Перова Евгения Aka Дженни: другие произведения.

Лиса моего сердца

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Росистую кисть винограда Под вечер утащит лисица, Что в тенях осеннего сада От взгляда людского таится. Пусть чувство мое - не лисица, И пусть ты не гроздь винограда Таясь от нескромного взгляда, Украсть тебя сердце стремится. Харуки Симадзаки

  
  
  ЛИСА МОЕГО СЕРДЦА
  
  Росистую кисть винограда
  Под вечер утащит лисица,
  Что в тенях осеннего сада
  От взгляда людского таится.
  Пусть чувство мое - не лисица,
  И пусть ты не гроздь винограда
  Таясь от нескромного взгляда,
  Украсть тебя сердце стремится.
  Харуки Симадзаки
  Перевод А. Долина
  
  Хони сидел на высоком обрыве, возвышающемся над глубокой и бурной рекой. Он был несчастен - и сегодня, и всегда. Ему уже исполнилось двадцать, но выглядел Хони как пятнадцатилетний подросток, худощавый и загорелый. Одет он был в какие-то отрепья, а пышные черные волосы скрутил в небрежный пучок, закрепленный двумя деревянными палочками.
  Хони жил в этой бедной деревне с младенчества - его подбросили на порог местного храма. До пяти лет его воспитывала пожилая пара, лишенная собственных детей, но потом приемные родители умерли, и никто из сельчан не хотел брать в свою семью лишний рот. Тогда сельчане договорились, что ребенок будет жить у всех по очереди - месяц тут, месяц там. Кто-то относился к мальчику неплохо, кто-то обижал, но все заставляли работать. Теперь Хони вырос и жил в обветшавшей халупе, которая некогда принадлежала его приемным родителям, работая у односельчан за еду.
  Сегодня хозяйка, у которой Хони копал огород, обвинила его в краже курицы, и как Хони не оправдывался, что курицу украла лиса - он сам это видел, хозяйка не верила. В наказание она отправила его наловить рыбы. Это было делом сложным и опасным: хотя на крутом склоне горы и вырублены ступеньки, спуск дело не простое: много ступенек обвалилось. Хони сначала подготовил снасти: сделал удочку из гибкой ветки, сплел леску из собственных волос, нашел подходящий камешек для грузила и кусочек коры для поплавка, накопал червей для наживки и согнул крючок из найденной проволочки. Сейчас он сидел наверху и с тоской смотрел вниз, ярко представляя, что ему предстоит: сначала надо спуститься вниз, постаравшись не переломать ноги, потом, если повезет, наловить рыбы, промокнув насквозь, да еще вскарабкаться наверх. А если улова не будет, его ждет очередная трепка от хозяйки.
  Хони вздохнул, и с еще большей тоской посмотрел прямо перед собой - за рекой возвышалась гора, заросшая лесом. Хони давно уже мечтал сбежать в этот лес и жить там в свое удовольствие среди птиц и зверей. Но как перебраться через такую бурную реку? Лодок в деревне не было, плавать он не умел, к тому же в воде обитали всякие злобные существа, которых следовало опасаться. Будущее представлялось Хони мрачным, да и настоящее было не лучше.
  Единственной радостью Хони оставались сны - яркие, волшебные, повторяющиеся. Особенно часто они стали сниться ему сейчас: иногда в этих снах он был каким-то зверем - не то собакой, не то волком, но определенно на четырех лапах и с хвостом. Было так весело бегать по лесу и охотиться на кроликов! После такого сна Хони некоторое время очень остро чувствовал запахи и слышал дальние звуки. Потом это проходило. А еще были сны, о которых он вспоминал со смущением и легким стыдом: в этих снах он был девушкой! Красивой девушкой, примеряющей богатые наряды и украшения. Она вертелась перед зеркалом и красовалась, словно чувствуя незримое присутствие человека, которые любуется ею. Он просыпался счастливым, но потом смотрел в осколок зеркала и видел всю ту же привычную мальчишескую физиономию с облупившимся носом и очередным синяком на скуле.
  Эх, да стоит ли вообще жить? Никому он не нужен, никто его не любит, только гонят и обижают. Хони невольно всхлипнул, потом встал и осторожно посмотрел вниз: высоко! Может, взять и прыгнуть? И будь что будет. Может, река вынесет его на тот берег? А если не вынесет... Ну что ж, вдруг в следующей жизни ему повезет больше! Он сделал шаг вперед, но вдруг раздался чей-то голос:
  - Эй, посмотри на меня!
  Хони повернул голову и увидел неизвестно откуда взявшегося странного юношу - тот сидел, скрестив ноги, и смотрел на Хони. Юноша был весь в белом, на руках множество серебряных и перламутровых браслетов, а светло-пепельные волосы завязаны в высокий хвост.
  - Ты выбрал плохое время, - сказал он. - Это несчастливый час для смерти.
  - Разве может быть счастливый час для этого? - возразил Хони.
  - Может.
  Юноша поднялся и медленно направился к Хони. Хони моргнул и тут же понял, что ошибся: какой юноша, это же девушка! Нет, подожди... Это старик? Или девочка? Облик человека словно расплывался, переливался, перетекал из одного образа в другой.
  - Кто ты?! - воскликнул Хони. - Мужчина или женщина? Молодой или старый?
  - А кем ты меня увидел в первый раз?
  - Юношей...
  - Ну вот, значит, я юноша. Меня зовут Куми.
  - А я - Хони.
  Куми приблизился к Хони. Тот смотрел на него, как зачарованный, потому что юноша был очень красив: бледная кожа с перламутровым отблеском, тонкие, изящно изогнутые брови, точеный нос, слегка раскосые ярко-зеленые глаза под длинными ресницами, нежный рот... Куми улыбнулся, и на щеке появилась милая ямочка. Он стоял так близко, что Хони почувствовал его запах - странный, ни на что не похожий, но приятный, напоминающий почему-то о лесе.
  - Давай не сегодня, ладно? - сказал Куми.
  - Что - не сегодня? - не понял Хони.
  - А, ты уже забыл, зачем сюда пришел! Очень хорошо.
  Но тут Хони как раз вспомнил, что хотел прыгнуть с обрыва. Вспомнил, ужаснулся, закрыл лицо руками и сел на землю. Куми тут же опустился к нему и взял за плечи:
  - Теперь ты понимаешь, что это плохая идея?
  Хони не мог говорить, его душили рыдания. Тогда Куми обнял его и привлек к себе:
  - Плачь! Не стыдись своих слез.
  Выплакавшись, Хони неловко отстранился. Куми помог ему подняться.
  - Спасибо, - тихо произнес Хони.
  - Не за что, друг. Пойдем отсюда.
  - Мне некуда идти.
  - Пойдем со мной.
  - Куда?
  - А какая тебе разница, раз тебе некуда идти?
  - Тоже верно...
  - Не бойся, ничего плохого с тобой не случится! Закрой глаза.
  - Зачем?
  - Пожалуйста, закрой. Так надо.
  Хони, пожав плечами, закрыл глаза, и в тот же момент Куми одной рукой обнял его за плечи, а другой подхватил под коленки и поднял. Какого черта? Хони рванулся, хотел закричать, но их накрыл порыв такого сильного ветра, что Хони задохнулся, а когда продышался, уже снова стоял на ногах. Куми поддерживал его за спину:
  - Подожди открывать глаза, подыши. Я помогу тебе сесть. Как ты себя чувствуешь?
  - Не знаю... Что вообще происходит?!
  - Ладно, можешь смотреть.
  Хони открыл глаза и обнаружил, что находится в просторной комнате с деревянными панелями и низким потолком. Кроме длинного стола и нескольких скамеек никакой другой мебели не было. Перед Хони стояло двое: немолодая женщина с пышной прической полуседых волос и рыжая девчонка. Куми сидел рядом с Хони и держал его за руку - Хони было неловко, но он почему-то никак не мог освободиться.
  - Это он? - спросила женщина. - Какой симпатичный!
  - А это точно он? - встряла девчонка. - Не верится что-то. Как его зовут?
  - Хони, - ответил Куми. - Друг, откуда взялось твое имя?
  - Оно было написано в записке, которую нашли в моих пеленках, - ответил Хони.
  - А! Значит, так тебя назвали родители! Это хорошо. Настоящее имя.
  - Кто вы такие?
  - Ой, как сложно все тебе объяснить! - вздохнул Куми. - Мы только выглядим, как люди. На самом деле мы - лисы.
  - Лисы?! Вы что... Вы - оборотни?!
  - Можно и так сказать, - согласился Куми. - Давайте ему покажем.
