Петриков Денис Юрьевич: другие произведения.

Огребенцы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 8.42*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Быть героем и играть за героя сильно разные вещи. Да и Юриг не герой - он "слегка окочурившийся" толстый геймер. Но стать героем придётся, ведь без 100 уровня отсюда не выпускают.
      Редакция текста от 05.11.2018.

   []
  
  
  
  Огребенцы
  Часть 1: Место, в котором мы встретились.
  Глава 1: Цена виртуального мира.
  
  ***
  
  Четыре предмета силой напитаны,
  Великими тайнами, от глаза сокрытыми.
  Арбалет, что пронзает ткань мироздания,
  Плащ запрещает владельца познание,
  Пояс откроет дар левитации,
  Нимб погрузит в океан информации.
  Но если твой дух тем вещам не понравится,
  В глубины мрака готовься отправиться.
  
  ***
  
  Глава, в которой игровой день Юры закончился раньше обычного.
  
  ***
  
  'Задрот' - в терминологии ММО, игрок, посвящающий всё своё свободное время виртуальному миру.
  
  ***
  
  Юриг был задротом, он играл за стройного, мускулистого, симпатичного 'Стрелка смерти', стоит заметить 100 уровня - это вам не хухры - мухры. И звали его конечно не Юриг, а вполне нормально, Юра. Юригом звался игровой чар, персонаж по-нашему. Но Юрой наш герой был там, в реале, который школа, походы в магазин мимо приставучих бабушек и общение со всякими, которые не в теме. Короче, в унылых повседневных буднях. А в любимой ММОРПГ он был Юригом!
  Когда Юриг садился на стул, то заставлял невинный предмет мебели жалобно поскрипывать. Причина недовольства стула была проста и очевидна - жирный! В смысле не стул, а садившийся на него геймер.
  Усевшись, он логинился за своего персонажа, а после... После его переполняла волна бесконечной благодати. Испытай подобную благодать старушка, ищущая душевный подъём посещая церковь по воскресеньям, немедленно сменила бы она веру, точнее завела аккаунт в популярной сетевой игре.
  Зайдя в игру, Юриг первым делом раскрывал инвентарь своего чара, где долго и дотошно перебирал взглядом эпическую бижутерию и прочие, запредельно модные шмотки, не полюбоваться на которые лишний раз было никак нельзя. Сверкающая словно сельская дискотека броня, светящийся как кусок готового рвануть урана лук, а какие у Юрига были колечки! А бонусы этих колечек! Вот это, например, получено с невероятно злобного игрового босса и прибавляет по 20% сопротивления ко всему возможному и невозможному и, наверно, даже к ещё невыдуманному. Ещё бы сопротивление к геморрою прибавляло, цены бы ему не было. К реальному геморрою, не виртуальному.
  'Надо сказать матери наконец, - грустно подумал Юриг и морщась поёрзал на стуле. - А пофиг, попозже, да и чем мамка поможет, опять будет вонять, что сижу за компом постоянно. В больницу переться надо, только карточку из детской забрать', - грустно подытожил он.
  Данная мысль посещала молодого человека при каждом приближении похода в туалет по большому. А в самом 'походе' даже проскакивали крамольные мысли бросить играть. Спасали лишь думы о нелёгкой доле ежей. Тех, которые жрали кактус, давились, плакали, но не бросили, потому что кактус он хороший и, можно сказать, родной.
  - У-у-у, гад! - закончив, грозил унитазу кулаком Юриг, на что 'обидчик' безжалостно подмигивал ему фаянсом.
  Увы, мысль о необходимости врачевания позорного недуга стремительно покидала мученика по завершению интимного дела, изгоняемая стыдом, безволием и великим всепобеждающим 'Завтроменом'.
  Не живи Юриг с одной лишь матерью: отца у него не было, подобная ситуация вряд ли бы возникла. Ко всему, мать Юрига работала проводницей в поезде дальнего следования и была всё ещё довольно привлекательной женщиной. Поэтому, когда она возвращалась домой после очередной смены, сыном занималась мало, в основном проверяла оценки в дневнике; охала что сынуля стал ещё жирнее; давала отпрыску денег на еду и исчезала, дабы заняться охотой на очередного денежного принца.
  Налюбовавшись на амуницию своего персонажа, Юриг принялся просматривать 'личку' - внутри игровую почту, не забывая при этом поглядывать в окно кланового чата. Мало ли, поступит призыв люто унизить тех неразумных, которые посмели бросить вызов его любимому клану. Кстати, третьему за год. В 'личке' висели в основном письма, посвящённые делам торговым и, как всегда, большинство предложений выглядели недобросовестными. Оно и понятно: 'Не обманешь, не натянешь'. Этому золотому правилу часто следовал и наш герой. А что ещё прикажете делать, когда подобная точка зрения озвучивается отовсюду. А если все так считают, значит оно правильно?
  Да и сам Юриг вполне искренне соглашался с данным мнением, особенно если учесть, что часть его игровой амуниции была получена с примесью этой общеизвестной истины, отчего его лучник чувствовал себя тепло, сухо и уютно, прям как в том подгузнике из задолбавшей всех рекламы.
  'Надо бы дёрнуть энергетика', - мелькнула в голове привычная мысль.
  Благо две банки столь необходимого в деле покорения виртуальных высот напитка были предусмотрительно куплены после школы.
  Энергетик приятно обжёг желудок и прояснил голову, а следом наконец поступило интересное предложение. Его конечно ещё стоит взвесить на весах 'а оно мне надо?' Но так как до сборов консты имелось около четырёх часов, то можно было и размяться на стороне.
  Развернув мигающий конвертик привата, Юриг причитал:
  'Пернатый' стоит, нужен ДД, идёшь?'
  'Не вопрос, кидай пати, лут рандом?' - как пулемёт настрочил Юриг.
  'Лови, ясен батон, рандом'.
  Стоит заметить, что общение в игровом чате ММО имеет мало общего с языком Пушкина, Толстого, Гоголя и прочих, безусловно великих, классиков. Но, однако, разительно напоминает общение аборигенов с планеты 'Плюк'. Это те, которые искали 'гравицапу' в весьма занимательном старом фильме.
  Приняв приглашение в пати, молодой человек сверкая пальцами написал одноразовым соратникам:
  'Хрустальные луга? Где стоит? Конкуренты есть?'
  'Да, луга, пока чисто, давай в темпе, а то прочекают и ппц'.
  Информация была исчерпывающая, да и следовало поторопиться. Ведь 'Пернатый' являлся одним из семи недавно введённых рейдовых боссов и боссов невероятно 'вкусных'. Вышедшее недавно дополнение '7 смертных грехов' солидно увеличило игровой мир, добавило новых монстров, полезные квесты и локации для фарма. Оно же привнесло в игровой мир упомянутого 'Пернатого' и ещё шесть подобных ему РБ с довольно вкусными наградами.
  На ходу матеря нубов и торгашей, от которых в столице материка всегда было не протолкнуться, Юриг пробился к НПЦ отвечающему за телепортацию. Реалистичная физика - оно, конечно, круто, но иногда напрягает. Спеша в нужное место, он вспоминал описание босса и то, не стоит ли срочно взять какой-нибудь квестик с этим боссом связанный.
  'Пернатый' носил гордое имя 'Птица изначального огня - грех гнев' и с него имелся шанс 'выбить' весьма недетский по характеристикам лук. И даже не взрослый, а самый что ни на есть шатающий гору Фудзияма лук! Конечно, на практике было значительно проще сосчитать шпалы транссибирской магистрали, чем 'выбить' данное оружие из упомянутого монстра, но это уже частности. Главное, что 'морковка' маячила где-то впереди, согревая манящим 'а вдруг'. Да и прочих, более вероятных трофеев, с данного босса хватало.
  Воспользовавшись весьма недешёвыми в плане игровой валюты телепортами, молодой человек наконец оказался в нужной ему локации. Вызвав обладающего весьма неплохой скоростью передвижения питомца, он оседлал четырёхногую жертву генетических экспериментов и устремился к точке сбора, на ходу изучая состав пати.
  То, что пати собрана грамотно, Юриг приметил сразу, да и не ходят на этого босса нубасы, что не может не радовать. Танк, два хила с раскаченными бафф-ветками, берс, нож, лук - который он - 'Стрелок смерти' и седьмым призыватель. Призывателя он бы сам в жизни не взял, лучше мага для урона и дебаффов, да и пати бонусы лучше даются, но сейчас выбирать не приходилось. К тому же данный класс тоже неплох, да и он, ко всему, являлся лидером группы и собственно текущий 'балаган' организовал.
  'Ничего, если шмот путёвый и руки не из задницы, справимся', - подытожил Юриг, обходя клубящееся разноцветным туманом болото.
  Обойдя опасное для здоровья место, он оказался на краю внушительно размера воронки. Сюда, если верить истории игрового мира, грозный бог Рандомий зашвырнул ужасающую демоническую птицу, что возжелала отжать у него божественных благ. Отжим не удался, и теперь демон был обречён вечно возрождаться в мире смертных. Обречён то обречён, вот только на дне воронки 'Пернатого' не оказалось.
  'Водят черти', - понял молодой человек и вызвал на экран полную карту локации.
  Выяснилось, что босса отвели левее, за развалины каменного форта, что располагался совсем недалеко от того места, где сейчас находился его персонаж.
  'Нет, всё же призыватели в этих хрониках сила, - направляясь к цели, размышлял Юриг. - Хотя почему это умение не дали танку? Непонятно. Хотя понятно: до этого призыватели даром никому не нужны были на фарме боссов, а в последних хрониках им урона накинули и скилы подкрутили, и теперь эти чертяги в теме'.
  'Семь смертных грехов' являлось дополнением, а текущие хроники назывались 'Повелители мира'. В этих заветных хрониках призыватели получили возможность уводить Рейдовых боссов довольно далеко от точки возрождения, чего прочим игровым классам игровая механика делать запрещала. Игра, в которую играл молодой человек, была сильно заточена на хардкор, имела массу тонкостей, хитростей и моментов, которые играющие могли выяснить лишь опытным путём. Отказ от пленившего умы домохозяек казуала был вынужденным: в какой-то момент рынок ММОРПГ завалили слюнявые клоны, в которых игроки на пути покорения виртуальных вершин особых сложностей не встречали. И здесь издатели обнаружили, что люди в подобных играх не задерживаются совершенно, предпочитая постоянно мигрировать на новые проекты в поисках фана, хардкора и ощущения взятых высот. Конечно, новинки позволяли сдаивать с 'пациентов' желаемое количество денег, однако надолго удержать игроков не могли, что на дальней перспективе оказывалось невыгодно, так как разработка ММО постоянно росла в цене.
  - Вот ты где 'петух - переросток'! Бойся гад, твоя смерть в 18000 урона и 44% шанса критического удара пришла! - увидев цель, залютовал себе под нос молодой человек.
  Увидев недостающего участника фарма, призыватель перестал водить разгневанного босса кругами и бросился в направлении танка, который хитро устроился между двух больших валунов.
  'Папки в городе, - удовлетворённо подметил Юриг, - робы встанут за камнями и не будут ловить урон по площади. Однозначно призыватели в этих хрониках в теме, фармить этого РБ в поле гемор ещё тот'.
  Накинув на себя селф-баффы, выбрав стойку и проверив панель скиллов, Юриг применил один из своих эпических предметов, дав на некоторое время ощутимое усиление всем участникам пати. Имелась у него парочка суровых игровых артефактов, ведь он, так межу делом, являлся одним из самых сильных лучников сервера. Нет, двести раз от пола он не отжимался, зачем ему такие глупости. Но вот закопать в виртуальную землю мог практически любого.
