последним посетила мастера печатей. Тот осмотрел меня. Проверил датчик, хмыкнул и отметил что-то в своих бумагах, затем отпустил с миром.
   Вдобавок платье оказалось на поверку обычной красивой тряпочкой. Снималось плохо, но все замеры показали норму. Один специалист предложил оставить на пробы, но почему-то мастер лишь отмахнулся, сказав, что кроме остаточного фона там ничего не будет. Вещи свои я не получила, поэтому пришлось и дальше дефилировать в зеленом.
   И уже выбиралась из здания, когда возле выхода меня поймал за руку Грес.
   - Куда ты собралась?
   - За продуктами и домой? - больше вопросительно предположила я.
   - Не угадала. А твои сумки уже забрали. - он кивнул в сторону машины.
   Эх не все купила. Делать нечего...
   - И куда я теперь? - вздохнула я.
   - Подвезу до дома.
   Ехали молча.
   Он остановил машину возле дома.
   - События интересно закручиваются. И почему-то вокруг тебя тоже. Есть мысли почему? - спросил Грес после недолгого молчания.
   - Откуда мне знать? До недавнего времени я была самой обычной девушкой.
   - Два покушения с момента принятия силы. Многовато для обычной девушки, - Грес внимательно посмотрел на меня.
   В предзакатной тени его глаза чуть отсвечивали желтоватым светом.
   - Не мне судить, - буркнула я.
   - А кому еще судить? Никто более тебя не заинтересован в твоей же безопасности, разве нет?
   Что тут скажешь. Я замолчала. Интересно чем это все сегодня закончится... Молчание затягивалось.
   - Значит это всё, что ты мне можешь сообщить? - резюмировал мастер.
   - Всё... - кивнула я.
   - Боюсь, что этого будет мало, - криво усмехнулся он. - С тобой что-то не так. Ты и сама понимаешь это. Чувствуешь, что перерождаешься во что-то иное. Ты уже не человек...
   - Тогда кто?
   - Если бы это было известно, то все было бы проще. А я бы не сидел тут с тобой.
   Ага а сидел бы со мной в какой-нибудь пыточной. Знаем, слышали. И чего только уставился так? Ждет, что я признаюсь в том, о чем еще и понятия не имею? Ну жди, жди. Господи, он меня сегодня вообще отпустит?
   Тут он приблизился ко мне вплотную, так что еще немного и... Я затаила дыхание, посмотрела ему прямо в глаза. Грес оскалился, дернул ручку и, распахнув дверь.
   - Не смею задерживать, - рявкнул он и уехал едва я успела выйти.
   Некоторое время я еще смотрела ему в след, потом пожала плечами и потащилась в дом. Что бы это всё значило?
   На крыльце сидела Кошка и поедала сырую курицу из оставленных сумок. Прелесть, удружили ничего не скажешь. Мой новообретенный питомец изобразил мучения совести и заглотил остатки птицы целиком.
   - Молодец, Кошка, так ты из меня вегетарианку сделаешь, - попеняла я ей.
   Кошка боднула меня под коленки, мол чего ты хозяйка бузишь-то. Спасла я курицу-то, а то скисла бы тут.
   Мы зашли в дом. Уцелевшие продукты разложили по местам. Ужасно хотелось в баню, но было очень поздно. Как же иногда хочется простого централизованного отопления... Или хотя бы душевую с нагревателем. Нужно будет подумать... Эх много нужно обдумать, а как спать хочется.
   Сонным телом я почти просеменила мимо зеркала. Но именно почти. Не удержалась и покрутилась. Платье все равно было очень красивым. Только теперь переливы не были такими золотыми как раньше. Отблески, что проскальзывали в общей зелени по цвету были ближе к пламени, с более красноватым оттенком.
   Я погладила прохладную ткань руками и в ответ получила волну тепла, которая пробежала по рукам. Потерла ладони друг о друга, а потом провела по лицу. Тут в отражении детально поменялось: небольшой след от длительных размышлений меж бровей разгладился, тени под глазами исчезли. Кожа на лице будто обновилась и засияла. Исчезли даже мелкие царапинки на ладонях. Вдоль позвоночника пробежал холодок.
   Кошка сидела в углу и, сыто щурясь, рассматривала меня. Нужно бы снять эту странную одежду и посмотреть исчезнет ли этот косметический эффект. Молния на спине расстегнулась сама от легкого прикосновения. Платье с шорохом опало на пол. Все приобретенные улучшения остались на месте. Синяков на теле не было вообще, хотя по моим подсчетом их должно было быть не менее дюжины (по числу собранных и содранных моей тушкой вешалок и полок).
   Уважительно водрузила сей доспех неуязвимости на вешалку и отправила в шкаф. Домашняя одежда была все же привычнее. Отложив все на завтра все же упала в объятья любимого дивана.
   ***
   Грес.
   Такого со мной еще не было. Престарелый идиот. Надо было полагать, что вещи, приобретенные у продавца-инкуба будут с побочным эффектом. Но чтобы с таким... Хорош я был. Ладно она ничего не поняла... или сделала вид, что не поняла. Трудно сказать, что больше злит: сделанное или несделанное. Но хороша ведьмочка, хороша. Если бы не все эти чертовы условности... Возможность чувствовать себя снова живым так важна для тех, кто не может отнести себя к мертвым.
   ***
   Илена
   Утром проснулась с легкостью и удивительной гибкостью во всем теле. Рядом с диваном оказалась Кошка, которая сразу, как только я открыла глаза замурчала, притаптывая передними лапами на месте.
   Я погладила подставленную голову и пошла на кухню. Через окно с тоской посмотрела на огород. Время-то идет, а трава не ждет... Она растет, проклятая. Опять все сначала, даже немного жаль, что вчерашние приключения закончились. Вспомнилось странное и нарочито грубое поведение Греса в машине. А вдруг он... да не-е-е. Достала я его, наверное.
   Длинная юбка, кофта с рукавами и трубка. Вперед на грядки! Я юлой все утро носилась по участку. К обеду стало знатно припекать, но прополку я все же одолела. Благодаря новому мотору бочки под полив и поилки для пчел были полные. Одно огорчало сильно: воды в колодце больше не стало. Поэтому в дом мне досталось только два ведра чистой воды, остальная уже была с песком.
   А недавно появившиеся странности со связью заключались в том, что после выставки пчел она периодически пропадала вовсе. Особенно днем все препротивно крякало квакало, и пакеты данных пропадали где-то без вести. Когда у пчел начался облет, вокруг дома сеть пропала вовсе, а позже поле без сети расширилось за пределы участка. В сторону деревни ходить звонить как-то не хотелось. Так что я переписала нужные номера и отправилась на холмы обзванивать желающих почистить колодец. Не смотря на общий солнцепек на вершине холма дул ободряющий ветерок. Я уселась прямо на траву, прижав листы сумкой. Включила телефон и набрала первый номер. За выезд на место запросили какие-то страшные суммы и больше предлагали пробурить скважину... Назвали расценки и тут я поняла, что скорее всего сама полезу чистить этот колодец...
   В итоге у меня напротив каждого номера красовалась разбивка цен, не уменьшающих размеры моей жабы. Тяжко вздохнув я потянулась. Ээх. Ведьма из затопленного леса и без воды. Да-а-а.
   - Чертова инквизиция! - В сердцах пробубнила я и оглянулась, на всякий случай.
   Солнышко уже перевалило за полдень. Я побрела с холма, смотря под ноги. Впереди пахнуло мёдом. Странное желто-оранжевое озеро посреди травы. Цвело что-то. Растение было похоже на мимозу, только с кудрявой мелкой метелкой крошечных цветочков. Пахло сладко, приторно, вызывая странную истому во всем теле. Я обошла эту маленькую поляну несколько раз. Запах лишь усиливался. Захотелось забраться в середину и валяться там, пропитаться всем этим чудным ароматом. Но войти туда я так и не решилась. Села рядом тихонько вдыхая аромат. Солнце уже грело более нежно. И сама не заметив этого я уснула.
