littlewhitecat: другие произведения.

Инквизитор Кэрроу и неверующие в Бога-Императора безбожники

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
  • Аннотация:
    Когда Гарри Поттер исчез из дома своих родственников при загадочных обстоятельствах летом после первого курса, магический мир встал на уши. Им хотелось во что бы то ни стало вернуть своего героя. Однако им бы следовало помнить вот эту магловскую поговорку: "Опасайтесь своих желаний, они имеют обыкновение исполняться". Ссылка на оригинал: https://www.fanfiction.net/s/8400788/1/ Отказ от прав: Ни автор ни переводчик не имеют никаких прав на вселенные Гарри Поттера и Вархаммера. Все права на них принадлежат их обладателям. От переводчика: Нужна бета для правки орфографии и пунктуации. Преимущество беты в том, что бета будет получать проду РАНЬШЕ ВСЕХ ОСТАЛЬНЫХ ЧИТАТЕЛЕЙ. Что касается скорости перевода, то первую главу я переводил около двух часов не напрягаясь и отвлекаясь. Примерно по стольку буду переводить каждый день, но выкладывать только целыми главами. Предупреждения: В тексте присутствует описание неприятных сцен: кровь кишки и прочее, хотя и чуть оцензуренное в самых графических местах, если вам такое не нравится не читайте. Разрешение на перевод: ПОЛУЧЕНО ПЕРВЫЙ ТОМ ЗАКОНЧЕН


   Название: Инквизитор Кэрроу и неверующие в Бога-Императора безбожники
   Автор: littlewhitecat
   Переводчик: Печников Алексей Сергеевич
   Ссылка на оригинал: https://www.fanfiction.net/s/8400788/1/
   Категория: Кроссовер Вархаммер + Гарри Поттер
   Жанр: Приключения, юмор
   Рейтинг: Т
   Аннотация: Когда Гарри Поттер исчез из дома своих родственников при загадочных обстоятельствах летом после первого курса, магический мир встал на уши. Им хотелось во что бы то ни стало вернуть своего героя. Однако им бы следовало помнить вот эту магловскую поговорку: "Опасайтесь своих желаний, они имеют обыкновение исполняться".
   Отказ от прав: Ни автор ни переводчик не имеют никаких прав на вселенные Гарри Поттера и Вархаммера. Все права на них принадлежат их обладателям.
   От переводчика: Нужна бета для правки орфографии и пунктуации. Преимущество беты в том, что бета будет получать проду РАНЬШЕ ВСЕХ ОСТАЛЬНЫХ ЧИТАТЕЛЕЙ. Что касается скорости перевода, то эту главу я переводил около двух часов не напрягаясь и отвлекаясь. Примерно по стольку буду переводить каждый день, но выкладывать только целыми главами.
   Предупреждения: В тексте присутствует описание неприятных сцен: кровь кишки и прочее, хотя и чуть оцензуренное в самых графических местах, если вам такое не нравится не читайте. Если вы хотите, чтобы этот перевод целиком появился на этом сайте то предупреждаю сразу: НИКАКОЙ КРИТИКИ ПЕРЕВОДА я знаком со вселенной Вархаммера только по АНГЛИЙСКИМ книгам и АНГЛИЙСКИМ ЖЕ играм и ВСЕ русские переводы не признаю и не читаю. В добавок у меня есть бзик, НЕ ЛЮБЛЮ КОГДА КРИТИКУЮТ МОИ ХОББИ. Могу от этого озвереть настолько, что удалю перевод.
  
   Глава 1
  
   Гарри Поттер по плотнее свернулся калачиком на старом, ветхом матрасе. Снаружи, за зарешеченным окном солнце освещало аккуратные пригородные лужайки, вдалеке раздавались радостные крики детей и ровное гудение электрических газонокосилок. Уже несколько недель прошло с того времени как в его спальне появился тот проклятый домовый эльф и устроил бедлам в результате которого он оказался заперт на неопределённый срок в своей комнате, на окнах которой появились решетки, а на двери запоры и кошачья дверца. Вероятно из комнаты его не выпустят, а через кошачью дверцу Тётя Петуния будет подавать ему еду.
   Недоедание медленно приводило к тому что он стал терять вес, силы и надежду. Но так как он был мальчиком с добрым сердцем, сейчас его больше беспокоило состояние Хедвиг, его любимой снежной совы. Его дядя Вернон запер её в клетке в самом начале каникул и упрямо отказывался слушать все мольбы своего ненавистного племянника о том, чтобы выпустить её. Хедвиг уже несколько дней неподвижно сидела в своей клетке и Гарри это беспокоило. Его обычно живая и своевольная сова становилась всё более вялой и неотзывчивой. Он очень боялся, что она в конце концов умрёт и он останется запертым в этой комнате, заваленной сломанными игрушками Дадли, вместе с разлагающимся трупом своего любимого фамильяра. И думал, сколько же пройдёт времени прежде чем он к ней присоединится, медленно тая из-за недостатка пищи и воды.
   Как только солнце скрылось за горизонтом, забрав жару с собой, и воздух наполнили насекомые, Гарри начал молиться всем, кто только мог услышать, о том, чтобы ему помогли сбежать от медленной смерти, в скором наступлении которой он уже не сомневался. Когда настала полночь и он уснул, погрузившись в жуткие кошмары, нечто ответило на его мольбы. Обшарпанная комната наполнилась потусторонним голубоватым сиянием и маленький Гарри был перенесён в очень необычное место.
  
   ***
  
   Где-то в глубинах CERN, Швейцария, профессор прикладной физики оторвался от чтения последних данных. - Хмм, это странно... - пробормотал он себе под нос и вернулся к работе.
  
   ***
  
   В замке в дебрях Шотландских гор невероятно сложный серебряный механизм начал свистеть. Скоро к нему присоединились и многие другие. Они вибрировали на своих полках и подставках, заполняя какофонией круглый кабинет в котором в данный момент находился только большой и очень красивый феникс.
   Альбус Дамблдор проснулся ужасно разбитым и с кошмарным предчувствием в придачу. Он ворвался в свой кабинет в одной ночнушке и понял, что его худший кошмар начал сбываться. Чары на Прайвет Драйв пали. В разуме старика пронеслось множество предположений, одно хуже другого, Гарри похитили, он сбежал или абсолютно невообразимое - храбрый юноша умер.
   Он быстро связался со своим заместителем Минервой Макгонагал и чрезвычайно ворчливым мастером-зельеваром Северусом Снейпом и они втроём быстро переместились в дом Арабеллы Фиг, находящейся по соседству с домом дяди и тёти Гарри Поттера.
   Дамблдор прошел по освещённому тротуару, ожидая увидеть дымящуюся воронку на месте дома N4 по Прайвет Драйв. Однако дом был цел и невредим и мало чем отличался от соседних. Старик облегчённо выдохнул. По крайней мере самое худшее его предположение не оправдалось. - Ну по крайней мере самого худшего не случилось, - тихо сказал Дамблдор и повернулся к коллегам. - Однако, думаю нам следует зайти внутрь, чтобы убедиться, что с Гарри всё в порядке, - согласно кивнула Макгонагал, но всё более раздражающийся с каждой секундой зельевар уже не мог себя сдерживать.
   - Директор, этот маленький выродок наверно как всегда вспылил по глупости. - Наверное его родственники отобрали его любимую игрушку или что-то типа того. Уверен, что мы найдём этого маленького поганца таким же здоровым и наглым как и всегда, - рявкнул он на своих коллег недовольный тем, что его подняли в три утра и заставили тащиться через пол страны из-за Поттеровского отродья.
   Дамблдор и Макгонагал вздохнули при виде такого отношения к последнему Поттеру со стороны этого человека. Тихая Алохомора и они быстро вошли в спящий дом. Быстрый осмотр первого этажа никаких отклонений не выявил. Дом был очень чистым, можно даже сказать стерильным почти до одержимости. До той степени, что казалось что в нём никто не живёт. Ещё более тревожным было отсутствие фотографий Гарри Поттера среди множества вставленных в рамку фотографий живущего здесь семейства на стенах.
   - Думаю нужно быстро проверить наверху, - шепнул Дамблдор Макгонагал и Снейпу. Они быстро поднялись по лестнице, наткнувшись на ещё больше фотографий всё тех же трёх людей. Создавалось такое впечатление, что Гарри Поттер здесь вообще не живёт. Наверху Снейп быстро обнаружил ужасную розовую ванную комнату и безвкусную раздельную спальню, заполненную маленькой армией фигурок лыбящихся игрушечных собачек и быстро отпрянул от их безжизненных взглядов. Дамблдор же на слух нашел хозяйскую спальню в которой спали дядя и тётя Гарри, причём дядя храпел как работающий мотоцикл. Макгонагал сунула голову в дверь другой спальни. Комната за дверью была заполнена дорогущими гаджетами и игрушками, на полу валялась одежда, а на кровати спал необъятный кузен Дадли и одеяло с него медленно сползало на пол. Тихо выйдя она повернулась к последней оставшейся двери. Неприятное предчувствие появилось у неё при виде множественных замков и кошачьей дверцы на ней. Она же говорила Альбусу, что это худшие из маглов. - Альбус, - шикнула она. - Думаю нам нужна эта дверь. Дамблдор и Снейп поспешили к ней, надеясь побыстрее разобраться с ночными событиями. С нехорошим предчувствием они оба изучили дверь. Зачем на двери в детскую столько замков? Отперев все замки они открыли дверь и ужаснулись тому, что увидели.
  
   ***
  
   Был Хэллоуин и Альбус Дамблдор стоял в своём кабинете и смотрел в окно. Даже прекрасный вид на озеро и Запретный лес не мог облегчить груз на его сердце. Глаза его больше не сияли, так как мысли его занимала та ужасная августовская ночь. Минерва была сто раз права; Вернон и Петуния Дурсли действительно оказались худшими из маглов. Он грустно вздохнул. В помещении, оказавшимся спальней Гарри, они обнаружили только клетку с умирающим фамильяром и никаких следов мальчика, за исключением быстро рассеивающихся следов мощной магии.
   Дурсли в ту ночь пережили очень грубое пробуждение. Тогда всплыло очень много тревожных откровений о жизни в их доме бедного Гарри. Дамблдор ещё никогда в жизни не был так разозлён, расстроен и разочарован. Минерва ударилась в слёзы и едва сдержалась, чтобы не заколдовать это отвратительное подобие семьи. Северус Снейп был абсолютно шокирован. Всю свою жизнь он лелеял идею о том, что последний Поттер - копия своего отца, богатый и избалованный мальчишка. Бедный зельевар несколько дней после произошедшего не мог говорить. Они мало что могли сделать. Дурсли же похоже были даже рады и не видели ничего плохого в том, что их племянник исчез. В конце концов они отдали все личные вещи мальчика, с чем Дамблдор и компания и отбыли.
   С тех пор всё стало просто ужасно. Когда выяснилось, что Мальчик Который Выжил, пропал и всплыли подробности жестокого обращения с ним в детстве, это породило сильный общественный отклик. Как мог Альбус Дамблдор, победитель Гриндевальда и единственный человек, которого боялся Сами Знаете Кто, потерять Мальчика, Который Выжил? Как он мог не знать о том, как с мальчиком обращаются дома? В конце концов, он же уверял всех все эти годы, что Гарри Поттер в безопасности и счастлив.
   Альбус вздохнул и опустившись в кресло прикрыл глаза, а Фокус отчаянно попытался успокоить своего человеческого фамильяра. Альбус скатывался в депрессию и истощение, вдруг в чарах замка произошел сильный всплеск, что ему было неприятно и повторения подобных ощущений он не хотел. В окне показались студенты, бегущие от озёрного берега в сторону замка. Альбус встал и вышел из кабинета, намереваясь проверить что же так всколыхнуло защиту замка.
  
   ***
  
   В Женеве профессор прикладной физики оторвался от компьютерного монитора. - О, снова ты, - подумал он про себя и вернулся к работе.
  
   ***
  
   Прибыв на место в компании остальных преподавателей Дамблдор некоторое время страдал отдышкой после безумной гонки( он был в прекрасной форме для своего возраста, но у всего есть пределы). Неподалёку стояла группа студентов и широко открытыми глазами смотрела на причину беспокойства. Один из них, гриффиндорец, поинтересовался, - Что это, сэр?
   Дамблдор уставился на эту штуку - Понятия не имею, мой мальчик.
   Это было абсолютно вне его понимания. За долгую жизнь он видел много странных и чудесных вещей, но эта была без сомнения самой чуждой из всех, а ещё, вероятно, самой тревожной.
   В грязи распласталось нечто гуманойдное по форме. Вот только ничего в нём определённо не было человеческим даже отдалённо. Массивная хреновина размером наверно со стоячего Хагрида, а может и больше, сделанная из огромных металлических плит, гигантские наплечники, руки, такие большие, что казалось способные обхватить всю голову одной ладонью, массивные поножи, огромные ноги и всё это в комплекте с широким нагрудником. Шлем был частично скрыт нагрудником, но похоже что его дизайн был взят со шлемов средневековых рыцарей, разве что у этого в глазницах были линзы, светящееся зловещим красным светом. Позади над шлемом возвышался стилизованный орёл, расправивший крылья, распространяющий голубоватый блеск. Вся монструозная конструкция была чёрной, декорированной позолоченными орлами на поножах, наручах и наплечниках. Всё это дополнялось в основном черепами, цепями и надписями скорее всего на магловской форме Латыни. Однако черепа похоже преобладали, они были повсюду, начиная с наплечников и заканчивая большой стилизованной "I" на груди и даже на коленях; а ещё три украшенных человеческих черепа свисали с его пояса.
   А ещё было оружие, но черепа присутствовали и там. Они были и на Эфесе одноручного меча длиной в пять футов, покрытого изотерическими руническими надписями, который это нечто держало в одной руке и на странном угловатом пистолете в другой. По крайней мере Дамблдор думал, что это пистолет, он видел подобные вещи во время войны с Гриндевальдом, однако это угловатое огнестрельное оружие мало походило на то, что он помнил. У этой штуки даже был шест прикреплённый к рюкзаку на спине, венчал шест, что предсказуемо, окруженный сияющим ореолом череп.
   Весь гигант был щедро вымазан кровью и кишками, а на самой броне были следы свежих сколов и царапин на покраске. Создавалось впечатление что одержимый черепами незнакомец только что пережил титаническую битву.
   Альбус оглянулся на преподавательский состав, который в данный момент был также напуган и поражен происходящим как и он сам. Флитвик похоже с неприкрытым восторгом читал какую то из надписей. Макгонагал переводила взгляд с него на броню и обратно. Снейп прищурившись смотрел на гигантскую фигуру расчетливым взглядом, а Хагрид просто выглядел пораженным. Локхарт же, приклеив на лицо одну из своих знаменитых благодаря Ведьмополитену улыбок начал вещать. - Здесь мы видим Огромного Безволосого Иети, - обворожительно сказал он. - Я бился с таким, когда был в Бутане. Это было... - тут ему на ногу наступил Хагрид. Потом простодушный полувеликан уверял всех, что это вышло абсолютно случайно.
   Альбус наконец-то смог собраться с силами и подать голос. - Ну, мы же не можем оставить это здесь, так ведь? - спросил он повернувшись к Флитвику. - Как вы думаете, Левиоса Максима? - потревоженный полугоблин просто кивнул.
  
   ***
  
   Три часа спустя, взмокнув от пота и магического истощения им всё-таки удалось доставить монструозный бронированный объект в больничное крыло. Левиосы Максима для выполнения этой работы оказалось недостаточно. Больше того, Дамблдору и его подчинённым вообще не удалось повлиять магией на этот объект хоть как-то, даже на миллиметр не сдвинули, левитационные чары похоже абсолютно на него не действовали. Тут-то и пригодился Хагрид. Ему с небольшой помощью других студентов удалось переложить тело гиганта на импровизированные носилки и уже их преподаватели смогли отлевитировать. На то чтобы доставить его в больничное крыло потребовалась скоординированная работа пяти человек. То, что он мёртвой хвыткой вцепился в своё оружие несколько усложнило прохождение некоторых поворотов, но как они ни старались, вырвать оружие из его рук так и не смогли.
   Один из студентов из чистого интереса кастанул чары взвешивания на носилки и вскричал в удивлении, когда выяснилось, что незнакомец весит почти три тонны. Как же он вообще двигается, а тем более воюет? - Может они воюют очень медленно? - предположил Дамблдор.
   Тут с ним поравнялся Флитвик. - Вы не знаете, у Невыразимцев или Авроров есть подразделения по борьбе с демонами? - обеспокоенно спросил он. - Потому как большинство надписей на этом, - он кивнул в сторону гиганта, - должны уничтожать их и людей, которые с ними связанны. Дамблдор недоверчиво уставился на него. Всё становилось всё хуже и хуже.
   - Нет, насколько я знаю, - нервно ответил он.
   От нехороших размышлений его отвлёк Хагрид, внезапно замерший над поддерживаемым бронированным гигантом. Раздался хорошо различимый щелчок и шипение. Он робко оглянулся. - Я кажись сломал его, - пробормотал он. - Я тока нажал куда-то, а оно так, - шлем легко повернулся в его руках, открывая лицо самого большого человека, которого они когда либо видели. Хагрид уставился на него сдвинув брови, а затем ойкнув отпрыгнул, уронив шлем себе на ногу. - Мерлинова борода, - выдохнул он. - Это ж... это ж... - он указал на гиганта трясущимся пальцем.
  
   Глава 2
  
   Преподаватели столпились вокруг с отвисшими челюстями взирая на открывшуюся им картину.
   Если бы римский скульптор когда-нибудь делал бы героическую статую Джеймса Поттера, то она бы выглядела в точности как этот человек, резкое лицо с чеканными линиями. Чисто выбритый с копной непослушных волос в данный момент подстриженных по военному, голова с боков выбрита, а верх зализан назад. В каждом ухе поблёскивает множественный золотой пирсинг, бледная кожа лица иссечена мелкими шрамами а один большой от чего-то похожего на коготь проходит во правой стороне лица, а на лбу зияет знакомый шрам в виде молнии, давно зарубцевавшийся и почти заживший.
   Может ли это быть Гарри? Этот некто определённо похож на него, только взрослого. Но если так, то где же он был, что пережил и каким стал? Дамблдор нервничал больше чем хотел бы признавать. Перед ним был не ребёнок, а взрослый человек гигантских пропорций, очевидно повзрослевший вдали от Волшебного Мира. Только что вырванный из чрезвычайно опасной среды, если судить по его "одеянию" и крови и кишкам на нём.
   Мадам Помфри переводила взгляд с вероятного Гарри на него и обратно. Поняв намёк он выпроводил из больничного крыла всех преподавателей и студентов, оставшись сам в компании Помфри и Снейпа.
   - Ты ведь не хочешь провести ему полный медицинский осмотр, не так ли? - указал Снейп пальцем на бессознательного мужчину. - Памятуя о всех трудностях, которые у нас были, пока мы доставляли его сюда.
   Мадам Помфри нахмурилась. - Он очевидно участвовал в каком-то столкновении, его необходимо проверить на наличие травм. - Вдруг у него внутреннее кровотечение, - она повернулась к своему пациенту, намеренно махнув над ним волшебной палочкой. - И даже если это не сработает, хуже всё равно не будет.
   От её манипуляций с палочкой над головой пациента в воздухе засветились разные фигуры и символы. Вчитавшись в них Помфри нахмурилась. Это было странно. Он определённо был ранен не более часа назад, когда какой-то клинок смог протиснуться между пластинами его странной брони, но глубокая рана уже практически полностью излечилась. Это было очень странно.
   Ещё один взмах палочки, шепот заклинания и вся его медицинская история начала заноситься на зачарованный пергамент. Вся медицинская история даже самых больных людей обычно умещалась на одном пергаменте. Даже у самых заслуженных Авроров она редко превышала объёмом тоненькую книжицу. Пятнадцать минут спустя заклинание всё ещё продолжало работать а стопка пергамента на столе приближалась по объёмам к приличных размеров энциклопедии.
   Внимательное ознакомление с монструозными записями выявило самую ужасающую картину травм, которую Помфри видела в жизни. Дальнейший просмотр позволил предположить, что этот человек непрерывно воюет на протяжении долгого времени, перемежающегося редкими периодами относительного спокойствия. Часто связанными с тем что необходимо было пройти реабилитацию после тяжелейших травм, таких как тот случай ,когда был почти полностью испарён его тонкий кишечник. И так на протяжении более чем двухсот пятидесяти лет. Со временем травмы стали реже, но не менее серьёзными. И вот записи дошли до его отрочества. Тогда он был подвергнут серии очень сомнительных хирургических вмешательств, некоторые из которых были исполнены без сидативов или любых других болеутоляющих, но самым ужасным по мнению мадам Помфри было то, что во время этих вмешательств с торса Гарри полностью сняли кожу, чтобы приживить ему несколько новых органов пока он был в сознании и без болеутоляющих. С тех пор у него два сердца, три лёгких и сборная солянка других улучшений в теле. Даже в мозгу появились отделы, о назначении которых мадам Помфри не то что не догадывалась, а даже не представляла как начать думать, чтобы догадаться.
   Наконец она добралась до знакомых вещей, магическое истощение, которое он перенёс за месяц до своего двенадцатилетия, несколько обычных детских травм, затем в возрасте пятнадцати месяцев следы тёмного проклятья, скорее всего Авады Кедавры, оставившей шрам у него на лбу.
   Оторвавшись от толстого тома, содержащего в себе полную медицинскую историю Гарри, мадам Помфри всхлипнула от ужаса и разрыдалась на плече пораженного Снейпа.
   Больше ничего сделать было нельзя, оставалось только ждать, когда он придёт в сознание, так что забрав с собой Снейпа, Дамблдор оставил вероятно вернувшегося Гарри на попечение мадам Помфри.
   Гарри провёл в коме следующие восемь часов так и не поняв что с ним и где он находится. Мадам Помфри использовала это время чтобы хоть и с трудом, но наконец избавить его от зажатого в руках оружия. Три дня спустя его состояние осталось без изменений. Дамблдор начал волноваться. Через что бы ни прошел Гарри, но это было очень травматично. Он может и не восстановиться после этого.
  
   ***
  
   Инквизитор Аллесандор Дариус Кэрроу открыл глаза и слабо простонал от эпической головной боли в данный момент угнездившейся в тыльной части его черепа. Последним, что он помнил, была грязная ксеносская ведьма, бросившая его в активные варп-врата пси-ударом. Последние слова эльдарской дальновидящей всё ещё звенели у него в голове: " это не твоё время, у тебя есть неоконченные дела". Предательская ксеносская мразь. Он был как раз там, где и должен был быть. Иными словами выслеживал остатки культа демонопоклонников и отступника радикала инквизитора, за которым осторожно следил последние два года вместе с юстициаром Хадрианом и его боевыми братьями. Они наткнулись на варп-врата неожиданно и решили уничтожить богомерзкое творение пока у них был шанс. Благодарение Императору он успел передать юстициару мельта-бомбы м проинструктировать его о том как закончить дело. Кэрроу знал, что брат Хадриан позаботится об успешном завершении миссии, они оба были верными и надёжными.
   Итак, сейчас главным вопросом было где он оказался и как далеко отсюда до ближайшего космопорта. Оглянувшись он увидел ряды низеньких кроватей над которыми были аркообразные окна из которых лился мягкий лунный свет. Всё это выглядело ужасно знакомым. Это должно быть какая-то наведённая галлюцинация, использующая воспоминания о его раннем детстве. То что он реально вернулся сюда было просто невозможным. Осторожно от потянулся своим разумом ощупывая окружение, и хотя уровень варпа в округе и был определённо выше нормы, однако, не подавляюще сильным, у него даже возникли проблемы с тем, чтобы проверить своё чутьё на извращённые споры хаоса. В раздражении он открыл разум варпу при этом подняв ментальные щиты на случай внезапной демонической атаки. Обычное скручивающие живот психоделичное ощущение варпа было на этот раз гораздо слабее чем он привык, фактически Кэрроу мог бы сказать что это самый спокойный варп, который он когда либо видел, также странным было то, что обычно подавляющая вонь хаоса была сейчас едва заметна на общем фоне. Потом до него дошло, разница столь большая и ужасная, что заставила его вплотную приблизиться к панике, настолько близко как он не был за всю свою жизнь. Он совершенно не чувствовал направляющего и укрепляющего присутствия Бога-Императора. Его совершенно не было. Он попробовал снова, и снова, и снова, удаляясь всё дальше от своего местоположения и осторожно, чтобы не нарваться на нечто зловещее и древнее в варпе. При дальнейших поисках он нашел огромную сигнатуру в варпе, при ближайшем рассмотрении оказавшуюся очень знакомой. Он осторожно приблизился к ней и присутствующий удивлённо подпрыгнул на месте(естественно в реалиях варпа) и переключил всё своё подавляющие внимание на него. Кэрроу спешно отступил, в панике даже забыв о своём физическом окружении. С его лба градом катил пот а дыхание было быстрым и свободным. Он успел ухватить только несколько крохотных образов от невероятного существа, которым мог быть только Сам Бог-Император. И что такое вообще этот ускоритель частиц? Какое-то оружие Тёмных Веков?
   Это могло значить только одно, чрезмерно спокойный варп, отсутствие эманаций Хаоса, отсутствие Его божественного влияния в варпе в купе с вполне реальным физическим присутствием в сотнях миль к югу от того места где находился Кэрроу. Насколько он мог судить он был не там где должен быть, а там, где хотела чтобы он был эта проклятая Богом-Императором грязная ксеносская ведьма. И это ему решительно не нравилось ни на йоту.
   Когда дрожь в животе улеглась, инквизитор Кэрроу поднял свой шлем(оставлять его ни в коем случае нельзя, пока ты без шлема голова так и просит хэдшота), своё оружие( вот повезло так повезло) и покинул больничное крыло.
  
   ***
  
   Два часа спустя самые худшие страхи Кэрроу подтвердились когда он шел знакомыми коридорами, заглядывая в классные комнаты, которые помнил по тому одному единственному году обучения в этой школе. До того как перенёсся сквозь время, до того как встретил своего отца, приёмного.
   Итак он был здесь, застрял на заре Эпохи Технологии в варварскую и примитивную эпоху полную еретиков и, хвала Императору, многих тайн времени, вот только сейчас он был внутри системы, испытывая все эти тайны так сказать на себе. Что там сказала эта Эльдарская Ведьма? - У тебя есть незаконченные дела. Он мысленно вернулся к тому очень странному году, который пережил так давно. Вспомнил восхищение от того, что смог наконец сбежать от своих бесполезных родственников, вхождение в новый мир, где его странности были бы приемлемыми. Однако вместо этого получил кучу пристальных взглядов и шепотков, первых настоящих друзей и набор преподавателей варьирующихся от великолепных до никаких. Тот в лиловом тюрбане был абсолютной насмешкой, пародией на преподавателя. Он остановился. Тот человек был одержим тенью отступника, убившего его родителей. Тогда же упоминалось пророчество. Вот о чём должно быть говорила та ксеносская ведьма. Был культист отступник, которого следовало сокрушить и было пророчество, согласно которому именно ему было суждено это сделать. Он угрожающе улыбнулся под шлемом, тут определённо прослеживалась работа Императора. Его шаг снова стал пружинистым и он продолжил заново исследовать знакомое здание.
  
   ***
  
   У Северуса Снейпа была очень плохая ночь. Его снова разбила бессонница, а снова прибегать к зелью Сна Без Сновидений он не спешил. Он и так в последнее время его слишком часто применял. С тех самых пор как сын Лили таинственно и необратимо исчез, так и до привыкания недалеко. Он ужасно обращался с мальчишкой, не сумев преодолеть своего предубеждения к нему после близкого знакомства с его отцом. Однако у Гарри оказалось гораздо больше общего с ним чем с Джеймсом Поттером, благодаря ужасной сестре Лили, Петунии. Итак, сын Лили исчез и сейчас у них в больничном крыле находился тяжело бронированный, тяжело вооруженный гигант, который очень может быть и являлся Поттеровским выродком, если конечно его, Сенейпа, предчувствию можно было доверять.
   Хотя и было сейчас раннее утро, он всё-таки решил совершить обход замка. Он конечно же врядли наткнётся на студентов-нарушителей, но кто знает, вдруг ему повезёт. Выйдя из подземелий, Снейп задумался над тем, каким же образом парень так вымахал. Это определённо было неестественно.
   Проходя мимо дверей в Большой Зал, он заметил, что они слегка приоткрыты. Предвкушая что сейчас получит возможность поймать очередного выскользнувшего из постели в столь ранний час нарушителя, Снейп просочился в щель. Возможно он даже поймает отчаянный дуэт( ака Мистер Уизли и мистер Уизли) в тот момент когда рыжие готовят очередной из своих безумных розыгрышей. Он осмотрелся, вроде всё в порядке. Столы и скамьи на местах, знамёна висят где должно, а потолок всё также чётко и ясно копирует небо снаружи.
   Снейп удивлённо моргнул. Вон там в центре зала стоит бронированный гигант и в данный момент пялится на потолок. Снейп даже слегка приоткрыл рот, удивившись размерам этой штуки. Он конечно знал, что она большая, но видеть её в полный рост в знакомой обстановке, это уже совсем другие пирожки с котятами.
   На звук его удивлённого выдоха гигант резко обернулся. Глазные линзы его шлема зловеще светились в темноте, Снейп содрогнулся от очевидной схожести взгляда в данный момент изучающего его. А потом эта хрень начала движение в его сторону. Слухи о том, что она весит как небольшой магловский автомобиль быстро расползлись по замку. Затем было множество предположений о том, как быстро что-то подобное может двигаться. Большинство сошлось во мнении, что не очень быстро. Так вот это предположение только что было опровергнуто. Снейп глазел на то, как бронированный гигант бросился к нему. Эта штука... он двигался с такой лёгкостью и грацией, что создавалось впечатление, что доспех совсем ничего не весит.
   Бронированное чудовище остановилось где-то в футе от замершего в шоке Снейпа. Снейп обнаружил что смотрит глаза в глаза злобно глядящему черепу в центре большой стилизованной "I" на нагруднике. Его глаза прослезились, а зубы заломило от низкого воя на самом пределе слышимости, который похоже продуцировали доспехи. Но физический дискомфорт его на этом не заканчивался, его прошиб холодный пот, а волосы на спине и руках встали дыбом от сверхъестественной ауры, окружающей человека в монструозном доспехе.
   Снейп наконец обрёл голос и сказал первое что пришло ему в голову ( потом он этого ужасно стыдился), - Думаю, мистер Поттер, что вы обнаружите, что сигнал к отбою уже был, а следовательно, Вам следует находиться в постели как и всем остальным.
  
   ***
  
   Большой Зал был полон охотно галдящих студентов, кто-то кушал завтрак, кто-то болтал с друзьями, доделывал домашку или готовился к тестам, преподаватели же допивали последнюю чашку кофе, степенно беседуя между собой и одним глазом приглядывая за хулиганами. Солнце, изливающиеся с потолка, осеняло присутствующих в школе золотистым светом, обещая что этот поздний осенний денёк будет просто прелестным.
   Посреди галдящей толпы сидела молчаливая, одинокая фигура. Северус снейп тихонько баюкал в своих ладонях уже шестую чашку кофе за это утро, отчаянно надеясь с его помощью проснуться настолько, чтобы достойно встретить этот день. А беспокойная, кошмарная ночь в этом совсем не помогала. А не приснилась ли ему та странная встреча в Большом Зале? Нет, потом ему конечно снилось как металлический гигант протягивает к нему ладони, по размеру больше чем его голова, и хватает его, а из темноты угрожающе светят красные глаза. Да точно, ему наверняка приснилось, просто не может такого быть, чтобы... в такой штуке кто-то двигался с кошачьей грацией, будто она ничего не весила.
   Внезапное шевеление у дверей и внезапно наступившая тишина заставили его поднять голову, и там он увидел его во всём своём бронированном и вооруженном великолепии шагающего по центру Большого Зала не издавая ни звука за исключением разве что лёгкого клацанья от того что бились друг об друга весящие на его поясе черепа. Если Снейп раньше и думал, что вид их странного гостя ночью тревожен, то днём он оказался ещё тревожнее.
   Студенты будто лавина освобождали его путь всеми силами стараясь оказаться от него как можно дальше. Инквизитор Кэрроу потрясённо взирал на их попытки. Он очень давно не видел детей. Они редко долго выживали в тех средах, где он работал. Он уже и забыл насколько маленькими они могут быть. Лица преподавателей были в основном знакомы... если не считать отвисших челюстей. Да ещё прилизанного блондинистого щёголя, скорее всего бывшего новым учителем по Защите. На такого я бы точно не стал тратить медпак, мягко усмехнулся Кэрроу своей собственной шутке. Вон с краю сидит Снейп и пялиться на него широко раскрыв глаза. Кэрроу никак не мог понять, почему же он так боялся его, когда ему было одиннадцать, ведь зельевар был таким забавным прошлой ночью. Сняв шлем чтобы выглядеть более дружелюбно( а то мало ли что) он подошел к преподавательскому столу и встал перед Дамблдором.
   Кэрроу оглядел ряд молчаливых преподавателей приподняв бровь и наконец заявил: - Приветствую вас во имя Императора.
   Снейп содрогнулся, а его диафрагма завибрировала. Даже голос этого чудовища был неестественным. Ни один человек не мог обладать столь глубоким голосом, да ещё и говорил он на один Мерлин знает каком языке.
   Дамблдор стоял пораженный до глубины души. Видеть человека в полубессознательном состоянии это одно. Но чтобы тот же человек вдруг встал цел и невредим как ни в чём не бывало это уже совсем другое. Он может и похож на Джеймса Поттера, но даже самая долгая слушба в Аврорате или штурмовом отряде магов не делает человека настолько жестким и расчетливым, а его голос нечеловечески глубокий и холодный. Дамблдор вдруг осознал, что становиться на пути этого человека смертельно опасно.
   - Доброе утро, мистер Поттер, - наконец-то смог он справиться с собой до той степени, чтобы голос его не дрожал. - Не желаете ли присоединиться к завтраку?
   Кэрроу вздохнул, видя невежество нормальных людей, нет, он не голоден и скорее всего не проголодается до завтра.
   - Мне необходимо переговорить с Вами с глазу на глаз, Директор, - пророкотал он.
   Дамблдор выглядел пораженным, так что Кэрроу попробовал снова, на этот раз медленнее и и громче, как заведено освящённой веками традицией при беседе с иностранцами и идиотами.
   - Извините, мистер Поттер, - вздохнул Дамблдор. - Но никто из нас не понимает языка, на котором вы говорите.
   Кэрроу нахмурился. Не понимают языка человечества, невежественные маленькие крестьяне, он же их прекрасно понимал, так что, что это за жалкие оправдания. Но тут раздался высокий, визгливый голос где-то из-под его колена. Кэрроу осторожно отступил в сторону, стараясь никого не задеть и в конце концов увидел у своих ног крохотного профессора, который как оказалось говорил на устаревшей форме Высокого Готика. Недолгие эксперименты показали, что во первых они могут без проблем понимать друг друга, а во вторых, что у крохи профессора просто ужасная грамматика. Сам того не зная, профессор Флитвик, предотвратил первую из ужасающих вспышек ярости Кэрроу. Наконец-то инквизитор мог нормально общаться.
   В тот момент всё планомерно пошло под откос. Флитвик переводил ответы Кэрроу и преподаватели наконец-то смогли их понять.
   Нет, он не голоден. Нет, он не хочет остаться в Хогвартсе. Да, у него недавно был бой. Нет, не битва, просто маленькая стычка, сопряженная с засадой. Нет, надписи не декоративные, некоторые из них религиозные, а некоторые оставлены в память о достойных внимания подвигах самого Кэрроу. Да, он посвятил свою жизнь уничтожению демонов и тех, кто с ними связан. Нет, он не признаёт их авторитет, у него есть ответственность перед высшими силами. Да, Бог-Император человечества реален, жалкие маленькие еретики. Нет, он больше не отзывается на имя Гарри Поттер.
   Кэрроу встрепенулся, ощутив возмущение в варпе. Будто бы кто-то пытался проникнуть в его разум. Мгновенье и одна рука уже лежит на рукояти пистолета, а над другой клубиться сфера варп-фэйра, он потянулся своим разумом, пытаясь отследить источник возмущения. Неподалёку в комнате обнаружился разум, слегка отличающийся от других. Маленькая девочка была одержима чем-то не демоническим по природе, возможно другим разумом. Может ей каким-то образом удалённо управляют. За ней следует приглядеть, хотя немедленной опасности с её стороны ждать не стоит. Он сильно сомневался, что в её ментальном состоянии это был намеренный акт. Не в таком юном возрасте. Повернувшись к преподавателям и ещё раз оглядев их он позволил варп-фэйру рассеяться.
   Снейп побледнел от страха, когда та самая аура этого монстра быстро усилилась. Он был абсолютно уверен, что видел как в воздухе появляются всполохи, окружающие это бронированное чудовище, а реальность вокруг него, так вообще слегка изогнулась.
   Дпамблдор был в ужасе от невероятного количества чистой магии, исходящей от этого мужчины и той скорости, с которой он мог двигаться. Может сами доспехи помогали движению так как были зачарованы? Ведь быть того не может чтобы магловская техника функционировала рядом с этим человеком. Когда "Гарри" повернулся к ним, они увидели, что его глаза светятся потусторонним голубым светом и источают огненные всполохи, такова была мощь подчиненной ему магии.
   Потом мгновение спустя, знакомые льдистые зелёные глаза снова окинули их расчетливым взглядом.
   На Зал снова опустилась тишина, нарушаемая только негромким хныканьем небольшой группки Хафлпафских первогодок.
   Бледный и взмокший от пота Флитвик изо всех сил пытался вернуть беседу в прежнее русло, у него начинала болеть голова в области прямо над правым глазом, но несмотря на головную боль он пытался пробиться сквозь странную грамматику и специфическое произношение великана. Он наверное учил Латынь по книгам, почему же ещё им быть такими странными? Решив не заострять на этом внимания, он решил спросить про смену имени "Гарри". От этого же не станет хуже, верно?
   Бронированный и чрезвычайно намагиченный монстр продолжил свои объяснения. Он взял новое имя, когда его новый приёмный отец, небогатый представитель аристократии, настоял на том, что каждый из его сыновей должен иметь имя, соответствующее его положению в жизни. Как же его тогда зовут? Он - Инквизитор Аллесандор Дариус Кэрроу и ему плевать, если им это не нравится.
   Последнее заявление Кэрроу погрузило Большой Зал в жуткое молчание. В памяти всех всплыли на поверхность казалось бы давно забытые исторические сведения. Инквизитор. Молчание из жуткого превратилось в ужасное, разум всех присутствующих просто не мог этого охватить.
   Всех кроме одного. Гилдероя Локхарта, у которого мозг забуксовал после слов Гарри Поттер. Он отчаянно хотел познакомиться с маленькой знаменитостью, да это вообще была одна из главных причин того, что он согласился на пост преподавателя. Он очень расстроился когда узнал, что Мальчик Который Выжил пропал из за какой-то магической аварии. А это вне всякого сомнения была авария, ну как скажите иначе двенадцатилетка мог бы за год так вымахать? Он выбежал из-за стола намереваясь что-то сделать с проблемой маленького мальчика, авария в которую он попал была наверно связана с энергетическими чарами. Он был уверен, что за его помощь, Гарри будет ему благодарен и потом они смогут дать парное интервью Вельмополитену.
   - Не волнуйся, Гарри, я спасу тебя! - крикнул он мужественным голосом и выхватил палочку.
   Кэрроу повернулся к напыщенному блондинистому щёголю, приблизившемуся к нему. Его определённо не требовалось спасать, о чём это говорит этот помешанный идиот? Он непонимающе уставился на то, как этот дебил взмахнул маленькой палочкой и выкрикнул "Редукто!". Мерцающая вспышка света слетела с палочки и врезалась в нижнюю часть его нагрудника, распавшись не причинив ему никакого вреда, благодаря гексограмическим щитам. Уже очень много времени прошло с тех пор как кто либо настолько тупой пытался его атаковать. Оскорблённый глупостью и некомпетентностью этого человека, Кэрроу слегка размахнулся и нежно ударил кулаком в голову этого критина, с удовлетворением полюбовавшись как этот жалкий мешок с мясом потеряв сознание упал на колени.
  
