Пертурбация Агриппа: другие произведения.

Выбранное

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Из цикла "Бестиарий"
   Целакант
   Она создается ежеминутно из швов, рассасывающихся у пациентов хирургии.
   Ее создал рисовальщик манги и вся ее предыстория это мистификация. Ее скелет собрал шеф-повар китайского ресторана из костей разных рыб и чешуй, застрявших в терке.
   Ей блестки одолжила стриптизерша, а задумчивый рот искатель темного логоса.
   Она создана как аллегория верности для одной единственной парочки целующейся на скамейке на вокзале перед пробегающей электричкой. Оборки платья японской школьницы шевелятся от напора локомотива - это хвостовой плавник латимерии, плывущей против течения времени.
  
   Опоссум
   Я - опоссум, я вредная злая крыса,
   если дама упала со стула и торкнулась затылком с желтой косичкой об паркет на фортепьянном концерте Моцарта, то это моя работа, ведь я перегрызла ножку стула.
   Опоссумы любят притворяться мертвыми, иной раз на поле разляжется целое кладбище притворщиков и всякий любитель легкой наживы или обобрать карманы пьяного будет укушен и его изогнет судорога как коромысло потерявшее равновесие.
   Мне не нужна качель, ведь я могу качаться, уцепившись хвостом за сук.
   Мой хвост длинный как бикфордов шнур и размашистый как министерская роспись иногда служит арканом для ловли сусликов в лунную ночь, когда койоты воют на прожектор стадиона.
   Мой хвост может служить виньеткой между главами романа семейных хроник, в ней все узоры от кружев до могильной оградки.
  
   Кенгуру
   Я могу, посадив на плечи жокея в смокинге и цилиндре, прыгать поверх барьеров как чистокровная англичанка, а тому, кто оспорит мою чистокровность, я могу сделать косметический кикбоксинг парадного крыльца.
   Бережливая природа создала меня с сумкой, чтобы я не платила за детсад.
   Природа сотворила людей не любопытными и не наблюдательными, поэтому я с сумкой почтальона могу покинуть обворованную виллу через парадное крыльцо.
   А, когда мой муж дарит мне цветы на ужин, я шепчу ему, от счастья сомлев:
   - Ты, мой сумчатый лев!
  
   Рысь
   Я - рысь, я зоркий, я вижу, сидя на раскидистой сосне, как трогается лед на Енисее.
   Рысь известна своими бакенбардами и кисточками на ушах. Принято считать, что в бакенбардах я прячу микрофоны агента под прикрытием, следящего за похитителями алмазов. Это правда. Истинный крест.
   Принято считать, что кисточки у меня на ушах, чтобы лучше слышать. Я развенчиваю этот миф. Я кисточками рисую акварели северного сияния.
   С виду я похожа на кошку, так и хочется меня погладить и почесать за ушком, но я не кошка, не кошка я, я - гардеробщица, выворачивающая шубы наизнанку, и продающая их как дубленки. А мясом я кормлю своих детей. И покупаю им молоко в треугольных пакетах. И мою их шершавым языком. А больше всего на свете я люблю спариваться. А лошадь спариваться со мной не любит.
  
  Осьминог
   Царь осьминог в накидке из меха горностая везет на загривке любимую фрейлину, передвигаясь скачками, так Аристотель вез на спине Роксану, метя бородой дорожки лицея.
   - Пойдем, я покажу тебе несмываемое пятно кентервильского привидения на мраморном полу цвета бекона.
   - Пятно, в принципе, не выводимо как пятно на боку Юпитера, его тёрла тёрла да не вытерла команда кёрлинга. Здесь черная каракатица, удирая от электрического ската, опорожнила свою чернильницу, а сама телепортировалась в антимир.
   - Айда за мной, я покажу тебе в тайных покоях кривое зеркало, в котором мы похожи на парашютистов, обнимающихся в полете!
  
   Дельфин
   Дельфин умеет говорить по-французски, носит фрак поверх водолазки и разговаривает со слесарями из водоканала о том, как загарпунить крокодила, живущего в канализации, с работниками жэка о том, как заарканить бельевой веревкой привидение, живущее на крыше с целью пересадить пропеллер своей кошке, чтобы сохранить симметрию в природе, раз есть летучие мыши.
   Дельфин не обижается, если его зовут принц Уэльский и никогда не отказывается от дармовых виски, он бреет виски газонокосилкой, потому что ненавидит приевшиеся жужжания памяти великих композиторов.
  
