Петрен: другие произведения.

Раг Нар Роог 39 - 53

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Справа от линии горизонта в плотном дугообразном строю стояли воины, в серых доспехах и крылатых шлемах, они ощетинились пиками и прикрылись прямоугольными щитами. Напротив, слева от линии горизонта в абсолютно точном и строгом неподвижном строю ждали воины мрака, в черных плащах с широкими капюшонами, закрывающими лица, в руках блестели длинные двуручные мечи. Небо сотрясали серые и черные всполохи.

  39
  
  В 7:30 утра сонные Олег, Кирилл и Юра слушали доклад "следопыта"...
  
  Петрович, в отличие от более молодых собеседников сохранял бодрый вид и сейчас энергично рубил рукой воздух, перечисляя необходимые в походе амуницию, провиант, оборудование и прочие бесконечно скучные вещи. На столе перед ним лежала тетрадка в клеточку. Периодически он сверялся с аккуратными рядами слов и цифр.
  
  - Сами не дотащим, нужен транспорт, - резюмировал он.
  
  Все посмотрели на Олега: он один знал место назначения.
  
  - На машинах туда не доберёшься, - подтвердил Олег общие опасения, - может вездеходы?
  
  - Есть экологический вариант - олени
  
  От такой неожиданной новости как рукой сняло сонливость. Общество вновь посмотрело на Олега. Он ничего не ответил, но кивнул, дав понять, что идея пришлась к месту...
   Ему нравились эти животные. Проезжая мимо гостиницы "Арктика", он с удовольствием наблюдал, как благородные существа неспешно катали маленьких мурманчан, храня обстоятельное северное спокойствие.
  
  - Нужен ещё один сотрудник, - продолжал Петрович, - пастух.
  
  - Истинная, правда, сейчас многим животным нужен пастух! - усмехнулся Кирилл.
  
  - Слышал, с дамой-телохранителем у вас не получилось, - Петрович чувствовал себя в деле как рыба в воде, и теперь высказывал мнение по любому поводу, - её не устроил гонорар? Для дамочек у Вас иные ставки?
  
  При этих словах Юра лихорадочно полез в портфель, вытащил пухлый конверт и сильно хлопнул себя по лбу.
  
  Уголки тонких губ Кирилла, сложились в ухмылку.
  
  - Гусары денег не берут...
  
  - Подумаешь, перепутал деловое предложение с непристойным, - произнес Олег со свойственной ему невозмутимостью.
  
  - У меня фобия теперь на валькирий...
  
  - Я позвоню ей сам, - сказал Олег, - давай конверт.
  
   - Ладно, - согласился Юра, - вот такой рубец на сердце...
  - Кстати, о здоровье, - опять вставил мнение Петрович, - нужен врач и запас медикаментов. Поход запланирован "боевой", возможны колотые и рваные раны, не говоря уже о пищевых отравлениях и обострении хронических болячек.
  
  - Ой, - только и сказал Юра. Рваные раны не вписывались в его картину мира, - Может заменим Рагнарёк на взятие Македонским гарема Дария? Чем не сюжет?
  
  ***
  
  40
  
  Справа от линии горизонта в плотном дугообразном строю стояли воины, в серых доспехах и крылатых шлемах, они ощетинились пиками и прикрылись прямоугольными щитами.
  
  Напротив, слева от линии горизонта в абсолютно точном и строгом неподвижном строю ждали воины мрака, в черных плащах с широкими капюшонами, закрывающими лица, в руках блестели длинные двуручные мечи.
  
  Небо сотрясали серые и черные всполохи.
  
  ...справа от окна в кресле сидел Зодиак в светло-серой футболке, напротив, слева от окна, расположилась Лиля в черной летней футболке-толстовке с накинутым на голову капюшоном. Оба подготовились к встрече и теперь гадали, видит ли собеседник призрачных воинов в истинной реальности?
  
  Молчание затягивалось. Зодиак демонстрировал равнодушие. Лиля - нетерпение. Она торопилась. Было много дел.
  
  - Основание снятия проклятий?
  
  - Есть такая профессия - людям помогать, - усмехнулся Зодиак, - несу высокую миссию душевного исцеления страждущим.
  
  - Без согласование?
  
  Зодиак закатил глаза.
  
  - С закатными?
  
  - Снятие проклятий без санкции: преступление.
  
  - Из "Серых" в Мурманске только я. Особые случаи решает дуумвират...
  
  - Сейчас придумали? Никакого дуумвирата! Я полномочный представитель закатных!
  
  - Можем решить вопрос прямо сейчас? - произнес Зодиак, не скрывая насмешливого тона.
  - Подоходный налог - двадцать восемь процентов.
  - Крышуете? Бездарно... - Зодиак фыркнул, встал, давая понять, что встреча закончена, - даже кофе не попьёте?
  
  - Спасибо, я сыта.
  
  - Я Вам расскажу, где спряталась дверь.
  
  - Пожалеете...
  
  - Идите к чёрту! - гаркнул Зодиак, но тотчас столь же резко сменил тон:
  
   - Я правильно указал адрес?
  
  Лиля промолчала, растягивая паузу до 140-го такта, затем улыбнулась и почему-то шепелявя, произнесла:
  
  - Из окошка квартирки-студии виден собор Святой Анны?
  
  Загремел боевой рог. Воины перестраивались перед атакой.
  
  Как в кино, неожиданно и предсказуемо, между армиями появился рыцарь в простых кожаных доспехах, взмахнул фалькатой примотанной к руке скотчем и буднично заявил:
  
  - Всем спасибо, все свободны!
  
  Лицо рыцаря показалось знакомым. Лиля видела его недавно, а Зодиак давно, год назад, спрашивал у него дорогу к Летнему саду.
  
  
  Лиле стало дурно. Зодиак едва успел перехватить ее, спасая от сильного удара головой об острый угол трельяжа. На этом галантность закончилась. Не стесняясь, он перехватил ее правой рукой под грудь...
  
  ...рыцарь показал Зодиаку, в какой стороне находится летний сад, и это последнее, что увидел колдун, перед тем как потерять сознания...
  
  Колдун и ведьма лежали на ковре. Изо рта Лилии тянулась нитка слюны в открытый и бессмысленный глаз Зодиака.
  
  
  
  ***
  
  41
  
  Олег жарил яичницу и варил кофе.
  
  - Эти блюда требуют особой сноровки, - заметил Кирилл, - глазунья имеет тенденцию пережариваться, кофе - стремительно сбегать. Только проворный Ярл способен справиться с ними одновременно.
  
  - Ярл... - задумчиво произнес Петрович неизвестное слово, - хм! Красиво звучит! Кстати, о еде. Чем бравые северяне намерены питаться?
  - По грибы, по ягоды, на рыбалку, - скороговоркой выпалил Юра.
  - Не до грибов вам будет, не до грибов, - снял с языка Петрович известный анекдот.
  - Почему ВАМ? - прицепился к фразе Юра, - Вы что, товарищ капитан, в тылу отсидеться планируете?
  - Я моряк.
  - Адмирал Нахимов мог сражаться и на суше, - не без ехидства ответил Юра, - умело организовал оборону Севастополя и геройски погиб, защищая город...
  
  Где-то бабахнуло, ухнуло, запахло морем и дегтем.
  