   Глава 3
  
   За исключением до сих пор не пришедшего в сознание Локхарта, весь изрядно перенервничавший преподавательский состав собрался в учительской. Присутствовали даже мистер Филч и мадам Пинс. Сначала были наложены заглушающие и запирающие чары, а на дверь снаружи ещё и чары незаметности.
   Прошло всего сорок восемь часов, а эта агрессивная бронированная угроза уже сумела учинить бедлам. Поначалу они даже радовались, когда он смог сказать несколько слов на английском, но это быстро привело к нескончаемому потоку странных вопросов и, если честно, к крайне тревожным пафосным речам.
   Он травмировал каждый портрет в школе. Пустые рамы были прекрасным показателем того, что ты приближаешься к этому ужасному человеку. Нарисованные люди решили, что избегание - лучшая политика если хочешь продолжать своё существование, так как Кэрроу почему-то воспринял как угрозу тот факт, что волшебные портреты двигаются и запустил фаерболом в один из них, когда тот попытался завязать с ним беседу, при этом что-то восклицая про каких-то огневиков( кем бы они ни были ), что было крайне тревожно.
   А затем произошел инцидент с Мисс Норрис. Инквизитор Кэрроу нечаянно наступил на неё и от контакта с трёхтонной бронёй бедная кошечка превратилась в непривлекательный блин на полу. Кэрроу даже подходил извиняться за свои действия, но Филч был безутешен после потери своего любимого фамильяра и целый час проплакал на плече очень раздраженного Северуса Снейпа.
   Мадам Помфри удалось таки вытряхнуть Кэрроу из его брони, указав на то, что её вероятно не помешает хорошенько почистить, а затем спросила, когда он в последний раз принимал ванну. Мужчина не смог припомнить точной даты этого события от чего мадам Помфри пришла в ужас и настояла на том, чтобы он немедленно принял душ. Тогда же Кэрроу показал насколько он сильный волшебник, просто отлевитировав трёхтонную броню прежде чем перебрать её. Осознание невероятной силы воли, необходимой на то, чтобы сотворить такое без палочки, заставило преподавательский состав Хогвартса нервно содрогнуться. Также все почему-то считали, что человек в этой броне на самом деле гораздо меньше чем в ней кажется. Однако когда он из неё вылез, оказалось, что это не тот случай. В броне Кэрроу был восьми футов ростом. Без брони же его рост составлял "жалкие" семь футов десять дюймов, бочкогрудый, с огромными буграми мышц и сильно иссечённый шрамами.
   Вскоре после этого Кэрроу ввязался в первую драку с Хагридом. Полувеликан продержался тридцать секунд, прежде чем Кэрроу нокаутировал его хорошо поставленным правым хуком из-за чего бедняга слёг в больничное крыло со сломанной челюстью. О причинах их потасовки Хагрид говорил с большой неохотой, а никто другой не был настолько сумасшедшим и не имел суицидальных наклонностей, чтобы спросить самого Кэрроу.
   Итак теперь у них был не бронированный, но всё ещё вооруженный инквизитор Кэрроу, ходивший только в своём обтягивающем и очень открытом нательном белье, которое обычно надевал под доспех. Вопрос был в том, что же с ним делать? Он определённо был в высшей степени опасным, а значит держать его в школе было нельзя. Но с другой стороны, они, что хотели спустить его на ничего не подозревающий Волшебный Мир?
   - Думаю проблема в том, - начал Дамблдор. - Что он не ощущает никакой связи со своим детством, - он откинулся в кресле глядя на своих коллег из-за стёкол своих очков-половинок и поигрывая большими пальцами.
   Остальные преподаватели недоверчиво уставились на него. - И как вы предлагаете нам "соединить" его с его детством? - спросил Снейп с сарказмом. - Вы предлагаете нам заного познакомит его с квидичем, его маленькими гриффиндорскими друзьями, а может с его снежной совой? - он повернулся к Хагриду. - Она ведь выжила, насколько я помню? - спросил он.
   Хагрид кивнул. - Хедвиг полностью восстановилась, прекрасная птиц.
   Альбус улыбался, - Именно Северус! Думаю именно так нам и следует поступить.
   Преподаватели посмотрели друг на друга. Ну всё: старик окончательно съехал с катушек.
   - Альбус, - заявила Минерва. - Я ни под каким предлогом не позволю ни мисс Грейнджер, ни мистеру Уизли даже приближаться к этому ужасному человеку, никто не предскажет что он может сделать.
   Дамблдор снова начал поигрывать большими пальцами. - Мы совсем его не знаем, - он вопросительно посмотрел на лица собравшихся. - Мы знаем, что он воин и обладает некоторыми силами. Что ещё мы о нём знаем?
   Минерва нахмурилась. - Он одержим насилием.
   - Если он воин, значит у него с большой вероятностью есть некий кодекс чести, - заметил Филиус. - Он не нападёт на детей. Возможно будет их игнорировать, но намеренного вреда им не причинит.
   - Его тело искусственное, - заявила бледная мадам Помфри. Все повернулись к ней. - Ну, у него есть все эти дополнительные органы, а ещё его рост и мускулатура искусственно внедрены. Даже биохимия его мозга была изменена. Я никогда не видела ничего подобного, - скорбно закончила она.
   Повисла тишина во время которой собравшиеся обдумывали наблюдения целительницы.
   Молчание нарушил Филиус. - Мы знаем где он был или сколько ему лет? Мы хотя бы знаем на кого он работал?
   На него уставились непонимающие лица других. - Я знаю, сколько ему лет, - вздохнула Помфри. - Согласно медицинскому обследованию его возраст около двухсот девяноста семи лет с учётом тех лет, что он прожил так сказать на нашей стороне.
   - Мерлин, - выдохнул Филиус. - Если ему столько лет, то готов поспорить, он едва помнит Хогвартс.
   - Именно об этом я и говорю, - широко улыбнулся Альбус. - Мы не знаем его, он не знает нас.
   - Если быть честным, Альбус, то он не самый коммуникабельный человек, - сказал Филиус. Некоторые преподаватели закивали в его поддержку.
   - Я вчера беседовала с ним, - подала голос мадам Пинс, все уставились на неё. - Он только вчера заходил в библиотеку, интересовался подшивками местных газет, сказал, что хочет получше узнать культуру и местные новости. Он был очень вежливым, настоящий джентельмен, - счастливо заключила она.
   Все в шоке уставились на похожую на стервятника женщину. Она едва терпела преподавателей рядом со своими книгами. А уж то, что она думала о студентах вообще в большинстве своём было непечатным. Так как же могли семь футов и десять дюймов сплошных неприятностей очаровать её? Это было просто умопомрачительно.
   Альбус выглядел довольным. - Очевидно нам просто следует не обращать внимания на грозный внешний вид. Уверен, что когда его отношение к нам потеплеет, мы все поймём, что в нём гораздо больше от того самого Гарри, которого мы помним по прошлому году.
   Северус фыркнул. - И что вы предлагаете делать? Пригласить его на чай с бисквитами?
   Альбус ухмыльнулся. - Ещё одна прекрасная идея, Северус. Думаю так я и сделаю.
   С этого и началась операция " Подружись С Воинственным Мерзавцем"
  
   ***
  
   Операция " Подружись С Воинственным Мерзавцем" началась через несколько часов и сразу пошла криво, когда Дамблдор предложил Кэрроу чувствовать себя как дома в одной из богато обставленных гостевых комнат. На что Кэрроу заявил, что уже устроился как дома в другом месте и ушел, отказавшись сказать где.
   Кэрроу действительно обнаружил старый фехтовальный зал, давно заброшенный, но идеально подходящий для его целей. Большое открытое пространство, освещаемое из больших арочных окон с одной стороны и с отделениями, изначально предназначенными для хранения оборудования с другой. Даже сейчас его броня покоилась в одном из таких альковов свежее отполированная, а самые ужасные царапины и трещины в ней уже были выправлены.
   Спал он прямо на полу в одном из других отделений, это сильно напоминало ему его первые дни в качестве аспиранта, а затем и разведчика Кирасирской Гвардии. Ох какие это были счастливые денёчки.
   Ещё один отдел он начал превращать в маленькую часовенку, где мог совершать ежедневные молитвы. Единственное, что могло бы улучшить его жилище это какая-нибудь вдохновляющая роспись, так что сейчас он искал по замку какие-нибудь картины, которые мог бы одолжить, но пока что не слишком в этом преуспел.
   Дамблдору было очень стыдно, он то наивно полагал, что Кэрроу спит в больничном крыле. Ему следовало как-то загладить вину; возможно отдав мужчине его старый школьный сундук. Он был уверен, что Кэрроу найдёт в нём вещи, вызывающие приятные воспоминания. Проблема была только в том, что он не знал где мужчина ночевал и вообще приемлемо ли это. Проблему решил Флитвик, предположив, что для такого воинственного человека как инквизитор Кэрроу наверняка необходимо ежедневно упражняться в те дни, когда он не участвует в битвах. А это значит, что он предпочтёт просторные помещения. Они проверили бальную залу и несколько просторных лекционных и наконец нашли его в старом фехтовальном зале. Проклятый параноик установил там очень опасные на вид чары подобных которым ни один из волшебников никогда и не где не видел, причём не только на входе, а ещё и в коридоре перед ним, так что маг был вынужден "постучаться" в чары, испрашивая разрешения на проход по своему же замку.
  
   ***
   Кэрроу был совсем не впечатлён, когда его прервали на самой середине комплекса упражнений с мечём, потревожив охранные чары. Те что он сумел установить, кстати, его не устраивали. Они были слегка ватными. Ему бы очень пригодились несколько противовзрывных дверей и парочка автоматических охранных дронов или системы выстреливающие серную кислоту, применение которых он видел раньше. На его лицо наползла мечтательная улыбка, просто и эффективно. Но здесь он не мог получить даже этих, минимальных мер безопасности. Он раздраженно вздохнул и пошел смотреть, что там за чужаки, очень надеясь, что разобраться с ними будет сложно. К вящему неудовольствию это были всего лишь директор и очень низкорослый профессор, Флитвик, насколько он помнил.
   Дамблдор оторвал взгляд от полуголого размахивающего мечём гиганта перед ними. Филиус был абсолютно прав в своём предположении, что этот человек захочет продолжать тренировки. С него в данный момент ручьями стекал пот прямо на пол, не говоря уж о сильном и резком неприятном запахе, исходящем от него. Дамблдор всего лишь хотел вернуть Кэрроу вещи из его детства, однако сложно было думать о милом мальчике Гарри, которого он встретил в прошлом году, видя перед собой эту аватару неприкрытого насилия. Но он обязан был хотя бы попытаться.
   Кэрроу уставился на простой, слегка побитый школьный сундук, который ему презентовал директор. Что во имя Императора он должен с ним делать? Он сильно сомневался что ему будет хоть какая-то польза от тех немногих вещей, которыми он владел в одиннадцать. Подняв взгляд он увидел что оба профессора смотрят на него с одобряющими улыбками.
   Открытый сундук явил скудную кучку хлама из его далёкого детства. Одежда была тут же уничтожена маленьким варп-фейром, что заставило Дамблдора и Флитвика в ужасе отпрянуть. Далее он достал палочку, которую насколько он помнил раньше использовал для фокусировки магии. Деревянная палочка лежала на ладони его руки, маленькая, хрупкая и едва отвечающая. Он отбросил её в сторону.
   Книги были равно бесполезны. Самой забавной оказалась Магическая Теория, текст в которой был насквозь ошибочным и мог бы считаться разве что комической новеллой. Фотоальбом его родителей был милым, вот только он больше не ощущал связи с этими людьми. Он их никогда не знал и с тех пор место семьи в его жизни заняли другие, другими словами Кирасирская Гвардия и его отец. Смотря на фотографии своего биологического отца он видел их невероятное портретное сходство, но на этом оно и заканчивалось. Огромная самоуверенная ухмылка на лице мужчины на большинстве его фотографий была слишком счастливой и наивной, предполагающей, что он никогда в жизни не переживал больших трудностей или потерь. Кэрроу видел подобную ухмылку на лицах многих людей. Некоторых из них ему пришлось даже лично застрелить.
   Плащ-невидимка мог бы быть очень полезен, но был к сожалению слишком короток так как создавался в расчете на обычных людей. А потом он нашел его. Настоящий подарок на дне сундука. Маленький золотой ключик, который, насколько он помнил, был от сейфа в Гринготсе, волшебном банке. Туда следовало наведаться как можно скорее.
   Дамблдор наблюдал за ним со всё возрастающим разочарованием, по мере того, как содержимое сундука не оказывало ожидаемого эффекта. Кэрроу не выказывал никаких признаков ностальгии, радости или даже лёгкого интереса. Что же такого произошло, что полностью отрезало этого человека от прошлого? Может Кэрроу позволит ему украсить свои комнаты, этому месту определённо не помешает радостная нотка.
  
   ***
  
   Снейп раздраженно фыркнул. Что должно произойти, чтобы заставить этого старика понять, насколько на самом деле опасен этот чрезмерно бронированный и чрезмерно вооруженный монстр? Его разбила одна из самых худших мигреней за всю его жизнь, и причиной этой мигрени был недостаток сна. Да и как он мог спать, если стоило ему закрыть глаза, как он видел что к нему тянется Кэрроу в своей броне покрытой кровью и кишками и линзы его шлема горят зловещим красным светом. Вставало огромное красное солнце, освещающее заваленное трупами поле боя, грязные канавы заполненные водой, отражающей грязно красный свет, а по сосетству утопает в грязи подбитая угловатая военная техника. И тут до него дошел запах этого места: гниющие тела, сгоревшее дерево, нечто металлическое и сверх всего этого порох. Прошлая ночь была ужасно выматывающей так что ему пришлось спешно бежать до туалета пока он не заблевал собственную постель. Кэрроу придется что-то с этим сделать. Он не был уверен, может быть это какое-то предубеждение, но в одном был уверен точно: во всём виноват Кэрроу.
   В довершение всех проблем Снейпа, директор, похоже, всерьёз воспринял его предложение по поводу "чая с бисквитами" так что сейчас он шел вместе с директором в учительскую на самую невероятную из встреч.
   - Директор, эта ходячая катастрофа должна уйти, мы мало что о нём знаем, а то что знаем, отнюдь не положительно, - раздраженно рокотал Снейп.
   - Ну, ну, Северус, - улыбнулся Дамблдор. - Я уверен, что он не настолько плох. Пока что он не напал ни на кого, кто бы его не спровоцировал и уж точно не навредил никому из студентов.
   Снейп иронически фыркнул. - О, нет, он только подрался на кулаках с Хагридом и вырубил этого идиота Локхарта.
   -Однако ни в одном из упомянутых случаев он не был инициатором конфликта, - заметил Дамблдор. - Насколько я могу судить, ссора с Хагридом разгорелась из за одного из его самых больших и... необычных питомцев. А что касается Гилдероя, ну, мистер Кэрроу всего-навсего защищался.
   Снейп раздраженно вздохнул - А что насчёт его странной магии? Он играется с Файнд Фаером как с чем-то рутинным и каждодневным.
   Дамблдор на мгновение задумался. - Мы знаем, что большую часть своей взрослой жизни он воевал против демонов, это должно быть один из его основных "профессиональных инструментов", о чём свидетельствует также его великолепный контроль, - Дамблдор взглянул на Снейпа поверх своих очков. - У бедняги наверняка была тяжелая жизнь и мы должны сделать всё, чтобы помочь ему почувствовать себя здесь как дома.
   Снейп замер с рукой занесённой над ручкой двери в учительскую. - Ещё более как дома, Директор? - Снейп недоверчиво посмотрел на старика. - Может нам тогда вырастить несколько демонов в подземельях? Уверен это заставит его ощутить себя здесь как дома.
   Дамблдор нахмурился глядя на него. - Серьёзно, Северус, я уверен, что мистер Кэрроу более чем счастлив от того, что не имеет здесь дел с подобной мерзостью.
   Пораженный непоколебимой самоуверенностью и очевидной слепотой Дамблдора, Снейп мог только смотреть. - Надеюсь, что вы правы, директор, - наконец-то смог вымолвить он. - Потому, что если нет, Волшебный Мир может так и не понять что его убило.
   Войдя в учительскую вместе они окунулись в натянутую атмосферу, заполненную чрезмерно радостной беседой так как остальной преподавательский состав всеми силами пытался игнорировать мрачное и зловещее присутствие Кэрроу, притаившегося в углу.
   Дамблдор вздохнул. Это будет сложнее чем он думал, он вспомнил свои попытки улучшить комнаты этого человека и то, как Кэрроу на них отреагировал. Его идеи насчёт мебели он совсем не оценил, однако был благодарен за пристройку ванной к фехтовальному залу, говоря что-то о том, что теперь не придётся ходить в Апотикориум чтобы принять душ. Это озадачило Дамблдора. Он даже не знал, что у них есть этот загадочный Апотикориум, чем бы он ни был. Он даже поблагодарил их за весьма нейтральную, скучно- чёрную мантию, которую они смогли ему организовать. Дамблдор конечно пытался сделать её по веселее, раскрасив в ало-золотые цвета, Но, рвущая барабанные перепонки пафосная речь скоро разубедила его в этом стремлении. Да и кто вообще такие эти Адептус Механикус или ког-бой? Однако звучало это весьма болезненно.
   Снейп осмотрел комнату только чтобы встретиться с пристальным взглядом зеленоглазого проклятого чудовища. Лёгкая понимающая усмешка заставила мурашки пробежать по его спине. Кэрроу наверно каким-то образом услышал последнюю часть их разговора, а может быть дело было в этих снах. Схватив чашку кофе он отступил в угол комнаты, стремясь оказаться так далеко от Кэрроу, как только это физически возможно.
   Кэрроу смотрел на метания Снейпа. Зельевар явно воспринимал его как угрозу если судить по тому как он вжался в противоположную стену. Разумный человек, внутренне усмехнулся Кэрроу. Кэрроу не часто бывал на светских мероприятиях. Однако, много раз видел изнутри кабинеты политиков, почти всегда невероятно дорогие, заполненные позолоченными орнаментами, дорогими произведениями искусства от самых известных художников и мастеров сектора. Некоторые из этих людей предлагали ему местные напитки и деликатесы. Некоторых он застрелил. Он также часто бывал на собраниях военных стратегов и лидеров. Часто их было очень сложно отличить от политиков, и как и в случае с политиками, некоторых ему пришлось застрелить. А однажды( что было одним из самых неприятных и почти физически болезненных случаев за всю эго карьеру ) его заставили присутствовать на Большом Балу. Где он ретировался в угол и с омерзением взирал на смехотворное действо. Но в школьной учительской ему пока бывать не приходилось. Она была определённо более приятной на вид чем кабинеты политиков. Комната была уютной и комфортной в старомодном смысле, с уже потёртой, но качественной мебелью, стульями с потрёпанными спинками и столом со следами чашек и другими следами каждодневного использования, простыми стенами, покрытыми заметками и большим камином в котором радостно потрескивал огонь. Перед камином сгрудились несколько мягких кресел, так и просящих, чтобы в них сели.
   Преподаватели, ранее нервные и дёрганные в его присутствии, заметно успокоились с появлением среди них директора, хотя некоторые до сих пор кидали в его сторону тревожные взгляды. Потягивая из чашки рекаф( здесь его называли кофе, но он то знал, что это такое ), который ему предложила Спраут, он продолжал изучать их настороженные и ждущие лица.
   Тишина затягивалась, но Кэрроу это вполне устраивало. Некоторые, самые нервные преподаватели продолжали мелко подрагивать в тишине, нарушаемой лишь тиканьем настенных дедушкиных часов( подарок школе от бывшего ученика в 1872 году ), да треском огня в камине.
   Наконец-то Дамблдор прочистил горло и нарушил становящуюся всё более некомфортной тишину.
   - Ну что ж, - улыбнулся он присутствующим в комнате. - Должен признать, что у меня были скрытые мотивы, когда я назначал эту небольшую вечернюю встречу.
   Кэрроу мягко фыркнул. Разве это не было очевидно с самого начала? Это просто явная попытка провести завуалированный допрос. Лично Кэрроу предпочитал в таких случаях сенсорную депривацию, по личному опыту считая её наиболее эффективной.
   - Видишь ли, - продолжил старик. - Мы тебя совсем не знаем. Ты сильно вырос с тех пор как мы тебя последний раз видели и уверен, ты чувствуешь тоже самое по отношению к нам, так что для нас это золотая возможность снова узнать друг друга, - Дамблдор успокаивающе улыбнулся гиганту.
   Эти люди хотели его узнать. Это было в новинку для Кэрроу. По личному опыту он знал, что люди, которые хотели бы его узнать, либо хотели его убить, либо были им допрашиваемы, а иногда подпадали под обе эти категории одновременно. Единственные люди, которых он считал близкими друзьями, были братьями по Кирасирской Гвардии с которыми он тренировался бок о бок, сначала как аспирант, потом как разведчик, а временами и участвовал вместе с ними в сложных имперских политических интригах.
   Дамблдор внутренне раздраженно вздохнул. Кэрроу было невероятно сложно прочитать. Его обычно окаменевшее лицо ничего не выражало и он совсем не реагировал так, как большинство людей. Может он просто был застенчив? Ведь Гарри был таким, когда впервые попал в Хогвартс и с чего бы это ему вдруг измениться?
   - Ну, почему бы тебе не начать сначала, - добродушно сказал он.
   С начала? С какого начала, - подумал Кэрроу. И он начал с того с чего обычно привык начинать.
   - Я, Инквизитор Аллесандор Дариус Кэрроу из Ордо Маллеус Его наисвятейшей Инквизиции Империума Человечества, - он сделал паузу осматривая притихшую и выпучившую глаза от удивления аудиторию. - Я в основном Пуританин с Моно-Доминантными убеждениями, однако, не столь ревностный последователь этой философии, - в тишине он улыбнулся им акульей улыбкой. - По этой причине вы все ещё живы... пока что.
   В этот момент большинство людей попытались бы убежать или начали бы вымаливать свои жизни. Он по удобнее устроился в мягком кресле, которое кто-то предусмотрительно увеличил для него.
   - Я мог бы рассказать вам о своих наиболее заметных победах. Однако, как понимаете, секретность - одно из основных орудий в моём арсенале, а также я принял на себя множество обетов молчания за эти годы, так что многого о своей жизни я рассказать не могу, однако есть несколько достойных упоминания исключений, которые могут вас заинтересовать.
   Кэрроу посмотрел на внимающую ему аудиторию. Молчаливый Флитвик, заледеневшим лицом, на котором застыла смесь ужаса и восхищения, жестом попросил его продолжать. В течении следующего часа он рассказал о своём участии в событиях на Мидориан Прайм, когда он, выслеживая еретика проповедника и его последователей, оказался в середине оркского Вааагх со всего сектора. Окруженный мясниками Орками он сумел выследить проповедника, уничтожить его и его последователей и сжечь останки. Это было запоминающимся событием ещё и потому, что именно тогда он впервые участвовал в полномасштабной битве не включающей столкновения с демонами и в первый раз встретился с Ультрамаринами. Капитан Ультрамаринов даже пошел против него, объявив его безголовым исчадием, которое следует уничтожить. Он же в ответ назвал Капитана задоголовым заучкой с полным отсутствием серого вещества в организме. Их перепалка привела к драке на кулаках в тренировочных залах, остановленной, только инквизитором из Ордо Ксенос( прибывшей сюда как раз из-за орков ) облившей их из пожарного шланга и заявившей, что раз они ведут себя как даже ещё не пошедшие в схолу сопляки, то она и будет с ними обращаться как с таковыми. С тех пор между ним и Ультрамаринами так и остались трения.
   Самым любимым воспоминанием Кэрроу о той кампании была тяжелейшая битва за один единственный Медорианский Примус, местный аналог города-улья. Битва была просто эпической, миллионы гвардейцев держали оборону, воздух кишил от авиации и даже титаны высадились, чтобы нести смерть богомерзким чудовищам, называемым гаргантами, собранными вшивыми орками. Это была война немыслимого масштаба, достойная легенд, и он был в самом её сердце и сражался за Империум.
   Снейп слушал фантастичную историю с возрастающим недоверием. Сама идея войны такого масштаба была просто невообразима, когда это произошло? У него было чувство, что они бы наверняка заметили общемировую войну с ордой гипер-разумных троллеподобных созданий. И ведь это очевидно были счастливые воспоминания этого монстра. Кэрроу стал невероятно выразительным и даже улыбался, рассказывая им свою историю, однако Снейп почему-то был убеждён, что никому из присутствующих в комнате не интересно, как можно убить орка оторвав ему руки, а затем запихав их ему в глотку.
   - Прошу прощения за скептицизм, но думаю мы бы заметили если бы нечто подобное произошло, - фыркнул Снейп в сторону гиганта.
   Смех его как далёкий гром раскатился по комнате, заставив стёкла задрожать, а некоторых преподавателей отпрянуть.
   - Ну конечно же вы об этом не слышали, - засмеялся Кэрроу. Он ожидающе посмотрел на них, удивлённый тем, что никто из них до сих пор не додумался. Не то чтобы это его волновало, однако вон Флитвик нахмурился в задумчивости.
   - Ну, спасибо, что рассказали нам о своих приключениях, - наконец сказал Дамблдор. - Однако, нам бы хотелось узнать, что произошло с вами после того как вы исчезли из... безопасного дома своих родственников? - отчаянно закончил он. Ему необходимо было как можно лучше узнать этого человека, чтобы понять как с ним себя вести. Со Спасителем Волшебного Мира, единственным, кто согласно пророчеству способен одолеть Волдеморта. И таким сложным человеком.
   Кэрроу приподнял бровь. Он конечно предполагал, что они захотят узнать о подобном, но в этом же не было ничего интересного. Он с большей охотой рассказал бы о битвах, в которых участвовал. Он сначала подумал что над ним подшучивают, но потом вспомнил что и сам до сих пор точно не знает по какой причине он оказался в сорок первом миллениуме. Его самой лучшей догадкой была теория о том, что это была воля Самого Бога-Императора. То что он оказался в том самом месте в то самое время, наверняка было проявлением божественного вмешательства. Появись он хоть в сотне футов в стороне и он бы так и не встретил человека, ставшего его отцом и был бы сожран местными хищниками или умер бы от голода.
   - Это было очень давно, - сказал он устремив взгляд в даль. - Я помню как заснул, запертый во второй спальне моего кузена, думая что скоро умру и молясь чтобы меня освободили из этого места. А потом я вдруг проснулся в другом месте. В совершенно другом месте. Вскоре после этого я встретил человека, ставшего мне отцом, - тут его лицо слегка скривилось.
   Его льдистый взгляд упёрся в Дамблдора. - Как вы понимаете, тогда я был совершенно другим человеком. А мой отец был первым взрослым, проявившим ко мне настоящую родительскую заботу и в замен я отчаянно хотел ему всячески угодить. Я был именно таким человеком, которых любил коллекционировать мой отец. Могущественным, но брошенным, наивным и так сильно готовым угодить... да, Инквизитор Артурус Кэрроу любил переплавлять людей в оружие, которым он мог потом владеть.
   Дамблдор сжался в кресле, похолодев от чувства вины и холодный пот выступил у него на спине.
   Зеленоглазый монстр как ни в чём не бывало продолжил. - К тринадцати годам я был настоящим маленьким психопатом, - на его лице появилась туманная улыбка. - Но это в конце -концов не ваше дело, - закончил он, раздраженный назойливостью этих маленьких мешков с мясом.
   Макгонагал и Спраут разочарованно посмотрели друг на друга. Это никуда не приведёт, только ещё больше разозлит этого потенциально очень опасного человека.
   - Ну, полагаю многие из нас немного по другому на это смотрят, - начала Спраут тактично.- Многие из нас знали твоих родителей и тебя, когда ты ещё был ребёнком.
   Макгонагал кивнула соглашаясь. - Мы все очень ждали того момента, когда сможем начать учить тебя в прошлом году.
   Снейп фыркнул из-за их спин, но Макгонагал проигнорировала это грубое вмешательство.
   - Когда ты прибыл ты был немного меньше и стеснительнее, чем мы ожидали, но быстро устроился и начал достаточно хорошо заводить друзей, - Макгонагал замолчала, собираясь с мыслями.
   - Когда ты исчез этим летом, мы были ужасно шокированы, обнаружив, что твои родственники обращались с тобой так... так...
   Макгонагал была подавлена и не смогла продолжать.
   Кэрроу уставился на этих идиотов: его детство на самом деле не было таким уж плохим, у него была крыша над головой, и одежда, и рационально регулярное питание. По Имперским стандартам он жил вполне комфортно, даже роскошно. Ну, да, его дядя и тётя ненавидели его, но ведь нельзя же иметь всё.
   Спраут обеспокоенно посмотрела на свою коллегу. Видя, что та не может продолжать, она просто высказала то, что было у всех на уме.
   - Мы хотим сказать, что были очень расстроены твоим исчезновением, и когда ты вернулся, мы конечно обрадовались, то ты же вернулся изменившись не только физически, но и личностно по сравнению с тем, каким мы тебя знали.
   Спраут остановилась, посмотрев в закаменевшее лицо мужчины, доказывая что Хафлпафцы тоже могут быть храбрыми и продолжила.
   - Мы просто хотим понять где ты был, что делал, и как стал таким, - она жестом указала на впечатляющие физические кондиции Кэрроу. - мы просто хотим снова узнать тебя, - закончила она со вздохом.
   Кэрроу рывком встал на ноги уже порядком заскучав от этой завуалированной попытки допроса, да к тому же глупой и неумелой. Это граничило с посмешищем. Он выглянул в окно, проверяя не нападает ли кто на замок( Оркское Вааагх несомненно оживило бы пейзаж ), но с разочарованием отметил за окном только прекрасный вид на озеро, лес и горы. Затем повернул взгляд на комнату и её травмированных обитателей. Бродя по комнате он остановился перед столиком на гнутых ножках с готовым чаем и кофе а также множеством блюдечек с различными бисквитами и маленькими пирожными. Выбрав самую простую на вид чашку на которой не было изображено ничего за исключением слов "rich" и "tea" сверху он попробовал напиток на вкус. Приятно и не слишком сладко.
   Снейп прищурившись смотрел, как впечатляющая, мускулистая фигура ходит по комнате как тигр в клетке. И всё в нём было неправильно. Хотя контакты Снейпа с миром маглов были сильно ограничены в последние десятилетия, он знал, что у них пока и близко нет технологий по которым можно было бы изготовить броню, подобную броне этого человека. Равно как и нет технологий, способных превратить маленького, щуплого подростка в семь футов и десять дюймов сплошных мускулов. Имейся они у них, то должны были быть настолько секретны, что замок несмотря на всю магическую защиту сейчас должны были штурмовать правительственные агенты с целью вернуть пропавший образец.
   Что означало сразу две вещи; либо Кэрроу явился из какого-то параллельного мира, теории об их существовании в конце концов муссируются довольно давно; либо переместился в будущее где то на две сотни лет, если учесть как быстро маглы развивают технологии, а затем рассекречивают их.
   - В каком году произошла битва, о которой вы рассказывали? - осторожно поинтересовался Снейп.
   Кэрроу усмехнулся, наконец-то хоть кто-то начал работать головой.
   - 842.M41.
   На комнату опустилась ошеломлённая тишина.
   - Думаю по вашему летоисчеслению, - Кэрроу фыркнул. - Это будет 40842 год.
   Тишину нарушила череда недоверчивых восклицаний. Как он мог отправиться на тридцать восемь тысяч лет в будущее и какие у этого будут последствия? Это было просто несравнимо.
   Решив немного повеселиться, Кэрроу добавил ещё дров в разгорающейся костёр. Голос его расслышали все в комнате.
   - Мидориан ещё даже не лежит в благословенных пределах Святой Тэрры, он на другой стороне Галактического Хаба отсюда.
   На комнату снова опустилась тишина.
   - Что? - выдавил пораженный Снейп. - Что значит на другой стороне Галактического Хаба?
   Кэрроу злобно им улыбнулся. - Я имею в виду, что впервые ступил на поверхность колыбели человечества с момента своего одиннадцатилетия.
   Море абсолютно пораженных лиц было именно тем, что Кэрроу и ожидал от этих невежественных и отсталых людей. Чем скорее он уладит дела с их правительством, тем лучше. Сами за себя принимать разумные решения эти люди очевидно были неспособны.
   Дамблдор чувствовал, как начинается сильная головная боль. И что во имя Мерлина им с этим делать? Игры со временем сами по себе вещь опасная, но тридцать восемь тысяч лет! Это было несравнимо. Существует ли тогда ещё Волшебный Мир? Может быть было бы лучше чтобы он не принимал никаких решений, учитывая размеры откровения. А ещё сейчас было бы неплохо пропустить стаканчик Огне-Виски.
   - Что насчёт Волшебного Мира? - наконец прошептал он. - Он всё ещё существует? - спросил он не надеясь на ответ, но всё же с надеждой.
   Кэрроу с интересом изучил его. - У меня была возможность посетить Либрариум Инквизиции и изучить там документы, относящееся к ранней истории человечества. Про этот период остались лишь неясные сведения да обрывки мифов. Империум Человечества больше знает про древних греков и римлян, чем про Зарю Эры Технологии.
   Дамблдор безнадёжно смотрел в холодные и твёрдые глаза Кэрроу.
   - Боюсь, Дамблдор, что Волшебный Мир остался в истории не более чем ссылка на ссылку. У меня есть подозрение, что он вымрет через пару сотен лет, причём так, что "не волшебная" культура этого даже не заметит.
   На комнату снова опустилась отчаянная тишина. Каждый был погружен в свои собственные безрадостные мысли. Раздавались лишь тиканье часов до треск огня в камине.
   Кэрроу вернулся к созерцанию бисквитов. Один из них определённо пах какао. Но помнил, что раньше очень любил какао в форме горячего напитка. Он только собрался попробовать заинтересовавший его бисквит когда вдруг услышал звук торопливых, приближающихся шагов снаружи, а потом они превратились в нервное топтание снаружи.
   Громоподобный панический стук заставил преподавателей одновременно подпрыгнуть от испуга. Дамблдор кинулся к двери и спешно открыл её, за дверью оказался задыхающийся от тодышки префект - семикурсник.
   - Директор, - выпалил он между выдохами. - На студента напали на главной лестнице второго этажа.
   Дамблдор собрался. Никому не сойдёт с рук нападение на студентов в его школе. Он повернулся к деканам факультетов, жестом приказывая им следовать за ним к месту инцидента.
  
   ***
  
   Кэрроу радостно мурлыкал себе под нос. Ну наконец-то в этой школе случилось хоть что-то интересное. Студент похоже был помещён в какую-то наведённую варпом кому, а на стене намалевали смехотворную надпись.
   ТАЙНАЯ КОМНАТА ОТКРЫТА
   ТРЕПЕЩИТЕ ВРАГИ НАСЛЕДНИКА
   Ну, стасис не мог быть проделкой учеников, для подобного как никак нужен определённый навык, а вот надпись на стене, он легко мог представить что это сделал какой-то малолетний идиот из-за трений со сверстниками.
   Огромная лужа на полу похоже вытекала из под ближайшей двери. Кэрроу достал боевой нож и просунув его открыл дверь. Комната за дверью оказалась общественной уборной в не вполне приличном состоянии. Грязные следы в растёкшейся воде вели в дальний конец комнаты и Кэрроу проследовал по ним.
   Дрожащий голос выкрикнул : "Кто там?" , Кэрроу едва успел заметить призрачные очки и призрачное подростковое лицо, прежде чем раздался пронзительный крик и призрак со всплеском исчез в относительной безопасности унитаза старой уборной.
   Как негигиенично, подумал Кэрроу, осматривая беспорядок перед дальним унитазом. Слегка покачивая головой он с интересом осмотрел как странно он выпирает из кладки, окружающей его. Экспериментальным путём выяснилось, что он не функционален. Значит замаскированный проход, это отвечало на вопрос куда, оставался ещё один вопрос, связана ли с этим маленькая одержимая девочка?
   Выйдя обратно в коридор он обнаружил что преподаватели бесцельно водят руками над неподвижным мальчиком. Их бесцельные метания расплескали лужу, уничтожив улику до того как он смог её хотя бы осмотреть. Дамблдор похоже осматривал какой-то примитивный прикт-стилер. Он увидел как старик наконец снял заднюю крышку выпустив маленькое облачко воняющего пластиком дыма из расплавленных внутренностей.
   Игнорируя смотрящего на него круглыми глазами префекта Кэрроу подошел к надписи на стене. Внимательный осмотр подтвердил, что надпись была нанесена кем-то довольно низкого роста. Видя, что "краска" ещё не совсем засохла, Кэрроу обмакнул в неё палец. Поднеся измазанный палец к лицу он внимательно осмотрел его, прежде чем лизнуть, а затем замолк задумавшись, словно семилье, пробующий редкий сорт вина. - Бычья, - вынес он вердикт, вызвав на лицах окружающих просто море отвращения.
  
   Глава 4
  
   Альбус Дамблдор ужасно скривился над тарелкой со своей кашей, а затем с силой ткнул в неё так, будто она нанесла ему личное оскорбление. Последняя пара дней была для него сущим кошмаром. Сначала произошла атака на студента. Насколько они могли судить, бедный маленький Колин Криви, всего-навсего хотел сфотографировать таинственного гостя, по слухам являющимся самим Гарри Поттером, вернувшимся к ним. Кстати о таинственном госте, на завтраке он отсутствовал и Дамблдор не знал, радоваться этому или волноваться о том, что же он задумал.
   А началось всё на вчерашнем завтраке...
  
   ***
  
   Первый перекус дня шел своим чередом, когда в зал ввалился гигант и прошествовав по центру зала и подошел к столу преподавателей и остановился как это ни странно перед Снейпом. Уровень шума, заметно снизившийся было при появлении великана, быстро вернулся к своим прежним значениям.
   Поигрывая кусочком тоста и чашкой кофе Кэрроу осматривал студентов, потребляющих пищу и одновременно игнорировал бессмысленное бормотание Локхарта, который, к несчастью, восстановился настолько, что смог возобновить свои ежедневные занятия. Кто же мог знать, что общение с таким большим количеством Имперских аристократов в конце концов окажется так полезно? Кэрроу снова окинул взглядом студенческую массу. За столом Рейвенко он заметил студента второгодку, который снова засунул палец в одну из ноздрей. И что он там только ищет? Золотой рудник? Смысл жизни человечества?
   Пять минут спустя малолетний сорванец до сих пор исследовал глубины своей правой ноздри, а Локхарт переключился с разглагольствования на предыдущие темы: как то он сам, его приключения, снова он сам, и переключился на нечто под названием Ведьмополитен, и совместное интервью, которое они непременно должны дать. Кэрроу внутренне заворчал. С него было довольно. Сделав невероятно глубокий выдох он выдал.
   - А НУ ВЫНЬ ПАЛЕЦ ИЗ НОСА,ПАРЕНЬ!
   Рвущий барабанные перепонки вопль проплыл над Большим Залом, заставив стёкла задрожать, а пыль из всех существующих в округе трещин осыпаться. Все присутствующие в зале оцепенели, а студент второгодка( и Локхарт), с визгом попадали в обморок со своих стульев с явно различимым в наступившей звенящей тишине стуком.
   Хмурая мадам Помфри провела остаток этого утра отпаивая наиболее впечатлительных обитателей замка успокоительными зельями, параллельно размышляя о том, что её обычные годовые запасы успокоительных такими темпами закончатся уже к рождественским каникулам.
   В наступившем бедламе исчезновения Снейпа и Кэрроу никто не заметил.
  
   ***
  
   Дамблдор продолжил издеваться над своей кашей. Никакого посверкивания глазами из-за очуов половинок с видом доброго дедушки в это утро не планировалось. О том же что на самом деле произошло потом, он позднее узнал от бедняги Северуса.
  
