Пенкин Игорь Валериевич: другие произведения.

Князь Инферно. Рождение. Новый вариант

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 3.89*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вот новая версия Князя. Переписываю все почти с нуля. Старую версию оставляю из-за комментов.Свежая выкладка, 06/04/2012. ОГРОМАДНЕЙШАЯ просьба к читателям оставлять комменты с четким описанием ненравящихся Вам моментов, как бы Вы хотели что бы я их исправил, что бы Вы хотели добавить, а что вырезать.
      
       Агитки - необычные графические подписи


   Глава 1
   Утро...
   Самое тяжелое время года - это утро и понедельник...
   (Народная мудрость)
  
   Пробуждение было тяжелым... Я проснулся после ударной пьянки, соответственно со всеми вытекающими последствиями, в виде головной боли, заставляющей задумчиво глядеть на топор, и препаршивейшим привкусом во рту...
   Я - это Игорь Русских, двадцати лет от роду, закоренелый металлист, не учусь, работаю на железнодорожной станции кузнецом, убежденный язычник, не привлекался, не был, не состоял, не замечен ну и так далее. Проживаю в Матушке России, в славном городе Вятка. Теперь уже в гордом одиночестве, у себя на даче.....
   Для объяснения моего утреннего состояния требуется небольшой экскурс в мое прошлое: Пару лет назад я познакомился с красивой и умной девушкой, ну естественно, дело молодое, да и меня внешне боги не обидели, в общем, начали мы вместе жить - не тужить. Вроде все было хорошо, но через некоторое время я стал замечать, что ее поведение стало странным.... Тогда я не обратил на это внимания.... А зря, как оказалось....
   И вот, пару недель назад, один мой старый друг намекнул мне, что не так уж мне и верна моя подруга... Я не хотел ему верить, пока накануне не произошла, старая как мир, ситуация - я пришел с работы пораньше, зашел в спальню, а там... Ну, в общем, все ясно... Далее скандал, пара "фонарей" горе - любовничку, и разрыв...
   А лучший способ пережить разрыв - запой... Вот и результат... Я взял отпуск и отправился к себе на дачу, где и устроил себе "праздник граненого стакана", и вот теперь, мучимый адским похмельем, отправляюсь на поиски пива.
   Которого, естественно, по закону подлости, не нахожу. Что ж, делать ближайший месяц мне все равно нечего, в кошельке еще осталась довольно приличная сумма денег от недавней зарплаты и отпускных, так что отправляемся в магазин.... До гастронома я добрался без приключений, приобрел там пару бутылок с холодным, свежим "Жигулевским", подлечился и понял - "Жизнь хороша!".
   Естественно возник логичный вопрос - на что можно потратить время до вечера, так как напиться, конечно, хотелось, но смысла в этом я не видел. Утро не самое располагающее к депрессии время суток... Не мудрствуя лукаво, отправляюсь в библиотеку, так как что бы уйти из реальности есть не так уж много способов - либо отключить мозг, либо нагрузить его до полного отказа....
   Моя страсть к чтению проявилась довольно рано. К трем годам я уже весьма сносно мог читать вслух, а к пяти бегло читал любой текст, без малейшего напряжения запоминая все прочитанное. В результате к данному моменту мой личный счет прочтенного перевалил за три тысячи книг, и останавливаться я, как это не странно для моей профессии, не собирался. Особый интерес у меня вызывали книги о магии и боевых искусствах, страсть к которым привил мне дед, занимавшийся моим воспитанием.
   Если честно - тот еще садист.... Представьте себе худого, жилистого старичка с седой, как снег, головой, пышной бородой до пояса, без малого ста лет от роду и легко садящегося на шпагат, без особого напряжения валяющего пяток молодых парней не самого робкого десятка ну и все в том же духе.... Ну а теперь представьте как, такой вот, "божий одуванчик" станет учить любимого внука.... Представили? Правильно, это ад, но к тринадцати годам я втянулся и вот теперь и сам легко могу устроить, черт знает что, вплоть до бегания по стенам.
   Ближе к вечеру, когда от раскопок в недрах нашей областной библиотеки меня уже начало тошнить, я решил отправиться отдохнуть от трудов праведных, да и тоска вновь начала грызть душу. Я заскочил домой, перехватил пару бутербродов, ухватил свою любимую торбу с нагло ухмыляющейся волчьей мордой и отправился на место сбора неформалов нашего города, а именно - одно из городских кладбищ....
   По пути, конечно же, прихватил пива, сигарет и всех сопутствующих товаров (Кто был неформалом, в свое время, поймет, что это за товары...).
   Хорошее чтение и изрядное количество алкоголя подняли мне настроение от уровня "хочу помереть" до "жить можно, хотя и не хочется", так что на кладбище я заходил с легкомысленной улыбкой, распугивая старушек и прочую публику характерную для таких мест.
   Что и не мудрено - метр восемьдесят роста, широкие плечи, длинные светлые волосы, забранные в хвост, зеленые глаза с выражением "не влезай, убью" и улыбочка а-ля зависть Дракулы производят довольно сильное впечатление.... А если добавить к этому черную "косуху", кожаные, опять же черные, штаны, высокие ботинки армейского образца, цепи на поясе и серьгу в ухе, то получаем вообще нечто страшноватое для непривычного человека.
   И конечно же по всемирному закону подлости мое приподнятое настроение было испорчено встречей с бывшей и ее нынешним ухажером. Единственное, что доставило мне удовольствие - это лицезрение свернутой набок и основательно разукрашенной евхаристии этого молодого человека. Все же приятно смотреть на плоды своих трудов.... Но вот сам факт встречи и их довольные рожи меня сильно задели.
   Конечно же, я решил напиться, что называется, "в дрова", что бы снять накатившие на меня злость, тоску и обиду. Как не странно это мне в какой-то степени удалось, и даже стало чуть легче на душе. Но вот тут-то и случилось событие, изменившее, впоследствии, всю мою дальнейшую жизнь.
   Ко мне подошел новый благоверный моей бывшей любви и предложил не слишком трезвым голосом: "Пошли, поговорим..." При этом его глаза как-то подозрительно бегали, а зрачки были сужены чуть ли не до полного их отсутствия. Это недвусмысленно говорило о том, что сей субъект, находится "под кайфом".
   Мне было совершенно безразлично, что он затевает и зачем ему понадобилось мешать "дурь" с алкоголем, и я согласился на его предложение. А зря, как оказалось...
   Отошли мы не слишком далеко, я шел впереди. Мой визави то отставал от меня на шаг-другой, то прижимался вплотную, а я, находясь во власти "зеленого змия" не слишком обращал на это внимание, что и было моей фатальной ошибкой.
   Я, в общем-то, неплохой боец, тренировки деда дают о себе знать, но ударная доза водки, пива, вина и уже не помню чего, крайне снизила мои умственные и физические кондиции, чем и воспользовался мой оппонент. В момент очередного приближения ко мне он вытащил откуда-то немалых размеров кинжал и всадил его мне в левое подреберье, прошептав при этом - "Ты мешаешь нашему счастью, волчара". Я почувствовал, как сталь вошла в мои легкие и, похоже, задела сердце. Я понял, что жить мне осталось несколько секунд, не более того. Вот тут и произошло то, за что меня часто зовут Волком - во мне проснулась ярость.
   Алая пелена упала на глаза, боль ушла, в теле проснулась горячая, злая сила. Я резко разорвал дистанцию, сорвав себя с клинка, одновременно узнавая его - еще бы, какой же кузнец не узнает свою работу! Именно этот кинжал я подарил своей бывшей подруге на наш первый День Святого Валентина... "Значит, вот как, оно обернулось. Ну что ж, пусть так и будет" - пронеслось у меня в голове. И без того доведенный до полного безумия яростью, но все еще не желавший до этого убивать я потерял всякое сострадание к этой сладкой парочке.
   Рванувшись вперед, я поднырнул под неумело выставленную мне навстречу руку с кинжалом, легко отвел ее в сторону и вцепился зубами в горло моего убийцы. Все это происходило как бы отстраненно, как, впрочем, и всегда, когда меня накрывает подобный транс, хотя прежде это состояние было не таким глубоким и насыщенным. Лопнули прокушенные мной трахея и артерии, мой противник захрипел и упал на кладбищенскую землю, обильно поливая ее кровью. Только тут до меня дошло, ЧТО я сделал...
   Я загрыз человека на смерть, хотя, в общем-то, не слишком об этом и сожалею. И тут в памяти всплыл один из ритуалов, когда-то давно прочитанных мной в хранившихся на чердаке старых тетрадях кого-то из моих предков.
   В нашей семье всегда неравнодушно относились ко всем тайным искусствам, и я не стал исключением, вследствие чего усердно изучал соответствующую литературу. Причем, не какой-нибудь ширпотреб на вроде псевдонаучных творений Лавкрафта или набивших оскомину попыток имитации славянских оккультных практик очередного "Наследника Арийцев", а солидные, написанные от руки фолианты Фламеля, Папюса и им подобных. А уж про различные записки древних ведунов и моих родичей, думаю, и говорить не стоит. В одной из таких тетрадей я и наткнулся на упомянутый заговор.
   Какой результат он должен был дать, я не понял, но для его осуществления так, же требовалось убить человека на кладбище и полить его кровью землю, после чего встать в получившуюся лужу и прочесть заговор. Во мне перед смертью проснулся экспериментатор. Я встал в натекшую из горла трупа лужу и начал читать заклятие. Тяжелые, злые звуки, больше похожие на рык или карканье легко слетали с моих губ, но я начал ощущать, что ярость, до этого поддерживающая во мне жизнь постепенно угасает и когда прозвучали последние не то взрыкивания, не то карканья я понял, что теряю сознание...
   Глава 2
   Кто я?
   Вот такой вот я удивительный зверек...
   (Змей Горыныч)
   Как же больно! Ядрена вошь! Примерно такие мысли посетили меня, когда я очнулся. Как не странно болело все тело. Почему странно, спросите Вы? Да потому, что я вроде как умер, а у мертвых ничего не болит.... А раз мне больно, значит, я жив, раз я жив, значит, я сейчас лежу в реанимации, скоро придет следователь, что бы допросить меня и ничего хорошего мне не светит. Ну что ж, открываем глаза...
   Блин, блин, и еще раз твою мать! Какая реанимация?! Какой, к лешему, следователь?! Лес, полянка, ручеек аккуратно выбегает из-под корней огромного дерева и стекает в небольшую ямку, образуя что-то вроде маленького озерца, примерно три на пять метров, вся эта благодать окружена кустами и почти посредине лежу я, весь такой красивый, что слов не хватает, особенно цензурных. Ладно, делать нечего, на кладбище это местечко походит мало, надо осмотреться, что я и делаю. И снова хочется материться - ни одного знакомого растения! Значит как минимум мы не в России, ладно едем дальше. Судя по листьям и мху - средняя полоса, но и для Америки или Канады растения не подходят, нет следов пребывания человека, место явно глухое и цивилизацией не тронутое, значит и не Европа - еще смешнее. И какой вывод? А леший его знает... Возьмем за рабочую гипотезу, что другой мир.
   Красота, чтоб ей трижды икнулось! Ну ладно, после вскрытия пациента не лечат, будем плясать от того, что есть и не чего рефлексировать на пустом месте. Кстати, а что у меня есть? Провожу ревизию своего имущества. Голова, тупая и сумасшедшая - одна штука, руки - аж целых две, ноги - тоже две, туловище - одно, как не странно, куртка, дырявая, грязная и затертая - одна штука, брюки кожаные тоже на месте, футболка, когда-то белая - одна штука. Так, с крупным закончили, мелочи оставим на потом. Сначала помыться! Отправляюсь к озеру, скидываю торбу (Хвала богам, осталась при мне), раздеваюсь, подхожу к воде и опять выпадаю из реальности на пару минут в порыве страшного мата! Я сам себя не узнал... Во-первых изменились глаза - они и раньше были не самыми теплыми и нежными, а сейчас вообще нормальный человек в обморок рухнет. Вокруг радужки появился черный пульсирующий ободок, зрачок вытянулся и наполнился бездонной и леденящей тьмой а сами глаза увеличились на добрый сантиметр. Улыбочка моя, и до того способная вызвать зависть у любого оборотня или вампира, стала еще внушительнее из-за подросших клыков, которые я, к счастью, почти сразу смог втянуть, что меня несказанно обрадовало. Но еще сильнее я поразился, когда решил умыться - у меня выросли когти! Конечно не кинжалы, но пара сантиметров будет. Конечно хорошо - оружие всегда при мне, да и в зубах есть чем поковыряться, но смотрится весьма шокирующе... Еще несколько веселеньких открытия ожидало меня когда я залез в воду и начал оттирать грязь и засохшую кровь - шрама от полученной мной раны не было, а вдоль позвоночника шла полоса жесткой серой шерсти, напоминающей волчью. Остальная же кожа стала довольно грубой на ощупь с ощутимыми уплотнениями и слегка отдавала темно-бордовым цветом. Я принял и это как должное - что есть, то есть и нечего рыдать. Кстати моя роскошная грива волос после отмывания тоже оказалась пепельно-серой, как у поседевшего брюнета, что на меня уже не произвело никакого впечатления на общем фоне. Отмывшись и напившись воды до бульканья в животе я вылез на берег и столкнулся с неприятным фактом - футболка, бывшая на мне в тот злосчастный вечер, пропиталась кровью насквозь и стала жесткой и непригодной для носки, а отстирать ее тем более не представлялось возможным в нынешних условиях. Остальная одежда находилась, пусть и не в самом лучшем, но вполне приемлемом состоянии. Натянув на голое тело штаны, куртку и обувь я решил заняться более детальным досмотром своих вещей, в результате обнаружил в торбе бутылку пива, которую тут же выпил, пару беляшей, тут же отправленных следом за пивом, складной нож и основную ценность на данный момент - граненое грузило от донной удочки с впрессованными в нее кусочками серебряной проволоки. При совмещении с тонкой поясной цепочкой этот неопасный с виду предмет превращался в национальное русское оружие, кистень - рукавник. Так же было обнаружено еще несколько полезных мелочей вроде зажигалки, гитарной струны, беспалых перчаток и напульсников, тут же надетых мной - какая-никакая, а защита, однако.
   Пока я разбирался, что у меня имеется, на поляне появился еще один персонаж, не питавший, на мой взгляд, никаких нежных чувств в мой адрес, разве что, судя по плотоядному взгляду и стекающей из уголка рта ниточке слюны, гастрономический интерес.
   Не высокий, примерно метр пятьдесят-шестьдесят субъект. С темно-зеленой кожей, выпирающими нижними клыками, остроконечными ушами, в потрепанном кожаном наряде и чем-то, отдаленно напоминающем кольчугу.
   Он нахально приближался ко мне, говоря что-то не по-русски, и в тихую доставая некий предмет, смахивающий на бейсбольную биту с шипами.
   Подобные манипуляции развеяли все мои надежды на то, что я все же на Земле, и на возможность завязать хоть какой-то разговор. Ну что ж, не я первый начал, да и убивать мне уже не в первой... Одеваю кольцо цепочки на палец, прячу кистень в кулак, встаю и иду навстречу моему вероятному противнику. Попутно классифицирую его как орка - под стереотип подходит и ладно.
   Мой оппонент, наконец, вскинул дубину и довольно шустро подскочил ко мне, явно планируя вбить мне голову в плечи примитивным ударом сверху вниз. Я спокойно увернулся от этого удара вращением корпуса и используя энергию вращения отпустил грузик своего оружия на волю. Похоже кистень был незнаком здешним воинам, так как мой противник попытался заблокировать удар своей дубиной. За что тут же и поплатился - цепочка перехлестнула через черен оружия и грузик с удвоенной силой врезался в череп зеленокожего. Такого издевательства его кости не выдержали и кусочек свинца погрузился в черепную коробку моего врага почти на половину с характерным чавканьем. А что вы думали? Даже относительно легкий бильярдный шар, будучи засунут в носок, прекрасно проламывает черепа и дробит кости неосторожно подставленных конечностей. А здесь - граненое грузило весом в полтора раза большим чем упомянутый шарик...
   "Орк" крякнул что-то, наверное, местный аналог мата и осел на землю кучей мяса. Ну, вот и обжились в новом мире, Борис-Лена-Яков! Ну и леший с ним. Сам напросился. Значит будем смотреть, что мы приобрели от данного происшествия:
   Первое - снимаем кольчугу, по размеру вроде подойдет, хоть по качеству и оставляет желать лучшего. Второе - дубина вещь полезная, в кулацком хозяйстве сгодится. По крайней мере посерьезней кистеня или когтей. Еще нашел тощий мешочек с монетами - пара серебрушек и около десятка меди. Тоже полезное приобретение. Больше с трупа снять было нечего, да и оставаться на полянке далее не имело смысла, значит оставалось разобраться куда идти.
   Поскольку критичным направление для меня не было, по причине отсутствия цели, я решил поискать стоянку покойного орка, так как на члена отряда походил он мало, по причине весьма скромной экипировки. К тому же во всех прочитанных мной фэнтезийных романах орки тварюшки стайные и без необходимости по одному нападать не любят. Орком я решил считать свою жертву по причине безусловного внешнего сходства со столь часто поминаемым в книгах стереотипом.
   Следы его я отыскал быстро, будущий жмурик особо не скрывался. Стоянка нашлась тоже довольно быстро. Там меня ждал сюрприз в виде здоровенного волка, размером с некрупную лошадь и тюка с какими-то вещами. Как только я попытался приблизиться к лагерю волк, прикованный к одному из деревьев толстой цепью, глухо и серьезно зарычал. Я, не долго думая, рыкнул в ответ и сам удивился получившемуся звуку - мой рык был похож на рокот пламени в горне или грохот грозы, но уж точно не на рычание человека... Ну, не способна наша глотка на такие модуляции!!!
   Еще сильнее я удивился реакции волка - он поджал хвост, прогнулся и поскуливая пополз ко мне, всем своим видом показывая готовность признать меня вожаком. Это уже интересно - неужели я настолько страшный, что этакую зверюгу испугал? Но отказываться от такого подарка судьбы я не собирался и когда варг (а в чьей еще компании могут путешествовать орки?) подполз ко мне поближе, я подошел к нему и нагло укусил за нос! Зверь понял меня правильно, взвизгнул и завилял хвостом а я почувствовал исходящие от него волны уважения и радости что еще сильнее вогнало меня в раздумья, но я решил отложить их до вечера, а отсоединив цепь от строгого ошейника, надетого на волка, отправился разбираться с наследством предыдущего хозяина моей милой собачки. Хотя, судя по своеобразному седлу, валяющемуся рядом, еще и лошадки, на полставки.
   В наследство мне достались два неплохих плаща - один меховой, видимо на случай холодов, другой замшевый, похоже от дождя. Пара рубашек-косовороток, судя по лоскуткам, лежащим рядом, возились эти предметы одежды только на случай перевязок, в качестве тряпок. Ну да ничего, мне и такое сгодится. И, ура, еда! Много вяленого мяса, какая-то крупа, пара луковиц и бурдючок с чем-то похожим на чай. Так же были обнаружены неплохие метательные ножи, лук, стрелы и что-то вроде пики. В общем стандартный набор гонца или разведчика. Пока я занимался досмотром имущества убиенного орка стемнело и я с чистой совестью разжег костер, покушал и задумался - "Кто я?"
   Судя по тому, что никаких лишних конечностей, вроде хвоста или крыльев у меня не выросло, то ни к каким кентаврам, айранитам и прочим негуманоидным народам я не отношусь. Наличие когтей и весьма не маленьких клыков исключают эльфов и прочих вегетарианцев. Местных орков я уже видел и к ним так же ни малейшего отношения не имею. Драконами и прочими рептилиями здесь вообще даже не пахнет. Вариантов остается не так уж и много - оборотень или какая-то его местная вариация, или, что вероятнее, полукровка, какой-нибудь мутант или, что уж вовсе фантастично - демон.
   Оборотень отпадает сразу - они, хоть и на половину, но все же люди, а мне до человека как от Вятки до Пекина, кхм... Мелкими прыжками... Если же мой нынешний вид - это не основная моя ипостась, то еще возможно поверить в мою принадлежность к многоликим, но что-то сомнительным мне кажется такой расклад. Для демона я явно рылом не вышел, да и мои невеликие возможности в колдовстве для силы обитателя Инферно больно уж бледновато выглядят. Таким образом, получаем, что скорее всего при переходе между мирами на мое тело оказала воздействие какая-то сила, скорее всего магическая, и оно изменилось. Значит обзову себя мутантом и спать пойду.
   А завтра попытаюсь выбраться поближе к людям и навести справки о мире, населяющих его народах и так далее, да и легализоваться было бы неплохо. К тому же профессия моя здесь явно востребована и с поиском работенки проблем возникнуть не должно. Вот только навыки придется получать практически заново, ведь технологически этот мир явно отстает от Земли, а значит о газовом горне, пневмомолоте и прочей роскоши не стоит и мечтать. О возвращении домой я даже и не думал. Как бы не хотелось, но там: во-первых я мертв, а во-вторых появившись огребу по полной программе проблем с законом. А оно мне, спрашивается, надо?
   Немного успокоив себя этими рассуждениями я с чистой совестью завалился на боковую, подложив под голову седло варга.
   Глава 3.
   Путешествие начинается.
   Иногда легче идти наудачу, чем из двух зол выбирать меньшее.
   (Народная мудрость)
   Утро началось с приятного, хотя и несколько специфичного, сюрприза. Нахальный солнечный луч немилосердно резал мне глаза даже сквозь закрытые веки, отбивая всякую надежду продолжить сон. Первое, что я увидел, разлепив веки, была тушка некрупной животинки, напоминающей кабана, только размером с некрупную собаку и покрытого мелкой чешуей. Судя по глубоким следам от волчьих клыков и отсутствующей задней конечности зверек стал добычей моего ездового монстра, а тот не стал жмотиться и поделился с вожаком в моем лице.
   Когда же я отправился к водоему умыться, оказалось, что на этом сюрпризы не закончились. Во-первых: от убиенного накануне орка осталась стараниями каких-то местных падальщиков лишь пара костей.
   Во-вторых: я вновь выглядел как человек! Разве что ободок вокруг радужки никуда не исчез, да цвет волос был несколько необычным. Более детальный осмотр тела показал, что и полоска шерсти никуда не делась, но это было уже не столь важно. Главное, что теперь я мог без всякого страха показаться на глаза местным жителям, даже не укутываясь в плащ с ног до головы, как планировал вчера.