  Теперь перед Хони сидело две лисы - чернобурая и рыжая. Он взглянул в сторону Куми - вместо него на скамье появился лис с белоснежной шерстью и зелеными глазами. Лис улыбался и вилял хвостом. Потрясенный Хони невольно протянул руку и погладил пышную серебристую шерсть - один раз, другой... Лис припал на передние лапы и посмотрел Хони прямо в глаза - взгляд был вполне человеческий, чуть насмешливый. Через секунду он принял свой первоначальный вид, остальные лисы - тоже, только вместо женщины-чернобурки появился старик с полуседой головой и длинными усами, а вместо девчонки - рыжий подросток, весьма дерзкий с виду.
  - Как видишь, мы можем принимать любой облик.
  - Но зачем ты привел меня сюда? - спросил Хони. - Вы что, хотите меня съесть?
  Все лисы рассмеялись.
  - Ну что ты! Мы не едим людей! - сказал старик-чернобурка.
  - Глупый какой! - воскликнул рыжий.
  - Успокойтесь. Надо ему все объяснить, - произнес Куми. - Для начала познакомься: этого рыжего хулигана зовут Ясю, а уважаемого чернобурку - Соно. Дело в том, что ты - один из нас. Ты - черный лис, очень редкий. Я искал тебя пять тысяч лет. Какое счастье, что нашел!
  - Подожди... Ничего не понимаю... С чего ты взял, что я тоже - лис?!
  - Я просто это знаю.
  - А почему я этого не знаю?
  - Потому что тебе еще не исполнился двадцать один год. Когда твой день рождения?
  - Через полгода... Наверно... Я точно не знаю, когда родился, поэтому отмечаю тот день, когда меня нашли. Мне тогда было всего несколько недель.
  - В общем, скоро ты почувствовал бы свою истинную сущность. И не знал бы, что с ней делать. Хорошо, что мы успели раньше, есть время для подготовки.
  - Не могу поверить!
  - Ладно. Покажи нам свое родимое пятно.
  - Откуда ты знаешь про него?!
  - Неважно. Я многое про тебя знаю. Покажи.
  Совершенно ошалев от всего происходящего, Хони завернул рукав - на его плече красовалось серое пятно, похожее на изображение лисы, свернувшейся в клубок.
  - У нас у всех это есть.
  Куми закатал рукав и показал Хони свою руку: такая же лиса на том же месте, Ясю и Соно тоже продемонстрировали свои знаки. Хони не знал, что и думать.
  - Сегодня у тебя тяжелый день, поэтому я расскажу все, что тебе нужно знать завтра, хорошо? Да, вот что: знай, что мы с тобой - главные здесь. А Соно и Ясю - наши слуги. Кого ты выберешь себе в помощники? Рыжего или чернобурку?
  - Можно - чернобурку?
  - Я так и думал. Соно, помоги Хони помыться и переодеться.
  - Зачем мне помогать? Я не привык к такому обращению!
  - Ничего, привыкай. Потом поедим. И выпьем. Отметим твое воссоединение с семьей.
  - Вы - моя семья?
  - В каком-то смысле - да. Но об этом завтра.
  Соно отвел Хони в комнату, посреди которой стояла большая бочка с горячей водой и пахучими травами. Хони наслаждался - обычно он мылся холодной водой из родника. Соно помог ему высушить длинные волосы нагретыми полотенцами и осторожно расчесал их. Хони было неловко, но приятно: еще никто так о нем не заботился! Соно принес ему новую одежду, и Хони, подойдя к большому зеркалу, с любопытством на себя взглянул - до этого свое отражение он видел только в осколке разбитого зеркала или в начищенном медном блюде. А тут он увидел себя почти в полный рост и открыл от удивления рот: стройный юноша в черных одеждах, отделанных красным кантом, с распущенными блестящими волосами и сияющими карими глазами был очень красив. "Это я? - подумал потрясенный Хони. - Не может быть!"
  Тем временем на столе появились миски с жареной курицей, овощами и приправами, а также вино в глиняном кувшине. У Хони голова шла кругом, и он никак не мог поверить, что все это происходит на самом деле: вот он, чисто отмытый и в новой одежде, сидит за столом в компании лис-оборотней, чокается с ними, разговаривает, даже смеется каким-то шуткам. И вроде бы он сам тоже... оборотень?! С ума сойти...
  После пиршества Хони отвели в его комнату, тоже отделанную деревянными панелями. Окно было закрыто циновкой - отодвинув ее, он ничего толком не разглядел, потому что настала глубокая ночь. Хони думал, что не сможет заснуть - столько невероятных впечатлений! Но тем не менее он задремал, как только голова коснулась подушки. Сквозь надвигающийся сон Хони почувствовал, что рядом кто-то появился - он повернул голову и взглянул: белоснежный лис свернулся клубком рядом с ним. При свете ночника его шерсть отливала серебром. Рука Хони сама потянулась к лису, он погрузил пальцы в пышный и теплый мех, а лис, извернувшись, лизнул горячим влажным языком руку Хони.
  Утро началось с обильного завтрака, а потом Куми пригласил Хони на прогулку. Оказалось, что низкий деревянный дом с крышей, покрытой мхом, стоит посреди небольшой поляны, окруженной лесом. На крыше восседал рыжий лис - бдительный Ясю наблюдал за окрестностями. Куми привел Хони в беседку, окруженную цветами - оказалось, их разводит Соно.
  - Если ты захочешь погулять, не уходи далеко в лес, это небезопасно. Там есть тропинка, ведущая вокруг поляны, вот по ней можешь спокойно передвигаться, - сказал Куми, усаживаясь на скамью. Беседка была маленькая, словно рассчитанная на одного, поэтому им пришлось сесть очень близко к друг другу, и по коже Хони сразу же побежали мурашки.
  - Я вижу, тебе не очень комфортно. Хочешь, я приму другой облик? Могу стать девушкой.
  - Ой, нет! - воскликнул Хони, страшно покраснев. - Тогда я еще больше буду смущаться!
  Куми рассмеялся:
  - Хорошо! - и превратился в пожилого мужчину с приятным и располагающим лицом. - Так годится?
  - Да, спасибо! - благодарно произнес Хони. - А я тоже смогу научиться менять облик?
  - Обязательно.
  Хони попытался представить себя в виде девушки рядом с Куми-юношей, и в его голове сразу же замелькали такие картинки, что он закашлялся, чувствуя, как снова краснеет.
  - Не стесняйся своих мыслей, - сказал Куми.
  - Ты что, их читаешь?! - испугался Хони.
  - Нет. Но я вижу твои эмоции и понимаю их. Если бы ты только знал, какое это наслаждение - иметь дело с новичком! Раз уж ты сразу стал думать в этом направлении, расскажу тебе, как это все происходит у нас. Самая обычная лиса может стать оборотнем, если проживет пятьсот лет. Сам понимаешь, это редко кому удается, так что нас мало. Заниматься любовью мы можем только в человеческом воплощении, лисы-оборотни - духовные создания, и не испытывают никаких подобных желаний. А дети рождаются от союза лиса в человеческом воплощении и обычной женщины, как, скорее всего, и произошло в твоем случае. Ты знаешь что-нибудь о своих родителях?
  - Ничего не знаю! А бывает наоборот? Когда лиса и человеческий мужчина...
  - Бывает, и очень часто. Но ребенка в таком случае не получается никогда. Одно только развлечение, весьма опасное для мужчины - он даже может погибнуть. Какой масти получится ребенок оборотня, никогда не известно, это случайность. Чаще всего рождаются рыжие лисы, поэтому среди них очень много одиночек, не включенных ни в одну семью. Самый лучший вариант для семьи - собрать все четыре масти. Такая семья самая сильная среди прочих разномастных.
  - Значит, без меня вы были неполноценной семьей?
  - Когда-то нас было четверо: мы трое и еще одна чернобурка. Но ее переманили в другую семью.
  - И так бывает?
  - Чего только не бывает! Не так давно в наших краях появился одинокий черный лис, который стал собирать семью: сначала он нашел рыжего, потом переманил нашу чернобурку. Он звал меня, но я отказался окончательно разрушать свою семью, поэтому он нашел еще одного рыжего.
  - А почему ты отказался?
  - Он мне не нравится.
  - А я нравлюсь? - спросил, не подумав, Хони и снова покраснел.
  - Ты так легко смущаешься! Это очень мило, - сказал Куми и потрепал Хони по щеке. - Конечно, нравишься.
  - А чем вы вообще занимаетесь?
  - Ох, на этот вопрос так трудно ответить! Чем вообще занимаются люди?
  - Ну... Всяким разным...
