Пересмешник: другие произведения.

For

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Голос автора


09-29-1999
10-05-1999
10-11-1999
10-23-1999
11-08-1999
11-16-1999
06-19-2000

                             1.

Двухсотлетие мое отметят не в пример скромнее...

Зря. По моему глубокому убеждению (которое появилось совсем недавно),
к дням рождения у большинства неправильное отношение. Ну, отметка,
ну, рубеж. Ну и черт с ним. Очень мне это напоминает километровые
столбы, что так полюбились четвероногим друзьям. Оттого, должно
быть, пограничников доукомплектовывают собаками - и друг, как-никак
и сухой паек, если что. А им в радость обходить рубежи: хозяин
и удобства рядом.

День рождения - он как новоселье. Разменял новый десяток, доплатил
мечтами и иллюзиями. Оценил требовательным взором вид из окошка,
прикинул потери от переселения, но возмущаться некому. Все теснее
и морщинистее, еще больше конфузов, еще меньше их замечаешь.
Шум снаружи реже тревожит пыльных обитателей, цивилизация не
будит по ночам, просыпаешься сам.

Возраст-квартира "радует" отклеившимися обоями (нет, отклеивающимися,
поскольку процесс не закончен), что теперь больше относятся к
барельефам. Весело и беззаботно журчит подтекающими кранами,
не обращающими внимание на такие пустяки, как время суток. И
камнепады высохшей штукатурки в ночной тишине...

Ударился я в энтропию, даже ушибся. Ошибся. Или нет ? Ах, да,
на всякий случай - энтропия... Это такая разрушительная вещь,
когда любое материальное тело постоянно стремится стать прахом.
Это финиш материи, апофеоз деструкции. Слышали, небось, такое,
что если абстрактную комнату запереть, скажем, на миллион лет,
то все ее содержимое за этот немалый срок станет однородной субстанцией.

Невесомая субатомная пыль, когда в произвольном куске пространства
будет одинаковое число бывших атомов. Однородная взвесь и табличка
на входе: "Здесь поработала энтропия. Выдержка - 1 миллион лет".
Представляете, какой тогда вид примет весь наш мир, если его
гипотетически изолировать и предоставить дело жадным ручищам
матушки-энтропии ?

Посмотреть философски, так даже ничего. Все преступники займут
свое положенное место в тюрьмах - тяжело определить, КТО внутри
ЧЕГО находится, не так ли ? Все пропажи найдутся и займут законное
место рядом со своими хозяевами. Вся на свете еда расположится
внутри ненасытных желудков - правда, не только она одна.

Все мысли окажутся на бумаге, хотя вот тут можно поспорить сразу
по нескольким пунктам. Деньги, ценности и предметы роскоши, наконец-то,
будут распределены поровну - достанется даже братьям меньшим
и неодушевленным предметам. Нет, это сколько же материала сейчас
пропадает для огромных песочных часов ?

Все мячи в сетках, воротах и кольцах, все пешки в дамках. Больные
в больницах, автомобили в гаражах. И наоборот - клетки в животных,
океаны в рыбах, деревья в короедах и так до бесконечности. Все
стало на свои места, но рай не напоминает даже приблизительно.
Энтропия, вечная уборщица... Разве можно назвать порядком ?

Отсутствие формы и смысла. Эта вечная пыль перестала быть индивидуальными
частями, потеряла названия и суть. Жизнью здесь и не пахнет,
смерти тут делать абсолютно нечего; прошла энтропия и больше
нет ни для кого работы. Процесс необратим и ужасен, как, впрочем,
и сам результат.

Думается, что все зло на свете не может сравниться с энтропией
по разрушительности. Дьявол просто босоногий хулиган и проказник.
Бесы-искусители и остальное население ада шалуны и младенцы.
Мир поглощает ОНА, мы все ее обед. Она не выбирает и не отказывается.
Нет предпочтений, но и нет пощады; как жадное пламя - все едино,
что индульгенция, что туалетная бумага, что выигрышный билет,
что клочок завравшейся прессы.

Ржа, огонь, плесень, кислота, сырость - фрагменты, от некоторых
можно найти защиту. Не от всех. Старость, болезнь, подружка с
косой, бр-р-р... Хотя работы тоже ведутся...

Вот я и кончил за упокой, как и собирался. Начало было многообещающим,
но я вновь не подвел и скатился на наезженную не только мной
тропу. Что случилось, неужели это судьба и ничего более жизнеутверждающего,
чем несколько выдавленных с натугой строчек, мне не родить ?
Или все потому, что я знаю - по пятам идет она и подбирает за
мной. Стоит ли сплетать узор, чтобы обречь его на исчезновение...

Будем проще и веселее. Сзади нас никого нет - это всего лишь
злой вымысел, целью которого было напугать и заставить подумать
о бренном и вечном. Жизнь коротка и нужно ее прожить, но зато
можно принимать обезболивающее, чтобы не было... Время-деньги,
а года-богатство, старики все сплошь поголовно миллионеры. Не
ясно, зачем им пенсия ?

Свечки на именинном пироге согреют душу и обстановку. Друзья,
что облепили стол, помогут очистить от него, пирога, блюдо. Стукнуло
мне совершеннолетие - ну совершенно не помню, сколько именно
лет. Тост именинника ? Куда деваться, кто, кроме меня еще ?

Опоздал я, други мои. Первое миллионолетие будет не мое, но всего
остального мне хватит, не везде же быть первым. Попрошу не трогать
фамильное фальшивое серебро, хотя не следует считать, будто я
разрешил пользоваться голыми руками. Минуту внимания, любой фальстарт
карается дисквалификацией. Тост будет на удивление коротким и
чужим.

Жизнь только начинается !

                             1.1

Я вижу этот мир в красках первого дня,
Я путь начинал с разноцветной мечтой.
Это все, что останется после меня,
Это все, что возьму я с собой.
Нет надежды уже, и финал без прекрас,
Погружаемся в землю, словно в забой.
Это все, что останется после от нас,
Это все, что возьмем мы с собой.
Мир не замрет, не замедлит темп свой,
Перешагнут холм чужие шаги.
Что-то есть, что исчезнет вместе со мной,
Но есть что-то, что будет и для других.

                             2.

Новый год я собрался встречать не дома. И даже не в родном и
изрядно надоевшем городе.

Я предпочел гораздо более теплое местечко, где климат поздоровее,
а люди душевнее. Что не так уж приятно, если вспомнить стоимость
путевки. Да-да, купился на старость лет, решил побаловать себя
и подарить незабываемый Новый год. Теплый и дорогой.

Честно, так не хочется зимы - сколько можно ее терпеть ? И так
она по календарю приходит два раза в год. Не припомню, когда
был в последний раз рад наступлению холодов. Вот именно, что
наступление; осадит зима на долгие месяцы, заметет все подходы
и изолирует людей друг от дружки. А по телефону особенно хорошо
не поговоришь, не выпьешь, в конце концов.

Не нашлось такой елки, чтобы вместить мой себе подарок. Сам себе
Дедушка Мороз - пляж, берег моря, пальмы и отменное обслуживание.
В декабре ! Настолько я далек от праздной жизни, что до сих пор
хмыкаю и недоверчиво щурюсь на яркое солнце. Непривычно для меня
потеть и купаться, когда все вокруг должно быть по графику белоснежным
и холодным.

Хотя нет, капельку холода и напоминания о зиме я нашел. Мороженое
я поглощал ударными дозами и торопился насладиться отпущенными
мне двумя неделями. Зоркий глаз где-то глубоко внутри меня не
дремал и систематически подмечал предметы обстановки и детали
солнечного, почти тропического рая.

Загорелые бронзовые тела, зонтики от солнца, автоматы с газированной
водой, суетливая детвора, красавицы в купальниках... Глаза разбегались,
а мозг неумолимо отсчитывал дни. Но все равно - ничто не могло
омрачить моего настроения. Прежде чем выложить кровные, я опасался,
что не получу всего, полагающегося на мои деньги, но был рад
ТАК ошибиться.

Парадокс: путевку я приобрел на гонорар от последней книжки.
А этот сборник рассказов назывался очень своеобразно и символично,
если учесть теперешнюю обстановку. "Ледяной берег" я променял
на другой, более солнечный. Жизнь - она не стоит на месте и подкидывает
такие хохмы, что только успевай за ней. Не мог же я знать заранее,
что за считанные недели до конца года я захочу экзотики, и появится
на свет подобный сумасбродный проект.

В силу определенных обстоятельств и личной переоценки сам Новый
год как праздник прошел почти незаметно, в памяти от него осталось
немного фактов, одни только размытые догадки. Первый день января
опущу, слишком черным он был поначалу и целиком посвящен лечению
и самоанализу. Как следствие, я обещался воздержаться от злоупотребления
до конца своего заезда и вернуть себя на путь истинный и почти
трезвый.