   На этом мой лимит подарков судьбы оказался, по-видимому исчерпан, так как после завтрака, состоявшего из поджаренного на углях мяса я потратил без малого час, что бы кое-как приладить на варга, которого не мудрствуя лукаво обозвал Пеплом, весь нехитрый орочий скарб. Оглядев получившийся вьюк я понял, что до ближайшего населенного пункта добираться мне придется на своих двоих - места на спине волка просто не осталось. Но и на этом неудачи не закончились. Ориентироваться в лесу я умел довольно сносно, но вот в какой стороне могло находиться какое-либо поселение я даже не представлял и решил выбрать направление наугад. И вот, по собственной глупости я умудрился выбрать именно тот путь, который привел нас с Пеплом в непролазное болото...
   Возвращаться обратно у меня не было ни малейшего желания и выломав крепкую жердину я потянул варга за собой на штурм топи. К счастью все оказалось не столь печально, как мне показалось - болото хоть и было довольно топким, но вполне проходимым. Да и встречавшиеся островки относительно твердой почвы оставляли надежду на сухой ночлег. В том, что за день я не выберусь отсюда я не сомневался, так как двигаться приходилось со скоростью улитки. Так, собственно, и случилось. До вечера мне удалось пройти хорошо, если пяток километров и добраться до небольшого островка с несколькими чахлыми деревцами на нем.
   На ночлег располагались мы с волком уже практически в полной темноте. Я наломал с окружавшей растительности относительно сухих веток, с грехом пополам развел слабенький костерок и столкнулся с вполне ощутимой проблемой. Во-первых варга необходимо было чем-то кормить - имевшийся у меня запас вяленого мяса был для нас двоих сильно маловат, а отпускать зверя на ночную охоту не имело смысла - болото, это не лесная чащоба и добычи подходящего размера Пепел здесь не найдет. А вот нарваться на какой-нибудь местный аналог болотника* (* болотник (Болотный дед, Отец топи) - в мифологии древних славян нежить, обитавшая в болотах и являвшаяся их правителем. Антагонист водяного.) или криксы* (* крикса - в мифологии древних славян мелкая нежить обитавшая во влажных или заболоченных местах. Определенного облика не имела - могла быть и крылатой змеей с крысиной головой и маленьким мальчиком с огромными когтями. Твари имеющие человеческий облик всегда хромают. Единственный способ уничтожить - отсечь голову и сжечь останки, так как не уничтоженные куски со временем вновь превращаются в криксу.) может запросто.
   Но делать было нечего и я сварил себе что-то вроде каши из имевшегося в седельных сумках зерна, а почти все мясо отдал волку. Оставалось надеяться, что к следующему ужину мы доберемся до более гостеприимной местности. Вторая проблема была в том, что у меня осталась последняя сигарета и зверски хотелось курить. Если в этом мире нет какого-нибудь аналога табака, то пребывание здесь превратится для меня в подлинную катастрофу. За восемь лет, что я употребляю это южноамериканское зелье организм выработал стойкую зависимость от никотина. Любой курильщик знает, что никотиновый голод явление ну просто очень неприятное, особенно когда стаж переваливает за один-два года и подобная перспектива меня не очень-то обнадеживала. Однако, смысла унывать раньше времени нет никакого и я закончив перекур завалился спать.
   Ночь прошла на удивление спокойно, утром меня тоже ничто не побеспокоило и мы с Пеплом без лишней спешки выдвинулись по направлению к горизонту.
   Моим оптимистичным надеждам, что мы преодолеем за этот день болото было не суждено сбыться. Только к вечеру шестого дня от моего появления в этом мире, когда светило уже начало опускаться к земле я увидел вдалеке величественную стену леса и возликовал. Наконец-то это проклятущее болото закончилось!
   За эти дни и я и Пепел покрылись толстым слоем высохшей грязи, в моих ботинках чавкала вода а о вездесущих комарах и мошках я и вовсе умолчу. Вроде бы мир другой, а мелкие кровососы точно такие же, как дома. Если бы не зудящие укусы и надоедливый звон я бы даже был рад им - какая-никакая, а все же память о доме, теперь для меня навсегда потерянном.
   Под сдавленные матюги и чавканье болотной жижи я доковылял-таки до края болота и оказался в некоем подобии родного вятского ельника. Разлапистые деревья с темно-синей корой и густой, жесткой бледно-зеленой хвоей не пропускали ни единого лучика солнца, создавая довольно гнетущую атмосферу, но на тот момент мне это было совершенно безразлично. Главное что под ногами вновь появилась твердая земля, а не пытающаяся засосать гадость.
   Отойдя от топи на пару сотен метров я нашел небольшую полянку, в центре которой лежало вывернутое вместе с корнями дерево, видимо и ставшее причиной образования этого прогала. Судя по тихому журчанию неподалеку имелся ручеек или родник, в котором я мог бы спокойно набрать чистой воды, а обнаруженные по пути следы давали надежду на удачную ночную охоту моей ездовой собачки.
   Решив не мучиться больше поиском места для ночлега, к тому же в сгущавшихся сумерках вряд ли нашлось что-нибудь, кроме неприятностей, я расседлал Пепла, сходил к роднику, где набрал воды и преспокойно расположился в яме от корней дерева. Поскольку в компании Пепла бояться мне было нечего я не стал заморачиваться с укрытием, только прочертил головней от костра большой круг по периметру полянки и на голодное брюхо улегся на седло и отключился до утра.
   В этот раз спокойно проснуться мне не позволили. Где-то ближе к утру я внезапно проснулся от охватившей меня тревоги. Словно в подтверждение неподалеку послышались характерные звуки скрытно движущегося человека. В хвойном лесу хоть и не сложно скрывать свое присутствие, но и абсолютно бесшумно двигаться в нем невозможно. Тончайшие веточки чуть похрустывают под ногами, шуршат задетые лапы, скрипит обувь. Да что уж там - в предрассветной тишине даже неосторожный вздох способен выдать ваше местонахождение.
   Хоть Вятка и не самый захолустный город нашей Родины, но и от леса она не так уж и далеко, а значит даже дети знакомы с правилами лесной жизни и умеют отличить на слух хруст ветки под ногой человека и неосторожный шаг зверя. А уж если им попался наставник, вроде моего деда - то тут и думать нечего.
   Пепел тоже почувствовал нашего нежданного гостя и проснулся чуть раньше меня. Теперь варг сидел на задних лапах, готовый по первому же моему знаку кинуться в атаку. Вскоре я услышал тихий скрип.
   По всей видимости, наш нежданный гость натягивает тетиву лука. Еще немного и он либо попытается мне угрожать, либо вульгарно всадит тонкую щепку с металлическим наконечником мне в затылок. Ситуация требовала немедленных действий. Расстояние между местом, где я сидел и позицией неизвестного стрелка составляло приблизительно метров пять-семь.
   Вроде бы не далеко, но для броска ножа уже предел, даже на открытой местности, не говоря уж о лесе. Значит все, что я мог противопоставить "кукушке" - это свою реакцию. Сидеть дольше на одном месте было опасно и я предельно резким движением ушел в перекат через правое плечо. Видимо, мой оппонент такого не ожидал и свист вылетевшей стрелы я услышал когда уже вскочил на ноги.
   Пока я добежал до предполагаемой огневой точки мой противник успел еще дважды натянуть и спустить тетиву. Дважды рядом со мной свистели стрелы, но попасть ему было не суждено, хотя даже такая результативность вызывала уважение. С момента, как я сорвался с места прошло максимум несколько секунд, а неизвестный стрелок успел выпустить целых три стрелы, притом из довольно неудобного укрытия и с весьма неплохой точностью.
   Однако, и я на основании бородатого анекдота, считал себя полноправным гражданином Непала. Хоть мой внешний вид и вернулся к человеческому подобию, но я прекрасно ощущал, что после перехода стал значительно сильнее и быстрее. А если учесть, что и до того я с уверенностью считал себя неплохим бойцом, то становится понятно, что простой стрельбой из лука отправить меня на встречу с предками весьма затруднительно.
   Естественно неизвестный стрелок не стал дожидаться, когда я навяжу ему ближний бой и выпустив третью стрелу шумно ломанулся в противоположную от меня сторону. Однако именно на это я и рассчитывал. Хрупкая фигура моего противника навела меня на неуместные подозрения, что это может быть девушка или ребенок, но я отбросил их в сторону, так как любой враг, стремящийся меня убить тут же терял всяческое мое снисхождение, в независимости от пола и возраста.
   Гонка по лесу продолжалась не так уж долго. Мне хватило всего лишь несколько секунд, что бы оказаться на расстоянии уверенного броска от моего визави и метнуть ему нож в ногу. С куском острой стали в бедре особо не побегаешь. Убивать горе-стрелка я не спешил, так как в данный момент он был единственным, кто мог снабдить меня хоть какой-то информацией. Догнать подранка оказалось не так легко, как я ожидал. По всей видимости это либо был не человек, либо в его крови адреналина было столько, что он должен был плескаться где-то на уровне глаз. Иных объяснений подобной нечувствительности я не видел.
   Однако, спустя минут пятнадцать бегания по лесу мне таки удалось прыжком свалить противника на землю. Перевернув неудачливого снайпера я слегка прибалдел. На меня уставились два пронзительно - голубых, чуть раскосых, глаза. Беретоподобная шапка, покрывавшая голову беглеца, слетела во время падения, обнажив густые огненно-рыжие волосы и довольно длинные острые уши с симпатичными серебряными серьгами.
   На этом сюрпризы не закончились - одежда моего визави спереди была довольно обтягивающей и прекрасно представляла к обозрению вполне недвусмысленные округлости. Угораздило же нарваться!
   Пока я разглядывал эльфийку, а уши не оставляли никаких поводов для сомнений в расе сего горе-снайпера, та выдала мелодичную тираду на непонятном мне языке: "Т'схеш милиссе штезест ан'иссиэ ххолум?! Хе рессем иллиоле иллум!"
   - Чего разоралась заполошная? - решил я не разводить излишнюю галантность.
   - Решил позабавиться, орочий прихвостень?! Лучше убей меня сразу, урод!
   Подобная тирада, да еще и на Великом и Могучем отнюдь не добавила мне добродушия по отношению к этой особе и внезапно я почувствовал, что во мне вновь просыпается ярость. Впадать в транс сейчас я не имел ни малейшего желания, однако мой организм считал иначе. С первыми отблесками ярости в душе я ощутил, что вновь принимаю тот облик, в котором впервые появился в этом мире. Что бы хоть немного сбросить нахлынувшие эмоции я ощериваю заметно подросшие клыки, ловлю изменившимися глазами взгляд эльфийки злобно прорычав: "Что ты сказала?" - и сгибаюсь от безумной боли чуть ниже пояса...
   Говорила мне мама - не пугай женщин! Это чертово длинноухое создание не долго думая просто ухватило меня изо всех сил за... Думаю вполне понятно, за что она ухватила, а потом резко потянула... Ну и, естественно, попросту сбежала в не известном направлении, пока я пытался оклематься. Судя по всему это, на весь череп ушибленное, создание приняло меня сначала за орочьего шпиона, а потом за насильника или что-то подобное и естественно адекватно ответило. Встречу - убью не раздумывая! Ну или по крайней мере надеру... Уши, а не то, что можно подумать. Хотя, и эта часть тела остроухой девицы взывала у меня довольно таки фривольные мысли.
   Под аккомпанемент смачных матюгов я с трудом доковылял до своего бивака. Там тоже ничего хорошего я не обнаружилось. Оказывается эта рыжая гадина стреляла не только в моем направлении. Пепел тоже пострадал, и по-видимому довольно серьезно - стрела вошла варгу в плечо, в ту область, где у человека располагаются ключицы, почти до середины древка и причиняла ему весьма сильную боль. К счастью, судя по внешним признакам, рана была не смертельной, хотя на пару дней превратила грозного зверя в беспомощного щенка. Оставалось только как-то извлечь стрелу и перевязать зверя, так как даже неопасные ранения способны убивать, если их не лечить.
   Выглядела эта задача просто только на словах. Представьте сами - огромный волк, размером с лошадь, лежит и скулит от боли. Я, конечно, не боюсь животных, но вот как на боль реагируют более мелкие родственники моего песика знаю прекрасно... Вот только если дворняга или лайка в худшем случае оставят мне пару не слишком серьезных укусов на руке, то Пепел, боюсь, эту самую руку мне откусит и даже не заметит...
   Однако рассуждения - рассуждениями, а варгу следовало помочь, и немедленно. Сначала я подошел к нему и попытался положить на голову свою ладонь. Зверь отреагировал на это довольно спокойно, даже ткнулся в мою руку носом в знак доверия. Так же, где-то на краю сознания, я чувствовал исходящие от варга волны преданности и надежды. М-да... Теперь я точно не смог бы предать этого зверя. Я склонился к его уху и начал шептать всякую чушь, вроде "Потерпи мой хороший, все будет хорошо. Сейчас будет немного больно, но ты потерпи, ладно?". Как ни странно это помогло. Варг больше не скулил и даже немного расслабился. Почувствовав это я потянул древко стрелы. К счастью она оказалась не боевой, с зубьями на наконечнике, и не охотничьим срезнем, а бронебойной, с тонким, иглообразным острием и довольно легко вышла из раны. Варг задрожал от боли, но мои поглаживания, похоже действовали на него успокаивающе и "операция" завершилась довольно удачно. Мне осталось только аккуратно перевязать рану и приступить к сборам. Перевязать зверя мне удалось довольно легко, но вот везти на себе поклажу он, к сожалению больше не мог, поэтому остро встал вопрос о том, что же придется бросить.
   Оружие я, хоть и с трудом, но сумел уместить на себе - лук в чехле за плечами, ножи еще в самом начале уместились на запястьях, дубина прекрасно расположилась на поясе, кистень в кармане. Сложнее обстояло дело с пикой - хоть ее древко и было не слишком длинным, как и у всякого легкого кавалерийского копья, но даже оно могло стать довольно приличной помехой при ходьбе по лесу, если бы не, абсолютно случайно, обнаруженный мной сюрприз. Оказывается до резьбы в этом мире уже додумались и показавшийся мне в самом начале странным стальной цилиндр в середине древка оказался при ближайшем рассмотрении ни чем иным, как резьбовым соединением. Работа была хоть и грубоватой, но вполне качественной и даже долгая эксплуатация без должного ухода не смогла испортить работу неизвестного умельца.
   Разобрав пику на три составных части - две палки длинной чуть менее метра и кинжал, длиной около тридцати пяти - сорока сантиметров я вполне успешно сумел умостить их в чехол для лука. Больше всего проблем возникло с хозяйственной утварью, которую я после долгих раздумий просто решил выкинуть, оставив себе только маленький котелок и грубо выструганную деревянную ложку.
   В общем, после полного разбора всего моего скарба и вычленения только самого необходимого на полянке образовалась довольно приличная куча самого разнообразного барахла. Но все же созерцание этой груды сильно меня тревожило - многое из этого я мог бы продать, что бы приобрести хоть небольшой, но капитал. Теперь же мне придется сразу же после выхода к людям искать какое-то занятие или же промышлять вульгарным грабежом.
   Но, что бы выйти в обжитые места мне сначала необходимо как можно быстрее выбраться из этого леса. Судя по тому, в какую сторону ломанулась эльфийка, там находилось какое-то место, где она могла получить поддержку. Следовательно в том направлении путь мне заказан. Не долго думая я свистнул Пеплу и двинул в противоположную сторону, что бы даже в случае погони иметь хоть какие-то шансы на спасение.
   Если неподалеку от земель, где ошиваются орки появляется пусть и неопытный, но эльфийский лучник, (а опытного я даже и не заметил бы, не говоря уж о том, что бы ранить) то дело пахнет большими количествами керосина.
   Вариант, что этот лес может оказаться богорощей остроухих я отбросил как слишком маловероятный, но спустя всего несколько часов довольно спешного пути я убедился в своей ошибке. Лес, в который я выбрался из болота был этой самой богорощей, но к той его части, где я сейчас оказался наиболее акцентировать внимание необходимо было именно на слове "был".
   По пути я начал замечать появление все более и более странных деревьев. Они казались огромными, величественными, но в тоже время искореженными, изувеченными, будто издевка над самой матерью-природой. Да и сам по себе массив производил весьма гнетущее впечатление. Словно здесь сама земля была исковеркана какой-то неведомой силой.
   На мысль о том, что лес некогда был именно эльфийским меня навело увиденное мной под вечер огромное грязно-белое дерево. Оно стояло в центре огромного лесного прогала, примерно в восемь-двенадцать "соток". Его некогда роскошные ветви теперь висели безобразными плетями. Вместо листьев их усеивали шипы и непонятные шишкообразные утолщения. Массивный ствол потерял большую часть коры и теперь был будто бы покрыт мелкой чешуей. Конечно, вероятнее всего, это был застывший сок, но внешне он производил впечатление именно кожи какой-то довольно мерзостной рептилии. Рядом с ним расположились остовы пары некогда прекрасных беседок, а чуть поодаль я заметил разломанный почти до основания не то фонтан, не то маленький прудик с неплохо сохранившейся статуей единорога в центре.
   От всей поляны так и разило упадком, смертью и опасностью. Уж чего-чего, а за годы своей юности я лучше всего научился доверять своему "нижнему индикатору", чуявшему неприятности буквально за версту. Правда, следовать его советам я так и не научился, на свою голову...
   Поскольку и я, и волк изрядно устали, то искать какое-то иное место, более подходящее для стоянки я не горел ни малейшим желанием. К тому же явно необходимо было поохотиться, так как припасы наши подошли к концу, а местный родственник оленя, пойманный Пеплом еще накануне ночью, до нападения бешеной эльфийки, был доеден еще по пути.
   Самым разумным, на мой взгляд, было расположиться у разрушенного водоема, оставить варга стеречь вещи и попробовать что-нибудь поймать, а после как можно скорее свернув лагерь продолжить продвигаться вперед.
   Глава 4.
   О невезении.
   "Поживем - увидим, доживем - узнаем, выживем - учтем!"
   (Народная мудрость)
   Для Теллуриэль Ильф'Мираиссе, младшей племянницы главы Старшего Рода Тхэллаэрис, Алоинелля Светоносного, верховного предводителя народа перворожденных на Шагди последние десять дней оказались важнее, чем вся ее предыдущая жизнь.
   Началось все двадцать пять лет назад с этого проклятого обряда инициации, на котором определилось, что, стыдно сказать, племянница самого Пресветлого Князя никогда не сможет слышать Зова Леса из-за искры запретного дара, темной искры.
   Где это видано, что бы в семье величайших друидов и магов природы родился ребенок с безумно слабыми способностями к магии леса и талантом к Тьме? За всю историю народа перворожденных такое до сих пор случалось лишь девять раз и последний из них - более тысячи лет назад, когда отделился Шестой Дом, оставив после себя оскверненный лес, которым и по сей день матери пугают своих детей. Хотя в некотором роде этот Дом оказал своеобразную услугу остальным своим родичам, так как изувеченная чащоба стала очень неплохим полигоном для тренировок молодых Лесных Стражей.
   В полк Стражей направляли всех молодых перворожденных, не имевших значительных способностей к магии. Туда же после обряда определили и Теллуриэль, так как заниматься в пределах Священного Леса проклятой магией ей никто бы не позволил. И вот, по милости снобов из свиты сиятельного дядюшки девушка проучившись двадцать пять лет у наставников Стражей была допущена до выпускного экзамена. Хотя в свои восемьдесят семь лет уже давно осознала, что более или менее серьезный лучник или разведчик из нее никогда не получится, а значит вероятность выбраться из проклятой рощи живой была для нее весьма призрачной. И это не говоря о том, что в качестве подтверждения своего права на окончание учебы она должна была принести сердце болотного глоухта, безмерно опасной твари, рожденной проклятой магией Шестого Дома.
   Во всем случившемся только абсолютный глупец не заметил бы хорошо продуманного способа устранения пятна на репутации правящей династии.
   Жертву для сдающего экзамен выбирают старейшины, а они ненавидели Теллуриэль с того самого момента, как стало известна ее магическая направленность. Так же ни для кого не было секретом, что девушка более или менее сносно управляется только с мечом, а на экзамен выпускнику традицией позволялось взять лишь небольшой кинжал, длинной не более ладони, лук и колчан с двадцатью стрелами, поскольку остальное оружие для эльфов считалось позорным. Убить же глоухта в одиночку было задачей во всех отношениях проблематичной даже для лучших воинов Лесной Стражи. А уж посредственному лучнику не стоило об этом и мечтать. Следовательно отправили девушку на верную смерть.
   И вот она уже блуждала по оскверненной богороще и не знала, что ей со всем этим делать. В этом лесу не было ни единого растения, которое могло обеспечить девушку пищей, здесь она чувствовала себя чужой, оскверненная земля отталкивала ее, но в тоже время искра Тьмы, живущая в эльфийке позволяла ей весьма успешно скрываться от внимания обитающих здесь тварей, так как она была для них родственной.
   С собой ей дали пищи лишь на один день, девушка смогла растянуть ее на два. А затем начался настоящий ад - голод, холод и проклятая земля медленно убивали ее. Помимо всего этого внезапно начала заявлять о себе и Тьма, все сильнее изменяя девушку. Ее магический резерв ощутимо увеличился, восприятие изменилось. Все эти изменения тянули из нее жизненные силы и восполнить их она не могла, поскольку съедобных растений в этом лесу не было по определению.
   На восьмой день этой пытки девушка набрела на свежие остатки пиршества какой-то твари - по всей поляне была разбрызгана кровь и валялись разбросанные потроха. Она заметила на траве чудом уцелевшую ляжку шапана, крупного зверя с прекрасными ветвистыми рогами и шелковистой шерстью. Глядя на такое свидетельство жестокости, девушка, выросшая в насквозь пропитанном любовью ко всему живому эльфийском обществе и привыкшая употреблять в пищу лишь растения внутренне вздрогнула. Голод с каждым днем был все сильнее и пересилив себя Теллуриэль подняла с земли чудом уцелевший кусок мяса. Отойдя от места гибели шапана она разбила лагерь и развела небольшой костер.
   В библиотеке своего дяди эльфийка не раз читала человеческие книги и усвоила, что люди при всей своей дикости и жестокости не так уж глупы. По крайней мере они знали как приготовить мясо. В эльфийской же кухне этот продукт отсутствовал абсолютно. И как, спустя некоторое время, убедилась девушка, абсолютно зря. Обжаренное на горячих углях мясо благоухало просто божественно, заставляя рот наполняться слюной, а желудок нетерпеливо урчать.
   Девушка нерешительно поднесла ко рту кусок сочного, истекающего горячим жиром мяса и откусила немного. К своему удивлению она осознала, что никогда прежде не ела ничего вкуснее. Всю свою жизнь она питалась изысканными блюдами лучших поваров Пресветлого Леса, но ни одно из них не могло сравниться по вкусу с этим немудрящим, противоречащим вековым устоям перворожденных, блюдом. Ни одно из них не заставляло разливаться по жилам горячий огонь и не дарило такого пьянящего ощущения силы.
