Пепел Василь Васильевич: другие произведения.

Аквила: все можно и наказание не предвидится

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Группа людей, ничем не объединенных, кроме общей родины, и ничем друг другу не обязанных, оказалась перед выбором. Каждый вправе сам для себя решить, стать ли ему негодяем либо нет (а возможности есть). Вот так вот все просто. Повесть завершена. Комментарии приветствуются.

  - Все, нет больше никакой Земли. Взорвалась вся планета, нам некуда возвращаться, - насмешливо повторил Эл для Митяя, который все никак не мог осознать только что сообщенную Навигатором новость. - Ты вот из какого города?
  
  - Из Одессы.
  
  - Поздравляю. Мерзкое местечко разлетелось на атомы. Как, говоришь, твоя улица называлась?
  
  - Балковская.
  
  - Ну вот, а я из Чебоксар, улица Огнеборцев - та еще дыра. Теперь обе улицы слились в одну объемную магистраль и раскинулись в пространстве на миллионы километров. Там же с ними в этом супе перемешаны пляжи Майами и небоскребы Нью-Йорка.
  
  Митяй недоверчиво покрутил головой.
  
  - А теперь извини, приятель, у меня дела, - Элу надоело доводить товарища.
  
  ***
  
  Реда, Навигатор, передавший команде сообщение о том, что их родной планеты больше не существует, и что в данных обстоятельствах командование Космофлота приняло решение не тратить ресурсы на эвакуацию его экспедиции с далекой Аквилы, вышел на поверхность планеты, отныне ставшей постоянным домом для него и всех его людей.
  
  Глядя на корпус Аквилской базы, расположенной в трудонодоступном месте, Реда, исполненный неожиданной жалости к самому себе и своей команде, понуро опустил голову и совершил обход вокруг всего сооружения базы, как если бы измерял шагами периметр того осколка родины, что у них остался.
  
  ***
  
  Кетлинг, ответственный за летательные аппараты, застал Эла у флаэров.
  
  - Ты куда собрался, забыл, что Реда запретил все вылеты? Мы больше не тратим наши невозобновляемые ресурсы на исследования.
  
  Эл понимал, что пока царит неразбериха, и вся группа взбудоражена шокирующей новостью, ему легче всего исполнить только что пришедший в голову план. Чтобы заручиться поддержкой Кетлинга, он просто показал ему образ.
  
  Красивая золотоволосая девушка с зелеными глазами, по-видимому, произвела на Кетлинга неизгладимое впечатление. Он невольно сглотнул слюну и облизал губы кончиком языка.
  
  - Где? Ты же только бываешь в своем районе. Почему я не видел?
  
  - Успокойся, я ее сейчас привезу.
  
  - Я полечу с тобой.
  
  - Нет, - твердо произнес Эл. - Прикрывай меня здесь. Мне понадобится камера регенератора.
  
  - Она малолетка! - к Кетлингу пришло понимание.
  
  - Я не хочу ждать. У нее есть сестра, ее образ я не моделировал, но, уверен, она будет выглядеть ничуть не хуже, - Эл сделал попытку заинтересовать Кетлинга. - Я тебе расскажу как ее найти. Но только после того, как вернусь.
  
  - Сколько ей лет?
  
  - Не важно, ресурсов регенератора с лихвой хватит и на мою игрушку, и тебе еще останется для сестры. Прикрой меня, дружище, - Эл приготовился залезть в кабину.
  
  Свойственная человеческому сознанию инертность давала Элу некоторую фору. Пока что все в отряде еще думают, что они одна команда, сплоченная общим горем, и они могут пережить катастрофу, только объединив усилия и полагаясь на поддержку друг друга. Эл собирался вовсю воспользоваться этими заблуждениями и даже влезть в кредит доверия к своим товарищам, если потребуется. Никаких взятых кредитов он, понятное дело, отдавать не собирался.
  
  - Ты знаешь, что я всегда ценил тебя, Кетлинг? Больше чем остальные. Мы могли бы стать друзьями, особенно теперь, - говоря проникновенным голосом, Эл взял электронную планшетку, что-то быстро ввел и передал Кетлингу. - Через два часа, если мы не увидимся, ты получишь координаты сестры. Давай, друг, пожелай мне удачи. - Он протянул Кетлингу руку и некоторое время не выпускал хилую ладонь товарища из своих крепких пальцев.
  
  Эл вернулся через полчаса. Покинув летный аппарат, в руках он нес хрупкое тело девочки, находившейся без сознания. Скользящей походкой Эл быстро проскочил в медблок и опустил тело в регенератор. Затем сел за пульт, и его пальцы в скором темпе запорхали по тактильной клавиатуре. Ему казалось, что он все продумал в деталях во время короткого полета, оставалось лишь воплотить в жизнь спонтанно возникшее решение. Эл надеялся, что он ничего не упустил - исправить допущенную ошибку будет невозможно. Он также надеялся, что ему никто не помешает. Оружие он держал на всякий случай под рукой и готов был без колебаний использовать его против товарищей, если они встанут у него на пути.
  
  ***
  
  Кетлинг не застал момента возвращения Эла, он в это время обхаживал Ивонну.
  
  - Мне нужен Ментатор буквально на час.
  
  - Ты что, не понимаешь, в каком мы положении? Почему ты не можешь думать своей настоящей головой, а вместо этого думаешь..., - девушка выразительно посмотрела Кетлингу на четыре дюйма ниже пряжки ремня.
  
  - Но у меня как раз сегодня выходит срок обновления ментального внушения объектам. Мне очень надо, Ив! Пожалуйста, это безумно важно! Ресурс Ментаторов нам ведь ни за чем не нужен для поддержания жизнеобеспечения базы, ты же это прекрасно понимаешь.
  
  Девушка уже открыла рот и приготовилась что-то возмущенно ответить, когда в глубине базы раздались выстрелы. Она удивленно посмотрела в лицо Кетлинга расширенными глазами, как будто проверяя его реакцию - слышал ли он то же, что и она - и выбежала из своей лаборатории.
  
  Кетлинг быстро подскочил к, вопреки инструкциям, никогда не запиравшемуся шкафу с Ментаторами и схватил все пять компактных приборов, сунув их в первый попавшийся под руку невзрачный контейнер, после чего тут же выскочил в коридор, где столкнулся с доктором Вансантом.
  
  Доктор напряженно, но неторопливо шел по коридору, и Кетлингу показалось, что тот изо всех сил старался двигаться как можно медленнее, чтобы оказаться у источника шума позже всех остальных обитателей базы.
  
  - Ты куда? - изумленно поинтересовался Вансант, когда Кетлинг, вопреки его ожиданиям, вдруг побежал в противоположную от звуков стрельбы сторону.
  
  - Я занят, - на бегу бросил Кетлинг.
  
  ***
  
  Едва преобразование завершилось, Эл достал тело из капсулы и пошел с ним к флаэрам. За неполный час, проведенный в камере регенератора, десятилетняя девочка превратилась в молодую девушку, машина многократно убыстрила ее развитие согласно генетической программе, заложенной в женское тело самой природой. Изменить, даже минимально, эту программу развития машина не могла, также как и повернуть вспять процесс старения. Умная техника умела лишь убыстрять или замедлять ход времени для помещенных в нее существ.
  
  Машина также вложила в мозг девушки знания, подобранные для нее Элом из обширного архива, и воспоминания о всевозможных событиях, которые с ней якобы произошли за эти украденные у нее шесть лет жизни.
  
  Прийдя в летный ангар, Эл обнаружил, что два из трех флаэров отсутствовали.
  
  "Кто это у нас такой умный? Кетлинг, похотливый козел, помчался к своим дурочкам, это понятно. А кто второй? Вансант или Беат?' - задал себе вопрос Эл. - "Быстро же они соображают. Еще немного и мне не досталось бы никакого летательного аппарата."
  
  Эл сел во флаэр и целенаправленно полетел на максимальной скорости в режиме невидимости на соседний континент к одному ему ведомой цели.
  
  "Ну и тряпка же наш Навигатор, только два часа назад запретил полеты и вот, все флаэры уже разлетелись. Впрочем, мне только на руку, что начальство полное ничтожество."
  
  Прибыв на место, он осторожно положил девушку на постеленное им поверх мягкого ковра из травы расшитое покрывало и на секунду задумался.
  
  Он мог бы отправить флаэр обратно на базу, ему самому он был ни за чем больше не нужен. Однако, чтобы обезопасить себя от возможных поисков товарищей (вдруг они окажутся настолько глупы?), ему понадобится полчаса на то, чтобы изменить в памяти летной машины координаты своего последнего полета. Хочет ли он дарить эти полчаса своей новой жизни отныне незнакомым ему людям, от которых он не ждет никакой помощи, и большинство из которых, скорее всего, бездарно погибнут, как только на базе исчерпаются ресурсы?
  
  Молодой человек достал из багажного отделения "одежду рыцаря", солидный кошель, звякнувший золотыми монетами, и целую связку великолепных клинков, созданных Модификатором. Быстро переоделся, а бывшую на нем униформу закинул в кабину летательного аппарата. Затем он, не пропустив ни одного шнурка или застежки на сложной конструкции, искусно одел девушку - ее нагота была до этого прикрыта каким-то чехлом от оборудования - в "платье графини". Эл быстро запрограммировал флаэр на самоуничтожение, и машина стремительной кометой устремилась в небо, чтобы взорваться в верхних слоях атмосферы.
  
  Не связанный больше присягой (его дом, Родина и правительство безвозвратно погибли, а на Космофлот он плевать хотел, поскольку являлся ученым, а не космофлотчиком), обретший нежданную и неожиданную свободу, такую сладостную, о которой он никогда даже не смел мечтать, он наконец-то сможет жить, как он хочет, не страшась никаких наказаний за свои действия (слюнтяи из его группы не в счет, а каратели с Земли или Главной Базы Космофлота не прибудут никогда).
  
  Весь их отряд бросили, но их бросили на живописной планете, с богатой и разнообразной флорой и фауной, к тому же населенной разумными существами гуманоидной расы, находящимися на низкой ступени развития. Это была сказка, в которую сложно поверить!
  
  ***
  
  Пока Иго зажимал здоровой рукой обильно кровоточащую рану на плече, Ивонна бегом принесла аптечку, вколола обезболивающее и сделала временную перевязку. Ее взгляд с беспокойством скользил по побледневшему лицу техника.
  
  - Тебе нужно в регенератор.
  
  - Нет, само заживет. Мы теперь не настолько богаты, чтобы тратить ресурсы на такую ерунду, как царапины.
  
  Девушка поразилась благородству Иго, которого она тайно горячо любила.
  
  - Где черти носят Вансанта, когда он нужен? - в сердцах воскликнула Ивонна. - Подожди тут, я сейчас за ним сбегаю.
  
  - Не надо, я смогу сам дойти до медблока. Просто приведи доктора туда, - с этими словами Иго встал, уже не морщась от боли: сказывалось действие обезболивающих препаратов.
  
  - Я тебе помогу, - девушка осторожно обхватила Иго за талию, приготовившись не дать ему упасть, если он вдруг ослабеет по пути.
  
  За поворотом они наткнулись на плотно закрытую переборку, которую Ивонне не удалось открыть.
  
  - Бесполезно, - произнес Иго. - Похоже, кто-то раскурочил панель управление с той стороны и замуровал нас.
  
  - Зачем?
  
  - Не знаю, но зато я знаю как открыть эту дверь, однако понадобится помощь Митяя или Реды.
  
  - Я сейчас приведу одного из них.
  
  ***
  
  Реда тщетно пытался уговорить Беата прекратить бессмысленную стрельбу и сдаться, тот укрылся за стеной и его больше не было видно, а в последние четверть часа из скрывавшего его помещения слышались лишь невнятные звуки и какие-то подвывания. Митяй настороженно застыл с пистолетом в руке в конце коридора. Туповатый и медленно соображавший, он обладал поразительной реакцией, когда требовалось действовать безрассудно, на одних лишь привитых инстинктах. Профессиональные навыки космодесантника, причем тупость целенаправленно развивали наравне с другими качествами.
  
  Заметив смазанную тень, что резко прыгнула в коридор, Митяй выпустил в нее половину обоймы и тут же, действуя машинально, сменил частично опустошенный магазин на полный.
  
  Приблизившись к не подававшему признаков жизни телу, распластанному на полу коридора, Реда и Митяй застыли в удивлении.
  
  Беат не был похож сам на себя: сведенные судорогой мышцы и выражение невыносимой боли на искаженном гримасой лице, потерявшем всякий человеческий облик.
  
  - Что это с ним такое? - непонимающе произнес Митяй.
  
  - Похоже на вирус Ди-Три-Плюс-Джей "Берсерк", открытый Вансантом. Но ведь доктор говорил, что для заражения непременно необходим продолжительный контакт с носителем, и вирус должен попасть в кровь в изрядном количестве, чтобы вызвать неконтролируемую агрессию. Я думаю, что Беату сделали иньекцию.
  
  Мужчины молча переглянулись.
  
  В этот момент прибежала Ивонна с сообщением о закрытой переборке.
  
  - Вансант! - воскликнул Реда. - Он инфицировал Беата, чтобы заманить нас сюда. Не знаю, что он задумал, но может мы еще успеем его остановить, бежим скорее!
  
  ***
  
  Когда переборка была взломана совместными усилиями здоровых мужчин под руководством раненого техника, Реда и Митяй бросились на поиски Вансанта, оба вооруженные пистолетами. Ивонна повела потерявшего много крови Иго в медблок, совершенно не страшась встретить по дороге безумного доктора.
  
  В медблоке, поместив Иго на койку и обработав его рану, как могла (мужчина все-таки потерял сознание от слабости), Ивонна затем обратила внимание на регенератор, чей ресурс был существенно истощен.
  
  - Кто это мог сделать? - Ивонна быстро просмотрела архивные файлы оборудования.
  
  - Эл! Как он мог! - лицо девушки исказилось от еле сдерживаемой ярости, а глаза ярко засверкали. Ей хотелось разреветься. В то время как Иго отказывался от лечения болезненной раны, подонок Эл без зазрения совести использовал в двести раз больше энергии и ресурса регенератора, чтобы создать себе игрушку из местной девки. Такого безответственного поведения Ивонна не могла понять и уж тем более простить. Если бы Эл оказался в этот момент рядом с ней, она, по натуре человек мягкий и добрый, убила бы его не задумываясь.
  
  Внезапная мысль заставила ее побежать в свою лабораторию, где она в последний раз видела Кетлинга. Подозревая, что тот забрал долго выклянчиваемый им у нее Ментатор, она пораженно застыла, когда не обнаружила ни одного из пяти приборов.
  
  - Merde! Дерьмо! Salope! Подлец! - в голос ругалась девушка, в запале выкрикивая слова на своем родном языке.
  
  Стоило ей выйти в коридор, как она наткнулась на Реду и Митяя, оба из которых имели подавленный вид.
  
  - Модификатор и все запасные батареи к нему исчезли, а в ангаре не осталось ни одного флаэра.
  
  Ивонну озарила догадка.
  
  - Это они втроем сговорились украсть наше самое ценное оборудование. Кетлинг забрал себе Ментаторы, Вансант отвлек нас и заразил вирусом Беата, а Эл использовал регенератор для создания игрушки. А затем они забрали все три флаэра, чтобы запереть нас здесь. Какие подонки! - девушка расплакалась, не в силах больше сдерживаться. - Ну почему они такие подонки? Мы же умрем здесь из-за них!
  
  Реда с Митяем предприняли неуклюжие попытки ее утешить.
  
  - Наверное, они использовали аппараты, чтобы перевезти оборудование, не может быть, что они не вернут хотя бы один флаэр на базу.
  
  - Помогите мне поместить Иго в регенератор, - девушка воинственно посмотрела на мужчин, сверкая заплаканными глазами, как будто ожидая возражений, однако те даже не пытались с ней спорить.
  
  Все еще находившегося в беспамятстве Иго уложили в регенератор и запустили программу восстановления. Ивонна не отходила от капсулы ни на шаг во все время лечения. После окончания процедуры ускоренной регенерации, Иго отнесли в каюту, где он надолго провалился в глубокий сон.
  
  ***
  
  Кетлинг, одетый как преуспевающий местный торговец, вошел из закрытого сада, используемого им для парковки флаэра, в свой большой дом на Аквиле, окруженный высоким забором. Галэйн встретила его у порога ласковой улыбкой и немедленно принялась ластиться, всячески выказывая господину свою радость. Эта девушка была очень внушаема.
  
  Двух других пассий Кетлинг обнаружил в гостиной за легкой трапезой. Они держали себя с ним с небольшой прохладцей и были явно задумчивы - сказывалось давно не обновлявшееся внушение. Еще пара недель и они могут с презрением отвергнуть своего господина, осознав, что помимо своей воли оказались наложницами некрасивого и невысокого мужчины с бесцветными редкими волосами, толстыми ляжками и выпирающим животиком, к тому же худородного (ни один благородный не запятнает свою честь презренным ремеслом) - большое оскорбление для высокородных девиц, какими они являлись.
  
  По очереди отведя девушек в свои покои и воздействовав на них Ментатором, Кетлинг добился их безусловного расположения еще сроком на два месяца.
  
  Брюнетка Отом (наследная графиня) с белоснежной кожей и дивно как хорошеньким личиком с неподдельной страстью смотрела в лицо своего повелителя, готовая немедленно удовлетворить любое желание. Белокурая Галэйн, дочь мелкого царька с севера, просто пожирала Кетлинга пронзительно голубыми глазами и расцветала улыбкой обожания всякий раз, как его взор обращался на нее. Третья девушка, Арпер (из семьи магната), легла на ковер, обняв в экстазе ноги господина. На этот раз он из-за волнения явно перебарщил со внушением.
  
  Кетлинг глубоко презирал устои местного моногамного общества и с огромным удовольствием попирал и нарушал их, создав себе гарем из представительниц так называемого высшего сословия, банально выкраденных из собственных резиденций. На Земле молодой человек был обделен вниманием к своей особе со стороны противоположного пола. Однако с момента прибытия на Аквилу он нашел способ вознаградить себя за все упущенные им в жизни чувственные наслаждения. Обладатель качественных приборов ментального воздействия, созданных по современным земным технологиям, на этой захолустной планете он был всемогущ и не связан никакими ограничениями. Кое-как проводя исследования мира Аквилы, он мастерски заполнял отчеты разного рода небылицами, в тайне потешаясь над своим далеким начальством их читавшим. В то же время он всячески отстаивал свою точку зрения, что исследования необходимо продолжать, неторопливо и вдумчиво, и он, Кетлинг, самый лучший для этого кандидат.
  
