Переяславцев Алексей: другие произведения.

Встречный контакт

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 5.85*51  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Очередная прода, гл. 35, от 18 октября. Следующая пойдет, возможно, 26 октября. Следующая прода может и не успеть к сроку, но постараемся. Обожаем подзатыльники.


  
ВСТРЕЧНЫЙ КОНТАКТ
  
   Алексей Переяславцев, Михаил Иванов
  
   Предисловие авторов

  
  Действие данной книги (или цикла) частично разворачивается в мире, описанном в циклах 'Негатор' и 'Пятнистый дракон'. Поскольку авторы не могут рассчитывать, что все читатели знакомы с миром и героями этих циклов, нам пришлось ввести пролог, где дается краткое их описание. В этом смысле он нужен лишь для освежения памяти и ненавязчивого напоминания о некоторых особенностях системы ценностей мышления, принятой в государствах этого мира.
  Считаем также долгом предуведомить, что все совпадения персонажей с реальными людьми являются случайными и ни в коем случае не ставят цели кого-либо оскорбить.
  
  Алексей Переяславцев
  Михаил Иванов
  
  
Пролог

  
  Мир, называвший себя Маэрой, и раньше ставил превыше всех ценностей стабильность общества. Но даже огромные преобразования, случившиеся, по местным меркам, совсем недавно - каких-то двадцать лет тому назад - не слишком изменили ориентацию.
  Да, появилось новое государство на западном берегу Великого океана. Да, во главе его стояла не Академия магов из десяти (не больше и не меньше) членов с Первым академиком во главе, а Совет Большой Десятки, куда входили не только маги, но и люди без соответствующих способностей. Да, заокеанские маги пользовались значительно меньшей властью, чем их коллеги на восточном материке. Но все это не отменяло факта, который был краеугольным фактором экономики и политики обеих государств: магов было очень мало - около процента. Вторым по важности фактором было сдерживание роста населения. Женщина могла за жизнь родить не более троих детей, и детская смертность ограничивалась благосостоянием семьи. Выживали те, которые могли себе позволить услуги магов жизни или, в крайнем случае, целителей - людей без магических способностей, но с обширным образованием, дающим возможность лечить немагическими средствами. В результате численность населения поддерживалась на одном уровне в обоих государствах.
  Да, образовался контакт с государством драконов в Южной Заокеании. Когда-то эти крылатые ящеры были созданы искусственно Великими магами как разумная боевая сила и были верными воинами, но со временем хозяева все до одного погибли в войнах. Со смертью последних из Великих бывшие слуги обрели независимость. Новое руководство Маэры пришло к убеждению, что войны совершенно не нужны, и стабильность общества получила наивысший приоритет. В этой ситуации исчезла потребность в драконах; более того, их посчитали опасными. Неформальный лидер ящеров Стурр, прозванный Пятнистым драконом, предвидел такое положение дел и сумел убедить часть соплеменников переселиться на другой материк за Великим океаном, где, находясь вне досягаемости маэрских магов, драконье общество могло развиться до уровня самодостаточного государства - и развилось. Да, драконы все до единого отличались магическими способностями, но природно они были способны лишь к телемагии, работающей с телекинезом, и одному из видов стихийной магии. Правда, тот же Стурр открыл способ дать любому дракону хотя бы начатки умений в чужой специализации. То же самое делали и в человеческих университетах, но в этом любой выпускник университета мог бы легко потягаться с драконом. Исключением были универсалы, но среди драконов, как и людей, они встречались редко, и даже обладатели этой специализации не имели способностей к экзотическим видам магии, например, магии жизни, электричества, связи и так далее. Однако стабильность драконьего общества поддерживалась искусственным образом: ни одна дракона не могла родить более трех дракончиков, и для этого требовалась инициация, выполняемая магом жизни.
  Но наиболее важным фактором, способствующим стабильности всех трех государств, было полное отсутствие экономических причин для войны. Не было для этого и технических средств: все государства находились на большом расстоянии друг от друга, вторжение кого-либо одного на территорию другого выглядело авантюрой, в самом лучшем случае.
  Правда, существовал фактор Профес-ора. Этот человек был пришельцем из другого мира, где не было ни единого мага, зато существовали негаторы - те, кто одним своим присутствием мог гасить магию в человеке и начисто стирать все искусственные магические структуры. Иными словами, негатор мог сделать бесполезным любой амулет в радиусе примерно двадцать маэрских ярдов. Профес таким и был. Но также он обладал огромными знаниями, часть из которых передал коллегам и ученикам. Правда, этот человек со временем исчез - видимо, переместился обратно в свой мир. Но самим своим появлением он доказал, что может существовать внешняя угроза стабильности.
  Нельзя сказать, что рассмотрению этого фактора вообще не уделяли внимания. Теоретики Заокеании поработали над вопросом. Их изыскания дали практический результат: были созданы амулеты, защищающие от негаторского воздействия. Ободренные успехом, власти Заокеании даже предприняли экспедицию в мир Професа. При этом был погублен ценный алмаз, открывавший портал в этот мир, и экспедиция там застряла на длительное время, но удалось найти замену этому кристаллу и вернуть посланцев Маэры обратно. Вместе с ними на Маэру прибыл настоящий негатор, а также воин из мира Земли, обладавший магическими способностями. Однако самого Професа так и не нашли, поскольку экспедиция попала в другое время.
  Как бы то ни было, потенциальное существование подобной угрозы было доказано.
  
  
Глава 1

  
  Мистер Алекс Шмелев, он же Александр Владимирович Шмелев, проживающий в городе Роквилл, штат Мэриленд, в Соединенных Штатах Америки, мог по американским меркам полагаться неудачником. Он не был доктором. Он не был адвокатом. Он не был политическим деятелем - правды ради стоит заметить, что и не мог им стать по причине очень заметного русского акцента, не говоря уж о происхождении. Наконец, он не был крупным менеджером. Если сказать вкратце, он не был богат и не имел перспектив на сей счет.
  Точно то же самое можно было сказать про его лучшего друга Майка Шапиро, он же Михаил Маркович Шапиро.
  На родине, то есть в Москве, Шмелев числился русским. Там же Шапиро числился евреем. Теперь они имели американские паспорта и, соответственно, не имели национальности. Оба говорили по-русски гораздо лучше, чем по-английски.
  Они были друзьями по школе. Их жены были подругами по институту. Специальность у обоих была одна и та же: физика пространства. Даже место работы было одинаковым: лаборатория военно-морского флота США. И притом у обоих был и опыт, и знания, и умение думать.
  Стереотип требовал, чтобы бывший еврей был теоретиком и малорослым брюнетом, а русский - экспериментатором с внешностью чистокровного арийца. Но жизнь не обязана следовать стереотипам. Минька более всего смахивал на латыша - и ростом, и мастью. Саша, наоборот, отличался ростом ниже среднего, а изначальный цвет волос (до того, как начала пробиваться седина) более всего соответствовал темному шатену.
  Никто не может с достоверностью утверждать, с чего именно все ЭТО началось. Иные заявили бы, что взаимопроникновение параллельных пространств фантасты предвидели еще в пятидесятые. Оппоненты могли бы с пеной у рта доказывать, что фантастические романы могут конкурировать с научной литературой разве что в части увлекательности, а серьезные исследования по этой части начались лет этак на сорок позже. Но авторы этих правдивых строк лучше знают предмет спора, а потому ответственно провозглашают: всему началом оказался сдохший почтовик в компьютере Александра, а усилен эффект был коньяком. И пусть не указывают ревнители творчества Михал Афанасича на пагубное воздействие этого напитка на персонажей бессмертного романа! Мы и сами знаем, что неумеренное потребление этой янтарной благоухающей жидкости может подвести вообще и, в частности, под монастырь. Но... будьте же нашими судьями, о благородные и внимательные читатели!
  Михаил был настоящим другом. Отменно разбираясь в программных вывертах, он внял отчаянной просьбе товарища и прибыл в его дом на предмет приведения электронной почты в чувство. Порхая пальцами по клавишам и намурлыкивая нечто вроде "Так... эге... угу... ага...", он спросил как бы между прочим:
  - Твой девчатник когда будет?
  - Иришка повезла девиц на репетицию хора. Думаю, через час... вроде этого.
  - С-с-с-скотина... - это, разумеется, не относилось ни к другу, ни к его жене, - а если этак?.. О, клюет! Щас попробуем...
  Отточенный многими поломками и сбоями опыт не подвел: почтовик не просто заработал, но и честно показал, что вся почта спасена.
  - Порядочек, - возгласил специалист.
  - Тогда как насчет стопочки коньяку? - с этими словами гостеприимный и благодарный хозяин дома полез в шкафчик.
  - По самой малости, - отвечал умелец, - мне ж еще вести машину.
  Таинственны и неисповедимы пути спиртных напитков! Саша с расстановкой пропустил внутрь себя рюманчик, закусил кружочком кураги (лимона в доме не оказалось) и выдал вопрос абсолютно ниоткуда:
  - Помнишь работу Виленкина восьмого года? Насчет параллельных вселенных.
  Бывший московский еврей щегольнул знакомством с уральским диалектом русского языка:
  - Дык!
  - А ведь не вполне он был прав.
  Случилось чудо: абсолютно трезвый Шапиро протрезвел еще больше.
  - Давай.
  - Чисто напоминанием... - пальцы теоретика ловко подхватили распечатку статьи, - вот здесь, где цветом выделено... Тут четко следует: физическое проникновение объекта из одного мира в другой впрямую невозможно. Даже в виде поля.
  - И?
  - Возможно на самом деле. Кривым путем.
  - Обоснуй.
  - Вот глянь... - на столешнице оказалась стопочка листов, - а здесь выводы.
  И обсуждение понеслось.
  - ...интегральная вероятность подобного события составит десять в минус... нет, в минус сороковой... но если принять во внимание...
  - ...твои же данные говорят...
  - ...тут главное - интенсивность пиков, и ее можно только численно... я берусь прикинуть в Матлабе... самое трудное - просчитать условия входа в промежуточное пространство, а также из него в обычное пространство...
  - ...фигушки, это одна и та же задача, только, ему и в голову...
  - ...крутая зависимость от напряженности гравитационного поля. Знаешь, что отсюда следует?
  - Еще как. Всерьез этот прокол - или портал? - осуществим лишь от планеты к планете, причем чем ближе к Земле по гравитации, тем вероятность больше...
  - ...а как эту хитрую ловушку для Слонопотама реализовать в железе?
  - Вот для этого твоя голова и нужна.
  - Саня, ты мелкий негодяй.
  - Ты что? Я большой мерзавец!
  - Убедил. А дай подумать... о-ля-ля... вот за что могу прям сейчас поручиться: в гараже экспериментальную установку не собрать...
  Шапиро был прав, особенно если учесть, что ни у одного из друзей гаража не имелось.
  - ...а отсюда следует, что придется действовать через Чарли.
  Чарли Чон был непосредственным руководителем этих двоих. Будучи американским корейцем, в части добывания денег из большого начальства он мог бы дать сто очков вперед любому русскому, еврею или китайцу.
  Тут в прихожей стукнула дверь.
  - О, вот и твои. Иришка, привет, - поцелуй в розовую щечку, - девчатки, и вам тоже.
  - Дядьмиш, мороженое принес?
  Мама выразила на лице отчетливое недовольство простодушием младшей дочери. Кроме того, по мнению Ирины Шмелевой, девица и без мороженого была чуть полновата. Гость поспешил оправдаться:
  - Нет, девоньки, я папе помог чинить его десктоп. Собственно, уже готово.
  - Мне надо еще неделю, чтобы подчистить материал, - очень серьезно молвил теоретик.
  - И мне столько же. А потом к Чарли. Пока, ребяты.
  
  Несомненно, и Михаил, и Александр были настоящими учеными. А все настоящие ученые обязательно срывают сроки исследований. Исключение из этого правила встречается лишь в случае (кстати, не столь редком), когда проект уже почти что сделан, и требуется лишь пробить ассигнования. Вот почему к микробоссу пошли не через неделю, а через две.
  Чарли был не эффективным менеджером, а хорошим менеджером - иначе говоря, разбирался в предмете. И опыт имел побольше, чем у подчиненных. Он не только задавал вопросы по делу, но и сразу же давал здравые советы.
  Конечной реакцией его было:
  - People, your ideas should be ripened.
  Смысл слов микробосса, разумеется, не заключался в том, что идеи должно довести до зрелости. Чарли имел в виду возникшие в ходе дискуссии вопросы, на которые ответы так и не появились. И они появились, хотя отнюдь не сразу. Главным из них был: "Как назвать проект?"
  Сотрудники были, как уже говорилось, опытны. И под недреманное око пошли сразу несколько вариантов.
  Доктор Чон, что также упоминалось, был многоопытен. И потому он сразу зарезал все названия, в которых было слово "параллельные". Под раздачу попали параллельные миры, вселенные и измерения. В конце концов победило скромное "Попытка экспериментального подтверждения шестимерности пространства". Звучно и совершенно непонятно. Обоснование перед макробоссом ушлый начальник брал на себя. И, как всегда, это получилось.
  К большому удивлению Шапиро, теоретическая часть работы получилась сравнительно быстро. Оказалось, что впрямую сделать пространственный прокол на чужую планету невозможно - лишь через промежуточное пространство, которому присвоили букву М.
  К огромному удивлению Шмелева, установка поиска пиков вероятности пробоя в М-пространство (это было официальное название!) почему-то оказалась созданной в рекордные сроки и за весьма умеренную цену. Последний факт был целиком результатом таинственных трудов доктора Чона. Потомок чрезвычайно экономных корейцев объяснял это несколько туманно: "Мне удалось найти выгодных контракторов."
  Чем ближе подходили сроки практического опробования установки, тем быстрее исчерпывались запасы нахальства в Мише Шапиро. Улучив момент, он спросил почти заискивающим голосом:
  - А как мы узнаем, что там... это... творится?
  Начальство ответило с изысканной небрежностью:
  - Вы для начала докажите, что там хоть что-то творится.
  Засим последовала садистская пауза с добавлением:
  - Мы должны убедиться, что пики надлежащего размера - по всем измерениям! - вообще существуют. Потом еще неплохо бы научиться управлять размерами.
  Ответ был куда глубже, чем могло показаться на первый взгляд. Одним из измерений было время. Грубо говоря, пик должен существовать хотя бы секунды, чтобы им можно было хоть как-то воспользоваться.
  Прорыв наступил усилиями мистера Шапиро, у которого, по всей видимости, в душе сохранился энный запас авантюризма и нахальства. Он самовольно включил установку поиска и сам же ее настроил, на что ушло пять с лишним часов. Результатом был препорядочный объем цифр и появление инициативного товарища у рабочего места друга.
  - Я ее задействовал, а то, что вышло, скинул тебе файлом. Родной этак раз в десять больше, но я обрезал то, что не подходит хотя бы по одному параметру.
  - Дай глянуть. Та-а-ак... плохо обрезал, не быть тебе раввином.
  - Что православный может понимать в обрезании?
  - То, что резать надо было побольше. В этой куче искать жемчужное зерно - думаешь, просто? Петух крыловский, вот ты кто. Хотя... ловля максимума тут ведь есть... О, вот оно, зернышко. Подходит.
  - Очень подходит, нечего сказать. Как раз, чтобы пропихнуть столовую ложку в течение двенадцати секунд... А тебе ничего не кажется странным?
  - Лично мне кажется странным то, что ты с первого раза вытащил выигрышный билет.
  - Спасибо за поздравление, но у меня пропало расположение к шуткам.
  - Что-то тревожит? Ну, как честный человек должен предупредить: сейчас я тебя обворую.
  - Как щедрый товарищ отвечаю: кради, друг!
  - И украду. Твое же любимое словечко: обоснуй.
  На этот раз резвый диалог затормозился весьма сильно. Наконец, физик-экспериментатор стал медленно подбирать слова:
  - Мне не нравится, что найден один лишь вариант. Предупреждаю твои вопли: имею в виду, что только один можно признать подходящим.
  Шмелев не понял товарища и выразил это вполне чистосердечно:
  - Чего ж в том плохого? Хоть один пик для наших целей нашелся.
  Последовал безнадежный взмах рукой:
  - То-то, что лишь один.
  - И тебя беспокоит, что все остальные ни на что не годятся?
  - Нет, не так. Нехорошо то, что выбора у нас нет. Короче: нутром чувствую, что литр будет, а доказать не могу1 .
  Разумеется, микробосс пожелал видеть лично работу установки. Ему показали, рассказали и предоставили распечатку результатов. Чон признал работу достойной показа макробоссу.
  - А еще мне надо будет переговорить с одной личностью из Форт-Детрика2 .
  - Проверка микрофлоры? - догадался Шапиро.
  - Не только. Нам от них контейнеры нужны... ну, такие, чтобы безопасно было с ними работать, и еще описание порядка работ.
  Уже перед окончанием рабочего дня Михаил Маркович, зайдя к другу, заметил:
  - Хочешь пари?
  - Не хочу.
  - Жаль. Доллар ушел. Ну да ладно. Портал попадет на планету, хотя не обязательно на поверхность.
  - Ну да... может быть такое.
  - Уверен, что это будет планета с жизнью.
  - На чем основана уверенность?
  - На интуиции. Потому и предлагал пари.
  
   В течение полугода работа... нет, она не кипела, но как-то сама собой делалась. Был изготовлен пробоотборник для воздуха (пока что). После долгих споров приняли решение: пробивать портал в подпространство, а оттуда - в мир под иным измерением.
  Изделие не подвело. Давление атмосферы составляло чуть менее атмосферы. Спектральный анализ пробы дал качественный состав: азот, кислород, углекислый газ, вода, аргон. Никакой органической гадости. Химики, в свою очередь, выдали результаты: атмосфера практически неотличима от земной. Следует заметить: они и не знали, что атмосфера имеет внеземное происхождение.
  - Какие-то необычные свойства заметили? - поинтересовался Чарли необычным голосом, принимая в руки папку.
  - Да никаких, - беззаботно отвечал доктор Чжао, отвечавший за анализ. - Файл я пришлю. Ну разве что... очень чистый воздух. Почти полное отсутствие пыли. Прямо горный курорт в Колорадо.
  - У меня с собой флэшка. Можете прямо на нее скинуть? Большое спасибо.
  
  Закономерности накапливались. Выяснилось, что переход в подпространство можно открыть чуть ли не в любой момент (после настройки аппаратуры, понятно), а вот в другой мир - лишь по закрывании первого портала и прошествии минуты.
  Аппаратура подверглась переделке. Теперь предстояло добыть фотографии и, по возможности, видео. Разумеется, все было загерметизировано.
  - Нам только заразу оттуда не хватает заполучить, - проворчал Михаил, и микроначальник с ним согласился.
  Первый блин вышел комом. На фотографиях и видео (длиной десять секунд) запечатлелось голубое небо. Если бы зрители не знали, что это чужая планета, то с легкостью подумали бы про Землю.
  И все же некий побочный результат был получен.
  - Кое-что занятное записано в установочных параметрах, - нейтральности в голосе и интонациях Шапиро хватило бы на целый баллон гелия, - глянь сюда...
  Шмелев был теоретиком, но не до такой степени, чтобы пропустить мимо глаз изменение, отмеченное розовым цветом на экране.
  - По двум точкам предполагать закономерность? Это без меня. Вот когда три точки...
  - Будет тебе третья точка, - Шапиро был исполнен соглашательства и конформизма, - следующим разом снимать будем, повернув регистратор на девяносто градусов. Чтоб горизонт вошел, значит.
  
  - Го-о-о-о-ры! - голосом Бараша3 проблеял Александр.
  Шутка не была принята.
  - Не очень-то горы, скорее холмы на уровне Клинско-Дмитровской гряды. Тут другое важно: облака вон там, вдали. Значит, вода есть.
  - Не уверен, - возразил Чарли, - возможно, эти облака не из воды состоят. Но вот зеленый цвет поверхности...
  Будь то на Земле, все присутствовавшие с чистой совестью присягнули бы, что на снимке и видео красуются пышные луга с кустарником - правда, достаточно далеко, с неразличимыми деталями. Но то на Земле...
  - Все, ребята, послезавтра едем на встречу с доктором Джейн Смит в Форт-Детрик. Нам уже назначено.
  Про себя Саша решил, что женщина с таким именем и фамилией просто обязана быть в чем-то экстраординарной.
  - Вот ведь удивительное дело: настройка прошла явно быстрее, чем в тот раз, - индифферентно заметил специалист по железу.
  - Явно - это сколько? Ты фиксируешь ее длительность?
  - Понял. Исправлюсь.
  
  У входа посетителей встретила высокая стройная блондинка в возрасте "хорошо за тридцать".
  - Привет, Джейн. Разреши представить моих коллег. Майкл Шапиро... Алекс Шмелев... а это доктор Джейн Смит.
  Рукопожатия.
  - Рада вас видеть, господа. Чарли, я тебя поправлю: вот уж две недели, как я Джейн Питерс.
  Чон разулыбался и рассыпался в поздравлениях. Его сотрудники присоединились, а Саша подумал, что только выдающаяся женщина способна сменить фамилию Смит на Питерс4 .
  В комнате для посетителей Чон поставил задачу. В его изложении выглядело так: предстояло исследовать пробу почвы с целью выяснить, какая в ней микрофлора. Особо же интересны потенциально опасные для человека виды.
  Чарли не упомянул, откуда взят образец, а Джейн не стала этим интересоваться. В традициях обоих ведомств была осторожность в обращении с информацией.
  Доктор Питерс выслушала внимательно.
  - Мы можем поставить вам пробоотборник, контейнеры для образцов почвы, а также инструкцию по обращению с материалом. Сразу могу сказать: дезинфекцию полагаю абсолютно необходимой.
  - Не сомневайтесь, Джейн.
  - Согласование деталей проекта пойдет через...
  Доктор Чон выслушал условия и тут же добавил:
  - Кое-что могу уточнить немедленно. Во-первых, проба пока что только одна. Соответственно, контейнер тоже один. Во-вторых, по результатам может понадобиться еще исследование. Далее, как насчет костюмов для работы с подозрительным материалом? Не то, чтобы они так уж были нужны, образец возьмет робот, но...
  Биолог кивнула.
  - Между нами говоря, Чарли, на твоем месте я бы попыталась организовать работы так, чтобы защита людей не понадобилась. Осторожность, знаешь ли... кстати, дезинфицировать поверхности лучше всего изопропиловым спиртом.
  - А чем этиловый хуже? - робко спросил Саша.
  - Изопропиловый пахнет куда противнее, - мило улыбнулась доктор Питерс.
  Шапиро подавил смешок, но с трудом и не до конца.
  - Что насчет сроков?
  - Месяц.
  Ответ был дан таким тоном, что никому не пришло в голову торговаться.
  - Джейн, я пришлю тебе все контакты по этому делу в установленном порядке. Ну, ты же знаешь... До встречи через месяц.
  - Надеюсь, мы еще увидимся, миссис Питерс.
  Эти слова Шапиро были встречены с искренней улыбкой. Джейн посчитала их тонким комплиментом.
  
  В ожидании оборудования от бактериологов Мише делать было почти что нечего, и он переключился на друга.
  - У меня боковая проблемка, - еще с порога заявил он.
  - Вот как? А какая фронтальная?
  - Согласен, с нее и начнем. Ответь-ка: должны ли мы каждый раз открывать портал в одну и ту же точку на планете? Что характерно, на одной и той же планете. А если да, то почему?
  Последовала ехидная улыбка теоретика и слова:
  - О, владыка железа, это ТЫ мне докажи, что попадаем в одну и ту же точку.
  Шапиро несколько приувял, но пустил в ход развесистый опыт отбивания наскоков.
  - Добро, эту гигантскую задачку оставим на потом. Вот те другая. Я даже распечатал, снисходя к твоим диким нравам.
  Графики были недвусмысленными. И размеры, и длительность портала возрастали с каждым последующим проколом.
  Взгляд теоретика отвлекся от графиков и устремился за горизонт. На лице его появилось в точности такое же выражение, какое бывает у думающей цесарки5 .
  - Есть у меня одно подозрение, - в тоне Сашиного голоса юмор не нашелся бы и под электронным микроскопом.
  Шапиро также проглотил остроты.
  - Выкладывай.
  - Портал, с которым можно работать, один. От прокола к проколу он расширяется. И, похоже, землеподобная планета.
  - "Похоже" - не доказательство.
  - Потому и подозрение. Всего лишь. Вот оно какое: мы наткнулись на слабое место в барьере между мирами и, сами того не зная, используем. Дырка, которую кто-то проделал, потом слегка замазал и даже не запломбировал.
  Оппонент ответил по некотором размышлении.
  - Сходу возражений не найду, тут думать надо. Но на сейчас не нахожу ни единого экспериментального средства, которым можно было бы ДОКАЗАТЬ этот тезис.
  - А я не нахожу ни единой теоретической зацепки. На руку господа бога ссылаться не хочется.
  - Ладно, подождем, что биологи скажут.
  
  В Форт-Детрике свое дело знали. По прошествии месяца доктор Питерс дала о себе знать. Друзья поехали туда вдвоем, сылаясь на желаемость послушать комментарии. Чона не было: именно в то утро он взял больничные часы ради починки зубов.
  После наивежливейших взаимных приветствий представителям флота была вручена толстенная папка. Файл с отчетом (почти два гигабайта!) скинули на флэшку. Сразу же Шмелев взял инициативу на себя.
  - Разумеется, мы благодарны вам и вашим сотрудникам и, будьте уверены, изучим все тщательно. И все же не могли бы вы... своими словами?
  Джейн была вежливо-хладнокровна:
  - Если вкратце, то мы не увидели там ничего выходящего за рамки. Патогенных микроорганизмов полно. Представлен род Clostridium, в том числе возбудитель столбняка, Staphylococcus aureus, кишечная флора. Кстати, это доказательство того, что фекалии в почву попадали. Аналоги этого образца можно найти где угодно, кроме разве что Антарктиды, да и то... Повторяю: в составе флоры ничего особенного.
  Шмелев проницательно улыбнулся:
  - Предполагаю, что нечто необычное вы обнаружили.
  Доктор Питерс, как подумалось обоим собеседникам, была чуть разочарована столь высокой догадливостью.
  - Вы правы, хотя вряд ли вашей лаборатории это будет интересно. Решительно все бактерии оказались практически нерезистентными ко всем проверенным на них антибиотикам. Включая пенициллин, - последняя фраза была особо выделена. Шмелев тут же вспомнил, что по нынешним временам именно этот антибиотик считается наиболее устаревшим и слабодействующим.
  Биолог сообразила, что собеседники не имеют должного образования и уточнила:
  - Имею в виду, применение любых антибиотиков, даже старой разработки, должно дать превосходный результат. Иначе говоря, если такая почва попадет в открытую рану, то с последствиями справиться будет куда легче, чем если б то была почва с вашего заднего двора.
  - О, понимаю, - сверкнул улыбкой Шапиро, - думаю, что вы сняли часть головной боли с нашего начальства.
  По дороге из Форт-Детрика до домов (Михаил завез товарища) состоялось краткое обсуждение результатов. Оба физика сошлись во мнениях, что коль скоро эта планета безопасна для человека (в части заразных гадостей) и к тому же имеет животный мир, то микробосс просто обязан доложиться макробоссу.
  Они оказались правы. Назавтра Чарли именно так и поступил.
  
  
Глава 2

  
  Многознающие утверждают, что утро добрым не бывает. Врут бессовестно! Бывает, хотя не каждое утро.
  Так вот, то самое утро было добрым. По крайней мере, Александр Шмелев посчитал его таковым. У младшей дочери прошло болевшее два дня ушко.
  Радужное настроение продлилось до десяти часов утра. А потом появился микрошеф и вызвал на ласковое собеседование.
  - Я получил от Джерри приказ, - произнес Чон со всей нежностью. - Никаких публикаций. Никаких намеков куда бы то ни было. Задача: искать разумную жизнь на этой планете. Вот если не найдем - тогда пожалуйста, будет вам Нобелевская премия и... короче, все, к ней полагающееся.
  Про себя двое друзей сделали однозначный вывод: Чарли начисто утратил расположение к шуткам. Видимо, общение с доктором Джеральдом Фоссетом этому поспособствовало.
  - А вот если мы найдем разум, - продолжил микробосс сухо, - тогда решение будет принимать, вы верно угадали, уже не Джерри... и даже не... а сам...
  Тут двое слушателей подумали почти одинаково: "Политика", однако к этому слову Шапиро мысленно добавил "...чтоб ей в болото", а то, что добавил истинный славянин Шмелев, цензурному изложению вслух не поддавалось.
  - Если нужно собирать данные, то понадобятся беспилотники, - столь же бесстрастно ответствовал Шапиро.
  - И чтоб программируемый полет, и видеозапись, а еще чтоб координаты...
  - Лично я не знаю, найдутся ли беспилотники таких габаритов и с такими характеристиками.
  Друзья переглянулись. Шмелев вздохнул и выдал:
  - Видите ли, Чарли, мы пронаблюдали устойчивую тенденцию к увеличению размера портала...
  На этот раз руководитель проекта задумался надолго.
  - Мне это не очень нравится, поскольку, как понимаю, причины этого явления остаются непонятными, так?
  Кивки.
  - Вы, Майк, оборудуйте систему аварийным выключателем. Любой посторонний предмет, залетевший в М-пространство, должен автоматически вызывать срабатывание. Это понятно?
  - You bet your farm to dime6.
  - Я разузнаю о беспилотниках.
  Шмелев встрепенулся:
  - Есть идея.
  Головы повернулись к нему.
  - Сделать панорамное видео с хорошей оптикой. Тогда будут видны растения. Вдруг нечто аналогичное известно у нас? Надежда слабая, но все же...
  - Так и поступим - хлопнул ладонью по столешнице Чарли. - Насчет специалистов по растениям - моя забота. Используем втемную, понятно. Хотя... нет, так нельзя. Вдруг в самом деле таких на Земле не существует. Сделаем лучше: вы, Майк, сделаете видео с заведомо плохим качеством.
  - Понял! - ответили физики хором.
  
  В реальности подход оказался несколько другим.
  Радиодиапазон молчал вглухую, если не считать атмосферных разрядов. И тогда в дело пошел телеобъектив.
  - Я дам максимальное разрешение, по памяти у нас резерв - во какой, - безапелляционно заявил Михаил.
  - Так ведь нас просили...
  Шапиро задрал подбородок в знаке неоспоримого превосходства.
  - В твоем возрасте, Сашенька, пора бы уже знать, что из дерьма конфетку сделать сложно, а вот наоборот так запросто. Берусь чисто программными средствами испортить картинку в той степени, которую пожелает заказчик.
  - Хорошо сказано: "заказчик". Чарли нам начальник, коль на то пошло.
  - Тогда иду налаживать.
  Через полчаса друзья вглядывались в монитор и обменивались репликами:
  - Интересно, спецу достаточно будет картинки, чтоб определить растения?
  - Эти, вон там вдали, на сосны смахивают.
  - Нет, ветки иначе... стой!!! Открути назад. Еще. Вот он! Летит!
  - Динозавр! Едрит твою индейку! А ну, покадрово.
  - Если подсчитать... так... ты задал двадцать четыре кадра в секунду, верно?
  - Ага. То есть менее четверти секунды.
  Наступило молчание. Друзья потратили на осмысление чуть ли не минуту.
  - Настоящий динозавр. Летающий. То есть я так их представляю.
  - Твое представление недорого стоит. Тут опять к спецам кланяться.
  - Вот это уж точно момент, когда без Чарли не обойдемся.
  - Ошибаешься, коллега, прежде я из этого файла три сделаю. Нет, четыре.
  - А поясни.
  - Первый - исходник, понятно. Второй - исходник с выкинутым динозавром. Третий - кусок с динозавром, который вырежем из первого. И четвертый подпорченный, тот для ботаников, делается из второго. Вот его и перешлем Чарли.
  - Постой-постой, а ящера ты, выходит, в исходном качестве предоставишь?!!
  - Вот именно. И у меня уже есть идея, как. Помнишь Половцева? Мы с Лизой с ним уже лет шесть как знакомы, а вы с Иришкой были представлены, если не ошибаюсь, на побережье позапрошлым годом.
  - Помню отлично. Симпатичный дядечка. Он, если не ошибаюсь, кропает базы данных для какого-то контрактора.
  - Ага. Только он еще и палеонтолог. Не смог тут найти работу по специальности. План у меня такой...
  
  Обед состоялся в доме Шмелевых. Осанистый, остроглазый, громкоголосый Половцев был, как обычно, в центре внимания. Но о делах разговор пока не шел.
  После обеда дамы принялись обсуждать детей и проблемы обучения в американских школах. У мужчин были чуть другие интересы.
  - Владимир Игоревич, помогите решить проблему. Нам попал в руки видеоматериал, на котором запечатлен динозавр. Мы предполагаем, что это подделка...
  - ...Саша хотел сказать, что настоящий динозавр вроде как выглядит иначе. Помогите аргументированно поддержать нашу точку зрения.
  Видеоклип длиной секунд двадцать был тщательно просмотрен. Гость со всей учтивостью попросил покадровый просмотр. И начался разгром.
  - Для начала должен похвалить того, кто работал над материалом. Снято отменно, монтаж превыше похвал. Но на этом список положительных качеств заканчивается. Кхм. Начну с того, что динозавров подобного вида вообще никогда не существовало. Вот это... - указующий перст нацелился в середину монитора, - не может быть отнесено ни к одному из известных в науке видов...
  - Владимир Игоревич, вы позволите быть адвокатом дьявола?
  - Ну конечно, Михаил, сделайте милость.
  - Допустим на минуту, что это новый вид динозавра, ранее не описанный.
  - К сожалению, форма черепа у предмета нашего спора совершенно не характерна для динозавров.
  - Насколько помню, многие динозавры имели на голове кожные или костяные наросты. При этом качестве картинки исключить подобное не имею права, - все это сопровождалось учтивой улыбкой.
  Ответная улыбка Владимира Игоревича была скорее снисходительной, чем вежливой:
  - Это не все. Автор, надо полагать, хотел изобразить летающего ящера. Но с должными пропорциями тела и крыльев он явно не был знаком. Со столь короткими крыльями динозавр вообще не смог бы летать.
  - Возражаю! Из просмотренных нами кадров не следует, что тот летает, как птица. Может быть, он планирует со снижением... ну, как белка-летяга.
  - Ладно, готов допустить. Ваша правда, за этот короткий промежуток времени он ни разу не взмахнул крыльями. Но есть аргумент посильнее. Вы заметили араукарии на заднем плане?
  - Вот эти деревья?
  - Они самые; аналог нашей сосны, только побольше. На всех кадрах они имеются. Насколько мне помнится, они существовали позже динозавров, хотя в мезозое голосеменные уже появились. Но есть и кое-что другое: в кадре промелькнуло изображение цветка орхидеи, а уж они-то современниками динозавров никак быть не могли. Покрытосеменные - это кайнозой.
  - Протестую, ваша честь!..
  Откровенный хохот всех троих.
  - ...и отмечаю, что мой клиент как раз и хотел доказать, что динозавр был заснят в наши времена.
  - Протест принимается, - судейским голосом возгласил Александр.
  Половцев охотно подхватил условия игры:
  - Я хотел бы обратить внимание на вот какое обстоятельство, ваша честь: форма стволов и крон этих араукарий свидетельствует, что деревья старые. Этот вид достигает высоты в девяносто метров, а обычно - метров шестьдесят. Прошу сравнить размеры этого якобы динозавра и деревьев, между которыми он пролетает. Вы убедитесь, что объект вашего интереса имеет в длину от трех до четырех метров. Судя по телосложению, его вес должен составлять не менее двухсот килограммов. Мой уважаемый оппонент утверждал, что видеоматериал снят в нынешние времена. При плотности атмосферы, существующей на Земле, такой зверь не способен не то, что взлететь или парить - даже планировать.
  Шапиро не нашелся сразу с репликой, а бывший палеонтолог продолжал добивать неведомого фальсификатора:
  - Исходя из того, что представлено вниманию суда, автор материала имеет превосходный опыт в работе с видео, но отличается полнейшим невежеством в палеонтологии. Вот если бы он изобразил соответствующую флору - скажем, древовидные папоротники или плауны - тогда можно было бы аргументировать, что снято в мезозое. С помощью машины времени, ясное дело.
  Именно с такой интонацией Владимир Игоревич, будучи недурным шахматистом, обычно объявлял мат в два хода. И последний ход тут же был сделан:
  - Еще одна тонкость, с вашего позволения. Если судить по растениям, снималось в Южной Америке, на границе саванны. Сделайте милость, объясните: как можно не заметить такого крупного зверя на открытой местности? Ведь там и самолеты летают, уж не говорю о местном населении. Призываю присяжных вынести вердикт о виновности в злоупотреблении доверием, мошенничестве, подделке документов...
  Повторный громовой хохот не дал договорить Половцеву.
  
  Почти одновременно с этой дискуссией руководитель скромного сектора в Лаборатории Военно-морского флота США вел разговор с преподавателем биологии Мэрилендского университета.
  - ...повторяю, с таким скверным качеством видеоматериала полной гарантии дать не могу, но примерно девяносто процентов - снималось в Южной Америке, а точнее на юге Бразилии. Для этого региона типичной является Araucaria angustifolia. Очень характерная формы кроны, хотя для точной идентификации желательны снимки хорошего качества, а еще лучше - образцы хвои...
  - Что вы, Рик, ваша оценка для нас в высшей степени полезна. Но, повторяю, ничего лучшего качества мы предоставить вам не можем.
  - Да я понимаю...
  
  На очередной летучке разговор с бывшим палеонтологом был передан Чарли Чону.
  - ...вот Алекс может подтвердить: этот специалист разнес в пух и прах наши попытки утверждать, что снят динозавр. Аргументировал он так...
  Чон слушал, как всегда, внимательно.
  - Ребята, с этим материалом на следующей неделе я пойду к директору. А если сумеете до этого сумеете получить нечто лучшее, то буду только рад.
  - Почему на следующей неделе? - наивно поинтересовался Шмелев.
  - Его сейчас нет на месте, - последовал туманный ответ, - будет лишь во вторник.
  - Чарли, есть мысль. Почему бы нам не пройтись по радиодиапазону? У флота просто обязаны быть сканеры.
  Руководитель изобразил легкое презрение к тупоумию подчиненных.
  - Не ко флоту вопрос. У них оборудование должно быть размером никак не менее десяти кубических метров, иначе моряки на него и не глянут, - будучи настоящим ученым, доктор Чон глубоко и от всего сердца презирал американскую систему единиц. - Наши адмиралы не привыкли экономить вес и объем. Такое мы не втиснем в портал. Портативные сканеры - это к другому ведомству.
  - А у флотской разведки?
  - Их-то я и имел в виду. С армейскими у меня контактов нет. Впрочем... в конце концов Джордж Мак-Доннелл - я его знаю по четвертому этажу - семь лет тому назад командовал боевым кораблем. В субботу вроде ожидается солнечная погода. Он собирался играть в гольф. Попробую запросить.
  Погода не подвела. И знакомства сработали должным образом. Но радиодиапазон был пуст - шумы от гроз не в счет, конечно.
  В процессе ожидания доклада директору Шмелев даже предоставил Шапиро свой собственный счетчик Гейгера, который был куплен три года назад ради проверки содержания радона в подвале дома. Радиация в запортальном мире была, разумеется, не нулевой, но фон оказался даже ниже земного. Проверка интенсивности ультрафиолетового излучения показала, что таковая оказалась примерно на уровне юга Техаса во время солнечного полудня.
  - Просто мечта, а не планета, - сформулировал вывод теоретик. - Морковка перед носом ослика.
  - Не ослика, а ослов, - поправил экспериментатор. - Ты не один, а в хорошей компании.
  
  В понедельник, то есть за день до прибытия директора, доктор Чон еще раз затребовал самые свежие данные для доклада.
  У Шапиро было что показать. Как раз утром этого дня удалось заснять еще один полет динозавра; на этот раз видеоклип длился секунд тридцать, причем крылатый ящер последовательно набрал высоту и снизился. Все исследователи мысленно отметили, что это был явно другой динозавр: ярко-желтого цвета.
  Но почему-то первыми были представлены результаты иного свойства.
  - Вот это график изменения размера портала, а это - его длительности. Прошу отметить: зависимость вряд ли можно посчитать линейной, все же разброс великоват, но можно однозначно утверждать, что рост имеется, причем в процентном отношении длительность существования портала растет даже быстрее. А вот это график сокращения времени настройки.
  - Эти два первых графика сомнений не вызовут. Насчет же третьего директор задаст тот же самый вопрос, который сейчас задам я и который задал бы Джерри: чем вы докажете, что меняются свойства портала, а не ваше умение обращаться с установкой?
  Михаил был необыкновенно серьезен.
  - Чарли, мы работаем вместе больше пяти лет. Если я дам слово, что не мои руки суть причина такого ускорения, вы поверите?
  - Вы попали в точку, Майк. Я вас знаю пять лет и семь месяцев и потому поверю. Но Джерри будет в сомнении. А директор так точно не усомнится, что в вас говорит скромность и ничего более. Оставим это, давайте файлы с динозавром. Тем более, что у вас, Алекс, нет теории... по всем этим эффектам?
  Палец миробосса ткнул на распечатку графиков.
  - Вы правы, Чарли, у меня нет объяснений.
  - В таком случае оформляйте по всем правилам... ну, не мне вас учить. И еще одно. Вплоть до особого распоряжения прекратить все проколы.
  - ???
  - Повторяю: никаких практических исследований, пока не получим разрешение. Теорией можете заниматься.
  Оба физика знали, что когда Чарли говорит подобным тоном, надлежит брать под козырек и говорить "Есть, сэр!" Они на этот раз так не поступили, но мимикой выразили полную готовность и усердие.
  
  - Шампанского не будет!
  Именно этими словами приветствовал доктор Чон своих подчиненных с утра в среду.
  Подчиненные всем видом выразили огорчение и расстройство, хотя на самом деле ни один не питал необузданной страсти к этому игристому напитку.
  - Но, возможно, пиво нам выставят. Короче: на директора это видео с желтым динозавром произвело впечатление. Сильный политический эффект.
  Исследователи не удержались от обмена взглядами.
  - Вот именно, политический. Я тоже не сразу догадался. Через два месяца предполагаются слушания в сенатском комитете по обороне. Лабораторию упомянут еще и потому, что это открытие может принести огромную прибыль. Если, конечно, удастся доказать, что в этом мире может побывать человек и вернуться целым и здоровым. Но ассигнования нам подбросят прямо сейчас. Это к вопросу о пиве. В минус директор нам поставил недостаточное обеспечение секретности.
  Две пары бровей сдвинулись вверх.
  - Зря удивляетесь. У босса огромный опыт по этой части. Впредь использование посторонних лиц лишь втемную, без малейших намеков на суть.
  На этот раз Шмелев не выдержал:
  - Так ведь мы и не раскрывали...
  - Как раз это я и ответил, - перебил руководитель, - и, тем не менее, получил выговор за недостаточную осторожность. Но продолжу. Директор принял за почти доказанный факт, что на этой планете нет разумной жизни. Цитирую: "Что до разумных динозавров, то за ними обращайтесь в Голливуд". Насчет динозавров я бы согласился, но... Уже после доклада мы с Джерри заскочили в его кабинет, подбили итоги и сошлись во мнениях: исключать возможность существования там разумной жизни нельзя. Знаете, что он мне сказал? "Если сосуществуют динозавры стомиллионнолетней давности и современные растения - значит, и люди могут найтись". Короче, Бен поручил мне, а, значит, и вам составить план по его наметкам. Первое: тщательно отслеживать изменения в самом портале. Пока что его размеры и устойчивость недопустимо малы для того, чтобы развернуть полноценные исследования даже с беспилотниками...
  Шапиро уверенно кивнул. Эта мысль была и понятной, и здравой.
  - Второе: искать другие виды динозавров. Босс посчитал, что этот вид не может быть одним-единственным на всю планету. Джерри вынужден был согласиться.
  На этот раз кивнул Александр. Он в свое время изучал биологию.
  - Третье: пытаться открыть портал в других точках на этой планете. Нам нужна теория. Это к вам, Алекс. А вы, Майк, превратите эту теорию в новую установку с новыми возможностями. Финансирование Джерри обещал.
  - Планета юрского периода... типа.
  - В самую точку. Не парк, потому что с планеты не сбежать. Уверен, что об этом Бен как раз и подумал.
  
  - Есть продуктивная идея.
  С этими словами Саша скроил физиономию, которая, по его мнению, должна была отражать наивысшую степень ума и прозорливости.
  - Что за идея?
  - Наземная разведка.
  - Мой любимый ответ знаешь?
  - Знаю. И вот тебе ответ. Сколько помнится, беспилотники требуют или взлетно-посадочную полосу, или запускать их с рук. Ни той, ни другой возможности пока нет. И не завтра они будут.
  - Понял. Нечто на колесиках, вроде марсохода. Управление человеком исключается на все сто. Должен сам поползать и сам вернуться. А наша задача достать из него флэшку, на которую все и будет записываться.
  - Из герметизированного отсека, замечу в скобках. Мало ли... микробы могут там оказаться или, того проще, споры тамошних растений.
  - Чарли, а вроде как можно купить такой гусеничный аппарат через 'Амазон'...
  - Можно. Но мне бухгалтерия такое не подпишет.
  - Но ведь там дешевле... <
  - Не подпишет.
  Сказано было таким тоном, что дискуссия тихо испустила дух.
  
  Доктор Чон снова задействовал связи. В течение недели он молчал вглухую, после чего собрал подчиненных и возгласил свое решение:
  - Есть группа студентов Массачусетского технологического. Головы и руки у них... ну, сами понимаете. Мало того: имеются готовые наработки, почти наш случай. Ребята разработали нечто похожее для радиоактивных условий. Я их уверил, что в нашем случае фон, скорее всего, большим не будет, но на всякий случай надо бы... ну, вы знаете подход. Поставил ограничение по размеру, понятно. Функции наблюдения, записи и езды по заданному маршруту с возвращением практически реализованы. Также поставлена задача на будущее: собрать образцы растений, указав, что они-то, вероятно, и будут самыми опасными. Из тех разговоров, что удалось услышать, стало понятно: группа убеждена, что делает нечто для Чернобыля. Мол, как радиация повлияла на обычные растения... всякое такое. Между прочим, идея мне нравится. Думаю подкинуть ее биологам. Дескать, возможны мутации обычных растений. Через две недели обещали образец на испытания.
  Шмелев с отрешенным видом покачал головой.
  - Не пойдет.
  - Это почему?
  - Представьте себе ситуацию: там сплошь растения, которые аналоги земных. А среди них вдруг найдется нечто сверхдревнее. Современник динозавров, скажем так. И тогда уже нам придется отвечать на вопросы типа: где это мы отыскали дверь в юрский период.
  Некоторое время в комнате бесшумно и невидимо витали мысли. Потом этот полет был прерван Михаилом:
  - А вот вопрос: в Военно-морском флоте США неужто биологи не найдутся? Хочу сказать: спецы по растениям Южной Америки, но с допуском уровня "совершенно секретно"?
  Головы повернулись к Чарли. Тот крепко задумался.
  -Знакомства у меня по этой части есть, но среди них никого из флотских. И не ручаюсь, что флот вообще имеет в штате таких специалистов. Вполне возможно, их работу делают контракторы.
  - Да и пусть! Лишь бы допуск был.
  На этот раз микробосс выказал раздражение в открытую, что с ним бывало не так часто:
  - Вы не понимаете. Это то, о чем я вас уже предупреждал. Увеличение количества посвященных, вот что. И санкцию на такое может дать лишь директор. Даже Джерри - уж я его знаю - откажется. И запомните хорошенько: категорически запрещаю всякую активность в этом направлении, включая попытки подобрать человека для использования втемную. Это понятно?
  Непонятливые редко попадали в кабинет Чарли. Уборщица, конечно, в счет не шла.
  
  
Глава 3

  
  Когда группа студентов Массачусетского технологического представила изделие (разумеется, с протоколами испытаний), доктора Чона кольнула мысль о какой-то неправильности. Поскольку любой нормальный руководитель обычно не стремится делать ту работу, которую можно переложить на подчиненных, то Чарли отложил это ощущение в дальний отдел памяти. По приезде в лабораторию он вызвал Шмелева и Шапиро, велел распаковать изделие, достал протоколы испытаний на предмет ознакомления, а когда все это было сделано, предложил:
   - Ну, ребята, высказывайтесь. Что вы видите тут неправильного?
  После некоторой заминки первым высказался теоретик:
  - Мне окраска не нравится.
  - Точнее?
  - Этот динозавр... или зверь... он хищник, поскольку с когтями. И ярко окрашен. Все земные летающие хищники имеют превосходное зрение. А окраска доказывает, что у них и цветовое зрение развито. Я представил себя на месте этого летающего. Подумайте: вот он видит на земле нечто ползающее. Он может просто из любопытства подлететь близко и... э-э-э... исследовать. Вывод: нужна камуфляжная раскраска.
  - Здравая мысль, Алекс. Берусь это устроить. Что вы думаете, Майк?
  - Мне придется поработать с программным обеспечением. У контракторов не предусмотрена передача информации в реальном времени. А что, если наш разведывательный автомобиль провалится в яму? Вытащить его в обозримом будущем вряд ли возможно. Берусь обеспечить запись информации. В наихудшем случае хоть что-то спасем.
  Александр встрепенулся:
  - Не согласен. Предлагаю сохранять информацию и на флэшке тоже. И вообще: этот агрегат может двигаться дольше, чем позволяет устойчивость портала.
  Чарли качнул головой:
  - Теперь уже я возражаю. Для начала все эти вылазки будут длиться столько, чтобы хватило на возвращение до закрытия портала. Какие еще предложения?
  Михаил доказал, что не зря считался прекрасным специалистом и по железу, и по программному обеспечению:
  - Нужна система навигации.
  Собеседники расширили глаза.
  - В известных аппаратах разведки условием автоматического возвращения в точно заданное место пренебрегают. Все знают, что на последнем этапе управлять можно и вручную. У нас эта возможность отсутствует. И спутниковой навигации не предвидится.
  - Может, сделать что-то вроде радиополукомпаса на самолетах? Прибор простой до глупости. Только на дециметровых...
  - Нет, лучше на сантиметровых...
  - Можно еще проще. Две палочки, выкрашенные в ярко-синий цвет. Портал должен быть между ними.
  - А почему такой цвет?
  - Он реже всех прочих встречается в природе.
  - Можно. По окончании разведки палочки лучше утянуть к себе.
  - На следующей модели солнечная батарея нужна. Тогда неважно, если аккумулятор сядет.
  - На следующей - да. А для существующей предлагаю вот какой порядок действий. Сначала испытать эту штуковину на лужайке у лаборатории, причем хорошо бы накидать там каких-нибудь обломков, палок... понимаете? Отработать программу.
  - Вот это превосходная мысль!
  - Наоборот, Алекс, эта идея дурная. Нас увидят все, кому не лень будет глянуть. Между прочим, лужайка просматривается даже с реки.
  - М-м-м... Чарли, а если испытание устроить в нашем отделении в Кардероке? Уж там-то лужайка закрыта на совесть.
  Чарли сильно погрустнел.
  - Ребята, вы даже не представляете, сколько любопытных имеется в Военно-морском флоте США.
  Но Шапиро не желал сдаваться:
  - А если испытывать в Форт-Детрике? У них территория закрыта лучше некуда. И если вдруг какой любопытный увидит испытания, так решит, что это тамошние люди этим занимаются.
  Микробосс задумался, а секунд через тридцать решительно заявил:
  - Ладно. Переговорю с Джерри. Все равно без его ведома такие вещи проворачивать не стоит.
  
  К огромному удивлению всех троих испытания на территории Форт-Детрика прошли успешно. Гусеничный разведывательный агрегат длиной сорок сантиметров выдвинул объектив камеры на высоту двадцать пять сантиметров, начал съемку, успешно описал круг диаметром двадцать метров, при этом аккуратно обошел все препятствия и возвратился точнехонько в точку исхода, затратив на все про все минуту сорок секунд. Качество видеофайла оказалось безупречным. Каждая травиночка вырисовывалась, как на канале "Дискавери"7.
  Александр преисполнился энтузиазма самого розового оттенка. Михаил скептически поджимал губы. Чарли был по-восточному непроницаем.
  Общее собрание разработчиков под давлением пессимиста (Шапиро) при непротивлении оптимиста (Шмелева) приняло решение: вылазку провести, отъехать на три метра, сделать панорамное видео на все триста шестьдесят градусов. Возвращаться разведчик должен был по собственным следам.
  На следующий день испытание разведчика в боевых условиях состоялось. Все то же собрание под давлением фактов признало результаты вылазки удовлетворительными. Правда, критикан в лице Шапиро указывал на неудовлетворительное освещение (дело происходило на закате), на медленное продвижение разведчика (тот со всей тщательностью обходил препятствия) и на неясную картинку на восток, но эти реплики были отвергнуты как злопыхательские.
  Растения, попавшие в объектив, разумеется, были рассмотрены тем же самым специалистом. В полном соответствии с приказом (и с согласия Джерри Фоссета) отмазка была такой:
  - Мы получили файл лучшего качества, но у нас возникло подозрение, что он сфальцифицирован. Источник вызывает сомнения... кхм... по оперативным данным.
  Заключение было скользким, как свеженький, только что пользованный обмылок:
  - Все обнаруженные злаковые известны, нет никаких оснований подозревать эту часть материала в подделке. То же можно сказать и относительно вон тех кустов. Сомнения могут вызвать деревья на дальнем плане. Они похожи на вид, который исчез в Южной Америке вот уж пятнадцать тысяч лет тому назад, в плейстоцене. Но лишь похожи, особо отмечаю. Идти с такими доказательствами в суд не рекомендую. Уверенно могу сказать: даже посредственный адвокат сотрет вас в мелкий порошок.
  В ответ Чарли изобразил грозную улыбку.
  - А я, в свою очередь, могу уверить: с этим материалом мы в суд НЕ пойдем.
  Прозвучало очень по-киношному. Специалист-биолог глубоко проникся.
  
  Поскольку запрет на самодеятельность все еще оставался в силе, то теоретик ударился в чистую теорию. А экспериментатор ему в этом помогал.
  Через три дня трудов праведных друзья собрались в кабинете Шмелева, которую он сам называл "каморкой папы Карло".
  - У меня кончился кофе. - Эти слова Михаила были скорей констатацией факта, чем жалобой.
  - Что б ты без меня делал, - проворчал Александр, извлекая емкость с растворимым напитком.
  - Бился бы головой о стенку. Наливай. Сахар, так и быть, мой.
  Кружки были выпиты на две трети, когда Шапиро со свойственной ему проницательностью заметил:
  - У тебя появилась мысль, и ты ее думаешь.
  - Я ввел параметр времени в общее уравнение интегральной устойчивости.
  - И?
  - Логический круг. Если портал помнит свое же собственное состояние во время предыдущего прокола, то при следующем... короче, вот тебе варианты, читай. Но доказать, что он помнит, я не могу. А то, что его размеры и устойчивость растут, еще не доказательство.
  Выкладки были просмотрены бегло, но Шмелев хорошо знал друга: тот еще со школьных времен ухитрялся проникнуть в суть, не тратя большого времени.
  - Я думал над тем же. Но мой подход - совсем наоборот, извиняюсь за рифму. Приняв за непреложный факт наличие "памяти" у портала, видится возможным создать алгоритм прокола так, что портал будет открываться, но раз от раза уменьшаться, а не увеличиваться. Ну и длительность тоже. Вариант: увеличение размера продолжается, а длительность падает. Третий... ну, сам догадаешься.
  - А разница в алгоритмах велика ли?
  - Разница? Я каждый раз рассчитываю параметры прокола. Дело совсем не быстрое. А можно иначе: не утруждаться получением расчетных величин, а сразу задавать приближенные. Соответствующие таблицы у меня есть. Экономия по времени вполне приличная. По моим прикидкам, через некоторое время - хочу сказать, через сколько-то проколов - начнут снижаться как размеры, так и устойчивость.
  - Этот подход надо бы проверить.
  - Попробуем.
  Шмелев ничего не сказал вслух, но задал взглядом вопрос: "А зачем нам такое надо?"
  Ответа не последовало (ни взглядом, ни словом), но Шапиро был не из тех, которые что-то делают просто так. Александр это отлично знал.
  
  Чарли тоже не терял времени зря. Пустив в ход связи, он вышел на специалиста по беспилотникам: майора Кафи Джонсон.
  Эта чернокожая дама не зря носила свои погоны. Будучи дипломированным программистом, она создала свою собственную базу данных по беспилотникам и никогда не упускала возможности ее пополнить. Четыре года трудов дали результат: ее авторитет в этой области стал непререкаемым.
  После взаимных приветствий доктор Чон принялся ставить задачу:
  - Видите ли, майор...
  - Просто Кафи, - сверкнула белозубая улыбка, - мы не в строю.
  - Благодарю. Так вот, необычная ситуация. Беспилотник должен самым малым, какой только найдется. Никакого вооружения. Средства наблюдения - оптический диапазон. Запись в твердотельную память, радиосвязь исключена и тем более никакого радиоуправления. Запуск производится из убежища в виде трубы. У нас есть возможность варьировать диаметр трубы, но длина ее должна составлять, скажем, метров... я хотел сказать, не менее восьми футов, лучше десять.
  - Дальность? - деловито спросила Кафи. Удивления в ее голосе не просматривалось: майор Джонсон уже давно привыкла, что вводные бывают самыми разнообразными.
  - Этого мы сами точно не знаем. Очень приблизительно: не менее пяти миль. Да, еще условие. Как понимаете, коль скоро беспилотник сам доставляет результаты, то он должен вернуться. Иначе говоря, десять миль он должен пролететь.
  - Это как раз очевидно. Вес?
  - Не критичен.
  - Правильно ли понимаю, что беспилотник должен прямо в трубе подняться на минимальную высоту, скажем, шесть дюймов, после чего вылететь из убежища и приступить к выполнению задания.
  - Все так, но высота полета в пределах трубы может быть и меньше. Дюйма четыре, скажем.
  - С вашего позволения, - женщина резво задвигала мышкой, - я подберу вам несколько вариантов... Готово. Вам нужна распечатка, не так ли?
  - Было бы очень любезно с вашей стороны.
  Принтер выбросил несколько листов.
  - Весьма, весьма признателен. Если бы к ним получить и ваши рекомендации, то большего и пожелать нельзя.
  На полных губах молодой дамы играла все та же улыбка. Она, по мнению Чона, немного противоречила содержанию речи.
  - Вы ожидаете вооруженное противодействие?
  Представитель лаборатории чуть помедлил с ответом. Потом он решил проявить осторожность.
  - Скажу так: мы его не исключаем, но оно вовсе не обязательно.
  - Тогда советую обратить внимание вот на эту модель. Изготовление корейское, программное обеспечение их же. Птичку полагают высоконадежной. А если вдруг за беспилотниками начнется охота, тогда лучше вот эта... американское производство, не особо долговечная модель, но дешевая.
  - Еще раз благодарю, однако решать буду не я.
  - Услуга за услугу, Чарли. Ожидаю от вас мнения по результатам применения.
  - Кафи, если б то зависело лишь от меня! Вполне возможно, мой проект засекретят до такой степени, что... ну, сами знаете, как оно бывает. Но приложу все усилия.
  
   Процедура заказа трех (на всякий случай) беспилотников потребовала больше времени, чем их доставка, ибо бумаги шли по инстанциям куда медленнее, чем эти аппараты плыли из Кореи. Между делом Шапиро получил полное согласие руководства на разведку - и принялся посылать гусеничный аппарат все дальше и дальше. Попутно он опробовал приближенный подход. Портал по всем параметрам увеличился, но в меньшей степени, чем раньше. Следующий прокол дал еще большее замедление роста. Третий портал подтвердил ту же тенденцию. Михаил посчитал, что цель может быть достигнута, пусть даже не так быстро, как ожидалось, и прекратил опыты; следующий прокол пошел под наилучшие значения параметров. Наука не подвела: увеличение размеров и устойчивости портала соответствовало прежней зависимости.
  - Эт-хорошо, - отреагировал Шмелев на новость унылым тоном.
  - Ты чего в кислоту ударился?
  - Того самого. Нет у меня мыслей насчет переноса портала в пространстве. Дурак я, наверное.
  - И только-то? Не расстраивайся; если верить нашей гипотезе насчет заклеенной дырки...
  - ...которая так и остается гипотезой...
  - ...то у тебя нет шансов найти портал куда-то еще.
  И тут обычно кроткий и тихий теоретик взорвался:
  - Да есть порталы! Их у нас до растакой и разэтакой матери!! Десятки! Сотни!! Тысячи!!!
  Шапиро знал друга не первый и даже не второй десяток лет. Опыт гашения подобных вспышек у него имелся.
  Экспериментатор начисто утратил ехидство и садистические наклонности. Вместо этого он сделался ласков, нежен и любвеобилен, а голос его прямо-таки журчал:
  - Как же так? Ты сам ведь говорил, что пригодный - только один.
  Тон ответа снизился на октаву.
  - Практически пригодный, вот что я говорил. А те, другие, - их величину и устойчивость можно повысить твоим же методом. Открыть много раз. Даже очень много раз.
  - И расчет количества этих разов, надо полагать, ты уже?..
  - Еще как проверил. На один прокол ты тратишь два часа подготовки; это жестокий минимум. Так вот: чтобы получить портал длительностью одну секунду понадобится, круглым счетом, двести лет непрерывной работы по увеличению его начальных параметров. В три смены, заметь. Это опять же минимум. Скорее всего тут на порядок больше работы.
   Собеседник сжал кулак, положил на них подбородок и принял позу мыслителя. Это не было обманом: Михаил и вправду думал. Наконец, он усмехнулся:
   - Как еврей русскому: вот что тебе скажу. Никому не показывай эту часть проекта. Все связанные с ним файлы запароль. Правда, профессионал их расколет на раз - ну и ладно, не против них ставится. И вообще лучше бы снести материалы на твою личную флэшку. Впрочем, пускай будут на твоем разделе сетевого диска. И ни слова никому, даже Чарли. Особенно Чарли. Короче: сделай все, чтобы ни один из сотрудников не сунул в них рыло. Или носик.
  Саша пришел в себя полностью, поэтому ответил:
  - Как русский еврея спрошу: что в моих результатах такого ценного, что их надо прятать? Надеюсь, ты понимаешь, что никто на этот двухсотлетний проект и цента не даст?
  - Ты так думаешь? Как говорил мой дядя-одессит, слушай здесь...
  
  Каждый прокол приносил новые открытия. Правда, больше ни одного летающего динозавра не удалось заснять. Зато необычайное оживление вызвал один файл, в котором далеко на горизонте рядом с деревом отметилось крупное животное, которое двигалось. Это единственное, что удалось узнать о роде его занятий.
  - Так Бен, выходит, был прав! Вот он, наземный динозавр!
  - Игуанодон, надо полагать, - проявил эрудицию Шмелев. - Они были травоядными.
  - Не так! Они ЕСТЬ травоядные! Они реально существуют!
  
  На пятой вылазке разведчика произошло неприятное, хотя и ожидаемое событие: в назначенный срок машинка не вернулась на базу. Такое полагалось вполне возможным (рано или поздно). Само собой, портал закрылся без нее. Другое событие также ожидалось всеми, но было куда более приятным: прибыли беспилотники. Отдать справедливость, они сделали это вовремя: как раз размер портала сделался достаточным (даже с небольшим запасом) для запуска. После долгих споров решили пока телеуправление отключить.
  
  - Стоп! Отмотай назад. Вот оно. Дай-ка увеличение побольше. Здесь есть хищники.
  Именно это замечание сделал Шапиро, просматривая отснятый материал. Последние слова звучали, деликатно сказать, неточно. Хищников уже нашли, если посчитать за таковых летающих динозавров. Но Михаил имел в виду наземных.
  - Лев, - отреагировал Шмелев, глядя на отпечаток лапы. - Или тигр. Когти, видимо, втяжные, то есть из семейства кошачьих.
  - Или хищный динозавр. Я не спец, по следам не скажу.
  - По-моему, у них не было таких когтей. Так что кисочка, по всей видимости.
  - Если туда полезут наши, стоит их предупредить.
  - Лишний труд. И так должны догадаться. Ладно, запускай дальше...
  - Стоп! Вот еще интересные кадры.
  - В них-то что?
  - А помнишь, босс упоминал о деревьях, которые исчезли в Южной Америке? Это они и есть, только качество съемки куда повыше.
  - Раскудрить твои кудри! Знаешь, что отсюда следует? Этот материал должен попасть к Чарли на предмет принятия решения. Нет, что я говорю: это уровень директора. Привлечение посторонних становится необходимостью. Ты можешь испытывать отвращение, страх, ужас... все эмоции разом, но без расширения круга посвященных не обойдемся.
  - Я о другом думаю. Анахронизмы. Динозавры из юрского периода, к ним плейстоценовая растительность. И наличие человеков не исключаю... Смесь.
  Друзья молча досмотрели видео.
   Молчание нарушил Михаил - видимо, он быстрее просчитал ситуацию.
  - Мы доложим Чарли, согласен. И знаешь, что случится?
  - Ы?
  - Он велит нам продолжать наблюдения, пока или не найдем человека, или... или же случится что-то такое, чего предвидеть никак нельзя.
  - Короче, нам предстоит тупой сбор материала.
  - Ты точно выразился.
  
  Шапиро угадал. Он собирал материал, анализировали вдвоем.
  На втором вылете обнаружили пропавшего разведчика. Миша оказался прав: как раз эту ситуацию предвидеть было нельзя. Аппарат переезжал сухую тяжелую ветку, в этот момент та повернулась и намертво заклинила в рогульке наблюдательную башенку, а вместе с ней не слишком тяговитую машинку.
  - Будем доставать?
  - По уму, так надо бы. Но чем?
  Мастер-оператор разведывательной машинерии глубоко задумался.
  - Задача решаемая. Я бы взялся запрограммировать другую гусеничную машину. Оборудовать ее резаком, отпилить кусок ветки... дело не из хитрых, только долгое и нудное. Программистская работа тут не на раз-два. Или перепоручить студиозусам, у них квалификация вполне достаточная. Вопрос во времени: стоит ли его на все это тратить, если портал уже такого размера, что и человек пройдет. А ведь рано или поздно туда запустят экспедицию.
  - Ладно, оставим это на Джерри, его уровень.
  
  Третий вылет принес сенсацию.
  - Смотри, скелет!
  Но Саша и сам заметил находку и уверенными движения пальцев отмотал видео назад.
  - Интерес-с-сный был зверь... Ну-ка, пустим в ход дедукцию. Во-первых, скелет сравнительно свежий, поскольку не рассыпался на запчасти. Во-вторых, когтищи. Такими броню вскрывать можно. Зверюга серьезная, значит, и противник был под стать. Размерчик, опять же. При жизни он был чуть не со слона ростом, то есть весил тонны четыре, в минимуме. Дальше: мясо напавший съел, а где внутренности?
  - Падальщики подобрали, надо думать. Какие в Южной Америке есть? Кондоры, например.
  - Кондоры? А погугли-ка.
  - Минуточку... вот: представители американских грифов. Водятся в Андах. Еще... о! Пролетают в день до двухсот километров. Вроде как подходит.
  - Здесь могут быть и другие падальщики. Вот те... пожалуйста, Гугл подтверждает.
  - Допускаем за неимением ничего лучшего. Кстати, этот когтистый покойник сам не хищник.
  - Почему так думаешь?
  - Зубы. Нет выраженных клыков.
  - Тогда зачем когти?
  - Ну, не знаю... кору сдирать...
  - А постой-ка... знаешь, скелетик-то знакомый. Видел я похожий в Москве еще. Гигантский ленивец, называется мегатерий. А потом в Гугле на него наткнулся. Точно, плейстоцен. Выходит, ботаник-то был прав.
  - А проверить слабО? Ладно, я сам попробую на 'мегатерий'... есть такой. Глянь.
   - Похож скелет, слов нет.
  - Я тебя о другом спрошу: какой же это хищник этакую дичь завалил?
  - И об этом читал. Большинство палеонтологов полагают, что тут поработал самый страшный тогдашний хищник Южной Америки. По-латыни именуется Homo Sapiens.
  Молчание было тяжелым.
  
  
Глава 4

  
  Чарли хвалил сдержанно.
  - Да, спору нет, находка интересная, но согласно вашей же ссылке, подобные скелеты имеются в музеях. Вывод: сами кости представляют интерес... ну разве что ДНК исследовать. Между прочим, даже с учетом того, что портал растет в размерах, не уверен, что скелет удастся утащить целиком. Ваша задача видится другой: добыть видеоматериалы с животными, которые двигаются.
  - Так ведь даже этот свежий скелет может свидетельствовать: фауна, по крайней мере, частично, принадлежит плейстоцену. Опять же то дерево.
  - Для того, чтобы выходить на палеонтологов серьезного уровня, этого мало, - Чарли говорил вроде как мягко, с интонациями учителя, который поясняет материал старательному, но тупому троечнику. - Нужны обширные видеоданные. Вот когда вместо отпечатка вы представите живую пуму или кого там еще... мастодонта. Я не уверен, что они там водились, правда. Короче, вам работать и работать.
  При том, что доктор Чон явно был слабоват в палеонтологии, вывод казался правильным.
  Шмелев, уйдя из кабинета начальника, продолжил логическую цепочку.
  - Знаешь, Минька, нам придется подучить данные по плейстоценовой фауне и флоре Южной Америки.
  Шапиро, не размышляя долго, добавил:
  - И Северной тоже.
  - Это почему?
  - А потому, что если Южная Америка на Земле в те времена уже была заселена, то и перешеек существовал. Какой-то обмен животным и растительным миром... ну, должен он быть.
  - Нет, начнем с Южной.
  - Да кто спорит?
  
  Действительность, как всегда, разошлась с ожиданиями. Романтически настроенный Александр жаждал обнаружения чего-то эпического. Шапиро осторожничал в прогнозах.
  - Да с чего ты взял, что тут прям стада мастодонтов пасутся?
  - А с того! Саванна - это в части травоядных самая что ни на есть богатая возможность. Взять хоть Африку: как раз стада! Жирафчики! Слоники! Зебрики!
  - Бегемотики еще. Страусятина всякая. Знаем-знаем.
  - Страусы тоже жители открытых пространств. А насчет бегемотов ты загнул, они-то обитают в реках и озерах. Только там у них кормовая база.
  Проколы продолжались и не давали ожидаемого крупного результата. Казалось, что еврейская практичность обеспечила лучший прогноз, чем русская восторженность. Но Шмелев был не из тех, кто легко сдается.
  - Мы и не должны много увидеть, если ведем поиск как лопухи. В той же Кении - где, я спрашиваю, сосредотачиваются копытные всякие, а? У рек. Поближе к источнику воды. А ты на карту хоть одну реку нанес?
  -Пока не нанес, - партнер слегка акцентировал слово "пока".
  - И долго еще не нанесешь. Потому что поиск надо проводить целенаправленно. Увидел что-то интересное - и туда лететь, чтоб рассмотреть. Уж молчу о высоте полета.
  - Об этом я и сам думал, - признался Михаил. - Даже перекинулся с Чарли парой слов на предмет летать повыше. Он не хочет.
  - Обосновал?
  - Опасается. Ему кто-то из разведки напел, что, дескать, чем больше высота полета, тем больше вероятности, что беспилотник обнаружат.
  - Не очень-то здесь много тех, кому мы интересны, - не без яда отвечал приверженец романтизма.
  - Знаешь, когда мы заберемся повыше?
  - Валяй.
  - Есть смысл летать высоко, если с высоты можно разглядеть что-то значимое, скажем так. Увидел - и со всех крылышек устремился разглядеть это самое получше. Что скажешь?
  - Здраво. Ничего не скажу против.
  - Во! А адаптивное управление имеет смысл лишь при условии, что этим управляет человек.
  - Постой, автоматическое распознавание, выходит, такое не способно?
  - Очень даже способно. Да только все эти системы что обучены распознавать? Так и быть, опишу их объекты. Танк. Бронетранспортер. Человек с оружием.
  - А что, переделать алгоритм можно? Адаптировать, сказать точнее.
  - Переделать можно только то, что тебе дадут. Я же крепко сомневаюсь, что нам разрешат ознакомиться... ну, ты понимаешь. А разрабатывать с нуля... ну да, возможно, только это делают не в одиночку, под хорошее финансирование, и с множеством проб и ошибок. Гений все же был старина Шекли. Все, что может человек, машина сделает быстрее, лучше и охотнее. Но не дешевле8 . А еще думаю, что у Чарли есть и другая причина.
  - Дай догадаться. Он думает, что через прокол-другой портал станет таким, что туда спокойно войдет человек. Ну да, тот, кто сможет управлять этим квадрокоптером.
  - Ты угадал, именно это я подумал.
  - То есть подождать?
  
  Судьба не всегда играет с человеком в шахматы. Иногда она переходит на поддавки.
  Видеоматериал, принесенный беспилотником из очередного вылета, заставил двух друзей прямо вцепиться взглядами в монитор.
  - Броненосец с детенышем, - напряженно произнес Шапиро.
  - Гигантский броненосец или глиптодон; помнишь, я нашел тебе картинку?
  - Между прочим, в пояснениях сказано, что человек, видимо, помог исчезновению.
  - Как-то самка нервно оглядывается.
  - Не могу понять...
  - Смилодон! Саблезубый! За кустом!
  - Небольшой он...
  - Молодой, должно быть.
  - На детеныша нацелился, что ли?
  - Вряд ли, на Земле хищники обычно остерегаются напасть на детеныша в присутствии мамочки.
  - Не успеем отследить, уйдет с картинки.
  - Эх-х-х...
  - А на обратном пути?
  Через десяток минут друзья разочарованно вздохнули. Беспилотник, идя по прямой без задержек, не успел зафиксировать развитие событий, а на обратном пути никаких следов увидеть не удалось.
  - Заказ на драку отменен, - вздохнул Шмелев.
  - Или же саблезубый попробовал, получил в рыло и смылся.
  - Все равно. Как мне кажется, это тот самый случай, когда надо идти с файлом к Чарли, срочно.
  Видимо, у микробосса были некие тайные мысли. Он обманул ожидания друзей, сказав:
  - Вполне хорошо, но недостаточно, чтобы идти к директору. Валяйте, собирайте еще материал.
  
  Следующим днем была пятница, после нее вроде должна состояться суббота, а на нее оба друга уже давно запланировали семейный пикник на горном озере Глубокого Ручья9. Погода благоприятствовала.
   Отцы выкупались вместе с детьми в совсем не холодных озерных водах. Если быть точным, то было не озеро (в штате Мэриленд их нет), а водохранилище, но от этого оно не стало менее приятным. В данный момент жены плескались сами. Что до детей, то Таня Шмелева уткнулась в свой сотовый телефон, младшую Алиску чуть разморило, и она уже терла глаза, а Даня Шапиро, человек чрезвычайно основательный и положительный в свои полные двенадцать лет, читал настоящую бумажную книгу. В какой-то момент он перевернулся на другой бок вместе с толстым серым томом.
  Шмелев скользнул взглядом по обложке и вдруг обратился к Шапиро-младшему:
  - Даниил, эта книга про дракона?
  Вопрос был правомерным: на обложке как раз и красовалось изображение этого персонажа.
  - Не только, - солидно отозвался Даня, - там героями мальчик и дракон.
  - Этот дракон - он разумный?
  Даниил Шапиро в своем зрелом возрасте уже усвоил, что взрослые порою задают совершенно тривиальные вопросы, и по сей причине ни чуточки не удивился:
  - Ну, конечно.
  Потом чуть подумал и добавил, уточняя:
  - Там еще магия действует.
  - Понятно, спасибо.
  Шапиро-старший в тот момент боролся с амазоновской читалкой10, которая вместо кириллицы демонстрировала зюки и кракозябры, и потому не прислушался к этому краткому диалогу.
  
  В понедельник, по общему мнению двух друзей, предстояли важные события. И таковые произошли.
  Будучи, как уже сообщалось, хорошим руководителем, Чарли держал руку на пульсе и в какой-то момент решил, что настало время для принятия исторических решений.
  - Вот что, ребята: из ваших данных следует, что имеется возможность запустить беспилотник, управляемый оператором. Даже если бы я сам принимал решения - и то никого постороннего не пустил в проект.Имея прямой запрет директора на это... короче говоря, одному из вас предстоит стать оператором вот этой птички, - последовал жест, указывающий на предмет разговора. - Само собой, работать предстоит в защитном костюме. Тот, кто будет ей управлять, для начала должен обучиться. Спрашиваю: кто?
  Последовала интенсивная перестрелка взглядами. Но Чарли не дал никому раскрыть рот:
  - Не торопитесь. Для начала неплохо бы выслушать аргументацию. Алекс, начинайте.
  - Не ставлю под сомнение талант Майка в части всякого железа, но я, как мне кажется, чуть лучше разбираюсь в палеонтологии и по этой причине больше подхожу для работы оператора беспилотника.
  Лицо Чарли могло бы научить невозмутимости самого Будду.
  - Ваше мнение, Майк?
  - Не вполне согласен. Алекса некем заменить в части теории. Я сам и то не могу с ним тягаться по этой части, о других и речи нет. Пусть продолжает себе работать в этой области. Я же буду подкидывать факты.
  - Возражаю. Теория, в общем уже завершена. Иначе говоря, я в некоторой степени... э-э-э... не у дел. И потому...
  Спор продолжался долго, но микробосс в очередной раз явил волю.
  - Вот что мы сделаем. Обучаемся все трое. Да, господа, мы все трое будем пилотировать эту штуковину. По очереди.
  
  Надо отдать должное специалистке из флотской разведки. Мисс Террия Саузерн свое дело знала. Правда, она задавала ненужные вопросы типа:
  - Насколько вероятен огонь с земли?
  - Опасаетесь ли вы захвата сбитого беспилотника?
  - Возможна ли атака на позицию оператора?
  Специалистку уверили, что местность, весьма вероятно, вообще никем не заселена, по этой причине риск захвата аппарата вообще всерьез не рассматривается, а безопасность оператора гарантируется не вооруженным прикрытием, а соответствующим защитным костюмом.
  - И вообще биологические риски мы полагаем выше всех прочих, - небрежно заметил Чарли.
  Как бы то ни было, обучение они прошли и даже получили соответствующие сертификаты.
  Сразу же после этого кинули жребий, кому в какую очередь идти в разведку. Первую позицию выиграл Шапиро, серебряным призером оказался Шмелев, последним - доктор Чон.
  Вопреки ожиданиям, первый выход человека в чужой мир не принес сенсаций. Михаил напялил на себя защитный костюм, взял с некоторым усилием всю машинерию и... исчез из помещения, в точности так, как это происходило с гусеничными разведывательными машинками. Само собой, оставшиеся получили четкие инструкции по вытаскиванию товарища по истечении контрольного срока. Но они не понадобились: ровненько через двадцать минут Михаил снова появился в этом мире, дал себя продезинфицировать и с нескрываемым удовольствием снял защитный костюм.
  - Уф-ф-ф! Если очень коротко: никого. Растительность я, конечно, снял. Но вот интересный объект нашел. Правда, тот порядочно далеко. Думаю, километров семь, а то и все десять. Очень похоже на реку: полоса на равнине, вся покрытая зеленью. Но дотуда лететь не мог, не уложился бы в заданное время.
  Целых два дня добытые данные анализировали. На третий день Саша напялил защитный костюм и повел беспилотник на дело в сторону северо-востока.
  Анализ не потребовал излишка времени. На съемках царствовала саванна, но почему-то до реки добраться не удалось. И животные также не попались.
  - Все ясно, - резюмировал Чарли, - река протекает в направлении с северо-запада на юго-восток. Что ж, завтра это проверим.
  Проверили. Гипотеза оказалась верной.
  С точки зрения подчиненных успех был грандиозен. Направив поиск на северо-восток, удалось достичь реки. Количество самых разнообразных зверей превосходило любое воображение - при условии, что воображавший не был профессиональным палеонтологом. Шмелев по окончании просмотра файла честно признался, что может определить не более половины видов. Шапиро хотя и выразил восторг, но промолчал относительно собственных способностей полностью оценить запись. После краткого обсуждения оба чуть не в один голос заявили, что пора бы отдать материал в руки профессионалов.
  Начальник отреагировал на эти предложения простой фразой:
  - Для начала это все должен увидеть Джерри.
  Видимо, доктор Фоссет был превосходным игроком в покер. По крайней мере, выражение его длинной, костистой физиономии давало основание предполагать именно это. Словесный же вывод был таков:
  - Ребята, после ваших предыдущих докладов я решил, что сам должен хоть немного разбираться в вопросе. В Интернете я нашел, что люди, оказывается, жили в плейстоцене. Так что без дальнейшей разведки директор не станет делать никаких далеко идущих выводов. И уж тем более он не станет форсировать проникновение с Земли на эту планету. Сверх того, вам так и не удалось найти динозавров. А они, как думаю, существенная часть тамошней фауны. Те кадры, что у вас есть, остались некоторым родом уникальными. Другими словами, требуются обширные видеоматериалы с носителями разума, если таковые есть, и с динозаврами.
  Последовал резонный вопрос, который задал доктор Чон:
  - Джерри, а что, если этих носителей там вообще нет?
  - Проведите целенаправленный поиск разумной жизни.
  Не было сказано вслух: "Придумайте сами, как это сделать". Но такая фраза подразумевалась.
  Было над чем почесать голову. И не одну, а все три.
  
  - Может, стоит обратиться к специалистам из флотской разведки? Уж они-то знают, как обнраужить присутствие живой силы.
  Эту мысль высказал Шмелев. Звучало разумно: если есть люди, которые этим зарабатывают свой хлеб, так пусть и консультируют.
  Видимо, Чарли уже рассматривал этот вариант, поскольку ответил без раздумий:
  - Не пойдет. Вот ты приходишь к Джону Смиту из разведки, говоришь: мне, мол, надо обнаружить людей, которые в таком-то регионе МОГУТ быть. Он начнет задавать те же вопросы, которые пришли на ум мне самому. Первый из них: а какими техническими средствами вы располагаете? Почему вы не задействуете спутниковые средства наблюдения? Какого вида авиация имеется в вашем распоряжении? Какие наземные силы?
  - Все ясно, - мрачно махнул рукой Шапиро. - Сидят там не дураки. Что они подумают о нашей задаче, и представить не берусь. Зато ручаюсь, что не поверят, будто наш интерес чисто академический.
  - Инфракрасный диапазон, особенно ночью, - выпалил Александр, глядя в потолок. - Костры. Печи.
  - Принято, - мгновенно отреагировал микробосс.
  - Имеется более простой способ разведки, - туманно выразился Шапиро.
  Отдать ему должное: он не стал дожидаться уточняющих вопросов, а мгновенно развил мысль:
  - Отправить беспилотник вдоль реки, по течению. Люди обычно селятся на берегах рек; даже если они кочевники, все равно: у реки дичи больше. Тупо разглядывать оба берега. Но придется озаботиться увеличением дальности полета. Да, и еще: не более тридцати километров по прямой от портала, иначе управление сдохнет. Сначала идти над одним берегом, просматривая противоположный, а на обратном пути просканировать другой.
  - Думаю, увеличение дальности полета вполне возможно.
  Чарли оказался прав. Ценой оказалось небольшое увеличение веса беспилотника за счет увеличения емкости батарей.
  
  "Саня явно заснял что-то сенсационное".
  Именно такими словами Михаил мысленно откомментировал выражение лица старого друга, вылезшего из портала и снявшего костюм.
  - Такое нельзя описать словами. Я сейчас пущу на воспроизведение, вы увидите все сами.
  Флэшку подключили к компьютеру Чона по той лишь причине, что у микробосса был самый большой монитор.
  Разумеется, комментировал сам наблюдатель.
  - Маршрут вчерашний, это, как мне кажется, самый короткий путь к реке. Здесь ничего нового. Травоядных меньше, чем в тот день, когда вы, Чарли, тут летали. Не знаю, чем объяснить... Вот оно!
  Возглас был совершенно лишним. Зрители и без того прикипели к экрану.
  В воздухе разворачивался танец двух динозавров. Один был чуть покрупнее и был изумрудно-зеленой расцветки; второй был ярчайше-алым. Эти двое в неслыханно согласованном ритме описывали фигуры высшего пилотажа, проносясь в немыслимой близости друг от друга. Бочки. Иммельманы. Перевороты через крыло. Маневры, вообще недоступные ни одному самолету: динозавр смещался всем корпусом направо или налево, сохраняя ориентацию в пространстве.
  - Я снимал сколько мог, потом вынужден был возвращать беспилотник, - прошептал Шмелев, как будто воздушные танцоры были в состоянии его услышать. Как раз на этой реплике беспилотник стал удаляться от танцующих.
  Чон, забывшись, произнес фразу по-корейски, потом смутился и перевел ее на английский.
  - Теперь я понял, откуда произошел Танец Дракона.
  Пауза. Кореец устремил взгляд в далекое ничто.
  - Но показать на земле танец во всем великолепии нельзя, только в воздухе. Эти так же прекрасны, как и сказочные драконы.
  Еще пауза. Александр осмелился ее прервать:
  - Чарли, вы считаете, что эти динозавры столь же разумны, как известные вам из легенд драконы?
  Ответ сделал бы честь любому приверженцу дзэн-буддизма:
  - Я любовался ими.
  Друзья обменялись взглядами. Будь в кабинете посторонний, он посчитал бы, что эти двое также обменялись мыслями.
  - Животные и птицы тоже танцуют.
  Эти слова Шапиро вывели доктора Чона из состояния медитации. Но он не успел ответить. На этот раз реплику вставил Шмелев:
  - Вы заметили, что они не взмахивали крыльями, как птицы? Мне показалось, что у них чуть ли не реактивные двигатели, - произнося эти слова, трезвомыслящий прагматик и атеист даже слегка покраснел.
  - У меня нет объяснений.
  - У меня тоже.
  - Чарли, вам не кажется, что с этим материалом по динозаврам уже можно идти к директору?
  - Я бы согласился. Но как насчет людей?
  - У нас есть два варианта поиска: искать ночью в инфракрасном спектре и днем по берегам реки.
  - Добро, - согласился Чарли, - с последнего варианта и начнем. Майк, это будет ваша очередь.
  
  В очередной раз действительность самым грубым образом исковеркала превосходный план.
  Шапиро, появившийся из М-пространства намного раньше, чем ожидалось, был мрачен, как перспектива свести вничью эндшпиль без ладьи.
  - Похоже, беспилотник сбит, - отрубил он без предисловий.
  - Надо проглядеть видеоматериал.
  Проглядывание не дало зацепок. Мало того, что на видео не нашлось ничего подозрительного; даже момент гибели летательного аппарата отозвался короткой вспышкой, залившей экран белым светом, и более ничем.
  - Может быть, у Террии Саузерн окажутся конструктивные мысли - подытожил Чарли.
  
  
Глава 5

  
  В строгом смысле слова он не был бакалавром. Ну, подумайте сами: ранг бакалавра получает человек, закончивший четыре курса университета и сдавший надлежащие экзамены. Тут не соблюдалось ни одно условие. Он не заканчивал университета. Он не сдавал экзамены. И более того: он не являлся человеком.
  Гиррд был драконом. Уже этой одной причины хватило бы, чтобы не поступать в университет. Правда, магическое образование у него имелось. Драконья школа предусматривает соответствующие курсы. Так что по уровню магических умений он соответствовал слабенькому бакалавру.
  По специальности Гиррд был воздушником. Другими словами, именно этот род магии был для него самым естественным. Телемагия, разумеется, в счет не шла: все драконы имеют к ней превосходные способности; без телекинеза эта раса не могла бы летать. Но вот уж более пяти тысяч лет драконье сообщество приняло правило: все драконы, а не только универсалы, обязаны получить представление о всех других видах магии. В этом смысле драконье школьное образование имело некоторое сходство с человеческим университетским.
  Любой дракон в соответствии со специализацией имел четко очерченный круг общественных обязанностей. Гиррд как воздушник должен был следить за погодой и сообщать заранее о приближении штормов, гроз, снега и иных неприятностей. Сельское хозяйство драконьих поселений, пусть было и примитивным, этого требовало.
  Но именно сегодня случилось нечто необычное. На фоне тяжеловесных потоков воздуха, усиливавшихся и обещавшим в скором времени хороший ветер, вдруг появился абсолютно незнакомый четко локализованный и сильный сигнал.
  Густо-синее тело Гиррда изогнулось, выписывая поворот. По привычке дракон использовал телемагию - собственная магия воздуха хотя и облегчала полет, но давала заметные шумы, мешавшие точной оценке ожидаемой погоды. Зоркие, как это свойственно расе крылатых, глаза тут же высмотрели летевший на восток источник. По размеру он соответствовал крупной птице, но...
  Дракон придал крыльям стреловидную форму и пустился наперехват, одновременно набирая высоту. Не более, чем через пять минут летающее 'нечто' можно было уже хорошо рассмотреть.
  Великолепная драконья память (а она гораздо лучше человеческой) тут же подсказала владельцу: никогда ничего похожего он не видел. Мало того: ни о чем подобном он не слышал.
  То, что летело, имело хорошую маскировочную окраску: сверху в виде беспорядочных коричнево-зеленых пятен, снизу тоже в пятнах, но бело-голубых. Конечно же, такая расцветка могла обмануть человеческий глаз, но драконье зрение обладало куда большими возможностями. Средств измерения у Гиррда, конечно, не было, но в школе всех драконов долго учили определять размеры и расстояния на глаз. Длина этого летающего чуда составляла пятьдесят пять маэрских дюймов, ширина - пятьдесят, а высоту дракон не хотел оценивать, опасаясь подлетать сбоку.
  'Это' имело искусственное происхождение, ибо Гиррд был убежден: живых существ подобного вида просто нет. Стало быть, это механизм. Но драконы совершенно не нуждаются в чем-то, что может летать - они и сами это умеют. Следовательно, оно было порождением человека.
  Первая мысль дракона была: тут замешана магия, поскольку немагические предметы, как это всем известно, летать не могут. И он понизил собственную скорость так, чтобы следовать за механизмом, держась сверху, не приближаясь и не удаляясь.
  Разумеется, Гиррд не ошибся. На малой дистанции он уловил слабые потоки магии электричества. Они были настолько сложны, что как-то их структурировать было совершенно немыслимо, и все же они существовали. Дракон еще больше уверился, что предмет сделан руками человека - ни одному соплеменнику не пришло бы в голову так использовать магию электричества. А еще крылатому подумалось, что даже если зрение почему-либо упустило подобное явление, то уж магополя замаскировать было бы куда как трудно, если вообще возможно. Да что тут говорить: просто невозможно.
  Осталось только прикинуть, что делать с этим открытием. Дело имело отчетливо выраженную политическую окраску.
  Люди уже довольно давно имели если не дружеские, то вполне нейтральные отношения с драконами. Военных столкновений за последние пять тысяч лет не случалось. Зато процветала торговля. Проводились совместные научные изыскания. Наконец, существовали многочисленные личные контакты. Как ни старался Гиррд, он не мог придумать ни единой причины для людей создавать подобный механизм. Представить научный интерес в исследованиях с помощью этого летающего чуда дракон мог. Но в этом случае о них должны были знать драконьи власти. А тогда то же самое стало бы известно и рядовым, поскольку держать такое в секрете не имело ни малейшего смысла.
  И Гиррд сделал то, что, по его понятиям, и должен был сделать добросовестный дракон: снова развернулся на юг и полетел в сторону селения Паррана. Неведомый летающий предмет даже не пытался следовать за ним.
  
  О встрече в воздухе было доложено по команде. Разумеется, незнакомый летающий механизм был самым подробным образом описан. Никого не удивило, что Бррен весьма заинтересовался всеми подробностями. Любопытство Главного взлетело на такую высоту, что он не поленился связаться с ближайшим поселением людей.
  Главным в человеческом поселении был целитель Даин, у которого не было магических способностей - представьте себе, в Заокеании случалось и такое. Но у того хватило ума посоветоваться с магами. Те только развели руками: никогда, дескать не видывали и не слыхивали. И Даин без особых раздумий в свою очередь переслал новость по команде. Разумеется, это было сделано почтовым самолетом: использовать радиомагию разрешалось лишь в самых срочных случаях. Через сутки сообщение легло на стол к Сарату - главе Гильдии магов Заокеании и лучшему специалисту по теории магии на всей Маэре.
  Уж кто-то, а этот кандидат в академики был в курсе самых последних магических новинок. Ему не пришлось напрягать память. Он точно знал, что в этом мире подобных механизмов никто и никогда не делал. И применение его имело смысл только для тех, кто собирался бы исследовать местность или выискивать что-то во владениях драконов. А такое никому, кроме самих драконов, понадобиться не могло.
  Для начала глава Гильдии составил и выслал ответ. Драконов попросили выяснить, во-первых, регулярно ли совершаются подобные полеты; во-вторых, откуда именно вылетает описанный механизм (или механизмы). Все это рекомендовали провести скрытно, то есть незаметно от этих механических чужаков. Гиррду поверили на слово, что обнаруженный летающий предмет явно что-то выискивал на земле и не реагировал на дракона, летевшего над ним. По этой причине всех драконьих соглядатаев попросили делать вид, что они не заметили странного пришельца, и по возможности держаться выше него. Просьбы сопровождались уверениями типа 'это в интересах драконов в той же степени, как и в интересах людей, но человеческий опыт в части магических механизмов больше'. Впрочем, относительно этого тезиса сомнений ни у кого быть не могло.
  В самом конце ответа содержались уверения, что при любом нападении, от кого бы оно не шло, руководство Заокеании окажет драконам любую возможную помощь. Подобное заявление было рискованным: любая поддержка другой державы в военном конфликет должна быть одобрена Большим Советом, но Сарат не сомневался, что руководство Заокеании выстпит на стороне драконов. Слишком свежа была память о предыдущем военном столкновении, когда судьба поселений людей на этом материке висела на волоске.
  
  Сверх того, Сарат произвел некие действия, выходящие за рамки обыденных. Он пошел в одно из хранилищ Гильдии, доступ в которое имели очень немногие. Оттуда он принес в свой кабинет довольно старые (с виду) рукописи и принялся деятельно их листать. Найдя нужное место, он прочитал его два раза, нахмурился, унес рукописи обратно, запер хранилище, как и полагалось, магическим замком, вернулся в свой кабинет и вызвал секретаря.
  - Срочный вылет в Хорум, - лаконично бросил он. Это означало, что предстоит полет в маэрскую столицу на высокоскоростном самолете. Упомянутый магический летательный аппарат был сконструирован и построен уже после исчезновения Професа, но ученики оказались достойными наставника. Первые самолеты летали со скоростью не более двухсот пятидесяти миль в час. Этот имел максимальную скоростью пятьсот миль в час, а ресурса кристаллов хватило бы на перелет через Великий океан и обратно, даже с небольшим запасом.
  Пока секретарь организовывал вылет, хозяин кабинета написал еще одно письмо, сделал с него магические копии (девять штук), вызвал порученца и предписал доставить эти бумаги всем членам Совета Большой Десятки. В письме эти уважаемые люди извещались о неприятной новости у драконов. Также их информировали, что председатель совета вылетает на восточный материк, дабы организовать взаимодействие с Академией магов.
  