   Да, животные беззащитны, малы, некоторые даже по своему разумны, но ни одно растение не способно дать организму столько жизненных сил, как их мясо. В тот вечер что-то сломалось в душе Теллуриэль и на следующее утро она уже целенаправленно отправилась на охоту, ей хотелось ощутить - каково это, есть мясо, добытое лично, а не подобранные объедки? А еще ей хотелось проверить человеческое поверье, о том, что вкусивший сердце убитой собственноручно жертвы получает ее силы. Охота прошла успешно - все же четверть века тренировок сделали из княжны неплохого охотника. Конечно с мастерами из отряда Рассветного Молчания ей было не тягаться, но подобраться к ничего не подозревающему тарху* (*Некрупное животное, обитающее повсеместно в лесах Шагди, напоминает земного кабана покрытого чешуей, размером с собаку. Занимает экологическую нишу мелкого травоядного.) ей ничего не стоило, как и убить его стрелой в сердце. Правда до этого она дважды промахнулась, попав чуть выше сердца - все же сделать из нее хорошего лучника у наставников так и не получилось.
   Дальше дело было за малым - разделать тушу кинжалом, а вспомнив курс исцеления животных школы Стражей это было весьма легко, так как на занятиях им на протяжении многих лет вдалбливали строение всех встречающихся на материке живых существ - ведь если хочешь кого-то излечить необходимо знать, что именно лечить. В этом же случае эльфийке лишь понадобилось вспомнить расположение суставов и внутренних органов. Из книг девушка знала, съедобны лишь печень и сердце. Все остальные органы в походных условиях приготовить было невозможно, потому они были попросту выброшены. Вырезав еще теплое сердце девушка замерла в нерешительности - все же она не перестала быть эльфийкой и хладнокровно вгрызться в сердце живого существа было для нее несколько необычно. Однако взвесив все факты она мысленно махнула рукой, подумав: "Если уж падать, так падать!" и с ожесточением вгрызлась в истекающее кровью сердце тарха.
   Эльфийку будто ударило молнией. Горячая, неудержимая волна прокатилась по ее телу переполняя энергией и жаждой действия. С этого момента она переродилась, полностью отбросив столь долго вбиваемую в нее гуманность. Тогда же она приняла решение, которое должно было навсегда изменить ее жизнь. Теллуриэль решила уйти из Дома, отречься от своего рода...
   Для начала она решила отправиться к людям и выучиться темной магии, так как теперь даже те крохи эльфийского волшебства, что были ей доступны давали непредсказуемый результат. К примеру простейшее заклинание которое выращивало розу теперь превратилось в боевое - вместо цветка вырастал куст, покрытый колючками размером в палец и усыпанный невероятно жесткими и острыми, будто бритвы, листьями. Выучившись же Тьме можно будет примкнуть к дроу - потомкам Шестого Дома или же остаться у людей в крайнем случае.
   В результате на следующий день беглянка собрала свой нехитрый скарб и отправилась по кромке болота, ограничивавшего Проклятую чащу в сторону ближайшего человеческого тракта. Ее путь пролегал через бывшую священную поляну обитавшего здесь Дома, где новоявленная беглянка надеялась найти что-нибудь полезное, так как среди эльфов ходило множество слухов об оставшихся после исхода сокровищах Дома Проклятых.
   Она успела пройти не так уж много, прежде чем заметила две пары следов на размякшей почве. Одна из них принадлежала варгу, а вторая мужчине весьма крупной комплекции, явно привыкшему ходить по лесу, так как только опытному лесовику присуща манера ступать на ребро стопы.
   Поскольку в лесу наступало еще только ранее утро Теллуриэль решила попробовать захватить этого путника врасплох, так как судя по наличию варга он вряд ли мог оказаться кем-то кроме разведчика зеленых орков, этой пародии на перворожденных.
   Девушка перешла на легкий крадущийся шаг, которым могут ходить только эльфы и немногие люди, выросшие в лесу. Через несколько минут она заметила того, кого искала. Он лежал на поляне, подложив под голову варговское боевое седло. Длинная грива пепельно-серых волос наводила на мысль, что он очень стар, а орочья кольчуга выдавала какую-то его связь с этим убогим народом.
   Эльфийка медленно начала заходить за спину своего противника. В ее колчане были только бронебойные стрелы и сейчас это было только на руку - вряд ли ей удалось бы пробить череп или кольчугу охотничьим срезнем, который обычно использовался для убийства чудовищ на экзаменах.
   Внезапно Теллуриэль почувствовала, что что-то пошло не так. Неизвестный быстро поднялся и сел, явно к чему-то прислушиваясь. Варг тоже проявлял беспокойство, жадно втягивая воздух. Однако, позиция была довольно неплохой и девушка решилась открыть стрельбу. Она аккуратно достала лук, наложила стрелу и как учили наставники медленно потянула тетиву, одновременно поднимая плечи оружия на необходимый уровень. Расстояние было не более десяти шагов и с такого расстояния промахнуться по неподвижно сидящей мишени было просто невозможно.
   Когда стрела уже была готова устремиться к цели существо невероятным движением рванулось в сторону и вестница смерти ушла в никуда. Следом за ним рванулся варг, но следующий выстрел вывел его из строя - стрела вошла в основание шеи и хоть и не нанесла смертельных повреждений, но сделала зверя временно не опасным. Тем временем его хозяин уже вскочил на ноги и очень быстро приближался к тому месту, где стояла эльфийка. Она уже жалела, что не прошла мимо этой поляны.
   Но деваться было некуда и девушка торопливо выпустив еще две стрелы со всех ног рванулась от неожиданно быстрого и ловкого противника. Однако ей не повезло - зеленокожий догонял. Внезапно ногу эльфийки пронзила резкая боль. Торопливо оглянувшись она увидела торчащую из бедра рукоять ножа. Теллуриэль поняла, что это конец и рванулась из последних сил. Хватило их ненадолго. Очень скоро орк догнал ее и мощным прыжком сбил с ног, а затем грубо перевернул, ухватившись при этом за грудь. Если бы он попытался сделать это в другой ситуации и на несколько дней раньше, то от него мало бы что осталось. Теперь же девушка не только не имела возможности уничтожить обидчика, но и получила от этого какое-то странное, извращенное, удовольствие, которое, правда, ужаснувшись, тут же загнала вглубь своей души.
   При ближайшем рассмотрении преследователь оказался вовсе не орком, а довольно молодым человеком. На первый взгляд он был не очень красив, но в нем чувствовалась какая-то необъяснимая привлекательность. В другой ситуации он мог бы заинтересовать эльфийку, но сложившиеся обстоятельства и врожденная гордость перворожденных не оставляли иного пути решения проблемы, чем обострение конфликта. Девушка проговорила на эльфийском: "Решил позабавиться, орочий прихвостень?! Лучше убей меня сразу, урод!"
   - "Чего разоралась, заполошная?" - ответил ей человек на росском.
   Княжество Россинь располагалось неподалеку от эльфийского леса, который до недавнего времени девушка считала своим домом и потому многие эльфы знали его язык и Теллуриэль была в их числе. Да и не только эльфы говорили на росском - непоседливые и до безумия смелые по своей натуре, жители Россини встречались повсеместно. Большая часть наемников, охотников за сокровищами и просто авантюристов всех мастей была родом из этой страны. Потому эльфийка без труда повторила предыдущую фразу на росском.
   Последовавшая за этим реакция стала для нее полнейшей неожиданностью. В мгновение ока человек неуловимо преобразился. Из его глаз на девушку взглянула сама бездна Инферно, ощерились в хищном оскале внушительные клыки и чудовище наводящим ужас голосом прорычало: "Что ты сказала?!".
   Продолжать противостояние Теллуриэль не решилась, так как схватки с этим непонятным существом она не выдержит ни при каких условиях. Единственное, что ей оставалось - это ошеломить его и немедленно убегать в противоположную сторону, после чего молиться всем богам, что бы он не последовал за ней.
   Простейший способ ошеломить любого мужчину на относительно долгое время - это попытаться повредить самый необходимый представителям сильного пола орган. Не долго думая девушка просто ухватила своего противника между ног, крепко сжала пальцы в кулак и резко рванула вниз, подспудно ощутив от прикосновения к данной детали мужского организма неизвестное ранее чувство внизу живота, которое, впрочем, через мгновение исчезло.
   Прием ожидаемо подействовал и человек со стоном завалился на бок схватившись за пах. Девушка вырвала из раны нож, подхватила лук, зажала разрез рукой, что бы не кровоточил и рванулась в ближайшие кусты.
   Она очень долго бежала, все время ожидая услышать за спиной хриплое озлобленное дыхание того существа, что она пыталась убить, однако, уставшие ноги отмеряли шаг за шагом, но все было спокойно. В конце - концов девушка решилась сесть на землю и немного перевести дух.
   Эльфийский организм выносливее человеческого и обладает лучшей регенерацией, но даже ему необходимо время на отдых и восстановление и потому недолгий отдых незаметно для девушки перешел в полноценный сон. Проснулась она от звука чьих-то тяжелых шагов неподалеку. Эльфийка прекрасно осознавала, что сейчас вряд ли выдержит и самую незначительную схватку и потому со всей возможной скоростью взлетела на ближайшее дерево.
   Мимо места где она только что сидела неторопливо прошел тот самый монстр, сердце которого она должна была принести экзаменаторам - болотный глоухт. Тварь была просто огромна, в холке она достигала почти двух человеческих ростов, мощные, в пол-обхвата лапы несли на себе массивное вытянутое туловище с длинной шеей и пропорционально маленькой головой, больше напоминавшую размерами небольшой сундук. Все тело монстра покрывала мощная крупная чешуя и только на загривке имелась копна густой, буро-зеленой жесткой шерсти. Единственным уязвимым местом этого зверя были его глаза, злобно сверкавшие по бокам головы, так как его чешую не могли пробить ни эльфийские стрелы, ни гномьи болты. В довершение ко всем этим неутешительным особенностям в жилах этой твари текла едкая жидкость, ядовитая для всего живого. Нередко приносили в Школу Стражей неудачливых охотников с зияющими ранами, отравленными кровью глоухта...
   Единственное, на что оставалось надеяться Теллуриэль - это то, что тварь не заметила ее. Иначе надеяться девушке было просто не на что. Ее природная магия работала непредсказуемо, а как применять темную эльфийка не знала, да и попасть в глаз глоухта она могла только случайно.
   Однако, наивным надеждам бывшей княжны было не суждено сбыться. По-видимому глоухт был голоден и настороженно принюхивался, а почуять десять дней не мывшуюся эльфийку было не так уж сложно. В результате монстр вплотную подошел к дереву, на котором сидела Теллуриэль и начал ходить под ним кругами, периодически пытаясь дотянуться пастью до сжавшейся в ужасе девушки.
   Но через какое-то время страх ушел, уступив место холодной ярости. Магия девушки работала не так, как надо, но ведь работала, а значит хоть что-то просто обязано было подействовать. Список известных ей заклинаний был не так уж велик, но в данной ситуации выбирать не приходилось.
   Для начала девушка решила опробовать на звере "Лесную плеть" - заклинание выращивавшее из растения лозу, усыпанную мелкими шипами и хлеставшую в указанном магом направлении. Но ожидаемого результата оно не принесло. Из ветви, на которую эльфийка направила чары выросла не гибкая плеть, а недлинный, но удивительно прочный шип.
   Следующим было опробовано заклинание "Голодного мха", покрывавшее жертву толстым слоем мха, постепенно поглощавшего его плоть. Оно вообще не возымело никакого эффекта, хотя поглотило треть имевшегося у девушки магического резерва.
   Следом, что бы хоть как-то досадить чудовищу эльфийка активировала несколько уже проверенных ранее измененных "Призывов роз". Мгновенно проросшие из земли колючие кусты с безумно острыми шипами и листьями, по прочности сравнимыми лишь со сталью, впились в ноги зверя, найдя мельчайшие зазоры между чешуйками. Он заревел от боли и начал кидаться на дерево с еще большим остервенением. Девушка не ожидала такого эффекта и едва успела увернуться от щелкнувших, буквально у самой ноги, монструозных размеров челюстей.
   Внезапно остроухая беглянка почувствовала резкий отток энергии, будто нечто вытягивало из нее Силу. Обычно это было характерно для созидающих заклятий вроде создания кресла из травы и тонких прутьев или формирования Гончей - странного зверя, сплетенного из травы и мха. Эльфы использовали их для поиска и поимки сбежавших пленников.
   И действительно, через несколько мгновений эльфийка услышала топот множества ног и странные щелкающие звуки. Оглядевшись по сторонам она увидела несущуюся в сторону облюбованного ей дерева стаю мелких тварей. Судя по всему сформированы они были из выбеленных временем костей самых различных животных удерживаемых вместе бурым мхом.
   На бегу химеры время от времени сталкивались друг с другом и превращались на несколько мгновений в бесформенный ком, из которого тут же формировалась уже одна тварь, но заметно большего размера. В результате через всего несколько ударов сердца в горло глоухта вцепился лишь один монстр, но нимало не уступавший в размерах врагу девушки.
   Наблюдать за результатом схватки эльфийка не решилась, а лишь вбросила жалкие крупицы еще остававшейся у нее энергии в так удачно сработавшее заклятие и спрыгнув с противоположной от сражающихся монстров стороны побежала куда глядят глаза.
   Глава 5.
   Любопытство до добра не доводит!
   "Я так хочу, чтоб прилетела добрая фея и так мне двинула по башке своей волшебной палочкой, чтобы мои мозги встали на место!!!"
   (Несбыточная мечта авантюриста.)
   И какие черти тянули меня на эту проклятущую поляну? Захотелось, понимаете ли, на местные достопримечательности взглянуть... Вот мы с Пеплом сейчас и любуемся одной из них уже вторые сутки. Кто же знал, что пол облюбованной мной для привала беседки в самый не подходящий момент ухнет в какое-то подземелье?
   Хорошо еще, что не раз опробованный на Земле заговор на "Волчий глаз" и в этом мире прекрасно работал и даже стал ощутимо мощнее - если раньше он лишь слегка усиливал обычное человеческое зрение превращая полную темноту в неверный сумрак, то теперь во мраке подземелья я видел ни чуть не хуже, чем днем. Да и внезапно проявившиеся вокруг разноцветные нити вызвали массу самых разнообразных вопросов.
   Впрочем, они почти сразу развеялись, стоило только мне взглянуть на варга и немного пошевелить мозгами. Нет, он вовсе не превратился в какое-то чудовище и не исчез из моего поля зрения. Просто тело волка стало будто бы полупрозрачным и приобрело многослойность. А в толще тела и по его поверхности скользили те же самые нити. Насыщенно-красные там, где проходили сосуды, желтые в области нервов, а так же несколько десятков черных, фиолетовых и серебристых, но их прикрепить к каким-то аналогиям я не смог. Все эти нити сходились в нескольких узлах. Красные в каком-то шароподобном сгустке находящемся в районе мечевидного отростка грудины, желтые в чем-то напоминающем отпечаток ладони расположенном на голове. Остальные волокна тоже объединялись в небольших искорках раскиданных по телу, но они были гораздо меньше и будто бы тусклее.
   Вполне логичным, на мой взгляд было предположить, что эти нити ни что иное, как энергетические каналы тела моей ездовой зверушки. Красные - это скорее всего жизненная сила, или по научному "прана". Желтые - вероятнее всего это душа или что-то подобное, может быть даже разум, так как поведение варга заставляло задумываться и над этим вариантом. Классифицировать остальную энергию мне не представлялось возможным, по причине явного недостатка знаний.
   Самым досадным было то, что себя я подобным зрением просто не видел. Вроде бы тело ощущаю, пощупать могу, а вот увидеть - никак. Решив оставить этот вопрос для более уютной обстановки я свистнул Пеплу и мы отправились исследовать этот подземный лабиринт.
   При ближайшем рассмотрении провалившийся пол беседки оказался всего лишь испорченным временем лифтом, при помощи которого хозяева спускались в подземелье.
   С первого взгляда было сложно определить, для чего же они его использовали, но судя по довольно богатому убранству помещения, где мы оказались у меня появилась надежда, что это все же будут не пыточные застенки. Так, собственно и оказалось. За двое суток мы с варгом излазали довольно изрядный кусок подземелий и я пришел к выводу, что оказались мы в чем-то сильно похожем на лабораторию или тайную базу.
   Выбраться наружу тем же путем было нереально, так как высота потолков в этом помещении была отнюдь немаленькой и если я еще мог бы как-то добраться до выхода, то Пеплу пришлось бы остаться внизу, поскольку способов затащить его на высоту, примерно, в два человеческих роста я не знал. Следовательно мне оставалось только заняться исследованием этого места в надежде найти хоть какой-нибудь путь наверх.
   Из основного зала отходили две неширокие галереи. К каждой из них примыкали несколько наглухо закрытых помещений и два-три еще более узких отнорка. При разумно построенной обороне удерживать такое укрепление не составило бы особого труда, так как относительно узкие проходы сводили на нет любое численное преимущество, а нахождение под землей сильно усложняло работу вражеским разведчикам и диверсантам. Так же не стоит забывать о банальных ловушках вроде внезапно обрушающегося потолка.
   Так же исследование катакомб позволило мне представить примерную планировку проходов. Представляла она собой классический спиральный лабиринт, то есть каждая галерея представляла собой кольцо, замыкавшееся в довольно просторном зале. Переход между кольцами производился посредством одного-единственного тоннеля, который перекрывался тяжелыми воротами из золотистого металла. Остальные отнорки с галерей заканчивались тупиками и вероятнее всего строились исключительно для увеличения полезной площади и введения неприятеля в заблуждение.
   Косвенно это подтвердилось тем, что выломав дверь выходившую в один из таких коридоров я обнаружил небольшое помещение вдоль стен которого лежали мешки с чем-то сыпучим. При ближайшем рассмотрении они были заполнены каким-то зерном, на вкус напоминавшим рожь. Даже десяток таких семян вызывал ощущение насыщения и прекрасно восполнял силы.
   Судя по общему состоянию подземелий было весьма странно, что содержимое мешков уцелело. Хотя, если принять в расчет магию, то все встает на свои места. Сомневаюсь, что остроухие не обеспечили безопасность своего имущества. Так же эту теорию подтверждала подозрительная упорядоченность энергетических линий на стенах помещения. Для себя я решил, что так и выглядят заклинания и с того момента остерегался соваться в те места, проход куда был перекрыт плетенкой из линий или же где-то рядом находилось что-то подобное.
   На внешнем кольце, куда мы попали с Пеплом нашлось три комнаты с таким подарочком и один боковой проход. Остальные помещения я тщательно обследовал на предмет каких-нибудь полезных вещей. К концу второго дня я убедился, что в этом секторе находятся только хозяйственные и караульные помещения.
   Благо, вопрос с водой и пищей решился почти сразу - оказалось варг с удовольствием употреблял в пищу это непонятное зерно из вскрытой первой кладовки, да и мне оно вполне годилось. Вода же обнаружилась в фонтане, который журчал в одном из ближайших к главному залу ответвлений. Позднее неподалеку обнаружилось и помещение напоминавшее караулку, в котором мы с комфортом расположились на отдых, а затем я устроил там и свою временную базу.
   В комнатах внешнего кольца нашлось не так уж много полезных для меня вещей. Удалось найти только пару не слишком дорогих с виду безделушек, видимо случайно оброненных владельцами и забытых.
   Самой полезной находкой стал платяной шкаф какого-то эльфа средней руки, доверху набитый простой, удобной и вполне крепкой одеждой. Принесенные мною с Земли вещи пришли в негодность еще при переходе через болото - в более или менее пристойном состоянии осталась только "косуха" и позаимствованная у орка кольчуга, хоть и тронутая ржавчиной, но еще пригодная к использованию. Про ботинки я и вовсе промолчу, так как то, что осталось после прогулки по болотине и забега по лесу назвать обувью можно было лишь с огромной натяжкой. Так что вещи безвестного ушастого пришлись весьма кстати, а уж безумно удобным сапогам из какой-то коры я обрадовался как наркоман - косяку.
   На этом осмотр первого уровня подземелий можно было считать завершенным, так как соваться в защищенные магией места я не горел ни малейшим желанием. Однако, в голове появилась зарубка заглянуть сюда после должной подготовки.
   Переход на второй круг не был защищен ни чем, кроме огромных ворот, даже на вид выглядевших неприступными, однако промучившись с замком почти два дня я его банально расковырял до нерабочего состояния, после чего хорошим пинком распахнул ворота.
   Мне повезло, что распахнуты были створки именно ногой, а не как подобает, руками. Иначе быть бы мне хорошо прожаренным. Стоило только воротам распахнуться на ширину, достаточную для прохода, как в образовавшемся проеме вспух небольшой огненный шар и с оглушительным хлопком взорвался. Будь я в тот момент ближе и хоронить меня уже бы не пришлось. А так я отделался лишь испугом и сильным ушибом, так как после взрыва мою несчастную тушку отбросило и с размаху вмазало сначала о потолок, а затем и об пол.
   Когда я наконец проматерился вдоволь и решил взглянуть на ворота мне вновь пришлось прибегнуть к Великому и Могучему, что бы описать свои чувства. Взрыв был такой силы и температуры, что металл створок потек, а я отделался просто легкими ушибами, хотя наверняка должен был обгореть. Что, впрочем, и случилось с одним из моих многострадальных чеботов, видать, судьба у них такая. Нога же, выглядывавшая из него ни капли не пострадала.
   Подобная "жаропрочность" меня порядком удивила и озадачила. Наиболее вероятными мне показались три возможных варианта объяснения, так как в свою фантастическую везучесть я не малейшим образом не верил.
   Во-первых при мне имелся какой-то талисман или амулет, который и принял на себя весь тепловой удар. Вариант не плох, но не столь уж вероятен, поскольку из вещей, способных таковыми оказаться у меня имелся лишь старенький "молот Сварога", который я носил на шее сколько себя помню, а за ним раньше таких особенностей я не заметил... Да и не очень-то я был уверен, что Дед Богов дотянется до этого мира.