   Первое, что я увидела - это голубая мелкая плитка, которой выложены все стены и пол. Холодно очень и нужно как-то отсюда убраться. Я ползу из последних сил и никак не могу найти выход. Но вот впереди узкий лаз, а котором никто не знает и я спускаюсь по нему в какой-то подвальный коридор. Там много людей, но не все меня видят. Прохожу дальше. Передо мной светловолосая кудрявая девушка с голубыми глазами. Лицо у нее круглое, а глаза чуть раскосые. И я прошу ее вывести меня отсюда. Показать выход. Мы долго блуждаем, но спускаемся все ниже и ниже, и в конце концов оказываемся в каком-то помещении похожем на котельную. Только посреди него стоит черная буржуйка, а внутри завывает пламя.
   - Куда ты меня привела? Ты обещала показать выход.
   - А это и есть выход для нас всех. Мы тут все и находимся. Освободи нас. Нельзя столько гореть, - произносит моя провожатая и исчезает.
   Я пытаюсь открыть дверцу печки, но ничего не выходит. Мгновением спустя я оказываюсь в маленьком коридорчике в потолке которого люк. Поднимаюсь на поверхность и ищу лом или что-то, чем можно открыть дверцу, но уже не могу найти вход в подземелье.
   - Уже пора, - кто-то прошептал мне в ухо и я проснулась.
   Солнце уже садилось. А поляны с желтыми метелками совершенно не было рядом. Все тело сковала какая-то вялость и беспомощность, но преодолев слабость я поднялась и побежала к дому.
   Там все было тихо. Только Кошки нигде не было. Пчелы уже готовились у отдыху принимая в улей припоздавших работяжек. Оставался еще полив нагревшейся за день водой. Зевнула, потянулась и подхватила ведра. Все больше и больше мне нравилось ходить босиком не взирая не то песок это или колкая трава. Когда я закончила уже стемнело. На небо только выкатился молодой месяц. Такого освещения мне вполне хватало. Но тут я заметила, что по тропинке к дому неуверенно бредет какая-то фигура. Я замерла. Вход в дом был только один - со стороны дороги, поэтому через некоторое время гость исчез за домом. Я поспешила подойти ближе.
   Однако, визитера не устроил парадный вход и он решил обойти вокруг дома. Месяц светил так, что дом отбрасывал тень на участок, поэтому подойдя ближе я оказалась в ней. Я перекинула трубку на другой угол рта, оперлась на тяпку и принялась ждать. Вскоре гость подошел к самому низкому окошку и принялся аккуратно поддевать раму. Ничего не вышло рама была закрыта изнутри на шпингалет. Тогда он открыл форточку и потянулся рукой, чтобы открыть окно.
   Тем временем дымок вокруг меня чуть развеялся и комарье решило воспользоваться такой возможностью. Я же машинально потянула через трубку воздух в надежде на новую порцию дыма. Тут случилось интересное. Трава в трубке затлела сама, будто кто-то заново разжег трубку. А ночной гость молча забился в силках коварной оконной рамы. Я выпустила облачко дыма: "Бог в помощь?". Вышло сипло. Тело взвизгнуло, вырвалось вместе с куском рамы, после чего умчалось в сторону зарослей крапивы двудомной, трепетно лелеемой мной для полезных заготовок. Раздавшиеся вопли уведомили о соприкосновении беглеца с растением, столь полезным и в воспитательных целях.
   - Идиот, - резюмировала я, обходя дом.
   А на забор, похоже, придется разориться...
   ***
   На следующее утро облачившись в более социализированную одежду (читай шорты, майка) я отправилась в магазин в соседнюю деревню. Кое-что я все же не докупила. Там же обнаружился мужик с правой рукой, щедро замотанной бинтом. Рассказывал он увлеченно как сражался в дороге с мутантом трехглазым. Два глаза были зелеными, словно у кота, а третий маленький и красный. Все как в той передаче рассказывали. Руку чуть не отгрыз. Я остановилась и вслушиваясь, рассматривала печенья.
   - А все то у дома, который достался девке странной, говорят той самой ведьмы наследница. Возможно ее питомец, - доверительно сообщил он продавщице, кося глазом в декольте, - Так вот это я к чему. От стресса лучшее средство знаешь какое?
   - Знаю я твое средство! - Рыкнула работница торговли. - Сначала долг оплати.
   - Ну, Лидочка.
   - Шел бы ты... Девушка Вам что-то подсказать? - переключился продавец на меня.
   Я попросила печенья, соду и прочие мелочи. Загрузив сумку, я увидела возле входа в магазин давешнего мужика.
   - Вы бы в окна к ведьмам по ночам не лазили. В то в следующий раз чудище Вам голову откусит или иное место, которым Вы думаете, - обратилась я, весело подмигнув.
   Мужик спал с лица и спешно ретировался.
   После обеда я отправилась на место, где я познакомилась в озерником. Никакой разумной жизни в озере не ощущалось. Пришлось ждать до вечера. Благоразумно прихваченные бутерброды сыграли не последнюю роль в степени моей терпеливости. Прохлада уже опускалась на лес. Тени стали длинными, а облака на небе зарозовели. Я сидела на поваленном дереве и полоскала ноги в воде. Отряхнув крошки, опустила руку в воду. И тут прямо на запястье появился браслет и та самая жемчужинка. Я сосредоточилась и мысленно позвала озерника. Где-то через полчаса вода в середине водоема забурлила и на поверхность вынырнула прекрасная молодая русалка. Волосы зеленые, ушки островатые, больше смахивающие на плавники. И потрясающие глаза синие-синие. Она недовольно осмотрела меня. А я просто таращилась и в который раз жалела, что не умею рисовать.
   - Свое послание можешь передать через меня, - певучим голоском сказала она.
   - А, здравствуй. Как там поживает хозяин озера? Все у них нормально с Оксаной?
   - Я могу только передать вопрос. Если это все ради чего ты пришла сюда.
   - Нет. Вообще у меня просьба. Спроси сможет ли он мне помочь с водой в колодце. То ли уровень воды вообще опустился, то ли колодец заилился. Я не знаю.
   - А денег у тебя самой решить эту проблему нет? - уничижительно вздернула бровь нелюдь.
   - Интересно, а полномочия задавать ехидные вопросы тебе тоже дали или это по велению души?
   Девчонка смутилась.
   - Когда и как мне получить ответ? - спохватилась я.
   - Скоро. Можешь поместить браслет в любую воду. И если ответ есть, то он сам придет к тебе.
   Плеснула водой с хвоста мне в лицо и была такова. Но краси-ивая. Эх.
   Вечером по приходу домой я решила наведаться к пчелам. Оказалось, что труженицы заполонили все соты медом и даже натянули языки, поскольку места им явно не хватало. Пустых рамок не было. Я в панике всю ночь бегала туда-сюда с рамками и только успевала откачивать мёд. В среднем успела откачать по одной рамке с улья. Это было ужасно мало. Выходом было лишь найти где-то пустые рамки (в просторечии - сушь). Но их уже не было.