   Птица додо
   У птицы дронт есть свой Беллерофонт -
   планета как две капли воды похожая на Землю -
   там они в альянсе со стеллеровой коровой и с сумчатым львом
   утоляют жажду жизни и волю к власти,
   ведь человек рожден для счастья, как для полета птица дронт.
  
   У птицы дронт в кармане Беломор
   и Дрю Бэримор на побегушках.
   Птица додо всегда успевает до
   закрытия створок лифта и трамвая.
   Она никогда не думает о том, что будет после.
   Её родители привели в ясли,
   А она с соской во рту читала "Если" -
  
   Как ни пытались европейские охотники, но так и не смогли, привить комплекс мученичества птице додо, ведь она родилась до рождества Христова.
  
   - и допетрила, куда пропал эсминец "Элдридж",
   на борт явился Палмер Элдридж
   и угостил весь экипаж чузи,
   и он стал призраком как чадо на узи.
   Железная нога, стальная челюсть и стеклянный глаз
   листают облачный атлас.
  
   Птица дронт садится на аэроплан
   - цеппелин
   -дирижабль
   и смывает с себя клеймо позора, как рыба не умеющая плавать.
  
   Индрикотерий
   Офицер Индрикотерий разжалован в запас.
   Офицер Индрикотерий был настолько разжалоблен видом девочки в сарафане с большим нелепым бантом на макушке, что велел не заряжать пушки.
   Индрикотерий с длинной и мускулистой шеей. Шея жирафа в сравнении на ощупь как горб верблюда.
   Шея индрикотерия тверда как камень статуи полководца на коне.
   Длинная шея нужна чтобы обгладывать верхушки кустов, а накачанная, чтобы бодаться с облаками в форме носорогов, остальные облака безобидные.
   Шея индрикотерия должна быть мускулистой, чтобы низко плывущая грозовая туча не отправила его в нокдаун.
   Броневая шкура носорога и лебединая шея жирафа, накачанная от заглядывания за горизонт, в завтрашний день и за шкаф.
   В такой шкуре и при таких габаритах меня никто не тронет, я могу мирно объедать верхушки высоких кустов и деревьев, а так же вырывать мороженое у летающих на карусели.
   При такой мускулистой шее я мог бы забивать каменных скифских баб в землю и идолов Пасхи.
   Такими могучими ногами удобно пинать валуны, и если вы видели в пустыне камень путешественник, то знайте его послал еще в ледниковый период индрикотерий и тот до сих пор идет.
   Дозор сурикатов заметил на горизонте стадо индрикотериев, движущихся в их сторону. По отмашке дежурного заорала сирена противовоздушной тревоги. Все сурикаты и стар и млад забились глубоко в пещеры.
   Самка индрикотерия увидела носорога и воспылала к нему материнской любовью, облизала его как речную гальку, и пыльно-серый носорог оказался сиреневым. Его нарисовал Борисов-Мусатов приняв за куст сирени, и девушка с плечами Натальи Гончаровой хотела сорвать гроздь сирени, а схватила рог.
   Саблезубые тигры не помешают индрикотериям, играющим в игры: пушбол - там нужно гонять большой мяч, армрестлинг только на шеях, ведь длинная накачанная шея помогает выхватывать из пожара погорельцев.
   Философ Индрикотерий знает критерий отличия длинношеей красавицы от чудовища: шея должна быть извилистой как траншея, которую вырыл в бассейне угорь, шея должна быть ажурной как крылья бабочки, дырявые как осенняя листва, шея должна быть гибкой и прочной как дирижерская палочка, чтобы не ломаться в ответственный момент, когда дирижер впадает в неистовство, ею как саблей Буденного машучи, шея должна быть как у лебедя, а шея у лебедя как у лилии, когда лилии противоположного пола обвиваются шеями, то чувствуют себя лебедями, а, если их сравнят в торжественный миг поцелуя с алюминиевыми веслами, то пьяный индрикотерий, целующий пожарную колокольню, выйдет из забытья.
   А поскольку ничем из вышеперечисленного не обладает индрикотерий, взыскательное жюри дарит пальму первенства ему и Квазимодо, воспитаннику химеры.
  