   ***
  
   Так как был выходной Снейп покинул замок, намереваясь аппарировать в Косую Аллею, дабы посетить тамошнюю аптеку. Пройдя за ворота, он обнаружил, что его поджидает Кэрроу, требующий к нему присоединиться.
   Снейп во второй раз за это утро подпрыгнул от страха и рефлекторно достал палочку, направив её на гиганта. Кэрроу одобрительно улыбнулся при виде этого. - Вы собираетесь в Косую Аллею, - заявил он.
   Снейп кивнул, но палочку, направленную на стоящего перед ним огромного и опасного мужчину так и не опустил.
   - Отведите меня туда, - потребовал Кэрроу, подходя к гораздо более низкорослому, чем он сам человеку.
   Снейп огляделся, отказаться, значит оскорбить и это ещё не смотря на тот факт, что он едва доставал Кэрроу до груди. Он подумал о доступных ему видах транспорта. Возможность аппарировать вместе с огромным мужчиной не вдохновляла, и Снейп сильно сомневался, что Кэрроу пролезет хотя бы в один камин каминной сети, хотя посмотреть на это со стороны было бы наверняка весьма забавно. И тут ему в голову пришла гаденькая мыслишка, а что насчёт Ночного Рыцаря?
   Снейп прищурил глаза, глчдя на великана. - А что мне за это будет? - Кэрроу ухмыльнулся глядя на Снейпа сверху вниз.
   Короткая прогулка в Хогсмит, затем быстрый взмах волшебной палочкой и вот уже Ночной Рыцарь, чуть дрогнув от резкой остановки тормознул перед ними.
   Уже пять минут спустя Ночной Рыцарь высадил их перед их перед Дырявым Котлом после самой быстрой поездки на линиях внутреннего сообщения которую Снейпу когда либо удалось совершить.
   Оставив гигантский раздражитель у Гринготса, Снейп быстро ретировался в цивилизованную тишь аптеки. Он с удовольствием выбрал некоторые редкие ингредиенты для личного пользования, а затем перешел и к покупкам по служебной надобности и счастливо разделавшись с покупками мирно направился по аллее до Флориш и Блотс, дабы забрать заказанные книги и последний выпуск ежемесячника для зельеваров.
   Он только, только начал просматривать книги из секции ЗОТИ, внутренне фыркая при чтении того бреда, который в наше время умудряются печатать, когда его отвлекли от сего благородного занятия крики и топот, раздавшиеся со стороны аллеи. Снейп быстро бросился к выходу, уже подозревая, что точно знает, кто в ответе за этот бедлам.
   Его подозрения быстро подтвердились. Снейп не веря собственным глазам, смотрел, как Кэрроу выводит из здания банка Гринготс вооруженный гоблинский эскорт. Сердце Снейпа упало в живот. Что же натворила эта ходячая катастрофа?
   Кэрроу осматривал толпу гражданских, пока наконец не увидел Снейпа. Заметив искомого человека он быстро пошел к нему и толпа передним отчаянно расступилась, все стремились как можно быстрее убраться с его пути.
   Снейп уставился на гиганта. - Они очень захотели от вас избавиться как я погляжу? - фыркнул он. Кэрроу едва заметно и кровожадно улыбнулся.
   Он действительно пытался держать гиганта, производящего бедлам под контролем. Правда пытался, но в конце то концов, что мог сделать он, Снейп, кроме как хвостиком ходить за Кэрроу пока тот посещал разные лавки и магазины аллеи, пугая их персонал, да сотрясая стёкла, когда криком пытался их подчинить. Они шли, оставляя за собой след из дрожащих от ужаса продавцов, напуганных зевак и офигевших авроров. Снейп даже не был точно уверен в том что знает что Кэрроу ищет, однако выходя из каждого помещения тот улыбался.
   Снейп едва не выдохнул от облегчения, когда Кэрроу повернулся к нему и объявил что закончил. С огромной радостью он кинулся в сторону магловского Лондона и автобуса Ночной Рыцарь, Снейп почти бежал стараясь как можно скорее скрыться от пристальных взглядов и шепотков зевак за спиной. Он тщательно следил за своей репутацией холодного и бесчувственного ублюдка, однако ему очень не хотелось, чтобы его ассоциировали с тем уровнем неприкрытой воинственности, который походя создавал Кэрроу.
   Кэрроу схватил Снейпа за руку прежде чем тот смог снова призвать смехотворный транспорт. У него пока не было возможности осмотреть улицу с не магической стороны внешне маленького и непримечательного тупичка. Следует признать что выглядела она весьма непримечательно, архитектура явно человеческая, однако без всяких символов Империума насколько хватало глаз. Со множеством снующих туда суда примитивных наземных транспортов на сгораемых нефтепродуктах. Проходящие мимо люди могли бы встретиться где угодно в Империуме, если не считать невероятно уродливых и грубых одеяний, которые большинство из них носило. Всё это было страшно знакомо и в тоже время разительно отличалось. Ему отчаянно требовалось получить знания и как-то закрепиться в этом обширном не магическом мире.
   Снейп без видимого эффекта подёргал его за руку, отчаянно пытаясь привлечь внимание Кэрроу. Проклятый гигант ломал его график к Мерлиновой бабушке.
   - Нам надо уходить, - выплюнул он в сторону гораздо более высокорослого мужчины. Холодные зелёные глаза повернулись в его сторону и стальной захват на его руке исчез. Снейп посмотрел снизу вверх на Кэрроу, вернувшемуся к созерцанию быстро испаряющихся следов самолётов в небесах прежде чем снова взмахнуть палочкой.
   Перед ними со стуком материализовался Ночной Рыцарь во всём своём лиловом великолепии. Пёстро одетый молодой кондуктор прочистил горло и завёл свою всегдашнюю речь. - Добро пожаловать на Ночной Ры... - кровь отлила от его лица, когда он увидел внимающую ему аудиторию. - О, нет, это они!
  
   ***
  
   Дамблдор яростно размешивал в своей каше солидную порцию мёда. Он понятия не имел, что затеял Кэрроу в Гринготсе или на самой аллее, а спрашивать его самого было бесполезно, да и Северус как воды в рот набрал. И конечно же Кэрроу так засветился там, что Фадж тот час же примчался в Хогвартс, требуя немедленной встречи с вернувшимся Гарри Поттером, ну само собой, " только для того чтобы удостовериться в его здравии и благополучии".
   Дамблдор ещё раз кровожадно кольнул кашу. Дамблдор отчаянно пытался удержать и успокоить министра. Кэрроу всё-таки был не знаком с нынешней политической ситуацией, а следовательно его надо было держать подальше от манипуляторов вроде Фаджа и Малфоя старшего, ну это он так думал.
  
   ***
  
   Дамблдору наконец удалось убедить Фаджа в том, что сейчас встреча с юным Гарри не желательна, когда чары оповестили его о том, что Минерва назвала пароль от его кабинета. И сердце его упало куда-то в район живота, когда он услышал невероятно глубокий, рокочущий бас, который мог принадлежать только одному человеку, последовавший за резким докладом Минервы.
   Фадж и взятые им с собой для антуража авроры-телохранители обернулись на незнакомый и необычный голос. Фадж внутренне отчаянно вздрогнул, надеясь что это не был тот самый полу великан Хагрид на присутствии которого в школе настаивал Дамблдор. Вскоре он в этом разуверился, когда за Минервой Макгонагал в комнату вошел очень высокий, объёмистый и угрожающий человек. Незнакомец, невероятно похожий на Джеймса Поттера, окинул комнату взглядом насыщенно зелёных глаз, а затем остановил его на Фадже.
   Много лет спустя, баюкая в руках бутылку самого крепкого алкоголя, который только смог достать( стаканы в такие моменты он уже как правило не признавал ), Фадж горько сожалел о том, что в тот самый момент не выбежал с криками из кабинета, ну или на крайней случай не выбросился из окна.
   Кэрроу осторожно измерил нынешнего Министра Магии. Мужчина выглядел типичным среднестатистическим обывателем, очень хорошо умеющим подмазывать нужных людей, но просто ужасающе некомпетентным во всём, что касалось выполнения его непосредственной работы. Ничто из того что Кэрроу успел узнать о министре не давало повода думать иначе, однако лучше будет относиться к нему с осторожностью, ибо известно, что даже самые маленькие помойные крысы, загнанные в угол отбиваются отчаянно.
   Кэрроу одарил низенького толстенького человека в смехотворном костюме, стоящего перед ним, холодной улыбкой хищника. - Как приятно наконец-то встретиться с вами, министр Фадж! - он шагнул вперёд, плечом прокладывая себе путь через вроде бы телохранителей и протягивая коротышке руку для рукопожатия. Фадж моргнул, когда его рука полностью скрылась в массивной ладони гиганта.
   - Я столько о Вас слышал, - продолжил он невероятно глубоким басом с холодным и расчетливым взглядом и улыбкой хищника.
   Дамблдор с нарастающей тревогой смотрел за тем как эти двое обмениваются ничего не значащими фразами за чашкой чая и каждый осторожно отслеживает реакции и недоговорки другого, пока Кэрроу не решил что с прелюдией покончено и пора переходить к делу.
   Аккуратно отставив в сторону хрупкую белую, китайского фарфора чашку, Кэрроу решил взять быка за рога.
   - У меня есть небольшая проблема, в которой вы могли бы мне помочь, министр.
   И тут до Фаджа дошло, Дамблдор наверняка держит на поводке гиганта и сейчас пойдут требования, которые старик не может озвучить сам.
   - Этим утром я посетил Гринготс, - Кэрроу в раздражении скривил губы.
   - Исследуя суть положения со счетами, которые мне оставили мои биологические родители, я обнаружил, что по закону считаюсь несовершеннолетним, - он в отвращении фыркнул.
   - Думаю, мы оба согласны с тем, что я определённо взрослый.
   Кэрроу медленно наклонился к министру.
   - Что мы можем по закону сделать с этим недопониманием? Вы же понимаете как много для меня будет значить ваша помощь, я буду... у вас в долгу.
   Фадж удивлённо моргнул. Он ожидал совсем не этого, однако перспективы открывались замечательные. Семейство Поттеров по слухам было также состоятельно как и Малфои, да ещё и имело место в Визенгамоте, не то чтобы Джеймс им пользовался, но как никак у него и возможности то на это не было.
   Итак, как же он может помочь этой потенциальной золотой жиле?
   Покосившись на странного мужчину Фадж признал что спутать его с двенадцатилетним совершенно невозможно. Он был слишком старым, холодным и побитым жизнью, да и посмотрите только на его рост! Он и не знал, что в линии Поттеров присутствует кровь великанов. Она не иначе как в отместку сказалась в юном Гарри.
   - Что случилось? - наконец спросил он.
   Кэрроу раздраженно вздохнул. Неужели ему суждено объяснять свою ситуацию каждому встреченному организму, наделённому мозговыми клетками?
   - Я вырос, министр, и пожил. Мой физический возраст около двухсот девяноста семи лет, точный возраст назвать не могу по разным причинам, - собравшись он продолжил и с лёгкой улыбкой выдал краткий пересказ своих обстоятельств и появления в Хогвартсе.
   Фадж в шоке замер: ситуация становилась всё страннее и страннее.
   - Ну, - медленно начал он. - Официального способа признания Вас совершеннолетним не существует. Такого просто никогда не было.
   Он снова уставился на шокирующее огромного человека перед ним.
   - Ваша ситуация абсолютно уникально, я даже скажу больше, подобных ей ещё не было, никогда.
   Он в задумчивости потёр подбородок.
   - Однако я мог бы издать единоразовый указ, удостоверяющий ваш возраст и дающий вам все права и обязанности совершеннолетнего, однако вам наверно всё равно потребуется некий советник или наставник до 1997 года, когда вы официально должны были бы стать совершеннолетним.
   Он задумчиво прищурил глаза.
   - Да... Да, уверен, это сработает; особый указ, дабы разрешить Вашу уникальную ситуацию. До того времени, боюсь по закону вы будете считаться двенадцатилетним и вам придётся остаться в Хогвартсе пока указ не подготовят. Это может занять несколько месяцев.
   - И конечно же это будет относится и... к магловскому миру, уверен вы об этом позаботитесь? - Кэрроу упёр взгляд в толстенького коротышку перед ним.
   - Уверен, мы сможем что-нибудь с этим сделать, - нервно улыбнулся Фадж, начав слегка потеть.
   Кэрроу слегка кивнул соглашаясь. Он знал, что это будет непросто, но он умел быть терпеливым.
   Дамблдор взял чайник с ситечком и предложил окружающим ещё чаю и беседа продолжилась под разлившейся в воздухе аромат бергамота от чашек с Эрл Греем и лёгкой ноткой цитруса от аккуратно нарезанной дольки лимона в каждой чашке.
   Беседа перешла на другие темы, когда Кэрроу воспользовался возможностью задать Фаджу вопрос о его политических противниках и союзниках, и здесь ещё принято упомянуть о хамелеоне, да он тут вообще никто по сравнению с такими как они.
   Дамблдор провёл всю беседу скрывая нарастающее чувство внутренней тревоги. Кэрроу что-то замышлял, а он не был уверен что именно. Он также был уверен что задай ему кто-нибудь прямой вопрос, Кэрроу ничего не признает. Тут его мысли вернулись к беседе, когда Кэрроу начал спрашивать о намечающихся на этот год выборах.
   - Какая жалость, что сейчас я не в том финансовом положении, чтобы помогать Вам, - говорил Кэрроу.
   Дамблдор внутренне вздохнул. У него было лёгкое предчувствие того, что здоровяк определённо хочет занять своё место в Визенгамоте, а заняв его станет настоящей занозой. У Дамблдора были всякого рода тщательно организованные планы и присутствия рядом кого-то настолько авантюрного и непредсказуемого как Кэрроу он точно не хотел, но с другой стороны, он что хочет чтобы Кэрроу навсегда прописался в Хогвартсе? Да не то что навсегда, а даже в ближайшем будущем ? Решения, решения.
  
   ***
  
   Дамблдор снова посмотрел на свою кашу. Когда Фадж ушел он остался наедине с очень угрюмым Кэрроу и неприятным ощущением в кишках. Он по настоящему никогда не жалел этого маленького, толстенького человека, но ему определённо не нравился Кэрроу таким, каким он был: огромным, невероятно умным и невероятно опасным манипулятором. Да уж, одна мысль о Кэрроу в Визенгамоте заставляла целые табуны холодных мурашек бегать по позвоночнику Дамблдора.
   Что подвело его к последней вчерашней катастрофе. Вы что, думаете, что он до сих пор не понял, что Кэрроу представляет угрозу для всех окружающих? Дамблдор внутренне вздохнул, он всё-таки решил заново познакомить Кэрроу с друзьями детства несмотря на свой же внутренний протест.
   И вы думаете, Кэрроу выказал счастье от того что встретился с друзьями из своего потерянного детства? Думаете он хотя бы продемонстрировал ностальгию? Хотя бы пустил слезу? Ну конечно же нет. Вообще-то он был как всегда невероятно расчетлив.
  
   ***
  
   Дамблдор обнаружил, что всё больше нервничает по мере того, как вечер продолжается. Он начал испытывать некоторые опасения по поводу Кэрроу после того как стал свидетелем того представления, устроенного для Фаджа за ланчем. Всё что он мог сделать, это состроить храбрую мину и продолжать выполнение своих планов относительно этого человека. Быть может, когда он увидит знакомые лица людей, с которыми стал очень близок в детстве, это поможет ему немного открыться?
   Самым сложным было загнать в угол этого проклятого мужика и убедить его пойти на ужин. Дамблдор обошел весь замок, прежде чем нашел его отсиживающимся в старом фехтовальном зале, который тот усиленно обживал. Обнаруженный Кэрроу был в крайне скверном настроении; он должно быть читал крайне интересную книгу, когда Дамблдор его отыскал.
   Кэрроу невероятно злился на этого тупоумного деда. Да как он смел прерывать его молитвы. Ничто не смеет его прерывать, даже наступление орков, а уж теперь, когда он мог ощущать присутствие Бога-Императора, более того, ЕГО физическое присутствие всего лишь за горизонтом, прерывать его было в высшей степени непростительно. Да ему вообще следовало оторвать этому старпёру голову нахрен за это... к сожалению он пока что был полезен, а последствия подобных действий были слишком раздражающими, чтобы с ними разбираться, до той степени, что просто не стояли затраченных усилий.
   Он собрался и решил закончить ежедневные чтения в шумном большом зале; в конце концов ему приходилось этим заниматься и в подобной и в куда более неудобной обстановке.
   Дамблдор облегчённо выдохнул, когда Кэрроу отложил свою книгу. Минерве было строго настрого приказано опекать младших Уизли и мисс Грейнджер в то время как он сам во все глаза следил за Кэрроу на случай чтобы тот к концу ужина не исчез. Уверившись в том, что всё на своих местах и ничего не может пойти не так, Дамблдор наконец-то смог сесть и насладиться ужином.
   Кэрроу закончил свои молитвы, закрыл молитвенник с золотой гравировкой, закрывающийся защёлкой, поцеловал Аквилу на обложке и аккуратно убрал драгоценную книгу в специально для неё сделанную сумку. Подняв взгляд он обнаружил, что у него появилась аудитория.
   Трое стояли в ряд и настороженно смотрели не него: Дамблдор, Макгонагал и Снейп, а перед ними были две крошечные фигуры со знакомыми лицами из такого далёкого прошлого, что он едва их помнил. Худенькая девочка с кустистыми каштановыми волосами и долговязый паренёк с копной ярко рыжих волос и лицом покрытым веснушками.
   Кэрроу прищурив глаза глянул на Дамблдора, сейчас довольного больше других. Старик вероятно надеялся, что он возможно станет более эмоциональным, встретившись со своими бывшими друзьями.
   Кэрроу медленно встал во весь свой рост и подошел к маленькой группе. Мантия, которую ему одолжили болталась вокруг его ног. У него было страшное подозрение, что это была просто школьная мантия, которую каким-то образом увеличили а затем спороли знаки факультета и школьный герб. Чем скорее прибудет его личная одежда тем лучше. Подойдя к маленькой группе он встал. Если самый высокий из взрослых доставал ему до груди, то дети едва доставали до пояса.
   Грейнджер очевидно узнала его так как её глаза внезапно стали комично круглыми. - Гарри? - взвизгнула она. Глаза же рыжего стали почти такими же круглыми, а челюсть его устремилась в район пола. Забыв осторожность она подбежала к нему, попытавшись обнять его за пояс так крепко как только могла, а затем ударилась в слёзы.
   Кэрроу в лёгком удивлении посмотрел сверху на её кудрявую голову, сейчас уткнувшуюся ему в пояс. В перерывах между всхлипами она что-то говорила, однако так неразборчиво, что Кэрроу было трудно понимать её. Но смысл похоже был в том, что она очень скучала по нему, что очень беспокоилась за его безопасность, что была в ужасе от того, что его похитили, пытали и ужасно с ним обращались... список всё продолжался и продолжался.
   Кэрроу слушал её излияния всё больше внутренне веселясь. Суть была в том, что большая часть того, чего она опасалась с ним так или иначе произошла, но судя по её тону, это были вещи самые худшие, которые она только могла вообразить.
   От стенаний Гермиону Грейнджер отвлёк странный клокочущий звук разносящейся по Большому Залу и вибрирующий сквозь её тело так как она стояла прислонившись к гиганту, которым судя по всему стал Гарри. Она попыталась понять, что же всё-таки происходит и вдруг обнаружила, что это смех, глубокий и резонирующий. Он находил её забавной. Она медленно подняла взгляд вверх в ужасе от того, что может увидеть.
   Кэрроу посмотрел вниз на маленькую девочку, смотревшую на него со страхом в глазах. Он попытался успокаивающе улыбнуться, хотя и сильно подозревал, что он на это не способен, он ведь был создан совсем не для успокоения.
   Он попытался ещё раз.
   - Успокойся, дитя, - сказал он попытавшись улыбнуться. - Я в самом деле испытал всё то о чём ты говорила и гораздо худшее, но я превозмог всё это ибо я, крепкий орешек, - он снова попытался успокаивающе улыбнуться, может тут дело в практике.
   Маленькая девочка вдруг сильно побледнела и вспотела, но по крайней мере перестала хныкать и плакать. Кэрроу с облегчением выдохнул. Он не привык вести дипломатию с чем угодно плачущим. Обычно люди плакали перед ним прося о милосердии, которое он с радостью даровал им по средствам выстрела из болтера в голову.
   - Садитесь, садитесь, - он указал двум детям на место на одной из скамей, прежде чем сесть напротив них с другой стороны прохода. Неуместно, по крайней мере на взгляд своей аудитории, он занял место за Хафлпафским столом. Наклонившись вперёд и устроив локти на коленях, он аккуратно осмотрел двух детей. Лицо девочки, ну то есть Гермионы вдруг начало сереть.
   - Ты в порядке, дитя? - спросил он. Снейп рванулся к ней, кладя в руки девочки маленький флакончик и заставляя немедленно выпить его содержимое.
   Возможно какой-то вид шока. Он временами видел подобное у гвардейцев, переживших слишком многое. Они обычно долго не выживали. Однако те из них кто всё-таки выживал, становились гораздо сильнее от этого. И они ещё медикаментозно мешают ребёнку правильно развиваться, он в раздражении покачал головой, игнорируя взгляды учителей.
   Его проблема была в другом, он не знал как себя вести в подобной ситуации так как у него не было большого опыта в общении с детьми. Ну, существовали конечно техники мягкого допроса, припомнил он, прищурив глаза в задумчивости. Это похоже был лучший способ понять качество их личностей, их моральные ценности и то, как они ведут себя под давлением.
   Непривыкший отступать несмотря ни на уместность своих действий ни на схожесть ситуации, Кэрроу продолжил действовать в выбранном ключе.
   - Назовите свои клички, данные при рождении имена и личные предпочтения.
   - Не было ли в ваших семьях за документированных связей с криминалом?
   - Если незнакомец вдруг обронит деньги на землю, а затем пройдёт мимо вас, как вы поступите?
   Дамблдор в ужасе прикрыл глаза при виде катастрофы, разворачивающейся перед ним, а Макгонагал заткнула уши не в силах слышать того, что изливал этот ужасный человек на двух её студентов. Снейп же напротив пытался скрыть усмешку за рукой. Он ведь мог бы предсказать нечто подобное, но они бы никогда его не послушали. Наблюдать со стороны за тем бедламом который окружал Кэрроу было приятно. Положительно это воспоминание он сегодня же скинет в думосбор и будет потом часами с удовольствием просматривать.
   Гермиона всё больше и больше расстраивалась с каждой секундой, растерянная и всё более злящаяся под лавиной вопросов она могла почти физически ощущать замешательство Рона при виде странного огромного мужчины, в которого превратился их лучший друг. Было болезненно очевидно, что он вообще не представляет как себя с ними вести.
   Больше неспособная себя сдерживать она встала и подошла к "почти Гарри" пока не оказалась с ним нос к носу.
   - Как ты смеешь задавать такие ужасные вопросы? - закричала она топнув ножкой. - Ты нас бросил без предупреждения и даже не сказав где тебя искать. Это нам нужны ответы... - и она всё кричала и кричала, выпуская всю ту боль и страх, которые ощущала с того момента как узнала об исчезновении своего самого первого и лучшего друга... - А это тебе за то, что так ужасно вёл себя с нами! - она размахнулась и изо всех своих сил ударила этого ужасного гиганта в челюсть.
   С этим она выбежала из зала, едва сдерживая плачь по потерянному другу. Рон в замешательстве несколько раз перевёл взгляд с Кэрроу на дверь, за которой скрылась Гермиона и обратно, а потом рванулся за расстроенной девочкой.
   Кэрроу удивлённо моргнул. Удар был совсем несильным а её техника так и вообще просто отвратительной, но сам факт того, что она это сделала. Маленькая мисс Грейнджер была в высшей степени интересной личностью, и она была ему нужна.
   Раздумья Кэрроу были прерваны едва сдерживаемым смехом как оказалось Снейпа, который вскоре перешел в рёв, когда профессор наконец потерял над собой контроль и от веселья вынужден был даже присесть, размазывая слёзы по лицу.
  
   ***
  
   Дамблдор аж фыркнул над бедной беззащитной кашей. Он не винил мисс Грейнджер за то, что она ударила здоровяка. В конце концов девочка сделала именно то, что он сам очень давно, отчаянно хотел сделать. Что вернуло его к вопросу, ответа на который он больше всего боялся. Где же Кэрроу? В замке его похоже не было, а одна мысль о тех неприятностях, которые он мог учинить, заставляла Дамблдора содрогаться в ужасе.
   Макгонагал некоторое время озабоченно смотрела на директора, а потом наклонилась вперёд и спросила, - Ты хорошо себя чувствуешь, Альбус? Может тебе сходить к Поппи?
   Дамблдор уже открыл рот, намереваясь высказать свою озабоченность относительно местонахождения аватары бога неприятностей, когда начались крики. Дамблдор дёрнулся в направлении дверей и вдруг увидел как Кэрроу в полной броне в одиночку волочёт к преподавательскому столу крупного, взрослого и ещё живого акромантула. Директор в шоке моргнул и уставился подозрительным взглядом на свою кашу. Что же такое домовые эльфы подмешали сегодня в еду? Он снова перевёл взгляд , но страшное видение не исчезло вместе со своим дёргающимся и мельтешащим грузом, так и стоит посреди Большого Зала.
   Кэрроу сгрузил гигантского арахнида перед Снейпом и самодовольно улыбнулся. Так он хотел чтобы это было доставлено к его ногам? И даже додумался указать конкретную точку перед ними? Так Кэрроу просто буквально выполнил его требования.
   - Я нашел самый большой и здоровый образец который смог, - объявил он, кивнув в сторону того самого "образца". - Я подумал что мне следует добить его прямо на ваших глазах, чтобы вы не сомневались в его свежести.
   Снейп кивнул, онемев от шока.
   Кэрроу вытащил сапожный нож. - Повреждения мозга приемлимы? - спросил он помахивая мономолекулярным лезвием. Снейп мог только снова кивнуть, выпучив глаза от шока.
   Ловко заборов сопротивляющуюся тварь, Кэрроу вонзил свой невероятно острый нож между хитиновыми пластинами за головой паукообразного. Лапы того скрутил спазм и они наконец расслабились в последний раз, когда тварь умерла. Кэрроу отошел назад и восхитился делом рук своих прежде чем вытереть нож и убрать его.
   Снейп выбежал из-за стола уже сжимая в руке набор для сбора алхимических ингредиентов, который ему уже доставили домовики. Ему очень хотелось поскорее наложить руки на эту великолепную добычу, свалившуюся на него. Он то рассчитывал всего на пару лапок, ну может на кусок панциря, когда потребовал от Кэрроу принести ему акромантула в уплату за поход в Косую Аллею. Нет, Кэрроу сослужил ему отличную службу, добыв живого и взрослого, он уже практически видел свою будущую публикацию. Кто знает какими свойствами обладают свежие глаза акромантула, а ведь их и несвежими чрезвычайно то трудно достать. А что насчёт их сердечной жилы? Ещё один труднодоступный ингредиент, а тут ещё и свежий.
   Кэрроу отошел назад с интересом глядя за тем как суетливый Снейп расчленяет труп, отделяя от него разные части и рассортировывая их по разным фиалам, банкам и прочим контейнерам. Видимо этот образчик оказался приемлемым так как зельевар восхищённо вскрикивал и бормотал себе под нос о множестве открывающихся перед ним возможностей.
   Даже некоторые старшекурсники подошли по ближе чтобы лучше видеть манипуляции профессора, а кое кто с Рейвенкло даже начал делать записи не такого уж и тихого бормотания Снейпа. Кэрроу удивлялся только тому что больше детей не хотят получить этот без сомнения интересный, поучительный и уникальный( для них) опыт.
   Кэрроу осторожно принюхался, кроме запаха разделываемой туши в воздухе появился запах блевотины. Слегка озадаченный он обернулся в поисках причины появления такого запаха и не находя её. Ну не считать же таковой то, что он принёс паука размером с фургон в помещение в котором завтракали дети в возрасте от 11 до 17 лет.
   Хнычущие ошеломлённые студенты прижались к стенам, те кто не успел отбежать от столов укрылись под ними побросав еду, книги и недоделанную домашку. Многих детей стошнило от страха и отвращения. Несколько учителей изо всех сил старались держать бедлам под контролем, пока школьный медик отпаивала детей какими-то лекарствами. А судя по невероятно зловещим взглядам, которые она бросала на него, лучше ему к ней в ближайшее время не подходить. За преподавательским столом, Дамблдор пытался успокоить впавшего в истерику Хагрида. А взгляд, который директор бросил в тот момент на Кэрроу был вероятно убийственным.
   О, благословенный Трон Святой Тэрры; подумал Кэрроу, последствия этого будут вероятно ещё хуже, чем последствия того розыгрыша, который он однажды устроил с участием Планетарного Губернатора с тайной страстью к дамам в коже, сестры-настоятельницы Ордена Кровоточащего Сердца и ста двадцати галлонов наркоты. Ну почему у этих людей нет чувства юмора?
  
   Глава 5
  
   Осень наконец-то ослабила свою хватку и деревья в Запретном Лесу лишились своего золотистого покрова, а дни стали ещё короче и холоднее. Холод прошелся по земле и вскоре выпал первый снег, превратив мрачный и отталкивающий ландшафт в зимнюю сказку, а замок Школы Колдовства и Магии Хогвартс в сказочный замок, морозно-белый и сверкающий в низком зимнем солнечном свете. Внешние красота и спокойствие, однако, скрывали мрачное и пугающее настроение внутри самого замка.
   Мрачное и пугающие присутствие инквизитора Аллесандра Дариуса Кэрроу заметно притушило радость студентов, особенно после того, как над ним попытались приколоться близнецы Уизли. Он, видимо, отплатил им той же монетой, так как за завтраком на следующее утро однояйцовые
   Уизли походку имели весьма странную. Любая попытка заставить необычно притихших господ Уизли рассказать о том, что же с ними сделал этот ужасный человек, кончалась неудачей. Попытки же расспросить самого Кэрроу привели лишь к тому, что он стал избегать таких разговоров а напрямую отвечать отказывался.
   Гораздо более зловещей, однако, была эпидемия кошмаров, поразившая и преподавателей и студентов в независимости от происхождения, пола или возраста. Дошло до того что они стали жаловаться что за ними по замку следуют тени и шепчут странными голосами на приделе слышимости.
   Мадам Помфри была страшно занята, назначая самым впечатлительным успокоительное и осторожно начиная прописывать зелье сна без сновидений. По какой-то причине она считала, что за эту безумную пандемию ответственен Кэрроу, однако как-то доказать этого не могла.
   К середине декабря, Гилдерой Локхарт видимо заметил унылое настроение в замке и сделал нечто, озадачившее многих. Решив, что лучшим способом подбодрить всех будет открыть Дуэльный Клуб, само собой с собой любимым во главе.
  
   ***
  
   Снейп раздраженно фыркнул, глядя на то, как большая часть студенческой массы Хогвартса заполняет Большой Зал. На высокой, чрезмерно позолоченной дуэльной платформы, сейчас занимающей центр просторного помещения, стоял затеявший весь этот цирк Гилдерой Локхарт собственной персоной. Он возвышался над одним концом платформы, одетый в невероятно безвкусную мантию, павлински -синего оттенка, покрытую золотыми рюшечками. Завершала его наряд мягкая шляпа в тон. Волосы его были аккуратно завиты, а зубы сияли ослепительной белизной, когда он широко улыбался всем собравшимся студентам.
   Филиус Флитвик стоял рядом со Снейпом, внутренне недоумевая, и как же это его втянули в этот потенциально провальный спектакль. С содроганием он смотрел как фигура их уважаемого коллеги гарцует по помосту яростно жестикулируя и принимая то, что он вероятно считал героическими позами, к вящему удовольствию женской части студентов Хогвартса, большинство из которых в предмете к сожалению не разбиралось.
   Снейп внимательно осмотрел зал, в поисках другой угрозы для рассудка, которая в данный момент гостила в Хогвартсе, только на этот раз угроза была реальной.
   После катастрофического инцидента с акромантулом было решено, что Кэрроу следует чем-то занять, так как он очевидно заскучал. А так как у Кэрроу не было известных в Волшебном Мире специальностей, всем показалось хорошей идеей и прекрасным средством от скуки, если он пройдёт курс самообучения. Месяц проведённый в постоянном контакте с Кэрроу, готовящимся к сдаче СОВ и ТРИТОН, запланированным на конец года, выявил ряд неприятных истин. Во-первых, на самом деле, Кэрроу не был столь же самонадеян как и его биологический отец. О, нет. По сравнению с Кэрроу, Джеймс Чарльз Поттер( четырнадцати лет от роду) был стеснительным, скромным, всегда готовым помочь и прежде всего сострадательным юношей. Снейп серьёзно опасался, что человечеству вскоре придётся переселиться на луну по причине того, что всё жизненное пространство займёт гигантское эго Кэрроу.
   И это было ещё до того как проявился его ужасный вкус в одежде, когда прибыла заказанная им одежда. Его любимое одеяние выглядело как творение безумного портного Прусской армии времён Наполеона, который наверняка долго курил самые забористые грибы. Единственным положительным моментом во вкусах в одежде этого человека, было по мнению Снейпа то, что он предпочитал в основном чёрный цвет.
   Филиус резко ткнул локтем ему в пояс, привлекая внимание и кивнул в сторону платформы, на которой этот гарцующий идиот начал демонстрировать то, что по всей видимости считал дуэльными стойками. Регулярно участвовавший в мировых чемпионатах по дуэлингу Флитвик горестно обхватил голову руками, в ужасе взвыв от того, что демонстрировал этот дебил.
   Снейп с неприкрытым отвращением фыркнул, глядя на это. Этот лопух должно быть прочитал слишком много героических романов, рассчитанных на тринадцатилетних девочек. Может, кто-то забыл сказать ему, что они все- чистая выдумка? К его ужасу, Локхарт, в данный момент жестом приглашал его на платформу. Снейп осторожно огляделся. К сожалению он не видел способа этого избежать, а также не видел Кэрроу. Что слегка беспокоило так как гигант похоже просто обожал всё, что хоть как-то могло вызвать насилие, одним своим присутствием увеличивая вероятность такого исхода и сея бедлам в процессе.
   Неохотно от подошел к платформе прежде чем взобраться на неё и встать рядом с безвкусной катастрофой, которой был Локхарт. Этот клоун как раз нёс полную чушь про щитовые чары и их использование в дуэли, он что никогда не слышал про то, что можно увернуться?
   - ... А сейчас мой прекрасный ассистент, профессор Снейп, поможет мне продемонстрировать применение щитовых чар в боевой ситуации.
   Снейп злобно ухмыльнулся глядя на этого дурака; он ждал подобной возможности последние двадцать минут. Когда они встали в позицию, Снейп задумался, неужели Локхарт - хлышь, сделавший себе имя на актёрской игре, или он действительно верит в то, о чём говорит? Снейп никак не мог решить, какой из вариантов хуже.
   Как только Локхарт взмахнул палочкой в сложном и нарочито показном жесте, Снейп перешел к делу, ясно выкрикнув: "Экспилиармус!", -так что все в зале услышали и вложив в него всю мощь, которую только мог.
   Его усилия были вознаграждены видом кубарем катящегося к задней части платформы щёголя, показывающего всем в зале, что и трусы у него тоже были все в золотых рюшечках в тон к верхней одежде. Вспышки сдерживаемого хохота прокатились по залу, а Снейп наслаждался необычным для него чувством того, что студенческая масса в кои то веки его поддерживает.
   Решив извлечь хоть что-то конструктивное из этого смехотворного сборища, Снейп повернулся к своему низкорослому коллеге. - Теперь, когда с лёгким развлечением покончено, не составишь ли мне компанию для дружеской дуэли, Филиус?
   Крохотный профессор радостно улыбнулся. - Не вижу причины отказываться, Северус!
   В следующие пять минут присутствующие студенты имели счастье наблюдать дуэль между чемпионом по дуэлингу международного класса(в отставке) профессором Флитвиком и одним из лучших в нынешнем поколении знатоков ЗОТИ, профессором Снейпом. Это событие без сомнения войдёт в легенды Хогвартса.
   Стоя в тёмном углу, Кэрроу наблюдал за дуэлью в восхищении. Комбатанты обменивались заклинаниями, уворачивались и творили препятствия среди разноцветных вспышек света и объектов, мгновенно появляющихся из ниоткуда. Их техники были заточены под бой один на один. В отличии от той боевой магии с которой он был знаком, хоть и более мощной и работающей по площадям, однако сильно ограниченной по числу производимых эффектов. Она была разрушительно эффективной на поле боя, но практически бесполезной для тонкой работы, так что он сам для себя решил, что узнает всё, что только можно о техниках Волшебного Мира в этом направлении. Одно только разнообразие чар, которые применяли эти двое просто потрясало. Он был уверен, что никто из них ни разу с начала дуэли не использовал ни одно заклинание дважды. Неужели столько знаний было потерянно на пути человечества в будущее? Это ещё раз подтверждало его теорию о том, что Волшебный Мир долго не протянет если никто не вмешается, и он был как раз тем человеком, которому предстояло вмешаться.
   Снейп и Флитвик закончили дуэль вничью под оглушительные аплодисменты студентов.
   - Нам следует как-нибудь это повторить, - сказал Флитвик ах подпрыгивая от бушующего в крови адреналина.
   Снейп почти что улыбаясь кивнул, соглашаясь с коллегой. - не могу не согласиться.
   Глубокий, клокочущий звук от того, что гигант прочищал горло, заставил их обоих крутануться на месте, держа палочки наизготовку.
   Снейп удивлённо моргнул. Ну как мог такой огромный человек спрятаться на открытом пространстве? Он ведь мог поклясться, что его не было когда они начали.
   Он моргнул ещё раз при виде невероятно пугающего наряда Кэрроу. Что не так с чувством стиля у этого человека? В своём роде он был также глуп и напыщен как и у Локхарта. В данный момент он выглядел как высший жрец крайне одиозного культа смерти( возможно поощряющего каннибализм ), попавший не туда сразу после того как вышел из храма.
   А ещё более тревожным был тот факт, что мисс Грейнджер стояла рядом с ним и смотрела на него с выражением более приличествующим восьмимесячному персидскому котёнку, играющему с бантиком на верёвочке.
   - Это было очень интересное представление, - пророкотал им Кэрроу, - а ваши техники эффективны против одного противника или, возможно, нескольких... но что вы будете делать, когда противников много или в полномасштабной битве?
   Снейп и Флитвик пораженно посмотрели друг на друга.
   Кэрроу чуть выдохнул, раздраженно глядя на маленьких крестьян. - У вас есть боевая магия с площадными эффектами? - мягко пророкотал он. - Я искал нечто подобное в здешней библиотеке, но не смог найти много упоминаний о таковой.
   Снейп почувствовал как сжался его желудок. Неужели назревает очередная невероятно тревожная беседа типа той что была у них на прошлой неделе о техниках пыток? Он бы прекрасно прожил и не зная того, что учитель Кэрроу подарил ему набор пыточных иголок в честь его становления полноценным инквизитором. Или о том ,какие красивые ручки получаются из тщательно обработанных оторванных пальцев.
   Положения спас Флитвик, объяснив Кэрроу, что внутренняя природа Волшебного мира такова, что стремиться минимизировать размер и масштабность магических битв потому чаще встречаются схватки один на один, отсюда и важность дуэлинга.
   Иногда течение магловских войн влияет и на Волшебный Мир, как было со Второй Мировой Войной и конфликтом с Гриндевальдом. Тогда магический спецназ помогал маглам в их войне за освобождение Европы.
   - ... мой дядя, Фредерик, принимал активное участие в борьбе против Гриндевальда и даже написал про это книгу под названием "На линии фронта", она довольно хороша, - широко улыбнулся Флитвик. - Кажется в библиотеке есть её копия.
   Кэрроу благодарно кивнул и в молчании вышел из зала, намереваясь взять в библиотеке потенциально интересную книгу, пока студенты из Рейвенкло не наложили на неё свои маленькие загребущие ручки.
   Уходя он услышал звук шагов. Быстрый взгляд явил знакомую копну рыжих волос. Кэрроу отступил в тень ниши в коридоре и повернулся. Это определённо была та самая одержимая девочка. Он немного подумал о том стоит ли ему взять книгу или всё-таки проследить за маленькой девочкой.
   Решив что дела всегда важнее он последовал за крохотной рыжеволосой, сохраняя дистанцию.
  
