Пересмешник: другие произведения.

Rvl

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 5.53*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Конец мгновения, начало вечности

06-01-1999
07-01-1999
07-07-1999
07-13-1999
07-19-1999
07-25-1999
07-31-1999

                             1.

Уж сколько раз твердили миру, а он, мятежный, просит бури !

Вот и сейчас перед нами расположилось недвижимое тело очередной
жертвы цивилизации. Да и неважно совсем, что будет написано в
итоге в заключении, в том самом разделе "Причина смерти". Намалеванному
там (знаменитый шифрованный почерк врачей и их братьев по крови
пациентов !) торопливой рукой паталогоанатома, опаздывающего
на футбол, верить... да чего уж там, можно. Можно ему поверить
на сей раз, но это всего лишь следствие, причина на свет не захотела
появляться.

Вытащим. Покуда до тела не дорвался очередной мясник, мнящий
себя пластическим хирургом в будущем, объясняя мечту отсутствием
жалоб в настоящем, осмотр произведем сами, своими немощными силами.
Во всяком случае, поспешим уточнить, что только наружный. Лишних
свидетелей удалим, а сами займемся делом и проверим себя на наличие
скрытых от нас самих талантов.

Прежде всего положено определить расположение тела; подслеповато
щурясь от яркого света и забытых в обеденном кофе контактных
линз, выясним, в каком краю находятся ноги. Знаем, знаем - остряки
уже не раз выясняли это по запаху. Теперь, когда появилась определенность,
можно кое-что уже сказать конкретно, хотя такие мелочи, как пол
и возраст нас абсолютно не интересуют. Как ни странно.

Не принято наедине с собой разговаривать вслух, но поскольку мы
гарантированно одиноки в этом помещении, то для уверенности в
упомянутых недоразвитых силах и слабых познаниях, можно зачитать
для себя лекцию. Тот самый единственный случай, когда слушающий
знает ровно столько же, сколько и лектор, причем до начала лекции.

Перед нами типичный неудачник, homo... э-э-э, да ладно. Homo
Неудачник и все тут; не повезло ему снова. Прежде всего, советуем
обратить внимание на верхнюю пару конечностей, проще говоря,
руки. То, что они далеко не золотые, видно и невооруженным глазом,
а кто скажет, что еще особенного в них ? Правильно. Заметно,
что дающая рука почти атрофирована. А кто объяснит ?

Кто сказал - "У пессимиста отнять, что два пальца разогнуть"?
Как Вы себе это представляете ? Должен огорчить: кукиш не получается
всего из двух пальцев, а все остальное - менее емкое по содержанию
и не так часто рождается на свет. Хотя признаю, еще раз оскорбляясь
формой, что мысль в целом верна. Незачем у пессимиста просить,
а проще отобрать. Нет нужды покупать, когда скидка на плотное
телосложение составляет сто процентов.

Что у нас со второй рукой, кто скажет ? Верно, она носит название
берущей руки, но разглядеть ее здесь совершенно невозможно. Вам
видно ? Она действительно находится в зачаточном состоянии, не
так ли ? Кто и чем расскажет, почему ? В смысле, почему и кто
объяснит, зачем ? Не понятно ?

Не привык этот человек получать подарки от природы и полезные
сюрпризы от окружающих. День рождения наверняка отмечался нематериальными
словесными поздравлениями по радио и телевидению, которые дольше
всего сохраняются на их (опять же радио и то самое телевидение)
носителях информации.

Обратите внимание на морщины возле глаз - эдакие концентрические
годовые кольца; ведутся работы на тем, чтобы кольца можно было
расшифровать и получить информацию о соответствующем временном
промежутке, но это пока в будущем. В настоящем же придется растолковать
причину возникновения и самого факта наличия морщин.

А Вы как думаете, проходит ли бесследно постоянное прищуривание
на мир ? Представьте себя на его месте, ну, некоторое время назад.
Что у него было в жизни, кроме вечного ожидания подвохов от окружения
вплоть до недоверия к самому себе и собственному здоровью ? Минута
затяжного молчания приравнивается к слитку аурум, но не защитывается
на сессии.

Согласен, картина мрачная до россыпи мурашек. Жаль, что сейчас
уже не определить нижний порог реагирования его слуха, но я и
так могу безошибочно назвать его неоправданно высоким. Далеко
не на первый окрик реагируют уши пессимиста ! В принципе, похожая
картина наблюдается и с остальными органами чувств, сколько их
там осталось, неучтенных ?

Да что Вам рассказывать ! Тяжела жизнь пессимиста, нелегка и
незавидна. Точка зрения пессимиста в любом вопросе расположена
за соседним забором и направлена в противоположную сторону. Непростые
отношения с обществом еще ягодки, если сравнить их с постоянными
изменами судьбы. 

У них не только физиология отличается от обычной, но и многое
другое. Времена года, к примеру: зима царит круглый год, лишь
с завидным постоянством бывают у нее теплые времена, но они расположены
довольно локально. Или взять зебру, как пример дуализма точек
зрения на очередность использования цветов в ее раскраске. Да,
пример весьма избитый, и мы не станем его добивать и пачкаться.

Словом, какая судьба может быть у пессимиста ? Сначала носил
завтраки, потом - обеды. И в итоге ему стали приносить передачки...

Так, внимание ! Звонок прозвенел только для меня, следовательно
в аудитории после звонка останусь лишь я один. А Вам необходимо
будет к семинару прочитать какое-нибудь пессимистическое художественное
произведение. Лично я рекомендую... как же ? название такое печальное,
без оптимистической нотки...что-то вроде "Главный герой и около
сорока бандитов". Сам-то я ее пока не читал, но за название уцепился.

Да, я говорю, что не верю в благоприятный финал, хотя в наше
великое время возможно уже почти все...

                             1.1

Я встретил Вас и все былое
Забыл теперь уже навек,
Я восхищения не скрою -
Вы самый лучший человек.
Мой путь доселе был во мраке,
А я был им как будто рад,
Но репутация гуляки
Для Вас не создала преград.
Я благодарен Вам за счастье,
За свет и смысл в судьбе моей,
И то, что раньше мог украсть я
Сам у себя в толпе друзей,
Теперь звездой мне светит ясной;
Я лишь сейчас живу, творю.
За то, что жизнь стала прекрасной,
Я Вас опять благодарю.

                             2.

Как это интригующе, должно быть - не давать творениям рук своих
никакого названия. Подобное дело практикуется в некоторых отраслях
искусства, к примеру, небезызвестные пронумерованные опусы
различных музыкальных авторов. В этом мире, чтобы стать оригинальным
и обратить на себя внимание, приходится все больше потеть и вылазить
вон из кожи.

Все понятно, но почему именно фотография ? Пыталась я сама ответить
себе, погружаясь в глубины самоанализа. Отвечала на вопрос: "А
что же такое, собственно, фотография ?" и получала нелогичный
с физической точки зрения ответ. С этой колокольни все давно
определено, какие именно процессы протeкают на площади в сто
пятьдесят квадратных сантиметров или больше, и чем объяснить
гостям возникновение спелых красных глаз.

Осталось из детства в наследство - копать глубоко и искать свой
смысл в вещах, давать им свое, непохожее ни на что определение.
Чтобы разбить сложившиеся словосочетания и попытаться совместить
понятия из совершенно различных отраслей. Как Вам такое, к примеру:
желудок - внутренний карман для еды ? Суть есть, не без некоторой
гордости отмечаю я, и в то же время от этого повеяло свежестью.
И отвлеченными мыслями, соглашаюсь я.

Да, что же такое фотография ? Слепок состояния человека (если
портрет), маска природы. На глянцевой или матовой поверхности
не только изображение, на ней отпечатывается гораздо больше;
она куда вместительнее, чем кажется на первый взгляд. Люблю момент
проявки пленки - сейчас этим можно пренебречь, но тогда теряется
ощущение приобщения к тайне. Обратной стороной массовости является
дешевизна.

Прошлое медленно проступает, обретает четкость и фиксируется
для памяти. Что там на сей раз ? Пойманные эмоции, консервированные
мысли, остановленное навек время; единственный известный мне
способ путешествия во времени. Увы, только так - листая старые
фотоальбомы, разбирая разноцветные прямоугольники, вспоминая
надписи, которым не суждено было появиться здесь.

