Пепел Василь Васильевич: другие произведения.

Участник закрытого чемпионата

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Раздается слитный вопль сотен глоток, и строй мечников Прира накатывается на ровные ряды щитов, выставленных бойцами нашего клана. Приры яростно атакуют. Их больше, но численное преимущество невозможно реализовать в узкой долине. Вот если они выдавят нас на равнину...
  
  Вскоре слышится тревожный сигнал с северо-запада, где расположен еще один проход, так называемая, долина Норда. Все правильно, со стороны Приров было бы большой глупостью ломиться только в одну из шести имеющихся в наличии дверей. Отряд под предводительством Играсила, кланового Знаменосца, перекрывает долину Норда.
  
  Вполне ожидаемо, западный проход на равнину вскоре также оглашается звуками битвы. Ну все, на этом все доступные Прирам пути подхода исчерпаны. На самом юге находятся наши земли, оттуда мы можем ожидать только подкреплений. Восток является территорией Котов, наших союзников по альянсу, а еще одно, совсем узкое ущелье соединяет равнину с уютной местностью в окружении гор площадью примерно в пару квадратных километров с неприступным замком в центре. Он и явился яблоком раздора, и вызвал это сражение. Наш клан без особой цели и больше в качестве развлечения безуспешно осаждал замок три дня, когда гордый и независимый барон, владелец твердыни, судя по всему, посредством голубиной почты вошел в отношения с сильным северным кланом Приров, и вот их орды пришли к нему на помощь.
  
  Пока непонятно и совершенно необъяснимо зачем это Прирам. Они расстратят больше ресурсов на войну с нами, чем стоимость постройки этого вшивого замка с романтическим названием Печаль (Chagrin). Даже если им улыбнется удача и, паче чаяния, мы потерпим полное поражение в битве на равнине, преследовать нас в глубь наших земель, где у нас полно крепостей и союзников, они вряд ли решатся. На днях я сделал предположение в разговоре с Играсилом, что конечная цель Приров состоит именно в том, чтобы заставить нас снять осаду, а не в чем-то еще. Ради этого они проделали многотрудный поход на юг. Где-то для них есть в этом выгода, которую мы просто не замечаем.
  
  Неожиданно на востоке раздается переливистая трель боевого рожка. На всякий случай, это направление тоже перекрыто тонкой двойной цепью наших резервов. С моего места мне видно замешательство в этом заградительном отряде. Тяжелая конница с белым котом на синем поле на знамени легко разрывает жидкий строй наших копейщиков и вырывается на оперативный простор. Все кто до этого бездельничал в центре равнины бегут или скачут на восток. Задние линии северного отряда синхронно поворачиваются и плотной группой быстрым шагом устремляются на подмогу. Все правильно, от них так будет больше толку чем в рассыпном строю.
  
  Нас только что предали надежные союзники. В мире Рэйганы это, в принципе, рядовой игровой момент, но от верных Котов такого никто, кроме меня, не ожидал. Восточный проход на равнину самый широкий, в него полноводной рекой врывается поток стальных шишаков над сине-белыми туниками или плащами. Чтобы удалить их с равнины, от них теперь можно будет избавиться только одним способом - изрубив до смерти. Воздвигнутая нами плотина из щитов и копий в конце концов останавливает пешую рать Котов, но она слишком хлипка и продержится, по моим прикидкам, минут сорок, может вдвое больше, если очень повезет. В отличие от боев в реале, мои соклановцы не утратят бодрости духа, не сдадутся в плен и не разбегутся. Даже полностью окруженные противниками, они будут сражаться до конца, до самого последнего воина, пока все не полягут. Поле боя останется за противниками, и им же достанутся все трофеи: изрубленные доспехи, изломанные копья, зазубренные мечи и разорванные тряпки брошенных знамен, плюс монеты и другие предметы из карманов павших. Добыча не столь ценна, сколь почетна. Жалко оруженосцев, они, как правило, все сплошь неигровые персонажи и не возродятся после гибели. Рыцарям придется подыскивать себе новых помощников. Долбанный рыцарский кодекс помешает молодым мальчишкам просто бросить своих офицеров и сюзеренов и бежать с поля проигранной не по их вине битвы.
  
  Весь на адреналине несусь на своем маунте навстречу конникам Котов. Их уже встретил бронированный кулак нашей конницы из центра поля. Пока я выискиваю себе противника, схватка распадается на разрозненные поединки. Взмахом меча вызываю на бой красивую темноволосую девушку на сером коне. Ошибется тот, кто вообразит, что с девчонкой легче справиться. Сила удара в игре зависит от характеристик персонажа и оружия, а не от половой принадлежности, в этом здесь выражается полное равенство полов.
  
  Мой выбор противника по большей части обусловлен тем, что с этой девушкой вряд ли кто еще рискнет сразиться один на один на начальных этапах боя - кому охота выбывать из дела когда пламя эпической битвы еще не разгорелось как следует? Я прекрасно знаю Микаэлу, главу клана Котов, еще три дня назад мы вместе с ней и несколькими товарищами весело проводили время в ее замке Виндоланда (Vindolanda). В какой-то момент я даже подумал, что по уши влюблен в нее.
  
