littlewhitecat: другие произведения.

Инквизитор Кэрроу и Бюрократический Облом

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
  • Аннотация:
    Теперь, когда он официально признан взрослым, инквизитор Кэрроу начинает выполнение своих планов по превращению Древней Терры в почитающий Бога-Императора мир, которым, как он знал, ей суждено было стать, и какое место лучше подходит для начала воплощения его планов, чем Волшебный Мир? Бойтесь, очень бойтесь... Отказ от прав: Ни автор ни переводчик не имеют никаких прав на вселенные Гарри Поттера и Вархаммера. Все права на них принадлежат их обладателям. Ссылка на оригинал: https://www.fanfiction.net/s/8400788/1/ Разрешение на перевод: ПОЛУЧЕНО. От Переводчика: За каждое сообщение типа: "Проды!" буду блокировать на ГОД!


   Название: Инквизитор Кэрроу и Бюрократический Облом
   Автор: littlewhitecat
   Переводчик: Печников Алексей Сергеевич
   Ссылка на оригинал: https://www.fanfiction.net/s/8400788/1/
   Категория: Кроссовер Вархаммер + Гарри Поттер
   Жанр: Приключения, юмор
   Рейтинг: Т
   Аннотация: Теперь, когда он официально признан взрослым, инквизитор Кэрроу начинает выполнение своих планов по превращению Древней Терры в почитающий Бога-Императора мир, которым, как он знал, ей суждено было стать, и какое место лучше подходит для начала воплощения его планов, чем Волшебный Мир? Бойтесь, очень бойтесь...
   Отказ от прав: Ни автор ни переводчик не имеют никаких прав на вселенные Гарри Поттера и Вархаммера. Все права на них принадлежат их обладателям.
   Ссылка на оригинал: https://www.fanfiction.net/s/8400788/1/
   Разрешение на перевод: ПОЛУЧЕНО!
  
   Глава 1
  
   Министр Фадж сидел в центре маленькой движимой магией лодки и счастливо мычал что-то себе под нос и наслаждаясь свежим воздухом Северного Моря. Эта лодка была единственным способом добраться до волшебной тюрьмы Азкабан и хотя обычно он откладывал ежегодную инспекцию до последнего, в этом году он даже ждал её с большим нетерпением.
   Так почему же он с такой радостью отправился в такую безрадостную, убогою, пораженную дементорами крепость посреди Северного Моря? Потому что там абсолютно, стопроцентно гарантированно не будет Аллесандра Дариуса Кэрроу; одного этого было достаточно, чтобы заставить министра Фаджа визжать от радости.
   Как только этот, предположительно полувеликан занял семейное место в Визенгамоте вот тут-то всё и началось, он начал давить своим значительным весом, задавать странные вопросы о суде над его крёстным или вернее об отсутствии этого суда как такового, не говоря уже о целом списке других людей, которых заперли в этой мрачной и депрессивной крепости, а потом просто забыли о них.
   Был Джебедайя Джинкс, дорого заплативший за свой консерватизм; старик Рэгги Пингл, Люциус Малфой в тот день показал себя очень мстительным, но ему всё-таки удалось купить жене то бриллиантовое колье, которое она выпрашивала у него четыре месяца; и конечно было дело Лукреции Миппс, но у всего есть и хорошая сторона, после этого дела ему удалось купить прекрасный летний домик на юге Франции. И многие, многие другие, чьи имена он сейчас не мог припомнить, но получил от их ареста неплохую выгоду, благодаря щедрости дражайшего Люциуса.
   Решив преподать здоровяку урок, Фадж нанял кое кого, используя свои менее афишируемые контакты, чтобы показать Кэрроу, что случается с теми людьми, которые становятся слишком шумными. Громилы вернулись через три дня, требуя надбавки за опасную работу, причём не сумев выполнить это вроде бы простое задание. У босса банды, имеющего наглость стоять перед ним, один глаз заплыл синяком и не открывался, а также не хватало нескольких зубов, бандюга справа от главаря бешено пялился в никуда и то и дело бессознательно вздрагивал, а когда он отказался, то этот грязный маленький бандит попытался шантажировать его и встреча пошла ещё хуже пока не прибыли авроры.
   Фадж никогда не думал что так будет, но сейчас ему отчаянно не хватало Люциуса Малфоя. Вот уж у кого был настоящий талант разбираться с проблемами.
   Ну почему Кэрроу не мог просто сесть, расслабиться, научиться дёргать за верёвочки и спокойно смотреть как всё работает в Британском Волшебном Мире, а не топтаться как слон в посудной лавке?
   Серое пятно на горизонте стало больше и его очертания становились всё более отчётливыми по мере того как маленькая лодка приближалась к цели. Мрачные, каменистые обрывы над которыми зловеще возвышалась та самая тюрьма Азкабан. Некогда обычный замок много веков назад превращённый в тюрьму Британским Министерством Магии. Его безрадостные виды, грубая и мрачная архитектура, не очень помогала ментальной стабильности его обитателей. А уж в купе с истощением, вызванным близким соседством со стражами дементорами, это приводило к тому, что мало кто из тех кто провёл там больше двух лет сохранял рассудок.
   Лодка подплыла ближе и из тумана показалось маленькое, кирпичное здание в котором располагались офисы дежурящих на острове авроров. Никто хоть сколь-нибудь разумный не хотел проводить в замке ни мгновения сверх абсолютно необходимого. Фактически даже обычная каждодневная рутина вроде кормежки заключённых осуществлялась магически, чтобы не вредить рассудку дежурных авроров больше чем минимально необходимо.
   Встречающая их на пирсе группа пораженно следила с какой радостью Министр Фадж ступает на сухую землю, он определённо был очень рад оказаться здесь, хотя его телохранители вели себя более заторможено.
   - Ну, -радостно объявил Фадж, предвкушающе потирая руки, - начнём инспекцию?
   Начальник тюрьмы медленно и осторожно кивнул, очевидно обеспокоенный настроением главы проверяющих. Он обменялся обеспокоенными взглядами с подчинёнными за спиной министра, когда они входили собственно в сам Азкабан. Было совершенно ясно что совершенно необязательно побывать в Азкабане, чтобы стать сумасшедшим, но это определённо помогает.
  
   ***
  
   Тимоти Фаулкс продирался сквозь каменистую, сухую речную долину, изнывая от жары в своём не подходящем для окружающих условий одеянии. В данный момент он играл роль наживки для нунду по приказу своего нового нанимателя, готовясь к этой экспедиции он решил затариться по максимуму. Плодотворный визит в магазин военных товаров принёс ему противогаз и биозащитный костюм на подкладке с включениями угля. Будучи Рейвенклоуцем и имея опыт в рунах и нумерологии, он ещё больше повысил защитные характеристики этих сомнительных с эстетической точки зрения вещей. Видя его усилия, Кэрроу не смог сдержать улыбки. Интересно, о чём сдоровяк думал, одобрял его старания или насмехался над ними? Даже после трёх недель длительных и до дрожи пугающих контактов с этим ненормальным, Фаулкс до сих пор не мог хорошо читать этого человека.
   Даже сейчас, пробираясь по безрадостным ландшафтам сквозь каменные осыпи и пещаные заносы и изнывая от жары, он всё ещё учился у Кэрроу. Фаулкс осмотрел долину вокруг. Ну как скажите мог некто столь большой, в такой неуклюжей, угловатой броне, так незаметно растворяться в пустынном сером ландшафте? Этот человек был настоящей загадкой, в нём было столько странностей и противоречий, а Рейвенклоуцы больше всего на свете любили именно хорошую загадку; и Тимоти Фаулкс вознамерился докопаться до сути именно этой.
   Что-то слева привлекло его внимание, кучка свежих следов на каменистой поверхности, всё ещё слегка дымящихся, характерные очертания и пробивающийся даже сквозь резиновый запашок противогаза характерный запах не оставлял сомнений, что это следы нунду. Значит они уже близко. Подобравшись он продолжил путь.
  
   ***
  
   Азкабан как всегда был грязным. В следствии присутствия стражей-дементоров и почти полностью автоматизированного обслуживания, заключённые редко имели счастье наслаждаться маленькими благами цивилизации. Помещения для помывки едва ли существовали, а от туалета было одно название. Запах сотен немытых человеческих тел, человеческих экскрементов и холодного морского воздуха создавал невероятное амбре буквально пропитывающее всё, с чем вступало в контакт. Министру Фаджу придётся несколько раз принять душ и основательно поработать очищающими чарами над одеждой, чтобы избавиться от ароматов Азкабана, но Мерлин свидетель, это тысячу раз стоило того, чтобы провести целый день вдали от Кэрроу.
   По мере того как начальник тюрьмы вёл министра с сопровождающими всё дальше, становилось всё яснее что заключённые Азкабана не просто безумны, а настолько безумны, что перестали замечать мир вокруг них, они просто сидели на своих грязных маленьких подстилках и раскачивались взад-вперёд. ФЯадж был уверен что видел одного особенно безумного на вид, часто бьющегося головой о стену своей камеры.
   Они вошли в Строго Охраняемое Крыло - обиталище пленных пожирателей смерти, они были более разговорчивы и активны, они орали и выкрикивали оскорбления в адрес проходящих мимо инспектирующих. Все, кроме одного, Сириуса Блэка, предателя, выдавшего местонахождение семьи Поттеров и массового убийцы, молча смотревшего на проходящих мимо, обхватив грязными пальцами решетки своей камеры, испуганные серые глаза его смотрели настороженно. Фадж слегка содрогнулся при виде того что осталось от некогда энергичного и весёлого аврора.
   - Сэр, - раздался надтреснутый, шепчущий голос, - ваша газета, сэр, можно мне получить вашу газету?
   Человек был так жалок, что в редкий момент сострадания, Фадж с радостью отдал ему утренний выпуск Ежедневного Пророка. Может быть новости из внешнего мира хоть немного скрасят его жизнь.
  
   ***
  
   Фаулкс слегка покачнулся, перевалившись через очередную каменную плиту. И почему он не додумался наложить охлаждающие чары на этот проклятый костюм? Сейчас, к сожалению, уже поздно об этом думать. Проклиная сумасшедших боссов и безумные задания, он продолжил путь осторожно следя за окружением в поисках любых признаков нунду, следа, намёка, да чего угодно. А если учесть, что тварь передвигалась совершенно бесшумно, он предполагал, что стал приманкой в буквальном смысле.
   Если бы три недели назад кто-нибудь сказал ему, что он будет играть роль приманки для нунду по приказу своего нового невероятно большого и невероятно опасного босса, то он бы посмеялся над сказавшим это и посоветовал бы ему перестать курить такие забористые грибы.
   Если честно, то трудности начались всего два дня назад, когда в голову его босса втемяшилась идея охоты на нунду. Когда он понял что Кэрроу абсолютно серьёзен, то для начала убедился, что тот знает, что такое нунду. Он указал на огромные размеры, её высокую сопротивляемость к магии, требующую как минимум сотни волшебников, чтобы подчинить такую тварь, её способность выдыхать болезненные миазмы, тот факт, что эта тварь способна завалить взрослого быко-слона. Он даже затащил Кэрроу в Лондонский зоопарк, чтобы показать размеры обычного слона. Когда Кэрроу увидел слона он стал очень тихим, и Фаулкс даже на кратки миг подумал, что наконец-то достучался до этого великана, но затем он увидел предвкушающий блеск в его глазах и его широкую, пугающую ухмылку. Именно тогда Тимоти Фаулкс осознал, что обречён.
   Звук перекатывающихся камней заставил его подпрыгнуть на месте и крутануться, держа палочку наизготовку в потной ладони. Глаза его отчаянно рыскали по окружающему пространству в поисках намёка на движение, да хотя бы мельчайших изменений. Порыв тёплого затхлого воздуха дошел до него из-за спины, а затем ещё один и ещё один. По его спине пробежали холодные мурашки, припав на руки Фаулкс медленно повернулся, стараясь не делать резких движений.
  
   ***
  
   Сириус Блек радостно перелистывал свой приз трясущимися пальцами. Прошли многие годы с тех пор, как у него был подобный контакт с окружающим миром. Естественно первым делом от просмотрел спортивный раздел, погрузившись в детали происходящего в нынешнем квидече, выступления игроков о которых он никогда не слышал, скандалы с участием тренеров, которые в его время едва начинали свою карьеру как игроки, ну, во время войны. Было очень много имён, которых он вообще не узнал. Обзоры новых мётел привели его в экстаз, сразу захотелось получить себе такую же и немедленно её опробовать. После этого он долго трясся и плакал, этот прекрасный кусок бумаги с чернильным текстом на нём был для него окном в мир вне стен Азкабана.
   Он лихорадочно просмотрел раздел в котором печатались поздравления с днём рождения, свадьбой и некрологи, в секции Браков он увидел знакомые имена, практически вспомнив людей, которых знал в детстве, всё знакомое уверило его в том, что его жизнь вне стен Азкабана ему не приснилась.
   Даже раздел рекламы вызвал радость, все эти мозгопромывные объявления и даже секция товаров для домоводства. Целая страница рекламы магазина шуточек Зонко напомнила ему о тех далёких, светлых временах, когда он был молод и беспечен и не знал о проблемах окружающего мира.
   Перевернув страницу он наткнулся на большое фото странно знакомых людей. Сопровождающая снимок статья всё объяснила. Семья Уизли выиграла конкурс Ежедневного Пророка. Он помнил Молли и Артура по встречам Ордена Феникса. Прекрасная пара, он не мог представить кто бы больше подошел на роль выигравших кучу золота. Они очевидно процветают после войны, несмотря на все потери которые понесли. Он до сих пор помнил как безутешна она была тогда. Их смерти её просто раздавили. Возможно их обширное потомство, своего рода компенсация тех потерь, или они просто так сильно хотели завести дочку. Сириус был впечатлён; юная леди наверное первая дочь семейства Уизли за девять поколений. А их младший сын был одного возраста с маленьким Гарри.
   Мысли о его драгоценном крестнике заволокли его в пучину отчаяния. Мысли о маленьком мальчике с чёрными взлохмаченными волосами, большими зелёными глазами и неотразимой очаровательной ухмылкой, которого он когда-то очень давно видел, заставили его завыть от отчаяния, вцепившись в свою одежду и волосы. Кто-то другой присматривал за его крестником, растил его и воспитывал, учил его читать и писать, смотрел как он заводит первых друзей, обнимал его когда ему было плохо и читал ему сказки на ночь. Это должен был быть он. Он должен был быть рядом.
   Когда он снова смог осознавать своё окружение, то понял что лежит на боку свернувшись калачиком со свежими царапинами на лице, а драгоценная газета лежит под ним. Он завозился в панике отчаянно расправляя драгоценные страницы трясущимися руками. С облегчением он понял, что газета только слегка помята и чуть надорвана.
   Вернувшись к рассмотрению фото семьи Уизли, счастливо ему махавшей стоя под ярким египетским солнцем, он был поражен тем, насколько счастливыми они выглядели. Вот бил, их старшенький, он встречался с ним несколько раз, , вырос в красивого, уверенного в себе юношу с распущенными ухоженными волосами и улыбкой, на которую дамочки наверно слетались как пчёлы на мёд. Чарли на этом фото не было, зато Перси гордо стоял со значком старосты на видном месте. Сириус вспомнил близнецов, они даже будучи карапузами были проблемой, вероятно пошли в своих непоседливых дядюшек. На переднем плане была дочь, стоя так, что длинные волосы её ниспадали на плечи и Рональд, младший сын, очевидно пошедший в папочку, с такими же жеребячьими конечностями и сумасшедшими веснушками. На его плече устроилась крыса, обычная садовая крыса. Сириус посмотрел второй раз; у заинтересовавшего его грызуна не хватало пальца на левой передней лапе. Его руку затряслись от ярости, когда он понял, что на фото перед ним на плече Рональда Уизли сидит подлый предатель Питер Петтигрю.
   Питер Петтигрю был в Хогвартсе под личиной питомца парня скорее всего с Гриффиндора, если вспомнить из какой он семьи, в одном доме с Гарри, его драгоценным крестником, потому что куда же ещё он мог попасть при таких то родителях?
   А ещё там был этот маленький крысёнышь, в той же самой гостиной что и Гарри, единственный ребёнок его лучших друзей, и ведь эта грязная крыса чего-то ждала. Чего? Возможности ударить Гарри в спину? Снова придать мальчика? Какими бы не были намерения этой грязной крысы, они определённо были недобрыми. Совсем недобрыми. А он был здесь, застрял в Азкабане, в четырёх стенах, в маленькой камере шесть на шесть футов и ничего не мог с этим поделать. Бессознательно вздрогнув он превратился в собаку и взвыл от отчаянья, гнева, бессилия и ярости и вой его влился в многоголосицу других заключённых.
  
   ***
  
   Фаулкс проглотил свой страх; вон там, всего в двадцати футах от него была самая гигантская кошка, которую он когда либо видел в жизни, и она смотрела прямо на него, опустив голову к земле и медленно подходила всё ближе с каждым следующим осторожным и неслышным движением огромных кошачьих лап. Жесткий серый мех её прекрасно сливался с окружающими камнями а способность контролировать температуру тела и пятнистый окрас ещё сильнее улучшали маскировку. Фаулкс был поражен, животное было безумно великолепным и опасным и оно находилось всего в двадцати футах от него. Поборов страх он аккуратно нацелил палочку на землю перед кошкой и прошипел: "Бомбарда Максима". Вспышка белого света и почва взорвалась облаком пыли, песка и каменной шрапнели прямо в морду нунду, однако Фаулкс не стал дожидаться результатов своих действий, а уже бежал во все лопатки, надеясь скрыться в относительной безопасности ближайшего выступа, перебирая ногами так быстро как только мог, а страх и адреналин побудили его к этому ещё сильнее, когда зелёное облако миазмов нунду настигло и поглотило его.
   Глубокий резонирующий рёв разнёсся по долине когда Кэрроу выпрыгнул из своего укрытия и кинулся на разозлённую кошку, его броня была покрыта слоем пыли, а силовой меч искрился голубоватой энергией. Танцующими движениями избегнув попыток твари сокрушить его своими огромными лапами, он рубанул мечом по одной из конечностей, до кости прорезав правую переднюю лапу гигантской кошки. Рёв боли нунду разнёсся по долине одновременно с боевым кличем Кэрроу.
   Нунду выдохнул в Кэрроу зелёное ядовитое облако, надеясь заставить его спрятаться среди камней и дать бедному котику хоть какую-то передышку. Однако, запертый в изолированной среде внутри своих доспехов Кэрроу и не подозревал, что столкнулся с самым страшным оружием из арсенала нунду и вместо этого рванулся вперёд размахивая силовым мечом и прорубаясь сквозь вторую переднюю лапу твари, перерезая жизненно важные жилы и тем самым делая гигантскую кошку хромой. Нунду рванулся в сторону крича и воя от боли, а затем начал беспорядочно кусать всё вокруг; в отчаянной попытке достать опасного чужака, сейчас кромсающего его по кусочку.
   Кэрроу легко уклонился от клацающих челюстей, ядовитого дыхания и ударов когтистых лап, а увернувшись он одним ударом вскрыл незащищённый живот твари слева направо. Нунду в судорогах повалился на бок. Кэрроу отпрыгнул в сторону и после переката встал в боевую стойку с мечём наизготовку. Нунду скулил и скребся, отчаянно пытаясь встать, чтобы убраться как можно дальше от смертельной угрозы, с каждой секундой он всё более слабел и каждый вздох давался со всё большей болью. Кэрроу, видя открытую грудь, всадил свой меч по самую рукоять между рёбер, пронзив сердце нунду. Рывком он вытащил боевой клинок, от чего из раны брызнула струя крови этой твари, а труп её начал медленно остывать под солнцем Сахары.
  
   ***
  
   Сириус Блек сидел на грязной подстилке, закутавшись в потрёпанное одеяло, уставившись в каменную стену перед ним. Он был вполне уверен, что сейчас, он единственный человек, который знает, что Питер Петтигрю жив, здоров и готов напасть на Гарри Поттера, его драгоценного крестника, маленького мальчика, который прекратил войну. Ему надо как-то отсюда выбираться и либо передать новость о том что эта грязная крыса жива, либо поймать предателя самому. Но ведь суда над ним никогда не было, люди очевидно полагают, что он виновен и доказательств никаких не надо, и стараются о нём забыть. Может он мог бы сказать Ремусу; но нет, Ремус же думает, что он предатель. Он наверное страшно злится с тех самых пор как они отвернулись от него так как считали, что утечка произошла из-за него. Тогда это казалось разумным, особенно после того что творил Грейбэк со своей бандой. Но он не был предателем, предателем был Питер Петтигрю, и это был настоящий сюрприз. А ведь если подумать то и он сам тоже был предателем. Если бы он не надавил на Джеймса, прося изменить хранителя тайны в последний момент, ничего этого бы не случилось... но тогда это казалось такой хорошей идеей.
   Но нет, думать в этом направлении нельзя. Он должен быть собранным, оставаться спокойным, оставаться сосредоточенным. Оставались только два важных факта; он был единственным, кто знал, что предательская крыса жива, и во вторых, но это не менее важно, Гарри был в опасности.
   Ему надо было выбираться. А отчаянные времена требуют отчаянных решений, как любят говорить маглы. Уставившись на дверь своей камеры он вспомнил весь перечень ресурсов, которыми располагал. Он не был уверен как отреагируют дементоры если он кинет в них одеялом или какашкой. Скорее всего нехорошо. Он может превратиться в собаку и повыть на них, но они же его даже не заметят. Даже... не... заметят... Вот оно! Он превратиться в собаку и будет ждать пока дементоры не откроют дверь его камеры, а потом он сбежит. Переплыть море будет трудно; но он уверен что справится; ему же в конце концов нечего терять. А что потом? Ну, он что-нибудь придумает. Он всегда что-нибудь придумывал.
  
   ***
  
   Фаулкс старался как можно менее глубоко дышать чтобы как можно надёжнее обезопасить себя от возможного влияния нунду, когда он поднимался из долины. Когда он достиг вершины его обдал порыв чуть более прохладного воздуха. Сняв осточертевший противогаз он кинул первый за долгое время чистый взгляд на сухую долину и Кэрроу, волочившего за собой останки убитой им гигантской кошки. Если честно, у бедного зверька не было ни единого шанса победить в схватке с этим человеком.
   Треск гальки позади, заставил его подпрыгнуть и нервно вздрогнуть, крутанувшись на месте, держа палочку наизготовку. Позади него обнаружился один из американских добровольцев, который в данный момент замерев на месте с открытым ртом пялился на ужасающий пейзаж долины внизу.
   Фаулкс подобрался и отряхнул песок с ног.
   - Мы разобрались с проблемой, - обратился он к заикающемуся, дёрганному человеку, выглядевшему как американский аврор. Тот дёрнулся от звука голоса Фаулкса. - Что? - пролепетал он.
   - Нунду, - осторожно пояснил Фаулкс. - Мистер Кэрроу убил его. - Вы сами объясните ему, что тут был только один нунду, или это сделать мне?
   Предположительно американский аврор неверяще посмотрел на него, потом быстро перевёл взгляд на приближающуюся фигуру Кэрроу и долго её рассматривал. - Думаю, эту честь я предоставлю Вам, - ухмыльнулся он Фаулксу и быстро аппарировал.
   - Трус, - пробормотал Фаулкс, обращаясь уже к пустому месту.
  
   ***
  
   Брифинг по поводу охоты на Нунду шел полным ходом. Лидер отряда, опытный и постоянный старший маг-загонщик, стоя перед толпой на постаменте, излагал свой план по выслеживанию очень опасной твари, терроризирующей людей, живущих на краю пустыни.
   Урон уже нанесённый этой тварью был просто огромен, и он если быть честным не ожидал, что все они переживут эту охоту. Последняя охота на нунду, в которой он участвовал около сорока лет назад, унесла восемьдесят две жизни. Он был вполне доволен качеством команды, которую ему удалось собрать, однако его сильно раздражало то, что два Британских волшебника отправились бродить в одиночку; крайне безответственный поступок с их стороны, особенно когда по округе бродит такая опасная тварь. Если честно, то он даже не ожидал снова увидеть их живыми.
   Толпа авроров, магов-загонщиков и профессиональных приключенцев расступилась перед чудовищно огромным волшебником, присланным британцами. Рядом с ним был второй член британской группы, одетый в самый странный костюм, который он когда либо видел; и что это за резиновая хрень болтается у него на шее? Позади них на самом краю толпы лежал труп огромного самца нунду, чьи внутренности расплескались по пескам пустыни.
   Чрезмерно бронированный гигант вышел вперёд легко и практически бесшумно в своей громоздкой чересчур изукрашенной броне, очевидно он был очень доволен собой.
   - Я и мой ассистент завалили одного из зверей, - объявил невероятно большой человек. - Не будете ли вы так добры направить нас к остальной стае этих исчадий?
   Лидер группы нервно сглотнул под вызывающе пристальным взглядом зелёных глаз, устремлённым прямо на него, глаза его заслезились от давящего на нервы визга, который похоже продуцировали доспехи этого человека. И как ему теперь объяснять, что они охотились только на одного нунду?
  
   ***
  
   Часто дышащий огромный поджарый пёс выбрался из холодных волн на пустынный пляж. Он некоторое время отдыхал, затем с усилием поднялся на ноги и хорошенько отряхнулся, обильно разбрызгивая вокруг себя капли холодной морской воды, после чего мокрая шерсть его встала дыбом. Впервые за более чем десятилетие, Сириус блек находился вне стен Азкабана, свободный от подавляющего влияния дементоров. Он почти забыл, что это такое - чувствовать себя счастливым. Море давно забытых эмоций поглотило его настолько, что он уже почти не надеялся сохранить остатки рассудка.
   Ему надо было быть собранным, сохранять сосредоточенность; сейчас важными были только две вещи: предательский крыс и маленький Гарри, его любимый крестник. Непрошенные тоска и отчаяние застряли у него в глотке, угрожая окончательно разбить его и ему пришлось проглотить их. Нужно было действовать, поймать предателя ради блага Гарри.
   Перед тем как двигаться дальше ему требовалось принять решение, стоит ли ему сначала найти Гарри, или сначала следует направится в Хогвартс и дождаться прибытия грязной крысы? Он не знал точно где живёт его крестник, однако точно знал где и эта грязная крыса и его крестник окажутся первого сентября. Приняв решение он повернулся носом на север и длинными прыжками отправился в путь.
   - Не волнуйся, Гарри, я иду за предателем, я спасу тебя! - думал он пока бежал.
  
