Пешкова Наталья: другие произведения.

Пустынный мир для королевы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 9.47*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Как же повезло королевам древности. К их ногам бросали весь мир - зеленый и цветущий. А у твоих ног лишь песок и ветер, гуляющий по барханам. Им дарили цветы. А максимум, на что можешь рассчитывать ты, это новый нож и крыса, подброшенная за шиворот. Им посвящали стихи, восхваляя красоту и благородство. А тебя считают наряженным в платье пугалом. Впрочем, этот парень тебе и самой не нравится. Наверное...
    Легко ли быть сыном канцлера? Ты имеешь все - высокий ранг, деньги, власть. Но разве кто-то спросил, нужно ли тебе все это? Поинтересовался, почему вместо основ управления ты изучаешь древние фолианты? И хорошо ли тебе живется под ярким светом трех солнц? Еще несколько дней назад ты не знал ответ на этот вопрос. И не собирался возвращать в мир магию. Неужели учеба в академии так на тебя повлияла? Или наглое белобрысое пугало, навязанное в ученицы? Возможно, стоит присмотреться получше...
    ОЗНАКОМИТЕЛЬНЫЙ ФРАГМЕНТ
    продолжение читайте на ПродоМане
    Полностью книгу можно купить на сайте "Призрачные миры" в удобном для вас формате.


   Пустынный мир для королевы
  
   Глава 1. Лотерея. Только глупцы верят в удачу и божий промысел.
  
   В лотерее Мир участвовать не собиралась, да и не особо верила, что сумеет выиграть - с ее-то удачей - а на площадь пришла из любопытства, поглазеть на трех счастливчиков, отправляющихся в академию. Злые языки поговаривали, что когда-то академия Трех солнц называлась Высшей Магической академией, но Мир не верила в эту чушь, как и в то, что маги когда-то правили этим миром. Да разве могут эти выродки, годные только на то, чтобы сидеть в коконе, хоть чем-то править? Только древние старики, вроде полоумной Дан, такое болтать могут, да глупые дети, слушающие их сказки. А Мир уже три года как выросла, а этой весной даже округлилась в положенных местах, заставляя парней восхищенно присвистывать, а кривой Дирк и вовсе повадился ее лапать и зажимать в подворотнях. Правда, окривев (пусть и временно) на второй глаз, свои поганые ручки от Мир убрал и в их квартале больше не появлялся. Вот и сейчас, сидя на соседнем заборе, старательно делал вид, что не замечает "вздорной девчонки", хотя ее черно-красный шемах, на этот раз открывающий лицо, виден издалека, как и темно-бордовый кафтан, единственная нарядная вещь, которую старуха Дан сохранила практически целой (пара еле заметных заплаток не в счет) и торжественно вручила Мир на ее шестнадцатилетие.
   Хотя надевать его наверно не стоило - для лазания по заборам он категорически не годился, привычная светло-серая туника чуть ниже колена и узкие серые брюки куда удобнее. А если порвутся, то и не жалко - такого добра у них в городке навалом, любая швея за пару монет сошьет. А такой кафтан один на весь Верден - красивый, почти не выцветший, с большими черными цветами по подолу и золотой вышивкой на рукавах. Зря она его надела, очень зря. Ни с мальчишками не подраться, ни в какую-нибудь дыру нырнуть, если вдруг драка не в ее пользу обернется. И не убежать. Впрочем, спасаться бегством было не в духе Мир, она и в детстве старалась встречать опасность лицом к лицу, но и дурой при этом не была, понимала, когда лучше по-тихому... нет, не сбежать, отступить, притаиться и в нужный момент выпрыгнуть из засады на ничего не подозревающего противника. Так что красота красотой - да и для кого здесь стараться, вот если бы сам канцлер приехал! - а переодеться все же стоит.
   Девушка почти решилась слезть с забора, рискуя потерять тепленькое (в прямом смысле слова) местечко, как над площадью восхитительным прохладным зонтиком принялись сгущаться тучи, намекая, что на этот раз их провинциальный городок почтил визитом если и не сам канцлер, то шишка рангом ничуть не меньше. Хотя герцогам-министрам в их дыре делать точно нечего. Но кто еще мог разъезжать на карете с собственным коконом? Да еще таким мощным, что тень накрыла не только центральную городскую площадь, где столпилось практически все население Вердена, но и близлежащие улочки и даже край бывшего фонтана в таком же бывшем парке. А в столице, говорят, парки сохранились с настоящими зелеными растениями, а, возможно, и с фонтанами, откуда бьют искрящиеся струи воды, а на дне снуют яркие золотые рыбки.
   Ни золотых рыбок, ни заполненных водой фонтанов, ни даже тени Мир никогда не видела, и, подавшись вперед и чуть не свалившись с забора, девчонка во все глаза уставилась на роскошную сверкающе белую карету с небольшим магическим коконом на крыше. Но запертый в нем арш, несмотря на маленькие (по сравнению с другими коконами) размеры, обладал огромной силой - тучи сгустились настолько плотно, что стоящее в зените солнце, как ни ярилось, не могло найти и малейшей прорехи. Температура снизилась, превратив обычный знойный день в необычайно прохладный вечер, которые Мир за всю свою жизнь могла перечесть по пальцам одной руки.
   Хорошо все-таки, что она не ушла. Когда еще такое увидишь. Тут тебе и тень, и карета с коконом, и цельный преподаватель из академии, прибывший за победителями ежегодной лотереи, и черноволосый красавчик (почти ровесник самой Мирджаны) в белоснежном с иголочки костюме. Эту фразу Мир слышала от Дан и никак не могла понять, как это костюм может быть с иголками - неужто какая-то косорукая швея их вытащить позабыла, но, увидав вышедшего последним парня, сразу сообразила, что в таких костюмах не то что иголки, даже пылинки не забывают. Мирджане да на миг стало стыдно за свои разношенные старые ботинки и не совсем чистые руки. Но лишь на миг - найти воду на мытье в их городишке мог далеко не каждый, и бургомистр, опасаясь эпидемий, раз в два-три месяца устраивал бесплатные дни в общественных мыльнях. А то, что дни эти нужно было продолжить днями благодарственными, а если точнее, бесплатной работой на подземных плантациях, в сущности, не стоящая упоминания мелочь. Сама Мир в этом ритуале участвовала лишь изредка, для виду, чтобы никто не догадался, что они с Лайсой купаются в собственной бургомистровой ванне вместо того, чтобы ее убирать.
   - Эрих! - благоговейно взвизгнула сидящая рядом Лайса, разряженная куда больше подруги.
   Будучи служанкой прыщавой бургомистровой дочери, мгновенно "вырастающей" из всех платьев, не столь усердно питающаяся Лайса щеголяла в темно-зеленом джалаби с серебристо-серыми узорными нашивками и настоящем скрывающем лицо никабе. Простые жители, и Мир в том числе, довольствовались обычными платками-шемахами, менее красивыми, но куда лучше защищающими и от солнца, и от бьющего в лицо песка. Ботинки, правда, у Лайсы были свои, старые и потрескавшиеся, но длинный подол платья успешно их прятал. А еще Лайса вместе с хозяином и Агнесс ездила в столицу на празднование совершеннолетия канцлерского сыночка. И девушка немного завидовала подруге - самой Мир через полгода тоже семнадцать стукнет, но кто об этом вспомнит? Разве что Лайса и старуха Дан, приютившая Мирджану десять лет назад, после смерти матери. Еще как завидовала. Но ровно до тех пор, пока драгоценная подруженька не вернулась. За прошедшие два года Лайса достала Мир аж до подземных источников. И нытье ее было столь же безостановочным и монотонным, словно капающая в основной резервуар вода, медленно стекающая по каменной стене нижней пещеры. "Ах, какой Эрих красивый! Ах, какой Эрих богатый! Ах, какой Эрих благородный!"
   - Эрих! - привычно затянула подруга, и Мир наконец сообразила, почему так сильно сжимают ее руку и вот-вот располосуют давно не стрижеными ногтями.
   - Так это он?! - девушка с трудом разжала чужие пальцы и потерла ноющее запястье.
   - Ага! - Лайса просто лучилась восторгом и обожанием.
   Мир всмотрелась в канцлерского сыночка, осточертевшего ей до самого солнца, и ничуть не впечатлилась. Да, красив. Но слишком уж слащав. Высок. Но чересчур тощ. И взгляд больших черных глаз уж очень неприятный - брезгливый, презрительный и злобно-недовольный. Но подруга всего этого не замечала, продолжая восхищенно попискивать. Привычно пропустив эту умильную чушь мимо ушей, Мирджана прислушалась к происходящему на помосте. А происходила там лотерея. И бургомистр, нервно одернув камис, смешно топорщившийся на объемном животике, тряхнул большую медную чашу, призванную изображать серебряный кубок, перемешал жетончики-заявки и с поклоном протянул ее Эриху. А преподаватель и не подумал возразить, позволяя юнцу небрежно вытянуть из чаши неровно обрезанный кусок жести.
   По правилам заявку полагалось подавать на бумаге. Да где ее в Вердене сыщешь-то? Газета и то одна - ее бургомистру раз месяц из столицы шлют, так что новости горожане если и узнавали (особо столичные дела никого не интересовали), то с двух, а то трехнедельной отсрочкой. Как на такую поездку решился канцлерский сынок, Мир не представляла. Или кокон и от пылевых бурь защищает? А где этот хлыщ ручки свои белые моет, в пустыне-то? Вон и на лице ни одного темного пятнышка нет - такие, как он, свое нежное личико солнцу не подставляют и не ходят потом с темной загоревшей полосой вокруг глаз. Мужчины этакой красотой не заморачивались, а девушкам приходилось снимать шелахи, стараясь выровнять загар. Мир, частенько работавшей на верхних плантациях, это легко удавалось, хотя граница загара все-таки еще угадывалась.
   - Кривой Дирк! - тем временем выкрикнул академский преподаватель, которому Эрих брезгливо, двумя пальцами, передал поеденный ржавчиной жетон.
   - Чего все ржут-то? - обиженно буркнул Дирк, не успевший сообразить, какое счастье ему привалило.
   - "Кривой" писать не надо было, - снисходительно пояснила Мир.
   - А че надо было?
   - Дирк Осборн, - фыркнула девушка и, не удержавшись, показала приятелю язык.
   Тот почесал курносый облезлый нос и высунул язык в ответ, удостоившись выпученных на него глаз преподавателя и злобного потрясания бургомистровым кулаком у того за спиной. Дирк философски пожал плечами и спрыгнул под ноги подошедшему слишком близко преподавателю, сверху со смешком прилетел мешок с вещами, пребольно стукнув парня по затылку. Мирк, мелкий вихрастый поганец, всегда отличался меткостью, а с братцем их связывали особо теплые и нежные отношения. Незаметно показав братишке оттопыренный палец, Дирк склонился в неуклюжем поклоне и почти вырвал из рук гладко зачесанного пучеглазого академика свой жетон и излишне грубо пробасил:
   - Куда идти-то?
   Мужчина молча ткнул пальцем в сторону помоста и, побоявшись пачкать светлую расшитую золотой нитью тунику, вытер пальцы о бургомистровый камис. Обычай лично приглашать в академию победителя ему явно не нравился, но не Эриху же ножки по Верденской пыли топтать и белые брючки пачкать. Вернувшись на помост, преподаватель злобно зыркнул на первого счастливчика и подобострастно вытянулся перед будущим канцлером. Ему это удалось куда лучше, чем Фестеру. Бургомистр старательно пыхтел, но спрятать живот не мог, так что, плюнув на это дело, он просто гордо выпятил грудь (и живот, естественно) и преданно уставился на Эриха. И лишь Дирк, задумчиво расковыривающий новую дырку в рубахе, портил всю торжественность происходящего.
   - Мог бы Маркуса попросить ему жетон сделать, - негодующе прошипела Лайса, - а не эту гадость брать. Вот как у меня, к примеру.
   Мир сильно сомневалась, что влюбленный в ее подругу Маркус, также расстарается и для забияки Дирка, но из чувства самосохранения промолчала. Не хотелось нарываться на очередную лекцию о красоте и правильном поведении. Хотя даже в изящном завитом по краям жетоне Лайсы с любовно выбитой надписью и кучей вензелюшек правильности тоже никакой не было. Брала бы тогда бумагу, если такая принципиальная. Правда, Фестер вряд бы обрадовался порезанной на части газете. И вообще, могла бы спасибо сказать, что Дирк вместо той жестянки не додумался глиняный черепок. С него станется.
   Бургомистр вновь схватил чашу, и Эрих смешно (хотя думал, что грозно) наморщил свой аристократический горбатый нос и лениво побултыхал в ней ладонью. Этого делать не стоило, и парень вскоре понял почему. О себе Маркус, сын кузнеца Сига, не так заботился - на скорую руку откусив от цельной металлической пластины небольшой кусок и даже не обработав его края. Канцлерский сынок, по-бабьи взвизгнув, выронил проклятый жетон и принялся трясти оцарапанной рукой, разбрызгивая яркие алые капли на белую тунику бросившегося к нему на помощь преподавателя. Штанам академика досталось куда больше - Эрих, не особо заморачиваясь, вытер о них ладонь. Но и это не вызвало ни возражения, ни даже гневного взгляда. Мир невольно восхитилась такой выдержке - на холеном лице мужчины не дрогнул ни один мускул, и выражение глубоких серых глаз осталось прежним, учтиво-внимательным. Но что-то - возможно, пресловутая интуиция - подсказывало Мир, что Эриху еще отольются преподавательские слезки, когда он сменит статус канцлерского сынка на студенческую робу. В академии все равны, там титулов нет, потому и мечтает каждый дурак из провинции попасть туда, выучиться, да найти в столице хорошую работу. Потому и участвуют в лотерее - единственном бесплатном шансе осуществить все это. А Мир на такую глупость не подписывалась - ей бесплатного сыра и в мышеловках хватает.
   - Маркус Вейн! - бургомистр всего лишь зачитал имя на подобранном с гладко обструганных досок жетоне, а казалось, что смертный приговор.
   Маркус, которому Лайса все уши прожужжала о своем желании поехать в столицу, беспомощно на нее оглянулся и, опустив голову, зашагал к помосту. Ни перепачканный академик, ни тем более Фестер больше никого индивидуально приглашать не собирались. А Эрих, и не подозревавший какие ученые слова знает Мирджана, хмурился и вновь морщил нос. Горбинка была не такой уж большой, а в чем-то даже благородно красивой, но Мир так и хотелось подрихтовать ее кулаком, чтоб не зазнавался. Бургомистр торопливо сунул в руки Маркусу его опасный жетон, и опечаленный парень встал рядом с Дирком. А ведь совсем недавно мечтал о том, как построит им с Лайсой огромный дом аж в самой столице. Но, похоже, уже не верил в такое счастье. Его широкие надежные плечи уныло опустились, а огненно-рыжие волосы сиротливо потускнели.
   - Какой же он красивый! - мечтательно протянула Лайса.
   - Кто? Маркус? - высокие сильные мужчины, способные пронести избранницу на руках через всю пустыню, всегда нравились Мир, но Маркус любил ее подругу, и Мирджана не вмешивалась.
   - Ты чего? - опешила Лайса. - Эрих, конечно!
   - Так он же тощий!
   - Не тощий, а стройный.
   - Слабак!
   - А ему и не нужно кузнечные меха гонять! - парировала подружка. - Зато какие у него выразительные глаза!
   О, да - глаза у Эриха действительно были выразительные, и сейчас явственно выражали крайнюю степень презрения и брезгливости.
   - Так ведь тебе голубые глаза всегда нравились! - Мир не теряла надежды направить подругу в верное русло и крепкие объятия Маркуса.
   - Раньше нравились, - беспечно отмахнулась та. - А теперь нравятся черные. И вообще, черный цвет для ребенка куда полезнее, с ним на солнце меньше обгораешь. Не то что с рыжим!
   - Тогда Стефана выбирай,- фыркнула Мир. - Он полностью черный, от носа и до... - девушка многозначительно скосила глаза на означенную выше деталь, получила щелбан от сидящего по левую руку Стефа и, хихикая, отвернулась.
   - Мне Эрих нравится! - обиженно засопела Лайса, и Мирджана поспешила прекратить спор - останавливать потоки слез ей не улыбалось.
   Присмотревшись к стоящим на помосте парням, Мир сделала для себя твердый вывод, что уж кого-кого, а Эриха бы она точно не выбрала. Даже кривой Дирк смотрелся на его фоне весьма выигрышно. Он был не так могуч, как Маркус, но очень даже эффектно играл мускулами. Для горного охотника сила и ловкость куда важнее массы тела. Правда, светлые неровно обрезанные волосы были давно не мыты, а правый глаз наливался кроваво алым, будто у коварного пустынного демона. Но вовсе не это отпугивало девчонок. Больной глаз парень привычно щурил, становясь еще больше похож на демона-искусителя из сказок, потому как второй, здоровый глаз, хитро сверкал яркой ведьминой зеленью. Это старуха Дан так сказала, а обитатели их подвала привычно с ней согласились - самолично ни ведьм, ни колдунов никто не видел, а Дан до того древняя, что поди их еще и застала. Мир не знала, каким должен быть злобный колдун, но Дирк на эту роль отлично подходил. Вредный, хитрый, злопамятный, с его вечными злыми шуточками. Не удивительно, что все девки от него шарахаются. Разумеется, никакой колдовской силы у него не было - их всех еще в детстве проверяли - но с таким характером никакой магической силы не надо, все и так разбегутся.
   Замечтавшись, девушка не сразу расслышала свое имя.
   - Мирджана Куинн! - еле скрывая недовольство, выкрикнул бургомистр. Он уже третий раз кидал в чашу имя Агнесс сразу на нескольких жетонах, ровно с того дня, как вздорной девчонке стукнуло семнадцать, но жетоны упорно не желали покидать лотерейную чашу.
   - Мирджана! - махнул ей рукой Маркус.
   - А нашей королеве особое приглашение нужно! - хохотнул кто-то с крыши соседнего дома, а не менее вредный Стеф столкнул ее с забора:
   - Иди! Тебя ждут!
   - Ага, заждались совсем! - вновь съязвила крыша, правда, меткий бросок Мирка заставил насмешников замолчать, а потом разразиться угрозами, которые мальчишка привычно проигнорировал.
   Мир, успевшая сгруппироваться и приземлиться на ноги, медленно выпрямилась и с тоской взглянула на разорванный подол кафтана. А повернувшись к выразительному затылку старухи Дан, сидящей прямо на земле, сообразила, как ее ненаписанная заявка попала в чашу. Демонстративно закрыв лицо краем шемаха - нечего всяким там проходимцам на нее пялиться - решительно пошла к помосту.
  
