Тамара Архипова (Одиссева Пенелопа): другие произведения.

Слезы некроманта

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 7.93*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Некроманты - черные маги, управляющие нежитью, бессердечные и бездушные? Кто это сказал? Некроманты тоже плачут...

    "Попала, я попала в клетку к некроманту! Лучше бы меня заперли в башне Отверженных, или сразу же после смерти отца выдали за Робера...

    - Боишься? Маг не делал попыток приблизиться, стоял рядом со столом и рассматривал меня, склонив голову на бок.

    - Это ты плакал?

    - Похоже, что я умею плакать? - Его бровь вопросительно выгнулась, придав лицу надменное выражение.

    - Я слышала твой голос, - упрямо возразила я.

    - Некроманты не плачут.

    - Но у тебя слезы еще не высохли. Вот, на подбородке. Когда у людей случается горе, они плачут..."




 
Пролог


Пепел кружился грязными хлопьями и не спешил оседать на землю, в горле ощутимо першило. Ужас заключался в том, что меньше десяти минут назад эти хлопья были живыми людьми, со своими мыслями и надеждами. Родовой замок Шаритов сгорел за секунды, теперь на его месте в воздухе парило серое облако.

Колт в бессильной ярости упал на колени посреди пепелища. Он слишком поздно узнал и не успел, не остановил удара. Пепел - все, что осталось от его семьи и дома. В беззвучном танце серых хлопьев ему мерещились лица отца и матери, сестренка, старая кормилица. Неразличимым эхом слышались их радостные голоса, лай гончей Глеты, цокот лошадиных копыт по булыжникам двора... Смертельный огонь, пущенный из катапульты, не оставил даже камня, превратив в мертвую пыль замок и его обитателей.

Горячая земля под коленями сотрясалась в отзвуках отступающей армии симарцев, и ветер донес до Колта хлопки открывающихся телепортов.

- Будьте вы прокляты, - простонал он сквозь стиснутые зубы и оперся о землю руками, опустив голову.

Он стоял так долго, пока равнодушное солнце не скатилось к горизонту за зеленые холмы. Симарцы давным-давно ушли, наверное, сейчас праздновали окончание похода. Король Симарии, Диглепт, жестоко покарал магов-изменников короны. Колт догадывался, почему на него обрушился гнев короля: Лючия Лаит, вероломная и злопамятная тварь, могла соврать мужу о некоторых запрещенных опытах в родовом замке Шаритов, а тот, будучи советником Диглепта, нашептал королю. Гнездо подлых тварей! Знал бы он, что отвергнутая Лючия способна на предательство - уничтожил бы её прямо тогда, в коридоре дворца! Бесстыжая хотела одновременно жить с богатым и влиятельным мужем, и в то же время крутить роман с придворным магом.

- Сучка, ты дорого заплатишь за смерть моей семьи, клянусь! Ты будешь умирать долго и мучительно, и муженек составит тебе компанию на тот свет!

Колт поднялся на ноги и вытер слезы. Ярость улеглась в его душе, свернулась змеей и приготовилась выжидать своего часа. Месть. Это слово грело заледеневшее сердце, иссушало беззвучные слезы на щеках. Они обвинили светлого мага в черных делах? Что ж, он зря наказан? И его семья погибла зря? Не-е-ет, он займется тем, за что его причислили к изменникам. Светлого мага Колта Шарита больше нет. Они назвали Колта черным магом, некромантом? Да будет так!

Несколько лет спустя


- Леди Эльвина, отец зовет вас, - с грустью сообщила няня, и я поняла, что это конец.


Отец умирает.

Впрочем, это его естественное состояние, не помню его или мать не умирающими.

Давным-давно их проклял очень сильный некромант, и сколько не пытались избавиться от проклятия, ничего не получалось. Когда-то отец был советником короля, важным человеком в Симарии, а моя мать считалась первой красавицей (после королевы, разумеется). Это было очень давно, до моего рождения. Их прокляли, когда мне было года три, не больше. Из-за постоянных мучений, болей и приступов слабости, родители мало обращали на меня внимания, предоставив заниматься мной няне и слугам.

Я росла проказливым и непослушным ребенком, сейчас, вспоминая некоторые свои выходки, стыжусь себя. Однажды по моей вине погиб человек: тайком подрезала жилы на воротах стойла самого буйного коня в конюшне, и тот затоптал бедного конюха. Я сидела на балках под крышей конюшни и поначалу хохотала над мечущимся под копытами, а потом вдруг поняла, ЧТО наделала, и заорала. Сбежались слуги, но конюху ничем нельзя было помочь.

