Пчёлка Владимира: другие произведения.

Пятьдесят оттенков по-русски 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 5.31*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Закончено. Часть 1. Анна Петрушкина, ученица последнего курса ПТУ, вдруг узнает, что она не синий чулок, как всегда считала, а предел мечтаний многих парней. К тому же, в деревню неожиданно приезжает залетный офигенный собою олигарх, а может и не залетный, сразу и не поймешь. Судьба сталкивает его с Анной. Тут-то все и закрутилось. Что общего у бедной без пяти минут поварихи и бесподобного харизматичного Кристиана? Встретятся ли они снова после случайного интервью или разойдутся, поплевав друг на друга. Читайте откровения в новом бестселлере "Пятьдесят оттенков по-русски" в двух частях, написанном самой Анной, и не судите строго, она ж повариха, а не писательница. Копирование и распространение за пределами данной страницы запрещено.

  
  Вступление
   Всем привет. Я Анька Грей. Мне двадцать три года и я замужем за самым богатым, красивым и очуменным мужиком на свете. У нас двое замечательных детей: кудрявый мальчик иумненькая девочка.Из недвижимости: дворец с остроносыми шпилями башен, глубоководный бассейн и теннисный корт. Еще у нас есть дом в Аспене, Мадриде, и т.д. и т.п. и дача в Гаграх. Мой муж владеет тридцатью коллекционными автомобилями, личными вертолетом и самолетами (да-да 'Грейсаэро' - наш конек), сетью косметических салонов, судостроительным заводом и рядом сельскохозяйственных предприятий. Впрочем, хватит перечислять добро, нажитое непосильным трудом моего супруга, а то лопнете от зависти. Но самое важное - мы не заключали брачный контракт, из-за чего родственники мужа сделали вывод, что он - лох, а я, что он самый щедрый человек в России, а может и во всем мире. Нет - во вселенной. А хотите знать, как все начиналось? Садитесь поудобнее на подходящую для такого рассказа мебель: желательно, дорогую итальянскую; шелковые простыни жизненно необходимы для соответствующего настроя; закуривайте сигару, если вы курите; если нет, то заварите какой-нибудь травянистый чай для успокоения шаловливых нервов, и, растопыря пошире свои незабываемые очи, внимайте новому методу подцепливания олигархов на территории постсоветского пространства. И не говорите мне, что вся эта методология давно описана в расчудесной книженции авторов О. Робски и К. Собчак 'Замуж за миллионера'. Я данный опус не читала. Вернее читала, но уже после того, как стала женой олигарха. И вот что я вам скажу, девоньки мои хорошие: киньте бумагомарательство этих барышень в 'буржуйку', хотя бы согреетесь, потому что основная фишка в создании и поддержании отношений заключается не в выстраивании интриг, и не в любви, а в удаче. И потом вы в курсе кто стал Ксюхиным мужем? Нет? Обязательно поинтересуйтесь, я бы вам рассказала, но недосуг.
   Итак, главное, вовремя оказаться в нужном месте в строго означенное время, а дальше как пойдет, так пойдет. И после знакомства с объектом воздыхания не бормочите про себя молитвы, не плюйте через левое плечо и не зажимайте палец в фигу, чтобы завистники не сглазили - он вас сразу раскусит, будьте естественны и самой собой. Вы -самая обаятельная и неповторимая. Это говорю вам я - Анька Грей, жена олигарха Коли Грея с трудовым стажем более пяти лет. Перелистываю в голове время на пять лет назад, и с нежным трепетом вспоминаю, как все начиналось. Макаревич, перестань гнусавить над ухом 'Я помню, как все начиналось.' Разберемся без сопливых.
  Часть 1. Созреет или нет?
   Всем привет. Хэ-хэ. Еще не соскучились? Для тех, кто еще не в теме, напоминаю, что меня зовут Анька Петрушкина (по-девичьи) и мне в данный момент восемнадцать лет. Я - среднего телосложения, со светлыми по плечи волосами, всегда убранными в строгий пучок Надежды Крупской, с зелено-серыми огромными на пол-лица глазами, стройной фигурой и ужасной неуклюжестью. Моя единственная подруга - Верка, удивляется, как я дожила до без пяти минут совершеннолетия.Ведь я ломала руку, отчего она теперь слегканеестественно вывернута в сторону и травмировала череп, отчего с лица не сходит милая улыбка, аголова подрагивает на лебединой шее. О мелких травмах я умолчу. Мы с Веркойзаканчиваем через месяц деревенское ПТУ по специальности: повар-кулинар четвертого разряда.Поскольку в нашей деревне учебных заведений нет, нам пришлосьпоехать в расположенное далече село, гдеВеркины'кулаковские' родители сняли небольшой домик, ну а она по доброте душевной выделила мне в нем светелку. Там мы и жили, душа в душу третий год, но сегоднярассорилисьвдрызг. Являющаяся корреспондентом ПТУ-шной газеты Верка, сегодня очень сильно заболела, вызвала врача из поликлиники и с чистой совестью весь день провалялась дома. Я же вернулась с занятий поздно и еще ездила в соседний город ей за лекарствами в аптеку, потому что наше село таковой не имеет. А когда приехала, Верка пристала ко мне с просьбой. Оказалось, что сегодня вечером в 22,00 к нам в село приезжает богатый иностранный бизнесменКристиан Грей, который к тому же является спонсором нашего ПТУ и мы, можно сказать, получаем образование за его счет. 'Ах, вот для кого мы целый день пекли пирожки с клубничкой, и лепили пельмени так, что руки отсохли.' - мысленно возмутилась я.
   -Вер, совесть имей, какая просьба? У меня ноги не ходят, - взмолилась я, протирая кулаками заслезившиеся глаза.
   -Анют. Ну, пожалуйста. Я Кристиана уже полгода домогаюсь.
   -А я тут причем? - возмутилась я. -Ты заболела ия что ли должна вместо тебя до него докопаться?
   -Да не в том смысле. - устало смахнула выступившую на лбу болезненную испарину Верка. - Мне интервью у него надо взять для школьной газеты.
   -А... Но, Вер. Давай ты в другой раз возьмешь?Я правда очень устала. - выговорила, еле шевеля языком.
   - Ну, пожалста, пожалста, пожалста, пожалста...Он меня пошлет, если сегодня не приду. Нупожалста, пожалста, пожалста - заталдычила подруга.
   'Да, вечер перестает быть томным. Придется идти', - подумала я,-'Иначе дружбанша вынесет мне последние зачатки мозга на качающейся, как одуванчик в потоке ветра, головке'.
   -ОК. Но два условия.- Выставила я ультиматум.
   -Все, что угодно! - обрадовалась Вера.
   -Ты снимешь с себя дурацкую розовую пижаму с зайчатами, от которой сводит скулы, и дашь мне свою тачку.
   -У... Ладно. Уж. Бери, пока я добрая, -расщедрилась подруга.
   Собираясь на деловую встречу, я не стала особо выпендрежниваться, но привычные джинсы сменила на единственную в своем гардеробе облегающую серую юбку-карандаш. Вместо толстовки надела белую строгую блузку с рюшечками. Махнула пару раз по ресницам Веркиной тушью Лореаль, у меня-то своей отродясь не было. Вроде ничего так, вышло. Вполне приличный вид, не вульгарно, но и не повседневно. Сойдет, да и чего особо стараться-то. Придет, небось, какой-нибудь старый лысый хрыч, и будет втирать, шепелявя беззубым ртом, про свои денежные достижения. Закинув на плечо небольшую дамскую сумку, крикнула улегшейся спать после принятия кучи таблеток Верке:
   -Куда ехать-то?
   -На ферму коровью. - Развернувшись на сто восемьдесят градусов, я протопала к Веркиному одру и еще раз уточнила.
   -Ку-да?
   -Че глухая, что ли? На ФЕРМУ. - уточнила та.
   -Что этот мультимиллионер попрется к коровам?- ошалело спросила я. - Не побрезгует? Там же сочные ароматы.
   -Так он, ферму для себя присматривает. Молочко парное свеженькое любит.
   -Хм.. Кто ж его не любит, - согласилась я, потому что пью только парное молоко, благо ферма недалеко, а всякие дурацкие пачки с восстановленным сухим молоком не покупаю. - О чем его спрашивать-то?
   -Да о чем хочешь. Про спонсорство, про бизнес, ну еще и про личную жизнь узнай. Мне интересно.
   -А...Поняла.
   -Диктофон возьми, - Верка, не вставая с кровати, влезла в ящичек стола и выудила из него маленький прямоугольный предмет, подав мне.
   Раздолбанная Веркина черная 'Волга' завелась с десятой попытки, когда я в гневе пнулаее ногой по капоту, отчаявшись привести в чувство. Пришлось поехать, а то я уж было собралась, радостно подпрыгивая, вернуться домой. До фермы добралась быстро, минут за десять. Это вам не Москва, пробок нет, хотя вру, была одна все-таки. Васька Теплый-тракторист раскорячился посреди дороги и никак не мог вписаться в резкий поворот; пришлось влезть к нему в синий облезлый трактор 'Беларусь' и произвести данное сложное для девочек, а оказывается, что и для трактористов тоже, особенно когда они в подпитии, действие. И, конечно же, о горе мне бедолаге, белоснежную блузку запачкала в мазуте. Как я теперь предстану перед старым перечником.Ну, Васька! Одежда явно не отстирается, но зато хоть пробка рассосалась, и я почувствовала себя главной героиней какого-нибудь крутого экшена, с Джеки Чаном во второстепенной роли на заднем плане. Приятно быть полезной 'обчеству', иногда. Очень редко.
   Но вот я на месте. Знатно испортив воздух, тачка пофыркала и замолчала, а я тщательно закрыла ее на ключ. Сигнализация не была предусмотрена моей подругой для данного исчадия ада, зато на крыльях авто прилеплены наклейки с разноцветными бабочками с 3D эффектом. Романтика, блин. Я покачала головой и направилась на знакомую ферму.Нечего и скрывать, каюсь, иногда я здесь подрабатываю. Дою там коров, оформляю отчетность в офисе и прочая дребедень. Нет, вы не подумайте, до навоза дело не доходило. На это у нас есть скотник Федорыч. Но зато мне, кроме небольшой зарплаты: пары-тройки тысяч в месяц, перепадало свеженькое молочко в металлическом сером бидончике. Мням-мням. Молочная диета, конечно, тут же сказалась на фигуре, я немного округлилась и стала пухловатой, но меня это не останавливало от употребления полезного продукта.
   -О, коровки, привет, - пробурчала я, распахнув тяжеленную дверь на ферму, и резко остановилась, примерно как Васькин трактор от нажатия тормоза.
   Посередине фермы, между двумя стройными рядами стойл постелена ковровая красная дорожка с зелеными полосками по бокам.
   -Матерь божья! Да что же это такое? Цирк приехал?
   -Что, что. - пробурчал скотник Федорыч, оттиснув меня в сторону от двери. - Богатея встречаем.
   -Да уж, поняла, - ответила я, ошалело наблюдая за тем, как Федорыч надел на кирзовые сапоги голубые бахилы и потопал по ковру.
   -Может, еще шапочку на голову надеть, чтобы избежать попадания волос на продукцию и ковер? - спросила его, но Федорыч уже утопал, проклиная на ходу шелестящие скользкие бахилы.
   Голова моя медленно, но верно начала покачиваться от возмущения. Вообще, когда я в хорошем настроении и не обременена проблемами, голова сохраняет устойчивое стационарное вертикальное положение. Но тут. Превратили сельскохозяйственное предприятие в зоопарк какой-то. Этот вновь прибывший америкос уже заставил меня понервничать. Надев бахилы, потому что возле двери, где стояло пластиковое ведро с этими противными штуками висело отпечатанное на цветном струйном принтере объявление: ВХОД СТРОГО В БАХИЛАХ. ШТРАФ 2000 РУБЛЕЙ, я осторожно двинулась по красному ковру. Черт, а круто перемещаюсь, ощущаю себя прямо поп-звездой Бритни Спирс, идущей за премией Грэмми, или нет, лучше Анджелиной Джоли, тянущей худосочные ручонки коскаровской статуэтке. А животные, глазевшие на меня из стойл и чавкающие комбикормом, - восхищенные и благодарные зрители. Тут взгляд мой упал на любимую коровушку Зорьку, с которой обожаю поболтать и обсудить накопившиеся новости. Она передовица по удоям, между прочим. Бедному животному на шею нацепили большой алый бантище, отчего она стала выглядеть глупо, как американский клоун, выступающий в цирке у Никулина.
   -Бедная Зоренька! Сейчас освобожу тебя от мерзких пут не гламурного банта.-Я потянулась руками к ненавистному красному лоскутку под стать вычурной дорожке, и аккуратно распустив, сложила в стопку и положила в сумку.
   -Вот так-то лучше. А это что? - я услышала дикий рев и неистовый топот копыт на противоположном конце фермы и ринулась туда, успев сунуть черно-белой любимице большой ломоть белого хлебушка, и потрепать по жесткой шкурке.
   Картина, представшая моему взору, явно не для слабонервных. Боряныч, первый парень на ферме, плейбой среди фермерских кралей, а конкретно, бык-осеменитель, продолжатель рода парнокопытных, крутился как заевшая детская юла-волчок, тряся мордой с белой пеной и пытаясь сорвать с себя огромный золотистый галстук с надписью 'Пью только коньяк Х.О.'
   -Совсем рехнулись со своим миллиардером, - громко констатировала я и смело полезла в стойло, не ожидая подвоха от обычно относившегося ко мне вполне дружелюбно Борьки.
   Но не просчитала, что Борька в бешенстве, а может и впрямь, ему капнули несколько литров бодяги с повышенными градусами в похлебку. Животное пребольно боднуло меня в живот заостренными рогами.
   -Ох, - выдохнула я, придя в себя от приступа острой боли, и завизжала, поняв что Борька будет сейчас меня убивать, вон как он топает копытом, словно Сивка-Бурка вещая каурка, которая готовится подпрыгнуть до самого высокого окна терема с царевной.Бычара перестал топать и побежал, опять угрожающе направив на меня рога, но я тоже вам никакая-нибудь кисейная барышня, вскочила и оказала разъяренному животному достойное сопротивление.
   -Трх, трх, - раздалось легкое приятное потрескивание, которое заставило бычка остановиться и замереть от сновавших по туше импульсов тока.
   Да, предусмотрительная я всегда имею в запасе электрошокер для защиты от хулиганов, а Борька сегодня как-раз повел себя по-свински, как будто я виновата в том, что к ним в дом родной прибыл зануда америкос и я напялила дурацкий галстук. Пока Борька стоял в ступоре, размышляя о смысле жизни, я исхитрилась и выдрала с его шеи экстравагантную деталь гардероба. Потом я быстренько пробежалась по ферме и посрывала уродские банты со всех коров. Запыхалась, однако, а время-то. 'Оу, опаздываю на интервью со старым перечником.'. Разгоряченная, но довольная произведенными действиями и дышащая коротким дыханием я вбежала в комнату, являющуюся в обычное время офисом для составления отчетности и подсобкой по совместительству. В предбаннике меня притормозила Маруська - доярка и дочка скотника Федорыча.
   -Где старый хрыч? -спросила я и налила из банки в граненый стакан парного молока, выпив его залпом со скоростью света. Заодно успела подивиться дояркиному свежему розовато-коричневому платьицу с расписными крендельками.
   -Круто выглядишь. Я пойду на прием.
   -Стой! Я должна сообщить о приходе Кристиану. - не обращая внимания на мои слащавые комплименты, выдала Маруська, и гордо прошествовала на туфлях на высокой платформе в подсобку.
   -Кристиан. К вам Анна Петрушкина.
   -Пусть войдет. - Раздался голос ей в ответ.
   Боже, что это за голос! Он заставил меня затрепетать и густо покраснеть. Я с трудом смогла переставить ставшие ватными ноги и открыть дверь, вытянув вперед руки с караваем и солонкой, которые мне вручила Маруська, как и всем собственно, кто ломился в подсобку к олигарху.
   В подсобке царила стерильная чистота и блеск. Ни одной паутинки, из тех, что пожизненно ютятся по углам потолка, я не заметила. На меня из-за стола, уставленного дымящимися пельменями и с пылу-жару пирожками, смотрел удивительный молодой, а вовсе не старый перечник, как я предполагала, америкос. Я покраснела еще больше, и стала хватать ртом воздух, потому что в подсобке стало мало кислорода, так как он ушел на поддержание жизнеобеспечения олигарха. Сделав шаг вперед, я почувствовала, как лечу на крыльях любви мордой в пол. Мы с караваем плюхнулись одновременно, а солонка полетела дальше и тюкнула миллиардера по маковке. Это я поняла позже, когда очухалась и увидела шишкарь на голове у несчастного.
   -С вами все в порядке? - тормошил меня испуганный олигарх, приподняв тело над полом, придерживая и прижимая к себе.
   'Черт, он, кажется, невзначай потрогал мою попу! А может и специально.' - отметила я с отвращением, вырвавшись из небытия, и прислонила к его шаловливой ручонке электрошокер, включила аппарат и подождала, пока извращенца не тряхнет, как следует. Когда собеседник взвился, подобно змее, действующей по указке факира, я позволила себе ощупать его, когда мне еще представится возможность полапать миллионера в этой жизни. Что ж, хорош, однако. Строен, подтянут, все при нем. Серые брюки идеально сидят на бедрах. Поддавшись нахлынувшему чувству, я расстегнула несколько пуговиц на рубашке и прислонила ладошку к его безволосой, почти женскойгруди, и тут меня пронзили многочисленные электрические разряды. Почему, что за? Это же он электрошокится, а не я. Кажется, пора прекращать поучительную процедуру и я отдернула полезный аппарат от парня и спрятала в сумку. Молодой перечник еще несколько раз по инерции потрясся и остановился. Несколько секунд мы с олигархом молчали. Потом он спросил:
   -Вам не кажется, что между нами пробежал разряд?
   -Согласна, - подтвердила я. - Мы просто созданы друг для друга.
   -Вы серьезно так думаете? - олигарх впился в меня глазами. - О, Анна, ты так сладко пахнешь!
   -Конечно, я так не думаю. Это последствия разряда так на меня действуют.
   -Ты такая сладкая, что прямо так и хочется укусить тебя за мочку уха.
   -Э, э.. Я протестую.
   -Посмотрим. Сначала ты должна подписать договор.
   -Какой договор? - чувствуя подступающую к сердцу радость, спросила я.
   -Поговорим об этом позже. Я должен сначала понять годишься ли ты на предполагаемую роль, - вдруг резко оборвал мой глупый вопрос, заданный с дурашликовой улыбочкой, богатей.
   -Не больно-то и хотелось, - огрызнулась. - Я прибыла сюда вообще-то по делу под грубым натиском больной подруги.
   -Какая жалость! - воскликнул Кристиан. - Вера так долго добивалась интервью со мной.
   -Мне тоже очень жаль. - поддакнула я ему. - У меня были другие, многообещающие планы вечер.
   -И какие же у тебя могут быть планы? - с интересом воззрился на меня представитель семейства многоденежных.
   Я запнулась от такой наглости. Мало ли какие планы могут быть у молодой симпатичной девушки. Этот перечник сама бестактность. Вообще-то я планировала погрызть белые семечки СИКО и посмотреть телек, но ему знать о моих прозябающих вечерах необязательно.
   -Э.. Я вроде тебя должна интервьюировать, а не ты меня. - удивленно протянула я. - А у вас.. тебя шишкарь на маковке, кстати. Вот такущий.
   -Где? -олигарх ощупал свой бесподобно идеальный лобешник рукой и наткнувшись на выпуклость застонал.
   -Тебя непременно нужно срочно обработать, - заявила я и подошла осмотреть рану гостя, но он в испуге отшатнулся.
   -Не надо меня обрабатывать. Я не тот, кто тебе нужен, девочка. Ты не знаешь, с кем связываешься.
   -Я про твою шишку, в принципе. - ошарашенно пояснила я. - А ты про что? Ты наверное бандит какой-нибудь, да? Так это не страшно. У нас этим никого не удивишь, ведь своих полным-полно. У тебя, кстати, крыша есть?
   Пока израненный пострадавший переваривал полученную инфу, я метнулась из подсобки к Маруське с просьбой предоставить мне медицинскую аптечку.
   -Кристиан, что произошло? - Маруся, сунув вынутую из шкафа аптечку подмышку, забежала в подсобку, оставив меня далеко позади.
   -Ничего страшного, Маруся. Вы свободны. - попытался было отвертеться от нее Кристиан.
   -Да как же! У вас же ОГО-ГО! - пробасила доярка, модифицированная в секретаршу на один вечер. И почему-то посмотрела на его серые брюки, идеально облегающие бедра.
   Влюбилась, что ли? Стоит, как статуя Венеры Милосской, выпятив грузные и грозные груди вперед. Ей бы еще руки вырвать, платье снять, ну прямо копия и будет. Пока она восхищалась невинно пострадавшим, а может, еще что себе в уме неприличного представляла, я вырвала из рук статуи аптечку и вытащила из последней банку зеленки да шматок ваты. Сняла пластмассовый колпачок со стеклянной баночки и вылила зеленку на вату. Приблизилась к роковому красавчику и повела ваткой по шишке, тщательно обрабатывая покрасневшую выпуклость. Другой рукой я держала стеклянную баночку на тот случай, если потребуется дополнительно смочить зеленкой вату. И тут произошло непредвиденное: статуя ожила и закричала:
   -Я, я должна быть на твоем месте. Я спасу его мозг от загниения.
   И как толкнет меня крутым бедром. Маруся - тетка сильная. Та дам! Ее удар отбросил меня в объятия к олигарху, потом он шандарахнулся на стоящий за его спиной стол, ну а я соответственно упала сверху на повторно пострадавшего олигарха. Зеленка же выплеснулась на его божественной красоты личико вся - до последней капли. А дальше уже как говорится в народе: облили - обтекай. Парень позеленел в мгновение ока, яки изумрудная сочная травка, кою моя любимая Зорька любит пощипывать летним солнечным днем. Надо отдать ему должное - обтекал он молча, стойко сжав губы, потом не выдержал и облизнул их, проглотив раствор бриллиантового зеленого.
   -Не надо. Он же спиртовой.- предупредительно выстрелила я словами. - Гаишники заметут. Ты же за рулем.
   Кристиан вдруг впился своими зелеными, как у полуразложившегося зомби губами в мои, сильно надкусив их, точно спелый сочный персик.
   -Ну вот. Теперь мы квиты. Тебя тоже подметут. - мило путая русские слова, улыбнулся Кристан и шутливо добавил. - Девушка, а у вас губы теперь зеленые. Очень подходят к вашим глазам.
   Тупой американский юмор налицо. И как вот только некоторые наши соотечественницы выходят замуж за иностранцев. С ними же от скуки помрешь. За ними же с лопатой следует ходить и бить себя по голове, чтобы вовремя рассмеяться.
   Ой, чего он там зашевелился?
   -Анна, - сказал олигарх. - Понимаю, что я весь из себя притягательный, но все же слезьте с моего стройного тела.
   -Да, отцепись ты от него. Ишь навалилась. -Маруська схватилась за мой строгий пучок. Да как больно-то и буквально поставила меня на ноги. Но была тут же наказана судьбой - уколола толстый палец-сосиску об острую шпильку, на которой держался мой Петрушкин пучок. Из-за этой дурынды пучок потерял стройность и распался, явив олигарху мои прекрасные густые волосы. Маруська потребовала, чтобы я оказала ей первую медицинскую помощь, обработала окровавленный пальчище.
   -Что я тебе сестричка-медсестричка? Не стану. - отказалась я, тем более мазать было нечем, зеленка вылилась начисто.
   -Ишь, какая. Как миллиардеру шишку мазать, так она в первых рядах, а как простой коллеге помочь, так фиг тебе. - возмутилась Маруська.
   -Какая я тебе коллега. - поспешила возмутиться и я. - вдруг еще Кристиан подумает, что я в коровьих лепешках ковыряюсь. - Тамбовский волк тебе товарищ. На вот бери аптечку, иди подлечись, если найдешь чем.
   С трудом выпроводив назойливую, как навозную муху Машку, мечтающую заарканить Кристиана, я перевела дух и наткнулась на валяющийся каравай. Тут же вспомнила, что так и не успела до конца проявить чисто русское гостеприимство, которое закончилось тем, что магната просто тюкнули солонкой по головушке и заодно затюкали. Подобрав каравай с пола, поплевала на него, очищая от возможных грибков и бактерий, потрясла, удаляя физические посторонние частицы, и сообщила Кристиану (ну что за имя не выговоришь):
   -Кри-стина, ой то есть Кристя. В общем Кристина мужского пола. Приветствую тебя в российской глубинке и предлагаю согласно местному обычаю куснуть караваю.
   Кристиан выглядел жалким и зеленым, вызывая определенные ассоциации, что я не выдержала и добавила:
   -Ой. Сам Шрэк к нам пожаловал из болота.
   И реакцию жду. Интересно, а он этот мультик хоть смотрел? Или все магнаты, как Макдак, только и делают, что над златом чахнут? Была бы здесь Верка, она обязательно сказала бы интересно за углом.
   -Благодарю тебя, о несравненная толстушка Фиона! - провозгласил новоявленныйШрэк.
   Это что наезд на мою личность? Ого, мультик-то смотрел, извращенец. Есть еще порох в пороховницах и ягоды в ягодицах.
   -Непременно отведаю твой каравай.
   И как куснет.
   -Не ешь. Откусил, плюй содержимое рта мне в ладошку. - закричала я.
   Очумевший олигарх харнул мне в подставленную руку, заодно обдав потоками слюней.
   -Фу. Поаккуратней плюнуть что было нельзя? - возмутилась я, утирая свой благородный лик рукавом блузки.
   -Нельзя. Щас еще пукну или рыгну, как Шрэк, вообще задохнешься. - выдал парень.
  
