Penhaus: другие произведения.

История советской номенклатуры и платоновской модели социализма.часть 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Клянусь восходом и закатом"(из Корана)="Периодом колебания"= "Очередным Началом и Концом схожего преобразования"= клянусь "Посевом и сбором урожая"="Время разбрасывать камни и время их собирать" ="Что посеешь то и пожнёшь"

   История советской номенклатуры и платоновской модели социализма. часть1
  
  "Клянусь восходом и закатом"(из Корана)="Периодом колебания"=
  "Очередным Началом и Концом схожего преобразования"=
  клянусь "Посевом и сбором урожая"="Время разбрасывать камни и время их собирать"
  ="Что посеешь то и пожнёшь"
  
  "Клянусь восходом и закатом" о том что описан Периоды преобразований общественных и экономических преобразований В России И СССР:
  1 Ленинский прерванный Период преобразований:
  от разрушния феодальных экономических отношений царской России
  посредством бесплатной раздачи земли и национализации государством фабрик и заводов,
  установления жесточайше Военной диктатуры Платоновского типа и отказа от него в виде перехода
  к НЭПу, к частной инициативе в 1922-1924-1927 годах;
  Ленин "Пройдет время..<..> и <....> новыми поколениями...<..> будет всё понято "
  
  2 Сталинский период отказа от НЭПа и частной инициативы в виде коллективизации и построения государственных предприятий = индустриализации на средства Рокфеллеров вплоть до 1941 года
  =построения Платоновского бюрократического социализма и закрепления в виде Сталинской конституции конца 30х годов,
  введения Военной диктатуры Платоновского типа, закрепившей в сознании советский тип бюрократического мышления,
  итскуственное продолжение Военной диктатуры Платоновского типа в послевоенный промежуток вплоть до смерти Сталина 1953
   и выход из военной диктатуры Хрушевскими преобразованими, введением Хрущовыми и Косыгиным зачатков Ленинского НЭПа,
  Брежнеский период распада Платовского социализма в экономике и введения элементов демократии, закрепленной в Брежнеской конституции конца 70 х годов.
  
  3 Горбачевский период введения подконтрольного государству ленинского НЭПа в 1985-1989 г,
  Полное банкротство казны из-за неумения своевременного отката к государственному социализму в экономике,
  Распад государства и введения полувоенной диктатуры при Ельцине с искуственными провоцированием конфликтов в Чечне,
  ввеедение Гайдаром бандитского Нэпа и замена его государственным НЭПом при Путине,
  отказ от элементов демократии, достигнутых в брежневском промежутке.
  
  Вывод.
  Наболее короткий период Преобазований был достигнут при Ленине, под его непосредственным руководством, Запад пытался вмешиваться, но практически не успевал за издаваемыми Лениным декретами и подзаконными актами,
  хотя Запад косвенно влиял на ужесточение Преобразований с помощью ранения Ленина, развязывания Гражданской войны и аккупации значительных территорий.
  
  Номенклатура - властьимущая бюрократия _Ч8
  Номенклатура - властьимущая бюрократия _Ч9
  
  Сталин и номенклатура - Stalin USSR ...YouTube
  Виктор Мохов. Коммунистическая номенклатура в сравнительном измерении. - YouTube
   Анонс Почему номенклатура не стала защищать СССР...YouTube
  Пихоя Р.Г. Почему номенклатура не стала защищать СССР......YouTube
  A.M. Некрич. Золотой век номенклатуры
  
  ВНУТРЕННИЙ ПРЕДИКТОР СССР РАЗГЕРМЕТИЗАЦИЯ
  
  Том 1, гл. 1, 2.
  
  Емельянов В.Н.,
  кандидат экономических наук Однобокий интернационализм или Сталинизм - это азиатский способ производства
  
  Михаил Восленский
   НОМЕНКЛАТУРА
  ГОСПОДСТВУЮЩИЙ КЛАСС СОВЕТСКОГО СОЮЗА
   ПРЕДИСЛОВИЕ К СОВЕТСКОМУ ИЗДАНИЮ
  
  Траекторный сдвиг в сторону "Охранной диктатуры",Саттаров
  
  АЛЕКСАНДР ЯКОВЛЕВ СУМЕРКИ
  
  {Вадим Роговин http://www.wsws.org/ru/historie/rogowin.shtml}
  Лекция Вадима Роговина в университете Глазго 6 марта 1996 г.
  http://www.wsws.org/ru/historie/rogowin.shtml
  
  Мировая революция и мировая война
  {[Мировая революция и мировая война]}
  Title: {Мировая революция и мировая война}
  Author: {Роговин Вадим}
   Serie: {Книги Вадима Роговина}
  
  Вадим Роговин и судьба марксизма в России
  Часть 1 | {Часть 2} | {Часть 3}
  Владимир Волков
  28 ноября 2003 г.
  
  Вадим Роговин
  Том 5. ПАРТИЯ РАССТРЕЛЯННЫХ
  Партия расстрелянных
  
  Вадим Роговин
  Том 4. 1937
  1937
  
  Вадим Роговин Том 2. ВЛАСТЬ И ОППОЗИЦИИ
  
  
  Вадим Роговин Том 6. МИРОВАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И МИРОВАЯ ВОЙНА
  
  Вадим Роговин Том 7. КОНЕЦ ОЗНАЧАЕТ НАЧАЛО
  
  Презентация 7-го тома исторического исследования В. Роговина состоится в Москве
  14 мая 2002 г.http://www.wsws.org/ru/2002/mai2002/rog7-m14_prn.html
  
  Выступление Ю.В. Примакова на презентации книги В.З. Роговина "Конец означает начало"
  http://www.wsws.org/ru/2002/jul2002/prim-j18_prn.html
  Юрий Примаков
  
  В. Роговин в книге "Партия расстрелянных"
  В. Роговин в книге "1937"
  Роговин В. Была ли альтернатива?: Троцкизм. Взгляд через годы. М., 1992.
  Роговин В, Власть и оппозиции. М., 1993.
  Смотри также:
  {О Вадиме Роговине - "Это был человек, без которого мир становится ниже на голову, беднее"}
  (7 июня 2002 г.)http://www.wsws.org/ru/2002/jun2002/galr-j07.shtml
  
  { В память о Вадиме Роговине}
  ( 5 июня 2002 г.)http://www.wsws.org/ru/2002/jun2002/dnvr-j05.shtml
  
  { Послесловие Вадима Роговина к книге Конец означает начало - Для чего я писал свое семитомное исследование "Была ли альтернатива?"}
  ( 18 мая 2002 г.)http://www.wsws.org/ru/2002/mai2002/post-m18.shtml
  
  { Вадим Роговин и его историческое исследование "Была ли альтернатива?"}
  ( 2 июня 2001 г.)http://www.wsws.org/ru/2001/jun2001/rogo-j02.shtml
  
  { В память о Вадиме З. Роговине - Речь Дэвида Норта в Берлине 5 декабря 1998 г.}
  ( 8 июля 1999 г.)http://www.wsws.org/ru/1999/jul1999/rogo-j08.shtml
  
  
  
   История советской номенклатуры и платоновской модели социализма.часть5
  
  A.M. Некрич
  Золотой век номенклатуры
  
  Неоазиатский способ производства Foma Zamorski http://proza.ru/2009/11/16/1289 http://proza.ru/avtor/chugunoff
  
  В. Ф. Потуданская, С. Л. Жаркова.
  Экономика переходного периода
  Часть 1 Учебное пособие
  
  
  Егор Гайдар
  Государство и эволюция
  http://webreading.ru/sf_/sf_history/egor-gaydar-gosudarstvo-i-evolyuciya.html
  
  
  Что такое "первоначальное накопление" Линдон Ларуш. О предупреждении академика Львова 12 июля 2001 г.
  Выдержки из вебкаста Комитета политических действий Ларуша "Экономика тихоокеанского региона на основе технологий термоядерного синтеза", 7 декабря 2013 года.
  "Европейская политика отталкивается от взгляда на человека как животное" Линдон Ларуш
  
  В хаосе нет морали. Смута основана на лжи. И рождает ложь.http://www.rg.ru/2012/12/10/zorkin-site.html
   Этим она отличается от позитивных революций
  
  Валерий Зорькин: Население РФ все чаще ведет себя не как единое общество
  
  
  Бердяев Николай Новое средневековье http://royallib.ru/book/berdyaev_nikolay/novoe_srednevekove.html
  
  
  К ВОПРОСУ О СОВРЕМЕННОЙ ОБЩЕСТВЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ФОРМАЦИИ
  Сергей Глазьев Геноцид
  http://lib.rus.ec/b/74314/read
  
  Белая книга. Экономические реформы в России, 1991-2001 Сергей Кара-Мурза Сергей Батчиков
  Сергей Глазьев http://lib.rus.ec/b/103718/read
  
  Сергей Глазьев
  Экономический смысл американской агрессии http://lib.rus.ec/b/74313/read
  
  "Мыльный пузырь" дефолта и его герои 15 августа 2007, 00:00 ["Аргументы Недели", Надежда ПОПОВА ]//Расследования
  
  
  "Голодный экспорт" в истории Российской Империи
  
  Последний шанс на "экономическое чудо" http://lib.rus.ec/b/348160/read
  Комплексный сравнительный анализ динамики социально-экономического развития Российской Федерации в рамках СНГ на основе показателей, определенных Концепцией долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года и Стратегией экономического развития Содружества Независимых Государств на период до 2020 года. Экспертно-аналитический доклад. - М.: Счетная палата РФ, 2010.
  
  Через 5-10 лет Россия будет отброшена в каменный век?http://www.newsland.ru/News/Detail/id/298075/
  18 сентября 2008 в 11:19 Источник zavtra Опубликовал vizir
  
  
  "Парусник без руля"
  13 февраля 2013г.
  Источник: Лента.ру http://lenta.ru/articles/2013/02/11/glaziev/ В конце января 2013 стало известно, что ученые РАН подготовят президенту России Владимиру Путину доклад, в котором изложат список мер, необходимых для развития страны
  
  Сергей Глазьев Кто в стране хозяин? Сборник статей http://lib.rus.ec/b/103672/read
  
  ****************************
  
  Рекомендуемая литература
  Балязин В, Н. Профессор Александр Чаянов. М., 1990.
  Богомолова Е. В. Управление советской экономикой в 20-е годы: опьга регулирования и самоорганизации. М., 1993.
  Виноградов С. В. НЭП: опыт создания многоукладной экономики. М., 1996.
  Демчик Е. В. Частный капитал в городах Сибири в 1920-е гг.: от возрождения к ликвидации / Под ред. Г. Л. Соболева. Барнаул, 1998.
  Дмитренко В, П. Торговая политика советского государства после перехода к НЭПу. 1921-1924 гг. М,, 1971.
  Донгаров А. Г. Иностранный капитал в России и СССР. М., 1990.
  Дьяченко В. П. История финансов СССР (1917-1950 гг.). М., 1978.
  Жиромская В. Б. Советский город в 1921-1925 гг. Проблемы социальной структуры. М., 1988.
  Жиромская В. В. После революционных бурь: население России в первой половине 20-х годов. М., 1996.
  Зевелев А. И. Истоки сталинизма. М., 1990.
  Измозик В. С. Глаза и уши режима. Государственный политический контроль за населением Советской России в 1918-1928 гг. СПб., 1995.
  Кафенгауз Л. Б. Эволюция промышленного производства России (последняя треть XIX в. - 30-е гг. XX в.). М., 1994.
  Кривова Н. А. Власть и церковь в 1922-1925 гг. М., 1997.
  Левина Н. Б. Повседневная жизнь советского города: Нормы и аномалии. 1920-1930-е гг. СПб., 1999.
  Лютов Л. Н. Частная промышленность в годы НЭПа (1921-1929). Саратов, 1994.
  Максименков Л. Сумбур вместо музыки. Сталинская культурная революция. 1936-1938. М., 1997.
  Маневич В. Е. Экономические дискуссии 20-х гг. М., 1989.
  May B. А. Реформы и догмы. 1914-1929. Очерки истории становления хозяйственной системы советского тоталитаризма. М., 1993.
  О'Коннор T. Э. Георгий Чичерин и советская внешняя политика 1918-1930 / Пер. с англ. М., 1991.
  О'Коннор T. Э. Инженер революции: Л. Б. Красин и большевики 1870-1926 / Пер. с англ. М., 1992.
  Олегина И. Н. Критика концепций советской американской и английской историографии по проблеме индустриализации СССР. Л., 1989.
  Павлова И. В. Сталинизм: становление механизма власти. Новосибирск, 1996.
  Пашуто В. T. Русские историки-эмигранты в Европе. М., 1992.
  Примочкина Н. Писатель и власть. М. Горький в литературном движении 20-х гг. М., 1996.
  Рассказов Л. П. Деятельность карательно-репрессивных органов власти по реализации нового политического курса большевиков (1921- 1927). Уфа, 1993.
  Роговин В. Была ли альтернатива?: Троцкизм. Взгляд через годы. М., 1992.
  Роговин В, Власть и оппозиции. М., 1993.
  Трукан Г. А. Путь к тоталитаризму. 1917-1929 гг. М., 1994,
  Турицын И. В. Власть и пресса в советской России: Проблемы взаимоотношений и взаимовлияния в 20-е гг. М., 1998.
  Формирование административно-командной системы в 20-30 гг. М., 1992.
  Шишкин В. А. Власть. Политика. Экономика: Послереволюционная Россия (1917-1928). СПб., 1997.
  Шишкин В. А. Цена признания: СССР и страны Запада в поисках компромисса (1924-1929 гг.). СПб., 1991.
  Щерба А. Н. Военная промышленность Ленинграда в 20-30-е гг. СПб., 1999.
  Янсен М. Суд без суда. 1922 г. Показательный процесс социалистов-революционеров / Пер. с англ. М., 1993.
  Гонения на Русскую Православную Церковь
  в советский период
  
  Лукашенко: Евреи должны быть взяты "под контроль" http://wow-impulse.ru/news/23223-lukashenko-evrei-dolzhny-byt-vzyaty-pod-kontrol.html
  Президент Белоруссии Александр Лукашенко, обращаясь к парламенту страны с ежегодным посланием, заявил, что его страна остается островом стабильности и порядка. Лукашенко заявил, что, несмотря ни на какие разговоры, стратегическим приоритетом для Белоруссии остаются отношения с Россией. Однако, по его словам, Белоруссия имеет право на свою точку зрения и свои, как он выразился, впечатления. После завершения выступления Лукашенко заявил, что в Белоруссии все евреи должны быть взяты "под контроль". Лукашенко обрушился с критикой на владельца крупнейшего белорусского интернет-провайдера Юрия Зиссера. Обращаясь к Семену Шапиро, председателю Минского областного исполнительного комитета, Лукашенко подверг критике Зисера и сказал: "Я просил вас год назад взять всех евреев в Беларуси под контроль". "Мы не смогли нормализовать этого человека", - сказал Лукашенко, имея в виду Зиссера.
  
  **************************
  ВНУТРЕННИЙ ПРЕДИКТОР СССР
  
  РАЗГЕРМЕТИЗАЦИЯ
  
  Том 1, гл. 1, 2.
  
  ј 7. Путь к пуримской (февральской 1917 г.) революции
  Роль масонства, "русского" масонства, в поражении России в первой мировой войне подробно рассмотрена Н.Н.Яковлевым в цитировавшейся уже книге "1 августа 1914". В.Н.Емельянов в "Десионизации" отмечает, что после написания этой книги Н.Н.Яковлеву пришлось искать другую работу стараниями академика Г.А.Арбатова, хотя сионо-интернацисткое масонство в СССР, как известно, "не" существует, а книга Н.Н.Яковлева раскрывает фактологию, которую обычно замалчивают.
  
  Емельянов В.Н.,
  кандидат экономических наук
  
  Однобокий интернационализм или Сталинизм - это азиатский способ производства
  Что же такое азиатский способ производства? Комментируя Маркса, Ленин писал: "Ключ" восточных порядков - отсутствие частной собственности на землю". "Вся земля - собственность государства" (В.И. Ленин, Конспект "Переписки К. Маркса и Ф. Энгельса, 1844-1863 гг., М., 1959, стр. 160).
  Стало быть, национализация средств производства - это не всегда социализм, коли таковая и при фараонах была!
  Следующий признак азиатского способа производства - наличие общественных работ, руководимых центральным правительством (в виде строительства пирамид, строительства вручную каналов и китайских стен) (В.И. Ленин, там же, стр. 263) .
  Весь объем управления национализированной экономикой одному азиатскому деспоты физически не под силу, поэтому он вынужден заводить над базисом пирамидальную бюрократическую управленческую надстройку.
  
  Базис же постоянно многоукладен, включая:
  
   государственно-бюрократический общинный уклад,
  
   государственно-бюрократический рабовладельческий уклад,
  
   государственно-бюрократический феодальный уклад,
  
   государственно-бюрократический буржуазный уклад.
  
  В последующих формациях один из укладов становится доминирующим.
  
  
  В России всегда были сильны рудименты азиатского способа производства. В частности, русские цари вплоть до Петра I считали себя верховными собственниками земли, они могли в любой момент лишить поместья какого угодно помещика и заменить его собственника, передав землю другому помещику. Постоянно отмечаем мы и наличие общественных работ.
  А мы же после 1917 года вернулись к государственно-бюрократическим укладам азиатского способа производства с обязательной для них надстройкой, во главе которой стоит неизбежный для нее деспот азиатского типа. Классическим представителем такого деспота и был Сталин. Возможно, именно потому и классическим, что сам был азиатом. Все это позволило Салтыкову-Щедрину, оглянувшись назад, дать пророческое описание сталинизма, вплоть до почти точной портретной зарисовки Сталина, которая отражается в лице последнего глуповского правителя - Угрюм-Бурчеева.
  Этим Михаил Евграфович явно подчеркивает свободу рук и оперативность азиатского деспотического правления, в чем есть не только минусы, но плюсы - например, во время войны и прочих экстремальных условий, которых у нас за тридцатилетний период правления И.В. Сталина хватало. А ведь именно в эти тридцать лет и была полностью создана вся совокупность и базиса и надстройки азиатского способа производства, перестроить которые на искомый социализм не удалось ни при демократическом волюнтаризме Хрущева, ни при застойном деспотизме Брежнева, хотя и тот, и другой в полной мере пользовались и свободой рук и оперативностью азиатского деспотического правления. Как ни курьезно, но широкая демократизация и гласность вводятся М.С. Горбачевым с использованием все этой же оперативности политической надстройки, которая досталась ему в наследство вместе с отлаженным И.В. Сталиным азиатским базисом. И это использование нужно рассматривать только как положительное явление, несмотря на его архаичную природу. Представьте, сколько времени потребовалось бы на введение этих перемен, если бы они обсуждались так, как это происходит в английском парламенте или в американском конгрессе! К сожалению, никто из трех вышеупомянутых послесталинских руководителей серьезно политэкономию не изучал - некогда было: но хватало времени на подъем к вершине руководства. А об азиатском способе производства и слыхом не слыхали, искренне полагая, что уже живут при социализме.
  Поэтому и пытались и пытаются исправить существующий базис с вершины политической надстройки. 12 марта 1988 года не где-нибудь, а в самой "Правде" появляется огромная статья "Кто переучит бюрократа". Естественно, в ней и речи нет о том, что бюрократ - неотъемлемая составная политической надстройки базиса азиатского способа производства, что без изменения этого базиса бюрократ никуда не денется. Но ведь это значит, что вся эта статья в главном партийном органе антинаучна. А таких статей и речей сейчас полным полно. Не нужно быть пророком, чтобы предугадать, куда приведет нынешняя очередная перестройка, если она будет вестись на подобном антимарксистском, антинаучном уровне. В том же номере "Правды" помещена на первой странице статья "Село устало от команд", в которой опять же идет плач, что даже в проекте нового закона "О кооперации в СССР" вновь заложены и директивные задания колхозам, и непомерная централизация и бюрократизация управления.
  А кто же все-таки конкретно эти бюрократы? И даже может быть не столько они сами (они тоже в основном исполнители), сколько те (номенклатура), кто спускает директивы на них при азиатском способе производства? Как классические примеры этого способа производства Маркс приводил прежде всего ближневосточные "супердержавы" древности - Египет и Месопотамию. Так, согласно Библии, первым проникает в Месопотамию Иаков, а в Египте первым крупным бюрократом при фараоне становится Иосиф. Постепенно за счет злоупотреблений в сфере распределения и лучших жизненных условий, чем у коренного населения, их потомство в этих странах размножилось, усилилось чрезвычайно и наполнилась их наследниками территория этих стран, которая в результате безоглядной хищнической эксплуатации превращается в пустыню, как до этого превратилась в таковую когда-то цветущая Аравия. Совсем недавно наши газеты сообщили, что подобное же антипатриотическое отношение к земле привело к гибели почвы и превращению в пустыню целой автономной республики - Калмыкии.
  Ограбив и превратив в пустыню плодороднейшие и нивы Ближнего Востока, этот комплекс обратил свои взоры на античные Грецию и Рим. <...> Под активным воздействием пятой колонны - масонов - Европа пала к ногам иудейского золотого тельца.
  Советская официальная печать практически вплоть до скандального разоблачения ложи П-2 десятилетиями помалкивала о существовании масонов. Сейчас же она считает, что этот скандал уже порядком подзабыт и можно снова вернуться к временам военного коммунизма, когда комиссары в кожанках, заведенные Л. Троцким в армии, без разговоров ставили к стенке любого, о ком был донос со стороны еврея, что тот только назвал его евреем, не говоря уж - жидом, или о том, кто по доносу заявлял о существовании сионо-масонского заговора. В этой связи наиболее беспардонными были выступления в нашей печати двух ее представителей, отразивших волю этой олигархии ростовщиков:
  1 августа 1987 года в газете "Советский спорт" появилась статья "Под музыку футбола", содержащая "откровения" политического комментатора Игоря Фесуненко. Он писал, что активисты "Памяти" занимаются тем, что "пугают доверчивых обывателей какими-то масонами, которых никто в глаза не видел".
  Полностью в духе комиссаров Троцкого, т.е. как аксиому, не требующую доказательства, подает вопрос о существовании сионо-масонского заговора и некий А. Черкизов, статья которого о "Памяти" была опубликована 18 июня 1987 года в газете "Советская культура": нет, мол, такого заговора и никогда не было - что тут доказывать! А тот, кто говорит о нем - антисемит!
  Итальянское телевидение выпускает многосерийный фильм о ложе П-2 под названием - весьма прозрачным - "Спрут-2". У нас же при переводе текста фильма с итальянского на русский язык слово "масоны" во всех сериях также беспардонно убирается и кое-где заменяется словом "мафия". <...>
  Таким образом, сионо-масонский бюрократический комплекс и есть настоящая расшифровка того, что мы обычно называем просто бюрократией ( точнее номенклатурой в бюрократии). Кому все это надо, как не самим сионо-масонам, заинтересованным в сокрытии своего присутствия в нашей стране.
   Именно эта политическая надстройка с 1917 года и приступила к созданию базиса азиатского способа производства, для чего прежде всего изъяла экономику из рук частных владельцев и передала ее государству, которое с первого дня было объявлено социалистическим. Русские, украинцы, узбеки, грузины, татары и прочие бывшие владельцы предприятий были либо физически уничтожены все теми же комиссарами в кожанках, либо бежали за границу.
  Военный коммунизм ноябрь 1918 - 1923 г. (карточная система распределения продуктов питания по списку) - государственно-бюрократический рабовладельческий уклад (включающий промышленные армии Троцкого по строительству жд дорог, стройбаты в армии, промпроизводство в Гулаге и потенциарной системе, использование труда военнопленных, сюда же относится теневая экономика, использовающая труд нелегальных гастарбайтеров) .
  К этому же укладу экономики относится, хотя относительно в небольшой по сравнению с лагерной системой, сектор рабского труда, именуемый кощунственно "трудотерапией". Он применяется в дурдомах обычного типа и в так называемых специальных психиатрических больницах, т.е. психиатрических тюрьмах, охраняемых обычной тюремной охраной в форме МВД. Эта категория рабов, среди которых значительный процент составляют заключенные по политическим мотивам, наиболее бесправна, так как формально - это лица якобы психически невменяемые. Автор настоящей работы отбыл около семи лет в этой системе, а конкретно в бывшей (при царе) женской петербургской тюрьме, превращенной в спецдурдом, и не видел за все это время ни одного настоящего психбольного. Врачи, носившие под белыми халатами офицерские мундиры МВД, прекрасно знали, что "больной" заключен не за мнимое убийство жены, а за написание книги "Десионизация". По поручению высших начальников они постоянно разъясняли ему, что степень улучшения его состояния здоровья (диагноз был стандартным - неизлечимая параноидальная шизофрения, при которой речь может идти только об улучшении состояния, но не о полном выздоровлении), а следовательно, и срок его пребывания в психтюрьме, зависит исключительно от того, насколько искренним будет сочтено комиссией по выписке из дурдома его осознание "бредовости" идей, изложенных в "Деосионизации" и отказ от них. Освобождение стало возможным только после прихода на пост Генсека М.С. Горбачева. Тем не менее находящаяся по сей день в руках сионствующих элементов наша пресса продолжает называть идеи, изложенные в "Десионизации" бредовыми (см., например, статью "Подлог" в "Известиях" от 26 февраля 1988 г. и др.). Слово в слово, в унисон с нашей сионизированной прессой вопят о мнимой бредовости идей "Десионизации" и западные радиоголоса, и их пресса.
  Бесправность рабов этого уклада азиатского способа производства заключается еще и в том, что срока их заключения не определены, в отличие от рабов в системе ГУЛаг'а: все зависит от решения очередной комиссии, от ее произвола. Так, "трудотерапия" В. Шепилова в швейках дурдомов длится уже 27 лет. Один лондонский священник, чтобы привлечь внимание к этому малоизвестному узнику нашего рабовладельческого уклада, даже установил с 17 февраля 1988 года пост на хлебе и воде в своей церкви, поставив в ней для себя клетку из железных прутьев. Ежедневно он собирает под петицией за освобождение этого узника около 200 подписей. Таким образом, этот сектор экономики еще не дождался своей перестройки, как и весь государственно-бюрократический рабовладельческий уклад, о полной ликвидации которого пока не слышно.
   Государственно-бюрократический рабовладельческий уклад с первых лет революции до середины 50-х годов давал 20-25% общего объема работ, выполнявшихся нашей многоукладной экономикой. Начиная с ХХ съезда партии этот объем постепенно сокращался, но отнюдь не исчез. В настоящее время он составляет порядка 5%. И, к сожалению, набор рабсилы в этот уклад экономики до сих пор остается наперед планируемым, что свидетельствует о продолжающихся (хотя и не в таких размерах, как ранее) нарушениях так называемой социалистической законности.
  Вскоре выяснилось, что экономика, которая по теории поступательного развития должна бы давать высокую по сравнению с капиталистической производительность труда, скатилась на уровень много ниже не только феодального, но и античного. Списать все беды на последствия гражданской войны не удалось. Лечить экономику высшей формации - социализма - "несуществующие" сионо-масоны предложили экономикой свергнутой формации - капитализмом (нэпом). С той "несущественной" при интернационализме разницей, что теперь вместо капиталистов из коренного населения стали хозяйничать почти исключительно капиталисты-революционеры или, как их назвали, нэпманы. В наши дни - дни практически второго нэпа - у коренного населения опять нет денег, чтобы открывать кооперативы.
  Вводя под давление обстоятельств, навязанных сионо-масонами, новую экономическую политику, В.И. Ленин неоднократно заявлял, что эта мера вынужденная и временная. И.В. Сталин, как верный ученик и последователь В.И. Ленина, после его смерти стал последовательно свертывать частный капитал, но до конца вырваться из паутины сионо-масонской политической надстройки не сумел несмотря на все свои старания до конца жизни: ведь с этой надстройкой не мог совладать даже сам В.И. Ленин! Почему? Причина проста: чтобы взять власть, сил у большевиков, а тем более материальных средств, крайне не хватало и пришлось согласиться на прием в большевики практически всего того Бунда, с которым В.И. Ленин всю жизнь воевал!
  
  Государственно-бюрократический феодальный уклад.
  Данная составная часть базиса азиатского способа производства практически полностью была сформирована И.В. Сталиным в конце 20-х - начале 30-х годов. Это было сделано в рамках осуществления коллективизации сельского хозяйства, которая и означала создание государственно-бюрократического феодального уклада в нашей экономике. К 1927 году, когда шумно отмечалось 10-летие Октября, сельское хозяйство в целом перевалило уровень 1914 года (последнего мирного года старого режима), однако его валовая продукция по зерну составляла лишь 91% довоенного уровня, а товарная часть зерновой продукции, продаваемая крестьянами на сторону, т.е. для снабжения городов и армии, едва доходила до 37% довоенного уровня, причем производили ее, главным образом, кулацкие хозяйства. Сионисты и масоны клали на стол И.В. Сталина прогнозы о существовании опасности дальнейшего падения товарной продукции зерна, натравливая его тем самым на физическую ликвидацию кулачества, как враждебного класса.
  
  К такому положению в области товарного сельского хозяйства привело дробление крупных капиталистических сельских хозяйств на мелкие, начавшееся в 1918 году после национализации всей земли государством, что особенно характерно для азиатского способа производства. Вспомните слова В.И. Ленина, приведенные выше, о том, что "ключ восточных порядков - отсутствие частной собственности на землю". "Вся земля - собственность главы государства". Однако этот главный принцип экономики азиатского способа производства, введенного у нас после октября 1917 года, был на практике нарушен осуществлением лозунга революции - "Земля - крестьянам!", а это привело к фактической потере государством контроля над земельной собственностью, хотя она все же продолжала считаться государственной. Процесс дробления хозяйств на мелкие и мельчайшие, которые становились полунатуральными, продолжался. Такие хозяйства были не в состоянии давать товарное зерно, не в состоянии достичь даже довоенного уровня, что ставило население городов и армию перед лицом хронического голода. Но как мы видели выше, затягивание нормирования продуктов по карточной системе было в интересах наживы сионистских оккупантов. Их такое положение устраивало со всех сторон. Кроме того, кризис зернового хозяйства неизбежно приводил и к кризису животноводства: скотину нечем было кормить. Чтобы оградить себя от голода, оккупанты и их пособники - эти бюрократы-нахлебники на шее народа - тоже ввели себе нормирование продуктов, но не по скудным карточкам, а по системе пайков, дифференцированных для разных уровней сионо-масонской пирамиды оккупантов-бюрократов. Эта система существует по сей день, обеспечивая оккупантов и их примасоненных пособников черной и красной икрой, севрюгой, лососиной, телятиной и многочисленными прочими продуктами, которых даже в глаза не видели подросшие молодые поколения нашего народа. Итак, коллективные интересы объединенного класса, представители которого являлись одновременно и рабовладельцами, и феодалами, и помещиками, и капиталистами, и вождями первобытных общин таежных охотников за мягким золотом, и вождями полярных оленеводов, - эти интересы требовали доукомплектования базиса азиатского способа производства государственно-бюрократическим феодальным укладом. За спиной И.В. Сталина эти интересы и вдохновлял вождя на их осуществление верховный раввин всея Руси, а на миру - член Политбюро Лазарь Моисеевич Каганович. Именно на его совести лежит физическое уничтожение 20 млн. лучших крестьян вместе с их семьями - так называемых кулаков, а по существу тех, кто и давал в основном стране товарное зерно и прочую сельскохозяйственную продукцию. Сейчас все это списывается на одного И.В. Сталина, о роли Кагановича - полнейшее молчание! Запрещено мировым Сионом и местными его оккупантами, вот уже 70 лет сосущими кровь нашего народа.
  
  Крепостное право было отменено в России 10 февраля 1861 года, а ровно через 70 лет - к 1931 году была завершена сплошная коллективизация сельского хозяйства. Земля, за исключением маленького приусадебного участка, была вновь отобрана у крестьян и вошла в состав крупного хозяйства, но не капиталистического, как до революции, а - на формацию ниже, т.е. феодального. Единственная разница с прежним феодализмом заключалась в том, что роль помещика теперь исполнял назначаемый (формально, якобы выбираемый на общем собрании) райкомом партии председатель колхоза, госбюрократ, исполнитель воли оккупантов. Крестьянин же вновь становился крепостным, прикрепленным к земле отсутствием паспорта, без которого он не мог никуда уйти из деревни. Но он становился крепостным с наделом, дававшим некоторую гарантию, что смерть от голода наступит не сразу. И все же начало 30-х годов, когда весь хлеб, производимый в колхозах, стал отбираться оккупантами, ознаменовался голодом по всей стране, и особенно в наиболее хлебородном Поволжье, где люди доходили до людоедства. А в это время сами оккупанты и их дети, получившие теперь по книге Анатолия Наумовича Рыбакова, даже вопреки замыслу автора, презрительную кличку "дети Арбата", ели досыта из пайков такие продукты, которые даже в западных буржуазных семьях были редкостью, считались (да и поныне считаются) слишком дорогими и не по карману. "Память" это помнит, несмотря на запрет помнить. Кстати, помнит она, что и жили эти госбюрократические феодалы в дворянских особняках того же Старого Арбата и в их загородных имениях, превращенных в новом "революционном" лексиконе в "дачи". Поэт Станислав Юрьевич Куняев в стихотворении "Размышления на Старом Арбате", написанном как отклик на упомянутую книгу А. Рыбакова, писал:
  Наша возникшая разом элита,
  Грозного времени нервная свита,
  Как вам в тридцатые годы спалось?
  Вы танцевали танго и чарльстоны,
  Чтоб не слыхать беломорские стоны
  Там, где трещала крестьянская кость.
  Знать не желают арбатские души,
  Как умирают в Нарыме от стужи
  Русский священник и нищий кулак.
  Старый Арбат переходит в наследство
  Детям. На Волге идет людоедство.
  На Соловках расцветает ГУЛаг.
  Так переливалась рабсила из создаваемого госбюрократического феодального уклада в расштряемый вновь уклад госбюрократического рабовладения. Но мало кто из 20 млн. недорасстрелянных староарбатскими обитателями кулаков, тех, кому стенку на месте заменили лагерем, вышел на волю - всех в мерзлоту опустили... А исполнитель - Яков Аркадьевич Яковлев (Эпштейн) - наркомзем.
  Ну, а как с товарным хлебом, с товарным мясом? С начала коллективизации прошло около 60 лет, дополнительно распахана дважды - раз при Сталине, раз при Хрущеве - оставшаяся целина. Не помогло! Это экстенсивный путь; а интенсификация, о которой десятилетиями говорят, недостижима - не в той формации живем. При азиатском способе производства она не предусмотрена, хоть из шкуры наружу вылезь! Россия, которая при феодализме и дореволюционном капитализме веками торговала зерном и сама была им завалена - не знала, куда девать, - теперь десятилетиями закупает его за границей. И не мудрено - даже по сравнению с феодализмом мы сейчас стоим на две формации ниже! А в общем производительность нашего труда ниже на три формации. Так что наше постоянное отставание в производительности сельского хозяйства даже от такой классической феодальной страны, как Иран, научно обосновано. Иначе быть и не может!
  Плачевный опыт как коллективизации, так и совхозизации показывает, что единственным демократическим путем подъема производительности сельскохозяйственного производства до уровня наиболее развитых в этом отношении стран является создание крепких семейных хозяйств, именно таких, которые раньше назывались у нас кулаками, а в США называются фермерскими и кормят теперь чуть не полмира своей сельхозпродукцией. Одна из немалых причин успешного развития зарубежных производителей лежит в ликвидации конкуренции со стороны нашего сельского, и в первую очередь, зернового хозяйства. А вызвано такое положение тем, что сионские оккупанты перевели нас на азиатский способ производства, после чего производительность труда снизилась в 10, а то и в 100 раз.
  
  Государственно-бюрократический первобытнообщинный уклад ( советский фильм "Начальник Чукотки", в новейшей истории легенда повторилась в виде разработки нефти и газа губернатором Абрамовичем )
  Этим укладом базис азиатского способа производства был доукомплектован в ходе коллективизации сельского хозяйства, которая охватил среди прочих и находившиеся на стадии первобытнообщинного строя (да и по сей день недалеко ушедшие от нее) племена охотников за ценной пушниной тайги (например, эвенков и др.), а также оленеводов и охотников на северного морского зверя (чукчи и пр.). Обязанности патриархальных глав больших семейств или вождей у таких народов стали выполнять назначаемые сверху госбюрократы, а ценный товар начал уплывать (как официально, так и контрабандой) за рубеж.
  
  Государственно-бюрократический капиталистический уклад ...
  Государственно-бюрократический капиталистический уклад был воссоздаваем в годы НЭПА с 1923 по 1926 в виде мелкобуржуазного капитализма индивидуальных предпренимателей, артелей, торговых кооперативов, сдачи территорий в концессии зарубежным собственникам под юрисдикцией государства, создание зарубежных концернов на советской территории. Свернут Сталиным в годы индустриализации, ознаменовавший построение государственно-бюрократический феодальный уклада в промышленности, однако государственно - бюрократический капиталистический уклад воссоздан Горбачевым с закона о кооперации, продолжается с 1985 года и поныне, переходя плавно в государственно-бюрократический феодальный уклад посредством изменения законодательства с 2005 года, особенно в 2011 году.
  Численный состав номенклатуры сохраняется, однако в связи с переходом к либеральной риторике в пропаганде и к ненадобности официальной идеологии, что привело к созданию виртуальных Партий, номенклатура бывшего КПСС приобрела двойное гражданство (Березовский, Абрамович и т.д. численность высшего звена номенклатурщиков в СССР около 100 тысяч новых бизнесменов), скупила вилы на курортах в Западной Европе и наездами проводит проверку своего бизнеса, сосредоточившись на установлении связей с зарубежными банкамии сохранением там своего капитала. После названных поправок численность высшего звена номенклатурщиков в СССР составит цифру порядка 100 000 человек ("МЕСТО НОМЕНКЛАТУРЫ В ИСТОРИИ", Михаил Восленский).
  
  МЕСТО НОМЕНКЛАТУРЫ В ИСТОРИИ. Михаил Восленский
  8. Численность номенклатуры.
  Сколько их?
  Так как в СССР официально ничего не сообщается о номенклатуре, а списки ее считаются совершенно секретными, назвать точную цифру невозможно. Но можно, основываясь на опубликованных статистических данных, установить, какого порядка эта цифра.
  В качестве источника здесь служат материалы всесоюзных переписей населения 1959 и 1970 годов, а также цифры, включенные в пропагандистские издания о партии. Эти публикации составлены так, чтобы слить данные о номенклатуре и о ее подчиненных; поэтому нужно анализировать категории, по которым распределены цифры.
  Прежде всего надо взять справедливо поставленную во главе всего перечня категорию "Руководители партийных, комсомольских, профсоюзных и других общественных организаций и их структурных подразделений".
  Кто это такие? Первые и все остальные секретари, заведующие отделами и секторами партийных и комсомольских органов, а также председатели, заместители председателей и секретари профсоюзных органов. Все они принадлежат к номенклатуре - за исключением руководителей первичных парторганизаций. Сюда - несомненно, сознательно - не включена важная часть класса номенклатуры: основная масса партийного аппарата, тех его сотрудников, которые не являются руководителями отделов и секторов.
  Цифры же названы такие. В общесоюзном масштабе (то есть ЦК КПСС, ЦК ВЛКСМ, ВЦСПС, ЦК профсоюзов и центральные общественные организации), республиканском (ЦК нацкомпартий, республиканские ЦК комсомола, советы и ЦК профсоюзов), в масштабе краев, областей и округов (крайкомы, обкомы и окружкомы КПСС, ВЛКСМ и профсоюзов) лиц, занимающих названные номенклатурные посты, было: в 1959 году - 25 912, в 1970 году - 24 571. В масштабе районов и городов (райкомы и горкомы) их было соответственно в 1959 году - 61 728, в 1970 году - 74 934.
  Вторую категорию составляют, по схеме переписи, руководители органов государственного управления и их структурных подразделений. Кто это такие? Номенклатура, восседающая не в партийном, а в государственном аппарате: главы правительств СССР и республик, министры, председатели госкомитетов, начальники главков, управлений и отделов Советов Министров, министерств и госкомитетов, председатели исполкомов (краев, областей, округов, районов и городов), а также заместители всех этих чинов. Можно предположить, что сюда же отнесена номенклатура Верховных Советов СССР и республик, хотя, по Конституции СССР, они именуются органами государственной власти, а не государственного управления. Видимо, здесь же находится номенклатура суда и прокуратуры. Как и в первом случае, не включены номенклатурные аппараты: КГБ и дипломатическая служба. Не ясно, включена ли в перепись номенклатура Вооруженных Сил (генеральские должности).
  Цифры для второй категории даются такие. В общесоюзном, республиканском, краевом, областном и окружном масштабе: в 1959 году - 246 534, в 1970 году - 210 824. В районном и городском масштабе: в 1959 году - 90 890, в 1970 году - 70 314.[172]
  Это все, что сообщают данные переписи о численном составе того слоя класса номенклатуры, который фактически вершит политическими делами в государстве. Как мы отметили, в данных есть существенные пробелы.
  Численное расчленение номенклатуры на две категории, как это проделано в переписи, имело бы смысл, если бы одной из них была сердцевина класса номенклатуры - часть его, находящаяся в парторганизациях: их руководство и аппарат. Однако об аппарате данные вообще не сообщаются, а руководство парторганов хитроумно присчитано к руководству органов комсомола, профсоюзов, кооперативов и прочих общественных организаций, и выделить его из этой массы невозможно. Значит, даваемое переписью деление на две названные категории не имеет существенного значения для характеристики класса номенклатуры.
  Интереснее имеющееся в переписях подразделение на два масштаба. Действительно, районные и городские (в городах, где нет районов) комитеты представляют собой несколько особое - низовое звено рассматриваемой части класса номенклатуры. Если вышестоящее звено управляет главным образом через номенклатуру же, то это звено соприкасается непосредственно с управляемым населением, хотя по преимуществу в лице членов партии.
  Начнем оценку численности класса номенклатуры с этих двух звеньев. В высшее войдут руководители партийных, общественных, государственных органов в масштабе страны, союзных и автономных республик, краев, областей, округов и больших городов (свыше полумиллиона жителей). В низшее - руководители подобных органов в масштабе районов и городов с населением до полумиллиона жителей.
  В высшем звене было в 1959 году: 25 912 + 51 151 = 77 063 и в 1970 году: 24 571 + 52 276 = 76 847 человек.
  Как видим, за 11 лет число членов этой группы не только не возросло, но даже несколько сократилось. Ничего удивительного в этом нет: такая тенденция характерна для любого развившегося господствующего класса. Пресловутый "закон Паркинсона" здесь не действует именно потому, что он сформулирован для чиновников, а номенклатура не чиновничество, а класс.
  Эту цифру порядка 77 000 человек следует, с одной стороны, несколько сократить, так как не все включенные в нее руководители низших подразделений органов государственного управления, а тем более кооперативов и некоторых других общественных организаций входят в номенклатуру; такое сокращение вряд ли должно быть значительным, поскольку речь идет в целом о наиболее ответственных постах. С другой стороны, цифру эту надо заметно увеличить путем включения номенклатурщиков партаппарата, органов госбезопасности, дипломатической службы, а также, видимо, Вооруженных Сил.
  Численность партаппарата не очень велика. В 1988 году аппарат ЦК КПСС насчитывал 1940 ответственных и 1275 технических работников.[173] После проведенного укрупнения отделов ЦК их стало 10 (вместо 20). Для информации читателя приводим в конце книги как приложение перечень прежних и нынешних отделов ЦК.[174]
  Отдел ЦК КПСС насчитывает примерно 100-150 человек, отделы нижестоящих комитетов - значительно меньше. Аппарат городского райкома партии составляет 40 человек, сельского райкома - 20 человек. Аппарат МИД СССР тоже не такой многочисленный, как представляют себе на Западе. Высотный дом на Смоленской площади в Москве, занимаемый совместно Министерством внешней торговли СССР (нижние 6 этажей и пристройки) и МИД СССР, выстроен очень нерационально: немалая часть его объема используется под просторные коридоры и шахты лифтов; правда, в рабочих комнатах тесно, а кабинеты - даже у заместителей министра - маленькие, но все же рабочих мест там явно меньше, чем можно предположить.
  Но в общем несомненно, суммировав всю номенклатуру партийного, кагебистского и дипломатического аппарата, мы получили бы цифру, намного перекрывающую число неноменклатурных должностей в рассматриваемых нами категориях.
  Наша задача состоит не в том, чтобы назвать точную цифру номенклатуры: для этого нет материалов. Задача в том, чтобы установить, какого порядка эта цифра. Первую часть ответа можно уже сформулировать. После названных поправок численность высшего звена номенклатурщиков в СССР составит цифру порядка 100 000 человек.
  Теперь надо добавить низшее звено. По переписи насчитывалось в 1959 году: 61 728 + 90 890 = 152 618 и в 1970 году: 74 934 + 70 314 = 145 248 человек. Здесь мы замечаем ту, же тенденцию к сокращению численности номенклатуры.
  И в данном случае надо будет внести те же коррективы - с той, однако, разницей, что доля неноменклатурных работников среди руководителей низовых подразделений государственных и общественных организаций окажется большей, чем в предыдущем случае. Но она и здесь будет, вероятно, перевешиваться добавляемым числом аппаратных номенклатурщиков. Следовательно, мы ненамного ошибемся, если примем численность низшего звена номенклатурщиков за 150 000 человек.
  Итак, политическое господство класса номенклатуры осуществляет в СССР группа примерно в 250 000 человек - одна тысячная доля населения страны. Эта не избираемая и не могущая быть смененной жителями Советского Союза группа распоряжается их судьбами и дает им политические директивы.
  
  Но вопрос о численности класса номенклатуры в целом еще не исчерпан.
  Свыше 30 000 человек составляют руководители предприятий промышленности, строительства, транспорта, связи, сельского хозяйства, свыше 150 000 - руководители научных учреждений и учебных заведений. Это доводит число номенклатурных работников до цифры порядка 750 000.
  Когда говорят о классе, то имеют в виду не только тех, кто сам выступает в процессе производства, но и членов их семей. К дворянскому классу относится не только граф, но и его жена - графиня, и их дети. Не забудем и мы номенклатурных дам и номенклатурных деток.
  Возьмем за основу прочно вошедшее в обиход понятие статистической семьи из 4 человек: муж, жена и двое детей. Конечно, в реальной жизни в одной номенклатурной семье будут еще теща и тесть, зато в другой семье жена сама будет тоже номенклатурным чином, а в третьей не будет детей, - так что в общем, взяв за основу статистическую семью, мы не очень ошибемся.
  Помножим 750 000 на 4, получаем три миллиона. Это и есть высчитанная на основе статистических материалов приближенная численность правящего класса номенклатуры в СССР. Класс этот, включая чад и домочадцев, составляет менее полутора процента населения страны.
  Вот эти-то полтора процента и объявили себя руководящей и направляющей силой советского общества, умом, честью, совестью нашей эпохи, творцом и организатором всех побед советского народа. Эти полтора процента и шумят на авансцене, выступая от имени 290-миллионного народа и даже "всего прогрессивного человечества".
  
  
  
  
  12. Создание номенклатуры
  Вождь революции Ленин изобрел организацию профессиональных революционеров. Глава аппарата Сталин изобрел номенклатуру. Изобретение Ленина было рычагом, которым он перевернул Россию; оно, как писал Шульгин, сдано в музей революции. Изобретение Сталина было аппаратом, при помощи которого он стал управлять Россией, и оно оказалось гораздо более живучим.
  Латинское слово "номенклатура" обозначает буквально перечень имен или наименований. Этимологический смысл термина в общем соответствует его содержанию в странах реального социализма.
  Первоначально этим термином обозначили распределение функций между различными руководящими органами. Но постепенно этот смысл утрачивался и вытеснялся другим. Поскольку при распределении функций были расписаны между руководящими органами и те высокопоставленные должности, на которые эти органы должны были производить назначение, именно этот кадровый аспект, оказавшийся исключительно важным, и вместил в себя все содержание термина "номенклатура".
  Номенклатура - это: 1) перечень руководящих должностей, замещение которых производит не начальник данного ведомства, а вышестоящий орган, 2) перечень лиц, которые такие должности замещают или же находятся в резерве для их замещения.
  Почему, кем и как была создана номенклатура?
  Как уже говорилось, ленинская организация профессиональных революционеров была слишком малочисленной, чтобы в условиях огосударствления всей жизни и монопольного положения правящей партии в огромной стране обеспечить занятие всех ответственных должностей в стремительно разраставшемся партийном и государственном аппарате.
  В образовавшийся вакуум в различных звеньях власти рвалась лавина карьеристов. Для того, чтобы получить шансы на успех, требовалось в сущности немного: быть не дворянского и не буржуазного происхождения и вступить в уже победившую и прочно усевшуюся у власти правящую партию (а для молодежи - в комсомол). В качестве революционных заслуг засчитывалось пребывание в годы гражданской войны в рядах Красной Армии, куда были мобилизованы миллионы людей. Но даже если этого не было, в существовавшей неразберихе заслуги можно было легко придумать. Одним словом, путь наверх был открыт.
  Необходимость отбора людей была неоспорима. Вставал вопрос о критериях в системе отбора. Казалось бы, поскольку речь шла не о синекуре, а о работе, естественным критерием были максимальная пригодность и способность к выполнению данного дела, по советской кадровой терминологии - "деловые признаки". Однако вместо них были безоговорочно сделаны главным критерием "политические признаки". Это означало примерно то, что, если бы на пост директора физического института претендовали беспартийный буржуазный спец Альберт Эйнштейн и братишка с Балтфлота партиец Ваня Хрюшкин, отдавать предпочтение надо было Ване.
  Очевидная глупость такого подхода вовсе не свидетельствует о недомыслии тех, кто его декретировал. Когда ленинскому правительству действительно важно было иметь на руководящих постах подлинных специалистов, оно это делало: в гражданскую войну красными войсками командовали "военспецы" - бывшие царские генералы и офицеры.
  Но в целом "политические признаки" стали твердой и неизменной основой назначений на все ответственные посты в СССР. Так остается и поныне. На XXVII съезде партии в 1986 году второй секретарь ЦК КПСС Е. К. Лигачев отметил: "В ряду важнейших критериев подбора кадров мы на первое место ставим политические качества работника".[131]
  Торжество "политических признаков" объяснялось следующей закономерностью, мало понятной в условиях капиталистической конкуренции: при реальном социализме считается целесообразным - хотя об этом не принято прямо говорить - назначать на посты людей, которые для работы на этих постах не очень подходят, а в ряде случаев совсем не подходят.
  Это на первый взгляд нелогичное явление, с которым, однако, сталкиваешься на каждом шагу в любой социалистической стране, имеет вполне рациональное объяснение. Каждый должен чувствовать, что он занимает место не по какому-то праву, а по милости руководства, и если эта милость прекратится, он легко может быть заменен другим. На этом основывается известный сталинский тезис, охотно повторяемый и поныне: "У нас незаменимых людей нет". Поскольку этот руководящий тезис применим к Эйнштейну в меньшей степени, чем к Хрюшкину, назначать надо Хрюшкина. Как видите, логика здесь есть. За многие годы в Советском Союзе мне лишь в редких случаях доводилось встречать людей, действительно подходивших к своим постам, - и обычно у них всегда бывали неприятности: так как общий признак подбора кадров был иным, объективно получалось, будто именно они занимали не свои места.
  Этот принцип кадровой политики порождал у счастливых назначенцев не просто покорность воле начальства, но бурное стремление выслужиться, чтобы хоть таким путем стать незаменимыми. При этом выслужиться - не значит хорошо работать, а значит хорошо делать то, чего желает назначающее и соответственно могущее сместить с поста начальство.
  Такой результат, ощутимый, даже если речь идет о мелких служащих, сулил неоценимые политические возможности на уровне руководящих чинов партийного и государственного аппарата. Произвольно назначенные по "политическим признакам" и весьма легко заменимые, эти чины готовы были всячески выслуживаться перед назначавшими их, чтобы удержаться и получить еще более высокие посты.
  Кто был этим назначавшим и, следовательно, потенциальным хозяином быстро разраставшейся номенклатуры?
  Все дело назначения руководящих кадров в стране Сталин сосредоточил в руках своих и своего аппарата. Так под прикрытием примата "политических признаков" при отборе кадров Сталин создал ситуацию, в которой автоматически вся новая номенклатура оказывалась преданной лично ему.
  Западные биографы Сталина не раз делали превратившееся постепенно в общее место противопоставление: Троцкий, Бухарин, Зиновьев и другие, с их позерством и любованием собственным красноречием, - и неуклюжий плебей Сталин, молчаливо и упорно работающий в партийном секретариате.
  Ситуация, может быть, и выглядела так. Но главное было не в этой внешней коллизии. Главным было существо той работы, которую делал Сталин. Недалекие острословы называли его тогда "товарищ Картотеков". Он и вправду вместе со своими сотрудниками постоянно возился с карточками, заведенными на руководящих работников. "Кадры решают всё", - сформулирует он впоследствии свою установку. Эти кадры он старательно изучал, просеивал через сито своих интересов и расчетов, размещал их на различных уровнях номенклатуры, как композитор ноты на нотной линейке, чтобы возникала нужная ему симфония. Как мне рассказывали, картотеку на наиболее интересовавших его по тем или иным соображениям людей Сталин с первой половины 20-х годов вел сам, не допуская к ней даже своего секретаря.
  
  Однако было бы наивно представлять себе работу по формированию номенклатуры в образе Сталина с парой помощников, роющихся в картотеке. Сталин создал систему подбора руководящих кадров в партии и государстве. Она привела его к власти и осталась его главным свершением.
  
  Некоторые общие соображения об этой системе Сталин впервые изложил на XII съезде партии в 1923 году, представляя делегатам организационный отчет ЦК: "...необходимо подобрать работников так, чтобы на постах стояли люди, умеющие осуществлять директивы, могущие понять директивы, могущие принять эти директивы, как свои родные, и умеющие их проводить в жизнь. В противном случае политика теряет смысл, превращается в маханье руками", - говорил Сталин.[132] Основная идея состояла, таким образом, в том, чтобы на ответственные политические посты в стране посадить ретивых исполнителей директив. А для этого, пояснял Сталин, "необходимо каждого работника изучить по косточкам",[133] необходимо "знать работников, уметь схватывать их достоинства и недостатки".[134]
  
  Вот как функционировала на практике сталинская система создания номенклатуры.
  
  В 1920 году были образованы в ЦК и губкомах РКП (б) учетно-распределительные отделы. Они стали первыми органами, специально занимавшимися выдвижением и перемещением ответственных партийных работников, а также учетом кадров. Отделы не только выдвигали, но и "задвигали" людей, ведя учет лиц, "подлежащих переводу к станку и плугу".
  
  В апреле 1922 года Сталин стал Генеральным секретарем ЦК. В августе того же года на XII партконференции было впервые сообщено количество партийных работников в аппарате, который был фактически подчинен Секретариату ЦК. В Москве было 325 человек, в губерниях - 2000, в уездах - 6000; кроме того, в волостях и на крупных предприятиях - 5000 освобожденных секретарей парткомов, всего 15 325 человек.[135] Такова была уже к этому моменту численность сталинского партийного аппарата.
  
  В уже цитированном докладе на XII съезде партии Сталин объявил: "Доселе дело велось так, что дело учраспреда ограничивалось учетом и распределением товарищей по укомам, губкомам и обкомам. Теперь учраспред не может замыкаться в рамках укомов, губкомов, обкомов... Необходимо охватить все без исключения отрасли управления".[136]
  
  И действительно: после XII съезда партии, когда стало ясно, что Ленин к власти больше не вернется, в учетно-распределительных отделах были немедленно сконцентрированы учет и распределение ответственных работников "во всех без исключения областях управления и хозяйства".
  
  Особенно активно действовал подчиненный непосредственно Секретариату ЦК РКП (б) Учетно-распределительный отдел ЦК, о котором Сталин говорил, что он "приобретает громадное значение".[137]
  
  В 1922 году Учраспред ЦК произвел более 10 000 назначений.[138] В 1923 году он расширил работу. В отделе было создано 7 комиссий по пересмотру состава работников основных государственных и хозяйственных органов: в промышленности, кооперации, торговле, на транспорте и в связи, в финансово-земельных органах, в органах просвещения, в административно-советских органах, в наркоматах иностранных дел и внешней торговли.[139]
  
  Руководящие должности в партийных комитетах по уставу партии - выборные. Путь к обходу этого пункта устава был без труда найден: руководящие партийные органы "рекомендуют" нижестоящим лиц, подлежащих избранию. Например, кандидатуры секретарей волостных комитетов партии рекомендовал губком, кандидатуры секретарей губкома - Секретариат ЦК. Секретариат вел напряженную работу по подбору и перестановке этих новых губернаторов: в 1922 году были перемещены 37 секретарей губкомов и 42 новых "рекомендованы".[140] Показательно, что тот же Секретариат ЦК рекомендовал кандидатов не только нижестоящим, но и вышестоящему органу - Оргбюро ЦК, которое принимало решение о замещении высших постов в партии и государстве. Так Секретариат во главе со Сталиным централизовал в своих руках дело назначения на наиболее ответственные руководящие должности в стране.
  
  Бурная деятельность сталинского Секретариата и его Учраспреда расчистила путь к закономерному созданию новой обстановки в партийном аппарате. Ее обрисовал Троцкий в письме в ЦК от 8 октября 1923 года и в опубликованной в декабре 1923 года работе "Новый курс".
  
  Отметив, что даже в годы военного коммунизма система назначений в партии не составляла и десятой доли достигнутого ею размера, Троцкий подчеркивал, что эта система сделала секретарей-назначенцев независимыми от местных партийных организаций. Работники партийного аппарата не имеют больше - или во всяком случае не высказывают - собственного мнения, а заранее соглашаются с мнением "секретарской иерархии". Массе же рядовых членов партии решения этой иерархии вообще спускаются в виде приказов.[141]
  
  Что это за процесс? Троцкий называет его "бюрократизацией партии". Но это беззубое определение, да другим оно и быть не могло, так как Троцкий сам в 1923 году находился еще в Политбюро. Происходит другое: раздвигаются общественные слои. Один слой - секретари парткомитетов и их аппарат - идет вверх и начинает безапелляционно изрекать приказы, другой - идет вниз и вместе с беспартийными вынужден беспрекословно эти приказы исполнять. Троцкий сам констатирует: "Партия живет на два этажа: в верхнем - решают, в нижнем - только узнают о решениях".
  
  Письмо Троцкого - как бы моментальная фотография процесса классообразования в советском обществе.
  
  Между тем был открыт шлюз для носителей этого процесса - лезших к власти карьеристов. После смерти Ленина был объявлен "ленинский призыв" в партию. В итоге к маю 1924 года (XIII съезд партии) число ее членов возросло почти вдвое по сравнению с апрелем 1922 года (XII съезд): с 386 000 до 736 000. Половину партии составляли теперь новобранцы - только не "ленинского", а сталинского призыва. Им чужда была поседевшая в ссылках и эмиграции ленинская гвардия, как бы она ни переродилась к тому времени. Новобранцы шли в ряды не тех, кого ссылают, а тех, кто ссылает, шли не совершать революцию, а занимать хорошие места после совершенной революции. Они были потенциально людьми Сталина. На книге "Об основах ленинизма" - своей претензии на роль систематизатора и толкователя теоретических взглядов Ленина - Сталин демонстративно написал: "Ленинскому призыву посвящаю".
  
  Секретариат ЦК продолжал развертывать работу по формированию номенклатуры. Для 1924 года есть цифровые данные: в этом году числилось около 3500 должностей, замещение которых должно было осуществляться через ЦК, и около 1500 должностей, на которые назначали ведомства с уведомлением Учраспреда ЦК". Еще более обширной была номенклатура губернских, волостных и прочих партийных комитетов. В 1925 году платный партийный аппарат ВКП(б) составлял 25 000 человек - по одному на каждые сорок коммунистов. В одном только аппарате ЦК насчитывалось 767 человек[142].
  Тем временем в 1924 году Учраспред слился с Оргинструкторским отделом ЦК. В результате был образован Орграспредотдел, ставший фактически главным отделом в аппарате ЦК. Орграспред, во главе которого Сталин поставил Л. М. Кагановича, формировал как партийную, так и государственную номенклатуру, причем число назначений на руководящие должности в государственном аппарате перевешивало: в период с конца 1925 года (XIV съезд ВКП(б) до 1927 года (XV съезд) Орграспред произвел 8761 назначение, в том числе только 1222 - в партийные органы.
  В 1930 году Орграспред был снова разделен на два отдела: Оргинструкторский, занимавшийся назначениями и перемещениями в партийном аппарате, и Отдел назначений с рядом секторов (тяжелой промышленности, легкой промышленности, транспорта, сельского хозяйства, советских учреждений, загранкадров и др.)? ведавший вопросами формирования номенклатуры в аппарате государства.[143] Сталин так по-военному характеризовал "командный состав партии": "В составе нашей партии, если иметь в виду ее руководящие слои, имеется около 3-4 тысяч высших руководителей. Это, я бы сказал, - генералитет нашей партии. Далее идут 30-40 тысяч средних руководителей. Это - наше партийное офицерство. Дальше идут около 100-150 тысяч низшего партийного командного состава. Это, так сказать, наше партийное унтер-офицерство".[144]
  Будущий генералиссимус включил, очевидно, в первую группу всех членов ЦК ВКП(б), ЦК нацкомпартий, обкомов и крайкомов; во вторую - членов районных и городских комитетов партии; в третью - секретарей первичных парторганизаций, членов их комитетов и бюро. Таким образом, речь шла только частично - в первых двух группах - о номенклатуре, причем значительная часть партийного аппарата вовсе не была учтена. Как нередко бывало, приведенные Сталиным цифры ни о чем не говорили. Но иерархическое мышление, пронизывавшее процесс создания номенклатуры, отразилось в этих словах очень ясно.
  Каковы были взаимоотношения между созданной таким образом номенклатурной иерархией и ее творцом Сталиным?
  Эти отношения не исчерпывались преданностью аппаратчиков своему вождю. Они были не лирическими, а вполне реалистическими, как всегда бывает в социальных явлениях.
  Сталинские назначенцы были людьми Сталина. Но и он был их человеком. Они составляли социальную опору его диктатуры, но не из трогательной любви к диктатору-грузину: они рассчитывали, что он обеспечит их коллективную диктатуру в стране. Подобострастно выполняя приказы вождя, они деловито исходили из того, что эти приказы отдаются в их интересах. Конечно, он мог любого из них в отдельности выгнать и ликвидировать, но пойти против слоя номенклатуры в целом Сталин никак не мог. Безжалостно уничтожая целые общественные группы: нэпманов, кулаков, духовенство, - Сталин старательно заботился об интересах своих назначенцев, об укреплении их власти, авторитета, привилегий. Он был ставленником своих ставленников и знал, что они неуклонно выполняют его волю, лишь пока он выполняет их волю.
  Волей сталинской гвардии было обеспечить свое безраздельное и прочное господство в стране. Уже однажды обманувшие надежды на мировую революцию и пытавшиеся их гальванизировать троцкистские рассуждения о "перманентной революции" не устраивали усаживавшихся у власти сталинцев. Они не хотели быть временщиками и ставить свое будущее в зависимость от новых событий, слабо поддающихся их контролю. Сталин поспешил облечь эту волю своих назначенцев в солидно звучавшую формулу: "построение социализма в одной стране".
  С точки зрения теории Маркса и Энгельса формула была совершенно бессмысленной. Для основоположников марксизма было очевидно, что бесклассовое общество не может быть создано как остров в море капитализма. Но сталинские назначенцы с восторгом приветствовали новую формулу, освящавшую их власть словом "социализм". Их не смущало то, что, по словам Сталина, победа социализма в одной стране могла быть "полной, но не окончательной". Цель тезиса о неокончательности победы социализма в СССР была не в том, чтобы возбуждать нездоровые надежды у советского населения. Целью было использовать "угрозу реставрации капитализма" как обоснование сталинской внутренней, военной и внешней политики. А утверждение, что победа социализма в СССР может быть полной, как раз и означало признание стабильности и окончательного характера режима.
  Формула о построении социализма в одной стране действительно оказалась исторической. Она стала теоретическим обоснованием создания не нереального марксистского, а реального советского социализма.
  О том, что этот социализм в основном построен, Сталин объявил в связи с принятием Конституции 1936 года - в промежуток между первым и вторым московскими процессами.
  
  newsbabr.com/?IDE=108077
  Так ли страшны "черные списки"?
  Проект ФЗ РФ Љ 89417-6 способен создать пользователям только временные неприятности, но опасаться масштабной цензуры в сети нет оснований.
  Несмотря на летнее затишье, полным ходом идут консультации интернет-компаний с представителями закона - то есть Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК) с Минкомсвязью. Все участники процесса и
  заинтересованные лица понимают, что известный законопроект о "черных списках" не имеет ровным счетом никакого отношения ни к защите детей, ни к порнографии, ни к другим видам незаконного контента, а является
  инструментом политической цензуры.
  Не понимают этого, правда, 73% граждан России по версии ВЦИОМа, но это ничего, это им скоро объяснят - в
  ближайшем РОВД, а особенно невезучим - в СИЗО.
   Пока же отрасль пытается как-то минимизировать свои потери. Закон предусматривает три ступени блокировки: по адресу страницы (например,
  blahblahblah.livejournal.com), по домену (livejournal.com) и по IP-адресу. Интересы провайдеров и контентных компаний тут некоторым образом расходятся - так что приходится искать компромисс. Блокировка по
  домену категорически не устраивает, например, Livejournal Inc. - поскольку из-за одного дневника будет заблокирован весь ЖЖ. Именно это и произошло, когда правительству Казахстана разонравился в свое время дневник Рахата Алиева. Блокировка по адресу страницы - инструмент гораздо более прицельный, но дорогой: МТС, например, придется потратить на систему фильтрации 50 миллионов долларов.
  Понятно, что провайдеров с такими деньгами у нас можно пересчитать по пальцам одной руки. В результате с
  рынка уйдут мелкие компании, что в итоге уменьшит конкуренцию, ухудшит
  качество услуг и - ну да, сделает интернет в России более контролируемым.
  Сейчас вроде бы достигнут какой-то промежуточный компромисс, смысл
  которого не совсем, правда, ясен.
  Давайте попробуем разобраться с тем, будет ли этот закон работать и как.
  Что они могут нам сделать?
  Во-первых,
  разделегировать доменное имя.
  Как это работает, мы видели в момент превращения torrents.ru в rutracker.org. Сайты просто будут уходить
  из зоны .ru. Это очень жаль, но ничего страшного не произойдет.
  Во-вторых,
  возможна блокировка по IP-адресу - проще всего, дешевле всего, вреднее всего и бессмысленнее всего. Времена, когда одному сайту соответствовал один IP-адрес, давно прошли, и даже эпоха shared hosting заканчивается.
  Пока это самый распространенный вариант: на одном сервере, имеющем один
  IP-адрес, расположено множество сайтов. Стоит Роскомнадзору (или кто будет
  вести эти самые "черные списки") попытаться прикрыть один из них - и вы
  перестаете видеть все остальные сайты с того же сервера. В общем, именно
  поэтому контентные компании настаивают на дорогой блокировке по URL. Что
  произойдет, если все-таки попытки ограничения доступа по IP будут
  предприниматься в сколько-нибудь товарных масштабах? Ответ: ничего.
  То есть какие-то интернет-магазины и сервисы потеряют деньги за то время,
  пока их сайт будет недоступен, а в остальном - ничего. Владельцы сайтов
  перейдут на облачные сервисы - Amazon, Google или даже Microsoft. На них у
  сайта нет постоянного IP-адреса, а есть много - и они все время меняются.
  Роскомнадзор может попробовать эти изменения отслеживать в реальном
  времени, но это поможет только отчасти, сайт на таком хостинге все равно
  будет виден, хотя и с некоторыми перебоями. То есть так можно заткнуть
  stand-alone-страничку на собственном домене у небольшого провайдера - но
  сколько вам таких известно?
  Теперь перейдем к блокировке по домену. При этом обычно происходит подмена
  DNS-записей на DNS-серверах операторов связи. Вообще система DNS
  преобразует доменное имя (например, blahblahblah.com) в его IP-адрес
  (например, 194.158.0.0) и наоборот. Запрос этот можно на уровне провайдера
  перехватить и дать неверный, то есть требуемый Роскомнадзором, ответ. В
  результате вы видите что-нибудь вот такое: Что делать? Не пользоваться
  DNS-серверами провайдера, а пользоваться публичными, находящимися за
  пределами России, скажем, Google Public DNS. Перейти на них не просто, а
  очень просто, вот инструкция для Windows XP, например.
  Ну и, наконец, блокировка по URL. Два базовых решения, которые следует
  пробовать сначала, - анонимайзеры и VPN. Под анонимайзерами я здесь имею в
  виду либо анонимные прокси-серверы, либо сервисы типа Tor. Последний в
  смысле обхода цензуры - это, конечно, несколько overkill, из пушки по
  воробьям. Самая сильная сторона Tor - обеспечение анонимности, которой мы
  здесь не касаемся. Пользоваться им в последнее время стало уже даже не
  просто, а очень просто - как обычным браузером Firefox, - но скорость
  чрезвычайно низка. Кроме того, в принципе, Tor можно попытаться
  заблокировать на государственном уровне, как китайские товарищи, но
  получается не очень. Анонимные прокси-серверы хорошо подходят, если вам
  нужно просто почитать что-нибудь, и хуже - если нужно пользоваться
  сервисами, многие из которых отказываются работать с такими
  пользователями. Никакой реальной анонимности они при этом не обеспечивают,
  это просто так называется. Настраивается эта штука легко, списков прокси
  тоже бесконечно много, вот, например, один из них.
  Наконец, VPN, технология, очень просто говоря, шифрующая всю информацию,
  которой вы обмениваетесь с тем или иным сайтом, - это наиболее
  универсальный ответ на интернет-цензуру, который обойдется вам в 15-20
  долларов в месяц. Можно и бесплатно, но за деньги как-то надежнее.
  Пользоваться русскими сервисами типа Hideme.ru в текущей ситуации нет
  смысла (особенно если вы озабочены анонимностью), но наличия карточки
  любого российского банка достаточно для того, чтобы подключиться к
  сервисам западным.
  В общем, ответ на вопрос о том, стоит ли бояться нового закона, устроен
  примерно вот как. В основном - нет, не стоит, работать он не будет. Есть
  два способа отрезать доступ к сайту в России - перекрыть интернет целиком
  (это очень легко) или физически воздействовать на владельца (хотя в случае
  Ingushetia.ru и это не помогло). Оба весьма действенны, но мы сегодня не о
  политике как таковой, а об интернете. При всем том, разумеется, стоит
  принять определенные меры безопасности для обеспечения своей анонимности -
  сделать так, чтобы не был виден ваш реальный IP. О том, как это сделать,
  поговорим как-нибудь в следующий раз. Владимир Санин.
  
  Отклики о несогласных, КГБ, ФСБ, новом дворянстве
  Сергей Белашов
  Отклики о несогласных, КГБ, ФСБ, новом дворянстве КПСС и Единой России.
  
  Рецензия на "Стратегия 31" (Ирина Купцова)
  Акции указанных группочек "несогласных" вызывают отвращение своей глупостью, отсутствием положительного отзыва в трудящихся массах и реальной революционной теории. Может это просто провокационные мероприятия ФСБ с целью адсорбирования недовольных и взятия их на официальный учет?
  Сергей Белашов   11.08.2010 13:37   
  
  Да бросьте вы прикидываться патриотом! Чем вам не угодила ФСБ? Тем что является аналогом Комитета Государственной Безопасности?
  Ирина Купцова   11.08.2010 13:44   
  
  Комитет Государственной безопасности вместо защиты безопасности Социалистического отечества, защищал безопасность коллективного эксплуататора в лице сословия нового дворянства - КПСС.
  ВСБ занимается тем же, поскольку сословие нового дворянства, отбросившего ширму КПСС, пополнилось еще и сословием криминального дворянства.
  Сергей Белашов   11.08.2010 13:48   
  
  что за демагогия?
  Когда вы вдруг переродились легонько сбросив плюс на минус?
  Ирина Купцова   11.08.2010 14:03   
  
  Демагогия это что? Это в Вашем понимании диалектика? Что-то вы очень беспокоитесь за честь мундира ФСБ!
  Сергей Белашов   11.08.2010 23:18   
  
  Даже при брежневском застое страна не падала в регресс. ЦК КПСС так или иначе обеспечивал поступательное движение. Глупость хрущёвско-брежневской верхушки заключалась в том, что умников, тех что могли обеспечить существование и развитие страны - учёных, интеллектуалов - недооценили.
  Ирина Купцова   21.08.2010 00:22   
  
  Спасибо за отзыв, но по поводу провокации... Эти оранжевые ребята и ФСБ?... какое нелепое предположение...
  Ирина Купцова   21.08.2010 00:38   
  
  Умников в период Хрущева-Брежнева очень даже оценивали, сажали в психушки, высылали из страны, лишали работы и средств существования, обвиняли в несовершенных преступлениях и сажали в тюрьмы.
  А насчет методов спец.служб, так они действуют по приниципу "в любви и на войне все дозволено". Нет ничего тайного, чтобы не стало явным. Почитайте про зубатовщину, провокаторов Гапона, Азефа, Багрова и др. Чтобы создать любую общественную организацию нужны деньги. У пролетариев их нет. Так на какие деньги создаются общественные организации и зачем они создаются Властями?
  Сергей Белашов   21.08.2010 13:17   
  
  Ну, если бы вех пересажали или выслали...тогда...
  А в космос худо-бедно мы слетали или нет? И с самолёто-строением тоже как-то управлялись... Да и в медицине тоже... И в кинематографе... и...
  Вообще грандиозным периодом индустриализации вектор движения был задан очевидны - вперёд!
  Ирина Купцова   21.08.2010 16:09   
  
  Очевидно, что КПСС вместе с его руководством интеллектуально и морально выродились и пр-ли страну. Значит, уничтожение лидеров-пассионариев в СССР велось ускоренными темпами и заменить пр-ся руководителей КПСС оказалось некому. Сегодня Власть признает отсутствие лидеров в управлении страной, отсутствие кадрового резерва.
  Сергей Белашов   21.08.2010 20:44   
  
  Считаете, Сергей, что
  "Умников в период Хрущева-Брежнева очень даже оценивали, сажали в психушки, высылали из страны, лишали работы и средств существования, обвиняли в несовершенных преступлениях и сажали в тюрьмы"
  
  Тогда получается, что мы, тут присутствующие, обычные идиоты?
  Нас не сажали в тюрьму, в психушке не удостоились чести отметится, с работы не выгоняли, из страны не высылали и т.д. Короче жизнь не удалась? Вот такие мы серые, невзрачные и не пассионарные?
  А может всё проще и сидели там, где сидели те, кому и положено было сидеть? Только вот не все.....
  Сергей Сергеевич Сальников   12.10.2012 21:52
  
  Рецензия на "Так кто же взрывал дома" (Сергей Белашов)
  Один взрывотехник (не названный по понятным (?) причинам) сказал одному из милиционеров (не названному без всяких причин?)...
  Извините, очень напоминает "агентство ОБС".
  Мария Гринберг   08.10.2012 15:54   
  
  Не напоминает, а это и есть сие агентство. В роли одной бабы здесь - Белашов )))
  Сергей Жуков 2   08.10.2012 17:22   
  
  Значит, Геббельс дома взрывал?
  Петр Евсегнеев   08.10.2012 22:43   
  
  Дома взрывались сами, поскольку нужно было иметь мотив к развязыванию второй чеченской войны.
  Сергей Белашов   12.10.2012 11:35   
  
  Это бомбы САМИ взрываются...А дома (только теперь не с нищими, а с богатыми) скоро снова начнут РУШИТЬСЯ - и не только в РФ. Кавказ надо ставить на место, да и Обаму Хусейновича тоже...
  Петр Евсегнеев   12.10.2012 11:45   
  
  Значит - читайте материалы суда над террористами, которые взорвали дома - если вы ничего об этом не знаете или не знаете детально, а только слышали звон от агентства ОБС. )))
  Сергей Жуков 2   12.10.2012 14:46   
  
  Мэр Лужков за 18 лет своего правления не проиграл ни одного суда...НАМЕК ПОНЯЛИ?
  Петр Евсегнеев   12.10.2012 14:58   
  
  За неделю ДО ВЗРЫВА в Волгодонске по теле кажут заседание думы - главе думы Г.Селезневу помощник принес записку в 19 часов - он прочитал и взорвался:"Опять дом взорвали! На этот раз в Волгодонске! В Новом городе. Недалеко от атомной станции. Грузовик взорвался во дворе. Двадцать трупов..."
  Моя жена начала сразу звонить туда - родня посчитала ее полусумасшедшей. А ровно через неделю дом в Волгодонске взорвали - у родни окна повылетали. Да, идиоты напутали или чечены пошутили. А кто его знает. Вот будет заседание трибунала - тогда правду и узнаем...
  Петр Евсегнеев   12.10.2012 15:03   
  
  Эти басни травите свои внукам, если они у вас идиотики - может и поверят дедуле )))
  Сергей Жуков 2   12.10.2012 16:34   
  
  Хороши басни - пришлось восемь окон поменять!
  Петр Евсегнеев   12.10.2012 16:47   
  
  Басни со слов "за неделю до взрыва..." по "....посчитала её полусумасшедшей" )))
  Соображайте хоть малехо.....
  Сергей Жуков 2   12.10.2012 18:03   
  
  Да, Белашов все-таки прав: вас рано выпустили из Алексеева!
  Петр Евсегнеев   12.10.2012 20:24   
  
  БЕЛАШОВУ! А может это Жуков дома взрывал? Иначе с какого перепугу он так яростно опровергает ОЧЕВИДНЫЕ и всем известные факты?!
  Петр Евсегнеев   12.10.2012 20:27   
  
  Никаких фактов у белашова нет.... Повторение притянутых за уши чужих выдумок )))
  А вы значит не знаете, что это Белашов, а не Жуков - фактически состоит на психиатрическом учёте? ))))
  Сергей Жуков 2   12.10.2012 21:03   
  
  Щас выясним! Позовите дохтура Гараева!
  Петр Евсегнеев   13.10.2012 09:15   
  
  Сплетню о том, что я состою на психиатрическом учете я впервые услышал в Моссовете в 1990 г. от бывших членов КПСС, перебежавших в Демократическую Россию, далее именовавшихся Наш Дом Россия, а далее Единая Россия. Читайте мою книгу "Последний Моссовет" на нашем сайте, там только документы.
  Сергей Белашов   13.10.2012 13:02
  
  Рецензия на "Нужна ли олиграхической стране партия олигарха?" (Герман Смирнов)
  Прохоров разорился, ввиду своей (советской) экономической некомпетентности и ничего другого ему не остается, как идти в политику и прикрыться статусом депутата, либо в тюрьму, как Ходарковскому.
  Сергей Белашов   23.03.2012 21:29   
  
  Вряд ли он мог быть не компетентен закончив финансовый институт с красным дипломом. О каком разорении Вы пишите? Его миллиарды никуда не делись, и налоги в отличие от Ходора он платит исправно, а статус депутата и просиживать там штаны как это делают бывшие спортсмены и скоморохи ему ещё не скоро понадобиться, если вообще понадобиться. Пока ,как он заявляет, у него всё получилось к 47-ми годам, а вот не споткнуться и не попасть в лапы путинских силовиков и коррумпированной судебной власти - вот его основная задача. Тут уже многие упрекают , почему он в унисон с Зюгановым не критиковал Путина? Хотя , если внимательно его слушали, то он готовил его критиковать перед вторым туром, но этого не случилось и может к лучшему, а зачем ему как простолюдину против ветра-то ссать? Чтобы забраться в тыл волчьей стаи надо и по волчьи научиться выть, а уж потом думать о роли вожака.
  Герман Смирнов   24.03.2012 00:52   
  
  Волки не дураки, чужого в свою стаю не примут. И красные дипломы выдают только своим людям.
  Сергей Белашов   24.03.2012 13:09   
  
  Монтескье
  Михаил Любчик   10.10.2012 23:37
  
  љ Copyright: Сергей Белашов, 2012
  Свидетельство о публикации Љ21210280962
  Марксизм не догма, а руководство
  Сергей Белашов
  Марксизм не догма, а руководство.
  
  Рецензия на "Паразит и хозяин" (Эдуард Кукуй)
  "Мусульмане непрерывно отвоевывают для себя все новые льготы и истерически требуют защитить их от "дискриминации", орудуя этим страшным словом как вор отмычкой."
  
  - Ценностью капитализма является прибыль. Завоз рабов дает большую прибыль и разлагает рабовладельцев, превращая их в неспособных ни к чему белоручек. Но разложение действует и на рабов. желающих стать хозяевами и завозить новых рабов или превратить деградировавших хозяев в своих рабов. От перемены мест слагаемых сумма не меняется. Просто увеличивается количество жителей Земли, участвующих в капиталистической эксплуатации.
  Сергей Белашов   19.10.2012 21:07   
  
  К какому разряду по марсистко-зюгановской терминологии Вы отнесёте чету
  Обамы - потомки рабов или новые хозяева США, за которых уже автоматически 50% афро и латиноамериканцев, живущих на пособии государства и как большевизм относится к сути - исламизации всего мирового сообщества, не исключая и правнуков(а возможно и нынешнего
  поколения) Ваших?
  Эдуард Кукуй   19.10.2012 21:25   
  
  В соответствии с Ленинским определением классов, данных в работе "Великий почин" сказано:
  "классы это группы людей, различающиеся
  1. по месту в системе общественного производства,
  2. по отношениям к средствам производства,
  3. по роли в организации труда,
  4. по способам и
  5. размерам получения доли общественного богатства, которым они располагают.
  Классы это такие группы людей, из которых одна может присваивать себе труд другой, благодаря различию их места в укладе общественного хозяйства".
  
  Обама относится к мелкобуржуазным демократам.
  Сергей Белашов   20.10.2012 12:09   
  
  красные делили мир на классы;
  коричневые- на расы.
  Спрашивается-
  сколько всего погубили
  человеческой мяссы?
  Вам самому не смешно от марсиано- ленских классификаций полуторавековой
  давности современного человечества? Воистину - "ничего не забыли и ничему
  не научились" (Талейран о Людовиках).
  Эдуард Кукуй   20.10.2012 13:18   
  
  Любая наука начинается с классификации.
  Социальные (общественные) отношения являются также предметом изучения науки.
  Марксизм дал четкую классификацию и, главное, предсказал научно дальнейшее развитие социальных отношений, что мы наблюдаем и по прошествии 150 лет со дня создания социальной науки по названию марксизм.
  Вы, видимо, знакомы с марксизмом не по первоисточникам, а по интерпретации марксистов-ленинцев типа братьев Чубайсов, которые также изучали марксизм-ленинизм в ВУЗах, где лекции читали профессора не читавшие Маркса или читавшие, но опять-таки в ленинско-сталинской интерпретации.
  Сергей Белашов   21.10.2012 12:18
  
  Рецензия на "Догхантер. Как к ним относиться?" (Вячеслав Вячеславов)
  "умные люди давно говорят: Дайте полицейскому десять процентов от штрафа, и он будет землю рыть от усердия. Не увидите ни одной собаки без намордника, ни одного пацана, девчонку с пивной бутылкой в руке.
  Что же ты предлагаешь, скажете вы, возродить полицейское государство? Шаг влево, шаг вправо?
  А вы сейчас в каком живёте, не в полицейском?
  Вас и обворовывают, на улицу с решения суда выставляют, автомобилями давят, бутылки из-под шампанского пошли в ход! Министра Нургалиева в награду пристроили на тёплое местечко."
  
  - Нет, не в полицейском, а в колониальном, под протекторатом США.
  Сергей Белашов   19.10.2012 21:56   
  
  Спасибо, Сергей, за отклик. Думаю, Вы выдаёте желаемое за действительность. До протектората нам ещё очень далеко - целая война!
  Вячеслав Вячеславов   20.10.2012 10:09
  
  Рецензия на "Кто врёт?" (Николай Чечёткин)
  "А если Зюганов не знает реального положения России по госдолгу, и НЕ ВИДИТ ни новых портов,перевооружения армии, предприятий на дальнем Востоке, в Сибири,и местоположения на международной арене после Горбачёва и Ельцина, так, какого хрена этот деятель претендовал на пост президента страны"
  
  - Вы путаете революционную политическую агитацию со враньем.
  Сергей Белашов   19.10.2012 22:07   
  
  Честно говоря, не вижу особой разницы...
  Николай Чечёткин   20.10.2012 09:43
  
  Рецензия на "Удальцовы - вампиры русских революций" (Евгений Петрович Ганин)
  "Из какого вампирского племени появился Серёжа Тютюкин - Удальцов?
  "Боевой мальчик родился 16 февраля 1977 года в непростой, революционно подкованной, состоятельной московской семье доктора исторических наук, профессора С.И. Тютюкина.
  В родословной справке молодого пламенного революционера много знаменитый его прямых предков:
  - Серёжа - племянник посла РФ в Латвии (1997-2001);
  - Серёжин дедушка - И.И. Удальцов - председатель Правления печати "Новости" (1970-1976), посол СССР в Греции (1976-1979);
  - Правнук ректора МГУ и первого директора МГИМО, активного члена партии большевиков с 1905-го года. ( В его честь названа одна из улиц Москвы);
  - Сергей Удальцов (по женской линии его предков) - является прямым "генетическим носителем идей разрушения и террора. Праправнук красной террористки Розалии Самойловны (1876 - 1947) - урождённая Залкинд, а по мужу Самойлова. Прабабушка Удальцова принимала боевое участия в первой русской революции 1905 -го года. "Прославилась, как руководитель и организатор террора в Крыму 1920-1921 гг. против мирного населения и бывших офицеров и солдат Русской армии".
  Ныне Сергей Удальцов - левый политический деятель движения "Авангард красной молодёжи"; организатор "антипутинского марша миллионов". Получил бесплатное высшее юридическое образование Московской государственной академии водного транспорта. Куратор революционного переворота в нашей Отчизне.
  Тотальное уничтожение русских людей организовала и провела прабабушка Сергея Удальцова.(Партийная кличка Землячка)
  Юная гимназистка, с вьющимися черными волосами и серыми любопытными глазами, родилась в 1876 году. Её папа - киевский предприниматель Самуил Маркович Залкинд владел в Киеве большим доходным домом, а его галантерейный магазин считался одним из самых лучших и больших в Украине."
  
  - От осинки не родятся апельсинки. Наконец-то в Правящей бюрократической элите начался раскол на левых и правых, как это случилось в России и в конце 19 века.
  Ярчайший пример Землячка - выходец из купеческого сословия.
  Буржуазия всегда старалась захватить Власть у правящей бюрократии.
  Удальцов ярчайшим тому уже не первый в его семье очередной пример.
  Сергей Белашов   19.10.2012 22:05   
  
  Даже удалое яблочко от родного дерева далеко не катится.
  Евгений Петрович Ганин   20.10.2012 06:59
  
  Рецензия на "К теории эволюции" (Павел Гуричев)
  "Ученый материалист-атеист, сам того не ведая, хочет постичь причину причин. А это ли не Бог? Зачастую, к сожалению, многие ученые играют в науку ради того чтобы просто получить погоны (кандидат, доктор) - это не имеет отношение к науке, но имеет прямое отношение к психологии. Настоящий честный исследователь неминуемо вынужден признать собственную несостоятельность постижения всего и вся. А разумный исследователь рано или поздно задастся вопросом - а что я собственно делаю и кому все это нужно?"
  
  - Истиный ученый задается только одним вопросом - как это сделано создателем и как работает.
  Сергей Белашов   19.10.2012 20:54   
  
  ну да, только зачем это знание? человек в своем познании рано или поздно от вопроса "как?" придет к вопросу "зачем?". уже есть тупик - большой взрыв. откуда, почему, как, для чего, с чего бы? Это вопрос изначального смысла. Истинная причина изменчивости - тоже такой тупик. Почему произошла полезная мутация? Потому что излучение на хромосомы, например. А откуда оно и что такое? Это то и то. Хорошо, а что это на самом деле? А фиг его знает.
  Спасибо!
  Павел Гуричев   19.10.2012 23:18   
  
  Человек есть диалектическое противоречие животных инстинктов и разума. Инстинкт ориентации, преобразовался в человеке в инстинкт познания.
  Сергей Белашов   20.10.2012 11:58   
  
  Очень может быть, ни в коем случае не спорю с этим.
  Павел Гуричев   20.10.2012 21:06
  
  Рецензия на "Грядущие проблемы путинизма" (Тинатин Абуладзе)
  "Во внутренней политике, кроме уже очевидного закручивания гаек и еще большего ограничения поля свободной, независимой от государства, политической и общественной жизни, вполне может наступить период и затягивания поясов. Ползучая деградация экономики уже сейчас ставит под сомнение возможности исполнения тех социальных обязательств, которые наращивались на всем протяжении путинского правления. Их практически неизбежная "оптимизация" уже началась - особенно это видно в коммерциализации образования и здравоохранения. Придет очередь и снижения зарплат, социальных выплат. Объяснять это придется необходимостью защиты от внешних воздействий, в том числе и неизбежностью пожертвовать частью своего скромного благосостояния ради укрепления обороноспособности страны. Для этого до сих пор поддерживается в полной боевой готовности пропагандистская машина - и прежде всего федеральные телеканалы.
  Кстати, уверен, что такое развитие событий неизбежно приведет к тотальному контролю за интернетом, введением в нем цензуры.
  Незавидна и судьба предпринимательского сообщества. Те, кто еще не успел увести свои активы на Запад, будут нещадно доиться - опять же под лозунгом восстановления социальной справедливости.
  Конечно, все это приведет к тому, что экономика будет управляться почти в госплановском режиме, вплоть до директивного распределения ресурсов и финансов. В социальной жизни произойдет быстрая уравниловка в бедности. Такие институты, как выборы, разделение властей, федерализм, сохранятся, но степень их имитационности резко увеличится по сравнению даже с нынешним временем. Они будут нужны именно в таком виде, чтобы поддерживать у населения видимость его полноценной общественной жизни.
  Во внешней политике мы увидим дальнейшее братание со странами, противопоставляющими себя Западу, постепенное подпадание под влияние Китая (вспомните "День опричника" Владимира Сорокина)."
  
  - Именно это и есть жоктрина Путина. Очень она похожа на доктрину Ни колая Второго и ее результаты будут такими же.
  Сергей Белашов   19.10.2012 22:31   
  
  "доктрина Николая Второго" - отличная шутка. :)))
  Браво!
  Владимир Плужников   19.10.2012 22:48
  
  Рецензия на "Бывшие" (Евгений Садков)
  Разложение идет сверху вниз.
  Сергей Белашов   19.10.2012 22:14   
  
  Душевное, Сергей, за прочтение и доброе слово.
  
  Думаю, подобные структуры при построении рыночных отношений в России выглядят абсурдно, а расходы на них расточительны.
  
  Если в СССР комсомол был кузницей партийных кадров, то сейчас аналогичная структура- способом накопления первичного капитала?
  Евгений Садков   19.10.2012 22:24   
  
  Если в СССР комсомол был кузницей партийных кадров, то и теперь это кузница разлагающихся кадров.
  Сергей Белашов   20.10.2012 12:03
  
  Рецензия на "Сегодня - Сирия, послезавтра Россия?" (Ирек Фатхелисламов)
  США напечатали триллионы бумажных долларов, растекшихся по миру и не имеют средств их отоварить. В результате вынуждены грабить страны по всему миру для обеспечения этой бумаги. Как только средств не хватит, так сразу же население США поменяет свою Правящую элиту на более умную.
  Сергей Белашов   11.08.2012 13:43   
  
  Уважаемый Сергей! Спасибо за отклик. Ваше неравнодушие к проблемам сеет оптимизм.
  Ирек Фатхелисламов   21.10.2012 02:03
  
  љ Copyright: Сергей Белашов, 2012
  Свидетельство о публикации Љ21210280730
  
  
  26.10.2012
  
  Родина или ее смерть
  Обвальные изменения происходят в умах людей
  update: 26.10.12 (22:30
  Андрей Пионтковский
  http://www.kasparov.ru/material.php?id=508AD2DACF2E2
  Когда еще года два назад именно так определил я выбор между отстранением этой преступной власти и ее сохранением, коллеги снисходительно назвали мой текст "пламенной публицистикой".
  Сегодня же осторожнейший и благонамеренейший охранитель режима М. Дмитриев, неоднократно тщетно предлагавший власти в своих ученых докладах различные хитроумные рецепты ее спасения, после сотни страниц квазиакадемических рассуждений, после толстых намеков на желательность замены "крайне непопулярного" Медведева на "компетентного и дееспособного" Кудрина, неожиданно для самого себя в последней фразе своего тщательно взвешенного текста срывается на тот же сдавленный вскрик "Родина или ее смерть":
  Национальная смерть русского народа - это тот курс, по которому ведет страну нынешняя российская власть, сценарий национального вымирания, характеризующегося усилением синдрома выученной беспомощности, утратой трудовых навыков, алкоголизацией, падением рождаемости и массовым ввозом трудовых мигрантов, доля которых быстро возрастет до критического уровня.
  Есть ли у Дмитриева для нас с вами другие сценарии? Если не принимать всерьез дежурный для автора уже упомянутый выше поклон в сторону заказчика и спонсора доклада - компетентного и дееспособного бухгалтера мафии в нарукавничках от "Brioni" - то остается, как он теперь думает, только один.
  Позволю сначала сформулировать его сам, потому что сделал это намного раньше Дмитриева и точнее:
  В этой драматической ситуации у народа России остается конституционное право и патриотический долг - Русская мирная ненасильственная антикриминальная революция.
  Инструменты мирной революции - массовые митинги, демонстрации, забастовки, кампании гражданского неповиновения с требованием демонтажа преступного режима, добрая машина пропаганды.
  Ситуация в России развивается стремительно и необратимо. Обвальные изменения происходят пока только в умах людей, но это самая главная площадка и самая страшная для власти. Еще несколько месяцев назад я не смог включить предыдущий абзац в резолюцию митинга протеста, потому что большинство членов оргкомитета сочли его слишком радикальным и способным маргинализировать оппозицию.
  Сегодня же не маргиналишка какой-нибудь, а мейнстримнейший Президент Центра Стратегических Разработок при Правительстве Российской Федерации меланхолично повествует:
  Практически во всех фокус-группах респонденты спонтанно говорили о возможности и желательности революции, перспективы которой обсуждаются как единственно возможная альтернатива обновления власти. Смена руководства электоральным путем через выборы не рассматривается респондентами как реалистический вариант. Это мнение можно считать практически единодушным. Опасения и страхи относительно революции с ее возможными эксцессами высказываются значительно реже, чем весной...
  Нынешняя власть не устраивает большинство россиян. Их почти 70 процентов.
  Причем подобные настроения доминируют не только в хижинах, но и, что критически важно для успеха любой мирной революции, во дворцах. О развертывающихся там процессах ценнейшие показания регулярно дает в последнее время другой инсайдер - болезненно переживающий свое отлучение от державного корыта кремлевский расстрига Павловский.
  Уж он-то хорошо знает, чем дышат единственные в стране полновластные собственники, без которых Путин никто - пара тысяч человек в высоких кабинетах и швейцарских шале, куда они отправляются по пятницам:
  "... Ведь, я знаю, я точно знаю, что они думают о происходящем. Они считают это безумием. Но пора бы им это выразить...
  Понимаете... Каждый человек может сойти с ума, каждая власть может сойти с ума, в России особенно... значит не надо адресоваться к нему. Он сам либо преодолеет, либо не преодолеет свое состояние. Надо действовать так, как будто бы Путина нет...
  Главное. Они хотят гарантированно спастись в личном качестве. А ведь этот парень обещал им гарантии собственности и ее передачи детям, а теперь получается, что они сами должны гарантировать его президентство. Тогда либо давайте рассчитываться за это, либо давайте другого парня.
  Вчера страховым полисом был Путин, завтра это может быть ... тоже Путин. Но связанный..."
  Таково состояние умов в обществе и правящем истеблишменте в России поздней осенью 2012 года. Контракты Путина с обществом и с олигархией, поставившей его у власти 13 лет назад кровавой осенью 1999-го, закончились. Его пропаганда уже не может дурить очевидно деградирующую страну телевизионной картинкой "вставания с колен" и, значит, сам он не способен более служить страховым полисом для золотых двух тысяч, грабящих Россию вахтовым методом из своих швейцарских шале.
  Так почему же им тогда, действительно, как их настойчиво подталкивает к тому Павловский, не повязать Путина и не поставить на его место другого парня. Да потому что они лучше разбираются в кремлевских раскладах, чем оторвавшийся от жизни профессиональный провокатор с тридцатилетним стажем.
  Повязать-то они Путина могут, только вот повязанный и обвиненный ими во всех совместных преступлениях Путин камнем повиснет у них на шее и потянет их за собой на станцию Дно. И никакой другой парень не способен стать для них таким же страховым полисом еще на 13 лет, каким Путин стал в незабываемом 99-ом. Нельзя дважды войти в одну реку, просто наняв еще раз дорогого пиарщика Павловского.
  Билет на воровской пароход с немедленной датой отплытия - максимум, что они могут получить за повязанного Путина. Но жаба жадности их душит, чертовски хочется продолжения российского банкета и на этот спасительный для них вариант они пока еще не готовы.
  Значит агония, которая могла бы закончиться уже сегодня, продлится еще года два. Законы падения авторитарных режимов везде одинаковы: сто тысяч на площади плюс дворцовый переворот или миллион на улицах и уже без всяких дворцов.
  Сегодня власть решила обезглавить оппозицию, которая выводит на марши сотни тысяч. Но этим она лишит себя остатков легитимности. И когда очень скоро при серьезных экономических трудностях на улицу выйдут миллионы, на первый план среди протестующих выдвинутся несколько другие люди. Те, которые не пишут эссе о концепции переходного периода.
  Андрей Пионтковский
  22.10.2012
  
  Наш Дракоша
  Мы живем теперь в откровенно фашистском государстве гитлеровско-сталинско-путинского типа
  update: 23.10.12 (10:34)
  
  Похищенный на территории иностранного государства оппозиционер успевает выкрикнуть, выходя из здания суда, что его два дня пытали, а через несколько часов он же оформляет "явку с повинной" и "признается" в абсурдных преступлениях, совершенных им и его друзьями.
  22 октября 2012 года - важная дата в истории современной России. Гад, вылупившийся из ельцинского чрева, вступил в пору половой зрелости.
  Мы живем теперь в откровенно фашистском государстве гитлеровско-сталинско-путинского типа. Ни один "либеральный" приспособленец не сможет более оправдывать свое сверхкомфортное пребывание во власти или при власти блеянием о "продолжении непопулярных рыночных реформ" или необходимости накапливать силы для судьбоносных муниципальных выборов в Мухосранске в единый день голосования 2017 года.
  Ближайшие дни - решающие для Гада и для страны. Он уже совершал не менее страшные преступления. Но он никогда не делал этого в столь вызывающей, обнаженной и испытующей общество форме.
  У него всегда были отговорки. Политковскую убил Березовский. Детей в Беслане сожгли террористы. Заложников в "Норд-Осте" удушили они же. Собчак умер сам.
  Но Развозжаева пытал не однокурсник Бастрыкин. Развозжаева демонстративно пытает Путин на глазах у всей страны. Это его кастинг для тех, кто хочет остаться на его элитных галерах.
  Жертвы - Развозжаев, Удальцов, Лебедев, Косякин - выбраны им не случайно. Это его сигнал буржуинам во власти и в media - Чубайсам и Волошиным, Шуваловым и Дворковичам, Прохоровым и Кудриным, Сванидзе и Ремчуковым, Эрнстам и Добродеевым, Юргенсам и Познерам:
  Вы поставили меня у власти в 99-ом, чтобы я со своими палачами из центра "Э" защищал вас от ярости народной, и я вас защищаю как умею (не стреляйте в чекиста) от левой сволочи, которая придет и отберет заработанные вами непосильным трудом у кого сотни миллионов, а у кого и миллиарды долларов.
  Чтобы сделать никому неизвестного чувака президентом, вы развязали кровавую бойню, в которой погибли десятки тысяч людей, которая расползлась по всей стране и в которой Россия потеряла Кавказ. Я ваш, а вы мои до мозга костей, и если вы этого еще не поняли, козлы, то я снова повяжу вас с собой кровью.
  И вы охотно перемажетесь и в крови, и в грязи и забудете все ваше болотное фрондерство, как только почувствуете, что мы с вами можем потерять все, что вместе награбили за последние 20 лет.
  А мы можем все потерять. Вы-то точно все потеряете без меня.
  Недаром ваш Венедиктов распинался в Израиле на пьянке у Гусинского (Нетаньяху мне пленочку прислал, я поручу на днях Кулистикову прокрутить), что Навальный с Удальцовым пострашнее Путина будут. Конечно, пострашнее. Я ведь вообще не страшный. Плаваю тут в бассейне, с собачкой балуюсь. Никому из вас воровать не мешаю.
  Гусь-то сам пацан правильный, чисто конкретный. Давно это понял. Написал мне покаянное письмо. Я его простил. Пусть живет. Пока...
  Андрей Пионтковский
  
  26.10.2012
  
  Шаги по вертикали
  Русский фашизм как продукт агонии клептократического режима Путина
  update: 26.10.12 (15:35)
  
  Итак, добро пожаловать в русское фашистское государство XXI века. В течение всех 12 лет правления нашего "черного подполковника" Владимира Путина на воровская демократическая расхлябанность времен Бориса Ельцина постепенно, шаг за шагом сменялась тоталитарным государством.
  Даже сам приход кооператива "Озеро" представлял собой спецоперацию по запугиванию мирных горожан взрывами жилых домов, проходил под грохот артиллерийских и танковых орудий в Чечне и Дагестане, хотя мы все это поняли слишком поздно.
  Построение воровской вертикали, на которую нанизана ныне Россия, также пошагово сопровождалось захватом заложников в Театральном центре на Дубровке во время мюзикла "Норд-Ост" в 2002 году, захватом школы в Беслане в 2004 году.
  После каждой из этих трагедий веревка на шее гражданского общества затягивалась все туже.
  Следует отдельно упомянуть целенаправленное подавление независимых СМИ и телеканалов, которое сопровождалось убийствами наиболее неподкупных и смелых журналистов, в результате чего в СМИ была введена цензура, а ранее критиковавшие Путина телеканалы, такие как, например НТВ, превратились в выгребные ямы тоталитарной пропаганды и насаждения культа личности вновь испеченного "вождя нации".
  При этом сползание в тоталитаризм происходило плавно, пропагандисты режима всячески маскировали и популярно оправдывали этот процесс якобы незрелостью общественных институтов, которым нельзя доверить судьбу граждан, иначе придут страшные террористы и сделают плохо. Между тем граждане еще не осознали, что главным террористом уже стало само государство. Пушковы и леонтьевы убеждали нас с экранов ТВ, что государство, сосредоточив в своих руках новые полномочия, сумеет всех облагодетельствовать, подняв зарплаты и пенсии, поборов коррупцию, реформировав полицию и проч. Следует признать, что до определенного времени эта пропаганда режима работала, поддерживаемая щедрым потоком нефтедолларов, небольшая часть из которых перепадала не только Тимченко, Абрамовичу и Ротенбергам, но и простым гражданам.
  Возникший к 2007 году в обществе запрос на перемены и реформу государственных институтов удалось купировать с помощью якобы состоявшейся передачи власти от Путина к Дмитрию Медведеву,
  который успешно заморочил многим голову словами про инновации и модернизацию. Реальные же изменения при Медведеве выражались в ускоренной милитаризации страны, чистке милиции от последних профессионалов и увеличении срока для будущего президента с 4 до 6 лет.
  Наконец к концу президентского срока Дмитрия Анатольевича тоталитарная модель государства была полностью выстроена и готова к воцарению нашего "черного подполковника" как минимум на 12 лет.
  Но дальше события стали развиваться неожиданно для сценаристов Путина, и на улицы Москвы и Питера вышли граждане страны, не желающие получить коллективный 12-летний срок.
  Большинству аналитиков стал очевиден острый кризис выстроенной Путиным тоталитарной системы, препятствующей развитию экономики в условиях прекращения роста цен на нефть. Повсеместная интернетизация привела к неспособности режима убедить жителей крупных городов в богоизбранности Путина, визиты сановных особ на стадионы стали проходить под свист болельщиков и скандирование.
  Все отвлекающие маневры вроде широкого правительства Медведева по большому счету ничего не дали, не изменив общественной повестки отстранения Путина и его приспешников от власти, которую уже большинство горожан не признают легитимной.
  С 6 мая 2012 года, даты так называемой инаугурации диктатора, в зачищенной от горожан столице, после рекордной по численности (более чем стотысячной) демонстрации протеста режим, загнанный в угол, начал уже ничем не прикрытый политический террор.
  В этот день были арестованы оппозиционеры, пришедшие на мирную разрешенную демонстрацию, которую режим превратил в операцию устрашения, больше тысячи схваченных современными эсесовцами граждан были подвергнуты допросам в Следственном комитете, сотрудники которого намеревались состряпать дело о массовых беспорядках в традициях Берии и Ягоды.
  Палачи из ОМОНа, избивавшие 6 мая ногами и дубинками мирных граждан, женщин и подростков, получили вместо тюремного срока премию в размере 300 миллионов рублей от оккупационной администрации города Москвы. Депутаты нелегитимной Думы в спешном порядке ночами перед очередным митингом штампуют законы, по которым в нарушение Конституции любого гражданина можно схватить на улице и подвергнуть аресту или драконовскому штрафу, гражданских активистов записать в иностранные агенты, а в скором времени и в изменники родины.
  Но все это не помогает, народ все равно продолжает выходить на демонстрации и требовать уже смены режима. Оппозиция объединяется и проводит собственные выборы в КС, на дебатах обсуждает необходимость возвращения народу награбленного за 20 лет и люстрации для судей и чиновников.
  И здесь режим уже полностью сбрасывает маску и начинает действовать как захватившая власть военная хунта, наплевав на все приличия и не заботясь о реакции российской и иностранной общественности.
  Выпустив на экраны реинкарнацию статей "Правды" "Шпионам и изменникам родины нет и не будет пощады" (1937) и "Раздавить гадину" (1938) в виде фильма НТВ "Анатомия протеста - 2", СК возбуждает по фильму новые уголовные дела, берет под стражу Константина Лебедева, допрашивает Сергея Удальцова.
  После чего на территории Украины проводит акт государственного терроризма. Похищает в Киеве около Комиссариата по делам беженцев помощника депутата Госдумы Ильи Пономарева Леонида Развозжаева, вырвав последнего из рук охранника офиса ООН, пытавшегося оказать Леониду помощь.
  Развозжаева трое суток держат в подвале связанным, тайно переправляют через границу, пытают, добывая показания о том, что он якобы участвовал в заговоре с целью свержения власти и организации беспорядков 6 мая 2012 года на грузинские деньги.
  Все, дальше можно опускать занавес и выключать свет - в России окончательно провозглашена фашистская хунта "черного подполковника" Путина, когда любого гражданина, не согласного с проводимой властями политикой, опричники, в погонах или без, могут похитить, вывезти в лес или посадить в подвал.
  Затем липовый судья или прокурор возбуждает уголовное дело и сажает оппозиционера на срок, спущенный сверху.
  Или человека просто убивают при попытке к бегству, или при обороне, как в Казани убили троих человек, якобы готовивших покушение на Муфтия, (а может, и не готовивших покушение, но уже убитых при штурме).
  Последним шагом к окукливанию фашистской хунты в Кремле станут массовые аресты оппозиционеров и помещение их на огороженные колючей проволокой стадионы, как это делал Пиночет в Сантьяго.
  В случае России причиной быстрого становления фашистского государства явился политический кризис последних лет и страх группировки силовиков и либералов, объединенной вокруг Путина, лишиться награбленных в стране миллиардов, да и самой свободы в случае прихода к власти оппозиционных политиков.
  С другой стороны, можно прогнозировать, что фашистская диктатура в России в XXI веке окажется недолговечна, что на самом деле мы наблюдаем конвульсии правящего клептократического по сути и воровского по идеологии режима и что эти конвульсии не продляться слишком долго.
  Развязав масштабный политический террор, существующий режим очень быстро поставит себя вне рамок цивилизованного человечества, и хунта за короткое время окажется в положении изгоя в мире, как диктаторы Беларуси и Северной Кореи.
  Активы же чиновников, судей и бизнес-партнеров Путина - абрамовичей, дерипасок, махмудовых и др. - по "закону Магнитского" начнут арестовывать, что также приблизит неизбежный конец хунты "черного подполковника" и всех его преступных сообщников.
  С другой стороны, развязывание политического террора делает неизбежной последующую коренную трансформацию сложившегося за 20 лет в России криминального режима, аресты активов его пособников, а это 50 семей, владеющих 60 процентами национального богатства России.
  Все это повышает шансы построения на развалинах фашистского государства нормального демократического государства, отрицающего тоталитаризм.
  Политика государственного террора делает уже почти нереальной мимикрию воровского режима через очередную спецоперацию "Преемник-3" с заменой Путина на второстепенные фигуры из его окружения вроде Кудрина или Прохорова.
  Все политики и крупные бизнесмены, не ставшие сегодня на сторону антифашистской оппозиции, теперь несут солидарную ответственность за аресты, а возможно, и убийства оппозиционеров, и, как и после победы над фашистской Германией, их активы будут арестованы, а в их отношении будет проведено расследование.
  Поэтому мы призываем всех патриотически настроенных русских бизнесменов, которые связывают свое будущее и будущее своих детей с Россией, а не рассматривают ее в качестве оккупированной территории, отданной им на разграбление, перейти на сторону народа, оказывать поддержку оппозиционному антифашистскому движению. Оппозиционное движение в лице Координационного совета оппозиции и Форума свободной России должно в ускоренном порядке сформировать альтернативную повестку дня, написать законы для новой России, и бизнес здесь может оказать посильную помощь народу.
  Как известно, ночь особенно темна перед рассветом. Но восходящее солнце новой демократической России, государства для граждан, а не для воров уже скоро выглянет и согреет своими лучами истерзанную русскую землю и прогонит нечисть. Мы победим!
  Павел Шелков
  
  Про трепетную лань...
  26 ОКТЯБРЯ 2012 г. АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
  Главное событие уходящей недели (месяца, года, эпохи?) вычленить совсем несложно. Несомненно - это выборы в Координационный совет оппозиции. Тут, собственно говоря, есть две истории, и обе, как некогда говаривали некоторые наши роковые предшественники - архи важные. Я имею в виду выборы как процедуру и их результат. То есть сам Координационный совет, его задачи (как я их понимаю) и перспективы (каковыми они мне видятся). Начнем, разумеется, с выборов.
  Сразу скажу - мои эмоции по поводу состоявшегося голосования и всей предвыборной кампании буквально перехлестывают через край. Я готов целовать песок, по которому ходит глава ЦВК (Центральной выборной комиссии) и один из ключевых создателей платформы "Демократия-2" Леонид Волков ("наш Чуров", как теперь ласково называют его в семье). Однако не будем забывать об авторе и идеологе концепции прошедших выборов Денисе Билунове. Вот два человека, без которых ничего бы не случилось. А случилось, между тем, вот что - в Российской Федерации прошли настоящие выборы впервые за много лет. А еще эти выборы были честные. А еще их пришлось проводить в обстановке никак не способствующей свободному волеизъявлению свободных граждан - при тотальном давлении со стороны власти. Тут было все - и уголовные дела, и DDos-атаки, и использование медийного ресурса по полной. На головы обескураженных граждан был обрушен весь пропагандистский арсенал, накопленный за годы путинского правления - ложь, наветы, дискредитация, угрозы, провокации и т.д.
  Отчего же такая истерика и паника? Ответ на поверхности: в России теперь есть полноценный политический орган, чья легитимность не может быть оспорена. Потому что мы знаем людей, которые их выбрали. Поименно. Почти двести тысяч человек зарегистрировались как избиратели, почти сто тысяч приняли участие непосредственно в голосовании. "Мало", - скажете вы. Я скажу: поразительно много! Принимая во внимание внешние, уже перечисленные факторы и возникавшие сложности при составлении списков избирателей. Да, было много нареканий и по поводу самой процедуры регистрации, и дальнейшей так называемой верификации (идентификации личности). Да, далеко не все, к величайшему сожалению, смогли преодолеть эти барьеры, и, наверное, были в итоге потеряны десятки тысяч избирателей. Ну так я повторю - давайте вспомним, в каких условиях пришлось проводить эти выборы. Но, в любом случае, про каждого, выбранного в КС, мы можем сказать, кто его избиратели и сколько народу за него проголосовало. То есть измерить уровень поддержки. А, скажем, про произвольного депутата Госдумы вы что-нибудь можете сказать? Кроме того, что один из них травил людей полонием, другие торговали местами в избирательных списках, а третьи лоббировали хлебные законопроекты... А про процедуру их избрания? В том-то и дело - ничего! Мы не знаем, сколько народу за них голосовало, потому что Чурову не верим. Вот и сравнивайте уровень легитимности одних и других. В Кремле уже сравнили. Отсюда и истерика.
  И еще один важнейший фактор - теперь в руках оппозиции есть инструмент, с помощью которого можно фактически в режиме on-line выяснять отношение огромного числа граждан к той или иной проблеме. И это, кстати говоря, одна из первейших задач КС - определить круг вопросов, по которым следует обращаться ко всему протестному сообществу. И убедить само протестное сообщество в мотивированности своих предложений по описанию (и ограничению) собственных полномочий. Это, несомненно, важная проблема, которую предстоит решить КС, но далеко не единственная.
  Даже беглого и доброжелательного взгляда (что уж говорить про внимательный и придирчивый?) на состав КС достаточно, чтобы понять, как сложно будет эффективно функционировать этому органу. Что до сей поры цементировало состав предыдущего "политического" Оргкомитета, в который входили представители трех идеологических направлений - либералы, левые и националисты? Более или менее одинаковый подход к первоочередным политическим задачам протестного (оппозиционного) движения. Все сходились на том, что России требуется демонтаж путинского режима и определенный переходный период, который сможет обеспечить стране по-настоящему свободные выборы и принятие новой Конституции. Но теперь в КС влились люди (я имею в виду "Гражданскую платформу"), которые, судя по всему, ставят перед собой какие-то иные задачи. Мы еще не очень понимаем какие. (Похоже, они еще сами для себя их не сформулировали.) По крайней мере, так следует из предвыборных заявлений и дебатов, в которых они приняли участие. Более того, их фирменная агитационная фишка заключалась в настойчивом декларировании отсутствия политических целей и амбиций, как таковых. Лозунг "Мы не рвемся к власти" можно признать демагогическим только отчасти, если при этом есть ответ на вопрос: а как далеко вы готовы зайти в борьбе с нынешней властью? И собираетесь ли вы в принципе с ней бороться? И не возникнет ли ситуация, при которой мы будем раз за разом сталкиваться с "особым мнением" тех или иных групп внутри КС? Ну что же, в ближайшее время КС предстоит утвердить внутренний регламент, и по тому, каким он будет, как распределяться роли внутри этого оппозиционного органа, какой окажется процедура принятия решений, мы многое сможем понять и даже предсказать...
  Есть еще одна проблема, с которой КС столкнется в ближайшее время. Как ни парадоксально это звучит (учитывая, несомненно, звездный состав), но этой организации придется завоевывать авторитет в глазах протестного сообщества. В определенном смысле предыдущие заслуги обнулились, и собственное право на представительство всего протестного движения (несмотря на безусловную легитимность) предстоит доказывать. Причем, уже в ближайшее время, учитывая разворачивающиеся репрессии со стороны власти. (Наезд на "Левый фронт", история с Развозжаевым - первая лакмусовая бумажка.)
  Нынче российский интернет кипит. Мнения, разумеется, самые разные. Кто-то воспринял историю с появлением выбранного Совета с восторгом, кто-то - резко критически. Это - абсолютно нормально. Но есть позиция, которая меня сегодня безмерно раздражает - отстраненно скептическая. Дескать, да ладно вам, ребята, пустое это все... А вот многие десятки тысяч людей решили, что не пустое, и давайте будем ориентироваться на них. Остальные нам просто не интересны.
  Итак, мы выбрали себе Координационный совет. Там люди, которым мы доверяем, наши товарищи. Им предстоит решать совсем непростые задачи. Давайте отнесемся к этому с пониманием. И доброжелательно. Но и с пристрастием, конечно. 
  Бороться и искать. Найти и не сдаваться
  26 ОКТЯБРЯ 2012 г. АЛЕКСАНДР ЧЕРКАСОВ
  Десять лет назад, утром 26 октября 2002 года, всех нас, приникших к экранам телевизоров, капля за каплей, покидала надежда.
  Только что генерал из оперативного штаба сообщил о блестящей спецоперации: все заложники "Норд-Оста" спасены, все террористы - убиты.
  ...Находившиеся рядом в "мемориальской" приёмной чеченцы (это была очередная командировка на Кавказ) вздохнули с облегчением. Для них для всех было очевидно: захват заложника - преступление, захват почти тысячи заложников - преступление страшное.
  Накануне, пока еще приходили известия о переговорах, кто-то из зашедших с улицы высказался было о террористах иначе, - пришлось ответить: будь я сейчас в родном городе, будь я солдатом, сам не щадил бы тех, кто пришёл ко мне в дом с оружием. Опять-таки никто не возразил. Понимали - да, переговоры, до последней возможности... А когда невозможно, остаётся только сила.
  Они это знали по опыту войны, шедшей здесь уже три года, - а теперь вернувшейся в Москву.
  Только что все эти люди вокруг, третьи сутки находившиеся будто в оцепенении, радовались: "Спасены! Они спасены!"
  Но тут - новые известия от того же генерала, тем же самым бесчувственным голосом. Погибшие заложники. Десятки погибших. Сто. Больше...
  Мы тогда, десять лет назад,  многого не знали.
  Не знали, что, по крайней мере, 67 заложников в зрительном зале, куда перед штурмом пустили газ, были мертвы уже к началу "спасательной операции".
  Мы не знали, что за сутки до штурма спецназовцы находились через стенку от зрительного зала театрального центра, установили прослушку и наблюдение, и оперативный штаб имел полную информацию о происходившем внутри.
  Они знали, а мы тогда не знали, что не было массового расстрела заложников, якобы послужившего поводом к штурму (от пулевых ранений за три дня погибли пятеро из ста тридцати). Мы - должны были это понять: про тот же самый повод для штурма нам говорили в Буденновске в 1995-м и в Первомайском в 1996-м.
  Как и тогда (как и потом в Беслане), подготовка к штурму шла с самого начала, а переговоры должны были стать для этого прикрытием (в Будённовске и Кизляре пошло иначе, - но отнюдь не по воле спецслужб).
  Как и после Беслана, расследованием занималась та же спецслужба, что проводила "контртеррористическую операцию". Этот "конфликт интересов" очевидно и с самого начала нёс угрозу того, что вместо раскрытия преступления усилия будут брошены прежде всего на сокрытие любых сведений о "нештатных ситуациях", то есть - любых улик, всего, что может вызвать подозрения...
  Только в Беслане был один выживший террорист, и был суд, - а в "Норд-Осте" убили всех террористов. Материалы уголовного дела в полном объёме недоступны.
  И всё равно, за десять лет благодаря героической работе самих заложников и их родственников, журналистов и адвокатов мы узнали многое.
  Главное тут, наверное, - трагедию не удалось превратить в статистику.
  Погибшие заложники не остались безымянными: на памятнике у театрального центра на Дубровке - перечислены все. Год назад вышла книга памяти погибших в "Норд-Осте". "Мы не умрём": про всех написано, и все ушедшие глядят с фотографий.
  С расследованием - хуже. Европейский суд по правам человека принял решение весьма половинчатое.
  Операция по штурму театрального центра была, оказывается, успешной, - проблемы были в операции по спасению заложников.
  Не сказано, что использование (по симптомам) производных фентанила, - вещества, в медицинской практике не применяемого без искусственной вентиляции лёгких, - очевидно требовало объединение штурма и спасения в одну молниеносную, - минуты, - операцию.
  Вообще, в заявлениях официальных лиц и некоторых общестывенных расследованиях перенос ответственности с оперативного штаба, готовившего и руководившего штурмом, на городской штаб, который должен был организовать спасение и медицинскую помощь, начался с самого начала.
  Штурм-де был блестящий - "предотвратили подрыв здания и гибель 912 заложников".
  А ведь медики, не зная, что за вещество было использовано, не имея антидота, противоядия, получив бесчувственные тела слишком поздно, всё-таки спасли почти восемьсот человек!
  Состав использованного газа до сего дня остаётся тайной. То, что в переписке со Страсбургом Россия всё же признала, что газ не был безвредным, - уже может показаться большой победой.
  Состав оперативного штаба, имена тех, кто планировал штурм и отдавал приказы, - такая же тайна, как и состав газа.
  Впрочем, без должного обсуждения в России остались сюжеты не столь секретные. Как именно планировали и готовили теракт, где и у кого именно террористы собирались в Чечне? Как по чьей вине смогли добраться в Москву?
  Почему (?!) об уничтожении командовавшего террористами Мовсара Бараева бравый полковник Подопригора от имени Объединённой группировки войск успел не раз отчитаться незадолго до теракта?
  Что именно планировали террористы (а планировали многое - в частности взрывы, из которых осуществлен был лишь взрыв у "Макдональдса")? Что требовали? Что собирались делать дальше?..
  Или - можно без вопросительного знака: основной целью становится не спасение заложников, а уничтожение террористов, переговоры с которыми ведут лишь для затягивания времени...
  Перечисление можно продолжать, но тут главный вопрос - "почему"?
  Почему для города, где каждый сам или "через одно рукопожатие" знал кого-то из заложников, эта трагедия на десятилетие так и осталась чужой? Почему к театральному центру на Дубровке приходят едва ли не только те, кого террор затронул непосредственно?..
  Ведь "Норд-Ост" не закончился, и террор в России продолжается: достаточно вспомнить список последующих терактов в одной только Москве.
  Почему теперь, в последний год, когда проснувшееся общество предъявляет счёт власти, в этот счёт не входят тринадцать лет войны и такой вот самоубийственной "борьбы с терроризмом"?
  Не потому ли, что этот счёт - отчасти к себе, к своему прошлому равнодушию? Или потому, что придётся переосмыслить свои же служилые тексты, обосновывавшие и оправдывавшие те "победы", включая "победу" в Норд-Осте?
  Сегодня - день скорби для нас всех. Для "мемориальцев", где бы они не находились. Десять лет назад мы все надеялись на чудо, которое не случилось. Остаётся хранить память, и во имя этой памяти добиваться правды.
  Автор - председатель Совета Правозащитного центра "Мемориал"
  
  37-й
  25 ОКТЯБРЯ 2012 г. ГЕОРГИЙ САТАРОВ
  Я серьезно. Технология сталинского тотального террора состояла в цепной реакции признательных показаний, когда один "подпыточный" сдавал нескольких и т.д. По экспоненте. Тогда, конечно, пытки были посерьезнее, поскольку и народ был покрепче, и не избалованный. Сейчас начинается то же самое. Создана "законодательная база", чтобы не утруждать себя интеллектуально. А дальше - по-сталински, по экспоненте. Мы все должны понять, что когда запускается такой лавинообразный процесс, то под лавину может попасть всякий. Никто из тех, кто сейчас читает этот текст, не застрахован ничем от непопадания под эту лавину. Досточно просто чтения этого текста.
  Подонки, которые это запускают, знают, что у них под ногами не земля, а болото. Государство развалено, законов нет. Это долго не продержится. Они это знают, а им еще много надо доворовать, и надо, чтобы не мешали, и надо успеть слинять. Поэтому они в средствах стесняться не намерены, это уже видно отчетливо.
  Короче. Если сейчас мы не отстоим Развозжаева, если сейчас не встать всем, то получат все. И дело не просто в нас конкретных. Стране грядет полный п....ц. Я это мягко сейчас формулирую. Вы уже выбрали, где жить? В каком осколке? Или куда слинять? Опаздываете. Или надо вставать.
  Я надеюсь, что этот КС сейчас очнется от радости рождения и победы и сделает то, что должен: назовет дату. И тогда надо идти всем. Каждый не пришедший - самоубийца. Хватит. Надо делать миллион.
  