   В итоге большую часть ночи я пробегала, а утром проснулась мокрая и липкая. На колени опустилась Книга. В которой любезно рассказывалось о способах крепления листа воска (вощины) к рамке, на котором затем пчелы натягивают соты. Самым простым было прислонить к проволоке клеммы от аккумулятора, одновременно прижимая к проволоке лист вощины. Та чуть плавилась и крепилась к проволоке, вздетой в рамку. Интересно как вообще это делала Гаэлин? Наверняка как-то проще. Рамки с проволокой у меня были в подвале. Вощина нашлась на шкафу. Был еще один способ - механический. С помощью этакой шестеренки с ручкой, которой проводилось по листу вощины, а проволока вдавливалась в воск. Эту штучку я нашла рядом с вощиной.
   Весь день был убит в более или менее удачном катании шестеренки по воску. Не знаю сколько бы это продолжалось, если бы я не вышла попить воды и не облила руку. И тут прямо в лицо из бокала вылетел конверт. На бумагу это походило мало. Зеленоватое, но плотное и сухое. Внутри оказалось самое настоящее письмо.
   "Добрый день, Илена.
   У нас все замечательно. Мы поженились сначала по человеческим обычаям (благодаря тебе), а затем по нашим. После обряда Оксана стала такой же как я. Сейчас мы путешествуем.
   В отношении твоего вопроса я поговорил с родственниками и на днях он будет решен. Только пару дней не пользуйся колодцем и убери все инородные предметы оттуда.
   Надеюсь, у тебя все хорошо. Передавай Лешику от нас привет.
   Как твой инквизитор? Если достанут, то мы можем взять тебя к себе.
   С искренней благодарностью Зерл и Оксана."
   Эх, хоть у кого-то всё хорошо. Я побежала убирать мотор из колодца. Погода была пасмурная, поэтому проблем с поливом не должно было быть.
   Солнышко, которое все же к концу дня появилось, близилось к закату. Спина уже ужасно ныла от однообразного положения, а воск стал лучше прилипать к проволоке. Все больше хотелось какого-то быстрого решения такой задачи. Рассмотрев всю свою работу, я горестно вздохнула и покосилась на совсем маленькую кучку готовой суши. Делать нечего, пора тащиться заменять рамки.
   С ящиком-переноской пришлось носиться долго. Потому что пчелы не жалели сил и таскали мёд быстрее, чем я его отбирала. Уже совсем стемнело и, сдвинув сетку на макушку я плелась с полным ящиком к дому. Рамки внутри тихонько стучали о стенки. Вся одежда на мне была мокрая и прилипала к телу.
   Рывком затащила в дом ящик и буквально упала на стул. Мёд-то еще откачивать надо. Книга мстительно предлагала этим заниматься опять же ночью, чтобы сохранить часть магических свойств. Очень хотелось уточнить сохранятся они если откачивать его будет очень злая ведьма. И будет ли от такого лакомства хоть какой-то положительный терапевтический эффект, либо такой мёд проще будет использовать как химоружие?
   Соленое тело зудело и требовало водицы. Беда была в том, что не смотря на значительную удаленность моего домика от деревни, укромные уголки пригодные для импровизированного душа отсутствовали. Оставалась только холодная, темная баня. Туда и отправилась я в одной длинной белой кофте. Трубку от комариков прихватила. В догорающем закате алело небо, а тени становились все насыщеннее и больше. Вдруг одна из теней возле колодца пошевелилась. Я сбавила шаг и присмотрелась. Из колодца высунулся по пояс зеленоватый субъект. Подошла чуть ближе. Гость ухмыльнулся в окладистые зеленые усы, провел рукой по таким же волосам и подмигнул.
   - Принимай работу, хозяйка.
   - Здравствуйте, - не смутилась я не смотря на пристальный взгляд "работника". - Как с водой?
   Я чуть ближе подошла к колодцу. Воды было вровень с краями.
   - Вот это да!!! - восторженно присвистнула я. - Благодарю.
   - Да что, это моя работа, - улыбнулся острыми зубками гость. - Будут какие вопросы можешь обращаться.
   - Как? - полюбопытствовала я.
   - Визерт, - представился он. - Произнесешь мое имя, польешь водой браслет. Потом произнесешь просьбу.
   - О! Я очень признательна.
   - Пустяки, - махнул собеседник хвостом и скрылся в воде.
   Я обрадованно порысила в баню. Хорошо, хоть там откуда-нибудь не вылез с докладом об оконченных работах.
   Вскоре наплескавшись в прохладной воде, чуть ежась я шла домой. Было совсем темно. Новолуние. В кофте было совсем свежо. Все было хорошо, но что-то на грани царапало слух. Я чуть замедлила шаг: и правда было очень тихо, лишь шлепанцы чуть слышно постукивали о пятки.
   Остановилась и замерла. Даже комарьё куда-то подевалось. Раздался свист, рык и тут размытой тенью метнулась Кошка в кусты. Оттуда раздался хлопок, затем ослепительно желтая вспышка.
   Ничего умнее, чем подхватить черенок от грабель и пойти следом, я не придумала. В кустах обнаружилась кошка, сидящая на груди у давешнего козозаводчика. Последний, судя по всему, был без сознания. Потрогала его руку- пульс прощупывается.
   - Кошка, как тебе не стыдно, а?
   Киса довольно потянулась, демонстрируя, что совсем не стыдно, и спрыгнула с поверженного врага.
   - И что мне теперь с ним делать? - продолжала шипеть я.
   Кошка комично встала задом к жертве и поскребла по земле задними лапами.
   - Очень смешно, - цыкнула я в ответ. - Вот сейчас сама потащишь эту тушу к дому.
   Кошка фыркнула и, вздернув хвост, куда-то умчалась. Я ушла за нашатырем. Уже дома я заметила, что датчик на ноге засветился желтым.
   Матерясь вслух побежала обратно. Неужели я использовала магию?! Ведь даже мысли такой не было. Что делать? Куда делась Кошка?
   Сунула ватку, смоченную в нашатыре, под нос мужчине. Чихнул, застонал и приоткрыл глаза.
   - Как себя чувствуете? Что болит? Идти сможете? - затараторила я.
   - Мммать... Ведьма, - промычал он про чью-то мать и махнул рукой, стараясь попасть по мне.
   - Так, если будешь драться, то оставлю здесь и сожрут тебя звери дикие, - гаркнула я, поднимаясь на ноги.
   Козозаводчик изобразил понимание.
   - Идти сможешь?
   В ответ отрицательное мотанье головой.
   - Ох, грехи мои тяжкие... Борода твоя семигрешная, - пропыхтела я, пытаясь приподнять мужика.
   Но нет, то будто к земле прирос. Сволочь. Тогда я притащила одеяла и фонарь. На одно одеяло кое-как мужик сам перекатился, вторым я его укрыла.
   -Телефон не работает - сигнала нет. Придется куковать до утра, - поясняла я, светя на лицо соседа фонарем.
   Лицо оказалось целым, хоть и бледноватым. Глаза опять же на свет реагируют, а вот речи нет.
   - Укусов или повреждений я на тебе не нашла. Вдруг инсульт? А я тут тебя двигаю, да еще и ждать собралась... Может тут уже везти надо... В больницу срочно. Пойду я, наверное, достучусь до кого...
   Мужик завопил на одной ноте. Я стала оглядываться, но ничего кроме Кошки не увидела.
   - Киса, иди отсюда, а то его точно удар хватит.
   Кошка вредно рыкнула и никуда не ушла. Села рядом. Не особо она меня и слушается. Что делать? Бросить болезного и бежать к людям? Уйдет ли кошка со мной? Или останется и придушит его без меня?
   Но к сожалению и к счастью одновременно идти к людям мне не пришлось. "Люди" пожаловали ко мне сами. В недовольном, помятом лице Греса. Он просто возник рядом безо всяких порталов и машин. В этот же момент окружающий мир будто схлопнулся в одну точку, а тело накренилось на бок. Остался только слух.
   - Не ожидал так быстро, - разочарованно сказал знакомый голос.