  - Вот и мы - всяким разным. Если коротко - мы хранители этой горы и леса. Весь волшебный мир делится на три царства: Воины Света, Демоны и Существа Среднего Мира, такие, как мы. У нас есть черты и светлого, и темного царств, но мы в основном ладим с людьми, стараемся не причинять им вреда и боремся с мелкими демонами и прочими злыми сущностями. Постепенно ты все узнаешь, не торопись. У тебя в запасе вечность.
  - Вечность? Мы что же - бессмертны?!
  - Можно и так сказать. Сами умереть мы не можем, но убить нас можно. Например, отрубить голову.
  - А если бы я спрыгнул тогда с обрыва?
  - Ты разбился бы насмерть о камни или утонул, потому что еще не умеешь выстраивать защиту.
  - А ты?
  - О, я бы приземлился на все четыре лапы! - Куми рассмеялся. - Мало того, я бы и тебя успел спасти.
  - Как?
  - Мы очень быстрые. Смотри!
  Куми вдруг исчез. Хони выскочил из палатки и увидел, что Куми сидит на крыше дома рядом с рыжим Ясю, который радостно тявкает и вертит хвостом. Через секунду Куми уже снова был рядом с Хони.
  - И я так смогу?!
  - Сможешь. С сегодняшнего дня ты начнешь тренироваться. Тебе надо укрепить твое человеческое тело, одновременно окрепнет и духовное. Ясю будет тебе помогать. Учти, он тебя загоняет. А духовными практиками ты будешь заниматься с Соно.
  - А чем я буду заниматься с тобой?
  - Со мной?
  Хони показалось, что Куми смутился.
  - Я буду часто проверять твои успехи, - ответил он, отвернувшись, и закричал в сторону дома:
  - Эй, Ясю! Иди сюда!
  Ясю спрыгнул с крыши, на ходу превратившись в человека, но не в мальчишку, а в ту довольно противную девчонку, которой он был в первый вечер.
  - Меня будет тренировать девчонка? - возмущенно воскликнул Хони.
  - Хороший ход! - рассмеялся Куми. - Перед девчонкой ты не захочешь опозориться и станешь стараться изо всех сил.
  Так оно и получилось. Хони лез из кожи, чтобы добиться снисходительной похвалы Ясю, а когда они приступили к сражениям на мечах, все время пытался победить, но пока у него ничего не получалось. Соно учил Хони медитации, правильному дыханию и сосредоточенности, что тоже давалось Хони с трудом - уж слишком он волновался. Куми все время куда-то исчезал, иногда забирая с собой Ясю, но ничего обычно не рассказывал. Появляясь, он всегда проверял, чего смог достичь Хони за это время и чаще всего хвалил. Труднее всего Хони давалось общение с Соно и Ясю вне занятий: он никак не мог привыкнуть, что они его обслуживают, и все норовил делать сам, вызывая их возмущение.
  Так прошло чуть больше полугода. Хони достиг значительных успехов в своих занятиях и несколько раз побывал в лесу с Соно и Ясю. Они водили его безопасными тропами, но один раз лисы все-таки столкнулись с чем-то явно опасным, но непонятным для Хони: Соно и Ясю мгновенно приняли звериный облик, распушили хвосты и зарычали. Потом Ясю прыгнул вперед и кого-то погнал по кустам.
  - Кто это был? - взволнованно спросил Хони.
  - А, одна злобная мелочь! Ничего особенного. Скоро ты сам будешь справляться с такими злюками.
  "Эх, скорее бы!" - подумал Хони. Он так завидовал лисам, когда они в зверином облике играли и гонялись друг за другом на лужайке. Но Хони чувствовал, что сильно изменился: в его теле накапливалась мощная сила, которая уже обострила его слух, обоняние и зрение. И однажды он невольно подслушал разговор, который вели ночью Соно и Ясю в соседней комнате. Услышав приглушенные голоса, Хони не выдержал и приложил ухо к стене. Теперь разговор, который вели Ясю и Соно, стал слышнее.
  - Как я рад за нашего Куми! - говорил Соно. - Наконец он нашел свою половинку.
  - Пять тыщ лет искал, еще бы, - ответил Ясю.
  - Да, черные лисы - большая редкость. А уж совпадение черного с белым - вообще невероятная удача. Так что теперь наша семья стала полной.
  - Думаешь, они совпали?
  - Конечно. Куми же светится весь, не заметил?
  - Куми - да. А этот? Хони?
  - А ты разве не видел, как он гладил шерсть Куми?
  - Точно! Но все равно, он мне не нравится.
  - Просто ты ревнуешь.
  - Еще чего!
  - Ревнуешь, это очевидно. Смирись. Забыл? Мы - только слуги.
  - Да я знаю...
  - Ладно, хватит болтать. Пора спать. У нас теперь много дел.
  Они затихли. Хони некоторое время продолжал сидеть, прижавшись ухом к теплому дереву, потом отодвинулся. То, что он услышал, взволновало его еще больше: что это значит - нашел свою половинку?!
  И как нарочно, в эту же ночь ему приснился сон - а может, это был вовсе и не сон? Белый лис, как всегда, притулился у него под боком, но через некоторое время, повернувшись, Хони увидел, что Куми находится в своем человеческом облике. Хони окончательно проснулся и подвинулся ближе, разглядывая сонного Куми - тот ровно дышал полуоткрытым ртом, длинные светлые ресницы чуть подрагивали в такт дыханию... Хони был настолько очарован, что поцеловал Куми в губы, сам не сознавая, что делает. Куми вздохнул и, не просыпаясь, ответил на его поцелуй. И тут же Хони почувствовал, что внезапно поцелуй стал гораздо слаще, а тело Куми изменилось - теперь рядом с Хони лежала прекрасная девушка! Не веря своим глазам, Хони провел руками по ее телу, несомненно девичьему, и с еще большим жаром припал к губам Куми. Но тут девушка проснулась и, испуганно вскрикнув, отпрянула, на ходу возвращаясь в свое мужское воплощение. Куми спрыгнул с кровати и исчез, а Хони остался лежать с сильно колотящимся сердцем. Утром он никак не мог поверить, что это было на самом деле, и решил считать все произошедшее сном. Но Куми так смутился, увидев его утром, что у Хони вновь возникли сомнения. После этого случая белый лис перестал приходить по ночам на кровать Хони.
  Прошло полгода, и Хони каждый день с волнением ждал, что вот-вот с ним произойдут судьбоносные изменения, но каждый день приносил разочарование. А в одно прекрасное утро Хони проснулся и ничего не понял: все было какое-то не такое! И свет ярче, и звуки слышнее, и запахи острее: он чувствовал не только, как пахнет курица, которую жарит Соно на кухне, но и аромат расцветших за ночь лесных цветов; слышал, как напевает Ясю, начищая свой меч, и одновременно различал пение птиц в лесу.
  Хони долго прислушивался и принюхивался, потом вытянул руку, чтобы почесать нос, но вместо руки оказалась лапа, покрытая черной шерстью, а вместо человеческого носа - лисья мордочка. Он преобразился во сне! Хони подскочил и принялся с волнением себя оглядывать: точно, он стал черным лисом. А хвост какой пушистый! Хони принялся радостно прыгать на кровати, поскуливая от волнения, но потом запаниковал: а как вернуться обратно в человеческое тело? Он жалобно заскулил и даже коротко провыл, мысленно призывая Куми. И Куми его, как оказалось, услышал. Он открыл дверь и ахнул, увидев черного лиса:
  - Вот это да! Дай-ка я тебя рассмотрю...
  Куми сел на кровать, а Хони принялся прыгать и кататься перед ним, виляя хвостом, - все страхи улетучились: Куми здесь, он поможет.
  - Какой же ты красивый! - приговаривал Куми, играя с Хони. - Весь черный, ни единого пятнышка. Само совершенство!
  Куми, наконец, удалось поймать расшалившегося Хони и посадить к себе на колени, но тот и там не сидел спокойно, а вертелся и подпрыгивал, пытаясь лизнуть Куми. Ему это удалось, и лис дважды прошелся горячим красным языком по физиономии Куми, задев нос и губы.
  - Ах, вот что! Ты хочешь целоваться! - рассмеялся Куми. - Подожди, я тебе это припомню, когда ты вернешься в человеческий облик.
  При этих словах Хони замер и жалобно заскулил, глядя в глаза Куми.
  - А, ты не знаешь, как вернуться в свое тело? Это очень просто, только надо успокоиться. Давай-ка, вспомни все, чему тебя учил Соно. Вздохни глубоко, сосредоточься. Дыши, дыши! Молодец. А теперь просто представь мысленно свой образ. Можно даже не все целиком, а какую-то важную деталь... Ой!