Фотография - это воспоминания, а воспоминания - это прошлое в
настоящем. Все просто, когда нет нужды обманывать хотя бы себя,
ведь мечты - это будущее в настоящем. Все-таки человек подчиняет
время своей воле, но сам об этом почти ничего не знает. Гребем
время под себя, тянем одеяльце вечности на озябшее от одиночества
тело. Одни мурашки составляют нам невеселую компанию.

...Возвращаясь к названиям. Вспоминаю первую свою выставку и
невольно хочу покраснеть: броское название появилось в угоду
желанию выделиться. "Явление". Кого ? Кому ? Стыдно, честно слово,
приходится думать, что в одном человеке уживаются сразу несколько,
и гадости делает кто-то другой, тоже сосед по "коммунальному"
телу. Вот он - рефлекс переваливать вину на кого-то другого,
пусть даже мифологического и несуществующего.

Став, надеюсь, мудрее, стала избегать скоропалительных поступков.
Нельзя не признать, что в восточной философии, в частности, их
подходе к познанию мира, есть что-то притягательное. Тем паче,
что активных действий требуется минимум - изучай внешнее через
призму своего микромира. Что и предлагается сделать всем потенциальным
ценителям моих нетленных шедевров. Вот такое нелегкое объяснение
появилось на свет относительно фотографий без подписи.

Вот картинка, не так давно, но еще в периоде "до". Неспокойное
море, сердитые волны, потемневшая вода, а свинцовое небо отгорожено
металлической решеткой, пределов которой не видно. Коллажи и
фотомонтажи тем хороши, что предоставляют больше средств для
выражения идеи. Подписи не было, потому что на тот момент я еще
не определилась - то ли "Беда", то ли что-то еще.

Он посмотрел тогда эту работу, замер на несколько секунд, а потом
зачем-то поскреб ногтем указательного пальца решетку, словно
проверяя, насколько она реальна. Рельефа у нее точно не оказалось.
Вот тогда он и обратил внимание на отсутствие названия и выслушал
примерно то же самое, но в другом исполнении - более развернутый,
но не такой убедительный вариант. Тогда это было экспромтом,
в то время я всегда давала название своим работам.

Он понял так, что каждому зрителю предлагается самому дать название,
которое тот сочтет наиболее приемлемым и потому предложил свой
вариант: "Преодоление". На просьбу прокомментировать и аргументировать
прозвучал смешок: мол, тебя же не спрашивают, откуда и зачем
здесь решетка.

Смысл в названии я все же нашла, но уже позже; сама для себя
считала, что это небо и горизонт находятся по ту сторону решетки
и как бы недоступны. А так как фотография являет собой двухмерную
плоскость, то можно посмотреть на это дело и с другой стороны.
Я вообразила себе море, которое не в силах покинуть свои пределы
и оттого бушующее и неистовствующее. Хм, буря в стакане и муха
из слона. То есть, наоборот.

А вот другая история, тут имеется подпись. Молодая женщина, в
неплохом светлом брючном костюме (кажется, был июль месяц), подняла
канистру с бензином и заливает содержимое в бак своему металлическому
коню. Машина не бог весть какая, но она и не должна притягивать
внимание, хотя цвета здесь получились удачно - с освещением солнце
не подкачало, а автомобиль темного цвета служит почти идеальным
фоном. Название соответствующее: "Кормящая мать".

Потом я решила показать одну из своих последних на то время работ
и позволить дать ей название. Содержание таково: стеклянная пепельница,
чистая и прозрачная, темное дерево журнального столика, видна
только его часть, занимающая нижнюю половину кадра. Выше расположено
окно, самый низ - подоконник и совсем немного стекол. За ними
очень яркий свет (не без моей помощи), а столик и, соответственно,
пепельница, по контрасту расположены в полумраке.

На бортике пепельницы лежит тлеющая, почти погасшая сигарета.
Кроме того, она почти нетронута - в пепел обратилось только несколько
миллиметров, а сама она расположена так, чтобы марки не было
видно. Струйка дыма поднимается вверх и перед самым подоконником
изгибается причудливым образом, образуя знак вопроса. Сразу надо
отметить, что мне хотелось сделать что-нибудь про вред курения
и в образе яркого окна показать здоровую жизнь. Название, конечно,
имелось.

Не тут-то было ! Он долго рассматривал шедевр пропаганды, карикатурно
жевал губы и хмурил брови. Потом емко бросил одно только слово
и стал ждать моей реакции; слово было "возрождение". Я начала
примерять его, ища тайну и разгадку на снимке. Когда мне показалось,
что я нашла ответ, и улыбка уже начала проступать на лице, он
меня поцеловал. Наверное, это был тактический ход с его стороны,
не знаю.

Я решила для себя, что его название имеет какие-то мистические
корни, что-то связанное с реинкарнацией, вечно живыми птицами,
а струйку дыма в таком раскладе можно посчитать за дух или чью-то
душу. Очищающий свет в окне и все такое прочее. Позже меня посетила
одна ценная мысль, я проверила ее сразу же и убедилась: очень
многое можно объяснить, если название давать простое и емкое.
Все зависит от того, кто ищет смысл.

Богатое воображение поможет протянуть мостик-цепочку из логических
связок и преодолеть пропасть бессмыслицы. Желание, помноженное
на возможность да в союзе с достаточным количеством времени дают
великолепный результат. Но в тот момент (а потом еще и некоторое
время позже, между "до" и "после") мне казалось иначе. А может
так и было ?..

                             3.

17 часов ДО.
Подготовка.

Готово почти все. Обводя в очередной раз полупрезрительным взглядом
свои аппартаменты, изобразил на лице что-то похожее на брезгливость.
Да, респектабельным этот район не назовешь, но зато он отвечает
почти всем моим высоким требованиям к безопасности. Самое главное,
что благодаря устаревшей и пока еще не замененной станции здесь
меня нельзя будет запеленговать, но это относится только к обычным
методам. А есть еще и другие...

Уже раздевшись до трусов, прошлепал босыми ногами на кухню, не
убежденный до конца в том, что все в порядке. Газовая труба перекрыта,
это раз; вселенского потопа вроде не намечается, электричество
нигде не работает впустую. Так, теперь входная дверь. Проверяю
все замки - за последние несколько часов я поставил еще парочку
плюс укрепление петель.

Надеюсь, что это не понадобится. Погасил свет в прихожей, отчего
она сразу стала более привлекательной, так как взрыв тусклых
красок и калейдоскоп грязных пятен на обоях перестали бросаться
в глаза. Возвращаемся на кухню. Беру со стола бутылку вина и
изучаю этикетку; должно быть, оттягиваю момент до последнего.
Улыбаясь, я осознаю это и решительно начинаю действовать, обрывая
последние связи с действительностью. Обыденность сродни паутине.

Покидая кухню, открываю форточку. Потом возвращаюсь и забираю
приготовленные таблетки; богатый набор - жаропонижающее, антибиотики,
и еще от головной боли, которой пока нет. И кое-что вдобавок
на десерт, чтобы голова поплыла, а в теле появилась расслабленность.
Хорошо, что бутылку я открыл заранее, не придется теперь возиться.
Зубами вытаскиваю пластмассовую пробку, выплевываю ее на уже
холодный пол и начинаю глотать таблетки, запивая кислым вином.

А что делать ? Если у меня нет желания связываться с наркотиками,
пусть даже последнего поколения и высокой чистоты - гарантия
на первый десяток раз, физиологического эффекта привыкания не
будет, а вот психологического... Нарколептики и психоделики не
для меня, вернее, не для кармана моего. Мечтаю, что пока. А так
я напоминаю сам себе телефонный автомат устаревшего образца.

Проглотив последние кругляши, подхожу к окну, ощущая в желудке
приятную теплоту. Мягкий шар расплывается и пульсирует теплом
по телу. Обволакивают туман и дремота, а в мозгу распрямляются
щупальца, выпуская на волю что-то до сих пор недоступное. Верная,
черт побери, мысль: алкоголь - это ключ ко множеству дверей,
закрытых до той поры. Нет, где-то я все-таки переврал, должно
было звучать красивее, мысль потеряла свои отшлифованные грани.