  
  Что не удалось Навальному, сделали безвестные африканцы - имена госкомпаний прозвучат в суде в качестве обвиняемых
  http://www.rospisatel.ru/fedorov-e.htm
  
  Евгений Федоров: бизнес России на крючке США
  12.06.2012МУСТАФА
  http://www.newsland.ru/news/detail/id/975704/
  Евгений Федоров, депутат Государственной думы четырех созывов, бывший председатель Комитета по экономической политике и предпринимательству, член генерального совета партии "Единая Россия", побывал в видеостудии "Правды.Ру". В Клубе главного редактора Инны Новиковой политик рассказал о главных проблемах нашей экономики и о путях ее решения.
  
  - Евгений Алексеевич, вы были сняты с поста председателя Комитета по экономической политике и предпринимательству, лишены права выступления в СМИ из-за своей позиции о политическом и экономическом суверенитете России. свою по Что у вас за точка зрения такая непопулярная?
  
  - Мне вообще запрещено обсуждать вопросы суверенитета. Реальные проблемы у нас мало обсуждают, потому что у нас не принято обсуждать законы политики, серьезно говорить о жизни. Серьезного анализа не пропускают в информационное пространство.
  
  В 1991 году произошло поражение одной стороны по отношению к другой. Советский Союз проиграл войну, потому что противник изучил нас хорошо и применил операцию продвижения своего агента Горбачева, который за шесть лет сумел создать механизм ликвидации страны.
  
  Мы проиграли в 40-летней войне, которую почему-то называют "холодной". И сегодня наш государственный аппарат частично подчиняется победителю, то есть Америке. Мы платим им дань, и они нас полностью контролируют.
  
  - О какой дани вы говорите? Приведите пример, пожалуйста.
  
  - Посмотрите на любую российскую денежную купюру, на ней написано: "Билет Банка России". Если вы вспомните старую советскую денежную купюру, на ней было написано: "Государственный казначейский билет". То есть, эти бумажки теперь выпускает не государство Российская Федерация, а один конкретный банк. Это следствие 1991 года, чтобы было понятно.
  
  Выпускается эта бумажка на основе Конституции и на основе законов о Центральном банке, и объемы выпуска пропорциональны, по закону о Центральном банке и Конституции Российской Федерации, объему закупленной виртуальной иностранной валюты через механизм так называемых золотовалютных резервов. То есть, для того, чтобы я мог расплатиться в магазине 100 рублями, российская экономика заплатила Соединенным Штатам Америки номинальную стоимость.
  
  Эти деньги уходят у нас на механизм инфляции, потому что они изымаются из экономики. И мы никогда не решим проблему инфляции, не решив проблему Центрального банка. Не надо думать, что это наша специфическая проблема. Америка победила большинство стран, и сегодня они употребляют половину ВВП мира. И американцы отлично понимают, что эта проблема их разрушит. Поэтому главный вопрос Обамы к Конгрессу - снизить внутреннее потребление Америки. Это парадокс, но они не могут сделать этого, потому что нельзя вытащить из американского рта кусок, который там уже находится.
  
  Таким образом, ежегодно мы платим в казну США дань - порядка 200-300 миллиардов долларов. Это соответствует полному налогообложению в России, без таможенных платежей. Условно говоря, каждый россиянин платит два налога: один налог он платит в российский бюджет, а другой - в таких же объемах - он платит в американский бюджет. Эти правила придумали американцы. Правила пишут победители.
  
  - Вы сказали, что они "нас полностью контролирует". Каким образом?
  
  - Дань - это только одна часть. Второе - полный контроль бизнеса. В России полностью отсутствует национальный крупный и средний бизнес. То есть, в России в частном бизнесе запрещено иметь крупные объекты, это запрет победителя. Весь частный бизнес в России, кроме мелкого и среднего, обязан регистрироваться в иностранной юрисдикции, находиться под контролем Соединенных Штатов. Вы не назовете ни одного крупного бизнесмена России, который бы был российским бизнесменом де-юре. Официальный статус любого из них - "управляющий имуществом иностранной компании в Российской Федерации", хотя у него и может быть российский паспорт.
  
  - "Норильский никель" - иностранная компания?
  
  - Конечно. А вы что, не знали? Даже "Газпром" на 40 процентов - иностранная компания. Все компании в России, крупные и средние, не имеют права на существование без регистрации как иностранная собственность, это правило установлено американцами еще с 1990-х годов.
  
  - Где оно написано? Кому оно представлено к исполнению?
  
  - Все его выполняют, вы не найдете ни одного исключения. Вы, будучи бизнесменом, обязаны ехать на Гибралтар, Кипр или в Лондон и переводить туда собственность. Нам запрещено иметь национальную крупную частную собственность. Я что-то новое для вас сказал?
  
  - Да, я удивляюсь.
  
  - Об этом даже особо и не спорят, потому что это очевидно. Мало того, если вы посмотрите с позиции 1991 года и поражения страны, то увидите, что механизм приватизации был формой контрибуции: все приватизированные предприятия автоматически переходили в иностранную юрисдикцию. Американцы многим странам доверили владеть механизмами собственности в Российской Федерации: Франции, Англии, Кипру, Германии и т. д.
  
  - То есть, предприятия там должны быть зарегистрированы и там должны платить налоги?
  
  - Нет, само предприятие может быть в России, но его владелец должен быть за границей. У нас нет национального бизнеса в плане собственности вообще.
  
  Исключение - малый и средний бизнес. Если вы успешный бизнесмен и от ларьков переходите к более-менее крупному объекту, вам ваш банкир скажет: "В каком бы банке вы ни обслуживались, переходите в иностранную юрисдикцию". И вы, не перейдя в иностранную юрисдикцию, не сможете иметь тех отношений с банками, которые вы хотите.
  
  Кстати, Центральный банк России отделен от государства, подлежит Нью-Йоркской судебной юрисдикции. То есть, он может судиться с правительством России в Нью-Йорке. Это записано в законе о Центральном банке. Кстати, все базовые законы в России писали американцы в 1990-е годы.
  
  - А принимала Государственная дума и вы в том числе...
  
  - Принимала их Государственная дума. Система контроля, если хотите, иго или частичная оккупация - это, прежде всего, система. И она находится под контролем американцев через механизм финансирования, потому что в России отсутствуют национальные политические деньги. То есть, все партии по-разному сидят на грантах, или на зарплате, по-русски говоря. Если мы говорим об оппозиционных партиях, у них смешанная система контроля со стороны американцев: частично на гранте и частично манипулирование через механизм коррупции и через так называемый механизм элит. Если мы говорим о правящих властях, то сами правила их формирования придумали американцы.
  
  - Евгений Алексеевич, давайте вернемся к вопросу о бизнесе.
  
  - Да, есть и второй момент этого вопроса. Американские советники, приехавшие в Российскую Федерацию налаживать российский государственный аппарат после 1991 года, подбирали будущих олигархов и раздавали им советское и постсоветское имущество с определенным условием.
  
  Поэтому, если вы меня спросите, являются ли сегодняшние крупные российские предприниматели владельцами бизнеса, которым занимаются и про который говорят, что они владельцы, я скажу, что не знаю, но по правилам, по которым они его получили, подозреваю, что многие - нет. Они говорят: "Мы - владельцы", - но на самом деле они на крючках.
  
  - Как, например, долго пытались выяснить, кто является владельцем аэропорта "Домодедово"...
  
  - Это просто маленький частный случай, и государство очень быстро от этого убежало, потому что ему по голове настучали и сказали: "Сюда не лезьте". Власть управляется через механизм коррупции, именно поэтому коррупция - сегодня нерешаемая проблема. Решать ее нам запретили американцы.
  
  - Расскажите подробнее, как работает механизм коррупции в России?
  
  - Представьте себе большую коррупцию. Прежде чем взять и отдать половину имущества страны СССР кому-то, надо просто сказать: "Кто ты? Врач? Будешь миллиардером". Это называется "приватизация". Может быть большая коррупция? Бывают откаты, взятки. А когда берут и просто половину имущества страны раздают по списку, причем по американскому...
  
  - Но это было 20 лет назад...
  
  - Ничего не изменилось с тех пор. Это имущество как отдали, оно так и есть. Это раз. Второе. Олигархическая система управления, когда чиновник назначен бизнесом и работает на бизнес.
  
  - Во всех странах чиновники назначены бизнесом и работают на бизнес.
  
  - Они не отчитываются. Когда функциональная обязанность чиновника - обслуживать своего бизнесмена, это называется штатная коррупция.
  
  Сегодняшний механизм коррупции - по сравнению с этими двумя, детский лепет, этот механизм уходит в систему государственного управления. Это правило функционирования российского государства, которое возникло в системе 20 лет назад как результат капитуляции 1991 года.
  
  - Вы хотите сказать, что до 1991 года у нас коррупции не было?
  
  - Была, но другого характера. Сегодняшняя цель коррупции - политическая, в отличие от царской России, где она носила личную цель - обогащение боярина, чиновника. Сегодня механизм коррупции - один из механизмов манипулирования процессами в России. Именно поэтому закрыть коррупцию в России американцы могут за два дня, приравняв ее к отмыванию. Система коррупции, вся ее технология, завязана на иностранную юрисдикцию, организована там. Решить проблему коррупции внутри России, не решив проблему суверенитета, невозможно.
  
  Государство у нас наполовину является оккупационным механизмом, созданным в 1991 году американцами. И, когда государство что-то делает для меня, не факт, что это патриотизм. Государство легко работает на американцев, когда надо, и у них для этого есть свои механизмы.
  
  - И что же вы, политик с большим стажем, депутат четырех созывов, прикажете делать своим соотечественникам для своего, так сказать, спасения?
  
  - А почему, вы думаете, наши предки не хотели проигрывать войны и клали свои животы в тысячах битв? Каждому нормальному человеку понятно, если ты проиграл войну, ты, твои дети и правнуки будут долго за это платить. Победитель имеет механизм влияния на любые процессы в побежденной стране. Проигравшему государству очень много приходится сил и времени тратить на восстановление суверенитета, экономики, государственности, культуры.
  
  Посмотрим логику событий. 1991 год - проигрыш в войне. Приехали американцы, создали российское государство, некоторое время напрямую им управляли. Козырев, Гайдар были просто фигурами, прикрывающими американское правительство, которое работало в Москве через систему советников.
  
  Они выбрали олигархов, дали им имущество, имущество для надежности перевели в свою юрисдикцию и создали с 1996 года механизм семибанкирщины. Олигарх напрямую управлял чиновниками через механизм квот: ему подчинялись министры, начальники департаментов, директора крупных госкомпаний. Они еженедельно перед ним отчитывались, и он мог снять их с должности в любой момент. Этот олигархический механизм существовал до 1999 года, пока Путин его не разрушил.
  
  Путин запустил механизм частичного национального возрождения, или, я бы сказал, освобождения. Но система управления такова, что если одно звено, президент, например, выходит из-под американского контроля, она не меняется. Даже если Путин может пойти против американцев, и он об этом говорил, то против элиты своей страны он пойти не может. Сила американцев в России в том, что за 20 лет российские элиты стали американскими. Реально страной управляют российские ненациональные элиты.
  
  Я не скажу, что американцы хотят ликвидировать Россию, но часть их начальников такое решение принимала, они рассматривали мир при ликвидированной Российской Федерации.
  
  - У вас нет паранойи, что американцы все контролируют, все наши действия и разговоры контролируют? Сколько же информации им придется перерабатывать.
  
  - Я с вами соглашусь, что они ее не перерабатывают, но пишут, поэтому Агентство национальной безопасности имеет бюджет в два раза больше, чем ЦРУ.
  
  К нынешней власти есть претензии, что она слишком много внимания уделяет Чечне: мол, никакой другой регион так не финансируется, как финансируется Чеченская республика.
  
  - Вы знаете, какой регион России получает больше всего федерального финансирования на одного жителя? Курильская гряда. По федеральной программе они получают раз в тридцать больше денег, чем идет финансирование на одного жителя Чечни, например. И Чечня, с точки зрения расчетных показателей, финансируется в среднем, как и остальной Кавказ. А Кавказ не является самым финансируемым, если говорить из расчета на одного жителя, регионом Российской Федерации.
  
  В Чечне суверенитета больше, воруют меньше, вот и все. Эффективность выше.
  
  - Получается, что в остальной России воруют так, что все регионы живут бедно. А куда ж сворованное девается? Все за границу уплывает?
  
  - Мы недавно обсуждали механизм российских грантов, который ввел Медведев. Российская власть тоже должна выделять гранты. И мы запросили министерство, как расходуются эти гранты. Очень интересно. Семьдесят процентов наших национальных грантов идет грантополучателям из Соединенных Штатов Америки... Мы спросили: "А почему семьдесят?" Нам в министерстве сказали: "А для того, чтобы показать всему миру, что мы тоже можем финансировать американских грантополучателей". То есть, для системы правительства эта цель важна. Российский государственный аппарат создан как архитектура внешнего управления, и то, что наш президент занимает другую позицию, то, что есть куча порядочных чиновников, систему не меняет.
  
  - А Государственная дума - это тоже один из элементов?
  
  - Государственная дума - это партийная система. Партийная система - это часть через грантополучателей, в отношении части оппозиции, часть через коррупционные механизмы манипуляция и часть через элиты манипуляция. И, кроме того, вы не забывайте, есть механизм здравого давления, когда люди понимают, что с системой спорить бессмысленно: пойдешь против правил, тебя раздавят, выкинут.
  
  Нам нужно отвоевать российское информационное пространство, то есть, принять законы о национальной системе рейтингов, о системе саморегулирования СМИ, то есть, решить проблему благополучного самочувствия российского человека. В этом информационном пространстве мы проблему не решим, она разрушает нас.
  
  - Не так давно была дискуссия в Facebook о том, что необходимо запретить иностранным гражданам быть руководителями российских СМИ. Было такое негодование: "Как, иностранцы не будут входить в руководство СМИ? Это невозможно, это ограничение свободы!"
  
  - Мы должны четко понимать: сфера идеологий и сфера правил - это не сфера российского суверенитета в понимании американцев. За нарушения в этих вопросах будут бомбежки, Гаагский трибунал, вплоть до спецотрядов убийц. Борьба в этой сфере будет насмерть со стороны Америки.
  
  Центральные каналы прямо подчиняются Вашингтону. В бюджете Америки заложены деньги на управление российскими средствами массовой информации.
  
  На мой взгляд, сил, несмотря на эту мощную систему, у нас много. Но процесс этот не быстрый. Мы должны четко понимать: во-первых, исчерпаны ресурсы вассально-колониального роста, то есть, выше поднять уровень жизни нам не дадут. Во-вторых, в последние три-четыре года у нас идет тотальное отступление национальных сил по всем фронтам. Связано это с тем, что американцы запретили Путину идти на третий срок в свое время, и последующими за этим событиями. Фактически они перехватили инициативу управления Россией. Произошел подъем, кстати, благодаря этому был десятикратный рост зарплат, когда он частично перехватил управление национальными процессами. Потом пошла реакция, и мы уже четыре года находимся в состоянии отступления.
  
  Последние полгода мы бежим со всех национальных фронтов под давлением американцев. Например, Болотная площадь. Кто организаторы? Больше половины - официальные грантополучатели США.
  
  Когда я общался с Обамой, его командой, они прямо сказали: "Мы недооценили Россию, будем сейчас ее оценивать серьезно". Серьезно - значит, больше денег будут выделять на оппозиционную работу в России. Мы сейчас это наблюдаем. Бюджет Соединенных Штатов верстается под расходы на пропаганду в России, и эти деньги Хиллари Клинтон называет публично в Конгрессе "деньгами на войну с Россией". Это война, как она говорит, в ней нет побед, в ней есть борьба.
  
  Сегодня главная задача Путина - конечно, на базе народной поддержки, договориться с элитами, а по большому счету, их заменить. Когда он говорит о модернизации и изменении типа экономики, он фактически говорит о механизме трансформации элит в национальный тип.
  
  - Но вы сказали, что у нас все предприятия зарегистрированы на Западе. Как он может это изменить?
  
  - Изменить тип экономики - значит, изменить таким образом законодательство России, чтобы мы получили национальные механизмы воздействия на ситуацию, на интеграцию в российское общество. Чтобы были не иностранные предприниматели, а российские, чтобы рубль был не иностранной валютой (это же филиал доллара, если по-честному), а российской, чтобы телевидение было не иностранное, а российское.
  
  Представьте себе, что завтра материальное благополучие граждан России чудом увеличилось в два раза. Думаете, что-то изменится в отношениях с властью? Нет. Проблема не в деньгах. Проблема в том, что в России нет суверенитета и люди это спинным мозгом чувствуют. Наша государственная система работает на государство под названием США. Им создано и на него работает.
  Евгений Федоров
  Источник: rospisatel.ru http://www.rospisatel.ru/fedorov-e.htm
  Комментарии к новости
  
  MaxSl отвечает Valenok789 на комментарий 12.06.2012 в 14:13 #
  
  Капиталистическая пирамида потреблядства может существовать только при постоянном впаривании любых понтов для дебильной биомассы. Иначе застой, безработица, экономический кризис и социальный взрыв потреблядей, что и наблюдается в Европе и США последние времена.
  К счастью, благодаря тому что создавать эти понты могут лишь очень и очень немногие и их способности и возможности практически исчерпаны, то капиталистическое стадо гомосракиенсов скоро опустится до своего предельного уровня бардака.
  
  Военный и продажный захват ресурсов других стран мало что изменит, только приведёт к войне развивающихся стран против евроамериканского паразитического альянса воинствующих потреблядей.
  
  Закачка денег в банковский сектор также уже ничего не даст, так как созидательный потенциал учёных инженеров и специалистов тоже исчерпан, а просто раздавать деньги дебильному никчёмному большинству обесценит всякий труд и ещё быстрее приведёт к краху системы основанной на потреблядской сущности каждого гомосракиенса.
  3 0 минусов | 3 плюса Ответить Пожаловаться
  babaklava
  babaklava отвечает MaxSl на комментарий 12.06.2012 в 17:03 #
  
  Очень правильно говоришь, милай. Дорога к энтой пирамиде, дорога в никуда, дорога к скорейшему истощению ресурсов, которы и так бестолку тратятся на перепроизводство. Надоть жить экономно, все ужо вырубили, и леса на котеджи, и реки отравили, повсюду горы химического мусора, все отравила энта химия. Надоть как, раньше, не была цилофану, ну и хрен с ним, была бумага упаковочна коричнева , из вторсырья сделана, а щас одна упаковка синтетична на помойках валяится, и горы упаковки энтой повсюду, утонем в ей когданить. Народ скороть спохватитсчя, а ужо и поздно будеть. И чаво тады удивляимся, что алергия и онкозаболевания сейчас так выросли?
  Вот поэтому, я, чуть не разрыдался. Мы тут путина хаем, а он, оказывается, лапочка, который горой за Россию и ее народ. Наверное, для того, чтобы не досталось проклятым буржуинам США, путин решил сп***деть сам и раздать своим друзьям бюджетное бабло, наверное, потому во всех путинских стройках заложены такие колоссальные суммы откатов еще на стадии проектов. Правда, на сочинских объектах, даже проектных откатов оказалось мало, пришлось бюджет превысить в несколько раз, ну так, на эту сумму штатовские буржуины оближутся. Да, какие же мы все болваны, что не верим в искренность наших ..., простите, лидеров, которые так скромно, согласно их декларации доходов, живут. Оказывается, это тоже тактическая уловка против западных воротил, которые готовы даже наворованное властью умыкнуть
   ЭТРУСК
  ЭТРУСК отвечает Fatal1ty на комментарий 13.06.2012 в 12:29 #
  путлер дал команду ........ подготовка новой конституции ......... Николай Стариков уже ведёт несколько лет подрывную работу против англопендосов..........!!! ВОТ 2 ЧАСА ВЫСТУПАЮТ ПРОТИВ ВТО http://www.youtube.com/watch?v=ZRPp40ckGao
  
  TV=58 отвечает NstraS1 на комментарий 12.06.2012 в 13:48 #
  
  Алхимия денег
  Посмотрите ролик http://www.newsland.ru/news/detail/id/943057/ Много интересных фактов. То что одной из причин экономического чуда Японии был кредит под 0,01% я знал. А вот, что в Китае для развития предприятий выдается ОТРИЦАЛЬНЫЙ процент по кредиту( до минус 10%) - для меня новость.
  И сразу сравнил действия власти в России. Теперь понятно, что они не заинтересованы в развитии нашей страны, а их кредитно - финансовая политика ведет в частности к обогащению небольшой кучки, а в целом к краху России как государства.
  5 0 минусов | 5 плюсов Ответить Пожаловаться
  MaxSl
  MaxSl отвечает TV=58 на комментарий 12.06.2012 в 14:27 #
  
  Спектакль с псевдоинфляцией позволяет постоянно обесценивать любые накопления тех кто пытается развить собственный бизнес в России. И ЦБанк это делает явно с подачи американских паразитов, впаривая дуракам что неконтролируемый ничем рост цен - это инфляция, на самом деле это способ постоянного разрушения экономики. Надо вешать всех американских шлюх пока ещё не закончились сырьё и народ.
  И первое что надо сделать - прекратить дармовой грабёж сырья и ограничить его минимально необходимым уровнем для модернизации и развития России, а не паразитического США.
  4 0 минусов | 4 плюса Ответить Пожаловаться
  NstraS1
  NstraS1 отвечает TV=58 на комментарий 12.06.2012 в 15:07 #
  0 2 минуса | 2 плюса Ответить Пожаловаться
  TV=58
  TV=58 отвечает Dmitriy_DM на комментарий 12.06.2012 в 13:49 #
  
  Да об этом наши СМИ молчат.
  Алхимия денег
  Жизнь дорожает: каждый год растут тарифы на электричество, газ и тепло, вырастают цены на продукты питания и автомашины. Нельзя назвать ни одного товара, который подешевел, и мы уже смирились с тем, что цены растут постоянно. Что же случилось? Выплавляется такое же количество стали, добыча нефти и газа постоянно растет. А инфляция, про которую нам говорят, с неба не падает.
  
  А ведь еще сто лет назад ситуация была совсем иной - за этот период в мире не подорожал ни один товар. Почему? А потому, что тогда была иная концепция денег -- не было ссудного процента, ростовщичество каралось вплоть до смертной казни.
  
  С возникновением финансово-кредитных отношений и появлением ссудного процента все изменилось - цены постоянно растут, отсюда революции и войны. Одни покупают яхты и футбольные клубы, а другие едва сводят концы с концами. Это сегодня и называется алхимией денег...
  
  "Дайте мне возможность управлять деньгами страны, и мне нет никакого дела до того, кто и какие законы в ней пишет" - Мейер Ротшильд. http://www.newsland.ru/news/detail/id/943057/
  
  
  TV=58 комментирует материал 12.06.2012 в 13:53 #
  
  Важно лишь отметить следующий факт: к началу ХХI века на 1 доллар, обеспечивающий торговлю товарами и услугами, приходилось от 15 до 50 (по разным оценкам) долларов, задействованных в чисто спекулятивных операциях.
  Для того чтобы избежать гиперинфляции, сохранив существующую систему, необходимо было расширить сферу обращения доллара (включить в эту сферу новые материальные активы, как бы наполнить доллар товарным содержанием). Это было успешно сделано в ходе операций в Афганистане и Ираке. Важнейший итог иракской кампании заключается в том, что расчеты за нефть теперь проходят в долларах. Если бы на это место стал евро, у США были бы крупные финансовые затруднений. А так, значительно расширив сферу действия доллара, Вашингтон со спокойной душой печатает 400 и более миллиардов долларов в год (!!!) для покрытия дефицита платежного баланса. Это значит, что США покупают товары и услуги - за пустые бумажки!
  1 0 минусов | 1 плюс Ответить Пожаловаться
  КВ-2110
  КВ-2110 комментирует материал 12.06.2012 в 13:54 #
  
  Интересное интервью.
  Федоров, кстати, наиболее адекват из ЕдРа.
  Что это?
  Пробный шар от Путина?
  Так почему самому не обратиться к народу, и попросить поддержки при "воспитании" нашего крупного бизнеса?
  0 Ответить Пожаловаться
  HelghelG
  HelghelG комментирует материал 12.06.2012 в 15:12 #
  
  "объемы выпуска пропорциональны, по закону о Центральном банке и Конституции Российской Федерации, объему закупленной виртуальной иностранной валюты через механизм так называемых золотовалютных резервов" Кто нибудь сможет это объяснить? В каком месте это прописано и как по его мнениюэто действует?
  -2 2 минуса | 0 плюсов Ответить Пожаловаться
  HelghelG
  HelghelG комментирует материал 12.06.2012 в 15:16 #
  
  "Весь частный бизнес в России, кроме мелкого и среднего, обязан регистрироваться в иностранной юрисдикции, находиться под контролем Соединенных Штатов" Это он про офшоры?-)))
  "Все компании в России, крупные и средние, не имеют права на существование без регистрации как иностранная собственность, это правило установлено американцами еще с 1990-х годов." Еще один бред)))))
  "Кстати, Центральный банк России отделен от государства, подлежит Нью-Йоркской судебной юрисдикции. " Аааа теперь я понял))) У него что-то с головой))))
  -2 3 минуса | 1 плюс Ответить Пожаловаться
  МоёМнение
  МоёМнение отвечает HelghelG на комментарий 13.06.2012 в 6:44 #
  
  Да ладно вам "ложь". Вы в России не живете. "Наш" Русал даже в бюджет не платит налоги - всё в офшор, так видимость одна, наши местные власти только упрекают , а мы дышим этой вонью, и еще сказки регулярно слушаем про очистные сооружения.. Бичей по округе собирают, лишь бы у них за копейки работали, если кого- то нашел и он отработал месяц, получаешь деньги - амерская система. А про ЦБ записано в Конституции РФ - вы , что не читали? А то так амеры бы радовались, что ЕР не набрала КОСТИТУЦИОННОГО большинства, и теперь, если ,что ЕР не сможет изменить конституцию. А для чего ее вечно менять? А именно для того , чтобы этот идиотизм с ЦБ РФ убрать. Нахрена такой чисто управленческий механизм рубля прописывать в конституции? А это главная потеря суверенитета. Я понимаю, что вы в этом разбираетесь лучше меня, и свой коммент написали , чтобы люди не верили, в то, что рассказал депутат, но уже поздно, вечно скрыть правду невозможно, ваш ник я уже не раз встречала на других форумах , и вы всегда стоите на антироссийской позиции.
  0 Ответить Пожаловаться
  HelghelG
  HelghelG отвечает МоёМнение на комментарий 13.06.2012 в 8:46 #
  
  Я в России живу. Русал говоришь налоги не платит?
  "А про ЦБ записано в Конституции РФ - вы , что не читали?" Что написано? Что он подлежит Нью-Йоркской юрисдикции? Приведите статью пожалуйста. Депутат начал верещать потому. что его от кормушки отодвинули.
  А я кроме этого форума был только на Гайд Парке. Вы и тут лжете.
  А про антироссийскую позицию - так этож надо все так перевернуть. Если я против ваших с...ых оппозиционеров так я против России? Ну-ну)))
  0 Ответить Пожаловаться
  МоёМнение
  МоёМнение отвечает HelghelG на комментарий 13.06.2012 в 10:33 #
  
  Я сделала вам выжимки из двух законов. Надеюсь вы сами сделаете выводы и комментировать вам не надо
  "Конституция Российской Федерации" (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ)
  
  Статья 75
  
  1. Денежной единицей в Российской Федерации является рубль. Денежная эмиссия осуществляется исключительно Центральным банком Российской Федерации. Введение и эмиссия других денег в Российской Федерации не допускаются.
  2. Защита и обеспечение устойчивости рубля - основная функция Центрального банка Российской Федерации, которую он осуществляет независимо от других органов государственной власти.
  3. Система налогов, взимаемых в федеральный бюджет, и общие принципы налогообложения и сборов в Российской Федерации устанавливаются федеральным законом.
  4. Государственные займы выпускаются в порядке, определяемом федеральным законом, и размещаются на добровольной основе.
  0 Ответить Пожаловаться
  МоёМнение
  МоёМнение отвечает HelghelG на комментарий 13.06.2012 в 10:39 #
  
  Федеральный закон от 10.07.2002 N 86-ФЗ (ред. от 19.10.2011, с изм. от 21.11.2011) "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)"
  
  Статья 6. Банк России вправе обращаться с исками в суды в порядке, определенном законодательством Российской Федерации.
  Банк России вправе обращаться за защитой своих интересов в международные суды, суды иностранных государств и третейские суды.
  Статьи достаточно длинные скопировать всё не получается, но коротко могу пересказать: Уставный капитал принадлежит государству, но владеет и распоряжается ЦБ ( ст.2 закона ЦБ РФ) Ставку рефинансирования и все правила денежного обращения в том числе инфляцию устанавливает ЦБ.(ст 4) , прибыль от своей деятельности банк получает 50% и направляет в какие-то свои фонды.
  0 Ответить Пожаловаться
  HelghelG
  HelghelG отвечает МоёМнение на комментарий 13.06.2012 в 11:33 #
  
  И где написано, что судиться с ЦБ можно только в Нью-Йорке? Я об этом спрашивал.
  Вот фраза автора
  "Кстати, Центральный банк России отделен от государства, подлежит Нью-Йоркской судебной юрисдикции. " Где я спрашиваю это написано в Конституции и законе о ЦБ.
  0 Ответить Пожаловаться
  МоёМнение
  МоёМнение отвечает HelghelG на комментарий 13.06.2012 в 11:41 #
  
  ст.6 Закона о ЦБ Рф - "Банк России вправе обращаться за защитой своих интересов в международные суды, суды иностранных государств и третейские суды". А вы думаете судится будут в Китае? Главный судья же в мире это США, и правила они устанавливают. Вы думаете, что будет по другому? И в законе прописано, что ЦБ независим от президента и Государственной Думы. Но если вы так уж желаете ознакомиться с этим документом я вам могу выслать на почту и специально для вас подчеркнуть нужные места, и если что перевести на более понятный для обывателя язык.
  0 Ответить Пожаловаться
  HelghelG
  HelghelG отвечает МоёМнение на комментарий 13.06.2012 в 11:47 #
  
  Так это предоставление возможности, а вы притягиваете в обязаловку.
  И опять вы :"И в законе прописано, что ЦБ независим от президента и Государственной Думы."
  Уставный капитал принадлежит государству, но владеет и распоряжается ЦБ - это как понять?
  0 Ответить Пожаловаться
  МоёМнение
  МоёМнение отвечает HelghelG на комментарий 13.06.2012 в 11:56 #
  
  Так и понимайте. Например: у вас есть кошелек с деньгами, но распоряжается и владеет им ЦБ, а если вам, что -то не нравится и вы будете бузить, то ЦБ обратится в тот суд, который будет отстаивать исключительно его интересы .
  0 Ответить Пожаловаться
  HelghelG
  HelghelG отвечает МоёМнение на комментарий 13.06.2012 в 12:54 #
  
  И что плохого, что государство регилирует денежныю политику? Хотите федеральную резервную систему ввести? ЦБ государственный банк. Кто урпавляет государством? Правительство, так в чем же дело?
  0 Ответить Пожаловаться
  МоёМнение
  МоёМнение отвечает HelghelG на комментарий 13.06.2012 в 13:18 #
  
  Молодой человек, ну где вы вычитали, что государство регулирует денежную политику? Уже все копья сломаны, а вы как-будто читали книгу и видели фигу. ЦБ действительно государственный, но независимый от государственной власти. Если вам ,что-то непонятно, вы пишите, я вам обязательно поясню.
  0 Ответить Пожаловаться
  HelghelG
  HelghelG отвечает МоёМнение на комментарий 13.06.2012 в 13:47 #
  
  Мальчик. Ну сколько можно. Мне принадлежит машина, но она самостоятельно двигается с помощью двигателя, колес, руля, зажигания, карбюратора и т.д. Она вполне самостоятельна. ЦБ принадлежит государству. По конституции кто управляет государством? Не напомните? Или снова будем здесь читаю, там не читаю?
  0 Ответить Пожаловаться
  МоёМнение
  МоёМнение отвечает HelghelG на комментарий 13.06.2012 в 19:23 #
  
  Вы хотя бы законы почитайте, то что вы говорите возможно только , если у государства суверенитет, но вы же читали статью выше Евгения Федорова, там все правильно написано - ЦБ отдельно, государство отдельно. Закон то найти наверное не проблема? Номер закона смотрите выше. Можете не отвечать, дискуссия с вами просто ни о чем.
  0 Ответить Пожаловаться
  HelghelG
  HelghelG отвечает МоёМнение на комментарий 17.06.2012 в 17:22 #
  
  Только в новостях и информации пендосов встречаю прием переворачивать все. Еже раз говорю не ЛГИТЕ людям.
  0 Ответить Пожаловаться
  МоёМнение
  МоёМнение отвечает HelghelG на комментарий 17.06.2012 в 17:31 #
  
  Вот вышла новая статья от 16.06.2012 на Ньюслэнде, где Медведев предлагает перейти на новую валюту в рамках ЕврАзЭС, как вы думаете для чего? Чтобы таких как вы лишний раз обмануть? Смешно.
  0 Ответить Пожаловаться
  HelghelG
  HelghelG отвечает МоёМнение на комментарий 17.06.2012 в 17:46 #
  
  Пипец. Весь разумный мир кричит что надо отказываться от доляров, и только вы и пендостан против)))
  0 Ответить Пожаловаться
  МоёМнение
  МоёМнение отвечает HelghelG на комментарий 17.06.2012 в 17:51 #
  
  Общение с вами напоминает мне разговор с глухим, только еще хуже, с глухим можно общаться хотя бы знаками, а с вами вообще полный мрак. Займитесь хоть чем -нибудь, например работой, учиться то уже бесполезно.
  0 Ответить Пожаловаться
  HelghelG
  HelghelG отвечает МоёМнение на комментарий 17.06.2012 в 18:26 #
  
  Ну конечно. Когда во лжи уличаю, сказать обычно не чего)))
  0 Ответить Пожаловаться
  МоёМнение
  МоёМнение отвечает HelghelG на комментарий 17.06.2012 в 18:43 #
  
  правильно писать "нечего" , т.е. слитно. Школу прогуливал?
  0 Ответить Пожаловаться
  HelghelG
  HelghelG отвечает МоёМнение на комментарий 17.06.2012 в 19:29 #
  
  Да. И что дальше?
  0 Ответить Пожаловаться
  МоёМнение
  МоёМнение отвечает HelghelG на комментарий 13.06.2012 в 11:52 #
  
  По поводу Конституции я вам уже привела статью 75. Мне не трудно повторить кратенько смысл этой статьи - эмиссия осуществляется исключительно ЦБ РФ. Например, если вдруг наши бизнесмены продавая наши ресурсы на экспорт вдруг откажутся продавать ЦБ свою выручку в долларах и полностью оставят за границей , то в стране исчезнет рубль, ЦБ его изымет. Это уже было в 90-х годах, когда бюджетникам-пенсионерам не платили, а предприятия внутреннего рынка занимались бартерными операциями- ты мне муку, я тебе конфеты, а муку на шифер. Не помните? А, что трудно напечатать правительством рубли для внутреннего употребления? Нет не трудно, только незаконно, согласно конституции имеет право только ЦБ, а он врагЉ1 для России.
  0 Ответить Пожаловаться
  Александр Прокофьев
  Александр Прокофьев отвечает МоёМнение на комментарий 28.06.2012 в 16:02 #
  
  Видимо HelqheiG имеет юридическое образование, а МоеМнение нет, юристу сразу видна разница в возприятии законодательства, а может быть МоеМнение закончил какую-нибудь юридическую "шарашкину контору". Конечно же Федоров про юрисдикцию ЦБ РФ и определяемый размер эмиссии просто гонит пургу.
  0 Ответить Пожаловаться
  МоёМнение
  МоёМнение отвечает Александр Прокофьев на комментарий 28.06.2012 в 19:13 #
  
  .. правильно писать "в воСприятии" И каким образом вы определили ,что Хельгель имеет юридическое образование? Абсолютно безграмотные комментарии, отсутствие знания законодательства и, главное, непонимание смысла законов. Я думаю, что у него в лучшем случае просто школа
  0 Ответить Пожаловаться
  Александр Прокофьев
  Александр Прокофьев отвечает МоёМнение на комментарий 29.06.2012 в 10:37 #
  
  Спасибо, что следите за правописанием. Я, за отсутствием времени, текст даже не читаю, набираю автоматически. А вышеуказанный вывод я сделал, т.к. ни в конституции, ни в ФЗ действительно и близко нет про юрисдикцию иностранных государств, а норма, что "ЦБ может обращаться за защитой своих прав в международные суды или суды иностранных государств", так причем здесь юрисдикция? Ведь существует масса вариантов, когда и любые другие субъекты права, хоть юр.лица, хоть физ.лица могут также обращаться в международные суды и суды иностранных государств, этому даже целые отрасли права посвящены, для регулирования отношений публичных органов (власть, надгосударственные институты и т.п.) это Международное право, или ка его иногда назвают Международное публичное право, а для регулирования отношений с участием частных лиц - Международное частное право, но это совсем не означает, что эти субъекты находятся под юрисдикцией иностранных государств.. Конкретный спор - конкретная подсудность. А возможность обращения в тот или иной суд уж точно не определяет юрисдикцию в которой находится субъект. Текст также не читаю, если исправите опечатки - заранее спасибо.
  0 Ответить Пожаловаться
  МоёМнение
  МоёМнение отвечает Александр Прокофьев на комментарий 29.06.2012 в 12:10 #
  
  Я так понимаю, что юрисдикция это юридически означает нахождение в подчинении, в распоряжении кого- то, или чего- то. Находиться в юрисдикции какого- то органа власти значит юридически подчиняться ему, находиться в его распоряжении. Тогда вопрос :кому подчиняется ЦБ РФ, если в конституции (это я привела выше) ст75 п2 ЦБ осуществляет свои функции "независимо от других органов государственной власти" ? Кто формирует его политику? Если он независим от органов власти РФ, от кого тогда зависим? Мы же взрослые люди, понимаем, что абсолютно независимых финансовых институтов не бывает. И еще вопрос: почему у нас процентная ставка установленная ЦБ РФ 8% ( а на развитие производства предприятия получают соответственно по 20-25%), в то время как ФРС 0,25% (так как они вычислили,что высокая процентная ставка приводит к свертыванию производства), Великобритания 0,5%, Германия 1%, Япония 0,3%. Почему у нас ненормальная инфляция уже 20лет (первые 10 лет просто принудительное убийство всего, что имели) ?
  0 Ответить Пожаловаться
  Александр Прокофьев
  Александр Прокофьев отвечает МоёМнение на комментарий 29.06.2012 в 12:24 #
  
  А кто утверждает, что у нас все делается только во благо собственной стране и укреплению суверенитета? Один только факт размещения Резервного фонда в штатовских ценных бумагах, тогда как сами привлекаем средства под процент в два раза выше (не абсурд ли?) говорит обо всем, естественно есть косвенное финансовое влияние, и лобби. Про указания МВФ вообще молчу, вот истинные поборники монетаристских ценностей, но при этом их же прародители США и Великобритания плевать хотели на их рекомендации, да еще и в жесткой форме заявили, что они сами разбируться как им управлять собственной экономикой, а про Аргентину и говорить не хочется, туда многие чиновники МВФ вообще не рискнут приехать, после того, что они сделали в 80-90-е. Но говоря о правовой составляющей, т.е. о нормах права, нужно исходит только из того, что там установлено. Кстати, юрисдикция не может быть какого-то органа, она может быть только какого-то государства. писать юрисдикция такого-то органа власти юридически не корректно.
  0 Ответить Пожаловаться
  МоёМнение
  МоёМнение отвечает Александр Прокофьев на комментарий 29.06.2012 в 12:27 #
  
  Я так и не поняла вашу позицию, в первой части ответа вроде согласны , но тут же пишите совсем обратное.
  0 Ответить Пожаловаться
  Александр Прокофьев
  Александр Прокофьев отвечает МоёМнение на комментарий 29.06.2012 в 12:39 #
  
  Это не моя позиция, это просто объективное положение вещей, факты так сказать. Есть финансовое влияние и лобби? Есть? Но установлено ли в праве, что это лобби должно быть? конечно нет? Это лобби осуществляется в рамках тех решений, которые принимаются органами управления различных финансовых институтов, в т.ч. и ЦБ. естественно нет и не может быть нормативных актов, которые предусматривали бы как управляются различные организации, есть только общие условия (правовые нормы) такого управления. Указано ли где-нибудь, что ЦБ находится под юрисдикцией другого государства? Конечно же нет? Его деятельность регулируется правом Российской федерации, собственно ведь мы когда это обсуждаем и ссылаемся именно на Конституцию Рф и на ФЗ О ЦБ, если же ЦБ находится под юрисдикцией иностранного государства, тогда мы должны были бы рассматривать нормативные акты этого государства, а не РФ.
  0 Ответить Пожаловаться
  МоёМнение
  МоёМнение отвечает Александр Прокофьев на комментарий 29.06.2012 в 12:24 #
  
  И еще одно замечание. Вы же сами пишите, "любые другие субъекты права, хоть юр.лица, хоть физ.лица могут также обращаться в международные суды и суды иностранных государств" - вы указали частников. Так все таки наш ЦБ частник, а не государственный? Что то я себе плохо представляю, что правительство подаст в третейский суд на Государственную Думу.
  0 Ответить Пожаловаться
  Александр Прокофьев
  Александр Прокофьев отвечает МоёМнение на комментарий 29.06.2012 в 12:48 #
  
  И не только частники, но и гос. органы от имени государства могут обращаться в такие суды. Не понял к чему ремарка о том, что правительство вряд ли подаст в третейский суд на ГД. Если рассматривать только правовую сторону вопроса, то конечно же обращение в суд от имени любого из этих органов в отношении другого возможно, на практике же такое вряд ли могло бы быть, т.к. и Правительство и ГД, представляют интересы государства, осуществляют основополагающие функции, и при возникновении противоречий между этими органами они конечно в 99,9% будут решаться в административном порядке, что собственно абсолютно правильно, т.к. тот уровень ответственности который лежит на деятельности этих органов не терпит времени судебных разбирательств, хотя сама ситуация когда есть неурегулированные правом противоречия между деятельностью Правительством и ГД, ситуация весьма мало вероятная, т.к. один орган исполнительной а другой законодательной власти, и при эффективно работающей системе сдержек и противовесов, при нормальном разделении властей, этого происходить не должно.
  0 Ответить Пожаловаться
  Александр Прокофьев
  Александр Прокофьев отвечает МоёМнение на комментарий 29.06.2012 в 10:42 #
  
  А из чего вы сделали вывод, что ЦБ не может проводить эмиссию без долларового обеспечения, где написано, что ЦБ может напечатать денег только в размере валютных(или золотовалютных, не принципиально) резервов. Если помните, 1998 г., то тогда через полтора-два месяца после августовского дефолта ЦБ наоборот включил станок на полную катушку, и его абсолютно не смущало, что резрвов тогда вообще практически не было,
  0 Ответить Пожаловаться
  МоёМнение
  МоёМнение отвечает HelghelG на комментарий 13.06.2012 в 10:47 #
  
  Что касается Русала, то конечно он платит , но не столько сколько должен не применяя схемы ухода от налогов, основное уходит в офшор, а что для вас это что-то новое? Периодически слышу от местных властей в новостях. Так и это заметно по городу, 0% вклада за 20 лет его работы после распада.
  0 Ответить Пожаловаться
  HelghelG
  HelghelG отвечает МоёМнение на комментарий 13.06.2012 в 11:34 #
  
  Значит скоро руководство и владельцы к Ходору пойдут)))
  0 Ответить Пожаловаться
  HelghelG
  HelghelG комментирует материал 12.06.2012 в 15:18 #
  
  "Это просто маленький частный случай, и государство очень быстро от этого убежало, потому что ему по голове настучали и сказали: "Сюда не лезьте". Власть управляется через механизм коррупции, именно поэтому коррупция - сегодня нерешаемая проблема. Решать ее нам запретили американцы." Еще одна ложь)))
  0 1 минус | 1 плюс Ответить Пожаловаться
  вячеслав64
  вячеслав64 комментирует материал 12.06.2012 в 15:28 #
  
  Бред сивого козла.Пытается переложить ответственность на Америкосов.Это что рейдерские захваты Америкосы делают или цены на жкх поднимают?Почему то все олигархи друзья Путина их что тоже Америкосы назначали, кончай врать, развалили страну и боитесь отвечать придется.
  -2 2 минуса | 0 плюсов Ответить Пожаловаться
  Андрей Лебедев
  Андрей Лебедев отвечает вячеслав64 на комментарий 12.06.2012 в 16:25 #
  
  цены у нас растут из-за неразвитости внутреннего рынка, экономика нацелена властью только на экспорт сырья. Китай тоже зависит от экспорта в США, но ни один депутат ГД не скажет, что Китай на крючке у США, потому что Китай развивает внутренний рынок, строит дороги. У нас вместо дорог строятся дворцы, горнолыжные трассы и площадки для бадминтона:) Россия на крючке у Кремля, а не США!
  1 0 минусов | 1 плюс Ответить Пожаловаться
  вячеслав64
  вячеслав64 отвечает Андрей Лебедев на комментарий 12.06.2012 в 17:09 #
  
  Согласен, нечего на зеркало пенять коль рожа крива.
  0 Ответить Пожаловаться
  дурик
  дурик комментирует материал 12.06.2012 в 17:42 #
  
  ---Не мы такие, а жизнь такая!!
  ??????
  -1 1 минус | 0 плюсов Ответить Пожаловаться
  pilot_gel
  pilot_gel комментирует материал 13.06.2012 в 3:14 #
  
  Хорошая статья. Хоть кто то осмелился сказать, что творится на самом деле. Вот теперь всё складывается, почему такие цены на бензин и при этом Медведев руками разводит, мол "ничего сделать не могу", почему рушится образование и медицина, почему депутаты думают о своём благополучии и только, и почему весь крупный бизнес в офшорах... Вот вам и ответ почему у нас тарифы растут, почему жизнь дорожает... Да потому что ГОСПОДА давно живут ТАМ, а бизнес здесь. Ведь вы посмотрите как налажен у нас бизнес?Работник у нас на уровне раба, ни отпусков, ни больничных, ни декретных и т.д. и т.п. (за исключением конечно, есть порядочные, но их о-очень мало). А ведь когда то, тогда "начинающие бизнесмены" вопили, чтобы их уравнивали в правах с государственными предприятиями, Многие это забыли, а молодые и не знают, этим мозги писиколой промыли, не всем конечно. Молодёжь тема отдельная, во многом они мне нравятся, особенно те что не купились на "стеклянные бусы". А Путина зря поносите, вспомните как при Борисе-пь...це жили. А ведь сложно, чтобы ОВЦЫ целы и ВОЛКИ сыты.
  0 Ответить Пожаловаться
  Laral
  Laral отвечает pilot_gel на комментарий 13.06.2012 в 11:37 #
  
  А наш трудовой кодекс, где работник почти на уровне раба , Американский конгресс принимал, прочитайте Трудовой кодекс, да и жилищный заодно, лесной также , градостроительный, водный, сами- то включите мозги, почитайте, почитайте, наши законы и мы их выполняем, живем в соответствии с законами, принятыми нашей думой . Конечно, терпения вам понадобится много, законы очень плохо написаны, но интересно вам будет, а сколько нового и неожиданного для себя откроете! Нет, ребята, мы сами с усами, сами себе диктуем.Всегда вызывает удивление наш народ, очень мы ленивы, нет, чтобы взять и проверить самим, мы начинаем верить ' что сказал дядя. Петя с дядей Ваней, умоетесь добывать информацию сами и сами делать анализ и самим себе доверять, тогда будем жить мозгами,
  а не чужим бредом.
  0 Ответить Пожаловаться
  pilot_gel
  pilot_gel комментирует материал 13.06.2012 в 3:20 #
  
  Вспомните трансляции свадебной церемонии англицкого принца по центральным каналам, а награждение Мишки-меченного высокой государственной наградой? Вот вам индикаторы нынешнего нашего положения. Вот за что стыдно должно быть. И поменьше эмоций, стоко разношёрстных и разноцветных бл...дей развелось! Всем здоровья, господа.
  0 Ответить Пожаловаться
  
  
  shelom комментирует материал 13.06.2012 в 15:26 #
  
  Такое ощущение, что многие спали, спали, проснулись... а руки связаны и во рту кляп. И они мычат - такого не может быть! это сон! это мираж!
  0 Ответить Пожаловаться
  SVP101
  SVP101 комментирует материал 14.06.2012 в 4:47 #
  
  Очередной высер этого гиганта мысли от ЕР.... Бизнес на крючке США лишь от того, что всё зависит от доллара. И вина в этом не США, а уродов у власти уже 12 лет
  0 Ответить Пожаловаться
  lleylard
  lleylard комментирует материал 12.09.2012 в 21:35 #
  
  Местами говорит правду, а местами подмешивает к правде ложь, стараясь заставить слушателей проглотить одно вместе с другим. Технология, конечно, проверенная, но не стопроцентная. Одни на такую адскую смесь ведутся, а другие - нет.
  
  
  ХОЗЯЕВА ДЕНЕГ / THE MONEY MASTERS
  http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?p=23986712#23986712
  
  Конституция Российской Федерации или...
  Амаль Раф
   А.Р.М.
  
   "КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ или ИВАН ИВАНОВИЧ ИВАНОВ, БЫВШИЙ ИВАНОВ-ИВАНИШВИЛИ"
   (предлагаю обсудить...)
  
  
  
  Я давно подозревал у себя легкое отклонение психики от нормы. Но, последний случай заставил меня усомниться в том, что отклонение легкое. Мимо моего балкона не проносились с воем сирен, в бликах проблесковых маячков летающие тарелки с подгулявшими зелеными человечками... Что им делать в Южном Бутово в ноябре месяце? Все оказалось значительно хуже. Но... Не стану вас пугать до сроку. Зайду издалека.
  Представьте себе самого обыкновенного, в чем-то, даже, пошловатого человека по имени Иван Иванович Иванов-Иванишвили. Представили? Так вот, живет этот Иван Иванович средне, как и все, но в один, не сказать, что прекрасный момент (скажем, на второй день Пекинской олимпиады) посещает его невесть откуда взявшаяся мысль: "А с чего бы это вдруг мне такая фамилия - Иванишвили? Я этого Иванишвили один раз в жизни всего-то и видел, ну, купил он мне петушка на палочке и на карусели пять минут покатал, и из-за такой малости я всю оставшуюся жизнь должен за этим алиментщиком хвост таскать? И куда мне двойная фамилия? Тоже мне, Муравьев-Апостол выискался! Позапрошлый век! Я - Иванов! Точка! Коротко и с достоинством!" И с этого момента Иванов-Иванишвили начинает вести жизнь просто Иванова. Ему бы паспорт с фамилией по такому случаю поменять, но то ли времени нет, то ли денег жалко... И теперь ему копеечной ссуды в банке не дают, и с приватизацией однокомнатной квартиры в Бескудниково дело встало. Пропадает человек из-за бюрократических придирок! Безобразие, правда?
  
  Оставим на время бывшего Иванишвили. Обратимся к реальности. К правде жизни, так сказать...
  
  "Bazz_alt 2009/11/28 02:03 [ответить]
   Я так понимаю, что Вам, "либералам", доказывать что-то бесполезно.
   К слову, упомянутый Вами "Федеральный договор" представляет ни что иное, как разграничение властных полномочий администраций внутри субьекта федерации. Никаких других прав он не даёт. А тем более его неподписание. Не подписал? Сам виноват - никаких прав не имеешь. А частью Российской Федерации тем не менее остаёшься, как бы Вам ни хотелось обратного.
  
   Да, и заклинания типа "Самсолженицынсказал", "пиццотмильоноврасстрелянных", "кроваваягэбня" на меня не действуют.
  
   Ибо, как сказал великий демократ "Только массовые расстрелы спасут демократию". А затем укатил на авто американской дипмиссии.
  
   Законов Вы не знаете, и знать не хотите. Хаете свою страну, прикрываясь "плюрализмом" и "широтой мнений""
  
  Ну что, скажите на милость, можно ответить человеку, который приписывает вам выражения, когда и в голову вашу никогда не приходили, не то, что их использовать в полемике на совершенно иную тему; который смешивает в одну кучу либерализм и... Солженицына? Ничего нельзя ответить. Можно только попрощаться и выкинуть весь этот мусорный паштет из головы. Что я и сделал, но на свою беду, только в первой части. Зацепился глазом за "упомянутый Вами "Федеральный договор"" и полез проверять свой, вызвавший гневную отповедь, комментарий. Нет, написал я все правильно - Федеративный.
  
  "ФЕДЕРАТИВНЫЙ ДОГОВОР - один из основных источников конституционного права РФ в области регулирования федеративных отношений. Включает три самостоятельных договора о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами власти РФ и соответственно органами власти: а) суверенных республик в составе РФ; б) краев, областей, городов Москвы и Санкт-Петербурга РФ; в) автономной области, автономных округов в составе РФ. Подписаны 31 марта 1992 г. представителями РФ и всех субъектов РФ (кроме Татарстана и Чечено-Ингушетии). 10 апреля 1992 г. Съезд народных депутатов РФ одобрил подписанный Ф.д. и постановил включить его содержание как составную часть в Конституцию РФ. Однако и после этого Ф.д. продолжал существовать как самостоятельный конституционно-правовой акт. Конституция РФ 1993 г. (в п. 1 раздела второго) объявила о верховенстве своих норм над нормами Ф.д., но одновременно подтвердила (в п. 3 ст./11) его действие в сфере регулирования федеративных отношений, что позволяет считать РФ федерацией конституционно-договорного типа. "
  (Словари и энциклопедии на Академике. Юридический словарь)
  
  "ДОГОВОР НОРМАТИВНОГО СОДЕРЖАНИЯ - соглашение двух или более субъектов, в котором содержатся нормы, регулирующие их взаимоотношения. Является одним из источников права. Примером такого соглашения может служить Федеративный договор, заключенный между субъектами РФ. Д.н.с. характеризуется тем, что его участники добровольно вступают в него и возлагают на себя обязанности, вытекающие из его содержания."
   (Там же. Справочник юриста)
  
  Достаточно сравнить даты заключения Ф.д. и одобрения его Съездом народных депутатов РФ (31 марта 1992 г. и 10 апреля 1992 г. соответственно) с принятием Конституции Российской Федерации (12 декабря 1993 г.), чтобы снять вопрос о том, какой из правовых актов первичен. Но, успокоился ли я на этом? Нет, на этом я не успокоился. Я пошел дальше. Я взялся за Основной наш закон. За "самое дорогое, что у нас есть - Конституцию!" ("Берегись автомобиля") Тут то меня и накрыло! С головой...
  
  "1. Конституция Российской Федерации вступает в силу со дня официального ее опубликования по результатам всенародного голосования.
  День всенародного голосования 12 декабря 1993 г. считается днем принятия Конституции Российской Федерации.
  Одновременно прекращается действие Конституции (Основного Закона) Российской Федерации - России, принятой 12 апреля 1978 года, с последующими изменениями и дополнениями."
  Вам что-нибудь известно о существовании Российской Федерации - России в 1978 году? Мне, столь необыкновенный факт, открылся только теперь! Прожив половину своей жизни в столице Российской Советской Федеративной Социалистической Республики, я только теперь узнал, что данное государственное образование было лишь фантомом, зыбкой фата-морганой, уже тогда (в брежневский "застой"!) скрывавшей за собой подлинное сокровище - Российскую Федерацию! Так вот в чем глубинный смысл обращенных ко мне речей: "Хаете свою страну, прикрываясь "плюрализмом" и "широтой мнений"!" Как это верно! Хаю, но в свое оправдание должен сказать - исключительно по неведению! В силу болезни ума, давно у себя подозреваемой, но открывшейся полностью только сейчас! В самом деле - Конституцию Российской Федерации читало великое множество российских людей, еще большее множество их данную Конституцию приняло путем всенародного голосования! Что я могу о себе думать? Если психическая норма определяется средними показателями среди популяции, то я явно из нее выпадаю! Почва ушла у меня из-под ног и я полностью завис...
  Но что прикажете делать с Ивановым Иваном Ивановичем - мы с вами совсем о нем забыли?! Страдает человек, мучается, а за что, собственно? Только из-за того, что в паспорте у него написано Иванов-Иванишвили? Но ведь это тот же самый человек! Проверьте его отпечатки пальцев! Сличите почерк! Посмотрите на его фотографию, в конце концов! Да он это, он! Просто не желает больше носить фамилию неприятного ему, по-существу, чужого человека! Дайте же ему ссуду - он купит на нее новый диван! Разрешите ему приватизировать квартиру в "хрущевке" - он живет в ней с шести лет! Разве дефис и десять букв после его подлинной, выстраданной фамилии в паспорте имеют хоть какое-то значение? Имеют! И огромное!
  А вот для огромной страны - никакого! Просто какой-то шахрай записал в ее Конституции, что она уже в 1978 году звалась Российской Федерацией, РФ, а не РСФСР, и по слову оного все так и сотворишася...
  "16 мая 1992 года согласно закону N 2708-I она стала называться Конституцией (Основным Законом) Российской Федерации - России согласно новой редакции[4]:
  В названии Конституции и преамбуле слова "Российской Советской Федеративной Социалистической Республики" и "РСФСР" заменить словами "Российской Федерации - России". В наименованиях разделов I, III - VIII, X, XI и глав 8, 13 - 16, 19 - 21, в статьях 2, 4, 7, 10 - 12, 17 - 19, 22, 24, 27, 30, 71, 75, 80, 81 - 84, 86, 87, 92, 97, 102 - 123, 125, 127 - 136, 140, 146, 149, 152 - 157, 160 - 165, 167, 168, 171, 173, 176 - 185 слова "Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика", "Российской Советской Федеративной Социалистической Республики" и "РСФСР" заменить соответственно словами "Российская Федерация", "Российской Федерации".
  Уже летом 1992 года Конституция под новым названием была издана большим тиражом[5]. Статья 67 закона N 2708-I гласила:
  Верховному Совету Российской Федерации привести законодательство Российской Федерации в соответствие с настоящим Законом.
  Этого сделано не было. До декабря 1993 года действовали нормативные акты о государственной символике, законы регулировавшие деятельность Верховного Совета, Съезда народных депутатов, Конституционного суда (и избрания, вступление в должность) Президента, где употреблялись наименование "РСФСР", антиконституционными они признаны не были. В законе "О Конституционном суде РСФСР" употреблялись два наименования: "Российская Федерация" и "РСФСР"." (Википедия)
  Прелесть последнего предложения данной выдержки в его первых словах. "До декабря 1993 года" означает - до принятия Конституции РФ. Интересная она у нас, не правда ли? Да и какой ей быть у страны, в правовом отношении появившейся буквально из воздуха?
  http://www.proza.ru/2012/06/05/791
  
  љ Copyright: Амаль Раф, 2012
  Свидетельство о публикации Љ21206050791
  Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении правил
  Рецензии
  Написать рецензию
  Ему бы паспорт с фамилией по такому случаю поменять, но толи времени нет, толи денег жалко... - то ли; то ли.
  
  ... 185 слова "Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика", "Российской Советской Федеративной Социалистической Республики" и "РСФСР" заменить соответственно словами "Российская Федерация", "Российской Федерации. - в самом конце не хватает закрывающей кавычки.
  
  -----------------------------------------------------------------------
  
  Весёлая статейка.
  Но очень грустно, что умная и правдивая.
  
  Дмитрий Сухарев 10.08.2012 18:16 • Заявить о нарушении правил
  Добавить замечания
  Спасибо за подсказку, Дмитрий! Вот сейчас возьму и все поправлю.
  
  Амаль Раф 10.08.2012 18:30 Заявить о нарушении правил http://www.proza.ru/2012/06/05/791
  
  
  *******************************************
  Михаил Восленский
   НОМЕНКЛАТУРА
  ГОСПОДСТВУЮЩИЙ КЛАСС СОВЕТСКОГО СОЮЗА
   ПРЕДИСЛОВИЕ К СОВЕТСКОМУ ИЗДАНИЮ
  
  
  
   Впервые опубликованная в Австрии и ФРГ в 1980 г., "Номенклатура" была затем напечатана во Франции (4 издания), Италии (2 издания), Испании, Португалии, Греции, Англии, Швеции, Исландии (сокращенно, 2 издания), Японии (2 издания), США (2 издания), Бразилии; изложения книги были опубликованы в прессе в ФРГ, Турции и Израиле. В Лондоне вышли два издания "Номенлатуры" на русском языке. В Польше полулегально были выпущены два издания (с сокращениями).
   Теперь, в условиях гласности, "Номенклатура" пришла, наконец, в Советский Союз. Пришла уже не в радиопередачах "Немецкой волны", не в проскользнувших мимо всех рогаток книжках лондонского издания и фотокопиях с них, а так, как и надлежит приходить книге в любую нормальную страну.
   Я рад, что "Номенклатура" наконец-то выходит в свет там, где и следовало бы ей появиться с самого начала,- в Москве. Это один из признаков нормализации в Советском Союзе - пусть признак маленький, но не избалованы мы ими, так что и такому надо радоваться.
   М. Восленский
  
  
  
  ПРЕДИСЛОВИЕ
  
  
  
   Книга М. С. Восленского "Номенклатура" принадлежит к числу тех крайне редких книг, которые, появившись,сразу же входят в сокровищницу политической мысли. Она нужна именно сегодня благодаря своей актуальности и своим исключительным достоинствам.
   Прежде всего книга ясно и логично построена. Шаг за шагом она ведет читателя по разным частям советской системы, не теряя из виду систему в целом. Так последовательно, сама по себе, возникает целостная картина.
   Исходный тезис М. С. Восленского таков: уже революция создала в рамках партии монополистический привилегированный слой советского общества. В ходе дальнейшего процесса, состоявшего из ряда фаз, этот слой укрепил и узаконил свое положение. Он не только отгородил себя от общества, от народа да и от всего мира; даже внутри него самого была воздвигнута иерархия чинов и социальных барьеров: это номенклатура.
   Предшествовавшие М. С. Вселенскому авторы называли этот слой "партократией", "кастой", " новым классом", "политической (или партийной) бюрократией", хотя и писали об одном и том же объекте. Но нет сомнения: термин "номенклатура" совершенно оправдан, когда речь идет об установившемся иерархическом режиме советской партбюрократии и связанных с нею бюрократий.
   М. С. Вселенский развертывает свои тезисы во всех деталях: исторических, статистических, теоретических и на основе своего личного опыта. Он рисует всеобъемлющую картину системы в СССР - исчерпывающую, тщательно отработанную, основанную на хорошем знании действительности, одну из самых, если не вообще самую полную картину советской системы. Во всяком случае это самое современное, а потому особенно поучительное ее изображение, в первую очередь в свете напряженной международной обстановки.
   Книга особенно ценна своим аналитическим характером и пропитывающим ее духом объективности (хотя и не бесстрастности). М. С. Восленский не ненавидит, не обвиняет и уж тем более не проклинает и не пророчествует. Он описывает и анализирует - просто, ясно, документированно. М. С. Вселенским движут не идеология и не религия, а реализм и стремление к правде. Книга М.С. Вселенского "Номенклатура" бесспорно принадлежит к числу лучших работ, когда-либо написанных о советской системе.
   Аналитический и реалистический труд "Номенклатура" дает пищу для размышлений и для опасений: какова советская система, куда она ведет, какие опасности влечет она за собой, особенно для Европы?
   С самого начала идея власти, диктатуры стала характерной чертой советской системы во всех ее проявлениях. Ленин определяет государство как дубинку, как инструмент создания нового, социалистического общества и нового человека эпохи социализма. Вообще говоря, эта теория основана на идеях Маркса, на его учении о производительных силах и производственных отношениях как основе не только общественной структуры, но и самого существования человека. Однако ленинская теория отходит от идей Маркса, как только начинает рассматривать в качестве фундамента марксистской доктрины революции и власть - "диктатуру пролетариата", а не преодоление бесчеловечных, гнетущих условий жизни общества. Признав принцип, что власть - основа всего в обществе, и узаконив насилие (Ленин определял диктатуру как власть, не ограниченную никакими законами), нельзя было построить ничего иного, как общество, в котором властители - партийная бюрократия, номенклатура превращаются в привилегированную монополистическую касту.
   Конечно, Ленин считал это лишь временной формой, которая исчезает с "отмиранием" государства. И все же уже в 1918 году Ленин в беседе с рабочей делегацией высказался за то, чтобы партактивисты получали дополнительный продовольственный паек. Так вместе с властью стали расти и привилегии, государство же не проявляло никаких признаков "отмирания", а наоборот, становилось все сильнее.
   Дело в том, что бюрократия и не думает ограничивать свои привилегии. Напротив, она расширяет их и укрепляет свое господство. Уже этого было достаточно, чтобы она стала источником недовольства.
   С самого своего возникновения советская система проявляет глубокую враждебность к "чуждым" социальным группам внутри собственного общества и к внешнему миру, к любой другой системе. Советская бюрократия отвергает все то, что расходится с ее плоской идеологией, притязаниями, установками и практикой. Советская система воплощена в партбюрократии. Она рассматривает окружающий мир как враждебную ей силу. Своей системой советская бюрократия сама себя обрекла на заговорщическое мышление и постоянный страх за свое существование. Находящиеся у власти бюрократы живут вне реальностей, под гнетом представлений о некоем враждебном им мире; они убеждены, что каждый хочет напасть на них, и не доверяют никому, даже тем, кто находится в их же иерархическом кругу.
   Такая система не может быть экономически продуктивной, да и не в этом ее задача. Цель системы - власть и господство над другими. Этому и посвящают себя ее руководители - партийные олигархи. Система построена на нищете и пассивности; она зависит от власти, которая сама по себе является привилегией, и на господствующей касте, которая представляет собой часть правящей партии. Это не означает, конечно, что советские вожди хотят сохранить отсталость своей страны и оставить ее народ необразованным и пассивным. Нет, даже советским руководителям не чужды добрые намерения. Но дальше намерений дело не идет.
   Методами угнетения и террора система смогла осуществить индустриализацию страны - со всеми недостатками поверхностного планирования, продиктованного идеологией и политикой, с недостаточной координацией между различными секторами народного хозяйства. Это планирование оказалось неэффективным со всех точек зрения: и продуктивности, и качества продукции, и ее способности выдержать конкуренцию. Но у системы нет критериев для оценки таких явлений. Продукция производится в рамках количественного планирования, а качество не учитывается. Господствующий класс - номенклатура - заинтересован не в прибыльности производства, а в сохранении своей монопольной власти. Поэтому продукция - плохого качества, и производится главным образом то, что содействует укреплению власти. Несмотря на разговоры о "регулируемом рынке", конца этому не видно.
   Разумеется, с той же целью - обезопасить свою власть от любой угрозы - номенклатура принимает меры, чтобы народ, то есть непривилегированное население, получал достаточно для поддержания своего существования и работоспособности. Но поскольку это не поддается точному планированию, то - даже если бы за дело принялись серьезно - в Советском Союзе неизбежны перебои в снабжении населения, очереди в магазинах - и, конечно, спецмагазины для начальства.
   Советская система обеспечивает хорошее качество продукции только при производстве оружия и военных материалов (да и то качество хуже, чем на Западе). Относительно высокое качество советского оружия объясняется фактором, которым в СССР пренебрегают при производстве мирной продукции: оружие означает конкуренцию, а недостаточно хорошее оружие - угроза могуществу и преобладанию правящей касты.
   Параллельно с установлением своей гегемонии в послевоенной Восточной Европе и с планомерным укреплением своей военной мощи (несомненно, обе эти цели и оба плана существуют) Советский Союз занят созданием системы имперских отношений и зависимости.
   Мир полон отсталости, насилия, грабежа, поэтому революции в нем неизбежны. Советский Союз проводит свою экспансию, оказывая поддержку этим революциям, чтобы сделать революционные движения зависимыми от своей поддержки, в первую очередь военной.
   Так распространяется советское влияние и раскидываются сети Советского Союза, вырастает его давление во всем мире - особенно в слаборазвитых районах и среди обездоленных, отчаявшихся социальных групп. Интернационализм и коммунистическая идеология превратились в конечном итоге в прикрытие политики Советского государства и экспансионизма советской бюрократии.
   Богатый нефтью Ближний Восток и Европа со своим промышленным и научным потенциалом стали ныне, как мне представляется, главными целями советской экспансии. Эти цели не отделены одна от другой. Они объединены единой задачей: чтобы Европа, отрезанная от источников нефти и другого сырья, была военным давлением принуждена к зависимости от Советского Союза.
   Советские боссы сознают органическую и прежде всего экономическую неэффективность и слабую конкурентоспособность своей системы. Они могут преодолеть эту органическую слабость только одним путем: военным господством, а точнее - эксплуатацией развитых районов при помощи военной силы. В первую очередь речь идет о Европе как "слабом звене" на Западе. Отсюда - советское ядерное давление и шантаж.
   По-моему, западные державы в Европе и в Америке допустили роковую ошибку: США - тем, что они свели свою оборону к ядерному оружию и отменили воинскую повинность, а Европа - тем, что она не укрепила своей независимости, прежде всего в военной области. Тем временем Советский Союз достиг ядерного равенства с Западом, если не превосходства. Поскольку Советский Союз обладает превосходством и в обычных вооруженных силах, Европа оказалась перед лицом шантажа и угроз, с которыми ей приходится считаться и после драматических перемен в Восточной Европе.
   Я хотел бы присоединиться к М. С. Восленскому, сказав: советская система не располагает никакими сколько-нибудь значительными или обнадеживающими внутренними способностями к подлинно радикальной реформе этой системы, а отсталость и коррупция неумолимо толкают ее к экспансии. Уже давно советская система перестала быть проблемой для критического политического мышления. Однако экспансионистские устремления отсталой и обнищавшей великой державы нельзя остановить ни разумными словами и добрыми намерениями, ни точным научным анализом, как бы ни было полезно и необходимо и то, и другое.
   Новое издание книги М. С. Восленского особенно своевременно сегодня. Эта работа может оказаться итоговой. Диктатура номенклатуры приблизилась к своему историческому краху. Этот крах уже произошел на наших глазах в ряде стран Восточной Европы. Он свершился с поразительной легкостью. Дело в том, что развернулся объективный процесс разложения системы номенклатурного господства и протекает столь же объективный процесс демократизации общества. Мы наблюдаем его и в Советском Союзе, первые его признаки видны в Китае.
   Слабость номенклатуры в том, что она сама отгородилась от общества, которым управляет, и оказалась верхушечной структурой без корней в народе. Поэтому я думаю, что ее уход и в больших странах "реального социализма" произойдет мирно, без гражданской войны: просто не найдется достаточно граждан, готовых воевать за номенклатуру.
   Милован Джилас
   От редактора
   Тезис Милована Джиласа о том, что диктатура приблизилась к своему историческому краху, подтвердился в большинстве стран Восточной Европы. Только не в России. Разогнав в ходе государственного переворота 1993 года представительные органы власти - Советы, группировка Ельцина установила новую диктатуру номенклатуры. Эта диктатура оформлена авторитарной конституцией. В результате Россия съехала на обочину современной цивилизации. К 2003 году Польша, Венгрия, Чехия, построившие демократические государства по европейским образцам, превзошли дореформенный уровень валового продукта. Уровень России - только 60% от уровня 1990 года, да и то, в отличие от восточноевропейских стран, за счет растранжиривания природных ресурсов. Но российскую номенклатуру это вполне устраивает. А вас?
   Сегодняшние книги - это завтрашние дела.
   Генрих Манн
  
  
  
   Грегори П.
  
   Г79 Политическая экономия сталинизма / П. Грегори; [пер. с англ. И. Кузнецова, А. Макаревича]. - 2-е изд. - М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН); Фонд Первого Президента России Б. Н. Ельцина, 2008. - 400 с. - (История сталинизма).
  
   ISBN 978-5-8243-1013-9
  
   Некоторые исследователи утверждают, что советская система была обречена с самого начала. Людвиг фон Мизес (Ludwig von Mises) и Ф.А. Хайек (F.A. Hayek) в написанных в 1920-е и 1940-е годы и ставших классическими работах, критикующих плановый социализм, очертили целый ряд слабых сторон системы3. Они считали, что в конечном итоге социалистическая система неизменно потерпит крах. В отсутствие рынка невозможны рациональные экономические расчеты: ни одна экономика не может функционировать, если неизвестно, какие товары находятся в избытке, а какие являются редкими. Кроме того, в условиях государственной собственности нет особых стимулов для рационального использования ресурсов, и даже наиболее опытные управленцы вынуждены действовать в отсутствие четких операционных правил. Центральный плановый орган оказывается перегруженным работой в силу комплексности и сложности задачи планирования экономики целой страны. Одним словом, Хайек и Мизес настаивали на неизбежной неработоспособности планового социализма. Они были первыми, кто предсказал его гибель. По их мнению, система в лучшем случае смогла бы функционировать с низкой эффективностью, но неизбежно уступила бы рыночным экономическим системам. Современная литература о неэффективности бюрократического управления государственными предприятиями подтверждает выводы Хайека и Мизеса, особенно для стран, где, как это было в Советском Союзе, общественный сектор охватывает всю экономику.
  
   Современные защитники административно-командной экономики, тем не менее, утверждают, что советская система, в свое время превратившая Россию из отсталой страны в индустриальную державу, потерпела неудачу не из-за ошибочности или неработоспособности самой идеи, а из-за неумелой политики и некомпетентных исполнителей. Для доказательства этого положения они приводят тот факт, что до самого конца советская экономическая система была весьма популярна среди населения, а большинство советских чиновников и западных экспертов полагало, что существовала возможность и далее удерживать статус-кво, пусть и за счет сравнительно низких темпов роста. Защитники системы также утверждают, что, если бы в борьбе за власть победил не Сталин, а кто-то другой, или если бы правительству удалось избежать стратегических ошибок, система непременно доказала бы свою прочность.
  
   Примечательно, что падение коммунистической империи фактически не повлияло на притягательность марксизма, коммунизма или радикального левого движения в мире . Чтобы избежать вывода о несостоятельности системы, вывода, который подразумевает провал коммунистической экономики, многие приверженцы плановой системы утверждают, что Советский Союз и страны Восточной Европы лишь "притворялись "социалистическими" или "командными" экономическими системами"7, будучи на самом деле "прискорбным или превратным воплощением хорошего замысла"8. Представители "левой" интеллектуальной элиты утверждают, что "трагическая неудачная попытка [бывшего Со«ветского Союза] отнюдь не доказывает невозможность... построения социализма".
  
  
  
   Литература.
  
  
  Автор: Е.Н. Ведута
   Издательство "Деловая книга", г. Екатеринбург, 1998 г.
   www.diphis.ru
   Конкуренция экономических стратегии США и СССР после второй мировой войны
  
  
   Умберто Эко
  
   Вечный фашизм
  
   http://nationalism.org/library/science/ideology/eco/eco-ur.htm
  
   Умберто Эко, "Пять эссе на темы этики", Санкт-Петербург: Симпозиум, 2000, с. 49-80 [ISBN 5-89091-125-2]
  
  
  
  
  
   Предисловие автора. "Вечный фашизм" - доклад (англоязычная версия) на симпозиуме, проводившемся итальянским и французским отделениями Колумбийского Университета (Нью-Йорк) 25 апреля 1995 г., в юбилей освобождения Европы. Опубликовано под заглавием "Eternal Fascism" в "Нью-Йорк Ревью оф Букс" 22 июня 1995 г., затем в итальянском переводе в "Ла ривиста деи либри" за июль-август 1995-го под названием "Тоталитаризм fuzzy и ур-фашизм" (публикуемый ниже вариант отличается лишь незначительными стилистическими поправками). Но следует учитывать, что этот текст создавался для американских студентов и был прочитан на симпозиуме в дни, когда Америка была потрясена оклахомским терактом и открытием того, что в общем не являлось секретом, - что в США имеются правоэкстремистские военизированные организации. Тема антифашизма приобрела особые коннотации в этих обстоятельствах, и рассуждение исторического плана было призвано способствовать размышлениям о современной ситуации в разных точках земного шара. Выступление было переведено на многие языки и опубликовано во многих странах. Так как эссе рассчитывалось на американских студентов, понятно, почему в нём изобилуют факты и разъяснения почти школьного характера, а также к чему столько цитат из Рузвельта (Рузвельт - символ американского антифашизма) и почему я особо отмечаю встречу европейских и американских солдат в дни освобождения Европы.
  
   В 1942 году, в возрасте 10 лет, я завоевал первое место на олимпиаде Ludi Juveniles, проводившейся для итальянских школьников-фашистов (то есть для всех итальянских школьников). Я изощрился с риторической виртуозностью развить тему "Должно ли нам умереть за славу Муссолини и за бессмертную славу Италии?" Я доказал, что должно умереть. Я был умный мальчик.
  
   Потом в 1943 году мне открылся смысл слова "свобода". В конце этого очерка расскажу, как было дело. В ту минуту "свобода" ещё не означало "освобождение".
  
   В моём отрочестве было два таких года, когда вокруг были эсэсовцы, фашисты и партизаны, все палили друг в друга, я учился уворачиваться от выстрелов. Полезный навык.
  
   В апреле 1945 года партизаны взяли Милан. Через два дня они захватили и наш городишко. Вот была радость. На центральной площади толпились горожане, пели, размахивали знамёнами. Выкрикивалось имя Миммо, командира партизанского отряда. Миммо, в прошлом капитан карабинеров, перешёл на сторону Бадольо (1), и в одном из первых сражений ему оторвало ногу. Он выскакал на балкон муниципалитета на костылях, бледный. Рукой сделал знак толпе, чтоб замолчали. Я наряду со всеми ждал торжественной речи, всё моё детство прошло в атмосфере крупных исторических речей Муссолини, в школе мы учили наизусть самые проникновенные пассажи. Но была тишина. Миммо говорил хрипло, почти не было слышно: "Граждане, друзья. После многих испытаний... мы здесь. Вечная слава павшим". Всё. Он повернулся и ушёл. Толпа вопила, партизаны потрясали оружием, палили в воздух. Мы, мальчишки, кинулись подбирать гильзы, ценные коллекционные экспонаты. В тот день я осознал, что свобода слова означает и свободу от риторики.
  
   (1) Пьетро Бадольо (1871-1956) - один из организаторов свержения Муссолини (1943), премьер-министр Италии в период её войны с фашистской Германией (1943-1944).
  
   Через несколько дней появились первые американские солдаты. Это были негры. Мой первый знакомый янки, Джозеф, был чернокож. Он открыл мне чудесный мир Дика Трейси и Лила Эбнера. Его книжки комиксов были разноцветные и замечательно пахли.
  
   Одного из офицеров (его звали не то майор Мадди, не то капитан Мадди) родители двух моих соучениц пригласили в гости к себе на виллу. В саду расположились с вязаньем наши благородные дамы, болтая на приблизительном французском. Капитан Мадди был неплохо образован и на французском тоже как-то разговаривал. Так сложилось моё первое впечатление об освободителях-американцах, после всех наших бледноликих и чернорубашечных: интеллигентный негр в жёлто-зелёном мундире, произносящий "Oui, merci beaucoup Madame, moi aussi j'aime le champagne...". К сожалению, шампанского на самом деле не было, но от капитана Мадди происходила моя первая в жизни жвачка и жевал я её много дней. На ночь я клал её в стакан с водой.
  
   В мае нам сказали, что война окончилась. Мир показался мне великой странностью. Меня учили, что перманентная война является нормальным условием жизни для молодого итальянца. В последующие месяцы открылось также, что Сопротивление - не наше деревенское, а общеевропейское явление. Я научился новым волнующим словам, таким как reseau, maquis, armee secrete, Rote Kapelle, варшавское гетто. Я увидел первые снимки геноцида евреев - того, что называется Холокост - и усвоил смысл явления раньше, чем узнал термин. Я понял, от чего именно нас освободили.
  
   В Италии кое-кто сегодня задаётся вопросом, сыграло ли Сопротивление реальную военную роль. Моему поколению этот вопрос несуществен. Мы сразу почувствовали моральную и психологическую роль Сопротивления. Вот что давало нам гордость: знать, что мы, население Европы, не дожидались освобождения сложа руки. Думаю, что и для молодых американцев, которые платили кровью за нашу свободу, было тоже небезразлично знать, что за линией фронта среди населения Европы кто-то платит по тому же счёту.
  
   В Италии звучат высказывания, что Сопротивление в Европе - вымысел коммунистов. Нельзя спорить, коммунисты действительно употребили Сопротивление как личную собственность, пользуясь тем, что они сыграли в Сопротивлении центральную роль. Но я помню партизан в шейных платках самых разных расцветок.
  
   Прилипнув к радиоприемнику, я проводил ночи - ставни задраивались, комендантский час, затемнение, ореол вокруг радио был единственным источником света - и слушал сообщения, которые "Радио Лондон" передавало партизанам. Послания туманные и в то же время поэтические ("Солнце восходит снова", "Розы в цвету"). Большей частью это была "информация для Франки". Откуда-то я шёпотом узнал, что Франки - командир самого крупного подполья Северной Италии и человек легендарного мужества. Франки был моим героем. Этот Франки (настоящее имя - Эдгардо Соньо) был монархист, настолько антикоммунистической ориентации, что в послевоенное время примкнул к правоэкстремистской группировке и попал под суд по подозрению в подготовке реакционного антигосударственного переворота. Что это меняет? Он остаётся ориентиром моих детских лет. Освобождение - одно для людей самых разных расцветок.
  
   Сейчас у нас принято говорить, что война за освобождение Италии привела к трагическому расколу нации и что необходимо национальное примирение. Воспоминание об ужасном времени должно быть вытеснено (refoulee, verdrangt).
  
   Но вытеснение - источник неврозов. Примириться, проявить понимание, уважить тех, кто от чистого сердца вёл свою войну. Простить - это не значит забыть. Допускаю, что Эйхман (2) был чистосердечно предан своей миссии. Но мы не говорим Эйхману: "Валяйте, продолжайте в том же духе". Мы обязаны помнить, что же это было, и торжественно заявить, что снова они этого делать не должны.
  
   (2) Карл-Адольф Эйхман (1906-1962)-немецко-фашистский преступник, глава подотдела по уничтожению евреев Имперского управления безопасности. Предан суду в Иерусалиме в 1960 г. и казнён.
  
   Но кто такие "они"?
  
   Если до сегодняшних пор подразумевать под "они" тоталитарные правительства, распоряжавшиеся Европой перед Второй мировой войной, можно спать спокойно: они не возродятся в прежнем своём виде среди новых исторических декораций. Итальянский фашизм (Муссолини) складывался из культа харизматического вождя, из корпоративности, из утопической идеи о судьбоносности Рима, из империалистической воли к завоеванию новых земель, из насадного национализма, из выстраивания страны в колонну по два, одевания всех в чёрные рубашки, из отрицания парламентской демократии, из антисемитизма. Так вот, я вполне верю, что нынешний Национальный альянс, родившийся из останков Итальянского социального движения, - это партия хотя и безусловно правая, но не связанная с нашим прежним фашизмом.
  
   И хотя я очень обеспокоен неофашистскими движениями, возникающими повсеместно по Европе и, в частности, в России, я - по той же причине - не думаю, что именно немецкий фашизм в своей первоначальной форме может снова явиться в качестве идеологии, охватывающей народы.
  
   В то же время, хотя политические режимы свергаются, идеологии рушатся под напором критики, дезавуируются, за всеми режимами и их идеологиями всегда стоят:
  
   мировоззрение и мирочувствование, сумма культурных привычек, туманность тёмных инстинктов, полуосознанные импульсы.
  
   О чём это говорит? Существует ли и в наше время призрак, бродящий по Европе, не говоря об остальных частях света?
  
   Ионеско изрёк: "Важны только слова, всё остальное - болтовня". Лингвистические привычки часто представляют собою первостепенные симптомы невыказуемых чувств.
  
   Поэтому позвольте задать вопрос: с какой стати не только итальянское Сопротивление, но и вся Вторая мировая война во всём мире формулируется как битва против фашизма? Фашизм вообще-то должен ассоциироваться с Италией.
  
   Но перечитайте Хемингуэя "По ком звонит колокол": Роберт Джордан именует своих врагов фашистами, хотя они испанские фалангисты. Дадим слово Ф. Д. Рузвельту: "Победа американского народа и его союзников будет победою над фашизмом и над деспотическим тупиком, который он олицетворяет" (23 сентября 1944).
  
   Во времена маккартизма любили клеймить американцев, участвовавших в гражданской войне в Испании, "недозрелыми антифашистами" (имелось в виду, что выступить против Гитлера в сороковые годы было моральным долгом настоящего американца, а вот выступать против Франко чересчур рано, в тридцатые, - это подозрительный знак).
  
   Американские радикалы обзывали полицейских, не разделявших их вкусов по части курева, "фашистскими свиньями". Почему не паршивыми кагулями, не гадами фалангистами, не суками усташами, не погаными квислингами, не Анте Павеличами и не нацистами?
  
   Дело в том, что "Майн Кампф" - манифест цельной политической программы. Немецкий фашизм (нацизм) включал в себя расовую и арийскую теории, чёткое представление об entartete Kunst - коррумпированном искусстве, философию державности и культ сверхчеловека. Он имел чёткую антихристианскую и неоязыческую окраску. Так же точно сталинский диамат был чётко материалистичен и атеистичен. Режимы, подчиняющие все личностные проявления государству и государственной идеологии, мы зовём тоталитарными; немецкий фашизм и сталинизм - оба тоталитарные режимы.
  
   Итальянский же фашизм, безусловно, представлял собой диктаторский режим, но он не был вполне тоталитарен, и не благодаря какой-то особой своей мягкости, а из-за недостаточности философской базы. В противоположность общепринятому представлению, у итальянского фашизма не имелось собственной философии. Статья о фашизме, подписанная "Муссолини" в Итальянской энциклопедии Треккани, была если не создана, то вдохновлена философом Джованни Джентиле, и отражалось в ней позднегегелианское представление об "этическом и абсолютном государстве". Однако при правлении Муссолини такое государство реализовано не было. У Муссолини не было никакой философии: у него была только риторика. Начал он с воинствующего безбожия, затем подписал конкордат с Церковью и сдружился с епископами, освящавшими фашистские знамёна. В первые его, ещё антиклерикальные времена, если верить легенде, он предлагал Господу разразить его на месте, дабы проверить истинность Господня бытия. По всей видимости, тот чем-то отвлёкся и просьбу не удовлетворил. На следующем этапе во всех своих выступлениях Муссолини ссылался на имя Божие и смело именовал самого себя "рукой Провидения".
  
   Итальянский фашизм, бесспорно, был первой правой диктатурой, овладевшей целой европейской страной, и последующие аналогичные движения поэтому видели для себя общий архетип в муссолиниевском режиме. Итальянский фашизм первым из всех разработал военное священнодействие, создал фольклор и установил моду на одежду, причём с гораздо большим успехом за границей, чем любые Бенеттоны, Армани и Версаче. Только следом за итальянским фашизмом - в тридцатые годы - фашистские движения появились в Англии (Мосли), Литве, Эстонии, Латвии, Польше, Венгрии, Румынии, Болгарии, Греции, Югославии, Испании, Португалии, Норвегии и даже в Южной Америке и, разумеется, в Германии. И именно итальянский фашизм создал у многих либеральных европейских лидеров убеждение, будто эта власть проводит любопытные социальные реформы и способна составить умеренно-революционную альтернативу коммунистической угрозе.
  
   И всё же это единственное основание - исторический приоритет - не кажется мне достаточным для того, что слово "фашизм" превратилось в синекдоху, в определение типа pars pro toto (3) для самых разных тоталитарных движений. Никак нельзя сказать, чтобы итальянский фашизм содержал в себе все элементы последующих тоталитаризмов, некую квинтэссенцию. Наоборот, в фашизме и эссенции-то, естества ясного не содержалось, и являл он собой тоталитаризм размытый, на языке логики - fuzzy.
  
   (3) Часть вместо целого (лат.).
  
   Итальянский фашизм не был монолитной идеологией, а был коллажем из разносортных политических и философских идей, муравейником противоречий. Ну можно ли себе представить тоталитарный режим, в котором сосуществуют монархия и революция, Королевская гвардия и персональная милиция Муссолини, в котором Церковь занимает главенствующее положение, но школа расцерковлена и построена на пропаганде насилия, где уживаются абсолютный контроль государства со свободным рынком?
  
   В Италии фашистская партия родилась, превознося свой новый революционный порядок, но финансировалась самыми консервативными землевладельцами, которые надеялись на контрреволюцию. Итальянский фашизм в своём зародыше был республиканским, но затем двадцать лет подряд прокламировал верность королевской фамилии, давая возможность дуче шагать по жизни под ручку с королём, которому предлагался даже титул императора. Когда же в 1943 году король уволил Муссолини с должности, партия через два месяца возродилась с помощью немцев под знаменем "социальной" республики, под уже знакомую музыку революции и с почти что якобинской аранжировкой.
  
   Существовала только одна архитектура немецкого фашизма и только одно немецко-фашистское искусство. Если архитектором немецкого фашизма стал бы Альберт Шпеер, не осталось бы места Мису ван дер Роэ. Так же точно при Сталине: коли был бы прав Ламарк, не осталось бы места Дарвину. Напротив, в Италии архитекторы, безусловно, мыслили себя как фашисты, однако наряду с псевдоколизеями проектировали и новаторские здания, вдохновлённые модерн-рационализмом Гропиуса.
  
   Итальянский фашизм не знал своего Жданова. В Италии существовали две важные художественные премии. Во-первых, премия Кремона - под эгидой невежественного и фанатичного фашиста Фариначчи, который ратовал за пропагандистское искусство (помню станковую живопись: "У радиоприемника. Слушая выступление Дуче" и "Ментальные состояния, навеваемые фашизмом"). Во-вторых, премия Бергамо, которую спонсировал образованный и в разумных пределах толерантный фашист Боттаи. Он выступал сторонником искусства для искусства и за новаторские опыты авангардистского искусства, те самые, которые в Германии преследовались как упаднические и втайне коммунистические, так как они отличались от нибелунгового кича, а разрешался только он, и больше ничего.
  
   В смысле поэзии, нашей национальной гордостью считался Д"Аннунцио, денди, которого в Германии или в России мигом поставили бы к стенке. У нас ему присвоили титул Вещего певца режима за национализм и превознесение геройства (с примесью изрядной порции французского декадентства).
  
   Футуризм. Образец самого отъявленного "упадочного искусства", наряду с экспрессионизмом, кубизмом, сюрреализмом. Однако первые итальянские футуристы были настроены националистски, с эстетических позиций отстаивали участие Италии в Первой мировой войне, упивались быстротой, насилием и риском и, в определённых отношениях, подходили близко к фашистскому культу молодости. Когда итальянский фашизм начал равняться на Римскую империю и на новооткрытые народные корни, Маринетти (провозглашавший, что автомобиль прекраснее Ники Самофракийской, и покушавшийся "укокошить лунный свет") был проведён в члены Национальной Академии, которая вообще-то относилась к лунному свету с пиететом.
  
   Многие партизаны, представители левой интеллигенции вызрели в ячейках ГУФ (фашистской организации университетских студентов), а ведь ГУФ замышлялась как колыбель новой фашистской культуры. Но эти ячейки составили собой некий интеллектуальный котёл, где кипели идеи и никогда не было настоящего идеологического контроля; не оттого, что партийцы отличались особой толерантностью, а потому, что они, как правило, не обладали интеллектуальным уровнем, чтоб контролировать студентов.
  
   В течение всего того двадцатилетия, поэзия "герметиков" представляла собой противовес помпезному стилю истеблишмента. Герметикам было позволено выражать литературный протест, не выходя из башни из слоновой кости. Настроение герметиков являло полную противоположность фашистскому культу оптимизма и героизма. Фашистский истеблишмент терпел это явное, хотя и социально неуловимое, противоречие, потому что не обращал достаточного внимания на столь туманные речи.
  
   Это не означает, что итальянскому фашизму была свойственна терпимость. Грамши продержали в тюрьме до самой смерти, Маттеотти уничтожили, братьев Росселли уничтожили, свободу печати подавили, профсоюзы разогнали, политических диссидентов выслали на отдалённые острова, законодательная власть превратилась в чистую фикцию, а исполнительная (которая контролировала и судопроизводство, и массовые коммуникации) самопроизвольно издавала законы, среди которых, в частности, был закон о чистоте расы - формальная поддержка Италией геноцида евреев.
  
   Неодноплановая картина, описанная мною, свидетельствует не о толерантности, а о великой расхлябанности, как политической, так и идеологической. Причём это была "упорядоченная расхлябанность", в беспорядке имелась своя система. Пусть фашизм не имел философского стержня, но с точки зрения эмоциональной он был прочно ориентирован на определённые архетипы.
  
   Так мы приблизились ко второй части разговора. Немецкий нацизм был уникален. Мы не можем назвать нацизмом гиперкатолический фалангизм Франко, потому что нацизм отличался глубинным язычеством, политеизмом и антихристианством, или это был не нацизм. А вот с термином "фашизм", наоборот, можно играть на многие лады. Название не переменится. С понятием "фашизм" происходит то же, что, по Витгенштейну, произошло с понятием "игра". Игра может быть соревновательной или же наоборот; может осуществляться одним человеком или же несколькими; может требовать умения и навыков, или не требовать ничего; может вестись на деньги, а может и нет.
  
   Игры - это серия различных видов деятельности, семейное сходство между которыми очень относительно.
  
   1 2 3 4
  
   abc bсd cde def
  
   Предположим, перед нами набор политических группировок. Первая группировка обладает характеристиками abc, вторая - характеристиками bсd и так далее. 2 похоже на 1, поскольку у них имеются два общих аспекта. 3 похоже на 2, 4 похоже на 3 по той же самой причине. 3 похоже даже на 1 (у них есть общий элемент с). Но вот что забавно. 4 имеет нечто общее с 3 и 2, но абсолютно ничего общего с 1. Тем не менее, благодаря плавности перехода с 1 на 4, создаётся иллюзия родства между 4 и 1.
  
   Термин "фашизм" употребляется повсеместно, потому что даже если удалить из итальянского фашистского режима один или несколько аспектов, он всё равно продолжает узнаваться как фашистский. Устранив из итальянского фашизма империализм, получаем Франко или Салазара. Устраняем колониализм - выходит балканский фашизм. Прибавляем к итальянскому фашизму радикальный антикапитализм (чем никогда не грешил Муссолини), и получается Эзра Паунд. Прибавляем помешательство на кельтской мифологии и культе Грааля (абсолютно чуждое итальянскому фашизму), и перед нами один из наиболее уважаемых фашистских гуру - Юлиус Эвола.
  
   Чтобы преодолеть этот разброд, по-моему, следует вычленить список типических характеристик Вечного Фашизма (ур-фашизма); вообще-то достаточно наличия даже одной из них, чтобы начинала конденсироваться фашистская туманность.
  
   1. Первой характеристикой ур-фашизма является культ традиции. Традиционализм старее фашизма. Он выступает доминантой контрреволюционной католической мысли после Французской революции, но зародился он в поздний эллинистический период как реакция на рационализм классической Греции.
  
   В средиземноморском бассейне народы разных религий (все они с равной толерантностью были допускаемы в римский Пантеон) искали откровения, явленного на заре истории человечества. Это откровение испокон веков таилось под покровом языков, чей смысл утратился. Откровение было вверено египетским иероглифам, кельтским рунам, а также священным, доселе не прояснённым памятникам азиатских религий.
  
   Эта новая культура неизбежно оказывалась синкретичной. Синкретизм - это не просто, как указывают словари, сочетание разноформных верований и практик. Здесь основа сочетаемости - прежде всего пренебрежение к противоречиям. Исходя из подобной логики, все первородные откровения содержат зародыш истины, а если они разноречивы или вообще несовместимы, это не имеет значения, потому что аллегорически всё равно они все восходят к некоей исконной истине.
  
   Из этого вытекает, что нет места развитию знания. Истина уже провозглашена раз и навсегда; остаётся только истолковывать её тёмные словеса. Достаточно посмотреть "обоймы" любых фашистских культур: в них входят только мыслители-традиционалисты. Немецко-фашистский гнозис питался из традиционалистских, синкретистских, оккультных источников. Наиважнейший теоретический источник новых итальянских правых, Юлиус Эвола, смешивает Грааль с "Протоколами Сионских мудрецов", алхимию со Священной Римской империей. Сам тот факт, что в целях обогащения кругозора часть итальянских правых сейчас расширила обойму, включив в неё Де Местра (4), Генона (5) и Грамши, является блистательной демонстрацией синкретизма.
  
   (4) Имеется в виду франц. писатель Жозеф де Местр (1753-1821), автор сочинения "О Папе" (1819)-одного из ключевых текстов католицизма.
  
   (5) Генон, Рене (1886-1951) - франц. литератор-мистик, автор компилятивных сочинений ("Кризис современного мира", 1921 и др.).
  
   Поройтесь в американском книжном магазине на стеллажах под табличкой "New Age". Вы увидите в куче мистической белиберды даже и св. Августина, который, насколько мне известно, фашистом не был.
  
   Вот сам по себе принцип валить в кучу Августина и Стоунхендж - это и есть симптом ур-фашизма.
  
   2. Традиционализм неизбежно ведёт к неприятию модернизма. Как итальянские фашисты, так и немецкие нацисты вроде бы обожали технику, в то время как традиционалистские мыслители обычно технику клеймили, видя в ней отрицание традиционных духовных ценностей. Но, по сути дела, нацизм наслаждался лишь внешним аспектом своей индустриализации. В глубине его идеологии главенствовала теория Blut und Boden - "Крови и почвы". Отрицание современного мира проводилось под соусом отрицания капиталистической современности. Это, по существу, отрицание духа 1789 года (а также, разумеется, 1776-го) - духа Просвещения. Век Рационализма видится как начало современного разврата. Поэтому ур-фашизм может быть определён как иррационализм.
  
   3. Иррационализм крепко связан с культом действия ради действия. Действование прекрасно само по себе и поэтому осуществляемо вне и без рефлексии. Думание - немужественное дело. Культура видится с подозрением, будучи потенциальной носительницей критического отношения. Тут всё: и высказывание Геббельса "Когда я слышу слово "культура", я хватаюсь за пистолет", и милые общие места насчёт интеллектуальных размазней, яйцеголовых интеллигентов, радикал-снобизма и университетов - рассадников коммунистической заразы. Подозрительность по отношению к интеллектуальному миру всегда сигнализирует присутствие ур-фашизма. Официальные фашистские мыслители в основном занимались тем, что обвиняли современную им культуру и либеральную интеллигенцию в отходе от вековечных ценностей.
  
   4. Никакая форма синкретизма не может вынести критики. Критический подход оперирует дистинкциями, дистинкции же являются атрибутом современности. В современной культуре научное сообщество уважает несогласие, как основу развития науки. В глазах ур-фашизма несогласие есть предательство.
  
   5. Несогласие - это ещё и знак инакости. Ур-фашизм растёт и ищет консенсусов, эксплуатируя прирождённую боязнь инородного. Первейшие лозунги фашистоидного или пре-фашистоидного движения направлены против инородцев. Ур-фашизм, таким образом, по определению замешан на расизме.
  
   6. Ур-фашизм рождается из индивидуальной или социальной фрустрации. Поэтому все исторические фашизмы опирались на фрустрированные средние классы, пострадавшие от какого-либо экономического либо политического кризиса и испытывающие страх перед угрозой со стороны раздражённых низов. В наше время, когда прежние "пролетарии" превращаются в мелкую буржуазию, а люмпен из политической жизни самоустраняется, фашизм найдёт в этом новом большинстве превосходную аудиторию.
  
   7. Тем, кто вообще социально обездолен, ур-фашизм говорит, что единственным залогом их привилегий является факт рождения в определённой стране. Так выковывается национализм. К тому же единственное, что может сплотить нацию, - это враги. Поэтому в основе ур-фашистской психологии заложена одержимость идеей заговора, по возможности международного. Сочлены должны ощущать себя осаждёнными. Лучший способ сосредоточить аудиторию на заговоре - использовать пружины ксенофобии. Однако годится и заговор внутренний, для этого хорошо подходят евреи, потому что они одновременно как бы внутри и как бы вне. Последний американский образчик помешательства на заговоре - книга "Новый мировой порядок" Пэта Робертсона.
  
   8. Сочлены должны чувствовать себя оскорблёнными из-за того, что враги выставляют напоказ богатство, бравируют силой. Когда я был маленьким, мне внушали, что англичане - "нация пятиразового питания". Англичане питаются интенсивнее, чем бедные, но честные итальянцы. Богаты ещё евреи, к тому же они помогают своим, имеют тайную сеть взаимопомощи. Это с одной стороны; в то же время сочлены убеждены, что сумеют одолеть любого врага. Так, благодаря колебанию риторических струн, враги рисуются в одно и то же время как и чересчур сильные, и чересчур слабые. По этой причине фашизмы обречены всегда проигрывать войны: они не в состоянии объективно оценивать боеспособность противника.
  
   9. Для ур-фашизма нет борьбы за жизнь, а есть жизнь ради борьбы. Раз так, пацифизм однозначен братанию с врагом. Пацифизм предосудителен, поскольку жизнь есть вечная борьба. В то же время имеется и комплекс Страшного суда. Поскольку враг должен быть - и будет - уничтожен, значит, состоится последний бой, в результате которого данное движение приобретёт полный контроль над миром. В свете подобного "тотального решения" предполагается наступление эры всеобщего мира, Золотого века.
  
   Однако это противодействует тезису о перманентной войне, и ещё ни одному фашистскому лидеру не удалось разрешить образующееся противоречие.
  
   10. Для всех реакционных идеологий типичен элитаризм, в силу его глубинной аристократичности. В ходе истории все аристократические и милитаристские элитаризмы держались на презрении к слабому.
  
   Ур-фашизм исповедует популистский элитаризм. Рядовые граждане составляют собой наилучший народ на свете. Партия составляется из наилучших рядовых граждан. Рядовой гражданин может (либо обязан) сделаться членом партии.
  
   Однако не может быть патрициев без плебеев. Вождь, который знает, что получил власть не через делегирование, а захватил силой, понимает также, что сила его основывается на слабости массы, и эта масса слаба настолько, чтобы нуждаться в Погонщике и заслуживать его.
  
   Поэтому в таких обществах, организованных иерархически (по милитаристской модели), каждый отдельный вождь презирает, с одной стороны, вышестоящих, а с другой - подчинённых.
  
   Тем самым укрепляется массовый элитаризм.
  
   11. Всякого и каждого воспитывают, чтобы он стал героем. В мифах герой воплощает собой редкое, экстраординарное существо; однако в идеологии ур-фашизма героизм - это норма. Культ героизма непосредственно связан с культом смерти. Не случайно девизом фалангистов было: Viva la muerte! Нормальным людям говорят, что смерть огорчительна, но надо будет встретить её с достоинством. Верующим людям говорят, что смерть есть страдательный метод достижения сверхъестественного блаженства. Герой же ур-фашизма алчет смерти, предуказанной ему в качестве наилучшей компенсации за героическую жизнь. Герою ур-фашизма умереть невтерпёж. В героическом нетерпении, заметим в скобках, ему гораздо чаще случается умерщвлять других.
  
   12. Поскольку как перманентная война, так и героизм - довольно трудные игры, ур-фашизм переносит своё стремление к власти на половую сферу. На этом основан культ мужественности (то есть пренебрежение к женщине и беспощадное преследование любых неконформистских сексуальных привычек: от целомудрия до гомосексуализма). Поскольку и пол - это довольно трудная игра, герой ур-фашизма играется с пистолетом, то есть эрзацем фаллоса. Постоянные военные игры имеют своей подоплёкой неизбывную invidia penis.
  
   13. Ур-фашизм строится на качественном (квалитативном) популизме. В условиях демократии граждане пользуются правами личности; совокупность граждан осуществляет свои политические права только при наличии количественного (квантитативного) основания: исполняются решения большинства. В глазах ур-фашизма индивидуум прав личности не имеет, а Народ предстаёт как качество, как монолитное единство, выражающее совокупную волю. Поскольку никакое количество человеческих существ на самом деле не может иметь совокупную волю, Вождь претендует на то, чтобы представительствовать от всех. Утратив право делегировать, рядовые граждане не действуют, они только призываются - часть за целое, pars pro toto - играть роль Народа. Народ, таким образом, бытует как феномен исключительно театральный.
  
   За примером качественного популизма необязательно обращаться к Нюрнбергскому стадиону или римской переполненной площади перед балконом Муссолини. В нашем близком будущем перспектива качественного популизма - это телевидение или электронная сеть интернет, которые способны представить эмоциональную реакцию отобранной группы граждан как "суждение народа".
  
   Крепко стоя на своем квалитативном популизме, ур-фашизм ополчается против "прогнивших парламентских демократий". Первое, что заявил Муссолини на своей речи в итальянском парламенте, было: "Хотелось бы мне превратить эту глухую, серую залу в спортзал для моих ребяток". Он, конечно же, быстро нашёл гораздо лучшее пристанище для "своих ребяток", но парламент тем не менее разогнал.
  
   Всякий раз, когда политик ставит под вопрос легитимность парламента, поскольку тот якобы уже не отражает "суждение народа", явственно унюхивается запашок Вечного Фашизма.
  
