Arhion: другие произведения.

Парящие земли

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Какую цель в жизни вы имеете? К чему испытываете страсть? Что заставляет чувствовать вас не преодолимое желание обладать? Влад всю свою жизнь шел всего к двум вещам, бессмертию, через получение философского камня. И уважению своего лучшего друга. Но в попытке получить и то, и другое, камень разрушается, а друг попадает в лапы к демонам. Да и сам герой умирает. Но неожиданный дар, и власть над своей судьбой дает надежду на возрождение. Теперь он Юи, из клана Тау. Его поход, во имя возрождения начался.

  
Пролог
  
  Отрывок из работы Каа Тау - лоа:
  'Зарождение Парящих Земель'.
  
  
  Мною было собрано множество легенд, мифов и преданий, относящихся к тем временам, когда земли еще были едины, и нами правили Десять Зверей. Большинство из них содержит жалкие ошметки истины, зачастую, дабы отрыть 'алмаз', приходилось перерывать горы 'пустой породы'. Но мне все же удалось собрать и систематизировать их.
  В большинстве своем, они сходятся в том, что изначально существовала некая сущность, называемая Пустотой. Безгранично могущественная и вездесущая, она сама олицетворяла мироздание.
  Но так уж вышло, что даже изначальной силе были доступны чувства, к примеру - одиночество. Этому феномену посвящено множество философских работ и для углубленного изучения этой темы вам следует обратиться к ним. К примеру: 'Об основах чувственного' Тари Тау-лоа, работа в девяти томах моего великого предка.
  Впрочем, мы отвлеклись от основной темы данной работы. Мой предок описывает, что устав нести бремя одиночества, Пустота, отделив часть своей сущности, одарила ее половиной доступных ей чувств- светлой и чистой. Так, пройдя сквозь муки рождения, в этой вселенной зародилось Первое Дитя.
  Далее источники разделяются во мнениях. Кто-то говорит о том, что перерождение произошло еще в утробе матери, а кто-то твердит о миллионах лет саморазвития и эволюции.
  Нам же важен итог - безликое Дитя, созданное лишь с целью развеять одиночество своей матери, изменилось. Из куколки вылетела бабочка, а из неспособного ни на что сгустка энергии соткался пылающий огонь сотворения.
  Дитя Пустоты умерло, а на его месте появился Творец.
  И не мешкая ни секунды он воспользовался своими возможностями бесконечно творить. Первыми созданиями, что явились ведомые его волей из горнила пламени, были две сестры-близнецы - Время и Пространство.
  Обе уступали в силах своему Отцу и уж точно проигрывали Пустоте, но именно с их появлением, начинается отсчет Мироздания привычного для нас, людей.
  Увидав же плод своих стараний, Творец, как и любой ребенок, умилился, словно бы ему подарили новую игрушку. Конечно ему не хотелось останавливаться на достигнутом, и он продолжил творить.
  Так в этот мир пришли все остальные 'Первоосновы', множество новых братьев и сестер. Самые известные вам, это, несомненно, Хаос и Порядок, и Свет со Тьмой, коим посвящена основная религия людей. В ходе их борьбы Мироздание продолжало свое развитие, расширяясь и углубляясь.
  Из дальнейшей части этой истории нам стоит сделать выводы. Ведь Творца погубило не что иное, как увлеченность, невозможность вовремя остановиться.
  В своем неудержимом порыве он сумел отщипнуть от Пустоты огромный кусок Вселенной, подчинив и установив там свои законы. Конечно же ей не понравилось это. Да и кому понравится, что от вас отщипнули кусок плоти?
  Ярость оскорбленной матери не было предела и она отделила еще одну часть от своей плоти, напитав его остатками темных чувств. Родительница осталась без единой эмоции.
  Так было рождено Второе Дитя. Невероятно злобное и коварное, а главное - чрезвычайно голодное. Оно назвало себя Разрушителем и Пожирателем, и начало выполнять заложенные при рождении функции.
  И когда рожденные Пустотой встретились, антагонисты в своих сущностях, оказалось, что силы равны.
  Первое Дитя сотворяло, пылая огнем своей души.
  Второе Дитя разрушало, зияя бездонной дырой души.
  С тех пор в Мироздании происходит вечное противостояние. Ему нет конца. Ведь его наблюдали наши прародители. Его наблюдал и мой предок. Его наблюдал даже я лично. И его же наблюдать будут мои потомки.
  
  
***
  
  Возле небольшого камня росли густые заросли кустов, сплошь покрытых темно-синими ягодами. Знающий Алхимик сходу бы определил в них священные плоды Каа, трехглавого божественного змея. По преданиям, это существо было чрезвычайно ядовито, одна капля яда, упавшая с клыка, прожигала землю на несколько метров, бывая даже, уничтожая рядом расположенные поселения. Но было у этого яда особенное свойство: если перегнать его, используя секретные техники искусства созидания, можно было получить универсальное противоядие, что могло обезвредить абсолютно любую отраву.
  Вот и эти кусты, имеющие огромные и очень острые шипы, порождали ягоду, из которой изготовлялся ослабленный вариант этой панацеи. Каждый год их собирали особые слуги рода Тау, принося стабильный доход в клановую казну.
  Другие же люди, в том числе и клановые аристократы, не любили это место. Мало того, что оно располагалось на самом краю кланового острова, и имелась реальная возможность свалится вниз, так еще и теснота могла стать причиной болезненных и очень ядовитых уколов. Проводить несколько месяцев в постели, ожидая, когда сварят противоядие, никто не хотел.
  Однако такая малая популярность данного закоулка, а камень располагался в самом дальнем и глухом месте сада, могла быть и своеобразным спасительным уголком. По крайне мере для пятилетнего Юи, это было именно таким местом.
  Здесь, вдали от главного дома, вдали от многочисленных вассалов и слуг, маленький мальчик мог почувствовать себя хотя бы на мгновение абсолютно свободным. Ведь стоит ему только вернутся обратно, туда, где юного бастарда Главы будут сопровождать эти многочисленные взгляды, наполненные презрением и насмешками... Нет, о подобном и думать не стоит, лучше помедитировать, пока есть возможность. Как говорит учитель Енг-лоа: 'В саморазвитии не может быть предела, а остановка - есть самое большое преступление человека перед самим собой'.
  Впрочем, оснований не верить человеку, сохранившему в свои почти сто лет, вид и тело молодого мужчины, у него просто-напросто нет. И это если учесть, что он не достиг высших уровней силы, застряв на середине. Ведь стоит посмотреть на Карка-акт, его отца, что достиг порога третей ступени Просвещенного ранга. Этот двухсотлетний монстр выглядит как юноша, едва переступивший порог совершеннолетия. И, по всей видимости, в ближайшие лет двести стареть не собирается. Чудовище.
  Внутренне Юи завидовал таким людям, как его учитель и отец. Сам он, не смотря на все упорные тренировки, буквально до пота и слез, щедро смешанных с кровью, порога даже второй ступени Новичка пересечь не смог. А ведь если бы он был столь же силен, как и его старшие братья, уже получившие почетную приставку 'ло' к имени...
  - И почему мне так не везет? - Из плотно сжатых губ вырвался невольный вопрос. - Вероятно, у меня и вправду нет таланта, - на глаза навернулись слёзы. - Но я все равно не сдамся! - Он в гневе погрозил Небесам и Бездне кулаками. - Даже если для этого придётся заключить сделку с дьяволом.
  После столь воодушевленной речи, сказанной во внезапном порыве души, медитация прошла спокойно и без непредвиденных сбоев. Пространство и энергия мира как будто сама стремилось войти в связь с мальчиком. Да, несомненно, он уже чувствовал: осталось недолго, пройдет еще совсем немного времени, и он достигнет триумфа, взойдет на вершину пьедестала силы и разорвет связывающие его оковы.
  
  
***
  
  А затем из медитации его грубо выдернули, снеся с вершины камня несильным, но плотным потоком воздуха. В полете он перекувыркнулся через себя и, собрав спиной все неровности камня, упал на землю, подняв большущую кучу пыли.
  Все его действия сопровождали задорный смех нескольких голосов, среди которых знакомо выделялся один напыщенный мужской, сейчас язвительно комментирующий позу Юи. Слышалось сравнение с жуком, которого сейчас на иголку наколят, и рыбой, трепыхающейся на земле.
  В голове промелькнуло, что это точно Торо-ло и его прихлебатели. Неугомонная компания избалованных 'золотых детей', как их иногда называли в подслушанных Юи разговорах взрослые. Наглые, самоуверенные и абсолютно ничего не боящиеся, они были самым большим кошмаром и наказанием юного бастарда.
  Самым главным был его старший сводный брат, второй сын Главы, Торо-ло, юный гений клана Тау и надежда всей семьи. Ходили даже слухи, что если он сумеет поднять ранг приставки еще на один до достижения им четырнадцати лет, то ему в жены могут отдать принцессу, самую настоящую дочь Императора!
  Ради подобной чести малец постоянно находился в тренировках, под руководством старших и опытных учителей. Собственно, так они и познакомились, его определили к Енг-лоа в ту же группу, что и гения. И уже там он ощутил на себе, что такое ненависть клановых к так называемой 'грязной' крови.
  Нет, поначалу к нему отнеслись благочестиво, помогали и всячески показывали свое расположение. А когда он чуть ли не тапочки носил за оказавшимся 'столь добрым и отзывчивым' парнем, подставили. Заставили взять под видом обычной переноски вещей то, что ему не принадлежит. Как оказалось, это были в одного из Старейшин, очень дорогая и редкая вещь. И на него подумали, будто тот захотел своровать ее, подтянуть, таким образом, свое благосостояние.
  О, он до сих пор помнит раскаленные прутья, которыми его наказывали. На спине на всю жизнь остались 'клейма вора', шесть длинных, через всю спину, рубцов. Его из клана-то не выкинули только благодаря вмешательству отца, по всей видимости, пожалевшего отпрыска. Родная кровь, как никак.
  Чуть позже, когда раны зажили и его вновь допустили до занятий, Торо-ли там уже не было. Как пояснил учитель, его перевели на специальное, индивидуальное обучение, дабы никто ему не мешал в пути самосовершенствования. А потом еще и пожурил мальчика, мол, если воруешь - не попадайся. Ну, хотя бы обучать не отказал...
  Воспоминания прервал сильный удар по ребрам. Те, встретившись с сапогом, укрепленным металлом, жалобно хрустнули. Юи почувствовал, как кости сместились, начиная неприятно давить на внутренние органы.
  - Чего разлегся, дайко*? - Торо презрительно сплюнул, ударив еще раз. - Перед такими господами, как мы, ты должен не лежать... - В голосе прибавилось самодовольство. - А на коленях стоять.
  Закончив шутку, он рассмеялся во все горло, явно радуясь удачно сложившейся ситуации. Вслед за ним его свита, чуть было поутихшая, подхватила ржач своего главаря, начав вновь отпускать шуточки, на этот раз на тему его места у них под ногами.
  - Что, думал, раз забился в угол, - Усмехнулся он, обведя руками бывшее укрытие Юи, - так и не найдем тебя теперь? Неет, с нами такое не проходит, правда ведь? - Толпа поддержала его выкриками. - Хотяя... - Он довольно улыбнулся. - Дайко есть дайко, забивается в самую дальнюю щель, дабы того не съели хищники покрупнее его.
  Торо-ли продолжал разливаться соловьем, демонстрируя своё превосходство, но лежащему на земле Юи было не до его выкрутасов. Ведь одно из ребер окончательно треснуло и сместилось, проткнув что-то внутри.
  - Я... - Он попытался воззвать к здравому смыслу своего мучителя.
  - Заткнись! - Попытка была с самого начала обречена на провал. - Тебе не разрешали лаять, дайко.
  В грудь, прямо по пострадавшим ребрам, пришелся еще один пинок, на этот раз куда сильнее предыдущих. И, конечно же, треснутое ребро сместилось еще больше, пробивая легкое и выходя наружу.Первыми на это отреагировала женская половина, пронзительно завизжав от отвращения. Следом среагировали остальные, каждый по своему, кто поморщился, а кто и предложил добить, чтоб не мучился.
  - Нет, - убийца резко стал серьезным, перестав дурачиться. - Отец запретил его убивать, - он внимательно обвел тяжелым взглядом притихшую толпу. - К тому же, никому ведь не хочется прослыть убийцей детей?
  Услышав подобное предложение, все находящиеся здесь отвели взгляды - подобную славу, заработанную в двенадцатилетнем возрасте, иметь точно никто не хотел.
  - Уходим. - Одной фразой, мучитель оборвал надежды Юи на исцеление. - Он сам истечет кровью, без помощи. - На лицо гения вернулась самоуверенная ухмылка. - Оставим всё как есть, все решат, что неумеха упал с камня, это похоже на него.
  Дослушать, что именно договорит парень, Юи не смог. Именно в этот момент на него навалилась кровавая дымка и невыносимая тяжесть, унося того во Тьму.
  