  Пока Куми говорил, лис преобразился, и теперь на коленях у Куми сидела юная девушка в ночной одежде Хони - коротких штанах и рубахе из тонкого хлопка, так что Куми, обнимая ее теплое и нежное тело, хорошо чувствовал все его изгибы и выпуклости. Черты лица были такими же, как у Хони, но только более женственными: волосы тоньше и мягче, глаза больше, ресницы длиннее, а губы ярче. И эти соблазнительные губы нежно улыбались, глаза кокетливо щурились, а смуглые руки крепко обнимали Куми за шею. Куми покраснел и растерянно спросил:
  - Почему ты вдруг стал девушкой?!
  - Потому что я так захотела! Ты же обещал меня поцеловать!
  Раньше Хони думал, что при преображении меняется только внешняя оболочка, а суть остается прежней. Но теперь он понимал, что это не так - изменились все его чувства и ощущения. Хони даже думал - вернее, думала! - о себе в женском роде. И характер стал совсем другим: красавица Хони ясно осознавала свою привлекательность - в ней не было ни капли робости и стеснительности, присущих Хони-юноше, который очень смущался в присутствии Куми. Хони же знала о своей женской власти над Куми и вовсю этим пользовалась. Она обиженно выпятила губки и спросила:
  - Ну, что же ты не целуешь? Я тебе не нравлюсь?
  Конечно, Куми не выдержал, и некоторое время они с упоением целовались. Но он довольно быстро опомнился и отстранился:
  - Подожди, подожди! Остановись!
  - Почемууу?
  - Потому что мы должны сделать все по правилам.
  - По каким еще правилам?
  - Сначала ты должна еще поучиться и потренироваться, потом мы представим тебя Владыке Среднего Мира и попросим разрешение на... На то, чтобы создать пару.
  - На это надо просить разрешение?
  - Да, дорогая.
  - Как скучно. И как долго! Зачем это все? Вот - ты, а вот - я, и нам хорошо вместе! Это главное!
  - Да, нам хорошо вместе, но правила есть правила. Ну же, будь послушной девочкой! Давай ты вернешься в мужское воплощение, так нам будет легче.
  - Ничего не легче! Я все равно буду хотеть целовать тебя. И вообще, я решила насовсем остаться девушкой. Мне так больше нравится. И я так сильнее. Мне кажется.
  - Ладно, это мы проверим. Нет, кто мог подумать, что из кроткого и послушного Хони получится такая капризная и упрямая девица?!
  - Хорошо, хорошо, я буду делать все, как ты скажешь, - сказала Хони и добавила:
  - Любимый!
  После таких слов Куми не оставалось ничего другого, как снова поцеловать упрямую девицу. Но он тут же спустил ее с колен и распорядился:
  - Переоденься, дорогая. Потом ты покажешься нашим лисам, и я расскажу тебе, что ты будешь де... Хони!
  - Что? Ты же сам сказал мне переодеться.
  Куми со стоном закрыл глаза руками, потому что Хони, недолго думая, скинула с себя ночную одежду и теперь, совершенно обнаженная, выбирала наряд в стенном шкафу. Ей так нравилось дразнить Куми! Вот и сейчас она была совершенно уверена, что он подсматривает в щелочку между пальцами. Конечно, он подсматривал, любуясь золотисто-смуглым гибким телом и пышными черными волосами, спадавшими ниже талии.
  - Тут совсем нет женских одежд, - огорченно произнесла Хони, покопавшись в шкафу. - И никаких украшений...
  - Надень уже хоть что-нибудь! Потом мы достанем тебе любые наряды и побрякушки.
  Хони, наконец, выбрала себе темно-красное одеяние, перепоясав его черным кушаком, подчеркнувшим ее тонкую талию.
  - Как? Мне идет? - спросила она, поворачиваясь во все стороны перед измученным Куми.
  - Тебе все идет, моя госпожа, - вздохнул он, думая, как бы ускорить процесс представления Хони Владыке Среднего Мира, а то ведь ему не выжить.
  Явление Хони лисам произвело потрясающий эффект: Соно и Ясю сначала обомлели, а потом оба преобразились: Соно вернулся к своему женскому образу, дабы подобающим образом прислуживать госпоже, а Ясю, наоборот, снова стал парнишкой и пожирал глазами красавицу Хони, открыв рот от восторга. Придя в себя, они повалились на пол, кланяясь и выкликая:
  - Приветствуем госпожу!
  И Хони приняла это как должное. За обедом Куми сообщил, что ему необходимо уйти по делам на некоторое время, и Хони тут же опечалилась.
  - Ничего, дорогая, тебе будет некогда скучать, - сказал Куми. - Ты продолжишь свои занятия, но по-новому. Сначала тебе надо потренироваться с воплощениями, чтобы ты могла быстро преображаться, когда это необходимо. Потом ты проведешь в каждом образе дня по три, чтобы привыкнуть. А потом и я вернусь.
  - Это так долго! - расстроенно протянула Хони. - По три дня на каждый образ, это ж целых двенадцать дней!
  - У тебя четыре воплощения? - удивились лисы.
  - Вообще-то, пять. Кроме юноши с девушкой еще черный лис, мальчик и старушка.
  - О, покажи!
  Хони вздохнула, сосредоточилась... И перед лисами появился десятилетний мальчик.
  - Смешной какой! - воскликнул Ясю.
  - Сам ты смешной, - угрюмо возразил мальчишка. - Вот возьму меч в руки, мало не покажется!
  Все лисы рассмеялись, смеялась и маленькая кругленькая старушка с румяным морщинистым лицом, возникшая вместо мальчика.
  - Точно-точно, уж я надеру тебе задницу! - прошамкала она, вызвав очередной приступ смеха у лис. Вернувшись к девичьему образу, Хони задумчиво сказала:
  - Мне кажется, есть еще одно воплощение, но я пока не понимаю, что это...
  - Ничего, потом поймешь, - сказал Куми. - А пока потренируешься в каждом воплощении. А сейчас пойдемте, поиграем на траве.
  И через секунду на лужайке появились четыре лисицы, которые прыгали, катались по траве, гонялись друг за другом и устраивали шуточные драки. Через некоторое время белый лис коротко тявкнул, призывая всех, - попрощался и исчез. Вернувшись в свои человеческие воплощения, троица грустно сидела на лужайке, а Хони, обратившийся в юношу, чуть не плакал - без Куми ему не хотелось оставаться девушкой. Соно и Ясю принялись его утешать: Соно гладила по голове и спрашивала, что бы Хони хотел на обед, а Ясю предлагал прогуляться в лесу.
  - Давай! - оживился Хони. - Только в виде лисиц, ладно? Я хочу трехдневное упражнение начать с воплощения в черного лиса.
  - Ладно, - сказал Ясю. - Тогда мы все три дня проведем в лесу. Может, поймаем кроликов на обед. Кстати, чтобы поесть, нам можно возвращаться к человеческому облику.
  - Это хорошо, - сказал Хони, который уже с некоторым отвращением представлял, как перекусывает пойманной мышью. Хотя, может, черному лису это и понравилось бы? Через пару минут рыжий и черный лисы уже скрылись в лесу. Ясю показывал Хони протоптанные ими тропинки, учил подкрадываться к добыче, ориентироваться по запахам, отличать съедобные растения от ядовитых. Лисы понимали друг друга без слов. В первый же день Ясю погнал по кустам и поймал мелкую нечисть. Он позвал Хони и тот увидел между лап Ясю клубок темного дыма, который корчился и шипел. Ясю глубоко вздохнул, наморщил нос, зарычал и выпустил из пасти струйку зеленого пламени, от которого темный клубок испарился. Под руководством Ясю Хони выследил и уничтожил еще одного крошечного демона, и был очень горд собой. На следующий день им удалось поймать двух кроликов, и Соно их похвалила.
  Ясю выводил Хони в лес и ночью, приучая ориентироваться и охотиться в темноте. И в последнюю ночь случилось нечто незапланированное: Ясю вдруг остановился так резко, что Хони чуть было не упал, наткнувшись на него. Ясю призвал Хони к тишине и велел оставаться на месте, а сам исчез во тьме. Через какое-то время он вернулся, на ходу позвал Хони за собой и бегом помчался к дому.
  - Что там было? - спросил Хони, вернувшись в человеческое обличье.
  - Ничего хорошего, - мрачно ответил Ясю. - Беда пришла в наш лес.
  Дождавшись, пока подойдет с кухни Соно с миской кроличьего рагу, Ясю сказал:
  - Объявился Девятихвостый.
  - Да что ты! - в ужасе воскликнул Соно. - Надо вызывать Куми.
  Соно ушел в свою комнату, чтобы сосредоточиться и сообщить Куми о новостях.
  - Кто это - Девятихвостый? - спросил Хони.