Когда заплаканную меня привели к отцу в кабинет (а тогда отец еще мог сидеть), он очень разозлился, долго кричал, до крови из горла. Мать потом сказала, той ночью он чуть не умер. Родители решили заняться моим воспитанием: отослали в закрытую школу для девочек. И забыли о дочери.

"Обитель роз" славилась умением усмирять и воспитывать. С помощью розог, и строгого поста. Благодаря им, фигуры воспитанниц всегда оставались подтянутыми и стройными, даже в мешковатой форме. Воспитанницы обители считались в аристократическом обществе лучшими женами: красивыми, тихими и покорными.

Мне нечего вспомнить о тех десяти годах, пролетевших за высокими стенами школы. Все они слились в один долгий и беспросветный день: темная келья, длинные выскобленные столы столовой, класс с черной грифельной доской, розги, замоченные в кадке около учительского стола. Я не завела подруг, впрочем, как и врагов. Девочки, учившиеся со мной, происходили в основном из обедневших аристократических семей. Я считалась среди них самой знатной, а потому белой вороной, изгоем. Нет, они не подшучивали надо мной, но и не звали в свой круг общения. Что мне оставалось? Выплакав слезы по бедным родителям, по несчастной себе, я смирилась и окунулась в учебу. Книги, занятия, конспекты, библиотека... Изредка, после посылок из дома, вышивка и вязание, пока не кончатся нитки и ткани.

Позже няня показала внушительный сундук в маминой гардеробной, доверху наполненный моим даже нераспакованным рукоделием. Десять лет...

И каждый год, каждый день слышать от других, что твои родители умирают. Поневоле станешь равнодушно относиться к таким вещам.

Мать умерла, не дожив дня до моего совершеннолетия. Слуги, посланные за мной, очень спешили, и половина милых сердцу вещей так и осталась в обители. Несмотря на первые заморозки, добрались до замка Лаитов довольно быстро, не иначе домоправитель выделил магические подковы для лошадей.

Конечно, никто и не вспомнил о дне моего рождения. Не поздравил, не подарил подарка... Я и не надеялась.

И вот через три дня после похорон матери за ней отправляется отец. Лекари облегченно разводят руками, кажется, им самим надоела бесполезная пятнадцатилетняя война с проклятьем.

- Леди Эльвина, где же вы? - Няня повторно заглянула в комнату, вырвав меня из оцепенения.

- Иду, - я поспешно поднялась и поспешила в спальню отца, придав лицу скорбное выражение.

В спальне, как и всегда, царил полумрак. Тусклый свет настенных светильников освещал восковое лицо мужчины, являющегося моим отцом. Почему я говорю подобные неуважительные слова в адрес родителей? Горько признаваться, но они были и навсегда остались чужими и далекими людьми, от которых я не получила и капли душевного тепла. В те редкие минуты, когда болезнь отступала, отец с матерью предпочитали ругаться и выяснять, кто виноват в проклятии больше: он или она. Пожалуй, их крики и вопли - одно из самых ярких воспоминаний моего детства о семье.

Бывший советник короля выглядел жалко. Скелет, обтянутый кожей. Запах тления, витавший в воздухе, напоминал о фамильном склепе, куда уже отнесли тело той, что считалась моей матерью.


- Ближе, - прохрипел полутруп, вращая белками запавших глаз.

Содрогнувшись от отвращения, склонилась над отцом. Кроме меня в спальне находился лекарь Сипарк и нотариус Соражес. Остальные лекари и маги разъехались еще после похорон матери.


- Я советник Диглепта, - вновь раздался его хрип, - должность наследственная. Во время болезни меня заменяет безродный Робер, ты выйдешь за него, дашь свою фамилию и родишь наследника мужского пола в течение пяти лет, чтобы сохранить наш род при короле...

Дар речи вернулся ко мне не сразу. Потрясенная, склонялась над лицом отца и замечала очертания его черепа, тонкие вздувшиеся вены на шее. Он не может заставить меня! Я совершеннолетняя!

- Отец, не понимаю...

- Тупая безмозглая девка! - Неожиданно громко вскричал полутруп, и сразу же испустил дух.