   Синий кит
   Как он поет!
   Тоскливо и глухо как тектоническая плита скрипит, наезжая на другую.
   У него китовые усы высотой метр и между ними проходят только те, кто мельче 6 см. Рачки, официанты, бухгалтера, офисный планктон.
   - Не изучай историю малых народов, сам будешь мелким! - наставлял старший брат младшего.
   Когда синий кит вылетает из моря, кажется будто толпа качает господина Креазота побившего предыдущий рекорд обжорства из книги Гиннеса. Съел целого лося с рогами!
   Можно пошутить, что киты таким образом учатся летать, тренируются чтобы исполнить полет навигатора. Дикий парадокс: самое большое питается самым малым, богач собирает с миру по нитке, питание кита - это голая математика, сложение, а Бетховен питается произведением хачапури и суши.
   Заглянем в глаз кита синего или любого, вперим прожектор до самого дна, поймем его душу, ведь глаза - зеркала души. Прямая речь кита. "Внутри меня раздутый штат НИИ Океана. Аквалангисты через трубочку пьют коктейли и танцуют в ластах, водолазы доят мурен и ходят вечно пьяные от их молока. Рыбаки с рыболовецкого траулера пемзой трут руки, пытаясь избавиться от запаха рыбы.
   Мама, зачем ты меня родила? Такого большого и необъятного? Я часто затрудняюсь понять где я, а где уже не я. Зачем я выучил древнеегипетский язык? Я съел хлеб египтологов.
   Я смотрю на Луну, я полагаю, она моя мать, в любом случае она веха для взгляда.
   А вы знаете, что ваши любимые близкие телепортируются в Китовую пасть Фомальгаута? И там справляют тризны и праздники и одобрительно следят за вашими успехами. Кто-то станет крилем, кто-то крестиком или ноликом, но ничто не исчезнет бесследно, сумма ушедших родственников похожа на бесконечную поэму, где трижды упомянут кракен и четырежды хоккейные краги, а вообще пополнение кладбищ, не забываем, они - станции телепортации - похоже на сход снежной лавины, набирающей массу по мере схода, наступит такой момент, когда кит продумает все мысли и ныряльщику не хватит мысли, а без мысли он пропадет еще верней, чем без глотка воздуха".
  
   Трубкозуб
   Трубкозуб преображается в сизигии. Дмитрий Александрович Пригов
   Трубкозуба похоронили на обратной стороне Луны.
   Планеты устроили парад в его честь, а звезды организовали салют.
   В его узком черепе умещался мозг с дольку чеснока, что не мешало ему длинным языком выуживать перченые шутки из муравейника остроумия, от которых у льва спадывала корона.
   Роя ходы, Трубкозуб нанес визит Минотавру и подарил ему скрипку Страдивари, взамен получил клубок Ариадны.
   Термиты превращали книги в труху, трубкозуб разорял термитники. Слава Трубкозубу!
   Муравьи обглодали до костей пляжницу на полотне Сальвадора Дали, тот задернул ее, содрав шкуру с быка на бегу. Трубкозуб разорил муравейник. Хвала Трубкозубу.
   В свой последний день рождения, совпавший с днем смерти, трубкозуб играл на пианино и блеял как козел, объел герани на подоконнике и плясал непристойные танцы на столе; собаки Павлова под местным наркозом в соседней комнате на кушетке проделали ему операцию, введя трубку в сердце и сливая кровь в бутылки с красным вином. Ему подливали и подливали, а он пил и пил свою кровь, пока не выпил последнюю каплю в бокале и не упал замертво. Да будут прокляты подлые собаки Павлова! Слава Трубкозубу!
  
   Медуза
   Планула попадает в ясли кораллового полипа, там проходит юность стрекающих, детсад и школа, выпускница-медуза отправляется в самостоятельное плавание. Научись жить без мозга, лишь умей отличать свет от тьмы. Колокол с языком из вырванных трубок таксофонов.
   Тушь по щекам бежит - это след от мужских обид. Учись у стрекающих давать сдачи. Ни один удар не должен остаться без ответа.
   На бицепсе двугорбом как верблюд однотонная татуировка в виде змеи, складывающейся в чемодане, проходящем через рентген-камеру таможенного досмотра -
   след ожога ядовитой медузы.
   Медуза похожа кисейный платок,
   который учит естественно ронять
   филологических барышень
   преподавательница с варикозными ногами динозавра
   и с головой черепахи в солнцезащитных очках.
  