  - Тоже лис-оборотень, но мы безобидные, а он страшен в любом воплощении. Это зверь-убийца. Если простой лис проживет тысячу лет, он становится Девятихвостым, но на это мало кто решается - и пятьсот-то лет прожить трудно, а уж тысячу...
  - И что, у него вправду девять хвостов?
  - Да. Он очень сильный. Обычно Девятихвостые живут в одиночку, но иногда у них бывает помощник из простых лисиц-оборотней. Этот один, но он ранен, значит, озлоблен. Если он решил тут отлежаться, а потом уйти, это хорошо. Но если он вздумает отнять наши угодья, нам придется туго.
  Пришел Соно и сказал, что Куми вернется уже послезавтра, так что Хони придется сократить режим своих тренировок: главное - тренировка с мечами в воплощениях мальчика и старухи, а девушку он проверит сам, когда прибудет. Хони тут же воодушевился, и решил начать с облика мальчика. Тренироваться ему пришлось с Соно, потому что Ясю опять ушел в лес - выслеживать Девятихвостого. Напрасно Хони опасался - в каждом из воплощений сохранялись все его умения, знания и навыки, изменялись только черты характера: мальчик был дерзким и отчаянно смелым, а старушка - очень хитрой. Когда стало ясно, что и мальчик, и старушка способны выстоять против Соно в его мужском воплощении, Хони от радости обратился в черную лисицу и в полном восторге помчался по траве, а чернобурка погналась за ним. В самый разгар игры на лужайке появился Куми:
  - Это чем же вы тут занимаетесь вместо тренировок? - спросил он, улыбаясь.
  Черная лиса завизжала от радости и прыгнула на Куми, на ходу превращаясь в девушку, так что Куми даже пошатнулся от неожиданности:
  - Вернулся! Любимый вернулся! - верещала Хони, целуя Куми.
  - И привез тебе подарки, - сказал Куми.
  - Подарки? А где они?
  - В твоей комнате.
  - О, спасибо! Я потом посмотрю!
  - Да, это все потом. Давайте обсудим, что происходит. Ясю еще не вернулся?
  - Я вернулся, - тихо пробормотал Ясю, возникший на траве. - Попить дайте!
  Соно принесла ему большую кружку родниковой воды, и Ясю залпом ее выпил. Лисы вошли в дом и расселись вокруг стола, а Соно тут же поставила перед каждым по кружке с клюквенным морсом.
  - Ты отдышался? - спросил Куми. - Рассказывай! Ты замел следы?
  - Конечно! Я дважды перемещался в пространстве и дважды переходил через ручьи, так что он не должен меня отследить. Девятихвостый очень сильный и старый, но раны у него тяжелые, так что он тут задержится надолго, судя по всему.
  - Если он такой сильный, кто же смог его ранить? - спросила Хони.
  - Возможно, он сражался с таким же Девятихвостым, а возможно, его пытался убить Заклинатель. Есть такие люди, которые видят демонов и оборотней, и умеют их уничтожать, - ответил Куми. - Думаю, мне надо нанести визит Девятихвостому и представиться - все-таки он выше рангом, хоть и демон. Поднести дары и попытаться решить дело миром. Как вы думаете?
  Соно покачала головой:
  - Сейчас он пообещает все, что угодно. Но можем ли мы ему верить?
  - Может, лучше сразу убить его? - воскликнул Ясю.
  - А если у нас не получится? - возразил Куми. - Представляешь, как он обозлится? Мне кажется, надо потянуть время и попросить помощи у Владыки.
  - Ты главный! - кивнули лисы. - Как скажешь, так и сделаем.
  - Тогда сделаем так: сейчас я устрою экзамен Хони, а Ясю пока отдохнет. Потом мы с Ясю отправимся к Девятихвостому. Соно, сделай несколько лечебных отваров для заживления ран, отнесем ему.
  - А можно мне пойти с вами? - робко спросила Хони.
  - Ни в коем случае! - твердо сказал Куми. - Соно, проследишь, чтобы она не увязалась следом, хорошо? Пойдем, дорогая, сразимся с тобой.
  Хони вскочила, радостно улыбаясь:
  - Только ты не поддавайся мне!
  - Даже и не думал.
  Хони и Куми вышли на лужайку и взялись за мечи. Хони сразу почувствовала, что Куми гораздо сильнее прочих лис: ей с трудом удавалось держать оборону, а о наступлении и речи не было. В какой-то момент Хони так огорчилась, что невольно обратилась в старушку, и Куми от неожиданности оступился. Хони воспользовалась этим, и нанесла ему несколько ударов.
  - Эй, так нечестно! - закричал Ясю, вместе с Соно наблюдавший за сражением.
  - В настоящем бою нет никаких правил, - возразила ему Соно. - Молодец, Хони!
  Хони еще несколько раз меняла воплощения, но Куми теперь был настороже. Наконец, совсем устав, Хони обратилась в черного лиса и одним прыжком перенеслась за спину Куми. Тот остановился, недоуменно оглядываясь:
  - Хони, куда ты делась?
  Соно и Ясю покатывались со смеху, глядя на Куми, который вертелся, оглядывая окрестности, но не догадывался посмотреть вниз, где хитрая Хони повторяла все его движения, все время оставаясь за спиной.
  - Все, сдаюсь! - закричал Куми.
  И в ту же секунду две теплые ладони закрыли ему глаза:
  - Я здесь, любимый! Я все время была сзади тебя!
  - О! Молодец: не силой, так хитростью, но ты победила.
  - А где моя награда? - кокетливо спросила Хони, появляясь перед Куми.
  - Какая еще награда?
  - Ты знаешь, какая!
  Пока они целовались, Соно и Ясю ушли в дом, подозревая, что это надолго. Так и оказалось.
  - Потерпи еще немного, ладно? - сказал Куми. - Сначала разберемся с Девятихвостым, а уже завтра я поведу тебя к Владыке Среднего Мира. Так что посмотри, что я тебе привез и выбери подходящий наряд, Соно тебе поможет.
  - Хорошо, любимый. Но это не очень опасно - идти к Девятихвостому? Я буду волноваться!
  - Не бойся, он сейчас слаб и ничего не сможет нам сделать.
  После обеда Куми и Ясю отправились в лес, Соно принялась за приготовление ужина, а Хони занялась двумя большими узлами, что лежали на ее кровати. О, чего там только не было: туфельки и сапожки, разноцветные одежды из тончайшего шелка и парчи, браслеты, серьги и заколки для волос, несколько вееров и коробочки с косметикой. Хони была в восторге и самозабвенно наряжалась, меряя одно платье за другим. Что же выбрать для завтрашнего визита к Владыке? Не в силах решить, она позвала Соно.
  - Тебе следует выбрать наряд черного цвета, раз ты черная лисица. Это визит официальный, поэтому следует соблюдать правила. Вот это платье подойдет - оно черное, но прозрачное. Под него ты можешь надеть красную тунику, она будет просвечивать, это изысканно. Поверх всего - серебряный пояс, отделанный кораллами. Завтра я сделаю тебе парадную женскую прическу с коралловыми шпильками, ты наденешь коралловые серьги, будет красиво и торжественно.
  - А как управляться с косметикой? Я не умею!
  - Да тебе, госпожа, и не нужна косметика, ты и так красива! Можно сделать стрелки на веках, на лицо нанести немного пудры, чтобы ты не выглядела такой смуглой, а губы чуть подкрасить алой помадой. Но все это завтра.
  - Мне нужен будет веер?
  - Да возьмешь вот этот, черный с красным. Ты знаешь, что веер может быть оружием?
  - Да что ты!
  - Но не всякий...
  Соно пересмотрела все веера и выбрала два, один большой и один поменьше.
  - Давай я покажу тебе, как им пользоваться. Возьми большой веер, и пойдем на лужайку.
  - А маленький для чего? Он как-то и не похож на веер!
  - Это не веер, а украшение для косы, которое тоже может быть оружием. Его приплетают к кончику косы, и можно наносить удары его острым краем. Но ты еще не готова им пользоваться.
  К ночи вернулись Куми и Ясю, оба выглядели мрачно. Куми сказал, что Девятихвостый принял их дары благосклонно, но на вопрос, как долго он намерен тут оставаться, ничего вразумительного не ответил. Поглядев на раны Девятихвостого, Куми решил, что тому потребуется минимум две недели, чтобы полностью выздороветь. Хони ужаснулась, представив себе эти раны, потому что знала, что на лисах все заживает мгновенно - она сама только что поранилась острым краем веера, но от царапины уже и следа не осталось.
  На следующее утро вся четверка отправилась к Владыке Среднего Мира. Лисы нарядились в парадные одеяния соответствующих мастям цветов. Куми придирчиво осмотрел Хони и остался доволен ее внешним видом.