За моей спиной послышался вздох облегчения. Сипарк подошел к телу, пощупал пульс и констатировал смерть. Нотариус приложил к губам покойного магическое свидетельство, заверив слова лекаря.

- Господин Соражес, мой отец видимо был не в себе...

- Нет, леди Эльвина, вот документы, ознакомьтесь. Мне очень жаль.

Соражес протянул незапечатанный конверт. В нем оказалось два листа стандартного магического договора, с соответствующей гербовой печатью отца и неизвестного мне Робера. По этому документу я должна была выйти замуж за Нейта Робера и выполнить условия отца, или добровольно заточить себя в башне Отверженных.

Это не со мной. Я сплю, и вижу кошмар. Мечты о самостоятельной жизни после совершеннолетия рухнули. Отец воспользовался забытым нынче договором на крови, и мне, в случае отказа от замужества или заточения в башне, предстояло умереть.

Перед свадьбой с Робером появилось время осмыслить произошедшее и примерно представить свое будущее. Tри траурные недели. Немногочисленные дальние родственники, приезжавшие выразить свои соболезнования, более всего интересовались завещанием, нежели моей свадьбой. Приезжал и Нейт Робер. Он не произвел на меня впечатления: грузный мужчина с холодным расчетом в глазах. В замке не осталось ни одной комнаты, куда бы он не зашел, ни одной неощупанной гардины, и не пересчитанной серебряной ложки. Меня тоже хотел пощупать, но я нечаянно отдавила ему ногу, и уколола иголкой (сидела в кресле с вышивкой). Нейт отступил, пообещав сладкую ночь после свадьбы. Я всерьез задумалась о башне Отверженных.

Соражес снабдил меня вырезками из газет и парочкой книг, посвященных башне. Информация, полученная из них, не воодушевляла. Если с Робером я могла рассчитывать на жизнь, то узники башни умирали в среднем за два-три года. И дело было не в том, что башня на самом деле являлась своеобразной добровольной тюрьмой - башня питалась жизнями людей, будучи созданной во времена расцвета некромантов.

Нейта Робера можно будет избегать, игнорировать и, в конце-концов, он без меня никто. В случае моей смерти в замужестве, состояние, должность и фамилия наследовались моими детьми (если, конечно, таковые у нас родятся). А мне лишь восемнадцать, и я ничего не видела в своей жизни, кроме стен школы и скандалов родителей!

Робер жил в столице, и я должна прибыть к нему - нашу свадьбу устраивала сама королева, которой мне предстояло быть представленной. Жених не озаботился моим комфортным прибытием ко двору, попросту сэкономив на прямом телепорте, поэтому я отправилась в путь в крытых санях, в сопровождении двух служанок, четверых воинов и одного кучера.

Зима входила в свои права, осыпая землю снегом, точно сахарной пудрой. Дорога предстояла длинная, четверо суток по обледенелому тракту, с остановками на ночлег в постоялых дворах. Воины ехали верхом, окружив сани. Молодые и статные они привлекали моих служаночек, и те то и дело прилипали к окнам, посылая в сторону мужчин красноречивые взгляды. Поначалу пыталась усмирить их. Бесполезное сотрясание воздуха!

Достав заранее приготовленную книгу, я окунулась в философский трактат Эона Бирантийского о жизни и смерти, невольно возвращаясь мыслями к фамильному склепу Лаитов, где лежали останки тех, кто дал мне жизнь, и кто так эгоистично распорядился ею по своему усмотрению.

За окнами стало темнеть, и я оторвалась от чтения, когда буквы на страницах стали теряться в сумерках. Мы ехали через редкий лес, довольно безопасное и тихое место, вот-вот, по словам кучера, должен был показаться постоялый двор. Служанки, убаюканные ходом саней, спали напротив меня, укутанные в шубы. Хорошо, перед поездкой вытрясла из домоправителя амулет от холода - перстень с маленьким рубином, и могла не закапывать себя под тяжесть меха. Оживленные беседы воинов так же стихли, мы продвигались по дороге в вечерней морозней тишине.

