Переяславцев Алексей: другие произведения.

Глава 10

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.64*36  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Прода, глава 10, от 12 июня. Следующая примерно 20 июня.

  
  Глава 10
  
  Холода в Москве не сошли на нет, но уж точно спали. В кабинете у Сталина было, как легко догадаться, вполне тепло. А уж тему для беседы любой понимающий человек посчитал бы просто горячей. Особенно если учесть, что в комнате находилось лишь двое.
  - Я прочитал те письма, которые вы подали мне на подпись, товарищ Странник, и счел нужным внести некоторые исправления.
  Рославлев сделал чуть заинтересованное лицо. Что-то в этом роде стоило ожидать.
  - Но появились вопросы.
  Пауза могла бы стать эффектной, однако она ожидалась.
  - Вы утверждали, что надводный флот Германии в этот период будет играть весьма малую роль. Наша разведка это подтверждает. Тогда непонятна кандидатура адмирала Рёдера.
  На этот вопрос ответ имелся.
  - Вы правы в том, что на данный момент гораздо большую роль в морских сражениях играют подводники. Но адмирал Дёниц представляется не вполне удачной кандидатурой: во-первых, морской пехотой распоряжается не он; во-вторых, сам Дёниц убежденный нацист.
  - Еще кое-что хотелось бы услышать, - голос вождя излучал благостное настроение, но уж этим обманываться было нельзя. - Вы уверены, что ваши письма произведут ожидаемый эффект?
  Ложь была бы совершенно недопустима. Прозвучала чистейшая правда:
  - Не уверен. Но они могут сработать. Зато вот в чем уверен. Упусти я подобную возможность предотвратить известный вам ход событий - никогда бы себе подобного не простил.
  Сталин в очередной раз доказал свое умение преподносить сюрпризы:
  - Насколько вы владеете немецким языком?
  Вопрос был полностью неожиданным, но несложным:
  - Недостаточно, товарищ Сталин. Я бы взялся перевести эти письма, но результат ожидаю настолько корявым, что его просто стыдно показать грамотному немцу.
  Рославлев имел в виду, что в его возможностях было сделать машинный перевод русских текстов на немецкий. Но он отлично помнил все недостатки подобного варианта действий. Вслух прозвучало развитие мысли:
  - В интересах дела имею просьбу: поручить эти переводы вашему личному переводчику. Простите, не доверяю работникам наркоминдела.
  - Не доверяете?
  - Эти письма все же, - последовала крохотная заминка, - не просто диппочта.
  В ответ Сталин тихо рассмеялся.
  - Вы правы, товарищ Странник, не диппочта.
  И тут же смех закончился.
  - Вам доставят все материалы нарочным, - по какой-то причине фельдъегерь был назван именно так. - Действуйте.
  
  Операция прошла хуже, чем рассчитывал Бурденко. Воспаление все еще сохранялось даже через неделю.
  - Еще не меньше семи дней, пОтОм виднО будет, - ворчливо отвечал хирург на весьма настойчивые запросы лейтенанта Перцовского. - НО, так и быть, на кОстылях рОзрешаю пОдниматься на третий этаж - лифтОм! - и гулять.
  Именно там располагалась палата, где пациенткой была Валентина Кравченко. К посещениям молодого человека медперсонал относился снисходительно. Возможно, причиной тому было ранение Вали. Уж такой бравый командир точно мог бы себе найти девушку с двумя руками. Ан нет же, подавай ему однорукую.
  