   ***
   Открыла глаза. Меня встретили рассеянный свет и белый потолок. Долго лежала, лениво моргая, силясь что-то вспомнить или понять. Прошла еще одна вечность и получилось повернуть голову: светлые стены, а свет идет непонятно откуда. Провалилась еще раз в уютную темноту. Следующее пробуждение было чуть бодрее. Пришли последние воспоминания и я завозилась, силясь встать и оглядеться. Получилось только сесть, но зря я спустила ноги с кровати и села одновременно. Картинка перед глазами поблекла, меня повело вправо. Кровоток восстановился, слабость отступила. Потерла и оцарапала лицо - руки от локтей оказались в каких-то металлических рукавицах. Мелкие ячейки тускло поблескивали ржавым цветом. Эти новые украшения больше походили на чешую. К каждой тянулась цепь с узкими звеньями. Замечательно... Подергала - длина была приличная, крепились они где-то у стены. Комната была небольшая с одной только кроватью. Двери тоже не было видно. Все в светлых тонах.
   С соблазном встать и пройтись пришлось пока повременить. Я еще некоторое время сидела, размышляя, и тихонько потягиваясь, разминая затекшие мышцы.
   На душе было удивительно спокойно и даже пусто. А вот разум силился сопоставлять факты и делать неутешительные выводы. Узнать бы судьбу козозаводчика... Тогда все стало бы чуть яснее.
   Будто в ответ на мои мысли в стене комнаты образовался темный проем. Внутрь вошли трое.
   Первый смуглый, темноволосый, со шрамами через все лицо, высокий мужчина. Вторым оказался тот мастер по печатям. Третьего я не видела, поскольку он оказался за спиной у вошедших.
   - Добрый день, Илена, - начал первый.
   Ага, значит все-таки день.
   - Здравствуйте, - прохрипела я в ответ.
   - Вы знаете по какому поводу Вы здесь? - продолжил он.
   - А где здесь?
   - В изокамере.
   Я вопросительно уставилась на него.
   - Вас поместили во временную магическую изоляцию в связи нарушением запрета на использование магии и причинения вреда человеку.
   - Он жив?
   - Жив, что и спасло Вас от немедленного наказания.
   Я тихо выдохнула. И что теперь?
   - Сейчас Вас осмотрит мастер печатей и зафиксируют Ваши показания по делу.
   Интересно, они так и будут допрашивать стоя или сядут рядом с потенциальной угрозой для общества? Или отведут меня в пыточную?
   Но в ответ на все мои вопросы человек со шрамом приложил ладонь к стене и из нее выдвинулась скамья, а из другой стол.
   И тут я увидела, что третий из них был Хэш, который смотрел на меня отстраненно. По мне пробежала сначала волна радости, но когда я встретилась с ним взглядом - холода. Будто это был совершенно другой человек, который не знал меня.
   Потеряв всякую надежду, я лишь честно рассказала то, что помнила. Печати тоже все осмотрели. Мастер единственный из всех был оживленным и довольным таким необычным случаем. Все печати были целы.
   После массы уточняющих, но на самом деле все более запутывающих вопросов меня оставили одну. Стол и скамья остались на месте. Через прорву времени принесли еду, объяснили, что в углу есть панель, открывающая проход к удобствам.
   После этого я совсем упала духом. Потому что все эти мелочи похоронили даже малую безумную надежду выбраться отсюда. Изоляция длилась несколько дней. Затем я приняла участие в заседании комиссии по моему делу. Сам процесс мало чем отличался от первого, когда я бежала сдаваться на осмотр наперегонки с инквизитором. Только лица всех участвующих лиц были видны. Да и не привязывали меня к креслу. Я просто сидела, отвечала на вопросы. Никто ни в чем меня не обвинял... Что было даже странно. В конце концов комиссия удалилась в совещательную комнату, а когда вернулась - была объявлена резолютивная часть решения: меня отпускали, но помимо еще одой диагностики всех следящих устройств и печатей мне добавили наблюдателя, который будет со мной неотступно. На этом моменте я опасливо глянула с сторону Греса, но увы имя счастливчика так и не огласили...
   Получилось, что козозаводчик жив-здоров. Только странный остаточный магический след на нем всех смущал. Вменяемое мне нарушение называлось превышение пределов допустимой опосредованной магической самозащиты. Хотя прямых доказательств не было никаких - печати были целы, остаточный фон на жертве был не сопоставим с теми крохами, что были обнаружены в моих замерах. Но была идентичность части показателей магии, которой воздействовали на горе-соседа и моей заблокированной, слепок которой берется у ведьм при регистрации. Некоторые показатели магии были чем-то вроде уникальных отпечатков пальцев и не совпадали даже у близких родственников. Так что из общей картины выходило, что воздействие моей силой произведено, но без моего участия. Тут и возникали мысли про Кошку и кто она есть. Потому что про близкую дружбу я не рассказывала, только сказала, что видела её. Потому что совсем врать было опасно. При просмотре визуальных воспоминаний (с моего "согласия") очень повезло, что я все время смотрела в основном на пострадавшего и было видно, что старалась помочь. Совпадающие следы магии списали на мою недоученность и стрессовую ситуацию: ночью я была напугана. В некоторых случаях при большой угрозе для жизни заблокированная магия может прийти на помощь носителю... Правда печати при этом остаться не должны были. Но существенного вреда не нанесла, а когда увидела источник всего страха - ситуацию не усугубила и оказала посильную помощь. Одним словом - молодец, но вот тебе подарочек - персональный конвоир на полгода. Хотя раньше, полагаю, просто бы сожгли от греха подальше.
   Я провела еще несколько дней в изокамере, но вход и выход был уже свободным. Только об отлучках необходимо было докладываться и из города не уезжать. На ночь возвращаться обратно.
   "Мою" жертву вернули на постоянное место проживания, подчистив память и подлатав нервишки. По сути у мужика всё ограничилось нервным потрясением. Легенда была простая - тепловой удар, скорая.
   Наконец меня отпустили домой. Я радостно собрала все бумажки, которыми успела обрасти. Потом приехал курьер и завез мне вещи. Переодевшись и не веря своему счастью, я семенила к выходу.
   А там ждала машина. С последней надеждой, что это всё же не меня ожидают, я попыталась пройти мимо, но не получилось. Мне посигналили и открыли дверь. Тут меня ждало небольшое облегчение - за рулем оказалась женщина, а не Грес, хотя мастер все же нарисовался за спиной и, окликнув меня, представил нас друг другу. Это была непосредственно моя новая надзирательница - Зоя Федоровна, которая будет жить со мной на время испытательного срока. Радости по этому поводу на ее лице никак не наблюдалось. Внешность, конечно, бывает обманчива, но сдается мне это не тот случай... Типичная строгая дама неопределенного возраста 45+, высокая, плотного телосложения. Каштановые волосы собраны в гульку, челка прикрывает большой лоб, нависая над чуть прищуренными серо-зелеными глазами. Довершает всю картину крупные руки, второй подбородок и губы сжатые в ниточку.
   - Зоя Федоровна будет с тобой первую часть срока, - продолжил мастер. - После окончания твоего отпуска ты возвращаешься в общежитие для дальнейшего обучения. Там уже будет возможность изменить форму контроля.
   Я радостно улыбнулась.
   - В какую именно сторону зависит от тебя, - гаденько улыбнулся Грес.
   - Хорошо, - с готовностью кинула я.
   ***
   Грес с одной стороны был рад, что удалось отвертеться от контроля за одной непоседливой ведьмой. Хотя отвертеться - это громко сказано. В случае ее очередной выходки мастер узнал бы об этом вторым, сразу после Зои и исправлять последствия тоже бы пришлось тащиться ему. Отпала необходимость личного планового и внепланового присутствия при колебаниях магического фона. Всё это вроде бы радовало, но вместе с тем где-то глубоко внутри поселилась легкая грусть и это пугало мастера. Пугало и в тоже время вызывало непонятное теплое чувство от чего-то нового, но одновременно смутно знакомого.