  
***
  
  В себя он пришел от чувства тепла, заполнившего все его существо с ног до головы. Вся та боль, все раны, нанесенные ему ранее, под этим воздействием как будто расщеплялись и исчезали, вымываясь из его тела.
  Когда жар стал совсем нестерпимым и начал выжигать Юи изнутри, он протяжно застонал, переворачиваясь на спину. Над ним, присев на корточки, зависла прекрасная девочка, голубоглазая и черноволосая принцесса их клана, его старшая сводная сестра Юнг Тао-туу. Она, с едва скрываемым беспокойством, смотрела на него, бормотала мантру, протянув при этом в сторону ран свои ручки, светящиеся золотистой аурой исцеления. Вероятно, тот жар был заклинанием не особо опытной целительницы, немного переборщившей с силой.
  - Ты в порядке? - Увидев, что мальчик пришел в себя, спросила она. - У тебя больше ничего нигде не болит? Этот зазнайка Торо-ло, он совсем уже не видит границ в своем поведении! Как, ну как можно было так сильно избить, пускай тот и бастард, но ведь принятый в Клан! - Она на секунду чуть не задохнулась от возмущения. - Но ты главное не волнуйся, я обязательно пойду к отцу...
  - Я... Не стоит... - Попытался перебить девушку парень, старающийся подняться хотя бы на четвереньки.
  - Не стоит? - В ее голосе проскользнули опасные нотки. - Ты, глупый идиот, хотя бы понимаешь, от чьего покровительства отказываешься?
  Он понимал, прекрасно зная, кто именно сидит перед ним. Одна из старших принцесс, не смотря на свой внешний вид, достигшая в возрасте двадцати лет пятой ступени ранга Покорившего Дух. Ее называли 'Рассекающей небеса', за особую, придуманную ей же технику на основе энергий Мира. По слухам, ее женские ручки могли собрать и преобразовать гигантскую волну сжатого воздуха, что вполне способна даже большой отряд располовинить на две дольки.
  Так что прими он ее благосклонность, как и полагается делать в таких случаях, в его жизни произошли бы кардинальные изменения в лучшую сторону. Такой сильный защитник просто напросто бы отвадил падальщиков по типу его братца и сумел, может быть, по-настоящему плотно заняться его обучением. И, наверное, Юи смог бы тогда перейти на новый уровень силы, пробить тот самый незримый барьер в развитии... Возможно он смог бы увидеть мир на других землях, вырваться из бремени кланового архипелага. Познать все прелести жизни простого воина, обрести друзей, а в будущем вернутся сюда с женой, покрытый славой и богатством. Смог бы...
  - Мне не нужна ничья помощь, я справлюсь сам. - Голос дрожал, от напора сдерживаемых чувств. - Прошу меня простить, если мой отказ оскорбил вас. У меня и в мыслях не было подобных намерений.
  Взгляд смотрящей на него девушки ощутимо потяжелел, ее аура налилась силой, едва проявившись, а от нее самой потянуло холодом бездны. По всей видимости, она впервые встретилась со столь нелепым и упертым созданием, что отказывается от чести стать ее подопечным. Подобное сопротивление просто не могло вписаться в картину мира принцессы клана Тао, ведь обычно все происходило ровно наоборот.
  - Ты уверен в этом? Может, ты еще подумаешь? - У нее нашлись силы и благородство, дать ему еще один шанс. - Я ведь не тороплю тебя с этим.
  - Нет, благодарю, я просто не достоин такой чести, - склонился Юи, выражая признательность и уважение.
  - Ну что же, это твой собственный выбор. И с последствиям тебе предстоит тоже столкнутся самому, - она встала, уняв бушующую силу, и, приняв независимый вид, как и полагается аристократке ее уровня, добавила, - Но помни о том, что если ты вдруг передумаешь, уж не знаю, что там должно случиться для такого исхода, но, если ты все же решишься стать моим учеником, то без всяких сомнений найди меня, обычно я пребываю в восточной части архипелага. - Ему протянули небольшой серебряный медальон с тускло мерцающим фиолетовым камнем посередине. - Предъявив его, ты сможешь добиться встречи со мной. Или же просто обратись к нашему отцу Карка-акт, и тот свяжется со мной, написав письмо или прислав раба. Все запомнил?
  - Да, как прикажете, принцесса. - Юи, приняв неожиданный подарок, вновь склонился в поклоне. - Но вы лишь зря потратили на меня время. Моя персона не стоит такого внимания.
  - Глупышка, - его вновь прервали, но на этот раз нежным касанием тоненьких пальчиков его волос. - Ты слишком недооцениваешь себя, поверь, в тебе есть скрытый потенциал, - проговорила принцесса, мягко поглаживаю Юи по голове.
  Девушка еще немного потрепала его волосы, а затем по-доброму улыбнулась и заключила в недолгие объятия. Почувствовав себя в кольце тоненьких хрупких, таких обманчиво слабых рук, он замер, не в силах пошевелиться. Да что там! Он даже не мог протолкнуть в себя глоток воздуха, столь сильно было потрясение от казалось бы невинного действия. Вся его сущность встала на дыбы, судорожно выискивая подвох в действиях Юнг-туу. У него и мысли не промелькнуло, что это может быть лишь тем, чем кажется на первый взгляд - объятием любящей старшей сестры.
  - Береги себя, Юи, - произнесла она, отпуская мальчика. - Не умирай больше, хорошо?
  Все, на что хватило у него сил, это резко и отрывисто кивнуть, скрывая нахлынувшее замешательство и показывая, что он еще в состоянии продолжать разговор. Впрочем, продолжать не потребовалось: Юнг подарила ему улыбку и испарилась в сильном потоке ветра, взметнувшего в воздух пыль и листья. Принцесса пропала не оставив и следа, однако, не будь мальчик так уверен в своей памяти, мог бы подумать, что все это ему привиделось, что это был лишь мираж.
  Тут же, в качестве неопровержимого доказательства, он ощутил, что все еще держит в руках подарок старшей сестры, тот самый медальон. Он начал пристально его разглядывать. Особое внимание привлек камень посередине, небольшой треугольник тусклого бордового цвета, все еще продолжающий тускло мерцать.
  Осознание, что именно он держит в руках, пришло далеко не сразу, сначала он долго перебирал все свои знания о драгоценностях, силясь припомнить их вид. И лишь когда решил сравнить с квинтэссенциями, нашел совпадение. Багровая слеза Луны, один из редчайших камней, используемый лишь с единственной целью - создание парных медальонов.
  Тут же пришлось вспоминать все об этих самых медальонах и зачем они нужны. И сведения, которые всплыли в его памяти, только подтвердили, что у старшей сводной сестры есть на него планы, скорее всего не слишком хорошо для него кончающиеся. Все потому, что парные медальоны привязывают к двум разным людям, и по тому самому камню, бьющемуся в такт его сердца, один может следить за другим.
  К счастью, ему было доступно знание, как не допустить подобного. Достаточно лишь не носить его с собой или поместить рядом с источником сильных энергетических возмущений. И он знал, где такие возмущения найти.
  
  
***
  
  Вновь все те же заросли двуликого куста, несущего как смерть, так и спасение. Все тот же большой камень, на котором так удобно сидеть и конечно же мальчик шести лет, сидящий на валуне, погрузившись в глубины медитации. Его сила бурлит, сливаясь с окружающей мощью мира, совсем недавно она смогла прорваться на новую, третью ступень ранга Новичка и теперь всеми силами старалась вырваться из тела наружу.
  В такие периоды самым важным аспектом для последователя тайного искусства является долгая и вдумчивая подгонка этой самой энергии лично под себя. Адепт в глубочайшей медитации выправляет потоки сил внутри тела и меридианы источников, искореженные прорывом. Бывали случаи, что настоящие Святые при прорыве на вторую ступень находились в бою или схватке, или не могли долгое время начать этот процесс. При этом их энергосистема стабилизировалась такой какая есть, вплавляя в себя навсегда неисправимые дефекты и мутации. Самыми известными такими людьми были Тоо Юнг-йок и Лей Бас-йок.
  Первый смог прорвать свою преграду во время схватки с одним из генералов Божественного Зверя, гигантским арахнидом Коско, живущим на острове Покла. В ходе этой легендарной схватки он смог оторвать арахниду четыре ноги и даже повредить брюшко, тем самым дав себе шанс покинуть поле боя. Но когда он попытался воспользоваться Небесным шагом, дабы добраться до соседней земли, его потоки деформировались и исказились, меридианы разума затухли, а демонические наоборот расширились. С тех пор остров Покла является зараженным демонами, а у Божественного Зверя сменился генерал.
  Второй Святой был великим Целителем и Алхимиком и в момент прорыва исцелял жителей пострадавшей от чумы Арании, несмотря на их пол, возраст и расу. Период был просрочен почти на пять недель, именно столько понадобилось ему на полноценное излечение всех жителей. Когда же он погрузился в глубины своего тела, то увидел невероятную картину! Его дар к целительным заклятиям усилился настолько, что меридиан Мира, ранее представленный небольшим ручейком, стал похож на громадную полноводную реку, готовую в любой момент дать столько воды, сколько потребуется. С тех пор нет в Империи клана, более сильного в Исцелении, чем Клан Бас. Сам Император пользуется их услугами и одаривает своим благословением.
  Так что мальчишка, а это был, конечно же, Юи, занимался абсолютно правильным и необходимым делом. Но в столь глубокой и полной медитации, бывало длящейся по несколько дней, нельзя почувствовать ничего за пределами своего тела. И именно это стало причиной его смерти...
  Рядом с по-прежнему неподвижно сидящем на камне мальчуганом возникла фигура ребенка, примерно двенадцати лет на вид. Если присмотреться более внимательно, можно было уловить в них схожие черты, говорящие о родстве, причем довольно близком. Разница была лишь в том, что у старшего, черты лица были чуть более острые, звериные, а у младшего, черные волосы, в отличие от его родственника, отливали оттенком индиго.
  - Вот ты и попался мне, дук**. Думал, что никто не сможет найти на тебя управы? Не угадал, - говоривший нервно хохотнул и облизал губы, несколько раз сжав при этом кулаки. - Здесь, вдали от основного дома, в отсутствии этой сучки Юнг Тао-туу, я смогу долго играться с твоей 'грязной' кровью. О, ты за все мне заплатишь, за все те минуты унижений и нотаций от отца, не сомневайся, я долго планировал это.
  Он засунул руку в правый карман и вытащил оттуда тоненькую цепочку, тускло светящуюся в наступивших сумерках. Затем быстро обмотал ей сидящего и защелкнул на небольшой круглый замочек, замыкая ее. После щелчка, та словно бы ожила, она ярко вспыхнула и плотно обхватила тело Юи, не давая тому и шанса пошевелиться.
  И в то же мгновение бедняга пришёл в себя. Сильно закашлявшись, резко вытащенный из глубин своего тела, парень долго не мог понять, где он, что ту делает и что именно здесь происходит. А разглядев личность своего пленителя, сжался, ожидая только самого худшего. Ведь перед тем как покинуть резиденцию клана, его старшая сводная сестра донесла на Торо-ло, рассказав Главе о неудачной попытке убийства. Того спасло лишь его статус гения и будущая помолвка, в противном случае у их отца стало бы на одного сына меньше.
  - Что, испугался? Это правильно, всю твою оставшуюся жалкую жизнь ты должен теперь дрожать и бояться, пытаясь вымолить у меня лишнюю минутку своей никчемной жизни, - тяжело дышавший после длинной речи парень безумно рассмеялся, запрокинув голову назад. - Тебя никто не будет искать еще три дня, все знают, что ты ушел в медитацию, как знают о том, что в медитации нахожусь я! - Окинув Юи презренным взглядом и зло ухмыльнувшись, добавил Торо-ло. - Так что у нас впереди три дня долгих вдумчивых развлечений, за которые мне ничего не будет. Знаешь почему? Гордись, ведь ради тебя я даже изучил заклинания исцеления, мало того, у меня к ним явный талант. Так что умрешь ты от передозировки яда колючек Каа - свалился во время медитации, равновесие потерял, с кем не бывает, правда?
  Все что оставалось Юи, смотря на обезумевшего парня, молиться всем богам и демонам, дабы они смогли спасти его жизнь.
  ***
  Очнулся Юи уже глубокой ночью. Все его тело было абсолютно здоровым, ужасные резанные и колотые раны, вырванные куски мяса и переломанные кости были излеченные его мучителем. Но вся та боль, весть тот негатив, оставшийся после почти двух дней пыток, никуда не ушел, пробравшись прямо в его душу.
  И, конечно же, он боялся. Боялся смерти, подобравшейся к нему невероятно близко. Ведь его бросили прямо в самую чащу ядовитого кустарника. Его пропитанные отравой иголки глубоко впились прямо в тело, уже начиная распространять свой яд. А при такой концентрации у него нет и шанса доползти до возможной помощи.
  Следовательно, оставался один единственный шанс на спасение. Его маленький личный секрет, найденный им совершенно случайно и оберегаемый до сих пор от посторонних. Проход внутрь острова, в самые его глубины, туда, где располагается Сердце Энея, сильнейшая квинтэссенция энергии, поддерживающая их архипелаг над Бездной.
  Именно там им был спрятан медальон, подаренный старшей сводной сестрой. То место излучало достаточно посторонних эманаций и могло сокрыть кого и что угодно от внешних поисковых техник и заклинаний.
  Вход туда располагался совсем рядом, под тем самым большим камнем, на котором он ежедневно медитировал. Кусты с той стороны росли довольно плотно, что казалось будто там не пролезть и не пройти. Но знающий секрет мог найти небольшую тропинку и проползти по ней, не касаясь смертельных иголок. А там небольшой каменный коридор, вероятнее всего от русла пересохшего ручья, выводил вас в центральную пещеру с кристаллом, точнее ее маленький отнорок на потолке. Там мальчик спрятал, как и большинство своих ценных вещей, медальон. Так что дело оставалось за малым: ослабленным от яда, проползти туда, взять заветный кругляшек и выползти с ним наружу. И, конечно же, надеяться на то, что принцесса услышит зов помощи.
  
  * Небольшой зверек, живущий преимущественно в городах. Предпочитает питаться отбросами и падалью. Считается слугой Демонов.
  ** Грызун, живущий в домах, опасен для людей. В высказываниях аналогичен нашей 'крысе'.
  
  
Глава 1: Ритуал и Демон.
  