Контактные линзы на дне стакана у самого стекла на подоконнике,
суета за окном, которую видно даже без упомянутых линз... Жизнь
абсурдна по определению, - подумал или вспомнил я, открывая форточку
и здесь. Стужа была рада поселиться в комнате, а я начинаю покрываться
пупырышками. Какой здесь будет собачий холод через полчаса !

Большими глотками добиваю бутылку, стараясь не замечать вкуса;
сажусь на черное ложе, уже готовое принять меня. Я не заставляю
себя долго ждать, откатив замерзшей пяткой бутылку в дальний
угол комнаты, который оказался на удивление недалеко. Ложусь
на холодную ткань, отвлекая себя тем, что пытаюсь понять, что
я вижу на потолке. Вернее, чего я почти не вижу: то ли это наглый
таракан, то ли просто грязное пятно неизвестного происхождения.

Когда я закончил с подключением и проверкой работоспособности
системы (после которой я все-таки вздыхаю с облегчением), алкогольный
цветок расцвел всеми своими ядовито-прекрасными красками. На
дикий холод в комнате стало почти наплевать, и настроение вообще
поднялось выше обычного уровня. Кидаю последний задумчивый взгляд
на потолок, нервничая от того, что он может стать действительно
последним и, делая усилие, закрываю глаза.

Как всегда, обычно проходит какое-то время, прежде чем начинаешь
что-то осознавать. Это трудно оценить, потому что не с чем сравнивать;
вряд ли проходит больше минуты, но порой столько мыслей приходит
на ум за это время. Хотя активно размышлять не рекомендуется
в момент подключения - слишком долго будет проходит синхронизация.

У меня сейчас и не получится думать - вся моя воля уходит на
то, чтобы не заснуть до подключения. Минута тянется неимоверно
долго, и было бы скучно, если бы не забавные и необычные ощущения.

Нельзя описать словами - словно у меня вырастал новый орган,
новые миллионы рецепторов. Это было даже больше похоже на вторую
голову, потому что я стал различать определенно не свои мысли.
Нарастающий гул голосов, который, как я знаю по своему большому
опыту, потом пропадет. А сейчас все равно в нем ничего не разобрать,
поэтому придется потерпеть.

Я открыл глаза и посмотрел на потолок. Пятна там не было, но
удивляться этому было бы еще более странным. Осматриваю себя,
свое тело, поглаживая его руками - все литое, сделанное из единого
куска и выглядит так, словно одежда уже выросла на мне. До тошноты
напоминает мне заключенных - комбинезон неяркого цвета с огромным
номером на груди. Пускай, размеры здесь не играют никакой роли.
Зато текстура тела - загоревшая и однотонная - даже ласкает глаз.

Беру со столика возле кровати очки ("Линзы лежат в стакане на
окне", - напоминаю я себе) и иду к стулу с одеждой. Там лежит
не мой обычный костюм, а точно такой же виртуальный комбинезон,
что и на мне сейчас, но с другим номером. Проверять существование
у меня не было желания, но все равно лучше, чтобы такой номер
уже был, потому что в таком случае проверка займет больше времени.

Натягиваю свой новый костюмчик единым движением; застегивать
ничего не надо, все моментально обтягивает тело, не хуже, чем
родная кожа. "Холодно, в комнате ужасно холодно", - делаю себе
очередное напоминание. Никакой реакции не последовало, и это
служит хорошим признаком. Во-первых, в комнате действительно
не жарко, в во-вторых, подсознание работает на меня. Бывали
времена, когда на переодевание-маскировку уходило до часа.

Уверенными шагами подхожу к двери - замков здесь нет и быть не
должно. Решительно распахиваю дверь; в глаза бьет яркий свет,
который струится из букв стандартного приветствия; меня никто
не ждет. Лишь через десяток секунд я начинаю различать все остальное.

Я в Сети.

                             4.

...Не помню уже, какая была наша встреча по счету, когда он спросил
меня про Сеть. Знаю только, что мы были на "ты".

- Почему я не встречал твоих работ в Сети ?
Ответ был неполным, я отвечала только за себя, ничего не упомянув
о предложениях - и довольно соблазнительных порой - других людей:
- Видимо, я человек старого образца.
Не сказала я в тот момент, да и позже тоже, что с сомнением отношусь
ко всему, что связано с Сетью. Жизнь в Сети, творчество в Сети,
любовь... Суррогаты мне претили в любых ипостасях и до сих пор
продолжают здорово не нравиться.

Он тогда молча кивнул и, слава богу, ничего не стал говорить.
Никаких соболезнований, сожалений и прочих шуток. Можно еще поспорить,
кто из нас проигрывает; по-моему, те люди, которым доступна Сеть,
не могут достичь свободы "людей старого образца". Слишком влияет
на образ мышления и на поступки открывшаяся им бездна.

Человечество снова разделилось на два лагеря, вновь возникли
предубеждения и домыслы, появился новый язык и стиль жизни. В
очередной и не в последний раз жизнь выкинула еще одну нелепую
шутку; Сеть разделила людей не с того момента, как только возникла,
а именно тогда, когда ее стали писать с заглавной буквы. Обожествление
и идолопоклонение в году неимоверно далеком от костров правосудия
инквизиции и крестовых походов в поисках убедительных аргументов.

Он молодец, не предложил мне помощи, не предлагал сделать какую-нибудь
выставку. Я ничем не показала ему своего отношения к Сети, но
он, видимо, разглядел неприятную для меня тему. Я не считаю новоявленное
божество за "грандиозное достижение человечества" или "мир мечты".
Много было восторженных слов, но для простых, обычных людей от
Сети мало проку.

Хорошо помню высказывание одного известного человека, тоже, кстати,
имеющего дело с искусством (а Вы сомневались во мне ?). Он назвал
Сеть плохим слепком, подделкой и чем-то вроде кривого зеркала,
в котором отражение живет своей жизнью. Которая, добавлю от себя,
не лучше или хуже, она проста чуждая.

Настроение и беседа восстановились только после того, как он
взялся за мои фотоальбомы. Приятно все же ощутить, что твоя мысль
бывает понята со всей ее глубиной; пусть даже оспариваема или
немного изменена сменой ракурса. Истинные ценители просто должны
быть, чтобы согревать душу любого автора. Вспоминается какая-то
неглупая мысль насчет сравнения канифоли для смычка с льстивым
голосом поклонника для певца.

Для очередной порции прекрасного и вечного был выбран альбом
с пейзажами. Разглядывая целую серию работ, где были запечатлены
в большом количестве облака, образующие своими пушистыми телами
разные фигуры и символы, он спросил у меня, не моя ли это работа.
Смысл вопроса был понятен, несмотря на его своеобразную формулировку,
и я с легким сердцем и улыбкой отнесла всю красоту на счет матушки-природы.

Он сделал неопределенный жест головой, что-то вроде "ну и ну",
и стал рассматривать еще более пристально, словно пытаясь уличить
меня во лжи. А мне вид неба напомнил кое-что, пришлось покопаться
в других альбомах, отыскивая одну фотографию. Через пару минут,
когда он уже перешел к более "приземленным" пейзажам, я подсунула
ему под нос находку.

- Что это ? - спросил он, отодвигая голову и с трудом фокусируя
зрение. Я уже до этого заметила, что у него оно неважное, но
проявила деликатность и, увы, так и не спросила.

А на старой фотографии с выцветшей датой на обороте и загнутыми
уголками тоже было изображено небо. К счастью, не только - там
еще летела птичья стая. Не меньше трех десятков птиц неизвестной
породы  были увековечены и застыли навек в полете. Мне пришлось
дать необходимый комментарий:
- Что-то вроде теста.

Он спросил, сделав серьезную мину:
- Что должен делать испытуемый ?
- Ему предлагается найти на картинке себя, - я очертила пальцем
птиц на фотографии, - Человек должен ассоциировать себя с кем-то
в стае, найти свое место здесь и показать там.