Вот потому я пошел на какую-то вечеринку, чтобы не поддаваться
соблазну и как-то развеяться. Ошибся - вокруг меня были одни
соотечественники, привлеченные в этот тур шансом встретить Новый
год вдали от родины. Значит, ждать от них полагалось всего. Отсюда
и возникло стихийное мероприятие, мало чем отличающееся по своему
содержанию от тысяч других на родине. Разве что люди были незнакомы
меж собой, что мало им помешало организовать знакомство на свой
лад хотя бы перед самым отъездом.

Самое забавное, что инициативе пошли на встречу и выделили под
это шумное и необходимое дело целый особняк. Кто именно - это
уже другой вопрос, но люди явно наивные и недалекие. Мне даже
стало вдруг интересно, что в итоге получится. Тем более, что
от отеля особняк располагался неподалеку, и я всегда мог найти
путь назад без чьей-то помощи. Проще говоря, об отступлении я
позаботился заблаговременно.

На месте я решил найти плюсы и минусы. Знакомые по творениям
рук своих улыбчивые повара из ресторана на первом этаже. Терраса
на краю обрыва, поросшего кустарником, но вид на город оттуда
был великолепен. Перила, сигарета в руке, теплая ночь ...и все
такое. Ах, да - ни гроша дополнительных расходов, что было, каюсь,
самым большим плюсом. Но один минус уравновешивал шансы.

Люди были НАШИ. Они были в определенной степени обеспеченными
людьми, они могли важно говорить о финансах и политике, здорово,
наверное, вписывались в диагонали телевизоров, но все это делало
их только хуже. Собеседники они были никакие, а настырности и
всего прочего хватало каждому. Здесь не было места чуткой и тонкой
натуре вроде меня.

Отругав себя за неуместную стойкость характера, я решил остаться.
Бесследное и ничем не мотивированное исчезновение обещало завтра
докучливые вопросы, а пока что мне удавалось держать себя в установленных
мной же рамках приличия. Выпив пару бокалов, в которых не было
ничего предосудительного и запрещенного, я ради интереса методично
обошел все образовавшиеся кучки людей.

Темы бесед были известны и предсказуемы. Лишь в одной компании
я послушал испорченный рассказчиком анекдот, но на это, по-моему,
никто не обратил внимания. Пришлось и мне улыбнуться искусственно,
внутри продолжая плеваться и морщиться. Если самому не взяться
за дело, то вечеринка может оставить в душе только негативные
эмоции.

В конце концов я решил выйти на свежий воздух и спокойно покурить.
Когда не надо поддакивать чьим-то глупостям и поддерживать чужое
самомнение. Потемнело на улице быстро и незаметно; звезды уже
заняли свои положенные места на темном небосводе. Самое почетное
место отвели луне; жирная и упитанная, она, казалось, едва висела,
грозясь каждое мгновение свалиться на голову ее почитателям.

Это не обман - луна здесь была крупнее нашей. И звезды, кажется,
казались ближе и доступнее; небо манило своей досягаемостью и
кружило голову. Но гвоздем сезона, конечно, являлась упомянутая
здоровая тарелка размером с луну.

Да, полная луна меня немного сбила с мыслей и отвлекла внимание.
Поэтому я не сразу заметил, что на террасе не один. Пока глаза
привыкали к темноте (терраса была совсем неосвещена - некому
или не для кого ?), я стоял не шелохнувшись, чтобы ненароком
не нарушить чужое уединение, которое ценю не ниже своего.

Силуэт был один и явно женский. Вот смутно различимая рука сделала
взмах в полоборота по направлению к голове, и я разглядел ненадолго
вспыхнувший красный огонек. "Кому красный, а мне наоборот", -
нагло подумал я и направился к ней.

                             3.

Он остался доволен своей работой - почти идеальное отверстие
в виске и совсем немного крови. Жертва даже не успела ничего
понять, а тем более - крикнуть. Именно так все и должно быть,
никак не иначе.

Шило даже можно оставить здесь. Оно все равно новое, а в магазинах
еще столько подобных вещиц продается... Тем более, те, кто будут
заниматься расследованием, пусть поломают голову. Серийные убийцы
ведь нечасто действуют подобным образом. Ах, да - где им догадаться
о серии, когда еще идет порядковый номер один.

Он наклонился и тщательно вытер рукоятку шила о короткую юбку
жертвы. Теперь-то уже он в перчатках, а до того нельзя было их
надевать, чтобы не возбудить подозрение. Бросил под ноги использованный
инструмент и не смог отказать себе в удовольствии и еще раз оценил
красоту жертвы.

Она явно была осведомлена о своих сильных сторонах: на красивые
и длинные ноги были надеты черные колготки, а безумно короткая
мини-юбка открывала прекрасный вид. Теперь это уже мало кого
будет волновать - хихикнул он, а после одернул себя. Мало ли
что, надо заканчивать. Место, конечно, безлюдное, а время весьма
позднее, но ошибка может стоить дорого.

Кожаная куртка и яркий макияж - она снарядилась по полной программе,
чтобы поймать в свои цепкие сети богатенького клиента. Жаль,
но теперь уже никто не купится показной и на самом деле дешевой
красотой. Он с трудом перевернул ее на бок - она все время норовила
упасть или на спину или на живот. Пришлось согнуть ей ее красивые
ноги; поза получилась как у эмбриона. Сойдет.

Черт, ее сумочка осталась под ней. Немного повозившись, он смог
выдернуть сумочку и снять ее с плеча, все же не нарушив неустойчивого
равновесия. Он открыл багажник машины и в свете вспыхнувшей слабой
лампочки рассмотрел миниатюрную сумочку. А потом высыпал ее содержимое
на прямоугольник бережно сложенного одеяла. Первым делом он забрал
все деньги, но после немного подумал и забрал только мелочь -
еще одна загвоздка для пытливых и непонятливых.

Какой-то шум привлек его внимание. Он молниеносно захлопнул багажник
и прислушался; сейчас не было поблизости ни одного источника
света и длинную стену гаражей можно было только угадать. Ближайший
жилой дом находится на расстоянии километра - откуда здесь взяться
случайным прохожим посреди ночи ? Здесь проходит только одна
тропинка, по которой дети срезают дорогу к школе. Никого или
это могут спорить пьяные ?

Возня повторилась где-то недалеко, но негромко. Продолжая настороженно
слушать, он краем глаза посмотрел на лежащее тело. Поскольку
на него падала тень от стены, то его практически не было видно.
Послышался какой-то голос. Он был странный и почему-то никак
не ассоциировался с полом; голос напоминал женский и детский
одновременно. Что-то было непонятное в нем, слов никаких не произносилось,
просто какие-то жалобные интонации. Он не испугался, хотя был
озадачен; лишь только когда поскуливания выросли в полноценный
собачий лай, он расслабился и снова поднял крышку багажника.

Спешно разложил найденные в сумочке предметы так, чтобы они все
были на виду, он ненадолго задумался, оглядывая их. Потом вернулся
к телу, наклонился и снял у нее с руки часы и кольцо с фальшивым,
но красивым камнем. Добавил их в коллекцию, а сам занялся другой,
которую привез с собой. Оттуда он достал цилиндрик начатой губной
помады и заменил им тот, что нашел в сумочке. После достал дорогое
кольцо с каратами, но без всяких опознавательных знаков. На дешевом
он смог разглядеть какую-то надпись и слегка улыбнулся, когда
поменял их местами.

Достаточно декораций, осталось подготовить финальную сцену. Он
еще немного поправил тело - поза стала совсем неестественной;
никто не скажет, будто женщина прилегла отдохнуть. Тщательно
выложил возле лица все необходимые - ВЫБРАННЫЕ ИМ - предметы,
ни на секунду не забывая о порядке расположения. Потом спохватился
и вспомнил о пейджере.

Достал его из багажника и положил в сумочку жертвы. Ссыпал туда
же горстью оставшиеся безделушки и деньги и осторожно накинул
сумочку на ДРУГОЕ плечо. Он осмотрелся и позволил себе только
теперь посмотреть на часы; неплохая работа, он быстро управился.
Что может здесь остаться лишнего ?

Следы ? Он не курил, ботинки все равно пойдут в расход, а следы
от автомобиля им ничего не дадут - угнанная машина без отпечатков
пальцев. Хотя остается спидометр и одометр - придется машину
ликвидировать каким-то способом. Думай - что еще, что обычно
случается ?

Отпечатки пальцев, свидетели, алиби. Чушь - он не сделал ни одной
ошибки, его найти по ЭТОМУ следу нельзя. Хотя вот что: надо как-то
прикрыть пять предметов, чтобы уберечь от чужих вороватых рук.
Кто знает, когда здесь появятся представители власти и те, кто
ищет...

Он открыл багажник и достал рулон липкой ленты. Обмотал пять
предметов, жестко сцепив их между собой и положил в сумочку.
Подумав, не спеша закрывать ее, достал пейджер и сунул в руку
жертве. Слабые пальцы не хотели держать его и пришлось намотать
золотистую цепочку, чтобы пейджер не упал на землю. Пойдет, можно
уносить ноги.

Был месяц июнь.
                             4.

Изобретать ничего нового не стал, хотя мог и практиковал. Вежливо
извинился и попросил огоньку.