  В командном чате немедленно запестрили восторженные смайлики.
  Фарм начался и как начался!
  'Я люблю вас тру-паки: все знают, что делать, никто не тупит и не ноет! Я люблю вас, круче только родная конста!' - крутились в голове у молодого человека мысли, от которых и так хорошее настроение заметно улучшилось, ведь начало дня явно задалось. И плевать, что обед уже давно минул: это у всяких нубов день начинается с утра, а у суровых геймеров восход солнца совпадает с моментом логина в игре.
  'Такой чудесный день!..' - мурлыкал себе под нос молодой человек.
  Не расстраивало даже то, что босс уже пару раз срывался с танка и оба этих раза 'немножко' убил его лучника. Опытный в вопросах фарма рейдовых боссов Юриг не бегал от петуха-переростка, а послушно 'падал', ожидая воскрешения и разглядывая в процессе босса, в которого больной на голову дизайнер влил всю свою извращённую фантазию.
  'А может нормальный он парень, хоть и кореец. И растущие из пятой точки щупальца у них там явление привычное, повседневное, так сказать', - рассуждал молодой человек, поднимаясь после очередного тычка гигантского клюва.
  Внимание босса к его персонажу являлось не совсем гастрономическим и будило вполне заслуженную гордость. Ведь они, боссы, обычно устроены таким образом, что не умирает с тычка гигантского ковыряла только персонаж класса 'танк', у которого имеется целый арсенал умений, призванных убедить монстров, что бить необходимо его и только его. Но если босс от ваших атак сильно страдает, он от танка отвлекается, положено ему это делать, чтобы не скучно было. И отвлечения эти ясно показывают кто в пати главный дамагер.
  'Не люблю я этих боссов - одиночек, скучные они канальи и дубовые как чукотский доширак', - размышлял Юриг, лениво перебирая пальцами по клавишам.
  Боссы без охраны в любимой Юригом игре встречались редко и даже не потому, что любому приличному боссу охрана положена по статусу. Миньоны позволяли солидно разнообразить игровой процесс: одних надо было водить по причине их неубиваемости, вторых держать во сне или параличе, третьих вообще не трогать, а то и лечить, а на четвёртых наваливаться со всей игровой ненавистью, ибо если не навалишься, то каюк.. Но есть и одиночные боссы. Их мало, но они компенсируют своё одиночество задранными до небес характеристиками и закатывающими всё живое в асфальт массовыми атаками. 'Пернатый' именно такой - босс одиночка, из-за чего сражение с ним жестоко и неприятно. Вот только сейчас в пати собрались грамотные ребята в топ шмоте, и как бы босс не тужился, как бы не напрягал разноцветные щупальца, он не мог отправить собравшихся есть виртуальную землю даже со своей убер-массухи. И это понятно, ведь других людей у Юрига в френд-листе попросту нет. Слабак этот 'Пернатый', дело явно движется к петух-капут.
  'Оп, оп, а что это за дрисня на горизонте? - взволнованно заёрзал исполинской задницей по стулу молодой человек, - не скрысят ли босса?!' - заволновался он.
  'Пати 'Ангелов', видать должны были контролить респаум босса, но проспали. Ни у кого с ними вара нет?' - получил развитие насущный вопрос в пати чате.
  Тут же в чат посыпались минусы, говорящие о том, что войны с одним из самых сильных кланов на серверах восточного региона, ни у кого из присутствующих не имеется.
  День сегодня положительно удачный, ведь у клана Юрига такой 'вар' был! Не мог же он состоять в каком-нибудь нубском клане. Клан должен быть такой, чтобы один только вид его значка на горизонте вызывал лютую попаболь и желание немедленно закопаться в землю без помощи его Стрелка смерти 100 уровня. Вот только упомянутый 'вар' вчера закончился, а новый можно будет объявить только через неделю.
  'Муха-ха-ха!'
  'Будут дебаффать, хилы готовьтесь! Добьём босса, поднимем ништяки и только потом ПВП', - строчил призыватель в групповой чат очевидные в принципе вещи.
  Преимущество в подборе трофеев получала та группа игроков, которая нанесла боссу больше урона, так что ловить гостям явно нечего. Нет, они, конечно, могут атаковать или даже слить в ПК, но блин, овчинка выделки не стоит - проверено. Момент упущен: здоровье 'Пернатого' тревожно мигает в конце полосы ХР.
  И здесь произошло непредвиденное. Земля затряслась, текстуры перед глазами окрасились красным цветом, тревожные звуки наполнили наушники. Всё перечисленное недвусмысленно намекнуло о начале местного, сезонного апокалипсиса. Тут же нож Ангелов 'прыгнул' за спину целителю и сделал в ней дырку на всё имеющееся у того здоровье.
  'Милейшие люди с планеты Альфа Центавра! Чтобы ваши фотонные бластеры были вечно вялыми!' - смачно выругался Юриг.
  Но ругаясь, уже использовал весьма дорогие и не менее полезные в бою против игроков, расходные предметы.
  Он и его группа в пылу боя забыли, что часть введённых в последних обновлениях зон с интервалом в четыре часа, на час, переходят в особый боевой режим, в котором 'резать' других игроков не только не воспрещается, но и приветствуется. Чем пришедшая 'пачка' сейчас и занималась. Пусть они не поднимут трофеи с босса, зато сколько фана, сколько ненависти, сколько удовольствия! Что говорить, Юриг со своей констой поступили бы точно также. Ведь они играют в ММО не ради милой шапочки, что идёт в награду за очередной тупой квест. Ради лютого доминирования над другими они играют! Такого доминирования, какого не встретить даже в самом жёстком немецком садо-мазо.
  Тем временем 'солянка' Юрига не дремала: танк выбежал из-за укрытия и дал массовый агр, дабы перевести гнев врага на себя, ведь супостаты уже 'срезали' второго хила их группы.
  'Вкусите лысого!' - заорал Юриг и впечатал во вражеского ножа своё коронное умение 'Укол смерти'.
  Крит! Нож 'лёг' носом в землю.
  От выплеснутых эмоций стены тесной хрущёвки содрогнулись, а после в стену недовольно застучала пожилая соседка. Конечно же её возмущения мало волновали вовлеченного во вселенской важности ПВП геймера. Точнее не волновали совсем.
  'Не до тебя карга старая! Здесь льётся виртуальная кровь!' - только и успел подумать молодой человек, ведь враг быстро опомнился и обрушил свою месть на вредного лучника.
  - Корейский бог Отсасика передаёт вам привет, нубасы! - кричал Юриг, волнуя соседей и уходя игровым персонажем в режим невидимости.
  Хитрый котовод тем временем 'поднял' донаторским предметом одного из целителей, и тот, не мешкая, воскресил коллегу.
  - Я люблю тебя солянка! Будь всегда такой! - игнорируя новую порцию возмущённых стуков, извергал эмоции молодой человек.
  Хотя, что кривить душой, наш опытный воин мышки и клавиатуры знал, что противостоит им такая же несыгранная, собранная из случайных игроков группа. Будь против них умелая конста, кушать бы им холодную виртуальную землю.
  Сердце кольнуло. В прямом смысле, настоящее сердце, то которое в груди и кольнуло болезненно. Однако сейчас это взволновало Юрига до неприличия мало. Какое нафиг сердце, когда жизней у босса на один чих. Здесь не только не до сердца, здесь вообще не до чего прочего дела нет! Особенно при том, что враг наседает.
  Происходящее на экране не только напоминало хаос, оно им являлось. Все бегали, использовали умения налево и направо, асист, когда один из игроков задаёт цель остальным, отсутствовал как идея, да и по барабану. Ему и так всё ясно, ведь танк только что применил умение дарующие временную непробиваемость для враждебных атак. Отчего целителям значительно полегчало. Подловив момент, Юриг отвёл лука в сторону и принялся поливать творящийся дурдом атаками по площади. Маг Ангелов понял опасность подобной тактики и принялся болезненно 'ковырять' вредного лучника своим боевым арсеналом.
  'Ковыряй, ковыряй своим дешёвым ковырялом, у меня вся бижутерия эпическая и ты - следствие неторопливого полового акта, не убьёшь меня в жизни!' - самодовольно бурчал под нос молодой человек, не забывая, однако, заливать в виртуальное тело зелье восстановления здоровья.
  Лишь только логи знают чья шальная пуля попала 'Пернатому' между глаз, а может и в место помягче: петух-переросток прохрипел что-то нехорошее и в хитрой анимации отправился на круг цифровой сансары.
  'Да! Д-а-а! Д-а-а-а!' - искренне радовался Юриг в реале, ведь как известно, чем труднее победа, тем больше она несёт удовлетворения. И хрен с ней, что победа цифровая, какая блин разница!
  Танк сноровисто поднял лут. И это правильно, ведь добыча всё равно распределится между участниками предприятия следуя великому и ужасному корейскому рандому.
  'А что это у нас такое чёрненькое среди выпавшего хлама белеется?' - моментально почувствовал присутствие чего-то 'вкусного' геймер.
  На весь 'экран' вылезло сообщение:
  'Персонаж Юриг получает предмет 'Лук Гнева'. Класс предмета - легендарный!'
  Это же сообщение, мелкими, но жгуче-красными буквами, продублировалось в мировом чате.
  Юриг замер. Он не верил, да и как поверить. Дополнение установили месяца три назад и все эти три месяца топы самоотверженно резали нововведённых РБ. Их было семь, с каждого падал свой вид оружия. Кастеты, кинжал, магический и физический мечи, посох, лук, копье. Точнее не падали, должны были падать. С процентом 0.000000(место для полового органа). Характеристики оружия попортили не одну клавиатуру - так и не удалось высушить от натёкших слюней. Новых боссов караулили посменно, на версту не подпуская к ним обычных смертных. Караулили месяц, два, три. Стволы не выпадали. Ни одного. Совсем.
  Дрожащей рукой молодой человек раскрыл инвентарь и навёл мышкой на мигающую значком 'new' иконку. Это был он. Он никуда не делся. Он был реален, насколько могли быть реальны игровые предметы.
  'Вашу мать...' - невольно вырвалось из переполненной эмоциями груди.
  А после Юрига накрыло. Он вскочил со стула и начал бешено прыгать по комнате. Перекрытия тряслись, соседи уже не стучали, а лишь бледнели и крестились, молясь за крепость и здоровье не самых толстых бетонных плит. А что ещё прикажете делать, когда над вами беснуется центнер с гаком живого веса?
  Вот только Юригу было глубоко безразлично на соседей, как и на брошенного в игре аватара, ведь заветный лук уже никуда не денется.
  - Млядство! Первый на сервере! Да за него можно квартиру в реале выменять! А-ха-ха! Обоссака! Всё моё! - бесновалась недоросль, бегая по квартире.
  - Это дело надо отметить! - решил молодой человек и преисполненный вселенской радости, собрался в поход к холодильнику за второй банкой энергетика.
  Вот только отметить ничего не удалось, дикая боль прорезала грудь. Боль столь сильная и внезапная, что Юриг охнул и повалился на пол, отчаянно хватая разинутым ртом воздух. Тот, однако, в грудь не хотел заходить совершенно, застревая где-то на входе в лёгкие. Вдруг боль исчезла столь же резко, как и появилась, но лучше от этого не стало, а стало, наверно, даже хуже. Свет перед глазами начал стремительно меркнуть, а сознание быстро и неумолимо вытекать из тела.
  - Ап, ап, - хватал подросток ртом воздух, - Ма... - недоговорил он.
  Вот, собственно, и всё. Юриг умер. Да, Юриг умер, но Юра остался жить.
  
  
  Глава 2: Перекрёсток.
  
  ***
  
  Глава, в которой игра заканчивается, а прокачка начинается.
  
