Петриенко Павел Владимирович: другие произведения.

test111228

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


 Ваша оценка:

 []

КОРОЛЕВСТВО ЗАВТРА

Часть 1 - Агни

   Всю эту зиму древний бабушкин барометр предсказывал "великий дождь". Его почему-то повесили в моей комнате, под настенными часами, и всякий раз, собираясь на дежурство, я натыкался на эту смешную надпись на дореволюционном русском - с ятями и ерями. Отец сказал, что для этого механизма нет разницы - великий дождь или великий снегопад. Однако же и снегом в этом году погода нас не порадовала. Так, выпало что-то непонятное и застыло, а на дороге сбуровилось в серую кашу из песка, соли и льда.
   Но на днях этот доморощенный метеоролог в круглой рамке из вишни, притворяющейся красным деревом, сбрендил окончательно. С первых же чисел весны он начал предвещать "бурю".
   И только когда случилось то, что случилось, когда в сценарий моей жизни кто-то вписал совсем уж невероятных персонажей, я понял: бурю он предвещал мне.
  

01

  
   - Слышь, а ты щелкни нас вот отсюда!
   Едва выпрыгнув из АЦ в морозную тьму ночи, я был снабжен переключенным в режим фотосъемки ментовским телефоном, и команда из троих служителей закона лихо построилась передо мной на фоне пожара.
   В кабине голосом диспетчера надрывалась рация, требуя доложить категорию сложности, однако Николаич, наш начальник расчета, отвечать не торопился. Проходя мимо замерших в ожидании щелчка ментов, он между делом брякнул:
   - Один режиссер комедий всегда говорил: "Внимание! Мотор! Жопа!"
   Парни заржали, и я тут же нажал кнопку, запечатлев бригаду хохочущих дежурных, плечо и край капюшона уходящего Николаича, два жигуленка-подснежника позади них и - самое главное! - сарай, полыхающий в ночи ярким пламенем.
   - Давай с нами! - предложили мне по возвращении мобильника законному владельцу, но я отмахнулся, и они продолжили все так же без меня, отпуская в процессе фотосъемки шуточки разной степени остроты.
   - Чё тут у вас не проехать нигде? - буркнул Рыба. Наш водила и так-то не подарок по характеру, а тут добавь еще лишние десять минут блужданий по дворам в попытке проехать к месту пожара да занудные вопросы диспетчера.
   Менты развели руками. А куда еще жителю личную машину ставить? Вот и бросает у подъездов где придется...
   В морозном воздухе дым поднимался в звездное небо неторопливыми сивыми клубами. Сарай горел знатно. Деревянный и ветхий - спасать его было уже бессмысленно.
   - Денис, иди глянь, что там! - крикнул мне Николаич, взмахнув рукавицей в сторону огня.
   Они с Женькой тем временем доставали рукав, а Рыба пристал к ним с вопросами, нужен ли гидрант. Вот меня и отправили оценить - гидрант или пена.
   Шагая по мелким, подмерзшим ночью сугробам и обходя наставленные нашими малообеспеченными гражданами джипы и малолитражки-иномарки, я подобрался к тому сараю. Он стоял чуть на взгорке и был предпоследним в ряду таких же развалюх, выстроившихся через дорогу от жилого дома. За сараями был спуск, и в этом закутке, точно за горящей постройкой, показалась крыша металлического гаража.
   - Вот хреновина... - ругнулся я и пошел докладывать об увиденном.
   Николаич подтвердил справедливость моего высказывания, добавив от себя еще чего покрепче и заковыристее, а затем помотал головой в ответ Рыбе. Ну, пена так пена. Мало ли чего там, в том гараже, может стоять. Да хоть канистры с бензином! Рванет - так весь квартал этой деревянной разносортицы туши после этого...
   - Хорошо хоть ветра нет, - пробормотал Женька и потащил "Пургу" по моим следам. - А то уже давно бы... всё тут фестивалило...
   Фотографироваться наряду надоело. Вызвавшие нас менты надели шапки, забились греться в свой "бобик", но не уехали - остались наблюдать. Все происходящее чрезвычайно их развлекало. А у нас третьи сутки дежурства и пятый вызов за эти дни.
   - Резво, резво! - командовал Николаич.
   Из ближнего подъезда сонно выползли жильцы - человек, кажется, пять или шесть. Даже пожар не вдохновлял их в третьем часу ночи выписывать кренделя в поисках своей тачки. Представляю, каково им - из теплой и мягкой-то постельки! Сам бы сейчас рухнул, и до полудня...
   Заводились, задним ходом отъезжали, освобождая место. А не поздновато ли спохватились? Наверняка ведь стояли у окон и все это время прикидывали - может, само потухнет?..
   Ан нет, само не рассосалось!
   Когда пошла пена, огонь принялся неистово огрызаться. Честно говоря, хоть я и не новичок, но от маленького сараюшки такого не ожидал. Снаружи возгорание не выглядело настолько агрессивным.
   - От падла! - пробормотал Женька, на всякий случай делая пару шагов назад. - Чего у них там напихано?
   Пламя выпрыгивало из едва приметных щелей, кувыркалось, подныривало, ползло боком, словно пес-подхалим, и снова ярилось, грозя перепрыгнуть на соседние сараюшки. Угол крыши одного уже слегка тлел, поэтому Женька первым делом забросал пеной этот опасный участок, а потом снова накинулся на очаг.
   Николаич обернулся, стоя уже почти в проеме бывшей двери сарая, и крикнул мне:
   - Стрельцов, подь сюды!
   На пути к нему я ощутил, как в нагрудном кармане рубашки под комбинезоном и толстой многослойной курткой завибрировало. Черт, опять телефон переложить поближе забыл... Кого прорвало в три часа ночи?
   Отвечать я, понятно, не стал. Мобильник судорожно дернулся напоследок и стих. Мы с начальником стали попинывать уже обугленные, но не спешившие обваливаться доски сарая, и в небо фейерверком помчались густые рои суетливых мелких искр. Дыма стало вдвое больше, огонь вроде как начал сдаваться.
   Наверное, я увлекся процессом, потому что оказался на шаг впереди Николаича и уже занес было ногу долбануть по очередной перекладине, как вдруг отчетливо почувствовал импульс: пригнись!
   Едва я это проделал, ни мгновения притом не сомневаясь, в углу что-то грохнуло, и надо мной - там, где секунду назад еще была моя голова - со свистом пролетел и врезался в ствол ближнего тополя неопознанный полыхающий объект.
   - Блин! - выдохнул я, медленно распрямившись и готовясь в любой момент пригнуться снова.
   От такого и шлем мог не спасти. Помню, мальчишками мы жгли костры и швыряли туда куски шифера. Бабахало примерно так же - весело, дальше некуда! Дураками были...