   Эрих забрался в уютное и безопасное убежище, вытянул ноги, пристроил на них огромный старинный фолиант и с предвкушающей улыбкой распахнул обложку. От книги приятно пахло пылью и тайнами, и парень, увлекшись историей, не заметил, как наступил вечер. Впрочем, третье солнце еще не зашло и давало достаточно света, позволяя разбирать мелкий убористый текст. Осторожно сдвинув в сторону защитную пленку и упрямо прищурив глаза, непривычные к прямым солнечным лучам (кокон барахлил с самого утра, настоятельно требуя замены), Эрих перелистнул страницу и вновь углубился в чтение.
   Но не прошло и десяти страниц, как тяжелая бархатная портьера рывком отлетела в сторону, явив парню разгневанное лицо отца. За спиной канцлера маячила самодовольная физиономия секретаря Рольфа, приставленного в помощь райну Эриху, а на деле почти в открытую шпионившего за парнем и доносящего на него отцу. Скрываться от райна Сантэ становилось все труднее, последнее убежище - выходящее в дальний уголок сада окном с широким подоконником, плотной защитной пленкой на стекле и плотными массивными шторами - продержалось всего неделю.
   - Опять вместо учебы ерунду всякую читаешь?! - прогремел властный отцовский голос.
   - Это не ерунда, - набычился Эрих, - это научные труды...
   Перечислить имена ученых Генрих Тиссен не позволил, отмахнувшись от сына, словно от назойливой мухи - канцлер вообще не любил лишней, бесполезной с его точки зрения информации.
   - Не забивай мне голову своими глупостями!
   - Это не мои глупости! - вспыхнул мальчишка. - То есть, это вообще не глупости! Тут говорится, что три солнца уже не в первый раз вспыхивают на нашем небе.
   - Разумеется, - рассмеялся отец. - Из-за таких разгильдяев, как ты, испепеляющий Леммос и вынужден вызывать на небо своих родственничков.
   В богов (что благих, что не очень) канцлер не верил, но в церковь старательно ходил и свечи гасил исправно. О чем он в этом момент просил у бога, Эрих мог только догадываться. Уж точно не о всеобщем процветании. Канцлеру и собственного процветания хватало. А вот случая посетовать на никчемного отпрыска райн Тиссен не упускал никогда. Эрих боялся даже представить, что о нем теперь думают боги. Если они действительно есть.
   - Но это не Леммос, - попытался возразить парень. - В этой книге говорится, что боги тут ни при чем. Раз в две с половиной тысячи лет...
   - Хватит! - прикрикнул канцлер. - Избавь меня от подробностей. Лучше скажи, почему Рольфу приходится бегать по всему дому?
   - А я знаю? - кривовато ухмыльнулся Тиссен-младший. - Решил привести себя в форму?
   "А то вон по бокам жирком уже заплыл", - добавлять это вслух парнишка побоялся. Секретарь Рольф, похожий на пойманную и оттого особо злобную крысу, никогда не упускал случая подгадить Эриху. Чужими руками, естественно. Сам бы он никогда не решился - эту набившую оскомину фразу райн Сантэ повторял по пять раз на дню. Но стоило Эриху расслабиться - решался и еще как. Даже в его мерзкой физиономии было что-то крысиное - мелкие бегающие глазки, противного мышиного цвета, острый нос, вечно лезущий не в свое дело, и тонкие черные усики, прилизанные и блестящие.
   Отец нахмурился - он-то как раз секретаря ценил, и очень высоко.
   - Эрих, что вообще ты здесь делаешь?! - на остатках терпения выпалил он.
   - Читаю, - так же терпеливо ответил преданный сын.
   - Ты не этот бред читать должен! А основы управления и анализа! Ты что, забыл, что вскоре примешь мой пост?
   Эрих послушно кивнул, хотя очень сомневался, что это будет скоро. Да и будет ли вообще. Уж больно много конкурентов вокруг вьется, желающих во что бы то ни стало сместить канцлера. Но с этой проблемой отец разберется сам. А Эриху придется разбираться с ненавистными основами управления, изучать структуру власти и только вздыхать о пересекающихся орбитах и магических экспериментах. О последнем рискованно было даже вздыхать. Зато так интересно.
   - Живо в учебную комнату! И не забудь отнести книгу в библиотеку, если не хочешь, чтобы я отменил твой допуск. И на урок!
   - Так вечер уже! - возразил Эрих.
   Отмены допуска он не боялся - слух об этом разнесется быстро и подпортит репутацию самого канцлера, а вот внеплановые уроки отец устроить вполне мог.
   - Дома, значит, учиться не хочешь? - отец насмешливо приподнял бровь. - Хорошо. Тогда этой осенью отправишься в академию Трех солнц. Нет, весной.
   - Да хоть завтра! - огрызнулся Эрих.
   - Вот и отлично! - райн Генрих серьезно кивнул, едва обозначив свое торжество уголками губ. - Собирай вещи и отправляйся. Встретишь победителей лотереи, лично сопроводишь их в академию и займешься с ними подготовкой. Заодно и свои знания подтянешь. Райн Сантэ, подберите моему сыну город поперспективнее.
   Канцлер, не слушая возражений - к чему, когда вопрос уже решен? - развернулся и молча ушел. Рольф же разулыбался еще гадостнее, предрекая Эриху самый перспективный город из всех.
   И главное, не обманул. Большей дыры Эрих в своей жизни не видел.
  
   Город Эрих заметил издалека, но даже не понял, что это город. Мельком глянул на занесенные песком развалины и вновь откинулся на подушки. Закинул ноги на соседнее сиденье, в последний момент удержавшись от желания водрузить их на колени Дильсу, и, сложив руки на груди, задремал, привычно пропустив недовольное бурчание академика мимо ушей. Норман Дильс был неплохим человеком, хотя и профессором. И почти не доставал Эриха. Впрочем, натренированного райном Сантэ парня мало что могло пронять. Путешествие профессор переносил с трудом (хотя у них была лучшая канцлерская карета) и либо бурчал что-то сквозь стиснутые зубы, либо ругал какого-то Курта. Но куда чаще молчал, мрачно обозревая окрестности, будто надеясь увидеть что-то новенькое. Пустыня - она пустыня и есть. Что там смотреть? Насколько хватает глаз одна сплошная пустыня.
   Пару раз на горизонте вырастали зеленые рощи, и блестели под солнцем озера. Норман неизменно встряхивался, пытаясь разглядеть картинку получше, но Эрих лишь усмехался. Мираж. Это парень знал точно. Где-то в той стороне располагался один из цветущих островов - самый крупный после столицы - но до него было слишком далеко, чтобы можно было хоть что-либо рассмотреть. И Норман, будучи преподавателем, академии это прекрасно знал. Или его интересовали исключительно миражи? Но и ни подтверждать, ни опровергать догадки академика Эрих не собирался. Знания, возникающие в голове из ниоткуда, лучше держать при себе. Если не желаешь повести остаток жизни в коконе.
   Нет, аршем Эрих не был. Его проверяли также тщательно, как и всех остальных детей. И потом, во время совершеннолетия. Да и утаить всплеск в центре густонаселенной столицы, где полным-полно тангеров, практически невозможно. Если не тангеры вычислят, так собственные соседи сдадут. А то и родичи. И в своих парень не сомневался - сдадут по малейшему подозрению. Мать - из страха перед магами. Отец из принципа. Репутация важнее крови. Хотя нет, не сдаст. Сам прибьет по-тихому. Или поручит кому. Было время, Эрих и сам мечтал исчезнуть, найти себе новый дом без постоянного контроля и внимания, без необходимости держать марку и следить за каждым своим словом. Но подрос и понял - не отпустят. По крайней мере, живым. Нет, его отец не был сволочью и не упивался чужими переживаниями (за это тоже кокон полагается), просто он был канцлером. И это все объясняло. Репутация важнее крови.
   Так что свои способности Эрих держал при себе. Говорить о таком опасно (да и некому). Людей хватали и за меньшее. А тут и новые знания, появляющиеся сами по себе, и предвидение, упорно предрекающее близкие неприятности. В городе? По дороге? Отвечать на эти вопросы предвидение отказывалось, утверждая, что так и так отлично потрудилось, а дальше Эрих пусть сам разбирается.
   К счастью, за неделю пути ничего интереснее мелкой пылевой бури не произошло. Подстегнутый смотрителем арш выставил защитную сферу, которую ярящийся ветер занес песком по самую макушку. Норман разочарованно вздохнул - клуртов арш помешал любознательному профессору изучить на практике новое (для него) природное явление. Через час ветер стих, песок с противным шуршанием осыпался, образовав вокруг кареты небольшую насыпь, которую пришлось раскапывать недовольному таким обстоятельством кучеру. Но мнение бея никого не интересовало, и потому осталось невысказанным.
   Город тоже поначалу показался если не миражом, то призраком. Но клуртовы способности велели быть повнимательнее. Верден (выдумали тоже название!) почти ничем не отличался от мертвых городов, в великом множестве разбросанных по пустыне. Появившиеся двести лет назад солнца безжалостно спалили и города, и не успевших попрятаться в подвалах жителей. Мощный солнечный выброс испепеляющей волной прокатился по планете, и чужие солнца слегка отстранились, но окончательно с горизонта не исчезли. Жара немного спала, до относительно терпимого уровня. Маги сбились с ног, пытаясь спасти всех, но не спасли почти никого. И угодили в опалу, в прямом смысле этого слова. Жизнь еле-еле теплилась лишь в крупных городах, где магов было много, и они совместными усилиями держали над городом тень. А таким городкам, как Верден, повезло меньше. Кого-то спасли глубокие пещеры, кого-то подземные источники, но на поверхность было опасно выходить и тем, и другим. Так и жили под землей: строили подземные плантации, где выращивали чахлые облезлые растения, собирали стекающую по стенам пещеры воду, кутались в хайранские тряпки, мгновенно оказавшиеся на пике моды, и брели через пустыню, чтобы выторговать у соседнего городка что-то столь же убогое, но чертовски нужное.
   Верден, как и все города беев, рос не вширь, а вглубь. Верхние этажи домов, едва достигающие пяти этажей, вместо стекол с защитными темными пленками были затянуты каким-то рваньем и заставлены бочками с чем-то якобы зеленым, а на деле бледно-желтым. Над улочками, заваленными различным хламом, были натянуты драные полотнища, в которых Эрих узнал старинные флаги Дайрена. Насколько Эрих помнил, один из первых канцлеров отменил прежние государственные символы Дайрена, заменив им символами своей семьи - ярко-желтое солнце, восходящие над полем спелой пшеницы. Пшеница на новом флаге стала барханами, рядом с Леммосом появились еще два солнца, а народ, затянув пояса потуже, склонился перед новым канцлером.
   Перед Эрихом же никто склоняться не собирался. Похоже, прав, отец - не дотягивает он до гордого звания канцлера. Или просто народец в этом городишке такой - наглый и не воспитанный. " Как есть не воспитанный, - поддакнули клуртовы способности, - ты только глянь, ни одна собака голову не склонила, и на колени пасть не подумала". А усилившееся вслед за зрением обоняние принесло настолько чудные запахи, что парень не смог скрыть отвращения. В столице даже помойки лучше пахнут. Не то, чтобы он специально их нюхал - упаси Леммос! - просто в детстве частенько сбегал из дома и шлялся в свое удовольствие по окраинам. А потом райн Тиссен притащил в дом Крысу, и вольная жизнь Эриха закончилась. Всех удовольствий - чердак под крышей, куда Рольф еще не додумался залезть (просто не представлял, что будущий канцлер может там ошиваться), да огромные подземные залы библиотеки.
   Подземелий и в Вердене было предостаточно - иначе откуда наползла такая уйма грязного вонючего народа? - и с роскошными подземными этажами канцлерской резиденции они не шли ни в какое сравнение. Как и облупленные стены, выщербленная мостовая и убогие сгорбленные жители, с самого детства напоминающие стариков. Они были повсюду: выглядывали из окон, сидели на заборах и прямо на голой земле, облепили старый потрескавшийся памятник, заполонили площадь. Тысячи две-три не меньше.
   - Три с половиной, - прошептал за спиной райн Дильс.
   Люди частенько, сами того не замечая, отвечали на невысказанный вопрос Тиссена-младшего, и, поминая недобрым словом клуртовы способности, Эрих делал вид, что удивлен. Уже привычно, обыденно - круглые глаза, словно выскочившие из автомата гайки, приоткрытый в изумлении рот и стандартный уже вопрос:
   - Вы что-то сказали?
   - Простите, - повинился профессор, старательно спрятав от Эриха глаза (начинать разговор первым должен был старший по рангу).
   - Нет, - также привычно поправился райн Тиссен, меняя интонацию, - я имел в виду, что вы сказали?
   - Три с половиной тысячи. Население этого городка согласно последней переписи.
   - Переписи? - уже всерьез удивился Эрих.
   - Ну да, раз в три года бургомистры подают прошения - субсидия на воду и все такое. Там и указывается население города.
   - Хм, указывается и реально подсчитывается - вещи разные. Вы не находите?
   Норман улыбнулся в ответ, но закончить разговор им не позволили. Пора было начинать лотерею.
  
   Эрих присмотрелся к победителям и пришел в ужас. Они и с первого взгляда особой надежды не внушали, а при ближайшем рассмотрении разбивали эту надежду в пух и прах. Столь ярко выраженных беев Эрих в своей жизни еще не встречал. Один запах чего стоит! А ведь Эриху с ними в одной группе учиться. И индивидуальной подготовкой заниматься. И самое противное, увильнуть не получится. Отец наверняка проверит. Или Крысу пришлет. А уж он-то все канцлеру доложит, с превеликим удовольствием. Слуг в академию не пускали, как и секретарей - студент для того и студент, чтобы самому учиться. В том числе за собой ухаживать, вещи стирать-чинить-гладить. Эрих размечтался было, что новые "друзья" помогут ему со стиркой. Какой там, как бы ему не пришлось учить их этой сложной премудрости. В такой ситуации и на Рольфа согласишься. Он хотя бы пуговицы пришивать умеет. Пришивал как-то на Эрихову куртку, видать, из каких-то коварных соображений. И если попросить Рольфа отец, возможно, и согласится, поищет лазейку в "нерушимых правилах" академии. А Рольфу в помощь еще и служаночку.
   Что? И это убожество тоже победило в лотерее?!
   Такого удара судьбы Эрих не ожидал. Выдвинувшаяся вперед (а точнее, свалившаяся с забора) девица походила на самое настоящее пугало, по недоразумению (или для пущего страха) наряженное в облезлый красный кафтан с безвкусной вышивкой и уродливыми цветами. На голове чудище навертело целый тюрбан, одним краем прикрыв лицо. Девица что-то пропыхтела, сжала кулаки и зашагала к помосту столь энергично, будто сваи вколачивала.
   - Мирджана, что ты себе позволяешь? - рыкнул на нее губернатор. - Нельзя скрывать лицо перед райном!
   Толстяк протянул руки и решительно сдернул жуткий клетчатый платок с ее головы. Лучше бы он этого не делал. Таким дамам платки к лицу. Вернее, на лицо. И лучше бы целиком. Как там оно у хайранов называется, паранджа?
   Лицо девицы, как и у всех беев, было черно от загара, причем, неравномерно - по глазам словно темной краской мазануло, за которой и не понять, есть у бейки ресницы или нет. А коричневые глаза, если бы не покраснение, и вовсе почти сливались с этой полосой. На левой скуле наискось шла глубокая загноившаяся царапина. Волосы короткие, непонятного выгоревшего цвета. То ли русые, то ли вовсе белые. Разве что губы можно было назвать красивыми - ему нравились такие, пухлые, ярко очерченные - если бы не огрубевшая кожа и сеть мелких кровавых трещинок. Фигура - под кафтаном не понять - но хотя бы не толстая. Это было бы последней каплей.
   Вторая девица, сиганувшая с забора вслед за подругой и топчущаяся у подножия помоста, приглянулась Эриху больше. По крайней мере, еле лицо не уродовала темная полоса плебейского загара. И тонкие губы были хотя бы накрашены. Правда, цвет - излишне яркий - девчонке не шел, но от солнца худо-бедно защищал. И волосы у нее длиннее, косичка, конечно, коротковата (всего лишь до лопаток) - но это уже прическа, а не ее название. Глаза тоже коричневые, но без уродующей полосы и покраснения их можно было назвать медовыми. И платье очень даже аппетитно обтягивает стройную фигурку. Только руки подкачали. Могла бы и получше за ними ухаживать. Но если Эриху позволили выбирать - выбрал бы однозначно ее. А может быть, даже женился. Вот бы канцлер обрадовался, заполучив в невестки бейку.
  
  
   Глава 2. Дорога. Только остроглазый отыщет ее среди песков.
  
   Лайса безутешно рыдала на широкой Маркусовой груди. Но Мир сильно сомневалась, что причиной тому их отъезд. А пламенные взгляды, бросаемые подружкой в сторону канцлерского сыночка, были тому лучшим подтверждением. Больше всего дорогая подруженька хотела бы сейчас уткнуться в его белоснежную рубашку и оросить ее слезами любви, а после и вовсе не выпускать добычу из своих нежных ручек. Но клуртов Маркус разрушил все ее планы, перехватив девушку на подлете к подиуму. А ведь Эрих - как успела заметить Мир - даже качнулся навстречу Лайсе. Или отшатнулся со страха? Ах нет, просто куртку решил снять. Мирджана даже хихикнула тихонько - уж больно восхищенно подруга любовалась обтянутыми потной рубашкой костями. Не кормят их там что ли, в столице? Заляпанная кровью куртка, скомканная и небрежно отброшенная на пыльную мостовую, тоже удостоилась самого пристального внимания. И если Лайса планировала повесить ее на стену и покрывать поцелуями каждую нитку, то рябой Шин имел куда более важную цель - загнать куртку барыгам, напиться и храпеть на весь Верден. И на этот раз удача была на стороне старого пьянчуги - его, в отличие от Лайсы, не сдерживали никакие ограничения.
   Девушка предприняла очередную попытку вырваться и добраться наконец до объекта своих мечтаний, но Маркус, свой объект уже заполучивший, разжимать рук не спешил, всхлипывая едва ли не печальнее подруги.
   - А хочешь поехать вместо меня? - неожиданно решился он. Любовь оказалась сильнее надежд на безбедную жизнь в столице.
   И только серая подпаленная в нескольких местах туника помешала Лайсе торжествующе заорать: "Да!" - отлепиться от нее удалось не сразу. Сын кузнеца и не подумал принарядиться на лотерею. Хорошо хоть свой любимый кожаный фартук снял, да вместо широкой налобной повязки перетянул густые непослушные волосы синей шелковой лентой, подаренной когда-то той же Лайсой. Маркусову гриву она держала плохо, и выскользнувшие из нее рыжие пряди норовили рассыпаться и закрыть парню лицо.
   Мир давно предлагала укоротить его косу до приемлемого для мужчины размера (то есть почти под корень) и даже предприняла пару попыток это сделать, но сын кузнеца неизменно просыпался и взашей выставлял нахалку из комнаты. Но все же своего Мир добилась - коса Маркуса сократилась вдвое и едва достигала плеч. Заплетать ее теперь было проблематично, и парень стал собирать волосы в толстый рыжий хвост, напоминая сердитого нахохленного лиса, что нравилось Мирджане куда больше слащавых косичек. Правда, Лайса как-то ляпнула, что если продолжить в том же духе, лис станет лысым и облезлым, и Мир пришлось поумерить свой пыл. Подруге нравились длинные волосы, и Мирджана в своем стремлении к совершенству (и экономии) невольно порушила их с Маркусом отношения. Потому сейчас так и старалась. И почти добилась успеха. Но тут на пути влюбленных встало новое препятствие - тощее, чернявое и противное, зато имевшее роскошную гриву, в два раза длиннее, чем когда-то у Маркуса.
   "Препятствие" недовольно постукивало носком белого лакированного ботинка и недовольно хмурилось. Но интуиция вновь не согласилась с хозяйкой - Эриха происходящее только веселило. И чем сильнее было веселье, тем глубже парень прятал его в темном омуте глаз. Развлекать этого дохляка Мирджана не собиралась и, кажется, догадалась, как порушить "неземное счастье" подруги. Такие хлыщи не для беек, серьезно он на Лайсу даже не взглянет. Максимум, на что может рассчитывать подруга - это легкая интрижка, койка и несколько монет на лекарку, избавляющую от последствий. А то, что сработало один раз, сработает и во второй. Девушка мечтательно присмотрелась к длинной черной косе и вздохнула - подобраться с ножом к сыну канцлера будет весьма и весьма непросто.
  