   Второй вариант заключался в том, что измененный при переходе организм приобрел сопротивляемость либо магии в целом, либо только огню. Первый случай довольно маловероятен, так как тогда бы я потерял бы и все свои способности, ведь, теоретически, полная невосприимчивость к чарам возможна лишь при полном отсутствии каких-либо паранормальных способностей, то есть полном выпадении из системы мировой энергии, так как заклятия в первую очередь воздействуют именно на энергетику. Вторая версия более жизнеспособна, так как здесь все скорее всего завязано не на энергию и магию, а на банальную химико-физическую структуру тела. Более высокая температура горения тканей, пониженная термочувствительнось нервных окончаний, иная структура крови и все, высокие температуры организму не страшны. Причем подобная комбинация вполне вероятна, так как не несет в себе каких-то элементов, противоречащих Природе. Значит эту версию со счетов сбрасывать нельзя и я принял ее как возможную.
   Пунктом третьим стало то, что ловушка просто была рассчитана на устрашение и изначально не должна была нанести мне существенного вреда. Это и вовсе казалось абсурдным на корню, так как жертвовать безусловно дорогими створками ворот ради предостережения безвестного сумасброда было просто глупо.
   Простейшим способом подтвердить одну из теорий было испытать ее на практике, но поскольку инстинкт самосохранения во мне все же изредка решался пискнуть что-то о здравомыслии, то в этот раз я решил для разнообразия к нему прислушаться. Поэтому обследование второго кольца подземелий я начал только после тщательной подготовки.
   Заключалась она в изготовлении небольших деревянных шариков, смазанных моей кровью. Материалом для них послужили доски от одной из дверей. По моим прикидкам подобное приспособление должно было создавать иллюзию проникновения моей энергетики в сторожевой периметр заклятия и, как следствие, его активацию.
   Так же большие надежды я возлагал на мой заговор. Опыты показали, что усилием воли я могу смещать интенсивность зрения как в магический, так и материальный диапазон, правда время использования первого варианта было довольно сильно ограничено, я мог использовать его не более пяти-семи минут, после чего просто скатывался к обычному ночному зрению. Хотя, постепенно это время увеличивалось, по мере постоянной эксплуатации.
   Кроме того, среди монет, которые я забрал у покойного орка имелась парочка довольно крупных серебряных. Одну из них я решил пустить на оберег. Когда-то мне попадался на глаза подходящий ритуал. На Земле я не имел возможности проверить его действие, а здесь даже сомнительная защита вполне могла оказаться полезной.
   Все необходимое у меня имелось в распоряжении и закончив с изготовлением шариков я приступил к изготовлению амулета. Мне были нужны чистая, проточная вода, открытый живой огонь и немного земли. Нужный заговор я еще несколько лет назад запомнил наизусть.
   Дождавшись ночи я приступил к обряду. Для начала мне пришлось поймать момент, когда луна заглянет в главный зал, через отверстие, оставшееся в потолке после нашего с Пеплом падения. Затем подставить под этот свет котелок с водой. После этого я зажег костер при помощи гитарной струны, так как по-настоящему живой огонь может дать лишь трение или искра от удара металла о кремень, и пронес монету несколько раз через пламя со словами:
   "Из-под горы текло три реки на три стороны. Река горюча, река кипуча, река едуча. По-над теми реками вороны черные летали, слова собирали, на брегах волки сидели, те слова за море - окиян, да на остров Буян относили. На том острове, на Буяне, стоит бел - горюч камень Алатырь, да сидит под ним слепой богатырь. Ноги его булатны, руки медны, власа снежны, лета вечны. Услышь богатырь слово крепкое, узнай дело лепкое, одари меня щитом могучим, доспехом жгучим".
   Закончив с огнем я приступил к земле. Положив монету на ладонь я насыпал на нее пригоршню набранной в подземелье пыли, сжал в кулак и неспешно произнес заговор:
   "Во широком поле, на лихом раздолье дом стоит высокий. Дом тот на двух ногах, шкурой каменной обтянут. Стены его из костей, окна кровью залиты. Во дому том дева сидит с глазами агатовыми, руками гранитными, грудями топазовыми. Ой ты, гой - еси, дева каменна, ты услышь мое слово: Именем Мары прекрасной, да Треглавы щедрой дай серебру заклятому силушку кипучую, силушку горючую, силушку недвижимую".
   С этими словами я уронил заготовку для талисмана вместе с пылью в котелок с водой. Яркая вспышка указала на то, что до сих пор я все делал правильно.
   Теперь наступал самый ответственный момент - формирование назначения амулета и его последующая настройка. Малейшая ошибка погубит работу и придется начинать все с самого начала.
   Я воздел руки над котелком, исполнявшим роль ритуальной чаши и начал читать завершающую часть наговора:
   "Серебро колдовское, во пламени живом каленое, землей могучей объятое, водою лунной свяченое заклинаю тебя словом черным, словом белым, словом громким - по воле моей изменись!".
   Теперь пришел черед формирования слитого с привязкой. Я представил как поток моей энергии плавно течет в бывшую монету и продолжил:
   "Трижды три горы, на них трижды три дуба. На дубах тех трижды три ворона сидят, жилы крепки сторожат. Да у каждого ворона жил тех по трижды три во клювах зажато.
   А возьму я те трижды три жилы, да запру в серебро заклятое, серебро живое, да с собою свяжу нитями крепкими, цепями булатными. Покуда жилы те крепки и мне крепку быть, погибели не знать, прокляту не бывать, души не терять. Слово мое крепко, дело мое лепко, зуб-замок, ключ-язык".
   Дочитав речитатив я распорол себе запястье и влил в емкость немного крови. На несколько мгновений вода в котелке превратилась в жидкое серебро, а затем мгновенно замерзла прозрачным льдом. Над моей импровизированной ритуальной чашей взвился легкий парок и все успокоилось.
   В комментариях к этому ритуалу упоминалось, что получившийся амулет может трижды спасти своего владельца и создателя от любой опасности и даже вернуть с того света, если, конечно, повреждения тела будут не абсолютно критическими. То есть если мне сначала пробить сердце, затем отрубить голову, а получившуюся расчлененку сжечь, то проку от моего амулета не будет, а вот если произвести все эти процедуры по отдельности со значительным промежутком во времени, то ничего страшного со мной не случится. Жаль, только, что за всю жизнь человек может создать только одну такую вещицу. Иначе я был бы не прочь стать неуязвимым...
   Пока я мечтал о неуязвимости вода в котелке оттаяла и на дне заблестело что-то металлическое. Ничего, кроме моего оберега, там оказаться не могло и потому я с чистой совестью сунул в котелок руку. Как оказалось - зря.
   Стоило моей кисти погрузиться в зачарованную жидкость, как пальцы тут же сковал безумный холод, а в кожу будто вонзились мириады мельчайших иголок. Я понял, что пока начавшийся процесс не завершиться, извлечь обратно свою несчастную конечность мне не светит.
   Продолжался этот сеанс условно-добровольной экзекуции довольно долго, навскидку минут сорок. Однако, рано или поздно заканчивается все, и наконец боль ушла, оставив после себя только свинцовую усталость во всем теле и легкое жжение в подвергнутой волшебству руке.
   Когда я извлек ее из воды, оказалось, что никакого оберега этот ритуал не создавал - он просто превратил саму кисть в амулет. На тыльной стороне ладони появилась весьма симпатичная татуировка в форме трех маленьких паучков, рассевшихся на ажурной паутине. По всей вероятности эти паучки являлись своеобразным индикатором заряда моего амулета.
   Подвергать его проверке на практике я не горел желанием, и потому преспокойно убрал все следы ритуала, после чего с чистой совестью погрузился в сон.
   Наутро, перекусив уже изрядно приевшимися зернами и запив их водой, я оставив Пепла в нашей каморке отправился на исследование внутреннего кольца.
   Покореженные сработавшей ловушкой створки не вызвали у меня никакого интереса, а вот сиявшие огромным количеством энергоструктур двери выходившие в коридор, что располагался за ними, распаляли мои хомячьи инстинкты, обещая немалую добычу. Ведь если в комнате нет ничего ценного - то к чему столь качественно защищать ее от постороннего проникновения?
   Оставалось только разобраться с механизмом срабатывания ловушек, ведь если они срабатывают не на появление в их зоне действия энергетики живого существа, а на массу или объем, то ни о каком обезвреживании их с помощью моих шариков говорить не приходится. Здесь нужно что-то посерьезнее, чем отпечатки моего ведогона*(Ведогон - в северных славянских оккультных практиках название биоэнергетического поля человека.).
   Если бы в моем распоряжении были не кусочки древесины, а особым образом подготовленные кусочки янтаря, или какого-нибудь иного драгоценного или полудрагоценного камня, оправленные в серебро, то можно было бы попытаться создать это самое "посерьезнее", так как поглощающие энергию амулеты вещь не слишком сложная, хотя и одноразовая. Достаточно несложного заговора и после активации получившаяся поделка начнет высасывать энергию из окружающего ее мира. Причем, энергия, находящаяся в упорядоченной форме будет явно более легкодоступной, а следовательно ее амулет и будет впитывать в первую очередь. А наполнившись энергией он станет отличной батарейкой, правда после исчерпания поглощенного запаса камень просто рассыпается. Но это в нашем мире, а вот как поведет такая игрушка себя здесь я представлял слабо, а для экспериментов не было подходящего сырья.
   Так же, как вариант, можно было попробовать и силовой способ обезвреживания, так как шары из сырой силы лепить я научился еще во время обучения рукопашному бою. В реальном бою проку от них было немного, так как эффективнее было устранить противника банальным ударом кулака, чем повреждать его энергетические каркасы, что приводило лишь к болезням или легкой рассеянности и не более того, да и то не у каждого противника. Здесь же во-первых я не знал, как поведут себя мои вольные вариации на тему магии, а во-вторых сейчас и требовалось повредить энергокаркас, так как лупить кулаками по энергетическим нитям как-то затруднительно...
   Проведя такой своеобразный сеанс самоубеждения я приступил к планомерному обыску. Прямо напротив врат располагалась небольшая укрепленная караулка. По всей видимости в ней должен был располагаться небольшой наряд который встретил бы нападавших прицельной стрельбой из бойниц, расположенных ровно напротив арки прохода. Дверь, ведущая в помещение, обнаружилась чуть дальше по коридору. Вполне возможно, существовала какая-то система переборок, отсекавшая захваченный противником внешний сектор и позволявшая удерживать его там еще какое-то время силами засевшего в укреплении наряда, который мог при этом свободно получать подмогу от остального гарнизона.
   В общем я еще раз убедился, что попали мы с моим ездовым зверьком в солидное укрепление, которое по всей видимости было заброшено хозяевами по не ясным причинам. Однако проку от этого для меня было мало и я приступил к методичному обследованию галереи, на предмет каких-либо интересных вещей.
   По закону подлости вместо чего-то интересного и полезного я нашел нечто весьма неприятное: через пару десятков шагов на полу обнаружилось несколько тел, причем один из усопших был, судя по запаху относительно свежим, так как его "коллеги" уже превратились в очаровательных мумий и пахнуть не могли по определению.
   Судя по остаткам одежды и непосредственно телам я наблюдал место упокоения почти десятка авантюристов, заглядывавших в эти подземелья и нашедших здесь свою смерть. Судя по расположению и состоянию трупов причиной их смерти стали либо отравление, либо магическое воздействие, не повреждавшее физическую оболочку.
   Поскольку благодаря заговору я прекрасно видел в темноте, то заметил тела с приличного расстояния, а значит в угробившую моих невезучих предшественников ловушку пока не попал. Конечно, можно было бы попытаться проскочить этот участок пути понадеявшись на силу моего амулета, но мне было не известно ни воздействие ловушки, ни зона ее активности. А самое главное я не представлял, как эти товарищи здесь оказались, ведь до моего прихода врата были закрыты!
   Однако в этом имелся и однозначный плюс. Раз эти авантюристы как-то здесь очутились, минуя лифт в беседке, то из этого подземелья точно существовал как минимум еще один выход, который эти хлопчики использовали как вход. Единственное, что выбивалось из столь радужной перспективы это то, почему же никто из этих ребят не заглянул во внешний коридор, если не пройти мимо ворот они не могли. Ведь даже круглый дурак не полезет в сомнительное подземелье в одиночку без какой либо чрезвычайной необходимости. А уж методику передвижения по коридору в составе исследовательской группы любой авантюрист знать просто обязан, а значит из всей группы погибнуть мог один, максимум двое разведчиков, которые должны были идти впереди. Следовательно хотя бы пара бродяг не могла не выжить, а раз прибыли они сюда вероятнее всего не видами любоваться, то заглянуть в ворота были просто обязаны!
   Как бы то ни было, но раз одно из двух возможных направлений движения отпало само собой, то единственное, что мне осталось - это развернуться на сто восемьдесят градусов и двинуться в ту сторону, откуда предположительно прибыли неудачливые авантюристы.
   Вторая часть коридора производила более оптимистичное впечатление. Здесь уже не было ловушек, а двери примыкающих помещений были открыты нараспашку, открывая к обозрению пусть не роскошные, но довольно богато обставленные помещения. К сожалению кроме вычурной одежды и мелких безделушек из дерева и глины ничего найти в них мне не удалось.
   Уж лучше бы я напоролся на покои какого-нибудь военного, где можно было хотя бы разжиться сменной походной одеждой и обувью, про оружие я и вовсе промолчу, так как от моей дубинки проку в бою не так уж много, а пика в таких коридорах скорее помеха, чем инструмент. Хотя укороченный вариант все же был не так уж плох с этой точки зрения.
   В паре помещений мне на глаза попались плохо сохранившиеся останки толи эльфов, толи людей. Особенно меня заинтересовал труп эльфа, лежавший на роскошной кровати, шириной около двух с половиной метров. Тело сохранилось на удивление хорошо, даже несмотря на то, что судя по покрывшему его слою пыли пролежало здесь явно не одну сотню лет. В комнате, где возлежал сей господин, мародерами ничего не было тронуто, по причине того, что все имущество покойного было тщательнейшим образом окутано безумной вязью магических плетений.
   И в этот раз я столкнулся действительно с плетениями, так как больше всего эти энергоструктуры напоминали тончайшее кружево. Судя по всему усопший был весьма не слабым магом, раз его творения настолько изящны и продержались так много времени.
   Вот только ломать - как говориться, не строить. Поскольку в имуществе мага я мог обнаружить что-то полезное, а распутать эти кружева не стоило и пытаться, то я не долго думая, а если быть точным, то совсем не думая сформировал энергетический шар и запустил им в самое сердце удивительного шедевра древнеэльфийского чародея. В результате я еще раз убедился, что против лома - нет приема. Дестабилизированные выбросом моей силы энергоструктуры начали видоизменяться и распадаться на безвредные куски.
   Вот только волна энергии, высвободившейся из многовекового напряжения представляла ничуть не меньшую опасность, чем чары, которые были напитаны ей. Сколько раз дед говорил мне: "Сначала думай, а только после делай!", а я все время наоборот поступаю. Вот и сейчас ничего хорошего из моих действий не вышло. Бесконтрольный выброс энергии из разрушенных заклятий чудовищным валом покатился к единственному выходу из комнаты, стены которой, по видимому, были защищены от подобного воздействия, по пути корежа реальность.
   Такой выброс, не имеющий какой-либо формы всегда можно перенаправить, так как он не имеет четкого вектора движения и задать его не столь сложно. Вот только времени на вхождение в состояние медитации, а иным способом управлять внешними массивами энергии я просто не умел, у меня не было. Возможно, будь у меня больше опыта или знаний в области управления магией, я и смог бы что-то противопоставить этому рукотворному хаосу, но в сложившихся условиях единственное, что мне оставалось - это просто начать впитывать энергию и уповая на волю богов надеяться, что мой ведогон выдержит подобные объемы силы и не разлетится на мелкие клочки.
   Вообще ведогон - крайне удивительная штука. По форме он напоминает луковицу, да и по структуре весьма с ней схож, так как многослоен. У обычного человека, прошедшего обряд христианского крещения и не имеющего предрасположенности к каким-либо типам магического оперирования он имеет всего лишь два-три слоя и по форме ближе к сфере. Верхний слой, "шкура", обычно несущий функцию защиты, у таких людей неоднороден и неподвижен, так как обряд крещения сам по себе создает из "шкуры" довольно прочный барьер, но в то же время он, можно сказать, замораживает любые изменения этого сектора энергетики человека. Кроме того такое видоизменение "шкуры" накладывает на человека ограничение в манипулировании окружающей Силой, потому, кстати, на Земле так мало сильных паранормов, особенно среди христиан. Если быть точным, то оперировать Силой христиане могут лишь в рамках Заповедей и не для сугубо личной выгоды. Следом за "шкурой" у обычного человека идет оболочка Живы, или по-восточному - вместилище праны, жизненной энергии. Она напрямую связана с телом прочными энергетическими нитями пронизывающими всю плоть и совпадающими по расположению с кровеносными сосудами. У одаренных же присутствует еще один слой, в котором запасается магическая энергия. Он так же связан с телом, что позволяет паранормам вносить коррективы в собственную физическую оболочку, посредством изменения ее энергетики. Так же кроме ведогона магическая и жизненная сила заключаются и в своеобразных узлах, расположенных в теле, но там их содержится весьма малое количество. Они исполняют роль своеобразного "Н.З."
   В случае с язычниками и представителями некоторых иных конфессий дело обстоит намного сложнее, хотя в некотором роде и проще. Их энергетическое поле имеет намного больше слоев и находится в постоянном движении. В ведогоне язычника можно так же выделить "шкуру", которая представляет собой хаотично движущуюся пленку, обволакивающую остальные слои и послушную воле владельца. Живу - ярко алое море, связанное не только с телом, но и с окружающим миром. Стихийные оболочки - слои поля несущие в себе запасы стихийной энергии, получаемой из мира.
   Ну и непосредственно хранилище Силы, напрямую связанное не только с телом и миром, но и с Живой человека. Вследствие такой структуры поля язычник способен пропускать через свой ведогон и запасать в нем огромные массивы энергии, а так же работать с жизненной энергией наряду с магической.
   Но в то же время, так как магия является свойством мира, при превышении некоего условного порога происходит перенасыщение организма энергией, что ведет к повреждению внутренних барьеров, отделяющих слои друг от друга, и как результат смешению Живы, Силы и стихийных энергий. Вследствие чего весь этот коктейль, и без того находящийся в изрядном беспорядке, превращается в отличную взрывчатку и от слишком жадного до могущества чародея остается только разбрызганный по стенам фарш...
   Именно поэтому я и боялся передозировки энергии. К счастью непонятные изменения коснулись не только моего физического тела, но судя по всему и резерва, так как мне удалось впитать большую часть навалившейся на меня прорвы энергии, оставив лишь неопасное для меня количество, хотя я и испытал "не передаваемые очучения" попросту "обожравшись" силой.
   Представьте себе, что вы несколько дней испытывали жажду, а затем залпом выпили пять-шесть литров воды. Мне довелось испытать нечто подобное, только ощущения были раз в десять сильнее. Чужая, дикая сила буквально разрывала меня на части, но тем не менее я осознавал, что это не опасно и всю эту массу энергии я вполне могу контролировать. Единственное, что оставалось - это каким-то образом распределить ее по ведогону, что бы избавиться от неприятных ощущений. Вот здесь-то и начались проблемы. Полноценно управлять своим полем я не умел, так как на Земле в этом не было необходимости, а значит я мог лишь импровизировать.
   Для начала я попытался, как учил меня дед, ощутить текущую по телу Силу, ее биение, ритм, вкус... Затем я попытался будто бы слиться с ней, ощутить как часть себя самого. И к собственному удивлению я понял, что это получается! Перед своим внутренним взором я отчетливо увидел весь свой ведогон. Но он был не похож на обычное, человеческое поле. Да, он сохранил многослойность, и даже нити, связующие язычника с миром остались нетронуты, но вот только форма его теперь напоминала не луковицу, а пламя костра. Да и размеры его впечатляли. Но было видно, что мой резерв ощутимо переполнен и хоть организм и начал уже перегонять излишек энергии в жизненную силу, но этого было явно недостаточно.
   Раз объем резерва достиг своего предела, то единственной возможностью для меня становилось либо преобразование сырой силы в энергию стихии, так как в своем новом ведогоне я обнаружил лишь огненную направленность, либо увеличение ее плотности. Преобразование энергий отняло бы непозволительно много времени, следовательно оставалось лишь заняться экспериментом по уплотнению. Вот только как это сделать? - тут же настойчиво всплыл вопрос. Попытки спрессовать энергию как общим объемом, так и очагами какого-то ощутимого результата не принесли - заключенная в резерв сила удерживала форму весьма недолгое время, так как не могла находиться за пределом общей динамики ведогона. Я учел это и попытался создать нечто вроде толстого каната из силы, который мог бы свободно пульсировать и перемещаться не выпадая из общего ритма моей жизнедеятельности. Как не странно, но с шестой или седьмой попытки мне это удалось. Такая конструкция оказалась более долговечной и именно на таком варианте я и решил остановиться.
   На перекраивание резерва и превращение его в клубок постоянно шевелящихся, и от того похожих на змей, жгутов у меня ушло приблизительно полчаса - час. За это время буйство энергий в комнате прекратилось, вот только от некогда роскошной обстановки в результате моих необдуманных действий осталось не так уж и много. Пол в комнате теперь представлял собой гротескное чередование оплавленных потеков, пятачков покрытых не то мхом, не то шерстью, друз радужно переливающихся кристаллов и лужиц с непонятной жидкостью.
   Было даже страшно представить, что бы произошло со мной, окажись я ближе к эпицентру высвобождения энергии, ведь немалое ее количество ушло на изменение находившихся в комнате вещей и пола.
   Больше всего досталось телу несчастного мага и кровати, рядом с которыми и находилось ключевое плетение, по которому я бил. Разгул энергии буквально сплавил их в единое целое.
   Получившийся результат напоминал самые бредовые фантазии Босха. Комок из дерева, ткани и металла, покрытый перьями, с торчащими из него руками и почему-то одной ногой производил воистину сильное впечатление.
   Остальная обстановка пострадала в меньшей степени и была относительно пригодна для осмотра (читай - мародерства...), к которому я, собственно, тут же и приступил.
   Глава 6.
   Невезение - это надолго...
   "Если у Вас все хорошо и ничего не болит - присмотритесь повнимательней, возможно Вы уже умерли"
   (Из "Наставления начинающему магу" Авт. Теллуриэль Ильф Мираиссе.)
   Никогда прежде Теллуриэль не доводилось столько бегать. Вначале безумный забег от непонятного порождения Инферно, затем спасение от глоухта, а теперь она уже четвертый день пытается сбежать от "группы спасения", которую выслали старейшины для того, что бы доставить тело княжны в Светлые Чертоги.
   Причем, судя по поведению этой самой группы доставить старейшины требовали именно тело Теллуриэль, так как когда девушка поглощенная бегством от глоухта выскочила из кустов прямо к стоянке эльфов в ее сторону были направлены не радостные взгляды, а острые стрелы.