   ***
  
   Первая годовщина его исчезновения из дома N 4 по Прайвет Драйв была по мнению Кэрроу прекрасной датой, чтобы восстановить его связи с Дурслями. Он не любил упускать возможности завести полезные контакты, а тем более в нормальном, магловском мире. Так он и оказался на дорожке перед домом номер четыре с аккуратно подстриженными лужайками и любовно высаженными цветочными клумбами, стоя с корзинкой мелких подарков для дальних родственников в руках. Пребывание здесь вызывало у него странные чувства; у него было столько воспоминаний, связанных с этим местом, но в тоже время они были такими далёкими и расплывчатыми, что казалось произошли не с ним, а с кем то другим, а он был всего-навсего сторонним наблюдателем, а не непосредственным участником.
   Оторвавшись от самокопания он нажал на дверной звонок, стараясь, чтобы нажатие было как можно мягче, а то в доме Грейнджеров он таки сломал тот звонок, нажав на него. Далёкая трель быстро сменилась шарканьем туфель на каблуках по ковру. Дверь приоткрылась и из-за неё показалась тётя Петуния, высокая, худая, с лошадиным лицом и аккуратно уложенными волосами. Её вид типичной представительницы нижней границы респектабельных граждан среднего класса, дополняло красивое платье в цветочек, жемчуга(прим. пер. слово pearls часто употребляется в английском, чтобы указать что на человеке надето несколько украшений с жемчугом, например тиара и серьги или серьги и нитка жемчуга на шее, последний вариант как я понимаю в этом тексте относится к тёте Петунии) и белые туфли на каблуке с блёстками. Взгляд её был подозрительным, будто бы того кто перед ней она считала каким угодно но только не респектабельным.
   - Доброе утро, тётя Петуния, - пророкотал Кэрроу женщине, а затем нарисовал на лице лучшую из своих дружелюбных улыбок. - Как приятно снова видеть Вас.
   Глаза женщины расширились от шока, а рука подлетела ко рту, когда она поняла, кем именно был её таинственный гость. Дыхание её стало прерывистым, когда она повнимательнее рассмотрела его внешний вид; Кэрроу это слегка обидело, он ведь пошел на такие жертвы, чтобы выглядеть как можно более нормально с их точки зрения. Он хотел произвести хорошее впечатление, он ведь в конце концов пытался восстановить отношения со своими последними родственниками. Глаза Петунии Дурсль закатились и она грациозно осела на пол.
   Кэрроу обменялся озадаченными взглядами с любопытной соседкой, наблюдающей за всем этим из-за забора и пожал плечами.
  
   ***
  
   Часто моргая глазами и мягко постанывая Петуния сконфуженно поняла, что лежит в горизонтальном положении на своём собственном диване. Она вспомнила, что стирала... затем раздался звонок... она пошла открывать... там был странный человек... внезапное осознание накрыло её словно ведро холодной воды на голову. У двери стоял её племянник... вот только он уже не был маленьким мальчиком. Что-то... странное происходит.
   - Вы в порядке, тётя Петуния? - раздался с другого конца комнаты глубокий, низкий, рокочущий голос.
   Вздрогнув, петуния села прямо и уставилась на мужчину в ужасающем костюме, представляющем из себя помесь мундира офицера СС и костюма с конвенции Готов. Что же подумают соседи? Какой позор! А ещё он был нереально большим... и определённо взрослым, так как он мог быть её ненормальным племянником... хотя у него было лицо того самодовольного гада, который украл её сестру... и глаза Лили... вот только в них не было ни капли теплоты и человечности, которые не исчезали из взгляда Лили даже в моменты их самых страшных ссор. Этот взгляд напомнил ей один документальный фильм, который она как то видела, там показывали тигров в дикой природе, именно так тигр смотрит на добычу.
   - УБИРА... - начала она.
   - Я принёс вам кое что. - Уверен, вы очень волновались по поводу моего внезапного исчезновения, - гигантский человеко-монстр сунул ей в руки букет цветов. - Я пришел заверить вас, что я жив и здоров, и, ну... восстановить с вами отношения, - он откинулся назат, улыбаясь всё той же ужасной улыбкой. - Я так давно не видел вас.
   Петуния опустила взгляд на букет прекрасных персиковых роз с затейливой формы листьями, вперемешку с крохотными белыми цветами, названия которых она сейчас не могла припомнить.
   - Надеюсь, вы найдете их приемлемыми, - пророкотал этот монстр и Петуния одарила его неуверенной улыбкой.
  
   ***
  
   Петуния нервно громыхала посудой на кухне, готовя чай и тарелку с бисквитами для своего нежеланного гостя, который в данный момент как раз закончил исследование их тостера и начал задавать вопросы по поводу работы разных кухонных агрегатов. Она понятия не имела, что такое дух машины и где именно он находится в микроволновке, она просто пользовалась этой проклятой штуковиной. Когда же гигантское недоразумение начал открывать шкафчики и ещё больше мешаться, она просто его выставила.
   Закончив с приготовлениями она вынесла всё в гостиную, услышав как здоровяк ходит из комнаты в комнату наверху. Стиснув зубы она быстро поднялась наверх, намереваясь вправить мозги незваному гостю. Чем скорее Вернон придёт с работы, тем лучше.
   На втором этаже была тишина и Петуния в замешательстве огляделась, она же точно слышала его всего минуту назад. Всё вроде бы было на месте, быстрый взгляд в приоткрытые двери спален показал, что всё в порядке. Петуния на всякий случай проверила во второй раз; дверь той самой спальни оказалась приоткрыта. Комок подступил к её горлу и она чуть толкнула ту самую дверь, приоткрывая её ещё больше, кошачья дверца от этого легонько захлопала.
   Её племянник стоял посреди комнаты спиной к двери и внимательно смотрел на тонкий потрёпанный матрас на ветхой кровати. - Очень странное ощущение, - пробормотал он низким голосом, - для вас прошел всего год с тех пор как я лежал на этой самой кровати, - он нагнулся и провёл пальцами по краю незанятого спального места. Затем повернувшись к Петунии продолжил, - А для меня прошло почти триста лет.
   - Что? - выдавила запутавшаяся и напуганная этим странным человеком Петуния.
   - Почти, - сказал он и его губы искривились в лёгкой улыбке.
  
   ***
  
   Возвращение домой Вернона и Дадли ситуации нисколько не улучшило. Предполагаемый Гарри быстро усмирил гнев Вернона к большому облегчению Петунии, пожав её мужу руку в почти костедробительной манере и презентовав ему бутылку дорогого Стотча. Такой неожиданный и щедрый дар снизил градус недовольства Вернона настолько что он стал всего лишь периодически кидать в сторону своего предполагаемого племянника мрачные взгляды, да тихо бормотать что-то себе под нос. А что касается большой коробки шоколада, которую этот опасный человек преподнёс Дадли, то её сын принял подношение не задумываясь и быстро начал уничтожать содержимое коробки шурша обёртками. Безусловная готовность её сына принимать сладости от всех и каждого была источником постоянного беспокойства Петунии. И никакие серьёзные разговоры не помогали, её кровиночка просто пропускал их мимо ушей. И так этот вечер и продолжался в неловком молчании, изредка перемежаемом краткими беседами, когда кто-0то набирался смелости и спрашивал великана о его жизни, а кроме этого тишину нарушали разве что бренчание чашек, редкие прихлёбывания чая и кофе, да похрустывание бисквитами.
   Петуния настороженно следила, как Аллесандор Кэрроу, он объяснил что его теперь зовут именно так, изящно прихлёбывал кофе, оттопырив мизинец, и рубиновые глаза черепа на его кольце мерцают в ярком летнем солнце. Она бы очень хотела, чтобы он перестал так улыбаться; это очень нервировало; особенно в свете её предположения о том, что он ведёт себя с ними мило только чтобы усыпить их бдительность.
   Дадли почёсывал зад, а снаружи начал раздаваться звук заводимой соседом из дома номер 6 бензиновой газонокосилки. В солнечном свете льющимся из окна заплясали частички пыли к ещё большему неудовольствию Петунии.
   У этого мужчины были все права гневаться, бушевать, держать зло на каждого из них. Они плохо с ним обращались, заваливали его самой тяжелой работой по дому и намеренно тыкали его носом в тот факт, что у его кузена есть всё, а у него нет ничего. Так почему Кэрроу не выпускает свою ярость; или может он просто ждёт нужного момента?
   Вернон неуверенно ёрзал на месте, где то в комнате жужжала муха, по мере того как солнце продолжало свой путь по небу, пробивающийся из окна сквозь тюль свет стал оставлять на ковре в гостиной фигурные тени.
   - Мы плохо с тобой обращались, -наконец выдала Петуния когда напряжение висящее в комнате стало для неё невыносимым. Вернон быстро посмотрел на неё, недоверчиво глядя на то как она на самом деле признаёт такие вещи.
   - Мы... мы не уделяли тебе должного внимания и... и унижали тебя... и... - Петуния проглотила подступивший к горлу комок и нервно прочистив горло продолжила. - И я пойму, если ты злишься на нас, - прошептала она со страхом ожидая как этот человек взорвётся.
   Кэрроу задумчиво посмотрел на неё, а затем покачал головой. - Моё детство было не лучше и не хуже чем тысячи других. - У меня была еда, кров одежда и базовое образование. Мне не на что жаловаться; многие люди жили в гораздо более худших условиях.
   - Но.. но... - заколебалась Петуния.
   Кэрроу приподнял бровь, кислотно-зелёный взгляд его впился в неё, буквально плавя всю её закрытость.
   - Мы запугивали тебя... - прошептала она. - Потому что... потому что ты был как твои родители... волшебным, - она содрогнулась, произнеся ужасное слово, принесшее её семье одни только беды.
   - Нам надо было утопить тебя в ведре, - пробормотал Вернон себе под нос.
   - Да, надо было, - ровно заявил Кэрроу и Вернон замер бешено озираясь и лицо его приобрело странный оттенок.
   - Вопрос только в том; почему вы этого не сделали? - спросил Кэрроу и зубы его опасно блеснули.
   Не сумев на это ответить, Вернон так и сидел с бледным лицом, только сейчас начавшим быстро наливаться цветом. Кэрроу наклонился вперёд, глаза его смотрели пристально.
   - Бог-Император завещал каждому человеку выявлять необученных псайкеров, дабы хранить безопасность всего человечества. Вы знали кем я был, но всё же не подняли на меня руки. Интересно.
   Вернон легонько пискнул а Кэрроу откинулся назад и перегруженное обтянутое ситцем кресло зловеще затрещало.
   - Факт в том, что по какой-то непонятной причине вы проявили милосердие, - задумчиво произнёс Кэрроу в болезненной тишине. - Я чувствую во всём этом руку Бога-Императора.
   - Что? - замерший и пораженный Вернон совсем потерял нить этой странной беседы.
   Кэрроу страдальчески вздохнул, вспомнив о том, что опять надо объяснять людям простые вещи, - Вы оставили мне жизнь, отдали в ту самую школу и заперли в той самой комнате. - Не сделай вы хоть что-то из этого списка и сейчас бы я не был тем, кто сидит перед вами.
   Ухмыльнувшись своему обширному и полному дяде, Кэрроу продолжил. - В конце концов ваши моральные установки очень пригодились.
   Вернон начал наливаться цветом, его обвинили в недостойном поведении; да он же был высокоуважаемым членом общества, гораздо более достойным чем этот сумасшедший, который сейчас сидит перед ними попивает кофе.
   - Ладно, - вмешалась Петуния. - Думаю, на этом можно закончить беседу, - она взглянула на двух мужчин. - Это совсем не та тема, которую следует обсуждать перед Дадли.
   Озадаченный и давно потерявший интерес к беседе взрослых Дадли давно поборол свой внутренний страх перед этим огромным и ужасающим человеком, вторгшимся в их дом. Ему очень трудно было ассоциировать этого человека со щуплым кузеном, которого он спокойно шпынял всего год назад. Это было тяжелой работой, а уж если и существовало во вселенной нечто чего Дадли Дурсль избегал любой ценой так это тяжелая работа. В данный момент его мозг как раз размышлял над тем, чем бы ему заняться и тут его взгляд остановился на пульте от телевизора. Скоро должна была начаться одна из его любимых передач.
   -... Предупреждаем население, вчера из тюрьмы строгого режима сбежал серийный убийца. Сириус Блек очень опасен и его следует избегать при любых обстоятельствах. Всем заметившим его следует немедленно сообщить в полицию по специальной горячей линии, телефон которой вы видите на экране...
   Кэрроу уставился на пикт-кастер, внутренне бушуя и не веря в то, что сейчас услышал.
   -... к другим новостям...
   - Погодите ка минутку, - вмешался Вернон, крича на телевизор. - Из какой тюрьмы сбежал этот человек? - В этих проклятых новостях никогда не дают всей информации!
   - Из Азкабана, - пророкотал Кэрроу будто выплюнув эти слова. - Он сбежал из Азкабана.
   - Никогда не слышал о такой тюрьме, - сказал Вернон.
   - Это волшебная тюрьма, - вмешалась Петуния и рука её сама собой подлетела ко рту при тех словах, которые она только что произнесла. Вернон уставился на неё круглыми глазами.
   - Так и есть, - пробормотал Кэрроу медленно вставая и закрывая своей массивной фигурой льющийся в комнату солнечный свет, свет от телевизора неестественно поблёскивал на разных декоративных черепах на одежде этого человека. Наконец он повернулся к Петунии.
   - Вы знаете, в чём обвиняют мистера Блека?
   Петуния нервно покачала головой.
   - Его считают тем человеком, который выдал местонахождение моих биологических родителей... Тёмному Лорду, - лицо Кэрроу не выражало никаких эмоций, - вот только не было никакого суда и я не смог найти ни одного свидетельства того, что его хотя бы допрашивали.
   - Типичные Волшебники, - выругался на зажнем фоне Вернон.
   Кэрроу ухмыльнулся ему. -согласен.
   Холодное горькое чувство которое она яростно забивала после новости о безвременной кончине её сестры снова поднялось внутри Петунии, оно подкрадывалось сзади грозя заключить её в свои холодные объятья. От пугающих и мрачных размышлений её отвлёк племянник, опустившийся на колени перед ней и взявший её руки в свои огромные и горячие ладони.
   - Тётушка, - нежно промурлыкал он, но глаза его оставались сосредоточенными и серьёзными, - я выясню что произошло и кто в этом виноват, и я буду держать вас в курсе своего расследования.
   Петуния одарила своего огромного племянника мокрой от слёз улыбкой.
   - Спасибо, - прошептала она.
  
   Глава 2
  
   Была тёмная, безлунная ночь и море слегка волновалось под лёгким бризом, а на волнах покачивалось туда сюда маленькое рыбацкое судёнышко. Стоя на коленях и стараясь не мешать команде, Тимоти Фаулкс мог видеть только красноватый луч света с маяка, его воротник задрался от ветра а он всё ждал и ждал куогда же вернётся его чрезмерно огромный и чрезмерно перегруженный наниматель, сейчас отправившейся в очень опасной и в высшей степени незаконный заплыв до Азкабана с целью окончательно разобраться с несколькими очень опасными Пожирателями Смерти.
   Кэрроу нанял рыбацкую лодку, чтобы подобраться к волшебной тюрьме как можно ближе не будучи обнаруженным охраной. Фаулкс содрогался при одной только мысли о десятимильном заплыве в тёмной, ледяной воде, только раде выполнения его плана по уничтожению Пожирателей смерти. Фаулкс был уверен, что этот человек хорошенько поразнюхает вокруг на предмет любых признаков дементоров, даже несмотря на тот факт, что все они сейчас вроде как должны ловить Сириуса Блека. Фаулкс надеялся что Кэрроу хотя бы остановится и подумает прежде чем уничтожать то, что он найдёт, это в конце концов может вызвать подозрения и наверняка активирует защитные чары. Кто же мог знать, что в конце концов защита понадобится именно дименторам? Однако надежда на это была призрачной, после четырёх месяцев у него на службе, Фаулкс начал свыкаться с мыслью, что его босс из "альтернативно" здравомыслящих.
  
   ***
  
   В десяти милях от рыбацкой лодки и размышляющего в ней Фаулкса, возвышалась пугающая скала, на которой находилась волшебная тюрьма Азкабан. Окруженная скалистыми обрывами и омываемая бушующими волнами, обычно, единственным способом попасть туда были чёрные как смоль многочисленные ступеньки, вырубленные в скале и ведущие от самой пристани к собственно тюрьме. Не то, чтобы Кэрроу это останавливало.
   Он выбрался из тёмных и холодных вод на небольшой выступ, вода стекала по его водонепроницаемой телесной перчатке. На эту ночную увеселительную прогулку он решил пойти легко вооруженным, так что всё его оружие сейчас составлял один сапожный нож на правом бедре. Легко находя опору в скальной породе, он начал быстро подниматься вверх, острые камни не могли даже поцарапать его очень прочную кожу. Добравшись до здания тюрьмы он продолжил подниматься, находя упоры в выщербленной и простой кладке тюремной стены, пока наконец не перелез через зубчатую стену и не оказался в проходе. Быстро спрятавшись в тенях он удивился полному отсутствию стражи, патрулирующей тюрьму в ночное время. Неужели волшебники на самом деле считают, что одно то, что их тюрьма находится посреди сравнительно прохладного и штормящего моря, полностью обезопасит их от атак снаружи или попыток побега изнутри? Даже сейчас, когда министерство уже отправило всех дементоров на охоту за Блеком, они не сделали выводы из своих ошибок и не улучшили систему безопасности.
   Ах, да, дементоры, с того самого момента как он узнал об их существовании он много времени провёл пытаясь добиться их полного удаления из волшебной тюрьмы, пока что без особого успеха. Хотя он был не единственным человеком, не желавшим присутствия подобных существ на такой важной позиции.
   Он никогда не забудет первый раз когда он встретился с этими проклятыми тварями. Это было на заседании суда Визенгамота по делу убийцы, убившего своего соседа, будучи уверенным в том, что тот спит с его женой, которая тоже была убита "в наказание". И даже когда было неопровержимо доказано, что сам факт "измены" всего лишь продукт нездорового воображения убийцы, тот не раскаялся в своих деяниях и признался что получал удовольствие от них. Посему Визенгамот постановил, приговорить его к казни через Поцелуй.
   Мрачное, похожее на труп создание, обёрнутое в гнилое тряпье ввели в помещение, температура заметнго упала, а на полу под ногами отталкивающей твари образовался иней, но это был не единственный эффект который тварь оказывала на нормалов, маленькие люди вокруг него начали слегка дрожать, их сердцебиение участилось и они начали потеть, борясь с сильным негативным эмоциональным ударом, который обрушила на них эта тварь. Будучи полноценно тренированным Библиарием Астартес и инквизитором он обладал иммунитетом к подобным воздействиям и потому поначалу и не понял причины странного поведения этих мешков с мясом. Благодаря псайкерству он видел дементора как чёрный шар, который засасывал в себя все яркие и живые цвета вокруг, будто... кормился. Кэрроу Нахмурился, ему ни капельки не нравилось к чему тут всё идёт. Приговорённый заключённый видимо был с ним согласен, и начал паниковать и молить о пощаде, сильнейший страх будто нож прорезал тишину; и вдруг тварь наклонилась над ним, приблизила своё лицо к нему и он замолк навсегда. Кэрроу замер в удивлении, его мускулы начали перекатываться под кожей, а кулаки сжались аж со скрипом. Эта тварь съела бессмертную душу этого человека, полностью её уничтожив. Это было исчадие. Как Бог-Император может судить душу, если её уничтожили? Где теперь надежда на искупление?
   Неужели Волшебный Мир намеренно уничтожает души приговорённых, или это очередной случай невежества и полного отсутствия понимания своих действий с их стороны? У него было ужасное подозрение, что так и было. Да даже доживи он до тысячи лет, так и не пронял бы логики этих людей.
   Быстро проскальзывая от тени к тени Кэрроу в мгновение ока оказался у лестницы и тут столкнулся с крошечной дверью, очень крошечной дверью. Стоило ему открыть дверь, ему в нос сразу ударил затхлый воздух, полный ароматов многих немытых людей, запертых в ограниченном пространстве в ужасных санитарных условиях. Мысленно проклиная на чём свет стоит архитекторов, построивших этот замок в расчете на ненормально низкорослых людей, Кэрроу аккуратно протиснулся в тесный дверной проём, отчаянно пытаясь не вырвать хрупкую деревянную дверь из петель. Винтовая лестница за дверью не сильно улучшила ситуацию, места чтобы двигаться ему было очень мало. Ух попадись ему только этот проклятый Троном архитектор...
  
   ***
  
   Строго Охраняемое Крыло было именно таким, как в тех планах, которые он нашел в министерстве. Эти доверчивые идиоты хранят в свободном публичном доступе, доступном для любого желающего, подробнейшие поэтажные планы Волшебной Тюрьмы. Это ещё один аспект, который Кэрроу намеревался изменить при первой возможности.
   В суровых интерьерах крепости, эхом отражаясь от стен разносились стоны её несчастных обитателей, сходящих с ума из-за близкого соседства с дементорами ; и при этом огромный процент из них были абсолютно невиновны. Кэрроу стиснул зубы от едва сдерживаемой ярости, проскальзывая дальше по коридору и внимательно смотря на номера камер.; чем скорее он сможет полностью уничтожить дементоров, тем лучше. Однако, сейчас, почти дюжина Пожирателей Смерти запертых в этой тюрьме, только и ждала, чтобы им свернули шеи. Убивать уже пойманных врагов ему очень не нравилось, он бы с куда большим удовольствием убил их в битве; но, когда берёшь на себя работу Императора, нельзя быть переборчивым в средствах.
   На проржавевшей металлической пластине на этой конкретной камере, был проштампован номер 3217, что на взгляд Кэрроу было полной бессмыслицей, так как во всём замке едва хватало места на восемь сотен камер, но ведь это же волшебники присваивали номера, значит для них смысл в этом был. В этой конкретной камере, волей Бога-Императора должен был содержаться Августус Руквуд, очень интересный культист из Пожирателей Смерти, создавший шпионскую сеть не где-нибудь, а внутри Министерства, Кэрроу ухмыльнулся себе под нос; зачем смотреть дарёному гроксу в зубы? Это сбережет ему много времени и сил.
   Быстрый телекинетический посыл и вот уже открыт невероятно простой замок, и Кэрроу проскальзывает за массивную деревянную дверь в сырую и мрачную камеру. Тесное помещение за дверью было в основном пустым, если не считать грязных тряпок, кучей сваленных в углу, однако пока Кэрроу заинтересованно смотрел на неё, качая головой, из кишащей блохами кучи показалась голова. Или если точнее обтянутый кожей череп, тот к кому сейчас вполне справедливо подходило определение кожа да кости, заворожено смотрел на инквизитора, видимо до сих пор не сумев понять, что угрожающая фигура Кэрроу - не его галлюцинация.
   Кэрроу угрожающе подошел поближе и похожая на труп оболочка, всё что осталось от Августуса Руквуда, пошатнулась стоя на ногах и едва сохраняя равновесие.
   - Чё, Чё...? - проблеяло то, что когда-то было человеком, чья глотка давно сорвалась и саднила от продолжительных криков, голова его качалась туда сюда, глаза выпучились от страха, а грязно-серые лохмы болтались перед лицом.
   - Правосудие Бога-Императора наконец-то настигло тебя, еретик, - прошипел Кэрроу.
   Руквуд похолодел, лицо его искривилось от ужаса, - Чё...?
   Кэрроук обхватил массивной ладонью челюсть маленького человека, лишь на секунду заглушая его крик, прежде чем сломать её. Последнее, что Августус Руквуд видел в жизни было то, как глаза монстра из тени налились голубоватым потрескивающим пламенем.
   Обыскивая разум культиста, Кэрроу начал быстро и эффективно просматривать воспоминания этого человека в поисках полезной информации, как никогда готовый встретить скверну и разложение. Его воспоминания о детстве были рассыпчатыми и яркими и какими-то стеклянными что ли, полными купленных привилегий и пренебрежения, эмоциональная боль сделала их бритвенно острыми. Образы школы Хогвартс, странно знакомые и в тоже время неописуемо другие, отторжение и торжество, когда Руквуд наконец нашел друзей и соратников, затем пошли интересные образы ночных собраний, когда собравшиеся в лесной роще закутанные в мантии люди в белых масках выказывали уважение извращённому и исковерканному монстру в человеческом обличии, чувство серого и мрачного триумфа, когда Руквуд выпустился из школы и начал взрослую жизнь, продолжая служить марионеткой монстра. Мелькали годы зверств и издевательств над невинными людьми, рискнувшими противостоять той гнили что поразила их общество, их просто ловили, пытали и убивали.
   Разум Кэрроу заполнили имена и даты, закрывая пробелы в той информации, которую он уже собрал. Теперь он не просто знал кто и где умер, но также почему и как. Моргнув он снова понял что стоит в тёмной, отвратно смердящей камере и труп Руквуда обвис в его хватке. На месте глаз трупа теперь были кровоточащие глазницы, и из носа и ушей тоже сочилась кровь. Быстро свернув ему шею, чтобы окончательно убедиться в том, что он мёртв, Кэрроу положил его прямо к крысиной норе так, чтобы заглянувшим в камеру казалось, что он спит.
   Выйдя обратно в коридор, Кэрроу аккуратно заново запер дверь камеры позади себя; никогда не надо забывать о мелочах. Теперь вполне возможно, что труп Руквуда не найдут несколько недель. Быстро прислушавшись, нет ли поблизости стражи, Кэрроу тихо прокрался дальше по коридору в поисках следующей жертвы.
  
   ***
  
   Волны, качающие маленькую рыбацкую лодку стали больше и покрылись белой пеной, сигнализируя о том, что с юга надвигается шторм. Нервно курящий уже четвёртую сигарету подряд Фаулкс пристально всматривался в ту сторону где как он знал должен находиться Азкабан и старался не мешать команде, выискивая в темноте признаки приближения Кэрроу. Всплеск воды, треск мокрой клжи, да что угодно, он не привередничал.
   Из-за ограждения показалась гигантская рука, когда Кэрроу легко взобрался на лодку по цепной лестнице, скинутой с борта и оказался на палубе, ледяная вода стекала с него обильным потоком. Уголком глаза поймав движение он повернулся и увидел юного Тимоти, стоящего с сигаретой в руках и смотревшего на него с облегчением и заботой во взгляде. Кэрроу внутренне удивился, он не привык, чтобы кто-нибудь на него так смотрел. Глаза моргнули и к Фаулксу вернулось его обычное ничего не выражающее выражение лица. Слегка дрожащей рукой он поднёс сигарету к губам, глядя как Кэрроу активирует чары и приветствует экипаж лодки.
   - Итак, - начал Фаулкс. - Полагаю ваша полуночная прогулка была успешной?
   Кэрроу ухмыльнулся как хорошо поевший хищник. - Вполне определённо.
  