Я смотрела в окна, на кромки обнаженных деревьев в фиолетовом инее, на обледеневшую обочину, на свинцовое небо в тучах. Внезапно в глубине леса кто-то или что-то взвыло и в то же мгновение мы оказались в центре бурана. Сани трясло, девушки напротив меня истошно визжали, вцепившись друг в дружку, меня кидало из стороны в сторону. Несколько раз я ударилась головой о стены саней и перед глазами все поплыло. Вой ветра снаружи леденил душу, снег миллиардами острых иголок вонзался в стены, или это снежные драконы пытаются открыть сани? Я закричала, вцепившись в ручку двери, что есть силы. Сани приподняло в воздухе, служанки свалились на меня безвольными телами, и я потеряла сознание.

Когда пришла в себя, буран за стенами стих. Я была одна, открытые двери саней и следы на глубоком снегу красноречиво говорили о том, что служанки бросили свою госпожу, не удостоверившись даже, жива я или нет. Ни кучера, ни лошадей, а тем более воинов. Вокруг лес, обломанные стволы деревьев и острые сучья. Безлунная ночь и жуткая тишина.

- Эни! Дарина! - позвала я служанок.

Я звала их еще некоторое время, скорее, чтобы слышать свой голос, а не в надежде найти девушек. Убежали, что ж, надеюсь, не заблудятся, и не попадут в лапы каким-нибудь лесным хищникам. А я посижу в карете до утра, благодаря перстню не замерзну.

Кое-как соорудив постель из шубы и меховых накидок, я улеглась в санях. Сон не шел. Более всего волновал вопрос: а если я не успею выйти замуж в установленный срок - умру? Жаль, договор в одном из чемоданов, который, как и прочий багаж, потерялся во время бурана.

Вдруг послышался чей-то голос. Сердце ухнуло в пятки, заставив задержать дыхание. Голос послышался снова, и я различила плач. Неужели мои предательницы решили вернуться к саням? Вскочила и поспешила на звук. Они могут быть ранены, испуганы, да что угодно! Я их хозяйка, и в ответе за них, что бы ни происходило.

Проваливаясь в снег по колени, я шла между черных деревьев на звук. И чем ближе подходила, тем больше мне хотелось развернуться в обратную сторону. Голос был мужским, и не принадлежал ни моим воинам, ни кучеру. Может быть, это лесник? Разбойники, вроде бы не плачут...

Голос привел на небольшую поляну с покосившейся хижиной. Темные окна, раскрытая дверь и отсутствие других признаков обитателей насторожили меня. Плач раздавался именно из хижины. Вопреки доводам здравого смысла, приказывающего бежать с этой полянки куда подальше, я вошла внутрь. На что надеялась? Увидеть там воинов, рыдающих в обнимку?

Хижина казалась пустой. Еле различимые в темноте предметы были сломанными и перевернутыми, будто буран свирепствовал и здесь. Голос доносился из-за закрытой двери.

На цыпочках я подобралась к ней вплотную и попыталась приоткрыть. Дверь легко поддалась, даже не скрипнув.

- Кто посмел?!

От гневного окрика я отпустила ручку двери, и та распахнулась настежь.

В маленькой комнатушке, освещенной магическим светильником, закрепленным на стене, оказались двое. Я вскрикнула, разглядев лежащее на низком столе тело-близнец того, во что превратился мой отец перед смертью. Скелет, обтянутый желтой кожей. С мертвеца скорбно свисала черная одежда.

В темном углу обнаружился хозяин голоса: парень, мой ровесник, в легкой черной шелковой рубашке и черных же штанах. Он вышел на свет, и я поспешно отвела взгляд. Его лицо было невероятно прекрасным. Прекрасным и печальным. Правильные черты: высокий лоб, четкие линии бровей, прямой нос, тонкие губы, легкая щетина, - все это озарялось внутренним светом его черных, как ночь, глаз. Он был коротко стрижен, и в правом ухе я заметила характерную для всех темных магов серьгу в виде черепа. Некромант!

Поспешно попятилась назад, не в силах отвести глаз от его серьги.

- Куда? - Прищурился маг, и я почувствовала спиной закрывшуюся дверь.

Попала, я попала в клетку к некроманту! Лучше бы меня заперли в башне Отверженных, или сразу же после смерти отца выдали за Робера...

- Боишься?

Маг не делал попыток приблизиться, стоял рядом со столом и рассматривал меня, склонив голову на бок.

- Это ты плакал?

- Похоже, что я умею плакать? - Его бровь вопросительно выгнулась, придав лицу надменное выражение.

- Я слышала твой голос, - упрямо возразила я.

- Некроманты не плачут.

