Петренко Сергей Семёнович: другие произведения.

Полёт Птицы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Издавай на SelfPub

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:


Сергей Семёнович Петренко

ПОЛЁТ ПТИЦЫ

  
  
  
   - 1 -
   Портовый город укрывал туман. Звуки были глухими и таинственными. Они жили собственной жизнью, они были похожи на биллиардные шары, которые невидимые великаны отправляли невидимыми киями из одного конца этой странной местности в другой.
   Баррах недоумённо поглядывал на дощатый тротуар под ногами - доски были провислыми, длинными, в щелях хлюпала грязь.
   -Порт, - наконец просипел он, колыхая брюхом. - Это - "порт"!
   Его спутник ухмыльнулся. Баррах подумал, что его крысиная мордочка очень уж соответствует месту, которое здесь почему-то называли "портом".
   -Баррах, - окликнул его Олл Ад Дин. - Ты книжки в детстве читал?
   Баррах возмущённо уркнул утробой. Не ответил. Но через минуту пробурчал:
   -Ты нарочно выбрал время, когда тут это мутное дерьмо кругом?
   -Ясен день! Это "мутное дерьмо", Баррах, висит тут столько же, сколько стоит сам Тир... Ну, впрочем, нет... Бывают дивные ночи... Небо разъяснивается... а оно тут высокое, Баррах, ты даже представить себе не сможешь, какое оно тут высокое... И если смотреть с горной дороги - по всему тёмному Тиру мерцают огни и тысячи тонких дымков поднимаются к звёздам... ах-х-х...
   Баррах что-то невнятно пробормотал. Кажется, про "дерьмовых романтиков"...
  
   -Пришли!
   Строение напоминало сарай. Тоже дощатый и, кажется, такой же щелястый, как тротуары. Под крышей что-то возилось, шебуршало и время от времени доносился писк. Крохотные оконца были темны, только из одного, закрытого изнутри ставней, пробивался в щелочку желтый и густой, как масло, свет.
   -Тук-тук-тук! - сказал Ад Дин, легонько стуча согнутым пальцем по окну.
   Почти полминуты было тихо. Скрипнуло в глубине, голос тонкий, детский или девичий, Баррах не разобрал, спросил: "чего надо?"
   Это уже не надувательство, подумал Баррах, это уже кто-то сходит с ума...
  
   ...Шли длинным коридором. Удивительно длинным. И всюду был этот странный жёлтый свет, чуть-чуть как будто дрожащий, как будто огоньки-птички возились в своих гнёздах. Баррах присмотрелся - батюшки, лампы накаливания! Сразу и не угадать, когда он последний раз такое видел?!
   Следующая дверь оказалась круглая, тоже деревянная, но совсем какая-то другая - как и стена. Доски... на вид тяжеленные, крепкие, плотно подогнанные, с могучим бруском-засовом. Худосочный парнишка, правда, справился с ним не то что легко - даже как-то... изящно?
   -Проходите. - И хитро так взглянул на Барраха.
   Мальчишек было двое. Баррах спервоначалу даже не обращал на них внимания - либо слуги, либо сыновья местного сторожа... Но тут один их них, темноволосый, в короткой голубой рубашке, потянулся к ставне. Какая-то неуловимая неувязка засела в голове Барраха... ах, да, лицо и локти паренька были смуглыми, а вот полоска кожа под рубахой - белая.
   Баррах задумчиво поскрёб живот. Загар? А паренёк-то, похоже, не здешний...
  
   Воздух в комнатке был сухой и пах какими-то травами или пряностями. На стенах висели полочки с кувшинчиками и шкатулочками, посередине стоял круглый массивный стол, вокруг - четыре - как раз по количеству людей - кресла. Кресло оказалось на удивление удобным, Баррах даже крякнул.
   -Опять это, да, Дин? - спросил второй мальчик, в белой рубашке и чёрных шортах. В кресле он сидел совсем по-хозяйски, болтал ногами: Барраху показалось - вот-вот он подмигнёт, достанет из секретного ящика коробку сигар, графин с каким-нибудь чудовищно дорогим контрабандным виски - и превратится в прожженного дельца с колючим взглядом из-под кустистых бровей.
   -Господин Баррах, - Ад Дин чуть-чуть театральным жестом указал на гостя. - Желал бы убедиться, что у вашей солидной компании имеется собственное транспортное средство.
   Мальчик в голубой рубашке еле заметно улыбнулся. Его напарник кивнул:
   -Средство у нас есть. Правда... я не знаю, как вам доказать, что оно достаточно хорошо...
   -В этот раз у меня очень, ОЧЕНЬ серьёзный заказ, - проговорил Баррах, решив не обращать внимания на видимую нелепость ситуации. В конце концов, нормальных ситуаций в его деле не бывает, а если окажется, что его подставили - Лигус с его людьми первый "сыграет в собачку на палочке". Ну, первый после самого Барраха, конечно...
   -Тогда мы предъявим вам очень, ОЧЕНЬ серьёзное подтверждение наших средств, - в тон ему, хотя и с ноткой комичности, ответил мальчик. - Например, завтра. Сили?
   -Сейчас, - откликнулся темноволосый. Отодвинул деревянную панель - за нею засветился привычным Барраху голубоватым светом монитор. - Ну вот, около полудня над мысом Рог проходят учения, крейсер "Святой Путь Великой Державы" участвует...
   -Шарахнем по нему? - И мечтательно прищурился: - Ох, шуму бу-у-удет!
   -Там людей...
   -Да ну! Они же кричат, что средства спасения идеально отработаны - вот и проверят... в щадящих условиях.
   Баррах не то чтобы поверил, но... решил подыграть, что ли:
   -После такого "шараха" небо перекроют так, что воробей не взлетит.
   -Воробей, может, и не взлетит, а наш "Стрижик" может... Тем более, если вы доставите... "груз" как раз перед этим. Первые минуты - самое то. Такая каша начнётся.
   И тут Баррах им почти поверил.
   -Но... это будет самый, самый рискованный... Ни в коем случае не может быть... Оплата - соответствует, конечно же, в пять раз...
   -Договорились! - Мальчик вскочил, отпихнув кресло. - Не беспокойтесь. Давайте тогда по домам и спать, что ли?
  
   ...Как очутился на улице, Баррах сам не помнил. Ощущение абсурдного сна завладело им целиком. Что я делаю, хручье дерьмо, что я делаю?! - бормотал он, шагая по хлюпающим доскам вслед за проводником - в своём плащике тот сейчас особенно смахивал на жутко исхудавшую крысу, семенившую на задних лапках в густом, обманном тумане.
  
   - 2 -
   Товар привезли рано утром. Барраху пришлось порядком попотеть - вроде, казалось, все бумаги в норме, на КП должен сидеть свой человек, знающий, что к чему. В общих чертах, конечно, знающий. Товар - здоровенный контейнер, два на два с половиной метра, с замороженной головой улюка, мозг которого охотно покупают юпонцы для своих заморочено-навороченных блюд. Обычным клиентам мозги улюков поставляют в банках, нарезанные на дециметровые кубики, но серьёзные заказчики предпочитают головы целиком. Не то чтоб опасались подделки деликатеса - но их повара лучше знают, как вырезать правильные части и правильно же обработать...
   Но в этот раз своего человека на месте не оказалось, и офицер вразвалочку пошёл в операторскую - посылать запрос подлинности. Уж больно груз специфический... Запрос должен был пройти, тут Баррах не боялся осечки - но вот лишний раз засветиться... а самое главное - время! В отличие от настоящей головы улюка, эту нужно было вскрыть не позже, чем через полчаса...
   Долго, слишком долго бормочет въедливый говнюк в трубочку - неужели, что-то пошло не так? Вот, появился, щурится, сволочь...
   -Контейнер придётся вскрывать.
   Сколько за один миг Баррах проглотил ругательств - не рассказать! А вслух прохрипел только:
   -Убытки... триста тысяч...
   -Справочку выпишем. Скажите спасибо, что вообще выпускаем, может, вообще сегодня последний груз...
   -Что?..
   -Позже узнаете, и так много сказал. Давайте, снимайте пломбы.
   И к такому повороту хозяева Барраха были, в принципе, готовы. Даже к такому. Вот только время...
   Пломбы сорваны, контейнер открыт. То есть, откинута верхняя крышка - там, в специальном, охлаждённом до минус пяти градусов растворе плавала, оскалившись, лобастая, с выпученными глазами, голова улюка. Настоящая.
   Досмотрщик кивнул, махнул рукой: закрывайте. Так же неторопливо пошёл карябать "справочку" - что пломбы сняты по особой необходимости органами государственного досмотра...
  
   Вот и "сарай". Долго не открывают, Баррах чертыхается - неужели, всё-таки смылись? Но смысл тогда всего? А время идёт, заказчик предупредил - груз почти просрочен, резерва времени нет, важна каждая минута.
   Вышел чернявый. Взглянул критически:
   -Не пройдёт в проём... Чего ж не предупредили, что такой здоровущий?!
   Тут уже Баррах не выдержал - не пожалел минуты, все ругательства, какие знал, вполголоса этому сопляку выдал непрерывной очередью.
   Тот с любопытством слушал.
   -А чего ругаетесь? Делов-то - я ж не говорю, что совсем-совсем не пройдёт.
   Паренёк неуловимым, скользящим каким-то движением вынул из кармана шортиков... Ф5-Микро, определил Баррах, агентурный, только странная модификация...
   -Отойдите, - не обернувшись, бросил Барраху. И быстро провёл рукою дугу. Что случилось, Баррах так сразу и не понял - кусок стены над проёмом просто рухнул вниз.
   -Оттащите пока, - и скрылся в "сарае". Баррах несколько раз глотнул воздух - вторая за этот день чертовщина случается. Как же оно пойдёт дальше?!
  
   "Дальше" пошло совсем плохо. Инструкции у Барраха были чёткие и много раз отработанные: оказался с товаром в надлежащем месте - вскрой внешний контейнер, переключи режим внутреннего, секретного, замаскированного под голову улюка, на "глубокую заморозку". Едва за машиной с грузом закрылись хлипкие ворота, Баррах бросился к люку. Регулятор внутреннего контейнера находился в "глазу" улюка.
   Регулятор не работал. Если точнее - не работало охлаждение внутреннего контейнера. Вообще. Товар - не триста тысяч туков, а как обмолвился Щентай, миллионов пять... а ещё репутация... а ещё...
   -Эй! - окликнули. - Дальше мы сами всё сделаем. Выгружай - и свободен. Отметку поставили, деньги переведены.
   А может, правда?! Баррах не виноват, Баррах всё сделал чётко. А с кем связался в этот раз Ад Дин - пусть будут их проблемы, Ад Дина и этих... кто они на самом деле - не дети же? Грим у них, что ли? Карлики? Барраху велено верить Ад Дину, Барраху поставили отметку, деньги... впрочем, надо проверить перевод... Позвонить.
  
   Щентай трубку не брал. Это тоже было странно - он знал, что Баррах сейчас на деле.
   Совсем-совсем нехорошо... Баррах не знал, как поступить. Набрал номер Сёвуки - тоже долго не отвечали. Потом - как из какого-то ящика:
   -Кто?
   -Сёвуки, ты? Брось придуриваться, где Щентай?
   Пауза.
   -Баррах... Ты не знаешь? Тут полная хручья задница! Бросай всё, ложись на дно...
   -Чего... - Связь оборвалась.
   Тут же, будто в дурном спектакле, откуда-то снаружи послушался рокот патрульных вертилётов. К Барраху подошёл озабоченный чернявый.
   -Слишком шумно даже для твоего товара, не думаешь? Ты что-то сделал не так?
   Баррах только растерянно пожал плечами.
   -Ладно... Уматывай. Транспорт тебе же лучше пока оставить у нас.
   Он кивнул, отступая к двери. И тут, совсем необычное для него, заворочалось нестерпимое любопытство. Идиот, шипел себе Баррах, тикай, тикай быстрее! Сюда сейчас падишахские крысюки повалят толпами...
   Разошлись бесшумно створки внутренних ворот - за ними Баррах разглядел что-то вроде бронированного ангара. Баррах попытался припомнить, что находилось рядом с "гаражом". Вроде, другие, подобные ему развалюхи... Серьёзно тут у них, очень серьёзно...
   -Эй! - неожиданно для самого себя окликнул Баррах. - Этот товар - особенный. Вам нужны будут инструкции. - И он коснулся пальцем виска.
   -Врёшь ведь, - равнодушно бросил паренёк.
   -Тут, правда, что-то не то, Сили. - Подошёл второй - теперь в чудном оранжевом комбинезоне - немного похожем на экипировку пилота державного крейсера, только таких размеров, ясен хруч, там не делают. - "Святой Путь" подняли раньше времени, только, похоже, у них никакие не учения. И мелюзга разная воздух лопатит... аж в глазах рябит.
   И этот, Сили, вдруг улыбнулся:
   -Передать Бену, пускай присоединится? Весело будет, да?
   -Да, наверно... А ну-ка, джентльмен удачи, откроем-ка, и вправду, при тебе вторую шкатулку, что же там такое, интересно, в этот раз подсунули?..
  
   - 3 -
   Поднять флагман падишахского военного флота "Святой Путь Великой Державы" по нормативам следует за двадцать пять минут. Ну, расчетное время - двадцать три, как рассказывают на лекциях, а две минуты вам, кривоногим хручам, дали поблажки. Один остряк спросил Его Мудрейшество, можно ли управляться побыстрее.
   Его Мудрейшество, Светлейший Алмаз Падишахской Небесной Академии, помолчал немного, радуясь пытливости ума юной смены.
   -Сколько секунд вы делаете пи-пи, курсант?
   Тот не растерялся:
   -Никак не меньше двадцати, Ваше Мудрейшество!
   -Очень приблизительный ответ, курсант. Я распоряжусь, чтобы вам выдали хронометр - данное исследование будет темой вашей индивидуальной лабораторной работы. Подготовите графики, прочитаете доклад.
  
   ...Всё-таки Миси не до конца верил, что это происходит сейчас и с ним. Не был он ни самым ловким, ни самым сильным, ни самым прилежным, ни самым знатным. Но почему так случилось, что именно он, один из всего курса, стоит сейчас на башне величайшего из кораблей флота! А у бедра - тяжёлые ножны именного оружия, привилегия юнги "Святого Пути".
   С башни видно мир на десятки лиг вокруг. По левую руку - алым и оранжевым горят крыши столицы, сияют расплавленным золотом и снежной белизной дворцы и храмы. По правую руку - приморский город Тир, половина его улиц ещё лежит в тени Костяного хребта. А впереди - открытое море...
   Ветер - и тёплый, и свежий. Миси с наслаждением подставляет ему лицо. Ждёт. В любой момент могут отдать приказ... только какой? "Святой Путь" должен подняться только через три часа, но ещё до рассвета никто не спал, столько напряжения, беготни - сам Падишах будет смотреть учения! И хотя всё вроде бы готово, всё проверено и перепроверено, все знают свои обязанности и места... Хотя, нет. Миси не знает. Его послали на тридцать четвёртую башню - "ждать распоряжений". Миси догадывается: чтобы не путался под ногами. Но это и правильно. Недолго растеряться зелёному юнцу, вторые сутки на крейсере, не дай Светлая Дива, в самый ответственный момент что-то сделать не так на глазах у самого Падишаха!
  
   Мир вздрогнул. Миси завертел головой, и только через секунду осадил себя - какой же я дурачок, это оно, это началось! Только... почему так рано?..
   Пересвистывались над головой птицы. Далеко-далеко внизу, на пороге слышимости кто-то из командиров то ли нудно бубнил инструкцию, то ли распекал провинившегося. Где-то тихо-тихо поскрипывал блок на оси, обратит внимание грим-боцман - виноватому не миновать наряда.
   И весь корабль - дышал, как спящее чудовище, дракон из легенд. Команде эти неуловимые шорохи и вздохи стотысячетонной махины, верно, уже не слышны, привыкли - а Миси вчера, пока пытался уснуть в своём гамаке - плыл в этих звуках, как одинокий странник в волнах.
   Но всё это было раньше! За миг до... И вот - началось!
   Вначале был свист. Протяжный, как будто бесконечный. Сперва Миси даже решил, что это птица... А потом пол башни начал... даже не дрожать - просто он не был больше спящим. Сердце дракона проснулось.
   Через минуту это ощущение пропало. Миси знал из лекций, что так и должно быть. Когда раскручивают махалы - огромные маховики генераторов - неизбежно по телу корабля пробегает дрожь. Как бы идеально ни были доведены части двигателя.
   ...Сейчас! Миси напрягся - не вздрогнуть! Это как тест новичкам...
   ТРАХ! Трах-трах-трах!!!
   Не сумел, не справился с напряжением, хорошо, что никто не видел. "Отстрелили" швартовочные концы - это делается одновременно, электронной системой управления. И, кажется, прошло идеально - "Святой Путь" даже ничуточки не дёрнулся... Хотя такая махина, Миси, "дергаться" не может, не забывай! Это тебе не лёгкий патрульный истребитель длиной всего-то в сто шагов!
   Теперь пришёл черед глухого рокота, Миси перегнулся через поручень - вот они, пошли крылья! Тёмно-синие, словно вырезанные из самого ночного неба, и каждое - величиной с поле для игры в ага-бага. Мягкий толчок - и вверх ползёт мачта-ангел, центральная, самая мощная, от неё идут растяжки к крыльям. Миси видно, как по решётчатым переходам, будто по венам, бегут к фланговым рубкам на крыльях боевые расчёты.
   Загудели турбины, Миси засмотрелся на копошащихся в отсеках людей, и когда перевёл взгляд к носовым палубам, снова вздрогнул - там блестел на солнце расчехлённый антрацитово-чёрный конус "Джирджиса"...
  
   ...Земля медленно и торжественно уходила вниз, распахивая ослепительную даль.
  
   ...Как это может не зачаровать, как могут люди быть равнодушны к летучим громадам кораблей, как они проживают всю жизнь в тесноте и темноте душных улочек и домишек?! Кто-то копит золото, кто-то - смертоносное оружие, кто-то горячих скакунов, кто-то заморских красавиц... Не ужели они не знают, что лучше, бесконечно лучше всего этого - небо?!
  
   На запястье Миси зажужжал телефон. Миси даже обмер - неужели началась и его служба?
   Но вызвал его всего лишь младший стюард. Неприятный тип лет пятидесяти, с какими-то тоненькими усиками на блестящем, будто от жира, лице; большие, мосластые пальцы странно шевелятся - не хотел бы Миси, что этот тип случайно его коснулся.
   -Где пропадаешь, э? Так долго ждать такого молодого птенчика...
   Миси дёрнул плечом - сколь ни молод он сам, стюард никаким боком ему не начальник, можно было бы и вовсе не идти на вызов, но мало ли...
   -Гляди-ка, петушок топорщит пёрышки, э? Ах, ах, какой взгляд, не сердись, маленькая птичка, не держи обиды на дурака, это я пошутил... На-ка вот, отнеси чай капитану.
   Капитану?! Самому капитану?!
   Но тут же осадил себя. Решил не вестись на разводку.
   -Разве это моя обязанность, младший стюард?
   Тот пожал плечами.
   -Вообще-то, нет. Не обязанность юнги по уставу. Слушай, малыш, я думал, ты захочешь обратить на себя внимание в первый же день, тем более, разве не для этого тебя взяли, э?
   -Приносить чай?!!
   -Э! Что ты кипятишься! Я служу на "Святом" семь лет, много знаю, хорошенький маленький птенчик лучше бы прислушался к советам умного человека, потом сказал бы "спасибо". Разве ты сын большого начальника, скажи? Разве ты отличился и победил всех курсантов в состязаниях, э? Нет, Лувим знает, что это не так, Лувим знает это, как только увидел тебя, Лувим не хочет с тобой ссориться, на вот конфетку, это для тебя...
   Миси отпрыгнул, как ошпаренный.
   -Ты... ты... чмыфрак!
   Лувим негромко, беззлобно смеялся позади...
  
   - 4 -
   Иногда мне снится, будто я не могу летать.
   Ну, не важно, почему. У меня просто не получается это понять. Случается, всю ночь мучаюсь, пытаясь разобраться, что стряслось - со мной или, может, со всем прочим миром. Бегаю, как сумасшедший. Несусь в ангар, к Лету, посмотреть, на месте он? Бегу наверх, смотрю в небо. Потом, с отчаяния, опять назад, вниз, на улицы, хочу что-то услышать, пусть кто-то мне скажет; вглядываюсь в лица - как будто они другие, люди другие, вообще...
   Самое дурацкое - в таком сне я ни разу не решился получить ответ простым и окончательным способом - вывести Лето на площадку, запрыгнуть в седло и ринуться... вверх? Или вниз?
   Потому что в таком сне я снова боюсь. И просыпаюсь - злой и встревоженный. И - точно так же, как во сне, не позавтракав, бегу к Лету. И даже в какой-то миг улавливаю в себе отчаянный вскрик того страха. Но он гаснет моментально. Наяву я умею справляться с ним уже неосознанно.
   Лето дрожит, гудит тугими тросами, как будто ему тоже снились тревожные сны - но ему труднее, ему приходится ждать, пока его наездник проснётся и вспомнит о нём.
   Хорошо, что такие сны случаются редко.
   Хорошо, что это всего только сны...
  
   Будильник прозвенел на рассвете. Просыпался - будто выкарабкивался из ямы. Уговаривал себя - дался тебе этот рассвет! Половина лета впереди. Потом одёргивал себя же - это четвертая попытка, Кей, четвёртая, три раза ты собирался вылететь на рассвете, три раза давал себя убедить, что лето ещё впереди.
   А потом были эти улицы... Точь-в-точь из того скверного сна. Были какие-то люди с тревогой на лицах, были патрули. У входа в ангар дышал горячим металлом реактивный катер. И стояли... не патруль, а гвардейцы!
   Вот был бы номер, забудь я жетон!
   Только жетон не помог.
   -Давай домой, паренёк, летать сегодня не придётся. - Капитан гвардейцев показался мне раздражённым, даже злым, но говорил сдержанно.
   Нифига себе, подумал я. Хорошо, что это не сон. Наяву я не дамся страху.
   -Да что случилось-то?
   Капитан, который смотрел уже куда-то в сторону, поверх крыш, изумлённо вытаращился на меня.
   -Малыш, тебе персонального пинка, что ли, надо?!
  