   О, а вот это уже пошел русский юмор. Я так понимаю, русификация американского объекта проходит успешно в нашей Раше. То ли еще будет. Вот бы его еще с Васькой трактористом или со скотником Федорычем или с пастухом Федей свести - лексикон свой враз пополнит глубокими знаниями. Теперь настала моя очередь кусать каравай. Я открыла рот насколько было возможно, и отхватила зубами от каравая, плюнула в незанятую ладонь и сравнила два куска. Что ж если мы с Кристианом когда-нибудь поженимся, быть мне главой нашей развеселой семейки, ведь я откусила гораздо больше, чем второй участник состязания.
   -Какие выводы? - вкрадчиво прошептал мне на ушко парень.
   -Ты у нас в стране приживешься. - прошептала я ему в ответ. - Будет тебе счастье и много денежек.
   -А любовь? - продолжал шептать мне олигарх и, мечтательно воздев глаза на низкий побеленный потолок, хриплым голосом пропел 'Любовь, похожая на сон...'
   Я вдруг опять начала задыхаться и покраснела. Он прекратил распевать и отодвинулся от меня подальше, нервно открыл форточку, впустив струю свежего воздуха.
   'Все жить хотят' - подумалось мне. - 'Правильно, меня бояться надо, а не то опять свалюсь и причиню гражданину чужого враждебного государства увечья.'
   Так все пора браться за интервью иначе чует мое сердце не видать мне сегодня семечек и телека, как своих ушек. Прошло уже полчаса из отмеренного времени, а я ни бе, ни ме.
   -Начемс? - спросила я зеленолицего.
   Он сел за стол и голодными глазами посмотрел на яства, уже начинающие стынуть от ожидания на столе.
   -Ты кушай. - сказала, заметив его взгляд, обращенный к продуктовой корзине. - А я буду задавать каверзные вопросы. Но отвечай быстро, не задумываясь. Представь, что я твой детектор лжи.
   -О кей.
   Включив диктофон, задала первый пришедший в голову вопрос.
   -Сколько у тебя денег в евро?
   Не успевшая прожеваться пельмешка, вылетела из его горла и, ударившись о стену, свалилась на пол. Тут же материлизовались невесть откуда взявшиеся кошки и устроили драку за пельмень. Я их понимаю, пельмень вкусный, сама принимала участие в его изготовлении.
   -Неприличный вопрос. Пропускаем.
   -Понятно, значит, много.- констатировала я. - Зачем ты приехал в Россию?
   -Расширяю бизнес, здесь большие возможности.
   -Понятно, ресурсы России неисчерпаемы. Что, вышку прикупил?
   -Развиваюсь в разных направлениях: авиационном, строительном, в том числе сельскохозяйственном.
   -Надолго к нам?
   -По обстановке.
   'Понятно, пока все не разграбишь, не уедешь', - пробурчала себе под нос.
   -Женат?
   -Нет.
   -Дети есть?
   -Нет.
   -Внебрачные дети есть?
   -Да нет же у меня детей.
   -Девушка есть?
   -Нет.
   -Ты гей?
   -Ты очумела?
   -Чего?
   -Того. Как ты меня назвала?
   -А как тебя еще обозвать. Молодой, красивый, обеспеченный и ни девушки, не жены. Что мне еще думать?
   -Анна. Ты многого еще не понимаешь, - начал заливать подловленный мною на словах олиго. Мой детектор кого хочешь, накроет медным тазом.- Ты кроме натуралов и геев еще про кого-нибудь слышала?
   -Нет. - испугалась я. - А что есть еще варианты?
   -Миллион вариантов. - заявил Кристиан. - Один страшнее другого.
   -А..- я раскрыла рот. - Твой вариант очень страшный?
   -Очень, - безумно вращая белками горящих глаз,- сообщил он.
   Его слова немного испугали меня, и я чуть не потеряла самообладание. 'Маньяк, мамочки.' Я сотрясая телесами, выскочила из подсобки. Хвала богам, Маруська сидела на месте. Я прямо полюбила ее за одно только присутствие.
   -Марусенька, дорогая, ты долго тут сегодня еще?
   -До победного конца. Тебе то что?- вопросила доярка, листавшая каталог косметической компании Эйвон.
   -Да так. Без тебя как-то жутковато. Ты дождись, пока я не уйду, ладно?
   -Конечно, дождусь, - понимающе кивнула головой она, потерев палец-сардельку о каталог косметической компании Эйвон, и засунула этот самый палец в нос, чтобы воспринять аромат парфюма и принять решение о покупке духов. - Только не тебя я жду. - добавила она с намеком, посмотрев в каталоге на ценудухов.
   Немного успокоившись, я пошла обратно в подсобку. Парень сидел, как истукан и тупо смотрел, как те же самые бесстыжиекошаки тащат из блюда, стоящего перед его носом пельмени.
   -Ах вы заразы. А ну пошли отсюдова! - махом разогнала кошек, защитив испуганного Кристиана и продолжила интервью, чувствуя дрожь в коленах.
   -Чем ты занимаешься после работы?
   -Все тем же. - пожав плечами ответил он.
   -В смысле? - он говорил со мной загадками.
   Не ответив, он самодовольно и оценивающе окинул меня с головы до ног, которые трудно было разглядеть под столом, но он не поленился нагнуться и посмотрел мои стройные ножки.
   -Страшным? - догадалась я.
   -Да.
   -Твои родители знают о страшном увлечении?
   -Ты, что! Они бы меня выпороли. - испуганно произнес парень.
   Оба-на. Ну что же, голубчик. Осталось выяснить, что у тебя за хобби и хлеб с маслом и черной икрой мне по гроб жизни обеспечены.
   -Съешь пирожок, дорогой. - слащаво произнесла я. - Пока эти хвостатые твари все не сожрали.
   Кошки, несмотря на отлупление мною, все ближе и ближе подкрадывались к заветному столу с едой.
   Он послушно взял один из пирожков и стал кушать, запивая компотиком из сухофруктов. Как трогательно! Голодный позеленевший олигарх ужинает в подсобке на ферме в компании Анюты Петрушкиной, отгоняющей от него обезумевших от вкусных ароматов кошаков.
   -Правильно, и мух от меня отгоняй. - сказал вконец обнаглевший Кристиан.
   Тут он взял и плюнул. Просто взял и блеванул на стол куском пирога. Своим поступком он плюнул мне в душу. Стало обидно за себя и одноклассников, корпевших целый день над печением этих самых пирожков, для того, чтобы накормить неблагодарную иностранную особь.
   -Ты, ты не олигарх! - взревела я. - Ты олигофрен недоделанный. Ты что творишь? Что не нравится тебе, червь заграничный русская народная кухня?
   С отвращением Кристиан разломил выплюнутый кусочек пирожка пополам и вынул из его недр что-то белое.
   'О, нет, только не это' - простонала я и протянула ручонки к пирожку.
   -Дай сюда. - Я попыталась вырвать листочек у парня, но он крепко вцепившись в послание, уже читал его содержимое вслух.
   -Кто найдет это письмо, тот обязан беспрекословно жениться на умнице и красавице Анюте Петрушкиной. О, тут и телефон указан.- удивление отразилось в ярких изумрудных очах Кристиана. - Ты уже хочешь замуж? Сколько же тебе лет?
   Я презрительно воззрилась на бесстыжего парня, задавшего наглый вопрос, про мои потаенные желания. А кто ж туда не хочет? Все хотят.
   -Почему я? В мире миллион Анек Петрушкиных. Залезь, например, в одноклассники и набери в поиске Анна Петрушкина. Знаешь, сколько их вылезет?
   -Да? Я почему-то сразу про тебя подумал. - задумчиво произнес тугодумный олигарх и встряхнулся, как петух, после окучивания курицы. - Так здесь же есть номер телефона. Сейчас мы и разрешим наш спор.
   Я напряглась, но поздняк метаться. Парень уже набирал мой номерок и у меня не было ни малейшего шанса перевести аппарат в беззвучный режим, поскольку он погряз под завязку где-то в недрах забитой всякой всячиной сумки. Поднеся телефон к уху, Кристиан не сводил с меня внимательных глаз и тут раздалось громкое:
   О боже, какой мужчина.
   Я хочу от тебя сына.
   Я хочу от тебя дочку и точка.
   Вздохнула с облегчением, и в то же время с недоумением. Потому что номер телефона в записке был мой, а данная мелодия никоим образом не могла извергаться из моего телефона, поскольку я ненавижу эту песню и ни за что на свете не стала бы поганить ее присутствием свой аппарат.
   Но мелодия продолжала звучать. Дошло уже до волшебника с другой планеты.
   -Анна, - потребовал парень. - Возьми трубку.
   -Мне никто не звонит.- поспешно ответила я. -У меня знаешь рингтон стоит такой модный 'The monsters'. Слыхал такой? Там Рианна с Эминем зажигают. Он так смешно делает ю-ху-ху, я прямо тащусь.
   -Анна, тем не менее, звук раздается из твоей сумочки,- продолжал настаивать Кристиан.
   -Да не может быть. - я осеклась, потому что мое ухо, приложенное к сумке услышало, что звук действительно доносится из нее. Но как же так может быть. Ветром, что ли в мой телефон Натали надуло? Кто брал мой телефон? Да вроде никто. Верка бледной поганкой провалялась целый день дома. В училище, правда, телефон позаимствовал Денис Оборотнев, чтобы кинуть смс-ку отцу, владельцу той самой частной фермы, где я подрабатываю и где происходит теперь интервью. Но зачем он бы стал ставить мне песню Натали? Что он хотел этим сказать? Ладно, обмозгуем позже, теперь не та ситуация. Поковырялась для приличия в сумке, делая вид, что разыскиваю без вести пропавший телефон.
   -Не нашла. - растерянно посмотрела на интервьюированного. - Как сквозь прокладку провалился. Вероятно, сумка порвалась, и он где-нибудь между кармашками бултыхается.
   -Тем не менее, Анна, звонил твой телефон. - настырный Кристиан не отставал от меня. Он улыбнулся. - Оригинальный способ знакомства. Ты, оказывается, не такая простушка, девочка.
   -Хм. Да уж. Мы не любим простых и легких путей.
   А что? Я про послание в продуктах в каком-то мультфильме иностранного производства подглядела. Там, правда, записку в печенье прятали. А еще там записки - пророческие были, кому в печенье она попадалось, то все сбывалось. Вот и мне взбрело в голову попробовать. Я же не знала, для кого мы пирожки готовим. И потом, шанс, что записку обнаружат был небольшой. По идее она должна была проглотиться с пирожком. Ан, нет. На тебе. Попался дотошный и осторожный олигархище, который ею подавился. Даже прочитать и позвонить не поленился.
   -Я тоже имею право на личное счастье. И оно у меня состоит не в деньгах. - добавила нагло глядя ему в распахнувшиеся донельзя зенки.
   -Имеешь, имеешь, - согласился парень со мной. - Но ты же такая молоденькая. Сколько тебе все же лет? Мне вот двадцать семь лет, а я о браке не задумываюсь вовсе.
   -Восемнадцать. И я о браке задумываюсь. Бабий век короток. - важно сообщила я.
   Да я о нем не задумываюсь, я все мозги уже до дыр протерла этой темой, все извилины поистерлись.
   -Есть кто на примете?- спросил паренек.
   -Выше крыши. Полно желающих.- поспешно и с высокомерным выражением лица поторопилась преподнести новость олигарху.
   -Жаль. Я подумывал сделать тебе некое выгодное предложение. - расстроился он искренне.
   -Ну, это. Делай, пока я еще не осчастливила никого своим выбором.
   -Я не уверен на сто процентов, что ты мне подходишь, но предпосылки есть.
   Мысленно застонала. Как он меня достал. Как же с вами олигархами тяжело. Мнутся, мнутся, осторожничают, прикидывают, и.. Надо действовать. Подтолкнуть его к принятию правильного и выгодного для меня решения. Я осторожно под столом коснулась электрошокером его колена и включила полезное оборудование. Его тряхнуло, но несильно, так как заряд быстро закончился.
   -Что сидишь, как бревном пришибленный? - вопросила застывшего статуей парня.
   -Ты.. Определенно вызываешь во мне приятные чувства, - сказал, глядя преданными щенячьими глазами на меня молоденький страдалец. - Еще не одна особь женского пола не потрясала меня до глубины души.
   -И? - подталкивала я его к правильному решению.
   -Мне надо подумать.
   Все! Он меня бесит. Проживу как-нибудь без миллионщика. Жила же как-то восемнадцать лет. Но как заманчиво было бы его охмурить, а? Эх, и хочется и колется. Но. Нет. Нет у меня больше сил уговаривать эту красну девицу. Устала сегодня очень. Завтра я пожалею, но сейчас.
   -Счастливо оставаться. - я встала, окинув его злобным взглядом неудовлетворенной гарпии. - Небольшой совет, если позволите. И что немаловажно - бесплатный. У тебя очень длинное и незнакомое имя. Обычно, когда приезжают в Россию, стараются подобрать себе русскоязычное имечко. Вот, например, у нас в группе есть девочка. Ее звали Гюльчатай дома. У нас же она Галя. Тебе желательно подобрать имя на букву К - производное от Кристины. В русском эквиваленте это, - я замялась. - Что-то не больно много имен на букву К. А, вот Кузьма Прутков, пожалуйста. Как тебе? Кузенька.
   Олигарх неистово замотал головой.
   -Не солидно? Да, будешь сделки заключать. Кузя как-то не очень. Ну тогда, тогда, Коля. Нравится?
   Он скривил губы, как бы говоря ими не знаю.
   -Я знаю. Ты - Коля. Заметано. - я поднялась с места. - Ты, сиди. Провожать меня не надо. Спасибо за приятно проведенное время, и все такое.
   Эх, как же хочется по-отечески обнять его на прощанье и троекратно поцеловать. Подозреваю, что это наша первая и последняя встреча.Удивляясь сама себе, подошла к нему, он неловко поднялся навстречу. Взяла его за лицо обеими руками и трижды чмокнула вщеки. Он растопырил глаза до предела, но я его сразу же успокоила:
   -Русский обычай. Ничего личного, Коля.
   И быстро вышла вон, пока страшный маньяк не решил все-таки протестировать меня прямо в подсобке. Не удержавшись, выглядывая из-за двери, пропела глупую деревенскую песенку:
   -Коля, Коля, Николай,
   Сиди дома не гуляй,
   А то девочки придут,
   Поцелуют и..
   А вот и не скажу, что дальше. Сиди один и мучайся.
   Проворонил ты свое счастье Коля - Анюту Петрушкину.
   -Анна, - Кристиан вдруг бросился ко мне с увесистым блюдом пирогов. - Забери их, не то испортятся. Я сыт. Но еда не должна пропадать. Тебе она пригодится.
   -Что решил откормить бедную глупую овечку на убой, серый волк? - мой сарказм прозвучал самоуверенно, но с ноткой страха. Мало ли что, маньяк все-таки, нельзя особо выделываться.
   -Просто не люблю, когда еда пропадает.- серьезно ответил он и, раскрыв молнию на моей большой сумке, всыпал в нее румяные пирожки. -А это что? - спросил неожиданно, заметив в сумке электрошокер.
   В стрессовой ситуации мой мозг, честь ему и хвала, воспарил духом и быстро сообразил, что сказануть.
   -Уровень строительный. Если ты хочешь иметь ровное нечто, ты должен приложить к нечто уровень, причем имеющийся в нем пузырек должен быть в окошечке по центру. Но если пузырек не по центру, то следует провести коррекцию, а именно...
   -Понятно, что ничего не понятно. - смутился почему-то Колян.
   Я же выпрыгнула из подсобки, как молоденькая резвая козочка и ринулась подальше от лап матерого охотника за пока еще не выяснила конкретно чем или кем.
   -Провожу тебя, - бросился парень вслед за мной, но на его пути возник защитный блок в виде Маруси. - Хоть какая-то от нее польза.
   -Кристиан, куда же вы? - заворковала наша голубушка. - Еще не все вопросы улажены. Остался один важный пункт.
   Пока они мило препирались, я ускакала по красной ковровой дорожке, послав воздушный поцелуй Зорьке и погрозив кулаком Борянычу за его недавнюю проделку. Про бахилы, конечно же, напрочь забыла, не до них. Вслед за мной по красному ковру потянулись белые следы. Откуда же мне было знать, то фермерские деятели поставили несколько камер слежения.
   Сев в машину, разрешила себе перевести дух. Свежий ночной воздух ворвался в легкие и насытил, обласкал их содержимое. Но голова задергалась, точно отбойный молоток. Теперь важно следить, чтобы она не сильно пострадала при ударах о спинку сиденья, и уже тем более недопустим контакт с лобовым стеклом. В подсобке-то я держалась, а тут совсем расклеилась. Все-таки Коля-Кристиан несомненно приглянулся моей дурной особе, и даже его признание в страшных делишках "не гей, но еще хуже" не смертельно меня испугало. Через несколько минут голова прекратила исполнять брейк-данс, и я завела "черную старушку" Волгу. Запела, чтобы не заскучать, магнитола ведь не работала, она здесь так, чисто для понта. Есть и есть. "Издалека долго течет река Волга, течет река Волга, а мне восемнадцать ле-е-т. Блин такой мужик с Маруськой зазря пропадает". Последняя фраза явно не походила на рифму, зато она во всей красе показала мою душевную муку. Ехала на автомате, не замечала окружающую природу, фонарные столбы вокруг дороги. Только я и он, он и я мерещились моим глазам, точно мерцающие привидения.
   -Тш, шшш, бум.
   Приехали. Встряли.
   Капризная старушенция все-таки дошла до ручки. Как не вовремя. Завести древнее авто не смогла, сколько не поворачивала ключ зажигания.
   -У.у. - заурчала я и огляделась вокруг в поисках доброго самаритянина, способного помочь уставшей девушке. АУ! Вымерли все, что ли? Наручные часы показали почти полночь. Тогда понятно, почему люд отсутствует. Тихий сон. Лишь минут через десять на дороге показались две яркие фары. Какой-то ирод нахально включил дальний свет, ослепляя меня. Грудью встав на амбразуру, я перекрыла дорогу своим телом в надежде, что автомобилист предпочтет остановиться и помочь, чем переехать меня и поиметь дело с властями. К счастью, авто затормозило, и я немедленно бросилась к водителю, который скрывался за тонированным стеклом.
   -Извините, помогите, пожалуйста. Машина не заводится, совсем. Будьте добры, отбуксируйте до дому, до хаты. Тут недалеко уже, минут десять ехать осталось.
   Но за стеклом молчали. Мой телефон разразился похвалой в сторону мужчины, от которого хотят сына, еще хотят дочку и всего также понемножку.
   -Извините. - резво вытащила телефон из сумочки, ни капли не замешкавшись. Видел бы меня Коля, какую я перед ним комедию разыграла, что телефон потерялся в глубине необъятной сумки. Номер незнакомый. Настороженно взяв трубку, произнесла:
   -Слушаю.
   -Анна?
   Меня терзают смутные сомнения, где-то я этот завораживающий голос уже слышала. Из-за опустившегося стекла проявилось смеющееся лицо Коли-Кристиана. Он гаркнул в трубку:
   -Ну конечно, я помогу тебе, девочка, желающая поскорее выскочить замуж за первого попавшегося кандидата в депутаты. Помогу, чем смогу.
   -Вот, черт.- образно выругавшись, я выключила телефон и сказала в лицо, поймавшему меня на вранье засранцу:
   -Гражданин США, не стойте, проезжайте мимо. Не смею вас задерживать. В данной ситуации мне требуется грубая мужская сила, но никак не денежное дерево.
   -Так ты обратилась прямо по адресу, - ухмыльнулся мой ночной собеседник.
   -И что же ты умеешь? - задала вопрос и выжидающе посмотрела на Колю.
   -А што хош. - не поняла почему прошепелявил он, не вдаваясь в подробности своих умений. Неужели Маруська с ним что-то сотворила. Узнаю, убью стерву. И Федорыч с вилами не поможет.
   -Хорошо. Вот тебе задачка. Произведи транспортировку Волги до моей хижины дяди Тома,-блеснула я заодно знаниями иностранной литературы. Я где-то слыхивала, что олигархи уважают не только ухоженных, но также и образованных женщин.
   Не привык себя Коля сильно утруждать. Это я поняла, когда он потянулся к телефону и сказал, что вызывает эвакуатор.
   -Стоять, Зорька! - выкрикнула по привычке, перепутав олигарха с коровой, и выхватила у него навороченный телефон. Вероятно, это и не телефон вовсе, а что-то более крутое, но я не знаю тонкостей их разновидностей. - Ой, то есть Коля. Ты обязан показать мне свое личное умение, иначе я решу, что ты ни на что не годен.
   Состроив важный вид, молодой человек разъяснил, что каждый должен заниматься своим делом: пилот - управлять самолетом, слесарь - чинить унитазы, эвакуаторщик - перевозить вышедшие из строя автомобили.
   -Ах так! - я как заору от возмущения. - Да ты, тюфяк иностранный, матрац ортопедический высшей категории. Слушай, что тебе Анька Петрушкина скажет. Настоящий мужик - он как, как.. Задумалась над подбором подходящего сравнения. На помощь пришел проезжавший мимо по дороге длинный сарай Форд Фокус Универсал.
   -Как универсал!- выдала, довольная сто процентным попавшим в точку сравнением. Он и швец, и жнец, и на дуде игрец. Понимаешь? Доходит светлая мысль до твоей денежной копилки?
   Посмотрела на него и обомлела; в темноте примерещилось, как в его глазах блестят и мельтешат золотые монеты.
   -Понимаю, но не согласен абсолютно, - высокомерно объявил свой вердикт Колюня. - Глупость.
   -Ага, как же. Не согласен он. Тебя просто надо в ситуацию сложную кинуть, чтобы ты осознал мою философию. Вот бы тебя с Робинзоном Крузо обменять местами, тогда бы ты по-другому закукарекал. Да ты с голодухи в первую же неделю загнешься на необитаемом острове.
   -Не думаю. -Коля зачем-то начал расстегивать рубашку. Язык мой высунулся изо рта и болтался из угла в угол, выражая любопытство. Когда все пуговицы закончились, он снял ее, явив моему заинтересованному лику мускулистый торс без единой жиринки.
   -Ну и че?- как будто мне было совершенно неинтересно сказала я. Опомнилась и вернула возбужденный прекрасным видом язычок в рот. - Одни бугры, холмистая местность. Посмотреть не на что. Завязывай с качалкой. Арнольд Шварцнегер совершенно теперь не в моде. Девушкам нравятся трепетные, слегка нервозные, женоподобные мужчины модельной внешности. Долой холмы, сравняем их бульдозером и вуаля - живописные тонкокостные равнины усладят наши женские взоры.
   -Да? - расстроился Коля. - Но зато я сильный, гляди. Он поиграл мышцами, перекатывая бугорки с места на место. Смогу на дерево за кокосом и бананами залезть, косулю заломаю.
   -Такие жертвы мне не нужны. Тачку до дома доставишь, и то хорошо. -вернула Колю к реальному положению дел и пока он хлопал рельефными ушами конфисковала рубашку. -Таможня вернет сорочку, как только проявишь свое мужское эго. Если нет, пеняй на себя, таможня продаст товар как секонд-хэнд по сходной цене.
   Сорочку я аккуратно свернула, применяя специальную технологию, подсмотренную в какой-то очередной передаче, и запихнула в сумку поверх пока еще не совсем протухших пирожков.
   -Давай, подлый трус, выходи! -громогласно потребовала я, видя нерешительность водителя с обнаженным торсом. Ничего, на улице не очень холодно. Только закалится. Мне нужен здоровый муж, который даст здоровое потомство. Моржи вон при минусовой температуре в прорубях купаются зимой.
   Нехотя покинув бентли, Коля встал, не зная с чего начать.
   -Начнем с главного, - объявила я. - У тебя есть фаркоп?
   -Что это?
   -Ты не знаешь фаркоп? - искренне удивилась я.
   -Нет,- также искренне удивился он.
   -Ой, ну и олигархи пошли, господи. - запричитала и вытаращила глаза, увеличившиеся до размеров пятирублевой монеты. - Вот у тебя есть катер?
   -Есть
   -Как ты его везешь на речку к причалу?
   -Никак не вожу. Он стоит там постоянно.
   -Ох ты, ничего себе! - такой вариант я не предусмотрела.
   -На яхте живет человек, ответственный за ее содержание и состояние. Плачу ему жалованье. - посвятил меня Коля в свою частную жизнь.
   -А..
   Все же обошла бентли, приблизилась к багажнику, и посветила внизу экраном телефона.
   -Ура, он существует! -Так же, как и смартфон за 1890 рублей, на который я тщетно коплю уже полгода. Как же я обрадовалась, что на бентли есть фаркоп - заветный крючочек. Видимо, Колина прислуга использует прицеп, пока хозяин на работе или в бизнес трипе.
   Коля подошел ко мне, поразглядывал крюк без особого интереса и спросил:
   -Дальше-то что?
   -Что-что. Вставай к моему передку, - скомандовала я.
   Он и встал. Этот идиот воспринял все буквально. Придвинулся вплотную ко мне и замер, почему-то часто-пречасто задышав. Нет, чтобы послать его за тросом, я уставилась на его обнаженный привлекательный торс, выглядевший очень бледно в потемках. Он стоял так близко, что я ощущала сногсшибательный аромат парфюма с сандалом, пихтой и запахом свежей горной речки.
   -Ах. - голова незамедлительно закружилась, я покачнулась и уткнулась разогревшимся носом в долгожданную роковую грудь. Мой нос, оказавшийся на белом кожаном поле начал шумно втягивать дурманящий запах, который окончательно запудрил мне мозги. Я что, как Маруська повелась на яркую внешность и брутальный типаж?
   -Что будем делать с передком? - романтика окончательно и бесповоротна была испорчена проклятым реалистом-дуалистом Колей.
   -Передок надо цеплять к твоемуфаркопу. - с трудом отвлекшись от патрубка, объяснила я.
   -Как?
   -Молча!- взбесившись, заорала я. - Ты когда с женщиной наедине остаешься всегда задаешь такие дурацкие вопросы? Через трос, конечно.
   Достав из волги трос и белые строительные перчатки с синими пупырышками, заставила подъехать горе-помощника к капоту и соединить обе машины меж собой тросом. Потом села за руль Веркинойдопотопноймашины, он в свою современную бентли, и мы потихоньку двинулись по нужной мне траектории. Дом, родной дом, временно приютивший меня на время учебы. Как я рада тебя видеть. Трос был отцеплен Колей без лишних вопросов, и передан мне вместе с перчатками.
   -Спасибо, мой зеленолицый тролль за оказанное содействие. Родина-мать тебя не забудет.
   Выслушав мою благодарственную речь и отказавшись от моего обещания изготовить лично для него грамоту, Коля потребовал обратно свою светлую рубашку.
   -Мда.. - вытащила рубашку и вижу, что та очень сильно измялась, как будто бы побывала в местах не столь отдаленных между двумя ягодицами где-то в глубине шлаковыводящего портала.
   Аккуратно надела рубашку на Колю. Должна же я хоть как-то отблагодарить своего рыцаря на бентли с фаркопом, оказавшего неоценимую услугу. Правда, он пообещал, что завтра же заставит кого-то там отрезать фаркоп от автомобиля, чтобы не выглядеть деревенским лопушком, перевозящим прицепы с картошкой и моркошкой. Бережно и в замедленном темпе застегнула каждую пуговичку, и будто бы попыталась разгладить образовавшиеся складочки на рубашке, проводя рукой то здесь, то там. Мне не хотелось отпускать его, тянула время, глупо чего-то ожидала.
   -Анна, - тихий голос отглаживаемого молодого человека прервал мои бесполезные посылы. -Ручки-то у тебя вовсе не утюжки, ничего не получится, хоть и стараешься. Ценю твои попытки. Очень мило. На днях, когда обдумаю получше последствия, мы увидимся, если ты не будешь против.
   -Долго будешь дозревать? - брякнула прямо, без утайки о своем желании.
   -Что? - удивился Колян - сама невинность и целомудрие.
   -В том смысле, что я долго ждать не буду. Потеряешь время, прием будет в порядке общей очереди, - нагло заявила я и, чтобы он не отчебучил очередную глупость, заткнула ему рот пирожком.
   -Чао, бамбина! - мой прощальный воздушный поцелуй растаял в воздухе, так и не успев нарисовать сердечки вокруг Коли.
   Скрипнула железная, начавшая ржаветь калитка, напоминавшая кладбищенскую ограду, пропустив меня внутрь снимаемой частной собственности. На мгновение почудилось, что в темном окне дома метнулась легкая тень и тут же исчезла. Тихонько открыла дверь на крыльце и зашла внутрь. Крадучись пробралась в помещение и стянула туфли, побежала к окну посмотреть на отъезжающего Колю. Он почему-то, усевшись за руль, понуро сидел и не торопился покидать это место. Думал, вероятно, прикидывал. Чем-то он напомнил мне крота из сказки про Дюймовочку. Наверное, он рассуждает так про меня: ест она ползернышка в день, работает, как угорелая и не будет просить шубу и бриллианты каждый божий день. Через некоторое время молодой перечник все-таки уехал. Резко сдал с места, заставив машину взвизгнуть тормозами. Идиот, время позднее, а он решил повыпендриваться. Никто все равно не оценит, ведь потенциальные зрители спят тяжелым трудовым сном.
   -Бу!- Кто-то громко вскричал мне в ухо со спины.
   -Тьфу, ты, - оглянувшись, плюнула в бухнувшего. Это конечно оказалась Верина бледная мордашка.
   -Ты чего? - обиделась она. - Я пошутила.
   -А я нет. - толкнула ее плечом и прошла в свою комнату.
   -Анюта, с кем ты обжималась на дороге? - спросила любопытна Верка и посеменила за мной.
   -Вера, у меня две новости. Одна плохая, вторая непонятная. Начну с плохой. Твоя престарелая Волга перестала впадать в океан.
   -В смысле? - не поняла Вера мою художественную тавтологию.
   -Кранты. Сломалась тачка.
   -А... Ну и ладно. Даже хорошо. Я давно у родителей новенькую тачилуканючу. Теперь-то уж точно не отвертятся. Спасибо, друг. - Верка горячо обняла меня за плечи и легонько встряхнула. - Вторая новость? - выжидающие уставилась она на меня.
   -Вторая, -я задумалась. - Интервью не удалось, почти ничего не выведала. Паренек скрытный и себе на уме. Какое-то странное хобби у него. Не говорит какое, но опасное.
   -С парашютом прыгает, может?
   Дельная Верка думает, что она умнее всех.
   -И вообще, почему ты не сказала, что миллионер молодой?
   -Чтобы это изменило? - фыркнула Верка. - Тебе что молодой, что пожилой. Юбку бы покороче решилась одеть? Или лифчик под блузку не нацепила бы?
   -Вера! Меня, мягко говоря, раздражают девушки, которые не носят такой стратегически важный предмет туалета, как бюстгальтер. Это совершенно неприлично и выглядит вызывающе. Практически то же самое, когда под джинсы с заниженной талией одевают танго и оно похабновытарчивает наружу на всеобщее обозрение.
   -Раздражается она! Ишь, какая нервная. Потому и сидишь каждый вечер одна перед телевизором семечки лузгаешь, как бабка старая, да на ферме пашешь среди коров. Если модно ходить без лифчика, так ходи; модно в танго щеголять - щеголяй. Так вся жизнь и пройдет у телевизора.
   -В человеке важна красота души! - начала я разглагольствовать, поучая ветреную подругу. - Мода изменчива, непостоянна.
   -Мужики смотрят на тело, дура! Станут они тебе в душу заглядывать, если ни рожи, ни кожи. С кем ты сейчас стояла? - повторила Вера свой первичный вопрос, которым огорошила при встрече.
   -С Кристианом. Помогала ему одеть рубашку.
   -Что! -в темноте глаза Верки изобразили лазерное шоу.
   -Я спать! - захлопнула дверь перед ринувшейся за мной ошалелой подругой. Конечно, ей срочно надо было узнать, как, почему и зачем Кристиан ее снял.
   Утром еле открыла глаза. Место встречи изменить нельзя: у туалета наткнулась на Веру и увидела ее вытянувшееся при моем виде лицо.
   -Аня, что с тобой? Почему губы зеленые? - испуганно спросила она.
   -Да, так. С Колей целовались на брудершафт. Выпили с ним за знакомство по граненому стакану молока, чокнулись и.. дальше история умалчивает. Закусили караваем и спели Калинку-малинку. Я приобщала человека к русским обычаям. Далее занялись ролевыми играми: облились зеленкой и изображали троллей.
   -Даешь.. ты.. - сказала Верка.- Тебя послали интервью брать, а ты опозорила журналистов ПТУ.
   На этом ее глупые вопросы поутру закончились. Надеюсь, отныне Вера не доверит выполнить мне ни одно важное поручение.
   В училище состоялся серьезный разговор с одногруппником Денисом Оборотневым. Как только увидела его, сразу вспомнила про 'волшебную смену рингтона. Еле дождалась звонка, оповещавшего об окончании пары, и тормознула на лестнице сына молочного босса.
   -Денис, зачем ты записал мне идиотскую песню на телефон и еще имел наглость поставить ее на звонки? - бесцеремонно начала я беседу.
   Однако, он и не подумал смутиться.
   -Хотел, чтобы ты подумала насмыслом, который я вложил в этот поступок. Дошло? - усмехаясь, спросил он.
   -Денис, ты же знаешь, до меня как до утки на пятые сутки доходит. - правдиво сказала я. - Объясни, что хотел-то?
   -Петрушкина, какая ты расчудесная, и в то же время непонятливая дамочка. - вдруг устало произнес Денис, и даже как-то весь съежился. - Ты сегодня работаешь вечером на ферме?
   -Ну да. Вы платите, я работаю.
   -Там обсудим. Тебя ждет небольшой сюрприз, непонятливая моя.- пообещал Оборотнев и скрылся прочь в неизвестном направлении с моих изумленных глаз.
   -Ань. - раздался голос рядом.
   Вера зовет.
   -Ты же ему нравишься.
   -Да ладно? - никогда бы не догадалась. - С чего ты взяла?
   -Я не слепая, в отличие от. Он оказывает тебе недвусмысленные знаки внимания. То сумку предлагает до дома донести, но ты всегда почему-то отказываешься.
   -Ага, а вдруг сопрет что-нибудь?
   -У тебя и брать-то нечего. Замызганный носовой платочек? - язвительно вопросила Верка.
   -Ключи, хотя бы, от снимаемого тобой дома, - объяснила непонятливой Верке. - Это ты всем подряд доверяешь. Помнится, не далее, как месяц назад твой последний ухажер упер у нас половник и придверный коврик.
   -Подумаешь! Коврик все равно старый был, а суп мы редко варим, поэтому половником особо и не пользовались. Зато, знаешь, какой он страстный?
   -Знаю. Слышала твои свинячьи повизгивания при совокупления с приблудным боровом.
   -Сама ты свинья! - не замедлила возмутиться Верка. -Еще Оборотнев тебе подарочки всякие в сумку подкладывает с приколами.
   -Так вот, кто этот человек с ужасным чувством юмора. Шкатулка, из которой выскакивает Щелкунчик, щелкает зубами и кричит:
   -Я убью тебя, мышиная королева!
   Или пирамидка, в которой болтаются зубастые пираньи. Чего только стоит мерзкий гематоген, постоянно появляющийся в сумочке.
   -Правильно Дэн тебе гематоген подкладывает, он для мозгов полезен. Я ему предлагала глицин тебе подкладывать, раз гематоген перед тобой бессилен. - сказала Вера.
   -Намекаешь на мое скудоумие? - злобно посмотрела на заботливую подружку.
   -Не намекаю, а говорю прямым текстом. Тебе необходимо срочно обратить внимание на Дениса, пока он не переключился на кого-нибудь другого. Посуди сама. У тебя куча недостатков во внешности: вздрагивающая периодически голова, рука кривоватая, дебильная улыбочка, - подруга перечислила мои ущербные черты.
   -Ничего не дебильная, - чертыхнулась на нее. -Американцы, между прочим, всегда улыбаются друг другу и спрашивают Хау а ю - Как дела? Им бы моя улыбочка точно понравилась.
   -Вот и ищи тогда себе америкашку-таракашку, дубинушка раскудрявая. В селе тебе никто точно не светит. Если еще и Оборотневапроворонишь, то вообще - каюк: упущенная возможность, набраться опыта, как любая уважающая себя девушка твоего возраста делает. Тем более с твоей родословной.
   -Чем тебе не угодило мое дворянское гнездо?-Верка довела меня до белого каления. Раскраснелась ярче, чем энергосберегающая лампа накаливания. - Нормальное гнездо: мать и бабка.
   -Не дворянское гнездо, это гнездо разврата, взращенное на дереве несбывшихся иллюзий! - бордовая Верка ткнула мою грудь ярко-синим ногтем. - Или собираешься пойти по стопам мамаши?
   -Ты просто, просто стерва. - рука, та самая кривая рука, собралась отвесить Верке пощечину, но предсказуемо промахнулась и влепила ей в нос.
   Насим разборки закончились, толком и не начавшись, поскольку чувствительный подружкин дыхательный орган не выдержал грубого обращения и разразился выплеском крови.
   Я вынула из сумки вышеописанный, незаслуженно обозванный Веркой замызганный носовой платок и заткнула им разбитую ноздрю. Не удержалась и подколола:
   -Вот и занюханный платочек пригодился. А представь себе, Дениска его стащил бы. Ты скончалась бы безвременно от потери крови.
   -Да чего ты привязалась к носовому платку? - возмутилась Вера, запрокинув вверх голову. - Сдался он ему.
   -Часто мы не уверены в самих себе. Ты так уверена в Денисочке? Он вполне может быть скрытным фетишистом.
   -Хм. - засмеялась подруга. -Даже здесь ты проявила ограниченность. Фетишисты воруют трусы, лифчики, чулки, колготки, на худой конец. Кому приятно нюхать твои зеленые сопли, тем более можно подцепить ОРВИ и даже грипп воздушно-капельным путем.
   Много чего мне захотелось сообщить противной Верке-Сердючке, но я не позволила языку больше заниматься болтологией. Иначе мы в пух и прах разругаемся, а мне еще до окончания училища надо где-то перекантоваться. Через пятнадцать минут мы все же дошли до очередного урока. Опоздали и заслужили нагоняй от строгой преподавательницы. Тут еще до меня докопался один шут гороховый по имени Гриша. Еще с утра одногруппник отпускал скабрезные шуточки насчет моих губ приятного зеленоватого оттенка. Так я и не смогла отмыть их с утра ни мылом, ни стиральным порошком; до Пемолюкса добраться не успела - время вышло, да и Пемолюкс где-то завалялся. Пыталась замазать зеленое недоразумение помадой, но становилось еще нелепее. В итоге, пришла в родимое училище, как была. Записка, присланная назойливым Гришкой, гласила в стихотворной форме: У Аньки Петрушкиной зеленые губы, где ж ты болталась моя голуба. Или может, проявляется твоя сущность - кикиморы болотной, вызванная половым созреванием?
   -Сам ты хмырь лесной, козерог. Не суй нос не в свои дела! - не удосужившись дать ему письменный ответ, возмущенно вскричала я.
   Елена Петровна, наша преподавательница и куратор по совместительству нервно пробасила на всю аудиторию:
   -Разговорчики!
   И спросила меня:
   -Ой, Анюта, а почему у тебя губы зеленые?
   'Еще одна любопытная' - подумала я. - 'Только вот послать нельзя. Не положено по рангу.'
   -Елена Петровна, я петрушки вчера объелась, - учтиво ответила ей. - Полезно, всякие витамины.
   -Врет она все. - Гришка был намерен добраться до истины.
   -Гриша, мой ответ специально для тебя: всю ночь с троллем целовалась. Так устроит?
   -Вот это другой разговор, петрушка. Похоже на правду, - оживился балагур. - А с него, что краска слазает?
   -Ага, и песок еще сыплется, - подтвердила я. - Гриша, ты в следующий раз приходи свечку романтическую подержать, или фонариком подсветить. - предложила одногруппнику. - Сам во всем убедишься, идет?
   -Ага, - загоготал Григорий. - Троллиху до кучи позовешь? - Двойное свидание устроим.
   -Разговорчики!- встрянула опять Елена Петровна, и к моему облегчению, компрометирующий меня разговор угас.
   Звонок. Толкаясь и пихаясь, ученички бегут к выходу. Я не рискую покидать аудиторию в первых рядах. И так много травм. Берегу себя любимую, стараюсь, по-крайней мере. Не всегда помогает, правда. Обеденный перерыв. Царящий в ПТУ шум разрывает голос из громкоговорителя:
   -Уважаемые студенты, занятия после двадцати-минутного обеденного перерыва отменяются. Все приглашаются в актовый зал, где выступит...
   Кто выступит, мы не расслышали. Для нас с Веркой ключевым словом было занятия отменяются. Весна же. Вокруг зелено, птички ласково щебечут и заливаются длинными помпезными трелями. Солнышко ждет нас, чтобы пригреть золотистыми горячими лучами.
   -Куда? - зловредный сторож не пускает нас на волю.
   -Пустите, пожалста, Игорь Николаевич,- заканючили мы.
   -Не пущу, - строго отвечает он. - Велели всех пускать, никого не выпускать.
   Верунчик попыталась сделать обманный маневр на лопуха, вскрикнув:
   -В раздевалке драка завязалась!
   Но не прокатило.Сторож с места ни гу-гу, ни га-га, ни кря-кря. И ни бум-бум.
   Вариант в виде заднего двора тоже не прошел, его попросту закрыли.
   -Ой, у меня же пирожки в сумке остались, - вспомнила я, и мы с Веркой уселись на подоконник, подстелив на него газетку. Она поила меня апельсиновым соком из пакета, я кормила ее пирожками. На все вопросы подруги про Колю-Кристиана я отвечала молчанием. Почему-то не хотелось пускать никого в сокровенные мысли и мечты, даже проверенную жизнью Веру. Закончив легкий, но довольно калорийный мучной обед мы устремились в актовый зал, дабы занять места где-нибудь в задних рядах и поспать. Вернулась-то вчера поздно, а ночью во сне ко мне приходил новообретенный друган Коля и лез целоваться зеленой наглой мордой.
   Сгинь, нечисть зеленая, - твердила я ему.
   Он же продолжал лезть и приговаривал:
   Да ладно, че уж там. Не ерепенься, милочка.
   Остаток ночи я отбивалась от Коли змея-искусителя, покушавшегося на мою еле сдерживающуюся от желания отдаться честь. Поэтому утром я проснулась с напрасно растраченными силами. Это ж был сон, можно было и отдаться, зато выспалась бы и удовольствие получила. Все равно никто не узнал бы о моем нравственном падении. Во сне творю, что хочу. Но натура моя такова, что даже во сне я не позволяю всяким там коварным существам завладеть моим телом. Думая о подобной ерунде, я задремала и счастливо проспала бы все выступление кого-то там, если бы мерзкий Гришка, сидящий на ряд дальше, не дунул мне дудочкой-свистком в ухо.
   -Отстань, дудочка и кувшинчик, - спросонья заорала на него, и стукнула куда попало подвернувшейся поваренной книгой.
   Он попытался вырвать у меня учебник. Я не позволила, и мы оба вцепились в книгу, завизжали друг на друга. В конце концов, после препирательств, книга разодралась пополам, оставшись у каждого из нас.
   -Дурак. Она же библиотечная. - я наградила Гришку увесистой затрещиной.
   -Отвали от Аньки, Гришка! - велела ему Верка.
   Но мы продолжали потасовку, не в силах остановиться.
   Помощь пришла ко мне совершенно неожиданно в лице Дениса Оборотнева, тайного, как оказалось поклонника. Увидев как меня жестоко обижают, он, хотя и сидел где-то в средних рядах, крикнул:
   -Григорян, ты че Петрушку обижаешь, козлина?
   И, не стесняясь полез напрямик через ряды спасать меня прямо по головам встречающихся ПТУшников. Вокруг то и дело доносились охи и восклицания, когда Дэн заезжал кедом по чьему-то личику, или плечику или по другим не менее важным частям тела. Гришка, видя приближающуюся инквизицию, кинул в меня тряхомудьями, оставшимися от поваренной книги и позорно пробрался к лестнице, а оттуда к выходу из актового зала. Заметив его хитрый маневр, Дэн сменил направление, и побежал по тем же головам обратно. Волна народного возмущения пробежала среди невинно пострадавших.
   -Это все Петрушкина. Она во всем виновата. Овца. - громко сказала какая-то сама овца.
   -Точно. Вечно из-за нее одни проблемы. - поддержало ее еще одно домашнее животное и предложило, - Надаем ей тумаков?
   Все, мне кранты. Караул, полундра, убивают, - захотелось мне закричать. Но голос, раздавшийся со сцены, расставил все по местам.
   -Она не виновата. Я видел, как парень ей в ухо вдул.
   Я наконец обратила внимание на выступающего.
   -Коля Грей, - изумленно пролепетали губы, получив соответствующий сигнал от мозга, узнавшего предмет моих ночных страданий.
   -Смотрите, еще один заступничек Петрушкиной нашелся, - громко высказался очередной, получивший по голове кедом от Дэна, пострадавший.
   -Да это же тот самый тролль, с которым Петрушкина вчера сосалась, и окрасилась потом, как пасхальные яйца. - поддержал его еще кто-то.
   Мои одогруппники - козлы, животные. Все до единого, кроме Верки, разумеется. Это стало сегодня мне кристально ясно.
   'Заткните их кто-нибудь' - захотелось крикнуть, но я уже покраснела и засмущалась, потому что Колечка не спускал своих цепких глазок с меня. Дальше произошло очевидное невероятное. Наши глаза сцепились в прямом смысле. Я пыталась их развернуть в другую сторону, но тщетно. Глаза не отводились, им хотелось смотреть и смотреть в глаза Коле. Нет, надо же что-то делать. Интересно, а что делают кобели, когда их случка с сучкой заканчивается подобным образом, как у нас с Кристианом - скрещивание. Стоят они обычно и скулят, визжат, как потерпевшие на всю окуругу. Иногда долго стоят, по несколько часов. Расцепляются, наверное, автоматически, как там рефлексы сработают. Эх, говорила мне мама, в школе биологию лучше учить. Что теперь делать-то?
   -Коля, отвернись! - крикнула олигарху. - Я к тебе прикипела.
   -Всем сердцем? - тут же вмешалась какая-то завистница.
   -Не могу, - ответил он. - Ты попробуй.
   Страшно вылупив глаза и повращав белками, я попыталась закрыть их, но не смогла сдвинуть веки с места.
   -Что делать? -спросила я его.
   -Не знаю.
   И смотрим друг на друга, как в последний раз не в силах отвернуться.
   ' А может нам как собакам, того? Познакомиться поближе' - подумала я и густо покраснела.
   -Уберите всех из зала, - крикнул Коля кому-то. - Немедленно.
   Какая-то женщина, я так и не смогла рассмотреть кто это, хоть и отчаянно косила взглядом, погнала учеников к выходу. Некоторые сопротивлялись. Как я их понимаю, сама бы заинтересовалась чем же закончится странная глазная связь. И вероятно даже заныкалась бы где-нибудь под креслом, чтобы лицезреть любопытную картину. Когда зал опустел, я заставила женщину заглянуть под кресла. Так и есть. Несколько человек разного пола и вероисповедания распласталось на полу, приготовившись посмотреть бесплатное шоу с Анютой Петрушкиной в главной роли - авантюрно-эротический приключенческий боевик.
   -Уведите остатки уголка Дурова, - потребовала от надсмотрщицы.
   Наконец, мы остались одни в гулкой тишине пустого помещения, не считая нескольких преподавателей, составляющих консилиум по отрыву олигарха от присосавшейся, как мамонтенок к маминой груди, Анюты Петрушкиной.
   Прозвучал риторический вопрос:
   -Что делать?
   Чтобы лучше думалось, я раздала присутствующим последние пирожки из сумочки. Меня усадили на стул напротив Коли и мы смотрели друг на друга.
   -А у тебя и правда много кавалеров, - грустно сказал Коля.
   -Ты еще сомневался? - проурчала я и попыталась отвернуться, забыв о сцеплении. Глаза пронзила дикая боль.
   -Что у тебя порвали?- спросил он.
   -Поваренную книгу, библиотечную, между прочим, - пожаловалась я.
   -Вандалы.
   -Ага.
   -Встретимся как-нибудь? - Коля пошел в наступление.
   -Можно сейчас, - сказала я. - Все равно сидим, давай встретимся.
   -Хотелось бы в неформальной обстановке, - Коля явно что-то задумал.
   -Обстановка, в общем-то, не так уж плоха, - сказала ему.
   Свидетелей много, есть шанс остаться в живых.
   Подготовившие план действий преподаватели пошли в наступление. Что с нами творили! Обливали холодной водой из ведра. Травили газами из баллона. Облучали вредоносными лучами. Стучали по голове, чем попало. Закапывали в глаза тауфон, визин. Играли на пианино, пели песни, танцевали, и наконец свалились без сил спать на мягких креслах.
   Мы упорно продолжали смотреть друг на друга.
   -Знаешь, Анна, - сказал вдруг Коля. - Хоть я и не тот, кто тебе нужен, но видимо судьба посылает нам знаки. То электрические разряды бьют нас.
   При этих словах я глупо захихикала.
   -Что? - спросил парень.
   -Нервное, продолжай, пожалуйста.
   Вот черт, чуть не спалилась с электрошокером.
   -Теперь глазная связь. Неспроста это, ой, неспроста.
   -Скажи, - неуверенно начала я. - Как ты относишься к моей (чуть не брякнула дебильной) улыбке?
   -Она прекрасна. - ошарашил меня Коля. - В России, люди, в большинстве своем угрюмы, печальны и неулыбчивы. Но ты исключение, твоя улыбка, словно солнышко, дарит хорошее настроение на весь день, подпитывает доброй энергетикой.
   'Говорила же Верке, и вовсе не дебильная у меня улыбочка'-вспомнилось мне. А она заладила дебильная, дебильная.
   -Спасибо.
   -Спасибо на хлеб не намажешь, - нагло сказал Коля и притянул меня к себе, подарил поцелуй.
   Ах, мой первый поцелуй. Нет уже второй. После первого, короткого я обмазалась зеленкой. Второй длился гораздо дольше, переходя от простого прикосновения вначале к более длинным и уверенным движениям. Он продолжал и продолжал. Я расслабилась, практически растеклась горячей лужицей по стулу и... Скрипнула дверь. Обернулась вполоборота посмотреть, кто там еще подглядывает, и столкнулась взглядом с Денисом Оборотневым, злым как тысячу оборотней. Он как хлопнет дверью, что плафоны над нею затрещали, затрепыхали, и лампа погасла. Преподаватели проснулись, а я поняла, что глазная связь оборвалась.
   -Ура! Свобода! - просипела я и сказала Коле. - Губы-то отдай.
   Быстрым рывком встала с треклятого стула, встряхнула отсидевшую пятую точкуи спрыгнула со сцены. Представление окончено. На сегодня, по крайней мере. Ой, чует мое сердечко, то ли еще будет.
   -Всем спасибо, до свиданья, - попрощалась со всеми присутствующими здравомыслящими и только что проснувшимися лицами.
   Схватила сумку и помчалась прочь так быстро, что Коля успел только крикнуть:
   -Позвоню.
   Поразмыслила на ходу, пока шла по длинному коридору.Просидеть в актовом зале несколько часов - страшная трата времени, но на Колькуи жизни не жалко, без него я лишь влачила жалкое существование. С ним же, что ни день, всего второй, то происходят невероятные происшествия и приколы. Ох, какой он все ж таки сладкий. Притягательный?Взрачный? Да шедевральный он. Если бы мне попалась в руки женщина, родившая его, сказала бы ей большое человеческое спасибо. Эх, Анька спускайся с небес на землю. Зеленый поцелуй ничего не значил, а сегодня ему было просто скучно, и он с тобой позабавился. Но даже так, все равно приятно провела время. Подумаешь, на коров с Маруськой не посмотрела и сто пятьдесят рублей не заработала. Да, а выходит, что с работой сегодня облом. Ехать туда уже поздно. О причинах своего отсутствия на ферму сообщать не буду. Ведь Денис все видел, доложит папе, если понадобится. Толкнула дверь, вышла наружу и вижу, как на крыльце училища, одиноко притулившись сбоку от пыльных ступеней, сидитВерка.
   -Ты чего, дурила.- удивилась я, подойдя к ней. - Все время тут проторчала?
   -Волнуюсь за тебя вообще-то. Ты мне как сестра родненькая, - обиженно, наверное, из-за употребления мною слова дурила, сказала она. - Как вы расцепились?
   -Оборотень дверью, как шарахнет изо всей мочи. Мы и развязались. Гад он, все-таки, такую малину испортил.Прервал наше долгоиграющее сладкое лобзание.
   Вытаращенные Верины глаза стали наградой за свежею сплетню.
   -Ого. Поцелуй. Не ожидала, что он с тобой рискнет здоровьем. С виду всегда неприступный, как красная кремлевская стена. Кто бы мог подумать, что у Кристиана безобразный вкус.
   А вот последняя Веркина фраза окончательно доконала. Сколько можно оскорблять меня несчастную. Раз в жизни с кем-то соединилась устами, и то оговорили. От кого, кого, но от Веры порицания не ожидала.
   -Опять меня поносишь. И на кого же, по-твоему, красавчик Коля должен обратить внимание, если я ему и на носки не гожусь? - выжидающе посмотрела на высокомерную заразу.
   Вера вдруг поднялась и пошла прочь от училища модельной походкой, переставляя длинные завлекательные ноги по одной строгой линии, точно перед ней натянули канатную веревку или резиночку от трусов.
   -На меня, - с невозмутимой рожицей ответила она, встряхнув белой гривой распластавшихся по спине волос. - На кого же еще? Я собиралась к нему на интервью, но внезапно заболела, пришлось отправить тебя, везунья. К тому же родители с ним бизнес-партнеры.
   -Вот это новость. Давай колись, подруга, какие у вас общие дела с Колькой, - наехала на Верку, как гусеничный трактор, того и гляди снесу с пути. - И не тряси передо мной своей задницей, мне она до фени. Тоже мне, несостоявшаяся Жизель Бундхен.
   -Секрет, - сказала Верка, понимая, что я умираю от любопытства.
   -Ах, у тебя секреты от меня появились, Верка-Сердючка.
   Игриво схватила Верку в шутку за роскошную гриву, пытаясь таким способом наказатьее за сокрытие важных улик. Поскольку та шла, как по резиночке от нижнего белья, то не совладала с равновесием. Испуганно вскричала, покачнулась влево, затем вправо, и не успела я и глазом моргнуть, какподруга завалилась правым плечом в позе эмбриона, мирно растущего в материнском теле, на шершавый серый асфальт. Вот за что я ее уважаю: даже при падении Веркане теряется и использует правильную технологию приземления. Мне до нее, как до млечного пути, никогда не дорасти. Пару лет назад, насмотревшись на мои взлеты и падения, Вера проштудировала интернетное пространство на тему: Как правильно упасть, если непоправимого избежать не удается. Наиболее выгодной и нетравмоопасной считается поза эмбриона, в которую важно быстро сгруппироваться. При падении нужно беречь голову, чего мне ну никак не удается. Хочу заметить, что эти правила применимы только в условиях, приближенных к земле, ведь если вы летите с десятого этажа, то поза эмбриона вряд ли явится гарантией спасения, тут лучше расслабиться и получить последнее в жизни сомнительное удовольствие. Так вот, Вера собрала информацию по правилам оседания и составила на листе формата А-4 блок-схему с четкими описаниями каждого шага, туда же поместила картинки низвергающихся в верных позах человечков. Вечером того же дня сея инструкция в торжественной обстановке за ужином была вручена мне. Я незамедлительно облила ее горячим сладким чаем, из-за чего разгорелся неслабый скандалище. На следующий день, сидя в туалете, я обнаружила на двери вместо бронзовой писающей девочки знакомую инструкцию с человечками. Как назло, закончилась туалетная бумага, и я, так и не изучив доклад даже до четверти всего объема, использовала инструкцию не по назначению. Веру чуть не хватил прямой удар по сердцу, но молодой организм сдюжил, и моя милая подружка додумалась заламинировать вновь распечатанный документ. Ведь не поленилась же, съездила куда-то далече от села, нашла ламинатор и осуществила задуманное. Заламинированный лист с полезными сведениями Вера вывесила на входной двери крылечка со стороны улицы, так, что заходя в дом, гости первым делом обращали внимание на то, как надо падать. Немудрено, что некоторых обращение пугало и у них вдруг резко нарисовывались неотложные дела, типа:
   Ой, я утюг забыла выключить!
   А у меня картошка на газу вариться осталась,
   Ах, я же Мишку из садика не забрал.
   Наивная Вера долго удивлялась, почему наш дом стали обходить стороной. Я тихонько подхихикивала, но не спешила развенчивать причину. Да, а еще на инструкцию, чтобы сделать ее более восприимчивой и чтобы быть ближе к людям, Вера приклеила яркие блестящие наклейки с изображением героев сериала 'Интерны' в белых халатах: балбеса Лобанова с Олей, умника Фила, мажора с Варькой, ну и конечно возглавлял эту веселую компанию деспот Охлобыстин. Они были представлены во всевозможных лечебных позах. Через несколько дней висения листка мы заметили, что наклейки несколько поистерлись, словно их кто-то ободрал острым ногтем, или поцарапал нарочно гвоздиком. Вера подумала на меня, но честно это была не я. С каждым последующим днем наклейки выглядели все хуже и хуже, и в один прекрасный день инструкцию перекосило, так как оборвался скотч, на котором она держалась. Подруга сразу же подклеила лист, но не суждено видно было данной инструкции вправить мозги падающим. Я решила выяснить, кто хулиганит и села в засаду, спрятавшись за теплицу. Ну вот, сижу я, значит, лузгаю семечки и вижу, как подлетает к нашей инструкции самая обыкновенная, черно-белая, но толстая сорока, и с подлету начинает долбить по документу. Я снимаю преступную налетчицу, трясущую клювом и длинным хвостом, на Веркин фотоаппарат. Как же она долбила! С каким остервенением, не хуже дятла, но не додолбилась. Свистнула. И подоспело еще две сороки поменьше. Втроем дело пошло быстрее и три сестрицы, или кто там они по-родственным связям уж не знаю, друг другу приходятся, отодрали инструкцию и, распределив роли: каждой в клюв по углу, третья подпирает снизу, полетели с добычей в гнездо.
   -Удачного полета! - крикнула им вслед. - И не забудьте расписаться, что изучили, как правильно снижаться. Верка дотошная - проверит. Просмотренное видео с воровками-сороками оказало на Веру двойной эффект: сначала она сердилась и орала на меня, что вместо того, чтобы снимать на камеру, надо было спасать бумагу, а потом успокоилась и сказала, что сороки-белобоки оценили ее работу в отличие от меня и гостей. На следующий день, идя в училище, мы увидели Веркин доклад, висящим на гнезде, расположенном на высоком дубе. Он довольно-таки неплохо украсил сорочье гнездо, служа ему крышей.'Ну вот Верка, пригодился наконец твой доклад' - похвалила я подругу тогда.
   -Чего стоишь? Руку дай,- бухнувшаяся Верка пришла в себя.
   -Задумалась. - ответила, таща девушку на себя.
   Отряхнувшись и внимательно оглядев себя, нет ли видимых повреждений, Вера удовлетворилась.
   -Пошли. Шутница. Еще одна такая выходка и жить будешь в сарае с крысами, и спать на прошлогоднем сене.
   -Разбежалась.
   -Ну, можешь к Оборотневу переселиться. Думаю, он не откажет тебе в трудную минуту.
   -Да, ладно, Вер. Мирись, мирись, мирись и больше не дерись. Мы ж подруги длительного срока действия. Хватит ругаться. А помнишь, как...
   Далее по дороге домой из наших уст полились воспоминания о старых добрых днях, когда небо было голубее, трава зеленее, а земля чернее. Мы взяли друг другу под ручки и щебетали, любуясь природой, небом и симпатичными молодыми людьми, которые проходили или проезжали на велосипедах, самокатах и роликах мимо нас. Расщедрившаяся Верунчик купила в белом центральном магазине бутылку красного вина 'слезы монашки', и мы отправились домой. Пожарили картошку с лучком, открыли банку маринованных огурцов. Закончив все приготовления, сели за стол и потрапезничали несколько часов, обсуждая всех и вся. Ближе к концу 'слез монашки'поняли, что мы - хорошие, все остальные и рядом с нами не стояли. На такой счастливой ноте отправились спать, оставив посуду немытой в раковине, чтобы не портить настроение черной работой. Мы все-таки женщины, а не посудомойки, поломойки, одежду-стирайки и имеем право на законный ночной отдых.
   Не помню, сколько проспала, но недолго. Темно. Неприятная тянущая боль в животе заставила подняться. Губы пересохли, голова потрескивала, как угольки в печурке. 'Монашкины слезы' дали о себе знать своим не очень приличным качеством. В животе противно заурчало, горло как будто чем-то герметичным заткнули, так тяжело было дышать. Что-то изнутри просилось наружу. Я ретиво бросилась к белому другу и прочистила желудок. Бе. Мерзопакость полезла аж из носа. Прополоскала горло и нос холодной водой из-под крана. Вроде полегчало. Невдалеке раздалось звучание, похожее на му.
   -Му.. Ань.
   Ох, Верка не до тебя. Держась за стенку, поплелась к ее двери, зашла в комнату и обомлела. Верка-то до места встречи доползти не смогла и уделала пол рвотными массами. Слабость, ужасная слабость закрутила тело.
   -Вера, насвинячила?
   -Му.- промычала она. - Му.. Пить и тазик.
   -Не много ли запросов в одном предложении?
   -М..
   Притащила, скрипя зубами, темно-зеленый пластмассовый тазик, выкинув в ванную Веркины, не успевшие постираться трусы. Странная она. Неужели трудно стирать грязные вещи по мере их появления. Нет же, она копит неделю, потом, когда уже становится нечего надеть, ворует мои, крича при этом, что они отвратительны, и только потом, когда все запасы подходят к концу, идет стирать.Заварзушка, а с виду не скажешь, симпатичная девушка с легкой волнующей походкой. Кому-то не повезет, хотя, кто сказал, что женщины должны стирать. В приличных домах стоят стиральные машинки, это мы в съемном доме страдаем из-за ее отсутствия.
   Поставила тазик на кровать рядом с Веркой, и протерла ей лицо влажным полотенцем. Задержав дыхание, вымыла свинячьи безобразия с пола, и дала Верке выпить стакан кипяченой воды. Результат не замедлил себя проявить: Вера успела заглотнуть полстакана, как тут же схватилась за тазик. Я чувствуя, что повторю сейчас же ее действия поплелась в сортир. Непрерывная беготня длилась долгую ночь.К утру мы вымотались, как грузчики, разгружавшие сутки вагоны с сухой строительной смесью. Утром я вызвала врача и решила, что если нас отравили, то сделаю все возможное, чтобы 'слезы монашки' разливали где-нибудь подальше от нас, желательно за пределами российской федерации, и к нам не импортировали. Пришедший врач констатировала вирусную инфекцию и напрописывала гору лекарств. Выпроводив ее, перетрясла все карманы, пересчитала оставшиеся денежные крохи. Нда. Не хватит на лекарства. Буду умирать молодой. Приближались выходные, и, зная, что поеду на два дня к бабушке домой и получу от нее денег на неделю почти все потратила.
   Увидев мой растерянный вид, Вера промямлила:
   -Му.. В шкафу, му.. под красными шортами банка с деньгами.
   -Ехать надо в аптеку. Мочи нет. - пожаловалась ей.
   -Ты хоть, му.. стоишь, а я и подняться не в состоянии, кишки сразу выворачивает. Позвони Оборотню, вмиг на джипаке в аптеку сгоняет.
   -Не буду.
   -Жизнь или гордость? - почти как жизнь или кошелек, прозвучал вопрос.
   Пск. Пск. Пск.
   Входящее сообщение. Читаю:
   *Привет, Анна. Как ты?
   Ух ты, Коля! Ничего себе утро началось гадостно, но Коля, думаю, все исправит.
   *Х.. Плохо.
   *Что так?
   *Какая-то инфекция.
   *Надеюсь, не передающаяся половым путем?
   Вот, нахаленыш. За кого он меня принимает?
   *Не надейся.
   *Это лечится?
   *Да. Прописали море лекарств.
   *Тошнит?
   *Да.
   *Голова болит?
   *Да.
   *Две полоски есть?
   *Какие полоски? Гм.. Не смешно.
   *И меня тошнит, голова болит.
   *И тоже две полоски?
   *Анна, не выводи меня из себя. Подцепил вирусную инфекцию. Думаю, без тебя не обошлось. Придется, девочка, тебя строго наказать, но прежде вылечить. Я пришлю с водителем лекарства.
   *Нас двое, и обе больные.
   *Пришлю таблеток на целую роту. Новейшая разработка, пару дней и будете, как огурчики.
   -С кем переписываешься? - спросила Вера.
   -С Колей. Отправит нам лекарства, и оборотня звать не нужно. Ни жизнь, ни гордость не пострадают.
   Телефон вновь пискнул:
   *Анна, у меня проблема. Мама пришла навестить.
   *Привет ей передавай.
   *Не могу.
   *Почему?
   *Она увидела мое зеленое лицо и упала в обморок. Зеленка все еще не отмылась.
   *Что ж ты? Предупредить маму не мог, что плохо выглядишь?
   *Домашнего доктора вызвал.
   *Приведи ее в чувство. Доктор быстро приедет?
   *Через полчаса. Но как?
   *Отхлестай ее по щекам.
   *Не могу. Стесняюсь.
   *Быстро дай ей по лицу.
   *Дал.
   *И как?
   *У.. Она мне тоже дала.
   *Фу. Значит очнулась. Ладно, мне пора по инфекционным делам.
   Пусть сам разбирается со своей мамой.
   Опять входящее.
   *Я сказал, что ты меня подучила дать по лицу.
   *А она что?
   *Сказала, чтобы я с тобой не общался больше.
   Странная женщина, я пыталась помочь ей через Колю. Она не оценила.
   *Не общайся, Коля.
   *Не буду.
   В душе поднялась обида. Только познакомились, поцеловались, еще даже не пересп.. Ой, о чем это я. А как же бабушкины сказания про секс после свадьбы, а то никто не женится. Зачем, раз так всё позволяют. И такое глупое расставание.
   С улицы донесся грохот, как будто подъехал и остановился огромный БЕЛАЗ. Раздался стук в дверь. Кого там нелегкая принесла? Потащилась открывать. Какой-то мужик в бордовом костюме с темными волосами, убранными в хвост, стоял на пороге.
   -Добрый день. Анна?
   -Здрасте. А разве мы..
   -Я Сергей Иванович. Привез вам по просьбе Кристиана лекарства.
   -А... А как вы так быстро...
   Иванович раскрыл до упора дверь и указал мне рукой в направлении дороги, проходившей в четырех метрах от калитки. У нашего дома припарковался самый обычный с виду вертолет. Протерла глаза кулаками, не веря сама себе. Встряхнула головой, и стукнула по ней тыльной стороной ладони, пытаясь разогнать видение.
   -Это вертолет, - увидев мои муки, объяснил Иваныч. - Вы распишитесь.
   Он протянул бумажку. Чирканула по ней, оставив замысловатый крючок.
   -Печать поставите?
   Острое недоумение на моем лице дало ему понять, что здесь не офис компании DHL и печатей не будет. Разве что кулаком по лбу могу дать.
   -Ладно, обойдемся. Всего доброго.
   -Э.. Иваныч. Дайте хоть в вертолете посидеть.
   -Извините, некогда. Кристиан не любит, когда в вертолет суются посторонние.
   -Я не посторонняя. Вы же видите, он лекарства прислал. Значит, я представляю для него важность.
   К вертолету начало стекаться сельское население. Ребятишки весело бежали, переговариваясь на ходу, бабульки кандыляли, резво перебирая палками. На дороге образовался затык.
   -Эй, ты че аэродром с дорогой перепутал? Вали давай отсюда. - Корней Чуйков высунулся из трактора-погрузчика с вилами и свирепо посмотрел на посыльного Кристиана. Потом скосил глаз на меня и подмигнул:
   -Что Петрушка местных хахалей тебе мало? Уже на вертолетах стали прилетать.
   -Хм. За собой смотрите. У вас грешков наберется побольше моих.
   Чуйков сразу помрачнел и отвернулся. Видела я как-то, куда он по вечерам заходит, перед походом домой. Кому, но только не Чуйкову морали мне читать.
   Иваныч поторопился к вертолету, крича мне:
   -До свидания!
   -Ну, пока. - Не дал даже посидеть в вертолете, противный какой. Ладно, Иваныч, я тебя запомнила, если что.
   Окруженный со всех сторон в плотное кольцо вертолет готовился к взлету. Иваныч орал в матюгальник:
   -Отойдите! Не то, зашибу. Отходите.
   Ага, разбежался.Так тебя и послушали. Пришлось вмешаться Чуйкову. Он зычным голосом выматюгался на любопытствующих, и для остраски погрозил указательным пальцем. Вмиг ребятишки отошли на обочину, но бабульки сделали замечание Чуйкову о его культурном уровне. Вертолет взлетел. Ребятишки махали ему вслед. Я от них не отставала. Пока, Иванович. Дождалась, пока крылатая машина превратилась в точку, вернулась в дом и рассказала обо всем Верке. Вот она поразилась, что опять схватилась за тазик. Я развернула коробку с лекарствами. Сверху лежал выписанный красивым почерком рецепт. И где Кристиан себе таких докторов находит с каллиграфическим почерком. Курица лапой лучше нацарапает, чем пишут в наших поликлиниках. Выпили с Верой таблетки, и собрались поспать, как в окно кто-то затарабанил. Кого еще принесло? Выглянула в окно. В него улыбался мой недавний противник и одногруппник Гришка. Приоткрыла дверь и спросила:
   -Чего тебе надобно, старче?
   -Здорово, старуха. Как там корыто?
   -Корыто разбито. Ты по какому вопросу? Почему не на парах?
   -Прикинь. Нет сегодня пар. Преподы все заболели. Какая-то инфекция. Директор рвет и мечет. Ему еще позвонили, сказали, что этот заразился, как его там. Мужик, спонсор иностранный.
   -Кристиан?
   -Ага. Он теперь ищет крайнего, на кого все свалить. Боится, что спонсор скандал устроит, и что в поликлинике и выше про эпидемию узнают.
   -Еще кто-то заболел? - уточнила я.
   -Да вроде нет.
   У Гришки зазвонил телефон. Он отошел в сторонку и поговорил. Радостный вернулся ко мне и сказал:
   -А вот и крайнюю нашли, Петрушка.
   Насторожилась.
   -Тебя. Отчислят. Секретарша уже приказ печатает.
   -Как отчислят? За что? - похолодела я.
   -Преподы сказали, ты их с олигархом пирожками кормила.
   -Кормила, ну и что. Где доказательства, что они были инфицированы, а?
   -Нету?
   -Нету. Вещдоки все умяли. Так что, нет доказательств, нет преступления и нет наказания.
   -Директору объясни. Он зол, как пурга в стихах Есенина. Ну, этот помнишь. Буря мглою, небо кроет. Вот и он всех кроет.
   -Пушкин.
   -Чего?
   -Пушкин про бурю сочинил.
   -Да, неважно. Главное, директор в ярости.
   -Я все объясню. И обойдется.
   -Удачи. А что за чувак на вертолете прилетал?
   -Какой вертолет, меня отчисляют из ПТУ, а ты вертолетом интересуешься.
   -Петрушка, каждый месяц, а то и чаще кого-нибудь отчисляют. Вертолеты же в первый раз в селе приземлились.
   -Иди, Гриня, по-добру отсюда. Нет в тебе сострадания.
   Хлопнула перед Гришкой дверью.
   Надо идти к директору, сказать ему, что я ни при чем. Так, по-быстрому приводим себя в порядок. Как же я пойду? Вдруг, приспичит прямо при разговоре с директором, инфекция-то вещь абсолютно непредсказуемая. А если это произойдет по дороге? Позору не оберешься. Оглянулась беспомощно по сторонам в поисках озарения. Старое черно-белое фото деда, жившего в доме несколько лет назад, со стены молчаливо подсказало ответ. Памперсы! Где-то я видела памперсы, которыми не успелвоспользоваться умерший дед. Как не было брезгливо и жутко, пришлось полезть в старый шкаф. Среди кучи его вещей, сбереженных вдовой, нашла вскрытую пачку и взяла один экземпляр. Спустила преисподнее и натянула памперс. Как он хоть прицепляется? Подергала, подергала и додергалась. Липучки отлетели. Скотч пришел на помощь. Итак, обезопасила себя от провала. Что дальше? Идти. Только дойду ли? Не упаду ли в придорожный арык, утону и рыбы меня там съедят. А потом полуобъеденный труп выловит полиция, и весь колхоз будет обсуждать мой внешний вид, а особо умные еще и сфотографируют. Нет, не хочу так. Самое время позвонить оборотню. Его номер почему-то есть в телефоне, хотя не помню, чтобы мы обменивались. Не внушал он мне доверия никогда. Человек с плохим чувством юмора не может быть хорошим, так мне думается. У каждого свои ассоциации, у меня вот такие. Но делать нечего. Гришка на одиннадцатом номере ездит, остальные одногруппники и вовсе животные, как вчера прояснилось. Только бы ответил.
   О, взял трубку.
   -Денис?
   -Аня? Ты мне, по-моему, первый раз за все время учебы звонишь. - неподдельное изумление слышалось в голосе Дэна.
   И надеюсь, что последний.
   -Ты рад, хоть?
   -Безумно. Весь во внимании.
   -Ты дома?
   -Да. А ты? Чего не приходила на занятия?
   -Да так. Здоровье не очень. Ты это, подвези меня, пожалуйста, до училища и обратно. Только бесплатно, денег нет.
   -Ладно, через пять минут буду. Собирайся, оплатишь другим способом.
   -Каким?
   В трубке послышался отбой. Какой другой способ?
   -Вера!
   -Му.
   -Корова, гну. Поеду в училище, а то меня почти отчислили.
   -А?Му, му, м.
   -Помолчи лучше, размычалась. Потом расскажу.
   С трудом одеваю немного смятые джинсы. Еле налезают на памперс. Наконец, молния застегнулась с десятой попытки.Легкая длинная кофта, скрывающая разбухший зад, два взмаха массажкой и на выход. Джип оборотня эффектно взвизгнул тормозами, даже получше, чем бентлиКристиана, и остановился. Что все такие шустрые-то, а? Один на вертолете лекарства оперативно доставил, второй не успела позвонить, как принесся. Изображая из себя крутого мачо-негра, Дэн вышел из машины и открыл дверцу.
   -Прошу, Анюта. - и, критически оглядев, добавил. - Ужасно выглядишь.
   -Зато ты цветешь и пахнешь. - лестно отозвалась о нем.
   Вырядился, почти как на свадьбу. Как так быстро собрался? Белые брюки, тонкий сиреневый пуловер, начищенные до блеска черные ботинки, и огромный, как у карлика носа шнобель, который все портил. Темные волосы блестят от непомерно большого количества вылитого на них геля. Аромат парфюма так и брызжет во все части света, но больше на восток, да ветер сегодня дует на восток, и довольно сильный, вон как самодельная вертушка на доме нашем крутится. Чувствую себя скованно. Он стильный, а я истощенная лохушка, озабоченная своим будущим.
   -Садиться или нет? - уточнила на всякий случай. Вдруг на таких джипах с моим лицом и в памперсе делать нечего.
   -Конечно.
   Проигнорировав галантно протянутую руку, взобралась на подножку, потом на сиденье. Стало дурно. Болею все-таки.
   Усевшись на место, оборотень завел свой заморский тарантас, и, не теряясь, положил руку мне на коленку.
   -Что делаешь вечером?
   - Попытаюсь сперва до него дожить. Вот, директору докажу свою невиновность, - осуждающе посмотрела на обнятую коленку.
   -А. Слышал, у тебя проблемы. - рука перелегла с коленки поближе к талии, памперс зашелестел, - Помочь?
   -Справлюсь. -Фу, какая рука большая, прямо лапища с желтоватой кожей. И неприятная. По телу пробежала судорога. Только бы памперс не заметил.
   -Ты чего? - удивился Дэн.
   -Замерзла.
   Меня тошнит от тебя, но типа да,околеваю. А еще подгузник натираетзадницу и жарко в нем.
   -Сама виновата. Зачем с этим олигарщиком связалась. Возомнила себя королевой. Спустись с пьедестала, дурочка. Сперва вылетела с училища, что дальше?
   -Еще никто не вылетел.
   Повезло, что подъехали к ПТУ, а то лапища, чувствую, передвинулась бы еще куда. Еле сдерживая неприятные чувства в желудке, почти ласково убрала ненавистную лапу, и пошла вовнутрь.
   -Я буду ждать. Если что, звони. - командирским тоном заявил Дэн.
   Эхо доносило до меня визги, крики и завывания, похожие на женские. Остановилась у доски с объявлениями. Уже висит. Ноги затряслись и застыли на месте, не в силах сдвинуться. Уже отчислили. Отодрала в гневе приказ и застывшие ноги, пошла, едва передвигая ими, как лыжными палками. Гнуться ноги не желали. Настоящая утка, переваливаюсь из стороны в сторону. В голове настоящая война, тысяча злобных мыслей, созрел целый сериал:'Отомстить директору'. По жизни я мирный человек, но когда тебя незаслуженно вышвыривают из учебного заведения за месяц до его окончания, тут любой озвереет. А бабушку дедушка 'Кондратий' хватит. Она так надеялась, что скоро смогу зарабатывать самостоятельно. Нет, или я доучусь, или пойду в колонию строго режима. Третьего не дано. Подхожу к лестнице и начинаю прыгать на двух ногах, чтобы добраться до голосов. Проклятые ноги не гнутся. Прыг-скок, где ты,несправедливый директор? Прыг-скок, готовься к серьезному разговору. Уф, взобралась на этаж.Стираю рукой выступившие капельки на лбу и, собравшись с силами, иду по этажу на голоса. Комната с продовольствием. Кажется, в ней кто-то есть. Заглядываю. Так точно. Печальныйдиректор сидит на лавке около стола. Секретарша уютно устроилась у него на коленях икормит корнишонами, которые достает из банки прямо руками.
   -Августинчик, миленький. Не расстраивайся так. Съешь огурчик. - Огурец проник в рот директору, тот немедленно всосал его и начал пережевывать.
   Видать, не так сильно расстроен, как старается показать, раз аппетит хороший. Молча стою у порога, не выдаю себя ни словом, ни звуком. В комнате пахнет вкусностями. Огромные копченные телячьи окорока висят над потолком. На полках стоят: стеклянные банки с маринованными огурцами, помидорами, солеными грибами, консервы с кильками, тунцом, печенью трески, всевозможныеспециии: от веников с лавровыми листами до сушеной зелени. В морозилках, я видела, что там раньше, когда приходила за ингредиентами для занятий: куски свинины, ребрышки, говяжьи отбивные, куры, печень, потрошки, замороженные овощи. Обычно выдачей пищевых ингредиентов занимался завхоз, но теперь в помещении его не было.
   Перемолов огурец, располневший за последний год директор, грустно всхлипнул. За что удостоился поглаживания по начавшей уже лысеть головке от сотрудницы секретариата Анны Павловны. Ничего непристойного в их действиях я не видела. Ведь около года назад директор женился на своей подчиненной. Получается, что она его третья жена, или четвертая, а может пятая? Запуталась уже. За три года обучения, мы собирали ему на свадебные подарки несколько раз. Задолбал уже. Я считаю, что собирать надо, когда человек женится в первый раз. Все последующие женитьбы не в счет. А если он гарем себе заведет, что тогда? Чем обоснован выбор Анны Павловны в жены директором, непонятно. Она и младше-то его всего на два года, и красотой особой не блещет: звезда во лбу не горит, косы до полу нет, размерами 90-60-90 тоже не обладает. Весь преподавательский состав также, как и студенты, недоумевал над выбором босса. Но видимо, есть в ней, что-то, чего ни студенты, ни учителя не видят, а проницательный директор разглядел.
   -Кхм, кхм, -закашлялась я, чтобы обратить на себя внимание.
   Живот скрутило тугим резиновым жгутом, какой хранится в медицинской аптечке для водителей. К горлу поднималась высокая волна, похоже, шторм продолжал увеличиваться. Директор убрал руку с задницы секретарши, они оба уставились на меня. Взяв себя в руки, громко дыша, подозреваю, они это слышали, спросила:
   -Август Юлиевич, зачем вы так со мной?
   Анна Павловна бережно спустилась с колен мужа и встала за спину, положив руки ему руки на плечи.
   -Карты так легли. Кто-то должен понести ответственность за случившееся, почему не ты?
   -Можно же обойтись без отчисления? - попыталась с ним договориться.
   -Это самый простой и менее болезненный способ. - Август Юлиевич спокойно посмотрел на меня.
   -Не жалко студентку? Ведь выпускной через месяц. Вы мне жизнь ломаете, - голос перешел с жалобного на вызывающий.
   Директор встал. Секретарша убрала с его плеч руки, но осталась стоять позади. Людей маленького роста часто называют метр с кепкой. ПроАвгуста я бы сказала метр с банданой, поскольку он даже до кепки не дотягивал. Он помолчал примерно с минуту и демонстративно, выражая пофигизм по отношению ко мне, полез в банку с огурцами своими пальцами. Поковырялся в ней, выбирая огурцы поменьше, и запихнул сразу несколько штук в рот. Рассол тек по уголкам рта.Мелкие пережеванные куски огурцов вываливались наружу из набитого рта. Я ощутила рвотные позывы, и подняла глаза к потолку, глубоко дыша. Услышала, как директор сказал:
   -Съешь огурчик, деточка. Успокойся. Придешь осенью. Еще годик в училище посидишь, и в следующем выпустим. Понимаешь, сейчас так надо. Если Кристиан Грей откажет нам в помощи, обидевшись на подхваченный вирус, то всем будет плохо.
   -Особенно вам, - отпихнула протянутый огурец и кивнула головой на большой окорок, подвешенный под потолком. На окороке запечатлелись следы чьих-то зубов. Явно директорских. Таких вольностей учащиеся себе не могли позволить. - Хотите вкусно кушать за счет бедных студентов?
   -Да, пошла ты. - директор употребил нецензурные выражения.-Вон из училища, шалава.
   Не договоришься с ним. Вот, муд к. Ему мои беды все нипочем. Ему бы только окорочка жрать, да секретаршу трахать и на курорты возить. Шторм в желудке подходил к критической точке. Как бы сказали по телевидению, шторм достиг отметки в девять-десять баллов. Переступая ногами-ходулями, приблизилась к Августу, взиравшему на меня с гневным видом. Раскрыла рот, чтобы вылить на него поток презрительных слов, но из него полетели отвратительные брызги, переходящие в струю. Шторм выплеснулся на директорское лицо - искаженное лицо обезьяны в бандане. В спешке он раскинул руки, предохраняясь от меня. Но кто же спасется от 'девятого вала'. Теплая волна накрыла его с головой. Секретарше тоже досталось маленечко. И эта любимая, любимая женщина босса облила меня помоями из матерных слов.
   -Не нарочно я. - хватая ртом воздух, сказала облеванной супружеской паре.
   В голове стучало: 'Доведи дело до победного конца. Заставь его отменить приказ. Не позволяй так просто избавиться от себя. Ты пахала три года в училище, отказывая в развлечениях и еде не для того, чтобы какой-то лысый недоросль выпер тебя в два счета'.
   Шея, заключенная в плотное кольцо директорских рук, затряслась. Этот ублюдок накинулся на меня и заорал, продолжая сдавливать шею, и подпинывать к выходу:
   -Вон! Чтобы здесь не появлялась больше, чудовище!
   Белая, как снежная пелена секретарша зудела над ухом директора:
   -Успокойся. Ты задушишь ее. Дорогой, прекрати.
   Но разгоряченного злобой директора усердно тянуло на расправу. Но я не могу, не могу вот так просто быть вышвырнутой из учебного заведения. Собрав последнюю решимость, я подняла ногу и пнула директора в пах. Его руки ослабли. Воспользовавшись этим, я отшатнулась в сторону и двинулась в сторону, противоположную двери. Пока директор пребывал в болевом шоке, его место в бою заняла моя тезка Павловна.
   -Ради всего святого, уйди. Не доводи Августа до греха. - взмолилась она.
   Оскалившись, заняв место у полки с банками, сказала ей:
   -Оставите в училище, уйду. Еще и прощения попрошу.
   -НИ-КОГ-ДА!!! Ты не будешь учиться здесь. Только через мой труп. - директорский визг ударил по ушам. Он оправился от падения и вновь собирался напасть на меня. - Уйди по-хорошему.
   -Нет, придурок лысый.
   Слова подействовали на него, как красное полотно на разъяренного быка. Он бросился на меня. Банка с огурцами красовалась в моих руках. Я расшибла ее о стену. Получилось некое подобие розочки.
   -Не подходи, - я тряслась от страха, но тем не менее не собиралась сдаваться.
   -Да, что ты можешь, малолетка. Против такого сильного мужика, как я,- директорв воображаемой мною бандане смело подошел ко мне. Попытался выхватить расколотую банку из руки.
   -Не трогай. Последнее предупреждение, - я прохрипела.
   Он проигнорировал и схватил меня за руку. Я увернулась и выставила опасную банку вперед, закричав:
   -Вообще бесстрашный? Отойди.
   Он не успел убрать руку и напоролся на банку. Красная полоса образовалась на его руке. Августин Юлиевич громко застонал и посмотрел на меня. Что-то пугающее было в моем облике. Директор отшатнулся в сторону. Его заключила в горячие объятия жена-секретарша. Мне же неоткуда было ждать сочувствия. Пошла на него:
   -Договорились? Оставляешь меня?
   -Не-ееет!
   -Твое последнее слово?
   -Да-ааа!
   -Ладно.
   Обороняясь розочкой, пошла к двери. Взяла из угла швабру и просунула ее через ручку. Подтащила к двери стул и села на него.
   -Будем ждать, когда передумаешь.
   -Петрушкина, последний раз прошу, одумайся. Иди домой.
   -Нее-ет! - изобразила я его слова с искривленным лицом.
   -Ладно. - директор опустил затворку на окне и открыл его. - Эй! Оборотнев!
   -Что, Августин Юлиевич? - услышала я голос Дениса.
   -Вызывай полицию. Меня в заложники взяли.
   -Кто? - слышу оробевший голос с улицы.
   -Петрушкина!
   -Августин Юлиевич? Вы чего обкололись или перепили? - заржал Дэн. - Ха. Петрушкина.
   -Оборотнев. Вызывай. Я не шучу.
   -Не буду.
   Мы услышали звук отъезжающей машины.
   -Ну, Оборотнев. И тебя отчислю. - погрозил ему вслед директор.-Эй! Сторож! Вызывай спецназ.
   -Ась? - Игорь Николаевич был немного глуховат. - Какой заказ?
   -Звони в полицию.
   -Какую амуницию? Новую мне выдадешь?
   -Тьфу. Что за люди. - выругался директор и достал мобильник. Позвонил кому-то и в красках рассказал, что он в беде. - Все, Петрушкина. Можешь начинать сухари сушить.
   Мне опять стало плохо, мутно.
   -Домой пойдете? - спросила директора.- Разойдемся по-хорошему?
   -Не-еет, Петрушкина. Мы теперь в заложниках у тебя. Вот подождем, пока нас освободят, тебя заметут в обезьянник, тогда и пойдем домой с чистой совестью.
   -Как хотите, - с этими словами отогнала директора с женой розочкой в угол и открыла двухлитровую банку компота со сливами. Залпом всосала все содержимое. Устало опустилась на пол. Посмотрела на потолок. Копченая нога манила ароматом.Так хочется есть. Болезнь сильно помотала меня. Встав, вгрызлась остервенело в висящую копченую ногу и жадно стала ее рвать зубами и пихать в рот. Хоть наемся мяса, сухари еще успею погрызть.Недовольный Августин вякнул:
   -Ешь, ешь, за ногу с тебя тоже деньги вычтем. Ты нам все возместишь, и за мой испорченный костюм заплатишь.
   -Как там твой орган из трех букв -начинается на Х поживает? Ничего? Не отбила? Как думаешь, ты еще способен на секс? Или придется лечение тоже мне оплачивать?
   -А это мы сейчас проверим, - заявил директор и расстегнул пуговицу на штанах.
   -Августин! - завопила жена. - Что за выходки!
   -Не волнуйтесь вы так, Анна Павловна. Мы только проверим, все ли цело, - серьезно сказала я ей. - Продолжайте, АвгустЮлиевич. Признаюсь, мне еще не приходилось видеть это, вы будете первым.
   -Хм. - директор покраснел.
   Возбудился, что ли. Кося одним глазом на директора, чтобы не пропустить модный показ, откусила еще от ноги. Он все еще стоял, не решаясь на снятие портков.
   -Долго ждать? - мне не терпелось увидеть директорский сапожок, чтобы поведать потом о его размерах всему училищу.
   Наконец, он решился. Расстегнул молнию, вследствие чего штаны упали с его бедер, открывая толстые дряблые ноги. На нем остались лишь темно-бордовые плавки.
   -Плавки? Тоже мне семейный человек, - укорила я его. - Молодитесь. Кстати, почему у вас нет детей? Заметьте, вы женаты больше года, а детей все нет. И не говорите потом, что мой удар нанес вам значительный урон.
   Его рука подергала резинку на плавках. Но громкая сирена, раздающаяся с улицы, встряла между нами. На лице директора проявилось затравленное выражение, а снаружи кто-то громко сказал:
   -Внимание! Обращение к преступнику. Выкидывайте оружие в окно и выпускайте заложников.
   Дернув за ручку, открыла окно и выкинула розочку от банки. Несколько человек в темных масках посмотрели на меня. Главный спросил:
   -Что это?
   -Оружие.
   -Это стекляшки.
   -Ну да, мы с заложниками огурцы ели.
   -Они живы?
   -Кто, огурцы?
   -Заложники, ...ть!
   -Конечно. Я их домой выгоняла, но они не хотят. Пока, говорят, все запасы не подъедим, не уйдем, - развернулась и пошла к полкам.
   -Куда пошла? Вернись! - крикнул главный.
   С верхней полки сняла два батона копченой колбасы и сбросила вниз из окна.
   -Угощайтесь.
   Вооруженные мужики сняли маски, и сели на траву есть колбасу.
   -Позови заложников к окну. Мы должны убедиться, что они живы.-сказал их босс.
   -Подождите минуту.
   -Сейчас же! Или стрелять буду, - распсиховался главный.
   -Дайте хоть директору штаны одеть. - призвала я его к порядку.
   -Почему он без них?
   -Так вышло. Он затеял небольшой показ, а тут вы некстати подоспели. Теперь он испугался, и я ничего не увижу. - трещала я с главным, высунувшись из окна. - Как колбаса?
   Один из мужиков, задрал верх большой палец.
   -Тут еще сало есть, прожилки из мяса толстые, со специями. Кинуть?
   -Угу. - закивали головами защитники отечества.
   -Какое сало? Вы что творите? Работать надо, а не на лужайке от преступницы подачки принимать. Давайте мочите ее.
   -Эээ. Вы чего? Я их кормлю, а они нож мне в спину. Нехороший вы человек, главный.
   Смущенный директор до сих пор не одел брюки. Решился подойти к окну поближе.
   -Раз так. Я сам. - разъярился командир.
   Громкий хлопок и стекло треснуло. Прочная веревка, на которой держалась туша, оборвалась. Копченая нога сорвалась с нее и бухнулась на присевшего на корточки со страха директора. Руководитель училища оказался погребенным под мясной вкуснятиной. Перед тем, как окончательно вырубиться, он успел нежно обнять ее. Сверху на ногу плюхнулась бессознательная секретарша.
   'Вот это гамбургер получился' - подумала я. -'Сэндвич'
   И полила их сверху майонезом.
   -Это было предупреждение! - заорал командир.
   -Ничего себе, вы заложника пристрелили. - крикнула ему и побежала от окна.
   Опять хлопок. Осколки стекол брызнули на пол. Падаю вниз и ощущаю, как резко потяжелел памперс. Глаза закрываются, теряю сознание. Конец?
   Туманная дымка сгустилась в голове. Не понять что со мной, где я? Чьи-то руки таскают меня с места на место, чем-то шуршат, что-то перекладывают, и,в конце концов, нападает дремота. Временами вздрагиваю и поднимаю голову. Неясный темный силуэт сидит рядом на диване и молчит.
   -Кто ты? Вестник смерти? Почему такой красивый? Где коса?
   И снова засыпаю в тревоге.
   Раскрываю глаза. Посланец все сидит.
   -Ничего не отсидел? Иди, иди прочь. Не дождешься моейсмертушки, ирод.
   Проваливаюсь в темноту.
   Смотрю в потолок. Рассвело. В доме тихо-тихо, как будто все вымерли напрочь. Вспомнила про демона. Села и увидела его. Это вовсе не демон, а Кристиан-Колька.
   -Ты?
   -Попой нюхаешь цветы. А я сижу.
   -Зачем пришел? Тебе же мама не велела со мной общаться.
   -Я и не общаюсь. Просто спас тебе жизнь и репутацию.
   -Почему я не в тюрьме?
   -Говорю же, тебе крупно повезло. Ну же, благодари спасителя.
   -Как директор?
   -Объявил ему выговор. Кстати, почему он был в трусах?
   -Собирался похвалиться своим достоинством.
   -Он что совсем? Извращенец.
   -У него спроси.
   -Я ему покажу, где эксгибиционисты зимуют. Отправлю в Магадан, там, на морозе у него сразу все отвалится. Да я его отлуплю.
   -Чего это ты так взъелся? Неужто ко мне неравнодушен? - вперилась в его лицо, отметив, что зеленка отмылась. Сегодня парень был бледен, слишком бледен. Какие-то крайности. То зеленый, то бледный, когда-нибудь мы с ним в нормальном человеческом виде увидимся?
   -Я тебя помыл, между прочим, и памперс поменял.
   Пошебуршала рукой под одеялом. Правда, памперс одет, легкий, пустой значит. Смутилась, накрыла голову одеялом.
   -Чувствую себя новоявленным папашкой.Памперсы менять начал, купать ребеночка. Что дальше?Вылезай, давай.
   -Мне стыдно.
   Чтобы поменять тему спросила:
   -Чем закончилась перестрелка? Помню, выстрел и упала.
   -Скажи спасибо окорочку. Пуля ему в кость попала, а то бы не сидеть нам рядом.
   -Спасибо, окорочок.
   -Вот эта кость, кстати.
   Коля дал мне ее, и мы вместе посмотрели на дырку в ней. Решила, что сохраню кость на память, как реквизит, спасший мое здоровье.
   -В училище тебя восстановят. А за слухи не беспокойся. В СМИ пущена информация, что преступник, захвативший директора с секретаршей погиб при захвате. Прости, что у тебя проблемы из-за меня. Вся эта чушь с инфекцией просто отвратительна. Особенно хорошо проявил свой характер директор. Подумаю еще, как его убрать со временем.
   Поцелуй в лоб от Коли. Такой горячий и нежный.
   -Солнышко мое, многострадальное. Я убегаю. Вижу, ты в порядке. Как же я испугался, когда узнал, что в тебя стреляли. Отдохни пару дней, оправься от болезни и спокойно возвращайся в училище.Не делай больше глупостей, а? Просто позвони мне, ОК?
   Покорно кивнула. Кристиан порывисто встал и, торопясь, как будто боялся передумать и зависнуть у меня еще на несколько дней, быстро вышел из комнаты. Услышала, как скрипнула наша дорогая кладбищенская калиточка. Через несколько секунд после его ухода в мои пенаты ворвалась возбужденная Верка.
   -Анька!
   -А, привет. Чего орешь?
   -Кристиан, он с тобой, он тебя.
   -Ой, лучше бы ты мычала. Так спокойнее. Оклемалась уже. - скептически обратилась к ней.
   -Да. Чудо-таблетки помогли быстро остановить понос.
   -Жаль, что эти таблетки от словесного поноса не спасают, - вздохнула я.
   -Да ты не понимаешь. Кристиан, он тебя принес на руках, всю облеванную, обоср..ю. Фу, меня стошнило при твоем виде, там такие благоухания стояли, а он еще к тебе прикасался. Я бы побрезговала.
   -Побрезговала? А я за тобой свинства с пола мыла, это как будто так и надо, да? С тазиками полночи волочилась, водичку подносила, это нормально, да? А она, фуфонька какая, брезгует, - отвернулась, не в силах снести нанесенную кровную обиду к стенке. - Поди отсюда.
   Но эта коза и не думала униматься. Продолжала блеять и блеять.
   -Он тебя в ванную понес. Раздел, помыл и в комнате спать уложил. И еще гладил по волосам, сидел всю ночь у тебя. Компрессы холодные ко лбу прикладывал. Даже ни разу не отошел.
   Я улыбнулась стенке. Не помню, когда в последний раз за мной кто-то ухаживал. Обычно, когда я болела, на меня не особо обращали внимание. Иногда, мне казалось, что если я умру, никто и не заметит. По-крайней мере до появления тлетворного запаха, точно не чухнутся. Тогда уж точно никто не отвертится. А тут, такая забота. Да еще от кого. Отсверх сильно занятого, супер обаятельного, невероятно богатого америкашки Кольки.
   'Не обольщайся. Ему явно от тебя что-то нужно' - предостерегающе проскрипел трезвомыслящий мозг.
   Но что? Что есть у меня такого, чего нет, например, в Верке? Только глупая улыбочка и способность причинять вред окружающим. Но эти качества могут только отпугнуть. Хотя, у него же есть какая-то тайна, увлечение. Может, я как раз и хорошо вписываюсь в нее.
   Я задергалась и стала ощупывать себя. Начала с головы, дошла до памперса, подумала и решила его снять. Вроде не должно уже быть проблем с кишечным трактом. Вон Верка-то выздоровела. Вытащила из-под одеяла памперс и кинула на пол.
   -Приберись тут, - попросила Верку.
   -Ладно. - На удивление быстро согласилась она. Осознала вину свою.
   Продолжила исследование тела, особенно тщательно обращая внимание на нераскрывшийся бутон. Вроде все в целости, сохранности. Аж от сердца отлегло.
   -Вер, а он ничего со мной подозрительного не делал?
   -Не, - помахала головой она. - Я на стреме была.
  