Вряд ли у птиц есть подобная иерархия. На счет ведущего или вожака
я слышала, а вот дальнейшее деление, похоже, придумали мы сами.
Итого было вариантов: вожак, ведущий за собой всю стаю. Вторым
пунктом шли его заместители, коих на фотографии было числом четыре
или пять - по этому поводу уже существовало разногласие. Далее
шла общая масса, а замыкали шествие несколько хронически отстающих.
Более тонкое деление могли изобрести только единицы.

Если пытаться ответить искренне, то этот тест может здорово перевернуть
мозги. Какое положение отметить - желаемое или действительное
и менее выгодное ? На моей памяти никто не хотел ассоциироваться
с неудачниками и отстающими; однако и вожаков было на удивление
немного. Что же будет сегодня ?

Он, наконец, сделал свой выбор и повернулся ко мне, откладывая
птиц и тесты далеко в сторону:
- Я предпочитаю быть здесь.

Меня убедили, что я человек нормального образца и даже кое-кому
далеко не безразличного.

                             5.

Менее 17 часов ДО.
Вторжение.

Моему сознанию сейчас не до тела, ему нет дела до обжигающего
мороза, который - я так и представляю себе - обсыпал щедро синие
ноги колючим инеем. Мозг занят - у него сейчас больше работы,
чем когда бы то ни было; в Сети он работает порой за пределом
своих возможностей. Как представлю, каким встретит меня тело
по возвращению, так просто страшно возвращаться.

Но только так, иначе нельзя. Телу холодно - мозг отдает команду
одеваться потеплее; следовательно, чужой комбинезон в Сети будет
считаться за теплую одежду, спасающую мерзнущую личность. Спасает
он обычно от другого, более страшного противника, нежели банальный
холод. А что мозг считает естественным для виртуального тела,
то он не отторгает, а кроме того, никто другой не сможет отобрать
у меня этого. Что естественно, то проходит на ура.

Перестарались создатели, воплотили мечту, слишком близкую к суровой
реальности. Был бы в моей квартире сейчас более приличный климат
или строители Сети предусмотрели бы какие-то неведомые препятствия,
то никакой маскировки и двойной личины не было бы и в помине.
А если нельзя выдать себя за другого, если любого можно опознать
в мгновение ока по идентификационному номеру на груди - какой
смысл заниматься нехорошими вещами ?

Но и сейчас работает основной закон, определяющий истину во вселенной:
тайное неизменно переходит в явное. На проверку номера уйдет
несколько минут - и это при большом везении. Поворачиваюсь, чтобы
закрыть дверь в свою виртуальную обитель и посмотреть многообещающую
улыбку в зеркальной поверхности ее (двери) обратной стороны.
Да, основное правило в Сети: выход - исключительно через зеркало.
Оттого, должно быть и Зазеркалье.

Время почти не имеет значения при движении на расстояние: если
конечная точка известна точно, то даже в час пик на это не уйдет
много времени. А профессионалы пользуются еще и преимуществами
в виде особого статуса и обходных путей. Плохие профессионалы,
улыбаюсь внутри, вставая на транспортную линию для персонала
высшей категории и богатеньких буржуев.

За такую линию надо выкладывать уйму денег - передвижение со
скоростью мысли того стоит. Хотя, если посмотреть на результат...
Немного остается материального от такого путешествия и сомнительной
экономии, а денег уходит не меньше, чем на трансатлантический
перелет. Толстосумы, должно быть, обожают быть особыми, даже
когда отличие существует только в стоимости услуги. Обособленных
особ особо обожествляют остальные особи.

Им можно не говорить, что Сеть не имеет привязки к местности,
и любая точка равноудалена от любой другой такой же. Скорость
на этом участке зависит только от количества желающих, выбравших
данный отрезок пути для достижения нужного им конечного пункта.

Опустим подробности и ненужные рассуждения; я уже на месте. Скоро
подоспеет и время - мне достаточно будет только одного мига,
а большего не дадут. Обычная лазейка в защите, созданная неизвестным
"гением" и замеченная другими, которые коллекционируют эти ошибки.
Достаточно быть в нужном месте в определенное время, чтобы попасть
внутрь. В расчете ли на какую-нибудь дополнительную возможность
проверки или несанкционированный доступ для обособленных особ
делался сей обход, мне неведомо.

Одиноко застывший человек будет привлекать ненужное внимание;
неужели у него нет никакого дела в Сети ? - так и просится на
ум. "Информация дается дорого, дороже всего", - вернулся к предыдущей
мысли я, нетерпеливо отвлекая себя от взглядов на пульсирующие
в небесах часы. Черт, как они делают, что для каждого часового
пояса... Мысль рвется пополам, неоконченная половина стремительно
уносится вслед за мной и внезапно подкатившей тошнотой.

Похоже на падение в бездну, длится мгновения. Для окружающих
я вознесся вверх на невидимом лифте, а мои чувства обманулись
скоростью перемещения. Да его и не было вовсе, перемещения !
Тело сейчас мерзнет в убогой комнатенке и постепенно растворяется
в алкогольном дурмане. "Легком", - поправляюсь я и оглядываю
с интересом стены вокруг.

Даже здесь можно увидеть последствия опьянения. Тело помнит все
выкрутасы, на которое способно под градусом и с радостью повторит
тут. Необходимо усилие воли, чтобы удерживать захмелевший мозг
в одном русле; замысловатый, но безвкусный узор на стенах подарил
мне несколько секунд передышки. Больше смотреть тут было не на
что - разве что на яму входной двери с ярко-зеленым ободом.

Подлецы, даже здесь поставили входной фильтр. В Сети нельзя ограничить
выход - если есть зеркало, с собой можно унести все, что сможешь
("Если есть карманы, чтобы утаить", - отзывается левое полушарие).
Зато входящих можно отфильтровать так, что не войдет никто из
нежелательных персон. Придется на данном этапе расстаться с кое-каким
оборудованием.

С чувством невыносимой тоски расстаюсь с дорогими сердцу и кошельку
предметами - не все сделано мной, но кое-что существует в Сети
в единственном экземпляре, да отсюда деть уже некуда, только
в небытие. Горестно вздыхаю, пока карманы опустошаются, заполняю
ровную поверхность пола. С виду обычные вещи и вполне нормальные
составляющие: коробочки, тумблеры, экраны, провода. Так, по крайней
мере, все это выглядит здесь и именно для меня.

Нет, мой мозг знает истинное предназначение всего этого. Если
я сунусь со своим походным набором в кармане, то фильтру достаточно
выведать самую малость из того, что я знаю об этих штуках и сделать
соответствующий вывод. Тогда пропадут не только все мои поделки,
но и я сам вместе с ними. Со мной пойдет самое необходимое и
естественное.

Карманы в комбинезоне нужны - напоминаю я сам себе. Во-первых,
как я вынесу отсюда то, что мне необходимо вынести ? А во-вторых,
специально для фильтра и подсознания, карманы нужны для того,
чтобы прятать очки и мерзнущие руки. В комнате, где я лежу, должно
быть уже сугробы в полметра - услужливо помогает воображение.
Да и в конце концов - они ведь неотделимы от комбинезона, не
так ли ?

Комбинезон, стало быть, тоже нужен, по уже упомянутой причине;
первый-то не больно греет. Очки нужны, я специально в реальности
не исправляю зрение, чтобы оставить себе еще одну немаловажную
лазейку. Что еще ? Жаль, фонарик может не пройти - ему нелегко
найти подходящее оправдание. А маленькая букашка смешно перебирает
усиками и отползает подальше - она наделена способностью узнавать
кое-что из лежащего здесь. Мозгов у нее маловато, но возможностей...

Выбираю из разбросанного на полу инвентаря неприметный черный
лоскуток. Самая опасная штука - Пустое Место. Другими она именуется
Черной Дырой, но суть от название не изменяется. Сгребаю все
вещи ("Полезные вещи !" - упирается мозг из последних сил) и
складываю на лоскуток, где они мгновенно исчезают. Вспоминаю,
как мне рассказывали байки о тех, кто сам провалился в Мусорку
- ага, вот и третье, более старое и менее красивое именование
воплощения энтропии.