   Эрих брезгливо посмотрел на впряженных в карету верблюдов - лошади смотрелись куда эффектнее, меньше воняли, но в пустыне почему-то быстро дохли.
   - А вы их поить не пробовали? - насмешливо прошептала стоящая за спиной девчонка, так и не понявшая, что никакого вопроса он не задавал. По крайней мере, вслух.
   - Пробовали, - широко улыбнулся Эрих, - не помогает.
   Бейя фыркнула и отошла. Сейчас она почти не походила на пугало. Красный кафтан девица сняла - или запихала в объемную, висящую на плече сумку? - переодевшись в плотную серую куртку с высоким воротничком, широкие штаны, перетянутые тесемкой у щиколотки. Ботинки, правда, остались те же самые - старые, изношенные и, похоже, единственные. Но, возможно, для здешних мест такие годились куда лучше его тонких белых туфель - толстая подошва защищала ноги девчонки от раскаленного песка и помогала весьма болезненно пинаться. По крайней мере, вернувшийся с вещами красноглазый, что-то прошептавший на ухо пугалу, ругаясь, подпрыгивал, болезненно дергая ногой. И даже он - как бы ни отказывался признавать это Эрих - был лучше подготовлен к путешествию. Свободные штаны не липли противно к ногам, высокие голенища потрепанных ботинок избавляли от необходимости разуваться и вытряхивать попавший в обувь песок, а короткая светлая туника не сковывала движений. В многочисленные карманы жилетки парень напихал кучу всякой полезной всячины, Эриху же ничего тяжелее платка в карманах не держал (неприлично), да и тот для красоты и солидности (им даже пот не вытереть, приходится украдкой использовать манжеты рубашки).
   На сборы победителям был отведен час. Полагалось, правда, выезжать утром, но Эрих категорически не желал ночевать в этом убогом городишке, а робкие протесты смотрителя - мол, тяжелая дорога, буря и все такое - пропустил мимо ушей. Бури в ближайшие дни не ожидалось - матушки астролог высчитал это совершенно точно, иначе райна Габриэла ни за что не выпустила бы сына из дома, а тяжелые дороги и все такое Эриха не пугали. Сюда же он как-то доехал, а обратный путь всегда легче и быстрее кажется.
   Пугало и красноглазый пришли первыми, вторая девица задерживалась, и сын канцлера, не привыкший к ожиданию, когда дело касалось его желаний и не пересекалось с желаниями отца, с удовольствием скомандовал бы отъезд, но и телега для победителей еще не подъехала. Не пешком же им идти.
   Опоздав всего лишь на десять минут (матушка собиралась куда дольше), девица объявилась, зато сразу с телегой. Вернее, на телеге. Собиралась слезть, но Эрих, испугавшись, что они могут вообще отсюда не уехать, самолично втолкнул девчонку обратно, полюбовавшись показавшимися из-под длинной туники стройными ножками в обтягивающих брючках. Райн Дильс препроводил туда же остальных. Телега была широкая, с высокими бортиками и перекладинами, на которые натягивалась плотная белая ткань, образующая нечто вроде шатра. Снизу под телегой крепился большой, во всю длину, деревянный ящик, наверное, для вещей. Прильнув к бортикам, счастливая троица прощально махала горожанам, а те отвечали им печально-завистливыми взглядами. Кучер, смотритель и даже райн Норман уже заняли свои места, и Эрих, облегченно вздохнув, запрыгнул в карету, заблаговременно подготовленную и охлажденную аршем.
   Откинувшись на подушки с чувством выполненного долга, парень сбросил модные, но чересчур узкие туфли и, блаженно вытянув ноги, задремал. Профессор с легким скрипом опустил свое кресло и тоже улегся, смотритель привычно бубнил что-то, пытаясь управиться с коконом, беи громко переговаривались в своей телеге. Но весь этот шум утомленному парню совершенно не мешал, и вскоре он крепко спал, мечтая о прохладной тишине библиотеки и огромном отцовском бассейне.
  
   Проснулся Эрих от резкого рывка неожиданно остановившейся кареты.
   - В чем дело? - недовольно спросил парень.
   - Простите, райн Тиссен, - смотритель высунул нос из-за своей ширмы и низко поклонился, - телега отстала. А этот дурень Хейто ее ждать вздумал.
   Потерять вверенных ему победителей Эрих не хотел (отец и так его никчемным болваном считает), да и ноги слегка затекли, так что парень не стал ругать ни Хейто, ни смотрителя, чье имя упрямо не вспоминалось. Лучше подождать несколько минут, чем искать идиотов по всей пустыне или с позором возвращаться в Арланс.
   Канцлерская карета хоть и была оборудована со всеми удобствами - пара откидывающихся кресел с подставками для ног, столик, который смотритель притаскивал из своей каморки и закреплял на полу, уголок задумчивости, как называл его отец, система циркуляции воды и плотные шторы на окнах. Но все же Эриху было здесь тесновато, а постоянное присутствие Нормана и незримое смотрителя чертовски раздражало. День близился к вечеру, оставив на небе только два солнца, и самый жуткий зной спал, так что райн Тиссен решился выйти наружу. Глянуть, где там застряли беи, и немного прогуляться.
   Как оказалось, беи никуда не пропадали - телега стояла поодаль, но было прекрасно видно, как вся троица высыпала наружи и старательно разламывала ящик для вещей, откуда доносилось странное заунывное хрипение. Мучимый любопытством Эрих подошел ближе.
   - Вот же болван, - ругалась черноволосая, замотавшаяся в свой черно-красный платок до самых глаз, - не мог, что ли, дыр для воздуха побольше навертеть.
   - Я навертел, - басил ящик.
   - А чего тогда задыхаешься? - испуганно пискнула рыженькая.
   - Я не задыхаюсь, - возмутился ящик, - я гимнастику дыхательную делаю.
   - На фига? - изумился красноглазый.
   - Так я это... - ящик смущенно замолчал и попросил вымученно, - девчат вы бы того, отвернулись. Я это... в дырочку.
   Эрих с красноглазым синхронно расхохотались, да и пугало понимающе заухмылялась, и лишь рыжая продолжала допытываться, чем же помочь несчастному страдальцу. После особенно горестного вопля красноглазый смилостивился и, развернув рыжую, заткнул ей уши. Черноволосая отвернулась сама, позволив ящику пожурчать в свое удовольствие.
   - Вытаскивайте! - велел Эрих красноглазому, когда процесс наконец был завершен.
   Сын канцлера, будучи парнем начитанным, знал много всего интересного, но в кое-какие истории все равно не верил. К примеру, в краснокожих людей, некогда обитавших за далеким давно высохшим морем. Сейчас же он был вынужден признать свою ошибку - такого насыщенно красного цвета Эрих в своей жизни не видел. Но стоило заморской легенде подойти ближе, как она рассыпалась песочным домиком - перед Эрихом, виновато опустив голову, стоял второй победитель, отдавший свой выигрышный жетон рыженькой.
   - Ну и как это понимать? - вновь подражая отцу, Эрих сурово изогнул бровь.
   - Я это... - промямлил парень, - проводить решил. Ну, чтоб ничего не случилось.
   - Ага, - поддакнул красноглазый, - и домик в столице прикупить.
   - И что? - мгновенно набычился рыжий. - Я пять лет на него копил, каждую монетку откладывал, - он с гордостью вытащил из кармана довольно жидковатый мешочек и подбросил его на ладони.
   - Ха! - прокомментировал такую глупость его приятель.
   - Не хватит, - сын канцлера поспешил вмешаться в разговор: тратить время на драки не хотелось, а беи явно планировали сцепиться, - даже если там золотые.
   - Так я чего поменьше куплю. Мне дворец без надобности, - золотых в кошеле не было, и понурый вид парня говорил об этом со всей откровенностью.
   - Здесь даже на подвал не хватит. Разве что на узкий закуток в катакомбах, - со знанием дела заявил Эрих.
   И он в свое время мечтал о том же - уйти от родителей, избавиться от пристального внимания Рольфа и зажить, наконец, своей жизнью. Да и денег скопил не в пример больше. Бумаги, правда, подписал, почти не глядя - слишком обрадовался отличному варианту. Достойное жилье оказалось узкой расщелиной на втором уровне катакомб, где ему быстро (а главное, куда понятнее, чем Рольф) объяснили специфику и особенности жилищного рынка Арланса. И за пару монет, оставшихся от сделки, согласились провести практическое занятие. Деньги у парня закончились, а свободная жизнь так и не началась. И когда агенты тайной канцелярии разыскали его в той пещере, он был только счастлив. Даже отцовскую оплеуху с облегчением принял.
   Но в четырнадцать лет такая глупость, если не простительна, то хотя бы понятна. И Эриха тот случай многому научил. То идиотизму рыжего Эрих оправданий не находил. Отдать свой шанс на успешную жизнь в столице какой-то девчонке. Проехать несколько часов при огромной жаре в узком тесном ящике, где и воздуха-то толком нет. Надеяться на что-то, имея в кармане лишь пару медных монет.
   И ради чего? Любовь? Ради чего-то столь эфемерного и бессмысленного? Вряд ли.
   - Возвращайся, - Эриху казалось, что он нашел лучшее решение: где одна девка, там и другая.
   Вон и белобрысое пугало заинтересованно поглядывает, чуть ли не облизывается. Хотя на что там смотреть, Эрих не понимал - ни ума, ни денег, ни положения. Всех достоинств - размах плеч, тощий кошель и раздутое самомнение. И девиц привлекает красная опухшая физиономия? Тогда у Эриха точно нет никаких шансов.
   Не то чтобы Эриху нравилась рыженькая - скорее, ему льстило ее внимание, да имелись на ее счет кое-какие планы, в которые ее дружок совершенно не вписывался. Как и белобрысая бейка, сующая свой длинный нос не в свое дело.
   Перехватившая его взгляд девчонка хихикнула и отвернулась, старательно делая вид, что любуется слепящим солнцем. Правда, два оттопыренных за спиной пальца показать ему не позабыла. Ни это пугало, ни второй парень - еще более уродливый - не давали себе труда, хотя бы делать вид, что прислушиваются к его мнению. Не говоря уже о том, чтобы выполнять приказы. Прав отец, основы управления следовало бы как следует изучить. И командный голос выработать. Жаль, что он не умеет, как канцлер, ставить зарвавшихся беев на место.
   - Убирайся! - разозлившись, прошипел Эрих, невольно копируя отцовский тон. - Нам лишний рот не нужен, - парень сообразил, что лично ему ни водой, ни провизией делиться все равно не придется, это личное дело беев, и привел последний, самый убойный аргумент. - И вообще, у него волосы грязные!
   Рыжий виновато засопел, запихивая поглубже выбившиеся из-под шемаха волосы.
   - Так это, - поэтично изрек он, - мыльный день того, на той неделе был. А следующего еще два месяца ждать.
   - Чего? - рассмеялся Эрих. - А чаще ты мыться не пробовал? Говорят, помогает.
   - Так это, - не понял шутки бей, - в мыльню только раз в два месяца пускают.
   Эрих недоуменно приподнял бровь. Просматривая статистику и отчеты бургомистров (когда Рольфу удавалось выловить парня и усадить его за учебу), Эрих наблюдал совсем иную картину. Воды должно было хватать на куда более частое использование. Или бургомистры попросту воруют водяные субсидии, разрушая репутацию канцлера?
   - Поясни, - велел он.
   - Так это... - великим оратором рыжий определенно не был и, кроме своей излюбленной фразочки, произнести ничего не смог, малодушно спрятавшись Мирджане за спину.
   Обычно сын канцлера не удостаивал беев такого внимания, но это имя почему-то запомнилось и, будучи излишне ярким и эффектным, совершенно не соответствовало своей невзрачной хозяйке. Пугало, оно пугало и есть. Хотя говорящее пугало это уже нечто.
   Девица, таки не поняв, чему он улыбается, нахмурила густые выцветшие брови, хмыкнула и соизволила пояснить, не отказав себе в язвительности:
   - Раз в два месяца - это бесплатно. А за деньги хоть каждую неделю мойся, если ты такой грязный!
   Эрих рассмеялся - уж в чем-в чем, а в нечистоплотности его еще никто не обвинял. Интересно, эти беи вообще представляют, что мыться следует каждый день? Судя по их виду, нет.
   - И Маркус, между прочим, хорошо следит за своей косой, - вмешалась в разговор вторая бейя. - Я ему раз в три дня помогаю голову мыть. Ой, - девица сообразила, что ляпнула глупость, и спешно прикусила длинный язычок.
   Но кривой парень уже услышал, что хотел, и весьма этим событием заинтересовался:
   - Так вон оно что! - ухмыльнулся он, сверкнув хитрым зеленым глазом. - Я-то думал, он в дом к бургомистру по другой надобности таскается. Да еще так часто, будто на работу. Завидовал даже - мне-то девки на шею не вешаются. А он, оказывается, там просто моется!
   - И никуда я ему не вешалась! - обиделась рыжая.
   - Ну не ты, так Агнесс. По мне, так без разницы кому прису...
   Договорить Маркус ему не позволил - сжал кулаки и так грозно двинулся вперед, что кривоглазый насмешник благоразумно заткнулся и в свою очередь спрятался за спину болтливому пугалу.
   - Маркус, успокойся! - примирительно подняла руки она. - А ты, Дирк, думай что говоришь!
   Развернувшись, девица попыталась отвесить дружку оплеуху, но тот ловко удрал и сейчас стоял почти вровень с Эрихом, показывая Мирджане язык и воняя на всю пустыню.
   - Они там действительно моются! А Агнесс думает, что Маркус к ней на свиданки бегает, - расхохоталась девчонка, показав крепкие, давно не чищеные зубки. - Это я сама придумала.
   - Что придумала? - послушно спросил Дирк, теща самолюбие вредного пугала.
   - Что система подачи воды в доме бургомистра очень плохая, - заявила Мирджана. - Ломается все время, да и трубы частенько лопаются, окатывая несчастного мастера с ног до головы. А дура Агнесс, если и догадывается о чем-то, уверена, что Маркус ради ее прекрасной туши туда таскается. Ему только и надо, что полчасика ее болтовню послушать, - на этих словах рыжего так перекосило, что Эриху стало его почти жалко, - зато потом и ванная в его распоряжении, и... мыло, - под многозначительное фырканье кривоглазого закончила она.
  
   Канцлерский сынок болезненно кривился, и Мир вполне резонно полагала, что вовсе не ноющие зубы тому виной. Этот надутый гусь болезненно ненавидел всех беев. Правда, на Лайсу поглядывал уж очень заинтересованно. Странно, что Маркус этого еще не заметил, он бы на ранги не посмотрел - и затянуло бы их шанс на учебу и жизнь в столице в бескрайние зыбучие пески. Вряд ли бы канцлер обрадовался, если бы Маркус его драгоценного сынка отлупил. И тогда вернулись бы они в Верден, словно побитые собаки. Если вообще вернулись бы.
   Роковой красоткой Мирджана себя не считала, но ради друзей и академии готова была рискнуть собой. Широко улыбнувшись Эриху, девушка старательно - как учила Лайса - похлопала ресницами, заработала испуганный взгляд парня и на всякий случай попытки обольщения прекратила. До более удобного случая и парочки дополнительных уроков.
   Райн Тиссен трусливо попятился и все же нашел в себе силы непреклонно повторить:
   - Он с нами не едет!
   - Но ему здесь не выжить! - всхлипнула Лайса.
   - И обратно уже не дойти, - поддержал ее Дирк, - ночь время пылевиков.
   В этом он был прав - мародеры вылезали из своих нор в самом центре пустыни по ночам, устраивали набеги, грабили караваны и исчезали с первыми лучами первого солнца. И горный охотник знал это лучше всех - дорога в горы, на самых вершинах которых еще сохранились снега, а на склонах водилась разная живность, пролегала через владения пылевиков. И если кто-то и мог пешком добраться в Верден, то это Дирк. А Маркус почти не покидал город, предпочитая общаться с железками.
   - Так какие проблемы? - решила за всех Мирджана. - Маркус один не дойдет, значит, возьмем его с собой.
   Оказалось, что проблемы таки были - черноглазые и раздувшиеся от непомерного самомнения.
   - Мы не можем этого сделать, - мнения Эриха никто не спрашивал, но он не преминул его высказать. Можно подумать, Маркус ему помешает, если посидит тихонько в углу телеги. Или этот павлин сам желает к ним в телегу пересесть? - Правила запрещают! От каждого города допускаются только три победителя.
   - Кем допускаются? - Мир вновь затрепетала ресницами, надеясь, что эта попытка увенчается успехом. - И куда?
   - Правилами, - повторил замороченный канцлерский сынок, - в академию.
   - Что, прямо так и написано? А исключения?
   - Нет там никаких исключений! - парень не поленился сходить к карете и, вернувшись с толстой черной папкой, выудил оттуда гладкий лист бумаги, заполненный мелким убористым текстом. - Сама читай.
   Мир и большие-то буквы в стареньком потрепанном букваре едва складывала, но признаваться в этом не собиралась - а ну как попрут из академии? - потому старательно всмотрелась в мелкие строчки и небрежно вернула бумагу хозяину.
   - Вон там внизу сноска, - припомнила заумное слово девушка.
   - Где? - не понял Эрих, пробежал глазами текст и расхохотался. - Вообще-то там написано: "Раэльская типография, 40 экземпляров". Двадцать для Арланса, двадцать для городов-участников.
   - Прости, не разобрала, - беспечно отмахнулась Мир. - Песок в глаз попал. Но должны же быть какие-то исключения... - начала она, но тут же спохватилась. - Ах да, помню-помню, исключений нет. Но может ваша канцлерская рож... светлость захочет взять с собой нового слугу?
   - В академию слуги не допускаются.
   - Ну, не знаю. Телохранителя?.. Чистильщика ботинок?..
   Маркус, готовый ради Лайсы не то что ботинки, нужники чистить, согласно кивнул, зато Дирк обиделся вместо него. К счастью, острый локоток Мир не позволил ему открыть рот и все испортить. Эрих же ловко воспользовался возникшей заминкой и зачитал по памяти очередную ерунду из очередной важной бумажки:
   - В академии все равны. Слуги и охрана не допускаются. Студенты обеспечиваются всем необходимым.
   - Так-таки всем? - восхитился отдышавшийся Дирк. - А ежели мне, к примеру, баба понадобится?
   - Студенты обеспечиваются всем необходимым. В том числе достойной учебой, после которой наличие или отсутствие баб... то есть, женщины отходит на второй план, - широко ухмыльнулся Эрих, показав белые ровные зубы.
   - Не, меня никакой учебой не проймешь. По крайней мере, так, чтобы я от бабы под боком отказался. А кстати, может, мы Маркуса обратно в студенты переведем, а ты не с телохранителем приедешь, а с белобрысой любовницей?
   - Чего? - вызверился на него Маркус.
   - Да не бесись ты, - бывший охотник, а ныне бравый студент успокаивающе приобнял друга за плечи. - Твоя ж Лайса рыжая, а не белобрысая.
   - И вовсе я не рыжая, - капризно надула губки девушка, - а золотистая.
   - Ну ладно, золотистая, так золотистая, - примирительно сказал Дирк и закинул руку теперь уже на плечо обалдевшего от такой наглости Эриха. - Как тебе идея с любовницей?
   Сын канцлера небрежно сбросил его руку и, окинув Мир насмешливым взглядом, процедил:
   - Идея с любовницей мне очень даже нравится. Только где ж мы найдем подходящую кандидатуру?
   Мирджана, успевшая сжать кулак и прикинуть, какая часть Диркова тела с ним еще не знакома, резко развернулась, и Эрих совсем не по благородному отпрыгнул Маркусу за спину.
   - Ну, вот, - обрадовался Дирк. - А вы спрашивали, какие в академии опасности! Без телохранителя там никак не обойтись!
   Про академские опасности охотника никто не спрашивал, но и против необходимости телохранителя возражать тоже не стали.
   Осмелевший Эрих выбрался из-за широкой спины Маркуса и, решив, что парень действительно может ему пригодиться - учебники тяжелые таскать или еще для чего - согласно кивнул, обещав подумать. Исключений в правилах лотереи и условиях поступления не было. И Эрих, не желавший расставаться с комфортом, давно нашел в них лазейку. Тратить ее на этих плебеев не хотелось, но так вместо одного слуги он получал четырех. Так почему бы старому кузнецу Дитриху, много лет обитавшему при академии, не пригласить к себе в гости другого внучка. А что рыжий? Так в бабкину родню пошел. Глядишь, и сработаются. А согласно старинного уложения, давно позабытого, но никем не отмененного, внучка можно и на учебу пристроить.
  