  Супруга Сарата, почтеннейшая Моана-ра, имевшая ранг академика со специализацией в магии жизни и разума и занимавшая должность начальника аналитического отдела Академии не столько удивилась, сколько встревожилась от появления в ее рабочем кабинете мужа. Прибытие совершилось без предупреждения, и это было не в его обычае.
  Любящая жена расцеловалась с супругом, но первый же ее вопрос был прямым следствием служебного положения:
  - Насколько серьезно?
  Моана прекрасно знала мужа; в частности, она была уверена, что тот не очень-то умеет скрывать эмоции. По всей видимости, привезенная новость была не из радостных.
  - Ты угадала. Читай.
  Как всегда, бумагу с важными сведениями начальник аналитического отдела прочитала дважды.
  Магов жизни и разума учат не проявлять эмоции во время работы - это может стоить жизни пациенту. Моана была очень хорошим магом жизни, и все же лицо молодой (с виду) женщины как будто окаменело.
  - Выходит, Профес правильно меня предупреждал о возможности вторжения из технологического мира.
  - Не тебя, а нас.
  Женщина в небольшом раздражении тряхнула своей знаменитой челкой.
  - В любом случае мне придется с этим идти к Тофару.
  Слова были абсолютно верными. Тофар-ун как Первый академик, мог распоряжаться значительными ресурсами от своего собственного имени. Должностные возможности Моаны были много меньше.
  - Думаю, что идти надо будет вдвоем. Кстати, вот тебе список наших... кхм... пожеланий.
  - Дай сюда... так... ну, это понятно... еще не факт, что такие кристаллы вообще найдутся... а вот с этого момента подробнее. Зачем тебе в команде магистр Гарлен?
  - Он превосходный теоретик.
  - Милый, у тебя под рукой самые лучшие теоретики.
  - Самые лучшие, но не все.
  Голос Моаны приобрел кошачьи интонации. Сарата это не удивило. Он давно подмечал у жены кошачьи черты характера и как-то раз подумал, что именно поэтому она не заводит себе этого новомодного домашнего зверька, хотя у многих ее подруг в домах жили кошки.
  - Объясни мне, с какой целью ты намерен усилить свою теоретическую группу.
  - Хочу разыскать Професа в его мире.
  Голос дамы был наполнен сахаром с медом в равной пропорции:
  - А я-то, наивная, думала, что выхожу замуж за здравомыслящего человека, не склонного к диким фантазиям.
  Сарат улыбнулся. Назвать Моану наивной могла только она сама; никому другому эта мысль в голову прийти не могла.
  - И была права тогда, и сейчас права, только Профес и в самом деле очень нужен. ОЧЕНЬ.
  - Надеюсь, ты осознаешь, что дело не из верных.
  Кивок.
  - Хорошо, я распоряжусь.
  Коротко звякнул бронзовый гонг. Конечно же, столь высокопоставленная особа, как хозяйка кабинета, могла позволить себе вызывать секретаря амулетом связи, но по каким-то личным причинам Моана предпочитала старый способ. При такой должности она могла позволить себе подобную разборчивость.
  Разумеется, секретарь узнала посетителя и приветствовала его по всем правилам этикета. Но госпожа начальник не дала разводить длинные церемонии.
  - Селена, нам нужна срочная встреча с Первым академиком. Свяжись с его секретариатом и организуй.
  С виду блондинка-секретарь была дурой. Многие посетители именно так и думали. Госпожа академик и ее муж придерживались иного мнения. Но даже они не предполагали, насколько точно подчиненная Моаны угадывает настроение и начальницы, и ее посетителей. В данном случае она также не ошиблась: оба сильно озабочены.
  Секретарь быстрым шагом отправилась договариваться об организации встречи едва ли не самых могущественных магов в этом мире.
  Видимо, эмоции госпожи через ее посланницу как-то передались дежурному секретарю Первого академика. Встреча была назначена через полчаса.
  - Доброго вам дня, Первый, - в разговоре с глазу на глаз Моана позволяла себе называть очень давнего знакомого по имени, а не по должности. Но сейчас был не тот случай.
  Сарат учтиво поклонился и тоже выдал приветствие.
  - И вам, глубокочтимые. Полагаю, дело неотложное, поэтому кофе не предлагаю.
  - Вы правы. Поступила тревожная информация Есть основания полагать, что проявилась разведка из технологического мира. А любая разведка может окончиться вторжением.
  - Факты, будьте так добры.
  Сарат с поклоном передал два листа. Человек, не знакомый с Первым коротко, подумал бы, что академик бегло их проглядел. Но эти двое знали наверняка, что содержание было не только внимательно прочитано, но и обдумано.
  Первый поднял голову от бумаг и проницательно улыбнулся:
  - Полагаю, это не все.
  Отвечала Моана:
  - Не все, Первый. В свое время известный вам человек по имени Профес предупредил нас о возможности вторжения из его мира или аналогичного ему, а также посоветовал принять некоторые меры.
  Взгляд Тофара сделался острым, как иголки кактусов из Заокеании. Первый ни на секунду не подумал, что эти предупреждения были оставлены без внимания.
  - Изложите подробности, будьте так добры.
  Слово взял Сарат. Он изложил детали установления контакта с технологическим миром, а также историю усовершенствований оружия и тактики Маэры, появивишихся вследствие этого контакта.
  - Что вы хотите от меня?
  - Те, кто ведет сейчас разведку в землях драконов, этим не ограничатся. Наверняка у них имеется что-то более могущественное, чем этот... механизм. В части переноски грузов и перевозки людей по воздуху. Есть основания для вывода: Великий океан для них не препятствие. Если очень кратко: требуется сотрудничество.
  - А если не кратко?
  - У нас список предложений, - с этими словами Сарат протянул хозяину кабинета три листа.
  Чтение не потребовало большого времени. Зато обдумывание несколько затянулось. Потом Первый извлек перья с чернилами красного, синего и зеленого цветов. Эти принадлежности были дорогими и статусными, но глава Академии мог себе их позволить.
  Тофар начал делать пометки. Закончив, он поднял глаза на посетителей.
  - Зеленым отмечено, что я могу предоставить своей властью. Синим - на них нужно одобрение Академии. Уверен, что получу его, но без этой формальности обойтись нельзя. Очередное заседание - через три дня. Красным отмечено то, чего у нас нет. Такие кристаллы, возможно, удастся найти к моменту... когда они понадобятся, но, сами понимаете, гарантий никаких.
  Разумеется, довод оказался понятен.
  - И кое-что я оставил без пометок, - продолжил Первый нарочито невозмутимым тоном, тыча пальцем в текст. - Такое может понадобиться только в одном случае: если вы надумали пустить в ход магию смерти.
  - Еще не надумали, глубокочтимый Тофар, - твердо ответил Сарат. - Но не могу исключить этот вариант. Разумеется, я сделаю все возможное, чтобы обойтись без него.
  Моана ничего не сказала, но выражение ее лица ясно выразило, что с этим утверждениями она солидарна - и не по причине родственных связей.
  - А теперь, с вашего позволения, поговорим о стратегии, - продолжил Первый академик. Про себя Сарат отметил, что тон голоса хозяина кабинета смягчился. Пожалуй, сейчас его можно было бы назвать любезным. - я счастлив буду выслушать ваши предложения.
  Глава Заокеании прочистил горло.
  - Прежде всего, разумеется, информация. Нам обязательно нужно знать о пришельцах как можно больше.
  Тезис был настолько тривиален, что в обсуждении не нуждался.
  - В этом мы рассчитываем на помощь драконов. Справедливости ради надо отметить: там, где... э-э-э... чужеродный летающий объект был замечен, драконьих поселений нет. Имею в виду: вблизи нет, они на расстоянии чуть менее сотни миль. Для дракона это не расстояние. Считаю нужным сбить хотя бы одного... этого. Предпочтительно так, чтобы он сам не заметил, кто или что нанесло удар. Наши механики смогут - я надеюсь на это - понять те принципы, на которых он летает. Дракон, обнаруживший этого разведчика, отметил существование в нем небольших по интенсивности полей электричества, а также более сильных полей воздуха с острой локализацией. Первые не могут быть причиной полета. Однако из лекций Професа известно, что таковые в его мире используют для управления. Но и вторые, судя по описанию, являются скорее следствием работы механизма, чем, например, воздействия кристалла. Наши механики постараются что-то узнать, исследуя сбитый объект...
  - Думаю, что представитель нашей Гильдии механиков мог бы оказать в этом большую помощь, - перебил Тофар.
  - Полностью с вами согласен. Но считаю целесообразным добираться до драконов через наши края. Напоминаю: между нашими столицами самолеты летают регулярно.
  
  Соображение было принято во внимание.
  - Далее: разведка драконов могла бы попытаться определить ту точку, из которой вылетают механизмы. Иначе говоря, местонахождение портала.
  Моана вскинула палец кверху.
  - Вношу поправку. Правильно ли я поняла, что портал предполагается, во-первых, неподвижным, во-вторых, единственным?
  Сарат сделал мысленный выговор сам себе: жена попала в точку.
  - В нашей практике было доказано: портал можно сдвигать на небольшое расстояние, но это требует длительной работы: сначала расчетов, а потом переналадки структуры заклинания. Пока нет соображений, по которым уже налаженный портал следует сдвигать. Что же касается множественных порталов, то сведений об этом нет. Однако есть основания полагать, что создание портала - дело не только длительное, но и дорогое. Пока и поскольку не доказано обратное, предлагаю считать его единственным.
  Такой осторожный подход был поддержан кивками.
  - Еще один важный момент: величина портала и длительность его работы или, если хотите, устойчивость. Как вы понимаете, эти параметры весьма важны, ибо они определяют транспортные возможности тех... из другого мира. И вот тут драконы сходу помочь не смогут. Больше скажу: наши специалисты не занимались этими вопросами. Мы не можем даже обнаружить открытие портала или его закрытие. Хотя теоретические основы мы имеем, но они применимы лишь к нашим порталам. Полагаю, что возможно обнаружение портала на расстоянии. По крайней мере, я представляю способы. После изготовления амулетов драконы могли бы помочь. Намного хуже обстоит дело с определением размера портала. В этой области мы не имеем даже теории. Но вести работу абсолютно необходимо. Если портал будет размером с человека, то есть вероятность полноценного вторжения.
  - Допустим, люди оттуда появятся. Как насчет переговоров?
  - Понадобятся маги разума. Язык, сами понимаете.
  Моана качнула челкой:
  - Поправка. Если вторжение и в самом деле из мира Професа, то мы знаем, по меньшей мере, четыре языка оттуда. Моя ученица их освоила. Между прочим, она уже доктор магии жизни.
  - Вот именно, 'если', - мягко возразил Первый.
  - Но исключать эту возможность нельзя, - ласково улыбнулась глубокочтимая.
  - Одну минуту. Вы хотите сказать, только она владеет этими языками?
  - Не только. Ее муж из того же мира, что и Профес. Его родной язык тот же. Еще тремя языками его снабдила супруга. Но он всего лишь бакалавр-универсал. Русский язык знает уважаемая Ханата, она книгоиздатель; также лейтенант Малах и полковник Тарек из Заокеании. Так что предвижу, что участие моей ученицы на определенном этапе может стать необходимым.
  Это тоже было очевидным.
   Правда, Моана не упомянула унтер-офицера Синякова, который попал на Маэру из того же времени, что и Неболтай, однако знал только русский, а маэрский - с грехом пополам. Но тот был негатором, и магическое освоение чужих языков для него было невозможно.
  Тофару в свое время пришлось выполнять задачи боевого мага, и память его не подводила.
  - Вот что еще предполагается существенным: связь и координация.
  Лицо Сарата ощутимо помрачнело.
  - Вот тут как раз будут трудности.
  - Это почему? - удивился Первый академик. - У вас, Моана, ведь есть амулеты радиомагии, не так ли?
  - Профес об этом предупреждал. В его мире сообщения, передаваемые с помощью радиомагии, легко перехватываются.
  - Но ведь они не знают языка!
  - Не исключаю, что знания они могли получить от Професа, хотя, признаю, это маловероятно. Но есть куда более вероятная угроза: в этом мире имеется возможность записи перехваченных сообщений и анализа таковых. При достаточно большом объеме есть возможность изучить наш язык, пусть и не сразу.
  - Так что только самолеты?
  - Если речь идет о малых расстояниях, то хорошо должны работать кристаллы связи. Профес в свое время утверждал, что ничего даже похожего в том мире нет. А если связь между континентами, то да, лишь самолеты.
  - Тогда, как понимаю, первоочередным делом выглядит посылка группы от вас, Сарат, к драконам.
  - С вашего позволения, Тофар, желательно участие магистра Гарлена. Наши теоретики его высоко ценят.
  - Это легко устроить.
  - В группе обязательно должен быть приличный маг жизни.
  - Почему вы так считаете, Моана?
  - У драконов эта специализация развита весьма слабо. Если будут боестолкновения, то этот маг мог бы помочь. Заодно укрепление отношений, знаете ли.
  - Идея привлечения Мариэлы мне не нравится, - качнул головой Сарат. - У нее двое маленьких детей.
  - Думаю, это рабочий момент. Уверен, что кого-то вы найдете, - Первый подкрепил слова небрежным движеннием кисти.
  - Еще один момент, Первый. Повелители моря.
  Тофар откровенно удивился:
  - Вы ожидаете появления портала на их островах?
  - Полагаю это маловероятным. Площадь их владений по сравнению с континентами - сами знаете, ничтожная доля. Но я бы попросил вождей всех пяти островов сообщать нам о необычных летающих механизмах или кораблях. Конечно, заранее разъяснить, что к нам они не имеют никакого отношения. И предупредить, чтобы не атаковали, а лишь наблюдали. А если кто-то из вождей спросит о подробностях - отговориться тем, что мы и сами почти ничего не знаем. Кстати, это чистая правда.
  - Принято. Сколько помню, ближайший рейс на Буку будет через пять дней. С ним я и отправлю группу. А следующим рейсом пойдут кристаллы, что вы запросили.
  - Благодарю за содействие, Первый.
  - Не стоит благодарности, глубокочтимый Сарат. В данный момент я действую в интересах Академии точно так же, как и в ваших.
  - Сам я вылечу специальным рейсом завтра утром. Все собранные сведения пойдут через мою жену, если не возражаете.
  - Совсем не возражаю. Я сам хотел это предложить. Всего вам пресветлого.
  - И вам.
  Мысли участников закончившегося совещания были различными. Тофар подумал, что эта новость поможет укрепить его позиции. Моана вспомнила, что в свое время Профес отличался непредсказуемостью и с тревогой подумала, что выходцы из его мира (если то были они) могут отличаться тем же свойством. Сарат подумал, что уж остаток дня он может позволить себе отдых с женой и детьми, а также внуками.
  
  
  
Глава 6

  
  Сказался недостаток опыта.
  Ни Шмелев, ни Шапиро не предполагали, что разбор полетов будет настолько долгим. Что копию записи затребовали наверх - это было насквозь понятно. Но для ее анализа привлекли совсем уж сторонних специалистов, и это заняло чуть ли не полную неделю. Разумеется, копия отчета попала в руки разработчикам. Чтение этого документа оказалось, по меньшей мере, интересным.
  Огонь из стрелкового оружия был сочтен крайне маловероятной причиной гибели разведывательного аппарата. Беспилотник шел на высоте тысяча семьсот футов; с такого расстояния из автомата Калашникова или винтовки М-16 еще можно бы кое-как попасть в наземную мишень соответствующего размера, но уж в летающую... нет-нет, увольте. Разве что огонь открыло бы целое отделение, но таковое наверняка было бы замечено - конечно, если это не войска специального назначения, умеющие прятаться.
  Пулемет, а особенно крупнокалиберный, мог бы сбить беспилотник, но стрельба по летящей цели становится намного более эффективной при использовании трассирующих боеприпасов. Однако трасс не было видно. Попадание же с первой очереди... ну, возможно, конечно, но опять же маловероятно. Был еще один противопулеметный довод. Мгновенно уничтожить легкий беспилотник одной пулей можно, но только если попасть точно в батарею. Вывод из строя одного винта или даже одного двигателя приводит к крену с разворотом, но их-то на записи не было! И попадание в винтомоторную группу отличалось большей вероятностью, чем в батарею. Если бы пуля попала в объектив камеры, то диагностическая система немедленно дала бы соответствующий сигнал в эфир - а такового не было. По совокупности доводов пулемет также признали маловероятным оружием.
  Двое экспертов выдали идею, что беспилотник был сбит снарядом более крупного калибра с наведением от радара - на миллиметровых волнах, понятно, иначе беспилотник, сделанный почти целиком из пластика, было вообще не увидеть. Подтвердить это умозаключение не представилось возможным: на беспилотнике не было никакого датчика радарного излучения. Эксперты это знали, а потому вывод так и остался без каких-либо серьезных обоснований.
  Дочитав до этого места, Шмелев хмыкнул и выдал вслух еще одну идею:
  - А что, если рядом случился летающий динозавр? Вполне себе мог сбить. За дичь этот аппаратик не принять, понятно, но представь себе ситуацию. Летит этакое незнакомое в сторону гнезда. Возможно, оно враждебно настроено. Дело не хитрое: влепить разок лапой или хвостом.
  - Но эксперты не знали о динозаврах, - возразил Шапиро.
  - Зато мы знаем.
  - Уверен, что микробосс тоже додумается до такой мысли.
  - Ладно, посмотрим, что там дальше.
  Дальше следовал вывод: причину гибели аппарата установить на имеющемся материале невозможно.
  Следующая часть отчета содержала предполагаемые контрмеры. Наиболее простой виделся обзор наземных целей на триста шестьдесят градусов. Также эксперты предложили отслеживать возможность атаки сверху, тем более, что грузоподъемности у беспилотника хватало.
  Второй вариант также виделся вполне реализуемым: запускать сразу два беспилотника, второй следует за первым на расстоянии не менее полутора тысяч футов с превышением по высоте в тысячу футов. Задача того оператора, что должен был управлять вторым, вообще виделась синекурой: следование за первым могло осуществляться автоматически, а переход на ручное управление предполагался только в случае нештатной ситуации.
  - Проблема лишь в том, что второй пилот все же понадобится, -откомментировал Михаил, - а вторая машина у нас уже есть.
  - У нас и второй пилот имеется, и третий тоже, и еще будут, если директор примет решение о расширении круга допущенных.
  - Не все тебе гадалкой работать, дай я тоже попробую. Бен даст 'добро' на расширение, если тех двух собьют.
  - Положим, он даст разрешение, если вдруг на видео покажутся злобные дикари, все в перьях, боевой раскраске и со 'Стингерами'.
  - Или с 'Иглами'11 .
  - Надеюсь, ты не всерьез?
  - Надейся. А вообще-то 'Стингеры' наших птичек вообще заметить не могут. Тепловое излучение у них сам понимаешь, какое.
  - В любом случае нам придется сидеть тихо и ждать.
  - А если наземную разведку? Наша черепашка до реки дойдет.
  - Она-то дойдет, да связь с ней потеряется. Высота у нее - помнишь какая? Хотя можно пронести через портал мачту связи, вот тогда...
  - И ничего тогда не будет. Мачта очень уж бросается в глаза. Даже Чарли не согласится, об остальных и вовсе молчу.
  - А не торопись. Я попробую закинуть удочку.
  
  Пассажир самолета, летевшего на запад через Великий океан, не терял времени даром. Сарат (именно он и был тем пассажиром) задействовал складной, но вполне пригодный для работы столик и принялся думать, покусывать перо и заносить умные - а кто в этом сомневался? - мысли на бумагу.
  По прибытии деятельность высокопочтенного развилась до столь высокого уровня, что затраченной энергии вполне хватило бы на корабль океанского класса. И первым делом он созвал группу специалистов по порталам. Да, именно группу, а руководителем ее был не кто иной, как магистр Тифор-арз. Если быть точным, пока еще магистр. Собственно, докторская уже была написана, оформлена и даже сдана в Совет. Мало того: она была одобрена к защите. Но именно на эту почти что формальную процедуру отчаянно не хватало времени.
  Для начала Сарат выдал нужную информацию собравшейся группе, в которую входили помимо самого Тифора два лиценциата, один из которых был мужского, а другой женского пола.
  - Ставлю вас в известность, дама и господа: к вам вскоре присоединится магистр Гарлен. Он универсал, теоретик.
  Двое младших никак не отреагировали просто по недостатку эрудиции, ибо до сего дня не изучали научные труды из Хорумского университета - а именно там подвизался и публиковался упомянутый Гарлен. Тифор отличался лучшей проработкой литературных источников, а потому одобрительно кивнул.
  - Далее, - продолжил Сарат, - нам предстоит решить несколько практических задач, касающихся порталов. Первая из них: обнаружение возникших порталов.
   Не иначе, нахальство лиценциаты унаследовали от старшего товарища. Ничем другим не объяснить тот факт, что кандидат в академики был перебит:
  - Так это теоретически давно уж проработано. Практически то же заклинание, что и на открыватель портала, отличающееся тем, что...
  - Я не сомневался в том, что вы читали том третий 'Теоретической магии'. Не исключаю, что вы и усвоили кое-что, иначе провалили бы лиценциатский экзамен. Но с вашего любезного разрешения, я договорю...
  Что ни говори, а опытный наставник просто обязан уметь ставить на место зарвавшихся учеников.
  - ...вторая же состоит в определении направления, где этот портал находится, - тут старший в чине обвел взглядом притихших подчиненных. - Что, идеи не находятся сходу? Обратите внимание, что весьма почтенный Тифор чуть улыбается. Вы угадали верно, он уже знает, как ее решать, ибо эта проблема как раз магистерского уровня. Но это не все. Третья задача - оценка размера портала.
  Лиценциаты отчетливо нахмурились, а на губах Тифора мелькнула еще одна снисходительная усмешка.
  - Но и это не все.
  Последовала отточенная многолетним опытом лекторская пауза.
  - Вот почему нам все это понадобилось...
  Сообщение о прорыве из другого мира произвело именно то впечатление, на которое рассчитывал Сарат.
  Некоторое время нависало молчание. Типичная южанка (сиречь жгучая брюнетка) Маррьям глядела расширенными глазами, не осмеливаясь моргнуть. Потом она нерешительно подняла палец.
  - Нам предстоит лететь к драконам?
  Наставник поколебался.
  - Вообще-то да. Но для начала мы дождемся магистра Гарлена. Это, скажем, пять дней. Кроме того, за оставшееся время вы справитесь с поставленными теоретическими задачами, разберетесь с кристаллами. Да, вот еще. За все время пребывания на южном материке будет идти двойное жалование.
  Что до распоряжения расколоть теоретические проблемы, то оно, без сомнений, было высказано в полемическом задоре или даже в легком помрачении рассудка. Проблемы были не на пять дней. Однако наставник был реалистом, а потому предпочитал требовать от учеников невозможное.
  - Все всё уяснили? Отлично. Вы, Бьорх и Маррьям, свободны, а вас, Тифор, попрошу остаться.
  Магистр-универсал скорчил самую непроницаемую физиономию.
   Хозяин кабинета подождал, пока за лиценциатами захлопнулась дверь и перешел на 'ты'.
  - Понадобится твоя помощь вот какого сорта. Нам нужен портал в то время, где можно найти Професа. Это раз. Второе: понадобится возможность перемещать портал в том мире.
  - На вторую задачу уже нащупаны пути, просто я ей в последнее время не занимался. Что до первой... - тут рыжий теоретик задумался и по старой привычке запустил пальцы в шевелюру, - ...э-э-э... надо полагать, у тебя есть что-то, верно?
  - Ты догадался правильно. Кое-что имеется. Помнится, когда в последний раз большой портал открыли, ты так радовался возможности сбежать из мира Земли, что даже не прикинул интегральную энергию остаточных магополей по Ромену. А вот я не поленился.
  Упрек в лености был не вполне обоснованным. Тифор вовсе не был склонен к этому пороку, просто его система приоритетов в делах не всего совпадала с таковой у наставников и начальства. Правду сказать, обычно она отличалась кардинально.
  - И?
  - На повторное открытие портала ушло намного меньше энергии, чем на первое. Почти на порядок.
  - Выходит портал обладает памятью?
  - Выходит.
  Магистр чуть призадумался и высказал суждение:
  - Это ж по скольким параметрам учинять проверку! И Темному не пожелал бы такой работы. Нудно до предела.
  - Так ты ж прямо доктор магии по части экономии усилий. Вот и примени.
  - Кстати о моей диссертации. А?
  - Извини, но не время. Имею в виду, ты будешь очень крепко занят. Утешься: не ты один.
  Тифор проявил отменную проницательность:
  - Малаха собираешься привлечь?
  - Не только. Сразу после тебя ко мне подойдут. На юг полетит большая группа, но ты присоединишься, как думаю, позднее.
  - Э-кхем. Ладно. Расставь приоритеты.
  - Прежде всего прочего - работа твоих оболтусов12. Ты их куратор.
  - Должны сами справиться. Задачи по уровню.
  - Так я про то и говорю. Тебе останется лишь выловить ошибки. А там приедет Гарлен...
  - ...и мне с ним заняться... угу, понял.
  - Ладно, иди уж, мне тут еще потрудиться надо.
  
  Тот, кто не был коротко знаком с зашедшим в кабинет полковником Тареком и с кандидатом в академики Саратом, наверняка бы удивился. Хозяин встал из-за стола и поздоровался первым, хотя в маэрской иерархии этот гость должен был числиться намного ниже хотя бы уж по причине отсутствия магического ранга. Но высокопочтенный не был формалистом.
  Вместе с полковником в высокопоставленный кабинет вошел лейтенант Малах.
  Офицеры не утрудили себя вопросами. Они просто подождали. И ответ последовал:
  - Друзья, у нас прорыв из другого мира. Возможно, это мир Професа, но не исключен и другой технологический мир.
  Тарек превосходно помнил обстоятельства появления в Маэре человека из чужого мира и потому спросил лишь:
  - Кто он?
  - Не кто, а что. Механический разведчик летал над территорией драконов.
  Полковник ни в малейшей степени не удивился. Сарат это заметил:
  - Ты предполагал?
  - Профес в частном разговоре упомянул мне такую возможность. Я запомнил.
  - Тогда вы оба уже поняли и то, что в те края придется лететь. Причем группой. Присоединюсь к вам чуть позднее.
  Палец поднял Малах. Он не заканчивал университет, но кое-какие студенческие обычаи знал: все же за плечами у лейтенанта были офицерские курсы.
  - Если предусматривается рекогносцировка отряда вторжения силами драконов, то для них понадобится защита, - тут лейтенант заметил, что хозяин кабинета не понял мысль, и выдал пояснения, - имею в виду противопулевой щит, такой же, как для нас сделали на Земле.
  Отдать должное Сарату: он, хотя и был штатским, мгновенно ухватил суть предложения и тут же принялся выдавать детали:
  - Нам понадобятся хорошие кристаллы пирита. У драконов наверняка что-то в этом роде имеется, но на них полностью полагаться нельзя. У Сафара есть запас, сколько помню. В группу придется включить Шахура.
  Последний был не просто доктором со специализацией в телемагии. Он также обладал громадным опытом создания магических щитов против стрелкового оружия. Эта кандидатура возражений ни у кого не вызвала.
  - И еще хочу подключить Тихона, - добавил Малах.
  Сарат предвидел это предложение. Тихон Неболтай, донской казак, бывший хорунжий пластунов еще до своей женитьбы на маге жизни Мариэле проявил магические способности. Уехав вместе с молодой женой на ее родину, он очень скоро поступил в университет, стал бакалавром и... ушел на военную службу. Будучи гибкого ума, казак предложил соединить несоединимое: принять в разведку магов с заведомо слабыми способностями. Предполагалось, что даже такие личности могут преуспеть там, где никогда не бывало магов.
  Те бакалавры, которым сделали это предложение, не могли от него отказаться. Для них перспективы чисто магической работы были удручающие: даже старательным выпускникам до конца жизни предстояло оставаться бакалаврами с более чем скромным доходом.
  Неболтай взялся за дело рьяно. Он убедил начальство, что его подчиненным (и ему самому) нужны уроки телемагии от драконов - и все отправились на обучение к Тарроту, которого Неболтай хорошо знал еще со времен пребывания маэрцев в мире Земли. Крылатый наставник сразу же заявил, что из людей драконов нипочем не сделать, но казак по старой дружбе убедил Таррота, что даже скромные умения много лучше, чем никакие. Кроме того, от учеников и не требовалось освоить полеты в драконьем смысле слова. Бакалавры-разведчики, применяя телемагию, должны были быстро и бесшумно перемещать себя и груз, выбивать оружие из рук противника, а при случае приложить врага о землю или о что-нибудь еще, столь же неподатливое. Позже наставник признал, что человеческие ученики не уступают дракончикам в старательности.
  Но при всех достоинствах у Тихона Неболтая был неустранимый недостаток, который и был озвучен Тареком:
  - Малах, ты докладывал, что Тихон из того же мира, что и Профес, но из другого времени, то есть родился намного раньше. Так?
  - Так.
  - Ну вот, вы наверняка и сами заметили, что в части всякой машинерии он сильно уступает Професу.
  - У того было особенное университетское образование, - вступился за друга Сарат.
  - Я и не отрицаю, - настаивал Тарек, - Тихон тоже его получил, но в маэрском университете и не техническое. Пусть даже он говорит языком образованного человека, но вот технические знания...
  - Мои работают над тем, как связаться с Професом, - тут было некоторое преувеличение; работы предполагались, но еще не начались, - а пока его нет, пусть будет Тихон. За вами списки. Люди, оружие, приспособления. Короче, все, что сочтете нужным. Вычеркнуть мы всегда успеем.
  - Сразу скажу: наши собаки не повредят. Пару взять.
  Псов этой породы в свое время вывезли из восточного материка. И там, и в Заокеании они были помощниками егерей и пограничников. Эти зверюги весили не меньше двухсот маэрских фунтов (а то и все триста), были отменными сторожами, хорошо шли по следу, и, главное, отличались прекрасной обучаемостью.
  - Поддерживаю. Правда, не уверен, что их удастся переправить первым рейсом.
  
  - А давай поспорим!
  - А давай!
  - Пиво?
  - Идет. Какое, сколько?
  - Видел я тут в продаже бочонок 'хайнекена'.
  Михаил имел в виду металлическую емкость, а не настоящий деревянный бочонок.
  - А сколько в нем?
  - Э... ну, литров пять, что ли.
  - Добро, Иришка ничего против него не скажет.
  - А если его не случится в продаже?
  - Ну, дюжину 'гиннесса'.
  - По рукам.
  Предмет спора заключался в будущем решении директора. Саша утверждал, что после доклада Бен согласится на расширение круга посвященных и соответствующее увеличение финансирования. Миша пребывал в убеждении, что разведка продолжится силами двух беспилотников без добавления персонала.
  Народная мудрость утверждает, что из двух спорящих один - простак, а второй - прохиндей. Однако именно в данном случае народ оскандалился: Чарли довел до сведения заинтересованных граждан, что разведка продолжится силами лишь одного беспилотника. Второй же будет переоборудован на наблюдение во всей сфере. Причины такого решения упомянуты не были.
  Пиво, разумеется, купили, но вскладчину. Приз был выпит у Шмелевых. В проигрыше осталась Лиза Шапиро: ей пришлось лишь закусывать, а потом везти домой не вполне трезвого мужа.
  Но полеты сразу не возобновили. Понимая, что при полете вдоль реки связь с беспилотником обязательно прервется, аппарату задали полуавтономный режим полета: до реки оператор работал сам, а при дальнейшем полете вдоль реки штурманскую работу выполнял процессор.
  Анализ полученных данных потребовал порядочное время. Но оба исследователя, не сговариваясь, сочли, что зрелище того стоило.
  - Ну прямо парк Серенгети! - восклицал Саша, который там никогда не бывал.
  - Мегатерий! Живой!
  - Нет, ты погляди: кошка с котятами!
  - Стой. Дай разглядеть.
  Расстояние было не из малых, но превосходная оптика приблизила изображение. Саблезубая маменька лежала на пригорке, а рядом резвились пятнистые детки, играя родительским хвостом. Беспилотник уже улетал с этого места, когда громадная кошка вдруг напряглась, привстала и, очевидно, зарычала, хотя звука, разумеется, слышно не было.
  - Учуяла хищника, похоже. Интересно, какого?
  - Может быть, даже и не столь большого, но опасного для детенышей.
  - Выходит, и у смилодонов есть враги?
  Однако на видео подозреваемый так и не появился, что, по мнению Шмелева, доказывало: врага обнаружили именно по запаху.
  На поиски разумной жизни был убит целый рабочий день - совершенно безрезультатно.
  
  Посещение бейсбольного матча не является сколько-нибудь предосудительным в глазах любого адекватного американца.
  Директор Лаборатории Военно-морского флота США Бенджамин Стоун именно это и сделал. Мало того: билеты за себя и свою жену Мэри-Энн он оплатил из своего кармана до последнего цента.
  Правда, билеты на весьма интересный матч (можно сказать, решающую игру чемпионата) ему достал Рокки, бывший сослуживец, а ныне лоббист крупной фирмы, занимающейся изготовлением разных штук, полезных для флота. Обычно билеты на подобный матч удается заполучить с трехкратной переплатой, а вот Рокки подсказал, как можно их купить за номинал. Директору стоило лишь позвонить в билетную контору и назвать себя. Сотрудница заверила болельщика, что с радостью продаст два билета и даже готова отложить их, а мистер Стоун может подъехать и сегодня же забрать покупку. Оплата допускается в любой форме, исключая электронный платеж.
  Рокки, движимый скромностью, не упомянул, во сколько обошлись билеты для него самого и супруги, когда он их выкупил в той же билетной конторе.
  Матч проходил напряженно. Болельщики охали, ахали и хватались за сотовые телефоны. И тут произошло то, чего обычно ждут неделями. Отбивающий необыкновенно удачно взмахнул битой. Тяжелый бейсбольный мячик улетел аж за пределы стадиона. Трибуны взорвались ревом. Счастливый игрок нарочито неспешно положил биту на землю и мелкой трусцой побежал по базам. По дороге он, наглец, даже остановился и изобразил некое подобие победного танца.
  Человеческая мысль ходит иной раз самыми причудливыми путями. Директор, увидев эту пляску, вдруг обратился к жене Рокки, воспользовавшись небольшим перерывом в игре:
  - Тинни, вы ведь биолог. Скажите, птицы танцуют?
  - О да, это известный факт. Могу показать... - Женщина резво пробежалась пальчиками по экрану сотового телефона. - ...танец журавлей.
  Видео из Интернета не настолько заинтересовало Бена, чтобы просмотреть клип до конца.
  - Это на земле. А в воздухе?
  Тинни чуть помедлила.
  - В воздухе? Готова поискать для вас... вот. Скворцы.
  Некоторое время оба всматривались.
  - Ну да, вижу. Это стая. А пары в воздухе танцуют?
  - Поглядим... нашла. Хотите посмотреть?
  На этот раз любопытный государственный служащий глазел, не отрываясь.
  - Кажется, теперь понимаю.
  Это было правдой. Бен и в самом деле понял, чем его привлек воздушный танец разноцветных динозавров.
  - Эгей, народ, они снова начинают.
  И эта четверка зрителей вернулась к бейсбольным перипетиям.
  
  
  
Глава 7

  
  Не будет преувеличением сказать, что в поселении Паррана группу терпеливо ждали. Возможно, даже нетерпеливо ждали - насколько это слово вообще применимо к драконам.
  Группа состояла из Сарата (он был главным, понятно), Шахура, Тарека, Малаха и механика Хорота. Последний считался непревзойденным специалистом по хитрым механизмам.
  Встречал самолет сам Главный поселения темно-фиолетовый Бррен. Он был не один, а со свитой, и на дипломатическом языке это означало, что визиту придается большое значение. Состав свиты тоже значил многое.
  Сарат сразу же отметил знакомых: личную помощницу Главного Туррну с чешуей шафранного цвета, старого знакомца по экспедиции на Землю медночешуйчатого Таррота (тот стоял в сторонке, но чуть опустил гребень в знак приветствия) и золотистого Каррила, который, по мнению Сарата, отвечал за военные дела. Но были и незнакомые.
  Первым делом люди и драконы были представлены друг другу. Говорили, разумеется, на языке Древних: все члены человеческой делегации изучили его заранее.
  Свита тут же и пригодилась в самом что ни на есть утилитарном смысле: драконы дружно подняли телемагией привезенные людьми тюки, мешки и коробки. Все это бодро потащили в сторону поселения. По старому опыту Сарат знал, что у крылатых есть гостевые помещения.
  Человеческой делегации любезно предложили отдохнуть с дороги, но Сарат, пользуясь своими полномочиями, разрешил это лишь троим летчикам. Сам же он со всеми остальными предложил не терять времени.
  Драконов не пришлось долго уговаривать.
  - Вот.
  На каменный стол легло нечто никем из людей ранее не виданное. Хорот непроизвольно дернул рукой в стремлении цапнуть и, конечно, разобрать на мелкие части. К чести механика будь сказано: он с некоторым усилием подавил в себе это желание.
  - Для начала мы хотели бы выслушать факты.
  Главный бросил быстрый взгляд на дракона с чешуей насыщенно синего цвета и произнес:
  - Наш специалист в магии воздуха Гиррд поведает всю историю.
  Воздушник утвердительно наклонил гребень и начал:
  - Все началось с того, что...
  Для драконов рассказ не являлся чем-то новым. Люди, натурально, слушали с предельным вниманием.
  Синему Гиррду с очевидностью здорово везло. Сначала он увидел летательный механизм. После этого Бррен приказал патрулировать воздушное пространство и отрядил на это нескольких воинов, но именно Гиррд во время своего полета обнаружил такой же механизм во второй раз и проследил его с высоты вплоть до места, где тот необъяснимым образом исчез. Правда, дракон не решился снизиться, но уж местоположение он запомнил так, что без труда нашел бы его в любой момент, даже в темное время суток. Надо заметить, что в полной темноте драконы столь же слепы, как и люди, а вот сумеречное зрение у них намного лучше. Разумеется, Каррил по поручению Бррена тут же организовал круглосуточное наблюдение за этим местом - издали, конечно.
  Расчет оправдался. Везучим патрульным оказался тот же Гиррд. Находясь на высоте шесть тысяч ярдов, он увидел вылет все того же механизма. Помня приказ о сбивании, Гиррд сначала вознамерился пусть в дело 'Молнию', но потом подумал, что коль скоро магия электричества уже присутствует, то может получиться нежелательное взаимодействие полей. Не будучи силен в этом разделе магии, дракон решил, что предугадать последствия не в его возможностях, и счел нужным действовать 'Ледяной иглой'. Держась на сто ярдов выше и аккуратно уравняв скорость с пришельцем, Гиррд хлестнул ледяным снарядом, нацелив его в центр незнакомого механизма. Четыре детали все еще продолжали вращаться, но аппарат стал стремительно терять высоту. Гиррд сблизился на совсем уж малое расстояние и убедился, что поля электричества пропали. Естественным выводом было: пришелец полностью выведен из строя. Дракон подхватил механизм телемагией и полетел к своим.
  Сарат принялся командовать:
  - Шахур, на тебе щиты от пуль. Тарек, Малах - вам поручается найти портал на карте (если таковые есть) и оценить подходы. Также на вас организовать наш лагерь вблизи. Палатка у нас есть, но лучше пещера, чтобы затруднить обнаружение с воздуха. Хорот, ты обследуешь механизм, а я буду тебе помогать. Вас же, мудрый Бррен, я попрошу выделить на каждую группу не меньше одного дракона, дабы координировать наши изыскания. Мы, разумеется, не отказались бы от помощи мага земли для устройства пещеры. Если имеются вопросы, предложения или пожелания, мы охотно выслушаем.
  Последовали кивки. Всем присутствующим было ясно положение дел.
  И тут же начались вопросы.
  
  Если даже у начальника сектора Лаборатории Военно-морского флота были обширные связи, то вы можете себе представить, сколько полезных и очень полезных знакомств у директора той же лаборатории? Не можете? Вот и мы не можем. Но уж поверьте: много и даже очень много.
  На этот раз на встречу был приглашен бывший пилот-истребитель морской авиации, а ныне начальник отдела в Министерстве военно-морского флота Эдвард Макферсон.
  Преамбула была короткой:
  - Тед, нужна твоя консультация как пилота. Именно как пилота. Что ты скажешь об этом клипе?
  Подполковник в отставке уже давно усвоил, что сбор фактов предшествует выводам, а отнюдь не наоборот. Поэтому в процессе демонстрации видеофайла он не проронил ни слова.
  - Что тебе сказать, Бен? Мультипликация настолько хороша, что я бы принял ее за реальную съемку.
  Директор вежливо улыбнулся. Макферсон продолжил:
  - Как пилот скажу тебе: сильно смахивает на первую серию 'Звездных войн'. Маневрируют они очень похоже и столь же неправдоподобно, особенно в атмосфере. Точнее сказать... - тут опытный летчик замедлился, тщательно подбирая слова, - ...примерно пятьдесят процентов фигур высшего пилотажа, что эти два динозавра описывали, реальные. Имею в виду, работа крыльев и хвоста прорисована грамотно. Хвост у них ведь рулит, верно? Но оставшаяся половина маневров... хм... создает впечатление, что у этих зверей внутри гравитационный двигатель. Во всяком случае, законы тяготения и аэродинамики они нарушают направо и налево. Впрочем, если надо, могу составить список моментов, абсолютно неправдоподобных с точки зрения летчика. Но для этого мне надо подробно изучить клип.
  - Нет нужды. Ты хочешь сказать, Тед, что для Голливуда это прошло бы?
  Бывший пилот чуть не расхохотался в голос.
  - Бен, ты меня с кем-то путаешь. Я ведь не продюсер...
  - Я так и думал, старый летун, - прервал директор. - Не знаю, пойдет ли это на киностудию, но прошу помалкивать о том, что ты видел. И спасибо за квалифицированный отзыв. Я так и знал, что ты специалист.
  - О чем разговор, Бен?! Ты уж меня за полного идиота не держи.
  Уже выйдя из кабинета директора, Макферсон подумал, что такие компьютерные рисовальщики в рекламе и вправду не нуждаются. Он прекрасно помнил те, давние 'Звездные войны'. Нет, тогдашние комбинированные съемки нынешним и в подметки не годились.
  
  Быстрее всех справился со своей работой бывший командир разведвзвода, а ныне полковник Тарек. Правда, карта у драконов была весьма приблизительной, но даже с такой мгновенно стало ясно: идти пешком до предполагаемого портала нерационально, чтобы не сказать сильнее. Тут же сложился план: воспользоваться водным путем. И двое офицеров стали прикидывать варианты.
  У Шахура дело пошло почти столь же быстро. Правда, особопочтенный воспользовался своими же старыми наработками: щитом от пуль, что был создан на человека. Кроме того, в распоряжении глубокочтимого доктора магии были отличные кристаллы пирита- не хуже, а то и лучше, чем те, которые были предложены драконами. Некоторое сомнение вызвала драконья чешуя: обладая магическими свойствами, она могла нежелательным образом взаимодействовать с наложенными полями телемагии, но тут уж уверенно высказался Таррот:
  - Шахур, все драконы летают с применением телемагии. Неужели вы думаете, что чешуя хоть как-то нам в этом мешает?
  Возразить было нечего. И уже через день после прибытия Шахур с чистой совестью рапортовал:
  - Вот. Амулет защиты от пуль, поможет и от 'воздушного кулака'. Правда, я не знаю, какие характеристики пуль, которые может использовать потенциальный неприятель, но от нашей крупнокалиберной скорострелки точно защитит. Ну, правда, в воздухе может отшвырнуть ярдов этак на пяток, но ведь это не смертельно, верно?
  Ради поднятия авторитета Сарат обращался к старому другу на 'вы':
  - Шахур, таких щитов нам может потребоваться не один, а, самое меньшее пять. Хочу сказать, на пять драконов. Вашей группе придется этим заняться.
  - Да хоть пятьдесят! Вижу лишь одно препятствие: хорошо бы испытать их, а у нас этого оружия при себе нет.
  Это было правдой: в качестве оружия захватили пистолеты с глушителем и самозарядные винтовки на каждого из людей, взяли также скорострелку винтовочного калибра с соответствующим запасом пуль и магазинов. Но ничего более мощного не брали.
  - Нет проблем, Шахур. Вы отправитесь обратно; мы планировали, что это произойдет через два дня. Вторая часть группы вылетит сразу же после вашего прибытия, если только успеют подготовить все, что надо.
  
  Куда менее радостным бы настрой механика. С одной стороны, устройство не поражало сложностью. Четыре двигателя, приводимые в движение магией электричества, трехлопастные движители, создающие поток воздуха... и на этом понимание кончалось. Впрочем, нет: ясно было, что посредством превосходно отшлифованной линзы изображение как-то передается... куда? Чем? Каким образом? Ответов на эти вопросы не было. Хуже того: источником электричества служил не кристалл. В качестве последнего средства Хорот попросил помощи у Сарата. Тот ее оказал: заявился лично и освидетельствовал останки летательного аппарата со всей тщательностью. Вывод был однозначен.
  - Дорогой Хорот, мы и раньше это подозревали, теперь же могу сказать со всей уверенностью: в этом механизме изначально не было никаких магических компонентов. Никаких!
  Этот вердикт не принес облегчения измученной душе механика.
  
  Тихон Неболтай, новоиспеченный лейтенант отдельного разведывательного отделения армии Заокеании, наконец-то почувствовал себя в своей стихии. Ему и подчиненным предстоял рейд на территорию, занятую неприятелем. Или, само меньшее, на местность, где ВОЗМОЖНО появление неприятельских сил. А уж опыт в подобных приключениях у него имелся.
  Быший хорунжий пластунов мысленно пробежался по спискам.
  Люди - это то, о чем хороший командир должен думать в первую очередь. В группу должно войти трое сержантов. Именно этот воинский чин был присвоен трем бакалаврам. И жалованье у них было вполне достойным - кстати, куда весомее дохода обычного армейского сержанта. Чего там прибедняться: деньги были почти лейтенантские. Однако эти молодые ребята того стоили. Они прошли соответствующую армейскую учебу. Наставниками были сам Неболтай, лейтенант Малах и даже полковник Тарек. В результате эти 'хлопцы' - так их именовал начальник, но лишь мысленно - могли нести груз в шестьдесят пять местных фунтов быстрым шагом на двадцать миль без всякой магии, а с нею - все сто двадцать фунтов. На дистанции восемьсот ярдов любой поражал поясную мишень с одного выстрела из обычной самозарядной винтовки, а из скорострелки противнику ничего не светило на дистанции в тысячу ярдов. Все умели маскироваться так, что без применения магии жизни никто не мог их обнаружить с двадцати шагов. Все умели использовать телемагию в самых разнообразных видах: и себя переносить, и предметы, а при случае та же телемагия могла помочь метнуть во врага любой предмет, в частности, нож. Само собой, классическая боевая магия: 'Молния', 'Водяная стрела', 'Ледяная стрела', и прочие в том же роде, но также и неклассические заклинания: 'Зыбучий песок' или 'Мокрая глина', например, хороши, чтобы задержать погоню.
  Снабжение. Это едва ли менее важно, чем люди. Прежде всего: оружие и боеприпасы. Пистолеты с бесшумным стволом на каждого. Самозарядная винтовка на каждого. Боеприпас: запасные обоймы и триста фунтов пуль. К сожалению, пистолетные и винтовочные разного калибра, но тут уж ничего не поделать. Ножи. На четверых - одна легкая картечница, которую местные именуют скорострелкой, в дополнение к той, которую уже доставили на место. Жестяные бидоны с питьевой водой - правда, полковник клялся, что там река рядом, но от запаса вреда не будет. Еда - не скоропортящаяся, понятно. Правда, любой маг воды может подсушить мясо, рыбу или овощи, и такой продукт тоже испортится не скоро, но... запас беды не принесет. Комплект для сборки лодки, включающий элементы набора, листы обшивки, весла, амулет для сварки и кристаллы трансформации - ну, это забота полковника. Все равно лодка должна перевозить не четверых, а куда большее количество народа. Палатка - тоже на всякий случай, обещали в качестве жилья пещеру. Маскировочные сетки на каждого. И кристаллы на все случаи жизни. Их набиралось чуть ли не тридцать фунтов на человека. Тут уж ничего не поделаешь. Бакалавр - он и есть бакалавр, даже если универсал.
  Надо заметить, что вся группа, разумеется, была обучена стандартным заклинаниям магии жизни, что положены любому выпускнику университета - но каждый знал кое-что сверх того. Тихон не без гордости вспоминал (не вслух, правда) высказывание собственной жены: 'Ты по уровню почти что лиценциат' - со специализацией в магии жизни и разума, понятно.
  Командир разведгруппы полагал, что предусмотрел все. Оказалось, что это не так.
  Уже незадолго до вылета полковник лично принес кожаный кисет. Внутри оказалась горсточка мелких кристаллов.
  - Сигнализаторы негации, они же щиты, - последовало разъяснение.
  Неболтай умел думать быстро:
  - Так они там ожидаются?
  - То-то и оно.
  Тихон с некоторым усилием подавил вздох. Он осознал, что в полете ему предстоит подогнать магополя в этих кристаллах к оружию и вставить эту мелкоту в соответствующие гнездышки. А что делать? Никто другой из его подчиненных с такой задачей не справился бы.
  
  Директор Лаборатории Военно-морского флота пребывал в тяжелых раздумьях.
  Он не был политическим назначенцем с дипломом юриста или менеджера. Наоборот, Бенджамин Стоун имел очень хорошее естественно-научное образование. Да что там говорить: выпускник Массачусетского технологического, факультет инженерного дела, по определению не мог оказаться бездарностью. И как раз это образование, а заодно и приобретенная эрудиция прямо кричали: таких зверей, которых он видел на видео, не может быть, потому что они не могут быть никогда. Не существует динозавров, владеющих антигравитацией.
  Хуже того: к самой идее подобного двигателя человечество даже не пыталось подступиться. Оно, правда, не особенно в этом нуждалось. Были у него другие, неотложнейшие заботы.
  Что тут делать?
  Первое, что пришло в голову: захватить живым одного динозавра и изучить самым подробным образом, вплоть до разборки по винтикам и косточкам. Возражения самому себе посыпались, как горошины из мешка: как захватить этого зверя живым? Сеть накинуть? Так он вместе с этой сетью и улетит. Усыпляющие иглы? Действуют на земных животных, но хорошо опробованы лишь на млекопитающих. А кто сказал, что подействуют на этих? Да к тому же чешуя. Пусть она уступает прочностью броне, но потребуются мощные иглы... появляется риск сильно ранить зверя или даже убить. Убить... Что ж, такое возможно и даже не особенно трудно, но что скажет исследование трупа? Не очень-то много; если пустить в ход даже пулемет винтовочного калибра, то и тогда повреждения будут громадными, а если что посерьезнее... А как прикажете дотащить тушу весом фунтов пятьсот до портала? Нет, идея не из важных. Впрочем, ее можно отложить на дальнейшее рассмотрение.
  А что еще?
  Антигравитацию можно подтвердить или опровергнуть непосредственными измерениями. Дотянуть портативный гравиметр до тех мест, где эти динозавры живут, снять показания... теоретически осуществимо, но работа огромная. Но если гравиметр не покажет изменений в гравитации, то это ничего не дказывает. Естественный вывод: плохо измеряли или, что еще хуже, динозавры летают на иных физических принципах. Бр-р-р!
  Тут же появляется подзадача: а где эти зверюги, собственно живут? У взрослых вообще может не быть жилища, но ведь им растить детенышей. Бывают такие птенцы, что ходить начинают, только вылупившись из яйца, но вот чтоб летать - таких наука не знает. Гнезда, как у орлов, на скалах? Но тогда их обнаружить можно лишь с большой высоты. Примитивные квадрокоптеры не для того созданы, тут нужно что-то помощнее. И директор знал, что именно: беспилотник типа 'Предатор-Б', у него и радиус действия тысяча морских миль, и потолок шестьдесят тысяч футов; реально он работает на пятидесяти тысячах, но все равно: ни один многоклеточный организм на такой высоте не то, что летать - выжить не сумеет. Правда, дорогой, семнадцать миллионов. Такой уж верно не одноразового пользования. Иначе говоря, ему понадобится не только взлетать, но и садиться. Ну, это обеспечить можно. А толку? Флот такими аппаратами не располагает, это армейское оружие. Значит, ставить в известность министерство обороны... вот уж чего не хочется. То есть придется, конечно, но лишь после того, как доложат президенту. А это, в свою очередь, состоится лишь по получении неопровержимого набора фактов о найденной планете и в первую очередь о наличии или отсутствии разума.
  Подумав, директор решил, что некая возможность все же есть. Чахленькая, но уж точно лучше, чем никакая. И он поднял трубку телефона.
  - Мистер Чон? Это директор Стоун. Вас не затруднит заглянуть ко мне через... - взгляд на большие настенные часы, - ...двадцать минут? Очень хорошо, жду.
  
  Нельзя сказать, что драконы отказались бы жить в такой пещере. Просто никто не создавал ничего подобного. Дракон Ларрид, маг земли, был в этом совершенно уверен. Ну зачем, скажите, нужен второй потайной вход, да еще такой, что человеку только-только протиснуться, а дракону - никак? И чего ради делать несколько отменно замаскированных окошек? А одно из них было и вовсе ориентировано на небо, что уж ни на хвост, ни на гребень13 . Правда, в пещере предусматривалось стандартное оборудование, а именно: источник воды и канализация. Но к нему запросили добавки, явно ориентированные на людей: обширный даже по драконьим меркам каменный стол, такие же лавки, а также многочисленные ниши в стенах, между тем, как любой драконьей семье больше одной не требовалось. Отдаленно похожая работа (да и то куда менее сложная) нужна была разве что при создании штабной пещеры.
   Однако приказ есть приказ, и даже драконьи маги земли при всем их снобизме и высокомерии дисциплину блюли. Впрочем, заселение пещеры предполагалось лишь по прибытии второго самолета, и потому завершающим действием мудрого Ларрида было обеспечение полной маскировки входов - методами магии земли, само собой разумеется. Иначе говоря, появились двери-заслонки, имеющие снаружи вид необработанного камня. Отныне войти туда мог лишь полноценный маг земли либо обладатель соответствующего амулета, ибо эти двери сдвинуть руками или даже телемагией было совершенно немыслимо. С использованием хорошей порции взрывчатки взлом можно было бы произвести, но такое ни один дракон и помыслить не мог, кроме Таррота. Только он имел о ней представление, поскольку в свое время побывал в мире Земли и видел действие пороха.
  
  - Ребята, я был у директора, и вот что вот какие задачи нам поставили...
  Этим словами Чарли Чон начал выдачу очередных ценных указаний. Понятное дело, они были выслушаны внимательно. Ну, если не считать легкой рассеянности во взгляде Шмелева, но ее никто, кроме старого друга, разглядеть бы не мог.
  - Вот что я возьму на себя, - продолжил микробосс. - Бен дал 'добро' на контакт с подполковником Хагервудом из морской пехоты. Использовать только втемную, понятное дело. Нам очень нужны разведывательные полеты ночью ради обнаружения инфракрасного излучения. Морпехи предоставят нам все оборудование и инструкции, так что даже вы сможете справиться. Но это произойдет не сразу. В первую же очередь от вас нужны идеи. Все, что угодно, начиная с антигравитации и заканчивая турбореактивными метлами. Что нужно?
  И Чарли, и Алекс в свое время читали книги Роулинг. Сказанное было для них не пустым звуком. А вот Шапиро не сразу догадался о тайном смысле словосочетания.
  - Время, - без малейшего раздумья ответил Шмелев. - Мы будем изучать все файлы с динозаврами: имеющиеся и те, что еще будут. Хорошо бы таких побольше, но уж это как выйдет.
  Обсуждение продлилось еще с четверть часа. А когда друзья вышли из кабинета Чарли, Михаил негромко заметил:
  - У тебя появилась идея.
  - Не идея. МыслЯ.
  - И ты хочешь ее проверить, - интонация в голосе Шапиро была утвердительной, поскольку он давно и хорошо знал товарища.
  - Верно. И потребуется твоя помощь. Помнишь то видео, которое с танцем?
  - А то ж!
  - Мы разобьем файл на куски; имею в виду, файл резать не надо, просто условимся, кто за что отвечает. Это понятно?
  - Как таблица умножения на ноль. И?
  - Нужно смотреть покадрово. Брать те кадры, которые показывают кусты, над которыми пролетают эти самые, а также картинки до пролета и после.
  - Уловил. Пробуем оценить влияние полей тяготения по изгибу веточек.
  - Там видно будет.
  Ответ был туманным, поскольку сам Шмелев крепко подозревал, что гравигенераторы тут не присутствуют.
   На отбор кадров потребовалось половина дня. На анализ материала ушло полные полтора.
  
  
Глава 8

  
  Подготовка второй группы, по меньшей мере, не уступала таковой для первой.
  Неболтай и его 'хлопцы' получили знания английского, немецкого и французского языков, а также языка Древних. Бакалавров дополнительно нагрузили русским. К группе была придана доктор магии жизни и разума Арзана. По уровню она вполне соответствовала своему рангу (иначе защиту диссертации зарубили бы), но наставница кривила губы: ученице, дескать, поднабраться бы опыта. Командир разведгруппы лично взялся натаскать новую подчиненную на основные навыки разведчика. Времени на это было прискорбно мало, но Неболтай выжал из себя самого и из особо почтенной все, что можно, и даже немного сверх того.
  Про часть кристаллов, которые им дали с собой, полковник выразился не вполне ясно: 'Они двойного назначения'. Сколько-то из них вообще несли незнакомые казаку структуры. Существовали сильные подозрения, что соответствующие заклинания были столь же сильными, сколь и смертоносными, но эти мысли догадливый Тихон оставил при себе. Остальные же были ориентированы на поиск порталов. Тифор уверял, что соответствующие магополя должны ловиться чуть ли не за сотню ярдов. Но даже своих скромных знаний бакалавра Неболтаю хватило, чтобы сообразить: испытывались кристаллы на тех порталах, которые сам же Тифор и создавал (да и то в режиме моделирования). При всем своем авантюризме рыжий маг не гарантировал, что немагический портал даст такой же сигнал на кристаллах, как и магический. И в любом случае эти кристаллы не попадали в единоличное распоряжение Тихона и его группы - тем более, что к ней присоединился сам Тифор, а с ним незнакомые лиценциат и бакалавр. Себя эта троица обозначила 'специалисты по порталам'.
  
  В части скорости сортировки отдельных фотографий (строго говоря, то были распечатки кадров) Шмелев явно проиграл бы хорошему банкомету или, тем более, опытному шулеру, но и того хватило.
  - Смотри, - Михаил краем сознания отметил непривычную серьезность друга, - вот место, где пролетает динозавр. Конфигурацию веток отметил? А вот он уже пролетел метров примерно десять-пятнадцать, и она такая же. Полет горизонтальный. Вывод: работает подъемная сила крыла... хорошо, крыльев.
  - Доказывает лишь то, что в тот момент антигравитация не работала.
  - Пусть так. А вот еще тройка снимков. Динозавр смещается вбок по горизонтали. Уж тут никакое крыло не поможет. Кусты гнутся - заметил?
  - Ага... ты хочешь сказать, что если антигравитация, то непонятно, почему напряженность поля усиливается под зверем?
  - Именно так я и подумал. Но и это не все. Глянь-ка.
  На четырех парах снимков динозавр переходил от горизонтального полета к кабрированию14.
  Шапиро чуть поскромничал:
  - Я не специалист, но если в этой точке можно еще заподозрить антигравитацию, то уж тут... смахивает на реактивную струю, вот что.
  - Я продолжу твою мысль. Реактивных движков у этих динозавров нет. И вот я подумал... кое-что.
  Пауза. Александр с очевидностью пытался собрать в кучку разбегающиеся мысли.
  - Нам ведь велели не отвергать самые дикие гипотезы, верно?
  - Точнехонько.
  - Я тебе для начала изложу факты. Динозавры не вписываются в плейстоценовую фауну. На Земле они вымерли задолго до этого периода. Сам читал в учебнике.
  - На Земле это так, но тут ведь...
  - И все же весьма вероятно. Уверен, что законы палеонтологии одинаковы в разных мирах.
  - Почти убедил. Что еще?
  - То, как эти динозавры движутся. Не похоже ни на один вид летающих существ. И это факт.
  - Не буду спорить. Еще?
   - Вот какое...
  Шмелев проглотил остаток фразы. Появившийся в его глазах прищур стрелка (или шахматиста, увидевшего атакующую комбинацию) заставил Шапиро промолчать.
  Тон несостоявшегося снайпера сделался приказным:
  - Ну-ка, запусти свою тарахтелку. Отгугли летающих динозавров.
  - Не хитра задача... - пальцы Михаила уверенно набрали нужные символы. - Вот, глянь.
  - Нет, это ты гляди. Я только сию минуту догадался. Два крыла, две задние лапы, четыре конечности всего. А у этих шесть, если считать крылья.
  Быстрый разумом Шапиро не замедлился с репликой:
  - Твою же ж калошу! Выходит, земных аналогов нет...
  - ...и это еще один факт. А дальше не факт, а вопрос. Тебе что-нибудь говорит имя: Ник Перумов?
  - Писатель-фантаст. Его книги видал на полках магазинов еще в Москве. Но сам не читал, не поклонник.
  - Он еще и биолог. Слыхал я, что работает по специальности где-то... в Далласе, кажется, но не это важно. Так вот, Перумов однажды заметил, что с точки зрения биологии драконы существовать не могут. Без магии.
  - Ты ввел сразу две сущности: драконов и магию. А как же бритва Оккама15?
  - Насчет двух поспорю. Внешне на драконов они очень похожи. Те же шесть конечностей. И коль скоро драконы существуют, то и магия должна быть - вот что следует из рассуждений Перумова.
  - Это не аргумент, а фантастика.
  - Ну, а если допустить, что эти динозавры - на самом деле драконы?
  - Очень вольное допущение. Кстати, магия может существовать (если она есть) и без всяких драконов.
  - А ты погоди. Вот допустим, что драконы есть. Тогда должен быть кто-то, кто наделил их магией.
  - Не кто-то, а что-то. Эволюция. Тогда для магии разум вообще не нужен.
  - Эту гипотезу уже рассмотрел Лем в 'Summa technologiae' и разнес в мелкие брызги. Во всяком случае, его аргументы применимы к эволюционному развитию магии.
  - Люди, ты хочешь сказать? А ты их здесь видел?
  - Нет, но это еще не доказательство их отсутствия на планете.
  - Да откуда ты взял, что магия существует? Сань, ты же физик. Сколько видов взаимодействия ты знаешь?
  - Правильно думаешь. Ввожу еще одно. Заметь: все известные земной науке виды взаимодействия суть объективны. Грубо говоря, гравитация работала без тебя, работает при тебе и будет продолжать работать, когда нас с тобой на свете не будет. А вот магия - нет. Она должна быть связана с тем, кто ей управляет. Драконом или человеком. И в этом смысле может быть... ну, как некое физическое поле, которое МОЖЕТ взаимодействовать с известными, но лишь по воле того, кто сам с этим полем взаимодействует.
  - Допустим. Ну тогда вот тебе вопрос: чем этот мир отличается от нашего, что тут это явление - магией называть не очень хочется - существует, а на Земле нет?
  - Честно? Не знаю. В самом лучшем для нас случае это некое поле, присущее планете. Тогда его можно обнаружить, измерить и, наконец, научиться им управлять. Оно и воздействует на разумную жизнь, давая возможность работать с магией. Но возможен и худший вариант. Здесь носители разума отличаются от нас именно этим. Тогда... откровенно молвить, лучше бы нам не соваться к ним в гости.
  - Не думаю, что планета. Во всяком случае, я лично ничего этакого, - последовал крайне неопределенный жест правой кистью, - не замечал и не замечаю, а ты?
  - И я нет.
  - Тогда вот тебе наиболее вероятная реакция Чарли. Кхм, - тут Михаил непостижимым образом сделал круглое корейское лицо, - господа, ваши аргументы солидны и убедительны. Но продолжите вашу мысль: что с этой гипотезой делать? По вашим же словам, мы в магических полях ровно ничего не понимаем и, по всей видимости, понимать не можем.
  - Крепко сказано. Первое, что мне пришло в голову: попробовать раздобыть этого динозавра - или дракона. Предпочтительно живым, хотя не представляю, как это сделать. И установить контакт. А вот убивать их как раз нельзя. Если они вправду разумны и к тому же владеют магией... Боюсь даже думать о последствиях. Об этических аспектах и говорить не хочу, ты их и сам представляешь.
  - Это первый вариант. Есть еще?
  - Есть. Установить контакт без всяких сетей и капканов.
  - Сразу же вижу проблему: язык. И добавь: уж коль скоро они владеют магией, то, возможно, телепатируют друг другу.
  - Но картинки они видят... не могут не видеть. Взять и нарисовать плакат. Такой большой.
  - У тебя есть идеи относительно того, что там изобразить?
  - До меня подумали. Были попытки отправлять по радио что-то вроде картинок с телеразверткой прямо в космос. Давно, еще в шестидесятые. Но вообще-то даже заниматься этим не хочу. Пусть уж лучше спецы головы ломают.
  - И добавлю еще одну деталь: вполне возможно, что эти разумные просто не захотят контакта. Впрочем, поглядим. В части действий: у тебя все?
  - Нет. Послать беспилотник с возможностью видеть верхнюю полусферу. Если динозавры летают выше, то их увидим. Днем, понятное дело. Как сам понимаешь, никаких агрессивных действий. Но для такого дела нужно переоборудовать машинку: камеру добавить, и еще отдельную запись того, что сверху, и того, что снизу. А ночью попробовать все же ловить инфракрасные источники. Уж для этого точно переоборудовать много не надо. И тихонько проследить.
  - Так что, идем докладывать Чарли?
  - Ты что! Не сразу. Надо подобрать самые убойные картинки, чтоб железно доказать отсутствие антигравитации.
  В течение доклада кореец сохранял невозмутимость, достойную самурая. Так, по крайней мере, подумал Шмелев, хотя вслух этого, разумеется, не сказал. Подобное сравнение Чон мог посчитать в самом лучшем случае верхом неприличия, если учесть отношение корейцев к японцам вообще и к самураям в особенности.
  - Мне надо подумать, - подвел итог Чарли. - А ваш замысел относительно разведки в инфракрасном диапазоне поддержу, но потребуется кое-что от Террии Саузерн. Хотите послать беспилотник в автономном режиме?
  - Не совсем так. До реки оператор доведет, а вот вдоль нее...
  - Мысль понятна. Террии я скажу, что местность горная, и спутниковые сигналы ловятся плохо.
  Специалистка не подвела. Буквально на следующий день физики получили беспилотник с возможностью записывать и передавать видео в инфракрасном диапазоне, а также программное обеспечение.
  
  Два дня у людей ушло на проработку вариантов и согласование действий с драконами. Особое внимание уделили порядку связи. Еще день потратили на сборку лодки, причем наиболее трудоемкой задачей оказалось деформирование деталей под заранее заданную форму. Сварка пошла уже легче. Лодка могла вместить двадцать пять человек без груза. Движителями служили четыре неплохих пирита.
  В экипаж вошло четыре человека. Капитаном стал Сарат, бакалавр Раддит сделался рулевым, бакалавр Триер получил должность корабельного водного мага, а лиценциат Загер отвечал за магосвязь. У Сарата не имелось морского образования, практически отсутствовал опыт моряка или хотя бы речника, но начальник был нужен, и все дружно сочли именно эту кандидатуру достойнейшей. У свеженазначенного рулевого наличествовал небольшой морской опыт. Больше всех на свою должность подходил Триер, имевший вторую специализацию по водной магии; в его обязанности входила работа с движками и спасение лодки в случае обнаружения течи. Загер специализировался не на связи, но даже умений бакалавра хватило бы на его должностные обязанности. Все из групп Тифора и Тихона числились пассажирами.
  После долгой дискуссии решили, что лодку будет сопровождать дракон. Даже ночью драконье зрение позволяло без усилий видеть реку с высоты тысячу ярдов, а так как луна должна быть почти полной, то и лодку на водной глади. Добровольцем на дело вызвался лететь Таррот, аргументируя это хорошим знакомством с людскими обычаями и привычками.
  Против ожиданий Тихона, транспортировка в пещеру прошла гладко. Сарат нашел вход в пещеру без всяких трудностей. Уже потом Неболтай сообразил, что командир просто использовал свои умения в магии земли, и подосадовал сам на себя, потому что такое вполне было под силу даже бакалавру-универсалу. Правда, почти все время вокруг сначала лодки, а потом и пеших раздавались необычные звуки. Часть из них представляла собой жутковатое угукание; потом пронзительно и противно замяукал кот. Сарат даже спросил объяснений у летающего сопровождения. Дракон уверил, что источником этого концерта являются местные лягушки, и не поленился повторить ранее высказанное предупреждение: дескать, их ни в коем разе не следует трогать руками, потому что некоторые виды смертельно ядовиты и для людей, и для драконов. Будь группа составлена из крылатых, предупреждение было бы не только излишним, но и оскорбительным, но Таррот знал, что человеческая память по сравнению с драконьей являет собой сплошную дыру.
  Еще один день ушел на отдых, оборудование пещеры, проверку маскировки и установление магосвязи. Разумеется, с поселением драконов связаться впрямую было решительно невозможно, но соглашение предусматривало связь с драконом, который в заранее условленный час должен был появиться над пещерой. Бррен уверил Сарата, что чувство времени у его соплеменников настолько хорошо развито, что установление связи в заданное время с точностью плюс-минус пять минут не составит ни малейшего труда.
  Неболтай волновался не за себя. Он пребывал в уверенности, что уж с ним-то ничего этакого не случится. Но при всем том, что группа была прекрасно обучена, беспокойство не покидало командира. Он-то прекрасно знал, что такое первая вылазка на дело, пусть даже без боестолкновения.
  Прямо перед выходом (это происходило на закате) пришло сообщение от патрульного дракона. Тот, имея кристалл, ориентированный на поиск портала, пролетел на высоте пятьдесят ярдов над этим местом - и не нашел ничего.
  - Пошли, ребята.
  Пятеро, одетые в серые с черным куртки и штаны, совершенно бесшумно вылезли из того места, где только что была непроницаемая скала. Через минуту после этого выход снова исчез.
  У командира был компас, но пока в нем не было нужды. Краснеющее небо ясно обозначило запад, а идти предстояло на север.
  - Командир, впереди крупное животное, прячется в кустах, - Арзана почувствовала потоки жизни. - Похоже, на нас охотится.
  Казак был полностью уверен, что от диких зверей группе ничего не грозит. Вообще-то он был прав, четыре винтовки (маг жизни обошлась лишь пистолетом) уж точно утихомирили бы любого хищника, но шума следовало избегать любыми средствами. Пока он раздумывал, из кристалла связи прозвучал негромкий голос с драконьим акцентом:
  - Тихон, я его вижу. Это саблезуб. Могу прибить его 'Молнией'.
  - Нет, Гиррд, этого пока не надо. Группа, слушай. Прыжок в западном направлении, сто двадцать пять ярдов.
  Все пятеро поднялись в воздух на высоту семь ярдов и быстро сменили позицию. Телемагия сработала безукоризненно.
  - Пошли.
  - Тихон, саблезуб остался в сомнениях. Кажется, он принял вас за моих соплеменников или родственников, - разумеется, это была шутка в драконьем духе. - Во всяком случае, с места не движется.
  - Благодарю. Поглядывай.
  Прошло не более четверти маэрского часа, когда в кристалле связи прозвучало долгожданное:
  - Вы пришли.
  Но это командир уже понял. Он узнал приметы на местности.
  - Кристаллы.
  Из сумки ловкие руки тут же извлекли несколько кристаллов. В сумерках их трудно было определить на глаз, но Тихон не нуждался в зрении, чтобы определить поля заклинаний. Один был кварцем длиной почти три маэрских дюйма, ему предстояло ловить поля от портала; второй - двухдюймовым кварцем, реагирующим на появление живых существ (к сожалению, он срабатывал и на животных), третий - рутилом, его функцией была передача соответствующих сигналов в пещеру. Еще три отличались не вполне очевидным назначением. Но размышлять на эту тему было решительно некогда.
  - Смола.
  Из другой сумки появился крохотный кувшинчик со смолой южного дерева ирхонг. Один из разведчиков, шипя сквозь зубы (эта гадость была на редкость тягучей, липучей и вонючей), обмазал все кристаллы. Командир, затратив собственные ресурсы, аккуратно подогрел изделия. Смола, как это и предполагалось, затвердела, образовав матовую поверхность. Теперь можно было не опасаться, что к гладкой поверхности пристанут песчинки, которые могли бы увеличить уровень магошума.
  - Сажаем и уходим.
  В землю кристаллы, разумеется, не втыкали - просто положили так, чтобы они в глаза не бросались.
  
  Для магов Тифора настали горячие деньки. Воздух в пещере ощутимо накалялся под воздействием интенсивной научной работы.
  Сам весьма почтенный многому научился от Сарата - даже не только новым подходам, теоремам и заклинаниям, сколько умению распределять нагрузку и задачи среди подчиненных так, чтобы отдача была максимальной. Результаты появились почти сразу.
  - Так, - бормотал рыжий, безжалостно теребя шевелюру, - вот он, сигнал-то. Маррьям, видишь огонек? На тебе будет запись пиковой интенсивности.
  В жгуче-черных глазах южанки появился было вопрос, но до рта он не дошел. Наставник еще раз подтвердил собственную проницательность:
  - Чего тут думать, измеряй по Ромену. Да, и время не забывай фиксировать. Вот мы сравним с эталонами и будем знать... Угу...
  - Наставник, а, может, стоит измерить также интегральную интенсивность?
  - Только если успеешь. Есть данные: от амплитуды пика зависит сильнее.
  Маррьям вцепилась взглядом в кристалл, одновременно записывая столбиком цифры скверным почерком.
  - Заголовок не забудь. А то ведь через неделю вылетит из головы, что ты тут накарябала. А ты, Бьорх, фиксируешь каждый четверть часа сдвиг осей симметрии Гуриена.
   Подчиненный лишь кивнул и принялся заполнять столбцы заранее размеченной таблицы крупным почерком. По-северному основательный рослый блондин происходил с острова Стархат. В свое время вождь согласился отпустить свежего бакалавра-универсала на вольные хлеба (разумеется, затраты на образование Сарат компенсировал). Бьорх не прогадал; он смог пройти курсы и сдать экзамены на ранг лиценциата. Наставник предполагал, что и магистерская диссертация достижима для этого способного ученика.
  - И еще имейте в виду, ребята: мне очень скоро предстоит улететь в Буку, там у меня будет... кхм... еще работа.
  Эти слова были правдой: Тифор полагал, что ему удалось нащупать способ пробить портал в другое время. Теперь теоретическую задумку надо было поверить магополями. А на подчиненных, оставшихся в пещере, лежала задача доведения до ума заклинаний и записи их в надлежащие кристаллы.
  - По закрытии портала надо будет сверить с параметрами...
  Бакалавры энергично и одновременно сказали: 'Ага'. Им было понятно, что делать. Им было очевидно, как делать. И, что главное, им было ясно, зачем все это.
  
  
  Накануне отлета к Сарату подошла Арзана. На ее узком лице змеилась нехорошая улыбочка.
  - Я вас слушаю, - нейтрально промолвил командир.
  - У меня есть идея. Что, если установить рядом с порталом бумажный лист, что-то вроде плаката с надписью: 'Вы находитесь на территории государства драконов. Просим дождаться встречи с полномочными представителями'. Это к примеру.
  Первой реакцией на это предложение была мысль: 'Хитрюга!', но вслух слово не пошло. Наоборот, голос командира был вполне вежлив:
  - Арзана, почему вы думаете, что это может быть нам полезно?
  - Вблизи портала людей нет и не было. И не уверена, что те, за порталом, заметили, что драконы суть разумные создания. Увидев бумагу, пришельцы поймут, что тут имеется разумная жизнь. Прочитать текст они, разумеется, не могут. Но сам факт...
  - Я понял вашу мысль. Будь на то моя воля, я бы организовал не одну, а две бумаги.
  Госпожа магистр слегка покраснела. Она не догадалась, почему две, и ей было стыдно. Но командир мгновенно сориентировался в чувствах подчиненной и добавил:
  - Два идентичных текста на разных языках.
  - Почему на двух - понятно...
  - И не только та причина, о которой вы подумали. Пришельцы, вполне вероятно, догадаются, что текст идентичен. Вот и хорошо. Пусть сделают предположение, что имеется два государства. А при этом вероятной головной боли может быть вдвое больше.
  Сарат не сказал вслух то, что узнал от Тифора. Тот предположил, что портал на Землю в другое время пробить можно. Мало того: особо почтенный изменил своим легкомысленным обычаям и подробно расписал порядок работ. И выглядело все дело вполне реальным; более того, открывались большие возможности.
  - Но вы, Арзана, - продолжил командир, - должны понимать, что подобное объявление есть политический акт. Его можно предпринять лишь с ведома и согласия сами знаете, кого, поскольку решаю не я один. Поэтому заготовьте эти бумаги, а я свяжусь с руководством в Хоруме, а также с Главными драконов.
  Маг жизни и разума утвердительно наклонила сложную (почти такую же, как у наставницы) прическу. Разъяснения были вполне понятными.
  
  Результаты этого полета могли быть очень важными. Михаил (его была очередь) чуть волновался. Но движения от этого не стали менее уверенными.
   Так.... поднять беспилотник на высоту тысячу футов... провалиться бы этим американским мерам... есть, теперь курс на северо-восток, двадцать минут лета... вот она, река. Задать режим следования; собственно, он уже задан, всего и дела, что переключиться с ручного управления на автоматическое. И ждать. Вот занятие, хуже которого нет.
  К моменту, когда бесшумный - именно бесшумный, с высоты триста метров жужжание моторчиков не услышать - аппаратик пошел вдоль русла реки, уже почти что стемнело. Широта близка к тропику, если судить по растительности, в таких краях темнеет быстро. Впрочем, астрономические измерения еще надо будет провести. Оператору предстояло полное безделье в течение двух часов. Разумеется, Михаил глянул на светящиеся цифровые часы на панели управления.
  По возвращении беспилотника, а также его оператора в родной мир оба друга сразу же прочитали выводы управляющей программы. Она не углядела ни костров, ни печей. На следующий день назначили просмотр видеофайла. Да, источники инфракрасного излучения, выделявшиеся на темном фоне, были отмечены. Увы, все они принадлежали крупным млекопитающим, определить вид которых не представилось возможным. Неудача, короче. И поскольку анализ закончили довольно поздно, то доклад начальству перенесли на завтра.
  Чарли, как всегда, терпеливо выслушал. Как ни странно, его голос излучал оптимизм:
  - Вы, ребята, выбрали не вполне правильный маршрут, направив беспилотник вверх по реке. Там уже предгорья, а люди обычно селятся в низинах, если у них нет каких-то особых соображений. А тут при этакой низкой плотности населения - уж это вы отрицать не будете - людские поселения стоит ожидать, наоборот, пониже. Успеете за сегодняшний день подготовиться?
  - Нет, пожалуй, лучше завтрашней ночью - ответил Саша, который являлся лицом заинтересованным: была его очередь работать с беспилотником.
  На том и порешили.
  
  Переговоры о политическом деле с плакатами прошли настолько быстро, насколько это было возможно при самолетах в качестве средства связи. Радиомагия не применялась по соображениям секретности. Возможно, Тофар (а у него опыт по этой части был побольше, чем у всех остальных участников, вместе взятых) сумел найти убедительные аргументы для Сарата. Позиция обоих Главных от драконов была тверда: они изначально были против выставления плакатов. Как бы то ни было, руководство всех трех государств единодушно решило повременить с обнаружением себя чем бы то ни было, включая плакаты.
  
  Существование разума на планете пришельцы обнаружили. Сомнений быть не могло.
  Разумеется, Александр перепроверил выводы, сделанные программой беспилотника. Он проглядел видеофайл со всей тщательностью, потом Михаил сделал то же самое. На экране виднелось три ряда огоньков. Были то печи или костры, осталось неясным, но температура была явно больше ста градусов Цельсия.
  Микробосс по получении доклада и просмотра файла не спешил прыгать от радости:
  - Ребята, я, конечно, доложу Джерри, а тот, в свою очередь, директору. Но предсказать реакцию Бена не возьмусь. Может быть, он и вовсе закроет этот проект. А пока что воздержитесь от полетов в сторону огней. Снимать животных - это пожалуйста.
  
  
Глава 9

  
  Повышенная склонность к риску заразительна.
  Этот вывод командир разведгруппы Неболтай сделал, выслушав предложения Арзаны, которая вообще-то была приданным специалистом. При этом все члены группы, включая Тихона, признавали, что сия дама прекрасно вписалась в состав. Конечно, ей не хватало умений - тут и спорить нечего. Зато она прониклась духом - именно такое выражение употребил сержант (он же бакалавр) Лейват. Доказательство было представлено в самом наглядном виде:
  - Сударь лейтенант, разрешите доложить!
  - Докладывайте.
  - В следующем поиске разведгруппа может получить еще больше ценных сведений!
  Служба в России приучила хорунжего пластунов не пренебрегать никакими, даже бредовыми предложениями подчиненных. Служба на Маэре не дала ни малейшего повода усомниться в этом правиле. Вот почему в ответ прозвучало практически неофициально:
  - Арзана, давайте без чинов. Итак, что вы предлагаете?
  Доклад длился менее получаса. Неболтай принялся испытывать задумку на прочность:
  - Допустим, ваш план удастся. Как сами понимаете, он рискованный, но, повторяю, допустим, что группа все это сделает. Что это нам даст?
  - Дайте мне полчаса поработать по специальности, и вы получите сканирование разума потенциального противника. Даже если... э-э-э... объект никаких таких военных тайн не знает, то и тогда знание языка будет нашим преимуществом.
  Но командир не был совершенным невеждой в магии разума, что и доказал умной критикой:
  - Основным условием успеха вашего плана является полная незаметность. Хочу сказать: нас не должны видеть или слышать не только при подходе к порталу и уходе от него. Сам объект - хорошее вы слово выбрали - не должен заподозрить, что его сканировали. Меня учили, что доктор магии разума может навести потерю памяти. Допустим, вы это сделаете. Однако, насколько помню, вам для работы следует подобраться на расстояние не более десяти шагов, а лучше - пяти. Как вы собираетесь это сделать?
  - У меня есть план. Но для этого понадобятся кристаллы - два для магии жизни и еще два кварца - а также специалист по магии связи для их загрузки.
  - Найдем то и другое. Так в чем ваш план?
  
  Тифор и его небольшая группа, вернувшись в Буку, тоже не теряли времени зря. Весьма почтенный не кривил душой, давая понять, что у него есть некоторый запас в разработках. В пользу теоретика играло и то, что проверка вовсе не требовала каких-то сверхкристаллов: вполне могло хватить одного алмаза в половину дюйма или чуть большего фианита и дюймового второго. Тифор всего лишь чуть изменил прежний набор, который мог бы уместиться на столе. Изменения выразились в том, что главный кристалл покоился не на неподвижной, а на вращающейся подставке.
  Эксперимент был проведен немедленно после наложения надлежащих заклинаний. Разумеется, они отличались от прежних. Все остальные действия были очень схожи с теми, когда портал открывали в Крым несколько лет назад, кроме одного. Перед задействованием заклинания Тифор повернул основание, критически оглядел результат, довернул еще на градус-другой и кивнул в знак одобрения.
  - Запишите угол поворота, Маррьям.
  Портал в мир 'Т' открылся точно так же, как и тогда, то есть без всяких затруднений. Тифор, согнувшись в три погибели, скользнул в него.
  В Заокеании к этому моменту было раннее утро. Дырочка портала получилась расчетного диаметра, то есть около одного маэрского дюйма, но и того было достаточно, чтобы подсветить ярким дневным светом тьму пространства 'Т'.
  - Море! Это я удачно зашел, - чуть слышно бормотнул рыжий ученый.
  Обрыв оказался тем же, как и во время той, давней войны, и море осталось таким же.
  Для оценки пейзажа потребовалось не более двадцати секунд по маэрскому счету. Тифор сделал это и закрыл портал.
  Следующие четыре открытия портала дали круговой обзор точки. Многое осталось тем же. Исключением была башня неясного назначения с пятью рядами окон по окружности и непонятным сооружением наверху. Уже потом моряки в один голос сделали вывод: это маяк. Да еще город Севастополь приблизился к точке портала. Видимо, он порядочно разросся за прошедшие годы. Улицы были настолько недалеко, что не более, чем за пару сотен ярдов в море плескались купальщики.
  С очевидностью предстояло сдвигать портал. Прежнее место для поставленных целей не подходило.
  
  Чарли докладывал директору лично. Закончил он следующими словами:
  - ...и вот эта цепь костров или очагов, по нашему мнению, неопровержимо доказывает: разумная жизнь на этой планете имеется.
  Директор, как всегда, выслушал доклад без единого слова и лишь по окончании начал задавать вопросы.
  - Чарли, пробовали вы исследовать тот же район днем?
  - Нет. Мы опасались, что туземцы, кто бы они ни были, заметят беспилотник.
  - Не думаете ли вы, что замеченные источники инфракрасного излучения могут быть источниками видимого света? Как понимаю, имеющийся детектор не в состоянии отличить одного от другого. А если это так, то эти ваши 'костры' могут быть окнами, не правда ли?
  - Разумеется, вы правы, но основной вывод от этого не изменяется. Только разум в состоянии сделать жилища со светящимися окнами.
  - В этом аспекте с вами нельзя не согласиться. Но если я доложу о вашей находке дальше по команде, то мне зададут тот же вопрос, какой сейчас задам я. Да, разум есть. Какого он уровня?
  - Для ответа понадобятся дальнейшие исследования, - дипломатично вывернулся начальник сектора.
  - Вот именно. Но я сначала сделаю некоторые дополнительные выводы из вашего отчета. Если вы и вправду видели костры, то уровень технологий в этом обществе низкий. Тогда при попытке проникновения мы не встретим значимого противодействия. Но если это поселение с многоэтажными домами... сами понимаете, дело может оказаться иным.
  Подчиненный решил, что небольшая порция лести не повредит.
  - Вы совершенно правы, но примите во внимание еще один фактор. Ни разу при полетах днем наши наблюдатели не увидели каких бы то ни было следов сельского хозяйства или каких-то искусственных сооружений. Это уже говорит о заведомо невысоком уровне. Богатство животной жизни в исследованном регионе подтверждает эту точку зрения. И еще одно, с вашего позволения. В тамошней фауне много особо крупных млекопитающих. Известно, что именно такие подверглись наибольшему истреблению со стороны человека в земной Южной Америке. Иначе говоря, есть основание полагать, что плотность населения очень невысока.
  Директор милостиво наклонил голову в знак согласия. Чарли продолжил с уверенностью в голосе:
  - Но остается еще одна неразрешеннная загадка. Те динозавры, что вы видели и способ их перемещения.
  Бен проявил блестящие способности к анализу:
  - В возможность мирного сосуществования двух различных разумов на планете я не верю. История Земли доказывает, что даже различные расы людей долго и упорно воевали. Следовательно, в этом землеподобном мире разумны либо люди (которых, между прочим, вы еще не видели), либо динозавры, но уж точно не те и другие одновременно. Кстати, насчет предположения о разуме последних - у вас фактов маловато. А у меня они есть. У динозавров, как понимаю, отсутствуют руки. Коль скоро рук нет, то и технологии быть не может. Выходит, те огни, что вы зафиксировали, принадлежат... скажем так, не динозаврам. Следовательно, нет оснований полагать крылатых разумными, и есть основания для противоположного вывода. А, значит, вполне возможно и допустимо сбить одного из них с целью исследования механизма их полета. Также надо провести тщательную разведку того региона, где вы видели костры, или печи, или окна... короче, признаки разума. Но тогда перед нами не одна задача, а несколько, и решать их надо не одновременно, а последовательно.
  Все это сопровождалось самой доброжелательной улыбкой.
  - Наивысший приоритет вижу в оценке степени развития разума туземцев. Поэтому для начала вам предстоит полет днем. Что до охоты на динозавров, то, как следует из вашего видеофайла, те обладают высочайшей маневренностью в воздухе. Иначе говоря, имеющимися средствами вы их сбить не можете. Однако стоит поискать на земле. Вполне возможно найти место, где они охотятся. А для этого динозаврам надо спускаться, и в этом случае наша задача станет гораздо проще. Хотя ее стоит обсудить со специалистами. Но в первую очередь ставлю, повторяю, оценку уровня развития технологий.
  В Военно-морском флоте США приказы выполняют, а не обсуждают. А это был именно приказ, пусть даже в завуалированной форме.
  
  - Вот вам записи Тифора. Обратите внимание на это место, - тонкий палец госпожи доктора ткнул в лист. - Отсюда следует, что если к порталу подойти не с той стороны, в которую он открывается, а с противоположной, то нас можно услышать, но никак не увидеть. Тем больше шансов на успех. Ребятам, собственно и подходить не нужно, это задача для меня. Надо полагать, вести себя тихо они сумеют?
  Вопрос был продиктован повышенной стервозностью характера. Чего-чего, а умение не шуметь в засаде Тихон тренировал. Собственно, для этого было достаточно обладать дипломом бакалавра. Простейшие заклинания магии жизни, дающие самые основы контроля за состоянием собственного организма знала вся группа, включая самого Неболтая.
  - Добро. За оставшийся день собрать все необходимое.
  Последнюю фразу Тихон адресовал скорее себе самому, чем подчиненным. Это ему как командиру предстояло обеспокоиться проверкой боеприпаса, кристаллов, еды и воды. И, разумеется, надо было договориться с драконами об эскорте.
  До места добрались без приключений. Теперь предстояло оборудовать хорошую лежку. Соответствующий кристалл магии земли имелся. На создание уютной землянки ушло почти три часа, и к моменту, когда разведчики (за исключением часового, понятно) устроились на заслуженный отдых, небо уже стало почти голубым. Теперь оставалось лишь ждать.
  
  Старт очередного разведывательного полета чуть задержался. Причина была наипростейшей: не сходу отыскали и установили на аппарат дополнительную камеру для обзора верхней полусферы.
  На этот раз в роли оператора был Михаил. Все вроде бы шло путем. Беспилотник, тихо жужжа моторчиками, вылетел из портала, управляемый опытными руками.
  Само собой, за верхней полусферой оператор не следил, но это отнюдь не означало, что запись с соответствующей камеры не велась. Просто наземные объекты интересовали землян в первую очередь. Внимательность Шапиро получила достойное вознаграждение, но (забегая вперед) лишь при анализе видеофайла.
  Пока же беспилотник добросовестно добрался до реки и повернул направо. До потери связи лететь ему осталось не более двух-трех минут.
  Ожидания не подвели. На экране появилась соответствующая надпись. Теперь можно было бездельничать минут сорок.
  Шапиро вздрогнул. На экране проплывал уже знакомый пейзаж. Михаил подумал, что задремал, а это было недопустимо, пусть даже беспилотник не нуждался в ручном управлении. Но как раз сейчас лучше было вести аппарат до портала самому или как минимум отслеживать трассу. Оператор выбрал второе.
  Система управления не подвела. Беспилотник плавно вошел в портал. Теперь закрыть его... выждать положенную минуту... открыть переход в родной мир. Порядок.
  
  В землянке загорелся зеленый огонек, сигнализировавший об открытии портала. Разумеется, Арзана не спала. Она пристально вгляделась в серебряную пластину управления перед собой и выждала примерно десять секунд.
  Все шло по плану. На пластине загорелся желтый сигнал от потоков магии жизни. Это значило, что в пространстве 'Т' появился некто.
  Прошло не более минуты, как из портала вылетел жужжащий чужак. Арзана ничего не делала, ожидая сигнала от командира. Тот, в свою очередь, наблюдал за удаляющимся воздушным разведчиком. Тот должен был удалиться на такое расстояние, чтобы потерять вход в портал из зрения.
  Ждать пришлось, по мнению разведчиков, долго: не менее четверти часа. Наконец летательный аппарат скрылся за линией деревьев. Из осторожности Неболтай выждал еще с пяток минут, потому повернул голову к магу жизни. Говорить бьыло незачем: все было обговорено заранее.
  Палец Арзаны дал сигнал на второй кристалл, лежавший рядом с первым. В него было записано заклинание магии жизни - простенький 'Наркоз', отключающий человека на срок от пяти до пятнадцати минут. Сказать правду, обычно маги жизни избегали пользоваться кристаллами с заклинаниями. Такое позволяли себе маги с другой специализацией, да и то редко. Но правил нет без исключений.
  Уроки командира разведгруппы пошли впрок: женщина выскользнула из землянки и прокралась к порталу бесшумно. Она заглянула внутрь - ну так и есть, внутри были многочисленные приборы со светящимися экранами и мужчина, который мирно спал.
  Арзана знала, что на сканирование у нее мало времени. Еще счастье, что не было нужды затирать остаточные магополя, дабы спрятать следы сканирования. Умение чувствовать время всегда считалось необходимым для мага жизни и разума. Но заранее оценить длительность работы было невозможно. Маг жизни дала чуть углубленный 'Наркоз' и принялась за работу, поглядывая на главный экран - то есть самый большой. Он находился перед лицом спящего.
  Внезапно ее внимание привлекло изменившееся изображение. На экране возник пейзаж - в точности какой бывает в окне самолета, если глянуть вниз. Задерживаться никакого резона не было.
  Арзана неслышно проскользнула в землянку, немедленно подхватила серебряную пластину и нажала другую руну. Кристалл, лежавший на земле - разумеется, под смоляной обмазкой он выглядел грязным, а не зеленым - сработал безукоризненно. Неизвестный должен был очнуться.
  Разведгруппа все так же тихо выжидала. Наконец, зеленый огонек погас. Это означало, что портал закрылся. Можно было собираться в обратную дорогу.
  По дороге в пещеру все, кроме командира, подумали, что заметить их присутствие было нельзя. Вслух, конечно, никто ничего в этом роде не сказал. Тихон думал чуть иначе, хотя основная мысль была почти той же: группа сделала все, чтобы избежать обнаружения. Но было ли это достаточным?
  
  Записи оказались сенсационными.
  Для начала в наземном пейзаже выявилось нечто из ряда вон выходящее. При ее просмотре в глаза бросилась странная и даже подозрительная полоска слева по курсу. Она очень напоминала искусственное сооружение. Оператор без раздумий пустил в ход трансфокатор. Ожидания оправдались.
  Это была стена. А еще дальше виднелись такие же. Через пяток минут в сумме вышло несколько участков, отгороженных друг от друга. Но это были цветочки; ягодки же заключались в том, что на этих площадках паслись птицы страусовидного вида. Отдать должное Александру: тот в два счета их определил.
  - Ты на клюв их посмотри! Таких страусов нет на Земле. Сейчас нет, хочу сказать. Но были. Вот тебе... ага...диатрима.
  Гугл, как и ожидалось, сработал оперативно и точно. На экране появился страус с могучим клювом.
  Но Шмелев на этом не остановился:
  - И еще одна ссылочка. Вот, читай и любуйся картинкой. Растительноядная птичка, килограмм этак с триста. Курочки у них такие, понимаешь. Ну-ка, поглядим.
  - А сейчас ты чего ищешь?
  - Кормушки.
  На этот раз Шапиро сообразил:
  - Ты хочешь сказать, таких площадей мало для натурального питания?
  - Истину глаголешь. Черт, они, должно быть, за стенкой. Не видно. Но точно там, вон как цыпочки столпились. Сельское хозяйство, понимаешь? И не просто птицеводство. Таких пропитать - зерно нужно или еще какой корм. Просто наш квадр до полей или плантаций не долетел.
  - И не долетит без управления. Нужна радиомачта для связи. Или огромная высота полета, а это для более серьезных машинок.
  - По мозолям пешком ходишь. Ладно, посмотрим, что там еще.
  На этом файле больше никаких сенсационных кадров не выявилось. Зато обзор верхней полусферы их принес.
  - Твою ж! Динозавр! На этот раз сиреневый. Интересно, на какой высоте?
  - Это только хорошим дальномером определить. Впрочем, есть программные способы... вот. Если полагать длину тела с хвостом в десять футов, то примерно три тысячи триста футов. Тут другое мне кажется занятным. Ну-ка прогони вперед запись... теперь понял?
  Не понять было трудно. Крылатый явно следовал за беспилотником, держась того же направления, но чуть сзади и выше. Когда русло реки изменило направление, управляющая программа заставила повернуть квадрокоптер - и динозавр сделал то же самое. Когда земной разведчик развернулся и лег на обратный курс, местный соглядатай последовал за ним. Беспилотник летел с сопровождением вплоть до портала.
  Файл закончился. Некоторое время оба физика хранили молчание. Потом заговорил Шапиро:
  - А знаешь, ведь такое поведение еще не доказывает наличие разума.
  - ?
  - Ага. Хорошо дрессированные сторожевые собаки делают то же самое: по приказу хозяина сопровождают нарушителя вплоть до границы владений, а клыки идут в дело лишь по команде 'фас'.
  - Выходит, ты не исключаешь...
  - Не исключаю.
  Пауза.
  - А ты заметил еще одну особенность? Этот сиреневый друг использовал крылья лишь при развороте. Все остальное время он ими даже не шевельнул.
  - Так мы и раньше знали...
  - Верно. Но дополнительное подтверждение вреда не принесет.
  
  У Арзаны были поводы удивиться, даже не один раз.
  Первым было полное отсутствие вопросов со стороны командира. Добро бы Тихон помалкивал лишь по пути в пещеру (лишний шум на ходу никогда не шел на пользу разведчикам), но он не стал ничего спрашивать даже по прибытии на место.
  Вторым поводом было явное сочувствие во взгляде лейтенанта, когда группа бесшумно скользнула в пещеру и со вздохами облегчения свалила груз с плеч. Маг жизни и разума тащила меньшую тяжесть по сравнению с другими, но ей было тяжелее в части усилий: после сканирования, проведенного в бешеном темпе, совершенно необходимо просто посидеть с полузакрытыми глазами, укладывая в мозгу картинки, полученные из чужого мозга. Но почти сразу же женщина сообразила: ну конечно, он ведь женат на докторе магии разума и потому имеет куда лучшее представление об этой работе, чем простой бакалавр.
  Наконец, Арзана широко раскрыла глаза, тряхнула головой и начала доклад без предисловий:
  - Это человека зовут Михаил Шапиро. У него родной язык русский, - при этих словах глаза у казака чуть сузились, - также он довольно хорошо владеет английским, хотя полно непонятных слов, да и произношение необычное. Но живет он не в России, а в Соединенных Штатах Америки. Что за государство, выяснять было некогда, но, вероятно, это то же, что Североамериканские Соединенные Штаты. Имеет хорошее образование: шесть лет учился в университете.
  Последние слова вызвали усиленный обмен красноречивыми взглядами среди членов группы. Арзана продолжала:
  - Род занятий - физик, я не очень точно знаю, что это, но Сарат имеет гораздо лучшее представление. Некто (полагаю, это начальник высокого уровня) полагает, что драконы - это динозавры. В их мире это огромные звери, давно вымершие и не имевшие разума. Сам Михаил не уверен, являются ли летающие существа, которых он видел, динозаврами. Но получать картинки из мозга было некогда, сами понимаете.
  Всем троим бакалаврам заявление показалось не вполне очевидным, но они дружно промолчали.
  - Но вот что могу сказать определенно. Магия в том мире неизвестна; хочу сказать, само понятие знают, но и Михаил, и его напарник Александр полностью убеждены, что в мире Земли это выдумки и обман. По уму мне надо бы обменяться мнениями с вашей супругой, командир; она в том мире бывала.
  В голосе Тихона послышалась недвусмысленная ирония:
  - Я и сам там бывал. Правда, то было давно. Нам доказали, что магия может существовать и на Земле, хотя сравнительно недолго. Негаторов там все же немало... Арзана, тебе приказываю сделать письменное сообщение о твоих находках. Я его продиктую патрульному дракону, тот передаст своим, а те - в Заокеанию. Но если есть что-то столь же важное, то продолжай.
  Доклад получился не такой уж длительный. Арзана не стала говорить о том, что сканирование человеческого разума с чужой культурой и языком являет собой задачу, которую стоит поручить лишь злейшему врагу.
  Тихон выслушал со всем вниманием. Но он промолчал о том, что доклад больше вызвал вопросов, чем дал ответов.
  