  - Павел Степанович искал смерти, потому что не смог пережить затопления Черноморского флота, - прояснил ситуацию Петрович, - его нашла пуля-дура по взаимному, так сказать, согласию. Мы, военные люди, лучше других знаем, когда стоит ввязываться в бой, когда нет. В битву пойдёт тот, кто хочет в ней участвовать.
  
  - Кто обещал такой либерализм? - не унимался Юра.
  
  - Ярл, - повторил Петрович новое слово.
  
  Олег кивнул, раскладывая глазунью по тарелкам.
  
  - Петрович прав. На собирательстве долго не протянешь, - поддержал следопыта Кирилл.
  - Нужен толковый кок, способный заботиться о провианте, кормить в походе уставших туристов и в случае необходимости приготовить из говна конфетку, ну или суп из топора, - продолжал Петрович.
  
  - Опять пугает! - ерничал Юра, - колотые раны, теперь голод. Какие еще персонажи нужны в спектакле?
  - Парочку настоящих воинов, чтоб тебя, дуралея, научили мечом вертеть, - парировал Петрович, - подсобных рабочих: ставить палатки и помогать на кухне, ну и одного мента, конечно.
  
  - ?!!! - хором спросили все трое.
  
  Следопыт хитро прищурился, держа эффектную паузу:
  
  - А вы решили "замутить", как говорят в среде просвещенной интеллигенции, масштабный проект без "крыши"?
  
  - Спорно, но верно, - согласился Кирилл, - кстати, о демократии. Пошли, Петрович, туда, где её нет, тебя ждет контракт и расходно-кассовый ордер. У нас всё как ты любишь - "по уставу".
  
  Снова бабахнуло, ухнуло, запахло морем и дегтем.
  
  
  
  
  
  
  
  
  ***
  
  42
  
  Молодой человек перевесил татуированный торс через перила балкона. Нарочито громко с отхаркиванием плюнул на автомобиль. Убедился, что бледно-зеленая жижа обильно растеклась по лобовому стеклу, и удовлетворенно хмыкнул.
  
  "...нечего ...ться на газоне..." - подумал парень про себя, но видимо, так громко, что стайка чахлых голубей быстро улетела.
  
  
  Выкурив утреннюю сигарету, он вошел в комнату и лег под штангу. Спорт и курение не мешали друг другу. Запас здоровья огромен. Закончив качаться, он взял в руки полированную черную биту. Самое выгодное вложение, сделанное за двадцатилетнюю жизнь.
  
  Он называл себя наемником. Придумал подкупающий оригинальностью псевдоним - "Меч". Заказал татуировку с изображением щита на спине и двуручного меча с широкой крестовиной на груди. Но знакомые звали его "Крестом".
  
  "Крест - тоже неплохо!" - согласился он, несмотря на то, что от нового имени несло дешевой блатавней.
  
  Парень закружился по комнате, нанося и отражая воображаемые удары. Он мог так "вальсировать" часами, в дикой, первобытной пляске во имя Воспитательницы, знакомство с которой сыграло определяющую роль в жизни. Она также заботилась о его интеллектуальном развитии, приносила книги. Читать Крест не любил, но исправно выполнял указания наставницы из глубокого уважения и нежелания ее расстраивать. От первого занятия он никогда не уставал, и мог фехтовать битой пять-шесть часов подряд, а книгам уделял от силы два часа, а когда наступало свободное время, тратил его на японские мультфильмы или томился бездельем в ожидании заданий. Воспитательница умела примечать и развивать таланты подопечных, ведь природа наделила Креста ярким дарованием - виртуозно калечить и убивать людей.
  
  Он в сотый раз отогнал от себя сладкое искушение помочь соседу за малую денежку сломать руку одному фрилансеру, который подвел со сроками. Самостоятельно брать заказы запрещала воспитательница.
  
  Мультфильмы надоели. Пришлось взять в руки книгу открыть на середине и прочитать:
  
  2+3+? = 5
  
  ***
  
  43
  
  Ехали в аэропорт провожать Романа с семьей.
  
  - Следопыт не хотел расписываться кровью, - рассказывал в машине Кирилл, - решил, что ему предлагают продать душу дьяволу.
  - Как ты его убедил? - поинтересовался Юра, - Вы были наедине недолго и философских диспутов не вели.
  - Вульгарные коммерческие аргументы.
  - И сколько их понадобилось? - снова полюбопытствовал Юра.
  - Три. Во-первых, он согласился с тем, что в наше время с потерей морально-нравственных ориентиров душа стала уцененным товаром и спросом не пользуется. Во-вторых, отказ подписать контракт, таким образом, влечет за собой его расторжение принятое ранее в устной форме, и подразумевает возвращение аванса без вычета оказанных услуг. И, в-третьих: слава мега-проводника, организатора легендарных исторических реконструкций это не только уникальный маркетинг, но и постоянный источник дохода, который можно передать по наследству, я знаю, как это сделать, но раскрыть чудо-информацию до выполнения всего комплекса работ не смогу по этическим соображениям...
  
  В аэропорту царила характерная суета. Кирилл и Юра тащили тяжелые чемоданы: семья Ткачевых подготовилась к трехнедельному отпуску основательно. Олег нес на руках Романа-младшего. Мальчик в дороге обычно капризничал, а здесь увлеченно слушал дядю Олега. "Нашли друг друга любители сказок", - думал Роман. "Понимать язык ребенка - особое искусство, присущее далеко не каждому", - думала его супруга, наблюдая как Кирилл, делает селфи вместе с Олегом и наследником.
  
  Семейство прошло регистрацию. Все по очереди обнялись, Ткачевы направились на посадку.
  - Кстати, Вы, где остановитесь? - спросил Кирилл.
  - Отель Лангедок, - ответила жена Романа.
  - О! Я, кажется, знаю настоятелей этой гостиницы: бывал там проездом, - ответил Кирилл, - мадам де Клер-Сен, просто очаровательна. Женщина с истинно французским шармом. Вы, кажется, туда едете не первый раз?
  - Третий, - задумчиво произнес Роман.
  - Понимаю, почему вас туда тянет. Трудно не ощутить силу загадочного замка и не подпасть под обаяние хозяев отеля Лангедок. А как вам господин де Клер-Сен?
  - С ним мы еще не знакомы, - несколько смущенно ответил Роман.
  - Обязательно познакомьтесь, - порекомендовал Кирилл, - уникальный человек. Краевед, большой знаток истории средних веков, меценат. Ну ладно, всем приятного отдыха. Пока.
  
  Олег повел друзей на второй этаж аэропорта отведать вкуснейших бутербродов с семгой и запить их украинским сбитнем.
  - Мы, Олег, думаю, не будем проявлять солидарность с Юрием Сергеевичем, который за рулем, и закажем себе по пару бокалов Кольского, в дополнении к предложенному отвару. И совсем не в наказание, как сейчас думает один из нас, хотя и стоило, наверное, напугать Валькирию донжуанскими замашками, что она не стала даже по телефону говорить с корректным Олегом.
  - Я попробую еще раз, - сказал Олег.
  - Теперь моя очередь, - без претензии ответил Кирилл.
  - Счастья тебе, - проворчал Юра.
  - Займитесь разнорабочими, копьеносцами и прочими кнехтами.
  - А колдун? - поинтересовался Юра.
  - Сам найдётся, - ответил Кирилл, - как в том анекдоте: "Ищем ясновидящих и предсказателей. Оплата сдельная. Обращаться сами знаете куда".
  - А повар, оленевод? - не унимался Юра.
  - Тема Петровича, - парировал Олег, - найдёт.
  - Что-то у нас с кадрами не складывается, - не весело произнес Юра, поглядывая на друзей, пьющих пиво.
  - На моей памяти ни разу не было, так чтобы не было никак, - возразил Кирилл,
  
  - Надо же, он знает Клер-Сенов, - покачала головой супруга Романа, пристегивая ремень безопасности, - совпадение?
  - Не думаю, - ответил Роман.
  - А что, тогда?
  Роман промолчал. Жена с ним согласилась.
  