   14. Ур-фашизм говорит на Новоязе. Новояз был изобретён Оруэллом в романе "1984" как официальный язык Ангсоца, Английского социализма, но элементы ур-фашизма свойственны самым различным диктатурам. И нацистские, и фашистские учебники отличались бедной лексикой и примитивным синтаксисом, желая максимально ограничить для школьника набор инструментов сложного критического мышления. Но мы должны уметь вычленять и другие формы Новояза, даже когда они имеют невинный вид популярного телевизионного ток-шоу.
  
   Перечислив возможные архетипы ур-фашизма, закончу вот чем. Утром 27 июля 1943 года мне было сказано, что по радио объявили, что фашизм пал и Муссолини арестован и чтобы я пошёл купил газету. Я отправился к киоску и увидел, что там полно газет, но у них незнакомые названия. Затем я прочитал заголовки передовиц и осознал, что в разных газетах написаны разные вещи. Тогда я купил одну из них, наудачу, развернул и прочитал на первой странице декларацию, подписанную пятью или шестью политическими партиями, среди которых были Христианская демократическая, Коммунистическая партия, Социалистическая партия, Партия действия, Либеральная партия. До этой минуты я полагал, что на страну полагается иметь по одной партии, в частности в Италии партия называется Национальной Фашистской. И вот я обнаружил, что в моей стране одновременно имеют место несколько партий. И не только. Так как я был смышлёным подростком, я сказал себе, что никак невозможно, чтобы все эти партии учредились вот так, за одну ночь. Значит, подумал я, они существовали прежде на подпольном положении.
  
   Декларация возвещала о конце фашистской диктатуры и восстановлении в стране свобод: свободы слова, печати, политических объединений. Эти слова - "диктатура", "свобода" - о Господи, впервые за всю жизнь я их прочёл. Благодаря этим словам я переродился в свободного западного человека.
  
   Мы должны всегда иметь в виду, что смысл этих слов не должен снова забыться. Ур-фашизм до сих пор около нас, иногда он ходит в штатском. Было бы так удобно для всех нас, если бы кто-нибудь вылез на мировую арену и сказал: "Хочу снова открыть Освенцим, хочу, чтобы чёрные рубашки снова замаршировали на парадах на итальянских площадях". Увы, в жизни так хорошо не бывает! Ур-фашизм может представать в самых невинных видах и формах. Наш долг - выявлять его сущность и указывать на новые его формы, каждый день, в любой точке земного шара. Передам опять слово Рузвельту. "Решусь сказать, что, если бы американская демократия прекратила развиваться как живая сила, которая старается днём и ночью, мирными средствами, совершенствовать условия существования граждан нашей страны, влияние фашизма у нас бы безусловно возросло" (4 ноября 1938). Свобода и Освобождение - наша работа. Она не кончается никогда. Пусть же нашим девизом будет: так не забудем. Умберто Эко, "Пять эссе на темы этики", Санкт-Петербург: Симпозиум, 2000, с. 49-80 [ISBN 5-89091-125-2]
  Автор: Е.Н. Ведута
   Издательство "Деловая книга", г. Екатеринбург, 1998 г.
   www.diphis.ru
   Конкуренция экономических стратегии США и СССР после второй мировой войны
   {Скачать (zip, doc, 226Кб)}
   Содержание раздела
   * {Бреттон-Вудская валютно-кредитная система и восстановление конвертируемости валют стран Западной Европы}
   * {Восстановление экономики и проблемы социализма в СССР}
   * {Бурное развитие еврорынков, финансовых институтов "помощи" развивающимся странам и кризис золотовалютного стандарта}
   * {Децентрализация управления экономикой в СССР}
   * {Либерализация национальной экономики в развитых странах}
   * {Либерализация национальной экономики в развивающихся странах}
   * {Либеральные реформы в странах социализма}
   3.1. Бреттон-Вудская валютно-кредитная система и восстановление конвертируемости валют стран Западной Европы
  
   Во время второй мировой войны в странах Западной Европы были созданы системы военной экономики с жестким контролем, охватывающим все отрасли экономики и финансы. Война разрушила производственный аппарат в европейских странах и сократила их финансовые резервы. Уровень производства в европейских странах и уровень доходов на душу населения упали ниже уровня 1938 г. В Польше, Германии, Италии падение достигло 40-65% от предвоенного уровня, причем Германия лишилась части территории. Потери, понесенные Францией, составили около 1000 млрд. франков. Внешний долг Англии, пострадавшей меньше других, вырос до 6 млрд. фунтов, а производительность труда упала на 30% [48]. После войны во всех европейских странах-участниках военных событий с разной степенью развивалась инфляция, что определило временный разрыв международных экономических связей и рост мировых цен на золото. За этот же период в США промышленное производство удвоилось, сельскохозяйственное производство выросло на 20%, почасовая производительность труда возросла на 25%. Уровень доходов на душу населения вырос меньше, чем рост производства в целом, так как темпы роста производства средств производства были выше темпов роста производства предметов потребления. Неравенство США и европейских стран усиливалось под воздействием ликвидации золотых запасов европейских стран. Золотой запас США увеличился за годы войны более чем в 1,5 раза и составил в 1949 г. более 70% мировых золотых запасов.
  
   В то время как европейские страны испытывали трудности по восстановлению международного обмена, доля США в международном обмене возросла. В 1945 г. цена золота оставалась фиксированной на уровне 35 долл. за тройскую унцию, хотя доллар обесценился по сравнению с долларом 1938 г. более чем на 1/3, так как в соответствии с политикой регулируемых денег продолжался рост цен, рост государственных расходов и сокращение нормы покрытия золотыми сертификатами банкнотной эмиссии, определенной актом Гласса Стигалла, с 40% до 25%. Все это способствовало осуществлению широкой экспансии денежного и кредитного обращения.
  
   Если до начала войны имел место приток иностранных капиталов в США, то потом стал преобладать государственный экспорт капиталов в воюющие страны, а общая сумма иностранных капиталов в США уменьшилась. Вначале экспорт капитала союзникам основывался на принципе "cash and carry", т.е. на основе предварительной оплаты товаров до их приобретения покупателем, а позднее на осно ве принципа "lend and lease", т.е. передачи материалов и вооружения взаймы и в аренду, что продолжалось до сентября 1945 г. Сумма операций по ленд-лизу составила 48 млрд. долл., а ввоз товаров из воюющих стран в США - 8 млрд. долл. [48].
  
   США стали бесспорным политическим, экономическим и финансовым лидером в капиталистическом мире. Их соперничество с другой супердержавой - лидером социалистического мира СССР - становится ведущим противоречием послевоенной эпохи. Аля завоевания мирового господства не только в отраслях, находящихся в авангарде развития, но и в народных хозяйствах целых стран, экономической стратегией США становится рост экспорта капитала. При этом различие в нормах прибыли на капитал перестает быть главным стимулом для экспорта капитала. Государство в качестве экспортера капитала гарантирует интересы частных корпораций, которые могут пойти на временные убытки с целью удаления конкурента и завоевания рынка, что значительно увеличивает прирост прибылей и поступлений в США.
  
   Эксперты стран США и Великобритании, заинтересованных в возобновлении международных экономических отношений, уже в 1941 г. вырабатывали принципы нового международного валютного порядка. При этом сразу были отвергнуты принципы золотого стандарта из-за его дефляционистских тенденций с падением цен и ростом безработицы. Был учтен и опыт 30-х гг. с нарастанием протекционистских мер и конкуренции, девальвации, направленных, по словам Джоан Робинсон, на разорение соседа [47]. Спад производства, безработица, беспорядочность валютных взаимоотношений и появление автори тарных режимов в Европе способствовали перерастанию кризиса во вторую мировую войну.
  
   Принципы общей валютно-кредитной системы капиталистичес ких стран были закреплены на Бреттон - Вудской конференции, созванной США 1 июля 1944 г. Так как конференция проходила до окончания войны, то на ней господствовали идеи экономистов США и Великобритании, обосновывающих необходимость для процветания в мире свободного движения товаров и капиталов, но уже не на базе автоматизма золотого стандарта, а с использованием более гибкой валютной системы, адаптирующейся к изменяющимся экономическим условиям.
  
   На конференции были представлены два плана, опубликованные в 1943 г.: английский план, разработанный Кейнсом, и американский план, разработанный Байтом. Оба плана базировались на принципах либерализации движения товаров и капиталов, равновесия платежей и стабильности валютных курсов, замены золотого стандарта золотовалютным стандартом, предусматривали расширение зон обратимости валют и координацию действий капиталистических стран с различными системами взаимопомощи, а также создание международной валютной организации, обеспечивающей контроль и реализацию механизмов валютного сотрудничества, с созданием в перспективе мирового правительства.
  
   Отличия планов определялись разными стартовыми условиями Великобритании и США. Кейнс исходил из английской практики регулируемых денег, согласно которой валютно-денежная политика страны служит прежде всего национальному экономическому развитию для избежания дефляции. Для уменьшения влияния внешних валютных ограничений на национальную экономическую политику он предлагал широко использовать международную помощь, девальвацию и введение временного валютного контроля для стран с отрицательным сальдо, а для стран с положительным сальдо - ревальвацию и развитие внутреннего кредита. С этой целью он предложил создать Международный клиринговый союз, которому центральные банки после взаимного кредитования переводили бы дебетовое или кредитовое сальдо, что упрощало бы расчеты между ними и давало бы возможность союзу одалживать банкам-дебиторам средства в пределах квоты, пропорциональной объему внешней торговли их стран. Для осуществления расчетов и определения валютных курсов предлагалось учредить расчетные деньги - банкоры, заменяющие золото и все остальные международные средства ликвидности. В зависимости от потребностей страны и по согласованию с союзом возможно гибкое регулирование валютного курса.
  
   Гораздо проще был план Уайта, который исходил из американской практики и интересов США, владевших более чем 70% мировых запасов золота. Этот план предусматривал создание Международного фонда стабилизации в виде общей кассы, в который всеми странами-участницами фонда вносятся определенные взносы, предоставляемые затем нуждающимся странам в ограниченных пределах и на определенных условиях. Международной валютой должен был стать унитас, по отношению к которому жестко фиксировались валютные паритеты национальных валют. Так как унитас, в свою очередь, жестко фиксировался по отношению к золоту, а цена золота в долларах фиксировалась казначейством США, то мировыми деньгами по этому плану становился фактически доллар. Странам со слабой валютой рекомендовалось не использовать валютный контроль с перекладыванием бремени упорядочения на США, а принимать меры во внутренней экономической политике. У стран с положительным сальдо не было никаких обязательств. План не допускал создания конкурирующего с США мирового правительства.
  
   Конференция в Бреттон-Вудсе, направляемая американским казначейством США, приняла, по сути, план Уайта, несмотря на жесткое сопротивление Кейнса. Согласно соглашениям, подписанным государствами, международная валютная система стала основываться на договоре, что делало ее регулируемой. Так как эта конференция была валютно-финансовой конференцией ООН, то в числе 44 государств, подписавших хартию ООН, был и СССР, который после разногласий с США не ратифицировал соглашения.
  
   Бреттон-Вудские соглашения предусматривали создание Международного валютного фонда для контроля за функционированием стабильной валютной системы, Международного банка реконструкции и развития (МБРР) для финансирования инвестиций по восстановлению экономики европейских стран и в бывших колониях, а также Международной торговой организации по надзору за ограничениями в торговле. Целями такой организации международных экономических отношений были объявлены достижение стабильности и многосторонности в торговле для поддержания повышенных уровней занятости, реального дохода и развития производственных ресурсов, устойчивости валютных курсов и обратимости валют с постепенной отменой валютных ограничений; предотвращение девальвации с целью валютного демпинга.
  
   Согласно статье 1 Устава МВФ, каждая страна обязана установить фиксированный паритет по отношению к золоту либо непосредственно, либо по отношению к доллару, обмениваемого по курсу 35 долл. за тройскую унцию золота, гарантировать по установленному паритету конвертируемость валюты в золото и поддерживать на валютных рынках курс валюты с максимальным отклонением от паритета в 1%. Так как валютные паритеты были выражены в долларах и золоте, то тем самым установился золото-долларовый стандарт. Лишь США, обладая 70% мировых золотых запасов, могли гарантировать конвертируемость доллара в золото, остальные страны из-за недостаточности золотых резервов, соблюдали конвертируемость валюты на валютных рынках путем создания валютных резервов в иностранных валютах. Золото оставалось счетной основой и средством создания резервов. На практике Центральному банку было выгодней создавать резервы в долларах, поскольку общий запас золота зависел от его мирового производства. Кроме того, хранение долларов давало возможность получать проценты. Поэтому режим золотодолларового стандарта постепенно, отклонялся к долларовому стандарту.
  
   Для стран Британского Содружества в качестве резервной валюты мог использоваться фунт стерлингов, а для государств зоны французского франка - франк. В этом смысле режим Бреттон-Вудской системы именуют золотовалютным. Банк Англии и Банк Франции обеспечивали фиксированный паритет своих валют посредством интервенций на валютных рынках.
  
   Впервые в международной валютно-кредитной системе появился международный депозитарий золота и девиз - МВФ, являющийся акционерным обществом. Вес каждой страны в принятии решений зависит от величины участия в капитале фонда. Для каждой страны определена квота, фиксирующая величину подписки в фонде и количество располагаемых в нем голосов. Решающая власть в МВФ принадлежит США и Великобритании, квоты которых были определены в размере 3175 млн. долл. и 1300 млн. долл. соответственно. Квота СССР была установлена в 1200 млн. долл., а квота Франции составила 450 млн. долл.
  
   Задачи МВФ состоят в контроле за стабильностью валютного обмена и экономической политикой стран-членов, в предоставлении финансовых ресурсов для восстановления равновесия платежей при условии проведения должниками рекомендуемой экономической политики. Операциями фонда являются покупка и продажа девиз, предоставление краткосрочных займов нуждающимся странам для избежания их временных валютных затруднений с учетом квот в МВФ, согласование со странами паритетного курса национальных валют по отношению к доллару США и поддержка этого курса, не допуская отклонений более чем на 1%. В случае устойчивых и серьезных расхождений между уровнем внутренних и мировых цен допуска лась девальвация национальной валюты. При изменении паритета не более чем на 10% достаточно было лишь проинформировать фонд. Если изменение было больше, то требовалось получить одобрение МВФ, который в случае грубых нарушений равновесия давал свое согласие на девальвацию.
  
   Основная цель МБРР, начавшего функционировать в 1946 г., - аккумулирование бюджетных средств капиталистических государств и привлекаемых капиталов американских инвесторов для предоставления долгосрочных займов и кредитов странам-участникам МВФ с гарантиями центральных банков стран, делавших долги, для частных инвестиций. На первых порах МБРР должен был стимулировать частные инвестиции в восстановление экономики западноевропейских государств. Тем самым он содействовал распространению влияния американского капитала там, куда направлялись его инвестиции.
  
   В 1947 г. было подписано Генеральное соглашение по торговле и тарифам (ГАТТ) для обеспечения свободного обмена товарами при помощи снижения тарифных барьеров и сокращения практики контингентирования. В ГАТТ было предусмотрено, что каждая страна предоставляет таможенные льготы для стран, включенных в специальные списки на принципах многосторонности, как это происходило бы на основе двусторонних соглашений.
  
   Для финансовой стабилизации во многих странах континенталь ной Европы, где из-за иностранной оккупации было много разрушений, имела место эмиссия оккупационных денег и сильно развивалась инфляция, потребовалось проведение дефляционных мер с использованием обмена денег. Его цель состояла в сокращении денег в обращении посредством удаления из обращения "лишних" денег, выпущенных в обращение, но фактически не обращавшихся, т.е. спрятанных, уничтоженных и вывезенных неприятелем, и в восстановлении единой денежной единицы, изымая из обращения различные виды денег. Таким образом наносился удар по изменникам Родины и спекулянтам. Обмен денег проводился внезапно, и сумма денег, разрешенная для обмена одному предъявителю, ограничивалась, а банковские счета блокировались.
  
   Раньше всех денежную реформу (ноябрь 1944) провела Бельгия. Обмен денежных знаков был ограничен максимумом в 5900 франков на одного жителя. Была установлена свободная квота для банковских депозитов, равная общей сумме вкладов перед войной, или 10% от суммы вклада по состоянию на 8 октября 1944 г. Остальная часть денежных знаков и депозитов замораживалась, причем 40% знаков и депозитов временно замораживались до улучшения экономической ситуации в стране, а остальные 60% подлежали конверсии в государственный долг. При этом был объявлен выпуск займа "осво бождение". Были введены чрезвычайные налоги на прибыли, полученные в результате сотрудничества с врагом, на военные сверхприбыли и на капитал. Установлена обязательность декларирования авуаров в золоте и иностранных платежных средствах. Обмены денег были осуществлены в 1945 г. во Франции, Голландии, Дании и Норвегии; в 1946 г. - в Греции и Японии; в 1947 г. - в Австрии. В Италии, несмотря на требования большинства граждан, обмена денежных знаков не было. В Западной Германии в 1948 г. был произведен дифференцированно ограниченный для физических и юридических лиц всеобщий обмен денежных знаков, по которому старая рейхсмарка заменялась новой немецкой маркой, равной 10 имперским маркам, курс которой был зафиксирован на уровне 4,2 марки за 1 долл.
  
   Под давлением демократических сил в ряде стран Западной Европы была проведена национализация целых отраслей экономики и банков. Во Франции была проведена национализация угольной промышленности, электроэнергетики, некоторых крупных фирм, Банка Франции и 4 крупнейших депозитных банков. Акционерный капитал банков был передан государственному казначейству. Акционеры Банка Франции взамен получили государственные 3%-ные облигации, а акционеры депозитных банков - облигации, приносящие ежегодный доход не ниже дивидендов 1944 г. В Англии была национализирована добыча угля и газа, электроэнергетика, черная металлургия, внутренний транспорт, воздушный флот и Английский банк с выкупом акций у их владельцев, которые перешли в портфель реальных ценных бумаг казначейства. Держателям акций банка была предоставлена компенсация в форме государственных облигаций. Закон установил нормы, по которым казначейство в соответствии с государственными приоритетами могло давать директивы банку и определять че рез него поведение всей банковской системы. Национализация бан ков, изменив формы собственности, не изменила сущности денежно-кредитной политики - политики регулируемых денег, в которой поведение денег зависит от экономического положения государства и от проводимой им политики по недопущению падения цен и стремительной инфляции.
  
   После обмена денег возобновилась экспансия денег в связи с проведением государствами активной финансовой политики. Ее теоретической базой становится кейнсианская теория государственных финансов, разработанная последователями Кейнса в Великобритании и США - Д.Хиксом, А.Хансеном, П.Самуэльсоном, А.Лернером и др. [61].
  
   Согласно теории, главной причиной кризиса, выражающегося в недогрузке производственных мощностей, неполной занятости и падении цен, в условиях отсутствия автоматического саморегулирования экономики является нехватка платежеспособного спроса. Функцию стабилизации и повышения темпов экономического роста выполняет государство, воздействуя на совокупный общественный спрос и изменяя тем самым предложение. Таким образом, обмен денег и национализация банков еще не означает изменения денежного режима в существенных характеристиках.
  
   Как было показано в разделе 2.5, ключевыми переменными по Кейнсу, определяющими уровень национального производства и занятость, являются предельная эффективность капитала, склонность к потреблению, количество денег в обращении, норма процента, номинальная заработная плата. Изменяя количество денег, выпускаемых в обращение, государство влияет тем самым на уровень процентной ставки и стимулирует капитальные вложения. Таким образом, эмиссия дополнительных платежных средств, понижая процентную ставку, делает выгодным капиталовложения и, следовательно, совокупный спрос будет расти. Наоборот, сжатие денежной массы, повышая процентную ставку, делает невыгодным капиталовложения и сокращает спрос. Последнее рекомендуется проводить в периоды оживления и подъема экономики.
  
   Учитывая опыт 30-х гг., когда в условиях глубокой депрессии учетная ставка может стать нечувствительной к росту денежной массы, т.е. имеет место "ликвидная ловушка", последователями Кейнса было предложено активизировать государственную финансовую политику посредством расширения расходов государственного бюджета для компенсации нехватки частных капиталов и уменьшения государственных налогов путем создания дополнительного текущего спроса. Наоборот, при высокой конъюнктуре рекомендуется увеличивать налоги и уменьшать расходы для сдерживания спроса.
  
   Неокейнсианская школа, представителями которой являются Харрод, Робинсон и др., сосредоточили свое внимание на проблемах экономического роста для обеспечения победы в экономическом со ревновании со странами социализма. Харрод выступил с теорией сбалансированного роста, основным фактором которого он считает инвестиции. Робинсон как представитель левого неокейнсианства обосновывала необходимость обеспечения постоянства доли заработной платы и прибыли в национальном доходе, чтобы не допустить кризиса неплатежеспособности. Широкое развитие в послевоенном периоде получили экономико-математические исследования по созданию "программирующих" моделей развития народного хозяйства [73].
  
   Таким образом, исходя из стабилизирующей роли бюджета и легализуя бюджетный дефицит, кейнсианская теория государственных финансов меньше уделяла внимание его традиционным фискальным и структурным целям, отрицая догмат классической теории о необходимости сбалансированного бюджета для "здоровых" финансов. С легализацией бюджетного дефицита появилась проблема накопления государственного долга, но теория предполагала, что достигнутый, благодаря бюджетному дефициту, рост не превратит долг в опасное бремя и инфляция будет контролируемой. Другая серьезная проблема состояла в учете влияния международной валютно-финансовой системы, ограничивающей возможности проведения государством независимой активной финансовой политики, так как обменный курс валюты, основанный на режиме меняющихся цен на золото, был связан с долларом и устанавливался на основе соглашений в Бреттон-Вудсе.
  
   Разрушение производительного капитала и неудовлетворенный спрос на предметы потребления оказались намного значительней, чем. это было после первой мировой войны. Поэтому и фаза подъема по восстановлению экономики с использованием сделанных во время войны научно-технических открытий, вызывающих рост спроса на производственные инвестиции, была более длительной. Сохранялся интенсивный спрос и на доллары, которые должны были обеспечить приобретение американских товаров для восстановления.
  
   До восстановления экономики западноевропейских стран и Японии их развитие, как и развитие стран "третьего мира", предполагало внешнее финансирование. Так как холодная война практически ликвидировала их торговлю со странами с централизованной экономикой, то основную роль в финансировании этих стран играли США. За счет американских налогоплательщиков казначейство США приобретало товары на месте их нахождения и затем передавало их стране в соответствии с установленной конгрессом США квотой в долларах для оказания ей помощи. Страна, получающая помощь, переводила сумму, эквивалентную стоимости товара, в специальный фонд, который должен был служить для организации общественных работ и финансирования других государственных расходов, в частности военных, с учетом предъявляемых военно-политических требований США. Так как предоставление бесплатных товаров и военных излишков с оплатой в национальной валюте не могли решить проблему долларового голода, то США предоставляли европейским странам государственные и частные займы. Все это было выгодно США, иначе выросший за годы войны производственный аппарат оказался бы избыточным, что вызвало бы кризис перепроизводства.
  
   Большая помощь была предоставлена США по двусторонним соглашениям с отдельными европейскими странами, в форме помощи по плану Маршалла (1948-1952) и еще позднее в форме военной помощи. С 1945 по 1956 г. США предоставили более чем на 45 млрд. долл. даров и на 12 млрд. долл. займов, а частные инвестиции составили около 7 млрд. долл. [48].
  
   По плану Маршалла была предоставлена помощь из федерального бюджета США в виде безвозмездных субсидий и займов 16 капиталистическим государствам. На основании акта об экономическом сотрудничестве от 1948 г. была создана американская организация - Администрация экономического сотрудничества и Программа европейского восстановления. Распределение помощи осуществлялось Администрацией экономического сотрудничества, возглавляемой крупными американскими финансистами и политическими деятелями. Помощь составила около 17 млрд. долл., из которых около 60% получили Великобритания, Франция, Италия и Германия. Эти суммы отражались в специальных депозитах казначейств.
  
   По этим соглашениям страны-участницы обязаны были развивать свободное предпринимательство, обеспечивать благоприятные условия для экспорта товаров и частных инвестиций из США, поставлять дефицитные товары в США и предоставлять свободный доступ к их источникам сырья для США, сотрудничать в снижении таможенных тарифов, обеспечивать финансовую стабильность, сообщать информацию США по их экономике, создавать специальные фонды в национальной валюте, высвобождаемой в результате помощи, получаемой из США и контролируемой США.
  
   Для реализации целей плана Маршалла были созданы европейские организации стран-участниц - Организация европейского экономического сотрудничества (ОЕЭС), цель которой состояла в содействии экономическому развитию стран-членов, и Европейский платежный союз (ЕПС), цель которого заключалась в либерализации взаимной торговли стран-участниц и в восстановлении обратимости валют. Для преодолении затяжной и тяжелой неуравновешенности платежного баланса рекомендовалась отмена контроля за валютным курсом путем сближения официального курса с реальным рыночным обменным курсом и содействие многосторонним системам урегулирования платежных расчетов. Сальдо расчетов между странами-членами ЕПС ежемесячно выводил Банк международных расчетов. Задолженность не могла превышать определенную квоту, погашаемую кредитом ЕПС. Превышение ее страна-заемщик должна была оплатить в золоте или долларах [73].
  
   Так как потребность в стимулировании безвозмездного экспорта капитала из США оставалась и после 1952 г., то появились новые учреждения, осуществлявшие распределение экспорта капиталов для военных целей или в форме продажи излишков. Благодаря помощи, предоставленной США, жесткой экономии и сотрудничеству друг с другом, Западная Европа смогла восстановить экономику в течение десятилетия после войны. В результате всех видов помощи государственный экспорт капитала из США за период 1945-1955 гг. достиг стоимости 45 млрд. долл., включая 4,5 млрд. долл. займов Экспортно-импортного банка [48].
  
   В процессе восстановления экономики западноевропейских стран большую помощь оказывали международные экономические организации. В рамках МВФ были приняты специальные соглашения о резервных и взаимных кредитах для разрешения возникавших проблем взаимных платежей. С 1952 г. МВФ предоставляет кредиты странам-членам для импорта определенной продукции и на определенный срок в форме "Stand by arrangements", которые становились вспомогательными валютными резервами этих стран. В процессе восстановления экономики Западной Европы активно участвовали МБРР, предоставивший 2 млрд. долл. европейским странам, и ГАТТ, который за период 1947-1954 гг. провел 4 раунда по взаимному сокращению таможенных пошлин.
  
   В восстановлении экономики европейских стран в течение десятилетия после войны большую роль сыграли их собственные усилия.
  
   В Великобритании с 1945 по 1951 г. проводилась политика жесткой экономии с низкими процентными ставками по кредитам и по доходности государственных ценных бумаг. Правительство искало пути к координации инвестиций, импорта, цен и т.д. с тем, чтобы поддержать спрос в рамках лимитов наличных ресурсов. Это осуществлялось на основании рекомендаций Экономического отдела кабинета министров и группы планирования казначейства. Экспансия денег в Великобритании, не проводившей обмен денег, привела к большому росту в ней цен и большому дефициту платежного баланса. Не желая проводить политику дефляции, ведущую к сокращению фидуциарного обращения и к падению цен, для восстановления равновесия платежного баланса Великобритания предпочла путь последователь ных девальваций по отношению к доллару. В 1949 г. курс фунта стерлингов упал с 4 долл. до 2,8 долл. [79].
  
   Война в Корее в 1950 г. и Суэцкая экспедиция 1956 г. ухудшили состояние платежного баланса Великобритании, что заставило английское правительство ввести валютные ограничения, сузившие возможности банков для кредитования нерезидентов фунтами стерлингов.
  
   Во Франции, отказавшейся от проведения жесткой денежно-кредитной политики, получило развитие дирижистское и социальное управление экономикой с использованием индикативного планирования или системы программирования. Экономическое программирование получило широкое применение в Нидерландах, Норвегии и Японии. В 50-х гг., в особенности 60-х, оно получает применение в Великобритании, Швеции, Бельгии, Италии, ФРГ и других западноевропейских странах. Развитию программирования экономики государств способствовала национализация многих отраслей народного хозяйства, огромное количество ресурсов, мобилизуемых государственным бюджетом, и приоритет долговременных стратегических задач для утверждения конкурентоспособности государств. Помимо прямых инвестиций по реализации программ, государственная власть использует фискальное и денежно-кредитное стимулирование выполнения программ. Разработка программ осуществляется специальными плановыми органами. Развитие получают национальное счетоводство и межотраслевой баланс, использующие балансовые методы. СССР [73].
  
   В программе развития экономики Франции в 1947 г. главной целью было развитие энергетической базы и черной металлургии; в 1954-1957 гг. - общее обновление производственного потенциала; в 1958-1961 гг. - развитие машиностроения и электроники. Желание быстро реализовать цели программирования имело следствием инфляцию и внешний дефицит. Золотой запас, укрытый за пределами Франции, в 1800 т упал до менее 50 т в 1947 г. [47]. Обесценение франка на 45% состоялось в 1947 г., в 1949 г. опять была произведе на его девальвация.
  
   В 50-х гг. давление на государственный бюджет оказывала "холодная война" и колониальные войны. Развитие войны в Алжире нарушило и ухудшило платежный баланс Франции, что вызвало усиление в 1957 г. протекционистских мер, установление дифференцированных валютных курсов франка, рост внешней задолженности. До 1958 г. в экономической политике Франции использовались: валютный контроль с обязательной сдачей валюты государству и с ограничением движения золота и капиталов, контингентирование, лицензирование и другие средства ограничения импорта, а также субсидирование экспорта. В 1958 г. под руководством генерала до Голля был принят план финансового оздоровления [25].Согласно этому плану финансирование бюджетного дефицита осуществлялось за счет выпуска долгосрочных облигаций. Был либерализован обмен, восстановлена конвертируемость франка для нерезидентов и произведена в конце года девальвация франка. Все эти меры позволили восстановить платежный баланс. Франк 1958 г. составил 1/13 часть франка 1938 г. [47]
  
   В ФРГ проведенная в 1948 г. денежная реформа лишила широкие слои населения ФРГ почти всех их сбережений, но не тронула капиталы капиталистических компаний. Отмена замораживания цен при сохранении замораживания заработной платы и последующий рост цен обеспечили быструю концентрацию капиталов у монополистов. Господствующей доктриной в экономических преобразованиях ФРГ становится неолиберализм Оукена, согласно которому все экономические системы в истории человечества делятся на рыночное и центрально управляемое (система фараонов, социализм, фашистская экономика и др.) и базирующаяся на нем концепция "социально-рыночного хозяйства" Эрхарда.
  
   Важную роль в восстановлении экономики ФРГ играли крупные инвестиции государственных предприятий, доля которых в после военной экономике увеличилась на 1/3 [20]. С помощью государства осуществлялось перераспределение прибыли всех фирм в пользу приоритетных отраслей тяжелой промышленности и энергетики. Для этого, в соответствии с принятым в 1952 г. законом об инвестиционной помощи, все промышленные предприятия, за исключением предприятий приоритетных отраслей и государственных предприятий, должны были делать отчисления в специальный фонд, средства которого ушли в распоряжение крупных предприятий в ущерб интересам средних и мелких предпринимателей. Кроме того, были разрешены высокие нормы амортизационных отчислений для освобождения части прибыли от налогов. Так как накопление капитала требовало увеличения занятости, то для обеспечения притока рабочей силы в промышленные центры была осуществлена обширная программа жилищного строительства. Доля валовых инвестиций в совокупном продукте превысила 20% в 1954 г.
  
   Высокие темпы инвестиций, концентрации капитала в руках монополистов позволили быстро осуществить обновление производственного аппарата и структурные преобразования в пользу таких отраслей обрабатывающей промышленности, как производство станков, автомашин, электротехнической промышленности, химии. Все это определило конкурентные преимущества ФРГ по сравнению с Великобританией и Францией.
  
   Понимая, что научно-техническая революция является условием сохранения конкурентных преимуществ и получения высоких прибылей, она стала лейтмотивом государственно-монополистического развития ФРГ. Однако развернувшаяся научно-техническая революция привела к глубоким структурным изменениям в производстве, что требовало крупных затрат на развитие новых отраслей и решение социальных проблем. Оказывая большую поддержку структурным преобразованиям экономики, государство с 1956 г. стало увеличивать расходы на военные цели. Все это сказалось на темпах роста. Прирост промышленной продукции, составлявший в среднем 20% в 1949-1955 гг., снизился до 7% в 1956-1961 гг.
  
   Страны Западной Европы, объединенные в ОЕЭС, двигались по пути экономической интеграции. Они приняли необходимые меры для развития торговых связей и их либерализации, восстановления платежных балансов и конвертируемости валют. За этот период либерализация торговли и валютного режима значительно продвинулась вперед, но контингентирование, лицензирование, таможенные пошлины и другие преграды сохранились, особенно, в торговле многими сельскохозяйственными продуктами и промышленными изделиями, производимыми монополиями.
  
   Еще в 1951 г. шесть стран Западной Европы, выбравшие путь экономической интеграции, - Франция, ФРГ, Италия, Бельгия, Люксембург и Нидерланды - создали Европейское объединение угля и ста
  
   ли, что стало основой создания в 1957 г. более тесного экономического союза Европейского экономического сообщества (ЕС). Цель сообщества состояла в более тесной координации текущей и долгосрочной экономической политики западных государств по пути к созданию регионального сверхгосударства типа конфедерации и федерации, способного конкурировать со странами социализма в Восточной Европе и с монополистическим капиталом США, захватившем доминирующие позиции на мировом рынке.
  
   Предусматривалось постепенное уменьшение пошлин на промышленную продукцию во взаимной торговле шести стран. В ЕС были созданы Европейский парламент, Совет ЕС из министров ведущих отраслей государств, Комиссия ЕС для текущей реализации решений, Суд для разрешения споров в связи с нарушениями Римского договора, Европейский инвестиционный банк (ЕИБ), задачей которого являлось содействие развитию отсталых стран-членов ЕС и реализации совместных проектов стран-членов ЕС. Образование и развитие ЕС имело большое значение, так как усилило позиции европейских стран, имевших вместе 16% голосов в МВФ.
  
   Помимо ЕИБ, к межгосударственным фондам ЕС относятся бюджет ЕС, бюджеты Европейского объединения угля и стали и Европейского объединения по атомной энергии. На бюджет ЕС, формируемого за счет взносов стран-членов пропорционально их удельным весам в валовом национальном продукте Сообщества, приходится более 80% всех централизованных ресурсов ЕС [61].
  
   В 1958 г. в связи с введением обратимости западноевропейских валют ОЕЭС была заменена Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), а вместо ЕПС вступило в силу Европейское валютное соглашение (ЕВС), сохранявшее механизм многостороннего зачета взаимных претензий центральных банков и выведение сальдо для каждой страны в Банке международных расчетов, но теперь вся задолженность должна была погашаться долларами без автоматического погашения ее части. Для кредита нужна была санкция ОЭСР. За счет основного капитала ЕПС и взносов государств был создан Европейский валютный фонд (ЕВФ), предоставлявший небольшие краткосрочные кредиты при условии проведения странами-заемщиками ограничительной денежно-кредитной и финансовой политики.
  
   Развитие централизованных расчетов сдерживалось тем, что страны - должники предпочитали осуществлять международные расчеты на двусторонней основе путем покупки валюты на рынке, нежели, как было принято в рамках ЕВС, по высшему курсу страны-кредитора. Между центральными банками стали заключаться соглашения о взаимных (swap) кредитах, по которым любая из сторон могла конвертировать свою валюту в валюту второй страны, а по истечении срока кредита операция повторялась в обратную сторону, но по тому же обменному курсу
  
   Хроническая несбалансированность расчетов между странами ЕПС способствовала образованию постоянных кредиторов - ФРГ, Бельгии, Голландии, Швейцарии и должников - Франции и Великобритании, что привело к перераспределению золотодолларовых резервов в пользу ФРГ и других стран с активным сальдо платежного баланса. Такой ход событий определял необходимость проведения официальных девальваций валют во Франции и Великобритании по отношению к доллару. После введения в 1958 г. обратимости в долларах франка и фунта стерлингов в европейских странах была достигнута почти полная свобода движения денег и значительно были смягчены ограничения, налагаемые на движение капиталов. В марте 1961 г. немецкая марка была ревальвирована по отношению к доллару на 5%.
  
   До 1958 г. доллар, являясь международным ликвидным средством, еще не стал резервной валютой и занимал незначительную долю в структуре золотовалютных резервов. Имевший место дефицит платежного баланса США из-за войны в Корее и Суэцкого кризиса, кроме 1957 г., не подорвал доверия к доллару. Центральные банки аккумулировали приток долларов, не обращая их в золото, и казначейству США не приходилось покрывать золотом больше 10% дефицита платежного баланса. Но после 1958 г. характер дефицита платежного баланса США изменился [57].
  
   Восстановление европейской промышленности сокращало ввоз товаров из США, что компенсировалось уменьшением помощи из США. Кроме того, завышенные цены на сталь на внутреннем рынке США обусловили переключение отраслей на импорт иностранной стали, а экспорт продукции американских металлообрабатывающих пред приятий оставался на месте. Для США стали характерны низкие темпы экономического роста, рост безработицы и высокий уровень дефицита платежного баланса, выросшего с 1 млрд. долл. в середине 50-х гг. до 3 млрд. долл. в 1958 г [48].
  
   Все это подрывало доверие к доллару. Так как в условиях Бреттон-Вудской системы восстановление равновесия платежного баланса США было невозможно осуществить через девальвацию доллара, как это могли позволить другие страны, то дефицит платежного баланса США означал экспорт принимаемых повсюду обесцененных долларов, ставших основой международной денежной ликвидности.
  
   Благодаря обратимости западноевропейских валют и либерализации экономической политики в Европе и Японии, наряду с продолжением помощи из США, получает развитие массовый вывоз частных капиталов, стимулируемый более высокими процентными ставками нуждавшимися в кредитах европейскими странами. Этот процесс поощрялся экономической политикой США, поскольку ставки по кредитам были значительно выше вознаграждений по депозитам американских банков [47]. Доллары превратились в евродоллары посредством их депонирования в иностранном банке, который использует их для кредитных операций. Участниками операций с евродолларами становятся владелец долларов (первоначальный кредитор), депонирующий доллары американский банк, иностранный банк, куда переведен депозит, и получатель ссуд в евродолларах (конечный дебитор). Появился специфический международный рынок капиталов, имеющий тенденцию к увеличению,- рынок евродолларов - долларов, находящихся за пределами США, влияющий на национальные денежные рынки и усиливающий там инфляцию. Позднее термин евродолларов применяется и к долларам, осевшим на счетах вне Европы - в Японии, Канаде, Сингапуре и других странах.
  
   Первое предложение о размещении долларов вне США сделал СССР в конце 50-х гг. Располагая денежными средствами в долларах для финансирования внешней торговли, СССР, не желавший размещать их на американском валютном рынке из-за возможности их блокирования в случае международного кризиса, вложил их в Евробанк - филиал Госбанка. Евробанк размещал долларовые суммы в форме депозитов и краткосрочных кредитов на французских и британских валютных рынках. Организационно рынок евродолларов представляет собой группу банков, расположенных в основных финансовых центрах Западной Европы (Лондон, Париж, Люксембург и др.) и в тех странах, где законодательством не ограничиваются права банков по проведению операций в иностранной валюте с нерезидентами.
  
   Параллельно с рынком евродолларов развивается рынок евродевизов - еврофранка, еврофунтов, еврогульденов, евроиен, особенно евромарки - немецкой марки на счётах банков Швейцарии, или Люксембурга. Возникает еврорынок, представляющий собой международный рынок ссудных капиталов, на котором операции осуществляются в евровалютах.
  
   В функционировании этих рынков, спекуляция на которых свободна от налогообложения и контроля национальных правительств, и на которые лишь косвенно влияют центральные банки и Банк междуна родных расчетов, заинтересованы транснациональные корпорации. У банков появилась возможность более свободно использовать иностранную валюту. Вследствие экономического роста и достижения полной обратимости валют развивались международные операции европейских предприятий, предпочитавших хранить средства в иностранной валюте вне досягаемости национальных валютных регламентации. В развитии рынка евродолларов стали участвовать и Центральные европейские банки, размещавшие на еврорынках доллары.
  
   Тем временем появились новые внутриевропейские экономические организации, разрушившие ранее единую организацию европейского рынка. Англия отказалась от вступления в ЕС, поскольку английское правительство стремилось укрепить свои позиции в Содружестве Наций и выражало готовность к сотрудничеству лишь во внешней торговле. Однако усиление конкурентоспособности государств, входивших в группу "шести", послужило причиной формирования Англией другой, более узкой группировки - Европейской ассоциации свободной торговли (ЕАСТ), куда входило семь стран: Англия, Швеция, Швейцария, Норвегия, Дания, Австрия, Португалия. На основе Стокгольмской конвенции от 2 января 1960 г. в противовес ЕС была создана ЕАСТ. Задача ЕАСТ была более скромной, нежели у ЕС: отмена таможенных пошлин во взаимной торговле. Каждый участник блока сохранял самостоятельность в проведении торговой политики по отношению к третьим странам, в валютной, финансовой, аграрной, социальной политике, что предопределило ее "проигрыш" в борьбе с "шестеркой".
  
   После укрепления капиталистического хозяйства в Западной Европе с середины 50-х гг. в центре внимания США и МБРР, где США - главный пайщик, оказываются страны Азии, Африки и Латинской Америки с целью сохранения молодых государств в рамках капиталистической системы хозяйствования. Начинает развиваться кредитная экспансия США в молодые развивающиеся государства.
  
   Проблема экспорта капиталов США, а более точно - развитыми капиталистическими странами, учитывая ее экономические и валютно-финансовые последствия, - одна из наиболее важных проблем. Главный стимул для экспорта капитала - не сложившиеся различия в нормах прибыли на капитал, а стратегические цели завоевания рынка и, если возможно, поглощение или удаление с него конкурента. Установление монополистического диктата позволяет получать монопольную прибыль за счет перераспределения доходов немонополистического сектора.
  
   Долгосрочные инвестиции подразделяются на прямые капиталовложения и портфельные инвестиции. В первом случае инвестор при нимает участие в управлении производственной деятельностью, как правило, предприятий базовых отраслей, приносящих высокую прибыль и быстро компенсирующих инвестированный капитал, порождая обратный поток капитала. Во втором случае экспорт осуществляется с помощью рынка капиталов через эмиссию акций или облигаций, рассчитывая на получение прибылей. Это различие положено в основу законодательства об иностранном капитале во многих странах. Имеют место и краткосрочные вложения. Они осуществляются в форме движений капитала, сохраняющего высокую степень ликвидности, и, как правило, определяются спекулятивными мотивами.
  
   Возрастающая серьезность проблемы американских капиталовложений за границей состоит в соотношении масштабов американских капиталовложений и национальной экономики страны, в которой размещены эти капиталы, а также в том, что американские капиталовложения осуществляются через дефицит платежного баланса, поскольку доллар лежит в основе международной валютно-финансовой системы. Только США могут долго позволить экспорт капитала с дефицитом платежного баланса без девальвации валюты, приобретая тем самым реальные материальные блага в обмен на экспорт во все большей массе обесценивающихся долларов.
  
   В 50-х гг. примерно 60% инвестиций США концентрировались в сфере эксплуатации природных ресурсов, из них 30% - в нефтяном бизнесе. Далее от нефтяных монополий следовали монополии кинематографической, химической и автомобильной отраслей. В период 1950-1956 гг. прибыли и дивиденды от заграничных капиталовложений, реинвестированные в США, составляли 1,8 млрд. долл. в среднем за год [48]. По инициативе США в 1956 г. была создана Международная финансовая корпорация (МФК) с целью стимулирования частных инвестиций в высокорентабельные промышленные предприятия молодых государств и расширения там частного сектора. Срок кредитов МФК обычно не превышает 15 лет, в среднем составляет 7-8 лет, и их сто имость выше среднегодовых ставок рынка ссудных капиталов. Имея об щее руководство с МБРР, для инвестирования средств МФК не требуется, как в случае с МБРР, правительственных гарантий, что ограждает частные компании от государственного контроля за их деятельностью и служит интересам привлечения иностранного капитала в экономику развивающихся стран. Для содействия развитию экономики стран Латинской Америки в 1959 г. был создан Межамериканский банк развития (МаБР), крупнейшим пайщиком которого являются США.
  
   Первая конвенция об автоматическом включении колоний и заморских территорий Франции и Бельгии в систему ЕС была подпи сана одновременно с Римским договором. Созданная Ассоциация африкано-малагасийских государств с ЕС (Евроафрика) позволяла Франции и Бельгии использовать инструмент ЕС для усиления их экономических позиций в африканских колониях. По их инициативе был создан Европейский фонд развития (ЕФР) для безвозмездного финансирования нерентабельных проектов в бывших колониях.
  
   В 1955 г. внешняя задолженность развивающихся стран оценивалась в 7-8 млрд. долл. США, а их экспорт составлял 24 млрд. долл. [61]. Когда Аргентина предприняла меры по консолидации займов с целью решения проблем, возникающих по неплатежеспособности стран-должников, в 1956г. был создан Парижский клуб стран-кредиторов. На заседаниях Парижского клуба присутствуют представители МВФ и МБРР.
  
   Резюме
   * После второй мировой войны США стали бесспорным политическим, экономическим и финансовым лидером в капиталистическом мире. Их соперничество с другой супердержавой - лидером социалистического мира СССР становится ведущим противоречием послевоенной эпохи. С целью завоевания мирового господства экономической стратегией США становится рост экспорта капитала для утверждения капиталистической системы в мировой экономике, завоевания рынков и увеличения прироста прибылей, поступаемых в США.
   * В интересах США организуется Бреттон-Вудская международная финансовая система. Следуя английскому опыту XIX века, исходными принципами, утверждающим господство ведущей державы, становятся либерализация движения товаров и капиталов, фиксированность паритетов национальных валют по отношению к золоту либо к доллару. Учитывая, что общий запас золота ограничен его добычей и автоматизм золотого стандарта действовать не мог, а США обладали 70% мировых золотых, и цена золота фиксировалась в долларах казначейством США, то это сделало доллар мировыми деньгами. Так как центральным банкам было выгодней создавать резервы в долларах, получая за их хранение проценты, то режим золотодолларового стандарта постепенно отклонялся к долларовому стандарту. Этот режим из-за существования зоны фунта стерлингов и зоны франка иногда именуют золотовалютным.
   * Для контроля за функционированием валютной системы и экономической политикой стран членов был создан международный депозитарий золота и девиз - МВФ, предоставляющий краткосрочные займы нуждающимся странам. Вес каждой страны в принятии решений МВФ зависит от величины участия в его капитале, что определило решающую в нем роль США. Для финансирования инвестиций по восстановлению экономики европейских стран и в бывших колониях с гарантиями центральных банков стран-должников для частных инвестиций был создан МБРР, распространявший влияние американского капитала там, куда направлялись его инвестиции. С целью обеспечения свободного обмена товарами была создана ГАТТ.
   * Финансовая стабилизация во многих странах континентальной Европы и Японии сопровождалась дефляцией и обменом денег. Для восстановления их экономики была предоставлена большая помощь из США. По плану Маршалла была предоставлена помощь из федерального бюджета США 16 европейским государствам, объединенным в организацию ОЕЭС и создавшим Европейский платежный союз (ЕПС) с целью либерализации взаимной торговли стран-участниц и восстановления обратимости их валют. Сальдо расчетов между странами-членами ЕПС ежемесячно выводил Банк международных расчетов. По соглашениям помощи европейские страны обязаны были развивать свободное предпринимательство, обеспечивать благоприятные условия для экспорта товаров и частных инвестиций из США, поставлять дефицитные товары и сырье в США и сообщать информацию об их экономике США.
   * Западноевропейские страны смогли восстановить экономику в течение десятилетия после войны не только благодаря помощи из США и международных экономических организаций, но и проведению в них экономической политики активных государственных финансов и жесткой экономии, сотрудничеству друг с другом. На базе кейнсианской теории, легализирующей бюджетный дефицит, возобновилась экспансия денег посредством расширения расходов государственного бюджета и уменьшения государственных налогов для создания дополнительного текущего спроса. Принципы теории, полагавшие контролируемость инфляции, не соответствовали новым правилам международных финансов, базирующихся на росте влияния обесценивающихся долларов.
   * Практическое применение кейнсианства имело свои особенности в зависимости от состояния баланса интересов социальных слоев в конкретном государстве. В Великобритании проводилась политика жесткой экономии с низкими процентными ставками по кредитам и по доходности государственных ценных бумаг и последовательных девальваций по отношению к доллару. Во Франции получило развитие дирижистское управление экономикой с использованием индикативного планирования или системы программирования для развития ключевых отраслей. Однако следствиями реализации программ и военных расходов стали инфляция и внешний дефицит, что привело к девальвации франка. В ФРГ высокие темпы государственных инвестиций, концентрация капитала в руках монополистов позволили быстро осуществить научно-техническую революцию, что определило конкурентные преимущества ФРГ по сравнению с Великобританией и Францией.
   * Страны Западной Европы, объединенные в ОЕЭС, двигались по пути экономической интеграции посредством либерализации развития торговли и валютного режима. С целью создания регионального сверхгосударства, способного конкурировать со странами Восточной Европы и США, было создано ЕС. Единая организация европейского рынка была разрушена Англией, создавшей более узкую группировку ЕАСТ с более "скромными" задачами". Хроническая несбалансированность расчетов между странами привела к необходимости проведения официальных девальваций валют во Франции, Великобритании и ревальвации валюты ФРГ по отношению к доллару. К 1958 г. в европейских странах была достигнута почти полная свобода движения денег и значительно смягчены ограничения, налагаемые на движение капиталов.
   * До 1958 г. дефицит платежного баланса США был связан с военными расходами и ростом импорта из европейских стран. Благодаря обратимости западноевропейских валют и либерализации экономической политики в Европе и Японии, наряду с продолжением помощи из США, получает развитие массовый вывоз частных капиталов, стимулируемый более высокими процентными ставками по кредитам европейскими странами и более низким вознаграждением по депозитам американских банков. Так как в условиях Бреттон-Вудской системы девальвация доллара была невозможна, то дефицит платежного баланса США стал означать долговременный экспорт во все большей массе обесценивающихся долларов в обмен на реальные материальные блага. Появился специфический рынок евродолларов - долларов, находящихся за пределами США, усиливающий инфляцию на национальных денежных рынках. Параллельно развивается рынок евродевизов. Вместе они образуют международный рынок ссудных капиталов, на котором спекуляция свободна от налогообложения и контроля национальных правительств, в чем заинтересованы транснациональные корпорации.
   * С середины 50-х гг. после укрепления капитализма в Западной Европе кредитная экспансия США направляется в молодые развивающиеся государства Азии, Африки и Латинской Америки для их удержания в рамках системы. По инициативе США для стимулирования частных инвестиций в высокорентабельные промышленные предприятия молодых государств и расширения там частного сектора создаются специальные международные экономические и финансовые организации. По инициативе Франции и Бельгии для усиления их экономических позиций в африканских колониях был создан Европейский фонд развития (ЕФР). С этой же целью в рамках зоны французского франка КФА (африканского франка) и КФП (тихоокеанского франка) созданы специальные финансовые институты, согласующие валютную политику зависимых государств с казначейством Франции. В связи с быстрым ростом задолженности развивающихся стран для решения этой проблемы был создан "Парижский клуб" стран-кредиторов.
   {Перейти к началу страницы}
   {Перейти к содержанию книги}
   {Смотреть карты}
  
   {Обсудить в форуме}
  
   3.2. Восстановление экономики и проблемы социализма в СССР
  
   Высочайшие мобилизационные качества продемонстрировала централизованная экономика СССР, основанная на общественной собственности на средства производства. Выплавляя примерно в 3 раза меньше стали и добывая почти в 5 раз меньше угля, чем в Германии вместе с ввозом в нее из оккупированных стран импорта, Советский Союз, опираясь на собственные ресурсы, в годы войны создал почти в 2 раза больше вооружений и боевой техники. За годы войны экономическое развитие получили Урал, Сибирь, Центральная Азия, Приамурье [76].
  
   Экономическое, политическое и военное руководство страной объединил Государственный комитет обороны. В Госплане были созданы отделы вооружения, боеприпасов, судостроения, авиастроения и танкостроения. Эти отделы разрабатывали планы для предприятий, выпускающих военную продукцию, независимо от их ведомственной подчиненности, и контролировали материально-техническое обеспечение военных производств. Для оперативной связи Госплан СССР имел своих представителей в 25 экономических районах. Основной формой планирования во время войны стали квартальные, месячные и декадные планы. В соответствии с принятым им военно-хозяйственным планом на IV квартал 1941 г. и на 1942 г. осуществлялась мобилизация сырья, топлива, производственных мощностей, инженерно-технических кадров для выполнения военных заказов. На востоке страны развертывалась основная военно-промышленная база.
  
   Объем валовой продукции промышленности с июня по декабрь 1941 г. уменьшился почти в 2 раза, но уже в декабре 1941 г. падение промышленного производства приостановлено, а в 1943 г. продукция оборонных отраслей увеличилась по сравнению с 1940 г. более чем в 2 раза, производительность труда в оборонных отраслях выросла в 2,2 раза. Уже в 1944 г. на восстановление народного хозяйства направлялись значительные капитальные вложения, которые в 1944 г. почти в 1,5 раза превысили среднегодовой объем капитальных вложений во все отрасли народного хозяйства в мирные годы первой пятилетки. За годы войны выпуск продукции на Урале вырос в 3,6 раза, в Сибири - в 2,8 раза, в Поволжье - в 2,4 раза [76].
  
   В соответствии с требованиями военной экономики была усилена централизация финансовых ресурсов, которые в эти годы в подавляющей части были сконцентрированы непосредственно в государственном бюджете. Ассигнования на оборону за годы войны составили 51% расходов. Наряду с текущими доходами для финансирования расходов на оборону были использованы накопленные в мирные годы бюджетные резервы и свободные ресурсы государственных предприятий и хозяйственных организаций, введение военного налога, государственные внутренние займы и взносы трудящихся в Фонд обороны и Фонд Красной Армии. Выпущенные займы размещались по подписке среди населения кооперативных организаций в предельно короткие сроки - в течение нескольких дней. Советский Союз осуществил перевооружение и материальное обеспечение многомиллионной армии, опираясь на собственные ресурсы. За годы войны были использованы лишь небольшие кредиты от Великобритании, США и Канады для оплаты военных поставок. Поставки по лендлизу из США в СССР составили около 4% производства промыш ленной продукции в стране [61].
  
   По законам военного времени было введено нормированное снабжение, в 1944 г. - коммерческая торговля, цены в которой неоднократно снижались, что вело к снижению и рыночных цен.
  
   К моменту окончания войны денежная масса в обращении выросла примерно в 4 раза, тогда как розничный товарооборот государственной и кооперативной торговли в неизменных ценах был намного ниже, чем в 1940 г. Излишек денег в народном хозяйстве вел к повышению рыночных цен, понижению покупательной способности рубля. После войны в 1946 г. для сближения низких цен нормированной торговли и более высоких коммерческих цен пайковые цены были повышены с компенсацией при этом потерь низко - и среднеоплачиваемым работникам в виде надбавки к заработной плате, пенсиям и стипендиям. Эта мера, как и накопление в руках государства достаточных товарных масс на базе общего подъема народного хозяйства, позволили успешно провести денежную реформу в 1947 г. [61,т.1].
  
   Целью денежной реформы было восстановление полноценного рубля и перехода от карточной системы к торговле по единым государственным ценам за счет лишения спекулятивных элементов большой массы накопившейся у них денежной наличности и аннулирования фальшивых денег, выпускавшихся оккупационным режимом. Механизм проведения реформы касался денежных доходов населения, сбережений, конверсии государственных займов и установления единых розничных цен.
  
   Срок выплаты заработной платы и жалованья служащим был приурочен к моменту реформы. Они выдавались новыми деньгами с изменившимся названием банковских билетов. Вместо червонцев они стали выпускаться в рублях. Обмен старых денег на новые производился по соотношению 10 : 1. Так как трудовые доходы всех слоев населения остались без изменения и продолжали выплачиваться в новых деньгах, то это означало повышение реальных доходов трудящихся. Реформа ударила по спекулянтам, накопивших значительные суммы на военных трудностях.
  
   Одновременно с обменом наличных денег производилась льготная переоценка вкладов в сберкассах: вклады до 3 тыс. руб. переоценке не подлежали; от 3 тыс. руб. до 10 тыс. руб. - по соотноше нию 3 : 2; свыше 10 тыс. руб. - по соотношению 2:1. Переоценка вкладов на более льготных условиях способствовала значительному приливу их в сберкассы. Была проведена конверсия государственных займов, так как основная сумма вкладов и взносов по подписке на займы поступала в годы, когда покупательная способность рубля была значительно ниже. Денежные средства государственных предприятий и организаций, хранившиеся на счетах в банках, сохранились без изменения. Средства кооперативных организаций и колхозов в банках переоценивались по соотношению 5:4.
  
   Денежная реформа сопровождалась отменой карточной системы и установлением единых розничных цен, уровень которых был выше нормированных, но значительно ниже коммерческих. В целом уровень розничных цен оказался ниже цен за предыдущий квартал на 17%, но втрое превышал довоенный уровень [61]. Массовые снижения розничных цен проводились ежегодно в 1947-1954 гг.
  
   После проведения денежной реформы 1947 г. политика плановых денег продолжилась. В противовес США, экономической стратегией которых являлся экспорт капитала для завоевания мирового господства в передовых отраслях, экономической стратегией СССР становится первоочередное развитие отраслей, определяющих эффективность производства за счет централизованного распоряжения производственными инвестициями.
  
   К пятилеткам, как основной форме планирования, вернулись уже в первые послевоенные годы. Задача четвертого пятилетнего плана (1946-1950 гг.) состояла в восстановлении довоенного уровня экономики, а затем и превышение его. Госплан возобновил работу над составлением Генерального плана развития народного хозяйства страны на 20 лет. Одновременно разрабатывались годовые планы с разбивкой на кварталы. Первоочередное развитие получали отрасли, определяющие совершенствование структуры экономики, технический прогресс и эффективность производства - электроэнергетика, химия, машиностроение. В 1950 г. реальные доходы населения увеличились на 34% против довоенного уровня.
  
   После войны соглашение по предоставлению СССР американского кредита для оплаты незаконченных заказов по ленд-лизу было прервано в одностороннем порядке конгрессом США. СССР сам становится страной-кредитором, предоставляющей долгосрочные кредиты странам, взявшим за образец советскую плановую экономическую систему: Китайской Народной Республике и ряду восточноевропейских стран. Главной целью этих государств становится индустриализация, а инструментом ее реализации - стратегическое планирование, опирающееся, как и в СССР, на плановую подготовку квалифицированной рабочей силы. Значительные кредиты на льготных условиях получил Афганистан для оплаты советских поставок машин и оборудования. На условиях долгосрочного кредита СССР поставлял промышленные товары в Югославию.
  
   В условиях "холодной войны" и экономической блокады со стороны США и стран Запада в 1949 г. было принято решение Экономического совещания представителей стран народной демократии, ставших на путь сотрудничества с СССР (Болгарии, Венгрии, Польши, Румынии, СССР и Чехословакии), о создании Совета экономической взаимопомощи (СЭВ). В 1950 г. в СЭВ вступила Германская демократическая республика, в 1962 г. - Монгольская народная республика, 1972 г. - Куба, в 1978 г. - социалистическая республика Вьетнам. Югославия не являлась членом, но участвовала в работе СЭВ. Для расчетов между социалистическими странами, в том числе и с капиталистическими странами применялась клиринговая система безналичных расчетов за товары и услуги, основанная на зачете взаимных требований. В связи с послевоенным укреплением рубля, а также нарастающей инфляцией в западных странах определение курса рубля на базе доллара было прекращено и с 1 марта 1950 г. установлено золотое содержание рубля в 0,222168 г чистого золота.
  
   После восстановления экономики СССР, как и США, является общепризнанной в мире супердержавой, определяющей тенденции экономического и политического развития в мире. В условиях "холодной войны" начинается конкуренция двух супердержав, двух экономических стратегий: США с экономической стратегией экспорта капитала во все страны для завоевания мирового господства и Советского Союза с экономической стратегией централизованного распределения инвестиций для развития отраслей, определяющих технический прогресс. Безусловно, в этой "схватке" супердержав были неравные стартовые условия. Кроме того, в 1949 г. в США появилась новая наука - кибернетика, изучавшая процессы переработки информации и придававшая значение обратной связи для систем автоматического регулирования различной природы, в том числе и общества, для создания автоматизированных систем управления. Вместо того, чтобы увидеть значимость этой науки в развитии теории и практики социализма, новой науке, как и генетике, присвоили название лженауки, затормозив ее развитие в СССР.
  
   Понимая новые условия конкуренции, по инициативе ЦК КПСС в 1951 г. состоялись дискуссия об экономических законах социализма. В связи с итогами дискуссии вышла работа Сталина "Экономические проблемы социализма в СССР", где Сталин отрицал действие закона стоимости в сфере производства средств производства, но признавал его действие в сфере производства предметов потребления. Проблемы характера денег при социализме продолжали обсуждаться в 1951-1954 гг. В ходе этих конференций были сделаны выводы о необходимости товарного производства в социалистическом хозяйстве и о реальной стоимостной природе денег. Таким образом, новая теория социализма вступила в противоречие с его практикой. Ее положения были утверждены после дискуссии, проходившей в Институте экономики АН СССР в 1956-1957 гг., под руководством К. Островитянова. Концепция, отрицающая существование товарного производства и действие закона стоимости при социализме, была отвергнута [9].
  
   Длительной была дискуссия и по поводу эффективности капитальных вложений. По мнению В. Новожилова и А. Лурье, норматив эффективности капитальных вложений - единый для всех отраслей экономики. Победила точка зрения Т.Хачатурова о необходимости использования дифференцированного норматива эффективности по отраслям экономики. Таким образом, рубль капитальных вложений стал иметь разную оценку в зависимости от его конкретного назначения. Споры шли и вокруг принципов ценообразования. Однако если практика диктовала необходимость согласования системы цен с показателями плана, то в вопросах ценообразования главное внимание уделяли принципам расчета прибыли. Здесь можно выделить три точки зрения: прибыль рассчитывается пропорционально заработной плате; пропорционально себестоимости; пропорционально к общей сумме производственных фондов.
  
   В результате у теоретиков нового подхода к социализму появилась "блестящая" возможность много говорить о совместимости закона планомерного развития, предполагающего сознательное установление обществом пропорций развития экономики, и закона стоимости
  
   со стихийным распределением ресурсов в обществе. Потеря времени СССР на разработку научной теории социализма и серьезное изучение опыта государственного регулирования западной экономики, более гибко настроенного на цели потребительского рынка, определили проигрыш СССР в "мирной" конкуренции двух супердержав.
  
   Вместо того чтобы уничтожать стратегическое преимущество СССР, состоявшее в централизованном распределении инвестиций и использованное при восстановлении экономики западноевропейских государств и Японии, нужно было осознать, что в условиях "холодной войны" поддержка военного паритета с США недостаточна. Центр тяжести конкуренции двух супердержав США переместили в сферу потребительского рынка, обратное воздействие которого на структуру и объемы производства нужно было учесть в централизованном управлении экономикой. Нужна была и демократизация управления, направленная на выявление учета мнений граждан по поводу приоритетных целей государства и активизацию участия граждан в распределении доходов государства, регионов, отраслей, предприятий и т.д. Серьезного внимания заслуживала проблема стимулирования высокопроизводительного труда.
  
   В течение 50-х гг. резко возросла роль фактора организации и управления. В США за этот период численность управляющих в общем составе работоспособного населения возросла с 40 до 51%, в СССР только в промышленности, где общий рост численности промышленно-производственного персонала составил 34%, численность занятых в сфере управления предприятиями возросла на 63% [73]. Начиная с 1961 г. этот бурный процесс удалось сдержать в США с помощью автоматизированных систем управления (АСУ), а в СССР только приступили к разработкам в области автоматизации управления, обреченным на проигрыш из-за господства догматической теории социализма.
  
   Проблемы социализма, состоявшие в демократизации централизованного управления и его переориентации с целей развития отраслей-локомотивов на цели потребительского рынка, в повышении гибкости управления за счет эффективного использования электронных вычислительных машин (ЭВМ) и в создании новых стимулов к высокопроизводительному труду в "мирное" время, так и остались нерешенными в течение последующих 40 лет. Внедрение рекомендаций порочной теории социализма уничтожило в конечном счете стратегическое преимущество СССР - централизованное управление экономикой.
  
   В стимулировании роста производительности труда большую роль играл сформированный в 30-е гг. фонд директора. Этот фонд не формировался во время войны. Начиная с 1947 г. условия образования и использования фонда директора изменились. Если в 30-х гг. фонд формировался в зависимости от плановой и сверхплановой прибыли или экономии, то теперь отчисления в фонд производились при выполнении или перевыполнении предприятием плана по выпуску товарной продукции в установленном ассортименте, заданий по сни жению себестоимости, плана по прибыли от реализации продукции. В связи с пересмотром оптовых цен в 1949 г., когда цены на средства производства были повышены на 58% по сравнению с 1948 г. [61], отчисления от плановой и сверхплановой прибыли были снижены. Таким образом, к недостаткам формирования этого фонда, подрывавше го принятие напряженных планов ради сверхплановых показателей, добавилось стимулирование реализации продукции, противоречащее обязательности выполнения договоров между производителями.
  
   В 50-х гг. экономика страны продолжала развиваться на основе централизованного управления, стержнем которого служили перспективные планы, нацеленные на развитие передовых отраслей промышленности. Успешное выполнение пятого пятилетнего плана (1951-1955) позволило осуществлять систематическое снижение розничных цен. В 1954 г. уровень розничных цен достиг уровня довоенных. В 1956 г. уровень розничных цен снизился по сравнению с дореформенными ценами в 2,3 раза, снижались цены и на колхозных рынках. Введение в 1954 г. дифференцированных по 17 сельскохозяйственным зонам страны сдаточных цен на сельскохозяйственную продукцию, несмотря на ликвидацию системы дотаций по всем ее видам, позволило снизить цены и на колхозных рынках.
  
   Одновременно со снижением розничных цен происходило увеличение денежных сбережений населения. Чтобы не создавать инфляционного навеса со стороны спроса, в этот период было размещено по подписке шесть государственных займов развития народного хозяйства сроком на 20 лет, доход по которым выплачивался в форме выигрышей. В результате их выпуска к 1 апреля 1957 г. государственный долг составил 25,8 млрд. руб. Поэтому было принято решение отсрочить погашение их облигаций до 1977 г. с выплатой в течение 20 лет равными частями ежегодно. Так как в государственном бюджете на 1957 г. предусматривались доходы от займов, то был выпущен государственный займ 1957 г. сроком на 5 лет. По этому займу поводились тиражи выигрышей и погашения, а облигации, не вышедшие в тиражи, выкупались в 1962 г.
  
   В период выполнения пятилетнего плана трижды снижались цены на продукцию тяжелой промышленности и тарифы на грузовые перевозки. Пересмотр цен осуществлялся на основе модели цены 1936-1939 гг. Нормативная рентабельность включалась в цену в минимальных размерах на уровне 3-4% для тяжелой промышленности и на уровне 4-5% для легкой. Цены, введенные в 1955 г., с некоторыми изменениями действовали до 1966 г.
  
   Пересмотры цен и необходимость ускорения технического прогресса оказали воздействие на нормативы формирования фонда директора, переименованного в 1955 г. в фонд предприятия. В фонд отчислялось 3-4% плановой и 50% сверхплановой прибыли или экономии. Общая годовая сумма отчислений не превышала 5,5% годового фонда заработной платы промышленного персонала. Для машиностроения в первый год серийного производства новой техники отчисления от плановой прибыли составляли 10%, и общий предел отчислений, зависящий от удельного веса новой техники в общем объеме производства, достиг 7% годового фонда заработной платы. Средства фонда использовались на производственные нужды (20%), жилищное и культурно-бытовое строительство (40%) и на премирование (40%). Таким образом, фонд предприятия являлся не только ин струментом премирования работников, но и инструментом децентрализации финансовых средств государства, выделяемых на инвестиционные и социальные цели развития.
  
   Рост производства и усложнение производственных взаимосвязей все более затрудняли оперативное руководство из центра громадным числом предприятий. К 1957 г. в СССР было более 200 тыс. предприятий и более 100 тыс. строек. Руководство экономикой наталкивалось на отраслевые барьеры и разобщенность деятельности центральных органов. Разбухание управленческого аппарата тормозило инициативу на местах. При отсутствии единого научного подхода к совершенствованию централизованного управления экономикой страна "увлеклась" организационными, или, как принято сегодня говорить, институциональными преобразованиями, эффект которых оказывался обратным по отношению к декларируемым целям.
  
   В 1957 г. началась реформа Хрущева по реорганизации управления промышленностью и строительством, направленная на усиление территориального принципа управления в ущерб отраслевому. Ликвидировали 26 промышленных министерств и создали 104 совнархоза, подчиненных Советам министров союзных республик, которые подчинялись Верховным Советам союзных республик и контролировались Советом министров СССР. Предприятия в ведении совнархозов охватили 2/3 общего объема продукции СССР, по некоторым отраслям (нефть, уголь, чугун и т.д.) - 100%. Эти меры разрушили кооперацию предприятий в отрасли по технологическому принципу и затормозили технический прогресс, повлекли за собой большие непроизводительные затраты на реорганизацию экономики. Начиная с 1960 г. сальдо внешнеэкономических расчетов СССР с развитыми капиталистическими странами становится отрицательным [76].
  
   В соответствии с установкой на перенос центра тяжести управления на места в 1959 г. был принят Закон о бюджетных правах Союза ССР и союзных республик, по которому Верховный Совет утверждает бюджет СССР в целом и общие суммы доходов и расходов бюджетов союзных республик. Тем самым был нанесен еще один удар по централизации, поскольку союзные республики стали самостоятельно распоряжаться выделенными им финансовыми средствами. Положительные и отрицательные сальдо бюджетов союзных республик уравновешивались через государственный бюджет. Взаимные расчеты между всеми бюджетами осуществлял Минфин.
  
   В этот период развивается зачет взаимных требований, т.е. взаимное погашение совпадающих во времени денежных обязательств предприятий с получением разницы по сумме взаимного платежа. Чем больше концентрация платежей, тем меньше масса обращающихся средств платежа. Суммы кредитовых сальдо, возникающие при превышении поступлений средств над платежами, зачисляются на расчетные счета предприятий. Был введен особый режим кредитования предприятий, не выполнивших плановые обязательства, и осуществлена организационная перестройка банковской системы с целью расширения числа участников взаимных расчетов.
  
   В 1957 г. упразднен Торгбанк, а его функции переданы Сельхозбанку и Цекомбанку. В 1959 г. упразднены Сельхозбанк, Цекомбанк и коммунальные банки, а выполняемые ими операции переданы Промбанку, переименованному в Стройбанк, и Госбанку. Стройбанк финансирует капитальные вложения предприятий, объединений промышленности, строительства, транспорта, связи, геологии, науки, культуры, здравоохранения, торговли, жилищного и коммунального хозяйства и др. Госбанк финансирует капитальные вложения государственных предприятий сельского, лесного и водного хозяйства, кооперативных организаций, культурно-просветительской сети в сельской местности. Финансирование Госбанком капитальных вложений нарушило функциональный принцип организации банковской системы.
  
   Ориентация на отрасли-локомотивы вызвала напряженность в развитии сельского хозяйства. Для увеличения текущих реальных доходов колхозников в 1958 г отменили введенный в 1953 г. налог, взимавшийся с принадлежащих колхозникам земельных участков по твердым ставкам с их площади. Исходя из товарных представлений о социализме, колхозам была передана техника, находившаяся в ведении МТС, и отменены обязательные государственные поставки. Тем самым были ухудшены инвестиционные возможности колхозов и была заложена "бомба" под рост цен на колхозных рынках. Возникли очереди в государственной торговле и введена карточная система на продукты. Создалась ситуация дефицита продовольствия.
  
   Сложившийся кризис в развитии сельского хозяйства был "разрешен" введением в 1961 г. новых сдаточных цен, включавших себестоимость и в небольшом размере прибыль, и девальвацией национальной валюты посредством обмена денег. В ходе проведения деноминации 1961 г. один новый рубль приравнивался к 10 старым. С учетом изменения масштаба цен и исходя из реального соотношения покупательной способности советской и иностранной валюты, золотое содержание рубля было зафиксировано в размере 0,987412 г чистого золота. Таким образом, старый рубль, "весивший" 0,222168 г чистого золота, стал "весить" 0,0987412, что означало его реальное обесценение в 2,25 раза.
  
   Таблица 9
   Темп прироста национального дохода (в %)
   Периоды Темпы прироста
   НЭП, восстановление народного хозяйства после первой мировой и гражданской войн (1922-1927)
  
   Довоенные пятилетки ускоренной индустриализации (1928-1940)
  
   Восстановление народного хозяйства после второй мировой войны (1946-1950)
  
   Период после восстановления народного хозяйства (1951-1970) 19,5
  
  
   14,1
  
  
   14,6
  
  
   8,5
  
   В 1960 г. произведенный национальный доход увеличился в 4,4 раза по сравнению с довоенным 1940 г. В период 1951-1960 гг. объем промышленной продукции вырос в 3 раза, объем продукции сельского хозяйства - в 1,6 раза. В 1954 г. в СССР ввели первую в мире атомную электростанцию, в 1957 г. был спущен на воду первый в мире ледокол с атомным двигателем и выведен на околоземную орбиту искусственный спутник Земли. За этот период введено в действие 714,6 млн. м2 жилья, что превысило его ввод за все предыдущие годы советской власти. В 1961 г. стартовал первый космический ко рабль с человеком на борту. Все это, безусловно, были успехи но, как видно из табл. 9, страна стала терять темпы.
  
   В табл. 9 выделены несколько периодов, отличных друг от друга по среднегодовым темпам прироста национального дохода [50].
  
   В 1957 г. был разработан семилетний план (1959-1965), задачи которого состояли в создании условий, необходимых для построения коммунистического общества к концу XX в., с реализацией принципа "каждому по потребностям". Амбициозность планов, не подкрепленная реальными возможностями, и негативные тенденции в развитии сельского хозяйства определили необходимость смены руководителя государства.
  
   В конце 50-х гг. начинают складываться финансово-кредитные отношения социалистических стран с развивающимися странами с целью укрепления мировой социалистической системы. В 1957 г. для оказания помощи развивающимся странам был создан в СССР Государственный комитет по внешнеэкономическим связям (ГКЭС). Подобный институт был создан и в других социалистических странах. Помощь оказывалась главным образом на основе двусторонних межправительственных соглашений об экономическом и научно-техническом сотрудничестве.
  
   Резюме
   * Высочайшие мобилизационные качества продемонстрировала централизованная экономика СССР, сконцентрировавшая финансовые ресурсы в подавляющей части в государственном бюджете. За годы войны были использованы лишь небольшие кредиты от Великобритании, США и Канады для оплаты военных поставок.
   * Целью послевоенной денежной реформы являлось восстановление полноценного рубля и переход от карточной системы к торговле по единым государственным ценам за счет лишения денежных доходов спекулятивных элементов и аннулирования фальшивых денег. Денежная реформа сопровождалась установлением единых розничных цен, массовые снижения которых проводились ежегодно в 1947-1954 гг.
   * Послевоенной экономической стратегией СССР остается первоочередное развитие отраслей, определяющих технический прогресс, за счет централизованного распоряжения производственными инвестициями. В результате четвертого пятилетнего плана был восстановлен довоенный уровень и первоочередное развитие получили электроэнергетика, химия, машиностроение.
   * После войны в условиях "холодной войны" начинается "мирная" конкуренция двух супердержав - СССР и США - с неравными стартовые условиями. СССР также становится страной-кредитором и предоставляет долгосрочные кредиты странам, взявшим за образец советскую экономическую систему, и Афганистану. В условиях экономической блокады со стороны США и стран Запада был создан блок СЭВ, объединивший ряд стран народной демократии с СССР, в расчетах которого применялась клиринговая система. Определение курса рубля на базе доллара было прекращено, и в 1950 г. установлено золотое содержание рубля. С целью укрепления мировой социалистической системы получают развитие финансово-кредитные отношения стран-членов СЭВ с развивающимися странами.
   Понимая важность теории для социализма, в 50-х гг. состоялись дискуссии по проблемам его строительства. Были сделаны теоретические выводы о товарном характере социалистического производства и о стоимостной природе денег, противоречащие практике планирования. Проблемы демократизации централизованного управления, его переориентации с целей развития отраслей - локомотивов на цели потребительского рынках, повышения гибкости управления за счет эффективного использования электронных вычислительных машин (ЭВМ) и создания новых стимулов к высокопроизводительному труду так и остались нерешенными в течение всех последующих лет. Внедрение рекомендаций порочной теории социализма уничтожило в конечном счете стра тегическое преимущество СССР - централизованное управление экономикой и определило проигрыш СССР в конкуренции двух супердержав.
  
   Экономика страны продолжала развиваться на основе перспективных планов, лоббирующих развитие отраслей промышленности, что вызвало напряженность в развитии сельского хозяйства. Систематическое снижение розничных цен, осуществляемое в годы пятого пятилетнего плана, сопровождалось размещением по подписке среди населения государственных займов, ростом государственного долга и отсрочкой его погашения. Снижение оптовых цен осуществлялось на основе довоенной модели с минимальной нормативной рентабельностью. Премирование работников все более ставилось в зависимость от сверхплановой прибыли, что подрывало интерес к принятию напряженных планов. Страна "увлеклась" институциональными преобразованиями усилившими территориальный принцип в ущерб отраслевому, децентрализацию бюджетного процесса и нарушившими функциональный принцип организации банковской системы.
  
   7. Рост цен на продовольствие и введение карточной системы на продукты привели к девальвации национальной валюты посредством обмена денег, к отрицательному сальдо внешнеэкономических расчетов СССР с развитыми капиталистическими странами. Негативные тенденции в развитии сельского хозяйства, амбициозность семилетнего плана и программы строительства коммунизма определили необходимость проведения "революции сверху" по смене руководителя государства.
  
   {Перейти к началу страницы}
   {Перейти к содержанию книги}
   {Смотреть карты}
  
   {Обсудить в форуме}
  
   3.3. Бурное развитие еврорынков, финансовых институтов "помощи" развивающимся странам и кризис золотовалютного стандарта
  
   Незначительный по величине дефицит платежного баланса США в 1950-1956 гг. не подрывал доверие центральных банков к доллару, которые аккумулировали приток долларов и не стремились обратить его в золото. После 1958 г. к росту военных расходов добавились новые причины ухудшения платежного баланса США. Повышалась конкурентоспособность европейской и японской экономики, с конца 50-х гг. доля США обнаружила тенденцию к падению в мировой экономике, но, главное, получил развитие массовый вывоз частных капиталов из США, несколько компенсируемый с 1962 г. доходами от заграничных инвестиций. Нарушение платежного баланса США, прежде всего, вызывалось бегством краткосрочных капиталов, поскольку процентные ставки по депозитам в США были низкие, а в европейских странах, в силу недостатка кредитов, процентная ставка была выше.
  
   С ухудшением платежного баланса США развивался еврорынок, в составе которого евродоллары составляли свыше 80% общего объема евровалютных депозитов [61, т.1]. В этом были заинтересованы европейские предприятия и банки. Европейские предприятия, объем международных операций которых значительно вырос, предпочитали хранить "ликвидные средства в иностранной валюте" на еврорынках, не регламентируемых национальным законодательством. Активизировали свою деятельность европейские банки, массированно развивая привлечение вкладов и предоставляя краткосрочные кредиты в долларах. На средства, привлекаемые банками с еврорынка, не распространяются резервные требования центральных банков, а проценты по евровкладам освобождаются от подоходных налогов. Тем самым еврорынок получает конкурентные преимущества, поскольку складываемый на нем стихийно уровень процентных ставок посредством перелива капиталов между его секторами и национальными рынками позволяет банкам выплачивать по заемным средствам в евровалютах больший процент и предоставлять кредиты по более низкой ставке. На еврорынках предпочитали размещать центральные европейские банки часть долларов, получаемых за счет положительного сальдо внешних платежей европейских стран симметричного американскому отрицательному сальдо.
  
   Образовавшийся дефицит платежного баланса США стал вызывать беспокойство у центральных банков, поскольку у них запас долларов все более превышал запас золота. В результате, если до 1958 г. казначейству США не приходилось покрывать золотом более 10% дефицита платежного баланса, то потом оно было вынуждено обменивать на золото треть долларов, вывозимых из страны [57, С. 183]. Одновременно с накоплением долларовых запасов возник значительный отлив золота из США в другие страны. Критической ситуация стала в 1961-1962 гг., когда общая сумма накопленных долларовых резервов стала почти равной американскому золотому запасу (табл. 10).
  
   Таблица 10
   Изменение валютных резервов с 1949 по 1963 г. (в млрд. долл.)
  
   Год
   1949 1958 1963
   Золото в США
   Золото вне США
   Золото в МВФ
   Всего
   Доллары
   Фунты стерлингов
   Прочая валюта 24,50
   8,65
   ?
   33,15
   3,05
   7,80
   ? 20,60
   17,47
   2,51
   40,58
   8,56
   6,67
   2,63 15,70
   24,51
   3,94
   44,15
   13,71
   6,50
   4,83
   Всего валютных резервов
   В том числе вне США и МВФ 44,00
   19,50 58,44
   36,50 69,19
   48,40
  
   Практически обращение доллара в золото при курсе 35 долл. за одну тройскую унцию золота стало нереально, что подрывало доверие к доллару.
  
   Если бы платежный баланс США сводился бы без дефицита, то, как видно из табл. 10, международные ликвидные средства за период 1949-1963 гг. выросли бы лишь на 11 млрд. долл., а не на 25 млрд. долл. Так как в этот период международная торговля развивалась темпами прироста до 4,5% в год, а международные ликвидные средства имели темп 3,3%, то можно сделать вывод, что при меньшем росте ликвидных средств международная торговля имела бы меньшие темпы. По этой причине французский экономист Л.Столерю видит проблему международных денежных средств в том, что дефицит американского платежного баланса создает возможность "даровых инвестиций", "экспорта инфляции" и подрывает доверие к доллару, но без этого дефицита можно обойтись в том случае, если другая валюта будет способна обеспечить потребность в мировых ликвидных средствах, вызванную развитием международной торговли [57].
  
   Возраставшие долларовые резервы и сокращавшийся американский золотой запас усугубляли кризис доверия к доллару. Было проведено множество мероприятий, чтобы не пересматривать "стоимость" фунта стерлингов и доллара. В 1960 г. многие американцы стали скупать золото на основном рынке золота в Лондоне, чтобы поддержать доллар, но рыночный курс золота сложился на уровне 41 долл. за тройскую унцию. В этой связи в октябре 1961 г. был создан золотой пул, куда вошли США, ФРГ, Бельгия, Франция, Голландия, Швейцария, Италия, Англия для обеспечения лондонского рынка поставками золота, чтобы поддержать курс 35 долл. за тройскую унцию.
  
   Вместо повышения процентных ставок США предпочли ввести в 1963 г. "налог для выравнивания процента", представляющий собой налог на доходы, получаемые американскими резидентами по их вложениям в иностранные ценные бумаги. Иностранным заемщикам для привлечения американских сбережений пришлось выпускать облигации с более высокими ставками на еврорынке, условия на котором для получения долгосрочных кредитов оказались более выгодными, чем на американском финансовом рынке. В результате в 1963 г. в Лондоне возник рынок еврооблигаций,чему способствовала либерализация валютного контроля с целью возвращения Сити роли международного финансового центра. Евроэмиссии, т.е. выпуск еврооблигаций, не регулируются государством, валюта которого используется при займе, а проценты выплачиваются держателям еврооблигаций без удержания налога у источника дохода. Так как на операции банков в евровалютах не распространяются денежно-кредитные ограничения страны их нахождения, то банки в Лондоне самостоятельно устанавливают среднюю ставку ЛИБОР, по которой предоставляют ссуды в евровалютах.
  
   Еврооблигационный рынок стимулировался политикой добровольного вывоза капиталов, начатой президентом Джонсоном в 1968 г., которая принудила американские транснациональные компании занимать доллары у евробанков или осуществлять евроэмиссии для финансирования их учреждений за рубежом. Таким образом, американская политика 60-х гг. создала за пределами США потенциальное предложение долларов, эффективный спрос на них и разницу между процентными ставками на американском рынке и на еврорынке, благоприятную для кредиторов и заемщиков. В эти годы наибольшее развитие получили краткосрочные депозитно-ссудные операции, обслуживающие движение оборотного капитала предприятий и восполняющие временную нехватку платежных средств государствам для покрытия платежных дефицитов, банкам и частным лицам. Ставки по краткосрочным операциям особенно быстро повышаются из-за инфляции.
  
   Внешний баланс США, имеющий дефицит для расширения международной торговли, служил источником инфляции для других стран, что, по мнению многих, было несправедливо. Стратегию против политического и экономического господства США стал проводить во Франции Генерал де Голь. Его оружием стало золото. В 1965 г. Франция отказалась от своих обязательств и произвела массовый обмен своих долларовых авуаров (800 млн. долл.) на золото. Благодаря массовой продаже золота СССР в 1965 г. золотой пул, несмотря на рост спроса частных лиц на золото, не испытывал затруднений. Но с 1966 г. его запасы золота стали уменьшаться. От участников требовали до полнительно вносить золото в увеличение запасов пула, пока Франция не приняла решения в 1967 г. о выходе из золотого пула.
  
   В результате поднялась доля США в пуле, но это не помогло остановить утечку золота из центральных банков частным лицам. Следующий удар этой системе нанесла девальвация фунта стерлингов в 1967 г.
  
   В 1964 г. сумма стерлинговых авуаров центральных банков и иностранных частных лиц почти в три раза превысила золотовалютные резервы Англии. Дефицит платежного баланса оказался настолько большим, что требовалось проведение девальвации, но правительство отдало предпочтение поддержать фунт за счет займа в МВФ и соглашения с центральными банками группы "десяти".
  
   Затруднения с золотом превратили МВФ в основной регулятор международных валютных отношений для исправления недостатков валютной системы и поддержки основных резервных валют - доллара и фунта стерлингов. В 1959 г. МВФ увеличил квоты в виде золота или собственной валюты и стало возможным предоставле ние займов в главных европейских валютах, иенах и канадских долларах наравне с американскими долларами и фунтами стерлингов. Когда стало очевидно, что этих средств не хватает, была создана примыкающая к МВФ группа "десяти" (США, ФРГ, Великобритания, Франция, Италия, Япония, Бельгия, Голландия, Канада и Швеция), предоставившая в распоряжение МВФ дополнительно 6 млрд. долл. в своей национальной валюте для разрешения трудностей международной валютной системы. В рамках Венских соглашений МВФ продолжал одалживать у группы "десяти" и в 1965 г. принял решение об увеличении квоты каждой страны на 25%. С 1962 г. часть этих займов приняла форму кредитов поддержки (Stand by credits), чтобы помочь стране отразить атаки на ее валюту. Масштабы этих кредитов были увеличены для Англии. Кроме того, подписывались соглашения между странами для ослабления напряженности в международных валютных расчетах.
  
   Займ удвоил британские валютные резервы. Далее были проведе ны мероприятия по режиму экономии: стимулированию экспорта, введение налога на импорт, повышена учетная ставка, повышены прямые и косвенные налоги, ограничен кредит, принят пятилетний план оздоровления платежного баланса, введен налог на использование ресурсов. В 1966 г. произошла забастовка моряков, и ухудшился торговый баланс. В результате войны на Ближнем Востоке и девальвации рупии, которая находилась в твердом соотношении с фунтом стерлингов, произошла утечка валюты. Кроме того большое давление на фунт стерлингов оказала спекуляция золотом и необходимость поддержки паритета фунта стерлингов за счет закупки долларов. В результате под давлением "шестерки" английское правительство девальвировало на 14,3% фунт стерлингов и подняло учетную ставку до самого высокого уровня после 1914 г. - до 8%. После этого значительные потери понесли страны стерлинговой зоны, а Англия вновь обратилось за займом в МВФ и усилила режим экономии посредством повышения налогов. Улучшение платежного баланса позволило снизить учетную ставку до 7,5%.
  
   Девальвация не обеспечила стабильного равновесия, так как курс фунта стерлингов мог сохраняться только благодаря постоянной поддержке. За проблемой паритета фунта стерлингов к доллару стояла проблема паритета доллара по отношению к золоту. Всякий раз, когда наступал мировой валютный кризис при дефицитном платежном балансе США, появлялись многочисленные требования увеличения официальной цены золота, т.е. официальной девальвации доллара по отношению к золоту.
  
   Появились четыре группы предложений, оставляющие разную роль золоту в новой системе международных расчетов [57]
  
   Ревальвацию цены золота предложили Рюэфф и Харрод.
  
   В системе с золотым (товарным) стандартом, предложенной Калдором, Хартом и Тинбергеном в работе "В защиту международной валюты, основанной на базисных продуктах", к золоту рекомендуется добавить целую группу легко хранимых тридцати продуктов, которые, наряду с золотом обеспечивали бы валюту. Кроме практических трудностей по созданию сети для приобретения и хранения базисных продуктов, возникает опасность кризиса перепроизводства, поскольку созданные за переходный период мощности по производству базисных продуктов окажутся избыточными. Кроме того, нет гарантий, что операции на свободном рынке, как и в случае с золотом, не подорвут установленные паритеты валют.
  
   В системе с гибким валютным курсом, предложенной Фридманом в США, Мидом в Англии и Алле во Франции, золоту отводится роль дополнительного платежного средства. По мнению этих экономистов, наличие дефицита у страны означает, что эта страна больше ввозит товаров, чем вывозит. Для сбалансированности обмена сделок по товарам нужно рыночное определение валютного курса. Недостатками применения такой системы являются зависимость внутреннего рынка от спекулятивного движения международного частного капитала и неуверенность предприятий в отношении их инвестиций за границей.
  
   В системе с опорой на золото предполагается, что, кроме золота, могут быть использованы и другие платежные средства, играющие роль резервных валют, как доллар или фунт стерлингов. Опыт хронического дефицита платежного баланса показывает, что нельзя допустить эмиссию резервной валюты отдельной страной, использующей ее для расчетов по собственным платежам. Поэтому ранее и возникло предложение Кейнса о необходимости эмиссии международным банком денежной единицы "банкор" для международных расчетов, курс которой определяется по золотому паритету. При этом государства не могут предъявлять требования по обмену ее на золото в международном банке, а для избежания большого дефицита для каждой страны должны быть установлены верхние границы его размеров.
  
   Идеи Кейнса были развиты Триффиным, который предлагал включить банкоры в состав национальных валютных резервов и сделать МВФ центральным резервным банком для государств, которым он предоставлял бы их в кредит в обмен на государственные ценные бумаги. Модлинг предложил ограничить деятельность МВФ опера циями предоставления банкнот странам, у которых имеется в данный момент дефицит. Жискар д'Эстен предложил в 1964 г. на сессии МВФ международную валютную систему, центром которой являются золото и эмиссия единиц коллективного резерва (CRU), если это необходимо по общему мнению всех стран-членов группы "десяти", и которые распределяются между странами пропорционально их золотым запасам. При этом покрытие дефицита страны должны производить частично в золоте и CRU в пропорции, в которой они находятся в мировой экономике. По мнению Дебре, объем междуна родных ликвидных средств не должен быть тормозом развития про изводства и торговли, но избыточность ликвидных средств создает проблему.
  
   Инфляция в США и превышение суммы их краткосрочных обязательств имеющихся в стране запасов золота поставили под сомнение надежность использования одной валюты для фиксации валютного курса. С 1966 г. группа "десяти" приступила к разработке новой международной валютной системы. Ими были выработаны основные принципы новой системы [57]:
   * для нормального функционирования международной валютной системы требуется поддержание равновесия платежных балансов наиболее важных стран;
   * создание валютных резервов должно осуществляться только на основе коллективного мнения относительно потребности в них в долгосрочной перспективе;
   * инструменты валютных резервов могут представлять собой или единицы денежных средств, которые могут быть объектом передач между странами, либо право заимствования у МВФ, либо комбинацию этих типов. Эти средства должны распределяться пропорционально их квотам в МВФ, но особая роль в их создании и управлении принадлежит группе "десяти";
   * применение нового механизма требует учет особенностей переходного периода.
   В 1968 г. США и члены золотого пула приняли решение не поддерживать курс 35 долл. за тройскую унцию на Лондонском рынке свободной продажи золота. США, боясь утечки капиталов из-за повышения учетной ставки в Англии, повысили учетную ставку с 4 до 4,5%. Президент США принял решение о проведении мероприятий по сокращению дефицита американского платежного баланса в 1968 г. Однако спрос на золото рос, для поддержки доллара рынок золота в Лондоне был закрыт с 15 марта 1968 г. по 1 апреля 1968 г.
  
   Остался открытым рынок в Париже, на котором курс цен на золото резко вырос до 44 долл. за тройскую унцию, а сделки достигли более половины сделок с золотом за весь 1967 г. В связи с кризисом цен на золото де Голль в марте 1968 г. заявил: "Кризис доллара и фунта стерлингов, который разворачивается в настоящее время, показывает, что нынешняя система, основанная на привилегии резервных валют, отныне является не только несправедливой, но и неприменимой..." [57].
  
   Об изменении размера резервов и доли золота в резервах можно судить по табл. 11 [57].
  
   Таблица 11
   Изменение размера резервов и доли золота (в %)
   Страна Размер резервов Доля золота
   1962 г. 1967 г. 1962 г. 1967 г.
   США 17,22 14,83 93,3 81,3
   Англия 3,31 2,70 77,9 47,8
   Общий рынок 18,78 25,76 60,9 58,4
   Франция 4,05 6,99 63,9 74,8
   ФРГ 6,96 8,16 52,9 51,8
   Швейцария 2,87 3,56 93,0 86,8
   Япония 2,02 2,03 14,3 16,7
   Мировые запасы 62,91 73,28 62,4 53,8
  
   После 1968 г. золотой пул был заменен Вашингтонским соглашением, разделившем рынок золота на два сектора: коммерческий или товарный сектор со свободными ценами для частных лиц и денежный сектор с фиксированной ценой золота на уровне 35 долл. за тройскую унцию для центральных банков. Это подрывало международную валютную систему, поскольку центральным банкам, у которых возник дефицит, оплачивать его по заниженному курсу было невыгодно. По соглашению центральных банков они не могли требовать обмена своих долларовых запасов на золото. Понятно, что это эмбарго на золото, устранявшее последнее ограничение хроническому росту дефицита платежного баланса США, делало необходимым реформирование международной валютной системы. Доллар по-прежнему определял официальную цену золота, а не золото - цену доллара.
  
   За 18 лет, с 1950 по 1967 г., экспорт товаров из США превысил импорт на сумму 66 млрд. долл., а активное сальдо США во внешней торговле товарами и услугами составило 56 млрд. долл. За эти же 18 лет правительство США экспортировало 52 млрд. долл., а частный сектор - 55 млрд. долл. Ввоз капитала в США составил 13 млрд. долл. Таким образом, чистый экспорт капиталов из США составил 94 млрд. долл., а пассивное сальдо платежного баланса США за 18 лет - 38 млрд. долл. (94 млрд. долл. - 56 млрд. долл.) [48].
  
   В период 1961-1965 гг. прибыли и дивиденды от заграничных капиталовложений, реинвестированные в США, составляли 4,2 млрд. долл. в год. К 1968 г. они уже составляли 6,2 млн. долл. [48]. В конце 60-х гг. приоритетной отраслью в США становится электроника, которая вышла на второе место после автомобильной промышленности и на первое - по темпам роста. Аналогично развивалась электроника в ФРГ, Японии, Франции и Англии. На американские предприятия за рубежом приходилось 1/4 импорта США, и чистые поступления от иностранных капиталовложений в США выросли с 4,2 млрд. долл. в среднем за период 1961-1965 гг. до 6,5 млрд. долл. в 1968 г. В 1969 г. американская собственность за границей оценива лась в 100 млрд. долл. [48].
  
   Программа действий, провозглашенная в президентском послании 1968 г. по приведению платежного баланса США в равновесие, не была осуществлена. Ее выполнение стимулировало бы рост неопротекционизма. США подняли учетную ставку до 5,5%, что вызвало сильный приток капиталов в США краткосрочных иностранных капиталов, главным образом европейского происхождения. Этим объясняется сокращение пассивного сальдо платежного баланса США в 1968 г. по сравнению с 1967 г., несмотря на то что торговый баланс США в 1968 г. практически лишился своего традиционно активного сальдо. Дефицит платежного баланса США, экспорт обесцененных долларов и развитие рынка евродолларов продолжилось.
  
   Так как в 1969 г. США увеличили процентные ставки, то тем самым они ликвидировали преимущество в доходах, которые давал рынок еврооблигаций, основанный на фиксированных ставках. Кроме того, к этому моменту были постепенно сняты ограничения на европейских рынках капиталов и еврорынки, имевшие конкурентные преимущества из-за регулирующих ограничений, заколебались в 1969-1970 гг.
  
   Распространение получили среднесрочные еврокредиты, предоставляемые многонациональными консорциумами (синдикатами) банков на еврорынке сроками на 7-10 лет. Были изобретены средне - и долгосрочные еврокредиты с переменной ставкой, так называемые ролловерные кредиты, основанные на распределении риска путем сидицирования внутри более или менее широких банковских пулов. С тех пор значение еврорынка как фактора нестабильности всей международной валютно-финансовой системы возрастает. Получил развитие и противоположный процесс - сильный приток в США иностранных капиталов, привлекаемых высокими процентными ставками и другими причинами. Началась "война" процентных ставок, основными очагами которой стали США.
  
   Интернационализация мирового хозяйства сопровождалась ослаблением позиций США и усилением Западной Европы и Японии. С 1947 г. до начала 70-х гг. США осуществляли интервенции на рынке золота для поддержки золотовалютного стандарта, основанного на фиксированной цене золота 35 долл. за тройскую унцию. Покупали на мировом рынке золото, когда его цена снижалась, и продавали золото, когда его цена возрастала. Искусственно заниженная цена на золото способствовала его утечке из международных расчетов на частный коммерческий рынок и замену его долларовыми резервами. Организация объединенной защиты стоимости доллара по отношению к золоту позволила учредить новые средства международного финансирования и избежать США краха системы в течение 60-х гг. С 1 января 1970 г. вступило в силу соглашение о специальных правах заимствования (СПЗ), что мотивировалось нехваткой ликвидных средств. Вначале единица СПЗ была равна 0,888671 г золота, что соответствовало золотому содержанию 1 долл. США.
  
   В этот же период правительства Западной Европы и Японии для повышения своей конкурентоспособности занимались проблемами развития национальной экономики, осуществляя политику вмешательства в экономику с использованием средств антициклической политики, основанных на рекомендациях Кейнса, Во Франции и Японии развивалось государственное экономическое программирование, координирующее государственные и частные капиталовложения для реализации стратегических задач. Так как сальдо платежного баланса ФРГ оставалось активным, то в 1969 г. была осуществлена ревальвация марки на 8%, а во Франции, где планирование полной занятости и быстрого роста привело к росту импорта, к сокращению валютных резервов и к ухудшению платежного баланса, была проведена девальвация французского франка.
  
   В отраслях обрабатывающей промышленности этих стран был осуществлен переход к поточно-массовому производству стандартизованной продукции, что позволило значительно снизить издержки и продавать товары по более низким ценам. Фирмы проводили экспе рименты по модификации конвейерного производства в целях повышения привлекательности труда и повышения его эффективности. Наметилась тенденция ускоренного роста номенклатуры изделий и возрастания капиталоемкости изделий. По этой причине этот период был назван экономистами школы "теории регулирования" периодом фордовского накопления, для которого характерны: одинаковые темпы роста реальной заработной платы и роста производительности труда; рост капиталовооруженности труда; соответствие стандартов потребления нуждам массового производства, когда растущее народное потребление обеспечивало рынок для товаров, произведенных в условиях роста производительности труда [37].
  
   К началу 70-х гг. образовались три центра экономических конкурентов - США, Западная Европа и Япония, причем США имели растущий дефицит с обесценивающимся долларом, а активные сальдо были в Японии и ФРГ. На долю США приходилось более 85% официальных международных валютных резервов, но значительно возросла в международных валютных резервах доля марки ФРГ (до 14%), японской иены (3,7%), швейцарского франка (4,3%) [61]. Правительство США, вынужденное "спасать" международную валютную систему, ограничило вывоз денежных средств из страны, сократило в пять раз стоимость товаров, которые американцы могли беспошлинно ввезти в страну. Были введены ограничения на инвестиции за рубежом. Кризис 1969-1970 гг. в США "заставил" снизить процентные ставки, что вызвало бегство из страны краткосрочного капитала. США не могли убедить ФРГ и Японию, накопивших долларовые авуары, ревальвировать свои валюты [47].
  
   В связи с обязательствами перед Общим рынком, Диллон раундом, Кеннеди раундом и необходимостью выполнения антидемпингового кодекса к началу 70-х гг. произошло массовое снижение пошлин во взаимной торговле стран ЕС и их торговли с другими странами. Однако США усилило протекционистские меры в 1971 г., что нарушало условия ГАТТ. Европа стала широко применять антидемпинговые пошлины на импорт японских подшипников и на товары химической продукции из США. Во время многосторонних переговоров о снижении таможенных пошлин выявились острые разногласия между США и ЕС по вопросам формирования единого внешнеторгового тарифа стран-членов ЕС. Проводимые по инициативе ООН международные конференции также пытались противостоять возрождению протекционизма и смягчить противоречия между США и Европой.
  
   Доверие к доллару как к стабильной международной валюте, базирующейся на фиксированном уровне по отношению к золоту, было потеряно. Страны ЕС приняли в феврале 1971 г. план Вернера, по которому предусматривалось поэтапное достижение полной взаимной обратимости валют стран ЕС на основе неизменных паритетов. Твердо фиксированные паритеты валют и узкие рамки коле бания их курсов вокруг доллара (отклонения 1%) были нарушены в мае 1971 г. ФРГ и Нидерландами, которые ввели для своих валют "свободное плавание" [4]. Дания, Англия и Швейцария ревальвировали свои валюты.
  
   В августе 1971 г. США объявили о прекращении размена долларов на золото и о введении "свободного плавания валют", что означало конец золотому стандарту. В условиях "массового бегства от долларов" Франция установила двойную котировку курса, при которой сохранялся заниженный фиксированный курс для коммерческих опе раций, стимулирующий экспорт, и устанавливался плавающий курс только по финансовым операциям.
  
   Было принято Смитсоновское соглашение, по которому капиталистические страны должны были восстановить принцип фиксированных пределов колебаний валютных курсов. Страны группы "десяти" и Швейцария договорились о прекращении дальнейшего размещения
  
   средств центральных банков на еврорынке. Доллар был девальвирован, и расширены пределы колебаний валют вокруг доллара до 2,25%. В апреле 1972 г. шесть стран ЕС (ФРГ, Франция, Италия, Нидерланды, Бельгия и Люксембург) приняли решение о "коллективном плавании" их валют по отношению к доллару в пределах 2,25% с сохранением узких пределов колебаний курсов их валют между собой до 1,125%. Такая система получила название "змея в туннеле". Смитсоновское соглашение просуществовало до июня 1972 г., когда Англия перешла к свободно колеблющемуся курсу. Большинство стран стерлинговой зоны разорвали связь своих валют с фунтом стерлингов.
  
   В 1973 г. в ЕС вступили Англия, Ирландия, Дания и Норвегия. Целью ЕС стало создание единого таможенного союза, внутри которого обеспечивается свобода передвижения товаров и капиталов, а затем превращение его в экономическое и политическое объединение более высокого уровня, чтобы успешно конкурировать с США. Все капиталистические страны перешли к свободно колеблющимся курсам по отношению к доллару, что было юридически закреплено решениями Парижского совещания группы "десяти". Перестал существовать "туннель" с сохранением пределов взаимных колебаний курсов валют до 2,25%. В системе "змеи" из-за неустойчивости валютного положения отказались участвовать Великобритания, Италия и Ирландия. Был создан Европейский фонд валютного сотрудничества (ЕФВС), предоставляющий кредиты странам-членам ЕЭС для погашения дефицита их платежных балансов и поддержки валютных курсов. Предоставление кредитов сопровождается требованиями к стране-дебитору принять меры по восстановлению платежного баланса. Краткосрочные кредиты, предоставленные Италии сроком на три месяца, были затем пролонгированы и консолидированы в среднесрочный кредит.
  
   Наряду с долларом роль резервных валют стали выполнять марка ФРГ, швейцарский франк, иена и СПЗ. После двух девальваций доллара США с февраля 1973 г. 1 единица СПЗ приравнивалась к 1,2 долл., а с июля 1974 г. курс СПЗ определялся на основе валютной корзины, как средневзвешенный курс ведущих валют капиталистических стран, внешняя торговля которых составляла в 1968-1972 гг. в общем объеме мировой торговли не менее 1%. Для координации действий по моби лизации ресурсов и увеличения финансовых средств МВФ группа "десяти" уступила место группе "пяти", в состав которой вошли США, ФРГ, Франция, Великобритания и Япония. Вскоре о проведении этих встреч стало известно, и состав группы расширился до группы "семи", куда вошли еще Италия и Канада.
  
   Переход к плавающим валютным курсам вызвал появление новых форм фиктивного капитала. Получила развитие спекуляция на биржах США, Канады, Лондона, Сингапура, Сиднея финансовыми фьючерскими сделками по купле-продаже золота, валюты, сертификатов, векселей, облигаций, депозитов по фиксированной в момент сделки цене и с исполнением операции через два-три года с внесением в каче стве гарантии небольшой суммы. Кроме того, на биржах США, Канады, Амстердама и Лондона стала развиваться спекуляция опционами (права на куплю или продажу) на акции, облигации, валюту и другие финан совые инструменты по заранее оговоренной цене и периода времени, позволяющими получить премии или потери от суммы, уплаченной за покупку опционами в зависимости от риска колебания цен и курсов. Помимо спекуляции, основная цель фьючерских и опционных сделок - развитие хеджирования (страхования).
  
   После восстановления Западной Европой и Японией своих функции в качестве экспортеров капитала процесс транснационализации монополистического капитала получил дополнительный импульс к развитию. Мощным инструментом централизации капитала в межгосударственных масштабах служил еврорынок, оказывающий дезорганизующее влияние на национальные денежно-кредитные системы. В 1973 г. еврорынки достигли уже значительных размеров и евроэмиссии являлись важным источником финансирования для западной экономики. Появились еврокоммерческие векселя, оплата которых предусмотрена в евровалютах.
  
   Благодаря развитию еврорынка возникли новые международные финансовые центры - Люксембург, Сингапур, Сянган (Гонконг), Панама, Багамские острова и др., деятельность которых освобождена от валютного контроля, и на получаемые доходы от процентов отменены налоги. Организационно еврорынок стал представлять собой несколько сотен крупных банков, расположенных в основных центрах Западной Европы и в тех странах, где не ограничиваются права банков по проведению операций в иностранных валютах с нерезидентами. По мере возникновения новых центров возникли ПИБОР в Париже, СИБОР в Сингапуре, КИБОР в Кувейте, ЛЮКСИБОР в Люксембурге и др., уровень ставок по которым имеет тенденцию к выравниванию. Поскольку Лондон, являясь первым финансовым центром евродолларового рынка, сохраняет ведущие позиции, то ЛИБОР принадлежит определяющая роль ставок еврорынка.
  
   Заемщиками еврорынка стали транснациональные корпорации, финансирующие капитальные вложения в разных странах, и государства с дефицитными платежными балансами. Ведущие транснациональные банки с широкой сетью заграничных предприятий стали главными посредниками на еврорынке между транснациональными корпорациями, государствами и международными организациями, осуществив фактический его раздел. Со временем число финансовых групп, возглавляемых крупными банками либо холдинг-компаниями, разрабатывающими общую экономическую стратегию для входя щих в них кредитно-банковских учреждений, промышленных, транс портных и других корпораций, уменьшается. Все большую роль в них играет финансовая олигархия - объединения наиболее влиятельных финансово-промышленных магнатов, являющихся крупнейшими собственниками капитала.
  
   Решающие позиции финансовые группы заняли в экономике США (18 финансовых групп), Англии (8), ФРГ (5), Японии (7), Италии (6), Швейцарии (3), Нидерландах и Бельгии (2), Швеции и Дании (1 финансовая группа) [73]. Усиливается их сращивание с государством через фиктивный капитал, представленный в ценных бумагах, регулярно приносящих доход владельцам, и совершающих отличное от реального капитала движение на рынке ценных бумаг. Для послевоенного государственного бюджета развитых стран, придерживающихся доктрине кейнсианства, характерен дефицит и более высокие темпы роста государственного долга по сравнению с темпами развития экономики. Так как акции, выпускаемые предприятиями, косвенно связаны с ростом реального капитала, то в общем объеме фиктивного капитала увеличивается доля государственных ценных бумаг, займы по которым почти всегда используются непроизводительно, а проценты выплачиваются за счет налогов. Основными кредиторами финансовых групп являются государственные банки.
  
   Государство стимулирует льготами экспорт корпораций и осуществляет милитаризацию экономики для утверждения господства в других странах. Их экспансия в развивающиеся страны, способствующая росту задолженности развивающихся стран и их удержания в мировой капиталистической системе, развернулась со второй половины 60-х гг. Комитет содействия развитию ОЭСР стал предоставлять развивающимся странам официальную помощь развития, представляющую собой дары, субсидии и льготные ссуды промышленно развитых государств и их специализированных национальных учреждений и международных организаций. Помощь предоставлялась на условиях обеспечения надежного доступа к источникам сырья, "связанных кредитов" для оплаты поставок конкретных товаров по це нам, которые могли быть выше мировых, и возможности влияния на экономическую стратегию в выгодном для страны-кредитора направлении. Иностранная помощь часто служит обогащению местной элиты. Тем самым были созданы благоприятные условия для деятельности транснациональных финансовых групп в стране-получателе и неоколониалистской политики развитых государств.
  
   Помощь предоставляется как на двусторонней основе, так и через участие МБРР, МФК, получившего в 1961 г. право непосредственно
  
   осуществлять инвестиции в акционерный капитал строящихся или расширяющихся предприятий с последующей перепродажей их акций частным инвесторам. В координации официальной помощи развитию участвуют Европейский фонд развития, Азиатский банк развития, Межамериканский банк развития, Центральноамериканский банк экономической интеграции, Африканский банк развития и другие международные экономические организации. Для разработки программ и координации официальной американской помощи развитию в составе Государственного департамента США было создано полуавтономное Управление международного развития, объединившее государственные институты, ведающие вопросами помощи. Помощь направляется туда, где, по мнению США, существуют их "особые интересы в области безопасности". Около 2/3 его средств предназначалось Египту и Израилю.
  
   Для смягчения критики в адрес МБРР и США, как главного пайщика, в 1960 г. создается филиал МБРР - Международная ассоциация развития (MAP) для содействия экономическому развитию наименее развитых стран путем предоставления им льготных кредитов на 50 лет с комиссией в размере 0,75% годовых. Льготные кредиты выдаются в первую очередь странам, у которых ВВП на душу населения не более 650 долл. в год (позднее не менее 790 долл. в год). Кредиты MAP направляются в основном на развитие экономичес кой и социальной инфраструктуры, поддержки единоличных сельских хозяйств в этих странах. Условием кредитования является поощрение экспорта товаров и капиталов из развитых государств.
  
   В результате национально-освободительной борьбы страны Африки стали независимыми и потребовали прямого представительства в органах ЕС и значительного увеличения фонда ЕФР. В 1960 г. в рамках зоны французского франка КФА (африканского франка) была создана зона эмиссии Банка государств Центральной Африки с общими золотовалютными резервами и валютной политикой, контролируемой Францией. Другие страны Африки, входящие в зону французского франка КФА объединились в 1962 г. в западноафриканский валютный союз, валютная политика которого также находится под контролем Франции. Для французских колоний на Тихом океане Франция выпускала франк КФП (тихоокеанский франк). Расчеты заморских департаментов Франции с казначейством Франции стал осуществлять корреспондент банка Франции - Эмиссионный институт заморских департаментов. Конвенция 1962 г. об ассоциации африкано-малагасийских государствах с ЕС преследовала неоколониа листские цели по отмене таможенных пошлин на ввоз товаров из ЕС в Африку и устранению препятствий свободному переливу капиталов из Европы в ассоциированные страны и прибылей в обратном направлении.
  
   Для противодействия диктату США и падению цен на мировом рынке в 1960 г. был создан Центральноамериканский общий рынок (ЦАОР), куда вошли Гватемала, Коста-Рика, Никарагуа. С этой же целью в 1961 г. стала действовать Латиноамериканская ассоциация свободной торговли (ЛАСТ), в которую вошли Аргентина, Боли вия, Бразилия, Венесуэла, Колумбия, Мексика, Парагвай, Перу, Уругвай, Чили, Эквадор. Задачами организаций стали: изменение дефицитного сальдо внешнеэкономического баланса, снижение таможенных пошлин между странами Латинской Америки и координация национальных программ развития. В 1964 г. был создан Таможенный и экономический союз Центральной Африки, куда вошли Габон, Камерун, Конго, Центральноафриканская республика и Чад с целью преодоления низкого уровня экономического развития за счет развития внутризональной торговли и уменьшения зависимости от развитых государств.
  
   Исходя из интересов развивающихся стран, ООН разрабатывает принципы международных экономических стратегий. В 1964 г. была создана ЮНКТАД - Конференция ООН по торговле и развитию для рассмотрения экономических, торговых и финансовых проблем в рамках организации, где не господствуют промышленно развитые страны. В ответ на это при Секретариате ГАТТ был учрежден специальный комитет, решающий более узкие вопросы по сравнению с ЮНКТАД. В 1966 г., благодаря добровольным взносам промышленно развитых стран, была создана Программа развития ООН (ПРООН) для финансирования и координации программ технической помощи.
  
   Для увеличения концессионных отчислений и повышения цен на нефть в 1960 г. была создана организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК), объединившая 13 развивающихся стран - экспорте ров нефти. С 1968 г. целью ОПЕК является установление национального контроля над нефтяными ресурсами в интересах национальной экономики этих стран. Однако до 70-х гг. из-за хронического перепроизводства нефти страны добились мало успехов.
  