   И тут пришло осознание: только что непонятное предчувствие спасло меня от увечья, а может, даже от смерти. Оно казалось интуицией, но в глубине души я ощущал, что команда мозгу поступила извне. Просто маскируясь под мои собственные мысли.
   Хребет лизнуло холодом. И это несмотря на то, что вокруг все плавилось от запредельных температур.
   - Чё там у вас? - крикнул Женька из темноты.
   - Да Стрельца тут чуть конвективным потоком по стене не размазало, - схохмил Николаич и добавил, нарочито коверкая суржик: - Шоб нэ лез поперед батьки у пэкло.
   Женька встревожился:
   - Э, хорош вам прикалываться, мужики! Нам тут до кучи еще неотложки не хватало!
   И тут же послышался ворчливый голос Рыбы:
   - А Бог троицу любит! Где ноль-один и ноль-два, там и ноль-три!
   - Рыба, молчать! - не сговариваясь, но на удивление стройным хором заорали мы втроем.
   Рыба - глазливый черт. Бывает, как ляпнет что-нибудь, так оно и сбывается. Да ладно бы еще доброго чего наляпал...
   Я стоял и чувствовал, как медленно оттаивают приросшие к земляному полу бывшего сарая ноги, а страх пузырьками суррогатного шампанского с шипением уходит из крови. Кто-то давно мне говорил, что прошедшая мимо, но совсем-совсем рядом смерть - это вроде боевого крещения в нашем деле. Но тогда я не внял, и только теперь вот - дошло...
   Черные доски еще исходили паром, но огонь был потушен окончательно. Мы стали сворачиваться. Добраться до того гаража пламя так и не успело. Ну очень уж не хотелось проверять свои подозрения о его содержимом, да еще на собственной шкуре! И так хватило на сегодня по горло.
   Когда мы возвращались, менты снова повылазили из своей машины и подошли к нашей ацешке.
   - Что скажешь? - поинтересовался сержант у Николаича. - Поджог все-таки?
   Начальник прищелкнул языком и уклончиво ответил фразой из анекдота, что, мол, работа у нас такая - отмачивать там, где кто-то отжег. Он у нас юморной мужик и умеет увернуться от прямого вопроса.
   - Да ладно! - посмеявшись со своими ребятами, продолжал сержант. - Ну ведь поджог же! Я вон в том доме живу, и соседка на днях рассказывала, как сюда с телевидения приезжали, всё тут зачем-то снимали, руками разводили... А?
   Что-то сильно любопытный и разговорчивый мент нам сегодня попался. Как любит говорить Рыба, не к добру.
   - Слуш, сержант, я заключение напишу, а там уж пусть дальше разбираются - ваши или из прокуратуры, я уж там не знаю.
   - Да какая прокуратура - сарай, блин! - фыркнул мент. - Ты еще МЧС приплети. Никто с этой фигней разбираться не будет, бумажку от ваших получат и закроют дело. Я тебя так, не для официоза, спрашиваю. Как спеца.
   - Ну если как спеца и не для официоза, то вот тебе ответ: если мэрия скажет, что тут будет банк - тут будет банк. И не парит! Я ясно выразился?
   С этими словами начальник полез в машину, а следом за ним забрались и мы с Женькой. Вывозил нас Рыба оттуда нервными рывками, по каким-то колдобинам из нерастаявшего льда и грязи. Не люблю я с ним дежурить, да и никто не любит...
   Женька стянул с головы трикотажную шапочку, утер ею лоб и на ощупь кое-как пригладил слипшиеся от пота волосенки мышиного цвета.
   - Сегодня у нас какое? Четырнадцатое? - вымолвил Артем Николаич - так полностью звать нашего РТП. - Ё-моё, уже четырнадцатое...
   Мы вздохнули. Еще три года назад 14 марта отмечали день рождения Степки Еремеева всем составом...
   - Степухе бы сегодня тридцатник стукнул... - сказал Женька, а мне почему-то подумалось сдуру: а может, это Степа меня предупредил пригнуться?
   Я в мистику не то чтобы не верю, просто считаю, что во всем есть своя причина, пусть даже лежащая не в области физических величин, но имеющая логику. А призраки давно умерших, которых почему-то все еще беспокоит благополучие оставшихся в этом мире, мне кажутся все-таки больше плодом воображения сценаристов. Если все это существует, то существует оно совсем по другой причине и нашими проблемами интересуется мало. Но ведь что-то все равно было, я мог бы поклясться в этом!
   Три года назад, в августе, Степа Еремеев погиб при тушении пожара в одной из общаг. Там были нарушены правила пожарной безопасности, некоторые двери с лестницы в коридор были намертво заколочены. В задымлении, ночью, это и подвело бойцов Степкиного расчета. Но выжили все. Кроме него. Еремеев не сгорел, его успели вытащить на воздух, но до больницы не довезли...
   Женька поглядел на часы, и тут меня осенило: мне же кто-то звонил!
   Кое-как добравшись до телефона, я посмотрел пропущенный номер и вздрогнул. Звонили из дома. Сердце бешено запрыгало. Когда ты знаешь, что все в твоей семье ложатся спать не позже часа ночи, а кто-то звонит почти в три, волей-неволей подумаешь о самом плохом.
   Руки тряслись, пока набирал ответить, и даже Женька, сидящий напротив, заметил это, уставился с вопросительной физиономией.
   Трубку подняла бабушка. Уф! Ну конечно! И как же я сразу-то не подумал о ней!
   - Алё! Алё, Дениска? - раздался в ухе ее солидный каркающий баритон. - Где ты ходишь?
   После недавнего инсульта - врачи назвали его "легким" - ходить и говорить бабушка могла, но иногда путала слова, день с ночью, а меня могла назвать и Дениской, и Володей - именем дяди, ее младшего сына, который сейчас живет на Севере. Потому ее и забрали к нам из поселка.
   - Ба, сейчас ночь, иди ложись! - настоятельно сказал я.
   - Ты в налоговой был?
   - Нет! У меня дежурство, понимаешь?
   - А, дежурство... - она помолчала, переваривая информацию. - А когда съездишь?
   - Утром сменюсь - и съезжу в твою налоговую. Честное слово, ба! Иди ложись, всех сейчас перебудишь!
   Я поймал себя на том, что сам шиплю в трубку, чтобы кого-нибудь не разбудить, а мужики с насмешкой смотрят на меня и переглядываются.
   - Все, ба, отбой!
   Она, конечно, поговорила бы еще, но я отключил связь.
   - Чё, Стрелец, с налоговой напряги? - подмигнул Артем Николаич. - Утаиваешь свои миллионы от государства?
   - Да это с бабуленцией у меня... пуф-ф-ф... напряги...
   - Что, совсем плохая? - в голосе начальника прозвучало сочувствие.
   Я затолкал мобильник в карман робы:
   - Да нет, но иногда дуркует, - и поморщился, вспоминая ее неосознанные выходки.
   Жутко это, когда вроде бы человек тот же самый, а уже не тот. Вспоминаешь его здорового, веселого и понимаешь, что ничего уже не вернется, как было.
  