   -Несла трудовую вахту?
   -Да, все двадцать четыре часа в сутки о тебе забочусь.
   -Заливай, заливай, уши ты грела, завистница.
   -Бе.- Верка показала свой длиннющий язык.
   В желудке громко заурчало, наводя на мысль о том, что неплохо было бы и подкрепиться.
   -Вер, есть хочется. Есть что-нибудь супер-диетическое?
   -Макароны, Ань, устроят?
   -Пустые? -возмутилась я.
   -С сахаром сделаем. Сахаром посыпем и макароны уже не пустые.
   -Ага. Отличный завтрак. И это говорит мне без пяти минут дипломированный повар. - Скажи, для чего ты несколько лет в училище юбчонки протирала? Чтобы сахаром потом макароны припудривать?
   -Неохота готовить, - пожаловалась Верка. - Умею, но ой как неохота.
   -Ладно, - уступила я ей. - Пошли макароны лопать.
   Время быстро пролетало за совместным поеданием подсахаренных мучных бантиков, как раздалось знакомое тарахтение. За ним последовал полу-вежливый стук в дверь. Открываю ее и вижу Иваныча с коробкой, перетянутой розовой лентой с завитушками.
   -Иваныч? Опять на посылках? - небольшая колкость с моей стороны.
   -Такая уж моя доля, - улыбаясь, ответил вертолетный курьер.
   Еще бы ему жаловаться, наверняка Кристианему зарплату в месяц платит больше, чем весь народ на нашей ферме в год получает.
   Он вручил мне коробку.
   -Посылка от Кристиана. Распиши... - поймав мой недовольный взгляд, махнул рукой.
   -Чай будешь? - И чего это я такая сегодня любезная.
   Неужели прочистка организма так на меня действует.
   -Некогда. Кристиан названивать будет.
   -И куда это такой импозантный мужчина торопится? - встряла в дверях Верка.
   Оба-на. Только что сидела за столомневзрачная, в драненьком халатике не первой свежести, и вот уже успела натянуть короткую джинсовую юбку и белый топик на бретельках, естественно, без лифчика. Копна белых волос вызывающе раскинулась по плечам, подчеркивая приятный овал лица, на который, впрочем, Иваныч не особо смотрел, занятый созерцанием молодых стоячих сосков, проступающих через топик. Мы обе отчетливо услышали, как Иваныч сглотнул вот такущую слюну, размером наверное с щуку, которой хвастаются удачливые рыбаки, и закашлялся.
   "Подавился, сластолюбец", -отметила я. - "Вечно эта Верка своим очарованием доводит мужиков до греха.'
   Я втолкнула Иваныча в дом и отдубасила как следует его спину. Он очумело вытаращил глаза, одновременно давясь и продолжая пялиться на Веркины груди. Улыбающаяся подруга усадила его на табуретку и подала чашку с питьем. Но я не глупая, тут же просекла, что стала лишней и удалилась в свое логово, изнемогая от нетерпения, что же прислал мне Кристиан. Наверняка что-нибудь крутое. Крутые парни дарят крутые подарки - это факт. Наверное. По крайней мере, хотелось верить этой аксиоме. Взяв ножницы, перерезала торжественный бант и открыла коробку. Ну-с, что у нас здесь. Книга. Тьфу ты, Коля не мог получше что-нибудь подарить. Я в последнее время ничего не читаю, кроме того, что задают в училище. Да и вообще читать не люблю. Если не кривить душой, то и по слогам-то читать недавно перестала. А что? Не всем же умным быть. Стране нужны повара, парикмахеры, продавщицы и прочие профессии, а не только всякие там юристы и бухгалтеры. Вот так я считаю, да. Еще я читаю программу телепередач, иногда. Хотя редко, поскольку репертуар канала ТНТ знаю наизусть: Универ, Реальные пацаны, интерны и конечно камеди клабы. А по другим каналам ничего интересного. Не "Субботний вечер" же в самом деле смотреть с этим слащавым неискренним Басковым. Ну его в подземелье, с очередной новой телкой.
   Подарок Коли очень меня расстроил, даже жестоко обидел. Олигархи, по тем же слухам из телевизора, одаривают своих любовниц машинами, квартирами, драгоценностями, путевками на курорты. Но вдруг этот подарок, как и дурацкие сюрпризы Оборотнева содержит подтекст, некий намек? Ах, он хочет, чтобы я подняла свой интеллектуальный уровень. У них же всякие там церемонии, приемы светские и тут я такая появляюсь со своими "а че", "але", "слышь, баклан". Так, так я заинтересовалась книгой в твердом толстом переплете с алым бархатом на обложке и как будто вышитой золотом по периметру. Ее открытие произвело на меня неизгладимое впечатление. Я расчихалась, глаза заслезились, мое лицо облепил слой пыли в несколько сантиметров.
   -Он что ее даже протереть не удосужился! -взревела я и, стряхнув со страницы старого одинокого паучка, дрыхнувшего наверное несколько сотен лет, попыталась прочесть черные каракули.
   -Ее что даже не в типографии печатали?
   Такое впечатление, что книге, как и паучку тысяча лет и писали ее вручную на непонятном тарабарском языке. Вот Кристиан и хмырь жадный. В гневе захлопнула древнюю рухлядь и наткнулась на открытку, которая в отличие от этой пыльной развалины была новенькая и красивая.
   "Милая Антуанетта!
   Я помню, как один ужасный тип растерзал твою кулинарную книгу и чтобы утешить тебя, высылаю в подарок чудную кладезь всевозможных рецептов. Береги ее в память обо мне.
   Твой несравненный, великолепный, притягательный Кристиан I и, надеюсь, для тебя последний."
   Ха! Первый. Где ты был, пока я была девственницей? Что возомнил-то о себе? Что я сидела тут в далеком тридесятом королевстве и восемнадцать лет ждала тебя с распростертыми ногами и сахарными устами, глаголящеми истину? Да у меня столько было этих парней, что и не сосчитать. И актеры, и певцы, и депутаты, между прочим. Правда, все они витали в моих мечтах, только в голубых мечтах с серебристыми конфетти. И эти невозможно приятные мечты почему-то совсем не спешили сбываться. А еще говорят: "Если очень захотеть, можно в космос полететь." Все это бред сивой кобылы. Ничего не улетишь, только если через могилу на тот свет попасть можно. Вот это вполне реально, только ждет ли нас там райский сад с кущами, как бы хуже не было.
   Опять эта Верка орет на весь дом, и кровать под ней вечно скрипит, выдавая ритм. О, Иваныч-тополучше последнего ее будет. Вот это темп задал. Телефон затрезвонил, сбив меня с подсчитывания скрипков в минуту. Колька собственным вкрадчивым голосом интересуется:
   -Получила сюрпрайз?
   -Да.
   -Понравился? Читать уже начала?
   Вот за кого он меня все-таки принимает? За высоконравственную сельскую интеллектуалку или полную дуру?
   -Вполне так, неплохо. Но современные книги мне нравятся больше, они хотя бы непыльные и пауки в них не живут и мух-цокотух не переваривают.
   -Как это? Мух-цокотух?
   -А ты почитай, про муху-цокотуху сказка такая детская есть, там такой боевик, со спец-эффектами. Полный улет. Если вкратце, то героиня затеяла вечеринку и пошла в маркет за продуктами. Позвала подруг там, друзей. Ей сапожки подарили, Коля, книги ей никто не дарил, понимаешь. Красивые такие сапожки. И начались у них там танцы-шманцы, шампанское рекой лилось, была там одна такая вся на понтах бабочка, варенье все есть не хотела. В любой компании, Коля, есть такие особы, считающие себя выше других. И вдруг посреди веселья появляется, Коля, страшный разбойник, и положил он глаз на нашу красотку в красных сапожках. И тащит ее в темный уголок. И никто, Коля, ни один гость за нее не вступился. Все залезли кто под стол, кто под диван и лежат бутербродами давятся, но за хозяйку не вступаются. И тут, Коля, появляется герой - маленький дрищ с саблей и фонариком, и рубит разбойнику голову. Но за это нашей красотке пришлось выйти за него замуж, хотя он ей, по моему мнению, вообще не пара. Так, пискля. И дети у них некрасивые будут. Вот у нас с тобой, Коля, могли бы получиться красивые детишки. Вот. Так вечеринка плавно перетекла в свадьбу. Это Россия - у нас так бывает.
   -Оу, чем-то напоминает Человека-паука.
   -Да, Коля, вы,америкашки, все у нас тырите. Испортили нашу муху-цокотуху своими переделками. Плагиат плохой получился.
   -Да, пожалуй, почитаю русский оригинал человека-паука. Но я расстроен, что ты не в восторге от книги, в следующий раз подарю тебе современную поваренную книгу.
   Какой же он, тугодумный. Вот про сапожки ему намекнула, целую повесть сочинила, а он опять за свое. Да я твою книжку в макулатуру сдам. Соседу для сортира уличного подарю, ему вместо газеты она будет в самый раз - папирусом-то приятней утираться, и как-то возвышенней. Вот будет он с соседскими бабками обсуждать, кто чем пользуется. Кто дешевой 33 метра, кто дорогой Зева Плюс, а сосед мой всех переплюнет - папирусом. Но лучше в библиотеку сдам вместо той, порванной.
   Мысленно я пыталась загипнотизировать Кольку через трубку. "Подари мне авто, можно даже не Бентли, Тойота камри сойдет, и Киа-то сойдет, только не надо Ладу Калину, Приору и жигули. Но гипнотизер из меня никакой, Коля резко сменил тему.
   -Как стул?
   Я обиделась, при чем здесь стул вообще.
   -Какой еще стул?
   -Твой. Чем и сколько раз ходишь? У меня обмен веществ нормализовался.
   -Поздравляю. У нас стульев нет, есть только две табуретки, и то одна на трех ножках только.
   -Как, уже запор начался! - всполошился Коля.
   -Что больше поговорить не о чем? - до меня наконец дошло о чем он. - А не хочешь обсудить мой менструальный цикл, доктор?
   Не знаю, конечно, но может у него игры такие, что если его возбуждает медицинская тема, попытаюсь подыграть.
   -Мы не настолько знакомы.
   Чувствую по голосу, как он хмурится. Значит, стул мой обсуждать он готов, а другие мои потребности пока еще рано.
   -Кстати, где Иваныч? Он почему-то не берет трубку, а мне срочно нужен вертолет.
   -А он, он, это - улетел, -лепечу я, отмечая страстный рык небесного курьера в соседней комнате.
   -Давно?
   -Так сразу и улетел.
   -Хм, и что-то долго его нет.
   -Так в это время пробки же всегда, - со знанием дела сообщаю я.
   -Где, на небе? - ржет, как ополоумевший жеребец Коля.
   Ну я и ляпнула.
   -Да, - отвечаю на полном серьезе. У нас же здесь трасса проходит Москва-Шармель-Шейх. А туда,ой, как часто самолеты летают круглый год. Они как журавли все косяками, косяками тянутся на юг.
   -Это да, - соглашается мой наивный лопушок. - Пожалуй, придется эту трассу выкупить, чтобы к тебе беспрепятственно летать.
   -Не знала, что небо продается, - искренне удивилась я.
   -В этом мире все продается, девочка моя, и даже ты.
   Неприятное утверждение, как будто я товар, красные сапожки для Кристиана, поизносил и выбросил, если надоест. Каждый сезон в моде новая модель. Все, завтра же отнесу подарочную книгу в библиотеку. Мне от него ничего не надобно.
   -Кто там кричит? - вдруг всполошился Коля.-Это мужской голос, с кем ты?
   -Не твое дело, - грублю ему, чем и с кем я тут занимаюсь. - Я тебе не продавалась, я не имущество, чтобы мной можно было распоряжаться. - А вообще мы тут книжку читаем твою с одним одноклассником и вопим от восторга. В ней рецепт один есть, как поднять потенцию до невероятных высот. Сейчас дочитаем и пойдем отвар варить, потом и испробуем сразу.
   -Что? Да как ты смеешь. Да я..
   -Головка ты от патефона, Коля. - на этих словах я прервала связь. Пусть себе повозмущается на здоровье.
   Ревнивый какой. В сердце кольнуло приятно. Телефон проэсемесил.
   "Я нашел кукурузник 1950-х годов и лечу к тебе. Готовь средство. Одноклассника выгоняй, не то его ждет страшная смерть. Когда буду точно, не могу сказать, пробки".
   Шустрой змейкой пошуршала я через коридор в соседнюю комнату, сперепугу забыв проявить культурный уровень, и постучаться. Ворвалась как всегда некстати в момент наивысшей кульминации и была обругана Веркой. Смущенный Сергей Иваныч нырнул под одеяло и спрятался у подруги под теплым крылышком.
   -Совсем, что ли? Что надо!
   -Сюда летит Кристиан.
   -Не может быть, вертолет-то у меня, - спокойно произнес Иваныч.
   -Вертолет-то у тебя, но ты не учел тот факт, что твой босс ужасно умный. Он арендовал кукурузник и скоро будет здесь. Он и так на тебя зол за долгое отсутствие. Мне пришлось наврать ему, чтобы вас прикрыть.
   Как он подскочил! Даже срам свой забыл прикрыть. Смеющаяся Верка отвесила ему ласковый шлепок вслед. Свою миссию я выполнила и с чистым сердцем отправилась к себе, чтобы не смущать новоявленных любовничков.Пусть она его одевает и выпроваживает. Мне также требуется сменить одежду, не как Верка, конечно, это уж чересчур, но, тем не менее, текущие треники с отвисшими коленками немного портят мой и так бледноватый вид. Поковырявшись в шкафу, нашла тонкую простую серую туничку с мордашками черных кошек чуть выше колен и сняла футболку, бюстгальтер. Отчетливый щелчок прозвучал через открытое окно. Не поняв, чтобы бы это значило, ринулась туда, откуда доносился теперь и топот. Высунувшись наружу, увидела убегающую фигуру в темном спортивном костюме. Что это было? Кто-то явно подглядывал. Но что значил щелчок? Мои думы прервало тарахтенье. На дороге стоял знакомый погрузчик с гулящим Чуйковым, который не сводил с меня глаз. Я резко захлопнула окно.Придурок озабоченный, вылупился во все глаза. Мало того, что налево постоянно ходит, еще и на однокурсниц своего сына заглядывается. Сын-то между прочим нормальный у него, отличник и довольно симпатичный, совсем не похож на папашку. Прямо и в окно выглянуть нельзя, обязательно кто-нибудь увидит, и слухи тут же по деревне пустит.Какое то нехорошее чувство зависло в душе, ясное понимание, что должно что-то случиться, беда. Но я отогнала ее и одела тунику. Прислушавшись, поняла, что Сереженька очень вовремя улетел, разминувшись с Кристианом. Ох, нерационально он тратит рабочее время. Мой милый совсем не умеет выбирать сотрудников. Милый. С чего это у меня с языка слетела подобная чушь. Не пара мы с ним, не бывает в жизни, чтобы красивые и богатые влюблялись в бедных и немного несуразных девочек. Дверь в комнату распахнулась, и появился разъяренный Кристя, размахивая мужскими трусами.
   -Что это?
   -Не видишь что ли, трусы. И зачем ты их мне принес. Я такой фасон не ношу, они мужские. Или ты себе новые прикупил, решил похвастаться обновочкой?
   -Я еще раз спрашиваю, что это! - парень был так зол, что лицо его напоминало бледный лик Дракулы. - Они валялись у тебя под дверью.
   Упс. Проклятый Иваныч нашел, где переодеваться.
   -Не знаю, это не мое.
   -Где однокурсник?
   -Ушел второпях, когда подслушал твои угрозы.
   -Где зелье?
   А... Что же делать, зелья-то нет. Нужно что-то зелененькое, на травку похожее.
   -Неси сейчас же.
   И принесу. Выбора в холодильнике особо не было. Хрен в банке, да горчица в тюбике. Последняя по цвету походила немного на зелье. Я выдавила полтюбика на чайное блюдце и добавила немного меда, чтобы не совсем горько было, перемешала всю хиромантию и понесла, гордо поставив блюдо на голову, как восточная наложница, своему султану. Верка сопровождала мои действия вращающимися и расширенными от удивления глазами. А что она думала, только ей парней водить можно. Хе-хе. Блюдце опасно накренилось, несколько капель обжигающей смеси брызнули подруге в лицо. Она слизнула их, чтобы узнать, чем же я потчую своего дневного гостя. Видели бы вы ее мордаху и слышали бы ее вопли! У меня появилось несколько личных минут, пока она не подглядывает в замочную скважину.
   С блюдцем на голове прошествовала к Коле, и склонила в почтении голову, забыв про законы физики, да я их и не знала, в общем-то. Жидкость с блюдца слилась парню на белые обтягивающие джинсы, сверху ее накрыло блюдце.
   -Как всегда, в своем репертуаре. Ты хоть что-нибудь нормально выполнить в состоянии, Антуанетта?
   -Просто Аня.
   -Да уж. Мне хотелось, чтобы ты почувствовала себя королевой, но Анька тебе больше подходит.
   -Попробуй хоть зелье. Ты за этим ведь приехал. В книге написано, что после него запивать нельзя, иначе три недели стоять не будет. И надо все проглотить до последней капли.
   -Все нервы мне подняла. Пока долетел, чуть с ума не сошел. Правда ты сказала, самолеты снуют туда-сюда, потом еще какой-то ненормальный на вертолете мне сигналил в облаках и орал по громкоговорителю 'Отвали в сторону на своем кукурузнике, неудачник'. Поймать бы его и яйца оторвать. Чувствовал себя, действительно, как неудачник на запорожце.
   Да, Иваныч дает. Собственного босса обгавкал.
   -Принесся чуть живой. Тут ты с мужскими трусами сидишь. На пять минут пораньше приехал бы, наверное, застал картину измены.
   'Точно застал бы, только Иваныч изменял своей работе с Веркой.
   Сейчас мы тебя добьем окончательно.
   -Зелье подано, Коля. Съешь и жизнь заиграет свежими красками.
   -Я заметил. С тобой точно е...шься.
   -И?
   -Чем я должен мазь со своего бедра слизывать? Ты когда блюдце несла, головой не подумала, что следует ложку взять?
   -Так это. Зелье же для одного дела. Я думала, ты меня им обмажешь, и слизывать будешь язычком.
  -О, Анна и остальные наивные девчонки. Насмотритесь по телевизору, как Тимоти с полуголых девок черную икру слизывает, и думаете, что это хорошо. Где фильтр у редакторов музыкальных каналов? Ну да бог с ними, иди за ложкой.
   Мое предложение явно не прокатило. И чего он тогда приперся, спрашивается? Для чего зелье принимать, если я ему неинтересна в этом плане?
   -У нас посуда не помыта, включая ложки.
   -Так помой.
   -Да что ж ты такой щепетильный! - я обмакнула указательный палец в горчице, смешанной с медом. - У, как аппетитно пахнет. Это зелье, кроме того, что полезное, еще и вкусное.
   -Надеюсь, что палец у тебя чистый, и ты нигде им не ковыряла, как обычно ты делаешь.
   -Что за грязные намеки! Я моюруки регулярно, по расписанию. Открой ротик, мой игривый малыш.
   Его наикрасивейший точеный рот приоткрылся немного, обнажая белые как соль, ровные как фасоль зубы и застыл в ожидании. Мой палец залетел к нему мгновенно, не рассчитав скорость, и оказался в глотке, перекрыв дыхание. Я быстро сориентировалась и попыталась вытащить его наружу, но не тут то было. Горло Николая нервно сжалось, поймав мой пальчик в ловушку. Хорошо, что у парня не было насморка, не то сегодня настал бы его смертный час.
   -И ии
   -Чего?
   -И ии.
   -А аа. Но не могу. Разожми горлышко.
   -У уу.
   -Смоги.
   Страшная судорога пробежалась по его телу, заставив закашляться и выплюнуть мой палец. Напоследок он его укусил, заставив меня оголтело взвыть. Кристиан продолжал кашлять, сидя на диване и согнувшись в три погибели, я орала и дула на палец, на котором остались отпечатки идеальных зубов олигарха. Идеальный парень, идеальный укус. Есть же люди, которые все делают качественно. К ним относилась из моих знакомых раньше только Верка, теперь в эту же категорию зачисленКристиан. Так скоро и целый отряд идеальных людей наберется. Дверь скрипнула, и показалась Верина мордашка:
   -Соседи, у вас все нормально?
   -Да,- прерывая крик, ответила я. - Нормально, что разве не видишь? Для нас это норма.
   -Пить! - прохрипел Колян.
   -Нельзя! Вспомни, что я говорила про три недели.
   -Плевать, я не могу больше, дайте жидкости.
   Жалостливая Вера ворвалась со стаканом воды. Ага, одного недавно пожалела и все сексом закончилось. Теперь и до второго добраться захотела. Не бывать этому.
   -Нельзя.
   Вода из стакана разлилась по полу, поскольку я выбила его из рук подруги.
   -Не порть ему жизнь в ближайшие три недели, Вера. Жалость убивает.
   -Я больше не могу, - прохрипел Кристиан и, подтянув меня за руку, завалил на желанный диван, немедленно залез сверху и накрыл мой испуганный крик жадным до жидкости поцелуем. Он высосал всю слюну, имевшуюся в моем рту. Еще не успевала она толком образоваться, как он впитывал ее, гася свой горчичный пожар. Его мучения передались и мне. Ну и ужас, горло и небо драло невыносимо. Терпеть я не могла и сказала:
   -Так пить нельзя, а закусывать можжжно.
   -Чего молчала! - разорался Коля.
   -Ты не спрашивал про еду.
   Я думала, что он убьет меня на месте. Но меня всего лишь отправили за чем-нибудь съестным. В холодильнике ничего не изменилось, там был только ХРЕН тертый.
   Хрен горчицы-то не слаще. Я как представила, что он опять моей слюной будет запивать, сразу же отмела идею с хреном. Остаются только семечки. Несмотря на довольно бедственное текущее денежное положение,запас белых семечек хранился в загашнике постоянно.Я вернулась в комнату, критически оглядев Кристиана. Да, с момента прихода его внешний вид явно пострадал. Покрытое красными пятнами лицо в испарине, влажные темные волосы, грязные белые джинсы, усталый вид. Но все равно он такой обольстительный.
   -Чувствую себя, как будто всю ночь не спал. Ты выжала из меня все соки, - пожаловался Коля.
   -Это у тебя адаптация ко мне происходит, примерно как едешь в путешествие в другую страну с отличным от родного климатом, особями, традициями. Кто-то быстро привыкает, а кому-то приходится весь отпуск в постели проваляться.
   На этих словах Коля выстрелил в меня испуганным взглядом.
   -Хочешь прервать отпуск и досрочно вернуться домой? - 'слабачок' чуть не слетела добавка с языка.
   -Нет.- Гордо встряхнув головой,он проявил смелость.
   -Отвернись, - попросила его. - Ляг лицом к дивану.
   -Зачем?
   -Я в тайник свой полезу.
   -У, тайны мадридского двора, ты имеешь сейф? - он отвернулся к стенке.
   -Я много чего имею, о чем тебе и не снилось в своей прошлой жизни.
   Стараясь не скрипеть дверцей, я влезла в центральное отделение шкафа. В нем на полу имелся скрытый лаз. Сняв его, вы попадете под землю. Как я о нем узнала? Очень просто. И в то же время как-то по-мистически. Некоторое время терялась в догадках, правда это была или сон, но позже все прояснилось. В тот день после обеда я прикорнула на диване и вроде бы проснулась, услышав странные шаги. Верки не было дома, поскольку она экстренно уехала к родственникам на похороны. Таким образом, сопоставив шаги и отсутствие подруги, я приоткрыла по минимуму правый глаз и что же я увидела? Дед, проживавший ранее в моей теперешней комнате, я узнала его сразу по фото и, покинувший наш мир несколько лет назад, вошел в шкаф и провалился вниз. Через некоторое время я услышала резвое бульканье и слова: ' Ох, хорошо! Хорошо-то как.' От страха у меня зубы щелкали так, что я вполне могла сойти за Щелкунчика и поучаствовать в балете. Мертвой хваткой я вцепилась в одеяло, но продолжала наблюдать за происходящим. Потом дед вновь появился в шкафу, вышел из него с довольным видом мартовского котяры и удалился восвояси. Тогда я не решилась влезть в шкаф, но на следующий день, когда Верка была дома, скрытно от нее, проникла в шкаф и обнаружила, что в нем есть лаз. Запасшись фонариком, спустилась по железной лестнице под землю с электрошокером наперевес и обнаружила, чуть пройдя вперед, склад пустых бутылок, от которых отвратительно несло сивухой.
   -Что им там не наливают? - вслух рассуждала я. - Бедные покойнички домой возвращаются, чтобы бухнуть. Как там строго в раю, должно быть, как в армии.
   Чтоб не пил, не курил
   И цветы всегда дарил.
   Глядя на деда, я организовала небольшой склад семечек. Каждому свое. Деду - самогонка, мне семечки. Но потом произошло нечто страшное. В доме по ночам раздавался громкий, протяжный вой. Что-то стонало, скрежетало, и толкало так, что тряслись кастрюльки на кухне и качались люстры на потолках. Несколько дней мы с Веркой находились в жутком напряжении и стрессе. Подумывали уже съехать из колдовского дома, как я полезла в подземелье за семечками и обратила внимание, что у деда начисто закончился самогон. Я купила хорошей водки, дорогой, и поставила ее туда, где раньше хранилась самогонка. Дед перестал по ночам хулиганить и начал даже помогать. Однажды утром на пакете с молоком в холодильнике появилась наклейка: 'Не пить, прокисло'. Розетка в моей комнате перестала искрить, дед еще и в электрике шарил. На моем столе в вазе стали появляться свежие цветы, да какие красивые и необычные. Мы пытались с Верой узнать их названия, но перерыв кучу энциклопедий в библиотеках, так и не нашли. В конце концов, мы пришли к выводу, что это цветы из рая. Когда их нюхаешь - всегда улучшается настроение и самочувствие. Мы заметили, что стали реже болеть. Так мы с дедом, не общаясь вербально, подружились. Я не забывала покупать ему водку, он помогал нам по дому и радовал новыми экзотическими букетами.
   Так вот, залезла я в подземелье и не обнаружила на месте семечек. Нет, пакетики там были, только их погрызли, и они остались совершенно пустыми. Похоже, злостные крысы проведали про мой тайник и опустошили запасы. Что же мне оставалось? Правильно, пойти в магазин. Один из трех подземных путей вел именно туда. Потратив минут 15, я сбегала туда и стащила из подсобки 2 пакетика семечек. 'Вечером отнесу деньги продавщице'. Наконец, я вернулась в комнату.
   -Что так долго? - спросил недовольный Кристиан. - За это время в магазин можно было сходить.
   -Разлука усиливает любовь, - выразила я умную чужую мысль, подходящую ситуации. - Садись, буду тебя семечками кормить.
   В изготовленный из газеты кулек собирала шелуху, а все почищенные семена отдавала олигарху. Сама не съела не одной. Все ему. Может, оценит мои попытки извиниться за горчичное зелье. Что-то я погорячилась, перебор произошел явный.
   -Вкусные какие, - довольно произнес Коля.
   -Ешь, ешь, я еще почищу. Мне для тебя ничего не жалко. Я даже Верке семечки свои любимые не даю. А тебе, видишь, сама чищу и в ротик кладу. Что странно, даже жаба не душит.
   -Спасибо еще раз. Очень вкусно.
   Совсем залюбовавшись на жующего Колю, я пропустила приход владелицы этого дома, вдовы моего другана-деда. Периодически, с бухты-барахты, она наведывалась проверять нас, вернее, Верку. Про меня она не знала, поскольку я жила здесь инкогнито, дабы не платить лишние деньги. Обычно, завидев ее, я ныкалась под диван. Стремглав поднявшись, я уронила кулек с шелухой, рассыпав последнюю по полу.
   -Колька, лезь под диван. Немедленно!
   -Что? - не сразу понял он.
   -Лезь, говорю, потом объясню что к чему.
   Места под диваном хватало лишь для одного человека в ширину. Но сверху друг на друге вполне можно было уместиться. Колька лег первым. Я, немного смущаясь, но ситуация требовала быстрых действий, легла сверху на мягкуюподстилочку. Конечно, я могла бы лечь и снизу, но быть подстилкой олиграху мне не улыбалось, у него таких и так, поди, пруд пруди. Поэтому моей подстилкой побудет он. Мы улеглись и затихли, едва дыша. Не удержалась и сказала:
   -Горчичное дыхание облегчает понимание.
   Хозяйка орала на Верку и полоскала ее обидными словами: заварзуха, весь дом засрала, выгоню к чертовой бабушке, как будто мы сейчас не у нее жили. Потом она зашла в мою комнату и заорала еще громче, увидев разлитую воду и килограммы рассыпанной шелухи.
   -Последнее предупреждение! - кричала она.
   Лежать на Коле под визги хозяйки было удобно и экстремально в тоже время. Мы как-то неожиданно быстро сблизились, но я не знала как себя вести и решила, что буду прилично, несмотря на то, что одна наша поза была двусмысленной. Я уткнулась ему в грудь и посапывала от привалившего счастья, наслаждаясь каждой короткой минутой совместного пребывания в месте не столь отдаленном - под диваном. Наконец, выпустившая пар ненависти, строгая хозяйка, любящая чистоту, уехала.
   -Думаю, пора отползать, - сказал Кристиан.
   -Хорошо лежим. Вдруг она вернется? - озаботилась я, пытаясь продлить сладкие мгновения.Подобно полковнику Исаеву из '17 мгновений весны' каждая секунда была у меня на счету.
   -Слезай, - Кристиан тихонечко выпихнул меня из-под дивана и выбрался следом. Его белые джинсы приобрели сероватый непонятный цвет с множеством оттенков всех цветов заливки в программе WORLD.
   -Смотри, сколько цветов и оттенков на твоих джинсах, - восхитилась я. - Давай их сосчитаем.
   Вместе мы изучали, и я подсчитывала оттенки серого: серо-бурый, серо-козявчатый, серовато-багровый, серо-золотой, серо-красный...
   Кристиан сильно удивлялся моим познаниям в колористике. Я практически раздавила его своим интеллектом.
   -.... Сорок девять, пятьдесят, - заключила я. - На тебе сейчас пятьдесят оттенков серого.
   -Ошеломительно! Раньше я знал только 15-20 ходовых цветов и то понаслышке. К сожалению у меня проблемы с отличием цветов, я -дальтоник. Весь мир для меня - одна серая безликая масса. Ты объяснила мне, что их гораздо больше. Жаль, что я не могу разделить с тобой многообразие цветов. Например, я много отдал бы за то, чтобы увидеть цвет твоей ночнушки.
   -Вообще-то, это туника. По цвету ничего интересного - тоже серый, кошки черные. Ох, если бы у меня был цветик-семицветик, то конечно я бы воспользовалась им и подарила тебе способность различать цвета. Но чудес не бывает.
   Раздалось тихое шарканье. В свою бывшую комнату пришел ее почивший владелец.
   -Ха, чудес не бывает. Ха, чудес не бывает.
   Кристиан его не видел, хотя шарканье расслышал и удивился. Дед подошел к Кристиану и обеими кулаками ударил его по глазам.
   -Ой, - Кристиан схватился за глаза, - соринки в глаз попали.
   -Ты что вытворяешь? - заорала я на деда, но он как заведенный повторял:
   -Ха, чудес не бывает. Ха, чудес не бывает.
   Прямым ходом он пошел в свой тайный ход, предаваться земным грехам. Я не рискнула пойти за ним и поговорить о том, чтобы он не обижал моего дорогого во всех отношениях гостя.
   Когда Кристиан открыл глаза, то прыгнул высоко-высоко, почти до потолка и начал перечислять.
   -Пол грязно-коричневый, тюль серо-белая, цветок с зелеными листьями, обои голубые. Ура! Я вижу цвета.Антуанета, рядом с тобой постоянно что-то происходит, и это нравится мне все больше и больше. Ты помогла мне увидеть, что серый цвет имеет аж пятьдесят оттенков. Чем бы тебя отблагодарить, что ты любишь?
   Мы сели рядом на диван. Наглеть я не хотела и поэтому сказала:
   -Люблю Чупа Чупс большой, со жвачкой внутри. Хоть каждый день по пять раз на дню сосала бы. С разными вкусами, неважно какими.
   -Оу,-он почему-то зарделся, - Это легко исполнить. Но я немного стесняюсь, мы мало знакомы.
   Не понимаю, чтобы сосать конфетку надо как-то по-особенному сблизиться что ли?
   Кристиан расстегнул брюки и выудил из них свой, свой Чупа Чупс!
   -Моя хорошая, покажи, на что ты способна. Пять раз мы конечно сегодня не успеем, мне на работу все-таки следует вернуться.
   Японский городовой. Он предлагает это мне, мне ЭТО? И как он до такого непотребства додумался!
   -Мне надо подготовиться, принять душ, взбодриться. Сиди, - как ошпаренная я выскочила из комнаты и убежала в сарай. С вилами в руках я понеслась обратно, пока мой Чупа Чупс не достался на десерт Верке.
   Мой грозный вид испугал его. Выставив вилы вперед, я отчехвостила его по полной программе.
   -Что ты о себе возомнил? Приехал весь из себя крутой и думаешь, что тебе тут все позволено? Я сейчас твою колбаску на шампуры насажу, - потрясла я вилами. - На костре зажарю и собакам отдам, развратник. Убирайся вон! Видеть тебя больше не хочу, извращенец.
   Побледневший Коля, трясущимися руками убрал свой невостребованный мною товар и бочком-бочком убежал из комнаты. Через несколько секунд его кукурузник взмыл в небо, а я, наконец, смогла опустить вилы и заплакала. Никогда, никогда мне не смочь быть такой, как все. Верка бы ему все сделала, чтобы не попросил. Ну и ладно. Уж, какая есть. Проживу как-нибудь одна. Он теперь точно не вернется.
   На столе осталось немного семечек. Я включила канал ТНТ и грызла их. Жизнь вернулась в прежнее спокойное русло, но ненадолго, минут где-то на сорок, пока в приветливо распахнутое окно не влетело нечто и не шмякнулось прямо в шелуху. Снова за окном раздался топот. Белый пакетик. Правильно, бабка на всю деревню поорала, что Верка помойку из дома устроила, к нам теперь и мусор стали носить. Я выключила телевизор и принялась за уборку комнаты, натерев ее до блеска. Он засверкала чистотой так, что даже дед на фотографии как будто бы расплылся в довольной ухмылке. В белый пакет я все-таки заглянула. В нем оказался запечатанный белый большой конверт.
   Вскрыв его, завопила от увиденной наглости, поскольку улицезрела свои фотки с обнаженной грудью. В принципе, неплохо вышла, я и не знала, что у меня настолько аппетитные формы. Бесплатная анонимная фотосессия мне понравилась бы, если бы к ней не прилагалось письмо, состоящее из текста, составленного по классике жанра из вырезанных газетных буковок.
   'ЗДРАСТЕ.
   Ваши фото попадут в интернет, если вы одна не придете сегодня ночью в 24,00 на кладбище. Приглашаю вас на деловые переговоры в кафе ' У летчика'. Форма одежды - вечерний кладбищенский - официальный.
   Весь ваш, Упырь-кровосос.
   Далее следовала размашистая курчавая подпись кровью. Понюхав ее, я учуяла запах томатной пасты. Кто бы это ни был, но явно не упырь. Под его личиной мог скрываться обычный человек, боящийся разоблачения. Чья же это глупая шутка? И какова цель данного мероприятия? Кто-то ведь специально караулил меня, ждал подходящего момента, пока разденусь, и дождался ведь. Не хочу видеть себя интернетным посмешищем. Особенно не желаю, чтобы Кристиан стал считать меня нимфоманкой. Наверное, придется пойти на кладбище. Про летчика я поняла сразу. У нас одна могила с большим памятником-самолетом, как будто бы идущим на посадку. На ней много цветов, есть столик и лавочки. Чем не кафе? По крайней мере, чувство юмора у упыря есть. По правде сказать, на кладбище ночью я раньше не бывала и не знаю с чем или кем там можно столкнуться. Для начала я должна вооружиться шокером. Странно, но обыскав комнату, не нашлаего. В ванной, скулящая от нелюбимой работы Верка, стирала вещи.
   -Почаще бы хозяйка приезжала, - язвительно сказала я, - Ты бы к порядку приучилась. Федорино ты мое, горе.
   -Без тебя тошно, не нагнетай, - пробурчала она. - Я твои тоже стираю.
   -У меня все чистое. Что ты там решила постирать?
   -Кофту замочила.
   -Она нормальная была, -внутри похолодело, поскольку вспомнила, там в кармане находился шокер.
   В тазике из кармана кофты я достала свое бывшее орудие. Его замкнуло, и он испортился.
   -Верка, из-за тебя меня сегодня убьют, порежут, изнасилуют.
   -Да кому ты нужна чучело огородное, птиц разве что пугать.
   -А вот это ты видела?
   Я потрясла конвертом перед ее лицом и всучила для просмотра. Вытерев полотенцем руки, она внимательно рассмотрела фото и прочла записку.
   -Мда. Маньячинакакая-то завелась в деревне. Кто бы это мог быть?
   Мы переместились на кухню и усиленно заскрипели мозгами. Вообще никаких мыслей, кому я могла понадобиться и зачем не приходило.
   -Значит, правда, упырь, - констатировала Вера.
   -Но идти придется.
   -Да, выхода другого нет.
   -В чем? Он просит вечерний кладбищенский наряд. У меня есть джинсы, шорты и одна юбка. Как-то не очень подходит для данной цели.
   Мы заглянули в Веркин шкаф. Я сразу обратила внимание на простое белое платьице, незатейливое и короткое, немного пышноватое ниже уровня талии.
   -Оно! - одновременно вскричали мы.
   -За привидение сойдешь, - подытожила Вера. - За свою примут. В точку.
   Коль я осталась без шокера, то пришлось подыскивать себе новое оружие против нечистей. В пакет я набрала несколько головок чеснока, лука, тюбик с оставшейся горчицей, хрен, бутылку с крепким чаем и зачем-то кочан капусты. Почему-то она внушала мне доверие, а может просто больше ничего под руку не попалось. Чем быстрее близилась ночь, тем быстрее ускользала моя бравада. Я поняла, что надо выпить, хоть не умела и не любила это дело. За водкой решила спуститься в подземелье. Но едва подошла к шкафу, как он угрожающе закачался, из него понеслись злобные фыркающие звуки и квакающий голос проверещал:
   -Даже не думай.
   Ой, е-й, о-й. Дед в ярости, ведь я чуть не посягнула на его святыню.
   -Жадина-говядина, - ударила ногой по шкафу несколько раз. - Пьянчужка, чтоб ты подавился, когда в следующий раз бухать будешь и умер во второй раз.
   Задача усложнилась, однако всем известно, кто ищет себе приключений на опу, тот всегда их найдет. В каком-то туманном угаре я пришла к дому любовницы Чуйкова. Дверь открыла она.
   -Чуйкова позови, - нагло сказала я.
   -Зачем? - ревниво оскалилась она.
   Не собираюсь распинаться перед всякими шалавами.
   -Не твоего ума дело.
   Он вышел ко мне сам, услышав перепалку. Под грузом моего шантажа он вынес стопку водки и кусочек вареной колбаски. Я хряпнула, закусила и ушла восвояси домой готовиться к мероприятию.
   -Ты главное не спорь, на угрозы не ведись, - натаскивала меня Верка.- Может я с тобой пойду?- не очень охотно предложила она.
   -Нет. Сказано же приходить одной.
   В 23.15, стараясь быть пунктуальной, я вымылась и надела белое платье. Волосы как всегда сложила в строгий пучок и почувствовала некую неловкость, как будто чего-то, очень необходимого не хватало. Оказалось, что я забыла одеть трусы. А где их взять-то? Мои Верка все перетаскала. Пойду к ней спрошу, может у нее что-то высохло уже после стирки. На мою просьбу предоставить их, она залилась горючими слезами:
   -Аня, бабка эта вынесла тазик с ними на улицу и в грязь втоптала своими копытами. Я их выбросила.
   -Что мне теперь идти на кладбище без трусов, что ли? - возмутилась я.
   -Вот ты сама и ответила на свой вопрос.
   Что за невезучий день! Ровно в 23.30 я покинула дом, рассчитав дорогу до кладбища, чтобы не опоздать. Ветерок трепыхал платье, стараясь задрать его повыше и оголить мои прелести. Он словно насмехался или заигрывал. Тихо, тихо на улице, ни одной живой души. С платьем я одела кеды, чтобы если что быстро убежать от упыря. Пусть платье и кеды вместе не сочетаются, и смотрятся не симпатично, зато практично. Время думать о спасении, а не о стильности прикида. Дорога проходила через середину деревни, более короткая пересекала поле, но по ней идти я не рискнула. В теплой майской ночи возле фонарей кучами летали огромные майские жуки. Они жужжали, переговариваясь о чем-то своем жучином. Счастливые - им на кладбище лететь не надо. Под ногами скрипели мелкие камешки. Все вокруг было таким живым, родным, естественным. В середине деревни я повернула к кладбищу. Последний фонарь остался позади, но дома еще встречались почти до конца пути. Луна вдруг выглянула из туманной дымки, зловеще осветив темные кресты. Откуда-то взялась ворона и противно, громко каркнула. Вслед ей заухала сова, запищала в траве мышь-полевка, затрещали корой деревья.
   Начинается. Кладбищенские игрища с запугиванием. Срочно надо что-то предпринять. Несколько головок чеснока, лук, хрен - напихала в себя, забив рот под завязку. Тщательно пережевала дурно пахнущую массу и заметила, что нечисть поутихла. Луна спряталась за тучу, лишь небольшой отблеск от нее ложился на кресты куполов церквушки, стоящей в центре кладбища. Ворона по-быстрому куда-то свинтила, сова решила половить мышей. Вот и славненько, все теперь при делах, и на меня им наплевать. Запах, распространявшийся из моего рта, и мертвого поднял бы из могилы, и любого вампира отогнал. Поэтому я решила его попусту не растрачивать и рот просто так, не по делу, не открывать. Я обогнула пустынную ночью церковь и спустилась по тропинке, виляющей между оградами вниз. Странная штука мне примерещилась: что неподалеку мигают огоньки. Сжав в руках капусту, предохранявшую от злых духов (новый метод, разработанный мною и вселяющий уверенность в благополучном исходе), медленно пошла вперед. Огоньки мигали то быстро, то реже, то совсем гасли и разгорались вновь.
   Оказавшись возле могилы летчика, я поняла, что это были за огоньки. Кто-то добросовестно подготовился к встрече со мной и развесил, обвил вокруг гранитного самолета-памятника ленту гирлянды с фонариками с переключающимся режимом, такие, что вешают на елки в новогодние праздники. В разноцветном освещении я разглядела белую кружевную скатерть на столике и пластиковый стаканчик с весенними нарциссами, ради которых ободрали могильную клумбу летчика. Что ж, неплохо, неплохо, упырь расстарался и создал некое подобие романтизма. На середине стола лежала черная роза, подчеркивающая трагизм происходящего. Под ней мои фотографии-обнаженки. Я присела за уголок стола и засунула в рот побольше чеснока.
   -Не сиди на углу, замуж никто не возьмет, - произнесла подошедшая фигура загробным голосом. Я вжалась в лавку. Не в силах сдвинуться с места.
   -Здрасти, - подхватила его стиль.-Господин упырь-кровосос. Что даже вы в кусты? Конечно, как подглядывать за девушками втихаря - это все готовы, но как жениться - никого не найдешь на километры в округе. Как будто все вымерли, как мамонты в ледниковый период. Как честный человек, увидевший весь мой интим, вы должны мне сделать предложение.
   -И что ты за упыря-урода вышла бы?
   -Нет, конечно.
   -Чего ж тогда стонешь?
   -Ну как чего. Это же так лестно получить предложение в таком необычном месте от мистически выглядевшего парня и отказать ему, потому что нехорошо без спроса вылупляться на мои большие, третьего размера, между прочим, груди.
   -Да ниче так, сисяры, но ты не в моем вкусе совершенно, уж извини.
   -Не извиню, зачем тогда фотографировал?
   Моя самооценка упала ниже самого низкого плинтуса. Как же кровесос, да еще и упырь должен был влюбиться в меня без памяти и подарить бессмертие, а тут на тебе я не в его упырском вкусе.
   -Ты тоже красотой не переполнен. И что это у нас на лице за хоботок?
   Черт его лица не было видно, так как на нем одета маска? Или что это? С длинным ребристым хоботом на уровне носа и рта.
   -Что это? - любопытство заставило протянуть руку к болтающейся, как толстый провод штуке на его лице.
   -Не трогай! - вскричал он.
   -Почему?
   -У нас, упырей-мужчин это самая важная часть тела. - То, что у человеческих мужиков зависает под животом, у нас находится здесь.
   -А.. Вот это да. - что-то новенькое я узнала сегодня об особенностях строения упырей-кровососов. Странно, что Стефани Майерс не отразила данный факт в одном из томов 'Сумерек'. Или мне попалась более современная вампирская особь, у которой вместо крови томатный сок течет по венам и артериям, а вместо рта кое-что более интересненькое. Вот здорово вампиршам парней себе выбирать. Все на виду, наши же парни прячут свое достоинство за семью печатями, как сокровище, именно в штанах. Вот и приходится нам, бедным девочкам, прилагать усилия, чтобы раскрутить их на секс. А там как всегда кот в черном мешке, не то, что ожидалось. Очень неудобно и времени на поиск тратится много. Молодость скоротечна, многим с трудом удается успеть до начала увядания определиться со спутником. Вампиры в этом плане мне нравятся больше, и почему Кристиан не один из них?
   -Ты хоть и не в моем вкусе, - продолжал упырь, прервав мои архиважные размышления. - Но тем не менее, девочка и хобот вполне может на тебя среагировать. Мне бы не хотелось отвлекаться от сути нашей беседы. Итак. Он нагнулся вниз и поставил на белую скатерть бутылку водки 'Пять озер' и какую-то банку.
   -Это шпроты, рижские. Хорошо, что они под санкции не попали, не то я бы расстроился.
   -Вы что их есть будете? - удивилась я.
   -Почему бы и нет.
   -Вы же только кровь пьете.
   -А..да? Точно. У тебя есть?
   -Да, но она для вас ядовита. Там один лук и чеснок плавает посреди эритроцитов.
   -Фу, тогда не будем. Как-нибудь в следующий раз, ОК?
   -Надеюсь следующего раза не будет, - сказала я. - Мы решим оперативно проблемку, возникшую между нами.
   Что же столько комаров, а? Я стукнула себя по щеке и убила как минимум половину потомства небезызвестной мухи-цокотухи и ее противного мужа комара-пискуна. Одни кровососы вокруг.
   Вампир двадцать первого века открутил от бутылки крышку и замер в растерянности.
   -Блииин. Стаканчики-то я забыл взять. Вилки две принес, а самое главное забыл.
   Он потянулся было к стакану с нарциссами, но я не дала ему выбросить их, пусть кладбищенские, пусть и не очень красивые, зато он старался, драл их, и мне с ними как-то поспокойней среди ночного окружения крестов.
   'Крестовый поход' - так я окрестила текущий выход в покойников на кладбище. Обо мне еще напишут в школьных учебниках. Страна должна знать своих героев в лицо.
   -Возьми те, - указала ему на рюмки, что стояли на летчиковой могилке подле памятника. Помянем усопшего заодно. Думаю, он обрадуется, что его помнят. Никто не забыт, ничто не забыто.
   -Отличная мысль. Несмотря на большие сиськи, ты здраво рассуждаешь, - почему-то обрадовался упырь.
   -Сиськи, как ты выражаешься, мозгу не помеха.
   -Кому как, - не согласился упырь. - Я лично, как красивые сиськи увижу, сразу ничего вокруг не замечаю.
   -Это тебе хобот смотреть мешает, - разъяснила я. - Он самопроизвольно закрывает весь обзор.
   -Точно. Что-то ты сегодня умом блещешь, как никогда.
   -Хм. А мы с вами раньше встречались? - осторожно попыталась вывести его на чистую воду.
   -Слухи о тебе доходили.
   -Ты веришь слухам?
   -Ох, Анька, мы вампиры такие сплетники, ты даже не представляешь. Мы знаем, какая у тебя группа крови, резус фактор и сколько в тебе литров. Знаем о твоей любви к семечкам и богатым бизнесменам. Мы следим за людьми.
   -Зачем?
   -Че нам еще делать-то?
   -Давайте мы о вас подробней поговорим? Что все обо мне, да обо мне, - возмутилась я.
   Достали. Что даже на кладбище не о ком поговорить, кроме моей натуры.
   -Я кажется придумала как заставить тебя прекратить сплетничать.
   -Как же? Рассказывай. Я весь горю, с тобою рядом как в раю -ю -ю.
   -Рай немного в другом месте. Мы находимся у его истоков. Какой ценный кадр ты, однако. Не пойти ли тебе, мой дорогой подглядыватель в поликлинику лаборантом поработать. Кровь у населения брать. Представляешь,там у младенцев даже кровь брать будешь, такой деликатес, мм..
   И кто из нас двоих вампир, скажите?
   -Надеюсь, упырь, сахар в моче ты тоже умеешь по запаху определять?
   -Легко.
   -С тебя 100 баксов.
   -За что!
   -За психологическую консультацию по выбору профессии. В поликлинике ты найдешь свое истинное призвание - брать анализы и остатки употреблять в свое удовольствие.
   -Перебьешься.
   -Почему это?
   -Я шпроты рижские люблю.
   Неправильный какой-то упырь, нестандартный. Белая ворона среди кровососов-сородичей. Может его обратили в момент поедания им шпрот. Помер, а ностальгия по рыбе осталась в вампирской крови.
   Упырь продезинфецировал рюмки водкой, вылил остатки и налил до краев. Одну рюмку и вилку со шпротиной протянул мне. Я выложила на стол кочан капусты, лук и чеснок. В гости ходят с подарками. Что интересно, вампир нисколько не испугался моего овощного ассорти.
   -Нус выпьем.
   Он стукнул с дребезгом свою рюмку о мою с такой силой, что расплескал половину моей водки. Оставшейся частью я втихаря полила нарциссы на могилке. Может попрут теперь лучше, забушуют пышной листвой, услаждая взор гуляющим по кладбищу духам. Несколько капель сорокоградусной девушки, от которой так сложно отвязаться, когда попробуешь ее на вкус и получишь нереальные ощущения, упали на землю могилки. Возможно, что они просочатся под землю и попадут в рот самому летчику- владельцу черного прямоугольника. Пару капель беленькой еще никому не мешали. Главное, не переборщить с дозой. Упырь мой разошелся и наливал стопку за стопкой, накачивался до размеров бегемота. Он пил с таким остервенением и грустью, между прочим тем же хоботом, что и использовал по другому более важному назначению, что не выдержала и сказала:
   -Не мое дело, упырь, но к чему так нажираться? Что-то случилось или ты алкаш со стажем?
   -Да случилось, и давно. Но я больше не могу терпеть, отчаялся. Поэтому вот сижу с тобой, не знаю с чего начать и чем закончить.
   -Начни с главного. Объясни, как одним и тем же хоботом ты умудряешься совмещать выполнение супружеских долгов и бухать одновременно.
   -Там две дырки. Но тебя понесло не в ту степь.
   -Как не в ту! - возмутилась я. - Я же теперь есть не смогу, спать не смогу, пока не доберусь до сути твоего клеточного строения.
   -Слушай. Песню сейчас петь буду. Ты поймешь, что я от тебя хочу за фотографии, - резко оборвал меня вампир - начинающий конкурент МонсераттКабалье.
   Он включил на телефоне песню и подпевал ей глухим, срывающимся голосом, идущим будто бы из-под земли. В его невнятном бормотании я слышала ясно только припев:
   -Вера - моя эрогенная зона.
   Я пыталась понять смысл этой песни, но он ускользал от меня. Наконец, я услышала фразу
  