  *Дззз, дззз, дззз...*
   В большой светлой комнате на стоящей рядом с широкой удобной деревянной кроватью тумбочке вовсю надрывался iPhone последней модели. Он пытался своей истеричной вибрацией донести до хозяина желание с ним поговорить. А его хозяин, если точнее я, сейчас был абсолютно не в настроение ни то, что разговаривать, даже пошевелить пальчиком на ноге желание отсутствовало. К тому же не так уж и громко вибрировал телефон, не зря брал специальную подставочку под него: силикон отлично заглушал звуки. Да и не вечно же мне звонить будут, верно?
  Словно в подтверждении моих мыслей, телефон выдал особо настойчивую трель и отключился. В комнате воцарился покой, и на меня наконец - то навалился блаженная тишина. Этот единственный, за последние пару недель выходной, я собирался потратить лишь на себя любимого и ни на кого больше. Вот только мой еще неведомый, но уже явно недруг, не собирался останавливаться в своих попытках попробовать комиссарского тела.
  Одновременно произошли три страшных вещи: вновь зазвонил телефон, на этот раз домашний, стационарный, предназначенный исключительно для работы, так что номер на нем знало от силы пара человек, включился компьютер, высветив заставку популярнейшего средства видео связи, добавляя хаоса в окружающее, и, как вишенка сверху этой вакханалии, в дверь позвонили, резко, отрывисто и долго, как это любят делать вечно спешащие курьеры.
  - Я его убью, - мой враг перешел в разряд тех, кого я лишу жизни особо жестоким образом. - Весь кайф от валяния в постельке обломал.
  Кровать тихонько скрипнула, когда я приподнялся на руках, сползая с нее. Пару секунд, не до конца отойдя от сна, пришлось потупить, выискивая тапочки и халат: у себя дома предпочитаю спать без одежды, так куда свободнее, да и тело лучше дышит. Найдены те были лишь после того, как одновременно выключились средства связи. На минутку промелькнула мыслишка послать все это, раз закончилось, но курьер, повисший на звонке, просто напросто не дал сделать нечто подобное. Падла.
  - Иду, - гаркнул во всю, не такую уж и маленькую, мощь своих легких. - Сейчас открою.
  За дверью оказался типичный мастер по доставке, мало того, это был знакомый мне парнишка - Васька Перегибов. Он работал в одной из частных контор по услугам связи и так уж выходило, что мне приходилось частенько с ним видеться. Так что мы друг друга достаточно давно знали и уважали. А раз уж в дверь так настойчиво звонили, дело действительно важное.
  - Привет, Василий, - пожал ему руку, прикипев глазами к толстому бумажному конверту у него в руках. - Чего ломишься аки медведь в берлогу? Знаешь же, что я люблю поспать с утра.
  - Михалыч, не начинай, а? - Лишь ухмыльнулся тот в ответ на мои, вполне обоснованные, претензии. - Сам понимаешь, у меня работа такая, что сказали, то и сделал. А тут на твое имя пришло с самого утра, да и оплачено сверхсрочкой, с прибавкой нехилой такой. Так что... - Он развел руками, улыбаясь еще шире, чем обычно. - Не суди строго, а лучше распишись здесь, здесь и вот здесь.
  Мне протянули кучку бланков о доставке и моем мнение касательно качества обслуживания. Вот только стопочка вышла немаленькая, я бы сказал внушительная такая.
  - Слушай, может тебе еще и справочка нужна? - Прищурившись, спрашиваю у него.
  - Какая справочка? - Не понял тот. - Зачем?
  - Такая, под номером А 38, - начинаю пояснять. - И еще в добавок к ней, форму 202, да?
  - Эээм... - Достаточно высокоинтеллектуально ответили мне.
  - Ты меня со своей этой бюрократией не доставай, - тыкнул пальцем в кипу листочков в его руке. - Отродясь не было такого, что бы столько оформлять надо было.
  - Так это, тут сложились вместе множество фактов. Для начала, это сверхсрочка, тут уже парочка закорючек лишних, - Васька загнул палец на свободной руке. - Во-вторых: это даже не простой вип, как ты мог подумать, это голден-вип, понял, с позолотой который. Так что плюсуем сюда еще и закорючки в отзыв, - был опущен второй палец. - И в-третьих: это заграничная посылка, тут парочка листов с нашего таможенного филиала, да еще и контора местная чего-то прислала, - третий палец присоединился к загнутым. - Так что все законно. Но если ты, шутник, надеешься ускорить этот процесс взяткой, то знай, никаких цветов и конфет - коньяк, как минимум.
  На такие разгромные и обоснованные аргументы мне возразить было нечего. Так что пришлось признать свое поражение перед бездушной машиной и взяться заполнять все анкеты и бланки. Ведь как назло коньяк кончился накануне вечером.
  - Точно все заполнил? - Спросил он, получая обратно бумажки и отдавая мне посылку.
  - Точно-точно, не сомневайся, - успокоил я его, сделав при этом вид великомученика. - Так что можешь не волноваться за свой оклад.
  - Хорошо, - мне пожали руку, прощаясь. - Тогда, до встречи.
  - Прощай, - хмыкнул ему в спину, закрывая дверь. Захлопнув оною, я наложил простое запечатывающее заклятие, дабы меня никто не потревожил, так как я принялся разглядывать письмо, которое меня очень заинтересовало. Точнее не столько само письмо привлекло внимание, как его отправитель и обратный адрес. Книга, судя по ощущениям это была именно она, пришла мне аж из самого Египта. Отправителем был мой друг, из той породы, что с тобой еще из соседней коляски перекрикивался. И, судя по его местопребыванию, он нашел то, что искал.
  