  - Товарищ, коринженер, майор Маргелов по вашему приказанию прибыл!
  - Вольно. Без чинов. Василий Филиппович. Садись, разговор быстрым не будет. Для начала ответь на вопрос. Доведена ли численность личного состава до штатного расписания?
  - Нет, у нас еще выздоравливают трое, но обещают выписать и вернуть в свою часть через неделю.
  Это было новинкой. Раньше выздоровевшие назначались куда попало. Теперь же на этот счет был выпущен приказ наркома.
  - Вот что, Василий Филиппович, сейчас я пробиваю приказ о создании батальона воздушно-десантных войск на основе твоего. Потом твое подразделение развернут в полк. Ну и так далее. Вот тебе документы. Тут штатное расписание, также вооружение. Если коротко: та операция по занятию предмостных позиций и была, по сути, десантной. Ты не гляди, что обошлись без выброски с парашютами. Обучение этому делу еще предстоит. А теперь прочитай внимательно перечень возможных задач.
  Ознакомление пошло медленно. Майор перечитывал некоторые места по два раза.
  - Вопросы?
  - Понадобится дополнительное обучение. Тут написано 'десантирование с самолета', а многие из моих с парашютом и не прыгали ни разу. Где они будут учиться?
  - Частично организацию возьму на себя. Но лишь частично. Соответствующие приказы будут, а договариваться - это на тебе. От меня снабжение, хотя бы для начала. Оружие. Боеприпасы. Кое-что из формы. Вот, гляди. Это детали формы. Она уже согласована с... лицом, имеющим право принимать решения.
  Из ящика стола коринженер извлек тельняшку, очень похожую на морскую, но с голубыми, а не синими полосками. Оттуда же появился голубой берет и эмблемы на петлицы в виде парашюта.
  Маргелов почти скрыл удивление, но коринженер предупредил вопросы:
  - Сразу же объясню. Голубой цвет - это потому, что для твоих войск небо будет плацдармом. Это понятно?
  Разумеется, на этот счет вопросов не возникло. Но появились другие:
  - Сергей Васильевич, тут написано 'автомат', а вот здесь 'ручной пулемет'. Это что ж такое? ППС, что ли? А ручник - дегтяревский?
  - Ни то, ни другое. Новое оружие, придется его осваивать, Василий Филиппович. Имени конструктора-оружейника раскрыть не могу. Описания - вот они. Оружие надежное, удобное. Но пока что дорогое. Всю Красную Армию сразу вооружить таким не можем, пока что только твой батальон. Отметь: патроны особенные. Размер видишь?
  - Меньше, чем для трехлинейки.
  - Точно. И выпускается их мало. Линии на производство только-только будут монтироваться. Кроме того, тебе будут переданы инструкции и методички. Грузовик целый...
  В этом Александров приврал. Вес документации не составлял даже полутонны.
  - ...все это доставят в расположение. Оружие с боеприпасами не в счет, тут грузовика будет куда как мало. Понадобятся инструкторы. Вот здесь перечень специальностей. Если знаешь кого лично - тебе и карты в руки. Если нет - будем искать. Также тебе в помощь...
  Майор Маргелов слушал, запоминал, прикидывал на ходу. Задача казалась сверхграндиозной. Но приказы в любой армии мира принято выполнять.
  
  Учения проходили в условиях, приближенных к боевым. По крайней мере, именно так их оценил Голованов. Бомбы сбрасывали с высоты от десяти с половиной до одиннадцати с половиной тысяч метров. И бомбы были самыми настоящими, то есть в них были уложены незабудки и конверты (те, правда, пустые). Самоуничтожители добросовестно разносили в мелкие брызги приборы наведения.
  - Эх, сколько добра пропадает, - вздыхал по этому поводу бережливый Лучик. Разумеется, он это делал, когда начальство находилось достаточно далеко, чтобы ничего не услышать.
  Но Старый был тверд. На все красноречивые взгляды и вздохи он отвечал примерно так:
  - Помните, ребятушки: это задание не из тех, которые можно провалить без больших последствий. Даже дело не в том, что оно на контроле у товарища Сталина. Если что пойдет не так - может весь дальнейший план пойти вбок и тогда...
  Это самое 'тогда' не уточнялось. Намека хватало всем.
  