  + + +
  
  После удачной охоты на разную игровую живность - матерых секачей, лосей и пещерных медведей, а также вполне безобидных лебедей и фазанов - мы расположились за обильным столом, полным явств, приготовленных из нашей добычи неигровыми персонажами.
  
  Смысл игры, максимальмо приближенной к европейскому средневековью, заключался в испытании всей палитры ощущений, доступных в те далекие времена. Некоторые игроки настолько вникали в образ, что травили конями поля сервов, если таким образом можно было слегка срезать путь, и требовали себе право первой ночи на крестьянских свадьбах. Последнее было очень странным желанием с учетом того, что все представители низших сословий являются неигровыми персонажами, и с ними невозможны никакие сексуальные отношения. Охоты, битвы, пиры с песнями менестрелей, балы в королевских дворцах, ристалища и турниры сменяли друг друга в своем однообразии и позволяли забыться и полностью отрешиться от реала. No shoes, no cloth, no problems - популярная шутка, по поводу игроков, голыми лежащих в заполненных желе игровых капсулах с виртуальными шлемами на головах.
  
  В один из вечеров я подошел к окну, отвернулся от пирующих, и на ум сами собой пришли строки стиха.
  
  Мне чудится, что ночь - зияющий провал,
  И кто в нее вступил - тот схвачен темнотою.
  Сквозь каждое окно - бездонность предо мною.
  
  - В полнолуние темень нам может только сниться, - Микаэла сквозь огромное окно обеденной залы красноречиво посмотрела на яркий желтый круг сыра в небе. - А я и не подозревала, что ты любишь "Цветы Зла".
  
  + + +
  
  По меркам Рейганы я отнюдь не являюсь умелым воином и вполне трезво оцениваю свои шансы в бою с Микаэлой как бесконечно малую функцию, которая, как известно, стремится к нулю в бесконечности.
  
  Столкновение наших маунтов, грудью налетевших друг на друга, заставляет меня поморщиться. Удачно, что никто из них не успел взять хороший разбег. Не представляю как, но на своем вертлявом коне мне удается отразить удар клинка, летящего в голову и даже сделать выпад самому. Конный бой, увы, не моя стихия. Необходимость для управления маунтом твердо сжимать поводья левой рукой негативно сказывается на цепкости захвата эфеса перстами правой. Довольно скоро мое оружие оказывается выбито, а изящная ручка, которую я самозабвенно покрывал поцелуями совсем недавно, отправляет меня в полет из седла. Жесткое приземление чуть не вышибает из меня дух. В довершение ко всему я одной ногой позорно запутываюсь в стремени. На мое счастье, маунт спокойно стоит на месте, а не мчится по полю, так что я, немного подергавшись, высвобождаю конечность из плена. Конь Микаэлы неторопливо надвигается. Против всадницы на маунте мне не продержаться и пяти секунд.
  
  Вот сейчас все и кончится, меня через мгновение раздавят копыта. Стоит ли сопротивляться? Я могу еще смешно покорчиться, покататься по земле, а то и забавно попрыгать на четвереньках. Не лучше ли принять гордую позу, самую лучшую из возможных в моем положении, и достойно встретить смерть, осуждающе глядя в глаза любимой?
  
  + + +
  
  Уже после восхода луны в другой вечер я шел по прилегающей к замку территории с двумя-тремя гостями, о чем-то беседуя, но вскоре мне стало настолько тошно и скучно их слушать, что я замедлил шаг, дал им уйти вперед, а затем бесцельно углубился в относительную чащу то ли ухоженного леса, то ли запущенного парка.
  
  Полностью очарованный красотой уснувшей природы, я незаметно для себя вышел на край небольшой поляны и замер, увидев Микаэлу. Девушка спала на ложе из звериных шкур, в беспорядке рассыпанные волосы темной волной обрамляли ее лицо, а сползшая накидка открывала моему нескромному взору многое из того, что обычно скрыто под одеждой. Микаэла открыла глаза.
  
  - Чтобы сохранить свою честь, мне придется убить тебя на месте, благородный рыцарь Альтвин.
  
  Тон, каким это было сказано, настолько не соответствовал угрозе, что я улыбнулся.
  
  - Прошу простить мое невольное вторжение, я не знал, что вы, сударыня, являетесь нимфой этих мест, - конечно, по пути я заметил тонкие невесомые нити паутинки простенькой системы предупреждения. Магия присутствовала в мире Рейганы в виде таких вот полезных вещей. Я был уверен, что после моего прихода никто больше не сможет выйти на поляну: колдовство Микаэлы этого не допустит.
  
  От этой девушки, как и от спящей природы и от игровой луны в небе, на меня повеяло чем-то бесконечно близким и дорогим, что я долго и тщетно искал в других женщинах.
  
  Микаэла встала с ложа и сделала несколько шагов мне навстречу, не стесняясь свой наготы. С лучившимися счастьем глазами она показалась мне красивей и желанней, чем когда-либо.
  