   Иные виды светящиеся
   как лампы с абажурами освещают
   карточный стол
   клуба джентльменов -
   дельфинов с белыми
   развевающимися шарфами,
   проигрывающих стеллерову корову
   и выигрывающих эшелоны виски "Белая
   лошадь", а если
   жульничающих, то
   побиваемых, за
   неимением канделябров -
   ядовитыми медузами,
   оставляющими ожоги
   в виде черной мамбы
   свернувшейся в три погибели
   в дипломате с баксами
   предназначенными Баду - брату Билла
   за убийство Беатрикс Киддо.
   А еще медуза похожа
   на тряпку на доске,
   где отмечаются долги в бильярдном клубе,
   куда упала капля гениального химика
   Гриффита по прозвищу человек-
   невидимка.
   Прозрачная медуза служит контактной линзой
   киту, испортившему зрение нефтяным пятном, разлитым Бритиш Петролиум,
   благодаря ей кит заблаговременно узнает о приближении косаток.
  
   Медуза походит на вырванные с мясом дверные звонки нервными кавалерами котами, которых не пускают к симпатичным кошкам, и так, волей-неволей, хозяева препятствуют размножению котов и кошек, способствуя размножению медуз.
   А медуза - это всего лишь фаза жизненного цикла стрекающих.
   Всех у кого есть щупальца можно к ним причислить.
   И головоногое
   божество Ктулху
   прикосновением щупальца,
   вдыхающее жизнь в Адама -
   одно из ипостасей медузы.
   А значит, прав был классик:
   Берегите абажур, не снимайте абажур с лампы, долгими зимними вечерами фильтруя лучи, он льет мягкий розовый свет на обои и успокаивает нервы престарелых родителей Герцена, читающих "Былое и думы" благосклонней.
   Творите любые бесчинства: разливайте молоко на трамвайные рельсы, лазерной указкой светите в глаза летчику, идущему на посадку, продавайте земельные угодья на Луне, шлите вдове письма почерком покойного мужа с лоскутом пиджака провонявшего трупом и требуйте денег, делайте, что вам заблагорассудится: занимайтесь насекомоложеством, оборвав мухе крылья, сажайте ее на вулкан, разбудив изверженье, мочитесь в раковину с грязной посудой, спаривайте лошадей в комнатах с высокими потолками, собирайте деньги ди-джею Груву, чтобы этим летом он не прилетал на Казантип, только берегите абажур, не снимайте абажур с лампы, сохраняйте видимость благопристойности, ведь самой страшное - это оплеуха общественному вкусу, горящая как ядовитый ожог медузы.
  
   Слалом архара
   Некий архар спасался бегством от стада враждебно настроенных бизонов. Словно велогонщик в желтой майке лидера, преследуемый пелотоном с рулем загнутым в бараний рог по горному серпантину он взбирался на Везувий. Позади его ждала смерть под копытами бизонов, а впереди его ждала пропасть. Он ринулся вниз в бесконечно глубокую пропасть, но на счастье сама расщелина была узкой и он, то бодал противоположную гору рогами, загнутыми в велосипедный руль, отскакивал от нее, затем отталкивался задними копытами от родной горы и таким финтом, зигзагом, рикошетом проваливался вниз, громыхая как лыжник, спускающийся с небоскреба по ступенькам лестничных пролетов, на спасительное дно.
   Рогами, в которых древние римляне ухватили идею тарана, - в стену и копытами, ставшими гранитными от сопромата, - от стены. Я бы сравнил архара с живыми жерновами кофемолки. Он брутален как кирпич, брошенный в стиральную машину. Его траектория низвержения неописуема как маршруты шаров при розыгрыше спортлото.
   По легенде стены арбатских парадных испещрены шрамами от углов громоздких гробов, спускаемых за всю историю подъезда.
   Когда композитора Юрия Ханона спросили: что бы он исполнил на рояле, специально взгроможденном для этого на престижную высоту Эльбруса, он ответил:
   "Я бы столкнул рояль в пропасть и что бы он при этом сыграл, то и стало бы моей музыкой".
  