   Сильные противоречия между странами-членами ЛАСТ, вызванные недостаточным развитием хозяйственных связей, феодальными пережитками и низкой производительностью труда, привели к тому, что в 1969 г. были образованы два блока ЛАСТ: "Андский пакт", куда вошли Боливия, Колумбия, Перу, Чили и Эквадор и "Договор бассейна реки Ла-Плата", куда вошли Аргентина, Боливия, Бразилия, Парагвай и Уругвай. В соответствии с соглашением в Санто-Доминго в 1969 г. была создана система финансирования дефицитов платежных балан сов стран ЛАСТ за счет согласованных сумм кредитов, предоставля емых каждым центральным банком - членом системы. Андская корпорация развития поставила своей задачей стимулирование эко номической интеграции в субрегионе посредством распределения инвестиций. Впоследствии в нее вступила Венесуэла и выбыла Чили. Для финансирования дефицитов и стабилизации национальных ва лют Центральноамериканского общего рынка (ЦАОР) в 1969 г. был создан Центральноамериканский фонд валютной стабилизации.
  
   Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) была осно вана в 1967 г. пятью странами - Индонезией, Малайзией, Таиландом, Сингапуром и Филиппинами с целью содействия стабильности в регионе и взаимной помощи. С 1977 г. существует совместный фонд стран-членов АСЕАН для предоставления друг другу краткосрочных ссуд.
  
   В 1970 г. был создан Азиатский платежный союз Бангладеш, Индии, Ирана, Непала, Пакистана и Шри-Ланки в целях развития взаимной торговли между странами Азии и Тихого океана и ослабления зависимости региональных расчетов по торговым операциям от доллара и фунта стерлингов. Было принято решение о создании Азиатского резервного банка.
  
   Бум американских инвестиций в Европе сменился в 70-х гг. усилением тенденции предоставления государственных займов и "помощи" из США, рассчитанных на длительные сроки, развивающимся странам. Расширили объем кредитования развивающихся стран и банки других развитых стран. Об этом свидетельствует отношение объема продукции, произведенной за пределами страны, к ВВП. Этот показатель увеличился за 60-70-е гг. в США в 3,7 раза, в Западной Европе - в 2,56, в Японии - в 11,8 раза [61]. В период 1967-1976 гг. задолженность развивающихся государств перед транснациональными банками США, Западной Европы и Японии выросла с 20% в 1967 г. до 40% в 1976 г. К 1970 г. внешняя задолженность развивающихся стран достигла 75 млрд. долл. при экспорте, равном 56 млрд. долл. По инициативе Африканского банка развития в 1970 г. была создана Международная компания по финансированию инвестиций и развития в Африке (СИФИДА) со штабом-квартирой в Женеве для стимулирования частных портфельных инвестиций в страны Африки.
  
   Широкое использование частных кредитов развивающимися стра нами способствовало возникновению долгового кризиса. Кредитная экспансия с выкачиванием прибылей из развивающихся стран и превышение их внешней задолженности над экономическими возможностями по ее погашению привели к навязыванию многим заемщикам экономических стратегий, выгодных империалистическим государствам. Чтобы сдержать чрезмерный прилив иностранного капитала в страну и отлив национального капитала за границу, правительства развивающихся государств были вынуждены вводить валютные и кредитные ограничения, использовать планирование и развивать государственную собственность, не выходя за рамки капиталистического реформирования.
  
   В 70-х гг. широко развернулось движение развивающихся стран за новый международный экономический порядок (НПЭМ), ликвидирующий несправедливость действия стихийных сил посредством создания межгосударственного механизма регулирования мирохозяйственных связей. В Программе действий НПЭМ были определены основные требования развивающихся стран: стабилизация положения на рынках сырья; увеличение экспорта готовой продукции из этих стран; передача современной технологии на льготных условиях; частичное списание задолженности; расширение сотрудничества развивающихся стран в целях ослабления их зависимости от промышленно развитых.
  
   Переговоры по проблемам НПЭМ проводятся в рамках ООН, где важная роль принадлежит ЮНКТАД. Развивающиеся страны согласуют свои позиции в рамках группы "77", принявшей Декларацию и Программу НПЭМ в 1974 г. В седьмом "Токио раунде" (1973-1979) участвовали 60 развивающихся стран. Соглашение по среднему снижению таможенных пошлин на 25-30% было подписано лишь одной развивающейся страной - Аргентиной и распространялось лишь на подписавшие страны.
  
   Группа "77" создала в 1971 г. группу "24" для реформирования валютно-финансовых отношений с целью увеличения роли СПЗ как международного ликвидного средства и введения гибкого режима валютных курсов. По ее инициативе развивающиеся страны - члены МВФ приняли меры для создания в 1974 г. вспомогательного комитета советов управляющих МБРР и МВФ - Комитета развития МБРР/МВФ, в функции которого входит расширение возможностей и облегчение условий привлечения внешних ресурсов развивающимся странам, особенно наиболее нуждающимся.
  
   Из-за увеличивающейся задолженности развивающихся стран и усиления взаимозависимости национальных экономик в центре внимания научной общественности становится разработка концепции международной стратегии развития. В 1968 г. был основан Римский клуб, объединивший около 70 ученых в области экономики, кибернетики, математики, общественных и политических деятелей, руководителей крупных международных корпораций и фондов, финансирующих его исследования по прогнозированию будущего цивилизации в третьем тысячелетии в виде глобальных компьютерных моделей. Члены клуба считают, что корпорации через наднациональные органы управления могут управлять научно-техническим прогрессом для избежания глобальной катастрофы [73].
  
   В докладе ученых Дж.Форрестера и Д.Медоуса была признана неизбежность глобальной катастрофы при сохранении существующих тенденций и развита идея социального пессимизма. Медоус предложил прекратить индустриализацию и выйти на нулевой рост со стабилизацией численности населения. Месаровичь и Пестель, исходя из неэффективности рыночного механизма, увидели угрозу будущему не в глобальной катастрофе, а в серии региональных кризисов, что определяет, по их мнению, необходимость в планировании экономики развивающихся государств для уменьшения их независимости.
  
   Монополии развитых стран ориентировались на добычу сырья и нефти в развивающихся странах, низкие цены которых обеспечивали перекачивание прибылей и бурное развитие промышленно развитых стран. Это вело к усилению их ориентации на ввоз сырья и нефти из развивающихся стран и сворачиванию аналогичных производств. Страны ОПЕК, практически ликвидировав концессионную систему в 1973 г., смогли добиться контроля над ценообразованием. После четырехкратного увеличения цен на нефть на мировом капиталистическом рынке резко изменились текущие платежи и платежные балансы всех стран мира. Доходы стран ОПЕК выросли, их текущее положительное сальдо составило в 1973г. около 8 млрд. долл., а в 1974 г. около 60 млрд. долл [47].
  
   В то же время страны-импортеры нефти имели большое отрицательное сальдо текущих операций. У стран ОЭСР в 1974г. оно составило 30 млрд. долл. против 10 млрд. долл. в 1973 г., а у развивающихся стран - 20 млрд. долл. против 6 млрд. долл. Льготным кредитованием развивающихся стран-импортеров нефти стали заниматься специально созданные арабские фонды и банки развития, широкое распространение получили арабские консорциумные банки. Усилилась роль внешнего финансирования в формировании кредитных ресурсов развивающихся стран через Азиатский банк развития, Африканский банк развития, Межамериканский банк развития и др.
  
   В 1974 г. при Африканском банке развития был создан Африканский фонд развития (АфБР) для льготного кредитования стран Африки. Наряду со странами Африки его членами являются развитые страны, Аргентина, Бразилия, Индия, Югославия, Южная Корея, Кувейт и некоторые другие арабские страны. Совместно с этим банком и Таможенным и экономическим союзом Центральной Африки был создан Банк развития государств Центральной Африки. В 1976 г. был создан Арабский валютный фонд с целью координации валютно-финансовой политики стран-членов ОПЕК, предоставления средств для покрытия дефицитов платежных балансов и поддержки стабильных курсов национальных валют.
  
   Скачок цен на энергоносители поставил западную экономику перед необходимостью снижения энергопотребления и осуществления структурной перестройки производства для сохранения конкурентоспособности национальной экономики. Источником финансовых ресурсов не могло стать собственное производство, рентабельность которого в этот период падала из-за дополнительных выплат нефтедобывающим странам.
  
   Помимо энергетического кризиса возник продовольственный кризис. Его причинами стали относительно низкие темпы роста сельскохозяйственного производства в развитых странах в 50-60-е гг., отставание темпов его роста в развивающихся странах от темпов роста населения и неурожаи в 1972-1974 гг. Повышение цен на продовольствие в пять раз на мировом рынке особенно ухудшило положение Японии, Великобритании и большинства развивающихся стран. Выиграли США, поскольку они являлись крупным экспортером сельскохозяйственных продуктов, но из-за роста цен на внутреннем рынке США ухудшилась платежеспособость американцев.
  
   Таким образом, энергетический и продовольственный кризисы определили наступление самого тяжелого экономического кризиса в 1974-1975 гг. после кризиса перепроизводства 1929-1933 гг. Кризис вызвал глубокое падение производства на фоне усиливающейся инфляции, истоки которой лежали в накоплении огромных бюджетных дефицитов и практике монополистического ценообразования, когда все компании создают единые цены на одинаковую продукцию для получения высоких прибылей, ориентируясь на цены наиболее мощной компании, и в интересах сохранения прибылей предпочитают сокращать производство. Инфляция из умеренной или "ползучей" стала галопирующей. Если в 60-е гг. рост цен составлял 1,5% и оптовые цены росли более умеренно, чем розничные, то в 70-е гг. рост цен составил более 12%, причем рост оптовых цен опережал рост розничных. В результате замедлился рост рынка, уменьшилась прибыль, выросла безработица [73].
  
   Соединение структурного кризиса с инфляцией вызвало резкое ухудшение в финансовой сфере, огромное число банкротств промышленных и торговых компаний, банков. До 1970 г. активные операции коммерческих банков США росли более медленными темпами, чем ВНП, что обеспечивало устойчивость национальной финансовой системы. Во время кризиса резко усилилось дефицитное финансирование и доля государственного долга в США по отношению к ва ловому национальному продукту выросла с 39% в 1970 г. до 56% в 1976 г.
  
   Другие государства пытались сдерживать инфляцию путем сокращения государственных закупок промышленных товаров и удорожания кредита, что сокращало инвестиционные возможности компаний и увеличивало безработицу. Из-за неустойчивости валютного положения Франция дважды выходила из европейской валютной "змеи". Повышение ставок процента означало применение монетаристских рецептов борьбы с инфляцией. Так как дефляционная политика государств почти не затронула основной источник инфляции - монополистическое ценообразование, то результатом ограничения совокупного спроса и роста безработицы стало не снижение инфля ции, а усиление социально-экономической напряженности в государствах. Число безработных в первом полугодии 1975 г. в странах ОЭСР превысило 18 млн. человек, а число забастовок в 1975-1977 гг. превысило 100 тыс., участие в которых приняли более 150 млн. человек [73]. Для преодоления существенных региональных диспропорций и структурной безработицы, связанной с необходимостью переподготовки рабочей силы, в странах ЕС были созданы Европейский фонд регионального развития и Европейский фонд социального развития как составные части бюджета ЕС.
  
   Первый нефтяной шок тяжело отразился на еврорынке. Обанкротился европейский банк "Херштат" в Германии, и испытали трудности некоторые американские и английские банки. Однако именно еврорынок предоставил основные инструменты для перекачки капи талов. [47]
  
   МВФ призвал рециклировать нефтяные капиталы, чтобы использовать положительное сальдо одних стран для удовлетворения долгосрочных потребностей других. Учитывая истощимость нефтяных месторождений, большинство стран ОПЕК тратят основную часть доходов, получаемых от экспорта нефти на цели бюджета и инвестирования производства. Другую часть нефтедолларов страны ОПЕК предпочли не замораживать, а сохранять их в ликвидной форме в виде банковских депозитов, государственных облигаций, акций и облигаций корпораций для покупки недвижимости и предоставления через МВФ и МБРР, арабские фонды и банки развития кредитов развивающимся странам-импортерам нефти, не подвергая себя кредитным рискам. Выступив посредниками в рециклировании, мировые финансовые центры увеличили количество требований на страны-импортеры нефти. Если промышленно развитые страны сумели в относительно короткий срок восстановить равновесие платежных балансов, то задолженность развивающихся стран-импортеров нефти резко возросла с 32 млрд. долл. в 1973 г. до 100 млрд. долл. в конце 1977 г. [61].
  
   Платежи за нефть, газ и их продукты не подлежали урегулированию в Азиатском клиринговом союзе, учрежденном в 1974 г. на базе Азиатского платежного союза, для облегчения платежей по текущим торговым сделкам на многосторонней основе и расширению внутрирегиональной торговли с использованием азиатской денеж ной единицы, равной 1 СПЗ.
  
   Кризис 1974-1975 гг. поставил под сомнение кейнсианскую концепцию государственного регулирования и долларового стандарта. Для выхода из кризиса правительства использовали традиционные кейнсианские меры - увеличение государственных расходов, социальных выплат и др. Для ограничения прироста денежной массы были исполь зованы рекомендации монетаристов, возродивших количественную теорию денег в середине 50-х гг. в Чикаго, где Фридменом была разработана наиболее популярная его версия. В развитых странах было установлено "таргетирование" - целевые ориентиры в виде "вилки" или определенных контрольных цифр, которым должны придерживаться центральные банки при проведении денежно-кредитной политики. Оно было введено в США и ФРГ в начале 70-х гг.; в Канаде - в 1975 г.; во Франции и Великобритании - в 1977 г.; в Японии - в 1978 г.
  
   Но вместо ожидаемого устойчивого экономического роста получили инфляцию, застой производства с большой безработицей, государственный дефицит и международную нестабильность. Такое состояние экономики, при котором застой производства сочетается с большой безработицей и инфляцией, Самуэльсон назвал стагфляцией. В середине 70-х гг. ни одна партия, пользующаяся народной поддержкой в разви тых странах, не имела решения проблем, стоящих перед экономикой. Антикризисные мероприятия, проводимые на основе кейнсианства, сме шанного с монетаризмом, затрагивали лишь национальные экономики, а кризис выявил причины, кроящиеся в развитии мировой экономики и деятельности неподконтрольных государствам транснациональных монополий. В результате наметилась тенденция перехода к многовалютному стандарту, включающему валюты ведущих капиталистических стран, которая юридически была оформлена соглашением стран-членов МВФ в 1976 г. в Кингстоне (Ямайка).
  
   Принципами ямайской валютной системы стали: демонетизация золота с отменой его официальной цены и золотых паритетов, хотя золото сохранило свою функцию в качестве ликвидного актива для приобретения резервных (ключевых) валют; базой валютной системы стали СПЗ, средневзвешенный курс которых исчисляется по методу валютной корзины определенного набора валют; помимо СПЗ разрешено устанавливать паритетные соотношения в любой валюте, кроме золота, т.е. узаконена тенденция к многовалютному стандарту. Измененный в 1978 г. устав МВФ узаконил режим плавающих валютных курсов, предоставив странам-членам относительную свободу выбора режима валютного курса. В целях валютной стабилизации и расширения масштабов взаимного кредитования для покрытия дефицитов платежных балансов было усилено межгосударственное валютное регулирование через МВФ и другие международные экономические организации.
  
   Ямайская валютная система зафиксировала фактические международные валютные отношения, сложившиеся к середине 70-х гг. Желание проводить экономическую и валютную политику, не целиком подчиненную интересам США, должно было сопровождаться низложением доллара, лежащего в основе Бреттонвудской системы, и заменой его в функции мировых денег другой международной банковской валютой. Но так как рыночные курсы валют, на основе которых рассчитываются СПЗ, в свою очередь, определяются по от ношению к доллару США, то развитие пошло в направлении к долларовому стандарту, который больше не должен был конвертироваться на золото по курсу 35 долл. за тройскую унцию. Такая трансформация международной валютной системы в систему долларового стандарта, при которой доллар был освобожден от его обязательной обратимости в золото, отвечала, прежде всего, интересам США, чей платежный баланс так и остался пассивным.
  
   Для преодоления энергетического и продовольственного кризисов, а также необходимости защиты окружающей среды учеными Римского клуба были выдвинуты проекты социально-экономических реформ в развивающихся странах. В докладе Тинбергена (1976) было показано, что стоимость импорта стран Азии, Африки и Латинской Америки растет гораздо быстрее его физического объема, а отток из них финансовых средств в виде процентов за долги и прибылей иностранных корпораций поглощает примерно половину выделяемой им помощи и 1/3 экспортной выручки. Предложение Тинбергена решить валютные проблемы посредством перераспре деления ресурсов в пользу развивающихся стран вызвало негативную оценку монополистических кругов и поддержку развивающихся стран. В докладе Ласло, сделанном в 1977 г., были сформулированы цели человечества на национальном, региональном, транснациональном и глобальном уровнях и показано, что попытки ослабить инфляцию, безработицу, периодические кризисы перепроизводства в рамках складывающегося международного экономического порядка ведут к глобальной катастрофе [73].
  
   В противовес национальному суверенитету, направленному на преодоление экономической отсталости развивающихся государств и потому препятствующему проникновению иностранного капитала в их национальную экономику, транснациональный капитал выбрал концепцию функционального суверенитета, предполагающую передачу части экономических функций государств международным организациям, решения которых обязательны для всех. Идея разработки единых для человечества ценностей и либерализации экономики приобретает господствующие позиции.
  
   Резюме
   * С ухудшением платежного баланса США, вызванного массовым вывозом частных капиталов, развивался еврорынок, получивший конкурентные преимущества по отношению к национальным финансовым рынкам, и "экспорт инфляции". Образо вавшийся дефицит платежного баланса США, возраставшие долларовые резервы у центральных банков, часть из которых размещалась на еврорынке, и сокращавшийся американский золотой запас усугубляли кризис доверия к доллару. В 1961 -1962 гг. обращение доллара в золото стало практически нереально.
   * Было проведено множество мероприятий, чтобы не пересматривать "стоимость" доллара и фунта стерлингов. В 1961 г. был создан золотой пул США и западноевропейских стран для поддержки золотого паритета доллара. Либерализация валютного контроля в этих странах и экономическая политика США стимулировали развитие не регулируемого государствами рынка еврооблигаций, на котором выгодно стало получение долгосрочных кредитов. Лондонским банкам, устанавливающим на них среднюю ставку ЛИБОР, вернулась роль международного финансового центра.
   * Стратегию против политического и экономического господства США стала проводить Франция, произведшая массовый обмен долларовых запасов на золото и вышедшая из золотого пула. За этим последовала девальвация фунта стерлингов, поддержку которого осуществляли кредиты МВФ и "группы десяти. Мероп риятия по оздоровлению платежного баланса Великобритании были сорваны из-за спекуляций золотом, так как за проблемой паритета фунта стерлингов к доллару стояла проблема паритета доллара по отношению к золоту. Организация объединенной защиты стоимости доллара по отношению к золоту позволила учредить специальные права заимствования (СПЗ) и избежать США краха системы в течение 60-х гг.
   * В то время как США предпринимали меры по ликвидации дефицита платежного баланса и поддержке золотого паритета доллара, усиливались позиции Западной Европы и Японии, осуществлявшими фордистское накопление для развития национальной экономики. К началу 70-х гг. образовались три центра экономических конкурентов - США, Западная Европа и Япония, причем США имели растущий дефицит с обесценивающимся долларом, а активные сальдо были у ФРГ и Японии. Протекционистские меры США в 1971 г. нарушили условия ГАТТ. После этого ФРГ и Нидерланды ввели для своих валют "свободное плавание". В августе 1971 г. США прекратили размен долларов на золото и объявили о введении "свободного плавания валют", что означало конец золотому стандарту. Доллар был девальвирован, были расширены фиксированные пределы колебаний валют вокруг доллара.
   * После вступления в ЕС Англии и других новых стран целью ЕС становится создание единого таможенного союза со свободным передвижением товаров и капиталов для успешной конкуренции с США и с блоком СЭВ. Все капиталистические страны осуществили переход к плавающим валютным курсам, что вызвало развитие спекуляции фьючерскими сделками и опционами на биржах США и некоторых других стран, развитие хеджирования. Наряду с долларом роль резервных валют стали выполнять марка ФРГ, швейцарский франк, иена и СПЗ, курс которой определялся на основе валютной корзины. Для координации действий в между народной финансовой системе "группа десяти" уступила место "группе пяти", в состав которой вошли США, ФРГ, Франция, Ве ликобритания и Япония, а затем "группе семи", куда вошли еще Италия и Канада.
   * Рост процентных ставок в США, вызвавший "войну" процентных ставок, и снятие ограничений на европейских рынках капиталов ликвидировали конкурентные преимущества еврорынков. Однако восстановление Западной Европой и Японией своих функций в качестве экспортеров капитала, сделало еврорынок мощным инструментом транснационализации монополистического капитала и дезорганизации национальных денежно-кредитных систем. Распространение на еврорынке получили среднесрочные еврокредиты, предоставляемые консорциумами (синдикатами) банков, евроэмиссии, еврокоммерческие векселя. Возникли новые международные финансовые центры, свободные от контроля правительств и устанавливающие процентные ставки с ориентацией на ЛИБОР. Заемщиками еврорынка стали транснациональные корпорации, финансирующие капитальные вложения в разных странах, и государства с дефицитными платежными балансами. Со временем число финансовых групп уменьшается. В связи с более высокими тем пами роста государственного долга по сравнению с темпами развития экономики все большую роль в экономической политике государств играет финансовая олигархия.
   * Государство стимулирует льготами экспорт корпораций и осуществляет милитаризацию экономики. В 70-х гг. бум американских инвестиций в Европе сменился их экспансией и других развитых стран в развивающиеся страны, что способствовало росту их задолженности и удержанию в системе капитализма. Помощь развивающимся странам предоставлялась на двусторон ней основе и через участие международных экономических и финансовых институтов на условиях возможности влияния на их экономическую стратегию в выгодном для страны-кредитора направлении, что означало проведение неоколониалистской политики. Для уменьшения зависимости от развитых государств правительства развивающихся государств вводили валютные и кредитные ограничения, использовали планирование и развивали государственную собственность, объединялись в такие блоки, как Центральноамериканский общий рынок, Латиноамерикан ская ассоциация свободной торговли с последующим образованием двух блоков - "Андского пакта" и "Договора бассейна реки Ла-Плата", Таможенный и экономический союз Центральной Африки, Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), Азиатский платежный союз. Для ослабления зависимости раз вивающихся стран от промышленно развитых при ООН были созданы ЮНКТАД и ПРООН, развернулось движение развивающихся стран за новый международный экономический порядок (НПЭМ), создана "группа 24" по реформированию валютно-финансовых отношений. Организован Римский клуб по разработке концепции международной стратегии развития.
   * Организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК) добилась в начале 70-х гг. контроля над ценообразованием. Скачок цен на энергоносители вызвал в 1974-1975 гг. тяжелый экономический кризис с глубоким падением производства, галопирующей инфляцией, ростом безработицы и уменьшением прибылей в развитых странах. Антикризисные мероприятия, применяемые в развитых странах на основе кейнсианства, смешанного с монетаризмом, не смогли помочь им в выходе из кризиса. Основные инструменты для перекачки капиталов в пользу этих стран предоставил еврорынок. Мировые финансовые центры выступили посредниками в рециклировании нефтяных капиталов, чтобы использовать положительное сальдо одних стран для удовлетворения долгосрочных потребностей других. Быстрое восстановление равновесия платежных балансов промышленно развитых страны сопровождалось резким увеличением задолженности развивающихся стран-импортеров нефти.
   * Кризис 1974 - 1975 гг. выявил господство в капиталистическом мире транснациональных монополий, неподконтрольных государствам. В противовес национальному суверенитету транснациональный капитал выбрал концепцию функционального суверенитета, предполагающую передачу части экономических функций государств международным организациям. Идея разработки единых для человечества ценностей и либерализации экономики стала приобретать господствующие позиции. На этих идеях была оформлена ямайская валютная система, легализующая либеральный режим многовалютного стандарта с демонетизацией золота и с относительной свободой выбора режима национального валютного курса, но с усилением межгосударственного валютного регулирования через МВФ и другие международные экономические организации. Учитывая желания государств проводить независимую от США экономическую политику, базой валютной системы были объявлены СПЗ. Но так как СПЗ рассчитываются на основе рыночных курсов валют по отношению к доллару США, то развитие пошло в направлении к долларовому стандарту без его обратимости в золото, что отвечало прежде всего интере сам США, платежный баланс которых так и остался пассивным.
   {Перейти к началу страницы}
   {Перейти к содержанию книги}
   {Смотреть карты}
  
   {Обсудить в форуме}
  
   3.4. Децентрализация управления экономикой в СССР
  
   Несмотря на огромные послевоенные успехи, СССР стал терять темпы. Среднегодовые темпы прироста произведенного национального дохода составили в 1961-1965 гг. 6,5% против 14,6% в 1946-1950 гг. и против 8,5% в 50-х гг. [50]. Догматическая политическая экономия социализма, созданная в 50-х гг., предопределила нерешенность серьезных экономических проблем социализма на многие десятилетия.
  
   Дискуссии по вопросам товарно-денежных отношений, действия закона стоимости и ценообразования, развернувшиеся во второй половине 50-х гг., продолжились в 60-х гг. В этот же период начинает развиваться экономико-математическое направление, в основу которого положены идеи Л.Канторовича, В.Новожилова и В.Немчинова. Была выдвинута концепция цен оптимального плана, связывающая цены с критерием оптимального функционирования экономики. Но абстрактность поставленных задач не позволяла внедрить положения концепции в практике. Концепция оптимального управления, нацеленного на устойчивый рост уровня благосостояния граждан, позволяющая эффективно заменить рутинную технику управления на ЭВМ, создана не была.
  
   В то же время рост объемов производства и усложнение производственных взаимосвязей все более затрудняли координацию плановых расчетов. Требовалась концентрация научной мысли на проблеме разработки концепции оптимального управления, постановки его задач и алгоритмов решения для использования ЭВМ в практике. Вместо этого проводились дискуссии по совершенствованию практики управления на базе политического признания планового характера закона стоимости, стихийно распределяющего ресурсы между отраслями в условиях частной собственности.
  
   Разработка концепции оптимального управления предполагала критическое изучение всего наработанного отечественного и зарубежного опыта. Однако приоритет был отдано политизации и идеологизации экономических проблем, что надолго определило устойчивую тенденцию падения общего уровня экономического образования в стране. Предвзятость к экономике западных стран помешала изучению зарубежного опыта государственного регулирования в критических моментах развития, объективно разобраться в причинах гибкости рыночных механизмов и лучшей их настроенности на предпочтения потребителей, нежели в плановой экономике. Результатом этого явилось эмоциональное восприятие зарубежного опыта и легкость отказа от преимуществ планового хозяйствования в 60-80-х гг., нарастающее недовольство социализмом по мере падения уровня экономического образования.
  
   Представления о плановости закона стоимости легли в основу рекомендаций экономической теории по стимулированию работы предприятий и укреплению хозрасчета с целью ускорения технического прогресса. Вместо совершенствования управления экономикой - его ориентации на цели потребительского рынка, повышения его гибкости для быстрого реагирования на изменения в научно-технической сфере и хозяйственной конъюнктуре, создания стимулов к высокопроизводительному труду усиливалась децентрализация управления народным хозяйством, стимулировался рост затрат и спекуляция товарами народного потребления.
  
   Увеличивая долю финансовых средств, остающихся в распоряжении хозяйствующих субъектов, уменьшались средства государственного бюджета. В результате потоки информации, поступаемой наверх, искусственно сокращались, снижая точность в принятии правильных решений. О потребительском рынке "забыли". Встроив в плановый механизм хозяйствования критерий прибыли, стимулировали не рост производительности труда, а перераспределение доходов в пользу тех, кто быстрей успевал доказать в Госкомцен необходимость повышения цен на продукцию, увеличивая тем самым свою прибыль и соответственно фонд материального поощрения. Такой ход событий устраивал директорский корпус, требовавший предоставления ему большей свободы по использованию прибыли.
  
   Цель экономической реформы 1965 г. состояла во внедрении товарных представлений о социализме в практику за счет встраивания в плановый механизм хозяйствования критерия прибыли и увеличения доли финансовых средств, остающихся в распоряжении хозяйствующих субъектов, по отношению к средствам, выделяемым из государственного бюджета. Если в 1946-1955 гг. доля средств хозяйствующих субъектов составляла 10,7% от, выделяемых им средств из государственного бюджета, то в 1956-1965 гг. - 20,8%, а в 1970 г. достигла 34,6% [61].
  
   Нововведениями экономической реформы явились платежи из прибыли в бюджет, заменившие отчисления от прибыли, введенные налоговой реформой 1930-1932 гг. Если ранее предприятия рассматривались как звенья единой системы хозяйствования, состоящие на хозрасчете, имеющие самостоятельный баланс и расчетный счет в управлении, то по новым представлениям предприятия как бы становились собственниками закрепленных за ними производственных фондов. Поэтому отчисления от прибыли в бюджет, производившиеся после вычета из плановой суммы прибыли суммы затрат по финансовому плану с последующими перерасчетами по фактической прибыли, были заменены новыми видами платежей.
  
   Как утверждалось, плата за фонды, взимаемая с "собственника" средств производства по стабильной норме (ставке) 6% к средней стоимости основных производственных фондов и нормируемых оборотных средств, будет способствовать улучшению использования производственных фондов. Для выравнивания условий хозрасчета ввели фиксированные (рентные) платежи, служащие изъятию в доход государства части прибыли предприятия, у которого образуется дифференциальный чистый доход вследствие благоприятных природных и технико-экономических условий (лучше, чем в среднем по отрасли), а не лучшей работы коллектива. Но далее образуемый после вычета из прибыли предприятия платы за фонды и фиксированных платежей, процентов за кредит и сумм, направляемых на образование фондов экономического стимулирования и покрытие других плановых затрат, свободный остаток прибыли также изымается в бюджет.
  
   Перечисления свободного остатка прибыли в бюджет как бы ничего не меняли в новой системе по сравнению с отчислениями от прибыли в бюджет. Однако свободный остаток прибыли образовывался после платы за фонды, фиксированных рентных платежей, отчислений в фонды экономического стимулирования и платы за кредит, чего раньше не было. Кроме того, платежи в бюджет тесно связаны с используемой формулой цены. Ранее прибыль в цене рассчитывалась пропорционально себестоимости и от цены требовалась достоверность информации по затратам производителей. Теперь от цен потребовалось выполнение функции стимулирования производителей.
  
   Для усиления заинтересованности коллектива в росте производительности труда за счет прибыли (экономии) и амортизационных от числений были образованы фонды экономического стимулирования - фонд материального поощрения для премирования работников и оказания им единовременной помощи; фонд социально-культурных мероприятий и жилищного строительства для строительства и капитального ремонта жилых домов и культурно-бытовых учреждений; фонд развития производства для технического и организационного совершенствования производства. Отчисления в фонды производились после выполнения обязательств перед бюджетом и банком - внесения платы за основные производственные фонды и нормируемые оборотные средства, фиксированных платежей и процентов за кредит, т.е. из расчетной прибыли от реализации по установленным пятилетним нормативам.
  
   Ранее фонд директора, средства которого направлялись на премирование работников, на улучшение их культурно-бытовых условий и на капитальные вложения стимулировал, с одной стороны, принятие напряженных планов, а с другой - сверхплановую прибыль и перевыполнение предприятием плана по выпуску товарной продукции. Теперь к недостаткам формирования этого фонда, подрывавшего принятие напряженных планов ради сверхплановых показателей, добавилась его зависимость, как это происходит в товарном (рыночном) хозяйстве, от реализации продукции, что, естественно, стимулировало рост цен производителей. Внедрение новых технологий, требовавшее повышенных затрат, становилось невыгодным.
  
   Для обеспечения предприятиям возмещения издержек производства и получения прибыли, достаточной для внесения платы за фонды и формирования фондов экономического стимулирования, в 1966-1967 гг. была осуществлена реформа оптовых цен в промышленности. Для большинства отраслей предусматривалась рентабельность в размере 15% к производственным фондам. В ценах продукции добывающих отраслей были учтены фиксированные и рентные пла тежи, включены затраты на геологоразведочные работы.
  
   Если с 1934 г. финансирование плановых капитальных вложений государственных предприятий осуществлялось банками долгосрочных вложений в безвозвратном порядке, то после 1965 г. расширилась практика долгосрочного кредитования государственных капитальных вложений. Стройбанк и Госбанк стали предоставлять долгосрочные кредиты сверх лимита государственных капитальных вложений для производства товаров народного потребления и улучшения бытового обслуживания, что означало уход части капитальных вложений из-под плана. Уже в 1981 г. доля долгосрочного кредита в финансовом обеспечении государственных капитальных вложений составила 5%. В этих условиях расширение долгосрочного кредитования озна чало сужение сферы планового распределения производственных инвестиций.
  
   Были восстановлены отраслевые министерства и усилена роль Госснаба. Создавались ассоциации предприятий для углубления специализации и экономии административных издержек, что сопровождалось сокращением обязательных показателей для предприятий и усилением олигополизма в экономике.
  
   В соответствии с экономической реформой изменилась структура доходов государственного бюджета, формируемого на 9/10 из поступлений от предприятий и на 1/10 - от населения. Предприятия платили налог с оборота. Платежи из прибыли в бюджет стали включать: плату за основные производственные фонды и нормируемые оборотные средства; фиксированные платежи; свободный остаток прибыли. Предприятия, не переведенные на новые условия, продолжали осуществлять отчисления от прибыли в бюджет. Кооперативные и общественные организации платили подоходный налог. Население уплачивало налоги, дифференцируемые по социальным группам, и добровольные взносы. В состав доходов государственного бюджета включались средства государственного социального страхования. После 1974 г., когда было принято решение о досрочном погашении облигаций государственного займа 1957 г., в государственном бюджете на каждый год были выделены суммы для постепенного погашения займов.
  
   В СССР свободно обращались займы, облигации которых продавались и покупались сберкассами. Так, на конец 1982 г. в обраще нии находились облигации 3%-ного внутреннего выигрышного займа 1966 г. и Государственного внутреннего выигрышного займа 1982 г.
  
   Являясь крупным кредитором, СССР получил от социалистических стран в 60-е гг. несколько кредитов для развития добывающих отраслей промышленности (от Польши в 1963 г., от Чехословакии в 1960 и 1966 гг.). Развивалась экономическая интеграция СССР со странами-членами СЭВ. В соответствии с принятым в декабре 1959 г. Уставом, главной целью стран-членов СЭВ являлась координация их усилий для ускорения в этих странах экономического и технического прогресса, постепенного сближения и выравнивания их экономического развития. Совет СЭВ не только координировал планы экономического развития, но и разрабатывал долгосрочные программы сотрудничества, специализации и кооперирования стран-членов СЭВ.
  
   В 1964 г. был осуществлен переход от устаревшей клиринговой системы расчетов к более прогрессивным многосторонним расче там и платежам между странами-членами СЭВ с использованием переводного рубля в качестве международной коллективной денежной единицы. Новая система многосторонних расчетов была введена одновременно с организацией Международного банка экономическо го сотрудничества (МВЭС).
  
   Переводный рубль не имел хождения внутри стран. Его эмиссия осуществлялась МВЭС либо посредством платежей за товары и услуги, либо путем предоставления кредита. При этом поступление переводных рублей в платежный оборот и дальнейшее их обращение между странами осуществлялось только в безналичном порядке по банковским счетам. Так как государственные планы стран-членов СЭВ были скоординированы, то такая эмиссия переводных рублей соответствовала реальному движению материальных ценностей. По отношению к другим иностранным валютам платежный рубль имел самостоятельную валютную котировку. Его курс, устанавливаемый МВЭС методом валютной корзины, использовался при пересчете мировых цен в контрактные. Следуя идеям хозяйственной реформы, в конце 60-х - начала 70-х гг. получила развитие практика предоставления инвестиционных кредитов социалистическим странам для осуществления капитальных вложений в различные отрасли промышленности. Наряду с долгосрочными государственными кредитами широко стало практиковаться предоставление коммерческих кредитов на сроки от 5 лет до 10 для закупки машин, оборудования и некоторых потребительских товаров в социалистических странах.
  
   В 1970 г. начал деятельность Международный инвестиционный банк (МИБ) - банк долгосрочного и среднесрочного кредитования стран-членов СЭВ. Квоты стран-членов СЭВ в уставном капитале устанавливались, исходя из объема их экспорта во взаимном товарообороте. Основной задачей МИБ являлось кредитование нового капитального строительства, способствующего развитию интеграции СЭВ. Кредиты предоставлялись преимущественно в переводных рублях и в конвертируемой валюте. Преобладающая часть кредитов банка направлялась в топливно-энергетический комплекс, машиностроение, на развитие транспорта. Процентные ставки устанавливались банком дифференцированно в зависимости от срока и валюты кредитования.
  
   С середины 60-х гг. начинают развиваться кредитные отношения между социалистическими и капиталистическими странами, в том числе на компенсационной, основе, когда покупатель товара оплачивает его стоимость поставками других товаров с указанием их количества и цен. Сальдо расчетов могло быть неконвертируемым и погашаться в зависимости от условий контракта. СССР заключал компенсационные соглашения с иностранными фирмами для их привлечения к строительству крупных объектов. В рамках соглашений от иностранных банков получали долгосрочные кредиты, за счет которых оплачивались товары, приобретаемые для сооружения данного объекта у иностранных фирм. Возмещение кредита и процентов осуществлялось за счет экспорта продукции сооружаемых объектов.
  
   Первым долгосрочным соглашением на компенсационной основе было соглашение о совместном строительстве в СССР химического комплекса по производству минеральных удобрений, заключенное в 1973 г. Министерством внешней торговли СССР с 20 крупными компаниями США. Сырьевая ориентация СССР в мировой экономике выразилась в заключении ряда соглашений-па компенсационной основе с фирмами западных стран для строительства газопровода СССР - Западная Европа. Погашение кредитов, предоставленных для закупки оборудования и труб, осуществлялось поставками газа в Австрию, Италию, Францию и ФРГ.
  
   Страны-члены СЭВ оказывали экономическую помощь развивающимся странам, программы развития которых были направлены на создание социалистической экономики - на повышение удельного веса государственного сектора в ключевых отраслях экономики и осуществление национальных планов. Кредиты предоставлялись сро ком на 10-15 лет с процентной ставкой 2,5-3%. Их погашение произ водилось, как правило, не в конвертируемой валюте, а поставками продукции традиционного экспорта стран-получателей, либо продук цией с построенного объекта.
  
   Более 70% средств помощи стран-членов СЭВ направлялись в энергетику, промышленность для улучшения структуры экспорта машин и оборудования из этих стран, на сооружение крупных промышленных объектов и на подготовку квалифицированных специалистов [73]. Созданные объекты переходили в собственность развивающихся стран. В Сирии на долю предприятий, построенных в госсекторе, приходится 100% добычи и переработки нефти, в Иране - 70%. В Египте на долю госсектора приходилось 95% продукции черной металлургии, в Индии - более 40% стали и 60% добычи нефти. В конце 60-х - начала 70-х гг. СССР наряду с долгосрочными кредитами развивающимся странам предоставил коммерческие кредиты на сроки от 5-10 лет на закупку машин.
  
   В середине 70-х гг. к двусторонним межправительственным соглашениям об экономическом и научно-техническом сотрудничестве добавились многосторонние связи, типа соглашений СЭВ - развивающаяся страна. В целом в течение 70-х гг. объем кредитов, предоставленных странами социализма развивающимся странам, вырос в 2,1 раза [61]. Так как при предоставлении дешевых кредитов развивающимся странам социалистические страны несли потери, то с учетом инфляции в мировой экономике процентные ставки были повышены в начале 80-х гг. до 4-5%.
  
   В течение 60-70-х гг. страна искала пути к созданию автоматизированных систем управления (АСУ) народным хозяйством с использованием ЭВМ. Так как технические задания на реализацию алгоритмов предполагают четкую постановку конкретных экономических задач и принципов их решения, то главная роль в создании АСУ должна была принадлежать не техникам и математикам, а экономистам и организаторам производства [9]. При отсутствии на государственном уровне четко сформулированной концепции эффективной национальной стратегии развития экономико-математическое моделирование народного хозяйства и создание ОГАС (общегосударственной системы управления народным хозяйство) не могло быть успешным.
  
   После "провала" попыток создания ОГАС страна двинулась по "знакомому" ей пути экономических экспериментов с распределением прибыли. Усиленно стал пропагандироваться нормативный метод распределения прибыли между бюджетом и хозяйствующими субъектами. Установленные нормативы менялись, и создавалась видимость активного поиска пути к совершенствованию управления и стимулирования развития научно-технического прогресса.
  
   В 1971 г. на нормативный метод распределения прибыли было переведено Министерство приборостроения, средств автоматизации и систем управления. Одновременно с заданиями по плану утверждались нормативы отчислений от прибыли, оставляемой в его распоряжении: для расширенного воспроизводства; для развития науки и техники; фондов экономического стимулирования; осуществления дру гих плановых затрат. Первоначально уровень норматива составлял 54%, с 1975 г. - 32,6%. Остальная часть прибыли вносилась в бюджет. Если плановые задания по прибыли не выполнялись, то прибыль, остающаяся в распоряжении министерства, уменьшалась. Если, наоборот, задания по прибыли перевыполнялись, то до 2% прибыли распределялось поровну между бюджетом и организацией, а остальная часть сверхплановой прибыли направлялась до 75% в бюджет и до 25% оставалась в распоряжении министерства [61].
  
   В соответствии с постановлением 1979 г. хаос в распределении прибыли получил дополнительный импульс. В 1981-1983 гг. нормативный метод распределения прибыли стал применяться в семи машиностроительных министерствах и нескольких союзно-республиканских министерствах союзных республик. Министерствам было разрешено самостоятельно устанавливать нормативы отчислений от прибыли предприятиям. Сверхплановая прибыль до 3% распределялась поровну между бюджетом и отраслью (предприятием), а остальная часть сверхплановой прибыли направлялась до 75% в бюджет и до 25% оставалась в распоряжении министерства.
  
   В 80-х гг. в стране развертывается дискуссия по оценке эффективности хозяйственных мероприятий. Разработанные в ходе дискуссии предложения представляли собой конгломерат точек зрения разных экономических школ, что определило "провал" и этой работы. Экономические эксперименты продолжились.
  
   Начиная с 1984 г. в порядке эксперимента стала разбиваться иерархическая связь "министерство - предприятие". Под лозунгом усиления ответственности предприятий за результаты работы права предприятий в планировании и хозяйственной деятельности были расширены. Нормативы отчислений от прибыли в бюджет устанавливались уже не для министерств, а для каждого предприятия с их утверждением не в пятилетнем, а в годовом плане. "Принципиальная" особенность нового порядка, как считали разработчики экспериментов, состояла в том, что нормативные отчисления от прибыли производились уже не от общей, а от расчетной прибыли, т.е. за вычетом первоочередных платежей в бюджет и процентов за пользование кредитом. Одновременно была введена дополнительная плата из прибыли, остающейся в распоряжении предприятий, сверхнормативных и не прокредитованных банком запасов. В 1985 г. нормативный метод распределения прибыли был распространен на предприятия ряда других министерств. При этом для легкой и пищевой промышленности нормативы устанавливались в пятилетних планах по отношению к сверхплановой расчетной прибыли, а в годовых планах - к плановой прибыли. В 1987 г. на нормативный метод переведены совхозы и другие сельскохозяйственные государственные предприятия.
  
   Заинтересованность предприятий-монополистов в повышении цен для увеличения прибыли и премиального фонда оказала отрицательное воздействие на внедрение новых технологий. В 70-80-х гг. устойчивый характер приобретает тенденция увеличения разрыва между темпами роста заработной платы и производительности труда. Такой ход событий, учитывая фиксированность розничных цен, вел к развитию "теневого" рынка дефицитных товаров. Правительство директивно повышало цены на товары не первой необходимости и предметы роскоши, снижало цены на часы, чулочно-носочные, трикотажные изделия и другие товары. Сглаживание перекосов в ценах дотациями из государственного бюджета не могло ликвидировать несбалансированность потребительского рынка. Спекуляции, очереди, дефицит продолжали развиваться.
  
   Для обеспечения хозрасчетной деятельности предприятий в 1982 г. оптовые цены повысили в среднем на 11,1%, в том числе в газовой промышленности - на 28%; в угольной - на 43,7%; в лесозагото вительной - на 34%; в черной металлургии - на 22,5; в цветной - на 36,5%. Снизили оптовые цены на радиоэлектронную продукцию, высокорентабельные виды и группы машин, оборудования и приборов, синтетического волокна и др. Были внесены изменения в систему закупочных цен 1958 г. Новые цены сельскохозяйственной продукции в колхозах и совхозах устанавливались на базе возмещения полных затрат на производство и требований их рентабельности. Теоретические представления о стимулирующей функции цены были отражены во введенной в действие Методики определения цен и нормативно-чистой продукции на новые машины, оборудование, приборы, в которой на основе надбавок к ценам предполагалось стимулировать производство новой высокоэффективной техники [61].
  
   Таблица 12
   Среднегодовые темпы прироста национального дохода и капитальных вложений в СССР и США (в %)
  
   1971-1975 1976-1980 1981-1985
   СССР США СССР США СССР США
   Национальный доход
   Капитальные вложения 5,7
  
   6,8 2,2
  
   1,2 4,3
  
   3,3 3,4
  
   5,4 3,6
  
   3,5 2,4
  
   4,0
  
   К середине 80-х гг. разница в темпах экономического роста США и СССР стала постепенно стираться, причем США начинают обгонять СССР в темпах роста капитальных вложений [76], табл. 12.
  
   Наметилась устойчивая тенденция роста товарооборота с развитыми капиталистическими странами, ухудшения с ними сальдо торговых взаиморасчетов и приобретения СССР сырьевой ориентации в мировой экономике.
  
   Из табл. 13 видно, что внешнеторговый оборот приобретал все большее значение для экономики СССР. При этом, начиная с 1960 г., сальдо торговых взаиморасчетов становится отрицательным и, исключая 1980 г., когда резко подскочили цены на нефть, устойчиво ухудшается.
  
   Таблица 13
   Показатели темпов роста произведенного национального дохода, внешнеторгового оборота, импорта и сальдо торговых взаиморасчетов СССР с развитыми капиталистическими странами за период 1950-1985 гг.
   1950 1960 1970 1980 1985
   Произведенный национальный доход, % 100 276 492 815 977
   Внешнеторговый оборот с развитыми кап. странами, % 100 436 1067 7178 8608
   Импорт из развитых капиталистических стран, % 100 492 1245 7706 9458
   Сальдо торгового баланса с развитыми капиталистическими странами, млн. руб.
   +32
   -91
   -386
   -141
   -712
  
   В 1986 г. отрицательное сальдо торгового баланса с развитыми капиталистическими странами достигло величины 2717 млн. руб. При этом СССР, занимая второе место в мире по объему промышленного производства и первое - в Европе, все более приобретает сырьевую ориентацию, технологическую и продовольственную зависимость в мировой экономике. Доля экспорта топлива и электроэнергии устойчиво выросла с 3,9% в 1950 г. до 52,7% в 1985 г. В то же время доля экспорта машин и оборудования, выросшая с 12,3% в 1950 г. до 21,5% в 1970 г., сокращается до 13,9% в 1985 г. Наблюдается рез кое сокращение в экспорте доли продовольственных товаров с 21,1 % в 1950 г. до 1,3% в 1985 г. и более чем в два раза за этот период доли промышленных товаров. В то же время импорт машин и оборудования вырос с 22,4 до 37,1%; продовольственных товаров - с 19,7 до 21,1%; промышленных товаров народного потребления - с 7,4 до 12,6% [76].
  
   С приходом М.Горбачева начались дискуссии по поиску экономической модели для СССР. Победила точка зрения "рыночного социализма". Реформы по децентрализации управления были продолжены под лозунгами самоокупаемости, самофинансирования и самоуправления.
  
   Если самоокупаемость предполагает полное покрытие текущих расходов предприятия по производству и реализации продукта за счет полученной им выручки, то при самофинансировании предприятие, помимо возмещения текущих расходов, полностью финансирует за счет собственных доходов от реализации продукта свои капитальные затраты. Таким образом, предприятие не только полностью возмещает затраты на производство продукции, включая затраты на НИОКР, но и получает прибыль, достаточную для расчетов с бюджетом, банком, вышестоящей организацией, расширения производства, оплаты труда, образования фондов экономического стимулирования и покрытия других затрат.
  
   В нормальной экономике цены производителей рассчитываются таким образом, что предприятие всегда является самоокупаемым и самофинансируемым. Однако для экономики с "перекосами" в ценообразовании и "пережившей" эксперименты по нормативному распределению прибыли, указанные лозунги были использованы для ухода государства от государственного экономического планирования и централизованного распределения инвестиций через механизм государственного бюджета. Тем самым был нанесен последний удар по стратегическому преимуществу СССР в конкурентной борьбе с США.
  
   В условиях так называемого полного хозрасчета был изменен подход к государственному планированию В соответствии с законом СССР о государственном предприятии формой планового задания становится государственный заказ на поставку важнейших видов продукции и на ввод в действие производственных мощностей, осуществляемых за счет централизованных капитальных вложений. При этом было заявлено, что государственные заказы будет иметь тен денцию к сокращению. Размещение государственных заказов между предприятиями могло осуществляться на конкурсной основе, но не в зависимости от роста их вклада в реализацию народнохозяйствен ных целей, а от ожидаемой прибыли.
  
   Продолжая разбивать иерархическую связь предприятий с центром, усилили, как и положено в рыночном хозяйстве, горизонтальные связи между предприятиями. В новой системе предприятия от своего имени заключают хозяйственные договоры с другими предприятиями, разрабатывают и утверждают планы на основе государственных заказов и заказов потребителей, контрольных цифр, лимитов, долговременных экономических нормативов. Исходными, но не директивными данными для предприятий становятся контрольные цифры по показателю производства продукции в стоимостном выражении для заключения хозяйственных договоров, прибыли, валютной выручке, по некоторым показателям научно-технического прогресса и социального развития. Источниками финансирования деятельности предприятия все более становятся фонд развития производства науки и техники, фонд материального поощрения и социального развития, средства которых определялись с учетом нормативного распределения прибыли.
  
   У предприятия была увеличена степень свободы в выборе одной из двух форм хозрасчета, хотя для этого требовалось разрешение вышестоящей организации. Одна форма хозрасчета базировалась на нормативном распределении прибыли между фондами экономического стимулирования, другая - на нормативном распределении дохода, образующегося после платежей в бюджет, в банки, в вышестоящую организацию.
  
   Расширились права предприятий и в области ценообразования. Новая система цен должна была учесть плату за производственные фонды, трудовые и природные ресурсы, расходы на охрану окружающей среды, платежеспособный спрос, создать условия для перехода на полный хозрасчет и самофинансирование. Конечно же, цены не могли одновременно выполнять столько функций. Их качество с точки зрения соответствия реальным затратам производителей только ухудшилось, что противоречило требованиям самоокупаемости и самофинансирования.
  
   Первоначально государственные заказы охватывали подавляющую часть продукции. Под воздействием критики, что государственные заказы ограничивают самостоятельность предприятий, с 1989 г. усиливается тенденция по сокращению их состава и объема, расширяется доля продукции, самостоятельно планируемой предприятиями на основе прямых хозяйственных связей и потребительского спроса на рынке. При этом государственные розничные цены оставались фиксированными, дефицит товаров возрастал. Одновременно на фоне роста дефицита товаров, производимых в государственном секторе, сверху стимулируется создание и развитие кооперативов, работающих прямо на рынок.
  
   В связи с реорганизацией управления экономикой была проведена банковская реформа, которая выразилась в создании крупных отраслевых специализированных банков, действующих на началах полного хозрасчета, при котором минимальная процентная ставка, взыскиваемая банком с заемщика, должна покрыть его расходы и обеспечить прибыль. Вместо трех банков - Госбанка, Стройбанка и Внешторгбанка - были организованы шесть банков - Госбанк, Внешэкономбанк, Промстройбанк, Агропромбанк, Жилсоцбанк (Банк жилищно-коммунального хозяйства и социального развития), Сбербанк (Банк трудовых сбережений и кредитования населения).
  
   Отраслевым специализированным банкам было предоставлено право краткосрочного и долгосрочного кредитования. В этой связи значительные кредитные ресурсы из Госбанка были переданы специализированным банкам. За Госбанком была сохранена эмиссионная, расчетная, контролирующая функции и кредитование непроизводственной сферы. Такая перестройка банковской системы вызвала резкое увеличение издержек обращения банков в связи с увеличением банковского аппарата, ростом его заработной платы и организационных расходов. Предприятия, как и прежде, закреплялись за банками и не имели права выбора в получении кредитных ресурсов. Каждый банк, осуществляя простое финансовое обслуживание и субсидирование предприятий, стал самостоятельно предоставлять кредиты. Госбанк занимался распределением ресурсов только на верхнем уровне, не имея возможности воздействия на выполнение кредитных планов.
  
   В 1988-1989 гг. на базе денежных накоплений различных отраслей промышленности стали создаваться коммерческие и кооперативные банки. Образовалась новая двухъярусная структура банковской системы: Госбанк и специализированные банки - первый ярус; коммерческие и кооперативные банки - второй ярус. В конце 1990 г. принят Закон о Госбанке и банковской деятельности, который устанавливал двухъярусную банковскую систему: первый ярус - Центральный банк; второй ярус - Сберегательный банк, коммерческие банки. К 1990 г. в стране начинает складываться третий ярус кредитной системы - альтернативные государственным страховым учрежде ниям страховые компании на коммерческой основе, инвестиционные фонды и прочие специализированные небанковские кредитные институты.
  
   Коммерческие банки получили самостоятельный статус в области привлечения вкладов и кредитной политики, а также при определении процентных ставок. Госбанк, кроме эмиссионной и расчетной функции, стал контролировать деятельность коммерческих банков путем установления для них обязательных норм резервов и хранения их на своих счетах. Специализированные банки были превращены в коммерческие.
  
   С 1990 г. имела место множественность валютных курсов рубля: официальный, применяемый с 1961 г. для международных сопоставлений; специальный курс, введенный в 1989 г. при валютном обслуживании граждан ; коммерческий курс, введенный в ноябре 1990 г. для расчетов по внешнеторговым операциям; биржевой курс, опреде ляемый с апреля 1991 г. на валютной бирже Госбанка СССР.
  
   Итогами реформирования экономики СССР явилось уменьшение темпов экономического роста и капитальных вложений, рост внешней задолженности. С 1985 по 1989 г. под воздействием радикальных экономических реформ среднегодовые темпы экономического роста СССР снизились до 2%. В табл. 14 видно, что начиная с 1990 г. наблюдается спад производства, а с 1991 г. - резкое уменьшение капитальных вложений. В период радикальных экономических ре форм в СССР внешняя задолженность составлявшая 28,3 млрд. долл. США в 1985 г., увеличилась до 59,8 млрд. долл. к 1990 г. и составила 69 млрд. долл. в 1991 г.
  
   Повышение розничных цен в 1991 г. почти в 2 раза не ослабило напряженность на потребительском рынке. Экономическая ситуация в стране требовала чрезвычайных мер. Выбор был сделан в пользу распада СССР и либерализации экономики образовавшихся на его территории новых государств.
  
   Таблица 14
   Среднегодовые темпы прироста произведенного национального дохода и капитальных вложений
   1961-1965 1966-1970 1971-1975 1976-1980 1981-1985 1986 1887 1988 1989 1990 1991
   Произведенный
   национальный
   доход ,6,5
   7,4
   6,3
   4,2
   3,5
   2,4
   0,7
   4,5
   1,9
   -4
   -14,3
   Капитальные вложения 5,4 7,3 6,7 3,7 3,7 9,2 5,9 7,7 4,1 0,1 -15,5
  
   С началом радикальных реформ в СССР страны-члены СВ приняли в 1987 г. решение о поэтапной перестройке многостороннего сотрудничества и интеграции. Все страны, включая СССР, взяли курс на либерализацию национальной экономики. В 1988 г. было подписано соглашение о торговле и сотрудничестве ЕС с Венгрией, в 1989 г. - торговое соглашение ЕС с Чехословакией, в 1989 г. - соглашение об экономическом и торговом сотрудничестве ЕС с Польшей. В конце 80-х гг. ЕС практически установило экономические отношения со всеми странами Восточной Европы. В начале 90-х гг. страны Восточной Европы взяли курс на либерализацию национальной экономики.
  
   Резюме
   * Дискуссии по вопросам товарно-денежных, отношений продолжи лись в 60-х гг. Представителями экономико-математического направления была выдвинута абстрактная концепция цен оптимального плана, не позволявшая применить ее в практике. Концепция оптимального управления, нацеленного на устойчивый рост уровня благосостояния граждан, стимулирующая высокопроизводительный труд и позволяющая эффективно использовать в практике ЭВМ, создана не была. По итогам дискуссий был признан плановый характер закона стоимости, что и легло в основу рекомендаций по укреплению хозрасчета на предприятиях в направлении децентрализации управления народным хозяйством. Ликвидация стратегического преимущества СССР отвечала эгоистическим устремлениям директорского корпуса.
   * Реформой 1965 г. в плановый механизм хозяйствования был встроен критерий прибыли и увеличена доля финансовых средств, остающихся в распоряжении предприятий. Отчисления от прибыли заменили платежами из прибыли, взимаемыми как бы с "собственников" средств производства. Стала развиваться практика долгосрочного кредитования производственных инвестиций, означавшая сужение сферы их централизованного распределения. Усилилась зависимость доходов коллективов не от принятия напряженных планов, а, как и принято в товарном (рыночном) хозяйстве, от реализации продукции. От оптовых цен потребовали выполнение функции стимулирования производителей, что в условиях усиления монополизма производителей вызвало их рост и сделало невыгодным внедрение новых технологий. Так как темпы роста заработной платы стали опережать темпы роста производительности труда, г розничные цены оставались практически фиксированными, то набирали темпы дефицит товаров народного потребления и спекуляция ими, усугубляемые решением о досрочном погашении облигаций государственного займа 1957 г.
   * Развивалась экономическая интеграция СССР со странами-членами СЭВ на базе координации перспективных планов экономи ческого развития. В 1964 г. страны - члены СЭВ перешли к многосторонним расчетам между с использованием переводного рубля для обслуживания планов. Его эмиссию осуществлял Международный банк экономического сотрудничества, устанавливавший курс платежного рубля методом валютной корзины. Для развития интеграции был организован Международный инвестиционный банк, предоставлявший инвестиционные кредиты странам-членам СЭВ. Являясь крупным кредитором, СССР получил от социалистических стран в 60-е гг. несколько кредитов для развития сырьевых отраслей. В этот же период начинают развиваться кредитные отношения СССР с развитыми капиталистическими странами, направленные на закрепление сырьевой ориентации СССР в мировой экономике.
   * Страны-члены СЭВ оказывали экономическую помощь развивающимся странам, программы развития которых были направлены на повышение удельного веса государственного сектора в ключевых отраслях экономики и осуществление национальных планов. В середине 70-х гг. появились многосторонние связи, типа соглашений "СЭВ - развивающаяся страна". Предоставляя дешевые кредиты развивающимся странам, социалистические страны несли потери.
   * В течение 60-70-х гг. страна искала пути к созданию автоматизированных систем управления, но при отсутствии концепции эффективной национальной стратегии развития их создание не могло быть успешным. Страна продолжила путь экономических экспериментов по нормативному распределению прибыли с директивным установлением цен и лоббированием отраслевых интересов, по образованию комплексов и их разбиению. Все это вело к усилению монополизма производителей, к снижению темпов экономического роста и к развитию "теневого" рынка дефицитных товаров.
   К середине 80-х гг. США обгоняют СССР в темпах роста капитальных вложений. Устойчивыми становятся тенденции роста товарооборота с развитыми капиталистическими странами и роста внешней задолженности перед ними, приобретения сырьевой ориентации с усилением технологической и продовольственной зависимости СССР в мировой экономике. Учитывая, что доходы от нефти увеличиваться не будут, руководство страны сделало выбор в пользу иностранных инвестиций и трансформации социалистической экономики в капиталистическую. Вместе с радикальными реформами в СССР началась перестройка деятельности СЭВ.
  
   Под лозунгами самоокупаемости, самофинансирования и самоуправления государство "сдавало" централизованное распределение инвестиций через механизм государственного бюджета. Сокращались государственные заказы и усиливалась самостоятельность предприятий в заключении хозяйственных договоров, в выборе формы хозрасчета и в ценообразовании. На фоне роста дефицита товаров в государственной торговле стимулируется создание кооперативов. Проводится реорганизация банковской системы по переводу специализированных банков на полный хозрасчет и затем создания на базе их денежных накоплений коммерческих банков, деятельность которых контролируется Госбанком. С 1990 г. имеет место множественность валютных курсов рубля.
  
   Итогами реформирования экономики СССР явились спад производства и капитальных вложений, бюджетный дефицит, переход инфляции из скрытой формы в открытую, резкий рост внешней задолженности. Экономическая ситуация в стране требовала чрезвычайных мер. Выбор был сделан "сверху" в пользу распада СССР и либерализации экономики образовавшихся на его территории новых государств, образовавших Содружество независимых государств (СНГ). Преемницей всех обязательств СССР стала Российская Федерация (РФ). С распадом СССР страны Восточной Европы уверенно двинулись по пути либерализации национальной экономики, привлечении иностранных инвестиций и торгового сотрудничества с ЕС.
  
   {Перейти к началу страницы}
   {Перейти к содержанию книги}
   {Смотреть карты}
  
   {Обсудить в форуме}
  
   3.5.Либерализация национальной экономики в развитых странах
  
   Посредническая деятельность транснациональных банков позволила развитым странам пережить первый нефтяной шок, но ухудшила ситуацию для развивающихся стран-импортеров нефти, чей долг банкам вырос с 32 млрд. долл. в конце 1973 г. до 156 млрд. долл. в конце 1979 г. [47]. Сокращение спроса на нефть в 1975-1978 гг., либеральная валютная политика и текущий дефицит платежного баланса США предоставили международным рынкам ликвидные средства для урегулирования внешней задолженности развивающихся стран и сокращения их внешнего дефицита.
  
   В связи с тем, что нефть реализуется на доллары и создается на них дополнительный спрос, позиции доллара США по отношению к западноевропейским валютам усилились. Чтобы не допускать импорт инфляции через обесценивающиеся доллары США и массовые переливы из страны в страну "горячих денег", странами ЕС (кроме Великобритании и Греции) вводится в 1979 г. европейская валютная система (ЕВС). Система была призвана вытеснить доллар из международных расчетов западноевропейских стран, стабилизировать валютные курсы по принципу европейской валютной "змеи" и продолжить интеграционные процессы.
  
   Базой для установления курсовых соотношений между странами-членами ЕВС, единых сельскохозяйственных цен ЕС, средством расчетов между их центральными банками и специализированными институтами становится европейская валютная единица (экю), частично обеспеченная золотом. С этой целью были осуществлены взносы - 20% официальных золотых и долларовых резервов стран-членов ЕВС в ЕФВС (Европейский фонд валютного сотрудничества) в форме возобновляемых трехмесячных сделок "своп". Сделки "своп", сочетающие продажу резервов на условиях наличной поставки с одновременным заключением сделки на их обратную покупку, сохраняют тем самым права собственности на эти резервные активы. При регулировании эмиссии экю и объема резервов в ЕФВС ориентиру ются на рыночную цену золота, что заставляет ежеквартально пере оценивать золотые резервы. Операции по взаимной поддержке курсов валют осуществляются в рамках ЕФВС через механизм многостороннего клиринга по сальдо взаимных обязательств и кредитов центральных банков с техническим содействием Банка международных расчетов.
  
   Для семи валют стран-членов ЕВС был установлен предел колебаний в 2,25%, а для Италии с учетом ее валютно-финансовой нестабильности - 6%. Поддержка согласованных курсов осуществляется валютными интервенциями центральных банков стран-членов ЕВС с использованием долларов и валют стран-членов ЕБС. Для покрытия временных дефицитов платежного баланса Европейский валютный фонд предоставляет краткосрочные и среднесрочные (сроком до 5 лет) кредиты центральным банкам. Из-за несогласованности принципов экономической политики в странах ЕВС в течение 1980-1983 гг. периодически происходила корректировка валютных курсов через девальвацию более слабых валют (итальянская лира, французский франк, ирландский фунт, датская крона) и ревальвацию сильных ва лют (марка ФРГ, голландский гульден).
  
   В 80-х гг. увеличились ассигнования бюджета ЕС на фонды регионального регулирования для сглаживания неравномерного развития и социальной политики, направленной на преодоление структурной безработицы. Интеграционная деятельность ЕС усилила его конкурентоспособность по отношению к США. В 1980 г. на долю западноевропейских стран приходилась 1/3 промышленного производства (на долю США - 36,1%) и около половины золотовалютных резервов капиталистического мира. Однако передача некоторых прав национальных государств наднациональным органам и принципы функционирования ЕЭС неравномерно усиливали позиции входящих в него стран. За счет других стран ЕС происходит усиление лидера - ФРГ, что, прежде всего, вызывает недовольство у Франции.
  
   Свержение шаха в Иране в 1979 г. и начало ирано-иракской войны резко сократило предложение нефти на мировом рынке, что позволило странам ОПЕК в два раза увеличить цены. Второй нефтяной шок в 1979-1980 гг., вызванный ростом цен на нефть и повышением уровня ссудного процента в развитых странах, боровшихся с высокими темпами инфляции, резко увеличили внешнюю задолженность развивающихся стран до 530 млрд. долл. к концу 1981 г [61]. Помощь стран ОПЕК развивающимся странам компенсировала лишь 1/3 дополнительных их расходов из-за повышения цен на нефть.
  
   В 1979-1981 гг. была резко снижена доля нефтедолларов, направляемых в США, по сравнению с другими развитыми странами. Для улучшения своего платежного баланса США взвинтили процентные ставки коммерческих банков за кредиты до 20%, что увеличило приток иностранного капитала и вызвало искусственное повышение доллара. Курс доллара вырос по отношению к валютам 23 крупнейших партнеров США на 12,3%, а к марке ФРГ - на 37% [61]. Процентной гонке последовали западноевропейские страны, так как отток капиталов из них привел к сокращению у них валютных резервов и удорожанию импорта. Во Франции процентная ставка увеличилась до 24%, а по потребительскому и ипотечному кредитам - до уровня
  
   30% [61]. Амплитуда колебаний валютных курсов возросла до 20%, в международных расчетах увеличилась доля неторговых платежей (с 60% в сер. 60-х гг. до 80% в 1980 г.), что определило большее влияние еврорынка на курсы валют по сравнению с торговыми балансами.
  
   Такое резкое повышение процентных ставок, нарушившее естественное движение нормы прибыли и нормы процента к понижению в связи с ростом предложения ссудного капитала, обеспечил диктат транснациональных банков, в основном базирующихся в США, и скоординированная финансовая политика США и ЕС, направленная на подержание стабильности национальных валют и сбалансированности платежных балансов. Рынок евровалют, на который оказывает влияние экономическая политика конкурирующих между собой США, Западной Европы и Японии, стал способным вызвать валютный кризис в любой стране посредством передвижения огромных сумм "горячих денег". Так как на нем всегда преобладают американские доллары, и США препятствуют повышению роли международных счетных единиц в международных расчетах и платежах, то валютно-финансовый кризис всегда используется в пользу доллара.
  
   Благодаря развитию еврорынка развитые страны смогли привлечь нефтедоллары для инвестирования экономики, несмотря на угрозу их блокирования по политическим причинам, как это было в случае ирано-американского конфликта. Большая часть доходов стран ОПЕК была размещена на депозитах в западных банках и особенно на международном рынке капиталов в Лондоне из-за высокой прибыльности вложений. Доля портфельных инвестиций стран ОПЕК значительно превышала их прямые инвестиции. Инвестиционные возможности развитых стран были также увеличены в связи с сокращением пошлин на 30% во взаимной торговле США и ЕЭС по отношению к Японии, что соответствовало решениям "Токио раунда". Кроме того, расширилась добыча нефти в Великобритании, Норвегии, Мексике и были приняты меры по сокращению спроса на нефть за счет дивер сификации и экономии энергоносителей.
  
   Политические и экономические разногласия стран ОПЕК помеша ли им выработать единую ценовую стратегию. Некоторые страны ОПЕК нарушали согласованные цены и квоты нефтедобычи. Все это, несмотря на то что в 1983 г. свыше 90% нефтедобычи ОПЕК осуществляли национальные государственные компании, вынудило страны ОПЕК снизить цену на эталонный сорт нефти на 15%. Контроль ОПЕК над ценами на нефть ослаб, и спрос на нефть на мировом рынке продолжал падать.
  
   Значительные активные сальдо платежных балансов стран ОПЕК, накопленные в результате повышения мировых цен на нефть, позволили странам ОПЕК добиться успехов по пути индустриалиазации. Однако падение доходов повлекло отказ стран ОПЕК от инвестиционных проектов. Усилилась несбалансированность их экономики, наметилось отставание сельского хозяйства. Высокие темпы инфляции обострили проблему социального неравенства, что заставило страны ОПЕК использовать зарубежные активы и обратиться за займами на международный рынок капиталов. К началу 1986 г. добыча нефти странами ОПЕК против максимального ее уровня в 1979 г. сократилась на 50%, а доля в нефтедобыче капиталистического мира упала с 64 до 42% [61]. ОПЕК стали предпринимать попытки включить в свой состав другие развивающиеся страны-экспортеры нефти: Мексику, Малайзию, Египет, Анголу.
  
   Политика высоких процентов в 80-е гг. вызвала кризис платежеспособности развивающихся стран. Возникшая глобальная проблема неплатежей развивающихся стран по задолженности частным банкам, распространение плавающих валютных курсов и банкротство ряда банков требовали усиления контроля центральных банков за операциями банков на еврорынке. Однако попыткам государственного и межгосударственного регулирования еврорынка противодействуют его крупнейшие поставщики и потребители - транснациональные корпорации. Они получают кредиты на еврорынке дешевле, чем национальные фирмы. Руководствуясь критерием прибыли, международные монополии усиливают диспропорциональное развитие мировой экономики. Им выгодней ограничивать объем производства и загрузку мощностей, чем внедрять новые технологии и снижать цены на производимую продукцию. Предоставляя кредиты, крупные коммерческие банки с развитыми заграничными связями способствуют усилению инфляции, обостряют конкурентную борьбу между странами и затрудняют применение государствами политики кредитной рестрикции или экспансии.
  
   США первыми из всех стран приняли меры к дерегулированию национальных финансовых рынков, чтобы сделать их конкурентос пособными с еврорынками. В начале 70-х гг. в Чикаго возник рынок финансовых фьючерсов для валют. Начиная с 1978 г., были постепенно устранены фиксированные потолки процентных ставок и с 1979 г. стал развиваться чикагский и нью-йоркский рынки финансовых фьючерсов для процентных ставок. В 1981 г. Нью-Йорк был объявлен свободной банковской зоной, т.е. центром "Оффшора", в рамках которой для операций, осуществляемых с иностранными нерезидентами, были предоставлены налоговые льготы, освобождение от валютного контроля и других ограничений, действующих на внутреннем рынке капиталов. Это расширило рынок евровалют на США. К евродолларам стали относить всю массу долларов, используемых для депозитно-ссудных операций во всех странах, включая США. Рынок валютных опционов появился в Филадельфии в 1982 г., а затем - в Чикаго в 1983 г. Налог, удерживаемый при выплате процентов по облигациям, который лежал в основе евроэмиссий, был отменен в 1984 г.
  
   Для повышения своей конкурентоспобности европейские финансо вые центры устремились либерализовать свои финансовые рынки. В первую очередь это сделал Лондон.
  
   Вызванные нефтяными шоками, экономические кризисы в странах большой семерки (США, Япония, Германия, Франция, Италия, Англия и Канада) в 1974-1975 гг. и 1980-1982 гг. выразились в замедлившихся темпах экономического роста, усилении инфляции, росте безработицы, падении прибылей, накоплении бюджетных дефицитов и международной нестабильности. Кризис 1980-1982 гг. убедительно показал, что его природа гораздо сложней, чем это представлялось после первого нефтяного шока. Он знаменовал кризис методов государ ственного регулирования экономики, основанных на смеси кейнсианства с его составной частью - "кривой" Филлипса и монетаризма. Предпринимательство нуждалось в новом подходе, позволяющем восстановить рентабельность.
  
   Исходя из того что заработная плата является ценой равновесия на рынке труда, Филлипс выявил устойчивое обратное нелинейное соотношение между темпом роста заработной платы и степенью безработицы на основе статистических данных Великобритании за 1861-1957 гг. Предполагая, что темпы изменения зарплаты прямо влияют на изменение цен в зависимости от соотношения между темпами роста зарплаты и производительности труда, Филлипс построил кривую, выражающую связь между уровнями безработицы и инфляции при темпе роста производительности труда в 2%. Из графика следовало, что при этом росте производительности труда стабильность цен в Великобритании возможна при уровне безработицы не ниже 2,5% в год. Подход Филлипса, позволяющий количественно выразить связь между уровнем инфляции и уровнем безработицы, был развит Саму-эльсоном и Солоу применительно к США.
  
   Используя кривую Филлипса, можно было определить, в какой степени предпочтение полной занятости отразится на росте цен или, наоборот, предпочтение стабильности цен отразится на росте безработицы. Однако кривая Филлипса характеризует эконометрический, а не экономический закон, поскольку она была выведена на изучении корреляционных связей прошлого, а не на выявлении факторов и их взаимосвязей, определяющих уровень инвестиционной активности. Поэтому выводы кейнсианцев, основанные на эконометрических моделях, что слабая инфляция, не превышающая 6%, способствует экономическому развитию, оказались опровергнуты развитием экономической ситуации в 70-х - начале 80-х гг.
  
   По мнению кейнсианцев, слабая инфляция вызывает перераспределение дохода в пользу прибылей предприятий, побуждая их поддерживать темп инвестиций на высоком уровне. Следствием желания предприятий найти дополнительную рабочую силу является рост заработной платы, сопровождаемый ростом занятости. В этом случае имеет место инфляция спроса. Если же рост цен вызывается деятельностью организованных групп - профсоюзами и монополистическими предприятиями, которые могут нарушить стабильность цен и привести в действие инфляционную спираль, то в этом случае имеет место инфляция издержек. Понятно, что если число безработных и цены меняются в одинаковой пропорции, то имеет место инфляция издержек, вызываемая действиями профсоюзов [57].
  
   Перерастание инфляции в гиперинфляцию причиняет убытки слабым социальным слоям и ухудшает состояние платежного баланса, поскольку увеличивается импорт и уменьшается экспорт. Чтобы не допустить гиперинфляции, государство предпринимает меры, зависящие от того, имеет ли место инфляция спроса либо инфляция издержек. Сокращение государственных расходов, повышение налогов, повышение учетной ставки, сокращение количества денег в обращении и т.д. не позволяют профсоюзам повышать зарплату, а монополистам завышать цены, что устраняет причины инфляции, но возникает проблема безработицы. Если же государство, увеличивает расходы и способствует тем самым сокращению безработицы, то получает проблему инфляции издержек, когда вступают в действие организованные группы. Для предотвращения их действий по нарушению стабильно сти цен государством используется политика доходов, позволяющая увеличивать заработную плату по мере повышения производительно сти труда, не вызывая при этом инфляции.
  
   Итак, следуя кейнсианству, перед государством с регулируемой рыночной экономикой стоял выбор между многими вариантами, отличающимися различными соотношениями между уровнем инфляции и уровнем безработицы. Однако в условиях перехода государств к гибким валютным курсам и большего влияния на них еврорынка по сравнению с торговыми балансами, диктата транснациональных банков в определении процентных ставок и импорта инфляции, кейнсианские методы регулирования национальной экономики, предполагающие возможность регулирования экономики на государственном уровне и сочетание экономической эффективности с социальной справедливостью, стали неэффективными. Национальный рынок стал зависимым от спекулятивного движения транснационального капитала, которому была нужна новая доктрина, подчиняющая экономическую деятельность государств интересам роста его прибыли.
  
   Предпочтение все более отдавалось монетаризму, поскольку у монетаристов нет, как у кейнсианцев, проблемы выбора соотношения между уровнем инфляции и уровнем безработицы. Инфляция, по мнению монетаристов, порождает неуверенность у производителей в будущем, и только рыночная саморегуляция будет способствовать реализации инвестиционных программ. Как известно из кривой Филлипса, выбор в пользу недопущения инфляции в условиях господства монополистического капитала влечет за собой рост безработицы и, следовательно, снижение доли заработной платы в ВНП. "Подкрепление" этого снижения сокращением социальных расходов государства автоматически влечет повышение доли прибыли в ВНП, что позволяет увеличивать доходы предпринимателей при низких или даже отрицательных темпах экономического роста.
  
   У монетаристов идеальной моделью функционирования экономики является рыночная экономика как саморегулирующаяся система с гибкими товарными ценами и валютными курсами, обеспечивающими внутреннее и внешнеэкономическое равновесие. Главными причинами кризисов и инфляции, по мнению монетаристов, являются государственный контроль над экономическими процессами и государственное регулирование экономики, ведущее к росту государственных расходов и вызывающее тем самым хаотические изменения денежной массы. Они признают вмешательство государства в экономику только в целях обеспечения действия рыночных сил, главным образом в области денежно-кредитной политики.
  
   В отличие от кейнсианцев, у которых уровню процентной ставки отводится ключевая роль в стимулировании производственных инвестиций, у монетаристов на первый план выдвигается стабилизация темпов роста денежной массы в обращении на уровне 3-5% в соответствии с темпами роста ВНП как основное условие ликвида ции циклических колебаний хозяйственной конъюнктуры. Далее, по мнению монетаристов, прирост денежной массы в обращении изменит уровень товарных цен, что повлияет на изменение "реальных" факторов производства. Так же, как и кейнсианцы, монетаристы исследуют влияние финансовых инструментов (налогов и расходов бюджета, количества денег в обращении, уровня процента и др.) на ход производства, не рассматривая при этом обратное влияние динамики структуры производства на изменения в уровнях цен, показателей бюджета, процентных ставок и распределении дополнительных количеств денег в обращении.
  
   Для ограничения прироста денежной массы темпами прироста ВНП ими рекомендуется использовать таргетирование. Поскольку для сдерживания спроса они рекомендуют уменьшать государственные расходы, а гибкость ценового механизма затруднена практикой фиксации цен монополистами, то их борьба с инфляцией осуществляется на фоне замедления инвестиций, усугубления безработицы и сокращения социальных расходов государственного бюджета. Поэтому "вилка" нередко расширяется из-за закладывания в нее неизбежных тем пов инфляции, как это происходило в ФРГ, либо государства вовсе отказывались от таргетирования, как это сделали центральные банки Канады и Японии в 1982 г.
  
   Для либерализма общественное благо складывается из баланса сил всех социальных групп, определяемых денежными доходами. Поскольку рост государственного долга во всех странах несопоставимо увеличивает доходы транснационального капитала по сравнению с доходами остальных социальных групп, то основанная на принципах либерализма экономическая политика подчиняет развитие национальной экономики его эгоистическим частным интересам. Учитывая расстановку политических сил и пользуясь народной поддержкой, неолиберальные правительства Тэтчер и Рейгана, сформулировавшие свои программы на принципах обеспечения государством условий функционирования свободной конкуренции, уверенно принесли социальную справедливость в жертву роста доходов транснационального капитала [89]. Курс был взят на переход от экономики "спроса" к экономике "предложения", предполагающей сокращение спроса, увеличение налогов и рост процентных ставок, на либерализацию финансовой деятельности.
  
   Англия - вторая по величине база транснационального капитала после США с крупнейшим мировым финансовым центром в Лондоне. "Увлеченность" английскими банками спекулятивными операциями на еврорынке отрицательно сказались на развитии национальной экономики. До прихода Тэтчер к власти в 1979 г. производительность английской перерабатывающей промышленности росла медленней, чем у конкурентов. Из-за конкуренции в 60-70-е гг. исчезли целые отрасли английской промышленности и было потеряно 1/3 мест в обрабатывающей промышленности [37]. Англия существенно отставала в развитии новых технологий, не имела компьютеров соб ственного производства. Выживали только отрасли, работавшие по правительственным контрактам, - оборонная и аэрокосмическая. Ухудшение конкурентоспособности сказывалось на хронически слабом торговом балансе. Использование дефляции для уменьшения спроса на импорт и ликвидации торгового дефицита увеличивало безработицу.
  
   Консерваторы во главе с Хитом, руководствуясь в начале 70-х гг. стратегией большей открытости национальной экономики, вступили в общий рынок, сократили субсидии на жилье и стимулировали частный рынок рефляцией, включающей увеличение государственных расходов, снижение налогов, стимулирование кредитно-денежной экспансии со снижением процентных ставок. Рост инфляции происходил на фоне кризисных спадов производства, высокой безработицы и роста дефицита. Рост цен на нефть, вызванный действиями ОПЕК, определил провал Хита на выборах и избрание Тэтчер лидером партии.
  
   Лейбористы выиграли выборы с альтернативной экономической стратегией, направленной на защиту промышленности и ее модернизацию. Предполагалось осуществить либо прямую национализацию фирм, "задающих темп в основных отраслях", либо получить право на участие правительства в принятии решений по капитальным вложениям в обмен на получение частными предприятиями субсидий. Одновременно предполагалось обеспечить через профсоюзы равные права работников и пайщиков в советах директоров крупных фирм. Однако выполнение последнего условия вызвало бы катастрофический отток капитала, и лейбористское правительство, отказавшись от своей стратегии, направило все свои усилия на снижение инфляции, достигшей 23% в год в 1975 г. [37].
  
   Во всех бедах кризиса 1974-1975 гг. Тэтчер обвинила государственный контроль, неэффективность государственных монополий на уголь, газ, электричество, железнодорожный транспорт, телефонную систему и огромные налоги, налагаемые на предприятия, для содержания огромного штата чиновников и профсоюзов. Альтернативой бюрократическому вмешательству была предложена рыночная экономика, которая вернет англичанам высокий уровень жизни. "Забытые" идеи либерализма, господствовавшего в Англии в XIX в., стали привлекательными для большинства англичан, позволивших Тэтчер реализо вать их на практике в интересах транснационального капитала.
  
   Посредством перехода от подоходного налога к косвенным было переложено налоговое бремя на слабые социальные слои. Увеличилась заработная плата полицейских и военных, а государственная поддержка жилья, образования, общественных услуг уменьшилась. Сохранили только Национальную службу здравоохранения, пользующуюся народной поддержкой. Сокращение штата налоговых инспекторов сопровождалось ростом уклонений от налогов. Профсоюзы лишились контроля по суду над работодателями, а предприниматели - контроля за утечкой капитала за рубеж, что сделало транснациональные корпорации полностью неподотчетными.
  
   В 1979 г. был снят валютный контроль. В 1982 г. в Лондоне открылась Лондонская международная биржа финансовых фьючерсов (ЛИФФЕ) - рынок контрактов по процентным ставкам и валютам. В 1985 г. был создан рынок валютных опционов, действующий в сотрудничестве со специализированным рынком в Филадельфии.
  
   Тэтчеризм не улучшил конкурентоспособность Англии. Как и в 30-е гг. XIX в., доктрина либерализма, предоставив свободу действиям предпринимателей, ухудшила защищенность наемных работников. Однако если ранее свободная конкуренция способствовала эффективному развитию производства, то в новых условиях доктрина либерализма была использована для распродажи государственной собственности монополиям, при господстве которых свободная конкуренция исключена. Руководствуясь критерием прибыли, монополии не заинтересованы в эффективном развитии национальной экономики и нужных ей нерентабельных отраслей (инфраструктуры, угольной промышленности и др.), во внедрении новых технологий и обучении рабочей силы. Заброшенность государственного образования привела к тому, что в конце 80-х гг. лишь 1/3 промышленных рабочих Англии имели образование, в то время как во Франции - 50% и в Германии - 75% [86].
  
   Реальный объем ВВП в 1989 г. оставался на уровне 1979 г. За этот период среднегодовые темпы роста капитальных вложений были отрицательными и составляли - 1,3%. Рост производительности в перерабатывающей промышленности Англии до начала рецессии 1989 г. в сравнении с 60-70-ми гг. объясняется не внедрением новых технологий, а закрытием нерентабельных заводов [37]. За 10 лет тэтчеризма резко вырос торговый дефицит и дефицит платежного баланса. Ситуация была бы значительно хуже, но открытие нефти и газа в Северном море освободили Англию от их импорта. Доходы от новых месторождений пошли на расходы по выплатам пособий людям, лишившихся работы.
  
   Обещания Тэтчер уменьшить дефицит бюджета были выполнены лишь во второй половине 80-х гг., когда началась широкомасштабная приватизация по заниженным ценам государственных монополий (нефть, газ, телефон), позволившая увеличить доходы бюджета, для поддержки его текущих расходов, а не на капитальные вложения. В 1989г. правительство добилось положительного сальдо государственных финансов. Однако в связи с кризисом начала 90-х гг. произошло резкое увеличение бюджетного дефицита до 40 млрд. фунтов стерлингов в 1992 г., что намного превышало самые крупные дефициты периода регулирования экономики кейнсианскими методами [58].
  
   Победа Тэтчер в 1979, 1983 и 1987 гг. объясняется отсутствием у лейбористов серьезной альтернативы. Отставка Тэтчер в 1990 г. и предвыборная программа Мэйджора, отказавшегося от подушного налога, обеспечили победу консерваторов и в 1992 г.
  
   На президентских выборах в 1981 г. в США с программой либерализации экономики победил Рейган, использовавший, как и Тэтчер, недовольство коррумпированностью правительства, растрачивающего народные деньги и удушающего инициативу предпринимателей. Президент вернулся к экономической политике до великой депрессии, когда правительство не несло ответственность за макроэкономические процессы в экономике. В его программе предусматривалась реализация идей появившейся в 80-х гг. теории предложения, рекомендовавшей для "оздоровления" экономики следующие меры: сокращение налогов, удушающих инициативу, для увеличения сбережений и подъема экономики; сокращение государственных расходов, в первую очередь социальных, для недопущения роста бюджетного дефицита с монетаризацией государственного долга, ведущего к инф ляции и росту бремени налогов; постепенное замедление роста де нежной массы в обращении с помощью политики высокого процента за государственные кредиты.
  
   Так как стратегической целью экономической политики Рейгана являлось изменение военного паритета с СССР в пользу США, то за период его правления военные расходы увеличились с 5,3% в ВВП в 1980 г. до 6,5% в 1986 г. [58], после чего эта доля стала неуклонно снижаться. Несмотря на попытки Рейгана жестко сократить государственные расходы, их доля под воздействием политических сил, сумевших успешно защитить свои программы, увеличилась в ВНП с 20% в 60-70-х гг. до 24%. Налоговые реформы в 1981 и 1986 гг., предусматривавшие мето ды ускоренной амортизации и льготы для малоимущих и направленные на снижение налоговых ставок при расширении налоговой базы, приве ли к уменьшению налоговых поступлений.
  
   Поэтому вместо обещанного программой Рейгана достижения сбалансированного бюджета в 1984 г. среднегодовые размеры дефицитов федерального бюджета в 1980-1989 гг. составляли 4,1% по сравнению с 2,1% в 1970 - 1979 гг. За годы правления Рейгана среднегодовые темпы инфляции за период 1960-1980 гг. снизились с 5,1 до 4,7% в 1981-1988 гг. Это снижение темпов инфляции было "перекрыто" ростом уровня безработицы с 5,6 до 7,5%, снижением темпов роста производительности с 1,9 до 1,5% [58] и ростом государственного долга до 55% ВВП к концу 80-х гг. В этот период заметно возросла дифференциация в распределении доходов - увеличилась численность беднейших социальных слоев с 11,7 до 14,2%; уменьшилась доля семей со средними доходами 20-30 тыс. долл. в год с 19 до 17% и снизилась реальная заработная плата американцев на 4,2% [52].
  
   Гигантский импорт капитала для финансирования бюджетного дефицита и спекуляция недвижимостью до 1989 г., вызванная уходом государства от регулирования к приватизации, разорвали связь между реальными экономическими показателями и их финансовыми значениями. Рост задолженности стран Латинской Америки, частных лиц по кредитным карточкам и промышленного сектора развитых стран привели к тому, что ножницы между реальной экономикой и раздутыми финансами раскрылись в 80-х гг. до уровня, проложившего путь к депрессии 90-х гг. Гора долгов превращается в вулкан с оползнями. Симптомами грядущего кризиса стал "октябрьский крах" на бирже Нью-Йорке в 1987 г., банкротство сберегательных и кредитных институтов США, крах рынка недвижимости и растущие убытки в страховании [35].
  
   Широкое движение либерализации 80-х гг. затронуло и другие развитые страны.
  
   В 1986 г. усилилась торговая война США с Японией, занимавшей после США второе место по производимой доле мирового ВВП. В Японии, как и в ряде других азиатских стран - Южной Корее, Малайзии, Тайване, использовалась политика предоставления долгосрочных кредитов под низкий процент для роста инвестиций и внедрения новых технологий. Либерализация японского рынка началась в 1979 г., когда японские власти отменили валютный контроль и стали проводить политику ограничения государственных расходов с целью ликвидации бюджетного дефицита. Темпы роста внутреннего спроса сократились, и динамизм развития стал поддерживаться внешнеторговой экспансией в США, где наблюдался циклический экономический подъем, чему способствовал "нефтяной шок", породивший в США спрос на малолитражные автомобили, производимые в Японии. Кроме того, проводимая Рейганом политика высоких процентных ставок для привлечения иностранных капиталов повысила курс доллара с 1981 по 1985 г. на 75%, что снизило конкурентоспобность американских фирм на внутреннем рынке также на 75%. Начался беспрецедентный японский бум. Стоимость японского экспорта в США увеличилась более чем вдвое, актив Японии по текущим счетам платежного баланса возрос за 1981-1986 гг. с 5,9 млрд. долл. до 93,8 млрд. долл., приблизив его положительное сальдо к 4% ВНП. Опыт показывает, что даже приближение к 2% рубежу обостряет торговую конкуренцию [46].
  
   Осенью 1985 г. в Нью-Йорке состоялось совещание группы "пяти" (министров финансов США, Англии, Франции, ФРГ и Японии), на котором было решено понизить курс доллара по отношению к валютам других развитых капиталистических стран. Новая валютная стратегия "слабый доллар - сильная Америка" ударила, прежде всего, по интересам Японии, которая стала вынуждена переориентироваться на стимулирование внутреннего спроса и открытие своего рынка развитым странам. Неожиданная глубина падения доллара (курс иены резко вырос примерно с 240 иен почти до 140 иен за доллар в начале 1986 г.) имела тяжелые последствия для японской экономики. Прирост ВНП в 1986 г. Оказался самым низким с 1974 г. и составил лишь 2,4%, объем промышленного производства абсолютно сократился на 0,4%. Это стимулировало дефляцию, рост безработицы, инвестирование жилищного строительства. В рамках соглашений между США и Японией осуществляется либерализация внутренних рынков капитала и развиваются иностранные финансовые учреждения, был открыт в Токио международный финансовый рынок "Оффшор", открыт в 1985 г. рынок для финансовых фьючерсов и с 1989 г. - для опционов. Однако дерегламентация японского рынка делается осторожно, что проявилось в мощном сопротивлении рынка Токио биржевому краху в 1987 г. [47].
  
   Во Франции традиционно финансовая и банковская деятельность подвергалась наибольшей регламентации по сравнению с другими странами ЕС. Еще в 1982 г. акты французской национализации укрепили подчинение финансового и банковского аппарата государству. В 1985 г. была начата политика дерегулирования и открытия французского рынка. Был учрежден рынок финансовых фьючерсов. После приватизационного шока был предложен рынок опционов в 1986-1987 гг. После отмены кредитных ограничений в 1987 г. Контроль над денежной массой стал осуществляться при помощи процентных ставок и обязательных резервов. Валютный контроль постепенно смягчался вплоть до отмены его, в том числе над операциями с ценными бумагами для резидентов и нерезидентов в 1989 г. В 1990 г. контроль за движением капиталов был полностью отменен. Величина французских инвестиций за границей намного меньше объема инвестиций США, Великобритании, ФРГ и Японии [47].
  
   В ФРГ, давней приверженнице либеральной доктрины, либерализация финансовой и банковской деятельности происходит не быстрыми темпами, поскольку особое внимание уделяется стабильности цен и денежного обращения и, следовательно, эффективному валютному контролю. В то же время, как и во Франции, в 1984 г. было отменено удержание у источника налога, которым облагались дивиденды, получаемые нерезидентами - владельцами германских облигаций. Были сняты некоторые запреты с германских банков в сфере валютных свопов, финансовых фьючерсов и операций в экю [47].
  
   Таким образом, начатые в 80-х гг. дерегулирование и либерализация финансовых национальных рынков постепенно обеспечили к началу 90-х гг. финансовую интеграцию между еврорынком и национальными рынками промышленно развитых стран. К основному результату этого периода относится формирование международного валютно-кредитного рынка и его инфраструктуры - системы специализированных финансовых институтов.
  
   Рост выпуска облигаций государственных займов для финансирования непроизводительных расходов, прежде всего военных, развитие акционирования предприятий, фьючерской и опционной торговли золотом, валютой и финансовыми инструментами ускорили процесс количественного роста фиктивного капитала, дающего право его владельцам получать доходы от владения ценными бумагами, и увеличили его отрыв по отношению к темпам роста реального капитала. Было увеличено предоставление средне- и долгосрочных кредитов в национальных единицах страны-кредитора, в евровалютах и международные расчетных денежных единицах с применением фиксированных и плавающих процентных ставок, повышающих гибкость еврооблигационного рынка. Получили развитие евроноты, когда банк обязуется приобретать ценные бумаги, выпускаемые фирмами-заемщиками по ставкам, базирующимся на ЛИБОР, и затем перепродают эти евроноты покупателям. Евроакции не получили развития из-за неразвитости вторичного рынка.
  
   Основной советник Клинтона, Феликс Рогатин так охарактеризовал 80-гг: "Только что завершилось десятилетие величайшей с 20-х гг. спекуляции и финансовой безответственности. Разброд финансов, легкость получения кредитов, отказ от регулирования вкупе с деградацией нашей системы ценностей создали религию денег и внешнего блеска. Начиная с Нью-Йорка и подчиняя постепенно всю страну и весь мир, наши, так называемые, маги финансисты превратили Америку с ее ценностями в гигантское казино... Они сотворили бедствие" [35].
  
   В 80-е гг. усилился дефицит американского платежного баланса и увеличился актив ФРГ, Японии и новых индустриальных стран Азии. Для США ? экспортеров обесценивающихся международных денег, такой рост внешнеторгового дефицита не представляет опасности, так как в условиях либерализации национальных финансовых рынков "невидимая" торговля - услуги и доходы от инвестиций - возрастают значительно быстрей торговли товарами. Такой ход финансового развития когда колебания процентных ставок и курсов валют приводят к значительным передвижениям средств между странами, создает благоприятную почву для расцвета финансовых спекуляций транснациональных корпораций, способных сотрясать экономику государев и регионов.
  
   Выросший к 90-м гг. государственный долг более не дает государствам возможностей для маневра экономическими ресурсами по ликвидации бюджетного дефицита. У правительств 90-х гг. нет, как это было ранее, достаточного количества денег для крупномасштабной финансовой интервенции. Нет и "локомотивов", движущих сил мировой экономики- Отсрочку банкротства неолиберализма и кризиса мировое экономики в конце 80-х - начале 90-х гг. дал экономический кризис в Восточной Европе и СССР. Экономическое равновесие стало зависеть от растущих связей США, ЕС и Японии с бывшими социалистическими и развивающимися странами. Пока США финансировали военные расходы за Германию и Японию, эти страны субсидировали доллар. После распада СССР и социалистического лагеря в 1989-1991 гг. наблюдаются высокие темпы роста инвестиций ЕС и Японии в другие страны, что усилило межимпериалистическую конкуренцию между США, Германией и Японией и усугубило финансовую неустойчивость в мире.
  
   При президенте Буше в начале 90-х гг. экономика США пережила очередной экономический кризис. Он был вызван структурными изменениями из-за сокращения военного сектора экономики в связи с прекращением времен "холодной" войны, сокращением производства в ключевых отраслях для повышения конкурентоспособности их продукции, банкротством предприятий и слабости финансовых институтов, предоставивших им кредиты. В связи с кризисом произошло резкое увеличение бюджетного дефицита до 290 млрд. долл. в 1992 г. В 1990-1993 гг. среднегодовые дефициты федерального бюджета подскочили до 4,8%, государственный долг перешел за отметку 70% [52].
  
   Западная Европа, исключая Англию и Скандинавию, а также Япония и страны Юго-Восточной Азии испытали некоторый рост до весны 1992 г., но летом 1992 г. они вступили в полосу мирового экономического спада. За 1992 г. промышленное производство Японии сократилось более чем на 8% и прирост ВНП составил 1,6% в 1993 г. Более сильный спад в Японии наблюдался лишь в середине 70-х гг., когда повышение цен на нефть ударило по зависящей от импорта энергии стране гораздо больше, чем по другим развитым странам.
  
   В 1993 г. в обращении к Конгрессу президент Клинтон призвал американцев к повышению налогов, чтобы "вместе с ним отправиться в великое национальное путешествие - не только пользоваться сегодняшним процветанием, но и инвестировать гораздо большее в процветание завтра" [91]. Предполагая использовать выгоды демилитаризации для крупного сокращения дефицита и пересмотра "федеральных приоритетов с переносом тяжести с потребления на инвестиции" [91], он обещал добиться резкого ускорения экономического роста и создания рабочих мест в краткосрочной перспективе, после чего последует увеличение доходов населения в долгосрочной перспективе.
  
   Программа Клинтона предполагала повышение налогов и снижение процентных ставок, что нарушало постулат теории предложения, а также уход от принципов налоговой реформы 1986 г. Республиканцы, заявляя о своей приверженности к сокращению расходов для достижения реального сокращения бюджетного дефицита, обвинили Клинтона в намерениях увеличить налогообложение всех поголовно и в отсутствии у него долгосрочной экономической стратегии, четких экономических принципов и ориентиров.
  
   Экономический план Клинтона способствовал некоторому оживлению экономики и появлению новых рабочих мест, но высоких темпов экономического роста добиться не удалось. Темпы роста ВВП составили 3,5% в 1994 г., 2% - в 1995 г. и 2,4% - в 1996 г. Уровень безработных в стране составлял примерно 6% к экономически активному населению, но в 1997 г. достиг низкого уровня в 4,8% [72]. Впервые с 1970 г. дефицит федерального бюджета в 1997 г. составил 0,3% ВВП, что означает его сокращение в 13 раз по сравнению с 1992 г. [63]. Безусловное лидерство США в мировой экономике и рост реальной заработной платы, позволяют многим сделать вывод, что после шести лет правления Клинтона экономика США стала "золотой".
  
   Однако, по данным министерства торговли, зарплата и прочие выплаты к национальному доходу снижались с 1993 по 1996 г., средняя зарплата остается ниже, чем она была в 1973 г. В то же время прибыли корпораций за это время резко возросли. Большие биржевые доходы идут в карман всего 25% семей. Примерно 71% семей не имеют акций либо владеют не более чем на 2 тыс. долл. ценными бумагами. Примерно треть всех рабочих занята на неквалифицированных работах с зарплатой менее 15 тыс. долл. в год [72]. Несмотря на "островки высочайшей технологии", средний технологический уровень США снижается. Уменьшается производительность труда в машинострое нии. В стране ожидается значительное снижение инвестиционной активности, в том числе и абсолютное сокращение расходов на жилищное строительство.
  
   Наблюдаются высокие темпы роста внешнего долга и внешнеторгового дефицита, который в 1996 г. вырос на 8% и составил 188 млрд. долл. [12]. Отрицательное воздействие на состояние платежного баланса США оказывает удорожание доллара во время азиатского кризиса, стимулирующие переток капиталов в доллар. Чтобы укрепить курс доллара, США намерены ужесточить монетарную политику. По мнению ОЭСР, текущий уровень экономического роста в США не может сохраниться, не приводя к росту инфляции. Поэтому прогнозируется замедление темпов американской экономики с 3,8% в 1997 г. до 2,7% в 1998 г. и до 1,9% в 1999 г. [63]. В четвертом квартале 1997 г. рост ВВП достиг 3,9%. Состояние платежного баланса США за 1997 г. значительно ухудшилось. Дефицит составил 45 млрд. долл. вместо ожидаемой величины в 40,8 млрд. долл. Такое ухудшение мо жет способствовать повышению процентных ставок в США.
  
   Оживление деловой активности в мире, начавшееся в середине 90-х гг., было связано сравнительно быстрым ростом экономики в странах Южной и Юго-Восточной Азии и подъемом общехозяйственной конъюнктуры в большинстве промышленно развитых стран.
  
   В 1995 г. на базе ГАТТ была образована Всемирная торговая организация (ВТО), призванная регулировать экономические взаимоотношения стран-участниц на основе Уругвайского раунда многосторонних торговых переговоров (1986-1994) по развитию либерализации международных торговых отношений, в том числе в сфере услуг укрепить взаимодействие с МВФ и Всемирным банком (МБРР). В отличие от ГАТТ, косвенно связанного с ООН, ВТО полностью выведена за его рамки. В промежутках между министерскими встречами руководящим органом ВТО является Генеральный совет, контролирующий выполнение многосторонних торговых соглашений, помогающий разрешению торговых споров путем консультаций, переговоров и т.д. Статус наблюдателя в ВТО имеют более двух десятков стран, находящихся на разных стадиях присоединения к ВТО. Среди них - Россия, Китай и др.
  
   В Великобритании темпы роста ВВП составили в 1994 г. 3,8%; в 1995 г. - 2,5%; 1996 г. - 2,1% и ожидаются на уровне 3% в 1997 г. Уровень безработицы в 1995 г. составил 8,3%. Прямые капитальные вложения Великобритании за рубежом удвоились к 1994 г. по сравнению с 1991 г. Из 108 млн. фунтов стерлингов финансовая корпорация израсходовала в Великобритании в первом квартале 1995 г. лишь 25%, а портфель ценных бумаг в развивающихся странах вырос в 7 раз с 1990 г., что дает ежегодно прибыль в два раза выше, чем в Великобритании [72]. На выборах в 1997 г. победили лейбористы, не предложившие ничего нового. Новый премьер-министр Тони Блэйр продолжил начатый консерваторами либеральный путь дефляционного развития экономики с сокращением социальных расходов и увеличением налогов, с высокими процентными ставками для выплаты растущего государственного долга транснациональным корпорациям. Более высокая доходность внутреннего рынка снизила зависимость британских банков от потенциальных убытков в переживающем кризис азиатском регионе.
  
   В Германии темпы роста ВВП составили 2,9% в 1994 г.; 1,9% - в 1995 г.; 1,4% - в 1996 г.; 2,2% - в 1997 г. Уровень безработицы в Германии достиг в 1995 г. 9,4%. Во Франции темпы экономического роста составили 2,8% в 1994 г.; 2,1% - в 1995 г.; 1,5% - в 1996 г.; 2,5% - в 1997 г. Уровень безработицы во Франции составил 11,6% в 1995 г. В Италии темпы роста ВВП достигли 2,2% в 1994 г.; 2,9% - в 1995 г.; 0,7% - в 1996 г.; 1,0% - в 1997 г. Уровень безработицы в Италии составил 12% [63].
  
   В то время как бывшая советская экономика и Восточная Европа переживают процессы дезинтеграции, страны Западной Европы и особенно ее ведущие государства (Германия и Франция) стремятся развивать интеграцию с целью создания новой супердержавы, способной противостоять гегемонии США. Для этого страны ЕС намерены создать экономический и валютный союз ЕВС с единой общеевропейской валютой "евро" и с европейским центральным банком (ЕЦБ) во Франкфурте, которому национальные правительства передадут все нити управления национальной валютной политикой. Чтобы вызвать доверие к евро как новой валюте, поддерживаемой жесткой финансовой политикой, заключенное в 1991 г. Маастрихтское соглашение предусматривает выполнение странами, претендующими на членство ЕВС, так называемых критериев конвергенции. Страна ЕС не может стать членом ЕВС, если ее государственный долг превышает 60%, или бюджетный дефицит превышает 3% ВВП к концу 1997 г.
  
   Переход к евро условно разбит на три этапа. Первый этап, начавшийся в 1990 г., характеризовался полной либерализацией движения капиталов в ЕС, усилением сотрудничества между центральными банками государств, свободой расчетов в экю и общим сближением экономик. На втором этапе, начавшемся в 1994 г., были приняты более жесткие меры по координации экономической и валютной политики с учетом Маастрихтского соглашения и образован Европейский валютный институт как прообраз ЕЦБ. Третий этап по введению евро для проведения безналичных расчетных операций начнется 1 января 1999 г. С 2002 г. предполагается внедрение банкнот и монет единого образца для стран-членов ЕВС.
  
   На Европейском банковском конгрессе, состоявшемся в ноябре 1997 г. [63], разрабатывалась экономическая и финансовая политика ЕС для переходного периода с мая до конца 1998 г. К маю 1998 г. должна быть названа группа стран, которые первыми войдут в валютный союз. Ожидается, что их количество будет равно 11. Не войдут в союз Великобритания, Греция, Дания и Швеция, которые не видят для себя возможности сразу вступить в ЕВС.
  
   Для того чтобы пройти "отбор", правительства ЕС стали устанавливать бюджетный контроль и проводить дефляцию. В Бельгии парламент проголосовал за самороспуск и предоставление премьер-министру неограниченных прав в отношении госбюджета. Во Франции, где государственный дефицит составлял 5%, правительство вынуждено принимать еще более жесткие меры, что вызвало волну протестов и забастовок. При официальном уровне безработицы свыше 12,5% и спаде производства дальнейшее сокращение расходов в стране, где госсектор является основным производителем ВВП, чревато тяжелым экономическим кризисом. В Германии также наблюдается резкое увеличение государственного долга, вызванное в основном плохим управлением по присоединению Восточной Германии.
  
   Понятно, что проводимые дефляционные меры для введения евро добавят миллионы безработных. Как заявил один из ведущих сотрудников одного из крупнейших европейских банков: "ЕС располагает конфиденциальной информацией, что введение евро добавит миллионы безработных. Никто не рискует сказать открыто, но приход евро вызван вовсе не экономическими причинами. За этим стоят слишком влиятельные силы. Каждый крупный банк, каждое крупное финансовое учреждение Европы вложило сотни миллионов в евро. И сейчас финансовая мощь Европы диктует свои условия, и ни один политик не рискнет бросить ей вызов" [82].
  
   Идея интеграции Европы для усиления ее конкурентных преимуществ была реализована при создании альянса "Ойрекс", объединившего холдинговую компанию фондовых бирж Германии "Дойче берзе АГ" и швейцарскую биржу финансовых фьючерсов и опционов "Соффикс". В нем намерено участвовать объединение французских бирж "Сосьете де бурс франсез". Для укрепления позиций на фьючерсных рынках в Европе альянс открыт для других европейских бирж. С учетом объединения участники намерены скорректировать свою стратегию в сфере банковских инвестиций.
  
   Согласно прогнозу МВФ, Франция, Германия и Италия закончат 1997 г. с дефицитом госбюджета в размере 3,1-3,2% [63], хотя членство в союзе Италии и Франции вызывает опасения из-за высокого уровня безработицы - 12,3%. Так как в первой группе должно быть не менее половины всех членов ЕС, а часть стран не уложится в эти критерии, то ожидается очередной компромисс. В частности, возможен учет интересов Франции, обратившейся в ЕС с предложениями о внесении изменений в действующий антидемпинговый режим для защиты ее промышленности от "несправедливой конкуренции дешевого импорта из Азии.
  
   Смягчение критериев конвергенции сделает евро не такой твердой валютой, как хотели бы европейцы. Немцы, заинтересованные в том, чтобы евро были не слабее марки, настаивают на выполнении установленных критериев конвергенции. Для обеспечения финансовой стабильности и цен в течение восьмимесячного переходного периода первая группа стран будет стремиться к жесткой привязке курсов национальных валют и в этих странах должно происходить сближение процентных ставок. В течение переходного периода в рамках государств допустим определенный маневр банковскими ставками и курсами валют. После 1 января 1999 г. приоритет будет отдан общим, а не национальным целям: курсы валют будут связаны окончательно и появится единая банковская ставка, определяемая ЕЦБ.
  
   Евро, используемая для расчетов между странами ЕВС, должна стать реальной альтернативой слабому доллару, финансирующему хронический дефицит платежного баланса США. На ЕС, по данным Дойче банка, приходится 20,9% мировой торговли (США -19,6%, Япония - 10,5%, Россия - 1,5%). ЕС - второй в мире фондовый рынок с объемом 4,7 трлн. долл. после США, у которых - 8,7 трлн. долл. Однако здесь нужно учитывать, что доллар составляет более 60% резервов центральных банков во всем мире, а объединенные валюты ЕС - только 23%. Существуют серьезные проблемы согласования интересов разных "по силе" государств ЕС. В случае успеха евро катастрофа для США будет неминуема. Федеральная резервная система будет вынуждена поднять процентные ставки, чтобы сохранить в стране иностранные инвестиции. За резким увеличением процентных ставок последует экономический кризис хуже великого кризиса 1929-1933 г. В случае слабости евро, накануне перехода к ней, про изойдут значительные перетоки средств на мировых рынках в доллары, что подорвет единую европейскую валюту с самого начала. Это будет невыгодно и для России, поскольку ЕС является ее главным торгово-экономическим партнером.
  
   Вариант сильного евро представляется малоперспективным. Значительные перетоки капиталов в доллары наблюдаются уже сейчас в связи с продолжающимся кризисом в Азии. Так как на долю 20 европейских банков приходится 85-90% всех выданных в Азии кредитов, то убытки европейских банков, связанные с кредитованием в Азии, достигли 20млрд. долл. Риск потенциальных убытков европейской банковской системы в четырех странах, наиболее пострадавших от кризиса - Южной Корее, Таиланде, Индонезии и Малайзии, оценивается 110-130 млрд. долл. [64], что снижает рейтинг нескольких французских и немецких банков. Для покрытия рисков потребуется создание больших резервов центральными банками этих стран. В Японии, ставшей с начала 80-х гг. самым крупным инвестором за границей, темпы роста ВВП составили 0,6% в 1994 г.; 1,4% - в 1995 г.; 3,6% - в 1996 г.; 2,3% - в 1997 г. Уровень безработицы составил в 1995 г. 3,1%. Привычка правительства и финансовых кругов Японии легко наживаться на огромных финансовых оборотах, играть на повышение и спекулировать дорожающими ценными бумагами и земельными участками, привела к серии банкротств ведущих финансовых институтов. В ноябре 1997 г. рухнула "Ячмаити секьюритиз", четвертая по величине в стране компания по операциям с ценными бумагами, чьи потери с учетом ее дочерних и родственных фирм составят 50 млрд. долл. Лопнул "пузырь" бесконечно росших курсов акций и цен на недвижимость. Для недопущения эффекта "домино", способного развалить весь финансовый рынок страны, и расширения зоны катастрофы Японский банк, как и в случае с обанкротившимся десятым по величине банком "Хоккайдо Такусиоку", выделил компании государственные средства, чтобы обеспечить интересы клиентов фирмы. Ситуацию в Японии усугубляет финансовый кризис в тесно связанных с японским капиталом стран Восточной Азии. Поэтому общепринятая оценка выхода Японии из экономического спада в долгосрочной перспективе - пессимистическая.
  
   Всякий экономический кризис - это насильственное согласование производства и потребления, реальных и фиктивных финансовых потоков.
  
   Финансовая нестабильность 80-х гг. поддерживалась благодаря деятельности не отдельных государств, а координации валютной политики группы "семи" и МВФ, растянувших во времени распространение потерь от нее на более экономически слабые слои. Их деятельность привела к долговому кризису развивающихся стран (в конце 1987 г. внешний долг развивающихся стран приблизился к 1,2 трлн. долл. [47]), чрезмерному накоплению внешней задолженности США и резким колебаниям курса американского доллара, к раздутым спекулятивным сделкам с ценными бумагами на международных финансовых рынках и диспропорциям распределения финансовых ресурсов между странами. Если в 1990 г. в денежные спекуляции были вовлечены 600 млрд. долл. ежедневно, то в 1996 г. - 1 трлн. долл., что в 29-30 раз превышает стоимость продаваемых товаров вместе с услугами [72]. По оценкам "Гарвард Бизнес Ревью", на каждый дол лар, обращающийся в мировой экономике, приходится 20-50 долл. в финансовой сфере. Учитывая, что объединенный фонд 23 развитых стран составляет 550 млрд. долл., то даже при согласованной деятельности всех мощных государств они могут направить для борьбы со спекуляцией в день лишь 14 млрд. долл. Сегодня мировой экономикой руководит транснациональный капитал.
  
   Благодаря концентрации капиталов в руках крупных финансовых магнатов и либерализации национальных финансовых рынков, они легко могут обрушить любой национальный денежный рынок, на котором осуществляются краткосрочные операции и обслуживается, главным образом, движение оборотного капитала, и национальный рынок капиталов - рынок средне - и долгосрочных капиталов, включающий ипотечный рынок и рынок ценных бумаг. Если государство в условиях контроля за движением капиталов имело возможности для регулирования национального рынка, то в условиях либерализации эта функция перешла к финансовым магнатам, вызывающим кризисные ситуации на национальных рынках, исходя из долгосрочных целей своей выгоды. Аккумулирование капитала холдинговыми объединениями и расширение спекулятивных сделок с ценными бумагами усиливаются одновременно с ухудшением государственных финансов. Сбрасывая большой объем средств при последующем повышении учетных ставок, холдинговые объединения дестабилизируют финансовые рынки.
  
   Ситуация 90-х гг. радикально отличается от других исторических периодов тем, что у государств больше не осталось средств для крупномасштабной финансовой интервенции. Растущая пирамида государственного долга и выплачиваемых по нему процентов может, в конце концов, "взорвать" политику стабилизации на любом национальном рынке.
  
   Так, Сорос, объявив в 1992 г., что датская марка упадет в цене, сделал ставку на 10 млрд. долл. датских марок против фунта стерлингов и лиры и получил 2 млрд. долл. за две недели [72]. Получив заявление от правительства Китая о жестком намерении не девальвировать гонконговскую валюту, Сорос предупреждает о возможности "обвала" самого правительства, защищающего свою валюту "до последнего издыхания". "Финансовые бомбы" холдинговых компаний обусловили депрессию 90-х гг., биржевые крахи 1987 и кризис в Азии 1997 г. Биржевой кризис в октябре 1997 г. был инспирирован группой финансовых магнатов, располагавших очень большими пакетами акций и потому сумевших легко обрушить нью-йоркский фондовый рынок, чтобы после продажи акций купить гораздо большие пакеты акций подешевле. Проиграли крупные биржевые спекулянты и ведущие американские компании, чьи крупнейшие пакеты акций были дешево проданы неизвестным финансовым воротилам.
  