  Прошла неделя. У американских физиков она оказалась загруженной. Им поставили задачу: сделать М-пространство достаточно большим, чтобы оно вместило тушу динозавра. Чарли недвусмысленно дал понять, что решение об отстреле хотя бы одного экземпляра уже принято. Для увеличения объема существовал лишь один способ: несколько раз открыть-закрыть портал. И они этим занимались.
  По прошествии недели Чону доложили, что М-пространство имеет двадцать футов в диаметре, то есть чуть ли не в полтора раза больше, чем длина динозавра вместе с хвостом. Микробосс, в свою очередь, информировал, что сейчас идет переоборудование беспилотника с целью установления на нем стрелкового оружия, способного прицеливаться и вести огонь в верхней полусфере. Задача была нестандартной: существовало больше десятка систем, позволяющих поразить цели на земле, и ни единой, рассчитанной на противодействие целям в воздухе. Это было просто никому не нужно.
  Одновременно решалась проблема с утаскиванием тяжелой туши (ее вес по прикидкам составлял от шестисот до семисот фунтов). Вертолет отвергли сразу - он был бы слишком заметен, да и габариты портала позволяли провести сквозь него лишь самую легкую машину, притом со снятыми винтами. Остановились на квадроцикле с волокушей. Беспилотник должен был заманить динозавра к порталу и сбить крылатого зверя в непосредственной близости. Квадроцикл должен был действовать на расстоянии не более мили. Но и это транспортное средство надо было раздобыть.
  
  Сарат добавил Тифору нескольких человек в помощь. И группа сработала блистательно. Правды ради заметим: львиная доля заслуг принадлежала руководителю. Особо почтенный не только давал указания к действию, но и лично сделал больше половины расчетов. Из второй половины дела больше, чем кто-либо другой, сделал магистр Гарлен: он прекрасно вписался в команду.
  Портал диаметром дюйм удалось установить на высоте примерно тысячи ярдов. Видимость была превосходной. Недурной бинокль (со времен отбытия Професа их качество удалось заметно улучшить) позволял видеть лица прохожих.
  Наблюдение вели трое - поочередно, конечно. К этому делу привлекли даже Мариэлу - ей как женщине надлежало подобрать наряд, в наименьшей степени отличающийся от местных; к тому же она могла по косвенным признакам выбрать наиболее подходящую кандидатуру для целей маэрцев. Малах выискивал потенциальные источники опасности. Бывший старшина, а ныне купец Хагар пытался оценить род занятий кандидатов.
  Работа оказалась долгой, нудной... и результативной.
  - Кандидат номер девять, - возгласила Мариэла. - Чем хотите поручусь: этот человек как раз по мне.
  - Не военный, не стражник, - заявил Малах, - и не вижу, чтобы он контактировал с таковыми.
  - Одежда с виду небогатая, но похоже, что он не сильно занят на работе, - резюмировал свои наблюдения Хагар. - Вполне подходит.
   И операция перешла в стадию непосредственного планирования.
  
  
  
Глава 10

  
  - Чарли, вы сами хоть на минуту верите, что, заполучив тушу динозавра, мы узнаем, на каком физическом принципе они летали?
  - Я не верю, что подобное исследование можно сделать быстро. И сильно сомневаюсь, что оно увенчается успехом. Но ни то, ни другое не входит в цели Бена и Джерри.
  Шмелев не поверил ушам и пристально глянул на собеседника. Тот улыбался вполне приятной улыбкой.
  - Это чистая политика, Алекс. С таким вещественным доказательством Бен запросто выбьет шикарное финансирование, даже если вы не найдете носителей разума в скором времени. А чучело - в Национальный музей естественной истории. Со временем, конечно. Не думаю, что руководство будет кричать на площадях о своей удаче. Публика, конечно, все узнает, но позже. Да, вот еще примите во внимание. Охотиться на динозавра поручат не вам и не Майку.
  Александр мысленно возрадовался. Отчего-то подобная охота ни капельки его не привлекала. Вслух же он дипломатически поинтересовался:
  - Кому же?
  - Опытному оператору из Корпуса16.
  - И это произойдет...
  - ...как только переоборудуют беспилотник. Дней пять, не больше.
  
  Уже давно Владислав Защепин пришел к выводу: жизнь не может состоять из одних черных полос так же, как и только из белых. Это глубокомысленное умозаключение он применял к себе многократно, ничуть не смущаясь тем, что до него он додумался не первым.
  Началось это в Чечне. Очередь из крупняка разорвала пополам двоих из его отделения, самому ему прилетело лишь в обе ноги, да и то левую покорежило осколком. Тут же рядовой Горленков вколол противошоковое и перетянул то, что осталось от ног. Это оказалось удачей. В госпитале, правда, правую ногу отчекрыжили по колено, зато от левой отпилили лишь ступню. Опять везение. Комиссовали, понятно. На инвалидную пенсию не пошикуешь, ан опять привалило: старый друг по прозвищу Швед (за внешность обозвали) взял на работу в фирмочку, занимающуюся компьютерными сетями. А образование... что ж образование? Компьютерное дело такое, что самому учиться постоянно надо. Влад и учился, даже сдал цельных четыре сертификационных экзамена. Работы было немало, но и платили недурно; хватило даже на протезы доброй немецкой работы.
  И постоянная подруга завелась, хотя до штампа в паспорте дело не дошло. Не стерва, не дура. Хозяйственная. Опять же везуха.
  Но прошло вроде бы и не так много лет, как началась полоса темного оттенка. Швед честно предупредил, что заказов не то, что мало, а совсем даже мало, и посоветовал искать работу. Бывший 'комод'17 мотострелков делал это со всей добросовестностью, но работодатели явно предпочитали молодых, энергичных и с обеими ногами в целости. В результате образовалось много свободного времени. И это было хорошо; появилась наконец-то возможность просто посидеть на лавочке, жмурясь на теплое весеннее севастопольское солнышко и любуясь на море. Почитать хорошие книги на Интернете. Пообщаться с коллегами по форумам. Заняться подготовкой к очередному экзамену. Но Лидка привыкла к устойчивому, хоть и небогатому заработку сожителя. И она ушла, тем более, что на ее горизонте нарисовался морской офицер. Ну и пускай себе. Любви-то особой не было, чего уж вилять извилинами перед самим собой. А та, единственная, далекая... Владислав запретил себе пытаться что-то разведать о ней через социальные сети. У нее, наверное, почти взрослые дети.
  Вот если бы не боли... Врач в поликлинике обозвал их фантомными (хотя болело по-настоящему) и честно сказал, что кардинально с ними ничего сделать нельзя. Правда, Защепин уже давно научился терпеть их, однако удовольствия это не доставляло.
  Но у этой лавочки вдруг открылся минус. С некоторых пор Владу стал чудиться направленный на себя чей-то пристальный взгляд. Не снайпер, не грабитель, вообще не враг, хоть и не друг. Защепин пустил в ход мелкие хитрости, которым его научили ребята из разведвзвода. Но нет: хотя вокруг скамейки никогда не было пусто, не выявилось пристального интереса со стороны окружающих.
  
  Портал перенесли за скамейку и спрятали в кустах, но так, чтобы до объекта было не более пяти шагов. Первым делом проверили на негацию - чисто. Пришла пора трудиться магу разума.
  Мариэла так и не узнала, что ее работа оказалась более легкой, чем у Арзаны. Все же постоянная практика в русском языке сказалась: и знания получились обширнее, и произношение подтянулось до совершенного.
  Сканирование доктор магии выполнила не разом, а в несколько этапов - просто потому, что объект не засиживался уж очень надолго на одном месте. Не сходу получилось овладение нужными терминами, должные эквиваленты которых отсутствовали в маэрском. Но терпение и знания победили внешние обстоятельства: через три дня все сведения (в первом приближении) были получены. Не нашли никаких оснований отвергать эту кандидатуру. Пора было выходить на контакт.
  Мариэле пришлось напрячь все свои таланты в части женских одеяний.
  Легче всего было с обувью. Правда, большинство здешних ходили на высоких и тонких каблуках, а маэрские сапожники таких просто не делали. Но и почти плоская подошва тоже не выглядела чем-то бросающимся в глаза. Блузки были чуть непривычного фасона, но похожие можно было заказать у хорошей портнихи. Вполне недурно дело обстояло с юбками. Куда хуже положение вышло с тончайшими чулками, которые носили местные. Дело даже не в том, что их маэрский аналог обошелся бы недешево. Но и внешний вид сразу же выдал бы чужестранную работу. Мысль о покупке готовых изделий была отвергнута сразу же: ассигнаций местного образца не имелось, а светиться монетами все участвовавшие в деле маэрцы полагали непозволительным. К счастью, молодые местные женщины частенько щеголяли в штанах. Свою прическу госпожа маг сочла подходящей, а макияж использовался самый скромный, почти незаметный.
  
  Ни Шмелев, ни Шапиро не могли и близко подойти к Чарли Чону в части административных уловок, тонкостей и хитростей, а также понимания глубинной сути. Но именно этот момент явился редчайшим исключением.
  Директор принял на работу новую сотрудницу - да не просто так, а на должность лидера группы. Формально она была в одном ранге с Чарли. Фактически Бен ясно дал понять, что у этой чернокожей дамы по имени Джил Харрингтон имеются превосходные административные перспективы.
  Как всегда, нового сотрудника представили старым. В таких случаях принято заранее рассылать циркулярное электронное письмо восхвалительного содержания. Оно-то и насторожило Шмелева. Свои сомнения он не замедлил высказать другу - по-русски, разумеется, и притом до последней степени иносказательно.
  - Ты ту самую почту читал?
  - Ага.
  - Мне не понравился Говардовский университет.
  Имелось в виду, что юридическое образование означенная новая сотрудница получила в далеко не самом лучшем учебном заведении.
  - Угу.
  - А еще не понравилось магистерское звание в деловом администрировании. Будь ею сдан экзамен коллегии юристов18, карьера была бы иной. Она - эффективный менеджер.
  Последняя фраза пошла с интонациями малого боцманского загиба.
  Поначалу казалось, что Александр был неправ. Первую неделю новоиспеченная лидер группы (иначе говоря, начальница) вообще не командовала. Она деятельно вникала в структуру управления лаборатории и ее отдельных подразделений. По этой причине вмешаться в чью-либо работу Джил никак не могла. А если уж сказать правду, то поводов вмешиваться не было. Переделка беспилотника в носителя легкого пулемета затянулась. Мощности движков хватало впритык, к тому же отдача вполне могла сбить прицел. После долгих прикидок и споров конструкторы пришли к выводу, что проще взять более крупный и тяжелый беспилотник. Так и поступили. Но работы, конечно, затянулись. В результате Шмелев получил возможность еще раз повести беспилотник на разведку. Целью была поставлена съемка птицеводческих загончиков. Исследователи дружно решили, что оценка масштабов этого сельзхозпредприятия будет полезной, а если повезет, то и птичников можно будет заснять на видео.
  
  Волнение доктора магии жизни и разума Мариэлы-руа не имело под собой никаких рациональных причин. Во-первых, ей лично ничего не грозило. Тот, с кем предстояло работать, негатором не был, а у прохожих вроде как не имелось каких-либо причин вмешиваться. Во-вторых, докторский опыт был дополнен результатам сканирования. Мариэла кое-что знала о фигуранте; в частности, было известно, что тот не склонен к беспричинным вспышкам гнева. В-третьих, волнение вообще противопоказано магу разума при работе. И тем не менее...
  Место выхода из портала (за спинкой скамейки) было заранее расчищено от всего, что могло бы зашуршать, заскрипеть и вообще выдать шумом шаги: разведчики свое дело знали. Вот почему Защепин не услышал ничего подозрительного, а ощущение взгляда в спину он привычно проигнорировал. В результате молодой женский голос прозвучал совершенно неожиданно.
  - Добрый вечер.
  По мнению бывшего мотострелка молодка, появившаяся сбоку от скамейки, была вполне симпатичной... и что-то в ней было не так. Она появилась из ниоткуда. Подходи она по дорожке, Влад услышал бы шаги или, в самом крайнем случае, заметил бы приближение этой особы периферическим зрением. Вторая неправильность заключалась в запахе, точнее в его отсутствии. При том, что симпатяга явно следила за собой, духами она не пользовалась, и это было необычно. И, наконец, Влад полагал себя наблюдательным, но профессию этой дамы он угадать не мог. Тем более, сумочки у нее в руках или на плече тоже не было.
  - Вы позволите присесть на эту скамейку?
  - Места тут не нумерованные, - неуклюже пошутил мужчина. И тут же понял, что и возраста незнакомки он определить не может. Ей с виду было лет двадцать пять, но вот манеры... похоже, она замужем.
  Почему-то ее взгляд устремился на левую ногу мужчины. Но эта странность быстро получила объяснение:
  - Вижу, вас мучают фантомные боли? Пожалуй, я могу помочь, - тут Защепин успел подумать, что способ знакомства странный, если не сказать больше, - но лишь временно. Часов двенадцать левая нога - точнее, ее остаток - не будет вас беспокоить.
  С этими словами молодка чуть шевельнула правой рукой - раз, другой и третий. И тут боль ушла, причем действие неведомого свойства помогло куда больше стандартных болеутоляющих. Те лишь глушили ощущения.
  И снова внутри шевельнулось неприятное ощущение неправильности. Не могла эта дама практически мгновенно поставить диагноз. Впрочем...
  - Благодарю. Нога и вправду прошла. Вы экстрасенс?
  Мужчина подразумевал иное: 'Сколько вы хотите за работу?' Он прекрасно знал, что бескорыстные целители встречаются не чаще, чем пятитысячная бумажка посередь тротуара в центре города в разгар дня.
  Казалось, вопрос слегка удивил женщину. Она чуть наклонила голову, как будто вслушивалась, но почти сразу выпрямилась.
  - Экстрасенс? Нет. Я доктор медицины, - тут иголочка подозрения снова кольнула Владислава. Он знал, что существуют доктора медицинских наук. Правда, он не имел понятия о латинском термине Medicinae doctor, бывший в ходу во многих странах, но не в России. Словосочетание показалось чужестранным и уж точно устаревшим.
  Но эта активная женщина не дала углубиться в размышления.
  - Меня зовут Мария Захаровна, а вас?
  - Меня можно звать Владислав Олегович, - машинально ответил мужчина и тут же добавил неожиданно для самого себя, - у вас известное имя-отчество.
  - О? - удивление собеседницы не показалось наигранным. - И чем же оно известно?
  - Знатоки истории Крымской войны его помнят. Так звали женщину-врача, она работала в госпитале, многих спасла. Между прочим, вы на нее похожи.
  На этот раз ошибиться было нельзя: удивление было самым искренним.
  - Вы хотите сказать, что ее портрет сохранился?
  Вопрос не был праздным. Мариэла прекрасно помнила, что никому не позировала.
  - Не совсем портрет. Среди пациентов Марии Захаровны был штабс-капитан Святов, она ему руку спасла. И он сделал по памяти зарисовку пером. Ее уже в двадцатом веке обнаружили.
  - Так вы историк?
  - Ну нет, - честно ответил Защепин, - всего лишь любитель.
  - Как интересно! Я с удовольствием послушала бы еще о Марии Захаровне. Нам ничего такого не рассказывали.
  Владислав Олегович явно увлекся.
  - Большинство сведений касаются ее как врача. Она и в самом деле была мастером в этом деле. Достоверно известны два случая излечения холеры. С гангренами справлялась. Спасла адмирала Нахимова от пули в голову. Даже Пирогов полагал эту рану смертельной и, к счастью, ошибся. Между прочим, сама при этом была ранена.
  - А кто она такая?
  - О ней известно до прискорбия мало. Даже толком неясно, из каких она краев. Говорила она с акцентом, хотя и правильно. Угадать страну ее происхождения никто не мог, - Тут речь Владислава Олеговича замедлилась. - Правда, было одно исследование; оно даже в Интернет не попало, поскольку никогда не публиковалось. Я и узнал о нем по знакомству. Так вот, один лингвист, анализируя ее акцент, вычислил, что она из Тибета. А я его коллегу Илью Первушина лично знаю, тот и дал мне почитать текст.
  Женщина вскинула руку ладонью вперед.
  - Владислав Олегович, не так быстро. Я не специалист по языкам...
  - Я тоже.
  - ...Но как можно проанализировать акцент человека, которого не стало вот уж полтораста лет тому назад?
  - Среди пациентов нашелся один офицер по имени Карл Андерсен - соотечественник Даля, между прочим - оказавшийся любителем-лингвистом. Он оставил записки, где подробно описал все отличия ее произношения от великорусского. А потом эти записки нашли.
  Некоторое время на скамейке молчали. Защепин ждал новых вопросов, а молодка, казалось, погрузилась в размышления. На самом деле Мариэла извлекала из памяти соседа по скамейке сведения о том, где этот Тибет и кто такой Даль. Работа была не из великих, особенно с учетом того, что скрывать следы своего вмешательства маг разума и не собиралась. Здесь никто их обнаружить не мог.
  Но наступила пора закруглять беседу.
  - Владислав Олегович, хотите медицинский совет?
  - С удовольствием выслушаю, Мария Захаровна.
  - Сейчас идите домой и постарайтесь не нагружать левую ногу. Тогда действие обезболивания продлится подольше. А завтра, если не возражаете, встретимся здесь же в тот же час, и я посмотрю, нельзя ли что еще сделать по докторской части. Но не бесплатно.
  Влад подумал, что этого подхода стоило ожидать. И оказался не совсем прав.
  - Денег я с вас не возьму. Взамен вы мне расскажете побольше про эту даму-врача, ну и про историю Крымской войны. Я в ней не сильна. Как вам вариант?
  - Пожалуйста. Работа языком дорого не стоит.
  Намек был отвергнут или просто не понят.
  - Вы ошибаетесь, Владислав Олегович. Как насчет лектора в университете? Еще как дорого ценится его работа.
  Мужчина поднялся со скамейки, сделал пару шагов, обернулся, чтобы попрощаться... и не нашел никого.
  Чертовщина. Никакого иного слова не нашлось.
  
  Долгое время портал оставался закрытым. На то были причины.
  Специалисты занимались переоборудованием более крупного беспилотника. Дело было не вполне обычным - никто раньше не пробовал установить на этот аппарат стрелковое оружие, рассчитанное на поражение воздушной цели - но вполне возможным. Некоторое время шли споры относительно способа прицеливания. Консерваторы настаивали на ручном, основываясь на проверенных навыках стрелка. Сторонники прогресса полагали, что стоит пойти на небольшое увеличение веса и стоимости аппарата, но оборудовать его системой аавтоматического прицеливания. Для таковой было достаточно лишь поймать цель в визир и нажать на кнопку - все поправки программа делала сама. Точнее, должна была делать. Ретрограды не без оснований указывали, что радар утяжелит беспилотник, но даже его применение не даст очевидного преимущества: эффективный размер живой цели в радиодиапазоне ничтожно мал по сравнению с таковым для боевого летательного аппарата, сделанного из металла. В результате консерваторы победили.
  Облик охотника на динозавров, по мнению обоих физиков, не совпадал с каноническим образом сержанта-стрелка19: этот джентльмен не был высокорослой горой мускулов, скорее его можно было назвать худощавым, да и голос не был похож на тот, которым командуют отделением. Тот сразу представился Чаком Куммером и попросил, чтобы в реальном вылете кто-то из физиков был рядом 'ради точной идентификации цели', как он выразился. На это дело пошел Александр просто потому, что была его очередь.
  Настал день охоты. Накануне привезли беспилотник. Вид у того был грозный: шесть двигателей с шестью винтами, а сверху - пулемет. Шмелев, не имея должного образования в области стрелкового оружия, прикинул на глазок калибр - вышло что-то около пяти миллиметров. Снизу красовалась коробка. Александр подумал, что лента вмещает не меньше сотни патронов. Туда же подкатили квадроцикл. Правда, Шмелев честно признался, что не имеет никакого опыта управления этим транспортным средством, но сержант Куммер с полной беспечностью ответил, что не видит в том никакой проблемы.
  - Начинаем, Алекс, - спокойно молвил морпех.
  М-пространство открылось без проблем. В него вкатили квадроцикл и беспилотник. Чак лег за экран (высота так и оставалась не слишком большой). Цепкие пальцы сержанта прошлись по кнопкам и клавишам управления беспилотником. Физик, в свою очередь, запустил программу открытия портала.
  Двое операторов заранее условились, что говорить вслух не будут. Поэтому Шмелев безмолвно кивнул и указал подбородком на сияющий дневным светом проем портала.
  
  С самого начала все пошло не так.
  Сигнал наличия портала не загорелся, как это было положено, а лишь мигнул и погас. Командир разведгруппы жестом остановил дернувшуюся было Арзану и прислушался. С минуту вообще ничего не было слышно. Потом вся группа уловила жужжание, но оно было непривычного тона: и громче, и басовитей.
  Первым высказал догадку Загер. Ему настолько продолбили мозги эффектом негации, что он чуть ли не автоматически высказал вслух именно эту гипотезу. Разумеется, сказано было очень тихо, ровно настолько, чтобы могли услышать.
  - Кто от драконов на патрулировании? - деланно спокойно спросил Тихон. Его чутье уже не просто подсказывало, а вопияло о надвигающихся неожиданностях и, весьма возможно, неприятных.
  - Туарра.
  - Связь с ней?
  - Пока нет. Через пять минут она вылетит из-за холма, тогда свяжемся.
  Командир осторожно выглянул сквозь щелочку в крыше. Нехорошие предчувствия тут же обратились в еще более скверную уверенность.
  Из портала вылетел летательный аппарат заметно больше прежнего - звук не обманул. Но зоркие глаза бывшего пластуна в соединении с оптикой выявили совсем уж нехорошую особенность: в верхней части аппарата красовалась картечница. Небольшая вроде бы, но уж Тихон прекрасно знал, каково может быть ее действие. Правда, на патрульной драконе должен иметься противопулевой щит, но стародавние воспоминания навевали сомнения в универсальности этой защиты. Командир разведгруппы нагнулся и подхватил амулет связи. Правда, речь оставалась негромкой.
  - Туарра, здесь Тихон. Туарра, как меня слышишь? Туарра, здесь Тихон...
  Патрульной все еще не было видно, но набравший высоту летающий вооруженный чужак, похоже, ее заметил. Он удивительно быстро повернул ствол или развернулся всем корпусом (на таком расстоянии было трудновато различить). Как раз в этот момент прорезался голос драконы:
  - Тихон, здесь Туарра.
  - За тобой охотятся. Летающий аппарат с картечницей. Маневрируй.
  Приказывать командир разведвзвода не мог, только советовать.
  Совет самую малость опоздал.
  
  Владислав Защепин был хорошим компьютерщиком. Ему не составило труда оставить электронное письмо Шведу, в котором подробно были расписаны все происшедшее накануне и добавлены кое-какие соображения от себя. Это письмо операционная система должна была доставить в определенное время, если с владельцем что-то случится.
  До этого комиссованный по инвалидности сержант попытался свести известные факты в стройную систему. Выходило вкривь и вкось.
  Первым делом смущало появление и исчезновение этой женщины из никоткуда и в никуда. Спецназ в юбке? Да, такое бывает, но цель? Вести разговор про Крымскую войну?
  И почему именно он?
  Мысль о чужой разведке приходила в голову, отступала под натисков доводов здравого смысла и появлялась снова. Главной причиной, работающей против этой гипотезы, было четкое осознание собственной ценности - а в глазах любой спецслужбы она была очень невелика. Служебное положение и было-то не из высоких, а уж сейчас оно упало ниже низкого.
  И все же: какой может быть цель? Что ее вообще нет - в такое Влад не верил.
  Отдельным моментом была та легкость, с которой эта доктор медицины (вот же назвалась!) сняла боль. Правда, в экстрасенсов Защепин верил. И в гипнотизеров верил. Но чтобы вдруг состоялась случайная встреча с женщиной, носящей то же имя, что и известная давным-давно врач, к тому же сходная по умениям и, того хуже, очень похожая внешне - извините, в подобные совпадения житейски опытный человек поверить не может.
  На встречу Влад все же пошел, но не поленился вооружиться. Для этого он взял уже давно приобретенный травматик (еще раз спасибо Шведу и его связям), а в своем сотовом телефоне запустил приложение, позволившее ему работать диктофоном.
  Вопреки ожиданиям Мария Захаровна не возникла из ничего. Она спокойно сидела на той же скамейке и даже не вертела головой, как будто знала, что визитер появится. И даже больше того: когда тот приблизился шагов на семь, она вежливо поздоровалась, а потом уж глянула. Защепин подумал было, что просто она узнала его походку на слух, но этот вариант показался маловероятным. Впрочем, это не помешало ему ответить на приветствие.
  - Для начала я собираюсь исполнить обещание, - продолжила доктор. - Сейчас я сниму боль. Вот так. А теперь чаш черед. Признаюсь: в первую очередь меня интересует не история этой войны - я чуть-чуть ее знаю - а история этой дамы.
  - А ведь они связаны, Мария Захаровна. Переплетены.
  - Ну и что ж? - небрежно отмахнулась слушательница. - Рассказывайте так, как считаете нужным.
  Может быть, Владислав имел потенциал неплохого лектора, но опыта у него не было и быть не могло. Рассказ получился несколько рваным. И все равно Мария Захаровна слушала весьма внимательно. Слишком внимательно. Влад даже подумал краем сознания, что у собеседницы чуть ли не личное отношение к героям рассказа.
  По окончании повествования доктор очень серьезно промолвила:
  - Этот рассказ заслуживает вознаграждения. Я могу сделать так, чтобы ваша левая нога очень долго не болела.
  - Как долго? - не сдержался Защепин и тут же, спохватившись, извинился.
  - Не навсегда, конечно. Лет на тридцать. Но для этого нужно ваше содействие.
  'Ну вот, началось', - подумал потенциальный пациент, а вслух очень вежливо поинтересовался:
  - Какого рода содействие?
  - На следующую нашу встречу принесите с собой костыли. Они ведь имеются у вас дома, не так ли?
  - Я ими уже давно не пользуюсь. Зачем бы? - откровенно удивился Владислав.
  - Затем, что после лечения ваша нога будет нуждаться в полном покое в течение трех-пяти дней, и еще двадцать дней после этого вам нельзя будет ее нагружать всерьез. На костылях эти пять дней ходить, пользуясь лишь правой; это просто обязательно, а там посмотрю. Впрочем, заранее скажу: на эти двадцать дней танцы, бег и прыжки будут под запретом. И, как вы, наверное, догадались, не возьму с вас денег. Зато попрошу об услуге, связанной с компьютерами.
  Почему-то последние слова не оказали успокаивающего действия.
  
  
  
Глава 11

  
  Может быть, драконы медленнее людей догадываются, ПОЧЕМУ в бою надо делать то-то и то-то. Зато в знании того, ЧТО и КАК надо делать, крылатые, без сомнений, опережают двуногих. Еще одна особенность образования у ящеров состоит в том, что тактические знания у них обновляются регулярно - в этом состоял один из заветов Великого Стурра.
  Туарра знала, что собой представляет огнестрельное оружие, хотя никогда в жизни не видела его в действии. Зато ей на занятиях показывали скорострельную винтовку - руководство драконов приобрело ее именно для учебных целей.
  Контрдействия чуть запоздали: темно-красная дракона услышала предупреждение как раз в тот момент, когда почувствовала хорошо ощутимые толчки. Она знала, что именно так должен срабатывать щит, которым ее снабдили люди. Чуть позже послышались резкие звуки, они немного напоминала очередь из 'Воздушных кулаков'. И Туорра стала действовать так, как ее учили на тактических занятиях.
  Небольшие крылья сложились, поскольку они мешали бы резким маневрам и не позволяли достичь максимальной скорости. На лету крылатая воительница чуть повернула голову и скосила глаза. Она сразу заметила на дистанции шестисот двадцати маэрских ярдов необычный размерами и формой летательный аппарат. Сверху торчал длинный ствол.
  Пока она смотрела, ствол чуть довернулся, следя за перемещением цели. Но та вовсе не собиралась ждать пуль. Тело драконы стало уходить резкими движениями по всем направлениям, сбивая прицел; одновременно Туорра добавляла скорость, не заботясь о ресурсе кристаллов. Острые глаза драконы заметили тусклые огоньки на дульном срезе и даже череду пуль, несущихся в ее направлении. Но там, куда они летели, чешуйчатой цели уже не было. Дистанция между драконой и аппаратом стала расти с каждой секундой. Аппарат выпустил еще несколько очередей, но все пули прошли мимо. Впереди был лес - не слишком густой, затеряться в нем было нельзя, но уж затруднить стрельбу вполне можно. А лавировать между стволами Туорра умела: еще в школе она участвовала в олимпиаде и в состязаниях на скоростное прохождение трассы с воротами заняла третье место.
  И тут все кончилось. Вражеский (теперь в этом не было никаких сомнений) аппарат неожиданно отказался от преследования, развернулся и направился обратно к порталу. Расстояние до него уже достигло тысячи трехсот ярдов. Туорра поднялась выше; ее учили, что на таком расстоянии она в безопасности. Так и оказалось.
  Вот теперь можно было развернуть крылья, убавить скорость, проверить состояние кристаллов телемагии - как и предполагалось, они выработали менее одной десятой ресурса - и без спешки, но и без промедлений лететь докладывать начальству.
  
  Было бы несправедливым обвинить Чака в слабой стрелковой подготовке. Скорее можно утверждать обратное.
  Оператор углядел темно-красную цель почти сразу после вылета, чуть довернул беспилотник, нескольими движениями пальцев включил прицельную сетку на экране и выпустил короткую очередь. На мгновение динозавр пропал из поля зрения, но Чак выправил ориентацию объектива.
  - Три против одного, я попал, - пробормотал он.
  Но динозавр и не думал падать; он, как будто и не был ранен, принялся маневрировать. Стрелок напряженно вглядывался в экран, пытался следовать прицелом за целью. Временами он стрелял.
  - Все, патроны кончились, - вдруг объявил он. - Возвращаемся.
  А динозавр спокойно улетал прочь.
  Но охота на этом не завершилась. Предстоял анализ видеоматериала. На этом действе присутствовали сам Куммер, оба физика и Чарли.
  Некоторые моменты смотрели покадрово. Комментарии с вопросами так и сыпались:
  - Почему кадр пошел вверх?
  - Отдача. Я нарочно стрелял чуть ниже в расчете на такое перемещение беспилотника. Но ручаюсь, что пара попаданий была.
  - Давайте посмотрим с увеличением. О, вот динозавр дернулся, так что ваша правда, Чак, в тот раз вы попали. Следующий кадр...
  - Нет, четыре. Сразу будет заметно... как я и говорил, есть еще попадания. Всего три. Но где же ранения?
  - А не может быть, что эта его чешуя - вроде как бронежилет?
  - Еще как может. Стоп! Отмотайте назад. Есть! Вот тут видно крыло, а здесь он складывает его.
  - Так как же летать без крыльев? Не вертолет все же.
  - Это мы и хотели узнать.
  - Ни один вертолет так не может, за слова отвечаю.
  - Ну-ка, еще раз отмотать... нет, тут промах.
  - А еще хоть одно попадание было?
  - Это смотреть надо.
  Просмотр длился три с половиной часа с перерывом на кофе с пончиками.
  Чарли подбил итоги.
  - Из того, что мы видели, я делаю вот какие выводы. Первый: использованный калибр не в состоянии пробить броню динозавра. Однако неприятные ощущения у него все же имеются, судя по тому, как энергично он уходил от выстрелов. Второе: подтвердилась замеченная ранее способность к резким маневрам. Особо следует отметить, что ради ее увеличения динозавр вообще сложил крылья, но при полете не на полной скорости он их использовал. Третье: использованный тип беспилотника с очевидностью не дает возможности приблизиться к летящему динозавру по причине недостаточной скорости, если только не использовать премущество внезапности. Я ничего не упустил?
  Морпех поднял руку и, дождавшись кивка, высказался:
  - Как по мне, доклад надо дополнить предложениями по выполнению задачи. Первое, что приходит в голову: применение более тяжелого беспилотника с крупнокалиберным пулеметом или даже с ракетой. Второе: работать с двумя аппаратами: один ведет огонь, второй обеспечивает обнаружение и наведение. Насколько мне известно, существуют модели, потолок которых составляет пятьдесят тысяч футов. Вот с этой высоты видимость хороша, а помешать туземцы не смогут, судя по всему.
  - Вы были бы правы, Чак, но конечная цель состоят в получении динозавра в как можно менее поврежденном виде. Как мне кажется, по этой причине ракета отпадает сразу же, да и тяжелое оружие типа авиационной пушки или даже крупнокалиберного пулемета также. Еще вопросы? Предложения? Нет? Вот и хорошо. Все это я доложу Джерри и Джилл. Кстати, благодарю вас, Чак, вы проделали отличную работу, и не ваша вина, что успех не был достигнут. Вы свободны. Майк, Алекс - вам еще предстоит сделать презентационный файл для боссов, длительность не более пятнадцати минут.
  - Сделаем, - уверенно откликнулся Шапиро.
  
  Не сказать, чтобы весь разведотряд разглядел подробности: все же между укрытием и тем местом, над которым разыгралось сражение, было расстояние не менее тысячи трехсот маэрских ярдов. Но командир, пользуясь биноклем, разглядел больше других. И по возвращении земного аппарата и закрытии портала он заговорил:
  - Клянусь святителем Тихоном Задонским: в Туорру не меньше двух пуль попало. Другое дело, что щит сработал. Ну, а потом она уходила от вражьей стрельбы с отменной ловкостью, - этот заочный комплимент был не вполне оправданным; даже Тихон не знал всех возможностей драконов в части маневрирования и потому не мог правомерно судить о действиях Туорры. - А теперь надо крепко думать. Арзана?
  - Для начала факт. Я издали почувствовала поля жизни от двоих чужаков, но опознать, понятно не берусь. То, что стреляли по дракону, требует некоего, - тут маг жизни чуть-чуть поколебалась, - совместного решения. Надо ехать в Паррану и докладываться. И еще следует связаться с Заокеанией.
  Дальнейший опрос мнений показал, что все с этим согласны, кроме самого командира.
  - Вот что я хотел бы добавить, - объявил он, - если портал закрыт, то мы можем использовать радиомагию.
  Сержант Лейват немедленно поднял палец, требуя слова. И он его получил.
  - Не согласен. Пришельцы вполне могли оставить снаружи устройство для подслушивания радиомагии. Но его можно найти, - на эти слова у бакалавра имелись основания. Его второй специальностью была магия электричества. - Устройство должно быть компактным, и всплески соответствующих полей с сильной локализацией поддаются обнаружению.
  Разведгруппа добросовестно обшарила окрестности портала. Ничего связанного с магией электричества найдено не было.
  - Тогда решение будет вот каким, - подытожил Тихон. - В будущем поставим здесь сигнализатор для полей электричества. Он будет передавать по цепочке кристаллов соответствующий сигнал руководству драконов. Пока что у нас нет нужного кристалла, но подготовить их из запасных можно. И еще надо будет сказать драконам: на этот раз щит выдержал. Но пусть будут готовы к атаке более тяжелыми пулями. Впрочем, это работа для ребят Шахура. Все кристаллы - с защитой от негации, на это запас имеется.
  Разведгруппа дождалась вечера, тщательно замаскировала вход в убежище и двинулась к месту, где была спрятана лодка. К утру отряд достиг Парраны. У портала остались кристаллы-следилки.
  
  Озарения в некотором роде сходны с несчастными случаями. Те и другие случаются совершенно неожиданно.
  Владислав Защепин поймал просветление в тот момент, когда уже шел с костылями в руке к заветной скамейке. Ну конечно! Сходство - вот главный фактор. Эта Мария Захаровна, без сомнения, в родстве с той самой женщиной-врачом. Весьма возможно, ее дальний потомок... сколько там... прапраправнучка, скорее всего. Отсюда интерес и, весьма возможно, имя. Врачебная карьера тоже.
  Довольный собой, бывший сержант подошел к месту встречи. Правда, его настроение оказалось чуть подпорченным: женщина уже там сидела, и за ее приходом проследить не удалось.
  - Добрый вечер, - почему-то она сочла нужным приветствовать первой.
  - Добрый вечер, Мария Захаровна.
  - Вижу, сегодня вас беспокоят обе ноги. Но пока речь пойдет о другом. Это я о той услуге. Разумеется, о ней не следует распространяться.
  Влад отметил, что голос дамы сделался официальным до сухости.
  - Мы хотим сделать вам предложение, от которого вы можете отказаться, и к вам не будет претензий. Буду откровенна: нам нужно, чтобы вы разыскали человека компьютерными методами.
  Защепин не выдержал:
  - Почему именно компьютерными? И почему я?
  - Сначала ответ на второй ваш вопрос. Вы - частное лицо. Полиция не будет искать хотя бы уж потому, что он, насколько нам известно, законопослушный гражданин. Компьютерные способы - это потому, что никакими иными его не найти. Судите сами. Мы не знаем его имени, известно лишь прозвище: Профессор, но оно много не даст. Мы не знаем, сколько ему лет. Мы не знаем, где он живет - и жив ли вообще. Единственное, что у нас есть: его портрет.
  - Фотография?
  - Нет. Именно рисованный портрет. Художница сделала его по памяти, но те, кто видели этого человека, говорят, что изображение весьма похожее. И особо отмечаю: нам не нужно его имя. Нам не нужно знать, где он живет. Нам всего лишь нужно, чтобы вы отправили ему сообщение с предложением связаться и получили на него ответ. Ну, и передали нам. Если он, конечно, ответит.
  - Электронное письмо?
  Мария Захаровна ответила не сразу. Разумеется, Защепин не подумал о том, что само понятие собеседница секунду назад раздобыла из его головы.
  - Да. И, повторяю, если ответа не будет, вы не в ответе.
   - Это и так очевидно. Но должен предупредить: при столь скудном наборе исходных данных шансы на успех... кхм... очень малы.
  - Мы это понимаем.
  - Работа весьма непростая. И дорогая.
  - Это мы тоже представляем.
  - Скажите: а кто такие 'мы'?
  Вопрос этот давно назрел и, видимо, предвиделся. Ответ явно был подготовленным:
  - Вы, вероятно, уже догадались: я лишь посредник. Этот человек был наставником моей наставницы, а также моего начальника. У него училось еще несколько. Имена их не имеют значения. Они как раз столкнулись с технической проблемой, которую, как полагаем, может решить лишь тот, кого мы ищем.
  - Разыскиваемый, надо полагать, уже в солидном возрасте.
  По лицу Марии Захаровны пробежала мимолетная тень.
  - Мы очень хотели бы надеяться, что он жив, в здравом уме и захочет нам помочь. Что до состояния здоровья, то лечить его не взялась бы даже я. Да что там: в свое время наставница отказалась. Редкий случай.
  - Он серьезно болен?
  - Настолько, что я не смогу вам это объяснить. Вот кстати: за вашу услугу я заплачу лечением.
  Защепин мельком подумал, что может избавиться от болей. А молодая женщина продолжала все тем же официальным тоном:
  - В моих силах воссоздать вам обе ноги, - Рука, вскинутая ладонью вперед, остановила возражения, - понимаю, поверить трудно. И не надо, я представлю доказательства. Для начала будет восстановлена ваша левая нога, с ней проще. Но с условием: вы будете соблюдать все медицинские предписания. А после этого - кстати, само лечение займет три недели, не меньше, - вы согласитесь на наши условия. Или не согласитесь.
  В голове у мужчины цепким репьем застряла некая мысль, которую он не мог вытащить наружу. Желая выиграть время, он просто кивнул.
  - Тогда начнем. Снимите протез с левой...
  Это заняло не одну минуту.
  - А теперь просто отдыхайте...
  Пациент не имел никаких планов на отдых; более того, он собирался напрячься и добраться до той смутной догадки, которая не давала предаться расслаблению. Почему-то мысли скакали перепуганными зайцами. Глядя невидящими глазами в никуда, Влад пытался анализировать.
  Она связана с уголовным миром? Нет, если те разыскивают кого-либо, то как раз требуют имя, фамилию и место жительства. Да и нанимать для поисков случайного человека они бы не стали, а платить предпочли бы деньгами. Разведка другой страны? Может быть, но свои компьютерщики высокого класса у них есть, посторонних привлекать незачем. А что еще?
  Пока пациент умствовал, от доктора последовало удовлетворенное:
  - Вот и готово.
  Один мимолетный взгляд на ногу заставил Владислава потерять дар речи. Левая была. Полностью. И в этот момент пришла ошеломляющая догадка, разом избавившая от надоеды в голове.
  - Вы - это она! - с полнейшей уверенностью заявил пациент. - Значит, всё было правдой!
  - Не могу полностью с вами согласиться, - кротко возразила женщина. - Я - это я.
  Шутка прошла мимо. Мария Захаровна сделалась серьезной:
  - И потом: что именно 'всё'?
  - Всё, что про нее написали, то и правда. Я не верил. Но сейчас догадался.
  В глазах собеседника пылал неукротимый огонь искателя истины. Но речь от этого стала ненамного яснее.
  - Она и вы - одно и то же лицо. И вовсе не из Тибета. Теперь-то понятно: не с Земли, а с другой планеты. Мой прапрапрадед родом из Севастополя, в Крымскую не воевал, мал был, но оставил воспоминания. Они не сохранились, но бабушка рассказывала. Он писал, что вы из чужого мира. Я тогда не поверил. Но сейчас мне ясно: вы сами и ваши товарищи были тогда в Севастополе. У нас-то прошло полтора века с лишним, а ваше лицо не изменилось. Получается, что время течет по-разному на наших планетах. Вы тогда помогали, то есть не враждебны. И сейчас я вам верю. И с ногами верю, хотя раньше думал, что рассказы о ваших врачебных умениях сильно преувеличены. Готов сделать нужную вам работу.
  Пока доморощенный аналитик излагал свои сумбурные мысли, Мариэла быстро сканировала. То, что он не врал, было бы ясно даже бакалавру. Почему-то к Североамериканским Соединенным Штатам... хотя нет, тут их именуют иначе... человек настроен с подозрениями, а то и вовсе враждебно. Это стоит запомнить. А пока что...
   - Вот это наденьте на руку и носите, пока я не разрешу снять. Воды не боится.
   'Это' представляло собой кожаный ремешок с медной застежкой и с серебряной пластинкой размером с ноготь большого пальца. В центр ее был вделан тусклый камешек или кусочек стекла.
  - Дабы лечение шло должным образом, нельзя делать вот что...
  Голос у молодки был подстать любому хирургу, а уж те командовать умели не хуже иных офицеров.
  
  У директора и некоторых замов нашлись срочные дела, всем им предстояло отсутствовать две недели - так сообщил друзьям Чарли. Но это не значило, что многообещающий сектор Лаборатории остался без начальственного присмотра.
  Михаил смонтировал презентационный файл и отправил его Чарли. Прошло пять дней, и в его электронный ящик упало письмо от Джилл. В нем предписывалось прибыть на собрание в ее кабинет, а до этого переслать ей законченную работу. Взглянув на адреса рассылки, Шапиро понял, что он окажется там в хорошей компании с Сашей, Чарли и сержантом Куммером.
  С первого же взгляда на нового босса Шмелев понял, что собрание будет не из легких. В ореховых глазах мисс Харрингтон проглядывался холод, который привел бы в ужас ее африканских предков.
  - Я изучила ваш материал, господа. У меня появились вопросы, - тут взор хозяйки кабинета обратился на Чака. - Как могло получиться, что вы так плохо стреляли, сержант Куммер?
  Ответ морпеха до такой степени следовал уставным нормам, что вызвал бы тошноту у любого вменяемого офицера:
  - Осмелюсь доложить, мэм, нами отмечено не менее трех попаданий.
  Юридическое образование Джилл не дало сбоя:
  - Вы плохо меня поняли, сержант. Уточню: как могло получиться, что после ваших выстрелов динозавр, судя по всему, даже не был ранен?
  Александр поднял руку, желая прийти на помощь товарищу. Эта попытка была пресечена коротким жестом кисти и словами:
  - К вам, мистер Шмелев, у меня тоже будут вопросы. Итак, сержант Куммер?
  - Осмелюсь предположить, мэм, что цель была бронирована.
  - Бронирована? Чем?
  - Осмелюсь доложить, мэм: динозавр покрыт чешуей.
  - Вот теперь вопрос к вам, мистер Шмелев: при подготовке к операции вы знали, что динозавр бронирован?
  Александр подумал, что рассуждения о прочностных свойствах чешуи будут неуместны. Ответ прозвучал уклончиво:
  - У меня не было таких данных, мисс Харрингтон.
  Однако начальница не отключила свои юридические умения:
  - Однако вы знали, что местные динозавры в чешуе, не так ли?
  Крыть было нечем: на одном из снимков динозавра, заснятом крупным планом, и вправду чешуя оказалась хорошо заметной.
  - Да, знал.
  - Следовательно, вы обязаны были, как минимум, предупредить сержанта об этом, а также предусмотреть более мощное оружие, чем выбранный вами пулемет.
  Куммер неукоснительно следовал уставу:
  - Разрешите доложить, мэм?
  - Разрешаю.
  - Беспилотник этой модели не может поднять тяжелый пулемет.
  Сержант промолчал о сильнейшей отдаче крупнокалиберного пулемета, которая не позволила бы вести прицельный огонь.
  - Тогда почему вы, мистер Шмелев, не заказали более подходящую модель?
  На этот раз в разговор влез Шапиро.
  - Вы позволите мне ответить на этот вопрос, мисс Харрингтон?
  От такой дерзости глаза Джилл чуть расширились, но она сдержалась и кивнула.
  - Более крупный беспилотник не пройдет в портал по высоте.
  - Мистер Шапиро, как следует из тех материалов, что вы подготовили ранее, каждый раз, когда мы открываем портал, его размер увеличивается. Вы подтверждаете это?
  - Именно так и обстоит дело, вы правильно поняли.
  - В таком случае вот вам мое решение...
  При этих словах физики с трудом удержались, чтобы не обменяться многозначительными взглядами. Ни Бен, ни Джерри, ни тем более Чарли никогда не принимали столь скоропалительных планов. И уж точно они не делали этого, не выслушав предварительно мнение младших в чине.
  - ...вам, мистер Чон, надлежит организовать подготовку беспилотника с грузоподъемностью, достаточной для установки на нем крупнокалиберного пулемета. Вы, мистер Шапиро, несколько раз откроете портал с целью достижения достаточного размера. После этого вы, мистер Шмелев и вы, сержант Куммер, вылетите на охоту и собьете динозавра. Срок на все: неделя. Вопросы есть?
  - Есть, но это не вопрос, а информация для вас, мисс Харрингтон. Каждое открытие портала предполагает длительную подготовку. Оно требует примерно пяти часов работы, если быть точным.
  - Это ваша проблема, мистер Шапиро. Вам надлежит уменьшить затраты времени на открытие портала. Работайте над этим.
  - Я сделаю все, что в моих возможностях, мисс Харрингтон.
  - Еще вопросы?
  - Осмелюсь доложить, мэм, я получил вводную: туша динозавра должна быть доставлена с как можно меньшими повреждениями. Крупнокалиберный пулемет для этой цели не вполне подходит.
  - Сержант, я считаю, что дырки в полдюйма не испортят шкуру динозавра непоправимым образом. Не умничайте, а выполняйте приказ. Вам все понятно?
  - Так точно, мэм!
  Уже идя по коридору, Шмелев коротко, безадресно и с большим чувством высказался по-русски.
  - Я знаю это слово! - вдруг оживился Чак. - В буквальном переводе оно означает шлюху, а в данном ситуации - общую негативную оценку положения дел.
  Оба физика вслух и чрезвычайно высоко оценили столь редкостную эрудицию сержанта морской пехоты. Разумеется, это было сделано по-английски.
  - Чак, хотите чашку кофе? Я угощаю, - вдруг предложил Шапиро.
  - А у меня конфеты найдутся, - поддержал идею сластена Шмелев.
  Сержант охотно принял приглашение.
  Правда, кофе был растворимым, зато с количеством Михаил не пожадничал, положив чуть не полторы ложки. Конфеты были немецкими, но сержант не высказал на этот счет никаких претензий (видимо, сказались германские корни). И в процессе пития начался вроде как легкий разговор.
  - Чак, а вы верите, что чешуя динозавра может быть хорошей броней? - с вежливой интонацией спросил Шапиро.
  Морпех позволил себе мимолетную улыбку.
  - Я бы на это никель20 не поставил. Пулемет даже этого калибра бронежилеты прошивает. Сам не видел, но лейтенант рассказывал. К тому же одна пуля точно попала в крыло, на что я и рассчитывал. А это подвижная деталь, она по природе своей механики не может быть высокобронированной. Кстати, я учусь на третьем курсе Пенсильванского университета, на инженера. У нашей цели другая броня. Что-то иное, и оно мне сильно не нравится.
  Шмелев, в свою очередь, позволил себе понимающую и намекающую улыбку.
  - А в то, что крупнокалиберный пулемет оставит дырки в шкуре, вы верите?
  Почему-то ответ последовал не сразу. Видимо, сержант подыскивал подходящие слова - и нашел их.
  - Видел я однажды, как пуля калибра ноль-пятьдесят21 попала лошади в копыто.
  - И?
  - Половину ноги оторвало. Вот вам и дырка, - Пауза. - Приказ есть приказ, его надо выполнять, но вот чую, что ничего не выйдет. Хочу сказать, ничего хорошего не выйдет.
  Шмелев понимающе кивнул. Он отслужил два года в звании лейтенанта и научился прислушиваться к суждениям сержантов.
  
  
  
Глава 12

  
  Владислав с некоторым усилием дохромал до дома: нагрузка на правую ногу с протезом была вдвое больше обычной.
  Добравшись до кресла, он первым делом разул левую, включил настольную лампу, направил ее на обновку организма и еще раз пристально уставился. Потом слегка помял в руке обычную, теплую ступню. Чуть-чуть еще раз подвигал по всех направлениях. Нога, несомненно, была своя - ну разве что ногти были в лучшем состоянии. Пришлось доставать из сумки носок, снятый на скамейке.
  Событие следовало запить и заесть, но вот незадача: еда в доме была, а вот то, что предшествует закуске, отсутствовало. Выходить на улицу не хотелось.
  И тогда Защепин включил экран (компьютер пребывал в спящем состоянии). Первым делом он разослал несколько электронных писем. Потом подумал и влез в поисковик.
  Гугл, как всегда, был велик, доброжелателен и неподражаем. Он щедро предложил выбор. Существовал, оказывается, не один, не два и даже не десяток способов найти человека по фотографии.
  И Влад принялся за работу. Первыми в его списке приоритетов значился поиск в социальных сетях. Мало кому удается избежать их цепких лапок.
  
  На совещании штаба присутствовали подвергшаяся атаке дракона Туорра, Главный поселения Бррен, военный министр Каррил и представители Заокеании: Тихон Неболтай (он же свидетель) и лейтенант Малах.
  Голос Главного был наполнен холодной яростью:
  - На нашего воина было произведено ничем не спровоцированное нападение. По нашим обычаям, а также по военной логике на него должно отвечать ударом. И мне очень хотелось бы знать: какие, по вашему мнению, могут быть причины не предпринимать это действие?
  Люди переглянулись. Тихон только-только собрался с ответом, когда Малах опередил его:
  - На мой взгляд, первой причиной является то, что воин Туорра не пострадала в результате атаки.
  - Но это случилось лишь благодаря хорошему качеству щита.
  - Напоминаю, этот щит предоставили мы. И готовы это сделать еще для других драконов.
  В разговор вступила Туорра:
  - Считаю своим долгом поблагодарить глубокочтимых создателей щита. Также хотела бы знать, как именно он действует.
  Это был прозрачнейший намек на желание драконов получить в распоряжение знания о структуре заклинаний в пирите, но на сказанное последовало лишь нечто вроде: 'Мы очень рады, что наши специалисты сделали свое дело наилучшим образом'.
  Наступило недолгое молчание. И тут в дискуссию вступил казак:
  - Есть еще одна причина. Не сочтите за обиду, Бррен, но внешность ваших соплеменников напоминает... кхм... враждебных человеку существ. При первой нашей встрече с Тарротом я именно так и подумал. Не могу исключить возможность подобной ошибки со стороны пришельцев. Контакт полагаю нужным.
  - Продолжите вашу мысль, сударь лейтенант, - почти спокойным тоном заметил Главный. Во всяком случае, людям показалось, что рычащих интонаций в его голосе стало меньше.
  - Потери драконам не нужны. Надо попробовать переговоры. Идея с плакатами не выглядит такой уж глупой. Надпись должна быть сделана на двух языках, которыми заведомо владеют пришельцы. У нас есть знатоки этих языков. Только плакаты лучше бы сделать драконам: у ваших подчиненных почерк лучше.
  Последняя фраза заключала в себе сущую правду. Драконы владели письменностью, но двигать карандаш или перо предпочитали телемагией, а не лапой. Линии букв имели прямо-таки идеальную форму. Для письма крылатые также использовали заостренные кристаллы гранатов, с помощью которых создавался тончайший поток огня. В результате буквы выжигались на бумаге. При этом интенсивность потока дозировалась так, чтобы надпись лишь отличалась контрастом, а не прожигала бумагу насквозь. Разумеется, в искусстве письма лучше всех проявляли себя прирожденные маги огня.
  К обсуждению подключился золотистый Каррил:
  - И что вы бы предложили написать?
  - Что-то вроде: 'Вы вторглись на территорию нашего государства. Предлагаем переговоры тогда-то, на этом месте'.
  Фиолетовый дракон сильно задумался. Прочие участники совета хранили молчание.
  - Это можно принять за основу, - признал Бррен. - Наши представители обсудят текст. Потом, разумеется, таковой должен быть утвержден решением Большого Совета Парраны.
  Малах разомкнул рот:
  - Мы хотели бы участвовать в обсуждении. Заокеания является заинтересованной стороной. Кроме того, мы лучше, чем драконы, представляем себе психологию людей.
  Драконы подвигали гребнями, после чего Бррен объявил:
  - Согласны.
  
  С первого же взгляда на физиков доктор Чон понял: те пришли с некоей идеей. И отреагировал соответственно.
  - Я внимательно выслушаю ваше предложение.
  Начал Шапиро: по неизвестной причине именно у него из этих двоих общение с начальством получалось лучше.
  - Чарли, мне кажется, нам нужно поглядывать за обстановкой.
  Вопреки обыкновению, микробосс прервал подчиненного в чуть резковатой форме:
  - Мне уже запретили посылать беспилотники. Прямо и недвусмысленно.
  - А мы ничего в этом роде и не задумывали. Совсем иначе: открыть портал и проглядеть небо в хорошую оптику.
  - Цель?
  И тут Майк выдал потаенные мысли этой парочки:
  - Мы еще раз подумали, еще раз проглядели видео. Расспросили сержанта Куммера. Короче: динозавр явно имел хорошее понятие об огнестрельном оружии и очень грамотно уходил от огня...
  - Подождите. Я понял вашу мысль. Вы все еще полагаете их разумными?
  - Я бы выразился иначе. Наличие у них разума есть худший для нас вариант, тогда они вполне могут оказать сопротивление нашим планам, какими бы они ни были. А в расчетах всегда надо исходить из худшего. Проследив за динозаврами, мы сможем, если повезет, понять их планы и возможности, хотя бы частично. А если ничего не обнаружим, то уж точно ничем не рискуем.
  - Допустим. Слежение, говорите? Чем?
  - Ну... хотя бы снять с беспилотника следящую оптику и устройство записи. Мощный источник питания для таких потребителей не нужен.
  Чарли подумал, что на подобный вариант разведки даже не нужно разрешение большого начальства, и потому ответил:
  - Хорошо. Я договорюсь, чтобы эту переделку провернули, но только это будет через три дня. Сегодня пятница. Ко вторнику, полагаю, оборудование подготовят.
  
  За остаток дня доморощенный детектив-компьютерщик сделал обзор всех методов поиска, какие только сумел найти. Часть из них он даже успел опробовать. В результате появилось несколько листов распечатки. А на следующий день состоялась очередная встреча.
  Мария Захаровна, как всегда, была собранной и деловитой. Владислав сразу обратил внимание: ее левая рука прижимала к боку довольно большую кожаную папку. И разговор начался самым стремительным образом.
  - Добрый день.
  - Здравствуйте.
  - Разрешите... - тонкие пальцы пробежались по воздуху рядом с левой штаниной. - Все идет хорошо. Через два дня я разрешу вам чуть-чуть - очень осторожно! - ходить без костылей. А после этого поработаю с вашей правой, если вы не передумали.
  - Не передумал, доктор, совсем наоборот: уже начал трудиться над вашим заказом. Подобрал некоторые способы. Но вижу кое-какие препятствия.
  - ?
  - Для начала мне нужен обещанный вами портрет.
  - Получите.
  Папка раскрылась. Защепин вгляделся. Портрет был написан чем-то вроде цветных мелков на бумаге.
  Мужчина средних лет... хотя, пожалуй, постарше, чем просто средних... усы, бородка, чуть сощуренные глубоко сидящие глаза... почти незаметная улыбка... а вот интересная деталь. На руках у человека удобно устроился неизвестный небольшой зверек темно-серой масти.
  - Это кто?
  - Его любимая домашняя норка.
  - А я думал, они коричневые.
  - Есть и такие, но считаются редкостью.
  Защепин подумал, что это еще один факт в копилку: собеседница не с Земли. А еще вполне можно было предположить, что разыскиваемый питает слабость к домашним зверькам. Надо учесть.
  Вслух же сказано было другое:
  - Вот какую проблему вижу. Вот этот портрет - он нестандартного размера. Сравните принятые у нас листы...
  - Нет нужды, я и так вижу, что он больше и в длину, и в ширину.
  - Такого сканера у меня нет, то есть потребуется заказать сканирование для перевода изображения в цифру. Это обойдется недорого, мне по средствам. Далее: допустим, я найду сколько-то там изображений. Вам понадобится показать их тому, кто знал этого Профессора лично. То есть портреты надо будет распечатать. Такое тоже в пределах моих возможностей. И еще гляньте вот сюда... вот отдельно список поисковых программ, что продаются опять же за деньги. И они, как предвижу, обойдутся намного дороже. Впрочем, если хотите, могу прикинуть...
  Владислав сосредоточенно принялся нажимать на экран сотового телефона. Доктор терпеливо ждала.
  На экране высветились цифры.
  - Вот.
  - Давайте по порядку. Вы хотите сказать, что расходы по поиску должны быть оплачены? Думается, это вполне справедливо. К сожалению, нам эти цифры мало что говорят. Наши деньги у вас хождения не имеют - и наоборот. Сравнить цены можно, но вряд ли это имеет смысл. Но, думаю, вы примете оплату в другой форме.
  - Добро, однако у меня пожелание: чтобы ваш товар, который пойдет на реализацию, не привлекал внимания здесь. Например, оружие не годится, - эти слова сопровождались улыбкой типа 'Ну, вы сами понимаете'.
  - Приведите пример того, что вас бы устроило.
  - Пожалуйста. Золото, но не в изделиях и не в монетах. В небольших слитках. Могу прикинуть...
  - Вы можете назвать вес в русских фунтах?
  Эта просьба сначала удивила Защепина, но потом он решил, что понятие о них у пришельцев осталось еще со времен Крымской войны. И он снова принялся рассчитывать, бормоча под нос:
  - Если в унциях, это будет три, а теперь в граммы... - голос стал громче, -скажем, четверть фунта. Весьма возможно, вот такого... - Владислав показал пальцами нечто вдвое меньше спичечного коробка, - вполне хватит. Само собой, денежные документы для отчетности я представлю. Вам ведь не составит труда перевести их на ваш язык?
  - Не составит, конечно. Но у меня есть встречное пожелание. Мы весьма ограничены во времени.
  - Я планировал начать поиск с сегодняшнего дня, - чуть обиженным тоном отвечал Защепин.
  - Это прекрасно, но хотелось бы, чтобы вы ежедневно предоставляли результаты в виде портретов конкретных людей по ходу поиска. Тогда мы бы их забирали и давали поглядеть тем, кто знал разыскиваемого. Такой порядок действий заметно ускорил бы работу.
  - Тогда мне придется купить более мощный - я хотел сказать, быстродействующий - компьютер. Это в сумме составит четыре десятых фунта золота.
  В этот момент Владислав задумался. Струйный принтер у него был, но компьютерщик отлично знал, что отпечатки с него обходятся значительно дороже, чем с лазерника. Хотя, конечно, хорошо отрегулированный струйный принтер даст портреты фотографического качества. А нужны ли такие? Пожалуй, нет. Для опознания хватит и лазерника, его-то можно будет приобрести за счет заказчика. К тому же лазерник быстрее, уж это никто не станет отрицать.
  - Всего доброго! - послышалось из-за спины.
  Уже оборачиваясь, Защепин был уверен, что там никого нет. Так и оказалось.
  
  На этот раз была очередь Михаила побывать в другом мире. Пребывание оказалось недолгим.
  Портал открылся. Шапиро только-только выставил наблюдательный прибор и включил запись, когда на экране появился динозавр. На глаз высота его полета составила не меньше пяти километров, зверь был виден лишь благодаря превосходной погоде, прекрасному объективу камеры и оптической стабилизации изображения.
  Не прошло и минуты, как поведение крылатого изменилось. Он перестал описывать круги, а вместо этого чуть повернул голову (в тот момент Шапиро был полностью уверен, что его особу заметили) и немедленно направил полет к востоку. Теперь его отделяло от портала уже не меньше семи километров. И там динозавр снова принялся кружить.
  Некоторое время Михаил колебался. Потом он убрал прибор слежения и закрыл портал. Его явно заметили. Ошибки быть не могло.
  Файл с записью полета соглядатая был совсем невелик. Его анализ не потребовал большого времени. Но пара десятков кадров привлекла особое внимание.
  Чешуя динозавра была красивого серебристого цвета. И на ее фоне на левой лапе вдруг появилась желтая полоска. Из-за большого расстояния разглядеть ее толком не удалось. Это место вызвало споры.
  - Это может быть краска. Ну вроде клейма, - предположил Шапиро. Отсюда следовал не прозвучавший вслух вывод: динозавры суть домашние животные... у кого-то, кого, так и не удалось углядеть.
  - Дай-ка еще разочек прогнать, - не особо уверенным голосом промолвил Шмелев. Через пяток минут он прошипел:
  - Ес-с-с-сть!
  - Что 'есть'?
  - То самое. Блик солнца на этой полоске. Металл.
  - Ничего не значит. Это может быть заменой колечка в носу - то есть все же домашние животные...
  - ...Или динозавры разумны и изготавливают сами эти кольца. Хотя нет, правильно сказать 'браслеты'. А если вспомнить, как тот, предыдущий, уходил от выстрелов? Вывод сам сделаешь?
  - Тогда вот тебе простейшая проверка. Попробовать еще раз записать. Если разведчик обнаружится и снова начнет уходить при открытии портала - тогда девяносто девять шансов из ста, что эти звери, самое меньшее, полуразумны.
  - Но прежде представить Чарли материал.
   Доктор Чон не имел офицерского опыта. Наверное, именно поэтому он дал 'добро' на эту вылазку. В противном случае он бы вспомнил уроки тактики и прикинул возможность каких-то контрмер со стороны вероятного противника. Проведение разведки в этом случае показалось бы, по меньшей степени, неочевидным.
  
  Представители Заокеании узнали об открытии портала по магосвязи от оставленных следилок. Через считанные минуты о том же сообщил прибывший дракон связи. Он объяснил, что об открытии портала и появлении оттуда человека с неким механизмом сообщил дежурный разведчик. Это еще более укрепило решимость Тихона как можно скорее отправиться к порталу.
  Разведгруппа снова прибыла к почти родной землянке, то бишь пещерке. Но на этот раз состав был иным. К людям прибавилось четвероногое существо собачьего рода. Его звали Тул. Хозяин клялся всеми пресветлыми силами, что пес прекрасно понимает все команды и вообще человеческую речь, приучен соблюдать тишину, и вообще этот совершенно разумный помощник разве что не умеет писать красивым почерком. Обладателя замечательного нюха и отменного слуха включили в группу по инициативе Тихона: он подумал, что там, где может спасовать магия жизни - например, при обнаружении негатора - Тул не подведет. Само собой, в особой водонепроницаемой папке дожидались своего часа два плаката. Они на русском и английском языках доводили до сведения любого читателя, что он (читатель) находится на территории государства драконов, а это дозволительно лишь с разрешения. Именно на таком содержании настояло руководство крылатых. Однако предложение представителей Заокеании о посредничестве не встретило возражений от драконов.
  До поры операция проходила гладко. Группа незаметно проскользнула к пещере. Целое утро ушло на отдых. А уже после раннего обеда (или позднего завтрака) Арзана взяла сами плакаты и заранее приготовленные колышки для них вкупе с небольшой киянкой и отправилась в сторону полностью неактивного портала вместе с Тулом. Она как раз успела вколотить деревяшки, разместить на них плакаты и даже окинуть свою работу критическим взором. И тут вся операция пошла вкривь и вкось.
  Поле портала ни один прирожденный маг жизни и разума не мог бы уловить. Арзана не была исключением. Но именно на этот случай у нее имелся нужный кристалл. Одновременно с его сигналом госпожа доктор схватила левой рукой пса за ошейник и почувствовала, как напряглись могучие мускулы на собачьей спине. Особо почтенная увидела нечто вроде пещеры, успела подумать: 'Т-пространство' и увидела широко раскрывшиеся изумленные глаза человека. Разумеется, она сразу же его узнала по особенностям полей.
  - Добрый день! - приветствовала пришельца Арзана на русском языке и тут же добавила на маэрском, - Тул, сидеть.
  
   У Александра было задание из простейших: проверить, будут ли динозавры отслеживать появление чужаков. Для этой формулировки нашлась веская причина.
  Шмелев решил проявить осторожность: открыть портал, но не соваться туда сразу же, очертя голову. И все эти меры оказались ни к чему.
  Первое, что он увидел в чужом мире, были два плаката с надписями по-английски и по-русски. Александр даже не успел прочитать текст, когда перед его глазами предстала молодая женщина с громадной коричневой собакой рядом.
  Почему-то именно собачища привлекла наибольшее внимание. Еще в Москве Шмелев видел кавказскую овчарку. Та произвела неизгладимое впечатление - к счастью, лишь внешностью, не поведением. Незнакомая псина была очень похожа на кавказку мастью, телосложением, весом и нарочитым спокойствием. Но Шмелева ждало еще большее потрясение.
  - Добрый день.
  Незнакомка сказала это на чистейшем русском языке.
  Шмелев, сам того не осознавая, попытался действовать в духе Гая Юлия Цезаря. Он одновременно чуть сдвинул объектив, направив его на незнакомку, нажал кнопку видеозаписи, кнопку задействования звукового канала, ответил на приветствие и прочитал надписи на плакатах. Худшие подозрения оправдались: динозавры оказались драконами, к тому же разумными. В довершение всего у них имелось свое государство. Тогда откуда же эта дама совершенно человеческого вида?
  Пока Александр обдумывал все это, означенная дама начала разговор. К этой встрече она готовилась, хотя переговоры предполагалось начать позднее, после получения землянами информации о плакатах.
  - Меня зовут Арзана, я доктор медицины. А это Тул, он мой телохранитель. Сейчас я разрешу ему с вами познакомиться, - последовали незнакомые слова.
  Коричневая громадина неторопливым, даже вальяжным шагом подошла, нюхнула, отошла обратно и уселась.
  Молодая женщина продолжила на русском:
  - Я нахожусь на территории драконов по их приглашению. Государство людей, которое я представляю, и союзное нам государство драконов обеспокоены вашим появлением в этом мире. Мы пока не считаем ваше присутствие попыткой военного вторжения, но разрешение на пребывание на этой территории необходимо, - тут женщина показала глазами на плакаты. - К слову: я знаю и английский, и русский. На каком языке вы предпочли бы говорить?
  Представитель Земли пустился на небольшую хитрость:
  - My English is not so good. Which language do you prefer? 22
  - I have no distinctive preferences It would be more convenient for you to speak Russian, I guess? 23
  Чуткий слух Шмелева мгновенно уловил отчетливый британский акцент. Он принял это во внимание, но ответил на родном языке:
  - Вы правы, на русском я и говорю, и понимаю лучше. К вашему сведению: у меня нет полномочий на переговоры.
  - Мы это предполагали. Но вы можете довести до вашего руководства, что мы предлагаем встречу. На этом самом месте, двое на двое или трое на трое, под гарантии личной безопасности. Особо обращаю внимание: в данном случае мы выступаем от имени как нашего государства, так и государства драконов. Впрочем, если настаиваете, то в делегацию от этого мира можно включить и дракона. От нас в составе делегации будут лица, владеющие английским и русским языками. Так что услуги переводчиков не понадобятся.
  - Осмелюсь предположить, что протокол встречи должен быть обсужден заранее.
  - Мы с этим согласны. Тогда ждем от вас предложений по формату предварительных переговоров. Однако есть требование: только здесь, на этом самом месте. В конечном счете мы хотели бы узнать о целях вашего появления и о причинах стрельбы в гражданина чужого государства.
  - Сразу же могу сказать, что дракона мы приняли за животное, лишенное разума. Такие водились на нашей планете многие миллионы лет тому назад. Мы вообще не были уверены, что на вашей планете есть разумная жизнь. Что до целей, то могу заявить: открытие портала в ваш мир произошло почти случайно. Мы с моим товарищем, будучи специалистами по физике пространства, нашли способ делать портал и наткнулись на вашу планету. Разумеется, те, кто будет вести переговоры, дадут, вероятно, более развернутые ответы. Если можно, я бы сам хотел задать вопросы.
  - Попробую ответить.
  - Что такое 'доктор медицины'?
  Арзана чуть задумалась. Рассказывать подробно о системе рангов ей не хотелось. Ответ отличался неопределенностью.
  - Наша система образования многоступенчатая. И лишь начиная с доктора, специалист получает право лечить людей без присмотра со стороны кого-то с высшим рангом.
  Шмелев чуть не взвыл от досады. Только сейчас он, наконец, вспомнил свою же гипотезу: в этом мире существует драконы! Значит, и магия имеется. А раз так, то и медицина, весьма вероятно, магическая. Вот о чем надо спросить!
  Запрос был сделан с большой долей осторожности:
  - Один из наших ученых в свое время доказывал, что драконы не могут существовать без магии...
  При этих словах глаза Арзаны округлились. Такая мысль, видимо, никогда не приходила в голову ее соплеменникам.
  - ...и если люди к ней способны, то и медицина должна быть основана на магии. Так ли это?
  Но переговорщица уже овладела собой:
  - Само слово 'магия' в русском языке носит чуть неточный оттенок. Лучше использовать термин 'управление энергополями'. Да, вы правы: наша медицина их использует.
  - И какие же отличия в возможностях?
  - Мне трудно судить, я недостаточно знакома с земной медицинской наукой. К тому же мои знания, вероятно, устарели.
   - И все же: хотя бы в общих чертах?
  -- Мы можем вылечить очень многое, но с ограничениями. О них, полагаю, стоит поговорить отдельно.
  Голос госпожи Арзаны сделался сух и официален:
  - Мне кажется, вам пора обратно. Думается. вам есть что рассказать начальству. Предлагаю предварительные переговоры, скажем, через три дня. Вы можете оставить сообщение на этом же месте.
  - Сию минуту отправляюсь. Ваши слова я, конечно же, передам руководству. Могу я взять эти плакаты с собой?
  - Разумеется.
  
  
  
Глава 13

  
  Большие надежды, возлагавшиеся на социальные сети, оправдались далеко не сразу. Ни одна из них не согласилась полноценно работать с рисованным портретом.
  Но Защепин не сдался. Долгие консультации с друзьями и знакомыми дали нужные ссылки. Программный продукт удалось найти за так.
  Отдать справедливость разработчикам: возможностей уточнить поиск представилось совсем не мало. И Владислав постарался использовать все.
  Профессия- инженер? Ученый? Не факт, он мог и переквалифицироваться. Или просто уйти на пенсию. Человек в возрасте? Возможны очки. С годами люди седеют. Объект поиска мог полысеть. Отдельным пунктом добавилась ненулевая вероятность присутствия кошки или собаки в кадре.
  Короче, критерии поиска потребовали уточнения и не одного. В результате программный продукт был пущен в ход уже поздно вечером.
  Дело пошло медленно.
  Из соцсетей первым попал под проверку Фейсбук. Владислав был твердо убежден, что именно с него надо начинать: очень уж обширый круг пользователей. Результаты были фильтрованы аж три раза. Кандидатов нашлось не так мало: пятьдесять девять человек. Но печатать фотки было неохота по причине позднего времени.
  Уже ложась спать, Защепин подумал: а что, если скинуть изображения на планшет? Но потом логика сказала, что для их просмотра прибор придется отдать в другой мир, и подобный вариант показался сомнительным. Кокнуть могут, к тому ж источников питания у них наверняка нет.
  
  Александр даже не заметил, что, выходя из М-пространства, он пошатывался. Попав к себе, он аккуратно положил плакаты текстом вниз на тумбу рядом с рабочим столом, достал из прибора записи флэшку, сунул ее в карман, взял лист бумаги, написал на нем с полтора десятка фраз, потом сложил лист пополам, так, чтобы его не могли ненароком прочитать, и пошел в комнату Шапиро.
  Вместо приветствия он произнес совершенно нейтральным голосом:
  - Михаил Маркович, ты как относишься к томатному соку? - Одновременно рука посетителя незаметно (студенческий опыт!) передала записку.
  Хватило бы и этого листа бумаги. Вдобавок не было сказано 'Мишель', или 'Михель', или 'старая перечница'. Не упоминался коньяк, а равно иные горячительные напитки.
  Шапиро небрежно глянул на записку и одарил коллегу понимающим взглядом.
  - Хорошо отношусь, Александр Владимирович, - ответил он радостно, - а особенно если с перцем и солью.
  Присутствуй в кабинете кто-то третий, понимающий по-русски - непременно бы отметил вопиющее противоречие между тоном сказанного и выражением лица Михаила.
  - Я подъеду к тебе с бутылью24 .
  - У меня есть сухофрукты и орешки.
  - Часов в восемь - устроит?
  - Вполне.
  В течение всего остатка рабочего дня эти двое не сказали ни слова на тему об иных мирах.
  В восемь часов вечера Шмелев добросовестно появился у дома товарища. В руке у него была хозяйственная сумка с грузом.
  В тот день семья Шапиро чуть задержалась с ужином. Дверной звонок прозвучал, когда все сидели за столом. Лиза увидела гостя, весело выкрикнула приветствие из столовой, а Даня с любопытством уставился на этикетку бутыли, извлеченной из сумки. Шмелев перехватил этот взгляд.
  - Лизонька, рад видеть. Мне ничего не надо, я уже ужинал. Даниил, и тебе привет, но имей в виду: сок с перцем. Можешь попробовать, но советую только чуть-чуть.
  Младший в семье проявил наивысшую осторожность. Он не поленился притащить соломинку, трепетно втянул в себя минимальную порцию, подумал и высказал вердикт:
  - Пить можно.
  Он произнес эту фразу так, чтобы прозвучало: 'Но делать это будут лишь отпетые дураки.' Потом еще раз подумал, собрал всю возможную вежливость вкупе с жаждой справедливости и добавил:
  - Яблочный все же лучше.
  В кабинет хозяина дома последовали четверо: сам Михаил, Александр, вышеописанная бутыль и вазочка со смесью сухофруктов и орешков. А пластиковые стаканчики там уже были.
  Почему-то Шапиро не проявил ни малейшей спешки. Вместо прямолинейного перехода к делу он налил себе и товарищу по двести грамм, указал взглядом на стаканчики и дождался, пока товарищ взял свой. И лишь после этого последовало вопросительное движение бровью.
  - У меня с собой было, - с этими словами Шмелев достал флэшку. Товарищ взял ее двумя пальцами, повертел, кивнул, вставил в порт, отыскал нужный файл, нажал 'Воспроизведение' и немедленно снизил громкость.
  Следующие двадцать минут эти двое глядели и слушали.
  - В запас, - объявил Михаил и начал делать резервную копию на другую флэшку. - На всякий пожарный. А теперь надо думать.
  Последняя фраза не вполне соответствовала действительности. Приятели не просто думали. Они активно анализировали видеофайл. Если быть точным, воспроизведение то и дело останавливали, проглядывали отдельные кадры, снова запускали. В кабинете звучали приглушенные голоса:
   - Момент, это надо прослушать еще раз.
  - Прогони чуть вперед. Хватит. Вот по сих.
   - Добро. Сколько слушаю, так и не могу найти следов иностранного акцента.
  - -А все же выговор отличается от московского, я уж знаю.
  - Стоп. Дай рассмотреть ее украшения.
  - А что в них такого?
  - Плохо сочетаются кольца на руке и ожерелье. Моя бы ни за что такой гарнитур не надела. Разные стили.
   - Будь возможность - показал бы Иринке. Чтоб женским взглядом...
   - Спятил?
   - А я имел в виду не видео. Отдельный кадр.
   - Знаешь, все равно не хочется.
  Причины этого нежелания были понятны насквозь. Ни тому, ни другому не желалось попасть под статью за разглашение секретной информации.
   По неизвестной причине друзья разом отвлеклись на напиток и закуску. Но от темы далеко не отошли.
  - Медицина - это может быть серьезно.
  - Куда уж серьезнее, но тут расспросить бы надо.
  - А ответят?
   - Не так я представлял первый контакт с чужой цивилизацией. Хотел бы я знать, чем дело окончится.
  - Известно чем: нас с тобой отстранят от дела. Оно сильно политическое.
  - Твою ж, - и с этим глубокомысленным резюме Михаил закинул в рот кусочек сушеного персика.
  - Мне еще любопытно: что там по части иностранных языков.
  - Мне тоже. Вроде как британский акцент.
  - А мне показалось... хотя нет, не уверен. Но вроде бы какой-то еще намешан.
  - Специалисты должны разобраться.
  - Должны. Но у Бена таких нет.
  - Подвинь вазочку.
  Пауза. Тихий хруст орешков.
   - Подвинь вазочку.
   - Ага, как же. Еще разочек проглядеть материал - просто обязаловка. Нет ли дырок в понимании, знаешь ли. У начальства вопросы будут, уж будь уверен. Но прежде позвони, коль не в труд, мне домой, скажи Иринке, что, мол, сижу у тебя. Ну, сам знаешь. Она у меня ревнивая, так что...
  Из разговора (вроде бы вполне мирного) Александр сделал вывод, что свои чувства супруга решила приберечь вплоть до возвращения благоверного домой. Или же Миньке удалось убедить Иришку, что ее муж - примерный семьянин.
  Было уже порядочно поздно, когда Шапиро твердо заявил:
  - Все, благородный старец! Больше мы ничего не вытянем. У тебя глаза в разные стороны смотрят. У меня, полагаю, тоже. Не забудь штучку.
  - Не забуду, - гость спрятал флэшку в карман и двинулся на выход.
  Старый друг был не вполне прав. Шмелев сохранил трезвость ума и как раз по этой причине пребывал в уверенности, что даже если их разговор записывается, то выцедить нечто связное очень непросто.
  
  Чарли Чон был занят сверх всякой меры. Он обсуждал со специалистами из Корпуса морской пехоты возможность сбить некую воздушную цель и методы достижения этого. Основной трудностью было не убедить оппонентов в своей правоте, а сделать это, не раскрывая существенным образом тонких деталей.
  - ...Таким образом, господа, наиболее неприятными для нас видятся два момента. Летающий объект, повторяю, абсолютно неизвестного типа. Крайне желательно получить его с как можно меньшими повреждениями. При этом даже не ставится задача сбить... имею в виду, это не первоочередная задача; для нас гораздо важнее понять, как он летает. Да, еще. Цель бронирована и все же отличается высокой маневренностью. К сожалению, мне категорически запрещено даже показать вам снимки. С вашего позволения, уточню вводную. Нет решительно никакой возможности притащить на эту базу не только боевой вертолет - даже радар. Хотя думаю, что как раз вертолет бы справился. Второй фактор, затрудняющий нашу задачу, состоит в том, что объект должен упасть как можно ближе к нашей базе, иначе его просто не утащить. Как я уже говорил, использование вертолета для этой цели совершенно исключено. Квадроцикл - реально. Еще лучше багги, но не уверен, что в те места его можно протащить. Вот поэтому я и обратился к вам.
  - Эта летающая штуковина - русская разработка? - неделикатно осведомился морпех в звании подполковника.
  - Точно нет. Возможно, русские используют, но разработано не у них. Это достоверно.
  Дискуссия длилась пару часов. За это время выяснилось, что аналогичные задачи уже ставились. Консультанты со всей определенностью отвергли идею установки на беспилотник крупнокалиберного пулемета, ссылаясь на сильную отдачу. Впрочем, заказчик на этом и не настаивал. Зато показалась весьма продуктивной ракета с тепловым наведением.
  Один из морпехов в звании первого лейтенанта предложил применить в боеголовке ракеты поражающие элементы в виде твердосплавных стрелок:
  - Пробовали мы такое, мишень в ажурные колготки превратили.
  Совещание посмеялось, но игривое настроение продлилось не более полуминуты. Идея была признана многообещающей. К этому инициативный офицер добавил:
  - Если нельзя сильно повреждать цель, так уменьшить количество этих стрелок и вся недолга.
  
  День у Владислава выдался очень насыщенным. С утра он напечатал все картинки, найденные накануне. К моменту выхода на очередное свидание с доктором прошел поиск сети 'ВКонтакте'; в результате понадобилось распечатать еще четыре десятка фоток.
  Мария Захаровна осмотрела левую ногу, похвалила ее состояние и распорядилась снять протез с правой. Разминание воздуха рядом с отсутствующей ногой дал следующий вердикт:
  - Тут дело пойдет медленней. Но теперь можете осторожно ходить, опираясь на левую... еще три денька и вообще разрешу ходить без костылей... Как вижу, боли исчезли?
  Доктор не сказала, что применила тот же врачебный прием, что и в Севастополе полтора века тому назад: создала сверхтонкий конструкт кости, в результате чего пациент через очень короткое время мог обойтись вообще без вмешательства магии.
  - Вашими трудами, - почтительно ответил пациент и тут же достал из сумки пластиковую папку, - вот что удалось найти, Мария Захаровна, но мне еще работать и работать.
  - Благодарю. Непременно передам наставнице, уж она-то хорошо знала этого человека. Ну и другим людям тоже. Как понимаю, деньги вам нужны?
  - Деньги всегда нужны, доктор, - ответил Защепин со скромной философичностью: как раз перед уходом он обнаружил, что красный картридж в струйнике просится на замену.
  - Вот, - коротко бросила женщина и быстрым движением всунула в руку пациенту тяжелый, хотя и маленький кусок металла. - Завтра в то же время?
  - Разумеется. Всего вам доброго.
  На этот раз Владислав даже не подумал оглянуться на уходящую даму. Его мысли были заняты другим.
  Кусочек золота оттягивал карман и создавал тяжесть в мыслях. Первая из них была негативного свойства: в скупку с этим идти нельзя. Это засветило бы личность продавца драгметалла до неприемлемой степени. А куда?
  Второй мыслью был Швед. Сам он подобными вещами не торговал, но связи наверняка имелись. Кроме того, в этом человеке не было гнили: уж такие-то вещи в боевых условиях видны сразу. Тогда Швед, в миру Олег Игоревич Хатунов, был в звании капитана, и в нем же так и остался, рассорившись насмерть с начальством. Не в меру колючего и правдолюбивого капитана комиссовали. Дело дошло до того, что при увольнении в запас офицеру не дали очередного звания, что уж вовсе шло поперек всех правил.
  До компьютерного заведения идти было совсем близко - даже на костылях. И пока Влад шкандыбал, у него сложился в уме план разговора.
  - Здорово, Швед.
  Защепин был в достаточно фамильярных отношениях с начальником для подобного приветствия.
  - Здоров будь. Тебе, похоже, не повредит. Ногам стало хуже?
  - Нет. Скорее наоборот.
  - А чего ж на костылях?
  - У тебя найдется минут сорок времени?
  Швед встал из-за стола во весь немаленький рост (кличка пошла от стати и внешности). Голова у него всегда работала быстро. Бывший капитан сообразил, что разговор намечается конфиденциальный.
  - Давай-ка пройдем в другую комнату.
  Эта 'другая' была единственным помещением в конторе, где не было вообще никакой электронной техники, если не считать объемистого электрочайника. Владислав подтянулся к ближайшему креслу и не без удовольствия в нем устроился.
  - Ноги у меня не болят. Их мне лечат. Гляди. Это вроде как стволовые клетки, но не они.
  Изумление Шведа при виде целых ног подчиненного было длительным и насквозь нецензурным. Влад дождался перерыва в словесном потоке и вставил реплику:
  - Одна доктор мне делает это. Но ты не думай, лечение еще далеко не закончено, потому на костылях и передвигаюсь. Денька через три она пообещалась разрешить ходить на двоих, но только осторожно.
  Глаза начальника прищурились по-снайперски.
  - И что далее?
  - Примерно месяцок и, говорит, буду ходить, как на родных.
  - Это здорово, конечно, - заметил Швед, - если ты и вправду будешь ходить свободно, так я тебе сосватаю работку. Там, понимаешь, монтажа много, долго на ногах надо находиться. Но, я так думаю, ты не хвастаться сюда пришел. Между прочим, сколько эта врач с тебя взяла?
  - Не 'сколько', а 'что'. Она меня на компьютерную работу подрядила.
  Эта фраза была заготовлена заранее и произнесена не без гордости.
  - Везет же некоторым! - с нарочито завистливой интонацией отреагировал владелец компьютерной фирмы. И уже совершенно деловым голосом продолжил. - Какая работа?
  - Отыскать человека по очень скудному набору данных, - честно, хотя и туманно ответил Защепин.
  Улыбочка, нарисовавшаяся на лице хозяина конторы, была несколько двусмысленной. Он хорошо знал компьютерные умения бывшего сержанта, высоко их ценил, но Владислав ни в коем случае не был сыскарем - а именно таковой, по мнению Шведа, и требовался. Последовал неожиданный ход.
  - Вот что, Влад, этакими темпами разговор продлится до того самого мирового чемпионата по футболу, в котором наша сборная займет первое место. Рассказывай последовательно и с самого начала. Не бойся повторений.
  - С самого начала? С моим удовольствием. Как ни странно, все началось еще в Крымскую войну.
  Швед хорошо знал своего сержанта. В частности, тот ни за что бы не стал тратить время на пустые заходы из далекого прошлого. Кроме того, Защепин из всех знакомых капитана Хатунова отличался наименьшей склонностью к розыгрышам. И потому хозяин готовился слушать гостя со всем вниманием. А тот продолжал:
  - Ты же по тогдашним событиям знаток не из последних, верно? Так вот...
  Владислав не ошибся: рассказ потребовал не более получаса. Зато вопросы, уточнения и осмысление заняли время намного больше расчетного.
  - Так ты мне веришь?
  - Конечно, нет. А вот бабке своей верю. Она рассказывала про прапрадеда. Тот воевал на Камчатском люнете. Поди, читал, каково оно там было? И вот ему так в руку осколком заехало... крошево вместо костей. Мария Захаровна и спасла. Бабуля запомнила имечко. И еще кое-что ее дед рассказывал... - голос Шведа обрел многозначительные интонации, - от некоторых раненых (таких было немного) госпожа доктор отказывалась сразу и наотрез, и уж тогда Пирогов и его помощники над ними трудились. Ладно. Золотишко постараюсь пристроить, но, уж не взыщи, хорошую цену за него не дадут. Выздоравливай сам. И постарайся все же выяснить, с какой целью они этого самого Профессора разыскивают. Как знать: вдруг и мы с тобой сможем им какие-то услуги оказать. Все ясно?
  - Яснее некуда.
  - Так как насчет золота?
  - Покажи... Ага. Взвесить не на чем, но могу приблизительно сказать: дай сутки, и получишь полтора лимона.
  - А если без спешки?
  - Тогда ничего не скажу. Тут хорошенько проработать надо.
  - Хочу под это дело цветной лазерник купить. В кои-то веки щедрый заказчик.
  - Так что, не торопиться?
  - Пожалуй, не надо.
  - Твое решение. До дома подбросить?
  - Было бы неплохо.
  
  Почему-то Шмелев с утра пребывал в радужном настроении и заявился в кабинет к товарищу именно в этом расположении духа.
  Удивление и любопытство Шапиро выразились вслух. Эти чувства тут же получили удовлетворение:
  - Будешь смеяться: я наткнулся на боковое решение одной проблемки. Портал можно сдвинуть, хотя и ненамного. Помнишь, нас просили подумать об этом? Так вот, если наложить возмущение на основное поле, причем...
  Михаил слушал внимательно. Ответ был кратким и вполне профессиональным:
  - Этот подход я уже пробовал. Устойчивость летит к растакой матери. И размер тоже.
  - То-то, что нет. Глянь сюда...
  - ...Так это порядка метров. Но даже если...
  - ...Плюнь на планетарный масштаб. Возьми отклонение десять метров, это верхний предел. И если подставить...
  - Хорошо. Пусть возможно. Вопрос: на фиг нам это?
  - Туза в рукаве, вот что мы получим.
  - В рукаве - это да. Но лишь валета. А то и десятку.
  - Пускай десятка, зато козырная.
  - Убедил, речистый. Ладно, проверим. А у меня тоже кривая идея родилась. Я только-только почту смотрел: Чарли еще три дня здесь не появится. Мы можем... того-этого... сам знаешь.
  - Это зачем?
  - Приятно поговорить.
  - Да с чего ты взял, что нас там ждут?
  - Она же просила согласовать следующую встречу. Мы плакатик можем оставить. Два доллара против одного: кто-то да появится. И переговоры совершенно неофициальные. Без протокола.
  
   Мария Захаровна была вежлива, но тверда:
  - К моему большому сожалению, на тех картинках, которые вы мне дали, искомая персона не нашлась.
  - У меня еще есть изображения.
  Новая папка перекочевала в сумку доктора.
  - Я бы хотела проверить состояние ваших ног... так... все идет по плану. Через день разрешу вам ходить, но очень осторожно, - последние два слова были выделены голосом. - У вас ведь есть какая-то работа?
  - Сейчас нет, но с новыми ногами ее будет легче найти.
  - Какая бы ни была, но бегать, прыгать, плясать в течение месяца воспрещаю.
  Последнее слово чуть резануло слух Защепину.
  - Между прочим: а раньше вы чем занимались?
  - Воевал, там и ноги потерял. А потом все по компьютерной части.
  Собеседница заметно оживилась:
  - Воевали? В каком чине?
  - Сержант, выше не дослужился.
  - И по компьютерной части, говорите? Возможно, мы подрядим вас еще на разные услуги. Воевать не придется, - поспешно добавила Мария Захаровна, точно угадав реакцию собеседника. - Консультации, как полагаю, самое большее, что у вас попросят. Но это решать не мне. До завтра.
  - Всего наилучшего.
  Владислав не сразу встал со скамейки. Его в очередной раз удивило обилие архаизмов в лексике доктора. Следующей мыслью было: где она его изучала? Потом пришло понимание: ну да, если она переняла знание русского еще с тех времен - девятнадцатый век, как ни крути - то не стоит удивляться, что многие понятия или ей не знакомы, или она их называет иначе.
  
  Подготовка к внеочередному визиту задумывалась совсем простой. Нарисовать плакат - вручную, понятно, потому что ни один из друзей не решался использовать для этого казенный принтер. Это было бы все, но практичный Михаил предложил тут же опробовать идею Шмелева о перенесении портала.
  - Мы ничем не рискуем, - убеждал он, - в наихудшем случае получим короткоживущий и малоразмерный портал.
  - Со вторым я бы и согласился. На крайняк пройду, согнувшись в три погибели. А вот насчет срока жизни портала...
  После недолгого обсуждения сошлись на том, что дистанция между старым и новым должна составить не более пяти метров. Шмелевские расчеты показали, что высота портала может составить от ста до ста двадцати сантиметров, а продержаться он должен был шесть минут тридцать секунд при самых пессимистических оценках.
  
  
Глава 14

  
  В очередную встречу с доктором Защепин услыхал:
  - Пожалуй, вам необходимо еще день походить на костылях. Зато меньше шансов для... кхм... неприятностей.
  Пациент был образцом поведения:
  - Как прикажете, Мария Захаровна. Вот еще порция изображений.
  - В них-то и дело. Нам с вами встречаться никак не менее одного раза, а вернее даже больше.
  - Разрешите спросить?
  - Спрашивайте.
  - У того, кого я разыскиваю, есть опыт военнослужащего?
  Ответ был необычайно медленным. Создалось впечатление, что собеседница подбирает слова с высочайшей осторожностью.
  - Насколько мне известно, Профес никогда об этом не упоминал. Больше того, слыхала я, что сам он низко оценивал свой собственный опыт в этой части. Но от лейтенанта... ну, имя значения не имеет... я слыхала, что его непосредственный начальник - тогда он был в чине лейтенанта, сейчас полковник - не очень верил в полное невежество Професа. Но почему вы спросили?
  - Есть кое-какие возможности поискать среди военных. Ограниченные, как легко понимаете.
  - Попробую выяснить, но вероятно, ничего о его должности или чине узнать не удастся. Если что-то отыщется, то, конечно, я вас извещу. И, повторяю, весьма возможно, что к военной службе он никакого отношения не имел.
  Уже придя домой, Владислав понял: что-то было сделано не так. Как всегда, распознать причину беспокойства сходу не удалось. Некоторое время он бездумно проглядывал новостные сайты, потом сказал сам себе: 'Ага'. За этим последовал поиск среди уже найденных фоток. Сейчас он знал, что делать. Правда, пришлось распечатать еще с десяток фотографий, но, вероятно, дело того стоило.
  Компьютерщик аккуратно разложил тоненькую стопку снимков на столе. Еще раз глянул на рисованный портрет, перетасовал снимки в одному ему известном порядке и убрал все в папку.
  
  Почему-то друзей-физиков никто из начальства не беспокоил. Джилл исчезла, как будто ее не было. Джерри растворился в пространстве. Директор улетучился и, чего уж вовсе не могло быть, место его секретаря также пустовало. Чон прислал сообщение, уведомляющее, что его-де не будет еще три дня. В этом письме также было сказано, что в случае острой необходимости можно использовать телефон такой-то.
  Правда, запрет на запуск беспилотников все еще действовал, но никаких препон на исследование чужого мира без использования таковых не было. Шапиро оптимитически решил, что им предоставляют свободу действий. Шмелев проявил твердейший пессимизм: по его мнению, свобода для того и была организована, чтобы дать возможность совершить крупные и непоправимые ошибки. Но прежний план отставки не получил: портал был открыт, а плакат установлен. Теперь осталось лишь подождать два дня.
  