   - 5 -
   Сейчас Баррах уже не подвывал, щипая кулаками волосы на висках - конечно, в этом была какая-то театральность, но и на самом деле Баррах совсем не понимал, что теперь будет. Конец жизни - потому что через несколько минут их всех развеют в пыль. Какая разница, кто эти карлики-дети, какая разница, сколько денег было обещано, и что их всё равно никто не заплатит... Что он наделал, куда он ввязался, дерьмо, дерьмо, дерьмо...
   Баррах смотрел сквозь пальцы на ЭТИХ... Кажется, они даже не испугались. Только на минуту, наверно, обалдели. Стали говорить о чём-то тихо - Баррах не подслушивал, был занят собой. Они же всё равно не понимают, что теперь покойники.
   На их месте Баррах бросил бы всё и просто попытался бы удрать. Затеряться в порту... нереально. В море? Впрочем... ЭТИМ достаточно просто уйти! Кто таких заподозрит - дети и дети! Наверно, потому и выбрал их Лигус, хитрая хручья задница... Только и на его задницу у падишаха найдётся кол... хороший такой кол, толстый, чтобы не шибко быстро...
   Интересно всё-таки, его уже повязали? Или он всё предвидел... Да, Лигус-то выплывет, он же знал, не мог не знать.
  
   -А что с этим? - услышал Баррах. Спрашивал светловолосый. - Пусть пока с нами? Лишние руки могут потребоваться, да и знает местных.
   -А я бы не стал. Бандит - он и в Африке бандит. Тошнит от таких.
   -Да как хочешь...
   -Ну, пусть летит. Сказать, чтобы не возникал только.
  
   - 6 -
   А потом пошло что-то не так.
   Миси посмотрел на часы - "Святой Путь" в воздухе уже минут пятнадцать, а полчаса назад на "Стреле" только-только прибыл кон-командор Арров. Значит, полетели все нормативы. Значит, падишах отдал приказ начать учения раньше!
   "Святой Путь" разворачивался, и у Миси снова захватило дух: на трон-палубе черными провалами разверзлись шахты катапульт, поползли вверх их мачты. В ту же минуту с низким гудением ожили вибранги "Ос" - и пять из семи лёгких истребителей тут же сорвались в небо. Кажется, флагман готовился выпустить разом едва ли не все свои мобильные единицы...
   Миси замигал: в ярком небе над столицей повисли чёрные точки. Стал считать и сбился. "Акулы"! Это они! Длинные, хищные, грозные. Маневренность у них невысока, но скорость страшная. У них реактивные двигатели, как у гвардейских катеров, но "Акулы" раз в сорок больше и снабжены мощными, почти как на "Святом Пути", ракетами. "Акул" выпускают веером, и там, где проносится этот чёрный ураган - ничто живое не спасётся!
   Миси первый раз видел "Акул" в небе - эти монстры слишком опасны, чтобы носиться над столицей, над дворцами и парками падишаха, над храмами и башнями великой Ливии.
   Нарастал рёв и грохот - и не прошло полминуты, как эскадра "Акул" прошла над головой. Миси восхищённо разинул рот. Кажется, даже успел разглядеть в прозрачной капсуле голову оператора в шлеме. Интересно, как себя чувствует этот человек, у которого в ладони - рычаг пуска "Ифритов"... Власть над смертью и тьмой, как сказал поэт Тилак.
   "Акулы" прошли "плотным веером". Почему? Или сейчас же заложат круг, чтобы развернуться полностью - или у них дальний бросок, к границе. Но рёв затихал.
   Затем показался похожий на небесный храм строенный дирижабль-разведчик в окружении истребителей. Они шли повыше "Святого Пути" и внезапно зависли сверкающим роем над флагманом. Миси удивился: зачем? У "Святого Пути" есть аж два своих разведчика...
   Над столицей будто вспыхнуло пламя. Ясный Путь, что же это ещё будет?!
   ...И тут же - вызов. Миси яростно глянул на экран - если только это снова стюард...
   Первый помощник кон-командора!!! Мир зазвенел от ужаса и восторга - что будет?! Миси бросился вниз, едва не кувыркнувшись через поручни в пустоту.
  
   В трон-рубке - целая толпа офицеров. И даже сам кон-командор Арров. Миси нерешительно замер - по уставу он должен немедленно подойти и доложить. Но не расталкивать же офицеров!!
   Впрочем, какая разница... Миси понял, что не сумеет сейчас выдавить из себя даже слова - только пропищит что-то невнятное. Так уже случилось однажды, когда его вызвал ректор, сообщить о назначении на флагман...
   После, ночью, он рассказал об этом своём позоре Литу, единственному другу в Академии. А ректор что? - спросил Лит. Да ничего, вздохнул Миси. Сделал вид, что ничего не заметил. А то бы я там и помер, на месте.
   В следующий раз, сказал Лит, попытайся представить что-нибудь невероятно смешное. Например, что на голове у ректора сидит хруч и вот-вот снесёт яйцо.
   От неожиданности Миси даже рассмеялся тогда. Курсанты заворочались на постелях, Рыбай, староста, недовольно прохрипел, что заткнёт сейчас всем пасть хручьим хвостом...
  
   Может, мне попрыгать, чтобы заметили?! - уже с какою-то озорной ноткой подумал Миси.
   -А вот и он! - сказал первый помощник. И все взгляды в трон-рубке обратились к юнге.
  
   - 7 -
   В детстве Баррах был толстым и некрасивым мальчиком. Он почти всё время потел и ненавидел себя за то, какой он есть. Ненавидел свою короткую стрижку-ёжик, которая делала его лицо с крохотными глазками особенно похожим на отвратительную рожу Пахуси - персонажа рисованных историй о приключениях Кетика и Пахуси. Пахуся был подлым хручёнком, а Кетик всегда его побеждал.
   Впрочем, Баррах ненавидел не только себя - ненавидел он всех. Даже родителей, которые не понимали, как ему противно быть таким. Особенно ненавидел он одноклассников, но тщательно скрывал это. Барраха почти не обижали, правда, потому что ему повезло - однажды, ещё в младших классах, он нечаянно обнаружил замечательный способ избегать пинков и тычков.
   Это был эпичный случай, вошедший в анналы, его пересказывали даже старшеклассники. Дело было так.
   В школу приехал какой-то важный инспектор из Падишахской Академии Искусств. Это был раскрашенный как павлин, молодящийся старичок с масляными глазками. Он вещал певучим, восторженным голосом, взмахивал руками и то и дело норовил похлопать какого-нибудь особенно прилежного ученика по щечке в знак особого благорасположения.
   Вслед за инспектором ходил местный школьный надзиратель, желчный и злой, как неделю не кормленный хруч. Все ученики видели, что надзиратель терпеть не может павлина-инспектора, его от инспекторских взвизгов просто передёргивает - но поделать с этим надзиратель ничего не мог и время от времени мучительно изображал в себе подобострастное почтение.
   Когда инспектор с надзирателем вошли в класс Барраха, того как раз вытолкнули к двери в небольшой, практически шуточной потасовке. Маленький, вздрагивающий от ужаса Баррах, очутился как раз между двумя чудовищами - надзирателем и инспектором. Инспектор, решивший было, что ему представили того самого, выдающегося и особо прилежного ученика, вцепился пальцами в щечку Барраха, упоённо её щипля, в то время, как надзиратель, отлично понимавший суть происходящего, с другой стороны сверлил Барраха злобным взглядом.
   Глаза у несчастного Барраха разъехались - он не знал, на кого смотреть. И наконец, громко и нечеловечески зловонно пукнул.
  
   Обижать героя этого великого дня стало в школе просто неприлично. Даже надзиратель, кажется, был втайне доволен инцидентом. Барраха теперь называли "наш Баррашек", и со временем он научился со вкусом и в лицах пересказывать случившееся, а позже - время от времени даже и повторять легендарный фокус. Преподаватели делали вид, что негодуют, но время от времени не сдерживались и хихикали в бороды.
  
   Баррах учился быть безжалостным. Это получалось легко - Баррах просто повторял себе, что ему всегда приходилось хуже, чем другим. Его без проблем приняли в самую грозную уличную шайку - в качестве шута, конечно, но какая разница? Кто теперь посмел бы тронуть "нашего Баррашека"?! К тому же, развлекать всех и каждого он был теперь не обязан, его замечательные способности становились исключительной собственностью шайки Глухого Гроххота. Барраха даже не принуждали проходить вступительное испытание - расстрел из рогатки местного буйнопомешанного Воси. Он вызвался сам - зачем ему поблажки, если это даже интересно?! Восю Баррах не боялся - тот был, конечно, громадным и страшным, но обидчика в укрытии всё равно разглядеть не мог, шагал, завывая, по улицам, круша палатки торговцев и расшвыривая злосчастных нищих.
   ...Баррах умудрился сделаться героем и в этот раз - долготерпение судьи истощилось, и Восю не стали пороть плетьми, а приказали милосердно подрезать сухожилия, дабы он не мог больше причинять столько вреда благопристойным гражданам.
  
   Баррах ненавидел всех. Правда, об этом мало кто догадывался. Со временем Баррах научился оставаться в тени, не опускаясь, однако, в самый низ. Он ведь никогда не стремился быть тем, на кого приходятся первые удары.
   Мог ли Баррах оказаться другим? Наверное, нет, отвечал он себе. Бессмысленная жизнь "благопристойных граждан" уже не вызывала в нём зависти. Он даже научился равнодушно смотреть на стройных и подтянутых красавцев, которые чуть подпрыгивающей походкой торопились на встречу с "юными пэри". Настоящей любви не существует, Баррах был в этом уверен. А ненастоящую... Её Баррах мог себе позволить и так.
  
   ...Только в этот день мир Барраха продолжал рушиться - камень за камнем. С грохотом и болью низвергая в пропасть. Теперь Баррах знал - если бы всё вернулось на предначертанный путь, и сам он сейчас ехал бы в скромный и уютный особняк, чтобы отдохнуть после хорошо выполненной работы, с толстой пачкой туков в кошеле и одобрительным напутствием "сделал доброе дело - вали, пока седалище цело" от Лигуса... Нет, ничего бы не стало прежним. Баррах увидел то, чего он никогда не сможет ни забыть, ни получить. Ни за какие деньги. Ни за какую власть.
  
   Корабль "гостей" не был похож ни на привычные Барраху продолговатые "сигары" крейсеров падишахского флата, ни на громоздкие, соединённые из частей самой разной формы, пассажирские и грузовые паролёты. И уж тем более он не имел ничего общего с Птицами Сообщества Флэй. Этот корабль был круглый, как хлеб мукшу. Баррах увидел его со стороны, точнее, сверху - на большущем, удивительно похожем на настоящее окно, экране.
   Светловолосый мальчик охотно объяснял Барраху, что происходит. Баррах слушал, вцепившись пальцами в подлокотники. Наверное, даже раскрыв рот. Теперь Баррах знал, что эти двое - никакие не карлики - они действительно дети. Только совсем не обычные дети. Баррах не стал спрашивать, сколько им лет - и то хорошо, что хотя бы один снизошёл до разговора с ним, Баррахом. Второму мальчишке торговец живым товаром был явно слишком неприятен, и преодолевать свою неприязнь тот, кого называли "Сили" пока не собирался.
  
   -Мы выбросили зонд наблюдения, - пояснял Алька. - Выберем момент поинтереснее... - И он усмехнулся. А его товарищ, Сили, прищурился - Баррах подумал, что этот Сили очень на кого-то злится.
   Крыша большого портового здания сложилась, как придворная дама складывает веер. Под нею Баррах и увидел корабль. Впрочем, сам Баррах никогда не догадался бы, что этот диск цвета свежезастывшего свинца тоже называется кораблём и умеет летать.
   Мы там, внутри, под этим глухим металлическим панцирем, с трепетом подумал Баррах. И в этот миг Сили переключил обзор - во всю ширину стены распахнулось небо над Тиром.
   -Ха-ха! - сказал Алька. - Они тебя всё-таки не вычислили. Они не знают где искать и накрыли всё небо своими драндулетами.
   Баррах подумал, что таможенник, проверявший его груз, наверняка не решился доложить о своих сомнениях начальству. А они наверняка должны были появиться - хотя бы уже потом, позже. Таможенник, значит, оказался не полным идиотом и не самоубийцей - Баррах поступил бы на его месте так же: если ты оказался не способен принять верное решение вовремя - всё, что тебе остаётся после - ни в коем случае не бежать с покаянием, но тихо исчезнуть.
   Баррах представил себе на миг, что сейчас творили бы с ним палачи падишахской службы безопасности, прояви тот офицер чуть большую бдительность - и передёрнулся от озноба.
   -Нет, - сказал Сили. Глаза его были теперь широко раскрыты. - Это вовсе не драндулеты! Они красивые! А тот, самый большой - он только кажется неуклюжим, но он прекрасен! Ты только представь, заставить их средствами такую громадину летать!
   Алька задумался.
   -Да. И мне теперь жалко в него пулять... Но что же делать - если не устроим небольшой фейерверк, то, во-первых, не сможем смыться незаметно, а главное - не проучим этого их падишаха...
   -Да плевать на эту незаметность! Ты фантастики, что ли, насмотрелся? Пусть думают, что хотят! А падишах и так теперь уже получит своё... Хотя, я бы, наверно, лучше пульнул в него самого... - И Сили опять прищурился.
  
   В этот момент у горизонта стала расти, сияя всё ярче, золотая точка. Мальчишки удивлённо замерли.
   -А это ещё что такое?!
   -Это... - Сдавило горло, и Баррах откашлялся. - Это - Золотая Колесница!
   Алька и Сили повернулись к нему.
   -Падишах! Сам падишах... Он летит... прямо к "Святому Пути"!!!
  
   - 8 -
   Всё было совсем не так, как об этом раструбили в новостях. И даже не так, как написали в учебнике - я видел эту главу, да, представьте себе, падишахские академики, алмазы мудрости, оказались на удивление расторопны, и в новом учебном году школьники будут зубрить параграф о том, как Светлейший Кей, величайший из Птиц, на своём "Лете" укокошил Скарна, ужаснейшего из драконов Костяного хребта... Впрочем, моя совесть перед ними чиста - это самый лёгкий из параграфов Новой истории, его может рассказать наизусть даже последний лентяй.
   Я расскажу, как это случилось на самом деле. Ничего взаправду героического там не было, если кто-то надеется услышать о Подвигах, может сразу снимать с полки какую-нибудь другую Историю, а мою оставить в покое.
   Все знают, что в горах Костяного хребта водятся драконы. Они не очень большие, длиною со среднего улюка. В сказках драконы огромные - древний Отец драконов Грита мог накрыть собою Кронг, столицу нашего государства. Потом те драконы куда-то подевались - говорят, уснули от старости, потому что земля постепенно остывает, и драконам не хватает огня. Оставшиеся драконы совсем маленькие. Учёные до сих пор спорят, другой ли это вид или они просто не доросли до своих настоящих размеров...
   Обычно драконы нас мало беспокоят - над столицей они вообще почти не показываются - говорят, какой-нибудь шалопутный залетает в такую даль раз в десять лет, не чаще. Охотятся они на диких баранов в горах, бывает, что утаскивают коз и овец в деревеньках у отрогов Костяного, но и то не часто - тигры и волки доставляют их жителям больше беспокойства.
   По-настоящему драконы мешали воздушному сообщению между Кронгом и провинцией Масуи. Столицу от провинции отделял Костяной хребет, и два раза в сутки из Кронга в Масуи и обратно через перевал Седло Края отправлялись пассажирские паролёты. Ну и какое-то количество грузовых, ясное дело... Конечно, можно было попасть в Масуи морем - но на это уходило три дня, плюс ещё день пути по суше. А паролётом - обычно часа четыре.
   Беда была в том, что драконы ужасно невзлюбили эти самые паролёты. Наверное, считали их чужаками-конкурентами на своей территории. А может быть, паролёты просто оскорбляли их эстетические чувства... Из-за этого двум-трём истребителям приходилось с рассвета до заката патрулировать Седло Края, отпугивая драконов от перевала.
   Всё, в общем-то, было налажено - за последние лет десять драконы не погубили ни одного паролёта, и над Костяным даже проводили время от времени детские экскурсии. Так было, пока не появился Скарн.
  
   Скарн был огромным. Быстрым, хитрым и злобным. Величиной он оказался не меньше "Святого Пути" - и при этом легко уходил от ракет, а пули не причиняли ему вреда. Разрывные снаряды могли бы убить Скарна, если бы раны оказались достаточно многочисленными или если бы удалось попасть в голову дракона. Падшахскому флоту, наверно, удалось бы в конце концов уничтожить чудовище, если бы ему на помощь в особо тяжёлых ситуациях не являлись все драконы Костяного!
   Обычно они вели себя не умнее простых птиц. Но с появлением Скарна как будто подчинялись его нечеловеческому разуму. Они прятались в расщелинах, пропастях и пещерах, пока крейсер-приманка "вызывал на бой" их главаря. Скарн обычно вскоре являлся - и тут же с разных сторон к нему устремлялись истребители... которые спустя мгновение оказывались атакованы полчищами драконов. Цена первых двух сражений была слишком высока - пятнадцать погибших военных кораблей - в обмен на трёх то ли убитых, то ли раненных драконов. Сам Скарн если и получал какие-то ранения, то совсем уж незначительные.
  
   Падишах был в ярости. Ему бросили вызов - и падишах проигрывал. Авторитету военной мощи державы был нанесён непоправимый урон.
   Светлейшие Алмазы Падишахской Академии разработали новый план для решающей, третьей битвы. Проиграв её, армия была бы вынуждена отказаться от дальнейшей борьбы - и воздушное сообщение между столицей и Масуи пришлось бы прекратить.
   Одной из особенностей этого сражения было участие Сообщества Флэй - то есть, нас, Птиц. Всех подробностей не знаю даже я, план был строжайше засекречен (как будто Скарн мог превратиться в человека и выведать его подробности!) Знаю только, что кроме Птиц для борьбы со Скарном и его драконами решили использовать ракеты наземного базирования - часть перенаправили, а часть даже установили поближе к хребту. С обеих сторон перевала расположились артиллерийские полки.
   В столице не знали, что нас привлекут для войны с драконами. Великий визирь сказал, что незачем будоражить общество раньше времени. Официально, нас и не заставляли. Но ведь именно на деньги падишахского флота строили планеры для Сообщества. Если даже флот окажется беспомощным против драконов - зачем тогда падишаху нужны такие, как мы?! В конце концов, отказавшимся пообещали просто запретить летать - мотивировав это тем, что мы, якобы, могли привлекать своим мельтешением разозлённых драконов. Собственно, как раз для того, чтобы отвлекать мелких драконов от истребителей мы и должны были участвовать в предстоящем сражении.
   Мы знали, что, скорее всего, многие из нас погибнут. Тем, кто выживет, строго настрого велели говорить потом, что принять участие в битве мы договорились сами, никто нас не просил. Нас потом даже отругают по телевидео за самоуправство - но в случае победы сам падишах сменит гнев на милость и публично осыплет благодарностями, наградами и привилегиями.
  
   Нафиг мне сдались бы эти его благодарности... Я полдня ходил, как ушибленный. Я не хотел, не хотел! Страх мешал думать и двигаться. Скорее всего, решил я, я откажусь. Я просто хочу жить, я не псих какой-нибудь!
   Я думал, что не усну накануне... Но потом мне снился мой Лето, и мы всю ночь носились в небе, как угорелые...
   На самом деле, конечно, не всю ночь. Потому что я вскочил с постели где-то в половине третьего, задыхаясь. В голове у меня родился отчаянный, сумасшедший план!
  
   Я не помню, как пробирался к ангару. Скорее всего, думал я, меня не пустят. Город накануне объявили на военном положении. Сбор Птиц был назначен на четыре тридцать. Конечно, у меня была наготове куча уважительных отговорок - я переволновался, перепутал время, ужасно боялся опоздать... В конце концов, я окончательно перестал верить в успех своего плана. Но поворачивать назад уже не было смысла.
   Удивительно - ангар не охранялся. Вообще. Наверно, у военных и полиции оказались дела поважнее. И никому не пришло в голову, что кто-то из Птиц задумает ТАКОЕ.
  
   Я ещё никогда не летал ночью. Ума не приложу, думая я, как справлюсь воздушными потоками. В какой-то момент я едва не повернул назад, решив, что взлетать в остывшем воздухе, в темноте - ещё опаснее, чем играть в догонялки с драконами.
   Но теперь меня тянул к себе Лето. Я шёл к нему, отчаянно веря, что он - живой. Что мои разговоры с ним были взаправду. Что он умеет дрожать и петь натянутыми канатами, как живое существо... то есть, не как, а по правде... Что он говорит со мною в снах. И не бросит меня... не даст упасть...
  
   Потом что-то переключилось... я стал действовать быстро. Не помню, почему... Может быть, услышал голоса внизу, а может, стало невыносимо сомневаться и мучиться страхами. Я положил сумку с едой и деньгами в багажник, погладил Лето. Взвёл лебёдкой пружину пускового арбалета. Привычно подтянулся, прыгнув в кабину. Помедлил всего на секунду. И повернул спуск.
  
   Было очень тихо и легко. Днём я не помню, чтобы чувствовал такую лёгкость хоть раз. Потом подумал, что мы падаем. Заледенел на миг - но тут же сообразил, что планер не может падать ТАК. Мы просто летели... как будто стали легче... легче, чем это было возможно. Так бывает, наверно, только во сне.
   Конечно, все знают, что планеры делают из древесины мэллонов. Она очень дорогая, и без неё мы бы не могли так летать. Мэллоны - заморские деревья, и они почти полностью компенсируют вес - не только планера, но и Птицы. Как-то всё это происходит от взаимодействия с воздухом, потому что пока планер стоит - его вес мало отличается от обычного. В полёте же мы вместе весим семь-десять килограммов - так вроде бы рассчитали академики.
   Птицы учатся летать совсем маленькими. Когда Птица начинает взрослеть, он должен подобрать себе замену, ребёнка лет трёх-четырёх. Птица берёт его с собой в полёты года два. За это время будущий Птица "впитывает в себя воздух" - что-то происходит в его организме, как будто сок мэллонов проникает в его кровь, придавая телу какие-то особые свойства летучести. Ещё года через два Птица уже не может летать, делается тяжёлым для своего планера. И планер ждёт три-четыре года, пока новому Птице исполнится девять - возраст, когда нам можно пробовать летать самим.
  