   Только чудом эльфийке удалось уйти от большинства выпущенных в нее вестниц смерти и скрыться в чуждом для преследователей лесу. Однако, уйти совсем невредимой девушке не удалось. Одна из стрел торчала из ее плеча, а вторая оставила длинный и саднящий след на щеке, только по случайности не лишив Теллуриэль глаза.
   После извлечения и подробного осмотра застрявшей в плече стрелы девушка поняла, что обречена. Наконечник ее был изготовлен из лунного серебра. Этот металл был довольно редким и ценным, ведь раны нанесенные им любому магическому существу, в число которых входили и эльфы, не могли быть залечены магией. Даже истинные оборотни, известные своей запредельной живучестью, заращивали такие раны не быстрее обычного человека.
   А раз старейшины расщедрились на обеспечение экспедиции такими дорогостоящими и опасными вещицами, то шансы на выживание плохо экипированной, практически лишенной магии и уставшей девушки стремительно приближались к нулю.
   Однако, сдаваться просто так благородная эльфийка тоже не желала. Большие надежды она возлагала на свой темный дар и неплохое знание Проклятого леса. Кроме того во времена детства Теллуриэль нередко посещала закрытую часть княжеской библиотеки, где наткнулась на несколько довольно любопытных фактов из истории Шестого Дома.
   К примеру в книге упоминалось, что незадолго до Исхода весь Дом переселился из прекрасных лесных домов в подземный город - крепость. Проникнуть туда можно было лишь двумя способами - либо через портал, активационная руна которого тщательно скрывалась отступниками, либо через один из двух замаскированных проходов.
   Местоположение одного из них и было упомянуто в книге. Располагался он за Водопадом Кровавого Рассвета и вел в центральный зал крепости. Достоверных карт Проклятого Леса хоть и не существовало, но приблизительную аналогию с древними ориентирами девушка провести в свое время сумела. Возможно там, в древней цитадели проклятого Дома ей удастся скрыться от преследователей или же найти какое-то оружие, которое даст ей хоть минимальный шанс на выживание. И вот, поддерживаемая только одной этой мыслью, Теллуриэль уже четыре дня без отдыха спешила к намеченной цели.
   К счастью девушки твари Леса исправно атаковали эльфов, задерживая их и не давая им приблизиться на расстояние выстрела из лука. Сама же она вполне удачно проходила мимо порождений темной магии, не привлекая их внимания.
   В таком бешеном ритме пролетело целых четыре дня, но ничто не может продолжаться вечно. Так и везение эльфийки подошло к концу. Когда до предполагаемого места расположения входа в крепость Шестого Дома оставалось всего несколько минут бега преследователи наконец догнали свою жертву.
   Когда стрелы врагов уже устремились вслед беглянке, и должны были вот-вот пронзить ее спину, лес осветила яркая багровая вспышка, острым клинком резанувшая по привыкшим к сумраку древесной тени глазам эльфов. Когда же члены отряда пришли в себя, то на том месте, где еще недавно находилась Теллуриэль, они заметили лишь обугленное пятно и пришпиленное стрелой к стволу дерева остроконечное ухо...
   Удивление молодой эльфийки было невозможно описать словами. Еще недавно она бежала по укрытой опавшей листвой лесной тропинке. Но после этой непонятной вспышки внезапно перед глазами девушки очутилась какая-то площадка, покрытая странной, чуть упругой, массой черного цвета. Девушка еле успела затормозить перед краем площадки, заметив причудливое металлическое ограждение на своем пути.
   Остановившись, Теллуриэль глубоко вздохнула, что бы успокоить бешено бьющееся сердце и едва не задохнулась. Окружавший воздух был буквально переполнен гарью и всяческими опасными примесями, многие из которых привели бы в замешательство даже самого одаренного алхимика. Естественно, что организм эльфийки, проведшей всю свою жизнь в девственном лесу оказался не готов к подобному издевательству.
   Кое-как уняв чудовищные спазмы, скручивающие все внутренности, девушка попыталась сотворить заклятие, которое использовалось для защиты от ядовитых болотных испарений. Но и здесь все оказалось весьма непросто - окружающий мир откликался на магические действия крайне неохотно и поглощал энергию просто в чудовищных количествах. Это не говоря о том, что сама энергия, разлитая вокруг никак не реагировала на попытки девушки впитать ее, а ее внутренние резервы были не столь велики, что бы применять их столь расточительно. Ведь дыхание подобной смесью хоть и не несло в себе пользы, но и непоправимого вреда, по сути, почти бессмертной эльфийке принести тоже не могло.
   В отличие от окружающей среды раны, оставленные стрелами преследователей несли в себе намного большую угрозу. Распоротая щека и пробитое плечо уже не доставляли значительного неудобства, хотя и ощутимо болели. А вот стекавшая по щеке за ворот и не думающая останавливаться кровь серьезно взволновала эльфийку. Если стрела задела сосуды на виске, то рана может представлять серьезную опасность. Девушка приложила руку к уху и разразилась потоком слов, знать которые благородной эльфийке совсем не полагалось. Вместо аккуратного, заостренного уха формы и размера подобающего лишь чистокровным эльфийским аристократам пальцы нащупали только уродливую кровоточащую рану.
   С одной точки зрения такая ситуация была довольно комичной и заставила бы лишь рассмеяться кого-то другого, но для наследницы Пресветлого трона утрата уха означала изгнание не только из Дома, но и вообще потерю права быть причисленной к народу эльфов. Хоть Теллуриэль и решила сбежать из своего Леса, но она и в мыслях не планировала, что это произойдет именно так, ведь даже будучи беглянкой, она могла вернуться в свой Дом, хоть это и имело бы свои сложности, теперь, же путей для возвращения у нее не осталось. Дорога к дроу была так же закрыта напрочь, так как они ненавидели изгнанников ничуть не меньше своих "светлых" собратьев. Правда, ввиду сложившейся ситуации вообще любые прежние планы имели весьма призрачный шанс на воплощение.
   Ни о чем похожем на место, где очутилась эльфийка, в мире Солона никогда не слышали, странности с магией и чудовищный воздух заставляли девушку предположить только одно - ей вновь не повезло, она умудрилась попасть в спонтанную воронку межмирового перехода. Изредка такие аномалии возникали в ее мире, они образовывались неподалеку от мест мощного выброса магической энергии, либо поблизости от пришельцев из других миров - Солон пытался исторгнуть их обратно, хотя и не всегда это удавалось, да и длительность таких возмущений была не велика.
   Хоть подобное развитие событий и не радовало девушку, но она не стала впадать в отчаяние и истерику. Для начала было не так уж плохо, что мир оказался, безусловно, обитаемым и пригодным для жизни, было бы гораздо хуже, если бы девушка угадала в один из миров, не приспособленных для жизни, или, что еще хуже, в мир Инферно. Кроме того, нередки были случаи, когда перемещенные оказывались в чужом мире абсолютно голыми, а Теллуриэль сохранила не только всю свою одежду, но и необходимое походное снаряжение, особо ценной частью которого являлся порошок из толченых семян саргании*.
   (*Саргания - в описываемом мире широколиственное вечнозеленое дерево, его семена и плоды ценятся лекарями и алхимиками как бактерицидный компонент, общеукрепляющее средство и легкий анальгетик. Порошок из семян применяется как средство для ускорения свертывания крови и для обезболивания. Поскольку в порошке не содержится магии, то он может применяться в случаях, когда магическое исцеление невозможно по каким-либо причинам.).
   Щедро засыпав рану целебным порошком, эльфийка продолжила осмотр своего имущества. К сожалению было оно не столь уж роскошным. Лук она потеряла еще во время бегства, как и колчан. Из оружия при ней остались только ее кинжал и нож странного незнакомца. Так же в карманах одежды нашлось несколько мелких монет, пара свертков с лечебными порошками, кореньями и травами, которые княжна тайком умыкнула, собираясь на свой смертельный экзамен и наконечник от стрелы преследователей, который эльфийка вынула из плеча, да так и забыла выбросить. Как бы то ни было, но даже с таким снаряжением в крупном городе можно было неплохо устроиться. А в том, что город крупный беглянка не сомневалась, ведь не стали бы разумные существа строить такие огромные здания в какой-то деревне.
   Проведя ревизию снаряжения, одноухая княжна приступила к изучению окружающей обстановки. Оказалась она на плоской крыше огромного дома. На ней находилось два своеобразных постамента, сложенных из белого не то камня, не то кирпича. На каждом из них располагалось по две небольших будки с тронутыми ржавчиной металлическими дверями.
   Теллуриэль было даже боязно предположить - сколько же труда и средств пришлось затратить на постройку такого архитектурного монстра. А мысль о том, сколько в таком здании может оказаться людей привела беглянку в настоящий ужас. Еще сильнее это чувство стало когда девушка решила осмотреть город, в котором она оказалась.
   С огромной высоты открывался воистину незабываемый вид - где-то на горизонте буро-коричневой нитью вилась река, а по обе стороны от нее, на сколько хватало глаз, простирались сотни монструозных строений лишь немного уступающих в размерах гиганту, на котором она очутилась. Даже по самым скромным подсчетам в городе, наполненном подобными колоссами, должно было проживать не меньше нескольких сотен тысяч разумных существ. Причем, далеко не факт, что они окажутся образцом дружелюбия.
   Так же в изрядное смятение эльфийку приводили непонятные строения, как то гротескная конструкция возвышавшаяся над остальными городскими постройками и напоминавшая наблюдательную вышку, если бы какой-то безумец додумался строить таковую высотой в добрых две сотни локтей* (*Локоть - в мире Солона единица измерения длины, равная приблизительно пятидесяти пяти сантиметрам). Не меньшее впечатление производили трубы, что лишь немного уступали в высоте странной башне и постоянно испускали облака густого черного дыма.
   За изучением окрестностей пролетело несколько часов и над городом подобно реке крови разлилось сияние заката. При всей чудовищности и странности этого мира этот закат был воистину бесподобен. Девушка наслаждалась им до тех пор, пока солнце окончательно не скрылось за линией окоема, и на крышу не пришла вечерняя промозглость. Вероятнее всего в этом мире уже понемногу вступала в свои права осень и вечера явственно не располагали к ночевкам на открытом воздухе.
   Тем не менее, иного выбора у одноухой эльфийки не было, и она решила расположиться в тени одной из надстроек - ее стена была пусть и незначительной, но хоть какой-то защитой от ветра, царящего на крыше. Кроме того, девушка не стремилась раньше времени попадаться на глаза местных обитателей, если кому-то из них вдруг захочется прогуляться по крыше.
   Как бы то ни было, все перипетии прошедших дней изрядно вымотали девушку, и всего через несколько мгновений она забылась глубоким оздоравливающим сном.
   Проснулась Теллуриэль от странного грохота и скрежета, будто кто-то усердно бил железом по железу. Первое, что пришло эльфийке на ум - что кто-то выламывает дверь одной из стоящих на надстройке будок.
   Собственно, это так и оказалось - через несколько минут громкий лязг ознаменовал победу неизвестных над преградой. Оглушительно гогоча на поверхность надстройки, вывалилась небольшая стайка людей в странных одеждах. Кто-то был облачен в черные плащи необычного покроя, на ком-то были надеты кожаные куртки, покрытые массивными заклепками и цепями. У многих за спиной можно было заметить дорожные мешки с причудливыми изображениями. Разговаривали эти люди на языке, походящем на какой-то вариант росского, периодически сдабривая разговор крепкой бранью.
   Девушка решила не показываться им на глаза и понаблюдать за действиями непонятных людей, называвших друг друга то "неформалами", то "маргиналами". Смысл этих слов был не понятен эльфийке, но судя по общей структуре разговоров, она предположила, что это обозначение какого-то тайного общества или секты.
   Наблюдать за непонятными людьми оказалось довольно интересно. Выбравшись на крышу, они вытащили откуда-то ржавую жаровню, сделанную из обрезка железного бочонка, затем через те же двери, через которые компания попала на крышу стали заносить большие бумажные мешки и связки странных бутылей, затянутых в материал напоминающий "сапро", изготавливаемый темными эльфами из слюны пещерных пауков.
   По мнению девушки, такая трата весьма ценных товаров свидетельствовала о том, что либо в мешках и бутылях находится что-то еще более ценное, либо эти люди просто баснословно богаты. Причем во второй вариант верилось слабо, так как ни у кого из них не было ни золотых украшений, ни вычурной одежды, что не вязалось в сознании Теллуриэль с образом богачей, виденных ей в своем мире. Однако, и верность первого варианта была вскоре оп отвергнута странными сектантами - в мешках оказалось ни что иное, как обыкновенный уголь, а в бутылях обыкновенное пиво. Когда-то давно к дяде девушки приезжали гномы и привозили с собой этот пенный напиток, и она прекрасно запомнила его запах. Причем по отношению к этому напитку люди ни капли не отличались от горных коротышек, по крайней мере, они так же именовали его "божественным напитком" или "живительной жидкостью".
   Пока часть адептов воздавала должное содержимому коричневатых пузатых бутылей, трое мужчин споро разожгли огонь в жаровне при помощи странных амулетов, дававших неяркое трепещущее пламя, причем без малейшего проявления магии, и кусков бумаги от мешков. Следом, как бы специально решив окончательно разрушить все представления одноухой эльфийки о людском обществе, эти же мужчины извлекли из своих заплечных сумок металлические прутья и принялись очищать их от нагара. Еще несколько молодых людей завидев это, скинули свои мешки и принялись с невообразимой скоростью извлекать оттуда прозрачные емкости с мясом. Тем временем остальные члены секты так же развернули бурную деятельность - они спустились с надстройки на крышу, заставив Теллуриэль сменить место расположения, и начали разбивать что-то похожее на пиршественный стол. Роль скатерти играли несколько огромных листов плотной промасленной бумаги, тарелки и кубки были так же из бумаги, а основное пространство стола занимали различные легкие закуски, орехи, кусочки подсушенного хлеба и непонятные тонкие ломтики, извлекаемые из ярких мешочков.
   Все это безобразие продолжалось весьма недолго, так как запасы закуски по отношению к количеству принесенной выпивки были ничтожно малы даже по меркам гномов, признанных мастеров не только в обработке металла, но и в умении пить не пьянея. Когда сервировка "стола" была завершена освободившиеся люди воздали должное пенному напитку и начали собираться в маленькие группы по два-три человека. Кто-то достав из карманов странные белые палочки и запалив их от тех же амулетов, которыми разводился огонь в жаровне начинал дышать их дымом, отчего вокруг начал ощутимо меняться магический фон. Кто-то просто отойдя к ограждению крыши затевал оживленную дискуссию. Но все это мгновенно прекратилось, стоило лишь паре человек, отойдя в сторону заговорить о тренировке.
   Теллуриэль поначалу не поняла, о какой тренировке может идти речь, но ее сомнения развеяли сами люди - они мгновенно оживились и некоторые начали неизвестно откуда извлекать самые разнообразные виды оружия. Вот одна из девушек распахнув полы плаща непонятным, но явно привычным движением вытащила небольшой широкий клинок, вот щуплый паренек в короткой куртке встряхнул как-то по-особенному руками и с резким щелчком в его ладонях оказалась пара боевых серпов...
   Однако по внешнему виду оружия можно было утверждать, что оно является лишь тренировочным и не пригодно для настоящего боя. Тем не менее молодые люди и девушки не теряя времени споро разбились на пары и нарочито медленно, изредка перешучиваясь начали отрабатывать движения. Те же, кто не изъявил желания "размять кости" заняли, как и одноухая эльфийка, позицию сторонних наблюдателей, нередко комментируя действия тренирующихся, а кто-то даже делал ставки на исход того или иного поединка.
   Понаблюдав за бойцами какое-то время эльфийка с удивлением поняла, что не может заметить в их приемах хоть малейшей системы или отработанности. Создавалось впечатление, что все движения были для людей просто естественной реакцией на действия оппонента. Но вместе с этим не было и впечатления наигранности происходящего, оба партнера действовали совершенно спонтанно!
   С подобной методикой ведения боя, построенной от начала и до конца на импровизации и интуиции бывшей княжне никогда прежде сталкиваться не приходилось.
   Продолжались эти танцы со сталью довольно долго и судя по всему могли бы растянуться и на большее время, если бы не участвовавшие в них повара не сообщили о готовности мяса.
   Услышав вроде бы бессмысленную фразу: "Кушать подано, дамы и господа! Извольте водрузить ваши благородные... Ж... на ... сиденья и, ..., начать, ..., жрать!" люди с диким хохотом убрали оружие и начали подтягиваться к столу, где, подтверждая свое своеобразное приглашение, уже вольготно расположились жарившие мясо мужчины и с аппетитом вкушали ароматные и сочные плоды своих трудов, обильно запивая их пивом.
   Спустя несколько минут тишину ночи нарушали лишь редкие реплики благодарных дегустаторов, да работа молодых челюстей, занятых перемалыванием пищи. Продолжалась эта идиллия ровно до тех пор, пока последний кусок не исчез во рту крепко сложенного молодого парня с лицом профессионального вышибалы, но с повадками аристократа или ученого.
   Изрядно разомлевшие от съеденного, сектанты как по сигналу дружно оглядели стол и столь же синхронно произнесли вполне понятную фразу - "Вкусно! Но ма-а-ало!". Произнесено это было хором, что тут же вызвало очередной приступ смеха у всех присутствующих. Далее своеобразная пирушка происходила в том же ключе - серьезные философские дискуссии неожиданно превращались в подготовку к тонкой шутке, а бессмысленный с виду разговор о птицах перерастал в обсуждение роли символов и знаков в формировании мироосознания у различных народов... Параллельно с беседой люди продолжали поглощать пиво, запасы которого оказались воистину фантастическими. Кроме хлебного напитка вскоре начали появляться и другие емкости с непонятным одноухой эльфийке содержимым, к которым пирующие приникали с не меньшим энтузиазмом...
   Постепенно глаза Теллуриэль начали слипаться, так как первоначальный интерес к происходящему начал угасать, а прямой опасности люди для нее не представляли, не смотря на всю свою необычность. К тому же одеяние эльфийского рейнджера прекрасно сливалось с тенями и обнаружить бывшую княжну люди могли лишь случайно. Поплотнее завернувшись в одежду девушка задремала, не обращая более внимания на непонятных сектантов и настойчивое урчание собственного желудка.
   Но выспаться эльфийке так и не дали Сон ее был прерван резкой болью в неосмотрительно вытянутых ногах и потоком громогласной и отборной брани.
   Оказалось, что один из людей решил полюбоваться открывающимися с крыши видами и по иронии судьбы по пути споткнулся о незамеченную в темноте эльфийку. Естественно, что молодой человек не удержался от выражения нахлынувших эмоций самым доступным образом. Ни чуть не менее эмоционально он выразил и свое удивление неожиданной находке.
   "Находка" так же не осталась в долгу, описав его поведение и личную жизнь такими эпитетами, что под конец тирады бедолага изменил цвет лица и смотрел на девушку круглыми глазами едва не вылезающими на лоб. Однако, вопреки ожиданиям Теллуриэль, парень не разъярился, а вполне доброжелательным тоном проговорил: "Красавица, а можешь повторить то же самое, но чуть помедленнее, я запишу".
   Такая реакция заставила уже эльфийку застыть в растерянности и посмотреть на собеседника круглыми глазами.
   Еще больше ее удивило дальнейшее поведение человека: он достал из кармана куртки блокнот а из-за уха огрызок какой-то остроконечной палочки и с абсолютно серьезным выражением лица приготовился записывать!
   Эльфийке не оставалось ничего другого, как, едва сдерживая истерический хохот, четко и медленно повторить сказанный ранее нецензурный загиб. Человек быстро занес тираду в свой блокнотик, а затем все с тем же радушием поинтересовался: "А, Вы, сударыня, собственно, откуда здесь?".
   Не сказать, что этот вопрос стал неожиданностью для эльфийки, но что на него ответить она не представляла, и потому ей оставалось только импровизировать.
   - Я гуляла, ну вот и забрела случайно. А что?
   -Да ничего, просто поинтересовался... Я тебя прежде не видел здесь, а в этом месте я частенько бываю... Меня Серьга зовут, а тебя?
   - Теллуриэль Ильф Мираиссе.
   - А, так ты из "толкиенутых"! Все тогда понятно! Давай поближе к пиву передвинемся, а то и в горле сохнет, и холод в кости пробирается...
   Это предложение окончательно выбило бывшую княжну из колеи, так как мало того, что ее приняли за человеческую девушку и даже совершили неумелую попытку "подсадить лозу"*( "Подсадить лозу" - жаргонизм эльфов описываемого мира, примерно тоже самое, что земное "подбить клинья"), так еще и, узнав ее имя и происхождение обозвали какой-то "толкиенутой", а теперь приглашают разделить трапезу! Немного подумав, эльфийская изгнанница все же решила принять это приглашение, так как общение с обитателями мира, в который она волею Судьбы и Богов попала, могло послужить весьма не плохим источником жизненноважной информации. Когда она сообщила о своем решении упавшему на нее сектанту, тот мгновенно развернул бурную деятельность - подхватил одной рукой все вещи девушки, не обратив ни малейшего внимания на наложенные на них чары неприкосновенности, а второй ухватился за руку Теллуриэль и потянул ее в направлении все еще сидящих за импровизированным столом людей. Причем вроде бы непринужденный захват запястья оказался столь надежным и профессиональным, что девушка, по праву считавшая себя лучшим бойцом ближнего боя среди своего выпуска, могла поручиться, что ей будет легче отсечь себе руку, чем вырваться из этой хватки. Одновременно с этим молодой человек не переставал говорить и засыпать девушку комплиментами вперемежку с вопросами.
   Кое-как успевая отвечать на вопросы Теллуриэль вместе со своим сопровождающим добралась до остальной массы молодых людей. Они встретили ее довольно радушно, но так же как и Серьга засыпали ее вопросами, смысл большинства из которых был девушке абсолютно не ясен. Тем временем гулянка только лишь набирала обороты: кто-то уже начинал играть на странном инструменте, напоминающем лютню, кто-то спал, уткнувшись лицом в закуску... Стоит ли говорить, что и на некоторую косноязычность новоприбывшей никто не обратил внимания. Некоторая неловкость эльфийки вызванная натиском гостеприимных людей просуществовала не долго, пав в битве с голодом и алкоголем, так как уговаривать эти странные сектанты умели просто профессионально, да и пиво, которое они пили было очень и очень не плохим, хотя и излишне крепким. Наконец, когда уже только самые стойкие могли еще внятно соображать, а край небосклона начал неумолимо светлеть люди поддерживая друг друга стали понемногу подтягиваться к выходу с крыши, но эльфийка этого уже не видела, так как изможденный организм просто отключился.