   Я уже пел об игле и шприце,
   Страшно тоскуя по дикой весне,
   Жутко поведуя о приключениях мозга.
  
   И мне стали понятны следующие слова:
   Я знаю, что вена - моя эрогенная зона!
   Эрогенная зона!..
  
   Я решила открыть чудо-упырю глаза на песню.
   -Слушай. Ты неправильно поешь. Он втирает, что вена - моя эрогенная зона. Торчок поет про шприцы и прочую гадость. Поэтому у него вена - эрогенная зона.
   -У меня Вера - эрогенная зона, понимаешь?
   -Да не Вера, вена он поет. Глухой что ли или тупой?
   -Дура. Выключи сиськи, включи мозг. Только похвалил, что соображаешь, сглазил. Вера, подруга твоя - моя эрогенная зона.
   -И чего? Я здесь при чем. Ее бы и сфотографировал, сюда пригласил и завалил бы тут на столе.
   -Вот в этом-то и проблема. Ты должна ее уговорить встретиться со мной и отдаться со всей страстью.
   -Зачем такие сложности? Ее и уговаривать не надо, хоботом помашешь, она и сама прибежит.
   -Она меня не замечает, - как-то совсем по-детски обиженно всхлипнул упыренок. - Думаешь, я не пытался?
   -Не может быть, я ее хорошо знаю, она бы мимо такого хобота не прошла.
   -Я без него был.
   -Как, он еще и отстегивается?
   -Короче, завтра ночью, примерно в это время в 24.00 я приду к вам. Ты должна ее подготовить морально к нашей встрече. Надеюсь покувыркаться вволю. Не уговоришь, сама знаешь, что будет. Особенно, если Зоя Вислоухова скачает из интернета фотку и покажет твоей бабушке.
   -Все будет.
   -И передай, чтобы там помылась, растительность лишнюю удалила и благоухала свежестью ночного бриза.
   -Будет сделано, мусье вампир. Не переживай, покушай лучше, зайчик,капустки, лучку и чесночку.
   Как он напал на еду. Особенно долго я удивлялась тому, как он перемалывал шпроты и закусывал их чесноком. Не знаю, откуда пришел в наш мир бред про то, что вампиры боятся чеснока. Заявляю со всей ответственностью и как свидетель, проходящий по данному делу: они жрут его вкупе с водкой и шпротами, и ничего им не делается. Я направлю запрос в википедию, чтобы они срочно исправили данные по ссылке вампиры.
   Песня, про Веру, являющуюся эрогенной зоной несчастного упыря, звучала уже в 85 раз наверное, когда я попыталась отобрать у него телефон и выключить.
   -Это не слишком подходящая песня для кладбища, понимаешь? Тут люди только успокоились, забыли про чувство постоянного беспокойства в области паха, а ты им напоминаешь про былое. Не надо пусть себе наслаждаются хоть там импотенцией. И потом, нехорошо орать во все горло о своих проблемах. Про тебя тоже могут написать в интернете.
   -Кто тут шумит? - проговорил недовольный, но крутой мужской голос, в который невозможно было сразу не влюбиться.
   Не веря своим глазам, я признала в говорящем мужчине летчика, по высеченному на памятнике образу.Доорались. Призраков накликали. Сова от радости вновь заухала, бросив погоню за мышами, ворона села на памятник-самолет, нагадила и прицелилась к последней шпротине, мышь тихо подбирала последние крошки с земли, а луна вновь вылезла из-за тучи, разгоревшись во всю мочь.
   В воздухе завитало невидимое напряжение. Хозяин склепа плюхнулся рядом со мной на лавочку и спросил:
   -По какому поводу сабантуй?
   Упырь со страху не смог раскрыть и рта. Чтобы нарушить неловкую половинную паузу между нами я сказала вежливо, насколько умела:
   -Доброй ночи. У нас первое и последнее свидание.
   -Жора, - привидение вдруг притянуло мне руку.
   -Анна, - пришлось ее пожать.
   Рука оказалась холодной, как айсберг в океане.
   -Вы к нам какими судьбами? - я попыталась наладить положительный контакт с призраком.
   -Меня разбудила пара капель, попавших в нос, я даже расчихался и громкое гнусавое пение.
   -Извините, мой друг, кажется, немного переборщил. Но в оправдание могу добавить, что у него неразделенная любовь.
   -Этот уродец с таким рылом посмел сунуться к вам - красотке?
   Он потешил мое самолюбие сладкими речами. Я поплыла, качаясь на волнах малинового киселя.
   -Сам ты,морда, - вдруг подал возглас упырь. - Могильное отродье. Иди - откуда пришел. Не встревай в чужую беседу.
   -Этот клочок земли - моя собственность, - возмутился Жорик. - Вон отсюда.
   -Мальчики-зайчики не ругайтесь, погрызите капустку.
   Сколько раз за ночь этот овощ помогал разрядить обстановку.
   На самом деле от капусты осталась одна кочерыжка. Летчик взял ее двумя пальцами, понюхал и скривился.
   -Ничего повкуснее нет? Что вы мне объедки подсовываете.
   -Жора, вы не правы. В кочерыжке сосредоточены основные витамины, они вам особенно необходимы, поскольку у вас такой бледный цвет лица и явный недостаток кислорода в организме. Давно вы в последний раз выходили в люди?
   -Давно.
   -Почему?
   -Потому что я умер.
   -Мда. Логично. Но сейчас вы же вышли из могилы, почему же не сделали это раньше?
   -Видеть этот мир не могу, как помер, так отрезало. Жена памятник плохой поставила. Я хотел, чтобы самолет взлетал, а она все наоборот сделала, как будто смерти моей ждала.
   -Не может быть. Посмотрите вокруг, далеко не у каждого на кладбище есть примечательный памятник. О вас все знают и часто упоминают. Да и вообще вами гордятся. В кои-то веки в деревне уродился не тракторист, криво бороздящий землю, а летчик, покоривший небесную гладь. Вот и мы пришли на свидание не куда-нибудь, а к вам в скверик.
   Летчик улыбнулся.
   -Ну сидите, сидите. И еще приходите. Только жена моя сделала гадость. Вышла замуж за моего начальника, но не это главное. Сына сдала в детский дом за ненадобностью. Хорошо устроилась: муж в могиле, сын на обеспечении государства, она в шоколадном обертывании.
   Некоторое время летчик рассказывал о сыне, как зовут и где он теперь. Просил меня передать ему весточку. Я пообещала исполнить, не из страха, нет, просто по-человечески мне его было жаль.
   Летчик немного оттаял так, что рука его потеплела, до 36,6 С она конечно не дотягивала, но градусов 20 точно было. Весело жуя кочерыжку, он опять спросил:
   -Почему вы на свидании капусту едите все-таки. Я жену свою будущую тогда икрой и рыбой белой кормил в ресторане. Али женишок бедноватый? Так зачем тебе такой? Бросай его к чертям собачьим.
   Зачем, зачем. Тебя и других покойников отгонять! Но нельзя же ему правду говорить, еще утащит за собой в темное царство, откуда нет возврата.
   -Вы знаете, стыдно признаться, но у меня третий размер груди.
   -Так это же прекрасно! - воскликнул пилот и плотоядно облизнулся.
   -Не совсем, - погрустнела я. - Слава Памелы Андерсон не дает мне покоя. Вот я и отращиваю до четвертого размера, используя капустные возможности. Поскольку денег на пластику нет и не предвидится.
   -..Ять. -летчик уколол локоть трагической розой и наткнулся на мою фотографию, взял ее в руки и долго рассматривал.
   Мерзкие комары подобрались уже к моей промежности, искусав в порядке очередности другие части тела. Пытаясь отогнать их, заерзала, не лезть же рукой туда, еще неправильно кладбищенские поймут.
   -Прелестно, просто замечательно, - сказал летчик и причмокнул от удовольствия.
   По-моему пора протягивать ему на участок интернет, чтобы он мог насладиться женскими телами в полной мере.
   -Но что вы, Анна, шебуршитесь? Помощь нужна?
   Лицо запылало и покрылось красными пятнами, когда я представила, как он изгоняет комаров, оккупировавших мою землянку.
   -Неудобная какая-то лавочка, - пожаловалась я. - Жесткая.
   Летчик вскочил и засунул мою эротическую фотографию к себе в карман.
   -Бери, бери, - закивал головой с хоботом упырь. - Я себе еще напечатаю и распространю.
   -Но, но... Ты обещал их мне отдать.
   -Сейчас, сейчас сделаем вам сидение помягче, - летчик пробежался глазами по окрестностям. - Где здесь свежая могилка?
   Он побежал к захоронению с множеством венков и цветов. Разворошив цветочную композицию, летчик ушел под землю. До нас с упырем докатилось эхо разъяренных криков, спор, не подкрепленный аргументами, треск чего-то отдираемого. И вот наш летчик возвращается обратно, неся, омайн гот, крышку от гроба нежно-голубого небесного цвета.
   -Анна, встаньте на 5 сек.
   Я не встала, я взлетела вон из-за стола. Пилот накрыл лавочку крышкой, утрамбовал ее, чтобы ровно встала и пригласил меня присесть на все это безобразие.
   Если честно, меня перекосило так, что голова начала самопроизвольно дергаться, что означало одно - я нервничаю. Он протянул мне руку. Действительно, мертвец старался -выкорчевывал крышку, с кем-то даже подрался, чтобы мне угодить, видно фотография моя ему уж по сердцу прошлась. И я не могу ему отказать в такой услуге. Взяла и села. Да, да, можете осудить меня, посыпать голову пеплом, но я усадила свою голую задницу на крышку, которая и правда была гораздо мягче жесткой лавки.
   -Упырь, налей выпить, - я почувствовала острую необходимость унять страх.
   Он достал вторые 'пять озер', в сумме, значит, их уже было десять, и разлил в две рюмки. Мы с летчиком чокнулись, хотя с покойниками чокаться по всем правилам нельзя, и вздрогнули. Он положил голову мне на плечо и зашептал всякие скабрезности. Как же он заливался, я развесила ушки. От живых мужиков таких слов не дождешься во веки веков, так хоть с покойниками поворковать. Неожиданно, перед глазами все поплыло, и я поняла, что лечу кверх ногами на землю. Следом куда-то кубарем покатился и летчик. Ужасная вонь пахнула в нос.
   -Отдайте крышку. - прохрипел кто-то.
   Я урылась носом в нарциссы и нюхала их, чтобы забить мерзкий аромат. Мою идиллию прервал упырь, поднявший меня на землю. Он отряхнул платье от грязи и вернул его на место.
   -Петруха, вообще ошалела? Ходишь с голой опой. Что за выходки? Пора заняться твоим воспитанием. Пошли быстрей отсюда. Здесь сейчас что-то будет.
   -Нет. Нельзя летчика бросать, он добрый. Давай ему поможем.
   Как оказалось труп, который летчик выкинул из гроба, пришел за своем имуществом, а именно за крышкой. Он находился в процессе разложения и потому от него шел мощный душок. Когда мне попадалась рыба с душком, я мыла ее в раковине несколько раз и жарила вперемешку с кетчупом. Получалось вполне сносно. Пока летчик дубасил трупролюдина, я брызгала того своими духами, оказывая посильную помощь в драке. Свежий труп был гораздо сильнее, и летчику приходилось тяжко.
   -Не хотите ли станцевать? - брякнула я наобум, обращаясь к хозяину крышки.
   -Тихон, - представился он.
   -Тихон, вот и ведите себя тихо, что вы буяните. Подумаешь, крышку у вас взяли в аренду на полчаса. Анна.
   -Каренина? - почему-то обрадовался он.
   -Да я..- хотела сказать, что Петрушкина, но меня грубо прервали.
   -Всегда мечтал поухаживать за вами. Как вы с этим долбо..., нехорошим Вронским связались, а? Такая интеллигентная женщина, любящая мать и верная жена.
   -Это любовь. Против нее не попрешь.
   -Да, вы очень хорошо сохранились, и поезд вас не испортил.
   -Благодарю, чего о вас сказать нельзя.
   Из его глаза торчал жирный червяк и примеривался к прыжку, чтобы поглодать и меня. На его носу и лице копошились отвратительные опарыши. Упырь завел пластинку про эрогенную зону, и мы с Тихоном сплелись в медленном танце. Летчик получил от него задание - тащить крышку на место, и стремглав побежал выполнять план. Труп пытался вести в танце, периодически целуя мне ручку останками губов. Время от времени от него отлетали куски кожи, он разлагался прямо на мне, оставляя на любимом Верином платье тлеющие ошметки.
   Он пытался еще острить:
   -Как у вас сейчас с Вронским?
   -Вы что не дочитали вторую часть до конца? Мы разжопились, я ему надоела со своей любовью.
   -Ну после смертей, вы же общаетесь?
   -Зачем? Я себе помоложе ищу.
   -Вы только не думайте, что я плохо выгляжу...
   У Тихона отлетела кисть и долбанула глазевшую во все зенки ворону по голове. Так тебе и надо, кладбищенская сплетница.
   -Вот скоро разложусь до конца и восстану вновь. Я очень симпатичный.
   -Верю, верю мой симпомпончик.
   -И приглашу вас на свиданку. На крышке гроба моего, - пропел он, подражая неподражаемому Юрию Антонову.
   -Спасибо. Давайте ускоримся, перейдем на быстрый танец.
   Так может он шустрее разложится, и я от него наконец отвяжусь.
   Теперь со своего телефона я включила Верку-Сердючку с ее ' хорошо, все будет хорошо'.
   И мы с Тихоном дали трупака.
  