   И я гадал, что же со мною случилось сейчас - стал ли я ещё легче? Но нет, кажется, дело было в другом... Как будто... как будто я чувствовал моего Лето так, словно он стал мною самим. Как будто это сам я лечу, сам чувствую воздух, скользящий под крыльями! И эта лёгкость - она не связана с весом тела. Она - в свободе.
  
   Я опомнился, когда Костяной хребет был прямо впереди. И снова захолодел от страха. Ведь я собирался лететь в другую сторону, к морю! Прочь из этой страны, я хотел... я хотел сбежать, да! Подумаешь! Плевать я хотел на падишаха и весь его флот, на людей, которые посылают детей быть приманкой драконам!
  
   Но сейчас ещё не поздно... Повернуть. Всё равно я уже не успел на общий сбор Птиц... если, конечно, туда кто-нибудь явится. Мы не такие уж дураки, извините!
  
   Озноб тронул спину, и я судорожно обернулся. Истребитель! Что они надумали?! Приняли меня за дракона? Или за изменника, который и вправду как-то сообщает Скарну о планах военных? Да ну, скорее у них простой приказ - уничтожать всё, что подаёт опознавательных сигналов...
   Я и вправду сумасшедший! Лучше было повернуть - истребитель выстрелит раз, ну, два - потом, если повезёт, я уйду влево, к побережью, вряд ли он оставит дежурство и продолжит погоню. А я продолжал лететь - прямо и прямо, в западню, и передо мной вырастало Седло Края. Сумею ли я подняться так высоко?
  
   Я подумал, что не знаю, спят ли драконы по ночам? Восток светлел. Мне отчаянно захотелось увидеть встающее солнце! Я должен выжить!
   Что-то вспыхнуло позади меня. И сердце дёрнуло так, как будто оторвалось там, внутри. Я оглянулся. Истребитель, объятый пламенем, падал... А сзади и чуть выше тёмной громадой висел он. Скарн.
  
   Интересно, что я уже почти не испугался. Подумал с каким-то отстранением: удивительно! Как он близко! Какой он огромный, страшный и дивный! Если бы... если бы я мог просто летать, никого не боясь... я бы объяснил ему, что люди не хотят вреда его дракончикам. Пусть он оставит их в покое, и всё будет хорошо... а потом мы улетим... будем вместе смотреть на солнце, встающее из моря... на облака. Сколько волшебных мест в мире, где я не бывал! А драконы... Им ничто не мешает просто жить и летать!
  
   Солнце поднималось. Я почувствовал его тепло на плечах и затылке. А Костяной хребет был далеко позади!
   Скарн, на мгновение заслонивший для меня полнеба, ушёл вперёд.
   Потом я часто гадал - вправду он обернулся и посмотрел на меня странным солнечным взглядом - или мне приснилось это позже. В те часы, когда я, уставший почти до беспамятства, задремал на горячих камнях каких-то развалин...
  
   - 9 -
   Птицам Сообщества Флэй полагались "Бронзовые" пропуски. Но у меня, как у "Светлейшего Победителя Дракона" был "Золотой". Капитан гвардейцев пялился на пластинку с портретом падишаха не меньше минуты, вертел её в руках так и эдак - вообще-то, обычного полицейского за такое недоверие к Царственному Лику можно было бы уже и самого арестовать.
   "Золотые" пропуски делали именными - на одной стороне профиль алмазного нашего падишаха, на другой - анфас портрет владельца, имя и титул. Кажется, гвардейцы не только не изучают историю, но даже и не смотрят телевидео. Чем они там занимаются у себя, интересно, неужели только и делают, что гоняют фишки?
   -Дай сюда! - не вытерпел я, выхватывая пропуск. У самого капитана пропуск мог быть только серебряным, так что по статусу я был выше. Вот только с осознанием этого факта у гвардейца, похоже, были проблемы. - Вызывай командира, болван, если сам не выспался.
   Ух, как же ему хотелось мне врезать!
  
   -Вы уже здесь, Светлейший Кей! А мы только-только послали за вами... - Человеку, легко прыгнувшему с катера, явно не требовались пропуски, чтобы разобраться в ситуации. Я обалдел - полковник гвардии, сам ещё похожий на юношу, гибкий и ловкий в полевом мундире. - Кажется, вы обладаете свойством появляться там, где нужны, Кей, раньше, чем вас позовут!
   Полковник говорил как будто даже весело, но глаза его не смеялись. Он махнул рукой капитану, и тот отступил подальше.
   -Полковник гвардии Крас. - Он коротко кивнул и я ответил. Этот человек нравился мне. И... да, точно! Полковник Крас сам когда-то был одним из нас, Птиц!
   -Что случилось? В горах появился ещё один большой дракон? - Я попытался пошутить, но вдруг понял, что это может оказаться совсем не шуткой.
   -Хуже, гораздо хуже... Впрочем, я не могу об этом здесь говорить. Вас хочет видеть Сам. Наисветлейший...
   -Кто...
   -Падишах. Желает видеть вас и дать вам задание... О, мне также велено передать вам, что оно очень важное, но само по себе далеко не столь опасное, как битва с драконом. - Полковник чуть заметно улыбнулся. Он знал? Разумеется, я рассказал правду тогда, после истории со Скарном, но рассказал только Высшему Совету. Ну, почти всю правду - я не признался, что хотел попросту удрать куда подальше... На самом деле, о мотивах моего поступка меня никто даже не спрашивал, наверное, мы, Птицы, считались такими отчаянно-героическими, что в глазах всех этих старых пердунов все как один только и могли мечтать как можно скорее кинуться в пасть дракону ради славы. И конечно, если что и требовалось - так это сдерживать нас от чрезмерного стремления к подвигам...
   И Совет принял решение - объявить, что дракон убит мною, Светлейшим Кеем, тогда, в сумасшедшей гонке в горах, метким выстрелом в глаз. Держава должна спать спокойно... Держава должна знать, что у неё всегда найдутся отчаянные и невероятно ловкие защитники, даже среди самых юных её сынов!
  
   -Мы летим во дворец?
   -Нет. Наисветлейший сейчас сам прибудет на флагман. Вам следует отправляться туда же сразу на планере. Кон-командор извещён, вам просигналят посадку.
  
   Бывают такие дни, когда кажется, что воздух полон натянутых нитей. Эти нити заставляют сам воздух дрожать и звучать, а ещё - благодаря ним ты чувствуешь весь остальной мир - кожей, нервами.
   Движение в таком воздухе означает музыку. Медленную и тихую - если ты идёшь, не спеша, по осеннему лесу - и бурную, до сумасшествия - когда бежишь или летишь.
   Полковник Крас шагал позади меня и, возможно, говорил ещё что-то, но во мне нарастала эта музыка. Мы поднимались на взлётную башню, и где-то не середине лестниц я повернулся к Красу и, попытавшись сделать виноватое лицо, переспросил:
   -Извините, я не услышал...
   Он только махнул рукой. Потом добавил:
   -Впрочем, я уже всё сказал внизу, светлого неба вам, флэй!
   Я улыбнулся и с благодарностью пожал его руку.
   Всё. Один... Теперь - только я, Лето и Небо!
   ...И в это мгновения я с каким-то удивлением почувствовал, что если потребуется - сейчас я бы полетел сражаться - против всех врагов державы!
   Как будто пел во мне голос Травиенна: "Маленькая птица, умирая, становится частицей большой музыки!"
  
   Лето как-то сразу ушёл вверх. Я опомнился, когда город был далеко-далеко внизу. Стало холодно от воздуха, колючего и напряжённого, и горячо - от лучей поднимавшегося солнца. Но всё равно здорово, и я одёрнул себя - не время сходить с ума, что-то важное случилось, тебя очень ждут, Птица!
  
   В рации - резкий голос Краса. Так, что я весь вздрогнул.
   -Ты где, Кей?!
   -Я лечу, я близко!.. Простите...
   "Святой Путь" был уже громадным, уже и правда близко. Всё-таки он прекрасен!
   -Неважно. План поменялся. "Золотая колесница" сейчас на флагмане. Следи за нею и сопровождай. Понял, Кей? Куда она отправится, не сообщают пока даже мне. Истребители тебя пропустят.
   Творилось что-то совсем непонятное... Хорошо, что сказал про истребителей - видеть их чёрные рыла там и тут было жутковато. Нам, Птицам, строго-настрого предписывалось держаться подальше, когда те сопровождают важных персон - шарахнут ракетой, не рассуждая, такой у них приказ! Тем более, особое звено охраны падишаха - эти чёрные с золотыми полосами. "Волки"...
   "Колесница" рванула от флагмана на такой скорости, что я растерялся. Долго, слишком долго разворачивался...
   -Кей!!! - орал Крас в рацию. - Шайтан тебя побери, что ты копаешься!
   Я разозлился. У него что, с головой плохо, забыл, что Лето - планер, а не ракета?!
   "Колесница" устремилась куда-то в сторону Костяного. Светлое Небо, ветер был ровный, и Лето постепенно набрал скорость. "Колесница" всё ещё была далеко, но видел я её отчётливо.
   Всего на секунду я отвлёкся, чтобы понять, что делают "Волки". Их было всего двое и они держались почему-то далеко. Ну, тем лучше...
   Она пропала! Ушла в тень Костяного! Кей, Кей, что ты наделал!..
   Оставалось лететь, держа направление, и вглядываться - надеясь на то, что солнце снова поймает "Колесницу" в свой луч...
   Вспышка!!
   -Кей! Слушай и запоминай. Это ПРИКАЗ!!! Спасай принцессу! Уноси её в горы. Если падишах выжил - убей! Светлого Неба тебе, мальчик...
  
   - 10 -
   В какой-то момент Силити решил, что их зонд заметили. И быстро увёл его выше.
   -Нервничаешь? - улыбнулся Алька.
   -Странная планета. Я запутался, что они могут, а что нет. На земле - вроде бы сущая дикость, паровые двигатели - но есть электричество и даже телевидение. В небе - вообще полный шурум-бурум! Какие-то летучие сараи вперемешку с ракетами!
   Алька пожал плечами:
   -Просто у них не было нефти и газа. Ну, почти не было.
   -И всё-таки я не пойму, как эта штука летает?! - Силити в который раз пожирал глазами "Святой Путь". - Прямо Лапута какая-то!.. У вас есть магия? - спросил он у Барраха - и тот растерянно замигал.
   -Драконы... У нас есть драконы...
   -Настоящие?! - Силити вытаращился на него совсем по-детски. Баррах обрадовался - кажется, он нашёл способ угодить могущественному пришельцу.
   -Они летают. Они большие. Но самый большой был один, которого звали Скарн. С ним не мог справиться весь флот падишаха! Только Светлейший Кей его победил!
   -Кей?
   -О, да! Это такой мальчик... вроде тебя... вас. Он из Птиц, которые летают на планерах.
   -И он победил огромного Скарна?
   -Да! Он подлетел к нему и выстрелил прямо в глаз!
   Кажется, мальчику по имени Сили эта часть истории не понравилась. Он как-то помрачнел и сказал - уже опять холодно:
   -Лучше бы этот ваш Кей выстрелил прямо в глаз падишаху!
   Баррах пожал плечами - он уже почувствовал себя уверенней.
   -Разве он мог знать... такое. Я думаю, даже мой хозяин, Лигус, не знал, для кого мы переправляем товар.
   Тут Баррах сделал промах - темноволосый Сили опять разозлился.
   -Товар, значит...
   -Смотри! - пихнул его Алька.
   К "Золотой колеснице", стоявшей на трон-палубе флагмана, подбежали несколько офицеров в черно-золотом. Трое остались стоять на палубе, другие бросились к небольшим, похожим на наконечники копий истребителям. Следом на палубу, в сопровождении ещё двух офицеров вышел высокий старик с длинными чёрными волосами, одетый в алые с золотом просторные одежды - и рядом с ним семенил ребёнок...
   -Принцесса!! - ахнул Баррах. - Не может...
   Принцесса, казалось, чувствовала себя неуверенно - один раз она обернулась, и едва не споткнулась, приноравливая шаг к быстрой и решительной походке старика. Цвета её платья со шлейфом почти полностью повторяли цвета одеяния падишаха, но в соединении с ослепительно белым делали её лёгкой, похожей на листок пламени, отпорхнувший от источника огня.
   Принцесса, как будто почувствовав на себе взгляд, подняла лицо вверх. Баррах вновь ахнул, повторив своё: "Принцесса!"
   В этот момент падишах видимо что-то сказал ей - и принцесса накинула капюшон.
   -Я думаю, - сказал Алька. - Наш старт пока отменяется. Надо разобраться. А пока мы только больше запутались.
   Силити кивнул. И тут же нахмурился.
   -Зонд мало чего стоит. Нам надо быть поближе к принцессе. Если придётся вмешаться...
   -Но зачем? Думаешь, ей что-то угрожает?
   -Не нравится мне всё это...
   -...И тут мы такие крутые, выходим на первую орбиту и даём жару всей этой отсталой планетке, ага! Фиг нам потом что-то серьёзное доверят.
   -Ну предложи что-нибудь получше! Только не говори, что я должен просто так сидеть и смотреть.
   -Сперва надо связаться с Ад Дином. Может быть, он не всё рассказал, что знал. Потом - сообщить нашим, что информация от агента подтвердилась. Ну а потом можно попробовать захватить какой-нибудь их небольшой, но быстрый кораблик...
   -Бен начал бы сразу с третьего...
   -Простите меня! - нерешительно вмешался Баррах. - Может быть, сама принцесса могла бы нам многое объяснить?
   -Принцесса...
   -Алька, смотри!
   "Золотая колесница" сорвалась с палубы флагмана. Она летела в сторону гор, на запад, сопровождали её вначале два истребителя, но затем откуда-то сверху метнулся странный, похожий на узкокрылого мотылька, маленький летательный аппарат.
   -Дельтаплан?! - изумился Алька. - Нет... скорее планер.
   -Это Птица! - Баррах взволнованно ткнул пальцем в экран. - Это... Это он, Кей!
   -Неужели этот ваш Кей заделался похитителем принцесс? - Алька засмеялся. На самом деле, он позавидовал Кею - Птица летел свободно и стремительно, как, казалось, не был способен летать никакой, даже самый лёгкий и совершенный планер. - Силити, а классно у него получается! Я бы хотел полетать на таком!
   Силити покачал головой.
   -Не уверен, что у нас получится. В этом мальчике... как будто у него какая-то магия, связанная с воздухом... или даже огнём... Но на таком расстоянии я не могу сказать точно.
   В этот момент замигал сигнал вызова от Бена.
   -Эй, вы чего там, мелюзга, опять без меня влипли в какое-то... э-э-э... какашку? Ну, так я уже близко, почти на орбите. Если надо сбросить парочку бомб...
   -Бен! - обрадовался Алька. - Оставь свой бомбовоз и жми на катере к нам. У нас проблема одна - мы передумали пока улетать, а принять участие в главном празднике не можем, наш катер слишком отличается от местных дирижаблей.
   -Ну... Я бы не сказал, что МОЙ сильно похож на дирижабль...
   -Зато ты умеешь быстро бегать и прыгать, и прятаться... и потом... ты лёгкий.
   -Чи-во?
   -Алька, ты что, думаешь?.. - Силити хотел покрутить пальцем у виска... и передумал.
   -Бен весит в три раза меньше. И запросто прыгает со второго этажа, - напомнил Алька.
   -Ого! Кажется, меня тут хотят сбросить с парашютом? Или даже без...
   -Нет, Бен. Без парашюта. У тебя другая задача - научиться летать и спасти местную принцессу!
   "Золотая колесница" на экране монитора дрогнула, выбросив сноп ослепительных искр. Стало тихо.
   -Что случилось? Кто вы?! Где я?!
   Мальчишки и Баррах одновременно повернулись...
  
   - 11 -
   -Сколько у нас времени, Корн?
   -Даже понятия не имею. "Волки" с нами, но армия - там мы почти ничего не сумели сделать. Думаю, маршал Марох уже оповещён. И скорее всего, в эти самые минуты они с визирем договариваются и поднимают по тревоге всех.
   -Падишах мёртв?
   -Судя по сигналам, ещё нет.
   -Значит, Кей не решился... Шайтан, эта взбалмошная девчонка смешала нам все карты! А если он выживет? Сколько наших сложат голову зря, ты понимаешь?!
   -Бессмысленно теперь об этом говорить. Второй взрыватель заблокировал Крас, когда узнал, что принцесса вместе с падишахом. В конце концов, мы обещали сохранить линию наследования, и начинать всё это с обмана своих же - значит закончить плохо.
   -Романтики всегда плохо кончают, запомни это, Корн. Крас должен послать туда кого-то из своих, чтобы падишах исчез навсегда.
   -Он и послал.
   -Мальчишку! Слюнтяя...
   -Волки не примут участия, пока не станет окончательно ясно, что падишах мёртв. Мы не можем полагаться на них, требуя прямое нарушение присяги. Если мы направим туда кого-то ещё, армейские локаторы зафиксируют металлический объект, и вся армия ринется туда. А ты знаешь, что визирь предпочтёт найти два трупа, чем один...
  
   - 12 -
   Я бы сумел добить его, правда! Тогда, сразу, едва Лето опустился на горячие камни, и я сам был как раскалённый камень, я просто запретил себе думать, гадать, что к чему. Да, я не обязан подчиняться даже полковнику гвардии, ведь я не военный... тем более, у них, кажется, самый настоящий переворот. Но если ты вляпался, то надо же принимать чью-то сторону - до конца! Иначе свихнёшься. Или тебя просто разотрут в порошок, как досадную помеху. И всё, что ты делал, не будет иметь никакого смысла.
   Так и было бы, если бы у меня сразу, в первую же минуту оказался пистолет. Или хотя бы кортик.
   Капсула, в которой шевелился он, Его Наисветлейшество, была раскурочена взрывом. Я хотел подбежать к ней, но вспомнил, что Крас говорил о принцессе, и тут же увидел вторую капсулу, чуть в стороне. Кажется, она была цела.
   Честно говоря, никогда всерьёз не интересовался принцессами. Ни нашей, ни сказочными. Сказочные принцессы были во всяких там сказках про любовь, а это совсем не интересно. А нашу принцессу я видел раза четыре по телевидео - она была красивой, конечно, и даже один раз приснилась мне. Это был замечательный сон, но именно сон, к тому же, принцесса там совсем другая, ну, то есть, эта самая, но мне привиделось, будто она убежала из дворца в мальчишечьей одежде, и вообще, во сне одна часть меня как бы не знала, что это принцесса, а вторая, конечно, знала. Принцесса пробралась в ангар и угнала Лето, и мне снилось, что я в панике и ужасе ищу его, и нахожу на пустыре, поломанным, и эта принцесса сидит рядом, и у неё тоже что-то случилось с ногой - то ли вывихнула, то ли даже сломала, но я сперва не понял, и жутко разозлился и стал на неё орать из-за Лето. А она только молчала и смотрела. А потом я как-то догадался обо всём (как, не знаю, но это же сон - может, её мысли вот так сразу взяли и оказались у меня в голове). И про то, что она принцесса, и про то, что её преследуют и хотят убить почему-то, а Лето она взяла вовсе не для того, чтобы поразвлечься от безделья...
   Мне было ужасно жалко Лето, но я знал, что потом, в другой части сна, мы его починим. А тогда я стал помогать принцессе. Идти сама она не могла, и сперва я поддерживал её, а потом понёс. И кругом были пески и ужасно жарко, и я знал, что скоро нас догонят и уничтожат. Принцесса - интересно, что половина меня продолжала думать, что это просто какой-то незнакомый мальчишка - говорила, чтобы я бросил её и уходил. Но, конечно, я не собирался бросать. Мы сидели на раскалённом песке и ждали... и на этом сон угасал.
   ...Кажется, это приснилось мне через несколько дней, после той истории со Скарном. В то время вообще вокруг моей персоны было много шума, и сон быстро забылся. Да и я не такой дурак, чтобы всерьёз мечтать о том, что дочь самого Наисветлейшего может подружиться со мной. Ха, подумаешь, Победитель Дракона, да ещё и липовый! Старшему сыну маршала ничего тут не светит, а я... В конце концов, я довольно быстро убедил себя, что, скорее всего, она, как и все красивые и знатные девчонки - просто напыщенная фифа!
   И вот теперь она сидела там, в капсуле, и таращилась куда-то перед собой. Перепугалась, наверно. Я открыл люк снаружи, подождал секунду, решаясь...
   А-а-а!!! Чтоб им всем! Крас, идиот, ты же сам был Птицей! Ты должен был знать! Принцесса НИКОГДА НЕ ЛЕТАЛА НА ПЛАНЕРЕ! Лето просто не сможет с нею взлететь! Никак! Как я буду её спасать??!
   -Вылезай! - буркнул я - наверно, грубовато. Она кивнула и стала выбираться наружу, запуталась в своём длиннющем платье и едва не приложилась лбом о стенку капсулы. М-да...
   -Есть у тебя какой-нибудь ножик? - спросил я без особой надежды. И она снова кивнула, и подала мне... кортик. Надо же... Интересно, может она им при случае и человека заколоть сумеет?
   -Платье надо подрезать. А то мы так далеко не уйдём.
   И она опять кивнула. А я вдруг покраснел, как обваренный - рычу на неё, как самый распоследний хруч! Разве она виновата...
   Потом я посмотрел на капсулу падишаха. Кажется, она неудачно упала, и люк заклинило - Его Наисветлейшество делал нам какие-то знаки и беззвучно шевелил губами, но выбраться сам пока не мог. Как странно, подумал я. Вот сейчас совсем близко погибает человек. И не просто человек - одно имя его приводило в трепет миллионы! Так близко, как стою сейчас к нему я, мечтали бы оказаться сотни тысяч. И все они, не раздумывая, кинулись бы спасать падишаха, хотя бы только ради одного его благосклонного взгляда... А я? Неужели одной только фразы полковника Краса, изменника и заговорщика - пусть и бывшего Птицы, ну так и что? - оказалось достаточно, чтобы я стал думать о всемогущем владыке державы, как о букашке?!
   И тут меня как током дёрнуло - принцесса! Он же её отец!
   Если бы даже я и прикончил Атурона Второго, Наисветлейшего... Она же имеет полное право ткнуть потом своим кортиком в спину меня. Но и это не важно - прежде я сомневался, но теперь... заколоть человека на глазах у его дочери?! Крас, кажется, ты меня немного переоценил...
   Я безнадежно потыкал пальцем в клавиши рации... Нет, и здесь ничего нельзя сделать. Полковник гвардии легко получит код вызова Птицы, а вот Птице связаться с полковником...
   -Ты-то хоть понимаешь, что творится? - спросил я принцессу. И, конечно, она отрицательно мотнула головой. Как будто язык проглотила! И папочку своего спасать не бежит... Смотрит на меня вот такими глазищами...
   -Так. Тогда слушай... Планер нас не поднимет... тебя не поднимет, потому что ты не Птица. Нам пока надо прятаться. Почему - я сам не понимаю, так сказали... Попробуем найти какую-нибудь расщелину поглубже. И ещё надо что-то сделать с Лето... ну, планером. Его увидят. Слушай... ты вообще говорить-то можешь?
   -Да, - чуть сипловато сказала она. - Горло болит.
   А температуры нет? - чуть не ляпнул я. Ещё свалится с каким-нибудь воспалением - и что я буду делать?!
   -Есть один вариант... Но он рискованный. Я бы мог медленно пролететь над тобой, кинуть верёвку с петлей... мальчишки у нас так делали - планер, конечно, не столько летит, сколько падает, но склон тут не очень скверный, главное, если трещина или камень - успевать чуть оттолкнуться ногами. Пару лиг мы бы дотянули, а там роща, я бы спрятал Лето...
   Ох, что я несу! Без тренировки! Если она сорвётся... или запнётся о выступ!
   -Я могу, - тихо сказала она. - Я бы... была в воздухе на планере.
   И я её чуть не обнял от радости, ну, правда!
  