   - Смотрите! - испуганный крик рыженькой моментально отвлек мужчин от животрепещущего вопроса наличия (а скорее, отсутствия) любовниц и телохранителей в академии.
   Повернув голову, Эрих растерянно замер, в ужасе распахнув глаза. Закрутившись у самого горизонта, к ним стремительно приближался огромный смерч, с жутким свистом затягивающий все новые и новые порции песка. Беи торопливо заматывали лица платками, а красноглазый умудрялся еще и по сторонам осматриваться. Рыженькая, с тревогой взглянув на Эриха, запрыгнула в телегу и чем-то там зашуршала. Ее бугай-дружок полез следом. И только старый облезлый верблюд, безразлично глянув на всю эту суету, обреченно закрыл глаза и, сложив длинные ноги, улегся прямо на песок.
   Оставаться здесь было глупо, и Эрих, собрав все свое мужество, бросился к карете, но был отброшен назад на удивление сильным ударом черноволосой.
   - Куда? - прошипела сквозь платок девчонка, прижав Эриха к борту телеги. - Там опасно!
   - Точно! - кивнул красноглазый. - Аккурат между нами пройдет. Закапываемся, ребята.
   Перегнувшись через борт, он выудил из телеги длинные полые трубки с каким-то странным раструбом на конце. Вручив одну Эриху и выхватив у рыжего небольшую лопатку, показал всем пример скорости и идиотизма.
   - Не поможет, - покачал головой Эрих.
   - Это если на пути не поможет, - пояснила рыженькая, заматывая голову Эриха одним из этих жутких клетчатых платков, - а если в стороне пройдет, то какая-никакая, а защита.
   - А телега?
   - Полетать захотелось? - хмыкнул красноглазый, вырывший уже довольно приличную ямину и под углом воткнувший туда трубку. - Лезь, - велел рыженькой и быстро-быстро закидал ее ноги песком, голову пока оставив на поверхности.
   Маркус и пугало от него не отставали, старательно вгрызаясь в песок. Эрих сделал пару взмахов лопатой и вновь усомнился:
   - А дышать чем?
   - Трубка тебе на что? - фыркнул красноглазый, снимая с верблюда упряжь и накидывая на его голову старое одеяло.
   - Ее же засыплет!
   - Под правильным углом развернешь, не засыплет.
   - А если...
   - Судьба, значит, у тебя такая, - хихикнула Мирджана, - раньше других с Руэн встретиться.
   Эрих, обидевшись, излишне резко дернул лопатой - отброшенный в сторону песок порывом ветра швырнуло парню в лицо, а края и так невеликой ямы полностью засыпало. Красноглазый демон вздохнул и взялся за Эрихову яму с другого конца. Пугало и рыжий работу уже закончили, улеглись в свежевырытые могилы и занялись собственным погребением. Засмотревшись на них и на раздувающийся в размерах смерч, Эрих не углядел другой опасности. Клуртов демон закончил рытье и одним ловким движением сбросил сына канцлера в ямину, присыпав сверху песочком.
   - А может, стоило просто отъехать? - робко спросил Эрих.
   - А может, стоило немного подумать? - фыркнул красноглазый, запихивая парню в рот один конец грязной трубки. - Куда мы здесь отъедем? Пустыня кругом. А если клуртов пыляк свернет?
   - Дирк, смотри! - очарованно крикнула черноволосая.
   То ли так совпало, то ли красноглазый мог, подобно пустынным демонам, управлять смерчами, но тот послушно сместился в сторону, оставив играющихся в песочек беев по левую руку. Необходимости в убежищах больше не было - Дирк за свою яму даже не взялся, задумчиво покачивая лопату на ладони. А Маркус и Мир, подобно восставшим из могил мертвецам, вскочили на ноги и, оставляя позади песочный шлейф, уставились вслед удирающей от пыляка карете.
   Шансов у нее не было, и сын канцлера, ругая себя за малодушие, тихо радовался, что так вовремя решил преподать беям урок хороших манер. Иначе сидел бы сейчас в карете, обмирая от ужаса и молясь всем богам сразу. Причем, безуспешно - смерч в считанные мгновения достиг беглецов, играючи поднял массивную карету, закружив ее вместе тучами песка и прочим, подобранным в пустыне хламом.
   - Их еще может где-нибудь выкинуть, - Мирджана сочувственно положила руку Эриху на плечо. - Мы можем поехать следом и поискать.
   - Но уже утром, - перебил ее Дирк. - А сейчас туда.
   Он указал направление, но Эрих так и не понял его выбора - вокруг по-прежнему расстилалась сплошная пустыня, стремительно погружающаяся во тьму. Второе солнце уже зашло, и только ответственный Леммос еще вполглаза присматривал за своими детьми, беспокоясь, как бы они не натворили глупостей. Но бестолковые дети именно глупости творить и собирались. Усевшись в телегу (и впихнув туда Эриха), они двинулись непонятно куда, старательно подхлестывая недовольного такой спешкой верблюда. Края шатра беи подняли, и разгулявшийся на славу ветер бросал в лицо горсти мелкого колючего песка.
   - Зачем? - возмутился парень, указав глазами на привязанный на самой верхушке полог.
   - Ночь - время пылевиков, - пояснила сердобольная Лайса. - Нужно смотреть в оба.
   - Скорее, слушать, - поправил ее красноглазый, проверяя укрепленный на поясе нож. - Звуки по пустыне далеко разносятся. Прекращал бы ты уже ерзать, твоя канцлерская светлость. Весь зад протрешь, и пылевиков накличешь.
   Эрих досадливо скривился, но ерзать перестал. Минуты на две. Большего не успевший еще остыть песок не позволил. Он был везде: в волосах, под одеждой, в ушах и, кажется, даже во рту. А ноги и вовсе немилосердно жгло - клуртовы туфли не вынесли подобного испытания и расползлись на части, являя взору веселящихся беев белые носки с некстати появившейся дыркой на пальце.
   Проследив за его взглядом, Дирк снисходительно хмыкнул и, вынув из своей сумки грубые облезлые ботинки, кинул их Эриху.
   - Надевай! - велел он. - И рубаху со штанами вытряхни.
   Эрих изумленно распахнул на него глаза - раздеваться при девушках? да как так можно? - но вспомнив, что сам красноглазый именно так и поступил, еще до того, как телега двинулась в путь, осторожно протянул руку к вороту рубашки.
   - А лучше вообще сними, - влезла не в свое дело пугало. - Дирк, одолжи ему свой камис. В таком, - она кивнула на дорогущий костюм из хайранского шелка, - по пустыне не походишь.
   - Мой новенький, почти не надеванный камис? - со смешком уточнил красноглазый, но затребованную одежду вытащил. - Постирать потом не забудь.
   - Постирать? - опешил Эрих.
   - Я после всяких там грязное носить не намерен! - гордо задрал подбородок Дирк, но получив локтем в бок, расхохотался вслед за Мирджаной.
   Эрих уязвленно закусил губу, глубоко вздохнул, но сумел удержаться, не ввязавшись в перепалку с глупыми беями. Зло зыркнув на девчонку и на ее болтливого дружка, юноша переоделся и крепко зашнуровал высокие ботинки, оказавшиеся, на удивление, впору.
   - В Арлансе получишь новые, - надменно бросил он, едва удостоив Дирка взглядом. - И камис, и ботинки.
   - И сапоги с курткой! - заявил обнаглевший бей.
   - Да хоть джалаби! - огрызнулся сын канцлера, отвернувшись в ночь - засыпающая пустыня была куда милосердней бессердечных насмешников.
   Зря, ой, зря не учился Эрих основам управления - сейчас бы знал, что сказать.
   - Тише вы! - прошипела на них Лайса. - Сами же говорили, что звуки далеко разносятся.
   Дальше ехали в тишине, и Эрих, сам того не заметив, задремал, пристроив голову на чьем-то плече.
  
   Скала возникла на пути неожиданно, словно появляющийся из тумана призрак, поднялась до самых небес и растянулась от горизонта до горизонта.
   - Успели, - облегченно вздохнул Дирк, выпрыгивая из телеги и внимательно осматриваясь.
   Красноглазый вновь распряг верблюда, закинул на плечо свою сумку и, к немалому удивлению Эриха, полез в гору. Мир последовала за ним, легко подпрыгнув и зацепившись за ближайший уступ.
   - Вам особое приглашение нужно? - свесился вниз красноглазый.
   Эрих фыркнул - пусть не надеются, он не такой слабак, как они думают - и в два прыжка догнал несносную девчонку.
   - Ну и зачем мы туда лезем? - отдышавшись, спросил он.
   - Дирк родичей навестить решил, - фыркнула Мир.
   - Каких это родичей? - ляпнул Дирк и замолчал, сообразив, что попался в ловушку, но было уже поздно.
   - Так козлов, - девушка на всякий случай перепрыгнула на соседний камень и уже оттуда припечатала, - горных!
  
  
   Глава 3. Горы. Только смельчак сунется в древние штольни.
   А главное, пройдет их, не угодив в пасть дракону.
  
   Эрих был зол на себя и весь мир. Парню следовало быть поосторожнее с мечтами и мыслями, а богам не столь рьяно исполнять их. Одно дело представлять геройские подвиги и небывалые походы в прохладной тиши отцовской библиотеки, и совсем иное участвовать в них лично. И ладно бы на месте главного героя, так ведь нет - ему была уготована участь "несчастной девицы", кою благородный воин самоотверженно вытаскивает из всех передряг, в которые прекрасная дура влипает раз за разом. И главное, дур, то есть, прекрасных (хм) дев в их команде было целых две, но спасать приходилось лишь его. От смерча, от солнечного удара, от раскаленного песка, теперь вот от бесславного падения в бездну.
   И пусть бездна была не такой уж бездонной, в падении, даже с такой высоты, мало приятного. Еще и выставил себя бесполезным увальнем. А во всем пугало виновата. Нашла время красноглазого дразнить. Нет, он не ругался - вообще слова плохого ей не сказал, всего лишь взял за шиворот и вздернул над пропастью, заставив возмущенно пыхтеть и гневно дергать ногами. Посчитав урок усвоенным, а месть свершившейся, Дирк одним метким броском забросил девчонку на уступ, а Эриха с оного уступа скинул.
   Висеть, зацепившись лишь кончиками пальцев, было утомительно и чертовски больно. О том, чтобы подтянуться и вновь вскарабкаться на утес, не было и речи. Первый подъем отнял последние силы, и так изрядно потраченные на утомительную дорогу сквозь пески. Да и, чего скрывать, воином Эрих не был. Предпочитая книги и науку боевым искусствам и прочим полезным тренировкам.
   На этот раз красноглазый молчать не стал - ругаясь вполголоса, парень свесился со скалы и протянул Эриху руку.
   - Держись уж, твоя канцлерская рож... светлость.
   Эрих молча проглотил и оскорбление, и обрушившийся на его голову позор и позволил втащить себя на относительно ровную площадку перед пещерой. Даже поблагодарил - искренне, от души (беи не виноваты, что им в попутчики достался такой слабак). Но, к его удивлению, никто не смеялся. Воду вон протянули, мазь для царапин.
   Вода утолила жажду, мазь уменьшила боль, а дружеская улыбка рыженькой придала сил. И круглую жестковатую лепешку парень съел почти с удовольствием. А засушенные кусочки фруктов, опознать которые сын канцлера не смог, показались изысканным лакомством. Беи уже закончили с нехитрым ужином и готовились ко сну, расстилая прямо на голом каменном полу тонкие цветастые покрывала. Одно, старое, сшитое из каких-то лоскутков, выделили и Эриху.
   - А почему?.. - парень бросил выразительный взгляд на расстилающуюся за порогом пещеры ночь.
   - Здесь безопасней, - ответил разместившийся у самого входа Дирк. - Есть шанс отбить нападение, если пылевики сунутся.
   Если ноги не побоятся переломать, - со смешком подумал Эрих.
   Пещера располагалась почти на самой вершине, и часть подъема была довольно отвесной. При слабом свете угасающего Леммоса подняться еще можно было, но вот в полной темноте Эрих бы этого делать не рискнул. Собственно, он бы и на ярком свету трех солнц не рискнул бы. В телеге ночевать было б удобнее, во всяком случае, мягче. Слухи о жутких пылевиках он слышал, но всерьез не воспринимал. Даже сейчас. Несмотря на весь ужас их нынешнего положения, поверить в его реальность не получалось. Казалось, что он снова задремал в кресле или на широком подоконнике приемного зала и Рольф вот-вот за ухо вытащит его оттуда.
   - А как же телега? - сообразил вдруг Эрих. - Ее же могут забрать!
   - Предлагаешь затащить ее сюда? - хихикнула Мир. - Вместе с верблюдом?
   Остальные беи послушно расхохотались, и даже Эрих улыбнулся уголками губ, представив эту картинку.
   - Это плата, - заявил красноглазый, завернулся в свое покрывало и, положив руки под голову, закрыл глаза.
   - Какая плата?
   - За проезд. Или... - Дирк насмешливо приоткрыл хитрый зеленый глаз, - ты уже не хочешь найти своих друзей?
   - Хочу, - буркнул Эрих, отворачиваясь.
   Ни Норман, ни смотритель с кучером, ни тем более арш в коконе друзьями ему не были, а вот потерю кареты отец бы ему не простил. Эти же даже свою телегу бросили. Беи, что с них взять. Не знают, что о своем имуществе следует заботиться. Иначе окажешься на самом дне вместе с крысами и прочей мерзостью.
   - Не переживай, - шепнула ему Лайса. - У них был шанс выбраться. Такое уже случалось.
   - Ага, - поддержала ее Мир, - у нас старика Джина тоже пыляк утащил. Так мы его потом нашли. Посекло его песком знатно, и ногу сломало, зато выжил и даже в пески ходить не перестал.
   Утешение было так себе и особой надежды не внушало, но Эриху все же стало стыдно. Отец всегда ответственно относился к своим людям, и даже беи в первую очередь о них подумали. А он о какой-то карете.
   Интересно, его бы они тоже бросились искать? Спасают вон, кормят, заботятся...
   Хотя тут-то все ясно. Узнай отец, что они бросили Эриха, не видать бы им ни академии, ни собственной жизни. Вот и стараются. А Эрих чуть было не подумал, что это ради него. С чего бы вдруг? Ради него никто и раньше ничего не делал, все ради его положения и денег.
   - Хватит болтать! - шикнул на них красноглазый. - Нам выходить на рассвете!
   - Куда? - не удержался от вопроса Эрих.
   - Куда скажу, - огрызнулся клуртов демон, - туда и пойдете!
   - Спи, - Мир растянулась неподалеку, - Дирк, конечно, придурок, но знает, что делает. Если сказал, что выведет, значит, выведет.
   Эрих проворочался с боку на бок, пытаясь найти если не удобное, то хотя ты относительно терпимое положение, казалось, полночи, а когда наконец задремал, в уши ввинтился громкий крик, заставив испуганно подскочить:
   - Дирк, сволочь криворожая! Ты какого клурта опять сюда приперся?! Сказали ж тебе, еще раз сунешься, уши отрежем!
   - Отрезай! - беспечно отмахнулся Дирк, мгновенно взвившись на ноги.
   Знаком велев всем молчать, он смело вышел на уступ. Просыпавшаяся первой Руэн уже выбралась на небо, и в ее тусклом свете уже можно было различить и сурового бородатого мужика, грозно потрясавшего кулаком, и его оборванных дружков, потрошащих их телегу. Большего Эриху разглядеть не удалось - клуртов Дирк совершенно бесцеремонным пинком отправил сына канцлера назад в пещеру и горделиво приосанился.
   - Чего орешь, Тэсс? - хохотнул красноглазый. - Честных людей будишь?
   - Это ты-то честный? - хмыкнул в ответ Тэсс. - Да такого пройдоху даже Клурт за своего примет!
   И Эрих (а в особенности его ноющий бок) был с этим незнакомым Тэссом полностью согласен - такого наглеца, как Дирк, еще поискать. Посмотрим, как он в академии запоет. Там-то Эрих будет в своей стихии!
   Любопытная Мир попыталась подползти и занять на уступе бывшее место Эриха, но красноглазый показал ей за спиной кулак, а Маркус по-простому оттащил ее за ногу.
   - Тихо! - шикнул он. - Это ж пылевики!
   - Сама знаю, - так же шепотом огрызнулась девчонка. - Интересно ж. Отпусти, обещаю не высовываться.
   Здоровяк вздохнул, но девчонку опустил. Одну. А вот вторую притянул к себе и покровительственно обнял.
  