   Хорошо, все будет хорошо.
  
   Ноги Тихона зажили отдельной от тела жизнью, они попросту отвалились.
  
   Все будет хорошо, я это знаю.
  
   Тихон был мне теперь ниже пояса, уткнувшись носом туда, где не ждали. Чтобы поддержать равновесие он пытался просочиться мне между ногами и сделать мне хорошо.
   Хорошо, все будет хорошо.
   Ой, чувствую я, девки, загуляю.
   -Пошел вон, нахал, - отбила его своей битой так, что голова-мячик перелетела через ограду. - Заходи, когда похорошеешь.
   Занятая танцем, я не видела, что вытворял летчик. Вернув крышку на место, он сгонял куда-то за кувалдой и крушил свой памятник.
   -Самолет взлетает, а не падает, поняла, тварь, - втирал он кому-то.
   Ворона бегала по земле за уворачивающейся от нее рукой Тихона.
   В общем, в дурдоме в ту ночь, наверное, было спокойнее, чем на нашем кладбище.
   -Что вы творите? - сутулый дедулька с ружьем через плечо спросил у летчика.
   -Пошел бы ты, староста, подобру-поздорову. Ты мне не указ. Это мне памятник поставили, не тебе.
   -Не нарушай покой мирных покойников, - как-то неуверенно начал читать староста нотации.
   Летчик с кувалдой свирепо обернулся к нему. Мы с упырем поняли, что пора откланяться по-анлийски, не прощаясь. Надвигались нехилые разборки.
   -Сматывайтесь, - крикнул нам летчик и взмахнул кувалдой. В ответ ему прозвучали выстрелы. Упырь побежал первым, я дала стрекача следом. Побежала я позже не из-за того, что тормоз, а просто не хотела, чтобы он пялился на мою обнаженную попку всего с двумя граммами целлюлита.
   -Вы заходите погостить! - заревел летчик.
   -Нет уж, я сюда только ногами вперед, - возвестил упырь.
   -А я зайду. Проведешь мне экскурсию 'тайны старинного кладбища'?
   Да и на Тихона поглазеть охота, правда он симпатяшка или соврал.
   -Заметано, - кувалда монотонно застучала.
   В домах рядом с кладбищем, один за одним, зажигались огоньки.
   Мы бежали плечо к плечу с упырем. Его хобот развевался по сторонам, как флаг российской федерации. Когда он очутился в непосредственной близости от меня, схватила его, чтобы попробовать на ощупь. Ребристый, скользкий, легкий. Он вырвал из плена свой хоботок, толкнув меня в бок.
   -Ты зачем на него резинку надел? Это же вредно, весь вечер в резине просидеть. Бедненький, он же у тебя скукожится и задохнется.
   -Все путем, доморощенная Каренина. Ине имей привычки хватать вампиров за хоботы без спросу, можешь и схлопотать.
   -Да ладно, недотрога какой. Сам небось всю ночь об этом думал и ждал, когда же это произойдет.
   Зато теперь я расскажу Верке, что из себя представляет упырь, с которым ей предстояло соединиться в унисексе.
   Посреди ночного камнепада - разбивания памятника, стрельбы послышалось кукареканье. Какой-то молодой петушок перепутал время, а может удачно потоптал курицу, и от радости завопил КУ-КА-РЕ-КУ не в пять утра, как положено по графику, а в три часа ночи. Кукареку, кукареку - без конца орал он. Помогло. Мордобой кладбищенских покойников прекратился.
   -Завтра все в силе, - пробормотал упырь и свернул к реке.
   -Ты там тоже помойся, протрезвей и хобот выгуляй на поводке.
   -Не учи ученого, лучше съешь чего-нибудь печеного, голожопик.
   Выражение, подслушанное им где-нибудь в песочнице, изреченоребятенком лет пяти.
   Все еще детство в опе играет, а еще к Верке подкатывать вздумал, хотя судя по размеру хобота, он все-таки, по крайней мере физически, повзрослел.
   Почти возле самого дома меня аккуратно и ненавязчиво подрезал трактор с Васькой Теплым во главе кабины. Че не спится в ночь глухую? Четвертый час ночи.
   Трактор его претерпел значительные изменения. На боковом стекле висела табличка, которая крупным текстом гласила:
   В этот тракторе запрещается кататься Бараку Обаме,
   Американскому конгрессу
   И олигарху Кристиану Грею.
   Он заглушил двигатель и, спрыгнув на землю, сел возле меня на корточки. Минут пять он молча созерцал мой потасканный вид: замызганое платье с вонючими ошметками, растрепанные волосы, черное пятно на самом интересном месте пониже талии. Про вонь я вообще молчу.
   -Говорят, ты пошла по кривой дорожке? Таскаешься за иностранцем. Ань, ты же неглупая девочка. Зачем тебе это надо? Посмотри на себя, в каких кустах он тебя извалял?
   -Это я не с ним, -попыталась я объяснить, лучше бы молчала в тряпочку.
   -Как! Еще с кем-то? Их было двое?
   -Слушай, Вась. Ты хороший мужик, мы с тобой из одной деревни, как человека я тебя уважаю, но моя личная жизнь тебя не касается.
   -Нет, касается. - тоном, не терпящим возражений сказал Васька. - Я тебе поблядушкой становиться не позволю.
   -Да я и сама не собираюсь.
   Телефон, который я нервно перебирала пальцами во время разговора, упал все-таки на землю. Резко нагнувшись, я подняла его и пошла домой.
   -Трусы-то где потеряла?Не собирается она.
   Вот и все, Васька дал деревне новую пищу для сплетен.
   Стандартно устало скрипнула калитка, как будто это она, а не я шарилась полночи по кладбищу. Еле-еле поднялась на ступеньки крыльца, слабо толкнулась в дверь и... Меня там явно не ждали. Верка не спешила меня встречать. Ну и подруга, я бы всю ночь ее прождала и глаз не сомкнула. Я бы тенью за ней на кладбище поползла бы, а она спит и не слышит мой зов. Из последних сил затарабанила по двери. Ни ответа, ни привета. Нога сама собой занеслась, чтобы выбить трухлявую дверь, держащуюся на одном хлипком шпингалетике. Но голова не дала ей разгуляться. Вот выбью я сейчас дверь и что дальше? Делать-то кому? Мне же. Веркины любовники только развлекаться к нам приходят, еще ни один по хозяйству не подсобил.
   'Мы сюда приходим душой отдыхать', - говорили они. - 'Не беспокойте нас по земным поводам'.
   'Ну и приходили бы за платонической любовьюдля души, - говорила я им в ответ. - 'Стихи бы читали, песни под гитару пели, вздыхали, мучаясь от неудовлетворенности. Что же вы по земномусовокупляетесь ?'
   На этом вопросе они впадали в ступор и шли - куда шли, игнорируя мои дальнейшие попытки наставить их на путь истинный.
   Нога нащупала землю, и я пошла спать в сарай. На улице прохладно, но в сарае есть сено. Сняв замок, который висел чисто для прикрытия от воров, на ключ он сроду не закрывался, зашла внутрь. Сенное амбре действовало успокаивающе. Откуда оно взялось? А вот откуда. По прошлой осени наша хозяйка-бабка решила завести баранчика и завезла в сарай сено, следом прибыл и баранчик. Растить его надлежало Верке, как домосъемщице. Бабка считала так: раз она живет у нее в доме, то должна и деньги платить и за все в нем отвечать, иначе ого-го-го - выгонит вон. Перечить бабке было нельзя. Верке баранчик очень понравился, да и он к ней привязался, в общем, у них установилось взаимодушие - совет им да любовь. Но кормила его Верка редко и скудно, за что я ее постоянно ругала. Однажды произошла катастрофа. На выходные я уезжала к бабушке, Верка была в загуле, и баранчик был предоставлен сам себе. Когда я вернулась, то пожарила рыбку, ту, которая с душком была, наварила кастрюлю картошки и пошла искать баранчика. Пока я обошла вокруг дома три раза, побывала в сарае, пробежалась по кустам, баранчик пробрался в дом и умудрился упертым лбом перевернуть стол. Все, все, что я готовила полтора часа, он умял за те десять минут, что я его разыскивала. Возвращаюсь и вижу, сидит баранчик на заду, как человек, вывалив пузо вперед, и прижимается спиной к стене с выпученными глазами. Обожрался в хлам.Неразумное животное не знало, что надо соблюдать рекомендуемую суточную норму потребления белков, жиров и углеводов. Что питание должно быть сбалансированным, что лишний жир откладывается на животе и портит и без того неидеальную фигуру.И досталось же мне в тот день. Я побежала в поликлинику, чудом застав там врача в выходной день. Он заехал за подарочными бутылками, собирался на какую-то гулянку. Я взяла его в оборот, но местный доктор-терапевт долго отказывался идти к нам домой, мотивируя тем, что бараны не по его части.
   'Ну, вы же вылечили Кругликова - моего однокурсника, а он еще тот баран, животному барану до него далеко' - парировала я.
   Вняв моим уговорам терапевт - пожилой дядечка, придя на место, немедленно сделал барану клизму и промывание желудка, чем спас ему шкуру. И получил еще одну бутылку в знак признания и уважения к его знаниям и профессиональному уровню от благодарной меня. Баранчика в тот день спасли, но ненадолго. Он повадился, аки кошки лазить по столу и под столом и все-таки погиб от обжорства. Бабка чуть не убила Верку, поелику не сбылась ее розовая мечта сделать плов из баранчика. Только сено осталось нам в память онахлебнике.
   В середине сенного озера зарылась мягкой сухой травой и угодила в страну сновидений. Одно удовольствие спать на полевом-лесном сене: вдыхать нотки зверобоя и ромашки, ощущать в руках редкие сухие шляпки и головки мухоморов, натыкаться на сухие малиновые ветки и вздрагивать, уколовшись о них, сжимать руками,слава богу, засушенную безопаснуюкрапивку. Представлять себе сказки о лесных феях, плескающихся в ручейках, и наблюдать, как матерые покойнички - летчик Жора с кувалдой и регенерировавший Тихон со своей бессменной гробовой крышкой (все свое ношу с собой) пытаются подклеить их.
   -Вот вы чем занимаетесь в свободное время, - проорала я. - И почему меня не позвали?
   Проснулась.И понимаю, что-то снова не то. Не отсутствие трусов, к этому я уже привыкла, а какое-то другое явление смутило. На мне почему-то лежит незнакомая оголенная до пределов фигура с волосатыми ногами, одна из которых перекинута поперек моего живота.
   Откуда он взялся? Сомнений, что это мужик не было, поскольку волосатость выдавала его пол с потрохами. Как сейчас помню, ложилась на сено в гордом одиночестве, и никого переспать не приглашала. Не в моем репертуаре подобные занятия. Разобрала черные волосы нечаянного соседа и прибалдела. Денис Оборотнев обнимает меня своими ножонками, голова его упокоилась на моей груди, размер которой известен теперь не только жителям земли, но и существам из других измерений. Я попыталась скинуть его с себя и слинять потихонечку, но не тут-то было. Он тотчас проснулся, бельмеса его доброжелательно посмотрели в мое честное и открытое к скандалу лицо.
   -Привет, ненаглядная. Я соскучился. Ты уже выздоровела?
   Перевожу шифровку на русский письменный: ну переспать теперь с тобой можно, ничем не заражусь?
   -Не совсем.
   Что я,дура, признаваться? Пусть томится в ожиданиях и спрашивает о здоровье по пять раз на дню.
   -Ты какими судьбами в сарае, да еще и ногу задрал на меня?
   -Вышел я вечером покурить.
   -Многообещающее начало.
   Но тусклый конец тебя ждет.
   -И вижу, как ты чешешь под фонарями в белом коротком саване - такой легкой и светлой поступью, как будто сам ангел, снизошедший с небес.
   Да ничего себе ангелочек, слегка потасканный и перепивший со страху и вонюченький.
   -И поняля, что ты летишь ко мне. Ты спустилась на грешную землю, чтобы принять меня в свои объятия. А что за парень рядом с тобой шел, он тоже ангел?
   -Демоница. Она тоже хочет тебя в свои объятия, даже больше, чем я. Позвать ее?
   -Не, я с чернокожей не хочу. Русский человек должен любиться с бледнолицыми, себе под стать.
   -Ну и зря, новые ощущения бы попробовал.
   -У меня в этой деревне осталось только одно неудовлетворенное ощущение попробовать - тебя, сюси-пуси.
   Он направил на меня два пальца, перебирая ими взад вперед, подобно детской страшилке: идет коза рогатая, идет коза бодатая.... затрахаю, затрахаю и так далее несколько раз.
   -Ты что шпионил за мной, несчастный?
   -Я курить ходил на другой конец деревни.
   -Зачем?
   -Чтобы родители и соседи не засекли, непонятно что ли?
   -Ой, ты же такой крутой и мамочку с папочкой испугался.
   -Я просто не хочу дым распространять возле своего дома. Видела, какие страсти на пачках рисуют? Здоровье родителей в приоритете, они мне еще пригодятся внуков нянчить, которых ты им родишь.
   -Точно, точно, там о простатите что-то было. А ты ведь много куришь и значит, наверное, уже заболел тем самым.
   -Ничего не страдаю, хочешь ощутить мою мощь-мощную?
   -Отстань ты со своими мощами морщинистыми. И почему ты в раздетом виде?
   -Себя-то видела? Тебе даже Васька замечание сделал, чем я хуже?
   Он перекинул одну ногу на сено через меня и очутился на мне сверху. Да как он осмелился. Мне сами олигархи подстилками служили, а он вот так запросто подмял под себя. Денис слегка приподнялся на локтях и облизнул мою нижнюю губу.
   -Наконец-то, после долгих лет ожиданий я на тебе. С первого курса ты мне снилась в этой позе. На втором ты осмелела и была сверху. А на третьем, вообще такое вытворяла, а..а..а..
   Трепыхаясь и дрожа от накатившей похоти, интересно и что я у него на третьем курсе вытворяла, он засунул свой обнаглевший язык мне в рот и заерзал там. Исхитрившись, с третьей попытки выплюнула инородный предмет.
   -Спасибо, это был восхитительный поцелуй, - сказал оплеванный Денис и запел проникновенно, продирая до глубины души, и держа меня рукой за подбородок.
   Твой поцелуй, как преступленье,
   Это любовь забудь сомненье
   Ты не сумеешь стать чужою
   Ты рождена, чтоб быть со мною.
   -Вообще-то, Денисочка, у меня есть парень, не чета тебе. Поэтому слезь с непредназначенного для тебя тела. И запомни, наконец, я рождена чтобы быть СОБОЮ.
   В моем свидетельстве о рождении указана в графе мать, в графе отец прочерк. Графы, где указано: рождена для утех Дениса Оборотнева нет. Поэтому нет документа, нет права меня лапать. Слезай!
   Его волосатые ноги больно укололи мою изящную, не привыкшую к такому обхождению кожу. Кристиан, надеюсь, не такой волосатый. Потому что, если окажется, что все мужики такие, то на фиг они вообще нужны. Или бриться будет у меня по пять раз на дню, аналогично тому, как он хотел, чтобы я Чупа чупс сосала. Побрился - заработал на Чупа чупс. Не побрился - Чупа Чупс тухнет в обертке до следующего раза.
   Пока я размышляла на гетеросексуальные темы, не теряющий времени даром Денис содрал с меня платье и запустил свои грязные ручонки под лифчик. Очнулась я от его громкого гогота.
   -Лифчик, лифчик, а-ха, а-ха-ха
   Лифчик, как лифчик, ничего особенного, почему же он вызвал у Дэна щенячий восторг? Вроде не драный и вполне сексапильный. По-крайней мере ни один парень на него не жаловался. Потому что ни один парень его и не видел. От Верки ему конечно же досталось.
   -На выброс, - гласил ее вердикт.
   -Анусечка, ты последняя из лифчиконосцев, - продолжал глумиться Денис, и член его твердый прежде обмяк и болтался по моему животу, пока он сотрясался от смеха. - Это ж надо, какой раритет мне попался.
   -В чем дело? Объяснись и прекрати долбить клювом по животу, ты не дятел а я не дерево, в котором можно раздобыть себе на завтрак жучков и личинок.
   -Дело в том, что в нашем училище ни одна ПТУ-шница с первого по третий курс не носит бюстгальтер.
   -Это аксиома?
   -Это теорема о двух сосках.
   -Кем она установлена?
   -Кем, кем парнями, конечно. Мы щупали девок в коридорах училища.
   -И они вам позволяли безобразничать?
   -Мы работали слаженно, парами. Идем по коридору, навстречу девчонки тоже парочками идут. Ну мы их один справа, другой слева щупанем за сиськи и к следующим. Пока они разберутся что к чему, мы уже как сисек тридцать проверили на наличие лифаков. Они там потом из-за нас еще дрались - спорили на чьих сиськах мы дольше задержались.
   -Не стыдно вам было?
   -Нет, мы же для науки старались, теорему доказывали.
   -А Верка вам в коридоре попадалась?
   -Верка, шутишь что ли? Она нам неинтересна.
   -Почему это? - расстроилась я за подругу. - Она очень даже симпатичная.
   -Это да. Только она сама к парням подходит и просит: "Потрогайте, ну потрогайте, и еще под лестницу тащит самых охочих до этого дела.
   -Ты врешь.
   Я конечно знала о Веркиных похождениях, но это уже перебор.
   -Да чтоб ее мантра разверзлась и меня целиком поглотила, не вру.
   -Что-то не припомню, чтобы хоть раз кто-то попытался проверить теорему на мне.
   -Ты у нас лицо неприкосновенное, персона нон-грата.
   -Почему это?
   -Я запретил не то что щупать тебя, но и прикасаться и в глаза смотреть.
   Теперь я понимаю, почему парни меня обходили, едва завидев, и опускали глазки в пол, если случалось все-таки приблизиться.
   -А сам чего тогда не пытался осуществить прорыв в истории современной науки?
   -Стеснялся жутко. Ты такая, такая хрупкая, как сухой осенний лист, который втаптываешь в грязь. К тебе страшно прикоснуться, чтобы не нарушить целостность тела.
   -Теорема ваша - дерьмо коровье.
   -Не понял.
   -Дерьмо потому что вы не учли, что у нас есть еще преподавательницы в лифчиках. Еще скажи, что это допущение.
   -Не скажу, они тоже соответствуют теореме.
   -Врешь!
   -Не вру, они тоже все без лифчиков ходят на работу.
   -И даже наша Елена Петровна.
   -И даже Елена Петровна.
   -Как вы узнали?
   -Тем же методом, но с криминальной примесью.
   -Не верю, вас бы исключили.
   -Мы делали так. На переменке одевали на голову приготовленные загодя материнские черные чулки, забегали в учительскую и кричали:
   -Журналы на стол! Это ограбление. Руки вверх!
   -Я в шоке. Даже училки поддались сексуальной революции.
   -А знаешь, кто является основоположницей данного направления в одежде лифчик-free?
   -Не а.
   -Анна Павловна.
   -Новая жена директора?
   -Да.
   Теперь все стало на свои места. Мы-то глупые гадали, чего он на ней женился, что разглядел в ней такого. Да, директор всегда любил умных женщин, тут тем более аж основоположница нового модного движения лифчик-free.
   -Я лично остаюсь при своем лифчике. Лифчик должен быть on. Мое движение, противоположно Анне Павловне и называется лифчик-on.
   Есть хоть кто-нибудь, желающий вступить в мои ряды?
   -Но сейчас ты станешь все-таки лифчик-free.
   Острыми клыками оборотень разломал застежку, находящуюся спереди и отшвырнул лифчик. Получилось еще одно новое направление лифчик-fly.
   -О боже! Какие они большие.
   То, что прежде болталось по моему животу, превратилось в жестокое и неумолимо надвигающееся возмездие.
   -С первого курса они значительно подросли, - удовлетворенно отметил Дэн.
   -А ты прямо помнишь, что было три года назад.
   -На первом курсе первого сентября я сразу понял, что у тебя большие перспективы.
   -Откуда тебе знать насколько они подросли, ты ж никогда их вблизи не видел и не трогал.
   -Я наблюдал ночами за их ростом и способствовал их росту.
   -Чего?
   -Верка меня пускала на тебя посмотреть.
   -Вот сучка.
   Опять новые подробности про существо, считавшееся подругой.
   -Это моя заслуга, что они такие выросли.
   -Что ты их поливал, мазал, рыхлил?
   -Нет, я тихо молился о них в уголке из ночи в ночь, из недели в неделю, из года в год. Моими молитвами у тебя теперь офигенские буфера. И не смей заглядываться на других мужиков, я для себя старался. А теперь, крошка, покатай мои шарики в ладошке.
   Ничего себе, поворот событий, интрига. От утра воспоминаний и стенаний мы переходим к активным действиям. Как же быть, как быть? Как его мне обдурить и оставить друг друга при своем.
   -Неудобно. Давай перейдем к позе второго курса.
   -Нет уж. Будем идти по разработанному плану, который я лелеял целые три года.
   -Понимаешь, мы с тобой, как бутерброд. Я - масло, ты - хлеб. Это неправильно. Масло должно быть сверху, иначе оно расплавится и исчезнет.
   -Тоже мне, нежная календула. Еще никто снизу под мужиком не помер. Это только беременных сзади или сбоку пялят, но у них противопоказания, уважительная причина, им позволено. У тебя противопоказания есть?
   -Есть, - отвечаю.
   -И какие?
   -Я будущая мать и прошу провести меня по облегченной схеме.
   -Что, уже?
   -Все возможно в этом мире.
   -Успела все-таки с олигарщиком скреститься! - взревел разъяренный Денис. - Нет тебе прощения. Мы пройдем сегодня все уровни самопознания от простого до усложненного. Давай, катай шарики.
   Он приподнял таз и подсунул мою руку к своим представителям семейства яйцеобразных.
   Прилетит вдруг волшебник
   В голубом вертолете
   И бесплатно покажет кино.
   С днем рожденья поздравит
   И, наверно, оставит
   Мне в подарок пятьсот 'эскимо'.
   Кто-то напевал песенку снаружи сарая. В душе моей проснулась надежда на спасение девственной плевы. Дверь в сарай распахнулась, явив нам удивленную Верку. Обе стороны застеснялись. Оборотень упал на меня, закинув на свой голый зад сверху щипок сена. Когда удивление на лице Верки зашкалило до небывалых высот так, что один глаз натянулся на лоб, хорошо, что не на жопу, она захлопала в ладоши.
   -Поздравляю с совершением первого акта!
   -Можешь не радоваться, - угрюмо сказал ей оборотень. - Какая-то тетенька со служебного входа нажала раньше времени на первый звонок.
   -Ой, ну я пошла, зайду минут через пятнадцать.
   -А ну стой, собака неверная, - проорала я сквозь оборотневские подмышки, укрывавшие меня от посторонних глаз. - Выспалась? Я из-за тебя на сене ночевала не пойми с кем.
   -Как это не пойми с кем, - возбухнул Денис. - Я тут целый час ее обхаживаю, песни пою, грудь ласкаю, а она не знает, кому назначена судьбой.
   -Меня дома не было. Я на вертолете каталась, - выдала Верка. - И если ты видишь, что крыльцо закрыто, то надо было со двора заходить. Ключ висит в нашем условном месте.
   Подруга зашла в сарай и достала с гвоздика и вправду висевший на нем ключ.
   -Не догадалась. Ты не говорила, что куда-то ночью собираешься. Я подумала, что ты закрылась изнутри и дрыхнешь, как сурок.
   -Я и сама не знала. Сергей Иваныч в первом часу прилетел за трусами. Мы весь дом обыскали, они у него необыкновенные оказывается были. Ему жена сама кроила, строчила, и крестиком танчик вышивала - подарок на ДР. А вчера потребовала их надеть. Он взял вертолет, пока Кристиан в больнице и прилетел на розыски. Ты их случайно не встречала?
   -Встречала с песнями и плясками. Ой, какое счастье, что Иваныча трусы ко мне в комнату залетели. Да Кристиан меня чуть не растерзал за них. Он ими тряс с пеной на губах, потом разодрал надвое. Дальше я их не видела, не до того было. Носитесь с трусами, как мушкетеры с подвесками королевы.
   -Не могла сохранить, - упрек в мой огород. - У человека семейная жизнь дала трещину.
   -Я что их охранять еще должна была! Сидеть на них, как курица на яйцах.
   -Могла бы и посидеть ради подруги. В общем, он с женой разругался и меня на вертолете катал долго-долго. А потом мы зависли над останкинской телебашней и...
   -Не продолжай дальше. Пойду проверю телевизор теперь хоть показывает, мало ли что вы там с башней сотворили во время трясучки. Страну без телевидения оставили.
   -Полежи еще чуток, - возразил Оборотнев. - Верку выгоним из сарая.
   Игнорируя то, что лежит на мне и рот еще раскрывает, спросила у дульцинеи обеспокоенно:
   -Что с Кристианом? Почему он в больнице?
   -Представляешь, приступ аппендицита. Его увезли в больницу. Какая-то неизвестная дура скормила ему целую пачку семечек. Его мать со старшей сестрой и младшим братом рвут и мечат, хотят найти эту киллершу, покушавшуюся на здоровье их драгоценного кормильца.
   Почему же неизвестная? Эта дура я. То есть, я не дура вовсе, но семечки мои были. Нечего столько жрать было, мог бы и со мной поделиться. Вот она жадность-то до добра не доводит. И чего такого? Я семечки лузгаю каждый день по пачке и никакой аппендицит не заработала. Слабенький желудочек у Коли оказался. Не то что русские мужики, у них луженые глотки, иностранцы им и в подметки не годятся. Но я должна облегчить ему страдания каким-то образом. Есть одна мыслишка. Но Иваныч, Иваныч-то каков!
   -Значит, пока начальник при смерти, Иваныч на его вертолете бороздит космический океан?
   -Ага. Хоть покатал меня.
   -Сволочи вы: ты и Иваныч-кобелина. Он еще не улетел?
   -Нет.
   -Мне ему передать кое-что надо, скажи, чтобы не улетал.
   -Ладно.
   -Анюта, да не нервничай ты так. Верка, уйди, я ее расслаблю.
   -Да идите вы оба, - поднапряглась и скинула на бок, не ожидавшего подвоха оборотня. Выхватила у Верки ключ и ломанулась как лошадь с несостоявшихся скачек домой.
   На улице, прямо перед нашим домом кто-то орал и бил друг другу морду.
   -Да заткнитесь вы все! Будет покой этим утром или нет.- вскричала я.
   Поковырялась в замочной скважине. Вечно этот ключ заедает. Неожиданная тишина застала меня врасплох. Я посмотрела на дорогу. Мой дерзкий колючий взгляд потонул в глазах Чуйкова отца и сына, взиравших на голую меня с удивлением? возмущением? вожделением! Похоже на то, что Чуйков-младший узнал про отцову любовницу и пришел с ним поквитаться. Конец пришел моему шантажу, некому теперь наливать мне стопочку. Ну и ладно, надеюсь, что с сегодняшнего дня по кладбищам я лазить перестану. Так вот, слава первой шалавы на деревне мне теперь обеспечена окончательно и бесповоротно. Поскольку сзади меня за плечи обнимал такой же голый оборотень. Наконец-то дверь открылась, я оттопырила попку, толкнув ею Дэна и выиграв несколько секунд забежала в дом, закрылась в своей комнате. Неудовлетворенный поклонник долбился в дверь:
   -Анюта, открой. Не дай пропасть. Яйца защемило так, что хоть кукарекай. Облегчи мою участь своими ручками.
   -Пусть тебе Верка шарики катает, у нее это хорошо получается.
   Вот и Веркин голос появился, успокаивающий больного. Он зарыдал наверное у нее на плече, как всегда происходит этих случаях, вскоре и застонал пару раз. На пол что-то шлепнулось или пролилось.
   -Вера, передай цветы для Кристиана Иванычу.
   Боясь выйти, чтобы не наткнуться на несостоявшегося любовника, я просунула под дверную щель и протолкнула вперед филигранные стебельки райских цветков, которые не преминули поломаться. Ничего страшного, главное в этих растениях целебные свойства, а не красота букета. Глядишь, боль в аппендиксе у Коли утихнет, и операция не понадобится. С той стороны двери букет забрали.
   -Фу, какой страшненький, - выпендрилась Верка.
   -Ты когда три дня не моешься, тоже не красавица. А они уже неделю в банке стоят и все еще цветут и пахнут по сравнению с тобой.
   -Ты чай с нами пить будешь?
   -Решу, когда этот уйдет.
   -Этот уже уходит, - злобный голос прошипел под дверью. - Моя персональная мучительница.
   -Сначала предложение сделай, женись, потом претензии предъявляй. А то, ишь ты рождена чтоб быть со мною.
   -Да, я вообще в сомнениях теперь брать тебя в жены или нет. Будешь еще филонить, мутная какая-то или все целки больные на голову.
   -Зато здоровые в плане гинекологии.
   -Что толку от здоровья, если с ним не делятся.
   Он еще долго возмущался, выражал недовольство моей неуступчивостью, но потом все-таки ушел, бухтя как старый дед. Дождавшись пока Иваныч - волшебник на голубом вертолете, по версии Верки, отчалит в известном направлении (я так и не пила с ними чай, с моим-то видоном), отправилась в ванную, отмывать трупные пятна и плоховония. Да, сегодня на мне закончились месячные запасы шампуней и геля для душа. Настолько я была загрязнена, как атмосфера над чугуно-литейным заводом, у которого барахлят или вовсе не установлены из экономии очистные сооружения. Зубы чистила раз двадцать, изгоняя луково-чесночное амбре, но оно реально неизгоняемо.
   Возвращаюсь я, умиротворенная помывом к себе, и тут все происходит как в лучших русских комедиях, поскальзываюсь возле самой двери и падаю на пол, опираясь на правую руку. Острая боль в правом плече пробивает до слез, но еще больше убивает осознание того, на чем я споткнулась. Не на банановой шкурке, не на лужице от воды, а на том, что выделилось из члена подрочившего Дениса, на сперме. Кому рассказать - засмеют. Такого позора в моей жизни еще не было. Представьте приходите вы с гипсом в училище, народ конечно интересуется, как вас так угораздило убиться. И вы такая, да тут парень один под дверями ходил, облизывался, спермы налил ну я на ней и звезданулась. Бог наказал за издевательство над мужиком. Бог он все видит, что надо и что не надо. Вот так он сегодня рассудил.
   -Верка!
   Ноль эмоций. Никакого ответа.
   -Верка - ять!
   -Чего еще?
   -Я кажется что-то сломала.
   -Опять!
   -Не опять, а снова.
   Она принеслась ко мне.
   -Господи, как можно умудриться и упасть на ровном месте.
   -Не знаешь что тут кое-кто разлил?
   -А.. Было одно дело.
   -Почему ты не убрала, смерти моей хочешь? На Кристиана заришься, куркушка диковатая.
   -Это по тебе слезу пустили. Ты и убирай. А Кристиану мы обе по барабану. Я вообще не понимаю, чего он здесь все трется. У него в офисе знаешь секретарши с какими сиськами ходят, готовые на все.
   -Ну и пусть ходят. У них работа такая. Секретарь - лицо компании. Чем больше лицо, тем компания солиднее. Слушай, дай мой телефон, а?
   Получив телефон и все еще лежа на оборотневском возлиянии, я позвонила ему.
   Он обрадовался, судя по неожиданно ставшему писклявым голосу.
   -Денис!
   -Оборотнев слушает.
   -Чего так официально?
   -Я всегда такой.
   -Не замечала. Короче, я тут из-за тебя пострадала конкретно. Поэтому, во-первых приходи свою сперматозоидную лужицу вытирать.
   -Чего - кого? - напряглись на том телефоне.
   -Ту самую, что налил мне под дверями, предаваясь страсти самим с собой.
   Неожиданно в трубке защелкало и голос сменился на более похожий на оборотневский.
   -У тебя что голос ломается? - поинтересовалась я.
   -Нет. Папаша любопытный трубку взял. Что ты ему сказала?
   Ой.
   -Все как есть сказала, на духу. В общем во-первых лужу свою сперматозоидную приходи утирать. Как не стыдно сам с собой. Это грех. По библии самоудовлетворение допускается, если муж раньше тебя кончает, а просто так развлекаться нельзя, это блажь.
   -Я вообще-то не сам. Это ниже моего достоинства. Мне помогли.
   -Верка?
   -Верка.
   -Вот пусть она и убирает! - вскричали мы одновременно.
   -Во-вторых мне надо в травмпункт, отвезешь?
   -С удовольствием завезу. Чего болит?
   -Но-но, шуточки. Плечо пострадало. Правда очень больно.
   -Уже выезжаю, собирайся.
   Подруга помогла мне подняться, собраться и усадила в джип Дениса назад. Сама уселась вперед. Конечно, у нее перед ним заслуги. Я младшая жена в этой намечающейся шведской семье. В травмпункте рентген показал вывих плечевого сустава. Мне вкололи обезболивающего и врач как дернет за руку, а я как дам ему ногой по яйцам, и еще вдобавок матом. Придурок, женщинам ручки обычно целуют, а он как дернет, негодяй. Зато кость на место встала. Нерадивого врача пришлось самого лечить после моего удара, рентген сами понимаете каких хрящей делать.
   Едва приехав и пообещав Дэну поскорее выздороветь, чтобы выйти на работу, коровы видите ли по мне соскучились, удои сократились вчетверо, отправилась на кухню, где Верка соизволила мыть за своим прихлебателем чашку.
   -Рассказывай, что ночью было, - командирским басом сказала она.
   Полчаса я описывала честно и подробно свои приключения, похлеще, чем у барона Мюнхаузена, местные байки из склепа или восстание мертвецов - часть первая, самая захватывающая. Слушая мои былины, что ни в сказке сказать, ни пером описать, Верка разбила две чашки, одно блюдце, потом поняв, что не получится делать два дела одновременно завязала с мойкой, села за стол и просто впитывала, что я в нее заливала.
   -Он придет к тебе сегодня в полночь. Будь уж с ним поласковей. Велел тебе хорошо выглядеть.
   -Хм. Будет еще мне вампир-слоняра мне указывать. Я с ним может за один стол не сяду, не то что любовью заниматься стану.
   -Кстати, он водку любит "пять озер", купить такую?
   -Ага щас, он нам здесь пять озер наделает, убирать кто будет? Ты в одной-то молочной речке руку переломала, а тут целых пять озер. Точно и шею свернешь.
   -Хорошо, твои предложения.
   -Ты пожаришь купаты и картофель запечешь на костре.
   -Почему я?
   -Это твой шантажист.
   -Тебе же с ним спать.
   -Посмотрим. Я на первого попавшегося прыгать не собираюсь.
   -Какие мы разборчивые стали в одночасье. Час назад еще прыгала.
   -Вот час назад и приходил бы. Все, я пошла спать, надоело твой зудеж слушать. Пусть мне приснится останкинская телебашня, на шпиле которой подвис наш вертолет.
   -Утро вечера мудренее. Нам нужно разработать план спасения моей чести от интернетного нашествия.
   -Тебе надо, ты и разрабатывай. Если вампир будет выкаблучиваться, полицию вызову. Как тебе такой план?
   Ну и ладно. Я тоже спать хочу. Мы продрыхли до самого вечера и встали, когда закат робко подолбился в мутные стекла окон. Верка вдруг некстати вспомнила про белое платье. С виноватым видом, выудив его из недр сена, я показала его подруге. Взамен получила целый этаж отборного высшего сорта трехэтажного матка и была отправлена готовить ужин для неприятного гостя.
   Я стояла возле мангала и следила за тем, чтобы купаты с картошкой не подгорели, вовремя переворачивая их. От моих действий, я считаю, многое зависело. Подернутый гарью ужин мог привести упыря в бешенство и спровоцировать на неадекватные действия, что крайне нежелательно. Ведь наша цель: чинно и спокойно его обработать, отобрав компрометирующие меня фотографии.
   -Мм..Какие запахи,- соседский дед выглядывал из-за деревянного забора. - У вас какой-то праздник живота?
   -Обычный ужин, просто газ экономим, - сухо ответила я. - Девишник, как всегда.
   Горящие угли стали не нужны, дед просто испепелял и запекал взором мясо. Я конечно понимаю, что с его пенсией мясо не входит в ежедневную продуктовую корзину, но нам-то им еще упыря откармливать на убой.
   -Возьмите, попробуйте, - против воли произнес тупорылый язык.
   Я отдала деду половину купатов, щедро усыпав их картофелем в пластиковой тарелке. Эх, видели бы вы его глаза. Оборотнев и вполовину не возжелал меня, по сравнению с тем, как дед хотел колбаски. И что он с ними делал, как обсасывал, шамкал. Сразу видно у человека большой жизненный опыт. В общем, он сожрал все, что я приготовила и сказал спасибо. Но что мне скажет на это Верка, и оставшийся без ужина упырь?
   С металлической решеткой и опустевшей кастрюлькой вернулась я домой. Вальяжно развалившаяся на табурете Верка встретила меня стихами:
   -Сын подумал: добрый ужин
   Был бы нам, однако, нужен.
   Говорю я ей в ответ, сочиняя быстро бред.
   -Он до дома не дошел.
   Был он Вера обречен.
   -Что опять случилось-то?- запричитала она, как вдова на отпевании покойного супруга. - Где мясо?
   -Беда, Вера, постучалась в наш дом.
   -Это неудивительно, к тебе вся дрянь липнет.
   -Стою, я значица, жарю мяско, пеку картофель, действую, как было оговорено. И тут меня окружает толпа бродячих...
   -Собак? - встревает Верка.
   -Нет.
   -Кошек?
   -Ты еще баранов припомни. Нет, это были бродячие цыгане.
   -Да ладно? Что-то я их не слышала, они обычно шумные.
   -Эти были тихушники. Окружили меня, и давай на цыпочках чуть ли не в пуантах цыганочку плясать, оттеснили от мангала. Я пыталась прорваться и спасти вечернюю трапезу, но, увы, они все сожрали, а два маленьких цыганенка успели еще и нагадить под сенью цветущей вишни.
   -Капец просто. Ты убрала за ними? Если хозяйка это увидит, нам конец.
   -Вера, концы в соседнем огороде, следы заметаны.
   -Молодец.
   Фу, пронесло. Оказывается, я мастерица сочинять небылицы. Но это плохое качество, не буду им увлекаться.
   -Ладно, он капусту любит. Давай я ему салат сделаю - нашинкую капусту, потру на терке морковь, добавлю майонез, еще орехов желательно и изюму, чтобы он тебя не разочаровал.
   -Перебьется. Сам пускай приносит чего-нибудь. Это не мы к нему, а он к нам напросился. А что если он будет буянить, или заставит меня делать какую-нибудь экстравагантность, а? - вдруг озаботилась Вера. - На это я пойтить не могу. Что делать-то, а? Может усыпить его и сдать куда надо?
   -Хорошая мысль. Но почему она тебе пришла так поздно. Где и что мы будем искать вечером?
   -Клофелин, - в один голос вскричали мы.
   -Придумать-то мы придумали, - сказала Вера, - Где его достать-то?
   -Есть у меня одна мыслишка. Про Улугбека.
   -Это который с факультета швей-мотористок?
   -Ну да, странный такой, с тусклыми невнятными глазами. Помнишь, он еще первое место занял в конкурсе на лучшую подделку джинсов Дольче и Габбана. Такие штаны смастерил, что Дольче и Габбана показались всем подделкой. К нему теперь в очередь на пошив шмотья выстраиваются. И вокруг него всегда крутятся подозрительные типы.
   -Откуда ты знаешь?
   -Они в заброшенном коровнике по вечерам рок репетируют, он рядом с нашей фермой. Я к ним ругаться часто хожу. Как вечерняя дойка начинается, так они играют какую-нибудь Металлику. Коровы мордами трясут, копыта задирают, хвостами машут направо и налево - танцуют. От своих основных обязанностей отлынивают. А с меня потом обортневский папаша спрашивает, почему мол, как твоя смена, так удои падают. Улугбек это просек и нарочно всех подбивает играть во время дойки. Нравится ему нервы мне трепать.
   -И почему ты думаешь, что он нам продаст клофелин?
   -Вот тут подруга в действие вступишь ты. Ты знаешь язык мужского тела и души, у тебя к ним подход. Ты ж канаты из них вьешь, в трубочку сахарную закручиваешь. Я тебя с ним сведу, дальше сама, все сама.
   Мои комплименты влились Верке в одно ухо и в другое не вылились. Она сохранила их в ближнем уголке памяти.
   -Как на ферму поедем? - спросила Верка, когда мы, наспех одевшись, вышли на дорогу.
   -Пешкодралом. Машина-то у тебя не на ходу. И когда тебе родители новую купят?
   -В процессе, я канючу каждый божий день. Если мы пойдем пешком, то к двенадцати не успеем вернуться.
   -Ну иди тогда лови машину. Ты в юбке.
   Вера нагло выставила ногу вперед, таинственно улыбнулась проезжавшему автомобилю, и он не остановился.
   -Баба какая-то за рулем. Бесит, одни бабы, куда ни глянь: за рулем, под рулем, на руле. Всех мужиков загнобили.
   -Ты, между прочим, тоже баба.
   -Я их не гноблю, а наоборот люблю в отличие от тебя. Вот довела Дениску до ручки.
   -Кстати о ручках. Он мне рассказал, кто поспособствовал его облегчению. Поэтому убираться в коридоре будешь ты. Я там половину уже обтерла своим телом.
   -Не буду.
   -И вот что моя дорогая, не смей подлезать к моим ухажерам, понятно?
   -Что я должна была его бросить в таком состоянии? Я не такая бессердечная как ты.
   Нашу перепалку прервал веселый Чуйков на погрузчике.
   -Дефчооонки, куда собрались? - проорал он сквозь грохот.
   -На блядки конечно, - брякнула беспардонная Верка. - Как и ты впрочем.
   -Вас подвезти до первых кустов?
   -Меня нет, - строго сказала я.
   -Тебя уже сегодня потискали на сеновале, поэтому не предлагаю, -похохмил Чуйков, приглушив двигатель.
   -А я поеду.
   Вера полезла в трактор безо всякого стеснения, снимая с себя всю ответственность за безответственный поступок. Но сегодня судьба наконец-то решила поставить ее на место. Какая-то женщина, словно крылатый разъяренный дракон, пышущий жаром, взмыла в трактор и выволокла из него горе-подругу.
   -Шлюха деревенская, мразь, - кричала она, отдавая Верке всю свою накопившуюся злость.
   Попавшая под горячую руку Верка, получала за всех шлюх бесконечной галактики от жены Чуйкова, муж которой немедленно утарахтел на тракторе, сославшись на срочную погрузку силоса. Жену Чуйкова я понимала, и очень сочувствовала ей, и даже сама несколько раз пнула бы чудовище, покушавшееся на ее мужа, если бы это чудовище не приходилось мне подругой. Никакие уговоры на разбушевавшуюся фурию не действовали, она оставалась глуха к моим робким просьбам прекратить причинение тяжких телесных Верке. Встревать в драку я опасалась, поскольку плечо и так очень болело. Густые светлые волосы подруги клочьями летели по сторонам, как козий пух, на лице образовались черные гематомы. Я все-таки ухватилась здоровой рукой за кофту мордобойщицы и попыталась усмирить ее слабыми похлопываниями по спине. Зря я влезла, тетка, шустро развернувшись, вдарила меня по лицу, отчего я покачнулась и завалилась курить бамбук в придорожную пыль, осевшую на зарослях целебного подорожника. 'Она убьет нас' - пронеслось в голове. - 'Сумасшедшая баба. Чуйков довел ее до грани нереальности'. Не сразу поняла, как очутилась на своих двоих. Чуйков-младший, по имени Сережа, поинтересовался моим здоровьем.
   -Фиг со мной, я уже привыкшая, Веру спасай от своей мамаши.
   -Не буду, - вдруг уперся он. -Так ей и надо, ненавижу наглых телок, как она.
   -Сдурел? Она ж ее прибьет.
   -Плевать. Мне ее не жалко.
   -А мать? Мать свою тебе не жалко? Ее же посадят. Веркины родители вас в покое не оставят, если увидят ее с такой рожей. Сереж, ну пожалуйста, разними их.
   -Ладно, только если ты так хочешь.
   Но не так-то уж просто растащить дерущихся женщин. Верку заклинило, и она не желала отдирать руки от соперницы на воображаемом ринге. Похоже ее можно отодрать только со скальпом Сережиной мамы. Мне пришлось ущипнуть ее за опу, чтобы привести в чувство. В отместку она мне так двинула по челюсти, что выбила передний, самый видный зуб. Что мне теперь делать? Импланты стоят бешеных денег. Вы не знаете каково это в восемнадцать лет остаться без зуба и пока еще, а наверное и уже, без мужа. Кто захочет вкладывать в меня сорок-пятьдесят тысяч, проще найти жену сразу с зубами. Я в отчаянии, в панике, зуб в кармане джинсов на память о былой красоте. Жизнь кончена, остается лишь влачить жалкое щербатое существование. Гребаной Верке повезло в драке больше: она слегка облысела, обзавелась фонарем под правым глазом, множеством царапин на щеках и визжала о том, что ей сломали руку.
   -Мне надо в травмпункт, -ныла она.
   -Вера, мы там уже сегодня были, если попремся во второй раз, нас примут за отъявленных драчуний и раздолбаек.
   -Нет, я должна убедиться, что с рукой все в порядке.
   Сережа, воспользовавшись моментом, оттащил мать-Верко-убийцу в сторону. Она еще некоторое время по инерции гневно махала руками, пытаясь настигнуть нечаянно подловленную добычу. Он сложил ее руки вместе и какое-то время просто крепко держал. Когда она утихла, повел ее в домой.
   -Сереж! - окликнула его.
   Он тотчас обернулся.
   -Не отвезешь нас в травмпункт?
   Я знала, что он катается с ребятами по вечерам на гнилой красной копейке с номером у666еб.
   -В травмпункт вас, сучки! - заорала его мамаша. - Да вас в публичной дом сдать надо. Не смей даже приближаться к этим падшим женщинам.
   Понятно. Всех сравняла под одну гребенку. Скажи мне кто твой друг, и я скажу кто ты. Несправедливость восторжествовала. Эх, как же обидно, досадно, но ладно.
   Сергей еле заметно кивнул, когда его маманя отвернулась от нас - падших тварюг.
   С продолжающей ныть Веркой вернулись в дом. Я помогла ей умыться, переодеться в чистое, поскольку ее одежда пришла в негодность. От дел нас отвлек сигнал клаксона.
   -Не поеду на этой развалюхе, - вдруг заартачилась Верка.
   -Ничего на Волге ездила, доедешь и на копейке.
   -Волга посолиднее, в ней в старых фильмах председателей колхозов возили.
   -Ну ты ж не председатель, а без пяти минут повариха. Тебе и копейка сойдет.
   С недовольным видом Верка вышла из дома, я вслед за ней. Да уж, тачка, стильная. Цвет ярко-красный, какие-то зеленые, синие пятна по всей поверхности. Передние фары местами разбиты и почему-то перечеркнуты черными крестами. Везде вмятины и неровности. Добила нас и надпись на английском "drifting without brakes". "Что это значит?" - спросила я почерневшую лицом подругу, поскольку, хоть и имела пятерку по английскому, в нем совершенно не шарила. За что я получила пять, это отдельный разговор. "Дрифтинг без тормозов" - прошептала траурным голосом Верка.
   -Ой, да ладно, подумаешь, испугалась без тормозов. Они быстро не ездят и когда надо притормозить у них парень толстый такой, килограмм под сто пятьдесят из машины выскакивает и за багажник ее назад тянет. Он их персональный тормоз.
   -Эх, была не была, - сказала Верка и открыла заднюю дверцу.
   На нас уставилось несколько пар мужских глаз.
   -Что это? - грубо спросила Верка, как будто было не видно, что это куча мала мужиков. - И вот куда мы должны садиться?
   -Во-первых, здравствуйте девочки, - произнес тот самый толстый парень, служащий тормозом, и которого все звали толстопупсом. - Во-вторых, сесть вы всегда успеете, а присесть вы можете на мои колени. Одна на правое, другое на левое.
   Сережа Чуйков извиняющимся голосом поведал мне, что они едут как бы по делам и могут нас подвезти.
   -Садись, - сказала я Верке. - Делать нечего.
   Рыкнув от злости, Верка полезла в машину. Толстопупс пригрел ее на своих гостеприимных коленях, хотя подруга пыталась прорваться к другим парням, ведь их было четверо и можно было выбрать колени покрасивее, на свое усмотрение. Мне было наплевать на красоту коленей, и я приземлилась с краю на аэродром коленей Чуйкова. Машина тронулась с места. Толстопупс и другие ребята отметили Веркин вид в короткой юбке.
   -Как эротично! - произнес один из них.
   -Заткнись. - Вера грубо прервала парня, отвесившего ей сомнительный комплимент. - Не про вашу честь моя красота.
   Толстопупс схватил ее за грудь и сказал:
   -В этой машине ваша честь в наших руках.
   Немного испугавшись, я прильнула к Сережке. Он шепнул мне в ухо:
   -Не бойся. Они нормальные ребята. Осадят ее спесь немного, только и всего.
   Его рука успокаивающе сжала мою.
   -А ты правда с Оборотневым теперь встречаешься?
   -Не встречаюсь я с ним, с чего ты взял?
   -Да, а как тогда это теперь называется, когда парень с девушкой нагишом из сарая выскакивают?
   -Никак не называется. Сходи на нудистский пляж, там все так ходят. Это же не значит, что они там всем коллективом встречаются.
   -Так то специализированный пляж.
   -А у нас нудистский дом с огородом. Мы с Веркой вдруг открыли в себе тягу к нудизму.
   -Ну а Денис зачем голый был?
   -Знаешь что, кто в нудистский дом приходит, должен тоже раздеваться.
   -Как у вас строго, - подивился Сергей. - Но неужели он все-таки с тобой теперь?
   -Нет, но клинья серьезно подбивает.
   -Это все училище знает. Он же запретил к тебе подходить.
   -Прямо смешно. Запретил подходить. Как будто кто-то подошел бы. Кому я нужна?
   -Перечислить желающих? На тебя многие облизываются, только Денис к тебе никого не подпускает. Чуть что нож выхватывает, и задавить на джипе обещает.
   Ну оборотень. Я думала, что он пошутил на сеновале. Вот из-за кого я влачу жалкое существование у телевизора. Если бы не он, от парней отбоя бы не было. Но с другой стороны, я ему благодарна за такой подход, иначе могла бы скурвиться, уйти в загул и бросить учебу. А так и овцы целы, и волки сыты другими девушками.
   -Если ты свободна, можно тебя пригласить покататься с нами вечерком? - вдруг спросил Сергей.
   Что я больная на всю голову кататься с армией парней.
   -Спасибо. Но совершенно нет времени. Скоро экзамены. Надо готовиться. Может летом как-нибудь, когда училище закончим.
   Да, летом получу диплом и смоюсь отсюда домой к бабушке.
   -Целый месяц, - вздохнул Чуйков.
   -Ничего три года ждал, а тут всего месяц остался.
   -Это да.
   Руку мою он не выпускал и украдкой прикасался губами, едва ощутимо, к шее.
   -Ты такая красивая и такая недоступная.
   Кстати о доступности. Возбужденный толстопупс перекладывал свою руку с одной Веркиной части тела на другую, пока не освоил весь материк. Вера нервно повизгивала и обзывалась. Все остальные ржали над ними и подначивали толстопупса на новые свершения. Я добила Верку фразой:
   -Из вас получилась бы отличная пара.
   Нечего было мне зуб выбивать.
   В травмпункте уже знакомый врач, увидев меня, вскричал:
   -Что, опять?
   -Нет, я сопровождаю подругу. А вы не на больничном?
   -Нет, гипс на яйца наложил и дальше работаю.
   У Верки переломов не оказалось, но обнаружилось растяжение связок правой руки. Ей прописали уколы и кучу процедур, таблеток.
   -Кто вас так отделал? -спросил врач. - Будете заявление в полицию писать?
   Я свирепо взглянула на подругу и погрозила ей одним глазом. Сама виновата в произошедшем.
   -Не знаю.
   Да, с фантазией у Верки не богато, в отличие от меня.
   -Как можно не знать, кто вас избил? - удивился доктор.
   -Я пошла на улицу, споткнулась на лестнице, встала, а тут такое.
   -Э, милочка, вас так и поимеют, вы и не заметите.
   Верка покраснела, в первый раз в жизни?
   -Это я всегда замечаю и всех помню поименно и даже ЧТО, ГДЕ, КОГДА. - гордо сказала она, переложив ногу на ногу.
   -Что ж, пойдемте еще раз рентген сделаем, - вдруг сказал врач. - У меня зародились сомнения насчет диагноза.
   -Пойдемте, раз приспичило.
   -Вера.. - предостерегла я ее от возможных повторных ошибок. Судя по пальцу с кольцом на правой руке, у него тоже было жена, способная растянуть ей вторую руку.
   -А у вас гипс на яйцах, между прочим, - напомнила я врачу.
   -Ах, да. Я и забыл, - хлопнул он себя по лбу.
   -Всего хорошего, - держа Верку за руку, сказала я.
   За ней глаз да глаз нужен. Не успеешь отвернуться, как кто-нибудь оприходует. В аптеке она набрала необходимые лекарства и мы вернулись в красное 'такси'. Верку снова подсадили на толстопупса.
   -Дорого мне твоя мамаша обходится, - высказала она Чуйкову.
   -Дорого нам с матерью отцовы бляди обходятся, - возразил он. - Ненавижу.
   Толстопупс полез к Верке со свинячьими нежностями - целоваться. Она с переменным успехом уворачивалась от него.
   -Слушай, у него никогда девчонки не было, - вступились за толстопупса друзья. Научи хоть его целоваться, чего тебе стоит? У тебя же такой опыт. И потом услуги такси дорого стоят, чем расплачиваться будете?
   Ничего себе, предъявили претензию. Я опять прижалась к Чуйкову, ища защиты.
   -Да шутят они.
   Почти невесомый поцелуй в затылок. Они-то может быть и шутят, а вот ты, похоже, настроен серьезно.
   -Дам я вам денег, успокойтесь уже, - заверила парней Верка.
   -Нам деньги-то не нужны, у нас их завались, - заявил толстопупс.
   -То-то вы от хорошей жизни на раздолбанной копейке рассекаете, - подколола его я.
   -Точно. От хорошей жизни, - обрадованно сказал Кирилл Черепков, сидящий в самом дальнем от меня углу у окна. - С жиру бесимся. Надоели нам всякие иномарки, решили пересесть на отечественного производителя.
   -А качество вас устраивает?
   -А тебя какой производитель больше устраивает наш или отечественный? - спросили вдруг у меня, намекая на мои отношения с Кристианом. - В чем основные недостатки и преимущества?
   Не знаю, что и сказать. Скажешь лучше, растрещат, что с ним переспала. Скажешь не с чем сравнивать, поймут, что девственница, опять растрещат, еще соревнование устроят, кому я достанусь.
   -Предпочитаю ходить пешком, для здоровья полезнее.
   Прямо-таки услышала, как усиленно заработало пулеметной очередью несколько мозгов, пытающихся найти двойной смысл, которого и не было в моих словах.
   Телефон дал о себе знать входящим сообщением
   *Привет, Анна.
   О, о, да! Кристиан пишет мне. После горчицы, аппендицита, уверений поджарить его колбаску на гриле и много чего еще он все еще в силах общаться со мной.
   *Спасибо за цветы. Они восхитительны. Мне еще никто не дарил цветы. Оказывается, это очень приятно.
   О, значит точно не гей, раз цветы не дарили, обычный извращенец, коими являются почти все мужики.
   *Не за что. Выздоравливай, я волнуюсь.
   *Я хотел бы извиниться за тот ужасный случай, недоразумение с чупа-чупсом. И объяснить, почему я так поступил.
   Ну давай, давай, вешай мне лапшу на уши колечками, баранками, обручами.
   *Дело в том, что в американских барах, когда к тебе подходит женщина и просит угостить чупа чупсом, это означает, что она предлагает тебе вступить в оральную связь.
   Значит, по барам шлялся, иносранец.
   *И я подумал, что женские традиции одинаковы во всех странах, также как международный женский день восьмое марта. Поэтому и предложил в ответ на твою просьбу леденец.
   *Ценное качество - щедрость. И многих ты осчастливил своим сладким леденцом?
   Прошло минуты две, ответа я не дождалась. Сгорая от нетерпения, набрала номер моего шалуна и получила в ответ горькое 'абонент недоступен'.
   Ах вот как, слился скользкий уж. Значит есть, что скрывать.
   *Извини, телефон вырубился. Хочу тебе еще кое-что рассказать.
   Так, что там еще в американских барах предлагают?
   *Давай посекретничаем, дружок.
   * Я много путешествую и однажды в Тайланде в аэропорту две женщины азиатской внешности окружили меня и сказали 'мням-мням'. Я подумал, что они голодны и дал им много денег. Они куда-то меня повели и, в общем, не говори мне 'мням-мням' это означает тоже самое, что сосать чупа-чупс. Когда мы закончили с мням-мням, они предложили еще и бум-бум, но тут я уже стал острожнее и помотал головой. Ведь незнакомых женщин бить нельзя. Но на бум-бум согласился другой парень, рядом с которым я получал багаж. Он подмигнул мне и сказал, что всегда берет акцию бум-бум, за тем в Тайланд и ездит в отпуск. В общем, бум-бум ты мне тоже не говори. Если конечно ты его не хочешь. Ты поняла, о чем я? Мням-мням - это когда поверхностно, бум-бум, когда проникаешь в самую суть.
   Поняла, не такая дура, как ты. У меня нет слов - никаких, ни злых, ни добрых.
   *Анна, почему ты молчишь?
   *Деньги на телефоне кончились.
   *А ну хорошо, тогда я все выложу про женские уловки. В Италии на отдыхе две коренные сексапильные блондинки почему-то с украинским говорком пригласили меня в горы на джиппинг. ' В кабриолетто уно моменто тебя наслаждение доставлятто' - сказали они. Поэтому не подвози меня в кабриолете, если конечно не хочешь сама этого.
   Да я если бы и захотела, не подвезла бы. На чем? На своем горбу если только. Машины-то у меня нет, и не предвидится с таким парнем, намекающим на то, каким способом я должна ее заработать.
   *Анна, почему ты молчишь?
   Тупой, что ли как пробка. Сказала ведь уже, что деньги на телефоне кончаются. Ну ладно. Сейчас я тебе поведаю о своих похождениях.