Подобные истории не напугают никого - для живого в Сети сделано
исключение, и Мусорка просто не способна проглотить их. Обидно.
Какое вышло бы замечательное оружие, мечтаю я, отпинывая клочок
из "ничего" в угол. Улика ? Обратно никто ничего не достанет,
потому что Мусорка - вещь однонаправленная. "А все эти полезные
штуки", - утешаюсь я, - "Они по-прежнему существуют в реальности,
в Сети они еще БУДУТ".

Вот теперь я готов к тому, чтобы меня проглотило жерло входа.


                             6.

Странной мы были парой...

Жизнь находит такие сочетания из кусочков разноцветных стекол,
что глаз радуется и недоумевает полученному в итоге калейдоскопу.
Вот-вот, люди что осколки - один человек не станет хорошим узором,
ему должен кто-то помочь. Двое, и уже можно сравнивать, двое,
а теперь можно и выбирать.

Мысли, как кадры. Щелк - воспоминание, уколовшее сердце; щелк,
вчерашний день проявляется во всей своей красе. Не могу поверить,
что все это было - не в смысле реальности произошедшего, а в
смысле окончательности изменений. Было-уплыло, было-прошло. Я
вижу только печальные ноты и рифмы, ведь я поэтическая натура.
А если самой себе не напоминать, то можно забыть об этом.

Мы были необычной парой... Щелк.

Он не дарил мне цветов, я не оскорблялась их отсутствием; мы
редко ходили куда-нибудь вдвоем, но общения было достаточно.
Может, все дело именно во внимании ? Он был слишком другим. Да,
эгоистично, надо было иначе сказать - "я была не из его круга"
или "мы не подошли друг другу". Зато он не был эгоистичным.

Не ради произведенного впечатления, не ради красивого образа,
но он творил добро повсюду. "Один хороший поступок - и день уже
не зря", - сказал как-то он. Не зря. Тоже напоминает восточную
философию - пропусти мир сквозь себя. "Мясорубка мира", - не
упустил бы сейчас случая пошутить он; он не мог упустить.

Но потерял. Один человек, а сколько потерь, сколько появилось
пустот. Пещеры, каверны, бреши; пропасть между "быть" и "не быть";
пробоина в миокарде ниже ватерлинии, насос качает отжившие свое
эмоции. Адреналин уходит за борт, на корабле остается только
капитан в поисках смысла дальнейшего существования. Полная чушь.

Щелк. Длинная пленка жизни, на ней много затемненных кадров;
память прячет плохое, бережет тебя. К черту !

Надоело вспоминать только прошлое, я имею право на настоящее.
Где "сегодня", почему его нет у меня ? Почему нет у него ? Я
не могу больше есть каждый раз только вчерашний борщ. Я не стану
глотать воздух, которым до этого кто-то дышал. Быть может, даже
он ! Я не могу смотреть только на одни статичные картинки, где
лица глупо улыбаются, и счастье будет длиться вечно.

Щелк !

Избавимся от прошлого !

Я встаю с кресла - даже вскакиваю, роняю на пол фотографии, что
смотрела битый час. Где там ! Уже несколько часов, уже половину
дня, половину жизни ! Живой мир променять на разноцветные клочки
бумаги - где Вы такое встречали ? Чувствуя внутри нарастающую
злость, я даже порадовалась за себя. Неужели я еще могу испытывать
подлинные чувства ?

Теплые тапочки, где второй ? Кошка, ты опять утащила его неведомо
куда ? Брысь ! Тогда и второй пусть идет следом - благодаря
решительному пинку он направляется отдыхать далеко под диван.
Кошка сама благоразумно убирается с дороги. Давненько хозяйка
не подавала признаков жизни ! А таких - может и впервые.

Тьма по углам - ненавистные городские сумерки, когда в квартире
появляется слишком много места, а тишину не отогнать в одиночку.
Свет, пусть везде пылает свет. Хотя нет, "пылает" - из другой
оперы. Хорошо, пусть тогда горит. И не только он.

Собираем охапку фотографий, идем на кухню. Половина жизни отдана
ей; другая половина уже готовится принестись ей же в жертву.
К черту мытые руки, прочь, немытая с утра или с вечера посуда;
будем избавляться от свидетелей. Верная пепельница, ты полна
окурков и погасших звезд. Мы тебя опустошим, а потом снова наполним.

Так, что это ? Кто первый ? Детские фотографии. Хм, пойдет. Елочка,
зажгись. Утренник и рождество удались на славу, старый хрыч в
красном опалил бороду, детишки отделались легким испугом и подарками.
Как хорошо горит память, оказывается ! Главное, не обжечься еще
раз на своем же прошлом.

Следующий ! День рождения ? Их было слишком много. Глупые гости,
никчемные подарки и нелепые трупы убитых грез. Жалеть нечего,
терять тоже. Огонь ! Языки пламени корчатся, слизывают цвета
с фотографий, ласкают теплом лица, выедают злость. Или нет ?

Веселая и самонадеянная юность ? Все сгодится для поддержания
тепла в квартире. Что я теряю: глупость надежд, толстую косу
и задумчивые взгляды в грядущее ? Щелк ! Кадр засвечен, на нем
больше ничего нет. Учеба ? Щелк - пустое место, можно заполнить
чем-нибудь иным.

Этим пеплом было бы замечательно посыпать цветы. Розы, например.
Цветы, наверное, любят пепел и золу; хорошее удобрение из прошлого
для прекрасного настоящего. Ха, подрались как-то времена глаголов,
кто из них главнее и кто победит ? Щелк, ярко-красные розы.

Бархатистые лепестки, в которых купается взгляд. Упоительная
свежесть раннего утра, пьянящий аромат, манящая глубина ощущений;
зеленый длинный стебель - гордый постамент для идеала. Пей до
дна запах, ныряй глубоко в нектар, слейся в единое целое, стань
с цветком одним существом, вбери в себя все, что щедро дарит
он.

А он мне так и не подарил цветов. Щелк, щелк.... Только тихий
плач и недотрога-пепел в одной маленькой кухне, в каком-то из
расползшихся городов, где-то на огромной планете, все жители
которой мечтают быть счастливыми.

                             7.

Около 16 часов ДО.
Отступление.

В кабинете у босса стояло персональное зеркало. По-видимому,
именно оно спасло мою грешную душу; я обречен так думать всю
оставшуюся жизнь.

Я уже чувствовал себя как дома и не томился излишней скромностью,
смело рыская по конторе в поисках необходимого и заказанного
мне. "Конечно", - думалось мне, - "Они легко могут себе такое
позволить - персональное зеркало, имеющее мириады выходов в любую
точку мира". Да и на размеры не поскупились, хотя... "Размеры
не играют никакой роли в этом чертовом Зазеркалье", - монотонно
повторяю я.

Постреливая глазами на вызывающий стиль интерьера, я обыскивал
ящики огромного бюро. Да, некоторые могут себе и не такое позволить.
Президент компании... или концерна ? Черт, с ним, перейдем к
книжному шкафу. Кстати, он совсем и не книжный - длинный ряд
стройных корешков оказался мистификацией и маскировкой. Скрывались
же там в большом количестве напитки в разноцветных бутылках.
Вот и думай: то ли шеф алкоголик, то ли стиль такой, приближенный
к реальности.

Больной вопрос, грозящий очень скоро стать смертельно, прямо-таки
неизлечимо больным: где ? Компьютер не продержится очень долго,
скрывая мое присутствие и нескромное поведение в по всему пустом
здании. Рано или поздно происходит неизбежное, а охранная система
здесь должна стоять одна из самых лучших.

Да где же, черт побери ?! В отчаянии даже заглянул во встроенную
в стену раздевалку, где томились и скучали несколько бездушных
оболочек. Так-так, кажется босс имеет склонность к мимикрии и
обожает пошпионить за персоналом...

Тайник я обнаружил случайно. Был бы при мне мой верный друг и
помощник фонарик, все потайные места не продержались бы и пяти
секунд. А так глупый тайник спутал меня с боссом и явил мне волшебную
картину огромного шкафа с документами и смазал целительным бальзамом
волнующееся сердце искателя. Потайная комната, надо было над
этим подумать.

Вот она, заказанная картотека ! И еще одно зеркало в стене, наверное
на случай непредвиденной эвакуации илм просто ненужное дублирование,
которое сделали не моргнув глазом на стоимость такой штуки. Определившись
с нужными мне папками (а их оказалось не меньше сотни), я поволок
их на стол в приемную. Внушительная кипа, нечего сказать; одним
рейсом не обойдешься.