  С каждым проведенным на Аквиле месяцем Кетлинг разлагался все больше. Ни для кого из группы уже не было секретом, как именно он проводил большинство своих рабочих часов (это было тем более удивительно, что никто из товарищей никогда не бывал в его доме, приобретенном на награбленные богатства, а сам он о нем не рассказывал ни одной живой душе).
  
  В земном банке ему зачислялась на счет низкая зарплата, которую он не имел возможности потратить, находясь в экспедиции. На Аквиле же Модификатор обеспечивал его местными мелкими платежными средствами из неблагородных металлов в практически неограниченных количествах. Кроме того, Эл, человек без всяких моральных устоев, подбил его однажды ограбить сокровищницу одного богача на дальнем континенте, и они на двоих стали обладателями внушительного количества золота. Раньше Кетлинг сокрушался, что, к сожалению, привезти золото на Землю нельзя: все добытые в экспедициях предметы принадлежали правительству, а земные платежные средства являлись сугубо электронными, и не представлялось возможным реализовать утаенное золото, не возбудив закономерных вопросов о его происхождении. Теперь же все это стало неактуально.
  
  По привычке расслабившись поначалу в приятном обществе, Кетлинг вдруг с ужасом подумал, что зарядки находившегося в его распоряжении оборудования хватит еще лет на десять, если он ограничит себя уже имеющимся у него числом красавиц. Он планировал прожить долгую жизнь и десяти лет ему было ничтожно мало. Ведь он уже настолько привык видеть искреннее восхищение собой в глазах своих пассий, что был не готов сменить его на продажную любовь случайных девок, привлеченных его богатством.
  
  "Эл поступил умнее. Он, небось, уже вырастил себе игрушку, вложив дурочке в голову ложную память. О, черт! Какой же я идиот, мне следовало бы поступить точно так же!"
  
  Кетлинг отбросил от себя Отом и рывком встал, Арпер отпрянула сама, освобождая его колени из нежного плена своих обьятий. Обычно Кетлинг не бил своих пассий, хотя в последнее время он начинал находить в небольших побоях некоторое утонченное удовольствие.
  
  Молодой человек вскочил во флаэр, взяв с собой усыпленную им Галэйн. Резко стартовав в режиме невидимости, он помчался к базе.
  
  Приземлившись, Кетлинг наскоро запрограммировал летательный аппарат, чтобы никто другой не смог его открыть и угнать в его отсутствие (остальные аппараты уже все куда-то делись), и вышел из него с телом девушки на руках. Приведя Галэйн в чувство, разломав капсулу с реактивом перед ее носом, он обнял свою послушную наложницу.
  
  - Господин, где мы? Я очень боюсь.
  
  - Успокойся. Ты готова отдать жизнь за меня?
  
  - Да, мой господин.
  
  - Мы в очень нехорошем месте, здесь живут злые джинны, но если ты будешь меня внимательно слушаться, они ничего нам не сделают.
  
  Сердце испуганной девушки пойманной птичкой затрепетало у него под рукой.
  
  ***
  
  Вансант не так часто выходил за пределы месторасположения базы, как это делали его товарищи, однако он имел отличное представление о царящих на планете порядках, географии материков, основных городах и даже знал кое-что о политической обстановке.
  
  Тщательно проанализировав в скором порядке сообщенную ему и другим членам команды информацию, он пришел к выводу, что самым разумным в создавшемся положении будут уход с базы и попытка захвата или создания сильного государства, которое бы полностью обеспечивало нужды землян. Он отдавал себе отчет в том, что в практически средневековом местном обществе невозможно создание высокотехнологичных расходников для сложного оборудования Аквилской базы, которое быстро придет в полную негодность и превратится в кучу малополезного хлама.
  
  Далее он перебрал в уме всех членов группы и пришел к выводу, что никто кроме Эла, Иго и Митяя не сможет существенно посодействовать в реализации его замыслов. Однако Эл куда-то запропастился, по-видимому, у того уже был собственный план на будущее, который он торопился привести в исполнение. Иго из чувства долга не бросит товарищей, являющихся явным балластом - Вансант не питал иллюзий на счет Реды и Ивонны, которые горячо воспротивятся его идеям, предпочтя прозябать, но ни к коем случае не прибегать к насилию. Митяй же откровенно туповат, его пришлось бы долго уговаривать, в то время как действовать нужно было быстро, пока Реда не напринимал каких-нибудь идиотских решений. Их, конечно, можно было бы безбоязненно игнорировать, встать в оппозицию, организовать раскол в группе и раздел имущества. Но такое поведение претило характеру Вансанта. Он предпочитал действовать быстро, смело и решительно.
  
  Инфицировав вирусом Беата, к которому всегда испытывал неприязнь, и использовав его как приманку, чтобы изолировать на время обитателей базы, доктор вывез на флаэре практически весь мобильный арсенал землян и Модификатор, способный создавать всевозможные предметы, а также батареи и запасы элементов для Модификатора. Прекрасная аптечка и дополнительный солидный запас медикаментов у него всегда были под рукой в каюте, поэтому он не зашел в медблок и не застал там Эла. Столкнувшись в коридоре в самом начале с Кетлингом, Вансант решил, что тот бежит к Элу, ждущему товарища у готового ко взлету флаэра. Если бы у доктора было время, он бы попытался поговорить с Элом, но его ближайшей задачей было блокирование Реды, Иго и Ивонны в дальнем конце базы.
  
  ***
  
  Реда глубоко погрузился в тяжкие мысли, накручивая себя все больше и больше.
  
  Он плохой начальник, не установил должной дисциплины в коллективе, закрывал глаза на многие проступки подчиненных, позволив им вконец распуститься. Он не проявил должной предусмотрительности, что уже привело к одному убийству и разграблению базы.
  
  Оставшиеся с ним подчиненные, послушавшиеся его приказа о сохранении скудных ресурсов, оказались заперты вместе с ним в ловушке без возможности покинуть пределы базы (Навигатор уже потерял надежду на то, что дезертиры вернут хоть один флаэр). Хотя ни Ивонна, ни Митяй его ни в чем не упрекали, ему казалось, что он чувствовал их скрытое недовольство и считал себя не в праве претендовать на свою долю пищевых и других ресурсов, что еще оставались в распоряжении группы.
  
  Тогда он принял единственно верное, как он считал, в его положении решение. Выстрел оборвал жизнь неудачника.
  
  ***
  
  Кетлинг был немало удивлен, услышав звук выстрела. Он теперь смутно припоминал, что, кажется, и раньше уже слышал стрельбу, но был слишком возбужден, чтобы придать ей значение. Молодой человек на секунду замер, а затем быстро скрылся вместе со своей спутницей в первом попавшемся помещении. Когда топот ног затих в коридоре, он, крепко схватив девушку за руку, потащил ее за собой в медблок.
  
  - Эл, ты мерзкий подонок, слышишь меня! - разразился ругательствами Кетлинг. - "Ресурсов камеры тебе еще останется!"- передразнил он Эла. - Ты врун, жалкий лгунишка, козел и низкий подлец!
  
  Молодой человек усилием воли заставил себя прервать поток сквернословия, осознав, что делу он этим не поможет, а время дорого. Он повернулся к дрожавшей от страха девушке и пальцами раздавил у нее перед лицом небольшой шарик. Подхватив обмякшее тело, рывком сорвал с него платье и устроил Галэйн в камере регенератора, затем его пальцы задвигались в бешеном ритме по клавиатуре оборудования.
  
  Кетлинг решил сделать из Галэйн свою надежную помощницу, телохранительницу и постоянную любовницу. По прибытии на Аквилу весь отряд прошел специальную подготовку в камере регенератора, научившись фехтованию, стрельбе, верховой езде, местным наречиям, этикету, танцам и еще куче других полезных и бесполезных навыков, призванных помочь им "выходить в народ" и проводить исследования среди коренного населения, не вызывая подозрений. Так что Кетлинг примерно представлял себе, чего он хотел добиться от девушки применительно к реалиям Аквилы.
  
  Кетлинг решил, что его помощница должна обучиться разнообразным боевым навыкам и развить актерские способности (по его мнению, подчерпнутому из омерзительных третьеразрядных фильмов, каких он в прошлом был большой поклонник, это должно было стать убийственным сочетанием - милая девушка, играющая роль глупой безобидной красотки, способная хладнокровно и профессионально убивать). Напоследок он ввел в программу обучения земные языки, чтобы иметь возможность общаться с девушкой в присутствии посторонних без опаски подслушивания.
  
  Последних запасов ресурсов хватило на три года ложной памяти, это все, что оставил жадный Эл своему товарищу. Кетлинг надеялся, что этого окажется достаточно, чтобы навсегда привязать к себе Галэйн. Если он ошибся, то это будет самая дорогая ошибка в его жизни - он готовился выпустить в мир безжалостную убийцу, которую сам же создал.
  
  В голову Галэйн были вложены ложные воспоминания о том, как она провела на базе три года в обществе Кетлинга и Митяя. Первый запечатлелся в памяти девушки в качестве безотказного и нежного любовника, а роль второго заключалась в обучении ее боевым искусствам. Также Галэйн была привита память о двух убийствах, якобы совершенных ею. Этим достигалась гарантия того, что она не дрогнет, когда нужно будет пролить чью-то кровь. Кетлинг в спешке выбрал Митяя наставником для Галэйн случайным образом, просто потому что регенератор уже содержал запись его личности, обладающей нужными знаниями, а занятия с наставником прививали навыки лучше всего.
  
  Стоя перед камерой регенератора, когда от него уже ничего не зависело, Кетлинг посмотрел на ставшую теперь доступной информацию в планшетке Эла и побледнел от ярости.
  
  - Ты мне подсунул четырехлетнюю малышку, спасибо большое, Эл. С имеющимся ресурсом регенератора я бы получил на выходе семилетнюю крошку. Что бы я с ней делал, научил говорить мне "папа"? Эл, я убью тебя! Клянусь, только попадись мне!
  
  Успокоившись, Кетлинг остановил свой первый порыв и не разбил планшетку об угол стола. Подумав пару секунд, он пробормотал себе под нос.
  
  - Девка Эла чудо как хороша, он ее ни за что не отдаст, да и поздно уже, - Кетлинг взглянул в электронные архивы регенератора. - Шесть лет, да, поздновато перевоспитывать. А что ты в нее вложил, приятель? Гм, интересно. Ты умный... но ты дурак, Эл. Так, той малышке сейчас четыре годика, и она сестра девки Эла. Пожалуй, стоит сохранить ее координаты.
  
  Кетлинг вдруг застыл, словно громом пораженный внезапно пришедшей в голову мыслью, потом рассмеялся.
  
  - Кетлинг, ты мудрец! Конечно же, именно так и надо сделать. Ха-ха. Ну, держись, Эл. Если мы когда-нибудь встретимся с тобой и твоей девкой, тебе не поздоровится.
  
  Капсула коротко пискнула мелодичным зуммером, и молодой человек в нерешительности застыл перед ставшей прозрачной крышкой. Галэйн было около восемнадцати лет, когда Кетлинг выкрал свою будущую пассию из столичного замка ее отца. Примерно год она провела в доме похитителя. Следовательно теперь он смотрел на двадцатидвухлетнюю девушку. Придирчиво оглядев фигуру и лицо своей игрушки, Кетлинг остался доволен, не заметив никаких лишних, даже едва намечавшихся складочек, а лицо, утратив последние остатки детскости, стало еще прекраснее. Надо было приводить Галэйн в чувство, но молодой человек испытывал робость. Поскольку действие Ментатора давно закончилось (для организма девушки прошло три года), она впервые взглянет на него незамутненным взором. Конечно, молодой человек мог снова применить прибор, на всякий случай оставленный во флаэре, но это был не выход, и он это прекрасно понимал. Вся надежда оставалась только на привитые воспоминания, где девушка привыкла к внешности Кетлинга, также как привыкла слушаться его и отдаваться ему.
  
  Внезапный шум у входа в медблок заставил Кетлинга отдать команду на открытие капсулы. Крышка мгновенно втянулась в парковочную камеру.
  
  - Скотина, вот ты где! - Ивонна была полна торжества и одновременно негодования и с кулаками налетела на Кетлинга, за спиной у нее маячил Митяй. - Флаэр, Митяй, посмотри на месте ли флаэр этого подонка! Где твои дружки, где вы все попрятались, подлецы?
  
  Космодесантник бегом отправился в летный ангар.
  
  Кетлинг быстро просчитывал в уме варианты своих дальнейших действий. Ему была нужна информация о текущей расстановке сил на базе, крики Ивонны о "дружках" заставили его пока занять выжидательную позицию.
  
  - Где все остальные, Ивонна? Я слышал выстрел. Извини, я отсутствовал, у вас все в порядке? - молодой человек постарался, чтобы в тембре его голоса промелькнули озабоченные нотки.
  
  - Где остальные? Ты еще имеешь наглость спрашивать? После того, что ваш сообщник Вансант сделал с Беатом? Вы убийцы!
  
  "Минус два, нет, минус три - Эла уже тоже след простыл," - подумал Кетлинг.
  
  - Где Реда и Иго?
  
  - Реда мертв и тоже благодаря вам! Вы преступники, вас нужно судить! - Ивонна буквально выплевывала слова.
  
  "Минус четыре" - продолжил подсчет возможных противников Кетлинг.
  
  Лицо девушки, находившейся в капсуле регенератора, порозовело, краски придали ему еще большую прелесть и очарование. Галэйн открыла пронзительно голубые глаза, похожие на аквамарины. Ее взгляд претерпел существенные и разительные изменения по сравнению с тем, как девушка смотрела на мир еще час назад. Впрочем, для нее за этот час пролетели три очень напряженных и непростых года.
  
  ***
  
  Приподняв корпус девушки над землей, полуобняв и удобно устроив ее головку у себя на плече, Эл тщательно расчесал длинные волосы Адерины (так звали его избранницу), затем занялся ее ногтями, успевшими изрядно отрасти за шесть лет. Он желал, чтобы его невеста вернулась в этот мир во всем блеске великолепия своей девственной красоты.
  
  Девушка была самым большим подарком, который Эл когда-либо делал сам себе. Поэтому он упивался каждым моментом прихорашивания Адерины, стараясь сделать собственный подарок как можно более значимым и привлекательным. Регенератор содержал помещенные в него тела в чистоте, иначе бы Эл устроил своей невесте купание перед тем как облачить в платье.
  
  Оставшись наконец довольным результатами своих усилий, Эл разломил капсулу реактива перед лицом Адерины. Хотя это и не он создал эту красоту, молодой человек все равно ощущал себя Пигмалионом. Эл непосредственно приложил руку к развитию умственных и других способностей своей избранницы, о части из которых она еще сама не подозревала, поскольку они не ассоциировались у нее ни с какими воспоминаниями и должны были в будущем активироваться сами по себе.
  
  Девушка пришла в себя и открыла глаза, явив миру радужку изумрудного цвета с тонкой золотистой каймой вокруг зрачка.
  
  - Эл? - были ее первые слова. Он взял себе новое "местное" имя, начинавшееся с буквы "л", память его невесты услужливо ей подсказала, что оно сокращается до "Эл".
  
  - Что, милая?
  
  - Я долго была без чувств, после того как упала с лошади? - у девушки было сильно ее последнее внушенное регенератором воспоминание о падении с лошади.
  
  - Ты три дня не приходила в сознание, я уже начал серьезно беспокоиться. Обопрись на мою руку, любовь моя, и пойдем в замок.
  
  - А где все, почему никого нет? Что это за платье, я не помню такого?
  
  - Находясь вне себя от горя из-за твоего продолжительного обморока, я прогнал слуг. Теперь мы наймем новых. Я также боюсь, что согласно примете утопил "на счастье" в реке всю твою одежду, ее должно быть уже унесло в море. Мы пригласим лучших портних и пошьем тебе новые вещи. Это платье на тебе мой первый подарок. Ты не расстроена?
  
  - А кто меня одевал? - подозрительно спросила Адерина.
  
  - Портниха, которая сшила платье, - с улыбкой ответил Эл. - Доктор сказал, что днем тебя нужно наряжать, чтобы ты захотела поскорее прийти в себя.
  
  - Добрая женщина, хочу лично ее поблагодарить.
  
  - Боюсь, что это невозможно.
  
  - Ты ее тоже прогнал? А где тот доктор, что дал такой мудрый совет?
  
  - К черту доктора, важно, что есть ты и я, и мы скоро поженимся, - счастливо рассмеявшись, Эл подхватил свою избранницу на руки, мельком заметив тень неудовольствия на ее лице от произнесенной им грубости.
  
  "Кетлинг дурак, что воздействует Ментатором на своих дурочек, ему никогда не постигнуть настоящей полноты счастья." - подумал Эл.
  
  Эл предпочитал иметь рядом с собой личность полностью свободную в своих решениях и поступках (сам он был всю жизнь лишен этого). Посредством регенератора Эл, как мог, развил в девушке аналитические способности и критичность мышления. Если у нее были изначальные задатки к аналитике, она должна стать уникальна для этого мира. Тем интереснее ему будет впоследствии с ней общаться на равных, как с партнером.
  
  Эл особо не задумывался о большой уязвимости своей позиции - ведь девушка могла оставить его, тогда молодому человеку пришлось бы поневоле смириться с ее решением. Однако, будучи амбициозным и способным ученым и внешне симпатичным молодым мужчиной, он искренне полагал, что на всей планете никто не сможет с ним сравниться практически ни в чем. Полный радужных надежд, он собирался полностью завоевать Адерину. Он никуда не торопился и приготовился получать долгое и растянутое во времени удовольствие от процесса постепенного вхождения в сердце и душу Адерины не меньше, чем от конечного результата - он лишит девушку девственности примерно через год (придется организовать свадьбу), а потом они заживут в мире непрекращающихся наслаждений, даруемых законным браком. Впрочем, это были всего лишь планы.
  
  Элу требовался отдых от высокого темпа жизни, который он привык вести. Несколько лет, как минимум. Он отдавал себе отчет в том, что не способен навечно похоронить себя в идиллическом замке, его деятельный характер рано или поздно заставит его выйти из добровольного заточения и заняться какой-то деятельностью. Он еще не знал, что именно это будет.
  