  
  * * *
  
  43
  
  Ехали в аэропорт провожать Романа с семьей.
  
  - Следопыт не хотел расписываться кровью, - рассказывал в машине Кирилл, - решил, что ему предлагают продать душу дьяволу.
  - Как ты его убедил? - поинтересовался Юра, - Вы были наедине недолго и философских диспутов не вели.
  - Вульгарные коммерческие аргументы.
  - И сколько их понадобилось? - снова полюбопытствовал Юра.
  - Три. Во-первых, он согласился с тем, что в наше время с потерей морально-нравственных ориентиров душа стала уцененным товаром и спросом не пользуется. Во-вторых, отказ подписать контракт, влечет за собой его расторжение принятое ранее в устной форме, и подразумевает возвращение аванса без вычета оказанных услуг. И, в-третьих: слава мега-проводника, организатора легендарных исторических реконструкций это не только уникальный маркетинг, но и постоянный источник дохода, который можно передать по наследству, я знаю, как это сделать, но раскрыть чудо-информацию до выполнения всего комплекса работ не смогу по этическим соображениям...
  
  В аэропорту царила характерная суета. Кирилл и Юра тащили тяжелые чемоданы: семья Ткачевых подготовилась к трехнедельному отпуску основательно. Олег нес на руках Романа-младшего. Мальчик в дороге обычно капризничал, а здесь увлеченно слушал дядю Олега. "Нашли друг друга любители сказок", - думал Роман. "Понимать язык ребенка - особое искусство, присущее далеко не каждому", - думала его супруга, наблюдая как Кирилл, делает селфи вместе с Олегом и наследником.
  
  Семейство прошло регистрацию. Все по очереди обнялись, Ткачевы направились на посадку.
  - Кстати, Вы, где остановитесь? - спросил Кирилл.
  - Отель Лангедок, - ответила жена Романа.
  - О! Я, кажется, знаю настоятелей этой гостиницы: бывал там проездом, - ответил Кирилл, - мадам де Клер-Сен, просто очаровательна. Женщина с истинно французским шармом. Вы, кажется, туда едете не первый раз?
  - Третий, - задумчиво произнес Роман.
  - Понимаю! Трудно не ощутить силу загадочного замка и не попасть под обаяние хозяев отеля. Как вам господин де Клер-Сен?
  - Мы еще не знакомы, - несколько смущенно ответил Роман.
  - Обязательно познакомьтесь, - порекомендовал Кирилл, - уникальный человек. Краевед, большой знаток истории, меценат. Ну ладно, всем приятного отдыха. Пока.
  
  Олег повел друзей на второй этаж аэропорта отведать вкуснейших бутербродов с семгой и запить украинским сбитнем.
  - Мы, Олег, думаю, не будем проявлять солидарность с Юрием Сергеевичем, который за рулем, и закажем себе по пару бокалов Кольского, в дополнении к предложенному отвару. И совсем не в наказание, как сейчас думает один из нас, хотя и стоило, наверное... так напугать Валькирию донжуанскими замашками, что она не стала даже по телефону говорить с корректным Олегом.
  - Я попробую еще раз, - оправдался Олег.
  - Теперь моя очередь, - без претензии ответил Кирилл.
  - Счастья тебе, - проворчал Юра.
  - Займитесь разнорабочими, копьеносцами и прочими кнехтами.
  - А колдун? - поинтересовался Юра.
  - Сам найдётся, - ответил Кирилл, - как в том анекдоте: "Ищем ясновидящих и предсказателей. Оплата сдельная. Обращаться сами знаете куда".
  - А повар, пастух? - не унимался Юра.
  - Тема Петровича, - парировал Олег, - найдёт.
  - Что-то у нас с кадрами не складывается, - не весело произнес Юра, поглядывая на друзей, пьющих пиво.
  - На моей памяти ни разу не было, так чтобы не было никак, - возразил Кирилл,
  
  - Надо же, он знает Клер-Сенов, - покачала головой супруга Романа, пристегивая ремень безопасности, - совпадение?
  - Не думаю, - ответил Роман.
  - А что, тогда?
  
  Роман промолчал. Жена с ним согласилась.
  
  
  * * *
  
  44
  
  Лейтенант Иванова цокала каблучками новых итальянских туфель по перрону мурманского вокзала и почему-то чувствовала себя крайне неловко. Оделась по-деловому: юбка-карандаш, белая блузка, темно-серый пиджак. Всё это было неуместно среди путешествующей публики, облаченной в джинсы-шорты-футболки-кроссовки.
  Пиджак чересчур притален, сковывал движения, вдобавок очень хотелось мороженого в этот редкий жаркий летний денек. Настроение не складывалось.
  
  Она получила письмо на связной электронный адрес, о котором знал только Куратор. Иванова логично связала этот факт со своей запиской в аналитический центр МФ. Обрадовалась и напряглась одновременно.
  
  Поезд медленно вкатывался на вокзал.
  
  Лейтенант думала, как все-таки мало знает о специфике деятельности МФ. В ее голове снова зазвучали слова импозантного Куратора:
  
  "Шпионаж, терроризм, борьба с оппозицией - не наш профиль, для этого есть другие. Мы отвечаем за энергетическую безопасность страны. Опять-таки, нефть, газ, атом, нас не касаются (и почему-то вздохнул). Сфера приложения наших сил - иные виды энергии".
  Сейчас, вероятно, ей представилась возможность погрузиться в работу намного глубже. На практике. И, быть может, после двух лет работы офицером связи и аналитиком ей улыбнется удача стать полевым агентом. Быстрый путь к источникам информации. К олимпу.
  
  Поезд остановился, двери раскрылись, и лейтенант, задыхаясь от волнения, приготовилась к встрече. На перрон выходили обычные люди и следовали мимо нее.
  
  Неожиданно ей на руки рухнуло тело, она едва не упала.
  
  - Врача! Человеку плохо! - услышала собственный крик.
  
  На "курсах повышения квалификации" ее учили действовать интуитивно, мгновенно принимать правильное решение, и... оказывать первую медицинскую помощь. До встречи с резидентом у девятого вагона оставалось 23 минуты. Поезд пришел раньше расписания.
  
  Оставалось время на гуманность.
  
  Ей пришлось, сопроводить дедушку в медпункт вокзала, когда тот уже пришел в себя, и катить за собой его клетчатую хозяйственную сумку на колёсиках...
  
  Медработники вышли для оформления документов, и лейтенант ненадолго осталась со спасенным пассажиром наедине. Она посмотрела на часы. До встречи оставалась шесть минут. Успеет.
  
  - Питер, - устало прошептал пассажир.
  - Мурманск, - автоматически ответила она.
  
  И не удивилась совсем.
  
  Пароль и отзыв.
  
  В ответ на ее взгляд он произнес:
  
  - Действительно плохо.
  
  И затрясся мелкой дрожью, обхватил руками туловище.
  
  Дедушку стошнило.
  
  Запах нашатыря, отказ от госпитализации, извинения...
  