   ***
  
   Прибитая к стене голова нунду пялилась на него со своего места на стене офиса Кэрроу. Фаулкс уже начал жалеть о том, что как-то пошутил о том, что неплохо было бы иметь голову этой твари на стене в качестве трофея. Кэрроу воспринял его слова совершенно серьёзно и теперь эта проклятая тварь пялилась на любого уже и так порядком нервничающего посетителя офиса Кэрроу и морда её замерла в вечном оскале. Фаулкс был абсолютно уверен, что этот проклятый человек специально зачаровал голову так, чтобы она время от времени моргала. Это был основной фактор, отвлекающий его во время бумажной работы для Кэрроу.
   Позади на стене весела ужасающая картина, нарисованная Кэрроу, и изображала она бесконечную битву между людьми в чёрно-желтых доспехах, которые как он понимал, были членами той самой кирасирской гвардии и тварями похожими на троллей, разумных троллей. Если честно, проклятая картина была очень шумной, особенно когда похожие на троллей существа начинали хором орать ВАААГХ, из-за этого на картину периодически приходилось накладывать заглушающие чары. Что поднимало ещё один вопрос, могут ли волшебные портреты умереть? Потому как на этой картине чрезмерно бронированные маньяки бесконечно бились с троллеподобными тварями и постоянно превращали их в фарш.
   Перед всем этим с другой стороны стандартного размера стола сидел, или правильнее будет сказать угрожающе возвышался сам хозяин кабинета, продолжая писать очередной объёмный рапорт своим каллиграфическим, убористым почерком; такие рапорты Кэрроу писал каждую неделю и Фаулкс до сих пор не смог понять, кому же он их отсылает.
   После четырёх месяцев работы на Кэрроу он так и не приблизился к разгадке тайны, которой был этот человек. Он весь состоял из странных ясно видимых контрастов. С одной стороны, Кэрроу был человеком великой доброты и достоинства, обладал выдающимися моральными качествами и твёрдой верой в важность правосудия. Но в основе своей, Кэрроу бьыл невероятно жестоким, брутальным человеком, безумно одержимым оружием и с почти детским восторгом перед большими взрывами и небрежным отношением к убийствам, и сверх всего этого, он считал что обладает превосходным чувством юмора. Что было бы верно на взгляд двенадцатилетнего подростка. Фаулкс конечно не мог этого доказать, но был вполне уверен, что Кэрроу4 имеет прямое отношение к инциденту с увеличенным пауком в женской уборной ниже по коридору. А дело было в том, что травмированный арахнид был предварительно зачарован так, что был практически неподвластен любому магическому воздействию, так что волшебникам пришлось думать нестандартно, чтобы избавиться от бедняжки, только Кэрроу мог до такого додуматься.
   В тоже время Кэрроу был невероятно религиозен и как по часам молился у маленького алтаря в офисе или в домашней часовне по пять раз на дню. И попытаться прервать его молебен, было равносильно самоубийству. Но что у него была за религия? И кто такой Бог-Император? Ни с чем подобным Фаулкс знаком не был. Что подвело его к ещё одной картине в кабинете. Той, один только взгляд на которую заставлял его ощущать себя очень некомфортно. Картина была ещё одим образцом живописи Кэрроу. Она занимала стену, противоположную стене с оскаленным нунду и изображала очень большого, мускулистого и иссечённого шрамами человека, пытаемого тёмными существами с заострёнными лицами и мерцающими прорезями вместо глаз, Фаулкс мог бы с этим смириться если бы не выражение лица этого человека. Кэрроу заверил его, что это изображение способствует моральному подъёму, является одой силе, стойкости и воле, показывает важность силы и веры. От этого Фаулкс содрогнулся.
   Кэрроу даже рассказал ему историю этой картины, историю капеллана Кирасирской Гвардии, захваченного в плен Эльдарами и пытаемого ими. Ему удалось бежать, устроив резню в процессе и вернуться в орден. Проверки и расследование, которым его подвергли в ордене, доказали чистоту его разума, тела и души и его приняли обратно в орден с распростёртыми объятиями.
   Фаулкс считал, что сложно считать подобную картину способствующей моральному подъёму и уже начал сильно жалеть, что подарил Кэрроу на день рожденья подарочный набор для рисования волшебных картин. Хотя всё же стоило посмотреть на совершенно не свойственное ему выражение полного обалдения и шока на лице Кэрроу, когда он его ему дарил. Но потом его босс начал показывать ему небольшие картины битв и ещё ожидал, что он будет ими восхищаться. Хотя сложно восхищаться картиной постоянно яростно истребляющих друг друга человечков, особенно после первой дюжины раз... а потом он нарисовал это.
   Фаулкс снова нахмурился глядя на отвратный портрет капеллана, тёмные существа начали процесс снятия кожи с его торса, мучительно, дюйм за дюймом.
   - И зачем кому-то терпеть такие пытки не издав ни звука! - наконец выпалил он, более неспособный сдерживать дискомфорт и отвращение при виде ужасной картины.
   Кэрроу на мгновенье задумался.
   - Потому, что он не имел страха, потому, что сдайся он и последствия были бы ужасными, потому, что он страстно верил в нечто, что гораздо больше чем он сам.
   Фаулкс нервно сглотнул под пробирающим до костей, холодным, пристальным взглядом сыоего босса. - У него была сила воли, решимость, чтобы сражаться за то, во что он верил и вера, чтобы умереть, защищая это.
   Фаулкс медленно кивнул, нервничая от того, что начал понимать, куда идёт эта беседа, в прошлый раз она достаточно плохо закончилась.
   Кэрроу наклонился вперёд.
   - Во что ты веришь, Тимоти? - мягко поинтересовался Кэрроу и пристальный нажим в его взгляде на мгновение спал.
   - Я... я... - пробормотал Фаулкс, полностью выбитый из колеи этим вопросом. Он имеет в виду в религиозном смысле? Или в лично-философском? Он никогда всерьёз не задумывался над этим. Да и как-то не нужно было, он просто привык думать, что его жизнь такая же как у всех. Все его действия и верования пока что проистекали из его жизненного опыта. Да и разве не у всех так?
   Кэрроу встал на ноги и, обойдя стол, быстро подошел к Фаулксу, от неожиданности уронившему на пол стопку ещё не заполненных форм.
   - Сэр... - начал он.
   Обхватив плечи Тимоти своими огромными ладонями он нагнулся вперёд и устремил на него озабоченный взгляд.
   - Тимоти, я беспокоюсь о твоём здоровье, телесном, умственном и душевном. - Я могу научить тебя, как защитить себя физически и ментально, но только ты сам можешь защитить свою душу, - он сделал паузу, задумавшись над тем, как бы лучше сказать. Я вижу в тебе нехватку веры, веры во что-то большее; но вера жизненно важна! - В мире существуют твари... непознаваемые твари... твари, способные увидеть эту твою слабость и обратить её против тебя, - он легонько сжал ладони, чтобы придать следующим своим словам больше значительности. - Ты должен иметь веру, Тимоти!
   Фаулкс уставился в лицо этого огромного человека, бледный, и дрожащий. Натужно сглотнув, он кивнул, продолжая нервно дрожать. Кэрроу отступил назад, видимо удовлетворившись результатом.
   - Я просто... - выдохнул Тимоти, указывая дрожащей рукой на разбросанные по полу бумаги.
  
   ***
  
   Кэрроу задумчиво смотрел на закрывшуюся за вышедшим Фаулксом дверь кабинета. На этот раз всё прошло гораздо лучше чем в прошлый. Картина, изображающая брата-капеллана Тибериуса видимо произвела свой обычный эффект. Он ещё раз критически оглядел своё творение. Это было самое близкое сходство, которого он смог добиться, воссоздавая невероятный образ Героя Ордена, висевший в главном храме на борту Спиритус Мортис, одного из колоссальных кораблей флота Кирасирской Гвардии. И она похоже глубоко повлияла на юного Тимоти, также как и на него самого, когда он впервые увидел её ещё будучи новиком, с тех пор казалось, прошла целая вечность... он прошептал молитву и сотворил символ аквила в память о павшем брате и Герое Ордена.
   Но сейчас у него были более важные дела. Закрыв глаза, он отпустил свой разум странствовать по окружающему миру в поисках псайкерских стрекоз, каковыми выглядели для его внутреннего ока люди, работающие в министерстве и заставляющие Магический Мир кое-как работать последние несколько десятилетий.
   Он потянулся к ближайшему разуму и обнаружил, что смотрит через обеспокоенные глаза Тимоти... который сейчас, обхватив голову трясущимися руками, размышлял над... противоречивым поведением своего нанимателя, его непоколебимой верой в то, что его взгляд на устройство вселенной является верным... Фаулкс поднял взгляд на шутливую надпись, рамку с которой купил только устроившись сюда, чтобы поставить на стол ради прикола. "Тебе не обязательно быть сумасшедшим, чтобы работать здесь, но это помогает!", - эта надпись всё больше и больше напоминала ему дельный совет... Кэрроу медленно отплыл от него, он беспокоился за парня, но никак не мог позволить себе быть с ним мягким или добрым, такие действия только быстрее доведут его до могилы... дальше по коридору, член Визенгамота и старый друг Нотта старшего, нервно чистил ногти, раздумывая над тем, как бы поставить этого выскочку Поттера... Кэрроу... или как там его зовут, на место...
   Кэрроу ещё некоторое время следил за бессвязными мыслями этого человека... их план, разоблачить его как великана "полукровку" был смехотворен и в будущем грозил стать незначительной проблемой. Он позволит им немного по трепыхаться, а потом безжалостно накроет их всех разом...
   Он некоторое время постоял на месте, ловя отголоски болтовни и общее настроение в правительстве Британского Волшебного Мира... отчаяние, исходящее от борющихся маглорождённых и не так хорошо устроившихся чистокровных, вынужденных заниматься оскорбительно-чёрной работой, пятна коррупции в кругу коллег и людей, получающих левые доходы. Он осторожно прошелся по разумам тех, кто входил в старую шпионскую сеть Руквуда, он уже начал потихоньку прощупывать некоторых из них...
   Он направился в сторону аврорского департамента, потянувшись к разуму Амелии Боунс. Главный Аврор сейчас сидела за столом, просматривая рапорты подчинённых, однако часть её разума была занята племянницей. У Сьюзан уже скоро должен был начаться третий год в Хогвартсе. Её брат гордился бы, видя в какую прекрасную молодую женщину вырастает его маленькая девочка. Мадам Боунс откинулась назад и потёрла глаза, пытаясь заставить утихнуть тупую боль потерь, как делала уже больше десятилетия. Сколько же достойных людей погибло в ту войну...
   Кэрроу незаметно отключился от разума женщины и быстро продолжил путь, быстро пробегая по разумам сотрудников... странный уборщик... охрана, какая ни на есть... сами авроры... Ох, как же он задолбался оформлять этого серийного хулигана, наколдовавшего фантомные шаги, преследующие его соседей маглов по всему их дому. Да плевать он хотел на его жалобы, на их постоянно лающую собаку. Для этого в конце концов существуют заглушающие чары...
   Кэрроу отключился от яростного внутреннего монолога мужчины и вместо этого сосредоточился на одном из самых удивительных разумов, которые он когда либо видел... ярко окрашенный, представляющий из себя причудливое переплетение мерцающих, быстро сменяющих друг друга цветов и форм, будто разум и сам не мог решить на какой конечной форме остановиться, постоянно меняющийся в такт эмоциональным изменениям владельца... - Кадет Тонкс...- разум вздрогнул, переключая своё внимание, - "Да, Сэр?"... Кэрроу отстранился, пораженный таким странным разумом, причём без всяких признаков порчи... потом был... кто-то спешащий попить кофейку... кто-то лениво пролистывающий сегодняшнюю газету... потом он наконец нашел то, что искал по запаху нервозности и депрессии. Аврор Уильям Шаггс( для друзей просто Шагги ), просматривал свои варианты, ему удалось выбить несколько сотен галеонов из одного из молодых и более доверчивых кадетов и теперь у него появился шанс... хороший шанс срубить немного так необходимых сейчас наличных и отдать кое каким людям, которым он должен их деньги, чтобы они от него отстали. Один из его приятелей-игроков подсказал ему что этим самым вечером в "Голове Медузы", бужут проходить петушиные бои. Если он поставит немного золота... то у него появится шанс...
   Кэрроу отстранился и задумался. Этот человек очень сильно задолжал безвременно ушедшему, но не очень то сильно оплакиваемому Малфою старшему и его друзьям... и некоторым другим людям. В уплату долга он должен был закрывать кое на что глаза и даже помогать Малфойским манипуляциям с системой правосудия, благодаря которым невинные люди отправлялись в тюрьму без суда и следствия. Но теперь Малфоя не было, и этот человек стал уязвимым и готовым сорваться, только руку подставь. В тишине своего кабинета, Кэрроу растянул губы в пародии на улыбку.
  
   ***
  
   Воздух был сырым и спёртым и маленькая эклектичная группа шла к заведению "Голова Медузы", находившемуся в глубинах Ноктюрн Аллеи. Фаулкса слегка трясло и он по плотнее закутался в плащ. Он должен был быть личным ассистентом и секретарём, а сейчас он принимает участие в плане по разоблачению коррупции в министерстве, причём крайне опасным и нестандартным способом. Это определённо выходило за пределы его служебных обязанностей.
   С его стороны шел, или правильнее будет сказать угрожающе шествовал Кэрроу, а Наташа ушла вперёд и злобно шипела на случайных прохожих, идущих по своим делам, Фаулкс просто знал, что этот вечер будет... запоминающимся, было что-то такое в воздухе...
   Быстрое движение на крыше заставило Фаулкса замереть на месте, отвлекшись от размышлений о плохих предзнаменованиях. Он исподтишка посмотрел на Кэрроу; тот конечно давно знал, что за ними следят. Фаулкс выпучил глаза. Теперь вопрос стоял о том, когда неприятности начнутся, а не если. Ещё одно быстрое движение с другой стороны аллеи, будто кто-то бежит по крышам на невероятной скорости. Свист, едва заметное движение ткани и вот уже в нескольких футах от них стоят две сильно закутанные высокие фигуры. Фаулкс привык к тому, что нечто очень похожее делала Наташа, а потому смог подавить дрожь и без всякого интереса посмотрел на новоприбывших. Наташа с другой стороны начала яростно шипеть на угрожающие фигуры, отступив за Фаулкса, чтобы в случае чего использовать его как укрытие или в качестве отвлечения.
   - Отдавай её, - прорычала фигура слева, - и никто не пострадает.
   Правая фигура продолжила похихикивая, - Она наша. - Я не знаю чем ты её удерживаешь, но, тебе же лучше, если ты ей не навредил, - он подался вперёд и в его руке сверкнул нож, - если же навредил, то я не смогу сдержать себя от соответствующих действий, - его голос стал пугающим.
   Кэрроу шагнул вперёд, чтобы его было лучше видно. - Уверяю вас, джентльмены, что Наташе никто нисколько не навредил, - пророкотал над узкой улицей его невероятно глубокий голос, - а теперь, не потрудитесь ли вы представиться?
   Две фигуры, с большим удовольствием бы продолжившие тактику запугивания на Фаулксе, столкнувшись с вышедшей им на встречу гигантской фигурой Кэрроу, отступили. Обменялись взглядами, а затем медленно сняли капюшоны. Их лица сложно было хорошо разглядеть при таком плохом, освещении, однако они, несомненно, оба были вампирами, так как их глаза светились, отражая тусклый свет.
   - Чарльз, - мрачно пробормотала левая фигура. - А я, Эдвин, - хмыкнула правая фигура. - Я брат Наташи и тебе же лучше никак ей не вредить, - злобно прорычал он, глядя на Кэрроу и Фаулкса. Наташа же злобно шипела на него из своего укрытия.
   - Ну, ведь это было совсем нетрудно, не так ли? - победно ухмыльнулся Кэрроу. - Почему бы вам всем не спуститься, - сказал он, посмотрев на крыши с обеих сторон узкой улицы, - и мы сможем уладить все проблемы как цивилизованные люди.
   Мягкий шелест и серия ударов объявили о прибытии других вампиров, Фаулкс прищурил глаза; итак, включая Наташу, сейчас крепко вцепившуюся сзади в его плащ, он сейчас был зажат на узкой улочке между тринадцатью вампирами. Разве это не чёртова дюжина?
  
   ***
  
   Когда Кэрроу закончил объяснять, как к нему на попечение попала Наташа, Эдвин зарычал и уронил лицо в ладони. - Я не думал, что она вообще может ходить, - прошептал он. Затем поднял взгляд на свою младшую сестру. - Ты простишь меня, Наташа?
   - А я говорил тебе, - выплюнул Чарльз, - честно, Наташа всегда была сильной духом, ещё до того как на неё свалилось всё это дерьмо с волшебниками, но разве ты слушал? - он презрительно фыркнул.
   Эдвин повернулся к другому вампиру. - Моя бедная сестра не могла самостоятельно есть, а тем более стоять! - Как я мог предположить, что она самостоятельно пройдёт по комнате, спустится по трём лестничным пролётам, а затем пройдёт две мили по Ноктюрн Аллее? - Эдвин начал яростно жестикулировать. - Есть сильные духом, а ещё есть глупые чёрт возьми!
   Кэрроу внутренне посмеиваясь смотрел за беседой двух вампиров, уже грозящей перерасти в полномасштабную словесную перепалку. Решив, что ему наскучило это импровизированное развлечение, он прочистил горло. Звук, похожий на звук приближающийся лавины разнёсся по узкой улице, заставив пикировавшуюся парочку замереть.
   - Ну господа, думаю, что пока что Наташе лучше всего побыть под моей опекой, - Кэрроу внимательно посмотрел на двух вампиров, - но у меня есть для вас небольшое предложение, для всех вас, - он оглядел другие мрачные фигуры. - Я нанимаю вас всех... и обеспечиваю кровом... и питанием... если вы докажите мне свою полезность.
   Вампиры уставились на невероятно большого человека так, будто он только что исполнил очень интересный номер в цирке уродов.
   - Вы ведь понимаете, что мы вампиры, - медленно спросил Эдвин, - ну знаете, пьём кровь и страдаем сильной аллергией на солнечный свет?
   - Да,- вежливо улыбнулся Кэрроу, - я осведомлён о вашей... физиологии, - его улыбка стала хищной.
   Эдвин и Чарльз обменялись полными сомнения взглядами. - Итак... с чем конкретно будет связана наша работа? - осторожно поинтересовался Эдвин.
  
   ***
  
   Аврор Шаггс протиснулся в "Голову Медузы" в как он надеялся беззаботной манере. Сейчас он должен был быть на дежурстве в нескольких милях отсюда, но это... это была просто слишком хорошая возможность срубить деньжат, чтобы её упускать. Завсегдатаи убогой гостиницы совсем не обратили внимания на стража закона в форме, когда он подошел к тому, что заменяло здесь барную стойку по грязному и липкому полу, обходя таких же грязных и липких упившихся посетителей, сквозь прокуренную и затхлую атмосферу этого места. Все знали старину "Шагги", Шаггс был здесь частым гостем и в форме и без.
   Ему просто надо было выпить огне-виски на палец или на два, чтобы чуток укрепить нервы перед грядущим вечером. Он всегда ужасно нервничал если не выпьет, а потом он немного посмотрит на петушиные бои, может даже немного поставит, чтобы разогреться прежде чем ставить по крупному. Это обещал быть интересный вечер.
  
   ***
  
   Шагги сидел так близко к краю бойцовской арены как только мог, держа в одной руке стакан огне-виски. Он уже выпил несколько, ну ладно, если быть честным больше чем несколько и сейчас ощущал себя очень размякшим. Он даже немного поднялся, хорошо поставив на предыдущий бой. Боевой петух, которого он выбрал был красивой птицей, большой, крепкой и яростный блеск его глаз-бусинок как и сильно изувеченный предыдущий противник хорошенько показывали чего он стоит. Шагги был в экстазе. Наконец-то его полоса невезения закончилась. И как раз вовремя.
   И тут настало время для боя вечера, того, которого он ждал, фактически, он был так в себе уверен, что поставил все деньги на одну птицу местному букмекеру Пэдди в его всегдашней войлочной шляпе и с маленькими кудрявыми усиками. Букмекер поначалу не хотел брать его деньги, но он настоял.
   Шагги предвкушающее наклонился вперёд, когда дрессировщики вынесли двух претендентов и распорядитель объявил обоих птиц .Слева был Бонни Бэнни, высокая, сильная на вид птица с красивым, красно-коричневым плюмажем, его гребень был аккуратно срезан, чтобы снизить физические травмы во время боёв. Он выглядел очень грозно, особенно если учесть металлические шпоры на его ногах. Однако Шагги поставил на другую птицу; ту, на которую он поставил, звали Принц Фредерик, она была не такой высокой как Бонни Бэнни, однако более коренастой, более крепко сбитой и мускулистой. Он тоже, очевидно, был не новичком на ринге, так как имел несколько боевых шрамов. Это птица была из выживальщиков и очень грозно выглядела, расхаживая взад вперёд. Боевые шпоры на его ногах клацали по полу бойцовской арены. Шагги внимательно осмотрел боевого петуха на которого поставил все свои деньги, чувствуя что сделал правильное вложение.
   Когда дрессировщики подготовили своих питомцев, распорядитель встал между ними и провёл рукой между комбатантами. Напряжение вокруг арены стало таким сильным, что казалось, его можно было резать ножом.
   - БОЙ! - раздался крик и птиц отпустили, распорядитель отпрыгнул назад, оставляя птиц на ринге один на один.
   Птицы смерили друг друга настороженным взглядом, потом поднялись, стараясь казаться как можно выше и слегка расправили крылья, чтобы казаться более угрожающим чем соперник и так они кружили друг напротив друга не обращая внимания на громоподобные крики и подбадривание пьяной толпы.Внезапно расправив крылья, Бонни Бэнни подпрыгнул в воздух выставив ноги, готовый рвать и кромсать Принца Фредерика на клочки, но Принц Фредерик увернулся, клюнул и подпрыгнул сам сильно ударив Бонни Бэнни и порезав его грудь металлическими шпорами. Бонни Бэнни закудахтал от боли, попытавшись клювом достать вторую птицу.
   Раунд за раундом они кружили, огрызались, но ни одна из птиц так и не могла добиться преимущества и они оба постепенно покрывались всё новыми шрамами от металлических шпор. Бонни Бэнни снова прыгнул, размахивая когтями, и шип на его шпоре подловил Принца Фредерика в крыло, попав прямо позади кости, что так болезненно связало друг с другом двух несчастных птиц, продолжающих драться друг с другом ,несмотря на боль.
   Дрессировщики рванулись вперёд, пытаясь разнять птиц и получая кучу ран и царапин на руках в процессе разнимания. После этого птиц снова отпустили и отошли. Но так как принц Фредерик потерял много крови из-за своих травм его движения постепенно начали становиться всё более медленными, слабыми и неуклюжими. Неспособный ничего противопоставить Бонни Бэнни, Принц Фредерик скоро не устоял из за многих травм.
   Когда распорядитель объявил победителя, Шегги в ужасе опустил руки с волос на лицо, холод пробрал его до костей. Он только что проиграл четыре сотни галеонов, которые, скорее всего больше никогда не увидит, его проблема с деньгами стала хуже некуда, а что ещё хуже он задолжал ещё одному человеку.
   - Нет, нет, нет, нет, нет! - ревел он, руками вырывая волосы у себя на голове. Как такое могло произойти, эта наводка же была вернее некуда! Она должна была всё исправить, обязана была! Может Принца Фредерика опоили, когда увидели сколько на него ставок, или Бонни Бэнни дали мускульный стимулятор? Что-то нечисто было с этим боем. Да как эти птицы вообще могли так сцепиться? Он никогда такого раньше не видел. Это всё была подстава, абсолютная подстава, и он намеревался за неё с ними разобраться, с дрессировщиками, распорядителем, со всеми до кого доберётся. Он яростно оглядел гостиницу даже не видя завсегдатаев, его лицо было красным от ярости. Тут взгляд его остановился на Пэдди, букмекере с гнилозубой улыбкой отщипывающем счастливчикам их выигрыш. Блеск золота в тусклом свете гостиницы привлёк внимание Шагги, когда он увидел его, глаза его налились кровью. Это были его деньги. ЕГО, и Пэдди отдавал их кому-то другому. Весь трясясь от убийственной ярости, Шагги сфокусировал свой взгляд на Пэдди и прошел к нему сквозь толпу завсегдатаев не замечая их, Пэтти как раз отдавал выигрыш очередному ликующему клиенту.
   - Мне нужны мои деньги! - пророкотал он ничего не подозревающему букмекеру. - Отдавай мои долбанные деньги! - прокричал он.
   Пэдди отпрянул от пьяного и беснующегося аврора, потянувшись за дубинкой, которую держал в своей маленькой будочке как раз на случай возникновения подобных ситуаций. Другие посетители, давно привыкшие к подобным случаям никак не отреагировали на бушующего неудачника.
   Недалеко от трясущегося Шагги, закутанная в плащ мрачная фигура со светящимися глазами быстро подобрала пустую бутылку и метким броском метнула её в голову хорошо известного местного дебошира. Тот упал на пол к большому удивлению своих друзей, взволнованно закричавших и кинувшихся помогать своему ошарашенному товарищу подняться на ноги. Пока кровь всё ещё стекала у него по затылку, тот с застывшей в оскале рожей повернулся в поисках виновных в его падении. Найдя того, кого посчитал таковым, он кинулся на него, повалив на пол и вызвав ещё больше криков, стонов и звуков ломающийся мебели. Когда друзья невинной жертвы кинулись на выручку к драке подключились и друзья дебошира и побоище распространилось как вирус простуды.
  
   ***
  
   - Переведи дух, Билли Шаггс, - сказал Пэдди, стараясь звучать как можно мягче, но не убирая руку с дубинки. - Выйди на свежий воздух, проветрись, потом возвращайся и мы всё обговорим.
   Но Шагги был слишком зол, слишком в отчаянии и напуган, чтобы воспринять какой бы то ни было хороший совет.- Просто отдай мне деньги. Это всё было большой подставой. Ты украл их у меня! - продолжал кричать он, пьяно размахивая палочкой, и посылая взрывные проклятья в букмекера, превращая его дубинку в факел в тот момент когда тот успел как раз вовремя кинуться в сторону. Пэдди быстро восстановился и взмахом дубинки вышиб палочку из руки бушующего аврора.
   Шагги схватился за нож, тот самый, серебренный с которым не расставался с того пакостного случая, когда он напоролся на Грейбека с компанией несколько лет назад. Он кинулся вперёд, но Пэдди уклонился.
   - Успокойся, Шагги! - кричал Пэдди, пытаясь перекричать шум драки. - Не делай чего-то, о чём потом пожалеешь. - Просто успокойся, сынок, и давай обо всём поговорим.
   В относительно тихом углу гостиницы, плотно закутанная в плащ фигура сдёрнула крышку с бутылки самогона, затем сунула в неё тряпку и подожгла импровизированный фитиль а потом бросила получившейся зажигательный снаряд за потрёпанную стойку бара. Бутылка с хлопком взорвалась и огонь понёсся наверх по пропитанной алкоголем за многие года что его на неё проливали, полу гнилой, сухой древесине барной стойки. Бушующая пьяная толпа начала кричать.
   Пэдди подпрыгнул и обернулся, когда услышал рёв разгорающегося огня, рот его в ужасе открылся при виде разыгрывающейся катастрофы, в этот момент Шагги и ударил. Он руками подтащил Пэдди к себе и ударил того под рёбра серебренным ножом изо всех сил.Негромко сказав, - "Ох", - Пэдди упал на руки аврора, жизнь быстро покидала его тело, превращая его в неподвижный кусок плоти. Шагги похолодел, уставившись в безжизненные глаза букмекера, теперь заполненные лишь отражением бушующего огня. Что же он наделал? О чём он только думал? Шагги начал бессознательно трястись, окровавленный нож выпал из его руки, а вторая его рука в это время бесполезно скребла подбородок.
   Повернувшись он увидел многих авроров, причём со многими из них он работал многие годы, тушивших начавшийся пожар охлаждающими чарами, выводя пострадавших людей из гостиницы, а известных устроителей петушиных боёв, заковывая в наручники. Негромкий шаркающий звук слева привлёк внимание ошарашенного Шагги. Повернувшись он увидел своего начальника, смотрящего на него с таким полным холодной ярости лицом, что кровь похолодела в жилах Шагги. Ещё никогда в жизни ему так сильно не хотелось, чтобы земля просто разверзлась и поглотила его целиком.
  
   ***
  
   В миле от места событий, Кэрроу со своей маленькой свитой и ковеном вампиров "Крадущиеся в Аллее", восхищённо наблюдал за столбом дыма и пламени, пока министерские власти тушили самый большой за многие годы пожар в Ноктюрн Аллее.
   Эдвин и Чарльз посмотрели на большого человека.
   - Ну? - поинтересовался Эдвин. - Как мы справились?
   Кэрроу с минуту обдумывал действия вампиров. Им удалось привлечь внимание авроров к инциденту, вызвать сильный бедлам и дорогостоящее повреждение собственности, и при этом безопасно скрыться из зоны операции, не привлекая к себе ни чьего внимания. Он задумчиво хмыкнул себе под нос.
   Чарльз уже открыл было рот, чтобы вставить свои пять копеек, но Кэрроу опередил его.
   - Вы наняты, - пророкотал он.
  