   Мир завистливо вздохнула - ее-то никто защитить-уберечь и не подумал. Дирк развлекался себе в удовольствие. А от сынка канцлерского и вовсе никакой пользы-защиты не дождешься. Кто б его самого уберег. Неприспособленный он какой-то. Ни по пустыне пройти, ни в горы взобраться. Положим, ни гор, ни пустынь в его столице и нет, но неужто парень даже на крышу ни разу не лазал, или на дерево? Говорят, у них там настоящие зеленые деревья водятся. Мир даже глаза мечтательно прикрыла, представляя, как сидит посередь раскидистых ветвей и шишки на голову Эриху скидывает. Чтоб не очень зазнавался.
   - Слышь, Дирк, - заявил тем временем пылевик, выдернув девушку в реальный мир, - а добро-то чего побросал? Али нам подарить решил?
   - А чего, - пожал плечами красноглазый, - для хороших-то людей не жалко. К тому ж победителям оно без надобности.
   - Каким победителям? Да ты, криворожий, никак лотерею выиграл?
   - Не, - отмахнулся Дирк, - просто подвез их в столицу. Назад вот еду. Решил в Анхар по делам смотаться. Карту не подкинешь?
   - Совсем охренел? - басовито хохотнул Тэсс. - Карту, да за просто так?
   - Почему ж за просто так? А роскошная карета? А благородный скакун? А шикарные шелковые наряды?
   - Полудохлый верблюд, деревянная колымага и гора бесполезного шмотья?
   - И все только для тебя! - широко улыбнулся Дирк, щедро обведя рукой свои богатые дары. - За малюсенькую пустяшную карту!
   - Слышь, бессовестный плут, а чего ж твои победители в академии носить будут, коли ты всех их вещички с собой уволок?
   - Да, говорю ж, им уже без надобности. Им сам канцлер обнов прикупил, - с абсолютно честным лицо врал красноглазый. - Так и сказал, скидывай, ребята, свое шмотье, получай новое. У меня ж, почитай, сынуля единственный в академию учиться идет. Так неужель я для его друзей-приятелей не расстараюсь, обнов ярких не накуплю, чтоб и вы радовались, и сынка мого видом своим убогим не позорили.
   Мир, стараясь хихикать потише, обернулась. Эрих что-то согласно (а может, и возмущенно) промычал что-то из-под Маркусовой ладони - Мир и не разобрала толком, происходящее внизу было куда интереснее.
   - Вот-вот, - покачал головой пылевик. - И не стыдно тебе, с таким-то богатством у бедных бандитов честно заработанный хлеб отнимать?
   - Ты даже представить не можешь, до чего стыдно, - Дирк аж всхлипнул от избытка эмоций. - Но что поделаешь, кушать-то всем хочется. Только кто ж меня, сиротинушку, покормит-то? Знал бы ты, какой сынок у канцлера прожорливый. Пришлось последнюю лепешку с ним разделить. Вот всегда-то я страдаю из-за своей доброты. Но так уж у благородных людей заведено. Вам, лиходеям безродным, не понять. А вот сын канцлера моей добротой проникся.
   Мир мельком глянула на Эриха и чуть не покатилась со смеху. Добротой он проникся по полной, так, что едва руку Маркусу не отгрыз от ее излишков. И в глазах просто сплошное благородство. Не дожить Дирку до академии, ой, не дожить.
   - И отведав моего угощения, пообещал мне роскошный ужин аж в самой столице! Мне, говорит, без лучшего друга и кусок-то в горло не полезет! - Дирк, не замечая (или попросту игнорируя) Эриха, продолжал со всей страстью рыть себе могилу. - Приезжай, говорит, поскорей. Я ж тут в академии один-то со скуки помру. Разве можно отказать в такой слезной просьбе?
   В этом Дирк почти не соврал - просьба у Эриха была, причем всего одна - заполучить в свои руки наглого болтуна и от души попинать его ногами. И Мир обязательно бы ему помогла в этом благородном деле, если бы хоть на полпальца была уверена, что урок пойдет Дирку на пользу. До сих пор еще ни разу не сработало.
   Но все же парень знал, что делал. Пылевики, хохотавшие в голос, пригласили охотника почаще к ним заглядывать и убрались восвояси, прихватив телегу и оставив на камне сложенный вчетверо лист бумаги.
   - Эй, Тэсс, - окрикнул их Дирк, - а это точно та карта?
   - Ты мне не доверяешь? - в голосе пылевика проскользнуло самое настоящее страдание.
   - И путь безопасный?
   - А то!
   - И ловушек нет?
   - Экий ты, Дирк, недоверчивый, - укоризненно покачал головой Тэсс. - Людям верить надо! Ну, хочешь, могу поклясться, что там ни одной нашей ловушки нет?
   - Клянись, - милостиво разрешил Дирк.
   - Да пошел ты, - поклялся пылевик и, фыркнув в усы, поспешил за своими. А через миг, словно призрак, растворился в пустыне.
   Когда последний сдерживающий фактор исчез, потрясая все ж таки прокушенной рукой, и никакой защиты у Дирка не осталось, веселье только продолжило набирать обороты. К удивлению Мир, Эрих вполне неплохо бегал и отлично пинался, заставляя охотника проявлять чудеса ловкости и увертливости. Сообразив, что они тратят драгоценное время (да и должок Дирку не помешало бы отдать), девушка набросила на голову кривого покрывало и заломила руку за спину, вынудив поклониться опешившему от такого развития событий Эриху. Бить поверженного, похоже, было не в правилах благородных райнов, и сын канцлера, недовольно запыхтев, отступил. А спустившись вниз, надменно задрал подбородок и пробурчал, что только идиот может верить пылевикам.
   - Чего-чего? - обозлился охотник, и не думавший признавать свою ошибку. - Тэсс - хоть и пылевик, но неплохой парень. И ни разу меня не обманывал.
   - И на этот раз не обманул, - ухмыльнулся Эрих.
   - А ну поясни! - грозно сдвинув брови, велел Дирк.
   - А самому подумать слабо? Тебе же практически прямым текстом заявили, что путь небезопасен.
   - А в глаз?! - привел свой любимый аргумент бей Осборн.
   - Просто вспомни, что именно сказал твой дружок, - райн Тиссен так самодовольно улыбнулся, что Дирк едва не привел свой последний аргумент в действие.
   Мирджана полюбовалась его красной, в цвет правого глаза, физиономией - не так-то часто Дирка одним словом на место ставили - и, припомнив слова пылевика, выпалила:
   - Он сказал, что людям нужно верить, и поклялся, что там нет ни одной ловушки.
   - В целом верно, - кивнул Эрих, - но не точно.
   - Да как так... - возмущенно начала девушка, но запнулась, сообразив, что имел в виду сын канцлера и как одно-единственное слово может изменить смысл всей фразы. - Он сказал, что там нет наших ловушек! А, значит, - торжествующе закончила она, - есть чужие!
   - Вот теперь все точно, - райн Тиссен царственно, самым краешком губ, улыбнулся. - И он, - парень небрежно, словно нехотя, перевел взгляд на Дирка, - ведет нас в эту ловушку.
   - В ловушку? Ха! - чем-то пронять бея Осборна было чертовски сложно. - А самому подумать слабо? Или со слухом проблемы? Тэсс же практически прямым текстом сказал, что ловушек там несколько!
   - Хватит ругаться! - Маркус растащил спорщиков в стороны. - Если там и впрямь одни ловушки, то какого клурта нам туда идти?
   - Что значит, какого? - непонимающе нахмурился Дирк. - Профессора спасать.
   - Так пыляк же по левую сторону от гор прошел.
   - Так и я про то же, - согласно хмыкнул охотник. - Пыляк горы прошел. И если академику повезло, то их могло выкинуть неподалеку от Анхара.
   - Или разбить о скалы, - всхлипнула Лайса.
   - Если так думать, - уверенно возразил Дирк, - не стоит и затевать поиски. Дорога в обход, через пустыню, займет слишком много времени. Через горы быстрее и безопасней.
   - Безопасней? - язвительно вскинул брови райн Тиссен. - Мы же вроде все выяснили.
   Дирк молча подошел к, казалось бы, неподъемному камню и легко откатил его в сторону, открыв узкий темный лаз с уходящими глубоко вниз ступенями.
   - Нам сюда, - пояснил он. - Этот ход выведет нас к старым штольням. По ним доберемся до города. Наймем там телегу и обыщем окрестности.
   - Наймем? - покачал головой Маркус. - На какие деньги? Ты же все наше добро пылевикам подарил.
   - А ты чего, мешочек свой наверх не прихватил? - делано изумился бей Осборн. - Сказал же, чтоб самое ценное с собой брали.
   - Я и взял, - улыбнулся рыжий, приобняв Лайсу за талию.
   - А чего тогда ноешь? Самое необходимое у нас есть, а в телеге одно барахло оставалось.
   - И вовсе не одно, - возмущенно запыхтела Лайса. - Там много барахла было!
   - Тебе тряпки дороже жизни? - уже всерьез удивился Дирк.
   Подружка виновато вздохнула и замолчала. "Барахло" Лайса собирала годами и очень им гордилась, но не хуже их с Дирком понимала, что без тряпок в пустыне прожить можно, а вот без друзей никак. И никто никогда не поможет тебе, если ты сам не желаешь никому помогать. Девушка подхватила свой единственный мешок и первой нырнула в подземелье, Маркус бросился следом.
   - Давно бы так, - улыбнулся Дирк, вступая на крутые каменные ступени.
   Райн Тиссен, раздосадованный таким пренебрежением к собственной персоне, остался на месте, надувшись, будто мышь на крупу.
   - Да не обращай ты на него внимания, - примирительно сказала Мир. - Дирк хоть и болтун известный, но за своих горой.
   - Вот именно, что за своих, - немного обиженно буркнул Эрих.
   - Ну а я о чем? - улыбнулась девушка. - По-твоему, Дирк просто так из себя дурачка корчил? Если бы пылевики узнали, что у них под самым носом были две девушки и цельный канцлерский сын, они б одной телегой не ограничились.
   - Что, планировали мной откупиться? - зло бросил парень.
   - Если б планировали, то и откупились бы, - вздохнула Мир (ей еще не приходилось иметь дело с такими упрямцами). - Странные у вас, райнов, правила. Мы ж одна команда, что бы ты там себе ни думал. Не хочешь нас знать, твое право. Но пустыня одиночек не любит.
   - Мы в горах, - педантично поправил ее упертый райн.
   - Тем более. Лично я бы в одиночку в эти штольни не сунулась. Мало ли какие там провалы да тупики. Свернешь не туда, вовек не выберешься, - девушка подошла ближе, но коснуться его руки так и не решилась. - Нам ведь необязательно становиться друзьями. Можем, если тебе так проще, заключить сделку. По дороге в столицу ты нам подчиняешься, так больше шансов выжить, а в академии...
   - Неужели подчиняться будете? - хмыкнул немного оттаявший парень.
   - Так больше шансов выжить! - рассмеялась девушка. - В таком страшном месте, как академия, тяжко нам будет без надежной руки.
   - Хорошо, - Эрих опустил голову, но Мир успела заметить довольный блеск его глаз. - Но этот...
   - Да сказала же, не слушай его.
   - Эй-ей-ей! - возмутился бесстыжий (и незаметно вернувшийся) Дирк. - Как это он может не слушать лучшего друга? Кто ж ему еще правду-то скажет? И вообще, про ужин и подарки я не шутил. Тебе ж это раз плюнуть. А нам что, голышом по академии ходить? Хотя... - мечтательно протянул он, - в этом что-то есть.
   - Что есть? - Мир, ошарашенная таким заявлением, едва не споткнулась. - Собираешься по всей академии голой задницей светить? Думаешь, профессора впечатлятся и спрашивать на экзаменах не будут?
   - Было б неплохо, - фыркнул нахальный парень, - но я о другом. Вернее, о других. О тебе с Лайсой. Лично я бы не отказался этим полюбоваться. Знаешь что, дружище, - он панибратски закинул руку Эриху на плечо, - ты этим двоим одежу не покупай. Пусть в чем есть ходят.
   Сын канцлера окинул фигуру Мир таким задумчиво-заинтересованным взглядом, что девушка не выдержала.
   - А этому, - пинок указал направление, но, к сожалению, по цели не попал, - обязательно купи! Саван погребальный. Потому как эта кривоглазая сволочь до академии не доживет!
   Но девушку вновь проигнорировали.
   - И я бы взглянуть не отказался, но боюсь, не получится, - так трагично вздохнул Эрих, что захотелось прибить и его, - всем малоимущим студентам выдается форма.
   - Ну, нас-то это не касается, - беспечно хохотнул Дирк. - Уверен, для нас канцлер расстарается. За спасение-то единственного сына.
   - Губу закатай! Ты еще никого не спас! - Мир грозно скрестила руки на груди, втайне радуясь, что ее миротворческие усилия увенчались успехом - Эрих не только не скинул со своего плеча руку Дирка, еще и улыбался, солидарно так. И вполне искренне. - Вот как через драконьи горы нас проведешь, тогда и поговорим!
   Парни переглянулись, слаженно фыркнули и решительно шагнули во тьму.
   - Кто еще кого спасет! - донесся от подножия лестницы самодовольный голос Эриха, и Мир поспешила сбежать по ступеням. А ну как действительно без нее спасутся.
  
   Эрих удивлялся сам себе - по всем правилам ему надлежало злиться, благородно негодовать или на худой конец многозначительно молчать, но уж точно не бестолково хихикать над дурацкими шуточками Дирка. Беи, которыми райну Тиссену полагалось бы командовать, совершенно не считались с какими-либо правилами, и с каждым часом это нравилось Эриху все больше. И все больше не хотелось этого признавать. Как у них, оказывается, все просто - и смеяться можно, когда хочется, и злиться не по распорядку. Или вовсе не злиться. Нет, вовсе не злиться не получалось. Слишком хорошо вбили в Эриха эту науку - быть настоящим райном. То нельзя, это неприлично.
   Но не в пустыне. Здесь только одно правило - выжить, и только один запрет - быть настоящим райном. Не считаться с другими, не иметь друзей, думать только о себе. В пустыне оказалось на удивление легко. Куда легче, чем в столице. Не нужно лгать, не нужно притворяться. Можно быть самим собой. Жить чувствами, а не правилами. Поверить в то, что не один. Можно. Но выйдет ли? Ведь найти себя куда сложнее, чем мифического дракона, обитающего в этих горах. Выйдет. Пока рука бея, в нарушение всех правил, лежит на плече райна. И пока райн прислушивается к мнению бея, признавая его первенство.
   Но - Эрих небрежно сбросил чужую руку - пусть не зазнается. Слишком много воли таким типам давать нельзя, быстро на шею сядут и ножки свесят. Вот что-что, а чужие ноги на своей шее райн Тиссен терпеть пока не намерен. Так что пускай покомандует немного. Как договаривались. Выведет из песков. А уж потом, в академии, наступит время Эриха.
   Извилистые туннели уводили ребят все глубже и глубже, но страшно Эриху не было. И даже тьма, окружавшая группу, стоило управляемому старинным механизмом камню вернуться на место, казалась теплой и уютной. Особенно, в мягком свете единственного факела, который был торжественно вручен Маркусу. Похоже, пылевики частенько пользовались этим проходом и старательно собрали на себя всю местную пыль. И паутина, если где и сохранилась, то в самых дальних углах. Но Мирджана все же умудрилась каким-то образом в ней запутаться. Пугало, оно пугало и есть. Хотя, стоит признать, что Дирк прав - фигурка у нее ничего. Ее бы отмыть, как следует, приодеть, накрасить...
   А почему бы и нет. Беи сами дали ему в руки все карты - и девица с ее сделкой, и Дирк с шуточками про канцлерские подарки. Что ж, будут им подарки, уж Эрих расстарается, как и заказывали. Правда, в современной моде и разных женских штучках он разбирался мало, надеясь почерпнуть нужные знания в столь любимых райной Габриэлой журналах. Да и девиц в академии предостаточно, будет за кем понаблюдать. Райн Тиссен загадочно улыбнулся, предвкушая новый интересный эксперимент, и дернул за рукав Дирка, собираясь заняться экспериментом текущим. Если в этих горах и впрямь живет дракон, может получиться отличная научная работа.
   - А этот путь точно безопасен? С драконом мы не столкнемся? - спросил он, втайне рассчитывая на обратное.
   - Это дорога пылевиков. Видишь знаки? - парень указал на валяющийся у стены камень, на котором ни Эрих, ни Маркус не разглядели никаких знаков, даже старательно осветив камень факелом. - Ищите-ищите, - хихикал Дирк, не делая и попытки помочь.
   Эрих прошелся по коридору туда-обратно в поисках похожих камней, решив, что все дело в правильном их расположении, Мир и Лайса старательно ощупали стены, а рыжий даже под камень заглянул, еще больше развеселив наглого бея. И лишь увесистый кулак Маркуса, подсунутый под самый нос Дирка, заставил последнего объясниться.
   - Запах, - насмешливо пояснил он. - Чувствуете?
   Загадочный камень был тут же схвачен и пошел по кругу, и даже лучшие цветы не удостаивались столь тщательного обнюхивания.
   - Воняет чем-то, - вынесла вердикт Мирджана.
   - Ага, - поддержала ее Лайса.
   - Машинное масло, - предположил Эрих. - На таком старинные автоматы работают. Где-то на севере есть завод, который его производит.
   - На юге тоже, - усмехнулся Дирк. - Только не производит уже. Тэсс говорит, насосы какие-то полетели.
   - Куда полетели? - Лайса изумленно похлопала ресницами.
   - А я знаю? - пожал плечами красноглазый. - Это Тэсс так говорит.
   - Это значит, сломалось, - перевел слова пылевика райн Тиссен, припомнив одну из многочисленных экскурсий, на которые таскал его Рольф. - Сейчас почти все летит, - вздохнул Эрих. - Деталей для починки почти не осталось, да и мастеров, которые бы в этом разбирались, все меньше.
   - А разве в академии этому не учат?
   - Нет, к сожалению. В академии ерунду всякую изучают, вроде истории, географии, миропорядка и философии. Девицы обычно выбирают литературу, этикет, танцы, историю моды или целительство. Парни - боевые искусства, основы управления, - на этих словах Эрих болезненно скривился, - еще алхимию. Или простые бытовые науки, но это для бе... желающих. Или тех, кто прочие направления не тянет. А на специальные курсы, включающие высшую математику, физику или настоящую старинную химию, допускаются только представители определенных семей. Да и то изучают лишь общие положения. А вот секреты технологического процесса передаются из поколения в поколение. Их хранят пуще девичей чести. А чужаков и близко не подпускают.
   Эриху только раз и удалось взглянуть на большой квадратный станок, выплевывающий из своих недр темную гибкую пленку, которую райны клеили на окна, защищая свои дома от солнца. От станка в стену уходили длинные толстые провода, но в соседнее помещение парня не пустили. Такой мощной охраны и канцлер не удостаивался. Наверняка именно там, за стеной и скрывался главный секрет производства пленки. Но все экскурсии на этом почему-то заканчивались. Райн Тиссен полагал (и не безосновательно), что семья Щульц, продающая эту пленку, в особенностях ее производства разбирается весьма посредственно. Иначе технологии не исчезали бы с такой огромной скоростью. Чинить приборы было некому, разве что снаружи заменить болт другой, а если ломалось что-то серьезное, и прибор вставал намертво - жирующая на нем семья разорялась.
   - До самой ночи нам лекцию читать собираешься? - сердито фыркнул Дирк, но хитрый зеленый глаз светился неподдельным любопытством. - Ждешь, когда пылевики объявятся? Боюсь, столь важными научными знаниями их не остановишь. Рабов они куда больше ценят.
   Райн Тиссен обиженно зыркнул на товарища, но все же оставил за собой последнее слово:
   - Жду, - кивнул он. - Хочу спросить, какого клурта пылевики столь бездарно тратят ценнейшее машинное масло.
   - Защищают ценнейший подземный проход, - передразнил его Дирк. - Им немало пришлось с подземниками за него повоевать. Целую пещеру как-то вырезали. И теперь эти бледные твари от одного запаха пылевика шарахаются.
   - А мыться они не пробовали? - хихикнула Мир.
   - Пробовали, - со всей серьезностью кивнул красноглазый. - Не помогает. Зато поможет нам. Тэсс на карте пометил расположение этих вонючих камней. Следуя им, мы и выберемся из туннелей.
   - А зачем нужна карта? - нахмурился Маркус. - Ты же здесь уже был, сам рассказывал. Неужто с одного раза дорогу запомнить не смог?
   - На фига ее запоминать-то, когда она каждый раз меняется?
   - Зачем?
   - Затем, что наша стража тоже не задаром свою воду пьет! Рыщет поблизости, нос во все щели сует, - Дирк так старательно изобразил и стражника, и его длинный нос, что все невольно расхохотались.
   Но делать этого, как вскоре убедился Эрих, не стоило. Почти все прилегающие к их туннелю проходы осветились множеством алых точек, а скребущийся шорох и вовсе из этих нор выбрался и волной прошелся по мгновенно заледеневшей спине.
  