  На выходе из медпункта резидент посмотрел на нее стальным взглядом голубых, совсем не старых глаз, и спросил:
  
  - Тебе плохо?
  
  - Никак нет.
  
  - Чистый лист, - произнес он тихо, но она услышала, - Я тебя найду.
  
  Спрятал пронзительный взгляд, ссутулился, обмяк, превратившись в усталого от жизни старика, и заковылял к троллейбусной остановке.
  
  Перспективы карьерного роста скукожились, как фигура уходящего в мурманское марево пенсионера. Тем не менее, ей удалось оказаться в нужное время в нужном месте. Это если разобраться и есть удача.
  
  "Это не резидент" - обожгла лейтенанта догадка.
  
  * * *
  
  45
  
  ...ключ в замок своей квартиры и услышала сзади:
  
   - Что же вы, от клиентов бегаете?
  
  Нарочито медленно обернулась, готовая в любую минуту отреагировать.
  
  В полумраке подъезда увидела на безопасном расстоянии насмешливые глаза в очках. Или он не дилетант в деле слежки, или она настолько потеряла навыки, что смогла заметить человека за спиной, только когда он сам себя обнаружил.
  
  Секундная растерянность мгновенно сменилась решимостью. Сразу догадалась, с чем связан визит.
  
  - Между клиентом и идиотом большая разница, - произнесла она тем же тоном, которым в кафе посылала Юрия Сергеевича.
  
  - В миру и те и другие пользуются одинаковыми правами и свободами, - парировал очкарик, - в частности, свободой слова, если дать возможность реализовать эту свободу даже клиенту - идиоту, то умный человек имеет шанс разобраться, какая ипостась ему присуща в большей степени, и не промахнуться, ведь цена ошибки равна упущенным возможностям.
  
  Он приложил руки к левой стороне груди:
  
  - Тут аванс, о котором забыл упомянуть дон Жуан, сраженный Вашей красотой, у нас к Вам исключительно деловое предложение. Я, кстати, принимаю приглашение на чашку кофе, обсудить условия работы.
  
  - Я не могу пустить вас в квартиру.
  
  Она поняла, что ее не слышат. Визитер разглядывал немытое окно лестничной клетки:
  
  - Не следует обращаться с ложью так вольно. Вы не замужем, детей нет, живете с мамой. Она сейчас поёт в хоре с забавным названием "Хибиночка" и будет не раньше, чем через полтора часа.
  
  - Вы Кирилл? - спросила Валентина, поворачивая ключ в замке.
  
  Гость ответил грациозным кивком головы:
  
   - Наш друг Юрий Сергеевич, весьма разговорчив, не держите на него зла, он хороший.
  
  Пятнадцать минут спустя Кирилл сидел за столом в кухоньке и заканчивал монолог совсем другим тоном:
  
  - Всё, что Вам сказал Юрий - правда. Несмотря на кажущуюся нелепость. Ваш объект охраны - Олег.
  
  - Подчинение?
  
  - Оперативно - Олегу, функционально - мне.
  
  Хотела услышать что-то вроде "видите, как просто принимать правильные решения", но не услышала. Кирилл был уверен в ее согласии заранее. Это кольнуло самолюбие, но стиль диалога не изменило.
  
  - Сложности?
  - Не исключено.
  - Аванс понятен. Ставка?
  
  Кирилл нарисовал на салфетке две цифры:
  
  - Суточные и бонус по результату. И вишенка на торте: я познакомлю вас, с двумя московскими клиентами, на первое время хватит, чтобы раскрутить бизнес, а потом... стоит ли говорить, что выполнение этого контракта повысит ваш авторитет и предоставит широкие возможности.
  
  Кирилл поправил занавеску:
  
  - Валентина, теперь если я попрошу Вас попрыгать, что ответите?
  
  - Сколько раз?
  
  - Отлично. Через два часа по этому адресу.
  
  Уже в прихожей ее зрачки обжег холодный взгляд:
  
  - И никому не дайте зайти вам за спину!
  
  Валентина не питала иллюзий относительно серьезности намерений как всего человечества, так и отдельных его представителей. Пройдут годы, но она так и не ответит себе на вопрос, почему сразу и безоговорочно поверила странному очкарику, но будет вспоминать этот день, как самую большую удачу...
  
  Все это будет потом, а сейчас она написала записку маме, положила ее на стол возле пухлого конверта с авансом, из которого выложила небольшую сумму для себя на текущие расходы.
  
  Пока она быстро, но без суеты, собирала вещи в спортивную сумку, на кухне медленно остывал кофе. Визитер так и не притронулся к чашке.
  
  ***
  
  46
  
  Лиля лежала на кровати, не сопротивляясь приятной дреме: убаюкивали черные ручки-лепестки родных бесов. Чья-то серая длань пыталась их стряхнуть, но тщетно: они с упорством возвращались.
  
  Лиля постепенно просыпалась, но не торопилась открыть глаза.
  
  - Плохо имитируете, - услышала она голос Зодиака, - ресницы дёргаются.
  
  Лиля открыла глаза и повернулась лицом к мужчине.
  
  - Доброе утро, - произнес он несколько самодовольно.
  
  - Сейчас закат, - ответила она, взглянув в окно.
  
  - У вас, закатных, одно на уме, - проворчал Зодиак, - сейчас рассвет, мы в самом начале.
  
  Лиля закрыла глаза. Накатило. Заболела голова. Затошнило. Она увидела огромный смерч серого пламени древнейшей традиции, пылающего над городом.
  
  - Уникальное событие, - слышала она шелест Зодиака, - родился наш эгрегор.
  
  Лиля с усилием вернулась в земную реальность.
  
  - Эгрегор... - эротично шептал Зодиак, - возник из направленных эмоций и мыслей людей, обрядом жертвоприношения кровью, вольно или невольно пущенной каким-нибудь потомком или потомков древних богов...
  
  Лиля открыла глаза. Напряглась в желании встать с кровати.
  
  - Торопишься? Появились срочные дела?
  
  - Мы на "ты"?
  
  - Глупо "выкать", лежа в кровати. Я успел подхватить тебя и перетащить сюда. Потом сам потерял сознание. Какой, все-таки мощный выброс! Представляешь, как тряхнуло всех адептов! Разве не весело?! Теперь моя серая доминанта как акции "голубых фишек" пошли вверх. Юрисдикция высоких инстанций теперь ограничена. Ты по делу приходила? Или в гости?
  
  Лиля не хотела слушать дешевые издевки и принудительно отключилась.
  
  Ей было видение: то же самое, что приходило долгими полярными ночами: широкоплечий рыцарь с черными кудрями, вьющимися из-под шлема, с черным плюмажем и чешуйчатыми черными доспехами.
  
  - Люблю средневековье... побежишь восстанавливать статус-кво? - насмешливо спросил Зодиак.
  
  Лиля пришла в себя окончательно.
  
  - Может, ещё полежим? - томно спросила она.
  
  Замешательства Зодиака хватило на то, чтобы она ловко, в одно движение, спрыгнула с кровати, заправила футболку в джинсы, схватила сумочку и побежала к двери.
  
  - Увидимся! Мяу!
  
  - Гав! - вяло отшутился Зодиак, - вот ведьма! Метку поставила...
  
  "А что там за шаги такие на лестнице? А это нас арестовывать идут. А, ну-ну" - отправил смс на ее номер и смайлик вдогонку: разгневанный сатана.
  