  + + +
  
  Я катаюсь по земле, почти не глядя делаю кувырки в разных непредсказуемых направлениях и, о чудо, мне в процессе удается подобрать свое оружие и беспрепятственно подняться на ноги. Спешенная Микаэла стоит метрах в десяти - ого, на сколько я ускакал! Девушка приближается и поднимает меч.
  
  Болевые ощущения притуплены в игре, однако того, что я испытываю, мне хватает за глаза. Вот очередной сильный удар сушит руку. Пока я справляюсь с неприятными ощущениями, укол в бедро вызывает новые, еще более острые мучения. Это чистое состязание воли - проиграет тот, кто сломается первым от ненастоящих, фантомных страданий. Микаэле тоже приходится несладко, но ее лицо все время сохраняет спокойное выражение. Называйте это мужским шовинизмом, но я не могу уступить девчонке. Возможно, я бы сдался, будь моим противником рыцарь. А так я с регулярностью вращающихся в бурю лопастей ветряной мельницы наношу и получаю удары. Больше получаю, чем наношу, и большинство из них парируется. Мы бьемся без щитов. Тело дико ноет от усталости, а правая рука наливается тяжестью. В довершении всего, я болею гриппом в реале. Ранее сегодня я вошел в игру наглотавшись жаропонижающих таблеток. К сожалению, их действие уже давно закончилось и чувствую я себя немного нехорошо, если пользоваться эвфемизмом. Когда же наконец это закончится?
  
  Но я скорее умру, чем уступлю. Если я надеюсь доказать Микаэле, что ее выбор возлюбленного пал на достойного мужчину, мне остается только выдерживать эту пытку во что бы то ни стало. Хотя и провожу атаки, я оставляю любые попытки нанести критический удар, впрочем, я и изначально особо не пытался: жалел девушку. К данному моменту она должно быть тоже чертовски устала, но вида не подает.
  
  Я хорошо помню мягкость и податливость девического тела Микаэлы, которую я обнимал еще совсем недавно. Теперь она причиняет мне большие страдания. Но даже сквозь покров боли я иногда любуюсь врожденной грациозностью своей любимой.
  
  В нашу последнюю ночь, она предупредила меня о готовящейся измене Котов. Связанный данным ей словом, я не мог открыть этот секрет соклановцам. У меня была возможность отказаться от похода, но я ею не воспользовался и пришел на заклание вместе с сотнями игроков клана. Потому что, в моем понимании, так было честнее всего.
  
  Голова гудит, перед глазами туман, скоро я перестаю что-либо различать и просто тупо машу мечом: удар слева, удар справа, еще один слева, потом справа. Каждый раз мое оружие сталкивается с клинком Микаэлы. Странно, но девушка не замечает участившейся однотипности моих выпадов. Мне больше не достается уколов, однако я истекаю потом и слабею. Я буквально ощущаю как жизнь покидает мое измученное виртуальное тело. Может быть, я даже стану первым игроком, который взаправду умрет во время нахождения в мире Рэйганы. Подсознательно я знаю, что мне нужно делать: надо полюбить боль, превратившись на время в мазохиста, тогда будет легче ее переносить. Но мне это сегодня не удается. Тогда я обращаюсь к "плану Б". По примеру известного героя Юлиана Семенова, которого избивали гестаповцы и вкололи "сыворотку правды", я обращаюсь к своей памяти в поиске приятных воспоминаний. В неэкранизированной части истории Исаев-Штирлиц сосредоточенно думал о семье и волевым усилием отсекал все другие мысли. Мое сознание цепляется за самые недавние из моих восторженных переживаний.
  
  Мои глаза в сантиметрах от лица Микаэлы. Какое же у нее красивое лицо! Вблизи оно выглядит в сто раз прекраснее чем на расстоянии. Мы самозабвенно целуемся.
  
  Зрение мое немного проясняется. Вдруг лезвие огромного двуручного меча блестящей молнией проносится откуда-то сбоку и рассчетливо ударяет по находящемуся на отлете клинку Микаэлы. Девушка невольно вскрикивает: удар, должно быть, парализовал ей руку. Выбитый клинок улетает на десятки метров.
  
  Мой соклановец Сентивид хватает меня за плечо крепкими пальцами и скороговоркой дает приказание:
  
  - Приведи Играсила к северным скалам, не дай ему погибнуть. Ты увидишь флажок - это ориентир.
  
  Микаэла замерла на месте с закушенной губой. Я, не рассуждая, срываюсь с места, со всей доступной мне в этот момент скоростью запрыгиваю на своего маунта и мчусь к долине Норда, еле держась в седле. Думаю, что моя дружба с Играсилом явилась причиной того, что член Капитула клана обратил на меня свое внимание. По-видимому, Сентивиду для каких-то целей срочно понадобился Играсил, и тут он заметил мою скромную особу. В настоящий момент я безумно благодарен ему за то, что он прервал мой бесславный и утомительный поединок.
  