  Замок ему сразу очень приглянулся с первого взгляда. Настолько, что он с помощью Кетлинга ограбил какого-то богатея из провинции. Мог бы и в одиночестве провернуть это дело, но с товарищем на стреме это казалось надежнее. Так он под вымышленным именем и в полной тайне от товарищей стал владельцем твердыни с прилегающими землями, в которой практически никогда не бывал. В нечастые минуты тоски он представлял себя местным князьком, родившемся и выросшем в красивом захолустном замке, ведущем беззаботную жизнь богатого провинциального аристократа. Так что мысль о дезертирстве не была для Эла новой.
  
  То, что у Эла всегда был при себе детальный образ замка, очень помогло при моделировании ложных воспоминаний Адерины. Девушка должна была помнить что-то невнятное про гибель своей семьи (она не видела этого воочию), учебу в закрытом учебном заведении для благородных девиц королевских кровей, где ей преподали в том числе некоторые науки, которые на Аквиле никто больше не изучал, и переселение в замок к своему жениху. У Эла не было времени детально придумывать историю для своей игрушки, поэтому он ограничился минимумом мест и персонажей, все последние в основном были случайные личности, никогда не существовавшие ни в каком из миров.
  
  Изначально он не собирался прививать Адерине никакие боевые навыки, решив, что всегда будет рядом с девушкой и сможет защитить ее. Однако в самый последний момент Эл ввел в программу обучения некоторые базовые приемы, просто на всякий случай. Эти умения должны будут сами активироваться в минуту опасности, которая, он надеялся, никогда не наступит.
  
  ***
  
  Ивонна вдруг заметила Галэйн и уставилась на нее во все глаза.
  
  - Ты, ты... - Ивонна от возмущения не находила слов, снова обратив свой гневный взор на Кетлинга. - Грязный, похотливый козел, ты полностью израсходовал ресурс регенератора!
  
  Кетлинг с тревогой посмотрел на свою игрушку. Ей вовсе незачем знать правду о возможностях регенератора (подобные сведения он ей давать не хотел, по внушенной девушке легенде, ее поместили в капсулу для лечения какой-то серьезной болезни и последнее, что она должна была помнить, это озабоченное лицо Кетлинга, желавшего ей скорейшего выздоровления).
  
  - Извините, - очень вежливо обратилась Галэйн к незнакомой для нее особе. - Вы позволите мне одеться?
  
  Рот Ивонны остался открытым, она никак не ожидала услышать земную речь из уст коренной аквиланки, хотя прекрасно знала, что местные могли легко обучиться языку в камере регенератора.
  
  Галэйн, несмотря то, что она была полностью обнаженной, с большим достоинством и надменной осанкой прошествовала через все помещение к своему платью, в спешке отброшенному Кетлингом, когда тот раздевал девушку.
  
  Воспользовавшись невнимательностью Ивонны, молодой человек достал из ножен у себя на поясе кинжал и держал руку с оружием за спиной. Он задал последний беспокоивший его вопрос.
  
  - Так что с Иго, Ивонна?
  
  Ивонна завороженно лицезрела роскошное тело молодой аквиланки, подобно видению проплывающей по медблоку в блеске немного лоснящейся кожи цвета слоновой кости. За время нахождения в капсуле волосы девушки еще отросли и теперь ниспадали пушистой волной до верха бедра, они как шлейф тянулись за ней по воздуху при хотьбе. Ивонна всегда мечтала иметь такие волосы. Вопрос Кетлинга все же дошел до ее сознания, и она заторможенно ответила.
  
  - Иго был ранен, теперь восстанавливается в каюте.
  
  "Минус пять. Все."
  
  Галэйн незаметным движением забрала на ходу кинжал из ладони Кетлинга и спрятала руку с оружием в своих густых локонах, заодно перекинув их вперед двумя волнами так, что она полностью закрыли ее груди и низ живота.
  
  Вернувшийся Митяй застыл на пороге медблока, подобно статуе. Галэйн приветливо кивнула ему, посколько отлично помнила космодесантника из своих воспоминаний.
  
  Аквиланка, похоже, испытывала какие-то сложности с платьем, поскольку, просунув в него кисти рук, она затем, как бы в недоумении, немного наклонила голову так, что волосы частично упали на ткань, при этом ее руки шевелились, производя какие-то мелкие движения, а на лице появилась извиняющаяся улыбка.
  
  "Она обрезает отросшие ногти" - догадался Кетлинг.- 'Черт, надо это как-то ей обьяснить, не акцентируя внимания. Ну какая актриса, она не выразила никакого удивления! Другая бы уже давно на ее месте хлопала ресницами: Ой, а вы кто? А почему Митяй меня не узнает?'
  
  Наконец аквиланка подняла и встряхнула платье, причем обрезки ногтей через подол незаметно улетели куда-то под стол, а потом одним выверенным движением надела его. Как Кетлинг ни присматривался, кинжала он не заметил.
  
  - Что там с флаэром, Митяй? - спросила Ивонна.
  
  - Есть один в ангаре, но открыть его я не смог, - пришел в себя космодесантник.
  
  - Так, - угрожающе произнесла Ивонна. - Кетлинг...
  
  - Измена давно зрела в твоем сердце, Ивонна! - заревел молодой человек, особо не задумываясь о произносимых им словах, в старательно разыгрываемом припадке ярости и одновременно незаметно указал Галэйн на Митяя, подав недвусмысленный сигнал к ликвидации, которого космодесантник не мог видеть, а Ивонна не поняла. Кетлинг надеялся, что Галэйн не будет испытывать никаких колебаний.
  
  Аквиланка, правильно истолковав жест своего любовника, ничем не выразила удивления.
  
  - Что? - спросила пораженная Ивонна.
  
  - Это не Митяй, это подмена, он не узнал Галэйн!
  
  - Да как он мог...
  
  - Молчать! - изо всех сил крикнул Кетлинг и сильно ударил девушку кулаком в лицо, отправив ее в нокаут.
  
  Митяй дернулся вперед, траектория его движений проходила в опасной близости от Галэйн. Космодесантник рухнул на пол с лезвием кинжала в боку.
  
  "Наповал" - оценил Кетлинг.
  
  - Ну здравствуй, любимая. Как же я рад видеть тебя здоровой! - Кетлинг открыл свои обьятия, в которые девушка доверчиво уткнулась.
  
  ***
  
  Иго, сидя напротив Ивонны, пристально смотрел в глаза девушке уже продолжительное время. Затем, наконец решившись на откровенный разговор, техник нежно взял ее лицо в свои большие ладони и произнес.
  
  - Малыш, нам довольно скоро нужно будет покинуть базу.
  
  Ивонне очень нравился его взгляд, она бы согласилась вечно так сидеть перед мужчиной, кожей ощущая тепло его рук. Слова Иго доходили до нее как через вату.
  
  - Все, как ты скажешь, - проронила девушка.
  
  - Наших запасов должно хватить на восемь месяцев, но уходить нужно не позднее чем через шесть недель, пока в горах не так много снега. Слава богу, спутник у нас никто не отнял, я сделал съемку и уже разработал маршрут. Будет очень сложно, но мы справимся, малыш.
  
  - Конечно.
  
  - И еще. Мы не сможем взять с собой почти никаких вещей, а наша техника в горах не пройдет, - Иго с жалостью смотрел на полное жизни лицо девушки, со страхом представляя какие изменения оно претерпит к концу похода, когда их накаченные современной химией организмы будут приводить в движение до предела истощенные мышцы и при этом потреблять сами себя. - А на последнем этапе придется обходиться практически без еды и полагаться только на стимуляторы. Мы начнем курс за пять дней до выхода, чтобы приучить организм. А с завтрашнего дня сядем на специальную диету - будем есть помногу и часто. Тебе понравится.
  
  - Прекрасно. Смогу наконец-то позволить себе побыть лакомкой и сладкоежкой.
  
  - Я опытный альпинист, один раз даже совершил восхождение на Эверест, ты знала?
  
  - Я все о тебе знаю. Je t'aime. Я тебя люблю.
  
  - И я тебя очень люблю.
  
  - Почему ты никогда мне этого раньше не говорил?
  
  - Я всего лишь техник, родившийся в нигерийской деревушке... Предлагаю на сегодня забыть обо всем и устроить настоящий праздник. Я сам приготовлю обед, а потом попытаюсь тебя соблазнить, - с этими словами Иго встал.
  
  - У тебя это легко получится даже до обеда. А ты не покинешь меня ради какой-нибудь местной красотки? Взгляни на образ, что я обнаружила в архивных файлах. Подозреваю, что это игрушка Эла.
  
  Иго скользнул равнодушным взглядом по зеленоглазой красавице.
  
  - Ты знаешь, я не буду пользоваться успехом у местных красоток. Поскольку на Аквиле нет чернокожих, меня они скорее всего примут за неизвестную разновидность обезьяны, так что ты единственная в этом мире, кто способен обратить на меня внимание. Только поэтому я обещаю беречь тебя всю жизнь, - губы Иго расплылись в широкой улыбке.
  
  ***
  
  В костюме из темного бархата, с клинком в богатых ножнах у пояса, нарядной шляпе с двумя перьями и на приобретенной им породистой лошади, Вансант не мог не привлекать всеобщего внимания. Из-за ссоры в придорожном трактире ему пришлось вызвать на дуэль со смертельным исходом одного благородного господина, а потом успокоить навсегда трех оборванцев, что посмели напасть на него в темном лесу.
  
  Фехтовальное искусство доктора было далеко от таланта Эла, способного нанести точный удар из совершенно неожиданных положений, однако являлось очень неплохим, даже по меркам Аквилы. Впрочем, свои дорожные происшествия доктор воспринимал как короткое забавное приключение, он вовсе не собирался сражаться всю жизнь, предпочитая найти тех, кто будет это делать за него.
  
  Стражники у городских ворот побоялись остановить такого блестящего кавалера со свитой - Вансант нанял себе кучу слуг. Гвардейцы на посту у замка принца, вполне понятно, проявили большую бдительность.
  
  Молодой принц Джейдэн был некрасив: вытянутое лицо, выпуклые глаза, толстые, влажные губы и длинные черные волосы, ниспадавшие на плечи. Однако, поговорив с принцем, Вансант, выдавший себя за владетельного герцога из далекого государства, убедился, что тот не только умен - для своего уровня развития и окружения, в котором он вырос - и судит обо всем правильно, но что у него есть дар привлекать к себе людей. Вансант после первого же разговора по-своему полюбил принца той любовью, в которой присутствовало больше всего жалости. По мнению Вансанта, родись принц на Земле, он мог бы многого достичь благодаря своим врожденным способностям.
  
  Вансант и принц Джейдэн понравились друг другу. Принц очень любезно пригласил герцога бессрочно погостить у себя в замке, так как любил слыть гостеприимным, затем же проникся к Вансанту искренней симпатией и уже не хотел его никуда от себя отпускать. Вансант познакомился в замке со многими знатными лицами из местной аристократии и с сестрой принца Джейдэна, принцессой Обри, в отличие от брата, писаной красавицей, в силу своего высокого положения полной величия и великолепия. Принц Джейдэн очень сильно любил свою сестру, ни в чем ей не отказывал и даже, как поговаривали при дворе, во всем советовался с нею.
  
  Освоившись, Вансант начал закидывать удочки, прозрачно намекая в приватных беседах, что многое бы отдал, чтобы вернуть принцу ту блестящую судьбу, которую ему сулило его происхождение (принц был братом жестокого короля). Такие разговоры воспринимались благосклонно.
  
  Ко всем аквиланцам, все зависимости от их положения, Вансант относился как к забавным обезьянкам, безнадежно отстающим от него по своему развитию. Тем не менее он не зарывался и постоянно себя контролировал, чтобы кого-нибудь случайно или нечаянно не оскорбить или не обидеть, был снисходителен к окружающим и многого от них не требовал. Со своими слугами держал себя очень корректно, никогда никого не избивал и не третировал. Представитель могучей и развитой цивилизации, Вансант даже в непринужденном дружеском разговоре совершенно неосознанно держался с большим превосходством, которое окружающие не могли объяснить, но очень остро чувствовали и навсегда проникались к доктору невольным уважением.
  
  Штудируя по ночам на своей работавшей от солнечных батарей электронной планшетке книги по воинскому искусству древности, написанные современными ему авторами, которые, казалось, учли и подробно описали все ошибки, совершенные во всех стражениях, Вансант готовился к войне. Он добился своего назначения командующим в один из гвардейских полков личной армии принца, где внимательно присматривался к солдатам и офицерам и постепенно вводил новые методы обучения, вычитанные из книг.
  
  Через два месяца после появления при дворе у принца у Вансанта была конкретная цель и детально разработанный план захвата королевства. Через год он станет советником всемогущего короля, а там, кто знает, у него может появиться новый план...
  
  Принцесса Обри всегда была неизменно очень мила и любезна с Вансантом и даже довольно часто искала его общества, однако в какой-то момент девушка начала проявлять признаки влюбленности. Девушка ему бесспорно нравилась своим живым и тонким умом (по местным меркам), но доктор вовсе не собирался создавать себе осложнения с принцем, понимая, что официально жениться на принцессе он не может (надо тогда было называться не герцогом, а королевичем, раз уж все равно самозванствовал), а позволь он себе что-нибудь лишнее, все его планы рухнут. Кроме того, к девушке Вансант относился довольно равнодушно, примерно как к красивой обезьянке. Именно так.
  
  Впрочем, справедливости ради надо отметить, что и на земных женщин Вансант всегда смотрел свысока.
  
  ***
  
  Девушка со светлыми волосами, уложенными в красивую прическу и одетая во все белое, начиная с маленькой декоративной шляпки, водруженной поверх слегка напудренных волос, и заканчивая элегантными ботиночками, носы которых иногда показывались из-под платья, плывущей походкой шла по ухоженному парку замка. Ее лицо из-за покрывавшего его тонкого слоя пудры тоже казалось совершенно белым, только глаза выделялись на этом лице, пронзительные, глубокого небесно-голубого цвета.
  
  Нескладная маленькая девочка, некрасивая и не имевшая обычно присущего детям в ее возрасте милого очарования с открытым восхищением разглядывала незнакомку. Единственными внешними достоинствами ребенка были ярко-зеленые глаза, довольно большие для ее лица, и золотистые волосы. Девочка была одета в светлое платьице.
  
  - Какая прелестная малышка, как тебя зовут? - произнесла нежным голосом незнакомка.
  
  Девочка, не часто слышавшая комплименты в свой адрес, особенно из уст красивых людей, расцвела в улыбке, которая откровенно испортила ее лицо, но позволила глазам стать еще привлекательнее из-за появившегося в них блеска.
  
  - Меня зовут Эвери, госпожа.
  
  Незнакомка опустилась перед девочкой на колени и приблизила к ней лицо. Аквамарины ее глаз оказались совсем рядом с изумрудами в глазах девочки.
  
  "Малышка превратится в настоящую красавицу, когда вырастет" - подумала девушка, откуда-то знавшая, что самые очаровательные на свете дети редко остаются красивыми во взрослом возрасте, и наоборот, гадкие утята иногда превращаются в прекрасных лебедей.
  
  - Ты хочешь стать моей мамой? - поразившись собственной смелости, спросила Эвери.
  
  - Это такая игра? - поинтересовалась девушка.
  
  - Нет, не игра, моя мама умерла, - было видно, что девочке очень бы хотелось, чтобы незнакомка стала ее новой матерью.
  
  - Я согласна, - просто ответила девушка.
  
  - Правда? А как мне тебя называть? - Эвери просто лучилась от счастья.
  
  - Зови меня Галэйн. Наверное, следует уведомить твоего отца о том, я буду теперь твоей мамой и испросить у него разрешения на то, чтобы ты могла пожить со мной.
  
  Эвери поскучнела.
  
  - Не надо, папа сейчас не может ни с кем разговаривать, - тень пробежала по лицу ребенка. - После того как пропала Адерина, папа очень расстроен.
  
  - Адерина это твоя сестра?
  
  - Да, откуда ты знаешь?
  
  - Догадалась по твоему голосу, что это кто-то очень близкий тебе. Но ведь нехорошо если ты тоже просто исчезнешь, давай напишем твоему папе письмо?
  
  Девочка захлопала в ладошки и запрыгала на месте.
  
  - Давай!
  
  - Что мы ему напишем?
  
  - Дорогой папочка, у меня все хорошо, - девочка подумала немного и добавила. - Я у мамы!
  
  - Поскольку письмо будет от нас двоих, предлагаю начать вот так: Ваше величество,....
  
  Галэйн повела Эвери за руку прочь от замка, издали их и правда очень легко можно было принять за маму с дочкой.
  
  ***
  
  Гнат с сочувствием оглядел полностью разбитое лицо Оуэна, который в своем теперешнем состоянии был способен видеть только одним глазом, да и то неимоверно заплывшем. Второй глаз просто вытек. Товарищу было явственно необходимо восстановление в регенераторе.
  
  Его противник, тоже залитый кровью, своей и Оуэна, сейчас развлекался в обществе Лилит. Точнее, это она развлекалась с Сержем.
  
  Дочка адмирала, избалованное, безнадежно испорченное создание, Лилит просто бредила гладиаторскими боями и заставляла поклонников сражаться за свою благосклонность.
  
  Гнат искренне не понимал такого поведения. Оуэн был уже четырежды жестоко избит Сержем, за время продолжительного полета рядовому удалось лишь однажды одолеть сержанта, но судя по тому, в каком он был после этого состоянии, он вряд ли смог вдоволь насладиться победой. Лилит тогда увела молодого человека в свои "покои", не в ее правилах было давать триумфатору возможность восстановиться перед свиданием, хотя бы частично, в камере регенератора.
  
  С другой стороны, это только благодаря девушке Гнату с товарищами удалось захватить и угнать транспортный корабль, предназначенный для отправки на Аквилу, но задержанный в связи с постигшей Землю катастрофой. Сослуживец Гната Митяй состоял в отряде, проводившем исследования далекой планеты, о которой мало что было известно. Идея дезертировать пришла в голову Гнату практически одновременно с Яром. Последний пришел к старшему товарищу и, смущаясь и краснея, высказал свое предложение, в любую минуту ожидая, что тот разозлится или даже сдаст его службе безопасности. Гнат поразился проницательности и смелости Яра. Сам он пришел к тем же выводам, что в существовавших обстоятельствах оставаться в системе Космофлота было бесперспективным занятием, ведь при отсутствии экспансии функции службы сведутся к чисто полицейским операциям. Лилит добыла через отца точные сведения, что базу на Аквиле забросят, а предназначенные экспедиции ресурсы перенаправят куда-то еще. Оуэна и Сержа Гнат пригласил сам, выдав это полностью за свою идею, чтобы не подставить Яра в случае неудачи побега или утечки информации.
  