   - 13 -
   Мартышка Бен опустил катер у какого-то сарайчика на окраине столицы. Ближе подобраться было нельзя - в воздухе образовалась настоящая сеть из громоздких штуковин непонятного назначения. Бен, конечно, включил систему маскировки, она могла обмануть радары, но никак не живых наблюдателей.
   -Как сказал бы мой приятель, лешак Кувырло, что-то очень много сегодня у нас гробов! - хихикнул Бен. И правда, штуковины, парящие над городом, легко было принять за летающие баржи или просто очень большие ящики, но лешонку больше нравилась мысль о вознёсшихся вампирах. - Йо-хо-хо, пятьсот человек на летучий сундук! Силити, приём! Ты чуешь у них что-нибудь? Какую-нибудь особо зловещую мертвецкую магию?
   -Нет, Бен, ничего я не чую. Не балаболь зря, они могут запеленговать твой передатчик. Судя по тому, что мы видим, это какие-то бронедирижабли с кучей турбин, понатыканных со всех сторон.
   -То-то я чую, что воздух надо мной весь гудит, как дупло с роем! Ладно, до встречи!
  
   Мартышка Бен любил космос.
   -Ты - неправильный лешонок, - говорил ему Алька. - Наверно, генномодифицированный. В тебя подсадили клетки джедаев!
   -Кто меня мог геномофицировать? - начинал рассуждать Бен почти всерьёз. - Разве только Привидения, но Силити уверяет, что им не успели подвезти нужную аппаратуру.
   -Просто ты ел радиоактивные жёлуди... А Силити скрывает... Ему приказали молчать - это же очень страшная организация. Силити, он хоть и говорит правду, но не всю - разве настоящего учёного остановит нехватка аппаратуры? Да он начнёт работу с тем, что есть, а уж там по ходу дела разберётся!
  
   ...-Космос - это такой большущий лес! - рассуждал лешонок, когда они заводили на эту тему разговор уже всерьёз. - Когда я был маленький, я мечтал, что отправлюсь бродить по своему лесу - далеко-далеко, до самых дальних его краёв! На целый месяц, пока не соскучусь! А Груздь нарочно не рассказывал мне, что за нашим лесом, ещё дальше, есть тайга! Вот где дела-то! Ну, я всё равно потом узнал... А ещё - джунгли!
   И в тайге, и в джунглях Бен побывал. Пропадал в них по несколько месяцев. Когда один, а когда с Алькой и Силити. Неразведанных мест на Земле было ещё - на тыщу лет! Но лешонку теперь казалось, что в космосе он отыщет какие-то совсем особенные "джунгли".
   Бена привлекали не только инопланетные леса. Любые дебри он воспринимал как новый, неизведанный "лес" - с новыми, ещё более непостижимыми тайнами. Особенно его манили древние, заброшенные города. На Контиле им посчастливилось найти огромный, невероятно огромный - и пустой! - город! Он прятался под странными, низкими сизовато-оранжевыми облаками, пробить которые не могли никакие радары. Бесконечные улицы, мосты, подземные переходы, башни - и тайны, тайны, тайны!
   Алька и Силити были очарованы городом-призраком не меньше Бена, Силити - тот, пожалуй, и вовсе застрял бы в нём ещё лет на двести - особенно, если учесть, что в городе было огромное количество укромно спрятанных библиотек, и расшифровка языка Контиле подвигалась неплохо...
   -У тебя, Бен, шило не только в попе, но и во всяких других местах... - не выдержал тогда Силити. Но Бену наскучил и Контиле, чудесного города лешонку хватило аж на полгода - рекорд!
   -Ничего, - утешил Алька. - Мы скоро вернёмся. Как раз подготовимся для исследований основательней...
   Конечно, Силити мог бы и остаться. Но без Альки ему очень скоро становилось не по себе.
   -У меня как будто пустота какая-то появляется внутри, - объяснял он.
   Силити когда-то уже умирал, и несколько веков вместе с магом - своим отцом - просуществовал призраком. Может быть, поэтому Алька ко всяким "ментальным нарушениям" у друга относился серьёзно и надолго оставлять его не хотел. Бен, напротив, то и дело куда-то исчезал, но не потому, что хотел быть один, просто угнаться за ним было никак не возможно.
   Исчезал он ненадолго. Тормошил друзей: скорее давайте ко мне, тут очуметь как здорово, сами увидите! И те не выдерживали - бросали свои дела и "снимались с якоря", взглянуть хотя бы одним глазком... Надо сказать, Бен никогда не преувеличивал - находить очередные потрясающие приключения было его талантом.
   Вот только в этот раз всё получилось с точностью до наоборот. В приключения влипли Алька с Силити.
  
   Заполучить местное транспортное средство не было для Мартышки Бена проблемой. Если его когда кто-то и замечал, то принимал обычно за какого-нибудь зверька - какого именно, разобраться не успевали, лешонок действовал молниеносно, нравственные терзания по поводу присвоения чужой собственность были ему чужды.
   -Я же не для баловства! - строго отвечал он на упрёки друзей, как будто это именно они поступали плохо, мешая Бену бороться за Господство Мирового Добра и Справедливости. - Сделаю, что нужно - и оставлю. Мне чужого не надо!
   Один раз Алька попытался с ним спорить - не то, что бы он сам был таким уж щепетильным, но для порядка...
   -Вот ты взял, допустим, чью-то машину... А у её хозяина в это время как раз важное дело, он как раз должен был везти больного к врачу, например!
   -Если у него важное... больной, пусть тоже возьмёт чью-нибудь другую машину, вон их сколько везде!
   -Ну а если она была как раз одна в округе?
   -Если там, в этой округе, так пусто, то я сразу замечу хозяина и пойму, нужна ему в это время машина или нет.
   Алька, скрипя мозгами, попытался подобрать очередной несокрушимый аргумент, но в конце концов махнул на выходки Бена рукой.
   Интереснее было другое. Лешонок без труда и почти мгновенно разбирался с управлением инопланетными транспортными средствами.
   -Ну, там же всё одинаково, - всякий раз отвечал он Альке, который сам обыкновенно попадал впросак, вместо педали газа дёргая рычаг катапульты, например.
   Балисса, отец Силити, объяснял это так:
   -Малыш совсем не рассуждает, садясь за пульт управления. И не боится совершить ошибку. Точнее, то множество ошибок, которые он уже совершил, ничуть не увеличило его осторожность, зато до предела отточило рефлексы и интуицию. Он просто чувствует, какой рычажок или педаль самая удобная для той или иной операции в тех или иных условиях. - И добавил, возможно, чтобы Альке было проще всё это принять: - Конечно, тут может играть роль и какая-то доля магии. Лешие всё-таки изначально приспособлены управлять запутанным лесным миром, ну а Бен - и вовсе существо не вполне обычное...
   Силити при этих словах еле заметно хмыкнул. С его точки зрения Мартышка Бен и магия - были вещи абсолютно несовместимые. Не считать же за магию такую, например, "песенку", которую Бен сейчас бормотал себе под нос, осмотревшись в кабине и запрыгнув в кресло водителя:
   -Я лечу, лечу, лечу...
   Я фырчу, фырчу, фырчу!
   "Автомобиль", добытый лешонком на окраине, оказался на редкость несуразным устройством. Даже Бен не влёт сообразил, как он действует. Сверху к нему было прицеплено что-то вроде небольшого дирижабля-подушки, уменьшающего вес. Между нижней платформой и салоном помещались баки для сжатого воздуха, а спереди и сзади стояло по паре турбин - "выдувалок", как тут же окрестил их Бен: "чтобы сдувать с дороги зазевавшихся прохожих".
   Аэромобиль парковался на остановке, оборудованной шлангом для заправки и ветряным двигателем, который снабжал энергией уже саму заправку. Но воздух из "заправочной колонки" не только наполнял баки - он раскручивал маховик где-то внутри платформы, и только после этого машина трогалась.
   На улицах было пустынно. Редкие прохожие опасливо поглядывали в небо. Иногда кто-то из них косился на аэромобиль, замечал ухмыляющуюся рожицу Бена на сиденье водителя - и Бен непременно высовывал язык и таращил глаза. Прохожий тут же замирал обалдело, начинал что-то кричать или шарахался в сторону. Спустя пять минут наперерез аэромобилю рванулись быстрые и маневренные патрульные машины.
   -Переходим к плану "Б", - пробормотал лешонок. План "Б" по-другому назывался ещё "исчезновением-перескоком". Угнанный автомобиль преследователи благополучно останавливали, но полицейские, ворвавшись в кабину, обнаруживали в ней... никого они не обнаруживали, ясное дело.
   Пока полицейские соображали, видели он кого-то за рулём, или кабина всё-таки была и вправду пустая, Бен осваивал управление уже одной из их собственных машин...
  
   ...Последние пятьсот метров к башне-ангару Бену пришлось пробежать на своих двоих - на лёшонка открыли настоящую охоту.
   -Как ты там? - спросил его Алька, когда Бен вышел на связь.
   -Уже прямо возле этой их башни. Кажется, её даже не охраняют.
   -Ясное дело, - отозвался Баррах. - На планерах могут летать только дети, кто их боится сейчас...
   -На то и расчёт. Бен, а что там за выстрелы? По кому стреляют?
   По мне, само собой, чуть не сболтнул лешонок.
   -Какие-то чокнутые хмыри гоняются за какими-то другими чокнутыми хмырями... Ладно, я пошёл дальше, пока!
  
   - 14 -
   Ну, вот не думал, что Принцесса окажется вполне нормальной девчонкой. Сперва, правда, пришлось тяжеловато. Во-первых, вообще лететь тяжеловато. Лето было тяжело, это понятно. Двоих настоящих Птиц он бы нёс без особых проблем, разве что я не сумел бы проделать некоторые хитрые фокусы - например, зависнуть на несколько секунд неподвижно или сделать крутой разворот, или выйти из глубокого пике в крутой подъём.
   Но Принцессе было далековато до Птицы, Лето чувствовал её, если выражаться грубо, килограммов на десять. Но это бы полбеды - планеры вообще не рассчитаны на двоих, мы берём ребят пяти лет, чтобы они "пропитались" ветром, но такой пассажир умещается хоть где, хоть на колене, хоть под локтем. Отдельного места для него нет. И Принцессе пришлось сидеть рядом, плотно прижавшись к моему боку. Кажется, нам обоим от этого было не по себе. И Лето чувствовал мою неловкость.
   Нет, правда, это было похуже, чем срываться с башни в пропасть в темноте. Вообще не похоже на полёт. Скорее, ты будто скользишь по тоненькому льду, не зная, в какой миг он провалится, и ты ухнешь в ледяную глубину. Я про себя умолял Лето собраться с силами, потерпеть... А потом, чтобы как-то разрушить закаменевшую напряжённость, стал спрашивать Принцессу о чём попало, не особо заморачиваясь, как она воспримет эту мою болтовню.
   -Слушай... Ты хоть чуточку понимаешь, что творится?
   Ох. Кажется, я пару минут назад уже спрашивал это!
   Она не удивилась. Потом откликнулась:
   -А ты тоже не знаешь? Это же, наверно, переворот?
   Тут я поразился - мне показалось, что сам по себе факт переворота её, как будто, ничуть не напрягает. Ну, вот она была Принцессой, и все ползали перед нею по полу, не смея поднять глаза, а теперь, может, заговорщики надумали убить её или заточить в темницу... Неужели, не понимает? Жила в своей башне, играла с фрейлинами, в куклы... Нет, но слово "переворот", однако, знает...
   -Что бы это ни было, я в этом не участвовал. До самого последнего момента. Мне сказали, что падишаху я зачем-то нужен. А потом - приказали гнать изо всех сил следом за "Колесницей" и спасать тебя.
   Тут получилось, что я хвастаюсь - вот, мол, смотри, твоё высочество, я твой спаситель... Наверно, я даже покраснел. И стал оправдываться снова:
   -На самом деле, я понятия не имею, как тебя спасать, от кого... Если ты сама знаешь таких людей или места...
   -Нет. Не знаю.
   Я кивнул. И почему меня это не удивило, ха!
   -Ты не боишься? - спросил я, чтобы как-то продолжить разговор.
   -Я... растерялась. Не знаю.
   -Это хорошо, - пробормотал я. - Наверно, ты смелая.
   Теперь, кажется, покраснела она.
   -Да ну... Ты вон вообще - Птица... Я бы не сумела, как Кей... Ой!
   Ага! Вот ты и влип! Вот она, слава, настигла...
   -Слушай... Я должен сразу сказать, а то потом будут всякие непонятки. Понимаешь, дракона я не убивал.
   -Что? А как же?..
   -Он улетел. Просто улетел. Он догнал меня тогда... А на самом деле, я сперва вообще хотел смыться... Что я, псих - нам приказали быть приманками, чтобы падишахские истребители могли поохотиться. И так вышло... этот дракон - летел рядом... и мы как будто слышали друг друга. Ну и я попытался ему сказать, что тут какая-то фигня вышла, мы же не хотели с ними сражаться, а они чего-то на нас взъелись. Вот и всё. Он полетел дальше, на запад, а потом оказалось, что его больше никто не видел, и другие драконы перестали бузить. Но я честно всё рассказал там, на Совете. А они решили сделать из меня героя... Ну, наверно, для примера другим.
   Она долго молчала. А я гадал...
   -Это даже лучше. Жалко было бы, если его убили так глупо... стрелой в глаз. Неправильно. Я... тогда ещё думал, что неправильно. Дракон, да ещё древний, он же не воробей какой-нибудь, он... мудрый.
   Я кивнул. Она была права. Не думаю, что случись всё на самом деле, как представили в Совете, я бы сумел выстрелить. В глаз. Дело тут не в трусости совсем. Наверное, я бы просто не посмел.
   -Кей... А куда мы летим?
   А... Я и сам не знал. Стоп! Похоже, я повторял свой старый трюк - я летел куда-то выше и выше, в горы. Как будто меня туда тянуло. Или просто хотелось оказаться подальше ото всех. От людей, которые сегодня, наверно, сошли с ума.
   Но я стал отвечать, просто чтобы Принцесса не решила, что я совсем сбрендил:
   -Рано или поздно все успокоятся и разберутся между собой, тогда мы и решим, как быть. Нам надо переждать. Спрятаться. Там, в горах, много всяких укромных расщелин. Хотя... есть и минус. Если Лето придётся оставить, пешком будет трудно далеко уйти.
   -Ага. Кей... Кажется, за нами кто-то летит!
   Вот хруч! Я как-то уже расслабился за несколько минут полёта.
   Наш преследователь выглядел необычно. Я не знал таких типов кораблей - летел он намного выше нас и был ещё довольно далеко. Будь я неисправимым оптимистом, можно повалять дурака, обманывая себя, что загадочный корабль летит своей дорогой. Ага, правда-правда же!
   Был он похож отсюда на чёрную птицу с широкими треугольными крыльями. Или даже скорее на летучую мышь. Вот странно, подумал я, отсюда это выглядит, как будто кто-то из нас, Птиц, летит, но у этого в контуре что-то хищное, стремительное. И, конечно, реактивный след. Какая-то суперсекретная разработка...
   Реактивные истребители хоть и быстры, но, к счастью, не могут лавировать, как мы, Птицы. Они просто не способны летать медленно. А катера, хоть и маневренны, но у них маленькая дальность полёта из-за того, что приходится применять вертикальную реактивную тягу. Поэтому для падишахского флота и строят чудовищные летающие крепости, вроде "Святого Пути" - чтобы втиснуть на них всё: от заправщиков и разведчиков - до ракет и истребителей, от резервуаров с горючим на целую эскадру - до целого десантного полка.
   Я стал прижиматься ниже, выискивая удобную расселину. И тут с жутким рёвом мимо нас пронеслось и ахнуло, отколов кусок скалы...
   -Они стреляют в нас! - вскрикнула Принцесса.
   Лето, как живой, рванулся в сторону. И мы чуть не "клюнули". Спина ледяная, но почти не страшно... Только плохо, что никак нельзя обернуться...
   -Они сигналят! Требуют развернуться и следовать за ними. Это был предупредительный...
   Ущельице внизу было страшно неудобным. Лето наверняка повредит крыло. Как минимум. И даже если чудом выдержит - вытащить его отсюда без грузолёта будет никак нельзя...
   Принцесса - умница! Я даже не думал. Она ухитрилась спрыгнуть, когда мы ещё не коснулись камней. И, кажется, вскрикнула. Я не выдержал и обернулся. И тут уже меня выбросило самого, от удара. Лето перевернулся, я зажмурился, как от боли - ждал хруста... Прости!!!
   Потом мне было жутко стыдно вспоминать этот миг. Неуловимое мгновение, когда я соображал, посмотреть, что с Лето... или сразу бежать к Принцессе.
   ...Она стояла на четвереньках, вытаращив глаза. Лицо было... ошалелым.
   -Что болит?! - крикнул я. - Подвигай ногами!
   -К-кажется... почти ничего.
   Я кивнул. На самом деле, колено у неё было, как минимум, расцарапано о камни, и я отвернулся к Лето, чтобы сходить за аптечкой. Надеюсь, она сумеет себя перевязать и вытерпит несколько капель йода на ранку. Бр-р-р!
  
   - 15 -
   ...А потом наступили долгие минуты покоя.
   Мы пробирались по расщелине, которая становилась всё уже, края её сверху почти сомкнулись, и наконец мы упёрлись в завал. Пути вперёд не было. Вверх... кажется, тоже. Только назад. Разглядеть нас здесь с воздуха было невозможно. Но я был уверен, что на странном ширококрылом корабле заметили место, где упал Лето. Скорее всего, они пришлют сюда десантный транспорт. Сколько на это уйдёт времени, полчаса? Час? Если бы нас преследовал обычный истребитель, я, не сомневаясь, вернулся бы и попытался отыскать другую дорогу, не тупик. Но этот корабль...
   Принцесса держалась на удивление хорошо. Даже здорово. Ей почти не требовалось помогать, если бы ещё не это дурацкое платье. Даже в укороченном до коленок в нём сильно не попрыгаешь. А предлагать отрезать его ещё больше я, понятно, не решился бы.
   И всё-таки она оказалась молодцом. Один раз я запнулся о какой-то выступ и не приложился к каменюке только благодаря тому, что Принцесса ухватила меня за локоть.
   Но теперь мы попались в ловушку, и я не знал, что делать.
   -Подождём? - неуверенно сказал я. - Может, войска опомнятся и вздрючат этих... кто стрелял...
   Понятно, что звучало это совсем наивно. Она кивнула.
   Мы устроились поудобнее, и я отдал фляжку с водой Принцессе. Пить хотелось безумно...
   Она сделала глоток и вернула фляжку.
   -Пей! - бодро сказал я. - Мы всё-таки не в пустыне, смерть от жажды - последнее, что нам грозит.
   Она улыбнулась, но фляжку не взяла.
  
   Кажется, я всего на минуту закрыл глаза. Даже не надеялся расслабиться - но это получилось само. Я плыл в каком-то блаженном покое, совершенно не чувствуя камней под собой. Тишина, потом как будто далёкие голоса. И свет наплывал так, точно просыпаешься медленно и приятно в маленьком доме за городом, за окном - сад, и световые пятна мелькают, как будто это ветки деревьев машут...
   Потом я сообразил, что голос был мамин. Я не слышал его миллион лет... И было совсем не грустно, потому что я верил - то, что сейчас, это взаправду.
   Я двигался нарочно медленно, чтобы не спугнуть эту другую жизнь. Да, она взаправду, но я ещё не вошёл в неё весь, я пока только прикоснулся, только стою на пороге...
   С крыльца я видел дорожку, по обеим сторонам - деревья. Яблони, вишни. Голос доносился слева. У дорожки был и колодец, и я зачерпнул кружкой ледяной воды, хотел отпить, но почему-то не стал, а нёс её перед собой.
   Мама не заметила меня. Она разговаривала с Эликой. Они собирали клубнику в большую эмалированную миску.
   -Кей совсем заспался... - услышал я.
   А Элика как раз подняла глаза и увидела меня. Улыбнулась - так, будто еле сдерживалась, чтобы не рассмеяться.
   Я шагнул на грядку.
   -Ага! - сказала мама. - Засоня явился. Собирайте тогда вдвоём, а я пошла телёнку кашу варить.
   Было жарко. И очень тихо. Где-то далеко чивкала птица - или кто-то крутил несмазанный ворот колодца...
   Элика была в коротеньком сарафане, но почему-то совсем не загорелая. Только вчера вернулась из столицы, сообразил я. И вспомнил, как она жаловалась по телефону позавчера, что во дворце каждый день наседают с делами, а она каждый день собирается им всем уже наверняка показать, где хрючи зимуют... И наконец, не выдержала. Оставила записку, выгнала секретаря, который ныл у порога - и сама прилетела на катере, без охраны. Появилась у нас на крыльце в полдень...
  