   Глава 3
  
   Уровень шума в Большом Зале быстро рос по мере того, как радостные студенты постепенно его заполняли, общаясь с друзьями и сильно желая поесть после долгой поездке на поезде через всю страну. Уже сидящий за преподавательским столом Снейп заметил определённую разницу в сравнении с обычным подобным ежегодным балаганом, так как многие студенты с опаской поглядывали на преподавательский стол, а затем заметно расслаблялись. Кэрроу, очевидно, оставил стойкое впечатление. Ремусу Люпину, теперь занимающему должность преподавателя Защиты, будет очень сложно преподавать после него. Снейпу было почти жаль этого человека... почти. Уж он то точно не хотел преподавать сразу после такого человека как Кэрроу. Посмотрев на бедно одетого, потрёпанного человека за преподавательским столом, Снейп попытался улыбнуться ему в стиле Кэрроу. Люпин побледнел и быстро отвернулся от него, Снейп хихикнул себе под нос.
   По мере того как Большой Зал заполнялся старшекурсниками, Снейп начал обращать внимание на детей, за которыми следовало приглядывать. Крэбб и Гойл выглядели потерянными; они не только лишились своего любимого учителя, теперь, когда Кэрроу ушел; но ещё и потеряли Драко Малфоя. После нескольких сессий Визенгамота с участием Кэрроу, Нарцисса Малфой решила, что французский воздух будет более полезен её нежному маленькому мальчику и перевела его в Бобатон, сама переехав в фамильную летнюю виллу, чтобы быть поближе к нему. Снейп конечно понимал, что присутствие Кэрроу заставляло Нарциссу Малфой нервничать, но зачем бежать из-за этого из страны? На его взгляд это было немного чересчур.
   Рейвенклоуцы были самими собой. Среди их старшекурсников уже разгорелись жаркие дебаты, младшие же пока просто слушали. Возможно они обсуждали преимущества Кэрроу как преподавателя, но если честно, это ж Рейвенклоуцы, так что они могли обсуждать что угодно.
   Взгляд его передвинулся дальше. Седрик Диггори с небольшой группой близких друзей, выглядели очень разочарованными отсутствием большого и невыносимого человека. Хафлпафцы оказались настоящим сюрпризом; и хотя многие из них считали методы преподавания Кэрроу трудно перевариваемыми, но его невероятная преданность и верность своим идеалам, задела нужные струны в сердцах представителей барсучьего дома, принявших его с распростёртыми объятьями.
   Гриффиндорцы с другой стороны относились к Кэрроу более настороженно, вероятно изрядно нервничая от сознания того факта, что когда-то он был одним из них. Хотя некоторые из Грифов вполне тепло к нему относились; близнецы Уизли, например, при первой возможности посвятили бы свои жизни служению этому человеку, а может быть даже продали бы ради этого свои души, и их друг Ли Джордан не отставал от них... а ещё была Гермиона Грейнджер. А он ведь даже встретил её этим летом в Берлоге, новой резиденции Кэрроу, где она гостила несколько недель. Казалось, что Кэрроу взял её в ученики и продолжал те тренировки, которые начал в Хогвартсе. Мисс Грейнджер похоже цвела, окруженная вниманием гигантского громилы. Да что вообще задумал Кэрроу? И действительно ли ему надо это знать?
   Не то, чтобы он действительно жаловался; в конце концов, он получал большие выгоды от щедрости этого человека. Благодаря полученному в дар трупу василиска, Снейп теперь был очень состоятельным человеком. Не таким состоятельным как Малфои, однако достаточно состоятельным, чтобы всерьёз заняться исследованиями нескольких зелий, ранее бывших ему недоступными, прежде всего из-за невероятно высокой цены ингредиентов... а потом он ещё настоял на том, чтобы подарить ему некоторые свежие части тела нунду, что само по себе огромная редкость. Даже сейчас у него в личном хранилище ингредиентов лежала под чарами стасиса целая печень, только и ждущая когда её используют.
   По какой причине он сам оказался в берлоге? У Кэрроу оказались проблемы со стандартными чарами ухода за домом. Он был настолько невероятно сильным, что в результате применения им стандартных чистящих чар, пыль исчезала вместе с несколькими дюймами поверхности на которой была, после применения чар для завязывания шнурков, в узел завязывался весь ботинок, а затем взрывался, а что касается чар для мытья посуды... ну, кухня уже никогда не будет такой как прежде. Его результаты СОВ и ТРИТОН вполне точно отражали маленькую проблему Кэрроу. Он едва сдал СОВ по Трансфигурации, Чарам и ЗОТИ, да и то только благодаря невероятно высоким баллам за теоретическую часть. Теорию он знал на зубок, а вот всё что касалось практического исполнения заданий он проваливал. ТРИТОН он сдал лучше, получив похвалу за своё выдающееся колдовство, однако и там едва набрал проходной балл по Чарам и ЗОТИ.
   Некоторую работу по дому, Кэрроу смог поручить своим отталкивающим големам, которых сделал пока ещё жил в Хогвартсе, но они не годились ни для чего, кроме выполнения самых простых заданий. В конце концов, Кэрроу последовал совету Снейпа и нанял пару домовых эльфов. Здоровяк в принципе одобрял идею помощников по хозяйству; а идея о нелюдях, живущих чтобы преданно служить человечеству, прекрасно вписалась в представления Кэрроу о мироустройстве, однако реальная встреча с маленькими трудоголиками это совершенно другой вопрос. Снейп до сих пор начинал глупо хихикать каждый раз, когда вспоминал как маленькие создания, обхватив руками одну из его толстых мускулистых ног, начали причитать о том, что он: "лучший хозяин на свете". Выражение лица великана в тот момент было просто неподражаемо.
   И кстати о Гриффиндорцах, где же мисс Грейнджер? Снейп видел, что младший Уизли занял для неё место и уже успел отогнать нескольких сокурсников от священно пространства... однако когда та самая юная леди проскользнула внутрь и заняла своё место как раз перед тем как Макгонагал завела внутрь новых первогодок. Всё в ней и поведении младшего Уизли просто кричало: "что-то тут не так". Снейп не имел понятия о том, что это может быть. Снейп прищурил глаза, задумчиво глядя на эту парочку, затеявшую жаркую дискуссию с жестикуляцией. Все его учительские инстинкты просто кричали: "грядёт беда". Отхлебнув кофе, которое велел принести себе кухонным эльфам вместо обычного тыквенного сока, он обдумал варианты. В конце концов, лучше пусть всё идёт, как идёт. А если вдруг они затеют что-то опасное, он выйдет и остановит это... безжалостно.
   Сортировка прошла вполне нормально, крошечные маленькие первогодки в свой черёд подходили к табурету, а затем отправлялись к столу своего нового факультета. Снейп готов был поклясться, что они становятся всё меньше с каждым годом. Ну по крайней мере набор этого года выглядел вполне многообещающе.
   Пир протекал вполне нормально, но Снейп в пол глаза приглядывал за Гриффиндорским столом, готовый к любому... типу прикола. И действительность его не разочаровала. Как только близнецы начали со своими друзьями соревнование "сколько тыквенного сока ты сможешь выпить за раз", с ними начались проблемы, когда их волосы начали бесконтрольно расти... все их волосы. Сначала медленно, но потом со всё возрастающей скоростью, их чёлки быстро застили им глаза, перемешавшись с быстро растущими волосами их бровей и ресницами, а затем упали в их кубки, полностью закрыв им лица, но на этом не останавливаясь. Непослушные волосы прорывались сквозь одежду мальчишек, переваливаясь через стол и хвостами волочась по полу до тех пор пока на месте близнецов Уизли не оказались две копны блестящих, бронзово-рыжих волос периодически издающих неразборчивые, приглушенные звуки. Снейп недвижно уставился на происходящее; если этот год так начинается; то он содрогался от ужаса при мысли о том, во что это всё выльется к июню; вероятно в нашествие маленьких кенгуру или типа того.
   Перекрикивая крики и радостный смех студентов, Дамблдор призвал всех к спокойствию.
   А это даже впечатляет в какой-то мере, безразлично подумал Снейп, наблюдая за тем, как мадам Помфри осматривает мальчишек, параллельно выстригая их из пространства между столом и скамьёй.
   - Ну, нет никаких признаков сглаза или проклятья, - заключила мадам Помфри, оторвавшись от осмотра двух мальчишек. - Я подозреваю, что кто-то как-то подлил им зелье, к тому же неверно сваренное, но тут лучше проконсультироваться с Северусом.
   Альбус и Минерва повернулись к присутствующему здесь мастеру зельевару. - Я склонен согласиться с мадам Помфри, - сказал он своим обычным ровным тоном. - Думаю, испорченный ускоритель роста волос или зелье от облысения, если принять во внимание тот факт что эффект подействовал на все их волосы, а не только волосы на голове. Он аккуратно оттянул в сторону длинный бронзово-рыжий локон. - Вероятно, зелье подлили в тыквенный сок, который они недавно выпили в большом количестве, - он фыркнул в сторону гигантской копны волос.
   - Как вы думаете, стандартный антидот сработает? - вежливо спросила Помфри.
   Он задумался на некоторое время. - Сомнительно; если я не получу образец именно того зелья, которым их опоили и не изучу его состав, я не смогу сказать вам точно. - Ну по крайней мере, похоже, зелье прекратило действовать, - сказал он осмотрев две одинаковые копны волос. - Вероятно, лучше всего решить этот вопрос радикально.
   Мадам Помфри кивнула. - Я знаю полезные чары для депиляции, они прекрасно подойдут в текущей ситуации.
   Две одинаковые копны волос забубнили и заволновались.
  
   ***
  
   Выходя из Большого Зала, он тайком посмотрел на двух вероятных зачинщиков всей этой ситуации; мисс Грейнджер и мистера Уизли, сейчас стоящих среди других студентов и смотревших на происходящее с огромным удовлетворением в глазах; их глаза в страхи расширились, когда они заметили, что он на них смотрит, так что Снейп ухмыльнулся ещё раз, получив ту самую паническую реакцию, на которую и рассчитывал. А в разнообразных мерзких ухмылках Кэрроу определённо что-то есть.
  
   ***
  
   Фред и Джордж Уизли сидели за Гриффиндорским столом бок о бок, лица их были необычайно угрюмы, а на головах не было видно ни единого волоска. Около них временами раздавались смешки, но быстро стихали,, когда близнецы смеривали того, кто засмеялся взглядом.
   - Иииии, - начал Ли Джордан. - И как там... ну... - он сделал неопределённый жест руками, но судя по его виду, ему было очень интересно.
   Близнецы посмотрели друг на друга.
   - Всё прошло, так, как и ожидалось.
   Второй близнец кивнул, соглашаясь.
   - Примерно как если ты цыпленок, которого ощипывают...
   -... и примерно также болезненно.
   Они повернулись к своему другу.
   - Мне больше всего понравилось, как мадам Помфри выдёргивала волосы у нас из носа по одному. - Определённо запоминающийся опыт, - Джордж умудрено кивнул. Джордан моргнул.
   - Мой дорогой брат, а что насчёт того, когда мадам Помфри ощипывала наши яич...
   - Воу, воу, - Джордан замахал руками, будто бы защищаясь от пережитого близнецами ужаса, - слишком много информации, я действительно не хочу ничего знать про это.
   Ближайшие студенты мужского пола моргнули и истово закивали, соглашаясь с ним.
   - Ну, - продолжил Фред, - если отбросить это, то сейчас нам очень прохладно. - Просто невероятно как важны волосы для сохранения тепла.
   - Не говоря о том, какими чувствительными становятся некоторые деликатные зоны, после того как их выщипали. Помфри даже предупредила нас о растущих внутри волосах.
   Джордж драматически опустил руку себе на лоб. - Ой, беда, беда, огорчение! - Мои брови уже никогда не будут прежними! - Фред мрачно кивнул.
   - Не волнуйся, - продолжил Фред со зловещей улыбкой. Профессор Кэрроу гордился бы им, увидь он её. - Мы с большим удовольствием поделимся нашей болью и страданиями с теми, кто прикололся над нами.
   К счастью прибытие совиной почты отвлекло студентов от несчастных близнецов Уизли.
  
   ***
  
   Снейп ухмыльнулся в кофе, подавив смешок, глядя на то, как лучи утреннего солнца отражаются от двух лысых голов за Гриффиндорским столом. Итак, ужасные близнецы наконец-то попробывали на вкус своё собственное лекарство, причём в очень изобретательной манере. Он наверное смог бы изготовить антидот, в конце концов существует не так много способов заставить расти все волосы на теле с помощью зелий. Однако, смотреть как Поппи ощипывает мальчишек было гораздо веселее.
   Шум множества хлопающих крыльев возвестил о прибытии совиной почты и Снейп отвлёкся, ожидая своей копии утренней газеты. Когда сова приблизилась, он озадаченно нахмурился, сегодняшний выпуск был необычайно толстым. Не задумываясь, он открыл газету и потянулся за чашкой. Единственный взгляд на заголовок на первой полосе одним махом убил такую комфортную утреннюю рутину Снейпа, и он подавился кофе.
   "ПОЖИРАТЕЛИ СМЕРТИ МЕРТВЫ!", - кричал написанный огромными, целый дюйм в высоту буквами через всю страницу, заголовок на первой полосе. Снейп моргнул, глядя на ужасающий заголовок, а затем перевёл взгляд на дюжину фотографий ниже. На каждой был Пожиратель смерти, у каждого знакомое лицо, одни, были людьми, с которыми он ходил в школу, с другими он познакомился уже после того как окончил Хогвартс, вступил в Пожиратели Смерти и начал вращаться в этих кругах... а теперь они все мертвы. Все разом. Что было немного странно, хоть они все и были заключёнными Азкабана, а Азкабан уж точно не курорт, дюжина смертей одновременно всё равно выглядит подозрительно. Слегка дрожащими руками Снейп раскрыл газету.
   -... обнаружены, по неприятному запаху...
   -... мертвы уже несколько недель...
   -... установить точное время смерти не представляется возможным...
   -... все камеры были заперты...
   -... никаких очевидных признаков заговора...
   -... у некоторых были сломаны шеи... признаки трагической случайности либо чего-то более зловещего...
   -... промежутки между смертями скорее всего не больше нескольких минут...
   ... и так далее и тому подобное, но судя по общему тону статьи никто до сих пор не имеет понятия, что стало причиной этих смертей. А по трупам многого понять не смогли; если честно, то к моменту когда их нашли они были уже слишком разложившимися. Снейп поднял взгляд, его разум работал с невероятной скоростью, он невидяще оглядел Большой Зал. Группки перепуганных учеников, яростно обсуждающих статью; даже преподавательский состав не остался в стороне от этого, Макгонагал, Спраут и Помфри, затеяли тихую, но жаркую дискуссию, Флитвик же читал передовицу забыв про наколотую на вилку яичницу, как раз сейчас беспрепятственно падающую ему на колени.
   Снейп не знал, смеяться или плакать. С одной стороны с этими людьми он тесно общался, а некоторых даже очень хорошо знал, но с другой стороны они все совершили ужасные преступления, а в случае некоторых из них (например Лестрейнджей ), это было как говорят маглы: "Баба с возу - кобыле легче". Он потёр рукой лицо и откинулся в кресле. Доказательства, приведённые в статье были мягко сказать неубедительными, однако среди предположений фигурировал заговор; он подумал о известных ему людях, имеющих должные навыки и темперамент, чтобы совершить подобное, все они поголовно были магами-загонщиками международного класса, либо преступниками со схожей репутацией... кроме... Снейп ещё раз посмотрел на фотографии знакомых, мёртвых лиц. Очень маловероятно, что кто-нибудь когда-нибудь сможет доказать, что этот чудовищный гигант совершил это преступление, и ещё менее вероятно, что он сам, когда-нибудь добровольно признается в этом, но он уже много раз доказывал, что способен на подобное.
   Снейп был так погружен в свои мысли, что чуть не пропустил маленькую заметку на странице восемь. "ГЛАВА СЕМЕЙСТВА НОТТ УБИТ ПРИ ОГРАБЛЕНИИ!"
   -... изуродованное тело найдено в Скит Аллее в районе Ноктюрн...
   -... неподалёку была арестована ведьма, в чьём котле были обнаружены полу сваренная печень и куски пальцев...
   - ...незаконные мясные продукты оказались частями тела Квентина Нотта...
   Как во имя Мерлина, Квентин Нотт, мастер дуэлист высокого класса напоролся на ограбление в Ноктюрн Аллее, да ещё в добавок потом его тело было разделано и съедено... если раньше Снейп не был до конца уверен, что в обоих этих случаях замешан Кэрроу, то сейчас, благодаря какому то странному и непонятному выверту, он был в этом абсолютно уверен. Снейп потёр лоб, у него начиналась головная боль. Всё было в точности так как во время прошлой войны как раз перед тем, как война перешла в активную фазу, странные убийства и исчезновения, множащиеся по мере того как Тёмный Лорд устранял тех, кто представлял для него непосредственную угрозу... вот только на этот раз хищник стал добычей, а сами Пожиратели Смерти быстро уничтожались. Вот только их уничтожение было добрым делом... разве не так? Всё-таки многие из них творили ужасные вещи, включая и Квентина Нотта, однако, смогли избежать наказания за содеянное, так почему же ему сейчас так тяжко на душе?
  
   ***
  
   Фаулкс раздраженно зарычал, его компьютер в очередной раз выдал ему пресловутый синий экран смерти. Он злобно посмотрел на маленький медный штырь и свечку, на горении которой во время всей работы с устройством настаивал Кэрроу, чтобы умиротворить "дух машины" компьютера. Это не работало, особенно если учесть что у этого самого компьютера был характер постоянно отвлекающегося трёхлетки. Ну он по крайней мере успел сохранить документ, над которым недавно работал, он как раз перепечатывал всю информацию, которую пока имел по печально известному делу Лукреции Миппс, и история её действительно была печальной. Но, конечно сейчас ему снова придётся пройти через всю эту мутатень с перезагрузкой этой проклятой хреновины, перед тем как загрузится Windows 3.0. Будь проклята эта ненадёжная техника и будь проклят Кэрроу, за своё непременное желание вести весь документооборот... на Высоком Готике... строго определённым, ужасным готическим шрифтом; а когда Кэрроу изъявил желание иметь в Берлоге сеть, чтобы он мог легко обмениваться документами со своим секретарём, всё стало только хуже.
   Фаулкс не знал, радоваться или грустить; входя в магический мир, он думал, что сбегает он технологической гонки вооружений, в которую ударился обычный мир. С другой стороны, когда он навещал семью, то чувствовал, как отдалился от них, что он, чужой в некогда знакомой обстановке. Его старший брат даже начал периодически подкалывать его на этот счёт.
   Кэрроу считал всю разницу между магическим и магловским мирами просто глупой и смехотворной. Он привык иметь доступ к определённым технологиям, и уж если они уже изобретены, то он будет ими пользоваться. Берлога немедленно была электрифицирована и постепенно сталп заполняться новейшими гаджетами, включая и многочисленные компьютеры и большой широкоэкранный телевизор, по которому Кэрроу ежедневно смотрел новости и казалось пытался сделать то на что обычно уходят годы за несколько недель.
   Фаулкс уже начмнал скучать по относительной простоте жизни в волшебном мире, а особенно по своей маленькой квартирке в Диагон Аллее. Кэрроу так часто ни свет ни заря барабанил в дверь той самой квартирки, требуя, чтобы он немедленно вышел, что соседи стали угрожать что будут жаловаться, если он не приструнит своего домашнего медведя, так часто ревущего по утрам.
   В каонце концов Фаулксу пришлось сдаться и переехать в фамильное гнездо Поттеров, Берлогу, заняв несколько комнат на втором этаже восточного крыла, и теперь он был окружен роскошью, которую можно было купить только за "старые деньги".
   Потирая усталые, покрасневшие глаза, он расхаживал взад-вперёд среди антиквариата по уже слегка распустившимся персидским коврам, расстеленным по полу его гостиной и по совместительству кабинета. В какой-то момент вероятно у кого-то из Поттеров был очень хороший вкус, тогда наверно стены нынешних комнат Фаулкса и покрыли расписанным вручную китайским шелком, раньше он такое видел только в домах самых состоятельных людей. Портреты различных Поттеров, не слишком отвлекали от великолепных стен, к тому же, сильно контрастировавших с мебелью.
   Большинство мебели в Берлоге были из времён прямо перед объявлением Статута Секретность, хотя встречались и более древние образчики, как и несколько современных, вероятно купленных кем-то из последних владельцев, большинство мебели в его комнатах было Тюдорских времён, кроме средневекового обитого железом сундука, в котором он хранил запасные пульты и Георгианского стола; в котором он хранил запас кровавых леденцов для Наташи и запас Чёрного Русского ( прим. пер. на наркоманском жаргоне Black Russian - смесь гашиша с опиумом ). Как жаль, что кровавые леденцы не работали на остальном невероятно агрессивном вампирском клане, а значит, ему приходилось изыскивать иные методы, которыми можно было бы их разнять... конечно же, когда эти твари с фобией к технологии не ломали пультов от телевизора.
   Но больше всего ему нравилась кровать; огромная Элизабетианская кровать с балдахином и занавесью с вышивкой была невероятно комфортной, но совершенно недоступной для юноши из пригорода выросшем в семье типичных представителей среднего класса. К счастью, ванная была вполне нормальной и успокаивающе Викторианской в своей компактности. Фаулкс сильно подозревал, что изначально она была шкафом для белья.
   Итак, он застрял в этом прекрасном доме посреди неизвестности, ближайшим поселением была Годрикова Лощина, небольшой, среднестатистический городок, казалось обойдённый индустриальной революцией и большей частью двадцатого века, с тринадцатью вампирами, живущими в винном погребе и конечно же весьма не одомашненным социопатом, причём все вышеперечисленные ещё и очень любили драться и даже имели для этой цели специально отведённый ринг для спаррингов.
   Он то думал, что устраивается на работу секретарём или может быть личным ассистентом; однако, сейчас он был переговорщиком, медиатором, жилеткой, в которую можно поплакаться, человеком, который находит потерянное и убеждается, что у всех есть чистые платки и еда, человеком, который бегает за покупками в маленький местный магазинчик, тем, кто чинит вещи или находит кого-то, кто может починить. Иногда ему казалось, что он исполняет роль жены Кэрроу.
   Когда он проходил мимо дедушкиных часов, они пробили час и Фаулкс взревел. Подобравшись он поплёлся в свою спальню, где стояло то самое произведение искусства, маскирующиеся под кровать и быстро собрал свои вещи для тренировки прежде чем в его дверь вломился Кэрроу, уже готовый к своему ежедневному трёхчасовому тренировочному марафону, который сам Кэрроу считал жизненно важным.
   Фаулкс не мог найти слов чтобы описать с каким "восторгом" он каждый раз ждал момента, когда его побьют боевые големы Кэрроу, сам Кэрроу, а теперь ещё и вампиры, просто так для разнообразия. Будто ему и так недостаточно проблем.
  
   ***
  
   Огромный меч пролетел над его головой как раз когда он вильнув пригнулся, отчаянно стараясь подобраться поближе к боевому голему, чтобы нанести ему хоть какие-то повреждения. Рванувшись, Фаулкс перехватил меч двуручным хватом, в попытке рубануть эту хреновину по торсу или ногам, да хоть куда-нибудь он не привередничал. Отвлекшись, он не заметил обратный замах голема, пока в полной мере не ощутил его воздействие на себе. Удар вышиб весь воздух из его лёгких, оставляя его лежать, будто выброшенная на берег рыба на полу тренировочной арены.
   Сильные руки подняли его и вынесли с арены, устроив на скамье для зрителей.
   Восстановив контроль над дыханием, Фаулкс первым делом проверил, нет ли у него переломов рёбер. Они сильно болели и он подозревал, что завтра этот бок у него будет весёленького синевато-коричневого оттенка. Хихиканье рядом привлекло его внимание, он осторожно открыл глаза, только , чтобы увидеть как Энни и Каролина, две присутствующие здесь вампирши, склонившись над ним хихикают выставив клыки.
   - На этот раз десять минут, - улыбнулась ему Энни, подавая бутылку воды.
   - Заметное улучшение, - одобрительно кивнула Каролина, - скоро сравняешься с нами.
   Фаулкс ухмыльнулся, попытавшись улыбнуться; только этого ему не хватало, переполняемые энтузиазмом вампирши. Звон скрещивающегося оружия привлёк их внимание к тренировочной арене, где Кэрроу спаринговал с чудовищным големом в стороне от них. За боем было практически невозможно следить, движения соперников казались размытыми из-за невероятной скорости, а они всё наращивали и наращивали темп, стараясь превзойти друг друга, по мнению Фаулкса за этим было очень скучно следить. С чудовищным лязгом Кэрроу и голем скрестили тренировочное оружие, стараясь пересилить друг друга и получить преимущество. Могучим толчком Кэрроу оттолкнул голема и, рванувшись вперёд ударил по руне деактивации. Голем медленно, с лёгким лязгом опустился на колени на пол тренировочной арены, затем Кэрроу отослал его обратно на место.
   По мере того как Кэрроу приближался к нему, всё ещё на взводе от адреналина, Фаулкс начал думать, а не пора ли ему свалить.
   - Твоя очередь, - радостно пророкотал Кэрроу.
   Фаулкс натянуто улыбнулся здоровяку, а затем поплёлся обратно на тренировочную арену. Смысла убегать уже не было; так что возможно, лучше принять пытку с улыбкой на лице.
  
   ***
  
   Фаулкс отчаянно сражался за свою жизнь, кружась среди звенящих клинков и яростных ударов, пытаясь не дать Кэрроу себя зажать. С таким же успехом он мог бы попытаться повернуть воды Темзы вспять; результат был бы тем же самым. По мере того, как он начал уставать под градом ударов, его концентрация начала слабеть, так что он даже по началу не заметил как набалдашник на рукояти тренировочного меча Кэрроу летит ему в лицо, а когда заметил, было уже слишком поздно.
   Простонав, Фаулкс выплюнул ещё пару зубов в маленькую лужицу крови на полу перед ним. Ощупывание языком подтвердило, что да, Кэрроу выбил ему все верхние резцы и сейчас его дёсны сильно кровоточили после нанесенной им травмы. Сидя он смотрел на устроителя всего этого, у которого таки оказалась совесть, так как выглядел он сконфуженно.
   - Мне так жаль, - промурлыкал Кэрроу, - я на самом деле не хотел травмировать тебя так...
   Он медленно подошел к маленькому по сравнению с ним человеку и протянул ему полотенце и бутылку воды.
   - Раз уж я в ответе за нанесённую тебе травму, то настаиваю на том, что оплачу замену зубов... если подобная процедура уже возможна.
   Фаулкс кивнул, нахмурившись, - Коронки, - проговорил он, или скорее прошепелявил, а затем скривился от звука собственного голоса, - я свяжусь со своим дантистом, всё разузнаю, а потом выставлю вам счёт, - пробурчал он.
   - Родители Мисс Грейнджер - практикующие дантисты, - задумался Кэрроу, - да, да, я позвоню им, - он улыбнулся Тимоти и дружески похлопал его по спине прежде чем отправится к душевым.
   Фаулкс смотрел ему в след всё больше раздражаясь и разминая плечё на котором от его последнего похлопывания уже появился синяк, - у меня есть собственный дантист, - громко крикнул он в удаляющуюся спину великана.
   - Ты справился лучше, чем в прошлый раз, -дался позади него обворожительный женский голос.
   Обернувшись, Фаулкс обнаружил, что в опасной близости от него стоят Энни и Каролина, обнажив клыки в улыбках.
   - Да, на целых две секунды больше, - улыбнулась ему Каролина.
   Фаулкс натянуто улыбнулся им, засохшая кровь на его подбородке превратилась в корку. Итак, он продержался против Кэрроу в общей сложности шестьдесят три секунды. Ну, КРУТО.
  