  - Дорогая, умоляю тебя - веди себя скромно и прилично. Говори, только когда тебя спрашивают, держи глаза опущенными. Отвечая, каждый раз прибавляй слово "Повелитель". Делай все, что он скажет. Когда войдем, мы должны поклониться...
  Куми показал Хони церемониальный поклон, она прилежно повторила. Хони сильно волновалась. Она спросила дрожащим голоском:
  - А можно мне будет держать тебя за руку?
  - Можно! - рассмеялся Куми. - Совсем я тебя запугал, да? Не бойся, все будет хорошо. Ты у меня такая красивая, что растает сердце даже самого Владыки.
  И правда, увидев Хони, Владыка невольно улыбнулся, так хороша была юная девушка, трепещущая от волнения.
  - О, это твой черный, Куми? - спросил Владыка. - Вернее, черная. Долго ты искал. Ну-ка, посмотрим. Подойди поближе, дитя.
  Хони на подгибающихся ногах подошла к Владыке, тот взял ее за подбородок и вгляделся:
  - Так ты полукровка?
  - Да, Повелитель.
  - Знаешь своих родителей?
  - Нет, Повелитель.
  - И сколько тебе лет?
  - Двадцать один человеческий год, Повелитель.
  - Совсем ребенок! Ты родилась в этом воплощении?
  - Нет, Повелитель, в мужском. Но женское мне нравится больше. И я в нем сильнее. И...
  - Можешь не продолжать, я понял. Куми, она хороша в сражении?
  - Да, повелитель. Мы тренировали Хони всего полгода, но должен признаться, что ее силы почти равны моим.
  - Это хорошо. Сколько у тебя воплощений, дитя?
  - Пять действующих, Повелитель.
  - Да, я вижу, что есть еще одно, очень сильное. Ты пока не умеешь его вызывать?
  - Не умею, Повелитель. Я даже не понимаю, что это.
  - Пока трудно понять, правда. Но чувствуется, что это очень сильное воплощение. Ты сможешь вызвать его, когда еще поднакопишь сил. Ты удивительное создание, Хони! Вашей семье очень повезло.
  - Повелитель, мы хотим получить разрешение на создание пары! - сказал Куми. - Вы нам позволите?
  - Конечно, позволю. Грех упускать такой редкий случай, тем более что вы так тянетесь друг к другу.
  Куми взял за руку покрасневшую Хони, и они вместе поклонились Владыке, который велел Куми подойти к нему для секретного разговора. В это время придворные и гости окружили Хони, Соно и Ясю, поздравляя их и приветствуя, а помощник Владыки торжественно вручил Хони меч в драгоценных ножнах. Владыка же тихо сказал Куми:
  - Береги Хони. Это очень непростое создание. Хорошо, что она так влюблена в тебя, иначе у нас могли бы возникнуть проблемы. Я подозреваю, что ее отцом был Девятихвостый лис. Отсюда ее выдающиеся способности. Возможно, тот самый лис, что сейчас укрылся на вашей горе - похоже, он хорошо знает местность. Не позволяй, чтобы они встретились, потому что, если моя догадка верна, Девятихвостый захочет забрать Хони.
  - Так что же нам с ним делать? Может, и правда, убить, пока он слаб?
  - Нет, не будем начинать войну с демонами. Посмотрим, как будут развиваться события. В случае чего, мы придем вам на помощь.
  Вернувшись домой, лисы устроили праздничный пир, на котором Куми и Хони надели одинаковые браслеты и разделили одну пару серег на двоих. Хони внезапно утратила всю свою бойкость - волновалась, вздыхала и поминутно краснела, а Куми посмеивался, глядя на нее. Наконец, пир закончился, и Куми на руках отнес Хони в спальню. Соно с Ясю предусмотрительно отправились спать в самые отдаленные покои, но даже там слышали страстные звуки, доносящиеся из спальни, так что, потерпев некоторое время, решили удалиться в лес и поохотиться там вволю, раз уже все равно не заснуть. Выйдя из дома Соно и Ясю оглянулись: из-за циновок, которыми были завешаны окна спальни то и дело прорывались всполохи радужного сияния и снопы искр.
  - Как ты думаешь? - спросил Ясю. - Им хватит недели, чтобы насытиться?
  - Боюсь, им не хватит и вечности, - ответила Соно, преображаясь в чернобурку.
  Лисы провели в лесу всю ночь и вернулись к обеду. Соно обнаружила, что молодожены подъели все еду, что она им оставила, и принялась за готовку. Ясю ей помогал. А Куми и Хони в это время сражались на мечах посреди лужайки - надо же было Хони опробовать новый меч, который показался ей гораздо более тяжелым, чем тренировочный, но и более острым. Она скоро приноровилась, так что Куми пришлось защищаться всерьез. Было ясно, что силы их равны, и Куми сдался первым - отбросил меч и растянулся на траве. Хони тут же прилегла рядом:
  - Ничья? - спросила она, обнимая Куми.
  - Еще немного, и я вообще не смогу выстоять против тебя, - признал Куми.
  Но Хони решила быть милосердной:
  - Просто ты устал, любимый. Ты столько сил потратил на меня ночью!
  - Не утешай меня. Ты потратила не меньше, когда была в мужском воплощении.
  - А здорово мы это придумали, правда? Так интересно! Я даже не могу сказать, в каком воплощении люблю тебя больше. Куми такая нежная девушка, такая ласковая и покорная!
  - Знаешь, мне кажется, Хони-юноше это полезно. Он становится увереннее в себе и смелее.
  - Верно.
  На следующий день Куми решил, что им необходимо повидаться с местным Заклинателем, и лисы отправились в путь втроем, оставив Ясю на посту. Они перенеслись в уединенное место поблизости от города, где жил Заклинатель. Соно осталась в облике пожилой женщины, а Куми и Хони стали девочкой и мальчиком. Соно несла большую корзину с дарами леса для Заклинателя, а "дети" шли следом, держась за руки.
  - Ты такая хорошенькая! - сказал мальчик Хони. - Можно я тебя поцелую?
  - Еще чего! - фыркнула девочка Куми.
  - В щечку?
  - Мечтай дальше!
  - Вредина!
  И Хони дернул девочку за косу, а та отвесила ему легкий подзатыльник.
  - А ну-ка не балуйтесь! - прикрикнула Соно, внутренне посмеиваясь.
  Наконец, они добрались до ворот и постучали. Им открыла служанка и провела в комнату Заклинателя. Лисы почтительно поклонились.
  - О, кто к нам пожаловал! - сказал Заклинатель. - Лисье семейство с горы! Рад вас видеть. А что это за мальчик? У вас пополнение?
  - Да, господин, - ответил Куми, возвращаясь к своему мужскому воплощению. - У нас теперь полная семья. А это наш черный лис. Хони, покажи господину Заклинателю все свои воплощения!
  Хони послушно преобразилась сначала в черного лиса, потом в старушку, юношу и, наконец, в девушку. Заклинатель уважительно покивал:
  - Ну что ж, поздравляю вас. Надеюсь, мы и дальше будем жить с вами в мире.
  - Мы не нарушим договор, - подтвердил Куми. - Но мы пришли предупредить вас, что на горе появился Девятихвостый.
  И Куми рассказал Заклинателю все, что они смогли узнать о Девятихвостом. Заклинатель задумался, потом спросил:
  - А как он выглядит?
  - Мы видели его только в двух воплощениях - черного девятихвостого лиса и мужчины лет сорока, крепкого и сурового. А выражение лица такое, что отпугнет кого угодно.
  - А в каких местах у него раны?
  - Много колотых ран по всему телу, особенно около шеи. И перебита передняя левая лапа. Думаю, раны нанесены магическим оружием, поэтому так долго заживают. Мне кажется, ему пытались отрубить голову.
  - Да, похоже на то. Я поспрашиваю других заклинателей, не слышал ли кто о таком инциденте. А теперь я попрошу прекрасных дам удалиться, дабы мы могли потолковать с господином Куми наедине.
  Соно вывела упирающуюся Хони за руку, по дороге та опять стала мальчишкой, который обиженно сопел и пинал ногой камушки:
  - Почему нам нельзя присутствовать? Никогда мне ничего не рассказывают!
  - Подожди, вот подрастешь, и все будешь знать, - смеялась Соно.