   *Меня сейчас с коллегой по цеху шесть парней-бандито на копейко посадитто, секса требуют сердито.
   *Анна, не смей подписываться на подобные предложения. Иначе тебя ждет медленная и мучительная смерть. Сначала я тебя бум-бум, потом ты мням-мням, потом я опять бум-бум и так далее много раз, пока смерть не разлучит нас.
   Оу! Какую приятную кончину мне предсказали.
   *И потом знай, что я отдал на исследование мужские трусы, найденные в твоей комнате. Их владельца ждет суровая кара.
   Деньги и вправду кончились, сообщение о запрете на вторжение в мою личную жизнь зависло в исходящих. Ну, Иваныч, готовь веревку и мыло, заряжай пистолет.
   Телефон я убрала в карман и поймала ухом молодецкий посвист Сережи мне в ушко.
   -Ну и переписка у вас.
   -А ты что все прочитал?
   -Да, я раньше думал, что олигархи умные. И теперь я знаю все проститутские уловки.
   -Так это же не у нас.
   -Почему не у нас? Там сказано было, что ты чупа-чупс просила. И чего ты спрашивается молчала, надо было ждать, пока приедет какой-то американский гастробайтер, чтобы перед ним унижаться.
   -Дурак. Я правда чупа-чупс просила без задней мысли, а он меня с проститутками сравнял, и я осталась без леденца.
   -Хэй, останови, - Сергей крикнул водиле. - Я быстро.
   Через несколько минут он вернулся из магазина с чупа-чупсами и дал нам с Веркой по три штуки. Мы тут же ими счастливо зачмокали.
   Я одолжила у Веры телефон и написала Кристиану смс, чтобы поделиться нечаянной радостью:
   *Хэй, а мне три чупа чупса дали, и все разные - один другого лучше и больше. Это Анна. Я все попробую.
   Телефон тут же зазвонил, я его вырубила и велела Верке не включать. Боже мой, что я делаю, его же апоплексический удар хватит вдобавок к аппендициту. Главное, чтобы не узнал, где мы, а то еще спецназ вызовет или ниндзя, а может и черных наемников с дубинками.
   -Ягодка моя переспелая, - распинался перед Веркой толстопупс. - Тебе вкусно?
   -Душа моя, не могущая взлететь из-за лишнего веса, завидуй молча, - отвечала она.
   -Дашь пососать? - попросил он.
   - Фиг вам.
   Оказывается, парни тоже любят чупа-чупсы, просто умело скрывают. Кто бы мог подумать!
   А я с Сережей поделилась, мы сосали его по очереди, нам нечего делить, чем злили толстопупса, которому Верка не дала ничего, даже банальный чупа-чупс.
   Подруга наотрез отказалась ехать со мной за клофелином, сославшись на усталость, но подозреваю, что просто побежала отмывать слюни, оставленные на ней толстопупсом, опасаясь, что наступит раздражение кожи лица, шеи и других органов, я не видела, докуда ему удалось пробраться. И я поехала одна, хозяин копейки любезно согласился меня подвезти до коровника. Как только мы выехали за деревню, водила сказал:
   -Ну что, Анька, поехали в лес.
   -Зачем? - вполне невинный вопрос.
   -Развлечемся.
   -А без меня вы не можете развлечься, у меня масса срочнющих дел.
   -Как ты себе это представляешь, что шестеро парней сами себя развлекают.
   -Нормально, в футбол можно сыграть, у вас мячик есть?
   -Так темно.
   -Эх, жалко Верка ушла, она бы вам своим фонарем подсветила бы. Мячик есть?
   -Ты, Анька, наш мячик, переходящий из рук в руки.
   Так, по-моему я опять чего-то не догоняю, поэтому спрошу прямо:
   -Че надо?
   -Тебя, Анька, всю без остатка, с головы до пят. Подари нам всю свою нерастраченную нежность.
   -Че ты гонишь, Мамай. Чего девчонку пугаешь? - возмутился Сергей.
   -Такой шанс тебе сегодня выпал. Не надоело еще молча по Аньке сохнуть? - Мамай спросил у Сергея.
   -Про себя рассказывай, - заорал Чуйков.
   -Не ссорьтесь, мальчики, все равно я с вами в лес не поеду.
   -Еще как поедешь, - выступил Черепков. - Надоело нам смотреть, как ты сиськами своими трясешь по училищу и по деревне. Настала пора их потрогать.
   Зачем он сказал про сиськи? Он наступил на больную мозоль. Меня понесло по наклонной и нарастающей.
   -Что вы ко мне пристали? Я виновата, что они такие выросли? И так в лифчике хожу, и кофты просторные одеваю. Не крашусь, юбки почти не ношу. Что мне еще сделать?
   Решение пришло нежданно. Я расстегнула блузку, и вынула из лифчика предметы их бесконечных обсуждений.
   -Нож есть? Режьте их, твари, и забирайте, не нужны они мне, заеб..ли.
   Глаза были повсюду. Сбоку, спереди, сзади. Такое впечатление, что парни - один сплошной гигантский ГЛАЗ, ВСЕВИДЯЩЕЕ ОКО.
   -Убери, - первым очнулся Чуйков. -Тебе еще младенцев ими вскармливать.
   Он засунул их обратно мне онемевшей и сидящей, как истукан, в лифчик, утрамбовал, застегнул блузку на пуговицы. Все остальные молчали, пораженные невероятным, фееричным зрелищем.
   -Они еще лучше, чем я думал, - взревел толстопупс, судорожно вздохнув.
   Интересно, если пробежаться по их штанам, у всех поднялось? Я дирижер мужских оркестровых палочек, хотя и не училась в музыкалке. Самоучка.
   -Закрыли тему, - рявкнул недовольный Чуйков.- Оставьте свои грязные мысли при себе.
   -Нет, почему же, - нервно выкрикнула я. - Желаю знать общественное мнение.
   Меня погладили по пучку и челке, коснулись пальцами губ, как бы закрывая болтливый не к месту рот.
   Оставшийся путь мы проделали молча, лишь изредка кто-то из парней счастливо украдкой вздыхал. Мож мне выставку грудей организовать - БРЕСТСартхаус им. Анны Петрушкиной. Верку позову, еще кого-нибудь, денег заработаем на мужиках. Главное, чтобы туда Чуйковскую маманю не занесло. Что за бред в голову пришел? Но только цыц, ни, ни... Я уже подала заявку на патент своей гениальной мысли.
   Вот я дура, вообще рехнулась, уже стриптиз начала кому попало показывать, да еще и бесплатно, люди за это большие баблосы получают. Нет, все за клофелином и домой. Запереться ото всех и на улицу выходить только по острой необходимости. Сказав спасибо, сошла с колен Сергея и отправилась в коровник от одних парней к другим. Отодвинула служившую дверью армированную плотную пленку. Музыкальные парни курили и о чем-то увлеченно беседовали, изредка переругиваясь и споря. Надеюсь, что хотя бы они не мою фигуру обсуждали, а то уже не смешно.
   -Пс, пс, пс, - позвала я, привлекая их внимание.
   -О, Анька, - обрадовался Улугбек. - Что коровы опять отрываются вместо дойки? Пришла ругаться?
   -Нет, мне нужен ты. Пойдем, выйдем?
   -Оу, оу, оу, - заулыбались музыканты.
   Сияющий Улугбек, сунув руки в карманы, пошел за мной на улицу. Прислонившись спиной к углу кирпичного коровника, сказала:
   -Буду очень кратка. Дай клофелин.
   -С чего ты взяла, что он у меня есть? - возмутился Улугбек.
   -Потому что ты трешься с темными личностями.
   -Да ты Шерлок Холмс.
   -Не, миссис Хадсон. Нальешь с децл?
   -Тебе с какой целью?
   -Мне цветок полить, а то он очень большой вырос, горшок надо новый покупать, а денег нет. Пусть он поспит, пока деньги на новый горшок накопятся.
   -Может тебе денег на новый горшок лучше дать?- спросил Улугбек, -Чего огород городить.
   -Нет, клофелин дай, только скажи сколько надо наливать, чтобы человек заснул не вечным сном.
   -При чем тут человек?
   -Так цветок до размеров человека вырос - метр семьдесят примерно.
   -Охренеть.
   Он сказал примерное количество сантиметров кубических и даже дал мензурку для соблюдения точности.
   -Дам и клофелин. Поехали только на мотоцикле прокатимся.
   -Улугбек, некогда совсем.
   -Тебе клофелин нужен или нет?
   -Нужен.
   -Тогда не ерепенься, поехали.
   Улугбек одевался экстравагантно, как и полагалось модному дизайнеру, затмевающему в семнадцать с хвостиком лет славу Дольче с Габанной. Черный высокий цилиндр, коричневое кожаное пальто до пят, подведенные черной тушью глаза. Гламурный образ завел мотоцикл, я села за ним, уцепилась за цилиндр, и мы полетели по раздолбанной дороге навстречу судьбе через деревню, потом свернули к реке, куда вчера ночью ушел упырь. Как бы нам его не повстречать ненароком. По пыльной тропе мы скатились с горки к водяной трассе. У самой воды Улугбек остановился, и мы сошли на землю. Тихо. Только вода плескалась от ветерка. Слабый свет хулиганки-луны шарил по окрестностям, словно прожектор. Сова заухала совсем рядом. И чего ей на кладбище не сидится, прилетела. Россыпь звезд захламила темный небосвод, услаждая наши взоры. Улугбек взял меня за руку, отчего я вздрогнула.
   -Анечка, я дарю тебе эти звезды, эту луну. Бросаю весь мир к твоим ногам. За одну ночь с тобой готов отдать весь шар земной.
   Надо пользоваться ситуацией. Брать, пока дают. Я достала из кармана джинсов пакет, раскрыла его и сказала:
   -Накладывай.
   -Что?
   -Луну, звезды, шар, в конце концов, клади. Беру все.
   -Это было образное предложение.
   -Вот тогда с моим образом ночь и проводи, - снова разнервничалась я.
   Кажется, настала пора принимать 'персен'.
   -Какая ты суровая. Хуже, чем ваша Елена Петровна.
   -Хуже, конечно, ведь я лифчик ношу.
   -Че серьезно? - икнул Улугбек.
   -Строгость - не порок. Клофелин гони.
   -Он в коровнике, спрятан в тайнике. Слушай, могу я сделать для тебя, что-нибудь приятное, чтобы ты не считала меня пустоголовым обманщиком?
   -Можешь, сшей мне много-много трусиков. Только практичных, хлопковых, а не шелковые негигиеничные танго.
   -Заметано, будешь носить их с удовольствием.
   -Поехали.
   Мне показалось во время обратной поездки, что за нами следует автомобиль.
   По возвращении Улугбек ушел в коровник за клофелином. Я ждала его снаружи, когда прикатила знакомая красная копейка с 666 уеб..ми.
   Шесть красавцев молодых, сильных стройных заводных прямиком пошли в коровник.
   Что-то назревало. Побыстрее бы, клофелин получить и слиться. Надоели мне ежедневные разборки на пустом месте. Я двинулась за ними, закричала громко, предупреждающе:
   -Визитеры!
   -Дима Билан, Сережа Лазарев, Борис Моисеев, Элтон Джон и Сергей Пенкин в гребаном коровнике! - с порога начали хамить член банды у666еб.
   -Не упоминай имя великих людей всуе! - подошел к ним музыкант и замахнулся скрипкой страдивари.
   -Убери свой смычок, интеллигент, - развыступался толстопупс. - Где узкоглазый? Дело есть.
   -Лучше быть узкоглазым, чем тупым и жирным, - произнес Улугбек, вернувшийся с пузырьком, который я перехватила на лету. Он поцеловал мне кончики пальцев, чем вызвал волну народного возмущения люмпена. Сережа Чуйков бросился на Улугбека, сорвал с него цилиндр и терзал кожаное пальто. Пискнула тоскливо скрипка страдивари и зазвучал гонг. Разборки в маленькой деревеньке в разгаре. Волосатый гитарист сопровождал свои удары словами: субконтроктава - бемоль, контроктава - диез, малая октава - бекар. Он действовал строго по сольфеджио, которое долбил все прошлые долгие восемь лет. Но заклинание не действовало на клан у666еб, эти дьяволята били сильно и метко, а еще у них был толстопупс, который брал весом и наглостью девственника. Не везло ему любви, но везло в драке. Я выскочила на улицу и остановилась, услышав рокот вертолета надо головой. Прожектор уставился мне в лицо, очертив круг.
   -Анна, сюда!
   На голову и плечо мне упало что-то тяжелое, выбив из колеи и свалив с ног.
   -Плечо, козел.
   Канатная лестница удачно потрепала меня по ноющему плечу, но скрепя зубы с зажатым в них пузырьком, я поднялась по ней в вертолет.
   -Слава богу, ты жива! - встретил меня обрадованный Иваныч. - А то Кристиан меня совсем затерроризировал. Каждую минуту звонит, как Анна, ты нашел ее?
   -Было все хорошо, пока ты чуть не убил меня лестницей. Но тебе капец. Экспертиза скоро покажет, чьи трусы проживали у меня под дверью.
   -Что? - вскричал испуганно Иваныч.
   -То самое. Признайся лучше чистосердечно начальнику в косяке.
   -Ни за что. Он не потерпит потерянного рабочего времени из-за потерянных трусов.
   -Как знаешь. Вези меня поскорее домой.
   Я включила телефон и посмотрела на табло. Почти одиннадцать часов ночи и новое входящее сообщение. Вау! Мне положили на телефон пять тысяч рублей. Ничего себе, таких денег я никогда ни в руках, ни в ногах, ни в других местах не держала. Интересно, а можно их со счета как-то снять? Трусы хоть себе купить, а то когда еще Улугбек их своей дизайнерской рукой смастерит. Вот и Колька названивает.
   -Все в порядке. Я в целости и сохранности.
   -Ты, тебя..
   -Не порвали, так, немного раздраконили. Успокойся и спи, а у меня еще одно маленькое дельце осталось.
   Отключила снова телефон. Надо сосредоточиться. Не успела я напрячь, как следует мозг, как мы прилетели к дому. Спустившись с канатной лестницы, влетела в дом как невесомое привидение и прогоготала, чтобы напугать Верку:
   -О, Хо-хо-хо.
   Никто и не думал пугаться. Верка сладко сопела на диване, причмокивая губами. И чего ей там сниться? Давно не получала?
   -Вставай, Мария Магдалена. Пришло время собирать камни.
   Скинула с нее одеялко.
   -Простите, я больше не буду,- спросонья покаялась она, перестав причмокивать.
   -Славненько, но будешь. Сегодня в последний раз прелюбодействовать. Скоро упыренок придет.
   -У.у.у....
   -Ну же, ради меня. В последний раз ты со мной, в последний раз я твой. - изобразила я желания упыря. - Соберись, полотенце, и вперед к новым подвигам.
   Вера села и попыталась раскрыть опухшие глаза. Они реально не открывались. Я принесла спички и подперла ими ей глаза.
   -Так лучше?
   -Лучше, но мигать не могу.
   -И не мигай, домигалась уже, глазки достроилась.
   Ее волосы торчали лохмотьями в воздухе. Такое впечатление, что они были сами по себе, голова сама по себе - посторонние друг другу люди.
   -Страсть. Просила же тебя выглядеть хорошо. Ну что это такое?
   -Анька, как хочешь, но в таком виде перед ним я не покажусь. Одевай мои вещи и сама спи с упырем.
   -Мы так не договаривались. Ты у нас по спальной части главная. Он твой воздыхатель, а у меня своих немеренно, не знаю, что с ними делать - солить или мариновать, мариновать или солить.
   -Ну-ка, ну-ка поподробнее с этого момента, - оживилась лохудра, еще с утра бывшая вполне симпотной. -Кто там к тебе еще прицепился?
   -До фига народу, на всех времени не хватит.
   -Я тебя научу, как сэкономить время. Надо собрать всех скопом и..
   -Тебе полегчало? Смотрю, лекции стала читать, вставай.
   -Не могу.
   -Предательница. Павлик Морозов по сравнению с тобой ангел во плоти.
   Пришлось мне искупаться, надухариться, надеть Веркин топик без лифчика и короткую джинсовую юбчонку. Распустить волосы и повесить черные очки на нос для окончательной конспирации. Но спать с ним я не собиралась.
   -Вер, похожа на тебя?
   -Одно лицо, - подтвердила Верка. - Мать родная не отличит.
   -Но ты сиди, слушай, что у нас там происходит, если что приходи на помощь.
   -Хорошо. А можно я пока спички уберу, хоть глаза отдохнут.
   -Можно, только осторожно.
   У меня оставалось еще немного времени, и я сварганила салат из красной капусты с луком и морковью, заправила майонезом. И сделала такие бутерброды. Порезала черный хлеб на ломтики, и еще раз на ломтики, обжарила на подсолнечном масле на сковородке до зачерствления, натерла мелко-мелко чесночок и намазала на хлеб. Далее положила на каждый бутер по листику зеленого салата, которым меня угостил соседский дед в благодарность за колбаски, дольку соленого огурчика и шпротину. Да прибудет упырю счастье и его любимые шпротики. Может раздобрится и отдаст мои фотки без слияния двух лун. А если нет, то на десерт ему подам Верку с маленькими булками и не первой свежести персиком. Еще положила во фруктовницу спелые неотравленные яблоки, и уселась у равнины с берега ждать дичины. Ровно в двадцать четыре нуль-нуль закуковала кукушка, но не на часах, ведь у нас таких не было. На улице закуковала. Пробила ровно двенадцать, и в дверь настойчиво постучали. Подбоченясь, заиграв бровями, зачем все равно под огромными очками не видно, открыла дверь на крыльцо. В потемках едва узнала по хоботу гостя.
   -Привет, Анька.
   У меня все опустилось, хоть и нечему было.
   -Ты ошибся, я Вера, Надежда, Любовь, только не Анька.
   -Анька, Анька. Не обижай невестка жениха неискушенного словом недобрым, лучше Верку позови.
   -Погоди сначала, там видно будет понадобится нам Верка или нет, али я на что сгожусь.
   -Это вряд ли. Эрогенную зону подделкой не обманешь.
   Золотые слова упыря, осталось их только в рамочку и на стену. Это будет девиз нашего дома, нашей деревни, страны. Что-то меня понесло, как всегда, не в ту тундру. Вернемся к нашим баранам, конкретнее, к упырю.
   -Пожалуйте к столу, мусье упырь.
   -Все капусту жуешь, сисюльки отращиваешь? - спросил он, разглядев салат. - Хорошая новость. Памела Андерсон сняла импланты, так что ты вышла на первое место. Поздравляю.
   -Новость так себе. У меня есть покруче. От капусты растут не только груди, но еще и хобота.
   -Мне это не нужно совершенно, и так перебор. Подумываю сделать подрезание, чтобы не навредить женским организмам.
   -Ври, ври, да не завирайся.
   -Да чтоб мой хобот отвалился, если я вру.
   Хобот не отваливался, значит, сквозила в его словах истина.
   -Ладно, покушай, я старательно готовила.
   Покушал, шпроты умял в первую очередь, потом смел салат. Сыто рыгнул и сказал:
   -Веру позови.
   -Может, без нее обойдемся? - я покрутилась бедрами вокруг него, потрясла грудиной.
   -Зови, зови.
   -Вера, иди сюда, - крикнула я ей.
   -Угу, - проурчала она.
   Упырь вынул из пакета бессменные 'пять озер', портвейн и печенье 'курабье'. Господи, его еще продают? Это любимое печенье моей мамы в молодости.
   -Мальчику водка, девочкам портвейн 'Агдам'. Дай мне на счастье лапу, Агдам. Такую лапу я не видел сроду. Давай с тобой полаем при луне на тихую безлунную погоду.
   Упырь что-то впал в эпоху романтизма-сочинизма.
   -Вер, ты идешь? Пропала.
   -Я спички потеряла.
   -Она курить начала? - расстроился упырь.
   Взяв новый коробок, я отправилась к ней в комнату, вставила в глаза спички и повела показывать невесту упырскому купцу-молодцу.
   -Вера, - тайное счастье прорвалось в его голосе.
   Он вскочил и приставил ей табурет с тремя ножками. Сослепу она с него опрокинулась, потеряв спички.
   -Уйди, а, - прогнала я упыря березовым веником с листиками и усадила подругу на целехонький стул, подперев глаза спичками.
   -Ну, - прохрипела Верка-ВИЙ, обращаясь к парню.
   -Я тебя люблю.
   Куда катится мир! Я бы от этой страхолюдины убежала с криками, а этот в любви признается.
   -А ты меня любишь? - с надеждой спрашивает он ее.
   Вижу, что она готова послать его на ху. Тор бабочек ловить. Вскочила и посильнее втыкнула спичку ей в глаз так, что Верка заорала. Но зато сказала нормально без грубостей.
   -Пока не поняла. Любое зачинающееся чувство надо развивать, иначе оно останется в зачатке.
   -Давай развивать, - согласился упырь.
   -Анька, а вот ты невнимательная все-таки, - начала позорить меня Верка перед своим упырским прихвостнем. - Он никакой не упырь, а обычный парень в ПРОТИВОГАЗЕ.
   -Да, - сказал упырь. - Вера - ты невероятно догадлива. - А ты что поверила? - загоготал он, глядя на меня.
   -Смотри не уписайся от смеха, - зло сказала я ему. - Отдавай фотки и я пошла. Мне на ваши рожи всю ночь смотреть неохота. Я хочу смотреть цветные сны с тем, кто мне по нраву.
   -Фотки только после того, как мы сольемся в экстазе, - выдал упырь.
   Верка скривилась.
   -Какой ей экстаз, видишь глаза еле открываются и рожа разбита.
   -Кто посмел. Только скажи, я отомщу, - упырь поник у Веркиных ног.
   -Одна женщина, к мужу которого Верка в транспорт залезла. У нее есть сын, а у того куча друзей, обожающих подраться. - объяснила я.
   -А.. Какая нехорошая женщина, - пропищал упырь. - Но бог ей судья. Он рассудит.
   Все в кусты? Прошла любовь, завяли помидоры, отцвели розы в саду. Зассанец.
   -Пейте, ешьте, - сказала я, чтобы разрядить обстановку. - Как тебя зовут псевдо-упырь в противогазе?
   -Называйте меня Аскольдом.
   -Не примазывайся к славе Запашных. Создай свою историю успеха, - посоветовала я ему.
   Видя, что эта парочка еле телится, разлила им в стаканы кому-что полагается и заставила выпить. Мне портвейн не полагался. Кто я такая? Так, обслуживающий их персонал.
   -За прекрасное завершение этой ночи! - произнес тост Аскольд, которого язык теперь не поворачивался называть упырем.
   Я следила за тем, чтобы они накачались, как следует. Верка стала поразвязнее и добрее, что даже несколько раз дернула игриво парня за хобот. Наконец он встал и сказал:
   -Девочки, я нарушу ваш антибактериальный баланс.
   -Чего? Куда это он? - спросила Верка, когда он удалился.
   -Пописать пошел, не понятно, что ли? Еще меня глупой называешь, где твое образное мышление? Шевели обоими полушариями, а не одной извилиной.
   -Быстро, клофелин, - сказала она.
   По мензурке я отлила необходимое количество и плеснула в компот, которым парень запивал жар от 'пяти озер'.
   -С облегчением! - поприветствовала я его возвращение.
   -Спасибо.
   -Чувство легкости есть?
   Меня проигнорировали. Но я гну свою линию.
   -Теперь решающий тост и в постельку, голубки мои.
   Они обвили руки и совершили брудершафтный тост. Через некоторое время Аскольд затих на стуле, склонился на бок и свалился на пол.
   -Быстро, веревку.
   Мы связали ему руки загодя приготовленным шпагатом, который бабка-хозяйка вообще-то приготовила для подвязки огурцов и помидор летом в теплице. Пошарив по его карманам, я обнаружила свои фотографии и флэшку, которые немедленно конфисковала. Ура! Моя честь спасена, теперь звуковые волны моей души спокойны. Гармония света воцарилась в ней. Я могу распрямить спину от былого рабства, и вновь стать независимой от шантажа.
   -Что будем с ним делать? - спросила Верка.
   -Не знаю, он тут хвастался, что имеет объемный орган, не хочешь воспользоваться?
   -Ну, давай, для статистики посмотрим, - сказала подруга и, сев на него сверху, расстегнула ширинку на брюках.
   -А..а. У меня нет слов!
   -Как нет слов, надо было подготовить. - возмутилась я. - Что там?
   -Иди и увидь это воочию своими глазами. Лука Мудищев отдыхает со своим чреслом.
   -Кто это?
   -Гигантский членище.
   -Да я не про это. Лука - кто это?
   -Супергерой древности. Мужик с большим достоинством и самомнением. Ты что Баркова в третьем классе не читала?
   -Нет.
   -А где ты была, когда мы на каждой перемене в узком кругу его взахлеб читали?
   -Была в том квадрате, где Зоя Вислоухова крестиком вышивать учила.
   -Господи, на что ты потратила свое детство! Скукота какая.
   -Зато ты теперь мучаешься от того, что все познала в жизни. А у меня все еще впереди.
   -Пойдешь на полголовки? - спросила Верка. - Не, тебе, на четвертинку хватит.
   -Совсем, что ли. Что предлагаешь? Это насилие над его личностью.
   -Он сам к нам пришел, значит, чего-то хотелось. Давай, Анна, расстанься с девичьим образом.
   -Не о такой первой ночи я грезила.
   -Ну такого члена ты больше не увидишь.
   Видела тут как-то, но никому не скажу.
   -Предлагаю поделиться только сегодня. Пользуйся, пока я добрая. Потом он будет целиком мой.
   -Нет. Мы не знаем, кто это даже. Вдруг у него сифилис?
   -Типун тебе на язык! Презерватив оденем.
   -СПИД. Презервативы некачественные бывают.
   -Хватит пугать, я все равно преодолею страх, - осмелела Верка.
   Я привязала ее шпагатом к табуретке. Так она полезла на него вместе с табуреткой. Тогда я привязала Верку с табуреткой к чугунной батарее и вынула из глаз спички, чтобы та не смотрела на такой желанный предмет. Она завыла серым волком, у которого из под носа увели большого лося.
   -Отпусти! - грозно завыла Верка-ВЫЙ.
   Я очертила вокруг Аскольда магический круг мелом, чтобы оградить его от притязаний Верки-чудища. Но со стороны он выглядел как обычный очерченный мелом полицией труп.
   -Сними с него противогаз, хоть узнаем кто он.
   С этим я была согласна, но как ни дергала, стащить противогаз не смогла. Он снимался только с головой, но пойти на мокруху я не готова, еще слишком молода, чтобы из-за чужого члена губить собственную единственную жизнь.
   -Мы упустим его, -заныла Верка. - Надо оставить на нем опознавательный знак, пометку какую-нибудь.
   -И какую же?
   Задумчивой Верке на голову упал цветочный горшок с подоконника.
   -Эврика! - возвестила она. - Неси из серванта колокольчики и клей.
   -Зачем?
   -Неси, сейчас объясню.
   Клей и колокольчики в студию!
   Клей и колокольчики в моих руках, трясущихся от нетерпения.
   -Что теперь?
   -Клей колокольчики ему на яйца.
   -А смысл? Мы же не будем с тобой к каждой мужской особи в штаны заглядывать с просьбой показать колокольчики.
   -И не надо. Они у него при ходьбе будут звонить.
   -Ты МЕГА-МОЗГ!
   -Ты - клей.
   -Не буду я трогать его яйца. Единственные яйца, которые я беру в руки без стеснения - куриные.
   -Развяжи, я сама приклею.
   -Ага, ты его изнасилуешь, бродяга. Сама прикреплю.
   Принесла из ванной резиновые перчатки, натянула по локоть, облила яички клеем и приложила к ним колокольчики.
   -Держи пять минут, - последовал инструктаж от Верки.
   И как она видит без спичек? Интуиция?
   -Держу.
   Эх, видел бы Кристиан мои страшные увлечения. Убежал бы в страхе на свою родину.
   Аскольд зашевелился, колокольчики немедленно зазвенели.
   -Здорово. Великолепно! -захлопала Верка в ладоши. - Вечерний звон.
   -Мудозвон.
   -Точно, мудозвон.
   -Отпусти меня, скоро рассвет, - взмолилась Верка-ВЫЙ-золотая рыбка, - Я изнемогаю от желания. В конце концов, это нечестно. Ты выкрала фотки, мы обманули его. Ты хочешь прослыть клептоманкой?
   В ее словах чувствовалась правдивость, и я вставила ей спички в глаза, затем отвязала сначала от батареи, потом от табуретки и ушла к себе спать. Я жгла фотографии в блюдце и стирала с флэшки компромат на себя, когда колокольчики зазвенели. Засыпала я под непрекращающийся колокольный звон, далекий от церковного.
   Утром у меня в ушах звенело, что в правом, что в левом, с одинаковой силой. На кухне никого не оказалось. За окном маячил некстати навязчивый рассвет. Заглянула в комнату подруги и поймала в ее спящих девичьих глазах новое выражение эйфории и безмерного кайфа. 'Рай на земле есть, - поняла я. - Но у каждого он в своем'. Счастье само нашло Верку, но и горе настигло в тот же день.
   Попивая чай, я смотрела свежие новости. Одна из них заставила меня содрогнуться от величайшей степени печали. Телеведущий вещал:
   'В МЧС поступил молодой человек, надо которым жестоко подшутили. Спасатели потратили кучу времени, нервов и сил, чтобы отодрать колокольчики от его собственных колоколов. Член при этом не пострадал.'
   Потом показали нашего знакомого в противогазе. Он сказал:
   -Я приду к тебе, любимая, когда забьют вновь колокола.
   Бросив недопитый чай, побежала к подруге.
   -Вера, опять беда обложила наш дом густым туманом.
   Райский свет, исходящий из ее глаз, напрягся.
   -Колокольчики выдрали в МЧС.
   Райский свет ее глаз погас навеки от тоски по так нелепо потерянной любви. Она не вставала с постели весь день. Боль от потери любимого оказалась сильнее боли от побоев, нанесенных чуйковской мамой. Прервать эту черную депрессивную полосу могла только я.
   -Все, хватит балду гонять. Завтра пойдем в училище и примемся за уроки.
   Но сначала надо разобраться с гигиенической частью. Перерыв все шкафы в доме, я нашла у бабки несколько панталон. Щедро поделилась ими с Веркой. Та еще пыталась спорить, выторговывать себе поновее, но я не пошла ей навстречу. Панталоны были мне, ой как велики, поэтому пришлось затянуть резиночку потуже, чтобы не спадали с бедер.
   День-деньской занималась банальной бытовухой: убиралась, но Денискино засохшее пятнышко не трогала из принципа, мыла посуду, наводила бактериальный баланс в туалете, нарушенный Веркиным Ромео-Аскольдом. Сходила в магазин на Веркины деньги, удивив продавщицу тем, что оставила ей на чай. Это за стыренные семечки. К вечеру приустала и легла помечтать о своем рае. И он тут же дал о себе знать. Жуткий сигнал разорвал мой покой. На дороге стоял огромный длинный трейлер, портя вид на природу из окна.
   -Потише, можно? - пробурчала я, и пошла узнать, кто там буянит.
   -Вам товар, - сказал дальнобойщик.
   Он распахнул задние дверцы, и я увидела, что весь огромный грузовик заставлен коробками.
   -Что это? - спросила я.
   -Понятия не имею, - ответил дядька. - Нож есть?
   -Зубы есть, хоть и не всем составом, - ответила я и вскрыла ими коробку.
   Чупа чупсы. Коробки с сотнями, тысячами чупа чупсов стояли у моих ног. Я расчувствовалась и уже думала о том, где их складировать, как дальнобойщик выдал свои соображения.
   -Чупа-чупс - тренажер для бабенок. Помнится, мы в молодости своим девкам тоже покупали, чтобы они на них оттачивали свое мастерство.
   -Ах, вон оно что! Тогда везите их на помойку, - возмутилась я.
   -Нет уж. Мое дело вам доставить, не будете брать, я тут вывалю.
   -Хорошо. Ждите тогда до утра, я пока буду решать, что с ними делать.
   -Кто заплатит за простой?
   -Тот, кто их отправил.
   А прислать их мог только Кристиан, других кандидатов с большими деньгами и отсутствием чувства юмора у меня не было.
   Ночью мне приснился сон, как распорядиться презентом, я сочла его за вещий и с утреманчика поспешила исполнить.
   -Вставайте! - подолбилась я в окно грузовика.
   Заспанный дальнобойщик в синих трусах с красными перцами и белой майке с черными полосками показался из-за распахнутой дверцы.
   -Добро утро, деревня. - Сказал он мне.
   -Доброе утро, гроб на колесиках, - тоже вежливо поздоровалась я. - Одевайся, и поехали, куда скажу.
   -Я еще чай пить буду и совершать утренний моцион. Тебе надо навоз и жижицу растения подкармливать?
   -Нет, а в дом не пущу. Знаю я вас дальнобойщиков, спите, где попало и с кем попало?
   -Откуда?
   -Да про вас целый сериал есть - несколько частей. Там все подробности про вашу жизнь.
   -Ага. Значит, в дом не пустишь?
   -Нет, - я соскочила с грузовика. - Даю вам десять минут на сборы.
   Когда я приблизилась к дому, то сзади послышалось журчание и звуки лопающихся шариков. Ушлый дальнобойщик нагло опорожнялся перед нашим домом и при этом еще успевал употреблять подхваченный где-то народный фольклор:
   -Хорошо в деревне летом,
   Пристает говно к штиблетам.
   Выйдешь в поле, сядешь срать,
   Далеко тебя видать.
   Фу, фу, фу. Ну и кадра Кристиан мне прислал. Сравни его и Иваныча - небо и земля.
   Болезненная Верка карпризничала и не хотела идти повышать свои знания, мотивируя и прикрываясь подорванным в бою и на любовном фронте здоровьем.
   -Слушай, глаза без спичек открываются - уже хорошо, ноги еще не оторвали - просто отлично. Так что пошли. Там немного отвлечешься от депрессухи.
   Пинками под зад подгоняла ее к грузовику. Так сантиметр за сантиметром приближались к цели. Но Верка, ох Верка, умудрилась наступить на подарочек дальнобойщика, и даже не заметила сослепу, ведь глаза ее открывались только на пару миллиметров. Но запах учуяла.
   -Фу, что за вонь, - возмутилась она.
   Не хотелось терять время на переодевание Веркой туфель.
   -Это у Киселевых колодец с нечистотами откачивают.
   -А.. Поехали быстрей отсюда.
   В кабину к дальнобойщику мы наотрез отказались садиться. Честно говоря, побрезговали. Он постоянно чесался. То голову потрясет, то в заднице поскребется.
   -Да я сам с вами срать рядом не сел бы, кошелки деревенские, еще чего-то мнят о себе. Я ближе вас к Москве живу, периферия.
   Жесть, дожили, уже дальнобойщики нас периферией кличут.
   Он гневно распахнул заднюю дверцу и наглухо закрыл на засов, когда мы попали внутрь.
   -Вези нас в училище, - втирала я ему через стенку. - Только высади за двести метров до него.
   Не хотелось светиться перед всем училищем, на чем нас привезли, и так уже репутация поганенькая.
   -Девушка-красавица, вас подвезти? - Не успели мы толком разогнаться, как дальнобойщик резко притормозил.
   Верку завалило коробками.
   -Караул!- завопила она.
   Когда мы садились в машину, я отметила идущую по дороге Маруську, мою сослуживицу по фермей, с которой мы не поделили недавно олигарха. Это он ей что ли красавица?
   -Хи, хи, хи, - застенчиво засмеялась доярка.
   И, по-моему, мы разворачиваемся в другую сторону.
   -Але, дядя! - поколотилась я в стенку. - Куда тебя понесло?
   -Кто это у вас в кузовке? - проворковала Маня, сидящая в кабине.
   -Не обращай внимания. Это малярши. Начальство попросило подвезти на объект. От них краской так пасет, что пришлось в кузов отправить. И еще такие страшные, что рядом сидеть противно, а озабоченные какие, я прямо за свое достоинство переживаю.
   От такого поклепа Верка из-под коробок выкрикнула несколько нецензурных воплей души, потонувших среды гофры.
   -Мда. Кажется, мы застряли, Верунчик, - отметила я, так как грузовик, проехав пару километров остановился.
   Несколько минут я разбирала коробки, под которыми оказалась погребена Вера.
   -Какое унижение, - сказала она. - Сидеть в темном грузовике и ждать, пока этот не натешиться с дояркой. Чтоб ей его вошки передались.
   -Злая ты. У Маньки может личная жизнь устраивается на наших глазах. Ей ведь в прошлом году сорокед стукнул, а мужика так и не было. Пусть хоть покувыркается вволю.
   -Я есть хочу, - сказала Верка. - Они там трясутся, а у меня почему-то аппетит поднимается.
   -Ешь, кто тебе не дает.
   Чупа чупсы пошли в ход. Да, Кристиан, радуйся, мы их все-таки обсасываем. Кстати, надо Маруське коробку подарить, пусть себе тренируется на здоровье.
   -Я пить теперь хочу, - через полчаса поедания леденцов заявила она.
   -А я писать, давай другу не дадим умереть?
   -У меня все слиплось. И чего здесь так воняет, он, что здесь туалет себе устроил?
   Да, Вера, тебя в училище ждет сюрприз, когда народ унюхает от кого сочатся тонкие аромы.
   -Хэй, долго еще? - стукнула в стенку ногой.
   -Все, все, - отозвался дальнобойщик. - Спасибо, что воспользовались нашим грузовым такси.
   -Спасибо, что воспользовался нашей дояркой, залетный.
   -Чтоб ты в кювет перевернулся, чтобы ты весь трейлер разбил и платить тебя за него заставили, - Верка честила его на чем свет стоит.
   -Совсем, что ли. Прекрати проклинать, мы же вместе с ним перевернемся. Соображать надо, когда и что желать.
   Грузовик быстро разгонялся, наверстывая упущенное время. Потом он приостановился, мы услышали, что водила кому-то что-то втирает, далее разнесся скрип и мы двинулись дальше.
   -Тормоза, что ли не к черту, - выдвинула гипотезу Вера.
   Она считала себя профи в автомобилях, поскольку сама меняла колеса в межсезонье и куда-то там лазила менять масло. Наконец, грузовик остановился окончательно. Звучавший прежде гомон утих, и дверца открылась настежь.. Проклятый дальнобойщик так и стоял в одних трусищах и майке, не удосужившись надеть штаны. Так модно теперь или экономия? В нижнем белье повсюду щеголять. Вот он, залет, которого я боялась. Мы находились в самом центре внимания, наш дальнобойщик заехал внутрь территории учебного учреждения. Видимо была перемена, поскольку весь училищный бомонд дышал свежим воздухом и курил, и с интересом смотрел на нас.
   -На выход! - скомандовал владелец грузового такси, сравняв нас с голимыми зечками.
   Настало время начищать сапоги.
   -Повежливей с девушками, - сказала я, приоткрыв губы.
   -Анька, без передних зубов! - вскричал кто-то. - И еще связалась с дальнобойщиком. - Это последняя стадия морального разложения.
   -Наконец-то, пополнила наши ряды, - довольно произнесла щербатая потасканная девица, явно легкого поведения.
   -Не дождетесь, - ответила я. - Мы с ним приехали по делу. Доставка груза.
   Кто-то хмыкнул. Да и пусть.
   -Жди, - дала указание курьеру и поторопилась в училище.
   Оторваться бы от Верки, надоело вонь занюхивать. Когда я зашла в кабинет директора, он что-то увлеченно писал. Любовное послание основоположнице движения лифчик-фри. Больше-то на работе заняться нечем.
   -Доброе утро, - произнесла я и только теперь поняла и ужаснулась своему шипению.
   Всегда любила певца Шуру, восхищалась его прикидом и манерой исполнения. Но никогда не думала, что смогу шепелявить, как он. Может, он меня к себе на подпевки возьмет, бэк-вокалисткой? Плохая идея. Лучше срочно, срочно искать себе мужа, чтобы он вставил мне зуб.
   -А, а, а.. - заорал директор и кинулся к окну.
   -Споки, Август Юлиевич. Бить не буду. Пришла исключительно по делу. Хочу выступить в качестве мецената. Я бы желала принести в дар училища сладкие леденцы.
   Он развернулся и сел за стол.
   -Не волнуйтесь, все чисто, никаких смертельно опасных бактерий, сальмонелл. Никто не отравится, ведь имеется чек и сертификаты.
   -Пиши.
   Вспотевший директор продиктовал, как написать заявление про дар в пользу училища. В общем, подарила я родному ПТУ Колькины чупа чупсы. Пусть все их попробуют, душа моя добрая и широкая, да и щедрая. Нескольких ребят дирик отправил за коробками, которые поселили в спортивном зале. Для занятий физкультурой, осталось меньше половины зала. Директор по моей воле оказался завален работой: составлял графики выдачи леденцов студентам. Вот так-то Колька, на твоих леденцах будет тренироваться куча народу. Возможно, устроишь потом кастинг и отберешь себе лучшую модель-сосальщицу. А я аутсайдер, я - вне игры. Забудь мое имя, мои приколы и неловкие попытки подцепить тебя. С глаз долой, из сердца вон.
   В классе о моем приходе возвестил глас:
   -Зелень с грядки, все в порядке!
  Опять Гришка острит. Ругаться не хотелось, поэтому я прошла и села подальше от дурно-пахнущей Верки на пустующее место рядом с Оборотневым. Он заулыбался, сука, всеми тридцатью тремя зубами. Не дразни меня, парниша, ведь я без зуба совсем озверела. Господи, как же старики бедные почти совсем без зубов живут. Теперь я понимаю, почему бабки в старости злющие, и нас, девок молодых, поносят почем зря. Завидуют нашим целехоньким зубам, точеным фигуркам и упругим попкам.
   -Дорогие ребята, - сказала Елена Петровна (ЕП), на которую я внимательно воззрилась и презрительно фыркнула, разглядев болтающиеся без тесных оков учительские груди.
   -В чем дело, Петрушкина? - спросила ЕП.
   -А дело в том, ЕП, то есть Елена Петровна, что мне не нравятся современные веяния: отсутствие бюстгальтеров на уважаемых дамах-преподавателях; нежелание молодых людей брать на себя ответственность и вступать в законный брак. Мне много чего не нравится, но изменить мир в одиночку я не смогу. Всем известно, что один в поле не воин.
   -Анюта, какой у тебя голос стал эротичный с хрипотцой и с присвистом, - шепнул мне на ухо оборотень и заерзал. Оказывается, моя беззубость кому-то даже нравится. Моя судьба не так безнадежна, как я подумала.
   -Вот, пожалуйста, пример - Денис Оборотнев, - сказала я.
   Мой сосед вздрогнул, услышав свою фамилию.
   -Втайне от меня пришел на сеновал и пристроился рядом. Когда я проснулась, то едва не получила инфаркт миокарда, увидев полуголого одногруппника. Он потребовал вступить с ним во внебрачную связь, мотивируя тем, что принимал непосредственное участие в росте моих окружностей.
   -А ты что? - воскликнула Зоя Вислоухова.
   Ой, я и забыла про нее. Эта девушка заслуживает особого упоминания, так как является личным стукачом моей дражайшей бабули. Она докладывает ей про меня все, что знает, а знает она немало. Потому что в деревне многое на виду. К сожалению, она также, как Верка и тракторист Васька из одной деревни со мной.
   -Ничего. Объяснила, что так поступать нехорошо.
   -У, у, у...- расстроились парни.
   -Денис, приходи ко мне на сеновал, - посыпались ему предложения от женской половины группы.
   Что и требовалось доказать. В современном мире для духовной пищи нужен секс. Как скучно с вами со всеми. Когда я вообще была счастлива? В подсобке, когда брала интервью у Кристиана и млела от его харизмы, в актовом зале, когда мы не могли отвести друг от друга глаз, ночью в полубреду, когда его застывшая полутень сидела тихонечко рядом, под диваном, когда прятались от хозяйки. Я помню до мелочей и храню наши уморительные переписки по телефону, мои постоянные поддразнивания и его смешную реакцию. Как же плохо, что между нами пропасть из баксов, евро, рублей и прочих валют с их постоянно растущими курсами. Хоть бы они сгорели, испарились, улетели. Мы бы стали как первобытные люди - все одинаковы по состоянию, и тогда маловероятно, но возможно, мы бы смогли соединиться без оглядки на глупые предрассудки.
   -Спасибо, Анна, за интересную тему для обсуждения, хоть она и не в тему, - сказала ЕП, отвлекая меня от мыслей о Кристиане. - Ребята, у меня для вас объявление. Нужна помощь. Позавчера ночью был разбит памятник на могиле летчика. Его старенькой маме не потянуть самой разбор гранитных остатков и самовывоз с территории кладбища. Есть желающие помочь?
   Никто, ни одно из присутствующих в классе творений собственных мам и пап, не захотело поднапрячься и проявить человеческую сущность, но проявилась сучность.
   -Я, - моя полусогнутая рука одиноко зависла в воздухе.
   -Я бы тоже пошла, но к сожалению не могу по причине здоровья, -поддержала меня Верунья.
   И тут поднялось еще три руки: Оборотнева, Чуйкова, ну с этими все понятно, а вот Гришка, зачем тянет руку. Он что и на кладбище решил достать меня своими неизменными шуточками.
   -Ребята, Анна, вы просто молодцы. Я горжусь вами, - проверещала сияющая ЕП.
   Звезды ей на погоны и новую папаху.
   -А что нам за это будет? - поинтересовалась я.
   -Чтобы вы хотели?
   Парни поторопились раскрыть рты, чтобы попросить ее поставить пятерки в четверти автоматом, но я опередила их.
   -Просто начните регулярно носить лифчик.
   -Хорошо, - ЕП потупила глаза в пол, и вдруг перевела разговор в левое русло. - Вера, пожалуйста, начните следить за чистотой своего тела.
   -Не поняла? - изумилась та.
   -От вас несет, простите, какашками.
   -Чего!
   -Я понимаю, что некрасиво делать замечание при всем классе, но от вас несет, как с птицефабрики.
   Ой-ей-ей, Верка сейчас заплачет. Все-таки зря я ей не сказала сразу. Точно, вышла из класса, насупившись. Я бросилась следом за ней, но она и не думала плакать. Прямым ходом направилась в тубзик и сняла туфли.
   -Мой, - это она мне.
   Согласна, мой косяк, скрыла преступление от полуслепой боевой подруги, нет мне прощения, поэтому вымыла туфлю с имеющимся мылом, но к сожалению, запах все еще оставался.
   -И что делать? - насупилась Вера.
   Как нарочно, в туалете не было цветочного горшка, который упал бы ей на голову и подарил идею. Но она случайно сказала умную вещь, которую я преобразовала в решение проблемы. Круто, высокочастотный преобразователь - это я.
   -Почему в учительском туалете есть освежитель воздуха, а в студенческих нет. Что за дискриминация?
   -Потому что преподы за свой счет их покупают, а студенты не готовы на такие денежные растраты-жертвы. А ну-ка, пошли к ним в туалет.
   -Зачем?
   -Придумала, как изгнать из тебя зловонный дух.
   И вот мы переместились по прямой плоскости, чуть не наткнувшись на директрису-биссектрису в учительском туалете. Забежав в дамский сортир, взяла освежитель воздуха с ароматом горных цветов и обдала струей Веру со всех углов с головы до ног.
   -Что ты наделала!
   Он не была довольна моей помощью.
   -Теперь меня туалетным утенком будут называть.
   -Посмотрим, вполне природный аромат. Почти французские духи.
   На следующем уроке окружающий мир старательно принюхивался к Верке, особенно девчонки. Потом подруге стали поступать записки от них, которые я зачитывала ей на ухо. Теперь я сидела с ней, ведь уродский смрад мы изгнали. "Классные духи", " где купила", "почем" - писалось в бумажках. Далее шли догадки о марке парфюма "Нина риччи?", "Шанель?", "Кензо?" "Диор?", "Ланком?"
   Глупенькие - это освежитель воздуха, закупленный училками в "Пятерочке" - стоит меньше ста рублей, хихикали мы друг с дружкой.
   "Не скажу - писала им Верка в ответных записках. - "Духи - дело сугубо индивидуальное. Эти очень дорогие, родители привезли из-за рубежа".
   Но девочки не отставали. После урока к Вере выстроилась очередь за названием духов. Уф, мы еле отвязались от конкуренток, сохранив наш секрет втайне.
   Но, дорогие мои читательницы, вы вполне можете воспользоваться новыми полученными знаниями по использованию освежителей воздуха в качестве духов, только сначала проверьте на запястье, нет ли у вас аллергии. Дешево, сердито и эффективно.
   P. S. Это была конечно же неуместная шутка.
   Мы уже вышли за ворота учебного заведения, когда меня позвали в унисон или как там правильно говорится в унисекс несколько голосов:
   -Анюта.
   Веселая компания, состоящая из Дениса, Сережи, Гриши и еще Улугбека нагнала меня.
   -Когда на кладбище пойдем?
   -Вечером.
   Мне же еще пообедать надо и уроки сделать.
   -Вечером на кладбище не ходят, - доверительно сообщил Дэн. - Чтобы не увидеть случайно знаков с того света.
   -Не поверишь, туда и ночью ходят, - просветила я его. - После этого только нам убираться приходиться.
   За разбушевавшимися покойниками, которым не угодили с памятником. Считаю, что такие тонкости надо заранее согласовывать с покойным. Нарисовал бы жене эскиз памятника, поставил на чертеже дату и подпись, чтобы без претензий потом.
   За обедом Верка с пренебрежительным видом кинула в меня книжкой Баркова про Луку.
   -Просвещайся, темнота с периферии.
   Верке так понравилось слово, употребленное дальнобойщиком, что она стремилась его использовать, когда надо и когда не надо. Нус, почитаем. Улегшись на диван, раскрыла сборник и погрузилась в чтение. Мат-перемат, но смешно, и печально одновременно. Оказывается, большой аппарат иметь плохо, непонятно, чего тогда Верка так впечатлилась Аксольдовым причиндалом. Плохой конец истории во стихах вогнал меня в беспокойный сон, в котором я попыталась предотвратить печальный исход, как там выражались, прости меня о всевышний, ебли. Но там правда так было написано, а еще, Верка говорила, что сам Пушкин почитывал Баркова и хвалил. Поэтому я рада, что пробравшись сквозь дебри матерка, ухватила суть и мораль данного произведения искусства. Так вот, в моем сне барыня с Лукой пытались спариться, согласно изложенному материалу, но я им не давала встретиться, потому что не должны они погибнуть от такой бессмыслицы. Умереть из-за неподходящего размера просто глупо, в конце концов. Это еще хуже, чем вывихнуть плечо, поскользнувшись в лужице из спермы. Возбужденный Лука размахивал своим орудием, грозя зашибить меня, но я, схватив огнетушитель, нажала куда надо, странно в реальности не знала, как, а во сне все срослось, и погасила Лукин неуемный жар. Сон закончился замечательно: Лука повержен, но дышит, барыня, хоть и не удовлетворена, но живехонька.
   -Дари, ем, ем, ем, ом, - счастливо пробормотала я сквозь сон, когда кто-то отчетливо захлопнул книгу и сказал:
   -Бабы-дуры, Лука-молодец.
   -Сам дурак, - сказала и открыла глаза.
   Обочки! Мои ноги лежали на Кристиане, который ютился в уголке дивана. Одеяло одиноким странником валялось на полу, видимо в поединке с Лукой мне пришлось его скинуть, чтобы не мешалось. Интересно, сколько уже Кристиан смотрит на мою фигуру в лифчике и, о боже, в стремных, не по размеру, панталонах.
   -Может, прикроешься хотя бы? - спросил он.
   -А смысл? Ты еще чего-то не разглядел?
   -Разглядел все до мельчайших подробностей в виде пупырышков.
   -Вот именно. Смысла нет.
   -Мне неприятно разговаривать с девушкой, когда она одета только в нижнее белье.
   -Так разденься, чтобы мне тоже стало неприятно. Мы окажемся в одном положении. Отомсти мне.
   -Кхм, перебьешься, я не показываюсь кому-попало.
   Кто-то, помнится, на днях размахивал своим чупа-чупсом, как Лука елдой. Тогда я еще не была, кем попало. Как изменчив, однако, мир.
   Подушка полетела в него.
   -Не хами в гостях, не то выставлю. Может, еще семечек?
   Кристиан потер живот справа.
   -Анна, ты у меня в печенках сидишь, в аппендиксе ноешь, в мозгу звенишь.
   Э, милый ты еще не знаешь, как у нас ночью звенело в мозгах.
   -Как можно так дешево одеваться и не благоухать свежестью нежной розы. Ты же девушка, а не жвачное животное.
   Ладно. Будет тебе сейчас благоухание, закачаешься. В туалете я обдала себя по аналогии с Веркой из освежителя, на этот раз с запахом сирени. Вернулась и легла обратно на диван в том же непотребном для него виде.
   -Допустим, духи у тебя очень даже отменные, - похвалил Кристиан. - Нюхал бы и нюхал, но что делать с одеждой и поведением. У меня накопилось к тебе много важных вопросов.
   -Вопросы надо решать по мере поступления, а не копить. Выкладывай, что за вопросы?
   -Мне надоело, что ты меняешь поклонников, как шмотки, которые ты почему то меняешь реже. А ко мне не проявишь и каплю любви.
   Интересно, как я должна ее проявить? К губам трепетно прикладывалась, как к святыне в церкви, сверху на нем под диваном поерзала, сам же с себя согнал, я бы и подольше задержалась.
   -Вино и гашиш,
   Стамбул и Париж, Анна, не молчи.
   -Возьми папиросы, хлопни винца,
   И песенку спой про сундук мертвеца, Кристиан чего тебе от меня надо, а? Ты мне нравишься, но и пугаешь, то к сердцу прижмешь, то к черту пошлешь. Мне тоже надоела эта неопределенность. Или я тебе нужна, или уходи, дверь закрой, у меня будет другой.
   -Я не могу понять то, что постоянно ускользает от меня. Иваныча, кстати, уволил. Ты с ним спала?
   -Нет, он с Веркой.
   -Неважно, он спал в твоем доме, это уже преступление и тебя ждет наказание.
   -Это не мой дом, я здесь инкогнито. В нем Вера рулит и потому здесь спят, кому она разрешит, а разрешает она почти что всем.
   Он поднялся и задрал футболку поло. Неужели решился полюбить меня такой, какая я есть? Я против мишуры из дорогой одежды, тысячных духов и кружевных трусиков, против слоев штукатурок, шпаклевок и обоев. Пусть видит меня натуральную - натур продукт. Но как же я горько ошиблась. Он достал из джинс кожаный ремень с заклепками, сжал его в кулаке.
   -Скидывай панталоны и поворачивайся кверху попой, буду жизни учить.
   -Кто ты такой, чтобы меня учить? Ты меня растил, поил, чтобы права предъявлять?
   Оборотень номер два. Тот тоже меня учил, что я должна ему за то, что он якобы молился за рост моих холмов.
   -Я тебе книгу подарил и целый трейлер сладостей.
   -Коробки твои в училище.
   -Пренебрегла значит моими знаками внимания, гордячка. В копейках кататься интереснее, чем со мной общаться.
   Ремень угрожающе раскачивался в его руке. Не успела опомниться, как меня перевернули на живот и огрели по заднице. Как же больно, но сучок, ты не дождешься моих криков. Еще удар и слабый стон в диван. Еще и еще. Наверно. проще добить меня до смерти, чем дождаться слов пощады и желаемого им послушания. Вот чего он добивается, именно послушания, поняла вдруг я, находясь в удручающем положении. Удары вдруг прекратились, а он уселся на меня верхом, нашел кобылу. И так больно, еще его туша сверху взгромоздилась.
   -Анна, ты хочешь меня.
   Это был не вопрос, а наглое самоуверенное утверждение.
   Хочу очень. Просто безумно хочу тебя. Убить. Смерти твоей хочу, чувачок.
   -Ты хочешь меня, я знаю, меня все хотят.
   Мужики все-таки звезданутые. Почему-то они думают, что избив женщину они возбудят ее этим действием. В принципе возбуждение наступает, но от злости.
   -Да. Кристиан, ты прав. Олигархи всегда правы. Возьми меня силой.
   -Че, правда, что ли? - удивился и даже немного расстроился он.
   -Нет, конечно, придурок.
   Поднапрягшись, я задрала попку кверху, повернула набок и свалила зазевавшегося олигращика на пол. Неудачно он упал головой вниз на чьи-то ножки. Это были ноги Улугбека в Веркиных запасных мягких тапочках с мордами собак.
   -Садо-мазо? - спросил Улугбек.
   -Олигархо-охуето, - объяснила я. - Что будем делать с телом?
   Тело немедленно вскочило, потирая голову, и разглядывало Улугбека в цилиндре, кожаном плаще и модных тапочках
   -Клевый ремень, - отметил Улугбек. - Подходит к моему стайлу. Я, пожалуй, его присвою.
   -Это мой ремень. - разъярился Кристиан.
   -Был твой, стал мой. Кто был ничем, тот станет всем, - спокойно сказал Улугбек.
   -Отдай ремень, я им столько телок перелупил. Он дорог мне, как память.
   Ах, телок он колотить любит, все с ним понятно.
   -Улугбек, держи его.
   -Вам меня не взять, - завопил Кристиан, как Кинг Конг, только что в грудь себя не колотил.
   Улугбек засвистал молодецким посвистом соловья-разбойника. В комнату не преминуло зайти трем парням: оборотень, Чуйков и Гришка. С интересом вылупились на наше трио. Они прихуели, вот к чему приводит чтение матерных книг, к мату, просто безобразие, от моих панталон и ободранной задницы.
   Это мой нулевой километр, как поется в песне моей любимой Мураками.
   Это полный абзац с красной строки.
   -Ребята, кидайте его на диван.
   Четверо против одного Кристиана. Неравный бой, но плевать. Лупить женщину без ее согласия тоже неправильно. Он первый начал обратный отсчет. Вот это да. Четверо не справляются с одним. Кристиан сильный, как бык, быстрый как ветер, ловкий как вор-карманник. Сколько способностей в одном человеке, но и сколько дерьмища. Мне наскучило смотреть, как Коля избивает мой, с трудом набранный, мужской гарем, и я двинула его по кумполу головы дуршлагом. Парень скурвился, и ребята воспользовались помутнением рассудка, взвалили его на диван и привязали веревкой, чтобы не сбег.
   Теперь моя очередь, дорогой, учить тебя уму-разуму. Я стянула с него джинсы и приспустила труселя, выбросила на пол футболку.
   -Нам выйти? - спросили парни. - Насиловать будете, барыня?
   -Нет, смотрите и мотайте на уши. Так будет с каждым, кто посмеет обидеть меня или другую женщину.
   Ремень теперь раскачивается в моей правой руке. Стегаю Кристиана изо всех сил, и не только по белой аппетитной заднице, но и по накаченным рукам и бритым, гладким ногам. Хорошо было бы его еще по яйцам отстегать, но этому предложению воспротивился весь мой многочисленный гарем из чувства солидарности к мужскому полу. Мужик мужика видит издалека.
  