   Глава 7.
   Веселье начинается.
   "Всякая проблема имеет, как минимум, три варианта решения - простое, удобное и ошибочное"
   (Народная мудрость).
   Мародерство хоть и было делом увлекательным, но вызвало и довольно ощутимые сложности. В первую очередь мое внимание привлек стоявший у стены сундук. Магическое зрение не оставляло сомнений, что он тщательно защищен чарами, а весьма недвусмысленное отверстие в крышке позволяло быть абсолютно уверенным в том, что без ключа открыть "ларчик" будет не просто. Очень жаль, что я не знаю, как можно манипулировать нитями заклинаний да и вообще энергией, находящейся за пределами ведогона. Мой потолок на данный момент - пара заговоров выученных на Земле в пылу увлечения, да энергетические шары, которые скорее можно отнести к последствиям занятий искусством боя.
   Конечно можно было бы попробовать тот же метод, что и при разминировании самой комнаты, вот только сомнительно, что у меня хватит сил и умения "переварить" еще и эту энергию, не говоря уж о том, что вряд ли содержимое контейнера при этом уцелеет. Все же некоторые замки ломом лучше не вскрывать. Попускав около четверти часа, слюни на данный лакомый кусок я махнул рукой на этот шедевр магического и столярного искусства и приступил к обследованию относительно уцелевшего платяного шкафа.
   Почивший маг оказался изрядным модником. Одних только халатов в шкафу обнаружилось больше двух десятков, а уж о рубашках, штанах, чулках и прочем, и говорить не стоит. Так же на полках я обнаружил пару пустых дорожных сумок и широкий пояс, усеянный множеством кармашков. Пояс я тут же нацепил на себя, а в одну из сумок аккуратно уложил пару великолепных шелковых рубашек, одну темно-синюю, и одну ярко-красную. Следом отправились брюки из материала, напоминающего бархат цвета запекшейся крови и что-то подозрительно похожее на шотландский килт. Я с превеликим удовольствием прихватил бы еще парочку штанов, но вот только по комплекции я несколько отличался от владельца гардероба - он оказался ощутимо уже меня в бедрах и более длинноногим. Поскольку с иголкой и ниткой по жизни я не дружил пришлось удовольствоваться тем, что более-менее подошло. Так же из недр шкафа были извлечены плотная куртка и тяжелый крепкий камзол, которые были так же убраны в сумку. Для надежности я не поленился проверить карманы всей имеющейся одежды, в результате чего стал богаче на добрый десяток медных монет и одно колечко из белого металла. Даже пуговицы пары особо вычурных камзолов нашли свой приют в кармашках пояса, так как были сделаны из каких-то камешков, подозрительно похожих на драгоценные.
   Далее настала очередь письменного стола, притулившегося в самом дальнем углу помещения. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что сей предмет мебели почти не пострадал от разгула сырой магии. Вот только ничего достаточно ценного в его ящиках не обнаружилось, за исключением пары красивых кожаных перчаток и миленькой чернильницы из чуть желтоватой кости, выполненной в форме черепа. На этом имеющаяся в покоях мебель закончилась. Оставались лишь сундук и приоткрытая дверь, за которой находилась роскошная купальня, соваться в которую я не имел ни малейшего желания, уж больно много было там упорядоченных энергетических линий.
   Попускав еще минут двадцать слюни, на недоступное содержимое сундука, я продолжил обход подземной крепости.
   Больше подарков судьбы в виде открытых дверей в богатые комнаты мне не попадалось, а вот ворота, ведущие в следующее кольцо были распахнуты и рядом с ними не имелось ни малейших намеков на какие бы то ни было ловушки. Вернее были недвусмысленные указания на то, что оные, если и были, то уже не работают - десяток скелетов с торчащими из них различными предметами, а так же изрядная груда костяных осколков, до сих пор ощутимо фонящая магией, явно принадлежали тем кто их обезвредил, а поскольку останки, лежащие здесь заметно старше, чем найденные ранее, то деактивировали защиту прохода уже давно и бояться в этом отношении мне нечего.
   Полюбовавшись на бренные останки пару минут, я решил пройти дальше по кольцу. Но там меня ожидало сильнейшее разочарование - коридор перегораживал основательный завал. Теперь стало понятно, почему авантюристы ломились именно тем путем, где остались тела большинства из них. Поскольку ловить мне было здесь больше нечего, я преспокойно отправился в обратный путь. Проверку остальных дверей я решил отложить на следующий день, так как от усталости хотелось просто лечь и сдохнуть.
   Доковыляв до своего пристанища, я приветливо помахал Пеплу, за что был удостоен преданного взгляда и сеанса тщательного вылизывания, наскоро проглотил пригоршню зерен, не забыв отсыпать варгу его долю, и повалился спать.
   Утро началось по заведенному распорядку - завтрак из зерен, от которых уже начало тошнить, и воды. Затем небольшая разминка и прогулка "на дальнюю дорогу". Завершив, сей не мудреный ритуал я собрал в единое целое древко моей пики, засыпал в карман косухи пригоршню моих поделок и отправился подкреплять теоретические выкладки практикой.
   У первой же двери меня ожидало жестокое разочарование - оказалось, что помимо ловушки сохранность содержимого обеспечивает весьма хитрый замок, скважину которого я смог найти лишь спустя полтора часа целенаправленных поисков.
   Больше всего искомое отверстие напоминало след от когда-то вырванного толстого гвоздя, и если бы не едва заметные, полустершиеся от времени царапины на прилегающем материале именно за него я бы и принял эту дырку, диаметром около сантиметра. Конечно, при наличии подходящего инструмента я сумел бы его расковырять, но вот только, ни инструмента, ни желания, ни уж тем более глупости взламывать замок на заколдованной двери у меня не имелось.
   Вульгарно плюнув на разочаровавшую меня преграду, я продолжил обход разведанного накануне подземелья. К огромной досаде все они, как одна, имели проклятущие отверстия, и от толчка распахиваться не имели ни малейшего желания. Еще меньше желания было у меня выбивать их собственным весом, так как во-первых я не представлял из чего же изготовлены механизм и "язычок" замка, а во-вторых в момент открытия двери я оказался бы в зоне поражения охранных чар, что вряд ли положительно скажется на моем драгоценном здоровье...
   Повздыхав над недоступным содержимым запертых помещений, я мысленно добавил еще один плюсик в пользу возвращения в эту крепость после более обстоятельной подготовки и отправился дальше.
   Миновав завалы из останков разумных, почивших у внутренних ворот я оказался в довольно просторном коридоре, под ощутимым углом уходящим куда-то вниз. Потратив добрый десяток минут на прогулку по означенному тоннелю, я очутился в огромной зале.
   Вдоль стен, впрочем, как и на самих стенах, ютилось множество построек - от маленькой сараюшки, притиснутой между двух больших валунов, до поражающего великолепием своего безумия и абсурда настоящего дворца, занимавшего логический центр композиции.
   Чуть в стороне от линии "дворец - вход" расположилась огромная овальная плита, судя по всему, вырезанная из монолитного куска какого-то прозрачного, чуть розоватого камня и испещренная множеством линий, символов, рун и тому подобного счастья. Самым досадным оказалось, что из всего, что было нанесено на эту плиту знакомы мне оказались только пара геометрических символов, круг и октаграмма, да в рунах прослеживалось некоторое сходство с земными. Но последний факт как раз таки не сложно объяснить, ведь сама по себе руновязь - это не просто древний графический способ отображения речи, как в это свято верит большинство. Руны - это нечто на порядок большее!
   В этих, на первый взгляд, примитивных "чертах и резах" кроется колоссальная мощь! Руна сама по себе - это запечатленный графически кусок энергоструктуры крайне плотно связанный с миром. Таким образом, руны - один из простейших способов прямого магического оперирования.
   К примеру, возьмем для рассмотрения скандинавский Футарк. Называется он так, кстати, по звучанию первых трех рун системы. Это одна из наиболее совершенных рунических систем, позволяющая максимально точно сформулировать суть создаваемого явления. Это, собственно, и немудрено, учитывая, что самих рун в Футарке ощутимо больше, чем во всех остальных системах. Но при всем своем совершенстве у скандинавских рун имеется очень ощутимый недостаток - по причине достаточно высокой сложности построений рунные связки этого языка практически не способны воспринимать "сырую" энергию мира и, как следствие, требуют подпитки от создающего.
   Для сравнения приведу Велесицу северо-восточных славян. Эта система хоть и менее совершенна в отношении точности формулировки, и как следствие, практически не применима для каких бы то ни было повседневно - бытовых воздействий, но благодаря принципу гармонии и более тесной связи с мировой энергосферой Велесица на порядок превосходит большинство рунических систем по эффективности и глобальности воздействия. Кроме того, эта система при достаточно грамотном составлении цепочек способна самостоятельно наполняться энергией, на прямую от Мира.
   Но это сравнение лишь прикладных моментов. Внешне же все рунические символы весьма сходны. К примеру, сходные по значению символы Футарка и Велесицы почти неотличимы друг от друга.
   Конечно, можно сослаться на географическую и этническую близость создавших их народов, но такая картина наблюдается не только при рассмотрении Велесицы и Футарка, но и при сравнении почти любых рунических систем. Наиболее вероятно, что обусловлено это тем, что для одинаковых задач и наиболее удобные решения будут, как минимум, сходны. Ведь гвоздь удобнее заколачивать чем-то плоским, а не шарообразным...
   Решив пока не соваться к этой малопонятной магической конструкции я прошествовал к зданию, принятому мной за дворец. Внешне оно напоминало дикую смесь архитектуры и ювелирного дела. Большая часть здания была выполнена не из простого камня, а из странных кристаллов сложнейшей огранки, крепившихся друг к другу неведомым образом. На мой не слишком опытный взгляд больше всего камень напоминал аметист своими цветом и фактурой. Некристаллическая часть постройки выглядела ни чуть не менее кичливо, так как состояла из металла, подозрительно похожего на серебро. Из него же были изготовлены и двери, в которые при большом желании без особых проблем заехал бы "Патриот" или "Хаммер".
   К моему величайшему сожалению в данный момент эти ворота были наглухо закрыты и любые надежды на их отпирание разбивались о довольно толстый металлический прут, намотанный на их ручки.
   При ближайшем рассмотрении прут оказался древком короткого копья или посоха, от которого кто-то отломал навершие. Если бы у меня под руками было зубило, или в крайнем случае ножовка по металлу, возможно я и смог бы убрать этот кустарный засов, но ни того, ни другого под рукой не имелось, а разогнуть руками закрученный "косточкой" лом толщиной в полтора моих пальца не стоило и пытаться.
   Гораздо больше оптимизма вызывали остальные постройки, а особенно притулившаяся на отшибе кузница, которая легко опознавалась по массивному точилу, стоящему у дверей, так как не заметить метрового диаметра каменный диск нужно постараться. Собственно, к ней, я и направился после осмотра дворцовых врат. Ожидания мои оказались оправданны. Не приметное здание с тяжелой, окованной металлом дверью действительно оказалось местной обителью Сварога. (В славянской мифологии Сварог почитался не только одним из верховных божеств, но и покровителем кузнецов. Как следствие любая кузница считалась так же его капищем. Прим. Автора.)
   Обстановка помещения не блистала оригинальностью - огромная наковальня в центре, неподалеку от нее зев горна и рукоять для приведения в действие мехов, по видимому скрытых от глаз за одной из стен, стойка с молотами различных форм и размеров, полки с необходимым инструментарием, закалочный чан, в который по каменному желобу, выходящему прямо из стены, стекал звонкий ручеек воды. В самом дальнем от входа углу притаились запертая цельнометаллическая дверь и ящики с углем и шунгитом.
   Находка последнего меня порядком удивила и обрадовала. Этот камень, являющийся, по сути, переходной формой от графита к алмазу, используется в кузнечном деле для отпуска поковок и насыщения их углеродом, а так же как высокотемпературный флюс. Но в данный момент меня интересовали несколько иные свойства "аспидного камня". Даже земные ученые, стремящиеся под любой факт подвести материалистическое обоснование признают тот факт, что шунгит является отличным поглотителем для большинства видов энергий, а особенно различного рода электромагнитных излучений. Следовательно и магическую энергию он должен впитывать. Вот только в качестве подобного накопителя я был несколько не уверен, ведь не я один такой умный и если это соединение углерода так же распространено в этом мире, как и на Земле, а размеры ящика являлись тому солидным доказательством, то наверняка местные маги уже давно загребли бы себе все его запасы, будь он столь полезен.
   Но рассуждать голословно не было проку и поковырявшись в емкости я выбрал с десяток кусков приличного размера, из находящегося там дроба, для экспериментов.
   Так же в кузнице я реквизировал приличное зубило и небольшой, килограмма на четыре, молот. Остальное имущество здешнего кузнеца я так же с удовольствием бы прихватил, но оно было слишком тяжелым и громоздким для транспортировки без телеги, да и сохранность всего этого счастья в походных условиях была под большим вопросом.
   Вдоволь порывшись в основном помещении я решил заглянуть в каморку, что скрывалась от меня за металлической дверью. Упорядоченных сплетений энергии я на ней не заметил и потому не долго думая просто выломал ее парой ударов раскаточного молота. Стальная чушка весом под тридцать килограмм с легкостью справилась со своей задачей, так как при всей своей прочности дверь не являлась частью коробки, а петли сдались почти без сопротивления.
   Когда улеглась поднятая падением двери пыль моим глазам предстало небольшое жилое помещение, служившее кузнецу одновременно и спальней, и кухней, и кладовкой. Вдоль дальней от входа стены расположился топчан, застеленный остатками истлевшего соломенного матраца, рядом с ним стояли небольшой платяной шкаф и внушительных габаритов сундук.
   Так же в комнате имелись два массивных стула и дико захламленный огромный стол на котором вперемежку были свалены измерительные инструменты, чертежи, исписанные непонятными текстами листы чего-то похожего на папирус, посуда, элементы одежды как минимум двух человек... Причем явно разнополых, так как внушительных размеров бедренная повязка, местный аналог трусов, и миниатюрная майка, похожая на земной спортивный бюстгальтер как-то не слишком сочетались. Больше мебели в комнате не имелось, зато различных запасов нашлось в избытке. Здесь были и различные заготовки для всевозможных изделий, от подковы до меча, и осточертевшие уже зерна, и готовые вещи, причем качество изделий было просто бесподобным. В шкафу я отыскал несколько комплектов мужской одежды, а в сундуке обнаружился практически полный набор вооружения легкого пехотинца, состоящий из чешуйчатого нагрудника, густо покрытого узорами, тонкого плетения кольчуги, наголенников, покрытых растительным орнаментом и целой россыпью рун, пластинчатых набедренников "кавалерийского" типа* (* набедренники - доспехи, прикрывающие бедра и пах воина. Наиболее распространены были два типа - пехотный, когда броня полностью охватывала ногу, в области гениталий соединяясь кольчужным полотном и кавалерийский, при котором внутренняя сторона бедра и пах прикрывались только кожаными ремнями, реже цельным полотном "варенки" в целях увеличения подвижности ног, экономии металла и облегчения доспеха. С изобретением латного доспеха эволюционировали в "юбку" и поножи.) и две довольно легких сабли со странным углом изгиба клинка. Мечи подобного типа хоть и привлекали меня, да и работа парными клинками мне более удобна, но решающим оказался вес оружия - для меня эти сабли были слишком легки. Возможно два клинка бритвенной остроты и весом в килограмм каждый и способны превратить противника в фарш при наличии определенной сноровки, но скакать вокруг противника, как ошпаренный я не привык. Что накрошить оппонента в винегрет, что вспороть ему глотку - что совой о пень, что пнем о сову, результат один, а вот трудоемкость разная... Потому тяжело вздохнув я отложил эти два шедевра оружейного искусства в сторонку. Та же участь постигла и кольчугу, так как она оказалось мне слишком велика, что сводило все ее преимущества к нулю. А вот нагрудник имел по бокам ремни, при помощи которых имелась возможность подогнать его по фигуре. Таким же образом удалось подогнать и набедренники, а вот наголенники пришлось отправить к мечам и кольчуге, так как они представляли из себя цельнометаллические браслеты и изменить их размер было невозможно. Нацепив на себя все приобретения я окинул получившийся образ придирчивым взглядом. Получилось, в целом, не плохо - орочья кольчуга, которую я отчистил от ржавчины довольно не плохо лежала на плечах. Сверху ее прикрывал эльфийский нагрудник, который я подогнал до своего размера, хотя он и был слегка длинноват, но это можно считать скорее преимуществом. На ногах были надеты плотные штаны, реквизированные из гардероба кузнеца и набедренники, длина которых, опять же, была больше оптимальной, и потому, помимо двух третей бедра защищенными оказались даже колени. Конечно, такие небольшие недоработки брони несколько снижали мою подвижность, но вполне в пределах допустимого. Я даже не надеялся, что мне удастся настолько удачно найти снаряжение. Даже один тот факт, что мне удалось разжиться достаточно качественной броней, которая настолько хорошо подойдет мне по размеру, а пара лишних сантиметров длины - это действительно идеально, так как доспехи - товар штучный. Это только не в самых качественных книжках главный герой сдирает доспехи с первого попавшегося рыцаря и идет завоевывать мир. На деле же это далеко не так. Любой доспех делается под конкретного владельца с учетом огромного количества параметров, вплоть до, пардон, количества походов "по большому" в сутки... Исключение здесь составляют разве что доспехи "бюджетного" класса, да разного рода легкие брони, как найденная мной чешуя - как правило в них предусмотрена некоторая вариативность, на случай, если, к примеру, владельцу придет в голову надеть броню поверх тулупа, или же в результате болезни некогда носивший увесистое брюхо вояка вдруг скинет пару сантиметров в талии... Вот и получается, что как не крутись, а особых показателей от моего облачения ждать не стоит, но и это в разы больше, чем ничего. А значит скажем богам "Благодарствую" и вперед, выбираться из этих проклятущих подземелий.
   На этой, несомненно, оптимистической ноте я подобрал все результаты мародерства, в который раз пообещал себе вернуться сюда после должной подготовки и поспешил по направлению к своей стоянке. Нужно было немного вздремнуть а затем попытаться взломать ворота дворца, так как это было самое вероятное место где мог оказаться выход наружу, поскольку черный ход для особо важных персон в любом укреплении быть просто обязан, иначе никакое это не укрепление, а самая натуральная ловушка. А в ловушку ни один здравомыслящий эльф не полезет - они же вроде как могут жить вечно, если кто-то не подсуетится и не поможет им отправиться на тот свет, так что в случае серьезной угрозы вряд ли станут стоять до последнего...
   Не спорю, многие возразят, что эти остроухие создания все такие из себя благородные, возвышенные и вообще, добро во плоти, но это на мой личный взгляд - чушь полнейшая. Против природы не попрешь, как говориться.
   Инстинкт самосохранения присущ любому биологическому виду, а то вымрут к чертовой бабушке. А уж если смертность особей от естественных причин сведена к пренебрежительно малому значению, а рождаемость, вероятнее всего не на много выше, то и инстинкт этот будет возрастать в геометрической прогрессии. Почему, думаете, эльфы лучшие стрелки и маги? Да потому, что в рукопашной риск лишиться головы на порядок выше, чем при превращении противника в ежика или уголек, тут уж по предпочтениям, еще на подходе.
   Да и банальная гордость им вероятнее всего не чужда. Как-то сомнительно, что при всех своих преимуществах, вроде долгой жизни, отличного зрения и знаний, эти зайцы относятся с уважениям к иным народам. Гномы для них явно недалекие мелкие уродцы. Люди со своим ничтожным сроком жизни что-то вроде бабочки - однодневки. Орки - тут уж вообще что-то среднее между обезьяной и кучей навоза... К остальным отношение вряд ли лучше, только может к каким-нибудь драконам уважение и пиетет найдутся, эти ящеры все же явно подревнее да поживучее будут... Так что не удивлюсь, если у местный перворожденных существует что-то вроде гитлеровской теории расового превосходства.
   Таким образом в существовании запасного выхода я был абсолютно уверен. Оставалось его только найти и продолжить выбираться к разумным, где предстояло найти для себя какое-нибудь место и как можно более теплое.
   За время нашего невольного отшельничества в подземелье рана Пепла почти полностью зажила и не доставляла ему неудобств. Этот факт заставил меня задуматься о происхождении варгов как вида. Хребет всех хищных животных слишком гибок и от того не позволяет ездить на них как на лошади, верхом, так как может попросту переломиться. Хотя земные дрессировщики нашли выход - на спине, к примеру, тигра, вполне можно ездить лежа...
   Седло же Пепла предусматривало почти обычную посадку. Судя по всему, предполагалось, что при обычном движении или же в бою всадник будет сидеть на спине волка, плотно прижимаясь к холке и только при движении на больших скоростях, так сказать, карьером, наездник будет перемещаться слегка назад, полу - ложась на спину зверя. Для более надежной посадки была предусмотрена целая система различных петель и пряжек. Так же имелось крепление для различных подсумков, мешков, свертков и котомок, в общем для всего, что может быть полезным в пути либо прихвачено в разоряемом поселении. Реализовать такую посадку на спине обычного представителя псовых было просто невозможно, следовательно хребет моей ездовой животинки имеет очень мало общего с обычным, волчьим. Регенерация тканей у Пепла так же превышала все возможные пределы. Сам собой напрашивается вывод - варги, это искусственно выведенный вид, а значит вполне возможно, что обнаружатся и иные сюрпризы и хотелось бы, что бы они не оказались неприятными.
   За такими размышлениями я сам не заметил, как уснул. Проснувшись же я первым делом еще раз осмотрел варга, убедился что все в порядке и вновь поспешил к воротам дворца.
   За время моего отдыха они никуда не делись и все так же перегораживали проход, а запиравшая их железка поневоле навевала пошлые мысли. Впрочем, они ничуть мне не мешали перерубить ее зубилом. Угробив на это несколько часов. При всей своей тонкости и легкости железка оказалась на удивление твердой, инструмент даже царапал ее с трудом! Так что перерубив прут я не стал его выбрасывать, а аккуратно пристроил за спиной, прихватив лямками сумы, которую я таскал с собой на случай обнаружения трофеев.
   Следующей проблемой, которая встала передо мной в полный рост была неизвестность. Я не имел ни малейшего представления о том, что может ждать меня за этой проклятущей дверью, ведь зачем-то же ее закрыли. Я сильно сомневаюсь, что пробравшиеся в заброшенную крепость авантюристы заперли свой путь на поверхность из одной только любви к искусству.