Странный сон

  
   Нет ничего хуже прерванного сна. Устаешь сильнее, чем если бы не спал совсем. Вот и у меня иногда бывали после длительных дежурств провалы в какое-то странное состояние, которое ни явью не назовешь, ни территорией сновидений.
   Едва я рухнул на свою койку в дежурке, все перед глазами замерцало, запорхало, заискрило. Огненные точки стали сливаться в силуэты людей - и вот мы с пацанами на пустыре за частным сектором жжем костер, рядом валяются куски шифера, который еще предстоит бросить в пламя ради нескольких громких хлопков. Я точно помнил, что именно в этот раз один из осколков отлетит и поцарапает ногу приятелю-соседу Игошке, но тогда я еще об этом не знал и теперь не должен был ничего менять. Это была как будто игра, в которой я был маленьким телесно, но взрослым в сознании.
   Мы сидели на длинном бревне, костер, в который какой только гадости ни напихали, чадил в нашу сторону, но пересаживаться было лень.
   Тогда я вытягиваю вперед сложенный в кукиш кулак и произношу мантру:
   - Куда фига, туда дым, куда фига, туда дым!..
   Густые клубы словно бы натыкаются на прозрачную преграду. Задумываются. И медленно отворачиваются от нас в том направлении, куда вытянута моя мальчишески тонкая рука.
   - Ну ты этот... Повелитель огня! - восхищенно исторгает Игошка.
   Мне смешно, потому что это срабатывает почему-то всегда и у всех. Но Игошке простительно - он среди нас самый маленький и смотрит на нас снизу вверх. И тогда я делаю то, чего в реальности не было: встаю и что есть сил запускаю шифер в дальний бурьян.
   - Ты чё? - возмущаются друзья. - Где мы теперь искать будем?!
   - Хорош фигней страдать, пацанва, - произношу я слова, которых, конечно же, я тогда не говорил, однако после сегодняшнего взрыва в сараюшке мечтал сказать.
   Самое странное, что я отлично осознаю: это сон, и я могу в нем делать все, что пожелаю. Но при этом я верю, что делать это все смог бы и в реальности.
   Разведя руки в стороны, я начинаю смотреть в сердце пламени, туда, где самое светлое пятнышко. А про себя приказываю: восстань! Пламя покоряется, и мальчишки с воплями рассыпаются в разные стороны, когда над углями с небо встает гигантская огненная фигура джинна, но среди пляшущих рыжих языков зыбкого образа можно угадать птичью голову - то ли кречета, то ли ворона, толком и не разобрать.
   - Ну что, Агуня, покажешь отрокам, на что ты способен в гневе? - спросил я его.
   Все скрывается в пламени, и я понимаю, что нахожусь уже совсем в другом месте. Здесь сумеречно, но сумерки эти какие-то давящие, неестественные. Они созданы не из-за того, что закатилось солнце и пришел вечер - здесь так будто бы всегда. И при этом очертания всех предметов резкие, отчего больно глазам. Какие-то ветки, трава, кустарник - все видно, каждый отросток, каждый лист. А еще я чувствую, что за мной давно и упорно следят.
   "Он пришел!" - доносится до меня чья-то смятенная мысль.
   Из сумрака выплывает лицо пожилого мужчины, который пристально меня разглядывает, и я неведомо как, однако немедленно узнаю, что это кто-то из моих родственников, причем на сегодняшний день еще не родившийся на свет. И меня не смущает, что незнакомец старше меня раза в два - он старше даже моего отца!
   "Скажи, скажи скорее, почему это случилось?" - встревожено вопрошает он меня, но губы его неподвижны, а на лице отражается не только волнение, но и какой-то суеверный ужас. Одновременно я понимаю, что давно и упорно следит за мною кто-то другой.
   "Почему это произошло?"
   "Что произошло?" - пытаюсь спросить я и не могу: мышцы лица, губы, язык не повинуются мне.
   И тут будто что-то подтолкнуло меня взглянуть на собственную руку. С трудом приподняв ее, я вижу, что она костлява и покрыта тленом, как если бы принадлежала гниющему трупу.
   Я заорал и проснулся. Но моего вопля никто не услышал, потому что отрывисто и противно вскрикивала сирена тревоги.
   - Твою мать! - одеваясь, ругался Николаич. - Сбесились они сегодня там, что ли?!
   Было все еще темно. Наверное, проспали мы всего ничего...
   И вот мы снова, как в кабацком угаре, несемся куда-то по городу, и снова матерится на каждом ухабе Рыба, а рация заливается вопросами нашего супер-пупер-исполнительного диспетчера, который, в отличие от нас, явился на дежурство только вчера днем, выспавшимся и бодреньким, как тамагочи* после кормежки.
   __________________________
   * Тамагочи - популярная в 90-е годы ХХ столетия японская электронная игрушка, представлявшая собой какую-то зверушку, которую нужно было кормить, поить и развлекать, в противном случае она обязательно дохла. Тамагочи стал синонимом поросенка из известной поговорки о бабе, у которой прежде не было хлопот.
  