Займемся рутиной. Взяв лежащие сверху папки в правую руку, я
стал ее сжимать. Нет, не сминать - она просто стала уменьшаться
в размерах, превратившись в итоге во что-то, очень напоминающее
старинную почтовую марку. Больше всего, конечно, по размерам.
Сжатие, оно же архивирование - для информации стандартная операция.

Когда я покончил с долгой, но необходимой операцией и рассовал
все марки по карманам, то решил напоследок заглянуть в санузел;
может и там есть зеркало ? Зашел вновь к шефу и остолбенел: сверкающая
глубина огромного зеркала, оттененного радужной синевой (чтобы
не спутать, надо полагать), прямо на глазах стала матовой в одно
мгновение. Сие могло означать только одно.

Охранная система раскусила меня и подала сигнал тревоги. В стандартный
комплект всегда входит блокирование выходов, тем более - из Виртуалии.
И вызов человеческого персонала ! Ждите прихода злых парней и
забудьте про упущенный шанс покинуть здание через это чертово
зеркало. А было бы неплохим заключительным аккордом, хотя меня
тогда, наверное, могли бы и отследить до входа.

Краем глаза уловил движение и с огромным облегчением констатировал,
что это еще не за мной: по рукаву комбинезона сосредоточенно
и с деловым видом ползла букашка. "Мелочь, а приятно", - подумал
я и быстро перенес старую знакомую в шкаф с картотекой. Кушай,
милая, раз уж не захотела пропадать зазря и уцепилась за мной.
Она не заставила себя долго ждать и в миг прогрызла дырку в ближайшей
папке. И скрылась.

"А теперь делаем ноги", - констатировал я, отметив блестящую
поверхность зеркала в комнате-тайнике. Лезть туда было бы сейчас
верной смертью - кто знает, может уже появился персонал и перенастроил
зеркало ? Хотя вероятность того, что зеркало просто-напросто
было не зарегистрировано у охранной системы все же существовала
и была более приятна.

Возвращаюсь в коридор и не узнаю его: те места, где я проходил
и "оставил следы", остались, остального же просто не стало. Не
открываемые мной двери исчезли, став просто еще одним фрагментом
неприметной и неприступной стены. Зато я замечаю, что лестница
наверх осталась и вспоминаю, что наступал на нее. Неплохо.

Возле меня часть стены сменяется стандартной дверью, но надпись
на ней заставляет меня отпрыгнуть еще дальше: "Охрана". Так вот
откуда появятся суровые ребята ! Они и появляются - дверь начинает
открываться вовнутрь, я помогаю им щедрым ударом ноги. Кажется,
кто-то упал, слышны какие-то нецензурные слова. А мы пойдем наверх.

Бегу к лестнице, но, поставив ногу на первую ступеньку, оборачиваюсь.
Их всего двое, но у одного я с ужасом замечаю зеркальные перчатки,
а второй несет наперевес какое-то оружие. То есть, уже не наперевес,
он целится прямо в меня. Оружие ? Бросив эту мысль, вовремя приседаю,
пропустив над собой что-то очень стремительное. Бегу, не дожидаясь
повторения.

Одной ступеньки во втором пролете как ни бывало. Похоже, что
кому-то все-таки удалось собрать оружие, которое метает Ничего;
судя по всему, прямое попадание сулит мало хорошего и сама мысль
об этом заставляет не дожидаться встречи. На следующем этаже
оборачиваюсь и замечаю бегущего за мной второго - он выставил
вперед руки в зеркальных перчатках и явно собирался меня ими
схватить. Стрелок, по-видимому, отправился искать свой единственный
заряд, чтобы перезарядить оружие. Ведь Два Ничто не могут существовать
рядом...

Дистанция между нами слишком мала, чтобы продолжать бег, спиной
ощущая приближение неотвратимого; я остановился и повернулся
лицом к опасности. И за секунду до стремительного броска заставил
себя вспомнить - я пьян, я одурманен таблетками, я - супермен,
черт подери ! Барьер, сдерживающий воспоминания и ощущения, исчезает.

С легкостью перепрыгиваю через противника и успеваю ощутимо толкнуть
его. Он теряет одну перчатку и равновесие, но тут же поворачивается
ко мне, скаля зубы. Я замечаю у него на черном комбинезоне вместо
номера на груди намалеванный череп, расколотый пополам молнией.
Чтобы это значило ?

Парень поднимает упавшую перчатку второй - только так, чтобы
не было прямого контакта, потому что внешняя поверхность - это
выход неизвестно куда; он расчитан только для меня. Я выбиваю
у него перчатку ногой, а он не отстает и пытается дотянуться
свободной рукой до моего кармана. Дебил, неужели думает что-нибудь
достать оттуда ?

В хорошем темпе я бью его по голове, не щадя сил и себя. Через
мгновение он валится без сознания, причем накрывает собой руку
в перчатке. Ничего, когда придет в себя, это будет для него неплохим
сюрпризом. Услышав быстрые шаги на лестнице, осторожно подбираю
выпавшую перчатку - за изнаночную сторону - и с нетерпением ожидаю
появления второго стража.

Его ствол снова смотрит на меня, но ЕМУ времени не хватает, чтобы
все осознать - перчатка с бешеной скоростью (я сейчас почти не
знаю пределов своих возможностей, как и всякий через меры одурманенный)
летит прямиком в него. Он растворяется в воздухе, а на лестницу
падает Ничего, проев еще одну ступеньку. Такая, должно быть,
установка у него - не более одного за раз.

Заслышав снизу гомон голосов, бегу на крышу. Но и там меня уже
готовятся встретить - со всех сторон ко мне бегут люди в черных
комбинезонах. Пока еще они далеко, но у меня есть всего несколько
секунд и крохотный шанс не попасть под Ничего или под опасное
рукопожатие. Замечаю у себя на груди пульсацию красного; это
означает, что мой фальшивый номер больше никого не обманет.

Слышу выстрел и готовлюсь реагировать, но вдруг вместо этого
с удивлением отмечаю исчезновение одного из преследователей в
их все равно плотных рядах. Сумасшедшие, по своим стрелять ?
Но ответ всплывает другой. ББ - белый батальон. Это не сумасшедшие,
вспоминаю я слышанные когда-то истории, тогда принимаемые за
чистый вымысел. Это наркоманы.

Объевшиеся до одури наркотиков, они способны натворить черт знает
что, а для меня хуже новостей быть не может. В белом батальоне
все - потенциальные смертники, для них все окружающее не более,
чем увлекательная игра. Они не чувствуют виртуальной боли, им
наплевать на принятые правила. Говорят, что их невозможно убить
в Зазеркалье, если, быть может, только Пустым Местом... Чем больше
я об этом думаю, глядя на резво приближающуюся бригаду, тем меньше
мне хочется с ними общаться.

Пришло время моего козыря, который не помог бы мне в здании,
но на крыше, где отслеживающих устройств гарантированно нет (боже,
я отсюда, кажется, вижу свой дом !)... Их здесь не должно быть
и их здесь не может быть, что гораздо интереснее. Делаю короткий
разбег и прыгаю вниз, уловив краем уха еще несколько запоздалых
выстрелов. В этом чертовом здании не так уж много этажей, но
мне все равно хватит времени, чтобы до земли успеть снять очки.

И нырнуть в их спасительную бездну зеркальной обратной стороны.

                             8.

...В последний раз он пришел ко мне неожиданно. Тот день и был
для него последним.

Он здорово замерз на своем последнем задании - о всех тонкостях
своей "работы" он как-то рассказал мне. Да, я вспоминаю эти трюки,
упрямые попытки обмануть подсознание и Зазеркалье, пронести с
собой что-нибудь запрещенное. Нескорректированное зрение, холодный
климат, небольшая доза алкоголя или легких наркотиков. Последнее
я не признаю ни в какой степени - наркотики не могут быть легкими,
они все равно подчиняют себе сознание.