  
   Глава 4. Дракон. Только умник разгадает его секрет и устрашит подземников.
  
   Мир старательно перебрала в голове все, что Эрих рассказал об академии, и призадумалась, не зря ли она в эту академию едет. Ничегошеньки интересного там и нет. Этикет, танцы - бррр. На моду можно было б записаться, но где она столько денег на эту самую моду-то найдет? Нет, это только для благородных. А ей разве что боевые искусства подойдут. Вот бы девиц туда брали. Или история. Историй Мир целую кучу знает. Старуха Дан каждый день новую рассказывала, а на память Мирджана никогда не жаловалась. И даже читать бы как следует выучилась, если бы они с Дирком не удирали с уроков и не гоняли крыс по подвалам.
   Да и школа в их районе была слабенькая. Считать да буквы худо-бедно складывать выучился, и ладно. На рынке сторгуешься. А остального от тебя и не требуется. Лайса и увязавшийся за ней Маркус (чуть не прибитый за это своим отцом) ходили в центральную. Вот там и учителя получше были, и за прогулы ругали-наказывали, а после и родители с розгами подключались. А поди не выпори, так ведь и деньги задаром пропадут. Там и писать учили, и про зверей диковинных рассказывали, картинки разные на бумаге малевали (если кто заплатит). Была еще главная школа, для благородных. Райнов в их городке отродясь не было, но некоторые богатеи себя таковыми мнили, оттого и завели себе школу с этикетом и прочими глупостями. Ну скажите, какого клурта Агнесс энтая мода понадобилась, когда она в нее даже влезть не может? Бедной Лайсе не одну такую моду перешивать пришлось.
   Наступившая тишина отвлекла Мир от печальных раздумий, а притаившиеся в темноте твари заставили придвинуться поближе к Дирку. А Лайса привычно нырнула Маркусу за спину и, выглянув оттуда, спросила у Эриха, признавая его самым ученым:
   - Это драконы, да?
   - Драконы? - опешил тот, в свою очередь повернувшись к Дирку.
   - Ага, - сурово сдвинул брови охотник, - эти... как его... миниатюрные.
   Мудреное слово далось Дирку с трудом, и, произнеся его всего лишь с одной запинкой, парень облегченно вздохнул и, глянув на лица друзей, расхохотался в голос. Скрываться-то уже было не от кого, все и так сюда сбежались. Красных светящихся глаз с каждой минутой становилось все больше. Ближе твари не подползали, но и уходить не спешили. Сидели по темным норам-проходам, шипели, скулили и царапались.
   - Так это не драконы? - Лайса разочарованно поджала губы.
   Мир и сама не отказалась бы взглянуть на этих летучих красавцев, покрытых сверкающей красной чешуей, изрыгающих огонь и одним взглядом притягивающих золото. Последнее нравилось всем, особенно Дирку, но Мир замечала и роскошный хвост с острыми шипами, и длинную гибкую шею, и большие зеленые глаза. А также трепыхающуюся в его лапах прекрасную принцессу. Та история закончилась, как и положено, свадьбой. Дракон почему-то передумал жрать эту безмозглую дуру и предложил ей лапу, сердце и гору золота. Дирк аж целую неделю тяжко вздыхал, жалея, что он не прелестная девица, да и драконы в их местах не водятся. И не потому ли он так часто в эти горы таскается? Надеется на удачную встречу? Зря! Лично Мир своего упускать не намерена. И пусть она не прекрасная принцесса, но хотя бы девица, и уж точно сумеет найти общий язык с любым драконом. А пока... да вон хотя на Эрихе потренируется. Чем не злобный дракон?
   Чем-чем. Да ничем! Спеси много, а вот со злостью проблемы. Таким красноглазых тварей не проймешь. Разве что их трясущиеся коленки благородного райна напугают.
   - Это кто? - Эрих едва ли за спину Дирку не спрятался.
   - Подземники, - пожал плечами тот. - Не боись, сюда не сунутся.
   Его спокойный голос вселил немного уверенности, а промелькнувшая в нем легкомысленность не дала расслабиться. Маркус, сделав пару шагов, крест-накрест взмахнул перед собой факелом, и пламя, ярко вспыхнув, рванулось вперед. Волной растеклось по туннелю, взметнулось вверх, под самый потолок, и рассыпалось множеством золотистых звезд-искорок, осветив парочку подобравшихся слишком близко тварей. И Мир передернуло. Большей мерзости она еще никогда не видела.
   Тощие бледные существа чем-то напоминали людей, но передвигались на четвереньках, опираясь на узловатые тонкие руки. И передвигались быстро - трусливо взвизгнув, они нырнули во тьму, не дав себя толком рассмотреть. Что не могло не радовать. Длинные лохматые космы скрывали лицо, и было бы неплохо, если бы одежда скрывала и худые костлявые тела, но ее подземники, похоже, не носили принципиально. И вызывали не страх, а скорее, отвращение. Но тварей было много, слишком много для того, чтобы их можно было разогнать или проигнорировать.
   Где-то позади испуганно всхлипнула Лайса, и Маркус вновь пуганул существ зажившим своей жизнью факелом. Дирк, обрадованно вскрикнув, метнулся к узкой нише в стене и торопливо зашарил в ней рукой. Эрих, бесцеремонно ухватив Мир за шиворот, непонятно зачем оттащил ее назад - то ли защитить хотел, то ли самого любопытство замучило. Если второе, то зря - за углом, кроме темноты, ничего интересного не было, даже красные глаза не светились. Вот бы удрать в этот проход. А Дирк застрял, как назло - камни какие-то перебирает. Девушка возмущенно запыхтела, собираясь высказать придурку все, что о нем думает. Но когда из каменного тайника показались еще два факела, вспыхнувшие совершенно самостоятельно, парень был моментально прощен.
   Выхватив себе один из них, Мир встала рядом с Дирком и почти не удивилась, когда кривой, проигнорировав пустой проход, двинулся в правый, полный тварей коридор. Девушка, с трудом удерживая в руках деревянное основание, шагнула следом. Воинственное пламя трепыхалось на конце факела, тянуло лапы-всполохи во все стороны и злобно шипело. Твари шипели в ответ, но с дороги расползались, сверкая глазами из боковых проходов.
   - Это что за подземники такие? - спросил прикрывающий тыл Маркус.
   Кроме Лайсы и кузнечного дела парень мало чем интересовался, иначе бы знал о людях, живущих в подземельях. Вернее, они были когда-то людьми. Когда спустились в спасительную тьму пещер, спасаясь от гнева Леммоса. А вот выбираться оттуда они не спешили, давно позабыв, как выглядит солнечный свет. Жители верхнего мира мало что о них знали - обычно голодные твари никого не выпускали из своих лап.
   - Да живут здесь, - беспечно отозвался шагавший впереди Дирк. - Мхи разные жрут, грибы ядовитые. Вот им мозги и поотшибало.
   - А нас не сожрут? - перепуганная Лайса мертвым грузом висела на недовольно пыхтящем Эрихе. Но, стоит отдать ему должное, девицу он не бросал, а самоотверженно волок за собой всю дорогу.
   - Хочешь, можешь маслом побрызгаться, - Дирк протянул ей малюсенький пузырек с черной вонючей жижей. - Только учти, потом его клурт отмоешь.
   Лайса, мгновенно передумавшая обливаться, даже руку боязливо отдернула, а твари удостоились столь гневного взгляда, что Мир на их месте поскорее удрала бы в самые глубокие катакомбы. Вонять в присутствии своего драгоценного Эриха дорогая подружка явно не собиралась. Правда, подземники об этом не знали и упрямо брели за ними.
   - Ну, я так и думал, - усмехнулся охотник, зыркнув на тварей хищным зеленым глазом.
   Мир даже смешно стало - Дирка могли бы принять за своего: с правой стороны приятель походил на красноглазых подземных существ, а левая сторона напоминала девушке увиденного на картинке дракона.
   Дальше пошли молча, тяжкие вздохи Лайсы (и недовольные Эриха) не в счет. Мир давно потеряла счет времени, послушно шагая рядом с Дирком. Очень хотелось перейти на бег, но девушка сдерживалась - это могло бы спровоцировать пока что бредущих в сторонке тварей. И факелам, отработавшим положенный срок, полагалось бы погаснуть, но пламя все также освещало коридор, злобно фыркая жгучими искрами.
   - Не отставайте, - охотник, внимательно отслеживающий камни-метки, в очередной раз развернул карту и решительно свернул в один из боковых проходов. - Логово уже близко. Дальше они не сунутся. Дракона боятся.
   - Боятся? - нахмурилась Мир, твари смелели все больше и, соответственно, все ближе подползали.
   - Ну, может, за бога почитают, - пожал плечами Дирк. - Думают, пылевики ему жертвы приносят.
   - А они приносят? - Эрих перевесил Лайсу на другую руку и нашел в себе силы усмехнуться.
   - Рехнулся, что ли? - окончательно забыв о почтительности, хмыкнул красноглазый. - Сами идут. Вот пылевикам больше делать нечего, как рабов на руках носить!
   - Дирк!!
   - Да, ладно. И пошутить нельзя? В Анхар их ведут, на продажу.
   - А мы с ними не столкнемся? - уточнил дотошный Маркус.
   - А тебе этих мало? - приятель кивнул на непрошенных соседей, уже привычно отзывавшихся на его голос. Впрочем, рычали они на любой голос, явно желая принять участие в беседе.
   - Дирк!
   - По ночам они ходят, по ночам. И если не будем здесь задерживаться, то и не столкнемся.
   - А с драконом? - вновь вмешался Эрих.
   - Кто знает? - немного разочарованно протянул Дирк. - Дороги пылевиков почти всегда его мимо логова проходят, или где-то поблизости. Но вот лично я ни разу его не видел.
  
   - Это драконы, да?
   - Драконы? - Эрих удивленно повернулся к Дирку.
   В его представлении эти благородные создания выглядели несколько больше и в таком узком проходе уж точно не поместились бы.
   - Ага, - сморозил очередную глупость Дирк, - эти... как его... миниатюрные.
   Эрих на миг призадумался - а ну как действительно существуют? - но в книгах ни одного упоминания о таком подвиде драконов он не нашел. Как и о любом другом. Драконы на Салейре не водились. Зато водились маги. И достигая определенного уровня силы, получали способность обращаться драконами. Или иной экзотической живностью, кому как нравилось. Если бы отец узнал, какие книги читает его драгоценный сын, Эрих бы позавидовал аршам в коконах. Интересно, а канцлер вообще в курсе, какие раритеты хранятся в секретной секции его подземной библиотеки? Или он о ней даже не подозревает? О секции, разумеется. В библиотеке дорогой папочка регулярно появляется. Когда Рольф теряет терпение и всякую надежду выковырять оттуда Эриха.
   И вот, кстати, странность - стоило парню спрятаться в этой самой секретной секции, и ни отец, ни вездесущий райн Крыса найти его не могли. Эрих, будь его воля, и вовсе оттуда не вылезал. Но после каждого такого посещения его жуткие способности почему-то активизировались, расползались во все стороны, норовя выбраться наружу и спровадить несчастного парня в кокон. Сдерживать их становилось все труднее и труднее, и Эрих старался пореже бывать в той секции. И уж точно не перед очередным визитом тангеров, устраивающих своих проверки уже раз в полгода.
   Хохот Дирка отвлек Эриха и от тангеров, и от драконов, оказавшихся всего лишь шуткой пустоголового бея. А Эрих так надеялся встретить настоящего живого дракона, даже научную работу написать, доказывая, что это не маги придумали драконов, а драконы послужили прообразом их превращений. Но не повезло. Глупо было верить какому-то бею.
   И еще глупее было соваться вслед за ним в эти пещеры, полные мерзких красноглазых тварей. Словно и впрямь Дирк родственничков навестить решился. Но уходить было уже поздно - да и страшновато (хотя это Эрих старательно скрывал) - пройти подземные туннели в одиночку просто нереально. Эрих попятился было, но, перехватив насмешливый взгляд пугала, замер и горделиво выпрямился, упрямо сжав кулаки. Девица же, о чем-то глубоко задумавшаяся, казалось, совсем позабыла об опасности, сунувшись в практически распахнутые объятия подземников.
   В детстве Эрих мечтал о том, как спасет прекрасную принцессу, победив злобных монстров. Парень вырос, так и не встретив ни принцесс, ни чудовищ. Давно позабыл о детских глупостях. Но всемогущей Леммос вдруг ни с того ни с сего их припомнил и решил воплотить их во всей красе. И хотя принцесса была так себе, на монстров Леммос не поскупился. Эрих вздохнул, подумав, что в принцессы бог мог бы выбрать Лайсу (она хоть не такая страшная), но та уже надежно спряталась за спину Маркусу и выходить не собиралась. А Мирджана прям таки напрашивалась на неприятности и, не подозревая о тяжелых моральных терзаниях своего героя, почти нос к носу столкнулась с тощей мерзкой тварью. Пришлось вмешаться. Эрих и вправду героем себя почувствовал. К сожалению, недолго. Наглая девица, выхватив из-под самого носа Эриха факел, вновь возглавила процессию. А парню пришлось довольствоваться ее подругой, сетуя на то, какие боги мстительные.
   Хотя парню было о чем подумать и без божьих шуточек. Везет этим беям - живи себе без забот, не прячься. Похоже, тангеры только в столице лютуют, в провинцию даже не заглядывая. Иначе как бы они прозевали такого сильного арша? Определить, кто из этой развеселой четверки арш, не получалось. Любой из них мог управлять огнем, заставляя факелы сиять намного ярче положенного. Поначалу Эрих решил, что это вновь его способности шалят, но тот случай с пожаром, когда спалить хотели канцлера, а едва не погиб Эрих, явно показал, что огонь не его стихия. Но кто же из четверых? Трое имеют непосредственный доступ к огню - держат факелы, но это ничего не значит. Книги говорили, что магией можно управлять и на расстоянии. И Лайса, всхлипывающая на его плече, тоже может оказаться аршей.
   Выдавать неизвестного арша Эрих не собирался. Не хотелось и самому попасть под пристальное внимание тангеров. Как арша распознал? Как понял, что все дело в магии? А не хочешь ли сам провериться? Да ну их к Клурту! Без них спокойнее. Еще бы Лайсу куда-то сплавить...
   Эриху очень хотелось спихнуть липучую девицу Маркусу, но он упрямо тащил Лайсу и даже пытался утешать ее, как мог. Его и так за труса и слабака считают. Не стоит дискредитировать себя еще больше. И парень крепился и мужественно тянул свою ношу. И уж не чаял от нее избавиться. Спасение явилось, откуда не ждали. Прокатившийся по коридорам рык перепугал и подземников, и Лайсу, и Маркуса, спешно отобравшего у Эриха свою подружку. Только Дирк остался беспечно равнодушным, а Мир и вовсе взвизгнула от восторга. Подивившись такой смелости, Эрих без колебаний пошел за ними. Низкий потолок их туннеля резко взмыл вверх и открыл взору изумленного парня огромную мрачную пещеру с семью темными провалами соседних проходов, в глубине которых все также поблескивали алые глаза подземников. Рык повторился, едва не заложив уши, и мерзкие твари отползли еще дальше, но уходить не спешили. А вдруг райн дракон смилостивится и оставит своим верным слугам хоть крошечку со своего роскошного ужина.
   "Ужину" деваться было некуда, разве что к давно заждавшемуся их столу подземников, и потому двинулся вперед - к ровной (излишне ровной, по мнению Эриха) каменной стене и еле заметному узкому лазу с правой ее стороны. Но добраться со спасительного хода им не удалось. Дракону, похоже, надоело рычать впустую, и он решил самолично проверить, кто там тревожит его благородный сон. Стена пошла огненными трещинами и с оглушительным грохотом разверзлась, словно врата в бездну Руэн. А из тьмы ее величаво выступил огромный дракон, почти задевающий гребнем своды пещеры и недовольно прищелкивающий длинным шипастым хвостом. Сами собой вспыхнули факелы, укрепленные вдоль стен, осветив и пещеру, и ее хозяина, а ярко-красные чешуйки засверкали драгоценными камнями.
   Дракон, покачивая головой, шагнул вперед, уставился на сгрудившихся перед ним людишек большим зеленым глазом, хитро сощурив второй.
   - Ух ты! Какой красивый! - восхищенно пискнула Мир, едва не бросившись вперед.
   - Куда, идиотка?! - не хуже дракона прорычал выхвативший нож Дирк. - Сожрет ведь!
   А Эрих уже привычно закинул вздорную девчонку за спину. Опасности, исходящей от дракона, несмотря на его грозный вид, райн Тиссен не чувствовал. Но и бросаться ему на шею причин не видел. Совсем у этих женщин голова набекрень. Хотя и Дирк с Маркусом не лучше - их зубочистками не то что серьезную рану нанести, даже шкуру пробить не выйдет, разве что поцарапать. Беи, похоже, что-то такое подозревали, потому как медленно пятились, крест-накрест размахивая перед собой ножами. Эрих чуть со смеху не помер, на пару с драконом.
   - Ты чего? - пискнула из-за спины опешившая девица. - Перегрелся?
   Перегреться было не мудрено - отсмеявшись, дракон задумчиво склонил и пыхнул в незваных гостей огнем. Кроваво-алая струя ревущего пламени прошла достаточно высоко, но Эрих, а вслед за ним и Мирджана торопливо пригнулись, а пугало еще и в руку Эриха испуганно вцепилась. И так разочарованно вздохнула, что парень вновь расхохотался.
   - Чего ржешь-то? - обиженно буркнула она, не рискуя поднимать голову, а когда Эрих попытался встать, возмущенно зашипела на ухо. - Куда? Золото мое!
   - Какое золото? - парень от удивления чуть на зад не шмякнулся, проводив растерянным взглядом почти достигших края пещеры товарищей. - Где?
   - В логове, наверное, - вздохнула девчонка. - В книжке про это не написано.
   - В книжке? - Эрих уважительно глянул на бейю. - Не знал, что в вашей глуши такие раритеты водятся.
   - Никто у нас не водится! - Мир гневно поджала губы. - И вообще, я каждую неделю моюсь!
   Райн Тиссен спешно закусил губу, а вот дракон излишним милосердием не страдал и, задрав пасть вверх, расхохотался, пыхая огнем. И через пару минут. И еще через пару. И струя пламени проходила над головой, словно по расписанию. И рык. И лапы перетаптывались очень уж странно. Неправильно как-то. И сам дракон был... неправильным. Ненастоящим, что ли. Разумеется, настоящих, живых драконов Эрих раньше не видел, но этот казался заведенной куклой, вроде той, что танцевала на маминой шкатулке, стоило завести ключик. Пара шагов вперед, хлопанье крыльев, шаг влево, рык, пламя, шаг назад, изгиб головы, шаг вправо, злобный щелчок зубами. И снова вперед.
   Эрих послушно пятился, оттаскивая за собой очарованную злобной тварью девушку. Но где-то на середине зала завод у дракона закончился, и он замер, будто опасаясь переступить невидимую черту. Райн Тиссен облегченно выпрямился - монстр крутил головой во все стороны, пугая подземников и укрывшихся за камнем беев, но Эриха и Мир, стоящих перед его носом, упорно не замечал. И пламенные струи, обдавая нестерпимым жаром, проходили мимо.
   - А ну все вон отсюда! - прорезавшийся у дракона голос заставил содрогнуться даже стены.
   И лишь Эрих, подгадав нужный момент, решительно шагнул прямо в ревущий пламенный поток и, воздев руки над головой, торжественно проорал:
   - Приветствую тебя, о Владыка! - и зажмурился, надеясь, что это выглядит достаточно героически. Может, это он так дракона приветствует.
   Пламя, как и ожидалось, не причинило ни малейшего вреда, потому как не существовало. С трудом подавив противоречащее всем его планам желание пройти насквозь и самого дракона, Эрих горделиво расправил плечи, выждал пару вздохов, чтобы попасть в такт, и выпалил:
   - О Владыка, прошу, не покидай нас!
   Дракон перестал пятиться и задумчиво склонил голову.
   - И пусть эти глупые людишки не вышли поклониться тебе...
   Дракон слегка сдвинулся, пытаясь рассмотреть прятавшихся в туннелях подземников, сощурился и злобно щелкнул зубами.
   - Они всего лишь люди. Им попросту не хватает ума оценить твое величие!
   Дракон послушно расхохотался и шагнул вперед, практически в распахнутые объятия Эриха.
   - Но твой верный оракул всегда рядом и готов передать твоей пастве волю твою!
   Громко хлопнули крылья, распахнулись широко-широко и опустились, пытаясь обнять "оракула".
   Эрих спешно отступил, всего полшага, чтобы крылья и впрямь его не задели, показав бесплотность так называемого дракона.
   Сложив крылья, дракон попытался обойти его слева, но передумал и грозно зарычал.
   - О да, я понимаю твой праведный гнев, наш Владыка! Эти мерзкие воришки и не заслуживают твоего снисхождения!
   Зачем он это сказал, Эрих и сам не понял. Опять клуртовы способности проснулись не вовремя. Ну, разве могут эти бледные твари что-то украсть у призрачного дракона? Такое же призрачное золото?
   Но полыхнувшее с левой стороны пламя подтвердило, могут и еще как.
   Подземники испуганно взвыли, и Эрих бы мог поклясться, попадали на колени.
   Дракон удовлетворился их дружным нытьем и вновь решил удалиться.
   Эрих позволил ему сделать шаг назад и, полуобернувшись к туннелям, воскликнул:
   - Прошу, Владыка, дай им второй шанс. Они готовы вернуть, что взяли.
   Задумчивый изгиб головы.
   - И более не чинить препятствий твоим верным слугам! - Эрих указал на беев, высунувшихся из-за камня. Те в ответ указали уровень его умственных способностей, но, к счастью, с места не сдвинулись.
   Шаг вправо.
   - А вот рабы твои не столь расторопны! - Эрих сурово сдвинул брови и обвел грозным взглядом опасливо затихшие норы.
   Дракон согласно щелкнул зубами и сделал шаг вперед.
   - Не злись, они всего лишь немного туповаты!
   Громкий злорадный смех. И еще пара шагов вперед.
   - И долго мы будем ждать?! - прикрикнул на подземников Эрих.
   Возмущенное хлопанье крыльев.
   Из одного прохода осторожно высунулась тощая грязная рука, нехотя положила на пол что-то круглое и блестящее и, подтолкнув когтем, молниеносно скрылась. Шар подкатился к ногам радостно вцепившейся в него Мирджаны:
   - Золо... - прохрипела она, пытаясь оттолкнуть руку Эриха.
   А дракон, сместившись влево, избежал столкновения с вздорной девчонкой и тем самым спас безумный план райна Тиссена. Высокомерно рыкнув, дракон вновь двинулся к своему логову.
   Эрих открыл рот, собираясь продолжить игру, но неожиданно почувствовал, что заряд у заводного дракончика вот-вот закончится. Только и успел крикнуть:
   - Отдыхай спокойно, о Владыка! Твой верный оракул растолкует рабам твоим волю твою!
   - А ну все вон отсюда! - громыхнул дракон на прощание и, скрывшись во тьме логова, оставил Эриха и его команду один на один с подземниками.
   Стена с жутким грохотом сомкнулась, и облегченный вздох Эриха эхом прокатился по гулким туннелям и, отразившись, вернулся в пещеру, болезненно ударив по самолюбию. Это, значит, он, Эрих, старается, спектакли разыгрывает, шкурой своей... хм, драконьей рискует, а они вздыхают.
   - Да как вы посмели?! - с таким искренним возмущением вскричал "драконий оракул", что "паства" испуганно притихла и выкатила в центр зала еще один шар, побольше и помассивней.
   Мир взвыла от восторга... хм, религиозного экстаза и быстро стырила... приняла новое подношение.
   - Дракон благодарит вас, дети мои! - милостиво кивнул райн Тиссен и, полностью войдя в роль, протянул грязную исцарапанную руку для поцелуя.
   Единственная представительница "возлюбленной драконьей паствы" так воззрилась на "оракула", что тот трусливо... осмотрительно попятился, сообразив, что сейчас его будут бить, возможно, даже ногами. Но к его огромному удивлению, девчонка широко улыбнулась и, оглянувшись на товарищей и вновь подтянувшихся поближе подземников, припала к дрожащей руке Эриха, тихо и проникновенно прошептав:
   - Убью гада!
   И Эрих с ней полностью согласился - убить этого гада-дракона и он бы не отказался. Вернее, клуртова мага, оставившего здесь настолько качественную иллюзию. Никогда еще райн Тиссен так не позорился. И столько не врал.
   А может, их стоит расцеловать? Без дракона их давно бы запихали в бездонные подземные котлы и жрали бы в свое удовольствие. Или они такой ерундой, как готовка, не заморачиваются, предпочитая сыроедение? Сбежать бы не вышло в любом случае - клуртовы способности утверждали это со всей ответственностью, а красные глаза, притаившиеся в нужном проходе, во всем с ними соглашались.
   Дирк - точно не арш, иначе бы не повел их этой дорогой. А Мир должна была бы заметить иллюзию. Или это не показатель? Может, их сила не так велика, как его? Или еще не раскрылась полностью? И что с его собственной силой? Лучше бы ее вообще не было. Но раз уж есть, стоило бы с ней разобраться. Пока тангеры не разобрались с ним самим.
   - Чего молчишь? - прошипела девчонка, пребольно вцепившись зубами в его ладонь.
   - Ааааааа! - послушно отозвался Эрих. - Вижу!
   Какая зараза эта клуртова бейка!
   - Слышу!
   Ее бесстыжую ругань и наглые смешки ее дружков.
   - Знаю!
   Как с ними поквитаться!
   - Сделаю!
   Хм, что-нибудь да сделаю.
   С трудом успокоившись, райн вскинул раненую руку вверх и болезненно... зловеще потряс ее в воздухе.
   - Сделаю все, что повелит мне наш бог-дракон! Знаю все приказы и пожелания! Слышу его наимудрейший голос! И вижу кучу безмозглых идиотов, которые пойдут ему на ужин! - Эрих обвел грозным взглядом туннели. - Если не уберутся с наших глаз сию же секунду!
   Но, на его беду, подземники оказались излишне туповаты и столь сложных высказываний не понимали.
   - А ну все вон отсюда! - устрашающе взвыл Эрих. - А тех, кто останется, сожрет райн дракон! Вон!! - прорычал он, и пещера содрогнулась в ответ: пол, стены и потолок тряслись, как припадочные, а камни подпрыгивали, словно беи на сковородке Руэн.
   Райн Тиссен, уже и не чаявший разогнать подземников, мысленно поблагодарил неизвестного мага, наполнившего хитрыми ловушками эту клуртову пещеру. Или маг здесь ни при чем? И землетрясение устроил арш? Но кто - Мир, Дирк, Лайса? Себя Эрих причастным не считал - такого за ним раньше не водилось. Еще менее вероятным было естественное развитие событий. Не с их удачей.
   Коридоры очистились в считанные минуты, и Эриху хотелось бы думать, что тому причиной был страх перед драконом и его оракулом. Но почему-то не думалось. В их чудесном спасении почти не было его, Эриха, заслуги. Любой дурак сможет воспользоваться подходящими обстоятельствами. А вот управлять ими задача посложней. И, наверное, зря Эрих так страшится своих способностей. Если он мог вот также создавать иллюзии, или и в самом деле оборачиваться драконом...
   Если бы он и вправду все это мог, за ним без промедлений явились бы тангеры, и сидеть сыну канцлера в канцлерском же коконе, создавая над домом, садом и бассейном благостную прохладу. И не решить, что же лучше - развивать или прятать. И есть ли кто-то, кто сможет в этом помочь. Эрих слышал о беглых аршах, создавших тайную организацию и по мелочи гадящих райнам и их слугам. Но тангеры столь усердно на них охотились, что рассчитывать на помощь изгоев не стоило.
   Да и вряд ли среди этой братии есть хоть кто-то, достаточно сильный, чтобы научить Эриха важным, полезным, а главное, безопасным заклинаниями. Если, конечно же, его способностей на это хватит. И если академия Трех Солнц когда-то была главной магической академией Дайрена, вполне возможно, что в ее стенах скрыты настоящие магические библиотеки. Эрих с детства привык доверять книгам и полагаться на них. И книги, в отличие от людей, его никогда не подводили. И найти такую библиотеку, наверняка, куда проще, чем скрывающихся по разным норам аршей. Ведь вход в логово иллюзорного дракона он как-то увидел.
  