  ***
  
  Темно, холодно, сыро, очень хотелось блевать. Хотя почему хотелось...
  - Б-в-е-е-е-е-е. 'Воняет... И как же ##### плохо'.
  Юра попытался встать, но тело, что сначала подчинилось, предательски внезапно потеряло силы и подвело. Голова резко закружилась, и он упал на холодный пол, растянувшись в луже собственной блевотины.
  'Мерзость! Липко, я что голый? И почему здесь темно?'
  Он попытался подняться ещё раз, но сил в теле не осталось совершенно. И как бы не было противно лежать в вонючей луже на холодных камнях, сделать с этим молодой человек ничего не мог. А делать, тем временем, что-то да следовало.
  'Постойте, где я? Это морг? Почему темно? - замелькали в голове страшные мысли. - Ах да, мне было плохо, сердце заболело. Увезли в больницу, а там что-то напутали. Но мать должна вернуться только в пятницу... Нет, чушь, я сплю наверно'.
  Правда подобные сны Юре никогда не снились. И вообще, сны он видел редко, а виденные всегда были беззвучны словно немое кино. Иногда цветные, но всегда беззвучные.
  'Всё такое реальное и блин, во сне не может быть так плохо', - простонал он про себя он.
  - Б-в-е-е-е-е-е, - новая порция блевотины возникла перед носом и, что плохо, покидать носоглотку полностью не пожелала. Отчего лежащий на каменном полу молодой человек начал немедленно задыхаться, так как сил вытряхнуть из себя остатки не имелось даже в перспективе.
  Стало страшно, очень страшно. Так, как не было никогда в жизни, даже тогда, в шестом классе, когда он поздним вечером упал в открытый канализационный люк на отшибе, сломал ногу и просидел в темноте два часа, истошно вопя от боли. Юра начал посапывать, побулькивать, дёргаться и неумолимо задыхаться.
  - Fresh? - раздался из темноты голос. Звучал голос совсем не по-русски.
  Кто-то подошёл к лежащему и носком ботинка отодвинул ему нижнюю челюсть, а после довольно сильно пнул ногой в живот.
  - Б-в-е-е-е-е-е, - продолжил традицию Юра. Но, как ни странно, после столь грубой 'терапии' дыхание восстановилось.
  - Ничего себе поросёночек! - раздался другой, на этот раз чисто русский голос.
  После голос соотечественника добавил что-то непонятное по-английски. На что первый голос посмеиваясь ответил. Сказанного Юра не понял. Впрочем, жалеть о том, что в школе он изучал немецкий и французский сил не было совершенно.
  Оба голоса засмеялись, и, что почему-то поразило страдальца, смеялись не злобно, скорее как-то сочувственно что ли.
  - Как там узкоглазая леди? - на понятном родном языке спросил второй голос.
  - В норме, но без сознанЕя, - с некоторым акцентом, выдающим заокеанского жителя, но вполне понятно, ответил первый голос. - Тоже НЕВенькая.
  - НОВенькая Майк, НОВенькая.
  - Ок, кеп, - подтвердил голос. - Володя, а толстячок походу ещё и обделался, - сообщил голос англосакса, который, как оказалось, весьма ловко владел великим и могучим, хотя периодически перевирал ударения и окончания слов.
  - Да нет, что ты, - задушевно протянул на это замечание упомянутый Володя, - как он мог!? Посмотри на это мускулистое поджарое тело... Наверно это я не удержался, когда Пустынный рвач добрался до моего бренного тела.
  - М-м-м, - словно терпя зубную боль, простонал некий Майк, - надеюсь с Кристофером и Наташей всё хорошо, к этому дерьму никогда не привыкнешь. Кстати, что ты потерял на этот раз?
  В темноте послышались шорохи и похлопывания.
  - Да как обычно, выронил карцибел и камни ментальной силы, - довольно безразлично ответил Владимир. - Чтоб меня! - внезапно помрачнел его голос. - Расходник на ментальное сопротивление уплыл из наших запасов.
  - Факен... езаменерис товангерс семеркус, экседес... Ест Володя, геменес тавас мартаганас, - перешёл предполагаемый янки на какой-то лично свой вариант английского языка. - Я говорил, надо было брать пластинчатый доспех!
  - Да нет, всё верно делали, с этими тварями лучше делать ставку на скорость. Кто мог подумать, что он будет такой здоровый, озондорос озентес...
  Далее упомянутый Володя принялся что-то бодро рассказывать янки на вполне благозвучной тарабарщине.
  - Б-в-е-е-е-е-е, - тело вновь напомнило Юре насколько ему плохо и что не стоит отвлекаться на чужие разговоры, а стоит озаботиться собой - любимым. Где бы только силы на эту заботу найти. Хотя нет, напитанный сырым воздухом организм сообщил, что может слегка двигать конечностями.
  Голум, голум, - попытался попросить помощи Юра, однако смог лишь спародировать небезызвестного героя.
  Тарабарщина ненадолго прекратилась.
  - Моя прелесть... - протянул голос соотечественника и ехидно хмыкнул.
  - Фмолочи! - к своему удивлению, сумел выпалить раздавленный обстоятельствами геймер.
  Дикий смех явился ему ответом.
  - Лежи карапуз, минут через десять чуть отпустит и лучше не двигайся, а то вырубишься. Можешь пока поглядеть свой статус, - посоветовал ему янки.
  - Хряк 80 левела... - съехидничал Владимир.
  Далее невидимые в темноте собеседники потеряли к Юре всякий интерес и начали обсуждать что-то на незнакомом ему языке.
  - Фто?
  - Глаза закрой и представь рамку перед глазами, она не сразу появляется, - разъяснил земляк.
  - Эсгеменис озгер артарис - добавил янки.
  - Да не, нормально, я думаю жрецы уже в курсе. Ты же знаешь, пока работяг подтянут, пока то, пока сё, минут через десять - двадцать откроют. О! О! Смотри, ещё один голозадый появляется! Эй поросёнок, вы там на земле не ядерную войну устроили? То вас по полгода ни одного не увидишь, то трое за раз...!
  'Так... - пронеслось в голове у Юры. - Да нет, бред. Не иначе мамка договорилась со своим новым хахалем. Кто там её последний? Прораб вроде. Вот и устроили мне цирк в каком-нибудь подвале, чтобы я от компа отлип'.
  Какое-то время молодой человек обдумывал насколько подобное возможно.
  'Да нет же, я помню, как сердце схватило после фарма. Мля-я-я, мне же лук упал! Ай, какой нафиг сейчас лук! И о чём я думаю, лёжа голым в непонятном подвале с незнакомыми людьми... А они случаем 'не того' пока я в отключке был? Хотя, я такой симпатяга, что точно 'не того'. И блин, что за бред у меня в голове?!'
  Внезапно на Юру накатила волна столь острого страха и тоски, какую семнадцатилетнему подростку испытывать ранее не приходилось. От чего он завсхлипывал, забулькал и заплакал. До него внезапно дошёл весь ужас и безысходность, пусть и неясной до конца ситуации. Чтобы хоть как-то уйти от нахлынувших чувств, молодой человек закрыл глаза и крепко зажмурился. Глаза было закрывать не обязательно: вокруг и так висела кромешная тьма, разбавляемая лишь его сопением и непонятными голосами. Но закрыл и ладно, жалеть себя с закрытыми глазами как-то проще.
  Данное простое действие принесло внезапные результаты. Настолько внезапные, что раскисание пришлось временно отложить, так как вместо положенной темноты, перед внутренним взором назойливо выскочила светящаяся прямоугольная рамка. На ней, словно на экране удобного планшета, имелся странный, но такой понятный одновременно текст:
  
  **
  'Сила - 0
  Ловкость - 0
  Телосложение - 0
  Интеллект - 3
  Удача - 3
  Обаяние - 1
  Поддержка богов - 0'
  'Навыки: стрельба из лука, арбалета - новичок.
  Особое умение: - пожиратель плоти.
  Особый бонус: - при убийстве монстра есть шанс получить неоднозначный предмет'.
  **
  Список завершали две примыкающие друг к другу таблички. Левая - совершенно чёрная, а правая, в противоположность ей, светилась ярким белым светом. На чёрной табличке крупными кремовыми буквами, было выведено - 'Жирный неудачник!'. А в правой - белой 'графе', ослепительными, на порядок ярче фона буквами светилось - 'Сожалею, но он прав'.
  'Что за ерунда?' - панически подумал Юра.
  От резкой мысли сосредоточение на тексте рассеялось, и табличка исчезла.
  Откуда-то сбоку жалобно застонали.
  - Э, ладно, не люблю я это ночное зрение, - проворчал Владимир.
  Послышалось шуршание и, секундами позже, пространство вокруг залило ярким слепящим светом. Свет этот болезненно резанул Юре глаза, он зажмурился и в который раз за сегодня застонал. Увы, простонать от души опять не удалось: глаза быстро адаптировались и уже спустя секунд тридцать, взгляду стало доступно много нового, интересного и, мать вашу, весьма неожиданного.
  Первое на чём невольно заострилось внимание, были те двое, что до этого, пользуясь бессилием недавно окочурившегося геймера, подкалывали его всевозможным образом - мужчины лет тридцати, может чуть старше. Один обладал красивым славянским лицом, второй также имел лицо приятное, но негр. Нет, Юра ничего не имел против негров, просто красоту последних оценивал слабо. Нормальный негр, приветливый такой.
  Из увиденного следовал досадный факт: будь лежащий на холодном камне пола молодой человек в своей лучшей физической форме, отомстить за обиды не вышло бы совершенно. Так как одетые в плотные кожаные жилетки мужчины демонстрировали весьма атлетическое телосложение. От одного взгляда на них возникало серьёзное подозрение, что атлеты, качки и прочие неравнодушные к спорту личности, впали бы в приступ святого благоговения имей возможность оценить мускулатуру этих двоих. И поражала, кстати, не столько масса мышц, которых, к слову, было не очень-то и много, сколько жилистость и ощущение исходящей от их тел мощи.
  На поясе Владимира висел широкий меч, а поверх удобного рюкзака на спине крепился небольшой шит. Майк же являлся обладателем множества метательных ножей, закреплённых на бёдрах, а по бокам туловища, рукоятями вниз смотрели два больших хищных кинжала.
  Стон сбоку повторился. Юра с трудом повернул голову и скользя щекой по блевотине, уткнулся взглядом в голого мужчину лет тридцати пяти. Разглядывать голых мужиков молодому человеку удовольствия не доставляло. Он отметил лишь, что роста и телосложения лежащий был среднего, темноволосый и выглядел менее плачевно чем бывший лучник 100 уровня. По крайней мере содержимым желудка стонущий пол не заливал.
  Немного в стороне от мужчины, у стены, сидела женщина или скорее девушка лет восемнадцати. Юра повидал в своей жизни немало обнажённых женщин, правда только на экране монитора. И если сравнивать с увиденным, а изображения некрасивых дам в сеть обычно не выбрасывают, девушка выглядела весьма ничего. Формы пусть не пышные, но крайне привлекательные и как было упомянуто ранее - внешность восточная, наверное и правда кореянка.
  В голове всплыли обрывки какой-то давней беседы, какие часто ведутся во время монотонного фарма мобов. Что-то про то, что длинные прямые ноги и кореянки есть вещи принципиально несовместимые. А может и не про кореянок шла речь, а про китаянок, а то и про пучеглазых дальневосточных крабов. Но факт оставался фактом - восточная женщина обладала неприличной красотой, от созерцания которой Юра на время забыл в какой заднице он сейчас находится.
  - Ты там слюнями не захлебнись, кабанчик - осеменитель, - продолжил коротать время за издевательствами над поверженным геймером Владимир.
  - До осеменителя ему ещё худеть и худеть, - проявляя акцент, подытожил Майк.
  - Кто знает, может он сейчас соберётся, упрётся 'рычагом' в пол, подползёт поближе...
  - И-и-и... - весело подхватил чернокожий товарищ Владимира.
  Далее оба раскатисто заржали.
  Юра ещё раз оглядел обстановку и людей вокруг. То ли от света, то ли от созерцания обнажённой женщины, ему слегка полегчало. Присутствующие находились в каменной коробке с гладкими серыми стенами. Двери и окна отсутствовали, само помещение заполнял яркий свет, что исходил от лежащего на полу цилиндра или чего-то такого, не разглядеть, уж больно ярко. Потолок серой плитой нависал в метрах двух над полом. Молодой человек ещё раз оглядел жилистых мужчин и девушку, лежащую у стены. Хотя заботливо прислонили кореянку к стене явно присутствующие, но что-то подсказывало непутёвому лучнику, что ничего неприличного здесь не происходило. Ну, за исключением двух растёкшихся по полу полуживых лиц мужского пола без одежды и одной обнажённой девушки без сознания.
  - Сколь много нам открытий чудных сей мир жестокий принесёт, сколь много даст и отберёт, - просвистел Владимир, явно понимая ход мыслей молодого человека. - Хотя возможность тыкать членом в этом мире не отобрали, тыкнуть им куда попало не выйдет, даже при отсутствии нравственных тормозов. Если ты, конечно, планируешь выбраться отсюда, - прокомментировал он как-то грустно и весьма непонятно, попутно разглядывая Юру.
  От потолка раздались приглушённые голоса людей, звуки ударов и скрип каменных плит. Со скрежетом на потолке образовался прямоугольник, а после часть каменного перекрытия уползла вверх. В образовавшийся проём немедленно хлынул свет. Не такой резкий, как излучал кристалл на полу, а другой, обычный - дневной.
  Сверху опустилась массивная деревянная лестница и по ней сноровисто спустился облачённый в просторную серую мантию лысый мужчина в годах. Он внимательно оглядел присутствующих и задержал взгляд почему-то на Юре. Впрочем, интерес явно был не 'гастрономический', так как от увиденного мужчина брезгливо поморщился. Закончив осмотр, он вопросительно выдал непонятное:
  - Оторгентор?
  На этот короткий, но всё равно весьма неясный вопрос, Владимир вздохнул:
  - Поможем, что ж не помочь то. Эх, ну почему соотечественники сегодня такие неприглядные, но это ведь не повод не помочь своим, правда? - подмигнул он Юре, - Не лебёдкой же тебя отсюда поднимать, - ехидно добавил он.
  После вздохнул, подошёл к молодому человеку, грубо откатил его ногой от кучи блевотины и легко подхватил необъятное тело задрота под мышку. Что намекало - мышцы у Владимира действительно стальные. Майк, абсолютно без всяких стеснений, как мешок с сеном, взвалил на плечо мужчину, что постанывал рядом. А жрец в серой мантии по-отечески заботливо взял на руки девушку. Дальнейшие подробности Юра не увидел, так как от подобной переноски сознание его тело покинуло.
  