Я сварила кофе и отогревала его битый час, пока он приходил в
себя. Помню, что ругалась и чуть ли не кричала на него, обвиняя
в несознательности и непростительном пренебрежении к собственному
здоровью. Он только улыбался в ответ, без особых усилий перебивал
меня и со смехом рассказывал что-нибудь из только что пережитого.

О том, как возвращался в этот мир, как упал на счете девятнадцать,
отжимаясь от пола и пытаясь вернуть одеревенелым мышцам былую
силу. Как растирался до красноты полотенцем, но результата нужного
не достиг и пожалел, что не взял вторую бутылку отвратительного
вина. Как делал себе укол для реабилитации и долго не попадал
в вену. Как вышел из убогой квартиры и механически обернулся,
чтобы проверить - действительно ли обратная сторона РЕАЛЬНОЙ
двери имеет зеркальную поверхность. А потом рассмеялся.

Допив свою последнюю чашку кофе (боже ! действительно, так оно
и есть), он положил в рот какую-то таблетку в зеленой оболочке
и начал ее сосать. До сих пор не знаю и, кажется, не узнаю никогда,
что это было - наверное, витамины. Много чего он сказал тогда,
поначалу клацая зубами от одного воспоминания холода и постепенно
согреваясь. Но так и не проболтался о своем задании - что и для
кого он искал.

Потом я повела его в комнату и насильно уложила на диван, где
он уснул еще до того, как я принесла теплый клетчатый плед. Потом
заняла наблюдательный пост в кресле, борясь с искушением сфотографировать
его спящим - у меня так и не было к тому времени ни одной его
фотографии. Теперь и не будет.

Незаметно для себя я заснула; а что еще можно делать в однокомнатной
квартире, где уже спит один человек ? Отключилась в одну секунду,
а мне приснился сон. Давно я не видела снов, хотя, кажется, говорят,
будто сны человек видит гораздо чаще, чуть ли не каждый раз,
просто забывает об этом. Видно я не смогла или не захотела забыть.

В этом сне была я, и был он. Мы стояли где-то в поле, отчетливо
помню, что на краю горизонта видно было полоску леса. Поле было
почти голым, только редкие засохшие кусты - никогда не знала,
как они называются; и так до самого горизонта, насколько видел
глаз. Небо висело низко, и по нему быстро бежали тяжелые и грязные
тучи.

Он был одет в какой-то грязный плащ, доношенный кем-то уже почти
до дыр; а во что была одета я, не знаю; взгляд на меня не упал
ни разу. Вот еще что - по небу летели журавли. Не представляю,
как они могут лететь накануне затяжного дождя - в любой момент
небеса готовы были разверзнуться тяжелым ливнем. Я почему-то
верила, что пока дождя быть не должно.

Лицо моего спутника было печально, он что-то все время говорил
мне успокаивающим тоном, но я не могла разобрать ни слова из
того, что он говорил. По тону я понимала - он пытается меня успокоить,
но тот факт, что я ничего не слышала, все равно меня волновал
всерьез. Журавлиный клин все же пролетел, а он показал мне на
небо: дескать, теперь оно свободно.

Потом поднес к моим глазам часы на правой руке, закатив грязный
рукав выше локтя. Я заметила вздувшуюся шишку опухоли на сгибе,
он тоже это увидел и улыбнулся своей замечательной грустной улыбкой.
Покачал головой и постучал ногтем по циферблату часов: пора.
Тогда я посмотрела на часы и с ужасом увидела, что на них нет
стрелок. Меня охватил настоящий страх, захотелось ему закричать
об этом; как же он определяет время по ним, откуда он может знать,
что уже пора ?

Как всегда случается в кошмарном сне, крикнуть не получилось.
Рот был связан немотой, а это только добавила мне ужаса. Я отвела
глаза на миг, с бесконечной тоской взглянув на пустое небо, где
по-прежнему неслись тучи, едва не задевая макушку моей головы.
А когда опустила взгляд, то не увидела его.

Я стояла одна на бескрайнем поле и рыдала; ощущение было такое,
будто я безвозвратно его потеряла. Лес на горизонте был далеким
и недостижимым, а слезы катились ручьем, пока я не заметила в
своих руках невесть откуда взявшийся альбом. Фотоальбом, где
не было ни одной подписи, но было множество фотографий. Ни одной
из них не было в моей реальности.

На снимках был он. Он и я - запечатлены в разных ракурсах и обстановках.
Он изучает мой первый фотоальбом, я показываю пальцем на какой-то
неудавшийся кадр и смущенно молчу, ожидая реакции. Он кормит
меня мороженным, а сливочная капля с десертной ложечки уже сорвалась
и летит мне на юбку. Он, показывающий мне большой шрам на правом
предплечье, а я сижу с умным видом и пытаюсь придумать что-нибудь
остроумное для комментария. Кажется, будет что-то о мужском стриптизе.

Я проснулась раньше, чем долистала несуществующий альбом до конца.
Отлично помню, что одним из последних увиденных мной кадров был
такой: он спит на моем диване под клетчатым пледом, а у меня,
смотрящей на него, вид заботливой матери - преисполненной чувств
и необъяснимой нежности. Проснулась я и с удивлением обнаружила,
что кроме глубокой печали внутри, которая часто остается от подобных
невеселых снов, у меня на глазах были настоящие слезы.

                             9.

Стараясь походить на любимых киногероев, человек поднес толстую
сигару к носу и с наслаждением вдохнул ее аромат. Он хоть немного
оправдывал стоимость коробки - бывают еще на свете вещи, которые
не больно-то доступны и сильным мира сего и тем, кто ошибочно
себя к ним относит.

Специальными ножничками он отрезал кончик сигары, стараясь сделать
его как можно меньше, чтобы растянуть оставшееся удовольствие.
Вполне удовлетворившись после краткого осмотра полученным результатом,
он стиснул сигару зубами и слегка помял ее, приноравливаясь к
большому размеру. Поджигать сразу не стал, а поднялся со своего
кресла, изготовленного по специальному заказу (что не делало
его удобнее других дорогих собратьев... но зато эксклюзив ведь,
как никак !).

Подойдя к окну, человек посмотрел на собирающийся ко сну город,
как на свою собственность. Большие янтарные цифры часов на башне
какой-то электронной корпорации незаметно переселяли жителей из
позднего и затяжного вечера в первую половину ночи. Человек не
сразу смог в уме вычесть ожидаемую им цифру с той, что буквально
только что появилась на табло. Образование у него было не из той
области, чтобы свободно оперировать цифрами или хотя бы знать
о том, что механический циферблат предпочтительнее для определения
времени.

Да, без десяти минут одинадцать. Достаточно поздно, и на улицах
мало прохожих. Хотя погода на удивление мягкая и располагает
к прогулке перед сном. Хорошо бы еще, чтобы пошел снег. Но это
уже после встречи, после одиннадцати. Чтобы к утру возникли новые
сугробы.

Сигару трудно было удерживать зубами, тем более, что проку пока
от нее не было; человек вернулся к столу и взял пухлой рукой
брошенную небрежно золотую зажигалку. Было бы странно, если бы
она не дала сразу яркого и уверенного пламени даже после продолжительного
пребывания в ювелирном магазине на витрине для фанатов красивых
побрякушек.

С трудом раскурив - сигара была крепкой и едва не вызвала постыдный
кашель, человек с грустью подумал о том, что его окружает. Вокруг
одни только символы богатства и власти; неужели единственно для
того, чтобы убедить в них себя и окружающих ? Недоступные апартаменты
под самой крышей, хотя большой дом на окраине обошелся бы дешевле
и производил не меньшее впечатление. Многочисленная свита, в
среде которой, он уверен, его уважали и ценили меньше, чем если
бы окружение было более скромным, и состояло бы из одних только
верных людей.

Спрятав зажигалку в карман, он вынул сигару и положил на край
массивной пепельницы. "Такой можно убить человека", - подумал
он не в первый уже раз только за сегодня и отодвинул ее еще ближе
к себе, чтобы дотянуться с другой стороны широкого стола было
совсем невозможно. Потом поймал себя на желании вновь выглянуть
в окно и посчитать оставшееся время. Вместо этого сел в кресло.