  Гнат имел два серьезных разговора с Лилит, уговаривая девушку не затягивать в свои сети Яра. Однако, даже пообещав что-то, девушка не могла сдерживать свою испорченную натуру. Гнат с беспокойством наблюдал за Яром, замечая у того в последние недели признаки влюбленности в Лилит.
  
  ***
  
  На Аквилской базе никого не оказалось, и эфир молчал, несмотря на многочисленные запросы по радио. Космический корабль, загруженный под завязку разнообразным имуществом, предназначавшимся для научной экспедиции, пересек линию терминатора и пошел на посадку в автоматическом режиме.
  
  - Поскольку никаких явных предупреждений мы не заметили, предлагаю считать, что база не заминирована, - обратился Гнат к товарищам, вызвав их усмешки. - Разбираем себе пустые каюты, но не свинячьте слишком много и, ради бога, не запускайте чистящей техники. Я хотел бы все внимательно осмотреть на предмет возможных следов или посланий, прежде чем они уничтожатся автомойщиком.
  
  Усталый как и все остальные, Гнат тем не менее еще раз прошелся по всем помещениям и снова нахмурился, разглядывая выямки в стенах и другие следы использования боеприпасов и разломанную переборку в глубине базы. На всякий случай, он обездвижил автомойщик, чтобы никто не смог запустить машину, а то от Лилит всякого можно было ожидать. Решит, например, что в помещениях слишком пыльно и призовет робота-чистильщика.
  
  В одном из помещений Гнат нашел образ золотоволосой девушки с зелеными глазами. Он понял, что девушка аквиланка, поскольку видел снимок Ивонны, единственной женщины в экспедиции. Он с интересом рассматривал коренную жительницу планеты, все больше и больше углубляясь в ее черты лица и фигуру, отмечая глазом пропорции и непроизвольно запоминая их. Девушке на вид было около двадцати лет.
  
  Гнат, видимо, рассматривал образ так долго, что девушка приснилась ему. Она стояла перед ним с легкой улыбкой на губах и не произносила ни слова. На ней было зеленое платье с золотым шитьем, очень подходящее по цвету к ее глазам, а за спиной яркое сияние, не позволявшее рассмотреть ничего из того, что творилось позади нее.
  
  Гнат проснулся отдохнувшим и полным воодушевления, однако не сам - его разбудили товарищи из-за чрезвычайных обстоятельств.
  
  ***
  
  Лилит постучалась в каюту Яра посреди ночи, подняв его с кровати. Завернутая в простыню она, застенчиво улыбаясь, продолжительное время смотрела на ничего не понимавшего Яра.
  
  - Какой милый, - наконец произнесла она, приблизилась и крепко поцеловала молодого человека в губы. От этого поцелуя у него дух захватило.
  
  - Нет, не здесь, пошли со мной, - позвала Лилит, и Яр без лишних вопросов отправился за ней.
  
  Во все время пути Лилит держала Яра за руку, и тот сходил с ума от предвкушения того, что должно было с ним скоро произойти и придумывал слова обращения к Лилит, призванные выразить всю глубину его чувства к девушке, однако не мог подыскать достаточно верных и восторженных выражений. Он перебрал много слов, но все они казались ему плоскими и избитыми.
  
  Заведя Яра в меблок, Лилит скинула простыню, под которой она оказалась одета в одни лишь узкие трусики. Яр порывался что-то сказать, но девушка заткнула его рот своими губами и принялась очень умело целоваться.
  
  Ощутив язычок Лилит у себя во рту, Яр ответил на поцелуй, тело Лилит плотно прижалось к нему, и он мгновенно возбудился. Отстранившись через некоторое время, девушка протянула презерватив в упаковке.
  
  - Надень.
  
  Яр, немного смущенный, отвернулся. Внезапно он почувствовал руки Лилит у себя на бедрах - она полностью стянула с него трусы. Молодой человек совсем справился с натягиванием презерватива, когда девушка вдруг пораженно вскрикнула.
  
  - Смотри, когти какие! Тут завелись вампиры!
  
  Яр удивленно оглянулся и проследил за рукой Лилит, указывавшей на несколько ненормально длинных человеческих ногтей на полу, дорожкой проложенных к шкафам у одной из стен. Прежде чем молодой человек смог отреагировать и объяснить, что ногти вполне вероятно могли принадлежать какому-нибудь человеку, прошедшему долгую процедуру в регенераторе, Лилит в испуге резво выбежала из медблока, и топот ее ног затих вдали.
  
  Затем в помещении вдруг погас свет, и у двери раздались зловещие скрежещущие звуки, а затем похожие звуки послышались из одного из больших шкафов, находившегося в медблоке.
  
  Яр, смутно помня расположение мединструментов, в темноте налетел на ящики и на ощупь нашел скальпель. Лилит убежала вместе с простыней и нижним бельем молодого человека, он чувствовал себя немного неуютно полностью раздетым в непроглядной темноте со скальпелем в качестве единственного оружия против неведомой опасности.
  
  Свет вдруг снова включился, и из коридора в помещение зашла Лилит в компании с Сержем, а из шкафа в медблоке вывалился Оуэн.
  
  - Сдулся! - Лилит весело захлопала в ладоши. Космодесантники улыбались.
  
  Яр покраснел, потом резко побледнел от пережитого унижения. Его рука со скальпелем рванулась вверх и лезвие ножа по кратчайшей траектории вонзилось молодому космодесантнику в горло.
  
  - Неси к регенератору! - закричал Оуэн, сам бросаясь к оборудованию и подготавливая режим. К счастью, необходимый ресурс был доставлен с вечера, и техника была готова к работе.
  
  Серж оттолкнул Лилит, огромным прыжком преодолел расстояние, отделявшее его от Яра, подхватил как пушинку тело молодого человека и в мгновение ока оказался с ним у регенератора.
  
  Оуэн некоторое время напряженно всматривался в высвечивавшиеся на экране сообщения, затем его явно отпустило.
  
  - Иди разбуди Гната, - обратился он к Сержу. - Только умойся сперва.
  
  Весь залитый кровью Серж, заскочив по дороге в душ, пришел в каюту к Гнату и прервал сон товарища.
  
  Прослушав более-менее связный рассказ о произошедших событиях, Гнат, уверившись, что Яру ничего не угрожает, полностью оделся, что заняло у него меньше минуты и куда-то вышел.
  
  - Жди здесь, - бросил он Сержу.
  
  Вернувшись с небольшим свертком, звякнувшим стеклом, Гнат живо прошел с Сержем в медблок.
  
  Положив сверток на какой-то стол, Гнат посмотрел на показания приборов, затем неторопливо подошел прямо к Лилит. Девушка дерзко смотрела ему в лицо, он же не обращал на нее внимания, просто невозмутимо обошел, как какой-нибудь столб, развернулся, схватил ее сзади за волосы, приставил пистолет к голове и нажал на курок.
  
  В воцарившейся после грохота выстрела тишине его слова прозвучали особенно значительно. Серж с Оуэном, в отличие от Гната, были безоружные и в одном нижнем белье. Оба они напряглись, но трезво оценивая свои шансы, не спешили провоцировать Гната, заняв выжидательную позицию.
  
  - На этой планете полно симпатичных девчонок. Взгляните на образ коренной аквиланки, что я нашел на базе.
  
  Зеленоглазая девушка с золотыми локонами впечатлила обоих космодесантников. Для них она также явилась доказательством того, что Гнат не собирается их немедленно убивать.
  
  - Избавьтесь от нее, - легкий кивок головы в сторону тела Лилит, - и идите спать. Через два дня я лично привезу каждому из вас по местной девке, так что вам больше не придется драться за право потрахаться.
  
  - Гнат, мы не хотели...
  
  - Оставьте, я знаю, меня не нужно ни в чем убеждать.
  
  Серж наскоро протер пол простыней Лилит, собрав кровь и ошметки мозгов, завернул в нее же тело дочки адмирала и покинул медблок вместе со своей ношей. Оуэн последовал за ним.
  
  Дожидаясь окончательного восстановления Яра, Гнат всматривался в образ аквитанки.
  
  "Кто ты и как тебя найти? Была ли ты на базе и сможешь ли пролить свет на то, что здесь произошло?"
  
  Когда процесс регенерации Яра завершился, Гнат достал из свертка униформу и бутылку дорогого коньяка с двумя стаканами.
  
  Первое, что получил Яр после того, как пришел в себя, это свою одежду и маленькую и изящную пузатую емкость с обжигающей небо жидкостью и наставление выпить ее залпом.
  
  - С возвращением. Держи второй, - с этими словами Гнат снова наполнил стакан товарища и еще один для себя.
  
  - Знаешь, в первый раз это лучше всего делать с терпеливой профессионалкой. Если бы мы были на Земле, я бы мог тебе порекомендовать сразу несколько.
  
  Яр покраснел.
  
  - В том, что ты еще девственник нет ничего постыдного, поверь. Меня можешь не стеснятся, впрочем, в душу к тебе лезть не собираюсь. Не вини себя ни в чем, но Лилит ты больше не увидишь, я вышиб ей мозги, использовав ее последнюю проделку как повод. Рано или поздно я бы все равно это сделал, так что повторяю: не вини себя, это полностью мой грех.
  
  Яр неверяще застыл, вглядываясь в лицо Гната.
  
  - Да, я чудовище, но Лилит была еще большим чудовищем. Бессердечная, похотливая эгоистка. Впрочем, о мертвых... Искренне надеюсь, что ты не совершишь еще одной глупости, подумай, ведь наши приключения только начинаются. Посмотри, насколько прекрасны коренные аквиланки!
  
  Гнат во второй раз за последний час продемонстрировал образ золотоволосой и зеленоглазой незнакомки. Яр явно заинтересовался, потому что долго водил взглядом по чертам девушки.
  
  "Дело идет на поправку" - решил про себя Гнат.
  
  ***
  
  Гнату показались подозрительными пятна крови на полу медблока и кое-где в других местах. Произведя анализ ДНК, он установил, что следы крови на месте стрельбы принадлежали двум людям - заместителю Навигатора по безопасности Беату и технику Иго. Могилу Беата обнаружил Серж при обследовании окрестностей базы. Там же рядом оказалась могила Реды, Навигатора. Лаконичные надгробные надписи не давали никаких разъяснений, только имена похороненных. Космодесантники эксгумировали тела, чтобы удостовериться в содержимом могил. Вне сомнения захороненные тела принадлежали начальству Аквилской базы, причем Реда был убит выстрелом в упор. Кровь Реды обнаружилась в помещении недалеко от медблока, а в самом медблоке также нашлись пятна крови Митяя, космодесантника.
  
  Напрашивался закономерный вывод о кровавом конфликте сотрудников с руководителями экспедиции, произошедший в изначальном лагере землян, после чего база была покинута, однако Гнат не был готов принять его даже за рабочую гипотезу без дополнительных на то оснований.
  
  Гнат надеялся, что его сослуживец Митяй жив, поскольку тело того нигде не обнаружилось.
  
  Архивы регенератора были стерты, однако то, что весь ресурс оборудования оказался полностью использован наводило на определенные мысли. Либо слишком часто обитателям базы приходилось лечиться от ран или неизвестных болезней, либо технику использовали не по назначению. Длинные ногти, разбросанные на полу в медблоке, по оценкам Гната, могли отрасти года за три-четыре. Яр согласился с догадкой Гната, что кому-то привили ложную память, продержав в регенераторе субъективные несколько лет. Гнат не верил, хотя и допускал, что это могло быть сделано с благими намерениями. Ногти, похоже, были женские, и по результатам анализа Ивонне они принадлежать не могли.
  
  "Уж не наша ли это знакомая?" - спросил себя Гнат. - "Кто ты такая, и что с тобой сделали? Пожалуй, пора дать тебе имя. Назову тебя... Талисман."
  
  Гнат сообщил кодовое имя девушки товарищам. Теперь, встреть кто-нибудь из них в будущем девушку, им достаточно будет просто сообщить ее имя, вместо того чтобы пускаться в путанные объяснения.
  
  ***
  
  - Мы с Яром смотаемся на разведку и притащим вам девок, - пообещал Гнат.
  
  - Может все вместе? - неуверенно спросил Серж.
  
  - Нет, вы, ленивцы, еще не готовы к посещению Аквилы, обычаев не знаете, - намекнул Гнат на то, что только они с Яром прошли стандартную подготовку в регенераторе. - Хотите этой ночью остаться без подруг - пожалуйста, мне даже легче, никого не надо ловить.
  
  - Слышь, Гнат, ты же не знаешь наших вкусов, - подал голос Оуэн.
  
  - А что мне их знать, вам бы лишь бы дойки побольше!
  
  - Дойки это само собой, но я хочу чтобы задница была вот такая, - Серж руками показал размер, а Гнат про себя отметил, что Лилит имела совсем другие габариты. - Ноги чтобы стройные. Ну и лицо там.
  
   - А меня бы полностью устроила та девушка, что ты нам показывал, - высказался Оуэн. - Эх, скоро попробуем каковы в постели настоящие герцогини. Помпадур, во!
  
  - Ты думаешь, что Помпадур была герцогиней, может всего лишь маркизой? - спросил Гнат. - А с чего ты взял, что я обещал вам герцогинь? Как я буду на вкус Сержа задницу подбирать, если они, небось, все в кринолинах ходят? Нет, ребята, получите крестьяночек. Зато кровь с молоком и без закидонов.
  
  - Ну как так, Гнат? Диана де Пуатье, Луиза де Лавальер, мадам... Э-э...
  
  - Бовари, - продолжил Гнат.
  
  - Точно, - откликнулся Оуэн, вызвав откровенную усмешку Яра.
  
  - Готовьте крааль для девок, - отрезал Гнат. - Нам вовсе не нужно, чтобы они свободно разгуливали по базе.
  
  - А что такое крааль? - спросил Серж.
  
  - Загон для скота, - объяснил Яр.
  
  Гнат давно понял, что для того, чтобы быть правильно понятым и избежать ненужных трений, с каждым нужно общаться на доступном ему языке. Поэтому он всегда снисходил до уровня необразованных космодесантников. Яр же был человеком более тонкой душевной организации. Это создавало определенные проблемы в коллективе, но Гнат ценил его больше чем безмозглых громил, каковыми являлись большинство солдат из его взвода. Присмотревшись к молодому человеку поближе, он не обнаружил в нем обычно свойственной интеллигентам гнили: уровень знаний в разных областях несомненно выдавал хорошее образование, полученное Яром, несмотря на очень юный возраст. После этого наблюдения Гнат всегда принимал сторону Яра, слепо ввязываясь во все драки с его участием на той стороне, где дрался Яр. Впрочем, неписаный кодекс чести космодесантника предписывал поступать именно так: если друг с кем-то дерется, кроме как один на один, необходимо, не выясняя причин драки и не спрашивая кто прав, немедленно вступиться на стороне "своего". Те, кто нарушали это важное правило, подвергались остракизму и навсегда становились изгоями.
  
  Яр не был другом Гната в том смысле, что молодые люди никогда не обсуждали между собой взаимную дружбу. Никто из них специально не искал дружбы другого, и никто не предлагал свою дружбу. Однако после нескольких эпизодов взаимной поддержки, они просто знали, что могут твердо рассчитывать на помощь другого. Недоверчивый от природы, Гнат всецело верил Яру и был готов сделать для него практически все на свете, даже во вред себе. Кроме всего прочего, у Яра присутствовали тонко развитая интуиция и удачливость - качества, которые Гнат очень ценил в людях.
  
  Так и Лилит он убил из-за выходки с Яром и ее последствий. Чтобы облегчить моральные страдания Яра, он вынужден был сказать, что собирался избавиться от девушки в любом случае, что не было правдой.
  
  ***
  
  Лилит, несмотря на неоднократные обещания достать через отца свежие отчеты аквиланской экспедиции, так и не удосужилась это сделать. В итоге у Гната и его товарищей были в распоряжении только весьма приблизительные сведения о современном местном обществе. Но самое главное, они не имели ни малейшего представления о том где, в каких регионах или городах участники экспедиции проводили свои исследования. Гнату казалось логичным, что те перебрались жить на планету в местность наиболее им знакомую. Как и где их искать, он не знал.
  
  Совершив в режиме невидимости облет материка, приютившего Аквилскую базу, Гнат затем наведался в выбранную случайным образом мелкую деревушку и по очереди принес к летательному аппарату двух усыпленных им молодых простолюдинок. Зная, что их ждет, он не испытывал к ним никакого сочувствия.
  
  - Тебе точно не нужно местной девки? - поинтересовался он у Яра, но тот лишь покачал головой. - Ну смотри, сейчас самый удобный момент. Лучше сразу захватить всех девок, чем прилетать за ними по несколько раз - жителям меньше беспокойства. Может хочешь сам пойти выбрать?
  
  Прогуляться по деревушке Яру хотелось, Гнат шел немного позади и страховал товарища. Сам он обошелся без страховки в свой первоначальный визит.
  
  Одетые в неброские плащи с клинками у поясов, молодые люди выдавали себя за малоимущих представителей местной военной касты. Взять с таких нечего, а желания связываться ни у кого возникнуть не должно.
  
  Побродив по деревне, где никто не обращал на землян никакого внимания, они, уже вместе, зашли в харчевню и заказали еды и питья. Портативный анализатор подтвердил безвредность и пригодность пищи для земных организмов. Пожалев оставшихся на базе космодесантников, Гнат решил взять с собой две большие баклаги местного весьма недурственного пива. Расплатился монетами, созданными Модификатором. После подготовки в регенераторе, Гнат с Яром легко понимали местное наречие и сами изъяснялись на нем без акцента. Ничего достойного внимания за время трапезы в харчевне не произошло. Молодые люди полностью расслабились, уверившись в своей безопасности, и заказали еще напитков, повысив градус.
  
  - Почему ты пошел в космодесантники? - впервые спросил Яр товарища.
  
  - У моих родителей было слишком много денег, чтобы я не чувствовал зависимости от них, где бы я не находился. Космодесант казался единственным местом, где мой своевольный папашка не мог меня достать. Впрочем, основная причина не в этом, - Гнат замолчал, его глаза наполнились болью. - Я убил сероглазую девушку с пепельными волосами, которую любил больше всего на свете. Свою жену.
  
  Гнат залпом выпил крепкий напиток.
  