  
  Глава 3: Новые правила.
  
  ***
  
  Глава, в которой выясняется, что Wi-Fi здесь нет.
  
  ***
  
  Юра висел в бесконечности. Бесконечность была странная, плотная как кисель, но при этом вполне воздушная, прозрачная. Неописуемая такая бесконечность. Продолжало странности и то, что над головой светился яркий белый свет. От света этого волнами шло ощущение благости и спокойствия. Свет согревал и успокаивал, наполнял лёгкостью и блаженством. Однако ближе этот свет не становился, так как Юра медленно, словно падающий лист, опускался вниз.
  Внизу колыхалась тьма. Она вызывала страх и беспокойство и, хотя казалось, что до океана тьмы бесконечно далеко, страх усиливался с каждым сантиметром падения.
  Мыслей не было, доступны были лишь ощущения и прямое знание, когда просто знаешь без всяких мыслей. Но долго анализировать новое состояние Юра не смог. На каком-то этапе падения вниз, тело стало невыносимо жечь. По нарастающей возникла неописуемая боль, но не в смысле остроты, нет, страдание незнакомое ранее охватило саму его сущность. Некая новая смесь страха, тоски и медленного погружения в котёл с кипящей водой. Пытаясь сопротивляться падению, он начал грести руками вверх, к свету и это удалось: воздух, эфир, или что-то ещё, имело небольшую, но плотность, что позволяло медленно выгребать наверх, прочь от невыносимых мук.
  Вдруг из тьмы взвилось длинное липкое щупальце, обмотало ногу парящего и начало неумолимо тянуть его вниз. Ужас, что глубже животного, охватил Юру. Он грёб руками, сопротивлялся, выбивался из сил. Сложно сказать, сколько длился этот кошмар, может секунду, а может тысячу лет. Но вдруг всё прекратилось.
  
  ***
  
  - Приве-е-ет! Ты меня понимаешь? Ты русский?
  - Ой-йо, хнык, - простонал Юра, выныривая из пучины страданий.
  Переключение на реальность произошло быстро, вот он находится во власти чудовищного кошмара, терзающего всё его существо, а вот глаза слепит приветливое утреннее солнце. Увы, на этом приятности закончились: реальность, как и грёзы, встретила молодого человека неприветливо. Стоило очнуться, как боли физические нагло заявили права на его многострадальную тушку. Мышцы болели, суставы ломило, мозг из головы так просто выкачали, а на его место залили кислоту вперемешку с тормозной жидкостью. Хотя нет, тормозная жидкость тормозит, но никак не болит.
  Юра с трудом разлепил глаза и уставился на невысокую хрупкую девчушку.
  Худенькое кареглазое создание разглядывало его внимательными глазами, хмурило маленький ротик и накручивало на палец длинные светлые волосы.
  - Эх, мало того что ты провалялся здесь три дня, так даже проснувшись бесполезен, - заявило 'создание' и надело на своё симпатичное круглое личико маску недовольства. - Ты случаем умер не от переедания пончиков?
  Выслушивать подобное от пигалицы метр шестьдесят ростом было обидно, и Юра решил возмутиться. Но удалась лишь первая часть планируемого возмущения, а именно приподняться и немного оглядеться.
  Он находился в некоем подобии большой беседки, что зачем-то стояла перед довольно оживлённой улицей. Согревающее спину солнце играло бликами на окнах солидных каменных домов, вид которых намекал на европейский город конца девятнадцатого века. Вокруг царила жизнь, по мощёным тротуарам широкой мостовой сновали странно одетые люди. Ну не то чтобы странно, не по-современному точно. Позади плескалась вода, пахло морем. Вот, стуча копытами, двойка лошадей пронесла прекрасно выполненный коричневый экипаж
  'Кино какое снимают что ли'? - только и смог подумать молодой человек.
  Вдруг вид на улицу перекрыло уже знакомое девичье лицо.
  - Эй, гараж, есть кто дома? - внезапно громким и звонким голосом, спросила девушка.
  - Хех, где я? - слабо простонал Юра.
  Пигалица весело запрыгала.
  - Ура! Русский! Ты четвёртый уже, а то я три недели ни с кем поговорить не могла нормально.
  - Так, где я?
  - Мы в другом мире, как в книжках про попаданцев. Ну, не как в книжках, здесь много необычного, но всё очень реальное. Хм, даже не знаю, как выразить. Да ты и сам всё увидишь в ближайшие пару дней. Владимир с Майком много знают, но не рассказывают, говорят нельзя. Обещали рассказать немного, как все будут готовы. Понятно только, что все мы умерли и попали сюда.
  - Куда сюда!? - выпучил глаза молодой человек.
  - Ну, сюда. Тут не так как у нас, вроде средневековье, но не средневековье: всё очень разумно и люди хорошие. Много штук, которых у нас нет. Магия, например. А меня Марина зовут!
  Здесь пигалица вытянула к нему руки и... Да собственно всё, ничего не произошло. Юра даже хотел намекнуть собеседнице, что у неё немного не в порядке с головой. Точнее много не в порядке, ровно столько, чтобы возомнить себя попаданцем. Он открыл было рот, но осёкся. Ему действительно стало немного легче.
  - Вот, - чуть расстроилась Марина, - пока всё что я могу. На людей надо много маны.
  - Ик, какой ещё маны? Это розыгрыш, да?
  Юра оглядел себя и собеседницу. На нём был надет грубый необъятный балахон из серой плотной ткани, на этом одежда заканчивалась, а обувь так вообще не начиналась. Девушка перед ним также выглядела странно: свободные серые штаны и что-то вроде грубой свободной рубахи, перетянутой лентой на поясе. По мнению Юры, они походили на двух беспризорников, или же детей крестьян века так шестнадцатого. Молодой человек зачем-то понюхал одежду, ткань оказалась чистой.
  'Да что здесь вашу мать происходит? Это не может быть правдой!' - панически подумал он.
  Проходящие по дороге люди не обращали на парочку совершенно никакого внимания. Одежда на прохожих выглядела просто, не такая убогая как на попаданцах, но практичная и без всяких украшательств. Женщины носили длинные разноцветные платья почти до земли, на их ногах виднелись кожаные сандалии или ботинки. Мужчины красовались кожаными куртками или жилетками из плотной ткани. Из обуви преобладали простые ботинки или же сапоги из хорошо выделанной кожи. Одежда не выглядела современной, но и грубо-допотопной не выглядела также. Юра проводил взглядом выбивающегося из обшей массы мужчину в тёмном плаще и кожаных сапогах с высокими голенищами. Из-под его плаща выглядывали тонкие ножны.
  - Э-й-й, - замахала Марина руками перед глазами подвисшего молодого человека. - Ты с нами вообще? Есть хочешь? А ходить можешь? Толстый конечно, но катить тебя вряд ли получится.
  При жизни Юра не обладал особой решительностью и твёрдостью духа, не приобрёл он этих качеств и после смерти. Окончательно осознав, что происходящее не розыгрыш, он засопел и заплакал. Его охватила непонятная уверенность, что всё прежнее ушло безвозвратно. Ушла школа, любимая игра, мать, родной город, всё это осталось там - далеко и теперь недоступно.
  Марина вздохнула и, усевшись на доски рядом с молодым человеком, принялась болтать ногами, ожидая пока Юра выплачется. Терпение у неё имелось, так как булькал и сопел бывший геймер почти час.
  Наконец закончив излияния и немного успокоившись, Юра выпалил:
  - Я могу попасть домой? И пить хочу очень.
  - Ты умер балда. Тебе радоваться надо! - опять включила вторую громкость девушка, не уточняя, правда, чему именно стоит радоваться. После спрыгнула с досок настила и извлекла из-под беседки деревянную флягу. Откупорив пробку, она протянула питьё Юре. Вода оказалась неожиданно вкусной, или может просто пить сильно хотелось.
  - А ты давно здесь? - выпив около половины фляги, спросил молодой человек девушку.
  - Н-у-у, наверно больше месяца. Мне здесь хорошо, а остальные жалуются. Но это ничего, через месяц придёт караван и заберёт нас в Озоторг.
  - Что за Озоторг? - всхлипнул Юра.
  - Это большой город южнее этого места, там таких как мы учат языку и навыкам, а то здесь никто по-нашему не разговаривает. Хотя лично мне и здесь неплохо, главное учиться. Учиться так прекрасно, - мечтательно затянула девушка, - когда учишься чему-то новому, сразу меньше страдаешь во сне.
  Юру передёрнуло.
  - Что ####!
  - А ну не матерись! - прикрикнула на него Марина.
  Несмотря на скромные габариты недостатка в уверенности девушка не испытывала.
  - Тебе вообще сколько лет? - строго спросила она.
  - Хорошо, - решил не спорить Юра, - но мне было так погано перед пробуждением, я думал так больше никогда не будет. Жуткий сон.
  - Нет, так будет каждую ночь, смягчить это можно только учась и развиваясь. И гадостей ещё никому не делать, но монстров бить не только можно, но и нужно. Это Майк говорил, я ещё из города ни разу не выходила. А ты чем увлекался прежде чем сюда попасть? Книжки читал или в игры играл? И какой твой статус! Да, да, очень интересно, скажи статус!
  Юра посмотрел на девушку испуганно. Заявление что ночные муки повторятся, не радовало. И 'не радовало' это очень мягко сказано! К этому 'не радовало' просилось одно нехорошее слово, но он вроде пообещал не материться. А тут ещё и монстры какие-то нарисовались.
  - Что за статус? - решил пока оставить неприятную тему молодой человек.
  - Ну, когда глаза закрываешь можно табличку вызвать, это легко, только пожелать надо. Владимир говорил, что раньше окна статуса не было и надо было развивать специальные навыки, позволяющие узнать характеристики.
  - Владимир - это тот, что из подземелья?
  - Да, наверно, вы вместе появились. Но у него с Майком скорее всего уровень очень большой. Вообще странно, что они появились в этом городе.
  - А кореянка? - уточнил молодой человек местоположение первой увиденной в жизни настоящей женской груди.
  - А, эта? Ошивается при культе. Женя очнулся в первый день, постоянно бродит по городу, высматривает, собирает информацию, очень любознательный парень. И ты не сказал, сколько тебе лет? И статус, статус!
  - Что за культ?
  - Марина надула щёки, намекая, что больше ничего не скажет пока не получит интересующий ответ.
  В Юре проснулась мелочная подозрительность. Чуть прояснившаяся голова принялась рисовать страшные картины, в которых наивных простачков, сбросивших коварным недругам все карты, остервенело шинкуют на кровавую колбасу.
  'Да нет, бред это всё', - успокоил себя молодой человек. - Какой с меня прок то? Ну, может какой и есть. Ладно, в печку паранойю, но и минимальная осторожность не помешает', - решил в итоге он.
  Мимо сидящих на досках навеса попаданцев прошли двое стражников в сверкающих кирасах и с длинными алебардами на плечах. Они внимательно, но без излишнего интереса, изучили сидящих под навесом молодых людей.
  - Мне семнадцать, - выдал наконец Юра, - а тебе сколько? И это, они тоже не из этого мира? - кивнул он на людей на улице.
  - Я так и думала, - затараторила Марина, подвигаясь к нему, - выглядишь на этот возраст, только толстый, - обезоруживающе заулыбалась она. - А мне двадцать один, но ты не смотри на внешность, я очень много болела последние лет шесть и из дома почти не выходила, в основном лежала. А здесь всё изменилось!
  Она спрыгнула с досок и принялась довольно приплясывать на мостовой.
  Юра расширил глаза.
  - На вид тебе лет шестнадцать, - удивлённо произнёс он.
  - Ага, - непонятно с чем согласилась Марина, - статус давай - жирдяй! - передразнила она его.
  - Нет, давай сначала ты свой, - решил перестраховаться Юра.
  - Да, пожалуйста, - без раздумий согласилась девушка и опять уселась рядом с ним, придвинувшись почти вплотную и закрыв после глаза.
  Юра поёрзал на досках. Хотя о женском теле, лет так с пятнадцати, он мечтал бесчисленное количество раз, но на практике телесная близость вызвала у него лишь некоторое смущение. К тому же, никакой похоти в действиях собеседницы не ощущалось, лишь непосредственность и какое-то одиночество.
  - М-м-м, - протянула Марина, - о, примечания изменились, вот блин. Это две таблички внизу, чёрная и белая, - пояснила она. - Майк называет их 'чёрный и белый наблюдатель'. Слушай, в общем:
  