  Играсил рубится в первых рядах, он еще жив, но мне его никак не извлечь. Во время боя невозможно общение через личку. Все максимально приближено к исторической реальности - нужно громко кричать или подавать сигналы другим способом. Хватаю за руку персонажа класса Mиннезингер. Обычно он распевает баллады, подыгрывая себе на чем-то струнном. В данный момент он звуком рожка поддерживает бодрость сражающихся.
  
  - Розен, играй приказ к отступлению. Всем нужно отойти на десять метров. Давай, играй скорее.
  
  Я не даю Розену времени на раздумья, заставляю его подать самоубийственный сигнал для нашего поредевшего отряда, все еще удерживающего вход на равнину из долины Норда. Они бы легко продержались здесь до того момента, как им ударят в спину Коты. Теперь же их ждет быстрое окружение и бой, в котором Приры реализуют наконец свое численное преимущество. Успокаиваю себя словами Джона Кейнса: In the long run, we are all dead. Я стою на месте, и отступающие шеренги обтекают меня с двух сторон. Как только Играсил оказывается в пределах досягаемости моей вытянутой руки, выдергиваю его из строя и с помощью фраз 'Задание Капитула. Иди за мной.', заставляю бросить товарищей. Мы просачиваемся через строй соклановцев и вдвоем несемся на моем маунте к точке сбора, назначенной Сентивидом.
  
  Нас уже ждут Сентивид и Озерой, очень талантливый боец на мечах.
  
  - Что сейчас самое уязвимое в радиусе трех километров? - Сентивид не упускает случая немного покрасоваться.
  
  Мы непонимающе крутим головами, нить мыслей члена Капитула ускользает от нас.
  
  - Замок Шагран. Его защитники уже вышли за стены и проделали путь до равнины. Предлагаю ограбить гнездо барона в его отсутствие, пока он упивается битвой. Мне, как и вам, очень интересно, что за тайну хранит Печальный замок, из-за которого Приры и Коты вцепились нам в горло.
  
  Бросаю взгляд в сторону ущелья. Из него выбегают несколько соклановцев, явно кем-то преследуемые.
  
  Сентивид продолжает:
  
  - Оказывается, к замку есть путь под землей. Мы буквально вчера открыли его. Только Капитул клана знаем о нем. Вход уже расчищен. Альтвин, отодвинь этот валун, а потом замаскируй проход.
  
  Спускаемся в шахту. Сентивид достает золотую цепь с большим рубином на подвеске, вызывая поголовное изумление.
  
  - Это же Талисман из нашего храма! - восклицает Играсил.
  
  - Как вы знаете, в отсутствие Талисмана клан остался без защиты, и наши владения сейчас открыты для всех видов атак нечисти и драконов. Но иногда приходится рисковать, нам Талисман нужнее здесь. Капитул провел обряд, привязав его ненадолго ко мне. Если я погибну, Талисман немедленно вернется в храм. Это, к вашему сведению, мощный эгрегор, заряженный энергией всех игроков клана. Встречным монстрам будет казаться, что мимо них проходит большое войско, и они поостерегутся на нас нападать. Предлагаю двигать уже: чем скорее обернемся, тем быстрее вернем Талисман на место. Не отходите от меня ни на шаг. Вперед.
  
  Из шахты прохода у нас над головами к нам прыгает Микаэла. Мои соклановцы обнажают оружие, я немедленно закрываю девушку своим телом от острых жал клинков и поднимаю руки в успокаивающем жесте. Сентивид понимающе кивает и обращается к Микаэле.
  
  - Ответь мне, но только честно, на один вопрос: кто вам заплатил за предательство?
  
  - Я не знаю, предложение пришло анонимно и с очень щедрой предоплатой.
  
  - Другого я и не ожидал. Твое обязательство перед таинственными нанимателями выполнено сполна - наше клан разбит на равнине. Как умная и любознательная девочка, ты понимашь, что я не могу тебя сейчас отпустить. Хочешь прогуляться с нами в замок Шагран и узнать ради чего тебя наняли?
  
  Девушка молча кивает головой.
  
  - Альтвин, следи за своей знакомой, - дает мне указание Сентивид.
  
  Мы проходим по пещерам мобов как по улицам города, на нас не агрится ни один монстр. Они вообще нами не интересуются. Наконец мы попадаем в какие-то помещения, производящие впечатление рукотворных.
  
  - Мы прямо под замком, будем подниматься на поверхность на восточной стороне, а потом перейдем к главной башне, - у Сентивида откуда-то имеется детальный план замка.
  
  - Через один марш расположен вход в казармы. Нужен доброволец, чтобы выманить гарнизонных неигровых вояк на себя, - красноречивым взглядом Сентивид смотрит на Озероя.
  
  Тот молча вытаскивает из ножен два парных клинка и идет вперед. Классный парень.
  