   По узким пыльным коридорам они почти бежали, хотя чужого присутствия Эрих уже не чувствовал. День, как утверждал Дирк и подсказывали клуртовы способности, клонился к вечеру, и встретить вместо одной опасности другую не хотелось. Пылевиков так просто не запугаешь. Рабы им куда нужнее выдуманных оракулов. И дракона они, скорее всего, уже видели (хотя вряд ли догадались о его сути) и не боялись - иначе не пролагали бы свои якобы безопасные пути вблизи его логова.
   Туннели постепенно забирали вверх, все больше расширяясь. Ребята спешили, но Дирк все равно то и дело их поторапливал. Пылевики частенько пережидали день в катакомбах под Анхаром, поздним вечером выползая из своих нор. И Эрих, позабыв о каретах и прочих полезных приспособлениях, бежал вместе со всеми. Визит на рабский рынок не входил в его планы.
  
  
   Глава 5. Анхар. Только слепой не увидит то, что лежит у самой поверхности.
  
   Всю дорогу до поверхности Мир злилась. Да так, что пару раз чуть не врезалась в острые выступы, еле увернувшись в последний момент.
   Да как она посмела? Маркуса ей, что ли, мало? И Эрих, между прочим, не Лайсу спасать кинулся, а ее, Мирджану. И нечего на него ресничками хлопать! Мир и сама это умеет. Правда, парни после этого почему-то в сторону шарахаются. Но, как говорила старуха Дан, чем больше стараешься, тем лучше выходит. Уж чего-чего, а старания Мир не занимать. И объект для приложения сил имеется. Еще бы Лайсу от этого объекта отодрать. А что, отличная идея - отодрать и отодрать, как следует. А то, что это выходит: Мир ради дорогой подруженьки от Маркуса отказалась, а Лайса все под себя гребет - и одного обхаживает, и второго не отпускает. Еще и хихикает в лицо.
   Мир, не выдержав, оттащила подруженьку в сторону и услыхала насмешливое: тебе, мол, и Дирка хватит. Мирджана еле сдержалась, чтобы красоту ей не подпортить. На Дирке фингалы очень даже отлично смотрятся. Почему бы и Лайсе с ними не покрасоваться? Останавливало одно - Эрих может напугаться. Он вообще парень пугливый. Хотя и смелый. И с драконом справился, и подземников разогнал. И в целом очень даже неплохо смотрится. Только волосы чересчур длинные. Но с этим Мир уж как-нибудь справится. Главное, чтобы Лайса под ногами не болталась.
   Девушка понимала, что по красоте с подругой ей не сравниться. По крайней мере, пока. Эрих ведь обещал заняться ее... улучшением. И Мир даже слушаться будет, как и обещала. Надо бы Маркусу сказать, чтобы... как это, ах да... активизировался. А то не дело это, когда такой хороший парень страдает. И кто-то стоит у Мир на пути. Ссориться с Лайсой не хотелось. Все-таки с детства дружат. Надо бы, чтобы сам Эрих дал ей от ворот поворот. А там уж Мирджана своего не упустит.
   Не то чтобы сын канцлера так уж сильно ей нравился. Скорее, просто заинтересовал. Необычным поведением. И вообще. Странный он. Иногда замрет и смотрит в пустоту, словно видит то, чего нет. С драконом будто с братом родным общается. Да и сам дракон странный какой-то. Туповатый слишком. Или их тупыми считает - по нескольку раз одно и то же говорит. А пару раз и вовсе ерунда какая-то мерещилась - дракон вдруг становился расплывчатым, трепыхался, как свеча на ветру, искрил, исчезал на пару мгновений и вновь появлялся во всей устрашающей красе.
   Подолгу заморачиваться над разными непонятными сложностями Мир не привыкла - нужно жить сегодняшним днем и сегодняшними проблемами. А проблема у Мир всего одна - Лайса. Нет, две - надо бы на ком-нибудь пламенные взгляды потренировать, чтобы не спугнуть Эриха. И, к сожалению, подходящий объект был всего один.
   Шедший впереди Дирк от неожиданности споткнулся и врезался локтем в острый каменный выступ. Взвыл, привычно прихлопнул ладонью задымившиеся штаны и, помянув всех богов разом, гневно уставился на Мир. Та столь же привычно изобразила оскорбленную невинность. Получилось очень даже искренне. Девушка реально не понимала, в чем ее обвиняют. И не поощряла Дирковы шуточки с огнем. Подпалит что-нибудь втихаря, а потом на Мир все сваливает. Мол, от такой горячей штучки все подряд воспламеняется. Мирджана в ответ ругалась, что от такого ледяного придурка и Леммос замерзнет.
   Объект для эксперименту оказался неудачным. Да и на что Мир вообще рассчитывала. Дирк - это ж Дирк. Какой из него парень. Нет, в смысле парень из него отличный. И охотник хороший. И друг. Да почти брат. Зря его Мир выбрала. Ничего, в академии кто-нибудь другой подвернется. Академик, к примеру, который на лотерею приезжал. Норман, или как там его. Старый он, правда. Лет тридцать, не меньше, но для тренировки сойдет.
   Мир почему-то не сомневалась, что они его найдут. С ней такое иногда бывало - наперед знала, что сейчас будет. Потому и в прятки ее играть не звали. Зато как чего найти требовалось, без Мирджаны редко обходились.
  
   Неровные каменные стены сменились стенами гладкими и ровными с кучей разномастных труб под потолком. Вода, к сожалению, с них не капала, а собственные запасы почти закончились. Дирк, правда, обещал, что в Анхаре они купят все, что им нужно (а Эрих оплатит Маркусу все издержки), но пить-то хотелось прямо сейчас. Мир достала из потайного кармашка маленькие металлические шарики (у каждого жителя Вердена такие были) и привычно кинула их в рот. Помогут продержаться. Воду, по всеобщему молчаливому согласию, выделили в единоличное пользование Эриха. Сын канцлера был самым не приспособленным. И, как прошептал Дирк на ухо Мирджане, инвестиции нужно поддерживать и старательно культивировать. Мир хихикнула - она тоже разные ученые слова знала, и даже почти правильно применяла, но кривой проделывал это просто виртуозно. Не зря же они в школу ходили. Ну, иногда.
   Центральный проход все расширялся и расширялся, а трубы множились, ветвились, разбегаясь в небольшие боковые коридорчики. Двери, глубоко утопленные в толщу стен, оказались заперты. После восьмой ее грубо оттащили за ухо и велели не тратить время. Их жизнь куда ценней старого барахла, которое теоретически еще могло валяться по ту сторону прочных металлических дверей. А практически давно было растащено обитателями Анхара. Поначалу-то, когда жар был беспощаден, все жили в таких вот норах и коридорчиках под землей. Стены прокоптились от множества костров, а тупики, ниши и пещерки зарастали мусором. Те, кто поумней, еще худо-бедно заботились о чистоте. Здесь же, похоже, проживали одни засранцы. Столько мусора в одном месте Мир раньше не видела. В главном коридоре оставалась еще узкая извилистая тропка, в боковые не стоило и соваться. С Верденскими катакомбами не сравнить. Да что там, даже подземные пути пылевиков были намного чище. А драконье логово и вовсе сверкало истинной безупречностью.
   Райн Тиссен, и так еле переставляющий ноги, поминутно останавливался, пытаясь отдышаться, но выходило только хуже - смрад торжествующе нырял в широко открытый рот, вынуждая остатки скудного ужина спешно проситься обратно.
   - Дирк, какого? - Мир сняла с шеи платок, смочила его жалкими крохами воды и самолично обвязала им лицо Эриха. - Не мог выбрать путь получше?
   - На получше у нас денег нет, - пожал плечами кривой, - а тут мы бесплатно пройдем.
   - Ррррр! - озвучила общее мнение Мирджана.
   - Да как хотите, - беспечно фыркнул Дирк. - Можем назад пойти. Ежели Маркусу денег не жалко.
   Рыжему было жалко, и еще как. Но Лайса, брезгливо подбирающая штанины, была важнее. Встряхнув в кармане мешочек с монеткам и мысленно с ними попрощавшись, Маркус обреченно кивнул.
   - Тогда пошли, - еще ехиднее бросил Дирк, послушно разворачиваясь назад.
   К удивлению Мир, больше всех поиском лучшего пути был недоволен Эрих. Они не прошли и половины бокового прохода, куда совсем недавно свернули, как райн решительно ухватил Дирка за руку, рывком разворачивая к себе:
   - А сколько осталось до конца?
   - Да немного, вот всю свалку пройдем. Пара поворотов, подъем на верхний уровень, еще два-три коридорчика и пропускной пункт.
   - Нет, - гневно сдвинул брови Эрих. - До того конца сколько? - парень махнул рукой в сторону тупичка, где несколько минут назад пополнил местную вонь собственным ужином.
   - Очень далеко! - Дирк с особым трагизмом протянул последнее слово.
   Теперь и Мир обеспокоилась. Такую хитрую морду у красноглазого она частенько видала.
   - Сколько?! - рявкнули они на пару с Эрихом.
   - Один поворот.
   - Сколько?!
   Убить Дирка хотели все, а получилось только у Мир. Да и то всего лишь пнуть. Зато обратный путь до поворота они проделали в считанные мгновения. А когда повернули за угол, красноглазый уже карабкался по металлическим штырям, вмурованным в каменную стену узкой круглой шахты, взмывавшей вертикально вверх. К самым небесам.
   Выбравшись наружу, Мир обомлела - Анхар поражал своей красотой и размерами. Особенно в лучах заходящего солнца, последнего из трех. Они стояли на широкой, местами продырявленной крыше, и город расстилался перед ними, как на ладони. Но здраво рассудив, что Анхар от нее никуда не денется, а зараза Дирк может сбежать, девушка попыталась подкрасться к нему со спины. Не вышло - красноглазый давно не ловился на такие детские уловки, первым замечая любого противника. А если и стоял столб столбом, то лишь затем, чтобы самому нападавшего сцапать и наподдать ему хорошенько.
   Но на этот раз Дирк свой излюбленный приемчик применять не стал - видать противников многовато - и быстрее молнии взлетел на длинный покрытый красной черепицей шпиль, увенчанный большим железным петухом. Вот на этой-то узорчатой птице он и уселся, обиженно поглядывая на загнавших его туда товарищей.
   - Какого?! - единственное приличное слово, которое услышал несчастный парень.
   Благородные райны ругались ничуть не хуже беев. Даже приличная Лайса пару слов вставила.
   - И пошутить нельзя? - приподнял бровь красноглазый. - Нельзя, - парень правильно оценил злое согласное молчание.
   - Тогда?.. - уточнила Мирджана, присмотревшаяся к наглому болтуну и сообразившая, что обычно настолько глупо он не шутил. Вернее, шутить-то шутил, но уж точно не в таких опасных случаях.
  