   Зебра магии
   И не надо зря тратить нервы,
   Терять нос, уши, рот вроде лепры.
   (Эстрадная песенка)
   Зебра магии - это когда бежит по полю зебра, ты смотришь на нее, и у тебя от мелькания полосок начинается галлюцинация. Ты видишь свою лошадь пересекающей финишную черту и идешь в кассу получать баснословный куш. Банкноты едва влезли в твою спортивную сумку, остаток ты запихиваешь под рубашку. Но чуешь, что здесь что-то не так. Приходишь домой, жена в бигудях из газетных гильз встречает тебя приветливо, еще бы, ведь ты выиграл миллион. Она зажаривает в духовке индейку, и вы празднуете внеочередной день Благодарения небу за удачу. Ты ложишься спать. Просыпаешься утром. Чувствуешь что в комнате что-то не так. На стене висит картинка, на ней изображена полосатая каракатица на зеленом морском фоне. Ты не помнишь, что когда-либо ее покупал.
   Ты не идешь на работу, ведь работают только бедняки. Ты идешь в гольф-клуб. Сильно бьешь клюшкой по мячу, и он улетает к фермеру на соседнее кукурузное поле. Из зарослей выбегает белая собака с черным пятном под глазом, неся в зубах мячик. У тебя предчувствие инфаркта - ведь это твой пёс Абрахам, сдохший 6 лет назад.
   А вечером приходит из школы дочь, которой беременна жена.
   Это зебра магии переходит на галоп и ее полоски мелькают как скакалка, через которую прыгает первоклашка, а концы скакалки вращают ее одноклассницы. Белый бант гипнотизирует как бабочка на черном носу коровы.
   Когда в день воскресный приходит твой покойный дед, ты воспринимаешь это как должное.
   Он пьет молоко на клетчатой скатерти и играет в шашки с твоим праправнуком, ибо амплитуда анахронизмов неуклонно растет.
  
  Из цикла "Фантасмагории"
  
   Пьяный корабль
   Волны открывались как жалюзи, и я видел, как парикмахерша отстригла клиентке челку драгоценную как честь.
   Косатки окружили кита и передавали его по кругу как дыню в регби.
   Я видел гавайские закаты, находясь в партере природы; на едва остывших развалах вулканической породы выросла трава и цветы с отпечатками лап леопардов на лепестках.
   Я видел, как цунами волей неволей тащит ленивых мурен в атаку на сушу, как мобилизованных на гражданскую войну севера с югом.
   Я видел дельфинов нарочно разрывающих сети, чтобы выпустить рыбу и других с отрезанными плавниками в отместку рыбаками.
   Я видел латимерию, она была столь старой, что ее брюхо обросло кораллами как днища потопленных кораблей.
   Я видел альбатроса, что летел бесцельно как вандал на бульдозере, выкорчевывая могильные плиты.
   Я видел, как морской леопард пожирает живого пингвина, словно матрос, утоляющий похоть в борделе.
  
  Морошка
  Эй, мандавошки,
   Бегите по дорожке!
   Американские прерии -
   Это мои артерии.
   Я не могу умереть,
   не испробовав вкус морошки!
   Секрет
   нового Дункана Маклауда:
   ему не нужно отрубать голову, без головы
   любой долго не протянет,
  
   бессмертного из ордена трехгрошовой оперы,
   набившего трубку перхотью новозеландских девственниц-русалок, вяжущих себе чулок на хвостовой плавник из лобковых волос хоббитов, сидя на дереве, путешествующем автостопом,
   нужно накормить морошкой,
   а дальше выстрелить из дробовика в живот,
   отправив в страну людей без живота.
  
   У меня своеобразный рацион:
   я ем только морошку
   как Кортни Кокс
   только коксующий уголь.
   Морошке не страшен мороз,
   поэтому я дрейфую на льдине по северному
   ледовитому океану без дохи в одном блейзере клуба академической гребли.
  
   Колено Клэр
   Колено Клэр обладало животным магнетизмом и притягивало любых мужчин по заказу хозяйки колена, самой Клэр. Однажды в комнате с камином и ковром эпохи Цинь на полу Клэр принимала Дюра и пила с ним чай и ела эклер. Колено Клэр было радиоуправляемым. Каким же было удивление прибывших на место происшествия полицейских, когда они увидели колено Клэр, проникшим в живот Дюра, как торпеда проникает и застревает в обшивке подводной лодки, колено Клэр имело форму фасоли, а живот Дюра был ребристым как стиральная доска из дюралюминия. В ходе расследования выяснилось, что проживающий по соседству от замка Клэр в графстве Девоншир радиолюбитель взломал код управления коленом Клэр и перехватил управление им, словно самолетом-беспилотником. Злоумышленник, с ним сейчас работают сыщики Скотланд-Ярда, не подозревал, что Дюр являлся андроидом, симулякрумом, репликантом, сконструированным немецкой фирмой "Берлин Хеми" столь искусно, что его глаза слезились от лампочки яркостью в 150 WATT как живые. Владелец Дюра сейчас выступает ответчиком в деле о незаконном проникновении в личную жизнь. Он уже привлекался за установку "жучка" в плюшевую панду.
   Сама Клэр не пострадала. Ее колено было признано ЮНЕСКО объектом культурного наследия и сейчас экспонируется в Лувре в купе с яйцом Фаберже. Она заказала себе, по примеру легкоатлета Писториуса, у которого были титановые ноги, колено из яшмы. Колено из яшмы теперь притягивает кавалеров не слабей того магнита, благодаря которому левитировала лягушка.
  