Неторопливо подкурил от чужой зажигалки, умышленно забыв про
свою, и прикинул варианты. Осталось только пошутить что-нибудь
про отвергнутых или неспособных веселиться со всеми. Я как раз
подбирал подходящее выражение, чтобы оно было забавным и необидным,
но опоздал. Она повернулась ко мне лицом - правую сторону осветила
луна, подарив ее коже ненастоящий серебряный блеск. Но я купился
на него и оценил.

- Полнолуние ? - голос низкий и волнующий - банально, но мне
захотелось слушать его и слушать. Для этого надо всего лишь подхватить
предложенную соломинку и не утонуть.
- Здесь луна крупнее. Или только кажется ? - в идеале я желал
бы услышать имя незнакомки, но и пока все шло весьма и весьма
неплохо.

Она не ответила, продолжая одаривать меня своим профилем, и мне
пришлось продолжить тему в другом ключе, чтобы постараться нащупать
близкую ей:
- Все время представляю, что вместо луны на небе висит глаз.
Еще неизвестно, кто за кем наблюдает, верно ?
Она затянулась и отреагировала не сразу, перед тем вдумчиво выпустив
дым:
- Вы художник ?

Кажется, это был ее стиль - короткие, рубленые фразы, из которых
удалены все лишние и малозначимые слова. А беседа меня забавляла
все больше и больше - банальные вопросы, перекидывание которых
напоминает теннис. ТАМ длится часами...
- Писатель, если звучит не слишком самоуверенно. А Вы ?
Она медленно пожала плечами, так, что мне понравилось; то ли
"самоуверенно", то ли "а Вы". А потом все же соизволила поддержать
едва тлеющую беседу:
- Прошу извинить меня - сейчас я отвратительный собеседник, я
это прекрасно понимаю.
- Новый год ? - осторожно спросил я, некстати освежив СВОИ воспоминания.

Улыбнувшись, она ответила утвердительно, и дальше нашему разговору
мог бы позавидовать иной ручей. Дело было не в ее улыбке, которая
оказалась естественной и заразительной. Она ловко затронула какие-то
потаенные струны моей души (как уже упоминалось, чуткой и нежной)
и заставила разговориться. Так и получилось, что говорил только
я один, а она своими точными и емкими вопросами корректировала
ход разговора.

Я рассказал, какую роль в моем творчестве играет луна, о том,
что я стараюсь подстроиться под лунный цикл и закончить очередной
свой рассказ к полнолунию. Двадцать восемь дней - вполне хватает,
чтобы явить свету что-нибудь законченное. Хотя она заметила,
что логичнее было бы начинать каждый новый рассказ с новой луной.
Отшутился - в полнолуние в мозгах случается наводнение, и ценного
ничего не придумать.

Она явно заинтересовалась мною, а я и не прекращал любоваться
ее красивым и задумчивым лицом. Кроме того, что она ловко управляла
разговором, как сейчас, когда мне пришлось отвечать на вопрос,
на который я обычно не отвечаю.
- Нет, в данное время я ничего не творю. Отдыхаю и набираюсь
сил.
Я слукавил, потому что дома меня дожидался едва начатый рассказ,
который я великодушно решил закончить к следующему полнолунию.
Отпуск у меня или нет ? А потом все же раскололся как начинающий
шпион, страдающий от непризнанности его профессиональных талантов.
Сказывался, должно быть, недостаток человеческого тепла и внимания,
да и внешнему виду собеседницы надо все же отдать должное.

И рассказал ей сюжет, вернее, его часть, тем более, что он был
где-то близок сегодняшней ситуации. Все просто и незатейливо:
в купе поезда знакомятся два попутчика; перспектива дальней дороги
и совместного проживания порой творит чудеса, не уступая службам
знакомств и газетным объявлениям. Персонажи - мужчины, оба в
возрасте, но один из них антисоциален, потому что он вор.

Он считает себя бывшим (черт, кажется теперь все уже стало ясно),
но заблуждается. О профессии и жизненном пути второго умалчиваем,
однако от его имени звучит история о наручных часах. Эти часы
ему подарили давным-давно, модель дорогая не только как подарок,
но и редкая теперь, кроме того, что она еще оказалась настолько
практичной.

Он любовно рассказывает о том, как за все время службы эти часы
ни разу его не подвели, что недавно он поменял поцарапанное стекло.
Что он настолько слился с ними, что теперь ему не нужен никакой
будильник, потому что достаточно положить где-нибудь рядом свои
часы, и в нужное время он обязательно проснется самостоятельно.

Второй поддакивал время от времени, ему нечего было рассказать
в ответ, но эта история не могла не затронуть его интересов.
Он тоже уже прожил немало на свете, но до сих пор не мог похвастать
подобной вещью. Не было у него талисмана, да и вообще от его
распутной жизни осталось немного материальных подтверждений.
Неудивительно, что он начинает в некотором роде завидовать своему
попутчику.

Распили до конца бутылку - разве я еще не упомянул ее ? А содержимое,
кстати, я не указываю и в рассказе. Итак, распили и укладываются
спать. И вор наблюдает исподтишка, как попутчик привычно до предела
заводит часы и кладет их на столик, недалеко от лица. Звучат
два "спокойных ночи", и гаснет свет. Но засыпает, понятное дело,
только один. Второму предстоит борьба с совестью.

После нескольких раундов он берет часы в руки и в скупом свете
очередной станции изучает их. В принципе, ничего особенного,
подобные часы уже давно перестали быть в ходу, денег много за
них не выручить, но все же... Быть может, сама история и традиция
стали предметом интереса с его стороны. Он рассматривает фосфоресцирующие
стрелки и деления, прислушивается к ровному ходу механизма и
в итоге, понятное дело, примеряет их на своей руке.

И на своей станции он банальным образом исчезает в ночной темноте
вокзала. Зато с его попутчиком получается куда трагичнее - утром
его никто не может разбудить, и сведущим в области медицины людям
приходится констатировать неизбежное. Мне это так понравилось:
остановка сердца во сне; по-моему, неплохая аналогия с часами.
Вот такая идея, если отбросить шелуху и философско-психологические
изыскания.

Мы успели немного обсудить прозвучавший сюжет - как можно догадаться,
она кое-что спрашивала, я же только давал расширенные ответы.
Ей, смею предположить, понравилось, но уточнить я не успел, хотя
и собирался. Где-то внизу, на причудливо изогнувшейся на склоне
дороге, по-видимому, стояла машина. Или только что остановилась,
хотя тогда придется признать, что передвигалась она в исключительной
темноте и без помощи фар. Кусты и деревья сводили на нет все
усилия беременной луны.

Короче, она два раза мигнула светом фар - две длинные вспышки,
на которые нельзя было не обратить внимания. Кому они были предназначены,
гадать долго не пришлось - моя собеседница сразу же прервала
разговор и стала прощаться. Представьте мое отчаяние, ведь я
совсем ничего не узнал о ней. Но она все же сжалилась и назвала
свой родной город и даже дала номер телефона.

Пока я твердил в уме про себя услышанные цифры, причем делал
это так, словно это были по меньшей мере выигрышные номера в
ближайшей лотерее, она испарилась. Только что стояла рядом, а
вот через минуту уже слышно, как заводится мотор таинственной
машины внизу, видно, как вспыхивают фары, чтобы проделать разворот
на узкой дороге. Еще какое-то время я что-то различаю - свет
постепенно удаляется и скрывается за деревьями.

А потом я констатирую, что выполз на вечеринку все же не зря.
Для меня очень большое значение имеет вот это "не зря", можно
даже его считать жизненным кредо. А можно посмеяться над тем,
как я, прислушиваясь к внутренним ощущениям после разговора и
окончательно законченного вечера, остаюсь довольным и улыбаюсь.
Ведь, правда - самое главное, чтобы не зря.

Хотел отметить памятное время встречи, которой, быть может, не
суждено продолжиться, да с горечью отметил, что часы некстати
встали. Но настроение все равно не испортилось - не эйфория,
а спокойная, "тихая" радость. Год начинался неплохо, как и всегда.

                             5.

Октябрь в самом разгаре, а у меня очередной сборник еще не определился.

Называл себя лентяем, хаял ужасными словами, бил, в мыслях, конечно,
но ничего не помогало - рассказы надо писать самому и делать
для этого определенные усилия и некоторым образом ломать себя.
Ленивый гад я - всегда нахожу достойные отговорки и иду на компромиссы
с льстивой ленью. Не люблю себя таким, но терпеть приходится,
пока я не изменюсь. А тут еще день рождения грядет и дата суровая...

Короче, поставил себе заведомо провальную задачу, постановил
не ложиться почивать, покуда не будет закончен текущий рассказ.
Ой, какой я суровый, когда все равно придется пасовать. Поужинал
четверть-фабрикатным ужином и засел за компьютер; незаметно вечер
перерос в ночь, а глаза стала мучить знакомая резь. Не проблема,
просто легкое переутомление - без особых последствий мне уже
привычно просидеть часов пять кряду без отрыва от производства.