   Весь путь наверх райн Тиссен не мог отвязаться от мысли, что арша следует вычислить как можно раньше. Иначе Эрих просто не успеет его подготовить. Не сможет прикрыть от тангеров. У самого же Эриха это как-то выходило. Поначалу-то он и не подозревал о своих способностях (и понятия не имел, каким же образом умудрялся обманывать танг), но потом придумал отличную и весьма действенную уловку. Правда, работала она только при плановых проверках. Когда все известно заранее и можно подготовиться: очистить мозг чтением муторных любовных рассказов (подходила любая книга из маминой личной библиотеки - уже на пятой странице мозг отказывался хоть что-то воспринимать), поймать любовное вдохновение (что удавалось сложнее всего), выскочить пред светлые очи тангеров, старательно хлопая своими собственными, преисполненными истинного восхищения (спасители дорогие, уж лучше вы, чем эта любовная муть!). А главное, представить, как эти клуртовы магические всплески плещутся на ком-то другом. Скачут с одного человека на другого, словно бешеные белки.
   Ни белок, давно сгинувших в огненной пучине, ни тем более непонятных всплесков Эрих никогда не видел, но представлял так явственно, что тангеры только диву давались, откуда в округе такое засилье неучтенных аршей. Радостно хватали всех подряд, а после получали по шапке от начальства, когда перепроверка показывала полное отсутствие у пленников какой-либо магии.
   Как действовать в сложившейся ситуации, Эрих пока представлял плохо. Книжек под рукой не было. Зато была Лайса, прожигающая его любовными взглядами. И если вообразить себя на месте героя, а ее... бррр, мозг послушно отключился уже на любовном признании, которое премудрые авторы обычно растягивали почти на половину книги. Вторую занимала свадьба. И где-то там была пара-тройка страниц о великих подвигах героя и чудесном спасении невинной девы, но Эрих, к счастью, до них ни разу не добирался, и мозг благополучно дрых всю проверку.
   Идея с Лайсой парню понравилась. Главное, не переборщить с воображением и не перескочить на то, что бывает после свадьбы. И не использовать для тех же целей Мир. Мозг категорически отказывался представлять ее героиней и бунтовал, наотрез отказываясь засыпать. А еще почему-то требовал перейти к последнему действию пьесы. Ну, к той, которая после. К чему бы это, Эрих не понял. Девица не была в его вкусе. С чего бы это ему интересоваться разными пугалами? Важнее с аршем определиться. Ведь если им окажется кто-то из девушек, его любовная уловка вряд ли сработает. У них-то мозг от таких книжечек не выключается. Или выключается? Кто же в здравом уме станет читать такое?
   Сколько Эрих ни бился, головоломка не решалась. Неизвестный арш больше себя не проявлял. И парни, и девчонки вели себя одинаково. Одинаково глупо, сказал бы незабвенный секретарь Рольф. И Эрих был в кои-то веки с ним согласен. Сворачивать с широких и относительно чистых проходов в узкие вонючие норы могут только полные идиоты. Или один идиот. А остальные слепо за ним следуют. И даже не возмущаются. Почти. А вот Эриха почему-то ругают. Он виноват, что ли, что не привык к подобным запахам? Как будто без него они б в два раза быстрее бежали. Да тут не то что бежать, идти еле получается. А самое мерзкое, что клуртовым способностям путь этот чертовски нравится. И полсловечка не сказали, когда они вглубь этой свалки забрались. А стоило Дирку назад повернуть, развопились так, что бедный Эрих едва не оглох. И срочно потребовал вернуться к прежнему маршруту.
   Дирк сидел на старинном слегка помятом флюгере, беспечно болтал ногами и наотрез отказывался спускаться. На вопросы тоже отвечать не желал. И Эрих мог его понять - он и сам не стал бы откровенничать на тему, чем же ему приглянулась эта грязная свалка. И дело не только в магических способностях, которые следует тщательно скрывать даже от лучших друзей, засмеют ведь. Эриха еще в прошлый раз, когда он сдуру в катакомбы под Арлансом сунулся, целый месяц вонючим засранцем дразнили. Отец вслух, слуги за спиной, втихаря. И только Рольф ничего не говорил, лишь взирал, по своему обыкновению, вдумчиво, деловито, с легким оттенком презрения. А эти беи уж точно стесняться не станут.
   - Дирк, а Дирк, - нежно пропела Мирджана (Эрих даже не представлял, что у нее может быть такой сладкий голос), - спустись, я все прощу.
   - И крысу? - хитро сощурил красный глаз наглый бей.
   - Какую крысу? - опешила девчонка.
   - Ну ту, которая за шиворот! - хохотнул Дирк.
   - Ах ты! - Мир злобно пнула шпиль, закономерно ушибла ногу и, болезненно скривившись, прошипела. - Убью гада!
   - И зачем мне тогда слезать?
   - А если тебя лучший друг попросит? - усмехнулся Эрих, надеясь сразить шутника его же оружием, но в очередной раз ошибся.
   Красноглазый послушно, можно даже сказать, с особой радостью соскочил с железного петуха и так стиснул Эриха в объятиях, что тот чуть не задохнулся.
   - Для лучшего друга я на все готов!
   - А если серьезно, - прохрипел райн ему на ухо.
   - А если серьезно, - так же тихо отозвался Дирк, - то солнце уже село. Можно идти. И, - охотник прижал Эриха еще крепче, - не вздумай кому ляпнуть, что ты сын канцлера. Так оно спокойнее будет.
   Эрих согласно кивнул (его способности твердили о том же) и внимательней присмотрелся к Дирку. Но тот ничем больше себя не выдал. А странное совпадение могло и в самом деле оказаться всего лишь совпадением. Бей Осборн просто хорошо знал эти места и грозящие им опасности. А сын канцлера - лакомая добыча для любого бандита. Так что Дирк прав, Эриху стоит попридержать подобную информацию. По крайней мере до тех пор, пока они не найдут карету и академика. А если им не повезет, можно будет купить несколько мест в почтовой карете. Там жара, конечно, и духота жуткая, но на большее их жалких денег не хватит. А ведь еще нужна вода и какое-никакое пропитание. Лучше, конечно, "какое". Питаться "никаким" Эрих не привык.
   - Эй! Не собираешься спасать лучшего друга?!
   Погрузившись в раздумья, Эрих и не заметил, что его давно отпустили и сейчас носятся по крыше, пытаясь увернуться от ловко пинающейся Мирджаны. Маркус и Лайса благоразумно отошли в сторонку и ехидно хихикали. Райн Тиссен, хмыкнув, присоединился к ним, подставив подножку пробегавшей мимо девушке.
   - Убью! - нежно оскалилась нахалка, проворно перескочив ногу Эриха и совершенно непочтительно отвесив ему подзатыльник. Нагнав красноглазого, девчонка скрутила жгутом свой клетчатый платок и с оттяжкой приложила Дирка по спине. - Это тебе за свалку! А это за крысу! А это за бабушку!
   - А бабка-то тут при чем? - от неожиданности красноглазый чуть не свалился.
   - А что не слушался!
   - Сама, можно подумать, много слушалась. И вообще, она мне такая же бабка, как и тебе.
   - Она нам, между прочим, родителей заменила, - обиженно фыркнула Мир. - А ты нас бросил и сбежал!
   - Пять лет уже прошло, а ты все забыть не можешь? Делать мне больше нечего было, как за всякими малолетками присматривать!
   Похоже, ругались они не первый раз. И едкие фразочки звучали вполне обыденно, без особого накала. И зрители привычно зевали, укоризненно поглядывая на спорщиков.
   - Он что, ее брат? - Эрих склонился к самому уху Лайсы.
   - Ты чего? - хихикнула девушка.
   - Ну, он же сказал про родителей.
   - Ах это, - Лайса в свою очередь прильнула к парню всем телом и горячо зашептала, - их родители погибли почти одновременно. Родители Мир и мать Дирка. Отправились что-то искать в пустыню и не вернулись. Старуха Дан детишек к себе и забрала. А пять лет назад Дирк сбежал, поселился в соседнем квартале и Дан больше знать не желает. И с Мир частенько ссорится.
   - Почему?
   - Да они не по-настоящему ссорятся, - улыбнулась девушка. - Просто выясняют, кто круче.
   - Сбежал почему? - райн Тиссен и впрямь почувствовал в Дирке родственную душу.
   У самого Эриха, к его огромному сожалению, сбежать не вышло. Силы воли не хватило - после чистого и уютного дома жить в грязной норе казалось просто невыносимым.
   - Обиделся. Старуха Дан случайно проболталась, что их родители отправились искать чудо-машину, которая сделает всех равными: и беев, и райнов. И даже аршей больше ловить не будут.
   - Ого! - Эрих в такую машинку, конечно же, не поверил, но размах местных сказок впечатлял. - И что тут обидного?
   - Да не в машине дело, - пояснил хмуро поглядывающий на них Маркус. - Дирк хотел сбежать на поиски матери, просил у Дан карту. А та не дала. Еще и заперла парня на целую неделю, пока не остыл. Да и потом уговорила охотника Йорна за Дирком присматривать. Вот он и взбрыкнул. И в пустыню частенько сбегал. Только не нашел никого. Йорн его пару раз полуживого притаскивал. Но Дан все равно карту не отдала. Говорит, нет у нее.
   - Ага, - Лайса пристроила голову на плече Эриха, заставив Маркуса заскрежетать зубами, - а Дирк не верит. Вот Мир на него и ругается.
   - Никто уже ни на кого не ругается, - низким грубым голосом провыл Дирк, незаметно прокравшийся им за спину.
   - Придурок! - подскочили все трое, а Маркус попытался достать наглеца кулаком.
   Красноглазый привычно увернулся и велел строгим учительским голосом:
   - Нам пора. Солнца давно зашли, а стража попряталась. Можем смело идти, документы никто не потребует.
   - Так мы что, от стражи прятались? - удивилась Лайса, недовольно поглядывая на Мир, оттеснившую ее от Эриха, и пытаясь выпутаться из объятий Маркуса.
   - Хочешь, чтобы нас обвинили в покушении на его канцлерскую задницу? - Дирк с усмешкой кивнул на Эриха.
   - А могут? - изумленно приподнял бровь тот.
   - Могут, - кивнул красноглазый.
   - Так ведь я могу сказать, что это неправда.
   - А они скажут, что мы тебя запугали.
   Райн Тиссен скептически хмыкнул, но спорить не стал - с местной стражей, прячущейся по ночам от пылевиков, он знаком не был.
   - Кстати, - уточнил он, - а что с пылевиками? Разве мы не от них убегали?
   - От них, - кивнул охотник. - Но то в горах было. А в Анхаре они людей не хватают. Иначе их отсюда быстро попрут. Где они еще торговать будут?
   - И куда мы сейчас?
   - Прогуляемся немного там-сям. Про твою карету разузнаем осторожненько. Кто что видел, кто что слышал. Местная шпана за медяк много чего полезного рассказать может. И даже не спросит, зачем. На рынок заглянем, он тоже слухами полнится. Только девиц в безопасном месте пристроим. И Маркуса.
   - Чего это в безопасном?! - взвыли Маркус и Мир разом.
   - Там рабский рынок, девчонкам там делать нечего.
   - Думаешь, с руками оторвут? - улыбнулся Эрих.
   - Если бы, - так печально вздохнул Дирк, что Эрих расхохотался, а Мир обиженно надулась. - В обморок шлепнутся. Таскай их потом. Или рыдать начнут. Того жалко, этого жалко. А на всех у нас денег не хватит.
   Райн Тиссен мысленно прикинул размер Маркусова кошелька и молча кивнул - даже на одного не хватит. Не то чтобы Эрих разбирался в работорговле - канцлером оная не поощрялась, но и не запрещалась - но в рамках изучения миропорядка Рольф ему многое о жизни беев рассказывал и цифры приводил. Замучил совсем этими цифрами. Так что рассчитать их плачевный бюджет не составило труда. На раба им точно не хватит. Хотя нет, на одного хватит, но тогда идти им в столицу пешком, голодными и оборванными. Зато с чувством выполненного долга и самонадеянной глупости.
   - Рабов мы покупать не будем! - решил за всех Эрих, всмотрелся в расстроенные глаза девушек и неожиданно даже для себя ляпнул. - Мы с этой проблемой потом разберемся. В целом.
   Как он будет с ней разбираться, еще и в целом, парень не знал, но решил пока этим не заморачиваться. Он ведь еще не канцлер. А может, еще и не станет. Так что и решать ничего не придется.
   - А меня тогда чего не берете? - пробасил Маркус, хмуро сдвинув брови. - Я ж не девка! И покупать никого не собираюсь.
   - А за девками кто присматривать будет? - резонно возразил Дирк. - Заодно и подзаработаешь.
   - Как?
   - Предложим твои услуги на кузнице. Там дружок мой работает. От помощи не откажется. А если повезет, и за проезд платить не придется.
   - Как это?
   - Ну не знаю, - пожал плечами Дирк, - телегу, к примеру, починишь.
   - Так у почтовиков телега сломалась? - удивился гигант.
   - Пока нет, - снисходительно похлопал его по плечу красноглазый. - Ладно, хватит болтать. Вон и огни уже зажглись.
   Эрих обернулся и восхищенно вздохнул - Анхар осветился множеством мелких ярких точек, образующих причудливую сеть, будто огненный паук оплел город своей прочной паутиной. Некоторые огни, самые яркие, оставались на месте, другие постоянно перемещались, сбиваясь в кучи и вновь рассыпаясь. По правую руку от них огоньков было больше всего, а шум, доносящийся оттуда, подтверждал, что рынок находится именно там. С их крыши рукой подать.
   Спускались они по еще одной лестнице, прикрепленной к наружной стороне дома. Железные прутья-ступеньки местами отсутствовали, и приходилось усилием воли разжимать руки, чтобы, пролетев несколько метров, судорожно уцепиться за следующую ступеньку. Сложнее всего приходилось Эриху. Похоже, тренировки не были его любимым занятием. Но парень мужественно стиснул зубы и почти не медлил перед очередным прыжком в пропасть. И если от Эриха Мирджана и изначально не ждала особых подвигов (но все-таки оценила проявленную смелость), то Маркус ее немного разочаровал. К его огромной силе не помешало бы добавить хоть немного ловкости. Лишившись привычных инструментов и опоры под ногами, кузнец неуклюже перебирал ногами и руками, нашаривая очередной прут.
   Когда-то Мир казалось, что сила - это главное. Но как раз сила-то Маркуса и подвела. Железяка под его рукой дрогнула и, не выдержав рывка, вылетела из стены вместе с рыжим. И порядок спуска мгновенно изменился - спускавшийся последним (из-за веса) Маркус миновал обеих девушек и едва не украсил Анхар большой красной лепешкой. Лайса истошно завизжала, чуть не свалившись вслед за рыжим. А Мир испуганно зажмурилась и осмелилась открыть глаза, лишь услыхав сочную Маркусову ругань. Хотя ругаться, с точки зрения Мир, полагалось бы Эриху. Девушка даже понять не могла, как такой дохляк сумел перехватить рыжего и удержать его на весу одной рукой.
   Дирк восхищенно присвистнул и как-то странно глянул на райна. Чересчур внимательно, что ли. Мир тоже удивила внезапная сила Эриха, но переживать по этому поводу она не стала. В критической ситуации еще не такое случиться может. Сама Мир как-то от пылевой бури умудрилась удрать, а потом, как ни старалась, не удавалось пробежать настолько быстро даже крохотного расстояния.
   Теперь Маркус спускался вторым, под язвительные комментарии Дирка. И к удивлению Мир, это помогало, и "раззява" моментально находил ногой новый прут, правильно перебирал руками и вскоре стоял на твердой земле рядом с красноглазым. Эрих присоединился к ним еще быстрее. А вот на Лайсе дело застопорилось. Перепуганная девушка наотрез отказалась двигаться дальше, для надежности вцепившись в железный прут еще и зубами. Положение снова спас Эрих, еще больше очаровав Мирджану.
   - Эй, Лайса, - окликнул ее сын канцлера, широко улыбнувшись девушке. - Спускайся!
   В другое время Лайса расцвела бы от счастья, увидав такое. Но сейчас лишь тихо всхлипывала, зажмурив глаза от страха.
   - Ну же, - поторопил ее райн. - Всего несколько метров, а потом можешь прыгать. Я поймаю тебя в объятия!
   - В объятия?! - девушка мигом отмерла, заинтересованно глянув вниз.
   Высота ее больше не пугала. Теперь она боялась, что Эрих передумает.
   Но райн не был бы райном, если бы не измыслил какую-то хитрость. Поймать-то он ее поймал, а вот объятия оказались Маркусовыми, куда Эрих спешно перекинул свою добычу.
   - А ты чего? - крикнул он Мир, протягивая к ней руки.
   - Уже иду! - нежно оскалилась она и, прикинув, как бы половчее за него уцепиться и хотя бы в этом превзойти Лайсу, начала спуск.
  
  
   Продолжение читайте на ПродоМане
   https://prodaman.ru/Natalya-Peshkova/books/Pustynnyj-mir-dlya-korolevy
  
   Полностью книгу можно купить на сайте "Призрачные миры" в удобном для вас формате.
  
  
   Шемах - платок-арафатка.
   Арш (аршэн) - маг-выродок.
   Джалаби - платье в пол.
   Никаб - женский головной убор, закрывающий лицо, с узкой прорезью для глаз.
   Камис - мужская одежда, состоящая из двух частей: штанов и верхней свободной рубахи. В данном случае Мир имеет в виду рубаху.
   Райн - господин.
   Тангеры - охотники на магов.
   Клурт - злой брат бога Леммоса, приносящий жару и зной. Слово используется как ругательство.
   Бей - простолюдин, плебей. Бейя (бейка) - женский вариант.
   Хайран - страна на экваторе Вистара, где и до появления новых солнц было жарко.
   Леммос - главное солнце. Он же испепеляющий бог.
   Арланс - столица Дайрена
   Руэн - третье солнце, богиня смерти.
   Пыляк - смерчь (простонародное).
   Салейра - мир трех солнц.
   Танг - оставшийся с магической эры артефакт, способный отследить магические всплески.
  
  
  
  
  
  
  
  
  

42

  
  
  
  

Оценка: 9.47*8  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Эванс "Право обреченной 2. Подари жизнь" (Любовное фэнтези) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | А.Енодина "Не ради любви" (Попаданцы в другие миры) | | А.Ардова "Мужчина не моей мечты" (Любовное фэнтези) | | А.Калинин "Рабыня для чудовища" (Проза) | | С.Елена "Невеста из мести" (Приключенческое фэнтези) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-2" (ЛитРПГ) | | М.Кистяева "Кроша. Книга вторая" (Современный любовный роман) | | Н.Любимка "Рисующая ночь" (Приключенческое фэнтези) | | М.Старр "Мой невыносимый босс" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"