- Но у тебя слезы еще не высохли. Вот, на подбородке. Когда у людей случается горе, они плачут.

Видимо, я потеряла последние остатки чувства самосохранения. И давно, еще когда решила пойти на звук голоса из темного леса.

- А я, по-твоему, человек?

- А кто ты?

- Некромант. Черный маг. Темная сила.

- И это мешает тебе быть человеком?

Маг задумался, смахнув слезы с лица.

- Я вел себя тихо, как ты услышала?

- Не знаю, - я в свою очередь задумалась

Действительно, расстояние по лесу прошла немаленькое. И голос на протяжении всего пути не
становился ближе и слышнее, он просто был, а я просто шла к нему.

- Это мой отец, - маг склонился над скелетом, напоминая мне саму себя над умирающим родителем.

- Его прокляли?

- Нет. Он сам проклял. Врагов. Они умирали долго и мучительно пятнадцать лет, и вместе с ними умирал сам.

Ахнула, зажав ладонью рот.

- Иногда я спрашиваю себя: ради чего? Отец в течение пяти лет учился у сильного некроманта, далеко за пределами Симарии, женился, дал жизнь мне... А обретя черную силу забыл обо всем, словно выпустил наружу зверя, которого до этого долго сдерживал... И этот зверь не пощадил хозяина, забрав его вместе с жертвами проклятья.

- Почему он проклял их? - я с болью смотрела на юного мага.

- Это долгая история.

- Я никуда не спешу.

Некромант улыбнулся.

- Ты меня не боишься?

- Уже нет, - честно ответила я, вглядываясь в труп проклявшего моих родителей. - Как его звали?

- Колт Шарит. Бывший придворный маг Диглепта, и сильнейший некромант до недавнего времени.

- Мне жаль, - я рискнула дотронуться до руки парня, показалось, что его глаза вновь наполняются слезами.

Он вздрогнул от моего прикосновения и несколько долгих секунд смотрел на наши руки не отрываясь.

- Как ты оказалась здесь?

- Мы ехали в санях и попали в буран. Сани кружило-кружило, я ударилась головой, а очнулась в лесу. Мои служанки испугались и убежали, бросив меня в перевернутых санях. А потом я услышала тебя и пошла на голос.

- Извини, это по моей вине начался буран, - маг немного отошел от тела своего отца, ближе ко мне.

Признаться, от усталости подкашивались ноги, я была готова сесть прямо на пол, потому как никаких стульев или лавок в комнате не наблюдалось.

- Да, теперь я понимаю. Когда некроманты колдуют, погода портится.

- Я не колдовал! Я пришел навестить отца, он умирал здесь один уже много лет, отказавшись возвратиться домой. Пришел и увидел, что его больше нет...

Захотелось пожалеть, прижать его к груди и погладить по волосам, но тут маг повернул голову, и серьга-череп блеснула в свете светильника. Я одернула себя: передо мной не просто человек, а некромант! Сын того, кто убил моих родителей!

- Наверное, мне лучше уйти, - я развернулась к двери, но та по-прежнему была заперта. - Отпусти меня, пожалуйста.

Маг ожег взглядом.

- Убегаешь от меня? Зачем тогда приходила?

- Я думала, тебе нужна моя помощь, а если нет, то ты бы мог мне помочь.

- И?

- Нужно идти, - я вздохнула, - наверное, меня ищут.

- Я могу доставить тебя туда, куда ты ехала. Хочешь?

- Было бы замечательно, но боюсь, у тебя не получится.

- Почему?

- Я ехала во дворец к Диглепту...

- Ты?!

- Через несколько дней у меня свадьба с королевским советником Робером, - несколько поспешно ответила я, и он не мог не заметить мое пренебрежение к жениху.

- Мм, и когда?

- Через пять дней, - вот демон, и почему я будто извиняюсь перед ним за это?

- Хорошо, - протянул маг, зажмурившись.

Мы стояли в комнате с покойником. В ветхой хижине посреди ночного леса, занесенного снегом по самые нижние ветви. Снаружи свирепствовал мороз, заставляя трескаться стволы деревьев и стены хибары. Мои люди, вероятнее всего замерзли и погибли, лошади сбежали, сани перевернуты, и вряд ли кто-то кинется искать пропавшую дочь бывшего и к тому же мертвого теперь советника. Кто я? Никто.

- Сколько людей было с тобой?

- Семеро. Кучер, четыре воина и две служанки.