   Не могу точно сказать, что это было - глюк или что похуже, то есть реальный объект, - но, едва раздирая слипающиеся веки, я однажды взглянул в промежуток между домами у набережной и тут же проснулся. Там, если мне не изменяет чувство перспективы, примерно над рекой, ближе к противоположному берегу, в небе светился небольшой изумрудный шар, перехлестнутый по экватору неровным алым поясом. И самое странное, что такой же в точности я уже видел раньше, намного раньше...
   - Жень! - я толкнул щиколоткой ботинок коллеги. - Смотри туда!
   Но машина, как назло, уже миновала просвет между домами, и здание закрыло своим глухим серым фасадом вопиющий результат моих трех полубессонных ночей.
   - Куда? - проснулся Женька, моргая и напоминая по приметам фоторобот вынутого из гроба упыря.
   - Блин. Проехали... В прямом смысле.
   - А чё было-то?
   В следующем просвете между домами не оказалось ни летающих сфер, ни других каких-нибудь явлений, выбивающихся из разряда нормального. Где-то там, в темноте, спокойно текла себе река, а над нею конопатилось редкими звездами холодное ночное небо.
   - Ты НЛО видел когда-нибудь? - аккуратно спросил я Женьку.
   - Не-а! Но мамка рассказывала, у них под Тамбовом недавно летало что-то. Да у них там вечно что-нибудь летает. А ты что, НЛО увидел?
   Я предпочел отмазаться по-умному:
   - Прям. Фигня какая-то примерещилась на том берегу - думал, может, и там горит чего...
   - Да типун те на язык! - вмешался Артем Николаич. - Хватит с нас уже того, что было!
   Призвав на помощь здравый смысл и решительно отметя внутренние возражения о хваленом чувстве перспективы, я объяснил свой глюк самым простым доводом. Видимо, это было что-то вроде новой кафешки на набережной, а ее хозяева ради выпендрежа соорудили на крыше светящуюся вывеску - может быть, в форме круга, а может, даже и шара. А я, уже однажды, в детстве, видевший похожую зеленую штуку, с легкостью принял за то же самое вычурный рекламный прибамбас. Психика, как говорит мой отец, - программа навороченная. А уж мой отец, поверьте, знает, о чем говорит.
   Моя же психика, наверняка прилично расстроенная нездоровым образом жизни, глухо поворчав на такой приштопанный белыми нитками аргумент, переключилась на более важные события: мы подъезжали к складам, откуда поступил сигнал о возгорании. Но ни дыма, ни огня видно до сих пор не было.
   - Странно... - сказал Николаич и наконец соизволил удостоить ответом диспетчера: - Пока очага не видим.
   - Какая категория сложности? - с настойчивостью попугая уточнил тот.
   - Андрей, у тебя там пластинку заело? Я же тебе говорю: не видим очага возгорания!
   Дорога вильнула, спускаясь с небольшого склона, и глазам нашим представилось сюрреалистическое зрелище.
   Вместо построек там и тут торчали обгорелые руины по обе стороны от подъездной дороги. Сама дорога была черной от сажи, снега не осталось. Но никаких следов дыма, да и вид такой, будто сгорело тут все несколько дней назад.
   Женька потер красные глаза и снова поморгал:
   - Стрелец, ты видишь то же самое, что и я?
   - Ага... - вырвалось у меня независимо от моего волеизъявления.
   - Чё за хрень? - Николаич выпрыгнул первым и теперь стоял посреди ночного марсианского пейзажа, растерянно озираясь. - Петр Кириллыч, ты нас куда надо привез-то хоть?
   Рыба от возмущения даже слова забыл. Он хоть и работал прежде пожарным инспектором, а водилой стал относительно недавно - жена настояла, чтобы не спился, лично к начальству прибегала, мол, за рулем пить нельзя, вот пусть и крутит баранку, - но город знал, как свои три волосины на макушке. В то же время и Артема Николаича тоже понять можно: приезжаем по сработке - а тут одни угли.
   - Ну-к, парни, айда осмотрим, - поразмыслив, решил начальник.
   И мы с Женькой потопали вслед за ним по смерзшимся черным комьям льда, каким-то ошметкам, обломкам, а вокруг стоял отчетливый запах гари, но не свежей, а уже успевшей частично выветриться из отсыревших материалов.
   Осторожно заглянули в один из проемов. Здесь дверь была деревянной и выгорела полностью. Через пару метров от входа вниз вели ступени. Мы посветили туда - все черно и беспросветно. Осталась только кирпичная кладка, все остальное, способное сгорать, превратилось в пепел, как после ядерной войны. Спускаться, понятное дело, не стали.
   Такая же картина была и в других кирпичных хранилищах. Металлические же ангары хоть и почернели, казались более или менее уцелевшими. Женька потянул на себя створку ворот, и ангар легко распахнулся. Даже в прыгающих лучах фонариков стало видно, что товары отсюда вывозили уже после пожара, оставляя те упаковки, которые невозможно было спасти. Брошенные, оплавившиеся, ящики и коробки так и валялись на полу или на искореженных адскими температурами стеллажах.
   Даже ковылявший вслед за нами Рыба неестественно молчал, что лишь добавляло смятения в наши души.
   - Там, в конце, должен быть домик охраны, - проронил Артем Николаич, выбираясь из очередной развалюхи. - Пошли.
   Мы безропотно, как детсадовцы на прогулке, засеменили за начальником. Домик действительно был. И самое главное, что он был... целым.
   Николаич загрохотал кулаком в дверь:
   - Пожарный расчет! Есть кто в хате?
   В окне зажегся свет. Женька посмотрел на меня глазами глубоководного кальмара и толкнул в бок локтем, как будто я мог не заметить.
   Дверь открыл заспанный мужик лет под сорок, почесывая живот под толстовкой. Мы тотчас вломились в помещение, да он и не стал сопротивляться людям, похожим на инопланетян. Хотя немного удивился.
   - Когда был сигнал? - допрашивал его Николаич.
   - Какой сигнал? - мужик оглянулся на пульт.
   На мониторах отображались склады. Но... все они были целехоньки!
   - Артем! - шепнул Женька. - Артем Николаич, смотри туда!
   Праведный гнев начальника угас, так и не успев воспламениться. Он тоже увидел изображение на экранах.
   Тут за нашими спинами послышался вопль Рыбы. Водила зашел последним и остался в дверях, поэтому раньше всех успел оглянуться и увидеть:
   - Смотрите! Там...
   Женька и Николаич, оттолкнув меня, выскочили наружу.
   - Всё целое! - крикнул Женька.
   Что-то заставило меня обернуться на охранника. Тот почему-то сидел в кресле перед мониторами и вроде бы дремал, откинувшись на подголовник. Я не знаю, что такое в его позе заставило меня отвлечься от бурных событий на улице и сделать шаг обратно, к пульту.
   Одна его рука лежала на автомобильном руле, вторая - безжизненно, на коленях, не сжимая, а как-то поддерживая, словно подставка, раздвинутый сотовый телефон-слайдер. Сидел мужик в автомобильном кресле, пульт выглядел как приборная панель иномарки, а кожа спящего имела отчетливо розовый, а оттого пугающий и неестественный оттенок. Не знаю, зачем, но я взял с его окоченевшей ладони слайдер, нажал на среднюю кнопку, и дисплей высветился заставкой - полуголая блондинка с гипертрофированной грудью и губами.
   Тут глаза трупа распахнулись, и я заорал...
   ...На всю дежурку противно рыкала сирена тревоги, Женька, протирая глаза, толкал меня в плечо:
   - Ничё ты разоспался! Давай, вставай, у нас сработка!
   - Где? - беззвучно прошептал я и сел, боясь услышать хоть слово про Селезинские склады.
   - Да в магазине на Фрунзенской. Давай, не тяни, и так еле тебя добудился!
   Гора упала с плеч. Но на всякий случай в машине я попросил:
   - Женька, ты ткни меня кулаком в поддых, да посильней!
   - Ты чё? - удивился он.
   - Да так, хочу убедиться, что опять не сплю. Только что была такая фигня - вроде проснулся, а на самом деле это мне приснилось, что проснулся...
   - А, у меня так тоже бывало. Да ты сам себя за ляжку щипни, тут главное, чтобы больно было.
   Я вздохнул:
   - Сам - не получается, это как в поддавки играть. Я один раз так хорошо себя ущипнул, искры из глаз посыпались даже. Оказалось - во сне.
   - Ну ты спа-а-ать! - закатился смехом подслушивавший наш диалог Артем Николаич.
   Тут Женька и двинул мне в "солнышко", в тот момент, когда я этого не ожидал. Дыхание как отсекло, по телу боль электрическая, ни охнуть, ни выругаться.
   - Чё, сойдет? - с невинным видом осведомился этот черт.
   Ну да, уж теперь я мог быть уверен, что не сплю.
   Единственное, что совпало с моим сном - сработка тоже оказалась ложной. Правда, магазин стоял целехонек, это что-то там у охраны забарахлило, вот они с перепугу и подтвердили вызов.
   Всю дорогу назад нам пришлось выслушивать митинг Рыбы о том, что всю великую державу распродали под магазины, посадили дураков эти магазины охранять, а мы теперь езди к каждому и думай о благополучии этого ворья, гори они все синим пламенем, и так далее, и тому подобное. Когда набирающая обороты и изысканные выражения проповедь пошла по третьему кругу, Николаич не выдержал и попросил водилу заткнуться, а тот сообщил, что всегда знал, что мы все втайне сочувствуем "дерьмократам" и сами тоже не против ухватить себе кусок проданной страны.
   Николаич беззвучно взмолился кому-то там на небесах:
   - Слушай, Петро, а мы еще тайно синагогу посещаем, ты не знал?
   Женька захлопнул лицо ладонью и тихо застонал в сторонку, а я что было сил закусил губу. Ну его к черту, Рыбу этого, мужичонка он мстительный, увидит, что ржем - найдет, как отыграться при случае.
   И уже до самой пересменки нас никто не трогал, не будил.
  