  В один из дней в госпитальную палату, где был прописан лейтенант Перцовский, вошла целая делегация. Возглавлял ее сам майор Маргелов, при нем был капитан Борисов, а при нем, в свою очередь, имелась загадочная сумка.
  - Марк, наша рота тут тебе подарки спроворила... - начал ротный, но его резко оборвал старший по званию.
  - Не о том говорите, товарищ капитан! Дела прежде всего.
  С этими словами Маргелов извлек из командирского планшета бумагу.
  - Вот, - начал он официальным тоном. Все прочие обитатели палаты, ранее притворявшиеся, что совершенно не слушают, откровенно повернули головы. - Согласно приказу командарма, лейтенант Перцовский Марк Моисеевич награждается орденом Боевого Красного Знамени. Поздравляю!
  Лейтенант не без усилий поднялся с помощью костылей и попытался встать по стойке 'смирно'. Полное соответствие уставу не получилось.
  Из рук в руки перешла коробочка. Прикреплять орден к больничному халату майор не счел возможным. Награда легла на тумбочку.
  - Также, - все тем же голосом продолжил Маргелов, - вам присваивается очередное звание 'старший лейтенант'.
  Из планшета появились кубари, каковые также были отложены на тумбочку.
  И тут голос майора заметно изменился.
  - Наш отдельный лыжный батальон преобразован в десантный, и форма одежды будет особая. А ты один из нас. Держи, - и из сумки появилась на свет тельняшка и голубой берет.
  Маргелов слукавил. Приказа о создании воздушно-десантных подразделений еще не было. Собственно, их еще предстояло создавать.
  - Это не морская тельняшка, - проявил эрудицию новоиспеченный старлей. - У тех полоски темно-синие...
  - А у нас будут голубые! - твердо заявил ротный. - И берет тоже!
  - Это почему?
  - Потому что отныне небо - наш плацдарм!
  Фраза произвела должное впечатление на всю палату.
  - Но ведь приказа на мой перевод не было, да и не мог он быть. Вон доктор сказал давеча, что мне, может, вообще не подпишут разрешение на службу... то есть вполне комиссовать могут по ранению...
  - Мы уже говорили с доктором. Ничего не значит: ты дрался вместе с нами, был ранен. Стало быть, наш.
  Эти слова Борисова были поддержаны энергичным кивком майора. Оба не стали упоминать всуе врачебное предварительное заключение: о прыжках с парашютом этот пациент даже думать не мог - навсегда.
  - Но это не все. Держи.
  - А это что?
  - Бумага, вот что. Читай с пониманием.
  Особой глубины понимания и не требовалось. Это была рекомендация для поступления в любое высшее учебное заведение. Список пройденных курсов ученых дисциплин прилагался. Иначе говоря, стоило лишь досдать аналитическую геометрию - и можно поступать сразу на второй курс мехмата.
  Гости заверили пациента, что еще наведаются, и удалились. Тут же прозвучал оргвывод.
  - Марк Моисеич, с тебя причитается! - послышался голос из дальнего угла.
  Виновник торжества не привел возражений. Мало того: он знал пути выполнения пожеланий товарищей по палате. Стоит заметить, что спиртное в этом лечебном учреждении было строжайше запрещено в госпитале. Для пациентов, понятно. Но некими таинственными путями те ухитрялись раздобыть этанолсодержащие жидкости. Как? Этого никто не знал помимо заинтересованных лиц. А те помалкивали в тряпочку.
  В военном госпитале лежали, понятно, военнослужащие. А у них был если и не боевой опыт, то уж верно понятие о таковом. По сей причине то, что можно было деликатно именовать застольем - а начальник хирургического отделения обозвал бы пьянкой - организовали по всем правилам военной науки: с часовыми и точным расчетом по времени, причем участники располагались на местах согласно боевому расписанию. В случае тревоги все компрометирующие следы убирались по-военному быстро: сорока пяти секунд хватало с избытком.
   Стоит отметить, что и закуска была добыта левым путем. Селедочка с лучком не входила в больничное меню. То же относилось и к настоящей жареной на сале картошке. И опять мы спросим: как? И снова не найдем ответа. Можем лишь предположительно объяснить появление сих кулинарных чудес все тем же личным обаянием товарища Перцовского и его связями.
  И еще одну дерзость за пределами всех границ проявил свежий орденоносец. Он пригласил на торжество лейтенанта Кравченко. Ей было разрешено гулять - и Марк уговорил ее прогуляться до второго этажа. Если быть точным, они ехали на лифте.
  Палата встретила появление девушки чуть настороженно. Перцовскому пришлось пустить в ход объяснения: дескать, Валентина была в составе эскадрильи штурмовиков, которые прикрывали... помножили на ноль батареи... между прочим, те гаубицы как раз и вели огонь по... она по ним-то и била, это обязанность штурмана...
  Надо отдать должное пациентам мужской палаты: все до единого заметили род ранения штурмана. И все, как один, сделали вид, что страдают невнимательностью. И чтобы такое поведение стало совсем убедительным, товарищи по палате обрушили водопад похвал на Марка:
  - А вы знаете, в честь чего? Нет? Так у лейтенанта очередное звание, он теперь старшой.
  - Звание что, ты орден-то не забудь предъявить!
  - Орден? Какой это? За что?
  - Как за что? Он вам не рассказал? Ну так вот: пока его рота сидела в обороне...
  Валентина слушала и время от времени тихо ахала.
  - В газете не так написали, а на самом деле...
  - Валя, переходим на 'ты'!
  - Ребята, вы что языками чешете - наливай!
  - Мне совсем чуть, если у меня на этаже унюхают...
  - А у нас закусочка!
  - Подарки, подарки забыл показать!
  - Какие подарки?
  - Он тебе и этого не сказал? Марк, имей совесть!
  Тельняшка с беретом перешли в девичьи руки. Окружающие наперебой стали объяснять происхождение, назначение и цвет.
  