   ***
  
   Осторожно скользя от тени к тени он шел за находящейся под лёгким ментальным контролем маленькой девочкой. Он непрерывно приглядывал за ней весь последний месяц, следя за ней при любой возможности. Несколько раз он был свидетелем того, как её поведение менялось, вместо стеснительного, зажатого ребёнка она становилась целеустремлённым, уверенным в себе существом, каковым, судя по всему, и была. Красные глаза тоже были нехорошим признаком, как и смрад варпа. Он всё более убеждался в том, что она не управляется неким далёким варпоходцем с несомненно злобными намерениями, а чем-то гораздо худшим и гораздо более знакомым.
   Вообще-то это напоминало ему одно дело над которым он работал на Галактии Икс, тогда член уважаемой и очень богатой семьи торговцев оказался одержим, что привело ко всякого рода разрушениям и тому, что небольшой город пришлось зачищать по средствам орбитального удара. Стоит заметить, что тогда одержимость стала результатом длительного контакта с объектом, в который демон был заточен несколько веков назад. Заражение и последующая одержимость были результатом длительного незаметного процесса, в следствии чего когда всё стало очевидно, было уже слишком поздно.
   Проблема была в том, что вероятный демон не ощущался так, как те с которыми он привык иметь дело. Он ощущался как то примитивно что ли и вроде грубее. Также у него были трудности с определением сосуда, который использовал демон, наверное это было нечто маленькое и портативное, может какое-то украшение. А пока что всё что он мог, это записывать данные о её поведении.
   Как то раз она начала убивать школьных цыплят, сворачивая им шеи голыми руками. В другой раз это увело её глубоко в Запретный Лес, где одержимость покинула живую и испуганную девочку. Он опекал её издалека не показываясь на глаза пока она не вышла к замку. Большую же часть остального времени она бесцельно бродила, что-то неразборчиво бормоча себе под нос.
   На этот раз она наконец направилась в сторону заброшенной женской уборной на втором этаже; Кэрроу про себя порадовался, возможно это наконец откроет тайну секретного прохода или комнаты за фальшивым умывальником.
   Мисс Уйзли проскользнула в уборную, а Кэрроу молча подкрался к двери. Раздался шипящий свист а за ним скрежет камня по камню и снова наступила тишина. Проскользнув сквозь раздражающе маленькую дверь с пистолетом наизготовку, Кэрроу увидел, что дальняя стена раскрылась, а за ней чернело отверстие в полу. Воздух исходивший из него вонял сыростью, гнилью и какой то тварью, скорее всего рептилойдом.
   Его созерцание тёмного, покрытого слизью отверстия было прервано сухим шелестом и скрежетом, с приближением которого запах твари становился сильнее. Кэрроу вышел из помещения не оставив никаких следов своего присутствия.
   Скрывшись в тёмном углу он в восхищении следил, как огромная змея прокладывает себе путь скребя массивным телом по полу и дверному проёму. Его чёрная, в отличии от бледного живота чешуя мягко поблескивала в тусклом свете. Огромная голова твари покачивалась из стороны в сторону, а раздвоенный язык пробовал воздух, красный гребень мелко подрагивал в прохладном воздухе а золотистые глаза почти светились.
   Кэрроу был разочарован. Гигантская змея? И только то? Значет именно эта тварь погружала студентов в странный стасис? Судя по тому, что он видел с ней можно было разобраться одним хэдшотом.
   Скользя от тени к тени, Кэрроу проследовал за странной парочкой, когда они направились редко посещаемыми школьными коридорами к более обжитым школьным местам. Уже можно было расслышать звуки, свидетельствующие об этом, удалённую болтовню студентов и периодический топот. Но вот один источник шума стал приближаться, видимо студент решил срезать дорогу на нижние этажи школы. Из-за угла появился долговязый блондинистый парень, устремив глаза в пол он шел задумавшись и совершенно не осознавая как близок он к смерти.
   В этот самый момент из стены выплыл Сэр Николас де Мимси - Порпингтон ищущий по замку гигантскую угрозу, бывшую когда-то Гарри Поттером. Но увидел он нечто во много раз хуже, гигантский василиск во всём своём великолепии уставился на призрака. Студент, услышав вздох, поднял глаза и посмотрел на василиска сквозь прозрачное тело сэра Николоса .
   Кэрроу приподнял бровь, а это интересно и подтверждает его предположение о том, что одержимая маленькая девочка и инцидент на лестнице как-то связаны. Очень интересное оружие одержимой твари и крайне опасное в своём роде. Что ж, ещё одна причина уничтожить змею. Кэрроу выскочил из укрытия и подняв пистолет прицелился в голову змеи, которая, почувствовав движение позади себя, повернулась и обрушила всю мощь своего взгляда на открывшегося Кэрроу.
  
   ***
  
   Альбус Дамблдор ходил туда сюда по кабинету, прошел мимо окна, из которого виднелись заснеженные горы, лес и озеро, мимо постаментов с разнообразными интересными магическими инструментами, мимо книжных полок с оплетёнными в кожу изотерическими книгами и повернул обратно.
   Причиной большинства его тяжелых мыслей был невероятно огромный индивидуум ака Аллесандор Дариус Кэрроу.
   Застенчивый но невероятно милый мальчик, каким он был в прошлом году, исчез, теперь вместо него была эта... эта тварь. Человек агрессивный, эгоистичный, считающий, что слово нет к нему ни коим образом не относится, одержимый смертью и насилием, отлавливающий его по пять раз на дню и требующий доступа к финансам и собственности Поттеров.
   Большинство из того, что Кэрроу хотел сделать с деньгами Поттеров Дамблдор решительно не понимал. Но всё же в конце концов оказался в кабинете поверенного рода Поттеров в Гринготсе, где на него насели сразу и гоблины и Кэрроу. Он был совершенно уверен, что инвестировать деньги в магловские компании - очень плохая идея. Да и что это Мерлин подери такое - телекоммуникации и микропроцессоры?
   А потом был кошмар с домом семьи Поттер, также известным как "Берлога". Изначально это был Нормандский замок с фермами, обнесёнными крепостной стеной, но в скорее ставший Королевским охотничьим домиком. В какой-то момент в шестнадцатом веке он был пожалован семье Поттеров и с тех пор стал их семейным гнёздышком. Он не был таким большим и обширным как например Малфой мэнор, но всё же привлекал своей Тюдорской красно-чёрной гаммой и оригинальной нормандской архитектурой.
   Кэрроу бросил только один взгляд на свою собственность с её огромными витражными окнами и декоративным кирпичём и начал жаловаться на недостаток физической защиты. Дамблдор обратил его внимание на то, что его собственность имеет довольно широкий спектр установленных высококачественных защитных чар. На что Кэрроу заявил, что их легко можно снять имея достаточно времени, и что тогда? В этот момент Дамблдор сдался. В конце то концов, раз Кэрроу хочет защитить свой дом от несуществующей армии, то кто Дамблдор такой, чтобы его отговаривать? Затем этот ненормальный потратил маленькое состояние на устранение Мерлин знает каких дефектов дома его семьи.
   Чем скорее специальный закон о Кэрроу пройдёт через Визенгамот тем лучше. Дамблдор делал всё от него зависящее, чтобы как можно больше ускорить этот процесс. Если всё пройдёт хорошо это произойдёт в Июле, на крайний случай в Августе и потом, Альбус на это очень надеялся, он уже не будет чувствовать себя щеночком, спящим на коврике у дверей сейфов Поттеров.
   А пока, к сожалению, они все вынуждены были терпеть Кэрроу.
   Дамблдор бродил по своему кабинету, остановившись лишь у Фокуса, дабы почесать ему спинку. Феникс отреагировал на появление Кэрроу невероятно странно и старался как можно реже привлекать к себе его внимание.
   Даже их попытки интегрировать его в Волшебный Мир прошли не так как им бы хотелось. Думал Дамблдор, невидяще глчдя на книги перед ним. Нет, поначалу идея с самообучением Кэрроу показала себя хорошо, но потом Дамблдор понял, что они всего-навсего дали этому человеку ещё больше оружия в его арсенал и эта идея перестала казаться ему такой уж хорошей.
   Это стало кристально ясно, когда всего несколько дней назад, Дамблдор застал Кэрроу в библиотеке, корпящем над кучей книг на разные темы, от постоянно действующих чар и големостроения до практического применения рун. Холодные мурашки пробежали по позвоночнику Дамблдора, как будто кто-то прошелся по его могиле, когда он увидел радость в глазах Кэрроу, лихорадочно что-то списывающего, из лежащих на столе книг.
   Потом был инцидент с Локхартом. Он с радостью признал, что это была его идея, заставить Кэрроу присутствовать на некоторых его уроках для старших курсов и всё вроде бы шло хорошо, пока один из студентов не смог внятно объяснить причину появления страшного синяка на своём запястье. И тогда всплыла неприглядная правда.
   Кэрроу побывал на одном из уроков Локхарта. И оставшись не впечатлён его техникой преподавания использовал это занятие как возможность продемонстрировать некоторые из своих "мягких" техник допроса, допрашивая Локхарта относительно случаев описанных в его книгах, пока тот не превратился в хнычущую массу.
   Не привыкший отступать в любой ситуации, Кэрроу провёл урок дальше, начав учить студентов основам рукопашного боя, показывая им как можно комбинировать его с магией.
   Не остановившись на этом, Кэрроу продолжил делать это на всех уроках Локхарта на каких только смог, отлавливая этого идиота, нейтрализуя его, а затем проводя занятие сам.
   Как ни невероятно это звучит, но ни одной жалобы от студентов не поступило.
   Что Дамблдору сейчас действительно хотелось, так это выпить. Быстрые поиски в шкафах кабинета выявили пол бутылки Огне-Виски и ни одного стакана. Неужели он стал так много пить? Если учесть весь тот стресс которому он с недавних пор подвергался, это было совсем неудивительно. А ещё он начал замечать, что это стало влиять на его поведение.
   Возьмите например Мисс Грейнджер.
   Он на самом деле всей душой надеялся, что и мисс Грейнджер и мистер Уизли смогут положительно повлиять на Кэрроу. Но из этого ничего не вышло.
   С мистером Уизли он был невероятно вежлив, но дистанцирован от него. С другой стороны с мисс Грейнджер он очень старался восстановить отношения. Самой мисс Грейнджер похоже нравилось общество этого человека, они часто вместе посещали библиотеку в поисках странной и редко применяемой магии а также обсуждали законы и традиции Волшебного Мира.
   Однако признаков хорошего влияния на Кэрроу заметно не было, Альбус содрогался от мысли о том на что сможет подговорить бедную, наивную девочку это чудовище.
   Дамблдор колебался, называть ли Кэрроу "тёмным", потому как если честно этот термин ему едва ли подходил, по отношении к нему он был слишком мягким.
   Так, где же у меня тут были стаканы? Он осмотрелся и даже порылся в росшей на столе куче бумаг в тщетных попытках найти вожделенную посуду.
   Ну и чёрт с ними с этими стаканами.
   Он уже собрался сделать хороший глоток из горла, когда в кабинет влетела Макгонагал и увидев его замерла с открытым ртом.
   - Альбус, чем это ты тут занимаешься? - вскричала она.
  
   ***
  
   Он всей своей волей боролся с тянущим ощущением, пытающимся затянуть его во тьму. Чёрные пальцы обхватили саму его суть, его звали голоса на самом приделе слышимости и далёкий звук текущей воды, словно бурная река с другой стороны... чего-то. Он сопротивлялся искушению сдаться, тянулся к свету всей своей волей, силой долга и верой в Бога-Императора, поддерживающей его. Одним последним могущим усилием он переборол тёмную руку и вернулся в реальность.
   Он моргнул, он всё ещё целился из пистолета, но змеи не было! Как и маленькой девочки. Вместо них коридор заполнили преподаватели, осматривающие павшие фигуры маленького мальчика и призрака. Он бешено посмотрел по сторонам, ничего. Они ушли! Он недооценил их и они ушли! Он побежал назад по коридору и с пистолетом наизготовку подскочил к уборной.
   Остановившись перед дверью он прислушался, проверяя нет ли внутри шумов. Ничего. Проломив дверь, в облаке деревянной шрапнели он направил пистолет перед собой, готовый стрелять.
   В уборной было тихо как в могиле, ни дыры в полу, ни змеи, ни одержимой маленькой девочки, не было даже этого смехотворного хныкающего призрака, который похоже обитал именно в этой уборной. Ничего. Последний раз подойдя к дальнему умывальнику он заметил следы слизи и грязи на полу, это были единственные свидетельства того, что здесь что-то происходило.
   Он, Инквизитор Аллесандор Дариус Кэрроу был побеждён большим , посредственным червяком с мерзким взглядом. Он недооценил легко уязвимую цель и в своей самонадеянности открылся для физической атаки.
   Кипя от ярости и стыда он ударил кулаком умывальник перед ним, тот тут же разлетелся на осколки, которые ещё больше разбились от удара об пол.
   Он почти слышал как Скаут-Сержант Таркус отчитывает его за глупость и самодовольство. Никогда не недооценивай врага, от этого умирают. Он мог только представить весь тот богатый, хотя и заслуженный семиэтажный мат, который обрушил бы на его голову этот сварливый старик.
   Ему нужно убраться из этого места и немного подумать, а ещё вылечить раненную гордость, если уж быть до конца честным с собой. С этим он вывалился из двери даже не заметив, как распугал собравшихся там преподавателей.
   Глава 6
  
   Дамблдор расхаживал туда-сюда перед столом в своём кабинете под напряженными взглядами своего старшего преподавательского состава. Он и представить не мог, что подобная конфронтация в принципе может возникнуть. Выбежав из двери, Кэрроу чуть не убил преподавателей, присутствующих сейчас в кабинете; а в данный момент; бедная Минерва отделалась сломанным запястьем, а Флитвик заработал синяк на копчике. А ведь всё могло закончиться и гораздо хуже.
   Резкий стук в дверь объявил о прибытии Снейпа. Он тихо вошел и встал так, чтобы Кэрроу хватило места чтобы пройти через дверь только боком, причём недовольство последнего размерами оставленного прохода явственно отразилось на лице. Он собрался, край его рифлёной кожаной рясы болтался вокруг его ног, и прищурив глаза осмотрел всех присутствующих. Те ответили ему тем же.
   - Что ж, раз уж мы все здесь, -0 сказал Дамблдор стоя за своим столом руки за спину, - то давайте перейдём к делу, вы не против?
   Он глянул на причину их последней неприятности( и если уж быть до конца честным то и той что была перед ней и той что была перед ней ).
   - Вы, мистер Кэрроу, физически очень большой и могучий мужчина, значительно больше, чем любой из нас.
   Голос Дамблдора по мере того как он говорил, становился всё мягче и холоднее.
   - Итак... когда вчера вы бездумно выбежали из дверного проёма, вы прошли на волосок от того, чтобы убить нескольких старших преподавателей.
   Лицо Кэрроу стало ничего не выражающим. Было просто невыносимо получать выговор от обычного человека и что гораздо хуже, это то, что старик был в какой-то мере прав, он действительно позволил своему темпераменту управлять собой.
   Нам очень повезло, что у Филиуса такая хорошая реакция, и он успел вовремя поставить защитные чары.
   Кэрроу прикрыл глаза и сделал глубокий успокоительный вдох. Он уже понял к чему это идёт, и хотя унизительно было извиняться перед такими маленькими и жалкими людьми, это была приемлемая цена за его недостойное поведение. В конце концов ему пришлось "переступить через своё гигантское эго", как сказал бы Скаут-Сержант Таркус,( ну хорошо, хорошо, не сказал бы а прокричал бы ).
   В данный момент эти люди были нужны ему больше, чем он был нужен им... вероятно. А иметь их хотя бы технически на своей стороне, в будущем, скорее всего, окупится.
   - Я думаю, - продолжил Дамблдор, - что чтобы дозволить Вам и дальше находиться в Хогввартсе, мы должны иметь некоторую страховку и гарантии, то же касается и вашего поведения, - он повернул взгляд к окну, - потому мы решили, что вам будет лучше...
   Кэрроу решительно встал, намереваясь предотвратить худшее пока старик не начал давить на него моралью и не предложил наказание. Он никогда не был большим поклонником самобичевания.
   - Я извиняюсь за свой взрыв темперамента. Мне было стыдно, и я был зол на себя и потому позволил чувствам взять над собой контроль и ослепить меня.
   Кэрроу сложил руки на груди и поклонился по очереди каждому преподавателю. Судя по их лицам вытащенных на берег рыб, они думали, что извинения из него надо будет выбивать.
   Дамблдор был шокирован, он то думал что весь этот разговор добром не кончится, потому и собрал самых опытных преподавателей. Но вдруг Кэрроу начал извиняться. Он наверняка хочет извлечь какую-то выгоду из своих извинений. По-другому просто не может быть. Дамблдор внутренне хлопнул себя по лбу, ну почему он начинает мыслить как этот проклятый человек?
   Кэрроу осторожно смотрел на собравшихся учителей. Минерва Макгонагал, Филиус Флитвик, Помона Спраут... Северус Снейп. Последний больше всего подходил для его целей... Да, определённо Снейп.
  
   ***
  
   После собрания Кэрроу смог отловить Снейпа для приватного разговора.
   Дверь в кабинет Снейпа была открыта, когда в неё протиснулась гигантская фигура Кэрроу. Если подумать, то удивительно как он не сломал за это время в замке гораздо больше дверей, учитывая его размеры, темперамент и силу.
   Снейп стоял, опустив руки, и смотрел на великана.
   - Ну? - выплюнул он.
   Кэрроу ухмыльнулся, глядя на него.
   - У меня есть для Вас небольшое предложение, - сказал он и ухмылка на его лице стала шире.
   Снейп приподнял бровь. Если вспомнить то представление, которое эта гигантская туша устроила с акромантулом, то добром это не кончится.
   - Я знаю, что погружает студентов в стасис, - продолжил Кэрроу, - Снейп непонимающе посмотрел на него.
   - Из-за чего они окаменевают, - раздраженно пояснил Кэрроу, затем сделал паузу, - и я думаю, что вы, - он указал толстым, размером с большую дубину пальцем на Снейпа, - крайне заинтересованы в том, чтобы разобрать это существо на ингридиенты.
   Снейп всё ждал и ждал продолжения, но молчание затягивалось, а Кэрроу продолжал ухмыляться глядя на него.
   - И что, - выдавил он сквозь сжатые зубы, - это за существо?
   - Э, нет, - Кэрроу помотал из стороны в сторону гигантским указательным пальцем, - не так быстро. Он замолчал и выражение его лица стало задумчивым. - Всё не так просто, это не одиночное опасное существо. Атаками на конкретные цели дирижирует некто второй. Тварь не действует на одних инстинктах, ей управляет другой.
   Кэрроу наклонился пока не оказался почти нос к носу со Снейпом.
   - Мне нужен этот некто. И я остановлю их... раз и навсегда.
   Он широко улыбнулся.
   Подавив дрожь Снейп глянул на выпрямившегося Кэрроу.
   - Скажите директору раз это так важно, - предложил он.
   Кэрроу посмотрел на него и покачал головой.
   - Это плохая идея. Не думаю что его ответственность позволит ему действовать так прямолинейно как необходимо в этом случае. А мы не хотим чтобы это исчадие знало ни о чём не узнало пока мы не загоним его в угол.
   - Почему я? - Снейпу течение их беседы сильно не нравилось. Кэрроу опять затевал в замке какую-то невероятную авантюру. - И что вы имеете в виду под словом исчадие? Если это вредит студентам...
   Кэрроу приложил палец к губам Снейпа, что заставило его замолчать.
   - Исчадие - моя проблема. Никто кроме меня здесь не имеет достаточных навыков, чтобы разобраться с ним. - Что же до того, почему вы? - Кэрроу осмотрел мрачного, сердитого человека, стоящего перед ним. - Я так понимаю, вы из тех, кто может сохранять спокойствие в опасной ситуации, а также точно знаете когда нужно держать язык за зубами.
   Кэрроу посмотрел Снейпу пряма в глаза взгляд его был смертельно серьёзным. - Я ценю оба этих качества, а вы обладаете ими обоими в должной мере, - Кэрроу снова начал ухмыляться. - Но у каждого есть своя цена, так что существо достанется вам.
   Снейп оживился при этих словах. Ему не привыкать бывать в опасных ситуациях, в них его постоянно втравливал Волдеморт, и в какой-то мере Дамблдор. Но никто из них никогда не предлагал за это компенсацию.
   - Итак... - медленно начал он, прищурив глаза, - это существо...
   Кэрроу задумчиво посмотрел на него. - Скажите, насколько полезен василиск в зельеварении? - спросил он.
   Снейп на мгновение потерял дар речи.
   - Они невероятно редки так что исследований их магических свойств не так много в следствии малого количества частей их тел в свободном доступе...
   Снейп похолодел. Его разум стал работать на износ. Внезапно в окаменении студентов появился смысл.
   - Это существо - Василиск? - медленно спросил он, разум его лихорадочно работал. - Тогда почему студенты только окаменели, а не умерли?
   Кэрроу кивнул своим мыслям, это был правильный вопрос.
   - Они не попали под полноценный взгляд твари, я был свидетелем второго нападения, мальчик увидел василиска сквозь призрака.
   Кэрроу задумался. - И я подозреваю, что первая жертва увидела василиска через свой прикт-стилер.
   Он кивнул своим мыслям. Это имело смысл.
   - А что насчёт вас? - спросил Снейп - Через что вы смотрели на василиска?
   Кэрроу моргнул. Он ведь не через что не смотрел. Если бы не его сила воли и отчаянные молитвы Богу-Императору, он бы наверняка стал бы всего лишь пищей этого червяка переростка.
   - Ни через что, - признал он.
   Уже бледное лицо Снейпа приобрело сероватый оттенок. - Что? - выдавил он, в шоке пялясь на этого невероятного человека. - Вы должно быть ошибаетесь! - выдал он. - Я был первым, кто прибыл на место инцидента и вы определённо были окаменевшим, - он поднял взгляд на Кэрроу. - Я проверял, - прошипел он.
   Кэрроу одарил этого человека одной из своих самых леденящих душу улыбок. - Уверяю Вас, профессор... я смотрел прямо в глаза этой противоестественной твари. И выжил только благодаря моей силе воли и вере в Бога-Императора.
   Молчание затягивалось, некомфортное и натужное, пока двое мерились взглядами.
   Наконец Снейп тяжело вздохнул. - Итак... вы пережили прямой взгляд василиска... что к вашему сведенью совершенно невозможно, - он снова посмотрел на Кэрроу.
   Гигант ухмыльнулся ему. - Я вообще спец по невозможному, - самонадеянно заявил он и его ухмылка стала хищным оскалом белоснежных зубов.
   Снейп очень захотел чтобы этот ужасный человек ушел очень, очень далеко, но к сожалению понимал, что скоро этого точно не случится. А ещё у него появилось ощущение, что кого-нибудь типа Кэрроу из Пожирателей Смерти бы точно вышибли, такие люди как Кэрроу слишком жестоки для подобной организации.
   - А что насчёт этого... исчадия, которое вас похоже заботит? - спросил он, до конца не уверенный в том, что хочет услышать ответ.
   - Об этом не беспокойтесь, - туманно улыбнулся Кэрроу. - У меня есть план.
   Снейп содрогнулся и холодок пробежал по его спине. Возможно ему следует иммигрировать в Новую Зеландию.
  
   ***
  
   - Напомните мне, зачем мы всё это делаем? - раздраженно фыркнул Снейп в сторону мрачной фигуры, шедшей перед ним. Кэрроу слегка повернулся к более низкой, чем он фигуре, волочащей левитируемый ящик позади него.
   - Наблюдение, мой дорогой профессор, - ухмыльнулся он. - Никто из нас не может быть везде и всегда, так что это сильно увеличит площадь замка, которую мы сможем эффективно покрыть.
   Снейп понимающе кивнул. Это была отличная идея, но неужели Кэрроу обязательно было использовать эти... штуки для этой цели... и почему, он решил их устанавливать именно этим чертовски ранним субботним утром.
   Он глянул на широкую спину человека перед ним. Кэрроу наверное целыми днями прочёсывал замок в поисках останков тех несчастных птиц, которые после смерти пошли на изготовление этих големов, ну он предполагал что это големы.
   У памятного женского туалета на втором этаже Кэрроу внимательно осмотрел дверь прежде чем дать знак Снейпу с ящиком следовать за ним.
   - Почему здесь? - спросил Снейп, раздраженный тем, что Кэрроу мало что объясняет. Он посмотрел вокруг, на потрёпанный интерьер, грязный пол, плесневые разводы и треснутые зеркала.
   Кэрроу аккуратно засунул руку в ящик и осторожно вытащил одно из своих созданий. Мумифицированная птица была трансформирована, теперь полностью шарнирные её конечности были укреплены золотой проволокой, в глазницы вставлены драгоценные камни, а спина покрыта золотой филигранью и изотерическими рунами, тщательно нанесёнными на каждую кость. Некоторые из рун были знакомы Мастеру Зельевару.
   Снейп скривил губы в отвращении при виде этого отталкивающего объекта. Он конечно и сам часто имел дело с действительно отвратительными частями тел и субстанциями, однако эта вещь находилась на грани некромантии и ещё нескольких разделов магии в которые лезть действительно не стоило.
   Мягкий царапающий звук привлёк его внимание, и он с некоторым опасением посмотрел как Кэрроу осторожно прокалывает подушечку пальца своим сапожным ножом. Однако называть эту вещ ножом было смехотворно, скорее уж маленький меч.
   Кэрроу быстро и аккуратно капнул несколько капель крови на активационную руну маленького голема, прежде чем маленькая ранка затянулась.
   Шепот короткого заклинания, напитка руны варпом и вот уже крошечная птица на секунду засветилась прежде чем захлопать крыльями в попытке вырваться из хватки Кэрроу. Несколько команд и маленькое создание получает свободу.
   Снейп наблюдал как мерцающая кошмарная недо птица взлетает к потолку и там зависает, затем издаёт несколько интересных недо звуков, причём Снейп был уверен что смог их расслышать только благодаря своей магии, а затем прячется в тёмном углу. Интересно, сколько законов Волшебного Мира Кэрроу нарушил, создавая этих тварей? Одна только магия крови уже гарантировала ему билет в один конец до Азкабана.
   - И что именно это будет делать ? - с сомнением спросил Снейп.
   Кэрроу слегка ухмыльнулся. - Думайте об этом как о дополнительной паре глаз, следящих за нашей маленькой проблемой, - он подтолкнул снейпа вместе с ящиком ужасов к выходу из помещения. - Теперь осталось только расставить остальных, - сказал он.
  
   ***
   Кэрроу шествовал по коридорам, скользя от тени к тени. Бетатели замка стали вести себя очень странно с началом месяца, становясь очень озабоченными и распространяя вокруг себя ауру едва сдерживаемого возбуждения. Причём это касалось и большинства преподавателей, Северус Снейп был единственным крохотным островком здравомыслия в творящемся безумии; и это была ещё одна причина по которой следовало поддерживать с этим человеком хорошие отношения.
   Он смотрел на огромное количество остролиста и плюща, дополненного бантами из широких красных лент, которым были декорированы все лестницы, струившегося по всем перилам и оплетающего каждую портретную раму. Большой зал также был декорирован большими, богато украшенными деревьями в каждом углу. Они даже набрали живых фей, однако он с некоторым удовлетворением заметил, что недоразвитые твари разлетались в стороны и прятались при его применении. Потолок тоже не избежал внимания безумного декоратора и теперь был зачарован так, что с него валил фальшивый и чрезмерно сверкающий снег.
   Он даже вспомнил схожие приготовления и декорации причём в этом же самом замке многие годы назад, когда он был всего-навсего наивной и невинной пародией на мальчишку. Он даже помнил как сам радовался этому, не ведая о существовании единственно истиной веры человечества. Существовал только Бог-Император. Мог быть ТОЛЬКО Бог-Император.
   Он вышел из зала, в отвращении бурча себе под нос, и отправился в поисках покоя и тишины в свои комнаты.
   Напуганные феи многие часы после этого отказывались покидать свои убежища несмотря на то, что Хагрид задабривал их бутылкой лучшего нектара Снейпа.
  
   ***
  
   Рон тяжко вздохнул над своей тарелкой говяжьего жаркого. Хогвартс уже не был прежним без его лучшего друга. Близнецы конечно пытались его подбодрить разговорами о квидиче и даже пытались привлечь его к разработке своих приколов, в основном правда в качестве подопытной свинки.
   Внезапно по Большому залу разбежались шепотки, когда туда ввалилась причина всех его текущих непоняток и с отвращением оглядела праздничные украшения, древесные феи отступили к деревьям и скрылись в тенях. Серьёзно, Рона сильно пугал этот человек. Он был слишком большим, слишком шумным и слишком агрессивным, а его одержимость черепами была слишком нездоровой и мрачной. Не говоря уж о том случае с гигантским пауком за завтраком, Рон содрогнулся от едва сдерживаемого ужаса. Ему потом много дней снились кошмары, и даже сейчас его тошнило при одной мысли об этом.
   Рон просто не знал что и думать; у него не было просто ничего общего с повзрослевшим Гарри, так что было трудно завязать с ним хоть какую-то беседу. И что гораздо хуже, когда Кэрроу решил что не будет обедать в большом зале, видимо потому что не хотел причинять ещё больших повреждений, то Гермиона поднялась со своего места и бросилась за ним.
   Он до сих пор проводил некоторое время с Гермионой, когда они вместе занимались, но с некоторых пор она стала куда более занятой и всё реже давала ему списывать домашку. Он даже как-то попытался увязаться за ней в библиотеку на встречу с Кэрроу, но там сидя между этими двумя он едва мог понимать о чём они говорят несмотря на все их объяснения. Да и кому в конце концов нужны эти межпространственные руны? Однако кое что хорошее во всём этом всё-таки было. После беседы с Кэрроу иметь дело со Снейпом стало плёвым делом.
   Ещё раз глубоко вздохнув Рон смирился с потерей дружбы. По крайней мере у него оставались Дин и Шеймус.
  
   ***
  
   Гермиона шла по коридору за Кэрроу, стараясь поспевать за широко шагающим гигантом, пока тот направлялся в убежище своих комнат. Он определённо был чем-то расстроен и она намеревалась в этом разобраться.
  
   ***
  
   Кэрроу достал свой пистолет и набор для ухода за ним. Несколько часов медитативной чистки оружия должны были успокоить его нервы. Он конечно заметил что за ним проскользнула маленькая мисс Грейнджер, но решил не обращать на неё внимания. За последние месяцы она уже поняла, что когда он в таком настроении его лучше оставить в покое и дать побыть наедине с самим собой.
   Сев он быстро забылся, занявшись знакомой и отработанной до автоматизма работой по чистке своего плазменного пистолета, бурча себе под нос молитвы призванные умиротворить дух машины в пистолете. Он проверил оружие на предмет потёртостей или износа и смазал его освящёнными маслами. Всё это время единственным иным звуком в комнате был шелест бумаги от того, что Гермиона переворачивала страницы книги.
  
   ***
  
   Кэрроу откинулся назад, наконец-то удовлетворенный состоянием своего оружия и потянувшись глянул на свою маленькую тень, маленькую девочку, похоже отчаянно хотевшую подружиться с ним. Сейчас она углубилась в чтение огромного тома, едва различимого из-за коричневого спутанного облака, заменяющего ей волосы. Он с радостью отметил, что книга содержала различные нумерологические таблицы, тема интересная им обоим.
   Сосредоточенное изучение Гермионой роли воображаемых измерений в постоянных чарах было прервано звуком далёкой лавины, который она быстро связала с Кэрроу и подняв голову уставилась в пронзительные зелёные глаза.
   - Ты не очень любишь рождественские украшения, так ведь? - спросила она, беспокоясь за своего очень большого друга. - Неужели люди в будущем больше совсем не украшают праздники?
   Кэрроу с минуту молчал. Оставив свою мантию рядом с девочкой он встал, сделал несколько приседаний а затем несколько ударов по воображаемому противнику, это всегда помогало ему думать.
   - На большинстве миров Империума есть местные праздники и многие из них отмечаются с различными декорациями и украшениями, проблема не в этом, - Кэрроу остановился и встал перед маленькой девочкой. - Проблема в том, - он сделал паузу и лицо его скривилось от отвращения, - что они празднуют не день Имперского святого или подвижника, или во славу Бога-Императора, и даже не во славу Империума Человечества, - громкость его голоса росла, как и его ярость, воздев руки к небесам он пророкотал, - Это ересь! Я должен... я должен зачистить весь замок!
   Он выразил свою ярость в серии отчётливых ударов с разворота и в прыжке по центру комнаты. Гепмиона в восхищении смотрела как Кэрроу подбрасывает себя в воздух, абсолютно уверенный в своих движениях.
   - Ну, другого мы и не знаем, знаешь ли.
   Кэрроу фыркнул. - Я много раз слышал эти слова. - Невежество не оправдание, - пророкотал он.
   Гермиона внутренне вздохнула видя как дрожат оконные стёкла; она с треском провалила возможность успокоить своего лучшего друга и кажется добилась обратного эффекта.
   - Ты, кажется, говорил, что Бог-Император сейчас жив? - попыталась она переключить его внимание на гораздо более безопасную тему беседы.
   Кэрроу остановился. - Да, да, он определённо жив, - Кэрроу начал выполнять стандартный комплекс упражнений. - Он скрытно живёт среди нас, работая над большим проектом... кажется, он называется ускоритель частиц если не путаю.
   - В самом деле? - Гермиона взвизгнула в возбуждении. - А ты знаешь где?
   Кэрроу показал.
   Гермиона некоторое время молчала, анализируя направление, а затем на её лице появилась радостная улыбка.
   - Он наверное работает в CERN, - она практически подпрыгивала на месте, что на взгляд Кэрроу было забавно. - Ух ты, - воскликнула она. - Спорю, что я даже читала про его работу.
   Видя непонимание на лице Кэрроу, она постаралась объяснить.
   - Они пытаются открыть фундаментальные законы природы... и создать те же условия, что были сразу после зарождения вселенной.
   Кэрроу был сильно разочарован. - Значит это не какое-то гигантское супер оружие?
   Гермиона покачала головой.
   - Ты абсолютно уверена в этом?
   Она кивнула.
   Разочарованный Кэрроу вернулся к выполнению комплекса упражнений. Гермиона некоторое время наблюдала за ним.
   - Почему бы тебе ему не написать? - залпом выпалила она.
   Впервые в жизни Кэрроу не удержал равновесия и едва не упал мордой в пол прежде чем смог восстановить контроль над телом. Он крутанулся на месте и шокировано уставился на неё. - Чего?
   - Почему бы тебе не написать ему письмо? - пожала плечами она. - От этого ведь не будет никакого вреда?
   Кэрроу был поражен. Сама идея о том, чтобы написать Богу-Императору письмо была просто... просто... он даже не знал с чего начать.
   - Уверена, что Хэдвиг доставит его для тебя, - добавила Гермиона.
   - Она выжила? - крохотная часть Кэрроу, которая так никогда и не переставала быть "маленьким Гарри", обрадовалась известию о том что его первый друг и товарищ выжила тогда в той маленькой тесной комнате.
   Гермиона кивнула. - О, да, как я понимаю, поначалу ей было тяжеловато, но Хагриду удалось её выходить, и теперь она полностью здорова. Сейчас она в школьной совятне.
   Чары в коридоре просигналили, извернулись и изогнулись, от того что что-то с внешней стороны попыталось сквозь них проникнуть. Кэрроу рванулся к угрозе, все его чувства были напряжены. Он нерешительно двинулся вперёд. Может это просто чрезмерно любопытный студент( такое уже случалось раньше и после этого взбешенная медичка даже обещала выпотрошить Кэрроу), или нечто более серьёзное и некто действительно пытается пробиться в его убежище?
   Он строго указал пальцем на маленькую девочку. - Сиди здесь, - велел он ей прежде чем схватить силовой посох и двинуться к двери.
   Аккуратно прислонив ухо к двери он услышал звук удаляющихся шагов. Его внутреннее око не выявило никакой немедленной опасности так что он решил приоткрыть дверь. Выглянув он успел заметить скрывшуюся за углом копну рыжих волос. Значит это, та самая проклятая Императором одержимая. Толи облик маленькой девочки сдерживал противоестественную тварь, толи она стремилась поелику возможно избежать подозрений как можно дольше. Но в конце концов это не важно. Он их достанет при первой возможности.
   Кэрроу переключил своё внимание на повреждения, нанесённые его системе безопасности. Быстрый анализ начал выявлять чего же добивалось это исчадие. Он с отвращением смотрел на жалкую попытку обратить его же собственную систему безопасности против него, однако он понял к какому результату это должно было привести если бы это сработало. Это была такая великолепная идея,, что он предпочёл проигнорировать то, кто её ему подарил и использовать самому.
   Он быстро устранил повреждения и начал тихонько и радостно хихикать себе под нос. Воистину ни один человек на Святой Тэрре просто не смог бы не оценить десятифутовую стену огня, температурой в тысячу градусов Цельсия, как часть личной системы безопасности.
  
   ***
  
   Снейп резко открыл Ежедневный пророк после того как всласть пофыркал над статьёй с первой полосы. Ну кому какое дело до этого глупого сексуального скандала с участием квидичного игрока и его трансфигурированного лабрадора. Однако собачку ему было немного жалко. Ещё бы, быть трансмутированной и растленной каким-то идиотом.
   Остальное содержание было не намного лучше. Кого-то арестовали за издевательство над маглами; очевидно опять кто-то безработный с избытком свободного времени. Ограбление в Ноктюрн Аллее; ну и чего ещё ожидал этот идиот, отправляясь туда? Какой-то левый глава министерского департамента ушел в отставку после шестидесяти двух лет службы; и почему его просто не заменили куклой, честное слово никто бы ничего не заметил. Какая- то глупая реклама; нет, его не интересует галстук, умеющий петь как птичка.
   Осквернение могил в Хогсмите. Снейп нахмурился, а в животе у него начало нарастать клокочущее чувство по мере чтения статьи. Некоторые старые могилы были осквернены и из них были изъяты все кости.; то есть весь скелет целиком. И никаких признаков того, кто мог бы совершить такую низость. Даже отпечатков ног не нашли. Подозревают некромантов, однако никого в более свежих могилах не потревожили. Даже ту могилу похороны в которой прошли только вчера совсем не тронули, ни цветов ни венков с других могил совсем не тронули.
   Холодный пот прошиб Снейпа до костей. Он знал одного человека, который мог бы пойти на такое преступление и имел навыки, чтобы остаться незамеченным. Он ведь в конце то концов говорил что начнёт помаленьку когда они устанавливали этих проклятых мёртвых птицеголемов по всему замку?
   Он медленно повернул голову и посмотрел на огромную и опасную ментальную крепость с которой сейчас имел несчастье сидеть рядом. Одетый в свою любимую военную форму пошитую маньяком, Кэрроу в данный момент разрывался между аккуратным намазыванием малинового джема на торт и глазением через голову Локхарта, блондин в данный момент распинался на тему предложение включить в школьное меню рекламируемой им сейчас линии продуктов для здорового питания, но никто его не слушал.
   Снейп начал смотреть через большой зал, в этот момент Гермиона Грейнджер нарисовала на лице одухотворённое выражение слабоумной идиотки и радостно взвизгнула. Может эта негодяйка только что получила превосходно за то что была маленькой "мисс знаю всё"; это бы объяснило подобное поведение. Ну по крайней мере лично он не будет видеть подобного поведения несколько недель. Маленькие негодники сегодня отправляются домой на рождество к своим любящим родителям, перееданию и незапоминающимся чрезмерно переоценённым подаркам, о которых забудут уже через пол минуты. А он получит самый дорогой подарок на свете - тишину и покой.
  