"Детектор троллей"

  
   Пару лет назад я завел себе блог. Кто-то пуделя заводит, кто-то паука или змею, а я вот завел себе в Интернете страничку из тех, что принято называть дневником, но на которых пишут все подряд. А я решил транслировать туда анекдоты николаичева производства или курьезные случаи в нашей профессии: это как-то больше походило на дневник, чем те непонятные дергающиеся, сверкающие и переливающиеся картинки, вываленные скопом на страничку, которые попадались мне еще задолго до того, как я обзавелся собственным уголком. Сначала, как многие, был просто молчаливым читателем, а потом эта зараза добралась и до меня. Мне осталось лишь оправдываться нехваткой времени на то, чтобы возиться с собакой или еще каким-нибудь домашним питомцем, наличие которых наш Николаич всегда прямодушно называл "гемором"... и был, в общем-то, прав. Впрочем, он и Интернет называет тем же самым словом. Ну да это дело вкуса.
   Свой загончик я нарек, с точки зрения постороннего, наверное, несколько претенциозно - "Агни". Хотя его содержание никоим образом не касалось ни Рериха в частности, ни индуизма в целом. Просто этот набор букв приятно отдавался в каждой клетке моего тела, был каким-то родным, как собственное, с младенчества загнанное в подкорку имя. Однако себе как пользователю пришлось брать другой никнейм, поскольку блогеры с псевдонимами agni, agni86 и еще с десятком вариаций имени индуистского бога огня на этом ресурсе уже существовали. Поэтому я назвался школьным прозвищем - strelets: как ни странно, ник оказался незанят. В общем, некий strelets создал блог под названием "Агни" и в качестве аватарки поместил уменьшенный портрет-картинку на фэнтезийную тему. Там был изображен черноволосый мужик лет сорока с резковатой, почти демонической внешностью. Колдун-чернокнижник какой-нибудь, наверное. Или негодяй. Но чем-то меня та картинка привлекла, и strelets стал моей маской. В результате я так привык к этому образу себя (хотя он внешне - почти полная противоположность меня реального), что, однажды увидев "колдуна" в хорошем разрешении на полноценной картинке, оказавшейся обложкой книги, воспринял его ну прямо как родного!
   Постепенно николаичевы байки стали пользоваться некоторой популярностью в узких кругах блогеров, и у strel'tsa появилось несколько друзей, которые заглядывали на новые материалы, размещенные под тегом-рубрикатором "Николаич жжОт и тушит". Однажды среди моих виртуальных гостей мелькнул странный молчаливый персонаж с невнятным набором латинских букв вместо никнейма и эпатажным названием странички - "Детектор троллей". При этом ни выводить так называемых "троллей" на чистую воду, ни хотя бы просто писать комментарии он не стремился, и в его дневнике висела единственная запись - точнее, не запись, а картинка-абстракция. Потом его, вероятно, удалили из-за бездействия, и некоторое время его странный псевдоним оставался в моем профиле безжалостно перечеркнутым, покуда не исчез окончательно. Спустя некоторое время этот тип появился снова и поспешил записать меня в друзья. И, как в прошлый раз, подпись его представляла собой абракадабру, только, кажется, с другим набором букв. А раздел и аватарка выглядели в точности так же.
   Обычно подобные проявления бывают свойственны программам-ботам. Это такая штука, говоря простыми словами, которую умельцы запускают в сеть с тем, чтобы не затруднять себя, любимых, рассылкой рекламного мусора вручную. К вам на улице приставали мальчики и девочки с кипой каких-то листовок, перекинутых через локоть? А в подъезде почтовый ящик набивали всякой макулатурой, предлагающей то скидки, то за кого-нибудь голосовать? Ну вот это примерно то же самое, только в Интернете. Только мусор убрать проще. Если, конечно, это просто спам, а не подложенная свинья в виде вируса.
   "Детектор троллей" отличался от них тем, что нигде не писал ни слова, не оставлял никаких следов и вообще вел себя чрезвычайно загадочно. Поэтому для себя я решил, что это все-таки не программа, а такой вот странный человек, и надолго о нем забыл.
   Стоит ли удивляться, что мой таинственный посетитель исчезал и появлялся еще несколько раз, перечеркнутый и вновь, и вновь восстававший из пепла?!
   И вот пару месяцев назад он меня удивил. Один давний взаимный приятель с этого ресурса прислал мне личное сообщение с вопросом - кто такой varuna? Сначала я не понял, о чем он говорит, и ответил, что Варуна - это древний бог воды у индусов. Приятель прислал мне смайлик с уверением, что пользоваться поисковиком он умеет и что даже кое-что помнит из школьного курса античной истории.
   "Я спрашиваю про varuna у тебя в друзьях - кто он такой? - добавил он во втором послании. - И загляни в его блог, сам поймешь, о чем я".
   Заинтригованный, я нажал ссылку, ведущую в мой профиль, нашел нужный ник и шагнул на его территорию.
   Блог по традиции назывался "Детектор троллей", а вот его хозяин в очередной раз поменял псевдоним. И на этот раз - явно неспроста. А еще к посту с картинкой-абстракцией добавился второй, текстовый, пост, что меня и удивило, ведь прежде мой троллененавистник вообще не проявлял никакой склонности к графомании.
   И следующее, что завладело вниманием - это моя собственная аватарка с "колдуном", вставленная в его текст.
   "Я часто ощущаю его взгляд в толпе, - гласила запись. - Вот этот человек, вот он - на фото - идет все время позади. Когда останавливаюсь я, останавливается и он, когда я оглядываюсь, он, предугадав, отступает так, что я не могу его увидеть. Еще ни разу не удалось мне захватить его врасплох. Но я до мелочей, до малейшей черточки знаю, как он выглядит, и он тоже это знает. Он всегда смотрит. И молчит. В этом молчании есть что-то тревожное, угрожающее. Всмотрись и ты. Тебе тоже покажется знакомым этот угрюмый незнакомец, способный довести до параноидального страха! Вчера он подошел чуть ближе, мне даже послышалось его дыхание за спиной"...
   Черт, вот это было действительно чем-то, мягко говоря, странным! Но я первым делом подумал, что у этого пользователя просто не все дома. Точнее, тараканы-то как раз на месте, а вот кое-кого из хозяев - явно не хватает.
   С тех пор я нет-нет да заглядывал на страничку "Детектора", и через некоторое время с нее исчез текст о моем "колдуне", а вместо него добавилась коротенькая запись:
   "Агни, Агни, как же ты угадал его?"
   Следующий шаг Варуны - цитирование фрагментов из статей по психологии, многие из которых я в подростковом возрасте уже видел, а некоторые даже читал, таская из библиотеки отца. Но что касается выбора тем, то мой загадочный собеседник склонялся к выкладкам о способности мозга воспринимать, интерпретировать и доводить до сознания отнюдь не всё, что видят глаза, а лишь ту часть мира, на "волну" которого настроен. Все остальное остается за бортом. Именно поэтому животные с их незашоренным восприятием и совсем маленькие дети видят и понимают гораздо больше нас, взрослых людей.
   Помню, меня очень заинтересовала история человека, получившего тяжелую черепно-мозговую травму при падении с велосипеда, но выжившего, хотя связи между полушариями его мозга были полностью разрушены. Поэтому он мог одной рукой делать одни движения, а другой - другие, совершенно разные по типу и динамике. При этом он всё видел как бы наполовину: пол-лошади, нарисованной на бумаге, пол-яблока на столе...
   Была еще одна выдержка об эксперименте с котятами, которым с того момента, как у них открылись глаза, стали показывать либо только горизонтально, либо только вертикально ориентированные предметы. В конце концов та часть подросших кошаков, которым настоятельно демонстрировали исключительно вертикаль, в упор не видела ничего горизонтального: звери кувыркались со ступеней, ударялись о перекладины на ножках стульев. А в другой экспериментальной группе все было в точности до наоборот: котята налетали на косяки, на ножки мебели. И переучить их после всего этого было очень трудно. Потому что мировоззрение - штука навязчивая.
   Я нашел на You Tube ролик группы "Несчастный случай" и отправил ему в комментарии ссылку на него. Это та самая песенка, где "Я понял, это намек, я все ловлю на лету, но непонятно, что конкретно ты имела в виду".
   Общаться напрямую Варуна откровенно не желал. Вместо этого он сделал очередной пост, увенчав его видеороликом с записью фильма о еще одном эксперименте. Подопытным показывали канделябр с множеством деталей - завитушками, свечами различной длины. Затем втайне от них (но открыто для зрителя) этот канделябр заменялся совершенно другим - и по форме, и по длине и толщине воткнутых свеч. Этот новый канделябр ставили на край шахматной доски и направляли отбрасываемую им тень так, чтобы она пересекала все поле. После этого, демонстрируя людям только тень на черно-белом поле, экспериментаторы предлагали описать форму предмета, который эту тень отбрасывает. Шестеро из семи стали описывать первый увиденный канделябр, "достраивая" в сознании недостающие эпизоды тени, скрадываемые черными клетками и искажаемые белыми. И только седьмой сказал, что затрудняется судить по тени, что это такое, потому что на старый канделябр оно не похоже, а новых деталей из-за пестроты фона он на тени разобрать не может.
   Это подвигло меня сдаться и написать Варуне в личку:
   "Хорошо, я готов признать себя слепым. Какие предложения?"
   У меня был тайный замысел. Я подправил кое-что в настройках блога и теперь мог увидеть идентификационный адрес компьютера человека, который написал бы мне приватное или публичное сообщение. Однако Варуна просто... исчез. Его не было очень долго, и я уже решил, что это очередной повод сменить ник и обновить дневник.
   И вот, приехав нынче домой позавтракать, после трехдневного дежурства, зевающий и злой на необходимость рвать когти в налоговую по поводу проданной бабы Тониной квартиры, я включил чайник и плюхнулся в любимое кресло перед компьютером. Исключительно ради того, чтобы в ожидании бесцельно побродить по сайтам новостей, проверить почту и, конечно, заглянуть в свой дневник.
   Чайник давно щелкнул, а я сидел, как чумной, перед монитором и таращился на снимок, выложенный у себя Варуной. Это был изумрудно-зеленый светящийся шар, перехлестнутый по экватору алым поясом. И никаких пояснений. Внутри у меня что-то дрожало - наверное, те самые поджилки, о которых для красного словца поминают в книжках. И еще я не мог пошевелиться. И еще мне казалось, что какой-то всеведущий шпион засел у окна в доме напротив или там же, но на крыше между антеннами, или, в конце концов - на дереве, держит бинокль и фиксирует каждый мой шаг.
   Вот так, Денис Викторович, и начинается она. Паранойя.
  