   Клубника пахла так, что кружилась голова. И солнце... Кажется, оно было всё-таки слишком горячее. Я упал на спину, то ли в шутку, то ли от странной слабости. Элика наклонилась надо мной встревожено, и я хотел сказать, что ничего страшного. Она что-то прошептала - совсем близко...
  
   Запах клубники сменился чем-то невыносимо душным. Кажется, меня тошнило. А пошевелиться я не мог. Почему??!
  
   -Очнулся? - спросили. - Воды ему дайте.
   Чьё-то лицо. Омерзительное... Обычное - и омерзительное. Просто невыносимо чужое. Вода была с каким-то привкусом.
   -Пей, не отравим. Это лекарство. Ты нам нужен.
   Я сидел на стуле в каком-то помещении... стены, пол, потолок были металлическими - листы и заклёпки, и больше ничего. Передо мной стоял этот тип с чашкой. А дальше ещё один. Стройный, аристократически подтянутый, в дорогом костюме.
   -Голова прояснилась? Соображаешь нормально? - спросил он.
   Я закрыл глаза. Не знал, что отвечать, и нужно ли отвечать.
   -Ну, как хочешь. Думаю, ты уже вполне нормально соображаешь. Объясню ситуацию коротко. Ни к тебе, ни к твоей подружке у нас никаких претензий нет. Но нам нужен дракон. Большой дракон. Скарн. Тот, с которым ты нашёл общий язык.
   Кажется, я вздрогнул. Откуда они знают...
   -Да, Кей. Мы в курсе, что публике скормили сказочку про твой меткий выстрел. Но мы знаем ещё кое-что. Большие древние драконы разумны. Если бы ты читал побольше книжек, ты бы знал, что они способны на многое... не только в смысле уничтожающей силы. Их можно не только отослать подальше - их можно призвать. И мы знаем, как это сделать, Кей.
   Я даже раскрыл рот. Ничего себе...
   -Работа у тебя не сложная. И не очень долгая. Мы знаем, где сейчас примерно находится Скарн. Твой планер мы достали и починили. День пути туда, день назад. Назад - с драконом. Слёзно рассказываешь ему, что твои обидчики поработили страну. Ведёшь его к базам. Их мы тебе покажем. Всё. Свободен. На все четыре стороны. С деньгами и подружкой. Ну и планер твой, само собой, на веки вечные. Нам чужого не надо. - Он усмехнулся.
   -Кей, нет!! Ты не знаешь! Я не...
   Принцесса! Здесь!
   Этот, который приводил меня в чувство, метнулся к ней... я подумал, что он ударил Принцессу... Нет, просто зажал рот...
   Она тоже была здесь, только чуть сбоку, я не видел её до этого момента. Тоже привязанная к стулу.
   -Красивая у тебя подружка... Возьми вот, выпей ещё, это просто витамины и тоник. Чтобы быстрее оправиться. Пришлось немножко усыпить вас газом там, в ущелье... Пей, пей. Тебе надо побыстрее собраться с силами, а на раздумья времени нет. Надо обернуться до завтрашнего вечера, Кей. Нас торопят, мы торопим... У меня вот тоже множество дел, но придётся отложить их все, побыть здесь, присмотреть, чтобы Хуфф не тронул твою девчонку, он ведь такой парень, очень послушный, но когда дело касается красивых молоденьких девочек, уследить за ним - та ещё морока...
  
   ...-Сейчас нам придётся завязать тебе глаза, Кей. Мы высадим тебя подальше, вместе с твоим планером. Ну, ты понимаешь, нам же не хочется, чтобы твой дракон узнал, где находится НАША база.
   -Если Принцесса...
   -Знаю-знаю! До завтра ей ничего не грозит, Кей, я же не маленький сопливый хручёнок. Я всё понимаю - если случится ЧТО - ты прикажешь дракону найти нас на краю земли и всё такое... Только не задерживайся, хорошо? Потому что мы-то изо всех сил будем ждать и выполнять уговор - но есть ещё и ДРУГАЯ сторона, и я не могу обещать, что они не проявят неожиданную... я бы сказал - неуместную прыть...
  
   - 16 -
   -Бен, как у тебя дела?
   -Нормально. Я тут покувыркался немного... Знаешь, всё было очень похоже на то, как у меня получилось в многоэтажных джунглях Маолы - ты забираешься на самые высокое дерево, а оно, ты же помнишь, метров на пятьдесят выше прочих... и прыгаешь, то есть падаешь, а ветки сверху только кажется такими густыми, ну и летишь быстрее, чем думал... так что, когда я попробовал ухватиться за ветку, она меня первый раз просто раскрутила вроде теннисного мячика, ну и я потом...
   -Бен, нам некогда вспоминать, самое главное - ты цел?
   -Обижаешь, кэп!
   -А то, на чём... ну, планер?
   -Ясное дело, раз я всё ещё лечу!
   -Понятно...
   -Хоть бы повосхищалися моей крутостью!
   -Бен, всё потом, у нас дело скверно пошло. Зонд потерял Кея с прин... то есть... ну, короче, кто-то стрелял по ним. Они пытались скрыться ущельем, а мы тем временем подняли наш катер, лететь им на помощь, раз такое дело - плевать на маскировку!..
   -Это я одобряю!
   -Да, но всё зря - пока мы отвлеклись, их, похоже, куда-то умыкнули. Зонд показал, что чей-то катер садился там, потом шмыгнул к каким-то шахтам в скалах - кажется, там у них целая подземная система баз. Если бы мы знали, кому верить... Принцесса могла бы попробовать связаться с войсками и приказать дать план этих шахт - но сейчас у них абсолютно непонятно, кто на чьей стороне, так что мы пока просто поднялись повыше, выше, чем могут достать их ракеты - хотя парочку самых прытких таратаек всё равно пришлось "пустить на дрова"... так что под нами тут сейчас всё гудит, как улей, и если мы опустимся, они нас закидают железяками чисто на вес, это тогда надо сводить с орбиты корабль и начинать планетарную войну.
   -Класс!
   -Бен...
   -Я всё понял, понял! Надо взять в заложники главного и отрезать ему уши...
   -Главный убит, похоже. Бен, короче. Жми к этим шахтам, координаты я даю, попробуй рассмотреть, что там к чему, и если надо - прийти на помощь. Мы будем сверху и прикроем, если кто-то попытается к тебе полезть...
   -А его не жахнут из какой-нибудь замаскированной пушки? - вмешался Силити.
   -Пушки или ракеты зонд бы высветил, то-то и оно, что шахты "чистые" - никакого металла, как будто норы в горах.
   -Это же всё драконы понаделали! Маленькие!
   -Получается, Кея утащили драконы?!
   -А драконов сейчас нет. Они все улетели за Скарном...
   -Бен?
   -Да понял я, понял...
  
   -17 -
   Когда Элике было десять, она сделала открытие - у неё не было отца.
   Это открытие не то чтобы обескуражило. Элика не почувствовала себя несчастной, она только слегка удивилась. И время от времени возвращалась к этой мысли. Вначале Элика воспринимала её почти как игру, ведь на самом деле она знала, что Атурон - её отец. Папа. Просто он особенный. Тут ничего не поделаешь. И всё же чаще и чаще она думала о себе, как о девочке без родителей.
   Я одна, думала она. Это странно... И тут же мысли её находили какое-нибудь другое направление...
   А ещё Элика боялась высоты. Очень, очень сильно. Она помнила время, когда этого страха не было. А можете быть, она о нём ещё просто не знала. Но однажды красивый офицер и ещё какой-то "большой мальчик" (тогда он казался Элике большим, сейчас она знала, что мальчику могло быть лет двенадцать, не больше) повели её в высокую башню. Башня была и вправду высокая - вначале Элика одолевала ступеньки сама, затем офицер подхватил её на руки, и Элика растерялась на секунду, и хотела возмущённо крикнуть что-то... и тут же поняла, что очень устала.
   На верхней площадке подрагивал от горячего, ровного ветра планер. "Большой мальчик" оказался Птицей, но Элика и этого тогда ещё не знала. Её примостили у мальчика между коленок, было неудобно, и стала появляться какая-то тревожность. Элика хотела заплакать, но встретила взгляд офицера, какой-то... понимающий. Она сжалась, закаменела и не заплакала.
   А потом планер стал падать.
   В какой-то миг Элика увидела всю бездну пространства под ними и совсем не по-детски почувствовала огромность всего-всего-всего, и страх этой огромности тоже был не детский.
   Что было дальше, Элика не запомнила. Но к "Птицам" её больше не водили. Страх высоты напомнил о себе много позже, на "Золотой Колеснице", во время парадного Восславления Дома Падишаха. Элике исполнилось девять, и тогда ей показалось, что она узнала офицера, который был с нею в башне. "Золотая Колесница" должна была в первый раз пронести Его Наисветлейшество по небу - закончились все мыслимые испытания - поразив умы и чувства подданных совершенством форм, блистающей роскошью, быстротой и мощью!
   Бронированный купол "Колесницы" был раскрыт, чтобы люди могли видеть Падишаха и его дочь. Элика держалась за поручни и смотрела на солнце, чувствуя, как чернота заливает пространство. В какой-то момент её локтя коснулась чья-то рука - сигнал, что необходимо воздеть ладонь в приветственном жесте. Мир покачнулся, завертелся и стал падать... но Принцесса устояла.
   Чуть позже она слышала, как Падишах негромко спросил кого-то, что произошло. Что ему ответили, Элика не разобрала.
  
   ...А ещё через год она услышала тот разговор.
   Непонятно, как она вообще оказалась в зале, где проходило столь секретное совещание. Скорее всего, "Волки" просто не посмели поинтересоваться, имеет ли она право туда идти, скорее всего, они решили, её пригласил сам Падишах. В любом случае, они знали, что Элика не могла быть врагом - а это было главное.
   Кроме того, следом за нею в зал вошёл кто-то из высших офицеров. Элика чувствовала, что ей здесь находиться не положено, и ждала, что офицер с приторной вежливостью начнёт подбирать выражения, чтобы намекнуть Принцессе о нежелательности её присутствия...
   Однако офицер как будто не заметил Элику. Он задержал на ней взгляд всего на полсекунды, но не поприветствовал, как полагалось по уставу, а вместо этого быстро обошёл зал, видимо, проверяя, нет ли в нём чего подозрительного. В конце осмотра офицер шагнул к стене, распахнул небольшую потайную дверку - и вдруг снова оглянулся на Элику - и быстрым шагом покинул зал.
   Дальше всё случилось очень быстро. Элика шагнула за дверку, затворила её за собой, даже не задумавшись, зачем она это делает. Её мысли были заняты странным совпадением - офицер снова был тем же самым!
  
   Совещание оказалось довольно долгим. Вначале Элика даже не прислушивалась - политики ей хватало на уроках. Затем прозвучало её имя...
   ...-Ещё один, скорее всего, погибнет на этой неделе. - Говорил доктор медицины Амин Хамав. Элика хорошо знала его голос, потому что он же был и личным лекарем Принцессы. - Боюсь, я должен признать окончательно - надежды нет, Атурисси.
   -Досадно! - ответил Падишах. Впрочем, особой досады Элика в его голосе не различила. Скорее всего, новость не была для отца неожиданной. - Значит, всё-таки Элика... Но послушай, Амин, пару дней назад я говорил с... твоим... оппонентом. Он уверен, что может получиться обратный процесс. И ещё не поздно... хотя времени осталось мало - от силы год, пока у неё не пошли гормональные изменения в полную силу.
   -Обратный? - Элика как будто почувствовала колебания Амина - тот решал, притвориться ли, что не понимает смысла сказанного? Нет, не стоит... - Атурисси, вы знаете, чем мы рискуем. Её Высочество - последняя в роду.
   -Но Кмал уверяет, что эта операция абсолютно безопасна. Она безопасна даже для обычного человека, а уж для наследницы Илидов...
   -Но... Атурисси, я говорю не об угрозе жизни. А о способности продолжать... - Амин умолк. Видимо, осознав, что Падишаху и так известны его возможные возражения.
   Довольно долго было тихо.
   -Да. Вы правы, Атури... Кмал прав. Я должен обдумать все детали, я...
   -Хорошо, Амин, я рад - знал, что ты осознаешь эту необходимость. Кмал скоро придёт к тебе, чтобы получить все необходимые материалы для работы...
  
   ...Элика в тот раз не поняла, что происходит. Поняла только одно - Падишаху нужно её использовать в каких-то особенных целях, скорее всего, не просто неприятных для самой Элики - но и слишком рискованных в политическом смысле.
   С раннего детства Элика знала, что такое государственная необходимость. Это когда ты являешься самой большой драгоценностью в мире, но при этом почти всегда вынуждена делать не то, что хотелось бы. Некоторые вещи от неё не скрывали никогда:
   -Когда-нибудь, девочка, тебе, возможно, придётся выйти замуж за какого-нибудь тупого и уродливого ублюдка, называть его мужем, являться с ним рука об руку народу - и ты должна привыкнуть к этой мысли, потому что это есть государственная необходимость. Но на самом деле всё не так страшно, не так, как случалось у многих тысяч юных девушек в мире - именно потому, что ты - Илид, а твой муж будет обычным человеком, он никогда не станет равным тебе, и если только ты сама не позволишь ему, у него никогда не будет власти над тобой, и рано или поздно ты станешь единственной властительницей страны - а возможно, и мира!
   Формальность мы не можем изменить, Элика, но помни, что формальность никогда не обретёт над тобой власти, если ты сама того не захочешь. Если бы ты родилась мальчиком, Элика, тебе было бы проще, но и это смотря как сказать, потому что мальчики рано привыкают к власти внешней, и она их рано развращает. Твоя сила - внутри! Храни же её!
  
   Если бы Элику потом попросили рассказать, что она чувствовала и как жила дальше, она бы не смогла. Ощущение опасности пришло не сразу, и это не было тем состоянием, когда тебе именно страшно или плохо. Скорее, это было похоже на сон, довольно неприятный, но когда ты знаешь, что если станет совсем уже невыносимо, можно в любой момент проснуться.
  
   Несколько дней не происходило ничего особенного. Отца Элика почти не видела. Зато она стала внимательнее присматриваться к высшим офицерам, которые появлялись во дворце. В уме она составляла план, какой вопрос задать ЕМУ, если встретит ЕГО - так, чтобы не выдать себя, не показать своё беспокойство, но дать понять, что она хочет знать, как себя вести дальше, хочет разобраться, что за стороны вовлечены в эту странную игру, чего хотят от неё, Элики, и чего хотят для страны.
   И вот на этом месте Элика "спотыкалась" в своих рассуждениях. Если окажется, что заговорщики задумали что-то плохое для государства, но при этом хотят почему-либо помочь именно ей, Элике - как быть в этом случае? Если отец всё-таки мудрый властитель, а доктор Амин - всего лишь проявляет нерешительность, а таинственный офицер в форме капитан-командора гвардейцев - на самом деле изменник и шпион?..
   Могу ли я умереть для моего народа? - спрашивала себя Элика. Когда-то её казалось, что да. Умереть во благо своей страны - это прекрасно! Не все простолюдины это осознают, но к этой их слабости следует относиться с пониманием, так как главное предназначение их - труд во благо державы. А вот осознанное самопожертвование - удел знати.
   Но сейчас Элика сомневалась - как-то всё темно и сложно складывалось. Если бы отец пригласил её, взял за руки, посмотрел в глаза и сказал, что настал Час, что нужно быть смелой и сильной, что... Однако, похоже было на то, что говорить с нею никто не собирался. И Элика поняла, что боится не столько самого того, что может произойти, сколько внезапности, непостижимости, и ещё того, что удар может нанести не враг, а тот, кому ты доверяешь всю жизнь...
  
   Таинственный офицер не встречался в дворцовых покоях, ни с кем другим Элика не решилась бы заговорить на эту тему, разве что с Амином - но только так, чтобы он не догадался... Встретиться с доктором было не сложно - достаточно пожаловаться на недомогание. Да, может быть, завтра, говорила она себе. Если не придумаю ничего получше.
  
   В тот день паж сообщил ей, что прогулка верхом отменена. Кем? Великим Визирем, сказал паж. Элика почему-то ужасно разозлилась. В принципе, Визирь имел такое право, и если вмешивался в привычный порядок, то этому имелись веские причины. Но сейчас в самой Принцессе что-то изменилось. Прогулки дарили ей иллюзию прежней жизни, ясной и простой. Сейчас она понимала, что забывалась в них, словно представляя, что в какой-то момент может не повернуть Йорко назад, а мчаться и мчаться... а потом наступит ночь, и она окажется в другом мире, бесконечно далёком, страшном, наверное, - и свободном.
   Элика вернулась во дворец, ожидая, что сейчас, наконец, всё случится, разрешится, так или иначе. Но ничего не происходило. На следующий день прогулку отменили снова. Никогда ещё Элика не "бунтовала" против заведённых правил, наверное, чувствуя, что ничем хорошим для неё это не кончится. Откуда она это знала, не ясно. Элика не помнила, чтобы её "наказывали", и даже не знала, какие "наказания" предусмотрены для строптивых принцесс. Не хотела знать. Но как будто сам устоявшийся порядок был впитан ею с младенчества - неповиновение Власти было невозможным, абсурдным - тем более для той, которая и сама уже отчасти была Властью.
   Сейчас она тоже не решилась ослушаться. Но ушла к себе в покои, выждав четверть часа, собираясь с духом. Наконец позвала пажа и велела сообщить, что у неё разболелся живот.
  
   Очень долго никто не являлся. Элика удивлялась - обычно Амин или его помощница, пожилая Хсар, возникали на пороге едва ли не прежде, чем сама Принцесса осознавала, что ей нездоровится. Болела она, впрочем, редко, и осмотры дважды в месяц воспринимала больше как разговоры о жизни вообще - доктор Амин был великим мастером своего дела.
  
   Элика была уверена, что придёт сам Амин. Наверно, она так этого желала, что другой вариант просто выпал у неё из головы. Но появилась Хсар, перепуганная и дрожащая - такого не было с нею никогда.
   -Звёздочка моя, что же ты делаешь, как некстати, ах, как некстати же! - пропыхтела женщина почти в самое ухо.
   Элика растерялась.
   -Я здорова, Хсар, прости... но мне надо было... Я думала... Амин...
   -Амин не придёт. Амин... На вот, возьми, спрячь!
   Неуловимым и каким-то удивительно ловким для пухлой женщины движением Хсар втолкнула Принцессе в рукав узкий, ощутимо тяжёлый предмет, теплый от тепла тела.
   Элика догадалась. И отшатнулась почти в панике.
   Хсар поцеловала её в лоб - так она делала последний раз очень давно, года три назад, когда Элика и вправду серьёзно болела - и быстро выскользнула из покоев.
  
   - 18 -
   Элика не успела сообразить, что же такое она натворила - появился высокий, чернобородый человек с какими-то колючими глазами. Он окинул Принцессу цепким взглядом, скорее кивнул, чем поклонился, и Элику это неожиданно сильно рассердило.
   -Я Кмал, доктор медицины и личный лекарь Его Наисветлейшества. Ложитесь, ваше высочество, я должен вас осмотреть.
   Элика хотела спросить, почему не пришёл Амин - и почувствовала, что от неё ждут этого вопроса и готовы к нему. И ещё она поняла, что бессмысленно говорить, что живот уже не болит, что она здорова и никакой осмотр не нужен...
   Они заставят, догадалась Элика. Это и была моя ошибка. Им нужен был повод.
   И ничего не сказала.
  
   Было очень тихо в тот час во дворце.
   Элика ударила неумело, и ей было немного стыдно, ведь Принцессу учили обращаться с оружием, именно с таким - незаметным и опасным. Учили, куда должен войти клинок, чтобы крови вытекло мало, чтобы противник не успел ударить в ответ. Как обычно, Принцесса не задавала вопросов - зачем. И сейчас не смогла бы оправдать себя тем, что её застали врасплох или она была испугана, или обездвижена. Иммо, кинжал-игла, лежал рядом с её ладонью, совершенно открыто, он выглядел как амулет на цепочке, в виде тоненького серебристого ангела со сложенными крыльями. Кмал не обратил на него никакого внимания.
  
   Она вышла из своих покоев, не одеваясь, вся в крови Кмала. Она могла бы позвать гвардейца, но что-то как будто вело её. Не было ни сомнения, ни стыда - хотя, наверное, дворец Наисветлейшего не знал ничего подобного много-много лет, и несколько слуг, увидевших её, метнулись в разные стороны - кто-то наверняка в страхе, не желая быть в числе тех, кого потом решат казнить, как свидетелей небывалого, немыслимого, неподобающего... И это было хорошо - Падишах (она тогда впервые подумала о нём, как о совершенно чужом человеке) не сможет быть уверен, что тайна останется погребённой с мёртвыми.
  
   Падишах Атурин Сааксимаад выглядел спокойным.
   -Что же случилось? Мы одни. Ты можешь рассказать мне всё.
   -Он прикасался ко мне. Доктор Амин никогда так не делал. Я подумала, что это может быть враг - меня никто не предупредил, что придёт новый доктор.
   -Ты действовала смело и решительно. Достойно Принцессы великого рода... Жаль, конечно... Доктор Кмал не хотел ничего плохого... Нам следовало предупредить тебя, что скоро... скоро тебя нужно будет подготовить. Наш род особенный, Элика. Мы обладаем особенными свойствами, которые нужно периодически контролировать. Сейчас твой организм начнёт понемногу перестраиваться, у тебя могут появиться некоторые... странные ощущения. Вот почему доктор Кмал так тщательно...
   -Но где доктор Амин? - Принцесса перебила Падишаха, что было немыслимо даже для неё - однако, Атурин как будто не заметил этого.
   -К нашему сожалению, доктор Амин погиб в катастрофе... тебя не хотели расстраивать этой вестью... не предполагали, что... После Амина, доктор Кмал был единственным посвящённым специалистом в этой области.
  
   Тогда Элика поняла, что с Падишахом происходит что-то необычное. Если бы Элика была чуть повзрослее, она угадала бы в этом необычном страх.
  