   Из этого напрашивался вывод - там, за дверью, их преследовало что-то отнюдь не дружелюбное. Это с равным успехом могла оказаться как конкурирующая команда искателей приключений на свои нижние девяносто, так и какая-нибудь домашняя зверушка местных обитателей. Как бы то ни было, но деваться мне было некуда...
   Задержав дыхание и мысленно воззвав ко всем богам, что б не обделили удачей я навалился на створку. С громким скрежетом та нехотя отворилась. Что называется: "Бесшумно взорвав склад с боеприпасами партизаны пошли дальше". Внутри меня зародилось стойкое чувство тревоги, так как что бы здесь не обитало, такой концерт не услышать оно просто не могло.
   Мое усиленное заговором зрение не находило ничего опасного или подозрительного, за исключением огромного количества упорядоченных структур в стенах здания. Вот только интуиция не соглашалась и просто орала об опасности и заставляла все крепче стискивать рукоять молота, которым я заменил дубинку.
   Словно в насмешку над моими опасениями за полчаса, что я простоял у входа в холл, если так можно назвать зал метров тридцати в диаметре и десяти в высоту, во дворце не происходило ровным счетом ничего! Ни звука, ни движения... В конце - концов мне это надоело. Я извлек из кармашка в поясе пропитанный кровью шарик и катнул его по полу.
   Слегка подскакивая на стыках покрывавших пол плит моя поделка прокатилась пару метров и исчезла в небольшой вспышке. Вот и появилась хоть какая-то ясность. Пол зала оказался заминирован. Для проверки я кинул еще несколько шариков. Результат эксперимента меня приятно удивил - плиты были двух цветов - зеленого и синего и заминированы оказались лишь первые. По синим можно было свободно ходить, по крайней мере на мои имитаторы они не реагировали. Уже через пару секунд я проверил эту теорию и вполне успешно - плиты ни коим образом на меня не реагировали. Вот только мастера, который выкладывал плиты хотелось убить с особой жестокостью. Мне пришлось скакать как зайцу, но тем не менее минут за тридцать я сумел-таки добраться до вычурной лестницы, расположенной у противоположной от входа стены. Огорчало меня только одно - протащить варга через эти ловушки я скорее всего не смогу.
   Следовательно, нужно было либо отыскать другой маршрут, либо каким-то образом отключить ловушки, так как у меня имелись оправданные сомнения в том, что обитатели крепости пользовались тем же способом передвижения, что и я. Все же этот дворец был чьим-то домом... Не логично было бы, если бы этот субъект что бы покинуть собственный дом показывал вольную программу художественной гимнастики... Значит либо имелась какая-то система опознавания, либо существовал некий способ отключить это безобразие. Причем второй вариант косвенно подтверждал сам факт наличия безопасного пути внутрь здания.
   Проверив лестницу и убедившись, что обитатели дворца, в отличие от меня, паранойей не страдали и не оставили никаких неожиданных подарков я приступил к дальнейшему осмотру.
   Зал имел форму ровного круга. Под потолком имелось пять огромных люстр, должных, по-видимому, хорошо освещать помещение, но в данный момент ничего не разгоняло существующую темноту. Но даже мое "волчье зрение", изрядно искажающее восприятие, позволяло понять все величие и красоту дворца. Вот только в глаза бросался "эффект римских храмов". Буквально каждая черточка заставляла чувствовать себя ничтожным и неполноценным...
   "Вот и еще один гвоздик в крышку гроба мифа о чистых и светлых перворожденных зайчишках, от таких построек до теории расового превосходства и пальцем дотянуться можно..." - пронеслась в голове шальная мыслишка. Но раздумывать намного приятнее у камина, с бокалом хорошего вина и красивой девушкой на коленях, а не стоя посередь не самого уютного помещения...
   Помимо прекрасной архитектуры в зале не нашлось ничего примечательного, хоть сколько-нибудь пригодного на роль выключателя системы ловушек или, на худой конец, представлявшего реальную материальную ценность. О лестнице же такого сказать было нельзя.
   Когда-то ее устилал ковер, или что-то подобное, но теперь от него осталась только вонючая труха, среди которой то тут, то там, различались кусочки тонкой проволоки, мелкие камешки. Минут за двадцать я наковырял несколько горстей подобного барахла, но не обследовал и трети ступеней. В конце - концов я просто плюнул и начал осматривать перила.
   На них так же обнаружилось много интересного. Например, навершия опорных столбиков оказались при ближайшем рассмотрении черепами, причем орочьими оказались далеко не все... Здесь нашлись и человеческие. Несколько массивных, скуластых, с низкими надбровными дугами и маленькими глазницами я определил для себя как гномьи. Но больше всего меня поразил ряд черепов, прикрепленный к балясинам. Больше всего очертаниями они напоминали голову чуть не угробившей меня эльфийки! Я был готов поставить в заклад последнюю рубаху, что именно остроухим эти черепушки некогда и принадлежали.
   Такой расклад мне очень не понравился, ведь получалось, что здешние обитатели были теми еще отморозками и не брезговали и на себе подобных поохотиться, потому как больше всего такая лесенка напоминала коллекцию именно охотничьих трофеев. Естественно, что таких ребят нигде не любят. А на такой почве могут очень хорошо цвести и пахнуть такие вещи как культы темных божеств, некромагия и все сопутствующие "вкусности". Падать-то ребяткам все равно уже некуда, вот и отрываются...
   В целом, моральная сторона вопроса меня не сильно волновала, все же язычество - конфессия весьма специфичная. Для язычника понятия Добра и Зла сильно размыты, а Тьма и Свет всего лишь неотъемлемые части Коловорота... Потому я и сам с удовольствием занялся бы чем-то подобным из простого научного интереса.
   Гораздо больше меня волновало то, что после некромагов и им подобных вполне могут остаться подарочки в виде проклятий или каких-нибудь слишком беспокойных "жмуриков". Мне совсем не улыбалось окончить свой жизненный путь в пасти какого-нибудь зомби и без должного погребения...
   Легче от подобных мыслей не становилось, да и стоять на месте и рефлексировать было, по меньшей мере, глупо. Потому я еще немного полюбовался на черепушки и направился вверх по лестнице.
   Ступени вывели меня к весьма симпатичной галерее. Предположительно на нее выходили двери жилых покоев, а может быть и тронного зала. Она кольцом опоясывала холл, так что большей частью была для меня невидима. Естественно, я приступил к планомерному обследованию.
   Вариантов для начала движения было только два и не долго думая я свернул налево. Похоже внутри дворца жили богатые эльфы не страдавшие паранойей, так как никакой защиты на дверях первых попавшихся мне покоев не заметил, да и на брошенные имитаторы реакции не было. Приоткрыв дверь при помощи прута я убедился, что и местного аналога растяжек никто не захотел здесь устанавливать. А надо было, поскольку в помещении я наткнулся на целую ювелирную лавку!
   Единственным недостатком обнаруженной бижутерии являлось приложение в виде одетой в богатое платье мумии эльфийки. Впрочем, как уже говорилось выше, особой щепетильностью я не страдал никогда и еще раз обследовав помещение на наличие разного рода ловушек преспокойно приступил к своему черному делу.
   Почившая зайчиха похоже имела где-то в далекой родне сорок или хомяков, так как я все мог понять, но к чему одевать по два - три перстня на каждый палец и добрый десяток кулонов с толстенными цепями на шею? А уж про основательный пирсинг ушей я и вовсе предпочту промолчать. И это не считая восьми изящных брошей и четырех заколок, две из которых, кстати, могли заменить кинжалы. Извлекать костяк из одежды, что бы проверить не было ли проколов и в других местах я все же не решился и предпочел оставить комнату. Все же дверей в коридоре много, а жадность, как известно, фраера сгубила.
   Дальнейший осмотр дверей проходил в том же ключе - кинуть шарик, открыть дверь прутом, кинуть еще пару шариков, заглянуть и осмотреться, а затем оперативненько очистить помещение от всех мелкогабаритных материальных ценностей. Почти в каждой комнате находились довольно хорошо сохранившиеся мумифицированные останки остроухих, нередко даже по два-три и все были одеты довольно небедно. Огорчало, разве что, отсутствие какого бы то ни было приличного оружия. Большую часть из того, что находилось на поясах почивших, я и в перековку не взял бы. Это были скорее дорогие украшения, чем боевой инструмент.
   Таким вот манером я и доковылял до тронного зала. К этому моменту я уже весьма основательно нагрузился различными ценностями и даже раздобыл пару кувшинчиков безумно великолепного вина. Ну еще бы оно было дурным, если находилось в, явно зачарованных, кувшинах из серебра, а уж про выдержку я и вовсе промолчу.
   Судя по мумиям пролежали они здесь явно не век и не два. К тому же я сильно сомневаюсь что в покоях таких персон, как усопшие, могла оказаться молодая брага. А значит вину явно сильно за двести пятьдесят. В нашем мире такой напиток стоил бы скорее всего столько, сколько мне не заработать за те же несколько сот лет. Конечно же я не стал отказываться от шанса попробовать такую благодать...
   Естественно, что и настроение у меня ощутимо приподнялось. А вот аккуратность в действиях и осмотрительность наоборот, сбежали куда подальше. Поэтому увидев стоящий посреди зала огромный драгоценный камень я недолго думая тут же рванулся к нему. Спасло меня только то, что я вовремя успел заметить совсем свежий труп, лежащий у подножия постамента, на котором и находился объект моего вожделения.
   Судя по состоянию экипировки скончался данный индивид примерно в то же время, что и замеченные мной в коридоре. Судя по всему он был из той же компании, но судя по некоторым деталям, вроде явно более дорогой одежды, был отнюдь не последним лицом в их шайке.
   Сместив зрение в магический диапазон я заметил в вещах трупа несколько плетений. Это означало, что при нем могли быть и амулеты. Значит можно было предположить, что покойный исполнял в отряде роль мага или кого-то подобного. Тогда вполне понятно, почему отряд попал в ловушку. Без ночного видения делать здесь нечего, да и ловушек магического происхождения, незаметных простому обывателю достаточно. Вот только мне было совершенно не ясно, что стало причиной гибели лежащего здесь субъекта и почему его спутники не прихватили его с собой, ну или, по крайней мере, не сняли с трупа полезные вещи.
   Оглушенный вином здравый смысл молчал и я решил изучить покойника поближе. Аккуратно поддев его за штанину моей верной арматуриной я потянул тело ближе к выходу. Все же если тело лежало рядом с кристаллом, то вероятнее всего и что-то убившее его должно было находиться где-то там же.
   На удивление, тело совсем не пахло, хотя той же давности трупы в коридоре источали просто сногсшибательные ароматы. Вещи так же сохранились просто идеально, что не могло не радовать. Наконец, вытащив покойника на галерею я решил осмотреть его поближе.
   Перевернув "живчика" я ненадолго замер в приступе ядреного мата. Во-первых это оказалась девушка, причем весьма симпатичная, хотя лицо и было несколько резковатым, словно вырезанным из камня. Во-вторых на своем веку мне доводилось повидать покойников различной степени свежести, все же братия неформалов довольно популярная рабочая сила и нередко на наши тусовки выходят люди из моргов или компаний ритуальных услуг в поисках кадров для копания могил, ночных дежурств и подобной не самой безвредной для психики "цивилов" работы. Таким образом я мог довольно авторитетно заявить, что этим останкам менее пары часов, так как они уже остыли, но еще не успели ни окоченеть в полной мере, ни обзавестись трупными пятнами! Ну, и на конец, в-третьих, обычная человеческая девушка вряд ли будет обладать ярко выраженными хищными клыками и глазами с вертикальным разрезом зрачка...
   Труп был более чем занятным. Да и сам факт смерти девушки казался теперь довольно сомнительным. К сожалению в моем распоряжении не было ни полированных поверхностей, ни источника света, ни иглы что бы удостовериться окончательно, так как проверка пульса в кустарных условиях вещь не показательная. Все же, на всякий случай я решил оставить непонятную особу в покое и осмотреть ее позже.
   Следом наступил черед тронного зала. Удивление от обнаружившихся фактов выбило из моей головы остатки хмеля и я со всей доступной мне сосредоточенностью приступил к осмотру пьедестала.
   М-да... После осмотра мои предположения в отношении девушки, а точнее ее познаний в магии, изменились не в лучшую сторону. Даже мне, явно не искушенному в данном искусстве, стало понятно, что трогать кристалл и даже приближаться к нему не следует. Такого кружева я не видел даже в комнате приснопамятного эльфийского чародея. Камень был намертво привязан к своему основанию огромным количеством энергетических каналов и я опасался даже подумать, что произойдет, если их хоть немного потревожить. Пример такой глупости я сам вытаскивал в коридор. Хотя меня заинтересовали две тонкие каменные пластинки, которые кто-то, и я даже предполагал кто, загнал между кристаллом и поверхностью подставки.
   Движимый любопытством я склонился над пластиной и начал пристально ее разглядывать. Впоследствии, я много раз пытался понять что произошло в тот момент, но так и не сумел. Я просто потерял равновесие и всем своим немаленьким весом налетел на постамент, сшибив с него этот долбаный камень ко всем чертям. Конечно же, по вселенскому закону подлости, он упал таким образом, что раскололся на несколько частей. Что тут началось... Не в сказке сказать, ни матом сформулировать. По всему дворцу будто бы пронесся ветер, вызвавший зябкую дрожь.
   А после произошло именно то, чего я опасался. По всему зданию начали раздаваться подозрительные шорохи и скрипы. Возможно, это просто отключались или активировались какие-то механизмы, но природный пессимизм мне настойчиво подсказывал, что покойнички из соседних комнат оставлены здесь ой как неспроста...
   Руки непроизвольно потянулись к оружию, Из которого в моем распоряжении имелись молот и памятная железяка запиравшая ворота. Набор весьма сомнительный, но, как говориться, не до жиру, быть бы живу. Подхватив пожитки я быстро, но аккуратно поспешил к выходу из зала.
   Как не смешно и банально, но я не успел. У распахнутой створки показались два покойничка, которых я же и обыскивал всего-то меньше часа назад. Вот только тогда они спокойно лежали и не проявляли такой повышенной активности.
   Покойнички довольно энергично поковыляли ко мне, а нежно - голубой свет глазниц меня порядком нервировал. Но ярость меня не оставила и в этом мире и уже начала свое дело, выгоняя из разума ненужные мысли, заставляя четко двигаться к намеченной цели. В данный момент ей было мое выживание. А для этого покойники должны были обрести окончательный покой. Этим я и занялся. Слитным движением я проскочил между мумиями и сзади одному размазал череп молотом, а второму переломил шею прутом. На самом деле организм любого гуманоида хоть и достаточно продуманная, но при умелом обращении хрупкая вещь. Нужно лишь подобрать верный угол удара и четко соразмерить усилие - все, любая кость не устоит и сломается со смачным хрустом.
   Вот только переломы, как выяснилось, мертвым не помеха. Даже со сломанной шеей оживленец продолжал двигаться. Но вот его приятель с размозженной черепушкой такой стойкостью не отличился. Заметив это я отбросил бесполезную железку и отоварил оставшегося на ногах мертвяка молотом. Похоже, что разрушение черепа упокаивало нежить. Этот расклад мне нравился и я вышел на галерею.
   Увиденное там меня не порадовало. Мертвяки выползали из своих комнат и с каждой секундой количество их увеличивалось. Но больше всего меня опечалил тот факт, что двигались они все более уверенно, будто бы просыпаясь ото сна. Стало более чем ясно, что всех их мне не упокоить. Хорошо, если получится прорваться к выходу пока они не очнулись...
   Так же оставался нерешенным вопрос с телом авантюристки, которое, кстати, единственное, вело себя как и полагается трупу. То есть преспокойно лежало там, где я его оставил и не подавало признаков беспокойства. Оставлять ее во дворце не хотелось, так как ожившие мертвецы могут позариться на тело, а мне это было не нужно. Все же такая сохранность трупа и внешний вид усопшей меня порядком заинтриговали. Очень хотелось изучить этот феномен поближе.
   Долго размышлять мне было некогда, так как с каждой секундой мертвецы становились все активнее, потому я закинул тело на плечо и побежал к выходу, по пути раздавая удары, даже не стараясь попадать по головам, так как довольно увесистая тушка девушки сильно сковывала движения.
   Только убегая от оживших покойников я понял, насколько изменилось мое тело. Раньше бегать с таким же грузом я не смог бы при всем желании. Теперь же я благополучно прорвался к лестнице удерживая на плече труп, весом около полусотни килограмм, а по спине усердно лупила котомка с трофеями, которые так же весили отнюдь не мало и даже не сильно при этом запыхался. А ведь еще приходилось отмахиваться совсем не легким молотом... Тем не менее, я сильно сомневался, что смогу преодолеть ловушку, расположенную в плитах пола.
   К счастью, это мне и не понадобилось. Брошенные на пол шарики свободно прокатились до самых врат. Теперь я начал понимать, почему были так крепко заперты ворота дворца - видимо одна ловушка отключала другие, что бы оживленцы могли свободно перемещаться по зданию, а возможно и по всей крепости.
   Настораживал только тот факт, что при всем обилии ловушек в постаменте ни одна из них меня не убила, ведь девушка только сдвинула камень и результат теперь висел у меня на плече, а я же разбил его и все еще могу бегать.
   Взгляд машинально упал на руку. По спине проскользнул предательский холодок - два паучка больше не серебрились а стали матово - черными. Значит все же я прошелся по самой грани.
   Усилием воли я отбросил мысли об этом и поспешил покинуть недружелюбный дворец. Выскочив за двери я бесцеремонно сбросил труп на землю и рванулся запереть створки. Вовремя - пара уже полностью оживших покойников довольно ловко спускалась по лестнице. Я едва успел запереть врата до того, как они добрались до них. Металлического прута под рукой у меня не было и заблокировал створки я рукоятью молота и только после этого перевел дух.
   Хотелось громко материться. Очень громко, грязно и долго. Я сильно сомневался, что в этот раз мумии вновь упокоятся, как это было в случае с моими предшественниками. Все же там было частичное срабатывание системы безопасности. А в моем случае охраняемый объект полностью покинул пьедестал и система охраны будет действовать на полную катушку, как это было бы в случае кражи.
   Веселого было в сложившейся ситуации очень мало, если не сказать жестче. Наиболее вероятный выход из подземелья перекрывали ожившие мертвецы, известный мне проход не доступен для варга, а без него мне в местном лесу долго не протянуть, да еще и эта покойница странная, прямо Панночка какая-то.
   Впрочем, раздумья не мешали мне сбегать до кузницы и заменить молот притащенной оттуда заготовкой для меча. Затем я подхватил свою ношу и двинулся к своему лежбищу, так как утро вечера мудренее, да и покушать после всего случившегося было просто жизненно необходимо.
   Глава 8.
   Выход есть.
   Даже если вас съели - у Вас есть, как минимум, три выхода...
   (Народная мудрость)
  
   Стоянка встретила меня тишиной и спокойствием. Пепел мирно посапывал в углу казармы, вещи лежали на тех же местах, где я их оставил, только мешок зерна ощутимо похудел. Все же варг это не болонка и аппетиты у него соответствующие.
   С легким стоном облегчения я скинул с себя груз и с аппетитом перекусил, хотя зерна и вода у меня уже стояли поперек горла.
   После работы с яростью меня всегда одолевал сильный голод. По-видимому, во время транса организм сжигал больше ресурсов и как следствие требовал их восстановить.
   После еды появилась легкая сонливость, но она быстро исчезла под натиском паранойи. Все же свежи были воспоминания о ходячих трупах из дворца. А рядом со мной как раз лежало тело, причем прихваченное именно из дворца, так что нужно было как-то обезопаситься.
   Недолго думая я решил просто зафиксировать "жмурика". Для этих целей меня вполне устраивала дверь казармы - толстая и прочная. Поковырявшись в своих запасах я извлек из сумки две длинных шпильки для волос.
   Ими-то я и приколотил девушку за запястья к двери. Металлические штыри прошили доски насквозь, так что я для надежности загнул их парой ударов молота.
   С ногами я поступил еще проще - связал своим старым поясом и зафиксировал его метательным ножом.
   Конечно, если покойница действительно встанет, то это ее ненадолго задержит, но шум она все равно поднимет, а мне и пары секунд хватит, что бы размазать ей череп.
   Такие предосторожности меня успокоили и я не задумываясь ни о чем вдоволь выспался, а после пробуждения решил все же изучить доставшегося мне покойничка.
   За время моего пребывания в мире грез девушка не ожила, да и внешне не изменилась. Но вот сместив зрение в магический спектр я нашел массу отличий от увиденного ранее.
   Самым важным было то, что вокруг тела начал проявляться ведогон! Экспериментатор внутри меня начал радостно потирать лапы в предвкушении интересного опыта. Теперь меня интересовали навешенные на тело плетения, точнее их связь с происходящим. Так что я начал раздевать свою подопытную. Вот тут-то и сыграла со мной злую шутку моя паранойя. Прибитое намертво к двери тело совсем не облегчало задачу по снятию одежды. В конце концов я ограничился тем, что просто расстегнул легкую куртку, а оказавшуюся под ней рубашку просто распорол когтем. Штаны и вовсе решил не трогать, поскольку когда девушка очнется подумать она может что угодно...
   Тем не менее своей цели я достиг. Плетения оказались заключены в трех татуировках и небольшом камушке, вживленном прямо в надключичную впадину.
   По исполнению наколки больше всего напоминали рунические печати. Два круга заполненных рунами чуть выше грудей и один, с руной, напоминающей славянскую "Радугу" окруженную лентой из других, которые я не смог классифицировать, в районе солнечного сплетения. Все это безобразие было основательно связано системой энергетических каналов с камнем.
   Сам кристаллик не казался особо интересным, но только на первый взгляд. Густо - бордового цвета, идеально отполированный, он напоминал глаз, прорезавшийся в неположенном ему месте. Вот только ни один глаз не может стать вместилищем такой прорвы энергии и основой для такого изящного кружева плетений.
   Я видел только два возможных варианта действия подобной схемы. Первый - данное безобразие аналог моих паучков, только местного производства и менее эффективный, ориентированный только на оживление, без защитной функции. А вот второй меня несколько настораживал. Из всех ритуалов, о которых я слышал, подобные операции больше всего подходили для изготовления филактерии, вместилища души лича.
   Причем второй вариант косвенно подтверждался наличием похожей на "Радугу" руны. Как я уже упоминал ранее, сходные по значению знаки не редко имеют и сходную форму. "Радуга" - это обозначение моста между мирами мертвых и живых, Калинова моста. Потому она часто используется в ритуалах связанных с вызовом душ умерших или же с их удержанием в явном мире. Следовательно, и виденная мной руна должна, по идее, нести ту же нагрузку.