- Я нашел пятерых. Пойдем, встретим.

Он открыл передо мной дверь, галантно пропуская вперед.

Небо заметно посветлело, наступало утро. Мы шли по моим следам, маг держал меня за руку. Мороз под утро, казалось, усилился еще больше, покрыв лес хрустящей ледяной корочкой. Ни маг, ни я холода не чувствовали. Я думала о мертвом некроманте, лежащем в лесной хижине. Странно, я жалела его.


- Твои? - маг остановился и сжал мою руку.

Перед санями стояли кучер и воины. Я узнала их по одежде. Неестественно вывернутые конечности и головы. Гробовое молчание. Сглотнув, я отступила за спину мага.

- Извини, служанок не нашел, - со смешком произнес маг, разворачиваясь ко мне лицом, - но, наверное, это к лучшему?

- Да, конечно, - тихо прошептала я, радуясь, что служанки живы.

Где их носит-то?

- В той стороне постоялый двор, - маг указал дорогу. - Слуг заберешь?

- Думаешь, надо? - Закусив губу, я выглянула из-за спины мага.

Нежить беззвучно стоялa там же, не шевелясь. Хорошо, в темноте не видно лиц...

- Сделаем так. Я перемещаю вас на постоялый двор и там упокаиваю слуг.

- Лучше упокой сейчас, боюсь, постояльцы, и хозяин вряд ли обрадуются зомби.

- Ах, да! - Некромант хлопнул себя по лбу и вновь улыбнулся.

Он попросил меня отойти ближе к деревьям, и принялся веткой чертить на снегу какие-то знаки. Затем маг вскинул руки, и между его ладонями пробежала молния. Маг направил её поочередно на каждого из слуг, и те один за одним падали в снег.

Пока некромант разбирался с нежитью, встало солнце. Я разглядела лица воинов и кучера, и опустилась под дерево без сил.

- Что с тобой? - заботливые руки подняли меня с холодного снега.

Замотала головой, отказываясь отвечать. С кем я связалась? Я полночи беседую с некромантом, совсем забыв, чем он занимается!

Меня подхватили на руки и прижали к крепкому телу. Забавно, пару часов назад сама хотела прижать его голову к своей груди и пожалеть, а теперь он делает это со мной. Тук-тук-тук... Я слышала стук его сердца, размеренный и спокойный, словно не он сейчас упокоил пятерых мертвецов...

Отрезвил хлопок телепорта.

Маг осторожно поставил меня на землю перед воротами постоялого двора. Тела моих слуг оказались в паре шагов от забора. Перенес-таки. Громко залаяли собаки, одна завыла. Послышались звуки открывающихся дверей и топот ног.

- Мне пора, - маг словно чего-то ждал.

- Спасибо тебе, - я присела в реверансе.

Он взял мою руку и поцеловал в тыльную сторону запястья. Та молния, которую он вызывал для упокоя нежити, будто бы пронзила нас обоих, заставив вздрогнуть.

Псов окликали, но они продолжали бесноваться.

- Да что там? - пробасил кто-то за забором, и ворота заскрипели, открываясь.

- До встречи, - шепнул некромант и с хлопком исчез.


Никто так и не узнал, кому я обязана своим спасением. Случайный проезжий маг, подобрал меня в лесу и переместил вместе с телами слуг к постоялому двору. Очень спешил, куда-то опаздывал. Не представился, оплату не потребовал. Просто помог. Служанки, кстати, нашлись спустя пару дней. Они наткнулись на дорогу и их отогрели в купеческом обозе. Дарина и Эни всерьез считали меня мертвой, а потому не спешили возвращаться в замок Лаитов. Зачем? Хозяев нет. Узнав, что я спаслась, явились с повинной. Робер пристроил их где-то во дворце.

Я дышала, и удивлялась тому, что жива. За четыре дня, проведенных при дворе Диглепта, у меня не было свободной минутки. Служанки, камеристка, королева Клаудия играли мной, точно мячиком, передавали из рук в руки, доводя, по их мнению, до совершенства. Примерки, уроки танцев, визиты к дальним и будущим родственникам... И жадные, противные глаза Нейта Робера, словно раздевающие меня при каждой встрече.