   ***
  
   Пластик на трубчатой стальной конструкции нервно потрескивал под значительным весом Кэрроу, пока сам он беспокойно ёрзал на слишком маленьком для него стуле, в то время как доктор Грейнджер занимался ртом Тимоти. Кэрроу очень настаивал на том, что должен сопровождать Тимоти во время всех зубоврачебных процедур; он чувствовал как важно брать на себя ответственность за травмы, которые он причинил своему секретарю, не говоря уже о его неудержимом интересе к таинственному и неизведанному миру лечения зубов.
   Во время первого приёма доктор Грейнджер прочёл им строгую лекцию о рисках контактного спорта и важности использования капы и других средств безопасности, а ещё поинтересовался, регулярно ли они чистят зубы зубной нитью? На втором приёме доктор Грейнджер установил в верхнюю челюсть Тимоти импланты, на которые, впоследствии будут крепиться новые коронки; и ещё раз напомнил им обоим про регулярную чистку зубов.
   Кэрроу довольно долго спорил с Тимоти по поводу материала для его новых зубов. Тимоти настаивал на фарфоровых. Кэрроу отказывался тратить деньги на нечто, столь плебейское, и настаивал на более дорогих золотых. Он на самом деле желал для Тимоти только самого лучшего, после того как выбил ему зубы, так что золотые и только золотые. В этом были и другие преимущества, как он неоднократно втолковывал Тимоти, золото - это показатель некоторой состоятельности; и оно откроет для него некоторые ранее закрытые для него двери, и сделает его более приемлемым в определённых кругах. В конце концов, Тимоти сдался.
   Потом Кэрроу посетил кабинет Греинджеров один, чтобы посмотреть на готовые коронки перед тем, как устанавливать их, и был просто в ужасе,, когда ему предъявили самые обыкновенные золотые зубы, которые он когда либо видел и он немедленно выразил своё отношение к ним в самых крепких выражениях.
   - Ну а чего вы хотите? - огрызнулся доктор Глейнджер. - Алмазные включения? - Жемчужное напыление? - Или может быть гравировку?
   Кэрроу задумался, перебирая новые, предложенные ему варианты, а затем начал рассуждать вслух. - Думаю, алмазы - это слишком показушно, а жемчужное напыление это только для нуворишей. - А вот гравировка мне нравится, - он улыбнулся, глядя на дантиста, - да, гравировка подойдёт, незаметно, но в тоже время декоративно.
   Доктор Грейнджер ударил себя ладонью по лбу, ну почему он не смог придержать язык за зубами? Временами очень трудно понять, как этот здоровяк отреагирует на самые обычные вещи. Он нервно смотрел как Кэрроу быстро и чётко рисует эскиз того, что считал подходящей гравировкой на зубах. Добром это не кончится это уж точно, однако, Кэрроу не тот человек,, которого хотелось злить, даже если вопрос касался всего лишь внешнего вида коронок. Нет, лучше избегать конфронтации с этим сумасшедшим, сделать для Тима временный комплект фарфоровых коронок и договорившись непосредственно с ним назначить дату их установки.
   И вот он настал, день окончательной установки долгожданных коронок. Кэрроу всё также нетерпеливо ёрзал, когда доктор Грейнджер передал Тимоти зеркало, чтобы он оценил результаты. Грейнджер мог поклясться что у видел на лице Тимоти быстро сменившие друг друга неподдельное удивление, подлинный ужас и едва сдерживаемую ярость прежде чем он смог взять эмоции под контроль и на его лицо вернулось каменное выражение а глаза заледенели.
  
   ***
  
   Как только они вошли во входной зал Берлоги, Фаулкс внезапно повернулся к Кэрроу; и его лицо в этот момент было переполнено яростью.
   - Это последняя капля, - буквально прошипел он великану, - я многое от вас вытерпел за последние пару месяцев и я не жаловался.
   Кэрроу нахмурился, не понимая, о чём Тимоти говорит. Маленький секретарь подошел к нему пока не оказался в нескольких дюймах от бочкообразной груди Кэрроу.
   - Во-первых, вы своим нытьём заставили меня переехать сюда... потом исчезла моя одежда... и вы настояли чтобы я надел вот это, - он жестом указал на свой тёплый кожаный плащ и ботинки со стальными мысами, - Тем самым превращая меня в вашего миниатюрного клона, - он жестом указал на огромную гору мускулов перед ним, - потом эти тренировки, - фыркнул он, - я могу понять, зачем они нужны, но меня скоро уже начнёт тошнить от костероста. Он начал расхаживать, что было очень плохим признаком. Он резко повернулся к Кэрроу. - Меня очень беспокоит, что я такими темпами вполне могу выработать сопротивляемость к этой штуке, - он почти зашипел, глядя на него дикими глазами. - Вы вообще, хотя бы слышали о таких вещах как здоровье и безопасность? - А ещё мне не нравится быть тем, кто заботиться о "перекусе" вашего ковена, каждый раз, когда они падают без сил от постоянной кровопотери. - А что насчёт вашего постоянного стремления использовать меня в качестве наживки? - фыркнул он. - Сначала был нунду, потом клан вампиров-ренегатов а Румынии и давайте не будем забывать про того дракона с мозговой гнилью!
   Кэрроу наконец смог вставить слово. - Это твоя обязанность...
   Фаулкс фыркнул и посмотрел на него поистине убийственным взглядом. - Есть обязанности и есть права! - Я, ваш наёмный работник, а не ваш раб! Что подводит меня к главному вопросу! Эти Зубы! - ВЫ... НАМАЛЕВАЛИ СВОИ ПРОКЛЯТЫЕ КАРАКУЛИ... НА,,, МНЕ. - Вы нарушили моё личное пространство моё тело, самым фундаментальным и самым заметным способом! Я НЕ ваша собственность!
   Фаулкс сделал паузу и тяжело дыша продолжил. - У меня не было ни одного выходного с тех самых пор как я начал работать на вашу неблагодарную персону, так что я устрою себе несколько давно заслуженных выходных от этого дурдома. - И ни смейте меня беспокоить. С этими словами Фаулкс повернулся на каблуках и зашагал прочь, его кожаный тёплый2 плащ воинственно развивался при ходьбе. Кэрроу уставился ему в след. О чём это он?
  
   ***
   Когда Ремус Люпил занял пост учителя ЗОТИ в своей старой школе, то сразу понял что это было совсем не то, что он ожидал; закаменевшие лица других учителей и настороженные и оценивающие взгляды студентов, но хуже всего то, что не было никаких признаков сына его лучших друзей. На сортировочном пиру он намеренно искал Гарри среди Грифиндорцев но так и не нашел парнишку с растрёпанными чёрными волосами, такими же как и у его отца, которого он прекрасно помнил. Озадаченный тем, что не нашел его, он переключился на Рейвенклоуцев. В конце концов оба его родителя были очень умными и талантливыми, так что вполне возможно что он попал в дом Ровены. И снова неудача. Так что с некоторым неверием он начал искать среди Хафлпафцев. Он конечно не мог представить, чтобы Поттер попал в дом барсука, однако, они были известны своим трудолюбием, верностью и преданностью, всё это великолепные качества; но снова никаких признаков Поттера. Он, конечно, не мог попасть на Слизерин, это просто невозможно... так ведь? С некоторой не охотой он начал искать его среди Слизеринцев. Среди них, конечно было много детей Пожирателей Смерти; сильно выделялись Нотт, Крэбб и Гойл. С некоторым облегчением он пришел к заключению, что среди змей Поттера нет. Но это поднимало вопрос, где же всё-таки Гарри Поттер? Он будто бы потерял счастливый талисман, делающий всё в мире правильным.
   Потом ситуация лучше не стала. Учителя становились угрюмыми и скрытными, когда он интересовался местонахождением Гарри. Его постоянные вопросы привели к очень пугающей конфронтации в учительской с участием Макгонагал, Спраут и Хуч. Он слишком часто задавал вопросы о ребёнке своих друзей так что вышеозначенные профессора просто окружили его кресло в очень угрожающей манере, затем их заводила Макгонагал наклонилась к нему, пока не оказалась с ним нос к носу, глаза её были холодными, а взгляд просто вымораживающим.
   - Первое правило учительской - никаких разговоров о Гарри Поттере! - невероятно, но при этих словах взгляд её стал ещё более леденящим, - и второе правило учительской - НИКАКИХ разговоров о Гарри Поттере!
   Она мрачно посмотрела на него. - Покуда вы будите соблюдать эти два простых правила, мы прекрасно сработаемся, - она решительно кивнула прежде чем отойти, её коллеги последовали за ней. Слегка трясущийся оборотень оглядел комнату и наткнулся на презрительные взгляды других преподавателей... кроме Снейпа, который сейчас вовсю хохотал над ним, скрывшись за журналом для зельеваров.
   Итак он жил в магловском мире, это было единственное место где он мог устроиться, но неужели он действительно так недосягаем? Чтобы разобраться с этим Люпин решил почитать подшивку Ежедневного Пророка, однако то, что он там обнаружил, не имело смысла. Прошлым летом Гарри пропал, потом опять появился на прошлый Хэллоуин... а потом тишина.
   Кстати о Ежедневном Пророке, в нём множилось число сообщений о смерти Пожирателей Смерти при странных обстоятельствах. Сначала массовые смерти в Азкабане, потом Квентин Нотт, а недавно ещё и постыдный случай с Жофреем Гойлом, умершим от отравления в муках страсти в... Зверинце Наслаждений Госпожи Роуг, одном сомнительном борделе в районе Ноктюрн, рассчитанного на клиентов со специфическими вкусами. Всё очень походило на прошлую войну, и люди уже начали ощущать, что что-то происходит. Атмосфера в замке становилась всё тяжелее.
   Итак, он начал карьеру учителя в Хогвартсе можно сказать не с той ноги.
   Первые несколько занятий дали ему ложное чувство безопасности. Первогодки были молоды и старательны и очень радовались возможности впервые изучить магию. Он научил их парочке простых проклятий и лёгким щитовым чарам, прежде чем позволить им провести несколько коротеньких учебных дуэлей. Дети выходили из класса радостно обсуждая свои успехи и очень хотели большего.
   Следующие занятие у него было со вторым курсом Хафлпафа. Задним умом он понимал, что уже тогда должен был заметить тревожные признаки. Когда он объявил что сегодня будет практическое занятие, то они стали какими-то уж очень нервными, начав украдкой кидать настороженные взгляды в сторону дуэльной арены в задней части класса и с толпившись, старались держаться как можно дальше от неё. Когда же он провёл их по стандартным сглазам и проклятьям и их контр заклинаниям, то они понемногу расслабились.
   Однако, монетка( или вернее наковальня ) упала ему на голову во время занятия с третьим курсом.(прим. пер. речь идёт о англо-американском поветрии кидать на счастье монетки с некоторых особо известных небоскрёбов и других высотных построек, поветрие это стало столь популярным, что появились даже городские мифы о том что такая падающая монетка может и убить если попасть под неё. Если вам интересно можете найти в сети выпуск "Разрушителей мифов", в котором расследовали один из подобных мифов. ) В шкафу в учительской завёлся богарт и он увидел в этом шанс дать некоторым ученикам возможность на практике научиться справляться с мелкой домашней нечистью, с которой к тому же сравнительно просто справиться. Он считал что это будет гораздо более захватывающе чем сидеть в классе.
   Третий курс Рейвенкло похолодел, когда он радостно объявил им, - Пожалуйста, уберите учебники, достаньте палочки и выходите из класса, у нас будет практический урок.
   Они нервно подчинились. Видя, что все готовы, он повёл их в учительскую, в которую дети входили неохотно, прижимаясь друг к другу и дико оглядываясь, держа палочки наготове по мере того как они входили в слегка потрёпанное, но уютное помещение учительской. Учительская пустовала, только одно кресло перед камином было занято Северусом Снейпом, коротающим свободное время между занятиями за чтением еженедельника для зельеваров. Выглянув из-за своего журнала, самодовольно улыбнулся перепуганным детям и практически ухмыльнулся Люпину с радостным предвкушением в глазах. Люпин ответил на это нервной улыбкой; если учесть его прошлый опыт общения с мастером зельеварения, то он едва ли захочет вести себя с ним дружелюбно и зарыть топор войны.
   Собравшись, он повернулся к своим подопечным.
   - Итак, класс, - улыбнулся он подозрительно глядящим на него детям, - соберитесь.
   Скучковавшаяся толпа детей настороженно глядела на укрытый сотрясающийся шкаф.
   - Нам надо будет... убить это? - раздался тихий, натянутый голос.
  
   ***
  
   Дрожащий студент подошел к закрытому шкафу с выражением абсолютной решимости на лице, крепко сжимая в руках палочку.
   - Готов? - спросил слегка дрожащий люпин. Студент легонько кивнул, готовя себя к любым ужасам, которые может исторгнуть этот чулан. Дверь медленно приоткрылась и оттуда показалась огромная волосатая нога, а за ней из крошечного пространства целиком выполз взрослый акромантул. Мальчик нахмурился, концентрируясь и выжидая нужного момента, - Ридикулус! - выкрикнул он взмахнув палочкой. Голова ужасного паука отделилась от массивного тела, брызнули внутренности и он опал на пол в луже крови. Мальчик счастливо улыбнулся своим результатам, а его одноклассники радостно подбадривали его стоя позади.
   Люпин смотрел на это отвратное зрелище стоя сбоку, бледный как мел; и это всего-навсего третий студент. У первых двух богарт превратился в какого-то монструозного человека с безумной ухмылкой. Люпин никак не мог понять, почему он выглядит так знакомо, а уж визуальные эффекты, которые дети выбирали для своих заклинаний, были мягко сказать очень настораживающими. Отсечение головы, тело этого человека взрывалось потоком внутренностей, пронзание; он не был уверен, сколько он ещё выдержит. Но главным были даже не отвратные эффекты, а то с каким циничным смехом дети нежного возраста на них реагировали. Может это всё-таки была не такая уж хорошая идея.
   И вот, когда осталось всего три студента, Люпин отчаянно начал молиться, пожалуйста, ну пожалуйста, пусть это будет что-нибудь нормальное, никаких кишок, никаких кишок. Крошечная девочка, самая маленькая в классе, такая, что казалось, её мог унести сильный порыв ветра.
   Его надежды разбились в прах, когда из крошечного шкафа непонятно как вылез инкрустированный металлическими черепами монстр, которого он уже дважды сегодня видел. Устремив злобный взгляд своих красных глаз на маленькую девочку, он шагнул вперёд, его странные конечности болезненно визжали при каждом шаге; он протянул к девочке одну из рук в испачканной в кишках перчатке, с пальцев его сочилась кровь.
   Взгляд девочки становился всё более безумным, тело её дрожало и к вящему беспокойству Люпина из её рта пошла пена. С нечеловеческим визгом она бросилась вперёд на это исчадие, атакуя его зубами и ногтями, позабытая палочка валялась на полу в нескольких футах позади. Сам по себе богарт был значительно меньше той ужасающей иллюзии, которую создал, и это был его единственный защитный механизм. Так что против впавшей в безумную кровавую ярость девочки у него не было ни единого шанса.
   Класс в восхищении смотрел, как девочка буквально разрывает богарта на части, забрызгивая всё вокруг густой, вязкой кровью, избивая его останки оторванной у него же конечностью. Но вот её крики постепенно преобразовались в сердитые завывания, и она выдохлась, уронила подбородок на грудь и остекленевшим взглядом уставилась в пространство.
   Её друзья вышли вперёд и, обнадёженные тем, что она на них не нападает, нежно изъяли искорёженные останки из её рук.
   - Ну, всё, теперь он мёртв, Су, милая, - сказала одна чрезмерно радостным голосом, похлопывая её по испачканной в кишках руке, чтобы успокоить.
   - Почему бы нам не пойти к мадам Помфри? - нежно предложила другая, стараясь отвести Су Ли в больничное крыло.
   Именно в этот момент подошел Снейп с каким-то флаконом в руке. - Мисс Ли, думаю, будет неплохо если вы выпьете это успокоительное зелье после вашего... отличного выступления с богартом. Обычно строгий человек был на удивление нежен, когда отдавал маленький флакончик всё ещё до конца не пришедшей в себя студентке. Затем он повернулся к её подругам. - Не будите ли вы так добры проводить мисс Ли в больничное крыло... - обе девочки легонько кивнули, а затем нежно, но твёрдо вывели свою подругу из учительской.
   Люпин смотрел на всё это в ужасе и оцепенении. - Ладно, класс... все свободны... и всем подготовить доклад длиной в три фута о богартах, их повадках и способах борьбы с ними... к следующему занятию и пожалуйста, никаких оправданий.
   Все дети попытались покинуть помещение так быстро, как только могли, намереваясь поскорее избавиться от запаха разлагающегося трупа богарта, оставляя позади слегка трясущегося и пораженного профессора.
   Люпин повернулся к Снейпу.
   - Что это было? - выдохнул он. Снейп вопросительно поднял бровь.
   - Мисс Ли, - объяснил Люпин, - я никогда не видел ничего подобного.
   - Ах, да, - ухмыльнулся ему Снейп. - Наш местный берсеркер. - Да, предыдущий преподаватель был очень впечатлён её природным талантом и сделал всё, чтобы развить его.
   - Что? - Гилдерой Локхарт? - недоверчиво спросил Люпин.
   Снейп фыркнул при этом предположении. - Нет, Аллесандор Кэрроу, он занял место Локхарта после того, как тот... отбыл. Он внимательно осмотрел ужасную картину на полу, всё что осталось от богарта. - У меня есть сильное подозрение, что мистер Кэрроу вероятно попытается нанять мисс Ли сразу же после того как она окончит школу.
   - Аллесандор Кэрроу? - Кто это такой? - это имя было странно знакомо Люпину. - Он случаем не родственник Амикусу или Алекто, не так ли? Он внутренне содрогнулся от мысли о том, что кто-то из их семейки может всё ещё быть на свободе.
   Снейп покачал головой. - У меня нет подобной информации, но ты можешь судить и сам. - В конце концов ты его уже видел, - ухмыльнулся он глядя на своего коллегу.
   На лице Люпина появилось озадаченное выражение.
   - Богарт, - ухмыльнулся Снейп. - Некоторые из них были невероятно похожи на оригинал. - Клянусь, этому человеку даже не обязательно присутствовать, чтобы учинять полный разгром. - Ну, мне пора. - Мы же не можем позволять маленьким шалопаям, разносить в пух и прах лабораторию зельеварения, не так ли?
   Снейп вышел, впечатляюще взмахнув полами чёрной мантии, оставляя позади себя пораженного и обеспокоенного Люпина. Оборотень посмотрел вниз на загаженный пол. Ну вот, все планы уроков на остаток недели пошли трестралу под хвост.
  
   ***
  
   Было такое ощущение что сработала тренировочная сирена, Фаулкс уже почти решился, когда какой-то маленький ребёнок ударился в истерику всего в футе от него. Его тщательно отточенные рефлексы сегодня работали ну слишком уж хорошо. Он в очередной раз подавил порыв потянуться к оружию, которого в данный момент на своём обычном месте не было и вместо этого всё крепче сжимал ручку магазинной тележки до такой степени, что его кожаные перчатки уже трещали от натуги. Мамаша ребёнка тут же злобно гаркнула на него за то, что посмел шикнуть на её очаровательный маленький генератор шума, а затем, развернувшись, гордо пошла вдоль хлебного ряда с высоко поднятой головой.
   Фаулкс отошел подальше, сохраняя на лице каменную маску, годную для общения с чрезмерно деятельными космодесантниками или раздражающими вампирами, однако совершенно неуместную в самом обычном городском супермаркете, полном таких же самых обычных городских людей. Прекрасная идея его дражайшей матушки, вывести его из дома, чтобы он не скучал постепенно выходила боком. Фаулкс жестоко скучал, но в тоже время был почти на грани, до нервной тряски, как ни крути, а это очень опасная и совсем не идеальная комбинация, для того, чтобы возить за своей мамой магазинную тележку. По его неколебимому мнению сейчас он выглядел полным идиотом, так как был одет в одобряемый Кэрроу ужас. В своём основательно обшитом кожаном тёплом плаще с кучей лент и медными, декорированными черепами кнопками спереди он не вписывался в оранжевую, пластиковую эстетику местного супермаркета. Выгравированные черепа и акантовые листья на стальных мысах его ботинок тоже не слишком помогали.
   - Поспеши, Тимоти, - оторвал его от грустных мыслей голос матери. Злобно фыркнув, он толкнул заполненную тележку за ней. Проведя так много времени за последнее десятилетие в волшебном мире, он только сейчас понял, что не осознавал до этого насколько странными были супермаркеты. Возьмите например нарезки; они бывают двух видов, на двоих и на четверых. А если тебе нужно накормить троих? Тебе, что, покупать на двоих и оставлять одного голодным, или покупать на четверых и съесть три четверти? Он попытался аккуратно изложить свою точку зрения маме, но она его похоже совсем не поняла и они перешли в овощной отдел, где он указал на полную бредовость той ситуации, что у шести разных типов печёных бобов очень похожие этикетки. Зачем всё это? Они что, думают, что люди настолько глупы, что их можно обманом заставить купить не тот бренд? Может это какой-то заговор... контроль над разумом и манипуляции по средствам пищевых добавок.
   - Не глупи, Тимоти! - только и ответила ему на это мама.
   А потом он заметил охранника уже в третий раз. Он за ними следил и, очевидно думал, что делает это незаметно, но все эти слащавые улыбочки вкупе с рацией наготове. Фаулкс осторожно проанализировал его. Больше сорока, но меньше пятидесяти, судя по его седеющим, редеющим волосам а также потому как здоровяк дышит, долгой погони он не выдержит, возможно бывший полицейский, вероятно в отставке, определённо изнывает от скуки.
   Он прошелся туда сюда и отправился в отдел паштетов и масел, пытаясь выглядеть непринуждённо, но Фаулкс знал, что он задумал. Если отойти на два прохода назад, просочиться через отдел пасты и риса, а затем через отдел моющих средств, для дома, то он сможет подкрасться к охраннику сзади и устроить ему старый добрый, мде... ну, по крайней мере, заставить его подпрыгнуть. Увидев свой шанс он схватил маму под локоток, когда она вышла, нагруженная мылом и не слушая её возражений повёл её за собой, вслед за изворотливым охранником, обходя других посетителей супермаркета.
   Обогнув витрину с "волшебными" тряпками для вытирания пыли в отделе моющих средств, для дома, он к своей радости понял, что удача им благоволит. Отпустив протестующую миссис Фаулкс, он прокрался вперёд и легонько толкнул тележку для покупок в охранника. Охранник был так сосредоточен на слежке за щуплым, изворотливым человеком в странном кожаном плаще, что высоко подпрыгнул и даже вскрикнул от неожиданности, судорожно пытаясь при этом подхватить рацию, чтобы не дай Бог, дорогущая электроника не разбилась. Яростно крутанувшись на месте он встретился взглядом с ухмыляющимся Фаулксом, чуть наклонившимся вперёд, держа магазинную тележку за ручку.
   - Привет, - промурлыкал Фаулкс по мере того как лицо охранника бледнело, краснело, а затем стало пятнисто-серым и на этом остановилось. - Я не мог не заметить, - продолжал Тимоти, - что рамки супермаркета вам не подходят. Он вытащил из кармана одну из своих визиток и протянул её нервному охраннику, опасливо уставившемуся на неё. - Мой наниматель никогда не откажется от надёжного персонала в охране. - Позвоните мне, и я устрою вам собеседование. И толкнув вперёд тележку прошел мимо потрясённого охранника, на последок ухмыльнувшись ему. Миссис Фаулкс старалась не отстать от своего широко шагающего, непослушного сына.
   - Ей Богу, Тимоти! - начала миссис Фаулкс. - Зачем было устраивать это ребячество, а тем более на публике. - Мне ещё никогда в жизни не было так стыдно...
   Охранник посмотрел им вслед, Строгий голос женщины становился всё неразборчивее по мере того, как они удалялись, а затем снова посмотрел на визитку. На плотном куске кремового пергамента простым шрифтом было нанесено имя, Тимоти Фаулкс, телефонный номер и изображение двуглавого орла с расправленными крыльями, одна голова которого смотрела прямо на него, обратная сторона была чистой.
  
   ***
  
   Вильям Фаулкс тяжело вздохнул, закончив работу, которую взял с собой из офиса; причину его беспокойства легко можно было увидеть в окно, снова размахивающую этим безумным мечом. Тимоти, его младший сын, почти что белая ворона в семье, был причиной беспокойства уже много лет с тех самых пор как получил письмо из той Шотландской школы Хогвартс. Уже одно то, что бедный мальчик оказался волшебником, было достаточным поводом для беспокойства, и это в семье исправно поставляющей обществу среднего класса докторов, учёных, адвокатов и даже иногда военных, но чем вообще занимаются волшебники?
   Когда Тимоти окончил Хогвартс с, видимо, очень высокими баллами, мальчик сделал всё, чтобы получить работу в правительстве... только чтобы столкнуться с магической кирпичной стеной предубеждения. То, что он был первым волшебником в семье, совсем не помогало его политической карьере, то что он был гораздо талантливее своих чистокровных коллег только ещё более усугубило проблему, не оставив бедному парню иного выбора, кроме как чистить сортиры в министерстве и надеяться на то, что его кто-нибудь заметит. Семья уже собиралась вмешаться, когда Тимоти наконец получил тёплое местечко секретаря одного из новых членов Визенгамота по имени Аллесандол Кэрроу... а четыре месяца спустя он ворвался домой страшно обиженным на своего нанимателя... и странно изменившимся, причём отнюдь не в лучшую сторону... эти ужасные золотые зубы, мрачный и агрессивный гардероб, нервозность, одержимость физкультурой, курение, бессонница, признаки паранойи, анти социальное поведение, отсутствие аппетита... когда же это кончится? Более чем когда-либо Вильям Фаулкс сейчас жалел о том, что позволил своему сыну поступить в эту странную шотландскую школу. Ей Богу, неужели всё может стать ещё хуже? Услышав трель дверного звонка он поднялся на ноги и озадаченный, пошел открывать, они же сейчас вроде никого не ждали. Открыв дверь он упёрся лицом в грудь настоящей стены из чёрной кожи со шнуровкой, медными заклёпками в виде черепов и при этом обильно обшитой. Он медленно поднял взгляд выше... и ужасающие исчадие улыбнулось ему как тигр, глядящий на загнанного в угол оленя.
  