   Вот только с местным руническим алфавитом я был не знаком и все эти выкладки были лишь домыслами, проверить которые я мог только экспериментальным путем.
   Кроме того, в идее подождать оживления девушки имелся еще один огромный плюс - при любом варианте развития событий она оставалась кладезем жизненно необходимой мне информации об этом мире. Спешить мне на данный момент было некуда, потому я сходил проверить надежность моего импровизированного засова на вратах дворца, послушал как скребутся мумии и отправился снова давить на массу.
   Прибыл на стоянку я вовремя - по-видимому вегетарианская диета осточертела Пеплу даже больше чем мне и теперь он уже присматривался к единственному имеющемуся поблизости источнику мясной пищи. К висящей на двери девушке.
   На ласковые увещевания волк не обратил никакого внимания и пришлось с воплем "Фу" отгонять его от тела пинками, так как вряд ли магия сможет оживить неизвестную особу если от нее останется только половина запланированной природой массы. Контрольная сумма, блин, не сойдется...
   В конце - концов, повоевав с Пеплом минут пятнадцать мне удалось его убедить в том, что данное мясо едой не является и варг с видом существа оскорбленного в лучших чувствах, важно удалился в свой угол.
   Такой прецедент мне ни чуть не нравился, так как спать теперь придется с оглядкой. До этого момента я даже подумать не мог, что придется охранять потенциального врага от собственной домашней зверушки...
   Да что тут говорить - я и о своем попаданчестве никогда не думал, а оно вон как вышло... С такими мыслями я улегся рядом с висящим псевдотрупом и задремал.
   ******************
   Если судить по свету, попадавшему в подземелье через дыру от лифта, шел пятый день с того момента, как я притащил непонятную девушку в приютившую меня казарму. Процесс ее восстановления шел полным ходом и я с нетерпением ожидал, когда же она очнется. Накануне я заметил, что моя подопытная закрыла глаза. До того момента они оставались распахнутыми. Это явственно свидетельствовало о том, что я не ошибся в своих расчетах и труп оказался, по меньшей мере, не совсем трупом.
   Немного размявшись я вернулся в свое логово и прикрикнув на Пепла, который не оставил своих попыток полакомиться девушкой, приступил к дежурному осмотру.
   Ведогон моей подопытной уже полностью сформировался, каналы функционировали как положено, слои были четко дифференцированы, только ощущался явный недостаток жизненной силы. В остальном же энергетическая оболочка девушки была полностью работоспособна.
   Я не решался предполагать сколько времени ее организму потребуется на выработку необходимого количества Живы и сможет ли он вообще ее производить и потому задумался, как же помочь этой особе. Все же сидеть в этих подземельях целую вечность в мои планы совсем не входило.
   После энергетического "переедания" в комнате мага у меня имелся ощутимый переизбыток праны и я мог бы ей поделиться с девушкой без ущерба для себя. Вот только я не представлял как это можно реализовать. Все же энергия не материальна и так просто ее не передать.
   Наиболее плодотворными я признал две идеи. Первая - попробовать слепить энергетический шар не из Силы, а из жизненной энергии. Второй же основывался на взаимосвязи праны и крови. Все же неспроста вампиры употребляют именно эту жидкость. Единственное, что вызывало сомнения - это как отреагирует организм подопытной на употребление моей, мягко говоря, необычной крови.
   Но гадать на пальцах можно бесконечно, вот только сколько не говори "мед", во рту слаще не становится... Так что со всем доступным энтузиазмом я приступил к экспериментам.
   Вливание крови я, по здравому размышлению, предпочел оставить на потом и начал с создания энергетических шаров.
   В принципе это не столь уж и сложная задача. Для начала необходимо почувствовать ток нужной энергии в теле, принять ее. Это проще сделать чем объяснить. А затем почувствовав энергию начинаем накапливать ее между ладонями, сгоняя туда усилием воли, одновременно скатывая ее в шар. Проще всего это проделывать во время занятий гимнастикой, к примеру ци-гун. Постепенно между ладонями образуется эдакая подушка. Не видимая, но ощутимая поверхностью кожи. Поглаживающими движениями рук можно уплотнить шарик до нужного состояния. Чем он плотнее, тем лучше. Вот только для всех этих операций необходима просто безумная концентрация на энергии и очень сильное желание успеха.
   На создание одного-единственного шарика из праны я, по ощущениям, угробил около часа времени, но тем не менее результат того стоил. Между моих ладоней красовался маленький, около пяти сантиметров в диаметре, тускло светящийся красным в магическом спектре, шар.
   Не придумав ничего лучше я просто запустил им во все еще висящее на двери тело девушки. Результат оказался весьма неожиданным.
   Вместо того, что бы преспокойно впитаться в ведогон подопытной, шар пробил в ее "шкуре" аккуратную дыру, а на коже вспух след, словно от капли раскаленного масла. Теория с шарами оказалась абсурдной. Но следом появилась другая идея: если я могу накапливать энергию между ладоней, то почему бы не попробовать разместить между них некий объект, который принимал бы ее в неоформленном виде?
   От идеи до реализации не далеко и через пару часов, понадобившихся мне на то, что бы перегнать немного Силы в Живу, я уже усердно гнал прану в руки, между которыми была зажата безжизненная ладонь моей подопытной. Поначалу я не заметил никаких изменений, если не считать легкого нагревания ее кисти, но примерно через полчаса отток энергии резко усилился. Еще через минут двадцать холодные пальцы мертвой хваткой вцепились в мою ладонь. Прислушавшись к себе я понял, что жизненных сил у меня осталось еще на десяток минут вливаний в том же темпе, а затем нужно будет прерваться и восстановиться, благо резервов у меня было достаточно. Только вот пациентка была со мной в корне не согласна и не желала отпускать мою руку. С трудом поборов желание пойти по пути меньшего сопротивления и просто переломать ей пястные кости я по возможности аккуратно свободной рукой разжал словно сведенные судорогой пальцы и буквально упал в медитацию, сил совсем не осталось.
   Очнулся я спустя несколько часов. От длительного сидения на твердом полу все тело затекло и я сходил размяться и решить некоторые другие естественные проблемы. Зал, в который мы с Пеплом упали я давно уже приспособил под тренировочную площадку, а дыра в потолке заменяла мне часы. Сейчас они недвусмысленно показывали, что на поверхности царит глубокая ночь, хотя начинал я свои эксперименты еще до полудня. Ревизия энергетических запасов тоже ничем не порадовала.
   Подпитываться от мира напрямую мне было тяжело, а источников подходящей энергии в пределах досягаемости не имелось, не говоря уж о заряженных накопителях. Тем не менее запасы мои ощутимо подтаяли за время медитации. От имевшегося в начале дня запаса чистой Силы осталось в лучшем случае три четверти. Следовательно меня хватит в лучшем случае еще на три, много - четыре, сеанса подобной реанимации, а затем я останусь с практически пустым резервом, на заполнение которого при нынешнем его объеме и моих навыках потребуется как минимум неделя.
   Хорошего в этом было мало, но деваться мне уже было некуда. Не в моих привычках бросать начатое на половине пути. Хотя и придется остерегаться серьезных переделок, ведь восполнить запасы Живы у меня пока не имеется возможности.
   Вдоволь размявшись я в приподнятом настроении вернулся в казарму и набив брюхо зернами приступил к повторному сеансу "кормления". В этот раз все прошло намного легче. Сказывалось и то, что у меня уже начал появляться некоторый опыт в работе с энергией, и то, что запасы моей пациентки уже были частично наполнены.
   Согласно моим гипотезам после еще одной подпитки девушка уже должна была очнуться. В этот раз я остановился раньше, чем впервые, так как вновь валяться на полу я не горел ни малейшим желанием. Все же лежать на относительно мягком седле приятнее, чем на голых камнях. А перегонка Силы в прану процесс не быстрый и не легкий. Да и приступы амфибиотропной асфиксии несколько портили жизнь, все же мне эта покойница не сестра, не сватья и даже не седьмая вода с кисельного жмыха.
   Так же как и в прошлый раз я аккуратно высвободил свою руку и отправился восстанавливаться.
   Процесс восполнения жизненной силы так же происходил немного легче. Узловые точки ведогона как и мышцы, при активном использовании становятся все сильнее, так и произошло со мной.
   Более - менее восстановив запасы жизненной силы я вздремнул пару часов и вновь набил брюхо, не забыв и о своем питомце. Немного размявшись я занялся осмотром пациентки. Не сказать, что увиденное меня порадовало, но прогресс от вливаний моей праны все же явственно прослеживался, хоть и был не столь уж значительным. Третий сеанс прошел еще легче, чем предыдущий, что окончательно закрепило мое настроение на уровне явно выше среднего.
   Медитация показала, что четвертый сеанс переливания жизненной энергии станет последним в моей своеобразной медицинской практике. Запасы, как не прискорбно, подошли к концу и больше отдать без ущерба для своей драгоценной шкуры я просто не смогу. Недолго подумав я решил, что торопиться с ним не стоит и отправился на небольшую прогулку по подземелью.
   За время моего увлечения лечением в крепости ничего не изменилось, что не могло не радовать, все же переполох во дворце поднял я знатный и то, что система его безопасности не была связана с общей можно считать практически чудом. Дойдя до главной площади я не нашел изменений и там. Мимодумно ноги привели меня к кузнице.
   Окинув взглядом помещение я все же понял, что не давало мне столько времени покоя. В мое распоряжение попала отличная техническая база и практически неограниченный запас времени, а я все еще как последний идиот не могу обзавестись нормальным снаряжением! Конечно, булат мне не сковать при всем желании, но хороший топор или простенькую сабельку изобразить все же сумею. Да и "кошки" не помешают, и крючьев парочку стоит сковать... Да в целом ничего из полезных для выживания предметов у меня нет!
   Поплевав на ладони я увлеченно приступил к отбору из валяющегося повсеместно металлического хлама подходящих для переработки заготовок. Все же бардак - неотъемлемая деталь любой мало-мальски приличной кузницы. Всевозможные обломки металла, пришедшие в негодность предметы обихода - все это заботливо складируется в каком-нибудь укромном уголке, что бы в последствии быть переделанным во что-то более полезное.
   Так и здесь - пару часов потратив на раскопки мне удалось добыть здоровую, килограмма на полтора, крицу мягкой стали, несколько относительно крупных, сантиметров по пятнадцать, обломков неизвестных режущих инструментов из черного и очень твердого металла, с десяток прутьев довольно хорошего качества, вполне пригодных для изготовления "кошек" и крюков. Так же нашелся и побитый жизнью, но вполне еще пригодный тигель, несколько ведер железной стружки, годной и для добавки к флюсу, и для переплавки на различную мелочевку вроде заклепок, пуговиц или наконечников стрел. Дело оставалось лишь за работой.
   Поскольку я не был уверен в применимости моих навыков для столь непривычного оборудования, то решил сперва просто изобразить "что-нибудь". Разжечь горнило не составило большого труда, хоть и отняло добрых полтора часа, щепа никак не хотела загораться от искр, а уголь не желал заниматься от робкого огонька, но пара пробных тяжких вздохов мехов быстро расшевелила огненный зев. Далее оставалось только подбрасывать топливо, да следить за температурой пламени. Последнее и оказалось довольно сложной задачей, так как точность измерения с помощью цвета засунутого в топку металлического прута можно характеризовать, мягко говоря, как "плюс - минус лапоть". Все же в современных кузницах нет нужды учиться отличать тысячи оттенков каления стали, о чем я сейчас и жалел...
   Однако, вдоволь намучившись я все же сумел добиться хотя бы примерно необходимой для переплавки температуры. Затем ухватив щипцами каменный тигель я отправил его прогреваться. Сначала на кромку горна, а затем и в самое пекло. Через некоторое время я вновь переставил емкость поближе к себе и всыпал туда несколько щедрых жменей железной стружки и щепоть раздробленного в порошок шунгита, после чего отправил плавиться, а сам приналег на меха. Уже после третьего вздоха могучего механизма пот градом покатил по моей спине и одежда мигом полетела куда-то в угол. Качнув рукоять еще с десяток раз я подскочил к горнилу и придвинул расплав к себе. Консистенция была еще не совсем однородной, но уже вполне позволяла продолжить работу. В расплав полетела мелко нарубленная медная монета и еще несколько жменей стружки, после чего он вновь отправился в рукотворный филиал ада.
   Пару раз качнув меха я занялся подготовкой формы для отливки, изредка поглядывая на торчащий из топки прут, что бы не допустить излишнего падения температуры.
   Как правило для изготовления форм сейчас используют гипсовые или чугунные матрицы. Мне же такого счастья не досталось. Здесь для этих целей использовали либо вручную изготовленные глиняные формы, либо небольшой лоток с влажным песком, где делалось углубление необходимой формы. Не забывая контролировать температуру в горне я разыскал флягу с чем-то отдаленно напоминающим то ли минеральное масло, то ли законсервированный топленый жир и увлажнил песок, после чего не долго думая изобразил что-то, похожее по форме на топор "в развертке".
   Изготавливать топор из цельной болванки хоть и надежнее, но намного более трудоемко, да и оборудование требуется не в пример лучшего качества. Кроме того в одиночку это превращается в настоящий кошмар. Потому я решил не изобретать велосипед, а просто согнуть топор из так называемой "бабочки". Кроме того это позволяло провернуть довольно интересный "финт ушами", сделав "щечки" лезвия из более мягкой стали, чем сама режущая кромка, что позволит сделать инструмент не только менее хрупким, но и самозатачивающимся.
   Не стану описывать все нецензурные выражения, что были мной произнесены в процессе изготовления отливки, да и сам процесс, отмечу только, что "бабочка" вышла вполне вменяемой и пригодной к дальнейшей работе.
   Только отлитая заготовка нуждается в тщательной проковке, так как если литье происходило не под давлением в десяток атмосфер то в толще металла остаются каверны и пустоты, что может привести к порче всего изделия при закалке. Избавиться от них не так уж и сложно, но очень трудоемко - всего лишь достаточно как следует проковать заготовку, а после "отпустить" ее.
   Дав отливке остыть и сбив с нее остатки песка я ухватил ее клещами и отправил в горн, а сам в очередной раз налег на меха...
   Не буду вдаваться в детали своей работы, так как процесс этот трудоемкий и довольно нудный, но спустя несколько часов в моем распоряжении были довольно приличный небольшой кованый топор, три наконечника для дротиков, пара "кошек", и пяток относительно качественных небольших крюков. Рукоять для топора я изготовил из ножки от стола, а древки дротиков планировал изготовить уже на поверхности, так как проку в подземелье от них было ни на грош. В целом, на этом список того, что я сумел бы изготовить заканчивался, как это не прискорбно.
   Напрасно я тешил себя иллюзией того, что сумею занять место какого-нибудь кузнеца при замке. Все же возможности земных кузнецов 21 века основаны на промышленной высокотехнологичной базе, а создать здесь таковую мне было просто не по силам, не хватало ни умения, ни знаний...
   Собрав изготовленные пожитки и прочий нехитрый скарб я прихватил еще немного кусков шунгита для экспериментов и отправился в свою каморку. Там царила тишь и благодать. Пепел тихо и мирно подремывал в своем уголке и довольно вяло отреагировал на мое возвращение. Непонятная девушка все так же висела на двери... В общем никаких изменений, как бы их не желалось...
   Перекусив, покормив волка и справив необходимые потребности я прикорнул на топчане. А вот пробуждение мое было довольно неожиданным... Я проснулся от громких воплей на непонятном языке и, если судить по интонации, то вполне не цензурных или же близких к ним.
   Поскольку в способности варга воспроизводить осмысленную речь я сомневался, то единственный кандидат на роль моего будильника - непонятная особа-полутруп. Сам факт, что она очнулась меня вполне радовал, так как источник информации лишним не будет, а вот то, что разговаривала она на каком-то малопонятном языке меня немного опечалило, так как провести экспресс-допрос может и не получиться.... Кроме того в полный рост встала проблема выбора стиля поведения. С одной стороны, вполне уместно будет предстать эдаким благородным, но осторожным авантюристом с замашками самаритянина, что поможет вызвать симпатию у моей пленницы. Но в то же время подобная маска во-первых слабо сочетается с моим внутренним содержанием, а во-вторых не гарантирует как доверия, так и защиты от лжи и предательства.
   С другой стороны сложившаяся диспозиция вполне подойдет и для жесткого варианта - то есть сценки пленник и пленитель. Такой путь будет даже намного логичнее, так как с чего бы, собственно, мне бескорыстно откачивать совершенно не знакомую личность, да еще и относиться к этой самой личности с уважением и сочувствием? Такой вариант пришелся мне более по душе и не заморачиваясь приведением себя в порядок я открыл глаза и рывком встал с топчана.
   Как и ожидалось - девушка пришла в себя и первым делом попыталась освободиться. Вот только кинжалы-заколки, которыми она была прибита к двери, хоть и были из серебра, но не спешили выходить из плотной древесины, да и загнутые концы работу не облегчали... Ноги освободить так же было довольно проблематично, хотя здесь она добилась большего успеха, сильно раскачав нож, которым был пришпилен к двери стягивающий их ремень. Я невольно поразился выдержке этого странного существа, так как при сильных телодвижениях заколки в руках причиняли просто дикую боль, кроме того двигались в ране, что тоже было весьма малоприятно. А о том, что дергается она так уже довольно долго свидетельствовали немалые полоски крови, стекающие по предплечьям.
   Пепел, взволнованный запахом крови, уже сидел перед моей пленницей и заинтересованно поводил носом. По-видимому именно это и стало причиной, по которой девушка все же решилась подать голос - что бы сохранять спокойствие, когда возле вас с голодным видом сидит волк весом под пару центнеров нужно иметь вместо нервов стальные канаты... А вид у Пепла был действительно голодный, так как зерном удовлетворить аппетиты такай тушки представлялось полнейшим бредом...
   Не желая продолжать танталовы муки варга я рыкнул на него и прикрикнул: "Нельзя! Моя добыча!". Не знаю, что из этого оказало большее воздействие - рык или слова, но животинка всем видом выражая свое веское "Фыр!" моему садизму важно переместилась в свой угол.
   Далее настал черед "добычи". Похоже мой рык впечатлил и ее, так как практически беспрерывный поток слов иссяк и на меня внимательно смотрели не слишком приятно блестящие полузвериные глаза. Поскольку языка, на котором она распылялась я не знал, то решил начать с Великого и Могучего, так как эльфийка его вроде поняла, значит и сейчас мне могло повезти.
   Нацепив на себя маску "Отмороженный маньяк на прогулке" я холодным тоном поинтересовался: "Понимаешь этот язык?"
   Злобно сверкнув глазами девушка произнесла с сильным, режущим слух, акцентом: "Плохо"
   - Хорошо, для начала подойдет. Кто ты, что здесь делаешь?
   - Воды
   - Сначала ответ, потом вода. Ты сейчас не в том положении, что бы ставить условия.
   Если бы взгляд мог убивать, момент меня точно задушило бы, затем порвало пополам, а после перемололо в мелкодисперсный фарш, но тем не менее, едва сдерживая ярость девушка произнесла: "Лалия Аффтари, бакалавр некроартефакторики, вместе с отрядом попала сюда по заказу магистра Хало, ему нужен был камень из большого зала. Зачем - не знаю".
   Я молча развернулся и не особо торопясь принес воды. Затем напоив девушку продолжил допрос: "Итак, с основным разобрались. Теперь дальше: как сюда попали, как планировали уходить?"
   - Пошел ты! Почему я обязана тебе отвечать?
   - Во-первых потому, что я тебя вытащил из-под какой-то не очень приятной гадости у этого кристалла, во-вторых потому, что я тебя оживил, ну и в-третьих ты моя пленница и в случае сомнения в твоих словах или же каких-либо твоих ошибок я просто скормлю тебя Пеплу. Он несколько дней уже не ел мяса, так что твоя тушка его вполне устроит.
   - И зачем же ты, тварь, вытаскивал меня? - уже более ответила Лалия.
   - Для начала мне была просто интересна твоя аура, ну и, конечно же, информация. Без нее как-то тяжеловато. Впрочем, мы можем поступить так, как поступают у меня на родине...
   - И как? Сожрешь меня сам, ради силы и знаний?
   - Ну зачем же так вульгарно? Если ты принесешь мне одну небольшую клятву, то я с удовольствием тебя освобожу.
   - А если нет?
   - Я все равно получу нужную мне информацию, так, или иначе...
   По лицу своей пленницы я понял, что она серьезно задумалась, и потому решил ей не мешать, а обдумать нарисовавшуюся в голове идею с клятвой. Раз уж мир магический, то и клятвы здесь обязаны быть не просто звуком, а значит можно на этом сыграть и весьма не плохо...
   Несколько минут в каморке не раздавалось ни звука - мы оба думали о своем. В конце-концов я набросал примерный текст и ритуал клятвы, который, теоретически должен был сработать так, как мне нужно. Больше ждать не имело смысла и я, насколько мог холодно поинтересовался: "Итак, твой ответ?"
   - Чтоб тебе сдохнуть, ублюдок! Согласна...
   - Ну тогда приступим...
   Я собрал немного ее крови в котелок, добавил туда немного воды, после чего уже своей кровью нанес руны моего имени на лоб девушки и потребовал повторять за мной слова клятвы: " Я, Лалия Аффтари, клянусь своей магической силой и своим посмертием, перед лицом богов светлых и темных, не причинять вреда умышленного или косвенного Игорю, сыну Русских рода Сварогова а так же людям и нелюдям связанным с ним узами либо клятвами без прямых его на то указаний. Признаю Игоря, сына Русских рода Сварогова князем моим и господином".
   Пока девушка не успела опомниться и осмыслить последнюю фразу я быстро прокричал: "Принимаю клятву!" и залпом проглотил содержимое котелка.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 3.89*12  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Ситникова "Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург"(Киберпанк) Р.Прокофьев "Игра Кота-7"(ЛитРПГ) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) К.Вэй "Меня зовут Ворн"(Боевое фэнтези) А.Калинин "Игры Воды"(Киберпанк) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) А.Вар "Восьмое измерение 2. Тёмный."(ЛитРПГ) С.Возный "Козырной валет армагеддона"(Постапокалипсис) О.Гринберга "Драконий выбор"(Любовное фэнтези) О.Рыбаченко "Императорская битва - Крах империи"(Киберпанк)
Хиты на ProdaMan.ru В дни Бородина. Александр МихайловскийНочь Излома. Ируна БеликПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаHigh voltage. Виолетта РоманЗаложница стаи. Снежная Марина��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаЧП или чертова попаданка - ЭПИЛОГ. Сапфир ЯсминаКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаПеснь Кобальта. Маргарита Дюжева
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"