Зеленый шар с алым пояском

  
   Я машинально дожевал бутерброд, даже не заметив, с чем он был, запил его кофе. И только у порога, когда уже застегнул куртку, вспомнил, что надо взять паспорт и, наверное, документы, связанные с продажей той злополучной квартиры бабы Тони. А еще - письмо из налоговой, из-за которого бабушка забила тревогу.
   Она как раз вышла из своей комнаты и встала у двери, немного удивленно разглядывая меня.
   - Володя?!
   - Я не Володя, ба! Я Денис.
   - А я уж подумала - чего это Володя из школы так рано вернулся? А ты далеко ли?
   - Баб Тонь, ты же сама настаивала, чтобы я съездил в налоговую. Вот туда и еду.
   - А, к этим кровососам! - прогудела она своим породистым старческим баритоном. - Чеснок купи.
   Я не сдержался, хохотнул:
   - Да ладно, ба, я уж как-нибудь осиновым колом обойдусь.
   Она непонятливо взглянула на меня:
   - Я говорю - на рынок потом зайди, чеснока с полкило купи, кончился! И хлеба возьми, тоже четвертинка с утра оставалась, а то и меньше.
   - А, точно, я же последний стрескал! Всё куплю, пока, я побежал!
   - Подожди, деньги достану!
   - Баб Тонь, ну ты чего?! У меня есть.
   Мне сложно было понять путь, которым следовали ее мысли по лабиринтам отравленного болезнью мозга. То она рассуждала четко и ясно, как в былые времена, то вдруг начинала собирать такую ахинею, что мне хотелось поскорее убежать. Что я и сделал, быстро захлопнув за собой входную дверь.
   И пока ноги несли меня к остановке, я раздумывал над тем, что же хотел сказать "Детектор троллей" тем снимком. Может быть, это просто совпадение? В принципе - не исключено, конечно. Только очень уж подозрительное совпадение: сначала все эти статьи о психологии и психике, потом мой странный сон, напомнивший о лохматых годах, когда я ходил пешком под стол, и в итоге тут же, как последняя печать на обходном листе - фотка зеленого НЛО. В точности такого, каким я видел его в возрасте пяти лет в Гудауте, всего за год до того, как в Абхазии началась война.
   Конечно, я мало что помню с тех времен, только то, что в этом городишке росли пальмы, еще какие-то необычные деревья, стоял сказочный аромат моря и цветов, а по дорогам спокойно расхаживали коровы и козы: водители притормаживали, аккуратно объезжали их и невозмутимо продолжали путь. Мне рассказывали, что именно там, в Гудауте, один местный житель предложил родителям прокатить меня верхом на его круторогом баране, и ради смеха я был посажен на "попону" и даже сфотографирован. Только вот те события стерлись из моей памяти вместе с пропажей отпечатанного снимка...
   Это был последний раз, когда мы с папой и мамой отдыхали все вместе у Черного моря.
   Почему-то в тот год отцу на работе не дали путевку, и мы поехали "дикарями". Это оказалось куда интереснее, чем в скучища в санаториях-пансионатах. Во всяком случае, для пятилетнего пацана, каким я тогда был.
   По вечерам, когда ласточки стихали в удивительно слепленном гнезде под крышей нашего домика, а на небо быстро-быстро высыпали звезды, торопя приход ночи, нам, разморенной жарою ребятне, позволялось пару часов поиграть перед сном во дворе. Гнездо я тоже помню, а еще эти мелькающие в отверстии треугольнички раскрытых клювов и нетерпеливый писк птенцов.
   Стало уже почти совсем темно. Мы носились вокруг виноградной беседки, и вдруг кто-то из ребятишек стал показывать пальцем вверх. Мы все задрали головы.
   Над нашим двором в небе висело несколько белесых шаров. Располагались они полукругом. Я тогда еще не умел считать или умел, но плохо, поэтому сейчас не смог бы с уверенностью сказать, сколько этих шаров было в дуге. Они не двигались в стороны, просто как будто уплывали верх, все выше и выше, теряя при этом свечение.
   Конечно, мы с воплями кинулись к родителям, все выбежали из домиков, даже, кажется, наша хозяйка. И вроде кто-то бросился за фотоаппаратом, кто-то оживленно затарахтел об инопланетянах - а мы, пузатая мелочь, восторженно прыгали и размахивали руками.
   - Пап, а это правда ино-пан-теляне? - спросил я, когда загадочные объекты растворились в небе, а мы ушли в домик.
   Я спрошу об этом еще не раз, и категоричность отца с возрастом будет ослабевать. Но тогда он лишь снисходительно усмехнулся:
   - Денька, ну какие инопланетяне?! Это газетчики сказки рассказывают, чтобы публику развлекать. Просто какие-нибудь световые эффекты в атмосфере...
   (Позже были варианты: испытания физиков, преломление лучей закатившегося за горизонт солнца и так далее.)
   Мама просто пожимала плечами. Она, кажется, не сильно противилась идее инопланетного визита. А у детворы и подавно все последующие дни только и разговоров было, что о прилете зеленых человечков, особенно у ребят постарше меня.
   И все-таки лишь я один тогда увидел это явление еще раз. Налопавшись накануне вечером каких-то ужасно сладких абхазских фруктов, ночью я ощутил дурноту и понял, что меня вот-вот вытошнит прямо в домике. Я едва добежал до смердящей деревянной постройки в глубине сада. Сделав свои дела, дрожащий от слабости повернул и побрел по узенькой тропинке обратно, но внезапно почувствовал, будто за мной кто-то наблюдает. Я и сейчас хорошо помню это мерзкое ощущение, а потом на глаза мне попался висящий в стороне, за соседским участком, большой изумрудный шар. Он приятно - а вовсе не ядовито, как могло бы показаться из-за зеленого свечения - переливался в ночном небе и был опоясан неровной алой "лентой" точно посередине, по экватору.
   Нет, меня никто не похищал, со мной не вступали в ментальную связь, меня не гипнотизировали. Зеленых уфонавтов я тоже не видел. Впрочем, уфонавтов других цветов - тоже. Шар повисел-повисел и стал медленно отплывать сначала в сторону, а затем вдаль и вверх. Отодвинулся за два квартала от нас, начал меркнуть, потерял все оттенки зеленого и алого. Тут я и понял, что недавняя армада шаров сначала выглядела так же, как этот - то есть, все были зеленого цвета - а мы почему-то застали их уже уплывающими прочь. Хотя кто знает: может быть, они и не спускались так низко, как спустился мой?
   Чтобы не забыть увиденное, а утром не перепутать сон с явью, как это у меня иногда бывало, я стянул дома со стола газету и ручку, которой отец разгадывал кроссворд. Вынеся трофеи во двор, где под крышей беседки светила лампочка, я на полях нарисовал по памяти, как умел, только что увиденный шар с его непонятным поясом. А цвета, разумеется, просто запомнил.
   Уснуть не получалось долго: то живот крутило, то подкатывала тошнота, то снова и снова вспоминался НЛО. Зато какой радостью было увидеть утром рисунок на странице газеты и убедиться, что это был не сон! По приезде с моря в наш настоящий дом я уже спокойно нарисовал шар цветными карандашами в альбоме - может быть, эта картинка валяется до сих пор где-нибудь в глубине шкафа с моими детскими книгами, который стоял теперь в комнате бабы Тони. Вернее, баба Тоня теперь живет в прежней моей комнате.
   Потом, на протяжении 90-х, начался просто разгул этих штук. То там, то здесь, в наших СМИ и забугорных появлялись фотографии или рассказы об увиденных "тарелочках". Самые глазастые очевидцы умудрялись рассмотреть на них то иллюминаторы и ракетные дюзы, то осветительную технику, то еще какие-то прибамбасы космического назначения. В детстве я верил взрослым и считал, что они видели это и в самом деле - все-таки, однажды я и сам стал свидетелем чего-то необъяснимого. Скепсис пришел со временем, когда уж очень много стало откровенных фальшивок в погоне за сенсацией.
   А еще в народе практиковали состязания "кто придумает наилучший мотив, заставляющий уфонавтов попадаться людям на глаза".
   Домыслы были всякие. И что злые пришельцы нарочно так влияют на психику землян, что те под их балалайку устраивают перевороты и войны: как раз так совпало, что все эти проявления НЛО хлынули потоком в основном перед тем, как произошла смена политического строя. И что это секретные изобретения врагов, что-то вроде спутников-шпионов. Я, конечно, понимаю, что самые важные военные разработки у нас хранились на абхазских бахчах или среди загорающих отпускников, но все же интересно - почему их шпионаж не был доведен до логического финала. Ага, представляю так: абхазская сиеста, июльская жара, мухам лень жужжать, и тут вдруг посреди хозяйкиного сада, прямо из-под беседки, начинает вздуваться холм. Земля осыпается, и в небо стартует ракета типа той, на которой летал Гагарин. И все стоят, обалдевшие, разинув рот, а неподалеку на холме досадливо плюются оставшиеся не при делах пришельцы на своем кислотном драндулете. И тишина!
   Чуть позже, лет в четырнадцать, как раз когда Ельцин под Новый год пост сдал, а Путин пост принял, мне доводилось слышать еще более любопытные версии. Они представляли собой сплав первых двух. Пришельцы были роботами, изобретенными яйцеголовыми по приказу Пентагона и обученными приемам психотронного воздействия. Их посадили в тарелки (которые тайно строгали у себя в секретных бункерах во время "космической гонки" фон Браун сотоварищи, пользуясь наработками времен Третьего рейха) и отправили разваливать Союз, а потом спаивать первого президента переименованного государства. Сторонники этой версии, помнится, чуть не подрались со сторонниками учения о том, что на самом деле гуманоидов создали в Германии еще в конце позапрошлого века, да так искусно, что отличить их от настоящих людей было невозможно. Сажать в тарелки не стали (не было еще таких технических приспособлений), а дали денег, посадили на бронепоезд и отправили делать революцию против царизма.
   Все истории о контактах и контактерах закончились полным крахом. Был пущен слушок: где-то там, в НАСА, признались, мол, вся эта уфологическая гонка являлась мистификацией, не было никаких НЛО, не вскрывали никаких инопланетян, все было сфабриковано и подкинуто, чтобы отвлечь налогоплательщиков от тяжелых дум и мечтаний о странном. Этот слушок подхватили интернет-пользователи и журналисты, распространили по набравшей силы всемирной сети, а также в СМИ - и дело по "тарелочкам" можно было считать закрытым.
   Все бы хорошо, если бы не одно "но".
   Если бы я не видел тогда собственными глазами вереницы бесцветных объектов и зеленого шара в пока еще мирном абхазском городке Гудаута...
  