   ***
   Гермиона радостно подпрыгивала на месте читая письмо от родителей, доставленное совиной почтой. Это были самые замечательные новости, грозившие сделать рождество совершенным. Она подпрыгивала на месте под удивлёнными взглядами соседей, а потом побежала к главному столу, чтобы сообщить Кэрроу хорошие новости.
  
   ***
   Снейп с раздражением и недоверием следил, как юная банши несётся к главному столу, и что более важно к его концу главного стола.
   Гермиона встала навытяжку перед Кэрроу и быстро собралась. Она с вдохновенно улыбалась своему любимому человеку. Держа письмо в руке она перешла к делу.
   - Я написала родителям, и они согласились, - она нервно повела ножкой. - Ну к делу, не согласишься ли ты провести со мной и моей семьёй несколько дней после рождества начиная со Дня Подарков?
   Гермиона нервно переступала с ноги на ногу стараясь одной волей и силой своего разума заставить человека перед ней принять её предложение.
   Снейп недоверчиво пялился на маленькую Грифиндорку. Единственно, как она могла заставить своих родителей согласиться, так это с помощью большой и изобретательной лжи с её стороны.
   Кэрроу смотрел на маленькую девочку сверху вниз. Он был если уж быть до конца честным с собой невероятно тронут и... польщён что кто-то хочет его компании настолько, что готов считать его своей семьёй... как он мог отказаться? О маленькой одержимой девочке теперь можно не беспокоиться. Его система наблюдения наконец засняла и записала действия одержимого ребёнка, но сегодня она отбывает домой вместе со своим старшим братом Перси. Плюс это будет отличная возможность познакомиться с не магическим миром. Так что на её вопрос был только один правильный ответ.
   Дамблдор открыл было рот, чтобы вежливо ответить отказом мисс Грейнджер на её щедрое, но несомненно ошибочное предложение. Сама идея спустить Кэрроу на бедную, ничего не подозревающую магловскую семью вгоняла его в ужас. К сожалению Кэрроу опередил его.
   Гермиона ожидающе смотрела на него и он улыбнулся ей в ответ.
   - Я принимаю твоё щедрое предложение, - сказал он чуть склонив голову, а девочка, которую уже буквально трясло от счастья быстро оббежала стол и крепко, крепко обняла его прежде чем побежать заканчивать сборы в дорогу.
   В наступившей за этим ошеломлённой тишине раздался голос мадам Пинс. - А вы уверены в этом, мисс Грейнджер? Бедный мистер Кэрроу ведь тогда будет совсем один всё это рождество.
   Снейп уронил лицо в ладони. Может дело в нём, или весь остальной мир просто сходит с ума медленно съезжая с катушек и теряя остатки здравого смысла?
  
   ***
  
   Кэрроу сел за маленький письменный стол, который позаимствовал из пустой классной комнаты и уставился на лежащий на нём чистый лист пергамента. Идея написать письмо Богу-Императору не покидала его последние несколько дней, и чем больше он над ней думал, тем более хорошей она ему казалась. Но тут он упёрся в главный затык. О чём можно написать Богу-Императору человечества?
   Обычно он писал рапорты начальникам в Инквизиции, а они в свою очередь отчитывались перед Высокими Лордами Тэрры, а через них перед самим Богом-Императором. И тут до него дошло, раз уж рапорты всё равно предназначены для прочтения Богом-Императором, а ему так и так придётся писать рапорт о текущей ситуации, то этим он и займётся.
   Улыбнувшись своим мыслям, он начал писать.
  
   Глава 7
  
   Фред и Джордж Уизли посмотрели друг на друга, их лица были серьёзны и сосредоточены. Это обещало стать основным главным событием их молодых жизней, событием, делящим жизнь на до и после. С минуты на минуту должен был начаться их первый после явления Кэрроу прикол.
   Они всегда прикалывались, даже до поступления в Хогвартс, к радости и ужасу своих ближайших и дражайших родственников. Но потом в первый их год в Хогвартсе, когда они были ещё юными, наивными и невинными, они узнали о Мародерах - мегаприколистах и изо всех сил стали стораться подражать своим новым героям и даже превзойти их.
   Когда в Хогвартсе появился Кэрроу, он был не более чем очередной мишенью, а уж тем более после того как они узнали, что Кэрроу это просто повзрослевший Гарри, вернувшийся к ним. Если бы мама не поймала их тем летом, когда они пытались выскользнуть из дома, чтобы спасти Гарри, то Кэрроу бы сейчас не существовало. Эта мысль была странной и просто крышесносной.
   Итак, чтобы Кэрроу почувствовал себя как дома, они решили хорошенько над ним приколоться. К их вящему удивлению он легко заметил их подставу и избежал её; а затем прикололся уже над ними. Его прикол был настолько захватывающе, невероятно великолепным, что они могли только кричать, плакать, а потом пойти сменить трусы, однако твёрдых доказательств того что это сделал именно он у них до сих пор не было.
   Кэрроу в корне изменил их взгляды на качественный прикол. Он расширил их горизонты настолько, что им пришлось немало позаниматься, чтобы приблизиться к его стандартам, ну по крайней мере будущим летом мама определённо порадуется их оценкам. Кэрроу стал их новым золотым стандартом, живым воплощением бога приколов, да ещё, в чём они были уверены, помогающим им, особенно после того, как в сумке Фреда таинственным образом появилась Книга и оборванный кусок пергамента с указанием очень интересной страницы.
   И вот наступило Рождественское утро и вот-вот должен был свершиться первый прикол после Кэрроу. Они усердно работали над ним и возлагали большие надежды на то, что он будет в высшей степени запоминающимся. Их создание было на месте как и первый подопытный, также известный как Рональд Биллиус Уизли, что может пойти не так? По мановению волшебной палочки их новый розыгрыш начался.
  
   +++
  
   Рон уизли начал натирать шампунем голову, чуть фальшивя напевая что-то себе под нос и наслаждаясь тёплой водой из душа, сбегающей по спине, когда вдруг услышал торопливый звук снаружи. Он остановился и навострил уши. Тишина. И он снова занялся своими волосами.
   Звук повторился. Рон нерешительно нахмурился, если честно то последнее время в замке творилось много странных вещей, все эти окаменения и Кэрроу, странные звуки, будто какие то птицы незримо порхают по замку, из за чего передвижение по замку тёмными вечерами стало крайне пугающим опытом.
   - Кто там? - крикнул Рон. Звук повторился, но на этот раз гораздо ближе. Собравшись с духом, Рон повернулся в душевой и встретился нос к носу со своим самым худшим кошмаром.
  
   ***
  
   Фред и Джордж с большой радостью смотрели как их младший брат крича во всю мощь своих лёгких пробежал мимо их укрытия в чём мать родила в сторону общей гостиной, преследуемый попятам их созданием, неистово перебирающим всеми своими восемью волосатыми ногами.
   Они улыбнулись друг другу. Их создание прекрасно держалось и работало именно так, как они и запланировали.
   Их внимание привлёк звук со щелчком открывшейся портретной рамы. Они выпрыгнули из-за одного из диванов как раз вовремя, чтобы увидеть, как голая задница Рона исчезает в коридоре, его крики стали ещё более отчаянными, а их создание уже почти настигло его. Они с ужасом посмотрели друг на друга. Шутка зашла слишком далеко. Как один они рванулись к проходу за портретом.
  
   ***
  
   Снейп тихо ковырялся в своей яичнице, наслаждаясь покоем и тишиной, вызванными значительным сокращением численности школьного населения. Собравшиеся этим утром за одним столом едоки сейчас были больше заняты завтраком, чтобы ещё затевать какие бы то ни было разговоры.
   Всё было мирно и тихо, пока рядом с ним не сел Кэрроу и не повернул голову к дверям. Снейп прекратил пытать свою яичницу. За прошедшие месяцы он стал относиться к Кэрроу как к некому барометру разного рода неприятностей и хаоса. Если великан вдруг концентрировал на чём-то своё внимание, да ещё и радовался при этом, то лучшим решением было немедленно бежать и прятаться.
   Снейп напряг слух пытаясь различить нечто необычное сквозь негромкий скрип столовых ножей других едоков. Ничего не услышав, он осторожно вернулся к еде и вот, на самой грани слышимости он засёк это. Гулкий торопливый звук; будто кто-то пытает котёнка, и звук этот приближался. Постепенно всё больше и больше людей останавливались и прислушивались, заинтересованные становившимся всё более различимым звуком.
   От удара двери Большого Зала рывком открылись и в них вбежала голая фигура, преследуемая... Снейп даже не мог с уверенностью сказать чем. Это выглядело как гигантский паук, однако очевидно сделанный из обработанных кусков дерева и обивки. Также эта штука, похоже, старалась подобраться так близко как это только физически возможно к Рональду Уизли.
   Большой зал быстро погрузился в хаос, арахнофоб пытался убежать, спрятаться и замереть в шоке, или проделать всё это одновременно. Треллони же подпрыгнула от страха с воющим криком, уронила очки и попытавшись бежать на полном ходу врезалась в стену и упала без сознания. Дамблдор и некоторые другие старшие преподаватели пытались загнать паукообразный конструкт, в то время как остальные преподаватели всеми силами пытались вывести оставшихся в школе на рождество детей из зала.
   В окружении недоеденной еды и перевёрнутых стульев, только Снейп и Кэрроу оставались спокойными за утренним столом. Как оазис спокойствия в бушующем море безумия. Злобно глядящий Снейп обвиняющее ткнул вилкой в Кэрроу. - Я не знаю, как вы это проделали, - злобно прошипел он. - Но я знаю, что вы как-то с этим связаны.
   Кэрроу скромно, но широко улыбнулся, пока мимо него проносился голый и паникующий Уизли, преследуемый кавалькадой из гигантского деревянного паука и кричащих и ревущих преподавателей.
   Беготня продолжалась до тех пор, пока Рон физически мог бегать, но вот он начал выдыхаться. Он начал уставать, а ужасное существо всё приближалось и приближалось несмотря на все его усилия держаться от него как можно дальше. Наконец он свалился от истощения и тварь, добившись физического контакта с ним мгновенно распалась на дрова и куски потрёпанной обивки.
   Плачущий, истощённый, и униженный Рон Уизли рухнул на землю, внезапно вспомнив о своей наготе, и горько сожалея о том, что у него не хватило здравого смысла отправиться домой как сделали Перси и Джинни. Макгонагал рванулась вперёд оборачивая его своим плащём и прикрывая его пока мадам Помфри уводила бедного мальчика в больничное крыло. Позади них из-за брошенного стола глубокий резонирующий голос пророкотал. - А это, что, традиционная часть ежегодных празднеств?
  
   ***
  
   В респектабельной области спального района к северу от Лондона была местность застроенная домами с садами в Эдвардианском стиле, самой своей архитектурой напоминающими об арт нуво и передвижниках, это были примечательные и желанные для многих дома.
   Этим холодным и влажным утром многие домовладельцы всё ещё спали после вчерашних празднеств, но были и ранние пташки типа Грейнджеров. Вчера они принимали в своём доме многих гостей, а сегодня ожидали прибытия ещё одного, первого и лучшего друга Гермионы, юноши, о котором она не раз отзывалась в самых восторженных выражениях.
   Дэн Грейнджер сонно шаркал по кухне, одетый в колышущуюся вокруг его коленей шотландку, готовясь к важнейшему утреннему ритуалу - первой чашке кофе. Он очень ждал этого утра, ему очень хотелось увидеть что же это за молодой человек так сошелся с его Гермионой и подходит ли он его маленькой принцессе. Если этот маленький негодник будет слишком уж дружелюбным с его милым маленьким ангелочком, то его не помешает немного поругать, чтоб боялся "Папы своей подружки".
   Завтрак был почти закончен и Гермиона уже подрыгивала на месте, ожидая своего друга. Правильно ли он записал адрес? Точно ли запомнил дату? Не передумал ли? А что, если он посчитал её рождественский подарок еретическим?
   Если вспомнить, что рекомый подарок был просто кучей научной и математической литературы, что Дэн Грэйнджер посчитал крайне странным. А не пригласили ли они в гости юного члена какой-то фундаментальной религиозной секты? Путанные объяснения Гермионы никак не прояснили этот вопрос.
  
   ***
  
   Мягкий звонок раздался из прихожей как раз когда Дэн Грейнджер оторвался от работы на короткую партию в тетрис на старом домашнем компьютере. Итак, вот и оно, юный парень Гермионы наконец прибыл и судя по всему с родителями; Это Дэн понял по массивной фигуре, загораживающей свет с той стороны стеклянной двери. Он уже предвкушал как хорошенько протрепится с товарищем родителем ученика Хогвартса когда открыл дверь с добродушной улыбкой на лице.
   Открыв дверь он обнаружил, что носом упирается в обтянутую чёрной кожей грудь с нашивкой в виде черепа, декорированной медными заклёпками. Взглянув вниз он обнаружил огромные ботинки с покрытыми с внешней стороны сталью мысами, на которых были красиво выгравированы черепа в обрамлении цветущих листьев аканта( прим. пер: растение также известное как медвежья лапа). Взгляд его пропутешествовал назад, остановился на стальных наплечниках из-за которых и без того широкие плечи гиганта казались ещё шире, а затем упёрся в самые зелёные глаза, которые он когда либо видел в жизни и самую хищную улыбку.
   - Это дом Грейнджеров? - пророкотал гигант низким и невероятно глубоким голосом.
   Дэн молча кивнул, а мозг его продолжал бешено работать; второсортные фантастические боевики всё-таки оказались абсолютно правы, Нацисты с Марса действительно готовят вторжение.
   Гигантское наваждение протянуло ему руку и улыбнулось. - О, хорошо. Позвольте представиться; я Аллесандор Кэрроу.
   Дэн в лёгком шоке моргнул видя как его ладонь полностью скрывается в гигантской лапе этого человека. Так значит это и был друг Гермионы? Ему необходимо будет строго поговорить с его маленькой девочкой по поводу того как следует говорить правду.
   Приглашая гигантского человека внутрь он заметил как на другой стороне улицы притормаживает полицейская машина и сидящие в ней пристально наблюдают за их домом. Похоже это был один из тех самых дней.
  
   ***
  
   Один из тех самых дней потихоньку превратился в одну из тех самых недель. Большую часть этого времени Дэн провёл в обнимку с бутылкой джина, традиционного рождественского подарка от двоюродной бабушки Бэтти. Обычно её как раз хватало до следующего Рождества, а в плохие годы она заканчивалась где-то к Августу. В этом году она грозила закончиться к началу Января. Даже Та, Что Должна Слушаться снисходительно заметила, что он не должен уговаривать целую бутылку в одиночку, только потому, что его дочурка пригласила в гости с ночёвкой своего первого и лучшего друга.
   Сказать, что они были шокированы, когда выяснилось, что они принимают в гостях очень большого и несомненно взрослого человека, значит ничего не сказать. А тот факт, что его эго с лихвой хватило бы на население нескольких континентов, ничуть не помогал.
   Самого же мистера Кэрроу похоже совершенно не волновало, что о нём подумают другие. Он с большим интересом вникал в их ежедневные заботы в своём собственном неповторимом стиле, заставляя всех домашних крутиться вокруг него, чтобы не попасть в пробку.
   Когда Дэн представлял Кэрроу своей второй половине, он ожидал, что с ним побеседуют несколько часов, а затем очень вежливо попросят удалиться. К сожалению этому не суждено было произойти. Сработала непостижимая женская мудрость и Та, Что Должна Слушаться, осторожно поприветствовав очень большого человека в их доме затем также осторожно стала наблюдать, как их маленький ангелочек с ним общается.
   Дэн со всё возрастающим беспокойством следил, как теплеет отношение его жены к очень большому и очень опасному человеку.Может дело было в том с каким энтузиазмом Гермиона с ним обнималась, может в том как тепло он отреагировал на её подарок, а может в том, через какие вполне ожидаемые трудности он прошел подбирая подходящий подарок для их маленького ангелочка. Та, Что Должна Слушаться, даже начала улыбаться глядя на эту странную парочку, когда они обсуждали Английскую политику и структуру Правительства Соединённого Королевства, хотя Дэн находил странным, то что Кэрроу этого не знает, особенно если учесть что в политике в целом он был весьма знающим человеком. Дальше больше, его Лучшая Половина начала бросать на гиганта мокрые взгляды особенно после того как он помог ей с мытьём посуды этим вечером, аккуратно и бережно высушивая каждую тарелочку прежде чем отставить её на место вот тут Дэн понял, что обречён. Дама его сердца похоже решила, что Аллесандор Кэрроу "очарователен" и теперь, покуда он будет другом Гермионы, будет приглашать его на каждый семейный праздник, памятный день или иное сборище до конца времён. И начала она тем же вечером, пригласив Кэрроу присоединится к их традиционному пост рождественскому походу по музеям.
   Кэрроу с радостью принял предложение и все дни до нового года вместе с ними пытался обойти в Лондоне как можно большее число музеев, картинных галерей и выставок. В Тэйте и в Национальной Галерее гигант был тих и вёл себя прилично. Некоторые трудности начались в Британском Музее, когда он сильно увлёкся рассмотрением тамошнего антиквариата и долго не хотел уходить. В научном музее тоже не обошлось без проблем, Кэрроу видите ли так понравился скелет динозавра, что он возжелал немедленно на него поохотиться и им пришлось приложить немало сил, объясняя ему, что такое вымирание, чтобы притушить его жажду большой охоты. Когда, здоровяк, наконец ухватил идею вымирания он надолго задумался, что было ещё более тревожно.
   Однако, настоящие проблемы начались в Имперском Военном Музее... или если точнее в большой выставочной галерее. Кэрроу во что бы то ни стало захотел осмотреть бронированную технику изнутри и искренне не понимал, почему этого нельзя сделать. Вмешалась охрана. В раздражении они оттащили его в магазин подарков, где ему пришлось купить несколько книг по истории и конструированию танков. А потом очень вежливые охранники проводили их до выхода из здания.
   Дэн и Та, Что Должна Слушаться не сговариваясь в этот раз решили намеренно не посещать Королевскую Оружейную.
   К концу недели они все были просто до трясучки истощены видимо неистощимой кипучей энергией этого человека, а также всё более странными его вопросами и поведением. Дэн со своей миссис ещё могли смириться с ежедневной пятичасовой зарядкой, начинающейся в три утра, Но ощущение того что он восторженно нарушает какое-то религиозное табу касающееся научных знаний каждый раз когда читает свой рождественский подарок или спрашивает как работает всё в доме было уже слишком и доводило их до головной боли.
   Дэн с надеждой посмотрел на жалкие остатки, плещущиеся на дне бутылки, вот и всё что осталось от джина двоюродной бабушки Бэтти. И он подумал, купить ли ему ещё бутылочку на замену или всё же не стоит?
  
   ***
  
   Было тихое утро в CERN Женева, Швейцария когда тот самый профессор прикладной физики начал потягивал первую чашку кофе за день. В данный момент он лениво сортировал почту на "Срочно", "Не так срочно", "Дурдом" и "Ещё больший дурдом", как вдруг из кучи пока не рассортированной почты на стол с громким стуком упал простой и пухлый конверт.
   Конверт как ни странно был сделан из пергамента. Озадаченный, он перевернул его... и на обороте обнаружился он; символ организации, которая будет вселять ненависть, страх и ужас в сердца сильнейших, ибо её члены будут искоренять самый страшный порок и скверну в сердцах всех представителей человеческой расы... через каких то тридцать восемь тысяч лет.
   Он в задумчивости уставился на стилизованную "I" с черепом посредине - символ Имперской Инквизиции. Что-то очевидно пошло не так, а может так и должно быть... странно.
  
   ***
  
   Кэрроу вздохнул и потянулся, разминая затекшие запястья; космодесантники не созданы для того, чтобы так долго сидеть неподвижно. Он уже вернулся в замок после того как посетил мисс Грейнджер и её семью и сейчас снова занялся своим основным проектом, составлением списка необъяснимых смертей и исчезновений из подшивки Ежедневного Пророка, чем он занимался с самого начала своего пребывания в этой древности и отсталости, и кое какая последовательность уже начала вырисовываться.
   Он проследил её до тридцатых годов, что было крайне познавательно.
   Состояние дел к концу именно этого десятилетия было довольно беспорядочным в следствии гораздо более масштабного конфликта, задевшего и магический и магловский миры.
   Сразу после разрешения конфликта, количество смертей и исчезновений сошло практически на довоенный уровень, однако, то есть практически нулевой. Однако в пятидесятых и шестидесятых их уровень продолжил стремительно расти пока не достиг пика в семидесятых, когда мятежный лидер Лорд Волдеморт вместе со своим личным культом заявили о себе. Семидесятые были временем хаоса для Британского Магического Мира, его законные власти если судить по газетам оказались совершенно неспособны справиться с этим безумием.
   Всё это закончилось тридцать первого октября 1981 года, когда он видимо"победил" лидера культа. Лично Кэрроу в это не верил; ну как мог он, беззащитный и практически беспомощный пятнадцатимесячный ребёнок, противопоставить хоть что-то пусть и потенциально опасное взрослому волшебнику?
   Количество необъяснимых смертей и исчезновений сильно упало с тех пор хотя и не до того уровня что был до тридцатых или пятидесятых годов. А это могло значить только одно. Культ всё ещё существовал, только затаился на время, как какая-то зловредная опухоль на обществе.
   Кэрроу уже почти закончил список подозреваемых в причастности к "Пожирателям Смерти", Кэрроу немало похихикал над этим дурацким названием. Многие из этих людей избежали той пародии на правосудие в Волшебном Мире, заявив что были под проклятием "Империо". Кэрроу это не впечатлило. Вместо того, чтобы признать себя убийцами, они заявили что они слабовольные. Кэрроу бы казнил их всех, а также их семьи, их друзей и вероятно ещё и домашних любимцев. Когда искореняешь гниль невозможно быть слишком осторожным.
   Волшебная система правосудия( или вернее то, что её подменяло ), отпустила этих людей почти невредимыми. Так что когда лидер культа вернётся, именно когда а не если, то он получит весь свой базис и поддержку не пошевелив и пальцем.
   На верхней строчке списка был Люциус Малфой, подозреваемый Пожиратель Смерти, отговорившейся проклятьем "Империо"( Кэрроу заподозрил ложь ), а также потенциальный политический противник и препятствие на пути к большим ресурсам. Именно он финансировал последнюю избирательную компанию Фаджа и похоже был очень близок с министром. Чем скорее он выпишет Малфою билет в один конец на суд Бога-Императора, тем лучше будет для его планов.
   Однако сначала ему нужно было накопить свои ресурсы, хотя первый потенциальный ученик у него уже был, у юной мисс Грейнджер просто потрясающий потенциал.
   От его размышлений его оторвал звук невидимого колокола, разнёсшийся по замку. Поднявшись и поворчав немного он отправился отбывать свою ежедневную повинность - каждодневную еду. Эта приставучая медичка постоянно пеняла ему за отсутствие аппетита и никакие его слова о том, что это совершенно нормально для члена Адептус Астартес не могли её убедить. Она похоже была убеждена, что он обязан есть как Хагрид по пять нормальных порций в несколько секунд. В конце концов они пришли к компромиссу, она отстанет от него коль скоро он будет есть хотя бы одну порцию в день, а он взамен не станет выбрасывать приставучую женщину из окна.
   Идя по коридору он постоянно следил за потенциальными ловушками, ибо вежливость одержимой девочки настораживала, заставляя ожидать худшего. Его нюх привёл его на главную лестницу, в одно из самых нелюбимых его мест в замке. Он вообще находил их способность двигаться самостоятельно и видимо случайно крайне раздражающей, а уж тем более когда ты в этот момент на ней стоишь.
   Однако в этот раз они были полезны. простор лестницы открывал ему прекрасный вид на главный вход а также двери в Большой Зал, в котором даже сейчас школьное население принимало пищу. Двери были слегка приоткрыты, выпуская наружу запах еды и далёкие голоса студентов.
   Низкий звериный рёв раздался из-за дверей, а затем, извиваясь и стуча по половой плитке в школу проникло нечто огромное и звероподобное; вторженец в школе и судя по звуку это крупный хищник. Маниакальная улыбка появилась на его лице, уже очень давно у него не было достойного боя, может хотя бы этот будет интересным.
   Оставив потенциально мешавшую бы ему в бою мантию он остался только в чёрном кожаном облегающем костюме он прыгнул и бесшумно, с кошачьей грацией, приземлился на лестницу ниже. Пока что хорошо рассмотреть тварь у него не получалось так что он ещё раз прыгнул в пустоту. Оказавшись на лестнице проходящей прямо над входом в большой зал он наконец смог рассмотреть существо в конусе света, проникающего из большого зала; горный тролль и судя по всему взрослый самец почти на пике формы, около девяти футов в высоту. Кэрроу не мог поверить в свою удачу, это ж почти как орк, только менее везучий.
   Он повернул голову услышав мягкий шипящий смех слева. Красные светящееся глаза обозначили присутствие одержимой; губы этой твари разошлись в маниакальной улыбке, когда она глянула на Кэрроу. Ну что, восхищаешься своей работой. Он стиснул зубы, демонстрируя свою непокорность. Эта тварь, это противоестественное исчадие не переиграет его. Глаза моргнули и тварь отступила в тень.
   В этот самый момент горный тролль решил поинтересоваться что же там такое в Большом Зале. За долю секунды Кэрроу принял решение. Не став ждать что же сделает взрослый горный тролль в зале полном детей, Кэрроу прыгнул через перила и мягко опустившись позади твари достал сапожный нож и взревел привлекая внимание.
   Он ликовал, это же был взрослый самец и весь ему одному!
   Тролль повернулся так быстро как только мог, чтобы встретить новую угрозу и взревел отвечая на вызов и размахивая дубиной, судя по всему являющейся просто куском оторванным от дерева, как мог более угрожающе.
   Кэрроу сжав зубы проскочил под неуклюжим замахом твари полоснув её по боку, а затем крутанувшись оказался у неё за спиной. Тролль взвыл от боли когда лезвие мономалоекулярного клинка прошло сквозь его толстую шкуру как сквозь бумагу. Тварь начала кружить, неуклюже размахивая руками по мере того, как её крохотный мозг осознавал, что она столкнулась с очень опасным хищником, воя и ворча от злобы и боли, а также от только начавшего захватывать её крохотный мозг страха и яростно размахивая дубиной. Кэрроу отскочил в сторону, увернулся от одного из шальных ударов а затем снова подскочил, ударяя взбешенную тварь в рёбра. Вой тролля от мучительной боли и злобы был захватывающим.И Кэрроу присоединил к нему свой крик радости от победы в бою. Тролль, обезумив от боли и страха попытался рвануть к напавшему на него размахивая дубиной, но Кэрроу просто вовремя отошел его с пути. Тролль конечно попытался ещё раз пойти в ближний бой, но Кэрроу снова подскочил к нему и полоснул тварь по торсу.
   Теперь тролль начал замедляться , его дыхание стало влажным и прерывистым, а кровь свободно стекала по торсу. Его глаза моргали, пытаясь сконцентрироваться на агрессоре, резавшем его на части.
   Испустив низкий стон раненый в горло тролль попытался ударить в последний раз. Кэрроу увернулся от последней медленной атаки, запрыгнув троллю на спину, прямо как он сделал когда ему было одиннадцать, только теперь глотка чудовища была разрезана от уха до уха одним ударом.
   Он отпрыгнул назад и с перекатом встал на четвереньки а тело тролля продолжало клониться вперёд пока с громким звуком не шмякнулось об пол и кровь и гной быстро растеклись вокруг него.
   Чувства Кэрроу переключились в обычный режим, поле зрение стало шире и он увидел ряд болезненных, переполненных ужасом лиц преподавательского состава, в шоке смотрящих на него; заметив Дамблдора он качнул головой; ему оставалось задать один крайне важный вопрос.
   Не в силах вымолвить ни слова Дамблдор пялился на зверство, только что учиненное Кэрроу и внезапно осознал, что сейчас он с этим человеком один на один.
   Кэрроу тихо подошел к нему тяжело дыша и со странной улыбкой на лице, в зрачках его сквозила лёгкая дасада, заметная даже в тусклом свете, льющемся из большого зала. Воняющий троллем и своим потом Кэрроу наклонился к нему пока они не оказались нос к носу.
   - А они... толпами случаем не ходят? - спросил он почти мечтательно.
  
   Глава 8
  
   Аллесандор Кэрроу внимательно изучил своё отражение в зеркале; сегодня он собирался присутствовать на своём первом заседании Визенгамота, и хотя активного участия в нём он не примет, ему всё же хотелось произвести хорошее впечатление. Более того, это было жизненно важно и должно было облегчить ему вхождение в политическую жизнь этой крохотной общности.
   Рассчитывая на свой многолетний опыт и проверенные годами методы произведения впечатления на обычных политиков он ещё раз мысленно сверялся со списком необходимого.
   Оружие, как спрятанное так и открытого ношения. Есть. Его личное стрелковое оружие и меч были легко доступны, его набор ножей, а также разнообразных иных трюков были спрятаны повсюду на нём. Его силовой посох, который он планировал взять с собой. Эти "волшебники" былм просто одержимы своими палочками, а силовой посох был самым близким к ним что у него нашлось если не считать конечно, что его был больше чем их.
   Форма, военная но элегантная. Есть. Именно этот его костюм имел золотые нашивки вместо его каждодневных чёрных, чёрные лично ему нравились больше, но требовалось произвести хорошее впечатление, и само собой в этот костюм по его заказу были скрытно внедрены части лёгкой брони, больше всего ему нравился воротник.
   Цвета главы Кирасирской Гвардии на видном месте. Есть. Он и не мечтал надеть что-то ещё. Его костюм был в основном чёрным с золотыми нашивками и золочёный парчовый пояс, а также белый как кость намоленный платок, который он планировал использовать как нарукавную повязку.
   Символы Имперской Веры на видном месте. Есть. И они действительно были; его молитвенник спокойно лежал в специальном мешочке притороченном к поясу, а его молитвенные чётки, искусно вырезанные из костей человеческих пальцев, по поверию каждая косточка была взята у Героя Империума, свисали с пояса на котором были закреплены.
   Оставался вопрос, надеть ли ему свой обычный кожаный плащ, или пойти до конца и одеть плащ с золотой оторочкой.
  
   ***
  
   Дамблдор нервно расхаживал по залу перед входом в замок, ожидая пока заявится Кэрроу, его Визенгамотская мантия колыхалась вокруг его лодыжек. Кэрроу удалось заставить его разрешить себе по присутствовать на некоторых заседаниях Визенгамота, а это в добавок должно было быть первым заседанием в новом году. Он очень надеялся что Кэрроу учтёт его настойчивые подсказки и не пойдёт в этой своей огромной броне, которая хоть и была несомненно хорошей вот только для заседания Визенгамота категорически не годилась. Было ясно как день что он таки последует подсказке; ведь он был из тех, кто игнорировал что либо пока это не начинало причинять ему хоть какое то неудобство.
   Внезапно наступившее молчание прерываемое едва слышным хныканьем ближайших студентов, показало что инквизитор Кэрроу прибыл. Дамблдор бросил на него взгляд и глаза его расширились в лёгком ужасе, Кэрроу спускался вниз по главной лестнице с самодовольной ухмылкой превосходства и самоуверенности, вычеканенной на его жестоком лице.
   Дамблдор неверяще моргнул, глядя на наряд этого человека. Почему-то силовая броня больше не казалась ему такой уж плохой идеей, а уж если этот ужасный человек и шлем свой снимать не будет так и вообще отличной. Инквизитору Кэрроу удалось воплотить в нём всё, что кто либо когда либо хотел знать об Империуме Человечества, частью которого он стал. Он выставил её на показ, огромную, бюрократическую, развращённую, разлагающуюся, жестокую, милитаристскую тиранию, пропитанную насилием и прежде всего старую.
  
   ***
  
   Старый Фрэнки Сиддэл тихо сидел за передним столом Министерства Магии и занимался взвешиванием палочек и выписыванием пропусков для респектабельных волшебников и ведьм посещающих министерство вот уже пятьдесят лет. Его мало что могло удивить, он видел как приходили и уходили министры; а нынешнего так вообще помнил ещё веснушчатым полным надежд сопляком, только что с Хогвартской скамьи. А что касается людей вроде Люциуса Малфоя, ходящих по министерству так будто владеют им, ну, он помнил отца этого мальчишки, чёрт, да он даже встречался с его дедом. Он даже видел взлёт и падение Тёмного Лорда.
   Именно этим утром он спокойно проверял палочки посетителей и участников первого в этом году заседания Визенгамота, судя по обрывком фраз и разговоров сегодня на рассмотрении будет какой-то особый закон, устанавливающий возраст Мальчика, Который Выжил. Полная нелепица если вы спросите его. Сколько там этому шалопаю? Двенадцать? Это ж просто смехотворно.
   А вот этого он никогда раньше не видел. К нему шел Дамблдор, хмурый и готовый всё вокруг испепелить взглядом, а обычно он ведь такой весёлый и жизнерадостный человек.
   Внимание Фрэнки привлекла движущаяся чёрно-золотая стена появившаяся следом за самым популярный директором Хогвартса. Он не веря моргнул; это определённо нечто, что не видишь каждый день. Его разум попытался осмыслить увиденное. Считая даже Рубиуса Хагрида это был самый высокий человек, которого он видел в жизни, и сейчас этот человек с кошачьей грацией двигался к нему, глаза его постоянно сканировали окружающее пространство, а одет он был как какой-то военный кошмар из какого-то в высшей степени неприятного конфликта.
   Когда Дамблдор подошел к столу Фрэнки, тот увидел насколько истощенным и измотанным был старик, а взгляд, который тот бросил через плечо на идущий позади шкаф, сказал всё остальное.
   - Доброе утро, директор Дамблдор, - Фрэнки изо всех сил постарался одобряюще ему улыбнулся. Вымученная ответная улыбка Дамблдора почти напоминала гримасу.
   Фрэнки с удивлением смотрел как Дамблдор объясняет здоровяку, которого представил как Аллесендра Кэрроу, важность мер безопасности в министерстве и процедуры идентификации палочек. Он кстати был невероятно похож на беднягу Джеймса Поттера, настолько, что вполне мог оказаться его потерянным двоюродным братом полувеликаном. Пытаясь отвлечься и успокоиться, Фрэнки вернулся к рутинным делам.
   - Палочку пожалуйста, - сказал он глядя на гиганта из-за своих очков в роговой оправе.
   Дамблдор сделал глубокий вдох в отчаянной попытке успокоиться, а затем поднял бровь глядя на великана. - Ну? - выплюнул он в похвальной имитации Северуса Снейпа.
   Кэрроу потянулся и вытащил из-за плеча закреплённый там силовой посох и положил его на стол, зловеще затрещавший под весом этой штуковины. Толстый шест нести футов длинной из тускло серого металла с нанесенными на него спиралями рун. Увенчан он был черепом почти человеческого размера, окруженным угрожающе поблескивающей аурой. Нижний же конец оканчивался простым шипом.
   Фрэнки поднял на него шокированный взгляд расширившихся от удивления глаз и встретился с пронзительно глядящими на него зелёными глазами, в которых похоже нахватало некоторых важных аспектов человечности.
  
   ***
  
   Атмосфера в зале Визенгамота была странно напряженной; воздух был так заряжен, что Люциус Малфой мог его практически попробовать на вкус. Аккуратно смахнув крошечную пушинку с безупречно пошитого рукава, Люциус Малфой наблюдал за поведением своих так называемых коллег изящно приподняв бровь. Обычно спокойные и самоуверенные члены Визенгамота сейчас нервно перешептывались с соседями, неуверенно ёрзали в креслах и кидали взволнованные взгляды на публичную галерею. Это были самые заметные признаки оживления и беспокойства, которые он пока что видел в исполнении этих довольно пожилых членов Визенгамота. Однако, дарёному коню в зубы не смотрят и он уже воспользовался ситуацией и включил в "Закон об импорте потенциально опасных зачарованных объектов" несколько статей, дающий возможность легко избежать тюрьмы и даже его извечная немезида Дамблдор их не заметил.
   Переведя взгдяд на публичную галерею он заметил причину всего этого напряжения и беспокойства. Отдыхая словно деспотичный король, наблюдающий за предоставленным ему его верными слугами для его высокого внимания развлечением, Кэрроу уютно устроился в передней части публичной галереи. Вокруг него наблюдался ряд пустых кресел, а журналисты и другие пронырливые типы изо всех сил старались дать ему побольше места. Даже Рита Скиттер - эталон продажной журналистики старалась держаться от него подальше.
   Кэрроу был тих и явно забавлялся тем, что видел, пальцы его лениво постукивали по его огромному, брутальному посоху.
   Значит это и было то создание, которое Фадж и Дамблдор в доброте своей решили спустить на Волшебный Мир. Но с другой стороны, его сын, Драко, сейчас был заперт в одном здании с этим опасным человеком. В последнем письме от Драко, проскочили кое какие тревожные детали того, как Кэрроу выпотрошил горного тролля в коридоре перед Большим Залом во время ужина. Бедному ребёнку до сих пор снились кошмары с криками тролля, которого Кэрроу режет на части по кусочку. Он что, действительно хотел, чтобы его сын и наследник, отрада его очей, имел длительные контакты с таким опасным и убийственным экземпляром? Потому он и решил уделить особое внимание голосованию по поводу Кэрроу. Насколько он мог судить, проголосует он за или против, ему и так и так будет плохо. Он мог распознать хищника когда видел его, а Кэрроу без сомнения был самым опасным человеком из всех( включая и Тёмного Лорда), которых Малфой имел несчастье видеть собственными глазами.
  
   ***
  
   Кэрроу осматривал зал Визенгамота с лёгким разочарованием; это место было таким... провинциальным. Хотя он полагал, что удивляться тут нечему. Осматривая людское море присутствующих, он заметил множество знакомых по его исследованию последней Волшебной Войны лиц: Нотт, Булстрод, Паркинсон... Малфой, его почти белая блондинистая шевелюра так выделялась что спутать его с кем-то было невозможно. Он держался уверенно, самонадеянно и отчуждённо от своих коллег. А то как ловко он отвлёк внимание своих коллег от обсуждения внесённых им поправок в "Закон об импорте потенциально опасных зачарованных объектов", было просто восхитительно и говорило о нём как о блестящем и умелом политике.
  
   ***
  
   Люциус Малфой, прищурив свои серые глаза, задумчиво глядел на большого человека, слишком большого, чтобы считаться обычным человеком. Может в нём есть кровь великанов. Если так, то Поттеры проделали отличную работу скрывая свою полукровость и избегая скандала и общественного порицания, которые бы непременно случились. Они наверно пошли на экстремальные меры раз уж ни в Чарльзе ни в Джеймсе Поттере признаки этого не сказались и они выглядели вполне нормальными волшебниками. Здесь был потенциал для огромного скандала. Он улыбнулся сам себе, если потребуется, то всего несколько правильно рассчитанных взяток и намёков нужным людям и его нейтрализуют.
  
   ***
  
   Кэрроу внимательно осмотрел блондина; безупречно пошитая мантия, наманикюренные ногти, чистая кожа и шелковистые, прекрасно ухоженные волосы. Он очевидно был человеком тщеславным и постоянно либо думающим о своей внешности, либо занимающимся ей. По своему опыты Кэрроу знал, что это может значить только одно; он был как говориться также гибок как гибкое дерево при ветре в 100 км/ч( прим. пер. расхожее выражение обозначающее людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией, так как не нашел достаточно близкого русского аналога оставляю как в оригинале). Насколько Кэрроу мог судить, Волшебное общество смотрело на подобное сквозь пальцы, покуда его участники таились и выполняли свой долг перед родом по производству наследника. Но если это вдруг станет достоянием общественности, то вызовет приличный скандал и унизит бедную Леди Малфой и наследника Малфоев. Кэрроу задумался, а интересно какие у него вкусы? Ему нравятся постарше? Или возможно в его дальней роскошной резиденции живёт малыш, задабриваемый подарками, но при этом постоянно насилуемый? А может Малфой и сам когда-то был в таком положении. Кэрроу улыбнулся своим мыслям и зубы его сверкнули в освещении зала Визенгамота. Осталось только немного копнуть и получившийся скандал уничтожит Малфоя.
  