  Бьет по глазам адреналин,
  
  А я бью Кристиана
  
  Переживем, ну и черт с ним.
  
  А я вот не знаю, сколько жить мне осталось после этой выходки. Мне кажется, что олигархи - мстительные товарисчи.
  
  Кристиан тоже не кричал от боли ударов, но тихо плакал. Его всхлипывания восхитительно действовали мне на нервы, успокаивая их ответной местью. Только плакал он не от боли, а от злости и возможно от унижения. Как же, дешевка Анька, лупит дорогого изысканного Кольку. Избив Кристиана ровно на столько, чтобы выплеснуть обиду, прекратила экзекуцию и обессилено плюхнулась сверху на него.
  -Мда, мы сегодня на кладбище не попадаем, - задумчиво сказал Чуйков.
  -Попадем, слово даю, - заверила я. - Сейчас отлежусь минуток десять.
  -А попа?
  -Попа нормуль, сидеть не буду, работать стоя смогу.
  Участливый Улугбечик принес тазик с водичкой, тряпку. Спустив немного мои панталоны, оттер кровь и смазал полосы детским кремом "Алиса". Да уж чудим мы сегодня поярче, чем Алиса в стране чудес. Сережка принес попить. Денис помог подняться с Кристиана, смотревшего на мой гарем с ненавистью жителя Руси, которым овладело татаро-монгольское войско.
  -Аня, я же сшил тебе, что просила, - вспомнил Улугбек.
  Нет, нет, не теперь, Улугбек, помолчи. Не при всех.
  -Трусики, и даже пеньюар. Померишь?
  Лицо Кристиана по-моему приобрело пятьдесят первый оттенок серого.
  А померю, и пусть все мальчики смотрят, а Кристиан бесится от того, что мое прекрасное тело хочет не он один. Вообще-то он от него, чего-нибудь хочет, кроме как лупить? И я теперь не дешевка, так как заимела личного дизайнера, шьющего мне трусики. Дальше - больше, перейдем к брюкам, юбкам и шубкам. Как модель я заходила в комнату и крутила ободранной задницей, демонстрируя образцы от Улугбека, срывая аплодисменты и комплименты. Ой, что это? Кристиан недоволен устроенным показом и рычит, как тигр Шархан. То ли еще будет. Сегодня я пойду вразнос и открою мальчикам свою маленькую тайну. Локти будешь кусать Кристя, что не твоя я, не твоя. А дорогой мой, добрый и талантливый мальчик Улугбек сшил все-таки не простые трусики, а замысловатые, с оборками, вышивкой и умелой долей эротизма. В пеньюаре я тоже прощеголяла несколько раз по комнате. Поскольку он был полупрозрачный, то вызвал охи-вздохи. Какая после такого показа работа? Мой гарем обливался холодной водой в ванной, чтобы забыть меня хоть ненадолго. Панталоны вернулись на меня снова. И я взялась за ремень. Прямо на глазах у ошеломленного Кристиана тесаком разрубала его на лоскутки. При этом парень вздрагивал от каждого удара, и мне почудилось, как из него уходит черная тень. Сначала она вытянула наружу руку, потом ногу, затем и голову. Вот и вся она стояла возле меня и грустно созерцала, пока я не разрублю последний кусок.
  -Все! - торжественно воскликнула я.
  Изгнанная тень растворилась в воздухе, напугав меня страшным воплем. Она страдала от разлуки с Кристианом. Жалкие кожаные лоскутки, в которые превратился ремешок, я разложила на спине парня, что символизировало о прекращении жестокости по отношению к женщинам. Отвязала его от дивана.
  -Уходи. Свободен. Совсем тебя не держу. Извини, что прикоснулась к тебе, такая дешевизна. И на будущее: дешевой может быть только душонка. Все, что сверху ее не имеет значения: все - мусор и гниль, также как и наши тела.
  Я - Гегель, Шопенгауэр, Карл Маркс - философ с большой буквы.
  -Ты на это позарился? - указала ему на свою грудь.
  -Нет, у коров намного больше.
  -Ты что коров щупаешь? На Зорьку мою любимую посягал?
  -Я собирался покупать ферму с поголовьем скота. Естественным было проверить вымя коров на наличие мастита, рака груди, на способность к удоям.
  -На глаз определяешь?
  -На ощупь и на глаз.
  -Ну ты и рентген.
  -Бери выше, томограф.
  -Чудо ты в перьях и с прибамбасами.
  -Так излечи меня от чудинки и прибамбасов.
  -Я не доктор, а повариха, один раз зеленкой помазала, достаточно. У самой здоровье не к черту, еще с олигархами возись тут. Видишь, зуб выпал?
  -Тебе идет, изюминка.
  -Дырочка от бублика.
  -Знаешь, мне стало легче после твоих побоев, - поделился сокровенными Коля.
  -Мне нет. Люблю больше, когда ласкают, а не бьют.
  -Как будто дурь из меня выбило.
  -Ну видишь, как хорошо. Небось раньше миллионы на психиатров потратил бы, а тут Аня бесплатно жизни научила.
  -Точно.
  -Уходи, я тебя никогда не прощу.
  -Не уйду, - тихо, но твердо ответил Кристиан.
  -Тогда уйду я. Гарем, построились! Кругом, на выход!
  Стремительно покинула комнату и вышла на улицу. Как же хорошо, что Вера ушла в больницу на процедуры, не то ей пришлось бы стать секундантом в нашей с Кристианом незаконной дуэли. И неизвестно еще на чьей бы она оказалась стороне. Подхалимка олигархическая. Нутром чую, что Верунья о нем думает, хотя теперь у нее новая любовь, но это она еще не видела размеров детородного сенсора у Николя. О, я только что дала ему новое прозвище Николя - звучит как-то изысканно и не совсем традиционно. Пожалуй, воспользуюсь им как-нибудь при случае. Случае, где надо на него наехать и подначить, или подъебнуть, как сказал бы мой любимый теперь Барков, которого в силу своей отсталости изучила только в возрасте восемнадцати лет, а не в девять, как мои более продвинутые одноклассники. Что же до исхода нашей дуэли, то каждый высказался по существу и получил по заслугам, и я кстати тоже, мы слегка поранили друг друга, но не более того. И поэтому никто, кроме меня, не сочинит про нашу дуэль душераздирающую поэму:
  
  Погибла Анька, пала в драке,
  Бил Аньку сильно пришлый черт.
  Да не пугайтесь вы на Аньке,
  Как на дворовой на собаке,
  Все очень быстро заживет.
  -Ань, идем? - Денис вопрошающе посмотрел на меня, сочинившую пятистишие.
  -Йес, оф кос.
  -Косу еще брать? - поинтересовался подошедший к нам Улугбек.
  -Ага, еще серп и молот. Сделаем летчику новый живой памятник - рабочий и колхозница. Кто колхозница понятно, а кто желает заделаться рабочим?
  -Не, памятник пусть ему родственники ставят, - глубокомысленно произнес Денис. - Наше дело прибраться и убраться.
  -Как будем добираться? - обратилась к Денису, ведь у него джип.
  Здорово, сразу три глагола в рифму, новый стих напрашивается:
  
  На кладбище надо ребятам добраться,
  Хотят на могилке ребятки прибраться,
  И Аньке придется за ними таскаться,
  Следить как они будут там убираться.
  
  Ничего себе, второй стих придумала за пять минут. Если так дело дальше пойдет, то через неделю их накопится уйма. Можно будет поэтический сборник издать высокохудожественных произведений. Это будет бестселлер, вне всякого сомнения. А.. там же надо будет автограф оставлять, а у меня подпись не образцово-показательная. Придется придумать какую-нибудь характерную завитушку и нарисовать листик петрушки - герб моего рода.
  
  Денис на мой вопрос только развел руками:
  -Отец на машине уехал.
  -Жаль.
  По дороге что-то ехало и при этом громко выпускало газы из дупла. Грохот перекрывала громкая музыка, вырывающаяся из открытых окон. Красная копейка приближалась к нам, пугая сидящих на проводах галок и на лавочках бабок. Когда она проходила мимо нас, открылась дверца, из которой выбежал толстый парень и схватился за багажник. Авто затормозило посредством толстопупса, и я увидела, что внизу багажника, близко к земле болтаются наручники и плющом по асфальту стелется толстая длинная цепь.
  
  -Анька, слушай песню про себя! - выкрикнул водила Мамай и завел вновь любимую песню моей мамы в молодости группы "Комбинация" под названием Американ Бой.
  
  Я играю на балалайке,
  Это самый русский инструмент.
  Я мечтаю жить на Ямайке,
  На Ямайке балалаек нет.
  И нету счастья в личной жизни,
  Проходят зря мои года.
  Ну, где ж ты принц мой заграничный,
  Приходи поскорей, я жду тебя!
  
  Припев пели все: не только внутренности красного авто, но и члены моего гарема.
  
  Припев:
  Американ бой, американ джой,
  Американ бой фор ол из тайм.
  Американ бой, уеду с тобой,
  Уеду с тобой, Москва прощай,
  Американ бой ой, ой, уеду с тобой.
  Американ бой.
  
  Я простая русская девчонка,
  За границей с роду не была.
  Ты американец, ты мальчонка,
  Увози меня и все дела.
  Я буду плакать и смеяться,
  Когда усядусь в Мерседес.
  И буду в роскоши купаться,
  Приезжай поскорей за мной, я здесь!
  
  Припев:
  Американ бой, американ джой,
  Американ бой фор ол из тайм.
  Американ бой, уеду с тобой,
  Уеду с тобой, Москва прощай!
  Американ бой ой, ой, уеду с тобой.
  Американ, американ, американ бой.
  
  Соло.
  
  Припев (2 раза):
  Американ бой, американ джой,
  Американ бой фор ол из тайм.
  Американ бой, уеду с тобой,
  Уеду с тобой, Москва прощай!
  Американ бой ой, ой, уеду с тобой.
  Американ, американ, американ бой.
  
  
  Как тонко подмечено. Группа "Комбинация", как ты могла знать про мои потребности двадцать лет назад? Пророчество майи, не иначе, повлияло на тебя. Из окна дома выглядывал Кристиан. Я нарочно затянула припев погромче, семафоря о своей готовности выехать далеко пределы за пределы МКАД, и даже за пределы золотого кольца, и даже за пределы страны. Реакция Кристиана причинила ущерб моей тонкой душевной натуре - он показал мне дулю. Ну хорошо, что не орган главного героя стиха Баркова, и на том спасибо.
  Наш дискач грозил затянуться. Песня пробрала парней до глубин их сердцевин, и они разбившись на парочки, танцевали вразнобой, кто ламбаду, кто румбу, кто твист, кружась вокруг меня. По-моему, мальчики поняли, что им со мной не светит, и решили переключиться друг на друга. Пора их отправить в гей-клуб " Ночной мотылек", расположенный километрах в ста от нас. Удивлены, что я знаю такие заведения? Так это от Верки, однажды мы с ней поспорили, что она соблазнит любого. В качестве эксперимента была выбрана практически нереальная задача - поймать в силки гея. И где его найти? Правильно, в специальном местечке. Долго рассказывать, как мы искали его, как нашли, как поехали и как Верка таки добилась своего - поимела гея. Незря про нее говорят, что в любую опу без мыла залезет.
  По дороге кто-то несся и орал басом со старческим дребезжанием.
  -Ну че на кладбище подвезти вас? - выключив американ боя, спросил Мамай.
  -Давай, - согласились ребята.
  -Только быстро запрыгивайте, - крикнул Толстопупс, там бабка бежит, у которой мы цепь с собаки сняли.
  