   Разрыв между реальным и фиктивным капиталом, замедляя капитальные вложения в производство, заставляет правительства увеличивать займы для покрытия текущих государственных расходов. Государственный долг стран ОЭСР вырос с 40% ВВП в 1978 г. до 54% в 1988 г. и достиг 70% в 1994 г. [72]. Займы берутся у крупных финансовых институтов, которые, получив долги, направляют деньги на спекулятивные цели. Понятно, что в таких условиях государство вынуждено повышать ставки по займам, выпуская взамен облигации ГКО. Когда в 1994 г. упал курс доллара, инвесторы обрушили американский рынок облигаций, заставив тем самым правительство учредить выгодные долгосрочные ставки. После этого началась биржевая лихорадка во всем мире и зашатался мексиканский песо, так как капиталы утекли с мексиканского рынка на более выгодный американский. Международная помощь в 50 млрд. долл. для стабилизации песо была использована в спекулятивных целях, а не в интересах развития мексиканской экономики [72].
  
   Любой кризис мировой валютно-финансовой системы наносит вред прежде всего странам с более слабой экономикой, но последствия от этого тяжело отражаются и на других странах из-за торговых и финансовых связей. Согласно прогнозам ОЭСР, финансовый кризис в Азии снизит темпы экономического роста в 1998 г. в США на 0,7%; для стран ЕС - на 0,8%; наиболее резко в странах Азии - 1,4% [63]. Такой ход событий укрепляет позиции США, как лидирующей державы. В ежегодном обращении к нации в январе 1998 г. Клинтон сообщил, что ни одна страна Запада не имеет таких высоких темпов экономического роста, как США, и что страна достигла самого низкого уровня безработицы за четверть века и темпов инфляции за после дние тридцать лет. На помощь странам Юго-Восточной Азии Белый дом собирается выделить 18 млрд. долл. и даже погасить долг, превышающий 2 млрд. долл., перед ООН [19].
  
   Чтобы не допустить распространения кризиса на страны базирования транснационального капитала, эксперты международных финансовых институтов рекомендуют государствам принимать меры по ограничению девальвации национальных валют и избыточных инфляционных процессов, обеспечить большую открытость национальных экономик, в том числе для внешнего контроля, а США, Великобритании и Канаде рекомендуют повысить процентные ставки [63].
  
   Финансовые группы все более склоняются к выбору стратегии дефляционного аскетизма, цель которого состоит в поддержке нестабильных финансовых структур за счет снижения среднего уровня жизни, т.е. снижения реальных доходов большинства населения, роста налогов и сокращения государственных расходов на социальные программы. Проведение такой экономической политики предполагает перемещение центра власти от парламента к сочетанию правительственных и частных "экспертных" учреждений с "интегрирующимися" с ними профсоюзами и большую агрессивность во внешней политике [36].
  
   Альтернатива стратегии дефляционного аскетизма - выбор эффективной стратегии национального развития, стержнем которой является перспективное народнохозяйственное планирование, нацеленное на устойчивое повышение уровня жизни и сглаживание социального неравенства.
  
   Резюме
   * В связи с первым нефтяным шоком усилился спрос на доллары США. Для недопущения импорта инфляции через доллары США и переливов "горячих денег" странами ЕС, исключая Англию и Грецию вводится в 1979 г. европейская валютная система, организованная по принципу европейской валютной змеи. Базой для установления курсовых соотношений является европейская валютная единица (ЭКЮ), эмиссия которой регулируется через механизм многостороннего клиринга при содействии Банка международных расчетов. Несогласованность принципов экономической политики государств приводит к девальвации слабых валют и ревальвацию сильных валют, к усилению лидера - ФРГ за счет других стран.
   * Второй нефтяной шок сопровождался резким повышением процентных ставок в США и странах ЕС, нарушившим естественное движение нормы прибыли и нормы процента к понижению в связи с ростом предложения ссудного капитала. Это стало возможным из-за власти транснациональных банков, в основном базирующихся в США, и скоординированной финансовой политики США и ЕС. В результате выросла доля неторговых платежей в международных расчетах и усилилось влияние еврорынка на курсы валют по сравнению с торговыми балансами. Еврорынок стал способным вызвать валютный кризис в любой стране посредством передвижения огромных сумм "горячих денег". Так как на нем всегда преобладают доллары США, то и валютно-финансовый кризис всегда используется в пользу доллара. Политика высоких процентов в 80-е гг. вызвала кризис платежеспособности развивающихся стран. Попыткам государственного и межгосударственного регулирования еврорынка противодействуют его крупнейшие поставщики и потребители - транснациональные корпорации. Разногласия стран ОПЕК помешали им в дальнейшем выработать единую стратегию.
   * Вызванные нефтяными шоками экономические кризисы в странах "большой семерки" знаменовали кризис кейнсианства и его составной части - "кривой Филлипса", по которой рассчитывались варианты соотношений между уровнем инфляции и уровнем безработицы. Транснациональный капитал предпочел недопускающий инфляцию монетаризм с идеалами рыночной экономики, принося щий социальную справедливость в жертву ради роста доходов транснационального капитала. На смену "национальному" кейнсианству пришел "интернациональный" неолиберализм, органически "встраивающий" государства в мировую экономику, где господствует транснациональный капитал. Первыми дерегулировали национальный финансовый рынок США, сделав его конкурентоспособным по привлечению инвестиций с еврорынками. Либерализовать свои финансовые рынки устремились европейские финансовые центры и в первую очередь - Лондон.
   Англия, являясь второй по величине базой транснационального капитала после США, существенно отстает от конкурентов в развитии новых технологий. Рост цен на нефть определил приход Тэтчер к власти в 1979 г., предложившей рыночную экономику в качестве альтернативы бюрократическому вмешательству. Благодаря приватизации государственной собственности дефицит бюджета уменьшился. Посредством перехода от подоходного налога к косвенным и роста заработной платы правоохранительных органов было переложено налоговое бремя на слабые социальные слои. Профсоюзы лишились контроля по суду над работодателями, а предприниматели - контроля за утечкой капитала за рубеж, что сделало транснациональные корпорации полностью неподотчетными. Так как монополии не заинтересованы в эффективном развитии национальной экономики, то за 10 лет тэтчеризма конкурентоспособность Англии не улучшилась, но резко вырос дефицит платежного баланса. Предвыборная программа Мэйджора, отказавшегося от подушного налога, обеспечили победу консерваторов и в 1992 г.
  
   В программе либерализации экономики Рейгана, ставшего президентом США в 1981 г., предусматривалась реализация идей теории предложения, рекомендовавшей сокращение налогов, удушающих инициативу, и сокращение государственных расходов, в первую очередь - социальных; замедление роста денежной массы в обращении с помощью политики высокого процента за государственные кредиты. Однако военные расходы, направленные против СССР, определили рост доли расходов в ВВП и бюджетного дефицита. Снижение темпов инфляции сопровождалось ростом государственного долга, уровня безработицы и социального расслоения. В начале 90- х гг. экономика США пережила экономический кризис, вызванный структурными изменениями в экономике из-за сокращения военного сектора экономики, что увеличило бюджетный дефицит и государственный долг.
  
   Либерализация экономики охватила и другие развитые страны. Либерализация японского рынка, начатая в 1979 г. с отмены валютного контроля, простимулировала японскую экспансию в США. Принятие "группой пяти" решения по девальвации курса доллара имело тяжелые последствия для Японии. Она была вынуждена переориентироваться на стимулирование внутреннего спроса, осуществлять либерализацию внутренних рынков капитала, проводить дефляцию, что вызвало рост безработицы. Во Франции политика дерегулирования и открытия финансового национального рынка началась лишь в 1985 г. и закончилась к 1990 г. В ФРГ либерализация финансовой деятельности происходит медленно, поскольку особое внимание уделяется стабильности цен и денежного обращения и, следовательно, эффективному валютному контролю.
  
   Дерегулирование и либерализация финансовых рынков промышленно развитых стран обеспечили к началу 90-х гг. ах финансовую интеграцию с еврорынком и отсутствие "локомотивов" - движущих сил мировой экономики. Выросший государственный долг более не дает государствам возможностей для маневра экономическими ресурсами. Растущая пирамида государственного долга с выплачиваемыми по нему процентами во всех странах может "взорвать" политику стабилизации на любом национальном рынке. Отсрочку кризису мировой экономики в конце 80-х - начале 90-х гг. дал экономический кризис в Восточной Европе и СССР, куда направились массовые инвестиции из конкурирую щих между собой западных стран.
  
   Экономический план Клинтона был нацелен на повышение налогов и снижение процентных ставок для стимулирования инвестиций, что способствовало некоторому оживлению экономики и снижению уровня безработицы. Однако высокими темпами растет дефицит платежного баланса, что будет способствовать повышению процентных ставок в США и ухудшению там инвестиционной активности. Лейбористы в Англии продолжили путь дефляционного развития экономики с сокращением социальных расходов и увеличением налогов, с высокими процентными ставками для выплаты растущего государственного долга транснациональным корпорациям. Процесс интеграции экономики стран-членов ЕС, направленный на создание успешно конкурируемой с долларом "евро" и наднационального европейского центрального банка, сопровождается четким выполнением критериев конвергенции по бюджетному дефициту и государственному долгу. Это заставляет входящие в него страны проводить дефляционную политику, что ведет к росту безработицы и к социальным потрясениям. Япония, проводившая до недавнего времени дефляционную политику, в связи с банкротством ряда финансовых институтов намерена снизить процентные ставки для стимулирования инвестиций, хотя здесь вероятней противоположный результат - утечка капиталов из страны.
  
   Разрыв между реальным и фиктивным капиталом, замедляя производственные инвестиции, заставляет правительства увеличивать займы для покрытия текущих государственных расходов. Займы берутся у крупных финансовых институтов, которые, получив долги, направляют деньги на спекулятивные цели, вынуждая государство повышать ставки по займам. Экономический кризис - это насильственное согласование производства и потребления, реальных и фиктивных финансовых потоков. Либерализация национальных финансовых рынков в мировой экономике и концентрация капиталов в руках крупных финансовых магнатов позволяет им легко обрушить любой национальный денежный рынок, исходя из долгосрочных целей своей выгоды. В случае успеха "евро" США увеличат процентные ставки, вслед за чем последует всемирный экономический кризис хуже великого кризиса 1929 -1933 гг. В случае слабости "евро" произойдут значительные перетоки средств на мировых рынках в доллары, что наблюдается уже сейчас в связи с финансовым кризисом в Восточной Азии, Большие потери от кризиса понесли прежде всего страны с более слабой экономикой, меньшие - европейские банки и Япония. Позиции США, как лидирующей державы, укрепились.
  
   Финансовые группы все более склоняются к выбору стратегии дефляционного аскетизма, цель которого состоит в росте их доходов за счет роста налогов и сокращения государственных расходов на социальные программы, т.е. снижения реальных доходов большинства населения. Проведение такой стратегии предполагает перемещение центра власти от парламента к правительству, интегрирующемуся с международными экономическими организациями. Альтернативой стратегии дефляционного аскетизма является выбор эффективной стратегии национального (субрегионального) развития, стержнем которой является перспективное народнохозяйственное планирование, нацеленное на устойчивое повышение уровня жизни и сглаживание социального неравенства.
  
   {Перейти к началу страницы}
   {Перейти к содержанию книги}
   {Смотреть карты}
  
   {Обсудить в форуме}
  
   3.6. Либерализация национальной экономики в развивающихся странах
  
   Колонизация страны, находящейся под властью какого-либо государства, означает ее экономическую и политическую зависимость. Она может осуществляться как лишением, так и формальным сохранением государственного суверенитета, но обязательно с проведением экономической политики, выгодной метрополии и угнетающей коренное население. История свидетельствует, что колонизация, совершаемая цивилизованными народами обманом и грубым насилием для достижения своих эгоистических целей, прикрываемых фразами о культурной миссии, ведет к нищете и вымиранию коренного населения.
  
   При первоначальном накоплении капитала колониальные захваты осуществлялись европейскими державами для установления монополии в торговле между Востоком и Западом, эксплуатации коренного населения и расхищения их богатств. В период домонополитического капитализма колонии представляли собой важные рынки сбыта европейских товаров и источники сырья для капиталистических промышленных метрополий. К концу XIX в. был завершен территориальный раздел мира и сложилась колониальная система империализма. Перед первой мировой войной в колониях Англии проживало 393,5 млн. человек; во Франции - 55,5 млн. человек; в Германии - 12,3 млн. человек.
  
   После первой мировой войны и национально-освободительных войн колониальные захваты стали прикрываться мандатом Лиги Наций. Например, Англия получила мандат на Ирак и Палестину; Франция - на Сирию и Ливан. После второй мировой войны, когда от колониального ига освободилась примерно половина населения земли, возникла система опеки под наблюдением ООН. В период вывоза капитала формально независимые страны, получая помощь, займы, кредиты, субсидии, находятся в экономической и политической зависимости государств-кредиторов и, следовательно, продолжают входить в колониальную систему. Они становятся аграрно-сырьевыми придатками метрополий, главными источниками их монопольных прибылей и потому важными для них в стратегическом отношении. Как правило, экономике этих стран придается однобокий вид и задерживается рост производительных сил.
  
   Если после второй мировой войны в развитых странах основной целью денежно-кредитной политики являлось анитициклическое регулирование, то в развивающихся странах - структурная перестройка хозяйства и преодоление экономической отсталости. Со второй половины 60-х гг. развернулась экспансия транснациональных монополий и банков в развивающиеся страны. Корпоративный доход частично реинвестируется, а частично переводится в форме прибылей, процентов по предоставляемым займам и дивидендов по акциям в страны базирования монополий. Вывоз доходов от иностранных инвестиций отрицательно сказывается на платежном балансе развивающихся стран, вынужденных прибегать к импорту иностранных инвестиций и уплачивать за это все большие проценты и прибыли, обостряя проблему задолженности. Для защиты интересов национальной экономики от стихийных колебаний валютного курса, валютной спекуляции и решения проблемы задолженности развивающиеся страны вводят валютные ограничения по операциям платежного баланса, применяют множественность валютных курсов. На конец 1980 г. валютные ограничения существовали в 91 стране из 113 развивающихся стран-членов МВФ [61].
  
   Обычно при введении валютных ограничений в сфере внешней торговли экспортеры должны сдать всю или часть валютной выручки уполномоченным банкам по официальному курсу, а продажа иностранной валюты импортерам лицензируется. В сфере расчетов по невидимым статьям платежного баланса ограничиваются права физических лиц владеть и распоряжаться средствами в иностранной валюте и требуется специальное разрешение валютных властей для ввоза, вывоза и обмена валюты. В сфере движения капиталов устанавливается государственный контроль над иностранными инвестициями, вывозом капиталов и прибылей. Предоставляемые для стимулирования притока иностранного капитала льготы также контролируются государством, что дает возможность валютным органам обеспечить целевое расходование валютных средств на реализацию национальной стратегии экономического развития.
  
   К началу 80-х гг. масштабы заграничного производства транснациональных монополий превысили объем экспорта товаров у США в 5,3 раза. Под их контролем находится около 60% внешнеторгового оборота. Их ликвидные ресурсы превысили в 2 раза объемы валютных резервов капиталистических государств. Деятельность главных посредников - транснациональных банков, практически разделивших международный рынок ссудных капиталов, способствует росту задолженности развивающихся стран. Их доля во внешней задолженности, составлявшая 20% в 1967 г. выросла до 40% в 1976 г., 55% в 1982 г. и продолжает неуклонно расти. В конце 70-х гг. в Бразилии господствуют 63 банка США. В Азии каждое третье иностранное банковское отделение принадлежит США, шестое - Японии. В странах Африки преобладают отделения бывших метрополий - Великобритании, Франции, Бельгии. К началу 80-х гг. по числу отделений в зарубежных странах лидирует Бэнк оф Америка [61].
  
   Для покрытия дефицитов платежных балансов, стабилизации курсов и координации валютно-финансовой политики около 55 развивающихся государств участвовали в таких платежных и финансовых союзах, как Арабский валютный фонд, Андский резервный фонд, Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), Центрально-американский фонд валютной стабилизации, Западно-африканский валютный союз и др.
  
   Повышение процентных ставок на международном рынке ссудных капиталов в 80-х гг., падение цен на сырье и усиление протекционистских мер развитых государств вызвали в 80-е гг. кризис платежеспособности развивающихся стран, когда внешняя задолженность развивающихся стран превысила их экономические возможности по погашению, высокие проценты стали "съедать" поступления от экспорта. Получив кредиты в период небольшого уровня процентных ставок, развивающиеся страны были вынуждены платить по ним чрезвычайно высокие проценты - до 18-20%. В 1982-1983 гг. внешняя задолженность развивающихся стран составила около 350 млрд. долл. США. О своей неплатежеспособности заявили почти все страны Латинской Америки, прекратившие платежи. Их внешний долг продол жал расти. Круг неплатежеспособных стран расширяется. В 1984 г. их было около 40, в 1985 г. объем внешнего долга развивающихся стран составил примерно 1 трлн. долл [61].
  
   Несмотря на активизацию действий ООН, ее институтов - ЮНК-ТАД и ЮНИДО, получившей с 1979 г. статус специализированной организации по содействию индустриализации стран "третьего мира", определяющую роль в регулировании вывоза капитала в развивающиеся страны и их задолженности играют МВФ и Всемирный банк. Чем больше задолженность страны, тем на более жестких условиях предоставляется заем. Займы классифицируются МВФ по траншам, каждая из которых равна 1/4 части квоты страны-заемщика. В первой части (25% квоты) - золотая часть или резервная часть, заем выдается автоматически. Вторую часть займа фонд предоставляет либерально, однако страна должна предоставить программу по ликвидации внешнего дефицита. Для предоставления следующих долей займа МВФ должен одобрить экономическую программу страны-заемщика, особенно в области борьбы с инфляцией. Для противостояния валютным спекуляциям и защиты паритета национальной валюты МВФ на основе соглашения типа "stand-by" определяет кредитную линию по сумме и срокам стране-заемщику.
  
   В результате такой деятельности МЗФ происходит многократное увеличение денежной массы. Так как доллары служат залогом для многочисленного выпуска денег в других странах, то для удовлетворения расширяющегося спроса на доллары, платежный баланс США имеет дефицит и является источником инфляции. Получается, что эта система подчиняет развитие мировой экономики решениям одной страны по девальвации или ревальвации долларов, по увеличению или снижению учетных ставок, т.е. в целом от проводимой этой страной экономической политики. Понятно, что США всегда будут отдавать предпочтение целям внутренней экономики мировой. Поэтому такая система, по мнению многих, несправедлива.
  
   Для выхода из кризиса страны-кредиторы осуществляют переоформление задолженности, консолидацию займов и навязывают странам-должникам программы оздоровления экономики по свертыванию государственного сектора и поощрения частного предпринимательства, либерализации внешней торговли и доступа иностранных инвестиций на национальные финансовые рынки, достижения сбалансированного бюджета с сокращением расходов и увеличением налогов, проведения жесткой денежно-кредитная политики с высокими учетными ставками и банкротством убыточных производств. Такие же условия при выделении денег ставят МВФ и Всемирный банк. Таким образом усиливается экономическая зависимость развивающихся стран и на некоторое время отодвигается решение проблемы задолженности.
  
   Эти меры воспроизводят и усиливают главенствующую роль США в организации мировой экономики. В то время, как США могут иметь дефицит платежного баланса, другие страны должны принимать меры к его восстановлению посредством борьбы с инфляцией, сокращения импорта и инвестиций за границу, увеличения процентных ставок, девальвации национальной валюты и других мер, рекомендуемых МВФ и Всемирным банком. Борьба с инфляцией, источником которой является дефицит платежного баланса США, осуществляется на фоне снижения инвестиционной активности, роста безработицы и усиления расслоения на богатых и бедных во всех странах [85]. Такая международная экономическая стратегия неизбежно сопровождается усилением нестабильности в мировой экономике, субрегиональными финансовыми кризисами и в перспективе ведет к глобальному всемирному кризису, если не будет реализована альтернатива.
  
   Для стран, получивших независимость, альтернативой колонизации была экономическая стратегия СССР с плановым хозяйствованием. Для них кардинальным становится вопрос о собственности на средства производства, и прежде всего на землю. Как правило, развивающиеся страны, ориентировавшиеся на экономическую стратегию СССР, увеличивали государственный сектор в экономике и приступали к разработке перспективных планов. Этим странам было сложней, чем СССР, так как им нужно было учитывать баланс интересов внутри страны, степень зависимости экономики от ввозимых ресурсов и иностранного капитала. Понятно, что на этом пути они делали ошибки. Кроме того, нерешенность экономических проблем в СССР и его отказ от собственной стратегии развития определили нерешенность проблем планирования в странах, выбравших советский курс, что в конце концов привело к постепенному отказу от планирования и усилению зависимости развивающихся стран от промышленно раз витых стран.
  
   Рассмотрим эволюцию послевоенного развития некоторых крупных развивающихся стран Латинской Америки и Азии.
  
   Бразилия [17, 80, 89].
  
   После второй мировой войны в Бразилии создается крупный государственный сектор. Курс был взят на индустриализацию, на превращение аграрной страны в супердержаву. С этой целью разрабатываются пятилетние планы. На рубеже 60-70-х гг. темпы экономического роста составили 10-15% и приоритетным направлением становится ядерная энергетика. Нерешенность проблем внутреннего ценообразования определила недостаточность уровня внутренних накоплений. Важнейшие средства инвестирования - инфляция, рост государственного долга.
  
   "Бразильское чудо" было сорвано энергетическим кризисом 70-х гг. Являясь крупным импортером нефти, Бразилия из-за повышения учетных ставок в США была вынуждена интенсивно использовать иностранные кредиты в середине 70-х гг. К 80-м гг. резко увеличивается ее внешний и внутренний государственный долг. Уровень инфляции в 1983 г. превысил 100%. Совместно с МВФ в 1983-1984 гг. разрабатывается программа финансовой стабилизации, усиливающая зависимость Бразилии от иностранного капитала.
  
   В конце 80-х гг. в Бразилии наблюдаются низкие темпы экономического роста, увеличение дефицита бюджета, замораживание цен и заработной платы, увеличение импорта для поддержки внутренних цен. Вынужденной экономической стратегией Бразилии становится рост внешних заимствований и согласование национальной экономической политики с МВФ. В 90-х гг. в стране проводится денежная реформа с замораживанием цен, повышаются налоги, отменяются субсидии, осуществляется приватизация государственного сектора и либерализуется внешняя торговля. За годы реформ значительно выросла безработица, на 1 /4 снизилась покупательная способность заработной платы и увеличилось социальное расслоение. На долю 10% самых богатых приходится 51% национального дохода Бразилии.
  
   Бразилия входит в южноамериканский общий рынок - блок "МЕРКОСУР" Латиноамериканской ассоциации интеграции, куда входят еще Аргентина, Парагвай и Уругвай.
  
   Чили [13].
  
   В 1970 г. с избранием Альенде быстрыми темпами стала осуществляться национализация собственности на средства производства, на долю которой стало приходиться до 70% ВВП. Проблема безработицы смягчилась, но чтобы справиться с выкупом акций у частников, был запущен печатный станок и набирала высокие темпы инфляция. Зависимость экономики Чили от внешних факторов и недовольство граждан - все это было использовано для установления в 1973 г. военного режима, реализующего рекомендации МВФ по "шоковой терапии". Модель рассматривается как успешное явление, рекомендуемое другим развивающимся странам и бывшим социалистическим странам.
  
   Экономической стратегией государства становится полное открытие национальной экономики иностранным интересам. С этой целью осуществляется приватизация государственной собственности и обеспечивается господство рыночной стихии в экономике. В результате институциональных преобразований спад производства достиг уровня 50-х гг., вырос бюджетный дефицит и внешняя задолженность. Для рекламы модели все покрывалось кредитами США. Лишь в конце 70-х гг. в Чили сумели сдержать инфляцию.
  
   За период 1974-1989 гг. среднегодовой прирост в Чили составил 3,1%, а по Латинской Америке - 4%). За этот период большой урон был нанесен ее природным ресурсам - исчезла морская фауна, нерационально использовался лес. Уменьшились конкурентные сезонные преимущества Чили из-за прогресса генной инженерии и биотехнологии по производству синтетических продуктов и укрепления способности развитых стран к самообеспечению сельскохозяйственной продукцией. Автоматизация производства в развитых странах уменьшает преимущества недорогой рабочей силы Чили на внешнем рынке. За счет отчуждения национальной собственности осуществляется выплата процентов по иностранному долгу. Иностранные капиталы не гарантируют повышения эффективности экономики, так как они сводятся к приобретению уже существующих предприятий.
  
   Опыт применения стратегии показал, что недоразвитый капитализм сохраняется между двумя полюсами - международной интеграцией и социальной дезинтеграцией внутри страны, выразившейся в углублении неравенства, росте бедности, извращении ценностей, подъеме своекорыстной конкуренции и эгоизма. Если в 1969 г. обездоленные в Чили составляли 8,4% населения, то в 1987 г. - 22,6%. Доля заработной платы в ВВП, выросшая с 50% в 1970 г. до 60% в 1971 г., снизилась за годы реформ и составила 38% в 1989 г. Глобализация обернулась для страны ростом дефицита, внешний долг составил 4/5 ВВП.
  
   Корректировка экономического курса Чили началась в 80-х гг. Был введен государственный контроль на товары первой необходимости, за движением капиталов, внешней торговлей, и стали оказывать поддержку сельскому хозяйству. В 90-х гг. в результате повышения координирующей деятельности государства уменьшилась безработица. По мнению ряда чилийских сенаторов, "следует перестать бояться таких слов, как планирование, приоритеты государства". Целями правительства Фрэя, взявшего курс на национальное примирение, провозглашено достижение большей демократии, большей спра ведливости, большей эффективности труда.
  
   Чили входит в Латиноамериканскую ассоциацию интеграции. Ее участие в Андской корпорации развития, созданной согласно Андскому пакту в 1973 г. совместно с Боливией, Колумбией, Перу и Эквадором для стимулирования процесса экономической интеграции в субрегионе посредством распределения инвестиций, было прекращено в 1976 г. из-за военного режима и нанесло большой вред стране. В 1996 г. было подписано соглашение о присоединении Чили к МЕР-КОСУР в качестве ассоциированного члена.
  
   Мексика [27, 72, 77, 81].
  
   В 50-х гг. экономисты Мексики ориентировались на латиноамериканскую теорию экономического роста, согласно которой индустриализация способна обеспечить независимость Латинской Америки. В соответствии с этой теорией расширялось государственное влияние на экономику и в 60-е гг. Мексика из отсталой аграрной страны превратилась в аграрно-индустриальное государство.
  
   После обнаружения в 1977 г. новых нефтяных месторождений страна стала экспортером нефти. Экономической стратегией Мексики становится заимствование крупных внешних кредитов для инвестирования денег в экспортоориентированные предприятия. В результате увеличивался государственный долг, ухудшалось положение предприятий, ориентированных на внутренний рынок. С середины 70-х гг. до 1983 г. ее платежный баланс хронически пассивен. В связи с кризисом внешней задолженности в 1983-1984 гг. страна резко сократила затраты на импорт и достигла положительного сальдо по текущим операциям платежного баланса, но баланс движения капиталов был сведен с пассивным сальдо в 1 млрд. долл. Чистый отток за границу прибылей от иностранных инвестиций и уплата процентов по внешней задолженности достигли 12,3 млрд. долл.
  
   Начиная с 1986 г. Мексика проводит политику открытой экономики и приватизации государственного сектора. В результате импортной экспансии с национального рынка вытесняется отечественная продукция, что неблагоприятно сказалось на производстве. Падение курсов акций и банкротство производителей, ориентированных на внутренний рынок, высокие темпы инфляции из-за роста цен на импорт снижали жизненный уровень. Вырос внешнеторговый дефицит, покрываемый за счет внешних источников, и увеличились расходы по обслуживанию государственного долга. Государство сокращало расходы, замораживало заработную плату и обостряло тем самым социальные проблемы.
  
   В структуре иностранных инвестиций стали преобладать портфельные инвестиции, идущие не на развитие производства, а на финансовые спекуляции, что создавало угрозу бегства денег в любой момент. Падение курса доллара в 1994 г. вызвало крах на американском рынке облигаций. Учреждение на рынке долгосрочных выгодных ставок побудило ранее выгодные мексиканские вложения устремиться в США. Кризис оказался неожиданным для Мексики. Поддержка фиксированного курса мексиканского песо стала невозможной. Боясь угрозы сокращения притока иностранных инвестиций, правительство повысило процентные ставки по государственным облигациям. Для создания видимости благополучия США открыли кредит и на выборах победил кандидат от правящей партии, что означало продолжение курса реформ. После этого банкиры объявили о значительном снижении уровня валютных резервов и банк Мексики, прекративший интервенции на валютном рынке, провел девальвацию песо почти на 50%.
  
   Для выхода из кризиса в Мексике была заморожена заработная плата, что, учитывая рост цен, привело к реальному ее сокращению на 1/3, были сокращены государственные расходы. Началось массовое банкротство предприятий автомобилестроения, рост уровня безработицы. Опасаясь разрастания кризиса, международные организации предоставили 50 млрд. долл. для привлечения портфельных инвестиций в экономику Мексики. При этом были выдвинуты требования по продолжению приватизации и сокращению государственных расходов, обеспечению кредиторов полной информацией о стране и распоряжения американской стороной счетами, куда поступали доходы от экспорта мексиканской нефти. Привлечение новых инвестиций для укрепления песо ведет к увеличению государственного долга и последующей его девальвации. Усиливается неравномерность в распределении богатств. Если в 1984 г. на беднейшую часть населения приходилось 16% национального дохода, то в 1994 - 21%. Меньшинство страны все более зависит от США, а большинство все более страдает от кризисов.
  
   Мексика входит в Латиноамериканскую ассоциацию интеграции (ЛАИ), в интернациональный блок НАФТА (США, Канада, Мексика).
  
   Индия [21].
  
   В 1947 г. Индия получила статус независимого государства. Под руководством Неру приступила к индустриализации экономики за счет укрепления государственного сектора и применения перспективного планирования. Под контролем государства оказались все ключевые отрасли, находившиеся в собственности монополий. Социалистический подход по Неру означал плановое развитие экономики с опережающим развитием госсектора для целей индустриализации.
  
   В течение этапа стабилизации, продолжившегося до середины 50-х гг., иностранный капитал в Индии был взят под контроль. Интенсивный этап индустриализации продолжался с середины 50-х до середины 60-х гг. В течение этого периода, благодаря политике протекционизма, были созданы импортозамещающие отрасли, продукция которых сокращала импорт. Далее начался этап подтягивания сельского хозяйства и мелкого производства к крупному. Начиная с 1985 г. приоритетной целью экономической политики Индии становится развитие инфраструктуры. Нехватка внутренних накоплений определила рост внешней задолженности Индии.
  
   В 1989 г. Индия становится одним из самых больших из развивающихся стран получателем иностранной помощи. С 1991 г. в стране взят курс на либерализацию национальной экономики, сохраняя при этом валютное и импортное регулирование, контроль за иностранным капиталом для уменьшения его влияния на национальную экономику и ограничения прибыли, уходящей за рубеж. Большинство крупных предприятий Индии продолжает оставаться в госсекторе. Для их развития используются методы планирования, осуществляются государственные ассигнования через бюджет.
  
   Индия входит в Азиатский клиринговый союз, в котором часть валютных расчетов с Бангладеш, Бирмой, Ираном, Пакистаном и Шри-Ланкой осуществляется на условиях клиринга. Индия производила двусторонние клиринговые расчеты в индийских рупиях с рядом социалистических стран и с Непалом (по резидентским счетам в индийских рупиях).
  
   Южная Корея [14, 15, 30, 67].
  
   Сегодня эта страна относится к числу индустриальных. Однако, учитывая ее колониальное прошлое и рост зависимости от иностранных инвестиций, логично рассмотреть развитие этой страны в данном разделе.
  
   На рубеже 50-60-х гг. Южная Корея находилась на одном из последних мест в списке беднейших стран мирового сообщества. Дефицит торгового баланса ложился тяжелым бременем на национальную экономику, ставя ее в зависимость от иностранной помощи из ООН и США. Безработица охватывала почти половину населения.
  
   После военного переворота в 1961 г. к власти приходит генерал Пак Чжон Хи, который выбирает стратегию быстрого повышения темпов экономического роста за счет централизованного экономического планирования. Главной задачей генерала было заставить бизнес работать на план. Поэтому свои преобразования генерал начал с ареста ведущих бизнесменов страны и угрозы суда над ними с конфискацией имущества. Часть средств самых крупных финансовых магнатов генерал конфисковал в пользу государства. Частное предпринимательство было поставлено системой государственного планирования в жесткие рамки, содействующие экономическому прогрессу страны, а не самовозрастанию капитала. Взамен прежних компаний были учреждены новые, в которых государство получило значительную долю акций. Весь приток иностранного капитала был поставлен под контроль правительства.
  
   Планирование в Южной Корее включало не только выбор приоритетов экономического развития, но и детализированный инструментарий для своевременного перераспределения ресурсов между отраслями. Планирование опиралось на жесткую централизацию в руках государства финансовых ресурсов, жесткое налоговое законодательство и жесткий контроль за банковской системой со стороны государственных органов. Судьба каждого предприятия могла решаться из центра.
  
   В течение трех пятилеток (1961-1976) закладывался фундамент индустриализации и увеличивалась занятость населения. Для улучшения состояния платежного баланса расширялся экспорт. Но нарушение экономического равновесия в пользу промышленности за счет сельского хозяйства привело к увеличению импорта продовольствия. Сказалось низкое качество планирования и нехватка внутренних накоплений. Высокие темпы развития экономики требовали инвестиций, значительную часть которых составляли иностранные. Из-за роста цен на ввозимые товары внешнеторговый дефицит страны продолжал увеличиваться. Резкое повышение цен на нефть нарушило все плановые расчеты и вызвало большой рост внешней задолженности. Южная Корея становится на путь экспортоориентированной экономики.
  
   Четвертый пятилетний план (1977-1981) проходил в условиях очередного скачка цен на нефть и усиления протекционизма в западных странах. Убийство президента и неурожай 1980 г. усилили экономический кризис. Целевыми установками пятого пятилетнего плана (1982-1986) становятся либерализация государственного регулирования сфер торговли и финансов для борьбы с инфляцией, сокращения внешней задолженности, улучшения торгового баланса. При осуществлении шестого пятилетнего плана продолжилась либерализация внешней торговли, финансовых отношений, облегчен доступ иностранных банков на национальный рынок. Достигнув в 1988 г. положительного сальдо внешнеторгового баланса, нагрузка на финансовую систему Южной Кореи продолжает оставаться значительной из-за большого размера внешнего долга и уплаты процентов по всем займам и кредитам.
  
   Южная Корея является членом межправительственного форума Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), созданного по инициативе Австралии в 1989 г. Он насчитывает 18 членов: Австралия, Гонконг, Индонезия, Канада, Китай, Южная Корея Малайзия, Мексика, Новая Зеландия, Папуа - Новая Гвинея, Сингапур США, Таиланд, Тайвань, Филиппины, Чили, Япония. Объемы торговли в регионе оцениваются в миллиарды долларов. Задача АТЭС - стать крупнейшей в мире региональной экономической группировкой и достижения к 2020 г. свободного движения товаров, капиталов и услуг. Финансовое неблагополучие Южной Кореи и диспропорциональность в ее развитии сделали ее жертвой финансового кризиса, охватившего летом 1997 г. азиатские страны АТЭС. Во время кризиса внешний долг Южной Кореи достиг 100 млрд. долл. Своевременная выплата долгов Южной Кореей будет зависеть от эффективности ее сотрудничества с МФВ и выполнения ею условий фонда [63, за 25.11.97].
  
   Индонезия [2, 16].
  
   После получения статуса независимости правительство Индонезии стало предпринимать попытки к обеспечению комплексного развития народного хозяйства. Экономической стратегией Индонезии становится достижение самообеспечения страны продовольствием для сокращения его импорта.
  
   С этой целью составлялись перспективные планы национального развития. Однако из-за недостаточного уровня производства и качества планирования планы выполнены не были. Государство было вынуждено продолжать закупать значительные размеры этих продуктов за рубежом. В 70-х гг. было принято таможенное регулирование и законодательство, стимулирующее местные капиталовложения и ограничивающее иностранные инвестиции. Правительство предпринимало меры для увеличения производства экспортной продукции, промышленной продукции, для ослабления проблемы безработицы, а также производства риса, размеры производства которого увеличились, но намного отставали от запланированных. Были приняты меры по развитию импортозамещающих отраслей и поддержке позиций местного частного капитала в национальной экономике.
  
   Чтобы избежать сильной зависимости от экспорта нефти и традиционных сельскохозяйственных товаров, в третьей пятилетке (1979/ 1980 - 1983/1984 гг.) был осуществлен переход к этапу экспорториентации производства ряда отраслей обрабатывающей продукции. С этой целью в 1978 г. была девальвирована на 1/3 рупия по отношению к доллару США, но это подстегнуло темпы инфляции.
  
   В начале 80-х гг. резко активизировался иностранный капитал в добыче нефти и газа, в результате чего Индонезия вышла на одно из первых мест в мире среди производителей и экспортеров природного газа. Снижение цен на нефть нанесло сильный удар по платежному балансу страны и государственному бюджету. В 1982 г. валютные запасы страны упали почти вдвое, правительство девальвировало национальную валюту и резко увеличилась внешняя задолженность Индонезии. Этому способствовало и повышение ставок банковского процента в США, куда произошел отлив капиталов из Индонезии. Правительство Индонезии было вынуждено повысить ставки банковского процента с 16,5 до 26%, что снизило масштабы инвестиций.
  
   Увеличилось налогообложение, стали сокращаться государственные расходы. Несмотря на ежегодный прирост производства риса на 5%, правительство так и не смогло реализовать цель полного самообеспечения страны продовольствием и продолжило его импорт. Индонезия осталась пассивно зависимой от спроса на ее товары на мировом рынке с преобладанием в обрабатывающей промышленности отраслей II подразделения. В плане (1984/1985 -1988/1989 гг.) вновь была предпринята попытка усиления экспортной ориентации с предоставлением льгот тем инвесторам, кто работает на внешний рынок. Спад цен на нефть в 1986 г. вызвал еще одну девальвацию рупии. Сохраняя высокую роль государства в экономике страны, все более активно привлекается в страну иностранный капитал.
  
   Очередной этап в конфронтации Ирака с США помог Индонезии увеличить доходы от вывоза нефти, но среднегодовые темпы прироста импорта почти в два раза превышают темпы экспорта. Внешнеторговый дефицит платежного баланса увеличился. Он компенсировался интенсивным притоком иностранного капитала, что сдерживало обесценение индонезийской рупии. В связи с активным притоком иностранного капитала Центральный банк страны понизил учетную ставку в 1996 г. с 15,25 до 14,75%, чтобы не допустить повышения обменного курса рупии.
  
   Индонезия является членом Ассоциации стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН). С учреждением Коммерческого банка в 1981 г. АСЕАН становится субрегиональной финансовой корпорацией, на деятельность корпорации большое влияние оказывает японский капитал. Целью организации становится содействие координации инвестиционной политики ее стран-членов. АСЕАН имеет специально учрежденные комитеты для переговоров с ГАТТ и ЕС. После присоединения к АСЕАН Бруней и Вьетнам наступил новый этап в ее развитии как единого региона. Экономической стратегией АСЕАН становится создание зоны свободной торговли путем ликвидации таможенных и других барьеров между странами-членами Ассоциации и привле чение иностранных инвестиций.
  
   Однако при дешевой рабочей силе и интенсивном притоке иностранных инвестиций странам Восточной Азии не удалось обеспечить
  
   достаточный рост эффективности производства. Падение цен на электронику в 1996 г., являющейся ведущей статьей вывоза ряда стран АСЕАН в Северную Америку и Европу, а также повышение курса валют ряда стран, особенно по отношению к Японии, усилило конкуренцию со стороны японской продукции на мировых рынках. В то же время заниженный курс юаня стимулировал китайский экспорт и притормозил экспорт других стран Юго-Восточной Азии (ЮВА).
  
   Индонезия является также членом межправительственного форума Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), созданного по инициативе Австралии в 1989 г. Он насчитывает 18 членов: Австралия, Гонконг, Индонезия, Канада, Китай, Южная Корея, Малайзия, Мексика, Новая Зеландия, Папуа-Новая Гвинея, Сингапур, США, Таиланд, Тайвань, Филиппины, Чили, Япония. Объемы торговли в регионе оцениваются в миллиарды долларов. Задача АТЭС - стать крупнейшей в мире региональной экономической группировкой и достичь к 2020 г. свободного движения товаров, капиталов и услуг.
  
   Высокие темпы экономического роста азиатских стран-членов АТЭС скрывали их нарастающие диспропорции и финансовое неблагополучие. Власти этих стран смирились с быстрорастущей зависимостью национальных экономик от краткосрочного, в основном спекулятивного капитала. Источником кризиса явилось неконтролируемое развитие финансовой системы, оторванное от процессов в реальном секторе экономики и обслуживающее перегретый рынок недвижимости в интересах коррупции. Так же, как для финансовых кризисов в странах Латинской Америки в 80-е гг. и Мексики в 1994 г., характерной чертой финансового кризиса в азиатских странах-членах АТЭС стал резкий рост краткосрочной иностранной задолженности в предкризисный период. По данным БМР, краткосрочная задолженность Таиланда банкам развитых стран составляла на 1 июля 1997 г. 45,6 млрд. долл. из общего долга в 69,4 млрд. долл., Индонезии - 34,7 млрд. долл. из 58,7 млрд. долл., Тайваня - 22 млрд. долл. из 58,7 млрд. долл. [63, за 26.02,1997]. После замедления или вовсе прекращения краткосрочного финансирования иностранными инвесторами произошел обвал на фондовых рынках и вынужденная девальвация национальных валют в июле 1997 г. для стимулирования экспорта и ликвидации дефицита валютных поступлений.
  
   Вместо расточительства валютных резервов на поддержание курса национальной валюты, Центральный банк Индонезии ввел "без боя" свободно колеблющиеся курсы валют. Как всегда в подобных случаях, были увеличены процентные ставки, сокращены расходы бюджета и обещана большая дерегуляция национальной экономики. В начале января 1998 г. Индонезия для получения второго транша резервного кредита МВФ разработала пакет по либерализации национального банковского сектора и стремится выполнить свои обязательства по перестройке финансовой системы в кратчайшие сроки. Следуя обещаниям МВФ, правительство Индонезии приступило к либерализации торговли и инвестиций. Объявлено об отмене ограничений на импорт судов, создании отделений иностранных банков и совместных предприятий. Отменены все налоговые и таможенные льготы, предоставленные в рамках помощи автомобилестроению, и дотации авиастроению.
  
   Во время финансового кризиса резко упали по отношению к доллару курсы других азиатских стран-членов АТЭС: таиландского бата, филиппинского песо, тайваньского и сингапурского долларов, южнокорейского вона. Для поддержки стабильности национальных валют на состоявшемся в декабре 1997 г. саммите страны-члены АСЕАН призвали индустриально развитые страны оказать мировым финансовым институтам массированную помощь. Япония заявила о выпуске государственных облигаций на сумму 18 млрд. долл. для реализации программы государственных гарантий инвестиционным проектам японских предприятий в регионе. Китай подчеркнул, что он не собирается девальвировать юань, так как намерен поддержать финансовую стабильность в регионе. Премьер-министр Малайзии призвал к активизации торговли внутри АСЕАН.
  
   Колебания на валютных и фондовых биржах привели к заметному подешевлению корпоративных ценных бумаг стран ЮВА и укреплению в них позиций западных инвесторов. Скупку акций, продававшихся ниже номинала, активно осуществляли американские инвестиционные фонды, занимающиеся биржевыми спекуляциями, в том числе фонд Сороса.
  
   МВФ предоставил срочную помощь жертвам кризиса. Ожидается, что общий объем помощи в два раза превысит 48 млрд. долл., полученных в 1995 г. Мексикой во время кризиса песо. Условиями займов являются обычные для МВФ требования либерализации экономики, жесткой финансовой и денежно-кредитной политики и отделения олигархии от государства. Эти требования, по мнению руководителей государства, возвращают их в колониальное прошлое.
  
   Президент Всемирного банка Вулфенсон оценил совокупный ущерб, нанесший банковскими кризисами в последние 10 лет, в 250 млрд. долл. [19, за 27.11.97]. Оставаясь убежденным в том, что глобализация перераспределила богатства в пользу развивающихся стран, он предупредил о новых потрясениях в последующие 20 лет. В качестве причин кризиса Вулфенсон назвал непрофессиональные действия правительств - отказ от контроля за движением капиталов, который привел к тому, что "банки занимали гигантские необеспеченные суммы или раздавали кредиты на сомнительные цели. В Германии или Америке за это можно угодить в тюрьму". По его мнению за национальными финансовыми рынками должен быть установлен международный контроль.
  
   США опасаются усиления торговой экспансии стран Восточной Азии из-за падения их валютных курсов. Уже сейчас торговый дефицит США превышает четверть триллиона долларов [63, за 2.12.97]. Несмотря на рост торгового дефицита, доллар дорожает из-за повышения на него спроса в связи с финансовым кризисом в Азии. Финансовый кризис становится ощутимым в Восточной Европе и Латинской Америке. Прогнозируется серьезная перспектива ухудшения ситуации в Мексике и Бразилии, где ожидается девальвация национальных валют. Ожидаемое сокращение притока капиталов на рынки развивающихся стран на 32% усугубит мировой финансовый кризис [64, за 3.03,1998].
  
   США, Япония, ЕС и еще 42 государства-члена ВТО на проводимых в 1997 г. переговорах в рамках ВТО о либерализации рынка финансовых услуг внесли планы по либерализации собственных рынков и выдвинули требования по либерализации к другим странам. Эти же условия плюс отделение экономической олигархии от государства ставят МВФ и Всемирный банк при выделении денег развивающимся странам [19, за 27.11.97]. Предоставив срочную финансовую помощь в объеме 76 млрд. долл., МВФ становится руководителем разработок курса либерализации экономики для Индонезии, Таиланда, Филиппин и Южной Кореи. Понятно, что такое увеличение объема помощи делает необходимым увеличение собственных средств МВФ с сохранением квотных пропорций, чтобы не изменить права членов МВФ по голосованию. Названная в этой связи в заявлении директора-распорядителя МВФ цифра на 45% превысила показатель, недавно утвержденный в Гонконге на конференции Всемирного банка [63, за 16.12. 97].
  
   Руководители стран ЮВА считают, что давление извне по либерализации национальной экономики возвращает их в колониальное прошлое. Пошатнулось доверие в АТЭС. Желанию Канады установить твердые сроки отмены тарифов в АТЭС противодействовали представители Азии. По мнению азиатских правительств, решения АТЭС не должны носить обязательного характера для всех стран-членов и под "либерализацией" должно пониматься только экономическое и техническое сотрудничество с другими членами организации. На проводимых переговорах в 1997 г. в рамках ВТО развивающимися странами были внесены предложения о поэтапном внедрении мер по либерализации рынка финансовых услуг, установлению максимального процентного участия иностранных инвестиций в национальных компаниях и др.
  
   Считается, что кризис экономик Восточной Азии поколебал привлекательность азиатской экономической альтернативы с активной ролью государства в мобилизации инвестиций и проведении промышленной политики, поддержке экспортоориентированных отраслей и т.д. как альтернативы ортодоксальному рыночному либерализму Запада, где властвует транснациональный капитал. На самом деле причины кризиса в Восточной Азии кроются как в международной стратегии развития, подчиняющей развитие национальных экономик интересам финансовых магнатов, так и в национальных экономических стратегиях, ориентированных на рост внешней задолженности и реализацию корпоративных интересов. Выход из кризиса неплатежеспособности развивающихся стран возможен только на основе развития субрегиональной интеграции, стержнем которой является перспективное народнохозяйственное планирование, нацеленное на устойчивое повышение уровня жизни и сглаживание социального неравенства.
  
   Резюме
   * Колонизация может осуществляться при формальном сохранении государственного суверенитета, но обязательно с проведением экономической политики, выгодной метрополии в ущерб интересам коренного населения. В период вывоза капитала формально независимые страны, получая помощь, займы, кредиты, субсидии, находятся в экономической зависимости от государств-кредиторов и, следовательно, входят в колониальную систему. Они становятся аграрно-сырьевыми придатками метрополий, главными источниками их монопольных прибылей, и потому важными для них в стратегическом отношении.
   * После второй мировой войны экономической стратегией развивающихся стран становится преодоление экономической отсталости за счет структурной перестройки хозяйства. Экспансия транснациональных монополий и банков в развивающиеся страны развернулась со 2-й половины 60-х гг. Их деятельность способствует росту задолженности развивающихся стран, так как вывоз доходов от иностранных инвестиций отрицательно сказывается на платежном балансе развивающихся стран, вынужденных прибегать к импорту иностранных инвестиций и уплачивать за это все большие проценты и прибыли. Для защиты интересов национальной экономики и стабильности валютных курсов развивающиеся страны вводили валютные ограничения, объединялись в субрегиональные финансовые союзы. На конец 1980 г. валютные ограничения существовали в 91 стране из 113 развивающихся странах-членов МВФ.
   * Повышение процентных ставок на международном рынке ссудных капиталов в 80-х гг., падение цен на сырье и усиление протекционистских мер развитых государств вызвали кризис платежеспособности развивающихся стран, когда задолженность развивающихся стран превысила их возможности по погашению и высокие проценты стали "съедать" поступления от экспорта. О своей неплатежеспособности заявили почти все страны Латинской Америки, прекратившие платежи. Круг неплатежеспособных развивающихся стран и объем их внешнего долга растет.
   Чем больше задолженность страны, тем большую роль в регулировании ее экономики и предоставлении займов играют МВФ и Всемирный банк. Их требования сводятся к либерализации национальной экономики, приватизации государственной собственности, прекращению субсидий убыточным производствам и проведению жесткой денежно-кредитной политики, обеспечивающей стабильность национальных валют. В результате такой деятельности, направленной на борьбу с инфляцией, снижается уровень жизни в этих странах, растет безработица и социальное расслоение, а проблема задолженности воспроизводится. Тем самым расширяется спрос на доллары, служащие залогом для выпуска национальных валют. Для его удовлетворения платежный баланс США имеет дефицит и является источником инфляции, что подчиняет развитие мировой экономики стратегическим интересам США, усиливает нестабильность в мировой экономике и в перспективе ведет к глобальному всемирному кризису.
  
   Альтернативой колонизации для стран, получивших независи мость, была экономическая стратегия СССР. После Второй мировой войны развивающиеся страны по разным причинам выбирали курс СССР на индустриализацию (например, - Бразилия, Мексика, Индия, Южная Корея) или самообеспечение (например, - Индонезия) с созданием крупного государственного сектора и применением перспективного планирования. В Бразилии такой причиной служило стремление стать супердержавой, в Чили и Южной Кореи - решение проблемы безработицы и бедности, в Индонезии - уменьшение зависимости от импорта продовольствия.
  
   Смена экономического курса развивающимися странами в 80-90-х гг. диктовалась ростом внешней задолженности, вызываемой специфическими причинами. Путь Бразилии к независимости был сорван нефтяным шоком 70-х гг. и повышением учетных ставок в США; в Чили - быстрой национализацией собственности на средства производства, сопровождаемой стремительной инфляцией и растущим недовольством граждан; в Мексике - открытием нефтяных месторождений и заимствований внешних кредитов для инвестирования денег в экспортоориентированные предприятия с деградацией предприятий, работающих на внутренний рынок и с усилением роли спекулятивного капитала; в Индии - недостаточностью внутреннего произ водства и нехваткой внутренних накоплений для его развития; в Южной Кореи - "подпиткой" промышленности за счет сельского хозяйства и иностранных инвестиций, ростом импорта продовольствия, повышением цен на нефть и усилением протекционизма в западных странах ; в Индонезии - недостаточнос тью продовольствия, активизацией иностранного капитал в добыче нефти и газа, снижением цен на нефть и отливом капиталов в США, где повысились процентные ставки, и последовавшим вынужденным увеличением национальных процентных ставок с девальвацией рупии.
  
   Незрелость социальных условий в развивающихся странах, сложность проблем стратегического планирования и непродуманность последствий принимаемых экономических решений привели их к кризису неплатежеспособности, что сделало неизбежным согласование их экономической политики с МВФ в направлении либерализации торговли и финансов, роста внешних заимствований и зависимости от развитых стран, устанавливающих "правила игры". Усиление международной экономической интеграции повсеместно сопровождается усилением внутренней социальной дезинтеграции. Однако там, где повышается регулирующая функция государства, как например в Чили в 90-х гг. социальная ситуация улучшается.
  
   Для противостояния транснациональным корпорациям развивающиеся страны объединяются в субрегиональные валютные группировки. Однако объединение в них на принципах создания зоны свободного движения товаров, капиталов и услуг для стран-членов и привлечения иностранных инвестиций усиливает их зависимость от развитых стран. Характерной чертой финансового кризиса, возникшего в июне 1997 г. в Таиланде, стал охват им всех тесно связанных между собой азиатских стран - членов АТЭС. В результате финансового кризиса резко упали по отношению к доллару валютные курсы стран Юго-Восточной Азии и подешевели их корпоративные ценные бумаги, что укрепило позиции западных инвесторов в экономике этих стран. МВФ предоставил срочную помощь жертвам кризиса с требованием либерализации национальных финансовых рынков и усиления международного контроля за движением капиталов. В связи с девальвацией валют стран Юго-Восточной Азии ожидается усиление их торговой экспансии, что неблагоприятно скажется на странах Латинской Америки и Восточной Европы. Если США в связи с ростом спроса на доллары и ухудшением своего платежного баланса увеличат процентные ставки или предпримут протекционистские меры, то глобальный экономический кризис станет неизбежным.
  
   Считается, что кризис в странах Восточной Азии показал губительность азиатской экономической альтернативы с активной ролью государства ортодоксальному рыночному либерализму Запада. На самом деле причины кризиса кроются как в международной экономической стратегии, подчиняющей развитие всех стран интересам транснациональных корпораций, базирующихся в основном в США, так и в национальных экономических стратегиях, ориентированных на реализацию корпоративных интересов и рост внешней задолженности. Выход из кризиса неплатежеспособности развивающихся стран возможен только на основе развития их субрегиональной интеграции, основанной на оптимальном субрегиональном управлении экономикой, нацеленным на устойчивое повышение уровня жизни и сглаживание социального неравенства стран-членов интеграции.
  
   {Перейти к началу страницы}
   {Перейти к содержанию книги}
   {Смотреть карты}
  
   {Обсудить в форуме}
  
   3.7. Либеральные реформы в странах социализма
  
   После войны в социалистических странах с целью организации централизованного управления экономикой быстро прошла национализация собственности на средства производства и банки, коллективизация сельского хозяйства. Частная деятельность в них строго регламентируется. Руководящей и направляющей развитие экономики страны становится партия: Для ограждения экономики этих стран от кризисов в капиталистических странах организуется валютная монополия и монополия внешней торговли, ориентированные на развитие интеграции в странах социализма. Прибыли или потери, образующиеся в отраслях, а также в результате разницы мировых и внутренних цен, направляются в бюджет государства или финансируются из него.
  
   Страны социализма поставили задачу "догнать и перегнать Америку". Приоритетным направлением была выбрана индустриализация, ускоренное развитие которой осуществлялось за счет отставания темпов роста потребления населения и развития сельского хозяйства. Критики существовавшей модели социализма справедливо отмечают, что эта модель, отлично приспособленная к чрезвычайным ситуациям с преимущественным развитием средств производства, подчиняет развитие экономики не спросу потребителей, а корпоративным интересам партийного аппарата, неизбежно вызывая отставание развития сельского хозяйства. В ней профсоюзы не являются выразителями интересов трудящихся, лишены независимости и подчинены партийному аппарату [69].
  
   Действительно, условием совершенствования управления социалистической экономикой является развитие демократизации общества. Нужно было не только поддержание нужного уровня обороноспособности, но и улучшение качества потребительских благ. И в этом могли быть полезны разные формы собственности, не только государственная. Вместо направления конкуренции государственного и частного секторов экономики на обеспечение устойчивого роста благосостояния граждан был осуществлен передел собственности для реализации курса производства ради производства. Создание концепции оптимального управления экономикой, гибко ориентирующегося на цели потребительского рынка с эффективным использованием ЭВМ и стимулирующего высокопроизводительный труд, предполагало свободный обмен мнениями. Однако господство догматической теории социализма определило нерешенность экономических проблем социализма и негативный для него ход событий.
  
   Все реформы, проводимые под флагом демократизации партноменклатурой, начиная от хрущевских совнархозов и кончая горбачевски ми ССС (самоокупаемость, самофинансирование и самоуправляемость), были направлены на уничтожение стратегического преимущества советской модели - централизованного управления. На базе реформирования усиливалась стихийная организация, а с ней и бюрократизация экономики, росла внешняя задолженность СССР, приобретавшей все более сырьевую ориентацию. Такой устойчивый ход событий определил в конечном счете развал социалистического блока в мировой экономике, трансформацию социалистических стран в зависимые развивающиеся страны.
  
   Наряду с конструктивной критикой оппонентов централизованного управления об административном установлении цен и прибыли предприятий, часто присутствует поверхностное понимание процессов принятия плановых решений в этой системе. Во-первых, планирование всегда начинается снизу, а не сверху. Предприятию предписываются заказчики и поставщики только после согласования предложений, поступаемых снизу. Во-вторых, в этой системе прибыль, получаемая предприятием, не может служить критерием его деятельности, направленной на реализацию стратегических целей государства в целом.
  
   Понятно, что критика недостатков централизованного управления экономикой могла быть использована как для его совершенствования, так и для его разрушения. Отсутствие конкуренции, улучшающей качество товаров и способствующей техническому прогрессу, дефициты, очереди, "теневой" рынок, привилегии партаппарата служили дискредитацией системы. Во всем "обвинили" сильную концентрацию промышленности и централизованное распределение капитальных вложений, определяемое борьбой между отраслевыми лобби, а не конкурентными механизмами. Все реформы, проводившиеся в рамках социалистической системы, были направлены на разрушение ее ядра - централизованного распределения инвестиций. Они проводились поэтапно сверху, усиливая стихию в организации экономики и власть бюрократии.
  
   Реформирование сопровождалось снижением темпов роста и конкурентоспособности социалистических стран, ростом их внешней задолженности развитым капиталистическим странам. В неудачах реформ опять "обвиняли" центр, и разрушение централизованного распределения инвестиций продолжалось. В процессах децентрализации управления в социалистических странах и последовавшей затем либерализации их национальных экономик много общего.
  
   Рассмотрим эти процессы на примере ряда бывших социалистических стран [69].
  
   Югославия
  
   Раньше всех реформирование советской модели началось в 1950 г. в Югославии под руководством Тито. После разрыва с СССР в 1948 г. Югославия не вошла в СЭВ, и ее внешняя торговля осталась ориентированной на страны капитализма. Советская система была названа бюрократической версией государственного капитализма, проводящей колониальную политику по отношению к контролируемым ею странам. Для демократизации социализма было предложено перейти от государственной собственности к общественной с использованием самоуправления, понимая под этим участие рабочих в управлении предприятием с ослаблением экономической роли государства. Идея получила поддержку, так как позволяла увеличивать зарплату рабочим и полномочия местных чиновников.
  
   Самоуправление было введено законом 1950 г. и закреплено Конституцией 1953 г. С этого момента начинают развиваться самофинансирование предприятий и экономическая дезинтеграция государства. Закон упразднил центральные и отраслевые министерства, контроль за фондом заработной платы, ввел избираемость директоров и уменьшил полномочия центра в пользу республик, регионов, областей и предприятий. Предприятиям было разрешено распоряжаться собственностью и самостоятельно продавать производимые продукты, уплачивая государству и местным органам налоги.
  
   До 60-х гг. налог на прибыль оставался высоким, хотя федеральные фонды под нажимом местных органов власти все более уступали свою роль республиканским и коммунальным (областным). Было введено нормативное распределение прибыли, позволявшее увеличивать зарплату в зависимости от прибыли предприятия, и введен налог на использование общественного капитала. В этот же период прошла сельскохозяйственная реприватизация, освобождены цены и аннулированы обязательные сельскохозяйственные поставки. С 1955 г, опять введен контроль за ценами с замораживанием некоторых цен. Партия была лишена права принимать обязательные для низов решения. Гарантом политического единства страны остался Тито.
  
   В середине 50-х гг. экономической стратегией Югославии становится преимущественное производство товаров народного потребления, что явилось причиной быстрого роста экономики. Государственное планирование приобрело индикативный характер. Центр определял главные общеэкономические пропорции между накоплением и коллективным потреблением, размещение инвестиций между федеральным и местными фондами. Исходя из них и рыночной конъюнктуры, предприятия самостоятельно устанавливали свои планы выпуска продукции. В 1958 г. им было предоставлено право самостоятельно решать вопрос распределения доходов предприятия между увеличением зарплаты и фондами, в том числе инвестиционным фондом, что обусловило стремительный рост заработной платы и инфляции. В 1960-1964 гг. темпы роста инфляции составляли 7% в год.
  
   Для преодоления инфляции нужно было восстановить контроль за заработной платой и усилить централизацию, что зачеркнуло бы все "достижения" самоуправления. При поддержке директорского корпуса выбор был сделан в пользу продолжения развития самоуправления. В преддверии либеральной реформы 1965 г. значительно возросла роль коммерческих банков. В 1965 г. предприятиям была предоставлена полная самостоятельность в области капиталовложений, уменьшено налогообложение предприятий и ликвидирован инвестиционный фонд государства. Остался только фонд ускоренного развития слаборазвитых районов.
  
   Местные органы и предприятия стали учреждать коммерческие банки, предоставляющие кредиты без территориальных ограничений. Контроль над деятельностью банков осуществляли учредители по средством голосования. С 1971 г., наряду с федеральным национальным банком, статус Центрального банка получили 8 национальных банков в шести республиках и автономных провинциях. Их доля в инвестициях стала расти, что способствовало усилению банковской власти. Предприятия-учредители банков, имевшие двойной статус управляющих и заемщиков, легко получали дешевые кредиты в ущерб остальным предприятиям. Дешевые кредиты, либерализация цен и рост заработной платы послужили причиной усиления темпов инфляции в 1969-1974 гг. до 17% в год.
  
   Рост экономических трудностей порождал центробежные тенденции. Усилились разногласия между хорватами и сербами, между сторонниками централизации и децентрализации. Несмотря на разницу во взглядах на функции централизованного планирования и объединительной роли СКЮ (союза коммунистов Югославии), оба направления поддержали популистскую идею самоуправления. Дробление предприятий на более мелкие единицы самоуправления и снижение темпов экономического роста продолжилось. В это же время увеличивалась задолженность страны, росла инфляция и безработица. Попытка заменить централизованное планирование контрактным, при котором после добровольного заключения всеми единицами планов с поставщиками и будущими клиентами проводится их согласование с региональными и национальными целями, провалилась. Эгоизм самоуправляемых предприятий оказался сильней, что привело к отсутствию скоординированности в федеральных планах 1976-1980 и 1981-1985 гг.
  
   В 80-х гг. самоуправление и взаимное банковское кредитование предприятий способствовали дальнейшему росту номинальной заработной платы и инфляции. После смерти в 1980 г. гаранта единства страны Тито начался политический кризис. Внешний долг составил в 1982 г. 20 млрд. долл., во второй половине 80-х гг. федеральные доходы составили всего лишь 6% от ВВП. В 1983 г. была упразднена система контрактного планирования. Появились новые либеральные идеи по усилению стихии в экономике: о плюрализме форм собственности, необходимости формирования рынка труда и капиталов, приватизации государственного сектора.
  
   Дальнейшее ослабление контроля за заработной платой, либерализация цен и девальвация динара в 1989 г. привели к галопирующей инфляции. По рекомендациям МВФ в 1990 г. началась шоковая терапия с полной либерализацией цен и импорта, с замораживанием зарплаты и с ограничительной денежной и бюджетной политикой. Динар становится конвертируемым и индексируется по марке ФРГ. Преодоление гиперинфляции сопровождалось спадом производства и ростом безработицы. В 1991 г. произошел распад Федерации и началась гражданская война, знаменовавшая крах системы, служив шей примером для реформирования социализма в других странах.
  
   Польша
  
   Критика сталинизма в Югославии на XX съезде КПСС, состоявшемся в 1956 г., вызвала выступления рабочих против советской системы в Польше. После этого начались реформы по сокращению числа обязательных показателей для предприятий с разрешением сохранять часть своей прибыли. Был принят закон о рабочих советах, получивших право участия в управлении предприятием и в назначении его директора, прошла сельскохозяйственная реприватизация.
  
   В отличие от Югославии, в Польше получила развитие школа экономической кибернетики, сильнейший представитель которой Оскар Ланге убедительно доказывал абсурдность такого рода реформирования. С возвращением Гомулки к власти в 1956 г. началось постепенное свертывание реформ по пути усиления бюрократизации управления. В рабочих советах, преобразованных в "совещания по рабочему самоуправлению" 2/3 состава стали назначаться дирекцией, профсоюзом и партийным комитетом.
  
   В 60-х гг. на экономическую мысль Польши большое влияние оказали исследования В.Бруса, направленные на доказательство возможности успешного развития социализма на базе децентрализованной модели с использованием рыночных механизмов. Однако реформирование экономики начинается после перехода в 1971 г. на договорные цены, вызвавшие значительное повышение розничных цен на продовольственные товары. Повышение розничных цен и замораживание фонда заработной платы с целью ослабления влияния инфляции привели к рабочим выступлениям и к падению Гомулки.
  
   Стратегией Терека, отменившего повышение цен, становится повышение уровня жизни за счет роста инвестиций, стимулируемого импортом в технологической сфере, что вело к росту внешней задолженности. При нем в 1973 г. проводится политика концентрации предприятий вокруг "крупных экономических организаций", и повышение их самостоятельности в инвестировании производства и по установлению числа работающих, их заработной платы в зависимости от размеров прибыли. Эти меры привели к потере правительством контроля за развитием экономики, непомерному росту заработной платы и инфляции, спаду производства, товарным дефицитам и нормированному их распределению, внешнеторговому дефициту и росту внешней задолженности.
  
   В 1980 г. начались забастовки, в качестве независимого профсоюза оформилось движение "Солидарность", и опять произошла смена политического руководства. Зарплата была вновь увеличена на 10%, а экономический кризис углубился. После вмешательства армии правительство объявило о повышении цен. Выступили профсоюзные лидеры с югославской идеей самоуправления. После этого на предприятиях возрождаются советы, выбирающие директора и стратегию увеличения доходов предприятия, что означало новую фазу инфляции. В 1982 г. розничные цены увеличились на 100%. Большим спросом пользовались гарантированные заказы со стороны обороны и СЭВ.
  
   Было провозглашено равенство государственного, частного и кооперативного секторов экономики, принят закон о банкротстве, который разрешил эмиссию облигаций государственными предприятиями и покупку ценных бумаг частными лицами. Посредством реализации принципа "трех С", означающего самостоятельность, самофинансирование и самоуправление, постепенно ликвидируется централизованное распределение инвестиций, государственная монополия внешней торговли, упраздняются отраслевые министерства и создаются коммерческие банки, которые могли стать акционерными. Валюту, получаемую от экспорта, разрешили продавать на аукционах. В 1983-1987 гг. ежегодное повышение цен составляло 15-25%, прошла серия де вальваций злотого. Приток иностранных инвестиций в совместные предприятия уменьшился.
  
   В 1988 г. власть потеряла контроль за финансово-кредитной системой и платежным балансом. Инфляция достигла 60%. Кредит доверия народа на продолжение экономического кризиса получает "Солидарность", обвинившая партию в его причинах. В 1989 г. при новом правительстве цены растут на 35 - 50% ежемесячно. Под руководством МВФ Бальцерович реализует программу "шоковой терапии", направленную на сдерживание инфляции за счет следующих мер: либерализация цен и внешней торговли с введением конвертируемости; сокращение субсидий и инвестиционных расходов для восстановления бюджетного равновесия; повышение учетной ставки для проведения ограничительной кредитной политики; сдерживание тем пов роста заработной платы через механизм индексации и налоговых мер; "малая" приватизация торговли местными органами и "большая" приватизация государственных предприятий с их преобразованием в акционерные общества и раздачей специальных "бонов" всем гражданам для имитации "народного капитализма".
  
   Восстановление доверия к национальной валюте сопровождалось спадом производства ВВП на 12% и промышленного производства на 25%, падением реальной заработной платы и появлением более 1 млн. человек безработных. В 1990 г. Польша имеет большую внешнюю задолженность в 49 млрд. долл. [22].
  
   ГДР
  
   С 1963 г. в стране реализуются принципы "новой экономической системы", направленные на сокращение сферы нормированного распределения средств производства, ослабление контроля за заработной платой и занятостью, повышение роли прибыли как критерия хозяйствования при сохранении контроля центра за направлениями инвестиций. Эти меры вызвали рост цен. В 1967 г. были учреждены специализированные банки, выдающие кредиты под контролем пра вительства. Их роль стала возрастать при определении выгодности проектов по критерию рентабельности.
  
   После чехословацких событий 1968 г. часть прав, переданных предприятиям, была возвращена министерствам и проведена национализация большей части предприятий частного сектора. В середине 70-х гг. из-за кризиса в западных странах и роста цен на импортируемое из СССР сырье, контроль центра усилился.
  
   В 80-х гг. в ГДР, как в СССР, Чехословакии и Болгарии, начинается "увлечение" организацией крупных комбинатов, позволявших сэкономить на административных издержках и, как считалось, ускорить внедрение научно-технического прогресса. В этой связи комбинаты рассматривались в качестве альтернативы радикальным реформам. Возросла роль договора в отношениях между центром и комбинатами. Началась децентрализация внешней торговли, позволяющая некоторым комбинатам оставлять часть валютных поступлений у себя. Однако их монополизм отрицательно повлиял на ускорение технического прогресса, на конкурентоспособность товаров народного потребления и вызвал рост цен, что обострило проблему дефицита товаров и вызвало к середине 80-х гг. политическую напряженность.
  
   Вначале в 1990 г. создается экономический и денежный союз между ФРГ и ГДР. Был произведен обмен восточногерманских марок на марки ФРГ. Бюджетное финансирование объединения осуществляет ФРГ. Бундесбанк становится финансовой властью на всей территории, после чего образовался единый политический союз. Началась либерализация цен в бывшей ГДР. Завышенный курс обмена марок, предложение западных продуктов, сокращение торговли со странами бывшего блока СЭВ и повышение зарплаты снизили конкурентоспобность восточных предприятий, обострив проблему безработицы, достигшей на Востоке 2 млн. человек. Из-за плохого состояния инфраструктуры западные инвестиции не смогли компенсировать объем выпавших из оборота капиталов.
  
   После создания рынка капиталов началась приватизация и возвращение собственности бывшим владельцам - реституция. Все промышленные предприятия преобразовали в акционерные общества, контроль за которыми быстро перешел от бывшей скомпрометированной на скандале восточногерманской номенклатуры к западной.
  
   Венгрия
  
   Начиная с 60-х гг. в Венгрии большое внимание уделялось поддержке сельского хозяйства, кооперативной и частной формах собственности. Частный сектор получил развитие в сфере услуг, строительстве, мелкой торговле, в ресторанном бизнесе. Количество работающих на частном предприятии, не считая членов семьи, ограничивается от 3 до 5 человек в 60-х гг. и до 7 человек - в 80-е гг. Доходы в частном секторе были выше государственных. Это способствовало ускорению роста сельского хозяйства и сферы услуг, производства потребительских товаров и открытости экономики в отношениях с западными странами.
  
   С 1968 по 1979 гг. действуют правила нового экономического механизма, основанного на значительном расширении самостоятельности предприятий до небывалого уровня и отказе от централизованного распределения продукции. Функцией центра остается разработка глобального плана и руководящая роль в финансировании крупных инвестиционных проектов. Постепенно их финансирование из бюджета заменяется выдачей ссуды под процент, хотя на долю централизованного распределения инвестиций приходится около 80% от общей их суммы.
  
   Целью политики ценообразования становится ориентация на мировые цены. В 1968 г. были введены фиксируемые и свободные цены. Количество фиксируемых цен должно было сокращаться. Свободные цены охватили 3/4 оптовых цен на продукцию обрабатывающих отраслей и 1 /4 розничных потребительских цен. Это вызвало рост инфляции и ужесточение в 70-х гг. контроля за ценами с сохранением их гибкости. Потребительские цены ежегодно менялись в административном порядке, что компенсировалось в зарплате.
  
   Критерием хозяйствования предприятий становится прибыль. Однако для избежания высоких прибылей и регулирования инвестиционного процесса существовали два налога: налог на прибыль и налог на произведенную продукцию. После уплаты налогов остаток прибыли оставался в распоряжении предприятий и делился в установленной пропорции на инвестиционный и премиальный фонды. Был отменен потолок роста заработной платы, но центр фиксировал среднюю зарплату, чтобы подталкивать предприятия к использованию практики компенсации увеличения заработной платы одним за счет уменьшения оплаты труда другим без роста безработицы. Для борьбы с чрезмерным ростом зарплаты применялось прогрессивное налогообложение. Ликвидация правил, прикреплявших работника к его рабочему месту, способствовала повышению мобильности рабочей силы. Мировой экономический кризис, оказавший влияние на открытую экономику, и недовольство рабочих сильной дифференциацией доходов заставили правительство усилить в 70-х гг. централизацию управления экономикой. В 1972 г. создаются крупные тресты, 50 наиболее крупных предприятий прямо подчинены министерствам, введены ограничения по отношению к кооперативам, усилен контроль за ценами. Одновременно применяется широкая программа повышения зарплаты и начинается борьба со спекуляцией.
  
   Вместе с ростом экономических трудностей в странах социализма возрастает их внешняя задолженность и влияние идей монетаризма через МВФ. Книга Яноша Корнай "Дефицит", которая появилась в 1980 г., определила главные идеи дальнейшего реформирования экономики. В дискуссиях 80-х гг. приходят к выводу о необходимости формирования рынка капиталов и рынка труда. "Наивный" Корнай, критикуя пионеров реформирования Бруса, Либермана и Шика за их желание успокоить бюрократию в проведении реформирования сверху, наверное, не полагал, что предлагаемое им радикальное реформирование социализма, также пойдет сверху для усиления власти бюрократии, использующей в своих интересах недовольство масс существующей системой. С мнением Корнай, что причиной сохранения бюрократической преемственности является отсутствие рынка капиталов согласился Брус. Рыночный социализм как открытая система для стимулирования предпринимательства завоевал господствующие позиции во всех бывших странах социализма.
  
   В начале 80-х гг. в Венгрии вновь возвращаются к ориентации на мировые цены, к дроблению трестов, к поддержке частного сектора. Для облегчения вступления страны в МВФ в 1981 г. вместо трех валютных курсов форинта (официального, туристического и коммерческого) вводится единый курс. В 1984 г. используется идея самоуправления для развития у работников "чувства хозяина" и повышения самостоятельности избираемого директора в отношениях с администрацией. Предприятиям разрешили предоставлять кредиты друг другу или частным лицам.
  
   В 1987 г. появляется документ Ласло Антала "Поворот и реформа", отстаивающий переход к регулируемой рыночной экономике как единственный выход их кризиса, где главным инструментом регулирования должно стать предложение денег. Партией формируется общественное согласие по вопросу перехода к рыночной экономике. Ограничивается роль партии и усиливается влияние парламента. Появляется двухуровневая банковская система Центрального банка и коммерческих банков, облигации, акции, депозитные сертификаты, коммерческие векселя, изменяется налоговая система. К 1988 г. частный сектор охватил 40% сельскохозяйственного производства, 2/3 строительства нового жилья, 12% розничной торговли, 30% ресторанов, 10% грузового автопарка.
  
   В 1989 г. открывается граница с Австрией. Принят закон о предприятии, разрешивший гражданам основывать акционерные общества и общества с ограниченной ответственностью. Закон об иностранных инвестициях предоставил гарантии по владению иностранцами венгерскими акционерными предприятиями. Закон о конверсии разрешил советам предприятий организовывать акционерное общество для его продажи венгерским и иностранным покупателям. В результате за 6 месяцев наиболее конкурентоспособные предприятия оказались под контролем иностранных предприятий или граждан, как правило, бывших менеджеров. В 1990 г. внешняя задолженность Венгрии составила 21 млрд. долл. [22].
  
   Чехословакия
  
   Еще в конце 40-х гг. в Чехословакии предпринимались неудачные попытки ввести самоуправление на предприятиях, но они оказали определенное влияние на ход реформирования ее экономики.
  
   В 50-х гг. осуществляется объединение предприятий в крупные комбинаты и частичная децентрализация инвестирования. Во внешней торговле у Чехословакии были тесные связи с СССР и Китаем. Разрыв связей с Китаем в 1961 г. и снижение темпов экономичес кого роста в СССР вызвали в 1963 г. снижение национального дохода. Централизация управления экономикой усилилась, количество комбинатов сократилось.
  
   Шик выдвигает новый проект децентрализации системы, в котором в качестве критерия хозяйствования вводится показатель величины валового дохода и прибыли. Принципы реформы были одобрены в 1965 г. С 1967 г. была введена новая система инвестирования, согласно которой основным источником их финансирования должно было стать самофинансирование. Впервые контроль за ростом заработной платы стал осуществляться прогрессивным налогообложением. Начали ослабляться вертикальные связи и усиливаться горизонтальные прямые связи предприятий с поставщиками и заказчиками. Центр переходит к регулированию экономики с использованием косвенных мер. Предприятия получили право заниматься любой экономической деятельностью, свободно входить или выходить из крупных комбинатов. Предполагалось, что в течение 17 лет предприятия выкупят свои капитальные активы.
  
   В результате реализовался монополизм производителей, выразившийся в росте доходов предприятий за счет "проедания" инвестиций и роста цен почти на 1/3. Резкое повышение цен в 1967-1968 гг. ухудшило политическую ситуацию в стране. Весной 1968 г. реформаторы для поддержки экономической реформы со стороны рабочих предложили добавить принцип самоуправления, согласно которому совет и директор избираются работниками предприятия и в малой степени будут зависеть от министерств. Однако еще не было мирового экономического кризиса, и такой ход событий был преждевременным. После военной интервенции правительство приостановило либерализацию цен и усилило контроль в экономике. В 1971-1972 гг. был осуществлен возврат к советской модели и ее реформирование продолжилось аналогично процессам в странах Восточной Европы и в СССР. Переход к рыночной экономике означал распад этой страны на два государства - Чехию и Словакию.
  
   В 90-х гг. во всех странах Восточной Европы проведены либерализация цен и внешней торговли, приватизация государственной собственности и поощрение частного предпринимательства, введена конвертируемость валют. Их стратегической целью становится привлечение иностранных инвестиций и вхождение в Европейский союз (ЕС), на долю которого приходится основная часть их торгового обо рота. Запад создал специальную группу "24" для координации своих действий по отношению к реформирующимся странам. Для оказания им помощи и предоставления долгосрочных кредитов в 1991 г. был учрежден Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР). Были заключены Европейские соглашения, предусматривающие оказание экономического содействия реформирующимся странам, создание к 2000 г. зоны свободной торговли промышленными товарами.
  
   За 10 лет, с 1985 по 1995 г., объем производства ВВП в Венгрии сократился на 3,5%, в Словакии - на 6,7%, в Чехии - на 9,5%, в Болгарии - на 15,2%, в Румынии - на 24,9%, в Югославии - на 58,8%. Исключая Югославию, где идет гражданская война, для всех этих стран характерен рост внешней задолженности. Во всех этих странах увеличивается безработица и социальное расслоение, наблюдаются высокие темпы инфляции и безработицы, характерно систематическое уклонение от налогообложения, что означает зарождение под видом частного сектора криминальной экономики. Уменьшилась реальная платежеспособность национальных валют по отношению к доллару США: в Болгарии и Венгрии - в 6,4 раза, в Польше - в 313 раз, в Румынии - в 127 раз, в Словакии и Чехии - в 3 раза, в Югославии - в 122,5 млрд. раз [54]. Лидерами реформ становятся страны, которые, если не считать Югославии, имели самый большой опыт реформирования - Польша, Венгрия и Чехия. Именно сюда в 1995 г. направляется 86% притока иностранного капитала. Польша, имевшая до трансформации самую большую внешнюю задолженность западным кредиторам, в 1994-1995 гг. заняла первое место по темпам роста ВВП. Только этой стране удалось за 10 лет (1985-1995) добиться положительного прироста ВВП на 8% [54]. Это объясняется реструктуризацией ее долгов и их списанием более чем на половину Парижским и Лондонским клубами кредиторами.
  
   В отличие от стран, имевших больший опыт в реформировании, Болгария отказалась от всякого регулирования цен и валютного режима [29]. В стране наблюдается полный хаос реформ. Официальный валютный резерв используется не для инвестирования в производство, а для интервенций на валютном рынке. Валютные резервы сократились с 1236 млн. долл. в 1995 г. до 5065 млн. долл. в 1996 г. Государственная задолженность Болгарии составила 120% ВВП. Страна стала постоянным клиентом МВФ, который может лишить ее права формировать собственную политику. В этой связи авторитетные болгарские экономисты заявляют о необходимости расплаты собственностью за внешние долги, что, по их мнению, будет выгодно для всех.
  
   В Румынии в 1997 г. производилось лишь 54,4% от общего объема 1989 г., реальная средняя заработная плата достигает лишь 55,2% от доходов, получаемых при последнем годе правления Чаушеску [64, 18.04.98]. Финансовый кризис в Румынии, когда лея упала на триста пунктов по отношению к доллару и, следовательно, ее низкую привлекательность для иностранных инвесторов объясняют промедлением сроков приватизации. МВФ потребовал от правительства Румынии принять план экономии средств для реформы за счет сокращения бюджетных расходов. Пока правительство решило пополнить казну за счет повышения стоимости акцизов на бензин, что привело к его удорожанию на 50% и вызвало цепную реакцию общего роста цен.
  
   В 1997-1998 гг. к слабо привлекательным для иностранных инвесторов странам относят Румынию и Словакию, первенство занимают Хорватия и Венгрия, а среднюю позицию - Россия, Чехия, Польша и Словения [64, 27.01.98]. В марте 1998 г. на конференции ЕС в Лондоне было решено о приеме в ЕС первой группы кандидатов Восточной Европы: Польши, Венгрии, Чехии и Словении.
  
   Таким образом, несмотря на общую модель трансформации экономики стран Восточной Европы, можно отметить ее многообразие в зависимости от исходных стартовых условий, уровня экономического образования в стране и стратегических интересов западных партнеров. Для всех стран характерно стремление к привлечению иностранных инвестиций и отсутствие национальной экономической стратегии. По мнению Алека Ноува, радикальное структурное обновление экономики этих стран осуществляется без какой-либо государственной экономической стратегии, при отсутствии собственного рынка капиталов и честно заработанного частного капитала. "Конечно, по ложение разных стран неодинаково: то, что дает эффект в Венгрии, может не действовать в России или на Украине. Но все же чувствуется опасность слишком резкого перехода от одного догматизма к другому, от крайности к крайности" [69, СП]. Учитывая финансовую нестабильность в мировой экономике, тяжелые последствия финансового кризиса в Восточной Азии и зависимость национальных экономик стран Восточной Европы от притока иностранных инвестиций, можно согласиться с мнением Шаванса, что при их трансформации в рыночную экономику "велика вероятность развития по непредвиден ному пути" [69, с 144].
  
   Китай [24, 35, 69]
  
   Высокие темпы коллективизации в 1955-1956 гг., политика "большого скачка" в индустриальное общество и разрыв связей с СССР привели аграрный Китай в 1959-1962 гг. к голоду и экономической катастрофе. В 60-е гг. экономической стратегией становится расчет на собственные силы - автаркия с приоритетным развитием сельского хозяйства. Система народных коммун помогла улучшить инфраструктуру и социальную обеспеченность крестьян, но ухудшила их заинтересованность в результатах труда. В 1960-1970 гг. рост сельскохозяйственного производства на душу населения оставался на неизменном уровне.
  
   С 1981 г. с целью повышения ответственности крестьян за результаты труда начинается реформирование сельского хозяйства. Вместо системы коммун к 1984 г. была образована система семейных хозяйств. Коммунные земли были распределены между получившими самостоятельность группами или семьями. Они арендовали землю у государства сроком на 15 лет и больше, заключали договор о поставках и имели право продать продукцию, произведенную сверх контрактов, на рынке. В 1985 г. государство отменяет обязательные поставки, стимулируя рост производства более высокими ценами. Рост производства сопровождался деградацией инфраструктуры и социальным расслоением, появлением непостоянной рабочей силы.
  
   Промышленность работала по принципам советской модели. С приходом Дэн Сяопина в 1978 г. под названием "рыночных преобразований" начинаются эксперименты по сокращению обязательных показателей и увеличению производства продукции сверх плана, по удержанию предприятием части прибыли для стимулирования его деятельности. Быстрый экономический рост в Китае в среднем на уровне 9,9% ВВП сопровождается инфляцией. Начался рост выплат работникам и отход от политики автаркии. Регионам и предприяти ям было разрешено устанавливать прямые торговые связи с фирма ми других стран и оставлять выручку у себя. Китай вступает в Мировой банк и МВФ, берет займ.
  
   В течение 80-х гг. принимаются законы о смешанных обществах или полностью работающих на привлечении иностранного капитала. Начиная с 1984 г. практически вся прибрежная, наиболее индустриальная часть страны с развитой инфраструктурой становится открытой для стран Азиатско-Тихоокеанского региона и всего мира. Тогда же начинается "городская реформа", направленная на сокращение роли централизованного управления экономикой и расширение зоны свободной торговли. Продукция каждого предприятия делится на две части. Запланированная продукция имела гарантированное снабжение и фиксированные цены. Снабжение и цены сверхплановой продукции определялись предприятиями самостоятельно. "Двойной стандарт", позволявший использовать разные цены на один и тот же продукт, служил источником обогащения для руководителей, способствовал развитию спекуляции и коррупции.
  
   Экономическая политика Китая и слабость развития путей сообщения усложнили проблему связи центра с регионами. Стал развиваться региональный протекционизм, ограничивающий конкуренцию по приносящим большой доход потребительским товарам и вывоз редких ресурсов. Из-за усиления роли региональных властей, предоставлявших значительные кредиты, в 1985-1987 гг. произошел инфляционный скачок, за которым последовали события на площади Тянаньмынь. Центр затормозил в 1989 г. проведение реформ и усилил фискальные меры. С 1981г. по 1989 г. экспорт увеличился в 3 раза, импорт - в 4 раза, объем внешней торговли - с 14 до 28% ВВП.
  
   В восьмой пятилетке (1991-1995) среднегодовые темпы прироста в экономике составили 11,8%. Быстрый рост сопровождался увеличением иностранных инвестиций в 8 раз и создал проблемы для дальнейшего развития экономики, страдающей от диспропорций - слабого развития инфраструктуры, дефицита ряда природных ресурсов, расслоения между приморскими и внутренними провинциями. При этом постоянно растет внешняя задолженность Китая, увеличивается объем торговли регионов с внешним миром в ущерб межрегиональным связям. Проблема дефицита госбюджета, возникшая в Китае в 1981 г., не решена до сих пор. В 1996 г. он составил 10% бюджетных расходов. Финансирование дефицита путем заимствований у центрального банка и использование для этого гособлигаций создает сильное инфляционное давление.
  
   После многих лет реформ, под флагом развития многообразных форм собственности, при ведущей роли общественной, Госкомитетом по экономической реформе КНР была предложена в 1994 г. программа разгосударствления (приватизации) предприятий, что означало окончательный выбор в пользу рыночной экономики. Таким образом, с убыточностью государственных предприятий, возникающей из-за нерешенности проблем внутреннего ценообразования, решили "бороться" посредством их продажи коллективам и физическим лицам. В 1996 г., боясь социальных последствий, реформу государственных предприятий отложили. Как заявил премьер Ли Пэн, реформа госпредприятий не может идти по капиталистической модели с банкротством, закрытием и увольнениями.
  
   Проблемы реформирования госсектора влияют на преобразования в банковской сфере. В 1996 г. открылся первый частный банк и с осторожностью снимаются ограничения на участие иностранного капитала.
  
   Растущие потребности Китая в импорте зерна рассматриваются аналитиками как причина будущего мирового кризиса. Несмотря на сельскохозяйственные успехи, прогнозы таковы, что растущие потребности Китая в импорте зерна могут послужить причиной мирового продовольственного кризиса в первой трети XXI в. В докладе Госсовета КНР, сделанном в 1996 г., прогнозируется, что к 2030 г., когда население страны достигнет 1,6 млрд. человек, годовое потребление зерна составит 640 млн. т. Для этого потребуется увеличить производство зерна на 160 млн. т, что невозможно сделать в связи с ограниченностью пахотных площадей в стране.
  
   Кризис в Восточной Азии затронул валюту Гонконга, что заставляет правительство Китая предпринимать экстренные меры по недопущению девальвации собственной валюты. Однако это отрицательно сказывается на конкурентоспособности его экспорта и, следовательно, на всей экономике Китая, поскольку она ориентирована на экспорт и привлечение иностранных инвестиций. Вряд ли здесь помогут попытки правительства оживить внутренний спрос, поощряя вложения в инфраструктуру и строительство жилья. Намерения Китая провести до 2000 г. реструктуризацию банковской системы, с целью оживления находящейся в кризисе банковской системы путем списания долгов и запрета чиновникам вмешиваться в банковскую систему, вряд ли помогут избежать китайской экономике кризиса. Китаю нужна эффек тивная национальная стратегия развития, предполагающая подчинение экономики устойчивому росту удовлетворения потребностей его граж дан за счет усиления централизации управления.
  
   Куба [32, 33]
  
   Крушение сотрудничества с СССР и с другими странами членами-СЭВ означало потерю для Кубы традиционных рынков и льгот. Единственно возможной экономической стратегией для выживания Кубы стало развитие экономической интеграции с государствами Кариб кого бассейна. Значение этого региона для США как бывшей буферной зоны, препятствующей распространению влияния коммунизма резко сократилось. Сократилась и помощь США этому региону, который стал вынужден искать новые рынки. В 1993 г. на конференции глав правительств стран-членов Карибского сообщества (КАРИКОМ) куда входят Пуэрто-Рико, Гайана, Гренада, Доминика, Тринидад и Тобаго, Ямайка, было одобрено создание Кариком-Куба без формулировки условий для Кубы по развитию демократии.
  
   Это вызвало отрицательную реакцию в США. Закон Хелмса-Бер. тона, подписанный Клинтоном в марте 1996 г., предусматривает санкции против стран, ведущих дела с Кубой. Так как экономика стран-членов КАРИКОМ находится в сильной зависимости от США, то уровень участия Кубы в развитии региональной экономической интеграции зависит от степени контроля Белым домом за деятельностью КАРИКОМ. В августе 1996 г. КАРИКОМ отклонило предложе ние Кубы о разработке соглашения по свободной торговле.
  
   Для повышения своей конкурентоспособности на рынках, контролируемых транснациональными корпорациями, Кубе предстоит значительная модернизация экономики. Существующая система экономики не способствует росту ее эффективности. В связи с новыми глобальными реалиями Кубе предстоит решать сложные проблемы, вытекающие из необходимости структурных преобразований экономики, вариантных расчетов взаимодействия с нетранснациональными партнерами, и в том числе по организации рекламы своей продукции. Судя по недавнему "потеплению" США в отношении Кубы, экономика Кубы будет интегрирована в экономику стран-членов КАРИКОМ, в которой транснациональный капитал, в массе своей представленный капиталом из США, будет доминировать. Проблема направления деятельности транснационального капитала в русло национальных интересов Кубы станет первоочередной.
  
   Таким образом, характерной тенденцией в 80-90-х гг. становится значительное ослабление позиций бывшей супердержавы СССР - России и всех бывших социалистических стран социализма, отказавшихся от национальных стратегий в пользу перехода к рыночной экономике, а также - колонизация.
  
   Резюме
  
   1. В отличие от развивающихся стран, остававшихся в системе капитализма, в странах, избравших построение социализма под руководством партии, быстрыми темпами было организовано централизованное управление экономикой, нацеленное на развитие социалистической интеграции. Для решения задачи "догнать и перегнать Америку" приоритетным направлением была выбрана индустриализация за счет отставания темпов роста потребления населения и развития сельского хозяйства.
   * Построение социализма предполагает оптимальное управление экономикой, нацеленное на устойчивый рост благосостояния граждан и реализующее справедливый принцип распределения благ - каждому по его личному вкладу в прирост общего благосостояния. Для создания его концепции требовалась демократизация общества. Корпоративизм в управлении определил негативный для социализма ход событий. Нерешенность внутренних экономических проблем и западное влияние толкали на уничтожение стратегического преимущества советской модели - централизо ванное распределение инвестиций с предоставлением все больших прав предприятиям по росту их заработной платы. В результате снижались темпы экономического роста, увеличивались темпы инфляции и росла внешняя задолженность развитым капиталистическим странам, что определило переход к либерализации экономики с потерей самостоятельности бывших социалистичес ких стран в определении экономической политики.
   * Кроме общих причин перехода к децентрализации управления были и специфические. Изначальная ориентация Югославии на развитие торговых отношений с западными странами, а не со странами СЭВ, сделала ее пионером в области реформирования социализма. В Венгрии частный сектор получил развитие в приоритетных для государства отраслях - сельском хозяйстве, производстве потребительских товаров и сфере услуг, что способствовало открытости экономики в отношениях с западными странами. В тесно интегрированных с экономикой СССР Болгарии, Польше, Чехословакии и ГДР реформирование следовало "моде", задаваемой из СССР. В Китае политика "большого скачка" в индустриальное общество привела к голоду, что вызвало его переориентацию на автаркию с приоритетным развитием сельского хозяйства.
   * Для децентрализации управления в социалистических странах использовались разные идеи. В Югославии, начиная с 50- гг. вплоть до распада федерации и начала гражданской войны, активно использовалась идея самоуправления и самофинансирования; в Польше - идея успешного развития социализма на базе его децентрализации с применением рыночных механизмов в 70-х а в 80-х гг. - идеи самостоятельности и равенства форм собственности; в ГДР и Болгарии - идея рентабельности и организации крупных комбинатов с децентрализацией внешней торговли; в Венгрии - введение прибыли в качестве критерия хозяйствования, ориентация на мировые цены, идея самоуправление с "чувством хозяина"; в Чехословакии - организация крупных комбинатов с частичной децентрализацией инвестирования, самоуправление и самофинансирование; в Китае - идея рыночных преобразований.
   * Независимо от степени "привлекательности" разных идей в разных странах, алгоритм либерализации экономики социалистических государств был один и тот же: плановая и бюджетная дезинтеграция государства с предоставлением все больших прав предприятиям по бесконтрольному увеличению зарплаты с "проеданием" инвестиционных ресурсов и как результат - снижение темпов экономического роста и увеличение открытой или скрытой инфляции, внешней задолженности ; банковская дезинтеграция с предоставлением дешевых кредитов с еще более худшими результатами и ростом влияния монетаритских идей; получение МВФ кредита доверия у масс для продолжения либе ральных рыночных реформ с замораживанием зарплаты, спа дом производства, ростом безработицы, социального расслоения, развитием криминальной экономики, ростом внешней задолженности и девальвацией национальных валют по отношению к доллару США, расплатой собственностью за внешние долги: политическая дезинтеграция ряда бывших социалистических государств; гражданская война в Югославии.
   * Высокие темпы инфляции заставляли постоянно думать об альтернативе - восстановлении контроля за заработной платой и усилении централизации. Попытки замораживания заработной платы для снижения темпов инфляции или повышение цен вели к рабочим выступлениям. Поэтому, учитывая эгоизм предприятий и отсутствие привлекательной альтернативной идеологии, выбор всегда делался в пользу децентрализации. Организация крупных комбинатов в СССР, ГДР, Чехословакии и Болгарии, рассматриваемая как альтернатива дроблению предприятий и рынку в Югославии и Венгрии, усиливала монополизм производителей, что выражалось в возрастающих темпах скрытой инфляции с дефицитом товаров народного потребления и вызвало к середине 80-х гг. политическую напряженность.
   * Несмотря на общую модель трасформации экономики стран Восточной Европы и связанных с этим проблем, можно отметить как ее многообразие, так и разную степень развития негативных тенденций. Лидерами по привлечению иностранных инвестиций становятся Польша, Венгрия и Чехия. По отношению к этим странам осуществляется реструктуризация и списание долгов. Быстрое реформирование ГДР, объединившейся с ФРГ, привело к высокому уровню безработицы в восточных землях. Полный хаос в реформировании наблюдается в Болгарии. К слабо привлекаемым для иностранных инвесторов странам относят Румынию и Словакию, где не спешат с приватизацией. Учитывая отсутствие в странах Восточной Европы национальных экономический стратегий и финансовую нестабильность в мировой экономике вероятность наступления экономической и социальной катастрофы в этих странах становится очень высокой.
   Для Китая характерно проведение либеральных реформ, рекомендуемых МВФ, под руководством партии. Стимулирование роста сельскохозяйственного производства внедрением аренды и более высокими ценами, что сопровождалось деградацией инфраструктуры и социальным расслоением, развитием инфляции и ростом внешней задолженности. При децентрализации управления промышленностью был внедрен "двойной стандарт" для ценообразования, что послужило источником обогащения для ру ководителей, развития спекуляции и коррупции. Расширение зоны свободной торговли, открытой для стран АТЭС и всего мира, привело к региональной и социальной дезинтеграцией Китая. Под флагом развития многообразных форм собственности разработана программа разгосударствления (приватизации) предприятий, началась банковская дезинтеграция. Кризис в Восточной Азии затронул валюту Гонконга, что отрицательно сказалось на конкурентоспособности Китая и грозит втягиванием экономики в глубочайший экономический кризис.
  
   Для выживания Кубы после крушения сотрудничества с СССР и с другими странами-членами СЭВ единственно возможной экономической стратегией стало развитие экономической интеграции с государствами Карибского бассейна, объединенными в организацию КАРИКОМ. Учитывая, что в ней доминирует транснациональный капитал, базирующийся в США, Кубе предстоит решение нелегких проблем по трансформации своей экономики в его интересах.
  
   Отказ бывших стран социализма от национальных стратегий развития в пользу открытия их экономик интересам транснационального капитала позволил переложить на них бремя расходов по поддержке нестабильной международной финансовой системы. Так как нестабильность будет только возрастать, то для этих стран неизбежно катастрофическое развитие событий. Так же, как и для всех развивающихся стран, альтернативой для них является развитие субрегиональной интеграции, основанной на оптимальном субрегиональном управлении экономикой, нацеленным на устойчивое повышение уровня жизни и сглаживание социального неравенства стран-членов интеграции.
  
   Выводы к разделу 3
  
   Ведущим противоречием послевоенной эпохи становится соперничество США с экономической стратегией роста экспорта капитала в другие страны и СССР с экономической стратегией централизованного управления национальной экономикой, направленной на приоритетное развитие отраслей, определяющих технический прогресс. Страны имели неравные стартовые возможности не только по масштабам производства и накопленным богатствам. В отличие от США, имевших опыт по вывозу капитала, СССР был пионером на пути к социализму и нуждался в адекватной теории.
  
   В интересах экономической стратегии США организуется международная финансовая система, исходными принципами которой становятся либерализация движения товаров и капиталов и учреждение межгосударственных органов регулирования мировой экономики - МВФ, МБРР и ГАТТ, утверждающих доллар в качестве мировых денег, а США - господствующей державой. Растущий дефицит платежного баланса США означает экспорт во все большей массе обесценивающихся долларов в обмен на ре альные материальные блага. Экономические кризисы в любых странах, увеличивая спрос на доллары, благотворно влияют на "печатающую" их страну, имеющую в своем распоряжении международные финансовые институты и такие инструменты, как предоставление займов и поток спекулятивных капиталов на финансовые рынки других стран, девальвацию доллара и рост процентных ставок, меры протекционизма и военное вмешательство.
  
   В СССР проблемы оптимизации управления экономикой - демократизации централизованного управления, его переориентации с корпоративных интересов на цели потребительского рынка, повышения гибкости управления за счет эффективного использования ЭВМ, создания стимулов к высокопроизводительному труду так и остались нерешенными в течение всех послевоенных лет. Внедрение рекомендаций товарной теории социализма уничтожило в конечном счете стратегическое преимущество СССР - централизованное управление экономикой, что обеспечило проигрыш СССР в конкуренции двух супердержав и отказ от национальных стратегий развития всех стран социализма.
  
   Приоритетным направлением экспорта капиталов из США становятся страны континентальной Европы и Японии с целью создания капиталистических государств, конкурентоспособных со странами социализма. Молодым развивающимся государствам Азии, Африки и Латинской Америки кредиты предоставляются также с целью их удержания в рамках капитализма, но в качестве аграрно-сырьевых придатков метрополий и потому важными для них в стратегическом отношении. План Маршалла послужил стержнем, вокруг которого произошла экономическая интеграция западноевропейских стран в ОЭСР для создания конкурентоспособного блока восточно-европейским странам, выбравшим экономическую стратегию СССР и объединившихся с ним в блок СЭВ. Экономическая интеграция СССР со странами-членами СЭВ развивалась на базе координации перспективных планов экономического развития. Блок СЭВ оказывал экономическую помощь развивающимся странам, взявшим за образец советскую экономическую систему. Предоставляя дешевые кредиты развивающимся странам, социалистические страны несли потери.
  
   После восстановления экономики в странах Западной Европе и введения обратимости их валют создается ЕС, экономической стратегией которого становится создание субрегионального государства, способного конкурировать со странами Восточной Европы и США. Экономическая интеграция стран Западной Европы "подрывается" созданием Англией блока ЕАСТ и развитием свободного от государственного и межгосударственного вмешательства рынка евродолларов, используемого в интересах транснациональных корпораций.
  
   Для многих развивающихся стран альтернативной колонизации стратегией становится экономическая стратегия СССР направленная на индустриализацию за счет усиления государственного вмешательства в экономику. Для защиты интересов национальной экономики и стабильности валютных курсов развивающиеся страны вводили валютные ограничения, объединялись в субрегиональные финансовые союзы, с целью создания зоны свободного движения товаров, капиталов и услуг для стран-членов. Однако привлечение иностранных инвестиций усиливало их зависимость от развитых стран.
  
   В то время как США занимались совершенствованием международной финансовой системы в своих интересах, в СССР корпоративное управление привело к отставанию сельскохозяйственного производства, росту цен на продовольствие, введению карточной системы на продукты, девальвации национальной валюты и отрицательному сальдо внешнеэкономических расчетов СССР с развитыми капиталистическими странами. Реформой 1965 г. в плановый механизм хозяйствования был встроен критерий прибыли и увеличена доля финансовых средств, остающихся в распоряжении предприятий. В этот же период начинают развиваться кредитные отношения СССР с развитыми капиталистическими странами, на правленные на закрепление сырьевой ориентации СССР в мировой экономике. По мере реформирования экономики СССР снижаются темпы его экономического роста, нарастает скрытая инфляция и криминализация экономики, растет товарооборот СССР с развитыми капиталистическими странами с приобретением им сырьевой ориентации, усилением его технологической и продовольственной зависимости, роста внешней задолженности.
  
   Децентрализация управления экономикой проходила во всех социалистических странах с использованием идей самоуправления, самофинансирования, самостоятельности рентабельности, организации крупных комбинатов, рыночных преобразований и др. Независимо от степени их "привлекательности" алгоритм был один и тот же. Децентрализация начиналась с плана и бюджета, что вело к бесконтрольному увеличению зарплаты и росту цен с внешней задолженностью, а заканчивалась банковской дезинтеграцией и приватизацией государственной собственности открытием национальной экономики.
  
   Организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК), добившись контроля над ценообразованием, вызвала скачок цен на энергоносители и экономический кризис в развитых странах в середине 70-х гг. Для выхода из кризиса транснациональный капитал использовал еврорынок, перекачавший капиталы в пользу развитых стран за счет резкого увеличения задолженности развивающихся страны - импортеров нефти. В связи с первым нефтяным шоком, усилившим спрос на доллары США, страны ЕС ввели в 1979 г. европейскую валютную систему с валютной единицей (ЭКЮ), усиливающую позиции лидера - ФРГ за счет других стран. Идея разработки единых для человечества ценностей и либерализации национальной экономики начинает приобретать господствующие позиции.
  
   10. Второй нефтяной шок сопровождался резким повышением процентных ставок в США и странах ЕС, что стало возможным из-за власти транснациональных банков и скоординированной финансовой политики США и ЕС. В результате выросла доля неторговых платежей в международных расчетах и усилилось влияние еврорынка на курсы валют по сравнению с торговыми балансами. Политика высоких процентов в 80-е гг. вызвала кризис платежеспособности развивающихся стран. На смену кейнсианству пришел монетаризм с идеалами либеральной экономики, приносящий социальную справедливость в жертву ради роста доходов транснационального капитала. Первыми дерегулировали национальный финансовый рынок США, сделав его конкурентоспособным по привлечению инвестиций с еврорынками. Либерализация экономики охватила и другие развитые страны и, в первую очередь, - Лондон. Дерегулирование и либерализация финансовых рынков промышленно развитых стран обеспечили к началу 90-х гг. их финансовую интеграцию с еврорынком.
  
   Кризис неплатежеспособности развивающихся стран сделал неизбежным согласование их экономической политики с МВФ в направлении либерализации торговли и финансов, роста внешних заимствований и зависимости от развитых стран. В результате их деятельности, направленной на борьбу с инфляцией, снижается уровень жизни в этих странах, растет безработица, и социальное расслоение, а проблема задолженности воспроизводится. Усиление международной экономической интеграции повсеместно сопровождается усилением внутренней социальной дезинтеграции.
  
   Учитывая, что в перспективе доходы от нефти увеличиваться не будут, руководство СССР сделало выбор в пользу иностранных инвестиций и трансформации социалистической экономики в капиталистическую. Вместе с радикальными реформами в СССР началась перестройка деятельности СЭВ. После распада СССР преемницей всех его обязательств стала Россия, сделавшая выбор в пользу экономической стратегии США. На путь либерализации национальной экономики и привлечения иностранных инвестиций встали все страны СНГ и Восточной Европы, что позволило переложить на них бремя расходов по поддержке нестабильной международной финансовой системы. Так как нестабильность будет только возрастать, то для этих стран неизбежно катастрофическое развитие событий, если не будет реализована альтернатива.
  
   В условиях высоких процентных ставок и либерализации национальной экономики правительства увеличивают займы для покрытия текущих, а не инвестиционных государственных расходов. Займы берутся у крупных финансовых институтов, которые, получив долги, направляют деньги на спекулятивные цели, вынуждая государство повышать ставки по займам. Растущая пирамида государственного долга и разрыв между реальным и фиктивным капиталом позволяют транснациональным корпорациям "взорвать" политику стабилизации на любом национальном рынке. О своей неплатежеспособности заявили почти все страны Латинской Америки, прекратившие платежи в 80-х гг. Отсрочку кризису мировой экономики дал экономический кризис в Восточной Европе и СССР, куда направились массовые инвестиции из конкурирующих между собой западных стран.
  
   Во время кризисов на национальных (субрегиональных) финансовых рынках расширяется спрос на доллары, служащие залогом для выпуска национальных валют и, следовательно, укрепляются позиции США, где в основном базируется транснациональный капитал. Для противостояния гегемонии доллара страны-члены ЕС направили процесс экономической интеграции на создание общей валютной единицы "евро". Выполнение при этом крите риев конвергенции по бюджетному дефициту и государственному долгу заставляет входящие в него страны проводить дефляционную политику с ростом безработицы и социальной напряженности, усиливающую позиции Германии в блоке ЕС. Финансовый кризис в Восточной Азии показал, что большие потери от кризиса понесли развивающиеся страны, меньшие - Япония и европейские банки. В то же время в США в связи с увеличением спроса на доллары, увеличились темпы экономического роста, уменьшилась безработица, но дефицит платежного баланса вырос. В случае успеха "евро" США могут увеличить процентные ставки, вслед за чем последует всемирный экономический кризис хуже великого кризиса 1929 -1933 гг.
  
   В условиях либерализации национальных финансовых рынков государства-должники вынуждены проводить стратегию дефляционного аскетизма состоящую в росте налогов и сокращении государственных расходов на социальные цели, т.е. снижения реальных доходов большинства населения. Проведение такой стратегии предполагает перемещение центра власти от парламента к правительству, интегрирующемуся с международными экономическими организациями в интересах транснациональных корпораций. Альтернативой для всех стран является выбор эффективной стратегии национального (субрегионального) развития, нацеленной на устойчивое повышение уровня жизни и сглаживание социального неравенства стран-членов интеграции.
  
  
  
   Горбачев - ключевая фигура в дестабилизации России
  
   Рейчел Дуглас
  
   http://www.larouchepub.com/russian/novosti/2011/b1512_gorby.html
  
  
  
  В период 5-10 декабря в Москве во время несанкционированных демонстраций были арестованы сотни людей, напряженность - на время - ослабла после разрешенного властями многолюдного митинга 10 декабря, который прошел без инцидентов. Кроме ветеранов радикальных либеральных правительств России, приведших страну в чудовищное состояние в 1990-е годы, на улицу вышло новое интернет-поколение, со звездой онлайна Алексеем Навальным, борцом с коррупцией. Навальный прошел обработку на Западе, в 2010 году он учился в Йеле по программе Yale World Fellows, где преподает зам. Генсека ООН Марк Мэллок Браун (из британского Форин-офиса, один из главных патронов Михаила Саакашвили) и другие друзья Сороса. Либеральные СМИ и издания, связанные с Горбачевым, ликовали по поводу ареста Навального, рассказывая о "роковой ошибке Путина" и "последних выборах Путина".
  
   Горбачевские замыслы: Сделано в Лондоне
  
  Горбачев был, по выражению Линдона Ларуша, "первым генсеком КПСС, благонадежность которого заранее проверила английская королева" (во время поездки Горбачева в Лондон в 1984 году, за несколько месяцев до того, как он заступил на трон). Также как и Юрий Андропов, возглавлявший страну в 1982-1983 гг., и вышедший из кругов советского истеблишмента в наибольшей мере пронизанных влиянием английской разведки, с истерикой отреагировавший на принятие СОИ президентом Рейганом, Горбачев в борьбе с СОИ действовал в английских интересах и лично против Линдона Ларуша. Он дал англичанам возможность взять под контроль экономическую политику Советского Союза, а позднее и Российской Федерации. Эти процессы начались при нем во время "перестройки" и широкого внедрения кембриджского системного анализа, а затем, уже после распада СССР, завершилось полным захватом нового российского правительства "молодыми реформаторами", обученными в Лондоне http://www.larouchepub.com/russian/novosti/2010/b0214_our_men.html
  
  
  
   Горбачев в российской политике
  
   http://www.larouchepub.com/russian/novosti/2010/b0214_our_men.html
  
  Горбачев вернулся в российскую политику в 2007 году, после того как Путин стабилизировал положение в России после грабежа неолибералов и их английских хозяев в 1990-х. Его попытка создать Объединенную социал-демократическую партию России в 2000 году захлебнулась. Сейчас оп предложил Союз социал-демократов в виде неправительственной организации. В конце 2008 года, когда мировой финансовый кризис захлестнул Россию, он организовал группу "РыГоЛетто" (Рыжков-Горбачев-Лебедев), одним из лидеров которой стал его совладетель "Новой газеты", бизнесмен Александр Лебедев, связанный с Лондоном друг Натана Ротшильда.
  
  "РыГоЛетто" выступила с планом непартийной общественной антикризисной инициативы. Как рассказал сам Гобачев в марте 2009 года, предложения группы включали передачу главных приватизированных российских компаний, задолжавших лондонскому Сити по акциям, выпускавшимся в качестве залога, ... этим самым кредиторам! По Горбачеву, это обеспечит финансирование российской экономики - это как раз то, чего сегодня требует The Economist.
  
  В сентябре 2010 года Горбачев слепил еще одну "непартийную демократическую структуру", Гражданский диалог, с Лебедевым и "молодым реформатором" бывшим заместителем премьер-министра Борисом Немцовым. Некоторые из этих лидеров показали себя во время декабрьских протестов 2011 года. В декабре 2010 года Горбачев выступил с нападками на Путина в статье в "Новой газете" на целых двух страницах, обвинив Путина в создании недемократического политического ландшафта, угрожающего стабильности в России. А в феврале этого года Горбачев заговорил о перспективах "египетского" восстания в России. Критикуя Единую Россию как "худшую копию КПСС" позднесоветского периода, Горбачев предупреждал: "Если дела пойдут так, как сейчас, я думаю, вероятность египетского сценария будет расти. Но здесь все может закончиться гораздо хуже".
  
  Профессор Игорь Панарин из дипломатической академии МИД проанализировал феномен Горбачева в правильном свете. В июне 2010 года он публично заявил, что Горбачева, также как и Никиту Хрущева в 1950-х, привела к власти английская разведка. Панарин сказал, что "должен состояться общественный трибунал над Михаилом Горбачевым". В те же времена, часть выступления Ларуша в интернете в марте 2010 года, "Мартовские иды", в которой шла речь о британских агентах-де факто Андропове и Горбачеве, была популярна в российском Интернете, с ней ознакомились десятки тысяч пользователей.
  
  В статье использованы материалы досье EIR на Михаила Горбачева за 30-летний период, в частности исследования Стенли Эзрола и покойного Марка Бурдмана.
  
  
  
   Причины развала СССР.
  
   bolshoyforum.org
  
   Андрей Фурсов в статье "Фултонское начало" ("Литературная газета", Љ11, 2007) пишет о причинах гибели СССР:
  
  - в 1987 г. внешний долг США возрос до 246 миллиардов долларов. 19 октября 1987 г. катастрофически рухнул Уолл-стрит! В сложившейся ситуации США могло спасти только чудо.
  
  И чудо явилось в образе Горбачёва. Горбачёв сдал все позиции СССР на военной и политической арене - начиная с демонтажа ядерного паритета.
  
  Но, добавлю, Горбачев погубил и экономику СССР. В январе 1987 г. были отменены ограничения во внешней торговле - те ограничения, которые прикрывали от обвала внутренний рынок СССР. Ибо без таких ограничений внутренний рынок СССР не мог продержаться и одного дня - с его огромным диспаритетом цен на продовольствие и товары народного потребления по отношению к внешнему рынку.
  
  СССР был закрытой системой, и неспроста. Цены на многие товары в СССР внутри страны были гораздо ниже, чем на западе. И вдруг разрешено было предприятиям и частным лицам вывозить за рубеж все дефицитные товары - продовольствие, сырьё, электронику, энергию, продукцию химической промышленности - словом: всё, всё и всё! Постановлением от сентября 1987 г. такой вывоз стал даже обязательно-принудительным.
  