  Очередной разговор на скамейке начался, как обычно приветствием, но продолжился неожиданным для доктора образом.
  - Мария Захаровна, вот что я заметил, когда покупал продукты. Камешек этот, - тут пациент продемонстрировал выданный ему кожаный браслет, - светился красным. А когда я вышел из магазина, то погас.
  Тень озабоченности мелькнула на молодом лице собеседницы.
  - Владислав Олегович, а раньше вы замечали подобное?
  - Нет, но сегодня теплая погода, я в футболке. А раньше носил рубашку с длинным рукавом, потому мог и не заметить.
  Слово 'футболка' было новым, но его значения угадать было нетрудно. Что до красного свечения, то ситуация была ясней ясного для Мариэлы: сработала защита от негации. Но вслух об этом она упоминать не стала, а вместо того заметила сухим тоном:
  - Протяните руку... хорошо... - оценить интегральную интенсивность магопотоков мог бы и бакалавр, - ...понимаю. Ситуация вот какая. Само по себе восстановление ваших ног идет по плану. Этот камешек защищает вас от неблагоприятного воздействия. То, что он засветился, показывает, что воздействие проявилось. Защита удержится еще... сказать примерно, дней десять. Это в пересчете на непрерывное воздействие. Но, к счастью, вам столько и не надо. Просто постарайтесь не задерживаться в этом магазине. Весьма возможно, кто-то из персонала так действует на вас и на мое лечение. Думаю, через пять дней, самое большее, вы будете в безопасности. Конечно, осторожность в обращении с ногами придется соблюдать еще с три недели, не меньше. А еще лучше - месяц.
  Мариэла, разумеется, не сказала, что ей не под силу восстановить поля в кристалле.
  - Теперь по поводу картинок, что вы передавали ранее, Владислав Олегович. Наши люди их проанализировали и отобрали те, которые, возможно, нас интересуют, - в руки Защепину перекочевало четыре снимка. - К сожалению, качество оставляет желать лучшего.
  Широкое лицо специалиста расплылось в улыбке. Он постарался не выказать самодовольство слишком уж открыто. Это удалось большими усилиями, да и то не полностью.
  - Я ситуацию предвидел, Мария Захаровна. И провел поиск с использованием именно этих сомнительных изображений. Поисковая система работает куда лучше с фотографиями, чем с рисованным портретом. Хотел бы обратить ваше внимание вот на этого человека, - снимок был верхним в тощей стопочке, - именно по причине того, что он кошку на руках держит.
  Изображенный на карточке человек и вправду был весьма похож на рисованный портрет.
  - Решаю тут не я, - последовал скромный ответ, - но вполне возможно, что вы правы. Думаю, что наши люди выскажут суждение, и завтра мы с вами будем о нем знать. Но с вашего позволения задам вопрос. Есть ли способ определить, насколько старое это изображение?
  - Способ существует, но не абсолютный, должен признать. Видите ли, дата помещения этого изображения в систему сохраняется. Но нет гарантии, что изображение записали сразу же после того, как его сделали. Обычно, правда, так и поступают. Задержки если и есть, то невелики.
  При расставании Влад почему-то ощутил уверенность: он нашел того, кого искали. Он, правда, не сказал о своем предположении заказчице. Точно так же компьютерный специалист не обмолвился о том, что электронный адрес искомого человека он также получил.
  
  Шапиро немного удивился тому, что план сработал во всех деталях. Шмелев удивился в сильнейшей степени. Как бы то ни было, разговор с чужемирным доктором медицины состоялся в точно назначенное время. На этот раз на встречу вышел Михаил. Ему сразу же показалось, что визави настроена холодновато.
  Протокольное приветствие прозвучало. Обе стороны мгновенно согласились, что переговоры предстоят самые что ни на есть предварительные, и полученные соглашения (если таковые будут) никого и ни к чему не обязывают.
  Дальше последовало:
  - Должна вас предупредить: государство драконов, - Арзана именно так перевела слово 'поселение', - требует, чтобы впредь полеты над его территорией совершались лишь с ведома и разрешения руководства.
  - Правильно ли я понял, - дипломатично (по крайней мере, ему так казалось) отвечал Шапиро, - что государство людей поддерживает эту позицию?
  - В нашем мире существуют два государства людей. В данном вопросе их мнение одинаково и совпадает с мнением руководства драконов.
  - Разумеется, я доведу ваши слова до сведения своего руководства. Полагаю, однако, что страна, в которой я живу и работаю, будет нацелена не на конфронтацию, а на сотрудничество.
  - В чем вы видите возможность сотрудничества?
  - Я не полномочный представитель, к тому же не самый большой специалист, но начать можно с торговли, хотя она представляется наименьшей из возможностей.
  - Это почему?
  - Законы физики. Пока что мы не в состоянии сделать портал такой величины, чтобы пропустить сквозь него большое количество товаров. Думаю, что ваши специалисты придерживаются того же мнения.
  Говоря это, Шапиро имел в виду, что, судя по уровню знания русского и английского, здешние уже контактировали с Землей. А так как ни о каких работах в этом направлении известно не было, то порталы, следовательно, открывали чужаки и делали это тайно. Поэтому вряд ли объемы торговли (если она была) оказались большими.
  - Не могу судить о возможностях порталов, я не специалист.
  - Я вижу возможность туризма со стороны Земли. Фауна и флора, которые мы тут наблюдали, давно исчезли в нашем мире. Предполагаю большой спрос на возможность просто полюбоваться животными и растениями.
  Физик не упомянул тот факт, что драконы сами по себе могут стать одной из величайших туристских достопримечательностей.
  - Туризм - это когда люди путешествуют ради развлечения?
  - Верно, но также туризм включает в себя возможность покупок, получение разного рода услуг. Потенциально это очень прибыльное дело для обеих сторон. Сверх того, вижу большие перспективы в медицине. У меня сложилось впечатление, что ваши врачи могут вылечить то, что не под силу нашим.
  Эти слова были блефом. В оценке возможностей здешней медицины Шапиро руководствовался лишь самыми общими соображениями о магии, почерпнутыми из весьма ненадежных источников (художественной литературы).
  - Насколько я поняла, вы не врач.
  - Конечно, нет. Но даже я знаю, что некоторые виды рака нашей медицинской науке не подвластны. Также болезнь Альцгеймера...
  - Простите, этот термин мне неизвестен.
  Михаил чуть смешался, но взял себя в руки и попытался дать описание:
  - Ну, она обычно случается, когда человеку прилично за пятьдесят или даже больше. Постепенно теряется память вплоть до полного распада личности...
  - Кажется, я понимаю, о чем идет речь. У нас она почти неизвестна, - Арзана не упомянула, что для лиц, прошедших омолаживание, эта болезнь не является реальной угрозой, а для всех прочих лечение невозможно по причине безденежья, - я сама с ней не сталкивалась, а вот моя наставница, с ее громадным опытом, наверняка справилась бы. Что касается рака - лечение его возможно, но с некоторыми ограничениями.
  Шапиро не пришлось изображать внимательное любопытство: он и в самом деле его испытывал.
  - Суть вот в чем: склонность к раковым заболеваниям обычно таится в самом организме пациента. Справиться с ней наша наука не в состоянии. В результате мы можем вылечить больного, но лет через пятнадцать-двадцать (это самое большее) ему снова понадобятся медицинские услуги. Это понятно?
  Михаил кивнул. Тезис и вправду был насквозь ясен.
  - Второе ограничение также состоит в самом организме пациента. Если он не в состоянии воспринять лечение нашими методами, то никто, даже моя наставница, не возьмется за это дело. Бесполезно. Конечно, это относится ко всем болезням.
  - И много таких невосприимчивых встречается?
  - Точно не скажу. По нашим примерным оценкам - один человек из ста.
  Разумеется, о сути негации не прозвучало ни слова.
  - Вот еще ограничение: ваша планета сама по себе является таковым. Способности наших специалистов угасают на ней. Следовательно, возможно лечение тех, кто приезжает сюда. Но с трудом представляю себе нашего доктора, который согласится прибыть на Землю. Защита существует, но она дорогая и не навсегда.
  - Дорогая - это сколько?
  - Наши и ваши цены вряд ли сопоставимы. И потом, это предмет переговоров для настоящих специалистов.
  Последовал понимающий кивок.
  - И последнее: фактор времени. Докторов медицины не так много. Их услуги идут нарасхват. У моей подруги, например, очередь на сто десять дней вперед.
  Это также казалось понятным. Но вопросы оставались.
  - Из ваших слов следует, что все доктора медицины - женщины. Это так?
  - Нет. Мужчины тоже иногда проявляют себя в такого рода деятельности, но почему-то у женщин соответствующие способности встречаются намного чаще. Почему - никто не знает. Ну, а без способностей в этом деле никуда.
  Мысль у Михаила почему-то шмыгнула вбок:
  - А у драконов? У них доктора медицины встречаются?
  - Я о таких не слыхивала. Повторяю: нужны природные способности к врачебному делу; у драконов они вообще не встречаются, насколько мне известно. Их можно развить с нуля, но достичь уровня доктора крайне затруднительно, если вообще возможно. Вот поэтому лечение человека драконом - немыслимое дело, разве что в самой отчаянной ситуации. А наоборот - такое бывало.
  - Но, как я понимаю, у всех драконов какие-то способности есть. Какие?
  Слова 'магия' и 'магический' Шапиро предпочел не использовать. Арзана, в свою очередь, не желала полностью раскрывать возможности драконов.
  Ответ прозвучал несколько уклончиво:
  - У драконов бывает универсальная специализация. Имеются также воины. И строители.
  
  Доктор Чон получил все добытые материалы. А на следующий день приехало все руководство Лаборатории военно-морского флота. Разумеется, о результатах было доложено. Легко понять, что начальство захотело знать все подробности.
  Руководитель сектора был умен. Доклад руководству был составлен в духе: 'Здоровая инициатива низовых сотрудников позволила получить совершенно бесценные сведения'.
  Но и слушатели были не из простаков. Джерри сразу же предложил отдать на экспертизу плакаты на предмет проверки адекватности русского и английского текстов, а равно оценки способа изготовления бумаги и чернил. Бен, в свою очередь, потребовал экспертизы произношения обитательницы другого мира и тут же добавил, что имеет в виду как русский, так и английский языки. Джилл до крайней степени заинтересовалась источником языковых познаний женщины-врача. Все в один голос отметили, что степень опасности будущих контактов для Соединенных Штатов остается неизвестной, пока и поскольку не определен уровень развития туземцев (как людей, так и драконов).
  Однако уже в конце совещания Джилл Ливингстон высказала особое мнение.
  - Думаю, что все присутствующие со мной согласятся, что если бы контакты этой цивилизации с Великобританией или Америкой когда-либо состоялись, то вряд ли они остались полной тайной. Иначе говоря, мы бы уже о них знали. Но иное дело Россия. Я не представляю себе, что знание русского языка - и притом прекрасное знание, судя по предварительным данным - можно получить без общения с носителями языка. Делаю выводы. Первый и вполне очевидный: надо напрячь ребят из Лэнгли25. Если им что-то уже известно насчет контактов России с этим миром, то работать придется вместе с ЦРУ. Если они раскопают нужную информацию, то тем более работать придется вместе. И при этом неизбежен выход проекта на более высокий уровень: не просто Министерства военно-морского флота, а Министерства обороны26. Это минимум.
  На этот пассаж возражений не последовало. Вывод мог быть сколь угодно приятным или неприятным для слушателей, но от того не переставал быть верным. Мысленно же все до единого присутствующие продолжили: президент должен знать.
  Джилл продолжила железным голосом:
  - Далее: мне весьма не нравится, что основными субъектами контакта с нашей стороны являются русские по происхождению. Предлагаю отстранить их от дальнейшей работы в этом направлении. Это разумная предосторожность.
  Лицо Чарли сделалось каменным.
  - Возражаю, - возразил он бесстрастным тоном. - До сего момента у меня не было ни малейших оснований сомневаться в лояльности мистера Шмелева и мистера Шапиро. Если у вас, Джилл, есть факты на этот счет, я охотно их выслушаю.
  - Фактов нет, иначе дело уже вела бы наша служба внутренней безопасности. - отпарировала опытная Джилл. - Зато есть обыкновенная человеческая предусмотрительность. Я не люблю риска.
  Но доктора Чона было не так просто остановить.
  - Это не все. На сегодняшний день эти двое - единственные, кто разбирается в физике межпространственных порталов. Даже я сам не могу считать себя полностью компетентным в этой области. Если вы их отстраните, то понадобится замена. У меня кандидатур нет, а у вас?
  В чем-чем, а в административных играх госпожа Ливингстон могла дать фору очень многим.
  - Напоминаю вам, Чарли: эти двое - государственные служащие. Они получают немалые деньги за то, чтобы выдавать воспроизводимые результаты. Как понимаю, эта часть задачи уже выполнена. Я бы приступила к следующуему этапу: создать техническую инструкцию по работе с порталами. Обучить, если надо, других. На этом функция этих двоих специалистов может считаться законченной. Надеюсь, у вас найдется для них работа в других областях физики.
  Тут вмешался Джерри Фоссет. Такая забота о безопасности показалась ему рискованной прежде всего для судьбы самого проекта.
  - Если я правильно понял вас, Чарли, сейчас эти исследователи пытаются открыть портал в другой точке планеты, не так ли? Если им это удастся, мы можем выйти в точке, где местного населения нет. Отстранение от проекта этих специалистов представляется мне преждевременным.
  Чарли с радостью подхватил тему:
  - Да, они этим занимаются, но работа далека от успеха. Мало того: есть основания полагать, что указанная задача вообще не имеет решения. Предварительные расчеты показывают, что порталы, открываемые в других точках, должны отличаться и малыми размерами, и крайне низкой долговечностью. Если так и окажется, то они бесполезны в практическом смысле.
  - Каковы причины этому?
  - Мы их не знаем. Алекс предположил, что в структуре пространства имеются некие слабые места, в которых возможно открыть крупный и долгоживущий портал. Но доказательств этой гипотезе нет.
  - Отчего же нет? Есть, - вмешалась неугомонная Джилл. - Если предположить - а это весьма вероятно - что до сих пор никто не открывал такой портал со стороны Земли, то, выходит, его открывали туземцы. И открыли они его почему-то на территории России, а не Соединенных Штатов или Европы. Следовательно, упомянутая мной задача имеет решение. Или же, как вы, Чарли, правильно заметили, такие слабые места существуют, и их несколько. Тогда ваши люди просто не нашли их.
  Последние слова прозвучали, как 'не захотели найти их'.
  На этот раз вмешался директор:
  - Поддерживаю вашу позицию, Джерри. Мы не можем забросить этот проект или даже отложить его выполнение. Следовательно, отстранение от работы ваших сотрудников, Чарли, представляется нецелесообразным. На сегодняшний день мы имеем возможность открывать портал, пусть даже минимальную, и этим надо пользоваться. Насчет разведки в России - ну, это вопрос технический, берусь его согласовать. Поддерживаю вашу точку зрения, Джилл, вот в чем: Алекса и Майка не стоит подпускать к переговорам, но не потому, что у меня имеются сомнения в их честности. Подобная работа не входит в их служебные обязанности, к тому же это уровень выше их компетенции. Мне представляется приоритетным сбор сведений о возможностях тамошних людей и драконов. Конечно, воздушная разведка могла бы дать очень многое, но, как следует из представленных материалов, драконы выразили недовольство ввиду нарушения границ и нападения на одного из них. Решение проблемы видится простым. Они ведь сбили наш летательный аппарат. Предлагаю стандартный вариант: взаимный отказ от претензий. А происшедшее вполне можно представить как несчастный случай - тем более, что так оно и было.
  Бен сделал паузу. Ему предстояло озвучить решение.
  - Переговоры должны быть продолжены. Мы от этого ничего не теряем, зато можем получить ценную информацию. Собственно, это и есть главная цель. За переговоры отвечаете вы, Джилл. Другой целью при этом может быть получение согласия драконов на полеты над их территорией. Разумеется, только невооруженными беспилотниками. Лучше на большой высоте - такой, чтобы никто не смог помешать. В крайнем случае можем обойтись и без разрешения хозяев. Мы должны получить возможность для воздушной разведки, это понятно? Вам, Чарли, задача: форсировать работы по созданию действенного портала в других точках планеты. На всякий случай также обеспечьте составление инструкции по работе с имеющимся порталом. Рассчитываю в скором времени получить результаты от всех экспертиз.
  - Коль скоро предстоит дипломатия, то госдепартамент захочет влезть, - высказался замдиректора.
  - Я категорически против, - отрубил Бен. - Тайны они хранить не умеют. Если эта новость станет достоянием публики... представляете?
  Все дружно представили. Тезис возражений не вызвал.
  - На все про все у нас неделя. Надеюсь, местные согласятся с этим сроком. Потом мне придется доложить министру военно-морского флота. А уж он как решит - не берусь предсказать.
  Руководитель Лаборатории в последней своей фразе чуть отошел от правды. Он не мог предвидеть реакцию министра лишь потому, что сам не обладал всей необходимой информацией. Но по ее получении вполне можно было организовать доклад так, чтобы министр принял предсказуемое решение.
  
  Обстановка на Маэре была близка к точке кипения.
  Все лично знавшие командира, высказались единогласно: изображение человека с кошкой на руках принадлежит ему. Следовательно, надлежало озаботиться контактом. Вероятнее всего, посредством того, что земляне называли электронной почтой. Но список задач этим далеко не исчерпывался. И еще хуже: его предстояло согласовать с Академией. Ради этого Сарат даже перелетел через Великий океан.
  То, что переговоры с пришельцами предстоят, было достаточно очевидно. Неясно было: кто их будет вести от лица Маэры и о чем, собственно, пойдет речь. Это и обсуждалось кабинете у Первого Академика.
  Все присутствующие мгновенно сошлись во мнении: в делегацию должен входить сильный маг разума. Само собой, в ранге не менее доктора. Также не вызывало сомнения, что это должна быть личность с полномочиями. Тут-то и начались вежливые прения.
  Сперва Сарат активно продвигал кандидатуру Намиры. Она была не последней в иерархии Заокеании, а в ее магической квалификации не усомнился бы никто. Возражения выдвинула Моана:
  - Уж поверь, свою подругу я знаю достаточно хорошо. Ума у нее хватит с избытком, умения... ну, почти на моем уровне. Но есть и недостатки: во-первых, она представляет только Заокеанию. Между тем в делегации должен быть кто-то от Хорума...
  Надо отметить, что это самоназвание государства на восточном материке появилось, по меркам Маэры, совсем недавно. На одном из совещаний Первый Академик заметил, что наименование государства не должно совпадать с именем планеты. После недолгих обсуждений сошлись на имени Хорум.
  - ...Однако у Намиры есть еще один недостаток. Она недостаточно опытна в хитросплетениях высокой политики...
  'Уровень стервозности неприемлемо мал' - мысленно перевел Сарат.
  - ...И потому должна участвовать лично я.
  - Это уж наверняка придется утвердить общим собранием Академии, - без особого энтузиазма заметил Сарат.
  - Думаю, они подтвердят ваши полномочия, Моана, - поддержал идею Первый. - Что касается кандидатуры представителя Заокеании, то это ваше внутреннее дело, Сарат.
  Все присутствующие при этом были полностью уверены, что именно высокопочтенный и окажется этим представителем.
  - Но это не все, - продолжил Первый.
  - ?
  - Драконы.
  Сарат оживился:
  - Как раз тут имеются идеи.
  - Ну-ну, раскажи.
  От академика Тофара еще можно было скрыть информацию. Но в отношении академика Моаны подобная задача виделась практически невыполнимой, поэтому муж выложил чистую правду:
  - Это Тихон предложил: вообще не включать в делегацию драконов. У них вид сам по себе угрожающий, да еще на Земле о них легенды всякие ходят... выдумки, конечно, но правдоподобные. Да еще запах. Ну и по мелочи: никто из крылатых по-русски и по-английски ни ур, ни фыр27.
  - Тогда попрошу именно вас, Сарат, провести переговоры с драконами, - развил мысль Первый.
  Кандидат в академики кивнул. Такое развитие проекта он предполагал. Но супруга не желала тормозить.
  - Есть еще задачка. И как раз по твоей части. Я постаралась представить действия... тех. И знаешь что? Наилучшим вариантом проникновения было бы открытие портала в местности, где не живут ни люди, ни драконы. А таких - сам знаешь, сколько. Посему твоей группе надо бы разработать уловитель открытия портала в масштабах всего нашего мира.
  - А доказательства Великой Теоремы Филада28 ты случайно не потребуешь? - возмутился теоретик.
  Тофару стоило большого труда подавить смешок.
  - Да чего ты так взвился? - небрежно удивилась жена. - И потом: не тебе над этим работать. Я почему-то думаю, что авантюризма в твоем ученике Тифоре достаточно, чтобы попробовать хотя бы подступиться к проблеме.
  - В избытке авантюризма даже не сомневаюсь. Что у него, что у его обормотов. Вот насчет мозгов имею некоторые опасения.
  - Но поставить задачу ты можешь?
  - Это запросто.
  Засим супруги раскланялись с гостеприимным хозяином кабинета. Но дома разговор продолжился.
  - Раз уж ты такой прыткий, то... одним словом, на тебе также будет контакт с Професом. Все равно летишь в те края. Кстати, передай ему реверанс от меня. И вот еще что...
  Сарат видел, что супруга не играет нерешительность: она ее и в самом деле испытывала.
  - После стольких лет опыта работы на моей должности... доказать не могу, но чую... хочу сказать, всеми силами надо отыскать Професа и убедить его нам помогать.
  Сарат чуть обиделся:
  - Я и так намеревался это делать.
  Но Моана, казалось, слушала невнимательно; больше того, она явно выказала взволнованность. То и другое было для нее необычно.
  - Он... дело не в том, что он негатор. Он некоторым образом уникален...
  - Мне это известно.
  - Ты не понимаешь. Он знает наш мир. Он знает их мир. Но не в этом дело, а в том, что он умеет предложить такие решения, что никто и никогда не пробовал - а у него работают. Теперь уяснил?
  - Дорогая, ты с целью взлома рубишь топором сундук, у которого откинута крышка.
  - Да ну тебя!
  
  
Глава 15

  
  Эксперты проявили трудолюбие.
  Первыми закончили работу те, которые проверяли адекватность английского и русского текстов. Вывод был единодушен: расхождений нет.
  Несколько более сложным оказался анализ беседы (переговорами это было назвать сложно) американских физиков и представительницы местного государства людей. Один вывод был сделан сразу же: русским языком эта женщина владеет безупречно. Однако один из филологов отметил, что в ее речи явно слышится южнорусское произношение. Разумеется, о происхождении такового можно было лишь гадать.
  Что касается нескольких английских фраз, то из них выжать большое количество информации не представилось возможным. Единственное, что было установлено вне сомнений: явственный британский акцент.
  Куда больший ажиотаж вызвали сами плакаты. Для начала специалисты единогласно высказали суждение: использованная технология производства бумаги аналогов на Земле не имеет. Точнее сказать, в настоящее время не имеет, поскольку она очень стара. Такие не употреблялись с девятнадцатого века. Но потом вылезла уже настоящая сенсация. При производстве плакатов чернила или краска не употреблялись вообще. Линии букв были выжжены. И тут эксперты встали в тупик, поскольку не представляли технологию подобной печати. Именно печати: буквы были сделаны настолько ровно и аккуратно, что ручное письмо выглядело немыслимым. Но это означало, что контроль температуры отличается неслыханной точностью, поскольку в противном случае бумага в отдельных местах оказалась бы прожженной насквозь. Возможно ли такое на Земле? Да, но абсолютно нерационально. Тот же самый результат можно получить намного дешевле классическими способами.
  Подобное соединение явно устаревшей и сверхсовременной технологии представляло собой загадку, разрешить которую никто не смог.
  Некоторое оживление среди начальства вызвало обсуждение медицинских возможностей местных.
  - Почему Майк вообще поднял эту тему? - спросила Джилл.
  - Полагаю, личные причины, - отвечал Чарли. - У него сравнительно недавно умерла мать. Рак груди с метастазами в легких.
  Объяснение всех удовлетворило. Но никаких оргвыводов не последовало.
  
  Этот день, вне сомнений, прошел удачно. У Владислава Защепина были все основания так считать.
  Для начала Швед позвонил и довел до сведения, что, дескать, деньги можно забирать. Это уже было хорошо. Бывший сержант охотно потратил час на поход (разумеется, неторопливым шагом) до фирмы Шведа и обратно. Но продолжение было как бы не еще лучше.
  Мария Захаровна, отдать ей должное, начала встречу с того, что еще раз освидетельствовала ноги пациента и уверила, что заживление идет по плану. За этим последовало ожидаемое:
  - Этот человек с кошкой - тот самый. Поздравляю вас с отличным результатом. Он, однако, видится мне лишь промежуточным. Теперь надо установить связь.
  Ответ сопровождался горделивой улыбкой:
  - Уже подумал об этом. Вот, - из кармана появился листик бумаги - его электронный адрес. Надеюсь, он все еще действует. Правда, страница профессора уже старая. Изображения тоже. Он на ней не появлялся лет этак с пятнадцать, а то и больше.
  - Тогда, - тут доктор, в свою очередь, достала лист, - вот наше послание к нему.
  Компьютерщик бросил короткий взгляд на текст. Написано, разумеется, было по-русски.
  - А заголовок?
  - Какой заголовок?
  - К письму. Чтоб сразу было понятно, от кого. Моя-то фамилия ничего не скажет.
  - А, понимаю. Ну, что-то такое... 'Сарат и Моана хотят выйти на связь через этот адрес'.
  Владислав мотнул головой.
  - Не пойдет. Письмо уйдет в спам. Имя Моана тут известно, но это персонаж из кино.
  Несколько минут ушли на то, чтобы объяснить, что такое кино, спам и причем тут Моана. Похоже, Мария Захаровна поняла.
  - Владислав Олегович, а вы какой бы заголовок предложили?
  Собеседник задумался.
  - Что-то такое, что никак нельзя принять за рекламу... и с терминами, которые здесь неизвестны... или упомянуть имена, которых нет...
  Мария Захаровна задумалась.
  - А имена 'Сарат' и 'Филад' тут приняты?
  - Я о таких не слыхал. О, вот кстати: с вашим человеком, наверное, по Скайпу можно связаться.
  - А что это дает?
  - То, что каждый видит изображение абонента на экране. Таком, как этот, - тут Защепин показал сотовый телефон, - только во-от такого размера.
  - Но такой прибор, наверное, тяжелый. Разве его можно носить с собой?
  - Нельзя, конечно. Но у меня такой экран есть дома. Ко мне можно зайти, связаться и переговорить.
  Это простое предложение вызвало долгое размышление. Далее последовал вопрос неожиданного свойства:
  - Такая связь очень дорогая?
  - Бесплатно, если не выходить за лимит по объему.
  Пришлось объяснять принцип оплаты интернетных услуг. Мария Захаровна кивнула и решительно заявила:
  - Нет, пожалуй. Начнем все же с почты. Так вот, о заголовке письма. Как вам такой вариант...
  
  Человек просматривал электронную почту на одном из своих адресов.
  Одно из писем было подписано совершенно неизвестной фамилией 'Защепин'. Но от заголовка у сидящего за монитором перехватило дыхание. Он еще три раза перечитал фразу: 'Сарат просит помочь с доказательством семнадцатой теоремы Филада'.
  Собственно, открывать само письмо было незачем: и так ясно, что маэрцы все же сумели установить связь. Впрочем, текст адресат прочитал. Но паранойя, спавшая до того крепким сном, вдруг открыла глаза и отчетливо зарычала.
  Почти сразу же ушел ответ: 'Как звали норку?'
  Нажав кнопку 'Послать', адресат необычного послания откинулся в кресле. Ему оставалось только ждать. Но в душе была уверенность: ответ будет правильным.
  
   Послание было срочным. Об этом человек в черно-коричневой шапке с пером объявил во всеуслышание. Впрочем, он мог бы и не утруждаться: Моане достаточно было взглянуть на имя отправителя.
  Письмо было прочитано и обдумано в течение считанного десятка секунд. Моана подняла глаза на гонца.
  - Я хочу отправиться в Заокеанию на том же самолете, на котором прилетели вы, сударь.
  Такое обращение применялось только к военнослужащим и к членам Гильдии гонцов. Этой привилегии завидовали все прочие гильдии (за исключением Гильдии магов, понятно), но тут сделать ничего было нельзя: традиция, которой, к слову молвить, было уже прилично за четыре тысячи лет.
  - Почтеннейшая, отлет запланирован через четыре часа.
  - Я буду.
  На сами сборы академику Моане требовалось существенно меньше времени, но следовало быстро передать самые неотложные дела тем, кому надо.
  Уже сидя в удобном кресле в самолете, Моана мысленно стала анализировать информацию, содержавшуюся в письме. Сарат сделал свою работу блистательно: отыскал командира. Осталось сформулировать список вопросов и, возможно, просьб.
  Госпожа академик откинула складную столешницу небольшого рабочего столика и извлекла из дорожной сумки бумагу и перо. Лететь предстояло, круглым счетом, сутки, но уже очень давно Моана приучила себя не тратить времени зря.
  
  Лаконичность ответного электронного письма от господина Защепина заставила бы обзавидоваться любого спартанца. Оно состояло из единственного слова: 'Кири'. От этого паранойя прикинулась деталью очень молчаливой мебели. Сарат был личностью известной даже в Хоруме, не говоря уж о Заокеании. Филад - еще того более; это имя было знакомо любому выпускнику университета. А вот имя норки знали лишь самые близкие соратники.
  Человек за монитором чуть подумал и начал отстукивать на клавиатуре: 'Какие будут предложения по встрече?' У него не было ни малейших сомнений, что таковые придут с задержкой не более суток.
  На некоторое время можно было отвлечься. Сидевший за столом поднялся и отправился на кухню разогревать ужин. В голове у него звучал один вопрос: что же такое в мире Маэры вызвало столь интенсивные поиски? Гипотез было множество. Фактов - ноль.
  
  Расчеты требовались такие, что самому Темному впору взвыть и униженно запросить пощады.
  Именно эта мысль неоднократно приходила в голову Тифору в процессе выполнения работы. И это несмотря на то, что его небольшой группе была оказана существенная помощь от 'драконов' доктора Шахура. Особо почтенный, в похвалу ему будь сказано, выделил помощников, лишь только узнал о том, какого рода проект находится в работе. Ребята понимали толк в расчетах, чего уж кривить душой. Впрочем, магистр Гарлен им не уступал. И что ж? Все это было без толку. Ну, почти все.
  Первая половина задания оказалась проваленной вчистую. Да, открыть портал можно было в любой точке чужого мира. Но размеры этого портала, вероятнее всего, не позволили бы протащить сквозь него даже иголку. Что до устойчивости портала, то ее расчет виделся лишь приблизительным. Ага, в пределах от одной стамиллионной до одной десятой секунды.
  Ненамного лучше было со второй частью проекта. Теория добросовестно предсказывала возможность улавливания открытия портала чуть ли не за две тысячи миль. Так то теория. Практической проверке эти выкладки не поддавались - хотя бы уж потому, что для этого потребовалось бы регулярно открывать порталы из чужого мира в различных точках планеты. Правда, можно было попытаться расставить в нескольких местах уловители всплесков магополей, пытаясь поймать момент, когда чужаки с мира Земли откроют свой портал. Но с очевидностью это было бы дорого. Тифор мысленно представил себе подобный эксперимент: для него нужно три бакалавра, дежурящих в три смены, да еще сами приборы. И все это для одной позиции, а таких нужно едва ли меньше десятка.
  И очень слабым утешением (а то и замаскированным издевательством) виделось присловье шефа: 'Отрицательный результат - это тоже результат'.
  Тифор в простоте душевной и не предполагал, что сам Сарат украл эти слова у Професа. Подобные мысли были не в ходу среди преподавателей университета, не говоря уж о Высших магах. В этой среде снисходительность встречалась крайне редко.
  
  Как ни удивительно, но сходные проблемы терзали умы Александра Шмелева и Михаила Шапиро. Они добросовестнейшим образом пытались выполнить поручение начальства о порталах в других точках планеты.
  Справедливость требует сказать: порталы открывались. Но размеры дырок могли внушить депрессию.
  - Кошка не пройдет, - оптимистически заявил Шапиро.
  - Кошка? Да вы, батенька, живодер и садист, - Шмелев питал некоторую слабость к этим животным. - Я лично и в мышке не уверен.
  - А вот я в мышах не сомневаюсь, - бодро отвечал не утративший оптимизма Михаил. - Точно могу сказать: ни одна не пролезет. Вот разве что микроб... да и то после длительной голодовки, бани и упражнений на тренажерах.
  Результаты прикидки устойчивости портала заставили морщиться обоих. Что до эксперимента, то ее попросту не смогли точно измерить. Нечем было. Удалось, правда, установить, что связь между мирами держалась менее одной микросекунды, но насколько менее, так и осталось неясным. Теоретические оценки варьировали с интервалом шесть порядков. Но даже самые оптимистические цифры ставили крест на практическом применении. А обходных путей не нашлось вовсе.
  Выводы из всего этого рано или поздно обязаны были сформулироваться. И они это сделали.
  - Баста! - решительно заявил Шапиро. - Пора оформлять отчет и тащить к Чарли. Да, и добавь еще: гипотеза о существовании плохо заделанной дырки в пространстве, похоже, верна. Хотя подтверждение, признаю, лишь косвенное.
  
  Руководство драконов не ультимативно, но весьма настойчиво предложило участие своих представителей в переговорах. Мотивировали его простейшим аргументом: поселения драконов являются весьма заинтересованной стороной.
  Одновременно Бррен настоятельно попросил ставить его в известность обо всех сведениях, касающихся чисто военных возможностей пришельцев. Все же драконы как были воинами, так ими и остались даже спустя пять тысяч лет после гибели их владык - Великих магов.
  На участие драконов представители людей, разумеется, согласились. Единственным условием поставили знание английского языка, но его взялась обеспечить Арзана.
  В качестве представителя свою кандидатуру выставил Таррот, упиравший на собственный опыт контакта с людьми, владение русским языком и некоторые знания в части земных вооружений и тактики. Правда, он не учитывал, что и то, и другое шагнуло далеко вперед со времен последней встречи с представителями Земли, но... не только генералы, но и офицеры всегда готовятся к прошедшей войне. Однако эта максима была не в ходу среди драконов с их любовью к традициям. Впрочем, лучшего знатока среди крылатых не было.
  
  К неудовольствию начальствующих персон, экспертиза несколько затянулась. И одной из причин явилось пожелание военных: определить максимальную скорость полета драконов.
  Экспертам предоставили все записи полетов целей, какие только имелись. Протокол экспертизы появился не сразу. Достаточно быстро определили скорость полета драконов с использованием крыльев - от семидесяти до восьмидесяти узлов29. Куда хуже обстояло дело с оценкой возможностей при полете со сложенными крыльями. Экспертам не на что было опереться: в этом случае запись полета была сделана лишь на фоне далекого пейзажа, а сфокусировано изображение было, понятное дело, на драконах. После долгих споров эксперты выдали очень приблизительную оценку: сто узлов, самое меньшее. За верхний предел посчитали сто семьдесят узлов, исходя из оценок полета земных птиц.
  Эта оценка привнесла успокоение специалистам флота. Уж с целями, обладающими подобными характеристиками, те бороться умели.
  Куда меньший успех ждал экспертов при попытке выяснить природу бронирования дракона. Предположение, что их чешуя сделана из органического материала (металлической она не выглядела), не выдержало критики. Никакая органика не могла с такой легкостью противостоять пулям со стальным сердечником. Наиболее дотошные специалисты отметили, что и толщина чешуек не выглядела большой: четверть дюйма в максимуме, а скорее одна десятая. Даже металлическую броню подобной толщины пулеметный огонь должен был преодолеть.
  Наибольшее время было затрачено (причем с наименьшим результатом) в попытках объяснить принцип полета. Довольно быстро эксперты сошлись во мнении, что вряд ли тут задействован антигравитационный двигатель. Эта позиция была обоснована детальным анализом картинок пролета дракона над растительностью. Но возможность реактивного движения (а оно осталось единственной альтернативой) оказалась начисто отвергнутой по причине отсутствия всего, чтобы могло быть принято за сопла, хотя бы с натяжкой. Их не существовало от слова абсолютно. В выводах экспертизы ключевым словосочетанием оказалось: 'Так и не удалось установить'.
  
  Обмен электронной почтой пошел более интенсивно. Тот, кого в Маэре называли Профес, получил предложение встретиться в Севастополе. Оно вызвало хмык. Даже не столь искушенный в теормаге сразу бы сделал вывод: портал можно пробить лишь в одну точку. Что ж, следовательно, надособрать вещи и купить билет в Крым. К счастью, деньги все еще имелись. И было время сделать все необходимые распоряжения в части квартиры.
  Инструкции о порядке встречи оказались подробнейшими, вплоть до того, на какой именно скамейке надлежит сидеть. Профессор никогда не служил в армии, но понятие о дисциплине имел. Ее привила специфика работы на тепловых электростанциях, где каждая строка правил безопасности написана кровью.
  Разумеется, Сарат вызвался лично идти на встречу. Разумеется, при нем был амулет с защитой от негации. Разумеется, он сразу узнал старого друга. Но это узнавание не доставило радости.
  - Здравствуй, командир! - сказал он по-русски в затылок сидящему. Тот обернулся.
  - Здравствуй, дружище!
  Видимо, Сарату не удалось справиться с эмоциями.
  - Что, сильно постарел?
  Тут пришелец подумал, что кое-что осталось прежним: проницательность, склонность к иронии и выражение глаз. Но все прочее изменилось и весьма сильно изменилось.
  Шевелюра, в которой раньше седые волоски лишь изредка встречались (да и то их можно было не заметить), побелела изрядным образом. Бородка стала совершенно седой. Конечно, прокачать потоки жизни ни один маг не смог бы, но и без этого можно было заметить, что встает человек чуть-чуть неуверенно - значит, коленные суставы не в полном порядке. Морщин стало побольше. Добавились очки (Сарат уже представлял, что это такое), а ведь раньше командир в них не нуждался.
  Тут Сарат подумал, что хитростям не место. Тут бесполезны уверения в прекрасном облике. Профес никогда не пребывал в иллюзиях относительно собственного здоровья. И все равно... только сейчас тот из этих двоих, кто на посторонний взгляд мог показаться молодым человеком лет двадцати пяти (скажем, не более тридцати), полностью понял и осознал горечь, которую испытала в свое время Моана - горечь бессилия врача, столкнувшего с тем, что ему не под силу.
  - Да, ты постарел. Но твои мозги по-прежнему нужны и даже очень нужны.
  Собеседник мгновенно перешел на маэрский.
  - У вас есть план?
  - Имеется. Мы хотели, чтобы ты прибыл на Маэру. Там объясню. У тебя такая возможность есть?
  -Теперь времени у меня достаточно. К сожалению. Моей Танюшеньки уже нет на этом свете. Рак. А дети уехали в Соединенные Штаты. У них там своя жизнь. Кстати, неплохая работа и всякое такое. Правда, внуки почти не говорят по-русски. За моей квартирой приглядят, я уже сговорился. Так что готов работать.
  Профес улыбнулся в своей манере. Сарат мельком подумал, что как раз улыбка осталась все той же.
  По своему обыкновению, командир не упустил случай похвалить:
  - Вы молодцы. Здорово продвинулись в теормаге, да и в практической тоже. Защита от негации, как вижу, разработана, иначе ты бы не предложил мне этот переход, - Сарат кивнул. -. И портал есть. Тот, кто это сделал, заслуживает ранга кандидата в академики.
  - Думаю, он его получит. Но только мы сейчас не в Хорум, а в Заокеанию. Моана уже там.
  - Ага, понял. Значит, во мне нуждаются по обе стороны Великого океана? Выходит, ситуация еще серьезнее, чем я сначала подумал. Ладно, дело есть дело. Пойдем прямо сейчас? Сумка с вещами, как видишь, при мне.
  - Да.
  - Не боишься, что местные увидят переход?
  - Он замаскирован. И потом, я проверяю наличие посторонних методами магии жизни.
  - Не очень-то проверка, - скривился землянин. - если у наблюдающих хороший бинокль, то увидят со ста пятидесяти ярдов. И даже более того.
  - А мы исчезнем и все тут. Пусть ловят потоки воздуха.
  - Да, сейчас не поймают. Но что, если мне понадобится вернуться?
  - Через две недели все еще будут следить?
  - Есть особенные приборы для наблюдения. Не устают. Не спят. Всегда трезвы. И потом: не очевидно, что через две недели; может понадобиться и раньше. Ну да ладно. Вижу, что вас припекает. Ладно, пошли.
  Проход (он и вправду был недурно замаскирован в кустах) провел в некое не особо просторное помещение и тут же закрылся. Сарат зажег магический фонарь и пояснил:
  - Отсюда мы попадем уже в наш мир, а это промежуточный.
  Cтарый друг кивнул с явным пониманием.
  - Прибыли.
  Сразу после открытия прохода на Маэру землянин увидел лица. В обширной комнате за круглым столом сидели четверо. Двое были незнакомы пришельцу. Еще там присутствовали улыбающийся Тарек (тот стал выглядеть заметно старше) и совершенно не изменившаяся Моана. Она заговорила первой:
  - Доброго тебе вечера. Присаживайся. Кофе сейчас принесут. Познакомьтесь, господа: это глубокочтимый Профес-ор. Профес - это Мариэла-руа, доктор магии жизни и разума, - тут особо почтенная выдала церемонный реверанс, - а это Тифор-арз, теоретик, который и открыл возможность пробоя пространства между мирами, он почти доктор.
  Госпожа академик безукоризненно владела мимикой, которая выражала лишь приветливость и радушие. Моану выдало только обращение на 'ты'. Такое она позволяла себе исключительно в состоянии сильного волнения.
  - И тебе. Думаю, новости с Земли вас мало интересуют.
  - Угадал. Ну, а наши новости... Ната - издатель. Печатает книги - переводы с русского. Отличный доход. И трое детей впридачу. Тарек, - вояка чуть наклонил голову, - дорос до полковника. Наши с Саратом первые дети - те самые - уж взрослые, своих детей имеют. Дочь командует исследовательской группой боевых магов, у нее докторская на подходе. Сын - магистр жизни и разума. У нас недавно появились еще близнецы, тоже со способностями. Твоя Ира теперь декан факультета целителей в университете.
  Брови Професа поползли вверх.
  - Отменная карьера.
  - Приношу извинения, организовывать встречи с твоими старыми знакомыми пока что некогда. Может быть, позже. У нас произошло вот что...
  Рассказ занял полных два маэрских часа с учетом дополнительных вопросов и пояснений. Закончился он так:
  - Вот почему нам нужны твои советы и рекомендации.
  Гость с Земли чуть задумался.
  - У пришельцев есть отличные возможности по части перехвата... кхм... радиомагических сообщений. Поэтому связь этого вида возможна, но лишь краткими сообщениями. Говорить каждый раз на другом языке или, на крайний случай, на другом диалекте. Один раз на староимперском, другой - на южном диалекте, третий - на языке Древних. Не забудьте про Повелителей моря. Но рано или поздно наши языки расшифруют. Поэтому... - небольшая пауза... - видимо, мне придется лететь туда, на южный материк. Сколько это по времени?
  - От тринадцати до четырнадцати часов. От погоды зависит.
  - То есть это по земным мерам... так, понятно. Вы получите вводную.
  
  
Глава 16

  
  Переговорщики от Маэры постаралась учесть все предложения, замечания и вообще всю информацию, которую выдал Профес. Но если главы делегаций от человеческих государств (Моана и Сарат) безоговорочно поверили, то у Таррота возникли вопросы и даже сомнения.
  Больше всего универсалу-сотнику не понравилось удивительно детальное, если не сказать больше, знание драконов у доселе неизвестного человека. Таррот прекрасно понимал, что его сравнительно невысокий чин вполне делал возможным отсутствие личного знакомства с таким человеком (хотя слыхать о нем дракон, конечно, мог). Существовала некоторая вероятность, того, что Профес отличался большим долголетием (Таррот знал, на что способны хорошие маги жизни). Тогда он мог давным-давно посетить поселения в Южной Заокеании. Но это люди могли бы забыть о подобном визитере. Драконы - никогда. К тому же человек, судя по цвету волос, явно не был молод. Об этой людской особенности драконы знали.
  Сомнения эти погасила Моана:
  - Таррот, вы уж мне поверьте, я знакома с глубокочтимым Професом много лет. Он не маг и вообще негатор, но в свое время провел много лет среди драконов - правда, под другим именем, которое вам знать не обязательно.
  Таррот был вежлив и корректен, как любой военнослужащий при обращении к старшему по званию - а в его мысленной иерархии Моана имела ранг десятитысячника. Но это не рассеяло подозрений.
  - Если бы он просто знал все тонкости драконьей мимики - и то бы у меня возникли разные мысли. Клянусь гребнем Черного дракона, на момент я даже подумал, что глубокочтимый когда-то имел хвост...
  При этих словах Моане стоило большого труда не улыбнуться.
  - ...Но ведь он еще и негатор! Я слышал ваш рассказ о них. Тот амулет, который мне дал высокопочтенный Сарат, сработал, недвусмысленно подтверждая ваши слова. И я задаю вопрос: как негатор мог вообще жить среди драконов? И потом: насколько мне известно, никто из наших о нем не знает. Магия никак не может продлить жизнь негатору.
  Мысли оказались выраженными несколько сумбурно, но Моана их поняла.
  Даже дракон, неважно разбирающийся в человеческой мимике (а Таррот таким и был), мог отчетливо уловить смысл каменного выражения лица собеседницы. Тут же последовало разъяснение:
  - Да, Таррот, согласна с вами: это неочевидно. Примите как данность: такое могло быть и было. Надеюсь, вы догадались: эта тайна принадлежит не мне. Даю слово, что сам факт пребывания господина Професа среди драконов в свое время остался неведом нам - имею в виду Заокеанию и Хорум. Мы об этом узнали много позже. И не забудьте о хвойной ванне.
  Возразить было нечего. Пятнистый дракон в свое время рассказывал об этом способе устранения запаха, присущего всем крылатым. Друзья-люди никогда не жаловались на вонь, но на этот раз переговоры предстояли не с друзьями.
  
   Алгоритмы, используемые Моссадом, отметили одно электронное письмо. Написано оно было по-русски, но в нем были слова, в русском языке не встречающиеся. Одним из них было слово Сарат, по-арабски оно значило 'спаситель от Аллаха' Все остальные не нашлись ни в одном языке. Аббревиатуры, понятно, в счет не шли, поскольку эти слова явно к ним не относились. Программное обеспечение сработало должным образом: письмо и электронный адрес получили надлежащие идентификаторы. За другими отправлениями на тот же адрес стали следить.
  Последовавший обмен явно был шифрованным. Какой еще вывод можно было сделать из того, что просят указать имя норки? Это животное (если именно оно имелось в виду) достачно редко встречается в качестве домашнего. То есть под этим названием таилось кто-то или что-то, известное обоим участникам переписки. Возник резоннейший вопрос о расшифровке.
   Разумеется, и отправитель, и адресат были сравнительно быстро идентифицированы. На первый взгляд, ни тот, ни другой не могли бы заинтересовать спецслужбы Израиля: они не были евреями, и они никаким боком не были связаны с мусульманами. И потому разбиравший переписку аналитик в младшем офицерском звании предложил никаких действий не предпринимать. Слежка в счет не шла.
  
  Со стороны Земли (точнее, со стороны Соединенных Штатов Америки) в переговорах участвовали: директор Лаборатории Военно-морского флота Бенджамин Стоун, руководитель отдела Государственного департамента Айэн Уайтуотер и начальник отдела Лаборатории Джилл Ливингстон. Разумеется, включение в состав делегации именно этих людей было тут же объяснено: дескать, госпожа Ливингстон руководит всеми работами по межпространственным порталам, на господина Стоуна возложено общее руководство тем учреждением, в стенах которого и было сделано это выдающееся открытие, а господин Уайтуотер - профессиональный дипломат, работающий в той части правительства, которое отвечает за контакты с иностранцами. Правда, не было сказано (рассеянность в сочетании со скромностью) что этот достойный переговорщик занимает немаленькую должность в Управлении разведки Госдепа.
  Для землян неожиданности на переговорах начались сразу.
  Первой из них были верительные грамоты от хозяев чужого мира. В них удостоверялось, что полномочными представителями от Заокеании является кандидат в академики глава Гильдии магов Заокеании Сарат-ир, от Хорума - академик, начальник аналитического отдела Моана-ра, а от драконьей конфедерации - полковник Таррот. Должность указана не была. Чин последнего показался землянам не слишком высоким. Они понятия не имели, что означенному дракону это звание было присвоено пару дней тому назад по настоянию Професа.
  Номинальный глава делегации Бен Стоун сразу же догадался, что ученые звания суть чины, а соответствующие должности вполне достаточны, чтобы эти лица могли самостоятельно принимать решения. Но причина того, что их называют, осталась неясной. Что до Гильдии магов, то это казалось ясным: сообщество тех, кто занимается энергетическими полями. Иначе говоря, создалось впечатление, что этим государством правят ученые, пусть даже они называют себя магами.
   Куда большее впечатление произвели сами бумаги. Написаны они были по-английски, тут ничего необычного не виделось. Но вот печати, заверяющие подписи, светились неярким багровым огнем, заметным даже при свете дня.
  Сам факт того, что драконы не только достоверно разумны, но и участвуют в переговорах, имея на то надлежащие полномочия, произвел как бы не большее впечатление, чем сам дракон.
  Первой высказалась госпожа Моана:
  - Дама и господа, предлагаю: в случае принятия некоего итогового документа он должен быть подписан всеми участниками переговоров.
  Предложение выглядело вполне разумным, и на него согласились.
  Наступила очень короткая пауза. Участники встречи вглядывались друг в друга. Всех землян учили, что первое впечатление - если и не самое верное, то уж точно одно из самых важных.
  Джилл подумала, что все люди из чужемирцев возмутительно молоды для серьезных переговорщиков. Господину Сарату было на вид лет двадцать пять, госпоже Моане - примерно столько же, причем макияж, нанесенный в очень умеренной дозе, вряд ли мог скрыть истинный возраст. К дракону это, разумеется, не относилось, хотя на вид этот крылатый выглядел полным сил. Как женщина Джилл не могла не отметить, что смотрится это чудовище по-своему красиво. Чешуя медного цвета, более темная на спине, большие красноватые глаза, мощные когти и клыки. В клетке или на арене цирка этот зверь виделся бы просто великолепно. И еще госпожа Ливингстон отметила отчетливый хвойный запах и подумала о некоем дезодоранте.
  Переговорщик от Госдепартамента только раз глянул на госпожу Моану и сразу же решил, что выражение ее глаз вполне соответствует должности: эта молодая женщина явно была либо главой разведки, либо кем-то из высших ее чинов. И если в столь юном возрасте она занимала такой пост, то наверняка за высочайшие способности. То, что должность получена в горизонтальном положении, разведчик не предположил ни на секунду. Но куда более пристальное внимание он уделил дракону. Вот здесь было широчайшее поле для догадок и крайне скудный набор фактов.
  Цвет чешуи, видимо, не имел явного значения. Среди тех драконов, которые попали на видео, не было ни единой пары с чешуей одинаковой расцветки. Чин полковника - вот об этом факте стоило подумать. То, что именно его направили на переговоры, свидетельствовало, что это ( по понятиям драконов) высокое звание. Но отсюда следовало, что численность военнослужащих невелика. Скажем, это дивизия. То есть десяток тысяч. Как раз на генерал-майора. Совсем не много.
  Еще более удивительным фактом было наглядное подтверждение мирного сосуществования на одной планете двух принципиально различных рас. Даже если допустить наличие некоторого единого языка (что совсем не очевидно), и тогда должны рано или поздно разразиться кровопролитные и беспощадные войны за господство над миром. Или они уже отгремели?
  Кроме того, дипломат отметил, что английский язык всех троих, насколько можно судить, отчетливо британского, а не американского происхождения. В их речи проскочило несколько архаизмов, что также заслуживало внимания. Само собой, записи переговоров позднее проанализируют лингвисты. Но если принять все это за факты, то возникал резоннейший вопрос: откуда местные получили столь хорошее знание английского? И, самое главное, КОГДА они его получили? Также внимание привлекла особенность: если английское произношение людей слышалось безупречным, то крылатый участник переговоров говорил с рычащим акцентом. Это сотрудник Госдепартамента приписал особенностям драконьей артикуляции.
  Директор Лаборатории уделил особенное внимание господину кандидату в академики. Не вполне понятным было расхождение между ученым званием и позицией главы гильдии. По идее, главой должен быть полновесный академик. Следовательно, или там, в Заокеании вообще нет академиков (вполне возможно), или фигура декоративная (маловероятно), или у этого юнца действительно выдающиеся административные способности. Весьма возможно, что не только административные. То есть этот человек, похоже, профессиональный ученый.
  Дипломат перешел к делу:
  - Дама и господа, для начала обязан выразить свое глубочайшее сожаление тем инцидентом, который случился...
  После витиеватого объяснения действиям пришельцев и учтивейшим напоминанием, что драконы первыми сбили невооруженный летательный аппарат, представитель госдепа предложил считать все случившееся досадной случайностью.
  Утвердительные кивки местных можно было посчитать за согласие. Но ответное слово взял чешуйчатый туземец:
  - Дама и господа, напоминаю: вся та разведка, которую вели представители вашего мира, проводилась на территории нашего государства без какого-либо разрешения. При повторении подобного летательные аппараты будут сбиваться без предупреждения.
  Дипломат мысленно поморщился. Драконий офицер говорил по-военному прямолинейно, даже слишком. Ответ подыскался быстро:
  - Господин полковник, я уверен, что договориться можно, и как раз для этого мы здесь собрались. Например, вполне реально установить некий канал связи, по которому будет согласовываться всякая деятельность людей из нашего мира с полномочными представителями государства драконов или государств людей, буде интересы таковых окажутся задетыми.
  Это был намек местным представителям людей: их и драконов не считают полностью равноправными партнерами. Также предполагалось, что интересы всех сторон могут различаться.
  В разговор вступила женщина-академик:
  - Дама и господа, предполагаю, что ваше появление в нашем мире преследует некие цели. Наши дальнейшие отношения могут быть взаимовыгодными, но не считаю возможным допустить, чтобы они приносили выгоду лишь одной стороне.
  С этим все согласились.
  - Посему, - продолжила госпожа Моана с вежливой улыбкой, - полагаю, что первым этапом должно стать получение нами представления о том, что может быть выгодным вашей стране...
  Это прозвучало недвусмысленным указанием: местным прекрасно известно о существовании на Земле других стран.
  - ...а вы, в свою очередь, получите некоторое понимание устройства государств в нашем мире и о возможных точках соприкосновения.
  Еще один неприятный укол. Местные ясно давали понять, что о земных обстоятельствах, в частности, о политике, они достаточно осведомлены. Разумеется, представитель дипломатического ведомства живо заинтересовался (про себя) источником подобных знаний.
  - В таком случае, нам, вероятно, было бы удобнее перейти к формату переговоров 'один на один'. Например, я с госпожой Моаной могла бы переговорить как женщина с женщиной... - тут улыбнулись решительно все мужчины, включая дракона, - ...вы, господин Сарат, будучи исследователем, нашли бы общие темы с господином Стоуном, вы же, господин Таррот, вполне могли бы обсудить аспекты взаимодействия с господином Уайтуотером.
  Это предложение отнюдь не было экспромтом. Джилл рассчитывала, что профессиональный дипломат (с навыками разведчика) сумеет поколебать позицию офицера в не слишком высоком чине; Бен сможет кое-что выяснить о возможностях местных в части порталов, а сама себя полагала достаточно умной, чтобы выведать многое от заведомо молодой дамы.
  Госдеповец в данный момент мыслил как разведчик. Он решил, что та сторона знает о пришельцах куда больше, чем те знают о местных. Поэтому никакая дополнительная информация лишней не будет. Ну, а если удастся установить канал связи и со временем согласовывать визиты (в том числе визиты беспилотников) - это совсем хорошо.
  Мысли Директора лаборатории шли в сходном направлении. Он был твердо убежден, что у местных имеются свои средства открытия порталов. Мало того, их опыт по этой части куда побольше. Но чутье ученого (а Бен все-таки им был) прямо вопило, что туземцы используют какие-то принципиально иные физические принципы. Конечно, было бы весьма интересно узнать, какие именно. В качестве дополнительной цели Директор положил себе выяснить, какие связи у местных с русскими. Мелькнула было мысль подключить к переговорам русских физиков, но эту идею пришлось отставить в сторону, пусть и не окончательно. Службы безопасности вполне могли воспротивиться. Но хорошее образование подсказывало Бену, что вполне современный русский наряду с архаичным английским - не случайность. Почти наверняка местные контактировали с Великобританией гораздо раньше, чем с Россией. Это обстоятельство стоило тщательного осмысления.
   Но было еще одно обстоятельство. Директор прекрасно помнил об ограниченной устойчивости портала, но при этом отнюдь не желал, чтобы эта очевидная слабость стала известна чужой стороне. Вот почему Стоун толкнул к представителю Госдепартамента заранее заготовленную бумажку с одним словом: 'Перерыв'. Тот ничуть не удивился и вслух предложил прервать переговоры, заодно выразив восхищение самим фактом первого контакта с внеземными цивилизациями - сразу двумя. Это должно было еще раз дать понять людям из чужого мира, что переговорщики от мира Земли не считают наличие драконов доказательством единства позиций у местных.
  Обе стороны согласились, что очередная встреча состоится на следующий день.
  
  По молчаливому уговору права председательствующего предоставили земному инженеру.
  - Выкладывайте, ребята, все плохие новости.
  - Ты говоришь в точности, как в те времена, - ухмыльнулся Сарат. - Но лучше я дам слово Тарроту.
  Этот ход предвиделся. Из всех присутствующих лишь Таррот мог передать дословно все, что говорилось на переговорах.
  Дракон со всей добросовестностью пересказал.
  - Угу, так. Двое из Лаборатории военно-морского флота США. Это означает, что их сотрудники и сделали открытие. Государственный департамент, но сотрудник не слишком высокого ранга. Или их известили в последний момент, или этот человек из тамошней разведывательной структуры - читал я про нее. Значит, они хотят летать над территорией драконов? Понятное желание. Разведка - наше все. Сарат, вопрос к тебе. Координаты точки выхода портала менялись?
  Первый теоретик Заокеании успел подумать, что скрытый смысл вопроса ясен.
  - Да. Было один раз, точка сдвинулась на десяток или полтора ярдов. И это все.
  - Как понимаю, ты уже попытался прикинуть, возможно ли этакое... твоими средствами, так?
  - Возможно. Вопрос в устойчивости портала. Если его сместить хотя бы на полмили, практическая применимость сводится почти к нулю. Что толку от прохода, если в него не то, что норка - мышь не проскочит? Разве что будучи нарезана в мелкий фарш. Длительность существования портала при этом также резко уменьшается. Точные оценки пока что не получены. Очень примерно: в десять тысяч раз меньше. Или в сто тысяч. Или в миллион. Сомневаюсь, что пуля пролетит.
  У Профессора сомнения отсутствовали: никакой пуле это не под силу. Но очередной вопрос должен был быть задан:
  - А если еще дальше?
  - Ясное дело, будет и того хуже. Или... некие иные принципы, нам совершенно незнакомые. Вот если их применят...
  Профес отреагировал почти мгновенно:
  - Вижу неустранимую слабость нашей позиции...
  И Моана, и Сарат мысленно отметили слово 'нашей', но сохранили полностью нейтральное выражение лиц.
  - ...Она заключается в том, что ситуация станет очень тяжелой, если портал с нормальными свойствами откроют в незаселенной местности. Именно так я бы стремился действовать на месте наших гостей. Тут же у них появится возможность протащить средства воздушной разведки, помешать которым будет задачей крайне трудной, если вообще осуществимой. Они могут летать на высоте почти двадцать тысяч ярдов.
  - А сейчас воспрепятствовать можно? - перебил дракон.
  - А сейчас это намного легче, поскольку разведывательные аппараты должны стартовать с поверхности земли, и в этот момент у них будет небольшая скорость.
  Таррот понимающе кивнул.
  - Уверен, что американцы в данный момент форсируют работы по порталам в других точках планеты. От души надеюсь, что у них ничего не выйдет. Сарат, есть возможность отследить открытие портала?
  - Как раз сейчас Тифор над этим работает. Теория уже есть, ее надо проверить практически.
  - Не забудь: сам факт появления портала регистрировать нужно, но куда полезнее определить точку, где он открыт.
  - Принцип знакомый, - слово 'триангуляция'30 было Сарату (как и прочим уроженцам Маэры) неизвестно, но сам подход он хорошо знал, - однако заранее могу сказать, что главные трудности возникнут при практических испытаниях. Особенно с учетом предположения, что пробные порталы могут оказаться крайне недолговечны.
  - А помешать открытию?
  Теоретик поморщился.
  - Проект... в процессе.
  - Еще одну мысль хочу вложить в ваши головы, ребята.
  Тон, каким это было сказано, не давал ни малейших оснований полагать, что высказано будет нечто, не имеющее большого значения.
  - Если правильно понимаю, то сама природа портала не дает возможность протащить через него ни большое количество людей, ни тяжелую технику. Во всяком случае, сделать это быстро нельзя. Но отсюда не следует, что полностью исключено применение землянами очень мощного оружия. Это, сказать приблизительно, троюродный брат 'Черного пятна'. В радиусе мили не остается ничего живого. Да и дальше... вокруг точки применения домашние животные и люди будут долго болеть. Помните, Моана, я вам рассказывал в свое время об особо ядовитых рудах? Здесь будет нечто сходное. Но это оружие есть средство устрашения, а не завоевания, ибо место его применения ядовито для всех, а его очистка обойдется дорого даже богатой стране. Но в распоряжении пришельцев есть куда более действенные средства.
  Пауза была лишней. Слушатели и без того демонстрировали предельное внимание.
  - Они могут внести в общество нестабильность. И они умеют это делать.
   При этих словах обычно выдержанная Моана нехорошо сузила глаза. Профес продолжил:
  - Не в моих силах полностью предугадать действия пришельцев. Некоторое время - пока открытие портала не станет достоянием более широкого круга - они вообще ничего не будут такого делать, кроме сбора информации. Но потом, - вздох, - ладно, попробую перечислить. Раздувание противоречий между отдельными странами и даже отдельными группами людей. Южан вполне могут натравить на Север. Ремесленнников - на купцов, причем иномирские купцы тут же поспешат занять пустующие позиции. И всех вместе постараются направить против драконов.
  Таррот продемонстрировал исключительную выдержку. Он не шевельнул ни хвостом, ни гребнем.
  - Вполне возможна экономическая экспансия. Они умеют дешево производить товары и услуги. Массовое разорение уважаемых Гильдий, вот чего следует ожидать. Разумеется, для начала они попросят разрешения торговать. Уверен, что вам польстят. Укажут, что ваш мир уникален - и это так. Что здесь имеются виды животных, которые давно истреблены на Земле - тоже факт. Что одно это даст Маэре неоспоримое преимущество в части развития туризма - чистая правда, только не вся... Вот вы, Таррот, полагаю, знакомы с устройством двери в человеческих домах?
  Дракон ответил со всей вежливостью, хотя сам вопрос казался почти оскорбительным:
  - Да, разумеется.
  - Тогда вы поймете. На земных языках это называется 'вставить ногу в дверь'. Создать некий проход и не дать его закрыть. Использовать не полностью закрытую дверь для проникновения.
  Командир обвел глазами собравшихся. Сарат подумал, что старый друг почти что помолодел. Во всяком случае, голос его звучал, как в прежние времена.
  - Если только гипотеза об уникальности положения портала в пространстве окажется верной (а у нас пока что нет причин ее отвергать), то именно на ваших соплеменников, Таррот, ляжет основная ноша борьбы. И первое, о чем надо озаботиться: полнейшая тайна о координатах поселений драконов, об их численности, о слабостях драконьей расы. Да, вы не ослышались: о слабостях. Я знаю, насколько драконы любят хлеб и вообще выпечку - но вероятные противники не должны об этом иметь даже понятия. Уверьте их (при случае!), что ваше основное пропитание идет от рыбы и дичи. Ну разве что упомянуть о прирученных диатримах. Их фермы не скрыть. Вполне можете описать таких замечательных домашних животных, как норки, но укажите, что они не носят никакой утилитарной функции, за исключением того, что охотно играют с дракончиками. Любовь к домашним зверькам вряд ли можно использовать против вас. И эта тема отвлечет внимание вашего партнера от других, более важных.
  Таррот почувствовал себя не вполне уютно. Все же хитрые переговоры были не вполне его стихией. Но седой человек и не подумал остановиться.
  - Сарат, как понимаю, с тобой будет говорить директор очень большой лаборатории. Он наверняка начнет прощупывать твою осведомленность в части порталов, но я бы на его месте начал не с этого, а с самих основ магии. На их языке: энергополей. Врать в открытую не надо, однако стоит отметить, что их применение возможно также на Земле, но обойдется безумно дорого - и это будет правдой. Пройдись вкратце по истории Маэры. Объясни, что вы, дескать уже многократно воевали, пришли к выводу, что война себя не оправдывает в чисто денежном смысле, и приняли меры для предотвращения этого. Объясни, что нашли чудовищное средство массового уничтожения, и оно сделало дальнейшие войны невозможными. Выскажи несколько раз в разном контексте вот что: применение этого средства в масштабах вашего мира обернулось невообразимыми расходами. Упирай на экономику. Демонстрируй деловой подход. Понятно?
  Уверенный кивок.
  - Вам Моана, наверное, достанется самая легкая задача - с вашими умениями. Не смею приказывать, только советую, - но голос командира стал именно командирским, - применить их. Масштаб на ваше усмотрение. Всецело доверяю вашему уму. Ну, а теперь кое-какие мелкие детали в части тактики...
  
  
Глава 17

  
  Российские спецслужбы не предавались безделью, скорее наоборот. И на то у них были две причины, самое меньшее. Не считая, понятно, иных обстоятельств, побуждающих к деятельности.
  Первая заключалась в тех же электронных письмах, которые заинтересовали Моссад. Рассуждения были примерно теми же: явный шифр, причем слова не встречаются ни в одном из языков, существующих среди народов в пределах Российской Федерации. Конечно же, это вызвало проверку иностранных языков. Знатоки арабского нашлись, но это помогло мало. Одно слово оказалось расшифрованным - и только. Больше того: группа аналитиков предположила, что все загадочные слова принадлежат одному и тому же неизвестному языку, а арабский тут ни при чем. Эту гипотезу посчитали имеющей право на существование.
  Но была и вторая причина для беспокойства. И она, по иронии судьбы, пришла из Израиля.
  Источник в Моссаде сообщил: имеются данные, что американцам удалось пробить межпространственный канал в другой мир - вероятно, другую вселенную. И это навело серьезный шорох. Полноценная связь с другим миром давала столь неоспоримое преимущество стране, которая ее получила... не хватило бы слов ни в английском, ни в русском, ни в иврите, чтобы описать такое.
  Работа спецслужб включает в себя моменты, когда нужно раздобывать знания в чисто научных сферах. Консультанты ФСБ (а они были весьма квалифицированными) сразу же очертили границы поиска: физики (эти в первую очередь), астрономы и астрофизики. По настоянию одного из них в сферу поисков включили также уфологов. Формулировка, доказывающая необходимость этого, оказалась следующей:
  - В абсолютном большинстве эти ребята и вправду головой скорбные. Но вспомним дедушку Крылова: сумел же петух найти жемчужное зерно в навозной куче. Правда, находка была оценена неадекватно.
  Совещание посмеялось, но подполковник Ким, назначенный руководителем группы, утвердил и это направление поиска.
  Как это часто бывает, одно дело вытеснило другое. Проблему с загадочным сообщением посчитали куда менее значимой. Хотя задание установить личности участников переписки никто не отменял, но их приказали не трогать без особо веских оснований.
  Кореец (точнее, потомок корейцев), сумевший дослужиться до подполковника в системе ФСБ, по определению не мог быть дураком. Многоопытный Виктор Семенович Ким им не был. Вот почему он предложил прочесать гребенкой поиска не только научные публикации, но и социальные сети. И правота его подтвердилась.
  Большинство научных трудов вертелось вокруг фундаментальных результатов Александра Виленкина, американского физика русского происхождения. А тот, обосновав возможность и даже необходимость существования параллельных вселенных, одновременно убедительно показал, что связи с ними не только нет, но и быть не может.
  Тщательная проверка показала: все ниточки на этом и обрываются. Не нашлось ни единой публикации в сфере физики или астрофизики, которая осмелилась бы поставить под сомнение выводы Виленкина.
  Но приказ есть приказ, а таковые полагается не обсуждать, а выполнять. Поиск продолжился в других областях знаний. И результат все же появился.
  Искомый материал выдал в мир кандидат наук из Новосибирска Александр Викторович Сабецкий. Описывалась революционная идея о слежении за межпространственными порталами, появление которых автор полагал за верный признак существования внеземной цивилизации. Опубликовано все это было на интернетном форуме уфологов и, возможно, не привлекло бы внимания вообще, если бы не особое указание автора на то, что установку регистрации появления порталов вполне по силам создать хорошему НИИ с хорошей производственной базой. И доказательство: принципиальная схема, самая основа, понятно.
  Личность автора публикации, по суждению начальства, потребовала проверки. И таковая была произведена - местными силами, конечно. Очень быстро обнаружили, что означенный любитель инопланетных следов работает в не особо большой фирме, ориентированной на приборостроение.
  Замдиректора хвалебных слов не жалел:
  - Сабецкий? Голова! Да что я говорю: голова с руками! Приборист милостью божьей. Дайте ему дырку от бублика и метр провода - через неделю осцилллограф соберет. А если еще сам бублик добавить - то действующую модель синхрофазотрона. И в цифровой технике рубит только так. Отменный программист, между прочим. И молодых ребят себе под стать подобрал. Две его разработки мы немцам продали, а он с того машину купил. А до того он...
  Капитан Иваньков слушал, улыбался, кивал и думал, что с этим Сабецким, возможно, придется поговорить лично. Хотя, вернее всего, вариант окажется пустым. К несчастью, именно так обычно получается.
  
  Некоторые правительственные учреждения Соединенных Штатов в эти дни кипели работой. Точнее, усиленно работали отдельные сотрудники. Разумеется, в первую очередь это относилось к тем, кто контактировал с чужими цивилизациями. Но не только к ним, поскольку аудиофайл переговоров размножили и отправили на растерзание сразу нескольким группам экспертов.
  Лингвисты сделали однозначный вывод: использованный чужаками английский, скорее всего, середины девятнадцатого века. Трое экспертов отметили при этом следы оксфордского произношения. Гипотеза о том, что именно в это время имелся контакт с Великобританией, стала выглядеть весьма вероятной.
  Правда, один из экспертов высказал votum separatum31: дескать, знание языка могло прийти от контакта не с государственным учреждением, а с отдельным англичанином с хорошим образованием. Косвенно это предположение подтверждалось тем фактом, что никаких следов подобного контакта найти не удалось. Гипотезу приняли к сведению, но не приняли и не отвергли. Безоговорочно ее принять посчитали невозможным: по мнению остальных экспертов, британцы умели хранить тайны вообще и тайны деликатного свойства, в частности.
  Еще один из экспертов отметил высочайшее качество языкового образования: произношение у людей было оценено как безукоризненное. Этот же специалист уверенно сделал предположение, что ухудшенное произношение дракона связано с особенностями голосового аппарата.
  Поступило предложение проверить местных на знание других языков. В середине девятнадцатого века международным языком де-факто являлся французский. При подтверждении гипотезы можно было сделать вывод о множественности контактов. Но соответствующую проверку решили отложить и уж точно не ставить вопрос в лоб.
  И все эксперты в один голос сочли необходимым форсировать изучение местных языков или единого местного языка, если таковой имелся. Как минимум, следовало составить словарь.
  Но кое-что важное пришло не от экспертов, а от представителя военно-морской разведки. Он предложил простейшую вещь: открыть портал на очень короткое время и оставить замаскированный радиосканер широкого диапазона. Батареи хватило бы на десяток дней. Передавать он не должен был ничего, лишь фиксировать.
  Сама идея проверки радиодиапазона не вызвала неприятия. Но ее воплощение встретило оппозицию. Противники упирали на то, что портал, вероятнее всего, увидят, а сам процесс установки сканера зафиксируют. Но автор уловки не сдался, а, наоборот, предложил план операции по установке сканера. Разумеется, план подвергли жестокой критике. Но, как всегда, нашелся некий позитивно мыслящий участник совещания, который выдвинул идею установки сканера, которая не должна была вызвать неприятия у местных. Ее и начали осуществлять.
  
  Маэрская сторона готовилась к продолжению переговоров с той же степенью тщательности.
  Профес беседовал с всеми тремя переговорщиками и старался быть как можно более убедительным:
  - ...Не мне вам указывать, Моана, но сканирование надо осуществлять с приветливой маской на лице, а у американцев, учтите, есть мастера читать по лицам. Ну, проверку на правдивость я не считаю, понятно.
  На лице госпожи академика широким мазком проявилась приторность.
  - Какое счастье, командир, что я так давно вас знаю. Иначе, вне сомнений, посчитала бы ваши слова за оскорбление.
  Но собеседника было не так просто смутить.
  - Вы же сами назвали меня командиром. Как таковой я просто обязан предусмотреть все возможности для ошибок. Даже глупейшие. И еще учтите: во время переговоров велась и будет вестись запись и голосов, и изображений. И эти записи будут анализироваться.
  - Ну, что запись ведется - для нас не новость. Для ее обнаружения мы могли и не пускать в ход магию разума. Изменения полей электричества засек бы даже студент-четверокурсник. Очень уж они не похожи на то, что показывают на университетских семинарах, ошибиться нельзя. Так что из того?
  - То, что каждая черточка ваших лиц будет тщательно изучаться. Если будете впадать в задумчивость без видимых причин - догадаются, что вы что-то такое делаете. Они не будут знать точно, но их аналитики весьма опытны. Вы, Таррот, не в счет, с мимикой драконов эти люди не знакомы.
  - Приму к сведению, - сухо отвечала почтеннейшая. - А что еще?
  - Вы - академик. Сарат - лишь чуть ниже рангом. А вы, Таррот? Согласитесь, уровень ваших умений может вызвать беспокойство.
  - Мою квалификацию, между прочим, проверили, - холодно отпарировал дракон.
  - Это кто же делал?
  Моана если и смутилась, то самую чуточку. А может быть, и вовсе не отреагировала на подколку.
  - По части жизни и разума проверяла я сама, - эти слова сопровождались артистически робкой улыбкой и выверенными взмахами ресниц. - Вы мне доверяете?
  Пока Профес подавлял улыбку, наигрыш исчез.
  - На самом деле хватило бы и одного Сарата. Он по этим двум специальностям на уровне магистра. Но все остальные школы - его работа.
  - И как же вы, Моана, оцениваете результат?
  - Хотя экзаменуемый и универсал, но обучение было... кхм... не слишком равномерное. По всей стихийной магии - лиценциат, причем очень хороший. Почти магистр. По электричеству, связи, трансформации - приличный бакалавр. По жизни и разуму... лиценциат, но средненький. Телемагия не в счет, конечно. В эту специализацию мы даже не пробовали соваться.
  - Поправка, - влез Сарат, - в стихийной магии драконы, даже универсалы, как правило, сильнее, чем во всех прочих видах. Природное это. Уж я точно знаю.
  - И я знаю. Следовательно, вы, Таррот не будете работать по жизни и разуму, - подытожил Профес, - впрочем, думаю, что вам можно продемонстрировать свое умение в магии огня или воды. Телемагию - не надо. Американцы уже имеют на видео примеры полетов драконов. Полагаю, в этом вы не сомневаетесь?
  - Да, но они не знают, на каком физическом принципе драконы летают, - задумчиво молвил первый теоретик Заокеании.
  - А ведь верно, - поднял брови командир, после чего заговорил, как бы обращаясь к самому себе, - антигравитацию могут приплести, еще реактивное движение. А сопел нет. Интере-е-есно...
  Последовало молчание. Столь ученых терминов не знал даже Сарат.
  - Короче, не советую демонстрировать телемагию. Да, вот еще хотел спросить. Почему ваши специалисты пробили портал именно в Севастополь?
  Тут глубокочтимый сильно смутился.
  - Пробовали. Уже давно пробовали. Пытались варьировать место. По времени смещение получается, мы аж в середине вашего девятнадцатого века побывали. А вот по пространственным координатам - нет. Короче, та же ситуация, что у пришельцев. И у нас, и у них смещение дает катастрофическую неустойчивость портала. Мы проверили экспериментально. У них... вроде бы тоже должно быть так.
  - Ты хочешь сказать, что у американцев может не получиться портал в другую часть Маэры? Это, собственно, мы подозревали. Почему?
  Некоторое время Сарат успешно боролся с собой, но принужден был сдаться:
  - Мы не знаем видимой причины для такой привязки порталов. Но, похоже, она есть.
  - А это в нашу пользу. Середина девятнадцатого? Так вы, должно быть, аккурат в Крымскую войну попали.
  - Ну да, - простодушно отвечал Сарат. - И даже косвенно поучаствовали. Таррот, между прочим, там был. И еще та, что с тобой была на связи. По-русски Мария Захаровна, здесь ее имя Мариэла. Она как маг жизни там поработала. И даже замуж вышла за местного. Он у нас теперь бакалавр... Прославилась, если хочешь знать. Вон адмирала Нахимова лечила от пулевого ранения.
  - И блистательная была работа. На ее основании я пробила докторский ранг без защиты...
  На этом Моана прервалась. На лице ее проявилась выражение хирурга, которое тут же сменилось тревожным. Уж она прекрасно знала, что ничем этому пациенту помочь не сможет. А тот явно нуждался в услугах врача. Редко Моане доводилось видеть, как человек стареет буквально на глазах.
  Профес с усилием взял себя в руки и проговорил:
  - Когда умер адмирал Нахимов?
  Профессиональные навыки помогли госпоже академику быстро взять себя в руки.
  - Для начала тебе нельзя так волноваться. Симптоматику сердечной недостаточности я знаю, будь уверен. Что до твоего вопроса: он был жив и практически здоров, когда наши покинули Землю, а когда и от чего умер, мы не знаем. Мариэла вытянула адмирала после пулевого ранения в голову, если быть точной. Кстати, ей самой тоже попало.
  Про себя Моана горько сожалела, что не взяла стандартный набор целительницы. Уж верно Ирина не поскупилась бы. К счастью, Профес явно почувствовал себя лучше. Это проявилось и в словах, и в тоне, каким они были сказаны:
  - Теперь-то я понимаю, откуда вы знаете английский. С той поры?
  - Ага.
  - Ребята, у меня зародились... некоторые подозрения. Сарат, если у тебя есть связь с Севастополем, закажи там самую подробную книгу о Крымской войне, какую только они смогут найти. Вот, - он достал то, что называл бумажником и извлек из нее несколько ассигнаций, - на покупку. Найдут несколько - пусть берут.
  И уже совершенно деловым голосом добавил:
  - Но это задача не первой очереди. Придется озаботиться средствами противовоздушной обороны. Принцип я уже продумал. Я тебе его лучше письменно изложу. Только вот что о Севастополе... кхм... нельзя ли перед тем, как раскрывать там портал на весь размер, сделать маленькую дырочку - дюйм, не больше - и глянуть на поля электричества. Опасаюсь, что местными властями установлена система слежения. Где-нибудь на расстоянии ярдов сто.
  Моана знала, что такое паранойя, и предположила вслух именно этот диагноз.
  - Уж лучше быть параноиком, чем беспечным дурнем, - отрезал Профес.
  
  - Здравствуйте, Александр Викторович. Вот мое удостоверение, - с этими словами капитан Иваньков предъявил книжечку с вызывающей уважение надписью на обложке. - Меня можете звать по имени-отчеству.
  Высокий, круглолицый, почти лысый, кареглазый инженер-приборист деланно-небрежным взором скользнул по документу.
  - Что же вашей конторе от меня нужно?
  - Всего лишь консультация как специалиста. И не более.
  - Почему именно я?
  - Есть причина. Гляньте. Ваша публикация, не так ли?
  Из темно-коричневой папки на свет появилась распечатка страницы того самого уфологического сайта.
  - Верно.
  - Правильно ли я понял, что собрать вот этот прибор вполне возможно?
  Вопрос был лишним: на форуме это было сказано впрямую.
  - И даже нетрудно. Вот сделать для него систему регистрации данных - задача похитрее.
  Капитан не был совершеннейшим невеждой в части программного обеспечения и потому спросил:
  - Автоматизированная система записи результатов с такой же системой выявления аномалий, верно?
  - В общем, да. Но анализ данных сначала должен проводить исследователь. Отсеивание явно левых сигналов и всякое такое.
  Тут Иванько решил пойти на штурм.
  - Александр Викторович, ведь вы можете такой прибор создать, не так ли?
  - Могу. Но зачем? Это неинтересно.
  Капитана кольнула иголочка недоверия, но прежде, чем он придумал ответ, Сабецкий продолжил:
  - Я уже такую систему сделал.
  Представитель разведки сдержал чувства. Он все же прошел хорошее обучение.
  - А можно на нее глянуть?
   - Прошу, Сергей Иванович.
  Приборист прошел быстрым шагом в дальний угол комнаты.
  - Вот.
  Капитан выразил откровенное восхищение: во-первых, по долгу службы (на собеседника надо было произвести самое приятное впечатление), во-вторых, изделие того заслуживало.
  - Никогда не думал, что увижу такое! Это же двести восемьдесят шестой процессор. Плата родная?
  - Угу.
  - Лет двадцать... пять?
  - Не, двадцать восемь. Между прочим, еще американского производства.
  - Александр Викторович, не для протокола: сколько за нее отдали?
  - Сто двадцать. Наличными.
  - Ага... так... а этот контроллер откуда?
  - Испытательную машину разбирали, я заначил. Досовский32 , но сделан на века. Правда, пришлось малость перепрограммировать, и вот эту платочку под USB порт добавил. Драйвера на Сетке накопал.
  - Угу, а в него флэшку?
  - С ограничением по емкости, надо признать. Сто двадцать восемь мег, больше не тянет.
  - Ну хорошо, а формат выходных данных?
  - Последовательный примитив, но отыскал одну программулечку, та перебрасывает в экселовский формат.
  - И вы эту штуковину опробовали?
  Вопрос был нарочито тупой, но капитан как раз на это впечатление рассчитывал. И попал в точку: Сабецкий посмотрел, не скрывая превосходства:
  - Ясно дело. Большей частью чистый фон, сигнала не выделить. Но было кое-что сверх того.
  - ?
  - Вот именно, Сергей Иванович. Сигналы от пробоя. Но доказать это не просто.
  - Объясните.
  - Во-первых, надо убедить себя и других, что это не артефакты от измерений.
  Иваньков не до конца понял и прозрачно об этом намекнул:
  - А приведите пример такого, коль не в труд.
  - Да проще простого. Хлопнула Ниночка Сорокина дверью - вот вам и артефакт.
  - Эта Ниночка с вами работает?
  - Не в моей группе, к счастью. Девушка большого таланта, а голос у нее и того больше. Когда она поет в помещении, все приборы класса один и выше сбоить начинают и поверки требуют. Что до таланта: спалить за два года три чайника - это не каждый может. Заметьте: чайники были с защитой от перегрева. Из тех, что сами выключаются.
  - А, знаю, у меня дома такой.
  - И работает он у вас...
  - ...Да лет пять, даже чуть больше.
  - Вот видите, а Ниночка может ухайдакать в четыре месяца. Рекорд некоторым родом. Весь этаж удивляется: как ее муж терпит.
  Капитан вежливо хохотнул. Сабецкий продолжил уже серьезным тоном:
  - Потом: надо доказать, что сигнал, то бишь портал, искусственного происхождения, а это работа не из малых.
  - Понимаю. А вы можете показать файл в виде экселовской таблицы прямо здесь? - и палец ткнул на монитор.
  Через пару минут на экране появился график.
  - Так нагляднее, - пояснил инженер. - Вот они, пики. Видели?
  Капитан вгляделся.
  - Ага... вот они... а тут перерывы в записи. Как понимаю, ваше изделие работало не круглые сутки?
  - Ну конечно же, нет! Оставлять работающий прибор на ночь без соответствующей... ну, сами знаете.
  - Александр Викторович, я бы хотел получить копию этого файла.
  Слова заключали в себе просьбу, но тон голоса - как бы не приказ.
  - Флэшка у вас есть?
  - Я был уверен, что она понадобится, - вполне доброжелательно улыбнулся Иваньков, протягивая носитель инженеру. - А скажите, Александр Викторович... если подтвердится, что это искусственный пробой, то запеленговать его можно?
  На этот раз приборист погрузился в длительное раздумье.
  - Наверное, можно, - ответил он без особой уверенности, - только ведь тогда в группу надо вводить физика, который спец по пространствам, да и то... нет, эта задачка сходу не колется.
  Иваньков со всей вежливостью поблагодарил инженера, распрощался, но почему-то направил стопы не к выходу из здания, а к уже знакомому кабинету замдиректора.
  Когда сотрудник ФСБ вышел от местного начальства, то у него в папке уже был проект договора. В нем предусматривалось, что бригадный инженер Сабецкий А.В. будет собирать, программировать и тестировать для ФСБ установку, спецификации которой оглашению не подлежат. Справедливости ради стоит добавить: само наличие этого документа также являлось секретом.
  А еще через день подробный отчет и проект договора ушли в Москву.
  
  
Глава 18

  
  Наступил очередной этап переговоров. Американцы любезно протащили через портал дополнительные два стола, три стула и нечто, смахивающее на пуфик с усиленной конструкцией. Это предназначалось для дракона.
  Переговорщики после надлежащих приветствий разбились попарно.
  Наблюдательность не подвела Джилл Ливингстон.
  Она сразу заметила некоторые странности в наряде чужестранной женщины-академика. Первая из них заключалась в прямоугольнике пурпурного цвета, который походил на кусочек ленты и был пришит к рукаву. Он плохо сочетался с платьем темно-зеленого цвета. В дурновкусие Джилл не поверила.
  Вторая странность заключалась в украшениях. Все до единого драгоценные камни в ожерелье и браслетах были зеленого цвета. Сначала Джилл подумала о стекле - камни были очень немаленькие. Потом пришла мысль, что для женщины в высокой должности носить стекляшки вроде как не по чину. Следовательно, камни настоящие и более чем дорогие. Но с ними совершенно не сочетались оправы из серебра, которые не только выглядели простенькими, но и были таковыми. И почему не из золота?
  - Эта пурпурная лента - знак моего ранга, - ответила на невысказанный вопрос представительница чужого государства.
  Такая проницательность не могла понравиться, но ее можно было объяснить родом работы визави. Однако та продолжала демонстрировать остроту взгляда и мыслей:
  - Я вижу, вас заинтересовали эти вещицы. Думаю, вы ошибаетесь. Это не украшения.
  Американка тут же подумала, что, возможно, они также показатель статуса, но доктор продолжила:
  - Эти кристаллы помогают специалистам работать с энергополями. Особо подчеркиваю: не заменяют человека, а лишь помогают.
  - И вы подбирали их под платье?
  - Скорее наоборот. Эти больше всего подходят мне по специальности. И цвет платья - под них.
  - И как же вы, с вашей специальностью врача, стали работать на разведку?
  Джилл хотела намекнуть на не особо высокий уровень собеседницы в основной специальности, но та мгновенно ответила:
  - Могу заверить: я вхожу в ведущую тройку специалистов во всей стране. Но в свое время Первый Академик заметил мои аналитические способности. Дальнейшее понятно. Хотя, если говорить о деньгах, то врачебная работа может приносить куда больший доход, чем работа в Академии.
  Американка была еще раз неприятно удивлена такой высокой проницательностью, но продолжала расспрашивать:
  - Правильно я поняла, что все члены Академии умеют управляться с энергополями?
  - Совершенно верно.
  - А существуют личности, которые вообще не могут работать с энергополями?
  - К сожалению, способным на это оказывается один человек из ста. Примерно.
  Тут Джилл чуть ли не на уровне подсознания почувствовала, что в этой теме скрыто нечто важное, но постаралась не очень сильно выказать интерес.
  - Правильно я поняла, что каждый с такими... э-э-э... способностями может занять высокий государственный пост?
  - Почти что так. Имеет значение также уровень этих способностей. Если он от природы высок, то... сами понимаете, у такого человека шансов больше. Хотя есть и опровергающие примеры, хотя бы мой собственный муж. Природный уровень силы у него всегда был невелик, но сейчас он первый теоретик страны. И пользуется громадным уважением.
  Моана не указала, какой именно страны.
  - И как становятся членом Академии?
  - Общее собрание Академии выбирает их из докторов или, что чаще, из кандидатов в академики.
  Некие смутные ощущения превратились у Джилл в отчетливые подозрения.
  - Из ваших слов следует, что если у человека нет способностей, то он никогда не будет занимать высокую государственную должность, не так ли?
  Голос у доктора чуть похолодел. Джилл подумала, что слова о повышенном умении анализировать - чистая правда. На самом деле эти способности получили некоторое содействие от магии разума.
  - Есть перечень государственных должностей, которые не могут быть заняты личностями, не имеющими этих способностей. Но это не значит, что эти люди не могут достичь весьма высокого положения. Просто для них открыты другие пути.
  - Какие же?
  - Через Гильдии. Их очень много. Гильдия прачек, признаю, не особо влиятельна, но вот Гильдия купцов - это совсем другое дело. Еще добавьте: по традиции в Гильдиях оказыываются те, которые лишены тех самых способностей - это при том, что закон разрешает вступление в Гильдию любому.
  - И как же решаются противоречия между государственными учреждениями и Гильдиями? - задавая этот вопрос, Джилл была уверена, что таковые противоречия просто не могут не существовать.
  - Для начала на то имеется Гильдия юристов. Она весьма влиятельна, - на этом месте собсеседница кивнула. Как и любая американка, она прекрасно знала, какая сила имеется у хорошего адвоката. - Да, кстати, у вас самой какое образование?
  - Магистерская степень в деловом администрировании, - тут Джилл подумала, что для объяснения надо бы подобрать самые простые слова, и продолжила, - у нас четыре года обучения в университете дают бакалавра, и еще два - магистра.
  - Уточню: четыре ваших года. У нас ранг бакалавра требует такого же образования. А следующая ступень - лиценциат, это обычно требует еще двух лет.
  Чужестранка проглотила наживку:
  - А насколько разнятся ваш и наш годы?
  - Этого не скажу, сама не знаю... Возвращаясь к теме: у нас принято все спорные моменты решать переговорами. Слишком много разрушительных войн были в прошлом. Наше общество очень высоко ценит стабильность. Вот почему само количество спорных ситуаций, как полагаю, в нашей стране значительно меньше, чем в вашей.
  Ключевое слово 'стабильность' было сказано. Одновременно был озвучен прямой намек: каким-то образом Маэра следит за событиями в Америке. Хотя прямых контактов, судя по языку, нет. Джилл рассудила, что самое время сменить тему.
  - Если не секрет, Моана: у вас дети есть7
  - Близнецы-трехлетки. Мальчик и девочка. А у вас?
  - У меня нет детей. А ваши имеют те самые способности?
  - Да.
  На взгляд Джилл, это был второй ключевой момент. Но она ловко соскользнула с опасной (на ее взгляд) темы:
  - Как же вы сумели сочетать супружество - да еще с детьми - и учебу? Или у вас тогда детей еще не было?
  - Никаких хитростей. Прислуга с надлежащими умениями и в надлежащем количестве. Вот и все.
  В ответе что-то было не так. Через пару секунд американка подобрала нужный вопрос:
  - Сколько же времени у вас заняла учеба?
  - Стандарт... почти что. Четыре года в университете, потом еще три года до лиценциатского ранга. Магистерская диссертация - та потребовала полных пяти лет. Докторская - все семь.
  Как любая выпускница американской школы, Джилл крайне плохо умела считать в уме. Зачем, если существуют калькуляторы и сотовые телефоны? Но их-то под рукой не было, поэтому пауза затянулась. Но когда сумма обозначилась, в голове четко проявилось убеждение: обитательница этого мира нагло врет! Даже если в университет поступают в возрасти пятнадцати лет - и тогда собеседнице должно быть тридцать четыре. При практически полном отсутствии косметики ТАК выглядеть...
  Чуть подумав, жительница Земли решила, что есть вариант: длительность года в этом мире значительно меньше, чем у земного. Тогда не врет, а, скажем, слегка привирает.
  Моана, в свою очередь, догадалась об этом выводе и сопроводила свою мысль учтивой улыбкой. Но на всякий случай проверила догадку методами магии разума. Разумеется, она оказалась правильной.
  - Джилл, насколько нам известно, на вашей планете существует несколько государств. Однако в данный момент перед нами представители лишь одного. Запланировано ли привлечение других государств к сотрудничеству с нашим миром? Если таковое состоится, конечно.
  - Не вижу причин, почему бы оно могло не состояться. Что до других стран - здесь как в любом деле. Вы вложили деньги. Вы хотите отдачу от ваших вложений. С какой стати понадобилось бы подключение посторонних?
  Американка не лгала. Она именно так и думала.
  - Тогда поясните вот что: какими вы видите взаимоотношения вашей державы и нашего мира? Я говорю 'нашего мира', ибо полагаю, что он, вероятно, будет иметь единую позицию.
  По мнению Джилл, ситуация, представленная в последней фразе, была бы крайне нежелательной. Наоборот, противостояние отдельных стран в этом мире наилучшим образом отвечало бы интересам Америки. Вслух представительница этой страны, разумеется, ничего такого не сказала.
  - Сразу могу сказать: силовое столкновение представляется никому не нужным. Мы желаем торговать, а не воевать.
  Эти слова не были прямой ложью. Но Моана умела работать с более глубинными слоями разума, чем простой бакалавр.
  Джилл продолжила:
  - У нас есть огромное множество товаров и услуг, которые мы могли бы предложить. Перечислить все не имею возможности, но в список могут войти: продукты питания, товары повседневного пользования, препараты для улучшения урожайности, а также семена сельскохозяйственных растений. Услуги по развлечениям. Товары производственного назначения, хотя спрос на таковые, как понимаю, ограничен, - на этом месте Моана отметила, что собеседница предпочла бы экспорт готовых товаров торговле полуфабрикатами. - Но не это главное.
  - А что же? - в голосе представительницы Маэры не читалось ничего, кроме вежливого любопытства.
  - Возможность приобщения к нашей цивилизации. И как следствие возможность стремительного развития. Торговля - двигатель прогресса.
  - Допустим. А что вы видите товаром с нашей стороны?
  - Драгоценные металлы, в первую очередь.
  - З\олото, серебро, платина?
  - Не только. Возможно, есть и другие, но не уверена, что вы знаете их названия. Наши планеты очень схожи, и потому полагаю, что у вас они имеются.
  Моана и в самом деле не была сильна в алхимии, а потому те названия, что промелькнули в разуме собеседницы, были большей частью ей незнакомы.
  Джилл продолжала со всей убедительностью:
  - Вам они не нужны просто потому, что вы их даже не знаете, но из них можно извлечь прибыль.
  - Золото и здесь ценят, уверяю вас. А помимо металлов?
  - Драгоценные камни, хотя здесь предполагаемые суммы не выглядят большими. У нас есть возможность получать подобные камни искусственно.
  - Наши специалисты тоже могут это делать. А еще?
  - Экзотические продукты. Конечно, не зерно, его наши фермеры растить умеют в большом количестве.
  - Наши специалисты по растениям могут создавать сорта растений, которые дают и большие урожаи, и устойчивы к вредителям. Так что зерном вы нас тоже не удивите. А что еще могло бы вас заинтересовать?
  - Услуги.
  - ?
  - Ваша природа сильно отличается от нашей. На туризме, уверяю вас, можно сделать огромные деньги.
  - Вам виднее, - поскромничала Моана.
  - Это не все. Возможно, ваши медики могут кое-чему научить наших.
  - Вот это представляется сомнительным, - жестко ответила доктор. - Я уже говорила: научиться нашей медицине может далеко не всякий, для этого нужны способности. О длительности обучения вообще молчу. Но проявить эти способности на вашей планете ученику не удастся. Тут законы природы, мы не в состоянии их отменить. Больше скажу: именно по этой причине даже я сама не могла бы практиковать в вашем мире.
  Мысль Джилл о том, что по американским законам чужестранка и не могла бы иметь практику на территории США, была уловлена. Разумеется, Моана не процитировала присказку Професа: 'Закон - как дуб. Перепрыгнуть нельзя, обойти можно'.
  - Примите также во внимание: та страна, которая раньше всех начнет развиваться, получит неоспоримое преимущество перед остальными. И мне хотелось бы, чтобы это оказалась именно ваша страна.
  Ложь была мгновенно распознана, но лицо Моаны отражало все ту же степень заинтересованности.
  - Но я еще не закончила, - с нажимом продолжала настырная американка. - Вы понятия не имеете, насколько могли бы обогатиться от нашего сотрудничества. Лично вы, подчеркиваю это.
  Женщина с Маэры изящно подняла левую бровь:
  - Каким же образом?
  - Как посредник между нами и властями в вашей стране. При оказании этого рода услуг ваше вознаграждение, как мне думается, превысит все мыслимые доходы от государственной работы и даже от вашей врачебной деятельности.
  Опыт общения с людьми у Моаны составлял несколько тысяч лет, но даже она впервые встретилась с подобной наглостью. Тем не менее ответ был глубоко дипломатичен:
  - Ваше предложение стоит обдумывания.
  