  Все это началось почти шесть лет назад. Мне, так же как и Лёхе, было четырнадцать лет, та самая пора, когда тебе кажется, что все возможно, ведь перед тобой нет границ. Золотая пора, когда ты уже и не ребенок, но и не юноша, с их вечно зашкаливающим уровнем сперматозоидов и слишком уж опасными увлечениями.
  Мы тогда помогали одному хорошему знакомому моих родителей, солидного возраста старичку - дяде Леве. Он содержал небольшой книжный магазинчик, где помимо всего прочего, был отдельный зал с особым его увлечением - оккультизм. Здесь были и ключи Соломона, и несколько копий трактатов Джабира ибн Хайана, и вершина, его коллекции, якобы та самая книга, что купил когда-то Фламель, и в которой было скрыто знание философского камня.
  Нам даже было позволено отщелкнуть тяжеленные позолоченные защелки и открыть ее, попытавшись прочесть. Вот только язык, который там использовался, согласно утверждениям дяди Левы, является мертвым. Так что ни бессмертия, ни бесконечного золота он получить не смог.
  В то время нам был важен сам факт такого 'крутого' и 'таинственного' увлечения с виду серьезного старичка. Мы просиживали там штаны неделями, читая и просвещаясь. Иногда нас припрягали к работе: новую партию книг перенести или за прилавком постоять, но мы не жаловались, поддавшись манящему аромату мистических тайн.
  Но все проходит, и в тот день мы намеревались прекратить бесплодные попытки овладеть супер сильной магией. Решение было воспринято нами очень тяжело, Леха даже немного поплакал в подушку, когда оно было принято окончательно. И старик, видя такую реакцию, во время последней генеральной уборки, заплатил нам по пятьсот рублей, а в те времена это еще были не маленькие для пацанов деньги, и добавил сверху потрепанный том в кожаном переплете.
  - Эта книга досталась мне совершенно случайно. Друг, побывавший в Египте, подарил, - он по-хитрому, как умеют делать только старики, улыбнулся. - В ней описывается особое мистическое искусство, основанное древним культом египетского бога мудрости - Тота. Если верить всему тому, что здесь написано, то достигнув просветления и познав самого себя, вы сможете получить самые невероятные силы и способности, - он взъерошил нам волосы, своими большими морщинистыми руками. - Конечно, там все написано иероглифами, но, думаю, вы справитесь, переводчик я вам дам.
  Сказать, что мы были потрясены таким поступком, ничего не сказать. Тут-то впервые проявился гений моего товарища по увлечениям. Вот скажите, сколько времени вам понадобиться на внятный перевод книги по справочнику? Не забудьте только прибавить, что вы четырнадцатилетний подросток, а язык перевода не похож на ваш родной совершенно? Еще и лето на дворе не располагает к вдумчивой работе. Не знаете? А ему вот понадобилось всего три дня. Чертовых три дня без перерывов и отдыха, в результате которых в наших с ним руках оказалась точная копия на русском.
  Дядя Лева тогда еще пошутил, мол, он-юный полиглот, раз сумел провернуть подобное и назвал молодым Шампальоном.
  Мы тогда лишь улыбнулись, нас заботило совершенно другое. Тайны, что готова была предоставить книга, начинали раскрываться. И чем дальше мы вникали, тем сильнее удивлялись - ничего схожего, из того, что мы знали о культуре Египта, здесь не было. Это больше походило на сильно искаженный, непривычный Восток.
  И опять же нам, если быть точнее-мне, было плевать на это. Ведь пути развития помогали! Первой ласточкой стали немного обострившиеся чувства. В подвижных играх, по типу баскетбола и настольного тенниса, мне не стало равных! Я выигрывал у всех и вся, только если они не были профессиональными спортсменами конечно. Это моментом вознесло меня на пьедестал в местном дворе и районе.
  Следом нам открылись такая вещь, как внутренняя медитация, а сквозь неё и работа с энергетикой человеческого тела. Тогда нам это казалось непреодолимыми вершинами, чем-то по-настоящему могущественным. До сих пор не могу вспоминать без улыбки те благодатные времена, когда небольшое смещение или укрепленеи потоков энергетических волн вызывало перенапряжение и кровь из носа.
  Так или иначе, но мы продолжали прогрессировать. А вот разница между нами и обычными людьми увеличилась еще в несколько раз. Прорыв на новую ступень, вот как это называлось. Скачкообразное увеличение доступных сил, в ходе пролома некого барьера в теле, после которого приходилось долго медитировать. Зато теперь мы могли поднимать в пару раз больше килограмм, чем ранее, приблизившись к показателям профессиональных спортсменов-бодибилдеров нашего возраста. Ну, или гопников с соседнего ПТУ, что приставали к малолетним колдунам, аниме пересмотревшим - аукнулось наше увлечение все же.
  Эта 'сила на халяву', как ее обозвал Леха, вскружила нам головы, заставив позабыть об осторожности, в результате чего произошел несчастный случай. Мы тренировались в создании внешней техники, раскачивая при этом меридиан Мира, работали напару, так как в одиночку просто сил бы не хватило. Где и когда допустили ошибку, и сейчас вспомнить не могу: память отшибло напрочь. Но пришли мы в себя уже на больничных койках, слегка помятые, побитые, и со следами разорванной в нескольких местах энергетики. Кем-то восстановленной!
  - Ну что, добаловались? - В одном из углов сидел дядя Лева, смотрящий на нас с укором, да еще и в ментальном фоне давящий! - Когда я давал вам это пособие, не думал, что вы-такие дурачки.
  - Это ведь вы излечили нас? - Нещадно хрипя, спросил у него Леха. - Я заметил, вы владеете энергией.
  - Видишь ауры? - Как и я, старик очень сильно удивился. - А ты?
  - Нет, - проговорил я растерянно. - Не сумел еще включить взгляд.
  - И не должен, он доступен вообще-то только Мастерам, - при взгляде на моего друга, в его глазах загорелось новая эмоция. - Ну или тем, у кого есть врожденный талант и предрасположенность.
  Так началась страничка нашей жизни, лично мною называемой 'учением'. Старик оказался в ранге Мастера, прорвавшегося на пятую ступень, с талантом в ветке Мира и направлении Целительства.
  Когда он начал обучать нас по-настоящему, сразу стал заметен прогресс в самосовершенствовании, мы почувствовали разницу в развитии с наставником и без него. Чего стоит лишь то, что я за три недели преодолел две ступени, взойдя на седьмую. К сожалению, Леха таким похвастаться не мог. Мы вообще были с ним полными противоположностями: он имел не слишком выдающуюся вместимость тела, при этом мастерски манипулируя минимальными ее потоками, порой прыгая по способностям не на ступень, а на несколько рангов. Чего одно энергетическое зрение стоит.
  Для меня же эти тонкие манипуляции не представляли никакого интереса, если говорить классификацией игр, то я был самым натуральным боевым магом, с огромной вместимостью и хреновым контролем. Да, взять, накопить поболее духа и вдарить так, что бы земля потрескалась - вот в чем заключалось моя любимая тактика.
  Учитель же, узнав за месяц все наши сильные и слабые стороны, решил обучать нас каждого по индивидуальной программе.
  - Итак, вы-два балбеса, как свет и тьма, совершенно различны в своей сути, - начал он пояснять нам свои планы, ходя при этом из стороны в сторону, заложив руки за спину. - Так что и обучать вас придется совершенно разными методами. Тебя, Влад, с упором на развитие разума, - начал тот с меня. - Грубой силы у тебя итак будет всегда хватать, есть талант к разрушению и взаимодействию с Миром. Так что это лишь поможет тебе оградиться от последствий срывов и укрепить власть над собственными силами. Так что сначала Разум, потом все остальное, - он ненадолго прервался, отпив воды. - Ты же, Алексей, интуитивно пользуешься Астралом, познавая и понимая. Это редкий дар Богов, что поможет тебе в развитии. Но у тебя есть небольшая проблема, - старик неопределенно помахал в воздухе рукой. - Ты не вмещаешь в себя много энергии, твоей энергоемкости совершенно не достаточно.
  - И что мне делать в таком случае? - Мой друг стоял мрачнее тучи.
  - Во-первых: не расстраиваться, - поспешил успокоить его дядя Лева. - Уже сейчас ты гений, превосходящий куда более сильных энергетов. А с возрастом и набором тобой сил и знаний этот разрыв будет только увеличиваться. Ведь даже сейчас, то, что Влад постигает за неделю, ты постигнешь за день. Так что все будет хорошо.
  - Вы уверенны, мастер?
  - Да.
  - Тогда, я доверюсь вам, мой Мастер.
  Так и потянулись славные деньки ученичества. Мы взрослели, становились сильнее и умнее, получали все большее мастерство.
  А потом учитель предал нас. С помощью одной из запретных техник захотел поглотить, вобрав силы и способности. В тот день мы лишились своего Мастера. И состоялся разговор, предопределивший наши дальнейшие пути.
  - Я намерен отправиться путешествовать, - он стоял на мосту, отвернувшись от меня и опершись на перила. - Ты со мной?
  - Куда? Да и зачем? - Я лишь помотал головой. - Чего ты хочешь добиться?
  - Ты и сам это прекрасно знаешь. Книга, я хочу расшифровать книгу старика и создать философский камень, - тогда, в его голосе впервые проскользнули фанатичные нотки. - Если у меня получиться это, никто и ничто не остановит нас, понимаешь? - Леха повернулся ко мне лицом и положил руки на плечи. - Никто не будет нам указом, мы будем жить вечно, в богатстве и славе.
  - Я не могу, ты прекрасно это знаешь, - я лишь покачал головой на это предложение. - У меня здесь компания, знакомые, родители. Взять и ни с того ни с сего бросить все это... У меня не хватит решимости.
  - Понимаю, - произнес он разочарованно глядя на меня.
  - Но я могу поддерживать тебя, - все же это мой лучший друг и оставить его одного я не мог. - Все что тебе потребуется: деньги, связи или еще что. Организую тебе прикрытие и базу, буду собирать все добытые тобой знания в единую систему. Согласен?
  Тогда он посмотрел на меня так, как не смотрел до этого никто и никогда.
  - Партнеры? - Протянул ему руку для рукопожатия.
  - Партнеры, - и тогда же я в последний раз видел его слезы. - Партнеры навсегда. Друг.
  И вот, спустя столько лет, он, по всей видимости, смог найти ключ к этой тайне и решить эту сложную загадку.
  В посылке действительно была книга. Толстый том с переплетом из крокодиловой кожи - как и всегда, он не мог обойтись без пафоса. На самом труде не было ни одной надписи, зато внутри лежала записка и было выведено незнакомым мне почерком: 'Искусство созидания'. И если это не та самая книга бывшего Мастера, то я простой новичок, не более.
  В записке же было лишь пара слов: 'Позвони мне'.
  - Хех, он не меняется, - в душе разлилось приятное тепло, вызванное воспоминаниями. - Все так же видит меня насквозь.
  Тяжело вздохнув, иду к компу, раз он просит, значит уже сегодня-завтра собирается и сам камень клепать. Он у нас такой, деятельный и нетерпеливый, особенно если идеей загорится. Пока не добьется того что ему нужно, не успокоиться. При этом, он обычно забывает, или забивает, на холод, голод и остальные потребности человеческого организма. Впрочем, обычно ему на это наплевать, монстр чертов.
  Ответил на мой звонок он быстро, явно ждал, по-другому реакцию в пол секунды объяснить не могу. Только нажал на кнопку звонка, а на экране уже показались его блондинистая макушка и белозубая улыбка во все тридцать два зуба.
  - Надеюсь, я тебе не помешал? - С ехидцей спросил тот. - Мне было бы несколько неудобно в таком случае, лишил дорогого друга сна или еще чего, - он пошленько захихикал.
  - Очень смешно, я прямо сейчас упаду и от смеха в штаны написаю, -хмыкнул в ответ я.
  - Ну-ну, не надо прямо уж таких крайностей, - мне погрозили пальцем, измазанном в чем-то черном. - Достаточно преклонить передо мной колени и признать, что я-король шутеечек.
  - Да-да, как только так сразу, не сомневайся, - я заварил себе кофе и сейчас сидел, медленно попивая. - Жаль только что в остальном, особенно это касается разумности и адекватности, природа тебя явно обделила.
  - Хех, завидуй мне молча, офисный планктон. Сидишь целыми днями в своем удобном офисе и даже тренировки почти забросил.
  - И зачем они мне? Наш мир достаточно безопасен, дабы я даже с таким уровнем силы жил долго и счастливо, - он спокойно выдержал наполненный ироничностью взгляд. - А если тебе так охота потрепать свою авантюрную жилку, то без проблем, дерзай - у тебя целый мир впереди. Меня же оставь в покое, в моем, как ты сказал, удобном офисе.
  - Ты безнадежен, Влад, как бы я не старался, ты все такой же убежденный консерватор...
  - И перфекционист, - перебиваю я.
  - А это тут причем? - Запнулся тот на середине реплики
  - Просто, захотелось вот уточнить, - делаю самый невинный вид, на какой способен.
  - Ладно, хватит шутить, - тот резко стал серьезным. - Настало время поговорить о том, к чему мы так долго стремились.
  - Ты, как вижу, все же расшифровал ее? - Отвечаю я, подкидывая книгу в воздух, отмечая для себя, что она достаточно тяжелая.
  - Не совсем, здесь лишь малая часть, и то далеко не полная, - он потер переносицу, морщась. - Сам рецепт был вызнан мной совсем в другом месте. Я таки нашел легендарный храм, где и изучали практикуемое нами искусство.
  - Неужели? - Признаться честно, я ему не поверил.
  - Да, все так и есть, поверь, - он самодовольно улыбнулся, горделиво приосанившись. - Это было нелегко, я там почти полгода в этой гребаной пустыне, в дали от цивилизации и удобств просидел. Меня эти чертовы палатки, песок и скорпионы просто задолбали в край.
  - А как же дух авантюризма? - Не сумел не подколоть его я.
  - Отстань. Как говориться: все познается в сравнении. Вот и я, познал на свою голову.
  - Так что там с твоими планами на создание камня? - Мысленно сделав над собой усилие, я вернул разговор в первоначальное русло. - Куда мне выезжать?
  - Все же ты знаешь меня лучше, чем кто-то другой, - он по-доброму улыбнулся мне, смущенно почесывая затылок. - Я уже отправил к тебе машину и водителя. Так что, как только она подъедет, тебе позвонят. Здесь совсем недалеко от тебя, минут двадцать всего ехать. Нет, конечно, если ты не хочешь...
  - Ты же помнишь наше обещание? - Прерываю его невнятные оправдания.
  - Конечно, - мне кивают в ответ.
  - Раз помнишь, то должен ведь знать - я с тобой навсегда, партнер.
  Он на мгновение замер, не шевелясь. Потом глубоко и тяжело вздохнул, словно показывая всю ту тяжесть бремя, что сам взвалил на себя.
  - В общем, жду тебя, - это были его последние слова перед отключением.
  - Хорошо, - попрощался я уже в пустой экран монитора
  ***
  Поездка действительно оказалась совсем недолгой. За мной прислали довольно потрепанный фордик, на котором мы от моего загородного дома с ветерком домчались до близлежащих заброшенных складов. В прошлом здесь была оптовая база, обеспечивающая все окрестные магазины. Впрочем, те славные времена уже давно прошли, оставив после себя кучу бетонных коробок и двухметровый бетонный забор вокруг.
  Но в отличии от прошлого моего посещения, здешняя запущенность сошла на нет. Территорию вокруг немного облагородили, подстригли кусты и деревья, положили асфальт и поставили новые, стальные ворота. К тому же виднелись и следы прокладки новых коммуникаций, видно местные новые хозяева решили обосноваться надолго.
  - Так вот куда в последнее время уходили такие огромные суммы, - пробормотал я, рассматривая охранников с автоматами, что стояли на посту возле въезда. - Вероятно он все же выбрал место для своего основного места дислокации. И это очень хорошо, близко и удобно, не надо постоянно волноваться в какой заднице мира он шляется сегодня... Благодать.
  При нашем приближении охрана зашевелилась, сбоку от створок приоткрылась небольшая дверка, откуда выскользнули две фигуры в форме и бронежилетах. Водила при их виде лишь недовольно фыркнул и, затормозив рядом, приоткрыл дверь.
  - Привет Миха, открывай давай, я к Алексею Дмитриевичу гостя привез, - сказал он в окно, протягивая какую-то пластинку с надписями - пропуск, не иначе. - Только не начинай свою обычную канитель с поверкой, а? Сам понимаешь, что человек не простой, помнишь же ту девчонку?
  - Разберемся и без тебя, - отрезал все потуги водителя местный командир, а за тем безмерно удивил меня, обратившись на 'секретом' языке, придуманном моим другом. - Владислав Эдуардович? Если это вы, скажите, что следует за просветлением разума.
  - Смотря кто вы и к чему стремитесь, - он получил мой очень долгий, пристальный взгляд, прожигающий в прямом смысле насквозь. - Но если брать вариант, подразумевающий идеал, то мы достигнем Астрала и сможем взаимодействовать со временем и пространством.
  - Благодарю, - его рука нырнула в карман, вытаскивая оттуда миниатюрную рацию. - Открывай, это действительно гость учителя.
  Где-то на территории загудел ремень привода, и ворота, вздрогнув, стали отъезжать вбок, пропуская нас. За ними оказалась типичная с виду военная база по типу американских. Всюду сновали люди, куда-то спеша, что-то таская и собирая. Создавалось ощущение, будто в муравейник попал, настолько вся эта толпа была организованна и органична.
  - Прошу, следуйте за мной, - ко мне обратился тот самый охранник, что встретил нас. - Учитель просил, как только вы прибудете сюда, проводить вас прямо к нему. Конечно, если у вас нет каких-либо пожеланий, не требующих отлагательств.
  - Нет, пожалуй что и нет, - перевожу на него взгляд, оторвавшись от разглядывания местных диковинок. - Все же я здесь новичок, ничего не знаю. Да и будет, вероятнее всего, время на обследование. Успею еще наглядеться вдоволь. Так что идем...
  Нас прервал неожиданно вылетевший из окна на первом этаже парень, знатно вылетвший, со звуком удара металла о камень, приземляясь в кучу стоящих тут же плит. Человек лишь протяжно закричал, баюкая быстро распухающую руку, проколотую сломанной костью.
  Реакция на это окружающих мне, как не знакомому с обстановкой, показалась очень уж странной. Работники спешили по своим делам, не обращая внимание на произошедшее, ровные, спокойные, не выражающие ни малейшего намека на волнение. Ну вылетел кто-то из окна, и черт с ним. Летают и летают, сам не убился, другие не пострадали, значит все нормально.
  - Это... - Обратился я к своему сопровождающему, находясь в небольшом замешательстве. - Может быть, ему помощь нужна там? Или хотя бы до лазарета довести?
  - Не волнуйтесь, - он уже что-то тарабанил в вытащенном из заднего кармана планшете. - Я вызвал Варвару, если рана не серьезна, и он сможет убраться отсюда до прихода своей пассии... То все будет хорошо.
  В момент, когда я хотел было поинтересоваться, в каком смысле хорошо и что за пассия, раздался крик, нет, настоящий животный рев, добивший последние остатки стекла в покореженной раме и, заставляя потрескаться, в других.