   ***
  
   Молчание затягивалось, Тимоти сидел на софе, скрестив руки, ядовито глядя на своего нанимателя, сам Кэрроу, казалось, не обращал внимания на враждебность своего секретаря; с удовольствием макая имбирный бисквит в чай. Вильям нервно ёрзал на месте, чувствуя себя некомфортно в своей собственной гостиной, ощущая, как его задевают отголоски этой незаметной беседы без слов между двумя мрачными, задумчивыми фигурами, а он не имеет ни малейшего понятия о её содержании. Он был уверен, что как-то встречал разведённые парочки, которые вели себя ещё хуже, но никак не мог припомнить, где и когда это было.
   Тимоти угрожающе прищурил глаза, глядя на громадную фигуру Кэрроу. - Ну? - выплюнул он.
   Кэрроу поднял голову, проглотил недожеванный бисквит и состроил невинные глазки, выражение это было настолько чуждым на лице этого явно жестокого человека. Тимоти усмехнулся, его причудливые золотые зубы при это опасно блеснули в свете, падающем из окна сквозь тюль.
   - Ну, так! - наконец раздался наигранный, вымученный голос Вильяма в давящей тишине, а улыбка его так вообще выглядела какой-то комичной. - Так я оставлю вас побеседовать наедине, - сказал он, прежде чем практически выбежать из комнаты.
   - Теперь вы понимаете? - практически прошипел Тимоти, - или до сих пор смеете отрицать очевидное?
   Кэрроу отставил чашку и откинулся в протестующее заскрипевшем кресле с нечитаемым выражением на лице.
   - После того как ты ушел, юные леди высказались в твою защиту. - они были очень... злы из-за того, что я сильно тебя обидел, - великан вздохнул, борясь с незнакомыми чувствами. - Энни спросила меня, что бы я почувствовал если бы кто-то... изуродовал мою броню, - он снова уставился в потолок, - моя броня - священный реликт, а я всего лишь очередной гвардеец, которому доверена честь... и я не думаю, что твои зубы тоже. Он снова сделал паузу, глубоко задумавшись. - Думаю Энни пыталась вызвать во мне чувство надругательства... почти позора... которое ты пережил... в связи с этими зубами... - он попытался улыбкой показать как сильно сожалеет о том к чему привело его простое желание сделать как лучше.
   Наклонившись вперёд в запротестовавшем кресле он пристально уставился на своего секретаря. - Тимоти, ты работаешь на меня, а следовательно я в ответе за тебя, я должен обеспечить тебя всем необходимым для жизни... чтобы ты мог полностью сосредоточиться на выполнении своих обязанностей...
   Тимоти раздраженно вздохнул и уронил голову на руки, Кэрроу опять сел на своего конька и начал лекцию о долге и о том чего им следует ожидать друг от друга.
   - Вы ведь так и не поняли, почему я расстроился, не так ли? - усмехнулся он, грубо прервав монолог Кэрроу. Великан уставился на него совершенно озадаченно, что было видно по его неестественно зелёным глазам.
   - Вы знаете, что я подразумеваю под личным пространством? - спросил Тимоти.
   Кэрроу подозрительно сощурил глаза, не понимая, куда это клонит его визави. - Нет, - наконец-то выдавил он, слегка покачав головой.
   - Ну, давайте я продемонстрирую, - улыбнулся Тимоти в очень настораживающей манере, в которой на него обычно смотрел сам Кэрроу, затем он поднялся с софы и обошел кофейный столик.
   Кэрроу внимательно следил за ним, очевидно, ожидая неких насильственных действий от своего секретаря. Тимоти слащаво улыбнулся ему, затем наклонился вперёд и ущипнул гиганта за нос. Отпрянув от неожиданности, Кэрроу почти сломал спинку бедного, несчастного кресла, его руки рефлекторно поднялись, защищая лицо а с губ сорвался рык.
   - Вот это, - покровительственно сказал Тимоти, - называется личным пространством... а теперь что касается курения. С этими словами он вышел из комнаты, а Кэрроу смотрел ему в след с нечитаемым выражением на лице.
  
   ***
  
   - Ты мне нужен, - раздался у него над ухом нереально глубокий голос, оторвав Тимоти от созерцания семейного сада, он повернулся к подошедшему почти бесшумно Кэрроу.
   - Я... пока что доволен твоим прогрессом в ученичестве, - продолжил Кэрроу. - У тебя есть потенциал, чтобы делать... великие вещи, - прямо сказал великан. - Я не хочу тебя потерять, - продолжил он, как показалось Тимоти почти... с мольбой.
   - Ученичестве? - спросил Тимоти, удивлённо приподняв одну бровь. - Я всё это время считал, что я, ваш секретарь.
   Кэрроу улыбнулся ему, пока он затягивался чёрной сигаретой с золотым фильтром, блестящем в водянистом солнечном свете. - Ученичеством на кого? - прошипел Тимоти, хотя противное подозрение уже зародилось у него где-то в районе живота. У него появилось ужасное предчувствие, потому как куча всяких странных вещей, которые заставлял его делать Кэрроу, внезапно начали обретать странный, и очень неприятный смысл.
   - На инквизитора, конечно, - заявил Кэрроу, пристально глядя на него сверху вниз.
   - Мистер Кэрроу... - начал Фаулкс зажмурив глаза, не веря в то, что слышит. - Сейчас двадцатый век. - Я могу понять, что в сорок первом тысячелетии... инквизиция жизненно важна для выживания всего человечества, как и Адептус Астартес, Имперская Гвардия и другие организации Империума, о которых вы мне рассказывали... но сейчас? - Ситуация иная. - Мы совсем не сталкиваемся с теми же угрозами что и вы. Он ещё раз затянулся сигаретой и озабоченно посмотрел на Кэрроу.Такими темпами здоровяк скоро привлечёт к себе внимание огромных и опасных организаций и что тогда... Да, Кэрроу был внушителен, но...
   В глазах Кэрроу появился опасный блеск. - Инквизиция всегда нужна, - заявил он. - Наша работа никогда не заканчивается. - Если нет внешней угрозы, то всегда есть внутренняя: мутанты, еретики, пораженные скверной... они никогда не заканчиваются...
   Он указал на Фаулкса массивным указательным пальцем, рубиновые глаза черепа на кольце поблёскивали в осеннем солнечном свете. - И у тебя парень есть менталитет и потенциал, чтобы встать в наши ряды.
   Фаулкс пялился на него с открытым ртом, а сигарета выпала у него из пальцев.
   - Ты хочешь провести остаток жизни в качестве жалкого бюрократа? - требовательно вопросил Кэрроу. - Или, может быть даже, политика? - прошипел он так, будто само это слово было грязным. - Я не буду к тебе добр, ты меня возненавидишь, а сами тренировки... они... изменят тебя. Фаулкс резко закрыл рот; в словах гиганта был смысл. Если бы он не получил бы место секретаря при Кэрроу, он бы до сих пор бы чистил унитазы для чистокровных, или, если бы ему очень повезло, устроился бы на низкооплачиваемую должность мелкого клерка; если конечно не попытал бы счастья в обычном мире. Ну и что, что Кэрроу был опасным маньяком с безумным распорядком дня, зато рядом с ним жизнь никогда не будет скучной, и может быть именно он сможет предотвратить преждевременное отправление в могилу этой упрямой кучи мышц во время очередной самоубийственной миссии и возможно не дать ему получить контроль над всей человеческой расой... а сколько нового он может узнать...
   - Я согласен, - промурлыкал Фаулкс также пристально глядя на Кэрроу.
   На лице Кэрроу нарисовалась хищная улыбка и он протянул свою массивную ладонь для рукопожатия Фаулксу. - Добро пожаловать в инквизицию, Тимоти!
  
   ***
  
   - Конечно же, будут условия, - заявил он, когда они вернулись в гостиную. - Энни и я практически в одиночку ухаживаем за Берлогой, и хотя домовые эльфы сильно помогают, их совершенно недостаточно. - Дому нужна нормальная прислуга, - заявил он, ткнув Кэрроу в грудь, чтобы придать весомости своим словам, - и люди, чтобы следить за участком, - добавил он, - а то у вас там не сад, а натуральное позорище.
   - Но ты вернёшься, - с надеждой спросил Кэрроу. - Иначе мне придётся похитить тебя, - ребячески ухмыльнулся он. Тимоти фыркнул, всем своим видом показывая что ему не смешно.
   - Хорошо, хорошо, - Кэрроу радостно подпрыгнул на пальцах из за чего потолок подвергся нешуточной опасности, - теперь, когда этот вопрос улажен, у меня есть кое что, по поводу чего мне важно твоё мнение, - с этими словами он вынул из кармана баночку из под джема. Тимоти выпучил глаза при виде быстрой смены настроений великана.
   Он посмотрел на выставленную перед ним баночку. - Очень интересная баночка, если не ошибаюсь в такие фасуют лимонный мармелад, - Кэрроу покачал головой и губы его скривились в саркастической усмешке.
   Тимоти ухмыльнулся, а затем повнимательнее посмотрел на содержимое баночки. Внутри сидел очень уродливый жук, ползал кругами по дну и временами с разгону бился о стенки банки. Странно посмотрев на Кэрроу он достал палочку и произнёс несколько простейших определяющих заклинаний над пленённым существом. Результаты оказались очень интересными.
   Фаулкс откинулся в кресле. - Это либо трансфигурированный человек, либо анимаг, если судить по количеству магии, которая от него исходит.
   Кэрроу кивнул соглашаясь. - Именно поэтому я и поймал это гнусное создание, что-то в нём... не так, слишком большая аура для простого жука. - Теперь остаётся только узнать, кто есть кто?
   Тимоти внимательно изучил жука, восхищаясь текстурой его крыльев. - В министерстве есть записи о всех зарегистрированных анимагах, но это конечно скажет нам только о тех анимагах, которые открыто зарегистрировались... погодите ка... - нахмурился он, почему эти странные разводы вокруг глаз маленькой твари выглядят так знакомо, и тут до него дошло. Резко поставив банку на место, к большому неудовольствию жука, он буквально подпрыгнул со своего места и выбежал из комнаты. Из-за двери показалась обеспокоенная голова Вильяма Фаулкса, двое мужчин обменялись взглядами, а затем Кэрроу пожал плечами, не менее озадаченный чем Фаулкс старший. Тимоти почти бегом ворвался в комнату чуть не сбив собственного отца, триумфально неся в руке свой приз. Им оказался утренний Ежедневный Пророк, открытый на странице со статьёй под названием: "Пропал талантливый репортёр", который Тимоти и выложил на кофейном столике перед Кэрроу. Схватив банку он сунул её в руки Кэрроу. - Сравните отметины вокруг глаз этого существа, с очками Скиттер, - всё ещё немного запыхавшись сказал он, но на лице его была победная ухмылка.
   Кэрроу прищурил глаза, пристально рассматривая жука, ползающего по дну банки, а затем перевёл взгляд на фотографию в газете. Уродливые очки женщины были очень узнаваемы. На его лицо медленно наползла улыбка. Теперь многое обретало смысл; скандальная журналистка, самого худшего толка, умеющая превращаться в жука и таким образом получая доступ к различным местам и информации, да так, что никто в здравом уме её не заподозрит. Ах как хорошо он это использует, что за чудесный подарок попал ему в руки. Он повернулся к Тимоти, улыбка на его лице стала совершенно дикой.
   - Думаю, в твоих словах есть смысл. Фаулкс ухмыльнулся ему в ответ не менее опасной улыбкой и выгравированные на его зубах черепа в готических золотых арках, заблестели в солнечном свете.
  
   ***
  
   Дамблдор задумчиво потягивал тыквенный сок, глядя, как студенты общаются между собой за ужином, после очередного полного уроков дня. Потолок зала повторял ясное, звёздное небо снаружи; ночь определённо будет морозной, признаки приближающейся зимы уже не за горами. От созерцания Млечного Пути его отвлекло яростное шебуршание со стороны входа для сов рядом со стрехой. Подняв озадаченный взгляд он увидел как из арки, огораживающей вход для сов, как пробка из бутылки вылетела амбарная сова, засыпав всё вокруг небольшим дождём из перьев. Ошалевшая сова буквально карабкалась по воздуху самым недостойным образом к центральному столу, а затем практически бросила конверт в Дамблдора. Не задумываясь над тем поймает он его или нет сова спикировала прямо в тарелку с его тушеной говядиной, а затем прямо в ней отключилась от шока.
   Письмо прямо таки пульсировало магией, настолько, что даже видимо светилось от неё. Спереди, могущественной рукой было просто написано "Альбусу Дамблдору". Намерение в этой надписи было столь ясным, мощным и горящим в каждой линии, каждой завитушке красивого подчерка, что Дамблдору казалось, что оно и само по себе могло бы достичь адресата без всякой совы, такова была мощь намерения, заключённая в его имени, начертанном на конверте.
   Взяв салфетку, он осторожно взял нервирующий объект и быстро вышел из зала, игнорируя разинутые рты преподавателей и шепотки студентов.
  
   ***
  
   Письмо лежало на его столе, словно неразорвавшаяся бомба, тихонько пульсируя само по себе. Дамблдор нервно перебирал пальцами собственную бороду, пытаясь понять, кто же мог быть отправителем этой... корреспонденции. Это определённо не кто-то из его обычных контактов, он никогда раньше не видел такого весьма характерного подчерка... так кому же новому он недавно писал? Он несколько раз писал таинственному знакомому Кэрроу так и не получив ответа... он быстро глянул на письмо. Может этот таинственный индивидуум наконец ответил? Это было единственным, что он мог вообразить. Осторожно он потянулся за письмом, вот только его действия были прерваны очень возбуждённым Фокусом, с размаху плюхнувшимся на письмо и яростно начавшим об него тереться, расправив крылья, буквально купаясь в источаемой этим посланием ауре и даже катаясь по нему, словно письмо было ванной магической пыли. Немного повоевав с ним, Дамблдору удалось таки извлечь свою почту из-под крайне возбуждённого феникса. Фокус недовольно на него уставился и начал несчастно чирикать, печально опустив крылья. подходя поюлиже и периодически кидая на своего фамильяра полные надежды взгляды.
   - Возможно мы сможем прийти к некоему компромиссу? - спросил Дамблдор, одарив своего фамильяра лёгкой улыбкой. Феникс тут же повеселел и начал радостно чирикать.
   Итак, Дамблдор наконец смог прочитать своё письмо в то время как Фокус радостно тёрся об открытый и пустой конверт. И каким же обескураживающим было это письмо, оно поднимало вопросов больше, чем давало ответов. Отправитель был необычайно вежлив, но очень скрытен всякий раз, когда вопрос касался личной информации.
   Дамблдор откинулся в кресле и глубоко задумался, невидящим взглядом глядя на Фокуса, счастливо посапывающего всё ещё лёжа расправив крылья на открытом конверте. Кем же был этот невероятно могущественный волшебник, которого Кэрроу похоже уже знал? И почему он до сих пор не главный игрок в Магическом Мире?
  
   Глава 4
  
   Раз... два... три... четыре... пять... шесть, снова стена; Рита Скиттер повернулась и побрела обратно через камеру, в которой обнаружила себя около... несколько... ну, она не знала точно когда именно здесь оказалась и сейчас не могла точно сказать сколько времени прошло с тех пор. Постоянный искусственный свет в помещении без окон был просто вездесущим, расшатывая её нервы, лишая сна, делая её дёрганной. Большую часть времени она проводила лёжа на узкой скамеечке, идущей вдоль одной из стен камеры, завернувшись в тонкое одеяло, постоянно ворочаясь, пытаясь скрыться от вездесущего света, но так и не смогла нормально отдохнуть. Может ей что-то подмешали в кашу, продолжал нашептывать ей её параноидальный разум, или нечто в воздухе, или этим чем-то пропитали одеяло, чтобы эта гадость всосалась ей в кровь через кожу?
   Она снова пошла в обратном направлении, безрезультатно пытаясь стянуть с себя отвратительные мешок, единственную одежду, которую ей оставили. Бесформенный и коричневый, он едва прикрывал ей колени, заставляя ощущать себя полностью беззащитной, ввиду полного отсутствия нижнего белья она кинула презрительный взгляд в сторону маленького, отвратительного био туалета в углу и продолжила расхаживать как зверь в клетке. Поначалу она пыталась барабанить в дверь, выкрикивать угрозы и даже умолять, но никто так и не ответил. Никаких звуков снаружи она также не услышала. Она попыталась принять форму жука, однако, к большому сожалению, обнаружила, что сейчас совершенно не может этого сделать. Неужели кто-то полностью отрезал её от магии? Запертая в этих угрюмых серых стенах она была абсолютно беспомощна, потеряв жизненно важную часть себя. Она кричала и плакала, она даже разбила себе руки в кровь об эти проклятые стены, прежде чем скатиться в неизбежную серую монотонность. Из неё постепенно утекало всё, что делало её собой.
   В конце концов, она оставила все попытки сбежать, горло её саднило, а руки были сбиты в кровь. Никто так и не пришел; о ней все забыли, она сгинула в этой маленькой комнате. Покусывая свои иуже изрядно израненные пальцы она прошлась обратно к двери и дотронулась до неё, словно надеясь, что на этот раз дверь откроется от прикосновения её пальцев. Но дверь была недвижима, так что она медленно повернулась и направилась к противоположной стене. Уткнувшись лицом в безликую бетонную поверхность, она старалась не обращать внимания на высокий, визжащий свист в ушах, звук, которого вроде как не должно было быть, но она никак не могла от него избавиться.
   Позади неё раздался тихий, но отчётливый щелчок, а за ним последовало ощутимое движение воздуха. Должно быть, время кормёжки в этом зоопарке, со смешком подумала она и отчаянно попыталась сглотнуть. Медленно повернувшись, она ожидала увидеть этих отвратительных, скелетоподобных созданий, ежедневно приносивших ей еду. Безэмоциональные автоматы пугали её до дрожи своими плохо скрываемыми человеческими костями и пустыми глазницами.
   Глаза её расширились от шока, когда вместо них она увидела невероятно огромную фигуру в чёрной мантии, лицо которой было скрыто в тени глубокого капюшона. С пояса её, свешивались три черепа, подвешенные на цепях покрытых разными символами и сверкающих в постоянном свете её камеры, легонько позвякивая всякий раз, когда угрожающая фигура двигалась.
   В её еду определённо что-то подмешали, не может быть, чтобы кто-то естественным образом так вымахал. Она прижалась спиной к стене и опустилась на пол, стараясь казаться как можно меньше и в попытке защититься обхватила руками колени. Кто знает, что эта громадина от неё хочет? Мрачная фигура склонилась над ней, вероятно осматривая её, а затем потянулась к ней. Скиттер отчаянно попыталась отползти, но огромная безжалостная фигура вряд ли заметила эту её попытку т потащила её за собой несмотря на её брыкания.
   Фигура, тащившая её прошла по непримечательному коридору в другу. комнату. Затем, силой уложив её на металлический стол, начала её к нему привязывать. Она отбивалась как могла, она плакала, кричала и умоляла, но неизвестный кто-то продолжал свои дела несмотря ни на что. Как какая-то неумолимая стихия он всё продолжал и продолжал... не проронив ни слова.
   Неспособная ни на что, кроме как пялиться в потолок и скулить, Скиттер лежала на столе, слыша негромкий перестук металла о металл. Когда гигант снова появился в её поле зрения, то в руке его, аккуратно зажатая между большим и указательным пальцами, находилась длинная и тонкая игла ,похожая на булавку для шляпы, тупой конец которой был выполнен в виде искусно выделанной фигурки человека, испытывающего невыносимые страдания. По мере того как игла начала приближаться к её беззащитному телу, Скиттер начало неконтролируемо трясти,а когда началась боль из глаз её брызнули слёзы.
  
   ***
  
   Моргнув она открыла свои красные от плача и недосыпа глаза и упёрлась взглядом в знакомые серые стены, а ненавистный биотуалет булькал где-то в углу. Скиттер дрожа, слабо и неуверенно приподнялась на руках, радуясь уже тому, что рядом не было этого монстра с иголками. Однажды её держали под круциатусом, была там одна отвратительная история с одной из самых тёмных личностей в Ноктюрн Аллее. Так вот, это было гораздо хуже того круциатуса, круциатус всё-таки не такой направленный. Опасливо закутавшись в одеяло она свернулась калачиком в уголке и всё ждала... и ждала... в этой серой монотонности маленькой комнаты.
  
   ***
  
   Слабо моргнув, Скиттер нахмурилась в оцепенении. Она лежала на чём-то мягком, а что-то плотное и тяжелое укрывало её и прежде всего она ощущала себя чистой, она даже не могла припомнить, когда в последний раз ощущала себя чистой. Медленно и боязливо она приоткрыла глаза чуть больше и удивилась тому, что увидела. Над ней нависал балдахин, весёленько расшитый листьями аканта и ангелочками игриво гоняющимися за птичками (прим пер. в оригинале использовался термин путти, что означает обнаженные крылатые малыши, часто встречаются в искусстве Ренессанса, классицизма и барокко, но я оставил ангелочков потому как подумал что мало кто из читающих знает что такое путти , кстати, амурчики часто рисуемые на открытках ко дню святого Валентина, тоже относятся к путти). Наверное она умерла и это её посмертие, а может быть она всё ещё жива, только бредит находясь всё в той же ужасной серой камере. Быть того не может, чтобы ей привиделось нечто настолько ужасное. Закрыв глаза, она снова провалилась в сон.
  
   ***
  
   Продираясь сквозь её нынешнее заторможенное состояние, она уставилась в пустую чашку перед собой, гадая, куда же заведёт её нынешний, до крайности странный поворот судьбы.Напротив неё сидел Тимоти Фаулкс, секретарь этого монстра, или личный ассистент, она не была до конца уверена в том как точно называется его должность, и тихонько намазывал масло на тост, а за дальним концом стола сидел собственно сам монстр, ворча и что-то злобно бормоча себе под нос над тарелкой с кашей. Временами здоровяк кидал злобные взгляды своих зелёных глаз, однако она не могла сказать точно, кому они предназначались, ей, или Фаулксу. Однако, Фаулкс, похоже, его абсолютно игнорировал.
   Сама комната тоже не способствовала разрешению ситуации; архитектурно она в основном была выполнена в норманнском стиле с геометрически правильными резными колоннами, раскрашенными в яркие цвета, видимо очень нравившиеся первым здешним обитателям. А уж сочетание всего этого с мебелью в стиле арт-деко, двусторонними коврами на средневековом полу и угрожающей кованной каминной решеткой с китайскими мотивами, создавало в комнате... настроение. Она ощущала себя словно а гостях у своего нелепого дядюшки, которого видела раз в год на рождество. Судя по всему где-то в шестнадцатом веке, кто-то пробил арку из каминной комнаты в соседнее помещение, в котором устроил роскошную по тем временам оранжерею. За ней сейчас был виден сад с цветниками и клумбами. Хотя создавалось такое впечатление, что сад был долгое время заброшен и им снова занялись всерьёз только недавно. Рита в восхищении смотрела как мимо них по гравийной дорожке в маленькой, изначально магловской машинке, волочащей за собой прицеп полный опилок, проехал пузатый человек средних лет.
   - Ещё чаю, мисс Скиттер? - спросил Фаулкс, прерывая её раздумья. Она перевела взгляд на молодого человека со шрамами на щеках, смотрящего на неё с натянутой улыбкой, держа в руках серебреный чайник и ситечко. Она улыбнулась и слегка заторможено кивнула, подавая свою чашку. Фаулкс аккуратно налил чая в её чашку, а затем добавил немного молока и передал чашку обратно ей, попутно бросив на неё оценивающий взгляд.
   - Вам надо постараться больше кушать, - продолжил Фаулкс, подавая ей корзиночку с тостами, - как никак вы пережили сильный шок от того, что кто-то так грубо потыкал в Вас иголками, - на этих словах он бросил хмурый взгляд в сторону своего гигантского работодателя, который в ответ на это зарычал как рассерженный быко-носорог. - Вам нужно поправить здоровье.
   Взяв один тост, Рита немного надкусила его несмотря на отсутствие у неё в данный момент аппетита.
   - Итак... теперь перейдём к тому, почему вы сейчас здесь, мисс Скиттер, - продолжил Фаулкс. Рита похолодела. Тост выскользнул у неё из пальцев и упал на белое, китайского фарфора блюдце. Она отчаянно желала, чтобы сейчас её голова не была такой затуманенной, что все слова, казалось доносились до неё как сквозь вату. Почему они похитили её? Что за глупый вопрос; она незарегистрированный анимаг, к тому же скандально известная журналистка, да от этой ситуации за милю несёт шантажом.
   - У нас есть информация, и нам нужен квалифицированный и опытный журналист, чтобы... донести её до людских масс самым скандальным из всех возможных способов, - ухмыльнулся Фаулкс, - и информации этой у нас столько, что хватит на то, чтобы развалить Визенгамот к Мордредовой бабушке.
   Репортёрское чутьё Риты заработало как никогда. В министерстве Кэрроу имел репутацию человека, знающего по любому вопросу магического правительства больше остальных. Она посмотрела на огромного, угрожающе выглядевшего человека на другом конце стола, в данный момент прищурившись, смотрящего на них со злобным выражением на лице.
   - Как насчёт небольшой демонстрации? - промурлыкал Фаулкс с хищной улыбкой. Рита встрепенулась. Затуманенная у неё голова или нет, а горяченький материальчик интересовал её, в каком бы состоянии она ни была. Фаулкс толкнул ей по столу неприметную папку с документами, а затем внимательно уставился на заторможенную женщину. Возможно он слегка переборщил с успокоительными.
   Рита внимательно осмотрела документ, удостоверяющий право на владение землёй и нахмурилась, изо всех сил стараясь прорваться сквозь туман, всё ещё окутывающий её разум после успокоительных. Документ казался вполне правдоподобным и представлял собой договор, заключённый между Жофреем Гойлом и Лукрецией Миппс. Всё в порядке, всё законно. Она озадачено посмотрела на Фаулкса.
   - Смотрите, - сказал он с лёгкой улыбкой взмахнув палочкой над документом и пробормотав короткое заклинание, призванное определить подлинность документа. Подпись Лукреции Миппс окрасилась грязно-красным, в то время как подпись Жофрея Гойла стала ярко зелёной.
   Рита уставилась на это с открытым ртом. Подпись мисс Миппс была поддельной, а значит, со сделкой купли-продажи семейной фермы Миппсов что-то было очень нечисто. Но, как же это избежало внимания Департамента Земель и Собственности, имеющего репутацию невероятно въедливого? Прогнило что-то в нашем министерстве. Рита посмотрела на документ так, будто в нём содержались секреты мироздания. Интересно, куда это заведёт и ведь в министерстве есть и более грязные дела? Все знали, что в администрации Фаджа присутствует определённый уровень коррумпированности, но насколько глубоко она пустила корни? Покашливание отвлекло её от этих молниеносно скачущих в её голове несмотря на несколько заторможенное нынешнее состояние мыслей.
   - Интересно, а? - промурлыкал Фаулкс, слегка улыбнувшись. - Там, откуда мы это достали, есть ещё очень много подобного, причём всё - достоверная информация и если вы за это возьмётесь, вашь труд не останется без должного финансового вознаграждения. Он снова натянуто улыбнулся изворотливой женщине. Может сейчас она и не в том состоянии, однако Фаулкс не питал иллюзий относительно того насколько опасной она может быть с пером в руках.
   - Но, так как у вас есть некоторая... репутация, человека, кусающего руку, 4которая его кормит, - Фаулкс с удовлетворением отметил лёгкий маниакальный блеск, промелькнувший в её взгляде при этих словах. - Так что... моему работодателю и мне нужна некоторая страховка, - он протянул ей очередной документ из папки, - вашего хорошего поведения. Он положил контракт перед отчаянной журналисткой, а затем присовокупил к нему кровавое перо.
   - Подписывайте, мисс Скиттер, - сказал он с натянутой улыбкой.
   Рита внимательно изучила контракт на предмет подвоха, изо всех сил стараясь пробиться сквозь туман, окутывающий её мысли. Воды в контракте практически не было. Она конечно не сможет рассказать о вмешательстве Кэрроу, что очень жаль, ведь могла бы получиться отличная история. С другой стороны она сможет покопаться в великолепном грязном белье и вытащить на свет Божий просто замечательных скелетов в шкафу. Даже то, что она была накачена успокоительными по самые брови не помешало ей хитро улыбнуться в тот момент, когда она ставила кровавым пером свою размашистую подпись с завитушкой под контрактом.
  