  
  ***
  
  47
  
  Петр Петрович Мариничев так интенсивно не хлопотал со времен военно-морской службы, когда обеспечивал секретный рейд дивизиона подводных лодок.
  
  Сейчас он сидел в тесной полуподвальной каморке, гордо именуемой кабинетом директора ИП "Рыбников В.С.", владевшего в Мурманске магазином для туристов, охотников и прочих рыболовов. Рыбников, бывший сослуживец Петровича, угощал того чаем, заваренным "как для себя" (с медом, лимоном и ромом), и кубинскими сигарами, которые, по его заверению, скручивали на смуглых бедрах девственные работницы табачных фабрик. Этими сигарами Рыбников запасся на всю оставшуюся жизнь еще со времен, когда их пути с Петровичем разошлись, и ему предложили продолжить карьеру в морской разведке, а после нескольких лет беспокойной службы и связанных с этим ранениями, направили военным советником на остров Свободы.
  
  Объем снаряжения был сопоставим с потребностями приличной диверсионной группы, многие товары приходилось заказывать. Приятели сидели третий час, уточняя детали.
  
  - Ты, Василий, мне мозги не сектым, - взывал Петрович, - качество продукции должно быть первый класс. Повторяю. Двух- и четырехместные палатки должны быть легчайшими, рюкзаки продвинутые норвежские. Вот так. Не иначе!
  
  Петрович пыхнул сигарой - ухмыльнулся: "Не с тех бедер табачок". Продолжил:
  
  - Что еще не обсудили? Про спальные мешки я сказал. Про баулы, амуницию, спецодежду, обувь, нижнее бельё... всё в списке есть. Вася, я работаю на странного, но солидного клиента, которого, подозреваю, чревато обманывать и подводить.
  Рыбников слушал в пол уха. Кивал автоматически. Но встрепенулся, когда нравоучения закончились.
  
  - Кстати, о клиентах. Как лучшему покупателю года тебе полагается бонус в виде дегустации 24-летнего виски.
  - Вася, я на службе. Жду от тебя предложения с ценами. По каждому товару должны быть подробные описания, фото и отзывы.
  
  Рыбников проводил Петровича до машины. Посерьезнел между делом. С тоской и печалью сказал, глядя в глаза.
  
  - Петруху, помнишь?
  
  Петрович просветлел лицом.
  
  - Абдула зарезал. Лично.
  
  Лицо Петровича стало маской.
  
  Он сел за руль "шестерки" и поехал за город, в Видяево, к знакомому оленеводу, иногда он привлекал его к сотрудничеству при потребности в этнографическом колорите. Среди клиентуры попадались любители экзотики, им предлагались прогулки по тундре на оленях. Там узнал Петрович, что оленевод занемог и принять участия в походе не сможет.
  Возвращался морской волк расстроенным, в думах, о том, где взять оленей и толкового пастуха к ним.
  Дома Петрович на сон грядущий налил перцовки, положил на хлеб балтийскую килечку, поднял рюмку и...
  
  ...прервал телефонный звонок.
  
  - Можно я буду у вас пастушить олешек? - заикаясь, спрашивал тоненький девичий голосок, - дедушка заболел, вместо него я могу.
  
  Несерьезно это, подумал он, но, тем не менее, решил переговорить с заказчиком. Выбирать - его право.
  
  В эту ночь приснилось Петровичу, как всплыла антрацитово черная АПЛ на фоне белых льдин и выплюнула в небо ракетой. Абдуле и его команде оставалось недолго.
  
  Утром проснулся счастливым.
  
  
  ***
  
  48
  
   Саша жил с мамой в бараке. На зеленой улице. Это был "тихий ужас". Так говорила мама. Алкоголики, скандалы, крики. Они почти не спали. Только между 4 и 6 утра, погружались в скользкую пахучую дремоту. Так было не всегда. Мама помнила. Он нет. Они жили с папой где-то на Ленина. Папа развелся с мамой. И они оказались внутри барака. Мама говорила, что "папа попал под влияние". Саша не по-детски удивлялся, как можно так "попасть", чтобы запихнуть мать и сына в 7 квадратных метров пропитанных вонью бесконечных поколений ублюдков?
  
  Но Саша не сдался. Работал с 10 лет. Мама подрабатывала репетиторством, вечерней уборщицей в больнице, сиделкой. Он разносил почту и мыл машины. Накопили денег. Взяли в долг. Купили раздолбанную однушку на Челиева. Не было дня, чтобы Саша, не вспомнил, слова агента риелтора: наверху дружная семья, внизу бабушка с внуком, светлая хорошая квартира, хоть и запущенная, сделаете ремонт...
  
   Им свело голову от счастья. Но потом...
  
  Целый день сверху слоновий топот, потом до двух ночи двигали мебель, и резкий скрип кресла жирного подростка бесконечно сидевшего в интернете, а в шесть крики внука внизу, швыряние предметов и детский визг... когда наступала тишина, оглушительно и вдруг, сбоку начинал орать младенец...
  
   Они попали в блокаду. Обычные в своей нормальности люди оказались заложниками бытового быдла. "Громкий ужас" - теперь говорил Саша. Мама ничего не говорила. Она вздыхала и ходила в церковь. Саша матерился, ходил в институт, по вечерам мыл машины, искренне считая, что уехать жить в другой город, а однушку сдать цыганской семье. Так он мечтал, пока не встретил девушку, тоже студентку и тоже Сашу.
  
  Она жила в переполненном студенческом общежитии. С детства ее приучили к режиму: вставать в семь утра, делать зарядку, завтракать, идти на учебу. Но соседки по шестиместной комнате целую ночь шумели, затихая под утро, когда надо было вставать и ехать в университет. Соседки просыпали занятия, а когда наступало время сдачи зачетов и экзаменов, откупались телами и деньгами. Правильная Саша никак не могла вписаться в такой образ жизни, за что терпела насмешки.
  
  Сейчас Саша сидел на скамейке перед общежитием и ждал подругу.
  
  Он хотел рассказать ей, что мама наконец-то решилась съездить на "какое-то" время к тетке в Рыбинск, а соседская протоплазма сверху уехала на две недели в Египет.
  
  Теперь они могут исполнить свою мечту. Первый раз в жизни.
  Поспать днем.
  Тихий час.
  Как в детстве.
  
  
  ***
  
  49
  
  Олег перечитывал письмо Бъерна Рамрунсена, исландского журналиста:
  
  "Добрый день! Мой друг Улаф рассказал про ваш интерес к северной мифологии и вашу идею "разыграть" историю последней битвы - Рагнарёк. Это уникальное событие для нас исландцев и, вообще, всех последователей (неразборчиво). Я был бы безмерно Вам благодарен за разрешение наблюдать вместе с вами, с тем, чтобы сделать газетный очерк, а, может быть, написать книгу. Не могли бы Вы найти время ответить на вопросы по скайпу?.."
  
  Олег с удовольствием вспоминал свою поездку в Рейкьявик, в ходе которой успел проникнуться теплотой к немногочисленному, но, несомненно, великому исландскому народу. Повинуясь охватившему его душевному порыву, написал ответ Бъерну, откинулся на спинку кресла и прислушался к звукам летнего северного утра.
  