Но тут совсем другое дело - я перечитал последний абзац и почти
ничего не понял. Случается и такое, что мозг срывается и творит
что-то необъяснимое; мысль, казавшаяся почти гениальной, на поверку
выходит полной белибердой и подлежит уничтожению. Отправил абзац
в небытие и, потянувшись и хрустнув позвонками, кинул взгляд
на часы возле монитора. Пятнадцать тысяч символов не показатель
времени.

Опять купился - батарейку вставить некому (но есть куда), а со
старой мой будильник справляется лишь на половине циферблата:
вниз секундная стрелка идет почти самостоятельно, а вверх забираться
не может, поскольку ресурсов в "энергетическом модуле" не хватает.
Выходит забавно: запрыгивает на деление вверх и тут же соскакивает
на прежнюю отметку. Так и не удается ей покорить цифру восемь,
хотя тикают часы, надо отметить, по прежнему исправно.

Не страшно, в компьютере тоже чего-то есть, чему полагается тикать.
Батюшки, с днем рожденья меня ! Второй час уже пошел, как на
календаре давно ожидаемая дата; вот-те на ! Куда уж тут творить,
когда такое случается, да и немного надо отдохнуть, занять мозг
чем-нибудь разнообразным. Будить сознание решил вне стен квартиры.

Не стал одеваться по полной программе, хотя ночи стали довольно
прохладными, и редкий ночной прохожий может блеснуть босыми ногами
в тапочках. Я уже точно не блесну, хотя круглосуточный магазинчик
находится в соседнем доме, для чего надо сделать шагов двадцать
от моего подъезда. Или пятьдесят, а двадцать до остановки ?

Из глубины зеркала на меня глянула унылая рожа, которой сегодня
стукнуло двадцать пять, а она тянет на полтинник, не меньше.
Пригладил беспокойную шевелюру, вспомнил кредо - пока волосы
растут, этим надо пользоваться. Не страшно, продавцы народ бывалый
в массе своей, а я уже примелькался.

Скатился по привычным ступенькам, отмеченным плевками и разнокалиберными
выбоинами - не только люди плохие, но и цемент. Хлебнул ночной
прохлады и остановился; нечасто у меня бывают подобные озарения,
но сегодня можно списать на знаменательность даты и позднее время.
Душа легка на подъем и пальцем тычет, чтобы я тоже подивился
красоте городской ночи.

Такие вещи у меня никогда не получалось описать как следует.
Не знаю, в чем здесь дело и где загадка; простые атрибуты, незамысловатые
предметы: фонари над проспектом, неоновые вывески - неживые,
но движущиеся. Где здесь главное, воздух ли, чернильная темнота
небес ли... Вечная тайна, которую не положено раскрывать, дабы
не портить мир. Эй, мы же шли в магазин за отвлекающим разнообразием.

Верно, туда и пойдем. Скучающая продавщица - молоденькая и свежая,
а смена будет длиться неимоверно долго. Она успеет состариться
за любовной книжкой, но улыбаться не перестанет; кстати, мы уже
виделись ранее. Я поздоровался, услышал что-то подобное в ответ
и занял место у длинной витрины, устремив взор за нее, на заветную
полку.

Стройная шеренга бутылок - десятки этикеток, брызги эпитетов,
фонтан названий и сортов. Смысл, увы, один. Пьянству - бой, но
традиции будем чтить.
- Девушка, дайте мне, пожалуйста, бутылочку вина, - сама доброта
и вежливость спустилась с небес. Ей не противно ?
Она охотно подошла ко мне и тоже окинула взглядом ряд стеклянных
животиков:
- Вам какую ?
- Хорошую. Я не разбираюсь в них.

Она повернулась ко мне и сдержанно улыбнулась - как же, разве
так бывает, чтобы мужчина просто так признался в своей слабости
или незнании чего-либо. А тем более алкоголя ! Следовательно,
цель у такого мужчины может быть только одна, и она ясна как
день. Даже больше - понятна и незатейлива, как мотивы в попсовых
песнях.

Сама обманулась, не стану я ее убеждать, что так оно и есть.
Вместо этого решил повнимательнее присмотреть за ее поведением,
чтобы вовремя определить, что именно она решит мне продать. Видя
ее сомнения, я решил добить:
- У меня день рождения, а дома ничего не оказалось...
Она стала привыкать - этот двойной удар приняла достойно. Лишь
поинтересовалась:
- Когда ?

Я позволил себе посмотреть на часы за ее спиной; квадратный циферблат,
черные стрелки на белом фоне, и секундная не замедляется на подъеме:
- Часа полтора уже.
И это было принято достойно. Она выбрала, наконец, какую-то бутылку
из темного стекла с красным колпачком и неброской этикеткой.
Что же, поверим ей, богине безменов и жрице кассового аппарата;
я расплатился и с независимым видом покинул помещение. Как будто
и не ждал вовсе, что она станет поздравлять меня, как того требовали
общепринятые правила поведения. Должно быть, была в шоке от подобного
посетителя.

Бутылка удобно поселилась во внутреннем кармане джинсовой куртки;
у другого хозяина этот карман перетаскал бы цистерну алкоголя,
а для меня в новинку. Вернулся к подъезду, но подниматься в квартиру
не поспешил. Вместо этого неспешно закурил полночную сигарету
и позволил своим мыслям идти той дорогой, какой им нравится.

На пути их следования присутствовали оспины звезд на небе в количестве
не менее трех тысяч, если глаз невооружен. Были так же симпатичные
молодые продавщицы, которые напрашивались в гости. Угрюмым фоном
обиженно маячил неоконченный рассказ - он понимал свою несостоятельность,
а так же то, что грядет ему очередное бремя ожидания. Мельком
даже подумал о той звериной крови, что плещется в бутылке и находится
на мизерном расстоянии от моего сердца и крови моей.

Три тысячи звезд, три тысячи точек. Если это перенести на бумагу
в виде головоломки, когда необходимо соединить линиями точки
и получить набитый смыслом рисунок, то получится нечто интересное.
В таком наборе можно будет нарисовать все что угодно, даже мой
портрет, а если все же не хватит, можно вооружить глаз и увеличить
разрешение и число объектов в икс раз.

Что я все о пустяках думаю ? Я погасил сигарету и отправился
в родные хоромы, чтобы поздравить себя с днем рождения. Что без
меня дома было - не ясно, но батарейка в часах почти полностью
издохла, стрелка едва заметно шевелилась и больше не покушалась
на неприступные вершины. Печальный финал - когда у меня в последний
раз останавливались часы ?

Решил обмануть сам себя и сначала включил компьютер. Может, в
преддверии грядущей дегустации появится вдохновение, и новые
образы запляшут перед глазами в затейливом танце. Вышло убого,
потому что сюрприз оказался не совсем приятным. Я и запамятовал,
что делал что-то подобное.

Текст на экране начинался с банального "привет", двадцать строчек
по семьдесят символов в среднем. Поздравление с юбилеем, полукруглой
датой и неосторожные, прямо-таки острые фразы. Я писал это давно,
как пишут письма в будущее, только тот раз адресатом был я сам
в день своего двадцатипятилетия. Отправитель и адресат.

Сколько лет прошло - семь, восемь или больше ? Я поздравил себя
со счастливой жизнью, мировым признанием, устроенной жизнью.
А сейчас сижу, шевелю губами как идиот и пытаюсь из ЭТОГО времени
найти смысл. Это было моей заветной мечтой, мой рубеж, о котором
я сейчас забыл. Как вылетело из головы - двадцать пять, половина
жизни.

Несмешной юмор, дурацкий сюрприз. Ничего не сбылось из того,
что я загадывал тогда. Со злости я стер программу, которую написал
давным-давно; именно ее "рук" дело на экране озадачило меня:
программа каждый день листала записанный у нее календарь и выдавала
сообщения в зависимости от текущей даты. На сегодня у нее стоял
в планах этот сюрприз. Кажется, что-то еще было на сорок и на
пятьдесят.

Нелепой теперь выглядела непочатая бутылка и моя идея вообще.
Рассказ я перечитал сначала и еще сильнее расстроился; кидать
в печь или уничтожать не стал, решил оставить все до лучших времен,
чтобы спокойно оценить на трезвую голову. Опрометчивые поступки
так порой меняют жизнь ! Вино убрал в холодильник и выкинул из
головы.

Расправил постель, все еще находясь под горьким впечатлением
от сюрприза. Перед сном решил выкурить последнюю сигарету, для
чего отправился на балкон; он находится в торце дома и смотрит
на другой такой же. Если исхитриться и не упасть, по силам отсюда
увидеть магазинчик, в котором скучает одинокая дева с приторной
книжкой и сложившимися взглядами на мужской пол. Я решил, что
в ту сторону и кину окурок.

Внезапно понял, что мне не хочется дня рождения. Не хочется пересекать
отметку, преодолевать очередной рубеж. Хочется наоборот, остаться
таким же и не меняться никогда. Чтоб как у часов моих горемычных:
тридцать девять секунд, тридцать восемь, тридцать девять-тридцать
восемь. И годы так же, не заходя далеко, не заплывая за буйки.