   Звездная одиссея пьяного корабля
   Стартуя, я сжег Землю как топливо для разгона.
   Я видел останки разлагающегося Бога в окрестностях Альфы Центавра, из его жилы торчала не весть откуда взявшаяся останкинская телебашня.
   Я видел тысячу ликов Кришны и каждому пожал руку: здравствуйте, царь. С краю стоял Дугин, и я дернул его за бороду.
   Я видел билдонгов, что жрали стекло, железо и пластик, а воспроизводили автомобили Форда.
   Я догнал шипастого Шрайка и стер его в порошок, затем стабилизировал магнитом в ослика.
   Я нагрел руки на излучении Хокинга, в результате сиротки из приюта будут есть перловую кашу остывшей.
   Я принимал роды у звезд как повитуха, как Сократ. Одна недоумелая звезда не могла отличить красоты от кокошника и родила участкового в кокарде.
   За разломом Орла исполинские сверчки тарабанили в барабаны, обтянутые шкурой Христа.
   Я видел как Архитектор Миров рашпилем доводил норвежские фьорды, критерием качества служило стократное эхо.
   Я видел акварель Глеба Палкина: синее небо и коричневая земля. Фон съел Адама, ангелов и самого. Мой мир никогда не будет прежним. Я выпал из люльки Вселенной.
   Минус-корабль взял меня на абордаж, и, ограбил сам себя, так я обзавелся капитаном и командой. Человек, который видел антимир, заступил на место штурмана, расстелив навигационные карты по стенам рубки. Экипаж составляли зебры в танкистских шлемах, все говорили со всеми, как магазин телевизоров в момент рекламы.
   Попадись мне тот, кто подсадил на порошок танк Абрахамс, я бы его отделал как бригада отделочников загородную дачу. Угонщику заблудившегося трамвая я бы впаял 20 лет без права переписки. А тому, кто угощал абсентом желторотый корабль, я бы выклевал очи как ворон рабу Спартака, распятому на Аппиевой дороге.
   Я видел 1000 ликов Кришны и ознакомился с литературой 1000 звездных рас, от пения малиновки инсульты становились оргазмами, если читать шедевр эльфийской литературы алфавитом Брайля, то на подушечках пальцев вырастают глаза спаниеля.
   Я вез на борту бестиарий вымышленных существ, когда переборки рухнули, на борту начался естественный отбор. Раса Дирижеров захватила власть, мартышки рабски копировали все жесты вплоть до взмаха фалд.
  
   Я видел восход Антареса, я взял и зафиксировал это зрелище как мировой рекорд штангист Юрий Варданян.
  
   Я видел, как от столкновения полосатых галактик Тигра и Зебры образовалась решетчатая Супергалактика Клетчатого Тапира.
  
   Я узрел в конфигурации звездного архипелага - бредущего Кришну с пульсирующим сердцем Крабовидной Туманности. Он шел с глиняной кружкой молока в левой руке и с валуном темной материи на спине.
   Я видел, как звезда сорвалась с насиженных нар звездного архипелага Гулага и пустилась в бега, как блуждающая почка в теле Кришны.
  
   Я был изгнан из детского рая, где махнул карты Черн Петр на железную статуэтку Дон Кихота.
  