  Словно мощный ураган пронёсся над огромной территорией СССР и мгновенно высосал из страны все материальные ценности. Полки продовольственных и промтоварных магазинов опустели. Так возник дефицит товаров.
  
  Только в 1988 г. частными лицами за рубеж было вывезено 500 000 цветных телевизоров, 200 000 стиральных машин. Лишь одна иностранная семья вывезла в том году: 392 холодильника, 72 стиральные машины, 142 кондиционера.
  
  А сотрудники только одной из сотен тысяч иностранных организаций: 1400 утюгов, 138 швейных машин, 174 вентилятора. А также: 3500 кусков мыла и 242 кг стирального порошка - тех самых, что по настоянию нардепов были закуплены якобы для советских людей за валюту. Это всё данные, которые в те времена случайно просочились в прессу...
  
  Только через одну из тысяч таможен СССР частные лица вывезли в одном только 1989 г. дефицитных товаров свыше 2-х миллионов тонн.
  
  
  
   Чудо БальцеровичА
  
   Что такое "чудо Бальцеровича", о котором вещают разнообразные "спецы"? Американские эксперты предложили Бальцеровичу свернуть производство и нормальную торговлю, и всемерно поощрять мелкую торговлю с рук. То есть деклассировать трудовое население, и превратить его в "нацию спекулянтов". И все эти деклассированные элементы - миллионы и миллионы - как саранча налетели на СССР и стали вывозить всё, что могли урвать - от импортной мебели до тюбиков зубной пасты - тоннами.
  
  Например, в те дни на Съезде депутатов поднялся жуткий скандал и крики об отсутствии зубной пасты. О причинах такого отсутствия рвущим глотку нардепам и не пришло в голову задуматься. Они запросто приняли решение срочно закупить за рубежом зубную пасту на 60 миллионов долларов.
  
  Кого обогатили эти 60 миллионов? Во Франции, откуда её везли, зубная паста стоила 15 франков. В СССР она продавалась по 1 руб. Разумеется, вся эта паста на 60 миллионов долларов в одно мгновение оказалась снова за рубежом. В Польшу её высылали в посылках по 500 тюбиков, но количество таких посылок - прямо в фабричной французской упаковке (!), ограничено не было. Вывозили эти упаковки целыми багажниками автомашин. Целыми купе поездов. Контейнерами на палубах судов.
  
  Французские духи вывозили ящиками - 40 руб. за флакон по нашу сторону границы - и 80-100 долларов - по ту.
  
  Тащили всё и как муравьи оставляют голый скелет от мощного тела льва, так и эти "пираньи Бальцеровича" оставили советским людям пустые полки. Нет ни одного наименования предметов потребления - от продуктов питания до техники - которые бы не вывозились. Вывозились наши великолепные ткани. В СССР к 1990-91гг. ежегодно производилось по 38 метров тканей на человека. Из них только официально (то есть государством и совместными предприятиями) вывезено 50% льняных, и 42% шерстяных тканей. Но в этих цифрах не учтен вывоз отдельными частными лицами. А они, как саранча, вывозили всё, что сумели урвать! То есть вывоз был тотальным - сто процентным!
  
  Вывозились продукты. Например, СССР производил 21,4% мирового выпуска сливочного масла (при этом население СССР составляло 4,88% от мирового). Производство масла всё увеличивалось, но в результате вывоза на него появились талоны. На одного жителя СССР сливочного масла приходилось на 26% больше, чем в Великобритании. В Великобританию поставок сливочного масла не велось, но в магазинах Лондона оно присутствовало. Советское сливочное масло не поставлялось и в Африку, к примеру, в Эфиопию, но в Аддис-Абебе оно продавалось. И, конечно, в четыре раз дороже, чем в СССР.
  
   Производство мяса в 1991 г. составляло 11.7% от мирового уровня. Потребление мяса в СССР было на 668 тыс. тонн меньше его производства. Это данные официальной статистики. Однако дело обстояло гораздо хуже. Статистика считала потребленным ВНУТРИ СССР всё то масло и мясо, которое было отправлено на склады для продовольственных магазинов. При продаже масла и мяса никто паспортов не требовал, и посему они, купленные в СССР, но вывезенные за его пределы, якобы увеличивало благосостояние советского народа. А ведь многие тонны масла и мяса, предназначенные для торговли, уходили прямо со складов, минуя магазины - и вывозились за пределы СССР - контейнерами по морю, поездами и автотранспортом по суше, самолетами - по воздуху. А статистика считала, что всё это сожрал советский народ.
  
  Почему капиталисты до сих пор вопят, что Гайдар "спас страну от голода"?! Потому что он поднял цены на то же масло так, что мелким спекулянтам стало невыгодно его вывозить (мелкие-то мелкие, но их была тьма-тьмущая, как саранчи). Последний советский премьер Павлов попробовал поднять цены на некоторые дефициты на какую-то долю процента - какой хай тогда поднялся! То есть, тотальный вывоз, помимо того что угробил СССР, был одним из механизмов, приведшим гайдаров и собчаков к власти.
  
  В конце 80-х - начале 90-х исчезло всё: носки и холодильники, мебель и утюги, телевизоры и тарелки, простыни и стиральные машины! Колбасу и рыбу, сахар и крупы - всё сожрала налетевшая саранча!
  
  Алюминиевые котелки, миски, ложки вывозились как дешевое и ценнейшее сырьё, уже прошедшее самый энергозатратный и экологически грязный этап обработки. Жучки-вывозники проели некогда мощный корабль советской экономики до трухи!
  
  
  
  Грабёж золотого запасА
  
  21 июля 1989 г. новыми Таможенными правилами были сняты все ограничения на вывоз из СССР золота и драгоценных камней. Семидесятилетний труд советских людей по накоплению золотого запаса страны был уничтожен в одно мгновение. Золото в невероятных доселе масштабах выбрасывалось на внутренний рынок, а затем, приобретённое по внутренним ценам СССР, вывозилось за рубеж, а там продавалось по мировым ценам. Сколько было вывезено золота?
  
  В 2002 г. экономист В.А. Грязнов - крупнейший эксперт Гохрана - опубликовал три большие статьи (каждая - на всю полосу) об истории и динамике добычи и рынка золота и драгоценных камней. Вот данные В. Грязнова:
  
  в 1985 г. золотой запас СССР составлял 2500 тонн.
  
  в 1991 г. этот запас сократился до 250 тонн.
  
  помимо 2250 тонн золотого запаса испарились добытые в 1986-90 гг. дополнительные 1500 тонн.
  
  для сведения читателей: один грамм золота в те дни стоил в СССР примерно 50 руб. В то же время на мировом рынке 1 г золота стоил 13 долларов (курс чёрного рынка в 1991 году: 30-33 рубля за доллар).
  
  
  
  "РеформЫ"
  
  с 1 января 1987 г. право непосредственно проводить экспортно-импортные операции было дано 20 министерствам и 70 крупным предприятиям. Через год были ликвидированы Министерство внешней торговли и ГКЭС (Государственный комитет по экономическим связям) СССР и учреждено Министерство внешнеэкономических связей СССР, которое теперь лишь регистрировало предприятия, кооперативы и иные организации, ведущие экспортно-импортные операции. Законом 1990 г. право внешней торговли было предоставлено и местным Советам. Согласно "Закону о кооперативах" (
  
  1988 г.), при государственных предприятиях и местных Советах быстро возникла сеть кооперативов и совместных предприятий, занятых вывозом товаров за рубеж, что резко сократило поступление на внутренний рынок. Многие товары при спекуляции давали выручку до 50 долларов на 1 рубль затрат и поэтому покупались товары у предприятий "на корню". По оценкам экспертов, только в 1990 г. была вывезена 1/3 потребительских товаров.
  
  следующим шагом, через "Закон о государственном предприятии (объединении)" (1987 г.), было разрешено превращение безналичных денег в наличные. Это был первый шаг к приватизации банковской системы СССР. В большой мере эта работа была поручена комсомольским деятелям. Созданные тогда "центры научно-технического творчества молодежи" (ЦНТТМ), курируемые ЦК ВЛКСМ, получили эксклюзивное право на обналичивание безналичных денег. Из этих центров вышли почти все наши олигархи. При плановой системе поддерживалось такое распределение прибыли предприятий (для примера взят 1985 г.): 56% вносится в бюджет государства, 40% оставляется предприятию, в том числе 16% идет в фонды экономического стимулирования (премии, надбавки и т.д.). В 1990 г. из прибыли предприятий в бюджет было внесено 36%, оставлено предприятиям 51%, в том числе в фонды экономического стимулирования 48%. Таким образом, не только резко были сокращены взносы в бюджет, но и на развитие предприятий средств почти не оставлялось. При этом сразу было нарушено социальное равновесие, т.к. личные доходы работников стали зависеть от искусственного показателя рентабельности. Произошел скачкообразный рост личных доходов вне всякой связи с производством. Ежегодный прирост денежных доходов населения в СССР составлял в 1981-1987 гг. в среднем 15,7 млрд. руб., а в 1988-1990 гг. составил 66,7 млрд. руб. В 1991 г. лишь за первое полугодие денежные доходы населения выросли на 95 млрд. руб. (при этом зарплата в производстве выросла всего на 36%). Такой вал роста доходов при одновременном сокращении товарных запасов в торговле привел к краху потребительского рынка ("товары сдуло с полок"). Были введены тал
  
  оны на получение основных продуктов питания, резко увеличился импорт, что привело к огромному внешнему долгу.
  
  росту дефицита способствовала и начатая в мае 1985 г. "антиалкогольная кампания". Сокращение продажи водки и бюджетных поступлений от неё было полностью компенсировано её изготовлением в "теневой экономике" (140-150 декалитров в 1987 г.). Помимо тяжелого удара по государственным финансам это привело к становлению мощной организованной преступности нового поколения, активно вошедшей в политику.
  
  к концу 80-х годов в СССР сложился крепкий сектор "теневой экономики", набрала силу и организованная преступность. Она практически ликвидировала государственную торговлю спиртным, "приватизировала" её и изъяла из госбюджета в свою пользу 23 млрд. руб. в 1989 г. и 35 млрд. руб. в 1990 г.
  
  
  
  Подведём некоторый итоГ или Как легализовать награбленноЕ.
  
  Таким образом, налаженная и работавшая годами система распределения доходов на производстве была разрушена. Деньги, которые в ней циркулировали, и которые должны были идти на развитие предприятий, перенаправили населению, создавая серьезный дисбаланс между доходами населения и предложением товара. Когда много денег, но мало товара - что происходит? Население начинает скупать то, что ещё может скупить. Начинается истерия, огромные очереди за всем. Дефицит усиливается.
  
  Мелкие спекулянты, учёт которым никто не вёл, имеют возможность не только скупать, но и сбывать на Западе. Более крупные начинают проводить аферы, когда товар прямо со склада, не поступив в продажу, уплывает за рубеж. Дефицит разрушает экономику страны. Чтобы избежать голода, правительство вынуждено ввести карточки. Как во время войны... Это значит, что в стране уже нехватка товаров первой необходимости.
  
  Под шумок, спекулянты разного калибра проводят аферы, наживают валютные состояния на том, что награбили и вывезли из страны. Вы представляете себе размер этих состояний? Разграбление одного только золотого запаса страны даёт понять размер нажитых состояний. Понятно, что наибольшие состояния заработали "блатные" - те, кто находился при власти. Те, кто понимал, что происходит, имел связи и возможности проводить аферы в особо крупном размере. Только, что делать мошенникам с этими состояниями в СССР? Надо либо ехать на Запад, либо... устраивать в России капитализм, чтобы легализовать награбленное.
  
  Почва для переворота была подготовлена на славу. Озлобленные и доведённые этими "реформами" люди, разумеется, были готовы устроить переворот, а внедренная в массовое сознание мысль, что на Западе живут лучше, предопределила, почему народ пошёл за Ельциным. "Похмелье" наступило позже...
  
  
  
  
  
   Ставленники Лондона в Москве - яд в политику России
  
   Рейчел Дуглас
  
   26 марта 2010 г.
  
   http://www.larouchepub.com/russian/novosti/2010/b0214_our_men.html.
  
  "...люди, которые поныне задают тон в российской политике, с середины 80-х годов ХХ века пестовались и получали инструкции в кругах, связанных с британской разведкой, в том числе в самом Лондоне... И такие персонажи, как Чубайс, - не только Горбачев, но Чубайс и ему подобные, эти выученики британской школы измены с точки зрения патриотов России, - они стоят за теми осложнениями, с которыми мы сегодня сталкиваемся".
  
  - Линдон Ларуш, из выступления в интернет-трансляции 13 марта 2010 г.
  
  Анатолий Чубайс, ныне глава российской госкорпорации "Роснано", сам же и проговорился о сокровенном - в интервью, опубликованном русским изданием журнала "Форбс" (от 3 марта 2010). Тема интервью - события 1991 года. Обратим внимание на место, где говорится о совещаниях в подмосковном Архангельском в конце сентября 1991-го, куда Чубайс был срочно вызван Егором Гайдаром, которому предстояло в скором будущем возглавить правительство "независимой России", - там-то и составлялась программа экономических реформ "правительства Гайдара".
  
  Вопрос от "Форбс": "Проводилась ли в Архангельском оценка последствий реформ? Я имею в виду прогнозы, насколько упадет производство, реальные доходы населения, как вырастут цены?"
  
  Чубайс отвечает: "Нам не надо было их специально готовить, потому что это была одна из фундаментальных научных тем, которой мы занимались предыдущие 10 лет, и поэтому очень хорошо понимали характер последствий, реальную цену реформы. Были даже какие-то публикации, в том числе известная статья, которую мы написали вместе с [Сергеем] Васильевым. В ней описаны основные конфликты и проблемы, неизбежно возникающие при разворачивании реформы. Мы сначала докладывали эту работу на семинаре в Падуе, потом она была опубликована. <...>В ней трезво и жестко описаны неизбежные негативные последствия преобразований, которые необходимо провести".
  
  Оставим сейчас в стороне софизмы Чубайса относительно "неизбежности" политики "шоковой терапии" и ее безобразных последствий. Обратим внимание на его признание в том, что планы правительства Гайдара были составлены заранее благодаря многолетнему процессу подготовки. Из зарубежных спонсоров этого процесса виднейшим был покойный лорд Харрис (Lord Harris of High Cross, 1924-2006), директор лондонского Института экономических проблем (Institute for Economic Affairs).
  
  Что такое ИЭП? Это - ответвление печально известного общества "Монт Пелерин" (Mont Pelerin Society), основанного в 1947 г. профессором лондонской Школы экономики Фридрихом фон Хайеком и являвшегося подразделением лондонского фининтерна, призванным заниматься вопросами экономической войны. Задача "Монт Пелерин": применять идеологическую дубину "рыночного либерализма" в борьбе против национальных государств, окрепших в результате политической мобилизации в годы Второй Мировой войны. К тридцатилетнему юбилею "Монт Пелерин" сотрудники ИЭП смастерили экономическую программу, положенную в основу политики так называемого "тэтчеризма", по имени тогдашнего премьер-министра Британии. Пущенная в ход в конце 1970-х годов, эта программа жесткого "рыночного либерализма" (приватизация, устранение рычагов госрегулирования, свобода торговли), потрепала сначала саму Британию, а затем истерзала множество стран за ее пределами.
  
  В 1983-91 гг. ИЭП и его подразделение, Центр исследований экономики коммунистических стран (Centre for Research into Communist Economies, CRCE), провели в разных местах и странах серию семинаров для молодых экономистов из стран Восточной Европы и России. 23 августа 1991 г. лондонская "Таймс", в колонке "Дневник", откровенно заявила об особых отношениях Лондона со своими подопечными из России: "Проповедники свободного рынка и мозговые центры, помогавшие перекраивать экономическую карту Британии в 1980-х, планируют идеологическое вторжение в Советский Союз, полагая, что после только что провалившегося переворота [в СССР] эта империя созрела для впрыскивания в нее дозы тэтчеризма... Адепты тэтчеризма убеждены, что события последних дней создали превосходную лабораторию для проверки их идей". Отвечая на вопрос "Таймс" о завтраках, которые он намерен дать для "адептов свободного рынка и советских экономистов", лорд Харрис заметил: "В прошлом мы критиковали Горбачева за промедление в проведении реформ. Теперь процессы пойдут быстрее, и наши мозговые центры могут сыграть ключевую роль в их ускорении".
  
  Проект Харриса и параллельные ему старания связанного с Ротшильдами Дж. Сороса сформировали ту самую группу "молодых реформаторов", которые заправляли экономической политикой при президенте Ельцине в 1991-98 гг. Харрис прямо так и называл их: "наши люди". Взращенные обществом "Монт Пелерин" экономисты заявили о себе, как только начался распад советского блока. Их первым программным предложением была пресловутая программа скачка в "свободный рынок" за 500 дней, составленная при участии экономистов из гайдаро-чубайсовской группы (Борис Федоров, Леонид Григорьев). Годом позже, в сентябре-ноябре 1991-го, возглавляемый Гайдаром и Владимиром Мау институт едва не закрылся, когда большинство его сотрудников вошли в состав правительства. На посту и.о. премьер-министра в первом кабинете Ельцина Гайдар немедленно произвел "шоковую терапию" с отпуском цен, запустив процессы катастрофического разграбления российской промышленности и погружения в нищету большинства населения.
  
  Чудовищные беды, поразившие Россию в 90-х годах ХХ века, описывались неоднократно, в том числе в переведенных на английский язык книгах С. Глазьева (Геноцид: Россия и новый мировой порядок) и С. Меньшикова (Анатомия российского капитализма). Разграбление страны достигло кульминации в 1996-98 гг., когда после обрушения Соросом и другими спекулянтами азиатских валют в 1997-м российская финансовая пирамида ГКО (государственных краткосрочных облигаций) всасывала в себя "горячие деньги" со всего мира. Летом 1998-го предпринимались отчаянные попытки оттянуть взрыв пузыря ГКО, и в это время Чубайс от имени российского правительства выпрашивал помощь у МВФ и Мирового банка. Ему было обещано $22 миллиарда. С западной стороны главным переговорщиком был тогдашний заместитель министра финансов США Ларри Саммерс.
  
  Но пузырь лопнул, Россия объявила дефолт, рынок акций обвалился на 75%, рубль девальвировался на две трети, и кое-какие российские нувориши разорились. Обесценение деривативов, связанных с российскими облигациями, привело к краху американского хедж-фонда Long-Term Capital Management (LTCM), что уже тогда едва не вызвало общий обвал мировых финансовых рынков. Когда экономист и ветеран службы внешней разведки Евгений Примаков возглавил российское правительство в сентябре 1998-го, казалось, что карьере Чубайса приходит конец.
  
  Однако Чубайсу удалось удержаться на другом посту, который он занял в апреле 1998-го, когда пирамида ГКО уже была близка к обрушению. Смещенный в марте 1998-го с поста первого заместителя премьер-министра (вместе с премьер-министром Виктором Черномырдиным), он стал главным управляющим РАО "Единая энергетическая система России", т.е. всей российской электроэнергетики. Последующие десять лет Чубайс делил РАО "ЕЭС" на части и передавал их в частные руки. Он стал величать себя "либеральным империалистом", позаимствовав политическое словцо у британского премьера Тони Блэра.
  
  Последствия устроенного с подачи Лондона эксперимента оказались куда более глубокими и долговременными, чем бросавшие в глаза эксцессы 90-х годов. В интервью 2001 года (которое кинодокументалист Александр Гентелев предал гласности впервые лишь в январе 2010-го) Чубайс откровенно разъяснял: до переизбрания Ельцина в 1996-ом "приватизация в России ... вообще не была экономическим процессом. Она решала совершенно другого масштаба задачи, что мало кто понимал тогда, а уж тем более на Западе". Ее цель, по словам Чубайса, была политической - "разрушить коммунизм", создав у людей в стране необратимую привязанность к частной собственности. "Мы занимались не сбором денег, а уничтожением коммунизма. Это разные задачи, с разной ценой... мы знали, что каждый проданный завод - это гвоздь в крышку гроба коммунизма. Дорого ли, дёшево, бесплатно, с приплатой - двадцатый вопрос, двадцатый. А первый вопрос один: каждый появившийся частный собственник в России - это необратимость...".
  
  В то время как в нищету погружались миллионы рабочих и ученых, чьим трудом и талантами создавались советские производственные фонды, новоиспеченные "частные собственники" России быстро перекачивали свои огромные авуары в раскинувшуюся по всему миру финансовую сеть с центром в Лондоне и оффшорных зонах.
  
  Кто-то из членов гайдаро-чубайсовской команды ушел в частный сектор, влившись в ряды чубайсовских будто бы "необратимых" частных собственников, причем собственность некоторых из них оказалась непристойно огромной. Другие, однако, проникли в институты российской власти и продержались там на ключевых позициях на протяжении всего первого десятилетия XXI века, несмотря на попытки президента Путина реструктурировать российскую экономику и сократить ее зависимость от экспорта сырья. Сегодня мы не только видим на сцене те же ключевые фигуры, а рядом с ними уже и людей нового поколения, поднявшихся наверх под их патронажем.
  
  Очевидно и то, что аксиомы, институты и методы действия, внедренные в экономику России выпестованными Лондоном "младореформаторами", по-прежнему держат экономику мертвой хваткой. Поэтому Россия, как и все другие государства планеты, должна быть заинтересована в срочной реализации того, что предлагает ныне Линдон Ларуш, - санации через банкротство (в духе американского закона Гласса-Стиголла 1933 г.) всей интернациональной системы спекулятивных денежных потоков - системы, от имени которой подверглась разграблению Россия.
  
  Досье 1: Лорд Харрис и Ко.
  
  Из интервью с (ныне покойным) директором лондонского Института экономических проблем Ральфом Харрисом и двумя его сотрудниками по "русскому проекту" весной 1996 г.
  
  Интервьюер: Я отметил, что вы внесли вклад в дело реформ в России.
  
  Харрис: Мы установили связи с Гайдаром и некоторыми его друзьями. Мы пригласили их приехать сюда в Лондон, представили их премьер-министру Тэтчер, и все такое.
  
  И: Вы - председатель Международного центра исследований трансформации экономики (International Center for Research into Economic Transformation, ICRET) в Москве.
  
  Харрис: Тут ситуация неоднозначная. Есть, с одной стороны, кое-что очень, очень хорошее, но в целом ситуация не устоялась, учитывая, что предстоят выборы [президентские выборы 1996-го] и мы не знаем, останется ли Ельцин, а кое-кто из наших людей, как Гайдар например, лишились своих постов. Людям, которых мы по-настоящему хотели бы видеть во главе процесса, как было в начале, пришлось уйти из-за давления коммунистов и левых.
  
  И: Вы сказали, что приглашали Гайдара в Лондон?
  
  Харрис: Это так.
  
  И: А этот центр ICRET по-прежнему функционирует?
  
  Харрис: Функционирует, как говорится... Как я понимаю, в России вопрос состоит в основном в том, кто кого ототрет в сторону. Там нет ясной перспективы, как это было при Тэтчер, когда была возможность проследить, как дело будет доведено до конца, - нужна ведь известная гарантия, если вы собираетесь основывать предприятия и инвестировать большие деньги со стороны. Я имею в виду, что права собственности и инвестиции, вероятно, пока не обеспечены и не защищены в России в достаточной мере.
  
  И: Не могли бы вы немного рассказать о влиянии ваших идей в России? Как они захватили там такую власть?
  
  Харрис: Я встречался с людьми в России. Прежде их имена не сходили у меня с языка - [Константин] Кагаловский, [Сергей] Васильев, другие, и это были парни с таким же живым и открытым менталитетом, настроенные так же либерально, как люди нашего института и люди всюду. Они читали Хайека, Фридмана, и мне не надо было им растолковывать, кто это такие. Они знали Хайека и Фридмана, и это были парни очень, очень смышленые.
  
  И: Где они почерпнули идеи? Маргарет Тэтчер встретилась с Горбачевым незадолго до его прихода к власти и сказала: "Вот человек, с которым я могу иметь дело!". Повлияли ли на людей в России идеи вашего института?
  
  Харрис: Там был строгий контроль за публикациями, так что люди, которые читали "Дорогу к рабству" [Хайека], делали это потаенно - в ксерокопиях, зачитанных до дыр экземплярах. Западные публикации не шли в СССР широким потоком. Это так странно, но я уверен в том, что на самом деле доконали этот коммунизм в конце концов американские "Звездные войны". Я убежден, что они там сообразили, что с их централизованной, плановой системой они не смогут ничего противопоставить американцам. Готов об заклад биться, что именно это и выяснится со временем.
  
  Д-р Любо Сирц (Dr. Ljubo Sirc), родился в Словении, командор ордена Британской Империи, почетный председатель Центра исследований коммунистической экономики (CRCE, ныне Центр исследований посткоммунистической экономики), образованного на базе ИЭП в 1983 г. Лорд Харрис был членом правления CRCE.
  
  И: Как именно вы повстречались с Владимиром Мау?
  
  Сирц: Давняя история, она связана с историей нашего Центра. Видите ли, Центр был организован в 1983 - при содействии людей из ИЭП.
  
  И далее мы начали работать в странах Восточной Европы. Мне, до времени, самому нельзя было ездить туда, так как я занимался югославской политикой и опасался ареста, если объявлюсь там. Но в 1988-ом меня впервые пригласили на конференцию в Венгрии, причем пригласили именно как автора критических публикаций о советской системе. И вот я туда поехал и выступил, после чего ко мне подошел молодой человек и назвался Анатолием Чубайсом. А дальше я, в течение года, познакомился практически со всеми реформаторами в Советском Союзе - Гайдаром, Чубайсом, всеми людьми их круга. И, конечно, мы и сегодня поддерживаем с ними связь.
  
  Исходный момент наших отношений - идеи фон Хайека, потому что они находят горячий отклик у многих в Восточной Европе, отсюда и мое сотрудничество с институтом ИЭП в Лондоне, а это один из мозговых центров, основанных Хайеком и связанных с обществом "Монт Пелерин".
  
  И: Как ваш Центр повлиял на реформы в Восточной Европе?
  
  Сирц: <...>Что касается русских, с ними у нас были долгие собеседования, много встреч и конференций. Пришло время, и мы все собрались - в 1992-ом. Тогда эти люди уже вошли во власть в России. В Индианаполисе [США], под эгидой Фонда Свободы (the Liberty Fund), прошли две встречи, от американцев были две команды - одна по вопросам международной торговли, другая - по механизму реформ. Так что с русскими у нас был постоянный контакт.
  
  И: Вы сказали, что начали действовать в 1983-м, но реформы, фактически, начались позже.
  
  Сирц: Реформы пошли фактически в 1989-м. Сначала контакты устанавливались с теми, кого тогда называли "диссидентами", а потом они стали, так или иначе, важными людьми в своих странах. <...>Мы установили с ними связь до того, как они пришли к власти. Эти контакты начались - в случае Бальцеровича [министр финансов в первом "правительстве реформ в Польше] в 1985-м. А с русскими чуть позже. <...>Но среди них попадались, конечно, весьма необычные фигуры. Например, Гайдар, когда я его встретил, был редактором по вопросам экономики в издании ЦК КПСС.
  
  Владимир Мау, в 1996 г., - заместитель Гайдара в Институте экономики переходного периода. Ныне (в 2010 г.) - ректор Академии народного хозяйства при Правительстве РФ.
  
  И: Центр CRCE оказывал помощь реформаторам из России - таким, как вы?
  
  Мау: Несомненно. У них была сформирована очень хорошая организационная структура. Любо Сирц был одной из первых фигур на Западе, который встретился с Гайдаром, Чубайсом и др. Это было в 1986-м. Сотрудники CRCE были из тех, кто первым начал работать с молодыми людьми - теми, кому тогда было около тридцати. Они инициировали это сотрудничество молодых. Гайдару, в 1986-м, было 30, мне - 25. <...>.
  
  И: Это был взаимный обмен идеями об экономике и политике по Адаму Смиту?
  
  Мау: Обмен идеями, не стесненный рамками цензуры. Встречи проходили в Будапеште и в западной Европе, в основном в Британии, и в странах восточной и центральной Европы, и в Петербурге. Это были семинары, где шел обмен идеями. Большинство членов правительства, сформированного в 1992-м, встречались на этих семинарах.
  
  И: Значит, те семинары сыграли очень важную роль.
  
  Мау: Все они [зарубежные друзья] и все мы хорошо узнали друг друга. Образовалась структура, где люди получили отличную возможность встречаться и обсуждать проблемы, в том числе друг с другом, а не только с зарубежными коллегами, хотя роль последних невозможно преуменьшить. Я думаю, Любо [Сирц] делал очень важное дело - иногда я теперь думаю, что он сам даже не понимал, какое важное дело делает. В то время это было невозможно оценить.
  
  И: Итак, у вас и людей из вашей группы были определенные идеи. А как вам удалось войти во власть?
  
  Мау: Главным образом благодаря Гайдару. Шла смена поколений, и Гайдар оказался в нужном месте в нужный момент.
  
  И: Ваш институт, ведь, едва не прекратил свое существование, когда большинство его сотрудников вошли в правительство [правительство, формировавшееся в ноябре 1991-го]?
  
  Мау: Абсолютно верно. Гайдар стал заместителем премьер-министра, Нечаев - министром экономики, Машиц - министр по делам СНГ, Авен - министром внешнеэкономических связей, я - помощником премьер-министра по экономической политике, Григорьев <...>- главой комитета по зарубежным инвестициям, Сергей Васильев - главой центра по экономической реформе при правительстве.
  
  И: А как возник ваш институт?
  
  Мау: В идеологическом смысле, это вышло действительно интересно. Дело в том, что Аганбегян [академик Абел Аганбегян], видный экономист того времени, был одновременно и хорошим бизнесменом. Он решил основать институт экономической политики и пригласил Гайдара возглавить его. А Гайдар позвал своих друзей - тех, чьи работы он публиковал в "Коммунисте".
  
   Историческое отступление: "Питомник Андропова"
  
  "Почему она [идея СОИ] не сработала? ... Почему Юрий Андропов - в чьем прошлом просматриваются британские влияния, - почему он так "с порога", не вступая в переговоры, публично отверг всякий диалог с президентом Рейганом? Да потому что его контролировали британские агенты. Далее те же влияния, во все более гнусной форме, сказались на политике его наследника - Горбачева.
  
  Нам все время твердили тогда о "Советах"... В том мире, где мы тогда обитали, вопрос о "Советах", казалось, был главным. А теперь картина перевернулась - и мы видим, что ключевые властные инстанции внутри самого Советского Союза - инстанции, работавшие на Британскую империю [т.е. мировой фининтерн с главным центром в Лондоне - Перев.] и предававшие Россию, - на самом деле и вели многие из операций, которые мы считали "советскими операциями".
  
  - Ларуш, из интернет-трансляции 13 марта 2010 г.
  
  Экономист Абел Аганбегян, упомянутый Владимиром Мау как один из первых спонсоров группы Гайдара, известен и как архитектор политического курса на ускорение и перестройку, провозглашенного М. Горбачёвым четверть века тому назад, когда он стал Генеральным секретарем КПСС.
  
  За восхождением Горбачева стоял его предшественник Юрий Андропов, которого наш журнал "Executive Intelligence Review" (EIR) характеризовал ещё в 1980-х годах - помимо той злосчастной роли, которую он сыграл, отвергнув СОИ и идею американо-советского стратегического сотрудничества нового типа, - как инициатора советских экспериментов с идеей экономики свободной торговли. В 2002 году некий ветеран советской разведки впервые заговорил в российской прессе о том, какая группировка и какие взаимоотношения (по выражению Ларуша, "питомник Андропова") были движущей силой того, что вылилось в итоге в либеральные экономические реформы, нанесшие России сокрушительный удар в 1990-х.
  
  Речь идет о публикации за подписью "Вячеслав К.", появившейся в журнале "Стрингер" (февраль 2002), основанном бывшим начальником службы безопасности президента Ельцина А. Коржаковым. Статья высвечивала исторические и иные связи той конфигурации в КГБ и вокруг него, которая образовалась в период, когда КГБ возглавлял Андропов (с 1967 по 1983). Корни этой конфигурации следует искать, во-первых, в том факте, что карьере Андропова в КПСС изначально патронировал один из старейшин Коминтерна финн Отто Куусинен (1881-1964), а во-вторых, в таком начинании, как Международный институт прикладного системного анализа (МИПСА) в пригороде Вены (Австрия), - начинании, которое привело в конце концов к ликвидации экономического планирования в России. МИПСА же был создан на основе договоренностей (достигнутых в 1967 году) между Д. Гвишиани (представлявшим КГБ) и экс-советником президента США по национальной безопасности М. Банди (1961-66) - важной птицей из пробританского финансового истеблишмента США (внесшим огромный вклад как в эскалацию войны во Вьетнаме, так и в сокрытие подлинных обстоятельств убийства президента Джона Кеннеди).
  
  "Вячеслав К." так описывает стратегию Андропова, которая вырабатывалась в ситуации, когда после падения цен на нефть в конце 1970-х Советский Союз испытывал все более серьезные экономические трудности и был вынужден прибегать к нормированию продовольствия. Согласно плану Андропова, СССР должен быть преобразован в некую "огромную корпорацию, обладавшую финансовой независимостью, хозяйственной замкнутостью и колоссальным технологическим потенциалом, "запертым" в военно-промышленном комплексе. ... [По этому замыслу] относительно устарелые, но все равно опережающие "мировой уровень" технологии передавались бы крупным объединениям, которые привлекали западные капиталы".
  
  В статье в "Стрингере" описан и процесс отбора "учеников" в задуманный Андроповым питомник: "Андропов пришел к необходимости ковать новые кадры экономистов самостоятельно, "с нуля". В СССР готовить экономистов для "СССР-корпорации" было некому... Раз специалистов нет и внутри страны их некому воспитать, значит, надо обучать их за пределами страны, на основе иностранного опыта... А в роли Лонжюмо решили использовать Международный институт прикладного системного анализа в Вене... Проходили регулярные, по-моему, ежеквартальные семинары, на которые приезжали наши "стажеры" в сопровождении "кураторов" и встречались там с западными "специалистами по управлению", половина которых была офицерами западных спецслужб. ... Отбор был жесточайший, более половины группы отсеялось: некоторые из-за недостатка способностей, кто-то по этическим причинам, так как почувствовал, что ими манипулируют, но те, кто остался, действительно, вошли в историю России. Можно назвать, например, Гайдара, Чубайса, Авена... Команда получилась что надо - цельная, жестко ориентированная на результат... Андропов же был выученик Куусинена, который должен был возглавить Советскую Финляндию после Зимней войны".
  
  Оба названных вектора в интеллектуально-политической ориентации Андропова - и его происхождение от так называемых "правых" советско-коминтерновских кругов (Н. Бухарин, О. Куусинен, Е. Варга, и др.), и его влечение к "прикладному системному анализу" - высвечивают одну из главных тайн истории ХХ века: между высшими эшелонами британской разведки и определенным слоем в руководстве СССР существовали, оказывается, своего рода особые отношения.
  
  Одним из элементов этой конфигурации был и знаменитый Ким Филби, прибывший в 1963 как "перебежчик" из британской разведки. О том, что Филби - "тройной" агент, продолжающий представлять британские интересы и после бегства в Москву, писал в свое время Линдон Ларуш (в серии новаторских статей, начиная с 1979 г.). В 1988 г., за несколько недель до смерти, Ким Филби дал интервью Филиппу Найтли для лондонской "Санди Таймс", где высказался так: "Андропов был прекрасным человеком и прекрасным руководителем - трагично, что он так скоро умер, <...>а в Горбачеве я вижу руководителя, который оправдал мои давние надежды".
  
  Досье 2: Где эти наши люди сегодня?
  
  Главные вехи карьерного пути российских выучеников лондонской школы, чьи имена назывались в интервью лордом Харрисом и его сотрудниками, включая их нынешние позиции:
  
  В правительстве и государственных организациях
  
  Анатолий Чубайс. 1955 г.р. Доцент Ленинградского инженерно-экономического института в 1980-х. Председатель Госкомитета РФ по управлению государственным имуществом (с целью его приватизации), 1991-94. Глава администрации президента, 1996-97. Заместитель премьер-министра, 1997-98, и министр финансов (1997). Председатель правления РАО "ЕЭС России", 1998-2008.
  
  Сегодня: Гендиректор госкорпорации "Роснано" (с 2008). Член международного консультативного совета банка "Джи-Пи Морган" (с 2008).
  
  Алексей Кудрин. 1960 г.р. Член чубайсовского клуба "Перестройка", основанного в 1987. Работа в исполкоме Ленсовета и мэрии Санкт-Петербурга, в том числе на посту заместителя и первого заместителя мэра (с 1993), 1990-96. Первый заместитель министра финансов. 1997-2000.
  
  Сегодня: Министр финансов (с 2000) и заместитель премьер-министра, с 2007.
  
  Владимир Мау. 1959 г.р. Советник и.о. премьер-министра и первого заместителя премьер-министра Гайдара, 1992-94. Замдиректора гайдаровского Института экономики переходного периода (ИЭПП), 1993-97. Директор Рабочего центра экономических реформ при Правительстве РФ, 1997-2002.
  
  Сегодня: Ректор Академии народного хозяйства при Правительстве РФ, с 2002.
  
  Андрей Нечаев. 1953 г.р. Первый замминистра экономики и финансов, затем министр экономики, 1992-93.
  
  Сегодня: Президент государственного инвестиционного банка "Российская финансовая корпорация", с 1993.
  
  Алексей Улюкаев. 1956 г.р. Работал в редакции журнала ЦК КПСС "Коммунист" в конце 1980-х. Советник правительства Гайдара, 1991-94. Замдиректора гайдаровского ИЭПП, 1994-96, 1998-2000. Первый замминистра финансов, 2000-04.
  
  Сегодня: Первый зампредседателя Центробанка РФ, с 2004. Отметим, что нынешний председатель Центробанка Сергей Игнатьев (с 2002) занимал в правительствах Гайдара и последующих правительствах в 1990-е в должности замминистра экономики и финансов.
  
  Сергей Васильев. 1957 г.р. Директор Рабочего центра экономических реформ при Правительстве РФ, 1991-94. Замминистра экономики, 1994-97. Замглавы Администрации президента по финансам и экономике, 1997-98. Председатель правления Международного инвестиционного банка, 1998-99. Член Совета Федерации, в том числе Председатель комитета СФ по финансовым рынкам и денежному обращению, 2001-07. Председатель (с 2004) и зампредседателя (в настоящее время) Правления Национальной ассоциации участников фондового рынка.
  
  Сегодня: Зампредседателя государственной корпорации Внешэкономбанк (ВЭБ) - банка развития и внешнеэкономической деятельности, с 2007. ВЭБ - главный "системообразующий" банк, выделяющий, с августа 2008 г., средства из правительственных "фондов срочной помощи".
  
  Частный сектор
  
  Петр Авен. 1955 г.р. Международный институт прикладного системного анализа, 1987-91. Председатель госкомитета по внешнеэкономическим связям/Министр внешнеэкономических связей, 1991-92. Основал консультативную фирму "Финансы Петра Авена, 1993.
  
  Сегодня: Президент Альфа-банка, с 1994.
  
  Леонид Григорьев. 1947 г.р. Сотрудник ИМЭМО, 1971-91. Соавтор программы "500 дней". Замминистра экономики и финансов, Председатель Комитета по иностранным инвестициям, 1991-92. Советник от России во Всемирном банке, 1992-97. Советник РСПП, 1997-2001.
  
  Сегодня: Президент Ассоциации независимых центров экономического анализа, с 2002.
  
  Константин Кагаловский. 1957 г.р. Занимал посты, представительствуя от РФ в МВФ и Всемирном банке, 1991-94. Директор банка "Менатеп" (с 1994) и компании "Юкос Ойл" (1998-2002). После возбуждения дела против "Юкоса" в РФ в 2003-04 гг. перебрался в Лондон.
  
  Сегодня: эмигрант (п.м.ж. - Лондон), ведущий судебную тяжбу против своего давнего партнера по бизнесу В. Гусинского.
  
   Умерли
  
   Егор Гайдар (1956-2009). Заведующий Отделом экономической политики журнала ЦК КПСС "Коммунист", 1987-1990. Министр финансов, 1991-92. И.о. премьер-министра, июнь-декабрь 1992. Первый заместитель премьер-министра, 1993-94. Директор ИЭПП, 1990-2009. Умер в возрасте 53-х лет от сердечного приступа в декабре 2009.
  
   Борис Федоров (1958-2008). Научный сотрудник ИМЭМО, 1987-89. Соавтор программы "500 дней". Заместитель премьер-министра (1992-94) и министр финансов, 1993-94. Член советов директоров "Газпрома" и Сбербанка, с 2000. Генеральный партнёр фонда UFG Private Equity Fund I, совладелец UFG Asset Management, UFG Real Estate Fund, 2005-08. Умер в возрасте 50 лет от инсульта в Лондоне в ноябре 2008.
  
  Они за "модернизацию" - но свою
  
   Ветеран монетаристской экономической войны против России в 1990-х, А. Чубайс ныне находится в эпицентре кампании, нацеленной на то, чтобы "оседлать" заявленный президентом Д. Медведевым курс на "модернизацию и инновации". Чубайс уже не просто "либеральный империалист". Его послужной список пополнился и репутацией "эффективного менеджера" (за расчленение РАО "ЕЭС"), и заявкой на роль незаменимого специалиста по наиновейшим технологиям, особенно по их сбыту на рынке.
  
  Как и на Западе, навязываемая России ориентация на цифровые, информационные и "нано" технологии как первоочередные направления технического прогресса уводит общество от действительно насущных задач - от обновления физической инфраструктуры экономики, космических исследований, разработки более мощных источников энергии, включая энергию термоядерного синтеза. Докладывая в начале февраля премьер-министру России о деятельности корпорации "Роснано", Чубайс с таким энтузиазмом говорил о "целых отраслях, которые для страны являются новыми, их просто не существовало раньше, которые на наших глазах рождаются" (пример - производство солнечных батарей!), что Путину пришлось ему напомнить о том, что "нам и для собственной экономики, и собственных текущих нужд очень важны такие направления, как новые материалы, микроэлектроника".
  
  Заодно с Чубайсом действуют и другие выученики лондонской школы из тех, что пришли к власти в правительстве в 1991 году, - например, правая рука покойного Гайдара Владимир Мау - ныне ректор АНХ при Правительстве РФ. Под дудку Чубайса пляшут и высокопоставленные фигуры в нынешнем правительстве, в том числе заместитель премьера и министр финансов Алексей Кудрин. За частые наезды этого "российского министра" в лондонский Сити "для консультаций" и за его призывы сократить национально-государственное кредитование Ларуш наградил его язвительным титулом subprime minister - "недоминистра" [игра слов с аллюзией на термин subprime mortgage market, "рынок субстандартного ипотечного кредитования" - Перев.].
  
  Вопросы экономической политики обсуждаются ныне в России в контексте кампании, развернутой после учреждения президентом РФ в мае 2009 г. Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики России. Были заданы главные направления "модернизации": энергосбережение, атомная энергетика, космические технологии с акцентом на телекоммуникации, медицинская диагностика и фармакология, информационные технологии. На заседаниях комиссии, проведенных в институте им. Курчатова и в Федеральном ядерном центре в Сарове, были определены действительно важные направления в атомной энергетике - от усовершенствований нынешних "рабочих лошадок" отрасли (реакторов ВВЭР) до ускоренного создания станций с реакторами-размножителями полного цикла, а в перспективе - работа над технологиями термоядерного синтеза.
  
  Но как только речь заходит о других сферах инноваций, в частности информационных технологиях, на сцену вырываются Чубайс и ему подобные - и начинается что-то умопомрачительно нелепое, почти бредовое. Упаднические тенденции развития Запада, идущего, с конца 1960-х годов, по пути деиндустриализации, эти люди возводят в эталон и образец для подражания, что может перечеркнуть любые перспективы промышленного развития в России. Так, с начала 2010 года высокопоставленные сотрудники кремлевской администрации Сергей Нарышкин и Владислав Сурков - поощряемые Чубайсом и компанией - пропагандируют идею "Силиконовой долины в России". Будто им неведомо, во что нынче превратился этот когда-то знаменитый округ Калифорнии - после краха пузыря "новой экономики" в 2000 году и падения цен на недвижимость! Вы едете километр за километром мимо пустующих офисных строений, между которыми там и сям торчат брошенные "дворцы в гаражном стиле", так и не выкупленные, и бродят бездомные бывшие программисты, некоторые из которых, судя по виду, "свихнулись" и живут как городские сумасшедшие на улице. Сурков сказал, что России нужны небольшие инновационные компании типа тех, что образовались вокруг Стэнфордского университета и Массачусетского технологического института (МТИ). Куратором проекта, по задумке, станет возглавляемая Чубайсом "Роснано".
  
   25-26 января с.г. Чубайс и Сурков побывали в МТИ, причем побывали без лишнего шума - американские СМИ не освещали визит, а в России о нем была лишь пара публикаций. Цель посещения - семинар на тему "Опыт МТИ по содействию инновациям". С Чубайсом и Сурковым в МТИ высадилась экспедиция высоких чинов кремлевской администрации, правительства РФ и других госструктур - первый заместитель премьера И. Шувалов, "недоминистр" Кудрин, заместитель премьера С. Собянин, министр экономики Э. Набиуллина, советник президента А. Дворкович, президент Сбербанка Греф, гендиректор "Российской венчурной компании" И. Агамирзян и др. Согласно пресс-релизу министерства торговли США, на семинаре говорили о "коммерческом внедрении новых технологий, доведении лабораторных изобретений до рынка".
  
  А 11 февраля, в Томске, Медведев провел заседание своей Комиссии по модернизации на тему о роли частного сектора в модернизации. Выступить с главными докладами перед присутствующими чинами правительства и руководителями компаний было доверено Чубайсу и Кудрину, которые и отчитались об услышанном в МТИ. Чубайс провозгласил, что мера успеха должна определяться "рынком", который и решит, какая компания-новичок - "жизнеспособная инновационная компания", а какая нет.
  
  В Томске Медведев фактически дал понять, что намерен следовать тем же курсом на понижение роли Академии наук ("предельно ошибочным", по оценке Ларуша), который был присущ российской политике в последние десятилетия. "Внушительный перечень" инновационных предложений, представленных Академией, надо подвергнуть внимательной проверке, объявил Медведев, и "при всем колоссальном уважении к Академии наук, было бы неплохо, чтобы такого рода оценку сделал сам бизнес".
  
  Сурков решил, что импорт западного ноу-хау надо ставить на широкую ногу. Наряду с экскурсиями в МТИ, надо и у себя принимать зарубежных специалистов. И уже в феврале (с 17 по 23) Москву и Академгородок в Новосибирске посетила американская делегация, состоявшая из представителей администрации Обамы, информационно-технологических компаний и Голливуда. Цель визита - помочь русским советами о внедрении в экономику новых технологий, причем в роли советчиков выступали "высшие руководители информационно-технологических компаний США" - таких, как "иБеи" (eBay - онлайновая товарная барахолка), "Мозилла" (программное обеспечение для Интернета), "Соушел Гейминг Нетуорк" (социальная игровая сеть), а также представители компаний "Майкрософт" и "Сиско Системз". С ними прибыла Эстер Дайсон, славная своими рискованно-прибыльными начинаниями в виртуальном пространстве.
  
   Правительственные структуры были представлены Дж. Коэном из Госдепа (глава делегации), Х. Соломоном (сотрудник Совета национальной безопасности), А. Чопрой (старший специалист по технологиям), послом США в РФ Дж. Байерли. Их принимал Сурков, включивший Дайсон в рабочую группу по проекту "Силиконовой долины в России". Члены делегации дважды встречались с Сурковым и советником Медведева Дворковичем, посетили РСПП, министерства экономики, образования, связи и здравоохранения и встретились с представителями компаний Ростелеком, "Яндекс", "Лаборатория Касперского".
  
  На состоявшейся 18 февраля пресс-конференции, транслировавшейся каналами российского государственного телевидения и радио, Коэн сыпал словечками из новояза глобалистики. Он воздал хвалу "социально-сетевым формированиям" (social networking), назвав их государственным искусством 21 века, и указал, что основанные на них "партнерства заинтересованных соучастников" (multi-stakeholder partnerships) как раз и есть то, что нынче надо делать.
  
  Деньги России в "оффшорах"
  
  "Если, разбираясь в этой финансовой конфигурации, вы захотите найти офисы тех, кто заправляет экономикой России, то имейте в виду, что все они находятся за пределами России - на территориях под британской юрисдикцией!"
  
  - Ларуш, из интернет-трансляции 13 марта 2010 г.
  
  Отношения и связи, сложившиеся в 1990-х при младореформаторах и их пособниках, продолжают отравлять экономическую политику России, препятствуя выработке национальной стратегии. Российские компании глубоко, на институциональном уровне, срослись со спекулятивными денежными потоками, завязанными на Лондон. В результате не только воспроизводится механизм грабежа самой России, но, кроме того, в стране сложилось мощное лобби, заинтересованное в сохранении системы, раскручивающей, одну за другой, глобальные финансовые пирамиды.
  
  26 февраля этого года заместитель генерального прокурора России А. Звягинцев выступил в "Российской газете" с резкой критикой Великобритании за предоставление убежища лицам, скрывающимся от российского правосудия, прежде всего тех, кто обвиняется в финансовых преступлениях. "Самое большое число беглых укрылось, пожалуй, в Израиле и Великобритании. Кстати, недаром столицу последней многие называют Лондонградом. И, как вы догадываетесь, скрываются там не мелкие карманные воришки, а фигуры со значительным капиталом". При этом Звягинцев сослался на особо вольготные условия предоставления убежища Великобританией (из-за чего Лондон заслужил еще одно прозвище - "Лондонистана", уютной гавани для террористов) и на тот факт, что как крупнейший финансовый центр мира Лондон становится и большой "прачечной" по отмыванию преступно нажитых средств.
  
  Но если бы дело шло только о доходах теневой экономики! Будь так, была бы хоть надежда, что вопрос можно решить обычными судебными и полицейскими средствами. Однако Звягинцев умолчал о ситуации куда более серьезной: огромная часть российской экономики интегрирована в "горячие" и фальшивые денежные потоки финансовой группы "Интер-Альфа" (the Inter-Alpha Group) и ассоциированных с ней британских финансовых кровососов. И это - еще одна сторона печального наследства 1990-х годов, которое Чубайс хочет видеть "необратимым".
  
  На состоявшемся в начале 2010 г. заседании, посвященном проблеме иностранных инвестиций, президент Медведев сетовал, что добрая половина так называемых "иностранных" инвестиций фактически поступает в страну от российских компаний, имеющих юридические адреса в "оффшорах". В немалой степени именно этим и объясняется, почему список главных стран-инвесторов в России (в 2009 г.), открывает Кипр, а за ним следуют Нидерланды, Люксембург, Великобритания (в указанном порядке).
  
  В опубликованной в газете "Невское время" статье (3 марта 2010), сообщалось, что "по самым осторожным оценкам, 90 процентов крупных [частных] российских компаний целиком или частично принадлежат оффшорам". В статье назывались несколько известных имен и компаний. Так, "Альфа Групп" Михаила Фридмана и Петра Авена (Альфа-банк, "Альфа-Страхование", ТНК-ВР, "Мегафон", "ВымпелКом", торговая сеть "Пятерочка") зарегистрирована на компании из Гибралтара (Брит.), Люксембурга, Виргинских островов (Брит.) и Нидерландов. "Базовый элемент" Олега Дерипаски (РУСАЛ, "Группа ГАЗ", Ингосстрах) записан на фирму с острова Джерси (Брит.), которая, в свою очередь, принадлежит фирме с Виргинских островов (Брит.). "Евраз" Романа Абрамовича (Западносибирский, Нижнетагильский, Новокузнецкий металлургические комбинаты, угольные шахты, ТЭЦ) записан на кипрскую фирму. Самый богатый в России человек Владимир Лисин владеет своим холдингом НЛМК через оффшорный "Флетчер холдинг Лтд", а главная компания Виктора Вексельберга "Ренова" зарегистрирована на Багамских островах.
  
  В книге С. Мельникова "Анатомия российского капитализма" подробно описано, как складывалась вся эта история - начиная с состояний, нажитых при горбачевской "перестройке" и кончая еще более злокачественными состояниями, сколоченными в годы "приватизации" в 1990-х. "Олигархам" было выгодно держать деньги в "оффшорах" - так они уходили от уплаты российских налогов.
  
  "Невское время" приводит слова Кудрина, члена той же гайдаро-чубайсовской клики, по сей день находящегося у власти: "Наш бюджет теряет от оптимизации ["оптимизацией" названо уклонение от уплаты налогов - ред. "НВ"] через оффшоры, но она не является незаконной". Как видим, "недоминистр финансов", готов закрыть глаза на уклонение от уплаты налогов. И он же срезает финансирование "Российским железным дорогам" и другим инфраструктурным проектам национального значения, мотивируя экономию целью, которую не ставят перед собой даже душители национального кредита из зоны ЕС, - держать дефицит бюджета РФ в пределах 1% от ВВП, что втрое ниже норматива для еврозоны.
  
  Операции по первоначальному размещению акций подавляющее большинство российских компаний проводят на лондонском рынке. Между тем, как с удовольствием известил Питер Мандельсон, британский министр по делам бизнеса, в России в сегодня действует тысяча британских компаний. Значительные операции ведут в Москве крупнейшие банки (например, "Барклейз"), аудиторские фирмы ("Эрнст-энд-Янг", "ПрайсУотерхаусКуперс"), не говоря уж об инвестиционном банке "Эн-Эм Ротшильд" (чье участие в делах России в ХХ веке происходило в том числе и через лорда Виктора Ротшильда, работавшего в кругах, близких к Киму Филби). То же относится к структурам "Интер-Альфа Групп" - таким, как "Банк Сантандер". "Сантандер Консьюмер Банк" ссужает обширный российский рынок подержанных автомобилей, а главный офис "Банк Сантандер" заключил особые соглашения о сотрудничестве с учреждениями самого разного рода - от МГИМО, готовящего кадры для российского МИДа, до - ни много ни мало - Сибирского федерального округа.
  
  Не сопротивляясь операциям и влияниям таких крупнокалиберных махинаторов, Россия позволяет загонять себя в положение, когда политика, явно разрушительная для страны, преподносится ей как ее "конкурентное преимущество", будто бы отвечающее ее национальным интересам. Ныне это выражается во все более заметном росте спекулятивно-валютных операций на российском рынке (процесс "кэрри трейд") - процесс, аналогичный тому, что сегодня происходит в Бразилии. При процентной ставке 8% и выше российские акции и облигации всё сильнее притягивают к себе спекулятивные деньги из-за рубежа - картина, напоминающая процессы, предшествовавшие краху 1998 года.
  
  Британский монетаризм крепкой хваткой властвует над целыми ареалами экономики России, яркое подтверждением чему - прогноз в декабрьском номере англоязычного бюллетеня ММВБ "The MICEX Newsletter", прямо рекламирующий спекулятивные операции "кэрри трейд" на российском рынке. В разделе Macroeconomic Review утверждалось: "В 2010 возможность проведения сделок "кэрри-трейд" будет способствовать укреплению рубля. Даже если Банк России продолжит понижать учетную ставку, однодневная ставка выкупа останется существенно более высокой, чем процентные ставки в США и ЕС".
  
  Более здравые умы, например Евгений Примаков, президент Торгово-промышленной палаты, указывают, что иностранные долговые обязательства российских компаний, суммарно превышающие $500 миллиардов, - фактор стратегической уязвимости России. Но монетаристы лондонской выучки дуют в свою дуду и твердят, что способность российских рынков притягивать спекулятивный капитал - благо для России.
  
  В 2009 году - на фоне резкого сокращения промышленного производства и роста безработицы в стране - индексы российской фондовой биржи РТС выросли на 233%. 11 марта 2010 агентство "Рейтер" радостно известило: курс рубля достиг максимума за 14 месяцев. Заголовок в лондонской "Файнэншл Таймс" от 12 марта гласил: "Горячий русский рубль по-прежнему манит иностранных инвесторов".
  
  Даже в Центробанке РФ, где рулят ветераны либерально-рыночной гегемонии 1990-х, встревожены ростом курса рубля, способствующим ужесточению условий кредита внутри страны. Центробанк, соответственно, снижает учетную ставку. А "Файнэншл Таймс" со злорадством отмечает: хотя Россия по-прежнему "слабейшее звено" в БРИК, "но это не мешает спекулянтам испытывать к рублю рациональное - или, может быть, иррациональное - влечение".
  
  Перевод с английского Дмитрия Ханова. Статья была опубликована на английском языке в еженедельнике EIR Online 26 марта 2010 г., на русском в газете "Завтра" 12 и 19 мая 2010 г.
  Советская номенклатура как политический институт
  Мохов В.П
   http://www.pseudology.org/people/Nomenklatura.htm
  
  Политические институты играют в жизни общества фундаментальную роль
  
  
  
  Можно согласиться с Д. Нортом, который утверждает: "...настоящее и будущее связаны с прошлым непрерывностью институтов общества. Выбор, который мы делаем сегодня или завтра, сформирован прошлым. А прошлое может быть понято нами только как процесс институционального развития"[1].
  
   В этом смысле советская номенклатура - явление нестандартное, значимое, определявшее во многом жизнь общества на протяжении многих десятилетий. Можно полагать, что номенклатура - это один из тех элементов институционального развития, который обеспечивал непрерывность и преемственность политического порядка российского общества.
  
  Номенклатура сравнительно недавно - с начала 1990-х годов - привлекает внимание российских историков, политологов, социологов, философов. Как отмечал М.А.Чешков, ""номенклатура" стала действительно ключевым словом, своего рода знаком, к которому обращено не только политическое сознание вообще, но и его демократический дискурс"[2].
  
  
  
  Т.Коржихина и Ю.Фигатнер считали, что "изучение номенклатуры как механизма власти и стержня советской социальной патологии даст возможность понять природу властно-собственнических отношений в процессах функционирования советского государства..."[3].
  
  
  
  Но М.Левин (США) полагает, что даже раскрыв механизм функционирования номенклатуры, не удастся получить "волшебный ключ", раскрывающий сущность механизма власти в советском обществе[4].
  
   После событий 1991 - 1993 годов политический интерес к проблеме номенклатуры советского общества снизился, однако в настоящее время можно констатировать актуализацию данной проблематики, что связано с двумя обстоятельствами.
  
   Во-первых, существует потребность в научном осмыслении феномена. До настоящего времени, как мы полагаем, не определена (если не считать ряда политических и сильно идеологизированных теоретических формул) роль номенклатуры в истории советского общества, в его социальной жизни, структуре власти. Это создает сильно искаженную картину прошлого, не позволяет расставить правильные акценты в анализе исторических реалий.
  
   Во-вторых, можно полагать, что номенклатура, если она представляет собой действительный институт общества, то она не может мгновенно исчезнуть из жизни общества. Ее проявления должны быть в нашей политической и социальной жизни, определяя ряд существенных правил игры (как формальных, так и неформальных). Более того, можно полагать, что в самой политической системе современного российского общества присутствуют номенклатурные механизмы власти. Другое дело, что они могут существовать в "снятом" виде, в превращенной форме, переиначенной и переосмысленной постсоветскими лидерами. Анализ "остаточных" следов номенклатуры, которые при определенных условиях могут вновь превратиться в доминирующие структуры нашей политической жизни, может стать предметом отдельного научного исследования.
  
  Номенклатуру нужно рассматривать в числе важнейших институциональных факторов, оказывавших наибольшее влияние на политическую власть
  
  
  
  Среди них можно выделить структуры государственной и партийной власти. Несмотря на их теснейшую взаимосвязь и взаимозависимость, это различающиеся структуры, имеющие свои собственные законы функционирования и сферы действия.
  
   При анализе номенклатуры постоянно приходится сталкиваться с тем, что понятие "номенклатура" превратилось в научный миф, оторванный от своего реального исторического содержания. Это связано во многом с политической практикой недавнего прошлого, когда термин "номенклатура" служил для демократического крыла реформаторов удобным политическим ярлыком для обозначения всех противников реформ в СССР. На уровне обыденного сознания сформировался устойчивый стереотип, что номенклатура - это и есть все "начальники", бюрократы, партийные назначенцы. Поэтому совсем неудивительно, что номенклатура превратилась в политического демона, которым пугали всех сторонников демократии
  
   В литературе, посвященной данной проблеме, можно выделить несколько основных подходов к определению места номенклатуры в жизни общества.[5] Не анализируя всю их совокупность, отметим, что в советском обществе длительное время номенклатура рассматривалась лишь как система учета и распределения ответственных работников и их резерва.[6] Но уже в 1970-80-е годы возникает подход к определению номенклатуры как (системы) института общества. Так, В.А. Яцков понимал под номенклатурой институт, специфическую форму непосредственной организации кадровой работы партийным комитетом,[7] что само по себе симптоматично. Понимание номенклатуры как системы, как института (пусть и во внутрипартийных отношениях) сильно расходилось с декларируемыми представлениями о номенклатуре как всего лишь инструменте, средстве проведения кадровой политики.[8]
  
  Номенклатура как политический институт возникает как ответ властвующей политической (а затем и социальной) силы на сформировавшуюся общественную потребность в упорядочивании общественных отношений в нерыночном обществе. Суть проблемы заключалась в следующем: в чем будет заключаться стимул для позитивной работы всех членов общества, если рыночные отношения уже не действуют как системная сила?
  
  
  
  Ответом была альтернатива субъективного фактора - люди, в первую очередь, руководители должны действовать с полной отдачей под угрозой отлучения от централизованно распределяемых благ, при этом назначение на нижестоящие должности производится аппаратом вышестоящего органа по особым критериям. Активность, стимулируемая материально (блага и привилегии или их отсутствие), политически (возможность продвижения или репрессии), духовно ("великая идея"), становилась субъективным заместителем объективных отношений рыночного общества.
  
  Очевидно, что эта система могла существовать при двух условиях
  
  
  
  Первое: наличие мощной социальной и политической силы, стоящей наверху общественной иерархии, которая будет заинтересована в постоянном "подстегивании" нижестоящих элементов общества. Такая сила может существовать и действовать только в экстремальных условиях (каков бы источник экстремальной ситуации ни был). Второе: наличие социальной базы, способной воспринять усилия "верхов", приспособиться к ним, найти свою "выгоду" от участия в номенклатурных механизмах власти. Общим основанием для возникновения этих условий служат редистрибутивные отношения.
  
   В условиях редистрибутивных отношений для осуществления тотального регулирования становится недостаточно одних государственных структур, требуется дополнение их более широкой всеобъемлющей сетью негосударственных структур, выполняющих государственные функции. Поэтому возникновение номенклатуры не только обусловлено волей господствующих партийных "верхов"; оно необходимо для поддержания стабильности и устойчивости общества.
  
  
  
  Партийные структуры выполняют в данной ситуации роль организатора новой "неформальной" государственной сети, придавая соответствующий статус всем тем организациям, объединениям, союзам, учреждениям, которые входят в сферу Большого Государства. Расширение компетенции Большого Государства, вмешательство его во все большее количество отраслей жизни становится необходимостью, приобретая характер цепной реакции. Как рыночные отношения в качестве базового института организуют все общество, перестраивая все сферы его жизни, так и редистрибутивные отношения требуют усиления номенклатурных механизмов. Все лица, принадлежащие к номенклатуре, должны действовать по вполне определенным правилам, превращаясь в "солдат партии", фактически - в чиновников "коммунистического государства".
  
  Номенклатура - это способ структуризации общества, с помощью которого достигается его максимальная управляемость во имя достижения заданных стратегических целей. Специфическая функция данного способа заключается в регулировании как в масштабе страны, так и особенно в регионах вертикальных и горизонтальных связей между руководителями различного ранга, подчиненности, форм "собственности" (государственной, колхозной, кооперативной, даже личной), сфер народного хозяйства. Этим самым достигались как согласованность действий всего слоя руководителей по отношению к обществу, массам, так и стабильность, внутренняя упорядоченность господствующей социальной и политической силы.
  
  Номенклатура - это способ, и по всей видимости, единственно возможный, в условиях форсированного индустриального развития найти замену рыночным отношениям; это реальный механизм, с помощью которого проводилась в действие вся нерыночная общественная система советского общества. В конечном счете, эволюция советского режима была возможна лишь постольку, поскольку властвующей элите удавалось находить новые механизмы управления номенклатурой, ее модификации, а через нее - обществом.
  
  Номенклатура как политический институт имеет политическую, социальную и организационную структуры, централизованное управление, набор правил (формальных и неформальных) политического поведения, внутренние моральные нормы, образ жизни, правила рекрутирования, сложившуюся практику регулирования деятельности и др.
  
   Политическая структура номенклатуры образуется вследствие дифференциации слоя людей, входящих в номенклатуру, по признаку доступа к властным ресурсам. Водораздел внутри номенклатуры проходит по линии "власть - подчинение" между теми, кто внутри номенклатуры имеет право на руководство ее поведением, составом, структурой ("политическая элита"), и собственно самой номенклатурой. Структура данного деления во многом совпадает с моделью политической элиты России, предложенной О.В.Гаман-Голутвиной (деление на верховную власть и правящий класс).[9] Однако заметим, что политическая структура номенклатуры была построена по принципу матрицы: аналогичные элементы можно обнаружить на всех уровнях номенклатуры. Политическая элита (как высший слой номенклатуры) и собственно номенклатура составляли всю совокупность номенклатуры, при этом политическая элита представляла собой правящий, управляющий, господствующий, доминирующий слой внутри номенклатуры.
  
  Социальная структура номенклатуры образуется на основе многих критериев
  
  
  
  Социальные группы внутри номенклатуры можно выделить по многим критериям: материальному достатку, отрасли деятельности, образованию и др. Однако главными среди них являются властные ресурсы и объем материальных благ, получаемых в результате распоряжения и пользования властными ресурсами.
  
   Внутри номенклатуры можно выделить разделение труда по многим параметрам: по сферам деятельности, по функциональным обязанностям во властных отношениях, по уровням, по различному отношению к власти, по способам ее осуществления. номенклатура в совокупности не могла осуществлять власть непосредственно - это было технологически невозможно. Ни одна из существовавших форм представительства (съезды партии, пленумы партийных комитетов, сессии советов, партийно-хозяйственные активы и др.) не могли бы претендовать на полное представительство номенклатуры, кроме ее "верхов". Раздробленная по отраслевым отрядам и уровням власти, объединяемая "сверху" волей партийного комитета, она была элементом административного механизма, отличающегося значительным своеобразием.
  
   "Совокупная" номенклатура, например, местного партийного комитета, осуществляла власть не как строго централизованный административный механизм, действующий на основании общих для всех его частей команд, а как "система систем" организаций и учреждений, предприятий и коллективов, для которых задавались общее направление развития и набор структурирующих его в общих чертах ориентиров. В рамках данной "системы систем" лишь партийные комитеты обладали правом "номенклатурной власти", непосредственно принимая решения по составу номенклатуры.
  
   Номенклатурная система неразрывно связана с клиентелизмом, поскольку назначение на должность зависело от расположения одного или нескольких вышестоящих работников. От вышестоящих номенклатурных работников зависело и распределение ресурсов (властных, материальных, финансовых и др.), без которых номенклатурная должность теряла значительную часть своего влияния (номинальная значимость номенклатурной позиции определялась нормативными документами - государственными, партийными и др.).
  
  Клиентелизм пронизывал всю советскую систему, создавая отношения персональной зависимости между высшими и нижними этажами власти
  
  
  
  Однако можно полагать, что клиентелизм носил не только персональный, но и общественный характер. Знаменитый политический принцип "приводных ремней" от партии к массам посредством органов советской власти и общественных организаций стал основой для построения системы организаций, окружавших КПСС и пользовавшихся (от имени КПСС либо по ее "поручению") необходимым властным капиталом. Властный капитал распределялся в зависимости от роли организации в реализации политических функций в обществе.
  
   Основу номенклатуры составляет властвующая элита советского общества. В данном случае в понятие "властвующая элита" вкладывается вполне определенное содержание (по Р.Миллсу). Номенклатура имела сложную внутреннюю структуру. В ней выделялись три уровня: уровень ЦК КПСС,[10] областной и районный (городской, районный в городах, окружной). В позднесоветском обществе стал формироваться четвертый уровень - номенклатура первичных парторганизаций[11].
  
  Номенклатуры различных уровней образуют многослойную, "многомерную" сеть, сходящуюся в конечном счете в политическом Центре. Важнейшими свойствами этой сети были: 1) наличие нескольких "узлов" власти на каждом уровне и по каждой "вертикали" власти, причем роль "узлов власти" различалась в зависимости от положения в "сети". 2) Множественность внутренних взаимосвязей между членами номенклатурной сети и дублирующих каналов зависимости от власти. 3) Относительная независимость сети номенклатур от главного центра власти.
  
   Отметим также, что вопрос о Центре номенклатурной сети не столь однозначен, как предполагалось ранее. Высший орган партийной власти - Политбюро ЦК КПСС - в некоторые периоды советской истории лишь номинально выполнял функцию центра номенклатурной системы. Так, исследования О.В.Хлевнюка показывают, например, что в конце 1930-х годов "обнаружилась тенденция перемещения центра власти из Политбюро в Совнарком...[12]".
  
  
  
  Этот вывод по-новому ставит вопрос о роли номенклатуры партийных комитетов в советском обществе
  
   Численность номенклатуры ЦК КПСС не оставалась неизменной, она постоянно подвергалась дополнениям, уточнениям, сокращениям, вызванными потребностями дня. Как известно, Управлением кадров ЦК ВКП(б) было подготовлено в сентябре 1946 г. и утверждено на Оргбюро решение "О номенклатуре должностей ЦК ВКП(б)"[13].
  
  
  
  Ее численность составляла (включая основную и учетно-контрольную номенклатуру[14])
  
  
  
  в 1946 г. - около 42 000. чел.,
  
  в 1954 г. - 23 576 чел.,
  
  в 1956 г. - 26 210 чел.,
  
  в 1957 г. - 12 645 чел.,
  
  в 1958 г. - 14 342 чел.,
  
  в 1991 г. - 19 500 чел., в августе 1991 г. - 3800 чел. (по другим данным - 7735 чел.)[15].
  
  
  
  Структура номенклатуры ЦК ВКП(б) образца 1946 года была ориентирована на контроль со стороны ЦК в первую очередь номенклатурные должности регионов - около 70% должностей номенклатуры. Специфика номенклатуры состояла также в том, что контроль над должностями касался главным образом РСФСР: "...руководители областных организаций включаются в номенклатуру ЦК, главным образом по РСФСР, по другим же союзным республикам включаются лишь очень незначительная часть этих руководителей"[16].
  
  
  
  Контроль над кадрами со стороны ЦК простирался до уровня первых лиц горкомов партии и председателей исполкомов городских Советов депутатов трудящихся областных и республиканских центров, а также городов РСФСР областного и республиканского подчинения, первых секретарей всех райкомов партии и председателей исполкомов районных Советов депутатов трудящихся по РСФСР (категория председателей исполкомов районных Советов депутатов трудящихся включалась в номенклатуру впервые). По сравнению с действовавшей до этого номенклатура сокращалась почти на 9 тыс. должностей.
  
  С точки зрения "властной" составляющей, номенклатура ЦК представляла типичную партийно-государственную структуру с "индустриальным" уклоном
  
  
  
  Должности руководящих партийных и комсомольских работников составляли 24,6%; должности в органах государственной власти (органы государственной власти и общего государственного управления, органы государственной обороны, органы охраны государственной безопасности и общественного порядка, органы прокуратуры и юстиции, государственные органы внешних сношений, органы государственного планирования, учета и контроля, финансово-кредитные органы) - 29,6%; должности индустриального сектора экономики (промышленность, транспорт и связь, строительство) - 27,6% состава номенклатуры.[17] В этой структуре отражаются основные характеристики власти и ее главного общественного интереса - развитие индустрии.
  
   В первой половине 1950-х гг. завершился период существования крайне объемной номенклатуры ЦК КПСС. В июле 1953 г. было принято постановление ЦК КПСС, согласно которому сокращалась номенклатура обкомов, крайкомов, республиканских комитетов КПСС "в целях повышения ответственности советских и хозяйственных руководителей, райкомов и горкомов партии за подбор и расстановку кадров"[18]. Реально численность региональной номенклатуры ЦК КПСС [19] сократилась в 1956 г. в три - пять раз по сравнению с предшествующим периодом и затем на протяжении тридцати лет сохранялась примерно на одном уровне.
  
   Резкое сокращение численности номенклатуры ЦК КПСС в середине и во второй половине 1950-х гг. было вызвано двумя группами причин: с одной стороны, сложностью контроля за такой объемной номенклатурой, длительностью и многоступенчатостью утверждения многих кадров номенклатуры регионального уровня. Несмотря на сокращение номенклатуры ЦК, ликвидировать многоступенчатость в утверждении кадров было невозможно, поскольку это составляло чрезвычайно важный аспект действия механизма номенклатуры.
  
  
  
  С другой стороны, сокращение номенклатуры объяснялось изменением политических институтов, новым раскладом сил в обществе, модификацией методов управления и поддержания господства в стране со стороны КПСС. Изменения в численности и составе номенклатуры происходили и в последующие годы, хотя не носили столь радикального характера, за исключением периода 1989 -1991 гг.
  
  Окончательное разрушение партийной номенклатурной системы произошло в 1990 - 1991 гг.
  
  
  
  Начало этому было положено изменением конституционных основ общества, в частности - отменой ст.6 Конституции СССР, закреплявшей руководящую роль КПСС в обществе. Но и после 14 марта 1990 г., когда ст. 6 была отменена, утверждение в номенклатурных должностях продолжалось. Лишь 20 сентября 1990 г. было принято постановление Политбюро ЦК КПСС "Об изменении порядка рассмотрения кадровых вопросов в ЦК КПСС", согласно которому было признано целесообразным упразднить номенклатуру должностей ЦК КПСС[20].
  
   Этим трем периодам в изменении численности номенклатуры соответствовало и изменение пропорций между кадрами номенклатуры, утверждаемых Политбюро и Секретариатом ЦК КПСС, и кадрами учетно-контрольной номенклатуры. До середины 1950-х гг. идет увеличение доли кадров, утверждаемых на Политбюро, достигая, по всей видимости, половины номенклатуры ЦК регионального уровня. Затем происходит резкое падение доли кадров, утверждаемых Политбюро, достигая в начале 1970-х гг. одной пятой (шестой) части от всей номенклатуры ЦК в регионах. Лишь в 1989 г. происходит некоторое возрастание удельного веса кадров, утверждаемых на Политбюро. Однако это было вызвано тем, что сама номенклатура достигла такого численного предела, который позволял Политбюро контролировать ее большую, чем прежде, часть. Показательно, что в первой половине 1950-х гг. на Политбюро утверждалось больше или столько же кандидатур на номенклатурные должности, сколько приходилось на всю региональную номенклатуру ЦК КПСС в последующие годы вплоть до краха КПСС.
  
  Номенклатура 1989 г. крайне интересна с точки зрения определения тех должностных позиций, которые представлялись Центру сущностными для сохранения устоев власти. Региональная номенклатура ЦК, утверждаемая Политбюро ЦК, включала (по Пермской области) всего 11 позиций, из которых 8 принадлежали руководителям властных структур: все секретари ОК КПСС, председатель исполкома регионального Совета, прокурор, начальник управления КГБ по региону.
  
  
  
  Это был тот последний рубеж, преодоление которого означало фактическое разрушение базиса номенклатуры и основ существующей модели власти
  
   Отраслевая структура номенклатуры ЦК показывает, что это был конгломерат трех разнонаправленных сил: партии, государства, технократии, причем соотношение между ними менялось. В первой половине 1950-х гг. основным объектом внимания ЦК в регионах были партийные кадры (до 40 %), хозяйственные кадры и структуры, непосредственно контролирующие экономическую жизнь (30 - 40 % всего состава номенклатуры).
  
  
  
  Во второй половине 1950-х гг. система приоритетов в региональной номенклатуре ЦК меняется - на первое место выходят хозяйственные кадры (до 45 %), происходит резкое уменьшение доли партийных кадров (до 20 - 30 %). На протяжении 1960 - 1980-х гг. это соотношение выдерживалось с постепенным увеличением (с начала 1970-х гг.) веса партийных кадров. В конце 1980-х гг. партийные кадры стали вновь, как в середине 1950-х гг., занимать доминирующее положение в номенклатуре - значительно большее, чем любая другая группа номенклатурных работников. Фактически восстановилась структура номенклатуры начала 1950-х гг. номенклатура ЦК по-прежнему оставалась партийно-хозяйственной.
  
   Соотношение должностных групп в номенклатуре ЦК еще не дает точного представления о реальной значимости для Центра тех или иных позиций в региональной властной иерархии. Можно полагать, что кандидатуры основной номенклатуры Политбюро обладали большим весом в должностной "табели о рангах", чем остальные, и что доля должностей основной номенклатуры в составе отраслевой группы достаточно весомо будет свидетельствовать о значимости группы для Центра.
  
  
  
  Только одна группа работников имела стабильно высокий процент лиц, утверждаемых на Политбюро - это работники т.н. "силовых структур", к которым в данном случае отнесены руководящие работники госбезопасности, правоохранительной системы, военного руководства, суда, прокуратуры. Устойчивое внимание Политбюро к "силовым структурам" вполне понятно и оправданно, поскольку именно от них зависела сама возможность сохранения господствующего положения КПСС в обществе. В то время, как по всем остальным группам отмечается уменьшение доли лиц, утверждаемых на Политбюро, в данной группе практически всегда более половины ее состава было под персональным контролем Центра.
  
   Кроме них, нужно выделить еще три группы с высоким (относительно других) удельным весом основной номенклатуры в своем составе: директорат промышленных предприятий и строительных организаций, советские работники, партийные работники. За исключением номенклатуры 1989 г. почти всегда явный приоритет отдавался директорату, который шел наравне с "первыми" руководителями области.
  
  Важные изменения произошли в распределении кадров номенклатуры ЦК по различным уровням власти (областной, городов и районов, трудовых коллективов).
  
  
  
  В первой половине 1950-х гг. региональная номенклатура ЦК КПСС распределялась относительно равномерно между всеми уровнями власти в регионе с определенным акцентом в сторону ее низших эшелонов. Этому в немалой степени содействовала практика вхождения в состав номенклатуры ЦК секретарей горкомов и райкомов КПСС. С середины 1950-х гг. ЦК КПСС передает низший уровень региональной власти (горкомов, райкомов) в компетенцию только региональных парткомов (кроме первых секретарей горкомов региональных центров). Региональная номенклатура ЦК стала состоять из примерно равных по объему частей: областное руководство (партийные, советские лидеры) и руководство предприятий, организаций, учреждений. К концу 1980-х гг. почти две трети состава номенклатуры стали представлять областные руководители.
  
   Изменилось и территориальное расположение кадров номенклатуры. В начале 1950-х гг. кадры номенклатуры ЦК были примерно в равном соотношении представлены как в областном центре, так и в городах и районах области. С середины 1950-х гг. начинается концентрация данной категории номенклатуры в областном центре, достигая на протяжении 1960 - 1980-х гг. удельного веса в 80-85%.
  
   Рубеж середины 1950-х гг. примечателен и другим - заканчивается "эпоха" полной, в 100%, представительности на уровне ЦК руководства городов и районов страны. Хотя бы номинально ЦК был правомочен контролировать персональный состав руководства районного уровня, осуществляя прямой контакт с регионами. Это была прямая, непосредственная диктатура Центра по отношению к территориям. После выведения из номенклатуры ЦК районного уровня ее структура все больше стала напоминать феодальную пирамиду власти и отношений, включая передачу права номенклатурного контроля за районным уровнем власти областному звену.
  
   Таким образом, за тридцать лет региональная составляющая номенклатуры ЦК КПСС кардинально изменилась. В начале 1950-х гг. она представляла собой широкую сеть, основными ячейками которой были политическая власть и хозяйственные структуры всех уровней; эта сеть охватывала своим влиянием все наиболее важные населенные пункты и производства. В 1960-1980-е гг. эта сеть стала гораздо реже, в ней появились большие лакуны. Центр все больше передавал свои полномочия региональным руководителям. Фактический контроль над руководящими кадрами номенклатуры регионов сосредоточился в руках местной политической элиты. Центр мог ее контролировать только через все более сужающийся круг наиболее важных фигур областного руководства. С конца 1980-х гг. она стала в основном партийной, замкнутой на областном уровне руководства, ограниченной областным центром.
  
  
  
  ЦК стал в состоянии контролировать лишь руководство областных центров, выведя из-под своего контроля директорат, города области, трудовые коллективы
  
  
  
  Предполагалось, что эти функции возьмут на себя региональные парткомы. В номенклатурах ЦК КПСС 1946-1970-х гг. обращает на себя внимание подчеркнутый индустриализм. номенклатура ЦК КПСС в регионах была, таким образом, способом не столько политического руководства, сколько способом контроля над составом и поведением тех хозяйственных руководителей, которые обеспечивали экономический и военный потенциал страны.
  
  
  
  Вполне естественно, что в номенклатуру включались руководители производственного комплекса, предприятий по добыче сырья (нефть, руды, уголь и др.), первичной переработки, машиностроения. Вокруг этих отраслей строилась экономика страны, здесь возникали самые крупные предприятия, на которых трудились порой десятки тысяч рабочих и служащих, создавались многотысячные парторганизации, своей численностью превосходящие парторганизации многих сельских районов.
  
   Ясно, что для ЦК КПСС прямой контакт с командирами производства (через номенклатуру) значил гораздо больше, чем все декларации о политических методах руководства, об убеждении политикой и т.д. Речь шла о возможностях политической власти непосредственного направления экономической деятельности из одного центра. Такой подход был возможен в условиях ранних этапов индустриального развития, когда число производств, ассортимент производимой ими продукции, степень плотности народнохозяйственных взаимосвязей были не настолько велики, чтобы представлять собой неразрешимую управленческую проблему. В эпоху Л.Брежнева необходимость заставила ЦК отказаться от прямого тотального номенклатурного контроля над экономикой: это было еще возможно, но уже совершенно неэффективно.
  
  Номенклатура региональных комитетов строилась аналогично номенклатуре ЦК КПСС, хотя в ней были свои структурные особенности. В региональные номенклатуры не включался целый ряд групп ответственных работников, которые могли контролироваться только на уровне ЦК КПСС. К ним нужно отнести, что вполне естественно, руководящих работников учреждений и организаций СССР за границей, командиров и политический состав войск Советской Армии и Флота (кроме военного комиссара области и начальника политотдела областного военного комиссариата, которые, кстати, даже не входили в номенклатуру ЦК КПСС).
  
   Все десятилетия после смерти Сталина прошли под знаком увеличения влияния региональных комитетов на кадры номенклатуры, в первую очередь, за счет должностей, которые раньше были номенклатурой ЦК. Так, в полное ведение региональных комитетов перешли почти все должности секретарей горкомов и райкомов партии, председателей исполкомов городских советов областных центров, заведующих кафедрами общественных наук вузов (из основной номенклатуры ЦК для крупных вузов в 1950-е гг. - в учетную номенклатуру обкома в 1980-х гг.), ряд чиновников региональных исполкомов и др.
  
   Эволюция номенклатуры обкомов свидетельствует о том, что несмотря на ряд важных изменений, и в конце 1980-х гг. ключевые позиции во властных структурах по-прежнему были номенклатурными должностями. Однако в стране изменялась политическая ситуация, в противоречии с которой пришел институт номенклатуры.
  
  Номенклатуры горкомов и райкомов КПСС, дублируя в основных чертах номенклатуры вышестоящих парткомов, также отличались определенным своеобразием. Главная их особенность заключалась в том, что на этом уровне начинался переход к широкому полю руководителей и просто влиятельных лиц "местного масштаба", которые не входили ни в какие партийные номенклатуры.
  
  Номенклатура была способом представительства и организации руководителей структур, с помощью которых управляется общество в какой-либо из сфер его жизни. В обязательном порядке были представлены структуры политической власти (партийные и государственные органы); экономической власти (директорат, корпус руководителей колхозов и совхозов, главные специалисты); общественных организаций, инкорпорированных в политическую систему (профсоюзы, комсомол и др.); социальной сферы (здравоохранение, бытовое обслуживание, общественное питание, торговля); духовной сферы (руководство школ, вузов, средств массовой информации, домов культуры, театров и т.д.).
  
  
  
  Руководители властных структур территорий "представляли" номенклатуру "своего" района, города в номенклатуре обкома, крайкома КПСС
  
   В номенклатуре были в обязательном порядке представлены властные должности (партийные кадры - ответработники ГК, РК КПСС; секретари первичных парторганизаций; руководство райисполкомов, руководство райкомов ВЛКСМ, райкомов профсоюзов, директорат совхозов, председатели колхозов, руководство административных органов и некоторые другие). Это был тот набор позиций, который должен был быть под контролем в любом районе и при любых условиях.
  
  
  
  В то же время в номенклатуру не включались те должностные позиции и в тех случаях, когда контроль за деятельностью структур был более эффективным по другим каналам. Так было с представительством должностных позиций в сфере экономики - были представлены руководители лишь крупных и средних предприятий (если речь шла о большом промышленном центре), так было с представительством секретарей первичных комсомольских и профсоюзных организаций и т.д.
  
  Номенклатура никогда не охватывала всего слоя руководителей региона, поскольку не включала в себя значительную группу чиновников государственных и общественных организаций. номенклатура соединяла в себе черты элитарной и массовой организаций, стоя над обществом и растворяясь в нем.
  
  Номенклатура не является "зеркальным" отражением общества с социальной точки зрения, она скорее репрезентативна относительно структур общества и государства. номенклатура структурирует правящие силы общества по важнейшим "точкам кристаллизации", в которых выражаются потребности модернизации на нетоварной основе в условиях форсированного развития. В силу этих обстоятельств номенклатура должна была иметь "однозначный", безальтернативный характер.
  
  
  
  Трата сил общества на создание условий для публичного выбора руководителей из нескольких альтернативных кандидатур, сохранение неопределенности в выборе направлений деятельности для значимого числа лидеров различного уровня признавалась "излишеством", поскольку препятствовала концентрации ограниченных ресурсов общества "в нужное время и в нужном месте". номенклатура стала очень дорогим инструментом реализации амбициозных целей в условиях отсутствия дешевых средств и ресурсов.
  
  
  
  Она создавала основу для концентрации властного капитала в нужных точках, заменяя тем самым механизм рыночных отношений
  
  Номенклатура как средство-заместитель рынка, конечно, несовершенна, однако альтернатива ей в тех условиях была маловероятна. Данное положение нельзя понимать в том смысле, что в России в принципе не был возможным другой вариант развития (на основе товарно-денежных отношений). Но в условиях заданного в 1914-1921 гг. вектора исторического движения возможность данной альтернативы была слишком мала.
  
   В истории СССР видна закономерность: чем более ограничены товарно-денежные отношения в стране, тем большего размера достигала номенклатура; по мере развития товарно-денежных отношений (хотя бы в квази-форме административно-бюрократического рынка) потребность в номенклатуре начинает сокращаться.
  
   Политическая элита в советском обществе всегда стояла перед проблемой обеспечения управляемости номенклатуры, поскольку ее разнородный состав объективно способствовал разнонаправленности интересов. Необыкновенно сложной эта проблема была и в связи с опасностью поглощения партийного аппарата государственным, превращения партии в придаток государства, хозяйственников.
  
   Единство действий всего слоя номенклатуры можно было обеспечить несколькими способами. На первый взгляд, главные из них - это идейное единство действий по реализации общей политической линии и угроза репрессий. Но надеяться на их автоматизм и эффективность не приходилось. Причин было множество: частая смена политического курса, проведение массовых политических кампаний, изменяющаяся трактовка целесообразности в политической работе, неизбежные различия на индивидуальном уровне в понимании политического курса, личные и групповые, отраслевые и местные интересы - все это были факторы, существенно менявшие содержание и формы реализации директив Центра.
  
  
  
  Это была объективная, стихийная сила обстоятельств, требовавшая постоянного внесения организованного начала
  
   В рамках сложившейся политической системы управляемость могла достигаться меньшими усилиями с помощью использования многочисленных механизмов подчинения. Общей их основой было то, что они использовали принцип формирования номенклатуры "сверху". Задача политической элиты состояла не в том, чтобы, организуя политическую работу, привлекать на свою сторону большинство управленцев, а в том, чтобы из множества вариантов стратегий и кандидатур выбрать наиболее соответствующие определенному стандарту, делегируя "избранным" ряд полномочий. Однако для всех кадровых раскладов политическая элита четко сформулировала главный критерий, по которому производился отбор в состав руководителей: политическая преданность режиму.
  
  
  
  Требование политической лояльности к кадрам номенклатуры было не столько следствием условий деятельности элиты, сколько неизбежностью ориентации на конкретную модель развития, основные цели которого, источники накопления средств, способы мобилизации ресурсов, приоритеты и пропорции инвестиций были "зашифрованы" в идеологемах правящей партии, политических и экономических конструкциях общества. Верность "линии ЦК, партии" (фактически - готовность проводить тот курс, который был на данный момент актуальным, не взирая на все его возможные недочеты или непродуманность) и была критерием политической лояльности.
  
   При решении кадровых вопросов воля партийного комитета по форме могла быть выражена как утверждение, согласование кандидатур, прямое назначение, рекомендация на избрание или назначение и т.д. Но любая форма выражения мнения партийного комитета была фактическим окончанием обсуждения, если не возникало иного мнения у вышестоящей инстанции. Аналогичные процедуры существовали и на более низких уровнях власти. Необходимо отметить несколько важных моментов, характеризующих порядок номенклатурного утверждения. В своем "классическом" варианте он предполагал, что воля, мнение нижестоящего уровня власти, коллектива трудящихся, партийной организации имеют безусловно меньшее значение, чем мнение нескольких людей вышестоящего уровня власти, от позиции которых зависело согласие с решением "низов".
  
   Важно отметить специфику распределения ответственности за поведение и деятельность номенклатурных работников. Согласие на назначение (освобождение) номенклатурного работника давал вышестоящий партком, фактически сосредоточивая в своих руках исключительное право "вето" на любую неустраивающую его фигуру.
  
   Анализ управляемости номенклатурой невозможен без ответа на два принципиальных вопроса: каково соподчинение и вес номенклатур различного уровня в регионах? Каков механизм решения кадровых вопросов по кадрам основной и учетной номенклатуры? Несмотря на кажущуюся ясность, четкие ответы на них сформулировать пока весьма сложно. Можно лишь предложить объяснительные схемы, рисующих в большей или меньшей степени приближенную картину. Действительно, вес номенклатурных работников определялся не только тем, в номенклатуре какого партийного комитета он находился. На "административный вес" работника влияло множество других факторов, учесть которые весьма сложно. Это могли быть и роль региона, отрасли в жизни страны; специфика номенклатуры продукции, выпускаемой на предприятии, которым руководил номенклатурный работник; личные связи "в верхах" и т.д. В номенклатуре можно, по всей видимости, выделить огромное количество весовых позиций, определяемых объемом властных ресурсов в распоряжении конкретного работника.
  
   Это были фигуры из разных пространственных измерений номенклатуры, чья деятельность пересекалась лишь в нескольких узловых точках - на поверхности политического ритуала, в сфере обеспечения "плана" или социального контроля за работающим населением. Вне этих точек номенклатура была относительно самостоятельна.
  
  
  
  Аналогичная ситуация, только еще более четко выраженная, возникала во взаимоотношениях политической элиты с руководителями "силовых структур"
  
   Все эти номенклатурные позиции образовывали в составе региональной номенклатуры целые массивы руководителей разного ранга и сфер деятельности, которые обладали номенклатурным "иммунитетом". Его суть - в особом статусе работника, чья деятельность после прохождения процедуры утверждения в ЦК КПСС выходила (полностью или частично) из-под контроля местных номенклатур. Чем ниже был уровень регионального парткома, в чью номенклатуру по должности входил работник номенклатуры ЦК, тем выше становился вес работника внутри соответствующей номенклатуры. Чем больше было таких работников в номенклатуре соответствующего партийного комитета, тем выше был его вес относительно других парткомов и тем больше были ограничены в своих кадровых возможностях региональные комитеты.
  
   Основная проблема в управлении номенклатурой состояла, по всей видимости, в необходимости преодолевать противоречие между региональным характером номенклатуры и отраслевым принципом ее построения. Выходом из противоречия была политика согласований как кадровых назначений, так и организации деятельности номенклатуры.
  
   Сокращение основной номенклатуры ЦК, передача все большего числа утверждений на рассмотрение в отделы ЦК, а также в регионы свидетельствовало о том, что в стране произошло три существенных сдвига в структуре власти.
  
   Первый означал ослабление роли политического руководства в пользу политической бюрократии. Второй выразился в ослаблении вертикальных связей между Центром и регионами, а также непосредственных организационных процедур, создававших четкие институциональные механизмы трансляции и трансформации политической воли Центра в конкретные формы и виды политической деятельности в регионах. Третий сдвиг во властных отношениях означал усиление роли руководителей исполнительных структур, для которых получение поддержки в отношении необходимых кандидатур в отделах ЦК КПСС было делом более легким, основанным зачастую на личных связях или на упрощенных процедурах согласования. Одновременно это означало, что в отношениях с регионами все большую роль начинают играть итеративные процедуры, которые дополняют и подкрепляют механизмы директивного управления.
  
   В 1960 - 1980 гг. в стране возникла новая политическая ситуация, специфику которой составляла особая форма внутриэлитного "общественного договора", устанавливавшего ориентиры деятельности для всех ее групп и отрядов. М.Горбачев, давая характеристику этому негласному "общественному договору", назвал главную его составляющую: "первым секретарям в их регионах давалась почти неограниченная власть, а они, со своей стороны, должны были поддерживать Генерального..."[21]. Однако, была и другая составляющая договора: неявная форма политического контракта между хозяйственниками и партийными кадрами, в рамках которого хозяйственники, оставляя за партией право "вето" по кадровым вопросам (в крайних случаях), получили доступ к реальным рычагам власти для решения вопросов о кадровых назначениях. Соблюдение бюрократических процедур было знаком соблюдения контракта: "верхи" (ЦК) не возражают, если "низы" (регионы, министерства, ведомства) предлагают и при этом не противоречат "верхам".
  
   Управление номенклатурой должно было гарантировать однозначную реакцию номенклатуры на цели, действия, направления работы, определяемые политическими и идеологическими приоритетами элиты. Поскольку они нередко расходились со здравым хозяйственным смыслом (ограничение на ведение личного подсобного хозяйства для сельских жителей в начале 1960-х гг., разделение партийных, государственных, общественных организаций по производственному принципу в 1962 г., свертывание хозяйственной самостоятельности производственных предприятий с конца 1960-х гг. и т.д.), требовалось достичь такой управляемости, чтобы номенклатура не высказывала, не проявляла не только оппозиционности, но даже намека на иную точку зрения. Управление политической элиты номенклатурой было достаточно сложным. Его содержание заключалось в том, что деятельность одного и того же представителя номенклатуры управлялась и контролировалась по многим "вертикалям" управления, причем их нити сходились, в конечном счете, в руках политической элиты.
  
   Существование системы контроля за номенклатурой не означало, что каждый ее представитель действовал "строго по команде". У номенклатуры оставалась весьма высокая степень самостоятельности, которая была основана на том, что политическая элита не могла и не должна была осуществлять оперативное управление деятельностью всей номенклатуры.
  
  
  
  Это было технически и технологически невозможно
  
   Но был и другой фактор: взаимоконтроль различных институтов общества, поддерживаемый Центром. В рамках политического разделения труда целый ряд структур имел право независимого от местных властей выхода на центральные органы по принципиальным вопросам ситуации в регионе: КГБ, МВД, крупные предприятия ВПК и др. В силу данных обстоятельств политическая элита региона выступала скорее не как "хозяин" номенклатуры, от воли и расположения которого зависела ее судьба, а как главный диспетчер, регулирующий взаимоотношения внутри номенклатуры, номенклатуры и населения во имя сохранения существования самой номенклатуры.
  
   Но именно в 1960-1980-е гг. сложилось новое качество внутриноменклатурных связей: появилась внутренняя сплоченность, не позволявшая представителям номенклатуры "добивать своих" в случае провалов в работе. Если раньше, в 1940-е гг., лояльное отношение к работникам, не справившимися с установками Центра, грозило репрессиями, в лучшем случае - обвинениями в либеральном отношении и попустительству, в утрате партийной принципиальности, то теперь такой угрозы не существовало.
  
   Появилась вполне легальная, с точки зрения политической ситуации в стране, возможность либо оставлять работников на прежних местах, либо перемещать их по горизонтали управленческой пирамиды, либо - в качестве самого тяжелого наказания - перемещать на нижний уровень номенклатуры. Стабильность номенклатурного статуса (или "околономенклатурных" позиций) привела к новой ситуации - номенклатура стала осознавать себя слоем со своими частными интересами, отличающимися, и порой существенно, от целей политической элиты.
  
  Причина расхождения интересов вполне объяснима
  
  
  
  Идеологические догмы о социальном равенстве и справедливости пришли в противоречие с реальным положением номенклатуры как работников не только распоряжавшихся от имени государства ресурсами, но и одной из наиболее образованных и квалифицированных частей общества. Стремление привести свой образовательный, квалификационный, должностной статусы в соответствие с объемом собственности, которым они рассчитывали распоряжаться, стало базой назревающего конфликта с политической элитой.
  
   Далеко не случайно, что события конца 1980-х гг. привели КПСС к краху не только потому, что по-революционному стали вести себя массы. Пожалуй, главное заключалось в том, что номенклатура вышла из-под контроля политической элиты. Это был действительно бунт номенклатуры, которая приобрела при советском режиме все, кроме собственности и политической власти. С конца 1980-х гг. номенклатура, в первую очередь, на нижних этажах управления начинает вести себя все более независимо. номенклатура теряет управляемость. Теряет смысл контроль за социальным составом номенклатуры, партия отходит от влияния на государственные и хозяйственные дела.
  
  Номенклатура, предоставленная сама себе, начинает метаться между стремлением к твердому порядку и стремлением к переделу собственности. Побеждает последнее. В 1990-1991 гг. начинается массовый выход представителей номенклатуры из партии или фактическое прекращение членства в КПСС. Связи, действовавшие между партией и номенклатурой, стали рваться. номенклатура превратилась в самодостаточный слой, который стал бороться за выживание так, как считал нужным. Партия оказалась самым ненужным элементом в системе номенклатурных связей. Из организатора номенклатуры она превратилась в ее лишний элемент, в отработанную конструкцию.
  
  
   -------------
   [1] Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. М., 1997. С. 12.
   [2] Чешков М.А. "Вечно живая" номенклатура? // Международная экономика и международные отношения. 1995. N 6. С. 32.
   [3] Коржихина Т.П., Фигатнер Ю.Ю. Советская номенклатура: становление, механизмы действия. // Вопросы истории. 1993. Љ 7. С. 25.
   [4] Левин М. номенклатура - Агсаnum Imperii: (Технология управления против социологии управленцев) // Куда идет Россия? Общее и особенное в современной России. М., 1997. С. 70.
   [5] Более подробно об этих подходах см.: Мохов В.П. Элитизм и история: Проблемы изучения советских региональных элит. Пермь, 2000. С. 60-64; Мохов В.П. Советская номенклатура как объект научного анализа // Ученые записки гуманитарного факультета ПГТУ. Вып.1. Пермь, 2000. С. 62-71.
   [6] Вопросы работы КПСС с кадрами на современном этапе. М., 1976. С. 173.
   [7] Яцков В. А. Организация работы с номенклатурой партийных комитетов // Проблемы партийного и государственного строительства. Вып. 2. М., 1982. С. 133.
   [8] Словарь по партийному строительству. М., 1987. С. 157.
   [9] Гаман-Голутвина О.В. Политические элиты России: Вехи исторической эволюции. М., 1998.
   [10] Для союзных республик, имевших областное деление (кроме РСФСР), добавлялся еще один уровень - уровень ЦК компартии союзной республики.
   [11] номенклатура парткомов первичных партийных организаций учреждалась, как правило, в парткомах крупных производственных объединений, наделенных правом контроля деятельности администрации (См.: Яцков В.А. Организация работы с номенклатурой... С. 134); по мнению составителей "Словаря по партийному строительству", в первичных парторганизациях необходимости в номенклатуре обычно не возникало. См.: номенклатура кадров // Словарь по партийному строительству. М., 1987. С. 156-157.
   [12] Хлевнюк О.В. Политбюро. Механизмы политической власти в 30-е годы. М., 1996. С. 266.
   [13] См.: История КПСС. В шести томах. Т.5.Кн.2. С.225; Н.С.Хрущев (1894-1971): Материалы научной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения Н.С.Хрущева. М., 1994. С. 142.
   [14] Данный вид номенклатуры имел различные названия: учетно-резервная номенклатура, учетно-контрольная номенклатура.
   [15] См.: Мохов В.П. Региональная политическая элита России (1945 - 1991 годы). Пермь, 2003. С. 110.
   [16] РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 117. Д. 644. Л. 152.
   [17] Подсчитано по: Там же. Л. 154.
   [18] Ссылка на данное постановление см.: ГОПАПО. Ф. 105. Оп. 20. Д. 62. Л.
   131. [19] Всей номенклатуры - утверждаемой Политбюро ЦК КПСС и учетно-контрольной.
   [20] Материалы дела о проверке конституционности...Т. 1.С. 148.
   [21] Горбачев М.С. Жизнь и реформы. Т. 1. С. 180.
  
  
  
  
  
  Восленский, Михаил Сергеевич
  
  Тайные связи США и Германии.
  
  Блок империалистов против Октября (1917-1919)
  
  
  
  Сайт "Военная литература": militera.lib.ru
  
  Издание: Восленский М. С. Тайные связи США и Германии. Блок империалистов против Октября (1917-1919). - М.: "Наука", 1968
  
  Книга на сайте: http://militera.lib.ru/research/voslensky/index.html
  
  OCR: Андриянов П.М. (assaur@mail.ru)
  
  Правка: sdh (glh2003@rambler.ru)
  
  Дополнительная обработка: Hoaxer (hoaxer@mail.ru)
  
  [1] Так помечены страницы, номер предшествует.
  
  {1} Так помечены ссылки на примечания.
  
  Восленский М. С. Тайные связи США и Германии. Блок империалистов против Октября (1917-1919). - М.: "Наука", 1968 - Тираж 17000 экз.
  
  Из введения: Политика сколачивания агрессивного блока американских и германских милитаристов родилась не во времена Мюнхена и даже не в годы планов Дауэса и Юнга. Приведшая человечество ко второй мировой войне и грозящая ему новой военной катастрофой, эта зловещая политика родилась как реакция империализма на Октябрьскую революцию. Первое свое воплощение она нашла в тайных связях и сговоре империалистов США и Германии с целью задушить молодое Советское государство полвека назад - в 1917-1919 гг.
  
  Содержание
  
  
  Введение [5]
  
   Глава I. Из истории связей империалистов Германии и США до Октябрьской революции [16]
  
   Империалистические противоречия между Германией и США 16
  
  Связи монополий Германии и США [21]
  
  Тенденция к политическому союзу [31]
  
  Немецкая пропаганда в США - попытка подготовить почву для союза. Негласная поддержка из Вашингтона [37]
  
  Отдел III-6 германского генштаба и США [47]
  
  Кем была дочь Генри Уайта [60]
  
  Подводная война и американо-германский "модус вивенди" [70]
  
  Поворот к империалистическому миру. Переговоры Бернсторфа - Хауза [74]
  
  Когда началась война между США и Германией? [91]
  
  Еще одна "странная война" [95]
  
   Глава II. Тайные переговоры Германии и США в 1917-1918 гг. [103]
  
  Накануне тайных переговоров [104]
  
  Начало тайных переговоров между Германией и США. "Профессор" Херрон [110]
  
  Перед новым туром тайных переговоров [123]
  
   Переговоры Херрона - де Фиори [128]
  
   "Английский вариант" сговора Германии с Западом и его неудача [134]
  
  Третий тур переговоров Германии и США [144]
  
  "Дранг нах Остен" - основа тайных переговоров Германии с Западом [153]
  
  Пусть говорят документы [160]
  
  Секретные контакты Германии с США и Ноябрьская революция [164]
  
   Глава III. Секретные миссии США в Германии в 1919 г. [174]
  
  Миссия Дризела [176]
  
  Миссия Герарди [181]
  
   Переговоры Конджера - Эльтца [185]
  
   Неизвестный документ о переговорах Конджера с немецкими монополистами [190]
  
  Что говорил Берлин Вашингтону весной 1919 г. [196]
  
  Снова "английский вариант"? [199]
  
  Первая миссия Конджера и Хенротина [202]
  
  Другие контакты Германии и США весной 1919 г. [204]
  
  США информируют Берлин о ходе конференции [209]
  
  Вторая миссия Дризела [213]
  
  Снова Конджер [220]
  
  Вторая миссия Конджера и Хенротина [223]
  
  Миссия Дайара [228]
  
  Главное в переговорах: агрессия против Советской России [230]
  
   Глава IV. Проявления германо-американского альянса: курс США на Парижской конференции [233]
  
  Репарации и германский военный потенциал [234]
  
  США за развертывание немецкого военного производства [241]
  
  США и рейхсвер [245]
  
  США выгораживают немецких военных преступников [253]
  
  Границы для "дранг нах Остен" [255]
  
  США и Версальский договор [262]
  
   Американский капитал устремляется в Германию [266]
  
   Заключение [275]
  
   Приложение [299]
  
   Библиография [314]
  
   Примечания
  
  
  
  
  Введение
  
  
  50 лет назад над миром, погруженным в кровавую путину империалистической войны, прогремела очистительная гроза Великой Октябрьской социалистической революции.
  
  "Первая мировая война и Октябрьская революция положили начало общему кризису капитализма"{1}. Пролетарская революция, победившая в России, открыла новую эру в истории человечества - эру "краха капитализма во всем его масштабе и рождения социалистического общества"{2}.
  
  Великая Октябрьская социалистическая революция вызвала злобную реакцию со стороны мирового империализма. Несмотря на продолжавшуюся империалистическую войну, сразу же после победы Октября, с осени 1917 г., вся политика империалистических держав стала все явственнее приобретать антисоветскую, антикоммунистическую направленность. "Борьба между социализмом и империализмом стала стержнем всей мировой политики"{3}.
  
  Политика антикоммунизма нашла свое выражение не только в активной поддержке империалистами контрреволюционных сил и в иностранной интервенции против Советской России. Именно реакция империализма на Октябрьскую революцию уже тогда начала создавать ту расстановку агрессивных сил на мировой арене, которая [7] столь отчетливо видна в наши дни: американский империализм как союзник и покровитель германского милитаризма - основной ударной силы против социализма в Европе.
  
  В отчетном докладе ЦК КПСС XXIII съезду партии было отмечено, что сейчас главным союзником США в Европе в деле обострения международной напряженности выступает западногерманский империализм. "Одним из самых опасных для дела мира факторов в наши дни является своего рода двусторонний военный союз, складывающийся между правящими кругами США и ФРГ"{4}.
  
  Цель настоящей книги - показать, как далеко в прошлое, на целое пятидесятилетие, тянутся исторические корни этого союза.
  
  Политика сколачивания агрессивного блока американских и германских милитаристов родилась не во времена Мюнхена и даже не в годы планов Дауэса и Юнга. Приведшая человечество ко второй мировой войне и грозящая ему новой военной катастрофой, эта зловещая политика родилась как реакция империализма на Октябрьскую революцию. Первое свое воплощение она нашла в тайных связях и сговоре империалистов США и Германии с целью задушить молодое Советское государство полвека назад - в 1917-1919 гг.
  
  Руководители Запада до сих пор старательно скрывают от мировой общественности факты, относящиеся к этой истории. Они ревниво оберегают от постороннего глаза архивные документы, выскабливают из своих официальных публикаций все нежелательные упоминания. То, что оглашено официальными кругами Запада, призвано не осветить, а затушевать существо дела.
  
  В исторической литературе проанализированы захватнические планы германской правящей верхушки в период первой мировой войны, в том числе планы экспансии в Восточной Европе. Подробно изучены политические акции германского империализма в отношении Советской России в первые годы Советской власти. Но история возникновения в те годы антисоветского альянса Германии с Западом, прежде всего с империалистами США - этого прообраза НАТО - до сих пор остается неисследованной. [8]
  
  Однако никакие ухищрения буржуазных фальсификаторов истории не в силах скрыть правды. Архивные материалы, а также те разрозненные сведения, которые содержатся в буржуазных документальных публикациях, мемуарах и прессе, дают возможность реконструировать подлинные факты германо-американского империалистического сговора.
  
  Эти материалы позволяют приподнять завесу секретности над той дьявольской кухней, где готовилась внешняя политика германского империализма на протяжении последнего пятидесятилетия, и увидеть частичку столь тщательно скрываемой империалистами тайны, "в которой война рождается"{5}
  
  Для того, чтобы правильно оценить политический смысл контактов между империалистами Германии и США во время и по окончании первой мировой войны, надо учитывать весьма важный фактор международной обстановки того периода: стремление американского империализма установить свое господство в послевоенном мире.
  
  Как отмечал III конгресс Коминтерна, мировая война 1914-1918 гг. поставила американский капитал перед "исключительным сочетанием мировых обстоятельств: устранением европейской конкуренции и, главное, спросом военного рынка Европы"{6}.
  
  Соединенные Штаты постарались полностью использовать эти обстоятельства. Они вовсю развернули свое промышленное производство и экспорт. За четыре года войны производство чугуна и стали в США выросло в 1,5 раза, валовая продукция химической промышленности - в 2,5 раза. В 1919 г. экспорт США вырос почти в четыре раза по сравнению с довоенным 1913 г.
  
  Поток американских товаров хлынул и на рынки зависимых стран, где до того хозяйничал европейский капитал, и в сами воевавшие страны Европы. США бойко торговали с обеими сражавшимися коалициями, хотя вследствие английской морской блокады Германии основная [9] масса американских товаров шла государствам Антанты. Закупки держав Антанты в США составили во время войны около 12 млрд. долл., из них на 9,5 млрд. было отпущено в кредит{7}. В результате США, которые до войны являлись страной-должником, превратились в крупнейшего международного кредитора, поставив в экономическую зависимость своих европейских конкурентов.
  
  А вот американский экспорт капитала (в млн. долл., без конверсионных займов) после начала войны (до вступления в нее США): <
  
   1914 г. 1915 г. 1916 г.
  Всего 44,0 803,8 1115,9
  В том числе в Европу 11,0 600,0 836,9
  
  
  В. И. Ленин отмечал гигантское обогащение за счет Европы финансового капитала Соединенных Штатов Америки{8}.
  
  Нажившиеся на войне монополии США разрабатывали обширные экспансионистские планы. Они исходили из расчета, что мировая война должна привести к расширению позиций американского капитала во всем мире и откроет путь к мировой гегемонии США.
  
  Важным шагом на этом пути, по мнению правящих кругов США, было вступление в войну на стороне Антанты.
  
  Разумеется, первостепенную роль в таком решении сыграли империалистические противоречия между США и Германией. После того как вспыхнула первая мировая война, Уолл-стрит постарался не упустить благоприятной возможности нанести удар по своим германским империалистическим соперникам, используя для этого в первую очередь своих соперников из лагеря Антанты. Однако выступление США на стороне Антанты определялось и другим обстоятельством. Американские правящие круги считали необходимым оказаться к концу войны в стане победителей и получить таким образом возможность диктовать свою волю средствами не только экономического, [10] но я прямого политического давления. А больше шансов на победу, как уже стало ясно к тому времени, имела не Германия, а Антанта.
  
  "Вмешательство Соединенных Штатов в войну вылилось в прибыльную финансовую операцию, принесшую капиталистам громадные барыши вместе с приобретением мирового могущества"{9}, - отмечал Исполком Коминтерна. II конгресс Коминтерна подчеркивал, что в результате первой мировой войны империалисты США провозгласили программу: "Весь мир для американцев"{10}.
  
  Экспансионистские замыслы американских империалистов в мировой войне были отражены - разумеется, в благообразной форме - в "14 (пунктах" президента Вильсона, содержавшихся в его послании конгрессу от 8 января 1918 г.
  
  Задача этого послания была в первую очередь пропагандистской: попытаться нейтрализовать огромное впечатление, произведенное на народы советским лозунгом мира без аннексий и контрибуций, а также опубликованием Советским правительством тайных договоров, показавших подлинные цели Антанты в войне. Однако поскольку поражение Германии приближалось, а "14 пунктов" должны были, по мысли руководителей США, лечь в основу мирного договора, в вильсоновском послании была в завуалированном виде изложена действительная экспансионистская программа американских монополий.
  
  Основная идея "14 пунктов" заключалась в том, чтобы закрепить мирными договорами создавшееся к концу войны положение, при котором США как мощная в экономическом и военном отношениях держава противостояли разоренной войной Европе и имели возможность подчинить своему влиянию европейские страны.
  
  Следует отметить, что 6-й пункт, в котором говорилось о России, являлся программой борьбы против нашей страны и расчленения ее территории. Это явствует из комментария к "14 пунктам", составленного в октябре 1918 г. и утвержденного Вильсоном. В комментарии указывалось, что, с точки зрения США, "сущность русской проблемы" состояла в тот момент в оказании поддержки [11] марионеточным белогвардейским "правительствам" в Прибалтике, на Украине, в Великороссии и Сибири. "Кавказ придется, вероятно, рассматривать как часть проблемы Турецкой империи", - говорилось в этом документе, а на Среднюю Азию "придется предоставить какой-нибудь державе ограниченный мандат для управления на основе протектората"{11}.
  
  14-й пункт предусматривал создание "Лиги наций", которую Вильсон мыслил как постоянный политический аппарат для осуществления мирового господства США. "Принципы и деятельность Лиги направлены в действительности на создание доктрины Монро в мировом масштабе"{12}, - признавал бывший президент США Тафт. Особенно (четко сформулировал цель 14-го пункта сам Вильсон в своей речи в Индианополисе 4 сентября 1919 г. "Сейчас мы должны заниматься своими делами, - сказал президент, - а по уставу Лиги наций мы сможем заниматься делами других народов"{13}. Таков был немудреный смысл заключительного пункта внльсоновской программы империалистической экспансии США.
  
  Для осуществления своих экспансионистских планов, в первую очередь для борьбы против Советской России, руководителям США нужна была реальная военная сила.
  
  В течение некоторого времени такую роль могла играть американская экспедиционная армия. Несомненно, именно подобными расчетами объяснялось то, что американские войска привозились в Европу вплоть до самых последних дней войны. В итоге американская армия в Европе, не принимавшая, как известно, особенно активного участия в военных действиях, насчитывала к концу 1918 г. около 2 млн. человек{14}. Правящие круги США хотели подольше затянуть американскую оккупацию европейских стран. Чаще всего использовался аргумент о необходимости "защищать" вновь созданные малые государства [12] Европы. "Образовав эти государства и установив их границы, должны ли мы... вернуть наших солдат домой и предоставить слабые, только что созданные нации их собственной судьбе...?"{15} - демагогически вопрошал в конгрессе сенатор Маккамбер.
  