  А Заклинатель тем временем расспрашивал Куми о Хони. Узнав все подробности, он огорченно покивал головой:
  - Да, похоже, что Хони - ребенок Девятихвостого! Я припоминаю, что как раз 21 год назад мой учитель преследовал Девятихвостого, который соблазнил девушку в городке, расположенном между нашим городом и тем селом, куда подбросили Хони. Девушка сильно влюбилась, потеряла голову, забыла о приличиях, и скоро забеременела. Мы с учителем пришли к ней, когда ребенку было две недели. Все это время Девятихвостый жил с ней, словно муж. Когда молодая мать узнала о том, что живет с демоном и родила от него ребенка, она пришла в ужас и, схватив ребенка, бросилась бежать, а мы с учителем попытались сразиться с Девятихвостым. Но нам удалось только задержать его на некоторое время, а потом он кинулся вдогонку за своей женщиной. Мы гнались за ним. Женщина успела добежать до села и спрятать ребенка в местном храме, а сама кинулась с обрыва в реку. Храм ребенка принял, стало быть, демонического начала в нем не было. Девятихвостый страшно завыл, увидев гибель своей женщины, но в воду ему ходу не было. Он ушел на гору и еще три дня приходил к реке оплакивать потерю. Мы с учителем все это время сторожили ребенка. Когда стало очевидно, что демон ушел и не претендует на ребенка, мы тоже покинули это селение. Но теперь Хони стал взрослым, и отец захочет забрать его себе, сделав помощником. Поэтому вы должны быть острожными.
  - Как вы думаете, господин, стоит ли рассказывать Хони обо всем этом? - спросил Куми. - Владыка Среднего Мира не велел.
  - Ну, ему виднее, - ответил Заклинатель.
  На том они и расстались. Куми вышел за ворота, снова став девочкой, и троица отправилась на базар, где Соно закупила нужные ей пряности и приправы, а "детей" оделила леденцами на палочках. А потом Хони-мальчик увидел качели и захотел покачаться. Соно с умилением смотрела на резвящихся "детей", хотя и видела, что настроение у Куми-девочки мрачное, но она старается сохранять веселый вид ради Хони.
  Вернувшись домой, Куми долго медитировал, а потом отправился к Владыке Среднего Мира. Перед уходом он долго и серьезно наставлял Хони:
  - Послушай меня, дорогая...
  - Я всегда тебя слушаю, любимый!
  - Слушаешь, но не слушаешься. Если я запрещаю тебе что-то, то это для твоей безопасности, понимаешь? Ты еще такое юное создание, а я существую уже больше семи тысяч лет, так что лучше знаю, что и как ты должна делать, понимаешь?
  - Понимаю, - вздохнула Хони.
  - Я прошу... Нет, я велю тебе быть очень осторожной в лесу. Не забирайся далеко, на южный склон вообще не ходи. Будь внимательна, и при малейшем намеке на опасность мгновенно исчезай. Следи за зверями и птицами, некоторые могут предупреждать тебя, например, обычные лисы. Не слушай воронов, они чаще на стороне демонов. А лучше всего не ходи туда одна.
  - Я поняла. А как ты думаешь, можно мне будет побывать в родной деревне? Так хочется увидеть сельчан, ведь многие были добры ко мне! Я бы сходила на могилу приемных родителей...
  - Это плохая идея. Представь, что ты явишься к ним в виде юноши, тут же начнутся расспросы: где ты был все это время, что с тобой случилось? И любое другое воплощение вызовет лишнее любопытство.
  - А если в облике лисы?
  - Черные лисы - большая редкость, тебя тут же захотят поймать, а когда ты исчезнешь, поймут, что это оборотень. Но не расстраивайся, я подумаю, как это осуществить и сам пойду с тобой.
  Куми удалился, а Хони с горя пошла тренироваться с боевым веером. Ясю достал для нее из кладовки тренировочный манекен, который не мог двигаться, но умел махать мечом. Еще Ясю повесил для Хони мишень: лисы обычно не пользовались в сражениях луком и стрелами, но как развлечение это годилось. Устав от тренировок, Хони отправилась в спальню и немножко повалялась на кровати, обнимая подушку Куми и вспоминая их ночные забавы. Это она настояла на смене воплощений, и Куми сначала очень смущался в девичьем образе.
  Время тянулось так медленно, и Хони задумалась, чем бы заняться. А что, если ей сходить к реке? Куми ведь предупреждал только о южном склоне горы и ничего не говорил про берег реки! А оттуда она могла бы разглядеть деревню... И, не сказав никому не слова, Хони преобразилась в черную лисицу и перенеслась на берег реки. За ее спиной возвышался заросший лесом склон горы, вдоль которого тянулась узкая полоса низкого каменистого берега, так что можно было даже зайти в воду. Но дальше дно резко уходило в глубину, образуя подводный обрыв.
  Хони некоторое время сидел, обвив хвостом лапки, и смотрел на другой берег. Его нюх позволял различать запахи еды, что готовили сельчане, а благодаря острому зрению он видел маленькие фигурки людей, передвигавшихся по деревне. Насмотревшись, Хони решил попить - вода была чистой и ароматной. Но вдруг Хони показалось, что за ним кто-то наблюдает из воды. И правда, из глубины постепенно всплывало какое-то серебристо-зеленое существо, напоминающее женщину с длинными зелеными волосами. Приблизившись, существо долго рассматривало черную лисицу, а потом беззвучно спросило:
  - Хони? Это ведь ты?
  - Я, - изумленно ответил Хони.
  - Не бойся, я не сделаю тебе ничего плохого. Позволь мне дотронуться до тебя!
  Существо всплыло совсем и, подтянувшись на руках, выползло на мелководье. На солнце его кожа сверкала, словно рыбья чешуя, а большие темные глаза внимательно смотрели на лиса. Потом оно вытянуло руку, а Хони осторожно приблизился, замочив передние лапки. Существо нежно погладило его между ушей и улыбнулось:
  - Какой ты красивый и сильный, мой Хони!
  Но вдруг лицо водяной женщины исказилось от страха, и она закричала:
  - Беги! Исчезни!
  И женщина нырнула в глубину, сверкнув серебряным рыбьим хвостом и выплеснув на берег большую волну, которая окатила Хони, но не достала то того, кто его схватил - совершенно мокрый Хони вознесся куда-то вверх, чувствуя, что кто-то держит его за шкирку, и не рукой, а зубами! Хони в ужасе беззвучно завопил изо всех сил, надеясь, что Соно или Ясю услышат его мысленный призыв. В ту же секунду свет померк в его глазах, а от сильного ветра перехватило дыхание. А потом его бросили на землю. Испуганный Хони поспешно отряхнулся и огляделся: он находился в большой пещере, а напротив него сидел огромный черный лис с девятью хвостами. Пока Хони его разглядывал, лис преобразился в крепкого мужчину средних лет со свирепым выражением лица.
  - Ну, здравствуй, Хони! - сказал мужчина. - Покажись-ка в человеческом облике.
  Хони не хотел этого делать и попытался сбежать, но исчезнуть не получилось, да и просто выбежать наружу тоже не удалось: не пускала невидимая преграда. Мужчина рассмеялся:
  - Ничего не выйдет, дитя! Тебе лучше слушаться меня, а то накажу. Меня зовут Нуно, но ты можешь называть меня отцом.
  Хони так изумился, что машинально вернулся к своему юношескому облику.
  - С какой стати я должен называть тебя отцом? - возмущенно воскликнул он.
  - Да потому что я и есть твой отец, - объяснил Нуно. - Жалко, ты совсем не похож ни одно из моих воплощений. Весь в мать.
  - А где моя мать? Она жива?
  - Как тебе сказать... Ты только что с ней общался.
  - Общался с матерью? Когда? - до Хони не сразу дошло. - Неужели это водное существо - моя мать?!
  - Когда она тебя зачала и родила, Цой была обычной женщиной. Но она меня предала. Она предпочла смерть жизни со мной и с тобой. Бросила нас обоих! Прыгнула в реку и возродилась в виде водной нечисти.
  - Так я тебе и поверил! - Хони, прожив двадцать лет среди людей, успел кое-что усвоить о демонах. - Это ты соблазнил и погубил мою мать!
  - Да какая разница! Главное - ты мой сын. И должен остаться со мной, чтобы стать мне помощником. Жаль, что в тебе совсем нет демонической сущности, но ничего, постепенно мы ее разовьем.
  - Да не хочу я оставаться с тобой! Еще не хватало! Какой ты мне отец?
  - А я не спрашивал, хочешь ты или нет. Я тебе велел - этого достаточно.
  - Я не стану исполнять твои приказы и становиться демоном.
  - Посмотрим, как у тебя это получится.
  - Что я могу сделать, чтобы ты отпустил меня?
  - Ты можешь попробовать сразиться со мной. Если победишь, ты свободен, - рассмеялся Нуно. - Ладно, отдохни пока, мне нужно кое-куда отлучиться. Прости, еды никакой нет, кроме сырой половины тушки кролика, что я поймал вчера.
  - Я такое не ем, - мрачно ответил Хони.