Навалилась вдруг слабость, и сигарета обрела немыслимый вес.
Я присел на какой-то хлам в углу и начал перебирать в голове
своих любимых персонажей; как поступил бы каждый из них в сложившейся
ситуации, как он отреагировал бы на сюрприз. Перед этим мой внутренний
психолог заметил, что подобное поведение характеризует уход от
ситуации и отстранение от проблемы, а никак не решение ее.

Любимые - это сильно сказано. Просто затрачено на них определенное
количество сил, в памяти не стереть все внутренние мучения по
поводу судьбы каждого из них. Кому отмерял положительные качества,
кого-то отягощял недостатками; каждому старался привить узнаваемую
точку зрения и свое мировосприятие. Итак, каков набор ?

Можно было броситься вниз с балкона и лежать в данную минуту бездыханной
кляксой, благо - высота и асфальт внизу позволят лежать по-настоящему
бездыханно. Я мог пойти к продавщице и напроситься к ней в гости,
подежурить вместе, чтобы в теплой беседе за кружкой крови растопить
свою печаль. Хотя последний вариант мне показался маловероятным,
уж очень я странный тип, чтобы... Ладно.

Еще можно было напиться в одиночку. До соплей и саможалости,
чтобы зауважать каждую клетку своего тела и возненавидеть весь
мир. Плохой ход, потому что простой и пагубный, то бишь губительный.
Куча бестолковых сюжетов, от которых пользы, как от никотина.
Окурок разрезал ночную мглу и отправился по уготовленному ему
маршруту. Навигаторами были я и земное притяжение. Бац ! Упал
не я.

Вся беда в том, что я прожил много жизней. Я рассмотрел слишком
много характеров и ситуаций и знаю, чем они могут и чем они обычно
заканчиваются. И потому отправился на боковую, заснув с твердой
уверенностью кардинально поменять жизнь с завтрашнего дня. Или,
на худой конец, послезавтрашнего.

                             6.

Ночью положено спать, а не заниматься черт знает чем. В это время
суток глаза без напоминания слипаются, а мозг шевелится едва-едва.

Она вернулась к машине и села внутрь на кресло переднего пассажира;
все равно надо подождать. Развернулась и достала с заднего сиденья
маленький - на стакан или два - термос с горячим кофе. Налила
в колпачок и минуту не пила, грея руки и вдыхая живительный аромат.

Малолитражная машина не позволяла устроиться со всеми удобствами;
сиденье было отодвинуто почти до максимума, но ноги упорно не
хотели складываться и умещаться в отведенном им пространстве.
Под лилипутов делают, что ли ? Хотя какая ни есть, а все же машина,
тем более, не твоя. Нечего хаять.

Потом приступила маленькими глотками, обжигаясь и возвращаясь
к действительности. Часы на приборной панели улыбались янтарными
цифрами и показывали четвертый час ночи. Она посмотрела в боковое
стекло на суету снаружи: яркий свет фар, неторопливые, словно
не знающие, куда себя деть, люди в форме. Один человек уже никуда
не торопится. Остальных здесь держат долг и порядок.

Место уже оцепили, и случайный человек не подойдет близко. Значит,
заключила она, заметив двух незнакомцев, это те, кого ждут. У
того, что потолще и пониже, в руках чемоданчик или дипломат небольшой.
Второй греет руки в карманах куртки - при таком росте сосуды
его не справляются, и даже летней ночью ему холодно.

Она торопливо допила, чтобы закрыть и спрятать термос. Быстро
вышла из машины, хлопнула излишне громко дверцей, и направилась
вслед за незнакомцами. Один из них уже склонился над телом, а
второй, высокий, изобразил на лице какую-то недовольную мину.
К телу он не притрагивался и явно не собирался.

Подошла знакомая фигура в форме и настойчиво увела под руку в
сторону. Конвой до машины и снова тесный плен на переднем сидении;
он не сразу закрывает дверцу, перед этим сделав очередное внушение.
На сей раз более категоричное и явно последнее; он уже жалеет,
что взял ее с собой. Надо сделать так, чтобы не жалел.

Время тянется медленно; она забыла засечь время и теперь терпеливо
провожает каждую минуту на янтарных часах. В конце концов, эта
слежка часам надоедает, и они сходят с ума в лучших традициях,
зажигая все сегменты - восемьдесят восемь часов и ровно столько
же минут. Она отмечает факт безо всякого удивления и теперь просто
чаще смотрит в окно. Отсюда трудно разобрать, что именно волнует
людей на улице.

В итоге, когда она уже почти заснула, скрючившись в неудобной
позе, шум открываемой дверцы будит ее. Возвращается суровый автовладелец;
по лицу видно, что настроение у него не шибко улучшилось. Правильно,
с чего бы ? Только бы не отвлекся на часы на приборной панели.
Теперь же надо вытянуть побольше информации:
- Что там ?
Он вставляет ключ в замок зажигания, со второй попытки заводит
двигатель и включает прикуриватель. Только лишь после этого подает
голос:
- Глухарь. Выстрел почти в упор, калибр самый распространенный.
- Пистолета нет ?
- Нет. Зато имеются отпечатки пальцев в большом количестве. Готов
спорить, что все они ничего не дадут. Пустой номер.
- Почему так категорично ?

Он достает сигарету и подкуривает; она через силу вдыхает дым
и пытается скрыть неприязнь. С опозданием открывается форточка,
чтобы обманывать некурящих несущественной помощью.
- Деньги на месте. Документы на месте. Машина в порядке. Зато
никаких следов и свидетелей.
- Может, есть. Надо напечатать в газете, кто-то мог видеть.
- Нет, это пустое. Понимаешь, - он затягивается, и кончик сигареты
наливается малиновым, - Когда все в деле понятно, его раскрыть
можно. Когда всему находится разумное объяснение. Цели, возможности,
причины... А когда встречаются разные непонятные моменты, которые
не удается объяснить ни сразу, ни потом...
- Какие моменты ?

- Взять хотя бы записку в руке. Мне сказали, что ксерокопия,
причем почти "слепая". И имена, ты понимаешь, имя адресата совсем
не его, не убитого. Такое ощущение, что записку подбросили. Сейчас
увидишь сама.

Он вынул из кармана тонкую пачку моментальных фотографий неважного
качества и перебрал ее в поисках необходимого:
- Вот, кстати, еще. Момент второй.
На снимке был виден край лежащей на асфальте руки в темном пиджаке
и какой-то ряд предметов. Она пригляделась; обыкновенные вещи,
которые люди носят или не носят с собой. Их можно найти в кармане
или в бардачке. Пять предметов - она еще раз пробежала взглядом.
А это что такое ?
- Это то, что я думаю ? - между расческой и дорогой ручкой виден
был прикуриватель.
- Да, он из его машины. Я же сказал, что объяснения не вижу.

- Остальные вещи принадлежат убитому ?
Он пожал плечами:
- Кто знает ? А зачем ты спрашиваешь ?
- Прикуриватель явно лишний в списке. Как будто не нашлось пятого
предмета, и убийца вынужден был выбрать что-то такое, что лично
убитому не принадлежит. Остальные вещи понятны и предсказуемы.
- Ладно, надо проверить и в самом деле, все ли здесь его... Вот
что, мне надо показать тебе что-то. У меня на работе в сейфе
есть старые снимки, о которых я только сейчас вспомнил - аналогия
прямая. Черт, в тот раз тоже пять предметов было - и как я сразу
не вспомнил и не связал ?
- Так это уже второе дело ? - она не смогла скрыть своего удивления.
- Похоже на то. Неужели серия ? - и он позволил себе крепко выразиться
по поводу ситуации в целом и ее некоторых участников в частности.
Она же не обратила внимания на вольности, вместо этого взяв снимки
и приступив к детальному исследованию.

Всю дорогу они молчали. Она пыталась в темноте разобраться с
изображением на снимках и построить, понять всю СЦЕНУ - в темноте,
так как свет в салоне был погашен, он отвлекал водителя. Дорога
отняла у них еще минут пятнадцать от драгоценного ночного времени,
а до рассвета оставалось все меньше.

Пока шли от машины до кабинета, он едва проронил несколько слов;
перекинулся фразой с кем-то на входе в здание и пару раз направлял
ее в необходимую сторону. Она так и норовила завернуть не туда.
Он зажег свет, а шторы оставил открытыми, открыв вместительный
и явно "антипригарный" сейф. Она только мельком отметила толщину
дверцы.

Наконец, он достал какой-то желтый конверт, откуда высыпал штук
десять фотографий десять на пятнадцать и несколько скрепленных
вместе листков с машинописным текстом, кажется чей-то отчет или
протокол. Мимоходом извинился за бумажную свалку на столе, но
все же выделил ей угол, безжалостно сдвинув обыденную рутину
в сторону.

Она набросилась на новые кадры. И тут же нашла то, что пропустили
без малого десять солидных и опытных мужчин:
- Помада не ее.
- Как ? - он опешил и всмотрелся в снимок.
- Она незначительно отличается, но никаких сомнений. Хотя тюбик
уже начатый - тон все же посветлее.
- Может, дело в освещении ? - с надеждой спросил он, цепляясь
неизвестно за что.
- Смотрите. Кольцо-то, кажется, настоящее.
- Да, я сам спрашивал у ювелиров, на сколько такое потянет.