  - Эдииик!!! Иди сюда, бабник недоделанный! - Послышался шум приближающихся шагов.
  Неожиданно для меня, еще секунду назад лежащий на гране отключения парень подскочил, пытаясь дать стрекача. Ему помешал небольшой металлический дротик, тот перехватил почти завернувшего за угол, воткнувшись в спину. Завершила процесс поимки леска, примотанная к одному из концов метательного снаряда. С хрустом и скрипом парень поехал обратно к зданию.
  - Попался, - с грустью констатировал Михаил. - Опять на пару недель сляжет, бедолага.
  Ответить что-либо ему времени мне не хватило. Шаги резко увеличили свою громкость, приблизившись, и прямо сквозь стену, проломив ту, прошла их хозяйка.
  Стоит признаться, в тот момент я потерял свое хваленое самообладание, позорно уронив вниз челюсть. Хотя на моем месте любой бы ее уронил, если не больше. В тот момент, по моему выражению лица, пробежало множество эмоций, от банального омерзения до самого натурального восхищения.
  Причиной этого была колоссальная, монументальная, огромная и еще множество эпитетов женщина. Напоминала она настоящего великана, достигая, на глазок, примерно трех метров высотой. Но чувство мерзости вызывало совершенно не это - она была ужасающе толста, даже более того, жирна. Сальные складки, спадали с боков настоящими каскадами, а пузо выдавалось на пару метров вперед, угрожающе колышась при ходьбе.
  И все это была лишь показушная ложь, призванная сбить вас с толку, позволить войти в заблуждение и недооценить эту персону. Ведь для владеющего сенсорикой или энергетическим восприятием мира было видно: она совсем не так проста, как кажется. Все эти запасы были не только органическими, но и энергетическими. Каждая клеточка, каждая жиринка искрилась от накопленной там мощи, способной высвободиться в любой момент.
  Кроме всего вышеперечисленного ее тело было пронизано техникой духа, неизвестного мне назначения. Не имея подобного опыта, не встречая такое в повседневной практике, я потратил довольно много времени, разбираясь в возможных функциях этого, не побоюсь этого слова, шедевра. Здесь узнавались рука и стиль моего дорогого друга. Линии были четко выверены, можно даже сказать, идеальны, органично взаимодействуя с меридианами девушки, не позволяя всей системе перегружаться.
  Одной из множественных функций было уплотнение тела. Весь накопленный жир сжимался, трамбовался и уплотнялся, позволяя ей выглядеть вполне сносно - одно из естественных женских желаний. В теории, как пользователь совершенно другой ветви искусства я был не слишком силен, это давало увеличенные физические параметры и прочность, а также вечную молодость.
  Жал не бессмертие.
  Тем временем события продолжали развиваться, примерно в геометрической прогрессии. Во-первых, бывший до этого абсолютно пассивным народ, стал разбегаться, прячась, как тараканы при виде дихлофоза. Им опять же было известно куда больше чем мне, и я даже подумал сам уйти подальше от возможной угрозы. Пока шли мои размышления, Михаил успел пару раз куда-то позвонить, напечатать и отправить парочку сообщений и подать несколько знаков кому-то на крыше. При этом он постоянно посматривал на меня и на девушку, все время порываясь что-то сказать. В конечном счете никто из нас так и не успел проявить инициативу: парень, оставляя кровавый след, дополз до своей мучительницы.
  - Ты что думал, я не узнаю о твоих шашнях с этой шалавой, которой половина базы пользовалась? А? - Его приподняли в воздух, используя стальную иглу как ручку, и начали трясти, расширяя при этом рану. - О нет, дорогой мой, если это так - ты непозволительно туп, глуп и просто идиот!
  Она приподняла крутящегося как червь на крючке парня над собой и со злорадной улыбкой, использовав неизвестную мне технику духа, резко повысила чувствительность во всех нервных окончаниях бедняги. От такого его выгнуло дугой, а не слишком внятные крики перешли в ту стадию, когда они слышны за несколько сотен метров.
  - Может, мы пойдем, Владислав Эдуардович? - Начальник охраны морщился, смотря на эту сцену, но активных действий не предпринимал. - Нас уже заждались, да и то, что здесь сейчас будет твориться... - Он помотал головой. - Это не то, что стоит видеть посторонним, слишком...
  - Слишком грязно и мерзко, да? - Насмешливо перебиваю его, наблюдая за методичной пыткой над пареньком, уже просто висящим недвижимым кульком. - Не волнуйся, я вовсе не тот офисный планктон, каким выгляжу.
  - Не в этом дело, - он активировал сферический щит, что-то из техник Мира. - Она сейчас его доведет.
  Щит им был выставлен очень вовремя, опять же сказывался опыт общения с этой парочкой. В следующую секунду Эдик стал испускать энергию Мира, раскаляя воздух вокруг себя. Девушка с силой отбросила того в ближайшую стену, пробивая ту и добавляя сверху средненькой по силе техникой Духа, в виде грубого подобия китайского дракона тускло серого цвета. Раздался небольшой кумулятивный взрыв, здание вздрогнуло и сложилось само в себя, тихонько осыпаясь черным неестественным песком.
  - Он уже начал свою технику, - раздалось совсем рядом со мной, этот голос я узнаю из миллиона. - Признаюсь, когда подбирал его на базаре, в Каире, не ожидал такого прогресса. Тот малолетка был запуган и не доверял никому, ведь за использование магии там полагается смерть. Но, даже в таком окружении, он пользовался своими не великими силами по настоящему виртуозно, словно бы Мастер Астрала, потоками информации.
  - И ты не смог пройти мимо такого алмаза, да?- Усмехаюсь, эти привычки и черты характера так мне знакомы. - Или же сработал тот самый инстинкт, что у тебя атрофирован?
  - Это какой?
  - Тот же, что просыпается у одиноких мужчин, твоего возраста - потребность в ответственности за кем-то, - позади презрительный фыркнули. - Ну, или же ты захотел поиграть в большие игрушки.
  - Ни в кого я не хотел поиграть, - кажется, кто-то обиделся - ну точно как папаша. - Сам то, не задумывался завести себе спиногрызов...
  Из-под завала вырвался огромный достигающий в высоту пару десятков метров фонтан из черного песка. Он прервал наш милый разговор, заставив поставить несколько слоев защиты, в том числе и фильтрующую - был виден опыт сражений с таким противником.
  Над базой же, превратившейся в поле боя, теперь висела самая настоящая пылевая буря, грозно гудевшая и сверкающая молниями. И тут все резко прекратилось, раздались хлопки и спокойный тихий голос, приказавший прекратить.
  - Стоп. Дальнейшее сражение я пресеку самым жестоким образом, - раздавшийся приказ заставил застыть обе фигуры, прервав их атаки на середине. - Спускайтесь вниз, вам предстоит наказание за свою несдержанность и, конечно, разрушения.
  Девчонка мгновенно отпрыгнула на пару метров в сторону, сделав вид бы это была не она. Ей можно было бы поверить, будь я или мой собеседник обычными людьми. Мы ими точно уж не были, так что остаточные эманации, ее собственная энергия, тело и аура, а для меня еще и астральные шумы, и проекции, сдали девчонку по полной. И даже оборот в исходную форму маленькой, миленькой, белокурой девочки-ангелочка с огромными зелеными глазами не помогал. Еще и воспоминания о ее боевой форме... Брр...
  Песчаная туча, даже выслушав столь прямое указание, и не подумала развеваться, она потихоньку крутилась на месте с задумчивым, да-да именно задумчивым, видом. Как это определялось - не знаю, возможно на чисто интуитивном уровне или же он сам, для удобства коммуникации, транслировал посредством эмпатии.
  Эта заминка дала возможность получше разобраться в способностях парнишки, изучить его внутреннее телесное и духовное строение поглубже. В подобном, за многие годы своей довольно специфичной, не предполагающей использования особо мощных техник, практики, я если и не стал мастером, то подошел максимально близко. Мои 'жертвы', как бы не были сильны, обычно узнавали о своем сканировании непосредственно в ходе боя, когда их козыри оказывались заранее вскрытыми, а мои удары, хоть и не слишком сильными, но всегда бьющими в самые уязвимые места.
  Эдуард оказался юным, талантливым и чертовски везучим человеком. Юным, потому что не смотря на первое впечатление, ему не было и шестнадцати. Талантливым потому, что в таком возрасте стать полноценным элементалем, да не простым, огня или воды, таким при большом желании и обилии времени и я стану, а самым натуральным смешанным, воздушно-земляным, не каждый сможет. Над подобном убивались и умудренные сединами мастера, сливаясь со стихией окончательно и бесповоротно. Плюс, он еще вызвал себе на подмогу несколько маломощных духов, поддерживающих всю систему. Гений, без сомнения - гений.
  Ну, а удачливый, потому что встретил на своем пути настоящего Учителя, не подобного нашему, куда лучше и честнее, заботящегося о том, насколько сильным вырастет его воспитанник.Он придал этому самородку форму, заставил блестеть, подобно солнцу, вывел на максимальную мощность.
  - Хватит, если ты продолжишь, то рискуешь не выйти из режима слияния, - Леха наконец-то вышел вперед меня, начав собирать в себе дух и отдав пару указаний Михаилу. - И в этот раз я не буду спасать тебя, как это было до этого. Сам ведь знаешь, что теряешь контроль над силами мира в таком состоянии, так что не глупи,- он улыбнулся, всем видом излучая миролюбие. - Спускайся сюда, к нам, не бойся, тебе ничего не угрожает. Если же ты боишься моего друга, то не стоит, он парень мирный и без особой причины и мухи не обидит.
  От таких слов мне вспомнилась парочка совместных делишек,которые мы провернули вместе с ним на востоке, во времена нашей молодости. Тогда мы работали, как и больше семидесяти процентов одаренных, на наше доброе правительство, что ни в коем случае не давит и не запрещает практику сверхъестественного.
  Ублюдки. Учитель платил кому-то в верхах 'министерства мистики', тупое название. Те демонстративно не замечали нас, не вводили в настоящий курс дела, хотя существует целая система по адаптации подобных нам.
  А как только за нас перестали платить, тут же 'нашли', со словами о великом долге перед нашей родиной. Мол: вражеские энергеты только и ждут, что бы напасть на нас, присоединяйтесь к нам и вы получите привилегии... бла-бла-бла... В конечном итоге нам просто не оставили выбора.
  И именно поэтому, такие слова вызвали у меня улыбку, а затем и смешок. Уж больно кровавыми были некоторые из тех поручений.
  - Ты врешь! - Голос элементаля был похож на шелест песка в бурю. - Вы все хотите меня убить, растерзать, обмануть!
  - Ну, началось, - пробормотал Михаил и тут же создал сегментированный щит, покрывший его зеленоватым коконом. - Всем, кто меня слышит, код 'Песок',- проговорил он в рацию. - Повторяю: уносите свои ноги, парень вновь разбушевался, код 'Песок'.
  Мне пришлось отпрыгнуть чуть назад, одновременно с этим закинув в рот и проглотив парочку таблеток. Они был нужны как катализатор моих не слишком великих возможностей. Конечно, оставалось множество побочных эффектов, вроде угасающего сердца и печени - наркотики как-никак, но разогнанный до невероятных пределов разум, легкость подключения и сниженный болевой порог стоили того. И именно по этому моя собственная техника на основе Астрала, к чьему бурному потоку я подключился, с легкостью защитила от множества песчинок, стесавших до земли весь незащищенный асфальт. Они просто напросто застывали во времени, а после разрушались, размельчались и более не представляли для меня опасности. В ходе этого процесса вражеская энергия выводилась из них, и оставалась лишь безвредная, в большинстве своем, пыль.
  - Больно!!! - Воплощенной стихии потеря части себя таким вот образом пришлась не по душе, еще бы, считай, часть тела вырвали. - Я уничтожу тебя, презренный человечишко.
  Подобная реакция, как ни прискорбно, указывала на главенствующее место в симбиозе с человеком. Нам, людям, просто не свойственна безграничная, всепоглощающая ярость, сейчас охватившая это скопление энергий.
  Смотря на него, я немного струхнул. Такая махина сможет смести меня, несмотря на все старания в обороне. Упертая как баран, она будет бить и бить, до тех пор, пока на землю не упадет иссушенное тело, без души, а в элементальном пласте не появится новорожденный. Или же до моей смерти, что более вероятно, больно уж сильны эти создания.
  - 'Глейпнир'! - Раздался спокойный и уверенный голос сквозь завывания бури. - 'Сковывай и удерживай цепь богов, что заточила великого волка'!
  Откуда-то из-за песчаной завесы вырвались десятки тонких, сверкающих внутренним светом серебряных цепей, повисших в воздухе.На их концах были закреплены подобия гарпунов, и они словно хищники, выискивали свою добычу.
  Мой противник до сих пор продолжал пробиваться сквозь преграду, порядком истощив щиты и не обратил внимания на эту новую угрозу. А зря, ой как зря.
  Живые цепи, наконец-то, оценили масштаб своей предстоящей работы. Наконечники, что показались мне издалека обычными гарпунами, с хрустом распахнулись, издав при этом жуткий, парализующий все живое вой. Они оказались стилизованными головами волков, чьи глаза вспыхнули и загорелись ярко красным, угрожающим светом. Явно радуются предстоящему действу.
  В защиту элементаля стоит сказать, что реакция у него отменная: почти успел, сволочь. Первая из серебряных голов промахнулась, клацнув полной клыков пастью возле края тучи. Зато уже вторая, ничуть не стесняясь полуматериального состояния противника, его огромной скорости и поражающих элементов, ухватила прямо за верх духа, заставляя того взвыть от боли. Остальные его братья так же не подвели, и вскоре перед нами лежал полуметровый в диаметре кокон сжавшегося от невероятной боли существа. Тот пытался вырваться, но безуспешно: темница была ему не по зубам.
  - Даже не думай, что у тебя это получиться, - мы подошли чуть ближе, не снимая защиты, а Леха еще и наклонился, начиная выговаривать нотации нерадивому ученику. - Эта вещь была создана за долго до рождения Христа и, по преданиям, удерживала бога. Чему я склонен верить: больно уж она сильна.
  Подхожу ближе, смотря на бесплотные попытки друга найти сознание паренька в той мешанине из слитых воидино сущностей. К сожалению, большому моему сожалению, он в подобном не слишком опытен. Здесь даже сила не поможет, тварь была как минимум из средних кругов, а значит сильнее любого из людей в пять раз.
  - Помочь? - К счастью, у меня этого самого опыта хватает.
  - Да, как я мог забыть о тебе, - и мой подопытный, тот на ком я учился, передо мной. - Видно опять эта глупая привычка, никак не привыкну, что ты вновь здесь, рядом.
  На подобные милости лишь усмехаюсь. Вероятно, действительно устал да переволновался, раз так сильно заговариваться стал. Вот и ответ на счет инстинкта, не просто это ученик, не для галочки или коварных планов, кажется у нас тут наследник, не меньше. Никто ведь не вечен. Хех, совсем постарел, авантюрист...
  - Посторонись тогда,- разминаю руки, в предвкушении сложной, но очень любимой мной работы. - И подготовь все по стандарту.
  Вновь заглатываю несколько таблеток, теперь уже других, менее вредных и воздействующих на другие области энергетики. Разум - сильнейшее и совершеннейшее оружие из всех видов, вообще доступных мне. Долгие годы тренировок вывели этот источник сил на принципиально новый уровень, а уж мастерства мне, штатному менталисту, было не занимать.
  - Пробитие.
  Первая, можно сказать, базовая техника идущего тропой разума. Ты создаешь совсем небольшой, крошечный канал, ведущий прямо к меридиану разума, и точечными проколами пробиваешь или обходишь, зависит от обстоятельств, защиту. В данном случае я просто беспрепятственно прошел внутрь. Слияние само заставляет вас раскрыться, немного, но этого достаточно для таких как я. Если же визуализировать ощущения, то это подобно распахнутым настежь дверям, в которые можно не только войти, влететь на самолете.
  - Раскрытие.
  Вторая стадия стандартной последовательности действий по вскрытию чужих мозгов. Ты постепенно увеличиваешь толщину канала, его пропускные способности, пуская вдоль него новые, такие же маленькие и тонкие. Затем процесс многократно повторяется, до тех пор, пока общая толщина не приблизится к критической отметке. Если превысить ее, разум, а стоит помнить, что это штука очень тонкая и хрупкая, может начать лавинообразно разрушаться, закономерно приводя к гибели человека.
  Мне же подобного абсолютно не нужно. Аккуратно, словно хирург скальпелем, я заостряю шесть граней канала и начинаю раздвигать в стороны. Потихоньку, по чуть-чуть, дабы не нарушит систему, до тех пор, пока они полностью не выйдут из ментальной сферы, разрезая ту, как пирог. Следом, оставшиеся канальцы превращаются в подобия крючьев, вгрызающихся в края получившихся треугольников. Закрепить стоит как следует, иначе можно в дальнейшем и свой собственный разум повредить ненароком.
  Последнее действие на данном этапе - окончательное раскрытие менталистом защиты. Каналы-гарпуны потихонечку натягиваются на себя, заставляя разрезанную область приподняться вверх. И все, теперь там может шарить любой, кто вообще способен на техники Разума, или хотя бы овладел навыкам гипноза.
  - 'Проникновение', - краем глаза замечаю, как напрягся от этих слов Михаил, сталкивался с подобными мне, наверное. - 'Поиск Разума'.
  Первое действие не является как таковой полноценной техникой. Начальная часть целого комплекса действий - это погружение в глубины ментальной сферы твоего врага или пациента в данном случае.
  Конечно и тут есть свои маленькие хитрости, вроде закрепления и фиксации себя любимого. А то был один случай, когда поторопившись и не соблюдя технику безопасности, сорвался и уплыл куда-то к детским воспоминаниям. Без своеобразных 'нитей Ариадны', в виде страховочных канальцев, выбирался оттуда почти пять минут в реале и более пятнадцати лет в виртуальности. Долгие сложные годы, в течение которых мне нельзя было расслабляться и на секунду. В противном случае растворило бы, слило с личностью того, в чьих мозгах ты лазал.
  Зато подобное неплохо подняло мои навыки и скил паранойи и безопасности.
  Поиск Разума-вторая техника нужного сегодня нам комплекса. Я испускаю из себя волны, что мелкой гребенкой прочесываю все окружающее пространство. Она не читает мысли, не изменяет воспоминания, но в таких вот случаях  абсолютно не заменима.
  - Отлично, нащупал, - разговор с самим собой - привычка, профессиональная можно сказать. - Захват.
  Найденный мной сгусток двух мысленных потоков, первый из которых подавлял, пожирал и иссушал второй, больше похожий на клубок двух разных ниток, спутанных в один. И мне сейчас придется изображать пряху, распутывая это хаотичное нагромождение, вдобавок обильно сопротивляющееся давлению извне. Просто обожаю свою работу!
  