  - Я вас слушаю, товарищ Александров.
  Нарком внутренних дел произнес эти слова совершенно нейтрально. Предмет разговора был ему неизвестен. Правда, причины срочности визита Берия угадал: Страннику предстояло отправиться на базу стратегических бомбардировщиков и лично проследить за отправкой писем.
  - Мое сообщение будет касаться работы разведки, касающейся перехвата радиосообщений. Конкретно же речь идет о работе соответствующего подразделения английской разведки. На сегодняшний день армия и флот Германии применяют шифровальную машину 'Энигма'. Считается, что кодовое сообщение, выполненное с ее помощью, расшифровать невозможно. Но это не так. С помощью уже знакомых вам вычислительных средств, которые я могу предоставить, дешифровка возможна, что называется, с нуля. Сейчас англичане еще не способны справиться с 'Энигмой'. Этим можно объяснить успех немецких подводников, которые сократили на треть британский торговый тоннаж, потеряв при этом всего девять вымпелов. Но так долго продолжаться не будет. Слишком сильно Великобритания зависит от поставок продовольствия, оружия, боеприпасов и снаряжений по морю. А потому...
  Берия слушал и мысленно прокручивал варианты. Конечно, же, существующую в рамках НКВД службу дешифровки можно и нужно улучшать, тут вопросов нет. На это даже не требуется согласия Хозяина. Но Странник предлагал нечто гораздо большее. И это 'нечто' выглядело весьма неоднозначным. Такие действия стоили хорошего обдумывания.
  - ...следовательно, внедрением всего лишь чуть измененного порядка работы с этой 'Энигмой' немцы могут очень существенно увеличить криптостойкость своих сообщений. Для начала хотя бы чаще менять установки машин. Также я бы на их месте использовал простейший метод сохранения секретов: жалких полкило тротила в машинку - и ее захват становится проблематичным, чтобы не сказать больше. ТОГДА англичане и американцы сумели захватить подводные лодки вместе с 'Энигмами' в рабочем состоянии. Есть, конечно риск, что немцы применят шифры, которые не вскрываются в принципе. Такие существуют, но они до последней степени неудобны в работе.
  Лаврентий Павлович уже мысленно создал цепочку выводов, но не захотел ее высказывать. Вместо этого он ободряюще кивнул посетителю.
  - Решение о том, стоит ли таким образом помогать нашему потенциальному противнику с целью ослабления еще одного потенциального противника - оно политическое, и приниматься должно высшим руководством страны. В эти дела я никогда не влезал и не намерен влезать впредь - пока и поскольку моего совета не спросят. Разумеется, я передаю материалы.
  Пачки книг выглядели более чем солидно. Странник разместил их на полу, поскольку стол этакой тяжести мог и не выдержать.
  - Понадобится обучение наших сотрудников работе с вычислительной техникой, - деланно-небрежным тоном заметил нарком.
  - Полностью с вами согласен, Лаврентий Павлович, и даже больше того, - радостно подхватил Александров, - такие же специалисты будут чрезвычайно востребованы в других наркоматах, да и в вашем наркомате тоже - имею в виду другие отделы. Это у меня запланировано, но, как вы знаете, мне предстоит недолгая командировка. А по моем возвращении стоит подумать о развертывании кое-каких производств. Но тут уж приоритеты должен расставлять не я.
  - На этот раз моя очередь согласиться с вами, Сергей Васильевич, - приветливо улыбнулся Берия. - Вот кстати: хотите чаю?
  - Настоящий грузинский?
  - Не угадали. Абхазский.
  Странник подумал, что чай должен оказаться отменным. И на этот раз угадал.
  
  - Наш советник чуть-чуть торопится.
  Сталин в своей обычной манере выслушал, высказал суждение, взял паузу на прикуривание очередной папиросы и начал развивать мысль.
  - Его план имеет смысл лишь в том случае, если Гитлер сочтет необходимым продолжить противостояние Великобритании. Это пока что не очевидно. На так называемом фронте у Германии тишина. Противники не совершают никаких авианалетов на чужие объекты.
  Это было не вопросом, а утверждением.
  - У правящих кругов Германии появились причины для сомнений и неуверенности, которых не было тогда. Разгром Финляндии, которого никто не ожидал. Быстрое поражение, вызванное применением невиданной никем техники, и, что с немецкой точки зрения еще хуже, умелым ее применением. Но авансы в сторону германского руководства могут оказаться преждевременными, если учесть, что еще не доставлены те самые письма, о которых ты знаешь. Вот по реакции на эти письма мы и будем принимать решение о возможности помощи Германии, пусть даже эта помощь косвенная.
  Сталин не упомянул, что военная разведка пока что не накопала ни единого признака разработки плана 'Барбаросса'. Но сам вождь, разумеется, не полагался на отсутствие данных. У него были на то причины.
  