  - Не беспокойся, я могу много выпить, не захмелев. Своего рода наследственное проклятие. Так вот, моя семейка устроила этот брак, а я, вместо того, чтобы отказаться или отомстить отцу, малодушно принялся мстить своей жене, а она безропотно терпела все мои выходки. Понимаешь, она мне безумно нравилась, но по дурости я считал, что раз ее мне навязали, я обязан изменять ей с каждой встречной девицей, всячески давая понять, как она мне безразлична. После того, как ее не стало, я решил наконец принести пользу людям, бесстрашно погибнув на границах неизученных миров ради экспансивных устремлений человечества. Очередная дурость, но четыре года назад мне так не казалось. Запомни, жить нужно для себя, ради своих друзей и любимых. А абстрактные интересы человечества пускай проваливаются в тартарары. Конечно, в случае внешней угрозы, нужно встать на защиту своего мира, но подумай сам - нам никогда еще никто не угрожал! Это только мы сами являемся угрозой для всех разумных существ во вселенной.
  
  Возбужденные местные жители, вооруженные чем попало, вломились в харчевню, указывая руками на Гната. Тот повеселел и, обнажив клинок, с бесшабашной радостью бросился на них, на ходу попросив приятеля не забыть пивные баклаги. Уже через минуту на грязном полу корчилось с пяток тел, а остальные нападавшие с криками удирали. Тогда Гнат легким бегом отправился к флаэру, смеясь на ходу. Нахмурившийся Яр следовал за ним, в произошедшей драке он наносил удары плашмя и никого серьезно не ранил.
  
  ***
  
  - Деваха Сержа. Мы все задницы на Аквиле перемерили, чтобы выбрать самую достойную.
  
  С этими словами Гнат развернул техническую ткань, под которой обнаружилась высокая девушка с полными формами и миловидным лицом, приведшая Сержа в полный восторг, который он выразил громким восклицанием "Вау, мой размерчик!"
  
  Оуэн был более сдержан в проявлении своих чувств, но тоже казался доволен видом доставшегося ему крепкого женского тела, увенчанного вполне изящной головкой с копной спутанных волос цвета спелой пшеницы.
  
  - На вашей ответственности немедленная санобработка ваших домашних любимец. Нам тут не нужны насекомые.
  
  - Понял, командир, - одной рукой шутливо отдал честь Серж, с легкостью удерживая другой восьмидесятикиллограмовое тело у себя на плече, затем обратился к Оуэну. - Их тряпки я бы выкинул, заменив на сексуальное бельишко. Наверняка подходящие модели есть в Модификаторе.
  
  На самом деле Гнат был младше Сержа по званию, но последний признавал за ним несомненное лидерство.
  
  - Клоуны, - вслух выразил свое мнение Гнат. - Надеюсь, к нам на базу не попал зловредный вирус. А то обидно, если удовольствие получат лишь двое, а пострадают все четверо.
  
  ***
  
  Расследователи почтительно посторонились, пропуская в харчевню высокую фигуру в черном плаще. Незнакомец предьявил бумагу, подписанную самим герцогом Рье. Пока старший почтительно докладывал о результатах поисков пропавших девушек и их похитителей, незнакомец, чье лицо было скрыто под маской, бегло осмотрел место происшествия, а затем глухим голосом потребовал, чтобы ему откололи кусок столешницы, по-видимому, задетый клинком одного из похитителей.
  
  "Клинок был явно создан в Модификаторе" - заключил Вансант, завершив анализ и убирая реактивы в контейнер, скрытый в глубине дорожного кофра, и провел рукой по своим сильно отросшим волосам цвета вороньего крыла.
  
  Ему следовало торопиться - через три часа у него была назначена аудиенция с монархом, а вечером его ждал бал в загородном дворце принцессы Обри, при мысли о которой его губы сами собой расплылись в улыбке.
  
  ***
  
  Флаэр приземлился в летном ангаре рядом с еще одним летным аппаратом. Появившийся из кабины Вансант попытался открыть последний, но у него ничего не вышло. Тогда он пожал плечами и отправил свой флаэр на заранее подготовленную временную посадочную площадку за горной грядой, практически незаметную с воздуха.
  
  Осторожными шагами доктор вступил внутрь Аквилской базы, на которой он не был уже долгое время. В свой последний визит Вансант забрал послание, на всякий случай оставленное перед уходом Иго и Ивонной с описанием всех произошедших событий с момента гибели Земли. Архивные файлы регенератора уже были стерты Кетлингом, когда тот покидал базу со своей игрушкой и телом Митяя. Доктор тогда не потрудился оставить свое собственное послание для возможных визитеров извне, искажавшее факты в его пользу, поскольку не ожидал, что базу может посетить кто-то еще кроме обладающих флаэрами Эла или Кетлинга. Поразмыслив как следует, он решил не оставлять весточек для бывших товарищей, так как рассчитывал справиться своими силами с поставленными им перед собой задачами.
  
  Пока что все планы Вансанта увенчались успехом. Король был отравлен, а принц Джейдэн занял престол брата. Руководимая герцогом Рье, королевским советником, экспансия началась, как только завершилось создание сильной армии. Расширение границ государства продолжалось стабильными темпами с помощью многочисленных солдат, прошедших муштру в специальных лагерях. Ни одно соседнее королевство не было способно справиться с маневренным стальным валом единообразно вооруженных пехотинцев, поддержанных подвижной тяжелой конницей. Замки брались или штурмом, или правильно организованной осадой с помощью разнообразных осадных машин и приспособлений.
  
  Вансант, он же герцог Рье, успевал повсюду, используя флаэр. У Вансанта практически везде были осведомители, посылавшие ему сообщения посредством голубиной почты. Если он находил сообщение важным и требующим немедленной реакции, он лично отправлялся на место под личиной собственного сотрудника, демонстрируя собственноручно подписанную бумагу о предоставленных ему герцогом широких полномочиях. Таким образом он избегал вопросов о том, как ему удается так быстро перемещаться по континенту. Штаты его службы безопасности достигли огромных размеров, слава о способностях его представителей появляться в самых неожиданных местах и также быстро пропадать разнеслась по городам и весям.
  
  В столовой обнаружились трое: невзрачный брюнет с бледной кожей, молодой человек лет двадцати шести с открытым волевым лицом и короткими светлыми волосами и мальчишка с очень миловидным ликом больше похожий на девушку. На минуту прислушавшись к их разговору, Вансант двинулся дальше. У жилых кают за одной из неплотно прикрытых дверей он услышал вздохи и громкие стоны наслаждения. Из-за отключенной автоматики, все двери были переведены в режим механического открывания. Немного приоткрыв дверь, доктор разглядел могучего гиганта, занятого любовными утехами с длинноногой девушкой, практически полностью скрытой под его мощным торсом. Ухмыльнувшись, Вансант прошел вдоль остальных кают, заглянув в каждую из них. Все они оказались пусты, за исключением одной запертой. Доктор постучал и услышал испуганный женский возглас в ответ.
  
  "Вторая из похищенных крестьянок." - решил Вансант и вернулся к столовой.
  
  - Нам лучше всего будет создать еще одну базу на планете и постепенно туда перебазироваться задолго до того, как мы израсходуем все топливо и ресурсы. Нужно попытаться полностью интегрироваться в местное население и, если эта попытка провалится, начать все с начала в другом месте, - говорил блондин, все остальные согласно кивали, и он продолжил. - Предлагаю захватить или другим способом заполучить замок, может даже построить с нуля где-нибудь в не слишком густонаселенном районе.
  
  - Купить будет легче, - подал свой сладкий голос мальчишка, показавшийся Вансанту слишком юным. Доктор был бы немало удивлен, узнай он, что Яр уже больше года как совершеннолетний.
  
  - Точно, - поддержал его брюнет. - Надо отнять у кого-нибудь золото и начеканить монет в Модификаторе.
  
  - Хорошо, примем это за базовый план, - продолжил блондин, Вансант отметил про себя, что гиганта к совещанию не привлекли, отправив его развлекаться с девицей. - В замках живут только благородные, нам нужна надежная легенда для подтверждения высокородного происхождения.
  
  - А зачем всем быть высокородными? - спросил мальчишка.
  
  - Правильно мыслишь, достаточно двоих, а вы с Сержем, - кивок в сторону брюнета, - будете изображать наемников на службе.
  
  - Почему это? - возмутился брюнет.
  
  - Тебе все герцогинь в постели хочется? А тонкости этикета при разных дворах изучить не пробовал? Программа в регенераторе содержит лишь базовые сведения, а там еще целый электронный талмуд дополнительно прилагается.
  
  Вансант слышал достаточно и тихо удалился. У него созрел конкретный план действий. Со свойственной ему проницательностью, он догадался, что новые жильцы базы, скорее всего, являлись дезертирами, а не карателями, почему-то прилетевшими по души участников экспедиции. Раньше он бы придумал как привлечь их для исполнения своих планов, теперь же видел в них лишь источник дополнительных ресурсов, которые могли бы ему очень пригодиться, доктору особенно были нужны запасы топлива для флаэра, сам он уже давно летал на одних лишь аккумуляторах, заряжавшихся от солнечных батарей.
  
  Уже находясь во флаэре, Вансант внимательно оглядел атлас карт континента и выбрал наиболее подходившие для его замысла замки, решив устроить землянам ловушку.
  
  ***
  
  Довольные собою молодые люди гордо и надменно прогуливались по стенам и покоям доставшегося им почти даром великолепного замка, в подвалах которого они разместили свой Форт-Нокс. Прежний владелец даже имел бригаду каменщиков и других ремесленников, которые под руководством землян споро завершили все требуемые перепланировки. Улыбки не сходили с лиц бывших космодесантников.
  
  - А я вам что говорил? - в десятый раз заявлял товарищам Серж. - Все идет как по маслу. У нас уже есть замок и знакомства среди местных владетелей. Они милейшие люди! Клянусь, дочка этого напыщенного индюка, что пригласил нас завтра на охоту, строила мне глазки. Вы ее успели разглядеть? Я лично разглядел ее во всех подробностях! Где там мой камердинер? Ничего, если я дам ему в морду от хорошего настроения?
  
  - Смотри, не убей своего слугу, - предупредил Яр. - А то у тебя никто служить не захочет, будешь сам с себя сапоги на ночь снимать.
  
  - Да за золото у меня бароны будут на коленях ползать. Слышь, грязный ирландец, - обратился Серж к Оуэну. - За пять золотых в день будешь мне ботинки чистить?
  
  - Да пошел ты, - добродушно отозвался Оуэн.
  
  - Вот она, хваленая ирландская гордость! Уважаю.
  
  Даже Гнат с Яром поддались общему настроению беззаботности и с большой радостью присоединились к попойке, устроенной Сержем. Кравчий только успевал подливать своим патронам вина и руководил многочисленными переменами блюд. Было решено обойтись без женщин, поскольку не у всех были подруги. Просто веселое возлияние в тесном дружеском кругу. Прогнав к концу слуг, Гнат взял в руки гитару, и своды замка наполнились земными мелодиями и песнями, никогда не слышанными до этого на Аквиле, в числе прочего был дружно исполнен гимн космодесанта.
  
  У всех было чувство, будто в комнате зародилось что-то новое: молодые люди стали сильнее, лучше, их единство окрепло. И если бы в этот момент от любого из них потребовалось отдать жизнь за остальных, он бы сделал это не раздумывая.
  
  ***
  
  - Где вы, милый герцог? - позвала тонкая девушка с гордо поднятой головой. Находясь у окна вполоборота, она протянула руку решительным жестом женщины, уверенной в своей неотразимости, и улыбнулась, продемонстрировав ряд красивых зубов.
  
  - Мы же договаривались за пределами дворца использовать только вымышленные имена, выше высочество, - ответил появившийся в светлом парике Вансант. - И, пожалуйста, накиньте вуаль, чтобы случайно не быть узнанной.
  
  - Вы сами только что назвали меня моим титулом, - улыбаясь попеняла ему принцесса Обри.
  
  - Я сделал это в пику вам, моя принцесса, и понизил при этом голос. Куда бы вам сегодня хотелось направиться?
  
  - Давайте начнем с выбора новых имен, мне надоели все мои прежние, а потом уже решим, что мы будем делать дальше.
  
  - Как вам будет угодно.
  
  - Прекрасно, вы можете оставаться Гаруном, раз вам так нравится это имя, а меня зовите... Калила.
  
  - Но это же плебейское имя!
  
  - Вот именно, вам поневоле придется перейти со мной на ты, - девушка весело рассмеялась и сбросила с плеч плащ, под которым на ней оказалось надето платье простолюдинки, а затем повязала голову плотной косынкой, скрывшей ее прическу. - Пожалуй, я не буду прикрывать лицо. В этом наряде меня и так никто не узнает.
  
  - Но помилуйте, принцесса, ваша красота привлечет повышенное внимание. Грубые мужланы и скучающие аристократы станут увиваться около вас, словно докучливые мухи.
  
  - А вы, как рыцарь, защитите меня от докучливых мух, - с этими словами девушка взяла Вансанта под руку.
  
  - А если вас все-таки кто-нибудь узнает! Нет, я не могу позволить вам быть скомпроментированными. Я лучше сейчас же попрошу отставки у вашего венценосного брата.
  
  - Какой вы скучный. Хорошо, я закрою лицо, но за это вы позволите держать вас за руку и обещаете обращаться ко мне на ты во все время прогулки. А отправимся мы с вами сегодня в сторону порта. Я чувствую в себе настроение накупить кучу живой рыбы, отчаянно торгуясь, а потом мы выпустим ее в море на глазах у изумленных торговок. Да, а еще мы накормим рыбой всех портовых котов.
  
  Вансант подал знак усилить охрану, и дополнительные два десятка агентов рассредоточились по прилегающим кварталам города, куда он вышел под руку с принцессой из неприметного здания, связанного подземным ходом с дворцом. Нечастые прогулки, подобные этой, были его единственным развлечением среди многочисленных державных дел, в которые доктор был постоянно вовлечен. Идея совершать совместные прогулки инкогнито пришла в голову принцессе Обри. Вспомнив Гаруна-аль-Рашида, Вансант частенько использовал это имя в усеченной форме для целей общения с принцессой на людях во время их вылазок, она же постоянно придумывала себе новые.
  
  ***
  
  Эл на своем отличном скакуне легко догнал счастливо улыбавшуюся ему Адерину. В то время как все гости занимались преследованием в лесах оленей, молодые люди, совершенно не сговариваясь, оба повернули в сторону от звуков гона.
  
  Приблизившись к невесте вплотную, насколько позволяли крутые бока их лошадей, Эл в сотый раз за день любовался ее глазами, постоянно и неуловимо менявшими цветовые оттенки. В данный момент благодаря яркому солнцу и хорошему настроению девушки, ее глаза казались необычайно светлыми.
  
  До дня свадьбы, которая существенно отложилась из-за различных обстоятельств, оставалось меньше месяца. Хоть в это и было сложно поверить, но в последнее время с каждым прожитым днем Эл ощущал себя все более и более счастливым.
  
  Будущие супруги шагом ехали рядом, погруженные в тихую доверительную беседу, доставлявшую им обоим большое удовольствие. С самого утра и до полудня в тот день, хоть они и были вместе, у них еще не было возможности побыть наедине.
  
  ***
  
  - Серж, сзади! - крикнул Гнат, одновременно отбивая выпады направленных на него двух клинков.
  
  - Черт, - выругался Серж, получив очередную легкую рану.
  
  - У меня закончилась обойма, - сообщил Яр, хватаясь за меч.
  
  Оуэн был мертв - кинжал торчал из его глазницы.
  
  Лицо Гната стало предельно напряженным. Противников было слишком много и они, не считаясь с потерями, атаковали космодесантников, не давая им ни секунды передышки.
  
  "Нападение организовали земляне" - подумал молодой человек.
  
  - Пробиваемся к флаэру. Серж, прикрывай, - принял решение Гнат, выхватил пистолет и восемью выстрелами уложил восемь противников, создав временную брешь в рядах нападавших. Уже на ходу он подстрелил еще четверых.
  
  Противники в черных плащах не отставали, по пятам преследуя космодесантников. Бежавший впереди Гнат изо всех сил старался рассчетливо и безошибочно делать выпады, выводя из строя редких встречных противников по возможности с одного удара. Если этого не удавалось, задержка приводила к тому, что Сержу с Яром приходилось ввязываться в сдерживающий бой, и вся группа рисковала снова попасть в плотное окружение, будучи обойденной на флангах.
  
  Ласточкой нырнув в кабину флаэра, Гнат через две секунды показался с пистолетами в обеих руках и немедленно открыл стрельбу, прикрывая отход товарищей. Однако, Сержа это не спасло. У того еще достало душевных сил добежать до летного аппарата, резко взмывшего в небо, однако сержант был мертв - метательный кинжал вошел ему под лопатку и задел сердце.
  
  У Яра впервые в жизни был угрюмый вид.
  
  - Атакой руководил кто-то из экспедиции. Они все о нас знали и даже не пытались договориться - живыми мы им не нужны.
  
  - В замок нам нельзя, там засада, - также поделился своими мыслями Гнат. - База?
  
  - Нас там тоже могут ждать, но предлагаю рискнуть и забрать запасы и Модификатор. Без них нам придется туго, - высказался Яр.
  
  - А потом рванем на другой континент. Не может быть, чтобы вся планета была под колпаком. Тот замок нам специально подсунули.
  
  - Предлагаю взять себе новые имена.
  
  - Опять замаскируемся под высокородных?
  
  - Да, - после некоторого колебания ответил Яр. - Раз в местном обществе существуют касты, нам нужно быть в высшей касте.
  
  - Согласен, но придется подумать над новой легендой, способной пройти проверку второго, а то и третьего уровня.
  
  ***
  
  Вансант на секунду поджал губы, пробежав глазами донесение, которое ему всунул в руку его сотрудник.
  
  "Тихий захват не вышел. Один землянин убит, трое спаслись, причем среди них смертельно раненый. В замок они не сунутся, а полетят прямо на базу, а потом со всеми ресурсами затаятся на другом континенте. Как все плохо." - размышлял Вансант.
  
  Они с принцессой уже двинулись в сторону дворца. Всемогущий герцог Рье внешне ничем не выдал гложущих его мыслей.
  
  Вдруг идущий впереди сотрудник ничком упал на землю, а затем со всех сторон на квартал обрушились какие-то люди в неброских одеждах и принялись методично уничтожать телохранителей герцога.
  