  Однако народы европейских стран решительно выступили против чужеземной оккупации. В. И. Ленин еще в конце 1918 г. указывал, что американская политика оккупации Европы обречена на провал. "...Английские и американские империалисты, - отмечал Ленин, - потеряли голову и сейчас в силу объективных условий вынуждены взяться за такую задачу, которая им не под силу, вынуждены держать войска для успокоения и усмирения"{16}.
  
  С каждым днем нарастало возмущение народов Европы заокеанскими пришельцами. Газета "Правда" в декабре 1918 г. писала: "Главное же, что вызывает ненависть французов к американцам, - это то, что они видят, что американцы пришли сюда вовсе не на время..., но, наоборот, собираются еще весьма долго оставаться во Франции. Об этом свидетельствует основательность, с какой они устраиваются во Франции, закупки домов, огромных участков земли, фабрик и заводов, постройки новых и т. д. ...На американцев во Франции смотрят как на будущих европейских жандармов"{17}.
  
  Ненависть трудящихся Европы к новоявленным жандармам все чаще прорывалась в форме столкновений между американской военщиной и местным населением. Вот характерный пример такого столкновения, относящийся к июню 1919 г. В Бресте американский офицер демонстративно сорвал французский флаг. В ответ на эту наглую выходку француз в штатском платье сорвал американский флаг и стал топтать его ногами. Началась драка. Толпа набросилась на американских военных. 12 американцев и 10 французов в тяжелом состоянии были отвезены в больницу. Сообщавшее об этом факте американское радио из Лиона вынуждено было признать: "Ожидают, что каждую минуту могут вспыхнуть новые беспорядки и бунты"{18}. [13]
  
  Почва Европы раскалялась под йогами американских оккупантов. "Европа, медленно поднимаясь на ноги, сознательно я бессознательно пытается освободиться от американского политического контроля"{19}, - нехотя признавал американский журналист Симонс.
  
  Затруднения империалистов США усугублялись тем, что американский народ и сами американские солдаты требовали возвращения экспедиционных сил США на родину. Американская делегация на Парижской конференции специально обсуждала вопрос о настроениях войск США в Европе, причем говорилось, что "следует предпринять нечто весьма радикальное", чтобы убедить их в "необходимости" оставаться за океаном{20}. Требования отозвать американские войска были столь настойчивыми, что даже в конгрессе США начали раздаваться призывы о демобилизации экспедиционных сил{21}.
  
  14 января 1919 г. сенатор Франс внес проект резолюции, в котором говорилось: "Ввиду серьезных беспорядков среди народов многих наций и насильственных революции в нескольких странах, каковой дух беспорядка и революции усиливается трудностями, вызванными пребыванием оккупационных армий...
  
  Решено... что сенат настоящим соглашается и настоятельно рекомендует, чтобы в возможно более короткий срок, соответствующий безопасности американской нации, американские войска были возвращены из Европы..."{22}
  
  Видимо, и прежде руководители США не питали иллюзий и возможности бесконечно долго держать свои войска в Европе. Американские монополии стали искать себе надежного вассала на европейском континенте.
  
  Ни одна из стран-победительниц не могла быть использована для этой роли. Единственная сильная континентальная держава из лагеря Антанты - Франция - сама претендовала на гегемонию в Европе и выступала как соперница американского империализма. Поэтому взоры американских монополий обращались к лагерю побежденных держав - иными словами, к империалистической Германии, поскольку Австро-Венгрия перестала существовать. [14]
  
  План превращения Германии в орудие агрессивной политики Уолл-стрита определял всю позицию США в германском вопросе после первой мировой войны.
  
  Особенно стремились империалисты США использовать милитаристскую Германию в борьбе против Советской России.
  
  Вознамерившиеся управлять миром заокеанские монополисты сознавали, что основным препятствием на их пути является Советская Россия - могучий оплот свободы, демократии и национальной независимости народов. Американские монополии поставили перед собой цель - уничтожить Советскую республику и задушить революционное движение во всем мире. Как отмечал Ленин в 1918 г., англо-американский империализм "...почувствовал, что большевизм стал мировой силой, и именно потому старается удушить нас с максимальной быстротой, желая сначала расправиться с русскими большевиками, а потом со своими собственными"{23}.
  
  Лютую ненависть вызывала у господствующего класса США пролетарская революция в нашей стране. Как видно из архивных материалов германского МИД, осенью 1918 г. даже английские буржуазные журналисты приходили к выводу, что в американских кругах в Европе "отношение к большевикам еще более враждебное, чем отношение в Англии к Германии"{24}.
  
  В советской исторической литературе подробно освещена роль американских империалистов как организаторов и активных участников антисоветской интервенции 1918-1920 гг.{25} Нет надобности излагать здесь ставшие ныне общеизвестными факты агрессии США и их союзников против Советского государства.
  
  Но планы США в отношении Германии отнюдь не ограничивались использованием остатков кайзеровских войск [15] на фронтах антисоветской интервенции. Монополии США готовились всерьез взяться за возрождение военной мощи германского империализма, с тем чтобы превратить его в главную ударную силу для войны против Советской России в случае провала интервенции Антанты.
  
  А этот провал становился все более очевидным. Советский народ и его доблестная Красная Армия давали героический отпор интервентам и белогвардейцам. Биты были и американские войска, пытавшиеся поработить нашу Родину.
  
  Империалисты США поняли, что им не справиться с Советской Россией и лучше убираться восвояси. "Я считаю, что нельзя сделать более опасной глупости, нежели попытка установить жандармский контроль над страной, простирающейся на 7 тыс. миль от Петрограда до Владивостока и на 2 тыс. миль с севера на юг"{26}, - говорил член палаты представителей Грин. "Что касается военной интервенции, - заявлял в конгрессе сенатор Бора, - то я хочу, чтобы мы как можно скорее ушли из России. Если мы когда-либо вторгнемся в Россию с тем, чтобы силой установить там правительство, то мы оставим миллионы наших парней в братских могилах, приведем к банкротству наше казначейство и в конце концов уберемся оттуда, как это пришлось сделать Наполеону"{27}.
  
  Но подобные высказывания отнюдь не означали, что американский империализм отказался от планов борьбы с Советской страной. Они означали лишь то, что руководители США намерены были осуществлять эти планы руками своих вассалов - германских милитаристов.
  
  Конечно, между империалистами США и Германии существовали серьезные противоречия. Однако в обстановке, создавшейся после поражения Германии и ноябрьской революции 1918 г., германский империализм временно перестал быть опасным соперником для США. Зато он мог быть использован в качестве орудия США на европейском континенте. Именно эти соображения, а отнюдь не какое-то особое "дружелюбие" к немецким капиталистам лежали в основе американской политики в германском вопросе. Линия США по отношению к империалистической Германии была четко определена сенатором Шерманом, заявившим [16] в конгрессе 14 февраля 1919 г., что Германию следует вытеснить из всех частей мира, за исключением тех, где она служит американским интересам"{28}.
  
  В свою очередь и немецкие монополисты вовсе не питали нежных чувств к американским монополиям, которые помогли державам Антанты разделаться с кайзеровской Германией. Но в создавшейся неблагоприятной для них обстановке монополисты Германии были готовы - разумеется, лишь на время - отступить перед своими более удачливыми заокеанскими коллегами. Германские империалисты рассчитывали при помощи США сохранить свое господство в стране, восстановить - и, более того, превзойти - военный потенциал вильгельмовокой империи и, освободившись затем от американской опеки, использовать его для осуществления собственных целей.
  
  Империалисты США и Германии на какой-то период оказались попутчиками. Это обстоятельство делало возможным осуществление политики сговора американского империализма с немецким, несмотря на разделявшие США и Германию противоречия.
  
  Такова была та историческая обстановка, в которой установились тайные контакты между правящими кругами Германии и США.
  
  Эти контакты имели свою предысторию - экономическую и политическую.
  
  
  Содержание
  
  "Военная Литература"
  
  Исследования
  
  
  Глава I.
  
  Из истории связей империалистов Германии и США до Октябрьской революции
  
  
  В 1917 г. Германия и США находились во враждующих лагерях и противостояли друг другу на фронтах мировой войны. Империалистические противоречия явились в предшествовавшие годы решающей силой в отношениях между правящими кругами Германии и США, приведя их к военному столкновению. Но даже в тот период неверно было бы принимать за чистую монету крикливую пропаганду обеих сторон и не видеть того, что противоречиями не исчерпывались взаимоотношения империалистов обеих стран.
  
  
  Империалистические противоречия между Германией и США
  
  
  Уже в конце 90-х годов прошлого столетия в капиталистических кругах Германии стал обсуждаться вопрос об "американской опасности", как именовали эти круги усиливавшуюся конкуренцию со стороны США. Опасность для своих позиций на мировом рынке немецкие дельцы усматривали в возраставшем преобладании экспорта США над импортом, в укреплении финансовой мощи американских капиталистов и в развертывании американского промышленного производства. Все это предвещало дальнейшее усиление американо-германского торгового соперничества.
  
  С тревогой отмечая "вытеснение германского экспорта американским"{29}, влиятельные группировки немецких капиталистов [17] призывали отказаться от принципа наибольшего благоприятствования в торговле с США, проводить в отношении США дискриминационную торговую политику и даже начать против Соединенных Штатов таможенную войну{30}.
  
  В свою очередь перед американскими капиталистами также стояла проблема германского соперничества. Уже в 80-90-х годах XIX в. стали заметно возрастать германские инвестиции в США{31}. Кроме того, неуклонно рос товарооборот между Германией и странами Латинской Америки, на которые уже в то время зарились монополии США. Так, германский ввоз в Чили составлял в 1900 г. 39,9 млн. марок, в 1906 г. - 72,4 млн., в 1913 г. - 97,9 млн. (марок; германский вывоз из Чили в те же годы соответственно - 89,3 млн. марок, 145 млн. и 199,9 млн. марок{32}. В Латинской Америке орудовали немецкие банки: "Дойч-Юберзейше банк", "Бразилианише банк фюр Дойчланд", "Централь-америка банк", "Банк фюр Хиле унд Дойчланд", "Дойче Антиокиа банк А. Г.", "Дойч-Зюдамериканише банк". Накануне войны, в 1913 г., эти банки имели 53 отделения в различных странах Латинской Америки{33}. К началу 900-х годов германские капиталовложения в Южной Америке оценивались более чем в 1 млрд. марок{34}.
  
  Ожесточенная американо-германская конкуренция происходила также на других рынках, где сталкивались пути экспансии американского и немецкого монополистического капитала: в Африке, Китае, на Ближнем и Среднем Востоке.
  
  Американо-германская конкуренция развертывалась в различных отраслях производства и торговли. В. И. Ленин подчеркивал ожесточенное соперничество между капиталистами США и Германии в нефтяной промышленности{35}. Проявлением борьбы между американскими и германскими монополиями был демпинг немецких химикатов на американском рынке, осуществлявшийся германскими капиталистами [18] с целью нанести удар по химической промышленности США. Немецкие экспортеры продавали в США салициловую кислоту на 25% ниже ее цены на германском рынке; в результате закрылась значительная часть американских предприятий по производству салициловой кислоты. По демпинговым ценам сбывались в США и немецкие красители, что сильно тормозило развитие американской лакокрасочной промышленности{36}. В свою очередь ввоз из США машин и станков на немецкий рынок наносил серьезный ущерб германским машиностроительным компаниям{37}. В конкурентной борьбе между капиталистами США и Германии широко использовалась скупка патентов одной из сторон и отказ выдать лицензию на их использование другой стороне.
  
  Однако важнейшее противоречие между империалистами США и Германии не было связано с каким-либо определенным пунктом земного шара или с какой-либо отраслью производства. Это противоречие состояло в том, что германские империалисты, так же как и американские, стремились к мировому господству.
  
  Выразителем стремления германского империализма к мировому владычеству был так называемый "пангерманский союз", который накануне первой мировой войны вел шумную пропаганду безграничной немецкой экспансии. "Мировое господство Германии - вот единственная цель, которую мы видим перед собой. Все остальное нам безразлично"{38}, - так формулировали свою программу пангерманцы.
  
  Пангерманцы не скрывали того, что для осуществления этой программы Германия должна будет вести войну против других стран. "Мы требуем проведения активной внешней политики или, скажем прямо, - агрессивной"{39}, - писал в 1912 г. один из видных пангермавцев. "Германская политика... не должна отступать перед применением силы против других цивилизованных народов", - провозглашал теоретик пангерманцев профессор Эрнст Хассе. "Путь к могуществу не вымощен чернильницами, [19] типографской краской и парламентскими резолюциями, а отмечен кровью, ранами и боевыми подвигами"{40}, - разглагольствовал на пангерманском съезде 1912 г. в Эрфурте генерал Кайм. "Германия должна быть вооружена для нападения, так же как в 1870 г."{41}, - писал тот же Кайм в газете "Дер таг" в октябре 1912 г.
  
  Эти намерения германских империалистов шли явно вразрез с экспансионистскими планами США. "Нельзя допустить, чтобы Германия установила над всем миром свое военное господство"{42}, - заявлял в 1915 г. полковник Хауз - ближайший советник президента Вильсона.
  
  К числу уже приводившихся в исторической литературе высказываний подобного рода можно добавить следующий любопытный разговор между послом США в Берлине Джерардом и представителем германского генштаба Гервартом, состоявшийся 27 января 1915 г., запись которого находится в архиве Герварта. "Вы - могущественный народ, - заявил Джерард. - Не сомневаюсь, что вы победите англичан... Я начинаю бояться вас", - и пояснил: "Победившая Германия стала бы господствовать над миром". Герварт постарался убедить американца, что угрозой для США является Англия. "Это верно, - согласился Джерард. - Мы боимся и англичан". "В таком случае радуйтесь, что мы с ними боремся!" - воскликнул Герварт. "Но ведь мы боимся, что победившая Германия будет стремиться к мировому господству", - повторил американский посол{43}.
  
  Этот красноречивый разговор заслуживает того, чтобы быть извлеченным из архивов и помещенным в хрестоматии - так четко он показывает позицию правящих кругов США в период первой мировой войны. Опасаясь и своих давних английских соперников, монополии США вместе с тем стремились устранить германскую конкуренцию в борьбе за мировое господство. А для этого нужно было или установить так называемый "американский мир", который сразу поставил бы США в господствующее положение, или же нанести Германии военное поражение. Поскольку, как будет показано дальше, попытка [20] установления "американского мира" провалилась, вашингтонские правители решили прибегнуть ко второму средству - военному разгрому Германии.
  
  Неуклюжая и провокационная политика немецких милитаристов была использована правящими кругами США в качестве предлога для того, чтобы в нужный момент объявить войну Германии, не меняя при этом избранной ими фальшивой позы "миротворцев". Потопление немецкими подводными лодками пароходов "Лузитания" и "Сассекс"; немецкий шпионаж и диверсии в США, организованные германским военным атташе фон Папеном; нашумевшая телеграмма Циммермана (январь 1917 г.), содержавшая директиву германскому посланнику в Мексике предложить правительствам Мексики и Японии заключение с Германией военного союза против США; наконец, объявление Германией неограниченной подводной войны (31 января 1917 г.) - таковы общеизвестные факты, сопутствовавшие вступлению США в первую мировую войну на стороне Антанты.
  
  Все эти факты выдаются буржуазными авторами за причину выступления США против Германии. Между тем действительная причина того, что США оказались в лагере противников Германии, - не говоря о желании Уоллстрита оказаться к моменту подписания мира в стане победителей, - заключалась в американо-германских империалистических противоречиях. Даже сам Вильсон проговорился как-то в конгрессе, что США стали бы воевать против своих немецких конкурентов, даже если бы Германия "не совершила ни одного акта войны или акта несправедливости по отношению к нашим (американским. - М. В.) гражданам"{44}.
  
  Однако отношения между империалистами США и Германии накануне и в период первой мировой войны но исчерпывались американо-германской конкуренцией и борьбой за рынки. Уже в этот период существовали тесные связи и в ряде случаев сотрудничество между монополистическим капиталом обеих стран.
  
  Буржуазные историки предпочитают оставлять в тени эту сторону американо-германских отношений предвоенных лет. Ей не посвящено ни одной работы буржуазных авторов, хотя сами отношения между США и Германией [21] с начала XX в. явились предметом ряда книг за рубежом. Между тем изучение давних связей монополий США и Германии дает ключ к пониманию того, почему немецкие империалисты стали ориентироваться в своей экспансионистской политике именно на США.
  
  
  Связи монополий Германии и США
  
  
  В своем классическом труде "Империализм, как высшая стадия капитализма", написанном в 1916 г., В. И. Ленин показал неизбежность того, что в условиях империализма капиталистические объединения, захватившие в монопольное владение внутренний рынок своих стран, перерастают в международные картели, хозяйничающие на мировых рынках. "Монополистические союзы капиталистов, картели, синдикаты, тресты, делят между собою прежде всего внутренний рынок, захватывая производство данной страны в свое, более или менее полное, обладание. Но внутренний рынок, при капитализме, неизбежно связан с внешним. Капитализм давно создал всемирный рынок. "И по мере того, как рос вывоз капитала и расширялись всячески заграничные и колониальные связи и "сферы влияния" крупнейших монополистических союзов, дело "естественно" подходило к всемирному соглашению между ними, к образованию международных картелей"{45}.
  
  Называя в качестве одной из главных черт империализма раздел мира международными монополистическими союзами капиталистов, Ленин иллюстрировал это положение главным образом на примерах американо-германских картельных соглашений. Тем самым уже тогда, накануне вступления США в первую мировую войну, Ленин подчеркивал международное значение связей между монополиями США и Германии.
  
  Факты показывают, что эти связи были весьма тесными и имели давнюю историю.
  
  Одними из наиболее ранних были связи между американскими и германскими капиталистами в области морского судоходства. Еще в 1847 г. в Бремене была основана судоходная компания "Ошен стим навигейшн К№". Эта компания финансировалась в значительной мере США. [22]
  
  В 1856 г. она была преобразована в общество "Северогермансокий Ллойд", в котором влияние американского капитала было чрезвычайно сильным. В 1892 г. ряд американских и германских пароходных компаний, в том числе крупнейшие немецкие кампании "Северогерманский Ллойд" и "Гапаг" ("Акционерное общество торгового судоходства Гамбург - Америка"), заключил соглашение о разделе прибылей от перевозки палубных пассажиров. В 1894 и 1896 гг. были заключены подобные соглашения относительно перевозки грузов и цен на каюты{46}.
  
  Влияние американского капитала в немецких пароходных компаниях было очень велико. В начале 900-х годов в германской прессе широко обсуждался вопрос об опасности того, что крупнейшие немецкие пароходные общества полностью перейдут в собственность моргановского треста "Международная компания морской торговли". Эта опасность была настолько реальной, что и "Гапаг", и "Северогерманский Ллойд" вынуждены были внести в свои уставы оговорку, что оба эти общества должны существовать только как германские предприятия. Однако если таким образом и был предотвращен формальный переход обеих компаний в руки Моргана, то связи между ними и американским капиталом продолжали укрепляться. "Гапаг" и "Ллойд" заключили с моргановским трестом соглашение, по которому распределили между собой гавани, отказались от конкуренции друг с другом и даже создали общий контрольный комитет{47}.
  
  Уже на этом примере из области морского судоходства можно видеть экспансионистский характер проникновения американского капитала в Германию при установлении связей между американскими и германскими монополиями. Эту резко выраженную тенденцию американского капитала захватить командные посты в тех германских предприятиях, в которых он участвует, неоднократно отмечали немецкие буржуазные экономисты{48}.
  
  Правящие круги США всемерно поощряли экспансионистские тенденции американских капиталистов в Европе. [23] Сенатор Хор говорил в конгрессе: "Признаюсь, мне нравится видеть, как Пирпонт Морган скупает гигантские линии океанского судоходства. Мне приятно слышать об иностранных властителях, княжествах и державах, низко кланяющихся ему, когда он посещает Европу. Я не возражаю, если колени старой леди с улицы Среднидл (прозвище Английского банка. - М. В.) дрожат и подгибаются, когда он посещает Лондон. Нам нужна большая сила..."{49}
  
  Уже в конце XIX в. американский капитал стал проникать в различные отрасли германской промышленности. В 80-х годах были установлены связи между американскими монополиями и немецкой электротехнической компанией "Эдисон гезелльшпафт фюр ангевандте электрицитет" (на базе ее впоследствии возникла АЭГ - Всеобщая электрическая компания){50}. В 1896 г. было создано американо-германское акционерное общество по производству кассовой аппаратуры; открылась фабрика типографских машин в Моргентале, работавшая по американским патентам. В 1900 г. был основан германский филиал американской компании сельскохозяйственных машин "Интернейшнл харвестеркомпани". Вскоре в Германии наладила свое производство другая аналогичная фирма - "Меоси-Харис компани". С начала 900-х годов в немецком производстве машин для обувной промышленности обосновались две фирмы, контролируемые американской монополией "Юнайтед шу машинери корпорейшн". В немецкой табачной промышленности прочные позиции захватила компания "Америкен тобэкко", изготовлявшая сигареты{51}.
  
  Однако не табачная промышленность и не производство кассовых аппаратов служили основой сотрудничества американского и германского капитала. Чрезвычайно важной особенностью связей между монополиями США и Германии перед первой мировой войной являлось то, что эти связи были особенно тесными и экспансия американского капитала особенно энергичной в важнейших в военном отношении отраслях промышленности: в металлургии, машиностроении, нефтяной, электрической, химической промышленности и в производстве взрывчатых веществ. [24]
  
  Именно в этих отраслях промышленности, развитие которых было неразрывно связано с ростом военного потенциала империалистической Германии, переплетение американского и немецкого капитала достигало наивысшей степени.
  
  В германской металлургии производство важнейших металлов и цены на них контролировались мощной группой немецких капиталистов, действовавших в союзе с американскими и английскими предпринимателями. В немецкую группу монополий входили "Металлбанк", "Металл-гезелльшафт" и тесно с ними связанные крупнейшие немецкие компании "Beep, Зонд-Хаймер унд К№" и к "Аарон Хирш унд зон". Со стороны США партнером этой группы была "Америкен метал компани". Компании создавшегося таким путем концерна были связаны между собой посредством владения акциями и прочим имуществом, обмена директорами и т. п. Концерн контролировал многие металлургические фирмы США, Германии, ряда европейских стран и даже Мексики и Австралии. Интересы этого гигантского концерна, главную роль в котором играли американо-германские монополии, выходили за пределы металлургии и распространялись на производство красителей, электротехнического оборудования и вооружений в США, Германии и Англии{52}.
  
  В 1905 г. был заключен американо-германский трубный картель, разделивший между монополистами США и Германии мировые рынки сбыта труб{53}. В том же году американские компании вошли в рельсовый картель. На основе этого картельного соглашения доля США устанавливалась в 25 % мирового сбыта рельсов, доля Германии - в 20 %. Были распределены рынки сбыта{54}.
  
  В области производства алюминия крупнейшая американская алюминиевая монополия Меллона тесно сотрудничала с крупнейшей немецкой алюминиевой компанией "Нойхаузен". Компании имели картельное соглашение. Союз между этими двумя монополиями был настолько тесен, что когда меллоновский алюминиевый трест начал борьбу с руководимым французскими капиталистами синдикатом европейских заводов, компания "Нойхаузен" [25] и связанные с ней немецкие промышленники решительно выступили в поддержку Меллона{55}.
  
  Тесные связи существовали между германскими и американскими монополиями в области электрической промышленности, которая, как подчеркивал В. И. Ленин, достигла наибольшего развития и наивысшего уровня концентрации в тот период именно в США и Германии. В. И. Ленин указывал, что в начале XX в. "...сложились две электрические "державы": американская "Дженерал электрик компани" и немецкая АЭГ. В 1907 г. обе эти гигантские монополии заключили между собой договор о разделе мирового рынка: американская компания получала Северную Америку, германский трест - Европу. Договор предусматривал взаимный обмен опытом и изобретениями{56}.
  
  Очень большую роль в Германии, не имевшей собственных нефтяных месторождений, играл рокфеллеровский нефтяной трест "Стандард ойл". Американский трест начал давно уже проникать на германский рынок. Созданное им в Бремене первое в Германии "Немецко-американское нефтяное общество" было включено в торговый регистр еще 28 февраля 1890 г. Капитал его составлял тогда 9 млн. марок (впоследствии он увеличился до 20 млн. марок){57}. Вскоре одна за другой стали возникать рокфеллеровские компании в Германии. В 1907 г. тресту "Стандард ойл" принадлежало в Германии уже шесть крупнейших нефтяных компаний. "Стандард ойл" доставлял в Германию 70-75% всего потреблявшегося там керосина{58}. Хозяйничание "Стандард ойл" в Германии дошло до того, что в 1911 г. под влиянием "Дойче банк" там был разработан проект керосиновой монополии, направленный против рокфеллеровского треста. Однако американским империалистам удалось добиться того, что этот проект не был реализован. "Керосиновый трест" Рокфеллера вышел из борьбы пока победителем"{59}, - отмечал В. И. Ленин.
  
  Весьма тесные связи между американскими и германскими монополиями существовали в химической промышленности. [26] Американскому капиталу принадлежала значительная часть крупнейшей немецкой химической компании "Винтерсхалль", компания по производству красителей в Гамбурге. Американскому тресту "Интернейшнл агрикалчюрэл корпорейшн" принадлежали калиевые предприятия в Золльштадте{60}. Ганноверская фирма по производству каучука и гуттаперчи "Континенталь" поддерживала теснейший контакт с американским концерном автомобильных шин "Гудрич файр компани"{61}. Тесно связаны между собой были и фармацевтические фирмы "Мерк энд компани" (г. Рауэй, штат Нью-Джерси) и "Е. Мерк хемише верке" (г. Дармштадт, Германия). В химической промышленности существовал ряд американо-германских картельных соглашений. Картель предприятий, производивших буру, контролировал большую часть мировой продукции этого вещества{62}.
  
  Чрезвычайно важными были связи между монополиями США и Германии в отраслях промышленности, непосредственно производящей вооружение и военные материалы.
  
  Американским капиталистам почти целиком принадлежала компания "Зингер", а во время войны производившая шрапнель.
  
  Тесные связи существовали между известной немецкой фирмой военной оптики "Карл Цейсс" и американской фирмой "Бауш энд Ломб", вырабатывавшей военные оптические приборы из импортного немецкого стекла. Между ними был заключен ряд соглашений, устранявших конкуренцию. Обе фирмы вошли в так называемый "Тройственный оптический союз". "Бауш энд Ломб" обязалась закупать стекло для военной оптики только у Цейсса. Цейсс приобрел одну пятую часть всех акций "Бауш энд Ломб" и представительство в правлении этой фирмы.
  
  С 90-х годов прошлого столетия существовали связи между германскими и американскими фирмами по производству взрывчатых веществ{63}. Крупнейший американский пороховой трест "Дюпон де Немур", 1монополизиро-вавший производство взрывчатых веществ в США, еще в июле 1897 г. заключил соглашение с крупнейшими германскими [27] (а также английскими и французскими) фирмами по производству взрывчатых веществ. Между ними были разделены рынки сбыта, был создан особый фонд для борьбы с конкуренцией со стороны других фирм. Трест Дюпона финансировал своих немецких компаньонов, выплачивая им крупные суммы под видом "штрафов" за нарушение картельного соглашения{64}.
  
  Имели место и другие, более прямые формы финансирования немецких монополий американским капиталом. Так, в 1911 г. американские банки предоставили Германии через посредство нью-йоркского банковского дома "Халльгартен энд К№" и "Берлинер хандельсгезелльшафт" заем в 80 млн. марок{65}.
  
  Американский капитал владел значительным числом акций немецких предприятий, в частности машиностроительных, паровозостроительных, инструментальных{66}. Кроме того, монополии США имели собственные предприятия на территории Германии. К тому же помимо фирм, официально являвшихся американской собственностью, существовали фирмы, номинально принадлежавшие гражданам других стран, а фактически контролировавшиеся американскими капиталистами. Так, например, общество "Вестингауз" в Ганновере считалось филиалом английского акционерного общества "Вестингауз, Брейк энд компани" в Лондоне. Однако в действительности это последнее само являлось филиалом крупной американской компании "Вестингауз". Акционерное общество "Этаблиссман Хатчинсон" в Маннгейме числилось филиалом парижской компании, однако эта компания была основана американцами. Значительная часть акций обоих названных предприятий принадлежала американскому капиталу{67}. Многие американские предприятия в Германии в период войны переменили свои названия с американских на немецкие и стали числиться после этого германскими фирмами. Так сделала, например, "Нью-Йорк Рудолстадт поттери компани", которая сменила вывеску на "Акциенгезелльшафт (Порцелланфабрик Рудольштадт"{68}.
  
  Несмотря на все эти ухищрения, предпринимавшиеся монополистическим капиталом США в целях сокрытия подлинных масштабов своего проникновения в германскую экономику, масштабы экономической экспансии США в Германии выяснились после вступления Америки в войну. Когда в 1917 г. был наложен секвестр на американское имущество в Германии, оказалось, что оно оценивается почтив 200 млн. долл.{69} Хотя сюда не вошли многочисленные закамуфлированные американские предприятия, а также займы, предоставленные Соединенными Штатами{70}, как видим, цифра выявленных американских капиталовложений в Германии оказалась все же очень большой.
  
  Необходимо подчеркнуть, что весьма значительными были также германские капиталовложения в США. Банковский капитал Германии имел тесные связи со многими американскими фирмами и являлся держателем их акций. Уже к началу 900-х годов крупнейший в Германии "Дойче банк" был связан с американскими железнодорожными компаниями: "Денвер энд Рио Гранде рейлуэй", "Сентрал пасифик рейлуэй", "Хаустон энд Тексас сентрал", "Саусерн пасифик", "Балтимор энд Охайо", "Орегон рейлуэй энд навигэйшн К№", "Норсерн пасифик" и др.{71} К 1914 г. ("Дойче банк" имел своих представителей в административных советах 114 американских предприятий{72} и официальное представительство в Нью-Йорке{73}.
  
  От "Дойче банк" не отставали и другие крупные немецкие банки. Так, "Дармштеттер банк" вложил значительный капитал в акции железнодорожных компаний США: "Норсерн пасифик", "Сан-Антонио энд Арканзас", "Канзас-сити саусерн", "Чикаго терминл трансфер", "Норфолк энд Уэстерн" и др.{74} Банк "Берлинер хандельсгезелльшафт" [28] с 1903 г. установил связи с американским банком "Халльгартен энд К№"; "Дрезднер банк" с 1905 г. установил связи с домом Моргана{75}. Связи с США имели перед войной берлинский банк Блейхредера, франкфуртский банк "Л. Шпейер - Элиссен", один из крупнейших немецких банков "Дисконтогезелльшафт"{76}.
  
  Правительства Германии и США активно содействовали развитию связей между монополиями обеих стран.
  
  Важнейшим империалистическим противоречием в годы, предшествовавшие первой мировой войне, было противоречие между Германией и Англией. Германский капитал рассчитывал использовать сотрудничество с США в борьбе против своего британского соперника. В частности, большие надежды возлагали немецкие империалисты на совместные действия германского и американского флотов. Недаром кайзер Вильгельм II покровительствовал упрочению связей между германскими и американскими судоходными компаниями{77}.
  
  Вильгельм II вообще охотно имел дело с американскими монополиями. Стараясь привлечь их на свою сторону, кайзеровское правительство заключило в июле 1900 г. американо-германское торговое соглашение, явно выгодное для монополий США. По этому соглашению США снизили таможенные пошлины на ввоз из Германии нескольких малозначительных категорий товаров (дрожжи, некоторые сорта вин, картины и скульптуру), а Германия снизила пошлины на ввоз сотен различных категорий американских товаров; кроме того, были понижены требования к качеству ввозившихся в Германию американских сухофруктов{78}.
  
  Империалисты США охотно использовали в своих интересах все эти заигрывания со стороны кайзеровской Германии. Правители США не упустили из виду, что помимо Германии у них имелся весьма опасный соперник в борьбе за мировое господство - британский империализм. Поэтому в определенных ситуациях боровшаяся против него вильгельмовская Германия могла быть для них попутчицей. [29]
  
  В США тогда же, в 1000 г., был поставлен вопрос о заключении с Германией "всеобъемлющего торгового договора". Летом 1905 г. германский посол в США неофициально обсуждал этот вопрос с президентом Теодором Рузвельтом. В ноябре 1905 г. правительство Германии официально внесло такое предложение. Обе страны осуществили на основе взаимности снижение таможенных тарифов, что было закреплено в форме соглашений весной 1907 г.{79}
  
  Однако правительства обеих стран не удовольствовались этим снижением. В ноябре 1909 г. германский посол в Вашингтоне граф Бернсторф провел переговоры с государственным секретарем США Ноксом о том, чтобы немецкие товары допускались на американский рынок с оплатой минимальной таможенной пошлины. Правительство США дало согласие с условием, что и Германия не будет допускать дискриминации в отношении американских товаров{80}. В итоге США распространили на немецкие товары самые низкие таможенные тарифы, установленные их законодательством, а Германия на американские товары - самые низкие тарифы, предусмотренные в ее торговых договорах{81}. К 1910 г. Германия и США стали друг для друга вторым по значению торговым партнером (первое место в торговле обеих стран занимала Англия){82}.
  
  После начала первой мировой войны монополисты США продолжали поддерживать экономические связи с Германией. Препятствия, чинившиеся для этих связей английской морской блокадой, вызывали резкие протесты Вашингтона и приводили порой к такому обострению отношений между США и Антантой, что пресса не раз поговаривала даже о возможности войны между ними.
  
  Домыслы не подтвердились. За полтора года до окончания первой мировой войны США вступили в нее на стороне противников Германии. Империалистические противоречия между США и Германией оказались более острыми, чем между США и Антантой. Но это не должно заставлять нас закрывать глаза на то, что накануне и [30] даже в период войны в отношениях между монополистами США и Германии был весьма силен фактор делового сотрудничества.
  
  
  Тенденция к политическому союзу
  
  
  Так уж повелось в капиталистическом мире, что связи между монополиями - подлинными хозяевами этого мира влекут за собой возникновение политических связей между государствами. Эта черта в полной мере проявилась в отношениях между Германией и США накануне и в годы первой мировой войны.
  
  "...Официальные отношения между американским и германским правительствами никогда еще не были более сердечными, чем в период 1909-1913 гг. ...", - писал в своих мемуарах кайзеровский посол в США граф Бернсторф{83}. Этот вывод находит полное подтверждение и с американской стороны. В 1919 г. в Пенсильванском университете была подготовлена докторская диссертация Жанетты Кейм "40 лет германо-американских политических отношений" (1870-1910 гг.). Весьма характерно для тогдашних установок Вашингтона, что эта тема рассмотрена не в плане борьбы против германского милитаризма (что было бы естественно, особенно сразу после окончания войны), а с позиций изучения опыта сотрудничества США и Германии. Конечный вывод Ж. Кейм гласил: "На протяжении рассмотренного 40-летнего периода произошло сравнительно мало дипломатических столкновений между Германией и США", причем за исключением венесуэльского спора 1902-1904 гг. "не было ни одного, которое... грозило бы стать серьезным"{84}. Кейм пришла к выводу, что с самого начала эпохи империализма отношения между Германией и США, временно омраченные в предыдущий период экономическим соперничеством, стали улучшаться. "...Период, который охватывает десятилетие, последовавшее за испано-американской войной, вновь являет собой картину вполне хороших отношений; они были созданы решением некоторых наиболее спорных вопросов, а частично преднамеренной политикой германского правительства, направленной на то, чтобы в интересах Германской [31] империи культивировать дружбу с Соединенными Штатами"{85}. Американская исследовательница констатирует возникновение "в США явного дружелюбия по отношению к новой германской империи"{86}.
  
  Если внимательно присмотреться к настроениям в правящих кругах обеих стран в первые годы нашего столетия, можно заметить возникновение течений, направленных на создание политического союза между ними. Тенденция к такому союзу не была господствующей, но она существовала в империалистических группировках Германии и США накануне первой мировой войны.
  
  В США эта тенденция проявлялась главным образом среди военщины и в ультрареакционных кругах. А о Германии реакционный немецкий историк и публицист граф Ревентлов писал, что в те годы "очень значительная часть немецкой общественности хотела видеть в лице США будущего помощника и союзника в войне между Германией и Англией"{87}.
  
  Эти взгляды пользовались поддержкой кайзеровского правительства. Посол Бернсторф отмечал, что "главной целью германской политики в США перед войной было постараться установить лучшее взаимопонимание" с Вашингтоном. "Немецкие дипломатические представители получили инструкцию всеми силами проводить эту политику", - сообщает Бернсторф{88}.
  
  Как же сформировалась такая линия в политике кайзеровской Германии, несмотря на возраставшие империалистические противоречия с США?
  
  Чтобы ответить на этот вопрос, надо ознакомиться с тем, как в милитаристских кругах Германии оценивали в тот период возможные перспективы развития отношений с США.
  
  В этом смысле большой интерес представляет архив Герварта фон Биттенфелъда.
  
  Герварт был военным атташе Германии в США - непосредственным предшественником фон Папена на этом посту. Потомок известного прусского фельдмаршала, Герварт принадлежал к высшему берлинскому обществу, был [32] связан с руководящими деятелями Германии и вхож к самому кайзеру{89}.
  
  В период своего пребывания в США Герварт установил дружеские связи в правящей верхушке Вашингтона. К числу его хороших знакомых относились полковник Хауз - ближайший друг президента Вильсона, начальник генштаба армии США генерал Вуд, заместители военного министра США{90}.
  
  Уже сам пост военного атташе Германии в США делал Герварта в милитаристских кругах кайзеровской империи тем лицом, которое особенно четко должно было отражать отношение этих кругов к Соединенным Штатам. Герварт и в дальнейшем, по возвращении в Берлин, продолжал рассматриваться в германском генштабе как специалист по американским делам. Посол США в Берлине Джерард подчеркивал это в личном письме к Герварту. "Мы, американцы, - писал Джерард, - всегда считаем, что вы являетесь своего рода дополнительным послом Америки в Германии..." Джерард благодарил Герварта за его дружественное отношение к США, "ни на йоту не умаляющее того славного патриотизма, который характеризует всех офицеров кайзера"{91}. Если отвлечься от льстивого тона этого послания, надо признать, что Джерард довольно точно сформулировал позицию Герварта и тех, чье мнение он выражал: германских милитаристов, ориентировавшихся на союз с США и считавших, что именно такой союз будет выгоден кайзеровской империи.
  
  Это течение в среде немецких милитаристов рассматривало США как своего потенциального военного союзника. Вот какие рассуждения выливались из-под пера германского атташе в Вашингтоне в 1911 г.: "Тем, чем Пруссия была и является для Германии, должны стать Соединенные Штаты для своего континента... И когда желтая опасность постучится в дверь, они (США. - М. В.) [33] должны быть готовы к отпору... Когда дело дойдет до столкновения, то решаться будет вопрос не только о господстве на Тихом океане, а о том - должен или нет переместиться центр мира из Европы в Восточную Азию и не отжила ли свой век белая раса, ядро которой составляет в конечном счете тевтонская семья народов. Бот почему мы, немцы, заинтересованы в военной политике Соединенных Штатов"{92}.
  
   Как видим, немецкие милитаристы предполагали придать грезившемуся им военному союзу с США характер "расового" союза. Именно в таком направлении велась с (германской стороны пропаганда идеи сближения с США. В статье Герварта "Центральноамериканский вопрос", написанной в декабре 1913 г. для американской и немецкой печати, подчеркивалось: "...особенно мы, немцы, должны помочь христианско-тевтонскому миру осознать, к чему он должен стремиться, а именно - к единству"{93}.
  
  Это не было личным мнением Герварта или его друзей. Опубликование статьи, призывавшей к единству США и Германии, было одобрено немецким послом в Вашингтоне{94}. И хотя в статье речь шла о единстве в борьбе против "желтой опасности", это не должно затуманивать подлинный смысл установок тех милитаристских кругов Германии, которые стремились к сближению с США. Не рассуждения о расовой общности были для них главными, а сколачивание американо-германского империалистического союза.
  
  В этом смысле характерно следующее: в ноябре 1914 г. Герварт, вернувшийся к этому времени в Германию, направил открытое письмо бывшему начальнику генштаба США, являвшемуся к тому времени военным губернатором Нью-Йорка, генералу Леонарду Буду{95}. В США [34] письмо было опубликовано в марте 1915 г. в газете "Нью-Йорк сан" в качестве пропагандистского материала, направленного против Антанты{96}. В Германии оно было напечатано еще позже - уже в 1918 г.{97}, причем в редакционном примечании подчеркивалось: "...содержащиеся здесь высказывания приобретают особую актуальность"{98}. Между тем совершенно ясно, что ни о какой совместной войне тевтонцев против желтой расы в это время не могло быть и речи. Тем более не могло быть об этом речи 15 сентября 1939 г., т. е. после начала второй мировой войны, когда постаревший Герварт сделал на своем давнем письме Буду лаконичную, но миогозначительную пометку: "Содержит много такого, что применимо и сегодня"{99}.
  
  Что же в нем было применимо на протяжении нескольких десятилетий политики германского милитаризма?
  
  Прежде всего - антирусская направленность. Англию Герварт обвинял в том, что она не захотела установить дружественные отношения с кайзеровской Германией, а "повернулась к Франции и России". Именно в этом он усматривал вину Англии в возникновении первой мировой войны.
  
  Во-вторых, неизменно актуальным оставался, с точки зрения немецких милитаристов, призыв к союзу Германии и США. "Я ясно чувствую, - заканчивал свое письмо Герварт, - что время разногласий прошло. Теперь мы должны считаться с теми цифрами и фактами, сумма которых знаменует собой преобразование мира. А в этом мире я вижу обе наши страны (Германию и США. - М. В.) отстаивающими принцип расы. Но основа для этого должна быть заложена сейчас, еще во время войны, не позже"{100}.
  
  Таким образом, разговоры о "желтой опасности" были пустой болтовней в устах германских милитаристов, свидетельствовавшей лишь о скудости фантазии этих реакционеров. Главным в линии тех, чье мнение выражалось на страницах письма генералу Буду, был призыв к немедленному - уже в ходе войны - заключению союза с американским [35] империализмом. "Я еще раз хотел бы... указать на важность Америки", - писал Герварт начальнику германской разведки Николаи, отстаивая эту линию{101}.
  
  
  Немецкая пропаганда в США - попытка подготовить почву для союза. Негласная поддержка из Вашингтона
  
  
  Общеизвестно, что в годы первой мировой войны, вплоть до вступления в нее США, немецкие милитаристы прилагали большие усилия для развертывания своей пропаганды в Америке. Велась она столь неприкрыто и в таких масштабах, что уже в 1916 г. во Франции могла быть выпущена книга, озаглавленная "Германская пропаганда в Соединенных Штатах"{102}.
  
  Как справедливо было отмечено в книге, непосредственно руководило этой пропагандой германское посольство в ДНА. В ней активно участвовал сам посол Бернстюрф, ему помогали Бернгард Дернбург, который до того четверть вежа прожил в США, долго работал в нью-йоркских банках и имел обширные связи в финансовых и политических кругах Америки, а также проф. Мюнстерберг. С ними тесно сотрудничал Бой-Эд, впоследствии высланный из США вместе с фон Напетом за организацию шпионажа и диверсий. До того он на протяжении ряда лет был штатным пропагандистом при адмирале Тирпице, занимая пост начальника отдела печати германского адмиралтейства{103}.
  
  И в книге Рукетта, и ев других работах старания немецкой пропаганды в США рассматривались обычно лишь под одним углом зрения: как элемент подрывной деятельности.
  
  Правилен ли такой подход?
  
  Действительно, методы германской пропаганды в США в годы первой мировой войны были весьма типичны для так называемой "серой" и даже "черной" пропаганды, вплотную смыкающейся с подрывной, разведывательно-диверсионной [36] деятельностью. Это отчетливо видно из не использовавшихся до сих пор в литературе документов Политического архива МИД Германии о пропагандистской работе немецкого посольства IB США в 1914 - (1917 гг.
  
  Посол Бернсторф доносил канцлеру Бетман-Гольвегу, что, приехав в Вашингтон, он нашел там пресс-бюро, созданное германским поверенным в делах фон Хантелем. Бюро рассылало статьи в американские газеты, делая это совершенно открыто от своего имени. "В результате, - писал Бернсторф, - немецкое происхождение статей было очевидным для читателя. По этой причине я закрыл бюро"{104}. Вместо него было создано пресс-бюро Дернбурга, занявшееся тайными пропагандистскими махинациями.
  
  Рейхсканцлеру был направлен и протокол первого заседания пресс-бюро Дернбурга. Мы узнаем, что оно состоялось 28 сентября 1914 г. в 16 часов в конференц-зале "Гапаг" по адресу: Нью-Йорк, Бродвей, 45{105}. В заседании участвовал высокопоставленный представитель кайзеровского посольства Альберт. Проталкивание статей в американскую прессу было возложено на Клаузева, которому выделялось на это 500 долл. еженедельно. Столько же выдавалось редакции газеты "Фазерленд", которая выступала в качестве органа американцев немецкого происхождения, а в действительности была рупором посольства{106}. Впрочем, [37] в действительности расходы оказались значительно большими: уже к началу ноября 1914 г. пресс-бюро истратило на пропаганду в США круглую сумму в 15 тыс. долларов{107}.
  
  Уже через день, 30 сентября 1914 г., пресс-бюро приступило к работе. Оно обосновалось на Бродвее 1123 и носило невыразительное название: "Оффис мистера К. А. Фюра". В действительности Фюр был всего лишь помощником Дернбурга. С какой интенсивностью велась с самого начала работа бюро, свидетельствует отчет о первом месяце его деятельности. За этот месяц в бюро было подготовлено 302 статьи, а еженедельник "Фазерленд" рассылал свои бюллетени со статьями в редакции 2800 американских газет. Все статьи просматривали Альберт и Клаузен. Бюро находилось в постоянном секретном контакте с посольством в Вашингтоне. Контакт осуществлялся через Альберта, а "переписку с кайзеровским посольством канцелярия (бюро. - М. В.) ведет тайно"{108}.
  
  Таким образом, в организации работы конспиративного "Оффиса мистера К. А. Фюра" действительно имелись все элементы подрывной пропаганды. Но носила ли на деле эта пропаганда подрывной характер по отношению к государству американских монополистов? Преследовала ли она цель внутренне ослабить это государство, парализовать его военную силу?
  
  Нет, при создании пресс-бюро Дернбурга задача была другая. Фюр в своем: отчете сформулировал ее так: "Незаметно и ненавязчиво оказать влияние на здешнее (американское. - М. В.) общественное мнение, чтобы склонить его в пользу германского дела"{109}. Цель состояла, следовательно, в привлечении симпатий в США к Германии, в психологической подготовке американо-германского сближения{110}.
  
  В архиве Герварта удалось обнаружить весьма любопытную переписку, показывающую, как оценивали в 1915 г. [38] в германском посольстве в Вашингтоне и <в генштабе в Берлине вопросы, связанные с развертыванием пропаганды в США.
  
  В этой переписке находится, в частности, собственноручное письмо фон Папена Герварту от 15 марта 1915 г. из Нью-Йорка.
  
  Похвалив пресс-бюро Дернбурга за "поистине прекрасную работу", фон Папен, сменивший Герварта на посту военного атташе в США, пишет: "Чего нам особенно не хватает - и в этом большое упущение последних 15 лет - нет крупной газеты, издаваемой на английском языке!" Фон Папен выражал надежду в недалеком будущем "наконец получить" в свое распоряжение такую газету{111}. Не довольствуясь еженедельником "Фазерленд", германская военщина ставила перед собой задачу приобрести в США прессу, которая на английском языке распространяла бы немецкую пропаганду.
  
  Как явствует из переписки, Герварт, работавший к этому времени в генштабе, направил из Берлина фон Папену и Бой-Эду меморандум с изложением своих взглядов на развитие германской пропаганды в США. В письме к фон Папену он отмечал, что во время своего пребывания на посту военного атташе в Вашингтоне "(предпринимал одну за другой попытки оказать влияние на прессу, ибо видел, чего недоставало", однако германское правительство не поддержало его должным образом. А между тем он еще осенью 1914 г. говорил: "100 млн. марок капиталовложений в дело оказания влияния на прессу в Соединенных Штатах и других странах вообще избавили бы нас от войны".
  
  Не следует думать, что генштабист Герварт действительно вдруг возжаждал мира. Он сам расшифровал смысл последней фразы, пояснив, что именно в результате отставания немецкой пропаганды США не проявляют достаточной склонности к союзу с Германией. "Если бы мы так же повозились с этим большим невоспитанным ребенком Америкой, как это сделала Англия, дело никогда не зашло бы так далеко... Капля камень долбит. И когда ребенку на протяжении десятилетий твердят, что его бабушка - негодная особа, дитя начинает верить, особенно, если оно... знает [39] эту бабушку (Германию) так мало, как ребенок Америка"{112}.
  
  Трудно было нагляднее показать органическую связь планов германских милитаристов о военном союзе с США и их программы развертывания пропаганды в Америке. Именно в подготовке германо-американского сближения и состояла цель этой пропаганды{113}.
  
  Упорно преследуя свою цель, кайзеровские пропагандисты продолжали развертывать энергичную деятельность в США.
  
  В Берлине было создано специальное пропагандистское бюро "Юберзеединст", направлявшее в Америку пропагандистские материалы. Из Германии то и дело командировались в США пропагандисты с профессорскими званиями, которые выступали там с лекциями и докладами.
  
  Значительным было немецкое влияние на американскую печать. Предвосхищая деятельность гитлеровцев по созданию "пятой колонны" из лиц немецкой национальности в разных странах, руководители кайзеровской пропаганды сумели взять в свои руки все газеты в США, издававшиеся на немецком языке (например, "Нью-Йоркер штаатсцайтунг", "Нью-Йоркер морген", "Иллинойс штаатсцайтунг" и др.). Кроме того, как и писал фон Папен, в их распоряжении оказалась еще одна газета, которая начала издаваться в США на английском языке и целиком финансировалась Германией: "Вайтал исью"{114}. Немецкие пропагандисты широко использовали также публикацию в американской [40] прессе своих материалов и статей, оплачивавшихся в качестве объявлений{115}.
  
  Немецкие милитаристы привлекали для распространения своей пропаганды в США американских журналистов, в силу различных причин соглашавшихся выступать в роли рупоров правящих кругов Берлина.
  
  Одним из таких журналистов был американец ирландского происхождения Джордж Юстис, ненавидевший Англию и рассыпавшийся в комплиментах кайзеровскому рейху{116}.
  
  Другим был корреспондент "Минеаполис джорнэл" Пассер Стромме, прибывший в Берлин с рекомендательным письмом германского посланника в Норвегии Оберндорфа. Интересно отметить, что инициатива посылки этого корреспондента, поставившего перед собой задачу "выступать против английских измышлений в американской прессе", исходила из политических кругов США: Оберндорф сообщал, что Стромме был ему "самым горячим образом рекомендован здешним весьма дружественным к Германии американским посланником"{117}.
  
  Немецкий генштаб завербовал и корреспондента "Ассошиэйтед Пресс" в Европе Герберта Кори, сочувствовавшего идее американо-германского союза. Характерно, что об этом немедленно было поставлено в известность руководство центрального объединения германских монополистов{118}, - столь большое значение придавали монополистические хозяева Германии развертыванию немецкой пропаганды в США.
  
  Какие большие надежды возлагали организаторы этой пропаганды на подобранных таких образом американских [41] корреспондентов, видно из заявления Дернбурга на заседании его пресс-бюро, проходившем с участием Бернсторфа 5 ноября 1914 г.: "Относительно обращения с американскими военными корреспондентами в Германии и на фронте надо подчеркнуть, что им следует показать все, что только возможно. Далеко идущее сотрудничество немецких властей в этом вопросе имеет самое важное значение для нашего дела здесь"{119}.
  
  Одним из элементов обработки американцев в нужном германскому империализму духе была пропаганда, обращенная к гражданам США в Европе. В Берлине, Риме, Женеве и Роттердаме издавалась на английском языке "Континента тайме. Американская газета в Европе". Как выясняется из архивных материалов, газету финансировало германское министерство иностранных дел, ежемесячно выплачивая субсидию в 1800 марок{120}. Эта газета, явно прогерманская и резко антианглийская, призвана была привлекать симпатии американцев на сторону Германии.
  
  Прогерманская пропаганда в США с целью склонить американское общественное мнение к союзу с Германией велась не только штатными немецкими пропагандистами и отдельными завербованными американцами. Большую роль в этой пропаганде сыграли реакционные круги США превзойдя все ожидания фон Папена и его коллег. Американским реакционерам явно не чуждо было стремление к сближению с немецким милитаризмом. Особенно усердствовала пресса Херста, который, мак писал французский автор, "с самого начала (военных действий ведет истерическую кампанию в пользу немцев"{121}. Газеты Херста участвовали во всех кампаниях, которые по мановению дирижерской палочки из Берлина проводились германским посольством в США и были направлены последовательно против Франции, Англии и России. Особенно отличилась газета "Сан-Франциско икзамайцер". Херстовская печать выступала против предоставления Соединенными Штатами державам Антанты займа в 1 млрд. долл. в 1915 г. Еще более ожесточенной была кампания реакционной американской печати в связи с поставками оружия ив США державам Антанты. [42]
  
  Херстовская пропаганда велась при прямом участий германского посла в США графа Беристорфа, который сам писал в своих мемуарах: "...я часто посещал господина Херста, так как он был единственным крупным владельцем газет, сохранявшим нейтральную позицию на протяжении всей войны"{122}. Нечего и говорить, что под "нейтральной позицией" Бернсторф подразумевал активную пропаганду в пользу кайзеровской Германии.
  
  Немецкие милитаристы пытались выступать перед американской общественностью в роли "миротворцев". В 1915 г. немецкая пропаганда при активной поддержке прогерманских реакционных кругов в США развернула в Америке кампанию под лозунгами "борьбы за мир". Дело дошло до того, что в Сан-Франциско был даже созван некий "международный конгресс мира"{123}. Разумеется эта махинация не имела ничего общего с подлинным стремлением народов к миру, а была фарисейской затеей милитаристов, пытавшихся спекулировать на миролюбии простых людей.
  
  О прогерманской пропаганде в США и участии в ней американской реакции было широко известно уже во время первой мировой войны. Однако одно обстоятельство оставалось тайной, и о нем следует сказать подробнее. Архивные материалы свидетельствуют, что пропагандистская кампания немецких милитаристов в США проводилась не вопреки воле американских правительственных кругов, а напротив, в соответствии с их рекомендациями.
  
  Линия содействия немецкой пропаганде в США исходила непосредственно от американских монополий. В Политическом архиве МИД Германии сохранился любопытный документ: письмо крупнейшего союза монополистов США - Национальной ассоциации промышленников (НАП) германскому послу Бернсторфу. Дело в том, что посол написал для журнала "Экспорт америкен индастриз" - официального международного органа НАП - статью о финансовом положении Германии, где, естественно, рисовал это положение самыми радужными красками. Рекламная статья не только была опубликована{124}, но руководитель департамента печати НАП сообщил Бернсторфу: "Мне доставляет удовольствие сказать, что Ваша статья [43] привлекла к себе большое внимание во всей стране. Предвидя это, мы разослали ее гранки примерно в 900 ведущих газет и экономических журналов"{125}. Так могущественная НАП по собственной инициативе предвосхищала деятельность, для которой было создано вскоре пресс-бюро Дернбурта.
  
  Эта установка американских монополий, несомненно, послужила основой своеобразной дипломатической акции США, о которой мы узнаем из архива Герварта.
  
  В ноябре 1914 г. Берлин посетил советник госдепартамента США Чендлер Андерсон{126}. Его сопровождал Чендлер Хейл, бывший помощник государственного секретаря США, занимавший к этому времени дипломатический пост в Лондоне. Андерсон и Хейл имели в Берлине длительные беседы с Гервартом о германской пропаганде в США{127}.
  
  Как явствует из записи этих (секретных бесед, американские дипломаты указывали на ошибки, допущенные германской пропагандой в Америке. В США, говорили они, имеется 30-40 млн. жителей - немцев, ирландцев и др., настроенных антианглийски. "Их и должна привлечь к себе Германия с тем, чтобы при помощи этого элемента постепенно вытеснить из Америки английское, французское и русское влияние". Но для этого, настойчиво рекомендовали американские гости, немецкая (пропаганда должна быстро изменить тактику, иначе "вообще ничего нельзя будет достигнуть".
  
  Андерсон и Хейл дали много конкретных советов. Они настаивали на том, чтобы немецкое посольство в США не ограничивалось контрпропагандистскими акциями, а давало побольше "позитивного материала" о Германии. Историю возникновения войны надо изображать так, советовали они: "Наглядно и доступно обрисовать панславистские устремления и их опасность для Австрии и Германии. Описать вооружение России... Разъяснить американской публике, что Россия задолго до начала войны стала проводить [44] концентрацию войск..." Все это желательно представить в виде документов и фотокопий, так как, по словам Андерсона и Хейла, американец любит во всем убедиться сам.
  
  Заокеанские консультанты сетовали на то, что руководители немецкой пропаганды в США Дернбург и проф. Мюнстерберг недостаточно хорошо понимают американцев. Что же касается посла Бернсторфа, то "приходится сожалеть, что он не установил тесных взаимоотношений с теми людьми, которые имеют большое влияние на политические круги (США. - M. В. )", в то время как послы держав Антанты издавна связаны с этими кругами.
  
  Американские посланцы успокаивали своего немецкого собеседника: "...нет никаких оснований для отчаяния. Еще не поздно исправить допущенные ошибки и ликвидировать пробелы". Но, твердили гости, надо спешить. Они многозначительно подчеркивали, что если начнутся мирные переговоры, то, очевидно, роль США в них будет велика, поэтому Германия заинтересована в скорейшей обработке американского общественного мнения.
  
  Не скрыли американские дипломаты и того, какие расчеты побудили правящие круги США предпринять столь необычную акцию, втайне направляя германскую пропаганду в своей собственной стране. "Германия и Америка... должны сблизиться друг с другом, - заявили они. - Это сближение было бы весьма полезным и могло бы с течением времени углубиться и укрепиться на благо обеих стран. Все предпосылки для него имеются... в виде обоюдных интересов и общих опасностей. Было бы поэтому вдвойне прискорбно, если бы сейчас не было сделано необходимое в интересах будущего, для того чтобы построить прочный мост между Соединенными Штатами и Германией".
  
  "Этот мост должен быть построен во время войны, - настаивали Андерсон и Хейл. - После войны будет слишком поздно"{128}.
  
  Может быть, Андерсон высказывал здесь лишь свое личное мнение?
  
  В ответ на это (надо сказать, маловероятное) предположение процитируем письмо Герварта, в котором он комментирует высказывания американцев. "Я не знаю, - писал Герварт, - полностью ли оценивают в (германском. - М. В.) [45] министерстве иностранных дел личность Андерсона. Андерсон - не только весьма значительный человек, но исключительно влиятельный деятель. Он республиканец и, несмотря на это, получил назначение от правительства Вильсона... Андерсон на своем нынешнем посту "советника" правительства не предпримет ничего такого, что не соответствовало бы той политической линии, которую он предложит президенту Вильсону по возвращении..."{129}
  
  Итак, факт налицо: официальные представители американского правительства уже осенью 1914 г. давали рекомендации о развертывании немецкой пропаганды в США в условиях мировой войны и высказались за сближение между США и Германией.
  
  Данные о беседах Андерсона и Хейла в Берлине представляют интерес не только в том отношении, что показывают неожиданную сторону в истории германской пропаганды в США в годы войны. То, что эта пропаганда корректировалась и направлялась .из самого Вашингтона, - хотя и пикантный, но, в конце концов, второстепенный вопрос. Гораздо важнее другое, о чем свидетельствуют эти данные: IB ответ на призывы к союзу, раздававшиеся с германской стороны, правящие круги США уже в начале первой мировой войны недвусмысленно выразили свое положительное отношение к идее американо-германского империалистического сговора.
  
  
  Отдел III-б германского генштаба и США
  
  
  Отношения между государствами осуществляются при посредстве ведомств иностранных дел. Но, как справедливо отмечает западногерманский историк Риттер, в условиях милитаристского режима кайзера Вильгельма II постепенно все больший вес во внешнеполитической деятельности Германии приобретала военная дипломатия, оттесняя гражданскую на задний план{130}. Особенно возросла ее роль после начала войны. В этот период в политической жизни Германии резко усилилось значение генерального штаба, и именно в кругах этого учреждения стали концентрироваться [46] нити отношений между Германией и другими государствами:, в частности США. В конечном счете эти нити сходились в так называемый отдел III-6.
  
  Что представлял собой этот отдел?
  
  Фон Пален в своих мемуарах довольно подробно описывает ту скандальную историю, когда его и Бой-Эда выслали из США за проведение широкой разведывательной и диверсионной работы, в частности за организацию взрывов на судах, отправлявшихся с военными грузами в Европу. Сообщает он и другое. 26 января 1915 г., отмечает фон Па-пен, он получил из Берлина "послание..., дававшее санкцию на проведение актов саботажа на американской территории. Оно пришло от отдела III-б (разведка и контрразведка) генерального штаба..."{131}.
  
  Вот чем зажимался отдел III-б. Именно на него была возложена в кайзеровской Германии вся совокупность военно-политической разведывательной, контрразведывательной и диверсионной работы.
  
  Архив Гарварта дает возможность заглянуть в некоторые материалы этого мрачного заведения, особенно в документы, касающиеся отношений с США. Возможность уникальная: военный архив Германии, где находились и все документы генштаба, был уничтожен в результате воздушных налетов в 1945 г.{132} А в архив Герварта часть этих материалов попала вполне закономерно. Дело в том, что после своего возвращения из Америки в Берлин в 1914 г.{133} майор Герварт занял ответственный пост в отделе III-б и как специалист по американским делам сконцентрировал в своих руках все связанные с ними вопросы.
  
  Начальником отдела III-б в годы первой мировой войны был один из известнейших немецких разведчиков майор Николаи. После поражения Германии, когда одни за другими стали выходить мемуары деятелей кайзеровского режима, всячески пытавшихся себя обелить, Николаи также написал небольшую книжку "Разведывательная служба, пресса и моральное состояние народа в годы мировой [47] войны"{134}. В ней приводятся некоторые данные об истории, структуре и деятельности отдела III-б.
  
  Название отдела восходило ко временам франко-прусской войны. Тогда в прусском генштабе весь сбор разведывательной информации был поручен секции "б" французского (III) отдела. С тех пор по традиции отдел разведки и контрразведки германского генштаба приобрел обозначение III-б{135}. Но навеваемое таким названием представление о каком-то дробном и малозначительном административном подразделении никак не соответствует подлинному значению этого могущественного ведомства.
  
  В числе шести важнейших отделов III-б подчинялся прямо начальнику генштаба, который в свою очередь был непосредственно подчинен кайзеру{136}. Объем полномочия отдела III-б был столь широк, что, как отмечает Николаи, включал "многое такое, что, собственно говоря, должно было бы являться функцией военного кабинета..."{137} Он поясняет, что "III-б не представлял собой ограниченный закрытый отдел", а занимался разведывательной работой, контрразведкой, прессой и политической работой в армии{138}. Ему же были поручены все связи с иностранными военными атташе{139}, а также, как выясняется из архива Герварта, наблюдение за иностранными посольствами в Берлине{140}. В рамках отдела было создано специальное бюро по сбору материалов об антимонархистской пропаганде{141}. Контрразведчики из III-б занимались и перлюстрацией переписки немцев с заграницей{142}.
  
  Иными словами, III-б возглавлял всю систему разведывательных органов в армии и стране. "Верховному командованию нужна была не только разведывательная служба, [48] которая могла бы заглядывать за железный занавес вражеских фронтов, в хозяйственную и политическую жизнь различных противников, - писал Николаи. - Все ведомства в армии и на родине, которые получали информацию о противнике, должны были для целей верховного командования быть объединены в единый организм. Эта двойная задача и была возложена на III-б"{143}.
  
  Таким образом, III-6 концентрировал всю проводившуюся германским государством работу по военной, политической, экономической разведке и контрразведке и активно участвовал в деле пропаганды. Все те функции, которые впоследствии, в гитлеровской Германии, выполняли (многочисленные органы государственной, партийной и военной разведки, осуществлялись в годы первой мировой войны отделом III-б генерального штаба.
  
  Поскольку генштаб официально размещался в ставке кайзера, а в Берлине находился формально лишь его филиал (stellvertretender Generalstab), отдел III-б также был разделен между ставкой я Берлином. Однако практически все основные функции отдела осуществлял аппарат, расположенный в Берлине. В частности, именно здесь находилась центральная картотека германской разведки{144} и именно берлинская часть III-б поддерживала связь с полицией{145}.
  
  Тот факт, что III-б являлся не просто органом военной разведки, а общегосударственным разведывательным и контрразведывательным военно-политическим ведомством, отразился и на его личном составе. В отделе работали не только офицеры, но и штатские - "знающие заграницу и иностранные языки представители делового мира", а также сотрудники дипломатической службы{146}.
  
  Как уже отмечалось, отдел III-б имел непосредственное отношение к пропагандистской деятельности кайзеровской Германии. В соответствии с этим в составе отдела находилось Военное ведомство печати. Его возглавлял сначала майор Дойтельмозер, а после того, как он был назначен руководителем отдела печати МИД{147}, - майор [49] Штоттен{148}. Ведомство делилось на три департамента: по делам отечественной печати (руководитель Дойтельмозер), по делам иностранной печати (руководитель Герварт) и департамент цензуры (руководитель фон Ольберг). Таким образом, контроль за прессой в военное время, разведывательная обработка материалов иностранной печати, цензура газетной информации и пропаганда за границей были сконцентригрованы в Военном ведомстве печати всемогущего отдела III-б.
  
  Надо сказать, что в Военном ведомстве печати дело обработки иностранной прессы было поставлено на широкую ногу. Кроме того, что вся информация просеивалась разведчиками из III-б и обогащала картотеку отдела, под руководством подполковника Герварта выпускались объемистые бюллетени "Сообщения иностранной прессы", которые рассылались военным и гражданским властям, а также крупным монополиям - для сведения и органам печати - для организации контрпропагандистских выступлений.
  
  Таков был этот важный и тщательно засекреченный государственный орган, скрывавшийся под обозначением III-б. Нас деятельность отдела III-б интересует не сама по себе, а лишь постольку, поскольку в ней нашла отражение линия определенных кругов немецкой военщины на установление тесного контакта с американскими империалистами. Благодаря тому, что американские дела были сосредоточены, как уже упоминалось, в руках Герварта, его архив дает небезынтересные данные на этот счет.
  
  Отдел III-б поддерживал связи с немецкой агентурой в США. Широко известен тот факт, что фон Папен в бытность свою военным атташе в Вашингтоне проявлял особую активность в деле организации в США агентурно-диверсионной работы. Его английский биограф Датч отмечает: Папен, официальным местом работы которого как военного атташе был Вашингтон, "создал свой оффис при фирме Амзинк в Нью-Йорке", и "именно через этот оффис велись все дела, связанные с диверсиями и борьбой против производства военных материалов в Америке"{149}.
  
  Факты говорят о том, что не следует чрезмерно персонифицировать подрывную деятельность германских милитаристов [50] в США, связывая ее исключительно "с фон Па-пенам. Дело было не в нем - всего лишь энергичном исполнителе воли немецких империалистов, а в общей установке правящих кругов Германии. Так, архивные документы свидетельствуют, что создание шпионсжидиверсионного оффиса под маркой фирмы Амзинк произошло еще до приезда фон Палена в США.
  
  Сам фон Папен в своих мемуарах пишет: "...большая часть подготовительной работы была проделана моим предшественником (т. е. Гервартом. - М. В.). В Нью-Йорке был подготовлен оффис с целью получения и передачи военной информации"{150}. Фон Папен упоминает, что речь идет о некоей "немецкой фирме, расположенной на Ганновер-стрит в Нью-Йорке"{151}, явно имея в виду фирму Амзинк.
  
  На след этой, с позволения сказать, "фирмы" мы нападаем в архиве Герварта. В одной из папок содержится написанное карандашом письмо Герварту от некоего Генри Виллинка-младшего от 14 июля 1915 г. Автор письма - по-видимому, американский немец - сообщает, что находится в германской армии на Восточном фронте в чине старшого лейтенанта, но хотел бы получить звание ротмистра (капитана кавалерии) и просит Герварта о содействии{152}.
  
  Немедленно же по получении письма, 19 июля. Герварт обращается к некоему Темпу, который в одном из декабрьских документов 1915 г. назван "разведывательным офицером при главнокомандующем на Востоке"{153}. Пересылая своему коллеге-разведчику письмо Виллмнка, Герварт пишет: "Отправитель письма известен мне по моей работе на посту военного атташе как прилежный и надежный человек. В свое время я имел много дел с фирмой Амзинк, совладельцем которой он является: я подготовил там "военно-разведывательный пункт Нью-Йорк " на случай мобилизации" (разрядка моя. - М. В.). Герварт пометил, что "относящиеся к этому вопросу материалы находятся в архиве III-б"{154}. [51] Виллинку Герварт написал: "Надеюсь, что Ваше желание будет выполнено. Я самым настойчивым образом поддержал его перед руководящей инстанцией, учитывая наши с Вами особые отношения в Нью-Йорке - Вы знаете, что я имею в виду. Пожалуйста, разорвите это письмо..."{155}
  
  Сам Герварт не последовал собственному совету и сохранил копии писем. В результате мы узнаём теперь, что немецкая шпионская "фирма" в Нью-Йорке была не импровизацией изобретательного Палена, а заблаговременно подготовленным немецкими милитаристами разведывательным центром в США{156}.
  
  В материалах архива Герварта имеется еще ряд данных о контактах, поддерживавшихся отделом III-б с немецкой агентурой в США. Эти контакты использовались немецкой разведкой не только для работы в Америке, но и для подрывной деятельности в Европе, в тылу у противников Германии. Так, в одном из писем к фон Папену Герварт сообщает, что одновременно направляет ему пакет с листовками. "Вы можете попытаться направить эту листовку для распространения во Франции в посылаемых газетах или письмах через посредство Адольфа Павенштедта{157} или американцев, чье дружественное отношение к Германии и надежность не вызывают сомнений", - инструктировал Герварт{158}.
  
  Можно привести и другие примеры агентурной работы III-б в США, отразившиеся в материалах архива Герварта. Так, германо-американская торговая палата в Нью-Йорке регулярно присылала в III-б донесения о политическом положении в США{159}. Трудно отделаться от впечатления, что именно агентурной деятельностью было связано с Гервартом американское семейство Эмерсонов, члены которого в 1914 г. выражали сожаления в связи [52] с отъездом Герварта из США{160}, а в декабре 1917 г. - в разгар войны между США и Германией - вдруг оказались в Берлине и посещали германскую разведку{161}. Видимо, агентом III-б был и журналист Эдвард Л. Фоке, нью-йоркский представитель "Уайлдмен мэгэзин энд ньюз сервис". Активно участвуя в прогерманской и антирусской пропаганде в США, Фоке поддерживал связи с немецким генштабом и с фон Палевом как раз в тот период, когда последний особенно энергично развернул шпионско-диверсионную деятельность в Америке{162}. Когда в августе 1915 г. американская печать опубликовала документы, обнаруженные в похищенном контрразведкой США портфеле уже упоминавшегося немецкого дипломата Альберта{163}, среди них оказалось распоряжение германского МИД от 10 мая u915 г. своей информационной службе в США взять на себя все расходы по очередной поездке Фокса в Германию{164}.
  
  Можно было бы привести и ряд других подобных примеров.
  
  Но отдел III-б поддерживал контакты не только со своей агентурой за океаном. Немецкие разведчики, как выясняется, имели связи и просто с представителями реакционных кругов ОНА, симпатизировавших немецкому милитаризму, выступавших за союз с ним, но вряд ли являвшихся агентами III-б.
  
  Известно, что американский посол в Берлине Джерард, высказывания которого о претензиях германского милитаризма на мировое господство мы уже приводили, не нравился правящим кругам Германии. Они повели против него исподволь кампанию, стараясь добиться его отозвания. Прямую поддержку в этой кампании оказали им, как видно из документов III-б, некоторые прогермански настроенные американские деятели. [53]
  
  В документах имеются выдержки из письма американского профессора Томаса С. Холла баронессе фон Шредер в Берлин. Холл, находившийся в Гёттингенском университете, сообщает баронессе, что составил подробную запись своей беседы с послом Джерардом и "охотно готов доверительно предоставить эту запись каждому, кто захотел бы удостовериться во вреде, приносимом Джерардом"{165}. Оказывается, Джерард в беседе с ним заявил, что дело идет к разрыву дипломатических отношений между США и Германией, "а это означает войну". В противоположность Джерарду, исходившему из факта обострения американо-германских империалистических противоречий, проф. Холл принадлежал к тому лагерю в США, который выступал за союз с германским милитаризмом. Холл прислал баронессе копию письма, отправленного им президенту Вильсону. В письме содержалось предложение уволить Джерарда в отставку и поручить дипломатическое представительство США в Германии и Германии в США людям, "которые находятся в более тесном контакте с миром чувств и стремлениями обеих великих наций"{166}.
  
  Профессор богословия Холл, видимо, довольно типичная фигура для тех прогерманских кругов в США, стремившихся к союзу с немецким милитаризмом, с которыми III-б установил фактическое сотрудничество. Характерно, что, вернувшись из Германии в США, он сразу занялся прогерманской пропагандой{167}. При всем том не исключено, что Холл не был немецким агентом.
  
  Не был им, надо думать, и капитан Уилсон Брайянт Бёртт из 20-го американского пехотного полка, который беседовал с Гервартом в январе 1915 г., рассказывал ему о новом начальнике американского генштаба генерале Скотте и критиковал проанглийскую линию посла США в Лондоне{168}. Не был, возможно, агентом III-б и капитан кавалерии США Биддл из штаба американской национальной гвардии, который в письме к Герварту выражал "самые теплые поздравления... по поводу блестящей борьбы, [54] которую ведет ваша великая страна (Германия. - М. В. )"{169}. Вряд ли являлся агентом друг сенатора Мак Кормика Ральф Бивер из Норманди-фарм, который, по словам Герварта, "был всегда очень расположен к Германию) и прислал ему восторженный отклик на письмо генералу Буду.
  
  И тем не менее эти американцы объективно оказались в сотрудничестве с отделом III-б. Письмо почтенного профессора баронесса фон Шредер не преминула тут же скопировать и направить в III-б{170}, о беседе с капитаном Бёрттом Герварт без промедления представил докладную записку майору Николаи, а копию письма Бивера многозначительно направил фон Палену в Вашингтон "для ориентировки", наводя его, таким образом, на потенциального агента{171}.
  
  Трудно точно определить, в каких именно кругах США получили распространение прогерманские настроения. Но несомненно, что они захватили определенную часть американской военщины. В разведывательных сводках III-б прямо отмечалось, что "американская армия настроена дружественно к Германии"{172}.
  
  "Мы, солдаты, полны восхищения в связи с вашими чудесными национальными военными успехами, - писал Герварту один из представителей высшего офицерства США Фрэнк Мак Кой в декабре 1914 г. - Но, как вы знаете, в противоположность армии, которая занимает безоговорочно нейтральную позицию, нация в целом симпатизирует предполагаемым целям держав Антанты... С течением [55] времени мы как нация станем лучше понимать немцев"{173}. Здесь четко отмечено наличие прогерманской тенденции (выдаваемой за нейтральную) в верхушке армии США.
  
  Достаточно точно отражал эти настроения военный атташе США в Берлине майор Ленгхорн. Позиция Ленгхорна особенно интересна потому, что он рассматривался в Вашингтоне не как военный специалист, а как "помощник посла", перед которым военное министерство поставило задачу "отмечать и сообщать обо всех изменениях в вопросах общей политики и политической ситуации"{174}.
  
  В одном из донесений Герварта майору Николаи содержится весьма выразительная характеристика Ленгхорна. "Этот человек не только убежден в справедливости нашего дела, он хотел бы также помочь убедить своих соотечественников. В этом отношении он может быть нам чрезвычайно полезным... Он пишет такие донесения, что лучших мы и желать не можем. Чем больше возможности будет ему предоставлено здесь увидеть, тем лучше... Его слова имеют там (в США. - М. В.) очень большой вес и через его друзей - адъютантов президента всегда доходят до последнего; если мы этого хотим, они могут найти путь и в американскую печать". "Я считаю это очень важным", - добавлял Герварт{175}.
  
  Действительно, для немецких милитаристов, стремившихся к сближении)с США, было очень важно, чтобы официальный американский военный представитель в Берлине не за страх, а за совесть, по его собственным словам, "работал для необходимого взаимопонимания" между США и Германией{176}.
  
  Сам Ленгхорн говорил: "Мы охотно и с глубокой убежденностью спели бы хвалебную песню немецкому солдату"{177}. Такими песнопениями и были донесения, [56] которые Ленгхорн слал своему начальству в Вашингтон и копии которых странным образом оказываются в делах III-б.{178}
  
  Вот одно из них - донесение Леягхорна флигель-адъютанту президента Вильсона полковнику Хартсу, датированное 30 января 1915 г. В донесении описана поездка Ленгхорна на фронт. Здесь поются безудержные дифирамбы немецкой армии, ее организации, ее офицерам и солдатам. Ленгхорн хвалит все. Его восхищение вызывает даже такая мрачная затея кайзеровского командования, предвосхищавшая кровавые трюки гитлеровской расистской пропаганды: напоказ проходившим по дорогам Бельгии немецким войскам были выложены трупы французских солдат-сенегальцев. "Разумеется, должен применяться любой метод, чтобы сплотить солдат для выполнения поставленной задачи, и я не вижу причины, почему бы, в частности, эта акция не была уместной", - юлит Ленгхорн. Он хвалит разрушение немецкими войсками в Бельгии домов мирных жителей: "По-моему, совершенно очевидно, что разрушение этих домов было необходимо с военной точки зрения", так как якобы предотвращало действия бельгийских франтиреров. А бельгийцы, сетует Ленгхорн, не хотят понимать, что эти действия патриотов "незаконны". Таким образом, издевательски заключает Ленгхорн, "пробел в их образовании и заставил бельгийцев страдать".
  
  После панегириков зверствам германского милитаризма в Бельгии Ленгхорн переходит к елейному описанию банкета у Гинденбурга и Людендорфа. "Я сидел рядом с принцем Гогенлоэ - одним из многих почитателей великого Гинденбурга... Генерал-фельдмаршал фон Гинденбург был очень любезен. Он держится очень просто и через несколько минут заговорил со мной. Он и генерал-лейтенант фон Людендорф говорили о том, что знают нашу страну и о наших великих солдатах: Ли, Джексоне и [57] Стюарте, воинскими деяниями которых они так восхищаются"{179}.
  
  Это - всего лишь один из образцов творчества Ленгхорна. Но и его достаточно, чтобы увидеть, в каком духе информирована американский военный атташе правящие круги Вашингтона. Вряд ли он рискнул бы писать в таком духе, если бы не был уверен, что господа в Вашингтоне в основном разделяют его взгляды.
  
  Вот как сформулировал сам Ленгхорн эти взгляды в письме к начальнику генштаба германских сухопутных сил генералу Фалькенгейну: "Моим долгом было показывать, что я абсолютно нейтрален... Но в этом совершенно личном письме я могу выразить тот факт, что мое сердце - на вашей стороне, на стороне офицеров и солдат ваших великолепных армий". Сделав это трогательное признание, Ленгхорн прямо объяснял смысл своей позиции: ((Германия и США никогда не столкнутся с затруднениями, если между ними будет существовать взаимопонимание. Если же нет, то мы должны помочь его установить..."{180}
  
  Таким образом, Ленгхорн открыто выступал в качестве приверженца союза между американским и германским империализмом.
  
  Не приходится удивляться тому, что генерал Фалькенгейн в письме начальнику штаба армии США генералу Скотту отмечал в связи с отъездом Ленгхорна в Америку: "...он пользовался моим доверием", - и многозначительно добавлял: "Мы всегда высоко ценили его стремление развить дружественные чувства и взаимопонимание между нашими двумя армиями, чего все мы желаем самым серьезным образом"{181}.
  
  Откровенно прогерманская позиция Ленгхорна не осталась незамеченной правительствами Антанты. Они-то и добились того, что Ленгхорн был отозван в Вашингтон [58] в марте 1915 г.{182} Однако и это было использовано немецкими милитаристами.
  
  Герварт докладывал Николаи на следующий день после отъезда Ленгхорна на родину: "Он будет в Америке действовать в нашу пользу..."{183} А сам Ленгхорн писал: "Я способен оказать помощь делу установления необходимого взаимопонимания (Своими (донесениями и беседами на родине"{184}.
  
  Прибыв в США, Ленгхорн продолжал поддерживать связь с III-б через упоминавшегося выше "журналиста" Фокса. "Мои чувства и работа неизменно направлены на подлинное взаимопонимание", - телеграфировал он Фоксу накануне финансировавшейся Берлином поездки последнего в Европу в июне 1915 г., прося передать привет "всем друзьям, в особенности нашим общим друзьям". Отлично понявший его Фоке направил выдержки из писем и телеграмм Ленгхорна прямо в III-б с пометкой, что материал посылается "для сотрудников" этого заведения{185}.
  
  Такие люди, как майор Ленгхорн, осуществляли контакты между весьма высокопоставленными военными деятелями США и Германии. Однако, как свидетельствуют документы, немецким милитаристам удалось установить тайный контакт и с еще более высокими сферами в США - с (людьми из непосредственного окружения президента Вильсона.
  
  
  Кем была дочь Генри Уайта
  
  
  Имя Генри Уайта известно каждому, изучающему историю США XX века. Уайт - высокопоставленный американский дипломат, посол США во Франции, один из [59] пяти членов американской делегации на Парижской мирной конференции 1919 г. Подпись Уайта стоит на мирных договорах, заключенных после первой мировой войны: на Сен-Жерменском договоре с Австрией и на Неийском договоре с Болгарией. В мемуарах итальянского премьер-министра Орландо, опубликованных в 1960 г., говорится, что Уайт наряду с государственным секретарем США Лансингом и генералом Блиссом был одним из трех, "без сомнения, наиболее авторитетных" членов делегации США в Париже. А ведь, как замечает Орландо, вся делегация "была составлена Вильсоном исключительно из числа его друзей"{186}. Очевидно, к ним относился и Уайт. В то же время Уайт был единственным республиканцем в составе американской делегации и рассматривался там как представитель республиканского большинства в конгрессе.
  
  Вот что пишет о Генри Уайте известный американский буржуазный историк Бейли: Уайт "знал Европу, европейских государственных деятелей и европейские проблемы. Прожив много лет в Англии и Франции и имея дочь, которая была замужем за немецким дворянином и страдала от союзной блокады, он мог особенно хорошо понимать точки зрения обеих сторон"{187}.
  
  В частности, Уайт, несомненно, проявлял "понимание" точки зрения немецких милитаристов. Его биограф Пекине констатирует, что в период работы Уайта на дипломатическом посту в Англии "его чувства по отношению к Германии были полностью дружественными". "Можно было бы процитировать, - продолжает Невинс, - многочисленные выдержки из его писем, выражающие восхищение великими промышленными и научными достижениями Германии... Он был заинтересованным и внимательным наблюдателем отношений между Вашингтоном и Берлином"{188}. Как отмечает Невинс, именно Уайт посоветовал президенту США Теодору Рузвельту в 1908 г. выбрать из двух предложенных ему кайзером кандидатов на пост германского посла в США графа Бернсторфа. Зная Бернсторфа по совместной дипломатической работе в Лондоне (где тот был в 1902-1906 гг. советником германского [60] посольства), Уайт "горячо рекомендовал" его президенту и затем, как пишет Невинс, "с восхищением наблюдал за работой Бернсторфа во время мировой войны"{189}. Эта работа, как мы знаем, состояла, в частности, в организации германской пропаганды в США в соответствии с советами из Вашингтона.
  
  В приведенной выше цитате Бейли упоминает о дочери Уайта, жившей с мужем-юнкером в Германии и страдавшей от блокады. Что о ней известно?
  
  Дочь Уайта и его жены - урожденной Маргарет С. Разерфорд, весьма практичной женщины, заставившей Уайта сделать дипломатическую карьеру, - родилась во Франции IB 1880 г.{190} Невинс сообщает, что 19-летней девушкой Мюриэл Уайт с успехом занималась домашним хозяйством и во время частых болезней матери исполняла обязанности хозяйки дома Уайта в Лондоне{191}. Впрочем, Мюриэл интересовалась, видимо, не только домоводством: так, весной 1907 г. она присутствовала при беседе отца, с бывшим британским премьер-министром Артуром Бальфуром, и Невинс приводит отрывок из сделанной ею записи беседы{192}.
  
  Вот, кажется, и все сведения, которые были опубликованы в исторической литературе относительно дочери Уайта. Постараемся их дополнить, ибо вопрос о дальнейшей судьбе Мюриэл Уайт непосредственно связан с темой настоящей главы.
  
  Мюриэл действительно вышла замуж за немецкого юнкера. Но это был не захудалый дворянин, как может показаться из слов Бейли, а кайзеровский полковник, граф Зеер-Тосс, и вряд ли Мюриэл пришлось особенно страдать от союзной блокады. Другие проблемы занимали чету графов Зеер-Тосс.
  
  Советник посольства США в Берлине, а впоследствии - секретарь делегации США на Парижской конференции 1919 г. Джозеф Грю пометил в своем дневнике, что вечером 20 марта 11915 г. он дал "очень удачный ужин в честь полковника и г-жи Хауз; другими гостями за столом были посол (Джерард. - М, В.), Монтгелас (заведующий американским [61] отделом МИД Германии. - If. В.), чета Герарди (военно-морской атташе США в Германии. - М. В,) и Мюриэл Зеер-Тосс"{193}. Из сохранившихся архивных документов мы случайно узнаем, что этот день - 20 марта 1915 г. - был ознаменован для Мюриэл Зеер-Тосс не только великосветским ужином с ближайшим другом президента Вильсона, но и эпистолярным трудом весьма любопытного назначения.
  
  В архиве Герварта среди бумаг, помеченных входящим штампом III-б, имеется пространная выдержка из письма графини Зеер-Тосс Теодору Рузвельту, написанного из Берлина 20 марта 1915 г. Письмо представляет собой ответ на ранее полученное графиней письмо экс-президента США. Выдержка озаглавлена: "Рузвельту разъясняется немецкая точка зрения".
  
  Заглавие, данное разведчиками из III-б, весьма точно отражает содержание письма. Это - чисто пропагандистское [62] сочинение, резко антианглийское по своей направленности. Оно написано человеком несомненно хорошо разбиравшимся в вопросах политики и пропаганды. В архиве Герварта находятся и письма мужа Мюриэл, весьма недалекие и беспомощные в политическом отношении. Можно с уверенностью сказать, что не он написал за жену подобный пропагандистский памфлет. Очевидно, автором сочинения действительно была сама графиня.
  
  Что же она писала одному из влиятельнейших американских политиков, старому покровителю своего отца?
  
  Цель послания - снять с германских милитаристов вину за их вторжение в Бельгию. Мюриэл пишет, это еще до начала войны английские войска готовились к походу через Бельгию: запасли путеводители и даже завезли на континент зимние шинели для солдат. Уже зимой 1913 г. английские офицеры, по словам графини, только и говорили, что о предстоявшей войне с Германией. Ее отец всегда считал, что задача британской дипломатии сортоит в сплочении континентальной Европы против сильнейшей державы - в данном случае против Германии. Мюриэл сообщает, что когда она 10 лет назад была с родителями в гостях у Бальфура, тот сказал ее отцу: ("Дорогой Гарри, если бы мы только могли найти повод, чтобы убедить наш народ в необходимости тотчас же начать войну против Германии!.. Речь идет не о праве или несправедливости, это вопрос сохранения нашей гегемонии". Марш немецких войск через Бельгию и явился для Англии таким желанным предлогом. На самом же деле британцам нет никакого дела до Бельгии: "В Англии все измеряется в конечном счете фунтами, шиллингами и пенсами. Ничто другое в счет не идет". Англия воюет против Германии, чтобы разгромить немецкого конкурента, а самой по-прежнему оставаться "благоденствующей и ленивой"{194}.
  
  Письмо графини Зеер-Тосс изложено здесь столь подробно не только потому, что это - нигде доселе не публиковавшийся интересный документ. Оно заслуживает внимания, так как является образчиком весьма ловкой пропаганды Мюриэл Уайт. Обыгрывая в интересах немецкой стороны тот несомненный факт, что английский империализм преследовал в войне цель сокрушения своего [63] конкурента, графиня Зеер-Тосс умело приплела сюда свои - подлинные или вымышленные - воспоминания о беседах в Англии и постаралась сыграть на антианглийских настроениях, всегда имевшихся в правящей верхушке США.
  
  А какое значение придавали тогда мнению Т. Рузвельта в сферах, определявших в кайзеровской Германии политику в отношении США, видно из замечаний Фальке, который был тогда германским генеральным консулом в Нью-Йорке. Фальке прямо пишет, что Т. Рузвельт как экс-президент пользовался большим влиянием в США, особенно среди приверженцев своей партии, и "оба воюющих лагеря старались привлечь его на свою сторону"{195}. Как видим, с германской стороны в этой операции активно участвовала дочь Генри Уайта.
  
  Но Мюриэл Зеер-Тосс выступала не только в роли пропагандистки германской точки зрения перед высокопоставленными политическими деятелями Америки, в кругу которых она вращалась с детства. Документы III-б показывают, что графиня поставляла в это малопочтенное заведение обширную информацию. Так, в архиве отдела оказались переданные ею выдержки из письма ее прогермански настроенной американской подруги (в III-б этот документ так и обозначили - "От одной американской подруги графини Зеер-Тосс"){196}.
  
  В делах III-б есть и адресованное графине письмо американского вице-адмирала Чедуика, бывшего командующего южноатлантической эскадрой США{197}. Это письмо также носит прогерманский и резко антианглийский характер и может служить еще одним образцом германофильских настроений в среде американской военщины. Выразив уверенность в том, что "в конечном счете победит Германия", и не постеснявшись заявить, что кайзеровская империя "в настоящее время - наиболее подлинная демократия", Чедуик писал: "Поражение Германии означало бы, по моему убеждению, наше поражение; через несколько лет после этого Панамский канал перешел бы в руки англичан, а мы сами сделались бы, возможно, областью [64] Британской империи... Таким образом, мы заинтересованы в победе Германии"{198}.
  
  Это письмо графиня Зеер-Тосс направила в III-б. Там поспешили употребить его в дело. В тот же день, когда Герварт ознакомился с письмом Чедуика, он написал фон Папену в Вашингтон: "Из письма адмирала Чедуика проживающей здесь графине Зеер-Тосс я вижу, что он очень дружественно настроен к Германии"{199}. Так по своему обыкновению III-б указывал фон Папену, организовывавшему разведывательную работу в США, на человека, которого он мог использовать на этой работе.
  
  Графиня Зеер-Тосс не только помогала отделу III-6 наводить фон Папена на прогермански настроенных американских деятелей. Она сдавала в III-б копии писем своего отца. Выдержки из этих писем, завизированные III-б, хранятся в архиве Герварта.
  
  Возможно, Генри Уайт и рассчитывал, что некоторые его высказывания могут быть доведены дочерью до сведения руководящих германских кругов. По-видимому, этим и можно объяснить наличие в письмах следующих заявлений. В письме от 16 мая 1915 г. Уайт указывал: "Я не могу не беспокоиться в связи с тем, что, судя по определенным признакам, влиятельные германские инстанции склоняются к разрыву с Соединенными Штатами. Если это так, то весьма печально". Уайт пояснял, что, вопреки расчетам Берлина, американцы немецкого происхождения будут в случае такого разрыва на стороне США{200}. В другом письме Уайт прямо указывал причину, заставлявшую руководителей американской политики не желать победы Германии. "Здесь, у нас, - писал Уайт, - во многих кругах господствует опасение, что победоносная Германия не удовольствуется результатами этой войны; здесь боятся ее дальнейших планов". Многие в США опасаются, что эти планы Германии заходят так далеко, чтобы, "если возможно, установить ее господство и на этом (американском. - М. В.) континенте"{201}. [65]
  
  Но даже если подобные высказывания делались Уайтом с целью доверительно довести их до сведения правителей кайзеровской Германии, вряд ли все же Уайт ожидал, что, посылая письма дочери, он направляет их прямо в германскую разведку.
  
  Операции графини Зеер-Тосс делают более понятной и ту историю, о которой довольно сбивчиво повествует в своих мемуарах американский посол Джерард.
  
  После потопления "Лузитании" в мае 1915 г. правительство США направило в Берлин весьма резкую ноту протеста. Джерард пишет, что вскоре после этого он обедал со статс-секретарем Циммерманом. "Среди приглашенных была одна американка, очаровательная женщина которая была замужем за немцем... Я случайно услышал отрывки из разговора, который она вела с Циммерманом". После ухода статс-секретаря американка изложила Джерарду содержание разговора. Циммерман рассказал ей якобы о телеграмме австро-венгерского посла в США Думбы. Думба сообщал, что американскую ноту не нужно принимать всерьез, так как она "преследовала лишь цель успокоить общественное мнение в Америке и не выражала подлинного мнения американского правительства".
  
  Джерард отправился в министерство иностранных дел к Циммерману, и тот действительно показал ему такую телеграмму. "Разумеется, - пишет американский посол, - что я протелеграфировал в государственный департамент и написал президенту Вильсону". По его мнению, тем самым была предотвращена война между Германией и США в 1915 г. "...Это показывает, - наивно замечает Джерард, - как наиболее важные события могут быть изменены благодаря вмешательству хорошенькой женщины"{202}.
  
  Хотя имя американки и не названо в мемуарах, вряд ли можно сомневаться, что речь идет о Мюриэл Зеер-Тосс. Ясен и смысл комедии, разыгранной с ее участием (сам Джерард пишет, что все это "в достаточной степени напоминало средства, используемые в театре"), В весьма напряженный момент после потопления "Лузитании" германскому правительству, несомненно, надо было знать: действительно ли США готовы начать войну в случае повторения подобных нападений немецких подводных лодок [66] или американские угрозы являются просто блефом. При посредстве графини Зеер-Тосс и был произведен соответствующий зондаж подлинных намерений Вашингтона.
  
  Зондаж полностью удался. Грю тогда же отметил в своем дневнике, что государственный секретарь США Брайан, который "вполне возможно, действительно создал у Думбы такое впечатление", вынужден будет занять недвусмысленную позицию{203}. И в самом деле, уже через два дня Брайан протелеграфировал Джерарду опровержение утверждений Думбы и, не довольствуясь этим, прислал ему затем запись своей беседы с Думбой, поручив сделать подробные разъяснения в германском министерстве иностранных дел{204}.
  
  Осенью 1916 г., как явствует из документов, графиня Зеер-Тосс совершила двухмесячную поездку в США. В высших кругах Вашингтона и Нью-Йорка, куда она была издавна вхожа благодаря положению своего отца, графиня беседовала со многими лицами: помощником государственного секретаря США Уильямом Филляпсом, посланником США в Дании Иганом, представителями военно-морского ведомства США. Как видно из ее писем, Мюриэл не теряла временя на пароходе, когда пересекала океан: здесь она разговаривали с графом Мольтке - сотрудником датского посольства в Англии, сродственниками и знакомыми, жившими в Англии и во Франции, упорно собирая информацию. Об одной из таких бесед - с г-жой Раттерфорд Стайвесенд она без обиняков сообщала: "Дама была очень раздражена, и из нее ничего невозможно было извлечь..."
  
  Кроме собственных донесений, составленных на основании этих бесед, графиня скопировала ряд писем, полученных отцом от государственных деятелей Англии: лорда Керзона, лорда Ньютона и др. Все это было представлено в немецкую разведку в виде донесения за подписью ее мужа - графа Зеер-Тосс{205}. По-видимому, III-б и его филиал - иностранный отдел верховного главнокомандования [67] считали более удобной именно такую форму передачи сведений, добывавшихся неутомимой Мюриэл. С грифом "Строго секретно. Информация из-за границы (прислано из Америки)" донесения Зеер-Тосса направлялись начальнику отдела III-б в кайзеровскую ставку Плесе{206}.
  
  Упомянув о муже графини Зеер-Тосс, стоит сказать и об одной любопытной записи в дневнике Грю, сделанной в феврале 1915 г. Грю пишет, что сидевшая за обедом рядом с ним Мюриэл "конфиденциально" сообщила, будто германское военное министерство намеревалось выслать одного из секретарей посольства США за его "ярко выраженные антинемецкие настроения". Однако, пишет растроганный Грю, "муженек Зеер сказал им, что они не понимают американцев", поручился за неугодного секретаря - и "все дело было ликвидировано"{207}.
  
  Между тем рекламировавшийся таким образом графиней "муженек Зеер" был, как показывают документы, зачислен в штат III-б{208} и впоследствии доносил своему начальству: "В период деятельности здесь Грю я с помощью своей жены поддерживал с ним постоянную связь и вошел к нему в доверие "{209} (разрядка моя. - М. В.). Приведенный пример хорошо показывает, какими методами Мюриэл этого добивалась. Впрочем, не блиставший умом граф был нужен III-б явно лишь постольку, поскольку он мог служить наиболее удобным связным между этим заведением и графиней Зеер-Тосс{210}.
  
  Так, на основании архивных материалов, долгие годы не видевших света, теперь можно дополнить данные о дочери Генри Уайта. Нет, Мюриэл Зеер-Тосс не была жертвой союзной блокады Германии, как пишет Бэйли. Дочь Генри Уайта была агентом германской разведки - отдела III-б генерального штаба. Через нее, используя ее обширные связи в правящих кругах США, немецкие милитаристы поддерживали незримый контакт с этими кругами. А наряду с политической разведкой, которой занималась графиня Зеер-Тосс, этот контакт преследовал цель подготовить почву для сближения и союза между немецким и американским империализмом.
  
  
  Подводная война и американо-германский "модус вивенди"
  
  
  С ходом войны официальные отношения между Германией и США становились все более напряженными.
  
  Проводившаяся немецким командованием подводная война на коммуникациях между странами Антанты (в первую очередь Англией) и нейтральными странами (прежде всего Америкой) вызывала острое недовольство монополий США. Американские империалисты хотели беспрепятственно наживаться на торговле с обеими воюющими сторонами и злобно огрызались при каждой попытке нанести удар по этому прибыльному бизнесу{211}.
  
  За резкими нотами США в связи с потоплением "Лузитании" последовала - после потопления "Арабика"{212} - прямая угроза Лансинга немедленно объявить войну, если Германия не прекратит нападения на невоенные суда{213}. Немецкое командование вынуждено было сначала ограничить, а в сентябре 1915 г. - вообще приостановить подводную войну. Однако это решение вызвало ожесточенную [68] борьбу в правящих кругах Германии. Руководитель военно-морского ведомства адмирал Тирпиц и поддерживавшие его группировки настаивали на проведении неограниченной подводной войны, которая якобы могла обеспечить победу над Англией{214}.
  
  Напротив, в тех кругах германской военщины, которые ориентировались на сближение с США, раздавались призывы к сугубой осторожности.
  
  Фон Папен пишет в мемуарах: "В своих донесениях в Берлин я настаивал уже на той ранней стадии, что, опираясь на американскую промышленную мощь, США будут в состоянии почти безгранично расширять свою армию... Я подчеркивал, что ...Америка - важный фактор, который должен быть принят во внимание"{215}.
  
  В меморандуме под названием "Можно ли и нужно ли ограничивать подводную войну из-за позиции Америки?" Герварт писал летом 1915 г.: необходимо "заставить замолчать те группы и органы печати, которые не только с легкостью воспринимают возможный разрыв с Америкой, но изображают его даже желательным с военной точки зрения. Эти люди очень плохо умеют рассчитывать..." Герварт рекомендовал не задевать Вильсона и с весьма характерным для немецких милитаристов цинизмом советовал: "Надо платить за его фразы о гуманности той же монетой и делать вид, что мы полностью идем навстречу, - а на деле не уступать ни капли"{216}.
  
  Между тем отношения между США и Германией продолжали обостряться. В декабре 1915 г. фон Папен, пойманный с поличным на организации диверсии и саботажа, был со скандалом выдворен из США и 6 января 1916 г. вернулся в Германию. Он сообщает в своих мемуарах, что сразу же был вызван к начальнику генштаба Фалькенгейну, но, как оказалось, не для начальственного разноса за провалы в диверсионной работе, а для беседы о позиции и намерениях США. Беседа протекала, видимо, не гладко: поддерживавший в это время Тирпица Фалькенгейн выражал уверенность, что США не вступят в войну против Германии, а Папен, по его словам, утверждал обратное. [69]
  
  Затем фон Папен был принят рейхсканцлером Ветман-Гольвегом и, наконец, кайзером. Последний, ссылаясь на мнение директора "Гапаг" Баллина, также заявил, что США не будут воевать, так как-де конгресс не позволит Вильсону объявить войну{217}.
  
  В связи с чем обсуждался этот вопрос?
  
  В архиве Герварта сохранилось письмо, содержащее некоторые любопытные уточнения по поводу визитов Папена. Герварт пишет, что фон Папен заходил к нему в генштаб и рассказал о своей беседе с рейхсканцлером, которая, оказывается, длилась целых полтора часа. Папен сообщил, что говорил с Бетманом "о многом, в том числе и о подводной войне. В этой связи канцлер спросил (фон Папена. - М. В.), разделяет ли военно-морской атташе его взгляды, на что тот ответил утвердительно. Подробнее Папен ничего не говорил"{218}.
  
  Достаточно и этого. Из лаконичных слов Папена можно видеть, что речь шла все о том же вопросе, волновавшем тогда правящие круги Берлина: о возможной реакции американских империалистов на дальнейшее усиление подводной войны.
  
  На первый взгляд довольно скупое и мало говорящее письмо Герварта интересно датой его написания - 25 января 1916 г. Оно дает как бы моментальную фотографию настроений и забот в правящей верхушке Германии и в генштабе в связи с вопросом о подводной войне. Мы видим, что 25 января эти настроения все еще целиком определялись угрозой Лансинга начать войну, высказанной после потопления "Арабика". Речь шла лишь о том, выполнят ли США свою угрозу в случае возобновления германской подводной войны или слова Лансинга - блеф.
  
  Почему интересна эта моментальная фотография? Дело в том, что в госдепартаменте США был тем временем подготовлен проект так называемого "модус вивенди" в вопросе о войне на море. Проект знаменовал собой отход от декларации США 19 сентября 1914 г., признававшей право торговых судов быть вооруженными{219}. Новый "модус [70] вивенди" предусматривал, что вооруженные торговые суда могут атаковываться и потопляться подводными лодками без всякого предупреждения, а с невооруженными судами подводные лодки должны обращаться в соответствии с положениями призового права. Этот проект был вручен Лансингом послам Антанты 18 января 1916 г. Проект был явно невыгоден Англии: британский министр иностранных дел Грей не рискнул даже сообщить о нем сразу в парламенте, так как это "вызвало бы бурю".
  
  Существует точка зрения, что именно информация об этом проекте побудила немецкое командование открыть "обостренную" подводную войну{220}.
  
  Рассматриваемое письмо Герварта позволяет внести некоторое уточнение. Оно показывает, что понадобилась еще одна акция со стороны Лансинга, чтобы германские милитаристы преодолели свои колебания. В Берлине действительно прослышали о проекте "модуса вивенди", но, очевидно, он казался слишком неопределенным. Написанное 25 января 1916 г. письмо Герварта ясно свидетельствует: в этот день и канцлер, и генштаб исходили еще не из "модуса вивенди", а из угрозы Лансинга.
  
  Тем более существенно то, что произошло на следующий день, 26 января 1916 г. А произошло вот что: Лансинг беседовал с австро-венгерским поверенным в делах Звидинеком и официально известил его о проекте "модуса вивенди". Звидинек в свою очередь сообщил о намерении центральных держав начать "обостренную" подводную войну и задал вопрос, когда следовало бы объявить об ее начале. Ответ был неожиданным: "Чем быстрее это будет сделано, тем лучше"{221}.
  
  Таким образом, угроза Лансинга была взята обратно. Немецкие милитаристы не заставили себя долго ждать: 11 февраля 1916 г. последовал приказ кайзера об открытии "обостренной" подводной войны. Понималось же под этим торпедирование без предупреждения вооруженных судов противника{222}, - как раз то, что было разрешено американским "модусом вивенди".
  
  Таким образом, в результате неожиданной инициативы Вашингтона действительно установился американо-германский [71] модус вивенди по, казалось бы, непримиримо разделявшему империалистов обеих стран вопросу о подводной войне. И хотя затем американская дипломатия стала по частям брать назад свою уступку{223}, это не могло изменить смысла демонстрации Вашингтона: даже по такому вопросу США и Германия могут договориться.
  
  Этот смысл был тотчас же уловлен немецкими правящими кругами.
  
  В феврале 1916 г., пишет Джерард, как только в Германии было объявлено о предстоявшем обострении подводной войны, "сразу же начались таинственные и весьма своеобразные переговоры. - Один американец, поддерживавший тесные связи с некоторыми из сотрудников генштаба (германского. - М. В.), посетил меня примерно 8 февраля и заявил, что Германия желает мира и готова [72] с этой целью начать переговоры"{224}.
  
  Вскоре, 15 марта 1916 г., наиболее рьяный поборник подводного разбоя адмирал Тирпиц был уволен в отставку. В начале мая 1916 г. под нажимом США (в связи с потоплением французского парохода "Суссекс") "обостренная" подводная война была приостановлена - на этот раз до начала 1917 г.{225}
  
  Так, действиями правящих кругов США и Германии удалось на том этапе ликвидировать конфликт, мешавший их сближению. Логическим развитием этой ситуации явились тайные переговоры Бернсторфа - Хауза.
  
  
  Поворот к империалистическому миру. Переговоры Берпсторфа - Хауза
  
  
  Для поездки графини Зеер-Тосс за океан не случайно была избрана осень 1916 г. Это был период резкого усиления активности тайной дипломатии воевавших держав. Он был справедливо охарактеризован В. И. Лениным как "поворот в мировой политике", "поворот от империалистской войны к империалистскому миру"{226}.
  
  В. И. Ленин тогда же указал, какие из империалистических держав были в первую очередь заинтересованы в [73] таком повороте. Отметив, что военная "добыча Германий несомненно и очень значительно больше, чем добыча Англии", Ленин подчеркивал: "Понятно поэтому, что Германии выгодно было бы заключить мир как можно скорее, ибо ее соперник мог бы еще... пустить в ход больший запас рекрутов и т. п."{227}. Иными словами, германский империализм, который сумел многое захватить на первом этапе войны, но силы которого были на исходе, был заинтересован в том, чтобы сохранить награбленное, заключив нужный ему мир. Говоря в тот период о кайзеровской Германии, Ленин отмечал ее "...готовность немедленно заключить империалистский мир..."{228}
  
  Другой стороной, также весьма заинтересованной в заключении такого мира, был, по характеристике В. И. Ленина, империализм нейтральных в ту пору государств, в первую очередь США.
  
  Ленин писал: "Содрать при помощи данной войны еще больше шкур с волов наемного труда, пожалуй, уже нельзя - в этом одна из глубоких экономических основ наблюдаемого теперь поворота в мировой политике. Нельзя потому, что исчерпываются ресурсы вообще. Американские миллиардеры и их младшие братья в Голландии, Швейцарии, Дании и прочих нейтральных странах начинают замечать, что золотой родник оскудевает, - в этом источник роста нейтрального пацифизма, а не в благородных гуманитарных чувствах...
  
  А к тому же растет недовольство и возмущение масс... Не пора ли кончать первую империалистскую бойню?
  
  Объективные условия, вынуждающие прекращение войны, дополняются таким образом воздействием классового инстинкта и классового расчета обожравшейся военными прибылями буржуазии"{229}.
  
  Эта блестящая ленинская характеристика дает ключ к пониманию всех ухищрений тайной дипломатии империалистических держав, в первую очередь - Германии и США, которые проводились начиная с 1916 г. и до конца войны под миротворческими лозунгами. Не желание мира, а страх перед революцией и стремление извлечь максимальные выгоды из сложившейся ситуации - вот что [74] руководило действиями правителей империалистических держав, когда они с осени 1916 г. заговорили о мире.
  
  Отмеченная В. И. Лениным особая заинтересованность правящих кругов Германии и США в переходе от империалистической войны к империалистическому миру и послужила толчком к тому, что, как мы уже видели, втайне назревало: к прямым переговорам между Берлином и Вашингтоном о согласованной программе послевоенного устройства мира и о совместных действиях с целью осуществления этой программы.
  
  В обстановке строжайшей секретности в Вашингтоне были проведены переговоры германского посла графа Бернсторфа с другом и советником президента Вильсона полковником Хаузом. Для зондирования настроений в руководящих американских кругах в период этих переговоров и была, по-видимому, командирована в США графиня Зеер-Тосс.
  
  Материалы о переговорах Бернсторфа - Хауза чрезвычайно скудны - почти все они запрятаны в буржуазных дипломатических архивах. В распоряжении исследователя имеются лишь немногие разрозненные данные. Однако было бы неправильно на этом основании вообще не касаться вопроса о переговорах между кайзеровским послом и личным представителем президента США. Попытаемся из имеющихся материалов выделить некоторые данные, существенные для истории этих переговоров,
  
  Прежде всего надо внести одно уточнение в ходячее представление о полковнике Хаузе. С легкой руки буржуазных авторов Хауз нередко изображается как ярый противник кайзеровской Германии. (Верный слуга американского империализма, Хауз, разумеется, не был сторонником его соперника - немецкого империализма. Но не следует преувеличивать антигерманских настроений Хауза.
  
  Факты показывают, что полковник Хауз был весьма склонен к установлению прямых контактов с представителями кайзеровской Германии. Эти контакты, естественно, носили неофициальный характер, хотя бы уже по той причине, что сам полковник не занимал какого-либо официального поста в чиновничьей иерархии Вашингтона. Он стоял выше этой иерархии, выступая на политической арене как "альтер эго" президента Вильсона.
  
  В мае 1914 г. Хауз впервые посетил Берлин. Личный представитель президента США был принят в высших [75] кругах германской столицы, и в сопровождении посла Джерарда получил аудиенцию у самого кайзера{230}.
  
  По возвращении в США Хауз продолжал проявлять напряженный интерес к германским делам. С Хаузом "мы переписывались еженедельно, - вспоминал об этом периоде Джерард. - Я направлял ему каждую неделю обзор обстановки в Берлине и сообщал ему много таких новостей и слухов, которые в силу их крайне интимного или сугубо неопределенного характера не могли фигурировать в официальных донесениях"{231}.
  
  В марте 1915 г. Хауз снова появился в германской столице. Он осуществлял политический зондаж. Его вывод был сходен с мнением Джерарда: германский империализм является соперником (США в борьбе за мировое господство и весьма опасен. Именно таково было основное направление рекомендаций, данных Хаузом в Вашингтоне по окончании поездки. "США не могут допустить поражения союзников, оставив Германию господствующим [76] над миром военным фактором", - заявил он{232}.
  
  Подобные высказывания Хауза опубликованы его биографом Сеймуром и давно известны. Однако, составляя итог его наблюдений, они отражают не все стороны позиции Хауза.
  
  Как свидетельствуют архивные документы, Хауз внимательно рассматривал тогда и возможности американо-германского сближения. В этом отношении интересна беседа, которую он имел с Гервартом в американском посольстве в Берлине 21 марта 1915 г.
  
  Беседа происходила в узком кругу{233}. "Я сидел рядом с Хаузом и затем после еды беседовал только с ним...", - доносил Герварт майору Николаи. Смысл разговора был следующий: Герварт призывал США "сделать Германию своим другом и подготовить путь к будущему соглашению, [77] которое... совершенно необходимо в интересах христианско-тевтонской культуры и ее идеалов". В ответ на эти облеченные в туманную форму, но в общем достаточно прозрачные рассуждения Хауз заявил, что он увидел теперь вещи в новом свете и надеется до своего отъезда еще раз побеседовать с Гервартом{234}. "Он выразил далее надежду, - сообщает Герварт, - что мы с ним не будем терять друг друга из виду и просил меня ему писать... Он попросит (американского. - М. В.) посла отправлять ему мои письма нераспечатанными, и я могу быть уверен, что он их наверняка получит".
  
  Герварт с полным основанием пояснял, что таким образом "открывается возможность, которую не следует недооценивать, доводить те или иные идеи через полковника Хауза до сведения президента...". "Я считаю чрезвычайно важным сообщить вам, - подчеркивал он в донесении начальнику III-б, - что отныне существует прямой мост между генеральным штабом и Белым домом в Вашингтоне"{235}. Майор Николаи ответил Герварту: "Ваши сообщения о пребывании здесь полковника Хауза очень меня заинтересовали"{236}.
  
  Таким образом, оказывается, проводя свой зондаж намерений Германии, Хауз решил открыть возможность прямого контакта с Белым домом для тех кругов немецкой военщины, которые стремились к сговору с США и мнение которых высказал ему Герварт.
  
  Именно Хауз и был избран Вильсоном для ведения переговоров с Бернсторфом в 1916 г.
  
  Что касается позиции Бернсторфа, то она была четко изложена им в донесении, посланном из Вашингтона в Берлин 12 июня 1915 г.: "Мы должны приложить все силы к тому, что бы достигнуть соглашения с мистером Вильсоном..."{237}. Английский биограф фон Папена отмечает, что Бернсторф выступал против его рискованных махинаций в США и с самого начала войны "имел одну [78] задачу: сделать отношения между своим правительством и Вашингтоном возможно более дружественными"{238}.
  
  Американскому правительству было известно об этих настроениях германского посла. Графиня Зеер-Тосс после своего разведывательного вояжа в США сообщала, что "в хорошем американском обществе... граф Бернсторф пользуется расположением"{239}. Отец пронырливой графини Генри Уайт, как свидетельствует его биограф, считал, что если бы в Берлине слушались советов Бернсторфа, то он добился бы мира при американском посредничестве{240}.
  
  Расположение правителей Америки было немаловажным фактором, который, очевидно, и побудил кайзеровское правительство не посылать никакого специального эмиссара в США, а поручить ведение весьма щекотливых переговоров послу Бернсторфу.
  
  В архиве германского МИД сохранился любопытный документ, по-видимому, имеющий непосредственное отношение к подготовке этих переговоров. Это - направленное в конце января 1916 г. письмо Бернсторфа в Берлин о необходимости прервать компрометировавшие посольство контакты с немецкими диверсантами в США. "Если сюда засылаются лица с заданием подкладывать бомбы и т. п., - писал Бернсторф, - то они должны быть снабжены на родине всеми необходимыми средствами и им следует строго запретить даже косвенно вступать в связь с находящимися здесь германскими официальными учреждениями"{241}.
  