Она быстро досмотрела остальные снимки, не найдя на них более
ничего достойного внимания и спросила с сарказмом:
- И что сказали ювелиры ? Они не ответили, зачем такой дамочке
прирабатывать своими активами, если на подобное кольцо можно
жить как минимум месяц ? А то и больше.

Она пододвинула к углу стола кресло, удобно расположилась в нем
и выложила на стол СВОЮ пачку фотоснимков.
- Мне надо знать об этих делах все.

Был месяц август.

                             7.

Позади была долгая дорога, и мне было, о чем подумать в пути.
Я все спрашивал себя, насколько реально мое решение. Весы - не
могут без того, чтобы поколебаться и посомневаться.

С одной стороны я попрощался со своим городом, известил всех,
кого стоило, о том, что я устроил себе внеочередной отпуск. Не
искать меня пару недель, а потом я и сам объявлюсь. Не забыл
поблагодарить родителей за подарок, оставил ключи соседу по лестничной
площадке на всякий случай. Мало ли кто из старых знакомых забредет
по старой памяти...

Купил билет, убил кучу времени в одиноком, тесном и не предназначенном
для жизни купе, за которое отвалил определенное количество денег.
Есть внутри жилка, есть, хоть и отрицают ее наличие иные. У каждого
присутствует подобная струна - если заплатил из своего кармана,
значит, надо использовать. Опять мое коронное "не зря", только
видоизмененное и более денежное.

А вся суета из-за чего ? Мятый клочок бумаги, который мотался
неизвестно где и сколько, так, что едва можно разобрать корявую
запись из нескольких цифр. Кажется, без ошибки. Вот будет смешно,
если все это зря ! Неправильный телефонный номер еще не самая
большая беда. Вот и ехал, глотая километры и борясь со скукой,
заполнял вертикали с горизонталями из долговечных банальностей.
Большой кроссворд жизни, когда ощущаешь себя почти богом, если,
конечно, составитель тебе подыграл и не лазил дальше, чем в учебники
начального звена школы для отстающих.

Курил в шумном тамбуре, теряя обрывки мыслей и сомнений. Хотел
менять жизнь кардинально - получай и расписывайся. Или на банковском
чеке или в собственном бессилии. Хотя теперь кажется, что позвонить
стоило не только своему приятелю в этом городе, но и проверить
рядок нестройных цифр. Мысли упорно бежали впереди поезда.

Все-таки беда иметь такое мышление, как у меня. По привычке уже
мозг проезжается по окружающей действительности и выдает на-гора
кучу неблагоприятных прогнозов. Он привык обострять ситуацию,
он только и кормится за счет того, что придумывает узлы жизни.
Надежда внутри живет скорее по привычке; она бледная и невзрачная.
Отчего же я поехал ?

Все предопределено - вспомнил я свою мысль из древнего и забытого
рассказа. Рельсы в будущее уже проложены, поезд едет в известном
направлении, только лишь проносящийся мимо ландшафт мы видим
впервые. Все стыки, узлы и шероховатости заложены в плане, а
в кабине сидит кто-то старший и ответственный за движение. Так
порой хочется верить, что он там. Больше хочется верить только
в его силы и умение. И в две параллельные прямые тоже...

Как-то незаметно и необъяснимо быстро я перепрыгнул в своих мыслях
на тот вечер, когда увидел прекрасную незнакомку. Вспомнил все
или почти все обстоятельства, а особенно момент разлуки. Хотя
вспоминать, будем откровенными до конца хотя бы сами с собой,
было нечего. Но все же - а как же две длинные вспышки фар ?

Перед отъездом я тоже вспомнил о них и ради интереса и проверки
ради полез искать известную всем азбуку из точек и тире. Искал
на удивление долго, потому что не в каждой энциклопедии для нее
нашлось место. Долго ли, коротко ли, а только в итоге я утолил
свою жажду любопытства и выяснил, что двум длинным сигналам соответствует
буква "М". Так и назовем - агент М, чтобы не ревновать попусту.

Но это уже все в прошлом, поезд жизни оставил за собой волнения
и переживания. Впереди новые. Например - где стоит машина моего
приятеля ? Багажа у меня немного, даже недостаток - всего один
чемодан, да и тот сравнительно дистрофичен. Тем не менее, в какую
сторону мне его нести ? Глупо стоять на перроне и ждать, что
кто-то тебя встретит, если никто (кроме тебя опять-таки) не ждет.

Как и предполагалось, машину я все же сумел обнаружить и запеленговать,
хотя она мне не была знакома. Шикарная иномарка, а узнал я ее
только по водителю, скалящему зубы и тем не менее не покидающему
уютный салон. Вдалеке от суеты, под почти лысыми деревьями...
Так-так, время обнимать и вздыхать.

- Долго же ты меня искал ! - он не упустил случая, но от этой
шпильки его дружеские обьятия не стали хуже. Пришлось сопротивляться
изо всех сил и изворачиваться, чтобы остаться в рядах живых.
По регламенту на это не больше пары минут - мементо мори; кислород
для того и выдумали, чтобы легкие не простаивали без дела.

Сели в машину. Я оценил салон, чехлы и все прочее; потом пришла
очередь моих шпилек:
- Хороша. Чья ?
Он сделал вид, что обиделся моим подозрениям:
- Как это чья ? Моя, естественно.
- Сейчас - да. А вообще ?
- Обижаешь, начальник, - начал он привычным жалостливым тоном.
- Брось, не куплюсь. На такую надо горбатиться три жизни. У клиента
увел, небось ?

Он кивнул и завел мотор. Тот заурчал мягко, словно сытый зверь,
но с нотками обоснованного превосходства - хоть в литрах, хоть
в лошадиных силах, а все равно хватает с лихвой.
- Да, поди, без спроса ? - вопрос был риторическим. Если человек
работает главным в фирме по ремонту автомобилей, где на него молятся
не только подчиненные, но и все клиенты поголовно, то ему можно
простить некоторые особенности характера. До поры, до времени,
хотя руки с такой же пробой и подобными талантами поискать надо.
Он не стал отвечать, развернул машину и выжидающе посмотрел на меня.
- Что такое ? Какой вопрос тебя гложет ? - спросил я.
- Если ехать по объездной, то получится быстрее.

Сколько его помню, всегда "дальше" оказывалось "быстрее". Странный
какой-то закон с точки зрения того, кто никогда не сидел у него
пассажиром. За такой подвиг надо давать медали и грамоты. Что
мне оставалось - не спорить же с хозяином положения ! Я кивнул
и тем самым подписал несуществующую бумажку о том, что отныне
моя жизнь зависит не только от меня. Даже в меньшей степени от
меня.

Он притопил педаль газа и полностью погрузился в процесс езды.
Другого такого фаната еще надо поискать, хотя я уверен, что он
штучный экземпляр. "Тахометру хорошо", - мимоходом подумал я,
- "А спидометр только вверх растет". Уже сейчас я вспоминал весь
букет ощущений пассажира - а мы еще не покинули городских пределов.

Я с опозданием пристегнулся; он отметил это краем глаза и спросил:
- Уже не доверяешь ?
- Сколько себя помню, с тобой всегда пристегивался, - отомстил
я, оживляя в памяти картины прошлого.

Машина летела с запредельной скоростью; мой приятель никогда
не ограничивал себя в скорости, определяя "потолок" самостоятельно,
исходя из конкретной ситуации. Справедливости ради стоит отметить,
что ни одной аварии у него пока не было. Но ведь всегда существует
первый раз - уныло вспомнил я, уже не пытаясь разглядеть что-либо
в пятнах в боковом стекле.

Впереди возник светофор и - о черт возьми ! - едва он расцвел
благосклонным зеленым, как тут же, не подождав и двух секунд,
вернул красный ! Не утруждая себя промежуточным желтым и не обращая
внимания на дорожную ситуацию. В какой-то момент - я заметил
краем глаза - светофор показывал красный свет в обе стороны.

Те, кто ехал в нашем направлении, смену не заметили в большинстве
своем. Они отметили возникновение разрешающего сигнала и спокойно
двигались, не отвлекаясь больше на дорожного хулигана и не ожидая
подвохов. Хуже, что перпендикулярные нам водители быстро обратили
внимание на смену сигнала, а некоторые из них попытались пересечь
перекресток.

Оценивать все это у нас не было времени. Скорость была приличная,
и потому маневр - наверняка достойный внимания и аплодисментов
восхищенной публики - практически прошел мимо меня. Полоборота
руля влево, полоборота вправо, а между ними доля секунды; машина
каким-то чудом не задевает никого из тех, кто пополз, не взирая
на обстановку.

Приятель чуть сбавляет скорость и старается незаметно вытереть
испарину, с трудом, как мне кажется, отдирая руку от баранки:
- Ты лучше расскажи, как у тебя дела-то ?

                             8.

Для истинного гурмана со стороны это выглядит как пытка. Даже
описание способно заставить изнывать и томиться, сглатывать слюну
и переживать.