  И мир вокруг - освещенные солнцем дома, проезжающие автомобили, спешащие по своим делам люди - всё это наполнилось новыми яркими цветами, которых он раньше не замечал.
  Олег испытывал чувство глубокой благодарности к решению реализовать намерение о походе к последней битве, которая стала (а может быть была всегда?) так дорога его душе.
  Следуя новому порыву, Олег отыскал на балконе банку с аэрозольной краской, собрался, сел в одолженный Юрием автомобиль и поехал на "серебрянку". Дойдя до места, с которого начнется поход, он остановился перед дольменом, огляделся вокруг, любуясь высоким синим небом с далекими сполохами редких перистых облаков.
  
  На скошенном участке скалы под дольменом-пирамидой начертил две темно-коричневые линии.
  
  Знак "дорога".
  
  Знак "путь".
  
  Затем долго сидел, опираясь спиной в нагретые солнцем мшистые камни, слушая тишину и ветер.
  
  Возвратившись, домой, не без удивления обнаружил двух персон обоего пола.
  
  Женщину узнал сразу, мужчину видел впервые. Оба уставились на него: "как-то оценивающе, так смотрят милиционеры, руководящие работники и незамужние женщины".
  
  Гости сдержанно поздоровались, и продолжали изучать Олега, не скрывая любопытства.
  
  
  ***
  
  50
  
  Куратор всегда был человеком везучим.
  
  Везение началось с рождения в семье заслуженного чекиста, и продолжались до сих пор, а недавно он отпраздновал два события: сорок пятый год рождения и наличие набора успешного мужчины:
  
  большой уютный дом на Новой Риге,
  сына, студента Сорбонны,
  вторую жену - красавицу, умницу и длинноногую блондинку,
  пару процветающих бизнесов, записанных на непутевого одноклассника под надежным компроматом в педофилии,
  и перспективную работу в системе государственной безопасности.
  И всё это увенчалось бриллиантом в виде генеральской должности, которую он добился в разрез с глупыми книжками о строительстве карьеры, он не создал ничего нового, он уничтожил старое: списал антиквариат МФ в анналы истории, и получил повышение за безупречную службу и преданность делу госбезопасности.
  
  "Стране нужна другая энергетическая безопасность! Мы живем в сложном и материальном мире" - заявил он на совете безопасности и автоматически занял наследственное место у газонефтяной трубы.
  
  Однако в глубине души он оставался тем же крепостным рабом, как его прапрадед из Рязанской губернии. Куратор последнее время интересовался предками, по его устному приказу двое стажеров изучили архивы ведомства, где нашли немало интересного.
  
  Его особенно зацепили последние слова деда, майора НКВД, пропавшего на "перегибах", записанные утомленным от необходимости пытать самому следователем:
  
  "... еще вчера я был власть, закон и государство... сейчас я никто, и завидую обычному говну на улице... не хочу больше терпеть... я аргентинский шпион... убейте меня немедленно,... пожалуйста..."
  
  и от руки приписка следователя георгадзе:
  "обвиняемый попытался целовать мой ботинок"
  
  ...действительно, пора задуматься о себе, а то следующей наградой может стать биологическое уничтожение его Куратора бесценного организма...
  
   Из 1008 приятных "бонусов", службы родине (Куратор вел точный учет бонусов) пришлось заплатить свободой. Обменял привилегии, льготы, боевые награды, деловые связи, на бессонные ночами, лицемерие, стукачество и, что особенно тяготило, снижение потенции.
  
  Тем не менее, он, конечно, красавчик: закрутил "многоходовочку" и в результате отдел МФ закрыт официально, но между Директором и Дроздом существует связь, он подозревал ранее, а теперь убедился. Так принято: каждый, кто чего-либо стоит, ведет двойные, тройные игры, такова сущность вечного служения Родине.
  
  Дрозд личность авторитетная. Между ним и Директором есть система конспиративных отношений не известных даже ему с невероятным по секретности уровнем допуска. Не нужно работать там, где он, чтобы понять: подобные отношения активируются при ситуациях, лежащих за гранью секретности и важности. И сейчас именно такая ситуация. Вечными ценностями Куратор считал свободу от законов, деньги и бесконтрольность и у него появился шанс заполучить джек-пот.
  
  Куратор ухватился за ниточку, чтобы размотать клубок интриг, замешанных на расформированном МФ, и "схватить удачу за Фаберже", как говорил один блогер, подозреваемый на западе в сотрудничестве с конторой. Куратор отложил празднование нового назначения и очередного звания. Он мчался в Подольск. Там в закрытой спецбольнице умирала легенда.
  
  - Подрезай этих мудаков, - шипел Куратор водителю.
  Надо спешить. Легенда могла сдохнуть в любую минуту.
  
  Гиены ждали смерти льва.
  
  ***
  
  51
  
  Юрий реабилитировался в глазах товарищей, когда после неудачи с Валькирией предложил простую и, как выяснилось, эффективную идею поиска работников: дать объявление в газету "Вечерний Мурманск". Еще утром предложение казалось отличным, но сейчас суета начинала напрягать: телефон не умолкал, номер отеля Кирилла в "Меридиане" превратился в кастинг-студию, а девушки на ресепшн выполняли обязанности секретарей, просто так, по зову сердца, очарованные ангельскими белокурыми кудряшками Юрия и его ямочками на щеках.
  
  Поначалу казалось кадровая работа - дело нехитрое, но каждый кандидат требовал времени и нервной энергии. Ближе к вечеру, Кирилл и Юра чувствовали усталость от общения, и сделали перерыв: заказали ужин в номер, не было сил спуститься в ресторан. Первые двадцать минут поглощали еду молча. Первым прервал тишину Юра:
  
  - Сколько же неадекватных людей живет на белом свете!
  
  - Не говори, - согласился Кирилл, - это нормально. Подобный способ трудоустройства изначально подразумевает авантюрное начало, которое нередко оборачивается сумасбродством.
  
  - Неадекватов сейчас особенно много на дорогах, - продолжал Юрий.
  
  - Не дает покоя "брабус"? - с сочувствием произнес Кирилл, - забудь.
  
  Юрий скорчил гримасу.
  
  - До сих пор жопа с номером из трех шестерок и средний палец стоят перед глазами.
  
  Жлобство русского мира периодически вызывало в Юрии естественный протест. Единственно, что примеряло его с действительностью цвета говна, наличие уникальных женских особей, плотность заселения, которых было несравнима с любыми заграницами.
  
  Кирилла нехотя, будто в сотый раз пояснял несправедливость мира:
  
  - Всего лишь банальное проявление несовершенства. И ты, как далеко не худший его представитель, должен это принять, иначе перестанешь успевать интересно жить. Ты столкнулся с типичным обывателем. Он глуп и не воспитан, оттого капризно требователен к окружающему обществу, к тому же раб потребления и коллективных иллюзий. В силу упомянутой глупости его личное мнение никогда не было интересным априори, что злит и оскорбляет его чувства, и заставляет высказывать мнение при любой возможности невербально. Наиболее убедительно продемонстрировать свою жизненную философию ему удается там, где все заняты бесхитростным делом, например, управлением автомобилем. Но даже это подчас получается бездарно, с уничтожением других водителей, пассажиров и пешеходов, самого себя и своих детей.
  
  - Обычный народ на "брабусах" не ездит, - засомневался Юра, - должно же быть что-то в голове у того, кто имеет возможность приобрести дорогую вещь!
  
  - Не обязательно, - парировал Кирилл, - ... Знаю я в Москве одного чудака на букву "м". Снимает комнату в коммуналке и выплачивает кредит за дорогое авто. Таких много. Вывод: человек существо слабое.
  