   ***
  
   - Поздравляю, - раздался позади него глубокий, рокочущий голос. Фаулкс аж подпрыгнул, слегка дёрнувшись, оторвавшись от изучения только что подписанного контракта и чуть не пролил свой чай. Повернувшись, он вопросительно посмотрел на угрожающую фигуру Кэрроу.
   - С твоим первым агентом, - пророкотал он с лёгкой улыбкой. - Первый всегда запоминается, - продолжил он с нотками ностальгии в голосе.
   Фаулкс некоторое время обдумывал недавние действия своего работодателя, ведь этот брутальный, покрытый шрамами здоровяк всего год назад по времени магического мира был невинным маленьким мальчиком.
   - Зачем? - спросил он.
   Кэрроу слегка склонил голову. - Что зачем? - слегка озадаченно поинтересовался он.
   Фаулкс посмотрел на пустое кресло, которое недавно занимала Рита Скиттер. - Зачем пытки? - разъяснил он. - Мне казалось, что вы... - он сделал паузу, пытаясь получше подобрать слова. -... не тот человек который в обычных условиях добровольно пойдёт на такое.
   Лицо Кэрроу закаменело и он устремил свой взгляд в сторону сада, где сейчас над небольшим костром, в котором сгорал садовый мусор, в серое осеннее небо поднимался столб дыма.
   - Это стандартная практика инквизиции... очищение болью виновных в ереси, в мерзком принятии скверны... мутации, - Кэрроу уставился на Фаулкса пугающе пристальным взглядом зелёных глаз. - Мисс Скиттер виновна в извращении совершенства человеческой формы... добровольном унижении себя, становлении недочеловеком... и не просто недочеловеком, а жуком! - невероятным усилием воли он успокоил дыхание. - Я был невероятно мягок с этой женщиной, так как она слишком полезна, чтобы немедленно её убивать.
   Тимоти осторожно держал на лице маску, чтобы не дай Бог Кэрроу не уловил даже малейшего колебания в его мыслях
   - Но вы же не... не приемлите подобных методов, я имею в виду пытки... вы занимаетесь ими только потому, что от вас этого ждут... или по привычке...
   Пожав плечами сидя за обеденным столом, Кэрроу глубоко задумался над борьбой со своим отвращением к физическим пыткам. Где в них честь, где служение человечеству в причинении боли уже пойманным и связанным пленным, в не зависимости от того, сколь ужасны были их преступления? Да нигде! Если бы Скиттер с криками бросилась на него, размахивая хоть веточкой сельдерея, он бы с радостью убил бы её; это, в конце концов, её проблема, что она подобрала никчёмное оружие. Но... что если от него не ждут причинения боли, что если это только привлечёт к нему ненужное внимание, а этого он хотел избегать как можно дольше, ибо это может помешать исполнению его планов Во Славу Бога-Императора, ну...
   Он подошел к Тимоти, его юный ученик сейчас задумчиво смотрел на потихоньку возрождающийся сад. Юноша повернулся, стараясь не выказывать удивления внезапным появлением начальства позади него. Подняв взгляд выше, он вопросительно приподнял бровь.
   - Как относятся к применению очищающей боли в эту... эпоху? - поинтересовался Кэрроу.
   Тимоти моргнул, уж этого он точно не ожидал, но Кэрроу был мастером сюрпризов. - Пытки любого рода полностью запрещены в этой стране уже несколько веков, существует даже международное соглашение, Женевская Конвенция, объявляющая незаконным подобное... обращение с другими людьми. - В общем, подобные действия считаются нецивилизованными, - закончил Тимоти, внимательно наблюдая за реакцией Кэрроу. Здоровяк задумался, и даже забеспокоился, что было отнюдь не хорошим признаком. Фаулкс мельком подумал что такое частое задирание головы, в конце концов, доведёт его до шейного артрита уже в раннем возрасте.
   - Я очень беспокоюсь за Вас, - продолжил он, мягко положив ладонь на руку Кэрроу, - что вы можете попасть в такие большие неприятности, что даже вам будет сложно найти выход.
   Кэрроу не ответил, пораженный проявлением привязанности к нему. Молчание болезненно затягивалось, пока он наконец не вздохнул и сунув руку в глубокий карман своей простой домашней мантии и достал оттуда тоненькую коробочку, в которой хранился единственный подарок, полученный им от учителя - его драгоценные иглы. Он передал их Тимоти.
   - Сохрани их для меня, - сказал он прежде чем обойти своего гораздо более низкорослого чем он сам секретаря и через оранжерею выйти в сад. Осенний воздух был хрустящим и освежающим, опавшие листья уже были собраны в золотистые сугробы и разнесены по углам. Кэрроу осмотрел огромный, огороженный сад, а он ведь поначалу не хотел тратить деньги на организацию подобного места, но Тимоти настоял, и как показала практика, в конце концов, парнишка оказался прав. Сад был приятен глазу и даже успокаивал своей геометрической планировкой и упорядоченным дизайном. Он некоторое время прогуливался по гравийным дорожкам, постоянно размышляя, почему он решил пойти против имперской доктрины и когда он пришел к такому решению, и неужели он действительно ощутил, как огромный вес свалился с его плеч, когда он так поступил.
  
   ***
  
   Северус Снейп с удовлетворяющим шуршанием открыл специальный выпуск Ежедневного Пророка, только чтобы немедленно захлопнуть его, как только увидел содержание, много больше чем он когда-либо хотел узнать об особых взаимоотношениях Жофрея Гойла с лабрадором по кличке Фифи. Как во имя Мерлина Скиттер удалось напечатать подобную гнусность, в газете для семейного чтения? Это просто уму непостижимо.
   В на первый взгляд скучной статье о коррупции в департаменте Земель и Собственности, которую он просмотрел только мельком оказалось кое что интересное, в самом скверном смысле этого слова. Оказалось, что неподобающие сексуальные предпочтения были не единственным грехом Гойла старшего; ещё он похоже не признавал нет за ответ, когда дело касалось собственности и конечно же во всём этом ему способствовали и покрывали его Люциус Малфой, Квентин Нотт и Августус Крэбб. Одним из худших упомянутых в статье случаев было незаконное присвоение им семейной фермы Миппсов. Снейп помнил Миппсов, крепкие, тихие и надёжные люди, в основном с Гриффиндора и Хафлпафа, хотя временами попадали и на Рейвенкло, но когда прижмёт они были готовы драться за то, во что верили. Они активно участвовали в войне против Гриндевальда, а война против Тёмного лорда сильно сократила ряды некогда многочисленного семейства старика Тоусленда Миппса, затем были его дети: Лукреция и Реджинальд. Тоусленд умер внезапно при странных обстоятельствах, Снейпу этот случай ещё тогда показался подозрительным... но сейчас, по здравом размышлении... может его отравили? Со смертью старика у молодой Миппс не осталось ни шанса против таких людей как Люциус Малфой и Лукреция оказалась в Азкабане по обвинению в убийстве своего младшего брата... вот только согласно статье не было никакого суда... всего лишь один коррумпированный аврор, которого легко купить по имени Вильям Шаггс... погодите ка, разве не так звали один из не самых афишируемых контактов Малфоя?... потом ещё подпись под вроде бы насквозь законным документом подтверждающим продажу семейной фермы Миппсов... оказалась фальшивой... значит в самой основе министерства что-то серьёзно прогнило... потому как если уж ты не можешь доверять Департаменту Земель и Собственности, то кому тогда вообще можешь?
   Подняв задумчивый взгляд на столы факультетов, не замечая ярких хеллоуинских декораций в виде чёрно-оранжевых гирлянд, блестящих конфетти в форме тыкв, свисающих с зачарованного потолка и парящих в воздухе резных тыкв(прим пер. в оригинальном тексте использовалось jack-o-lanterns, т.е. фонари Джека, мало кто сейчас знает оригинальную историю Джека с фонарём, дважды обыгравшего дьявола и в качестве оплаты проигрыша хитрый Джек потребовал у него десять лет никак не вредить себе, а также вытребовал право на то, что после смерти его душа не попадёт в ад, однако так как рая он тоже не заслужил, то так и остался бродить на земле с фонарём, сделанным, кстати, отнюдь не из тыквы, а из капусты. Тыкву стали использовать для таких фонарей американцы, хотя кое где в Ирландии, откуда и пришла в Америку эта традиция до сих пор используют капусту как хэллоуинское украшение ). Вместо обычного слащавого гама студентов слышалось взволнованное и напряженное бормотание, по мере того как студенты сбивались в кучки и игнорируя огромные кучи сладостей, стали обсуждать специальный выпуск Ежедневного Пророка. Яростные дебаты циркулировали над всеми столами факультетов, даже Слизеринцы не остались в стороне, дело дошло до того, что некоторые из Слизеринцев подошли к столу Рейвенкло, чтобы спросить их мнения.
   Словно остров в бушующем море, одиноко, ссутулив плечи и уставившись в стол сидел Грегори Гойл, игнорируемый остальными, он являл собой картину полного и абсолютного уныния. Снейп тихонько вздохнул. После безвременной и весьма постыдной кончины его отца, это было последним, что нужно сейчас мальчишке. Теперь, ему придётся очень внимательно приглядывать за Грегори, раз в неделю, а лучше два, вызывать его на приватный разговор, ещё велеть префектам из старшекурсников приглядывать за юным Гойлом. Он уже понимал, что придётся потратить немало сил, чтобы убедить парня в том, что он не обязательно будет копией отца, что он может быть чем-то большим...
   Поведение преподавательского состава было не лучше, все они были в некотором роде шокированы. Макгонагал, Спраут и Синистра погрузились в жаркую и яростную беседу, ведь они все трое учили детей Миппсов, когда те поступали в Хогвартс. Так ведь и он тоже учил в первые несколько лет своей преподавательской карьеры; не то чтобы он их так уж хорошо запомнил, никто из них не проявил должного таланта в тонком искусстве зельеварения.
   Далее по столу бушевал Хагрид, что-то бормоча себе под нос, сидя на другом конце преподавательского стола, до Северуса долетали только отдельные фразы; что - то вроде: " не дело так с собачкой обращаться" и "извращенцы" ( после этого Снейп понял, что для его же психического здоровья будет лучше если он не будет прислушиваться к этому бормотанию ) затем он скомкал газету в небольшой комок и с силой сжал его, задев локтем пустое кресло в котором недавно сидел оборотень, который только что ретировался в свои комнаты после жалкого оправдания о том, что ему, мол, надо срочно подготовиться к завтрашнему дню. Снейп фыркнул в сторону пустого кресла; уж он то точно знал, почему сбежало это бесхребетное ничтожество. Раз уж он мог сидеть здесь, несмотря на то, что потерял в этот день Лили, то почему этот блохастый ищет какие-то оправдания. - Трус, - пробормотал он себе под нос. С другой стороны от него сидел директор, чьё лицо сейчас было лёгкого оттенка илистой воды, и выглядел он при этом таким расстроенным, каким Снейп его ещё никогда не видел.
   - Он должно быть добрался до Скиттер, он должно быть... - бормотал ошарашенный и напуганный Дамблдор, глядя на тот муравейник, который разворошила эта статья в Ежедневном Пророке ( прим. пер. в оригинальном тексте используется американский аналог этой нашей метафоры can of worms т.е. банка с червяками ). Старик посмотрел на Снейпа, глаза его были полны беспокойством, - Как он добрался до Скиттер?
   - Как кто добрался до Скиттер? - спросил Снейп, раздраженный тем, что старик не может выражаться яснее. Дамблдор у4же открыл рот, чтобы ответить, но был прерван лихорадочной трелью сигнального колокола. Повседневная маска директора мигом вернулась на место и он встал, послав из палочки несколько ярких искр с громким звуком вырвавшихся наружу.
   - Это всего лишь сирена с внешних чар, - объявил он студенческой массе, - не будите ли вы так добры оставаться на местах и продолжать этот замечательный пир.
   Дамблдор повернулся к преподавательскому составу, настороженно ждущему инструкций, - Северус, Филиус, Помона, не могли бы вы пройти со мной... Минерва, не могла бы ты приглядеть за студентами, - спросил он с лёгкой улыбкой.
  
   ***
  
   - Категорически нет! - заявила Толстая Дама, зло скрестив руки на своей большой и пышной груди, сверху вниз глядя на жалкую пародию на человека, стоящую перед ней. Сириус Блек был просто в ярости; он перепробовал все возможные пароли, какие только смог припомнить а также все слова, которые по его мнению могли подойти, но этот упрямый портрет всё равно отказывался пропустить его в гриффиндорскую гостиную.
   - И это моё последнее слово, - объявила эта вздорная тётка, затем фыркнула на него, вздёрнула нос и отвернулась, демонстративно игнорируя его. Сириус сглотнул, внутри него поднималась паника, безысходность и отчаяние заполняли его мысли. В раздражении он начал рвать волосы на голове, ему нужно было попасть внутрь, просто необходимо, а время было на исходе. Пир в честь Хеллоуина скоро должен был кончиться и тогда коридоры заполнят возвращающиеся в свои гостиные студенты. К тому времени ему определённо надо было уже покинуть замок, вместе со своим призом. Вот только всё портил этот проклятый портрет; он пытался его умолять, кричал, угрожал, даже пытался его заговорить, но эта упрямая тётка всё продолжала требовать пароль. В крайнем раздражении и ярости он зарычал и потянулся к поясу, на котором был кухонный нож, который он "позаимствовал" несколько недель назад и уже собрался как следует проучить с его помощью наглый портрет...
   ... В этот самый момент на него обрушился целый ливень из каких-то мелких объектов, принявшихся безжалостно его колотить, отталкивая его от входа в гостиную, заставляя рефлекторно поднять руки в защитном жесте, а затем сконцентрировались на ногах, заставив его потерять равновесие. В панике он принял собачью форму и принялся продираться сквозь желтый песок, стараясь держать голову повыше пока его не столкнуло вниз по лестнице в куче песка.
  
   ***
  
   Усталый и вымотанный Ремус Люпин медленно брёл в сторону своего кабинета. Сегодня, в день двенадцатой годовщины гибели двух прекрасных людей, он чувствовал себя особенно несчастным и разбитым. Он конечно, чисто для галочки, появился на сегодняшнем пиру. Но всеобщая радость и ликование сильно действовали ему на нервы. Ему пришлось уйти, пока он окончательно не опозорился перед всей школой. Ударься он в слёзы, это бы окончательно подорвало его уже пошатнувшийся авторитет учителя. Странности, окружающие малыша Гарри делали всё это только хуже. Он тяжело вздохнул себе под нос, поднимаясь на площадку второго этажа.
   Стремительный звук нарушил мягкую тишину главного входного зала, постепенно преобразовавшись в стремительный рокот, по мере того как неудержимая лавина ярко желтого песка пронеслась по главной лестнице, каскадом ниспадая во входной зал, эдаким подобием цветного водопада, быстро засыпая пол и распространяясь в соседние коридоры. Люпин ошарашено смотрел на всё это молча стоя с открытым ртом и даже подобрал несколько песчинок до странности яркого цвета песка. Он ещё более удивился, обнаружив что каждая песчинка оказалась точной уменьшенной копией резинового утёнка, из тех что маглы любят держать в ванной.
   - Что, чёрт возьми, происходит? - выдохнул он, продолжая пораженно смотреть на желтое безумие, конца которому не было видно. Тут его внимание привлёк отчаянный лай; поначалу не поверив своим глазам он ещё раз посмотрел, как мимо него в желтой лавине проплывает очень знакомый поджарый, чёрный пёс, отчаянно пытаясь оставаться наверху бушующего потока и хотя это у него в общем то получалось, он отчаянно крутился в желтой лавине неизвестно откуда взявшихся объектов. Как только их взгляды встретились, в глазах каждого из них мелькнуло узнавание. Челюсть пса отвисла в очень не подходящем собаке выражении шока и он удвоил свои усилия в попытке обуздать искусственный поток.
   Спокойствие Люпина как рукой сняло.
   - СИРИУС БЛЕК, ТЫ ПРЕДАТЕЛЬ! - бушевал он, бросившись в поток, в погоню за тем, кого он считал ответственным за смерть дорогих ему людей. Поток сильно мешал ему, но он был в такой ярости, что даже этого не заметил, яростно продираясь сквозь желтый поток в отчаянной попытке подобраться на достаточное расстояние, чтобы свернуть проклятому псу шею.
   - ВЕРНИСЬ И СРАЖАЙСЯ, ТЫ, ТРУСЛИВЫЙ УБЛЮДОК! - ревел он, по мере того как желтый поток уносил их обоих в главный входной зал.
   Огромный поджарый пёс, обнаружив, что выбрался из потока, состоящего из крошечных резиновых утят, припустил в сторону относительной безопасности тёмного и редко используемого бокового коридора. Пытающейся его преследовать Люпин уже практически плыл в желтом потоке, как вдруг обнаружил, что все утята под ним внезапно исчезли, оставив его зависшим в воздухе, а затем он болезненно шмякнулся всем прикладом об землю. Со стоном он медленно поднялся, придерживая рукой, сильно пострадавший от удара о землю подбородок.
   Когда позади него раздался взрыв глубокого смеха, Люпин лихорадочно поднялся на ноги, только чтобы увидеть неверяще уставившихся на него и разбросанных маленьких, желтых утят Дамблдора, Спраут и Флитвика, а смеётся не кто иной как Северус Снейп, и выражение лица у него при этом такое, будто все его рождественские праздники за всю жизнь наступили сейчас. ( прим пер. автор скорее всего не так выразился, либо не понимает, что в таком случае на лице Снейпа был бы неприкрытый ужас )
   - Сириус Блек! - Он был в замке и побежал туда, - он бешено указал направление через желтый поток. - Директор! - практически взмолился он, чуть ли не приплясывая на месте.
   Однако они уже ничего не могли сделать ибо путь им преграждал поток резиновых утят, полноводный в начале, но представляющий из себя жалкую струйку в конце и благодаря ему Сириус Блек, разыскиваемый человек и пёс, умудрился сбежать из самого безопасного места в Магической Британии.
  
   ***
  
   Стоя на грифиндорском столе, взволнованные Фред и Джордж через головы преподавателей наблюдали за частью входного зала, сейчас заваленной чем-то напоминающим мелкий, ярко-желтый песок. Двое мальчишек обменялись обеспокоенными взглядами; время они определённо подгадали правильно, жаль только эффект получился не совсем тот.
   - Упс, - промурлыкал Фред Джорджу и ужасные близнецы ухмыльнулись друг другу; похоже им снова надо было возвращаться к чертёжной доске и работать над новой попыткой поймать "Волосатых Приколистов".
   - Несомненно упс, - промурлыкал шелковистый баритон очень близко от них. Близнецы медленно повернулись и упёрлись взглядом в профессора Снейпа, стоящего позади них скрестив руки и гаденько им улыбающегося, вот теперь они точно влипли, они оба нервно сглотнули...
  
   ***
  
   Менее чем в полумиле от них большой и поджарый пёс лихорадочно продирался сквозь лес, пытаясь как можно быстрее оказаться как можно дальше от замка, пораженный тем безумием, с которым там столкнулся. Сириус Блек считал себя одним из лучших приколистов, которых когда либо видел Хогвартс, но это... это ж просто гениально. И почему он сам не додумался до чего-то подобного? Если б он только смог разобраться с текущими трудностями...
  
   ***
  
   Осторожно обойдя острый угол, Кэрроу нёс угловатую и, на его вкус, весьма уродливую бронзовую статую, которую обнаружил на одном из чердаков, вниз по главной лестнице в то помещение, которое в последнее время стало его комнатой для завтраков. Он намеренно сносил в неё все вещи угловатого дизайна, которые только мог найти не заботясь о том, подходят ли они друг другу, просто раде небольшого эксперимента. Суть же его была в том, как далеко он зайдёт в этом прежде чем Тимоти выйдет из себя? Пока что его юный ученик полностью игнорировал все его труды, хотя и немного удивился, когда на столе для закусок тридцатых годов появилась коллекция ярко раскрашенных стеклянных "хреновин" из пятидесятых. Да уж, определённо надо стараться сильнее.
   Он осторожно поставил тяжелое бронзовое изделие на место, так чтобы свет падал на него наилучшим образом. Отступив, он оглядел результаты своей работы и только тут понял, что подпись скульптора была на виду. Он недовольно нахмурился; да кто вообще такой этот Генри Мур? Небольшой поворот влево скрыл никому не нужные каракули, зато ещё больше оттенил угловатую природу этой вещи. Удовлетворившись, он отступил, восхищаясь своей работой.
   Позади него раздался голос Тимоти. - Мадам Боунс требуются добровольцы для отправки к месту международного инцидента. Я занёс в список наши имена, если вы не против.
   Кэрроу крутанулся на месте, весь напрягшись от возбуждения; и направился к Фаулксу с маниакальным блеском в глазах, а Фаулкс всего лишь чуть отступил в сторону, едва обратив на это внимание с лёгкой улыбкой на губах.
   - Ну, - рявкнул он, не способный больше терпеть напряжения. Улыбка Тимоти стала ещё больше, открыв пресловутые золотые зубы с выгравированными черепами, сверкнувшими в вечернем свете. - Трансильвания... Там произошел широкомасштабный конфликт с участием группы чёрных магов практикующих некромантию. Они неплохо закрепились в удалённой горной долине с комплексом пещер и начали устраивать рейды на местные деревни и города, похищая и живых и мёртвых, - Тимоти сделал паузу, сверяясь со своими записями, - согласно последней полученной информации, есть предположение, что эта группа собирается предпринять попытку вызвать демона, - медленно сказал он с интересом наблюдая за радостной реакцией Кэрроу. - У местных магических властей недостаточно ресурсов, чтобы справиться с подобной проблемой, так что они запросили международной помощи.
   Изо всех сил стараясь сохранять абсолютно нейтральное выражение лица, Тимоти продолжил, - Если вы не заинтересованы, мне придётся проинформировать об этом мадам Боунс, она будет ужасно разочарованна...
   - Что? - негодующе рявкнул Кэрроу, чтобы он да отказался от возможности сокрушить врагов человечества и очистить от их грязи саму Святую Терру! Кипучий гневный монолог внутри него внезапно прервался, когда он увидел на лице Тимоти широкую ухмылку... его просто дразнят.
   Портключ сработает через три часа, я пошел готовиться, - Тимоти уже повернулся, собравшись уходить. - Комната прекрасно смотрится, кстати, - бросил он через плечо, прежде чем выйти в коридор.
   Кэрроу негромко хмыкнул себе под нос, видя как его ученик выходит, чтобы подготовить оружие и броню. Если он позволит юному Тимоти обыграть себя, а тем более дважды, то он определённо теряет навык.
  
   ***
  
   У старшего мага-загонщика день не задался. У него не только было скверное предчувствие по поводу успешного выполнения нынешней миссии, так ещё и Британское Министерство снова прислало команду " Ходим сами по себе и потрошим невозможное. Он стиснул зубы в раздражении ; мадам Боунс снова полностью проигнорировала его жалобы, и опять прислала это сверх вооруженную и сверх бронированную машину для убийства. А здоровяк как всегда взял с собой своего секретаря, только тот на этот раз был одет не в тот уродливо раскрашенный монструозный костюм, который носил, когда они разбирались с нунду. Теперь он был одет в угловатую броню из шкуры дракона, тяжелые ботинки и остроконечную шляпу... а ещё был представьте себе с мечом, смешная резиновая хреновина всё ещё болталась у него на шее, как там её, противогаз?... и кто это там стоит позади него? Глаза старшего мага-загонщика расширились от шока; низкорослая женщина оказалась вампиром, сильно в данный момент скучающим; вдобавок, она была с ног до головы обвешана ножами. Его внутренний высокочувствительный детектор неприятностей просто зашкалило... он попытался успокоиться. Он всё равно не мог ничего с этим поделать, а если он будет беспокоиться ещё и на этот счёт, то брифинг никогда не закончится. Он повернулся к столу, над которым располагалась иллюзия, демонстрирующая детальный план зоны операции.
   - ... а Британская, Французская и Испанская команды пойдут по второму проходу до входа B. Сопротивление здесь ожидается не такое сильное, так что действовать надо...
   - Нет! - сбил старшего мага-загонщика с мысли рокочущий рёв. - Я отказываюсь от того, чтобы меня и мою команду использовали в качестве пушечного мяса. Облачённая в чёрную броню фигура плечом проложила себе путь через авроров и магов-загонщиков к центральному столу, цепи и черепа легонько позвякивали при каждом движении этого гиганта. Кэрроу посмотрел на изображение ландшафта перед ним и некоторое время обдумывал стратегические возможности, предоставляемые рельефом.
   - Если бы я оборонял эту зону, то разместил бы снайперов здесь, здесь и здесь, - на карте появились крупные цифры на обрывах отходящих от каменистого уклона, проходящего над входами в комплекс пещер, - а ещё поставил бы их здесь и здесь, а потом уже...
   Старший маг-загонщик слушал объяснения Кэрроу о том, как бы он защитил эту зону с открытым ртом. Он сам не додумался и до половины подобных вещей, и сейчас не мог понять как хотя бы начать думать, чтобы додуматься до противодействия подобному; ну как скажите можно защититься от рукотворных обвалов? Собравшиеся вокруг него другие члены межнациональной группы начали удивлённо и испуганно перешептываться, а некоторые до сих пор интересовались у соседей, что вообще такое эти снайперы?
   - Да вообще много что можно использовать, окажись оно под рукой и тогда подобный комплекс станет практически неприступным, - он обвёл тяжелым взглядом собравшихся ведьм и волшебников, - но я сомневаюсь, что хоть кто-нибудь из вас будет достаточно разумным, чтобы применить хоть что-нибудь из того, что я насоветовал, - сказал он с усмешкой.
   - Так мы же ни о чём таком никогда не слышали! - раздался возмущённый голос одного из волшебников. - Что вообще такое эти минные поля?
   Многие другие согласно закивали, ворча в сторону здоровенного, безжалостного качка. Кэрроу в раздражении зажмурил глаза, и произнёс короткую молитву, прося Бога-Императора даровать ему сил. -Я уже дважды объяснял концепцию взрывных устройств и их применения. - В чём вообще ваша проблема? - фыркнул он сквозь сжатые зубы.
   Один из авроров помпезно подобрался. - Просто невозможно, чтобы маглы придумали нечто столь опасное и изощрённое, - заявил он на английском, но с сильным акцентом, - их технология слишком ограниченная и грубая, - гаденько хихикнул он. - Раде всего святого, они же маглы, они слабы и ни на что не способны, он с улыбкой осмотрел собравшихся волшебников и ведьм в поисках поддержки. Некоторые кивали и улыбались ему в ответ, соглашаясь с его определением большей части человеческой расы, игнорируя ворчание и тихое бормотание нескольких маглорождённых и поолукровок, многие из которых имели хоть какие-то связи с не магическим миром.
   - Хватит! - взревел старший маг-загонщик, - мы здесь не в плюй камни играем и не обсуждаем возможности магловской технологии. - А теперь, уважаемые волшебники и ведьмы, давайте продолжим брифинг. - Команды А и В будут действовать как запланировано... кроме Британцев... - он повернулся к Кэрроу и задрал голову, чтобы встретиться с ним взглядами, неодобрительно сжав губы... - и чем же займётся Британская команда?
   Кэрроу слегка склонил голову и посмотрел на своего визави с некоторым налётом весёлости во взгляде, а затем переключил своё внимание на план местности над столом.
   - Британская команда пойдёт к третьему входу... вот сюда, - он указал массивным пальцем на хорошо спрятанный и неприметный проход, заходящейся чуть выше в гору и чуть в стороне от очевидных проходов ниже. Старший маг-загонщик раздраженно вздохнул; по крайней мере в этом случае этот долбанный эгоцентричный маньяк не будет мешаться под ногами, и уж в этот раз он обязательно позаботится, чтобы кто-то разумный внимательно приглядывал за этим сумасшедшим и его подручными. Итак, кому он мог доверять... его глаза внимательно осмотрели толпу, пока не остановились на подходящем человеке. - Вульфрик Дир, Вы будите сопровождать Британцев и оказывать им посильную помощь.
   Крепкий блондин на некоторое время приобрёл испуганный и озлобленный вид, затем выражение его лица снова стало безразличным. - Есть Сэр , - пробормотал он, а затем приблизился к разношерстной группе людей, знакомства с которыми до этого отчаянно надеялся избежать. Фаулкс некоторое время его осматривал; где же он его раньше видел... ах да, инцидент с нунду, и на этот раз сбежать он не сможет. Натянув на лицо улыбку, которой Кэрроу бы гордился, он протянул руку. - Добро пожаловать в команду, - промурлыкал он, протягивая руку для рукопожатия. Вульфрик пожал протянутую руку со слабой улыбкой.
  