  Вскоре впереди слышатся звуки схватки. Сентивид делает нам знак продолжать движение, как только Озерой уводит защитников замка куда-то в сторону внутреннего двора. Я понимаю, почему Сентивид взял его с собой. Озерой сражается как бог. С балкона я недолго наблюдаю, как своими облегченными мечами он виртуозно наносит криты один за другим, и стражники кулями валятся наземь вокруг него. Он при этом напевает какую-то песню и ритмично двигается в такт мелодии. Похоже, он владеет аутогипнозом и вошел в медитативный режим, помогающий ему в схватке.
  
  Мы совершаем подъем по бесконечной винтовой лестнице главной башни. Играсил часовым остается у подножия, чтобы охранять наш тыл. Для удобства обороняющихся во всех рыцарских замках лестницы строятся таким образом, чтобы подъем по ним осуществлялся по часовой стрелке. В виртуале я посетил более двух сотен замков, и везде это правило неукоснительно соблюдается.
  
  Наконец мы входим в сердце замка и главной башни - покои барона, заставленные изящной мебелью. Чтобы войти, Сентивид вышиб запоры с помощью какой-то магии, но его магия бессильна перед следующей мощной дверью, окованной железом.
  
  - Барон большой оригинал, он оставил тут инструкцию, - произносит Сентивид.
  
  Мы все смотрим на надпись:
  
  "Используй casse-tete. В поиске поможет Gazzetta"
  
  - Используй кастет, в поиске поможет газета, - читает Сентивид и начинает рыскать по полкам этажерок и ящикам стола в поиске упомянутых предметов. Я удивлен текстом, поскольку ни разу еще не видел в мире Рэйганы ни кастетов, ни газет.
  
  Ничего даже отдаленно похожего на разыскиваемые вещи в комнате не обнаруживается. Правда, в одной из стен Микаэла находит окантованную металлом узкую прорезь непонятного назначения.
  
  Мне приходит в голову неожиданная мысль.
  
  - Почему одно слово написано по-французски, а второе, похоже, по-итальянски? По-французски, также как и по-английски, это слово пишется с одной буквой z: Gazette
  
  - Какая разница, когда и так понятен смысл? А в английском, к твоему сведению, газета называется newspaper, - поражает меня своими лингвистическими познаниями Сентивид.
  
  - Не скажи. В Канаде, например, есть официальный правительственный листок. Он, если не ошибаюсь, называется The Canadian Gazette. Слово явно архаичное, но еще используется, - я продолжаю рассуждать вслух. - Французское слово кастет состоит из двух частей и буквально значит "ломать голову". В русский оно пришло в значении инструмента для нанесения физических увечий, но это вовсе не значит, что в родном языке у него именно такое значение, не говоря уже о том, что значений может быть множество.
  
  - Головоломка? - высказывает предположение Микаэла.
  
  - Вполне может быть, - смотрю на необычную форму замочной скважины на двери. - Нам по-любому нужна упомянутая в тексте газета, чтобы добыть предмет, открывающий запор.
  
  Микаэла берет в руки взятую со стола владельца замка монетку и всовывает ее в обнаруженную ранее щель в стене. Немедленно после этого в ближайшем углу открывается ниша.
  
  - А вот и головоломка, - говорю я. - Молодец Микаэла. А термин 'газета', наверное, пошел от названия какой-нибудь древней монеты, за которую продавались первые подобные издания, как раз изобретенные в Италии.
  
  Сентивид достает из ниши части какого-то механизма. С некоторым трудом, но мы собираем из него некое подобие ключа, который входит в замысловатое отверстие в двери и позволяет нам наконец попасть в сокровищницу замка.
  
  Тяжелая дверь отходит в сторону и открывает нашим взорам мерщающий собственным светом сосуд, расположенный на небольшом каменном пьедестале в окружении ценного оружия и двух сундуков с золотом.
  
  Озерой неожиданно влетает в сокровищницу вслед за нами.
  
  - Играсил убит, - объявляет он.
  
  Не знаю как, но я чувствую какую-то фальшь. Что-то идет не так как надо.
  
  Озерой мельком бросает взгляд на постамент, затем наклоняется, разглядев что-то на полу и держа руки на эфесах мечей. Тревожные колокольчики звенят внутри меня. По наитию выхватываю меч и ставлю преграду на пути смертоносного клинка Озероя, нацеленного в шею Микаэлы. Через секунду второй клинок устремляется к подбородку Сентивида, но тот, услышав лязг отбитого железа, быстро уклоняется.
  
  Озерой отличный фехтовальщик и успешно противостоит троим противникам. Мы с Микаэлой бьемся в первом ряду, из-за низости потолка Сентивид не может свободно размахивать двуручным мечом, поэтому он наносит колющие удары из-за наших спин. В какой-то момент ему удается сильным толчком пришпилить Озероя к стене - лезвие входит между пластинами доспеха. Сентивид, упершись ногами в пол, прилагает дополнительные усилия, чтобы не дать Озерою соскочить, а мы с Микаэлой убыстряем наши атаки до предела возможностей и не оставляем Озерою никакого шанса.
  
  Сентивид склоняется над телом Озероя и после беглого осмотра демонстрирует нам какой-то знак.
  
  - Орден Черных Рыцарей Агриманта. У нас в клане был их шпион.
  