   Он поднялся в свой рабочий кабинет и смотрел из окна, как Илена выбежала из машины, потом вернулась с пакетом, который забыла. Посуетившись вокруг замка, сложила все в багажник, остановилась и задрав голову наверх посмотрела через окно прямо на мастера и помахала ему рукой. Грес кивнул и отошел от окна.
   ***
   Когда я вернулась к машине с забытым пакетом меня посетило чувство, что откуда-то сверху на меня кто-то смотрит. Я положила пакет и безошибочно посмотрела в окно - там был Грес. Улучшенное зрение давало возможность застать чуть грустноватое выражение лица мастера, которое тут же сменилось равнодушием, стоило мне только махнуть рукой. После он ушел. Я пожала плечами и села в машину. Вперед к светлому хе-хе будущему.
   Ехали мы продолжительную часть пути молча. Дорогу Зоя Федоровна изучила хорошо и повода начать разговор никак не представлялось. Хотя и особого желания поболтать у нее, думаю, не было. Навяжи мне какую-то магически нестабильную недоучку для присмотра мне бы тоже было не до разговоров. Да и все досье на меня она тоже наверняка прочитала. С другой стороны и хорошо, что такая молчунья, меньше шансов сболтнуть что-то лишнее.
   Мы подъехали к дому, Кошки нигде не было. Уже подвод вздохнуть облегченно. Я открыла входную дверь и вошла. Зоя Федоровна осталась на пороге оглядывая косяки и сени, потом все же зашла.
   Каждая комната была тщательно и молчаливо осмотрена. Книги нигде тоже не было. Очень хорошо. Я занялась обедом, а моя надзирательница все также молча села в кухне на стул, посматривая на меня время от времени. Никто из нас не проронил ни слова.
   На обед получился омлет, салат и чай с печеньями. Обойдется без меда. Также молча поставила сковородку и две тарелки.
   После еды я переоделась, разожгла трубку, и ушла на огород. Зоя последовала за мной, прихватив с собой стул, на который села за домом, так чтобы меня было видно. Трава на грядках вымахала нещадно. Вскоре, увлекшись прополкой и поливом я совершенно забыла о чужом присутствии.
   Натаскала в баню воды, переоделась и полезла к пчелам. Там меня ждал нескончаемый фронт работ: все было забито медом. Пчелы вели себя смирно и даже как-то странно. Как кошка приносит хозяину пойманную мышь - мол вот тебе мясо, держи, хвали меня! Так и пчелы расступались под моими пальцами - смотри сколько меда! И тебе и нам хватит. Иди раб лампы качай только, а нам пустые рамки давай, чтоб еще набрать! Не ленись.
   Я забирала по одной рамке, срезала бесконечные языки сот, натянутые на произвольные поверхности. В ящик-переноску помещалось около семи рамок. Одна ходка - семь ульев.
   Первую партию я притащила, когда уже темнело. Дома обнаружилась и Зоя Федоровна. Видимо комары ее не пощадили или все же решила осмотреться тщательнее пока меня не было дома.
   Рамки были загружены в медогонку и та тихо заскрипела деревянной подставкой. Вот и капли меда зашумели, барабаня по стенкам и стекая на дно. Кухня наполнилась терпким приятным запахом. Как только соты в рамках опустели я вернула их в переноску и умчалась возвращать сушь.
   Не знаю сколько раз я возвращалась с медом, но вскоре кассеты в медогонке начали чиркать по поверхности откаченного меда. Пришлось ставить ведро, сито и открывать кран внизу медогонки.
   Тягучая толстая янтарная капля медленно и лениво стекла в сито, на поверхности которого осаждалась восковая крошка. Я сделала свет поярче и любовалась этим чудесным цветом. Мед получился не светлый и не совсем темный, но с удивительно красноватым отливом, заметным только в большом объеме.
   - Я смотрю тебе одной совсем не скучно - раздался за спиной голос.
   - Да некогда, - кивнула я Зое Федоровне.
   Сцеженный мед отправился в бачок, а ведро было зарыто крышкой. Я поставила на откачку новую партию их переноски.
   Поскрипывала медогонка, слипались глаза и всё, что вообще способно к этому действию. Моя надзирательница сидела за столом и следила за каждым движением, поглядывая на какой-то датчик в руках.
   Я снова убежала менять рамки. И так незаметно наступило 4 утра. Последние партии пришлось забирать при свете красноватого фонаря, который я заставила держать Зою Федоровну, экипированную в сетку и штаны с рубашкой.
   В пятом часу я бодренько вскипятила два ведра воды и предложила Федоровне сходить в баню. От души и во всех смыслах. Стало даже интересно и тут она составит компанию или все же баня, как и туалет не утратят свой индивидуальный смысл. Оказалось все проще. Я пошла в баню, а она осталась ждать за дверью, все также поглядывая на датчик. В бане не было света и я подвесила фонарь в углу стала быстро смывать с себя соль и мед.
   Когда я уже оделась, в ковше с водой раздалось бульканье. Опасливо я подошла ближе. Вверх понялось облачко, но не пара, скорее тумана. Еще осторожнее я заглянула внутрь. Вместо моего отражения в темном ковше увидела Оксану. Она приложила палец к губам, а затем вытянула раскрытую ладонь перед собой. Ничего умнее как сунуть в ответ свою руку в ковш я не придумала. В этот момент я и услышала ее голос.
   - Привет, Илена! - радостным колокольчиком вещала она. - Я ненадолго и не бойся такую связь никто не отследит, главное потом воду из ковша на пол вылей. Как ты? Что случилось с тем владельцем коз?
   - Привет! - также мысленно поздоровалась я и рассказала вкратце все свои приключения за последнее время.
   - Ты знаешь, по поводу кошки - Зерл считает, что сублимированная твоя магия так себя проявляет. Ты ей не пользуешься, но так порой отчаянно нуждаешься в ней. Вот и пришла она к тебе в таком облике. Теперь это часть тебя. Если проводить аналогию, то не пользоваться магией для тебя сравнимо с решением не пользоваться целой и здоровой рукой. Решение вроде бы принято, но чуть забудешься - и рефлексы берут свое.
   - Интересная гипотеза. И что теперь каждый раз, как только мне нужна будет помощь и я чуть забудусь ко мне будет являться Кошка и творить черт и что?
   - Не черт и что, а твои собственные неосознанные желания, - возразила Оксана и хихикнула в ответ на мою вытянувшуюся физиономию.
   - Прям все неосознанные что ли? - брякнула я.
   - Не знаю, наверное самые явные. Ты главное не нервничай. Твоя Фрекен Бок подежурит -подежурит, да и успокоится. Там глядишь и отвалит восвояси.
   - Эх, если бы. Этот почетный конвой у меня теперь до осени, - вздохнула я.
   - Ну что ты так печально, там глядишь инквизитор твой соскучится и прилетит на подмену.
   - Это сейчас что за ехидный выпад был? - недоуменно удивилась я. - Хрен редьки не слаще.
   - Все зависит от твоего отношения к ситуации и вообще, - туманно вещала Оксана.
   - У вас как все хорошо? - я решила сменить тему.
   - Да все отлично. На следующее лето ждем тебя в гости на озеро. Пора уже заканчивать разговор, а жаль. Хотелось столько рассказать. Если туго будет - полей браслет и отправь мысленное сообщение. Пока.
   - Пока.
   Отражение в ковше сменилось на мое собственное. Воду я вылила на пол и вышла в предбанник.