***
  Первое что я увидел, открыв глаза, был белый потолок. Оглядев глазам комнату, я отметил, что она вся была в белых тонах. Вариантов о том, где мне пришлось очнутся, было не так уж много.
  Но металлического стола подо мной не было, бирке на ноге, с моими инициалами, тоже не наблюдалось, и вообще, покойников не переодевают в пижаму. Больница, это, несомненно, была больница, знакомая всем палата. Все же умер...
  - Очнулся? Это хорошо, учитывая все те повреждения, что тебе нанесли, - самобичевание развеял звук открывшийся двери и раздавшийся одновременно с этим строгий женский голос. - Мне пришлось отпаивать тебя восстанавливающими эссенциями, поддерживать собственной силой и пропаивать эликсирами. А это далеко не дешевое удовольствие, знаешь ли, если бы не учитель и то, что ты вытащил дурочка Эдика, и пальцем бы не пошевелила ради тебя.
  Вклиниться в столь быстрый и экспрессивный монолог мне было просто нельзя. Вместо этого я разглядывал вошедшую девушку, меняющую мне капельницу. Уже не подросток, двадцатилетний рубеж перевалила точно, видно хоть и по ухоженному, но уже тронутому первыми морщинками, лицу. Да и ладошки, маленькие и аккуратные, не избежали естественного процесса. К сожалению для самого себя, эти вещи за годы службы я научился замечать слишком быстро и легко.
  - Что смотришь? Кобель! - она заметила мой взгляд. - Самому за пятый десяток, а все о том же думаешь.
  "Стерва, несомненно стерва",- подумал я, и, несмотря на сие ворчание, продолжал разглядывать данный экземпляр целителя, сейчас подправляюшего потоки энергий в моей правой ноге - чертова зачарованная пуля, чтоб ее, вечно проблемы на месте ранения.
  Высокая, метр восемьдесят пять на первый взгляд, она была утонченно изнежена. Казалось, дунь на нее, и девчонка сорвется с места, увлекаемая порывом ветра. При этом не было ощущения болезненности или неестественности, как у анорексиков. Просто она была такой, какой должна быть.
  Эту картину дополняли длинные, собранные в сложную прическу, спускающуюся целым водопадом, волосы, цвета спелой ржи. Они притягивали взгляд, хотелось взять и потрогать подобное сокровище. Но тяжелый, мечущий молнии взгляд синих глаз, заставлял повременить с подобным. Он не пугал, нет, и я даже почти не попытался уйти в скрыт. Только если совсем чуть-чуть.
  - Ты почти здоров, козел старый, - закончив регулировку, она распрямилась, с хрустом потягиваясь. - Но еще раз попадешь ко мне в таком состоянии - прибью. Сам должен понимать, не с твоими травмами и мутациями делать подобное, - чуть виновато улыбаюсь, на что она вновь вспыхивает. - Он еще и смеется, вы поглядите на него! В последний раз предупреждаю, и как профессиональный доктор и целитель, выписываю пожизненный запрет использования чего-либо кроме минимального ускорения, понял?!
  - Хорошо, доктор, - горло ссохлось и нещадно хрипело. - А что с мальцом? Все нормально?
  - Да что ему будет то, - раздраженно махнула рукой Варвара, по всей видимости. - Вот в первый раз он действительно сильно пострадал, изменился и сам с собой вечно говорил. А сейчас, знаний только немного, по его словам, нахватался и все. Ну и синяки на спине от розг залечивает - учитель был ну очень не доволен, - ей что-то вспомнилось, заставив сморщится. - Я подошла в самый последний момент, ты упал как раз, а Эдик из веревок вылезал. Как вылез, так мощнейший удар отхватил. Учитель просто вбил его в землю, а потом, отдав тебя мне, еще и розгами огненными отходил, - под самый конец голос у нее чуть дрогнул.
  - Сильно пострадал? - Участливо спрашиваю, вероятно, это и есть местный 'камень раздора'. - Может, ему нужна помощь высококлассного специалиста по менталу? - Предлагаю свою помощь, ученики друга как-никак.
  - Нет, я его быстро подлатала, да и не зверь же учитель, в самом деле, - тон голоса и его громкость резко скакнули вверх. - А ты, дурак, если еще не понял, даже не смей и заикаться о подобном! Твои мозги, изношенны более чем на половину, ты вообще, о чем думаешь, а? Идиот совсем? - И уже куда более тихо, успокоившись, спросила, боясь услышать ответ. - А вы и правда можете его...
  - Да, могу,- согласно кивнул, уже прикидывая схему лечения. - Мне приходилось делать нечто такое, но не столь запущенное, с Лехой. Давно, еще в юности, но навыки остались, а общее мастерство только увеличилось, причем в разы.
  - А ваши... - Замялась, пытаясь не слишком обидеть обозначением. -Особенности. Они не помешают? Да и здоровье...
  - Не беспокойся, - издаю смешок, показывая, где я все это видал. - На один раз хватит.
  Больше ни о чем мы поговорить не успели, дверь вновь раскрылась, запуская нового посетителя. Его я узнал еще по шагам за дверью, слишком часто слышал их за всю жизнь.
  Он почти не изменился с последней нашей встречи, пять лет назад. Все такой же низенький, кругленький, пышущий жаром старичок. Да, седина, очки в квадратной оправе и поблескивающие за ними серые, умудренные жизнью, но сохранившие задор глаза, создавали именно такое впечатление.
  Мне же оставалось только порадоваться за него, он большой молодец, не то, что я. Совсем сдаю позиции в последние годы, расслабился в офисе.
  - Как тут наш больной?! - Улыбка была, как и всегда, от уха до уха, так и хотелось улыбнуться в ответ. - Знаешь ли, ты меня изрядно взволновал, когда упал на землю, думал все, пришел к тебе северный пушистый зверек, песец который, - в его руках откуда-то возник пакет с мандаринами. - Вот, решил воспользоваться старой, доброй традицией и накормить тебя свежими мандаринчиками. Лично я выращиваю, сам, друидизм осваиваю потихоньку.
  - И как? - Тема была интересна, ведь он не друид, ни разу. - Есть успехи? Уже добился единения?
  - О, какое там единение, - огорченно отмахнулся он, чуть не снеся при этом лампу с прикроватной тумбочки. - Так, маленькие, просто микроскопические подвижки! Для выращивания дерева сливаю пять(!) своих резервов Тела и то, никакого баланса, представляешь, - он театрально закатил глаза, приложив руку к сердцу. - Приходиться пару дней сидеть и все исправлять, настраивать и прочее...
  - Ну да, ты-то привык посильнее да побыстрее, да? - Не смог удержаться от небольшой подколки я. - А кто мне говорил: 'Мастерство все - сила ничего'.
  - Пфф, - раздалось в ответ.
  - Я, пожалуй, пойду, - прервала нас целительница и, уже обращаясь только ко мне, добавила, - никаких манипуляций с силой, понял?
  - Да-да, спасибо вам.
  - Я проверю, - меня прожгли взглядом и пригвоздили к койке глазами. - Вечером зайду, на обходе, - и уже тише, но не для нас. - А сейчас пойду к этой сучке, пол базы пользовалось, надо же. - Ручка двери противно скрипнула, проминаясь под давлением нежной женской ладошки. - Ух, как я сейчас ее парализую, а потом - клизму! Нет, десять клизм, да слабительное, да...
  Дверь захлопнулась, отрезая бурчание оскорбленной женщины. Мы с Лехой переглянулись, и лишь передернули плечами - женская месть, она такая, коварная.
  - Мда, жестоко, - подтягиваюсь чуть выше, садясь. - И часто тут у вас бывает нечто подобное?
  - Бывает, на этой базе еще и разрушений то не было особо, - пожал плечами перебравшийся на материализованный стул, друг.
  - Хех, а я-то все думал, как вас не заметил столь близко с такими-то всплесками энергий, - словил кинутый мандарин, начиная очищать от кожуры. - Поставить барьер от прослушки?
  - Не надо, - качает головой, достав из кармана шестиугольную пластинку с выбитыми на ней рунами. - Поставлю купол с помощью этого. Параноик.
  - Возможно. Но лучше быть живым, чем мертвым, - закидываю первую дольку, морщась от удовольствия - сладкая. - Так, что там с твоим основным проектом?
  - Нашим. Нашим проектом, не забывай, - поправили он меня. - Почти все готово, осталось лишь несколько ингредиентов и вс.
  - Редких?
  - Да, но они все найдены, не волнуйся, их уже везут, - он снял очки, потерев переносицу.
  - И в чем проблема?
  - Ни в чем, просто...
  - В чем проблема? - Переспросил я уже настойчивей.
  Леха устало вздохнул, вновь потерев переносицу, и посмотрел мне в глаза своим любимым, фирменным взглядом. От такого начинали плакать дети, гадить собаки и разбегаться арабы с автоматами. Давление Ки, что испытывает находящийся под подобным взглядом, - невероятно. Но не для менталиста. Я и сам, хмыкнув, выдал волну ужаса, раз в пять более сильную, чем у оппонента. Сразу же за стенкой раздался девичий вскрик и бормотания Варвары, за что-то извиняющейся. Учитывая что именно она ушла делать хозяйке этого голоса, то...
  - Ахаха, вот ведь, - он не выдержал первым, заржав и свалившись со стула, я не слишком задержался, присоединяясь к нему. - Нет, подобного фейла я давно не видал. Интересно, а она... она клизму ей полностью или нет, от неожиданности воткнула? Ахаха.
  - Бедная девочка, - проговорил сквозь силу, живот уже начинал болеть от смеха. - Ее же теперь никто замуж не возьмет.
  Но смех смехом, а на мой вопрос так никто и не ответил. Ведь, отсмеявшись, Леха оставил еще пакет груш и испарился, сказав что навестит завтра после обхода. Так что мне оставалось лишь попросить у него какую-нибудь книгу почитать, что ни будь из новенького. И получив на руки пять томов его новой книги 'Алхимия Африки', сел читать, попутно заедая действительно вкусными фруктами.
  ***
  - И что это? - спрашиваю у стоящего рядом и жующего банан Лехи. - Как это вообще понимать?
  - Да ладно, все нормально, - меня хлопнули по плечу, успокаивая. - Все экранировано, никакие эманации во внешний мир пройти не смогут.
  - Это запрещено, причем всеми законами, всех стран, - беру его за плечи, развернув к себе. - Это не шутки, узнают, что ты сотворил такое, начнут охоту, одумайся.
  - Да ладно тебе, - он сбросил мои руки со своих плеч, направившись в сторону выхода. - Вот увидишь, все будет нормально.
  В ответ лишь качаю головой, не в силах принять нечто подобное. Мой лучший друг, тот, кто всегда остерегался слишком опасных тайн и ритуалов, решил совершить нечто, что является не просто табу, нет, все куда хуже, чем кажется на первый взгляд.
  Причиной спора стала огромная перевернутая пентаграмма, находившаяся внутри одного из бывших ангаров. Выполненная с невероятным искусством из множества рунных цепочек, родом из Древнего Египта, она полыхала силой, влитой в нее. Ее окружал не менее громадный круг, шириной почти в полметра, состоящий из спрессованных костей животных. На них тоже были вырезанный руны, на этот раз шумерские, это был периметр, созданный сдерживать то, что призовется из глубин самой Бездны.
  Мое возмущение было вызвано совершенно не этим. К демонологам относились очень плохо, но терпели, если те не переходили незримых границ. Одной из которых был запрет на использование в любых, от алхимических до химерологических, ритуалах детей, младше шести лет. Запрет уходил в те темные времена, когда на дворе царило средневековье, и маги вовсю экспериментировали, не таясь и не ограничивая себя.
  Итогом стало зверское убийство четырех младенцев на алтаре Левиафана, принесенных ему в жертву алчущими власти демонопоклонниками. Но загвоздка заключалась совсем в другом - все четверо были отмечены Богами, причем разными. Что произошло в высших сферах нам неизвестно, но вот на людишек, посмевших сотворить такое, напустили Чуму. Это создание половину Европы выкосило, попутно заразив все средиземное море, а через него и весь север Египта. Избавлялись от нежити всем миром, потеряв при этом три четверти одаренных.
  С тех пор служителей богов не приносят в жертву и не используют в ритуалах - сразу убивают. Ведь до семи лет определить наделен он благословением богов или нет чертовски трудно. Так что и с нарушителями тоже не церемонятся - сразу убивают.
  И вот, представьте себе ситуацию, когда вы являетесь ответственным за ваш город, обязанным докладывать о любом нарушении наверх, а ваш лучший друг приходит и говорит о том, что собирается принести в жертву Белиалу трех трехлеток, в особо жестокой форме. Его лицо осталось целым только потому, что меня удержала общая цель, к которой пришлось идти столь долго - без вызова демона нам не получить основу для красного камня.
  - Ты уверен, что по-другому никак? - Спрашиваю в след ему, пытаясь найти любой другой компромисс в этой ситуации. - Может можно заменить их кем-нибудь другим?
  - Нет, - он остановился на пару секунд. - Я потратил три года на поиски, у меня, да что там, у тебя больше нет времени ждать.
  Я остался в комнате призыва один. С полной головой различных мыслей, не дающих покоя. И ужасным предчувствием нечто такого, что навсегда изменит привычные нам вещи.
  