  Его сообщение, произнесенное озабоченным тоном, почему-то не находит у меня эмоционального отклика. Я погружен в созерцание Микаэлы. Перехватив мой взгляд, девушка еле заметно улыбается.
  
  Сентивид уже занят разглядыванием главного трофея, доставшегося нам.
  
  - Это уникальный эликсир, с его помощью можно провести Великую Мистерию. Это открывает огромные перспективы! Если правильно провести обряд, можно установить связь с Великим Ничто...
  
  Я не слушаю, задумавшись о своем, потом спохватываюсь.
  
  - Теперь понятно, как барон собирался расплатиться за помощь Приров. Не удивлюсь, если они еще привезли барону воз золота для ровного счета. Хе-хе. Представляю, как вытянется лошадиная морда Гроссмейстера Приров, когда он узнает, что барону больше нечего предложить, - Сентивид мгновенно становится очень серьезен. - Так, на равнину мы возвращаться не будет, там сейчас, скорее всего, не осталось никого из нашим. Придется искать другой выход на поверхность. С учетом того, что дружина барона до сих пор не нашла ни одного выхода, задача будет не из легких. Но мы справимся.
  
  - Я претендую на этот предмет, - своим нежным и завораживающим голосом говорит Микаэла.
  
  - Что, я не ослышался? - Сентивид возмущенно ревет. - Я из милости позволил тебе сопровождать нас, но теперь вижу какая это была ошибка.
  
  Сентивид вытаскивает свой ужасный меч. Микаэла медленно обнажает клинок. Они застывают в напряженных позах напротив друг друга. Мой меч поднят и находится в опасной близости к шее девушки. Она поворачивает ко мне свою прекрасную головку, и ее взгляд, кажется, содержит вопрос: "На что ты готов пойти ради любви?"
  
  Я молнией накидываюсь на Сентивида. Он великий воин, но его умения пасуют перед силой любви: мы с Микаэлой понимаем друг друга без слов и с невероятной точностью синхронизируем наши атаки. Вскоре член Капитула моего клана оказывается повержен. Талисман исчезает в неяркой вспышке света.
  
  Микаэла с нежностью смотрит на меня. Ее лучистые глаза исполнены благодарности и обещания будущего блаженства. Я не могу больше тянуть, настал момент открыть ей правду, она это заслуживает.
  
  - Микаэла, я должен тебе признаться: я не тот, за кого себя выдаю.
  
  - Я не понимаю.
  
  - Подожди, милая, не перебивай. Уже совсем скоро наступит мой час Золушки, и я исчезну из этого мира. Если хочешь, ты мне можешь отправить послание через Альтвина. Мне передадут.
  
  - Если ты решил со мной порвать, мог бы сделать это поизящнее, благородный рыцарь, - лучики в злазах Микаэлы разом пропали, словно золотистые рыбки ушли в глубину.
  
  - Все дело в том, что Альтвин не мой игровой персонаж. Я приехал в гости к другу, очень хорошему другу из тех, с которыми можно не видеться много лет, но при встрече чувствуешь, как будто мы расстались только вчера. Ему понадобилось срочно уехать, и он мне предложил поиграть за него в Рэйгане. В моем городе эта игра недоступна, я выяснял, - долго рассказывать почему. Но я найду способ вернуться. Если что, перееду, в конце концов. Я обязательно вернусь и снова завоюю тебя. В один день к тебе придет молодой рыцарь и процитирует что-нибудь из Бодлера и еще вот этот отрывок, по которому ты безошибочно меня узнаешь - это мой девиз:
  
  В грозы, в бури,
  В житейскую стынь,
  При тяжелых утратах
  И когда тебе грустно,
  Казаться улыбчивым и простым -
  Самое высшее в мире искусство.
  
  Микаэла беззвучно плачет. Слезы делают ее голубые глаза иссиня-темными.
  
  Я не могу просто уйти, не внушив ей никакой надежды. Ожидание придаст дополнительный смысл ее дальнейшему нахождению в Рэйгане.
  
  По-видимому, девушка еще полностью не осознала, в какой ловушке оказалась. С очень ценным по меркам игры предметом она находится в чужом и отныне враждебном ей замке, выход из которого ведет через единственное ущелье либо через подземные пещеры, где не пройти в одиночку. Она не может написать никому из Котов, чтобы запросить помощь - вряд ли у нее есть с собой голубь или другой посланник. Да в любом случае северные варвары Приры перережут всех Котов на свете ради уникального предмета.
  
  Жму на "логаут".
  
  
  
  ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ЧИТАТЕЛЮ
  
  На этом рассказ про последний день, проведенный игроком (мною) в мире Рэйганы, собственно, заканчивается. Особо любознательные могут читать дальше, однако автор считает своим долгом предупредить, что впечатлительным и романтически настроенным натурам лучше этого не делать, поскольку они, увы, будут неминуемо разочарованы.
  
  Почему автор сам не прервал повествование на этом месте? Потому что он не хочет видеть своих читателей в пресловутых розовых очках и желает открыть им всю правду, даже если ему самому придется за это горько поплатиться.
  