   ***
  
   С другой стороны этот человек был, очевидно, очень опасен. Даже с такого расстояния Люциус видел шрамы испещрившие лицо Кэрроу. Он определённо был человеком действия, привыкшим разрешать свои проблемы с помощью насилия. Люциус искривил губы, посмеиваясь над бугаём переростком. Как грубо, думал Люциус.
   Так что если Люциус предпримет любое действие, то Кэрроу отследив его источник обеспечит ему долгую кровавую месть заканчивающуюся для него, Люциуса долгой и мучительной смертью. Причём такой результат был весьма вероятен ведь все источники описывали Кэрроу как человека высоко интеллектуального и изобретательного.
   Вероятно в долгосрочной перспективе будет лучше избавиться от мистера Кэрроу как можно быстрее.
  
   ***
  
   У мистера Малфоя было больше десятилетия, чтобы врасти в министерство. За это время он наверняка оброс огромным количеством союзников и связей. Значит он смог бы легко и быстро отследить того, кто роется в его личной жизни и начать активно совать палки в колёса. Кэрроу усмехнулся, он конечно любил небольшой вызов, однако не любил раздражающих препятствий на своём пути. Самым лучшим выходом будет убрать Люциуса Малфоя как можно быстрее.
  
   ***
  
   Люциус раздраженно нахмурился. Эльфиус Додж нудил про важность минимальной толщины днища котлов и важность стандартизации. Большинство присутствующих уже свыклись с присутствием Кэрроу и даже слегка задремали под гипнотическим влиянием визгливого голоса Доджа. Даже Кэрроу был слегка раздражен насколько Люциус мог судить, глядя в публичную галерею. Вообще-то, крепко подумав он решил что мысль об убийстве Кэрроу всё-таки правильная.
   Но как убить такую тварь? Люциус задумался. Мужчина очевидно переживал множественные попытки покушения на свою жизнь, в течении долгого времени. По-началу он думал нанять Грэйбэка, чтобы разобраться с этим. Но раз Кэрроу сумел завалить горного тролля всего навсего большим ножом... наёмные убийцы отпадали. У него было чувство, что любые "случайности" Кэрроу чует за версту, ну и что оставалось... яд. Люциус постучал по губам наманикюренным пальцем. Возможно, скоро ему предстоит небольшая беседа с милейшим Северусом.
  
   ***
  
   Кэрроу раздраженно рыкнул себе под нос, а этот раздражающий коротышка всё нудел и нудел про стандартную толщину котлов. Даже в эти тёмные и отсталые времена Администратум похоже живёт и здравствует. Игнорируя дрожь и взгляды местных проныр и прочих раздражителей, он устроился по удобнее глядя на щуплого человека с визгливым голосом, не став вместо этого перегибаться через балкон и сворачивать ему шею.
   Он заметил, что Люциус Малфой снова пялится на него и фыркнул в сторону блондина. Как же ему разобраться с ним? Он уже точно знал что сам больше всего хочет с ним сделать - проломить ему череп голыми руками, ну или применить старый добрый хэдшот. Но это конечно немедленно приведёт местных стражей закона прямо к нему и даже если ему и удастся отбрехаться то люди всё равно станут настороженнее к нему относиться. А ему хотелось сохранять свою репутацию как можно более незапятнанной как можно более долго.
   Значит оставались только прямое убийство и заказное, на то чтобы устроить этому человеку "несчастный случай" у него сейчас не хватало ресурсов. Любая психическая атака тоже отпадала так как его варп-мастерство уникально для такой маленькой общности и на него быстро выйдут.
   Ну и что у него оставалось? Всегда есть яд. Кэрроу радостно хмыкнул себе под нос, у него как раз было несколько фиалов совершенно не отслеживаемого токсина, симулирующего эффект сердечного приступа. Даже если он и не убьёт Малфоя, то определённо выведет его из игры на долгое время. Всё что осталось, это пожать этому человеку руку, а аппликатор, встроенный в одно из его колец, сделает всё остальное.
  
   ***
  
   Зал Визенгамота заполнил тихий гул, как только заседание закрылось. Некоторые конечно сразу же ушли, но многие остались, дабы поприветствовать друзей и союзников, посплетничать или обменяться информацией. Кэрроу пробирался сквозь группы медленно выходящих из зала людей, пытаясь напрямую выйти к Дамблдору. Тот стоял рядом с Королевским Троном в компании Фаджа и строгой женщины с моноклем ведя увлечённую беседу, Люциус Малфой тоже находился рядом, периодически вставляя свои комментарии.
   Люциус повернулся на звук трущейся кожи и чуть не открыл рот от удивления, судя по звукам позади него Фадж и Боунс в этом не преуспели. Видеть Кэрроу издали в публичной галерее это одно, но находиться рядом с ним это совсем другое. Он был невероятно огромен во всех смыслах и слишком уж пристально на него смотрел. живые зелёные глаза не моргая смотрели на него сверху вниз.
   Дамблдор прочистил горло и взгляд Кэрроу резко оторвался от Малфоя. Люциус понял, что началось представление и вдруг покрылся холодным потом. Он чувствовал каждую его капельку стекающую по спине, пока Дамблдор представлял Кэрроу очень подозрительной Амелии Боунс. Тут очередь дошла и до него и в тот момент как его рука утонула в огромной ладони Кэрроу, тёплой, мозолистой и подавляюще сильной, он понял что чем скорее он уберёт Кэрроу из мира живых, тем будет лучше для него, потому что если у него не получится, то уже Кэрроу организует ему путёвку в один конец на тот свет. Кэрроу посмотрел на Малфоя в момент их рукопожатия. Вот перед ним стоял человек, способный если захочет очень сильно ему поднасрать. Чем скорее они приготовит аппликатор с ядом тем лучше. Насколько он мог видеть, это дезориентирует значительную часть магического правительства, а ему останется только собрать плоды. Кэрроу улыбнулся.
  
   ***
  
   Этим вечером ужин в Большом Зале был мероприятием тихим, студенты вежливо беседовали друг с другом, а атмосфера за главным столом была задумчивой. Директор глубоко задумался, беспокоясь о Кэрроу и Малфое и том, что может случиться в результате взаимодействия двух таких опасных индивидуумов. Убийство и бедлам просто обязаны были произойти в ближайшем будущем, но что если они вдруг решат преодолеть свои разногласия и работать вместе? Дамблдор содрогнулся и отшвырнул эту мысль в самый дальний и тёмный уголок своего разума. Не замечая озабоченных взглядов Минервы и Помоны он продолжил мрачно тыкать вилкой в свой стейк. Далее по столу, зажатый между ни Мерлина не понимающим Локхартом, в данный момент вещающим что-то всем кто только мог его слышать, однако ни к кому конкретно не обращаясь, и мрачным Снейпом, сидел очень довольный собой Кэрроу. Этот день для него что ни говори прошел очень хорошо. Ему удалось попробовать на вкус внутреннюю работу Министерства Магии, а также завязать первые контакты с несколькими людьми из своего списка неотложных дел. С какой стороны ни посмотри, это был положительно продуктивный день.
   Услышав хлопанье крыльев и восхищённые шепотки он поднял глаза и увидел летящую к нему с пафосным видом Хедвиг с привязанным к лапке письмом. Приземлившись перед ним и взмахнув крыльями, она величественно протянула лапку, чтобы он мог забрать корреспонденцию. Но психическая подпись отправителя была такой сильной, что он отпрянул, будто послание жглось. Бог-Император на самом деле прислал ему ответ на его рапорт с его совой. Кэрроу ни за что на свете бы этого не признал, но его пальцы действительно слегка дрожали, когда он забрал своё письмо, а затем нежно приоткрыл конверт и высыпал его содержимое. Внутри оказалась открытка, на которой ощущалось такое сильное влияние написавшего её, что она обжигалась. Рефлекторно сглотнув, Кэрроу аккуратно убрал её обратно в конверт, а затем осторожно убрал его в карман, чтобы позднее со всем вниманием прочитать.
   Видя что Хедвиг уже пристроилась к его кубку с водой, он подумал, что её путь наверное был нелёгким. Её следует наградить за усилия. Вызвав домовика он потребовал большую и здоровую живую мышь. Безотказное создание с радостью подчинилось исчезнув на мгновенье а затем снова появившись уже с затребованным грызуном. Аккуратно зажав его между большим и указательным пальцами, он продемонстрировал маленькое вырывающееся млекопитающее Хедвиг. Снежная сова уставилась на его руку, затем ухнула и стала в возбуждении переступать с ноги на ногу. Снисходительно улыбнувшись, Кэрроу аккуратно бросил мышь на пол. Хедвиг немедленно спикировала вниз, свернув шею несчастному созданию и впившись в тело мощными когтями, а затем вспорола ему живот и начала его потрошить острым как бритва клювом. Удовлетворенный тем, что его фамильяр утоляет голод, он повернулся к столу и увидел бьющегося в истерике Локхарта, вставшего на свой стул и задрав мантию до колен что-то кричащего и бормочущего про мышь, едва сдерживающего порывы смеха Снейпа и полные отвращения взгляды большинства других преподавателей.
   - Вы что, вообще ничего не можете сделать нормально? - выплюнула до крайности раздраженная Макгонагал.
  
   ***
  
   В тишине своей маленькой часовенки он с почтением извлёк открытку из конверта, окунувшись в знакомое и укрепляющее ощущение психической подписи и принялся снова и снова её читать... А потом от посмотрел на оборот, форзац или как там эта передняя часть открытки с картинкой называется: " Восхищение магией" Автор: Питер Пол Рубенс (1626/7), - значилось там. Он повертел открытку в пальцах и снова уставился на переднюю часть... еретическое изображение... священное содержание... еретическое изображение... священное содержание... еретическое изображение...
   Тишину ночи прорезал громкий, яростный и раздраженный вой.
  
   ***
  
   День начался с грязи и серости, солнцу так и не удалось пробиться сквозь плотные облака. В тусклом свете ветхие и приземистые дома Ноктюрн аллеи поблёскивали от грязи, узкая и грязная дорога блестела от луж. Несколько храбрых личностей, отважившихся в это время присутствовать здесь, кутались в плащи с капюшонами, другие искали укрытия в дверях, подъездах и навесах. Сквозь всё это шагала огромная фигура, не обращающая внимания на погоду и свято уверенная в том, что именно она и есть самое опасное существо в округе.
   Инквизитор Аллесандор Кэрроу находился в поисках последнего компонента своего охранного голема. Фокусировочного кристалла, который по словам Снейпа он мог бы найти только в Ноктюрн Аллее. Пока что поиски были тщетными. Он нашел кристаллы нужного размера, но они были просто отвратительного качества, а кристаллы отличного качества при этом были слишком малы и он уже начинал задумываться, а не изменить ли немного план и не заменить ли один кристалл параллельно работающими несколькими. Семи вероятно хватит, чтобы сэмитировать работу одного большого, благодаря чему его голем сможет выдыхать мощный поток варп-файра на любого агрессора.
   В одном из первых своих големов он использовал руническую печать, чтобы добиться того же эффекта, но он получился не слишком мощным, в результате чего его создание могло продуцировать огненный луч длиной всего в шесть футов и его было недостаточно, даже чтобы расплавить металл. Он был очень рад что его создание работало, это означало что его техники и расчеты были точны, но тот голем был в первую очередь просто игрушкой, а не чем-то серьёзным. Но кто же мог знать, что делая что-то своими руками можно получить такое удовлетворение? Теперь он понимал, почему тех - десантники всегда так страстно отзывались о своей работе.
   Грязные маленькие оборванцы, следившие за ним весь последний час наконец-то решили действовать. Выйдя из теней с палочками и разными ножами наголо они окружили его на узкой дороге. Ближайшие прохожие быстро растворились в тенях не желая вмешиваться в акт насилия, который обычно происходил, когда местная гопота нападала на ничего не подозревающих незнакомцев.
   Кэрроу ухмыльнулся, у него был тяжелый день, и это лёгкое развлечение должно было послужить ему некоей компенсацией. Оставалось дать им возможность нанести первый удар, чтобы он потом с чистой совестью мог говорить, что это была самооборона.
   Лидер банды со шрамом на лице, гнилыми зубами в покрасневших дёснах и красными глазами давнего наркомана хитро посмотрел на него.
   - Тэ ходишь по наш территории, - прошепелявил он сквозь отсутствующие зубы, - знач придётся заплатить, либ кровью либ галеонами.
   Кэрроу ухмыльнулся; это определённо будет весело.
   - Похоже у нас тут толсткожий, - начал насмехаться лидер, его соратники начали согласно подхихикивать и безумно хохотать.
   - Но, чё ещё ждать от жалкого плукровки, - главный бандюган уродливо искривил губы.
   Кэрроу взвился на дыбы от ярости, жалкого полукровки? Он был Адептус Астартес, Космодесантником, и гордился этим!
   - Я выбираю кровь, - фыркнул он и вмазал кулаком по голове лидера. Череп мужчины раскололся с противным треском, словно был из мокрой бумаги. У бандюги рядом с главарём хватило времени только на то, чтобы раскрыть рот от ужаса, прежде чем Кэрроу перешел к нему ударив в шею, сила удара была так велика, что его труп влетел в грязное окно ближайшего магазинчика.
   Кэрроу обернулся, готовый нести боль и смерть тем, кто блокировал ему дорогу сзади, но обернувшись обнаружил совершенно пустую аллею и звук частого удаляющегося по грязи топота вдалеке.
   Жалкие трусы, Кэрроу фыркнул себе под нос, а он ведь собирался дать им нанести первый удар. Может действительно стоит остановиться на нескольких кристаллах; это определённо сильно снизит для него необходимость общаться с очередными идиотами.
  
   ***
  
   Кэрроу шел извилистым маленьким проходом, срезом, который он заметил чуть раньше, выводящим на главную улицу Косой Аллеи. Внимательно осматривая тени и линии крыш с обеих сторон, он прокладывал себе путь между куч мусора, аккуратно переступая через грязные лужи. Его покупка - семь одинаковых изумрудов, была аккуратно убрана в карман. Работая вместе, они должны усилить и сконцентрировать луч, создаваемый рунической печатью. Однако их малый размер ему всё равно не нравился, ему пришлось немало поспорить с владельцем магазина по поводу масштаба увеличения, который они обеспечивают. Этот истеричный мужик похоже совершенно не понимает его нужды в безопасности.
   Размытое движение из-за одной из куч мусора и к нему попытались приблизиться. Быстрый шлепок отправил это в кирпичную стену, по который это и сползло вниз после удара, кучей осев на земле. Существо однако быстро подобралось, видимо готовясь к худшему. Кэрроу увидел мерцающие красные глаза, острые зубы и грубо подстриженные волосы, а затем крохотное существо снова набросилось на него и взобравшись по его левой руке, начало часто кусать, с треском проваливая все попытки прокусить кожу.
   Это оказалась щуплая девушка, одетая в грязные лохмотья. Её кожа казалась покрытой фальшивым загаром из-за слоёв грязи, покрывающих её. Красные глаза, заострённые клыки, а также скорость и физическая выносливость, которые она пока что демонстрировала не оставляли сомнений в том, что она была вампиром; из тех, что в последнее время перестали за собой следить. Он стряхнул эту жалкую тварь с руки; она едва соображала от голода. В её глазах он видел только отчаяние и всепоглощающий голод. Однако невероятная самонадеянность вампирши его впечатлила. Заинтересовавшись, он принял решение.
   Успокоив её он указал на землю. - Стой здесь, - приказал он прежде чем броситься к выходу из прохода. Зная о криминальной природе Лютного он решил, что по какому нибудь корманнику, которые тут водились во множестве никто скучать не будет. Всего пару минут спустя один из карманников после лёгкого удара по голове потерял сознание.
   И вот он уже сгрузил бессознательный груз перед голодной вампиршей. У той ожидаемо возникли трудности. Вытащив нож он аккуратно полоснул правую яремную вену из которой тут же фонтаном брызнула яркая артериальная кровь. Маленькая вампирша наконец наклонилась и начала пить из шеи умирающего мужчины саму жизненную силу.
   Ну и что ему теперь с ней делать? Может ли она быть полезной? Она уже доказала что физически очень вынослива; он в конце то концов не сдерживал свой удар. Можно ли натренировать её использовать оружие? Ему отчаянно был нужен спарринг партнёр, а теперь когда его охранный голем практически готов это могло стать перспективным маленьким проектом.
  
   ***
  
   Ночной Рыцарь высадил их в Хогсмиде и быстро с буханьем исчез. Он одел вампиршу в плащ и мантию, снятые с её "перекуса"( один фаербол и никаких следов от трупа не осталось), и теперь баюкал сонное создание на руках, идя к замку. Следующей проблемой было доставить маленькую мисс в замок. У него было чувство, что защита замка не будет большой проблемой, в конце концов всего год назад ( по времени замка), человек одержимый духом Лорда Волдеморта спокойно там разгуливал, а в этом году там находился ребёнок под влиянием чего - то гораздо худшего. Так что одну, маленькую полуголодную вампиршу никто даже и не заметит, а заметят, так её состояние сыграет ему на руку. Он просто скажет, что присматривает за ней. Он шел пустынными коридорами а портретные рамы перед ним стремительно пустели по мере того, как их обитатели разбегались от него в панике со скоростью бурана, а он подошел к своим комнатам и пронёс свою сонную ношу через охранные чары.
   Оказавшись внутри старого фехтовального зала, он поставил её на пол, заставив проснуться. Маленькое существо округлив глаза, настороженно осмотрело большое открытое пространство, оружейные сундуки, ниши, большие окна, покрытый слоем пыли укрытый тканью голем в углу, а на дальней стене была большая вдохновляющая роспись, которую он закончил только недавно, Бог - Император, безжалостно повергающий демонов. Она посмотрела на него своими округлившимися красными глазами.
   - Добро пожаловать в твой новый дом, - улыбнулся он ей в ответ.
  
   Глава 9
  
   Истощённый Снейп прочитал очередное послание от Люциуса Малфоя, в котором тот в очередной раз интересовался, почему Кэрроу до сих пор жив. И не важно сколько раз он говорил ему, что обычные токсины на Кэрроу не действуют, Люциус просто отказывался в это верить. Когда Люциус подошел к нему со своей маленькой просьбой, Снейп поначалу взялся за дело неохотно, пока Кэрроу тихонько не отозвал его в уголок и не сказал, что не прочь в этом поучаствовать. Он никогда не пасовал перед вызовом. Снейп начал с любимой классики вроде Беладонны и настойки аконита, Кэрроу их даже не заметил. Потом он перешел на мышьяк и цианид, Кэрроу попенял ему за отсутствие воображения, как следует из контекста, они тоже оказались неэффективны. И тогда Снейп потихоньку начал продвигаться по списку самых экзотических ядов, пока не дошел до настоящих ужасов вроде Дыхания Мордреда, которое должно было убить его за секунды, так как все мышцы, внутренние и внешние в его теле должны были превратиться в жидкость. От этой гадости Кэрроу пострадал животом около десяти секунд. После этого случая Снейп сдался, так как это становилось очень дорогим удовольствием. В конце-то концов, если Люциусу так приспичило отравить Кэрроу, то он, Мордред подери, мог бы и сам оплатить толчёные когти мантикоры.
   Отбросив раздражающее письмо, Снейп раскрыл Ежедневный пророк со звуком, заставившим одного из более чувствительных Рейвенклоуских первогодок подпрыгнуть, пролив на себя кубок тыквенного сока. Спрятав усмешку, Снейп погрузился в своё любимое утреннее времяпрепровождение, хихиканье над журналистами, чей IQ можно было записать одной цифрой, причём ни разу не повторяющейся.
   Первая страница была такой же как и всегда: "Дождь из Трески провонял весь Ньюбри!", ну и конечно же бесконечная сага про трансмутированного лабрадора, подвергшегося сексуальному домогательству, бедное животное; после таких историй на первой полосе, любой человек с мозгами поймёт, что интересных новостей сегодня не будет. Но вот он добрался до пятой страницы и обнаружил там небольшую статью, "Необъяснимые смерти в Ноктюрн Аллее. Неужели это дело рук серийного убийцы? Ага, конечно, ужасный продавец смерти напал на невинную ничего не подозревающую компанию, когда те вкушали совместный завтрак. По мере того как Снейп продолжал читать статью, занимающую на странице столбец едва ли в два дюйма, глаза его начали подозрительно сужаться. Пока-что найдено больше дюжины трупов, продолжил читать он, все тела были сильно обожжены, а от некоторых осталась только кучка пепла, все погибшие принадлежали к Ноктюрнской бедноте, Авроры вышли на след жестокого убийцы. Снейп даже фыркнул от смеха; ну да, конечно, так он и поверил. Но с другой стороны, Кэрроу последние полтора месяца был сильно занят и почти не доставлял неприятностей, по крайней мере заметных. И кстати, об этой гигантской угрозе цивилизации, где же он? Снейп задумчиво оглянулся на огромный и совершенно пустой стул, отделяющий его от задушевно балаболящего Локхарта. В конце то концов, нет никакого смысла об этом беспокоиться, подумал он возвращаясь к своей газете.
   Снейп только вернулся к чтению, всласть похихикав над каким-то идиотом, попытавшимся незаконно импортировать части тела нунду в своих трусах, причём, положив их на голую, ничем не защищённую кожу. Сейчас он находился в Святом Мунго.
   - Где он? - бушевал яростный Дамблдор, ворвавшись в Большой Зал. Снейп посмотрел на него через край газеты и глаза его расширились, а брови так вообще скрылись где-то за линией волос. Дамблдор выглядел побывавшим в тяжелой битве, мантия опалена и изорвана, следы сажи на лице, а доброго фута бороды как небывало, как скорее всего и бровей, но под слоем сажи это пока было незаметно, множественные порезы, синяки, небольшие ожоги и странные ссадины
   - Что случилось? - пораженно спросил Снейп, прежде чем мысленно отвесить себе пинка, ведь ответ же был очевиден.
   - Этот проклятый человек! - ревел Дамблдор, яростно размахивая руками, пока Мадам Помфри суетилась вокруг него, исцеляя самые опасные повреждения.
   - Альбус, следи за языком! - пожурила его Макгонагал. Дамблдор слегка съёжился под её яростным взглядом, а студенты нервно захихикали на заднем фоне. Он попробовал её раз.
   - Кэрроу сделал некоторые "улучшения" своей личной защиты, а я только что выяснил это на личном опыте. Мне повезло что я ещё жив.
   - Что он ещё натворил? - спросил Флитвик в ужасе и восхищении, не уверенный, что вообще хочет знать ответ.
   - Он сделал... штуковину, которая дышит огнём... в своём роде... думаю вам нужно самим это увидеть, чтобы на самом деле понять, - осторожно заключил Дамблдор. - Думается, я могу со всей уверенностью сказать, что это была самая ужасная вещь, которую я когда либо видел, хотя шнстифутовая стена очень горячего пламени тут наверно тоже сыграла роль.
   Подойдя ближе, Снейп заметил, что директор на самом деле дрожит. Что же такого сделал Кэрроу, что заставило такого человека как Альбус Дамблдор бежать, спасая свою жизнь? У него появилось гадкое ощущение, что скоро он это узнает.
  
   ***
  
   Так осторожно как только могли, переползая от тени к тени, они приблизились к коридору, ведущему к тому, что стало обиталищем Кэрроу. Признаки насилия становились всё более заметными по мере их приближения. Снейп в сомнении уставился на глубокие выбоины в каменных плитах, края их были сильно оплавлены будто от безумно высокой температуры. Снейп и Флитвик обменялись сомнительными взглядами, прохолдя мимо огромной дыры, пробитой какой-то могучей силой до самого основания замка, через которую сейчас проникал солнечный свет. Теперь признаки повреждений были просто подавляющими, оплавленная и вывороченная каменная кладка, треснутые и расколотые камни им глубокие следы чего-то похожего на когти на полу и стенах, перемежающиеся с подпалинами и следами от заклинаний, которые щедро раскидывал вокруг Дамблдор, сначала когда бился, а потом и когда убегал от этого создания. Что же такое Кэрроу умудрился создать?
   Дамблдор замедлил шаг и встал в тени уродливой статуи горгульи, а Снейп и Флитвик прикрывали его готовые ко всему, ну может и нет, раз уж это было связано с Кэрроу. За углом начинался коридор, ведущий к покоям Кэрроу., тщательно защищённые им а теперь ещё и смертоносными ловушками.
   Шуршащий шум под аккомпанемент лёгкого позвякивания цепей и шепотков на самой грани слышимости, вроде далёкого детского смеха, раздался из теперь ставшего опасным коридора и стал приближаться к нервничающим профессорам.
   Длинные стальные когти схватились за угол пересекающихся проходов, синие искры перескакивали с одной выгравированной руны на другую, проделывая ещё более глубокие царапины в стенах замка, проходя сквозь камень как сквозь масло.И тут эта штука выглянула из-за угла. Снейп и Флитвик в шоке открыли рот, глядя на странное создание, а Дамблдор почему-то начал на него рычать. Золотая маска смерти этого создания склонилась на бок а глаза его пылали адским огнём пока оно оценивало уровень угрозы, исходящий от новых нарушителей. Оно вышло из за угла на скелетоподобных ногах, обёрнутых прошитым и покрытым филигранью золотом, имитирующим форму мускулистых ног. Снейп ясно видел, что и вся остальная конструкция сделана по тому же принципу; золотой декоративный слой, едва скрывавший потемневшие от времени кости мертвеца, а некоторые даже с остатками плоти на них и светящиеся знаки и руны, покрывающие поверхность костей. Несколько длинных прядей противно свисали с задней части черепа этой штуки. Золотая маска, изображающая ангельски красивое лицо чуть склонилась, когда "существо", осмотрев их приняло на их счёт какое-то решение и начало щебетать и хихикать себе под нос, будто пара маленьких детей, смеющихся над шуткой.
   - Думаю, сейчас нам самое время уйти, директор, - прошипел Снейп старику. - Директор!
   Но Дамблдор его уже совсем не слышал, полностью сосредоточившись на рукотворном монстре перед ним; взмахнув палочкой, он произнёс одно коварное заклинание, долженствующее вывернуть внутренности наизнанку. Яркая желтая вспышка ударилась в грудь этой штуковины и распалась не причинив никакого вреда. Далёкое чириканье стало разбивающими стекло криками; существо прыгнуло на Дамблдора, махнув в его сторону другой рукой с длинными металлическими цепями, искрящимися от переполняющей их магической силы. Дамблдор неуклюже бросился в сторону, приземлившись в кучу обломков и издав крик боли когда существо размахнувшись цепями ударило в стену разбив кладку и подняв облако гравия. Восстановившись, создание, тварь ну или чем там оно было с быстротой молнии кинулось к Дамблдору, намереваясь добить его.
   - ПРЕКРАТИТЬ! - раздался глубокий, рокочущий голос из-за их спин; Снейп ещё никогда в жизни не был так рад услышать его. Тварь прекратила свои действия и вернулась к Кэрроу, продолжающему отдавать приказы на Высоком Готике.
   Трясущиеся Флитвик и Снейп помогли сильно побитому и трясущемуся директору подняться на ноги.
   - Давай отведём тебя к Поппи, - Флитвик аккуратно поддерживал под руку Дамблдора.
   Кэрроу преградил им путь слегка покачивая головой с абсолютно нечитаемым выражением на лице. - Если вам так уж сильно захотелось проверить себя в схватке с моим охранным големом, вы могли бы просто попросить. Кэрроу оглядел шокированные лица уставившиеся на него после этого его самого разумного в мире замечания.
   Дамблдор не веря смотрел на него, его хрупкое терпение было натянуто как нить. Он всего-навсего хотел забрать Кэрроу на еженедельную встречу с управляющими счетами Поттеров в Гринготсе. А вместо этого уже дважды за последний час прошел на волосок от смерти в своём собственном замке из-за этой... этой штуки; в первый раз ему пришлось спикировать с двадцатифутовой высоты, чтобы спастись. А теперь Кэрроу предполагает, что он намеренно хотел драться с этим некромантским конструктом, потому что чем же ещё может быть эта хреновина? Последние остатки его терпения, сдерживающие его темперамент лопнули под натиском многомесячного стресса и Дамблдор взорвался.
   - Ты, здоровенная идиотская громадина! - выкрикнул он с красным от ярости лицом.
   Снейп и Флитвик пораженные смотрели, как их обычно сдержанный и добросердечный наниматель полностью слетел с катушек. Они даже не представляли, что он знает подобные выражения, а он всё продолжал описывать, что он думает о гигантских идиотах создающих высоко опасные магические объекты в школе полной беззащитных детей в самых крепких выражениях, которые Снейпу доводилось слышать, за пределами Ноктюрн Аллеи.
   Кэрроу сильно позабавила креативная ругань бушевавшего старика, но когда он стал обвинять его в некромантии, это было уже слишком. Дамблдор очевидно практически ничего не понимал в големостроении и не знал что ни один из его этапов не включает некромантии. Он бы никогда не опустился до таких низких и извращённых действий.
   - Сначала приведите себя в порядок, Дамблдор, а потом мы уладим наши дела, - вмешался в злобную тираду Дамблдора холодный и резкий голос Кэрроу. И он ушел, оставив директора заикаться в негодовании.
   Флитвик осмотрел теперь притихшего голема, стоящего на другой стороне прохода со слегка маниакальным блеском в глазах. - Интересно, а как он его сделал? - задумавшись произнёс он. - Там есть некоторые очень необычные комбинации рун насколько я могу судить. - Интересно, а можно ли его расспросить на эту тему?
   Снейп и Дамблдор просто обменялись взглядами.
  
   ***
  
   Дамблдор сидел в обитом деревянными панелями кабинете в Гринготсе и с всё возрастающим недоверием смотрел на астрономические суммы, которыми оперировали гоблины и Кэрроу. Он перестал напрямую вмешиваться, когда начал приходить в ужас от масштабов замешенных в деле фигур. Конечно он по долгу службы вынужден был читать ежегодные финансовые рапорты министерства. В конце концов было важно обладать самой свежей подобной информацией, но масштабы фигур с которыми работал Кэрроу были несравнимо больше как и масштаб его личного состояния. Да что он вообще намеревался делать с такой кучей денег? Гоблины очевидно не имели ничего против этого и Кэрроу быстро стал их любимым клиентом, по мере того, как его счёт разросся настолько, что для управления им потребовалась целая группа гоблинов.
   Сейчас Кэрроу и гоблины обсуждали потенциальные бизнес инвестиции в магловскую фирму. Дамблдор никак не мог ухватить её названия. Нокинг? Нокер? Да кто их знает? Маглы всегда дают такие странные названия, ну и чёрт с ними. Чувствуя что груз прошедшего дня давит на него он решил на несколько минут прикрыть глаза.
  
   ***
  
   Когда вдруг понял, что лежит на спине, Дамблдор рывком открыл глаза в удивлении. Над ним был знакомый потолок больничного крыла. Как во имя Мерлина он сюда попал? Над ним склонилась мадам Помфри. - Ах, как хорошо что вы проснулись.
   - Как... - начал Дамблдор.
   Помфри прервала его. - Кэрроу принёс вас сюда, - она нахмурилась и начала покусывать губы. Великан определённо не был из числа её любимых людей с недавних пор.
   - Он беспокоился о вашем здоровье вероятно заметив, что вы заснули в Гринготсе и не сумев вас разбудить.
   Помфри начала хлопотать вокруг директора взбивая его подушки и поправляя одеяло.
   - Он посчитал, что утренний инцидент был слишком напряженным, для человека вашего возраста. И в этот раз я с ним полностью согласна.
   Дамблдор откинулся на подушки запутавшийся и пораженный, а Помфри продолжала над ним хлопотать. Кэрроу состоял из сплошных противоречий, заботливый, но брутальный и грубый, честный, но вероломный и изворотливый. Сможет ли он когда-нибудь понять этого человека?
  
   ***
  
   Несколько недель спустя у Гилдероя Локхарта был прекрасный день. Он в кои то веки не видел этого ужасного человека даже издалека, его уроки прошли хорошо, погода была мягкой и солнечной, а это верный признак того, что скоро придёт весна, он даже нашел время отбелить волосы и завить их и теперь расслаблялся за стаканчиком Старого Огденского, отвечая на прелестные письма своих фанаток. Хотя он бы не отказался от того чтобы некоторые более взрослые ведьмы перестали присылать ему свои трусики, с просьбой поставить автограф на них. У него в конце концов были свои стандарты.
   Он счастливо напевал себе под нос пока страусиное перо бегало по пергаменту, множественные портреты его самого шепотом обсуждали друг с другом методы ухода за волосами а за красивой витой, кованной решеткой в камине тихонько потрескивал огонь.
   Неуверенный стук в дверь прервал сосредоточенность Локхарта. Он похолодел; потом внутренне посмеялся над собой; это ни коим образом не может быть монстр, они тихими быть не умеют. Это должно быть студент, ищущий совета у него - великого героя. Пройдя по комнате он открыл дверь со своей особенной улыбкой ярче солнца и обнаружил маленькую рыжеволосую девочку.
   - А, мисс Уизли, что я могу сделать для вас этим вечером? - Локхарт замялся; что-то было не так. - Вы в порядке? - обеспокоенно спросил он.
   Когда девочка посмотрела на него у Локхарта перехватило дыхание. Кроваво красные глаза маниакально блестели, а на её лице расплылась хищная улыбка полная острых как бритва зубов.
   - О, профессор, - проворковала она. - Мне нужна помощь и только вы можете мне помочь.
  
   ***
  
   Кэрроу оторвался от вечерней медитации. Непожалёку произошло мощное волнение в варпе, возможно даже в пределах замка. Никакой причины чтобы кто-то из обитателей вдруг высвободил такую мощную психическую энергию не было... за исключением может быть одержимой.
   Быстро сверившись с маленьким зеркалом, настроенным на его сторожевых птиц он обнаружил, что мисс Уизли действительно недавно была на втором этаже у коридора с кабинетом ЗОТИ, а теперь направляется в Гриффиндорскую гостиную. Он прищурил глаза задумавшись, значит, противоестественная тварь снова что-то затевает. Это надо расследовать и немедленно.
   Встав на ноги Кэрроу поклонился алтарю в маленькой часовне в своих покоях и посмотрев на сделанную им Аквилу, поблёскивающую в свете свечей, дым от которых закручивался спиралью вокруг неё, он вышел из помещения.
  
   ***
  
   Следуя своему сверхъестественному чутью Кэрроу скоро оказался на втором этаже, где встретился со Снейпом и директором.
   Посмотрев в прищуренные глаза первого и серьёзное лицо другого он спросил, - Итак, вы тоже это почувствовали?
   Дамблдор медленно и мрачно кивнул. - Что бы ни произошло, оно случилось в этой части замка.
   Обыск окружающих коридоров и классных комнат не выявил ничего необычного. Варп-подпись была слишком искажена, так что Кэрроу не мог точно определить её источник, а детекторы в офисе Дамблдора были ещё менее точными и могли определить разве что зону замка, в которой произошло возмущение.
   Проходя мимо офиса Локхарта Дамблдор постучал в дверь на случай если вдруг учитель ЗОТИ слышал что-нибудь необычное. Они напряженно подождали, а затем Дамблдор постучал снова.
   - Зачем мы тратим здесь время? - требовательно спросил Снейп. - Этот идиот наверно сейчас стоя перед зеркалом отрабатывает свою улыбку победителя.
   Кэрроу стаял позади них, нетерпеливо ожидая, но не желая подходить близко к Локхарту, чтобы случайно от избытка чувств не оторвать этому идиоту голову нахрен. Пока они ждали он уловил знакомый, едва различимый аромат, только начавший разливаться в воздухе.
   Дамблдор оцепенел, когда гигантская рука нежно отодвинула его от двери в кабинет профессора ЗОТИ. А затем озадаченно уставился на то как Кэрроу, нагнувшись нюхает воздух, выходящий из под двери кабинета. Кэрроу мягко хмыкнул себе под нос. Это было именно то, чего он и боялся. Он повернулся к двум членам преподавательского состава. Озадаченному Дамблдору и настороженно следящему за ним Снейпу.
   - Я чую кровь, - мягко сказал он. - Много крови.
   Вытащив сапожный нож он аккуратно осмотрел дверь на предмет неприятных сюрпризов. Аккуратно приоткрыв дверь он осмотрел помещение за ней на предмет признаков жизни, прежде чем проскользнуть внутрь.
   Дамблдор последовал за Кэрроу в офис, протестуя против такого поведения этого человека, пока сам не увидел, что творилось в комнате за дверью.
   - О, Мерлин! - выдохнул он. Это было без сомнения самое ужасающее зрелище из всех, что он повидал за всю свою долгую жизнь. Такой же бледный как и Дамблдор Снейп с ничего не выражающим лицом быстро бегал глазами по открывшейся им ужасающей картине.
   Кэрроу внимательно осмотрел комнату, аккуратно перешагивая через кучи внутренностей. Тяжелая вонь от крови и тёмного колдовства витала в воздухе. Он повернулся к своим едва сдерживающим рвотные позывы серолицым спутникам.
   - Как... неизобретательно, - фыркнул он стоя положив руки на бёдра, ноги на ширину плеч и осматривая раскинувшуюся перед ним картину.
   Кто-то или что-то проникло в офис Локхарта и использовало его, или если точнее его части для какого-то ритуала. Его тонкий кишечник был использован для того, чтобы наметить грубый круг, внутри которого в строгой системе были разложены другие его органы, а его кровь была использована для начертания подчиняющих разум рун по краю. Вон лежат его глаза, скомканная перчатка из плоти когда-то бывшая его правой рукой, селезёнка, сердце, аккуратно расправленные уши, кусок плоти, скорее всего бывший когда-то его языком, скомканный хрящ, при ближайшем рассмотрении оказавшийся остатками его носа и одна одинокая почка. И всё это странной, флуоресцирующей, желеобразной консистенции, будто из них уже высосали всю жизнь.
   Затем, будто бы от скуки, устроитель всего этого взял сожранную кожу Локхарта и прибил её по кускам к стене в отвратительной пародии на жизнь. Куски кожи безвольно и уныло свисали со стены на которой были зафиксированы, а когда-то роскошные блондинестые локоны профессора теперь насквозь пропитались кровью и другими жидкостями.
   - Что? - выдохнул Дамблдор.
   - Они всегда делают одно и то же, - мрачно ответил Кэрроу. - Хотя здесь мы имеем простейший, ничем не примечательный случай, - он нахмурился и задумчиво, но внимательно ещё раз осмотрел кучи останков.
   - У нас тут небольшая проблема, - сказал Кэрроу, осторожно переведя взгляд со Снейпа на Дамблдора.
   - Ну, конечно у нас проблема, - фыркнул Снейп. - У нас есть комната, полная человеческих останков и нет преподавателя ЗОТИ, - он начал яростно жестикулировать, - устроитель всего этого скорее всего разгуливает по школе, и что хуже всего, закрывать часы этого идиота скорее всего придётся именно мне!
   Кэрроу растянул губы в улыбки, оценив профессорский юмор, ему вообще нравилось, что неисправимый весельчак Снейп всегда пытается поднять окружающим настроение.
   - Некоторые из останков Локхарта отсутствуют, - сказал он осмотревшись ещё раз, - и скелета тоже нет... как и некоторых внутренних органов... - он задумался.
   Дамблдор и Снейп просто продолжали наблюдать онемев от шока как Кэрроу продолжает осмотр кабинета Локхарта, а затем и его личных покоев за ним. Хотя они оба за свою жизнь повидали немало ужасов, никто из них ещё никогда не видел ничего настолько ужасного.
   Кэрроу вернулся к ним осторожно скользя между куч останков, но так и не войдя в круг из кишок.
   - Пропавшие органы меня не волнуют, кто бы ни сделал это, вероятно просто съел их, - объявил он, глядя сверху вниз на Дамблдора и Снейпа. - А вот скелет с другой стороны...
   Двое мужчин содрогнулись, ещё сильнее позеленев.
   - Мы должны найти этот скелет как можно быстрее, и... - он жестом указал на отвратительный беспорядок на полу, - это нужно убрать как можно быстрее.
   Дамблдор наконец обрёл голос. - А ну погодите минутку, - начал он подняв руки, - всё это очень серьёзно, слишком серьёзно, чтобы не выносить сор из избы. Он жестом указал на круг из внутренностей. - При убийстве была применена Тёмная Магия невероятно ужасной и опасной природы. Мне срочно необходимо вызвать Авроров.
   Снейп кивнул, соглашаясь. Он был признанным экспертом в Тёмных Искусствах, но это было за пределами всего, что он когда либо видел. Это походило на иллюстрацию круга призыва, которую он как-то видел, однако там не использовались части тел. Снейп ощутил, что его ладони вспотели от нервного напряжения. У него было очень неприятное предчувствие относительно всего этого.
   - Авроров? - спросил озадаченный Кэрроу, - Ваших местных стражей закона? - он покачал головой. - Им потребуется время, чтобы прибыть сюда, время, которого у нас нет, плюс я сильно сомневаюсь, что у них достаточно... опыта, чтобы разобраться с этим делом. А теперь давайте с этим разберёмся.
   Он вытолкал двоих преподавателей Хогвартса из кабинета. Дамблдор всю дорогу протестовал. После того как наконец запер и защитил чарами помещение, Кэрроу повернулся к директору.
   - Дамблдор, я посвятил всю свою жизнь борьбе с устроителями подобного, - он ткнул в массивную цифру на закрытой и запертой двери, - Это всего лишь простенький случай варп-колдовства, по сравнению с теми, с которыми я уже сталкивался, другими словами, я лучший человек для разрешения этой задачи и единственный человек, способный разрешить её с наименьшими потерями. Пожалуйста, не препятствуйте мне в этом.
   Взволнованный и запутавшийся Дамблдор уставился в твёрдые и безжалостные глаза Кэрроу. Наконец он кивнул. Он точно знал, что происходящее было за пределами его квалификации, а раз уж Кэрроу знал, что нужно делать и мог помочь, ну...
   - Вы оба знаете чары Адского Пламени? - спросил Кэрроу. Это было самой близкой к используемому им очистительному пламени местной магией, которую он смог найти.
   Дамблдор и Снейп секунду переглядывались, их неуверенность всё возрастала. Они оба медленно кивнули.
   - Хорошо, - мягко сказал Кэрроу. - Если встретите скелета первыми, используйте его не колеблясь, не позволяйте ему дотронуться до вас, если сомневаетесь, бегите от него так быстро как только можете, - он перевёл взгляд с одного на другого, - никаких оправданий.
   С этого начались самые нервные сорок пять минут в жизни Снейпа и Дамблдора.
  