  - Сдохли бы эти чудаки! - Юрий, когда настроение соответствовало моменту, всегда был недоволен скоростью эволюции.
  
  - У тебя завышенная планка социальной справедливости. Хотя именно в соответствии с ней они приговорены к жизни, но их потомков ждет иная судьба. Я над этим работаю.
  
  Последнюю фразу Кирилл произнес буднично, между прочим, но Юра почему-то, обмяк и скукожился. Вкус еды перестал радовать. Почудилось ему на мгновение что-то нехорошее.
  
  - Шучу, - видя его реакцию, поспешил добавить Кирилл и подмигнул, - лучшая форма самовыражения - наша экспедиция! Тут тебе и свобода мнений, и дружеская атмосфера, и свежий воздух, питание по графику, и материальное вспомоществование! Поэтому очередь из желающих глотнуть подлинной свободы человеческого духа за разумную плату протянулась на весь Мурманск. Что у нас по кандидатам?
  
  - Остальные будут завтра.
  
  - Те, кто дотянул до завтра - неудачники. Успех - от слова "успеть". Нужны везунчики! Будем выбирать из них! С кого начнем?
  
  - С врача, - уверенно ответил Юра. - Здоровье, прежде всего. Кандидатов двое, предлагаю этого.
  
  Юра протянул Кириллу оба резюме, тот взглянул на них и выбрал другое.
  
  - Ты предпочел терапевту ветеринара? - удивился Юра.
  
  - Мой выбор вполне логичен. Помнишь, как в ответ на мой вопрос о том, смогут ли они вырезать аппендикс в условиях похода, терапевт округлил глаза, а ветеринар сказал, что ему нужны ножницы и нитка с иголкой. С таким эскулапом приступ аппендицита просто побоится себя обнаружить и подождет более комфортных условий.
  
  - Есть, конечно, логика, - задумчиво протянул Юра, - своеобразная.
  
  - Иррациональная, - уточнил Кирилл, - по тем же соображениям вместо повара школьной столовой, который, скорее всего, привык готовить невкусно и воровать у детей продукты, я предпочитаю бывалого морского кока, ныне пенсионера. Понимаю, твои возражения, да, он инвалид без руки! Но вместо того чтобы просить милостыню, ищет работу. Кроме того, надо быть ближе к скандинавскому эпосу. У бога воинской доблести Тюра, не было руки: ее откусил волк Фенрир, с которым, кстати, мы должны встретиться в битве. Тюру это не мешало совершать подвиги, и появление однорукого кандидата есть знак, к которому следует отнестись с должным вниманием. Как утверждает наш Ярл Олег, и я с ним согласен (не в нашем характере критиковать Ярла), случайные люди в экспедицию не ходят... Тем не менее, давай составим шорт-лист из наших предпочтений и отправим Олегу. Но не сегодня. Пусть спокойно знакомится с гвардией. Не будем мешать... Это ничего, что я так заковыристо изъяснюсь?
  
  - Не парься, люди привыкнут, вот и кандидат на должность следопыта по прозвищу Зверобой, - улыбнулся Юра.
  
  В номер без стука и звука вошел Петрович.
  
  
  ***
  
  
  52
  
  Лейтенант Иванова трудилась под прикрытием менеджером по рекламе в местной уфо-газете. Девушка неглупая и расторопная, она быстро сработалась со всеми практикующими колдунами, гадалками, экстрасенсами, и прочими народными целителями города героя Мурманска, а продажа рекламных площадей составляла неплохую прибавку к лейтенантскому окладу.
  
  "Пусть ищет.... конспиратор" - подумала и поехала на работу.
  
  "Пыжик", медленно тронулась с места и повернула на улицу Коминтерна. Набрав скорость, неожиданно для себя ощутила, что в машине, на заднем сиденье, кто-то есть.
  
  Первым делом резко нажать на газ - незваного гостя прижмет спиной в сиденье, - затем столь же резко затормозить - по инерции приложит лицом в подголовник, потом быстро выскочить и действовать по обстановке...
  
  Ее решительные действия совершались под недружественный аккомпанемент клаксонов. К тому же, в зеркале заднего вида, прежде чем выскочить она увидела того, кто собирался сам ее найти.
  
  - Проверки на дорогах. Зачет, - усмехнулись живые глаза на усталом лице, - давай навигатор.
  
  Резидент отпустил поручень, который предусмотрительно схватил перед маневрами. Поставил точку на карте и отдал прибор обратно.
  
  До Туломского водохранилища ехали молча. Съехали на грунтовку. Мужчина знаком велел затормозить. Повернулся к девушке:
  
  - МФ больше нет. Тебя скоро переведут. Я лицо не официальное. Ты можешь отказаться. Выбирай.
  
  "Записка оказалась к месту" - не без удовольствия подумала лейтенант Иванова.
  
  - Рискну, пожалуй, из женского любопытства.
  
  Собеседник кивнул. Сарказм не был замечен.
  
  - Называй меня - Дрозд
  
  Они проехали по грунтовке около двух километров, лейтенант успела рассказать подробности, которые нельзя было уложить в сухое повествование аналитической записки.
  Остановились. Вышли. Дрозд свернул на тропинку. Шли через лес. Долго. Девушка тихо радовалась, что на сей раз оделась в стиле casual, путешествовать в деловом наряде на каблуках было бы затруднительно.
  Впереди показался высокий забор. Запахло дымом. Перед глазами лейтенанта мелькнули две огненные полосы необычного серого цвета. Она зажмурилась, видение исчезло. Показалось?
  
  Дрозд громко постучал в дверь дачного домика, не получил ответа, толкнул ее - та оказалась незапертой.
  
  В сенях большой бородатый мужик жадно пил воду.
  
  - Привет, наместник!
  
  Вода из кружки театрально лилась мимо.
  
  - Бывший, - просипел он, - а ты молодец... держишься огурцом. Вчера только началось, а уже с референтом. Посидите во дворе. Через пять минут накрою стол, "поздравкаемся".
  
  Отобедали гречневой кашей и пирогами с капустой. Мужчины оставили девушку на веранде пить чай, а сами поднялись по скрипучей лестнице на чердак.
  
  Кто бы ей сказал, утром, что она будет обедать в лесу, в избе монаха-отшельника - не поверила бы. Лейтенант пыталась фотографировать взглядом помещение: типичное деревенское жилье: лавки, грубо сколоченный стол, печь с лежанкой, на стенах пучки душистой травой. Электричества нет, свет от лампадки в божьем уголке.
  
  - Эгрегор чистый, мощный, древний, - говорил отшельник, - убивать приехал?
  
  - Посмотрим... - Дрозд неопределенно махнул рукой на северо-запад. Огляделся...
  
  В углу раскладушка. Старый плед. Отшельник, наверное, тут ночует. Поближе к богу и звездам. Из-под старого плаща выглядывали сошки пулемета.
  
  "Однако..."
  
  - Не навоевался, значит?
  
  "А сам? - подумал Дрозд, пытаясь определить принадлежность инструмента. Дегтярев?"
  
  Вслух ответил:
  
  - Не слабеют душой ветераны. Ты знаешь, чем это грозит. Риторический вопрос.
  - Эгрегор искусственный?
  - Фактов мало, - покачал головой Дрозд.
  - Может быть... естественные причины?
  - Врядли...
  - Боишься?
  - Да, - ответил Дрозд очень тихо и нехотя, - поможешь?
  