***
  Время до начала ритуала пролетело довольно быстро. Я, первые дни почти не встававший с койки, максимум только пройти пару десятков метров или дойти до библиотеки за новыми книгами, быстро втянулся в местные распорядки. Все это походило на те старые, добрые отряды наемников, в которые меня по молодости затаскивал друг. Здесь царила та сама непередаваемая атмосфера, когда каждый из солдат готов вцепиться в горло врагу за своего товарища, а командиры не только нажирают животы, но еще и весьма умело командуют, заботясь о своих подопечных. Это подкупало, заставляло расслабиться, приотпустить тиски застарелой паранойи, плавая в лучах внутреннего тепла местных жителей.
  Конечно, такими были только рядовые бойцы, те, кто был поопытнее и повыше в звании закрывались эмпатическими щитами, надевали маски и по-другому пытались ввести потенциальных убийц в заблуждение. Но менее хорошими парнями и девчонками от этого они не становились.
  Особо хорошо я сошелся с Михаилом, оказавшимся на половину греком. Леха подобрал и воспитывал его как собственного сына, и именно ради него собрал этот отряд - 'Громовые Коты', название мультика нашего детства, идеально подходило им по духу.
  И только потом, после того, как этот отряд спас задницу престарелого авантюриста, пришло понимание и признание его полезности. Все же в этом плане, в молодости, дружище был тем еще консерватором.
  А парень заинтересовался менталом, и, если быть точным, его следующей ступенью развития - Астралом. Как он говорил, из первого требовалось изучить только методы противодействия, не более. И уже из второго перенимать все, что возможно, 'не смотря при этом на внешний вид'.
  Когда же я поднял его на смех, обиделся. Хотя причину подобного и понял. Эта проблема волнует умы уже многих поколений юных магов Разума, желающих перейти из разряда диверсантов и поддержки в категорию 'способен на массовые разрушения'.
  Жаль не все так уж просто... Для первого, самостоятельного подключения к Астралу, я прорабатывал личное искусство почти с десяток лет. И хотя теперь мне все же можно присвоить это престижное звание, более сильным бойцом я не стал. Просто напросто не хватает ресурсов мозга, а для его перестройки... Учитель, я бы с радостью вцепился вам в горло только за одну упущенную возможность сделать это.
  Так что просьбу об ученичестве я принял, но за само обучение пока и не принимался, не в том состоянии просто был. Хотя, до дома съездил, привезя гору книг личного написания. Что-то вроде пособий и учебников по теории Разума, начиная от самых основ вроде структур центральных меридианов, которых здесь целых два, в отличии от всех остальных. И парнишка весь тот месяц, что шли ингредиенты, корпел над ними, пытаясь вникнуть в высокий слог, специально человека для этого нанимал, и множество ухищрений, усложняющих самостоятельное прочтение. Ибо пользователь Разума должен иметь развитый, этот самый разум, или постигать все с учителем, по-другому никак.
  Так или иначе, к тому времени, когда звезды выстроились в наиболее благоприятное для нашего дела положение, он уже пытался приоткрыть один из меридианов. Это вновь вызывало у меня лишь смех, ведь новичками открывался-то совсем другой меридиан. И, естественно, у него ничего не получалось. О чем он мне сейчас и говорил.
  - Нет, ты понимаешь, ну ни в какую! - он тряхнул головой, показывая всю степень своего недовольства. - Да даже эта дура жирная и то смогла выполнить все указания. Еще и этот чертов язык, пока разберешься что здесь написано, с ума сойти можно же!
  - Ну, вот проведем ритуал и сможем заняться твоим вопросом серьезней, - отвечаю, внимательно разглядывая последние приготовления к ритуалу, в частности три небольших, покрытых рунами автоклава с будущими жертвами, на этом собрании. - Но, потому как у тебя возникли проблемы с открытием, могу сказать: дальше пары ступеней без адского труда тебе не продвинуться. А вот девочка, опять забыл ее имя, может и с Астралом работать.
  - Ееех, ну что за несправедливость? - расстроился, плечи поникли.
  - Ладно, тогда хотя бы основы да методы борьбы, да?
  - Это возможно, хоть и не особо эффективно, - морщусь от мерзкого на вид сердца - виверны, прямиком из Алтая. - Но всю теорию ты у меня в любом случае выучишь. Понял?
  - Хорошо, да и учитель говорит, что лучше вас нет в этом деле никого, - он криво улыбнулся, сплюнув и растерев. - Ну, вот он идет, а мне пора, - он отправился у вновь прибывшему грузу, небольшому табуну единорогов огромной редкости, кстати, занесена в список сверх-редких существ - последний табун на земле.
  - Прекрасные существа, верно? - Леха курил, верный признак волнения, - но ради нашей цели, миру придется пожертвовать этими созданиями. Они нужны нам, просто необходимы, иначе цель не будет достигнута.
  - Мы так близко. Даже не вериться, - я обвел окружающую нас суету рукой, - что мы приблизились к завершению. Столько лет, страданий и потерь...
  - Все скучаешь по ней? - от воспоминания о единственной любви, в груди стало тяжело. - Как поживает Дима? Все же последний раз я присутствовал на его пятнадцатилетии, а сейчас ему уже почти двадцать, да?
  - Он... он в мать пошел, такой же целеустремленный,- вытянув из его кармана открытую пачку сигарет, достаю одну и подкурив. - Но меня он не слишком любит, - затягиваюсь и чуть покачиваюсь, от головокружения. - Я рассказал ему все, тренировал, ну ты знаешь.
  - Ага, сам участие принимал.
  - Он как-то в запале ссоры сказал, что лучше бы это меня убили, а не ее, - стряхиваю выступившие на глазах слезы. - Что мне нет прощения, что я должен был защитить свою женщину, мать моих детей... Представляешь?
  - Он не был там, в тот момент, - меня успокаивающе хлопнули по плечу, даря ту самую поддержку, которой мне не хватало. - Ты же сам помнишь, мы тоже были такими, молодыми и импульсивными, не верящими никому и ничему. Так что, давай я сам поговорю с ним, предоставлю пару фактов, о которых... даже тебе о них не известно, - он придержал уже хотевшего было возмутиться меня. - Я не расскажу о них тебе, прости друг, но нет. Нам не нужна кровавая вендетта.
  - Хорошо, я доверюсь тебе, как и прежде, - внимательно смотрю на него, пытаясь понять что он срывает в себе. - Но только потому, что это ты.
  - Ладно, мне уже пора, - он резко встрепыхнулся, возвращаясь к образу слегка сумасшедшего, но доброго старичка. - Главное помни, не заходи за периметр.
  - Да-да, помню, - отмахиваюсь от его нравоучений. - Помню.
  - Ах, да, совсем забыл, - он достал из кармана небольшой флакончик, заполненный беловатой, похожей на туман субстанцией. - Выпей.
  - Что это? - Взяв в руку, разглядываю завихрения внутри колбы.
  - Защита от внешних эманаций, - он потер переносицу, морщась. - Сам понимаешь. Все же ритуал и все такое.
  - Ну хорошо, - не обращаю внимание на эту маленькую ложь, не отравить же меня собрались. - Но ты все так же трешь переносицу, когда что-то утаиваешь.
  В ответ на это, он лишь горько усмехнулся, скорчив виноватую рожу. И меня вновь накрыло то самое чувство, что-то изменится, как только я выпью эту фиговину. Изменится навсегда.
  - Твое здоровье, - туман оказался невероятно вкусным и бодрящим, со вкусом пломбира из детства. - Надеюсь, это не прощальный подарок.
  - Я тоже.
  Это были последние его слова перед тем, как он вступил внутрь пентаграммы, встав на свое место и запустив процесс призыва. Первыми жертвами стали ингредиенты, сложенные в кругах поменьше, расположенных равномерно, по периметру круга. Они начинали плавится, вспыхивать, крошиться и, в конце концов, превращались в поток чистого эфира. Следом они собрались в один мощный поток, превращаясь в подобие реки и начиная втекать в специально подготовленный для этого камень, крупный рубин, заготовка для основы.
  Как только процесс закончился, стоящие треугольником Леха, Миха и Эдуард вонзили ритуальные клинки прямо в головы лежащих перед ними... жертв. На этом моменте я прикрыл глаза, не в силах смотреть подобное и уже по открытию увидел, что от них остались лишь черепа, полыхающие зеленым и сейчас зависшие в середине пентаграммы, прямо в середине круга.
  - Приди, Белиал! - первый выкрик породил целую волну возмущений в пространстве,и скрючившей меня от боли в меридианах. - Приди, Белиал! - пространство уже задрожало по-настоящему, расколовшись, запахло серой и гнилью. - Приди, Белиал!
  В круге возникло завихрение, с каждой секундой все больше набирающее мощь. От него во все стороны исходили волны инфернальной энергии, что пыталась покорежить окружающие ее барьеры и знаки. К счастью, плод многолетних изысканий прекрасно справлялся со своей задачей, даже и не думая начинать рушиться. Наоборот, с каждой такой волной он становился все сильнее и сильнее, впитывая враждебные эманации.
  Наконец, процесс достиг своей кульминации, и вихрь схлопнулся, надавив по ушам и заставив задержать дыхание - больно много лишних, не совместимых с жизнью примесей вытеснилось в мир с прибывшим. Им был с виду абсолютно не подходивший под определения священников о демонах... демон. Да-да, хоть он и не имел на башке рогов, на ногах копыт, красной кожи и вил в цепких лапах, это без всякого сомнения был представитель темных миров. Достаточно только было взглянуть на него через энергию, чтобы понять это.
  Внешне он представлял из себя человека ужасно худого, даже изможденного, с тлеющими бордовыми глазами и копной нечесаных смоляных волос. Подобный вид наводил на размышления о сути Высших Демонов, ведь если тот не метаморф, то... когда-то он был существом ну очень похожим на нас.
  - Так, так, кто это у нас здесь балуется Высшей Алхимией, да еще и с детскими дарами для меня, - его голос был похож на скрипучую телегу. - Хотите власти? Нет-нет, могущества? Нет, не то! Может, знаний? Не совсем... - он противно захихикал, облизнувшись мерзким языком в виде гадюки. - Мечтаете о бессмертии, что ж, вы усладили меня, Белиала, своими дарами! И я милостиво позволю вам получить то, что желаете, честное демоническое слово!
  - Мы просим вас, о король, даруйте...
  Сердце сжалось от плохого предчувствия, глаза судорожно заметались в поиске угрозы и успешно нашли ее - но было поздно. Юлиана, тот самый 'мясной танк', с безумным выражением на лице, ударила по барьеру из костей, разрушив тот.
  - Оп-па, - на лице Белиала возникла коварная, предвкушающая улыбка. - Какая неожиданность, правда?
  В тот день все мы почувствовали на себе, в чем заключается различие между обычными смертными и созданиями, что тысячелетиями накапливали силу, знания и опыт. Высший Демон сделал то, что не могли провернуть до этого сильнейшие бойцы нашего мира - втоптать в грязь всю нашу гордость.
  Первый же удар, чудовищно сильный, не несущий при этом и капли энергии, впечатал неуспевшего среагировать Леху в пол головой, оставив немаленькую воронку в нем. Сила удара была стол велика, что до меня донесся хруст костей, сминаемых когтистой лапой демона. Вспомнились многочисленные проблемы со здоровьем друга, пришло понимание, если не помочь, он совершенно не жилец.
  - Вот и первый готов, - прохохотал краснокожий.
  - 'Возврат', - я закинулся сразу всеми таблетками, что оставались при мне, влетая под их напором в Астрал и начиная творить, по-другому не скажешь, технику. - 'Хроноворот'...
  Следующим, довольно расхохотавшийся демон, выбрал Михаила. Грек по матери даже смог сопротивляться, создавая мощнейшие техники духа, заставившие тварь вилять, в попытках добраться до его тела. Но что-то, возможно интуиция, подсказывало, все это лишь игра, он забавляется, развлекаясь со смертными, что не в силах противопоставить что-либо ему.
  - Бу, - в один момент ему это надоело, и он, размазавшись на скорости, превысившей звуковой порог, переместился за спину парня, наклонился к уху и гаркнуть, пугая того, - обед подан.
  Змея, заменяющая ему язык, вытянулась, покрывшись темной аурой, и проткнула Михе голову, выйдя с той стороны, сделав аккуратное сквозное отверстие. Тот еще секунду отказывался верить в свою смерть, накопив астрономические, посмертные объемы энергии, выплеснув ее в одном огромном взрыве, разбросавшем ошметки, бывшие человеком, по всей комнате. Мне пришлось уклониться от особо крупного куска ноги, дабы не сбить концентрацию и то, весь оказался в требухе и крови.
  - Кровавый дождь, - жаль, что толку от этого не было никакого. - Мило, дом напоминает. А я думал, что он самый посредственный здесь... Обожаю людей.
  - Тварь, я покараю тебя! - Эдик, плача, перешел в форму ледяного элемнталя, мгновенно заставив температуру вокруг опуститься до минусовой температуры и вызывая ледяной буран, что потихоньку начал уничтожать все вокруг.
  - ТЫ УМРЕШЬ, СОЗДАНИЕ БЕЗДНЫ! - И, закономерно, вызвал в свое тело духа стихии, но не простого - Высшего, если не равного призванному жителю Инферно, то где-то близко. - ТЫ ПОСМЕЛ ПОДНЯТЬ РУКУ НА НАШЕ ДИТЯ! УМРИ!
  Теперь же становились понятны его таланты в управлении стихиями и энергиями Мира в общем. Дети таких сущностей, хотя, как дети... своеобразные мини аватары, отделенные от создателей, желающих получить сразу разумных детишек, а не ждать по полтысячелетия. Хитрожопые ублюдки по-моему мнению, не в одном предание подобные полубоги не жили счастливо и долго - такова их судьба, героев или изгоев.
  - С каждой секундой, я все больше радуюсь, что пришел на этот зов, - в позе демона ни на секунду не промелькнуло и тени страха или неуверенности, лишь ярое желание схватки. - Сражение с тобой, Бергельмир, радует мое пылающее сердце! Надеюсь как и тебя, мой старый враг.
  - УНИЧТОЖУ! - проревел Эдик. Огромная, колоссальная, человекоподобная глыба льда, проломившая череп и заодно придавившая предательницу, растерев ту в мелкое кровяное крошево.
  Но чем больше проходило времени, тем более детальным, а вместе с тем и сильным становился дух. Вот на голове с треском отделилось два рога, похожих на бычьи, только невероятно массивных и посередине разделяющихся надвое.
  На теле образовалась изморось, перешедшая в густую, поблескивающую на солнце шерсть. По всей видимости она была все из того же льда, так как мгновенно успела понабирать на себя множество мусора - очень крепкого и острого льда, в форме кольев.
  В руке возникла огромная дубина из чистого льда, с пылающими на ее поверхности рунами. Они были похожи на знакомые мне, из футарка, но куда древнее и сложнее чем все, что приходилось видеть до сих пор.
  - Начнем же! - Проговорил, давший время, специально, по всей видимости, Белиал и уже не выглядевший так уверенно. - Раз уж ты в кои-то веке вылез из своего мирка.
  Сражение этих двух титанов силы я не увидел. Просто не смог, ведь скорости, не смотря на размеры, превышали доступные обычным смертным. Мне же было достаточно того, что я наконец-то достиг лежащего на земле Лехи.
  - Давай, просыпайся же быстрее, - моя собственная техника уже закончила действовать, доведя Тело и Разум до критического состояния, но откатив временной поток назад. - У нас мало времени, рано или поздн, нас постараются уничтожить, ну же.
  - Это конец, Влад, - я не узнавал голос друга, безжизненный и опустошенный - что-то в нем сломалось при виде последствий ритуала. - Мы совершили ошибку, и мне необходимо ее исправить, слышишь?
  - О чем ты говоришь? Нам нужно бежать, - скрипя зубами от боли и сплевывая кровь, накачиваю его лечебной энергией. - Все будет хорошо, спрячемся, восстановимся и начнем все заново, да?
  - Нет, уже ничего не будет как прежде, - он заплакал, представляете, взял и заплакал у меня на коленях! - Я погубил вас всех... Не досмотрел, не доглядел, не предусмотрел... Глупец, каким же глупцом я был, решаясь на такое.
  - Хватит! Слышишь? - Истерика, дикий отходняк после перенапряжения начал подкрадываться и ко мне. - Все мы ошибаемся, но это не ко...
  - Конец! - он оттолкнулся руками от земли, поднимаясь на ноги. - Весь мир теперь в моих, нет, наших врагах! Высший Демон открыл свою жатву, а ведь впустили его сюда мы, - он горько сплюнул, продолжая рыдать. - И я искуплю свою вину, слышишь? Я изгоню его, ценой жизни.
  - Нет, нет, нет, нет! - попытка подскочить и остановить окончилась падением на землю. - Стой! Не смей это делать!
  - Прости, но мы оба не жильцы, - он посмотрел на меня чуть виновато, словно в последний раз, и несмело улыбнулся, вытерев слезы. - Ты попадешь после смерти не в ад, я позаботился об этом, друг.
  - Неет, - в голове всплыл тот самый флакон. - Ты не мог... Не верю
  ТУНК! Именно с таким звуком с места схватки прилетело копье, повиду демоническое, черное с красными прожилками - у ётуна было бы изо льда. Леха только помотал головой, виновато шмыгнул и отправился прямо к сражающимся титанам, подволакивая при этом ногу.
  Смотря ему в след, я просто не мог поверить в то, что именно сейчас, мой названный брат идет на собственную смерть. Мир? Да плевать на него! Плевать на всех этих ублюдков, людей, что только и могут, что продолжать жить, не стремясь к вершинам искусства. А мастера энергий, им только бы на пользу пошло объединение против внешнего врага. Ведь и там есть свои твари, что саморазвитие променяли на власть и деньги.
  В бессилии ударяю кулаком по земле, разбивая тот до крови. Проклятая человеческая природа, проклятая слабость тела! Разве возможно нам противостоять им? Бесполезно...
  - Я заберу тебя с собой, глупец! - внезапно, мои самобичевания прервал полный боли и ярости рев демона. - Тебя и твоего дружка, которого ты так стремишься защитить.
  Копье, так и оставшееся торчать в груди, раскалилось и я почувствовал, как из моего тела выдернули душу. Мою душу. И почему после этого я услышал усталый издевательский смешок Лехи? Возможно потому, что меня принесли в жертву демону? Что же, он имеет право смеяться, подстраховался, гад. Интересно, что они сделают, когда поймут, что я одарен богом?
  