  На стене дома за углом кто-то оставил написанную углем надпись в земной транскрипции рядом с рисунком черепа.
  
  "Вансант"
  
  - Обри, уходи, они пришли за мной, тебе незачем погибать, - землянин отбросил всякую маскировку.
  
  - Нет, герцог, я останусь и предложу им выкупить вашу жизнь за такое количество золота, какое они ни разу даже представить себе не могли.
  
  - Увы, но это не поможет, Обри. Я хорошо знаком с их предводителем, золотом его не заинтересуешь. Он прекрасно знает, кто я такой, и возможная месть твоего брата его не остановит. Уходи, пожалуйста. Ты мне доверяешь?
  
  - Да.
  
  - Тогда выслушай меня и поверь всему, что я тебе сейчас скажу. Я пришелец из другого мира, более развитого, чем Аквила. Наш мир, называемый Земля, погиб в то время, как мы находились на вашей планете, и нам пришлось как-то выживать. Предводитель бандитов тоже пришелец, и ему нужен только я. Те немногие слова моей родины, которым я тебя обучил, принадлежат земному языку. Не верь никому из землян!
  
  Передай брату, что экспансию нужно продолжать, нельзя заключать перемирий и останавливаться, пока не будет захвачен весь континент. Я воспитал достойных помощников, они помогут вам справиться со всеми трудностями. Также просмотрите мои бумаги, там много заметок.
  
  И последнее. Все это время я держал в заточении в донжоне моего замка двух землян. Выпусти их и предоставь им полную свободу, они, в отличие от большинства моих земляков, достойные люди. Если вам удастся подружиться с ними, они, благодаря своим знаниям, смогут принести Аквиле много пользы, но помогать в войне они откажутся. Уже отказались. У мужчины необычно темный цвет кожи, пусть это вас не смущает, в моем мире это нормально. А теперь пообещай мне, что ты немедленно уйдешь.
  
  - Хорошо, - то, что всегда в точности соблюдавший правила этикета герцог Рье перешел с ней на ты, убедило девушку больше всего в правдивости его слов.
  
  Вансант достал из ножен длинный клинок, а в левую руку взял кинжал. Таким его на всю жизнь запомнила принцесса Обри: высоким, сильным, загадочным и несгибаемым, смело идущим навстречу врагам и опасностям. Слезы несбывшихся чаяний и надежд покатились из глаз принцессы. Связанная данным любимому обещанием, она покорно исполнила его последнюю волю и спешно удалилась в окружении оставшихся телохранителей герцога. Нападавшие пропустили их без помех.
  
  - Неплохо для докторишки, - Кетлинг прохаживался перед удерживаемым на коленях Вансантом и вел разговор на земном наречии. - Ты вывел из строя четверых моих тренированных подручных. Браво. Хочешь снова покричать нам, что ты герцог Рье? Вдруг мы поверим? Ну я то тебе верю, приятель.
  
  - Кончай уже, - прохрипел Вансант с пробитым легким и множеством других ран на теле.
  
  - Как, светило медицины молит об эвтаназии? Что с тобой такое? Может тебя полечить, хочешь, градусник поставлю? - Кетлинг мелко затрясся от еле сдерживаемого смеха. - Вдруг... вдруг полегчает. Ха-ха. Ха-ха-ха.
  
  Вансант с ненавистью посмотрел в глаза Кетлинга и того пробрало от холодного огня, блеснувшего во взгляде умирающего. Непослушными губами Вансант смог отчетливо произнести:
  
  - Будь ты проклят.
  
  - Жалкий неудачник, не смог даже один континент захватить. Я уже второй подчиняю своему влиянию, - раздулся от гордости глава гильдии воров и убийц. Взгляд его на мгновение стал затравленным и быстро пробежался по сторонам. С тех пор как от него ушла Галэйн, Кетлинг пребывал в постоянном страхе за свою жизнь и проявлял большую заботу об охране своей персоны.
  
  ***
  
  Молодой граф, новый в этих краях, еще издали произвел на девушку сильное впечатление своим необычайно миловидным обликом. Кисти его рук были неимоверно изящны, осанка безупречна, и сам он был очень женственен. Такой внешностью, по мнению Адерины, могли обладать только мифические эльфы, про которых ей рассказывал ее жених.
  
  В момент взаимного представления молодых людей, устроенного владельцем замка, глаза графа непроизвольно расширились, что помимо ее воли доставило девушке большое удовольствие.
  
  Нежная кожа, нарочитая томность движений, ясные синие глаза с темной поволокой. Обличие графа свело с ума всех присутствующих на празднике благородных девиц, однако для непродолжительной предобеденной светской беседы он выбрал именно Адерину. Держался граф очень непринужденно, а его манеры казались безупречными. В частности, он проводил девушку в обеденную залу, поскольку Эл куда-то запропастился, усадил за стол и, мило извинившись, удалился с изящным поклоном. Адерина следила взором за тем, как граф подошел к хозяину и тепло с ним попрощался.
  
  Возбужденный Яр разыскал Гната.
  
  - Я только что познакомился с Талис. Ее настоящее имя Адерина, однако она младше, чем мы думали, судя по образу. Ей около восемнадцати, но это точно она. Тот образ был, похоже, смоделирован.
  
  - Надо быть очень внимательными, рядом могут находиться земляне.
  
  - Только один - Эл, и девушка его игрушка.
  
  - Как ты узнал?
  
  - Я с ней разговаривал. Она знает земные языки и сильно влюблена в Эла.
  
  ***
  
  Девушка шла по коридору, погруженная в свои мысли, посвященные недавней встрече с молодым графом. Она все никак не могла выкинуть его из головы, и только присутствие Эла было способно отвлечь девушку от мыслей о нем.
  
  Было что-то странное и необычное в манере общения графа. Взглядом или некоторыми жестами он неуловимо напоминал ей ее жениха, который, при близком знакомстве с ним, был отличен от всех других окружающих людей, знакомых Адерине. Но в отличие от Эла, в графе присутствовала какая-то смутная неуверенность в себе. Также некоторые из используемых им слов были ей понятны, но необычны. Находясь под впечатлением от очарования молодого человека, девушка сразу не обратила внимания на то, что он, обращаясь к ней, дважды произнес фразы на двух разных языках, выученных ею в учебном заведении, и она, кажется, автоматически ответила ему на тех же языках. Странность заключалась в том, что никто вокруг, кроме ее и Эла, не знал этих наречий. Это являлось неизменным предметом шуток Эла.
  
  - Привет, игрушка, - обратился Кетлинг к зеленоглазой красавице, внезапно выступив из стенной ниши.
  
  - Простите, кто вы и как здесь оказались?
  
  - Извини, я не представился: зови меня Кетлинг, крошка. Я большой друг твоего жениха, только он забыл нас познакомить, и я даже знаю почему.
  
  Девушка отнюдь не выглядела испуганной или сбитой с толку, скорее скептически настроенной, как при встрече с умалишенным, несущем какую-то чушь. Кетлинга это немного разозлило.
  
  - Пожалуй, тебе стоит узнать, что Эл вовсе не тот, за кого он себя выдает. Никакой он не высокородный, так, шваль детдомовская, даже своих настоящих родителей не знает. А, ты небось не знаешь, что такое детдом?
  
  - Мне понятен термин, - девушка ничем не выдала своего волнения.
  
  - Прекрасно. Эл, как и я, вообще не с этой планеты. А тебя он просто выкрал у твоей семьи, чтобы посмеяться и надругаться.
  
  - Неправда, Эл меня любит, а моя семья погибла.
  
  - Тю-тю-тю. Конечно, любит, раз извел на тебя кучу ресурса регенератора.
  
  - Простите?
  
  - Твой жених Эл шесть субъективных лет продержал тебя в вонючей капсуле размерами меньше тюремной камеры, а тебе в это время снилось, что ты где-то учишься среди добрых подруг, гуляешь по лугам и нюхаешь цветочки. Все эти воспоминания насквозь лживы! Ты пробовала связаться хоть с одной из своих подруг по учебе? И что, получила хоть один ответ? Ты шесть лет ходила под себя, извини за подробность, и все это устроил горячо любимый тобой Эл! - Кетлинг смаковал самые отвратительные подробности нахожения в регенераторе.
  
  Лицо Адерины закаменело. Ей вспомнились всевозможные мелкие неувязки, терпеливо объясненные ей Элом в ответ на ее вопросы, касающиеся ее приезда в его замок, разницы календарей на разных континентах, бесследно пропавших служанок и ее любимых собак и лошадей. А на некоторые вопросы он так ей никогда и не ответил, лишь беззащитно улыбался и признавался, что сам теряется в догадках по поводу некоторых произошедших событий.
  
  - А теперь давай поговорим о твоей семье.
  
  Девушка превратилась в слух.
  
  - Твоя мать умерла при родах твоей сестры, я не волшебник, не могу тебе ее вернуть, - Кетлинг усмехнулся. - Но твой отец жив, также как и Эвери. Смотри, что мы сейчас сделаем: мы ее позовем, но не сразу. Сперва подумай, сколько лет сейчас должно быть твоей сестре. Не говори мне, просто подумай! Подумала?
  
  Кетлинг взмахнул рукой в театральном жесте, упиваясь своей ролью.
  
  - Эвери, выходи!
  
  По знаку Кетлинга его подручный привел Эвери, а сам он наконец-то насладился замешательством на лице Адерины.
  
  - Взгляни на свою сестру, какая у вас с ней разница в возрасте?
  
  - Адерина? - неуверенно произнесла девочка.
  
  - Эвери?
  
  - Как трогательно, семейное воссоединение, - издевательским тоном воскликнул Кетлинг. - К сожалению, пока что недолгое.
  
  По знаку молодого человека его подручный взял девочку на руки и что-то раздавил и нее перед носом, отчего она немедленно уснула, после чего вышел с ней. Адерина рванулась к сестре, но была остановлена клинком в ножнах, которым Кетлинг преградил ей путь.
  
  - Таких как ты, существо с ложной памятью, называют игрушка. Эл создал из тебя игрушку, чтобы потешиться. Конечно, он тебя "любит"! До свиданья, крошка, мы с тобой еще увидимся. Да, язык на котором мы с тобой сейчас разговариваем, земной, на нем говорят одни подонки. Если ты от кого-нибудь услышишь земную речь, знай, что тебе лучше сразу убить этого человека. Не верь никому из землян!
  
  - А вот мне ты можешь верить. Ха-ха, - донеслось через некоторое время из конца коридора.
  
  На этом континенте Кетлинг, отделенный широкой водной преградой от Галэйн, чувствовал себя много спокойнее и держал при себе минимальное количество охранников.
  
  "Жаль, что я не увижу твою рожу, Эл, когда твоя игрушка даст тебе отставку." - злорадно подумал Кетлинг. - 'За все это время ты даже не удосужился дефлорировать ее, но ничего, твой приятель Кетлинг сделает это за тебя. Ради такого друга как ты - все что угодно!'
  
  ***
  
  Адерина чувствовала полное душевное опустошение. Привычный ей мир рухнул. Как не был ей неприятен Кетлинг, она понимала, что большинство из сообщенных им сведений обязаны быть правдой.
  
  Она мысленно вернулась назад, чтобы вспомнить, когда с ней и вокруг нее начали происходить необъяснимые странности и пришла к выводу, что она, как рассудочная и самостоятельная личность, снова очнулась в этом мире после падения с лошади, о котором у нее тогда остались отчетливые воспоминания, но никаких следов синяков или ушибов. А события нескольких лет до этого были ей явно кем-то навязаны. Девушке очень горько было сознавать, что ее любимый человек мог был причастен к этому обману. Она решила поговорить с Элом начистоту, чтобы выяснить этот важный для нее вопрос и дать ему шанс все объяснить.
  
  "Граф!" - вдруг пришло в голову девушке. - "Он тоже землянин, иначе откуда он знает языки? И его манера поведения, схожая с Элом! Сколько же их еще вокруг?"
  
  Девушка отправилась в сад, чтобы успокоиться и подготовиться к разговору со своим женихом. Вернулась она через час, когда ее уже везде обыскались.
  
  Девушка строго-настрого запретила слугам показываться в небольшой зале с камином, примыкающей к парадной гостиной замка и, кроме того, закрыла двери изнутри, чтобы никто не мог прервать ее разговор с Элом. Ее жених с интересом следил за этими приготовлениями.
  
  - Что случилось, любимая? - весело спросил он.
  
  - Скажи, Эл, сколько еще землян присутствует на Аквиле? - будничным тоном поинтересовалась Адерина.
  
  - Что?
  
  - Я виделась с человеком, представившемся как Кетлинг. Он мне все рассказал про вас и про регенератор, которым ты воспользовался для моего воспитания. Скажи, это правда, что шесть лет моей жизни были мне привиты?
  
  - Да, - после небольшой задержки выдавил из себя Эл. - Не знаю, что еще тебе наговорил этот мерзавец, но, зная его, подозреваю, что много гадостей. Позволь мне все объяснить. Я люблю тебя больше жизни, Адерина!
  
  Девушка молчала, ожидая продолжения, ее глаза при данном освещении казались почти серыми.
  
  - Нас было восемь человек, занятых исследованием Аквилы. Мы старались не вмешиваться в вашу жизнь, просто собирали разные данные о планете. Потом нам сообщили, что наша родная планета погибла, и нам было суждено навсегда остаться здесь, на Аквиле. Мои товарищи были мне глубоко безразличны, я не хотел иметь с ними ничего общего. Я нашел тебя десятилетней девочкой и решил развить, дав тебе знания о множестве предметов, о которых ты так бы никогда не узнала. Я хотел возвысить тебя над твоими земляками, и сделать это было проще всего с помощью оборудования, называемого регенератором. Я полюбил тебя и любил все это время. Я люблю тебя!
  
  - Кто дал тебе право решать за меня?
  
  - Поверь, я хотел как лучше!
  
  - Ты лишил меня семьи, я не могу вернуться в свой родной дом, меня там никто не примет. Моя сестра оказалась у Кетлинга, и меня очень беспокоит ее будущее. Развивая меня, ты думал в первую очередь о себе, - голос девушки звучал мягко и вовсе не упрекающе, она просто констатировала грустные для нее факты.
  
  - Я создал из тебя личность, и ты теперь ставишь мне это в вину. Если бы не я, ты бы никогда не смогла так развиться и прозябала бы в своем невежестве, ведя убогие разговоры в пределах узюсенького кругозора, которым обладают, например, все наши соседи, над которыми мы так потешаемся. Я не мог спрашивать твоего согласия, ты бы все равно не поняла, какой дар я собирался тебе предложить.
  
  Эл подошел вплотную и обнял девушку за плечи. Она не вырывалась, а просто никак не реагировала на его объятия.
  
  - Ты искал себе новое общество, поскольку не мог ужиться с товарищами, и поэтому сделал меня своей игрушкой. Так это, кажется, у вас называется?
  
  Эл непроизвольно дернул щекой.
  
  - Скажи, если я обрежу свои волосы и выколю глаза, я буду привлекать тебя как сейчас?
  
  - Я люблю тебя, Адерина, не говори глупостей. Забудь обо всем, нам же так хорошо вместе, - ушел от ответа Эл и подхватил девушку на руки. - Мало ли что произошло в прошлом? Важно то, что мы с тобой есть здесь и сейчас, и мы можем быть очень счастливы, поскольку понимаем друг друга. Не важно, как мы этого достигли, важно, что это у нас есть. Другие люди могут прожить вместе долгую жизнь и так никогда не научиться понимать свою вторую половинку.
  
  - Я не могу оставаться с тобой, Эл, - приняла решение Адерина и добавила ледяным тоном. - Отпусти меня.
  
  Эл повиновался, но молодой человек еще не был готов смириться с тем, что все кончено в их отношениях. В любом случае, Адерине было некуда податься, ее семья находилась далеко на другом континенте, а замок и все внутри и вокруг него принадлежало Элу. У девушки из своего были только платья и украшения, подаренные ей женихом.
  
  - Опиши мне всех своих земляков, присутствующих на Аквиле.
  
  - Зачем тебе?
  
  - Хочу впредь держаться от вас подальше.
  
  Эл покорно рассказал обо всех участниках экспедиции. Никого даже отдаленно похожего на встреченного девушкой графа среди упомянутых Элом землян не было.
  
  - Скажи, ваша экспедиция была единственной?
  
  - До нас были две другие экспедиции, но их участники вернулись на Землю.
  
  - А после вас никто не мог прибыть?
  
  - Нет, это невозможно. А почему ты спрашиваешь?
  
  Адерина колебалась рассказать ли Элу про встречу с графом и решила держать эту информацию при себе.
  
  ***
  
  Эл, кляня себя за то, что совсем не интересовался судьбой других землян и позволил негодяю Кетлингу первым найти себя и раскрыть глаза его невесте на касавшиеся ее произошедшие в прошлом нелицеприятные события, призвал вахмистера и, рассморев с ним план замка, приказал расставить караулы, чтобы никто больше не смог проникнуть в замок без ведома владельца. Одновременно он, снабдив их подробным описанием внешности Кетлинга, послал нескольких слуг по округе разузнать о местонахождении последнего, подозревая, что тот должен быть где-то неподалеку. Эл решил жестоко отомстить бывшему товарищу и вернуть Адерине ее сестру, удерживаемую им, все еще надеясь заслужить прощение девушки и вернуть ее любовь.
  
  Кетлинг в это время велел своим подручным установить постоянное наблюдение за замком Эла. Таким образом, замок оказался окружен двойной цепью постов.
  
  Гнат нанес Элу визит под видом путешественника благородного происхождения. Молодые люди, благодаря усилиям Гната, довольно хорошо поладили друг с другом, несмотря на первоначальный оказанный гостю холодный прием, и оба старательно поддерживали живой и продолжительный разговор о вещах совершенно неинтересных им обоим. С тщательно разыгранным интересом осмотрев хозяйских лошадей, Гнат со знанием дела откомментировал их стати и достоинства, затем отпустил несколько дельных замечаний относительно охотничьих собак хозяина. Наконец перед самым ужином он достиг того, ради чего приехал: Эл познакомил молодого человека с Адериной. Гнату наконец удалось увидеть девушку воочию, и он не мог не восхититься ее внешностью и полностью разделял восторги Яра по ее поводу. Выбрав минутку, Гнат сунул девушке в руку записку от своего молодого друга, терявшегося в догадках, что произошло: соседям внезапно было обьявлено, что свадьба Эла и Адерины откладывается на неопределенный срок, а жених с невестой перестали выезжать из своего жилища. В записке, написанной на земном языке, Яр умолял о встрече.
  