  Отшельник пожевал травинку. Небрежным движением расправил старый плащ. Прикрыл сошки. Ответил:
  
  - Я лицо не официальное
  
  В голосе монаха звучала неопределенность и обида.
  Дрозд кашлянул.
  
  - Кваску бы
  
  - О многом не проси. Я слаб... и отвергнут. Компот будешь?
  
  - Если без косточек...
  
  Монах хмыкнул. Дрозд хмыкнул в ответ. Вспомнили совместную историю из прошлой жизни.
  
  - С потенциалом референт... далеко пойдет по рассветной дорожке, - вдруг обронил монах-отшельник, наполняя кружку из кадки, - что думаешь?
  
  - Ничего не думаю. Некогда мне. Брось ты свою "падаванскую" ерунду...
  
  - Если я слаб, не значит, что слеп. Ты, как говорят современные миряне, тормозишь. Пади, почуял? Дело твое. Баньку, кстати, топить?
  
  Дрозд махнул рукой, спустился вниз. Сел напротив девушки. Долго смотрел на нее и, наконец, тихо произнес:
  
  - Найди Олега
  
  ***
  
  
  53
  
  - Выпьем? - неожиданно для себя и окружающих предложил Олег.
  - И закусим, - ответил мужчина и представился: - Захар Зодиак. Уважаю знаки Зодиака, поэтому в своё время сменил фамилию. Профессиональный медиум. Обеспечиваю экспедицию защитой от неблагоприятных воздействий. В битве экстрасенсов не учувствовал. Я приготовлю салат.
  
  - Валентина Линд, - представилась девушка, - безопасность. Я сервирую стол.
  
  
  - Что будете пить?
  
  - Виски, - ответил Захар, - у Вас есть "Джек".
  
  - Вангуете? - поднял бровь Олег.
  
  - Да. Горлышко знакомой бутылки торчит из пакета.
  
  - А Вы? - обратился хозяин к Валентине.
  
  - Я на службе.
  
  - Значит, мартини, сок апельсиновый?
  
  - Со льдом.
  
  - Вот и скрепили наш союз, - чмокнул языком край стакана Зодиак.
  
  Потом скрепляли союз кровью. Линд холодно и равнодушно. Зодиак немного нервно и обеспокоенно.
  
  На известном документе появились пункты 6 и 7 с бурыми росписями под именами:
  
   "Захар Зодиак" - %%%%%%
  
  "Валентина Линд" - %%%%%%
  
  Выпили. Помолчали.
  
  - Нужно многое обсудить, - начал Зодиак, теребя ватку на пальце с перекисью водорода на месте прокола.
  
  - Например? - переспросил Олег, занюхивая выпитую вне тоста стопку водки ржаным хлебом.
  
  - Например, что делают экстрасенсы, когда напьются.
  
  - Что?
  
  - Звонят своим будущим женам и подругам.
  
  Улыбнулись.
  
  - Вот еще из фольклора. Нострадамус спрашивает жену, что будет на обед: "А то ты не знаешь!
  
  - Смешные у вас истории, - заметил Олег.
  - Жизнь наша в ближайшее время будет ещё смешнее, - ответил Зодиак, - втроём в однокомнатной квартире.
  - Всегда рад гостям, - улыбнулся Олег.
  - Которые соблюдают нормы, как говорили раньше, социалистического общежития, - добавил Захар, - по кухне каждый день новый дежурный, ванную посещаем по графику, полюбовников не водим, носки, и трусы не разбрасываем, с одиннадцати вечера до восьми утра не шумим...
  
  - Освоился, - буркнула Валентина.
  
  Захар сделал пасы рукой означающие, что он еще не закончил:
  
  - Ещё не всё, коллеги. Нужно решить кто, где и с кем спит.
  
  Театральная пауза впечатления не произвела.
  
  - В нашем распоряжении имеется диван, при необходимости раскладывающийся до двуспального, и тахта для гостей, - осведомил публику Олег и добавил: - Я могу на полу.
  
  - Без жертв! - отрезал Зодиак, - к вопросу подходим, исходя из интересов дела. Ты, Валентина, охраняешь Олега от физических опасностей и при необходимости должна закрывать его своим телом. Так что предлагаю вам лечь вместе. Я же могу гонять злых духов дистанционно, на тахте.
  
  "Сводник"
  
  "Тайный эротоман"
  
  Подумал кто-то.
  
  - Какие опасности? - с усмешкой спросил Зодиака Олег.
  
  Захар откинулся на спинку кресла, посерьезнел лицом.
  
  - Люди - животные консервативные. Всё непонятное их пугает, испуганные животные под давлением инстинкта самосохранения склоны совершать глупости ради поддержания статус-кво... ложитесь валетом!
  
  - Твой дар ясновидения не подсказывает, сколько есть способов лишить человека жизни с помощью столового прибора? - поинтересовалась Валентина, демонстрируя экстрасенсу чайную ложечку.
  
  Экстрасенс не испугался, но предмет смертоубийства изучил издалека.
  
  - Предполагаю четыре: оральный, анальный, колющий и черепно-мозговой, - ответил Зодиак, дополнительно отъезжая креслом подальше.
  
  - Семьдесят два. Я владею пятью и догадываюсь, что этого достаточно, - ответила телохранитель.
  
  Олег поднялся со своего места:
  - Я вас ненадолго покину. Схожу к соседу за надувным матрасом. Надеюсь, застать вас в живых. Обоих.
  - Куда же без телохранителя?! - воскликнул Захар, но хозяин уже захлопнул входную дверь.
  
  Вернувшись, Олег обнаружил гостей, ведущих мирную беседу.
  
  - Мы достигаем взаимопонимания, - с удовлетворением констатировал он. - Валентина, всё хочу спросить, у тебя там настоящее?
  
  - Ты про грудь или пистолет в плечевой кобуре?
  
  - Про пистолет, - Олег покраснел.
  
  Зодиак зашелся немым смехом и закашлялся. Валентина ловко нанесла ему точечный удар куда-то под правую лопатку. Захар перестал кашлять. Но сильно выпучил глаза.
  
  Мужчины выпили водки по-простому, женщина очередной раз пригубила коктейль.
  
  - Я должен вам доверять? - неожиданно спросил Олег.
  - К чему вопрос? - удивился Захар.
  - Поневоле задумаешься
  - Сделай выбор. Здесь и сейчас. Станет легче, - заверил его Захар. - Кстати, ты недавно чертил некие знаки? Не мог бы продолжить? Что-нибудь охранное...
  
  Перед дверью с помощью аэрозольного баллончика получился перевернутый "треугольник" с точкой у вершины...
  
  Знак "оберег"
  
  Знак "доспехи"
  
  Валентина обошла квартиру по периметру, проверила двери, окна и легла на тахту между окном и диваном Олега. Зодиак разместился на соседском надувном матрасе в другом углу комнаты.
  
   Линд уснула последней.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Екатерина "Иллюзия отбора" (Любовное фэнтези) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | Ю.Королёва "Эйдос непокорённый" (Научная фантастика) | | К.Юраш "Призрак самого Отчаяния" (Постапокалипсис) | | Кин "Новый мир. Цель - Выжить!" (Боевое фэнтези) | | Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | | Д.Владимиров "Киллхантер" (Боевая фантастика) | | Л.Ситникова "Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург" (Киберпанк) | | А.Либрем "Аффективный" (Киберпанк) | | М.Мистеру "Проклятые души" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"