  **
  - Сила: - 0
  Ловкость: - 0
  Телосложение: - 0
  Интеллект: - 1
  Удача: - 0
  Обаяние: - 2
  Поддержка богов: - 5
  Навыки: - целитель - новичок.
  **
  Чёрный наблюдатель: - тебе нравятся толстые мальчики?
  Белый наблюдатель: - он не так плох, как кажется.
  **
  
  В конце она явно засмущалась.
  - На последнее ты внимания не обращай: там надписи могут даже в течение дня меняться. Обычно подсказывают и комментируют твои планы и переживания. Частенько издеваются, но бывает и важные советы дают.
  Откровенно говоря, Юра всё ещё чувствовал себя не очень: подташнивало, да и голова не сказать что ясная, отчего услышанное он обдумывал минут пять. Наконец, устав толкать заедающие мозговые шестерёнки, он закрыл глаза и, проявив некоторое усилие, вызвал белую рамку с белыми же, но куда более яркими чем фон буквами. Текст не изменился, разве что, как и говорила Марина, обновились комментарии наблюдателей:
  
  **
  'Сила: - 0
  Ловкость: - 0
  Телосложение: - 0
  Интеллект: - 3
  Удача: - 3
  Обаяние: - 1
  Поддержка богов: - 0
  Навыки: - стрельба из лука, арбалета - новичок.
  Особое умение: - пожиратель плоти.
  Особый бонус: - при убийстве монстра есть шанс получить неоднозначный предмет.
  **
  Чёрный наблюдатель: - Кореянка не даст...
  Белый наблюдатель: - Смотри вперёд, а не назад'.
  **
  
  - А у тебя есть особое умение или особый бонус? - вкрадчиво спросил Юра девушку.
  - Нет, - удивлённо ответила Марина, - но в этой табличке много всего появляется по мере развития и навыки растут, - дополнила она.
  - Хм, - пробормотал Юра, - в общем, у меня такое:
  
  **
  - Сила: - 0
  Ловкость: - 0
  Телосложение: - 0
  Интеллект: - 3
  Удача: - 3
  Обаяние: - 1
  Поддержка богов: - 0
  Навыки: - стрельба из лука, арбалета - новичок.
  **
  
  - В тёмной табличке обидное, а в белой пишут, чтобы я не распускал сопли.
  Про особое умение и бонус молодой человек решил пока не говорить.
  - Ого, такие высокие интеллект и удача! - возмутилась Марина, - не слишком ли много для свино-сони!
  - У тебя же 'Поддержка богов' пятёрка? - принялся разбираться в вопросе молодой человек.
  - Да, но Владимир говорит, за всё время пребывания в этом мире, он видел максимум шесть. И что пять - это очень много. Говорил, даже единица ощутимо влияет. Ещё он сказал, что окно статуса совсем недавно появилось и что оно пока какое-то кривое. Ой, чуть не забыла, это не про силу - ловкость - телосложение, они обычно достигают 6-8 в зависимости от профессии. А вот остальные четыре, что идут после физических характеристик, поднять сложно. Получается моя пятёрка - это очень много, почти запредельно. Такая высокая поддержка богов бывает у тех, кто очень много страдал при жизни.
  Тут девушка всхлипнула, заплакала и уткнулась Юре в плечо мокрым носом, отчего тот моментально наполнился смесью жалости и смущения.
  - Ладно, хватит раскисать, - сделав над собой внутреннее усилие, прекратила хныкать Марина. - Всё хорошо, а будет ещё лучше!
  Немного успокоившись, она взглянула на солнце.
  - Ну вот, - охнула девушка, схватила Юру за рукав и, не утруждая себя объяснениями, куда-то потащила.
  - Быстрее, обед на носу, - уже на ходу сообщила она. - В храме таких как мы бесплатно кормят. Поторапливайся давай, здесь всё очень вкусное и полезное. Дальше толстеть точно не будешь!
  Молодой человек что-то пробурчал под нос и послушно пошёл за 'тралом'.
  - А эти, - постанывая, указал он на людей вокруг, - тоже такие как мы? Попаданцы?
  На это Марина заглянула ему в глаза и ошарашила непонятным:
  - Нет, они живые, они умирают.
  Юра на такой ответ опешил, но спокойно переварить услышанное ему не дали. Марина оказалась маленьким, хрупким, но бульдозером. Она упорно тянула Юру за собой, часто перебирая босыми ступнями по нагретой солнцем брусчатке. От вопросов, которыми попытался закидать её попаданец, она отмахивалась и весело тараторила:
  - За обедом, всё за обедом. Я есть хочу, у меня, в отличие от тебя, нет такого шикарного жирового запаса.
  Молодой человек и рад бы был обидеться на подобные замечания, но пока на первом месте стояли вещи поважнее. Да и обычно подобные подколки озвучивались за его спиной. Сказанные в лицо и без злорадства, они воспринимались не так обидно. Бросив затею выпытать что-либо у Марины, 'конвоируемый' занялся выяснением вопроса номер один - 'Где я нахожусь, и что вокруг происходит?'
  Задача оказалась с подоплёкой: несмотря на огромное количество входящих данных, новые вопросы возникали быстрее, чем решались старые.
  'Ну, по крайне мере, климат здесь приятный', - решив пока не столько анализировать, сколько наблюдать, заключил Юра.
  Погода стояла отличная, землю ласково согревало подбирающееся к зениту солнце. Лёгкий ветерок нёс с моря приятный солёный запах. Спутники шли по просторной набережной, слева высилась плотная городская застройка, а справа, за высоким бортиком набережной плескалось море, а может и океан. Впереди виднелся порт с белоснежными парусами больших кораблей и строениями каких-то теснящихся возле берега ангаров. Вокруг было чисто, ничем не воняло, разве что со стороны порта доносился слабый запах несвежей рыбы. Окружающие люди выглядели опрятными и здоровыми и спешили куда-то по своим насущным делам.
  'Не, это ни в каком месте не средневековье, - размышлял молодой человек. - Скорее что-то более близкое в веку девятнадцатому, а то и к началу двадцатого, - заключил он и проводил взглядом изящную карету, запряжённую двойкой лошадей. Кучер в зелёном жакете, подгоняя животных, прокричал что-то на незнакомом языке.
  - Это небольшой прибрежный город, я тут уже всё осмотрела, - прокомментировала Марина его мотания головой. - Он достаточно богат из-за морской торговли и рыбного промысла: рыбу солят и отправляют вглубь материка. Ещё мануфактура есть, ну цеха где делают всякое разное. Но здесь нет ни воинских школ, ни магической академии. Я в подобном разбираюсь, много книг про такие места прочла.
  - Каких таких книг? - подивился Юра.
  - Ну, фентези...
  - А-а-а, это да... - благоразумно скрыл скепсис молодой человек. - А, как тут с прогрессом? Ружья там, пушки?
  - Вот вам парням только это и подавай, - надула щёки девушка. - Пушки я на кораблях видела, ружей вроде нет. Но кузнечное дело очень развито и магия есть. Правда, это больше мои догадки. В обиходе народ живёт по-простому, даже кто побогаче сильно не выпендриваются.
  - А вокруг что, ты говорила про монстров?
  - Вот здесь всё сложно - мы и местные разные. За городом монстров хватает, но они местных не трогают, а на попаданцев нападают при первой возможности. Хотя Владимир говорил, что мы на севере материка и здесь относительно спокойно. Как он там сказал, - Марина на миг задумалась, - 'Нубская локация'.
  Юра услышав 'родной язык' вздрогнул.
  - По-во-рот...
  'Бульдозер' сменил направление и потащил его вглубь города по широкой и людной улице. Частые прохожие почти не обращали на них внимания, разве что задерживали сочувственные взгляды на Юре. Юра же пялился на местных девушек. Не сказать, что люди вокруг выглядели особо красивыми. Разные встречались. Однако страдающих излишним весом молодой человек среди горожан не заметил. Внешность прохожие имели европейскую, разве что черты лица выглядели более резкими чем дома. Азиатов или негров не встречалось.
  Внимание попаданца привлёк маленький мальчик в зелёных шортах и кремовой рубашке. Он указал на Юру пальцем и стал выпытывать у матери неясные подробности. Женщина принялась что-то объяснять ребёнку на незнакомом языке.
  - Короче, за городом опасно, - продолжила выдавать информацию Марина, - но монстры к городу не подходят. Как я говорила, к местным они относятся спокойно, а на таких как мы нападают без раздумий. Но ты это, не забывай, что я тебе слова Владимира и Майка пересказываю, возможно в действительности всё по-другому. Хотя, зачем им врать. Вон, смотри какой здесь красивый храм, нам туда.
  Храм, здание которого стало доступно взгляду после очередного поворота, действительно выглядел внушительным и чем-то напоминал уменьшенную копию Собора парижской богоматери. Конечно, стоит сделать поправку на то, что для Юры любой храм в европейском средневековом стиле выглядел как копия упомянутого собора, по которому он как-то делал доклад на уроке истории. Несмотря на это храм был хорош. У него имелись и высокие шпили, и витражи, и богатая внешняя отделка с раскинутым фартуком больших ступеней, ведущих к внушительного размера арочным воротам.
  - Я много не знаю, - тараторила Марина, - появилась здесь примерно месяц назад. Ну, так же, в подземелье, только одна. Монахи Культа вознесения на пальцах объяснили мне самое простое - где ночевать и есть, а дальше я потихоньку освоилась. Хозяйка фермы учит меня магии исцеления, - радостно улыбнулась девушка. - Неделю назад из другого портового города поменьше приехал Коля, точнее его привезли. Коля странный и страшный. Он в этом мире уже пару месяцев точно, но тоже толком ничего не знает, всё из-за языка конечно. А три дня назад появились вы пятеро. Владимир кладезь знаний, жаль рассказывает мало, говорит здесь во всём надо разбираться самим, это очень помогает, как и учёба. Ещё говорит, когда облегчаешь изучение мира другим, сильно 'бьют по голове'.
  - А кто бьёт по голове? - полюбопытствовал Юра.
  - Без понятия... - пожала плечами провожатая.
  У молодого человека крутилась на языке масса вопросов, но он мудро решил пока только слушать, а расспросами заняться в более подходящей обстановке. Сейчас он старательно впитывал детали, с одной стороны ища подвох, так как всё ещё немного сомневался в истинности происходящего, а с другой пытался понять суть этого места. Странности имелись. Взять, например, самые обычные окна. Выглядели они весьма добротно и имели очень приличные стёкла. Что наверно странно для мира где ездят на экипажах. Или не странно?
  'Что я вообще хочу увидеть? 'Высокие технологии'? А какие технологии называются 'высокими'? - мучал Юра больную голову явно бесполезными вопросами.
  - Владимир с Майком обещали рассказать дополнительные подробности, как только ты очнёшься. Говорят - чтобы не пересказывать лишний раз, - прервала размышления спутника Марина. - Вот я тебя и караулила. А ты только сопли пускал и гадил под себя...
  - А...? Что значит гадил под себя?
  - Ну это, за такими как мы монахи и монахини из культа присматривают. Культ вознесения - он здесь что-то вроде нашей церкви. И не кривись ты на мои 'вроде', знаешь как без языка тяжело!? Так вот, почему-то днём тебя привозили на ту площадку, а ночью увозили в общежитие. Ну и мыли и переодевали заодно. Ты вроде ничего не ел, а в туалет ходил регулярно, не снимая штанов... - беззастенчиво издевательски, ухмыльнулась Марина.
  Подобная информация заставила Юру невольно покраснеть, да и в целом услышанное было неприятно: незнакомые люди подтирают тебе зад, возят куда-то и прочее. Но с другой стороны помирать не бросили, что весьма замечательно.
  - Ого! Вот это результат 'Поросёнок'. Да ты прямо стахановец! Было 107, а сейчас 90, - раздался знакомый ехидный голос.
  На ступенях храма сидел Владимир, лузгал какие-то орешки и хитрыми глазами наблюдал за пришедшими. При жизни Юра весил 120 килограмм и это при не самом выдающемся росте. Непонятно насколько точно был способен определять чужой вес мужчина, но да, похоже, излишки выходили из молодого человека всеми возможными и невозможными способами.
  Марина при виде Владимира запрыгала от счастья, но добычу не бросила, а потащила попаданца через небольшую площадь перед храмом.
  - Юра проснулся совсем недавно, - радостно сообщила она. - Теперь расскажешь подробности?
  - Нет... - ехидно скривился мужчина.
  - Шучу, шучу, слово надо держать, - замахал он руками на обиженно-недовольное лицо девушки. - Гопник ваш, правда, куда-то запропастился, ну да ничего. Женя парень толковый, передаст что надо. Мы с Майком немного оклемались после воскрешения и завтра уходим от южных ворот. В двухстах километрах на юго-восток есть станция воздушных кораблей, - подмигнул он молодым людям. - Никогда не летали на воздушном корабле? И не советую, - скривился он, - я первый раз полетел, наблевал вдвое больше чем 'Поросёнок' в подземелье. Хотя посудина красивая и полетать вам на ней придётся. Но отставить разговоры, пойдёмте есть, на сытый желудок разговаривать веселее.
  