   Незаметно для себя Элика с того дня начала "прощупывать" границы своей власти и свободы. Она не собиралась нарочно что-то нарушать или выведывать какие-то тайны - но словно исчез невидимый барьер. Она по-прежнему была прилежной ученицей на занятиях с профессорами Академии, по-прежнему соблюдала правила, гласные и негласные, дворцового этикета. Однако неосознанно она чувствовала, что может в любой момент сломать хрупкое перемирие. Скорее всего, это чувствовали и другие.
   И несколько раз выходило так, что Элика в рассеянности (вообще-то, ей не свойственной) совершала проступки, а затем, опомнившись, ждала замечания. Однажды случилось и вовсе неслыханное - она не явилась на торжественный приём по какому-то случаю, просто-напросто зачиталась в библиотеке. К слову, в тот день она и чувствовала себя неважно: в небе стояли низкие облака, но духота проникала в самые прохладные закоулки дворца - зато в библиотеке было покойно и хорошо.
   Только покидая библиотеку, Элика сообразила, что произошло. Её отсутствия не могли не заметить - ни Падишах, ни Визирь. Она размышляла, как поступит, если в наказание ей запретят уединяться в библиотеке. Удивительно, но если прежде Элика предпочитала брать книги в свои покои - то теперь вдруг почувствовала, что библиотека сделалась для неё местом как будто более надёжным, отгороженным от прочего дворцового мира.
   Короткий, испуганный взгляд распорядителя церемоний, которого Элика встретила у дверей Лазурной галереи - но ни вопросов, ни упакованных в велеречивую вежливость упрёков. Элика подумала, не стоит ли ей самой явиться к Визирю... однако затем решила, что такой вариант будет признанием своей вины - а виноватой Элика сейчас почему-то себя перестала чувствовать.
   Её жизнь изменилась. Незаметно для тех, кто окружал Принцессу - изменилось её отношение к действительности. Прежде она просто жила. Послушно присутствовала на приёмах, прилежно занималась с придворными учёными, упражнялась, совершала конные прогулки, играла в теннис, плавала, читала сказки и истории, наблюдала за тем, как растут, расцветают и увядают цветы в саду, бродила по тропинкам... Она знала, что когда-нибудь будет управлять Империей - но КАК это всё произойдёт, как именно она будет принимать решения, какими мотивами и чувствами будет руководствоваться - Элика не задумывалась. "Благо Империи" - этого достаточно. Пока она была ещё слишком молода, чтобы вникать в само понимание сути "Блага". Можно не торопиться, можно просто учиться, играть, наблюдать...
   Теперь Элике хотелось понять, что же именно это такое - государство, что такое - управлять им, для чего нужна она, и почему именно она, Элика, предназначена на эту роль.
   Книги по истории, бывшие когда-то просто учебниками, теперь обрели смысл. Она могла читать тома из секретных архивов - никто не озаботился этим странным, внезапно проснувшимся интересом десятилетней девочки к династическим тайнам Империи.
   Почти никто.
  
   Это была их четвертая встреча.
   В первое мгновение Элика даже как будто испугалась, встретив капитан-командора у массивного шкафа с пятитомными "Исследованиями" Сиятельного Алмаза Мудрости, Личного Лекаря Его Наисветлейшества, Цаарта Эшкатиассута, записанными двести пятьдесят лет назад, хранящимися в двух списках, оригиналу присвоен номер 023 специального хранилища"...
   -Вы читаете сложные книги, Ваше Высочество! - улыбнулся он. - Вы далеко продвинулись в постижении глубинных процессов истории!
   Элика подумала, что интерес офицера её почему-то не раздражает. И обрадовалась этому - оказывается, она устала от того рода одиночества, когда не с кем обсудить непонятное, но важное. Говорить с наставниками об "Исследованиях" ей почему-то совсем не хотелось.
   -Вовсе нет! - с неожиданным для себя пылом откликнулась она. - Там почти всё непонятно! И очень много всего написано... Если бы... если бы эти учёные писали немного короче!
   -Я вас понимаю. Простите, если моя навязчивость вам неприятна... Вам достаточно намекнуть... Но я в своё время изучал эти сочинения, и если необходимо, могу пояснить трудные места или пересказать коротко избыточные длинноты.
   Элика улыбнулась. Казалось, в душной комнате внезапно распахнули окно...
  
   - 19 -
   Почему в космосе не бывает грозы? А если всё-таки бывает? Хочешь узнать про охотников за космическими грозами в сердце Синей Раковины?
   Почему древняя планета Палимия несколько лет назад сама собой стала "молодеть"? Её красные скалы покрываются лесами, корни, ветви и кроны деревьев образуют многоэтажные заросли, которые покрывают планету, словно толстый мех.
   Бесконечные пещеры в глубинах океана на Улиссе - куда они ведут на самом деле?
   В путь за блуждающими звёздами Арфы - набираем экипажи!
   Морозные узоры на стекле - хотите увидеть такое же, только в межзвёздном пространстве? В системе двойной звезды KD8659 таинственные космические "кристаллы" из альфинитовой пыли!
   Реликтовое эхо на частотах FFE12 - мы нашли обрывки музыки и путевые записки экипажей, которым больше семисот лет...
   ...Выберите тему, выберите тему. Присоединяйтесь!
  
   Как странно... Здесь, за стеною скал, на частотах нашей связи всегда царит тишина. Я не выключил приёмник, просто забыл, хотя следовало это сделать, чтобы поберечь батарею - на планерах они хилые, из-за веса. В какой-то миг ветер подхватил Лето так легко и мягко, что во всём пространстве повисла тишина. И я услышал шорох приёмника. Я потянулся к выключателю, но почему-то передумал. Пусть шуршит. В этот момент он был для меня тоненькой ниточкой - может быть, я надеялся услышать по рации, что мятеж ликвидирован, мятежники сдались, принцесса спасена...
   Впрочем, я сам теперь оказался в числе мятежников - я оставил раненого падишаха, из-за меня принцесса попала в плен... из-за того, что я подчинился приказу... Приказу? Чьему приказу? Кто этот человек, командор гвардии или всё-таки самозванец?
   Я не хотел ни о чём думать. Думать - значит, вспоминать о принцессе. Думать о принцессе - значит, делать выбор. Хотя я пытался уверить себя, что выбор уже сделан - я позову дракона, я буду просить его спасти Элику, а что дальше - пусть решают другие. Просто потому что я не понимаю уже ничего в этой каше.
  
   Шелест радиоголосов вплетался в мои мысли, не разрушая их. Знаете, как это бывает, на самой границе сна, когда мысли о настоящем перепутываются с какими-то, непонятно откуда взявшимися картинками, голосами, другими мыслями - как будто совсем чужими - и всё это ни чуточки не кажется странным.
   К тому же, эти вопросы, загадки, путешествия, о которых говорили голоса - они были как будто сами из моих же снов...
   Но потом я понял, что это на самом деле.
   Радиостанция? Чужая?
   Я проверил частоту. Наша, Птичья, ничего не сбито. Лето плыл над плоскогорьем, пустым, голубовато-серым прямо внизу и казавшимся бесконечным из-за того, что солнце подсвечивало туман по горизонту. Где-то там, в сотне лиг впереди, прячется за грядою скал почти бездонная пропасть. Когда я увидел её первый раз, показалось - я умираю. Земля кончилась, она была не круглой, она была плоской, я достиг края земного диска... и это был такой ужас!
   А ещё - красивее этого не было ничего в мире.
   Тогда, кажется, я перестал дышать. А Лето - падал. Только в тот миг я понял, что прежде всегда чувствовал твердь под собою - пусть далеко внизу - но чувствовал. А тогда...
   Бездна.
   Горячий воздух опахнул мне лицо. Я понял, что это Скарн. Я открыл глаза - он стремительно удалялся. Ни голоса, ни мыслей его я не почувствовал, он не оглянулся, он уходил в бесконечность тумана - но мне тогда почудилось, что какой-то другой дракон, внутри его чудовищного тела, повернул голову и насмешливо подмигнул.
   Нет, Лето не падал. Он парил.
   И тут облака под нами разорвались, и я увидел зелёную, зеленую страну в тоненьких полосках рек.
  
   ...Спустя несколько месяцев она стала помниться мне сном. Я почти уверился, что один, без Скарна, я не долечу туда. Не найду дороги или не хватит сил... Не знаю, почему я стал так думать. Сейчас это показалось мне почти предательством. Как будто Скарн сделал мне подарок, а я не понял, не принял его.
  
   - 20 -
   -Баррах сошёл с ума... Клянусь вонючими кишками хруча... Клянусь... Но Барраху всё равно уже!
   Он провожал глазами катер. Он сам напросился. Даже мысль об этом пришла в голову ему самому. Поразительно неожиданная и сумасшедшая. И умная. Так сказала Принцесса. После этого он бы не отказался от затеи, даже если бы знал наверняка, что через час его уже не будет в живых.
   -Баррах не идиот... да. Даже если я переверну вверх дном весь этот грязный мирок - зачем я ей? Я знаю, что я идиот... Сейчас можно скрыться... залечь... Их всех передавят - моих бывших дружков... а я останусь. Ещё не поздно остановиться, Баррах, хотя ты не остановишься, я тебя знаю, жирный пердящий урод... Ты редко лезешь в пекло. Но если полез...
   Баррах остановился. Ещё несколько секунд, чтобы подумать. Освободиться от чар её глаз. Взвесить. Может быть, всё дело в том, что он просто хочет себе девчонку? В школе, уже в старшем классе, он как-то положил глаз на одну, на пару лет помладше - между прочим, она была чем-то похожа на... Тогда он не стеснялся давать волю мыслям, ха! Чего он только не представлял о ней! В то время он был уже не абы кем, мог бы и... Но девчонка сама была дочкой человека, связываться с которым... Нет, Баррах не идиот был, совсем не идиот.
  
   Нет, Баррах. Сейчас ты просто хочешь, чтобы она думала о тебе хорошо. Чтобы ты был для неё вот тем странным чудаком из глупых детских книжек, чудиком-героем, который совершает свои дурацкие подвиги. "Подвиги", Баррах, дурачок! Ты ржал и плевался, когда видел это слово в слюнявых книжонках для малолетних идиотов... Ну и кто ты теперь?
  
   Всё. Он всё обдумал. Теперь - только работать, как говорил со спрятанной усмешечкой Лигус, запираясь в своём кабинете...
  
   ...Неожиданно повезло сразу. Баррах даже растерялся. Но на ловушку не похоже - кто из них мог представить, что Баррах появится здесь сейчас? И кому в этой катавасии могло прийти в голову устраивать засады на такую пешку, как Баррах?
   Хату мало того что не накрыли - там даже был человек, который знал Барраха и который мог дать сигнал наверх. На гостя Юсур, подельник по паре давних "подработок", взглянул без интереса.
   -Мне всего пять слов. Но - на самый верх.
   Юсур пожал плечами, кивнул. Ничем не показал удивления, но Баррах знал, что сейчас кто-то из ребят побежит проверять, не притащился ли за ним "хрючий хвостик". После таких заяв гостя обязательно "щупают".
   Баррах дали место за столом, бросили бумажку с шифром. Подумал: всё. Сейчас...
   "Знаю, где настоящая принцесса. Информация лично".
   Всё.
   Юсур бросил взгляд на шифровку.
   -Слов тут шесть...
   -Ну, извини. У меня с математикой всегда было туго.
  
   - 21 -
   -Хотя лично я бы давно уже просто выставил им ультиматум. Выдают Кея со спутницей - и пусть творят дальше со своей планетой, что хотят!
   Силити ответил укоризненным взглядом: зачем так говорить о планете при ней?
   -Ну, дальше-то мы им не дадим совсем уже сходить с ума. Но у нас будут развязаны руки, ты понимаешь?
   -Да никто нам никого не выдаст! Кому мы ультиматум предъявим вообще? Какой-то шайке заговорщиков? И хорошо ещё, если эта шайка там одна...
  
   Сейчас им ничего не оставалось, как ждать. Ждать, пока Бен закончит разведку. Или пока Баррах откликнется сигналом маячка. Ждать, "барражируя" над хребтом на высоте пять тысяч метров...
   Алька включил ретранслятор гиперсвязи с корабля, канал Космической Академии. Задорный, светлый какой-то голос ведущих заставил поёжиться. Совсем другой мир...
   Новости. Репортаж с открытия базы на Персее-40. Приглашения в экспедиции...
   А потом его мыслям как будто откликнулись песней:
  
   "Мой милый товарищ, мой Лётчик,
   Хочу я с тобой поглядеть,
   Как месяц по небу кочует,
   Как по лесу бродит медведь,
   Как светят зарницы в просторе,
   Как утром на убыль идут,
   Как речки в далёкое море
   Зимою и летом плывут..."* ( Янка Купала, пер. М. Голодного)
  
   -Кто они?!
   Алька аж вздрогнул. Обернулся. Не по себе стало от этих сияющих, распахнутых глазищ. Сам он уже почти забыл, как это было. Когда первый раз. Весь космос - твой, для тебя...
   А рассказать почему-то не может. Пусть лучше Силити. Он же, кажется... он давно так на неё смотрит. Неужели, влюбился? Вот дела...
   Алька улыбнулся:
   -Вот Силити пусть рассказывает. Он в этой Академии вроде как ректор. Почётный...
   ...Кажется, Силити влип. По самые уши. Красные-красные.
  
   - 22 -
   Это как-то стало походить на игру. Игру, в какую она никогда не играла - она вообще не играла в игры, доступные обыкновенным мальчишкам и девчонкам.
   С офицером они вначале встречались в библиотеке. Он помогал подбирать книги на интересные Элике темы - но при этом понятные. Если таких книг не оказывалось - объяснял сам. История - не та, что изучала Элика на уроках. Преподаватель во дворце говорил больше о политике, об экономике. Здесь было другое, похожее на книгу древних сказаний, если бы её переписать подробно, строгим, сухим языком.
   Политика тут тоже была, но совсем другая. Про сами государства, про закономерности движения сил, способы ведения переговоров - ничего не говорилось. Было другое - собственно то, для чего и почему происходили все эти движения и переговоры. Источники и причины.
   -Сейчас - всё делается точно так же? - спросила однажды Элика. Офицер не ответил. Взгляд его предлагал Элике решить эту загадку самой.
   Как? Наблюдай! - отвечали учёные, написавшие книги. Мы поступали точно так же.
   Наблюдать было всё же недостаточно. Приходилось задавать вопросы. Другим людям, не её знакомому офицеру. Элика старалась делать это так, как будто вопрос возникает случайно, просто ни с того, ни с сего возник в голове. Да и сама она оказалась здесь просто так - развлекалась.
   Но вопросы, похоже, стали появляться не только у неё. Однажды офицер сказал Элике, что в библиотеке они больше не увидятся.
   -У меня большие полномочия. Но приближается время, когда за вами станут приглядывать в оба глаза.
   -Когда?
   -Думаю, не позже, чем через пару недель. Они нашли замену главному генетику. Время их торопит. Мне осталось дать вам ещё один совет. Если будет возможность - попробуйте разузнать сами, какие опыты ставят над детёнышами камбиров и зачем во дворец поставляют головы улюков.
   -Головы улюков?!.. - растерянно прошептала Принцесса.
   -Больше я ничего не могу вам сказать - вы должны получить эту информацию сами.
   -Почему?
   Офицер помолчал, как будто колеблясь.
   -Не поверите. То есть - поверите, но не до конца.
   Он повернулся, чтобы уходить, но добавил:
   -Да... В этом вам следует быть осторожной, как никогда. Никаких "случайных" вопросов здесь уже не получится. Если они догадаются - всё решится молниеносно.
  
   ...Дальше началась цепь событий, таких странных и невозможных, что, наверное, когда-нибудь они покажутся сном. Или страничками из книжки с приключениями. В последние пару дней перед побегом Элика занималась тем, что тайно наблюдала за жизнью дворцовых пажей, гвардейцев, слуг. И наконец наступил момент, когда она поняла, что отчаянно боится. Нужно было сделать самый главный шаг - после которого всё понесётся с сумасшедшей скоростью. Ничего, ничего нельзя будет отменить... И если ошибка...
   В последний день она много раз совершала эти ошибки. Точнее - не было никакой другой возможности разузнать то, что ей хотелось. Всё, что она могла сделать для сохранения тайны - это появляться и исчезать внезапно, создать безумную "шумовую" информационную завесу. Она потребовала, чтобы сразу несколько пажей её сопровождали - ей хотелось надеяться, что эта сумасшедшая кипучая беготня внешне походила на игру. Она раздавала пажам бессмысленные задания, посылая их то за тем, то за этим, приказывая принести какие-то наряды, обустроить беседку в саду под летнюю резиденцию Кхулл. Она появлялась то здесь, то там, расспрашивая о каких-то невообразимых церемониях и обычаях.
   ...-Детёныши камбиров, Ваше Высочество? Нет, мы не используем их...
   -Но я слышала... или видела... уже не помню, их ведь привозят зачем-то в лаборатории!
   -Этого не может быть... я об этом ничего не знаю!
   -Но я слышала... Или видела бумаги... когда-то. Не помню. Давайте проверим документы.
   -Простите, Ваше Высочество, нельзя ли чтобы приказ визиря...
   -Я напишу вам свой приказ, собственноручно. Или вы будете возражать?
   -Что вы, как я могу, но...
   -Проводите меня.
   Она чувствовала, как вокруг неё распространяется волна паники. Кто-то кому-то уже побежал доносить. Но визиря не было в этот день во дворце. Вместо него спустя четверть часа появился его секретарь, тощий, длинный и лысый. Элика кожей чувствовала его страх.
   -Мы опасаемся, Ваше Высочество, что во дворец проникли враги. Они наговорили вам какой-то лжи, но вместо того, чтобы обратиться к нам и выяснить всё, что вас интересует...
   -Прекрасно. Я сейчас обращаюсь к вам и требую, чтобы мне показали всё, что меня интересует!
   -Но у нас нет полномочий! Мы послали весть Наисветлейшеству, дождитесь вечера, и тогда вас снабдят соответствующей охраной и проводят, куда вам будет угодно!
   Они в панике. Пока весть не дошла до визиря и Падишаха - есть минуты, чтобы воспользоваться ситуацией. Элика попыталась сообразить, какие инструкции могут быть у офицеров в таком случае. Кого они будут слушать? Чьи приказы исполнять? Одна ошибка - если гвардейцы увидят, что Принцесса слаба, что её приказы не больше, чем капризы маленькой девочки - дальше можно только сдаться.
   -Гвардеец! - обратилась она к стражнику. - Кто сейчас начальник караула? Вызовите.
   Она видела, как побелел секретарь. Верный ход. С гвардейцами у этих крыс не так всё просто.
   Подбежал лейтенант. Секретарь хотел ускользнуть, но Элика приказала ждать. Лейтенант был молодым и казался не менее напуганным.
   -Где ваш капитан? Проводите.
   Они зашагали анфиладой залов, Элика не выпускала из вида секретаря. Когда тот приник губами к рации, она выхватила передатчик у него из рук.
   -Лейтенант, смотрите за этим человеком! Я подозреваю государственную измену!
   Капитан... кажется, она помнила его, кажется, этот офицер когда-то разговаривал с её таинственным знакомцем из библиотеки. Сейчас...
   -Капитан, мне нужно два человека охраны и катер. Этот человек, - она кивнула на секретаря. - Подозревается в измене. Его нужно задержать до того, как я лично поговорю с Падишахом.
   Капитан наклонил голову.
   -Куда вы собираетесь лететь, Ваше Высочество?
   -Я желаю немедленно поговорить с отцом. Не по связи.
   -У меня нет точных данных о том, где именно находится его Наис...
   -У меня есть. Он в Хрустальной Скале, это в пределах города, а значит, не дальше, чем если бы я отправилась на обычную прогулку. Вы что-то имеете возразить?
   Он раздумывал не более секунды.
   -Нет, Ваше Высочество. Я принимаю ваш приказ. Могу я лично сопровождать вас?
   Это, пожалуй, даже лучше.
   -Да. Можете.
  
   ...Потом, позже, Элика сообразила, что её загадочный "опекун" нарочно подобрал документы в библиотеке так, чтобы эти распоряжения наверняка попали к ней в руки. Чтобы она не смогла пройти мимо упоминаний Академии Гармонии - не пришлось даже искать адрес, в документах он был указан. Как раз на полпути к Хрустальной Скале.
   За катером, видимо, наблюдали. Через минуту, после того, как он поднялся в воздух, капитана вызвали по рации. Он слушал, Элика внимательно наблюдала за ним.
   -Прошу прощения, Ваше Высочество. Мне только что отдали приказ беспрекословно подчиняться любым вашим указаниям.
   -Кто?
   -Прошу прощения... Я не могу назвать имя. Сейчас не могу...
   Элика невольно улыбнулась - захотелось поймать офицера на слове: так как же, отдали приказ слушаться - и первое же её распоряжение не было исполнено? Ну, хорошо...
   -Сейчас вы должны доставить меня в Академию Гармонии. Вы знаете, где это?
   Он знал. Больше того...
   Ещё один катер обогнал их, устремившись по направлению к Хрустальной Скале.
   -Это?.. За нами... Нет, они же не могли не видеть, что мы - внизу.
   -Там, в катере, паж, одетый в ваш прогулочный костюм. Мы должны вас спрятать, Ваше Высочество. Послушайте, через минуту мы будем на месте. Мне и моему помощнику придётся... договариваться с охраной. Если что-то не получится... не так, как хотелось бы... Вам надо попробовать скрыться. В городе. Это опасно, но для вас безопаснее, чем оказаться в руках генетиков Академии.
   -Так зачем же мы как раз туда и летим?!
   -К хручам в болото, да. Простите... Меньше всего вероятность, что там вас будут искать. Сейчас я объясню вам заключительный этап. Вы уже знаете, что доктор Кмал для работы с генетическим материалом занимался контрабандой детских органов... простите, что я вынужден говорить об этом так прямо. Но вы наверняка прочитали намёки на это в документах...
   -Падишах - не мой отец, да?
   -Формально - ваш. Но Дом Сааксимаадов хотя и породнился с Илидами, не наследует их качеств. Много лет, практически с самого вашего рождения, Атурон с помощью Кмала использовал ваши... ваш генетический материал, пытаясь привить себе свойства Илидов. У них ничего не получилось, а с некоторого момента ваши... ваша кровь, Ваше Высочество, изменится. Она станет не просто непригодной для работы, но ещё и опасной для тех, кто попытается смешать её со своей. Мы не знаем, на что они могут решиться, Ваше Высочество. Поэтому вам лучше затеряться в городе. Если наша операция пройдёт успешно, мы дадим вам знать. Если нет - связь с нами может повредить вам. В любом случае помните: Илиды - истинные владыки Империи, все древние Дома это знают, и в критический момент вы можете попытаться обратиться за поддержкой, открыв себя.
  