  - Ну, Александр Евгеньевич, давай план последних тренировок твоих орлов.
  Именно этими словами начался окончательный этап подготовки.
  Как всякий летчик, Голованов терпеть не мог слова 'последний' и старался его не употреблять вообще. Но вслух на этот счет он не высказался - тем более, товарищ коринженер летчиком не был.
  План появился на свет и был рассмотрен самым дотошным образом.
  - Ну держись, летун, сейчас я наведу на тебя критику. Почему взлет в восемь утра? Темно ведь. А над целью ты и твои хлопцы должны быть в десять по местному. Берлин прилично южнее, там и рассветает раньше. Вот твой штурман тебе на раз-два расколет задачку: на какой высоте должно быть солнышко.
  - По вашему же прогнозу, Сергей Васильевич, ожидается облачность, - защищался Голованов.
  - Все так, да ты над ней будешь находиться. А завтра лететь тебе на куда меньшее расстояние. Короче, штурманский расчет чтоб у тебя был. Но это не все. Вот еще ивашкино мясцо погрызу, - последние слова сопровождались людоедской ухмылкой. - Радионаведение ТАМ будет импульсами. Это помнишь? А здесь наводчики предупреждены? Не слышу ответа. У них приказ? Твое счастье. Но не торопись радоваться. Сейчас на косточках поваляюсь. Что, если вдруг пропадет наведение на ульракоротких? Как? Скажем, один из передатчиков в последний момент сдохнет. А ну-ка, пусть все штурмана выложат запасные варианты. Послушаем...
  Разумеется, весь летный и наземный состав знал прозвище товарища коринженера, данное ему курсантами-истребителями. За глаза все его и звали 'Старый'. Но очень многие держали в уме чуть расширенное имя 'Старый черт'. Надо признать: Сергей Васильевич делал очень многое для того, чтобы поддержать такое реноме. Вводные на тренировках были такими заковыристыми, что один раз сам Голованов не выдержал и сказал напрямую:
  - Сергей Васильевич, ну нельзя же так!
  Ответом был грустный, отнюдь не злобный взгляд и слова:
  - Можно, Александр Евгеньевич. И нужно. Доказывать не имею права, скажу лишь, что от ваших результатов зависеть будет настолько многое... вы даже не представляете, какие случатся последствия.
  Чуть странным летчикам показалось то, что, бомбы для учений коринженер каждый раз привозил лично.
  И вот наступил тот самый день. По результатам тренировок Голованов своей властью назначил экипажи. На стадион 'посылку' должен был сбрасывать бомбардировщик, ведомый Мазуруком, на корабль предстояло нацелиться Каманину. Сам Голованов взял на себя лужайку. Опыт показал, что именно эта цель была самой трудной - возможно, по причине отсутствия хорошего радионаведения.
  - Ну ребята, ни пуха вам, ни пера!
  - К чертям рассобачьим! - уставным голосом ответил за всех командир отряда.
  - И это вместо искренней и горячей благодарности, - тоном капризной примадонны отреагировал коринженер.
  Нехитрая шутка произвела ожидаемое действие: экипажи дружно отсмеялись.
  - По машинам!
  И люди, уже обряженные в летные костюмы, разбежались по местам. Исчезли, как будто их не было, лесенки, по которым экипажи влезали в кабины. Могучие турбины сначала заворчали, потом зарычали и, наконец, грозно заревели. Одна за другой тяжелые бомберы разогнались по полосе, задрали носы и ушли в небо.
  Коринженер, шаркая ногами, побрел к трехэтажному зданию управления. Со стороны могло показаться, что он сразу состарился лет на десять.
  - Как насчет перекусить, Сергей Василич? Время у нас точно есть, - преувеличенно-бодро вопросил майор (уже) Полознев. Очередное звание было получено по делу. Под началом у Николая Федоровича числилось уже не четверо человек, а все пятнадцать.
  Александров был совершенно не в расположении матрицировать что бы то ни было, а потому ответил:
  - Николай Федорыч, так ведь в столовой уже не время.
  - Тут главное, чтоб связи имелись, - резонно возразил начальник охраны коринженера. - Все устрою. Пошли.
Оценка: 8.64*36  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) М.Олав "Мгновения до бури 3. Грани верности"(Боевое фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"