   Зоя Федоровна зашла в баню все также с тем датчиком, на который все время поглядывала, а я пошла домой.
   Ей я отвела кровать на перине, а себе постелила на диване, чтобы проснуться пораньше. И вскоре мы уснули.
   В девять утра я уже поднялась удивительно отдохнувшая и выспавшаяся. Четыре часа сна, вот что с людьми стресс делает. Только я поставила вариться борщ, как на кухню вышла и Зоя Федоровна. Все так же с неизменной прической. Только круги под глазами выдавали четырехчасовой сон.
   Мы поздоровались и уселись пить чай. Я попутно доваривала борщ.
   А дальше все началось сначала - прополка, полив, готовка, откачка меда.
   Примерно в таком темпе с перерывом на двухчасовой сон в обеденную жару прошел месяц. Целый месяц молчания, прерываемого с редкими фразами. Кошка все также не появлялась. Совсем явно замаячил об установке забора, ремонте рамы, покупке поливальных шлангов и установке летнего душа. Для этого нужны были деньги и выезд в райценр. Но больше всего конечно был нужен забор. Народ продолжал пребывать в отпуска и заселять пустующие домики. Несмотря на окраину, количество "проходящих мимо" значительно увеличилось, как и, наверное, баек про меня. Козозаводчик стал обходить меня стороной и даже заворачивать по мере возможности коз, которых все равно приходилось гонять и мне и Зое Федоровне, не оставшейся в стороне. Более того во второй половине дня, когда козы обычно добирались до моего участка, а меня уже не было на огороде, именно Зоя Федоровна заступала на боевое дежурство.
   Сегодня вечером отбив уже совместно атаку рогатой живности мы сидели и пили чай, как обычно в тишине. На удивление молчать с Зоей Федоровной было уже не тягостно, скорее привычно.
   - Забор надо ставить, - отхлебнув чая резюмировала общие мысли она.
   - Надо. Только дорого, - вздохнула я.
   - Осенью-зимой тебя не будет тут, кто знает, чего козы натворят... Да и люди. Ты тут вся на виду. Лес рядом. Съездим завтра на лесопилку, купим горбыль. Потом найдем работников. Думаю, будет недорого. Или ты сразу хотела железный в три метра высотой? - это была самая длинная тирада, что я слышала от Зои.
   Признаться честно забор был нужен, но я долго не могла подступиться к решению этой задачи. Да и проблемы навалилась так, что сил отложить все дела и заняться забором совсем не было. Забор нужно было ставить еще весной.
   Я согласилась с предложением.
   Зоя Федоровна сама сходила к козозаводчику, и предупредила о необходимости сегодня усилить контроль за своими животными, поскольку мы планируем оставить участок без присмотра на некоторое время, на что Павел Михайлович (так оказалось зовут мою жертву) радостно согласился, всучив ей красивый букет полевых цветов. Зоя Федоровна кивнула, букет приняла и мы уехали.
   Я долго косилась на букет, а потом и на саму Зою, но решила, что промолчать будет привычнее и разумнее.
   Ехать пришлось по знакомому маршруту - в соседний поселок к тем же ребятам, которые разгружали мне пчел весной.
   Сначала заехали в дом, где весной мы побывали с Гресом.
   Встретила нас все также хозяйка - Светлана, но вид был у нее цветущий, жизнерадостный. Мы поздоровались и я изложила суть предстоящей работы. Она позвонила мужу и тот, переговорив со мной по телефону, согласился. Искать помощников ему не потребовалось - пообещал захватить с собой двух соседей.
   - Так хорошо, что все наладилось у нас тут, - поделилась хозяйка. - Все, кто вам пчел помогал разгружать - пить бросили, работу ищут. Одно плохо - нет ее тут такой, чтобы деньги платили. Поэтому двое уехали, муж и один сосед остались. Сосед занялся огородом, птицу завел. Хорошо, человек делом занят.
   Зоя Федоровна пристально посмотрела на меня.
   - Замечательно как, - выдавила я. - Иногда человеку просто толчок нужен, чтобы начать движение в правильном русле.
   Женщина кивнула. И подхватила большую тяжелую двухведерную кастрюлю.
   - Тяжелое вам лучше не поднимать, - выдала вдруг Зоя.
   - Да мне не привыкать, - отмахнулась хозяйка.
   - А я не о вас и говорю, - улыбнулась моя сопровождающая.
   Женщина поставила кастрюлю и недоуменно посмотрела на нее, потом побледнела, покраснела, улыбнулась и вышла в другую комнату что-то считая.
   - Э? - протянула вопросительно я.
   - Мэ, - выдало пыльное облако у ног. - Пополнение будет. Девочка, - улыбнулся появившийся домовой.
   Зоя лишь кивнула. Появление нечистка ее совсем не удивило, лишь вызвало что-то похожее на будничную констатацию факта, с которой обычные люди встречают кошку в гостях. У вас кошка? Ну и нормально. У многих кошки...
   - У тебя смотрю каждый раз новый конвоир, - прыснул он.
   Я лишь вяло отмахнулась. Спорить с таким существом себе дороже.
   - Сейчас вернусь, - сказала Зоя Федоровна, отвлекшись на какой-то шум.
   - Квизитор мне больше по нраву - коверкая слова заявил домовой. - Смотреть на вас интереснее. Все время не понятно, чего он хочет больше придушить тебя или...
   Но тут он ойкнул и исчез.
   За спиной раздался какой-то шум и я выглянула на улицу. Странным казалось то, что прекрасная погода вдруг испортилась и небо затянуло какая-то пелена, подул холодный ветер. Я вышла на крыльцо и увидела, что на поляне перед воротами спиной ко мне стоит Зоя, а за ней, простирая руки в стороны чуть парит над землей женщина в мешковатой одежде. Седые волосы ее развиваются хаотично, совсем не по направлению ветра.
  
   Шум, свист и видно, что парящая что-то говорит, а Зоя что-то ей отвечает. Но мне не услышать о чем разговор. Спутанные мысли носятся вокруг двух тезисов: нужна ли помощь и могу ли конкретно я чем-то помочь или же лучше не мешать...
   Я подхожу ближе, еще ближе и словно прорываюсь сквозь невидимую пелену. Тут замечают и меня.
   - Заключенная ведьма - врывается в уши шипящий голос. - И жалкая прислужка инквизиторская. Чудесная парочка. Вы не сможете мне помешать. Все равно я сверну ваши шеи и сделаю нужное мне. Так что лучше отойти и не мешать.
   - Это свободная жизнь. Она никому не принадлежит. Каждый ребенок обладает свободой воли, - твердым голосом чеканит Зоя.
   - А вот бабка продала мне ее, - прошипела женщина. - Обменяла на колдовство для возврата сына.
   - Но он не с ней, - сказала я, выходя за ворота. - Значит свою часть вы не выполнили.
   - Глупая, глупая, никчемная ведьма, - расхохоталась она мне в ответ. - Я даю лишь шанс - заклятье, колдовство. А наступит ли конечный желаемый результат - дело десятое. Предмет сделки должен быть точен, как и ее цена. Вы сломали мои плетенья, потом сожгли их, но не избавили дурную бабу от уплаты долга.
   - Нельзя торговать тем, что не принадлежит тебе. Убирайся! - рявкнула Зоя.
   - От чего же. Она также родня этому новому человеку. К тому же я не собираюсь ее убивать. Мне нужна лишь ученица и я ее заберу.
   Она сделала пасс рукой и что-то невидимое полетело в нашу сторону, но Зоя скрестила руки перед собой и словно два потока воздуха схлестнулись над нами.