Глава 2: Демон и Слияние.
  Отрывок из работы Каа Тау-лоа:
  'Зарождение Парящих Земель'.
  В народе их называли по-разному. Кто-то поклонялся им подобно богам, приносил дары и возносил молитвы. Другие резали на алтарях младенцев и устраивали оргии, считая воплощениями зла. В сущности правы были и те и другие, правда по своему и не всегда до конца...
  Мне точно известно, когда эти поистине величайшие сущности, истинные хозяева этого мира, поддерживающие гармонию, или же разрушающие ее появились здесь. А главное, как, кто и зачем, создал столь противоположных друг другу, не совместимых и в самых страшных снах существ.
  Все началось в тот момент, когда древняя мать, Пустота обозлилась на свое первое творение, посмевшее слишком сильно возгордиться. Породив Второе дитя оно натравило его на Первое, пребывавшее до этого в Первозданных землях. И в миг, когда Вечное Противостояние только вступило в первую свою фазу, заставив тот мир расколоться на части, больше известных нам как Парящие земли, на земли пролился благодатный кровавый дождь из ихора Детей.
  И в это время, там, на рушащейся земле сражалось десять величайших людей, тех времен. Их человеческие имена были забыты, заменившись теми, что они получили после обращения. Кровь Детей изменила их сущность, возвысив и превратив в нечто новое, не существовавшее ранее. Да, именно так и возникли Десять Божественных Зверей.
  Первые пять, тех, что приняли в себя светлый дар, обратились в прекрасных с виду и в сути созданий, бесконечно мудрых сильных, став светлыми Богами.
  Вторая часть, искушенные мраком и разрушением, исковеркали себя, став мерзкими и уродливыми тварями, безумными и вечно голодными, способными сеять лишь хаос и разрушение в мир, став темными Богами.
  Но и Творец, не в силах выдержать разрушения его лучшего творения, вскоре решил покинуть этот мир, вернувшись в лоно матери. Разрушитель ведомый безумием ушел в след за ним, на последок окончательно раскидав острова друг от друга. А их невольные слуги остались, продолжив, чисто ради забавы, скорее всего, ну и ради власти естественно, схватку.
  Как раз в те времена был разрушен один из континентов, Ромон. Если чуточку точнее, то с него просто напросто было стерто все живое, а мировые потоки при этом сильно искажены. По сказаниям, а так же с личных слов, этот удар нанесла Смайруг, птица ветров. Она воспользовалась родовым умением, вобрав в себя одновременно все сильнейшие атаки своих 'братьев' и 'сестер', подпитала своим, и немножечко 'не рассчитала мощи'. Так и погибло первое поколение Божественных Зверей, их просто обратило в пыль вместе с остальными.
  Столь казалось печальное событие, как уничтожение величайших существ и последовавшая следом эпоха раздора и хаоса, тем не менее оказала благоприятное влияние на Земли. Именно в эту эпоху, смогли поднять свою голову и возвыситься над простыми смертными, такие люди как первый император, Гун Наг-тее, основавший род, клан и страну, что существуют и посей день. В ней собственно родился и я, но это уже мелочи, не относящиеся к сути.
  Вторым из Троицы Богоизбранных, так напыщенно их именуют в исторических рукописях придворные писцы, заслуженно как по мне, был князь Лойтвер ми Тувее. Сын обычной служанки и мелкого дворянина, он обладал неограниченными амбициями, и ограниченными финансами. Но его пиратская вольница, первая в своем роде, стала самым большой угрозой в небесах, до сих пор безраздельно правя в захваченных архипелагах Гноссо и Муссо.
  Основанный на них город - Талиберлия, одним своим названием приводит в ужас всех купцов. Непреступная крепость, за века били множество попыток взять ее штурмом и даже осадой, но в итоге, ни одна армия так и не вернулась назад, возведя над теми землями столь мистический ореол.
  От себя же добавлю, что здесь нет ничего такого уж мрачного, лишь немного напрягает кладбище кораблей. Учитель же здесь вообще пользовался непререкаемым авторитетом и уважением, насколько это было возможно по отношению к демонологу.
  И, конечно же, не стоит забывать о его двоюродном брате, по матери, вероятно, в нее оба и пошли характером. Этот малый, рожденный от целого принца, был законным бастардом, еще более ушлым, амбициозным и обеспеченным в средствах, чем старший. Не удивительно, что теперь имя Кордо ми Ранд, по прозвищу Крыса, произносят с глубочайшим почтением и уважением. Тот, кто сумел в этом хаосе сколотить свой собственный отряд верных наемников, а чуть позже и вовсе захватить все земли второго, меньшего по размерам, но более уцелевшего континента Кромон, достоин этого. Кордо Милосердный, так звали первого из королей династии Ранд.
  И все же история Десяти на этом не закончилась, сущности такого порядка не умирают просто так. Хотя бы из-за множества собственных последователей. Откуда они? Помимо выживших не иначе как чудом слуг и рабов, по-прежнему продолжавших приносить прану собственной верой, были и совершенно новые последователи. Такова уж суть людей, они мечтают о могуществе из ничего, подобные им, в зависимости от мировоззрения основали множество различных орденов и культов вроде Культа Паука. Под конец эпохи хаоса их численность достигла почти восьми сотен, а некоторые правитель даже поддерживали их, в надежде упрочить свое влияние. И это сыграло решающую роль в возвращение Божественных Зверей.
  Первой к жизни вернулась худшая из зол, Птица Бурь, Леди Разрушений, Ненасытная Пожирательница - дева Смайруг. Родилась та на вновь заселенном людьми Ромоне, в семье простых триоников, этой давно вымершей расы повернутых на создание механизмов. В момент пробуждения, тело твари не достигло и десятилетнего возраста, это обязательна черта для всех Зверей. Еще одна, это сила, девочка достигла по мощи верхних ступеней ранга Мастера, почти перейдя на следующую.
  Мне повезло, и в библиотеке Талиберлии, представилась возможность прочесть дневник очевидца тех событий, капитана по прозвищу Пьяный Джо. Тот как раз в тот день грабил небольшое поселение любителей техники, и по началу не обратил внимание на крики насилуемой, пускай и сильной, но все же соплюшки. До тех пор, пока те не сменились диким криком и завываниями пирата, лежащего на ней, туда ему и дорога, если честно, надеюсь первым ему оторвало член... Не люблю насильников, уж простите.
  А вот дальше... Уж лучше вставлю цитату:
  'Юнга, чтоб его драли черти в бездне, влетел в небеса, плеская вокруг кровью и требухой. Там его порвало, словно карог плод миг*, забрызгав нас окончательно. А дальше девка встала, но в нее словно бы демон вселился! Глазища все черные, не глянешь без трясучки в ногах, на лицо оскал и смех... Безумный как смех баку**, он заставил меня сбежать к шлюпке и сваливать к чертям с острова. И правильно, ведь помощника, эту крысу проклятую, тварь сожрала, только тот мечем на нее замахнулся! Просто раз, и крылья, незнамо, когда выросшие, разрезали его пополам, он и пикнуть не успел...'
  В целом записи довольно хаотичны, но учитель сумел выделить главное, при своем возрождении, Зверь стягивает всю окрестную энергию, причем и из накопителей, только не так быстро. Накачивает свое тельце до ауры Бога, попутно поглощая любую органику в округе, включая людей. Сам Кастель, описывает что при виде подобного он обмочился, после критического истощения камней гравитации поседел, а улетая, дал себе зарок насильников в команде не иметь. Правильно как по мне.
  В ту же неделю Ромон был вновь стерт до основания, трионики исчезли как вид, оставив после себя лишь несколько самых великих изделий. Сама же Смайруг свила себе гнездо, обосновалась на месте бывшей столице, объявив себя 'Королевой монстров'. Опорой власти стали громадное количество миньонов и три верных генерала, созданных или присоединившихся к ней.
  Но вам, наверное, уже не терпится узнать, что же из себя представляет сама Смайруг и ее слуги? Что же, я как участник и наблюдатель охоты и уничтожения Зверя, с радостью поделюсь этим с вами. Без всяких тайн и загадок, свойственных предкам, да храни их Творец.
  Первым на вашем пути к логову предстанут ее слуги, орда монстров, что и дали Ромону название 'континент монстров'. Здесь ползают такие твари... Если бы не сила учителя, я не прошел бы и пары десятков километров в глубь. Но чувствуя на своем пути Бога, мелочь предпочитала разбегаться.
  Так что реальными противниками стали только генералы этой самой Смайруг, вставшие на защиту своей госпожи...
  ***
  Мое пробуждение несло с собой сразу несколько пре неприятнейших вещей, на подобии жутко чесавшихся лопаток - такое ощущение, словно из них лезли наружу крылья, прорастая кожу насквозь. Это потихонечку сводило меня сума, своей постоянностью и невозможностью почесать зудящие места. Причиной это был второй неприятный факт, мое ограничение личной свободы и возможности перемещения в пространстве. Видно демоны не были демократами, и не знали, что заключать военнопленных в жутком, фонящем эманациями боли и смерти кристале, вплавляя в тот все, кроме головы, не слишком законно. Так или иначе я висел в этом кроваво-красном, абсолютно не прозрачном камне вниз головой, наблюдая не веомые до селе пейзажи.
  Что из себя они представляли? Очень занимательную картину, не каждый день человек может увидеть нечто подобное, совершенно не человеческое. Да, великолепная стена, из кирпича! Очень необычного, смею заметить кирпича, темно фиолетового, в черных прожилках, с красным налетом на том, вероятно мох или местная плесень.
  Что здесь необычного? Да ничего такого, просто напросто меня нагнало осознание смерти, напрасной смерти дела всей жизни, лучшего друга и под конец меня! Прекрасные перспективы, не находите?
  - Вот так и разбиваются мечты. - мой голос оказался чертовски хриплым, и причинял горлу боль, я словно бы вдыхал не воздух, а раскаленный песок. - Всего то и нужно было заполучить жертвенное копье в брюхо. - из груди вырвался сдавленный кашель-хрип, а сознание отстраненно заметило небольшую податливость, и видимо некую разумность материала, на мгновение облегчившего давление. - Пожалуй это худшая из всех задниц, в которую ты вгонял меня, дружище.
  Ответом на такую привычную жалобу было такое же привычное молчание. Слишком уж редко мы виделись, при этом, слишком часто я разгребал за ним проблемы. Вот только в этот раз... В этот раз уже не будет так просто...
  Несколько минут было потрачено на составление возможного плана побега, что вполне закономерно закончилось провалом, не с моими знаниями в демонологии лезть сюда. Все слишком уж специфично, а с моим перекосом в сторону пути Разума...
  Последнее всколыхнуло некую надежду, ведь я умер, отвязался от своего физического тела, вряд ли демоны стали заморачиваться с бесполезной для себя физической оболочкой. Это может значить... Нет, нужна проверка, и срочная. В полную неподвижность меня уже погрузили, душевное равновесие можно нагло игнорировать с моим-то опытом, а концентрация дело привычки. Так что настало время посетить мой внутренний мир.
  Прикрываю веки, стремясь собраться в одной точке, желательно в груди или в голове. Настоящие мастера, виртуозы этого дела вроде йог могут и в соседней роще сконцентрироваться, мне предпочтительнее не выходить из собственной ауры. Да и еще окружающий мир...
  Точка, неожиданно даже для меня начинает дрожать, и раскрывается, открыв проход в мой внутренний мир. Каждый раз, любуясь на это образование. Больше всего оно напоминает миниатюрную черную дыру, этакая воронка из жидкой тени, с плещущимися в ней искорками света. Если долго смотреть, можно разглядеть, что эти искорки не однородны, и каждая соответствует своему пути, различаясь в оттенках, размерах и даже формах.
  - Что-то я слишком рассеянный. - встряхиваюсь, скидывая с себя наваждение. - Видно дух действительно в слишком плохом состоянии, раз на меня стол просто повлиять.
  Собравшись с мыслями, тянусь туда, к центру воронки, проскальзывая в глубь, затаив при этом дыхание - рефлексы тела здесь все еще сильны. А вот уже там...
  Меня наполняет аромат моря, той самой едкой соли, что остается после купания. Водорослей, выброшенных штормом и подгнивающих на пляже. И конечно запахом миндаля - именно с ним в моем разуме связан образ бесконечных морских пляжей.
  Да я и сам оказываюсь на пляже. Таков и есть мой внутренний мир, песчаный морской пляж, где слышен звук волн, но при этом нет воды. Лишь висящий в бескрайней пустоте гигантский комок песка. И семь каменных врат, окруживших меня, безмолвные гиганты, закрытые и опечатанные множеством цепей. Они ломают мою последнюю надежду на удачный исход дела - если нет источника энергии, нет и заклинаний.
  - Вот и все. - здесь я выгляжу так, словно бы мне все еще двадцать лет. - И вы меня предали, даже ты, мой друг. - взгляд сфокусировался на Разуме, моем верном спутнике все эти годы. - Что же, видно это судьба...
  
  
  *карог плод миг - один из южных фразеологизмов, буквально значащих 'порвал в клочья'. Карог - крупный грызун, обитающий в джунглях. Миг - небольшой орех, с очень плотной оболочкой. При поедании первым последнего, происходит 'схлопывание' оболочки, в результате чего та превращается в кучку щепок, а ядрышко съедается зверьком.
  **баку - вид мелкой южной обезьяны. Знаменит своим 'смехом безумца', по легендам призывающим дьявола.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"