  Сердце девушки забилось сильнее обычного, она увидела свой шанс вырваться из отныне ненавистного ей замка, где она находилась под опекой мрачного землянина, старавшегося выглядеть веселым и неунывающим в ее присутствии. Эл заявил своей бывшей невесте, что у него нет летного аппарата, чтобы доставить девушку обратно на ее родину, чего она хотела больше всего на свете. Однако обещал сделать это как только разыщет Кетлинга и отберет у того флаэр.
  
  Адерина выскользнула к себе в спальню, чтобы написать ответ.
  
  "Дорогой граф, я буду рада видеть Вас у себя в покоях сегодня вечером. Пожалуйста, приходите один и будьте осторожны - не менее двух десятков слуг охраняют замок по ночам. Ровно в полночь я спущу Вам веревку."
  
  ***
  
  Точно в назначенное время Яр поднялся по стене с помощью скинутой ему веревки. Он по дороге заметил нескольких часовых, но сумел проскользнуть незаметно, и разразившаяся гроза была ему в этом большим подспорьем. Гнат остался прикрывать друга снаружи среди ненастья, посетовав но то, что это он должен был быть тем счастливчиком, что лезет по ночам в спальни благородных девиц.
  
  - Рада, что вас не напугали электрические разряды, граф, - приветствовала юношу Адерина на земном наречии. Яр отметил, что вместо молнии девушка упомянула электричество, тем самым продемонстрировав необычные для аквиланки знания. Он подозревал, что это было сделано не случайно.
  
  - Зовите меня Яр, Адерина, - склонился визитер в легком поклоне.
  
  Девушка была одета в длинную до пят и глухую, застегнутую у самого горла ночную рубашку из необычайно плотной ткани, позволявшую разглядеть соблазнительные изгибы ее тела, но в то же время совершенно непрозрачную.
  
  - Позвольте Ваш плащ, граф Яр, - девушка затем развесила мокрую верхнюю одежду на отставленной в сторону каминной ширме и, воспользовавшись лучиной, затопила камин от пламени свечи. - Садитесь в это кресло.
  
  Стоило Яру сесть, как, опустившись перед ним на колени, Адерина подсунула ему для удобства под ноги подушку, не смущаясь грязи на подошвах сапог молодого человека. После этого девушка прошлась по ярко освещенной спальне и потушила часть свечей. Две капли воска от свечи упали в умывальный таз с водой.
  
  - Интерференция, - прокомментировала девушка возникшее физическое явление, заметив, что землянин рассматривал круги на воде.
  
  Наконец решив, что ей удалось создать вполне доверительную обстановку, девушка придвинула другое кресло, установив его прямо напротив молодого человека и села в него. Комната была теперь погружена в полумрак, скрадывавший очертания дальних предметов, фигуры изображенных на гобеленах животных и роспись на высоком потолке, но лики молодых людей были хорошо освещены пламенем.
  
  Адерина внимательно и неторопливо рассматривала лицо юноши. Она непроизвольно подумала о том, что если его обрядить в женское платье, он будет выглядеть как очень миловидная девушка. В глазах гостя она читала восхищение при отсутствии всякого вожделения.
  
  Яр же просто млел под взглядом девушки. Тот факт, что она, похоже, обладала понятийным научным аппаратом делал ее во много раз ценнее для Яра, поскольку девушка не была прекрасной простодушной дикаркой, описания которых хороши лишь в художественной литературе, но с которыми практически невозможна никакая близость, кроме чисто физических отношений. То, что Адерина частично обдала теми же знаниями, что и юноша, создавало между молодыми людьми больше точек соприкосновения и тем для бесед. Яр осуждал создание игрушек посредством регенератора и сам бы никогда не пошел на такое, но где-то в глубине души в нем на один лишь миг шевельнулось недостойное чувство благодарности к Элу, что вложил девушке в голову разнообразные знания.
  
  - Вы можете называть меня просто Яр. Будучи землянином, я не подпадаю под определение высокородного по стандартам Аквилы и не испытываю польщения от титулов, - юноша немного покривил душой, неосознанно ему льстило уважительное отношение аквиланцев к представителю высшей касты, за которого он себя выдавал. По поведению девушки, нарочито демонстрировавшей знания, доступные только землянам, Яр догадался, что она знает, кто он, поэтому молодой человек отбросил всякую маскировку.
  
  Адерина внезапно с выражением продекламировала короткое стихотворение.
  
  Пустое вы сердечным ты
  Она, обмолвясь, заменила
  И все счастливые мечты
  В душе влюбленной возбудила.
  Пред ней задумчиво стою,
  Свести очей с нее нет силы;
  И говорю ей: как вы милы!
  И мыслю: как тебя люблю!
  
  - У тебя сейчас ужасно глупый вид, Яр, - рассмеялась Адерина.
  
  - Никогда в жизни я не был настолько поражен стихами Пушкина. Это было завуалированное предложение перейти на ты? - и не дожидаясь ответа, Яр сказал. - Я согласен.
  
  Адерина полностью расположила к себе юношу, расслабившегося в приятной ему обстановке.
  
  - Земляне заполонили Аквилу настолько, что перестали узнавать друг друга, - вдруг сказала Адерина, намекая на то, что Эл не догадался, что его гость был тоже землянином.
  
  - Не настолько уж мы все заполонили. Нас осталось всего двое в дополнение к выжившим участникам экспедиции, - с горечью признался Яр и продолжил. - К сожалению, старожилы нас за что-то не взлюбили и решили избавиться, даже не предприняв попыток объясниться. Как давно ты узнала о землянах?
  
  - Буквально на днях, - правдиво ответила девушка. - Человек по имени Кетлинг мне кое-что рассказал о ваших возможностях.
  
  - Ты знаешь про регенератор?
  
  Заметив затаенную боль в глазах Адерины, юноша ощутил стыд за деяния соотечественников. Серж с Оуэном насиловали дочерей Аквилы, а он, Яр, вместе с Гнатом им их доставили на флаэре. Яр не видел в простолюдинках личностей, они представлялись ему красивыми животными, поэтому он не протестовал против их поимки и содержания на базе для целей удовлетворения низменных потребностей своих товарищей. На месте тех девиц могла оказаться Адерина, отличавшаяся от них только уровнем развития. Яр впервые задумался о том, что, возможно, он в корне неправильно судил об аборигенах Аквилы. Как только он признал за Адериной полное равенство себе, он вдруг начал испытывать ужасное смущение, с которым ему удалось справиться только путем титанических усилий. Ведь если девушка равна ему, нет ничего недостойного в тех чувствах, что он к ней испытывал. Это открытие явилось как озарение.
  
  - Расскажи мне о Земле, - попросила девушка.
  
  - Тебе будет сложно понять наш образ жизни. Нас, землян, было довольно много. Впрочем, пятнадцать миллиардов исчезли в одночасье и, если честно, для большинства из них это явилось скорее избавлением. Практически каждый из нас воспитан в духе индивидуализма и жестокой, но бескровной конкурентной борьбы за блага и за то, что мы называли место под солнцем. Солнце это наше светило, в короне которого мы жили, - Яр вопросительно посмотрел на аквиланку.
  
  - Я знаю, что такое корона звезды, - сказала девушка.
  
  - У типичного землянина было очень маленькое личное пространство, как у тюремного заключенного в тесной камере, зато большой уровень базового комфорта. Больше, чем у любого из ваших королей. На Земле не было кастового общества: все делили общий воздух или пространство на улице, и не перед кем не были обязаны снимать головной убор. Формально все были равны, однако люди, не выдерживавшие конкуренции или заранее смирившиеся с поражением, принудительно-добровольно соглашались на незавидный образ жизни: неинтересная работа, одурманивающие мозг однотипные развлечения, некачественная пища, снабженная множеством вкусовых добавок, чтобы придать ей хоть какую-то привлекательность, беспорядочные половые связи с... , - Яр покраснел, - в том числе, с себе подобными. Несмотря на обязательное образование, к середине жизни умственный уровень развития типичного землянина, скорее всего, не слишком отличался от аквиланцев. Извини за это сравнение, я вовсе не хотел обидеть твоих соотечественников.
  
  - Я поняла, - девушка внимательно слушала.
  
  - И, что самое ужасное, защита и неизменность такого образа жизни гарантировались правительством. А люди были вполне довольны. Один известный землянин когда-то давно сказал: "Если предложить людям выбор между свободой и сэндвичем, они выберут сэндвич". Большинство делало именно такой выбор.
  
  Те, кто хотел большего для человечества, занимались экспансией - открывали и осваивали новые миры. Именно они в итоге спаслись. К сожалению, несмотря на все призывы правительства большинство землян вовсе не горело желанием куда-то переезжать с такой уютной и знакомой им родной планеты. Ведь их все устраивало в жизни. Поэтому пригодные для проживания планеты, подобные Аквиле, но расположенные гораздо ближе к Земле, так и остались не колонизированными. На них расположились полностью автоматизированные агрофермы для выработки продовольствия и шахты и станции добычи полезных ископаемых.
  
  Яр сообщил Адерине многие сведения о жизни на Земле, а затем рассказал о своем детстве и учебе, а также о времени проведенном в космодесанте. Большая часть ночи пролетела незаметно.
  
  Рассматривая юношу, Адерина проникалась к нему все большей симпатией и доверием. Не пытаясь играть роль аристократа, без парика, с непокорными вихрами волос, торчащими в стороны, Яр выглядел как мальчишка, несмотря на то, что по возрасту был старше девушки. Пару раз она ловила себя на желании провести ладонью по его коротко стриженному затылку.
  
  - Что вы собираетесь делать в дальнейшем со своим товарищем? - уже под утро задала девушка волновавший ее важный вопрос.
  
  - Интегрироваться в местное общество и просто жить, - безхитростно ответил Яр. - Если будет возможность, мы должны помочь вашей планете имеющимися у нас знаниями, однако знания не несут счастья. Увы. Звучит парадоксально, но вполне вероятно аквиланцы будут намного счастливее, если им удастся навсегда остановиться на том уровне технологий, что у них есть сейчас. Извини, когда я говорю об аквиланцах, я не могу больше причислять тебя к твоим соотечественникам.
  
  Яр поднялся из кресла навстречу девушке и их уста слились в долгом поцелуе.
  
  - Тебе пора уходить, - тихо произнесла Адерина.
  
  - Пошли со мной, - Яру не нужно было ничего объяснять, он сам догадался о причинах расстройства свадьбы девушки и Эла.
  
  - Нет, завтра. Приходи в это же время.
  
  Юноша снял с шеи цепочку с каким-то, как показалось девушке, кулоном из необычного металлического сплава и передал ей, после чего быстро исчез в предрассветных сумерках. Адерина успела заметить тонкую полоску шрама на горле землянина.
  
  ***
  
  Кетлинг, получив доклад от своих соглядатаев, надолго задумался. Его встревожило то, что ночные посетители, один из которых провел ночь в призамковом парке, а второй в покоях Адерины, общались между собой на непонятном для его подручных наречии.
  
  Молодой человек вовсе не ожидал, что Аквилу могут посетить еще какие-то земляне. Подняв в воздух флаэр, Кетлинг устремился на базу. Удостоверившись, что она покинута, он прошел в медблок, и его лицо расплылось в улыбке при виде обеспеченного ресурсом регенератора.
  
  "Кетлинг, удача опять показала тебе свой светлый лик." - поздравил себя молодой человек, прокручивая в голове план того, как ему надежно защититься от Галэйн.
  
  ***
  
  Напавшие на землян люди не демонстрировали такую же выучку, как их противники на другом континенте. Однако их было слишком много для двух товарищей, и они были очень упорными, стремясь захватить в плен Яра любой ценой. В конце концов им удалось накинуть на него сеть и, спеленав юношу, они затащили его в карету и умчались, оставив шестерых из своего состава разобраться с порядком израненным Гнатом.
  
  Кетлинг был доволен. Он послал через своего подручного Адерине записку, обещая зверски убить Яра с намеком, что может переменить свое решение, если девушка нанесет ему визит. По статусу Кетлингу не полагалось останавливаться или жить в замке. Поэтому он арендовал стоящий на отшибе большой дом с высоким забором, где разместились призванные им местные головорезы.
  
  ***
  
  Галэйн задумчиво брела по месту недавней схватки. Гнат был весь окровавлен, но еще жив, когда девушка обнаружила его. Возможно, ему еще можно было оказать помощь. Правая рука молодого человека, видимо, устала сжимать эфес клинка и просто вяло лежала на нем сверху. Галэйн мыском изящного ботиночка немного подвинула меч, и пальцы Гната немедленно принялись совершать хватательные движения, его глаза открылись, сфокусировались на оружии, и молодой человек упорно пополз к нему, загребая землю ладонями.
  
  Было что-то благородное и достойное уважения в его стремлении непременно завладеть клинком, даже если воин в своем ослабленном состоянии был неспособен им воспользоваться. Девушка снова отодвинула меч от молодого человека. Он все так же полз, превозмогая боль и не производя никаких стонов. Покрытые коркой запекшейся крови раны и порезы кое-где открылись, но мужественное лицо, как будто сделанное из бронзы, не изменилось чертой страдания. Девушка не могла не восхититься его мужеством. Она вдруг заметила небольшой значок на цепочке, врезавшейся в шею Гната. У Митяя был такой же, и он обьяснил ей смысл знака. Несомненно, Гнат был другом Митяя, по поводу смерти которого Галэйн до сих пор мучали угрызения совести. Она явственно колебалась в раздумье о том, как ей следовало поступить.
  
  Если она спасет землянина, была велика вероятность того, что она тем самым принесет своему миру многочисленные дополнительные бедствия. По виду, он не из тех, кто способен остановиться на полпути, ему непременно захочется подчинить себе все вокруг, до чего он только сможет дотянуться. Безжалостный к себе, он не будет испытывать никакой жалости или сочувствия к окружающим.
  
  Ослепленный честолюбием Вансант уже почти захватил целый континент (девушка еще не знала, что Кетлинг убил Вансанта). Лежавший у ног девушки землянин, имени которого она не знала, вполне возможно тоже захочет заполучить себе материк, а потом, как будто им мало места, земляне столкнут в кровопролитной войне народы Аквилы, чтобы выявить среди себя победителя. Подобного развития событий Галэйн допустить не могла. Маленькая горстка землян уже принесла достаточно страданий жителям Аквилы.
  
  Девушка не могла понять, почему эти смелые, решительные и внешне красивые люди (подлый Кетлинг был исключением) априори свысока относились ко всем аквиланцам и вместо мирного сосуществования выбирали путь захвата и насилия, полностью игнорируя горе, которое они причиняли себе подобным. Кто дал им такое право? Неужели сам факт обладания какими-то научными знаниями и технологиями автоматически делал их бесчувственными и позволял оправдать любые злодеяния перед собственной совестью? Девушке это было недоступно.
  
  Кетлинг однажды проговорился Галэйн о суровых законах, регулировавших все области земной жизни, где было немыслимы преступления, регулярно и без раздумий совершаемые пришельцами на Аквиле. Почему воспитанные в законопослушной среде земляне творили беззаконие на ее родной планете?
  
  Впрочем, Кетлингу нельзя было верить. Некоторое время назад он убедил девушку в том, что сама она землянка, в качестве эксперимента внедренная в местную среду в младенческом возрасте. И он похитил ее у приемной, а вовсе не ее родной семьи, чтобы прервать чудовищный эксперимент, начатый подлыми землянами из ранней экспедиции, и дать ей знания и умения, присущие землянам.
  
  С грустной и сочувствующей улыбкой Галэйн отошла от молодого человека, прежде вложив ему меч, к которому он так стремился, в руку. Не оглядываясь, девушка в светлых и чистых одеждах, оставшихся незапятнанными кровью и грязью за все время хождения по месту жестокой схватки, пошла в сторону леса, где она оставила свою лошадь.
  
  ***
  
  - А я знаю, зачем ты пришла, - обратился Кетлинг к девушке. - Тебе нужен Яр. Никаких проблем, я с радостью отпущу его... в обмен на твою невинность.
  
  - Я согласна.
  
  - Вот даже как? - Кетлинг был немало удивлен. - А где благородное негодование, где слезы отчаяния, стояние на коленях и попытки вымаливания моего снисхождения? Где все это?
  
  - Отправляясь сюда я знала, какую цену вы запросите и заранее согласилась с ней.
  
  - Гм, ну ладно. Ты лишила меня некоторой части удовольствия видеть тебя в процессе потери гордости. К сожалению, ты растеряла ее за пределами этих стен.
  
  - Я прошу вас оставить оскорбления!
  
  - А то что? - криво усмехнулся Кетлинг. - Позволишь Яру сдохнуть?
  
  Молодой человек открыл кофр и достал из него небольшой прибор.
  
  - Вот это Ментатор, я облегчу твои страдания, навесив внушение сроком на пару часов, во время которых ты будешь искренне любить меня. Это также поможет тебе в дальнейшем оправдаться перед собственной совестью.
  
  - Нет, - твердо произнесла Адерина. - Мы обойдемся без этого.
  
  - Я восхищен тобой, крошка. Но хочу предупредить, если ты вздумаешь напасть на меня, все это очень плохо кончится для Яра и для тебя. Я знаю, что ты владеешь кое-какими боевыми приемами - забудь о них, просто поверь, что со мной они тебе не помогут. Если ты поняла, можешь снять свое платье, очень меня обяжешь, если сделаешь это медленно, люблю стриптиз.
  
  Адерина распустила шнурки корсажа и лиф платья сполз, обнажив верх грудей.
  
  - Подожди, - Кетлинг подошел и взял груди девушки в свои потные ладони. - Скажи, ты хоть раз позволяла Элу трогать себя? Нет? Знаю, что нет. Как стучит твое сердечко, и мне нравится этот румянец. Ощущаю себя почти насильником... и меня это заводит.
  
  Заметив цепочку с жетоном космодесантника на шее девушки, Кетлинг незаметно снял ее.
  
  Адерина изо всех сил сдерживала омерзение и чувство брезгливости. Девушка вдруг резко отстранилась и, достав шпильку из волос, приставила ее себе к сонной артерии.
  
  - Освободите Яра! Немедленно! - приказала она.
  
  Кетлинг опешил.
  
  - Со мной так нельзя, детка. Еще немного и я разорву наш устный договор.
  
  - Тогда вы получите только мой труп, - девушка была полна решимости. - Как вы мне советовали, я не верю вашим обещаниям.
  