  + + +
  
  Капсула открывается, и я вылезаю наружу из желеобразной массы наполнителя, снимаю с головы шлем. Время отнюдь не полночь (ака, час Золушки), снаружи солнечный тропический день. Несмотря на недомогание, я принимаю контрастный душ, затем совершаю свою ежедневную получасовую пробежку по мягкому песку пляжа вдоль соленых и ласковых волн океана. Купание в теплых водах, свежевыжатый фруктовый сок и часовой сон. Позже я делаю звонок, чтобы заказать себе на вечер смуглую сговорчивую массажисточку. При моем образе жизни невозможно иметь постоянную подругу.
  
  Негромко напевая, монтирую видео из Рэйганы - на мой взгляд, получилось прекрасно. Распечатываю самый удачный скриншот и размещаю на стене кухни (она же столовая) среди многих десятков подобных. В конце месяца я помещу все накопленные за сезон видео на секретный сайт нашего закрытого чемпионата. Надеюсь, в этот раз победителем стану я. Два из трех видео, записанные мною в этом семестре, просто шикарны. Я по праву горжусь собой.
  
  Моя стратегия очень действенна, но непроста в исполнении: я становлюсь выдуманным мною персонажем на все время нахождения в виртуале. Я заранее продумываю свой образ до мелочей и затем живу, дышу, действую и поступаю как мой придуманный герой. Это очень ценно, поскольку в некоторых игровых ситуациях решения нужно принимать очень быстро и раздумывать о том, как должен отреагировать в той или иной ситуации мой персонаж - непозволительная роскошь. Женщины очень проницательны и обычно тонко чувствуют обман.
  
  Специально нанятые люди занимаются прокачкой моих персонажей в разных виртуальных мирах. Я формулирую им конкретную задачу: какой класс, какие умения и уровень мне нужны. Они предоставляют все это в оговоренный срок, за что и получают плату. Иногда, они даже находят для меня подходы к предмету моего интереса, не зная, впрочем, моих истинных целей. Затем в дело вступаю я сам и провожу "операцию". Поскольку обычно я охочусь на самых красивых и умных женщин, добившихся больших успехов в какой-то игре, каждая операция, в среднем, занимает месяц, но иногда дольше.
  
  Чтобы увидеть полный список моих трофеев, вам нужно быть участниками нашего чемпионата. Но вот два примера моих прошлогодних достижений.
  
  Королева эльфов, ежегодная победительница конкурса красоты в своем игровом мире. На завоевание королевы эльфов я потратил два с половиной месяца, проведя половину этого срока в непрекращающихся стычках. Один раз я даже сгорел в огне, поскольку взошел на костер ради (вместо) моей любимой - требовалось ради поддержания образа беззаветно преданного поклонника. В той игре боль была очень существенной. Скрипя зубами, но я выдержал ее даже с неким подобием улыбки на лице, за что в итоге и добыл свой приз.
  
  В другой раз я, играя за звездного капитана, участвовал в битвах космических флотов. Вы все наверняка знаете этот популярный мир - 'Звездные Короли'. Мне пришлось подкупать пиратов, а потом с одной лишь эскадрой совершить самоубийственную атаку на грозный Второй Жандармский флот обьединенных королевств Ригеля. Эскадра была потеряна, а с ней и все мое благосостояние в мире Звездных Королей. Наградой мне была любовь... гм, не хочу называть имени всем известной героини (ее симпатичная владелица очень известна мировой общественности). В общем, мы сделали это на капитанском мостике флагманского фрегата на фоне большой яркой звезды - Фомальгаута. Кораблю в любой момент грозила разгерметизация, и наше нахождение там без всякой защиты в чем мать родила было чистым безумством. Самое интересное, что в обшивке корабля действительно произошел пробой и как раз в рубке. У меня осталась съемка того, как моя избранница разлетается на атомы (мы уже вдоволь насладились друг другом к тому моменту). Впрочем, меня постигла та же участь и, должен признаться, ощущение было пренеприятное. О, в тот сезон я безоговорочно выиграл чемпионат!
  
  У нас, в нашем закрытом клубе, разработана своя система рейтингов всемозможных виртуальных миров, коэффициенты присваиваются в зависимости от достоверности ощущений, степени погружения и уровня чувствительности (участники чемпионата обязаны играть только на максимуме боли). Для наших трофеев также есть система подсчета очков, зависящая от степени известности игрового персонажа, ее влиятельности и ряда других параметров. Я обычно прилагаю усилия только для завоевания неприступных красавиц.
  
  В реале я регулярно беру уроки фехтования, рукопашного боя и стрельбы, это развивает во мне ценные прикладные умения для многих игр. К сожалению, в округе нет школы верховой езды.
  