  Как мы сели, это было нечто. Толстопупса заложили в багажник, слишком уж он много места занимал в салоне. На колени к трем парням, расположившимся на заднем сиденье сел мой нетрадиционный гарем, а сверху третьим этажом положили меня книзу животом во всю длину, потому что сидеть на попе я не могла. Когда мы уезжали, бабка наклонялась, чтобы поймать ускользающую цепь, а Кристиан кидал нам вслед пескобетонный блок.
  -Уф, пронесло, - вздохнул Мамай, когда мы оторвались от нападавших. - Цепь все еще с нами, блок в тачилу не попал. Мазила твой любовничек, Анютка.
  -Не скажи, - не согласился с ним Улугбек. - Ремнем по жопени метко лупит. И погляди, как нас уделал.
  Мамай обернулся и отметил следы избиения на парнях.
  -Ну рассказывай, Анька, как ты докатилась до такой жизни. Ремни, плетки, веревки. Чего там еще в моде, о чем мы не знаем в нашей глухомани?
  -В моде язык в жопу засовывать не в меру болтливым парням, -нагрубила я.
  -А тебе уже засовывали? Ну и как?
  -Волшебно, - ответила я, не вдаваясь в подробности, которых и не было.
  -Слушай, Ань, - сказал Кирилл Черепков. - Мы тут хорошенько подготовились: наручники достали, цепь надыбали. Покажи нам, как с этими орудиями обращаться.
  -Верните цепь бабке, пусть она собаку обратно на нее посадит, наручники отнесите участковому, они ему пригодятся жуликов ловить, и не заморачивайтесь всякой ерундой.
  -Нет, мы хотим попробовать. Че, тебе можно, нам нет?
  -У меня тяжелый и денежный случай. Поэтому простительно. Вам-то что спокойно не живется? Разъезжаетесь с утра до ночи, приключений ищете.
  -Хотим жить насыщенной, разнообразной жизнью. Ну как насчет цепи? Давай, мы тебя в лесу к машине прикуем и там трали-вали.
  -Тили-тили-теста, придурок, решил от армии откосить тюрьмой?
  -Ты против, что ли? Согласие не даешь?
  -Черепок, ты треснутый? У тебя жидкие мозги через трещины вытекают. Оставь меня в покое.
  -Да, заколебал ты к ней подкапываться, - поддакнул Чуйков. - Еще одно слово и мы тебя голышом цепью к машине прикуем и будешь по деревне за нами бегать.
  -Молчу, - обиделся Черепок.
  -То-то же.
  Мои мальчики в обиду свою панночку не дадут.
  -Все мы тут выходим, - сказал Улугбек.
  -Еще не доехали, - возмутиласья,-Тут еще минут семь пиликать пешком.
  -Мы за тачкой строительной зайдем к моим родичам. Чтобы вывозить камни на мусорку.
   Мы, а конкретно, Анна и ребята, о, почти как "Элен и ребята" вышли на улицу. Улугбек быстро вернулся с тачкой и мотыгой.
  -Садись, прокачу с ветерком, - предложил он мне.
  Почему бы и нет? Я села в тачку боком, так зад меньше болел.
  -Но -о-о-о, - пришпорила я Улугбека, и он, держа тачку за ручки, катил меня на кладбище, как шамаханскую девицу на носилках.
  Щас всех мужиков околдую, что они околеют. Но оказалось, что у парней я вызываю более высокие ассоциации.
  -Анька, ты на этой телеге, как Клеопатра на колеснице рассекаешь кладбищенские просторы, - подбодрили меня ребята, и подчеркнули мою значимость.
  -Полуживая, строптивая Клеопатра, - слабо улыбнулась я, и вспомнила свой стих, где сказано, что на мне, как на собаке все заживает.
  -Ничего, до ЗАГСа все заживет, - успокоил Гришка.
  Как же он ошибался. ЗАГС нагрянул быстрее, чем кто-либо из нас предполагал. Да и мужем стал тот, кого я уже и не мечтала заиметь по полной программе без рекламной паузы.
  -Да, ну и похулиганил тут кто-то, - сказали удивленно ребята, когда мы подошли к летчиковой могилушке.
  Улугбек галантно протянул мне руку, чтобы вытянуть из тачки. Он настоящий кавалер и друг.
   Кстати, если вы соберетесь как-нибудь с друзьями и будете ломать голову над проведением досуга, предлагаю вам неплохой оригинальный вариант ГОНКИ НА ТАЧКАХ с призовыми местами. Ведь иногда одно и тоже каждый день, каждый месяц и год надоедает. Поездки на машинах, поездах метро, автобусах раздражают однообразием движений и унылых рож, из которых вырываются неприятные высказывания. Так вот, для гонок на тачках, соответственно, нужны тачки. Если у вас их нет, то пожалуйте на ближайшую стройку и одолжите за бутыль беленькой на пару часов у рабочих. И конечно же нужен мощный возильщик. При совокупности всех составляющих первое место будет у вас в кармане.
   Итак, Улугбек проявил милость и подал мне руку. Знаете, очень сложно балансировать, стоя на тачке. Предупреждаю, одно неловкое движение и тачка перевешивают в одну сторону, на которую вы перенесли наибольший вес. Все это я узнала потом, ведь это был мой первый опыт катания на этом виде транспорта. Улугбек тоже не знал о важности соблюдения баланса, поэтому не ожидал такой подлянки, когда я с тележкой перевернулась на землю. Тачка ювелирно накрыла меня с головой, чем не могильный металлический холмик. За те несколько минут, пока парни поняли, что произошло, потом гоготали, как морские котики в брачный период, держась наверное за животики, я поняла, что такое быть погребенной заживо. Чернота вокруг и беспросветность. Скорое ожидание смерти от отсутствия долгожданного кислорода и похоронный марш в голове, особенно пугали торжественные перезвоны, издаваемые медными тарелками. Похолодев от таких тенденций, я издала животный предсмертный крик и меня соизволили открыть.
  -Анька-Встань-ка, что кричишь, - отругал меня Фигаро здесь - Фигаро там Григорий. - Всех покойников доведешь до энуреза, еще и какаться начнут.
  Гришка нечаянно придумал новую детскую игрушку, которая заменит в будущем Ваньку-Встаньку, уж об этом я позабочусь. Так что, если хотите успеть, покупайте Ванек-Встанек сейчас, скоро они исчезнут из продажи. И в реальность вторгнется небольшой такой маркетинговый реплейсмент в виде Аньки неизвестно с кого Встаньки.
  -Анечка, больно? - спросил поднимающий меня из кустов оборотень.
  -Курица довольна, - буркнула я. - Ничего, привыкла уже.
  -Улугбек, ну ты мудак вообще. С женщинами обращаться не умеешь совершенно, - наехал оборотень на моего личного дизайнера.
  Вы еще подеритесь из-за моей вип-персоны, поубивайте друг друга, и получите вип-место на кладбище. Нет, так не пойдет, кто убираться будет сейчас.
  -Не ругайтесь в колыбели миров, - донесла я свой посыл до Ромеов. - Работаем, рабы, солнце в самом разгаре.
  -Ладно, ладно.
  Да, работенки было немало. Мой новый друг из потустороннего мира разрушил памятник себе рукотворный на мелкие кусочки, глыбы, крошку. Мы долго и тщательно собирали осколки его ярости, удивляясь плохому настроению крушителя. Правда, мне ребята особо ничего делать не давали, я только два камушка в тачку положила.
  -Зачем я вообще тогда сюда притащилась, раз мне работать не позволяют?
  -Чтобы нас воодушевлять, - таков был их ответ.
   Это же здорово, кого-то вдохновлять, особенно на работу. Трудолюбивые мальчуганы вывезли на помойку в полукилометре отсюда собранный мусор, пропололи подмятые цветы, выбросили пустые бутылки и другую ветошь. Весь процесс контролировала при этом почему-то страдающая бессонницей средь белого дня сова и беспардонная ворона, которой за неимением памятника теперь некуда было гадить. Что интересно, из-за небосвода умудрялась выглядывать луна, несмотря на то что солнце было в самом разгаре. Мистика или стереотипное любопытство?
   Но мальчики мои старались не просто так, как я узнала позже, они преследовали одну общую цель. Решили, так сказать, поставить точку над i.
  -Бог в помощь, труженикам, - произнес чей-то знакомый до боли в ушах голос.
  А, это ж герой ночного скандала, хозяин осиротевшей могилы - летчик-залетчик.
  Он стоял, опершись на свою ограду спиной. На него посмотрели, как на кусок чего-то черного. Летчик протянул каждому по очереди свою руку и назвал имя.
  -Че холодный такой? - сморщились парни.
  -Так, покойный же, - разъяснила я и обнялась с ним от радости встречи. Про покойного парни мне не поверили. - Как стресс, прошел? Сбросил пар?
  -Немного, но душа за сына болит.
  -Не расстраивайся, я на днях съезжу. Сегодня и вчера некогда совершенно было. То Верку по травмпунктам возила, то сама туда ездила, то решала дилемму с чупа-чупсами. Такая вот насыщенная у меня жизнь, как будто три жизни одновременно проживаю.
  -Спасибо, что прибрались.
  -Не грусти, - я дала летчику пакетик черных сухариков с беконом. - Похрусти.
  -Ой, как приятно, что на земле есть еще добрые люди, - заулыбался герой одной недавней ночи.
  -А в раю таких дураков нет? - поинтересовалась я.
  -Знаешь, сколько лет, я все не могу привыкнуть к новым правилам, окружению. Тянет меня обратно к людям.
  -Так бывает, когда что-то гложет. Ты за сына беспокоишься и старенькую маму.
  -Эх, Анюта, я бы на тебе женился с полуслова. Почему ты так поздно родилась? Хорошая ты девчонка.
  -Но, но дядя, - возбухнул мой гарем разом. - В очередь.
  -Да это я так сказал просто, мне уже ничего не нужно, - грустно ответил пилот.
  -Дорогая Анна, - хором сказал мой сераль и выстроился в первую линию.
  Я продолжала находиться внутри ограды, они вышли наружу. Слово взял оборотень, как самый давний и прожженный мой поклонник.
  -Анна, все мы здесь присутствующие любим тебя и абсолютно каждый хотел бы сделать тебе предложение руки, сердца и остальных немаловажных частей тела. Но мы не можем больше ждать и томиться неизвестностью, ссориться друг с другом. Поэтому, ПЛИЗ, выбери одного из нас, чтобы прекратить борьбу и нелепое соперничество.
  -Я.. Каждый из вас хорош по своему и дорог мне. Только Гришка постоянно дразнится.
  -Потому что я не собираюсь на тебе жениться. Ты не в моем вкусе, - заявил он.
  -Зачем тогда пришел сюда и стоишь по линейке?
  -Для очистки совести. Людям надо помогать, тем более мне интересно, что вы тут делать будете, вдруг чего пропущу.
  -Выйди вон из строя, раз не участвуешь в нашем сложном выборе.
  -Да, пожалста, - он отошел на два шага назад.
  -Итак, все вы замечательные, красивые, умные, есть даже и зажиточные, НО-О-О-О!
  -Мне всех милей королевич Елисей, - разнес неблагую весть Гришка.
  -Да заткни ты уже пасть, - посоветовал ему оборотень. - Достал уже вмешиваться.
  -Ребята, к сожалению Григорий попал в точку. Люблю я другого, хоть он и не зовет меня замуж. Вот такая безответная любовь. А вас обманывать и держать в качестве запасного аэродрома я не хочу. Останемся друзьями и я буду любить вас, как названных братцев.
  -Хватить чавкать, - гаркнул оборотень на летчика, который сидел на лавке и взирал на бесплатный фильм по мотивам сказки А.С. Пушкина "Сказка о мертвой царевне и семи богатырях". Только у нас царевна еще живая, а богатырей трое. Ну что делать, немного не дотянула я до царевны. Не тот уровень.
  -Хочу и чавкаю. Я у себя дома, - ответил залетный с того света.
  -Тишину создай, - не унимался Дэн. - Видишь решается вопрос с пин-кодом доступа к женскому телу.
  Летчик стал чавкать потише, предварительно смачивая сухарики слюной.
  -Ань, это не дело. Ты бы еще по Роберту Паттинсону чахнуть начала. Пойми, это просто мечты, не подкрепленные твердой почвой. Никогда вам не быть вместе. Можно выйти замуж и мечтать о своем недостижимом идеале, тем более, что я не против.
  -Паттинсон, как и патиссон, стандартный овощ, не особо вкусный, если только с луком, морковкой и обязательно с тушенкой приправить, так пойдет под водочку, но не более того. На трезвый взгляд и без макияжа - обычный, слегка помятый жизнью парень.
  -Ну уж если Паттинсон ей не нравится, нам тут делать и подавно нечего, - совсем расстроились пацанчики.
  -Да вас если отмыть, причесать, макияж нанести, маникюр там, педикюр, эпиляцию сделать, в шмотки дорогие одеть можно превратить в секс-символ почище Паттинсона. Цены вы себе не знаете, - сообщила я гарему чистую правду.
  И это вас тоже касается, дорогие мои читательницы.
  -Ребята, когда я выйду все-таки замуж, то не буду думать не о ком, кроме мужа.
  -Эх, твое последнее слово нет? - уточнил на всякий случай осторожный Улугбек.
  -Простите, но ДА.
  -Ладно, тогда закрой глаза и дай руку, - сказал оборотень.
  -Хэй, давайте без самодеятельности. Кольца мне дарить не надо.
  -Это другое, - заверил Сережа.
  -Ну ладно. Ты если что за меня заступишься, - попросила я летчика на всякий случай.
  Ведь случаи разные бывают веселые и печальные. Тот кивнул головой. Я закрыла глаза и застыла в напряжении. Меня взяли за руку, и запястья коснулось что-то холодное, металлическое. Наручники, ть! Они все-таки решились испытать на мне свои зародившиеся садистические наклонности. Еще прикуют к ограде. Ловушка захлопнулась на моей руке.
  -Нет! - закричала я, и стукнула, что есть силы, куда попало. Открыла глаза и отпрыгнула к калитке. Посмотрев на руки, увидела на запястье браслет с шармами. Шармов было три, как несостоявшихся кандидатов в мужья.
  -Истеричка! - оборотень потирал пострадавший глаз. - Чего дерешься?
  -Думала, что вы на меня наручники надели.
  -Мы нормальные, в отличие от твоего олигарха. Но тебе же такие не нужны, тебе фриков подавай.
  -Потому что я сама фричушка. Радуйтесь, что отказала, не то бы истратили на меня свои лучшие годы.
  -Имей в виду, что это браслет Пандора, - с гордостью сказал Денис.
  -Да хоть контора, - ответила я. - Мне это название ни о чем не говорит.
  -Просто Пандора дорогая, - разъяснил мне Денис. - И красивая. Есть еще их более дешевый конкурент Санлайт. Но имей ввиду, что мы высоко тебя оценили. Взяли вещь.
  -А эти шармы - мы. Нас трое и шармов трое, - объяснил Улугбек. -Какой кстати красивее? Они разные, каждый сам выбирал.
  -Все отпадные. Но на браслет еще несколько штук влезет, - заикнулась я.
  -Только попробуй! - воскликнули ребята. -Точно тогда наручники наденем вместо браслета, развратница.
  Ишь ты, строгие какие. Шаг влево, шаг вправо - расстрел.
  -Спасибо. Я вас всех люблю, брательнички названные. Доброе дело сделали. Теперь пошли домой.
  -Подожди, вот этот розовый шарм мой, - Улугбек решил просветить меня насчет побрякушек. - Розовый кварц постельного цвета символизирует нежность и отзывчивость.
  -Здорово, как раз подходит к тем розовым трусам, которые ты смастерил, - обрадовалась я.
  -К ним и подбирал.
  -Мой шарм со сложным орнаментом из золота, подороже раза в три Улугбекова, символизирует тайное знание. Он направит тебя на истинный путь.
  -К твоей постели?- съязвила я.
  -Моя постель всегда согрета для тебя, золотая ты звездочка.
  -Серебряный, словно сплетенный из ниточек бисера, поможет раскрыть в тебе таланты. - разъяснил Сережа смысл своего шарма.
  -Самый дешевый, -хмыкнул оборотень.
  -Ну и что, -поставила я его на место. - Для меня важно внимание, а не сколько стоит. Поехали домой.
   Помахала Жорику на прощанье, и вновь меня посадили на тачку и покатили возвращать ее на место. По дороге надо мной часто шутили, накренивая тачку, то в одну, то в другую сторону. Отчего я испуганно вскрикивала, а парни смеялись. Ладно, пусть немного отомстят за мой отказ. Улугбек вернул тачку на место в дом родственников, и мы поплелись на центральную улицу. Ребятишки повесили носы, и всем своим видом показывали уныние. Да я же обещала им раскрыть тайну. Остановившись у черного фонарного столба с круглыми лампами, сообщила:
  -У меня для вас тоже небольшое подношение, даже представление я бы сказала. Садитесь, больше вы меня такой не увидите.
  Удивленные парни сели на пыльную обочину. Я перешла на противоположную сторону дороги к ближайшему фонарю, вынула из пучка шпильки и положила на сорванный лист лопуха, разметала длинные русые волосы по спине. А теперь самое главное: сняла джинсы и футболку, оставшись лишь в лифчике и панталонах.
  -Зачем опять одела эти парашюты? - сокрушился Улугбек. - Где мои модельные изделия?
  К нам подъехала, гремя цепью по земле, красная копейка с друзьями Сережи. Принесло некстати. Перед ними я не планировала выступать. Но путь к отступлению отрезан, надо действовать, раз решилась.
  -Включите ритмичную музыку, -попросила я их.
  -Легко, как снять с тебя панталоны, и на столб за ноги кверху ногами подвесить, цепью обмотать...
  Дальше я уже не слушала. Как только зазвучала танцевальная мелодия Роберта Майлса, приступила к акробатическим танцам на пилоне, в данном случае его заменил фонарный столб. Скольжение, конечно, не то, как на нержавейке, но за неимением другого сойдет. Знаете, что это такое - танцы на пилоне? Если да - хорошо, если нет, то разъясню. Это когда ты выделываешь на шесте под музыку акробатические выкрутасы: висишь вниз головой, красиво задрав ноги, делаешь чувственные крутки, теперь это считается вариантом фитнесса, а не стриптизом, как раньше. Но кроме четкого выполнения трюков здесь важна также грация, артистизм, а мужикам лишь бы стриптиз посмотреть, плевали они на спортивные достижения.
  -Владлена! - восхищенно закричали прифонарные зрители.
  Конечно, они меня узнали, рассекретили.
  К танцам на пилоне я подошла случайно. Несмотря на природную неуклюжесть, умела ходить колесом вкривь и вкось, садилась на шпагат, разорвав не одни штаны и прочее белье, кувыркалась взад и вперед и стояла на голове. Однажды вечером, это было года два - два с половиной назад, в городе я увидела девушку, выделывавшую невозможную красоту на воображаемом шесте - фонарном столбе. Прямо на улице она вытворяла ТАКОЕ. В тонких просвечивающихся шортиках и топике. Лицо ее скрывала кожаная маска. Вокруг танцовщицы собралась орава, желающая поглазеть на восхитительное по красоте и эротике действо. Гибкая стройная куколка с развевающимися волосами стремительно крутилась и поднималась, играя со столбом. Тогда я влюбилась в ее скорость, умение грациозно и не пошло показать привлекательность женского тела. Она заставляла мужиков трепетать, как осенние листья перед ветром. Когда оттанцевав она убежала, я преследовала ее и долго упрашивала научить меня танцам на пилоне. Для улучшения фигуры и координации движений. Мне удалось уговорить ее и в течение месяца она натаскивала меня в этом виде спорте. Потом мы начали выступать напару, скрывая лица за масками и обтерли своими телами чуть ли не каждый столб в городе. Периодически, ночами я пропадала, чему Верка несказанно удивлялась и желала выведать в чем тут дело. Но даже ей не говорила, что мы вытворяем на улицах. Вскоре мы с Еленой, я называла себя Владленой приобрели немалую славу, но продолжали танцевать не за деньги, а для эйфории души. И вот сегодня молодежь признала во мне Владлену. Один из парней приблизился ко мне слишком близко, чего я не заметила, слившись с музыкой в танце. Ухватила глазами его фигуру и ужаснулась. Это же Кристиан. Стоит и нагло шарит по мне своими заинтересованными глазками-радарами. Непослушная рука потянулась и расстегнула лифчик, кинула его Кристиану на голову.
  -Николя, лови на память о своих лучших минутах жизни.
  Он боднул головой, избавляясь от предмета дамского туалета.
  
  Важный предмет,
  Дамский туалет
  Груди он поддержит,
  Мужиков взбудоражит.
  
  Обочки. Загадка сочинилась. Угадайте, что это? Тоже войдет в мой сборник стихов в раздел загадки для мужчин.
  Решительный Кристиан расстегнул ремень. О, нет. Что опять лупить? При всем честном народе воспитывать нерадивую подружку? Но нет. Вот он снимает брюки, футболку, носки и ботинки. Остается в одних беленьких трусищах, подчеркивающих его достоинства. К моему удивлению, парень проходит мимо меня и занимает соседний столб. Он танцует на столбе. О, боже -это нечто, я повисла книзу головой и не свожу с него глаз. Его сильные ноги быстро снуют по столбу, мгновение и тело меняет положение. Он сексуально выгибается и раздвигает ноги, держась лишь на одних руках. Немного придя в себя от увиденного, подхватываю его ритм и мы творим невероятные акробатические номера, от которых наши зрители ахают и боятся, как за воздушных гимнастов, поднявшихся под купол цирка. Не в силах бороться с желанием прижаться к Кристиану, трусь незаметно о столб, и продолжаю движения. Хорошо, вот только груди болтаются и мешают работать в полную силу, но кроме меня на них никто не жаловался. Как только музыка смолкла, спустилась со столба и надела вещи. Зрители громко хлопают и просят выступить еще, но считаю, что для первого и окончательного раза вполне достаточно. Божественно красивый и настоящий спец в искусстве танца Кристиан быстро одевается и отчаливает на бентли. Типа и тут меня обставил по всем параметрам. Меня ждет старческая копейка. Но нет, не поеду на ней. Хоть и болит плечо, саднит задница, пойду пешком и буду вспоминать плавные движения и изгибы тела Кристиана, вызвавшие во мне отнюдь не братские чувства. Во мне проснулась настоящая женщина, жаждающая овладеть видным самцом.
  -Пешком пойду. - сообщила ребятам.
  Мозги проветрю и избавлюсь от искушения, посланного мне дьяволом, в лице Кристиана.
  -Мы с тобой.
  -Тогда в цепочку становись и запевай.
  
  За шедшей впереди мной отряд напевал "Американ бой". Хор мальчиков-одуванчиков. Замыкала шествие, ехавшая с минимальной скоростью копейка, гремя надоедливой цепью.
  -Аня, ты вообще крутянская, где так научилась по фонарям стелиться? - спросил оборотень, как только песня отзвучала.
  -Песню повторно запевай, - дала я указания, чтобы отряд не задавал провоцирующих вопросов.
  По пути я заставила владельца у666еб вернуть собаке цепь. Домашнее животное сидело грустное возле дома и встрепенулось, когда увидело свою частную собственность. Вдобавок ко всему, принудила Мамая скормить песику колбасу, купленную им себе на завтрак, чтобы возместить собаке моральный ущерб за утрату привязанности, нанесенную по глупости и незнанию. Возле своего дома я свернула, дав хороший совет отряду расходиться по домам, и больше двух не собираться.
   На кухне восседала Верка и ждала меня на скудный ужин: по две картофелины и одной сосиске на душу.
  -Что так мало приготовила?
  -Аппетита нет, только пить очень хочется. Еще и руку дергает, как струны у гитары гитарист дербанит.
  Странно, у меня после порки и грязных танцев в прямом смысле этого слова, столб-то пыльный был, наоборот аппетит поднялся троекратно, а то и побольше. Лучше бы Мамай мне батон колбасы скормил, я же лучше собаки. Нет, все-таки надо было по-братски нам батон с собакой поделить напополам.
  -Как прогулялась на кладбище? - начала очередной допрос с пристрастием Верка-чекистка.
  -Удачно, мне замуж три раза выйти предложили одновременно. Прикинь, прихожу я в ЗАГС с тремя женихами и бабушкой-старушкой - ушки на макушке.
  -Не прикину, это нарушение российского законодательства и этических норм. Ну и кого ты выбрала?
  -Всем отказала, - сказала я и набила рот Веркиной сосиской, свою-то я всегда съесть успею. Пока она увлечена новыми сведениями, хоть наемся от пуза.
  
  -Звездная болезнь? - строго спросила она. -Ты соображаешь, что творишь? Тебе почти восемнадцать, старость не за холмами и лесами, а ты от выгодных предложений отказываешься.
  -Ой, сама как будто замужем.
  -Да я в любой момент выскочу, мне папаня по первому требованию мужа адекватного подгонит с состоянием. О тебе-то некому позаботиться.
  -А по второму требованию может он и мне подгонит?
  -Не а.
  -Сама позабочусь. Смотри, - показала ей браслет с шармами, хвастанула.
  -О о о, - Вера потянулась к руке поглазеть на шармы. - Санлайт?
  -Пандора, - с гордостью ответила я, как будто была заправской модницей, и по выходным регулярно летала на шоппинг в Милан.
  У меня первый браслет за почти восемнадцать лет появился.
  -Кто это разорился? - недовольно спросила Вера, ведь ей похоже очень нравилась эта фирма, но молодые люди не торопились осчастливливать ее презентами. Потому что я ей сто раз говорила: сначала надо просто повстречаться, цветочки и другие знаки внимания пополучать, а потом только после проверки чувств в постель укладываться с чистой совестью. Но ей же всегда невтерпеж. Вот пусть теперь сидит и на других более терпеливых девушек с браслетами смотрит.
  -Вера, надо развивать терпение и усидчивость, а то у тебя повышенная укладываемость. В следующий раз буду песочные часы ставить, когда к тебе очередной кавалер привалит. Будем по времени свидания планировать. Десять минут на встречу в прихожей, час на прогулку по деревне под ручкой в моем присутствии и две минуты на первый поцелуй.
  -Поздно мне планировать время. Втрескалась по самое не балуйся. Пойду на край света искать своего Аскольдика.
  -Вер, обычно говорится так: счастье рядом, надо просто посмотреть по сторонам.
  -Ладно, я уже обсмотрела весь мужской контингент. Нет у нас таких видных парней.
  -Уверена, никого не пропустила?
  -Уверена, не проверяла только Гришку, потому что он меня бесит своей дебильностью, вечно рожи крючит и изображает шута. С тобой регулярно дерется.
  -Проверь, - посоветовала я.
  -Не буду.
  -А вдруг он?
  -Противен он мне, понимаешь?
  -Когда колокольчики звенели небось не противно было, аж на край света собралась за ними.
  -Не скажу, это личное.
  -Дело твое, тогда иди на другой конец земного шара. Начни с Магадана.
  -Бе, - Верка скрючила рожицу, почти как Гришка, и переключилась на меня. - Браслет дашь поносить?
  -Дареное не дарят и поносить не дают. Хочешь, чтобы вместе с браслетом к тебе перешел мой гарем?
  -Больно надо.
  -Смотри, вот этот шарм с золотистыми узорами - Дениска.
  -Заметно - дорогой.
  -Вот серебряный - Сережка Чуйков.
  -Дешевка.
  -А розовый - Улугбек.
  -Ой, да он бракованный, Улугбек его со скидкой взял.
  Все понятно, чужое счастье всех бесит, затянула браслет под рукав кофты, чтоб никто его не видел, он будет согревать меня изнутри.
  -Хватить ворчать, - я успела съесть кроме ее сосиски одну картофелину. - Завтра в обед уеду в город.
  -Куда?
  -В ЗАГС.
  -Зачем?
  -Решила поменять фамилию. Что у меня за фамилия - Петрушкина. Трынь-трава какая-то, из-за нее и я какая-то невнятная. Какая фамилия- такая и судьба. Хочу изменить будующее.
  -И какую же фамилию ты выбрала?
  -У меня есть два варианта: Каренина и Семенович. Я пока думаю.
  -Обе ни о чем. Одна дошарилась под поездом оказалась, вторая никак замуж не выйдет - выбирает, уже четвертый десяток наверное пошел.
  -Решено, Каренина. У нее и муж был при деньгах и любовник при ней. А поезда не страшно, я по рельсам ходить не буду, ездить стану исключительно на наземном транспорте.
  -Заняться тебе нечем, Анька.
  -Пошла я спать по-хорошему, - с ее тарелки-то и со своей я все смела. Сейчас она болтать закончит и увидит пустынную гладь тарелки.
  -Запомни, спят двое, один отдыхает.
  -Учту, пошла отдыхать.
  -Где мой сосисон!
  Ага, Верка обнаружила пропажу. Это тебе урок, даже в маленькой семье зубами не щелкают, еда быстро расходится по желудкам.
   Мне не отдыхалось. Хотелось именно спать, и именно с Кристианом, хоть даже и на столбе согласна вися поспать, мне не в лом, я умею. Перед глазами мельтешили его бесподобные выкрутасы, и сильное, гибкое тело. Мой гутаперчивый мальчик, я бы тебя погнула и покрутила, у у у... Почему никто не догадается придумать средство, понижающее потенцию! Оно мне просто необходимо. Когда у меня будет много денег, я приду в какую-нибудь научно-исследовательскую организацию, отвалю бабла и потребую разработать такой препарат. И пусть на меня косятся, как на ненормальную, озабоченную бабу, но это лучше, чем терпеть страшные муки, а пойти по мужикам гордость и честь не позволяют. Если каждый будет так себя вести, а именно ходить по мужикам, когда припрет, и в принципе ведет уже, будет то, что сейчас, никакой гарантии верности друг другу. Только средство поможет нам. А! Знаю, еще помогают физические нагрузки, но я вроде уже перегрузилась сегодня, но все равно свербит и бурит там. Урчащие пары злости, издаваемые мои горлом, видимо, поклубились через открытое окно на улицу, потому что кто-то громко под ним кашлянул, поперхнувшись едким пришествием. Вооружившись шваброй и выставив ее вперед, я выглянула в окно.
  -А, швабра, привет, - сказал Кристиан, пасущийся под моим окном колом. - Чего шуршишь?
  О, он тоже не может позабыть мои пируэты и ждет, когда позову. Подойти самому гордость мешает.
  -Кол без черепов, это моя работа шуршать, я же швабра.
  -Можно я тебя уколю или насажу, что больше нравится?
  -Залезай, обсудим подробно.
  Николя взобрался в комнату через окно и вальяжно разлегся на диване прямо в уличной одежде.
  -Обнаглел? На диван в чистом ложатся. Я, конечно, видела в ваших иностранных фильмах, как вы в сапогах и шубах на кровати плюхаетесь. Но это не наш случай. В России любят чистоту. Поэтому, если хочешь полежать, снимай верхнюю одежду.
  -Да у меня трусы еще грязнее, чем джинсы,уличный столб пыльный был.
  -Тогда садись на пол.
  -Слушай, не говнись.
  -Выраженьица! Или на пол или на диван без трусов.
  Кристиан задумался и переместился на пол.
  -Хочешь, постирушки устроим, снимай вещи, - я не теряла надежды затащить его на диван в чистом виде.
  -Лучше поболтушки.
  -Ну и сиди, как турецкий хан на полу.
  -Могла бы и коврик подстелить, тут жестковато.
  Заняв диван, спросила у Кристиана:
  -Чего пришел?
  -Кто я?
  -Последняя буква в алфавите.
  -Да я...
  -Круглая земля.
  -Короче...
  -Дело к ночи.
  -Достала!
  -Еще не начинала.
  Сейчас произойдет атомный взрыв, и виновата буду я, что мир разлетится на материки и острова.
  -Молчу. Говори.
  -Теперь, ты понимаешь, почему я бью женщин?
  -С чего должна была сделать такие выводы?
  -С моего танца.
  За потрясный танец, я бы тебе в трусы денюжку положила, и пригласила в приватную зону, к себе на нудисткий сеновал, меня не интересуют глобальные вопросы возникновения твоих извращений, себе бы урвать половинку тебя, хоть четвертинку, и даже согласна на более мелкуюдробную часть. Я представила, как Кристиана окружила толпа поклонниц, и мы вместе дробим его на части, чтобы всем досталось, и никому не было обидно, неважно, что помрет, от него ни кусочка мяса, ни костей не останется, все растащут. Главное женская солидарность.
  -Я не сделала.
  -Плохо, значит ты не понимаешь меня. Почему я бью женщин, угадай?
  Открытый вопрос. Хотя бы спросил так, чтобы можно было сказать да или нет.
  -Потому что мужчины тебе не дадут разгуляться.
  -Пип.
  -Че, не угадала?
  -Ту, ту-ту, ту-ту.
  -Они тебя били раньше?
  -Пип.
  -Они просили тебя побить их?
  -Пип.
  -Хуип. -бесит уже.
  
  -Ту, ту-ту, ту-ту.
  -Давай поговорим нормальным человеческим языком, а? Я не могу гадать, тыкая пальцем в, в ж.., в небо.
  -Хорошо. Как ты думаешь, я заработал свое состояние?
  -Мамка с папкой денег дали.
  -Нет. Они бедные люди. Я танцевал стриптиз с пятнадцати лет.
  -Не поверю, у вас же там строго с законом.
  -Я выглядел старше своих лет, и устроился в клуб по чужому паспорту.
  -И что?
  -А то, что эти твари-тетки с красными большими губами и накачанными силиконом сиськами лезли ко мне и пихали в трусы скрученные в трубочку деньги.
  -Нормальная тема, это же стриптиз, там все так делают.
  -Мне не нравится, когда меня трогают.
  -Табличку бы повесил на шею, не влезай - убьет. Внимание: высокое напряжение нервов.
  -И требовали, чтобы я остался с ними на ночь.
  Нормальное желание, я тоже минуту назад в уме ему деньги в трусы засовывала и о привате на сеновале грезила.
  -Ты оставался?
  -Нет, поэтому меня постоянно гнали из клубов. Хорошо, что попадались тетки, пихающие большие деньги в трусы просто за танец. Иногда у меня трусы раздувались до размеров космического скафандра.
  -Хороший материал у трусов, стрейч!Ничего себе, сколько денег.
  -Как только я смог скопить достаточно средств, чтобы открыть свой бизнес, бросил стриптиз.
  -Как давно это было?
  -Очень давно, ты еще под стол пешком ходила.
  -Но навыки остались.
  -Мастерство не пропьешь. А ты моя, швабрушка, откуда научилась танцам на шесте?
  -Я слу..
  -Случилась беда, и тебе пришлось заработать таким образом на помощь?
  Случайно, я хотела сказать научилась. Куда-то же мне надо было девать свою подростковую дурь. Но ему, похоже, нравится совпадение нашего трудного детства.
  -УУ.
  Кристиан встал с пола и полез на диван.
  -Куда в грязном! - не сдавала позиции я. - Жди, я спущусь к тебе сама.
  На полу мы встретились, стоя на коленях лицом друг к другу. Растрогавшийся Кристиан не на шутку всплакнул. Его руки взяли в себя мое лицо.
  -Кристиан, почему ты плачешь?
  -Я, я так хочу быть с тобой, но не хочу, причинить тебе боль и смерть.
  -Попробуй, рискни здоровьем.
  -Но и ждать больше не хочу. Если ты умрешь, я умру тоже.
  -Давай еще поживем, а? Нам столько еще надо попробовать, разные позы: сверху, снизу, боком, надо еще почитать, как бывает, вместе посетить интересные места, зачать потомство...
  -Бери бумагу и пиши, - вдруг сказал сквозь пелену слез Кристиан.
  Покорно села за стол, и чего мне терять, набор дизайнерских трусов, что ли, и на оборотной стороне ксерокопии квитанции за свет стала писать, что диктовал мне Кристиан.
  Я, Петрушкина Анна Кутеповна, 27.05.ХХ г. р. , паспортные данные, прошу в случае моей смерти не винить в ней Кристиана Грея. Он здесь не при чем. Подчеркнуть снизу. Подпись и дата.
  -Что дальше?
  -Дальше жди.
  Кристиан крепко обнял меня и сказал.
  -Чтобы не случилось, помни, я любил тебя.
  Господи, эти иностранцы вечно в фильмах говорят ' Я люблю тебя', а потом друг друга убивают. Надеюсь, Кристиан, уже достаточно орусел, чтобы не повторять их ошибок.
  Написанная мною убийственная расписка исчезла в кармане брюк Кристиана. Он обнял меня крепко-крепко за плечи и поцеловал в щеку, тихо прошептал на ухо, обжигая горячим дыханием:
  -Надеюсь, что ты выживешь.
  -Не сомневайся, русские не сдаются.
  -Мне надо уехать.
  -Куда? А как же ночь, она такая длинная-предлинная, я боюсь темноты и одиночества, не оставляй меня в таком состоянии. Обними меня, и останься до утра.
  -Скоро, скоро мы трахнемся, моя пусечка, но к этому надо сначала конкретно подготовиться. Потерпи немного,
  Потом он поднялся и вышел вон через окно.
  Нет, ну нормально а? Заинтриговать возбужденную женщину и бросить в разгаре желания. Ненормально. Фрик, точно. Зачем готовиться? Достаточно просто расстегнуть штаны, остальное я попробую сделать сама. Что за сложности он сам себе и мне воздвигает?Может, хочет создать романтичную обстановку, чтобы наш первый секс надолго запомнился? Тогда ладно, потерплю малек. Только пусть не затягивает. Эх, если бы вы знали, что он мне готовил. Тихий ужас. Но об этом поговорим позже, по ходу сюжета. Ночью мне снились будоражущие порнографические сны, от которых бросало то в тропическую жару, то в могильный холод. Но не будем подробно на них останавливаться, пропустим.
   Следующий день до обеда прошел в размышлениях и догадках, на уроках я ничего не слушала и схлопотала трояк. Кристиан не звонил, когда я позвонила ему на одной из перемен, меня нагло сбросили, как какой-то ненужный балласт с воздушного шара. Ну и пошел он. После обеда я взяла документы и отправилась на автобус. Раз решила поменять фамилию, так поменяю. Я своих решений не меняю. Кристиан Кристианом, а жизнь продолжается, она не ждет, когда он разродится, чтобы познакомиться со мной поближе.
  Когда я стояла на остановке в куче бабок, возле нас остановилась черная ауди.
  -Девушка, вас подвезти? - немолодой человек попытался докричаться до меня сквозь слой бабулек, облепивших меня и создавших подобие капусты, где я была кочерыжкой.
  И как он разглядел аленький цветочек среди сорняков?
  -Нет, спасибо. Я лучше с бабушками на автобусе, так для здоровья безопасней, - заверила я его.
  Но дяденька не унимался. Он покинул свою дорогую машинку и, растолкав бабок, влез внутрь капусты.
  -Как тя зовут?
  -Мужчина, я с незнакомцами, тем более на черных бандитских машинах не разговариваю.
  -Кирилл. Вот мы и познакомились.
  Я хранила неловкое молчание. Типа не познакомились мы.
  -Алле, глухая што ли резко стала, шалава!
  Капустные листья в виде бабушек разбежались по сторонам, обнажив меня кочерыжку. Мужик разозлился не на шутку.
  -Пошли в машину, быро!
  -Фиг тебе, быдло!
  -Че сказала? Я не расслышал.
  -Что глухой резко стал, альфонс?
  Рассвирепевший мужлан схватил меня за руку, сжав браслет так, что шармы впились мне в кожу и сдавили косточки.
  -Больно!
  -Зато бесплатно.
  И потащил упирающуюся кочерыжку-овечку на заклание в свое авто. Когда из дверцы уже торчали одни мои ноги, я услышала жуткий скрежет тормозов и последующий за ним страшный удар. Сердцем почувствовала, как ноги мои освободились от клешней монстра-насильника. Из машины меня выволок Кристиан.
  -Анна!
  -Кристиан.
  Я повисла на его плечах.
  -Далеко собралась?
  -В ЗАГС.
  -Что это?
  -Это учреждение, где выдают важные документы.
  -Я слышал, там свадьбы играют.
  -Не без этого.
  -Он тебя хотел насильно в ЗАГС?
  -Нет, он просто хотел насильно.В ЗАГС я собралась по своим делам.
  -Тебя подвезти?
  -Если не сложно, а то я на автобусе.
  -Подожди пять сек.
  Кристиан вырубил поднявшегося мужика, и вынес из бентли пару бит.
  -Поиграем в бейсбол, Анна?
  -Давай.
  Привет стекла мерседеса! Мы их пораздолбали вволю, и сказали осколкам, упавшим на мужика ПОКА-ПОКА. Бабки стали группой поддержки в нашей игре, и сорвав лопухи, трясли ими и пели: оле-оле-оле-оле, Россия вперед!
  -Поехали, моя душенька, -сказал Кристиан и подул мне на почерневшую немного руку. - А ты козел, еще раз будешь к девушкам приставать, отдам тебя бабкам на растерзание.
   Заполошный спаситель открыл переднюю дверцу авто, приглашая меня зайти. Но я села сзади.
  -Как это понимать? - обиженно спросил он.
  -По статистике в случае аварий чаще всего погибает водитель и передний пассажир.
  -У меня стаж десять лет! - возмутился Кристиан. - Вот ты значит какая, я разобьюсь, а ты жить долго хочешь. Не доверяешь?
  -Мы с тобой детей не крестили, чтобы я доверять начала.
  -Ладно, ладно, -угрожающе произнес Кристиан и сел за руль.
  -Прохладно.
  -Варежку захлопни.
  -Грубятина.
  Но варежку захлопнула. В пути Кристиан спросил, явно нарываясь на похвалу:
  -Я злодея погубил?
  -Да.
  -Я тебя освободил?
  -Ну, освободил.
  -И теперь краса-девица на тебе хочу, что?
  -Не знаю, дрищ. Забыла, память напрочь отшибло. Ты муху-цокотуху проштудировал от корки до корки?
  Наверняка хочет опустить меня в очередной раз.
  -А я тебе напомню. На тебе хочу жениться.
  -Шутишь, что ли? - обрадовалась я, как дура, вдруг позабыв про осторожность.
  -Шучу, естественно, - заржал Николя. -Ты веришь в счастливый конец?
  -Я верю в конец, которой так близко и так долго держится в наморднике. Не пора ли его отпустить на волю погулять, свежей травки пощипать? Ты обещал, что скоро.
  Нетерпеливо обхватила его за шею сзади и просунула свою голову между сиденьями, поцеловала его в губы. Мой стойкий оловянный солдатик сдал позиции, ответив на поцелуй с такой жадностью, что я осмелела и просунула руку ему под футболку, поглаживая соски.
  -Б.дь, я не могу больше ждать, поехали ко мне, - простонал Кристиан.
  Это была его роковая ошибка. Употребив данное слово, он нанес по мне сокрушительный удар. Ведь я сразу вспомнила, что обещала Ваське и самой себе не становится поблядушкой.Быстро отпрянув от него, вернулась на заднее сиденье.
  -С б..ю и ехай, козлина. А я еду в ЗАГС.
  -Ты хорошо подумала, Анна? Сам я сказал, что жажду вступить с тобой в половую связь.
  -Хорошо, - взмотнула головой, как гордая оренбургская коза, из шерсти которой изготавливают знаменитые оренбургские платки.
  В ответ он запыхтел, как тульский самовар, к которому не хотел приходить на чаепитие рассыпчатый тульский пряник.
  -ОК, поехали в ЗАГС, - пропотев от злости, согласился Кристиан.
  -Подушись, а то потом запахло, - сделала я ему замечание.
  Мой-то освежитель воздуха подмышками гасил посторонние неприятные запахи на корню. Вещь!!! Не пробовали еще? Очень советую. Даже олигархом их аромат по нраву.
   Обиженный Кристиан не послушался и продолжил портить воздух своим флейвором. Приоткрыла окно, чтобы позлить его и повздыхала несколько раз, зажав нос пальцами. Это возымело действие. Нервный парень достал из бардачка флакон и побрызгал подмышками. В сердцах швырнул пустую баночку в окно.
  -Не загрязняй Россию! - вскричала я, переживая за чистоту лесов, полей и деревень.
  -Я бросил четко в мусорный контейнер, - сказал Кристиан, продолжая ехать.
  -Ты врешь!
  Кристиан не поленился и сдав задом подъехал к контейнеру.
  -Анна, выходи.
  -Зачем? - удивилась и нахохлилась я.
  -Лезь в контейнер проверяй, там ли он?
  -Еще чего.
  -Анна, - голос парня прозвучал угрожающе.
  -Ни за что.
  Мерзко посмеиваясь, Кристиан вытащил недовольную обхождением меня из машины, и поднял, держа поперек тела за талию над контейнером.
  -Видишь?
  -Нет.
  -А он там.
  Мое лицо окунули в полупустой контейнер. В нос ударил запах протухающих в банках, пакетах остатков еды. Еще несколько сантиметров и я окажусь в гуще зловонных отбросов.
  -Видишь?
  -Да! - заорала с таким восторгом, как будто бы я была Христофором Колумбом и нечаянно-нежданно открыла в помойке ворота в Америку. - Вижу.
  Ничего я конечно не увидела, но нырнуть в помойку мне не улыбалось совершенно.
  -Прозрела? - удивился Кристиан.
  -Да. Теперь вытащи меня отсюда.
  -Даже и не знаю. Оставить тебя здесь, что ли? Поживешь с недельку на помойке, поумнеешь и придираться по каждому поводу перестанешь.
  Попыталась лягнуть парня ногой. Этого отвратительного нахаленыша, подвесившего меня в двусмысленном положении.
  -Смотрите-ка, она еще и дерется.
  Неожиданная боль в заднице пронзила меня.
  -Что ты делаешь?
  -Кусанул твой зад.
  -Ты что не обедал?
  -С чего такая забота о моем рационе?
  -Это забота о моем заде. Не ешь его, а я тебе песенку спою.
  -Ну давай.
  -Я Анька, Анька. Я от оборотня ушла, от Чуйкова ушла, от Улугбека ушла, от копейки ушла, а от тебя-то лопушка и подавно уйду. На язычок к тебе садиться не буду, знаю, чем грозит.
  -Не уйдешь, я тебя из-под земли достану.
  -Помирать я пока что не собираюсь.
  Сзади нас кто-то произнес.
  -Слышь, парень, ты уже реши выкидываешь ее на помойку или забираешь. А то я бы подобрал.
  -Таким добром не раскидываются, - попыталась убедить Кристиана в своей нужности.
  -Забираю, - Кристиан вытащил меня из помойки и развернул лицом к себе. Довольно обвила руками его шею, ногами его бедра и показала фак парню-любителю искать на помойке свою судьбу, оставшемуся не у дел. Запомни, парень, хорошее на помойку не выбросят. Даже меня и то забрали обратно. Ура! Меня не выбросили, я остаюсь в строю.
   До ЗАГСА вела себя вполне скромно, чтобы меня еще куда-нибудь не выкинули по дороге. Кристиан был безмерно доволен моим покорным видом и болтал, болтал без умолку о ценах на недвижимость, о каких-то торгах и биржах. Но как только подъехали к ЗАГСу, торопливо выскочила из машины, бросив напоследок:
  -Спасибо. Уволен. Больше в ваших услугах не нуждаемся.
   Опрометью метнулась в ЗАГС.Наконец-то я до тебя дошла, но только не по свадебному поводу. Ох, уйма народу, и еще вагон с тележкой. Заняв очередь и дождавшись следующего посетителя после меня, забилась в самый дальний угол. В нем меня и настиг Колька.
  -А ну пошли.
  -Отстань, еще очередь не дошла. Народу немерено.
  -Договорюсь, пойдешь без очереди.
  Наивный Кристиан плохо знал местное население. Пара бабушек заорала на него, одна замахнулась палкой, разбив Кристиану нос.
  -Что же у вас в России все бабы такие упрямые и нахальные? Прете как танки, - задал вопрос в спертый воздух Кристиан.
  -Потому что мужики одно название,- объяснили ему бабульки. - Вот и приходится самим всего добиваться.
  -Сочувствую, - Кристиан положил руку на плечо одной бабуле и, резко стартанув, затащил меня в кабинет. Совершил, так сказать обманный маневр, втершись к бабкам в доверие.
  -Молодой человек, у меня обед еще не закончился, - сказала сотрудница с набитым едой ртом.
  О боже, что в ЗАГС нельзя было найти специалиста поприятнее? Все-таки она расписывает молодых, вдобавок к остальным своим обязанностям. Бабка лет шестидесяти имела черные волосы, торчащие как вороньи перья и один горб. Я прозвала ее сразу дромадер - одногорбый верблюд, неполноценный рабочий скот.
  -Приятного аппетита. Мы подождем, - произнес Кристиан, так обольстительно стреляя в нее глазками, что я аж разомлела и незаметно прижалась к его боку.
  -Так, немедленно выйдите из помещения, - возмутился дромдер.
  Плевать она хотела на его сногсшибательную внешность, как и все верблюды, у них привычка такая - плеваться на что попало, ничего не поделаешь. Таких ничем не проймешь. Но Кристиан нашел, чем ее прельстить, не зря он все-таки олигарх, ко всем людям, кроме меня, быстро находит подход. А тут на те нашла коса на камень, то есть на Аньку. Он достал портмоне и вынул пачку евриков. Ровненько разложил их в виде веера и стал обмахиваться.
  -Жарко как у вас, просто невыносимо.
  Дромадер приободрился и продолжил жевать, утирая пот со лба.
  -Пожалуйста, - Кристиан протянул ей веер. - Охладитесь.
  Тетя намек поняла: взяла веер, пару раз обмахнулась и убрала в стол, присвоила, так сказать.
  -Что вы хотели? - спросила она у Коли.
  -Поменять фамилию, - встряла я.
  -Давайте паспорта, - сказала она.
  -Не рта, а рт. Фамилию я только меняю. Он тут не при делах.
  Вдруг Кристиан выдрал у меня паспорт, сложил со своим в стопку и передал их дромадеру.
  -Распишите нас по-быстрому.
  -Один момент.
  Плавно покачиваясь, корабль пустыни подплыл к столу и поставил штампы в паспортах. С принтера вылезла какая-то бумажка, на ней она шустро расписалась и пропечатала. Потом удосужилась прочесть документ.
  -Молодой человек вашей невесте еще нет восемнадцати! - сделала она невероятное открытие.
  -Напечатайте бумажку будущим числом, - подсказал Кристиан.
  Отличное название для фантастической книги ЗАМУЖ В БУДУЩЕЕ, кому надо забирайте, мне только проценты с продаж не забудьте перечислить, а то засужу.
  Злобно вздыхая, опять работать заставили, тетя переделала документы.
  -Нет, я не хочу за него замуж! - вскричала я, вырвав свой зажатый рот, из лапищ Кристиана. - Что это за фамилия Грей! Сплошные серые будни меня ждут.
  Удивленная тетя вопрошающе посмотрела на Николя.
  -Это у нее крышу сорвало от радости, - объяснил Кристиан. - Столько меня домогалась, что даже уже и веру потеряла. Новсе-таки решил ее осчастливить. И потом я завидный жених.
  Он вынул портмоне и стал показывать сотруднице ЗАГСА его содержимое. Все карточки показал, и где на какой сколько денег лежит, пин-коды правда скрыл, сообщил сколько у него предприятий и недвижимости по всему миру. Тут уже было не до криков, поскольку внимательно слушала и запоминала свое новообретенное имущество.
  -Что ж, с официальной частью покончено, - выдала тетя, вернув Кристиану паспорта и свидетельство о браке, упакованное в красную обертку. - Теперь часть торжественная. Молодые люди возьмитесь за ручки.
  Кристиан поспешил схватить меня за почерневшую руку с браслетом. Сверкающее прежде ювелирное изделиенеожиданно почернело, то горевали поклонники, удрученные моим скороспелым замужеством. Подделку купили, сказала бы более реалистичная Верка.
   Тетя скептически оглядела меня и зацокала языком. Потом полезла в шкаф и достала из него фату.
  -Дежурная фата, - объявила она и попросила Кристиана надеть ткань на меня.- Для экстренных случаев.
   На мою голову натянули и расправили кусок пожелтевшей тюли советских времен, теперь такие страшненькие с цветочками не выпускают. Мне кажется, что событие происходит во сне, в бедном сне. В моих розовых снах свадьба представляла собой фееричное зрелище с роскошным необъятным платьем, попышнее даже, чем трусы Кристиана, раздувавшиеся от положенных в них денег, морем цветов, каретой с лучшими скакунами и кучей гостей.
   Дромадер монотонно бормотала псалмы, когда надо было отвечать Кристиан дергал меня за сиськи, и я пищала от возмущения, и это как бы значило ДА. Наконец нас попросили обменяться кольцами. Ха-ха откуда им было взяться? Облом, Кристианчик.
  -Ну, у вас же есть дежурные кольца? - утвердительно спросил Кристиан у соединительницы двух неподходящих друг другу по медицинским показаниям и социальному статусу сердец.
  Вот те на, оказалось что е-эесть. Новопреставленный муженек нацепил мне кольцо на безымянный палец левой руки. Наконец-то, хоть что-то веселенькое за всю свадьбу. От такого расклада я расхохоталась до слез. Тетя дромадер погладила меня по волосам и по-доброму сказала:
  -Осознала-таки свое счастье, детонька. Лучше поздно, чем никогда.
  И велела Кристиану немедленно переодеть кольцо мне на правую руку, поплевав через левое плечо и прокричав ЧУР-ЧУР-ЧУР. Его кольцо я попыталась заглотнуть, чтобы не доставлять удовольствия надеванием ему на руку. Но скорый, как поезд, муженек успел кольцо перехватить, и, расплывшись от успеха сам надел себе на палец. Тетя над нами тихо офигевала. Зазвучала музыка, нет, не марш Мендельсона, как в лучших ЗАГСАХ страны, а припев одной из песен самарской народной группы 'Руки верх'.
  
  
  Забирай меня скорей,
  Увози за сто морей
  И целуй меня везде
  18 мне уже.
  Забирай меня скорей,
  Увози за сто морей
  И целуй меня везде
  Я ведь взрослая уже.
  
  Спасибо, тетя за совет. А то мы и не знали, чем бы нам после росписи заняться.
  Блаженный Кристиан пылко облобызал меня в ставшие деревянными губы.
  -Ну здравствуй, моя жемчужина глубоководная. Теперь от меня никуда не денешься, нигде не скроешься. Я получил права на управление твоим транспортным средством. Надавлю на газ в ближайшее время.
   Дух противоречия захватил меня. Теперь специально буду от него ныкаться по максимуму, хоть и охота до безобразия покувыркаться.
  -Теперь можно отпраздновать это знаменательное событие! - направила наш полет мыслей в нужное русло дромадер.
  -Доставайте угощение,- потребовал с нее Кристиан.
  Покачав головушкой от нашей неподготовленности тетушка вынесла дежурное шампанское и коробку конфет. Шампанское открывали столько раз такие же неподготовленные как и мы, что оно даже не выбило пробку и газов в нем совершенно не было - выдохлось. Во вскрытой до нас пачке конфеты были покрыты таким слоем белого налета, что пробовать их мы не рискнули. Потоптавшись минут пять и понарошку пригубив шампанское, подержав в руке белые плесневелые конфеты, мы поторопились покинуть государственное учреждение, где нам выдали важный государственный документ о свершении брака.
  -Фотографии и видео будут готовы через неделю, - разъяснила нам дромадер.
  Это цирковое действо еще и снимали? Его можно отправить в передачу семь кадров или в камеди клаб отдельной сценкой - телезрители будут вне себя от смеха
  -Ребята, дежурную фату и кольца верните-е-е, - потребовала государственная членша.
  -Дежурные евро тогда верните-е-е, - передразнил ее Кристиан.
  -Ладно, берите. Подарок от фирмы, - буркнула дама и исчезла.
  -Всего хорошего.
  Так, по маразматическому стечению обстоятельств я стала замужней строгой матроной. Но, дорогие мои девочки, это только сказки после свадьбы кончаются, в жизни же самое интересное и сложное только начинается.
  
   Конец первой части
Оценка: 5.31*12  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Т.Май "Светлая для тёмного 2"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"