  ***
  
  В большом светлом зале храма попаданцы не задержались. Им навстречу вышел уже знакомый по подземелью пожилой монах и проводил пришедших в один из боковых проходов. Войдя в него, компания, по довольно длинной пологой лестнице вниз, попала в просторное и сухое помещение подвала. Вот только определение 'подвал' этому месту подходило слабо. Рассматривая необъятный зал, Юра подумал, что город этот не так прост как кажется. Впрочем ожидать, что в мире потустороннем, или какой он там, всё будет как дома, конечно глупо.
  'А может я всё ещё в отключке? Лежу под капельницей в родной больнице и снится мне весь этот увлекательный маразм?' - с надеждой спросил молодой человек своё страдающее от головной боли 'Я'.
  'Я' решило само себя не расстраивать и относительно реальности происходящего промолчало, предложив, однако, изучить обстановку вокруг. Подвал имел внушительные размеры и объёмом не уступал залу наверху, а это как минимум сорок на двадцать метров, да и ещё до потолка с десяток. В стенах имелось с десяток проходов, ведущих как вниз, так и куда-то вверх. Юра принялся было гадать, зачем проделали столь титаническую работу по созданию подземной инфраструктуры, но быстро это дело бросил: на сегодня он явно перевыполнил некую ментальную норму по усвоению новой информации, из-за чего анализировать происходящее не хотелось, да и силы на анализ откровенно закончились. Как итог, он молча последовал за 'коллегами' к длинным деревянным столам, что стояли у одной из стен помещения.
  В этот момент Юрин мозг намекнул что жив и втихаря за всем наблюдает, так как выдал в сознание вполне резонное замечание:
  'Постойте, а почему здесь светло?!'
  Попаданец принялся осматривать потолок и стены, но никаких светильников, как и окон, на них не обнаружил. Только гладкая поверхность крупных каменных блоков, да кучи ящиков и мешков вдоль стен. Но свет имелся и пусть не особо яркий, свет этот равномерно заполнял зал!
  Здесь внимание пришедших перехватил чернокожий Майк, что приветливо помахал рукой, приглашая всех к столу. Рядом с ним сидел и хмурил лицо уже знакомый Юре мужчина. Тот самый 'стонатель', что появился вместе с ним в тёмном подвале в первый день в этом мире. Сейчас он имел мрачный вид и щеголял недельной небритостью, которая ему вполне шла. Одет он был во всё ту же грубую одежду из местной коллекции 'От Халявчи для попаданцев', разве что размер её был больше чем у Марины. Немного поодаль сидела кореянка, которая женскими прелестями сегодня не щеголяла, по причине наличия на теле одежды упомянутого фасона.
  Два монаха принесли увесистый чан и расставили на столе глубокие деревянные миски. Миски наполнили из чана беловатой массой, которая подозрительно напоминала собой сопли. В 'соплях' плавали нарезанные зелёные стебли какого-то растения. Деревянные ложки выдали следом. Все расселись и принялись есть.
  Юра долго изучал ложку, прикидывая влезет ли она вообще в рот, после, не менее долго разглядывал содержимое миски. Порция выглядела небольшой, да и чан почти сразу унесли. Добавки, как и второго, третьего и компота со вкусной шоколадкой, явно не планировалось. Но и есть 'это' было стрёмно. Однако соотечественники махали ложками столь яростно, что молодой человек сдался и отправил порцию подозрительной массы в рот.
  'Вкусно!' - возмутился Юра подобной подставе.
  Вкус оказался необычным, что-то среднее между кашей и сметаной с кусочками слегка пряной зелени. Елась каша легко и приятно, поэтому едок не успел опомниться, как миска опустела.
  'Если подумать, при жизни я ел не особо много, но почему-то всегда был толстым, - грустно подумал молодой человек и принялся незаметно ощупывать своё тело на предмет изменения комплекции.
  Владимир отставил миску, извлёк откуда-то тонкую деревянную палочку и принялся неторопливо ковыряться ей в зубах. Он и Майк были одеты во всё те же плотные кожаные штаны и жилетки, оружия при них в данный момент не имелось. Сейчас вокруг мужчин витала аура какого-то ленивого добродушия.
  - Майк, повезло им с нами, а? - задумчиво спросил Владимир у негра.
  - Ещё как повезло, - наигранно закивав, без раздумий согласился тот.
  - И везение ваше в том, - оглядел Владимир навостривших уши Юру, Марину и мужчину, которого, как выяснилось, звали Женя, - что мало кто на пару тысяч километров от этого места знает точно, что рассказывать новичкам стоит, а что не желательно. Поэтому предпочитают помалкивать как рыбы без головы. Геморрой с передачей опыта здесь полнейший. С одной стороны, обучать надо, но с другой, если разболтаешь то, до чего человек должен дойти своей головой, получишь 'а-та-та' по жопе.
  Пародируя школьника, у которого возник важный вопрос или не менее важный ответ, Майк затряс руку и неуверенным голосом протянул:
  - А как понять, что следует делать, а что нет?
  - Хороший вопрос с нехорошим ответом. Понять это можно методом научного тычка и по количеству поджопников от окружающей действительности, ну и статус наблюдателей первое время помогает.
  На непонятливые взгляды мужчина разъяснил:
  - Поджопники вы в первую очередь будете получать во сне, а с утра Хранители объяснят вашим бледным тушкам, за что вы их получили.
  Здесь Владимир вспомнил что-то важное, отчего обречённо вздохнул.
  - Ах, да, надо рассказать вам о Паразитах. Шанс, что вы наткнётесь на этих тварей весьма близок к нулю. Но если подобное произойдёт, бегите от них со всех ног. Шансов победить нет. Отличить Паразита от обычного монстра очень легко - у него чёрны или точнее тёмно-фиолетовые глаза. Сила Паразита напрямую зависит от того, сколько он успел пожрать монстров.
  - Или заблудших, - ехидно вставил Майк.
  - Или заблудших, - кивнул Владимир. - Заблудшими здесь называют нас - попаданцев, - пояснил он. - Так вот, увидели Паразита - задача ровно одна, остаться в живых до прибытия Администратора. Тут уж как повезёт, иногда Администратор появляется через минуту, иногда через пять, но появляется всегда. По вашим горящим глазам предвижу вопрос: 'Кто такие эти Администраторы?' Действительно, ведь если есть окно с навыками и характеристиками, а за городом бродят монстры, то, вероятно, всё происходящее есть некое подобие игры. И, наверно, Администраторы они как мы, только полномочий у них побольше. Увы, если бы всё было так... С неразумной подачи всяких там окочурившихся геймеров, этих существ начали называть Администраторами. Хотя, стоит отметить, определение прижилось. Местные называют Админов - Богами. Поверьте, данный термин отражает их суть и возможности куда лучше. И ещё, рано или поздно вы с ними встретитесь, но даже не надейтесь, что ваша жизнь станет после этой встречи легче и веселее. Ладно, не хотел я лезть в тему Богов, но в последнее время паразиты стали встречаться чаще и гильдия требует, чтобы мы незамедлительно ставили в известность о них всех новоприбывших.
  - Да? - вздохнул Владимир, кивая Жене, весь вид которого выражал желание задать вопрос.
  - Чем Администраторы отличаются от упомянутых тобой Хранителей и если эти Паразиты так опасны, почему они не могут найти их сами?
  Владимир поморщился, словно прикидывая, стоит ли отвечать на заданный вопрос, после чего улыбнулся и произнёс:
  - Давайте начнём с другого, а там посмотрим. В первую очередь вам стоит знать: в этом мире существуют определённые правила поведения. Как бы выразиться попроще - свободы воли здесь поменьше, а возможностей побольше. Создатели Системы, 'Система' - запомните это слово и оставьте надежду узнать от меня его значение, позаботились, чтобы новые возможности не использовались не по назначению. Скажем так, если раньше можно было вести себя как упырь и расплачиваться лёгкими муками совести, которая чесалась, вертелась и засыпала дальше, то сейчас всё строго. И карабканье к свету каждую ночь лишь верхушка айсберга. У 'ребят', что всё это организовали, имеется множество инструментов направить вас в нужную сторону.
  При упоминании о здешнем аналоге сновидений, лица слушателей сделались кислыми. Юра хлопал глазами и прибывал в растерянности: если у остальных имелось время чуть адаптироваться, то он ощущал себя рыбой выброшенной на берег.
  - Что это вообще за место? Для игры как-то слишком всё по-настоящему... - спросил Женя.
  - Вопрос отклонён, - улыбнулся рассказчик, - разбирайтесь сами. Но если что-то не рассказываю вам я, это вовсе не значит, что нельзя обсуждать догадки и делиться информацией между собой или с близкими по уровню людьми. Планка, скажем... плюс - минус пять уровней. Стоит добавить - правило это не строгое. Со временем у вас разовьётся чутьё, когда можно и стоит помочь другому заблудшему, а когда следует прикинуться валенком и держать рот на замке.
  - Как узнать свой уровень? - задал новый вопрос Женя.