   ***
  
   Снейп шел по одному из многих школьных коридоров вглядываясь в каждую тень и вздрагивая каждую секунду. Когда они спросили Кэрроу, что же они ищут, он рассмеялся и ответил: " Узнаете, когда найдёте!". Это не сильно их успокоило, нет, не так, это совсем их не успокоило.
   К счастью в этот вечерний час в коридорах было мало студентов, а тех что встретились он отправил по гостиным, засунув пчелу им в ухо(прим. пер. англоязычное выражение означающее: наорать, в данном конкретном случае, чтобы сохранить смысл предложения его пришлось перевести буквально ), причём в случае с одним особливо непонятливым Хафлпафцем в буквальном смысле её туда засунув.
   Он на мгновение замер; снова раздался шелестящий звук. Сначала он грешил на питомца одного из студентов, но по мере приближения звука выяснилось, что он ошибался, слишком уж велико это казалось для кошки, охотящейся за замковыми грызунами.
   Шуршащий звук повторился на этот раз дополненный скребущимися и царапающими звуками, будто нечто шебаршилось в потолочных арках неподалёку; и это что-то было определённо больше кошки. Скорее размером с собаку, причём большую собаку. Может молодой акромантул пробрался в замок, хотя это бы потревожило чары, директор самолично добавил отпугивающие и засекающие этих существ чары в защиту замка, не став дожидаться повторения недавнего инцидента с троллем.
   Держа палочку наготове, Снейп пошел на приближающийся шебаршащий звук. Это был не самый разумный поступок, но ему необходимо было знать что же там такое.
   Внезапно шуршание раздалось позади, будто тот, кто его создавал прыгнул на другую сторону коридора, заставив Снейпа подпрыгнуть от страха и грязно выругавшись обернуться с палочкой наготове.
   Всё ещё ничего. Он бешено осматривал стены и потолок по мере того как невидимое "нечто", судя по звуку, приближалось, скрываясь в потолочных арках. Снейп осторожно отступил, его взгляд постоянно осматривал стены и потолок в поисках движения или вообще чего угодно.
   Невидимое пока существо подскочило ближе со скрипом и скрежетом сбивая с потолка вековые наслоения пыли, одновременно издавая звук, похожий на шипящее хихиканье( прим. пер. Я не знаю, откуда на потолке коридоров Хогвартса ВЕКОВЫЕ наслоения пыли. Домовики, что совсем страх потеряли? ). Тут зельевар увидел глядящие на него переливающиеся голубым светом светящиеся глаза, злобные, жестокие и определённо нечеловеческие.
   У снейпа перехватило дыхание и холодный пот выступил на спине, пока он продолжал отступать от этой твари, чем бы она ни была, все его чувства кричали ему повернуться и бежать от неё изо всех сил. Но тут он врезался затылком во что-то твёрдое и в ужасе понял, что подлая тварь, аккуратно загнала его в угол и бежать уже некуда.
   Существо выползло вперёд в свете стенных факелов коридора, всем своим видом показывая что на закон всемирного тяготения ему плевать, его когтистые конечности будто приросли к каменной кладке а все члены гнулись под необычными углами, а его зубастая ухмылка поблёскивала в мерцающем свете.
   Сейчас он видел его более ясно, хотя и очень хотел бы никогда не видеть подобного. Человеческий скелет, однако странным образом изуродованный и перекрученный, покрытый синей горящей слизью, капающей с его конечностей как плавящееся желе, с шипением прожигающее глубокие борозды в камнях замка при контакте с ними. И при всём этом изуродованное и перекрученное "нечто" ещё и хитхикая и шипя обращалось к нему: " Ссссеверус... Ссссеверус..."
   Наверное, в нём остались какие-то воспоминания Локхарта; Снейп был зол и испуган одновременно. Он собирался убить Кэрроу, как только сможет до него добраться, или как минимум, больно пнуть его в лодыжку. - Узнаете, когда увидите, - ага, конечно.
   Снейп тщательно прицелился. - Пирус Демоникум, - прошипел он хитро взмахнув палочкой. Поток пылающих зверей, драконов, грифонов и гиппогрифов вылетел из палочки и понёсся в сторону кошмарного создания. Оно захохотало как гиена, качнулось из стороны в сторону и легко уклонилось от разрушительного пламени, пронёсшегося по коридору.
   Вспотевший Снейп усилием воли погасил магическое пламя.
   Существо прыгнуло в угол как раз напротив него продолжая хихикать и брызгать слюной из разверстого провала кошмарного рта.
   Ну вот и всё. Сейчас его убьют реанимированные останки самого среднестатистического волшебника, чей единственный талант - самовосхваление, но он не сдастся без боя. Снейп подготовился к своему последнему рывку, тщательно прицелился, снова готовый кастовать; но тут ему пришлось отпрыгивать в сторону с пути огромного фаербола, пущенного с другого конца коридора. Ещё никогда в жизни он не был так рад видеть Кэрроу. Здоровяк быстро приближался, сохраняя безопасную дистанцию от твари, глаза его были прищурены, а зубы сверкали в победной ухмылке.
   Отвратительное создание повернулось в сторону и зашипело и захихикало на новоприбывшего, ощущая явно исходящую от Кэрроу угрозу, подтверждённую его долговременным выживанием.
   Заметив Снейпа Кэрроу отступил на несколько шагов, а затем молниеносно перепрыгнул через тварь, и с перекатом оказался между ней и Снейпом, давая мастеру зелей увидеть затянутую в кожу спину и самые мускулистые ягодицы, которые он когда-либо видел.
   Сформировав таким образом большую и невероятно опасную баррикаду между Снейпом и неотвратимым роком, он достал своё дальнобойное оружие и тщательно прицелился.
   Тварь скакала из стороны в сторону, отчаянно пытаясь избежать невероятного жара выстрелов плазменного пистолета Кэрроу. Она была быстра, но инквизитор был быстрее и его выстрелы, попадая, заставляли тварь кричать от ярости, отчаянья и боли. Крики твари стали криками агонии когда один точный выстрел Кэрроу испарил его тазовую кость. Запах озона, тёмной магии и обожженной и разлагающейся плоти был настолько интенсивным, что у Снейпа заслезились глаза а желудок взбунтовался.
   Вонь от магии в коридоре усилилась, когда Кэрроу начал кастовать что-то на своей сильно исковерканной Латыни, а цепь, которую он постоянно носил с собой, обычно обёрнутой вокруг торса засветилась от магии и синие искры начали перескакивать с одного её звена на другое, затем цепь пришла в движение, просвистев в воздухе и хлестнув адскую тварь перед ними.
   Если Снейп думал, что раньше крики твари были ужасающими, то они не шли ни в какое сравнение с тем воем, который она начала издавать попав в объятия " Пургатуса Святого Серафима", сжигающего саму его суть очищающим прикосновением. Крики издаваемые при этом слышал каждый обитатель замка.
   Бледный и трясущийся Дамблдор прибежал с другой стороны коридора как раз вовремя, чтобы увидеть как Кэрроу бросает огромный шар чистого белого пламени в извивающуюся тварь, чья плоть уже начала дымиться. Его крики ненависти и боли внезапно прервались, тело его рассыпалось пеплом, а светящаяся цепь, его верный Пургатус, всё ещё весела в воздухе. Кэрроу перешагнул ранее занятое пространство и Пургатус по змеиному обвился вокруг него, заняв своё законное место на его торсе, мурлыкающе позвякивая как и всегда.
   - Теперь нам нужно очистить помещение, - объявил он, проходя мимо шокированного и дрожащего Дамблдора.
  
   ***
  
   Неделю спустя, Дамблдор угрюмо пялился на дверь в кабинет профессора ЗОТИ. Кэрроу намалевал на ней огромную красную букву икс, прежде чем запечатать её всеми известными ему способами, чтобы туда никто не вошел. Он очень настаивал на том, что этой комнатой нельзя пользоваться как минимум ближайшие двести лет и потому так тщательно её запечатал. Сначала Дамблдор попробовал пробиться через защиту сам, а потом стал просить помощи у разных преподавателей. Однако он ничего не добился даже с одновременной помощью Филиуса и Басебы. Может старший из детей Уизли, сейчас работающий в Гринготсе разрушителем проклятий смог бы помочь; может молодой глаз смог бы заметить то, что не заметил он. А пока Дамблдора заставили перенести место проведения уроков ЗОТИ, впервые с 1547 года.
   Но это ещё ничего по сравнению с последней и самой главной проблемой, самой худшей по мнению Дамблдора. Его заставили принять участие в покрытии того, что было по всем статьям убийством. После тщательной зачистки проведённой Кэрроу, места приступления по существу не осталось, как и следов тела. Его заставили встать и объявить перед всей школой, чтобы продолжить свои путешествия, он был уверен, что когда-нибудь это ему ещё аукнется. Он отыгрался назначив Кэрроу временным учителем ЗОТИ на остаток года. Дамблдор уже много раз успел пересмотреть в думосборе выражение лица этого гиганта, в тот момент, когда он сообщал ему эту новость, и оно всегда заставляло его хихикать. Возможно под присмотром некоторых других преподавателей, Кэрроу не сможет причинить много вреда.
   Он безразлично провёл пальцами по перилам и направился обратно в свой кабинет, где, как он надеялся, его будет ждать Кэрроу. Он специально пригласил этим вечером своего нового преподавателя на чай с бисквитами, чтобы получить ответы на некоторые вопросы.
  
   ***
  
   Кэрроу откинувшись сидел в кресле, которое сотворил для себя сам и аккуратно прихлёбывал чай из расписанной розами чашки китайского фарфора. Офис директора был таким же как и всегда со столами, заставленными магическими приборами и пустыми портретными рамами на стенах. Снейп уверял его, что обычно там бывают портреты бывших директоров и их супругов. Но пока он лично видел только одного - Финеаса Найджелуса Блэка, который сейчас относился к нему с показным равнодушием. Директорский феникс тоже был на месте и внимательно следил за каждым его движением.
   Директор, похоже, чувствовал себя слегка не в своей тарелке, перескакивая с незначительной темы, на незначительную тему, и всё никак не мог задать вопрос, который как Кэрроу понимал, ему очень хочется задать. Спустя час подобных недомолвок это начало слегка раздражать.
   - Директор, - нежно начал Кэрроу. - О чём вы действительно хотите меня спросить?
   Дамблдор внезапно остановился и содрогнулся, уставившись на него как кролик, в роковую пасть удава.
   - Хм, ну, знаете... - начал он но затем прервался. Затем прочистил горло и попробовал снова. - Признаю, есть кое что, что беспокоит меня уже некоторое время, - затем закрыл глаза и будто собрав все силы выдал, - В чём разница между вашим... големом и тем, чем стал бедняга Гилдерой?
   Кэрроу слегка ухмыльнулся. - Хороший вопрос на который трудно ответить,- он отхлебнул чая из чашки китайского фарфора с розами и посмаковал вкус.
   - Думаю, основным отличием будет то, что Локхарт стал противоестественной тварью прогнившей до основания, так как при её создании была уничтожена сама его бессмертная душа и всё человеческое в нём в придачу.
   Кэрроу на мгновение остановился и хмыкнув задумчиво продолжил. - Мой же голем с другой стороны сделан из неорганики и больных органических материалов не требующих при его создании никаких ритуалов порчи или другой незаконной магии, даже если судить по моему крайне богатому воображению.
   Дамблдор скептически посмотрел на него.
   - То... существо, которым стал Локхарт было создано с единственной целью - причинение вреда. Столько вреда, сколько только эта тварь сможет принести, - Кэрроу наклонился вперёд и в глазах его была уверенность. - Если бы мы ждали, она бы убила стольких людей в замке скольких смогла бы причём самыми ужасными из способов и тогда психологические травмы стали бы наименьшей из ваших проблем.
   Кэрроу откинулся назад в своём кресле. - Это отвечает на ваш вопрос?
   - Это ведь не всё, не так ли? - спросил Дамблдор, не уверенный, что хочет знать ответ.
   Кэрроу медленно кивнул. - Да, есть ещё кое что, я испросил благословения Самого Бога-Императора для моего голема. Уверен без него у меня бы ничего не вышло.
   Дамблдор в испуге искривил лицо. - Что...
   Кэрроу поднял руки вверх, предупреждая пораженное неверие Дамблдора. - Это исчадие с другой стороны такого благословения не имело и вообще было под контролем чего-то чьим желанием было полное уничтожение, развращение, распад и подчинение человечества, стремление играть с ним как с игрушкой. Вот в этом похоже и есть самая главная разница.
   - Бога - Императора? - прошептал Дамблдор, пораженный до глубины души.
   - Да, Бога-Императора, - мрачно ответил Кэрроу, - того, кто защищает и направляет человечество, хотя в данный момент он делает это тайно.
   - Что... - воскликнул Дамблдор не в силах выразить словами охватившее его религиозное рвение.
   - Именно так, - ответил Кэрроу. - А теперь, если не возражаете, мне надо распланировать уроки, - он по волчьи ухмыльнулся.
   Дамблдор ещё некоторое время сидел в пораженном оцепенении после того как Кэрроу ушел. Ну вот он и получил ответы, по крайней мере некоторые из них, и что ему теперь делать с этой информацией?
   - Мне это только кажется, или я только что создал альтернативную реальность? - спросил он Фокуса. Феникс радостно зачирикал.
  
   Глава 10
   Снейп был в ярости, Директор не только сделал нечто совершенно идиотское, вроде того что заставил Кэрроу замещать учителя ЗОТИ, так ещё и назначил именно его, Снейпа, приглядывать за ним,"раз уж вы так хорошо с ним поладили". Будто у него своих дел не хватает, если честно, то идея заставить Кэрроу учить группу детей, сама по себе была очень тревожной. Да о чём Дамблдор вообще думал?
   А ещё более тревожным было то, что Дамблдор пообещал взять на себя ведение некоторых его уроков, пока он не даёт гигантскому чудовищу нанести студентам неустранимые травмы. Он не удивится если этот раздражающий старикашка решит научить маленьких поганцев, как готовить в котле ириски... или даже попкорн, что загонит этих бесталанных идиотов в ещё большую задницу, чем та в которой они находятся сейчас.
   Он осторожно проскользнул мимо чудовища, которое Кэрроу называл своим охранным големом, его пустые глазницы пристально следили за каждым его движением. Он конечно знал, что Кэрроу включил его в свою систему безопасности, но нервы это знание если честно успокаивало слабо. Оказавшись внутри старого фехтовального зала Снейп вздохнул с облегчением. Затем удивлённо и подозрительно осмотрел некоторые нововведения в помещении. Пыльные, укрытые фигуры, нервирующе гуманойдные по форме стояли вдоль одной из стен, над ними возвышалась "вдохновляющая" роспись Кэрроу, картина ужасающей битвы. Картина была настолько детальна, что у Снейпа появилось подозрение, что Кэрроу написал её основываясь на событиях, которые видел своими глазами, что совершенно не успокаивало.
   Ранее пустые альковы теперь были заставлены коробками. Раз Кэрроу поблизости не было он решил тайком подсмотреть что же в них, а подсмотрев отшатнулся в отвращении. Человеческие кости, коробки были полны человеческих костей. Снейп задумался, и где же это Кэрроу достал столько свежих человеческих костей? Дальнейших сообщений о грабеже могил из которых они вероятно были извлечены не было.
   Мягкий шелест позади заставил его резко обернуться с палочкой наголо., готового ко всему, что на него может обрушить многопрофильная и нездоровая креативность Кэрроу. Перед ним стояла низкорослая женщина или возможно вообще подросток, одетая в длинную чёрную мантию. Её коричневые волосы выглядели так, словно их грубо остригли ножом, а потом он обратил внимание на её глаза; кроваво красные глаза совсем недавно покормившегося вампира. В них была доля интереса и рассредоточености, будто она не совсем понимала кто перед ней. Снейп пригляделся повнимательнее; на ладонях обеих рук у неё были выжжены шрамы в форме рун. Знания Снейпа в области рун были очень ограниченными, но эти определённо служили какому-то контролю. Он кинул на неё острый взгляд.
   - Что с вами случилось, позвольте узнать? - он и не думал что Кэрроу может дойти до такого, несмотря на некоторые довольно странные тенденции. В чём в чём, а в этом он всегда был до странности последователен.
   - Наташа, - пророкотал глубокий и низкий голос Кэрроу.
   Маленькая вампирша спешно обернулась в поисках её нынешнего защитника.
   Разум Снейпа закипел когда несвязанные с виду события вдруг начали соединяться между собой, образуя ужасную картину. В животе его появилось леденящее кровь, противное ощущение когда он поднял взгляд на устроителя всего этого бардака. - Объяснитесь, - яростно прошипел он, в ужасе от воспоминаний о последнем устроенном этим великаном бардаке.
   И Кэрроу объяснил... насколько смог.
   - Значит вы решили, "чего добру пропадать", и забрали останки "перекуса" вашей ручной вампирши из Ноктюрн Аллеи, чтобы извлечь из него кости и понаделать ещё ваших големов? - подвёл итог его объяснениям Снейп, чувствуя, что впадает в истерику. После длительных контактов с Кэрроу он начал с нежностью вспоминать былые встречи Пожирателей Смерти.
   Кэрроу пожал плечами, похоже относясь к этому совершенно спокойно. - Они для "Берлоги", когда я переберусь туда окончательно.
   Снейп прикрыл глаза и медленно досчитал до десяти по-китайски на мандаринском диалекте. Слегка успокоившись он посмотрел на инквизитора.
   - А что касается... Наташи, вы просто посмотрели на неё и решили: "Я должен дать бедняжке дом."? - Никогда в жизни не слышал ничего более смехотворного! - выпалил он, но усилием воли погасил свой темперамент.
   - Я не мог её там бросить, - Кэрроу посмотрел на Наташу, в данный момент пытающуюся прокусить зубами кожу на его запястье и никак не могущую повредить прочную кожу Астартес. - Она очень быстро осваивает основы ножевого боя, - сказал он с улыбкой глядя на неё.
   Снейп потёр виски, чувствуя, что подступает головная боль. - Только в этот раз я Вас прикрою, так случилось что я могу изготовить заменитель крови для вампиров; но Вам придётся сказать директору, что она квартирует в замке.
   Снейп посмотрел на великана. О чём только Думал Дамблдор, допуская ЭТО до студентов. Стоя во весь рост в своёй всегдашней обтягивающей кожаной "телесной перчатке", как он предпочитал её называть, он представлял из себя идеальную иллюстрацию победителя конкурса на максимальное количество ножей, которое можно уместить на одном теле, а со своей маленькой вампиршей, свернувшейся калачиком у него на руках так вообще выглядел образцовым Тёмным Лордом. Почувствовав его взгляд, Наташа оторвалась от игривого пожевывания пальцев Кэрроу и одарила Мастера Зельевара широкой ухмылкой, показав свои клыки во всей красе. Снейп содрогнулся.
   - Я пришел сюда, чтобы обсудить с вами ваш первый урок, - ровно сказал он. - Раз уж я вынужден вас курировать.
   Кэрроу обдумал вопрос. - Думаю я начну с основ, - сказал он пугающе ухмыльнувшись.
  
   ***
  
   Кэрроу следил за маленькой рыжеволосой девочкой с безопасного расстояния, осторожно, чтобы она его не заметила. Согласно его знаниям о её расписании, сейчас она должна была бы направляться в кабинет Чар двумя этажами ниже, а если учесть шипящие бормотание, сейчас срывающееся с её губ, она была не в своём уме, причём сейчас в буквальном смысле.
   Филиус Флитвик наверное очень волновался по поводу её отсутствия. На первом же учительском собрании в качестве преподавателя, Кэрроу воспользовавшись возможностью попросил остальных преподавателей приглядеть за мисс Уизли; чем больше глаз будет приглядывать за ней, тем лучше. Он объяснил свою озабоченность сказав как подавлено она выглядит по сравнению со своими братьями, всё ли с ней в порядке? Может у неё в семье проблемы? Не было ли в истории её семьи случаев депрессии или самоубийств? Он заметил , что она пытается бродить по самым наименее посещаемым зонам замка в одиночку.
   Это его беспокоило.
   Остальные преподаватели переглянулись; он определённо затронул именно ту тему, которая беспокоила их всех; само собой они пообещали приглядывать за младшенькой Уизли.
   В результате этого за девочкой следили, с ней разговаривали и зазывали в разные кабинеты, предлагая выпить чайку с бисквитами самые разные преподаватели. Она не могла никуда пойти, без того, чтобы какой-нибудь сердобольный взрослый не справился бы о её здоровье.
   Это оказалось очень хорошим дополнением к его собственным мягким действиям.
   - Мисс Уизли, - пророкотал он из тени, - разве вы не должны быть в классе? Маленькая девочка подпрыгнула от страха и взвизгнула, пока КУэрроу выходил в свет факелов коридора.
   Маленькая девочка одарила его робкой улыбкой и кивнула, прежде чем броситься бежать в том направлении откуда она пришла.
   По крайней мере на этот раз она не натянула никаких верёвочек на лестницах и не прокляла ни одного дверного проёма. Как только его система слежения из птице-големов оповестила его, что она на пути к нужному кабинету он направился в новый класс ЗОТИ, быстро съедая расстояние до цели широкими шагами.
  
   ***
  
   Личный опыт Кэрроу в обучении кого либо имел мягко сказать пробелы. Он конечно тренировал своих собственных учеников в необходимых ему специализациях. Но, каждый из них был взрослым и у каждого из них за плечами была либо армия, либо защита правопорядка, так что он просто добавлял нечто новое к их базовым знаниям. Ну и конечно у него были бережно хранимые драгоценные воспоминания о том как он сам тренировался на скаута под не такой уж и нежной рукой Скаут Сержанта Таркуса, упокой Бог-Император его душу. Адаптировать его любимые техники к использованию на не тренированных и ничего не знающих детях, будет интересной задачей; чтобы получить шанс вправить столь юные и нежные мозги, попутно обучая их защищать себя от вселенского зла, это будет не только интересная задача но и почётная привилегия. Что ж, инквизитор Кэрроу собирался ухватиться за неё обеими руками и не отпускать, именно по этой причине сейчас он расхаживал туда, сюда перед рядом перепуганных подростков. Почему они были перепуганы он понять не мог, ведь он подготовил для них сегодня просто замечательный урок. Их поведение сильно отличалось от первой недели его занятий.
   Информация о том, что их новый преподаватель ЗОТИ когда-то звался Гарри Поттером быстро разлетелась по всей студенческой популяции, ясно помнившей маленького застенчивого первогодку, бывшего в стенах этой школы всего год назад. Некоторые личности посчитали этот факт достойной причиной, чтобы не принимать его в серьёз, в конце концов, ну чему он мог их научить, и попытались всячески срывать его уроки. Он быстро разубедил их в их мнении относительно его компетенции, заставив их бегать кругами вокруг озера несмотря на погоду и безжалостно обучая их основам боя на мечах и рукопашного боя несмотря на холод, грязь и дождь.
   Студенты не привыкли к такому стилю преподавания, когда учитель даёт им исключительно практические задания и свято уверен в том, что теория - это нечто, что они должны изучать в свободное время и усваивать её самостоятельно. Некоторые из них попытались даже оспорить его методы, самым заметным из таких был Драко Малфой. Щуплый маленький мальчик заспорил с ним во время первого занятия второгодок Гриффиндора и Слизерина. Кэрроу ещё подумал что у парня наверняка сплошные потёртости на теле из-за мешковато сидящего на нём модного одеяния. Этот смехотворный мальчишка начал жаловаться на погоду, на приемлемые (для него) физические нагрузки, говорить о том что не магическая защита не важна для волшебников, ведь волшебники превыше всего, и закончил он словами: "вот когда мой отец услышит об этом!" Кэрроу был абсолютно недвижим. Он срадостью проинформирует Люциуса Малфоя о воспитании его сына, или вернее о недостаточной его воспитанности, а затем заявил оному Драко, что если тот не сбавит обороты, то весьма велика вероятность того, что его отцу придётся пересмотреть позицию наследника Малфоев и заменить его каким-нибудь из своих более талантливых бастардов. Маленький негодник уставился на него выпучив глаза и раскрыв рот, с тех пор на его уроках он был очень тих.
   И если студенты были шокированы его методами, то он был не менее шокирован ими. Хотя он жил в замке уже четыре месяца, с большинством студентов он контактировал редко; по мере того как он узнавал их его всё более шокировало их отношение к жизни. Он ещё никогда не встречал столь беззаботной, невинной и оптимистичной группы индивидуумов. Некоторые из них даже никогда не видели смерти, даже животных! А на уровень физической формы большинства студентов он вообще не мог смотреть без отвращения, чтобы это исправить он открыл клуб утреннего бега. Он даже попытался сделать его обязательным к посещению для каждого студента, но к его раздражению, директор отказался это делать, несмотря на все его аргументы в пользу. Несмотря на все раздражающие препятствия на его пути, он вознамерился привести каждого студента в школе в надлежащую физическую форму, и соответственно увеличил физические нагрузки во время обычных уроков.
  
   ***
   Четвёртый курс Гриффиндора и Слизерина на совместном занятии следил за опасной фигурой профессора Кэрроу, прохаживающейся перед классом. Одетый в отлично сидящую на нём кожаную "телесную перчатку", которую он обычно носил и обвешенный оружием с угрожающей цепью, обёрнутой вокруг торса, новый профессор был фигурой пугающей, особенно в сравнении с той жалкой пародией, которая учила их менее месяца назад. На уроках Кэрроу никто не смеялся и не шутил, за это могли в буквальном смысле убить.
   - Ну что ж класс, - промурлыкал Кэрроу, улыбнувшись, в как он считал, дружелюбной манере. У меня для вас сегодня очень особенное задание.
   Одна из Гриффиндорских девочек стала лёгкого зеленоватого оттенка нильской воды; может просто начался очередной виток желудочного гриппа. Кэрроу повёл неохотно шагающих студентов в сторону дуэльной ямы, наличие которой в классе считал первой необходимостью. Повинуясь его телекинетическому посылу одна из клеток, в ряд стоящих вдоль одной из стен ямы открылась, выпуская своё рассерженное содержимое, юный акромантул шипел и яростно клацал глядя на своих пленителей.
   - Я поймал их достаточно, так что хватит на каждого, - успокаивающе сказал он классу, одарив их ободряющей улыбкой. Один из слизеринских студентов начал негромко плакать. Кэрроу внутренне вздохнул; некоторые люди просто не хотят учиться.
   - Палочки вам сегодня не понадобятся, - заверил он собравшихся студентов, прыгая в яму, - а сейчас я продемонстрирую вам наилучшие зоны, в которые нужно целиться при атаке, смотрите внимательно!
   Студенты безсознательно поплотнее прижались друг к другу, дабы получить как можно большее ощущение комфорта и безопасности пока их чрезмерно большой преподаватель продолжал показывать наиболее уязвимые места на теле гигантского паукка: его ноги, мягкое брюшко и уязвимую точку за головой, указывал он своим сапожным ножом, обращая особое внимание на технику нанесения ударов. Когда искорёженный труп уже извивался на земле, испуская последний вздох, он легко выпрыгнул из ямы.
   - Итак, класс, - сказал он с обворожительной улыбкой. - Становитесь в очередь и выбирайте клинок из сундука.
   Кэрроу озадачено смотрел как каждый в классе отчаянно пытается оказаться в самом конце очереди. Ему их поведение казалось очень странным, но не важно; уж он убедится, чтобы каждый из них в свой черёд побывал в яме, когда он был в их возрасте он бы очень обрадовался подобной возможности, в бытность свою аспирантом он много раз с огромной радостью участвовал в соревнованиях взводов аспирантов на самое эффективное убийство.
   один за другим студенты проходили в яму и пробовали свои силы в схватке против юных тварей, большинство с неохотой. Некоторые из них помогали себе в битве левитацией. С тех студентов которые медлили и неуверенно убивали он снимал баллы, как и с того что принялся бегать по яме кругами, умоляя чтобы его забрали отсюда и заперли где-нибудь, можно даже в камере, но главное чтоб в безопасной; ну ничего, скоро он избавит их всех от неуверенности.
   Единственными кто показал себя достойно были близнецы Уизли и один слизеринец. Не самые эффективные убийцы, но зато они подошли к делу с должной долей энтузиазма и решительности, за что он наградил их баллами.
   В целом урок прошел хорошо; гораздо лучше урока на прошлой неделе, когда он взялся обучать их основам оказания первой помощи на поле боя при помощи исцеляющих чар. Он подумал что будет практично проводить инструктаж, если студенты сначала отработают свои атакующие чары друг на друге, а затем залечат раны друг друга .И этот урок шел хорошо пока одна молодая леди не упала в обморок. Её друзья объяснили, что она ненавидит вид крови настолько, что теряет от него сознание. Кэрроу никогда не слышавший ничего более смехотворного в своей жизни использовал на ней лёгкие водяные чары и несмотря на её мольбы отказался отпускать её в больничное крыло и назначил ей отработку за попытку сорвать урок. Несмотря на лёгкое разочарование Кэрроу считал что тот урок прошел неплохо; гораздо лучше чем если бы дети изучали одну теорию. Он свято верил в то, что лучший способ чему-то научиться - практика.
   Медичка Помфри похоже не разделяла его взглядов на этот вопрос, так как насела на него за тем же ужином и принялась угрожать, что если он ещё хоть раз отправит весь класс в больничное крыло после своего урока, то она подвесит его за его мужское достоинство. Видимо массовый исход произошел после того как он их отпустил.
   Он проигнорировал её обвинения и продолжил действовать по разработанному плану, конечной целью которого было подтянуть обычного студента до боевых стандартов, предпочтительнее конечно до стандартов Имперской Гвардии, но умом он понимал, что потолок большинства - стандарт обычных сил самообороны. Эх, если бы он мог потратить больше времени на них.
   Единственные классы с которыми он достиг настоящего успеха - это первогодки в силу их возраста и относительной новизны для них волшебного образования.
   К середине недели большинству студентов в замке пришлось хотя бы раз обратиться в Апотекарий с ранами, которые они не смогли залечить, либо залечили неверно, но научиться сражаться будучи раненым - такой важный жизненный урок, что Кэрроу не обращал на это внимания, несмотря на ежедневные визиты всё более злящейся на него медички и усиливающееся тихое ворчание самих студентов. Снейп с большой радостью заворачивал их со всеми вопросами к нему.
   Обстановка взорвалась вечером в прошлую пятницу, когда медичка Помфри заспорила с ним за ужином по поводу его техники обучения. Он указал ей что действовал и будет продолжать действовать в интересах самих студентов, нравится им это или нет, а вот её нежности сводят на нет весь их потенциал и физическое развитие. Да и как им овладеть навыками, необходимыми для выживания в суровом и жестоком мире в котором обитает человечество, если она им мешает? Он вообще не понимает, почему она жалуется на занятость? Разве это не её работа - лечить людей?
   Видимо последней фразы ему говорить не следовало. Мадам Помфри и так всё больше злилась по мере отповеди Кэрроу. Он был жесток, брутален и его вообще никогда не следовало подпускать к детям. А оспаривание её профессиональных навыков стало последней каплей.
   Кэрроу в восхищении смотрел как женщина очень правдоподобно подражает саблезубому карнодону, а потом пытается подвесить его за мужское достоинство как и обещала. Кэрроу легко рассеял эти чары, но сверх этого он ничего поделать не мог, разве что отобрать у неё палочку. Если б он на неё напал, он бы наверняка ранил или даже убил её, а это бы сильно испортило его отношения с местным населением, а ведь они были нужны ему на его стороне, ему же с ними жить, будь всё это проклято! К счастью вмешались Дамблдор и Макгонагал и остановили эту одностороннюю драку как раз в тот момент когда Помфри трансфигурировала столовое серебро в иголки и анимировала их, чтобы они его часто кололи.
   Но он всё равно считал что у него хороший учебный план.
   Когда студенты покинули класс так быстро как только могли, он подошел к передней части класса. Северус Снейп в данный момент сидел в учительском кресле, закинув ноги на стол, что-то бормоча себе под нос над последним выпуском "Кипящего котла"; судя по тому что можно было разобрать он цитировал отрывки из статьи о новых способах применения мяты в успокоительных зельях.
   Кэрроу прочистил горло с улыбкой глядя как Снейп всполошился при этом звуке, но быстро восстановил свою обычную мрачную гримасу.
   - Закончил? - выплюнул он.
   - Именно так, - ухмыльнулся Кэрроу глядя на другого профессора а затем подмигнул. - Не хочешь помочь мне чуток покалечить тварей для первогодок? Думаю одной подвёрнутой ноги хватит.
   Снейп мгновение раздумывал. - Ладно, но если Помфри спросит, меня здесь не было.
   Кэрроу хихикнул. - Ты всегда ведёшь себя как политик, Северус.
  
   ***
  
   Вечерний ужин был в самом разгаре, студенты радостно общались друг с другом, более чем обычно желая поскорее отбыть из Хогвартса на летние каникулы. Огромная, пугающая фигура, сидящая во главе главного стола сильно постаралась для того, чтобы каждый студент хотя бы раз, но обратился в больничное крыло за излечением травм, полученных на его уроках. Его несимпатичная внешность и девиз " это всё часть процесса обучения", разделили студенческое общество на два полярных лагеря. Его либо боялись и ненавидели, либо считали лучшим преподавателем ЗОТИ, когда либо ходившим по залам Хогвартса. Экзамены, которым он их подверг, только больше укрепили каждую из сторон в своём мнении. Многие студенты до сих пор не вылечили травмы после него и никто из них не хотел говорить о его подробностях.
   Рекомый профессор сейчас рассматривал студенческое сообщество сквозь прищур своих внимательных глаз выискивая шалости. Он посмотрел за Гриффиндорский стол и пересчитал рыжих. Вон Перси как всегда сидит уткнувшись головой в книгу, а вон близнецы о чём-то яростно жестикулируя беседуют со своим другом Ли Джорданом; отличный студент, очень сильно улучшил свои навыки как только ухватил суть. Далее сидел Рональд и о чём-то вдумчиво разговаривал с мисс Грейнджер. Парень тоже сильно прибавил, от бесшабашного индивида которым он был раньше и следа не осталось к концу года. Должно быть у прикола, который над ним сыграли братья были и несомненные положительные итоги.
   Так, а где самая младшая Уизли, единственная девушка? Второй быстрый взгляд показал со всей определённостью, что она отсутствует, однако она определённо присутствовала в начале ужина.
   Кэроу в отчаянии выхватил зеркало и посмотрел на него. Его следящие птице-големы следили как та самая юная леди намеренно идёт к той самой судьбоносной уборной. Если он поспешит, то возможно успеет предотвратить махинации твари.
   Он нежно толкнул Снейпа; зельевар проворчал подняв взгляд на него, разочарованный, что его отрывают от свиной отбивной. Прежде чем мрачный человек успел выразить своё отношение к этому вторжению в своё личное пространство в своей обычной колкой манере, он показал ему зеркало которое держал. Снейп кинул на него острый взгляд, а затем приподнял бровь. Видя понимание на лице коллеги Кэрроу кивнул в ответ. Это была прекрасная возможность осуществить их план. Подобрав свой силовой посох он быстро покинул Большой Зал так чтобы казалось что они ушли по отдельности.
  
   ***
  
   Бесшумно скользя от тени к тени, Кэрроу следил за странной процессией из мисс Уизли и василиска, мягко контролируя их, а они всё шли узкими коридорами направляясь к главной зоне замка - Входному Залу и примыкающему к нему Большому Залу, сейчас полному счастливо общающихся студентов, предвкушающих летние каникулы.
   Чешуя гигантской змеи шипела, царапаясь о неровный пол и извивалась отталкиваясь от стен прокладывая себе путь и неся огромную массу к площадке перед движущимися лестницами.
   Кинув быстрый взгляд назад, Кэрроу поймал взгляд Снейпа, прячущегося в тени за колонной, лицо чуть бледнее чем обычно, но челюсть не отвисла и взгляд решительный, что отрадно было видеть. У этого человека был немалый резерв отваги, настолько большой, что ой как немногие могли бы по праву заявить что таким обладают. Кэрроу это вполне одобрял.
   Когда василиск вполз во Входной зал он остановился, запутавшись во множестве противоречивых запахов, новых и старых, атаковавших его чувства, его голова покачнулась из стороны в сторону, а язык пробовал воздух, а затем он посмотрел на место наибольшей концентрации ароматов - Большой Зал.
   Огромная магическая змея бросилась вперёд к ближайшей лестнице, её кольца свесились с перил, их вес заставил древнюю кладку стонать от натуги. Одержимая девочка последовала за своим монструозным любимцем вниз к следующей площадке.
   Увидев свой шанс, Кэрроу бросился вперёд и остановился позади большой искусно изукрашенной колонны. Вытащив свой плазменный пистолет он тщательно прицелился в монструозную змеиную голову. Со вспышкой и треском яркий свет попал василиску в левый глаз, тут же испарившейся как небывало. огромное тело твари дёрнулось и изогнулось в смертельных судорогах, а мозг просто испарился от температуры, более подходящей для центра звезды, лестницы болезненно заворчали. Мисс Уизли отпрыгнула с площадки, чтобы не быть раздавленной падающим телом. С ужасающим треском и скрипом целый лестничный пролёт вылетел из своих креплений когда тело огромной змеи свалилось на пол Входного Зала осыпаемое дождём из осколков камня и кусков разбитой лестницы. Звук от чудовищного удара прокатился по замку, а древний змей извернулся в последний раз, а потом недвижно опал и на его блестящую чешую стала медленно оседать пыль.
  