  - Даже в лисьем воплощении? Ну и неженка же ты! Ничего, я тебя воспитаю, как надо.
  Нуно ушел, а Хони встал и обошел пещеру. Но в ней была только охапка веток, заменявшая ложе, да подвешенная к крюку обгрызенная тушка кролика. В глиняном горшке нашлось немного воды. Хони вздохнул. Что же делать? Он подошел к выходу и попытался пройти, но ничего не вышло - невидимая преграда мягко пружинила под руками, но не поддавалась. Хони потыкал в преграду мечом - никакого результата, хотя меч был волшебным и появлялся в любом воплощении, кроме лисьего...
  Пока Хони общался с Нуно, лисы, услышавшие панический вопль Хони, тут же вызвали Куми, и втроем ринулись по следам Хони, добравшись до реки, где след оборвался. Лисы не знали, что и думать, но тут из воды появилась Цой, которая рассказала, что Хони похитил его отец, девятихвостый лис Нуно.
  - Спасите моего ребенка! - умоляла она лисиц. - Только знайте, что Хони ни в коем случае не должен убивать Нуно, иначе он тут же превратится в демона. Если бы вам удалось загнать Нуно в реку, я убила бы его сама - тут он беспомощен. Но Нуно знает об этом, и будет сопротивляться.
  Лисы бросились бежать к логову Девятихвостого, а Куми на ходу обратился за помощью к Владыке Среднего Мира и к Заклинателю. Тем временем Хони, грустно смотревший из пещеры на лес, вдруг заметил, что в кустах мелькнуло что-то белое - это был Куми! Хони замахал руками, подзывая его, и Куми в юношеском воплощении тут же оказался у преграды. Он положил ладони на преграду, Хони сделал то же самое. Оба закрыли глаза и сосредоточились, пытаясь обменяться мыслями. И как ни странно, это у них получилось! Правда беззвучная речь была очень тихой и слабой, но различимой.
  - У нас мало времени, поэтому слушай и запоминай! Ты должен сказать Девятихвостому, что хочешь сразиться с ним. Тогда он уберет преграду, и ты выйдешь наружу. Мы уже вызвали подмогу, но какое-то время нам придется продержаться против него вчетвером. И самое главное! Ты ни в коем случае не должен убивать его!
  - Да разве я смогу?
  - Мало ли, что может быть! Наша задача - загнать Девятихвостого в воду, понял? Все, я исчезаю. Мы тут неподалеку и следим за тобой. Не бойся!
  И Куми прижался губами к невидимой преграде, прошептав:
  - Люблю тебя!
  Хони сделал то же самое. Куми исчез.
  Нуно не появлялся довольно долго, так что Хони весь извелся. Наконец, Девятихвостый вошел в пещеру и бросил Хони несколько пирожков с мясом:
  - Подкрепись, неженка. А потом мы отправимся в путь.
  - Я не пойду с тобой, - решительно ответил Хони, не прикасаясь к пирожкам. - Давай сразимся!
  Нуно рассмеялся:
  - Храброе, но безрассудное дитя. Тебе не выстоять против меня.
  - А это мы еще посмотрим!
  - Ну ладно, раз ты так хочешь быть побитым, давай. Нахальных юнцов следует учить.
  Нуно и Хони вышли из пещеры и начали сражение. Хони понял, что ему не справиться с Девятихвостым, но тут из кустов выскочили Куми, Ясю и Соно, а с ними еще четверка незнакомых лисов, которых прислал Владыка: два белых, рыжий и чернобурка. Лисы окружили Нуно, оттеснив Хони на задний план - Куми велел ему не приближаться к демону. Похоже, что силы уравновесились: никто не мог одержать победу, хотя Нуно и получил несколько ранений. Но тут в сражение вступил прибывший Заклинатель, и атаки стали еще более яростными. Хони, подпрыгивая от нетерпения, слышал крики и рычание; видел, как сверкают мечи, летают боевые веера, вспыхивают молнии, сыплются искры и поминутно меняются воплощения нападавших. Нуно стал уставать, но продолжал сопротивляться, а нападавшим никак не удавалось оттеснить его к реке. И вдруг Нуно схватил слишком близко подошедшего Куми и, вернувшись в мужское воплощение, резко приставил меч к его горлу, так что по белой коже потекла струйка крови. Битва остановилась.
  - Отдайте мне Хони, - хрипло прокричал Девятихвостый. - Или я отрублю ему голову!
  Хони в полной ярости ринулся вперед, на ходу преображаясь - он стал девушкой, ведь это был его самое сильное воплощение.
  - Нет! Хони, нет! - отчаянно закричал Куми. - Не делай этого!
  Увидев девушку с мечом, летящую к нему, Нуно на короткий миг опешил: ему показалось, что это Цой, ведь Хони был так похож на мать! Этого мгновения оказалось достаточно, чтобы Куми вывернулся и отскочил в сторону, замерев от изумления, как и все остальные: Хони, приблизившись к Нуно, снова изменила облик. Теперь это было огромное существо, больше Девятихвостого, напоминающее одновременно и лиса, и дракона: искрящаяся черная шерсть стояла дыбом, из пасти вырывались языки пламени, а длинный хвост яростно хлестал по бокам. Лиса-дракон прыгнула на Девятихвостого, и они, рыча, сцепились в драке. Клубок из двух черных лис катался по траве, окруженный снопами искр и всполохами пламени, и потихоньку продвигался по направлению к реке.
  Наконец стало ясно, что Хони побеждает: клубок распался, и лиса-дракон держала Нуно за горло. Лисы и Заклинатель подбежали к Нуно и пронзили мечами его тело, пригвоздив к земле.
  - Хони, отпусти его! - кричал Куми. - Вспомни, тебе нельзя его убивать! Отойди, я отрублю ему голову.
  Хони нехотя отошел. Куми взмахнул мечом, но Нуно каким-то невероятным усилием сумел вскочить и ринулся бежать, унося мечи, застрявшие в его теле. Он потерял чувство направления, и теперь несся прямиком к реке, лисы и Заклинатель бежали за ним. Увидев воду, Нуно остановился и попятился, но тут лиса-дракон прыгнула на него, схватила зубами за загривок и вместе с Девятихвостым прыгнула в воду.
  - Хони! - закричал Куми в полном ужасе. Он попытался прыгнуть следом, но остальные лисы его не пустили. Река словно кипела от происходившей в воде битвы. Лисы в волнении метались по берегу, а Заклинатель молился. Вдруг из воды вылетел какой-то предмет и шлепнулся на берег. Лисы бросились к нему - это была отрубленная голова Девятихвостого с оскаленной пастью и высунутым языком. Тут же из воды вылетели все девять его хвостов. Лисы завопили от радости и повернулись к реке, которая постепенно успокаивалась. Но где же Хони?! Наконец, из воды показалась Цой, которая держала в руках маленького черного лиса. Куми издал горестный крик и бросился к Хони, схватил его и принялся трясти безжизненное тело, причитая:
  - Хони, Хони, очнись!
  - Он жив! - сказала Цой. - Только изменился.
  - Как изменился?!
  Черный лис вздохнул, закашлялся, потом встал и энергично отряхнулся. Увидел Куми и бросился к нему, радостно скалясь и вертя хвостом. Заклинатель подошел поближе, внимательно рассматривая Хони, потом присел к нему и положил руку лису на голову. Прислушался к своим ощущениям и печально сказал:
  - Хони истратил все свои силы на воплощение лисы-дракона. Так что теперь он - обычный лис.
  - Он не может перевоплощаться?! - взволновался Куми.
  - Не может.
  - И как это исправить?
  - Никак. Через пятьсот лет он снова сможет стать оборотнем, как и прочие простые лисы. Возможно, ваш Владыка знает способ вернуть силы, но я тут бессилен.
  Лисы в своих человеческих воплощениях столпились вокруг черного лиса, который испуганно оглядывался по сторонам и жалобно скулил. Куми взял его на руки:
  - Ты ведь понял, что сказал Заклинатель, да?
  Черный лис уныло кивнул.
  - Не огорчайся, любовь моя, - нежно сказал Куми. - Я искал тебя пять тысяч лет. Подумаешь, пятьсот! Они пролетят в одно мгновение, и ты снова станешь оборотнем. Не бойся, я всегда буду рядом.
  С Хони на руках Куми направился на гору, возвращаясь домой. Опечаленные Соно и Ясю брели следом, остальные лисы и Заклинатель смотрели им вслед...
  ...
  На этом заканчивается история Куми и Хони. Но пятьсот лет еще не прошло, и если вы вдруг попадете на гору, то можете увидеть, как радостно играют на лужайке два лиса - белый и черный. И ничто не разлучит их.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"