Коллеги графа Цепеша

  
   Руська, бывший одноклассник, позвонил мне за три остановки до моей. Чем, собственно, и вернул меня в реальность, напомнив о том, что вот-вот нужно выходить и тащиться на рандеву с налоговиками. Просто после ночей на дежурстве я находился в какой-то прострации, когда время растянулось для меня безбрежно. Кажется, путь до налоговой отнял уже тысячу лет, а на самом деле я ехал всего с четверть часа...
   Мы с Русланом Аникиным просидели за одной партой с пятого до одиннадцатого класса. И самолетами-модельками обменивались, и DVD друг у друга в гостях совместно смотрели, сравнивая, у кого на экране лучше передаются цвета, и ожесточенно при этом споря. Потом Руська подался на факультет журналистики, а меня непреодолимо понесло в пожарно-техническое училище, по окончании которого я без всяких отговорок пошел в армию, где провел год жизни. Встречаясь позже с общими друзьями, Руська гордо заявлял о своей профессии и снисходительно кривился в мою сторону: "А этот, блин, - пэтэушник, позор родителям!" Мы шутливо метелили друг друга кулаками под ребра, после чего он неизменно уточнял, как именно расшифровывается аббревиатура "ПТУ" моего учебного заведения, хотя все знакомые и без него давно это знали. Просто у Аникина всегда была короткая память, и поэтому он мог по сорок раз повторить одну и ту же хохмочку в одной и той же компании. Однако эта забывчивость нисколько не умаляла его успеха у противоположного пола, да и наших приятелей она только веселила.
   - Ой ты гой еси, Стрелец-батюшка! - обрушил он на меня свое жизнелюбие. - Какие планы?
   - Вообще или только на эту жизнь?
   - Это как?!
   Хоть был Аникин журналистом, но легко велся на какой-нибудь бред, сказанный серьезным тоном. После подобных фразочек Руська зависал чуть ли не на полминуты, силясь познать сакральный смысл сказанного. Хотя сегодня из нас двоих по определению тормозить должен был я.
   - Аника-воин, прием! - зная, что это прозвище злит его, я все же вспомнил школьную дразнилку, и, судя по недовольному пыхтению в микрофоне, вывести его из ступора мне удалось. - А чего тебе до моих планов?
   Он быстро переключился на суть дела:
   - Да хотим с мужиками вечером в клуб... есть повод...
   Я не стал гадать, напрягая мозг воспоминанием, когда у Руськи день рождения. И облажаться не хотелось, если окажется, что сегодня, а я сам не вспомнил и не поздравил. Но что делать: сонная голова отказывалась работать, как положено.
   - Что за повод?
   - Приедешь - узнаешь, - последовала загадочная фраза, призванная послужить безотказным рекламным крючком.
   Но со мной прием не прошел:
   - Рус, я вообще-то с дежурства, три дня не спавши...
   - Ага-ага, слышали - "вдруг завтра бой, а я уставши"! Чё ты как старый дед, Дэн?! - возмутился он, и как раз в этот момент троллейбус, в котором я ехал, открыл двери на предпоследней остановке. - Отмазки какие-то гнилые! Кинуть меня хочешь - да еще в такой день?! Да?
   Теперь я уже был уверен, что не день рождения: смутно припомнил, что у него когда-то осенью, а не весной.
   - Ты выражайся ясней, Аникин: что за день?
   Я почувствовал, что он действительно готов обидеться, и это меня удивило: не так уж часто мы общались после школы, чтобы это обязывало меня бежать к нему по первому зову. Скорее бы уж я бросил все и побежал, позвони мне кто-нибудь из ребят-коллег.
   - Я, Стрелец, между прочим, устраиваю мальчишник. Для тебя это достаточно веский повод?
   Так, там небо на землю не упало часом? Чтобы перебравший полгорода красоток бабник-Аникин вдруг взял да и пошел на такой неожиданный поступок, как свадьба?! И это в двадцать-то пять, когда он всегда бил себя кулаками в грудь, что если к сороковнику нагуляется - это хорошо.
   - Э-э-э... Ну ты скосил... наповал! Черт ушастый... Куда подъехать и когда?
   - К десяти в "Неоновую барракуду". Это где раньше возле нашей школы была пивнушка, а потом типа казино с этим, как его...
   - Помню, тушил.
   - Чего?!!
   - Шучу я, Рус. Приеду.
   Собственно, "моя" остановка была также конечной этого маршрута. К налоговой нужно было идти еще минут пять, и все пути пролегали по растаявшим в кашу неасфальтированным тропинкам. Сначала я выискивал места посуше. Недолго. В итоге плюнул и зашагал по глиняному месиву, невольно отыскивая глазами в небе источник громоподобного звука, словно разрывавшего тяжелый купол серого неба. Оглушающий рокот шел отовсюду, но, выйдя из-за хрущобы на более или менее приличный тротуар, я наконец увидел, в чем дело. Далеко в стороне, над полигоном за чертой города, в небе нырял зеленый истребитель. Он находился далековато, но, если мне не изменяет зрение, это был МИГ-23. Он то круто закладывал пике, то уже, казалось, над самыми верхушками деревьев лесополосы изворачивался и набирал высоту - именно тогда рев усиливался, разносясь по округе и оповещая всех о проходящих у военных летчиков учениях. Цвет самолета вызвал у меня улыбку, я ведь последний час только и делал, что прокручивал в сонной голове воспоминания о зеленом же НЛО из Гудауты!
   Может быть, не вглядывайся я в небо из-за маневров МИГа, то и не заметил бы одной странности. Летом к нам в город нередко прилетали хищные птицы, похожие на небольших орлов. Они парили среди суетливых стрижей, часами таская в когтях и задумчиво колупая по кусочкам тушку какой-нибудь изловленной крысы, а то, бывало, присаживались отдохнуть на крышу многоэтажки. Но это было летом, и я никогда не встречал их в другое время.
   А сейчас крупная птица кружила почти надо мной, вися на воздушных потоках и не двигая крыльями. Как дельтаплан.
   Я отметил про себя это событие, подумал, что, видно, пернатый хищник и есть предвестник скорого лета, а потом, забыв уже и про истребитель, и про орлана, перепрыгнул две ступеньки широкого крыльца и очутился в мрачноватом вестибюле налоговой.
   - А где у вас... э-э-э... кабинет 118? - пришлось заглянуть в уведомление.
   Вахтер (или охранник), зевнув и окинув меня высокомерным взглядом, лениво махнул в сторону лестницы. Ходят всякие - с щетиной и красными глазами, всё им рассказывай еще, да показывай!
   Я мельком глянулся в высокое, но узкое зеркало за вахтерской будкой и на всякий случай стянул с головы черную трикотажную шапку, которая в дополнение к небритости и налитым кровью сосудам в глазах придавала мне вид еще более подозрительный и маргинальный. Ко всему прочему появилось ощущение, что кто-то идет за мной, но при этом старается, чтобы я его не заметил. Так уже бывало много раз и прежде, но ничем плохим не заканчивалось, потому я и теперь предпочел не обращать на это внимания. Чувство притупилось, но полностью не ушло.
   В указанном кабинете было гораздо светлее, чем внизу. Чиновники сидели, отгороженные от посетителей барьером, поверх которого тянулся прозрачный щит из стеклопластика, так что принимать документы от населения они могли только через неширокую щель между столешницей на барьере и нижним краем оргстекла. Впрочем, посетителей, если не считать меня, в сто восемнадцатом кабинете не было.
   Правый угол помещения занимал допотопного вида шкаф, сверху донизу заваленный бланками, и приколоченный к стенке стенд с образцами заполнения различных форм заявлений. В комнате было жарковато, несмотря на раскрытые настежь форточки, и мне пришлось расстегнуть куртку.
   - Утро доброе, - подойдя к первому попавшемуся окну, поприветствовал я инспектора, женщину средних лет с каким-то брезгливым выражением худого лица, и протянул развернутую распечатку из конверта. - Тут написано, что нужно обратиться в этот кабинет...
   Чиновница, отстранившись, на дистанции пробежалась глазами по строчкам. Я уже начал чувствовать себя блохастым и не прошедшим санобработку бомжем, которого занесли, понимаешь, черти в приличное место.
   - Ну и чья это была квартира? - процедила она.
   - Моей бабушки.
   - А вы тогда зачем пришли?
   - Официально ее оформляли на мое имя. Когда приватизировали. Только я там никогда не жил, там всегда жила и была прописана бабушка.
   - Мужчина, да какая разница, кто там жил и был прописан! - возмутилась она. - В свидетельстве регистрации права что обозначено? Что вы владелец?
   - Ну... да...
   Я почувствовал себя крайне тупым и протянул ей листок свидетельства, который она с той же брезгливостью проигнорировала, лишь взглянув на расстоянии.
   - Так и говорите. Где договор о купле-продаже? Угу. Сделки до миллиона не облагаются налогом, вам нужно просто заполнить декларацию...
   Мне отчетливо послышался тихий смешок за спиной, я даже обернулся и, естественно, никого не увидел.
   - А вы не поможете ее заполнить? Я в этом совсем не разбираюсь.
   Инспектор посмотрела на меня, как злая училка на первоклашку, описавшегося во время урока.
   - Мы не заполняем посетителям документы! Вон там образцы, в шкафу - формы. Нужно заполнить на трех листах в двух экземплярах. Не забывайте указывать код региона, а то вечно прете с пустой клеткой. И не путайте, там на одной странице код региона, на другой - количество документов. Подпишите также, сколько копий и каких документов будет приложено!