Нейт Робер... Человек, научивший меня бояться. Даже ночью со мной в комнате спали как минимум три служанки, охраняя сон, потому что он являлся мне в кошмарах.
В первый же дань, проведенный во дворце, я заметила одну особенность: о советнике говорили только шепотом, и оглядываясь. Конечно, намеками и случайно сказанными словами королевский двор не удивить, однако здесь боязнь быть услышанным имела веские основания. Люди боялись жестокого Робера, несогласных с его политикой чиновников и магов неизменно ждала опала и, как следствие, обвинение в измене королю. А больше всего меня страшило то, что его первая жена скончалась при очень странных обстоятельствах (упала из окна спальни первого этажа и качественно свернула шею), отправив перед этим письмо семейному нотариусу с просьбой о расторжении брака.

День свадьбы


Метель грозила разбить витражные стекла церемониального зала. Придворные и приглашенные аристократы испуганно вздрагивали всякий раз, когда очередной порыв ветра стучал в окна. Непогода разыгралась не на шутку, и вопреки полдню, за стенами дворца стояла пугающая темень. Во дворце становилось прохладно, хотя истопники ни на миг не отрывались от печей и каминов.

Толпа зашепталась и стихла, когда церемонимейстер стукнул об пол тяжелой тростью. Король и королева, великолепные и роскошно одетые, заняли свои места на возвышении. Ниже перед ними находилась брачная чаша и придворный маг.

Гости замерли. В зал рука в руку вошли жених и невеста.

Жених, королевский советник Нейт Робер, выглядел пафосно, и оттого смешно. Парчовый камзол еле сходился на его огромном животе, ордена и медали бряцали при каждом шаге, редкие волосы на маленькой круглой голове не скрывали блеск зарождающейся лысины.

Невеста, Эльвина Лаит, дочь бывшего советника Берта Лаита и первой фрейлины Её Величества Лючии, на фоне жениха выглядела хрупкой фарфоровой статуэткой. Бледная, взволнованная, она едва скрывала свое смятение за этикетной улыбкой. Медового оттенка волосы были уложены в высокую прическу, и скреплены белой лилией. Тончайший белоснежный шелк платья почти ровнялся по цвету с её кожей. Серые глаза, наполненные невыплаканными слезами, смотрели в одну точку - на брачную чашу, а розовые маленькие губки словно что-то шептали.

Окружающие умилялись невесте, мужчины завидовали Роберу, одним махом приобретавшего и юную прелестницу, и пожизненную должность, а женщины охали и ахали над красотой невесты и стоимостью её свадебного платья, фасон которого, говорят, подбирала сама королева.

Жених с невестой подошли к чаше. Маг начал церемонию.

- Я не опоздал? - из-за спин придворных к чаше приближался молодой человек в черном.

Невеста нахмурилась, закусив прелестные губки.

Жених покрылся алыми пятнами:

- Кто? Как? Почему не задержали?

Придворный маг попытался обездвижить незваного гостя, но тот оказался быстрее, и кинул в него заклятием на пару секунд раньше. Маг застыл ледяной статуей. Гости завизжали, на молодого человека кинулись с оружием, и зал стал постепенно заполняться ледяными скульптурами. Король и королева нерешительно топтались у тронов, размышляя, спускаться им или нет.

- Зачем ты пришел? - Эльвина покинула жениха и подошла к гостю в черном.

- Разве ты меня не приглашала? - он озорно улыбнулся ей.

Робер с рычанием бросился на соперника, вынув из потайного кармана нож.
Мимолетным движением руки юноша остановил полет оружия, и оно со звоном упало на пол.

- Щенок! Ты все равно не сможешь жениться на ней! Она умрет, если не выйдет за меня!

- Это правда? - молодой человек с нежностью взял девушку за руку.

- Да. Или за него, или в башню Отверженных. Иначе, по кровному договору отца - моя смерть.

- Ммм, я, конечно, смог бы вернуть тебя к жизни, но, боюсь, стать нежитью ты не согласишься...

- Ужас! Как тебе это вообще в голову пришло?

- Я же некромант, забыла?

Робер, настороженно наблюдающий за ними, вздрогнул. Король поперхнулся воздухом и закашлялся.

- Что ж, выход один...

Молодой человек коснулся рукой статуи мага, и тот вмиг оттаял. Маг в ужасе уставился на серьгу парня.

- Некромант?!

- Некромант, некромант, - проворчал юноша, подталкивая к чаше Робера и Эльвину. - Продолжайте церемонию, не обращайте на меня внимания. Я здесь тихонечко постою.