   ***
  
   Внезапный и шумный грохочущий рёв заставил всю столовую утварь на длинных столах большого зала задрожать на своих местах. В наступившей за этим в зале полной тишине казалось можно услышать звук, с которым оседает на пол каждая пылинка. Затем все присутствующие в зале студенты и учителя переглянулись друг с другом и взгляды их всех не сговариваясь скрестились на огромном и прежде всего пустом кресле за главным столом.
   Дамблдор встал и постучал по кубку вилкой, дабы привлечь всеобщее внимание. Он уже открыл было рот, дабы успокоить всех в зале и попросить сохранять спокойствие когда раздался ужасный крик, резонирующий казалось даже где-то во внезвуковом диапазоне, он выражал раздражение, ярость, бездонную злобу и прежде всего неутолимый голод. Это был звук от которого холодеет кровь даже в самых храбрых сердцах. Он длился и длился и ему казалось не будет конца.
   Дамблдор содрогнулся и холодный пот пробежал у него по спине от нечеловеческого и зловещего звука. Когда он снова смог говорить он быстро восстановил порядок в рядах напуганных и паникующих студентов. Взяв с собой Флитвика и спраут он подошел к главным дверям зала. Снейп типично не присутствовал. Дамблдор мог только надеяться, что где бы ни был Мастер Зельевар, он в порядке и сейчас останавливает Кэрроу пока тот не сделал нечто поистине катастрофическое. Он уже начал жалеть, что поощрял их дружбу.
   Быстрое заклинание заставило вековой дуб дверей временно стать прозрачным и открыло их глазам картину хаоса и разрушений. Куски каменной кладки и лестничных пролётов хаотично валялись вокруг мёртвого тела самой большой змеи, которую кто либо из них когда либо видел. Её чёрная чешуя покрылась пылью и кусками грязи. А над всем этим на лестничной площадке второго этажа в обрамлении разноцветных вспышек шел бой между могучими соперниками.
   Дамблдор, Флитвик и Спраут обменялись взглядами. От такого боя им всем хотелось бы держаться подальше.
  
   ***
  
   Кэрроу проигнорировал яростные крики исчадия от потери своей игрушки, вместо этого он попытался подобраться к нему так близко как только возможно, а затем послал импульс психической энергии в Пургатус. Руны на цепи засветились и ожили и священный инструмент, соскользнув с торса, ударил по твари перед ним. Тело девочки было сравнительно неуклюжим и его попытки избежать цепи были просто смехотворны. Его яростные крики изменились и стали криками жуткой боли, когда благословленная цепь сжалась вокруг крохотного тела мисс Уизли, пленившего его и начала жечь ей кожу благословенным святым прикосновением.
   Держа свой силовой посох перед собой Кэрроу начал читать молитвы Богу-Императору, прося того очистить и укрепить. Яркий огонь окутал светящейся череп-навершие посоха, он начал двигаться и даже немного подпрыгивать на месте, глазницы его засеяли нереальным синим светом, холодным и безжалостным. Одной мыслью он заставил извивающийся Пургатус Святого Серафима пройти сквозь тело мисс Уизли, словно оно состояло из дыма. Её маленькое тело упало на пол, без сознания, и одновременно мерзость, все эти месяцы устроившаяся в ней, как дома, обнаружила себя, появившись на свет.
   Форма противоестественной твари была слегка разфокусированна, вроде она есть... а вроде и нет. Его кроваво красная плоть переливалась подобно воде, пытаясь избежать Пургатуса. Множественные сине-зелёные глаза, по разрезу навроде козлиных со злобой смотрели на него холодные, голодные и определённо нечеловеческие. Рот его открылся невероятно широко и стал извергать грязные, развратные слова, нереальные слова уничтожающие разум и развращающие слабых. Кэрроу презрительно, с вызовом ухмыльнулся, совсем не впечатлённый этим порождением Варпа, сильный в своей вере в Бога-Императора и преданный долгу перед человечеством.
   - Северус! Сейчас! - выкрикнул он профессору. Едкий в обычных условиях человек встряхнулся, развеивая свой ступор; жуть, с которой он столкнулся, заставила его выдержку трещать по швам. Взяв себя в руки, он побежал вперёд, пригибаясь и изо всех сил сосредоточившись на задаче подобрать девочку Уизли и доставить её в безопасность, постоянно напоминая себе, что Кэрроу надёжно удерживает это... чем бы оно ни было. Он подхватил маленькое детское тело и побежал, не оглядываясь, к относительной безопасности лазарета.
   Исчадие удвоило свои усилия пытаясь сбежать, когда увидело что его сосуд уносят в безопасность, крики его стали ещё яростнее и страшнее.
  
   ***
   Яростные и зловещие крики снаружи зала стали ещё более пронзительными и невыносимыми, перемешанные с отвратительными звуками, заставляющими любого кто услышит их содрогнуться в отвращении. И заглушающие чары совсем не помогали против них. Дамблдор оглядел Главный Зал со своего места у дверей, это была потенциальная катастрофа так как большинство студентов уже кричали и отшатывались от звуков, многие паниковали, большинство было в слезах.
   - А почему бы нам всем вместе не спеть школьный гимн? - предложил Флитвик, однако обычная жизнерадостность в его колосе в этот раз звучала как-то натянуто.
   Дамблдор уже открыл рот, чтобы отклонить это глупое предложение, но потом ещё раз над ним подумал...
   - Что за прекрасная идея, Филиус, - объявил он. Яркая вспышка взлетела в воздух с громким, резонирующим звуком, привлекая всеобщее внимание.
   Итак, все, думаю сейчас самое время спеть школьный гимн. Все пойте на свой любимый мотив! - он взмахнул палочкой в такт первым строчкам гимна, - и, начали!
   По началу песня лилась напряженно, но когда студенты поняли, какой терапевтический эффект оказывает пения, то петь от всей души стали даже самые не любящие петь слизеринцы. Близнецы Уизли скастовали сонорус и затянули в унисон на мотив Иерихона.
   Это было одно из самых вдохновенных исполнений школьного гимна за всю историю Хогвартса.
  
   ***
  
   Кэрроу снова начал кастовать, игнорируя отчаянные метания твари в его путах, синее пламя льющееся от его силового посоха стало ещё более концентрированным когда он собрался с силами. Перехватив посох как кинжал, когда тот уже так интенсивно светился очищающим огнём, что за всполохами его и не было видно, он воткнул его прямо в сердце воющему исчадию.
   Горящий посох пробил тварь насквозь. Оно крикнуло в последний раз и нечеловеческий крик его был полон отчаяния, злобы и ненависти. Тело порождения варпа начало светиться всё ярче и ярче по мере того как оно уничтожалось, изгоняясь туда, откуда и явилось. Звуковая волна от его последнего крика прежде чем оно наконец исчезло была такой мощной, что отбросила Кэрроу на пару шагов. Силовой посох и Пургатус ещё пару секунд повисели в воздухе, прежде чем со стуком опасть на пол. Кэрроу вытер маленькое пятнышко крови, выступившей из носа; побочный эффект нахождения поблизости от места предсмертных мук твари. Призвав Пургатус и посох обратно он направился в больничное крыло. Пургатус привычно обвился вокруг его торса.
   Мисс Уизли нужно было проверить как можно быстрее на признаки порчи. Она всё-таки была сосудом для твари из варпа один Трон знает сколько времени. Если бы он мог поступать так как хотел, он бы выстрелил ей в голову и сжег бы тело. К сожалению, непомерная чувствительность Волшебного Мира не допускала таких действий, и даже не понимала их необходимости. Чем скорее он получит полный контроль над ним, тем лучше.
  
   ***
  
   Мадам Помфри была в ярости, Снейп ввалился в больничное крыло с бессознательным студентом на руках. Его обычный внешний вид был полностью испорчен, слёзы катились по щекам, а тело неконтролируемо дрожало. Бедняга не мог говорить, он успел только указать на Мисс Уизли, прежде чем свалиться на одну из кроватей и невидяще уставиться в одну точку.
   Она сделала что могла для бедной девочки прежде чем позаботиться о Северусе, влив в него успокоительное и устроив его поудобнее. Она как раз заворачивала в одеяло теперь напоенного успокоительным мужчину, когда двери в больничное крыло рывком открылись и вошел Кэрроу во всём своём мрачном великолепии, кожаная ряса развивалась вокруг его лодыжек, а в руке был силовой посох.
   _ Этот проклятый человек, - выркнула она себе под нос и поднялась, готовая встретить его и любые неприятности, которые он собирался причинить. Она что-то возмущённо пролепетала, когда он, абсолютно игнорируя её, подошел к кровати мисс Уизли.
   Кэрроу посмотрел на маленького ребёнка лежащего на постели, бледную и недвижимую. И только ровный звук бьющегося сердца показывал, что она жива. Он должен убедиться, что она свободна от скверны; он должен быть абсолютно уверен. Он конечно всё ещё предпочёл бы убить её и сжечь тело. Тяжело вздохнув над трудностями жизни, свалившимися на него он потянулся своим разумом в поисках чего-то, тени, намёка, всего, что исчадие могло оставить в ней.
   Осторожный осмотр не выявил ничего очевидного, но всё же, скверна коварна и лжива и может надолго затаиться в тёмном уголке прежде чем снова начать сеять хаос и разрушения. Если он собирается оставить девочку в живых, ему нужно быть абсолютно уверенным. Он потянулся своим разумом глубже в варп, осторожно, ибо лучше многих был осведомлён об опасностях, таящихся в нём. Он ощутил успокаивающее присутствие Бога-Императора за горизонтом и повернувшись к нему начал молить о успешном очищении мисс Уизли. Вдруг ощущение присутствия Бога-Императора двинулось к нему из-за горизонта и накрыло его.
  
   ***
  
   Мадам Помфри просто бушевала, видя поведение Кэрроу и уже подошла к нему сзади, готовая как следует его обматерить, когда концентрация магии в больничном крыле стала просто невероятной. Волосы у неё на руках встали дыбом, а воздух стал вязким будто перед грозой.
   - Что... - начала она.
   Кэрроу повернул к ней голову, вот только на неё смотрел не Кэрроу, глаза его сияли золотым светом и нереальной мощью, нехарактерный изгиб губ, да и ещё целая туча Мерлин знает каких отличий, и он... подмигнул ей. Помфри так и встала с открытым ртом, а он повернулся у мисс Уизли и нежно положил свою, ну то есть руку Кэрроу ей на голову, золотое сияние разлилось из-под его огромных пальцев, медленно поглотило всё недвижимое тело Джинивьеры Уизли.
  
   ***
  
   Кэрроу моргнул, обнаружив, что до сих пор стоит в ногах кровати Мисс Уизли, чувствовал он себя так, словно только что бегал наперегонки с Бэйнблейдом, а перед глазами его плясали чёрные точки. Пошатнувшись он обнаружил позади себя медичку в шоке смотрящую на него круглыми глазами и с открытым ртом, предоставляя ему прекрасную возможность полюбоваться на свои дёсны, хотя если честно он мог бы прожить и без этого. Он отошел на шаг от кровати и чуть не упал; чудовищными усилиями стараясь сохранять вертикальное положение. Покосившись поверх невесть откуда взявшихся чёрных точек, он увидел как в больничное крыло ввалились несколько преподавателей. Дамблдор, Флитвик, Хуч и Хагрид стояли в ряд у дверей и смотрели на него так, словно у него выросла вторая голова. Он даже осторожно проверил не случилось ли подобного, но нет, не случилось. Он потрёс головой, стараясь избавиться от раздражающих чёрных точек, вторгшихся в его поле зрения но эта попытка с треском провалилась. Они вдруг слились в одну, горизонт внезапно скакнул к нему и он провалился во тьму.
  
   ***
  
   Двадцать четыре часа спустя в кабинете мадам Помфри состоялся спешный консилиум. Большую часть этого времени больничное крыло прямо таки осаждала студенческая масса, дом за домом они приходили за успокоительными и снотворными, а затем расходились по своим гостиным. В самом же больничном крыле в данный момент были заняты всего две койки: одну занимала всё ещё не пришедшая в сознание Джинивьера Уизли, а другую Кэрроу. Снейп сегодня утром до такой степени оклемался, что смог покинуть больничное крыло и продолжить присматривать за своими студентами. У бедняги были ужасные кошмары и мадам Помфри напоила его Зельем Сна Без Сновидений.
   - Что произошло? - спросил её истощённый Дамблдор, глядя на неё усталыми глазами с большущими тенями под ними. Если честно, то Помфри и сама не была до конца уверена даже в своём собственном состоянии после вчерашних событий в больничном крыле. Сначала вваливается Кэрроу, как ни странно в форме, и вот он уже падает от истощения, а что было перед этим? Тайна покрытая мраком.
   - Боюсь нам придётся подождать, - вздохнула Помфри. - У меня не больше информации чем у вас по поводу вчерашних событий, Северус молчит, так что придётся ждать, пока проснётся эта огромная туша.
   Дамблдор вздохнул себе под нос; он провёл бессонную ночь, убеждаясь в том, что Входной зал снова в структурной целостности и безопасен для использования. С помощью замковых домовых эльфов беспорядок быстро убрали, однако полный ремонт завершится только к концу лета.
   - Когда... когда мистер Кэрроу может прийти в себя, - напряженно спросил он, боясь ответа.
   Мадам Помфри посмотрела на него с ухмылкой. - Кто знает... может через день или около того. - Если учесть сколько магии он пропустил через себя вчера, это чудо что он до сих пор жив, а не представляет из себя обугленный труп. Она пристально посмотрела на занятые койки. К одной из них подошла маленькая группка рыжих, навещающих юную Джинивьеру Уизли, мальчики наконец дождались прибытия в замок их матери; кровать же мистера Кэрроу была окружена занавесом, чтобы дать ему некое личное пространство и спрятать его от любопытных глаз.
   - Это чудо что он ещё жив, - повторила она повернувшись к директору. - Я в шоке что он не представляет из себя обугленный труп.
   Директор униженно кивнул. Нет, сам Кэрроу ему не нравился, но он определённо не желал ему смерти... главное чтобы он был где-нибудь очень и очень далеко.
  
   ***
  
   Кэрроу моргнул глазами, разгоняя последние следы бессознательности. Над ним был знакомый белый потолок Хогвартсовского Апотикария. Крохотная и надо признать довольно ребяческая часть его надеялась, что это всё был странный сон и что он проснётся в своей каюте на борту"Копья Возмездия". Но этому не суждено было сбыться.
   Он попытался сесть но тут его накрыла такая мощная волна истощения, что он пошатнулся. Он удивился, но тут до него дошло; очищение мисс Уизли, к нему потянулся Бог-Император. У него появилось ощущение, что ему повезло, что он жив. Сейчас он ощущал себя так, словно на него наступил Титан. Он яростно поскрёб лицо; он ненавидел чувствовать себя больным. Проводя рукой по голове он замер. обычно он предпочитал быть гладко прилизанным, но тут его пальцы наткнулись на локоны мягких и даже пушистых волос не желающих укладываться несмотря ни на что. Этот... кто-то аккуратно избавил его от всех следов масла для волос. Кэрроу побагровел.
  
   ***
  
   Дамблдор и Помфри вместе попивали чаёк и беседа их постепенно перетекала на всё более весёлые темы, когда произошло это. По больничному крылу разнёсся рокочущий звук, похожий на крик раненного мастодонта, заставивший задрожать все окна и разные стоящие объекты.
   Дамблдор и Помфри обменялись взглядами держа чайные чашки в руках. Дамблдор вздохнул, - Похоже спящий Левиафан проснулся.
   - Знаете, а мне он больше нравился пока был без сознания, - пробурчала мадам Помфри.
  
   ***
  
   Помфри испустила глубокий вздох облегчения, проходя мимо семейства Уизли, собравшегося вокруг кровати маленькой Джинни. Юная леди наконец-то пришла в себя прошлой ночью и похоже пережила свой опыт общения с Кэрроу не самым худшим образом. Даже сейчас она весело общалась с родителями и хихикала над шутками близнецов. Только чтобы убедиться, Помфри решила продержать её в больничном крыле до завтра на всякий случай.
   Другой нынешний обитатель больничного крыла тоже собирался уходить и сейчас приводил себя в порядок в ванной. Для неё будет таким облегчением наконец избавиться от него. Без сомнения, Кэрроу был самым худшим пациентом о котором она когда либо имела несчастье заботиться. Легко впадающий в скуку, непривыкший к длительной неактивности и непривыкший чувствовать себя больным, великан то и дело ныл, дулся и требовал её постоянного внимания и при этом он в добавок был воинственным любителем спорить. А когда Снейп в добавок привёл в отделение его домашнюю вампиршу, Помфри вообще была готова вырвать на себе все волосы, юная леди была, очевидно, больна на голову и страдала каким-то извращённым чувством жалости к Кэрроу из-за того, что тот взял её под крыло. Маленькое создание хвостиком ходило за ней по всему больничному крылу куда бы она не пошла, пока Кэрроу бездельничал. Помфри просто выматывал этот человек и все те странности, которые он похоже притягивал как магнит, и она очень надеялась, что этот ужасный человек больше никогда не появится у её дверей в качестве пациента.
   Тот самый человек, занимающий сейчас её мысли, вышел из ванной в больничное крыло плечом вперёд, облачённый в свою кошмарную вариацию на тему военной формы, ну знаете, кожаные эполеты, черепа, цепи и прочее. Члены семьи Уизли ранее с ним не встречавшиеся уставились на него в ужасе и восхищении, в то время пока угрожающе выглядящий великан вносил последние доработки в свою внешность, сдувая несуществующие пылинки и удостоверяясь, что его причёска в полном порядке, в аккуратно зализанном назад состоянии.
   Близнецы Уизли обрадовались, увидев их самого любимого профессора всех времён и улыбнувшись хором спросили. - Вы в порядке, профессор Кэрроу?
   Кэрроу одарил их лёгкой улыбкой. - В полном, - пророкотал он.
   Старшие Уизли подпрыгнули от удивления и обменялись неуверенными взглядами. Директор бы не допустил этого человека до обучения детей, если бы не считал его абсолютно безопасным... Так ведь?
   Кэрроу с интересом посмотрел на два незнакомых лица. Это должно быть были родители Уизли. Он помнил мать, которую встретил много лет назад отправившись на локомотив терминус, чтобы сесть на школьный поезд. Тогда она казалась огромной, а сейчас едва доставала ему до нагрудника. Неужели он когда-то был таким маленьким? Увидев, что мисс Уизли в сознании и видимо способна контролировать свои действия он остался доволен. Теперь она была свободна от демона, она возможно окажется полезной, и было бы неплохо сохранить на неё своё влияние, когда она вырастет; за ней определённо стоит приглядеть, а пока что нужно провести последнюю проверку. Он обошел пялящихся на него родителей Уизли. Открыв своё внутреннее око он снова осмотрел маленькую девочку. Никаких следов скверны в ней похоже не было. Однако он ясно видел, что к ней прикасался Сам Бог-Император. Никакая скверна не могла пережить настолько чистого прикосновения. Удовлетворённый тем что с ней всё в порядке он отпрянул и открыл глаза, возвращаясь в материальный мир.
   Маленькая девочка робко ему улыбалась. - Э, я... я свободна от этого? - с надеждой спросила она.
   Кэрроу легонько кивнул. - Ты, похоже освободилась от скверны исчадия.
   - Но... - спросила она почуяв недосказанность.
   - Но никогда нельзя быть до конца уверенным. Лучше быть... осторожным, - закончил он, довольный тем, что она хоть немного начала понимать ситуацию.
   Джинни опустила взгляд, комкая пальцами больничное одеяло, а затем снова подняла взгляд на своего огромного спасителя. - Было бы лучше если бы я умерла, не так ли?
   Кэрроу был слегка впечатлен. Люди в большинстве своём не хотят умирать, но видеть такое принятие своей судьбы в глазах ребёнка... она понимает. - Ситуация стала бы немного... проще если б я тебя убил.
   Джинни понимающе кивнула.
   Неспособные больше сдерживаться, перепуганные родители Уизли взорвались.
   - Да что вы о себе возомнили?
   - Вы ужасный человек, вас нельзя подпускать к детям!
   - Никто никогда не говорит о смерти...
   - Да что во имя Мерлина здесь происходит?
   - Джинни, что... что случилось?
   Джинни подняла взгляд на отца уже готовая расплакаться. В моих школьных вещах был небольшой дневник, когда я вернулась из Косой Аллеи прошлым летом. Я подумала... подумала что вы купили его мне как небольшой подарок к школе. Я... начала в нём писать и... он писал мне в ответ, - закончила она почти шепотом.
   Кэрроу почувствовал что хочет подойти к ближайшей стене и как следует побиться об неё головой. Он ведь знал, что должен был быть внешний1 источник, но книга... просто и гениально; маленький, часто встречающийся объект, который легко спрятать. Кто заподозрит студента, если застанет его записывающим что-то в чём-то похожим на блокнот?
   - О, Джинни! -миссис Уизли открыла рот от ужаса.
   - Джинни, разве я тебе всё про это не рассказывал, да и всем остальным тоже, - вмешался мистер Уизли и все его дети внимательно посмотрели на него, - не доверяй ничему, что видимо может думать самостоятельно, если только не видишь, где находятся его мозги. В нашем мире полно очень Тёмных и очень опасных артефактов.
   Отец девочки, судя по наблюдениям Кэрроу был на грани истерики, он ещё раз обдумал данный им совет. Совет был восхитителен, однако в нём был недочёт.
   - Также существует множество людей и существ, с которыми тебе следует вести себя осторожно, - вмешался он от чего старшие Уизли подпрыгнули. - Мисс Уизли, а когда дневник появился в ваших вещах, вы не заметили ничего странного? К вам никто не подходил? Ничего странного не происходило? - надежда, что девочка что-то вспомнит была слабой, но он всё же решил попробовать.
   Джинни задумчиво посмотрела на свои пальцы. - О! - наконец воскликнула она и бросила на него острый взгляд. - Была драка с Люциусом Малфоем!
   Кэрроу вопросительно приподнял бровь.
   - Папа и мистер Малфой сцепились во "Флориш и Блотс", - продолжила она. Мистер Уизли заворчал от смущения а лицо его стало красным, миссис Уизли посмотрела на него.
   - Да, я вспомнила, они столкнули на пол мой котёл, в котором были школьные книги, потом Мистер Малфой поднял одну и сделал комментарий по поводу её поношенности и отдал мне, - она сделала паузу, а выражение её лица снова стало задумчивым, - кажется... дневник появился в моих вещах после этого, я не помню, чтобы видела его там раньше.
   Улыбка Кэрроу стала акульей; ему осталось набрать ещё чуток доказательств, прежде чем он сможет действовать; хотя иногда подозрение в преступлении почти также хорошо, как и действительное преступление. В хранении одержимых объектов и связях с демонами, Малфой подписал себе смертный приговор, осталось только дождаться нужного времени и возможности.
   - Спасибо, мисс Уизли, вы мне очень помогли, - промурлыкал великан.
   Уже решив уходить он почувствовал, что кто-то держит его за рукав, опустив взгляд он увидел отчаявшегося мистера Уизли, требующего ответов.
   - Извините, но... что случилось? - спросил обеспокоенный отец. Директор не смог ответить на многие наши вопросы, а вы похоже знаете больше...
   Кэрроу посмотрел на худощавого, рыжеволосого человека с залысинами в волосах, слегка потрёпанной одежде, усталого и обеспокоенного. Сколько он должен им рассказать? Сколько они смогут вынести?
   По мере того как он осторожно начал им рассказывать о событиях прошедшего года, лица семейной четы Уизли всё более серели от ужаса описываемых им событий. Возможно он немного переоценил их возможности к восприятию или может тут сыграла роль родительская забота о потомстве. Он первый признавал, что уж кто, кто а он точно не был экспертом в человеческой психологии.
   Звук открывшейся двери в больничное крыло отвлёк его от созерцания страданий Уизли. Он увидел как в дверь входит Снейп, а следом за ним Наташа. Он встал чтобы поприветствовать его. Наташа как всегда была рада его видеть и сразу же пристроилась с ним рядом, положив свою крохотную ручку в его огромную ладонь. Снейп с другой стороны был закрыт и несчастен., стоя скрестив руки на груди и пряча взгляд за длинными прядями волос.
   - Северус, - промурлыкал Кэрроу. Чёрные глаза уставились на него. Кэрроу ещё раз проверил мужчину на признаки скверны, он конечно был уверен, что зельевар не вступал в физический контакт с исчадием, но в таких вещах никогда нельзя быть абсолютно уверенным. На обычно скрытного и сдержанного человека похоже сильно повлиял недавний опыт и последующий эмоциональный всплеск. Кэрроу почувствовал, что ему необходимо что-то сделать, чтобы восстановить нормальное душевное состояние и поведение этого человека.
   - Северус, - начал Кэрроу, - я видел как закаленные во многих боях ветераны приставляли пистолеты к виску и вышибали собственные мозги, столкнувшись с исчадием, подобным тому, что недавно обитало в мисс Уизли. - Тебе нечего стыдиться.
   Снейп посмотрел на него округлив глаза и открыв рот, будто собирался что-то сказать.
   - Если бы тебя со мной не было, мне пришлось бы убить мисс Уизли. Именно благодаря твоей отваге и силе воли, она до сих пор жива.
   Снейп покраснел, что на взгляд Кэрроу выглядело забавно. - Спасибо, - наконец прошептал он.
   Увидев возможность повеселиться он вытолкал Снейпа к трясущемуся семейству Уизли. Наташа хвостиком следовала за ним.
   - Миссис Уизли, - объявил Кэрроу заставив трясущуюся женщину подпрыгнуть. - Профессор Снейп лично спас жизнь вашей дочери. - Если бы не его отвага и храбрость, я был бы вынужден забрать жизнь Джинивьеры, - от сделал паузу, - я едва не потерял контроль.
   Огромная благодарность в глазах старший Уизли, а тем паче направленная на него, привела Снейпа в ужас. А Кэрроу ухмыльнувшись растворился на заднем фоне.
   Мистер Уизли с энтузиазмом тряс его руку едва сдерживая слёзы, а затем миссис Уизли распахнула руки и заключила его в костедробительные объятия, всё это время продолжая всхлипывать, он стал нервно похлопывать её по плечам. Даже дети Уизли подошли к нему улыбаясь и благодаря. У него появилось ужасное предчувствие, что Уизли теперь считают себя в долгу перед ним и теперь ему ни в жисть не избавиться от этих чрезмерно эмоциональных гриффиндорцев.
   Когда Кэрроу собирался уже покинуть апотекарий, ухмыляясь себе под нос, его задержала мисс Уизли. Маленькая девочка мрачно посмотрела на него. - Если нечто подобное снова случится со мной, пожалуйста, убейте меня. Не думаю, что во второй раз я это переживу.
   Кэрроу смерил взглядом ребёнка. - Мисс Уизли, если нечто подобное произойдёт вновь, - серьёзно ответил он, - я Вас убью. даю вам слово.
   Маленькая девочка улыбнулась ему облегчённо и счастливо, а затем быстро обняла его прежде чем вернуться к родителям и смущённому и раздосадованному Северусу Снейпу.
  
   ***
  
   Люциус Малфой направлялся в Школу Хогвартс, намереваясь докопаться до самого дна тех таинственных и странных событий, о которых ему сообщил сын.
   К его немалому удивлению за все те месяцы перед рождеством в школе произошло всего два необъяснимых случая; а все остальные события можно легко списать на того самого Аллесандра Кэрроу. Драко добросовестно сообщил о странном исчезновении Гилдероя Локхарта и о временном назначении на пост преподавателя ЗОТИ Кэрроу, затем его письма резко сбавили тон, став формальными и пространными. В то время как Крэбб и Гойл воодушевлённо писали домой сказки про убитых ими акромантулов, получение баллов за технику убийства и прочее подобное невероятное враньё, послания же от Драко были спокойны и сравнительно тихи. Что же так кардинально повлияло на поведение его сына? Ещё одна загадка, однако он сильно подозревал, что ответ на неё выведет на Кэрроу.
   Ах да... Кэрроу. Похоже идея с отравлением с треском провалилась. Хотя ему до сих пор трудно было поверить, что нечто столь опасное как Дыхание Мордреда, может вызвать у человека всего лишь лёгкую боль в животе. Похоже обычные методы просто отказывались на нём работать, значит скорее всего не подойдут и люди, которых можно нанять в Ноктюрн Аллее. Люциус тяжело вздохнул; любые другие действия будет очень тяжело представить как случайные события. Ну почему жизнь вдруг стала такой сложной?
   Всего через несколько дней специальный закон этого великана пройдёт последнее чтение и его признают взрослым по закону. Люциус был неуверен, что и думать по этому поводу; с одной стороны у него скоро появится достойный оппонент, разбирающейся в политике не хуже него, но с другой стороны, нужен ли ему политический противник, разбирающийся в политике не хуже него и со своими собственными целями. Он очень сомневался, что Визенгамот будет достаточно просторным для них обоих.
   Когда он резко постучал в главные ворота замка он пришел к заключению, что то, что произойдёт в течении следующих нескольких месяцев сильно повлияет на политику всего Британского Волшебного Мира.
  
   ***
  
   Войдя в мкабинет директора, Люциус придирчиво осмотрел царящий там обычный кавардак, создаваемый множеством столиков на которых стояли разнообразные магические приборчики. Люциус был вполне уверен, что большинство из них вообще бесполезны. Ближайший к нему, похожий на помесь вилки с китайскими ветряными колокольчиками сейчас усердно подсчитывал количество пылинок в воздухе, а вон тот, в нескольких ярдах слева, похожий на взорвавшийся планетарий скорее всего был детектором Тёмной Магии. Присутствие этой штуки в кабинете делало Дамблдора очень трудным клиентом; может он и гриффендорец, но думать может так, что большинство слизеринцев удавились бы от зависти. А вот и сам хозяин всего этого, сидит за столом и как всегда играет роль доброго дедушки. Люциус в шоке моргнул; дед выглядел так, словно постарел разом лет на сорок, видимо длительные контакты с Кэрроу плохо сказались на его здоровье. Переборов шок, Люциус приступил к выполнению плана.
   - Ах, директор, - промурлыкал Люциус. - До правительстпа дошли сведения о некоторых весьма опасных... инцидентах, произошедших в школе в этом году. Некоторые из нас начали ставить под сомнение вашу компетентность.
   Дамблдор задумчиво поглядел в потолок. В этом году в школе действительно произошло много прискорбных событий. Большинство из них учинил Кэрроу, а в те которые он не учинял он очень эффективно вмешивался, или если точнее вляпывался. Однако, Директор содрогался при мысли о том, что бы произошло, не окажись рядом этого назойливого человека. Интересно узнать, которые из них имеет в виду Люциус.
   - Боюсь, Люциус вам придётся освежить мою старческую память. О каких инцидентах конкретно вы говорите?
   Люциус нахмурился. Он был уверен, что директор точно знает о чём он говорит. - Окаменения перед Рождеством если вам нужна конкретика. Семьи студентов очень обеспокоены их состоянием.
   Дамблдор хмыкнул себе под нос. Значит Люциуса интересуют события, которые, как доказал Кэрроу, напрямую связаны с Джинивьерой Уизли и проклятым дневником, оказавшемся среди её вещей в начале года.
   - Не более чем пара магических неприятностей.- Мы быстро разобрались в ситуации, Люциус, и замешанные в них студенты очень скоро вернулись к занятиям, -успокаивающе улыбнулся Дамблдор своему гораздо более молодому собеседнику, которого такой ответ явно не обрадовал.
   - Как... - начал Люциус, но Дамблдор поднял руку, останавливая его. - Мистер Кэрроу очень нам помог в обоих случаях и быстро нейтрализовал весь ущерб.
   - А зачинщик? - вклинился Люциус.
   - С ним разобрались, - просто сказал Дамблдор. - Если хотите узнать больше, рекомендую спросить у мистера Кэрроу.
   Настоящего торжества в выражении лица директора было для Люциуса достаточно, чтобы почувствовать себя не в своей тарелке. Да что вообще здесь творится?
   - А раз уж мистер Кэрроу лично здесь присутствует, то почему бы вам не спросить его самому? - продолжил директор, сладенько улыбаясь и жестом указывая куда-то справа от Люциуса. Он взглядом проследил за жестом и глаза его расширились, когда его мозг осознал присутствие рядом мрачного и задумчивого Аллесандра Кэрроу. Он готов был поклясться что этого человекка не было в помещении когда он прибыл, и никаких иллюзорных чар он тоже не ощутил, но как... он собрался.
   - Мистер Кэрроу, - кивнул Люциус, вежливо приветствуя его.
   Кэрроу чуть склонил голову так и не сводя глаз с блондина, выражение его лица было хищным.
   - Знаете, пару недель назад ко мне подходили чиновники из правительства и жаловались на запугивания и угрозы, а ещё на неуверенное голосование, - в задумчивости сказал Дамблдор смотря в окно своего кабинета и поигрывая пальцами.
   - И как же интересно... игрушка этого вашего Тёмного Лорда попала в замок, - продолжил Кэрроу своим неестественно глубоким, но холодным и твёрдым голосом.
   Люциус уставился на великана, испуганный несмотря на все свои усилия.
   - Но не волнуйтесь, - продолжил Кэрроу улыбаясь и глядя на Люциуса сверху вниз будто тигр.
   - Проклятый объект был быстро уничтожен.
   И это тоже было правдой. Как только Кэрроу изгнал тварь из варпа, дневник объяло пламя от чего была уничтожена кровать Джинивьеры Уизли, её школьная сумка и несколько других личных вещей. Хорошо что других студентов в этот момент рядом не было.
   - Так что как видите, - продолжил Дамблдор, - ситуация была разрешена удовлетворительно и теперь совершенно не о чем беспокоиться, - закончил он с сияющей улыбкой посверкивая глазами.
   - Почему бы мне не проводить вас до главных ворот, мистер Малфой, - спросил Кэрроу, - такая жалость что вы в пустую совершили свой вояж.
   У Люциуса не было выбора кроме как согласиться и позволить Кэрроу проводить себя по школе до главных ворот, попутно обсуждая с ним министерскую текучку и возможные темы будущего заседания Всзенгамота. Когда они дошли до ворот, гигант протянул Люциусу руку. Не ыидя в этом ничего плохого, тот пожал руку великану, стараясь не дрожать под холодным взглядом и жестокой улыбкой, а за тем аппарировал прочь.
  
   ***
  
   В редкий( для нынешних дней ) момент душевного подъёма, Дамблдор танцевал по своему офису, напевая " на цыпочках вокруг тюльпанов", немилосердно фальшивя на высоких нотах, к вящему неудовольствию разных портретов в комнате, в данный момент выкрикивающих оскорбления и делающих неприличные жесты в сторону беспечного старика. Но Дамблдор был слишком счастлив, чтобы это заметить. Специальный закон Кэрроу наконец-то принят, а сам Кэрроу наконец-то переехал в "Берлогу", забрав с собой и Наташу и этого проклятого охранного голема; с его уходом вся атмосфера в замке похоже стала ярче, радостнее и веселее. Когда дражайшая Минерва ворвалась в помещение он просто схватил её и закружил в вальсе по кабинету.
   - Альбус! - отчаянно крикнула Минерва, пытаясь привлечь внимание гиперактивного директора, - Люциус Малфой умер!
   На кабинет опустилась внезапная тишина, такая что можно наверное было расслышить звук падения булавки. Альбус недоверчиво уставился на своего заместителя открыв рот, хорошего настроения как небывало.
   - Как? - спросил Альбус, подозревая заговор.
   - Ну, вызванный из Мунго целитель, постановил что от естественных причин, а именно от сердечного приступа, - нахмурившись сказала Минерва, - вот только мы все знаем, что волшебники обычно не умирают от сердечных приступов.
   Директор кивнул, было общеизвестным фактом, что магия защищает их от целого спектра обычных болезней, забирающих жизни многих маглов, включая и сердечные приступы. У них конечно вместо этого есть целый сонм других болезней, опасных для магов но безопасных для обычных людей, но это к делу не относится. Кто последний видел Люциуса? Они ведь могут так никогда... и тут до него дошло; из окна своего кабинета он видел, как Люциус пожимает руку Кэрроу.
   - Он делает свои первые ходы, - прошептал Дамблдор.
   - Кто? - спросила Минерва.
   - Кэрроу, - прошипел Дамблдор у которого от ужасного предчувствия заломило кости.
  
   ***
  
   Эту летнюю сессию Визенгамота отложили, чтобы почтить папмять почившего Люциуса Малфоя. Каждый член правительства вставал и говорил свою долю соболезнований пока они не дошли до самого нового члена.
   Облачённый в чёрную Визенгамотскую мантию он представлял из себя импозантное и пугающее зрелище; кто-то пытался настоять чтобы его мантия была красной как и у всех остальных, но потом все не сговариваясь решили, что в случае с Кэрроу можно сделать исключение.
   Кэрроу вежливо склонил голову в сторону Нарциссы Малфой, - могу я выразить соболезнования вам и вашему сыну в связи с безвременным уходом Люциуса Малфоя.- Его смерть, большая утрата для Волшебного общества этой страны.
   Нарцисса Малфой благосклонно приняла соболезнования новейшего члена Визенгамота и поинтересовалась у него, что он знает по поводу смерти её мужа. Хотя этого лучше было бы и не знать.
   Дамблдор нервно следил за всем этим; он был уверен, что Кэрроу уже начал воплощать свои планы. Оставался только один вопрос. Выживет ли Волшебный Мир Великобритании?
  
   ***
  
   Тот самый профессор физики опять сортировал почту, помня о почти еженедельных рапортах от этого безумного инквизитора, и почему-то из Шотландии. Он до сих пор решал, что же с ним делать, пока он не причинил слишком много разрушений. Сейчас он похоже концентрировал в своих руках столько экономической власти сколько возможно, в основном на западных и соседних с ними рынках. От мысли о том, что он планировал сделать в дальнейшем, волосы вставали дыбом.
   Вдруг на угол стола из кучи приглашений на лекции выпал конверт. Профессор физики почти застонал, однако когда он взял конверт его чувства сменились озадаченностью. Это была не обычная кирпичеобразная хреновина от Кэрроу, на этот раз написавший даже написал на внешней стороне адрес.
   Кому: Богу-Императору
   Куда: CERN, Женева, Швейцария
   Надеюсь, что это письмо дойдёт до вас.
   И всё это написано лиловыми чернилами. Он уже хотел было выбросить письмо в кучу к дурдомным письмам только за это, но конверт был пергаментным в добавок на нём была психическая подпись, а также следы обеспокоенности и стресса. Поколебавшись он открыл конверт. Письмо внутри было написано лиловыми чернилами на официальном бланке... "Школы Колдовства и Магии Хогвартс". Он никогда не слышал о таком месте, школа для... возможно псайкеров, чтобы её поддерживать потребуется целая культура псайкеров, надёжно скрытая от посторонних глаз. Он тут концентрируется на захватывающих научных достижениях, ведущих человеческую расу в будущее, и вдруг оказывается что есть целая общность людей, совершенно им неохваченная.
   Тон письма был слегка истеричным; писавший видимо долго жил в опасной близости от инквизитора Кэрроу, что объясняло многое. Кэрроу вероятно мог бы довести даже самых разумных и уравновешенных людей до того, что они станут писать лиловыми чернилами.
   Возможно ему стоит написать этому... Дамблдору... да и что вообще такое Высший Авторитет?


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Успенская "Хроники Перекрестка.Невеста в бегах" А.Ардова "Мое проклятие" В.Коротин "Флоту-побеждать!" В.Медная "Принцесса в академии.Суженый" И.Шенгальц "Охотник" В.Коулл "Черный код" М.Лазарева "Фрейлина немедленного реагирования" М.Эльденберт "Заклятые любовники" С.Вайнштейн "Недостаточно хороша" Е.Ершова "Царство медное" И.Масленков "Проклятие иеремитов" М.Андреева "Факультет менталистики" М.Боталова "Огонь Изначальный" К.Измайлова, А.Орлова "Оборотень по особым поручениям" Г.Гончарова "Полудемон.Счастье короля" А.Ирмата "Лорды гор.Да здравствует король!"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"