  - Появится после убийства первого монстра, - здесь Владимир нахмурился и строго произнёс: - Так, не забывайте, у нас не диалог, а монолог, мой монолог. Далее по первоочередному. Запомните, для нас смерти в этом мире нет: мы либо однажды отправимся к свету, либо сгорим во тьме внизу. Как после первого, так и после второго, вы исчезните из этого мира. Что ждёт нас там - дальше, я не знаю, но уверен - тьма внизу очень и очень плохой вариант. И не вздумайте, слышите меня! - повысил голос Владимир, - не вздумайте совершить самоубийство! Подобное запросто может прийти в голову и без глупых душевных терзаний. Не сомневайтесь, здесь позаботились, чтобы умирать не тянуло, но все мы стараемся использовать доступные нам возможности. Ведь после 'смерти' вы возродитесь в подобном тому подвале в некотором эталонном состоянии. 'Как удобно' - подумаете вы, потерял руку, ногу, голову... оп, маленький суицид и всё на месте. Или за вами гонится куча монстров с явным намерением медленно снять кожу, а впереди маячит такой заманчивый обрыв. Или хочется улететь с какого-нибудь вонючего болота в город с тёплой таверной. Но самому нельзя! Слышите? Нельзя! Сам процесс воскрешения в этом мире чудовищно неприятен, а за суицид предписаны дополнительные пенальти. Стоит проделать этот фокус и следующей же ночью, из тьмы появится щупальце потолще, схватит вас за зад и скорее всего затащит во тьму. Конечно, единожды испытав местную смерть, вы будете готовы на многое, чтобы не повторить данное переживание. Тем не менее в моей практике имелись обидные прецеденты, когда вполне приличные люди покидали этот мир 'досрочно'. Перед закрытием темы, подкину вам информацию к размышлению: сю-да не попа-да-ют лю-ди за-кон-чившие жизнь самоубийством. Вопросы?
  - Сколько лично ты находишься в этом мире? - спросил Женя, взявший на себя роль главного вопрошателя.
  - Тридцать лет, - вздохнул мужчина. - Ладно, дальше. Не судите об этом месте по данному городу, этот мир другой. Да и северное окончание материка - место спокойное, заодно очень похоже по растительности и погоде на наш мир. Города и земли вблизи городов напоминают оазисы, не в смысле, что в них хорошо, а в смысле, что это мир людей и там, за границей паханых полей - владения монстров. Те, кто создали это место, творили его не с нуля, а взяли мир вроде нашего и основательно 'перелопатили'. Это к тому, что отношение к местным жителям у создателей Системы особое. Они обычные смертные и судя по книгам и преданиям, 'зоопарк' для таких как мы здесь был не всегда. Так что уважайте местные законы и порядки, они разумны, пусть даже отвечать вам придётся не перед законом, а перед силами куда более строгими и могущественными. Приведу примеры - один из попаданцев убил стражника, следующую ночь не пережил, другой изнасиловал женщину - результат очевиден. При этом я знаю человека, который вырезал не один десяток местных бандитов, - и Владимир указал пальцем на Майка.
  - Как видите чувствует себя весьма неплохо. Телевидения здесь нет, поэтому и шизы в головах местных куда меньше чем в нашем мире, отсюда и нравы получше, однако дерьмо случается. Но с этим и сами разберётесь, не маленькие.
  - А здесь есть Эльфы? - стесняясь, спросила Марина.
  Нет. Ни эльфов, ни гномов вы здесь не встретите, а вот нежити, гоблинов, огров и прочей, мечтающей убить вас гадости, хватает. Отсюда следует вопрос, так что же это наконец, игра? Отчасти да, отчасти нет. Замысел для всего того, что вы встретите за городскими стенами, взят из созданного человечеством в жанре фентези. С одной стороны это глупо, но с другой, в этом есть своё изящество. И мир этот периодически меняется, добавляется то, что сейчас 'в тренде' в мире живых. Сейчас акценты смещаются к онлайн играм, хотя на практике всё более продумано, сплетено с реальностью что ли. Отсюда можно седлать вывод: вы найдёте много знакомого и сможете пользоваться определённым опытом, полученным ранее. Конечно, на прямые аналогии надеяться бесполезно. Знаю, сказанное звучит невероятно и немного безумно, но не считайте это место глупой сказкой, ставки невероятно высоки! Я, например, чувствую себя здесь живее чем при жизни, но и задерживаться не тянет. По мне, вся эта 'фентезийность' некая ширма, сценарий призванный задать направление.
  Мужчина оглядел товарищей.
  - Чувствую запутываю я вас больше, чем вношу ясности. Если подытожить, Фродо - что несёт кольцо Саурона к жерлу Ородуина, вы здесь не встретите, а вот гоблинов, мечтающих отрезать вам голову, сколько угодно.
  - Те, кто был 'старичками' в моей 'молодости', - вставил Майк, - говорят, что лет сто назад этот мир напоминал рыцарское средневековье, даже магия выглядела сильно по-другому, как в старых книгах и сказках. Изменения происходят как постепенно - незаметно, так и резко, обычно под прикрытием природных явлений. Помнишь, как мы заночевали в лесу на границе полей, а поутру, после грандиозного ливня, оказались у крепости гноллов?
  - Было дело, еле ноги унесли, - улыбнулся Владимир. - Кстати о монстрах, здесь они наши природные враги. Там дальше, на юге, будут силы пострашнее и позаковыристее, но до них вам ещё дожить надо, точнее дойти. Монстры здесь наши антиподы, на местных жителей они реагируют спокойно, но попаданцев чувствуют и стремятся всеми силами уничтожить. Я думаю, они что-то вроде нас, только из других уголков вселенной. Мы здесь делаем свою работу, они свою, ничего личного. Монстры также воскрешаются, но не все. Ах да, агрессивные, кстати, тоже не все.
  - А как получается дроп? - выпалил Юра порождённый больной головой вопрос.
  - Увидите, похоже на игру. Мёртвое тело спустя секунд тридцать превращается в 'желе', которое быстро впитывается в землю. После остаются предметы, обычно карцибел и камни ментальной силы. Очень редко что-то ещё. На них сильно завязана местная экономика, ведь карцибел - это чистая энергия, а камни ментальной силы необходимы для усиления магии, да и много для чего кроме. Упомянутое касается только нас и монстров, местные вполне классически гниют, разлагаются и ничего кроме костей и вони после себя не оставляют.
  - Умирать больно? - спросил Юра.
  - Это не игра и не надейся, - вздохнул мужчина.
  - Тебя послушаешь, так хоть из города не выходи... - скривился Женя.
  - Выйдете как миленькие и 'подгонять' вас будут со страшной силой. Хотя я не говорю, что делать это надо сразу, многие умудряются просидеть в городах по несколько лет. Да оно и правильно, здесь вам не фентези типа 'Спасти мир за две недели и успеть на сессию'. Да, Система даёт умопомрачительные возможности, но назвать их халявой язык не поворачивается. Скорее это минимально необходимое для выживания. В общем, обычно годик - два кукуют в начальном городе вроде Озоторга, учат язык, осваивают минимум навыков, а после не торопясь продвигаются на Юг. Да и всё что я вам рассказываю такие крупицы, вы даже представить себе не можете сколько здесь всего. Лучше кого-либо вам всё расскажут обстоятельства и окно статуса. Там со временем много разного появится. От себя добавлю - чем быстрее вы начнёте развитие или 'кач', если на языке задротов, которых здесь в последнее время прибывает, тем проще будет в будущем, при том самом ближайшем. Этот мир любит риски и решительность, но не прощает халатность и переоценку возможностей. Запомните эту формулу! Думаю, сказано достаточно, если особо острых вопросов нет, то я откланиваюсь.
  - Мы правда умерли? - озвучил глупость Юра.
  - А ты правда думаешь, что мир устроен так, как тебе рассказывали в школе и по телевизору? - передразнил его Владимир.
  - Что такое неоднозначный предмет? - решил раскрыть 'козырь' молодой человек.
  - А поточнее?
  - Ну, у меня есть навык, точнее особый бонус: при убийстве монстра есть шанс получить неоднозначный предмет, - замялся Юра.
  - Ого, так в тебе есть не только жир, но и занятные сюрпризы! - расширил глаза Владимир. - Ладно, ладно, не обижайся. В этом мире не выгодно поощрять чужие слабости, скоро сам всё поймёшь. Неоднозначный предмет - это весьма занятная и опасная штуковина. Я за всю свою жизнь видел всего один подобный расходник. Суть проста: ты получаешь расходный предмет, имеющий описание вроде: 'примени меня на монстра'. Подстава кроется в том, что, например, нежить такой предмет мгновенно уничтожит, а магическое существо усилит раз так в десять. Пока не попробуешь - не узнаешь. Или расходник 'примени меня на осаде крепости' - может случайно помочь как нападающим, так и защитникам. Эти штуки обычно одноразовые. И вроде получить подобное без упомянутого бонуса нельзя. Даже не буду даже гадать за какие заслуги ты данное пассивное умение получил.
  - Какой вообще смысл в происходящем? - расстроенно спросила Марина.
  - И опять ты задала хороший вопрос, - подмигнул девушке Владимир. - На каждого из вас у этого мира есть свои планы и поверьте, он ещё покажет вам зубы. Радует, что создавали Систему не откровенные живодёры и уровня до 20-30 вам будет дано время на адаптацию.
  - Счастливые были времена, - оголив белоснежные зубы в мечтательной улыбке, вставил чернокожий Майк.
  - Были, - кивнул Владимир. - Да и многое станет понятно без всяких объяснений, необходимо только сложить кусочки мозаики. Заодно спросите себя, чем вы занимались при жизни и можно ли назвать прошлое Жизнью с большой буквы? Но не ищите глубокого смысла в происходящем, просто идите вперёд. И в этом движении вы свой смысл найдёте. Ну всё, хватит, чувствую кармую как сукин сын, - вздохнул Владимир. - И последнее, ценный совет: составляя модель этого мира, не держитесь за её логичность, цените лишь возможности, которые эта модель даёт.
  Эту фразу Юра не понял совершенно, как и кореянка, что всю беседу хлопала глазами. Впрочем, она не поняла вообще ничего. Владимир жестом руки показал, что беседа окончена и на этом откланялся.
  