   Дальше ведьма все больше наседала, а мы лишь оборонялись, хотя "мы" - это громко сказано. Я больше путалась под ногами. Было понятно, что тянем время до прибытия подкрепления. Если бы Зоя могла ее остановить, то ведьма бы не успела и пикнуть. Потом Зоя пропустило удар и нас раскидало в разные стороны, а ведьма двинулась к дому.
   Зоя не двигалась, но дышала. Все мои чувства обострились и я рванула в дом.
   В голове билась мысль, что бабка не могла знать, что Светлана беременна, и продать внучку не могла. Я тихо прошипела домовому, что следует сделать. Тот скулил, но послушался.
   Ведьма нависла над лежащей Светой, та была в обмороке.
   - Уходи отсюда - хрипло зашипела я. - Не смей ее трогать.
   - А тебе какое до них дело вообще? Не до геройства. Сама как цепная шавка на привязи сидишь. А я лишь привязку ребенку сделаю и уйду, - спокойным голосом отвечает ведьма.
   Внезапно раздался сначала едва уловимый, но затем нарастающий гул. Я толкнула прикрытую дверь и всю комнату моментально заполонило пчелами. Раздались ведьмины вопли. Я лишь пригнулась и утащила Свету из комнаты прямо вместе с ковриком. Сама легла рядом возле крыльца. Сил совсем не осталось перед глазами потемнело.
   ***
   Солнце светило в закрытые глаза. Я зажмурилась и попыталась отвернуться. Заныла шея, потом плечо. Потихоньку открыла глаза и начала осматриваться. По виду обычная больничная палата. Но рядом в кресле смотрел на меня не отрываясь Хэш. Я протянула руку и улыбнулась.
   - Привет, - сипло вышло у меня.
   - Привет, - ответил он, пожимая мою руку. - Как ощущения?
   - Шея немного болит и плечо, остальное нормально.
   Ага, остальным, как оказалось, я пока не пользовалась, потому что просто при попытке сесть вся тушка скрипела и болела, словно мне уже полных 90 лет. Хэш помог мне сесть.
   - А что с Зоей Федоровной и со Светой?
   - Им ничто не угрожает, они под наблюдением врачей. С Зои Федоровны сняли большую часть проклятий. А со Светой все сложно. У нее ребенок, и ... - тут он взял паузу.
   - А что с ним?
   - С ним ничего... Но ты сама не хочешь рассказать?
   - Я не пользовалась магией.
   - Формально, - раздался голос Греса, который вскоре показался из-за боковой двери. - Это был лишь ментальный призыв к привязанным ранее насекомым.
   - А что с ведьмой? - вырвалось у меня.
   - Лежит тут, вопросы задает, не здоровается, - серьезным голосом доложил мастер.
   - Здравствуйте, - буркнула я, - Но все же...
   - Сожрали ее твои пчелки. Если уж быть точным, то забальзамировали. Мумия у нас в морге лежит. Эксперты ее колупают. К тебе вопросов еще масса, но ты пока есть такая возможность, отлеживайся.
   - Про привязку ей еще не рассказывал? - обратился он к Хешу.
   - Не успел.
   - В общем влезла ты как обычно в историю. Как где коллапс, так обязательно с твоим участием. Может проще тебя посадить поближе и изолировать, а?
   Я пожала плечами. Стало больно, скривилась, но продолжила слушать, может чего дельного расскажет.
   - Ведьма пыталась привязать к себе еще не рождённого ребенка. В будущем это гарантировало ей ученицу, и как вариант запасной сосуд энергии, жизненных сил. Зависит от личных предпочтений, конечно. Но такие обычно ничем не гнушаются и ученики у них - расходный материал.
   - Но разве этот ребенок имеет способности к магии?
   - На таком этапе формирования ребенка можно внести колоссальные изменения. Она давала часть своей силы сейчас, чтобы у девочки был собственный резерв в будущем, а также стремление быть рядом с ней. Без ведьмы ребенок начал бы угасать и скорее всего бы умер. Этот ритуал практически получился, но тут появилась ты... И все планы ведьмы пошли прахом. Когда она начала погибать, то пошел отток силы от ребенка к ведьме, но так получилось, что собственная энергия плода уже плотно переплелась с магической подпиткой. Дальше ребенок просто начал угасать и должен был погибнуть, но по каким-то причинам ритуал привязки все же завершился.
   Я непонимающе уставилась на инквизитора.
   - Теперь она привязана к тебе.
   Тут настала очередь Греса полировать меня внимательным немигающим взором. Повисла затянувшаяся пауза.
   - И что теперь... как ее отвязать?
   - Никак. Теперь сдадим тебя на опыты. Будем наблюдать всех троих. Плод кстати в норме, мать в счастливом неведении, скормили ей версию про обморок. Бабку, которая эту ведьму прикормила, ждет веселая жизнь. Разлучать вас со Светой в ближайшее время нежелательно, поэтому побудешь тут в соседней с ней палате. Пока специалисты не отпустят.
   - С чего инквизиции столько сложностей и возможно еще одну ведьму плодить?
   - Затем, что жизнь, как и смерть - неотъемлемое право каждого живого. И без веских причин отбирать это никто не должен, - вздохнул мастер, после чего попрощался и ушел.
   Я опала на подушку. Ранее молчавший Хэш провел рукой по моим волосам.
   - Успокойся. Всё там нормально, иначе бы не было тебя здесь. Твоя сопровождающая о тебе хорошо отзывалась, все показания сходятся, слепки воспоминаний тоже. Не переживай.
   - А ты откуда знаешь?
   - Обрывки мыслей, - улыбнулся он.
   - Хэш...
   - М?
   - Останься со мной?
   И он остался, а я уснула как младенец.
   ***
   Хэш бесшумно встал и еще долго смотрел на спящую девушку. Не смотря на все ее изменения как внешние, так и внутренние, что-то в ней оставалось постоянным, узнаваемым и таким теплым и притягательным, словно родным. Черные пряди разметались по подушке, спит уткнувшись носом в подушку, чуть посапывая, извернувшись полубоком. Ему хотелось прижать ее к себе и больше никуда не отпускать.
   Безумные, почти навязчивые идеи, казались самыми правильными. Возможно это именно то, что и необходимо сделать, прежде, чем она ввяжется в очередное приключение.
   ***
   Грес закончил с электронной волокитой. Когда все отчеты были отправлены уже была глубокая ночь, но о сне не было никаких мыслей. Волей не волей ни возвращались к причине всех этих телодвижений.
   - У этой Феровой катастрофическая способность притягивать неприятности. Пока по первому инциденту с отчетами разгребаются, она уже влипает в новую историю. Попутно к ней липнет вся нечисть в радиусе проживания. Приставленный куратор опять же не спасает ситуации, хотя Зоя - надежный специалист. Никто не ждал прямого покушения, жили весьма тихо, - рассуждал про себя мастер.
   За этот месяц инквизитор даже успел немного успокоиться, отвыкнуть и даже позабыть о своей подопечной.
   Как можно было перетянуть привязку ребенка к ведьме на себя, не применяя собственную магию, оставалось загадкой. Осознание, что всё это теперь не только его головная боль немного грела мастера. И в этот раз никто, мотивируя тем, что "случай ерундовый, припугнешь её немного и все вопросы отпадут, будет сидеть тихо, тебе ли не уметь такое", не спихивает ему несносную недоучку, которая ко всему прочему не считает нужным хотя бы скрывать неприязнь к конкретному представителю инквизиции.
   К тому же было полное ощущение, что боится она только для вида, что бесило и нравилось одновременно.
   ***
   Через неделю нас всех выписали. Счастливый муж забрал Свету. Чуть менее счастливая я вернулась домой. На меня навесили еще один из пары амулет, обеспечивающий магическую подпитку ребенку. Второй был у Светланы. Часть печатей для этого пришлось снять. Контролировал меня теперь уже пара датчиков. Так что я все больше становилась похожей на классическую ведьму в бусах, браслетах, ожерельях.