  Переговоры с представителем Южной Заокеании шли по иному сценарию, хотя начало было сходным.
  - Господин полковник, могу я поинтересоваться: браслеты... вот эти... они означают ваше звание?
  - Вы можете звать меня по имени. Касательно моего воинского звания: оно характеризуется вот этими полосками на чешуе. Браслеты всего лишь помогают мне работать с энергополями.
  - В таком случае и вы зовите меня по имени. И вы сами изготавливаете браслеты?
  - Нет, это делают другие драконы. Предупреждая ваш следующий вопрос, скажу сразу: добывают подобные камни и гранят их те, кто занимается этим делом профессионально.
  Уайтуотер не был ни геологом, ни гранильщиком, но даже он понимал, что и то, и другое занятие требует некоторых профессиональных знаний и умений. Особенно второе: камень можно просто найти, а хорошую огранку без соответствующего оборудования представить невозможно. То есть некое производство у драконов присутствует.
  Но надо было вести разговор дальше. И представитель госдепартамента спросил:
  - Если вернуться к энергополям - в каких областях вы можете с ними работать? Имею в виду: вы лично.
  - Я универсал, могу управлять любыми. И как раз поэтому отстаю в умениях от своих соплеменников, специализирующихся на отдельных видах.
  - Приведите пример, если не трудно.
  - Пожалуйста. Я могу работать с полями огня, но специалист сделает это лучше.
  Намек был воспринят несколько превратно:
  - Таррот, значит ли это, что вы можете дышать огнем? О такой возможности говорят земные легенды о драконах.
  - Уверяю, дыхание пламенем - это преувеличение. Однако... вы ведь курите, не так ли?
  - Вы весьма догадливы, - в тоне голоса посланника Госдепартамента отчетливо послышались кислые оттенки.
  - Могу заверить: догадливость тут ни при чем. Имеется характерный запах. Мы, драконы, не курим, но осведомлены об этом человеческом обычае...
  На самом деле дракон самую малость прошелся по полям разума. В этом ему оказало хорошую услугу практически полное отсутствие мимики - человек просто не смог заметить чуть повышенную задумчивость. Что до обоняния, то у драконов оно хуже, чем у людей, хотя американец этого, разумеется, не знал.
  - ...Но я хотел вам показать кое-что, если вы достанете табак.
  Человек извлек и открыл начатую пачку сигарет. Вот она вызвала неподдельное удивление крылатого:
  - Вы это курите? А как они называются?
  - Да, их и курю. Это сигареты. А здешние люди?
  - Они предпочитают сигары. Вам они знакомы?
  - Ну, разумеется.
  - Вы позволите взять сигарету?
  Каким-то непостижимым образом дракон (с его-то когтями!) ухитрился достать одну из пачки, бросил на нее не особо пристальный взгляд, и тут от кончика сигареты пошел синеватый дымок.
  - Курите, не стесняйтесь, мне табачный дым не мешает, - и, заметив, что собеседник явно не до конца въехал в ситуацию, Таррот добавил, - вот это и есть наглядное применение драконьего огня.
  Госдеповец подумал, что, по всей видимости, соплеменники этого крылатого в части огнеметания способны на что-то поболее, чем прикуривание сигареты, но оставил догадку при себе. Вместо этого затянулся, взяв тем самым паузу, и спросил:
  - Таррот, вы носите звание полковника. Но я - лицо гражданское и могу вас заверить: мы не стремимся к вооруженному конфликту.
  - Мы полностью разделяем эту точку зрения, Айэн. Тем более, наше государство воевало куда больше вашего. Предупреждая ваш очевидный вопрос: мы имеем некоторые сведения из истории Соединенных Штатов. Она насчитывает менее двухсот пятидесяти лет. Государство драконов существует шесть тысяч сто пятьдесят два года. Воинские традиции у нас весьма сильны. Но как раз в последнее время усилиями наших и человеческих политиков отношения между всеми государствами этого мира дружественные.
  Дипломат чуть напряженно улыбнулся.
  - Я, следовательно, предполагаю, что в вашем обществе существуют не одни военные.
  - Это так. Офицеры - уважаемые граждане, но не меньшим почетом пользуются... те, которых вы назвали бы строителями, также врачи. И наставники, само собой. Строители создают жилища и сооружения общественного пользования, - почему-то уточнил дракон.
  - Мы могли бы торговать с вами продуктами питания. Но для этого хотелось бы знать: что вообще едят драконы.
  - Мы консервативны в своих вкусах, - человеку показалось, что крылатый с удовольствием выговорил длинное литературное слово. - Мы едим рыбу, которую ловим сами в реках и океане. Также добываем дичь. Кроме того, мы разводим птиц.
  - Птиц? Каких?
  - В вашем мире таких не существует. С помощью наших союзников-людей мы вывели новые их породы. Некоторых разводят ради яиц, другие идут на мясо.
  - Это очень интересно. Я бы хотел поглядеть на них.
  - Думаю, на это будет шанс. Если наше руководство согласится на полеты ваших аппаратов, то можно согласовать маршрут полетов. В частности, не исключаю осмотр с воздуха фермы, которая занимается птицеводством.
  - А других домашних животных и птиц вы разводите?
  - Нет. Разве что норок: они живут в наших жилищах, охотятся на грызунов и прекрасно играют с нашими малышами.
  Дипломат почувствовал, что сейчас-то и начнутся настоящие переговоры.
  - Могу понять, Таррот, вашу озабоченность тем, что наши летательные аппараты - мы их называем беспилотники - крейсируют над вашей территорией. Но согласитесь: что получить минимальное представление о вашей стране, а равно о других, мы должны для начала хотя бы знать географию. Реки, озера, моря, горы... понимаете?
  - Разумеется, но ведь для этого существуют карты.
  - О, у вас они имеются?
  - Конечно, хотя драконам они гораздо меньше нужны, чем людям.
  - Почему?
  - Память у моих соплеменников намного превосходит человеческую. Там, где штурман-человек вынужден обращаться к карте, мы помним дорогу наизусть.
  - Но как насчет перелета через обширные водные пространства, когда берегов не видно?
  - У людей есть устройство, называемое 'компас'. У драконов оно помещается в мозгу.
  Тут Уйатуотер вдруг вспомнил одну мысль, которую уже обдумывал раньше. И появился внеочередной вопрос:
  - Правильно ли я понял, что решительно все драконы умеют летать?
  - Совершенно верно, но этому умению учат в школе. С рождения дракончик летать не способен.
  - При полете вы употребляете некие особенные энергополя?
  - И это верно. Должен особо подчеркнуть вот какое обстоятельство.
  Медночешуйчатый сделал паузу. Она явно была нужна для придания особенной важности последующему пассажу. Впрочем, слушатель и без того не зевал от скуки.
  - Многие явления природы, связанные с энергополями, известны на земле. Вы знаете огонь и умеете с ним обращаться, вам знакома гидро- и аэродинамика, - тут по спине разведчика пробежал неприятный холодок; он печенкой почувствовал, что эти слова не родные в драконьем лексиконе, - вы хорошо управляетесь с электричеством, умеете превращать одно вещество в другое - здесь это зовется химией и алхимией - но есть некоторые исключения. В частности, полет драконов использует энергополя, совершенно незнакомые на Земле. Маэрцы-люди с их помощью также могут летать, но, разумеется, в искусстве управляемого полета они не могут равняться с драконами.
  Представитель Госдепартамента не знал всех подробностей, но ему показали видеофайлы с полетом драконов. Это зрелище он запомнил накрепко. Теперь ему стало ясно: конфликта с этой расой надо всеми силами избегать.
  В голосе у землянина появилась бодрая уверенность:
  - Вот что я бы предложил. Вы, Таррот, подберете для нас карты, я их передам своему начальству. Надеюсь, мы согласуем порядок полетов наших беспилотников: где, когда, в каких пределах... понимаете? Сразу могу сказать: для нас представят большой интерес те места, где водятся невиданные на Земле животные. И, как я уже говорил, хотелось бы взглянуть на ваших домашних птиц.
  То, что изобразила драконья морда, можно было без особых усилий принять за улыбку.
  - Тогда продолжим переговоры на следующем этапе. Когда вы ожидаете появиться на этом месте?
  
  Переговоры с Саратом шли по другому сценарию. Директора Лаборатории больше интересовали научные аспекты, а еще того больше - загадочные способности маэрцев.
  - Надо вам знать, Бен, что я, как и коллега Таррот, универсал. Среди всех прочих одаренных такие, как мы, встречаются не очень часто. Нам труднее учиться, ибо мы вынуждены отринуть устремленность в какую-либо отдельную специализацию. Но зато универсал может эффективно работать на стыке специальностей.
  - Понимаю. Вы могли бы продемонстрировать ваши способности?
  Этот вопрос предвиделся.
  - Вот, например, работа с потоками электричества. На вас сейчас находится устройство, позволяющее записывать наш с вами разговор, - указующий перст кандидата в академики уперся в означенный прибор, находящийся в кармане у директора. Микрофон и объектив были замаскированы под пуговицу. - Осмелюсь предположить, что и ваши коллеги снабжены подобными. Насколько нам известно, ваша техника может обнаруживать такие приборы. Мы тоже это можем, но для этого нам достаточно природных способностей... ну, и обучение, понятно, необходимо. Специалист в области электричества может почувствовать соответствующие потоки. Мало того: в данный момент под вон той столешницей искусно спрятан другой прибор. Предполагаю, что он имеет отношение к радио. Вы наверняка догадались, что в моих возможностях не только защититься, но и просто уничтожить подобные устройства. Уверяю, для специалиста задача не запредельной сложности: дать мощный импульс тока. Но нам это не нужно. Записывайте на здоровье. Конфронтация не в наших интересах.
  - Я, в свою очередь, могу смело утверждать: она и не в наших интересах. Как ученого меня куда больше привлекают научные возможности, открывающиеся в вашем мире.
  - Должен вас огорчить: научные подходы, применимые к здешним условиям, могут срабатывать плохо или даже вообще не действовать в условиях вашего мира. Энергопотоки, сконфигурированные самым тщательным образом, могут быстро рассеяться на вашей планете. К сожалению, предсказывать это мы не можем. Взять к примеру то же электричество: мы можем создать его источник. Компактный и мощный, по нашим понятиям. Возможно, на вашей планете он проработает год. Или неделю. Или пять минут.
  Бен Стоун не был намерен отступать.
  - Но есть возможность для научных контактов иного рода. Сразу же могу перечислить: это уникальная флора и фауна, которую мы уже наблюдали и хотели бы исследовать. Между прочим, это источник денег за счет туризма. И больших денег. Далее: в своих работах вы наверняка используете расчеты. Мы могли бы поставлять вам устройства, колоссальным образом облегчающие эту работу.
  - Как же, знаю о таких. К сожалению, их ценность в наших условиях не так велика: она используют обозначения, не принятые среди наших ученых. Начиная с цифр. А переделать ваши устройства так, чтобы они работали с нашими обозначениями - думаю, это возможно, но очень дорого. Можно их использовать как есть, но тогда результаты нужно будет переводить на наш язык... нет, ценность их, повторяю, ограничена.
  Сарат, само собой, промолчал о возможностях магии разума, которая позволила бы применить компьютеры с куда большей легкостью. Переобучение любого человека заняло бы не более получаса при условии, конечно, что тот имел соответствующую математическую подготовку.
  Бен постарался защищаться:
  - Но возможно организовать обмен знаниями в других областях. Например, физике, химии, астрономии...
  - Да, но с учетом того же ограничения... Вот вы представляете себе лекцию по физике, где все обозначения, буквы, цифры, вид формул - все чужое? Я - нет. То есть это возможно для весьма ограниченного круга лиц, которые могут разобраться в предмете. Но не для студентов.
  - Я и не имел в виду студентов...
  Сарат сделал мысленную заметочку: 'Ложь'.
  - ...Это скорее для профессоров. Но вот еще кое-что. Мы знаем ничтожно, безобразно, непростительно мало о вашем мире. Нельзя ли в качестве первого этапа организовать астрономические наблюдения прямо на этом месте. Исследование небесных светил, вашего солнца... длительности года, дня и ночи, наконец.
  - Думаю, такое возможно, хотя решение принимаю не я один. Составьте список: какие именно исследования, сколько людей вы планируете этим занять, какие нужны приборы, сколько на то понадобится времени, сколько места, наконец.
  - Конечно же, через три дня я это все вам представлю. Но также мы хотели бы знать...
  
  
Глава 19

  
   Пользование радиосвязью было запрещено прямыми приказами Моаны и Сарата. К счастью, оперативности связи с помощью самолетов пока что хватало. Во всяком случае, глава Гильдии магов Заокеании твердо был уверен, что держит руку на пульсе событий, ибо информация поступала регулярно. В одном из сообщений значилось: маги-разработчики Заокеании добились грандиозного успеха. Так, по крайней мере, считали они сами.
  Теоретические основы для создания прибора регистрации портала в любой точке Маэры были получены, но то была едва ли одна десятая задачи. Как ни странно, при наличии отлаженной теории изготовление действующего амулета оказалось более трудной задачей.
  Вероятно, тут сказалось дурное влияние теоретиков на практическую магию. Этот эффект был хорошо известен. Нельзя было исключить вредное воздействие фактора отсутствия самого сильного теоретика в группе магов, занимающейся указанной задачей. Возможно, и Профес мог бы оказать существенную поддержку.
  Сказать правду, всплески ловились. Трудности заключались в том, что измерение сверхкратких промежутков времени, в течение которых существовала искомая конфигурация полей, оказалось неосуществимым силами маэрской науки. Только для долгоживущих порталов (то есть длительность существования которых составляла маэрскую секунду и более), оказалось возможным не только зарегистрировать сам факт пробоя пространства, но и оценить стабильность.
  Близкая проблема выявилась при попытках хоть как-то определить координаты портала. Пеленг удавалось взять лишь для тех же относительно стабильных пробоев.
  Третья проблема состояла в том, что регистрации поддавались лишь порталы, открываемые извне. Для создания пробных порталов на Маэру из чужого мира надо было работать с чужой территории, а это сразу и хором признали неприемлемым вариантом. Тут проявилась и удача: попытки чужаков открыть порталы совершались не просто ежедневно, а по нескольку раз в день. Было на чем отрабатывать конструкцию амулетов.
  На взгляд группы магов-разработчиков, указанные темные пятна составляли лишь ничтожную долю от сияющего фона громадных успехов.
  Для решения второй важной проблемы услуги теоретиков, вообще говоря, не требовались. Была поставлена задача перехвата и уничтожения летающих аппаратов чужаков, если такое окажется не под силу драконам.
  Теория была достаточно известна: предмет, движущийся в воздухе, создает возмущения природных потоков воздуха. Распознать таковые было задачей уровня ниже бакалавра: примерно студента четвертого курса (разумеется, со специализацией именно в воздушной магии). Очень уж характерной была локализация потоков. В свое время даже была защищена докторская, посвященная перехвату быстролетящих мелких предметов. Тогда имелись в виду стрелы, пули еще не были известны. Диссертант добился цели: его заклинание сбивало стрелы на лету. Правда, оно было достаточно сложным и (редкий случай) требовало сразу трех очень хороших кристаллов, в отсутствие которых оперировать полями мог бы разве что маг на уровне кандидата в академики. Это обстоятельство и поставило крест на дальнейшем развитии подхода. Хотя защита диссертации прошла, но сам метод уже потом был признан чрезмерно дорогим, а главное: слишком медленным. Наложение нужной структуры на кристаллы требовало чуть ли не трех часов работы мага в ранге доктора, а держались заклинания плохо (огранка кристаллов тогде еще не практиковалась).
  Но сейчас ситуация была значимо другой. С одной стороны, задача облегчалась тем, что в распоряжении разработчиков имелись отменные кристаллы с превосходной долговечностью, а сбивать нужно было не тучу стрел, а один летательный аппарат, размеры которого были на порядок больше. С другой стороны, появилась дополнительная (и немалая) трудность. Она заключалась в необходимости сбивать цель, движущуюся не в направлении к магу, а в произвольном; к тому же и высота ее могла сильно варьировать. И вот здесь в теории имелись зияющие пробелы.
  Сарат твердо верил: соответствующие амулеты создать можно. Вопрос стоял лишь в том, как скоро это удастся сделать.
  
  В Лаборатории Военно-морского флота США работа тоже не стояла на месте.
  Надо отдать справедливость: Шмелев и Шапиро трудились на совесть, пытаясь пробить портал в тот же мир, но с другими географическими координатами. Получалось плохо.
  Сначала Александр показал, что портал, который позволил бы пропустить сквозь себя хотя бы человека (о слоне речь не шла), должен размещаться на расстоянии от Большого Портала (так они его называли в разговорах между собой) не более двухсот метров. Оценка была, конечно, приблизительной. Потом Михаил несколько раз попробовал поверить теорию экспериментом. Вышло еще хуже, чем предполагалось: хотя человек мог пройти по размеру (пригнувшись, само собой), но при этом нельзя было медлить. Портал схлопывался с вероятностью девяносто семь процентов через пять секунд с десятыми. При увеличении расстояния получалось еще печальнее. Ради пущей убедительности Шмелев прикинул размеры и устойчивость порталов на расстоянии пятисот и тысячи метров. Как и ожидалось, картина оказалась гораздо хуже.
  Разумеется, результаты были доложены Чарли в письменном виде. Реакция начальника была мягкой по форме и жесткой по содержанию:
  - Ребята, вы сами понимаете, что даже при двухсотметровом расстоянии между этими двумя порталами параметры нового не позволяют всерьез говорить о его практической пользе. Алекс, просчитайте на всякий случай, как оно будет при открытии нового на расстоянии ста метров, но это так... для очистки совести. А вы, Михаил, проверьте экспериментом.
  Друзья добросовестно очистили совесть.
  
  Сабецкий выполнил пункты договора до точки. Он представил полный проект прибора для регистрации возмущений пространства (так эти эффекты назвали в документах), в том числе программное обеспечение. В течение одного дня после доставки нужных элементов конструкции прибор был собран. Как и ожидалось, намного больше времени ушло на отладку.
  Прибор был передан заказчику. Через считанные четыре дня все тот же Иваньков снова нарисовался в стенах фирмы.
  Приборист слегка удивился:
  - Сергей Иванович, какие-то проблемы?
  Визитер был преисполнен вежливости.
  - Нет, сама по себе ваша разработка действует превосходно. Но мы хотели бы вашей помощи в расшифровке результатов. Я принес данные.
  Инженер пихнул флэшку в порт. Через минуту последовал ряд междометий:
  - Ага... э-э-э... о! У-у-у... - и еще сколько-то примерно того же сорта.
  Вскоре терпение представителя ФСБ было вознаграждено. Последовало нечто более осмысленное:
  - Как интересно... кажется, понимаю... Сергей Иванович, тут записаны сигналы от порталов разного вида. Нет, разного происхождения.
  - Поясните, Александр Викторович.
  - Тут не пояснять, а показывать надо. С вашего позволения, я продемонстрирую последовательность... вот, видите?
  - Эти пики намного меньше вон того.
  - Не в этом дело! - приборист явно разгорячился. - Они различаются по форме! Да глядите сами - вот эта группа, они все асимметричные.
  - Так что ж?
  - У Леши есть теория. Леш, подойди!
  Леша с первого взгляда не производил выгодного впечатления. Иваньков глянул второй раз, потом третий. Впечатление ухудшилось.
  Молодой человек имел вид законченного дурака: коровий взгляд, тупая улыбка, ни единого признака мысли в глазах. Подумав, капитан ФСБ счел, что этот тип, возможно, не безнадежный дурень, а просто недоумок. После еще одного этапа размышления пришла мысль, что Сабецкий - уж в его-то уме сомневаться не приходилось - не стал бы держать в группе такого и уж тем более не осмелился выдвинуть его пред светлы очи представителя заказчика.
  - Тут не особо много думать надо, - заявил Леша. - Вот эти пики отметаем: очень уж они мало отличаются от фона. Вполне возможно, длительность у них крошечная. Вот эти два показывают интенсивность по нарастающей, потом плато, потом сброс. А вот этот - у него сразу выход на максимум, потом сброс без всякого такого градиента. Вот я и решил, что эта группа - из тех, что открываются с Земли. А этот - наоборот, оттуда.
  Прошло не менее полусекунды, прежде, чем капитан полностью осознал грозный смысл последней фразы. Некоторым утешением послужило то, что прорыв извне (если это был он) не повторялся в течение вот уже месяца.
  - Вы хотите сказать, что инопланетяне открывают пространственный портал на территорию нашей страны?
  - не открывали и открыли один раз. Потом, не ручаюсь, что нашей. Может быть, на территорию Казахстана. Тут сравнительно недалеко. Уж верно не в Европе. Гораздо интереснее эти.
  - Поясните, - улыбка Иванькова вышла несколько искусственной.
  - Мы прикинули рассеяние... ну, короче, вот этот портал к нам куда ближе расположен, чем эти.
  - Насколько?
  - Точность неважная. Мы тут с Сашей спорили. По его расчету выходит от десяти до пятнадцатии тысяч километров.
  - А по вашему? - невежливо перебил капитан.
  - У меня получилось: где-то на другой стороне земного шара. Но с направлением полная неясность.
  - И все же?
  - Даже примерно не сказать. Антарктида. Япония. Индонезия. Рио-де-Жанейро. Вашингтон. Но доказать пока что не можем.
  - Александр Викторович, правильно ли я понял, что сейчас вы работаете над пеленгацией? - спросил Иваньков нарочито спокойным голосом.
  Почему-то ответил все тот же Леша:
  - Вы думаете, решается так просто? Щаз! - последнее слово было произнесено с преувеличенно отчетливой артикуляцией. - Чтобы пеленговать, надо иметь что пеленговать. А эти сигналы, большие пики то есть, они ведь не каждый день появляются. Отрабатывать пеленгацию надо, а на чем?
  - Ничего не хотите добавить, Александр Викторович?
  - Нам бы надо прикинуть вклад микропорталов в фон. Сигналы от них мы не ловим, а ведь такие быть просто обязаны.
  - Микропорталы, говорите? Какие у них могут быть параметры?
  - Размеры - порядка ангстрема, а скорее даже меньше. Ну, это меньше диаметра атома, - пояснил на всякий случай приборист. - Длительность - наносекунды. Свет за это время и метра пройти не успеет. Если кратко: не с нашим оборудованием регистрировать такое. Наверное, и не надо. Вполне возможно, они вообще природного происхождения, но доказать это не можем. В настоящий момент, имею в виду. Тут работа немалая нужна.
  - Кажется, я все понял. Спасибо вам. Александр Викторович, когда я смогу получить заключение? Сами понимаете, его нельзя выслать по обычной электронной почте. И к нему методику ваших расчетов.
  - Мою или Лешину? - сказано было почти шутливо.
  Ответ был исполнен полнейшей серьезности:
  - Ту и другую.
  
   На этот раз ФСБ опередила Моссад. Или перехитрила? Нет, просто проявила повышенную догадливость. Состязание, правда, было заочным.
  Хитрый алгоритм сопоставил слово 'норка' из самого первого подозрительного письма и упоминание об этих зверьках, полученное в последнем сообщении от источника в Моссаде. И это совпадение попало на стол к майору Шматову.
  Означенный офицер в совпадение не поверил. Во-первых, доверчивость не одобрялась должностными инструкциями; во-вторых, от этого предположения отбивался всеми конечностями собственный опыт. Напрашивалось предположение: адресат послания связан с тем миром, куда пробили дорогу американцы. А если есть связь в одну сторону, то может быть и обратная. И это куда как серьезно.
  Соответствующий рапорт был отправлен к Виктору Семеновичу Киму, который имел те же самые причины отнестись серьезно к регулярному появлению слова 'норка' - тем более, что это привлекло внимание Моссада. Разумеется, он тоже не поверил в случайность. В результате начались уже активные поиски по двум направлениям. В первую голову подлежал розыску адресат, столь живо заинтересовавшийся этим зверьком. Тот человек, с которым он переписывался, по мнению подполковника, был пустышкой, 'почтовым ящиком', но проверить это представлялось необходимым, а кроме того, опыт говорил, что никаким источником информации не стоит пренебрегать.
  Через считанные сутки у Кима были данные по фигуранту номер два: Владислав Олегович Защепин, дослужился до сержанта мотострелков, повоевал в Чечне, инвалид (обе ноги отсутствуют). Род занятий: наладчик компьютеров и сетей.
  Сходу найти этого человека не удалось. Повестка, пришедшая с почтой, осталась без ответа. Тогда ФСБ решила действовать по-современному: послала электронное письмо. Адресат ответил очень быстро: он-де находится в командировке и прибыть в Севастополь через два дня.
  Обещанное было исполнено. Именно через два дня компьютерщик появился в Севастополе, взял повестку, как следует подумал над ней, запасся папкой с бумагами и в нужный час вошел в здание по улице Ленина, 37 - то самое, которое занимало местное отделение ФСБ. И состоялась беседа (пока что не допрос!).
  План беседы вошел в опасное пике с самой первой секунды, точнее, с того момента, когда вызванный вошел в кабинет широким уверенным шагом. Создалось впечатление, что Защепин идет на своих собственных ногах, а не на протезах. Но майор не дал себе сделать далеко идущие выводы. В свое время он читал 'Повесть о настоящем человеке'.
  Разумеется, документы Владислава Олеговича оказались безупречными.
  После стандартных вопросов началась настоящая беседа.
  - Владислав Олегович, вас, надо полагать, удивило приглашение?
  - Ничуть.
  И тут Шматов решил сломать план:
  - Может быть, вы сами расскажете все по порядку?
  - Пожалуйста.
  Рассказ продлился намного больше, чем предполагал хозяин кабинета. Владислав не поленился продемонстрировать собственные ноги. Он также показал копию рисованного портрета личности, которую он разыскивал, а также фотографии, взятые из Интернета. Мало того: Защепин явно предвидел, что его скромную особу заподозрят в подмененности, поскольку предложил еще раз установить его личность путем сверки отпечатков пальцев - а таковые хранились в его личном деле. Сверх того, бывший сержант мотострелков дал ясное и точное указание относительно расположения той самой скамейки, на которой он сидел во время контактов с женщиной из чужого мира. Из этого уже можно было сделать вывод о примерном распеоложении портала.
  Конечно же, майор всеми силами постарался скрыть потрясение. С вежливой заинтересованностью на лице он высказал просьбу:
  - Не буду отрицать, Владислав Олегович, ваша история заслуживает внимания. Но нас интересует не только она. Очень важны также ваши собственные соображения... пусть даже домыслы. И, конечно же, постарайтесь вспомнить самые мелкие странности. Но прежде уточняющий вопрос. На этом портрете человек держит на руках явно домашнего зверька. Вам не говорили, кто это?
  - Норка.
  Майор постарался придать голосу самые нейтральные интонации.
  - Интересно.
  - Я не слышал о домашних норках. Хотя прирученную норку могу представить. Бывают же ручные лисы... Но вот совсем уж необычные обстоятельства, - речь бывшего инвалида стала очень медленной. - Такого выращивания конечностей никто не делает. Ни у нас, ни в Штатах, ни... короче, нигде. Я не преминул обшарить Интернет уже после лечения. Можете сами попробовать найти ради проверки.
  Про себя Шматов решил, что уж это проверить будет нетрудно.
  Бывший пациент продолжил:
  - Дальше: мне с самого начала показалось странным имя-отчество Марьи Захаровны, - майор кивнул с таким видом, как будто те и в самом деле звучали экзотически, но ничего не сказал. - Точно такие же были у женщины-врача, которая работала тут, в Севастополе... в Крымскую войну. Читал я про нее. Вот что написано про ее достижения чисто медицинского свойства.
  Защепин извлек лист - явную копию какого-то очень старого документа.
  - А вот портрет, сделанный по памяти одним из пациентов в конце Крымской войны. И весьма похож на нее, надобно заметить...
  Шматов подумал, что даже не стоит спрашивать, имеются ли фотографии этой женщины, рассудив, что если бы таковые были, уж верно собеседник (пока что не подозреваемый) не преминул их предъявить.
  - ...Еще мне показалось странным, что она явно плохо ориентируется в Интернете и вообще в компьютерах. То есть работать может, но автоматизма нет. А мои знакомые такого же возраста чуть не вслепую по клавиатуре так и шарят. Короче, я подумал, что та, которая лечила в Крымскую войну, и эта - одно и то же лицо. Уровень очень уж близок. Может быть, они и со старостью научились бороться? Дальше такой момент: в Севастополе тогда она представилась как магистр медицины. А сейчас - доктор. Ну это же старше, чем магистр, верно? - Вопрос был с очевидностью риторическим. - Я и помыслил уже потом, что за это время она вполне могла дорасти до доктора. Правда, еще... на ум уж совершеннейшая ерунда пошла. Что время у них и у нас идет с разной скоростью, понимаете? Доказать нельзя, понятно.
  - Вы правы, доказать это трудно, - Про себя майор решил, что как раз эта гипотеза более вероятна, чем сверхъестественные докторские способности. - А что скажете о том, кого она с таким трудом разыскивала?
  - Считайте, ничего. Правда, он не засветился почти что ни в одной социальной сети - ну, это можно понять. А в остальном... опять же, я его только что на портрете да на фотках видел. Нет, ничего не скажу. И еще вот одна вещь...
  - ?
  - В процессе лечения у меня ничего не болело. Так не бывает. Уж тут поверьте: я сам сколько в госпиталях провалялся и говорил со многими. Не бывает такого!
  Шматов с неудовольствием подумал, что уж теперь-то точно придется контачить с докторами на предмет 'бывает ли такое, чтоб ничего не болело'. Но вслух он высказался вполне вежливо:
  - Что ж, Владислав Олегович, вы нам очень помогли. Отпечатки пальцев мы с вас снимем прямо сейчас. И вот еще: просим пока что Крым не покидать. В Симферополь можете ехать. Насколько понимаю, ваша работа там не закончена?
  - Ну да, еще с недельку колупаться.
  По уходе Защепина майор откинулся в кресле и прикрыл глаза секунды на три. Потом резко выпрямился, достал откуда-то из-под столешницы стола флэшку, воткнул ее в порт настольного компьютера, вынул наушники и стал слушать. Материал надо было привести в удобную для анализа форму. На это мог уйти остаток рабочего дня, но дело того требовало.
  
  Бен Стоун предвидел, что обсуждение результатов может затянуться хотя бы уж потому, что каждому участнику потребуется ознакомиться с результатами от других. По этой причине через портал выкинули записку с предложением отложить очередной раунд переговоров.
  И тут грянул словесный бой. Джилл начала его с атаки, составленной по приемам, которые она усвоила в колледже.
  - Вы, Бен, и вы, Айэн, думаете, что вооруженное столкновение с туземцами крайне нежелательно, не так ли? Целиком поддерживаю эту точку зрения. Но вообще столкновение интересов абсолютно неизбежно. У местных отсутствуют - на данный момент времени, понятно - ресурсы, которыми они могли бы с нами торговать. Существуют металлы, которые тут явно не знают, и достаточно дорогие, чтобы закупка на уровне тонн могла бы стать выгодной - я посмотрела Интернет. Но для этого надо организовывать их добычу, что само по себе требует вложений. Изделия местной промышленности - это даже не смешно. Полагаю, вы того же мнения. Услуги - сначала я подумала, что местная медицина могла бы стать полезной в чем-то. Теперь же имею на этот счет сильнейшие сомнения...
  Последовал краткий рассказ с упоминанием возраста миссис Моаны, ее звания академика по медицинской части и сроков обучения. Правда, Джилл сделала оговорку: если выявится, что тамошний год значимо короче земного, то все сроки надо пересчитать на земные. Также прозвучала мысль, что большая часть сведений от Моаны может оказаться блефом и дезой.
  - Однако имеется нечто, являющееся непреходящей ценностью для нас. Сама эта территория - вот что. Новый мир - вдумайтесь в это! Расширение наших владений - достойная цель. И тут я увидела пути. Туристический бизнес - первая и наиболее очевидная. Уверена, вы согласитесь с этим. Открытие производства здесь - вот другая точка приложения сил. Ситуация, возможно, еще лучше, чем в Японии начала пятидесятых. Стоимость местных трудовых ресурсов ничтожна. Здешние промышленники будут препятствовать, но с нашими производственными возможностями мы даже не заметим их усилий. Для всего этого потребуется расширение возможностей порталов. Наилучшим решением полагаю открытие портала в ненаселенной местности. Тут вопрос уже к Джерри, его люди отвечают за это направление, окей? Что возможности для бизнеса откроются - у меня нет даже самых крохотных сомнений. Надеюсь, в этом мне удалось вас убедить, господа.
  Двое мужчин слушали с каменными лицами. Представитель Госдепартамента был дипломатом; учеба и опыт вдолбили в его голову непреложную истину: сначала выслушай оппонента, потом уж отвечай. Желательно при этом как следует обдумать ответ. Директор лаборатории молчал, поскольку мысленно уже готовил возражения.
  - Главное же, на что следует обратить внимание: на скрытый антагонизм в обществе. Хотя нет, это же не одно общество. Судите сами, господа. Драконы отличаются от людей не только... кхм... внешностью. У этих двух рас существенно различается уровень развитие технологий. В вашем отчете, Айэн, указано, что у драконов имеются воины, строители, наставники и целители. Всё! Из этого можно сделать вывод: промышленность у них находится на зачаточном уровне даже по сравнению с местными человеческими государствами, а с земной даже сравнивать нельзя. У людей ученые стоят во главе государства! Итак, с одной стороны, одно слаборазвитое государство, с другой - два значительно более сильных. Я уже в этом вижу основу для потенциального конфликта. Но это противоречие не единственное. Между Хорумом и Заокеанией - местный океан. Ситуация, с вашего позволения, та же, что сложилась в США - сначала мы были колонией Англии, но потом обрели независимость. Почему мы видим на Маэре два разных государства людей, а не одно? Значит, между ними уже был конфликт. Вот еще один потенциальный водораздел. Но и это не все. В обоих человеческих государствах одна и та же особенность: правит ничтожное меньшинство, около одного процента населения. Это те, у кого есть способности к управлению энергополями. Все остальные не имеют ни малейшего шанса на государственную должность. В правящую Академию избирать могут лишь специалисты (так они их называют) самых высоких рангов. Это уже не процент, а значительно меньшая доля. Все остальное население в этом участия не принимает. Местные не скрывают: демократия у них даже близко не проходила. Их система гильдий аналогична земной, но опять же гильдии принимают в свой состав, исходя из решения самих членов гильдии. Вывод: налицо не одна, а несколько бомб. И мы вполне в состоянии запустить механизм взрыва. Таковой опыт США имеют. Вывод: этот мир может и должен стать нашим!
  Директор лаборатории отреагировал на пламенную речь хладнокровным:
  - Айэн, у вас есть мысли на этот счет? Я так и думал. Прошу.
  - Мне кажется, Джилл, вы поторопились с попыткой перетянуть эту женщину на нашу сторону, не имея психологического портрета. Такие вещи все же должны делать профессионалы. Кроме того, вы с очевидностью недооценили драконов. Их представитель прямо сказал, что наряду с умениями, которые близки к человеческим - я имею в виду работу с электрическими явлениями, огнем, веществами и так далее - у драконов есть возможности, которые отсутствуют у людей. Вы могли бы посчитать это заявление блефом, но мой контрагент устроил наглядную демонстрацию. С вашего позволения, напомню. Он учуял запах табака, спросил, не курю ли я, и захотел увидеть образец нашего курева. Я достал пачку сигарет. Он зажег одну из них взглядом! Положим, это я мог бы сделать и сам с помощью зажигалки. Но попутно дракон продемонстрировал нечто выходящее из ряда. Я внимательно рассмотрел его передние лапы. Они у него абсолютно не приспособлены для хватания! С такими когтями тонкие манипуляции немыслимы. Если вы внимательно просмотрите видеофайл, представленный мною, то сами сделаете тот же вывод. И все же дракон без труда достал сигарету из пачки. Она как будто сама из нее вылезла. Я с трудом поверил глазам, но это факт. А из него следует, что мы совершенно недостаточно знаем о потенциале даже драконов. Правда, тот же Таррот заявил, что люди в части умения летать слабее его соплеменников. Полагаю это вполне возможным. Но точно так же возможно, что в какой-то другой области, связанной с управлением энергополями, ситуация обратная, то есть люди превосходят крылатых. Во всяком случае, я бы такое не исключил. Следовательно, у нас на руках слишком мало фактов, чтобы сделать скоропалительные выводы, подобные вашим, Джилл.
  - Вы закончили, Айэн? Благодарю. Что до меня, то я согласен с последним заключением нашего коллеги из Госдепартамента. Надежной информации слишком мало. Разумеется, мы будем накапливать сведения. Конечно, было бы хорошо приобрести в собственность земельный участок, где у нас уже есть портал, но делать это предложение полагаю преждевременным. Согласен с вами, Джилл, вот в чем: надо всеми силами пытаться пробить портал в какой-то совершенно необитаемой местности. Тогда у нас появится возможность для создания плацдарма. Однако не согласен вот в чем: вы полагаете, что и в Заокеании правительство состоит исключительно из людей, способных к работе с энергополями. Между тем это не доказано. Во всяком случае, от своего контрагента я такого не слышал. А это, в свою очередь, означает, что ваши методы приобретения влияния, Джилл, самое меньшее, не универсальны. Следовательно, изложенные вами планы обоснованы в недостаточной степени. И, что самое главное, вы в одиночку влезли не на свой уровень. Не берите всю игру на себя, Джилл, это вам не футбол33. Что же до плана ближайших действий, то вот что предлагаю...
  
  
Глава 20

  
  Над выполнением просьбы работали не только потому, что она шла от Професа. И Сарат, и Моана сочли, что отработка метода необходима.
  Сначала, конечно же, открыли очень маленький портал, и Профес через дырочку лично проверил окрестности на предмет камер слежения. Потом портал повернули на двадцать пять градусов (маэрских) или еще раз оглядели. Эту операцию повторили трижды. Камеры не нашли.
  Отдать должное Неболтаю: доклад получился не просто суммой фактов, но и развернутым предложением по поиску на чужой территории.
  Споры вызвала кандидатура того, кто должен был идти.
  - Да мне там надо быть! Сам знаешь, Тихон Андропыч, из всех вас лучше меня никто не знает местных условий, я там на раз сойду за местного.
  Казак был тверд:
  - Командир, я сам слышу как ты говоришь: не так, как местные. Да это бы и ничего, но тебя могут запомнить в лицо. Мне туда надобно идтить. Опять же, себя могу защитить, ежели чего.
  - Так ведь оружие тебе с собой брать нельзя, казаче. Враз спалишься. С этим тут строго; даже засапожник, если найдут, он вполне под монастырь тебя подведет.
  - А и не надо. Возьму с собой крупную гальку, с пяток камушков. Уж такое иметь при себе можно, а? А метнуть их ежели, то сам, видел, небось. Что на это скажешь? Щит надену на себя, а ведь ты и того не можешь.
  Это было правдой. Непостижимым образом пластун ухитрился разработать (совершенно самостоятельно!) целый набор магических приемов, позволяющих 'охладить', по его выражению, даже не одного противника. В частности, всякие мелкие предметы летели в цель с ошеломляющей скоростью и точностью. Разумеется, родные казачьи ухватки тоже не были забыты.
  Вскоре Профес частично сдался.
  - Допустим, что ты пойдешь. Давай заранее решим: как полагаешь обмануть камеру?
  - Ну, ее еще не установили.
  - Но могут в любой момент.
  - Да вот стекло затуманить как бы не лучший способ.
  Глаза у командира вдруг сами затуманились.
  - Есть одна мысль. Не в магазин книжный тебе надо, а на базар. Там книжные развалы, то бишь лотки. Вот где могут быть нужные книги. Особо там круги не наворачивай, но по сторонам погляди. Никаких электронных приборов - это те, что с экраном - не покупай, а особенно которые дешевы дешевы, - тут Профес заметил некоторое недопонимание у собеседника и уточнил, - вообще не покупай никаких незнакомых механизмов. Дырочку будут держать, кристалл связи у тебя будет. Это чтоб подать сигнал для открытия портала. Да, и если вдруг продавец спросит, зачем книги, то отвечать надо вот как...
  Последовала краткая инструкция. И тут командир задумался. Прерывать ход его мыслей никто не решился.
  - А что, если вдвоем? Вот представь идем себе, никого не трогаем, а я тебя предупреждаю о... кхм... разных обстоятельствах.
  - Это каких же? - прищурился казак.
  - А многих. Девушки, одетые так, что тебе и в сладком сне не привидится. И как раз на них глазеть нельзя. Имею в виду, не надо выказывать потрясение. Дома в восемь этажей, на которые изумляться тоже нельзя. Самодвижущиеся экипажи, причем следует знать, как их стеречься. И опять же: тут улицы переходят по правилам...
  
  План у подполковника Кима сложился весьма быстро. Очевидным и неотложным мероприятием было создание нескольких установок регистрации открытия порталов. Разместить их предполагалось в наиболее удаленных местах: одну в Мурманске, одну в Москве, одну во Владивостоке.
  Вторым пунктом шел розыск того, кто был корреспондентом Защепина. Почти сразу же было установлено: человек в данный момент уехал в Симферополь, потому что именно туда он купил авиабилет. Но это означало, что Севастополь, вполне вероятно, является конечным пунктом маршрута. В тамошнее отделение ФСБ пошло распоряжение. И тут дело застопорилось. Не нашлось ни единой зацепки: разыскиваемый не поселился в гостинице, не выбрал он и частный сектор. Как раз это обстоятельство показалось и Киму, и его команде скверным признаком. Куда задевался этот человек? Мог ведь и за пределы мира свалить. Последнее предположение высказал старший лейтенант из группы Кима. Шутка оказалась худого качества: никто не засмеялся.
  А дальше произошло сразу два события. Первое заключалось в том, что два готовых регистратора (в Москве и Новосибирске) зарегистрировали пробой, причем явно недалеко. Второе состояло в звонке капитану Иванькову от все того же Сабецкого:
  - Сергей Иванович, если найдется время, приезжайте к нам. Кое-что интересное нашли.
  Разница во времени между Москвой и Новосибирском сыграла не в пользу ФСБ: в столице записи регистратора изучили позже, чем в Сибири, и на встречу Иваньков поехал, еще не зная, что открывался новый портал, и притом недалеко. Не в Антарктиде, не в Японии. Как оказалось, в Севастополе. А вот в Новосибирске о свежем пробое уже знали.
  Сабецкий кратко информировал гостя о новом портале. Иваньков подумал, что его могли бы и поставить в известность - хотя бы ради проверки. Но потом капитан вспомнил про разницу во времени. И решил действовать независимо от большого начальства. В конце концов мало кто получал нагоняй за предоставление результата раньше срока.
  - Копия данных...
  - ...Уже заготовлена. Но тут мы нашли одну странность. Посмотрите на кривую. Имею в виду начало и конец пика.
  - Ну... растянутые хвосты, - не вполне научным языком отреагировал Иваньков.
  - На пределе точности, - чуть туманно пояснил Сабецкий. - У Леши насчет этого есть расчетец и теория заодно.
  - Алексей Степанович, расскажите, пожалуйста, - со всей вежливостью попросил капитан.
  - Я подумал, что тут открывалось два разных портала, - взял быка за рога Леша, - один большой, другой малый. Причем этот второй открыли сначала, а держали открытым долго, часа два. Дальше пошел в дело большой, и проработал он буквально с минуту. А малый продолжали держать открытым; час прошел, еще потом снова открыли первый и снова на минуту, а после того еще держали малый портал примерно часа три. Но честно должен сказать: тут мы работали на пределе возможностей регистратора. Да сами глядите: сигнал от второго очень ненамного отличался от фона.
  Это было чистой правдой: Иваньков на взгляд не смог выделить изменение в кривой, соответствующее малому порталу. Тут был нужен наметанный глаз человека, долгое время работавшего с тонкими измерительными приборами.
  - Их размеры? Хотя бы приблизительно?
  Отвечал Сабецкий: именно он выполнял соответствующие прикидки.
  - Э-э-э... большой пропустит человека; даже при минимальном диаметре дырки пройти можно. Ну, арка высотой в метр, а то и поболее. А вот малый - тот от пяти миллиметров до двух сантиметров.
  - Интересно, зачем бы такая конфигурация порталов могла понадобиться? - этот вопрос Леши адресовался, по всей видимости, космосу.
  - Наверное, так было нужно, - пришел весьма неопределенный ответ.
  Капитан Иваньков слукавил. Он-то, имея специфический опыт, сразу представил себе цели неизвестного открывателя порталов. Меньший, вероятнее всего, предназначался для рекогносцировки. Сквозь маленькую дырочку изучили обстановку, убедились в отсутствии слежки, открыли большой портал, выпустили сквозь него человека (или даже нескольких), подождали, пока те сделают свои дела в Севастополе и вернутся, снова открыли большой портал и впустили группу (или человека) назад.
  Ни Сабецкий, ни Иваньков так и не догадались о небольшой ошибке: они сделали вывод об открытии двух порталов, а открывался лишь один, но размер его на ходу изменялся. А к вечеру того же дня начались работы по установке камеры слежения.
  
  Бывший хорунжий пластунов не испытал удивления от успеха вылазки. Такое бывало в его богатой практике, и даже не десяток раз: хорошо разработанный и подготовленный поиск вполне мог пройти без сучка и задоринки.
  Неожиданности были, понятное дело. Заключались они в нарядах женщин. Казак при виде местных дам и барышень держал себя в руках (сказалось командирское предупреждение), но с усилием. Почему-то огромное впечатление произвели тщательно мощеные улицы с необыкновенно ровным покрытием. Автомобили оказали меньшее воздействие - возможно, потому, что их было слишком уж много.
  Покупка книг не потребовала долгих размышлений: на развале лишь одна и нашлась по теме. Зато это была фундаментальная находка: монография Тарле. Уже на обратной дороге (на выходе с рынка) командир вдруг бросил странный взгляд на спутника, свернул к ларьку и купил коробку не вполне понятного назначения.
  - Это для твоей Маши, - последовало короткое объяснение. - Она разберется.
  Тихон поблагодарил, но про себя отметил, что наверняка супруга попросит (или даже потребует) комментариев от командира. Разумеется, так и вышло, но позднее.
  Никаких проблем со входом в портал не возникло: достаточно было бормотнуть в амулет связи нужное слово. Заморочки начались позже.
  Правда, командир начал с того, что зарылся по самые уши в купленную книгу. Он вчитывался, бормотал слова, весьма похожие на ругательства, делал закладки, в бешеном темпе листал тяжелый том в поисках чего-то ведомого ему одному, даже записывал собственной ручкой на листе бумаги. Все это заняло часа три, не меньше.
  А потом в комнату глубокочтимого Професа попросили явиться госпожу Мариэлу с супругом. Поистине, муж и жена - одна сатана, ибо по получении приглашения эти двое одновременно глянули друг на друга и совершенно синхронно пожали плечами.
  - Сударь лейтенант, - обращение было подчеркнуто официальным, - это та самая книга, что мы с вами купили. Узнаете ее?
  - Так точно! - Казак не очень любил уставы (в части строевой подготовки особенно), но именно в данный момент счел нужным придерживаться буквы.
  - Эта книга написана виднейшим историком, безусловным авторитетом по этой части. Посвящена она Крымской войне. Вот здесь закладки... видите? Вам, Мариэла, надлежит прочитать от этой красной и до второй. Вам, сударь, прочитать от синей и до синей. Задача: сверить собственные воспоминания о той войне с этой книгой. Если найдете расхождения, то записать. По исполнении доложить. Вопросы?
  Их не было.
   Что до коробочки, то для получательницы не составило труда разобраться, как пользоваться разнообразными средствами, относящимися к макияжу. Видимо, помог природный ум.
  
  Сарат распорядился держать малый портал открытым и наблюдать. Собственно, это предложение пошло от Професа. Обоснование было следующим: само действие было сравнительно недорогим (не требовался громадный кристалл), а польза могла стать значимой: если кто-то будет устанавливать устройства наблюдения, то это можно засечь и принять какие-то меры. Правда, о таковых ни кандидат в академики, ни командир не имели отчетливого понятия, но первый был убежден, что второй уж верно что-то придумает.
  
  Уж что-что, а астрономические наблюдения не были в новинку американскому военно-морскому флоту. Не стоит удивляться, что соответствующее приборное обеспечение было разыскано и доставлено в сравнительно небольшие сроки.
  Гораздо труднее оказалось задача кадровой службы. Требовалось подобрать не просто знающего человека (с проблемой справился бы любой выпускник Аннаполиса ). Нужен был офицер с достаточным допуском. Такого, само собой, нашли. Это был преподаватель штурманского дела, в звании капитана34 Уильям Мак-Каллен. Все необходимые допуски у него были еще с тех времен, когда он стоял на мостике. Этого достойного офицера, разумеется, предупредили об ответственности за разглашение.
  Преподаватель не стал предаваться удивлению. Еще с кадетских времен он привык получать самые неожиданные и заковыристые вводные. Став преподавателем, он принялся точно таким же образом обрабатывать слушателей. Незнакомый рисунок созвездий? Не имеет значения, только что времени придется потратить побольше на определение сторон света. Неизвестна широта? Можно измерить. Как и ожидалось, он затребовал десяти дней сроку. И предупредил, что большой точности не гарантирует: для этого, мол, наблюдения должны быть сделаны с помощью куда более прецизионного оборудования. Заказчики промолчали о том, что такое оборудование, весьма возможно, просто не пройдет в портал.
  Разумеется, драконьи власти были надлежащим образом извещены. При этом было указано, что исследования могут продлиться десять дней. Ответ поступил оперативно: утром следующего дня. Содержание было ожидаемым: против астрономии крылатые ничего не имели.
  Попутно поступило предложение отложить очередной этап переговоров на эти самые десять дней. Возражений не последовало.
  На следующий день портал открылся. Из него трое грузчиков вынесли почти два десятка ящиков разной величины и тяжести. И начался воздвигаться то, что можно было бы назвать исследовательским центром. Происходило это с истинно американской скоростью и деловитостью.
  Как будто из ниоткуда появился ярчайше-синий геокупол диаметром пять метров. Рядом с ним те же грузчики (они с очевидностью имели также квалификацию монтажников) воздвигли домик. Крепость конструкции этого сооружения привела бы в поросячий восторг любого Наф-Нафа, ибо стены пол, потолок и дверь сделаны были из гофрированной листовой стали, а окна оказались небольшими и к тому же зарешеченными. А каким еще должно быть жилище в краях, где на воле гуляют смилодоны без намордников? Мало того - и расположение этого домика было вполне себе продуманным: одна из дверей вплотную примыкала к тамбуру купола.
  Часть ящиков с надписями 'Fragile!35 ' унесли под синий свод. Из одного ящика извлекли дизель-генератор и сноровисто подключили его к силовому кабелю, другой конец которого ушел к этим ящикам.
  Остальные ящики грузчики затащили в домик. Часть этой тары носила надписи 'Food' и 'Water'.
  Любой земной наблюдатель, увидев это все, немедленно сделал бы однозначный вывод: синий купол являет собой место, где предполагается работать, а домик предназначен для жилья. Не желая быть обвиненными в предвзятости, спешим добавить: маэрские наблюдатели сделали точно такой же вывод.
  Разумеется, к пришельцам ушло сообщение, что наблюдение за светилами не должно включать в себя использование каких бы то ни было летательных средств. В ответе содержались уверения, что если таковые полеты понадобятся, то для них будет испрашиваться отдельное разрешение.
  И как только домики (надувной и железный) были готовы, из портала ступило сообщение: мол, предлагается переход на Маэру специалиста по астрономическим наблюдениям капитана Уильяма Мак-Каллена.
  Означенный чин появился и был проверен на негацию - ничего такого в госте не выявили. Землянин довел до сведения хозяев (их представляла незнакомка, представившаяся Арзаной), что не собирается находиться на планете все те десять дней, которые абсолютно необходимы для измерений - наоборот, он лишь настроит приборы, а все нужные операции выполнят они сами.
  - Но имейте в виду, госпожа Арзана, для большей точности мы бы хотели повторить измерения еще раза три-четыре, через десять дней каждое.
  - Это возможно, - вежливо кивнула собеседница. - Как понимаю, капитан, вам доводилось и самому водить корабли?
  - Да, бывало такое. А у вас корабли имеются?
  Вопрос был почти зряшным: не могло не быть мореплавания в странах, разделенных океаном и имеющих активные контакты.
  - Да, конечно. Имеется каботажный флот, а равно суда океанского класса.
  - Хотел бы я глянуть на ваши большие суда, - разумеется, этот вопрос был продиктован чистым любопытством.
  Молодая женщина (а именно такой он выглядела, хотя Мак-Каллена предупредили, что внешние данные могут быть обманчивы) слегка задумалась, потом отрицательно качнула головой:
  - Так сразу не выйдет. Для поездки к морю обязательно нужно разрешение от драконов. Но кое-чем могу помочь. У нас имеется... по-вашему сказать, фотография, только сделана она не такими методами, какие приняты у вас.
  - Хитрое использование энергополей? - понимающе улыбнулся землянин.
  - Оно самое. Фотографию доставят примерно через два дня. А вот когда... кхм... - госпожа Арзана еще раз задумалась, - как понимаю, вы сейчас настроите ваши приборы, потом отправитесь к себе. Но вы ведь планируете вернуться, не так ли? Когда?
  - У вас не вполне точная информация. Настройка сама по себе затянется до темноты. А что до возвращения, то это через два дня. Проверить настройки.
  - Думаю, вам это вряд ли удастся. Надвигается шторм. Дождь начнется, по моим оценкам, завтра вечером и продлится полные сутки. Здешние сутки, как вы понимаете.
  - Тогда мне надо быть тут завтра и проверить состояние всех приборов. А лучше даже вообще остаться в домике. Припасы у меня есть.
  Арзана была магистром магии разума и не поленилась слегка копнуть собеседника. Насчет необходимости частых проверок тот слегка приврал.
  - Мы, разумеется, не возражаем. Но убедительно просим не бродить по окрестностям. Может случиться не только нападение хищников, но и недовольство властей.
  - О, поверьте, у меня и мысли не было о подобных сухопутных приключениях.
  На этот раз капитан сказал чистую правду.
  - Я рассчитываю, что через четыре дня вам доставят изображение одного из наших кораблей.
  
  Сарат, возможно, и хотел бы слетать к своим исследователям. Но такой возможности он не усматривал: очень уж серьезно дела развивались в Южной Заокеании. Даже радиоразговор не представлялся возможным. Но существовала договоренность, что копии отчетов, даже промежуточных, обязательно направят к нему. Так и произошло. Указанная копия, являвшая собой стопку листов толщиной в два пальца, попала к научному руководителю.
  Глубокочтимый теоретик читал и хмурился. Успехи были, но неудач имелось как бы не больше.
  Можно было считать окончательно доказанным: портал (из тех, которые применимы на практике) возможен лишь на очень ограниченную территорию, примерно сто пятьдесят ярдов в окружности. Кстати, около половины этой площади приходилось на море.
  Да, имелся значительный прогресс в части оружия против летающих аппаратов. Собственно, были готовы амулеты в виде кристаллов, заряженных надлежащими заклинаниями. Предназначались они для вооружения драконов - а те в оправах не нуждались. Заклинания из школы воды и огня должны были выбрасывать на пути беспилотника облако крупных ледяных осколков. Однако практическое опробование этого оружия не проводилось по понятным причинам.
  Стоило внимания предложение лиценциата воздуха и огня Гатары. Эта девушка активно пробивала идею о том, что вышепоименованные амулеты способны сбивать беспилотников, только если пользователь (дракон) находится перед целью. Отдать должное упорству достопочтенной: она предложила вполне себе законченный проект, не имеющий такого недостатка. Мощный амулет формировал обтекаемый ледяной снаряд весом около полутонны. Сразу же в него вплавлялся движитель (пирит), кристаллы поиска искажений полей воздуха (аметисты, четыре штуки) и кристалл-передатчик управления (галенит или кварц). По расчетам это сооружение должно было развивать скорость пятьсот миль в час с возможностью ее увеличения. Для этого стоило лишь взять движок соответствующей мощности. Недостаток у проекта был вполне очевидным: дороговизна снаряда. Между тем проект уж точно нуждался в практической проверке, а для этого, в свою очередь, требовалась летающая мишень. Впрочем, ее авиастроители Заокеании могли бы спроектировать и изготовить без особого труда. И все равно смета вызывала, скажем так, недобрые чувства.
  Намного хуже дело обстояло с исследованием обломков беспилотника. В части механики Хорот, отдать ему справедливость, почти все понял. Но электронная начинка осталась темной тайной. Приданные механикам бакалавры школы электричества (два экземпляра) явно тонули. Сарату очень хотелось отослать самого Професа в помощь Хороту, но пока что это виделось невозможным.
  Но наработки по основной теме, ради которой все и затевалось, являли собой жалостное зрелище. Не было даже более-менее сносной теоретической модели. К экспериментальной части даже не приступали. И как раз это, по мнению высокопоставленных супругов, не давало возможности справиться с потенциальной опасностью, исходившей от пришельцев. Моана даже предложила плюнуть на все и отправить командира на консультации в помощь теоретикам. Сарат высказал удивление вслух:
  - Но зачем? Законы теоретической магии Тифор знает не хуже.
  Супруга нетерпеливо дернула своей знаменитой челкой.
  - Ты не понимаешь. Не в этом его преимущество. Наш командир - прирожденный генератор идей. Между прочим, его же термин. Вспомни: сколько раз он предлагал ну совершенно неожиданные ходы. Никто так не делал, но он-то этого не знал - и получал нужный результат. Что на это скажешь?
  Сарат задумался.
  - Можно... - протянул он, - но лишь на период, пока не будет переговоров. Хотя нет, боязно. Четыре дня - вот реальный срок.
  
  
  
Глава 21

  
  Может быть, Профес и рассчитывал появиться среди теоретиков незаметно или, по крайней мере, без особого шума. Но эти планы потерпели крушение.
  Само прибытие отметилось тем, что всех младших магов (а среди них не было таких, которые имели при себе амулет для защиты от негации) холодно попросили держаться подальше от Восточного зала в течение дня. В этот зал имели свободный доступ лишь сам Тифор, Шахур и магистр Гарлен, который к этому времени уже стал заместителем Тифора де-факто.
  Разумеется, Тифор был представлен. Нельзя сказать, что этот достойный почти что доктор проявил некую почтительность, но уж корректность присутствовала.
  Магистр Гарлен, надо полагать, отличался иммунитетом недюжинной силы, ибо весьма почтенный ухитрился ни в малейшей степени не заразиться от своего начальника (Тифора) наглостью и пренебрежением к авторитетам. Посему сей маг не только ощущал изрядную робость, но и проявлял таковую смиренным поведением как до своего представления великому Професу, так и после такового.
  Разумеется, амулеты против негации оба вышеупомянутых господина получили.
  - Тифор, мне нужны все материалы по всем проектам, что вы ведете. Как понимаю, вы с этими бумагами работаете, верно? Сделайте копии. Буду работать прямо здесь. Думаю, мне понадобится никак не меньше дня, чтобы в них разобраться.
  Командир недооценил сложность работы. Прошло полные два дня, прежде чем он появился в зале заседаний, где к тому моменту вокруг центрального стола уже сидели вышепоименованные старшие маги. Периферийные стулья были пусты.
  Профес не изменил своей привычке сразу браться за суть:
  - Просмотрел я ту кучу, что вы наворотили, ребята. По первой задаче: подход к регистрации открытия порталов выглядит правильным... в основе. Конечно, реализацию ваших добрых намерений можно и нужно улучшать. Темный прячется в деталях. Надеюсь, это всем известно?
  Профес обвел взглядом аудиторию. Шахур понимающе усмехнулся. Уж он-то знал это присловье. Прочие тоже не были невеждами.
  - Честно признаюсь: по причине природной лени не стал трудиться изыскивать дополнительные решения. Полагаю, вы и без меня справитесь с этим делом. Теперь по второй задаче. Тут дела хуже. Сколько-то ошибок в анализе и расчетах нашлось, но лишь одна оказалась существенной. Вот здесь выписано... интегральный коэффициент взаимодействия полей будет, круглым счетом, на порядок меньше. С амплитудой пика не намного лучше. Хотя правды ради замечу, что на окончательный вывод это не повлияло. Вы, Тифор, правильно предположили, что решение этой задачи в лоб не пройдет. Я всего лишь показал, что оно никоим образом не пройдет. И не надо.
  Последовала пауза.
  Докладчик иронически ухмыльнулся:
  - Когда-то среди войск, предназначенных для отражения атак с воздуха, существовал девиз: 'Сам не летаю и другим не дам'.
  Тифор и Гарлен приняли эти слова за отсылку к временам, когда маги бились с драконами. Шахур подумал, что Профес, возможно, имел в виду некие войны в его родном мире.
  - Эта задача может осуществляться разными методами. Силовое противопоставление, как правильно показала ваша команда, неосуществимо. Или, скажем так, неприемлемо дорого. Зато вполне может пройти нарушение устойчивости портала. Не пытаться воспрепятствовать открытию или закрытию - всего лишь устроить сбой конфигурации полей.
  Про себя докладчик отметил изменение личности Шахура. Раньше горячий парень непременно встрял бы с выступлениями или, самое меньшее, вопросами. Теперь же господин доктор ограничивался (пока что) лишь записями. Видимо, немалый опыт руководства группой сказался.
  - Главную проблему вижу в том, чтобы наше воздействие, каким бы оно ни было, производилось автоматически. Реагирование системы защиты не должно зависеть от доброй воли, степени трезвости или внимательности оператора. Иначе говоря, прибор должен включать в себя кристаллы, отвечающие за придание неустойчивости враждебному порталу, и кристаллы, обеспечивающие включение защиты как можно быстрее при регистрации чужого портала. Вы не ослышались: именно кристаллы. Уверен, что понадобятся не два и даже не три. Возможные варианты изложены тут, - докладчик ткнул пальцем на стопку листов. Вопросы?
  Вверх поднялись сразу три пальца.
  Профес вежливо обратился к Шахуру:
  - Прошу вас.
  Выступление особо почтенного было образцом взвешенности и осторожности:
  - Мы хотели бы сначала хорошенько изучить ваши соображения, Профес. Дайте нам два дня сроку на самую предварительную оценку. А общее решение - не уверен, что месяца хватит.
  - Через два дня я должен быть у драконов.
  - Тогда мы пришлем туда нашу прикидку осуществимости и раскладку по срокам.
  - Идет.
  Вмешался Тифор:
  - Расчеты видятся медленными. Для всего проекта, может быть, и больше месяца потребуется.
  - Не очень хорошо. Впрочем, ваши ребята, Шахур, вполне могут помочь. Что у вас, весьма почтенный?
  - Мне кажется, можно чуть сэкономить по времени... э-э-э... применив уже известные решения по аналогичным проектам... э-э-э... я знаю такие.
  - Весьма похвально, Гарлен.
  Магистр стал розоветь лицом.
  - И оценю вашу работу словом 'превосходно', если вы найдете такие ссылки, и они окажутся и вправду применимыми. А сейчас приношу свои извинения, господа, имеются и другие дела.
  Это не было пустой фразой. Профес прямо от теоретиков поехал в комплекс мастерских, среди которых имелось отдельное здание с охраной. Там состоялась встреча с Первым мастером Гильдии механиков Хоротом. Тот никогда не был жадиной, а потому в особый зал собралось с десяток наиболее уважаемых мастеров. На громадном столе лежало то, что осталось от летательного аппарата. Стоит заметить, что разбирали его довольно аккуратно. Первый мастер поставил задачу своим подмастерьям: сделать подходящие инструменты для разборки, и те справились вполне недурно. Профес одобрительно хмыкнул, увидев целый набор отверток с разнообразными наконечниками. Рядом лежал рядок гаечных ключей.
  Слово взял Первый мастер:
  - Мы все глубоко благодарны вам, Профес, за то, что вы согласились придти сюда и помочь нам понять принципы работы этого чудесного механизма.
  Поклон.
  Ответный поклон.
  - Уважаемые, не будем терять времени. Основной движущей силой тут является то, что называют магией электричества. Посмотрите на эти тонкие проволочки. Они сделаны из меди высокой чистоты и являются управляющими. Вот эта деталь электрическими потоками управляет, как раз она-то первой и не выдержала удар 'иглы', очень уж тонкая конструкция. Ее просто сорвало с креплений. Это - накопитель электричества чисто алхимического свойства, вот по этим проводам оно подается на двигатели... видите? Обращаю ваше внимание также...
  Механики слушали, кивали, морщили лбы, задумывались, делали записи. Но первым высказался вслух, как ни странно, один из подмастерьев. Про себя Профес отметил не вполне обычное сочетание лопатоообразных ладоней, широченных плеч и умного взгляда голубых глаз. И вообще парень внешностью навевал ассоциацию с Повелителями моря.
  - Можно вопрос, глубокочтимый?
  Такое поведение вызвало крайне неодобрительные взгляды мастеров.
  - Можно, но сперва скажите, как вас зовут?
  - Фъёрф, сын Фридрика, с вашего позволения, глубокочтимый. Вопрос же вот какой: как этот аппарат управлялся?
  - Хороший вопрос, Фъёрф. Вот здесь система линз. Всем видно? Через нее изображение окружаюшей обстановки попадает через радиосигнал к человеку, который находится на большом расстоянии. Миль тридцать, скажем. Тот в ответ посылает радиосигналы разного сорта, которые преобразуются в электрические сигналы на двигатели и рули. Сразу предупрежу следующий вопрос: воспроизвести этакое не в ваших силах. Но можно сделать нечто подобное с использованием энергополей. Конечно, это солидная работа для солидной группы механиков и магов. Быстро ее провести нельзя.
  В разговор влез Хорот:
  - Командир, так ты считаешь, что надо отложить попытки создать нечто подобное?
  - Именно так. Тут работы, как понимаю, на много месяцев.
  - Тогда хочу спросить по материалам...
  - Тоже хороший вопрос, я сам хотел дать пояснения на эту тему. Этот лист сделан из сплава на основе металла алюминия. В здешних краях он очень дорог, а там, - тут Профес мотнул головой в неопределенном направлении, - хоть и дороже железа, но уж не как золото. Есть сплавы алюминия для литья, есть для прокатки...
  Первый мастер извлек из широченного и глубоченного кармана инструмент весьма престижного свойства. Счастливых обладателей подобной вещи можно было пересчитать по пальцам двух рук. Хорот прихватил губками пассатижей край листа обшивки и сжал рукоятки мощным усилием пальцев.
  - Не очень-то твердый, да и прочность на изгиб так себе, - констатировал пытливый механик. - Короче: как броня этот лист слаб. Вот если навстречу этому аппарату 'Ледяное копье'...
  И разразилась дискуссия.
  - ...Не пробьет, но покорежит изрядно...
  - ...Хватит и этого, ведь тут, глянь-ка, на два пальца примять, так повредит эту управляющую пластинку...
  - ...А как по лопастям, так и вовсе совсем уж...
  Лучшие гильдейские механики принялись обсуждать заключение по обследованию. Командир тем временем распрощался и удалился. У него была назначена встреча.
  
  Капитан Мак-Каллен отличался добросовестностью в работе. Но даже он не мог ничего поделать, когда погода начала портиться. Вот почему, когда очередной портал открылся, он сообщил об этом представителю по связи, и тот, разумеется, легко согласился перевести капитана обратно в родной мир.
  Сразу же по прибытии Мак-Каллен попросил встречи с Бенджамином Стоуном. Таковая была устроена с достойными восхищения быстротой и деловитостью.
  Первым делом была заслушан доклад о результатах астрономических наблюдений. Выяснилось, что длительность тамошних суток отличается от земной величины, но весьма незначительно ('Наши примерно на три десятых секунды длиннее'), а вот с длительностью года дело оказалось не столь простым: форс-мажор в виде погоды заставил удлинить предполагаемые сроки измерений.
  Надобно заметить, что беседа велась в официальном ключе. Видимо, директор лаборатории не желал чрезмерного сближения с теми, кто носил флотские погоны. Но и капитан Мак-Каллен не мог не понимать, что собеседник занимает должность на уровне контр-адмиральской, как минимум.
  - Сэр, мне кажется, что безопасность всего проекта недостаточно продумана.
  - Объясните вашу позицию, капитан.
  - У вас по сей день нет данных, как я понял, по возможностям местных в части открытия порталов.
  - Поправлю вас, капитан. У нас есть такие данные. Местные могут открыть портал на Землю и, по-видимому, уже делали это несколько раз - на территории Великобритании и России. Но все проверки давали один и тот же результат: не отыскалось никаких официальных следов по контактам. Имею в виду бумаги в первую очередь, но не только их. По нашим данным с англичанами контактировали в середине девятнадцатого века. С Россией - сравнительно недавно. И никаких следов, повторяю. Однако сам факт контактов без малейших последствий для обеих сторон является доказательством, что местные не представляют угрозы.
   Сэр, позволю себе напомнить, что ни британцы, ни русские не имели и не имеют возможности создать свои собственные порталы. Следовательно, в ходе прежних контактов порталы шли от этого мира. Но сейчас такая возможность появилась у нас. И местные могут усмотреть в этом угрозу для себя. Войны начинаются не только ради грабежа, как вы сами знаете. Бывают еще превентивные войны. Вот ее-то и опасаюсь.
  - И вы хотите развязать превентивную войну, дабы избежать превентивной войны, капитан?
  - Никак нет, сэр. Я предлагаю дополнительные меры защиты.
  - Готов выслушать ваши аргументы.
  - Не думаю, что стоит опасаться вооруженного нападения.
  Стоун кивнул с выражением полнейшего согласия на лице.
  - Но ведь возможно нападение с применением биологического оружия. Я, правда, не специалист, но кое-что слышал от коллег-преподавателей...
  - Вы, я вижу, не полностью в курсе. Было исследование местной микрофлоры. Она полностью аналогична земной, но с небольшой разницей, - директор сделал крохотную паузу, - а именно: здешние микроорганизмы куда хуже переносят наши антибиотики. Причина понятна: лечение тут производят не лекарствами, а этими их энергополями. Сомневаюсь, что у них хотя бы микроскопы имеются. Впрочем, это поддается проверке. Но главный вывод такой: раз нет микробиологической школы, то и биологическая война, скажем так, маловероятна. Или просто невозможна.
  - Сэр я вполне допускаю, что именно с помощью энергополей можно заставить микробов мутировать с целью выведения штаммов боевого назначения. Да и сами энергополя... разве нельзя поместить кусок такого в человека, чтобы потом этот кусок размножался при контакте?
  - Осмелюсь заметить, сэр, это утверждение голословно. Следовательно, нельзя отрицать осуществимость локального удара. Пусть даже потом его эффективность упадет.
  - Но это не исключает осуществимости локального удара. Пусть даже потом его эффективность упадет.
  - Не упадет, а сведется к нулю, если верить местным. Но правильно ли я вас понял: вы предлагаете предусмотреть защиту от подобного удара?
  - Так точно, сэр, именно это я и хотел предложить. Кстати, аналог известен: еще в шестидесятые годы был разработан и изготовлен карантинный блок для лунной экспедиции. Хотя уж лунные бактерии, как мне кажется, являют собой наименьшую из угроз. Но есть еще одно обстоятельство, тревожащее меня.
  - ?
  - Тот факт, что местные могли пробить порталы в разные точки Земли. Осмелюсь заметить, Британия и Россия расположены не рядом. Между тем ваши специалисты, как мне любезно разъяснили, не в состоянии значимо изменить координаты портала. Например, смещение на полмили видится возможным, но характеристики портала выйдут такими, что для него начисто пропадет практическая применимость.
  - И вы усматриваете угрозу в том обстоятельстве, что возможности туземцев в чем-то превышают наши? Напомню вам, капитан: возможности России тоже кое в чем превосходят наши. У русских, в отличие от здешних обитателей, имеются веские причины нам не доверять. И что? Вы всерьез опасаетесь войны с Россией? Полагать этот мир враждебным имеется еще меньше оснований. Вы надеетесь убедить большое начальство в возможности войны с этим миром? Мое мнение по этому вопросу таково: пока что нам не хватает информации, в частности, о боевых возможностях туземцев. Надеюсь, с этим вы согласны. Но я бы на вашем месте опасался другого. Мы можем упустить возможность кардинально улучшить экономическое положение Америки, вот что гораздо хуже. Хотя кое в чем вы правы, могу заметить. Некоторые меры предосторожности не повредили бы, но... пробить соответствующие ассигнования можно лишь с привлечением уровня замминистра обороны. А это означает неизбежную утечку информации. Реакция публики может быть непредсказуемой. Я вижу, что вы осторожный и предусмотрительный офицер. Именно к вашей осторожности взываю. Мы пока что в слишком неустойчивом положении. И одна из причин этого: недопустимо низкий уровень наших знаний об этом мире. Кстати, над устранением этого недостатка вы и работаете, за что вам моя искренняя благодарность.
  
  По мнению Професа, это совещание было едва ли не самым главным по повестке дня.
  За столом сидели Неболтай с женой, а также Моана. Командир по лекторской привычке стоял.
  - Я читал ваши выводы, - вслух это не было сказано, но имелись в виду записки Тихона и Мариэлы. - Они вполне однозначны. За исключением мелких деталей, налицо полное совпадение описанных в книге событий и ваших собственных воспоминаний. Как вы сами догадываетесь, интерпретацию таковых я оставлю в стороне.
  Командир хотел сказать 'за кадром', но в последний момент выбрал другое слово.
  - А теперь я расскажу о том, чего вы не вспомнили и не могли вспомнить, ибо это случилось не при вас. Но в том варианте истории России, что я запомнил давным-давно, когда изучал этот предмет, все это было. Итак...
  Уж чему-чему, а выдержке слушателей учить было не надобно. Сидящие с каменными лицами слушали трагическую цепь событий. Полный провал в попытке защиты Севастополя от наступления союзников по суше новостью не был. Но громадные потери от бомбардировок при осаде, увы, оказались озвученными в первый раз. Смертельное ранение Нахимова от пули в голову. И тогда, по рассказам Професа, не случилось рядом мага жизни. Упадок духа защитников, последовавший от этого известия. Отход от позиций на южной стороне города; фактически это была полная сдача. Потом перемирие. Парижская, а не Берлинская конференция и заключенный там же мир. Особо отмечалось, что условия этого мира были куда более жесткими.
  - Из сказанного следует, что на данный момент я - единственный, кто помнит этот вариант истории. А вот другие выводы... о тех надо поговорить. Мариэла, ваши соображения.
  Мариэла на мгновение почувствовала себя нерадивой первокурсницей под жестким взором наставника (был такой эпизод), но быстро отогнала эти воспоминания.
  - Мне показалось, что существовали два варианта истории, но слились в один. Но причины этого... нет, не понимаю.
  - Сударь лейтенант?
  - Командир, тут провал в информации. Я не велик знаток морских дел, но и то вижу, что 'Морской дракон' являлся фактором истории сам по себе: очень уж он был силен против любого вражеского корабля. Да нет, что это я: 'Дракону'
   доводилось целой эскадре морды начистить. Но из-за спешки про это я не прочитал, а надо бы. Не перескажешь?
  - Верно замечено, Тихон Андропович, это моя вина. У Тарле описано так: еще в Штеттине Семаков был отстранен от командования, на мостик был назначен капитан второго ранга князь Гагарин, человек куда более знатный. Первый и второй помощники 'Дракона' тоже не остались при своих должностях. На обратном переходе в Севастополь при прохождении Босфора выявился отказ орудия и картечницы. К счастью, турки этого не заметили. Уже в Черном море вблизи берега во время шторма отказали двигатели. Корабль развернуло бортом к волне и перевернуло. Команда шедшего следом пароходофрегата 'Херсонес' проявила чудеса самоотверженности, но спасти удалось троих старших офицеров (командира в том числе) и еще четверых нижних чинов. Гагарин обвинил в катастрофе прежнего командира, который-де не предупредил о крайне низкой надежности как двигателей, так и вооружения. Император выразил большое неудовольствие этим обстоятельством. Был получен высочайший приказ прекратить всякие контакты с тем миром. По приходе в Севастополь командир 'Херсонеса' Руднев также был снят с мостика. В результате движки пароходофрегата продержались дольше, но через два месяца все равно вышли из строя. Надеюсь, все понятно? Да, чуть не забыл: очень вскоре и сам Николай Первый умер. Почти в тот же срок, что и в том, ДРУГОМ варианте. У Тарле не сказано, но против воли монарха, видимо, никто не осмелился пойти: ни адмирал Нахимов, ни даже наследник-цесаревич. И еще один факт, на который, вы, Мариэла, не обратили внимания. Нигде не упоминается ваша роль в защите Севастополя. Даже ваше имя отсутствует в этом фундаментальном труде. А искать в специализированных источниках у меня возможности не было.
  После некоторого молчания казак проворчал:
  - Чего уж думать, по отказам движков и вооружения вправду все ясно. Негаторы там завелись; на это никто внимания не обратил, а если и обратил, так его не послушали. Мне другое темным показалось: как же так, ведь первый помощник князь Мешков тож знатен весьма, а не приняли во внимание. Правда, он в отпуске тогда был.
  - Тихон, в русском языке слова 'знатный' и 'влиятельный' не суть синонимы.
  Судя по кислому выражению лица бывшего хорунжего, последнее слово он знал.
  Мариэла подняла палец:
  - Командир, ты хотел сказать, что мое имя вычеркнули из документов, ибо кто-то этого захотел? Имею в виду: кто-то из влиятельных землян.
  На этот вопрос дала ответ Моана, и прозвучали ее слова очень жестко:
  - Именно так. Других объяснений не имею.
  Никто не решился это оспаривать, а госпожа академик продолжила:
  - Мне другое непонятно. Если допустить, что две исторические линии - вы не возражаете, если я их именно так назову? - в конечном счете слились в одну, то результат ли это объективных законов природы, или...чьей-то воли?
  На этот раз отвечал сам Профес:
  - Вы, Моана, как всегда, ухитряетесь найти наиболее болезненную точку и как раз туда воткнуть иголку. Самую длинную и толстую.
  Моана совершила чудо: одной мимикой лицевых мышц умудрилась изобразить реверанс.
  - Благодарю за комплимент, командир.
  Но продолжение своей речи почтеннейшая сопроводила непритворно серьезной миной:
  - С вашего позволения, теперь мой черед сделать выводы. Первый из них: я не верю, что такое слияние путей истории есть результат случайности. Второй: не в наших силах - пока что! - выявить, есть ли это игра сил природы или вмешательство... кого-то. Что на это скажете?
  Тихон промолчал, ибо не чувствовал в себе достаточно знаний, чтобы рассуждать о столь сложных материях. А отец в свое время учил: 'Коль не знаешь, что сказать, так придержи язык, авось за знающего сойдешь'.
  Мариэла не высказалась, поскольку пребывала в убеждении, что не силах человеческих противостоять воле Пресветлых - а тут, по всему видать, как раз тот самый случай и имелся.
  Но командир ответил, хотя чуть загадочно:
  - Был на Земле один логик. Говорят, величайший из всех живущих и живших. И доказал он одну теорему. Если кратко, то есть некие высказывания, которые теоретически нельзя оценить: ложные они или истинные. Повторяю: дело идет о логических рассуждениях, а не о том, что можно доказать опытом. Из этой теоремы следует: мы всегда будем в нашей картине мира чего-то не знать. И еще следствие: нам не под силу заранее знать, удастся ли доказать то-то и то-то. Но надеяться мы на это можем.
  По правде сказать, Профес обошелся весьма вольно с известной на Земле теоремой Гёделя, но рассудил, что дать своим слушателям надежду - не худший из возможных ходов.
  - А теперь неожиданный вывод, - при этом на лице у Професа появилась хорошо знакомая Моане ироническая усмешка. - Случайность ли то, что тот, ранний портал удалось пробить в Россию именно середины девятнадцатого века? Нет соображений? Я так и полагал. Как понимаю, место изменить нельзя. Ну так вот, Моана, дайте поручение Тифору и его группе: пусть попробуют варьировать время. Задача второй категории срочности, подчеркиваю это. У нашего славного теоретика имеются другие, куда более неотложные проблемы для решения.
  
  
Глава 22

  
  Прибавления объема информации можно было ожидать. И даже больше того: его ожидали. Ну разве что объем оказался чуть иным.
  Как только погода исправилась, капитан Мак-Каллен отправился к своим драгоценным приборам. Он не успел проработать и получаса, как рядом с синим куполом приземлился дракон с чешуей медного цвета. Разумеется, по этому признаку можно было предположить, что это Таррот, поскольку никто из землян еще не научился различать ящеров иначе, как по масти.
  Крылатый учтиво поздоровался и протянул человеку кожаную папку со словами:
  - Сэр, здесь документы, что были вам обещаны.
  Само собой, эти документы были тщательно рассмотрены Моаной, Саратом и Професом. Передача их пришельцам была согласована.
  Легко догадаться, что представитель американского флота не пожелал уступить в степени вежливости. Именно по этой причине он поблагодарил, тут же открыл сумку и достал оттуда карту и лист бумаги. Карта была физическая: с изображением большой реки с притоками, берега моря, а также гор. Никаких обозначений и надписей на карте не было, если не считать указателя масштаба, где расстояния указывались в милях. При этом не уточнялось, какие именно мили имелись в виду.
  Лист бумаги привлек внимание земного офицера в значительно большей степени. Это была картина, полученная непонятным способом; больше всего она походила на фотографию, распечатанную на цветном лазерном принтере не особо высокого класса. Легко понять, что основное внимание флотского вызвала не форма, а содержание этой фотографии. На бумаге красовался корабль.
  Мак-Каллен мазнул быстрым взглядом по бумагам и уверил дракона, что эти карта и фотография - как раз то, что желалось землянам. После этого крылатый собеседник извинился, посетовал на неотложные дела и улетел. Если он предполагал, что человек тут же кинется пристально рассматривать полученные бумаги, то ошибся.
  Капитан неторопливо и обстоятельно продолжил свои астрономические измерения, а равно юстировочные работы. Он не мог достоверно знать, что за ним наблюдают, но вероятность подобного, разумеется, не исключал. Вот почему сумка с туземными бумагами была отнесена в металлический домик. Мак-Каллен рассудил, что внимательно рассмотреть полученное можно и позже. Лучше, конечно, на Земле.
  
  Служба внешней разведки России не сидела сложа руки. Приборы слежения за порталами создавались в хорошем темпе. Правда, порядочно времени пришлось потратить на юстировку и калибровку, но не прошло и двух недель, как посты заработали не только в Москве и Новосибирске, но также в Калининграде, Владивостоке и еще трех городах. Некоторое время никаких результатов не было.
  Из обстоятельного доклада капитана Иванькова следовало, что пеленгатор придется ожидать неопределенное время. Зато все тот же Сабецкий предложил оригинальный способ обходиться без подобного прибора.
  Подполковник Ким отреагировал быстро. Капитану из Новосибирска поставили задачу: убедить прибориста Сабецкого лично опробовать предложенный им подход. Инженер согласился, причем Иваньков про себя отметил, что, вероятнее всего, им двигал скорее научный азарт, чем какие-либо иные соображения.
  Скромному снабженцу из хозуправления было выдано поручение: приобрести самый большой глобус, какой только можно найти. Если этот достойный служащий и удивился, то спрятал свои эмоции достаточно глубоко, что никто не мог бы их обнаружить. Правда, он не получал никаких приказов относительно совы, из чего заключил, что натягивание таковой на глобус маловероятно, но этот тонкий аналитический вывод также не вышел наружу. Вышеозначенное наглядное пособие - в конце концов глобус именно таким и являлся - было доставлено по нужному адресу как раз в тот самый день, когда долгожданный сигнал был получен на всех станциях слежения одновременно. По форме сигнала в Новосибирске сразу же сделали однозначный вывод: портал открывался с Земли. Еще один день ушел на получение совокупности сырых данных от всех станций слежения и на первичную обработку цифр.
  На следующий день Сабецкий вооружился циркулем и принялся вычерчивать загадочные круги прямо на поверхности глобуса. Центрами кругов служили точки, где имелись станции слежения. Через час прозвучало с порядочной дозой иронии в голосе:
  - Антарктиду можно смело исключить.
  Иваньков, присутствовавший при обработке результатов, кивнул. Он и сам предполагал, что этот континент можно сбросить со счетов.
  Через час последовало уточнение: все Южное полушарие можно также отбросить. Еще полчаса понадобились, чтобы отсеять Европу.
  Наконец, Сабецкий выдал окончательный вывод:
  - Североамериканский континент - это однозначно, тут ошибиться нельзя. И притом не весь. Пожалуй, могу отсечь также его северную часть вместе с Ледовитым океаном и южную часть.
  - Вы хотите сказать, Канада и Мексика отпадают? - поинтересовался Иваньков.
  - Во всяком случае, вероятность нахождения источника именно там намного меньше, разница в порядок. Потом: я бы также исключил западные штаты. Вероятность примерно та же, что и для Канады. Короче, вот, - красный карандаш обвел контур. - Точнее пока не могу.
  По молчаливому мнению капитана, точность была аховой. Область включала в себя не только город Вашингтон, но и порядочные куски Мэриленда, Вирджинии и Пенсильвании. Правда, не дотягивалась до Нью-Йорка.
  - А почему вы включили водное пространство?
  - Ну, пришло в голову, что можно аппаратуру разместить на судне. Но я как приборист этого делать бы не стал.
  Иваньков проявил догадливость:
  - Качка?
  - Не только. Вибрация. А еще судно движется, это само по себе может внести фактор помехи.
  Офицер ФСБ не был моряком и по этой причине тут же подумал о подводной лодке, лежащей на грунте. Уж она-то не движется, не качается, да и вибраций в ней почти что нет. Однако наверняка нашлись бы профессиональные соображения помимо чисто приборных. Вслух этот вариант, конечно, не прозвучал.
  - Александр Викторович, а как бы вы улучшили точность?
  Сабецкий гыгыкнул.
  - Разместил бы нашу аппаратуру рядом с предполагаемым источником. Уж тогда уровень сигнала... ну, сами понимаете.
  Иваньков выдал улыбку, но подумал, что в посольстве такой прибор установить вполне можно. И это был бы уже не шуточный вариант. Но оставался еще вопрос, и он был задан:
  - Александр Викторович, а вы не думали о создании установки для пробивания портала?
  Инженер-приборист досадливо мотнул лысой головой:
  - Думал! Думал уже! Громадина выходит, мамонт. Фокусирующие поверхности чуть ли не пять метров в поперечнике, а их надобно четыре. Даже не представляю, как их юстировать, не моя область. Это к астрономам надо, они к таким железякам привычные. Да и в теории тут покопаться надобно, это физика пространства все ж, не моя специальность.
  Группа магов-практиков, не покладая магополей, трудилась над созданием средства противодействия беспилотникам. Изделие вышло очень непростым.
  Правда, сам по себе ледяной снаряд ничего сложного не представлял. Студент третьего курса мог бы такое состряпать, положив часа два труда. У бакалавра не ушло бы и трех четвертей часа. Реальные трудности появились при разработке системы приведения снаряда в движение, которая, понятно, включала в себя систему управления.
  Шахур знал, что командир при всей своей проницательности неспособен на чтение мыслей; да что там: даже простецкое магическое определение лжи было для него абсолютно невозможной задачей. Вот почему особо почтенный позволил себе подумать, что Профес крупно недооценил проблему. Три кристалла? Три минуты хохота! Один пирит на поля телемагии - да не простой, а трехдюймовый кубик, это в минимуме. Один кристалл с чисто воздушными полями - это для поиска вражеского летательного аппарата, а равно для оценки дистанции подрыва. Кристалл воды и кристалл огня - эти для создания самого ледяного снаряда и осколков нужного размера. В качестве замены поражающим элементам Шахур мысленно положил себе опробовать взрыв путем телепортации 'лед в лед': при весе снаряда около одной маэрской тонны тротиловый эквивалент составил бы восемь тонн. Шахур, правда, никогда не видел тротила, не знал он и о его действии, но расчеты делать умел. Сверх того: кристаллы-передатчики магопотоков, два в минимуме, а лучше три. Сколько там всего? Хотя... возможно, Профес предполагал использовать один универсальный кристалл с заклинаниями по разной специализации. Было ведь такое. Тут надо считать по стоимости, а командир, конечно, не представлял нынешний уровень цен на кристаллы.
  Профес настаивал, чтобы снаряд был испытан на летающей мишени. Разумеется, беспилотников под рукой не было. Пока не было. Значит, надо придумать что-то летающее. Эта задача не виделась трудной.
  Куда хуже обстояло дело с оценками скорости и маневренности. Правда, тут драконы предложили помощь. Они задали реперные точки на земле. Они же с их превосходным глазомером отмечали прохождение.
  Как и ожидалось, скорость ледяных снарядов в сильнейшей степени зависела от конфигурации и параметров заклинания телемагии. На скорости пятьсот миль в час стандартного трехдюймового кристалла хватало на целый час полета условно стандартного ледяного снаряда весом в тонну. Но на семистах милях в час эта цифра составляла уже двадцать минут.
  Сразу же выявилась неприятная особенность драконьей ПВО: на создание снаряда и вплавление в него нужных кристаллов требовалось от минуты до двух в зависимости от квалификации дракона-оператора. Правда, очень скоро сотник-испытатель Ррава внесла рационализаторское предложение: использовать для этой цели отдельный амулет. Это дало приличную экономию по времени, к тому же амулет мог использовать воин любой специализации.
  
  Капитан Мак-Каллен не просто передал начальству карту и 'фотографию' корабля. Он также не поленился добавить собственные соображения. Отдать должное аналитическому мастерству флотского офицера: соображения выглядели здраво.
  Зная, что драконы едят речную и морскую рыбу (а озер на карте не было), а также представляя примерную скорость их полета, он указал, что должно быть поселение неподалеку от моря, хотя оно может быть расположено и на реке. Правда, к тому была сделана оговорка, что возможно наличие поселения и вдали от моря, особенно если учесть в качестве источника питания фермы с домашней птицей. Также было отмечено, что поселения вряд ли могут быть расположены в труднодоступной местности (то есть на скальных участках), ибо детеныши драконов сами летать не умеют, их этому учат в школе, до которой они добираются на своих четырех. Это Мак-Каллену стало известно из тех же записей переговоров
  С точки зрения Бена Стоуна намного интереснее были выводы моряка, появившиеся в результате анализа фотографии корабля. Первым и наиболее ярким впечатлением был русский военно-морской гюйс. Отсюда следовало, что объектом снимка был военный корабль. Это противоречило прежним утверждениям местных, что, дескать, ни одно государство этого мира не находится в состоянии войны с кем бы то ни было. Парадокс подкреплялся также тем, что на палубе не имелось ничего, что можно было бы счесть за вооружения. Наводили на размышления размеры корпуса. Водоизмещение капитан оценил тонн в триста, уж точно не более пятисот. И такое они называют океанским кораблем? Маловато будет. К тому же движитель также остался загадкой. Паруса просто некуда было ставить. Дымовой трубы не существовало. Энергополя? Может быть...
  Короче, вопросов оказалось больше, чем ответов. Но директор Лаборатории все же сумел получить кое-какие разъяснения от самого Мак-Каллена. Стоун задавал вопросы, одновременно стремительно гоняя пальцы по клавиатуре.
  - Капитан, вы исключаете возможность ошибки в определении принадлежности флага?
  - Так точно, сэр, исключаю. Русские называют это флагом святого Андрея. Аналогов нет, сэр.
  - Совпадение?
  - В такие совпадения не верю, сэр.
  - Возможно, это торговый флаг?
  - Я бы попытался уточнить этот вопрос у местных, сэр. Вооруженный торговец - это видится возможным.
  - Будем уточнять, капитан. Далее: на чем основана оценка водоизмещения?
  - По размерам корпуса, сэр. Их можно прикинуть по соотношению с фигурками людей.
  - Пятьсот тонн - не слишком ли мало для океана?
  - Разрешите доложить анализ, сэр.
  Кивок.
  - Если подобных кораблей не один, то для условий Земли доля потерь от штормов была бы велика. Но это противоречит многократно высказываемой местными мысли о стабильности общества. Они ее очень высоко ценят, а регулярная пропажа кораблей этому не способствует. Вывод: у местных есть какие-то свои методы предотвращения подобных потерь.
  - Ваши предположения?
  - Что-то связанное с энергопотоками. Превосходный прогноз погоды, например. В сочетании с высокой скоростью может помочь.
  - Так вы считаете, что данный корабль высокоскоростной?
  - Нехватка данных, сэр. Будь у меня снимки с разных ракурсов, эту характеристику можно было бы уточнить. Но снимок лишь один, потому анализ и не вошел в доклад. Я судил, сэр, по форме носа и скосу надстройки. Но данные по скорости, даже если их предоставят, будут нуждаться в уточнении. Мы ведь не знаем перевода их миль и их часов на наши единицы.
  - Вы правы, об этом следует спросить. Вот тут... вы считаете, что этот корабль движется не силой ветра. Какой же тогда?
  - И не силой пара. Трубы-то нет. Не берусь даже гадать.
  - Ладно, этот вопрос пока отложим. Вооруженный торговец, вы сказали? Как понимаю, вооружение или не на виду или просто снято. Каким оно может быть?
  - С вашего позволения, сэр, берусь перечислить, чего здесь НЕ может быть. Отпадают дульнозарядные орудия: при их низкой скорострельности таких нужно много, а орудийные порты не проглядываются Исключаю казнозарядные орудия в башнях: это не то сооружение, которое просто демонтировать. Работа для сухого дока и хорошего судоремонта. А если вооружение на основе работы с энергополями, то даже не могу представить. Все, что угодно. Лучи смерти. Огненные шары. Управляемые смерчи.
  - Вы правы, капитан. Чистое гадание. Но все равно благодарю за превосходно выполненный анализ. Из очень малого количества материала вы выжали многое. Сколько ваши исследования еще потребуют?
  - Два дня, сэр, но результатом будет лишь приблизительная оценка длительности года. Уточнение займет еще тридцать дней.
  - Тогда при следующем визите дракона испросите для себя эти самые тридцать дней. Сверх того, нам от них желательно получить вот что...
  
  Эти два джентльмена говорили между собой по-английски. В этом языке на 'ты' принято обращаться лишь к господу богу. Но отношения этих двоих были достаточно близкими (знакомство длилось больше двадцати лет), так что будь они русскими, то, несомненно, перешли бы на 'ты'. Хотя с формальной точки зрения один из находившихся в кабинете был врачом, а второй - его пациентом.
  - Тед, я тут хочу предложить тебе чуть расширить список анализов.
  - Валяй, Стивви.
  - Вот, - пациенту был представлен длинный список. Палец врача ткнул на последнюю строчку. - Тут у Хопкинса появилась новая методика биохимического анализа крови. В твоем возрасте, сам понимаешь...
  - Можно. А смысл?
  - Смысл вижу, Тед. Сейчас эти ребята активно работают над темой лечения.
  - И во сколько этот дополнительный анализ влетит?
  - Пятьдесят пять тысяч, круглым счетом. И месяц ожидания. Дело медленное. Почти все делают вручную, но мне неофициально шепнули: готовят прибор для автоматизированного анализа. Заявку в агентство36 уже подали - и на метод, и на прибор. До серийного выпуска, сам понимаешь, лет пять, а вот экспериментальный образец будет.
  Разумеется, у пациента была медицинская страховка. Кроме того, размер его состояния позволял подобную трату, даже если бы страховки вовсе не было.
  - Провалиться бы тебе, Стивви - будь по-твоему. Пусть твоя сестра придет взять анализ, - тут пациент бросил взгляд на монитор, - прямо сюда, в четверг, пять-сорок пять.
  - Окей.
  
  Драконье руководство отличалось педантичностью.
  Уже знакомый капитану Мак-Каллену медночешуйчатый Таррот приземлился возле купола через считанную минуту после появления землянина из портала. Последовали взаимные приветствия, а затем дракон вежливо поинтересовался, закончены ли измерения астрономических параметров планеты.
  - Сожалею, полковник, но неблагоприятная погода задержала меня. Полагаю, через два дня все будет готово. В первом приближении, разумеется; для уточнения параметров обращения вашей планеты вокруг Солнца, - капитан выбрал английское название звезды, поскольку местного просто не знал, - понадобятся еще примерно тридцать дней. Вы разрешите выполнить эти измерения?
  - Думаю, это возможно, но, как полагаю, это не единственная ваша просьба?
  Мак-Каллен мысленно отметил проницательность собеседника.
  - Вы правы, полковник, еще мы хотели бы получить понятие о ваших единицах измерения длины, времени... и так далее.
  Видимо, вопрос предвиделся, поскольку дракон не задумался ни на секунду:
  - Полагаю, и это возможно. Если мое руководство не будет возражать, то я доставлю вам эталон для маэрского ярда. Вы сможете его измерить, но сразу же могу сказать: вам не разрешат взять его на Землю. Также вам будут предоставлены таблицы единиц.
  Американский офицер решил рискнуть:
  - Скажите, полковник, тот корабль, изображение которого вы любезно предоставили - он ведь не принадлежит драконам, не так ли?
  - Разумеется, нет. Драконам он и не нужен. Товары доставляют люди на своих кораблях, а если надо пересечь океан, то драконы и сами могут это сделать.
  Про себя капитан сделал заметочку: узнать ширину водного пространства. Вслух же прозвучало осторожное:
  - И любой дракон способен на такое?
  - После надлежащей подготовки - да. В свое время это делали даже беременные дракони... - видя, что собеседник не понимает, Таррот уточнил, - ...хочу сказать, наши женщины. Но дракончикам это строжайше запрещено.
  На лице преподавателя военно-морской академии появилась понимающая ухмылка.
  - Уверяю вас, полковник, молодое поколение весьма склонно к... нарушению установленных правил. Уж я-то знаю.
  - О, вы наставник? - в интонации голоса собеседника появился неподдельный интерес.
  - Совершенно верно.
  - Сколько же лет вашим ученикам?
  Мак-Каллен объяснил. Дракон понимающе кивнул. Этот жест смотрелся совершенно человеческим.
  - Нет, наши учатся куда меньше. Ну разве что целители... Но это объяснимо драконьей памятью. Она гораздо лучше человеческой - надеюсь, вы не в обиде. Поэтому наши юные ученики проводят в стенах школы лишь семь лет. После этого они считаются взрослыми. Но уверяю вас: проказливость учащихся от этого не уменьшается. Да вот, например, мой родственник, наставник Суррут рассказывал...
  Далее последовал пересказ друг другу баек из жизни курсантов Аннаполиса и юных балбесов-дракончиков.
  