  Цирк
   В цирке всегда весело. Там рыжий клоун с красным носом ест опилки и плачет струйками из водяного пистолета.
   Там дрессировщик в вицмундире гусара кладёт голову в пасть льву, а его жена, мстя за супружескую измену, готовится наступить на хвост льву сапогом фабрики "красный скороход".
   Там тигр дует на горящий обруч перед прыжком, стараясь чуть сбить пламя, а слон взбирается на тумбу, испугавшись белой мышки.
   Мальчик прыгает из под купола вниз головой, мальчик в серебряной кольчужке, все восхищаются им, однажды он разобьется как ртутный градусник, и девочку, затемпературившую от горя, родители убедят, что он цел и сунут подмышку.
   Жонглёр тренируется у шатра, раскинутого на берегу моря, бросая факелы, раньше он был сталеваром и у него луженые ладони, такими бы ловить Жар-птицу.
   Клоун схватил мальчика и летает с ним над трибунами на трапеции, несёт его как колдун богатыря, у мальчика в руке авоська с кефиром, он ногтем нечаянно вскрыл крышку из фольги и быстролетящие капли кефира рисуют Млечный путь на лицах зрителей.
   На манеже одетые в смокинги прыгали четыре гориллы и играли блюз на джазовых инструментах.
   А тигрица исполняла "Ночь в Тунисе" Гершвина так проникновенно, что у зрителей кровь леденела в жилах. А один мальчик ножичком царапал подлокотник кресла, потихонечку деградируя.
   Лошадки бегали по кругу, а наездниками были макаки. А фокусник накинул на слона попону, сказал але-оп, взмахнул палочкой и сдёрнул попону резким жестом открывателя памятников.
   На манеже стоял живой бронтозавр, тот, с гребешками на спине. Зал обмер от изумления. - Как ему удалось воскресить динозавра! - ахнули палеонтологи, но фокусник ревниво оберегает свои секреты.
   Один гипнотизер внушал зрителям что царь горы станет единственным спасенным землянином в надвигающейся катастрофе, ему одному забронирована каюта люкс в летающей тарелке.
   Что тут началось! Публика устроила кучу-малу, каждый пытался вскарабкаться на другого и все мечтали оказаться на вершине пирамиды.
   Царем горы стал господин, который громко кричал: "Я не могу умереть, я единственный сын у матери и я еще не пробовал чуда генной инженерии - дыни со вкусом земляники!"
  
   Синдром неугомонного желания летать на мельнице
   Дело было в Голландии, в стране ветряных мельниц. Четыре молодых человека с бесшабашностью молодости, пускающейся в безрассудные авантюры, решили устроить соревнование в висении на работающей мельнице на выносливость. Сказано - сделано. Привязали себя к крыльям крестообразной мельницы и отпустили тормоз, день был ветряный и мельница без труда осилила вес четырех орясин. Завращалась. Через час два задохлика сигнализировали о своей капитуляции извилистыми струями рвоты, извергающимися из желудков. Третий взмолил о пощаде после трех часов полета. Четвертый, несмотря на то что автоматически стал победителем после того как третий снялся с дистанции, продолжал свой гордый полет альбатроса. Он обладал непреклонным духом полководца и подвижника и амбициозностью чудаков совершающих дикие поступки ради попадания в книгу рекордов Гиннеса. Он обладал маниакальностью трудоголика, прикипающего к любой работе на любом поприще. Он кружил и день и два и три и неделю, пока не сдался на слезные уговоры родственников, пришедших его снимать с креста как пара Марий и апостолы. Он ступил на сушу как капитан, вернувшийся после кругосветного плавания. Возвращение в родные пенаты после долгой отлучки всегда таит своеобразное очарование утоленной ностальгии. Он прошел через длинную переднюю по паласу с борьбой мангустов и змей, знакомому с детства, дошел до кровати и лег в нее. Жена к его приходу постелила свежие простыни, и прижаться щекой к твердой накрахмаленной наволочке казалось высшим из благ. Однако наслаждение безмятежным покоем продолжалось недолго. Через какое-то время романтик почувствовал учащенное сердцебиение, головокружение и тошноту. Он почувствовал ломку неугомонного желания летать на мельничном крыле. Тайком, украдкой, одевшись, он проскользил как тень через переднюю и сбежал из дома. Созвонился с приятелем и тот помог ему привязаться к мельнице и спустил тормоз. Его манила жажда полета. Или, возможно, иллюзия полета, ведь мельница, крылом махая, с земли не в силах улететь.
   Он снова оказался на коне и почувствовал себя в своей тарелке. Он даже надел летчицкие очки, чтобы пыль не забивала глаза. В этот раз полет продолжался несколько недель, пока в обществе не разгорелись споры по поводу гуманности опыта Дедала и Икара в одном лице.
   После госпитализации его самочувствие резко ухудшилось. Учащенное сердцебиение, головокружение и рвота бушевали как при морской болезни, только его выворачивал наизнанку покой, а не качка. Светила мировой медицины умыли руки, не сумев победить синдром неугомонного желания летать на мельнице. Предложение снять ломку больного, посадив его в центрифугу, где тренируются космонавты, было отвергнуто, как равнозначное попытке ссадить с одной иглы, подсадив на другую. Больной почувствовал недомогание, пограничное со смертью и консилиум врачей принял решение возвратить его к естественному для него полету на мельничном рукаве. Он и поныне вращается на ней.
   Вернувшись в небо, летун почувствовал облегчение, как рыба, оказавшись в море. Пульс пришел в норму, все органы и системы организма зафункционировали гармонично. Улучшилось настроение, вернулись сон и аппетит. Его дочка приносила ему нехитрый обед в платке как комбайнеру в горячую пору страды - уборки урожая.
   Когда водружался штиль, он чувствовал себя худшим из худших, но когда в небе собиралась гроза, и ветер, разгоняющий мельницу, усиливался, он преображался, его лихорадило как рыбку перед землетрясением, он чувствовал себя счастливчиком, поменявшим карусель на чертово колесо, и примерял на себя судьбу космонавта, колесованного фарисеями за измену Родному в пользу Вселенского.
  