   ***
  
   Вульфрик привалился спиной к валуну, за которым скрывался, весь красный от натуги, мокрый от пота и запыхавшийся. Плюс ко всему он был у верен, что где-то подвернул лодыжку во время этого долгого и весьма неприятного восхождения. Вот тебе и физкультура по утрам; он то считал, что находиться в отличной форме, но эти бритты... этих бриттов казалось совсем не беспокоил ни узкий и опасный путь, ни высокая вероятность обвала. Гигантская гора мускулов шел по горе как по ровной поверхности, ему казалось всё равно было по чему идти, маленькая вампирша, казалось вообще не замечала окружающей действительности и просто шла за гигантом куда бы тот не пошел, а вот лицо Фаулкса становилось всё более угрюмым и каменистым по мере того как они приближались ко входу... однако он даже не запыхался. Если честно, Вульфрику их поход в гору казался пустой тратой времени, ему казалось, что они должны быть внизу с остальными, там, где предстоит основная работа.
   Его внимание привлёк Фаулкс, жестом показывая ему следовать за ним и они вдвоём медленно поползли по пугающе узкому склону дальше. Вульфрик удивлённо моргнул, укогда в поле его зрения появился вход, Кэрроу стоял над небольшой кучкой переломанных тел, а Наташа с интересом смотрела в пещеру, с ножа в каждой его руке ручьём стекала кровь . Увидив их Кэрроу отошел в сторону, осторожно пройдя по маленькой площадке, держа пистолет наизготовку, маленькая вампирша хвостиком шла за ним. Тут Тимоти повернулся к нему уже держа своё собственное дальнобойное оружие наизготовку. - Рекомендую Вам, мистер Дир, достать палочку, - сказал он холодно, прежде чем быстро побежать за своим боссом. Вульфрик покраснел как помидор, он только что допустил ошибку, простительную разве что для салаги.
   Может вход в пещеру и был маленьким, вот только сразу за ним пещера раздавалась вширь и ввысь, правда местами опасно нависая. Частично от природы, а кое-где и определённо рукотворно, проход был извилист, перекручен, и постоянно шел вниз, на каменных стенах виднелись следы от взрывных и камнедробительных чар, а так же следы работы инструментов, правда в основном грубые и судя по всему очень свежие. Что это за место и чем тут вообще занимались, подумал Вульфрик подняв палочку и скастовав люмус, чтобы повнимательнее изучить кое какие особо странные отметены на стенах. Было похоже, что стену царапали пальцами.
   - Потуши свет! - раздался мягкий, но опасный голос прямо у него над ухом. Вульфрик дёрнулся и повернувшись обнаружил, что стоит нос к носу с Фаулксом, чьи глаза холодно поблёскивают в свете палочки Вульфрика.
   - Здесь же никого нет, - шикнул в ответ Вульфрик. Проход действительно был пуст и кроме тех людей, с которыми Кэрроу и Наташа быстро разобрались на входе, они никого не встретили. Даже его диагностические чары не засекли никаких признаков жизни, либо свежих магических следов, а также никаких охранных чар, так к чему это всё?
   Лицо Фаулкса стало ещё твёрже и каменистее. - Потуши его! - мягко фыркнул он. Позади него, Вульфрик увидел потустороннее сияние линз шлема мистера Кэрроу, две светящиеся красным точки в темноте с интересом наблюдали за их спором. Вульфрик нервно облизал губы, по его спине пробежала струйка холодного пота, затем он кивнул и отменил люмус. И как ему объяснить этим людям, что он очень, очень не любит темноту?
   Фаулкс резко обернулся, при этом полы его плаща резко покачнулись вокруг его ног, и направился по проходу к Кэрроу.
   По мере их продвижения вперёд, коридор резко расширялся, появилось и освящение в виде дающих неровный свет факелов, также на стенах стали появляться следы грубого граффити. Наткнувшись на первый боковой коридор они остановились и Кэрроу тщательно исследовал его, но обнаружил только комнату полную костей животных, видимо давно уже здесь брошенных, пожелтевших и воняющих. После этого стало появляться всё больше признаков обитаемости, кем-то брошенная на пол чашка, комната с потрёпанными тюфяками, укрытыми одеялами, детская тряпичная кукла, грязная и помятая с уже проглядывающей из швов набивкой... однако, никаких признаков живых людей.
   Тишина начала давить на Вульфрика, все его чувства говорили ему, что здесь что-то сильно не так. Его внутренний волк, зверь, вырывающийся наружу каждый раз, когда на небе вставала полная луна, начал вырываться из под контроля его личности. Мы здесь, чтобы всё исправить, снова и снова твердил он сам себе, мы докопаемся до причины происходящего здесь и исправим это. Его внутренний волк притих и перестал вырываться из оков, хотя было понятно что он всё ещё на взводе. Винить его не приходилось, так как и у самого Вульфрика это место вызывало мурашки. Вдруг он засёк движение уголком глаза, граффити на стене в виде глаза с вертикальным зрачком смотрело на него, следило за каждым его движением, следя за ним по мере того как он шел по коридору. Вульфрик на всякий случай проверил дважды, а затем стал присматриваться и к остальным рисункам, покрывающим стены прохода, многие из них в какой-то мере двигались, большинство изображений были отвратительны и умопомрачительны, настолько, что он нутром чувствовал, что слишком долгое рассматривание их приведёт лишь к безумию. Он отвёл взгляд от них, усилием воли заставив себя смотреть в землю; так должно быть безопаснее. Под его ногами обнаружилась нарисованная детской рукой площадка для игры в классики, квадраты были неровными, границы их были размыты, а в одном из квадратов лежал мелок, создавалось такое впечатление, что вот-вот должны были вернуться игроки. Содрогнувшись он ускорил шаг, желая как можно быстрее уйти из ужасного прохода.
   Проход стал шире, более похожим на один из основных коридоров используемых теми, кто живёт в этом месте; ужасающие граффити стали встречаться всё чаще и чаще, пока не слились в единый фон так, что отдельный элемент определить стало практически невозможно... и наконец они услышали звуки, говорящие о присутствии людей, по коридору разносился приглушенный расстоянием речитатив заклинаний. По мере их приближения звук становился всё громче и разборчивее, невероятные слова, злые и исковерканные, под стать граффити на стенах, однако дисгармонию во всё это вносили крики, визг и хлопки атакующих заклинаний... магические власти успешно проникли внутрь и вступили в бой с врагом.
   Кэрроу и его команда осторожно прокладывали себе путь к концу прохода и изрытому пещерами пространству за ним, зная, что в любой момент могут наткнуться на охрану или что либо ещё, что может выдать их присутствие. Огромная пещера была заполнена людьми, мужчинами, женщинами, детьми, собравшимися вокруг центральной группы, состоящей из тринадцати фигур в чёрном, стоящих вокруг ритуального круга и читающих заклинания, сопровождаемые магическими жестами, дабы открыть проход сюда... откуда то ещё. Из тени прохода, Кэрроу и его команда видели, как странная толпа трясётся, качается и воет в такт заклинанию, отдавая саму свою жизнь на то, чтобы открыть проход между мирами.
   Вульфрик почувствовал, как волосы на его спине и шее встают дыбом, а внутренний волк воет и топорщит шерсть в ужасе и злобе на странность этих людей и грязное мерзкое ощущение разливающееся в воздухе. На его спину опустилась рука, заставив его дёрнуться от удивления и приподнять голову. На него пристально смотрел Фаулкс, его иссечённое шрамами лицо было угрюмым и сухим. Наклонившись вперёд он зашептал на ухо Вульфрику. - Первым идёт Кэрроу и прорывается через пещеру, за ним идём мы и прикрываем его спину от всего чего только можно, понятно? Он вопросительно посмотрел на него. Вульфрик легонько кивнул ему, держа наготове палочку и нож. Фаулкс взял в одну руку меч, в другую огнестрел и придвинулся поближе к стене, чтобы дать Кэрроу побольше места для выхода в пещеру.
   Кэрроу достал силовой меч, активировал его, параллельно бормоча молитву, умиротворяющую дух машины в его почтенном оружии. По мечу побежали голубоватые искры, создавая странные мерцающие тени на стенах прохода. Быстро кивнув Фаулксу он с места бросился вперёд прорубаясь сквозь задние ряды толпы, разбрызгивая во все стороны кровь и быстро испаряющиеся кишки, по мере того как Кэрроу прорубался сквозь ряды прислужников ковена словно стенобитная баба, а его рвущий барабанные перепонки боевой клич был воплощением чистой ярости по отношению к той гадости с которой он бился ( прим. пер. да, я тоже в своё время удивился когда узнал, что этот шар, которым сносят здания называется баба ).
   Когда толпа, легко справляющиеся с магическими властями по причине их малочисленности, столкнулась с наступающим на неё с другой стороны неуязвимым воплощением абсолютной, убийственной ярости, начался настоящий ад.
  
   ***
  
   Старший маг-загонщик в отчаянии послал очередное взрывное проклятье в лицо очередному безумному последователю этих тёмных магов. Отказываясь слушать голос разума эти люди немедленно набросились на магов-загонщиков и авроров как только они вошли в пещеру. Первые потери они понесли, когда члены его команды попытались использовать методы убеждения, чтобы подчинить этих сумасшедших и попытались не причинять вреда многим присутствующим здесь детям. Результат был один, их убили, бессловесный , безжалостный и не боящейся смерти противник, просто разорвал их на части голыми руками, их атаковали чем попало, камнями, палками, голыми руками, даже зубами. Прежде образцовая, как по учебнику миссия превратилась в сущий бардак, когда все стали думать только о том, как выжить в схватке с беснующейся толпой. А отвратительный ритуал, предотвратить который они сюда и явились, шел своим чередом, словно в насмешку над их неудачей.
   И вдруг раздался громоподобный рёв, будто в пещере внезапно оказался доисторический раптор, а тональность криков сменилась, заклинания стали более торопливыми, рёв мерзкой толпы становился всё более взволнованным по мере того как они всё меньше наседали на волшебников, переключаясь на новую, гораздо большую угрозу; огромное, размытое чёрное пятно, орудовало разбрасывающим синие искры размытым от скорости клинком, так будто он был частью его тела. Толпа опадала перед этим воплощёнием смерти как сорняки под взмахом косы, толпа шла по трупам своих товарищей в попытке достать убийцу, но вместо этого каждый из них просто падал замертво в свой черёд.
  
   ***
  
   Крики ярости заполнили воздух, когда Кэрроу наконец прорубился сквозь толпу к первому чёрному магу у ритуального круга и одним ударом по торсу разрубил его надвое, полу сваренные останки брызнули из ужасающей раны. Так как этим действием тёмный ритуал был прерван, тёмные маги переключили своё внимание на то, чтобы защитить себя от этого большого и опасного вторженца. Достав палочки они стали посылать в него самые ужасные проклятья, от которых Кэрроу с лёгкостью уворачивался, внося этим ещё больший хаос; так как не попавшие по нему проклятья попадали в толпу, от чего те, в кого они попадали, либо выворачивались наизнанку, либо растворялись от того, что их внутренне органы превращались в кислоту.
   Последняя закутанная в чёрное фигура, видя приближающийся к ней неотвратимый рок бросилась в остатки толпы, сохраняя дистанцию между собой и этим бронированным монстром. Его товарищи сомкнули ряды, чтобы дать ему возможность осуществить побег и давая ему время аппарировать с громким звуком. Кэрроу взревел от ярости и удвоил усилия. Остатки толпы, видя как умер последний из их лидеров утратили согласованность и бросились бежать кто куда и напоролись на стрельбу и заклинания других своих противников, а позади их поджимал Кэрроу, удостоверяясь, чтобы никто не сбежал... и не скрылся.
  
   ***
  
   Вульфрик отчаянно послал очередное режущее проклятье в очередного... культиста или кто они там такие. Их поведение было абсолютно нерациональным. Взмах ножа отправил к праотцам ещё одного, а сам он запыхался и вспотел от постоянного напряжения. Они занимались этим уже казалось целую вечность и он уже начал выматываться, но никакой возможности остановиться и передохнуть хоть минуту не было. Бросившись вслед за Кэрроу, хотя и не с такой скоростью, они вскоре оказались окружены. Хотя остальных это похоже не беспокоило; маленькая вампирша шла сквозь ряды этих ненормальных как дым, оставляя за собой лишь кровь и смерть, а Фаулкс с таким же закаменевшим и угрюмым лицом как и всегда, наглядно демонстрировал, зачем он носит с собой кавалеристскую саблю, также оставляя за собой свой собственный след разрушений с помощью собственноручно улучшенного дезерт игла, который постоянно носил с собой, хотя занимался он всем этим с таким же эмоциональным выражением на лице, с каким обычно открывают на кухне банку бобов.
   А как же сам Вульфрик? Когда он закончил прохождение тренировочной программы авроров, то был лучшим в своём классе и по его собственному мнению очень неплохо справлялся все пять лет, прошедшие с тех пор, но эти люди показали ему насколько он на самом деле никчёмен, на их фоне он ощущал себя желторотым салагой, а как они работали... Вульфрик поклялся себе что съест собственные ботинки если Кэрроу намеревается брать пленных.
   Вскрик и ругань со стороны Фаулкса, заставили его резко обернуться. Быстро взмахнув палочкой от послал ослепляющие чары, а вслед за ними ещё и ударное проклятье в нижнюю часть спины кого-то мужчины в лохмотьях, подкравшегося сзади к занятому боем секретарю. Ругался Фаулкс как раз потому, что клинок его сабли как раз сейчас застрял между позвонками этого самого мужчины. И пока он пытался его высвободить, остальная толпа его окружила, понимая всю эго уязвимость. Фаулкс отвечал тем, что стрелял в толпу. К нему присоединился Вульфрик, посылая сглазы и проклятья в сгрудившуюся людскую массу и закончил огненным хлыстом, от которого эти сумасшедшие в лохмотьях и разбежались. Позади послышался противный хруст, это Фаулкс наконец освободил свой клинок, правда при этом отломив ему кончик фута эдак на два. Фаулкс грязно выругался; будет теперь знать как покупать настолько дешевые вещи, и плевать, насколько хорошо заточенной она была, она всё равно никогда не будет нормально работать... обломанные останки клинка он воткнул в живот мужчины, более всего напоминавшего ходячий скелет, который в данный момент пытался схватить его за горло. Хилая тварь опустила взгляд вниз, наблюдая как из рваной раны на его животе вытекают внутренности.
   - Эх, мне бы сейчас большую чашечку горячего крепкого чая, - услышал Вульфрик бормотание Фаулкса себе под нос. Очевидно длительная работа в тесном контакте с настоящим сумасшедшим каким то образом всё таки влияет и у Фаулкса сейчас наблюдается тяжелый случай кэрроунизма.
   Ритуальное песнопение резко оборвалось, остатки безумной толпы замерли, похоже от шока, а потом вдруг бросились на вторженцев. Фаулкс бросил свой сломанный клинок и начал стрелять в толпу, Вульфрик добавил к его пальбе свои режущие и взрывные заклинания, Наташа то тут то там мелькала в толпе, оставляя за собой только мёртвые тела. Толпа резко утратила слаженность, напор их атаки упал и члены культа начали в панике разбегаться либо атаковать друг друга, либо просто падали на землю наконец не вынеся тех страшных ран, которые получили... а потом Кэрроу погнал эти жалкие остатки на них и они снова начали стрелять пока совсем никого не осталось.
   Вульфрик оцепенев смотрел как Кэрроу крутиться на месте со своим сверкающим голубым мечом . Его движения демонстрировали какое-то... разочарование тем, что воевать уже не с кем. Нахмурившись он посмотрел как Вульфрик медленно восстанавливает нормальное дыхание; если Кэрроу не считал сотню одержимых сумасшедших сложной проблемой, то что же тогда сложно? И действительно ли он, Вульфрик, хочет это знать?
  
   ***
  
   Старший маг-загонщик смотрел как Кэрроу идёт к нему пружинистым шагом и останавливается слишком близко от него. Вся броня его была покрыта уже кое где запёкшейся кровью и кишками.
   - Нам следует обыскать комплекс, может статься что кто-то ещё из них спрятался, - радостно объявил он рокочущим голосом, ещё более усиленным вокс системой его шлема. Старший маг-загонщик сжал зубы в попытке справиться с вызывающим слёзы, маниакальным жужжанием этой брони. К сожалению в словах этого человека был смысл.
   - Верно, тогда вы всё и организуйте, можете взять с собой остатки команды А, - сказал он, надеясь, что этот вредитель в этом вопросе окатиться полезным и не будет мешаться. Кэрроу легонько и радостно кивнул уходя, причём создавалось впечатление, что он с нетерпением ждёт момента когда найдёт себе новых противников.
   Баюкая на руках раскалывающуюся от головной боли голову старший маг-загонщик обернулся и обозрел полный разгром, царящий в месте проведения ритуала и главной пещере. За свою жизнь он повидал много трупов, но ещё никогда он не видел, чтобы они валялись такими кучами... и очень надеялся, что никогда больше не увидит... а бумажная работа... да его завалят бумагами так, что он разве что к следующему новому году сможет их разгрести... не говоря уже о самом Кэрроу... нет, сам то он похоже злым не был, вот только ещё одного подобного инцидента они точно не переживут.
   Тут раздался голос одного низкорослого австралийского аврора. - Ну этот Кэрроу и даёт, - медленно сказал он, - а что мы будем делать, если он когда-нибудь слетит с катушек?
   Старший маг-загонщик ощутил как его мигрень усилилась при одной только попытке вообразить вышедшего из под контроля Кэрроу. Что они могли противопоставить такому как Кэрроу?
  
   ***
  
   Кэрроу тихо шел по коридору в глубине комплекса пещер. Этот коридор похоже был рукотворным да ещё и освещённым причудливыми магическими светящимися шарами, большинство из которых не работало. Фаулкс и Наташа не отставали от него, его дознаватель делал всё точно так, как он его и учил, а Наташа передвигалась по теням практически невидимая, как и большинство представителей её вида. У него было ощущение, что маленькая вампирша так же как и он разочарована отсутствием сопротивления; они фактически не видели ни одного человека с момента зачистки места проведения ритуала. По какой-то причине Вульфрик Дир до сих пор таскался за ними, его природа оборотня делала его естественно незаметным, хотя любые навыки всегда можно улучшить. Двойственная природа этого человека сильно напоминала ему Космических Волков... когда он впервые встретил своего учителя, старшего инквизитора, тот как раз тогда работал в тесном контакте с отрядом Дозора Смерти, один из членов которого и был Космическим Волком Кэрроу быстро уяснил, что сыны Русса очень не любят, когда их внутреннего волка дразнят... или дёргают за хвост. Ах в каких замечательных драках он участвовал по этому поводу... он мечтательно вздохнул. Может ему стоит оставить себе этого молодого оборотня; ничто так не поднимает настроение как небольшое похищение, он ухмыльнулся себе под нос.
  
   ***
  
   Следуя за Кэрроу Вульфрик и Фаулкс настороженно осматривали, как они оба надеялись, последнее помещение, которое требовалось обыскать, за ними шли остатки команды А, последовательно кастуя все известные им детекторные чары и осторожно ощупывая стены. Возможно, что хитрый и коварный противник додумался до ловушек на полу или даже на потолке, так что лучше проявить осторожность.
   - Ну... - начал Вульфрик, искоса глядя на Фаулкса, - я тут заметил, что ты тоже несильно полагаешься на палочку.
   Фаулкс страдальчески вздохнул, игнорируя этого шумного олуха.
   - Я так понимаю, ты никудышный дуэлист, по крайней мере с палочкой... или, - продолжил он, глядя как Фаулкс походя кастует очень сложное заклинание ослабления воли, - ты просто бережешь себя для чего-то подобного, - медленно закончил он, весьма впечатлённый знаниями и навыками своего визави.
   Фаулкс внимательно посмотрел на широкоплечего блондина. - Думаю, - сказал он задумавшись, - что мой подход к магии можно описать как медленный и осторожный, даже методичный. - Он весьма хорош для подобного рода ситуаций, - он жестом обвёл всю комнату, - однако, моя настоящая специализация - зачарование и руны. Он повернулся к подозрительному участку пола. - Дуэлинг требует скорости и умения быстро принимать решения на ходу. - Лично я в таком случае предпочитаю полагаться на не магические методы боя.
   Они замолчали, пока Фаулкс внимательно изучал пол. Он определённо излучал гораздо больше магии чем по идее должен был , но было ли это признаком ловушки, или просто следствием того, что в этой точке применили мощные чары?
   - Всегда можно зачаровать их подштанники так, чтобы те съели их, - пробормотал Вульфрик у него за спиной. Фаулкс фыркнул от удивления и попытался подавить смешок, ну и идеи у него...
   Громкий рык заставил их обоих крутануться на месте с оружием наизготовку, готовыми ко всему. Фаулкс уставился на происходящее позади широко открытыми от удивления глазами. Позади стоял Кэрроу, держа на руках какое-то существо, молодое, судя по звукам которые оно издавало. Подойдя поближе, он внимательно изучил грязную лапу с очень острыми на вид, торчащими наружу когтями, периодически покачивающимися. На него уставились большие голубые глаза и по совиному моргнули, прежде чем существо снова рыкнуло, он так и не понял, оно что, есть хочет или рычит просто так. Он поднял взгляд на здоровяка, наконец-то снявшего шлем и ему тут же пришлось сдерживать стон, при виде того, с каким почти сентиментальным, с поправкой на то, что речь идёт о Кэрроу, выражением на лице он смотрел на животное у него на руках.
   - Вы не можете быть серьёзным, - простонал Фаулкс, - вы подумали во сколько обойдётся его прокорм... а сколько потребуется времени и заботы... а медицинские счета... а про то, какая ответственность иметь такого любимца вы подумали?
   Кэрроу странно посмотрел на него.
   - Да вы только гляньте на размер его лап, - в отчаянии продолжил Фаулкс, уже понимая что он в безвыходном положении, - они же огромные! - Он же вымахает с Амурского Тигра!
   - Она, - рявкнул Кэрроу, слегка раздраженный той бучей, которую его юный дознаватель поднимает по пустякам. Достаточно просто похитить эксперта из местного зоопарка, так что он не понимал, в чём проблема. Со своим драгоценным грузом на руках он пошел убедиться в том, что тела всех культистов будут сожжены, чтобы предотвратить распространение скверны. Нельзя оставлять работу недоделанной.
   Когда остатки команды А разбежались с его пути со страхом и нехилым восхищением в глазах, он ухмыльнулся себе под нос. Люди быстро учатся.
   Фаулкс застонал и уронил лицо на руки. Какое божество он так сильно разозлил, что его жизнь превратилась в одну большую шутку? Ну или может быть в одну из этих сюрреалистичных картин с расплавленными часами или парящими яблоками?
   Вульфрик наклонился к нему поближе. - Как там называется твоя должность? - спросил он.
   Лицо Фаулкса снова закаменело. - Секретарь! - рявкнул он прежде чем уйти чеканя шаг.
  
   ***
  
   Тот самый профессор физики шел в свой кабинет после очередной выматывающей встречи с коллегами. С большинством из них он прекрасно ладил, но парочке очень хотелось поиграть со слишком большими силами, от чего ему временами хотелось начать рвать на себе волосы. Подобное безответственное поведение могло отбросить человечество в развитии на века. Иногда он жалел о данном самому себе обещании, что не будет напрямую вмешиваться... но сейчас ему бы очень пригодилась чашечка кофе. С руками полными бумаг он локтем открыл дверь, а затем зайдя, ногой закрыл её, и только тут обнаружил сердитую амбарную сову, ждущую его на спинке его кресла. Как чёрт возьми они попадают внутрь, это было выше его понимания. Освободив усталую птицу от её посылки, он отнёс её к кормушке для попугаев, которую ему пришлось купить. Своим коллегам он сказал, что его кузен ради шутки подарил ему её; к сожалению, некоторые особо смешливые его колени посчитали это до истерики забавным ,и теперь временами презентовали ему мелкие игрушки для попугаев.
   Посылка явно была не от Кэрроу, судя по отсутствию его резкой и агрессивной ауры, что утешало; неизвестно, что может прислать ему человек с подобным разумом, значит оставался только один вариант. Альбус Дамблдор, директор и политик, очень интересная комбинация. Его следы на посылке были значительно спокойнее чем на письмах и излучали большую надежду... интересно.
   Внутри посылки оказалась книга, на обложке которой золотыми буквами было нанесено название: "История Хогвартса" и герб школы под ним; к книге прилагалось письмо...
   Дорогой мистер Бог-Император,
   Профессор физики моргнул и мысленно обматерил Кэрроу.
   Надеюсь, это письмо найдёт Вас в добром здравии. Спасибо за Ваше замечательное письмо; как я понимаю у вас много вопросов и практически нет контактов с Волшебным Миром, как средство борьбы с этим я и направляю Вам эту посылку.
   Книга, которую я Вам выслал, является отличным путеводителем по истории Школы Колдовства и Магии Хогвартс, а также во многом и одним из лучших путеводителей по истории, традициям и обычаям Британского Волшебного Мира.
   Уверен, она ответит на многие Ваши вопросы. Приятного чтения!
   Искренне Ваш
   А. Дамблдор.
   Профессор физики с сомнением посмотрел на толстый, оплетённый кожей том, ну, полагаю стоит попробовать.
  
   ***
  
   Моргнув, он оторвал взгляд от страницы, его разум просто кипел и бурлил от идей, почерпнутых из этой замечательной книги. Глотнув кофе, он немедленно скривился, обнаружив, что напиток совершенно остыл. Бормоча себе под нос он повернулся и включил чайник.
   Замечательная книга с движущимися картинками невинно лежала на его столе. А что за и деи и информацию она содержала, он ухмыльнулся себе под нос, если трансфигурация работает так, как он думал, то это возможно продвинет материальную науку на сотни лет вперёд... а зелья, медицинский потенциал просто невероятен... но ещё... можно ли влиять на свойства, скажем, куска дерева, путём вымачивания его в подходящем зелье... ему требовалось больше информации... ах какие преимущества открывались перед ним... а ведь он чуть всё это не упустил... он радостно хихикнул себе под нос и магия светилась в его глазах.


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Сафонова "Риджийский гамбит.Дифференцировать тьму" К.Никонова "Я и мой король.Шаг за горизонт" Е.Литвиненко "Волчица советника" Р.Гринь "Битвы магов.Книга Хаоса" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Загробная жизнь дона Антонио" Б.Вонсович "Туранская магическая академия.Скелеты в королевских шкафах" И.Котова "Королевская кровь.Скрытое пламя " А.Джейн "Северная Корона.Против ветра" В.Прягин "Дурман-звезда" Е.Никольская "Зачарованный город N" А.Рассохина "К чему приводят девицу...Ночные прогулки по кладбищу" Г.Гончарова "Волк по имени Зайка" Д.Арнаутова "Страж морского принца" И.Успенская "Практическая психология.Герцог" Э.Плотникова "Игра в дракошки-мышки" А.Сокол "Призраки не умеют лгать" М.Атаманов "Защита Периметра.Через смерть" Ж.Лебедева "Сиреневый черный.Гнев единорога" С.Ролдугина "Моя рыжая проблема"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"