   - 23 -
   Скарн был здесь. Он был здесь - или его не было нигде. Но трудно было представить себе место, более неподходящее для дракона. Для громадного дракона.
   В долине светилась тишина. Я не для красоты так придумал - по-другому просто не скажешь про это. Здесь не было ветра и не шуршали листья, а трава была такой мягкой, что мои ноги ступали абсолютно бесшумно. Солнце светило очень ярко, но не жарко. Тишина словно была какой-то особой силой, окутавшей долину. Как будто запахнув её крылом. И эта сила исходила отовсюду, сочилась - так воздух дрожит над горячей землёй.
   Местность была почти ровная - тут и там небольшие холмики, все очень зелёные. Ручьи - тихие, едва заметные среди всё той же травы. Вода в них чистая, а дно - тоже трава и светлая глина. А цветов мало. Маячат кое-где, как звёздочки - больше всего алых и синих, маленьких, скромных.
   Я вдруг подумал, что не знаю, как мне отсюда взлететь. Я в ловушке - красивой и безмятежной.
   Взбежав на холмик, стал озираться. Как я мог свалять дурака?! Меня ослепило чувство, что Скарн - здесь, рядом...
   -Скарн!!!
   Крикнул изо всех сил. Боялся, что тишина задушит мой голос. Но нет, наоборот - показалось, он прозвучал, как пронзительный музыкальный инструмент. Не знал, что я так умею. Никогда не пел... А если бы спеть?
   Нет, не смогу. А что делать?
   Сел, уперев руки в землю. Она показалась неожиданно мягкой, рыхлой. Пальцы будто сами погружались вглубь. И ещё - она была очень тёплой.
   Скарн...
   Холмики зашевелились.
   Мне стало жутко. И смешно.
   А потом я замер, обнаружив рядом с собой его глаз. Огромный и очень синий, как небо. Мы смотрели друг в друга очень долго. Я перестал чувствовать тело; и время, наверно, тоже текло как-то иначе. Я понял, что Скарн прислушивался к чему-то далёкому. Там, за хребтом, грохотало и свистело, вспыхивало и рушилось. Потом Скарн мигнул, и по мне пробежала дрожь. Я понял, что надо спешить. Надо очень-очень сильно спешить. Мой Лето никогда не сможет лететь с такой скоростью...
   -Иди, - прошептал Скарн. - Скажи ему, что вы расстаётесь не надолго.
  
   - 24 -
   Кажется, они знают, кто я, подумал Миси. Он услышал, как один из бандитов смотрел в его сторону, объясняя второму:
   -Хуфф, ты дебил, никакая это не курочка, а смазливенький петушок. Только не вздумай сболтнуть нашему героическому Кею, тебя тогда Папаня твоими же ... накормит.
   -Зачем он нашим?
   -А они, похоже, сами сперва не допёрли. Тут зашла такая вертушка, что всё перепуталось, как у хруча в кишках. Но никто не знает, где настоящая, это главное. И жива ли вообще. А этим красавчиком мы можем не только малышу мозги пудрить.
   -А мне пофиг, я бы и его попробовал. А, Краб? Как думаешь, дадут нам? Ишь какое платьице нарядное, не мешало бы проверить, что у него там на самом деле, а то может, и не петушок никакой... а вовсе даже курочка...
   -Ща Папаня как войдёт! Он из тебя сделает... курочку.
   -Да аккуратненько. Скажем, сомлел, бедняжка, а мы его по щёчкам похлопали... Ишь, как глазки выпучил! Страшно, дружок? А ты знал, куда лез, тут, моя курочка, ребята все серьёзные дела делают, а кто хочет при мамкиной титьке - он в неправильные места не ходит, да. Не боись, мы тебе ничего не сделаем, только...
   -Хуфф, от тебя цыбулей так прёт, гляди, сомлеет...
   -То же мне, ерихтократ недоделанный...
   -Да мне-то чё, я-то привычный к твоему бздежу, но несёт от тебя, скажу честно, как от... Эй!
   -Чё?
   -Камера. Глянь! Всё под надзором, а ты лапы распускаешь.
   -Вот ж... Не мог раньше сказать.
   -Гы-ы... Да мне прикольно на твою рожу было глянуть, как ты обломишься! Да и петушка попугать приятно. Не описался, а, малой? Хуфф человек простой, но душа у него чувствительная, тоже к прыкраснаму тянется, гы-ы...
  
  
   - 25 -
   Алька сам не понял, что на него нашло. Как будто душно стало. Этот воздух сгустился от ожидания...
   А может быть, просто захотелось как-то разрушить эту дурацкую неловкость между Силити и принцессой - это ужасно: так сидеть, прятать глаза и не знать, что сказать.
   На боевых катерах есть такая штука - всеволновой ретранслятор. Полезная... Можно забить своим сигналом все передатчики на планете. Недавно к нему специалисты из Академии присобачили хорошую такую штуковину - метакоррелятор, если сокращённо обзывать. Это Силити знает, как он работает, но замещает даже шумоподобные кодированные передачи.
   Мурашки по коже! Это вам не балет "Лебединое озеро", ха! Кажется, небо превратилось в хрусталь от этого чистого голоса над всей планетой:
  
   "...Давно мне наскучило дома -
   Обегал я поле и сад.
   Мне небо ещё не знакомо -
   Какой в нём порядок и лад?
  
   Так вот: высоко над землёю
   Мы будем лететь и лететь.
   Возьми меня, лётчик, с собою -
   Не будешь об этом жалеть.
  
   Лететь бы над морем к востоку,
   Проплыть над большим кораблём,
   Лететь бы высоко, далёко
   И птицей кружить над Кремлём..."
  
   Сили смотрел, выпучив глаза. Потом заулыбался. Понял.
   Потом - тишина. Потом - резкий, с вибрацией, сигнал от Барраха - и отклик системы пеленга: "успешно".
   -Бен! - крикнул Алька. - Мы нашли... Где прячутся эти... контрабандисты, что детьми торговали. Лови координаты. И жми!
   -Жму! - радостно взвизгнул Бен. - Лапы чешутся...
   -А что это было? - спросила Элика.
   -Интереснее, что сейчас будет... - прошептал Алька.
   Силити вскочил.
   -Я к пушкам!
  
   - 26 -
   Сперва Барраха выслушал Лигус. По лицу было не понять, поверил он или нет. С одной стороны, информация слишком бредовая. С другой - Барраха знали, как человека без лишних фантазий и достаточно надежного уже потому, что больше никакому хручу в башку не взбрело бы вербовать этого говнюка с заплывшими жиром глазками...
   Лигус думал. Информация была не просто бредовая, но абсурдная и... возможно, ненужная. И опасная. Влезать в такое очень не хотелось. С другой стороны - там узнали уже всю эту схему поставок падишахской академии живого товара. Злиться на Барраха бессмысленно - болван и в самом деле не виноват, что вляпался в эту ловушку. Кто-то вычислил, что в головах улюков перевозили совсем не деликатесные мозги... И этот кто-то... выйдет или вышел на него, Лигуса. Вопрос в другом - залечь на дно или надеться на то, что Исхач в обмен на информацию его прикроет?
   Исхач - это не шутки. Если он узнает, что от него утаили...
   Только странно.
   -Баррах. Одно только... Скажи. Почему они тебя отпустили? Правду скажи!
   Он пожал плечами.
   -Зачем им бояться? Ты бы видел, на чём они летают, Лигус. Они сейчас тут - через минуту: фью-у-у!
   -Дети, говоришь?
   -Не простые дети. Я... не знаю, как объяснить. Что-то в них не то...
   Лигус запустил пальцы в шевелюру и даже подёргал себя за волосы. Бред. Если Исхач...
   -Сейчас я передам твои слова одному человеку, Баррах. Если ты соврал - ты будешь очень долго и тяжело умирать. Ты понимаешь это, Баррах?
   Баррах чуть ухмыльнулся, и Лигуса это, кажется, почти испугало.
  
   Исхач был военным. По крайней мере, он носил форму, хотя Баррах не мог припомнить таких серых курток с зелёными шевронами. Исхач не удивился рассказу. Он взглянул на Лигуса, словно оценивая, стоит ли с ним обсуждать новую информацию.
   -Пришельцы они или нет, но корабль у них действительно необычный. Они поставили на уши и "Волков" и столичных истребителей, явившись как из-под земли, просвистели в небе быстрее "Акул", затем исчезли, и, кажется, никто до сих пор не понял, спрятались они в горах или ушли на высоту... Честно говоря, Лигус, я не могу решить, хорошо или плохо, если наследница Илидов просто исчезнет. Этого, - он кивнул на Барраха, - теперь отпускать нельзя, но убирать тоже не будем, на случай, если и в самом деле придётся вести разговор с гостями оттуда... Останется здесь, в бункере, под присмотром. Там будет хорошая компания.
  
   - 27 -
   ...Я думал, что Скарн знает все мои мысли. Не знаю, почему. Наверное, потому что он ни о чём не спрашивал. Сейчас я уверен, что всё это ерунда. Даже самый великий дракон не может читать мысли. Просто он достаточно сильный, чтобы не заморачиваться из-за ерунды. Давным-давно один мудрец написал, что сила, если она достаточно велика, может поступать так, как ей вздумается, не оглядываясь. И что бы она ни сделала, в конце концов окажется так, что она приняла верное решение. Самое правильное. Как будто прочитала все мысли других, маленьких созданий - и учла их, взвесила.
   Но это касается только действительно великих сил. И я не знаю точно, что имел в виду этот учёный. Сам-то я не читал эту книгу, эту фразу любили цитировать падишахские академики, подразумевая под Силой, конечно же, самого падишаха...
  
   Я думал, что Скарн прочитал в моих глазах тот страх, что гнал меня на запад. Я думал, возможно, он всерьёз разгневался и решил расправиться с человечками по ту сторону хребта, обижавших его младших родичей. Я думал, что не знаю, как поведу себя, если Скарн захочет уничтожить столицу, а может быть, и другие города империи...
   Но земля уплывала ниже и ниже. И хотя день стоял ясный, мне было неудобно разглядывать землю прямо под нами - всё-таки Скарн был ужасающе велик. Я смотрел в небо, и мне казалось, что оно вовсе не такое уж бесконечно синее - порою мне виделись синие же острова и скалы, синие моря и синие врата, которые время от времени распахивались, чтобы пропустить Скарна. Несколько раз мне чудилось, будто мы ринулись вниз и рухнули в бездонную воронку - а затем снова взмыли едва ли не вертикально к самому зениту и летим с такой скоростью, что небо вот-вот кончится, и от этой мысли я приходил в ужас и вздрагивал, и понимал, что забывался, судорожно сжимая причудливой формы нарост на броне. Наверное, в один из таких моментов я понял, что какая-то упругая сила мягко и надёжно прижимает меня к чёрной, шершавой глыбе.
  
   - 28 -
   Катер качнуло. Алька изумлённо окинул глазами рубку, словно хотел удостовериться, что пространство не сошло с ума.
   -Что это?! По нам стреляли?
   -Не думаю, - откликнулся Сили. - Нет у них таких систем, чтоб хотя бы просто нашу силовую задеть.
   -Тогда что?
   -Это дракон, - сказала Элика тихо. - Такой... самый... большой и настоящий.
   -Гравитационная волна?! - ахнул Сили. Алька метнулся к монитору сферического обзора. Но ничего не увидел. Внизу везде только скалы и облака. Вверху - небо.
   -И по датчикам ничего. Вот точно пронеслась такая себе чёрная дыра... мимо.
   -Смотрите! - крикнула Элика.
   Впереди распахнулся провал. Бездонный. Там клубились облака и как будто поднимался оттуда свет. Словно солнце поднималось из тайной своей обители.
   Затем рассеянное свечение сгустилось в искры.
   -А это?! - Сили непроизвольно ухватил Элику за локоть. - Это?..
   -У нас их тоже называют драконами, хотя это не верно. В древних книгах написано, что это просто летающие ящеры, динозавры, у них совершенно другая природа. Это звероптицы, очень большие. Они бы давно вымерли, но говорят, что-то их держит, питает... какая-то иная сила.
   Огромная стая не обращала внимания на катер. Драконы летели к побережью, к столице. Некоторые проносились близко, и Алька успел записать их на видео во всех ракурсах, и теперь аж дрожал от ощущения невероятной репортёрской удачи.
   -За ними?!
   -Сейчас... Смотрите ещё!
   Следом за драконами летела Птица.
   -Кей?!
   Но планер был пуст. Он летел сам по себе, словно поднятый волею драконьего вихря.
   ...Только он отставал. Лишённый сердца, наездника, он нырял и вздрагивал, как раненая чайка.
   -Ему нужен наездник, Птица! - вскрикнула Элика. - Поймайте... не дайте ему упасть!
  
   - 29 -
   В бункере было пустынно. Провожатый Барраха сдал подопечного "на руки" охраннику, что-то шепнул тому и, щёлкнув пальцем, окинул Барраха взглядом. Только один неверный шаг, говорил этот взгляд... Баррах усмехнулся. Странное чувство, как будто ты выпил большой стакан наливки чонга - абсолютно ничего не боишься, и это отсутствие страха с каждой минутой переплавляет тебя во что-то чужое и свободное. Время от времени какая-то призрачная вспышка взрывает сознание и оно кричит от ужаса и восторга, и снова всё прежнее выгорает, оставляя позади пустоту.
   Охранник вёл его долго. В конце была дверь с детектором, но Баррах был спокоен - уж если в апартаментах Лигуса не заметили наскоро вживлённого маячка и...
   Датчик вспыхнул красным.
   -Руки к голове! - рыкнул охранник.
   Баррах послушно вскинул руки, чуть повернувшись, чтобы сгиб локтя оказался направлен прямо в лицо охранника. Одновременно сжимая кулак. Человек упал молча и практически мгновенно. Какая занятная штука, подумал Баррах. Расспросить бы у детишек, как это работает?
   Нет. Не успею, пришло с новой вспышкой. Ничего, не страшно. Как хорошо, когда не страшно. Как это я раньше был всю жизнь со страхом? Не страшно... только всё-таки жаль...
   Он на месте, можно давать команду маячку. А что делать дальше? С дверью разобрался быстро - на ней было кода, только замок, ключом от которого был браслет на запястье охранника. За нею... Ба, да тут свои люди!
   -Баррах?!
   Хуфф, старый знакомый, изумительный идиот, заухмылялся ему навстречу, не заподозрив ничего дурного. А вот Краб мигом углядел валявшегося на полу охранника, которого Баррах не догадался оттащить подальше. Только сейчас Баррах убедился, что кличка пристала Крабу не зря: нескладный на вид, он раскорячился в невообразимой позе, в одно мгновение выхватив пистолет и шлёпнув ладонью по кнопке тревоги. Выстрелили одновременно, Баррах не сразу понял, что ранен, он всадил ещё две пули в Краба, затем, уже в каком-то исступлении истратил остаток обоймы на Хуффа - тот даже не успел достать оружие.
  
   ...Он был действительно похож на Принцессу. Поразительно похож, только волосы чуть покороче и, кажется, чуть потемнее. Впрочем, возможно, это из-за освещения. Кажется, волосы у него чуть взмокли от пота. Когда Баррах освободил его, он долго не мог подняться. Онемели ноги, понял Баррах. Вот же хруч... лишь бы не ранен - я, кажется, не смогу тащить его на себе... уже не смогу... уже...
  
   - 30 -
   Жители города в тот час выходили из домов - все, до единого. И старые, и больные, и матери с младенцами. В небе стоял тихий, неумолкаемый свист. Словно какой-то древний колот, дух ночи и гор, водил невидимым смычком по туго натянутому своду.
   Кажется, все знали, что начинается война. Неясно было, с кем, ведь у Империи не было больших и близких врагов. Но по улицам проходили патрули, и чиновники перестали обращать внимание на будничные заботы горожан, и лица их были суровы. Простые люди думали, что высшие чины знают какую-то страшную правду - однако на самом деле те не знали ничего. Они страшились даже больше простых горожан, потому что, в отличие от них, видели, что даже самые большие вельможи не знают никакой правды - а это было хуже всего.
   Люди ждали, что Алмазный Светоч, светлейший падишах выйдет и скажет, кого следует наказать - и тогда все выдохнут с облегчением и примут волю владыки, какой бы суровой она ни была. Они ждали гнева и кар с таким нетерпением, как дети ждут подарков - пусть даже этот гнев обрушится на них самих - всё будет лучше, чем эта тишина.
   А потом исчезли патрули. Столица осталась наедине с собой. Никому не было дела до нарушителей спокойствия и порядка. Город мог делать, что хотел. Когда город это осознал, он замер, как замирает человек, почуявший летящую к нему смерть.
  
   И вот настал миг, когда жители города увидели, как над крышами снова поднимается исполинская тяжесть, заслоняя половину неба - поднимается "Святой Путь Великой Державы", поднимается в тишине и чистоте неба, лишь дрожат еле различимо струи раскалённого воздуха, обтекая чёрное днище, и люди-муравьи текут цепочками по палубам, и опускается от этой громады вниз невыносимый страх - как будто страхом этим и удерживается чудовищный стальной исполин в воздухе. И тем больше потеряны жители города, что ещё накануне они с восторгом приветствовали восхождение флагмана к зениту, и была тогда только радость и гордость от невиданного прежде зрелища - а теперь всё получилось наоборот, и люди эти тут только сообразили, что чудовище вот-вот рухнет на их головы, растирая их кровь с каменной пылью.
   Каждый из тех, кто стоял внизу, вдруг приложил к груди ладонь, пытаясь понять, отчего так трудно дышать и почему грудь дрожит, как будто внутри взводят тугую пружину. Немногие догадались, что это опускаются от маховиков "Святого Пути" волны низкого, не слышимого ухом звука. И наступил самый жуткий миг, когда флагман замер, заслонив полнеба - а кричать никто не мог из-за этой вибрации внутри. Миг тянулся, а затем исполин стал подниматься: выше, выше, медленно, как уходит, отпускает глухота после удара.
  
   ...-Сейчас он появится, Крон! Сейчас... Я чувствую! - офицер в чёрном с серебряными командорскими знаками стоял в рубке тонкого и широкого катера, напоминающего крыло чайки или бумеранг. Передние и задние выпуклые щиты рубки были прозрачны, позволяя обозревать горизонт, небо и землю. Двигатели катера работали бесшумно, и тот, кто впервые оказывался внутри аппарата, первое время испытывал чувство, похожее сразу и на ужас неуправляемого падения, и на восторг свободного полёта. - Поднимайте Птиц, Крон! Немедленно!
  
   Всё начало происходить как-то не то что быстро - но слишком одновременно и слишком непонятно. Ни Алька, ни Силити не могли понять смысла. Элика уже была за бортом, и Силити не стало дела до того, что происходит на обзорном мониторе, Алька разрывался между желанием направить катер в сторону пещер мятежников - и необходимостью вернуться к столице - потому что над нею громадной тенью вырос "Святой Путь", а следом тёмными точками поднимались летательные аппараты Птиц. Что они задумали, что?
  
   -Поймала! - крикнула Элика. Сумасшедшая девчонка, подумал Алька. Прямо как Бен...
   В самой высадке на Лето не было особого риска - Элика несколько секунд зависла над планером на тросах, поймала ногами поручни и очутилась внутри кабины. Но затем ей пришлось отстегнуть карабины... а реактивный спасательный ранец она не взяла, потому что это был лишний вес для Лето.
   -Если он начнёт падать, ты сразу...
   Но Лето почти не дрогнул. Казалось, он стал живым - его словно тащила за собой какая-то новая сила.
   Теперь они не могли вернуться к столице, даже если бы захотели - нельзя было бросать Элику одну.
  
   - 31 -
   Я увидел его. На фоне неба он выглядел абсолютно чёрным и каким-то нереально громадным. И ещё - мне показалось, я почувствовал, как вздохнул Скарн. Хотя я вообще не знаю, дышат ли настоящие драконы? Просто что-то в нём изменилось, каждая частица наполнилась огнём...
   "Святой Путь" неумолимо поднимался выше и выше. Сейчас я снова подумал, что не знаю, как у людей получилось заставить его летать. Это был какой-то самый громадный секрет империи. Нам официально говорили только, что внутри его брюха расположены гигантские маховики, которые создают особую "волну"... Повторить такое чудовище, сделать его уменьшенную копию было невозможно, потому что здесь действовал обратный закон - чтобы победить силу притяжения, нужны были маховики огромной массы. Чем больше - тем лучше. Что-то меньшее, построенное по такому же принципу, попросту не сможет породить эту самую "волну". А флагман падишахского воздушного флота столь велик и тяжёл, что я думаю: если он рухнет на столицу, почти вся она будет уничтожена. Одни лишь маховики, диаметром в полсотни метров каждый, вращающиеся с бешеной скоростью, сметут каждый по сотне зданий.
   Я чувствовал беспокойство Скарна - и не понимал его. Не может же он бояться этого неповоротливого монстра с его десятком ракет?! Я знаю, что в бою с падишахскими "Скатами" он расшвыривал эти ракеты, как мошкару.
   Над флагманом я различил ещё какой-то корабль. Точнее, катер. Необычный - таких я ни разу не встречал прежде. Он повис ещё сотней метров выше...
   Я не понимал, чего хочет Скарн. Какое ему вообще дело до "Святого Пути". Не считает же он, в самом деле, рукотворный неповоротливый корабль своим конкурентом в небе.
   Скарн замер в воздухе, неподвижно. Не думал, что дракон так умеет. Я огляделся по сторонам - крылья Скарна как будто вырастали, обхватывая пространство шире и шире... Под нами была столица: если Скарн решит уничтожить флагман, он уничтожит и город.
  