   Физическая невозможность смерти в сознании живущего
   Человек не может представить, что его организм можно разобрать как простой механизм. Одна девушка в советском фильме прожектёрствовала: "Я не верю в свою смертность, ибо скоро изобретут от нее лекарство". Все смерти, что мы наблюдаем: акула разрывает аквалангиста, мы наблюдаем со стороны. Нашему сознанию не хватает взгляда со стороны, чтобы засвидетельствовать свою смерть. Человек свято верит, что может взять и нарезать торт в форме человека на сладкие куски. Он может наткнуться на манекена в магазине одежды и отпрянуть в страхе. Ад - это другие. И другие туда попадут. Рыба, увидев себя в зеркале, непроизвольно атакует, ибо не может себя узнать в другом.
   Когда зубной рвач вырывал мне зуб, я ощутил свой череп скворечником и эта мысль была оппортунистической критикой ортодоксальной веры живущего в свое бессмертие.
   Смерть - это то, что случается с героями в сказках, это собака с глазами в циферблат часов на ратушной площади. В детском сне я балансировал на карнизе небоскреба и чувствовал близость смерти, как никогда сильно.
   В сознании живущего смерть представляется в виде чудовища, неимоверно жуткого, столь страшного, что превышает нашу способность ужасаться. Откуда мы это взяли? Видимо из подсознания. А что если смерть это белая мышка с розовым носиком, сладко позёвывающая после сна в шерстяной водолазке?
   Смерть придет и внесет меня в список недвижимости, где уже находятся: стол, шкаф, диван, кожаный диван, диван, обтянутый коричневым кожзаменителем, кой-где обтёрханным, всё внимание к дивану, ведь это диван-кадавр, он и мертв и жив, и, если искоса взглянуть похож на бегемота.
   Я буду после смерти существом подобным,
   такое чувство, будто мой собственный зрачок,
   страдая любопытством, сам на себя взглянул,
   словно решение теоремы Ферма
   взглянуло на свое условье.
   Пациент лежит в больнице на физиотерапевтическом жестком ложе под капельницей и представляет смерть в виде медсестры с черной повязкой на отсутствующем глазу со шприцем со смертельными воздушными пузырьками.
   Но это не смерть, а интоксикация прозой Мураками.
   Смерть - это чудовищный ящер. Как говорил профессор Грант: "Я тоже увлекался динозаврами, пока они не решили мной позавтракать".
   Реставрированный рёв раптора
   по тембру похож на шум турбины
   для слуха птицы, втягиваемой в ее глубины.
   Я не могу представить смерть,
   я вижу только свои детские страхи.
   Боязнь разлуки и страх высоты
   из них самые живучие.
   Я вижу прыжок с колокольни
   и перрон с отъезжающим поездом.
   Пастернак представлял смерть как кражу скрипки Страдивари.
   Заказчик, чьё имя не называем,
   один раз в вечность
   в седой подбородок ее упирает.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"