  Воздух наэлектризовался от скрестившихся взглядов. Кетлинг сдался первым и вышел из комнаты, чтобы отдать распоряжения. Вернувшись, он подвел девушку к окну.
  
  - Полюбуйся, как твой избранник покидает замок на самой быстрой лошади из моих конюшень. Кстати, ты рассчитываешь, что он оценит твой поступок? Ты правда думаешь, что он простит тебе падение и потерю чести? Или ты надеешься, что он никогда не узнает?
  
  - Я не сомневаюсь, что вы позаботитесь о том, чтобы ничего не осталось тайным.
  
  - С тобой неинтересно, такое ощущение, что ты видишь меня насквозь. Так ответь мне, на что ты рассчитываешь?
  
  - Я вам отвечу, но в обмен попрошу прекратить оскорблять меня и задавать дальнейшие вопросы. Я согласилась отдать вам свою добродетель, душа же моя останется для вас неприкосновенна.
  
  - Ну хорошо, гордячка, я удовлетворюсь только тем, что мне преподносят. Не обращай внимания на мою болтовню, я становлюсь старым и потому несу разное, - после своего недавно отпразднованного тридцатилетия Кетлингу нравилось кокетничать по поводу собственного "солидного" возраста. - Итак, где мы остановились?
  
  - Я думаю, что Яр поймет мою жертву. Если нет, значит он окажется недостойным ее.
  
  - Забавные рассуждения для целомудренной аквиланки, каковой я тебя считал. Знаешь, ты чем-то похожа на развратных землянок.
  
  - Сударь, еще одно оскорбление и вам достанется мое хладное тело, - спокойно произнесла Адерина и по невозмутимости ее тона, по тому, что она не всплескивала при этом руками, а самое главное, по блеску изумрудов в глазах девушки, Кетлинг понял, что угроза вполне серьезна. Он ухмыльнулся, решив оставить оскорбления на самый конец, когда он уже вдоволь насладится ее телом.
  
  - Ну, положим, охладеет оно еще не скоро. На часок тепла мне хватит. Хорошо, давай продолжим. Ты, кажется, собиралась полностью разоблачиться или уже передумала? - с интересом поинтересовался Кетлинг. - Стоп, ты ничего не слышишь? Лязг, звон и крики какие-то.
  
  Дверь в комнату отворилась, пропустив Галэйн. Девушка плывущей походкой даже не перемещалась, а перетекала с места на место при каждом шаге.
  
  "Торпеда" - подумал Кетлинг, имея в виду состояние его бывшей игрушки, и у него засосало под ложечкой. Он впервые в жизни был так сильно испуган.
  
  Галэйн подошла к Адерине, не обращая внимания на застывшего в ужасе Кетлинга, и без опаски повернулась к нему спиной. Молодой человек в своем состоянии не мог даже просто пошевелить рукой, не то что напасть. Он вспомнил про Ментатор, но понимал, что никак не успеет воспользоваться прибором.
  
  Ободряюще улыбнувшись, Галэйн помогла Адерине снова полностью надеть и привести в порядок платье, отметив про себя, что Эвери, когда вырастет, станет такой же красивой как ее сестра. Девушка еще не знала, что по воле Кетлинга Эвери уже повзрослела с помощью регенератора.
  
  Адерину немного трясло от пережитого, несмотря на то, что, отправляясь на встречу с Кетлингом, она постаралась отключить в себе все чувства, и Галэйн обняла девушку, помогая той прийти в себя.
  
  Когда Адерина вышла из комнаты, Галэйн снова обратила внимание на Кетлинга.
  
  - Где Эвери?
  
  - В моем доме на другом континенте, - безжизненно ответил землянин.
  
  - Веди к флаэру, - отдала приказание Галэйн.
  
  Тот безропотно двинулся, как автомат, ненормальной для него слегка шаркающей стариковской походкой. С него постепенно спадало умственное оцепенение, и он стал снова способен к рассудочной деятельности, радостный от того факта, что Галэйн не убила его на месте. По пути Кетлинг равнодушно окинул взглядом мертвые тела своих подручных.
  
  Летный аппарат вела девушка, но Кетлинг не обольщался, понимая, что не сумеет успешно атаковать ее. Чуть удлиненный и верткий, флаэр гибко, как сверкающая рыбка двигался в небе.
  
  - Скажи мне, землянин, - это слово прозвучало как ругательство в устах девушки, - есть ли принципильная разница в строении наших организмов?
  
  - Не-ет, - проблеял Кетлинг. - То есть да. Печень или поджелудочная железа расположены со смещением. Так говорят доктора. - Поспешно добавил Кетлинг, как бы всячески показывая, что он тут не причем.
  
  - Есть ли между нашими расами различия в умственном развитии?
  
  - Судя по строению головного мозга - нет.
  
  - А могут ли представители наших рас создавать семьи и заводить потомство?
  
  Кетлинг внутренне похолодел, это был очень неприятный для него вопрос.
  
  - Д-да.
  
  - Ты это знаешь наверняка или предполагаешь?
  
  - Знаю.
  
  - Откуда?
  
  - Отом... Она забеременнела.
  
  - Что ты с ней сделал?
  
  Кетлинг расплакался, однако отнюдь не от раскаяния, а от боязни наказания. Когда девушка с гордостью сообщила ему о своей беременности, он, жалея ресурс Ментатора, решил избавиться от нее. Вдоволь натешившись напоследок ее телом, он в бессознательном состоянии вывез ее на флаэре и сбросил в морскую пучину далеко от берега.
  
  Флаэр перелетел обширное водное пространство и совершил посадку.
  
  - Выходи и переодевайся, - Галэйн бросила Кетлингу какую-то мешковатую хламиду.
  
  Тот разделся, продемонстрировав еще более обрюзгшее, чем это помнила девушка, тело. Она ничем не выказала отвращения от внешнего вида своего бывшего любовника. Затем Кетлинг натянул на себя предложенные ему тряпки.
  
  Галэйн забрала богатую одежду молодого человека, молча села в летательный аппарат и улетела, оставив Кетлинга одного. Тот сначала почувствовал облегчение, потом до него дошло, что в ближайшее время ему никак не попасть к местам своих тайников со спрятанными богатствами - он находился где-то на севере дальнего континента. Немного позднее Кетлинг обеспокоился тем, что ему нечем удовлетворить возникшее у него чувство голода, а выпитая им от жажды вода из мелкой лужи вызвала рези в животе и жестокое расстройство желудка. Он позорно испачкал одежду в собственных выделениях, а налетевшие насекомые выводили его из себя назойливым гулом. К вечеру пришел холод, прогнавший насекомых, но многократно усугубивший страдания теплолюбивого Кетлинга.
  
  Он злился на себя за то, что так жестоко просчитался, послав Эвери, свою новую игрушку, искать Галэйн на другом континенте. Он никак не ожидал, что в погоне за ним Галэйн может решиться с большим риском для жизни пересечь океан на утлом аквилском судне. Это объясняло, почему он так долго не имел о ней никаких новостей: девушка ожидала его в засаде вблизи замка Эла, о котором она каким-то образом прознала. Скорее всего, она выпотрошила информацию из одного из головорезов Кетлинга.
  
  Кетлингу вспомнились другие прошлые события, когда он также очень сильно ошибся, приняв Митяя за труп. На самом деле, Галэйн расчетливо нанесла космодесантнику тяжелую, но не смертельную рану, и Кетлингу пришлось тащить неподъемное тело ко флаэру, а потом заботиться о лечение товарища. Лучше бы он добил того на месте, несмотря на все протесты девушки. Пока лечение местных дрянных эскулапов медленно сводило Митяя в могилу, в бреду тот рассказал его игрушке много интересного, а она еще и задала ему кое-какие вопросы.
  
  - Тупой и бестолковый идиот, не мог держать свой поганый язык за зубами, придурок! - вслух выругался Кетлинг в адрес давно умершего товарища. - А еще космодесантник, и кого туда только берут? Одних идиотов и гомиков. Этот Яр просто вылитая подстилка. После преодоления полосы препятствий, грязные и потные мужики с удовольствием мяли попку сладкого мальчика.
  
  Кетлинг бесновался в приступе охватившей его бессильной злобы, позволившему ему временно забыть о холоде и отрешиться от перспектив надвигавшейся голодной смерти. Вместо того, чтобы экономить силы, он расточительно растрачивал их впустую.
  
  Кетлинг вспоминал, как ему еле-еле удалось тогда выкрутиться и продолжить использовать Галэйн согласно отведенной ей роли - как машину для убийств, создавшую ему его высокое положение среди аквиланских отребьев. Его выдумка, позволившая на время убедить девушку в ее земном происхождении, была гениальна. Однако в конце-концов Галэйн все равно вышла из-под контроля. Когда ситуация пошла в разнос, от смерти Кетлинга тогда спасла только Эвери, которую он взял в заложницы. Давнишняя идея захватить сестру девки Эла себя оправдала уже дважды.
  
  Кетлинг особо не задумывался о том, что регенератор был способен держать в плену волю помещенного в него существа, насильно навязывая ему определенные воспоминания о якобы совершенных им поступках, идущих в разрез с природой и убеждениями того, из кого делали игрушку. Однако процедура вовсе не гарантировала, что игрушка привыкнет поступать согласно привитым ей извне принципам, и сильные духом личности быстрее остальных освобождались от оков внушенной им линии поведения. Галэйн была внушаема, но скотское поведение землянина скоро разрушило светлый образ молодого человека, привитый ей в регенераторе.
  
  ***
  
  - Où êtes-vous? Где вы, Ивонна? - вопрошала девушка в траурном платье, которое очень ей шло. Впрочем, принцессе Обри был к лицу любой наряд. - Je suis une amie. Я друг.
  
  Принцесса старательно выговаривала слова родного языка Вансанта. По случайному совпадению, это также был родной язык Ивонны.
  
  - Где Иго? - вопросом обратилась по-аквилански девушка с бледным лицом к посетительнице ее обширной темницы.
  
  - Ваш друг содержится на другом этаже. Меня зовут Обри, я здесь для того, чтобы помочь вам. Вансант просил передать вам свои извинения за то, что так долго удерживал вас против воли. Вы свободны, Ивонна. К сожалению, ваш товарищ не мог лично вас освободить: он мертв.
  
  Принцесса Обри почувствовала как напрягся сопровождавший ее в качестве телохранителя рыцарь, когда он увидел узника второго этажа. Даже будучи предупрежденной Вансантом, она сама поразилась при виде землянина с темно-коричневой кожей лица, на котором особенно четко выделялись белки глаз. Одну лишь Ивонну это не смутило, она бросилась на шею высокому землянину и повисла на нем, не будучи в силах оторваться от любимого человека, которого она не видела с тех пор, как слуги Вансанта захватили их, беспомощных, оголодавших и обессиленных, при спуске с последней горной гряды, отделявшей Аквилскую базу от населенной равнины. По наивности они сами сообщили информацию о своем маршруте в послании, оставленном на базе и изъятом Вансантом.
  
  ***
  
  Яр вздрогнул от чувства опасности, что отчетливой сиреной зазвучало у него в голове. Он непроизвольно вцепился в эфес клинка и наполовину вытащил его из ножен.
  
  Девушка напротив него плавным движением обнажила тонкое лезвие своего меча и натренированным бессознательным движением немного сместилась в сторону.
  
  Яр усмехнулся - он только что чуть было не атаковал девушку с удивительно красивой внешностью. По своим убеждениям юноша был не способен поднять руку на женщину. Он отстегнул клинок от пояса и, встав на одно колено, молча протянул оружие незнакомке с холодной и прекрасной маской на лице и пронзительными небесно-голубыми глазами.
  
  Галэйн был непонятен жест землянина, она пристально вгляделась в его лицо. Если бы она заметила хоть тень страха, участь Яра была бы немедленно решена. Однако мальчишка вовсе не казался напуган, тут было что-то другое. Поза однозначно свидетельствовала о покорности, но в ней не было ничего униженного. Даже стоя на одном колене землянин был исполнен достоинства.
  
  Все его друзья были мертвы - Аквила забрала их. Адерина была потеряна - она вернула ему через слугу его подарок вместе с цепочкой. Особого смысла в продолжении своего дальнейшего существования Яр не видел. Он отметил, что встреченная им прекрасная и отважная незнакомка почему-то воспылала к нему внезапной ненавистью. Поскольку сражаться с девушкой он не намеревался, Яр решил что смерть от ее руки может оказаться для него избавлением. Он надеялся, что доставит этим ей удовольствие, и она, возможно, даже улыбнется, пронзая его грудь, а он, в свою очередь, увидит эту улыбку в последние мгновения своей жизни и гадал, насколько она украсит ее лицо. Нарочно выпятив грудь, он расслаблено ожидал укола в сердце. Такой уход из жизни был бы великолепен, по мнению юноши.
  
  Галэйн решила испытать юношу и, убрав в ножны свой меч, встала совсем рядом с ним, предоставив ему возможность атаковать ее из очень удобного положения. Внутренне она напряглась, приготовившись отбить смертоносный выпад кинжалом, о наличии которого мальчишка не подозревал. Тот даже не шелохнулся. Тогда девушка еще пристальней вгляделась в черты землянина.
  
  Мальчишка был удивительно хорош собой. Неиспорченный и невинный, он уже вкусил вкус крови, однако еще не успел пристраститься к нему. Может ли он вырасти не таким как все земляне, или это уже невозможно? Когда другие земляне насильничали, он все еще оставался девственником.
  
  - Адерина была изнасилована Кетлингом, - решила еще раз испытать Галэйн юношу.
  
  - Она жива? Где она? - с беспокойством спросил Яр.
  
  - Зачем тебе ее видеть, ты слышал, что я тебе сказала?
  
  - Если она не захочет меня видеть, я уйду. Где мне ее найти?
  
  - А если у нее родится ублюдок от Кетлинга?
  
  - Ребенок не виноват.
  
  Галэйн испытующе смотрела Яру прямо в глаза. Тот не верил в природный магнетизм или гипноз, однако взгляд девушки пронзил его подобно рентгену.
  
  - Если ты вернешься туда, откуда начал свой путь, у тебя появится шанс снова увидеть Адерину, - смилостивилась Галэйн.
  
  ***
  
  Эл, подобно загнанному зверю, целыми днями метался по замку, иногда застывая в оцепенении в каком-нибудь кресле. Это не был уже прежний Эл, добрый, милостивый и веселый рыцарь. Когда он хмурил брови, а делал он это теперь постоянно, он возбуждал неописуемый страх в своих слугах, особенно после того как в припадке неконтролируемой ярости размозжил голову своему коню, убив несчастное животное одним ударом кулака, проломившем череп: искусственный белок мышц землянина был крепче обычного.
  
  На ночь Эл запирался в своих покоях и спал прямо на полу на разбросанных вещах Адерины, еще хранивших аромат ее тела, все более и более истончавшийся.
  
  Ему приходили на память картины его безрадостного детства, проведенного в питомнике для детей, заботу о которых взяло на себя правительство. Жестокость товарищей позволила закалиться изначально мягкому характеру мальчика и привила ему стойкую ненависть к соотечественникам, к которым он относил всех жителей планеты. Там же в питомнике он лишился руки, которую ему заменили биологическим протезом, поскольку лечение в регенераторе обошлось бы слишком дорого. Впоследствии он решил оставить протез как память. Годы интенсивной учебы, амбициозные планы карьерного роста, отсутствие личной жизни и постоянная готовность плести интриги - вся его жизнь была наполнена непрекращающейся борьбой против миллиардов землян за лучшую долю, в которую он был постоянно вовлечен.
  
  Наконец волей счастливого случая, уничтожившего его планету, Эл обрел полную независимость и свободу действий, а также девушку, в жизни с которой воплотились его самые чистые помыслы и сокровенные мечты. Он создал ее и потерял, оставшись в окружении тупых и ничтожных аквиланцев, глубоко им презираемых за их неразвитость и сопутствующее этому скудоумие.
  
  В моменты безумия ему иногда хотелось уничтожить всех аквиланцев в округе. Он хватался за меч, но потом останавливал себя чудовищным усилием воли.
  
  'Есть более надежные способы, к тому же более действенные и эффективные.' - мысленно уговаривал он сам себя.
  
  Отравленная миниатюрная стрелка вонзилась Элу под подбородок на закате одного из томительно-тягучих и безрадостных дней. Под действием яда тело заморозилось в неподвижности, но мозг еще функционировал, а зрительный нерв передал образ светловолосой голубоглазой девушки, появившейся из-за портьеры.
  
  "Кетлинг все же достал меня" - пронеслась последняя мысль в затухающем сознании землянина.
  
  ***
  
  Галэйн умирала. Боли не было, кровь из двух маленьких и на вид несерьезных ранок практически не выступила, однако девушка знала, что она обречена - невероятно тонкий стилет дважды пронзил печень. Девушка, как могла, удобно устроилась в кресле, до которого добралась самостоятельно.
  
  Эвери ее не разочаровала, девочка превратилась в безумно красивую девушку, но красота ее была безжизненной и холодной. Мимолетным движением убив Галэйн, она пронзила ее печень для верности еще раз и, бесстрастная и безмятежная, спокойно покинула комнату в бывшем доме Кетлинга, где она несколько дней терпеливо ожидала свою жертву. Изобретательный и предприимчивый Кетлинг извлек урок из своих прошлых ошибок и, на сей раз не ограниченный недостатком ресурса регенератора, привил Эвери ложную память дюжины лет, намеренно сделав свою новую игрушку безэмоциональной, и заодно частично подавил ее способности к рассудочной деятельности. Возможно когда-нибудь в будущем изувеченная психика Эвери восстановится, пока же никто не мог предсказать ее дальнейшие действия.
  
  ***
  
  Повинуясь команде, единственный спутник землян снизил свою орбиту, чтобы вскорости сгореть без остатка в плотных слоях атмосферы. Грузовой корабль, на котором прилетели космодесантники-дезертиры, вновь оторвался от поверхности Аквилы и навечно (пока хватит ресурса) занял позицию поблизости от одной из двух лун планеты. Выпущенная им из космоса ракета мощным взрывом уничтожила аквилскую базу.
  
  Оставшиеся две ракеты встали на боевое дежурство в хоботах пусковых установок грузового корабля. Они без всякого предварительного предупреждения в автоматическом режиме атакуют любой космический объект искусственного (ака земного) происхождения, осмелившийся приблизиться к планете.
  
  
  февраль 2014
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"