   Зоя вернулась вместе со мной, но больше как просто наблюдатель. Не смотря на приступы слабости, она отказалась от предложенного отпуска.
   Пчелки оказались в норме. Заметных потерь я не обнаружила, как и погибших на месте былого сражения. Хотя по идее когда пчела кусает человека, то из-за формы жало остается в коже вместе с внутренностями, а пчела погибает. Любопытная загадка. Либо у ведьмы что-то с кожей было не так, либо это какие-то неправильные пчелы.
   Я продолжала заниматься медосбором и обихаживать свой огород. Пару раз приходил Павел Михайлович и забирал Зою на прогулки.
   Такие отлучки были особенно соблазнительны в плане свободного времени. Но я не расслаблялась и лишь пару раз общалась с Оксаной. Вкратце рассказала последние приключения. Она обещала что-либо узнать по поводу такой привязки.
   Мы все же поставили забор с которым мне очень помогла родня Светы, которые единодушно решили, что именно мне обязаны ее спасением. Так что приехавшие ее муж и братья за три дня сделали меня счастливой обладательницей забора. Горбыль был облагорожен отсутствием коры и наличием краски.
   К августу пришло время заготовок и тут Зоя проявила себя большим знатоком. Одно печалило, что банки - очень ограниченный ресурс. В конце августа все еще спели помидоры, тара под консервирование традиционно закончилась. Павел Михайлович, который последнее время неплохо помогал нам (хотя скорее Зое) уехал в город к родне. В соседнем поселке в магазине банок тоже не было.
   Корзины с собранным урожаем укоризненно выглядывали из всех углов, а овощной салат только из ушей не лез.
   Помидоры были розданы всем заманившимся в гости. Было очень жаль, что Оксана и Зерл слишком далеко.
   Но самым злом были кабачки, которые плодились в геометрической прогрессии. Казалось, что их урожай теперь уже не кончится и будет преследовать до конца дней моих. С кабачками были: рулетики, оладьи, драники, икра, дольки печеные и жаренные, даже печенья и маленькая баночка кабачкового варенья. Но упрямые плоды (или ягоды?) перли как на дрожжах. Есть мы их уже были не в силах. В конце недели перед магазином я просто оставила пару штук на ящике. Но на следующий день вместо двух их было уже четверо. Видимо мы были не одиноки, хотя это было слабым утешением.
   Утром я собрала очередную порцию кабачков и сложила их в сенях и стояла обреченно рассматривая.
   - Нужны банки, - констатировала Зоя.
   - В магазине нет. Нужно съездить. А не с кем.
   - Да можно и самим, только ехать положено вместе.
   - А коз приструнить некому. Племянник, который остался на хозяйстве у Павла, с рогатой живностью не сильно справляется.
   Мы потоптались еще немного вокруг кабачков. Те матово отливали холеными толстыми боками. Хоть на выставку.
   - Может обменять кабачки на тару?
   - Пробовала. На них нынче совсем урожайный год. Никто и бесплатно не берет, - вздохнула я.
   Меж тем близилось время завтрака.
   - Помидорный салат?
   В ответ Зоя лишь поморщилась и махнула рукой.
   - Интересно, а полезные маски из кабачков есть? - подошла с другой стороны к проблеме Зоя.
   - Да, было бы не плохо. Мы бы тут оздоровительный комплекс могли открыть.
   На выходных все же приехал отец и привез банки. Всучить кабачки не получилось - он привез свои. Мы повеселились, когда я показала свои запасы. На присутствие Зои отец не обратил внимания, хотя оно совершенно не вписывалось в общую картину моей деятельности.
   Посидели душевно, подъели салаты. Сунула с собой пару банок кабачковой икры.
   Поздно вечером пожаловал Грес.
   Мы поздоровались и я пригласила его в дом. Зоя ушла к соседям попросить соль. На полу стояли ряды банок солений.
   - Ого, впечатляет, - похвалил он.
   - Это еще не весь урожай, - вздохнула я.
   - Ничего, это полезно, если никто не отравится, то хоть запасы научишься делать.
   Я ухмыльнулась такой шпильке и мысленно добавила еще четыре кабачка к упакованным в дар инквизитору. Эта ухмылка мастеру не понравилась. Ну можно подумать, что его приезд радовал меня больше. Чего ему нужно?
   - Чаю? - почти не хрюкнула я.
   - Нет, спасибо, - мило оскалился Грес. - Я к Зое.
   - Она скоро придет.
   - Хорошо, я тогда подожду. Как амулет? Нет неприятных ощущений?
   - Да вроде бы никаких ощущений вообще. Наверное, теряется в общей толпе, - я прошуршала всеми "украшениями".
   - Несовместимых элементов на тебе нет. Поэтому не язви, - Грес сел на стул возле кухонного стола.
   Дальше разговор как-то не вязался. С одной стороны приличия гостеприимства и нежелание оставлять инквизитора без присмотра, а с другой дела сами себя не переделают, поэтому я выбрала компромисс и села наващивать рамки на кухне за свободным столом.
   Я выложила свои хитрые приспособления. Сначала легло лекало, затем рамка с натянутой проволокой, а сверху лист вощины. Каток со шпорой привычно зажужжал, соединяя воск и металл.
   Вжих-вжих, вот и почти ровно пошла первая строчка. Вжих-вжих вторая, затем третья. Первая рамка сделана.
   Грес сидел рядом и внимательно следил за моими движениями.
   - И сколько нужно тебе сделать? - поинтересовался он.
   - Чем больше, тем лучше. Хотите поупражняться?
   - Нет.
   Тут пришла Зоя и они вышли поговорить.
   Я продолжила свои занятия. Вскоре спина привычно заныла и я вышла размяться. Там меня уже и ждали.
   - В общем мы тут поговорили, - начал Грес. - Завтра необходимо твое присутствие в одном месте.
   - В качестве кого? А что будет с ребенком в случае моего отъезда?
   - В качестве лишней пары глаз.
   - Ничего с ним не будет. Вы уже были в связке достаточное количество времени, чтобы ты могла значительно удаляться на непродолжительное время, - вмешалась Зоя.
   - Надолго и куда?
   - Недалеко, на день, если все будет нормально, - отмахнулся мастер. - Выезжаем завтра утром.
   - Эх, но только на день. Позже я просто не успею собрать вовремя мёд.
   - А что ты собираешься с ним в конце концов делать? - поинтересовался Грес.
   - Буду есть, - улыбнулась я.
   - Можно сдать на анализ пробы из каждой фляги и определить магические свойства. После получения сертификатов можно и продажу наладить, - пояснила Зоя.
   - Это все здорово, но мне нужно заготовить сушь и забрать побольше мёда.
   В итоге работа нашлась всем. Единственное отъем меда пришлось сдвинуть на ранний вечер. А так все вышло даже неплохо: Грес недолго сопротивлялся, но потом все же втянулся и исправно крутил ручку мёдогонки. Так что к полуночи мы уже прилично потрудились, откачав вчерашний мёд и сложив в хранилище свежие рамки, обменяв их на сушь.
   Совсем стемнело и я прошлась по пасеке поглаживая ульи и мысленно поговаривая, чего жду от своих тружениц.
   Грес ожидаемо оказался за спиной.
   - И никакой магии я не чувствую, - хмыкнул он.
   - Так я ей и не пользуюсь. Просто мысленно проговариваю установки.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 8.50*12  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com A.Влад "Идеальный хищник "(Научная фантастика) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Н.Пятая "Безмятежный лотос у подножия храма истины"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"