Раздался неуверенный стук; человек быстро схватился за сигару
и перед тем, как произнести грозное и занятое "да", внимательно
и ревниво измерил полоску пепла. Половинка двери открылась, и
на пороге возник молодой парень; человек в кресле мысленно улыбнулся,
заметив на лице вошедшего робость и нерешительность. Бывает же
такое - родной племянник, а дядька для него едва ли не бог. И
тут же выключил эмоции - а как же бывает в жизни иначе ?

- Он пришел. Пускать ? - после того, что сказал племянник можно
было не пересчитывать оставшееся время, а в ответ достаточно
просто кивнуть - рот-то занят.

Ему понравилось, что исполнитель пришел даже раньше намеченного
срока. Потому что это могло говорить только об одном - заказ
был выполнен, иначе тот оттягивал бы встречу до последнего. Молодец,
усмехнулся человек с внушительной сигарой и подумал о том, чтобы
награда оказалась достойна усердия. Иначе не бывает.

В ожидании гостя, которого задержали далеко на подступах, он
снял со среднего пальца на левой руке огромный перстень, а из
кармана пиджака достал белоснежный шелковый платок. Камень, что
был вставлен в изумительную по красоте оправу был тоже хорош,
но до безобразия велик, а от самого перстня уставал и начинал
болеть палец.

Любовно и с неизменным вкусом к прекрасным вещам, он протер и
без того чистый перстень, полюбовался игрой света на идеальных
гранях. "Хорошее отношение к предметам еще никого никогда не
погубило", - самодовольно подумал он и заметил открывающуюся
дверь. Посмотрев на вошедшего поверх перстня, он отложил не последнюю
баснословно дорогую безделушку в наборе аксессуаров для преуспевающего
в бизнесе и в жизни человека.

Вошедший был выше его на голову, и одежда его, кроме своего класса,
выглядела помятой и несвежей. Но лицо заставляло воздерживаться
от озвучивания своих идей вслух, потому что было отпечатком явно
сильного характера. "Когда слабые люди добивались успеха ?" -
мимоходом спросил себя человек, откладывая в очередной раз сигару
в сторону, примостив ее на пепельнице. "А кому нужны ненужные
свидетели ?" - подумал он тут же, едва получив ответ на первый
вопрос. И спрятал мысль глубоко внутри.

В руке вошедший держал дипломат, на который тут же упал взгляд
ценителя сигар и не только. Вещь была безусловно дорогой и стильной;
такую не стыдно было бы заиметь в своем распоряжении. Гость истолковал
нескромный вгляд по-своему, прошел к столу (сзади него выросли
два человека из охраны и зорко смотрели за движениями) и положил
дипломат на край. С другой стороны стало видно, что у дипломата
есть кодовый замок, состоящий из четырех колесиков с цифрами.

Гость и этот взгляд понял иначе, произведя в уме нехитрые математические
вычисления: десять тысяч комбинаций он дважды поделил на шестьдесят
и округлил результат до трех часов. Не так уж много для того,
чтобы даже при самом плохом раскладе открыть дипломат и оставить
его неповрежденным. Мысли законченного взломщика - позволил себе
подумать он. А сам все же начал разговор.

- Здравствуйте.

Человек в кресле стрельнул глазами в сторону пепельницы, потом
посмотрел на застывшую около порога охрану и наконец спросил:
- Принес ?
На несоблюдение этикета гость позволил себе невозмутимо ответить
тем же:
- Деньги вперед.

Человек в кресле не выдержал, взял в руку сигару и махнул охране.
Незамедлительно один из них принес чемоданчик и положил на стол
рядом с дипломатом. А потом вернулся к исходной позиции, снова
притворившись статуей у двери. Взмах руки - открывай - а жадный
мозг сравнивает дипломат с чемоданчиком, и сравнение рождает
все те же нескромные мысли.

Денег было много; гость потеребил выборочно несколько пачек,
потом вытащил одну банкноту и посмотрел ее на свет. А для полноты
ощущений провел по ней специальным маркером. Удовлетворившись
произведенным тестом, он щелкнул замком своего дипломата и открыл
его, не набирая кода. Сидящий в кресле непроизвольно слегка вытянул
шею, пытаясь разглядеть комбинацию цифр на наборных колесиках.
Но раньше увидел протянутую ему стопку бумаги.

В распечатках было даже больше, чем требовалось.

А гость тем временем достал и положил рядом с бумагами компьютерный
диск, где, как он пояснил, находится копия всей информации. Уговор
был именно такой изначально: бумажная копия и кое-что подолговечнее.
Сгребая в кучу растрепавшиеся листки, человек в кресле кивнул
охране у двери, чтобы те проводили гостя. А сам задумчиво посмотрел
на дипломат.

...Все произошло куда стремительнее. Такого поворота событий
не ожидал никто - ни охранники (встающий с пола и другой, не
успевший попробовать свой коронный удар левой), ни тем более
гость, который с ужасом наблюдал приближение заснеженного асфальта.
Полет даже с последнего этажа не затянулся долго, но падающий
успел отвести взор и потому последним, что запечатлела сетчатка
и смог обработать мозг, были четыре цифры янтарного цвета, разделенные
двоеточием.

Ночь выросла до размеров бесконечности.

                             10.

Не спрашивайте, откуда я знаю окончание истории. Может быть,
из своих снов.

Когда жирный боров повез полученные документы другому, еще более
влиятельному человеку, он не преминул положить их в свое новое
приобретение - изящный дипломат с четырехзначным кодом. Код теперь
состоял из даты рождения нового владельца - на большее не хватило
скудной фантазии.

Он почему-то думал, что на других, более высоких уровнях, работают
иные принципы. Что в дело идет другая таблица умножения, что
срабатывают другие законы. Он просчитался - выполнив порученное
ему и воздав по заслугам истинному исполнителю, он по наивности
надеялся получить настоящее вознаграждение. Зачем платить ?

Шок был велик, но он вспомнил о своем шансе: пистолет. Дипломат
не открывали, потому что ему поверили "заочно", вернее недооценили.
Да, действительно, здесь сработал немного иной принцип, и именно
этот факт мог спасти его жизнь, полную заблуждений и символов
богатства. Осталась малость - открыть дипломат, достать оружие
и несколько раз нажать на курок. Такое могло пройти - от невысокого
толстячка не ожидали подобной прыти.

Бережно положив дипломат себе на колени, он стал дрожащими руками
подбирать код. Попутно он представил себе эту цифру, высеченную
в прямоугольной плите мрамора, и видение только подстегнуло его.
Суетливость в движениях не могла обмануть зорких глаз; оставались
секунды до развязки.

Когда цифры сложились в заветную комбинацию, едва не последовал
вздох облегчения. Но щелчок не прозвучал, и пухлые ручки безуспешно
пытались открыть замок. Цифры показывали дату рождения, но дипломат
не принимал кода; он не собирался помогать.

В этот раз все пошло по заранее разработанному плану. Обошлось
без прыжков в окна и свидетельских показаний, собранных второпях.

...Дипломат я нашла, когда шла из магазина домой. Он лежал в
сугробе и был засыпан свежевыпавшим снегом. Не узнать дипломат
я не могла, поскольку знала историю, объяснившую мне возникновение
царапины на внутренней стороне ручки. И никто ведь не унес - это
можно было объяснить только тем, что ранним утром улицы были еще
пусты, а на огромном табло часов отсчитывался первый час после
восхода светила.

Конечно, он был уже пуст - кто-то разрезал острым ножом дорогую
кожу, не захотев возиться с подбором кода. Мне захотелось, и
я просидела над этим весь день. Дипломат уже ни на что не годился,
но я долго подбирала объяснение найденной кодовой комбинации.
Тысяча сто восемь вариантов - на них у меня ушел целый день.
Или тысяча сто девять (если ноль тоже считается, как я успела
выучить) ? Что же такое - тысяча сто восемь ?

Хотя как посмотреть, я научилась оценивать факты с разных сторон.
Это ведь может быть датой - одиннадцатое августа. Я искала несуществующие
объяснения до утра, отгоняя пугающие мысли и проверяя бредовые
идеи.

А потом правда нашла меня.

Оценка: 5.53*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) Н.Лакомка "Я (не) ведьма"(Любовное фэнтези) А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) М.Снежная "Академия Альдарил: роль для попаданки"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"