  Известно, что до того германский посол без колебаний покрывал немецких тайных агентов, прибывавших с диверсионными заданиями. Да и в этом письме он не только не возражал против их заброски в Соединенные Штаты, но называл их диверсии "полезной работой"{242}. Однако Бернсторф явно опасался, как бы не произошел какой-нибудь скандал во время предстоявших переговоров.
  
  В архивных материалах есть сведения и о том, что в начале 1916 г. германские руководители поддерживали неофициальные контакты с США не только через Бернсторфа. [79] Так, в начале февраля 1916 г. американский посол в Турции Моргентау проездом останавливался в Берлине, где беседовал со статс-секретарем МИД фон Яговым и его заместителем Циммерманом. Неофициальный характер беседы отчетливо проявился в том, что на нее не был приглашен посол США в Берлине Джерард{243}. Однако не подлежит сомнению, что главная роль в американо-германских контактах в тот период была отведена Бернсторфу.
  
  Из архива Герварта мы узнаем, что в феврале 1916 г. в Берлине готовились направить в США на помощь Бернсторфу некую "специальную миссию". При этом преследовалась цель "иметь там некоторое число деятелей, которые могут пробудить необходимое понимание к нашим (германским. - М. В.) взглядам и пожеланиям в руководящих кругах Вашингтона". Речь шла о том, чтобы избежать "разрыва с Америкой", а потому "на случай трений (между Германией и США. - М. В.) принять меры заблаговременно и по крайней мере попытаться усилить там свое дипломатическое влияние". Состав миссии, формировавшейся Циммерманом, подбирался при активном участии немецких монополистов{244}.
  
  "Специальная миссия" не была отправлена. Видимо, в последний момент в Берлине пришли к выводу, что предстоявшие переговоры - слишком деликатное дело и не следует снаряжать за океан целую ватагу немецких милитаристов. Переговоры ограничились тайными беседами между Бернсторфом и Хаузом.
  
  Трудно точно указать хронологические рамки этих переговоров: во-первых, потому, что вся документация хранится в сейфах империалистических правительств, а, во-вторых, потому, что контакт между германским послом и Хаузом поддерживался длительное время и носил регулярный характер. Именно Хауз говорил Бернсторфу в конце 1915 г.: "Вы и думать не должны о возвращении на [80] родину до тех пор, пока не будет подписан мир. Вы сейчас - единственная нить, которая все еще связывает нас с Германией"{245}.
  
  Правительство США старалось, чтобы эта нить не обрывалась. Бернсторфу были предоставлены самые широкие возможности для поддержания связи с германским правительством, от которого он был отрезан антантовской блокадой. Государственный департамент США пошел столь далеко, что стал передавать через свои каналы шифрованные телеграммы Бернсторфа в Берлин{246}.
  
  Кайзеровский посол состоял в дружбе со многими влиятельными американскими политиками. Так, у него издавна установились отличные отношения с лидером оппозиции в конгрессе, главой республиканцев-изоляционистов сенатором Лоджем. "Лично я не могу пожаловаться на Лоджа, - писал Бернсторф еще в 1911 г. - ...Мы очень дружны со всей его семьей"{247}. Но особенно тесными были связи Бернсторфа не в среде оппозиции, а в окружении Вильсона - и прежде всего с полковником Хаузом.
  
  В какое трогательное сотрудничество выливались эти связи, видно из следующего любопытного эпизода. Как отмечено выше, германское правительство было недовольно послом США в Берлине Джерардом, который, по мнению немецких милитаристов, вел себя недостаточно дружелюбно. Бернсторфу было поручено добиться отозвания или по крайней мере вызова Джерарда в США. "Как всегда в строго секретных делах, я обратился с этим вопросом к полковнику Хаузу...", - пишет Бернсторф. Хауз ответил, что политическая ситуация не позволяет в данный момент отозвать Джерарда, "однако он устроит так, чтобы посол был немедленно затребован в Вашингтон для получения новых инструкций". Действительно, очень скоро Джерард был вызван в США и получил там примерный нагоняй от своего начальства, после чего не замедлил провозгласить себя ярым поборником американо-германской дружбы{248}. [81]
  
  "...Я почти исключительно вел переговоры с Хаузом, с которым у меня были дружеские отношения и который всегда давал мне очень подробную информацию", - отмечает сам Бернсторф в мемуарах. Естественно, речь шла не о каких-то личных дружеских связях между Хаузом и Бернсторфом, а о повседневном контакте между германским послом и президентом США через доверенное лицо последнего. "Как я могу теперь установить, Хауз всегда точно излагал мне взгляды президента, а не свою личную точку зрения", - признает Бернсторф{249}.
  
  Соответственно и переговоры Бернсторфа с Хаузом были не личными беседами, а переговорами между правительствами Германии и США{250}.
  
  Несомненно, затронув вопрос о подводной войне, Бернсторф и Хауз перешли затем к вопросам, связанным с намерением правящих кругов США предложить воевавшим странам свое посредничество при заключении мира. Отмеченный В. И. Лениным поворот от империалистической войны к империалистическому миру властно диктовал тематику переговоров.
  
  Каким образом немецкие милитаристы могли обеспечить приемлемые для себя условия мира? Сами они находились уже не в таком положении, чтобы навязать свои требования Антанте, а союзные империалисты продиктовали бы германским конкурентам такой мир, на который те отнюдь не желали соглашаться. Берлинские правители решили, что устраивающие их условия мира смогут быть обеспечены, если мирные переговоры будут вестись при посредничестве руководителей США, связанных тысячами нитей с германскими монополиями. Бернсторф писал впоследствии, что он стремился "добиться установления американского мира при помощи посредничества" (курсив мой. - М. В.) {251}. Бывший германский министр иностранных дел Ягов писал в сентябре 1919 г.: "По моему [82] мнению, мы смогли бы при помощи Вильсона получить вполне благоприятный для нас мир..."{252}
  
  В Берлине сознавали, что правящие круги США сочтут необходимым обеспечить себе поддержку со стороны Германии против антантовской коалиции. А это означало, что германский милитаризм может рассчитывать на получение определенных выгод в результате "американского мира".
  
  Идея заключения "американского мира" особенно устраивала, разумеется, самих империалистов США, которых в высшей степени прельщала перспектива выступить в роли международного арбитра и навязать обескровленным воюющим сторонам выгодные для Уолл-стрита условия мира. О таком "мире" империалисты США давно уже мечтали.
  
  Нет нужды говорить, что временное совпадение в этом вопросе интересов правителей США и Германии отнюдь не означало, что существовавшие между ними противоречия были в какой-либо степени ликвидированы. Строя планы "американского мира", империалисты США отводили Германии роль своего вассала. Немецкие монополисты также не забывали о своих намерениях нанести заатлантическому конкуренту поражение на мировых рынках. Но в создавшейся обстановке правящие круги обеих стран готовы были к совместным маневрам.
  
  Первая попытка дипломатии США навязать воюющим странам свое посредничество в целях заключения "американского мира" была предпринята еще в первый год войны, когда полковник Хауз был послан с "мирной" миссией в Европу. Миссия Хауза окончилась неудачей, так как руководители европейских стран не были склонны подчиняться диктату США. Однако эта неудача не отбила у правительства США охоту под видом "посредничества" продиктовать свои условия европейским государствам.
  
  "Мирные планы господина Вильсона становятся все более и более осязаемыми... - доносил Бернсторф секретной телеграммой в Берлин 28 мая 1916 г. - Президент рассматривает план созыва конференции в Гааге... Если этот проект будет реализован, то полковник Хауз уверен, что он примет участие в конференции, даже если и не будет официальным американским представителем. Так [83] или иначе, его влияние наверняка будет очень велико, так как никто другой не отражает в такой мере, как он, взгляды господина Вильсона". По мнению посла, Вильсон и Хауз опасались только, как бы правительства Антанты не решили, что "президент, открывая мирные переговоры, действует в интересах Германии"{253}.
  
  Тем не менее руководители США продолжали развивать контакты с Берлином по этому вопросу.
  
  Как выясняется из архивных документов германского МИД, в августе 1916 г. в Берлин приезжал американец Скоуп. Формально он числился представителем газеты "Нью-Йорк уорлд", а фактически, как отмечал тогдашний германский посланник в Дании Брокдорф-Рантцау, был "по-видимому, отправлен непосредственно президентом Вильсоном в Германию с важной миссией".
  
  Цель этой миссии Брокдорф-Рантцау характеризует следующим образом: Скоуп "старается улучшить наши отношения с Америкой". Но, разумеется, в Вашингтоне перед Скоупом поставили и какую-то конкретную задачу. Очевидно, именно для ее выполнения Скоуп был снабжен рекомендательным письмом от Бернсторфа. Впрочем, в руководящих кругах Берлина американский эмиссар был уже известен, ибо в период предшествовавшего пребывания Скоупа в Германии его "неоднократно принимал" заместитель статс-секретаря МИД Циммерман.
  
  "...Совершенно определенно, - писал Брокдорф-Рантцау, - что С [коуп] поддерживает тесные отношения с Вильсоном и перед своим отъездом много раз беседовал с президентом". Вильсон поручил Скоупу сказать в Германии, что "придает самое большое значение подлинно дружественным отношениям между обеими нациями (США и Германией. - М. В.). Кроме того, президент Вильсон поручил ему прозондировать настроение в Германии относительно возможности (американского. - М. В.) мирного посредничества"{254}.
  
  Визит Скоупа в Берлин явно увенчался успехом. Германские руководители восторженно приветствовали намерение Вильсона предложить созыв мирной конференции под эгидой США. Рейхсканцлер Бетман-Гольвег [84] телеграфировал (Вернсторфу 18 августа 1916 г.: "Мы с удовольствием готовы принять посредничество президента, направленное на открытие мирных переговоров между воюющими сторонами. Прошу Вас самым решительным образом поощрять усилия президента в этом направлении"{255}.
  
  Летом и осенью 1916 г. в США в глубокой тайне происходили переговоры между американским правительством и Бернсторфом. Непосредственный контакт Бернсторф имел по-прежнему с Хаузом. "В каком секрете мы поддерживали наши отношения, видно из того факта, что по специальной договоренности я писал письма и слал телеграммы полковнику Хаузу под псевдонимом "Mapтин"{256}, - сообщает Беристорф. Тайна переговоров ревниво оберегалась и германскими правителями: близко стоявший к берлинским правящим кругам и обычно превосходно информированный Эрцбергер узнал о самом факте этих переговоров лишь через полгода, в апреле 1917 г., когда США уже вступили в войну против Германии{257}.
  
  1 сентября 1916 г. Бернсторф тайно посетил Хауза на его вилле в Нью-Лондоне. Хауз передал германскому послу от имени Вильсона, что президент решил временно отложить свое предложение о созыве мирной конференции, так как в связи с вступлением в войну Румынии ситуация стала менее благоприятной для Германии и правительства Антанты будут несговорчивы. Вильсон обещал выступить с "мирным" предложением сразу же после своего переизбрания президентом США, т.е. в ноябре - декабре 1916 г. Хауз настойчиво советовал, пишет Бернсторф, "чтобы в Берлине делалось поменьше публичных заявлений о скорейшем заключении мира, так как таким путем мы (правители Германии. - М. В.) выдаем свою слабость и делаем задачу Америки более трудной"{258}.
  
  В ожидании официального выступления Вильсона Бернсторф и Хауз продолжали тайные переговоры. "С полковником Хаузом я, как известно, поддерживаю постоянную связь...", - доносил Бернсторф шифрованной [85] телеграммой в Берлин в октябре 1916 г.{259} Бернсторф и Хауз совместно рассматривали основные условия мира, которые США должны были предложить на проектировавшейся конференции. Эти условия были продиктованы интересами монополий США. Однако американские дипломаты согласились включить в них некоторые пункты, которые служили приманкой для германских империалистов. "Приходившие из Берлина инструкции заставляли меня часто беседовать с полковником Хаузом", - пишет Бернсторф. "В беседах с полковником Хаузом мы никогда не говорили об эвакуации какой бы то ни было части германской территории. Мы всегда ограничивались миром на основе переговоров и на базе сохранения "статус кво". При таком мире международные позиции Германии не понесли бы ни малейшего ущерба"{260}.
  
  Однако положение кайзеровских войск на фронтах мировой войны становилось все менее благоприятным. Поэтому берлинские правители стали торопить своих американских коллег, настойчиво требуя от них выступить с "мирными" предложениями прежде, чем эта бесперспективность стала бы ясна противникам Германии. В октябре 1916 г. император Вильгельм II прислал Вильсону меморандум, в котором просил его ускорить выступление о посредничестве и грозил, что в противном случае Германия вынуждена будет начать неограниченную подводную войну. "...Я передал меморандум полковнику Хаузу, с умением которого хранить тайну я уже был знаком в течение двух лет, - пишет Бернсторф. - Таким путем меморандум попал в руки также исключительно хорошо умеющего хранить тайну президента, без того чтобы кто-либо еще что-нибудь о нем узнал"{261}. Сразу же после своего переизбрания в ноябре 4916 г. (Вильсон сообщил Бернсторфу через Хауза, что до 1 января 1917 г. выступит с предложением об американском посредничестве{262}.
  
  Осенью 1916 г. американская дипломатия активизировала подготовку к намечавшейся "мирной акции" Вильсона. Параллельно вашингтонским переговорам Бернсторфа - Хауза беседы на эту тему стал вести в Берлине уже известный нам Грю - советник посольства и временный [86] поверенный в делах США в Германии. Граф Зеер-Тосс сообщал в политический отдел германского генштаба: "Осенью 1916 года... мистер Грю, близкий родственник Пирпонта Моргана... начал игру в мир"{263}. Мюриэл Зеер-Тосс, беседуя с Грю 26 ноября 1916 г., сумела выудить у него следующие сведения, тотчас же переданные начальнику III-б Николаи: "Американское правительство очень интересуется всем, что указывало бы на склонность здесь (в правящих кругах Берлина. - М. В.) к заключению мира; ему (Грю. - М. В.) дано поручение сообщать во всех подробностях о мирных планах и пожеланиях (Германии. - М. В.)... У него создалось впечатление, что Германия склонна к миру... В этом смысле он и проинформировал свое правительство". Грю высказал мнение, что "Вильсон имеет теперь серьезное намерение принять участие в том, чтобы войне был положен конец, и во всяком случае, чтобы была созвана конференция воюющих стран, где были бы обсуждены различные пожелания, цели и компенсации"{264}.
  
  Однако эти сведения не произвели обнадеживающего впечатления на германские правящие круги. "Ни победы Германии, ни победы Англии - такова политика Америки", - резюмировал Зеер-Тосс в своем донесении{265}. Правители кайзеровской Германии, лишь скрепя сердце согласившиеся на переговоры об "американском мире", не доверяли Вильсону и опасались, что его маневры нанесут ущерб немецкому империализму{266}.
  
  Для оценки тогдашних настроений Вильсона и стоявших за ним сил нужно иметь в виду следующее. Вильсон в этот период отнюдь не придерживался антантофильской ориентации. Как явствует из опубликованной в 1958 г. Бирнбаумом записи в дневнике Хауза, еще 15 ноября 1916 г. в ответ на предостережения Хауза против совместных с Берлином дипломатических акций Вильсон заявил: "Если союзники захотят воевать против нас, мы не дрогнем"{267}. Таким образом, еще поздней [87] осенью 1916 г. президент не исключал возможности того, что США могли бы оказаться вовлеченными в войну против Антанты на стороне Германии.
  
  18 декабря 1916 г. Вильсон обратился к воюющим державам с призывом начать мирные переговоры. Однако этот маневр вильсоновской дипломатии оказался с самого начала обреченным на провал, так как германские империалисты, не веря обещаниям американских политиков, выступили со своим собственным "мирным" предложением буквально за несколько дней до заявления Вильсона (12 декабря 1916 г.). В результате наличие связи между обоими заявлениями стало совершенно очевидным. Державы Антанты в вежливой форме отказались от американского посредничества, которое слишком явно не соответствовало их интересам. Таким образом, попытка правящих кругов США выступить в роли всемирного арбитра и тем самым добиться установления выгодного им послевоенного режима мира провалилась.
  
  Впрочем, и после этого провала американские политики в течение некоторого времени не теряли надежды добиться созыва конференции для заключения мира на продиктованных ими условиях. Так как державы Антанты отказались от предложенной Вильсоном официальной конференции, правители США намеревались организовать тайные переговоры между США, Германией и Антантой. 29 декабря 1916 г. Бернсторф сообщал в Берлин: "Хауз передал мне мнение Вильсона, что из конференции ничего не выйдет без предварительных конфиденциальных переговоров... Эти слова полковника Хауза были сопровождены приглашением принять участие в строго секретных переговорах, о которых знали бы только он и господин Вильсон. В этих условиях было бы обеспечено полное сохранение тайны..."{268}
  
  Говоря о попытке империалистов США и Германии в 1916 г. созвать "мирную" конференцию воюющих сторон, необходимо подчеркнуть, что вся эта дипломатическая комбинация Вильсона не имела ничего общего с действительным желанием добиться окончания войны и установления мира. Американские монополисты готовы были пойти на прекращение прибыльной для них мировой войны только при условии, что Уолл-стрит выиграет от этого еще [88] больше. Они готовы были на заключение не всякого, а только "американского" мира, означавшего установление мирового господства монополистов США.
  
  Подлинное отношение монополистических магнатов США к мировой войне выразил один из крупнейших американских капиталистов Ламонт, заявивший в апреле 1915 г., что война должна продолжаться как можно дольше и что в этом случае США станут финансовым центром мира{269}. Реакционный американский журналист Найбер, приехав в Германию в июне 1915 г., откровенно сообщал немецким разведчикам: "Уолл-стрит вовсе не заинтересован в сокращении сроков войны", так как наживается на производстве вооружения и на росте цен на продовольствие, причем последнее "принесло Уолл-стриту чудовищные заработки"{270}. Так что попытка заключить мир отнюдь не свидетельствовала о миролюбии правителей США.
  
  В. И. Ленин превосходно вскрыл фарисейскую сущность призывов Вильсона к миру. Он писал тогда: "... выступление Вильсона явная ложь и лицемерие, ибо Вильсон есть представитель буржуазии, нажившей миллиарды на войне, есть глава правительства, доведшего до бешенства вооружение Соединенных Штатов..."{271}
  
  Переговоры Бернсторфа - Хауза не закончились историей с мирными предложениями 1916 г. Как явствует из упоминаний в документах архива германского министерства иностранных дел, в январе 1917 г. Бернсторф и Хауз рассматривали новый вариант "мирных" предложений. Как указано в одном из документов, 26 января 1917 г. Вильсон передал Бернсторфу через полковника Хауза "официальное предложение мира". Бернсторф незамедлительно переслал его в Берлин, и оно "было формально принято кайзеровским правительством с выражением полного доверия президенту Вильсону, о чем было сообщено телеграммой от 29 января (1917 г. - М. В. )"{272}.
  
  Это отрывочное упоминание с несомненностью свидетельствует, что тайные контакты между США и Германией [89] через Бернсторфа и Хауза продолжались еще n конце января 1917 г., т. е. вплоть до разрыва дипломатических отношений между обоими государствами.
  
  Это, однако, не значит, что монополии США, поддерживая такой контакт, не помышляли о войне с Германией. Напротив, именно в материалах архива МИД Германии мы находим совершенно недвусмысленные указания на то, что Уолл-стрит весьма заблаговременно запланировал вступление США в войну против Германии.
  
  В монополистических кругах США стали подумывать о вступлении в войну на стороне Антанты уже в 1915 г., когда, как мы видели из высказываний Ламонта, была сформулирована идея об участии США в европейской войне с целью оказаться в лагере держав-победительниц. Летом 1915 г. президент "Нейшенл сити бэнк" Стилман в беседе с советником германской миссии в Швейцарии фон Брюнингом многозначительно сказал, что "усматривает в предоставлении Америкой Антанте больших займов чрезвычайную опасность для своей страны (т. е. для США, - М. В.), которая таким путем даже против своей воли может быть вовлечена в войну". Сообщавший об этом канцлеру Бетман-Гольвегу германский посланник в Берне не без сарказма отметил, что эти слова не помешали самому Стилману "чрезвычайно активно принять участие в эмиссии антантовских займов"{273}.
  
  В течение 1916 г. эти настроения на Уолл-стрите значительно усилились. Весьма показателен находящийся в делах МИД Германии за 1917 г. документ: сообщение некоего доктора Гретена о беседах, состоявшихся у него в том же "Нейшенл сити бэнк". Третей пишет, что в апреле 1916 г., когда произошло обострение отношений между Германией и США, он, находясь в Нью-Йорке, пошел в банк посоветоваться о судьбе своих вкладов, Чиновники банка давали ему успокоительные ответы. Однако директор "Нейшенл сити бэнк", сообщает Гретен, "в противоположность младшим сотрудникам посоветовал мне полностью взять вложенные деньги и постоянно носить их с собой". Видимо, этот высокопоставленный представитель Уоллстрита уже тогда весьма отчетливо видел перспективу германо-американской войны. [90]
  
  Когда же в конце января или в начале февраля 1917 г. Гретен отправился в банк получать денежный перевод по кредитному письму, клерк прямо ему сказал: "Да, мы будем воевать". Он просил только не сообщать его высказывания никому, "особенно ни одному газетчику". Оплачивать кредитное письмо банк отказался, и беседовавший с Гретеном банковский чиновник заявил, что они с конца декабря 1916 г. знали о предстоявшем разрыве дипломатических отношений между США и Германией{274}.
  
  Чиновник был неточен: как показывают документы, на Уолл-стрите знали о разрыве отношений - и, больше того, о войне США с Германией уже в самый разгар переговоров Бернсторфа - Хауза. Интересно, что сведения об этом исходят от самого Хауза. Двуличный полковник рассказывал знакомому швейцарцу: уже "в декабре 1916 г., еще до германского мирного предложения, все в Америке считали, что будет война с Германией"{275}. Говоря обо "всех", Хауз подразумевал, конечно, правящую верхушку США.
  
  Таким образом, вопрос о вступлении в войну с Германией был решен Уолл-стритом, и это решение было выполнено правительством Вильсона. Переговоры между Бернсторфом и Хаузом не могли ничего изменить. Монополии США вступали в войну на стороне будущих победителей, чтобы иметь возможность диктовать затем свою волю при определении послевоенного режима мира.
  
  Но это не значит, что американские монополии поставили крест на своих связях с германским капиталом. Напротив, с первых же шагов участия США в первой мировой войне эти связи явственно давали о себе знать.
  
  
  Когда началась война между США и Германией?
  
  
  В любой энциклопедии, в любом учебнике подвой истории можно без труда обнаружить дату начала войны между США и Германией: 6 апреля 1917 г. Казалось бы, этот [91] вопрос совершенно ясен. Однако стоит заглянуть в дела из архива германского министерства иностранных дел, как вопрос становится значительно менее простым.
  
  В самом деле: вот текст радиограммы МИД Испании своему посольству в Берлине от 5 августа 1917 г. В этом документе, написанном ровно через четыре месяца после кажущегося общеизвестным начала американо-германской войны, вдруг категорически утверждается, что "испанское правительство... делает вывод, на котором оно будет основывать свои решения: Германия не находится в состоянии войны ни с одной из стран Америки (курсив мой. - М. В.) "{276}.
  
  В чем же дело?
  
  6 апреля 1917 г. - это дата послания Вильсона к конгрессу. В послании говорится о войне США против Германии, и текст его находится в германском архиве. Но было бы тщетным искать в этом архиве текст американской ноты об объявлении войны Германии: такого документа вообще не существует. Что же касается вильсоновской декларации, то, по предложению германского канцлера, Вильгельм II решил не считать Германию в состоянии войны с США, пока не будет официального объявления войны. Кайзер дал указание, что "события в американском конгрессе должны рассматриваться как внутреннее дело Америки, и поэтому пока что не следует предпринимать против Америки никаких шагов"{277}.
  
  Не надо думать, что речь идет об очередном сумасбродном решении Вильгельма II. Позиция германского руководства была вызвана действиями Вашингтона. Швейцарская миссия в Берлине в качестве миссии страны, представлявшей после разрыва дипломатических отношений германские интересы в США, специально известила министерство иностранных дел Германии: прокламация Вильсона "не была направлена американским государственным департаментом швейцарскому посланнику в Вашингтоне для сообщения ее германскому правительству". Экземпляр декларации Вильсона, хранящийся в делах германского МИД, был, оказывается, прислан [92] в Берлин по (инициативе самой швейцарской миссии "исключительно в целях информации"{278}. Таким образом, США не только не направили Германии объявления войны, но даже не препроводили ей текст документа, который мог бы его заменить. Поскольку же военные действия между Германией и США, разделенными Атлантическим океаном, фактически не открылись, вопрос, началась между ними война или нет, действительно оказался неясным.
  
  Немецкая военщина полностью поддерживала занятую правительством позицию. Прочитав в письме военного министерства, что американские граждане причислялись к "подданным вражеской державы", Людендорф забил тревогу. 23 апреля 1917 г. он телеграфировал в министерство иностранных дел, что это расходится с решением кайзера не считать Германию в состоянии войны с США{279}. "До тех пор, пока американские вооруженные силы фактически не предпримут с ведома и согласия своего правительства военные действия против нас, - повторял Людендорф в мае 1917 г., - я согласен с тем, чтобы мы не считали себя находящимися в состоянии войны с США..."{280} В июне 1917 г. Людендорф вновь подтвердил неизменность этой позиции военного руководства Германии: "Я разделяю точку зрения, что мы не должны считать себя находящимися в состоянии войны с США до тех пор, пока не будет военных действий". Людендорф подчеркивал, что "американцы в Германии... не должны быть приравнены к подданным вражеских держав"{281}. Так с завидной методичностью военный диктатор Германии из месяца в месяц подчеркивал, что Германия не воюет против США.
  
  Документы из архива германского МИД показывают, что только в августе 1917 г. в правящих кругах Германии начались некоторые колебания относительно того, [93] находятся они в состоянии войны с США или нет. Впервые такие колебания отразились в германской вербальной ноте испанскому посольству, где было оказано: "Является несомненным факт того, что президент Соединенных Штатов опубликовал прокламацию о войне против Германии и совершил враждебные акты, в особенности направив войска на театр военных действий. Следовательно, поскольку нет сомнений в том, что Соединенные Штаты считают себя находящимися в состоянии войны ".; Германией, какие-либо заявления со стороны Германии (об объявлении войны Соединенным Штатам. - М. В.) не представляются необходимыми"{282}.
  
  Но и после такого - надо оказать, весьма неопределенного по формулировкам - документа правящие круги Германии все же не изменили свою позицию в вопросе о состоянии войны с США. 27 августа 1917 г. Людендорф в письме статс-секретарю германского МИД Кюльману отмечал: "По известным политическим причинам... согласен, чтобы мы воздержались от официального заявления о том, что находимся в состоянии войны с Соединенными Штатами". И это - несмотря на то, что, как говорилось в том же письме, США высадили войска во Франции, американские самолеты приняли участие в военных действиях на Западном фронте, а американские военные суда стали проводить совместные операции с английским флотом{283}.
  
  Империалисты США, сознавая, что война клонится к концу, решили демонстративно принять в ней участие своими вооруженными силами. В этих условиях невозможно было далее считать, что войны между Германией и США нет.
  
  1 сентября 1917 г. германское военное министерство обратилось к рейхсканцлеру с просьбой "еще раз рассмотреть вопрос: можно ли и далее придерживаться предположения, что мы не находимся в войне с США, хотя американские войска на Западе воюют теперь против [94] нас"{284}. Только 7 сентября 1917 г. в 8 час. 45 мин. утра из германского министерства иностранных дел Людендорфу было отослано сообщение: "И со здешней точки зрения состояние войны между Германией и Соединенными Штатами Америки теперь началось..."{285} Но лишь еще через неделю, 14 сентября 1917 г., Кюльман решился сообщить военному министру: "Имею честь ответить Вашему превосходительству, что мы находимся в состоянии войны с США, так как американские войска сражаются против нас"{286}.
  
  Так, из архивных материалов германского министерства иностранных дел мы узнаем вторую дату начала германо-американской войны - как ни парадоксально, но, пожалуй, столь же правомерную, как 6 апреля 1917 г. Это - момент, когда наличие войны между Германией и США было впервые официально констатировано германским правительством: 7 сентября 1917 г., 8 час. 45 мин. утра, - ровно на пять месяцев позднее стандартной даты из учебников.
  
  
  Еще одна "странная война"
  
  
  Drole de guerre - "странная война" - этот термин в истории международных отношений прочно ассоциируется с войной на Западе между нацистской Германией, Францией и Англией в 1939 - начале 1940 г. Но с неменьшим основанием он мог бы быть применен и к войне между США и Германией в 1917 г.
  
  Странность этой войны не ограничивалась тем, что, как мы видели, на протяжении почти полугода оставалось неясным, ведется ли она вообще. Сама эта неясность была лишь одним из симптомов характерного для "странной войны" стремления обеих сторон не порывать отношения до конца и зарезервировать все возможности восстановления германо-американских связей после войны. [95]
  
  В то время (как официальная пропаганда обеих сторон всячески поносила противника и старалась создать впечатление яростной непримиримости, в архивных делах германского МИД отложились документы, свидетельствующие о совсем иной тенденции, официально не признававшейся, но фактически достаточно сильной. Вот несколько примеров.
  
  В Болгарии германское командование конфисковало принадлежавшие американцам склады табака на сумму 5-6 млн. марок. Германский посланник в Софии немедленно дал обеспокоенную телеграмму в Берлин: "Любая германская акция против американской частной собственности представляется мне принципиально в высшей степени сомнительной, так как она могла бы дать американскому правительству желанный предлог для мер против немецкой частной собственности в Америке; насколько я знаю, оно (правительство США. - М. В.) до сих пор воздерживалось от таких мер". Посланник рекомендовал оказать соответствующее влияние на германские военные власти в Болгарии{287}.
  
  Речь шла не о личном мнении посланника Оберндорфа, а о линии германского правительства. Это видно из следующего документа. От имени рейхсканцлера в конце апреля 1917 г. "Северогерманскому Ллойду" было сообщено, что германское правительство согласно с продажей судов "Ллойда", находившихся в американских портах. "Желательно, если это достижимо, - говорилось в телеграмме, - чтобы часть судов не поступила в продажу - при наличии обязывающего заявления американского правительства, что оно не будет реквизировать или конфисковать эти... суда, так чтобы суда после заключения мира сразу же оказались вновь полностью в распоряжении Ллойда"{288}.
  
  Не удивительно, что при таких установках правящие круги США и Германии стали делать друг другу всяческие поблажки.
  
  Кайзеровское правительство помогло спастись от секвестра многим закамуфлированным американским предприятиям [96] в Германии, зачастую несмотря на всю прозрачность этого камуфляжа. Официально принадлежавшие американским капиталистам компании по производству радиаторов, насосов, сепараторов в Германии были переданы в ведение германского управления по опеке, но за американскими владельцами были сохранены права на эти компании{289}.
  
  Не оставались в долгу и американские монополии. Известно весьма либеральное отношение правительства США к контрабандным экономическим связям с Германией в период войны. Любопытно, что именно по настоянию американских дипломатов Высший экономический совет Антанты принял решение об отмене с 1 апреля 1919 г. всех "черных списков", в которые вносились союзные фирмы, ведшие тайную торговлю с Германией{290}.
  
  Швейцарская миссия в Вашингтоне сообщала в июне 1917 г. в связи с тем, что госдепартамент США дал инструкцию следить за банковскими счетами подданных вражеских государств и не допускать перевода этих счетов и проведения каких-либо операций в Латинской Америке и в нейтральных странах: "В противоположность этому законные операции немцев не встречают ровно никаких препятствий"{291}.
  
  Так германское правительство уже в самом начале столкновения с США выступало за негласную договоренность с правительством Вильсона о сохранении "Северогерманского Ллойда" и восстановлении экономических отношений с заокеанской державой немедленно после войны.
  
  Такими же были настроения и в американских правящих кругах. В июне 1917 г., зафиксировано в документе германского МИД, некий приехавший из США нейтрал рассказывал, что в тамошних деловых кругах "постоянно" всплывает из осторожности скрываемая и тем не менее достаточно ясно ощутимая мысль о том, как восстановить после войны сделавшиеся столь ценными экономические отношения с Германией..." Выход американских или немецких дельцов из совместных предприятий, фирм и банков, [97] по словам этого нейтрала, "производит такое впечатление, как если бы речь шла только о видимости, а в действительности с нетерпением ожидают момента, когда эта мера сможет быть пересмотрена"{292}. Сообщение нейтрала оказалось, с точки зрения германских правящих кругов, столь важным, что представитель МИД в ставке Грюнау ознакомил с документом самого кайзера. "Кайзер прочел донесение с интересом и передал его для ознакомления господам шефам кабинета"{293}.
  
  Характерно, что в Южной Америке, находившейся в годы войны преимущественно под контролем США, германское имущество (за исключением торговых судов) не было секвестрировано, а немецкий "Дойч-Юберзеише банк" столь успешно продолжал свои операции, что в 1914-1918 гг. выплачивал дивиденды в размере 6%{294}. Швейцарская миссия в США отмечала, что "американское правительство явно стремится избежать применения каких-либо мер против немцев в Америке. Оно до сих пор не предприняло ничего, что могло бы ограничить личную свободу немцев. Об интернировании даже и не думают. Немцев не принуждают регистрироваться в полиции, их свобода передвижений вообще никак не ограничена. Ходатайства о выдаче разрешений на выезд в Германию удовлетворяются". Изложив это сообщение для передачи верховному командованию, Циммерман писал: "Я бы считал правильным, чтобы и после начала состояния войны с Америкой американцы, находящиеся в Германии, не подвергались мерам полицейского надзора, предусмотренным для подданных вражеских держав"{295}. МИД Германии прямо ставит перед военным министром вопрос о том, чтобы "американцы были выделены из числа подданных [98] вражеских держав и в ряде отношений были поставлены в лучшее положение"{296}.
  
  Германские дипломаты извлекли из архивной пыли американо-германский договор 1799 г., который, оказывается, предусматривал на основе взаимности какие-то облегчения для граждан этих стран в случае войны. Циммерман сообщил верховному командованию: "Мы известили американское правительство, что при условии соблюдения взаимности мы будем и впредь придерживаться этих постановлений и истолковывать их в либеральном духе"{297}.
  
  Насколько либеральным был этот дух, видно из того, что генеральный штаб германских сухопутных войск в извиняющемся тоне писал в июне 1917 г. в МИД, отсылая копию во всемогущий отдел III-б: "При рассмотрении ходатайств североамериканцев о выезде давно уже нет задержек"; от граждан США требуют для оформления выезда из Германии только то, что и от других иностранцев, не являющихся подданными вражеских держав{298}. А ведь речь шла о выезде американцев, многие из которых, вернувшись на родину, должны были вступить в армию, воевавшую против Германии.
  
  "Странная война", толком не объявленная, со взаимными поблажками с обеих сторон, сопровождалась далеко идущими примирительными заявлениями.
  
  Из германских военных кругов исходила идея обратиться к США с заявлением о том, что Германия "не сделает первой ни одного военного шага против Америки". Внесенное начальником адмиральского штаба военно-морского флота Германии в июне 1917 г.{299}, это предложение немедленно встретило поддержку Людендорфа{300}.
  
  Если так говорили высокопоставленные представители кайзеровской военщины, то еще более ласково обращались [99] к американским монополиям немецкие империалистические политики. В архиве германского МИД находится инструкция статс-секретаря посланнику в Швейцарии от 20 июня 1917 г. Это - любопытный документ, показывающий, в каком тоне германские руководители старались разговаривать в то время с Вашингтоном.
  
  Документ был составлен в связи с тем, что из Швейцарии в США направлялся новый посланник Сульцер, на долю которого выпадало представлять немецкие интересы в Вашингтоне. В инструкции германского статс-секретаря содержался текст того, что Берлин хотел бы передать через Сульцера правительству США. "Немецкий народ вовсе не настроен враждебно по отношению к Америке... Разрыв дипломатических отношений и объявление состояния войны не вызвали с немецкой стороны никакой ненависти к американскому народу. Здесь сознавали, что не существует подлинных противоречий между Германией и Соединенными Штатами". Война Германии с ее противниками "не затрагивает таких жизненных интересов американцев, которые оправдывали бы войну между обоими государствами". В Германии "очень рады" тому, что в США хорошо обращаются с немцами, и соответственно германские власти хорошо обращаются с американскими гражданами. Составители инструкции дошли до того, что рекомендовали Сульцеру "в подходящих случаях указывать на демократическое развитие Германии", предвосхитив таким образом ноты принца Макса Баденского, написанные в октябре 1918 г.{301}
  
  Призывы правящих кругов Германии и США не остались без ответа. Правители обеих стран еще не успели окончательно решить, находятся ли они в состоянии войны [100] друг с другом, как был установлен первый негласный контакт между американскими и германскими правящими кругами. Речь идет о видном американском журналисте немецкого происхождения фон Виганде, представителе херстовской прессы.
  
  Вот что доносил об этом контакте рейсканцлеру Бетман-Гольвегу германский посланник в Швеции 15 июня 1917 г.: "Сегодня во второй половине дня господин фон Виганд посетил меня, чтобы сказать, что пресса Херста продолжает, насколько возможно, действовать в прогерманском духе и во всяком случае против Англии... У меня создалось впечатление, что господин фон Виганд, который был мне представлен генеральным консулом Хиршем, искренне стремится действовать в дружественном Германия духе. Он сказал мне также, что здешний американский посланник мистер Моррис, с которым я лично нахожусь в дружеских отношениях, относится к числу тех, кто особенно болезненно воспринял разрыв отношений (между США и Германией. - М. В.). Предполагаю, что Ваше превосходительство согласно, чтобы я при случае принял господина фон Виганда, так как он может быть ценным источником информации". Против заключительной фразы на полях документа рукою Бетмана выведено жирное "да"{302}.
  
  Действительно, контакт фон Виганда с германской миссией в Швеции продолжался. Так, 3 июля 1917 г. германский посланник в Швеции доносил канцлеру, что Виганд сообщил его знакомым о создании в Христиании англоамериканского центра по проведению политики в Скандинавии{303}. А вскоре в Христиании появился и сам Виганд. 20 июля 1917 г. он беседовал там с германским посланником Хинтце, как сообщал последний, "в таком месте и в такое время, что безусловно об этом никто не узнал..." Интересно, что Виганд тоже ставил вопрос о "демократизации германской конституции", причем "Демократизацию" эту американские империалисты толковали более чем скромно: "Чтобы в конституцию был включен параграф, ставящий объявление войны в зависимость от [101] согласия рейхстага"{304}. Так начинали вырисовываться черты общности в установках правящих кругов США и Германии.
  
  Какое значение придавалось в Берлине контакту с Вигандом, видно из того, что сообщения о беседах с ним направлялись из германской миссии в Стокгольме не в МИД, а прямо рейхсканцлеру.
  
  Но этот контакт был лишь предвестником тех тайных контактов и переговоров между правящими кругами США и Германии, которые начались после Великой Октябрьской социалистической революции.
  
  Таким образом, факты свидетельствуют, что задолго до первой мировой войны установились тесные связи и сотрудничество между империалистами США и Германии как в экономической, так и в политической сфере.
  
  Эти связи послужили немаловажной предпосылкой к последующим связям. Когда грянула Октябрьская революция, нанесшая страшную рану системе империализма, правящие круги Германии потянулись именно к империалистам США, чтобы вместе с ними выступить против родившегося мира социализма.
  
  Дальше
  
  
  
  
  Содержание
  
  "Военная Литература"
  
  Исследования
  
  
  Глава II.
  
  Тайные переговоры Германии и США в 1917-1918 гг.
  
  
  С какого момента империалисты Германии и США взяли курс на сговор друг с другом? Решающим рубежом явилась Октябрьская социалистическая революция. Если поворот в мировой политике от империалистической войны к империалистическому миру привел немецких и американских империалистов к переговорам Бернсторфа - Хауза, то удар по империализму, до основания потрясший всю его систему, каким явилась Октябрьская революция в нашей стране, побудил немецких и американских империалистов с лихорадочной поспешностью приступить к тайным переговорам против Советской России.
  
  Коммунистическая партия и Советское правительство предвидели возможность сговора между союзными и немецкими империалистами. В ряде своих выступлений в 1918 г., отметая крикливую военную пропаганду обеих коалиций, В. И. Ленин подчеркивал, что они могут очень скоро заключить союз для совместной борьбы против Советской России и всех социалистических сил. "...Весьма возможно, - предупреждал В. И. Ленин, - что союзные империалисты объединятся с немецким империализмом... для соединенного похода на Россию"{305}.
  
  В. И. Ленин особо отмечал старания в немецких правящих кругах добиться такого сговора. "Германская буржуазия и германское правительство, разбитые на войне и угрожаемые могучим революционным движением извнутри, мечутся в поисках спасения, - указывал [102] Ленин, - одно течение в правящих кругах Германии надеется еще оттяжками выиграть время до зимы и подготовить военную оборону страны на новой линии укреплений. Другое течение судорожно ищет соглашения с англо-французской буржуазией против революционного пролетариата и большевиков. Поскольку это течение натыкается на крайнюю несговорчивость победителей, англо-французских империалистов, постольку оно старается запугать их большевистской опасностью и подкупить их, оказывая им услуги против большевиков, против пролетарской революции"{306}.
  
  Факты и документы полностью подтверждают этот поразительный по своей точности анализ, данный В. И. Лениным в 1918 г., когда еще бушевала война между лагерем Антанты и центральными Державами. Эти документы неопровержимо доказывают, что уже тогда в глубокой тайне велись переговоры о союзе против Советской России между германским милитаризмом и правителями США, которые оказались гораздо более сговорчивыми, нежели их англо-французские партнеры.
  
  
  Накануне тайных переговоров
  
  
  Каковы были настроения в правящих кругах Германии и США сразу же после Октябрьской революции, накануне тайных переговоров между империалистами обеих стран?
  
  "Эти осень и зима 1917/18 г. были периодом лавирования и нерешительности в Вашингтоне...", - писал в своих мемуарах Бернард Барух, мультимиллионер и начальник управления военной торговли США{307}.
  
  Несомненно, пролетарская революция в России, провозгласившая идеалы мира, разоружения и подлинной демократии, привела в замешательство Вашингтон и вынудила американскую дипломатию к сложному лавированию. Правящие круги США не понимали еще всего гигантского масштаба того поворота в судьбах человечества, который ознаменовала собой Великая Октябрьская социалистическая революция. Однако они осознали, что революция в России нанесла страшный удар по замыслам мирового империализма и, в частности, империализма США. "...Нам абсолютно не на что надеяться в том случае, если большевики [103] будут оставаться у власти", - писал Вильсону государственный секретарь США Лансинг уже вскоре после победы Октябрьской революции, в декабре 1917 г.{308} В 1963 г. профессор Уильяме из Висконсинского университета ознакомил читателей с интересными материалами из Национального архива США, показывающими настроения американских политиков в первые драй после Октябрьской революции{309}. Мы узнаем, что генеральный консул США в России Мэддин Саммерз, который, по характеристике американского посла в России Френсиса, "яростно ненавидит большевиков"{310}, уже 7 ноября 1917 г. прислал государственному секретарю США телеграмму с выражением крайней тревоги и с требованием что-то предпринять{311}. 26 ноября 1917 г. Саммерз вновь телеграфирует Лансингу: "Усиленно рекомендую ...протестовать против нынешнего режима (в России. - М. В.)" {312}.
  
  8 Вашингтоне полностью разделяли эти настроения. Хотя американская правительственная пропаганда охотно подхватила провокационную ложь о том, будто большевики - "германские агенты", в действительности, как неопровержимо показывает Уильяме, никто в правящих кругах США не верил в эту выдумку. Руководители США понимали, что в России пришла к власти подлинно революционная партия, решительно выступающая против всякого империализма, и именно поэтому империалисты США поставили перед собой задачу уничтожить Советское государство{313}. В Вашингтоне при этом рассудили, что можно будет найти и другие империалистические силы, которые будут готовы выступить против родины Октября.
  
  9 ноября 1917 г. после заседания правительства США прессе было сообщено, что США окажут помощь всем антибольшевистским силам, а большевики будут рассматриваться как "поставленные вне международного закона"{314}. Уильяме доказывает, что 10-12 декабря 1917 г. в Вашингтоне [104] было принято решение и о прямом участии американских войск в антисоветской интервенции{315}.
  
  Но в центре внимания правящих кругов США, стремившихся загребать жар чужими руками, стоял вопрос об отыскании "антибольшевистских сил", которым Вашингтон готов был оказать всемерную помощь. Эксперт по русским делам в госдепартаменте США Бэзил Майлз писал впоследствии Лансингу: "С 1917 г. я неизменно придерживаюсь той точки зрения, что мы должны поддерживать любые здравые элементы порядка, имеющие хорошую репутацию, где бы мы их ни нашли"{316}.
  
  Как уже отмечалось, правящие круги США нашли такие "элементы порядка" в лице германских милитаристов, готовых к борьбе против Советской России. Мы подчеркивали, что замыслы руководителей США не ограничивались отправкой остатков кайзеровской армии на фронт антисоветской интервенции, а предусматривали, на случай провала интервенции, длительную подготовку германского милитаризма к последующей агрессии на Восток.
  
  Детальные планы использования германского империализма против Советской России стали разрабатываться поздней осенью 1917 г. в недрах созданной в Вашингтоне секретной комиссии по подготовке материалов к мирным переговорам - так называемой "Инкуайри". Бумаги "Инкуайри" до сих пор не опубликованы. Однако даже из тех очень немногих документов этой комиссии, которые госдепартамент США отважился включить в свою публикацию материалов Парижской конференции, с несомненностью явствует, что в "Инкуайри" такие планы готовились.
  
  В меморандуме "Инкуайри" от 22 декабря 1917 г., озаглавленном "Современное положение; цели войны и условия мира", говорилось следующее: "В настоящее время... направлением наиболее легкого продвижения Германии должен быть Восток. Данный момент является наилучшим временем для Германии, чтобы воспользоваться открывшимися здесь для нее возможностями. Это вполне может побудить ее решиться на жертвы на Юго-Востоке, на Западе, на других континентах и на отдаленных морях с тем, чтобы обеспечить контроль над Россией (курсив мой - М. В.)". В качестве приманки для немецких империалистов [105] меморандум предлагал дать обещание предоставить Германии рынки и сырье{317}.
  
  Военный министр США Бекер в письме в "Инкуайри" от 23 ноября 1917 г. прямо ставил "опрос об оказании Соединенными Штатами материальной поддержки империалистической Германии при условии, что предоставленные ей "ресурсы будут использованы в интересах цивилизации"{318}. Под этим весьма прозрачно подразумевалась борьба против Советской России, против революции.
  
  Разумеется, говоря о перспективе для немецких империалистов "обеспечить контроль над Россией", правящие круги США имели в виду лишь подтолкнуть германскую экспансию на Восток. Хозяйничать в нашей стране намеревались они сами. "Германии следует предоставить долю участия в коммерческих возможностях России, но отнюдь не монополию", - писал руководитель военной миссии США в Прибалтике Грин{319}.
  
  А каковы были настроения в Берлине в ноябре 1917 г.?
  
  Если еще до начала первой мировой войны правящие круги Германии придавали большое значение роли США в мировой экономике и политике, то к концу 1917 г. в этих кругах пришли к выводу, что Америка занимает первое место в капиталистическом мире.
  
  Ровно через неделю после Октябрьской революции Герварт отмечал для себя: "При рассмотрении соотношения сил в Европе указать на Америку, которая явно выдвинулась на первое место. Центр тяжести мира переместился из Лондона в Вашингтон"{320}.
  
  "...С Америкой была связана первая, ближайшая надежда Германии на беспристрастное влияние в условиях мира, на поставки продовольствия, возможную финансовую помощь, торговлю", - писал американский автор Брукс, характеризуя установки Германии к концу первой мировой войны. Он отмечал вместе с тем, что дальнейшие перспективы своего "спасения" в Берлине усматривали не в этих американских подачках, а в использовании в своих [106] интересах "слаборазвитой цивилизации на Востоке, в России"{321}. Здесь, с точки зрения германских милитаристов, и следовало искать основу для соглашения с США.
  
  G пристальным вниманием наблюдая за настроениями в монополистических кругах могущественной заокеанской державы, немецкие милитаристы стали улавливать их готовность к установлению взаимопонимания с правителями Германии. В Берлине с полным основанием делали вывод, что эта тенденция не замедлит проявиться в действиях правительства США. Вильсон "слишком зависит от Уолл-стрита, чтобы не учитывать возникающие, по-видимому, и там сомнения относительно дальнейшего участия в войне", - докладывал Герварт начальству 15 ноября 1917 г.{322}
  
  Подробное изложение взглядов, которые сразу же после Октябрьской революции получили хождение в милитаристских кругах Германии, содержится в составленной Гервартом 29 ноября 1917 г. докладной записке "К современному положению".
  
  Показательна сама дата написания этого документа. Как раз в этот день в рейхстаге происходило обсуждение правительственного заявления нового канцлера Гертлинга, причем в центре внимания находилось предложение Советского правительства открыть мирные переговоры{323}. Вопрос о том, какую дальше проводить политику на Востоке, явно стоял тогда на первом плане для правящих кругов Германии. Тем более характерно, что вся докладная записка Герварта с начала до конца представляла собой обоснование необходимости союза Германии и США.
  
  "Если уже довольно давно финансовое преобладание перешло от Англии к Америке, то сегодня... к ней переходит и политический перевес", - говорилось в докладной записке. "Только наша неловкая политика в стране Вашингтона привела к тому, что традиционная дружба (США. - М. В.] с Пруссией - Германией могла быть превращена Англией во враждебность. Нет никаких оснований, [107] почему бы нам не извлечь урок из сделанных ошибок и не восстановить хорошие отношения с Америкой". При этом, подчеркивалось в докладной записке, "соглашение с янки" может иметь "для нашего отечества решающее значение". В документе пояснялось, что такое соглашение "сведет вместе две молодые, экономически предназначенные друг для друга белые нации, которые прежде всегда жили в дружбе".
  
  Докладная записка "К современному положению" недвусмысленно ставила вопрос о том, какой могла бы быть реальная основа такого соглашения империалистов Германии и США: "Раздел мира на три части". Однако, вчитываясь в документ, нельзя не прийти к выводу, что речь шла в действительности о разделе мира на две части: "центральноевропейско-русский континентальный союз", охватывающий территорию от Атлантического до Индийского океана и находящийся под контролем Германии, и Америка, контролируемая США. "...Империализм Америки нашел бы на первое время достаточную пищу на собственном континенте", - многозначительно говорилось в докладной записке. США были бы великой морской державой, которая при таком разделе мира "имела бы в Европе и Азии необходимых ей могущественных союзников" и, в свою очередь, являлась бы сильным союзником "центральноевропейско-русского континентального блока"{324}.
  
  Вот какие идеи возникли в милитаристских кругах Германии сразу же после победы Октябрьской революции: германская экспансия на Восток, подчинение Германии значительной части континента Евразии, раздел мира между Германией и США - все это на основе соглашения с американским империализмом.
  
  "Возникает только вопрос: как достигнуть такого соглашения? Пойдет ли вообще на него Америка?" - вопрошал автор докладной записки{325}.
  
  Ответ на этот вопрос должны были дать германским империалистам тайные переговоры с США. [108]
  
  22 ноября 1918 г., через 11 дней после заключения Компьенского перемирия, газета "Берлинер тагеблат" опубликовала на второй странице следующее заявление баварского министра финансов проф. Яффе: "Чтобы не допустить никакого затемнения фактов, настоящим я заявляю в "Берлинер тагеблат", что я лично поздней осенью 1917 г. передал в руки статс-секретаря фон дем Буше врученное мне женевским доверенным лицом президента Вильсона мирное предложение правительства Соединенных Штатов"{326}.
  
  Заявление Яффе, погребенное в подшивках старых газет, представляет большой интерес. Оно прямо указывает исходный пункт начала тайных переговоров между США и Германией: позднюю осень 1917 г. - непосредственно вслед за Октябрьской революцией в нашей стране.
  
  Яффе не назвал по имени "женевское доверенное лицо" Вильсона, но оно объявилось само: с "опровержением" заявления Яффе поспешил выступить проживавший в Женеве американский проф. Джордж Херрон{327}. Кто такой Херрон?
  
  Американский биографический справочник того времени сообщает, что Джордж Дэвис Херрон родился в Монтезуме (штат Индиана) в 1862 г., учился два года в Европе, был пастором конгрегационистской церкви в Лейк-Сити (штат Миннесота), преподавал христианское вероучение в колледже в Айове, читал лекции об отношении христианства к существующим общественным условиям. Сообщается, что Херрон - автор ряда книг, в том числе "Почему я социалист", "Война и мир при социализме", что живет он во Флоренции и овдовел в январе 1914 г.{328}
  
  Этот постный образ овдовевшего пастора-социалиста существенно меняется при ознакомлении с другими материалами о Джордже Херроне.
  
  После начала войны, в 1914 г., Херрон переехал из Флоренции в Женеву, чтобы быть, как он сам писал, "в большей степени в центре конфликта"{329}. Почему почтенный пастор стал искать вдруг центр конфликта, причем [109] отправился в этих поисках в традиционно нейтральную Швейцарию? Объяснение простое: Херрон облюбовал Женеву как удобное место для разведывательной работы.
  
  Именно такого рода "работой" и занимался Херрон, прикрываясь тройной личиной "профессора", пастора и "социалиста". Свои разведывательные донесения Херрон направлял в Вашингтон через дипломатические каналы посольства США в Париже, а затем миссия США в Берне, адресуя их непосредственно посланнику Стоваллу или же сотрудникам миссии, в числе которых фигурировал уже тогда подвизавшийся на шпионском поприще Ал лен Даллес{330}.
  
  Херрон был связан не только с американской, но и с английской разведкой. Он сам признавал, что уже в начале своей деятельности в Женеве "познакомился с ...Хью Уиттоллом, который возглавлял хорошо организованную и эффективную британскую "Интеллидженс сервис" в Швейцарии". Вскоре он стал поставлять информацию Уиттоллу для передачи в британское военное министерство. Параллельно Херрон связался с британским Форин оффисом. Весной 1918 г. некий Бленд] из департамента информации (т. е. разведки) Форин оффиса договорился с Херроном, что тот будет посылать ему донесения. Разумеется, все это делалось не даром: британская разведка ежемесячно выдавала Херрону тысячу швейцарских франков за "специальную стенографическую работу"{331}.
  
  Облик этого платного двойного шпиона был бы недостаточно полно обрисован, если не сказать о его тесных связях с монополистическими кругами США. Сила Херрона в том и состояла, что он был не просто разведчиком, а прямым агентом монополий США. Он был близким другом таких магнатов США, как Фрэнк Вандерлип или издатель "Уолл-стрит джорнэл" Кларенс Бэртэон. Последний побывал у Херрона в Швейцарии летом 1918 г. и затем, вернувшись в США, регулярно переписывался с ним, а некоторые из писем Херрона помещал в качестве редакционных статей в "Уолл-стрит джорнэл" и прямо инструктировал Херрона: "Без колебаний пишите мне, если у вас будут какие-либо мысля, которые полезно было бы поставить на рассмотрение финансовых кругов в нашей стране. [110] Я считаю, что финансисты - люди, говорящие своими чековыми книжками, - наиболее влиятельный народ"{332}.
  
  Именно с позиций монополистического капитала Херрон подходил к проблемам политики. "Практически все вопросы войны и мира вылились во всемирную борьбу между двумя большими финансовыми группами за господство над нациями, - писал он (в мае 1919 г. - Во главе этих групп находятся соответственно дом Рокфеллера и дом Моргана в Нью-Йорке. Борьба развертывается за контроль над источниками сырья и неиспользованными ресурсами во всем мире"{333}.
  
  В этой борьбе Херрон призывал американские монополии к самым решительным действиям с целью использовать послевоенную ситуацию для своей экспансии и уничтожить Советскую Россию. Он писал Вандерлипу в 1919 г.: "Американский капитал... смог бы спасти мир от большевиков", а также "смог бы немедленно вторгнуться в Европу, сначала накормить ее, а затем открыть себе путь к промышленным возможностям"{334}. А в первую годовщину Компьенского перемирия Херрон направил Вандерлипу каблограмму: "...добейтесь немедленных действий нью-йоркских финансистов в Европе"{335}.
  
  Херрон был лютым врагом Советской России. Его биограф Бриггс прямо пишет: "Ни одна проблема на европейском горизонте не казалась ему столь важной... как угроза большевизма... Его позиция по отношению ко всем другим европейским вопросам определялась отвращением к московской программе"{336}. Не в силах отрицать крайней реакционности взглядов Херрона, Бриггс констатировал: "Даже не Керенский, а профессор Павел Милюков представлял в глазах Херрона надежду на удовлетворительное разрешение русской проблемы"{337}.
  
  Как Херрон намеревался разрешать "русскую проблему", видно из следующего. Пользуясь своими связями с госдепартаментом США и британским Форин оффисом, он направил в оба учреждения письмо белоэмигранта Перского, [111] который "доказывал", что с большевиками нельзя вести переговоры, а нужно воевать. В сопроводительном письме Херрон всячески превозносил Перского и настаивал: "Его мнение заслуживает серьезного внимания"{338}.
  
  Херрон поддерживал обширные связи в кругах белогвардейцев, охотно пересылал высокопоставленным американским Деятелям - в том числе полковнику Хаузу - их писания с призывами к борьбе против Советской России. Переписывался Херрон и с представителями всевозможных националистических группировок - сторонниками расчленения России, отрыва Украины, Крыма, Прибалтики. Он много занимался проблемой русских военнопленных на Западе, так как боялся "эффективности большевистской пропаганды"{339}.
  
  Херрон считался в правящих кругах США специалистом по "русскому вопросу": недаром именно он был назначен представителем США на несостоявшейся конференции на Принцевых островах{340}.
  
  Злобный враг нашей страны, агент монополий, состоявший на содержании одновременно у двух разведок, - вот кто скрывался под ханжеской личиной пастора-социалиста. На этого человека и было возложено открытие секретных переговоров США с немецкими милитаристами{341}.
  
  Биограф Херрона Бриггс глухо упоминает, что Херрон "занял один из передовых постов американского государственного департамента в конце ноября 1917 г. (курсив мой - М. В.)" {342}. Это - то самое время, которое назвал в своем заявлении Яффе, - время сразу после победы Октябрьской революции. Именно в этот момент правящие круги США взяли на себя инициативу установления тайного контакта с Германией{343}. [112]
  
  Нет ли возможности еще больше уточнить время открытия американо-германских секретных переговоров в Швейцарии в ноябре 1917 г.?
  
  Некоторые данные есть в документе, хранящемся в секретной папке архива МИД Германии с шифром "Соединенные Штаты Америки Љ 16". Документ без даты и без подписи озаглавлен одним словом: "Америка". Он подшит в деле с пояснительной запиской от 24 ноября 1917 г. и испещрен визами читавших его кайзеровских чиновников. Самая ранняя из виз датирована 18 ноября{344}.
  
  Анонимный составитель документа сообщает: "Во время моего последнего пребывания в Швейцарии мне было сказано, что хотят устроить мою встречу с одним лицом, которое в период последних президентских выборов и до самого недавнего времени было довольно близко связано с Вильсоном". Встреча состоялась "на этих днях" и "имел место ряд бесед".
  
  Когда все это происходило?
  
  Документ не имеет характерного вида бумаги, присланной германской миссией из-за границы (в данном случае из Берна). Дай из первой фразы видно, что он был составлен по возвращении его автора из Швейцарии, - надо полагать, немедленно. Очевидно, столь же незамедлительно его начали читать в германском министерстве иностранных дел. Поскольку составитель документа написал, что беседы с американцем состоялись "на этих днях", есть все основания считать, что это было примерно за 3-4 дня до 18 ноября 1917 г. Иными словами, тайный американо-германский контакт в Швейцарии был установлен через неделю после Октябрьской революции. [113]
  
  Трудно в категорической форме утверждать, что фигурирующий в документе американец и есть Херрон. Составитель документа сообщает, что американец "не хочет, чтобы с самого начала была названа его фамилия". "Однако, - добавляет немецкий агент, - он готов и в дальнейшем беседовать со мной и сообщать мне о важных делах, о которых он получает сведения в своей регулярной переписке с руководящими деятелями США". Подчеркнутая близость американского представителя к администрации Вильсона и правящим кругам США, а также его явное намерение надолго расположиться в Швейцарии и поддерживать длительный контакт с германским агентом делают вероятным, что американцем и был Херрон: во всяком случае, в последовавшие недели и месяцы в Швейцарии подобной фигурой с американской стороны был, видимо, только он.
  
  Что касается его немецкого собеседника - составителя документа, то о нем трудно высказать какое-либо предположение.
  
  В пометках на документе и в записке он характеризуется как "надежное лицо", которое "заслуживает доверия" и считается "проверенным и надежным источником". Очевидно, это был крупный немецкий разведчик.
  
  Впрочем, был ли американским представителем Херрон или какой-то другой разведчик, подготовлявший почву для его переговоров, - вопрос второстепенный. Интереснее другое: о чем говорил американец?
  
  Как с несомненностью явствует из записи бесед, весь смысл его высказываний состоял в том, чтобы подчеркнуть: США занимают в отношении Германии другую позицию, нежели державы Антанты, и готовы договариваться с Берлином. Американец подчеркивал, что участие США в войне "не должно переходить определенных границ и продолжаться особенно долго", что оно "несмотря на внешнее присоединение к союзникам должно представлять исключительно американские интересы". Он рекомендовал правящим кругам Германии "при оценке обстановки в Америке не упускать из виду, что против финансовой группы, которая, исходя из известных интересов, старается поддерживать чрезмерную военную политику, подспудно действуют почти столь же мощные группы". Американский эмиссар дошел до того, что открыто приветствовал военный успех центральных держав в Италии, "который, надо надеяться, распространится до Милана, а еще лучше - до [114] Генуи". Он прямо заявил, что такие успехи немецких Милитаристов "приветствуются в Вашингтоне, так как вынуждают союзников говорить о мире". А в ходе мирных переговоров "Америка скажет свое веское слово, свое очень веское слово"{345}.
  
  К этим многозначительным рассуждениям, как видно из рассматриваемой записи, и свелись беседы американского агента с ее составителем. У США иной подход к германскому милитаризму, чем у Антанты: США и Германия могут договориться - таков был лейтмотив этой американской прелюдии к переговорам Херрона.
  
  Отзвуки этого мотива явственно слышатся и в инструкциях Вашингтона "профессору" Херрону о порядке пересылки его донесений.
  
  В ноябре 1917 г. Херрон побывал в Париже, где имел беседы с послом США во Франции Шарпом о пересылке своей информации в Вашингтон. Однако уже с января 1918 г. информация Херрона шла другим путем: не через Париж, а через миссию США в Берне. Сохранилась инструкция об этом, данная Херрону, - письмо советника миссии Хью Уилсона: "Прошу Вас передавать непосредственно мне донесения по тем делам, которыми Вы сейчас заняты... Это - столь деликатные вопросы, что я опасаюсь каких-либо иных каналов связи"{346}. Значит, дело было не в мелких технических причинах, а в политических проблемах. В этом еще больше убеждает тот факт, что когда осенью 1929 г. - более чем через 11 лет - Бриггс обратился к Хью Уилсону за разъяснением, последний ответил: "...я не могу сообщить Вам, почему проф. Херрон отказался от своей первоначальной практики отправлять донесения через посольство в Париже, а не через миссию в Берне... Я не готов, по крайней мере в настоящее время, изложить причины такой перемены"{347}.
  
  Какие же это были вопросы, столь деликатные, что даже в 1929 г. в правящих кругах США о них еще не решались говорить? Почему для передачи сообщений по этим вопросам требовались каналы связи, шедшие не через союзный Париж, а через нейтральный Берн? [115]
  
  Бриггс напрасно отказывается искать объяснение - оно достаточно очевидно. Херрон занялся тайными переговорами с Германией; эти переговоры представляли собой не только - и, видимо, не столько - зондаж о возможности заключения мира, проводимый от имени всего лагеря Антанты, сколько сговор между американскими и немецкими империалистами, который, естественно, надо было старательно скрывать от французских и прочих союзников США по антигерманской коалиции. Так, казалось бы, незначительный факт бросает свет на содержание дел, которые вел Херрон с ноября 1917 г.
  
  В 1925 г. в Брно вышла в свет небольшая (59 стр.) книжка, ныне ставшая библиографической редкостью. Это - книга тогдашнего чехословацкого посла в Париже Штефана Осуского "Джордж Д. Херрон - доверенное лицо Вильсона в годы войны". Книжка посвящена в основном беседам, которые вел Херрон в Женеве с австрийским представителем Ламмашем. В ней отмечается, однако, что к Херрону ("приезжало много немецких эмиссаров". Осуский называет "профессоров" де Фиори, Квидде, Фёрстера и уже упоминавшегося Яффе. Он добавляет, что "приезжали и политики, среди них Шейдеман, Конрад Хауссман и Пайер - бывший германский вице-канцлер". Осуский ограничился перечнем имен, заявив: "Об этих немецких эмиссарах, о содержании поставленной перед ними задачи, о способах, которыми они ее выполняли, и вообще о том, как протекали их встречи с проф. Херроном, я в настоящее время не хочу распространяться"{348}.
  
  Мы попытаемся на основании материалов, разбросанных в западных публикациях, восстановить ход этих тайных переговоров, о которых так упорно предпочитают молчать буржуазные политики.
  
  Нам неизвестно содержание бесед между Херроном и Яффе в ноябре 1917 г. Но продолжением их встреч было следующее.
  
  В декабре 1917 г. с Херроном установил контакт бывший начальник департамента в голландском министерстве юстиции, носивший звучную фамилию де Йонг ван Беек [116] эн Донк{349}. Херрон писал, что ван Беек эн Донк, поселившись в Берне в конце войны, "проводил настойчивую пропаганду в пользу германского мира"{350}.
  
  Этот откровенно прогерманский политик устроил встречу Херрона с одним из руководителей немецких либералов Хауссманом и австрийским финансистом Мейнлем.
  
  В 1924 г. в Германии была опубликована подборка документов из личного архива Хауссмана. Среди них есть и донесение Хауссмана канцлеру Гертлингу с описанием этой встречи{351}.
  
  Встреча произошла 20 декабря 1917 г. в Женеве, на вилле, которую снимал Херрон. Беседа продолжалась два часа. Херрон говорил по-английски, Хауссман - по-немецки, а ван Беек эн Донк и Мейнль переводили, лишь изредка вмешиваясь в беседу.
  
  Смысл разговора состоял в том, что Херрон убеждал германскую сторону вступить в переговоры. Американский эмиссар всячески старался при этом представить в возможно более розовом свете военное положение Германии. Он делал это, как отметил Хауссман, в "неожиданно подчеркнутой манере". Херрон твердил: "Теперь именно германское правительство должно взять инициативу, потому что Германия в военном отношении находится повсюду в исключительно благоприятной ситуации. Только тот, кто добился военных успехов, может говорить о мире. Но он и должен это сделать, если действительно имеет мирные намерения"{352}. Относительно условий мирного договора Херрон ответил в том смысле, что немцам придется эвакуировать свои войска из Бельгии и Франции, а все конкретные вопросы разрешит мирная конференция. Вывода немецких войск с территории Восточной Европы Херрон явно не требовал{353}.
  
  В 1962 г. австрийский историк Бенедикт опубликовал текст записки Мейнля, где говорится об этой же беседе. По сообщению Мейнля, Херрон ему "отчетливо дал понять, что имеет специальные полномочия от Вильсона для данной [117] миссии". Больше того, Херрон, оказывается, вручил ему подготовленный с ведома Вильсона проект заявления, с которым, по планам США, должна была выступить Германия{354}.
  
  Текст проекта был записан Мейнлем под диктовку Херрона и имеется в нашем распоряжении. Он содержится в протоколе об этой беседе, который ван Беек эн Донк и Мейнль составили уже после окончания военных действий, в декабре 1918 г. Проект предусматривал, что Германия объявит о своей готовности "вступить в "Общество наций" (по-видимому, имелась в виду будущая Лига наций), вывести войска из Бельгии и Франции и передать "вопросы о европейских народах и национальностях" на решение мирной конференции{355}. Иными словами, текст требуемой Вильсоном германской декларации должен был содержать те положения, которые излагал своим собеседникам Херрон, и смысл которых сводился к одному: заставив Германию восстановить статус-кво на Западе, не мешать ее агрессии на Востоке.
  
  Для большей убедительности контакт с эмиссарами центральных держав установил и официальный представитель США в Женеве.
  
  В тот же вечер в женевском ресторане "Кафе дю Нор" Хауссман и Мейнль встретились с американским консулом Эдельманом. "Так как в ресторане были другие посетители, - замечает Хауссман, - беседа велась между М. и Эдельманом, тихо переговаривавшимися по-английски"{356}. Смысл этих перешептываний за ресторанным столиком состоял в следующем: американец предлагал связаться непосредственно с Вильсоном, а Хауюсман и Мейнль интересовались возможными условиями мира{357}.
  
  В цитированной записке Мейгаля иодчеркяуто, что официальный американский представитель повторил почти слово в слово все высказывания Херрона{358}. [118]
  
  И все же, видимо, центральные державы хотели получить предложения лично от Вильсона. Как явствует из американских дипломатических документов, представители центральных держав заявили, что Германия готова сделать мирные предложения, но хочет заранее выяснить, какова будет в этом случае позиция США. А для этого они намерены переслать с Херроном письмо от рейхсканцлера Гертлинга президенту Вильсону - "Запрос о возможной позиции Вашингтона в том случае, если Германия возьмет на себя инициативу и предложит... условия мира"{359}.
  
  С германской стороны были предприняты и другие акции для развития контактов с правительством США через Херрона. На пост баварского посланника в Швейцарии был назначен проф. Ферстер - давний друг Херрона, поддерживавший с ним тесные связи еще в предвоенные годы{360}. Еще с 1908 г. был знаком Херрон и с адмиралом Хинтце, который был назначен в июле 1918 г. статс-секретарем германского МИД "как особенно хороший знаток русских дел"{361}.
  
  Германские условия были доведены до сведения правительства США уже через несколько дней после беседы Херрона с Хауссманом и Мейнлем. Немецкий посланник в Копенгагене сообщил через своего агента поверенному в делах США в Дании Грант-Смиту, что Германия готова (вернуть Франции Лотарингию (получив в обмен отобранные у нее колонии) и согласна на проведение плебисцита в Эльзасе. Это примерно соответствовало тем требованиям, которые в 1916 т. выдвигались в американском проекте мирного урегулирования в Европе. Видимо, также в предвидении американского согласия, германское правительство просило предоставить ему "свободу рук в России в экономических вопросах"{362}. Весьма характерно, что тем самым уже в начале тайных контактов с США [119] немецкие империалисты подчеркнули свое намерение активно участвовать в борьбе против Советской страны.
  
  Американские условия мира не заставили себя долго ждать. Но это уже не были предложения 1916 г.: обстановка изменилась, и рассчитывать на прежние условия немецким империалистам не приходилось. Американской программой мира явились пресловутые "14 пунктов" Вильсона - послание президента США конгрессу от 8 января 1918 г.
  
  В Берлине весьма быстро поняли сущность новой американской программы. По свидетельству архивных материалов, вот какая оценка давалась там летом 1918 г. программе Вильсона: эта программа, в частности Лига наций, по своему существу приспособлена к тому, чтобы "санкционировать и в известной мере "увековечить" условия, сложившиеся в данный момент... В таком увековечении Америка заинтересована, так как в силу исключительно благоприятной конъюнктуры достигла нового роста своего могущества, - возможно, и не имеющего внутренних оснований быть длительным..."{363}
  
  Вильсоновская программа была встречена в штыки немецкой официальной пропагандой. Немецкие газеты хором поносили ее и объявляли неприемлемой{364}. Рейхсканцлер Гертлинг громогласно заявил в рейхстаге: "Таким языком разговаривает только победитель с побежденным... Пусть Антанта внесет другие предложения: тогда мы их серьезно рассмотрим"{365}.
  
  Однако в действительности наигранное негодование германских правящих кругов преследовало цель выторговать уступки у американских империалистов. Оказавшиеся перед катастрофой, руководители Германии были согласны вести переговоры на базе "14 пунктов". Экспансионистская программа США, выраженная ев "14 пунктах", была в конечном счете более приемлемой для германских империалистов, нежели программа любой другой державы лагеря Антанты: осуществление планов завоевания мирового владычества Германии все равно приходилось отложить, а значительное ослабление немецкого империализма [120] не входило в намерения Вильсона. Как отмечала крупная нью-йоркская газета, для германских правителей "14 пунктов" являлись "обещанием (смягчить наказание, которому они подверглись, ослаблением суровости этого наказания"{366}.
  
  (Соглашаясь с "14 пунктами", германские империалисты хотели только добиться для себя каких-нибудь поблажек. Как сообщал посланник США в Голландии Гаррет, через два дня после упоминавшегося выше выступления Гертлинга в рейхстаге "одно немецкое частное лицо, которое считают тесно связанным с германскими правительственными кругами", проинформировало его, что цель заявления рейхсканцлера - "показать готовность продолжить обмен мнениями... особенно в связи с посланием президента Вильсона"{367}. О принципиальном согласии германских империалистов с "14 пунктами" сообщил Гаррету и один из лидеров немецкой либеральной партии К. Хан{368}.
  
  Надо сказать, что правящие круги США весьма настойчиво подталкивали Берлин к такому согласию.
  
  15 февраля 1918 г. по инициативе Херрона состоялась вторая его встреча с Хауссманом в Женеве. Беседа была целиком посвящена вопросу о программе Вильсона, который за 4 дня до этого, 11 февраля, сформулировал новые 4 пункта, содержавшие по существу те же идеи, что и "14 пунктов".
  
  Херрон настаивал на безоговорочном принятии Германией этой программы. Он твердил, что если пункты Вильсона [121] будут приняты в Берлине, то президент добьется немедленного открытия мирных переговоров. "Это так же верно, как то, что Христос был распят на кресте!" - клялся для вящей убедительности пастор-разведчик{369}. Но если Германия не согласится с программой Вильсона - война будет вестись беспощадно. "Даже если ваше наступление увенчается успехом, - грозил Херрон, - если вы сокрушите Францию и сокрушите Италию, не будет никакого мира без 4 пунктов. Без них и без установления нового порядка Америка не заключит мира..."{370}
  
  Это был ультиматум. Суть его не менялась, а становилась, пожалуй, еще более зловещей оттого, что он был предъявил не во всеуслышание, а в тиши тайных переговоров. В качестве предпосылки для сговора правящие круги США требовали от германских империалистов полного подчинения своей программе - и добились своего.
  
  Биограф Херрона сообщает, что к американскому агенту потянулось "большое количество немецких эмиссаров, которые... были посланы министерством иностранных дел, хотя и (выдавались за независимых и идеалистов. Говорили они все одно и то же: Германия хочет мира и готова заключить его на базе 4 пунктов послания Вильсона от 11 февраля (1918 г. - М. В. )".
  
  Эмиссары не забывали скороговоркой добавлять, что "если союзники отвергнут эту немецкую уступку, то будут сокрушены германской военной машиной, которая в действительности непобедима"{371}. Однако этим словам никто не придавал значения. Речь шла о капитуляции германского империализма перед американским, - только не безоговорочной, а на определенных условиях, о которых и следовало прийти к соглашению.
  
  
  Перед новым туром тайных переговоров
  
  
  Основа для переговоров об этих условиях была установлена: программа Вильсона. Правящие круги Германии считали, что медлить нельзя. В Берлине сознавали, что время работает против центральных держав и что условия, на которых можно договориться с США, с ходом событий [122] станут лишь более жесткими. Вот почему сразу же после опубликования "14 пунктов" с немецкой стороны градом посыпались предложения ускорить переговоры. Предложения эти делались по конфиденциальным каналам в различных странах.
  
  В Голландии упомянутый выше Курт Хан обратился к посланнику США Гаррету.
  
  Необходимо отметить, что Хан был связан с американской разведкой{372}. Сообщив Гаррету о согласии (правящих кругов Германии с программой Вильсона, Хан подчеркнул, что "дальнейшие публичные заявления относительно условий мира будут совершенно бесполезными, если их не будут предварять неофициальные переговоры между представителями воюющих стран... Подобные переговоры могли бы состояться до начала подготовляемого немцами крупного наступления"{373}. Через две недели Хан снова обратился к Гарроту с предложением открыть переговоры. "Если Соединенные Штаты действительно хотят выяснить возможности мира, - заявил Хан, - они должны назначить пользующегося доверием обоих правительств американца для неофициальных секретных переговоров с удовлетворяющим тому же требованию немцем... Готовность Германии назначить такого человека была продемонстрирована [123] уже много раз, так что очередь за другой стороной"{374}.
  
  У руководителей США не было никаких сомнений в том, что Хан действует по поручению германского пра-вительств1а, а не либеральной псевдооппозиции. Заместитель государственного секретаря Полк прямо писал, что Хан, "по-видимому, говорит теперь не как представитель группы немецких либералов, а как неофициальный представитель германского правительства"{375}.
  
  Другой агент германского правительства установил в это время контакт с американской миссией в Швеции. [124]
  
  Это был депутат рейхстага социал-демократ Лойбе. "Я уверен, что германскому правительству известно о его визите ко мне", - писал Лансингу посланник США т Стокгольме Моррис. Лойбе заявил Моррису, что Германия согласна отказаться от Эльзаса и Лотарингии, но претендует на то, чтобы ей были сохранены все имевшиеся у нее до войны владения{376}. Вскоре тоже самое подтвердил и канцлер Гертлинг через жену одного из немецких генералов тесно связанному .с американцами Менсингу, служившему в германском адмиралтействе и являвшемуся пасынком вице-консула США в Цюрихе Матс-Нэлли{377}. 26 февраля 1918 г. Лойбе снова беседовал с Моррисом, на этот раз уже не скрывая, что действует по поручению "весьма высокопоставленных германских официальных лиц", и подобно Хану предложил тачать тайные американо-германские переговоры, с тем чтобы "было достигнуто соглашение между Германией и президентом Вильсоном"{378}.
  
  О каком "соглашении" шла речь? Можно ли полагать, что имелось в виду лишь предварительное соглашение с союзниками об условиях перемирия?
  
  Нет. Под "соглашением" и германские, и американские политики подразумевали в первую очередь двустороннее соглашение между США и Германией. Разумеется, в обстановке заканчивавшейся войны такое соглашение должно было включать основные условия предстоявшего перемирия и даже мирного договора, но этим отнюдь не исчерпывалось. Дело шло о широком соглашении между империалистами США и Германии.
  
  Неоспоримым подтверждением этого служит тот факт, что правители США постарались всеми средствами скрыть установленный ими контакт с Германией от своих союзников по Антанте. Так, 1 февраля 1918 г. Лансинг поручил послу США в Англии Пейджу "конфиденциально проверить, не питает ли британское правительство подозрений насчет того, что правительство США может без ведома союзников поддерживать связь или даже вступить в мирные переговоры с какой-либо из центральных держав". [125]
  
  "Если это так, - инструктировал Лансинг Пейджа, - Вы должны будете неофициально выразить огорчение нашего правительства, что подобную вещь смогли счесть возможной..."{379} Не удовольствовавшись этим маневром, Лансинг в начале апреля 1918 г. разослал американским послам в Англии, Франции и Италии для информирования правительств циркуляр, в котором пытался доказать, ссылаясь на... американский уголовный кодекс, что США не станут вести секретных переговоров с противником{380}.
  
  Ясно, что если бы речь шла не о тайном американо-германском альянсе, а только об условиях перемирия, руководителям США не было бы нужды скрывать свой контакт с Германией от других держав Антанты. Напротив, следовало бы ожидать, что в этом случае США постараются выяснить точку зрения своих союзников относительно условий перемирия. Таким образом, не подлежит сомнению, что империалисты США связывали с американо-германскими переговорами планы, далеко выходившие за рамки общих интересов держав Антанты.
  
  Свидетельством того, что руководители США готовились в эти весенние месяцы 1918 г. к возобновлению тайных переговоров с Германией, служит следующий эпизод, сообщаемый американским историком Мэмэти на основании архивных дел госдепартамента. Во второй половине апреля 1918 г. американский посланник в Берне Стовалл, видимо, в результате каких-то трений с Херроном, порекомендовал Лансингу временно отозвать "профессора" на родину{381}. Лансинг доложил об этом Вильсону - и через несколько дней последовал ответ: было бы "серьезной ошибкой" просить Херрона выехать в США, "ибо такая просьба помешала бы в будущем возможным независимым и неофициальным (контактам между ним и его друзьями в центральных державах"{382}. [126]
  
  Однако, имея в виду достигнуть договоренности с правителями Германии, американские империалисты отнюдь не форсировали события. В Вашингтоне выжидали развертывания операций на фронте. США были заинтересованы в том, чтобы до того, как состоится их соглашение с немецкими империалистам и последние потерпели военное поражение и, таким образом, сделались более уступчивыми. К тому же в то время - в начале 1918 г. - кайзеровская Германия сама, без всякого дополнительного соглашения, вела открытую войну против Советской России, так что империалистам США не было необходимости спешить с переговорами, одна из главных целей которых и состояла в использовании Германии против нашей Родины.
  
  Между тем в Берлине придумывали различные маневры с целью побудить США скорее приступить к новому туру переговоров.
  
  В качестве арены своих махинаций правители Германии вновь избрали Швейцарию. "Атмосфера в Швейцарии насыщена слухами о вероятном немецком мирном наступлении. В настоящее время в Швейцарии находится ряд высокопоставленных немцев", - доносил в конце апреля 1918 г. посланник США в Берне Стовалл{383}. Именно через Швейцарию было осуществлено и прямое конфиденциальное обращение германского правительства к Вильсону.
  
  В первых числах мая 1918 г. Гертлинг вызвал к себе уже упоминавшегося Менсинга и имел с ним длительную беседу. Германский канцлер поведал родственнику американского консула, что если бы он, Гертлинг, имел возможность "непосредственно сообщаться с президентом США, к которому он относится с величайшим доверием, могло бы быть достигнуто дружественное соглашение". При этом он "гарантировал бы со стороны своего правительства строжайшее соблюдение тайны и попросил бы в обмен такую же гарантию". Гертлинг вручил Менсингу для передачи Вильсону меморандум за своей подписью относительно требуемых кайзеровской Германией условий послевоенного режима мира{384}. [127] Однако не столько настояния Гертлинга, сколько общая ситуация побудила правителей США пойти на ускорение переговоров с Германией.
  
  Весна и лето 1918 г. были периодом наступления германских войск на Западе. Это наступление принесло немецкому командованию значительные тактические успехи. Казалось, что перспектива победы Антанты отдаляется и становится весьма неопределенной. В то же время призрачные "успехи" германских оккупантов на Украине и в Белоруссии явным образом закончились, и с каждым днем все явственнее становилась бесперспективность борьбы кайзеровских захватчиков против народов нашей страны, поднявшихся на войну в защиту своей Родины. Обеспокоенные и тем и другим, американские политики сочли целесообразным провести с германским правительством и, в частности, с тогдашним фактическим диктатором Германии Людендорфом более основательные переговоры, нежели происходившие ранее.
  
  
  Переговоры Херрона - Де Фиори
  
  
  Как явствует из документов, новый тур тайных переговоров между Германией и США состоялся в Женеве в июне - августе 1918 г.
  
  Представителем США в этих переговорах был опять Херрон. "Профессор"-разведчик был наделен столь обширными полномочиями, что вице-консул США в Цюрихе Мак-Нэлли даже счел необходимым осведомиться у Лансинга: "Является ли профессор Херрон представителем президента в Швейцарии?"{385}
  
  Германским делегатом был некто де Фиори, прибывший в Швейцарию в июне 1918 г. под видом баварского журналиста. В действительности, как информировал американцев Мюлон, бивший директор концерна Круппа, де Фиори - "один из наиболее способных агентов Людендорфа. Ему разрешено свободно путешествовать и переезжать границы без визы германского правительства"{386}.
  
  Содержание переговоров между двумя разведчиками до сих пор скрыто в тайниках архивов госдепартамента [128] США. Попавшие в американскую публикацию разрозненные документы не дают сколько-нибудь ясной картины этих переговоров. Составители вашингтонской публикации сами вынуждены косвенно признать наличие в ней серьезных пробелов по вопросу о беседах Херрона с де Фиори. Так, в издании госдепартамента отмечено, что первая из этих бесед "не печатается", хотя в ней, несомненно, было много интересного: Херрон послал отчет о ней на 47 страницах{387}.
  
  Не много добавляет и биограф Херрона - Бритте, столь же ревниво оберегающий тайну германо-американских переговоров 1918 г. Правда, он указывает точную дату начала переговоров де Фиори с Херроном - 7 июня 1918 г. Бриггс сообщает также, что де Фиори прибыл к Херрону с рекомендательным письмом от Фёрстера - уже упоминавшегося мюнхенского профессора, давно знакомого с Херроном и получившего затем - видимо, в связи с этим знакомством - пост баварского посланника в Швейцарии{388}. Бриггс добавляет также, что отчеты Херрона о беседах с де Фиори составили 200 страниц машинописного текста{389} донесений Бриггс не приводит.
  
  Мы можем, однако, составить себе представление об общей обстановке переговоров, ибо она вряд ли отличалась от обстановки бесед Херрона с австрийцем Ламмашем, описанной весьма красочно: "Все предосторожности были приняты для того, чтобы встреча была тайной. Хотя поддерживалась фикция, будто собеседники действовали под личную ответственность и не имели инструкций, миссия (США. - М. В.) в Берне была полностью осведомлена о намеченной беседе и о ее теме. Более того: военный атташе полковник Годсон; и лейтенант Дьюолд{390} были откомандированы в распоряжение Херрона и, оба вооруженные, сопровождали его в автомобиле миссии к месту переговоров... Наконец, Вильсон (Хью. - М. В.) организовал дело так, что немедленно после каждой беседы Херрона приводили [129] в миссию, где он рассказывал обо всем происшедшем, и рассказ стенографировался"{391}.
  
  Из предосторожности де Фиори выдавался за "представителя Баварии". Нечего и говорить, что на самом деле он действовал по поручению общегерманского правительства. Стовалл прямо писал об этом государственному секретарю США Лансингу, да и сам де Фиори заявил Херрону, что "должен посылать отчет о переговорах рейхсканцлеру"{392}. Попытаемся извлечь из источников то, что в них сказано о ходе переговоров де Фиори с Херроном.
  
  После первой же беседы 7 июня 1918 г. де Фиори незамедлительно отправился IB Германию. Очевидно, американский представитель сделал ему важное сообщение, требовавшее ответа высших инстанций.
  
  Вскоре агент Людендорфа вернулся в Женеву и передал агенту Вильсона примерную программу условий мира, устраивавших германских империалистов. Херрон заявил, что перешлет этот документ правительству США и вызовет де Фиори из Цюриха, когда придет ответ{393}. Что содержалось в немецкой программе? Биограф Херрона замечает, что она не заслуживает "детального рассмотрения", так как включенные в нее германские предложения "не сделались (статьями договора". Впрочем, Бригтс тут же (признает, что, не будь положение Германии катастрофическим, к этим предложениям могли бы отнестись "с некоторой благосклонностью"{394}.
  
  Но, поскольку положение германских правителей становилось все более безвыходным, их американские собеседники не считали нужным проявлять такую "благосклонность". Предложенная немецкими империалистами программа не удовлетворила правящие круги США. Почему?
  
  Здесь мы, очевидно, и наталкиваемся на вопрос о существе переговоров Херрона - де Фиори.
  
  Как убедительно показал западногерманский историк Фишер, май, - июнь 1918 г. были для монополистических кругов Германии периодом подробного обсуждения их агрессивных [130] планов в отношении Советской России. В мае 1918 г. в Дюссельдорфе состоялось созванное по инициативе фирмы Круппа совещание по этому вопросу. В нем участвовали руководители двенадцати важнейших немецких концернов тяжелой индустрии, в том числе Тиссен, Стиннес, Ройш, Клёкнер, Рёхлинг, представители Круппа - Гутенберг и Брун. Участники совещания высказались за то, чтобы обеспечить себе возможности неограниченной эксплуатации богатств России и вообще гарантировать "длительное преобладание Германии на Востоке"{395}.
  
  В соответствии с рекомендациями совещания Брун 1 июня 1918 г. предложил, чтобы германское правительство оказало помощь в создании синдиката "по экономическому освоению России". Не теряя времени, 4 июня 1918 г. была созвана конференция в министерстве экономики с участием представителей концернов Круппа, Стиганеса, "Феникс" и банков Варбурга и "Дисконтогезелльшафт". Конференция постановила образовать синдикат с капиталом 2 млрд. марок, причем значительную часть этой суммы должно было предоставить государство. Предусматривалось, что синдикат будет иметь два дочерних общества: одно для "освоения" России, другое - для "освоения" Украины. Прямая заинтересованность немецких милитаристов во всей этой операции была явственно видна из того, что в правительстве вопросом о синдикате ведал военный министр фон Штейн{396}.
  
  В июле - августе 1918 г. в германских правящих кругах обсуждались планы военного свержения Советской власти в России силами специально для этого посланных немецких дивизий{397}.
  
  Надо думать, что именно эти вопросы, занимавшие тогда германских руководителей, и обсуждались в ходе переговоров Херрона - де Фиори. Такое предположение подтверждается тем, что правительство США, отвергая германские предложения, прямо мотивировало это расхождением по вопросам политики на Востоке. Лансинг телеграфировал в Швейцарию посланнику Стоваллу: "Следует обратить внимание Херрона на то, что... какая-либо дискуссия о соглашении, при котором все русские , турецкие [131] и восточные карты не были бы выложены на стол, абсолютно невозможна (курсив мой - М. В.)" {398}. Американских руководителей устраивала только такая договоренность, при которой милитаристская Германия сделалась бы их орудием против Советской России, а не занималась самостоятельным ее "освоением".
  
  Впрочем, несмотря на подчеркнутую ультимативность своего ответа, правители США весьма дорожили тайной связью, установленной между ними и немецкими руководителями. Даже когда французская разведка в Швейцарии пронюхала про переговоры Херрона с де Фиори и угрожала американцам международным скандалом{399}, пойманное с поличным правительство США все же не отказалось от переговоров. На запрос Херрона, следует ли "оставить баварскую дверь открытой"{400}, заместитель государственного секретаря Полк ответил: "Не нужно закрывать ни [132] одной двери"{401}.
  
  Тайные американо-германские переговоры в Женеве продолжались, причем было даже внесено предложение, чтобы в ходе этих переговоров "высокопоставленные лица в Германии" могли непосредственно обмениваться письмами с Вильсоном{402}.
  
  Переговоры Херрона - де Фиори были прерваны в первой половине августа 1918 г., после того как 8 августа [133] началось успешное наступление войск Антанты на Западном фронте. Видя, что (разгром кайзеровской Германии - дело самого недалекого будущего, американские империалисты поспешили приостановить переговоры и выждать поражения своих немецких конкурентов, с тем чтобы потом заключить с ними соглашение на более выгодных для себя условиях. 13 августа 1918 г. Лансинг дал указание Херрону сообщить де Фиори, что США прекращают переговоры с ним и не намерены более вести бесед с неофициальными представителями Германии{403}.
  
  Несмотря на категоричность этого заявления, контакты Херрона с де Фиори, видимо, не были прерваны полностью. Бриггс утверждает, что они продолжались "до самого кануна перемирия" и что всего между обоими разведчиками состоялось пять серий бесед{404}. Так, еще в конце сентября 1918 г. они обсуждали вопрос о будущем Эльзаса и Лотарингии{405}.
  
  Но в сущности американская сторона явно считала второй тур тайных переговоров с Германией завершенным.
  
  Разрыв переговоров с США шел вразрез с расчетами германских империалистов. Видный представитель немецких монополистических кругов, связанных с Уолл-стритом, генеральный директор "Гапаг" Баллин посетил 2 сентября 1918 г. Вильгельма II и без обиняков заявил: "Надо как можно скорее установить связь с Вильсоном"{406}.
  
  Подталкиваемое монополистами, германское правительство попыталось тут же, в сентябре 1918 г., восстановить тайный контакт с США в Берне, где состоялись в это время официальные переговоры между Антантой и Германией по вопросу о судьбе военнопленных. В составе германской делегации в Берн был послан Менсинг с очевидной целью использовать его в качестве посредника для установления связи с США. Как видно из официальной германской публикации "Служебные документы к предыстории перемирия 1918 г.", во второй половине сентября 1918 г. такая связь была установлена и поддерживалась до последних чисел сентября, но не привела ни к какому результату. Подробности этой истории неизвестны. Составители [134] немецкой публикации лаконично заявляют: "Издание относящихся к этому делу документов должно быть отложено на будущее время, так как оно касается не только Германии"{407}. Как явствует из американской публикации, контакт был прерван по прямому указанию Лансинга посланнику Гаррету, который возглавлял делегацию США на бернских переговорах о военнопленных{408}.
  
  Так закончился второй тур секретных американо-германских переговоров 1918 г. Уже этот тур отчетливо показал, что американские политики, преследуя свои экспансионистские, в первую очередь антисоветские, цели, в равной мере вероломно и бесцеремонно вели себя по отношению как к своим антантовским союзникам, так и к немецким империалистам.
  
  
  "Английский вариант" сговора Германии с Западом и его неудача
  
  
  Маневры США в ходе переговоров Херрона - де Фиори побудили правящие круги Германии всерьез заняться вопросом: правильна ли их ориентация на американский империализм? Не выгоднее ли встать на путь сговора с английским империализмом? Как свидетельствуют документы, этот вопрос подвергся детальному рассмотрению в Берлине в 1918 г., причем особенно оживленно он дебатировался в августе - сентябре 1918 г.
  
  В правящих кругах Германии в 1918 г. имел хождение не только план тайного сговора с США, но и план сговора с Англией. В одном из документов того времени он получил весьма четкое название: der englische Gedankengang - английский вариант{409}.
  
  Выше были рассмотрены мотивы, которыми руководствовались сторонники "американского варианта" в руководящих сферах кайзеровской Германии, и был обрисован сам круг этих политиков. Что касается "английского варианта", то его разработка и пропагандирование были связаны [135] в первую очередь с именем немецкого калиевого магната Арнольда Рехберга.
  
  Имя Рехберга как сторонника тесного экономического и политического союза Германии с Англией или Францией известно в литературе. Немалую роль сыграли в этом старания самого Рехберга как можно шире и громогласнее агитировать в пользу своего плана. Занимался он этим с удивительным упорством на протяжении всей жизни.
  
  Рехберг сообщает, что еще в начале первой мировой войны он пытался установить через итальянского маркиза д'Адда тайные контакты с Кайо и его группой в Париже с целью добиться сепаратного мира Франции с Германией. В курсе этих переговоров был майор Дойтельмозер из отдела III-б{410}. Однако, видимо, немецкая разведка была недовольна тем, что столь важное дело осуществлялось не ею. Начальник III-б Николаи добился того, что Рехберг был отстранен от переговоров с группой Кайо{411}. Для большой надежности разведчики из III-б запрятали Рехберга в сумасшедший дом, откуда он был вызволен лишь благодаря вмешательству Эрцбергера{412}.
  
  В результате этой истории отношения Рехберга с немецкой разведкой оказались испорченными, и в своих дальнейших действиях он старался по возможности обходить стороной могущественный отдел III-б. А это означало, что Рехберг вынужден был ограничиться писанием статей и докладных записок, в которых развивал свои проекты.
  
  Суть проектов сводилась к созданию после войны тесного переплетения германского и английского капиталов в качестве основы прочного союза между обеими странами.
  
  Сама идея о послевоенном объединении капиталов Германии и ее англосаксонских противников не была собственным изобретением Рехберга. Калиевый магнат лишь выразил те мысли, которые имели хождение среди определенной части немецких капиталистов. Как видно из архивных фондов рейхсканцелярии, в январе 1918 г. германское правительство попыталось через посредство датского короля и министра иностранных дел Дании Скавениуса установить тайный контакт с Англией{413}. В тех же фондах хранится и написанный в марте 1918 г. пространный меморандум принца Макса Баденского, впоследствии канцлера, где прямо сказано: "У нас есть сейчас... разумные основания для заключения мира и соглашения между немецким и английским империализмом (!)"{414}.
  
  Мысли о желательности переплетения английского и немецкого капитала проникли тогда же в прессу. Известный немецкий экономист проф. Брентано поместил в марте 1918 г. в венской "Нойе фрайе прессе" нашумевшую статью "Предложение по вопросу о сырье после войны". Смысл предложения состоял в объединении немецкого и английского капитала в сырьевой сфере.
  
  В начале мая 1918 г. английский журнал "Нейшн" напечатал статью Эрцбергера, призывавшую вообще использовать как "гарантию мира" взаимопроникновение англосаксонского и немецкого капитала. Эта мысль была поддержана с британской стороны в статье английского экономиста Брейлсфорда, опубликованной в конце мая 1918 г. венским еженедельником "Дер фриде"{415}.
  
  Таким образом, предложения Рехберга не выходили из круга идей, сложившихся на заключительном этапе войны в определенных группах германской и английской буржуазии.
  
  В мае - июне 1918 г. Рехберг опубликовал в органе немецких деловых кругов "Берлинер бёрзенцайтунг" две статьи под заголовком "Германо-английская экономическая договоренность"{416}. В июле 1918 г. он выступил со статьями на ту же тему во франкфуртской газете "Акционер" и в крайне правой "Кройццайтунг"{417}.
  
  Рехберг предлагал для преодоления экономических противоречий между Германией и Англией создать довольно сложную систему участия в размере 1/3 английского капитала в немецкой промышленности и немецкого капитала [136] в английской промышленности. В итоге должен был возникнуть "экономически и тем самым политически надежный союз" между обеими странами. "Германо-английское экономическое объединение" должно было быть закреплено соответствующим государственным договором. Рехберг на свое лады расхваливал выгоды такой комбинации для заинтересованных стран. Однако единственно реальным во всех этих рассуждениях было то, что относилось к выгодам для самой империалистической Германии: ее беспрепятственный доступ на мировые рынки и свобода морей{418}. Англия же, по его расчетам, должна была пойти навстречу Германии в вопросе о судьбе Бельгии и о колониях, а также, многозначительно подчеркивал Рехберг, "при решении восточных проблем"{419}.
  
  Рехберг особо отмечал в своих статьях, что высказанные им идеи встречают поддержку во влиятельных немецких кругах: среди "политиков почти всех партий от левых до правых, вплоть до сторонников открытой политики силы"{420}, :и среди "весьма компетентных немецких крупных промышленников" и финансистов{421}.
  
  Кроме названных статей Рехберг опубликовал летом 1918 г. две брошюры с изложением тех же идей.
  
  Но деятельность Рехберга в отстаивании "английского варианта" сговора Германии с Западом не ограничилась публикациями. Неутомимый промышленник активно старался привлечь на сторону своих единомышленников влиятельные круги и ведомства кайзеровской Германии и установил даже прямой контакт с англичанами. Об этом мы узнаем из архивов Рехберга и Герварта.
  
  В 1958 г. в Кобленце была выпущена на правах рукописи очень небольшим тиражом книга Эберхарда фон Фича "Арнольд Рехберг и проблема политической ориентации Германии на Запад после первой мировой войны". Книга написана по материалам личного архива Рехберга, обнаруженного после его смерти (в 1947 г.) на его вилле в Кемпфенхаузее{422}. Ряд документов из архива напечатан в книге. Из книги Фича мы узнаем, что Рехберг вместе с Эрцбергером [137] составил секретный меморандум, который был затем разослан наиболее влиятельным лицам в правящих кругах Германии, а Эрцбергер направил его лидерам всех партий{423}.
  
  Что содержалось в этом секретном меморандуме, который в книге Фича не опубликован?
  
  В архиве Герварта удалось обнаружить документ, который, по-видимому, восполняет этот пробел: меморандум Рехберга на 18 машинописных листах{424}, который, как явствует из материалов архива, был разослан высокопоставленным лицам в Германии и, видимо, должен быть отождествлен с меморандумом, упомянутым у Фича.
  
  Меморандум открывается утверждением, что чисто политическая форма союза с Германией не удовлетворит Англию, ибо "как раз и подвергнет английскую экономическую жизнь ничем не ограничиваемой угрозе немецкой конкуренции". Поэтому нужно создать "далеко идущую общность экономических интересов между обеими нациями". Изложив упомянутую выше схему англо-германского "экономического объединения", автор меморандума подробно останавливается на тех выгодах, которые оно сулит Германии, в частности для различных отраслей промышленности: металлургической, текстильной, калиевой, химической, для немецкого судоходства.
  
  Об "американском варианте" Рехберг отозвался крайне отрицательно. "Политические цели, которые США преследуют в отношении Германии, настолько для Германии неприемлемы, - писал он, - что соглашение о них представляется немыслимым"{425}. Впрочем, он указывал, что если не удастся договориться с Англией, то надо будет "пойти, насколько возможно, навстречу любому другому государству и любому другому народу, которые были бы готовы протянуть Германии руку"{426}.
  
  Таково было содержание плана Рехберга, разосланного хозяевам кайзеровской Германии.
  
  Какова была их реакция?
  
  Фич справедливо замечает, что полученные Рехбергом ответы "представляют собой... более интересный исторический [138] источник, чем соображения Рехберга. В данном случае для историка реакция важнее, чем сама акция!"{427}. Приходится лишь выразить недоумение, почему Фич не опубликовал эти ответы полностью. Однако и из того, что им опубликовано, можно сделать определенные выводы.
  
  Хозяева Германии отвергли предложения Рехберга. Крупнейшие немецкие монополисты: Тиссен, Стиннес, генеральный директор "Гапаг" Баллин, генеральный директор "Северогерманского Ллойда" Хайнекен - высказались против этих предложений. Выступили против них и представители правых партий. Крайне сдержанно отнеслись к "английскому варианту" руководящие военные деятели{428}. Министерство иностранных дел во главе со статс-секретарем Кюльманом также выступило против этого варианта{429}.
  
  Действительно, реакция правящих кругов Германии на план англо-германского экономического и политического союза оказалась весьма симптоматичной. Она показала, что "американский вариант" союза с Западом против Востока приобрел к середине 1918 г. прочную поддержку в верхушке кайзеровской Германии.
  
  Маневры американской стороны в ходе тайных переговоров Херрона - де Фиори в августе 1918 г. пробудили в правящих кругах Германии интерес к "английскому варианту". Сменивший в июле 1918 г. Кюльмана на посту статс-секретаря МИД адмирал Хинтце, хотя и был сторонником "американского варианта", дал указание заняться также рассмотрением "английского"{430}.
  
  В архиве Герварта находится пакет с пометкой: "Дело Рехберг - Хелиус, август 1918 г."{431}. Содержащиеся в нем документы раскрывают любопытную страничку истории обсуждения "английского варианта" в Берлине в августе 1918 г., совершенно не нашедшую отражения в книге Фича.
  
  Стараясь использовать некоторую перемену настроений в министерстве иностранных дел, сторонники "английского [139] варианта" предприняли в начале августа 1918 г. попытку добиться одобрения своего плана в придворных кругах. С этой целью 3 августа 1918 г. Рехберг посетил кайзеровского генерал-адъютанта фон Хелиуса и за чашкой чая изложил ему свой план. Хелиус, отлично понявший, что вопрос относится к компетенции разведки, порекомендовал обсудить дело с Гервартом{432}. В тот же день{433} Хелиус попросил Герварта принять Рехберга и рассмотреть с ним "английский вариант"{434}.
  
  По просьбе Герварта Рехберг срочно прислал ему свой меморандум, после ознакомления с которым они встретились. Герварт передал Рехбергу свои письменные замечания по существу "английского варианта", и они условились, что Рехберг подготовит свои соображения в связи с [140] этими замечаниями{435}.
  
  В чем заключались замечания представителя германской разведки относительно плана экономического и политического союза Германии с Англией? Мы узнаем это из находящегося в архиве Герварта неотправленного письма генералу Хелиусу. Упомянув, что с идеями, подобными плану Рехберга, он сталкивался еще в 1911 г. в Англии{436}, Герварт указывал, что, по его мнению, "всякому экономическому сближению Германии и Англии должно предшествовать политическое соглашение". После этого Герварт безапелляционно заявлял: "...По предложенному (Рехбергом. - М. В.) пути пойти нельзя". В подкрепление такой позиции Герварт ссылался на то, что проект Рехберга, опубликованный в печати, "встретил у всех отрицательное отношение". Привел он скороговоркой и некоторые экономические аргументы против "английского варианта"{437}. [141] В следующем параграфе мы еще вернемся к письму Герварта. Но уже из сказанного видно: Герварт высказался неодобрительно об "английском варианте".
  
  Ничто не могло изменить отрицательной позиции представителя немецкой разведки. Хелиус стал настаивать, чтобы Герварт побеседовал об "английском варианте" со статс-секретарем МИД Хинтце{438}. Герварт протянул пару дней, ссылаясь на болезнь статс-секретаря, а потом прямо сообщил, со ссылкой на шефа иностранного отдела верховного командования, что отдел не будет ставить этот вопрос перед другими инстанциями, и пусть уж лучше Хелиус сам связывается с Хинтце{439}. Видимо, с целью уравновесить в придворных кругах влияние Хелиуса, склонявшегося к "английскому варианту", разведчики проинформировали обо всем деле другого кайзеровского генерал-адъютанта - фон Гонтарда{440}.
  
  Не помогли и дополнительные разъяснения, представленные Рехбергом, о которых Герварт с фальшивой любезностью отозвался благоприятно. Видя столь упорное противодействие разведки, Рехберг пришел даже к выводу, что дело - в личной неприязни к нему всесильного Николаи в связи с упомянутой историей его контактов с группой Кайо{441}. Разведчики поспешили опровергнуть эту точку зрения{442}, и Герварт иронически написал Рехбергу: "...Да позволено мне будет еще раз подчеркнуть, что при рассмотрении всего дела вопрос о Вашей уважаемой персоне не сыграл ни малейшей роли"{443}.
  
  Герварт в общем писал правду. Как бы ни относилась кайзеровская разведка к Рехбергу, не это играло решающую роль в ее отказе от "английского варианта". Просто наиболее влиятельные круги германского монополистического капитала, волю которых выполняли Николаи, Хефтен, Герварт и прочие, упорно предпочитали другой - "американский вариант". [142]
  
  Несмотря на неудачу, круги, выразителем мнения которых был Рехберг, продолжали отстаивать "английский вариант". Рехберг старался убедить ставшего в октябре 1918 г. статс-секретарем МИД Эрцбергера в предпочтительности этого варианта. Он писал Эрцбергеру: если ему, Рехбергу, будет дана возможность вступить в Копенгагене в контакт с англичанами, "могу Вам гарантировать, что мы Вам привезем оттуда такой мир, который сделает Вас величайшим государственным деятелем всех времен"{444}.
  
  Эрцбергер не смог устоять перед столь заманчивой перспективой. Он дал разрешение Рехбергу отправиться в Копенгаген в конце октября 1918 г.
  
  Прибыв в Данию, Рехберг в начале ноября довел до сведения британского посольства свои предложения. Вскоре к нему явился англичанин, представившийся как мистер Спенсер. Англичанин заявил, что "знаком с влиятельными английскими деятелями" и пришел, так как ему известно, что Рехберг "выступает за идею англо-германского соглашения на экономической основе".
  
  Однако вовсе не обсуждение этой идеи послужило главной целью визита мистера Спенсера. Он пришел высказать неудовольствие правящих кругов Англии тем, что германские империалисты стараются наладить контакт не с Англией, а с США. Спенсер сетовал на то, что у Рехберга нет официальных полномочий, и пояснил, что только по этой причине "английские должностные лица" не могут вступить с ним в переговоры относительно англо-германской комбинации. "Но если Германия действительно желает чего-либо подобного, - подчеркнул Спенсер, - непонятно, почему немецкое правительство не вступает на этот путь". Не получив ответа, английский эмиссар поставил вопрос в лоб: "Почему ... германское правительство не вступает на предложенный (Рехбергом. - М. В.) путь и почему оно постоянно обращается к Вильсону, а не к Англии? Это оскорбительно для Англии"{445}.
  
  Беседа Спенсера с Рехбергом представляет большой [143] интерес, ибо показывает, что британские правящие круги активно поддерживали "английский вариант" и даже прямо предлагали Берлину всерьез приступить к переговорам.
  
  Но эти предложения не имели успеха. Характерно, что едва успел Рехберг выехать в Копенгаген, как заместитель статс-секретаря германского МИД Давид телеграфировал немецкому послу в Дании Брокедорфу-Рантцау: "Дело Рехберга носит чисто личный характер". А вскоре, 7 ноября 1918 г., и сам Эрцбергер направил в Копенгаген шифровку, в которой отказался от всех своих инструкций Рехбергу и заранее полностью его дезавуировал{446}.
  
  Германские империалисты решительно взяли курс на осуществление "американского варианта".
  
  Именно США рассматривали они как наиболее могучую силу в лагере империализма, силу, которой должны будут подчиниться все остальные державы. "В результате этой войны обессиленной в экономическом, политическом и военном отношениях Европе будет противостоять Америка, всосавшая в себя европейские ценности и готовая играть роль диктатора Европы и диктатора мира...", - писал в сентябре 1918 г. германский официоз "Норддойче альгемайне цайтунг"{447}. Выражая ту же мысль, известный буржуазный журналист Карл Шеффлер провозглашал в газете "Фоссише цайтунг" в начале октября 1918 г.: "Америка достигла такого пункта своего внутреннего и внешнего развития, когда она стремится и должна стремиться приобрести определенную власть над Европой - над всей Европой... В Америке явно подготовляется мировая империя... Доктрина Монро - это доктрина создания мировой державы... Сейчас молодая Америка ступила ногой на старую Европу... с тем, чтобы ее поработить". Шеффлер пророчествовал, что Европе предстоит "в определенном смысле сделаться колонией" Америки, которой л весь мир будет подчинен в политическом отношении"{448}. [144]
  
  Таковы были настроения правящих кругов Германии в начале 1918 г. С твердой установкой на осуществление "американского варианта" германские руководители шли к новому, решающему туру тайных переговоров с империалистами США.
  
  
  Третий тур переговоров Германии и США
  
  
  После окончания второго тура американо-германских переговоров (во второй половине сентября 1918 г.) в правящих кругах Германии стали разрабатываться новые планы установления тайного контакта с США. Людендорф предлагал начать переговоры через князя Гогенлоэ-Лангенбурга, который возглавлял находившуюся в Берне германскую комиссию по делам военнопленных{449}. Имелся проект начать переговоры непосредственно с дипломатическими представителями США в нейтральных странах{450}. Как явствует из опубликованных немецких документов, германский кабинет одно время склонялся к тому, чтобы установить связь с США через какого-либо американца{451}. Следует сказать, что у немецких правителей были на примете пригодные для этой цели американские разведчики. Так, Макс Баденский в своих мемуарах сообщает, что "в одной из северных столиц" (судя по всему, в Скандинавии) находился в тот период некий "молодой американский дипломат", который вплоть до самого вступления США в войну часто бывал в Германии и старался "установить контакт между умеренными кругами Англии и Германией". Макс Баденский не называет имени этого "дипломата", но подчеркивает, что он являлся ярым приверженцем Вильсона. "Связь между этим господином и моими ближайшими единомышленниками никогда не прерывалась"{452}, - признает Макс Баденский. Очевидно, через этого или подобного американского разведчика с дипломатическим паспортом германский кабинет и предполагал возобновить переговоры с США{453}. [145]
  
  24 сентября 1918 г. статс-секретарь германского МИД фон Хинтце телеграфировал представителю МИД при главкой ставке Лерснеру: "Подготовка к установлению связи с Америкой закончена"{454}.
  
  В последний момент было решено для большей надежности сразу использовать все - как официальные, так и неофициальные пути. Послание Вильсону с предложением о перемирии было направлено официальным путем через швейцарское правительство, представлявшее интересы Германии в США{455}. В то же время был установлен неофициальный контакт с американцами через все вышеуказанные каналы: через посольства в нейтральных странах, через комиссию по делам военнопленных и через американских разведчиков, выступавших в роли "доверенных лиц" правительств США и Германии.
  
  Таким образом, с самого начала переписки германского правительства с Вильсоном по вопросу о перемирии была установлена двойная связь между Германией и США. Одна связь была официальной и выражалась в обмене широко разрекламированными нотами, в которых Вильсон с наигранным негодованием клеймил кайзеровский абсолютизм, а наспех состряпанное псевдолиберальное правительство принца Макса Баденского превозносило "демократические преобразования", якобы происшедшие в Германии. Другая - гораздо более деловая - связь была тайной, тщательно скрывавшейся от мировой общественности, и носила характер секретных переговоров между империалистами США и Германии.
  
  Слухи о двойственном характере американо-германских переговоров тогда же, в начале октября 1918 г., проникли в швейцарскую печать. 7 октября 1918 г. газета "Базлер нахрихтен" поместила сообщение своего корреспондента из Берна, в котором говорилось: "В Берне распространяются самые авантюристические слухи о том, будто мирное предложение центральных держав является только внешним выражением переговоров, [146] которые уже 8 дней назад начались в Берне между воюющими сторонами"{456}.
  
  Та" начался третий тур тайных американо-германских переговоров 1918 г. Он происходил в иной обстановке, нежели предыдущий. Если тогда переговоры развернулись в условиях наступления германских войск на Западном фронте, когда исход войны еще казался неясным, то теперь окончательное поражение Германии было для всех очевидно. Соответственно изменилась и тактика американской дипломатии. Если на начальных этапах переговоров представители США вели себя сдержанно, стараясь не форсировать переговоры, а затянуть установленный контакт до прояснения военно-политической обстановки, то здесь США сами стали активно устанавливать и укреплять тайные связи с немецкими руководителями с целью сделать их своими подручными в борьбе против Советской России.
  
  Уж]е через три дня после отправки германского предложения о перемирии и за день до ответной ноты Вильсона германский посланник в Голландии передал в Берлин сведения о том, каков будет ответ Вильсона. Это сообщение исходило от миссии США в Гааге. Оно сопровождалось одобрительным замечанием с американской стороны по поводу действий германского правительства, обратившегося с мирными предложениями именно к Вильсону. Характерно, что с обычной бесцеремонностью Вашингтон позволил себе сразу же вмешаться во внутренние дела германского правительства, выразив удовлетворение назначением на пост статс-секретаря германского МИД Зольфа, отличавшегося своей проамериканской ориентацией{457}. [147]
  
 &nbs