Она взяла чайную ложку, пустой стакан с черноватой пленкой-осадком
на дне и отправилась на кухню. Там ее ожидала початая банка дорогого
кофе, сахарница и старый чайник с облупленным носиком, из которого
бил столб пара. В этот момент он почему-то напомнил ей слона,
может из-за внешнего вида, может отчасти и от производимого им
шума.

Чайная ложка уже перемерила за ночь несколько раз и кофе и сахар,
поэтому она была равнодушна к подобным операциям. Она не была
в обиде за то, что в промежутке ей не удавалось принять водные
процедуры; эта ложка имела свою историю и богатый жизненный опыт.
Одна чайная ложка с горой черного. Теперь добавим к нему несколько
белого для контраста.

Сахар она старалась сыпать так, чтобы полностью закрыть кофе.
Пришлось слишком много раз посетить сахарницу. Зато теперь не
пожалуешься, что кофе не сладкий. Самое время залить сухую смесь
обжигающим кипятком. Она взяла полотенце и осторожно подняла
чайник - он по-прежнему желал обдать паром окружающих и отомстить
за лишние минуты над огнем.

Звук, когда кипяток заливает кофе, нельзя описать. Самая первая
секунда - в этом звуке присутствует шуршание сахарного песка
и именно в нем особенный смак. Этот звук и этот момент тянут
за собой спусковой крючок рефлекса слюноотделения у заядлых любителей
кофеина. А когда уровень воды достигнет желанной отметки, а чайник
вернется на остывающую плиту, можно насладиться ароматом.

Все описанное ранее есть в любой рекламе кофе - густой черный
цвет, славные пузырьки и последняя капля кипятка. Даже пар, поднимающийся
из бокала на манер доброго джинна можно показать; сам аромат
придется додумывать. Но тому, кто привык, это легко. А между
тем есть еще один садистский метод игры на нервах. Можно сначала
налить кипяток, а потом бросить в него кофе. И наблюдать за растущими
чернильно-черными клубами. Да, когда кофе стал растворимым, он
стал массовым и больше приобрел от культа.

Осторожно размешивая и глядя под ноги краем глаза, она вернулась
в комнату. Там заняла свое рабочее место за письменным столом,
где с трудом нашла место для стакана. Всю поверхность занимали
отчеты, фотографии и несколько довольно старых справочников по
психологии, что скорее можно отнести к их достоинству.

Из беспорядочно разбросанных снимков она вытащила несколько,
среди них отобрала три и разложила прямо перед собой, закрыв
статью о каком-то психическом расстройстве в медицинском журнале.
На всех фотоснимках были запечатлены мертвые люди. Проститутка,
бизнесмен - не сказать, чтобы преуспевающий, но и не разорившийся
тем более, и какой-то бродяга.

Отдельно и немного дольше покопавшись, она нашла еще три интересующих
ее снимка; они заняли положение чуть повыше первой тройки. На
этих фотографиях по ее просьбе были отдельно запечатлены стройные
ряды предметов. В каждом случае пять вещей, некоторые из них
принадлежали убитым, другие были подменены убийцей. Осталась
малость - определить, зачем ?

Она освободила место для локтя, случайно скинув на пол календарик
с лунным циклом. Идея связать серию с фазами луны не нашла подтверждения.
В основе лежал какой-то иной принцип. Конечно, десятки других
людей, которых на это уполномочило государство, сейчас разбираются
в куче знакомых и родственников убитых, но надежды мало. Похоже,
что в каждом случае убийца находил незнакомых ему людей. И тем
сложнее его поймать.

Она перебрала добрый десяток версий и идей, но загадка была слишком
сложна для нее. Убийца каждый раз действовал новым орудием убийства:
что-то вроде стилета или тонкого ножа, пистолет с глушителем,
петля-удавка. Это было не похоже на серию, но это было ею. Каждый
раз убийца действовал наверняка и почти не оставлял следов, кроме
тех, конечно, что он оставлял намеренно. Плюс каждый раз почти
полное отсутствие крови, что тоже наталкивает на размышления.

А эти нелепые - записка и счет из магазина готовой одежды, как
объяснить их ? Если записку как-то оправдать еще можно, то что
делает у бродяги в руках счет на несколько тысяч ? По этому счету
уже нашли истинного покупателя, но он ничем не помог. Выходит,
что счет сам по себе, как и сотовый телефон, являются лишь символами.
Они несут в себе какую-то идею; не стоит рассматривать их слишком
пристально.

Как бы теперь объяснить, что у проститутки не было ничего подобного.
Она исключение ? Тогда почему она не входит в число наделенных
символом ? Разделение по полу, профессии или возрасту ? Чем дольше
думаешь, тем больше вопросов возникает. Сплошные загадки, а ответы
на них не дают.

А если эти вещи символы, значит и ритуальная пятерка предметов
тоже играет какую-то роль. Как бы еще понять, отчего некоторые
из тех пяти подменены. Убийца находит какие-то схожие "родным",
но явно не из этого круга. Какая нагрузка, какая роль отведена
этой пятерке ? Ведь какая-то информация там присутствует. Она
должна быть.

Она раскопала среди бумажной груды чистый листок из распотрошенного
блокнота и немного отодвинула фотографии в сторону, чтобы выкроить
место для записей. Жаль, что записывать почти нечего; она добросовестно
переписала все предметы, запечатленные на снимках в каждом случае
и надолго отложила ручку в сторону. Что-то объединяет. Что ?

                             9.

- Знаешь, совсем недавно, буквально на днях, ко мне приволокли
машину одну - больно было посмотреть !

Правила приличия предписывали мне поддержать разговор неподдельным
вздохом или, чего доброго, переспросить, но те самые правила
ничего не указывают для тех случаев, когда скорость движения
превышает максимально разрешенную на размер минимальной заработной
платы. Поэтому молчу; а что до приятеля, то у него заскок такой
фигурный - небрежно ведет машину на дикой скорости, а сам попутно
развлекает пассажиров страшными байками. Как сейчас. Как он от
этого получает удовольствие, мне не понятно.

- Так у него, оказывается, на полном ходу камера взорвалась.
Представляешь ? Скорость - свистит в ушах, у него же кабриолет,
открытый салон. Ба-бах ! Как взрыв - машину начинает кидать по
всей дороге. Я только глянул на кучу металлолома и говорю: "Не
туда, вы, братцы, притащили. Лом цветмета берут дальше, через
квартал от мастерской". Вот так.

Словно в подтверждение, машину ощутимо тряхануло на кочке, и
я укоризненно посмотрел на невозмутимого приятеля. Я выше на
каких-нибудь восемь-десять сантиметров, а зато хватает, чтобы
он не встречал макушкой крышу. Мне же не хватает.

- В магазин же надо заехать. Успеваем до закрытия, - как его
послушать, можно решить, что он хозяйственный и заботливый друг.
Хорошо, что я уже знаю его слабые стороны. Бутылочку коньяка
на вечер - и не будет счастливее человека в городе. Хотя сам
алкоголь здесь только катализатор. Он действительно рад меня
видеть и не огорчится тому, что я "завязал".

И в самом деле, магазин не отнял много времени. Улыбающийся приятель
обогатился на поллитра подкрашенного и разведенного спирта, а
я для соблюдения баланса купил колбасы и здоровую банку кофе.
Приятель-то мой, как мне помнится, не уважает и дома не держит;
потому приходится быть запасливым и предусмотрительным.

Поставили чужую конфетку-машину в бокс его автосервиса и пешком
отправились домой к приятелю. Само собой, отягощенные известной
снедью; хорошо, что дом у него неподалеку. Пока он шел рядом
и рассказывал истории из своей автомобильной жизни, я смотрел
на него и не мог понять. Когда он сидит за рулем - не важно даже,
что за драндулет под его руководством, он похож на бога и автогонщика
в одном лице. Заставляя все узлы машины работать на сто один
процент, он совершает невозможные подвиги. А как захлопнет дверцу
и спрячет в карман ключи - обычный серый человек. Мне непонятно
и противоестественно такое превращение.

Поднялись на третий этаж, он впереди, я отстаю и читаю надписи
в подъезде. Кругозор все равно не расширил и местных граффити
уважать не начал. Приятель открыл дверь широко, слегка театральным
жестом пропуская меня. "Дети и инвалиды вперед", - пробормотал
я и вошел.

Описывать интерьер холостяцкой квартиры дело несеръезное. Обои
перемежаются рисунками, ровный слой пыли выдает редко посещаемые
участки квартиры. Тоже самое, даже в большей мере, я могу наблюдать
у себя дома. Легче привыкнуть к грязи, чем убирать каждую неделю,
а не по настроению. А настроение - штука тонкая да и гость нечастый.
На моей памяти приходил только пару раз, но меня не было дома.

Задвинул чемодан в угол, сняв плащ, посмотрел на себя в зеркале.
Сойдет. Приятель же торопливо направился на кухню, неубедительно
посоветовав мне посмотреть телевизор. Подобным я никогда не злоупотреблял
и к любителям теле-жвачки себя не причисляю. Редко, когда фильм
попадется приличный, да и то, потом сидишь и убиваешься, какой
сюжет мимо пропустил.