  Тем временем деятельно готовился беспилотник уже более серьезного класса, чем прежние: размеры портала позволяли пропустить даже используемый флотом США 'Сканигл'. Правда, размах крыльев у него был целых три метра, зато небольшая длина (сто двадцать сантиметров) позволяла без усилий протащить аппарат сквозь портал боком. Катапульта для запуска также пролезала.
  После недолгих споров приняли решение: строго следовать маршруту, который был передан драконами. При этом беспилотник заведомо пролетал над фермой, где разводили домашнюю птицу. Почему-то разведка госдепартамента вежливо, но твердо настаивала на получение информации именно о ферме.
  Михаил случайно услышал пару фраз на эту тему и в свободную минуту не преминул откомментировать:
  - Не иначе, они там подумали, будто драконы боевых кур разводят. Которые сами по себе отравляющие, а яйца у них с тротилом.
  - А тут не очень много смешного, - возразил Александр. - По размеру производства можно судить об общем выходе продукции. Сколько там курочек, сколько цыпляток...
  Шапиро не пожелал уступать:
  - Уж коль на то пошло, ты даже не знаешь, какова яйценоскость этих цыпочек: яичко в неделю или в день. Разницу чуешь? Хотя... те, в госдепе, может, и не знают, что мы тут определили их как диатрим. Впрочем, ты сам все увидишь. Твоя очередь открывать портал.
  - У меня другой вопрос. Как они противодействуют попыткам местных хищников полакомиться вкусной птичкой? Круглосуточное дежурство обойдется слишком дорого.
  - Это по твоим понятиям. Расценки-то на услуги сторожей мы не знаем. Мне вот что до сих пор непонятно: откуда корм берется? И какой он? Пшеница? Или даже какой другой зерновой злак? Или батат - он должен тут давать недурной урожай. Судя по дикой растительности, климат для этой культуры подходящий.
  - Вопрос интересный...
  Оба физика пропустили мимо ушей тот факт, что дракон-переговорщик никак не назвал этих птиц. Подобная невнимательность не представляется удивительной - хотя бы уж потому, что с записями переговоров их никто не знакомил.
  
  
  
Глава 23

  
  Сержант Куммер вдвоем с Алексом Шмелевым только-только успели вынести сам беспилотник из портала. Они собрались за управляющей и записывающей аппаратурой, как рядом приземлился дракон с чешуей цвета меди.
  - Доброго вам утра, господа, - вежливо приветствовал крылатый на приличном английском. - разрешите представиться: я офицер связи в ранге полковника, меня зовут Таррот. Могу я узнать ваши имена?
  Дракон мог и не спрашивать: имена тех, кому предстояло выйти из портала, уже были доведены до драконьего руководства. Скорее это было проверкой.
  - Сержант Куммер, управляю этим аппаратом.
  - Алекс Шмелев, отвечаю за запись изображения.
  Дракон не выказал никакой реакции. По крайней мере, люди ее не заметили. Но он проверил пришельцев на правдивость.
  Медночешуйчатый на этом не остановился.
  - Если не ошибаюсь, ваш маршрут проложен вот так... - дракон достал карту, причем Александру показалось, что когтистая лапа вообще не тронула бумагу, которая вылезла из кожаного планшета как будто сама по себе, - ...верно?
  Оба человека вгляделись и кивнули. Разумеется, дракон произвел еще одну проверку. Люди опять не солгали. Они и в самом деле верили, что беспилотник пройдет именно по этому маршруту.
  - В таком случае приступайте, господа, - с этими словами крылатый офицер отступил в сторону.
  Поршневой движок зарычал. Куммер дал пару минут на прогрев, потом нажал кнопку катапульты. Беспилотник прянул в высоту.
  Тотчас же зоркие глаза сержанта уловили пару движущихся точек в небе. Куммер тут же подумал о том, что драконы наверняка следят за аппаратом. Он был прав.
  Разведывательный механизм набрал высоту около ста пятидесяти маэрских ярдов и развернулся на северо-восток.
  - Можно взглянуть на этот экран? - осведомился крылатый.
  - Разумеется.
  Дракон зашел со стороны экрана. Профес успел рассказать о виде устройства и его назначении.
  - Вы можете подойти поближе, - индифферентно заметил Шмелев.
  - Нет нужды. Я и отсюда вижу. У драконов зрение лучше, чем у людей... О, этих зверей мы знаем.
  На экране показался слон, объедавший кусты. Вглядевшись, Шмелев понял свою ошибку: при том, что у зверя был слоновий хобот и похожее телосложение, из пасти у него торчало четыре бивня. Физику подумалось, что насчет этого зверя стоит глянуть в Интернет. Не слон, это точно. Но и не мамонт, у тех загнутые бивни, к тому же их лишь два.
  - Они не хищники, но могут быть опасными. Не для взрослых драконов, конечно.
  У Шмелева мелькнула на периферии сознания какая-то мысль. Видимо, она не нашла в этих краях ничего для себя ценного и ушла по-английски.
  Прошло еще минут пятнадцать по земному счету.
  - Вдали видна наша ферма, где мы разводим птиц.
  После этой драконьей реплики та самая мысль, что раньше убежала, снова впрыгнула в голову Шмелеву.
  - Скажите, Таррот, а как вы называете этих птиц... то есть хочу сказать, этот вид?
  - Мы их зовем 'диатррима'.
  Куммер никак не отреагировал на слово. Весьма возможно, он его вообще не знал. Зато Шмелев напрягся. Очень уж созвучно оно было с русским.
  - Мы видели очень похожих, но диких.
  Дракон ответил не сразу.
  - Возможно, вы ошиблись. Здесь водятся похожие дикие птицы, у нас их зовут форракосы, они тоже не летают. А диатрримы были завезены с севера. Из них были выведены наши домашние. Они больше яиц несут, и питание у них другое.
  - Чем же вы их кормите, если не секрет?
  - И дикие, и домашние диатрримы питаются растениями. Наши фермеры кормят их карртохой.
  - Простите, чем?
  - Так называется растение, дающее съедобные клубни. Правда, для птицы идут клубни другого сорта.
  - А в чем разница?
  - Сорт, который на корм, он дает большие урожаи, но невкусен для драконов.
  - Выходит, драконы едят и карртоху?
  - Очень немного. У нас она считается добавлением к обеду, а не полноценным обедом.
  Таррот малость исказил истину. Он нарочно хотел создать впечатление о картофеле как о малозначительной прибавке к рациону драконов. В свою очередь, Шмелев всеми силами демонстрировал безразличие к этой теме.
  На экране ненадолго появилась картинка с птицами, активно уплетающими корм из каменных (по виду) кормушек.
  Потом ферма осталась позади, а внизу проплыло нечто, весьма похожее на поле. С высоты казалось, что на нем аккуратными рядами рассажены кусты.
  Таррот не стал дожидаться вопросов:
  - Это маленькие деревья, на них растут орехи. Добавка к птичьему корму. Дракончики их тоже едят. Взрослые - почти нет, это считается... кхр-р-рм... недостойным лакомством для дракона.
  - Скоро пора будет поворачивать обратно, - встрял в беседу Куммер.
  - Да, - подтвердил Таррот, - если будете лететь с той же скоростью, то это через четыре минуты по нашему счету.
  Беспилотник по командам от пульта развернулся и пустился в обратную дорогу. Тут Шмелев вспомнил еще кое-что.
  - Скажите, полковник, а для вашей домашней птицы нет ли опасности от хищников? Мы их тут раньше видели.
  Ответный оскал, вероятно, соответствовал человеческой улыбке.
  - Нет, наши методы борьбы с хищниками разогнали их.
  Дракон не уточнил сути примененных методов.
  Сержант Куммер превосходно знал свое дело: беспилотник приземлился точно в том же месте, откуда вылетел. Впрочем, оператору помогал прибор радионаведения. И летательный аппарат, и катапульта были тут же убраны в портал.
  - Господа, предполагаю, что через три дня вам будет предоставлен новый вариант маршрута.
  - Полковник, та запись, что привез беспилотник, нуждается в осмыслении. Я, в свою очередь, предполагаю, что раньше, чем через неделю мы не успеем подготовить очередной полет, но решать это не мне, как вы понимаете, - учтиво ответил Шмелев. - Мы, разумеется, с радостью примем ваш вариант; с этой целью через три дня мы откроем портал и заберем карту. А еще через еще три дня мы снова откроем портал и передадим решение руководства.
  - Нас это вполне устроит.
  При этих словах дракон кивнул, но Шмелеву подумалось: еще не факт, что жесты согласия и отрицания у драконов такие же, как у людей. Вполне возможно, что Таррот кивнул просто из учтивости по отношению к людям.
  Сразу же по возвращении на Землю Александр поспешил к непосредственному начальнику.
  - Чарли, у меня интересное наблюдение, которое не вошло в видео.
  Кореец улыбнулся со всей приветливостью:
  - Расскажите.
  - Речь идет о моей беседе с офицером связи от драконов. Он полковник. Его зовут Таррот. Чешуя у него медного цвета, глаза тоже с красноватым оттенком. Я не уверен, что наш разговор записан.
  Чарли не пытался прикинуться внимательным слушателем - он и в самом деле им был, хотя все переговоры у пульта управления, конечно же, регистрировались.
  - Так вот, - взволнованно продолжал Алекс, - офицер при мне употребил местное - я хотел сказать, драконье - название для их домашних птиц. Это диатррима.
  Слово было произнесено по-русски. Чон это понял, но ничем не проявил своей реакции, а вместо того выдал поощрительную улыбку.
  - На Земле эти птицы давно вымерли. Но не в этом дело, а в том, что по-английски термин звучит 'дайатрайма'. А драконье произношение я рассматриваю как доказательство того, что название крылатым передал тот, кто говорил на современном русском языке, - Пауза. - Имеется еще наблюдение.
  - О?
  - Драконы кормят этих курочек картофелем. Но называют они это растение 'карртоха'. Тоже русское слово, ошибиться нельзя, только оно не очень литературное. Английский аналог: taters. Ну и слегка переделано под их фонетику, как и диатррима.
  Последнее слово было произнесено с истинно драконьим рычанием.
  Чон выслушал обстоятельный рассказ подчиненного до самого конца, задал тройку уточняющих вопросов и, будучи настоящим руководителем, спросил:
  - Какие же вы сами сделали выводы?
  - Нужно обучаться драконьему языку. Или хотя бы заполучить драконо-английский словарь.
  Чарли выдал очередную улыбку. На сей раз она означала 'Легко сказать'.
  На мелькнувшее в драконьей речи слово 'форракос' Александр не обратил внимания.
  
  По иронии судьбы разбор полетов состоялся раньше в Заокеании, чем на Земле.
  Доклад двух драконьих офицеров (десятников, если быть точным) давал основание для недвусмысленных выводов: скорость полета земного летательного аппарата хотя и не мала (почти сто девяносто миль в час по маэрским меркам), но отнюдь не запредельная для драконов. В случае необходимости оба десятника брались сбить беспилотник без всякого применения магии огня и воды - простыми 'Молниями'.
  Профес потребовал подробнейшего описания беспилотника. Оно было выдано.
  - Все ясно, - подвел он итог, - леталки этого типа и вправду тихоходны по меркам Земли. Но тогда считаю совершенно необходимым, чтобы при следующем полете, когда бы он ни состоялся, сопровождение осуществлялось вашими силами, судари десятники. Вы знаете хотя бы приблизительно возможности именно этой модели аппарата. Если же ее сменят, вы сами заметите и тогда доложите по магосвязи. Впрочем, вас, полагаю, известят, как только эта новая модель появится из портала.
  Как всегда, Профес отлично чувствовал намерения участников совещания. И потому последовало:
  - Тихон Андропович, есть вопросы?
  - Скорее сообщение. Наши открыли на пробу дверку в то время... ну, ты понимаешь. Не то, чтоб во весь рост пройти, а так, глянуть одним глазком. Вот что скажу, командир: на вид как есть год тыща восемьсот пятьдесят пятый от Рождества Христова. Ничем домишки не отличаются от техних, тогдашних. И церква Михайловская точь-в-точь как была. Без приказа я, само собой, не решился пройти.
  - Действия одобряю. Нам там показываться ни к чему. Уж не говорю о риске спалиться. Ведь эту личность многие хорошо знают, а? - с этими словами палец чуть не уперся в грудь казаку.
  Неболтай, однако, был не из тех, кто боится отстаивать свою точку зрения перед вышестоящими.
  - Я так думаю, командир, что небольшой поиск как раз не повредил бы. Узнать точно, какое число - это раз. Попробовать выяснить судьбу 'Морского дракона' и его офицеров - это два...
  Казак чуть-чуть замедлил речь. Профес это услышал и перехватил инициативу:
  - ...А лично тебе - послать весточку родным. Это три.
  - Все верно, - последовал очень серьезный ответ.
  - Ты предложил - тебе и делать дело. Разрабатывай план, да принеси его нашим офицерам, ну и мне тоже. Суток хватит?
  - Хватит, но только если не будет других задач, - осторожно отвечал опытный хорунжий пластунов.
  - А вот за это не поручусь. И напоминаю: этот поиск не первый по важности.
  - Чего напоминать; небось, и так знаю, - очень тихо проворчал Неболтай.
  Командир сделал вид, что ничего не расслышал, и продолжил самым энергичным образом:
  - Не далее, как нынешним утром я получил сообщение из Буки. Ребята стараются, но амулет противодействия беспилотникам, - слово 'магозенитка' не прозвучало; его бы и не поняли, - не готов даже в части кристаллов. Хочу сказать, они-то имеются, но вот со структурой еще не вполне. Правда, теория уже существует, спасибо лиценциату Гатаре. Об отладке и, тем более, о практическом опробовании даже не заикаюсь. Так что надо еще тянуть время. И демонстрировать силу... по возможности.
  Сарат поднял палец:
  - На их месте я бы попросил продать нам какой-то магический предмет. Если так - что бы им подсунуть?
  Мы обязаны добавить правды ради: Сарат поставил вопрос, имея на то хорошее основание. Он слегка просканировал собеседника и уловил намерение. А позже директор поделился этой мыслью с заместителем.
  - Не выйдет из тебя честного купца, дружище, - мягко упрекнул командир. По крайней мере, его голос звучал именно так. - Подсунуть, скажешь тоже. Надо самым добросовестным образом продать... только что?.. телемагия отпадает... трансформацию тоже не хочется... о, магический фонарь, этим их точно не поразишь. Аналоги у землян имеются. И предупредить еще раз о возможности выхода из строя сразу же. До портала они его донесут, а за порталом мы, дескать, уже ни за что не отвечаем. И если ты не сторгуешь за эту штуковину трех золотых - я тебя уважать перестану.
  
  Разбор полетов в Лаборатории военно-морского флота проходил хотя и в ином ключе, но тоже весьма живо.
  Руководитель Шмелева, разумеется, доложил по команде о находках своего подчиненного. Правда, Бен Стоун в тот момент отсутствовал, но его зам был весьма впечатлен и даже пригласил на совещание самого Чарли.
  Огонь дискуссии и без того пылал, а после оглашения доктором Чоном полученных сведений разгорелся и того более.
  Представитель Госдепартамента осторожно предложил отдать на экспертизу полученные записи. Чарли очень вежливо, но решительно воспротивился:
  - У моих подчиненных русский язык - родной. Они по сей день говорят в семье именно на нем, я знаю точно. Не думаю, что ваши специалисты, Айэн - при всем к ним уважении - смогут что-либо добавить к выводам.
  Никто на это не возразил.
  Джерри Фоссет взял слово:
  - Я тут просмотрел на Интернете данные по животному миру земного плейстоцена, ну и чуть раньше. Налицо совпадения с фауной того мира. Имею в виду, совпадают отдельные виды, существовавшие на Земле в тогдашней Южной Америке. И, что еще интереснее, совпадают некоторые названия. Ваш сотрудник, Чарли, об этом не упомянул.
  Глаза сидящих за столом устремились на замдиректора Лаборатории.
  - Дракон употребил термин 'форракос' для местного неодомашненного страуса, причем произношение близко к русскому. Я еще раз глянул на видео, то, которое из первых. На Земле существовал полный аналог с занятным названием 'фороракос'37 . Полагаю, что пора сделать вывод: с драконами в момент их появления на южном материке, где они сейчас живут, контактировал русский. А отсюда, в свою очередь, следует, что местные могут посылать физическое лицо не только сквозь пространство, но и время.
  - Извините, Джерри, но ваш вывод полагаю преждевременным. Драконье государство существует, по их словам, несколько тысяч лет, но из этого не следует, что оно все время было в тамошней Южной Америке. Опять же, со слов драконов мы знаем, что для них местный океан не преграда. Иначе говоря, массовое переселение возможно. Однако согласен вот в чем: надо бы осторожно выведать происхождение этих зоологических терминов. То, что они с Земли - согласен, вопрос лишь в том, когда они пришли к драконам.
  - Согласен, - отступил Фоссет. - Вот еще пришло в голову: что, если попросить продать нам предмет с энергополями, дабы изучить его в лаборатории?
  Собеседники дружно поддержали идею:
  - Да, хорошая мысль.
  - Полностью согласен.
  - Еще одно: пусть наши специалисты прикинут, пролезет ли в портал сравнительно быстрый беспилотник? Хотя бы, например, 'Ар-Кью-севен'. Это флотская модель. Берусь провернуть доставку через мои связи.
  - Да, проверить можно. Наши могут прикинуть, - кивнула Джилл.
  - Я тоже 'за'. Но если не удастся раздобыть эту модель быстро, то флоту предстоит устроить еще один полет прежнего беспилотника. И при этом придерживаться предложенных маршрутов.
  Джерри продолжал выкладывать предложения:
  - Также: как насчет изучения драконьего языка? И словаря?
  - Спросить можно. Но тут за положительную реакцию не ручаюсь. Могут отказать, - проявил скепсис дипломат.
  Профес оказался плохим предсказателем. Уже через считанные шесть дней беспилотник (та же модель) был готов к запуску и полету по новому маршруту. На этот раз за открытие портала отвечал Шапиро, но офицером связи от драконов был все тот же медночешуйчатый, а оператором - неизменный сержант Куммер.
  Как и в прошлый раз, Таррот напросился к экрану.
  Не прошло и пятнадцати минут полета, как на экране появилось обширное поле.
  - Чак, можно увеличить? Спасибо. Если не ошибаюсь, это...
  - Вы угадали правильно, Майк. Карртоха, тут без ошибки. Правда, сорт назвать не могу.
  Шапиро отметил пышность кустов и отреагировал репликой:
  - Видимо, это прекрасный сорт.
  - Да, специалисты по выведению постарались, вы правы. Но также и земля плодородная.
  На краях поля росла трава, и вид у нее был неважный: влаги ей явно не хватало. Это вызвало замечание:
  - Таррот, а как же вы поливаете растения?
  - Поливать? Зачем? Мы никогда такого не делаем.
  - Откуда же вода? Без нее нельзя, сами знаете.
  - О, это просто. Специалист по потокам воды направляет тоненькие струйки - почти по каплям - к корням, а с поверхности земли ничего не идет. Влага от дождей не в счет, ясно.
  - К каждому кусту?
  - Ну, конечно.
  Куммер включился в разговор:
  - Слыхал я, в Израиле так делают. К каждому деревцу вода подключена. Через трубочку, понятно.
  - Израиль - это что?
  Шапиро чуть смешался:
  - Ну... э-э-э... страна одна, у них климат засушливый, они воду используют очень бережливо...
  - Ого!
  Для этого восклицания у сержанта имелись все основания. Поле закончилось, впереди показался скальный участок. Рядом с ним копошился дракон синей масти. Шапиро перевел взгляд на экран и как раз успел заметить, как от скалы ужасающе медленно отваливается громадный кусок размером с железнодорожный вагон. Клубы пыли застлали на короткое время все поле зрения. Грохот, разумеется, услышать было нельзя.
  Таррот заметил потрясение зрителей и принялся объяснять:
  - Это Стирра, я ее узнал. Специализация водная. Ну, вы и сами поняли, что не по земле, очень уж неряшливая работа. Кое-что знает, в пределах школьного курса, но до настоящего мастера ей далеко. Вот и обрушила как попало.
  - Зачем она... такое сделала? - произнес Шапиро, как только справился с потрясением. И тут же добавил, - Чак, не торопись улетать, сделай кружок.
  - Ну как же, она кристаллы добывает.
  - Кристаллы? Какие?
  - Нам говорили, в этом месте аквамарины могут встретиться. Гелиодоры тоже. Изумруды - тех пока не нашли. Видите, у нее большая сумка? Вот туда и будет класть. Есть методы определения наличия кристаллов в камне. Имею в виду, нужных кристаллов. Надеюсь, ей хватит умения.
  - Таррот, - на всякий случай Михаил подпустил в голос умильности, хотел совершенно не был уверен, что крылатый ее оценит, - вы мне поясните вот что. Этот дракон...
  - Не дракон, а дракона, - тон офицера связи был настолько жестким, что это поняли оба человека.
  - ...Хорошо, пусть дракона... она по воде специализируется, а работает по земле в данный момент. Как же она может?
  Сказано было не особо ясно, однако Таррот прекрасно понял.
  - Вы почти что правы, Майк. Когда-то (более пяти тысяч лет тому назад) дракон, имея некую специальность, и помыслить не мог о работе с чужими энергополями. Исключаю универсалов, конечно. Но Пятнистый дракон, который и сам был универсалом, открыл способ наделять знаниями, и этот способ годился для всех драконов. Конечно, природные способности ничем заменить нельзя, но результат вы видите сами: дракона со специальностью по воде может обращаться с полями земли. Неуклюже, но может.
  - Я вижу, что нынешние драконы многим обязаны этому Пятнистому, - с плохо скрытой лестью заметил Шапиро.
  Медночешуйчатый купился.
  - И еще как обязаны! Многие полагают Стурра великим ученым. Это так, но как политик он был еще более велик. Он в свое время спас всех драконов от полного истребления. Тогда только-только закончилась большая война. И Пятнистый дракон предугадал, что вскоре начнется еще одна, и закончится она гибелью всей драконьей расы. И он организовал переселение на этот материк. Много позже люди об этом догадались, но у них хватило ума не начинать войну, а, наоборот, торговать, обмениваться знаниями...
  Шапиро на этот раз счел за лучшее промолчать.
  Тем временем синяя дракона стала силой взгляда (по крайней мере, так это выглядело со стороны) раскалывать обрушившуюся скалу на сравнительно небольшие камни. Она осмотрела три таких и остановила внимание на четвертом. Еще один пристальный взгляд и камень раскололся. Из него добытчица извлекла нечто очень небольшое, что-то вроде камешка.
  А беспилотнику настало время возвращаться.
  
  
Глава 24

  
  Дипломатические вализы 39 для посольства России в Вашингтоне содержали, разумеется, предметы и документы, предназначенные для официального использования - в полном соответствии с Таможенным кодексом. По этой причине они не предназначались для досмотра. Но даже если бы таковой состоялся - таможенникам не суждено было найти что-либо предосудительное. Ну, компьютер чуть необычной конфигурации. Ну, детали оборудования для связи. Ну, связка кабелей с разъемами. Между прочим, все это было даже не российского, а японского и корейского производства. И еще флэшка с программным обеспечением, покоящаяся в кармане одного из дипломатов. Все!
  Уже в самом посольстве эти детали и узлы специалист-техник собрал согласно инструкции. Лишних вопросов он не задавал. Собственно, он вообще ни о чем не спрашивал, поскольку инструкция по сборке была написана детально и аккуратно. Специалист-наладчик довел нужные параметры до нужных величин и проверил отклонения. Это заняло уже побольше времени - не час, как это понадобилось для сборки, а все шесть, но и это было сделано. Потом к порту подключили ту самую флэшку. Засим тот, кто руководил всеми работами, сказал, что дальше 'лошадка вспашет сама', что было чистой правдой. Установка для регистрации открытия порталов не только делала это полностью самостоятельно - она также давала сигнал по внутренней сети. Теперь тем, кто был в курсе всего действа, оставалось лишь ждать.
  
  Нельзя сказать, что новость оказалась совсем уж неожиданной для командира. Скорее наоборот: он знал, что в принципе дистанционный регистратор порталов готов - и пожалуйста, вот амулет. Но земной инженер ошибся в другом: он ожидал, что хоть какие-то попытки открыть портал в другом месте Маэры последуют - а их не было. Или они остались незамеченными, что с имеющейся чувствительностью амулета было вполне вероятно.
  Другая новость состояла в том, что 'летающая мишень' для маэрской ПВО оказалась вполне на уровне. Драконы определили ее рабочий потолок в десять тысяч ярдов. Конечно, эта цифра была меньше паспортной высоты полета некоторых моделей беспилотников, но Профес решил, что для тех, которые удастся протащить в портал, высоты должно хватить. Дело осталось за малым: разработать снаряд, который должен догонять беспилотник и взрываться, кроша ледяными осколками аппарат. Тут-то и начинались трудности. Никак снаряды не хотели взрываться именно там, где желательно. Вместо этого они осыпали бесполезными ледяшками пространство сзади мишени. И все пробы и ошибки стоили, увы, денег: расход пиритов и кварца был весьма чувствительным - особенно если учесть, что разыскать кристаллы после взрыва было совершенно немыслимым делом.
  Вот почему немалые надежды возлагались на то, что из очередного полета привезут столько материала, что обсуждение затянется. И тогда хватит времени на подготовку действенного ПВО.
  
  Профес угадал. Обсуждение и вправду затянулось, и не только информация из другого мира была тому причиной.
  Бен Стоун сделал сообщение:
  - По неофициальным каналам из ЦРУ пришла информация: в России что-то знают о проникновении США в другие миры. Своих установок у них нет; по крайней мере, источник ничего об этом не знал. Сейчас они пытаются зарегистрировать сам факт открытия портала.
  Директор не уточнил, по каким именно каналам пришли сведения. Равно он не информировал собравшихся, какой именно информацией пришлось ему поделиться в ответ.
  - Какие будут мысли, ребята?
  Джилл уверенно взяла в руки нить совещания:
  - Как мне кажется, господа, мы получили целую кучу доказательств, что в этом мире действовали русские. Владение языком, причем в современной версии - это раз. Названия не только экзотических животных, но и обыкновенного картофеля - два. Российский военно-морской флаг - три. И еще одно, указывающее, что русские, вероятно, не только работали, но и работают там: сведения, полученные разведкой. Делаю вывод: Майкла и Алекса надо как можно быстрее удалить из проекта. Вы меня неправильно поняли, Бен. Не имела и не имею сомнений в их лояльности, но сейчас мы выходим на тот уровень, когда уже надо принимать все мыслимые меры безопасности заранее, не дожидаясь, когда дыры найдутся.
  Сразу же после этих слов Стоун сам дошел до умной мысли, которая, впрочем, не пошла наружу. Мысль была следующей: Джилл явно подготовилась к ситуации. Это смотрелось странно, чтобы не сказать больше: про канал связи с ЦРУ она могла знать, но без всяких подробностей, и уж точно не могла получить таким образом никакой закрытой информации.
  Следующей мыслью было: с формальной точки зрения Джилл права. Но...
  - Я бы поддержал вашу идею, Джилл, но имею серьезные поправки. На освоение методики открытия порталов потребуется время. Также понадобится время просто для подбора кандидатур на работу. И на это время Майк и Алекс должны оставаться в проекте.
  - Люди могут найтись в нашем отделении в Сан-Диего.
  - Могут. А могут и не найтись. На сегодняшний день я просто не вижу, кого из Лаборатории мы могли бы бросить на эти позиции.
  Джилл не разбиралась в физике. Тем более она не разбиралась в персоналиях. Зато в политике она толк понимала.
  - Вы напрасно сужаете круг поисков персонала, Бен. Нужные нам люди могут найдись в Лос-Аламосе.
  - Это не наше ведомство, Джилл, - мягко возразил директор. Возможно, даже слишком мягко.
  - А кто сказал, что мы обязаны ограничиться лишь Лабораторией? Не вижу к тому причин.
  - Я вижу причину, - вмешался представитель Госдепартамента. - Если мы привлечем сторонние организации, многократно возрастет вероятность утечки. И уже ваше начальство, Бен, начнет задавать неприятные вопросы о том, почему такая тема прошла мимо его внимания. Следовательно, начать мы должны не с Лос-Аламоса, а с руководства Министерства военно-морского флота... ну и дальше по команде. Вплоть до президента.
  - А я думаю, что начать мы должны с флотской контрразведки, - вступил в дискуссию Джерри Фоссет. - Именно она должна проверить чистоту наших русских сотрудников. И это ее работа - устанавливать источники утечки информации в Россию.
  Разумеется, никто не возразил.
  - А еще, - продолжил Фоссет, - стоит обсудить то, что мы видели и слышали. Лично я весьма впечатлен тем, как та синяя дракона поступила со скалой. Неплохо было бы обговорить это с нашими... э-э-э... контрагентами. И еще эта ферма. У меня впечатление, что драконье государство совершенно не нуждается в импорте продовольствия. Тема стоит расспросов. Также...
  
  Обстановка в кабинете Чарли Чона была насквозь, полностью, абсолютно неофициальной. Хозяин вел себя соответственно: расточал улыбки направо и налево, сыпал комплиментами, прозрачно намекал на повышение в окладе, а то и должности. Михаил и Александр не находили этому сколько-нибудь разумного объяснения и, натурально, терялись в догадках. Вся их природная и благоприобретенная склонность к пессимизму растворялась без следа в сверкающем солнечным блеском положении дел и еще более ослепительных перспективах.
  Чарли явно решил не останавливаться, а добить гостей. Из шкафа появилась бутылка. Этикетка была написана по-корейски. Присмотревшись, Шапиро обнаружил внутри нее змею. Ему не удалось скрыть удивления, и хозяин кабинета это заметил.
  - Ребята, напиваться вдребезги не разрешаю. Но попробовать можно. На мою ответственность. Это особенная корейская водка.
  Конечно же, любой истинно русский (а Шапиро себя к таковым причислял, когда речь шла о горячительных напитках) незамедлительно задал бы вопрос, что такого особенного в этом напитке. Это и прозвучало.
  - Особенность - в этой змее. Традиция требует, чтобы эта змея была сильно ядовитой. Также рецептура предусматривает, что настаивать водку надлежит на живой змее, которую надо предварительно загнать в бутылку. Отмечаю, что сама она (змея) обычно на это не согласна и недвусмысленно дает об этом понять. К бутылке имеется еще кое-что, - и Чарли извлек из портфеля банку консервов.
  - Это едят? - осторожно спросил Шмелев, который был слаб в письменном корейском языке. Впрочем, в устном он не был ни на малую долю сильнее.
  - Тоже национальное корейское лакомство, - не без гордости объявил доктор Чон. - Маринованные жуки.
  Шапиро подумал, что в иудаизме есть, несомненно, положительные стороны. Эту мысль он довел до окружающих в чуть смягченной форме:
  - Я не уверен, что это кошерное кушанье.
   - А как насчет водки? - поддел товарища Шмелев.
  - Этот напиток в Торе не упоминается, - с непробиваемой уверенностью заявил Михаил. - Следовательно, любая водка кошерна по определению40.
  Чарли извлек три стопочки: по объему они никак не заслуживали звания стаканчиков. Для себя он достал бумажную тарелку и положил на нее шестиногую закуску. Поколебавшись, Александр также выбрал из банки пару жуков.
  За выпивкой и закуской последовал серьезный разговор.
  - Ребята, Джилл потребовала, чтобы ваша работа получила полную воспроизводимость. Майк, ведь у вас готово руководство по использованию вашей установки?
  - Можно сказать, да. Я не отразил всех тонкостей - например, не описана перенастройка на открытие портала в стороне от нашего главного - но в целом можно использовать.
  - Вышлите мне самую последнюю версию. Что у вас, Алекс?
   - Вообще-то я планировал статью в 'Физикал ревью'; возможно, и не одну..
  - Эта серия готова?
  Шмелев явно находился в нерешительности. Чуть ли не через полминуты он выговорил:
  - По правде, я хотел еще раз просмотреть материал. Подравнять, отполировать...
  - Ну, уж пары недель вам на это хватит?
  - Пожалуй.
  - Готовьте и перешлите мне. Учтите при этом: пока что вы оба отвечаете за открытие порталов.
  Разумеется, всю бутылку допить втроем было совершенно немыслимым делом. Точно то же относилось и к закуске. Когда разговоры закончились, а до конца рабочего дня оставался час, двое физиков дружески распрощались с начальником и двинулись в направлении к своим кабинетам.
  По дороге Михаил вдруг спросил:
  - Слушай, а как эти жуки... кхм... на вкус?
  Адександр ответил без колебаний:
  - Они на вкус точь-в-точь маринованные жуки. Именно такими я их представлял.
  В ответ Шапиро сделал понимающее лицо.
  Они уже подходили к нужным дверям, когда Шмелев небрежно заметил:
  - А ведь Чарли был прав. Надо бы проверить на предмет третьего приближения. Не зайдешь ко мне? - и самую чуточку приопустил ресницы.
  - Отчего ж? Можно.
  В кабинете Шапиро почти начальственным тоном сказал:
  - Показывай.
  - Вот, смотри.
  На листе бумаги появилось: 'Чарли намекнул, что нас скоро отстранят от этого дела.'
  Михаил с каменным лицом ответил:
  - Нет. Не пойдет. Лишняя работа. На фиг утруждаться? Вот этот множитель, как ты знаешь, равен единице. Хочешь пересчитать?
  Рука его тем временем выводила: 'Кому на пользу?'
  - Могу пересчитать. Если ты прав, это будет нам на пользу, меньше труда будет уходить на начальные расчеты, - на листе появилось одно слово: 'Джилл'.
  Судя по лицу Шапиро, он все понял. Некоторое время в кабинете не слышалось ни звука, а потом он уверенно заявил:
  - Расчеты на открытие можно делать и в первом приближении, портал все равно появится, - тут на губах у Михаила появилась нехорошая усмешечка, -это я тебе и раньше говорил. Второе - это для очистки совести...
  - А если я не прав, и третье приближении вправду никому не нужно, то принесу в лабораторию пирог с капустой, - радостно продолжил Александр. - В противном случае с тебя... м-м-м... скажем, шарлотка с яблоками. Что на это скажешь?
  - Ничего не скажу, согласен. То есть берусь уговорить Лизу.
  
  Случилось ожидаемое: видео, записанное в очередном вылете беспилотника, вызвало множество вопросов.
  Как и в прошлый раз, переговоры разбились по подгруппам, состав которых не изменился.
  - Скажите, Моана, а можно ли заключить энергополе в некий предмет, дабы потом им воспользоваться?
  - Я поняла, что вы имеете в виду. Разумеется, это возможно, и даже больше скажу: любой человек может с таким предметом работать, если тот сделан надлежащим образом. Ну, например... - тут Моана высокохудожественно изобразила тщательный подбор слов, - у вас ведь наверняка существуют такие небольшие источники света? - последовало движение пальцами, обозначающее нечто размером с крупную луковицу.
  Собеседница кивнула:
  - Да, такие имеются. Наверняка в хозяйстве капитана Мак-Каллена фонарь найдется. Подождите немного, я поищу.
  Не прошло и трех минут, как землянка вернулась с крошечным светодиодным фонариком.
  Джилл не удержалась от похвальбы:
  - Вот как он работает.
  Фонарик светил самым добросовестным образом.
  - О, понимаю. На сколько хватит источника энергии?
  Джилл задумалась.
  - Ну... наверное... дней на пять непрерывной работы.
  - У нас аналоги есть, но на другом физическом принципе.
  - А посмотреть можно?
  - У меня с собой его нет, но в нашу следующую встречу я обязательно принесу.
  - Буду вам очень обязана.
  - Однако, - тут в голосе госпожи академика зазвучали твердые ноты, - считаю долгом повторить мое предупреждение. Обычный гарантийный срок для подобных устройств - две недели непрерывной работы. Здесь наш фонарь столько работать и будет. Даже в том пространстве, что вы используете для перехода, тоже будет. Но сколько он проработает в вашем мире - совершенно не ручаюсь. Могу почти наверняка сказать: те самые две недели он не протянет.
  - И это относится к любым предметам, использующим энергополя?
  - Да, но не только к ним - к самим энергополям тоже. Впрочем, пояснения лучше спрашивать у моего мужа, он в части теории куда сильнее меня.
  
   Как раз на эту тему шел разговор Сарата с Беном. Правда, последний подводил к теме не напрямую.
  - Правильно ли я понял, Сарат, что выпускник вашего университета... э-э-э...
  - Вы имеете в виду бакалавра?
  - Да, его самого. Так вот, он получает некий универсальный набор знаний в части самых различных энергополей. Это так?
  - Не вполне. Имею в виду: да, он получает этот самый набор знаний и умений, но сверх того, в список курсов обязательно входят те, по которым данный студент специализируется. Если он со способностями в части воды, то и прослушает курс по энергополям воды... понимаете?
  - И он получает знания в части энергополей боевого назначения?
  Разговор принял опасное направление, но Сарат был к этому готов.
  - Если быть точным, практически все энергополя могут использоваться как оружие. Но существуют энергополя смерти, они уничтожают все живое. Бакалавры знают об их существовании, но понятия не имеют о применении. Кстати, оно под запретом, их несанкционированное использование частным лицом сурово карается.
  - Эти поля убивают? И для этого как раз предназначены? И только потому они под запретом?
  - Нет, не так. Дело даже не в этом. Классические щиты против них не работают. Вот поэтому применение таких энергополей запрещено. Впрочем, их используют - правда, редко - в сугубо мирных целях. Тут сравнительно недавно в отдаленной местности была вспышка холеры, два человека заболело, - Сарат не упомянул ни места, ни времени. - Заболевших вылечили, само собой разумеется...
  Последнее предложение было произнесено небрежно, как если бы речь шла о насморке.
  - ...И случившийся в тех краях магистр-универсал по просьбе врача стал обеззараживать питьевую воду энергополями смерти. В результате холера сошла на нет. Но сразу же должен оговорить вот что. Применение энергополей смерти обходится безумно дорого.
  Американцу такой подход был насквозь понятен. Но в Соединенных Штатах всем образованным лицам прекрасно известно, что дьявол прячется в деталях, почему и последовал вопрос:
  - Вы не могли бы развить этот тезис?
  - Пожалуйста. Взять хотя бы обеззараживание воды. С одной бочкой справится и бакалавр, имеющий соответствующую специализацию. Но она встречается крайне редко, поэтому тот самый бакалавр возьмет за работу примерно пятьдесят вот таких монет, - Сарат продемонстрировал сребреник. - Однако ресурсов специалиста этого класса только на одну бочку в день и хватит. Коль скоро за дело берется магистр, то возможностей у него поболее, но и плата возрастет. Если же речь пойдет об ударе энергополями смерти по большим площадям... ну, это аналог применения вашего нейтронного оружия, когда местность становится абсолютно непригодной для проживания, хотя все сооружения сохраняются... короче, это требует чудовищных затрат как по устройствам, так и по причине вовлечения высококлассных специалистов. В свое время во время войны такой удар был нанесен по окраинам нынешнего государства на восточном материке. Больше пяти тысяч лет прошло, но жить на этой территории все еще нельзя. Вот после этого энергополя смерти и попали под запрет. Вообще-то результат можно вам показать. Если пожелаете, я применю это оружие, создав пятно смерти, скажем, в сотню шагов диаметром.
  Бен Стоун постарался представить себе картины - сначала пятна, потом гигантских пространств без признаков жизни. Затем пришла скверная мысль о том, что местные имеют хорошее понятие о разных видах ядерного оружия. Потом в голове возникла идея, которую он и выразил:
  - А очистить местность от этих старых полей возможно?
  - Конечно, возможно. Вопрос лишь в затратах. Это предлагалось неоднократно, но каждый раз смета на очистку оказывалась такой... - Сарат весьма красноречиво махнул рукой. Жест получился совершенно земным. - Но тут вижу большое преимущество землян.
  - ???
  - Вы не ослышались. Если по нашей территории - или по территории драконов, это все равно - будет нанесен такой удар, то при стандартной мощности зараженность продлится тридцать дней, после чего исчезнет сама собой. Но если то же сделать по вашей территории - допустим на секунду такую возможность - то энергополя могут не простоять и суток. Мы даже поспорили с женой на эту тему... короче, применение их не имеет смысла хотя бы потому, что затраты велики, а результат более чем сомнителен. Говоря другими словами, такая мера может рассматриваться нами как исключительно оборонительная. Мы в состоянии перекрыть дорогу любому вторжению из этого портала. Но это только здесь, на территории драконов, а не на вашей. Так как, вам нужна демонстрация? Но при этом обязательно настаиваю на том, чтобы все ваши соотечественники были об этом поставлены в известность. И вам, и нам лишние жертвы не нужны. Со своей стороны, мы известим драконов.
  - Нам надо подумать. Думаю, дня через два мы дадим ответ.
  Но Сарат и не подумал на этом остановиться.
  - И вот еще что учтите.
  Последние слова сопровождались милейшей улыбкой, которую муж без зазрения совести украл из арсенала супруги.
  - Вы наверняка пытались открыть портал в другом месте, желательно ненаселенном, где вам никто бы не мог помешать. И у вас не получилось, не так ли? На это есть объективные причины. Координаты места, куда вообще возможно пробить портал, определяются физическими характеристиками пространства. Как раз здесь они иные. Мы называем подобное явление 'дырой'. Причины нам самим неизвестны, но предполагаем, что когда-то, очень давно, некие силы пробили свой портал, своими средствами, которые намного могущественней тех, которые имеются в нашем или вашем распоряжении. И с тех времен осталась такая 'дыра'.
  
  С драконом переговоры шли на продовольственные темы.
  - Полковник, мы остались весьма впечатлены вашей фермой - имею в виду ту, над которой пролетел наш беспилотник, - это был тонкий намек на подозрение о существовании нескольких подобных сельскохозяйственных предприятий. - Но остались вопросы. Вот самый простой: сколько яиц нужно, чтобы составить обед дракону?
  Таррот не увидел подвоха в вопросе - или не захотел увидеть.
  - Считается, что одного яйца достаточно для пропитания одного взрослого дракона в день. На самом деле это не так. Обычно нужно меньше.
  - Поясните вашу мысль.
  - Охотно. Если дракон принимает участие в военных действиях, то ему нужно усиленное питание. Вот в этом случае - да, одно яйцо и требуется. То же потребно для беременной драконы.
  - О, это понятно. Мы бы не отказались от приобретения одного яйца для исследований.
  Это вариант предвиделся.
  - Прошу прощения, Айэн, но это запрещено законами вашего государства. Надеюсь, вы не предлагается начать наши отношения с нарушения ваших же законов?
  Удар был не только сильным, но и метким. Дипломат не сходу нашел ответ.
  - Что 'это'? Исследования?
  - Вовсе нет. Я имел в виду приобретение биологического материала за пределами вашей страны и ввоз такового. Это же относится к продуктам, прошедшим кулинарную обработку.
  - Вы не вполне правы. Даже живое яйцо диатримы не может нести опасность. Микроорганизмы на нем никак не могут повредить кому бы то ни было на Земле! Мы проверяли это.
  - А мы, в свою очередь, никак не можем гарантировать, что они безопасны, например, для вашей домашней птицы.
  - Тогда... тогда может быть, вы нам продадите вареное яйцо?
  - Ваша таможня будет возражать: ведь это продукт питания.
  - Отнюдь! Вареное яйцо диатримы? Да это биологический материал для исследования! Уж будьте уверены, мы не продадим его в ресторан.
  - Вареное, вы говорите? Это будет непросто. Драконы почти ничего не варят. Но мы можем продать вам яйцо, испеченное энергополями огня. Не прямо сейчас, разумеется. Его надо доставить.
  
  
  
Глава 25

  
  Маэрская сторона сдержала слово. Моана при очередной встрече достала фонарь - он оказался шестигранной призмой, закрепленной с торца на серебряной пластинке размером с ноготь большого пальца. Разумеется, инструкции тут же были даны:
  - ...Обращаться очень просто: вот сюда если нажмете, то это включает фонарик, а нажатие сюда - отключает. Прошу убедиться. Это подарок.
  Джилл не просто убедилась. Она собственноручно несколько раз включила и выключила таинственное устройство, сделала несколько селфи с ним и даже небольшое видео.
  - Небольшой ответный дар: вот губная помада. Мне кажется, вам подойдет.
  Последовали учтивые выражения благодарности, хотя про себя госпожа академик подумала, что подобный оттенок подойдет разве что дешевой шлюхе.
  Сарат достал из некоего подобия сундука металлический эталон длины. С виду он весьма напоминал парижский. Также господин кандидат в академики мягко напомнил, что этот эталон (по правде говоря, то была копия) ни в коем случае не должен покидать Маэру. Вместе с мерой длины пошли таблицы для пересчета различных единиц измерения друг в друга.
  Полковник Таррот, в свою очередь, преподнес громадное (Айэн Уайтуотер оценил вес в пять американских фунтов) яйцо светло-коричневого цвета с серыми пятнышками. И это, как и фонарик, досталось бесплатно.
  Разумеется, все маэрские дары немедленно были отправлены в направлении Лаборатории военно-морского флота - иными словами в портал.
  Сразу же после этого дракон вежливо, но твердо отказал в просьбе предоставить англо-драконий (или драконо-английский) словарь. Обоснование было наипростейшим:
  - Айэн, мы не в состоянии исполнить вашу просьбу. Во-первых, таких словарей не существует. Причина тому очень проста: коль скоро драконья память намного лучше человеческой, то словарь нам не нужен. Добавьте, что драконов, владеющих английским, можно пересчитать по когтям одной лапы, - Таррот по неким причинам не уточнил, что хватило бы одного когтя. - Во-вторых, вы понятия не имеете о письменности драконов. В-третьих, хотя это не так важно, человек не в силах правильно воспроизвести драконью речь. Все же устройство глотки у наших рас существенно различается.
  Представитель Госдепартамента попытался защищаться:
  - Обращаю ваше внимание, полковник: представители человеческих государств, насколько мне известно, говорят на языке драконов. Пусть с акцентом, но вы же их понимаете. Точно так же и они вас понимают.
  Представитель разведки Госдепартамента малость покривил душой: точно это известно ему не было, но он предположил, что при обширных связях взаимопонимание имеется - значит, существуют личности, владеющие двумя языками, с той и другой стороны. И логика не подвела.
  Дракон как-то легко уступил:
  - Да, третий аргумент можно посчитать несущественным, но уж первые два остаются.
  
  Профес торопил, убеждал, подгонял.
  Нельзя сказать, что все это было без толку. Скорее этого было недостаточно. И сам земной инженер в глубине души все понимал.
  Через неделю после начала испытаний прототипа стало полностью ясно: процесс доводки потребует не меньше месяца. По мнению командира, это означало, что с некоторой вероятностью новый беспилотник будет преспокойно нарушать воздушное пространство драконьей территории, а хозяева ничего не смогут с этим поделать.
  Ничего... Значит, нужны нестандартные ходы.
  Профес потратил не менее часа на прикидки и расчеты, после чего пошел на прием к Бренну. Главный среди драконов выслушал необычную просьбу землянина: предоставить ему сборный десяток, состоящих из самых хитрых тактиков. И еще столько же драконов, на которых будет возложена связь.
  Бренн был удивлен просьбой и даже выказал эту эмоцию движением гребня. Землянин притворился, что не понял. Тем не менее такая сборная команда была составлена и вызвана.
   Новичков среди драконов не было. Все имели чины выше рядового, двое были полусотниками, а еще один сотником. Все до единого имели опыт общения с людьми. И все же им пришлось удивиться.
  Незнакомый человек с волосами на подбородке цвета снега начал с того, что попросил всех представиться, указав при этом специализацию. В группе оказалось двое (дракон и дракона) с чешуей совершенно одинакового цвета - синего, но это не затруднило идентификацию. Профес знал, что драконы отличаются уникальным строением передних лап, и как раз по этому признаку их можно различить скорее, чем по форме морды. По специальности все были стихийниками.
  - Судари офицеры, - начал человек, - вас созвали с тем, чтобы проработать план операции. Суть дела вот в чем...
  Все до единого крылатые удивились нетривиальному обстоятельству. Разумеется, человек говорил с соответствующим акцентом. Такое не могло удивить. Но он ухитрялся совершенно правильно строить фразы. Старшие офицеры сделали выводы. Первый: этот Профес долго общался с драконами. Второй: раз об этом никто и ничего не знал, то это общение имело место в ходе некой тайной операции, о которой посторонним знать не полагалось. Третий вывод был следствием первых двух: человек превосходно знаком не только с возможностями драконов, но и с тактическими приемами, принятыми среди крылатых.
  - ...А теперь я хочу выслушать ваши предложения. Начнем с младших по званию. Гррита, прошу высказаться.
  И началось обсуждение.
  
  В выводе нельзя было усомниться хотя бы уж потому, что данные не давали никакой лазейки для ошибок. Заключение было сделано на основании измерения интенсивности сигнала аппаратурой в посольстве.
  Тем не менее подполковник Ким приказал перепроверить вывод. Это было сделано наипростейшим способом: капитан Иваньков связался с бригадным инженером Сабецким. Тот дал почти однозначный ответ:
  - В данном случае сигнал шел от источника, находящегося на расстоянии не более сотни километров от приемника. Это максимальное удаление, а наиболее вероятное - тридцать километров. Между прочим, наша системка тоже зарегистрировала... это дело.
  Иваньков подумал, что налицо непорядок: аппаратура, само существование которой находилось под грифом секретности, используется как попало и кем попало - хотя нет, эти ребята все уже дали подписки.
  
  Связей Чарли хватило бы на проведенную операцию. Но Стоун решил подстраховаться и подключил Джерри.
  Доктор Джейн Питерс, работая в Форт-Детрике и будучи микробиологом, не имела должной квалификации для задачи, которую надо было решить. Но у нее, в свою очередь, имелись связи. Все вовлеченные в дело, разумеется, были предупреждены под расписку о высокой степени секретности.
  Таксидермист высокого класса ухитрился распилить принесенное ему яйцо так, что сложить две половинки не составило бы труда. Содержимое яйца аккуратно вынули из скорлупы и отдали на экспертизу. Две половинки скорлупы были тщательнейшим образом склеены.
  Всего лишь через неделю результат был получен.
  Современная биология различает виды по ДНК. К сожалению, кулинарная обработка не способствует сохранности тончайших деталей клеток. По этой причине судить о видовой принадлежности орнитолог, специалист по птичьим яйцам, мог лишь по внешнему виду скорлупы. Вердикт был однозначен: яйцо не принадлежит ни одному из существующих видов. Но эксперт был человеком настырным, и после долгих трудов он раскопал данные. Представленный для анализа материал (скорлупу), видимо, следовало отнести к птице из рода Gastоrnis, каковой давным-давно исчез с лица Земли.
  Другой эксперт специализировался на продуктах питания и их безопасности. Его вывод также был однозначен: исследованный продукт не нанес никакого вреда подопытным животным (крыскам), но для точного определения степени безопасности следует провести полный цикл соответствующих испытаний в соответствии с 'Положением о...', раздел..., параграфы... Стоит отметить, что сам эксперт не рискнул попробовать печеное яичко, хотя ему этого очень хотелось.
  
   Бомба долго ждала. И в нее, наконец, вкрутили взрыватель.
  Бенджамин Стоун был отвратительно официален.
  - Дама и господа, ставлю вас в известность, что доклад об открытии портала в другой мир будет доведен до сведения министра военно-морского флота.
  У Директора Лаборатории военно-морского флота США были причины так действовать. Всякие видеофайлы уже давно перестали внушать безусловное доверие серьезным людям - усилиями Голливуда в том числе. А вот яйцо птицы, которой не существует - это да. Предмет, который можно потрогать руками. Вот довеском к нему можно представить видеозаписи драконов, доисторических зверей и прочих туземных созданий. В том числе людей.
  Собравшиеся не удержались и переглянулись. Это был этап. Большой шаг. Все, в том числе доктор Чон, понимали, что за ним последует вовлечение дополнительных людей в проект.
  
  Министр флота не был ученым. Более того, будучи политическим назначенцем, он и моряком не был. Но политическое чутье у него было острее старых японских клинков. И в бизнесе он разбирался получше многих.
  Суть он ухватил очень быстро:
  - Правильно ли я понял, мистер Стоун, что этот мир пока что абсолютно недоступен для кого бы то ни было, кроме наших людей?
  - Именно так, сэр. Хотя, повторяю, русские могут знать о наших усилиях в этом направлении. Но знать не значит воспроизвести.
  - Доктор Шапиро еврей?
  Стоун прекрасно понял невысказанное. Еще был на слуху скандал, когда один еврей, будучи сотрудником чрезвычайно закрытого исследовательского заведения, передавал засекреченные данные спецслужбе другой страны.
  Ответ соответствовал скрытому смыслу вопроса:
  - Да, но у него никаких связей с Израилем.
  - Однако же он иммигрант?
  - Да. Из России.
  - А его соавтор?
  - Тоже из России.
  - А их непосредственный начальник?
  - Доктор Чон родился в Соединенных Штатах. Его родители приехали из Кореи.
  - Надеюсь, вы понимаете...
  - Их уже проверяла наша служба безопасности. Все чисто. У всех троих допуск на уровне 'Совершенно секретно'.
  Неожиданно министр переменил тему:
  - Вы сказали, что этот ваш портал с каждым открытием растет в размере. Не могли бы вы охарактеризовать этот рост?
  - Месяц тому назад максимальная высота портала равнялась трем футам десяти дюймам, сэр. Сейчас она чуть более пяти футов. Пять и один, с вашего позволения.
  - И до каких же размеров вы ожидаете рост?
  - Мы не можем этого знать точно, сэр. Эти ребята утверждают, что у них недостаточно данных для прогноза.
  - Что мешает набрать данные?
  - Трудоемкость открытия портала, сэр. Каждый раз доктор Шапиро тратит не менее четырех часов на открытие портала. Длительные расчеты, сэр, причем они каждый раз корректируются по показаниям приборов.
  - Есть ли возможность ускорить?
  - Да, сэр, существует приблизительный алгоритм, но доктор Шапиро - сотрудник весьма методичный. Он предпочитает работать наверняка.
  - Кто-то может сказать, через сколько времени портал станет достаточно велик, чтобы пропустить сквозь него разведывательный автомобиль? Чтобы была возможность перевозить четырех человек с грузом?
  - Мои люди уже думали над этим, сэр. Что-то вроде багги пройдет прямо сейчас. Однако это может быть весьма опасным, сэр. Тамошние дикие животные... среди них есть нечто вроде саблезубых львов, а также, что еще хуже, животные весом со слона. Если их разъярить, то они могут быть столь же смертоносными, как слон. Поэтому я убежден, что нужен экипаж... э-э-э... более защищенного рода, и притом не один. Для таких исследований нужна база. И, наконец, потребуется разрешение местных, ибо это их территория, а я пока не вижу причин обострять с ними отношения. Полагаю это недальновидной политикой, сэр.
  - Под местными вы подразумеваете драконов?
  - Да, сэр.
  - Имейте в виду, что со всеми прочими странами мы также должны установить хорошие связи. Правильно ли я понял, что те, другие, продемонстрировали не все их возможности?
  - Совершенно верно, сэр, я в этом убежден. К тому же они пообещали показать кое-что из их арсенала.
  - Тем больше причин не раздражать союзников драконов. И вот что вам следует запомнить.
  Министр сделал многозначительную паузу. Когда-то он работал адвокатом, и умение говорить было неотъемлемой частью его служебных обязанностей.
  - Тот случай, что вам достался - редчайший. Новый мир! Это даже больше, чем открытие американского материка. Совершенно уверен, что президент, когда ему доложат, подумает то же, что и я. Наша страна должна заполучить этот мир. Вам все понятно?
  
  За эту неделю ситуация сильно изменилась.
  Джилл предложила провести разведку боем, иначе говоря: при следующем полете беспилотника (предполагалось использование более быстроходной модели) преднамеренно отклониться от предложенного маршрута и более того: добавить скорости аппарату, уменьшив тем самым риск противодействия со стороны драконов, каким бы оно ни было.
  По иронии судьбы единственным человеком, который участвовал в принятии решения и хоть немного представлял возможные последствия, был Александр Шмелев. Он отслужил свои два года в звании сначала лейтенанта, а потом и старлея, будучи в должности командира подразделения ПВО. Но у него был лишь совещательный голос. На предостережения о возможности крепко испортить отношения с драконами последовал уверенный ответ мисс Ливингстон:
  - А вы прикиньте, Алекс, сколько времени понадобится офицеру связи, пусть даже крылатому, чтобы выйти на свое командование, если оно, по вашим же данным, находится на расстоянии не менее двадцати миль. Да прибавьте еще затраты времени на принятие решения. Да, драконы будут недовольны, но приращение наших знаний стоит риска. И мы примем дополнительные меры. Спектакль для полковника Таррота. Можно имитировать отказ управления беспилотником. Это я уже выяснила у понимающих людей.
  И это решение было продавлено.
  
  Беспилотник оказался значительно большего размера по сравнению с тем, который использовался раньше. Его проносили в разобранном виде, но двое людей, не сказав ни слова, присоединили крылья и произвели проверку всех механизмов за считанный час.
  В качестве оператора выступал все тот же сержант Куммер. План полета включал в себя набор высоты три четверти мили, увеличение скорости до двухсот пятидесяти узлов (это полагалось достаточным, чтобы стряхнуть с хвоста любую погоню) и поворот на вест, то есть в сторону, где предполагалось расположение поселения драконов. И этот план был забит в программу, так что участие оператора вообще не требовалось - если не считать необходимости подтвердить ленгенду о потере управления.
  Но и с офицером связи дело обстояло не так просто.
  Земляне этого знать не могли, но в чешуйку вблизи слухового прохода у драконьего полковника был встроен маленький амулет связи, который активно использовался - пока что на прием.
  Беспилотник взлетел и с громким жужжанием (так, по крайней мере, казалось дракону) начал набирать высоту. Оператор пока не вмешивался, он лишь посматривал на экран, на котором, разумеется, отражались показатели по скорости и курсу. Магнитное поле у этой планеты было, так что компас работал должным образом.
  - Сударь сержант, аппарат отклоняется от предписанного направления.
  В ответ на это Куммер начал плавно поворачивать штурвал. Разумеется, беспилотник не отреагировал. Этому была причина: коннектор в разъеме не был подоткнут до конца. Человек увидел бы это отнюдь не сразу, а с расстояния тридцать футов вообще никто из людей этого заметить не мог. Такое было по силам дракону. Однако Таррот даже не потрудился глянуть: об уловке иномирских гостей он знал заранее, будучи неплохим (для дракона, конечно) магом разума.
  - Не слушается управления, - процедил сквозь зубы Куммер и не соврал.
  - Как ваш аппарат будет лететь дальше?
  - По прямой, набирая высоту и скорость, пока датчик уровня топлива не покажет, что пора возвращаться. Он теоретически должен попасть сюда же, в точку вылета.
  Сержант опять сказал правду. Он лишь умолчал о том, что через две минуты (земных) летательный аппарат станет недосягаем для тех средств ПВО, что предположительно имелись у драконов.
  - Ваш беспилотник через семь минут войдет в запретную зону, - продолжал дракон. - Мы вынуждены будем его сбить, дабы избежать этого.
  Оператор никак не отреагировал.
  И тут произошло нечто не вполне обыкновенное. Дракон сказал, видимо, одно слово на своем языке. Разумеется, человек его не понял, но почему-то подумал, что на месте дракона дал бы команду 'Сбить!'
  На экране появилось изображение дракона серебристого цвета, который стремительно набирал высоту с явным намерением атаковать. Куммер попробовал увеличить изображение - безрезультатно. Уменьшение также не получилось. А еще на экране не было видно другого дракона, который находился на значительно большей высоте.
  Первым атаковал тот, кто был ниже. Из ничего появился блестящий снаряд, рванувшийся наперерез. Куммер не мог определить расстояния, на котором взорвалось неведомое устройство здешней ПВО. Однако у Таррота глазомер был получше. Про себя дракон отметил, что взрыв произошел далековато. Эффект проявился: изображение на экране стало чуть заметно трястись - видимо, повреждение беспилотника вызвало вибрацию.
  Никто из присутствующих не мог определить, что именно произошло. Разумеется, вибрация имела самую что ни на есть серьезную причину: одна из лопастей винта оказалась деформированной. Подшипники пока что держались, но знающий механик сразу сказал бы, что это ненадолго. Тем не менее программа все еще поддерживала заданный курс.
  И все это не имело значения, поскольку экран вдруг полыхнул огнем, отключился и снова включился. Но изображение было другим: это была картинка того, что находилось внизу беспилотника. И эта картинка вдруг стала стремительно приближаться.
  Атака того дракона, который имел преимущество по высоте, была более успешной, чем первая попытка. Одни осколок разбил объектив, отвечавший за картинку прямо по курсу. Другой пробил лобовую обшивку и каким-то чудом ухитрился ничего не задеть внутри. Третий проделал еще одну дыру в обшивке и перебил провод, управляющий движком. Тот остановился вмертвую.
  - Мы вас предупреждали, - вежливо подвел итог Таррот.
  - Я обязан доложить начальству, полковник, - с максимально нейтральной интонацией произнес оператор.
  - Разумеется, сержант. Мы хотим получить объяснения этой ситуации.
  
  К сожалению, предупреждение маэрцев о недолговечности фонарика оказалось правдивым: тот начисто вышел из строя по прошествии всего лишь тройки дней.
  Но за это время иномирское устройство попало на экспертизу, к которой привлекли физиков-твердотельщиков. Один из экспертов видел собственными глазами его действие. В течение целого дня этот исследователь пытался понять, что же заставляет обычный кварц так светиться. На следующий день к работе подключился специалист по минералам. Тут-то фонарик и отказал.
  Второй эксперт был тверд: исследованный кристалл представлял собой кварц. Судя по крайне малому количеству дефектов структуры, он был выращен искусственно. В ход пустили все мыслимые методы исследования твердотельных агрегатов, за исключением рентгеноструктурного анализа (эксперты опасались, что он может как-то нарушить структуру). Ничего сверх того, что должно быть в обычном кварце, не обнаружили.
  Один из экспертов отметил хорошее качество полировки поверхности, но тут же оговорился, что понятия не имеет, как такое могло быть получено, ибо никаких микроцарапин от зерен абразива не выявили.
  Само собой, серебряную пластинку также вдумчиво изучили. С самого начала предположили, что серебро добыто переработкой руды, содержащей также свинец и цинк, причем изготовители не утрудились аффинажем металла. Это подтвердил химический анализ. Но роль выдавленной буквы на пластинке осталось темной: этот знак никак и ни на что не реагировал.
  Одна дама из привлеченных специалистов выразилась не вполне изящно, но экспрессивно:
  - Остались непонятными лишь два аспекта: как эта чертова штуковина работала и почему, черт ее побери, она перестала работать41.
  Мнение же другого эксперта, что это устройство и не должно светиться, ибо там нечему светиться, получило сколько-то ядовитых слов со стороны того, кто видел: фонарик все же светился.
  
  Сарат добросовестно сдержал обещание.
  К этому моменту капитан Мак-Каллен уже завершил свои измерения и более не появлялся в чужом мире, однако купол и стальной домик так и остались на Маэре (приборы, разумеется, вывезли). Все остальные зрители с Земли были тщательно проинструктированы.
  Господин кандидат в академики без спешки вышел вперед и... совершенно ничего не сделал. По крайней мере, ничего такого внешнего не последовало. Разумеется, все действия были тщательно зарегистрированы на видео. Мало того: Бен распорядился приволочь несколько приборов ради измерения физических параметров. Их было столько, что понадобился столик на колесиках. Магнитометр, гравиметр, регистраторы электромагнитных излучений во всех диапазонах.
  - Порядок, дама и господа. Через два дня приглашаю вас увидеть результаты. Но сначала... - и тут Сарат раздал присутствующим листки бумаги, - вот здесь поставьте ваше имя, а вот тут распишитесь. Здесь предупреждение об опасности пятна. К слову молвить, смертельно не только попадание человека туда, но даже попытка достать из пятна какой-либо предмет. Имею в виду, если вы вытянете его оттуда, а потом дотронетесь.
  На листках красовался один и тот же английский текст. Легко понять, что земляне прочитали его самым внимательным образом. У Бена Стоуна тут же возник вопрос:
  - Сарат, а что, если мы запустим туда прибор, а потом его вынем? Он тоже станет ядовит?
  Маэрец задумался.
  - Мы таких опытов не производили, но... если в вашем приборе есть органическое вещество, то оно станет смертоносным. Так, по крайней мере, говорит теория.
  Директор сделал отметку в памяти: поскольку в любом приборе есть пластмассовые детали (а подобные материалы вполне можно посчитать органическими), то пускаться на подобный опыт не стоит. Или же снимать показания с приборов надо дистанционно.
  
  
  
Глава 26

  
  Пациент и врач снова встретились. На этот раз инициатива принадлежала второму.
  После взаимных приветствий владелец кабинета перешел к делу:
  - Стиви, если в твоих данных есть что хорошее, так можешь это опустить. Переходи сразу к плохому.
  - Твое решение, Тед. Итак: уровень сахара самую малость подрос; это значит, что твой диабет стал чуть-чуть хуже. Тем не менее пока не вижу причин переходить на более сильные лекарства. Но через шесть месяцев понадобится еще проверка. Чуть повысился уровень триглицеридов... между нами говоря, в пределах колебаний. К моменту анализа сожрал ты лишний кусок торта, вот и вся причина.
  - Но? - проявил проницательность тот, кого назвали Тедом.
  - Вот.
  Палец врача ткнул на текст.
  - Стиви, прояви милосердие: переведи все это на простой английский язык. Хотя нет, тут прямо написано...
  - Очень сожалею, Тед. Самая начальная стадия, даже ты сам наверняка ничего не заметил, однако...
  - Закончу твою мысль. Ни ты, ни кто другой ничего сделать не может, верно?
  - Нет, не так. Доктор Фишер со своей командой активно этим занимается в Израиле.
  - И сколько ему понадобится для создания эффективного лекарства или метода?
  - Не ему, а ей. Билха Фишер - женщина... Я так думаю, пять лет до начала клинических испытаний, и это самый оптимистический срок.
  - А как насчет меня? У меня будут эти пять лет?
  - Никогда не доверяй медицинской статистике, Тед. По ней - средняя продолжительность жизни таких больных, как ты - семь лет. Отмечены случаи, когда пациент протянул все четырнадцать. Однако я верю кое-чему-другому.
  Пациент угадал мысль доктора еще до того, как тот ее высказал, но прикинулся непонимающим.
  - Я верю в твое чутье, Тед. Знаю, что у тебя на службе великолепные аналитики; они заслуживают каждый цент, который ты им платишь, но чутье - его ничем не заменить.
  - Значит, мне и моим людям придется хорошо поискать. Чтобы я почуял.
  
  - Итак, мы вас слушаем...
  Этими словами полковник Таррот начал очередные переговоры.
  Объяснения были (с точки зрения представителей землян) простыми и весьма убедительными. Бывают же отказы оборудования, верно? Вот это и случилось.
  - Как вы, должно быть, знаете, дама и господа, сложное оборудование (а этот аппарат достаточно сложен) склонно к отказам, и потому...
  Контрагенты слушали. Люди вежливо кивали. Крылатый вообще не выказывал никаких видимых эмоций. Однако - видимо по причине того, что именно драконы были наиболее заинтересованной стороной - в конце обсуждения именно Таррот высказался максимально твердо:
  - Разумеется, отказы могут случаться. Однако предупреждаю, что всякий раз при нарушении согласованного маршрута полета беспилотник будет немедленно сбит. Разумеется, мы рассчитываем, что вами будут предприняты все меры для исключения... отказов управления. Нарушения договоренностей с вашей стороны мы терпеть не будем.
  Но переговоры на этом, разумеется, не закончились. Слово взял Сарат.
  - В ходе нашей прошлой встречи вам было продемонстрировано действие энергополей смерти. Прошу убедиться в результате.
  Результат, собственно, был и так увиден. Решительно все земляне прекрасно разглядели очень ровный круг, в котором трава выглядела явно убитой. Как будто этого было мало, рядом с границей круга внутри него лежало мертвое животное. По размеру и по виду его можно было счесть очень крупной домашней кошкой. Отличие состояло в наличии сабельного типа клыков.
  Директор сориентировался очень быстро:
  - С вашего позволения, мы хотели бы взять труп этого зверя на исследование.
  Ответила почему-то Моана. И слова, и тон, и даже выражение лица были максимально жесткими.
  - Исключено. Мы не можем позволить себе инцидента, в котором погибнут дипломатические представители чужого государства.
  - Разумеется, мы примем все меры предосторожности, - возразил Стоун.
  - Могу я узнать, какие именно?
  Вопрос задал Сарат, и это не удивило никого. Земляне с общего согласия положили именно его за научного авторитета у местных.
  Последовало описание противохимического костюма.
  - Сожалею, но при том, что данное одеяние может предоставить хорошую защиту против сверхмалых живых существ, - видимо, словосочетание 'микроорганизмы' просто не входило в словарь у маэрцев, - оно не спасет от энергополей смерти. Я уже говорил и повторяю: от данного варианта - мы называем его 'Черное пятно' - не имеют защиты даже драконы.
  - Вы хотите сказать, что соплеменники господина Таррота могут защититься от каких-то вариантов боевых энергополей. И принципы этой защиты отличаются от той, которую применяют люди. Вы не могли бы развить эту мысль, полковник?
  Дракон отвечал очень медленно, как будто взвешивал каждое слово:
  - Чешуя драконов в некоторой степени может отразить удар стандартными боевыми энергополями, например, типа 'Молнии'. Разумеется, эта защита природная, у людей такой нет. Но она не абсолютна: каждое воздействие вышибает сколько-то чешуек, и если повторный удар придется в то же место, то последствия будут куда серьезнее. Если позволите, я уточню: обычная, природная молния пробьет чешую без труда. Защита справляется лишь с искусственно наведенными энергополями.
  Уайтуотеру очень хотелось расспросить дракона подробнее, но его намерения не успели осуществиться:
  - Дама и господа, мы можем пойти нам навстречу. С вашего позволения, я немедленно уничтожу поля смерти в этом пятне, после чего вы можете забрать труп животного и делать с ним любые исследования, какие пожелаете.
  Только представитель Госдепартамента ухитрился заметить еле видные движения пальцев рук кандидата в академики. К тому же эти жесты длились не более полутора секунд.
  - Безопасность требует тщательной проверки. Хочу убедиться в полном удалении полей.
  С этими словами Сарат бодрой походкой направился в смертельно опасное пятно, ничуть не беспокоясь о риске. Видимо, этот человек был полностью уверен в своем мастерстве.
  - Ну вот, все в порядке, - объявил он минут через пять. - Можете забрать образцы травы и эти... останки.
  - Господин Сарат, - поинтересовался Айэн, - как же вы говорили, что от этих энергополей щита нет? Вы его только что продемонстрировали.
  - Вовсе нет, - с истинно лекторским терпением возразил кандидат в академики. - Щит - это некая комбинация энергополей, накладываемая на цель, которую надлежит защитить от враждебного воздействия. А я лишь наложил на этот круг, так сказать, антиполе, которое полностью его уничтожило. Защититься же таким способом нельзя: при ударе 'Черным пятном' я просто не успею ничего предпринять.
  Все земляне хором кивнули. Это было понятно.
  В разговор вступила Джилл Ливингстон:
  - Моана, а вы могли бы заранее дать человеку какое-то... противоядие, что ли? С вашими врачебными способностями?
  - Полагаю, Джилл, такое за пределами моих возможностей. Во всяком случае, мне неизвестны опыты подобного рода. Правда, знавала я одного... нет, двоих... у тех были уникальные способности, в том числе против энергополей смерти. Но эти люди были абсолютно незащищенными от энергополей другого сорта... ну, вот вам пример: я бы могла защититься от пулеметной очереди - у нас есть пулеметы, действие их подобно вашим, хотя работают они на иных принципах. А вот люди, о которых я говорила - нет, у них защиты не было. Так что... у всех свои ограничения.
  Вся земная делегация дружно отложила в память слово 'пулемет'.
  Джилл продолжила:
  - Полковник, а у ваших соплеменников подобные уникумы встречались?
  - Среди драконов проявление таких способностей невозможно. Теоретически.
  Слово было произнесено с особым ударением. Не понять это было невозможно.
  И тут Айэн Уайтуотер проявил неслыханную дерзость:
  - Дама и господа, нельзя ли показать нам образец вашего пулемета? Пусть даже мы не можем взять его в наш мир, но хотя бы тут его посмотрят специалисты-оружейники.
  Ответ последовал настолько быстро, что дипломат-разведчик мысленно держал пари на пять долларов против двух: эта просьба была предвиденной. И выиграл, понятное дело.
  Сарат ответил со всей обстоятельностью:
  - Это возможно, но при некоторых условиях...
  Собеседник настолько искусно сыграл внимание, что любой театральный режиссер хлопнул бы в ладоши и заявил, что этот эпизод уже отработан и в улучшениях не нуждается.
  - ...Вы правильно угадали: было бы нежелательно переправлять пулемет в ваши мир. Я бы даже сказал: просто излишне. Все равно он там, по всей вероятности, работать не будет. Что же касается дополнительных специалистов, то все кандидатуры подлежат точно такому же утверждению, как и вы сами. Думаю, что по процедуре возражений не будет. Также мы рассчитываем на возмещение расходов на испытания оружия в действии...
  - ?
  - Ну да, заряды стоят денег. Сто зарядов... это будет...
  Человек бросил короткий взгляд на дракона. Тот промедлил с ответом не более полусекунды:
  - На ваши меры приблизительно стоимость одного грамма золота. Учтите также, что ваши деньги у нас хождения не имеют. Так что мы попросим в уплату именно металл.
  Все земляне отметили этот мгновенный обмен взглядами. Но ни один не догадался о его истинной причине: просто драконы считают в уме, как правило, лучше людей. Таррот всего лишь вычислил золотой эквивалент двадцати сребреников.
  - Что касается оружейников, то один такой уже есть. Вы его знаете, это сержант Куммер. Он без инженерного образования, зато имеет громадный практический опыт в обращении с оружием самого разного толка. Остальные люди будут представлены позже.
  - Нет возражений.
  - И ваш пулемет можно будет разобрать?
  - Да, но и тут будут ограничения. В нем присутствуют два узла со встроенными самоликвидаторами. Особо отмечаю: они рассчитаны на чрезмерно любопытных граждан Маэры, а вовсе не на землян. При попытке разобрать эти узлы - само собой, мы их вам покажем - самоликвидатор обратит их в пыль. Никакого взрыва, это будет действие особенных энергополей. Но тут вопрос денежный. Стоимость уничтоженных узлов понадобится компенсировать. Тем не менее мы рассчитываем на благоразумие ваших сограждан. Рассудите сами: вам же не нужны лишние расходы, не так ли?
  
  Решение принимали люди, звезды на погонах у которых были отнюдь не самого малого размера. Подполковник Ким смотрелся среди них скромно. И голос его был лишь совещательный.
  - ...Таким образом, наблюдение за особой точкой в Севастополе фактически ничего не дало. Мы сделали вывод: что бы ни транспортировалось через этот канал, оно уже ушло. Не исключаю, что это был человек. Данные на него - в этой папке.
  Сведений было не очень-то много. Судя по толщине папки, этот субъект не работал на режимном предприятии, не был военнослужащим и вообще к секретным делам имел отношение нулевое. Или близкое к тому.
  - Данные от новосибирского подразделения свидетельствуют, что слежение за порталами возможно. Контакт с изготовителем аппаратуры тесный и плодотворный. В своем рапорте капитан Иваньков отмечает, что в принципе возможно создание установки, позволяющей пробить этот самый портал, хотя его контакт отмечает целый набор технических трудностей. В частности...
  Доклад выслушали с большим вниманием. Одновременно слушатели изучали материалы на бумаге.
  Однако решения были приняты лишь те, которые находились в рамках полномочий собравшихся. Для создания установки (согласно предварительному проекту разработки Сабецкого эта машинища тянула весом на восемнадцать-двадцать тонн) требовался выход на более высокий уровень. Его и запланировали.
  
  Было бы большим преувеличением сказать, что на разборе полетов настоял Профес. В данном случае таковой случился бы обязательно даже без участия земного инженера. Участвовали в нем как специалисты по вооружению (амулетам), так и представители военных - и не только драконов, но и людей. Может быть, крылатые и ставили собственные тактические умения выше человеческих, но вслух подобные мысли не прозвучали.
  Поначалу оценки 'за здравие' слышались намного чаще, чем 'за упокой'. Выступавшие хором отмечали, что летательный аппарат с явно очень высокой скоростью был сбит всего двумя снарядами. Десятник Гррита отметила, что первый снаряд явно причинил повреждения беспилотнику, так что еще неизвестно, сколько тот протянул бы даже при прекращении обстрела. Большинство выступавших высказалось за то, что улучшать амулет по созданию таких снарядов вообще не нужно. Меньшинство (это были наиболее осторожные и опытные) сформулировало мысль более аккуратно: пока что нет данных о необходимости улучшения.
  Седой человек слушал, бесстрастно опустив глаза. На Земле слушатели заподозрили бы, что Профес просто спит. Сарат и Моана так не думали. Уж они могли враз отличить бодрствующего разумного от спящего даже без применения магии разума, пусть даже негация от Професа не давала такой возможности.
  Поток выступлений иссяк. Профес открыл глаза. Конечно, сна в них не было.
  - Нам надо озаботиться доставкой обломков беспилотника на исследование. Я должен на них глянуть, тогда, вероятно, смогу определить модель и характеристики. Но в любом случае мне потребуются доклады наблюдателей с разбивкой по интервалам времени и по скорости. Что происходило, когда именно, с какой скоростью летел объект. И все сопутствующие данные.
  Драконы в чине сотников дружно кивнули. Они эту мысль уловили немедленно.
  Землянин продолжил:
  - Думаю, что демонстрация 'Черного пятна' могла убедить пришельцев, что голой силой с нами не сладить. Им, правда, понадобится еще не меньше недели на обследование анализов биологического материала и на получение выводов. Есть еще один подход, который они не использовали. Это язык. Уверен, что этим они и займутся. Кое-какие пробные шары уже прошли - имею в виду просьба о словаре. Так что следующая просьба будет о наставнике в части языка. И полагаю, что приоритет в изучении получит не драконий диалект языка Древних, а вполне современный маэрский.
  Моана довольно громко, даже демонстративно кашлянула. Но ее мысль не обрела словесной формы.
  Видимо, Профес проник в невысказанное, поскольку продолжил:
  - Поправьте меня, Моана, если я ошибаюсь, но изучение иностранного языка методами магии разума было бы эффективно для группы землян - конечно, при условии, что среди них нет негаторов - но конструкты магии разума не выдержат возвращения на Землю, где их носители уж точно встретятся с негаторами. Что на это скажете?
  Госпожа академик утвердительно взмахнула челкой:
  - Конструкты разума обычно держатся пять дней, потом они замещаются на собственные структуры мозга. Земляне, весьма вероятно, за это время столкнутся с негацией. Но есть еще одно соображение. Мне до последней степени не хочется знакомить наших контрагентов с какими бы то ни было возможностями магии разума. Магия жизни - еще куда ни шло, но вот разум... вы понимаете?
  Профес очень знакомо усмехнулся.
  - Еще как понимаю. Но также добавлю от себя. Сейчас тянуть время... не скажу, что это для нас абсолютно необходимо, но уж точно весьма желательно. Как мне кажется, Таррот, вам нужны пояснения.
  Со стороны могло показаться, что землянин проявил отменную проницательность, на самом же деле он среагировал на положение гребня дракона.
  - Сейчас в разработке находятся методы предотвращения открытия порталов. Кое-какие успехи имеются, но работа еще далека от завершения. Чем больше у нас будет запас по времени, тем лучше.
  На этот тезис никто не возразил.
  
   - Какие новости?
  Именно этот вопрос задал Александр товарищу, когда тот зашел в его кабинет. То, что новости имеются, легко было угадать по мрачному выражению лица посетителя.
  - Я сдал инструкцию по пользованию. А Джилл уже выбрала оператора. И сделала она это заранее, поскольку он выходит на работу в понедельник.
  Шмелев умел не только читать между строк. Он также был силен в слушании между слов. До выхода этого нового сотрудника на работу осталось шесть дней. А по американскому законодательству для увольнения требовалось известить начальство не меньше, чем за две недели. Хорошо, в данном случае не увольнение, а всего лишь переход на новую должность. Все равно: быстро такие дела не делаются. Иначе говоря, Джилл подобрала кандидатуру сильно заранее.
  - Кто он? Ты с ним знаком?
  Вопрос не был праздным. На этом уровне все значимые фигуры в физике пространства друг друга знали - если не лично, то уж точно на уровне переписки.
  - Зовут Джастин Фуллер.
  Ответ был очень кратким. Красноречиво кратким. Но хозяин кабинета этим не смутился.
  - А мне большего и не надо. Интернет - сила! - наставительно ответил Шмелев и весьма шустро пробежался пальцами по клавиатуре.
  Через минуту последовало удовлетворенное:
  - Пожалуйста. Получите. Расписки не надо. Он из Ливермора. Интересная особенность: ни одной статьи без соавторства. Работа связана с лазерами... маленечко не по нашей части. Ну, в закрытые источники я не полез, сам понимаешь.
  - Понятно. Нужен был чистый исполнитель - такого и нашли. И еще один факт, ты его пропустил, похоже. Наша... кхм... начальница наняла лишь одного. Дошурупил?
  - Ага... Джилл рассчитывает не на развитие метода, а на его эксплуатацию. Это ты имел в виду?
  - Именно.
  - А у меня тоже новость, - Шмелев использовал настолько радостный тон, что визави сразу понял: надвигается нечто паршивое. - Мою статью зарезал сам Чарли. Точнее, не статью, а публикацию. Понимэ?
  - Я понимэ по-русски, по-английски и, кажется, даже по-корейски. Процесс отодвигания пошел.
   - Не совсем так. Точнее, не сразу так. Этот Джастин, если не дурак - а я не верю, что он дурак - нас же с тобой попросит о консультации. Скорее даже о присутствии на паре пробоев. А вот потом...
  - Ты прав. Потом. Месяц, вряд ли больше. Думаю, за это время ты проспоришь пирог с капустой.
  - Посмотрим-посмотрим. Вот интересно: здешний народ будет есть такое кушанье?
  - Нагеш откажется: он суровый индийский вегетарианец, а в начинку яйца идут. Уолт точно будет, он уже раз пробовал, ему понравилось. Чарли однозначно будет; корейская кухня не признает словосчетания 'этого есть не стану'. И Сюзи будет - она из Пенсильвании, там народ почти такой же дикий в части жратвы, как корейцы. А вот на Джилл и доллара не поставлю.
  Любовь к правде требует отметить: Шапиро был несправедлив к жителям славного штата Пенсильвания. Несомненно, там удалось бы отыскать сколько-то противников пирога с капустой.
  
  Полковник Тарек получил рапорт от подчиненного ему лейтенанта Тихона Неболтая. Строго говоря, эту бумагу можно было назвать рапортом с некоторой натяжкой. Означенный офицер просил предоставить ему отпуск длительностью семь дней для побывки на родине. Мало того: планировался отпуск за свой счет. И транспортные расходы подчиненный предлагал оплатить из собственного кармана. Все дело виделось насквозь обыкновенным, не случись тут нескольких 'но'.
  Родина Тихона находилась не просто в другом мире: она еще была и в другом времени. Тарек, не будучи специалистом, просто не представлял, какие могут возникнуть последствия от такого визита. Значит, нужно запланировать встречу с доктором Тифором, Саратом и Професом. Последние два заняты на южном континенте, но через месяц наверняка прибудут в Буку.
  Второй и весьма основательной причиной для отказа было напряженное состояние дел на драконьей территории - и в эти дела лейтенант погрузился по самые уши. Но тут полковник рассудил, что через некоторое время выкроить эту самую неделю станет возможно. Ладно, вовлеченность в важную операцию станет причиной для перенесения отпуска, а не отказа в нем. Хотя... ведь Тихон подготовил себе смену. Его бакалавры - ребята обученные. Тут пока непреодолимых препятствий не видится.
  Третьим обстоятельством, требующим осторожности, были отношения с властями на родине Тихона. Полковник по должности знал, что правительство Российской империи запретило контакты с чужим миром. Если казака там поймают... как минимум, ему грозят нешуточные неприятности с местными стражами порядка. В худшем случае - тюрьма. Правда, поймать этакого умельца - ого-го какая задачка. Еще до попадания в Заокеанию этот ушлый офицер был куда как непрост по умению быть непойманным, а с тех пор он научился очень многому - настолько, что сам очутился на преподавательской работе.
  В таком случае нужно всего лишь вызвать лейтенанта Тихона и... переговорить? Ну нет, скорее составить подробный и продуманный план операции. В конце концов, задумывалось незаконное проникновение на чужую территорию и пребывание там. Если поймают - иди тогда доказывай, что твоей целью не была добыча информации. Вообще-то более безопасным было пойти тот мир в сопровождении Мариэлы. Как сильный маг разума она очень даже могла бы помочь. К тому же ее наверняка там помнят. Тогда с ней тоже поговорить надо.
  Что в таких случаях планируют? Материальное обеспечение. Сроки. Варианты проникновения, варианты отхода. С такими понятиями Тихон был знаком весьма основательно - и теоретически, и практически. Что ж, решение этой части задачи будет на нем.
  И последнее. Подчиненный хочет отправить весточку родным - на личное свидание у него просто не хватит времени. Дело вполне себе законное. А вот встреча с сослуживцами - оно само по себе и ничего, но разговоры пойдут. Друзья-казаки всенепременно распустят языки, тем более, что в части выпивки себя обычно не ограничивают. То есть элементарная осторожность требует приказа Тихону: всеми силами избегать такой встречи. И тогда вроде бы разведывательная операция превращается в нечто вполне законное... скажем, почти законное, ведь по-любому останется попадание на территорию Российской империи без надлежащего разрешения.
  Риск? Да. Нужно думать? Еще раз да.
  
  
Глава 27

  
  По зрелом размышлении исследование предоставленного пулемета решили возложить на одного сержанта Куммера: все равно переправлять оружие на Землю, по всей видимости, не имело смысла.
  Чак подошел к делу с большой ответственностью. Он даже составил солидный по объему (по сержантским меркам, конечно) отчет. Но все старшие в чинах почему-то предпочли не прочитать, а выслушать. Объяснение дал лично директор:
  - Чак, мы высоко ценим этот письменный материал, но как раз сейчас важнее ваши личные впечатления. Излагайте.
  - Есть, сэр. С точки зрения стрелка: пулемет явно легче нашего аналога, имею в виду М240. Примерный вес я бы оценил в десять фунтов, это против двадцати шести. Приклад деревянный, наш по форме существенно удобнее. Конструкция намного проще... об этом я скажу отдельно. Калибр почти соответствует. Пробивает стальной лист в полдюйма. Темп стрельбы заметно меньше, это я на звук уловил, а местные подтвердили. Чуть более пятисот выстрелов в минуту, так они сказали, это против наших шестисот пятидесяти. Звук выстрела гораздо слабее, тут ошибиться нельзя, причем никаких специальных глушителей я не нашел. Боеприпасы существенно легче наших. Нет ни гильз, ни капсюлей, ни пороха. Имеет важное преимущество; я хотел сказать, даже ряд преимуществ перед нашим. Именно: нет заметного нагрева ствола и, как предполагаю, износ ствола также пониженный. Пули свинцовые в стальной оболочке, но думаю, что сталь эта нержавеющая: никаких следов ржавчины я на них не видел. Магазины: дисковый на сто двадцать пуль или коробчатый на тридцать. Поскольку пули чуть не вдвое короче наших патронов, то и магазины меньше наших и весят меньше, опять же. Общий уровень изготовления явно ниже нашего. Качество обработки поверхности металлических поверхностей и приклада, конструкция сошек, все такое. Полное впечатление, что делался вручную. Разбирается очень легко. Меня предупредили, что случается заклинивание пули в стволе, но сам такого не видел. Также мне показали то, что выбрасывает пулю: стальная коробочка, прямоугольная, внутри нее что-то похожее на золото. Очень хотелось процарапать это ножом, но не решился: испортить же можно. Почти такое же... устройство двигает затвор. Предупредили, что та штука, что пулю выбрасывает, служит примерно две тысячи выстрелов, потом менять. Можно также оставить на месте и добавить в нее энергии, но это намного больше времени потребует. А то, что затвор двигает - оно на все двадцать тысяч рассчитано. Ресурс ствола местные не измеряли, но сказали, что дульная энергия сохраняется той же в течение всего срока службы, а износ ствола, дескать, влияет лишь на меткость стрельбы. Тут я в точности повторяю слова ихнего специалиста. Вот интересный момент: нарезок в стволе нет, но пуля, по словам местных, летит с вращением. Я спросил, почему принято такое решение. Те объяснили: ствол с нарезками сложнее в производстве, им проще ту штуковину, что пулю выталкивает, наладить и на вращение тоже.
  Слушатели проявили терпение и не прерывали сержанта. Когда поток его красноречия иссяк, то Айэн вежливо спросил:
  - Чак, я подведу итог. А вы поправьте, если окажется, что я понял неправильно.
  Ответ Куммера был исполнен армейской корректности:
  - Так точно, сэр.
  - Исследованный вами пулемет, хотя и необычен с технической точки зрения, но по совокупности характеристик близок к нашим. Что-то в нем сделано лучше, что-то хуже, это неизбежно. И если бы не склонность к необратимому выходу из строя в нашем мире, то плюсов в нем оказалось больше, чем минусов. Все так?
  - Никак нет, сэр. Для оценки требуются более тщательные и всесторонние испытания.
  - Тогда оставьте ваш отчет, и вы свободны.
  - Слушаюсь, сэр.
  Когда сержант вышел, Бен обратился к представителю Госдепартамента:
  - Айэн, вероятно, потребуется работа, которую вы можете сделать лучше любого из нас.
  Возможно, удивление разведчика было искренним.
  Бен продолжил:
  - Надо напрячь сообщество переводчиков. Наверняка там есть полиглоты. Вот такие и нужны: им легче всего будет освоить новый язык. Нам он очень нужен, причем язык людей, а не драконов. То есть драконий тоже, но его освоение пойдет во вторую очередь.
  Уайтуотер, в свою очередь, сумел удивить директора:
  - Я без большого труда могу найти таких, но полагаю, что профессионал-лингвист лучше подходит для подобной задачи. Он знает общие закономерности построения языков - и устной формы, и письменной. Дело может пойти быстрее. Или филолог? Никогда не знал толком разницы.
  Стоун мгновенно подыскал подходящее возражение:
  - Я бы и согласился с вами, но подобный персонал можно найти лишь в университетах. А те держать язык за зубами - английский, понятно - умеют еще меньше, чем ваши сотрудники. Вот представьте себе: явились вы на филологический факультет и объявили, что нужен человек, способный изучить незнакомый язык при наличии предподавателя. В лучшем случае вам ответят: 'Я знаком с профессором Джексоном; он уже знает двадцать языков, так добавит еще один'. В худшем: 'А что за язык вы имели в виду? Я могу найти специалиста по любому из существующих языков'. Собеседник подразумевает, понятно, земные языки. Каков будет ваш ответ?
  Крыть было нечем.
  
  Подполковник Ким созвал группу из самых доверенных сотрудников.
  - Товарищи, получены сведения о той конструкции установки для пробоя, которую используют американцы. Она намного проще, чем то, что мы собирались создать. Работы тут и на месяц не найдется. Так что принято решение: переориентироваться на нее.
  Виктор Семенович умолчал, что информацию сначала получили от израильского источника, а потом перепроверили через американские каналы. Также не было сказано ни слова о настройке установки. Видимо, о трудоемкости именно этой части работы никто не упомянул.
  Но через сутки капитан Иваньков вышел на связь с прибористом Сабецким. И он-то заметил эту несообразность; больше того, уверил сотрудника ФСБ, что видит главную трудность в настройке установки. Сделано это было в самых недвусмысленных выражениях:
  - Да вы что, товарищ капитан, думаете, что вот собрали это все железо, подключили питание и решили все проблемы? Ха три раза! Я, честно говоря, даже не представляю, как надо подбирать параметры. Уж молчу, что к основному агрегату надобно прицепить измерительный комплекс; это для регистрации пробоя, оценки по времени - это в первую очередь - да еще добавьте: аппаратура должна быть куда получше, чем наша тутошняя.
  - Откуда такая дополнительная потребность? - вежливо поинтересовался Иваньков, хотя на лице его можно было прочитать что-то вроде: 'А на кой ляд?'
  - А оттуда, что первые опыты пройдут с крошечной длительностью открытия, энергии там выплеснется - мышкины слезки, а мое железо такие мизерные эффекты просто не уловит. Точнее, уловит, но от фона сигнал не отличишь
  - А если подумать позитивно? - надо заметить, что Иваньков любил иногда щегольнуть новомодными выражениями.
  - Уж коль об измерениях, то я бы конструкцию изменил капитально, то есть для уверенности...
  - Одну секунду, Александр Викторович, технические подробности варианта проекты вы можете изложить и в вашем заключении, не так ли?
  - Нет. Это не заключение, а техзадание... ну, с элементами, которые пошли бы в готовый проект.
  - То есть я могу ожидать, что вы представите этот документ через...
  - Неделю, Сергей Иваныч. Ну никак раньше не получится. Вот разве что я подключу Матянина, и Сергеева, и...
  - Подключайте. Оплата будет, сами знаете.
  Сабецкий чуть замялся, что было несколько необычно для этого решительного человека.
  - Тут такое дело... если у нас будет опробоваться эта установка, то могут быть проблемы с электроэнергией. Я дам общую оценку мощности с резервом, но не факт, что кабель потянет. Утянуть всю мощность на себя - так кто мне позволит сажать на ноль соседей по зданию? Тут с Генрих Робертовичем надо бы покалякать.
  Капитан Иваньков чувствовал себя на белом коне победителя.
  - Вы, Александр Викторович, только представьте общую оценку потребности, а уж моя контора постарается договориться с энергетиками. Еще вопросы?
  - Сергей Иванович, хорошо бы в нашу группу физика, специалиста по пространству. Установку он не сделает, понятно, это моя забота, а вот регулировки-настройки... время можно было бы сэкономить. Он-то не вслепую будет менять параметры, а с толком.
  Капитан призадумался. Он знал, что установку, вполне возможно, будут собирать не в Новосибирске. И привлечение стороннего специалиста уж точно было за рамками капитанских полномочий даже на городском уровне. Поэтому Сабецкий получил осторожный ответ?
  - Ничего не обещаю, Александр Викторович, кроме как сделать запрос по своим каналам.
  Про себя Иваньков подумал, что Сабецкого, вероятно, придется откомандировать в Москву. Именно там, по его представлениям, должны были собирать установку для пробоя.
  