И он с самым смиренным выражением встал позади жениха и невесты. Маг трясущимися руками поочередно уколол палец Робера, а затем Эльвины, выдавил из них по несколько капель крови в чашу, прошептал заклинание, зачерпнул золотым кубком появившуюся воду из чаши и дал отпить жениху и невесте.

- Ваши души и тела соединены отныне и навсегда, - срывающимся голосом проговорил маг, завершая церемонию.

Эльвина заплакала, а Робер торжествующе огляделся. Свидетелей у его триумфа практически не было: ледяные статуи гостей и монаршая чета, наблюдающая за происходящим сверху. Король хлопнул в ладони три раза, выражая одобрение.

- Всё! Теперь ты, щенок, пожалеешь, что посмел напасть на советника короля Симарии! Я истреблю твой род, тебя и всех, кто тебе дорог! Ты пожалеешь, что посмел явиться сюда и встать на моем пути! - Громко зашипел Робер на некроманта.

- Забыл спросить, а что там в договоре говорится про смерть новоиспеченного мужа? - некромант нарочито нахмурился, вспоминая.

- Нет в нем такого пункта! - Закричал взбешенный Робер и смолк, догадавшись: - Ты же не...

- Почему бы и нет? - Некромант лениво начертил в воздухе знак смерти и подул на него, отправив Роберу.

Королевский советник тщетно пытался убежать. Знак настиг его и сразил наповал.

- Ты выйдешь за меня? - некромант опустился на одно колено перед Эльвиной.

- Прямо сейчас? - девушка испуганно отступила от чаши.

Некромант нахмурился и стиснул кулаки:

- Ты со мной, или нет?

- С тобой.

- Докажи.

- Да я и имени твоего не знаю!

- Я Дант Шарит, милая.

Придворный маг, воспользовавшись выяснением отношений Эльвины и некроманта, поспешно уводил короля с королевой в безопасное место.

- Постойте-ка, любезнейший, - некромант окликнул мага, - проведите еще одну церемонию. Нам с этой леди очень нужно пожениться.

- Вы сумасшедший! - заломил руки придворный маг, закрыв двери за Диглептом и его супругой.

- Есть немного, - согласился юноша.

Эльвина истерично рассмеялась:

- Ты должен кое-что узнать обо мне.

- После расскажешь, - отмахнулся некромант.

Закатив глаза от бессилия, маг начал вторую церемонию за последние полчаса.

Когда вода из кубка была выпита и произнесены заключительные слова, метель за вмиг улеглась, тучи разбежались, и зимнее солнце расцветило церемониальный зал яркими красками сквозь витражные окна.

В коридорах дворца слышались хлопки телепорта: король вызвал армию.

- Нам пора. Или ты хочешь, чтобы я разнес дворец по камушку?

- Сил-то хватит? - улыбнулась Эльвина, прижавшись к груди мужа.

Некромант вместо ответа открыл телепорт, и они исчезли из залы.

Час спустя


- Дант, я хотела кое-что рассказать о себе...

- Тсс, я все знаю. Ты Эльвина, дочь врагов моего отца. Я узнал это еще тогда, в хижине, в тебе их кровь...ммм...

- Ох, камень с души свалился...

- Не отвлекайся на прошлое...

- О!


Оценка: 7.93*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ф.Вудворт "Замуж второй раз, или Ещё посмотрим, кто из нас попал!"(Любовное фэнтези) А.Лоев "Игра на Земле"(Научная фантастика) У.Михаил "Знак Харона"(ЛитРПГ) М.Эльденберт, "Межмировая няня, или Алмазный король и я. Книга 2"(Любовное фэнтези) О.Герр "Заклинатель "(Любовное фэнтези) В.Пылаев "Видящий"(ЛитРПГ) Л.Ситникова "Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург"(Киберпанк) А.Емельянов "Последняя петля 2"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Боевая фантастика) А.Минаева "Академия запретной магии"(Любовное фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru Волчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиПорченый подарок. Чередий ГалинаОфисные записки. КьязаЗолушка для миллиардера. Вероника ДесмондСколько ты стоишь? Эви ЭросОтборные невесты для Властелина. Эрато НуарПоследний Рыцарь Короля. Нина ЛиндтКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаP.S. Люблю не из жалости... натАша ШкотПодари мне чешуйку. Гаврилова Анна
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"