Посему пошел на кухню. Как и подозревал, телевизор должен был
прикрыть уйму грязной посуды и следы трапез недельной давности.
И до наших дней. Все проще и проще - путем мелких уступок своей
лени я сам, бывало, деградировал и забывал заранее накормить
холодильник. Рацион какой ? Полуфабрикаты, а то и на все три
четверти готовый продукт. Тараканы же едят.

Приятель, оторвавшись на миг от мытья посуды, заметил меня и
сообщил:
- Сразу предупреждаю. Ничего из съестного не оставляй на виду.
В холодильник или в мусорку.
- Усатая мафия ? - усмехнулся я.
- Хуже.
- Разве бывает хуже ? - удивился я и подал полотенце. Ничего,
что оно валялось на полу. На вид зато почти чистое.
- Хуже, потому что мельче.
- А кто у нас мельче ? - наморщил лоб я, - Разве что муравьи.
- Они самые. Ставь пока воду.

Набирая в кастрюлю воду, я возмущенно пробежал огненным взглядом
по пятнам на раковине. Потом не выдержал и вытер тряпкой. Все
бы хорошо, но на поверхности, ставшей непривычно светлой, заметил
какое-то движение - как раз на границе видимости. Наклонился
и увидел крохотного мураша.
- Этот, что ли, тебе докучает и спать не дает ?

Приятель мой подошел и посмотрел на возмутителя спокойствия:
- Он самый. Поодиночке смотрятся неубедительно, я согласен. Но
только попробуй оставить варенье на доступном месте. За час такая
дискотека наберется, что диву даешься.
- Был бы я мужественнее немного, я бы их убивал, - сказал я и
большим пальцем окончил дни несчастного мураша.
- А я, по-моему, все с ними уже делал, что только возможно. Пылесосом
с отчаяния выводил. Отравы сыпал дай боже, сам потом месяц страдал
головными болями. Квартиру морозил - недавно, кстати. Ничего
их не берет. В последнее время замечаю ходоков и в холодильнике.
- Шутишь ? - воскликнул я. Это уже было бы крахом всех надежд.
- На полном серьезе. Медленно ползают, но двигаются, шевелются.
Полярнички, черт бы их...
- Так ты здесь вырастишь своими экстремальными методами какую-нибудь
супер-расу муравьев, - я закрыл кран и вытащил кастрюлю.
- Да, того и гляди - скоро изобретут колесо и в коридоре устроят
чемпионат по автогонкам.

- А ты это дело как раз уважаешь, - одобрительно сказал я.

                             10.

- Это все ?

Она держала в руке последний лист, но не находила на нем окончания.
Везет - я вообще пока не находил его. Что ей скажешь ? Это одновременно
и все, и ничего, потому что данное творение остается в вечности
до тех пор, пока не получит долгожданную развязку.
- Дальше не написал ? - все еще интересовалась она.
- Увы. Далее ничего нет, дело заглохло на половине, - констатировал
я, пожав плечами. Будто бы и не я совсем виновен.

- Тогда расскажи, о чем там дальше, - попросила она, отложив
в сторону лист и внимательно глядя на меня.
- Кажется, я перемудрил. Хотел прыгнуть выше головы и преодолеть
свою планку, свой рубеж - для этого и выдумал "жирный" сюжет.
Так, по крайней мере, мне казалось тогда. Сейчас уже не кажется.
- Ты мне развязку рассказывай, а не историю написания.
- Ладно. Хотя все равно скажу, что в итоге у меня не вышло перепрыгнуть
через планку. Кажется, я слишком перемудрил с сюжетом и перестал
его сам понимать.
- Эй, я же попросила без авторских отступлений ! Кто эта девушка
и какое отношение она имеет ко всему ?

Ясно, за что же еще уцепится зоркий девичий глаз ? Итак, девушка,
которой тем не менее отводится значительная роль в сюжете:
- Я уже набросал в тексте несколько "крючков", которые имеют
прямое отношение к ней. Это остановившиеся часы - первые и вторые,
"агент М", причем здесь самое ценное...
- Она была у него дома ?
- Да, по крайней мере, именно так я хотел написать. Хватит вопросов,
я постараюсь сам все развернуто изложить.
- Давно бы так, - вздохнула она.

- Серийный убийца на самом деле является не просто маньяком каким-нибудь
или ненормальным, он олицетворение некой мистической силы. Я
не придумал еще до конца, как именно я ее назову и представлю,
но "крючки" тоже уже заготовил, правда маленькие и незаметные.
Это сошедший с ума светофор, мурашки, оккупировавшие дом... Словом,
сила эта явно отрицательная, она изменяет настоящее. Нет, не
так, - я потер ладонью лоб, собираясь с остатками мыслей.

- Лучше начать с девушки. Ее роль - страж, она охраняет временной
отрезок от вмешательства извне, от проявлений той самой гадкой
силы, которая стремиться завоевать мир через перемены к худшему.
Страж - это тот, кто постоянно живет в одном и том же отрезке;
он, то есть, она уже знает, какие события должны произойти, и
как все будет развиваться дальше. Может быть, стражей надо наделить
каким-то чутьем - предвидением или чем-то еще, чтобы они не просто
так, случайно и наугад, находили агентов силы.
- А что за знаки и символы оставлял убийца ? - спросила она.

- О, здесь еще сложнее и мудренее. Тут я вообще перестарался
и превзошел сам себя.
- Говори уже, - не выдержала она.
- Я не зря упоминал азбуку тире-точек, когда давал имя "агенту
М" - цифры в той азбуке кодируются сериями по пять символов.
Пять предметов, некоторые из них заменены. Заметить подмену тяжело,
но еще труднее определить, что именно в этом изменении хранится
некая информация для того, кто ИЩЕТ.
- И для чего он оставлял свои зашифрованные послания ? Чтобы
его нашла девушка ?
- Для того, чтобы разгадать загадку, девушке и надо было наладить
контакт с автором. Понимаешь, как человек, который сотни раз
жил в одном отрезке - сотни раз проживал один год - она уже многое
знала. Практически можно сказать, что в ней выработался дар предвидения
событий и человеческих поступков. Та встреча на террасе, в частности,
была полностью разработана ею, ей необходимо было дать какую-то
зацепку на будущее. В данном случае решением служит клочок бумаги
с телефоном, хотя на самом деле все выглядело так, будто автор
действовал по собственной воле.
- Верно сказал - мудрено...

- Я сам уже точно не помню масштаба, но полем действия, полем
битвы двух сил служит год - отрезок времени, где стражем является
девушка. Она возникает в начале года и сразу подготавливает себе
помощника на будущее; она еще не знает, будет ли проявляться
агент силы и как. Для того, чтобы подтолкнуть автора, у нее есть
еще один "крючок". Кстати, я хотел даже клочок с телефоном сделать
фальшивым, чтобы именно из-за этого автор заинтересовался всерьез.
Мол, я ясно помню, что телефон я обвел кружочком.
- А что за информацию оставлял маньяк ?
- Это было вроде вызова способностям стража. Сначала загадку
необходимо было решить, припомнив точки и тире. А в итоге, после
пяти трупов, тем, кто ИЩЕТ доставалось пять цифр; а уж пятью
цифрами можно закодировать что-нибудь. Номер в отеле, дату встречи,
словом, что-то одно, а другое можно было вычислить - если место,
то по расположению тел на карте города...
- Короче говоря, агент силы назначал поединок ? Или это была
ловушка ?
- Не суть важно. Я думаю, что важнее тот факт, что в финале добро
все равно торжествует. Тут еще есть один нюанс - финальная встреча
добра и зла происходит в конце декабря.
- Ну и что - привязка к праздникам ?
- Нет, просто неожиданно девушка исчезает из поля зрения автора.
Он ищет ее, но безуспешно. Она ведь страж и в новый год перейти
не может.
- Как же так - они никогда больше не увидят друг друга ?
- Ох, если бы я знал ответ на все твои вопросы ! Мне самому было
бы чертовски интересно прочитать все это. Чтобы сюжет был бережно
перенесен на бумагу, а мысли не топорщились скороспелыми гранями.
- Так почему же ты не продолжишь ?

Я помолчал, выбирая слова.
- Я стал бояться этого рассказа. Увидел, что он чересчур заумный,
что сюжет надуманный, а персонажи бледные. Картина слишком удручающая
и несравнима с той, что я рисовал себе в своем воображении. Мне
просто стало страшно - куда еще, в какие такие дебри может завести
меня дальнейшее развитие сюжета.
- Но ты же практически все придумал, куда тебя заведет ?
- Рассказ стал жить своей жизнью и диктовать ход развития. Не
то, чтобы я испугался, что финал не будет благополучным... Я
просто не нахожу пока сил внутри, чтобы сделать решающий рывок
и вернуть рассказ в то русло, что и было задумано мною.
- Но главное - они все-таки встретятся потом или нет ?
- Не знаю, все может быть. Может, однажды зимним днем и раздаcтся
стук в дверь, а когда автор откроет дверь своей квартиры, на
пороге будет стоять его счастливое будущее...

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"