  Министр военно-морского флота был политическим назначенцем. Никто другой на подобную должность попасть не мог. Именно поэтому его реакция была (на взгляд директора военно-морской лаборатории) парадоксальной.
  - Когда все это дело попадет к министру обороны, он вынужден будет доложить президенту. Я могу предсказать его реакцию. Он потребует, чтобы русских немедленно остановили в том мире.
  Пауза.
  - Я вижу, вы не поняли. Президент может любить русских. Или ненавидеть их. Это не имеет никакого значения. Слишком велико давление общественного мнения - а через него конгресса и сената. Историю с санкциями не забыли?
  - Нет, сэр не забыл. Однако президенту придется понять, что мы все вместе взятые не можем оказать никакого давления на обитателей того мира. Их могущество велико, и, что хуже, никто из нас не знает, насколько велико. Вот здесь демонстрация того, что они могут.
  Любой член правительства обязан уметь предсказать реакцию босса. Министр военно-морского флота исключением не был.
  - В таком случае мы получим приказ оттеснить русских от этого мира. И это в наших силах.
  - Сомневаюсь, сэр. У нас отсутствует ключевая информация. Мы не знаем, имеют ли местные официальные связи с Россией. Даже если нет: сколько там русских? Мы этого также не знаем. А самое худшее: мы предполагаем - и на то имеются основания - что это не русские проделали портал в Маэру, а наоборот. И в итоге получаем ту же картину: тамошние дергают за ниточки, а мы ничего не можем предпринять.
  - Вы сами указали на разницу: русские не смогли организовать портал, а мы это сделали. Вот и используйте рычаги влияния. Готов поверить: чисто военной силой ничего сделать не удастся. И не надо: наша страна накопила опыт приобретения экономического влияния. А если вы сами не в состоянии выполнить задачу, то найдутся другие, более компетентные. Даже мне ясно, например: запуск беспилотника в глухую дождливую ночь может дать очень много информации. А обнаружить его не смогут.
  - Осмелюсь напомнить, сэр: мы знаем далеко не все возможности драконов. То, что его не смогут увидеть, не означает, что его взлет не засекут. А отношения с драконами у нас и без того небезоблачные. Уже была попытка запустить в запретную зону беспилотник со скоростью полета намного больше, чем у крылатых - и те его сбили. И мы даже не знаем, чем именно. Тамошние люди мимоходом заметили: энергополями они владеют больше пяти тысяч лет. Уж за такой срок они наверняка усвоили очень многое.
  - Вот именно, мистер Стоун: пять тысяч лет. А технический прогресс у них на уровне чуть выше нашего средневековья. Да, развиваются, не отрицаю. Но куда медленнее, чем мы. Я видел изображение этого их пулемета - или как там его называть. Похож на наши. Но у нас-то есть кое-что получше!
  Директор не сдавался:
  - Сэр, у них в распоряжении куда более серьезные средства обороны. Знаете, что я бы сделал на их месте при возникновении серьезной угрозы? Обрушил бы то, что у них называется 'Черное пятно', на то место, где у нас портал. И все! Мы можем открывать портал сколько угодно, но пройти сквозь него будет невозможно. Даже местные специалисты не имеют защиты от этой отравы - если не считать силовое снятие этого самого пятна. И этакое дело не так уж запредельно дорого по их меркам. Подробное описание эффекта имеется. С фотографиями. Кстати, действует эта дрянь мгновенно. Исследование трупа животного, которое случайно туда попало, дало такой вердикт: моментальное прекращение всякой клеточной деятельности. Что-то вроде нервного газа, только без газа, и действует оно на все клетки организма разом.
  - Так открыть вход в стороне - и нет проблем.
  - В том-то и дело, сэр. Пробовали. Портал становится неработоспособен, через него ничего и никого нельзя протащить.
  Министр задумался.
  - Хорошо. Я доложу министру обороны, когда тот прибудет из Брюсселя. Но уверен, что и он, и сам президент отреагируют так же, как и я. То, что нам нужен этот мир, сомнению не подлежит. Вопрос стоит лишь в том, как скоро мы его подчиним своему влиянию - с использованием чисто экономических средств, понятно. И сколько это будет стоить.
  
  Учащихся в языковую школу со специализацией в маэрском языке нашли быстро. Где именно - это почему-то осталось неизвестным, ибо трое молодых людей и одна женщина постарше проявили завидную скромность по части своего прошлого. Впрочем, с расспросами никто особенно и не приставал.
  Сарату - а именно он исполнял обязанности и завуча, и директора 'школы' - сразу же представили учеников, а также заверили, что правила поведения на драконьей территории доведены до сведения 'школьников'. И тут же им представили учительницу: ее звали Рифата, это была молодая жгучая брюнетка, с довольно смуглой кожей и с таким же безукоризненным английским, как и у других маэрцев (из тех, кто контактировал с землянами).
  Трудности начались сразу же. С кандидатами кратко переговорил Сарат, после чего он непреклонно отклонил одного из джентльменов с туманной формулировкой: 'О такой возможности вас предупреждали'.
  Но для оставшихся трудности на этом не завершились. Как и говорилось раньше, англо-маэрских и маэрско-английских словарей в природе не существовало. Впрочем, каждый из учеников получил по три книги. Одна из них была аналогом букваря, вторая - книгой для легкого чтения (на уровне младших школьников), третья содержала в себе описание грамматики с подробными примерами. Будущая ученица оценила общий вес в двадцать фунтов; ее товарищи мужского пола посчитали, что это преувеличение: тут, дескать, и семнадцати нет.
  Электронные приспособления земляне посчитали почти бесполезными, хотя и взяли ноутбуки в классное помещение. Писать по-английски ручкой на бумаге, было, понятно, более медленным делом, чем печатать на клавиатуре, но маэрский алфавит был недоступен операционной системе. Так что каждый из обучаемых вооружился также блокнотом приличного размера, карандашом и ручкой. При виде пишущих принадлежностей Сарат оживился и попросил разрешения глянуть.
  - Весьма остроумная конструкция, - щедро похвалил он, - не хуже наших.
  Разумеется, эта оценка привела к тому, что и земляне пожелали глянуть на местные пишущие приборы. С виду это были тростниковые палочки, на конце которых был вставлен косо срезанный деревянный пустотелый стерженек.
  - Вот сюда заливаются чернила... пожалуйста, можете попробовать. Вот такими мы пишем.
  И тут ученица, представившаяся как Дебора Форд, задала неожиданный вопрос:
  - Простите, а 'мы' - это кто?
  Отвечала Рифата:
  - Люди, разумеется. Драконы также могут писать такими перьями, но предпочитают другие. Они не переносят чернила на бумагу, а выжигают буквы.
  - Вы хотите сказать, что драконьи письменные принадлежности могут использовать лишь драконы?
  - Нет, но для их применения нужны способности управлять энергополями. А эти перья - с ними справится любой. Хотя там энергополя тоже действуют - это чтобы облегчить подачу чернил и предотвратить их высыхание. Так что не советую брать их с собой в ваш мир. Но чтобы полноценно писать драконьими перьями, нужны драконьи способности. Лично у меня таких нет.
  - Не только у вас, Рифата, - подхватил Сарат. - Я, возможно, смог бы писать по-драконьи, но у меня и почерк был бы куда хуже, и скорость письма намного медленнее. Но не хочу вас отвлекать. С вашего позволения, пойду; имеются и другие дела.
  Рифата повернулась к ученикам.
  - Раскройте букварь на третьей странице. Ну, отсчитайте сами. Вот это первая буква нашего алфавита...
  Ученики старательно зарисовывали чужие буквы, присовокупляя к ним фонетические значки и примечания.
  - Вопросы есть?
  Дебора подняла руку. Почти одновременно то же самое сделал Фред Костелло.
  - Вы первой подали знак. Что вы хотели спросить?
  - Относительно цифр на страницах. Они выглядят такими же, как наши...
  - Понимаю вашу мысль. Когда-то, - Рифата не уточнила, когда именно, - мы заимствовали земные цифры, они оказались куда удобнее, чем те, которые мы использовали раньше. Школьников мы теперь обучаем только новым. Со прежними числами вы можете встретиться разве что в старых книгах, но они вам, вероятно, не попадутся. А вы что хотели спросить?
  - То же самое, но вы уже ответили. Однако имею просьбу: нельзя ли нас обучить также вашим старым числам?
  Рифата, казалось, испытывала некоторую нерешительность:
  - Можно, пожалуй... Но в любом случае это произойдет уже после усвоения чисто языкового материала.
  Слушатели кивнули с понимающим видом.
  - Перерыв двадцать минут... ах да, у вас же нет наших часов. Но это ничего, о начале следующего урока я дам звонок.
  Все учащиеся, за исключением Деборы, дружно отметили про себя потребность в приобретении местных часов. А вышеназванная дама подумала, что надо бы поднапрячь мужа-программиста, дабы тот сваял программку, позволяющую пересчитать местные часы и минуты в земные и обратно. Причем преподнести эту задачу надо в качестве чисто абстрактной или, что лучше, как просьбу от закадычной подруги Мэри Болтон - та на досуге кропала фантастические романы. Дескать, в другом мире время течет по-другому. И не худо бы известить Мэри об этой ее просьбе, чтоб не вышло так, что Лестер сделал для нее что-то такое, о чем она ни сном, ни духом.
  
  Через несколько дней Михаил Шапиро заявился в кабинет к товарищу и пропел на мотив известной песни Иващенко и Васильева:
  
  Мой друг, я жду пирог! Пирог люблю с капустой.
  Его ты проиграл, кляни свою судьбу...
  
  Шмелева было не так легко смутить. Он выбрал другой, более классический мотив:
  
  О дай, же, дай обоснование,
  Тогда пирог берусь я испечи...
  
  Дальше пошла проза.
  - Можно, я тебе загружу данные? Смотри, вот с этой даты открытием порталов заправляет мистер Джастин Фуллер. Я ему помогаю... в смысле, чтоб он не делал грубых ошибок. А вот тебе динамика... размер портала растет, как видишь...
  При этом выражение лица хитроумного Михаила сильно контрастировало с оптимизмом, выраженнным в словах.
  - Дай-ка глянуть... ага-а-а-а... да, ты прав, растет. Джастин молодец, он действует по инструкции. Ты был прав: твое приближение дает рост размера портала.
  На поверку оказалось, что чистокровный русский может лицемерить ничуть не хуже еврея. Портал и вправду рос в размерах, но скорость роста уменьшилась, и многоопытные специалисты заметили это без особых усилий.
  - Я бы не взялся экстраполировать, данных маловато, - самым деловым тоном заметил Шмелев.
  - Впрямую этого делать точно не надо. Но Джастин все еще... э-э-э... не вполне аккуратен, ошибки случаются. А когда он наберет опыт, наши услуги ему больше не понадобятся. В этот момент и посчитаем.
  Намек был более чем прозрачен. С момента, когда креатура Джилл возьмет порталы полностью в свои руки, никаких данных двое русских не получат.
  - Ладно, черт с тобой, сегодня куплю все ингредиенты и испеку, завтра притащу - имею в виду, притащу то, что Иришка с девочками от него оставят.
  - Имей совесть!!!
  - Вот это я им и скажу.
  
  Министр обороны, вопреки ожиданиям подчиненного, проявил огромную осторожность. Так оно часто бывает: это лейтенантики, которые по должности куда чаще получают приказы, нежели их отдают, бывают склонны к безудержному риску, полковники, для которых отдача распоряжений случается намного чаще, обычно проявляются взвешенность в решениях, ну а министр обороны, которому вообще приказывают чрезвычайно редко, просто обязан быть весьма осторожным.
  Когда-то этот министр занимал должность заместителя директора ЦРУ. Подобный пост также не приучает к поспешности в действиях. Министру потребовалось три дня на изучение всех доступных материалов - в конце концов, у него были и другие дела. А потом этот чиновник вызвал министра военно-морского флота вкупе с другими вовлеченными в дело людьми и сделал вывод:
  - То состояние, в котором это все дело находится сейчас, не позволяет докладывать президенту.
  Это было сказано настолько твердо, что никто не осмелился не то, что возразить - просто издать звук.
  - Как следует из ваших же данных, обитатели этого мира не представляют опасности для Соединенных Штатов. Что до русской угрозы, то уже у меня есть сведения, что их ФСБ знает о нашем портале, но не может пока что воспроизвести. И нет решительно никаких доказательств того, что контакты завязаны по инициативе русских - скорее, это чужаки сами на них вышли, причем контакты, по всей видимости, частные, а не официальные. Точно так же ваши данные неопровержимо подтверждают: у нас пока что нет никаких рычагов влияния на тот мир. В первую очередь это относится к военным средствам воздействия, но также и к экономическим. Иначе говоря, налицо ситуация: есть событие, которое не является угрожающим; оно потенциально полезное, но практический выход пока что нулевой. Вывод: доклад наверх выглядит преждевременным. Что касается наших действий в том мире, то вам надлежит сделать следующее...
  Бомба находилась на боевом взводе, но все еще не рванула.
  
  
  
Глава 28

  
  - Мы добились успеха!
  Вывод был сделан в устной форме. Доктор Тифор подтвердил его преизрядной толщины стопкой бумаги с выкладками, а также горделивой позой и непреклонностью взгляда. Магистр Гарлен являл собой вопрощение эмоции совсем другого вида: скромность на грани застенчивости, ничего более.
  - Кхм!!!
  Это был еще один вывод. Сделал его Профес, который терпеливо выслушал доклад, не прерывая его выкриками вроде 'Обоснуй!!!', 'И это все???', 'Где проверка на практике?', а равно иными замечаниями высокой степени критичности, хотя реплики подобного сорта напрашивались.
  Сложнейшее заклинание (собственно, целый комплекс взаимосвязанных заклинаний) не удалось всадить в один кристалл. Эту деталь самонадеянный Тифор упомянул мимоходом как малосущественную. Между тем то, что предлагалось к использованию, предлагалось объединить в систему аж из пяти кристаллов, и два из таковых, к сожалению, предполагались или алмазами, или фианитами. Одно это давало основания для оценки продукта разработки как недешевого.
  Хуже того, даже лидер команды разработчиков, то есть сам Тифор, был не в состоянии полностью загрузить систему, затратив меньше, чем четыре часа - будучи, напомним, доктором магии. Профес, выслушав это, хмыкнул еще более красноречиво и с еще большим чувством. Из сказанного следовало, что магистр справился бы с работой, может быть, за шесть часов. И это в лучшем случае. Немалую часть этого времени занимало наполнение магоэнергией.
  Как обычно, командир сначала похвалил:
  - Что ж, Тифор, работу ты и твои молодцы проделали преогромную. Всем вам свидетельствую уважение.
  Словосочетание 'всем вам' слышалось как преувеличение. В комнате присутствовало лишь двое разработчиков, на которых, понятное дело, имелись фианитовые нейтрализаторы негации.
  Но на этом жиденький ручеек меда закончился, а вместо него хлынул бурный поток субстанции с худшим вкусом.
  - Из написанного вот здесь, - палец командира ткнул на абзац в тексте, - следует, что вы ловите порталы по всей планете. Между тем нет ни единого опыта успешного создания портала в точке, отличной от... сами-знаете-какой. Мало того: из ваших же прежних опытов следует, что никуда, кроме как в Севастополь, вы портал не пробиваете. Имею в виду, конечно, такой, для которого существует хоть какая-то транспортная возможность. Отсюда следует, что структуру можно существенно упростить...
  Последовало с полчаса рассуждений и выкладок. Тифор слушал, спорил, соглашался и тут же черкал на отдельных листках варианты. Гарлен изредка вставлял толковые замечания.
  Но Профес на этом не успокоился:
  - Напоминаю: ваша система должна сама ловить открытие портала и сама же задействовать схему внесения неустойчивости. У вас примерно так и есть, не считая того, что она все еще не опробована на практике. Но это не все. Система НЕ должна реагировать на открытие портала из Маэры на Землю. И еще одно: время ее реакции должно быть значимо меньше среднего срока существования портала.
  Тифор с досадой помянул родственников Темного, его самого, а также детали анатомии этой неприятной личности.
  - Вот что предлагаю...
  И научный спор разгорелся в еще большей степени ожесточенности. А по его окончании последовал вопрос, достойный любого руководителя:
  - Ну уж недели вам на эти правки хватит?
  Ответ был не хуже по качеству:
  - Командир, тут и десяти дней только-только!
  - И еще одно считаю нужным. Опробовать вашу имеющуюся систему на тех порталах, что открываются сейчас. Просто для отладки мелких проблем - а они обязательно будут.
  - Ну, это можно.
  
  Очень богатый и чрезвычайно могущественный человек, давший подчиненным задание на поиск, сам не предавался безделью по этой части. Правда, его поиск не включал в себя рыскание по Интернету. Методы были специфическими. Они включали в себя приятные партии в гольф или в бридж, иногда это были обеды. Практиковались также иные методы. Согласитесь, что вытягивание нужных сведений вполне сочетается с выуживанием форели весом с килограмм.
  Следует заметить, что информация, за которой охотился этот человек, заключалась не в чем-то вроде: 'Я слышал, что существует метод. Обратись к доктору Лоренсу Дарту, его координаты... а, не помню, ну да все равно, на Интернете их можно найти'. Сведения, которые получил тот, кого близкие друзья и знакомые называли Тедом, были вот какими: 'Тут дошел до меня слух, что в Лаборатории военно-морского флота кое-что необычное выискали, а точнее...'
  Разумеется, и речи не могло идти о том, что подобные сведения можно найти в Интернете или любой другой поисковой системе. Заказчик разумно предположил, что подобная информация должна держаться в тайне, если только лабораторией руководят не полные дураки. Хорошо, пусть эта информация находится под грифом секретности. Но в любой секретной системе есть слабые звенья. Это люди, ее составляющие.
   Через два дня на столе у заказчика лежал лист с данными на двух человек. Поскольку Тед был стар и опытен, то его компетентные сотрудники немедленно получили новый заказ: собрать по открытым источникам более полный набор сведений. Еще через день на каждого из этих двоих получилось досье толщиной... скажем так, не с Библию, а с легкий бульварный роман в бумажной обложке.
  Получив и изучив эту информацию, Тед повел себя несколько странно. Корпорация, которой он руководил, была огромна и богата, а потому могла себе позволить содержать на жаловании юриста. Нельзя не заметить: жалование было более чем щедрым, а качество юриста - более чем отменным. И этот юрист - точнее, начальник юридического отдела - был вызван пред выцветшие очи Большого Босса.
  Задание от начальства не удивило исполнителя - весьма возможно, что он вообще разучился удивляться. Задав несколько уточняющих вопросов, юрист заявил профессиональным голосом:
  - Сэр, нам понадобится неделя на подготовку обоснованного мнения. Если я ошибся, - иногда начюротдела позволял себе подобные весьма вольные шутки, - и мы справимся раньше, то я, конечно, дам знать.
  - Хорошо, неделя, но не более, - в голосе босса также звучали нотки, присущие профессионалу-начальнику.
  
  Пока ученики зубрили спряжения неправильных маэрских глаголов (кстати, в этом языке, как отметил про себя знаток романских языков Фред Костелло, их было меньше, чем во французском), переговоры продолжались.
  Очередной вопрос был задан напрямую дракону:
  - Таррот, а какого рода контакты были у вас с Россией?
  Ответ был подготовлен:
  - Сказать правду, контактировали в первую очередь не я и не мои соплеменники, а коллеги-люди. Насколько мне известно, не было... как это сказать по-английски... официального посланника от Маэры. Точно так же не присылали человека из того мира, который был бы... - тут дракон запнулся еще раз, только нужное слово искал еще дольше, - голосом российских властей.
  Термин был не лучшим, но понятным.
  - Так что вам, - продолжил дракон, - лучше бы расспросить на эту тему Сарата или Моану.
  Не стоит удивляться, что аналогичные вопросы задавались людям с Маэры.
  Сарат был не особо разговорчив:
  - Да, мы пробили портал в другой мир и попали на Землю, а точнее в Россию. Контакт был сугубо неофициальным. Нас, разумеется, спрашивали о возможностях торговли. Мы даже продали кое-что российским военным, но лишь частным образом. Платили они золотом. Пистолеты там были, пулеметы. Насколько мне известно, они все это исследовали. Да, еще фонарики им понравились. Мы честно предупредили, что долго все эти предметы не прослужат. Но у нас нет данных, сколько именно они проработали на отказ. У нас образовались вполне дружественные отношения с местными, но на уровне личных связей. Однако через некоторое время нам дали понять, что наше присутствие в том мире нежелательно - и мы прекратили контакт.
  - Как вы думаете, с какого уровня руководства пришел этот приказ?
  - Вот этого мы точно сказать не можем. Судя по тому, насколько точно ему следовали - с высокого.
  Госпожа Моана оказалась более словоохотливой.
  - Надобно вам знать Джилл, что среди тех, кто побывал на Земле, была моя ученица. Тогда она была в ранге магистра, а потому могла практиковать лишь в присутствии наставницы, то есть меня. Я там быть не могла, но дала свое разрешение работать: Мариэла и тогда имела высокий профессиональный уровень. Сразу скажу: вскоре по возвращении с Земли моя ученица получила докторский ранг. Так вот, она там практиковала, что, надобно отметить, оказалось нарушением местных законов. И вылечила два случая холеры - по нашим понятиям, работа относится к легким. А еще ей встретился очень сложный перелом. Местные врачи залечили его из рук вон плохо. Мариэла полностью восстановила работу связок и суставов. Это у нас почитается за непростой случай. Вообще любая работа с костной тканью относится к сложным. Также там был случай с зубами. И это тоже не так просто.
  Тут Джилл сочла нужным прервать: лечение зубов она себе представляла, хотя бы в качестве пациентки.
  - А как долго заняло лечение? И сколько зубов лечили?
  - Всего три зуба там было для работы. А что до длительности процедуры, то в пересчете на ваши единицы времени - примерно два часа, но это первый этап. А потом ежедневные процедуры по часу каждая - и так пять дней. Вот по истечении этого периода Мариэла разрешила пользоваться зубами в полной мере, а до того - с большой осторожностью. Грызть - ни в коем случае, поэтому хлеб лишь мягкий, творог опять же... Ну, это все детали.
  - А как же вы говорили, что на Земле энергополя... э-э-э... не действуют?
  - Нет, дело обстоит не так. Они просто рассеиваются, но это происходит с некоторой вероятностью: иногда мгновенно, а то и за месяц. Если бы речь шла о пистолете, то рассеяние энергополей означает полный отказ механизма. А в случае медицинского применения... даже не знаю, как вам объяснить... - тут Моана примолкла, со всей очевидностью пытаясь подобрать адекватные английские термины, - энергополя способствуют ускоренному заживлению тканей. И полное рассеяние означает лишь, что воссоздавать энергополя нужно. Но то, что восстановилось в организме, оно уже восстановлено, ткани в точности, как свои... Извините, мне трудно найти надлежащие слова. Скажу так: в случае уничтожения энергополей специалисту предстоит больший труд. Но при этом лишь часть работы придется делать наново. И каждый раз эта часть все меньше. Кстати, с зубами все обошлось: энергополя полностью сохранились.
  - Так если поля не рассеивались, то зачем дополнительные сеансы?
  Ответом была улыбка с небольшой долей снисходительности и слова:
  - Надо вам знать, что энергополя в нашем мире также рассеиваются, хотя и медленнее. Их приходится регулярно подновлять - пока лечение не пройдет полностью. Так что Мариэла действовала абсолютно правильно, я на ее месте делала бы то же самое.
  - Ну хорошо, а как насчет качества излеченных зубов?
  На лице у Моаны появилось выражение полного изумления.
  - Качество зубов? Что вы имели в виду?
  - Ну, я хотела спросить: насколько они хуже своих собственных.
  На этот раз госпожа академик показалась обиженной:
  - Да что вы такое говорите! Само собой разумеется, они не должны быть хуже натуральных. Пациент их ощущает, как свои. Они, конечно, подвержены обычным заболеваниям, но не в большей степени, чем натуральные.
  Очередной вопрос выглядел вполне невинно:
  - Так вы считаете, что ваша ученица могла бы иметь работу врача там, на Земле?
  - У нее прекрасные способности, и с этой стороны вряд ли кто смог бы предъявить претензии, даже я. Но, как полагаю, понадобилось бы официальное разрешение властей на практику... не знаю, как оно у вас называется. И вдобавок разрешение от Гильдии в Маэре. Но тогда имелись веские основания для отказа.
  Джилл удивилась или очень хорошо притворилась удивленной:
  - Вы хотите сказать, что даже после успешной практики на Земле ваша ученица не полагалась бы в достаточной степени квалифицированной?
  Ответ прозвучал жестко:
  - Ни в коем случае! Тогда она была магистром; для самостоятельной практики, повторяю, необходим докторский ранг, а его можно получить только на Маэре.
  Расставаясь с чужим миром, Джилл подумала, что эта информация достойна тщательного обдумывания. Она это сделала; больше того, даже провела небольшое исследование в Интернете (на Земле, понятно).
  - Мне удалось неплохо разговорить Моану, - с законным чувством гордости заявила мисс Ливингстон. - Она сообщила кое-что интересное по своей части. По медицинской, имею в виду.
  Далее последовало изложение истории врачебной практики магистра Мариэлы на территории России.
  - Я проверила: холера вполне поддается лечению силами современной медицины, так что в этом случае приглашение маэрского специалиста для российских докторов означало лишь экономию на антибиотиках. Что же касается лечения зубов, то оно довольно длительное, всего семь часов работы, но качество, если верить Моане, превосходное. Зубы получаются не хуже натуральных.
  При этих словах Айэн подумал, что наверняка стоило бы пригласить доктора для подробного опроса насчет возможностей маэрской медицины. Или даже докторов по разным специальностям, дабы получить больший диапазон сведений. Но тут же он счел идею преждевременной: уж точно после такого подключения посторонних лиц возможностей для распространения новости о новом мире стало бы еще больше.
  Закругляясь, Джилл решила проявить осторожность:
  - Пока что не вижу явного превосходства маэрской медицины над нашей. При том, что у нас выраженно различный подход, результаты лечения выходят сравнимыми.
  
  Как всегда: когда первый звоночек прозвучал, никто не подумал, что это именно звоночек.
  Для Шмелева это событие началось со звонка по служебному телефону:
  - Алекс? Привет, это Джастин. Можно зайти по одному вопросу?
  - Разумеется. Давайте прямо сейчас, у меня найдется время.
  Собеседник повесил трубку. Александр тут же позвонил Шапиро и вызвал его к себе, справедливо полагая, что лишним тот не будет.
  Через пять минут в кабинете уже было трое. Если Джастин Фуллер и удивился присутствию Шапиро, то эту эмоцию он спрятал достаточно глубоко.
  - Мы вас слушаем.
  - У меня случилось непонятное явление в работе портала. Я принес с собой флэшку...
  Шапиро мгновенно вскинул руку ладонью кверху.
  - Одну минуту. Я думаю, вы в курсе, что мы с Алексом полностью отстранены от работы с порталами. Мы бы не хотели, чтобы нас двоих обвинили в нарушении режима секретности. А именно это и произойдет, если мы получим от вас хоть какой-то цифровой материал на эту тему. Джилл, надо вам знать, очень строга по этой части. Мы не хотим неприятностей.
  Новоявленный повелитель порталов попробовал возразить:
  - Но она об этом никогда не узнает, если только вы...
  Шмелев уже понял игру товарища, а потому отвечал вполне мягким тоном:
  - Поверьте, Джастин, все телодвижения даже на наших компьютерах, не говоря уж о серверах, отследить очень легко. И это делается... по крайней мере в отношении нас двоих. Сейчас идет внутреннее расследование...
  Александр врал без зазрения совести. Он не имел и не мог иметь каких бы то ни было связей с отделом внутренней безопасности. И, натурально, никак не мог знать о расследовании.
  - ...А нам совершенно не нужны обвинения в нарушении правил секретности. Даже если эти нарушения малы. Однако возможно, что помочь мы вам сумеем.
  При этих словах Михаил бросил на друга острый взгляд, но промолчал.
  - Вы сейчас расскажете суть вашей проблемы своими словами и без упоминания каких-либо цифр. Повторяю, БЕЗ цифр. А мы подумаем. Не исключаю, что нечто подобное у нас встречалось.
  - Так вот, сегодня я открыл портал продолжительностью...
  - Без цифр!!!
  - Э-э-э... он длился в полтора раза дольше обыкновенного. Так вот, в самом конце я заметил смещения векторов... э-э-э... про некоторым осям поля ... э-э-э... и компенсация смещения как-то выходила плохо. Правда, портал закрыт был мной, но уж очень... э-э-э... все необычно... я и подумал, что вы, возможно...
  Последовал интенсивный обмен взглядами между двумя русскими физиками. Шмелев красноречиво глянул на друга и тот, откашлявшись, начал:
  - Первой из возможных причиной этих явлений я бы назвал некий природный эффект. Что-то вроде бури в пространстве. Мы с таким не сталкивались, но предположить подобную возможность следует.
  Джастин энергично кивнул. Его оптимизм возродился; возможно, потому, что по аналогии с земным штормом этот также должен был окончиться затишьем. Или штилем.
  - Второй из возможных причин вижу искусственное вмешательство.
  В воздухе нависло тяжелое молчание. Фуллеру показалось, что никто не осмеливается заговорить.
  - Кто бы мог такое сделать?
  - У нас не хватает фактов, чтобы строить гипотезы, Джастин. Больше скажу: выскажи я сейчас какие-то предположения, это стало бы явным нарушением правил секретности. Нам просто не положено это знать.
  - Но как же так! Это несправедливо и нечестно! Ведь вы открыли этот мир, не кто-то другой.
  - Правила есть правила, - успокаивающе заметил Шапиро. - Не мы их установили, не нам отменять.
  - Но все равно спасибо; я буду тщательно следить за всеми эффектами, - поспешил уверить законный специалист по порталам.
  Но как только тот удалился, Шапиро начертал на листе черновой бумаги: 'Маэра'.
  Далее последовал диалог без единого слова, лишь записями:
  - ?
  - Если бы я сде устро порчи пртл, то недост те же.
  - Имно?
  - Медл ркця на отслжн пртл.
  Вслух же Шапиро высказался так:
  - Вот я вспоминаю, как в самом начале у нас были очень короткоживущие порталы. А ведь с тех пор я почти что и не менял параметры.
  Это было правдой. Настройка оставалась почти такой же, но именно тончайшая разница в ее параметрах и давала возможность расширить показатели пробоя.
  - Ты хочешь сказать, этакий пространственный шторм?
  - Исключить гипотезу не имею права.
  Лист с записями Александр лично засунул в шредер.
  
  Эта история получила продолжение. Джастин доложился мисс Ливингстон о затруднениях и о попытке получить помощь от Майка и Алекса. Он особо подчеркнул, что все запросы и ответы были исключительно в устной форме, а принимать какие-либо материалы те категорически отказались. Он также описал те две гипотезы, которые сделал Майк. От себя Джастин добавил, что естественные причины нарушения работы портала он лично полагает наиболее вероятными. Не забыл он отметить и вежливый, но твердый отказ в более существенной помощи, мотивированный нежеланием нарушать режим секретности.
  Джилл терпеливо выслушала. Про себя она очень быстро решила, что искусственное происхождение помех выглядит более чем вероятным. Конечно, эти двое не могли оказаться связанными с этим событием: у них просто не было доступа к установке. А если бы и был: не дураки они, чтобы действовать настолько топорно; ведь не могли же они не допустить, что как раз в данное время ведется внутреннее дополнительное расследование их деятельности. А вот русские спецслужбы очень даже могли приложить руку. Возможно, по наводке от этих двоих.
  Вслух же она высказалась так:
  - Вы правильно сделали, Джастин, что пришли со своими сомнениями и мыслями ко мне. Кое-что вы можете сделать и сами. При всех последующих открытиях портала не забудьте самым тщательным образом зарегистрировать все необычные явления и особенности. Я же сама попробую провести расследование с использованием своих каналов.
  Специалист по порталам искренне поддержал такой план действий. Собственно, и без указаний начальницы все данные фиксировались. Но Джастин решился пойти еще дальше. Он своей властью проявил осторожность: сообщил персоналу, который должен был проходить в чужой мир, что, дескать, портал будет открыт более короткое время, чем обычно. На сколько короче? Не десять минут, а восемь.
  Результат удивил. Не было зарегистрировано не единого необычного отклонения. Специалист думал не особо долго. По его мнению, нормальная работа оборудования как раз и доказывала, что наблюдавшиеся ранее колебания в параметрах имеют вполне естественную причину. Кончился шторм среди пространств.
  Джастин преисполнился оптимизма. Наверное, поэтому ему не пришло в голову, что чужая система, предназначенная для противодействия открытию портала, просто не успела среагировать. Или же сыграл тот факт, что открыватель порталов не был опытным прибористом.
  
  
  
Глава 29

  
  Лейтенант Неболтай получил приказ: проверить возможность безопасного выхода в мир Професа.
  Как только сия проверка началась, Тихон искренне, красноречиво и, главное, аргументированно поблагодарил за предусмотрительность. Благодарность его адресовалась самому себе и выражалась в мысленной, не словесной форме.
  Полковник приказал провести разведку, ни в коем случае, не давая повода насторожиться тем, другим. Дело распривычное. И не важно, что эти самые врагами не являлись. Разведка иным случаем и в отношении союзников ведется, потому как дело тонкое. А государство Российское (точнее, то, чем оно сделалось) под понятие 'союзник' никак не подпадало. Во всяком случае, на тот момент.
  Вот почему Тихон заручился поддержкой магистра Гарлена из группы Тифора, который поначалу и вовсе собрался выделить на задачу лиценциата. Однако ж казак сумел переубедить господина доктора магии.
  - Так какой величины портал нужен? - деловито спросил Гарлен, держась двумя пальцами за амулет с двумя кристаллами настоящего алмаза; один был очень маленьким, в треть маэрского дюйма, а второй, которым предстояло открывать Т-пространство, был побольше - почти три четверти.
  Тихон чуть было не ответил 'с маковое зернышко', но вовремя воспомнил, что мак в качестве начинки для пирогов тут не употребляют, и уточнил:
  - Не более восьмой части дюйма. Ну, это чтоб мы вдвоем в Т-пространство влезли, а оттуда вот такой махонький.
  Двое мужчин проскользнули в открытую пещеру Т-пространства, Гарлен чуть ли не с лету открыл портал как таковой.
  - Что-то мне оно не нравится, - с некоторой тревогой промолвил лейтенант, тщательно поглядев сквозь образовавшуюся дырочку, - а вот как бы повернуть на пятнадцать градусов к северу?
  - Придется заново открыть Т-пространство, - ответил Гарлен очень серьезно, -иначе не поверну.
  Но и результаты второй попытки не удовлетворили придирчивого бакалавра от разведки.
  Третий вариант портала оказался успешным, если такой термин можно приложить. Судите сами: можно ли назвать удачной попытку глянуть на чужое пространство, если при этом выясняется, что вас тут ожидают со всей бдительностью. И добро бы просто ждали! Нет, дело обстояло намного хуже: как раз напротив 'глазка' в землю был воткнут короткий шест, а на нем красовался плакат с надписями: 'Предлагаем переговоры. Неприкосновенность гарантируем' и 'We offer parley. Immunity is warranted.' Неболтай (спасибо супруге) достаточно знал английский, чтобы понять: написано одно и то же на двух языках.
  Но для доклада о результатах разведки этого было маловато. Тихон многократно просил Гарлена перенаправить портал, смотрел, шипел, тихо ругался на русском и маэрском языках... Через часа три казак мысленно составил доклад. А еще через час лейтенант разведки стоял пред внимательным оком полковника.
  - Так что, сударь полковник, разрешите доложить!
  - Докладывайте. Без чинов.
  - Так точно. Нас раскрыли, Тарек. Они знают местонахождение портала, хотя и приблизительно. Что значительно хуже, они знают, насколько приблизительно. Повсюду расставлены плакаты с одной и той же надписью... в любой из предполагаемых точек выходящий из портала увидит... по описанию командира нашел одно устройство для слежения... я бы на их месте поставил таких несколько...
  - Твои выводы, Тихон.
  - Все планы незаметного проникновения в тот мир пошли к Темному под хвост. Можно пройти, но при наличии нескольких следилок - увидят всяко. И Профес говорил, что мою морду... хочу сказать, изображение морды... запишут и запомнят. Следовательно, надо или игнорировать эти призывы, или запускать переговоры. Насчет второго - тут даже и не знаю, Сарат должен подумать, и госпожа Моана тож. Командир, понятно, должен присутствовать. Но это касается того времени, откуда он. Туда, откуда я сам... того... не пробовал.
  - Ладно, Тихон. Пока нет возможности тебя отпустить в родное время... именно пока что. Будем думать.
  
  Шапиро получил письмо. Обычное электронное письмо. Но отправителем его значилась начальница отдела кадров одной громадной компании. На всякий случай Михаил проверил: да, имя этой дамы и ее электронный адрес имелись на сайте.
  Содержание было сравнительно невинным. Мистеру Майклу Шапиро предлагалось позвонить по такому-то телефону и назначить удобное для себя время для переговоров по поводу 'трудоустройства по окончании карьеры как правительственного служащего'.
  Тут было над чем подумать. Михаил прекрасно знал, что среди американских фирм практика прямого переманивания чужих сотрудников, мягко говоря, не приветствуется, хотя и не является официально наказуемым деянием. Еще более того, этому финансовому гиганту люди его специальности вроде как не по профилю. Вывод: там узнали о прорыве в физике пространства и решили выведать подробности.
  И вот тут резвая мысль притормозила. Если людям такого масштаба нужны какие-то сведения, куда проще было бы получить их из более высокопоставленных источников. А выбрали низовое звено. Что такое могло понадобиться от скромного научного сотрудника?
  Загадка продержалась недолго. Неведомому ОЧЕНЬ большому начальнику было надобно то, что не вошло в отчеты. Что? К сожалению, ответ напрашивался.
  И адресат загадочного письма решился. Он набрал номер... нет, не тот, который ему столь любезно предложили, а номер старого товарища.
  Разговор продолжался едва ли минуту.
  - Сань, это я. Есть разговор на бутылку. К тебе когда можно? Прям сейчас? Ну, ты молоток. Могу притащить орешков на закусь, и хороший сыр имеется. Добро, еду.
  Любой русскоязычный, подслушавший этот разговор, впал бы в заблуждение. Когда Шапиро подъехал к дому друга, в гостиной на столике красовалась отнюдь не водка, а калифорнийский мускат (правда, хороший). К тому же бутылка были полна на две трети.
  Ирина Шмелева поинтересовалась, не хочет ли гость отужинать, и получила уверения, что этого быть не может:
  - Ириша, ну как ты думаешь, жена отпустила бы меня голодным?
  Хозяйка дома хохотнула. Такого и вправду быть не могло. Лизу Шапиро она хорошо знала.
  - По одной?
  В ответ Александр аккуратно разлил золотистое вино - по трети бокала на лицо. Друзья выкушали, закинули в рот по кусочку сыра, похрустели жареными орешками. Оба похвалили напиток. А потом...
  - Глянь-ка, вот бумага.
  Шмелев пробежал копию электронного письма глазами. Потом налил еще в бокалы. Потом произнес нейтральным голосом:
  - Дай-ка я скажу, а уж потом ты наведешь критику.
  - Валяй.
  - Сомневаюсь, что этому господину, - палец Шмелева ткнул на лист бумаги, а потом указал на потолок, - нужна информация. Судя по тому, что на тебя вышли, она и так у него есть. И потом: даже если нужны сведения, для того не обязательно нанимать. Другое дело, что ты бы не стал выкладывать то, за что можно под статью попасть.
  - Угу.
  - Допустим, он хочет тебя нанять. Думаю, что больше всего его интересуют недокументированные возможности.
  - Ого!
  - И он хочет получить представление для того, чтобы понять: а стоит ли дело денег. Имею в виду, ассигнований.
  - Ага.
  - А теперь наводи критику.
  - Почти полностью соглашусь, но есть кое-что сверх того. Ты видел фотки... его самого? - тот же перст, указующий в потолок.
  - Кажется, видел, но давно это было. Во всяком случае, на улице не узнаю.
  - Ему НЕМАЛО лет. За восемьдесят ручаюсь.
  Шмелев прищурился. До него дошла невысказанная мысль.
  - Так ты думаешь?
  - Не думаю. Почти уверен.
  - Так что будешь делать?
  - А ничего. Назначу свиданку. За поговорить денег не берут - если ты не адвокат, конечно. Но кое-что ты должен знать. Трудоустройство - только вдвоем. Без тебя и пальцем не шевельну.
  - Если это... то самое, что мы с тобой подумали, то заказчик охотно согласится.
  - В таком случае наливай.
  
  Капитан ФСБ пребывал в нерешительности.
  Обычному офицеру такое состояние строго противопоказано. Любой курсант общевойскового училища знает, что в большинстве боевых ситуаций бездействие может принести больший вред, чем любое действие, даже не вполне оптимальное.
   Иваньков, имея капитанское звание, все же и по образованию, и по опыту работы был не строевым офицером, а контрразведчиком. А вот им длительные размышления бывают порою весьма полезны.
  Виной такому положению был этот талантливый Сабецкий. Возможно, чрезмерно талантливый.
  - Сергей Иванович, вот тут, как мне кажется, мы имели три сигнала минимальной величины. На пределе разрешающей способности аппаратуры в ее нынешней конфигурации, и... если бы речь шла о статье в журнал, то такое я бы не осмелился бы тиснуть. Но тут другое. Все же мой опыт работы предполагает некоторое чутье на сигналы...
  Иваньков отнюдь не собирался недооценивать интуицию, а потому кивнул с самым что ни на есть понимающим и поддерживающим видом.
  - ...И оно говорит: тут было три портала. Не особо длительные, минут десять-пятнадцать, точнее не скажу. Пробили оттуда, тут почти ручаюсь. На диаграмме - вот они.
  Капитан ФСБ добросовестно попытался увидеть пики. На его дилетантский взгляд разброс был слишком велик для того, чтобы сказать хоть что-то определенное. Но это мнение куратор придержал при себе.
  Сабецкий продолжал докладывать в научном духе:
  - Но размер у этих порталов... э-э-э... ну, если они были... миллиметровый, буквально. Даже и не представляю себе, зачем бы такое могло понадобиться. Через них ведь не пропихнуть даже стерженек от шариковой ручки.
  От собеседника последовал еще один кивок самого дружественного свойства.
  - Ну, и получше новость. С нашей установкой удалось все же пробить портал.
  На этот раз хладнокровие капитана дало трещину:
  - Да ну!
  - Устойчивость, должен признать, фиговая, - Александр Викторович явно с трудом удержал себя от использования более сильного эпитета, - длительность порядка микросекунды, величина - вот здесь точно не скажу, разброс больно велик. Я бы доложил так: от одной сотой микрона до пять микрон.
  - Но ведь и это огромный успех, - поощрительно улыбнулся Иваньков.
  - Ну да; только чтобы повысить устойчивость, тут понадобится расчетов... - на этот раз Сабецкий не выдержал и дал самым наглядным и нецензурным образом понять, что их очень много.
  Капитан знал, что успех в этом деле может сильно поспособствовать карьере вообще и приблизить получение очередного звания в частности. Но доклад о достижении столь скромных масштабов мог составить для начальства не вполне радужную картину. И еще следовало учесть, что делом всерьез заинтересовалось начальство намного выше уровня Виктора Семеновича Кима. Именно оттуда и пошло распоряжение пригласить иномирян к контакту.
  Но размышления не прошли совсем уж зря. Совсем маленький, но сравнительно длительный по времени портал? А ведь есть для чего использовать: наблюдение за обстановкой. Возможно, рекогносцировка? То есть готовится прибытие кого-то?
  Иванькову было известно, что вокруг предполагаемой точки пробоя расставлены плакаты с приглашением на переговоры. Вероятно, их увидели. Не могли не увидеть. И теперь та сторона... думает, надо полагать.
  В размышления Иванькова вторгся голос инженера-прибориста:
  - Сергей Иваныч, нам бы какого ни на есть физика. Пусть он ничего не знает в проблемах межпространственных порталов, но чтоб думать умел.
  Ответ был стандартным:
  - Александр Викторович, сами должны понимать: не я тут решаю. Но о вашей просьбе доложу.
  В свете сказанного Иваньков все же решил доложить результаты как есть.
  
  Джилл попросила Джастина Фуллера зайти к ней в кабинет. У того не было ни единой причины не то, чтоб отказать - даже задержаться. Мисс Ливингстон тихо, но неуклонно набирала все большую власть в Лаборатории.
  - Джастин, ваша работа производит очень хорошее впечатление. Вы прекрасно делаете свое дело, но должна предупредить вот о чем. Вы слишком много общаетесь с Майком и Алексом. Сейчас у Сарджента к вам нет вопросов. Но постарайтесь вести себя так, чтобы их и не возникло. Это может повредить вашей карьере.
  Имя (точнее, прозвище) Сарджент было хорошо известно всем сотрудникам. Для своей должности начальника отдела безопасности в Лаборатории он был человеком публичным: вел телесеминары по темам режима секретности, рассылал многочисленные электронные письма, напоминающие о необходимости сдавать соответствующие экзамены, не стеснялся показываться на общих собраниях. Когда-то он служил в Корпусе морской пехоты в звании сержанта и в отделе контрразведки.
  Но Джастин не был трусом.
  - Джилл, я напомню: в ходе нашего последнего обсуждения именно Алекс категорически настаивал на полном и скрупулезном соблюдении режима секретности. И Майк был с ним согласен на все сто - так же, как и я.
  - У нас нет подозрений в отношении этих двух джентльменов, - это построение фразы ясно давало понять, что в данный момент Джилл действует заодно с Сарджентом. - Но и вы, Джастин, должны понять, что для русской разведки эти двое - слабое звено в лаборатории. Нам противостоят не дураки. Вы не докладывали о сбоях в работе установки, открывающей портал, верно?
  - Потому что с тех пор, как я открываю их на восемь минут, их не было.
  - Вот именно. Вы приняли меры, и это дало результат. Но кто вам сказал, что эти меры всегда будут действенны?
  На этот раз Фуллер не смог возразить.
  
  - Мне кажется, у вас некоторые успехи, Тифор.
  Этими словами Профес открыл очередное совещание. Он имел основание так говорить. Даже став доктором, Тифор так и не научился делать бесстрастное или хотя бы нейтральное лицо.
  - Кое-что получили, командир, - особо почтенный попытался сделать скромную мину, но не преуспел в этом. - Бьорх, доложите.
  Суть этой части работы состояла в том, что двое дерзких или даже нахальных лиценциата предложили кардинальную переделку амулета для поиска портала. Работа обошлась бы в значимую дополнительную сумму. Предполагалось существенное возрастание чувствительности амулета, а самое главное: скорость передачи сигнала обнаружения и всех данных возрастала чуть ли не на порядок.
  Бьорх завершил свое выступление несколько неожиданным образом:
  - Должен особо подчеркнуть: основная заслуга в данной разработке принадлежит достопочтенной Маррьям.
  При этих словах молодая женщина залилась густейшим румянцем. У нее были на то причины. Бьорх был северянином, а в их традициях вполне возможны похвалы женщине за ее внешние данные, за красоту детей, за поварское искусство и прочее в том же духе - но не за научные достижения.
  Сам же лиценциат продолжил комплименты:
  - Она предложила теоретическое решение, она же рассчитала потребность в кристаллах и взаимодействие потоков...
  При этих словах достопочтенная не выдержала и неподобающим образом выкрикнула:
  - Все врет! Он восемь ошибок в моих расчетах обнаружил! И предложил использовать пересечение по Корману вместо роменовского! И еще...
  - Хорош спорить! - загремел Профес, который обычно не повышал голоса на подчиненных. - Я ценю вас обоих; уверен, что и особо почтенный разделяет мое мнение. У меня к вам вопрос, Тифор: насколько вы уверены, что изменение конструкции даст положительный результат? А если да, то предоставьте численную оценку этому улучшению. Цель моих вопросов: получить представление о том, стоит ли модификация расходов на нее.
  Все трое магов обменялись быстрыми взглядами. Со стороны могло показаться, что Маррьям просто строит глазки. Но землянин был достаточно опытен, чтобы подобная мысль умерла, не родившись.
  Разумеется, сам Тифор и ответил на вопросы:
  - Что до положительного результата: да, уверен в таковом. Но обычно мы давали оценку амулетов, исходя из практического опыта их применения.
  - Так и быть, я переведу ваши слова на маэрский, - ворчливо ответил Профес. - Они значат вот что: мы уверены, что все будет хорошо; дайте нам денег, и мы покажем, насколько хорошо.
  Вся троица промолчала, не желая лишний раз комментировать.
  - Так вот, дело предстоит следующее. Вы в пятидневный срок предоставите теоретические доказательства преимуществ предложенной схемы. С расчетами! С цифрами! Или...
  Последовала гнетущая пауза. Маррьям не выдержала и робко пискнула:
  - Или?
  - Или вы дадите убедительные разъяснения: почему эта задача не может быть решена существующими средствами. Еще вопросы?
  - Есть сообщение, командир.
  - Я вас слушаю, Тифор.
  - Попытка открыть портал с той стороны. Оценить размер и тем более длительность не представилось возможным, но то и другое очень мало.
  - Мало? Ну, а если примерно?
  - Скажу так: сопоставимо с попытками землян открыть портал не в нашей точке, а в стороне. Там, помнится, получалось нечто похожее.
  Оба лиценциата прекрасно понимали, что разговор ушел на уровень много выше допустимого для них, и изо всех сил пытались прикинуться мебелью.
  - И еще лейтенант Неболтай и магистр Гарлен хотят переговорить.
  - Вот как? Бьорх, Маррьям, вы свободны.
  Лиценциаты проворно удалились.
  - Тифор, вызовите лейтенанта и магистра. У меня будут вопросы к ним. К сожалению, Сарата и Моаны не будет... эх. Вам, Тифор, надо будет также присутствовать.
  Немедленно по прибытии всех вызванных Профес начал действовать в точности, как в старые времена: энергично и по делу.
  Для начала он выслушал самым внимательным образом Тихона - и не просто так, а заставил того начертить схему, на которой появились углы поворота портала, найденные плакаты и камера наблюдения. Все это сопровождалось ворчанием вроде: 'Ну, тут размещение толковое, а вот тут, сударь лейтенант, вы недосмотрели, на их месте я бы точно вот в этой точке установил камеру, но вашей вины особой нет, камеру вполне могли замаскировать... А не заметили ли вы забор в отдалении? Был такой? Тоже верно, я бы сам установил...'
  Потом начался расспрос магистра Гарлена:
  - ...На какой угол поворачивали?
  - ...Можно глянуть на кристалл? А, да, я и забыл... Ну, это ничего, что с собой нет; покажите на пальцах.
  - ...Сколько времени тратили на открытие портала? А если учесть открытие Т-пространства? А само наблюдение?
  Но поджариванием весьма почтенного дело не окончилось. Профес потребовал доложить о результатах слежения за чужими порталами. Доклад был коротким. Помимо 'обычных', через которые земляне проходили на занятия по языку, был выявлен другой портал: крайне непродолжительный и микроскопический по размеру.
  Впрочем, на этот раз командир больше думал сам, чем спрашивал других:
  - По всему видно, этот пробный портал делали не американцы. Им такой просто не нужен. Тут постаралась третья сторона. Сильно подозреваю, что мои соотечественники создали установку по пробиванию межпространственных порталов. Вот почему теперь ваша очередь, Тифор. Сколько вам лично понадобилось времени на переход от сверхмалых и малых порталов к рабочим? Так мало? А, понимаю, вы даже не пытались изменять координаты портала. Хорошо, американцы сколько на это затратили? Месяц? Ну так вот вам вводная: в течение месяца - и это предельный срок! - должен быть рабочий амулет с возможностью поиска чужих порталов и вывода их из строя. Причем с момента открытия портала до момента его принудительного закрытия - не более, чем десять секунд. За это время человек сможет без большого риска выскочить, а вот протащить оборудование - уже нет. Но если за меньшее время сумеете нейтрализовать чужие порталы, так это еще лучше.
  
  
  
Глава 30

  
  Перед этой встречей Михаил волновался, хотя старался этого не показать. Елизавета Шапиро хорошо знала мужа. Она отметила тщательный выбор костюма, рубашки и даже галстука (хотя ей прекрасно было известно, что благоверный ненавидит галстуки вообще). Вывод был верным: Миша идет на собеседование из очень важных. И умная женщина постаралась успокоить супруга: слегка потерлась щекой о его руку и тихо проговорила:
  - Ты только не волнуйся. Вот увидишь: тебя оценят.
  В этом как раз сомнений у Михаила не имелось. Он не был уверен в уровне оценки.
  Почему-то встреча была назначена в одном из конференц-залов отеля 'Ритц-Карлтон'. Сначала приглашенный чуть удивился, но потом вспомнил, что штаб-квартира корпорации находится в Нью-Йорке, а не в Вашингтоне.
  Как и было условлено, из вестибюля Михаил позвонил по местному телефону и выдал волшебные слова:
  - Говорит Майкл Шапиро. Назначено.
  - Да, мистер Шапиро. Сейчас к вам подойдут и проводят.
  Через считанную пару минут появился мужчина лет тридцати, в хорошем (но не дорогом) костюме и с вежливой улыбкой при холодных глазах. Посетителя он вычислил мгновенно: видимо, имелся немалый опыт.
  - Мистер Майкл Шапиро?
  - Да, это я.
  - Позвольте взглянуть на ваше удостоверение личности.
  - Прошу.
  Проверяющему хватило полувзгляда.
  - Вас ожидают.
  Михаилу показалось странным, что конференц-зал на поверку выглядел просто комнатой не из больших. Но это впечатление быстро улетучилось при виде старика, сидевшего за столом. Разумеется, его трудно было не узнать. В первую пятерку американцев по богатству и влиятельности он входил точно - и для этого не надо было узнавать лицо, достаточно было взгляда. В комнате присутствовало еще двое, но и куда менее проницательному человеку, чем был посетитель, хватило бы одной десятой секунды, чтобы понять, кто тут главный. Один из этих двух был кареглазым брюнетом, другой - блондином прибалтийского типа (по крайней мере, так показалось Шапиро). Оба на вид были лет тридцати пяти.
  - Добрый день, мистер...
  - Нет-нет, не надо никакого официоза! - протестующе вскинул руку босс. - Зовите меня просто Тед. Кстати, это начальник отдела кадров Норман Джанетти (брюнет поклонился), а это начальник юридического отдела Дэвид Кершенбом (тот наклонил голову).
  Эти слова сопровождались улыбкой.
  - Но и вы тогда обращайтесь ко мне 'Майк'.
  Про себя опытный Михаил тут же мысленно назвал юриста Давидом Киршенбаумом, каковым он и был от рождения.
  Время босса этих двоих стоило безумно дорого. Злые языки утверждали, что для него даже поднять найденную стодолларовую бумажку было бы непростительным расточительством: за секунду, требуемую для этого действия, он зарабатывал много больше. Вот почему практически мгновенный переход к делу не был неожиданным. И все же хозяин сумел удивить гостя - своим подходом.
  - Майк, я сейчас расскажу, что мне известно о вас и ваших делах. А потом я попрошу дать разъяснения о некоторых деталях. И эти сведения не будут составлять государственную тайну, не беспокойтесь. Итак: вы работаете в Лаборатории военно-морского флота. Сравнительно недавно вам удалось пробить портал в другой мир...
  Михаил слушал более чем внимательно. Из неторопливой речи старика следовало, что он практически в курсе всей разработки. Почти в курсе, за исключением некоторых деталей.
  - А теперь, если позволите, кое-какие вопросы, - продолжил хозяин. - Жители того мира говорят по-русски и по-английски. Насколько хороши они в этих языках?
  - По-русски они говорят не хуже меня самого, и их язык вполне современный. По-английски... я не настолько компетентен, но мне показалось, что у них выраженный британский акцент, и мне он показался несколько архаичным. Но о происхождении их знаний судить не могу.
  - Вы видели их деньги?
  - Нет. Однако, насколько мне известно, золото они ценят так же, как и мы.
  - В процессе одного из ваших разговоров речь зашла об их медицинском искусстве. Ваше впечатление: насколько оно велико?
  - Та дама, с которой я говорил, утверждала, что их врачи способны вылечить рак, а также болезнь Альцгеймера. Правда, с оговоркой: с генетической предрасположенностью к тому или иному заболеванию они справиться не в состоянии.
  Лицо собеседника изменилось, и Шапиро успел подумать, что сейчас-то ему зададут самый важный вопрос.
  - А вы можете пробить портал в этот мир?
  - Нет. Нас - меня и моего товарища - отстранили от работы в этом направлении. Соображения безопасности.
  Собеседник рассмеялся странным отрывистым смехом:
  - Хех! Хех! Хех! Из соображений безопасности! Хех! Хех! Вас! Хех! Хех!
  Улыбаться Шапиро совершенно не хотелось. Еще меньше ему хотелось смеяться. В тот момент у него полностью пропало чувство юмора.
  - А вы, Майк, сумели бы пробить портал, находясь у меня на службе?
  Обдумывание ответа заняло менее секунды. Михаил в свое время неплохо играл блиц42 .
  - Да.
  Это слово было особо выделено. Михаил знал, что все американцы вообще, а начальство в особенности очень ценят позитивный настрой.
  И тут же последовало продолжение:
  - Но для этого нужны некоторые условия. В частности, существует известный набор препятствий, преодолеть который не под силу мне, но возможно для вас, Тед.
  Пауза - как раз настолько, чтобы уловить искорку интереса в блеклых глазах старика.
  - Мне нужен мой напарник, мистер Алекс Шмелев, - в тот момент Михаил готов был предложить пари на сто долларов против цента, что это имя владельцу компании известно, - поскольку он в нашем тандеме теоретик, а я практик и расчетчик. Кроме того, нам нужны гарантии против каких бы то ни было юридических действий со стороны правительства.
  Судя по мимике хозяина, это условие также предвиделось.
  - Напоминаю, Тед: правительственная служба предусматривает обширные льготы. В частности, это касается пенсионного обеспечения и медицинской страховки. Между тем у вас на службе мы можем проработать... ну, скажем, месяц. Ну, два.
  Шапиро знал, о чем говорил. Каждый год работы на американское правительство добавлял один процент к пенсии, причем исчислялась эта сумма от наивысшего оклада. Что до медицины, то всего лишь пять лет этой работы давало пожизненное обеспечение страховкой для самого работника и его супруги (или супруга) на более чем щедрых условиях.
  Потенциальный работодатель явно продумал этот вопрос.
  - Что до вашего напарника, то это предвидено. Он получит аналогичное предложение с точно такими же условиями. Мои юристы уже проработали вопрос с вашей защитой от возможных исков, - последовал короткий взгляд на одного из свиты, в результате которого тот вскочил и подал боссу прозрачную папку немалой толщины. - Вот здесь условия. И сверх того, пожизненная юридическая помощь, если таковая понадобится. Для начала предлагаю работу консультантов. Что касается бенефитов43, то вы получите медицинскую страховку. По окончании вашей работы вам обоим будет передан пакет акций. Это более чем хороший доход до конца жизни, и на него вы будете в состоянии позволить себе такую же страховку, какая имеется у меня самого. Условия контракта - вот они. Прошу обратить внимание: этот доход пойдет независимо от того, найдете ли вы другую работу, и независимо от вашей пенсии - той, что вы уже заработали. И, наконец, я не уверен, что моя компания захочет от вас избавиться по окончанию контракта. Возможно, мы захотим его продлить.
  Шапиро учтиво наклонил голову. Намек на сущность работы с продлением контракта он понял прекрасно.
  Другой из сидящих, в свою очередь, принес папку.
  - Предлагаю вам... - и тут босс озвучил сумму. Она звучала приятно, а то и завлекательно. За месяц можно было заработать намного больше, чем на правительственной службе - за год. Но Шапиро прекрасно помнил, кто именно прячется в деталях.
  - Вы дадите некоторое время на изучение?
  - Три дня. Мне некогда.
  - С вашего позволения, Тед, мы с мистером Шмелевым отдадим эти документы на изучение профессионалу. Но попросим его уложиться в этот срок.
  - Разумеется, не возражаю. Что еще?
  - Другие препятствия, если они появятся, устранить не в моих и не в ваших силах. Первым из них считаю получение согласия от той стороны. Что до условий оплаты... прошу прощения, не представляю их даже приблизительно.
  - Думаю, что в этом договоренность возможна.
  - Еще одна вещь. Мы не можем ручаться за результаты лечения.
  - Я это понимаю, - ответил старик без раздумий. - Но в моем положении приходится соглашаться даже на... кх-х-х-м... неоднозначные варианты.
  Михаил сразу же подумал о раковом заболевании. Неоперабельная опухоль? Метастазы? Но на лице его ничего не отразилось.
  - Я осмелюсь предложить немного сэкономить ваше время, Тед. Тот самый пакет - точнее, пакеты - я берусь лично доставить мистеру Алексу Шмелеву. Вам, несомненно, известно, что мы живем недалеко друг от друга.
  - Но те же пакеты будут отправлены мистеру Шмелеву заказной почтой с уведомлением о вручении. Таков порядок, - тут же вмешался начальник отдела кадров.
  - Разумеется, сэр, - ответил наиприятнейшей улыбкой Шапиро.
  - В таком случае, жду вашего решения, мистер Шапиро, - добавил кадровик. - вот моя визитка. Отвечать можно и по электронной почте, а нужные документы вы можете подписать при приеме на работу.
  - У меня есть другие вопросы, - заказчик вдруг остро глянул на посетителя. Как долго продлится подготовка к работе, если вы решите заключить контракт.
  - Что касается самой установки, то ее монтаж не представляет трудности. Пять дней, скажем. Гораздо сложнее выглядит надлежащий расчет ее параметров, но это уже наша забота. На них уйдут два дня. Думаю, что скорее вряд ли получится. И вот дополнительная возможность для уменьшения затраты времени. Установку лучше собирать в помещении в районе Вашингтона. Полагаю, у вас здесь имеется жилище. Мы смогли бы осуществить подготовку с максимальной оперативностью. Итого неделя. Прибавьте еще неделю на отладку методики получения портала с нужными параметрам. Всего две.
  Больше обсуждать было нечего. Последовало очень вежливое прощание.
  Не более, чем через полчаса после окончания собеседования Михаил уже был дома. Лиза еще не приехала с работы, а Даня был в школе. Их отсутствие Шапиро посчитал положительным фактором. Ему было над чем подумать.
  Обеденный перерыв оказался забытым. Физик, даже не переодевшись, ринулся за компьютер и принялся составлять список юристов, попутно обшаривая закоулки Интернета.
  Закончив работу, он пошел на кухню, поставил обед на разогрев в микроволновку и позвонил другу. Разговор был коротким.
  - Алехандро, ты ко мне вечером не зайдешь? Есть разговор. Когда? Да лучше после семи.
  Но труды Михаила на этом только начинались. Закончив с едой, он снова сел за компьютер. Правда, формально ему не разрешалось работать из дому, но неофициально сотрудники Чарли Чона это делали, а тот смотрел на такие нарушения сквозь пальцы.
  На дисковой памяти откладывались все новые и новые варианты пробоя. Уже и сын пришел из школы, услышал хорошо знакомые звуки работающей клавиатуры и, будучи многоопытным ребенком, посчитал за лучшее не мешать отцу.
  Уже и супруга прибыла, а благоверный все трудился. Однако отказаться от получения последних новостей было не в ее силах. Она тихо прошла в тот закоулок, который муж с гордостью называл 'мой кабинет'.
  Михаил отвел глаза от экрана.
  - Мне сделали предложение.
  Любая женщина знает, насколько это волнующее событие: получить предложение. Лиза Шапиро не была исключением. Она широко распахнула глаза.
  - На вот, глянь, - продолжил муж, предлагая на рассмотрение увесистую папку. - И Саня получил такое же. Да нет, ты не туда глядишь. Вот... а по окончании контракта еще... сможешь тогда купить себе бриллиантовые серьги.
  По мнению Михаила, этот предмет был верхом роскоши и признаком наивысшего богатства.
  Любой знаток изящной литературы может из нее постичь: женщины куда более практичны, чем мужчины. И Лиза это тут же доказала:
  - Нет уж, стоит приберечь эти деньги на Данино обучение, -и тут же жена лишний раз подтвердила свою проницательность, в которой муж и не сомневался. - О, кстати. Ты ожидаешь Сашу сегодня вечером?
  Сказано было утвердительным, а не вопросительным голосом. Лиза в два счета поняла, что предложение сделано двоим.
  - Да, но мы не намерены выпивать-закусывать. Дело есть.
  Шмелев пришел в обещанное время. На ознакомление со стопкой документов у него ушло двадцать минут. И друзья начали идти по списку знакомых адвокатов.
  - Почему ты выкинул Леника Бронштейна?
  - Балабол. Поет хорошо, спору нет, а в качестве адвоката... сильно не очень.
  - Факты?
  - Семнадцать лет он работает в своей конторе, а все на одной должности. За это время другие до партнера дорастают.
  - Допустим. Так... тут с тобой согласен. А почему Марка Вайнберга отставил?
  - Вот ссылка на сайт конторы. Не их специализация. Если тебе в больнице по ошибке не ту ногу отрежут - милости прошу, это дело по ним.
  - Хорошо... тут тоже ясно... за какие заслуги ты Полину Дорфман наградил звездочкой?
  - Загни пальцы. Ее фирма специализируется на трудовых спорах - это раз. Глянь на список партнеров: сплошь евреи, и уж если она смогла в такой атмосфере пробиться - значит, чего-то стоит. Это два.
  - Так она же еврейка!
  - Да никаким боком. Фамилия ее по мужу, а тот, чтоб ты знал, вообще немец.
  - А я с ним по-английски... Кстати, и говорит он без всякого акцента.
  - Еще бы! Четыре поколения в Штатах. Не удивлюсь, если он по-немецки только что 'бонжур44' и 'но компрендо45' знает.
  Проходившая мимо Лиза хихикнула. Она хорошо знала Полину и ее Роберта.
  - Тогда надо сейчас же связаться с ней.
  - Давай я.
  Полина Дорфман была профессионалом. Она сразу же информировала, что эта работа стандартная, что ее можно выполнить в два дня, но при условии, что нужные документы ей будут переправлены сегодня же, и что обойдется это в стандартную цену: пятьсот долларов.
  Александр, в свою очередь, уверил, что уже знает номер факса, что передачу начнет сию же минуту и что чек будет выслан почтой. Он даже не упомянул, что знает все координаты адвокатской конторы - это подразумевалось само собой.
  
  Майор Шматов работал, конечно, не в одиночку. Но результат все равно впечатлял, даже с учетом того, что трудилась группы.
  - Удалось разыскать свидетелей ранения фигуранта-два. Они подтвердили характер ранения, а один из них, который отправил сержанта в госпиталь, ссылался на мнение врача: обе ноги, дескать будут ампутированы. Этого доктора мы также нашли. Вот показания.
  На стол подполковника Кима легли три листа текста.
  - Также был произведен опрос персонала госпиталей, всего девять свидетелей, пятеро врачей, четыре медсестры. То есть опрошено было двенадцать человек, но трое не узнали пациента по фотографии. Все в один голос утверждали: ампутация была. Врачам предъявили также медицинские документы фигуранта. Никаких расхождений между ними и той картиной, что вспомнили медицинские работники, не выявлено. Итак, гипотеза о подделке указанных документов не выдержала проверки.
  При этих словах на стол легла более чем солидная стопа документов (копий, конечно).
  - Также проверили по отпечаткам пальцев. Они нашлись сразу в двух картотеках. Полное совпадение.
  Ким хмыкнул. Подменить отпечатки пальцев в принципе можно, но в двух картотеках...
  - И еще одно; это полагаю самым главным. Удалось расспросить крупнейшего в России специалиста по выращиванию органов. Так вот, профессор Кальмаев утверждал, что выращивание конечности взамен потерянной пока что никем не заявлено, не говоря уж о введении в широкую практику. И не то, что на людях - даже на животных этого никто не делал. Вот запись (на стол легла флэшка), а вот ее расшифровка под роспись.
  Виктор Семенович Ким бегло проглядел бумаги и окинул взглядом младшего по званию. Он решил снизить официоз до минимума.
  - Вячеслав Степанович, вы ведь лично опрашивали этого профессора, не так ли? Опишите ваши впечатления.
  Майор чуть подумал.
  - Знаете, что меня более всего убедило в правильности позиции Кальмаева? Упоминание о денежном аспекте. Александр Муратович горячо убеждал меня, что есть методы пересадки почки, поджелудочной железы, печени, сердца. А вот для конечностей - нет таких. Наиболее заинтересованной стороной в выращивании конечностей - когда такая методика появится - будут не пострадавшие. Нет! Страховые компании, вот кто. По словам Кальмаева - тут в ход пойдут громадные деньги.
  - Интересная позиция. Мощный финансовый интерес, выходит, должен быть?
  - Именно. Допустим, группа врачей вдруг добилась подобного результата хотя бы на кошках. Так они враз получили бы такие средства, что уж об этом узнали все заинтересованные лица в медицинском мире. Об чисто научной известности в случае подобного прорыва и не говорю. У меня сложилось мнение, что врачи-специалисты (имею в виду высокого уровня) - большая деревня. Все друг друга знают. И все имеют четкое понятие: кто чего стоит. Между тем данных об успехе нет никаких. Вывод: для земной медицины такое достижение видится невозможным. А в шаманов-чудодеев я не верю.
  Майор Шматов получил солидную порцию начальственной благодарности и удалился. А подполковник Ким принялся тщательно обдумывать уже свой собственный доклад.
  
  Профес всегда славился способностью выдавать на-гора мысли новые и прогрессивные. Но именно в тот день роль генератора идей у него перехватили. Это сделал Гарлен. Поскольку амплуа было для него внове, он сильно волновался.
  - Перед нами была поставлена задача: воспрепятствовать открытию портала. И ориентировались на нарушение устойчивости... э-э-э... портала из мира 'Т' в мир Маэры. Но ту же проблему можно решить и с другой стороны: воздействовать... э-э-э... неблагоприятным образом на портал в пространство 'Т'. Следует учесть, что для этого требуется на порядок меньшая интегральная энергия возмущающего поля, чем при воздействии на портал непосредственно на Маэре
  Командир явно собирался что-то возразить, но ограничился лишь уточнением:
  - Другими словами, вы предлагаете раскачивать тот портал, который ведет с Земли, надеясь, что его неустойчивость исключит возможность пробить портал из пространства 'Т' на Маэру. В пользу этого подхода говорит его энергетическая выгодность. Я правильно изложил?
  - Э-э-э... ну да, так и есть.
  Профес повернулся к Тифору:
  - У вас, как мне кажется, имеются соображения по этому поводу. Прошу высказаться.
  Тот хорошо помнил уроки Сарата в части мозговых штурмов. На этот раз надо было справиться с ролью критика. Непривычно... но пришлось.
  - Теоретические препятствия преодолимы. Для этого нужно всего лишь...
  Далее последовала лекция по теории связанных пространств минут на десять.
  - ...Но здесь вижу серьезное препятствие. Что-то сделать с 'Т'-пространством можно, находясь в том мире, откуда оно открывается. Следовательно, для того, чтобы этим способом воспрепятствовать открытию портала с Земли на Маэру, нужно пребывать на Земле.
  Тифор с некоторым усилием изобразил сочувствие, адресованное Гарлену. Тот увядал на глазах.
  За беднягу-магистра вступился сам командир.
  - Препятствие серьезное, что и говорить, но его можно обойти.
  При этих словах небольшая доля прежнего румянца вернулась на щеки магистра. Профес продолжил:
  - Для этого только и требуется, что совместить регистрацию открытия портала в мир 'Т' и воздействие, о котором говорил коллега Гарлен. Для первого нужен портал на Землю в размере десятой дюйма... ну, это примерная величина... а для второго понадобится, конечно, открыть портал диаметром от фута до ярда - но на короткое время. И все это без участия человека, на этом настаиваю. Долгое проживание в замкнутом мире 'Т' невозможно: не хватит кислорода.
  Тут Профес вспомнил, что кислород, возможно, неизвестен на Маэре. Хотя нет, в свое время он оставил лекции по химии, где этот элемент был описан. Но на всякий случай землянин поправился:
  - Короче, в этом объеме человек задохнется. Но прежде, чем назначать людей на проект, хочу особо сказать. Вы, Тифор, помните, что задачу модернизации заклинаний по раскачке портала на Маэру с вас никто не снимал. На сегодняшний день портал выходит из строя примерно за десять минут, не так ли?
  - Ну... эге...
  - И у вас имеется некая наработка по ускорению этого процесса. Не десять, а пять минут. Я не ошибся?
  Разумеется, командир не ошибся. Тифор про себя удивился подобной проницательности. Он в простоте душевной не подумал, что на такое техническое решение сам же Профес и натолкнул.
  - Так вот, в качестве координатора расставляю приоритеты. Вашей группе хватит четырех дней, чтобы подготовить действующие амулеты для гашения портала в течение пяти минут?
  Гарлен дернулся. Он-то пребывал в убеждении, что и трех дней хватило бы с запасом, но промолчал.
  - Хватит, - с полной уверенностью ответил Тифор. - Но также понадобится время на отладку.
  - Сюда я не включил возможные затраты времени на получение кристаллов с нужными характеристиками, - продолжил Профес.
  - Я не знаю, какие имеются в наличии, - поспешно снял с себя ответственность магистр Гарлен.
  - Я тоже.
  - В наихудшем случае это дело еще четыре дней. Но по-любому задача пойдет первой очередью. Только после этого переключаетесь на вариант, предложенный коллегой Гарленом. Работаем!
  Тифор и тем более Гарлен никогда не слышали этого слова из уст командира. Но они слышали от Сарата, что это любимый лозунг Професа. Или призыв.
  
  
  
Глава 31

  
  Адвокат Дорфман не нашла никаких юридических дырок в проекте контракта и потому дала 'добро'. В тот же день двое друзей его подписали и тут же подали заявление на увольнение и одновременно на двухнедельный отпуск. Реакция Чарли была истинно корейской: он сощурил и без того узкие глаза. Видимо, руководитель группы сам догадался, что люди нашли другую работу. А в Лаборатории перспективы сотрудников с российским происхождением были твердокаменно заморожены усилиями Джилл.
  Работа по созданию новой установки продвигалась с ошеломляющей скоростью. Видимо, босс раздал животворящие пинки и прежестокие пряники. Монтаж был завершен не в пять дней, а в четыре, и еще сутки понадобились на отладку. Наладку режима эти двое провернули за пять дней. Видимо, Шапиро, делая оценку длительности работ, неодооценил опыт как самого себя, так и Шмелева.
  Но в самый же первый пробный запуск выявилась трудность. Портал держался лишь десять секунд с десятыми, после чего его поддержание становилось немыслимым.
  Результаты появились через полтора дня интенсивного анализа. В тандеме физиков Александр больше отвечал на вопросы 'почему?', а Михаил - 'как?', поэтому не стоит удивляться, что разбирался в основном Шмелев.
  - Вот смотри... - раскладывал он на рабочем столе пасьянс из листов с выкладками, - я сначала подумал, что это воздействие Маэры, но полный аналог по коэффициентам мы ведь и раньше получали... опять же амплитуды... на этом графике, да еще на этом... ну, не верю в такие совпадения...
  - Короче: ты думаешь, что это последствия смещения портала от идеальной точки?
  - У тебя есть другие гипотезы?
  - Н-н-нет.
  Эта реплика была сделана задумчиво-неуверенным тоном. Но тут же Шапиро приободрился:
  - Я вот что подумал. Ну и пусть себе портал короткоживущий. Для прохода двух людей этих десяти секунд хватит. И потом: у нас небольшой резерв все же имеется. Если уменьшить диаметр, то устойчивость может возрасти.
  - Тогда надо заготовить плакат для драконов.
  - Почему для драконов?
  - А больше его никто не заметит.
  - Думаешь?
  - Ты вспомни местность. Я разместил точку к западу от идеальной, а между ними как раз густые заросли. Даже если кто из портала Джастина вылезет, то не увидит нипочем, а в заросли не полезут. А вот с воздуха...
  - Убедил. Как насчет содержания надписи?
  - На русском написать что-то вроде 'предлагаем переговоры'. И наши имена.
  - Хорошо придумал. Хотя... а как они отвечать будут?
  - Если не дураки, то поставят плакат с ответом.
  - Так ты ж его с собой не утащишь. Имею в виду, у тебя не будет времени выскочить, схватить плакат и юркнуть обратно.
  - И не надо. Возьму с собой сотовый телефон и щелкну.
  - А как драконы узнают точные координаты портала?
  - Если у них нет энергетических методов обнаружения - то никак.
  - Тогда какой же смысл в ответном плакате? Если он ориентирован боком к порталу, так мы его и не увидим.
  - Есть мысль. На месте портала воткнуть в землю флажок.
  - Красный.
  Тут оба друга хором фыркнули. Но Шмелев тут же посерьезнел:
  - А вопрос не такой простой, как кажется. Это у людей красный цвет привлекает внимание, а насчет драконов я не уверен.
  - Ну, судя по богатой расцветке чешуи, цветовое зрение у них в полном порядке. Решено: красный.
  Ни тот, ни другой не ведали, что и Джастин Фуллер столкнулся с пониженной устойчивостью портала. Но у действующего оператора по работе с порталами не было достаточной теоретической подготовки, да и в практических умениях он уступал русским.
  Хуже того: Джастин отметил, что и диаметр портала с каждым пробоем становится все меньше и меньше. Причины этому он тоже не знал. А она существовала. Та мина, что Шапиро заложил в свое время, стала срабатывать: накапливающаяся ошибка в расчетах добавляла ухудшения в параметры полей, открывающих портал.
  
  Патрульный дракон не знал ни слова по-русски. Но острые глаза увидели плакат; светло-зеленое тело изящно развернулось, снизилось, телемагия подхватила плакат, и через час он был доставлен куда надо. Оперативный дежурный тоже не знал русского и вызвал Таррота. Тот прилетел, прочитал и немедленно дал знать Сарату. Он, в свою очередь, показал плакат жене, а та не поленилась использовать собственные аналитические способности. Выкладки она делала вслух.
  - Первое, что бросается в глаза: написано по-русски. А это не государственный язык Соединенных Штатов Америки; их граждане и мы на переговорах используем только английский. Напрашивается вывод: налицо частная инициатива. В пользу этого вывода говорит и то, что точка выхода не только не совпадает с первичной - она не просматривается теми, кто появится из главного портала. Так утверждают драконьи источники; у меня нет оснований им не доверять. Второе: на плакате знакомые нам имена. От нас просят медицинской помощи, однако не верю, чтобы Александру и Михаилу она была нужна - думаю, это кто-то другой нанял их, чтобы те открыли портал. Если бы дело шло через Лабораторию, то имелись все резоны задействовать главный портал. Выходит, эти двое не работают... то есть хочу сказать, они сменили место работы. Делаю вывод: нужна Арзана. Она их знает. Я ее вызову, а ты свяжись с драконами и попроси их установить перед выходом из портала плакат с содержанием... мнэ-э-э... скажем, таким: 'Предлагаю встречу тогда-то на этом месте. Арзана'. И по итогам ее переговоров будем принимать решение: поддерживать этот контакт или нет. Что скажешь?
  - Скажу, что ей добираться досюда - это день. Если, конечно, у нее нет пациента, которого надо поддерживать. Вот только со связью проблема. Радио применять не хочу.
  - Значит, пошлем срочным гонцом. Но ответный плакат нужен все равно. Чуть изменить надпись: 'Предлагаю встречаться на этом месте. Завтра в полдень вывешу плакат о времени. Арзана'.
  - И хотел бы раскритиковать, а не могу.
  - Все равно ты придира, - промурлыкала Моана и получила поцелуй в ответ. - Тогда я заготовлю послание Арзане. И обязательно сообщу Сарату и Професу.
  
  Собравшиеся пребывали в удивлении. Совещание было внеочередным, и причины не просматривались. Но Профес быстро рассеял состояние тягостного недоумения.
  - Ребята, предстоит решить два вопроса. Земляне при открытии очередного портала получили неожиданный результат. Портал схлопнулся через четыре минуты с небольшим, а должен был продержаться все пять. Кроме того, драконы сообщили, что и диаметр портала уменьшился, круглым счетом, на десять процентов. Я не жалуюсь, эти обстоятельства нам на руку, но хочу знать причины. Ваши гипотезы? Начнем с младших. Маррьям?
  Южанка постаралась выглядеть солидно. Получилось очень даже недурно.
  - Известно, что устойчивость портала возрастает, хотя и незначительно, при уменьшении его размера. Если же то и другое падает, то это результат либо воздействия внешней силы, либо неправильного управления полями. Первое было бы возможно от нас, но тот амулет, что действует на данный момент, не в состоянии реагировать столь быстро. Тогда в качестве гипотезы можно предположить, что воздействие идет от Земли, то есть некая сила создает препятствие оттуда. Конкурент, например. Это надо бы проверить. Что же касается ошибок в управлении полями, то до сей поры мы их не видели, скорее даже наоборот: размер портала рос. Правда, динамику роста мы не отслеживали, и это было неправильно. Но вполне возможно, что в это дело вмешался недостаточно компетентный человек.
  - Разумно сказано. Ваше мнение, Бьорх?
  - В конкурента не верю. А вот в некомпетентность могу поверить. Например, у этих двоих, которые первыми вышли на контакт, могли быть ученики. Но уровень таковых ниже, чем у наставников, и, коль скоро последние удалились от дел, то вероятность ошибки больше.
  Профес чуть поморщился.
  - Мне кажется, вы недостаточно опираетесь на факты. Но не могу не признать, что в ваших рассуждениях есть рациональное зерно. Тифор, что скажете?
  - Я, в свою очередь, не верю в натуральные причины изменения размеров и устойчивости портала. Коль скоро мы с подобными природными явлениями не сталкивались ранее, то принимать их во внимание отказываюсь - пока и поскольку мы не получим на руки твердые факты.
  В этот момент в дверь постучали. Дождавшись разрешения, в комнату просочился порученец и подал председательствующему записку. Профес прочитал бумажку и нахмурился.
  - Это от Моаны. Земляне открыли второй портал малого размера и на короткое время, - эту оговорку командир сделал, памятуя о попытке пробить портал, которая окончилась чем-то настолько малым, что говорить о практическом значении не приходилось. - Вот что они прокинули через дырочку.
  Сидящие за столом ознакомились с копией надписи на плакате. Послышалось хмыкание.
  - Признаю, что ваша догадка была верной, Бьорх. Те двое и вправду ушли из Лаборатории и, по всей видимости, были наняты частным лицом или фирмой. Особо замечу: земляне не просят ничего, кроме медицинских услуг. Тогда, Тифор, на вас ложится такая задача. Простая, как думаю. Свяжитесь с драконами, уточните, елико возможно, координаты того места, где пробили новый портал. Прикиньте его устойчивость и размеры.
  - Вот уверена, что в полном соответствии с теорией, - прошептала девушка, но ее слова были услышаны.
  - Вероятнее всего, вы правы, Маррьям, но нам нужны доказательства. И, пожалуй, мне надо бы переговорить с Саратом и Моаной. Есть одна хитрая идейка...
  Последние слова прозвучали шепотом.
  
  Капитан Иваньков получил (совершенно неофициально) намек, что он, дескать, уже представлен к получению внеочередного звания. Но к этому добавилось новое задание: разобраться с непонятными явлениями у конкурентов. Почему-то американцы открыли последние порталы с укороченной длительностью и уменьшенного диаметра. В случайность этого явления начальство не поверило.
  - Александр Викторович, вы первым заметили, что последние порталы отличаются между собой; все основные характеристики у них разные. Мы хотели бы знать, какие тому могли быть причины.
  Сабецкий изобразил обиду.
  - Товарищ капитан, это у ваших спецов надо спрашивать. Если Штаты вдруг решили сэкономить на расходе энергии, то мы здесь при чем?
  Иваньков, как всегда, проявил терпение.
  - Вы не совсем правильно меня поняли. Имелось в виду: не могли ли тому быть естественные причины?
  Налицо был редкий случай: приборист оказался озадаченным, но это состояние продлилось недолго.
  - Что до естественных причин, то этакий вопрос не ко мне, а к физикам. Впрочем, дайте мне денек. Посоветуемся, покумекаем... Кстати, хочу привлечь Матянина и Сергеева. Вы ведь их знаете.
  Конечно же, Иваньков дал свое согласие.
  А Сабецкий, не теряя ни минуты, созвал группу и выдал задание:
  - Ребята, надо проанализировать сигналы от порталов. Наш не в счет, конечно. Вы уже наверняка знаете, что размер их падает, а равно длительность. Задача: выяснить, какими могут быть причины для уменьшения. Кидайте идеи.
  Как и ожидалось, естественные причины эффекта не были обнаружены - или, что скорее, их и не могли обнаружить.
  Но Слава Матянин с его образованием (он окончил мехмат НГУ) все же нашел нечто не вполне обычное.
  - Вот смотрите, браты-кандидаты: если брать усредненную кривую, то эта и эта, даром, что их разделяют чуть не полгода, одинаковы. Но если вытащить полную запись, то интересный момент вылазиет. Дисперсия ползет вверх... вот как раз перед закрытием... видали?
  - Еще как видали. Ты выводы, выводы делай, - с оттенком нетерпения отвечал Антон Сергеев - толковый приборист, хотя с чрезмерно острым языком.
  - Есть кретинская идейка...
  - Что кретинская - это даже хорошо, тебе как раз подойдет, - не удержался все тот же Сергеев.
  - Антон, ты дай человеку договорить, - мягко пожурил подчиненного Сабецкий. Поскольку не было сказано 'Антоха' или 'Антоныч', то всем (Сергееву в том числе) сразу стало ясно: дальнейшие шуточки неуместны.
  - Внешнее воздействие. Теряют устойчивость поля по векторам...
  Обсуждение тут же приобрело высокую температуру.
  - ...Вектор А-один тебе ничего не даст...
  - ...Не больно-то хотелось. А вот если попробовать прикинуть по Ку-координате...
  - ...Полная фигня...
  - ...Уж не больше, чем на четверть амплитуды...
  Черту подвел, как водится, начальник.
  - Полностью просчитать координаты векторов не удастся - это надеюсь, всем понятно. И не надо. Меня другое интересует. Кто?
  Поток юмора мгновенно упал от нуля до отрицательной величины.
  Первым заговорил Антон:
  - Давайте рассуждать логически. Мог сделать внутриамериканский конкурент. Кто-нибудь верит в существование такого?
  Поднятые руки не наблюдались. Сергеев продолжил:
  - Это не может быть наш источник, иначе мы бы не получили такого задания. Вывод: третья сила. Будь я на месте тех, к кому пробивают такой портал - именно так дал бы понять, что вас, мол, тут не очень желают.
  - Ты хочешь сказать, американцам дают отлуп? - уточнил Матянин.
  - Напоминаю особо забывчивым: долговечность последнего портала составила три минуты с секундами. Не так уж мало, - вмешался Сабецкий. - Тут уж скорее не удар в рыло, а так: тонкий экивок.
  - Лиха беда начало, - не согласился Сергеев. - Намек может и потолстеть... Слав, хочешь пари?
  - ?
  - Ставлю два литра полста четвертого, что следующий американский портал будет еще короче. А?
  Пиво марки '54' в Новосибирске считалось дорогим и качественным.
  - А пойдет. Сан Викторыч, разбейте.
  Сабецкий добросовестно разбил руки и тут же снова принял на себя командование:
  - Слав, напишешь черновик. Антоныч, на тебе оформление. Американская гипотеза тут лишняя, заметь. Тем более, что те, из чужого мира, возможно, не любят людей со стороны вообще. Всяких. Срок вам обоим: пять часов. А я пройдусь рукой мастера по той куче, что вы мне доставите. Чтоб конфеткой стала.
  Но Сабецкому пришлось подождать с кондитерскими изделиями. От следящего прибора поступил сигнал о еще одном портале. От него вся группа впала в полное недоумение.
  Пробой оказался кратковременным - около десяти секунд. Да и мощность его была меньше обыкновенного чуть ли не на порядок. Первое, о чем подумал ведущий специалист по порталам: нет ни одной причины осуществлять пробой с подобными параметрами. По этому случаю он начал внеочередной мозговой штурм среди подчиненных.
  - Давайте, ребяты, соберем факты в кучку. Антоха, что у тебя по направлению?
  - Сан Викторыч, да один пеленг нам ничего не даст. По всей видимости, та же Северная Америка, разницы не вижу, но ее и быть не может - с нашим-то разрешением. Для нас что Вашингтон, что Сан-Диего - все одно, - щегольнул Сергеев знанием географии. - А вот ежели другие станции наблюдения подключить, то...
  - Что по мощности?
  - Явно меньшая, тут и думать нечего. Точную цифру не дам, и не проси. Но если прежде, ну, скажем, в рост человека, то этот, считай, сантиметров двадцать-тридцать.
  - Слав, что ты имеешь сказать?
  Матянин ответил не сразу. Он вполне искренне пытался понять и разобраться.
  - Я так полагаю: нет никаких резонов считать, что тут вмешательство этих... третьих которые. Я уже прикинул: не видно возрастания дисперсии шума на хвосте сигнала. Потом: за те самые десять секунд, что портал был открыт, ничего серьезного сделать нельзя. Ну разве что подать сигнал. Записочку кинуть, к примеру. Но зачем? Связь у американцев и так есть.
  - Неточность, - вмешался Сергеев. - У той группы или организации, что затеяла всю бодягу - у них точно связь с чужим миром есть. А если другая группа? Новички? А?
  - Фактов не хватает, - хлопнул ладонью по столу Сабецкий. - Делать нечего: придется обращаться к капитану Иванькову.
  Но и тот ничем не мог помочь в части сбора фактов. Во-первых, передача какой-либо важной информации по телефону была строжайше запрещена инструкциями по режиму секретности. Во-вторых, сведения из вашингтонской станции слежения просто не могли попасть на стол к Иванькову так скоро. Лишь через сутки все еще капитан приехал с данными. Ошибиться было нельзя: установка, пробивавшая новый портал, находилась хотя и районе Вашингтона, но в другом месте.
  - Кто-то появился на новенького, - резюмировал Александр Викторович.
  
  Джилл была довольна собой в очередной раз. Получив разрешение начальства, она накупила колготок разных размеров и разных фасонов, женского белья и не поленилась захватить с собой журнал мод Vogue. Расходы ей, понятно, компенсировали.
  Бен тоже решил попытать счастья в торговле. С этой целью он притащил толстенный учебник по математическому анализу и еще более толстый том по общей физике. Правда, он совершенно не был уверен, что книги купят, но рассчитывал, что контрагент, будучи ученым, должен, по меньшей мере, заинтересоваться.
  И только Айэн не запасся товаром. Но у него был особый план.
  Мисс Ливингстон ринулась в наступление, не утруждая себя разведкой. Она подкатила поближе к себе синюю сумку на колесиках, раскрыла ее и стала вынимать пакеты.
  - Посмотрите, Моана, - с некоторым напором начала землянка, - возможно, эти вещи могут заинтересовать вас и ваших подруг.
  Вопреки ожиданиям, слюнотечения у маэрской женщины не наблюдалось.
  - Какой интересный материал, - произнесла она, используя дипломатически любезный тон, - у нас такого нет.
  Тут Моана чуть притормозила с речью, явно подыскивая нужные слова.
  - Эти нити, они... не натуральные.
  - Откуда вы знаете?
  Собеседница пожала плечами. Жест выглядел по-европейски. По крайней мере, Джилл именно так подумала. По ее мнению, это был еще один факт, подтверждающий контакт с Великобританией и Россией.
  - Я не смогу вам объяснить. Энергополя другие... с другой структурой. Извините. А кто же такие носит?
  Вместо ответа землянка принялась показывать страницы из журнала.
  - У нас такие моды... вот под это платье и это тоже такие подошли бы.
  - А, понимаю. Увы, подобные платья тоже не для меня, в моем-то возрасте...
  Джилл воздержалась от комментариев, но это ей стоило огромных усилий.
  - ...Вот разве что для моей старшей дочери...
  И эта фраза осталась без ответа.
  - ...Для себя взяла бы на пробу... - четыре пакета были отставлены в сторону. - Теперь по поводу оплаты. У нас бы все это стоило два с половиной золотых.
  - Половина - это что?
  - Ну, пятьдесят сребреников. Как вам такая цена?
  Моана извлекла изящный кожаный кошелек, достала из него две крупных золотых монеты и отсчитала дополнительно мелкие серебряные - ровно пятьдесят.
  Тут Джилл испытала припадок вдохновения:
  - А еще какие деньги у вас в ходу?
  - Еще медяки. На десяток таких - тут Моана с некоторым трудом нашарила в том же кошельке медную монетку, - один сребреник. Вам интересно? Этот медяк вам в подарок.
  Вдохновение все еще не ушло.
  - А что можно купить на медяк?
  Госпожа доктор не задумалась ни на секунду.
  - В большом городе - маленькую булочку. В деревне вам за медяк продадут кувшин вина. Или сытный, хотя и простой обед: буханку хлеба с ливером.
  Щедрость Джилл не знала границ:
  - Подарок за подарок. Вот этот журнал - ваш.
  Нечего и говорить о том, что в этом великодушном даре таился коммерческий расчет. Джилл рассчитывала, что журнал пойдет по женским (и не только) рукам.
  - Но прежде обращу ваше внимание, Моана, что в нем могут найти свой интерес и мужчины. Вот, глядите...
  Моана слушала, поддакивала и с удовлетворением думала, что идея, подброшенная Професом, должна сработать.
  
  Бен оказался куда менее удачлив в торговых делах. Сарат был вежливым до скукоты:
  - Ваши книги, без сомнения, хороши для земных студентов, но не для наших. Что касается специалистов, то ценность этих учебников именно для них нуждается в проверке. Предлагаю сделку. Вы мне передаете эти две книги, а я, в свою очередь, опрошу тех, кто в них может разобраться. Это даже можно сделать быстро, у меня есть... понимающие люди. И если ваш товар нам понадобится, то мы его выкупим. Осмелюсь предположить, что в цене мы сойдемся.
  Тут Сарат бросил мгновенный взгляд на тот стол, где сидела его жена. Перед ней громоздились пакеты с чем-то, явно предназначенным для продажи.
  - Полагаю, что Моана уже передала госпоже Ливингстон наши золотые монеты. Вы их можете исследовать. Сделка будет для вас выгодной, ибо подобные книги могут оцениться в десяток золотых.
  Бен Стоун постарался скрыть радость. Он с самым деловым видом продолжил:
  - Мы можем продать вам также книги по химии, а равно...
  
  Айэн Уайтуотер вел свою игру.
  - Полковник, объясните, коль не в труд, вот что. Как понимаю, на этой планете есть ваше государство, также есть еще два, полномочные лица от которых тут присутствуют. А другие имеются?
  Как всегда, на драконьей морде ничего нельзя было прочесть.
  - Да. Есть острова Повелителей моря, у них что-то вроде конфедерации. Сам я там не бывал, но мои предки встречались с кораблями Повелителей, хотя и не воевали. И еще слышал я об островных малых государствах на крайнем Юге.
  - А все эти острова - они чем живут? Торговлей?
  - Насколько мне известно, раньше Повелители жили в основном работорговлей. Но сейчас, по слухам, они также торгуют железом, ценными кристаллами, рыбой. Также они собирают дань с морских путей.
  - А те, которые на Юге?
  - Им особо нечем торговать. То, что они добывают в океане, только-только хватает на пропитание собственному населению. Слышал я, что они продают кофе, чай и пряности.
  Очередной вопрос был задан с максимальной небрежностью:
  - А ваши соплеменники? Что они продают? Продукты питания?
  - Ну нет, их мы производим только-только, чтобы удовлетворить наши собственные потребности.
  - Может быть, вы все же продадите нам сколько-то ваших домашних птиц - вы их именуете диатримы.
  Дракон разразился совершенно недипломатических хохотом.
  - Это отличная шутка! Я просто представил, как вы пытаетесь упаковать диатриму в ваш портал... ха-ха-ха!
  - Вы отчасти правы, это затруднительно. А как насчет яиц?
  - Хотите вывести птенцов? Непростая задача, - тут у дракона явно проявилась недостаточность словарного запаса, из-за чего речь стала замедленной. - У нас для этой цели имеются специальные... камеры, в них воздух... вращается энергополями и уровень тепла... поддерживается аналогичными средствами.
  Дипломат выслушал и бодро ответил:
  - Вот уж об этом можно не беспокоиться. У нас есть аналогичные устройства, мы их применяем, правда, для яиц меньшего размера, но приспособить под яйца диатримы - задача чисто техническая и не из трудных.
  - Подобная продажа в компетенции моего руководства, а не моей.
  - Но, надеюсь, вы передадите нашу просьбу?
  