  Предвосхищаю ваш вопрос: зачем я это делаю - все это, о чем я вам поведал? Поверьте, я мужественный человек, причем настолько, что повторение подвига Муция Сцеволы мне вполне по силам. Но после того как я сожгу свою руку, чтобы всем это доказать, я хотел бы получить ее назад, поскольку она еще должна послужить до конца моих дней. Как только ощущения, получаемые игроками в виртуале, сравнялись с реалом, я фактически перенес туда свою жизнь. Мне нравится рисковать и еще больше нравится добиваться расположения очень успешных и прекрасных женщин. Я играю среднепрокаченными персонажами, и все успехи на моем поприще достигаются не за счет того, что у меня крутой прикид, или сила в энное количество пунков, а являются исключительной заслугой того, что я интересная и бесстрашная личность, и женщины убеждаются в этом после того как обратят на меня внимание. А ради привлечения их внимания, я совершаю подвиги. Видите - все очень просто.
  
  + + +
  
  Раздается вызов, принимаю звонок и вижу на экране Сильвестра - миловидного паренька с темными волосами и голубыми глазами, выглядящего много младше своих двадцати пяти лет. Вот уже два сезона он участник нашего чемпионата, а я его добровольный наставник.
  
  - Привет, Андрей, как дела?
  
  - Привет, Сильвестр.
  
  - Возвращаясь к нашему разговору, я думаю стоит попробовать делать записи с мужчинами.
  
  - В чемпионате принимают участие только гетеросексуалисты.
  
  - Знаю, но посмотри на эти классные кадры.
  
  Весь экран занимает картинка из Рэйганы с изображением моего персонажа, сделанная когда я был тогда ночью на поляне с Микаэлой. На Альтвине уже отсутствует вся одежда, даже тот предмет, который Мопассан однажды назвал ножнами мужественности, и очень явственно выступает признак любовного томления. Картинку сменяет скриншот моего совсем недавнего прощания с девушкой. Затем опять появляется Сильвестр, по его щекам текут слезы совсем как у Микаэлы при нашем прощании (вдруг замечаю, как они внешне похожи друг на друга), и он декламирует Есенина.
  
  В грозы, в бури,
  В житейскую стынь,
  При тяжелых...
  
  Я вскакиваю. Кулак разбивает экран, затем со всей силы врезается в гранитную столешницу, я не чувствую боли, только слышу треск сминаемых суставов. Ощущаю себя опозоренным и нечистым.
  
  В голове с робкой надеждой появляется спасительная мысль: "Может, у Сильвестра есть сестра?" Отбрасываю ее как невероятную.
  
  "Убью!" - формируется твердое решение, и это не просто слова, я планирую вскоре исполнить свое намерение несмотря на возможные последствия, и сломанная рука не будет мне помехой.
  
  Сознание начинает отрабатывать способы реализации задуманного. Первым делом покупаю себе билет на самолет - мне известен адрес извращенца, но авиалайнер доставит меня далеко от его города, вначале мне нужно обеспечить себе алиби...
  
  + + +
  
  Обманув охранную сигнализацию с помощью одного хитрого прибора, вхожу в дом и, медленно и плавно ступая, двигаюсь в сторону спальни. Боль в правой руке пульсирует под перевязкой, но я уже свыкся с ней. Левой рукой достаю нож, вхожу в спальню по толстому ковру, полностью заглушающему звук шагов, и вонзаю лезвие в горло спящему Сильвестру. Мне нет нужды с ним разговаривать: ответ на вопрос зачем или почему он сделал то, что сделал, меня не интересует.
  
  Слышатся булькающие звуки, и кровь стекает по кровостоку оставленного в ране лезвия, заливая постельное белье, тело под одеялом подрагивает. Звуки усиливаются, становятся громче и теперь больше похожи на шум полоскания горла, который заканчиватся сплевыванием жидкости. Непонимающе оглядываюсь по сторонам и достаю на всякий случай пистолет.
  
  Включается большой экран на стене, и улыбающийся Сильвестр машет мне рукой.
  
  - Рад, что не ошибся в тебе, Андрей, хоть для этого и пришлось пожертвовать моей куклой. Перво-наперво, спешу тебя успокоить. В Рэйгане ты все время общался с моей кузиной, так что не волнуйся на свой счет - ты не стал гиюгой. Мы искусственно завысили рейтинг Микаэлы на сайте чемпионата и этим заставили тебя выбрать ее своей целью. Все логи и другие доказательства уже высланы на твой адрес, можешь посмотреть на досуге.
  
  Теперь самое главное. Парам! Ты смелый и решительный человек, и не только в виртуале, как ты только что это доказал. Ты получаешь приглашение для участия в Настоящей Игре, в которую попадают by invitations only.
  
  В отличие от примитивных миров со множеством багов, созданных низкооплачиваемыми разрабами, в которых ты играл до этого, ты вскоре оценишь каких неограниченных высот могут достичь фантазии настоящих мастеров своего дела, не связанных сроками и материальными ресурсами.
  
  Поскольку все игроки, то, что называется, hand picked, в Настоящей Игре нет быдла, а только близкие нам по духу личности. Кстати, у нас там тоже проводятся закрытые чемпионаты, только немного в другой области. Ты найдешь детальное описание на столе...
  
  
  декабрь 2013
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"