   Испытывая отчаянное головокружение, как бывает, если сдуру слишком надышишься дымом или если потеряешь много крови, я отполз к шкафу. Там долго и честно раскапывал нужное, но нашел только один лист и застрял уже на этапе поиска двух оставшихся страниц формы. Сдался.
   - Извините, - сказал я, снова подходя к моей чиновнице, - я не могу ничего найти, кроме одного листа из трех, вот этого.
   - Мужчина, ну я же сказала вам сверяться по образцу! Это не та форма! Там вот здесь должен быть пропечатан такой квадратик для кода! А вы мне что показываете?
   Я отогнал от себя незваные фантазии о том, как заполняю "Пургу" святой водой вместо пены, как заталкиваю насадку между оргстеклом и барьером, а потом, осеняя чиновников крестным знамением и отчаянно сквернословя...
   Эх! Мои сладостные мечты развеялись при звуке второго фантомного смешка. Кто-то хихикал, откровенно потешаясь надо мной. И по-прежнему комната была пуста, только что-то смутно мелькнуло за моим отражением в оргстекле. Я оглянулся, никого не увидел и списал это на причуды туманной головы.
   - Так, ладно. Давайте представим, что я только что вошел, - внутренне призывая себя к терпению (и еще раз к терпению), предложил я, а чиновница при этом посмотрела на меня как на психа. - Здравствуйте, мне от ваших доставили письмо, нужно заполнить декларацию, но я не умею, а вы не хотите. Что нам делать в такой предреволюционной ситуации?
   Она слегка-слегка улыбнулась. Все-таки и у налоговых инспекторов где-то глубоко внутри еще теплится чувство юмора.
   - Молодой человек, во дворе этого дома есть две аудиторские фирмы, обратитесь к ним, и там вам все заполнят, как положено. Конечно, за отдельную плату, но быстро.
   - Так с этого и надо было начинать! - вскричал я на радостях и помчался вниз.
   За то время, пока я возился с поиском бумажек, в вестибюль первого этажа успела набежать толпа. Приглядевшись, я заметил, что практически все в этом собрании - пенсионеры. Даже проскакивая мимо, я ощутил на себе накаленность царившей там атмосферы. Дедушки и бабушки ожесточенно переругивались друг с другом, воинственно сверкали глазами и создавали целые враждующие коалиции. Ну просто стар-варс какой-то! Войны престарелых, то есть.
   Радуясь, что меня не зацепило ничьим джедайским костылем по хребту, я выкатился на свежий воздух и с облегчением увидел через дорожку от входа большую железную будку, в каких обычно торгуют колбасами и сыром. Но на этой было написано "Аудиторы". От меня валил пар, хотя на улице стало уже совсем не холодно, а по тротуарам весело побежали ручейки талой воды.
   На крыше этой будки, как ни в чем не бывало, сидел и с любопытством поглядывал на меня орлан. Не знаю, был это тот самый орлан, которого я заприметил в небе, когда шлепал сюда, или же другой, но зрелище из ряда вон. Птица оказалась и в самом деле крупной - не какой-нибудь коршун или ястреб. Скорее всего, просто удрала из зоопарка - и как я сразу не догадался?
   Оформить мне декларацию взялась одна из трех сидящих в будке девиц. Постукивая длинными, накрашенными разноцветным лаком ногтями по клавиатуре, она коротко задавала мне вопросы, я коротко на них отвечал. При взгляде на свидетельство регистрации права девушка заметно изменилась в лице.
   - Вы жили там раньше? - шепотом спросила она у меня.
   - Нет, - и я повторил свою исповедь на тему владения той квартирой. - А что случилось? - уж слишком перекосило аудиторшу.
   - Д-да... ничего.
   Она снова защелкала по клавишам, и пальцы ее подрагивали. После оплаты мы расшаркались и распрощались. Покинув будку, я невольно взглянул в окошко и заметил, что девица что-то говорит двум своим коллегам, а те прямо улеглись всем туловищем на ее стол и слушают с округленными глазами.
   Орлана на крыше уже не было.
   Когда я, отделавшись от налоговой, с чистой совестью и незамутненным сердцем снова вышел на крыльцо, то сразу увидел мою аудиторшу. Та стояла под деревцем рябины и, явно нервничая, курила. Кивнув ей, я хотел пройти мимо, но она вдруг оживилась и, поправляя наброшенную на плечи дубленку, подалась в мою сторону.
   - Вы только не смейтесь, - начала она, и я сразу понял, что сейчас услышу что-то нелепое: все несуразицы начинаются именно с этой оговорки. - Мы живем с мамой в бывшей коммуналке, еще полгода назад с нами жил папаша. Они в разводе уже много лет, но все никак не могли разъехаться: любой размен был невыгоден со всех точек зрения. Ну, вы понимаете...
   Я кивнул. Она глубоко затянулась, выдохнула. Мне вспомнился плакат у нас в дежурке, нарисованный еще Степухой Еремеевым: "Здесь не курят! Наша профессия обеспечивает канцерогенами любого желающего в тройном объеме!"
   - Пил он страшно. Становился буйным, было дело - за нож хватался... и мать гонял тоже. Менты руками разводили. Дело, типа, житейское... Не знали мы, как он него отделаться... Законными путями, конечно! - она как-то хмуро улыбнулась и отвела глаза. - И вот так вышло, что мать наконец нашла вариант, который всех устроил. Хоть и поселок, но городского типа, не на подселении, отдельная квартирка, сам себе хозяин. Папаша согласился туда переехать, и нам хватило на однокомнатную после размена. А что, с доплатой, конечно, зато в центре...
   Мне уже хотелось поторопить ее, но девица сама поняла, что пора уже подходить ближе к теме:
   - Сгорел тот дом на прошлой неделе.
   - Какой? - от неожиданности моргнул я.
   - Вот по тому самому адресу, который у вас в свидетельстве указан. Где папаша мой жил. Из-за него и сгорел: эта скотина, прости господи, запросто мог с папиросой в зубах, бухой, закемарить. Сколько раз мы с матерью успевали затушить, чуть дымом потянуло. Всё боялись, что сожжет нам однажды квартиру...
   - Бывает.
   Меня сложно было пронять подобными откровениями. Бывало, что мы в год выезжали на пожары "по пьяни" до сотни раз. Хотя девицу я понимал: пусть и пропойца, но все же отец...
   - Мы туда на опознание ездили с матерью, - не спешила отпускать меня аудиторша. - Хотя что там опознавать - все выгорело... там такое было... Но я не о том. У меня мать верит во всяких экстрасенсов. Вот после этого она и побежала к одной бабке. Та отцову фотку глянула, карты раскидала и сказала, что все так и должно было случиться. Прежде, говорит, тот дом оберегал огненный хранитель, вот и было все нормально. А потом, говорит, хозяин сменился - и нате вам. Смешно, а мать призадумалась. Боится, что это проклятие и что по наследству может передаться. Мне то есть. Знаете, я той бабке тоже не сильно-то верила, пока к ней одна моя подруга не сходила. Вот говорят - все они психологи, вытягивают их клиента информацию, а потом ими же сказанное и повторяют чуть другими словами. И тут прямо какое-то роковое совпадение: приходите вы и садитесь прямо ко мне с этой декларацией.
   - У меня тоже совпадений много последнее время, - усмехнулся я. - Наверно, период такой наступил.
   - Да не том дело. Эта экстрасенсша мне вас нагадала. Через мать. Сказала ей, мол, к дочери явится бывший владелец квартиры, которая сгорела. Как видите - так и вышло.
   Это было лихо. Но, по большому счету, тоже случается.
   - Так я могу вам чем-нибудь помочь?
   Аудиторша пожала плечами:
   - Да нет, наверное. Чем же вы можете помочь, если, тем более, там и не жили. Это только ваша бабушка могла бы...
   - Вряд ли. Она немного не в себе теперь, все путает. Инсульт был...
   Девица сочувственно поджала губы и кивнула, одновременно выбрасывая окурок в урну:
   - Извините, что задержала вас.
   - Ничего. Это было любопытно. Соболезную вам в связи с...
   - Да не стоит! Чего душой кривить - долго он небо коптил и там терпение испытывал... До свиданья! - и она запрыгнула в свою будку...
   ...Услышав, как я вожусь в прихожей, баба Тоня крикнула из своей комнаты:
   - Чеснок принес?
   Дался ей этот чеснок! Забыл, конечно!
   - Нет, ба! Весь потратил в жестоком бою с упырями. Я высплюсь - схожу, честное слово!
   Обнаружив, что перед уходом я от растерянности так и не выключил свой компьютер, я сел за стол, чтобы выключить теперь - не люблю спать под шум техники. И тут увидел, что аутлук принес мне в клювике оповещение о полученном в личку письме на сайте дневников. Сердце бодренько перестукнуло в предчувствии. Я зашел в свой блог и прочел сообщение от varuna: "Не отказывайся сегодня от приглашений старых друзей! Твой гороскоп благоприятен для встреч". Айпишник отправителя отобразился во всей красе. Это был идентификационный адрес моего собственного домашнего компа.
  
  
  
  
  
  
  
  
  

1

  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Ю.Эллисон "Хранитель" (Любовное фэнтези) | | A.Maore "Жрица бога наслаждений" (Любовное фэнтези) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Любовное фэнтези) | | V.Aka "Девочка. Первая Книга" (Современный любовный роман) | | Е.Ночь "Умница для авантюриста" (Приключенческое фэнтези) | | Е.Истомина "Ман Магическая Академия Наоборот " (Любовная фантастика) | | В.Мельникова "Избранная Иштар" (Любовное фэнтези) | | Б.Толорайя "Найти королеву" (ЛитРПГ) | | Л.Петровичева "Попаданка для ректора или Звездная невеста" (Любовная фантастика) | | А.Енодина "Не ради любви" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"