  
Глава 32

  
  Та 'идейка', о которой мельком упомянул Профес, до поры ею и оставалась. Но когда он встретился с Саратом и его супругой, она начала превращаться в план. Не без труда, понятное дело.
  - Вот смотрите, ребята. Насколько понимаю, ваша ученица, - имелась с виду Арзана, - прибудет завтра. Значит, при благоприятных условиях встреча с представителем заказчика состоится послезавтра. Добавьте еще два дня на подготовку визита пациента. От души надеюсь, что он негатором не является... Кстати, для него надо будет подготовить щит.
  - Зачем? - удивился Сарат. - тут он негатора вряд ли встретит. Тебя, командир, не считаю, конечно.
  Госпожа академик вмешалась:
  - Я так себе представляю процесс лечения: сеанс создания конструктов - и пациент отправляется восвояси. В наихудшем случае поддержка требуется дважды в день. Ничего, пусть себе побегает в наш мир и обратно. И так месяц; это я описываю самый пессимистический вариант.
  - Ну да, я это и имел в виду: чтоб по возвращении в свой мир конструкты были в безопасности. Конечно, месяц - если не случится... - тут Профес хотел сказать 'форс-мажор', но вспомнил, что не знает маэрского аналога, и все же вывернулся, - некоего непредвиденного обстоятельства. Впрочем, одно из них вполне представимо. Может понадобиться консультация, а то и помощь от Курата.
  Женщина расширила глаза. Кандидат в академики (до академического ранга он так и не добрался) Курат был ее наставником. Разумеется, его авторитет был на высочайшем уровне, но...
  - Вы полагаете, Профес, что есть задачи, которые мне не под силу, а Курат мог бы с ними справиться?
  Как ни старалась Моана скрыть обиду, но собеседник ее уловил и постарался сгладить шипы:
  - Вы забыли, что я лично знаком с Куратом, больше того: я некоторым родом его ученик...
  Это было правдой. Когда разум Професа находился в теле дракона, он учился у тогда еще молодого Курата.
  - ...И потому могу со всей ответственностью заявить: его опыт не лучше вашего, а просто несколько другой. Он начинал с лечения весьма... э-э-э... возрастных больных. Теперь понимаете?
  Маг жизни нетерпеливо взмахнула рукой. От этого движения ее знаменитая челка подпрыгнула.
  - Допустим. Хорошо, мы того пациента вылечим. Что дальше?
  - А дальше Тифор, который, к вашему сведению, уже отлаживает систему, позволяющую придать порталу неустойчивость в течение... скажем, двадцати пяти маэрских секунд. Полуминута - это в наихудшем случае. Следовательно, мы уже можем не опасаться вторжения. Но этого мало. Вот какой план я предлагаю...
  Реакция слушателей была кардинально различной. Сарат с горящими глазами откровенно наслаждался авантюрными перспективами. У жены лицо сделалось каменным, а глаза нехорошо сузились.
  - Командир, ты повредился рассудком, - резюмировала она.
  - Милая, как магистр магии разума могу уверить: мой старый друг в своем уме.
  - Магистр??? Да ты по возможностям любого доктора обставишь. Подумать только: просканировать мозг негатора! Мне такое не под силу. Пожалуй, напрошусь тебе в ученицы.
  - Сканировать и не надо. Главное: видеть и слушать, - Сарат произнес это с непробиваемо серьезным видом.
  В ответ муж получил такой взгляд от супруги, что, будь та магом огня, тут же и стала бы вдовой.
  - Хорош острить!!! - грянул Профес командным голосом. - Моана, не пытайся уверить меня, что ты законченная стерва. Знаю тебя достаточно давно. Сарат, давай по делу, а иголки спрячь поглубже.
  И на Земле, и в мире Маэры все знают, что гнев - плохой советчик. Если, конечно, это не гнев начальства. Во мгновение ока госпожа академик стала сама собой: трезвым, опытным и необыкновенно проницательным аналитиком.
  - Мне не нравится то, что вместо одного потенциального противника мы можем приобрести двух, - произнесла она железным голосом.
  На этот раз Сарат взял на себя задачу критика.
  - Не согласен! Верно, два противника, но они замкнутся друг на друга, а нам это и надобно. И у них не будет своих средств для пробоя. А даже если кто из них изобретет средство для гашения порталов вообще - так они от этого теряют, а не мы.
  - Ломать - не строить, это ты верно придумал. Еще мысли?
  - Есть политические соображения, - нарочито медленно выговорила Моана. - о ситуации должен знать Первый академик, а еще того вернее - все десять. Я не в счет, понятное дело. И они должны одобрить твой план.
  - Верно. И Большой Совет.
  - Ненавижу политическую корректность и все в этом роде, но в данном случае вы, Моана, правы. Да, еще драконы; 'добро' нужно получить и от их руководства, - подытожил Профес. - Возражения?
  Их не оказалось.
  - Тогда у меня есть предложение. Та система, о которой я говорил, будет готова через сутки. Максимум - через двое. Но я бы хотел не запускать ее, а прежде понаблюдать за развитием тех тенденций в уменьшении размеров и устойчивости портала. Вы, Моана, как маг жизни должны знать, что динамика развития симптомов бывает чрезвычайно полезна для диагностирования. Уверяю вас, в физике то же самое. Мы можем позволить себе подождать... ну, по меньшей мере, два открытия портала. Что скажете?
  На это также никто не возразил.
  
  Александр благополучно открыл портал. Михаил, державший сотовый наготове, мгновенно навел на плакат и щелкнул затвором. Уже после возвращения в свой мир он подумал, что провозился со съемкой не менее семи секунд. На самом деле он управился за две секунды с десятыми.
  - Ага, выходит, они согласны. Арзану помнишь?
  - Вполне себе. Доктор медицины. Она, по всей видимости, и будет лечить. Теперь по срокам: если не ошибаюсь, у них сутки длятся практически столько же, сколько и земные. То есть это выходит через двадцать четыре часа.
  - Тогда готовься к выходу, Мишель.
  Шапиро изобразил работу мысли на лице:
  - Босс, надо полагать, платить будет золотом. А почем оно нынче за грамм?
  - Погугли, чего тут думать.
  
  Как обычно и бывает, начальство внесло коррективы. Вместе со Шмелевым в другой мир должен был отправить личный врач Теда.
  Алексакндр чувствовал себя пристыженным. Он промахнулся в оценке времени; в результате, когда на следующий день портал оказался открыт, то первое, что он увидел в том мире, была знакомая доктор по имени Арзана. Вслед за ним выкочил и доктор Лейбовиц.
  Пришелец рассыпался в извинениях за то, что заставил даму ждать. Та выглядела чуть удивленной:
  - Право же, Александр, тут не вижу ничего страшного. Точный расчет с вашей стороны весьма труден, как понимаю. Представьте меня вашему спутнику.
  - Я как раз хотел это сделать. Доктор медицины Стивен Лейбовиц. А это также доктор медицины Арзана.
  - Одну секунду, - Арзана бросила короткий взгляд на кулон с амулетом защиты от негации. Кристалл светился. Особо почтенная чуть поморщилась, но потом подумала, что в любом случае пациента снабдят защитой.
  - Давайте к делу. Что за услуги вы хотите заказать?
  Последовал рассказ врача о пациенте. Арзана слушала, слегка кивала и мысленно проходилась по списку вопросов.
  - Передайте уважаемому Теду, что, возможно, особенности его организма не позволят провести лечение. В этом случае не возьму и медяка. Но если все будет в порядке, то диагностика обойдется... - на короткое время доктор задумалась, - в один золотой. Вот такой.
  Доктор достала из кожаной сумочки монету.
  - Вы позволите взять ее с собой? Нам надо знать точный вес.
  Ответная милейшая улыбка:
  - Пожалуйста. Однако, доктор, вам нельзя присутствовать при лечении и диагностике. Прошу прощения, но особенности ваших энергополей будут нам мешать. Впрочем это не исключает возможности осмотра вами пациента после лечения. Думаю, что наша встреча с пациентом состоится через сутки. Как вам это?
  - О, подходит.
  
  Этот разговор был доложен Арзаной на совещании в присутствии Професа, Моаны и Сарата.
  Командир выглядел недовольным, но не отошел от обычного порядка:
  - Сарат, что скажешь?
  - Если мы беремся за лечение, то должны его завершить. Политические соображения...
  - ...Пропади они пропадом, - проворчал Профес по-русски. Все поняли, но сохранили невозмутимость.
  Сарат продолжил:
  - Что нам для этого нужно? Браслет готов, в нем щит на двенадцать земных суток при непрерывном воздействии. Впрочем, если дело завтра ограничится диагностикой, то он пока и не нужен. Тут другое. У них длительность портала по времени составляет чуть меньше двадцати пяти маэрских секунд. Уменьшать нам это время нельзя: есть риск для людей, проходящих сквозь портал. Иначе говоря, нельзя пока что пускать в дело новейшие изыски Тифора и его команды.
  - Мысль здравая. Но предлагаю уточнение: это относится лишь к порталам... кхм... медицинского назначения, - внес поправку командир. - Моана, ваше мнение?
  - Не согласна. Понадобится еще одна встреча с американцами. Это будет как раз завершающее занятие в курсе изучения маэрского языка. Кроме того, драконы дали согласие продать яйца диатримы - пять штук. Объявим временное закрытие портала - пока, дескать, Большой Совет, Академия и руководство драконов не придут к единому мнению относительно целесообразности контакта. Мы тем самым сохраним свободу действий. Но есть еще мысль в части магии жизни. Принимая во внимание возраст пациента, полагаю, что налицо тот самый случай, когда мне надо принять участие в диагностике.
  Арзана благонравно опустила глаза, дабы скрыть удовлетворение. Вариант участия наставницы она полагала вполне возможным и даже желательным. Уровень своих возможностей особо почтенная представляла вполне здраво.
  - Это не все, - продолжила Моана. - Полное омоложение полагаю возможным, но нецелесообразным. Командир, вы возражаете?
  - Наоборот, полностью согласен. И даже уверен, что пациент поддержит вариант с лечением. Впрочем, послушаем, что он скажет.
  - Осталась еще задача. Ты, командир, предложил оставить для контактов с Землей лишь точку в Севастополе. Причины я понять могу: это тот самый портал, которым мы можем управлять сами... в пределах наших возможностей. В принципе я согласен, но в деталях прячется Сам-знаешь-кто. Итак?
  План был изложен и детально, и четко. Видимо, он был хорошо продуман заранее.
  
  Джилл Ливингстон всеми силами пыталась скрыть собственное торжество. Безуспешно: оно было замечено другими участниками переговоров с американской стороны.
  - Я ее расколола! - объявила она без предисловий.
  - Кого 'ее'? - учтиво поинтересовался Айэн.
  - Моану. Я догадалась, что она успешно себя омолодила. Она созналась! Вот запись.
  Мужчины выслушали звуковой файл в молчании.
  - Джилл, хотелось бы выслушать обоснование вашего мнения, - с вежливой настойчивостью попросил Бен.
  Ливингстон вспомнила, что именно доктор Стоун ее начальник, и чуть снизила уровень торжества.
  - Все дело в колготках. Я их предложила на пробу, но она, как вы слышали, заявила, что больше они годятся для ее старшей дочери. Этот размер подходит взрослой женщине, но никак не девочке. А если у нее дочь с оформившейся женской фигурой, то каков, спрашиваю, возраст мамы?
  Вопрос, разумеется, был риторическим.
  - Могу уверить: на вид Моане двадцать пять, не больше. А фактически, следовательно, намного больше. И еще один факт, подтверждающий омоложение или, возможно, замедление старения: ее же собственная оговорка. Дескать, предложенный фасон ей не по возрасту. Успешная борьба со старостью!!! Это тот самый товар, который упускать нельзя!
  Оба собеседника дружно решили (про себя), что это тот самый случай, когда холодный душ является настоятельной потребностью.
  - Насколько я понял из представленной вами записи, - все с той же вежливостью заговорил Стоун, - Моана, хоть и женщина, не проявила выраженного интереса к представленным вами предметам. Но даже не в этом дело. У меня сложилось впечатление, что та сторона чего-то выжидает. И это что-то не связано с товаром, который мы могли бы предложить. Так что проблему поставки востребованного товара вы не решили.
  Джилл не удержалась и на короткое время позволила себе состроить кислое лицо.
  - Полностью с вами согласен, Бен, - поддержал представитель госдепартамента. - Государство драконов также выглядит самодостаточным. Они, правда, обещали продать яйца диатримы. Кстати, надо бы связаться со специалистами из Национального зоопарка. У них наверняка есть инкубаторы.
  - Так информация пойдет потоком. Уж там-то понимают толк в птичьих яйцах - мгновенно догадаются, что эти не могут быть отнесены ни к одному из существующих видов.
  - Наверху приняли решение, что тайну пора раскрывать... частично. Я уже дал указание своему заместителю доктору Форресту связаться с людьми из зоопарка.
  Взрыв бомбы был практически неизбежен. Минер уже затянулся сигаретой и поджег от нее бикфордов шнур.
  
  Работа в тот день казалась рутинной, но вечером это впечатление тихо скончалось.
  Оператор, просматривавший запись на камере наблюдения, увидел, как из пустого места вылетело нечто, напоминающее картонку размером в лист писчей бумаги. На ней была надпись, но при всем старании распознать ее не удалось: уж очень неудобным был угол съемки.
  Разумеется, оператор немедленно доложил по команде. Через двадцать пять минут дежурный по отделению ФСБ получил предмет в собственные руки.
  На картонке было написано по-русски: 'Предлагаем переговоры. В случае вашего согласия представитель прибудет на это место через шесть дней в полдень. На переговорах желательно присутствие Владислава Олеговича Защепина. Если согласны, то поместите соответствующий плакат на это же место.'
  Те, кто оставил инструкции дежурным, были людьми предусмотрительными. В случае появления кого-то из портала приказывалось немедленно ставить в известность начальство по команде в любое время суток, если же портал выдавал сообщение или иной неодушевленный предмет, то разрешалось докладывать в начале рабочего дня. Именно так дежурный и поступил, но прежде он тщательно оглядел картонку.
  Текст ошибок не содержал. Дежурный обратил внимание на почерк: надпись была сделана почти печатными буквами. Напрашивалось предположение, что русский язык для писавшего не родной. Мысль о малограмотности неведомого писаря была отвергнута.
  Дежурный, разумеется, не знал никаких подробностей о портале. Полученные указания лишь уведомляли о том, что в таком-то месте из ничего могут возникнуть люди или предметы и содержали описания порядка действий. Но сама личность того, кто отдавал приказы (а на погонах у него содержалось порядочное количество звездочек и просветов) давала основания понять, что дело затевается необычное. Эти ожидания оправдались в полной мере.
  С утра в здание прибыла изрядная группа офицеров и все, как один, в звании выше лейтенантского, то есть старше по рангу, чем дежурный. Тот сразу же предположил, что его прикажут передать дела - и не ошибся.
  Довольно быстро отыскали Защепина. Разумеется, его долго допрашивали. Все вопросы большей частью вертелись вокруг одной темы: 'Почему именно вас та сторона захотела видеть?' Бывший инвалид смог придумать лишь одну причину для этого: свои ноги. На этой версии он стоял намертво - тем более, что другой не было. Но кровушки допрашивающий майор выпил изрядно:
  - Вы утверждаете, что за излечение заплатили компьютерной работой. А сколько ваша услуга могла стоить в рублях?
  - Почему вы думаете, что женщина-врач, лечившая ваши ноги, и та, которая работала здесь в Крымскую войну - одно и то же лицо?
  - Упоминала она о лечении каких-либо иных заболеваний или травм?
  - Не заводился ли разговор о контактах с другими странами? Хотя бы упоминался ли такой контакт?
  Важность последнего вопроса майор постарался не показать, хотя ему прекрасно было известно, что та сторона, весьма вероятно, уже завела какие-то отношения с американцами. Увы, Защепин не смог ничего сказать, ибо сам этого не знал.
  Осталось подготовить встречу. Дело казалось не таким уж трудным. Бывший сержант мотопехоты резонно предположил, что представителем будет там самая доктор медицины - иначе говоря, уровень не руководителя государства, а всего лишь представителя на предварительных переговорах, не более того. Предположение было сочтено вполне правдоподобным, поэтому участие высшего руководства России не предполагалось, хотя в известность его поставили. И все же подготовка требовала времени.
  
  Мысленно Шапиро отдал должное боссу: тот предусмотрел заранее способ оплаты и заказал кусочки золота того самого веса, который, видимо, ему сообщили через его собственные каналы. В результате Михаилу пришлось тащить чуть ли не килограмм тамошних денег.
  Пациент оделся так, как если бы ему предстояла прогулка где-нибудь в горах по неплохой дорожке. Подчиненные промолчали о том, что мощные ботинки, плотные брюки и непромокаемая куртка могут оказаться совершенно излишними. Тед выглядел абсолютно хладнокровным - видимо, давала о себе знать давняя привычка скрывать эмоции. Шапиро также не волновался, ибо был уверен в установке, расчетах и умении товарища.
  Больше всех нервничал Шмелев. Ответственность давила со страшной силой. Он ухитрился напомнить путешественникам аж целых три раза, что задерживаться после открытия портала ни в коем случае нельзя, а потому надлежит быть готовым рвануть в тот мир со всех ног.
  Отдать должное Теду: он довольно резво пробежал сквозь выход из М-пространства. Вслед за ним выскочил Шапиро.
  Пациент поморгал глазами за очками. Уже довольно давно он без них не мог обходиться не только за чтением или компьютерным монитором, но и в повседневной жизни. На этот раз зрение не подвело: за порталом уже ждали две молодые женщины в необычной одежде: плащах. Впрочем, опытный руководитель громадной фирмы сразу же отметил, что при том, что возраст их казался одинаковым, одна излучала некую ауру властности. Наверняка она занимала высокую должность.
  Одну из этих двоих Михаил узнал сразу: это была Арзана. Она же и заговорила первой:
  - Добрый день, господа. Приветствую вас в мире Маэры. Разрешите представить вам мою наставницу Моану, она в ранге академика по медицинской части и пожелала участвовать, поскольку случай предполагается редким и сложным.
  Невысокая сероглазая дама слегка поклонилась.
  Ответ взял на себя Михаил:
  - Добрый день, Арзана. Я, в свою очередь, представляю вам вашего, полагаю, будущего пациента. Зовите его Тед.
  Босс выдал немного неуклюжий поклон и заговорил:
  - Леди, в английском языке при обращении к врачу принято слово 'доктор'. Это для меня привычно. Надеюсь, вы не возражаете, если я буду говорить именно так?
  Обе дамы синхронно улыбнулись, а Моана подтвердила вслух:
  - Мы, разумеется, не возражаем.
  Поскольку разговор шел по-английски, то подобное разрешение имело под собой основание. На маэрском языке такое обращение было бы признаком грубого невежества46.
  Арзана продолжила самым решительным тоном:
  - Тогда, с вашего позволения, мы сразу же займемся диагностикой. На это потребуется полчаса времени. Имею в виду здешний час.
  - Это около тридцати пяти минут, - влез в беседу Михаил. - С вашего позволения, Тед, я встану в стороне. Не желаю мешать.
  - Приношу извинения, господа, - вдруг заговорила Моана, - но мы с коллегой вынуждены перейти на родной язык. Увы, в нашем английском словаре не хватает должных медицинских терминов.
  Если этих врачей что-то и роднило с земными, так это деловитость. Понимать их речь Шапиро не мог, но реплики были короткими и лишенными эмоций. Арзана еще дополняла их жестами: поводила пальцами близи головы Теда, а иногда указывала на что-то невидимое. Моана не утруждала себя даже этим: всего лишь пристально смотрела.
  Наконец, осмотр был закончен. По-английски заговорила госпожа академик:
  - Мы закончили, но нам нужны ответы на некоторые вопросы. Тед, что вас беспокоит больше всего?
  - Память в первую очередь. Она слабеет медленно, но неуклонно. И еще суставы на руках. И спина.
  Речь была настолько громкой, что Михаил все слышал, хотя старательно прикидывался глухим.
  Женщины перекинулись взглядами. И опять слово взяла Моана:
  - Наш диагноз в точности совпадает с тем, который мы получили от господина Лейбовица. Та болезнь, что в вашем головном мозгу, известна, хотя встречается чрезвычайно редко. Она протекает на уровне клеток. Вы правы, одно из ее проявлений - постепенная потеря памяти. С этим заболеванием мы можем справиться. Однако должна вас предупредить: при том, что функционирование мозга кардинально улучшится, причины... хочу сказать, не в наших силах устранить склонность к этой болезни. Через примерно десять лет лечение понадобится повторить.
  На этот раз пациент не выдержал:
  - И сколько раз так можно лечиться?
  - Не лечиться, а восстанавливаться. Столько, сколько вам будет угодно. Но продолжим. Как я поняла вашего доктора, хрящи в суставах и позвоночнике не поддаются лечению методами вашей науки, не так ли? Я это предполагала. Это лечение легкое, с ним Арзана справится без особых усилий. Но сделаю такую же оговорку: ваши хрящи снова начнут приходить в негодность, и лет через пятнадцать понадобится их повторно восстанавливать... Так вот, с головным мозгом дело обстоит много сложнее. Для гарантии восстановления считаю нужным привлечь многоопытного Курата. Он кандидат в академики по медицине и мой наставник. У него опыт именно в этом заболевании намного больше моего. У вас мы нашли и другие заболевания, но ваша наука, судя по всему, может успешно с ними бороться. Решать, конечно, вам, однако не думаю, что вы захотите тратить деньги на то, что могут предоставить наши земные коллеги. Но я обязана рассказать подробно порядок лечения, он для вас необычен. Те изменения, которые мы внесем... нашими энергополями, могут быть уничтожены влиянием земных условий. Мы предоставим вам средство защиты - оно имеет вид серебряного браслета. Вам на весь период лечения придется носить его, не снимая, потом он станет ненужным. Само лечение на начальном этапе продлится три... наших часа. Ваших будет меньше.
  Моана не смогла быстро пересчитать маэрские меры в земные в уме или просто не захотела это делать.
  - На следующий день после этого вам опять надлежит посетить Маэру для подновления энергоконструктов - и так семь раз. Конечно, если доктор Курат не пропишет что-то иное. Я понятно изложила?
  Пациент кивнул. Он и в самом деле понял.
  - Теперь денежный вопрос. Вот счет, - с этими словами доктор достала из сумочки бумагу. Написано было разумеется, по-английски. - Имейте в виду, сумма не окончательная. Не исключаю ее увеличение или уменьшение. Но сейчас возьмем с вас два золотых, поскольку один был вам передан ранее.
  - Майк, подойдите.
  Шапиро повиновался.
  - Покажите им золото. Вот, мы сделали эти кусочки того же веса, как ваши золотые. Так что за диагностику готов рассчитаться прямо сейчас.
  - При обмене сколько-то уйдет на комиссию, - небрежно заметила Арзана.
  - Выясните у ваших меняльных контор, каков будет курс, и внесите соответствующую поправку в счет.
  - Так и поступим.
  - Курату понадобится двое суток, чтобы добраться до этих мест, - авторитетно заявила Моана. У нее имелись основания так говорить: договоренность с наставником уже была достигнута.
  Шапиро украдкой глянул на часы. До открытия портала оставалось еще двадцать минут.
  - Еще вопросы?
  - Можно глянуть на браслет?
  Этот вопрос предвиделся. Арзана достала простенький серебряный браслет с небольшим прозрачным камешком посередине.
  - Вы можете его даже примерить...
  Пациент не замедлил это сделать и повертел кистью, проверяя удобство.
  - ...Но брать с собой не советую. Защита будет работать, даже если защищать нечего, в результате часть энергии уйдет впустую. Между тем подзарядка стоит денег.
  Разумеется, браслет тут же возвратился к Арзане.
  - Прошу прощения, Тед, до открытия портала осталось десять минут.
  Справедливость требует уточнения: Михаил ради осторожности чуть преуменьшил реальный запас времени.
  - Тогда мы с вами прощаемся, - улыбнулась госпожа Моана. - До встречи здесь же через двое суток.
  
  
Глава 33

  
  Курат не подвел, прибыв в точно назначенное время. Однако ученица сумела удивить наставника: первым делом при встрече она всунула ему в руки амулет.
  - Разработано в Заокеании, - лаконично охарактеризовала она изделие. Но кадидата в академики было не так легко провести. Он увидел вопиющее противоречие между дешевейшим серебряным браслетом и вделанным в него алмазом (хотя и маленьким). Что же до полей, то они вовсе не поддавались идентификации. Понятное дело, Курат чуть ли не ультимативной форме потребовал объяснений. Ученица сдалась.
  - Этот амулет нейтрализует негацию магии. К сожалению, для него приходится использовать редкие и дорогие кристаллы.
  - Вы считаете, мне грозит эта опасность? - от потрясения Курат заговорил с Моаной на 'вы', чего обычно не делал.
  - Да, наставник. В здешних краях сейчас находится негатор. Конечно, с драконами он не контактирует, да и встреча с вами не запланирована, но... сами знаете, бывают этакие случаи.
  Курат защелкнул браслет на руке.
  - Хорошо, - твердо сказал он, - что за случай у вас?
  В ответ последовало длительное описание. Курат выслушал чрезвычайно внимательно, задал несколько уточняющих (сугубо медицинских) вопросов, получил исчерпывающие ответы, после чего спросил прямо:
  - Моана, я знаю тебя уж сколько тысяч лет. Откуда такой пациент? Не верю, чтобы он ни с того ни с сего появился на драконьей территории.
  - В вашей проницательности, наставник, я никогда не сомневалась. Он из другого мира. Портал как раз тут и находится.
  - Ого! Это твой муж проторил туда дорогу?
  - Наоборот, это они к нам наладились. Хотят с нами торговать, а заодно проверить Маэру на прочность. У них обширные планы на нашу экономику... Но портал оттуда не один, а два. Вторым заправляет частная фирма - торговая, насколько я поняла командира - и их главный хочет поправить здоровье.
  - Командира? Интересное прозвище. Знавал я одного такого, но тот был драконом. Дело было пять с половиной тысяч лет тому назад. Нет, что я говорю, еще раньше, тебя тогда и на свете не было... Впрочем, перейдем к делу. Как вы хотите построить процесс лечения?
  - Думаю, что вам, наставник, следует сосредоточиться нафункциях головного мозга, моя ученица особо почтенная Арзана возьмет на себя хрящевые прослойки в позвоночнике, а я сама займусь хрящами в суставах кистей, тут работа тонкая.
  - Понятно. И когда же он прибудет?
  - В полдень, то есть уже через час с небольшим. Кстати, ваше жилище вам укажут, относительно него я уже сговорилась.
  - Я успею отнести туда мои вещи?
  - Нет. Мне еще предстоит передать вам знания английского языка, поскольку ни один из местных пациенту не знаком. А с вещами все просто... - Моана обернулась и сделала знак дракону, который находился ярдах в двухстах. Тот мгновенно снялся с места и подлетел к людям. Последовала короткое распоряжение на языке Древних. Дракон кивнул, подхватил телемагией сумку высокопочтенного и улетел.
  Двое из другого мира (пациент и сопровождающий) появились из портала в точно назначенный срок. Их встречало сразу трое, но пришельцы не выказали удивления вслух, будучи предупрежденными об этом заранее. Разумеется, кандидата в академики Курата представили со всем пиететом.
  Про себя многоопытный руководитель корпорации отметил некоторую странность. Мало того, что Моана назвала себя наставницей этой молодой женщины Арзаны, будучи сама на вид такого же возраста - так и ее наставник доктор Курат казался если и старше, то никак не более, чем лет на пять.
  Александр тоже отметил эту странность, но не придал ей особо большого значения. Гораздо больший интерес вызвало присутствие аж трех докторов. Поначалу он приписал это трудности излечивания болезни босса. Вслух ее никто не именовал, но симптоматику болезни Альцгеймера Шмелев вычитал в Википедии и узнал довольно легко.
  Впрочем, непонятки с тремя докторами почти сразу получили логичное объяснение. Пациента уложили спиной кверху на складную кровать, Арзана небрежным движением руки усыпила его, и тут обозначились направления лечения. Арзана сосредоточилась на позвоночнике, причем больше на поясничном отделе. Тут Шмелев кстати вспомнил, как осторожно босс относился к собственной спине. Наверняка у него были боли.
  Увлекшись зрелищем 'Арзана за работой', Александр не сразу сообразил, что неплохо бы понаблюдать за остальными.
  Стиль работы доктора Моаны немного отличался. Она последовательно шла по суставам левой кисти, но задерживалась чуть дольше на каждом. Засмотревшись на отточенные движения доктора, Шмелев пропустил момент, когда Арзана закончила свою работу, и осознал это, лишь увидев, как молодая женщина разогнулась, расслабилась и отошла в сторонку.
  По мнению Александра, такой момент упускать было нельзя. Он шепотом обратился к доктору:
  - Арзана, как получилось, что вы уже закончили, а Моана нет? Я думал, она опытнее вас, не в обиду будь сказано.
  Доктор ответила столь же тихим голосом:
  - У наставницы объекты гораздо меньше по размеру. А каждый нужно аккуратно выделить до наложения энергополей.
  - А если она промахнется?
  - Ничего страшного. Просто вместо хряща будет восстанавливаться хрящ и кость или хрящ и связка, а это процесс куда более медленный. Такой промах может случиться у... скажем, магистра, но для доктора считается непростительной профессиональной небрежностью.
  - Так выходит, что доктор Курат будет работать еще медленнее?
  - Да, но не по причине мелкости объектов. Там работа куда более тонкая, на уровне механизма... извините, мне слов не хватает... уровня клеток, но не по каждой клетке мозга в отдельности, а... еще раз извиняюсь... короче, я думала, что высокопочтенному хватит трех часов, но теперь полагаю, что ошиблась.
  Некоторое время царило молчание. Потом Шмелев снова его нарушил:
  - Правильно я понял, что доктор Моана уже вот-вот закончит работу с кистями рук?
  - Нет, не вполне. Она накладывает конструкт из энергополей - собственно, любой специалист так делает - но этот конструкт должен подновляться с той или иной степенью регулярности. И лучше всего это сделает тот, кто работал с пациентом изначально, то есть для наставницы еще будет работа. Хотя в ее конструктах и я могла бы разобраться.
  - А как насчет работы доктора Курата?
  - О, тут другое дело. Я могла бы подновить их, это так. Но это заняло бы прорву времени, а результат вышел намного менее долговечным.
  - Тогда выходит, что каждый доктор сам назначает время этого подновления? - догадался Шмелев.
  - Почти что так. Правда, я хорошо знаю возможности наставницы, а потому смогла бы примерно назвать срок, который продержатся ее конструкты. Но вот для работы высопочтенного - не берусь.
  Тем временем госпожа Моана также закончила работу. Она быстро подошла к ученице и очень тихим голосом начала что-то ей говорить. Та отвечала короткими репликами. Шмелев не знал ни слова по-маэрски, но по интонациям догадался, что ответы были вроде: 'Да, наставница', 'Конечно, наставница', 'Обязательно сделаю, наставница'.
   Александр долго корил себя за то, что не засек время, но по его прикидкам прошло не менее двух земных часов, когда доктор Курат, в свою очередь, разогнулся и возгласил:
  - Ну вот, конструкт создан. Можно будить.
  Арзана мазнула взором по больному, и тот открыл глаза.
  - Вставайте, Тед. Сейчас вы получите инструкции, что делать дальше.
  В следующий миг броня невозмутимости пациента дала трещину. Он встал без малейших препятствий в виде болей в спине. Потом он вытянул кисти рук перед глазами и несколько раз согнул и разогнул пальцы. На лице его отразилось еще большее потрясение.
  Голос Моаны прямо журчал:
  - Вы правы, Тед. Мы и в самом деле это сделали. Теперь вам надлежит появиться здесь через сутки ради подновления конструктов.
  Громадная практика руководства крупной компанией дала себя знать. Пациент заговорил почти нейтральным голосом:
  - Прежде считаю долгом от всего сердца поблагодарить вас, доктор Курат, и вас, дамы. Прежде всех инструкций объясните мне: сколько я должен уплатить прямо сейчас?
  - Мы связались с меняльной конторой. Они берут маржу в пять процентов. Так что если вы уплатите немедленно в счет долга сто этих... кусочков золота, то это будет означать девяносто пять золотых по курсу. Если я правильно понимаю, ваши правила требуют документа в получении за подписью получателя, не так ли?
  - Именно так, вы правы.
  - Тогда, если не возражаете, пусть эти деньги пойдут коллеге Курату, его вклад в лечение самый значительный. Есть возражения? Нет? Отлично. Какая форма у документа?
  Пациент продиктовал расписку Александру. Курат добросовестно расписался и получил увесистый пакет.
  - Теперь инструкции по поведению, если позволите такое выражение...
  Больной слушал, кивал и запоминал. Теперь это ему не составляло труда. Голова была ясной, как в двадцать лет. Когда Моана закончила, Тед вдруг перевел глаза на Курата.
  - Если позволите вопрос, доктор: сколько вам лет?
  Земляне не могли этого знать, но вопрошать мага жизни о возрасте полагалось неприличием. Впрочем, промах в этикете посчитали простительным. Но этот вопрос ожидался, а потому правдивый ответ был разрешен заранее:
  - Пять тысяч шестьсот девяносто семь.
  Вот теперь для обоих пришельцев все стало ясным. Конечно же, умелые действия энергополями позволяют либо затормозить наступление старости, либо просто омолаживать организм. Шмелев этот факт просто запомнил, а миллиардер положил себе обговорить это подробнее при следующем посещении Маэры. Но хранить эти сведения в тайне пациент не собирался. Впрочем, об этом его и не просили.
  
  Глава поселения Бррен через порученца попросил прибыть Моану для разговора, уведомив заранее, что требуется консультация по специальности. Ни один человек (о драконах и говорить не стоит) не смог бы догадаться, что госпожа академик сильно удивилась. Тем не менее, она не замедлила явиться.
  После взаимных приветствий Бррен перешел к делу.
  - У нас, мудрая, произошел редчайший случай...
  По меркам драконов, это был феномен. Драконочка появилась на свет с родовой травмой. Она развивалась совершенно нормально, но... к трем годам выяснилось, что бедняжка абсолютно утратила способности к телемагии. Во времена до рождения Пятнистого дракона это означало смертный приговор без права обжалования: дракон, не способный летать, впадал в неизлечимую депрессию и очень быстро угасал. Но даже в позднейшие времена судьбе крылатого с подобным дефектом завидовать не стоило. Да, способность летать можно было передать через надлежащий амулет - а драконы их умели делать. Но вот управление таковым выходило настолько медленным (по сравнению с натуральной способностью к телемагии), что этот дракончик или драконочка очень быстро становился изгоем в школе. Хуже того, у несчастного не было никаких шансов создать нормальную семью. Чаще всего это кончалось все той же депрессией и смертью. Но данная драконочка по имени Ррита ухитрилась выжить. Соученики ее не презирали, а тихо ненавидели, но задевать опасались после того, как несколько особо наглых получили уроки, включавшие в себя частичный паралич конечностей и хвостов. Презрению еще предстояло появиться после уроков по телемагии.
  Выслушав все это, Моана не очень-то учтиво прервала речь Главного:
  - Глубокочтимый Бррен, давайте не будем терять время. С полной ответственностью заявляю: не в моих силах передать способности к какой бы то ни было магии, если их раньше не было.
  Бррен с очевидностью предвидел это возражение:
  - Мудрая, дело сложнее, чем вы подумали. У этой драконочки прорезались способности к магии жизни.
  Люди, как и драконы, не могут насторожить уши в буквальном смысле слова. Однако почтеннейшая сделала это фигурально.
  - Вы рассказываете интересные вещи. Никогда не слыхала, что драконы вообще могут быть природно способными по этой специализации.
  - И все же дело обстоит именно так. Ее взялся обучать один из наших лучших по этой части. Однако опасаюсь, что способности Рриты могут быть раскрыты не полным образом. Вы правы, драконы с природной склонностью к магии жизни до сих пор не рождались, - в этот момент Моана подумала, что, если таковые и появлялись на свет, вполне вероятно, их способности не были распознаны. - Вот почему прошу помощи. Само собой, ваши услуги будут оплачены.
  Женщина задумалась. Дракон терпеливо ждал.
  - Знаете, Бррен, для решения этой проблемы здесь как раз имеется специалист моего уровня. Кандидат в академики Курат является самым лучшим из известных мне знатоков драконьей анатомии и физиологии. Он пробудет на вашей территории еще неделю, это самое меньшее. Я попрошу его оценить способности драконочки. Ну, и сама поучаствую.
  Почтеннейшая ни капельки не удивилась, когда Курат выказал самый горячий интерес к теме и пожелал познакомиться с этой выдающейся драконочкой как можно скорее. Разумеется, эта просьба была удовлетворена.
  Чешуя и глаза Рриты оказались серо-голубого блеклого цвета. Курат подумал, что малышка и так не первая красавица, да еще и тяжелая травма с последствиями, а потому решил сделать все возможное, чтобы ученица достигла всеобщего уважения. Моана вообще не была знакома с драконьими вкусами по части телесной красоты, но успела слегка просканировать драконочку. Маги жизни сделали одинаковый вывод: Ррита до крайней степени заинтересована в обучении. И Курат, и Моана были опытными преподавателями. В результате потенциальную ученицу пристрастно расспросили по курсам анатомии и общей физиологии драконов, по общей теории магии разума, а равно болезням и травмам (тут больше старалась Моана).
  Люди с их способностями в магии разума, разумеется, поняли, какая отчаянная надежда бушевала в мозгу драконочки, которой всего-то исполнилось семь лет. Поэтому Курат с надлежащей торжественностью объявил, что согласен взять Рриту, дочь Торрда, в ученицы.
  - Однако нам надо будет продумать, как это лучше сделать, - дипломатично добавил наставник.
  Новоявленная ученица изо всех силенок пыталась выглядеть солидно. Но удалившись на расстояние, где (по ее мнению) люди не могли оценить поведение, драконочка пустилась в дикие прыжки и пляс - во всяком случае, Моана сочла эти движения танцем - от переполнявшей ее эйфории. Ее возьмут в ученицы люди! Самые лучшие маги жизни, какие только есть! Ррита, конечно, знала, что человеческие маги в этом отношении превосходят драконьих и, наверное, по этой причине не берут ее соплеменников в ученики. Но она будет счастливым исключением, потому что ответила на все вопросы! Ну, почти на все. А задаваки и воображалы (в первую очередь Гррас) подожмут хвосты и пригладят гребни!
  Но долго любоваться этим зрелищем было некогда.
  - Таким образом, мудрые, вы полагаете, что из Рриты может выйти толковый маг жизни?
  - Именно так, глубокочтимый Бррен, и единственное, что нам с наставником еще надо обсудить: как наилучшим образом организовать обучение.
  - В таком случае не смею вас задерживать.
  Люди, выйдя из пещеры, тут же начали обсуждение.
  - Наставник, что вы скажете об этой юной особе?
  - Нет, Моана, это ты сначала скажи, что о ней думаешь.
  Почтеннейшая не размышляла над ответом.
  - Отменная эрудиция в магии жизни - имею в виду детали анатомии и физиологии, общие для людей и драконов. По магии разума - весьма хорошо. Только теперь я поняла, насколька мощная память у драконов в сравнении с человеческой. У иных лиценциатов знания хуже.
  - Ну, а я могу констатировать: никогда ничего подобного у драконов не видел. Правда, опыт с крылатыми у меня маловат. Но ведь и у людей способности такого уровня наблюдал у считанного числа моих учеников. Если быть точным, у тебя, Моана, и еще у... э-э-э... ну, имена не имеют значения... троих. Да и то сказать: ученица... э-э-э... короче, из нее ничего путного не вышло. Застряла на уровне доктора, очень средненького. С этой Рритой случай уникальный, мне совершенно не хочется его упускать. Хотя бы с точки зрения чистой науки.
  - Полностью с вами согласна, наставник, я сама точно такого же мнения. Однако обучение в университете... как насчет драконьего запаха?
  - Над этим я уже думал - давным-давно. Небольшая переделка кожных желез. Кстати, потом можно их восстановить. Это в пещерах блох полно, да и других кровососов, в тех условиях запах необходим. А если Ррита будет жить в строении с деревянным полом, так и ничего. Но вот психологическая совместимость с нею других учеников...
  - Думаю, наставник, что тут как раз наоборот: ученики будут гордиться такой однокашницей.
  - Хм-м-м.. возможно, ты права.
  Вечером того же дня Моана рассказала мужу про этот уникальный случай. Сарат отреагировал ожидаемо:
  - Ну, с точки зрения науки действительно очень интересно, это даже мне понятно. Однако сдается, что у тебя еще какие-то соображения.
  - Сразу вижу: ты женат на мне не первый год. Есть такие. Политические.
  - ???
  - Слух тебя не подвел. Американцев я не только слушала, но и сканировала. Они полагают драконов умственно отсталыми по сравнению с людьми. А теперь представь: Ррита доучится до уровня доктора магии жизни и разума. Между прочим, предвижу, что ее защита пройдет на ура. Сколько в докторском совете специалистов в физиологии драконов? Не слышу ответа.
  - Ну, станет она доктором, Ну, получит среди драконов уважение и почет. Постой... уже не хочешь лы ты, чтобы она лечила американцев?
  - Угадал. Конечно, работа на перспективу. Командир говорит в таких случаях 'с дальним прицелом'.
  - Теперь понимаю. Ломка... как это он называл... привычного представления об явлении или предмете, вот как. У американцев не будет основания считать драконов неполноценными по сравнению с людьми.
  - Здесь ты прав, но я не закончила. Есть и второе соображение. Только Пресветлые знают, сколько времени драконы находились в приниженном по сравнению с людьми положении. И все из-за природной неспособности к отдельным видам магии. А у этой девчонки в драконьей чешуе появится возможность продления жизни. Пусть она уникум, но все же это дает возможность драконам приблизиться к уровню людей. Я не сканировала Бррена, но, судя по всему, он это тоже понял.
  - Так это уже не политика. Это геополитика.
  Сказано было неточно, но супруга поняла и одобрила.
  
  Маги жизни напросились на прием к Главному на утро следующего дня. Ожидалось, что Бррен отнесется с энтузиазмом к новости насчет обучения драконочки в человеческом университете, но тот выразил некоторую озабоченность:
  - Что касается расходов на обучение, то их поселение возьмет на себя, тут никаких трудностей не предвижу. К сожалению, мудрые, вижу другие препятствия для осуществления вашего плана. Во-первых, родители должны дать согласие на переселение дочери в университет. Во-вторых, надлежит получить соизволение от наставников в школе. Ррита ведь далеко не закончила курс обучения. Примите во внимание: я не имею права приказывать в данном случае ни родителям, ни школьному начальству.
  Курат подумал, что переговоры в результате придется вести ему с Моаной, но вслух сказал нечто другое:
  - Но мы можем сослаться на ваше положительное мнение в этом вопросе, глубокочтимый?
  - Ну, разумеется. Вас проводят до их семейной пещеры. Тут совсем недалеко, - в этот момент дракон подумал, что 'недалеко' - это если лететь, а потому в последний миг чуть изменил формулировку, - для человека не более четверти часа ходьбы.
  Родители драконочки ничего не знали об этих переговорах. Поэтому Торрд и Сурра крайне удивились паре людей, которые в сопровождении личного порученца Главного (Туррну с ее чешуей шафранного цвета знали все).
  Именно Туррна с некоторой церемонностью представила человеческих магов жизни. Потом слово взяла Моана.
  - Уважаемые Торрд и Сурра, мы пришли по поводу Рриты ... - при этих словах отец семейства заметно насторожился: младшая дочь была его любимицей, несмотря на увечье. - У нее огромные способности к магии жизни. Мой коллега Курат предложил обучать ее в человеческом университете и согласился стать наставником.
  Потенциальный наставник поклонился, про себя надеясь, что это движение истолкуют правильно.
  Женщина продолжала:
  - Из всех людей коллега Курат имеет наибольший опыт общения с драконами. Вам что-нибудь говорит имя Стурр?
  Ответ Сурры был холоден настолько, что это даже люди поняли:
  - Любой в наших поселениях знает имя Пятнистого дракона.
  - Так вот, именно высокопочтенный Курат был в свое время его наставником.
  Не нужно было быть магом разума, чтобы ощутить потрясение, испытываемое драконами. Курат решил усилить впечатление, посчитав, что лишними его слова не будут:
  - Стурр был очень талантливым учеником. Я горжусь тем, что наставлял его. Но у вашей Рриты природные способности еще больше. И мы уверены, что эти способности надо должным образом развить. Глубокочтимый Бррен придерживается того же мнения.
  Сурра всегда уделяла дочке намного меньше внимания, чем старшим сыновьям, и оттого некоторым образом чувствовала свою вину перед ней. Дракона в глубине души была твердо уверена, что драконочке не суждена долгая жизнь. Но после этих слов в хозяйке семейства проснулось огромной силы стремление убежать к соседкам, дабы поделиться с ними такой сбивающей с неба новостью.
  Конечно же, родители дали согласие на временное переселение дочери в Хорум.
  Разговор с главным наставником шел в ином ключе: не эмоциональном, а сугубо деловом. Вслух было высказано восхищение той честью, которая перепадет школе. Про себя же главный наставник тихо радовался возможности избавиться от столь нестандартной ученицы, которая ухитрялась выходить за все мыслимые рамки.
  - Думаю, мы можем выпустить означенную драконочку раньше назначенного срока. Судите сами, глубокочтимые: ей не нужны уроки полетов - точнее сказать, нужны, но в виде индивидуальных занятий... по известным вам причинам. Но это можно осуществить и потом. Точно так же ей не нужны уроки навигации, тактики и военной истории, поскольку, если я правильно вас понял, карьера воина для нее полностью закрыта. Иначе говоря, Ррите стоит лишь сдать экзамены по оставшимся предметам - и я с чистой совестью засвидетельствую окончание школьного курса. Набор предметов будет практически таким же, как для магов земли.
  Не было сказано 'получение среднего образования', поскольку у драконов не существует высшего (в человеческом понимании).
  Сам факт переговоров настоящих, живых людей (а их далеко не каждый ученик вообще видел) с главным наставником, конечно же, скрыть было принципиально невозможно. Но вот ведь удивительная вещь: и содержание этих переговоров мгновенно стало известно всей школе, вплоть до первоклашек. Реакция сильно варьировала: от простой, ничем не замутненной зависти до опасливого восхищения. Последнее мнение высказал вслух авторитетный среди сверстников семиклассник Харруд:
  - Предсказываю, ребята: мы все еще будем гордиться, что учились с Рритой в одной школе.
  Он не сказал ничего вроде 'запомните мои слова'. Для драконов подобные выражения были совершенно лишними.
  
  
Глава 34

  
  Первой перемену заметила жена миллиардера. Она обратила внимание не на спину мужа (боль в ней вполне можно было приглушить медикаментами), а на руки. Пальцы изменили форму - они помолодели, то есть исчезла их искривленность и припухлость суставов.
  - Уон, - это имя использвалось лишь в самом узком кругу родственников и друзей, - тебе кто-то лечил руки?
  - Китти, мне их не лечили, а вылечили, только не до конца. Еще предстоит сеансов шесть лечения. И спину тоже.
  Старик с нескрываемой гордостью согнулся и разогнулся. Было не так легко (живот мешал), но вот уже несколько лет позвоночник не давал этого сделать.
  Супруга не скрывала изумления:
  - Где такое делают?
  И тут муж начал открывать великие тайны. Супруга слушала если не с раскрытым ртом, то уж наверное с широко раскрытыми глазами. Закончилось повествование так:
  - ...и как раз эти двое русских сумели не только наладить проход в тот мир, но и договориться с местными докторами.
  - В том мире и по-английски говорят?
  - Притом совершенно правильно и с британским произношением.
  Китти сделала свои выводы:
  - И что ж, они кого угодно от чего угодно вылечат?
  - Вот это как раз нет. Они объяснили, что бывают такие люди, которых они не возьмутся не то, что лечить - даже диагностику не проведут. Какие-то дурные особенности энергополей - так говорили.
  - Помнится, Гизелла сколько жаловалась на свой артрит47 ...
  - Ну, я при случае спрошу, но за ответ не поручусь.
  Супруга проявила практичность, достойную истинной американки:
  - А велик ли процент тех, кому они отказывают?
  - Право, не знаю. Во всяком случае, мне не говорили.
  - Ну, так спроси.
  - Я, конечно, спрошу, но ты не очень обнадеживай. И обязательно мне надо будет навестить Стиви. Методы ведь нетрадиционные, так что пусть проведет исследования, рентген там или еще что. И не вздумай помещать это в Твиттер или на сайт.
  Жена проявила наивысшее благоразумие: она и вправду не тиснула соответствующую информацию ни в одной социальной сети. На ее личный сайт тоже ни слова не попало. Но при встрече с подругами она не преминула упомянуть о том, что 'вроде бы моего излечили от артрита, но не до конца, пообещали еще шесть дней лечить, но болей уже нет совсем.' И эти сведения пошли расползаться. Нет, разлетаться, если судить по скорости.
  
  Уже по окончании очередной встречи американских представителей Айэн сделал про себя вывод: эти переговоры по уровню накала не шли ни в какое сравнение с предыдущими. Но основания для такого умозаключения стали накапливаться с самого начала.
  На переговоры явилась лишь Моана. На чуть удивленные взгляды последовало объяснение: дескать, у остальных представителей неотложные дела - случается же такое.
  Рядом с ней вздымался обширный ящик из досок.
  - Яйца диатримы, - объяснила Моана, - их хорошо бы в ту машину, которая позволяет выведение птенцов... не знаю, как это по-английски. Но часов шесть подогрев будет действовать. А вот счет за поставку.
  - Мы готовы уплатить немедленно. Получите... - и представитель Госдепартамента отсчитал кусочки золота. - Вес точно соответствует указанной вами сумме.
  - Извините, мы пока не в расчете. Поскольку это не наши золотые, то меняльная контора берет маржу в пять процентов.
  - Нет проблем. Вот добавка.
  - А это ваша сдача. Надеюсь, вы не против, что я ее выдала серебром?
  - Разумеется, нет.
  В разговор вступил Директор лаборатории:
  - О яйцах позаботимся. Мне интересно кое-что еще. Это драконы делают такой хороший материал? - палец Стоуна ткнул на ящик.
  - Да, но обработка материалов производится также энергополями.
  - Очень гладкая поверхность.
  - Это и есть особенность данной комбинации энергополей. Куда труднее получать поверхность с бороздками или с выступами... Но перейдем к делу. Ваши специалисты уже закончили первичный курс обучения маэрскому языку. Иначе говоря, им пока что нечего делать в нашем мире.
  Намек был - прозрачнее некуда, но Джилл Ливингстон предпочла ответить на него контратакой. Видимо, она получила очень широкие полномочия.
  - Если вы помните, Моана, - сомнение в памяти мага жизни звучало почти таким же оскорблением, как если бы беседа шла с драконом, но госпожа академик сделала вид, что это ее не задевает, - мы неоднократно предлагали вам торговлю. По нашим данным, вы уже ее начали. В частности, вы оказали медицинские услуги. Мы это событие полагаем за ваше согласие с нашим подходом.
  Это прозвучало почти обвинением. Но визави сохраняла полнейшую невозмутимость.
  - Вас, Джилл, похоже, ввели в заблуждение. Та услуга, о которой вы сейчас сообщили, еще в процессе оказания. Пациент далеко не излечен, этот процесс займет еще дней пять. И это было сделано в результате частного контакта, к которому правительство США не имеет ни малейшего касательства. Разумеется, мы эту услугу доведем до конца.
  И на этот раз скрытая угроза была проигнорирована.
  Джилл продолжила контругрозой:
  - Да будет вам известно, что любая деловая активность протекает гораздо легче, имея правительственную поддержку. Верно и обратное. В частности, у нас сильные подозрения, что тот портал, через который прошел ваш пациент, был открыт с нарушением законов Соединенных Штатов. Если это так, то вся дальнейшая торговля будет вестись не через него, а через тот портал, сквозь который прошли мы все.
  Уайтуотер знал о полномочиях мисс Ливингстон. Именно поэтому он промолчал, хотя явно чувствовал что переговоры катятся под откос, набирая скорость. Ответ Моаны это подтвердил:
  - Джилл, вы слыхали о коммодоре Перри?
  Для того, чтобы понять полное невежество собеседницы, не нужны были умения мага разума, поэтому иномирянка не стала дожидаться ответа и продолжила:
  - Вижу, что нет. Ну, так я расскажу: это американский флотский офицер. Эскадра под его командованием дважды наносила визит в Японию: в 1853 и 1854 году. Пушки кораблей коммодора заставили императорское правительство заключить договор о мире и дружбе с США и открыть тем самым Японию для торговли с Америкой. Но за вашей спиной нет 'Черных кораблей', вы - не коммодор Перри, а наш мир - не Япония. В наших возможностях полностью перекрыть порталы из Соединенных Штатов на Маэру. Следовательно, высказанное вами намерение осуществить нажим на государства нашего мира лишено смысла. Торговать мы будем, но лишь на условиях Маэры. И учтите еще вот что. Имя нашего нынешнего американского пациента я назвать, разумеется, не могу. Но уверяю, этот человек пользуется весьма значительным влиянием. В круг его знакомых также входят важные персоны. И все они будут сильно недовольны, если торговля медицинскими услугами вдруг прекратится или даже сократится. Те болезни, которые поддаются усилиям наших специалистов, неизлечимы методами, которые применяют земные врачи. Следовательно, США нуждаются в этой торговле значительно больше, чем Маэра. Также довожу до вашего сведения следующее. Наш мир намного старше вашего: примерно на десять тысяч лет. В истории Маэры случались очень кровопролитные войны. И сравнительно недавно, каких-то пять тысяч лет тому назад, правящие круги Маэры приняли решение: всеми силами поддерживать стабильность общества. Ваша активность может привнести нестабильность - вот к какому выводу пришли правительства наших стран. Ввиду этого в дальнейшем все торговые контакты, а равно контакты с исследовательскими целями будут производиться исключительно через порталы, которые будут открываться из Маэры на Землю, но никак не наоборот. О дополнительных условиях торговли с Маэрой вас, разумеется, известят. И, как сами понимаете, книги, которые вы одолжили, мы возвращаем.
  Доктор сделала почти незаметный жест рукой. Сумка, лежавшая в пятнадцати английских ярдах от стола, за которым сидели переговорщики, вдруг поднялась в воздух и перелетела на стол. Это произвело должное впечатление.
  
  Появлению переговорщика (или даже группы таковых) из другого мира предшествовало множество внешне незаметных событий.
  Разумеется, все группы наблюдателей, в том числе люди Сабецкого, зарегистрировали пробои. Источники четырех из них находились в районе Вашингтона. Но каждый раз пробой длился не более десяти секунд. И еще два были пятиминутными, а источник, хоть и находился в том же районе, был в стороне - точнее, он находился там же, где были зарегистрированы источники ранних пробоев.
  Аналитики группы подполковника Кима строили гипотезы. Одну из них и приняли в качестве основной: в Соединенных Штатах имеется две группы, занимающиеся пробоями между пространствами, но если об одной что-то известно (спасибо 'Моссаду'), то вторая засекречена по самое некуда.
  Сам Виктор Семенович с этим выводом не вполне согласился:
  - С первым порталом понятно: они ходят туда-сюда, даже протаскивают какое-то разведывательное оборудование. Но со вторым - что могут быть за цели? Ну, за десять секунд пять человек пробегут сквозь портал. Попробуйте за это время протащить что-то тяжелое! И, главное, никаких следов нигде. Нет, похоже, тут работает частная фирма. Выяснить бы, какая...
  Но выяснять не пришлось.
  В точно назначенное время портал в Севастополе открылся, и оттуда легким шагом вышла вполне молодая женщина с довольно большой кожаной сумкой на боку.
  - Добрый день! Здравствуйте, Вячеслав Олегович! Полагаю, ваши ноги не доставляют беспокойства. Есть ли другие проблемы со здоровьем?
  Подполковник Ким, включенный в группу встречи, тут же отметил про себя: личным связям инопланетяне придают очень большое значение. Тут же добавилось и еще одно наблюдение: чистейший русский язык. Правда, региональное произношение глава делегации определить не мог, хотя опыт в этом имел немалый.
  Защепин не замедлил ответить самым бодрым голосом:
  - Добрый день, Марья Захаровна! Что до ног, то ваша работа на самом высшем уровне. Действуют, словно родные. Спасибо, пока что здоров - вашими трудами.
  - Надеюсь, и дальше будет так, - улыбнулась в ответ представительница другой цивилизации. И тут же сменила тон на официальный. - Вообще-то мое имя Мариэла, но можно звать и Марией Захаровной, к этому имени я уже привыкла. Вам, должно быть, известно, что я доктор медицины.
  Решительно все члены делегации землян про себя подтвердили сделанный ранее вывод: эта женщина не в первый и даже не во второй раз в России.
  Последовало представление:
  - Я подполковник Ким Виктор Семенович, руковожу специальной группой по контактам в Федеральной службе безопасности; это мой заместитель майор Северцов Алексей Алексеевич, он же руководитель московской группы расчетчиков; а также кандидат физико-математических наук Толубеев Артем Иванович.
  Тон иномирской дамы был исключительно деловым:
  - Полагаю, вы уже догадались, господа, я здесь появилась лишь для того, чтобы договориться о встрече полномочных персон. Главное отличие нашего мира от вашего заключается в использовании энергополей в самых различных целях, что у вас неосуществимо. Наш мир включает в себя три крупных государства... - последовала короткая информация по политической географии Маэры. При упоминании о драконах слушатели чуть заметно напряглись.
  Госпожа доктор медицины продолжала:
  - С нашей стороны участниками этих переговоров будут академик Моана-ра, входящая в высшее руководство государства Хорум, и глава Большого Совета Заокеании Сарат-ир - иначе говоря, руководитель страны Заокеания. Пока что здесь не планируется появление представителей Поселений драконов, но временные полномочия на ведение переговоров от их имени получит одно из вышеупомянутых лиц. Если на то будет ваше желание, можно организовать экскурсию в тот мир для небольшого количества ваших представителей - не более трех. Наш мир безопасен для людей с Земли в части микрофлоры - это проверено. Само собой разумеется, эти ваши представители будут обладать дипломатической неприкосновенностью. Но есть одно непременное условие.
  Многоопытные офицеры спецслужб отметили появившийся в интонациях голоса жесткий оттенок.
  - Мы оставляем за собой право при планировании любого посещения землянами вообще и гражданами РФ в частности отказать им, если так возможно выразиться, в визе или дипломатической аккредитации. Без объяснения причин.
   Ким мгновенно ощутил необходимость в некотором сглаживании напряженности, что и попытался сделать:
  - Вы позволите вопросы, Мария Захаровна?
  Последовал благожелательный кивок.
  - Вы сказали, что ваша микрофлора безопасная для жителей Земли. Верно ли обратное? Мы не хотим стать причиной распространения каких-либо земных заразных заболеваний, хотя бы и невольно.
  Последовал понимающий кивок.
  - Не могу разделить вашу обеспокоенность, поскольку она не имеет под собой серьезных оснований. Наши специалисты уже очень давно научились бороться с инфекционными заболеваниями.
  Подал голос офицер с одной звездочкой на каждом плече. Воинский чин этого человека Мариэла помнила хорошо.
  - Еще вопрос, с вашего позволения. Правильно ли мы поняли, что вам довелось несколько раз бывать на территории Российской Федерации?
  - Почти правильно, майор. Сравнительно недавно я посетила Российскую Федерацию и при этом лечила присутствующего здесь господина Защепина. Но до этого я была на территории Российской империи в тысяча восемьсот пятьдесят четвертом году.
  Цифры были произнесены максимально отчетливо. Ученый-физик не удержался и поднял брови.
  - Именно так, вы не ослышались. Впрочем, это мог рассказать Вячеслав Олегович. У него по части событий во время Крымской войны отменная эрудиция, а я в ней участвовала в качестве медика. Во избежание лишних вопросов, господа: продление жизни людей путем воздействия на их энергополя в силах наших специалистов. Особо подчеркиваю: не всех здешних людей! У некоторых индивидуумов структура личных энергополей не разрешает подобного вмешательства. Лечение многих болезней также возможно. Осмелюсь предположить, что как раз этого рода услуги и будут одной из тем предстоящих переговоров. И еще одно заявление, которое мне поручено огласить.
  Пауза - надо заметить, абсолютно лишняя, поскольку молодую инопланетянку и без того слушали со всем вниманием.
  - У нас нет никаких агрессивных намерений в отношении какой-либо из стран Земли. Точно так же у нас нет желания вмешиваться в их внутренние дела. И мы ожидаем того же с вашей стороны.
  Не было сказано 'со стороны Российской Федерации'. Это отметили все присутствующие.
  Подполковник ответил дежурной фразой:
  - Уверен, что мое правительство учтет вашу позицию.
  Мария Захаровна достала из своей сумки две кожаных папки.
  - Вот наши предложения по формату встречи. А это проект по торговым отношениям.
  Ким уверил, что все эти документы будут изучены в кратчайшие сроки и самым тщательным образом. На это представители РФ запросили пять дней ('Мы бы справились и быстрее, но вы же представляете, на каком уровне будет приниматься решение'). Однако опыт учебы и работы в разведке и контрразведке сказался. Когда портал захлопнулся за ушедшей иномирянкой, подполковник глянул на зама:
  - Лексей Лексеич, тогда, в Крымскую, эта девица прошла сквозь портал в Севастополь, это она дала понять четко. И сейчас портал открылся тут же. Ты хоть на чуточку допускаешь, что это просто совпадение?
  
  При очередном сеансе лечения американского пациента ожидали сюрпризы.
  Первый преподнесла доктор Арзана. Уже после пробуждения она самым нежным голосом заявила:
  - Тед, у меня для вас хорошая новость.
  Тот поднял брови.
  - С моей стороны лечение закончится завтра, то есть вам остался всего один сеанс лечения вашей спины. Это меньше, чем я ожидала. . И сумма счета уменьшится; лишнего мы не берем.
  Больной даже не успел отреагировать, как эстафету сюрпризов подхватила доктор Моана.
  - У меня новость еще лучше. Моя работа закончена.
  Тед ответил первой любезностью, которая пришла на ум:
  - Если и вы, доктор Курат, скажете то же самое, то мне ничего лучшего и пожелать нельзя.
  Мужчина-врач был явно настроен серьезнее своих коллег женского пола:
  - К сожалению, не могу сказать ничего в этом духе. Мой прогноз о необходимости шести сеансов лечения - теперь уже четырех, считая сегодняшний - остается в силе.
  - Однако, - с нажимом произнесла Моана, - у нас с Арзаной есть новости худшего свойства. Произведенные нами расчеты, как и ожидалось, показывают, что прекрасное состояние хрящей, достигнутое нами, останется таковым лишь сравнительно короткое время.
  - Какое? - перебил пациент.
  - Десять лет - и вы ощутите новое наступление той же болезни.
  - Вы хотите сказать, что через десять лет я снова должен буду обратиться к вам?
  - Да, если ваши врачи не смогут найти свои средства борьбы.
  Пациент при этих словах впал в некоторую задумчивость; он явно прикидывал решение, а потом все же заговорил:
  - Доктор Арзана, мой личный врач рекомендовал пройти у него рентгеновское исследование позвоночника.
  В глазах у самого младшего члена врачебной команды прочиталось полное непонимание, но тут доктор Моана решительно взяла нить беседы в собственные руки:
  - В чем сущность этого исследования?
  - Такими особенными лучами просвечивают спину, в результате на экране - это такое специальное устройство - становятся видны кости. По их виду врач делает выводы.
  Моана быстро заговорила на чужом языке, другие двое почтительно внимали: только госпожа академик имела длительный опыт общения с Професом. После двухминутных объяснений последовало (уже по-английски):
  - Один... кхм... теоретик предсказал возможность и условия генерации такого излучения. Но он также предсказал, что оно может быть вредным для здоровья. По этой причине мы его не применяем в лечебных целях, но предполагаем, что оно может также вредно действовать на энергоконструкты. Приносим извинения, но если вы запланировали сегодня обследоваться у вашего врача, то завтра доктор Арзана обязана, в свою очередь, обследовать вашу спину и исправить вред, если таковой обнаружится. Если же ваш врач захочет тем же методом провести диагностику хрящей в кистях ваших рук, то и я буду обязана проверить состояние уже моих конструктов. Что же касается головного мозга, то...
  - Одну минуту, - вскинул ладонь пациент, - мой врач вовсе не планировал обследование кистей рук. И уж точно он ничего не говорил о голове, да там этот метод и не работает. Если он закажет обследование состояния головного мозга, то будут работать с пробой крови.
  - О, понимаю. Тем меньше работы для нас. Но я бы советовала дождаться окончания лечения, а уж потом обследоваться этим методом.
  - Спасибо, последую вашему совету. Однако у меня еще есть вопросы. Насколько мне известно, вы не беретесь лечить абсолютно всех землян. А велик ли процент таких, которым вы откажете?
  Тед успел засечь крохотную заминку в ответе.
  - По старым данным - примерно один человек на сотню. Но не думаю, что эта цифра сильно отличается от реальной величины.
  - Тогда делаю вывод: мои знакомые, друзья или родственники могут воспользоваться вашими услугами, причем вероятность отказа в таковых достаточно мала.
   - Нет, дело обстоит не так. Правительства стран, откуда мы родом, приняли совместное решение перекрыть портал, ведущий из Соединенных Штатов Америки в наш мир. Но его закроют лишь после того, как ваше лечение будет завершено. Но и после закрытия порталов с Земли планируется продолжать сотрудничество через порталы, открываемые с Маэры.
  
  - Поговорить бы надо, - именно такой фразой Шмелев уточнил состояние дел после того, как двое путешественников вылезли из М-пространства. Босс поблагодарил друзей и отправился домой. То, что эти дела идут не так, как предполагалось, Шапиро понял мгновенно, едва глянув на друга.
  - Заедешь ко мне?
  - В полвосьмого вечера. Возражения?
  - Нет.
  Высочайшая проницательность Елизаветы Шапиро не подвела ее, как всегда. Едва лишь глянув на мужа и его лучшего друга, она изобразила полную беззаботность и приветливо заявила:
  - Мальчики, я спроворю чаек? - и, не дожидаясь ответа, гостеприимная хозяйка унеслась на кухню.
  - Тут водочку бы впору пить, - мрачно констатировал гость. - Без закуски.
  - А теперь в подробностях. Что там произошло?
  - То самое, чего я ожидал. Тамошние собираются долечить босса и закрыть портал.
  - Выходит, те самые колебания, то бишь неустойчивость, - это их работа?
  - В точку попал, - Тут Шмелев использовал для наилучшего описания состояния дел слово, рифмующееся со словом 'конец' и аналогичное по содержанию. - И наша работа...
  - Стоп-стоп-стоп. Не торопись хоронить, покойник еще бегает. Уж позволь мне разложить по полочкам. Они используют натуральную слабую устойчивость полей по векторам кси и мю...
  Мгновенно разгорелась очень научная дискуссия.
  - ... Ты допустил тождество тензора напряженности без малейшего обоснования, Почему бы не проверить...
  - ...Но ты ведь не допускаешь, что они сплошь дураки? И умные тоже имеются? Тогда скажи, какие у них основания полагать...
  - ...А я и не говорю, что воздействие вообще нулевое. Оно лишь отличается уровнем переменных, и притом...
  - ...Ну и что? Вполне можно запускать порталы. Но сверхкороткие. И предупредить маэрских, что мол, они с чисто исследовательскими целями. Если они вообще не будут изменять конфигурацию энергополей, то нам надо попробовать...
  - О! - судя по выражению лица Александра, его поразила необычайно умная мысль. - Энергополя! И как я сразу не подумал?
  И Шмелев, сказав это, умолк. Любой нормальный человек попросил бы развить идею. Но, видимо, Михаил принадлежал к ненормальным, ибо придержал язык, дожидаясь, пока гениальный полет воображения товарища не выльется в словесную форму. Конечно же, молчание оказалось наилучшим решением.
  Никто не заметил, как Лиза Шапиро проскользнула в комнату, неся в руках поднос с чайником, чашками, сахарницей и блюдцем с миндальными печеньем. Только когда хозяйка дома стала наливать кипяток, муж рассеянно взял печенюшку, поблагодарил и снова уставился на товарища. Тот, в свою очередь, заварил чай из пакетика и хотел было продолжить дискуссию, но...
  Причиной того, что произошло, было миндальное печенье. Даня Шапиро, сказать правду, питал большую слабость к этому лакомству и, увидев, как мама пронесла отцу и дяде Саше аж целую кучу, терпеливо дождался материнского ухода и проскользнул в комнату, где и содержался вожделенный клад. Взрослые за своим разговором, как всегда, не смотрели по сторонам. И тут зашел разговор об энергополях. Искатель печенья прислушался и выдал фразу, от которой друзья-физики впали в оцепенение:
  - Энергополя - ерунда! Вот магия - сила!
  - Устами младенца глаголет истина, - не без усилий отреагировал Михаил.
  Такого оскорбления Шапиро-младший не выдержал:
  - И вовсе не младенец, а двенадцать лет!
  Дядя Саша, доброе сердце, стал разруливать ситуацию:
  - Это очень старое выражение, Даниил. Взято из Библии. Тогда под младенцем понимали куда больший возраст.
  Поскольку юный поклонник справедливости явно не поверил, Шмелев поспешил добавить:
  - Ну вот у Пушкина... ты читал Пушкина? ... ах, не все... Ничего не значит, написано было про царевича Дмитрия: 'Никто и заикнуться не посмеет об участи несчастного младенца...' А тому было целых девять лет!
  Дане Шапиро крыть было нечем. К тому же дядя Саша предложил блюдечко с печеньем со словами: 'Угощайся, человек'. Исчезли все основания топорщить иглы.
  Как уже говорилось, Шапиро-младший был очень рассудительным ребенком и прекрасно помнил, что злоупотреблять не надо. По сей причине он взял одну-единственную печенюшку, вежливо поблагодарил и улизнул.
  А взрослые продолжили разговор.
  - По сути Данька сказал верно, но уж очень слово это... того... не надо нам его употреблять даже в разговоре друг с другом. Разве что будем говорить с маэрцами.
  - Соглашусь.
  - Я подумал: они могут работать с энергополями тела и с головным мозгом тоже. А нет ли у них в закромах средств для телепатии? Тогда ведь они могут распознавать вранье. А отсюда следует, что нам придется говорить чистую правду.
  - Прямых доказательств нет, - заспорил Шапиро.
  - Не только нет, но и не будет - если они прямо об этом не скажут. Но у нас тот самый случай, когда...
  - Хорошо-хорошо, убедил. Переговорим... о, вот те подход. Скажем так: да, мы желаем сохранить возможность открывать портал на очень короткое время. Секунду, скажем. И применять это лишь в экстраординарных ситуациях: для передачи срочных сообщений, например. И мы с тобой остаемся при делах. Нужными людьми.
  - Хорошо, но ма-а-а-а-ало...
  - Добро, вот тебе иной подход. Ну-ка, начнем с самых основ теоретической физики. Земная наука не знает того типа взаимодействия, какой нам здешние демонстрировали, притом неоднократно. А тут он есть и действует. Здешние умельцы и на Земле смогут работать - лечили ведь они, как я слышал. Вывод: источник этого типа взаимодействия в мозгах, но направлять могут в любую область. Допустим. Но наука начинается там, где начинают измерять. Вот с этого нам бы и начать: попросить - за соответствующую плату - некое обучение теории, поскольку практиков из нас с очевидностью не выйдет. На это дело босс авось и выделит. А там, глядишь, и мы с нашими куцыми знаниями можем пригодиться.
  - Вношу поправку, господин спикер! С боссом говорить надо, но лишь имея некоторый запас фактов. Так что в первую голову пойдет разговор с местными знатоками.
  
  
  
Глава 35

  
  Президенты Соединенных Штатов Америки и Российской Федерации суть совершенно разные лица. Поэтому не стоит удивляться, что гигантская новость дошла до них, скажем так, в различной форме.
  Что до России, то президент этой страны был информирован о существовании другого мира, с которым была установлена связь, через свои спецслужбы.
  - ...и они предлагают переговоры с целью установления торговых отношений. Однако имеется вот какое условие...
  Слова относительно неких неблагоприятных конфигураций энергополей показались президенту странными, что он высказал вслух.
  - Согласен. Наши специалисты также удивлены, и мы попытаемся разузнать, что под ними кроется.
  - Почему они выбрали именно Севастополь для портала?
  - Есть косвенные признаки того, что выбор не был случаен. Началось это еще в прошлом веке, в Крымскую войну...
  Закончив рассказ, руководитель ФСБ высказался нетривиально:
  - Мне кажется, вся история слишком неправдоподобна, чтобы быть ложью.
  Президент усмехнулся. Тонкость мысли он оценил по достоинству.
  - Что за товары они предлагают?
  - Вот тут наметки по торговле. Если коротко: в основном услуги медицинского характера. По утверждению Марии Захаровны, их врачи могут вылечить то, что нашим не под силу. И судя по ногам бывшего инвалида Защепина, ее утверждения справедливы.
  - Так... золото, это понятно... или ценные кристаллы. Что они под этим понимают?
  - Нет информации, - отвечал руководитель гигантской спецслужбы. - Вот почему я подумал о привлечении специалиста по кристаллам. Вполне возможно, для их целей годятся искусственные, а они обходятся намного дешевле натуральных.
  - Также в делегацию следует включить министра иностранных дел или хотя бы его зама. Пусть не думают, что мы придаем малое значение этому контакту. Кроме него, туда должны быть добавлены...
  
  Президенту США докладывал министр военно-морского флота. Хозяин Овального кабинета выслушал якобы моряка (тот не прослужил на флоте ни единого дня). Во время доклада от босса не прозвучало ни слова.
  - У меня несколько другие сведения об этом деле, - тон президента отдавал сильной прохладой. - Мне сообщили мои хорошие знакомые, что в ходе контакта от него были отстранены те, которые в самом деле сделали это открытие. И этих ребят взял на работу... вижу, вы знаете, кто именно. Мне неизвестно, что за болезни были у Теда, зато знаю, что наша медицинская наука не в состоянии что-либо сделать с ними. А его вылечили. Иначе говоря, польза от контакта - вот она, самая наглядная. Между тем ваша сотрудница мисс Джилл Ливингстон, по моим данным, как раз и была тем самым лицом, которое испортило отношения с этими... из другого мира.
  Тут президент пустился в импровизацию, на которые он был мастером.
  - И еще у меня есть сведения: именно она стояла за увольнением тех двоих... как их там... славянские имена, они трудные...
  Никаких фактов у босса не было, однако интуиция и громадный жизненный опыт помогли попасть в точку.
  - Один из них русский, другой - еврей из России. Первого зовут Александер Шмелев, второго - Майкл Шапиро. Натурализованные граждане, учились вместе в Московском университете, - уточнил министр..
  - Ну, так понятно, что за комбинацию она провернула. Русские, да как они оказались причастными к таким секретами... всякое такое. Меня очень интересует, как мисс Ливингстон оказалась в Лаборатории. И еще больше - кто ее туда проталкивал.
  - Сенатор Джонсон, сэр. Эта Ливингстон - ее креатура.
  В сенате была одна-единственная женщина с этой фамилией, перепутать было невозможно. Президент не испытывал на этот счет сомнений.
  - Как же, хорошо знаю Нэнси. Демократка. Феминистка. Либералка.
  Последние три слова не заключали в себе никакого оскорбительного смысла, но тон, каким они были произнесены, напоминал малый боцманский загиб.
  - Сэр, я предлагаю...
  - Не надо предлагать. Лучше сделайте. Попробуйте заманить их обратно в Лабораторию. Пообещайте отдельное подразделение, ну и жалование на уровне. Вряд ли это сработает, но попытаться стоит. Срок вам - пять дней, после этого жду вашего доклада. Я буду действовать через свои каналы.
  Президент не солгал. У него и в самом деле имелись нужные связи.
  
  Было бы преувеличением сказать, что эта встреча в Севастополе была на высшем уровне. Для этого там не хватало всех руководителей всех заинтересованных государств - а участвовал лишь один (Сарат). Скорее переговоры шли на высоком уровне, но не менее того. Судите сами: с российской стороны в ней были замминистра иностранных дел, начальник Генштаба, он же замминистра обороны, а также замминистра финансов и директор Института кристаллографии Российской Академии наук. Последний попал в состав делегации, поскольку иномиряне высказали интерес к кристаллам как платежному средству.
  Отсутствие представителя от государства драконов было обусловлено заранее, и потому никто из россиян этому не удивился. Переговоры начались сразу же после надлежащих приветствий. И с самого начала они были весьма непростыми.
  - Мы не планируем принимать у себя обширные делегации людей вообще и граждан Российской Федерации в частности. Создание посольства или консульства на территории Маэры лишено смысла: ведь сотрудники таковых не смогли бы вернуться на родину без нашего ведома и содействия, а также у них отсутствовала бы возможность перемещаться по планете. Для этого надо продвинуть сквозь портал и корабли, и самолеты, что, уверяю вас, нереально или почти нереально. Однако мы готовы дать возможность представителям Российской Федерации ознакомиться с миром Маэры хотя бы частично. Например, небольшая делегация в составе троих человек могла бы нанести краткий визит в Заокеанию. Рекомендовала бы от себя включение в состав этой делегации специалиста-палеонтолога, поскольку фауна и флора Северной и Южной Заокеании примерно соответствуют земному плейстоцену. Однако видим причины для содержания здесь, в Севастополе, постоянного представительства, очень малого по численности, которое представляло бы интересы всех трех государств. Эти причины состоят в том, что наше общество чрезвычайно заинтересовано в поддержании собственной стабильности. Исторический опыт, знаете ли. Ради сохранения текущего состояния дел мы сделаем все, чтобы избежать какой-либо серьезной конфронтации. Что до торговли, то первое ее направлении мы видим в предоставлении уникальных по земным меркам медицинских услуг. Это лечение заболеваний, с которыми ваши врачи не справляются, также выращивание потерянных конечностей, восстановление функций позвоночника, утраченного зрения. Возможно также предоставление услуг, не относящихся к медицине. Если пожелаете, демонстрацию проведет мой коллега Сарат, он универсал.
  Почему-то услугами, не относящимися к врачеванию, заинтересовался высокопоставленный офицер.
  - Сколько времени займет демонстрация, о которой вы упомянули, и в чем ее сущность?
  Отвечал Сарат:
  - Сущность очень простая: я могу воздвигнуть скалу прямо у набережной. Дело не из трудных, это... - тут маэрец замедлился, явно проводя в уме какие-то расчеты, - по вашим мерам, это от получаса до часа работы. Работа с энергополями земли используется в наших странах для создания особо улучшенных дорог, мостов, иных сооружений из природного камня. Но наша работа может обойтись дешевле. Чистая экономика, господа. Желаете убедиться?
  Но замминистра обороны не унимался:
  - Велика ли будет эта скала?
  - О нет. Двадцать метров в поперечнике у основания, пирамидальная (приблизительно!) форма, общая высота... - еще одна короткая заминка, - около двадцати шести метров.
  Сарат не упомянул, что с использованием собственной силы он потратил бы на такое полдня - но у него был прекрасный желтый топаз.
  Последовал обмен взглядами, и офицер кивнул:
  - Мы бы хотели видеть это.
  - Пройдемте, господа, к набережной.
  Все маэрцы знали, что земляне будут фиксировать процесс. Но даже они не ожидали, что это будут делать все до единого члены делегации, а также стоявшие вдалеке прохожие (если то и вправду были они). В ход шли не только банальные сотовые телефоны - замминистра финансов достал дорогой планшет, а некто в отдалении не посчитал за труд применить недешевую фотокамеру с возможностью заснять видео.
  Вода неподалеку от набережной стала вздуваться бугром. Создалось впечатление, что там, под водой, работает насос огромной мощности или даже целая группа их. Потом, сбрасывая пену, появилась и стала расти каменная верхушка. Мельком начальник Генштаба подумал, что это напоминает всплытие подводной лодки - ему такое приходилось видеть.
  Некоторые бормотали комментарии в сотовые телефоны и планшеты. Посторонних разговоров не было.
  Когда высота скалы из бурого камня достигла метров двадцати, произошло нечто уж совсем непредвиденное. Верхушка скалы, до того бывшая скругленной, стала на глазах изменять форму. На скале стало проявляться грубое изображение животного, которое поначалу приняли за динозавра.
  - Дракон! - произнес кто-то.
  - Ну вот и все, - удовлетворенно подвел итог маэрец. - Вы правильно догадались: это изображение дракона... в меру моих скромных способностей, конечно. Материал скалы добыт из морского дна, оно у вас тут каменное. Должен предупредить: в течение дней двух или трех скала может чуть-чуть изменить форму, то же относится и к фигуре дракона. Но, надеюсь, через какое-то время в городе Севастополе найдутся скульпторы, которые смогут подправить изображение.
  - Как же, если они никогда не видели дракона?
  - Ну, изображение мы можем предоставить. И если делегация от России побывает у нас, то они увидят представителя этой расы вживую и с надлежащего позволения смогут сделать фотографии и даже снять видео.
  Дипломат решил вмешаться:
  - Демонстрация была весьма впечатляюща. Однако для оценки возможности применения подобных действий на территории России нам требуется длительный анализ. Предлагаю отложить этот вопрос. Однако вижу настоятельную потребность отправить в ваш мир делегацию из троих представителей России как можно скорее...
  Замминистра иностранных дел знал, о чем говорил. Он хорошо представлял себе дипломатический шторм, который должен разразиться ва ближайшее время с неизбежностью восхода солнца. И начало этой бури следовало упредить хотя бы собиранием нужной информации.
  - ...Но у меня вот какой вопрос. Правильно ли мы поняли, что у вашей стороны были веские причины сделать портал именно в Севастополе?
  Дипломат вполне обоснованно опасался, что само местонахождение портала может вызвать целую кучу международных осложнений.
  В ответ молодая академик Моана улыбнулась самым очаровательным образом:
  - Вы правы в вашей догадке, но уверяю, что эти причины - сугубо внутреннее дело государств Маэры.
  Опытный переговорщик мгновенно понял, что никаких иных разъяснений в ближайшее время не последует. Это, впрочем, ожидалось. Но вопросы не кончились.
  - В вашей пояснительной записке упоминалось государство драконов. Можем ли мы ожидать прибытия драконов сюда, в Севастополь?
  - Насколько нам дали понять, у руководства драконов пока что нет подобных намерений. Но, повторяю, это не исключает контактов с ними, когда (и если) ваш представитель прибудет на их территорию. Со своей стороны полагаю это возможным.
  Наступил момент самого скользкого вопроса:
  - В своей пояснительной записке вы также настаивали, чтобы в дальнейших торговых контактах участвовали Соединенные Штаты Америки. Мы хотели бы узнать о причинах такого пожелания.
  Отвечала также Моана:
  - Причин было несколько. Во-первых, это дань нашего глубокого уважения к труду замечательных американских физиков, открывших для землян не только способ перемещения между мирами, но и экспериментально доказавших само существование иного мира, населенного разумными существами. Во-вторых, Соединенные Штаты вложили некоторые (осмелюсь предположить, немалые) деньги в исследование нашего мира, и мы не хотели бы причинять убытки американской стороне. В-третьих, принимая во внимание, что у России с Америкой политические отношения, скажем так, не самые лучшие, условия по присоединению Соединенных Штатов к торговле с другим миром вы вполне обоснованно можете представить как наши условия. Российская Федерация в этом случае выполняет роль лишь посредника. К сожалению, при наших первых контактах с американской стороной та самым активным образом стала продвигать идею о неограниченной торговле с Маэрой. Наше правительство посчитало это неприемлемым. Повторяю, это не значит, что самую идею торговли мы отвергаем, однако стабильность нашего общества мы очень высоко ценим, и потому не желаем подвергать ее даже минимальному риску. То же, разумеется, относится и к перспективам торговли с Российской Федерацией.
  Финансовый политик не имел дипломатического опыта, но уж договариваться умел. Он тут же вступил в переговоры с явным намерением чуть сгладить нарастающую напряженность:
  - В вашей записке вы упомянули, что платежным средством помимо золота могут служить кристаллы. В нашей делегации присутствует специалист мирового класса по этой части. Предлагаю обсудить детально возможность оплаты ваших услуг кристаллами.
  - Полностью согласны с вашим предложением. Поскольку цена на кристаллы в сильнейшей степени зависит от их вида, наличия дефектов всякого рода, величины и (что самое главное) от характера взаимодействия кристалла с энергополями, рекомендую Николаю Борисовичу нашего специалиста: лицениата-универсала Маххмуда.
  Черноглазый, чернобородый, смуглый человек поклонился. Для всех членов российской делегации он сильно смахивал на араба не только по имени, но и по внешности. И очень многие усомнились в совпадении.
  - Еще кое-что стоит упоминания. Это, если хотите, знак доброй воли. Вы помните: в нашей записке утверждалось, что есть некая категория людей, которая не может подвергаться ни диагностике, ни лечению нашими методам. Дабы вы не думали, что это блеф, мы заготовили специальные приборы, - Сарат извлек из сумки две металлические пластинки. - Вот, в середине кристаллик. При приближении к человеку, особенности энергополей которого препятствуют работе с ними, этот кристаллик светится. Сразу предупреждаю, прибор не вечен, он рассчитан на двенадцать суток непрерывной работы. Так что если вы с его помощью обнаружите такого человека, то не стоит перегружать устройство, лучше отнести его подальше. Радиус действия - двадцать ваших метров. Вот еще один, точно такой же. Его мы просим передать в распоряжении властей Соединенных Штатов Америки. Кстати, действие этого прибора кирпичная стена не экранирует. Насколько помню, даже металлическая броня для него препятствием не является. А здесь инструкция к пользованию - это по-русски, а это по-английски.
  - В таком случае можно подвести некоторые итоги, - уверенно заявил российский дипломат. - На Земле принято, чтобы стороны по окончании подобных переговоров принимали совместное заявление. В частности, оно должно, как нам кажется, заключать в себя фразы: 'Стороны не имеют друг к другу территориальных претензий. Стороны обязуются не использовать силу или угрозу силой в отношениях друг с другом'.
  - Мы согласны, но также туда, по нашему мнению, надлежит включить фразы: 'Российская сторона обязуется довести до сведения американского правительства условия пользования порталом, выдвинутые маэрской стороной. Российская сторона обязуется передать американской стороне прибор маэрского производства, предназначенный для выявления людей, энергополя которых неблагоприятно действуют на энергополя в мире Маэры, а равно инструкцию к пользованию этим прибором'.
  - Мы не возражаем. Предлагаем также...
  
  Бикфордов шнур догорел, и бомба, как это ей и положено, рванула со всей дури.
  Средства массовой информации даже не успели толком выдать сенсацию. Куда быстрее оказался удар по социальным сетям. Сервера были настолько перегружены, что даже самые устойчивые продержались считанные часы.
  Следует заметить, что наиболее благоразумные граждане тут же подумали, что новость из разряда тех, которые высосаны из пальца. Еще не полностью разгоревшийся пожар пыталось потушить правительство США: оно объявило официально, что да, пробит портал в другой мир, но этот портал весьма неустойчив, к тому же посещение Маэры требует разрешения ее властей, и пока что идут переговоры о сотрудничестве. Легкий огнетушитель с пожаром не справился.
  Пока администрация США пыталась выбрать правильную линию поведения, к государственному секретарю обратился посол России с просьбой о неотложной встрече чрезвычайной важности. Просьба была удовлетворена с максимальной быстротой.
  - Господин государственный секретарь, - начал посол, - правительство Российской Федерации поручило мне довести до сведения правительства США следующее. Правительства трех ведущих стран иного мира, самоназвание коему Маэра, уведомили нас о контакте с гражданами США, которые по поручению правительства вашей страны пробили портал в этот мир. Они попытались установить торговые связи с тем миром. Однако руководство Маэры не сочло возможной прямую торговлю исключительно с Соединенными Штатами. Маэрская сторона полагает, что никакая страна или частное лицо не должны пробивать портал в их мир без согласия принимающей стороны. Поэтому были приняты меры, чтобы пробить портал с Земли на Маэру оказалось невозможным. После этого государства Маэры совместными усилиями пробили портал на Землю, каковой находится в районе города Севастополя. Российская Федерация дала на это свое согласие. Выполняя просьбу маэрской стороны, доводим до вашего сведения, что ею предлагается установить равные квоты по объему медицинских услуг для наших двух стран. Особо подчеркивается, что как Соединенные Штаты Америки, так и Российская Федерация могут распоряжаться собственной квотой произвольно и, в частности, передавать ее полностью или частично третьим странам или частным лицам. Также маэрская сторона напоминает, что среди населения Земли имеется некий процент лиц, которые не могут по природным особенностям своих энергополей воспринимать лечение от маэрской стороны. Такие люди не могут быть допущены на территорию любого из маэрских государств. В знак доброй воли маэрская сторона передает Соединенным Штатам Америки прибор, позволяющий выявить вышеупомянутые лица. Инструкция к его применению прилагается.
  С этими словами посол сделал знак сопровождающему молодому человеку, и тот с поклоном передал в руки государственному секретарю деревянную коробочку размером с ящичек для сигар.
  - Далее, маэрская сторона попросила передать вам для изучения вот этот меморандум, в котором, насколько нам известно, перечислены медицинские услуги, которые могут оказать маэрские специалисты.
  Увесистая папка перешла из рук в руки.
  - Сверх того, маэрская сторона просила напомнить, что как Россия, так и Соединенные Штаты более заинтересованы в торговле, чем Хорум, Заокеания и Поселения драконов.
  Прозвучало это так, как будто Маэра почти неприкрыто угрожает полностью прервать контакты.
  - Готов ответить на ваши вопросы, - заключил выступление посол, одновременно давая понять, что вопросы он полагает неизбежными. Разумеется, так и оказалось.
  - Вы упомянули о квотах на лечение. Не могли бы развернуть этот тезис, господин посол?
  - Причина назначения квот очень проста, господин государственный секретарь. У Маэры не хватает специалистов соответствующего уровня. И увеличение их количества возможно лишь надлежащим обучением тех, у которых имеются соответствующие способности, а таких появляется на свет мало. Помощь от государства драконов в настоящее время невозможна, ибо, согласно законам, общим для всех стран Маэры, врачебные услуги людям может оказывать лишь лицо в ранге доктора медицины или выше. Между тем среди драконов пока что нет специалистов надлежащего ранга. В данный момент одна юная леди из этой расы проходит соответствующее обучение, однако по мнению ее наставника для получения докторского звания ей потребуется несколько лет.
  Госсекретарь был не только бывшим руководителем спецслужбы, но и политиком.
  - Вы сказали 'юная леди'. Должен ли я понимать, что дискриминация по половому признаку на Маэре отсутствует?
  Вопрос ожидался.
  - Да, причем ее нет ни среди людей, ни среди драконов. Наличие способностей проверяют еще в детстве без различия пола. Что касается медицины, то на Маэре присутствует природный феномен: среди тех детей, у которых обнаруживаются именно эти способности, девочек оказывается значительно больше, чем мальчиков. Но причину этого никто не знает.
  
  Президент выслушал сообщение руководителя Госдепартамента молча. Не так важно, составлял ли госсударственный секретарь свой доклад лично или поручил это дело кому-то другому, но получилось емко, не длинно и прозвучало грозно именно по части внешней политики.
  Не стоит уклоняться от правды: президента часто обвиняли в торопливости, импульсивности, непродуманности в решениях. Но никто и никогда не полагал главу правительства США дураком. Он им и не был. Больше того, президент мгновенно ухватил важный политический аспект в возможной торговле с другим миром.
  Разумеется, ожидалось огромное давление со стороны очень влиятельных персон, желавших получить исцеление от неизлечимых болезней. Это само по себе было мощным фактором, и оно уже начало проявляться. С момента последнего доклада, связанного с контактами с другим миром, уже прошло еще сколько-то просьб о как можно более быстром налаживании успешных контактов. Подобными запросами не пренебрегают. Но президент сразу вычленил в докладе другое: возможность полного восстановления инвалидов, потерявших руку, ногу или, того хуже, зрение. А таких было весьма немало. Подобная возможность сразу подключала к делу чудовищную силу: страховые компании. При том, что страховые взносы ими были получены сполна, появлялась возможность не не заморачиваться выплатами - полностью или частично.
  Но было и еще одно соображение.
  Существенную долю военных расходов Соединенных Штатов составляли пенсии военнослужащим по потере трудоспособности. И тут русским продемонстрировали выращивание полноценных ног у солдата! А какой может идти разговор о пенсии, если трудоспособность восстановлена? Это означало, что дефицит бюджета - головную боль всех правительств США, не уменьшающуюся вот уже без малого двадцать лет - можно снизить, ни капельки не уменьшая боеспособность армии и флота. Это не просто большие деньги; тут уже разговор шел не о миллионных расходах (примерный уровень платы за лечение президенту доложили), а о десятках миллиардов экономии. Иначе говоря, сотрудничество с Маэрой необходимо по внутриполитическим причинам, а они для любой администрации всегда имели полный приоритет над внешнеполитическими.
  Решение созрело быстро. Необходимы прямые переговоры с Россией как посредником.
  И президент Соединенных Штатов Америки принялся давать указания своему министру.
  

   1- отсылка к анекдоту о Чапаеве. Здесь и далее примечания авторов, если не указано иное.
   2- признанный центр бактериологических исследований в США.
   3 - персонаж мульсериала 'Смешарики'.
   4 - русский аналог примерно таков: женщина, выйдя замуж, сменила девичью фамилию Иванова на Петрову.
   5 - цесарка считается наименее умной из всех домашних животных и птиц. В этом отношении она еще ниже курицы.
   6 - ставьте вашу ферму против десяти центов (англ.). Типичная американская идиома.
   7 - в США этот канал ведет научно-популярные передачи.
   8 - отсылка к повести Р. Шекли 'Обмен разумов'.
   9 - по-английски это место называется Deep Creek Lake. Славилось приятным климатом, особенно летом, еще в XIX веке.
   10 - то, что в России именуется 'ридер', среди русскоязычных американцев называется читалкой. Причины этого авторам неизвестны.
   11 - 'Стингер' - ракета противовоздушной обороны, запускаемая с рук, производство США. 'Игла' - ее аналог советского производства. Оба комплекса находятся на вооружении по сей день.
   12 - в маэрском языке, в отличие от русского, слово 'оболтус' может быть и женского рода. Адекватного перевода на русский не существует.
   13 - буквальный перевод с языка Древних. Примерно соответствует русскому 'ни к селу, ни к городу'.
   14 - фигура пилотажа, при которой самолет набирает высоту, задрав нос.
   15 - методологический принцип, получивший название от имени английского монаха-францисканца и философа Уильяма из Оккама. Наиболее известная латинская формулировка: 'Entia non sunt multiplicanda praeter necessitatem'; в переводе на русский звучит так: 'Сущности не должно умножать сверх необходимого'.
   16 - командир отделения.
   17 - имеется в виду Корпус морской пехоты США.
   18 - имелось в виду, что по американским законам выпускник юридического учебного заведения получает право на независимую практику лишь при условии сдачи этого экзамена (по-английски: Bar Exam). Карьера юриста дает ощутимо большую прибыль, чем продвижение по административной лестнице государственной лаборатории.
   19 - в морской пехоте США - Gunnery Sergeant, точных российских аналогов не имеет.
   20 - монета в пять центов.
   21 - имеется в виду калибр в половину дюйма.
   22 - мой английский не так хорош. Какой из языков вы предпочитаете? (англ.)
   23 - У меня нет отчетливых предпочтений. Кажется, вам удобнее говорить по-русски, не так ли? (англ.)
   24 - имелась в виду пластиковая бутыль в половину галлона; это примерно 1,9 л.
   25 - штаб-квартира Центрального разведывательного управления.
   26- В США министерство военно-морского флота организационно подчинено Министерству обороны.
   27 - выражение возникло среди тех, кто держит в качестве домашнего животного норку. Наиболее адекватный перевод на русский: 'ни мур-мур'.
   28 - впервые сформулирована величайшим теоретиком Филад-ивом. Он утверждал, что доказал ее, но не стал записывать рассуждения за недостатком времени. По сегодняшний день никому не удалось ни доказать, ни опровергнуть эту теорему. В студенческом жаргоне слова 'Великая Теорема Филада' стали синонимом задачи, за которую даже не стоит браться по причине ее полной неразрешимости.
   29 - во флоте США скорость летательных аппаратов определяют по традиции в узлах.
   30 - в данном контексте: метод определения координат точки путем создания треугольника, где координаты двух других точек, а также направления на искомую точку известны.
   31 - особое мнение (лат.)
   32 - имелось в виду, что работает под операционной системой MS DOS.
   33 - имелся в виду американский футбол.
   34 - в городе Аннаполис расположена Военно-морская Академия США - главное флотское училище страны.
   35 - в Военно-морском флоте США звание капитана (сaptain) соответствует российскому капитану первого ранга.
   36 - примерно соответствует русскому 'Осторожно! Не бросать!'.
   37 - имелось в виду Федеральное агентство по продуктам питания и лекарствам. В США оно утверждает новые лекарства, методы медицинских исследований и приборы для таковых.
   38 - Джерри ошибся. Фороракос был не страусом, а гигантским хищным нелетающим журавлем.
   39 - единицы багажа с дипломатической почтой.
   40 - Михаил ошибся. Согласно последним версиям иудаизма, водка также обязана соответствовать канонам, и потому ее кошерность подлежит утверждению раввином.
   41 - перевод с английского на русский сильно смягчен.
   42 - игра в шахматы, когда каждому игроку отведено очень короткое время на игру. Проигрывает тот, кому поставили мат или тот, у кого флажок на часах упадет первым. Обычно ставят по пяти минут.
   43 - калька с английского. Среди русскоговорящих американцев под этим подразумеваются блага, предоставляемые работодателем помимо зарплаты: страховки разного вида, величина отпуска, возможность проиобретения льготных акций и т.п.
   44 - доброе утро. (франц).
   45 - не понимаю. (исп.)
   46 - в языках Маэры обращение 'доктор' применяется лишь к тому, кто имеет соответствующий магический ранг, и не связано со специализацией.
   47 - в английском языке это слово означает как артрит как таковой (например, ревматического происхождения), так и артроз. Вне контекста понять, что именно имелось в виду, невозможно.
Оценка: 5.85*51  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Соколов "Прокачаться до сотки 2" (ЛитРПГ) | | Д.Соул "Замуж в кредит или Займ на счастье" (Любовное фэнтези) | | В.Лошкарёва "Жена Наследника" (Любовное фэнтези) | | А.Емельянов "Мир Карика 6. Сердце мира" (ЛитРПГ) | | Д.Черепанов "Собиратель Том 2" (ЛитРПГ) | | В.Фарг "Кровь Дракона. Новый рассвет" (Боевое фэнтези) | | Д.Владимиров "Киллхантер 2: Цель - превосходство" (Постапокалипсис) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | | Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | | Д.Гримм "Формула правосудия" (Антиутопия) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"