   - 32 -
   Рация "ожила" в самый неподходящий момент. Элика вздрогнула, да так, что Лето дёрнулся вместе с нею.
   -Кей?! Это ты? Кей, откликнись, где ты находишься?
   Элика знала этот голос...
   Одну секунду она сомневалась, отвечать или нет.
   -Это я. Я - принцесса Элика. Что вы хотите от Кея, командор?
   Казалось, она почувствовала, как изумился офицер. Если бы она видела в этот момент его глаза... Глаза человека, всегда удивительно бесстрастного.
   -Ваше Выс... Вы? Немедленно опускайтесь, прошу вас! Где Кей?
   Почему-то Элика пожалела, что открылась. Ей жутко захотелось узнать, что связывает офицера с легендарным юным "победителем дракона".
   -Не знаю, - ответила она. - А что происходит?
   Офицер взял себя в руки. Голос его снова стал сосредоточенно-спокойным.
   -Долго, очень долго говорить. Послушайте, Ваше Высочество... Может быть, это судьба, так даже лучше... Вы можете это сделать даже лучше, чем Кей. Я прошу вас... если вы мне доверяете... Прикажите дракону... Скарну... опуститься.
   -Что?! Как я это сделаю?!
   -Как угодно. Вы можете это сделать. Именно вы. Если нет - то столица погибнет. И Они все погибнут.
   -Кто?..
   И тогда она увидела. Птицы...
  
   - 33 -
   Бен немного опоздал. Он был уже почти на месте, он знал это. По координатам, а больше - по чутью. Он предвкушал, как ворвётся в эти запутанные тайные лабиринты злодеев, как расхохочется прямо в их изумлённые физиономии, как разоружит негодников несколькими эффектными выстрелами...
   Он увидел принцессу. То есть, того, кто исполнял её роль. Что это мальчишка в девчачьем платье, Бен определил ещё с неба - даже смешно, что люди не чувствуют таких вещей - как же просто бывает водить их за нос!
   Он слишком долго высматривал, как лучше посадить свою леталку. И не заметил другого - небольшой реактивный катер, нос которого хищно выглядывал из норы в скале, как голова ласточки-береговушки. На самом деле, как раз то, что Бен замешкался при посадке, и спасло его - но Мартышка всё равно был недоволен: профукать врага прямо у себя под брюхом! Альке про такое стыдно будет рассказать...
   А врагам было не до Птицы. Они торопились и впопыхах лишь пугнули летуна выстрелом, видимо, полагая, что в нём на самом деле оказался какой-то сопливый мальчуган из Столицы. Бен растерялся и рефлексивно увёл леталку в сторону, просто чтобы выиграть несколько секунд для размышлений. А люди из катера уже подхватили "принцессу", втолкнули в катер.
   -Бен, - сказал Мартышка. - Сейчас я дам тебе в ухо! Нельзя быть таким лопухом!
  
   - 34 -
   -Что они делают?
   -Птицам дали команду окружить флагман.
   -Зачем? Какой смысл?
   -Наверно, только для того, чтобы драконы его не уничтожили.
   -Драконы побоятся нападать на Птиц?!
   -Да... То есть... им не разрешат. Скарн... не позволит.
  
   * * *
   -Ваше высочество! Прикажите Скарну опуститься!
   -Зачем? И что за тон, офицер?
   -Это необходимо. Сейчас нужно выбрать - иначе будет уничтожена столица. Тысячи людей, принцесса. Десятки тысяч. Всё это сейчас зависит от вас. Простите за мой тон... я... не очень хорошо владею собой, Ваше Высочество... и когда всё закончится, я с радостью приму от вас любое наказание. Но сейчас... сейчас я вынужден вам указать. Так нужно.
   -Но Скарн не собирается никого уничтожать, офицер! Он...
   -Тогда скажите мне, зачем он вернулся?
   -Ну... наверное, защитить малых драконов?
   -А зачем они явились? Можете сказать?
   -Их вынудили... выманили... выгнали из их пещер! - выкрикнул Силити.
   -Это не так... впрочем... Я не знаю, кто это с вами, принцесса, но даже если бы он был прав... хотя он не прав... не вполне прав... Дело в другом. Сейчас либо вы отдаёте приказ Скарну - либо он нападает на флагман и уничтожает город.
   -Я могу ему приказать просто улететь?
   -Нет. Настолько он не подчинится. Он послушает вас лишь ненадолго. На несколько минут, пока вы будете говорить с ним.
  
   * * *
   Они хотят его убить, понял я. Не знаю, откуда и почему. Я не читал мысли Скарна, это чушь. Просто видел это очень отчётливо и знал, что Скарн это тоже знает. Странное ощущение - Скарн как будто печально улыбался. Мне было и страшно, и грустно, и весело сразу. Страшно - потому что всё это действительно страшно. Не потому, что со Скарном или мной что-то может случиться - но когда ты вот так отчётливо представляешь себе всю гнусь и масштаб задуманного врагом... При том, врагом не простым...
   Смешно - ведь этот враг при всей своей чудовищной хитрости и мощи перед Скарном беспомощен и наивен. Скарну забавно. И грустно - оттого, что с ним так поступают. Он мог бы стереть город... нет, всю империю - в пыль, в пепел... А они этого не понимают. И не поймут, наверное. С чем играются...
   Скарн замер в небе, как будто раздумывал. Каков бы он ни был, он тоже был несколько растерян. И я вдруг понял, почему. В этой игре участвовали те, о ком даже Скарн раньше не подозревал. Какие-то чудные, непонятные Скарну существа. Очень могучие... очень странные... не враждебные, но неведомые. И Скарн не мог понять, как с ними быть. Проще всего было бы оставить их всех - пусть копошатся и разбираются сами... Но Скарну было обидно. Он всегда хотел, чтобы люди умели летать. Не так, как он, конечно. Но знаешь... это печально - видеть детей, которые хотят и не могут летать. Даже если это чужие дети. Не очень-то разумные... А Скарн хотел бы, что они летали - везде. Над горными странами и над океаном... Чтобы Птицей мог стать каждый ребёнок... чтобы у каждого ребёнка в жизни случилось Небо... А люди, со своей дурацкой вознёй и жадностью, всё спутали. Вот теперь... Когда он подарил им свою кровь... Много крови... Это было больно, но приятно. Кровь текла несколько суток. Она застывала, превращаясь в громадную глыбу, прозрачный рубиновый кристалл. Скарн лежал и тихо плакал - от боли и радости от задуманного. Он помнил, что была ночь, и тогда из темноты к нему подошёл какой-то человечий ребёнок. Скарн испугался, что его кровь убьёт мальчика, но не знал, что сделать - он был слишком поглощён собой и своей затеей, и не заметил, как мальчик коснулся ещё не остывшей крови. Мальчик вскрикнул от боли, и тут увидел наконец Скарна - точнее, он видел его и прежде, но не понимал, что это не скала, а дракон.
   От потрясения ребёнок забыл о боли. Он стоял и смотрел Скарну в глаза. А Скарн думал... Он видел, что будет дальше, и будущее казалось ему тоже удивительным и странным... Ты будешь понимать меня, думал Скарн. Будешь сильным, необыкновенным. И твои дети будут такими же. Они станут владыками этой земли... Мы будем дружить с тобою, малыш, да? Я научу ваших детей летать, они будут почти как птицы... А мои младшие братья будут летать с вами рядом, охранять вас, показывать вам Небо...
   Нет, понял Скарн. Всё будет не совсем так. Или почти совсем не так.
  
   Дракон и мальчик провели тогда в горах ночь и день, и ещё ночь. Кровь Скарна застыв, превратилась в монолит. Вначале Скарн хотел её оставить на виду, но затем передумал. Пусть мальчик, когда вырастет, сам отыщет её снова и решит, как лучше распорядиться.
  
   * * *
   ...Сколько веков прошло? Скарн не помнил. Не считал. Глупо как распорядились они его кровью - запихнули монолит в это дурацкое железное чучело, чтобы заставить его летать... А теперь им мало одного монстра - они хотят убить Скарна, чтобы добыть крови ещё и наделать ещё несколько таких махин...
   Он даже видит, как именно они хотят это сделать - из куска монолита они сделали острое жало. Хитрые... Да, это жало пробьёт его кожу - единственная вещь в их мире, чему это под силу. Вот только Скарн от этого не умрёт. Глупые, глупые человечки... Поиграем? Да, пожалуй, что поиграем! Не бойся, Кей, и не забудь отойти в сторонку, когда всё это начнётся... А главное - найди мою девочку и расскажи ей, что со мною всё будет хорошо... Чтобы она не волновалась...
  
   * * *
   Сейчас, поняла Элика. Тебе не будет больно?
   Скарн опустился низко, так, что казалось, он распластался по самой земле, там, где тянулись лавовые поля, где теплые склоны без деревьев были засеяны короткой, пушистой травой - кажется, так готовили почву для новых урожаев инисов.
   Ур-р-р-р-р-р-р... Урррр... уррррры-ы-ы...
   Звук шёл отовсюду. Что это? Звук негромкий, но огромный. Если бы скала была кошкой... да, похоже.
   Элике жутко захотелось быть в городе, на площади, среди людей. Она знала, что сейчас улицы и площади полны людей. Они стоят там все и смотрят в небо, гадая. Они стоят и смотрят, смутно осознавая, что вполне возможно прямо сейчас, в следующую секунду они все умрут. Вопрос в том, что прежде, чем умереть, они, возможно, увидят... нечто.
   Если бы я была там, я бы чувствовала это дрожание их тел каждой клеточкой моего тела.
   Императоры... Вся власть - ради этого. Чтобы иметь возможность выйти к ним и вобрать в себя всю их силу и всю их душу. Задержать на мгновение... и выпустить в небо!
  
   Штралк! Тррраст!
   Элика зажмурилась - от звука и от вспышки. Показалось - чья-то рука коротко и резко дёрнула хлыстом. Чёрный хлыст длиной до неба.
   Дракон на лавовых полях еле заметно дёрнулся. Сдавило горло. Как будто её ударили... Помнишь, ты однажды бежала по каким-то закоулкам дворца в коротком приступе непослушания, радостная оттого, что сейчас нарушаешь все привычные установления, тебе страшно, тебе весело - только мимолётом какая-то комната, и там огромные глаза какого-то некрасивого, измазанного в слезах ребёнка, и пухлая рука с розгой, свист, вскрик - и на миг - чьё-то раскрасневшееся, потное, пыхтящее лицо, и вдруг боль обжигает, хотя ты ничего не знаешь о том, что так бывает - и вдруг в одно мгновение уже знаешь всё. И бежишь дальше, но как будто всё перекрасилось в негативные цвета... сбился баланс.
   Нет, Скарну не больно.
   Правда, не больно?
   Правда. Это примерно как если ты, наконец, сумела вытряхнуть камешек из сандалии, который уже давно там мешался.
  
   * * *
   Пошёл снег. Полетел снег. Сразу и отовсюду. Пространство оделось в тишину. Огромные хлопья - величиною с ладонь ребёнка. Они падали медленно и, опускаясь ниже, как будто тянулись друг к другу, как будто дети в хороводе тянули друг другу руки и ловили друг друга за холодные пальчики, чтобы согреться, сцеплялись ладони, сцеплялись руки, и летучие дети кружились в танце пушистыми хороводами.
   Летучие дети смотрели на людей внизу, тысячи испуганных людей, распахнутыми глазами вбирающие страх - эти люди почти никогда не видели снега, никогда не видели столько снега, никогда не видели такого снега. Летучие дети видели город как будто во сне, сквозь полуопущенные ресницы смотрели они на людей, которым было страшно. Летучие дети улыбались во сне: не бойтесь, мы вам ничего плохого не сделаем, мы только немного потанцуем во сне...
   И улетим снова.
  
   * * *
   Огромный флагман имперского флота медленно опускался, заваливаясь на бок. Он коснулся земли так тихо, что почти никто из людей в столице не повернул головы к его тёмной тени, заслонившей Костяной хребет и часть неба. Далёкими и тусклыми из-за снежной мглы росчерками сверкнули несколько военных катеров, рухнувших на скалы.
  
   * * *
   -Алик, по-моему, у нас двигатели отказали...
   -А? Разве так бывает?
   -Не бывает... Мы падаем, странно...
   -Ранец надень, Силь.
   -Катапультируемся?
   -Подожди... Катер жалко. Может...
   -Внизу нифига не видно. Какой снег!
   -Сейчас шмякнемся!
   -Не шмякнемся... скорость... кажется, небольшая. Из-за снега, что ли?
   -Снежинки, что ли, нас несут? Высота пятьсот... Катапультируемся?
   -Не шмякнемся, точно. Было три, теперь два метра в секунду... Ого!
   Энергосистемы вырубились. Аппарат медленно вращался в горизонтальной плоскости, в темноте Алька и Силити прилипли носами к иллюминатору, забыв о спасательных ранцах. Весь мир превратился в картинку внутри волшебного снежного шара, где чуть светилось прохладным голубоватым сиянием небо и падал отовсюду, со всех сторон - снег.
  
   * * *
   Среди огромных белых хлопьев кружили тёмные птицы. Они были единственными, кто оставался в эти минуты в небе. Им было холодно, этим птицам, и они не видели в небе ничего, кроме снега, и не слышали ничего, кроме тихого шелеста, шороха, может быть - звона от соприкасающихся снежинок.
   Они кружили, лишённые возможности узнать, что же им делать дальше. Никто не мог им этого сказать, подать знак, сигнал. Никому в большом городе на земле не было дела до этих птиц. И они опускались, чтобы не замёрзнуть насмерть, потому что они были всего лишь дети, одетые по-летнему легко.
   Их встретил на земле Кей, Победитель Дракона и Принцесса Элика, Наследница трона Илидов, Детей Драконов. Птицы оставили свои планеры на границе лавовых полей и шли, не отводя глаз - казалось им, что над головой Кея и Элики сияют живым золотом два огненных круга.
   -Никак вас надолго оставить нельзя, - сказал Кей. - Всего-то залёг подремать на пару сотен лет, и что вы творите?
   Многие Птицы раскрыли рты от удивления, но Элика засмеялась:
   -Это он от Скарна вам говорит. - И взяла Кея за руку. - Замёрзли? Идите сюда, тут тепло!
   Два огненных круга погасли и тихо качнулась земля - Скарн опустил голову.
   -Теперь будет зима? - тонким голосом спросил кто-то из младших Птиц.
   -Недолго, - откликнулся Кей. - Скарн взял огонь всюду, чтобы люди в суете не натворили чего лишнего.
   -Он теперь будет с нами всегда?
   -Ну уж нет! - теперь улыбнулся Кей. - Нянчиться тут с вами... Скоро он снова улетит - далеко-далеко. И надолго. А нам останется всё самое интересное!
   -Ой, а что?!
   -Порядок наводить...
   -Отогревайтесь! - сказала Элика. - И ничего не бойтесь. А нам с Кеем надо ненадолго отлучиться. - И отвечая на вопросительные взгляды Птиц, добавила: - У нас тут друзья потерялись.
  
   - 35 -
   Когда наступила тьма и полетел снег, Бен не то чтобы удивился. Мало ли, какие причуды у погоды на чужой планете. Снежинки привели его в восторг, а холода он не боялся. Залюбовавшись снегом, Мартышка едва не потерял катер бандитов из виду... а если честно, то даже и потерял. Он спохватился, стал кружить, высматривая катер в небе - но в небе был только снег. Затем Бен услышал глухой вскрик - оказалось, катер опустился на склон, едва не провалившись в расщелину. Оба похитителя суетились вокруг аппарата, один кричал, размахивая передатчиком, другой заметил планер Бена и, вскинув оружие, нажимал на курок - но оружие у него, видно, тоже не действовало. Тут-то Бен и догадался, что с этим снегом и с этой темнотой что-то неладно.
   -Старое доброе колдовство! - удовлетворённо пробормотал он. - Какая-нибудь ужасная древняя ведьма... Только вот как мне теперь подать сигнал нашим?! - Что его собственный передатчик не работает, он даже не стал проверять - ежу понятно.
   Оружие у бандитов испортилось - это хорошо. А если точнее - плохо. Потому что оружие испортилось и у самого Бена. Зато у этих хмырей кортики, а в заложниках - фальшивая "принцесса" - они вытащили пацана наружу, и теперь один из бандитов многозначительно поводил клинком у шеи бедолаги. Как тут быть? И не крикнешь же ему, чтоб не терял храбрости - главное держаться, а уж Бен что-нибудь придумает.
   Сделав ещё один круг, Бен направил леталку прочь. Он прямо чувствовал, как отчаянно смотрит ему вслед заложник. Аж тошно стало на душе... А если не сумеет? А если эти двое - совсем чокнутые?
   -Эй, чуваки! - крикнул им Бен, обернувшись. - Я пока улетаю, но поимейте в виду - если с детёнышем что случится - я вам лично печёнки выгрызу! А Силити вас из мертвецов поднимет и ещё пару раз на котлеты израсходует! По-киевски!
  
   Далеко Бен, понятно, не улетел. Оставил планер за утёсом, чтоб не видно от катера - и побежал назад на четвереньках, шустро и тихо - уж этому его учить не надо было!
   ...И тут в небе показалась зверюга. Летающая. Динозавр какой-то, не то, чтоб сильно большой, но страшненький. Бен вспомнил, что видел их, целую стаю, над скалами час назад. Теперь эта зверюга была одна... Ох! То есть, не совсем одна! Верхом на ней сидела девчонка... Вот это была настоящая девчонка! И не просто девчонка... Бен даже захихикал беззвучно - что-то тут было такое... заварушечное!
   Зверюга опустилась шагах в двадцати от военных. Те теперь зажали пацана с двух сторон и оба держали свои ножики у шеи заложника.
   Как бы не поописались от страха, хмыкнул Бен.
   Девчонка спрыгнула на землю.
   -Вы? - негромко спросила она.
   -Принцесса... Я могу объяснить...
   -Не надо. Я знаю. Только не думала, что за всем этим стоите вы... Просто заменить одного самозванца на другого, да?
   -Не подходите ближе, Принцесса.
   -Вы идиот, вы совсем свихнулись? Вы хотели меня в заложники - вот, я тут, а вы говорите, чтобы я не подходила? Отпустите мальчика, он же вам совсем не нужен, все уже всё знают.
   -Откуда мы знаем...
   -Я безоружна. Смотрите! Что вы такой трус, командор? Меняйте меня на него, а потом будете вести переговоры.
   -Держите руки перед собой, принцесса. А ты, Корн, поднимись и глянь, чисто вокруг? Где-то тут мелькала эта обезьяна ещё... Зачем вы это затеяли, принцесса?
   -А что непонятного? Меня вы убить не посмеете, поэтому я тут. Я буду у вас заложницей, посмотрим, поможет это вам или нет.
   -Хорошо... подходите... медленно... Я отпущу его, когда... Но что-то здесь всё равно не так...
   -Как тебя зовут? - спросила Элика мальчишку.
   -Миси.
   -Миси, теперь иди к моему дракончику, не бойся его, он отнесёт тебя в... в город. Жди там и не беспокойся за меня.
   Офицер ухватил Элику за запястья. Тихо скомандовал второму:
   -Проверь! У неё может быть кинжал Иммо.
   Принцесса усмехнулась:
   -Если вы подлец, командор, то это ещё не значит, что я настолько глупа, чтобы надеяться на Иммо в случае с вами...
   -Это хорошо. Теперь... Корн, убери мальчишку, он нам не нужен.
   Корн вскинул руку.
   И заорал. Что-то метнулось в прыжке к его запястью, прокусив руку насквозь, вместе с костью. Второй офицер, державший принцессу, ещё только поворачивался к нему, когда мохнатый демон проткнул Корну глаза.
   Даже принцесса замерла изумлённо. Потом она высвободила руки из захвата командора и положила ладонь на его грудь.
   -И правда... подлец...
   Глаза офицера остановились. Казалось, он силится кричать, но не может.
   -О... о... огонь! - прохрипел он. - Как... это...
   Бен оставил в покое свою жертву - творилось кое-что интересное: грудь офицера под ладонью принцессы почернела, обугливаясь... потом пятно расползлось выше и ниже, и человек упал.
   -Класс! - прошептал Бен. - Тогда я, пожалуй, не стану выгрызать у них печенку...
   -Она немного подгорела, извини - сказала Элика.
  
   * * *
   -Какая дивная музыка...
   -Это вальс. У них много красивых песен. Не все слова только понятные.
   -Ты не летишь с ними?
   -Очень хочется. Но тут столько дел... Как-то неуютно будет разрываться напополам. Пусть лучше Миси сперва отправится к ним. Ему это нужнее.
   Тишина. Кончился дождь и гроза. Гроза бушевала всю ночь, так, чтобы от снегопада не осталось даже не только следа, но и памяти, словно стремилась смыть наваждение. К утру она прошла, и вернулось лето.
   -Попроси своих новых друзей, чтобы оставили здесь этот их ретранслятор. Им, как я понимаю, нетрудно сделать себе ещё.
   -Скажи... а ты мог бы летать и там... ну, среди звёзд?
   -Думаю, что мог бы, но... скорее нет.
   -Как это?
   -Я представлял себе это. Улетать всё дальше и дальше... Моя земля будет делаться маленькой и ничтожной. А затем она потеряется. Я буду один в пустоте. Все эти звёзды... Я привык быть большим. А там я буду маленьким и потеряюсь в пустоте.
   -Ого! Значит я нашёл то, чего боишься даже ты!
   -Смеёшься надо мною, маленький Кей?
   Он не ответил. Как раз в это мгновение горы ушли вниз, открывая бесконечные сверкающие долины впереди, тугою волной вздыбился ветер, загремел трубами вальса, уже оглушительно, яростно и страшно:
   Поверьте, мы за вас отомстим
   И справим мы славную тризну!
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  П.Флер "Поцелуй василиска" (Попаданцы в другие миры) | | А.Миллюр "Сбежать от судьбы или верните нам прошлого ректора!" (Любовное фэнтези) | | Н.Волгина "Мой секси босс" (Женский роман) | | В.Лошкарёва "Хозяин волчьей стаи" (Любовная фантастика) | | М.Леванова "Попаданка, которая гуляет сама по себе" (Любовное фэнтези) | | У.Михаил "Ездовой Гном - 2 Захребетье. Росланд Хай-Тэк" (ЛитРПГ) | | Э.Тарс "Б.О.Г. Запуск" (ЛитРПГ) | | Vera "Праздничная замена" (Короткий любовный роман) | | М.Эльденберт "Поющая для дракона. Книга 2" (Любовная фантастика) | | Н.Королева "Не попала, а... залетела! Адская гончая" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"