  Глава 4: Фарм, Фарм, Фарм...
  
  ***
  
  Глава, в которой сначала Юра охотится на гоблинов, потом гоблины охотятся на Юру, а после в дело вмешивается случай и огребают все.
  
  ***
  
  Объяснение Владимира, которое вовсе никакое не объяснение, а краткий инструктаж по важным с точки зрения рассказчика моментам, Юру не удовлетворило совершенно. И не потому, что информация была неважная, нет, наверно очень даже важная, вот только информация эта на текущий момент воспринималась уж очень оторвано от происходящего.
  Все талдычат о фэнтези и элементах РПГ, но их вокруг не ощущается совершенно, другой мир есть, фентези нет. Ну разве что табличка со статусом имеется. Заодно, в том, что мир этот другой, не родной, Юра поначалу сомневался. Первый день ему казалось, что стоит выйти из города, пройти пару километров и весь этот аттракцион закончится. Но слегка обдумав ситуацию, он понял ясно - это не розыгрыш и не съёмочная площадка глобального масштаба. И дело даже не в табличке с характеристиками, которой пытливый ум быстро нашёл пару 'научных' объяснений - вроде чипа в голове или сна в какой-нибудь крио-капсуле.
  Ощущения и восприятие, дело было в них. Не в тех ощущениях, которые тепло, холодно, мокро и голодно. А в других - душевных. Страх, тоска, радость, печаль, душевный комфорт имели в этом мире куда больше прав. Настолько, что приходилось даже следить за своими мыслями, так как в процессе жаления себя - любимого, можно было запросто прийти к состоянию крайнего уныния. Даже пришлось отказаться от приятного занятия 'перекладывания' проблем с полки на полку, отчего меньше этих проблем не стало. Ко всему, чувствовал себя Юра откровенно хреново: постоянно болела голова, тело ломило, не покидала общая слабость. Доступные радости пока ограничивались завтраком, обедом и ужином, но и те сильно отличались от его прошлой повседневности.
  С утра давали чашку какого-то отвара и горсть сушёных фруктов. Отвар имел горьковатый вкус и от него слегка прояснялась голова. На обед кормили еле тёплыми кашами, довольно вкусными и не менее отвратительными на вид. Вечером можно было разжиться краюхой свежего хлеба и куском пахучего местного сыра. Так как пальмового масла здесь по-видимому не знали, а может знали, но еду из него не делали, сыр оказался божественно вкусным. На этом скудный рацион попаданца заканчивался, отчего Юра постоянно пребывал в состоянии лёгкого голода. Но нет худа без добра и наградой за это состояние оказалась некоторая лёгкость в теле, какую он последний раз ощущал лет так пять назад.
  Ещё стоит отметить остроту зрения. В последние годы, от долгого впяливания в монитор, гляделка слегка подсела и хотя до звания 'Крот-задрот' Юра не доигрался, видел он всё равно не очень. Но то ли помог 'Метод Малахова' в виде блевания и примочек каменным полом в подземелье, а может что-то подкрутили в его теле во время переноса в этот мир, однако сейчас он видел словно гордый кАвкАзский ОрЁл и мог довольно подробно разглядеть детали кораблей, что покачивались на волнах в километре от полюбившейся ему беседки.
  В остальном всё было плохо, но в этом плохо присутствовало и своё хорошо, так как сходить с ума по ситуации, в которой он оказался, сил банально не оставалось. Даже толком поболтать с товарищами по несчастью из-за постоянной контуженности не получалось. После разговора в храме в день пробуждения, Владимир с Майком куда-то исчезли и позже, вечером, в трапезной храма не появились. С утра заглянули, горячо попрощались и пожелали всем удачи. Почему-то снаряжённые и с оружием, они опять начали вызывать у Юры некое восхищение, а может включилась та аура силы, что он ощутил от этих двоих, увидев местных 'папок' первый раз, в том злополучном подвале.
  Вечером, в день пробуждения, Марина отвела молодого человека в общежитие, которое находилось совсем недалеко от храма. Оно представляло собой большое двухэтажное здание, условно разделённое на две части. В одной из частей хозяйствовали попаданцы, правда их хозяйство ограничивалось мужской и женской спальнями с грубыми низкими кроватями; гостиной с большим столом и простенькими стульями и неким подобием бани с туалетом. Что особо отметил Юра, канализация и система водоснабжения в городе имелись. То есть, ни о каком средневековье не могло быть и речи, не пахло здесь средневековьем... Во второй части здания располагался склад и что-то вроде маленькой больницы, или не больницы, нечто среднее между санпропускником и кабинетом травматолога. И так как 'засранцев' вроде Юры в наличии не имелось, помещение пустовало.
  - У тебя интоксикация, - заявил Юре за обедом в основном хранящий молчание Женя, - пей больше воды. Думаю, через пару дней отпустит, но полностью плохое самочувствие пройдёт недели через две.
  - Интакси... что? - не понял Юра.
  - Всё то дерьмо, которое ты нажрал до этого, выходит из тебя из-за смены режима питания и типа пищи, - пояснил мужчина, потягивая местный чай.
  - А ты что, доктор? - подивился молодой человек.
  - Нет, но увлекался восточной медициной.
  Была ли причина плохого самочувствия в упомянутой интоксикации или в том, что перед попаданием в этот мир Юра немного умер, но совет с питьём действительно помог. Благо флягу с водой всегда можно было взять в храме во время еды, предварительно отдав дежурному монаху пустую, ну или наполнить с утра в общежитии.
  Итак, Юрин день выглядел примерно следующим образом: просыпаясь в состоянии 'за коньяком было пиво, а потом мы отравились тортиком', он заливал в себя пол фляги воды и, постанывая, плёлся в храм. Женя и Марина к этому времени куда-то исчезали, так как вставал бывший геймер довольно поздно. Иногда с утра он заставал в гостиной общежития Туен, так звали кореянку, и та зачем-то молча сопровождала его в храм. Хотя ответ зачем напрашивался сам собой: судя по её потерянному виду, девушке просто было страшно и одиноко и она банально пыталась держаться рядом с себе подобными.
  Выпив местный чай и сгрузив в котомку сухофрукты: подобие сумки он раздобыл в общежитии, Юра шёл в беседку у моря, где страдал до обеда. Может влиял морской воздух, а может поля какие особые, но в беседке ему становилось ощутимо легче. В обед к нему прибегала Марина, 'цепляла тросом к бамперу' и тащила в храм.
  По её словам, девушка пристроилась помощницей на звероферму где-то на окраине города и помогала женщине - хозяйке, которая заодно учила Марину целительной магии. Что представляют собой местные зверофермы и зачем на них нужна магия, Юрий не знал, а на расспросы сил и желания особо не имелось. Да и идея помогать кому-то за красивые глаза казалась ему сомнительной. Однако на третий день после пробуждения он своё отношение к этому вопросу изменил и принялся мучительно раздумывать, чем бы заняться. Из услышанного ранее следовало, что хотя бежать и мыть кому-то пол на халяву не требовалось, но занять себя чем-то полезным крайне необходимо.
  В обед к молодым людям обычно присоединялся Женя, что был немногословен, или точнее молчалив как партизан-комсомолец в нацистском плену. А вот Марина трещала как пулемёт, хотя действительно полезного в её речах проскакивало мало. Ещё Юра узнал, что попаданцев в городе пятеро и есть некий Коля, но он уже несколько дней в храме не появляется.
  - Этот пройдоха помогает матросам в доках, заодно залез под юбку какой-то одинокой вдове, - внёс короткое пояснение Женя, - ест и ночует у неё.
  Подробностей из него вытащить не удалось, а может и не знал он их. Но то, что без знания языка можно залезть кому-то под юбку Юру удивило даже через пелену головной боли.
  После обеда молодой человек плёлся на свой 'сторожевой пост' к морю и страдал там, считая стражников и проезжающие мимо экипажи, коротая таким образом время до 'вечернего сыра'. Посетив вечернюю трапезу, страдалец шёл в общежитие, где немедленно засыпал, дабы промучатся до утра в мистическом кошмаре.
  Стоит отметить, что ночные мучения имели разную интенсивность, а именно, после встречи с Мариной и разговором с Владимиром, трижды проклятое щупальце, что тянуло его во сне в бездну, отсутствовало. И нахождение в том, третьем по счёту мире, проходило относительно комфортно. При отсутствии внимания со стороны непонятного 'Ктулху', что сидел там - во тьме, вверх удавалось выгрести ровно настолько, чтобы прекратить жгучую боль, что терзала восприятие. Безмерно хотелось подняться ещё ближе к свету, но чем выше Юра поднимался, тем тяжелее становилось его тело. И в какой-то момент он просто зависал в некоем равновесии, из которого его и выдёргивало пробуждение.
  К хорошему, как известно, привыкаешь быстро, отчего после двух относительно комфортных ночей, молодой человек уверовал, что самое плохое позади. Ах, если бы... За пару 'спокойных' ночей 'Ктулху' внизу набрался сил и на третью ночь принялся за Юру основательно, превратив утреннее возвращение в страдающее тело в райское пробуждение. Мучения оказались столь невыносимыми, что следующим вечером бывший геймер решил не спать вовсе и долго ворочался, сопя на кровати. На что Женя, который также ночевал в общежитии и который Юриных сопений не мог заснуть, коротко сообщил ему:
  - Бесполезно, гопник говорил, что если пропустить ночь, то в следующую отмучаешься за две и ещё сверху накинут. Он пробовал два раза, я не проверял, но уверен, что он прав.
  Закончив, Женя, следуя обету немногословности, отвернулся и засопел на соседней кровати. Его примеру последовал и Юра. Ночка выдалась ещё та...
  На следующий день ему полегчало, в смысле со здоровьем. Прилив сил молодой человек отметил бесцельным шатанием по городу и разглядыванием местного колорита. Вероятно, следовало заняться чем-то более продуктивным и полезным для личного развития. Увы, на следующее утро Юра твёрдо знал одну истину: от этого мира до ада один шаг, и шаг этот он очень скоро сделает, если ничего не предпримет.
  
  **
  
  - Я сегодня пойду за город! - решительно сообщил Юра Марине, Жене и Туен. Кореянка не поняла ни слова и лишь растерянно хлопала густыми ресницами, удивлённо поглядывая на мрачное лицо молодого человека.
  Сегодня попаданец встал раньше обычного и застал товарищей в трапезной храма. Заодно откровенно радовало общее самочувствие: голова не болела, а в теле бурлила новая, незнакомая ранее сила.
  Юра ожидал, что его начнут отговаривать, а то и обзовут дураком, но, как ни странно, Женя лишь молчаливо кивнул, а Марина посмотрела на него удивлённо и с уважением.
  - Что, совсем тяжело по ночам? - уточнил мужчина.
  На это молодой человек всхлипнул и затряс головой.
  Женя, словно взвешивая что-то, ненадолго задумался, а после произнёс:
  - Я тоже подумывал о походе за городскую стену, но меня пока спасает библиотека в ратуше. И кстати, как раз хотел предложить завтра - послезавтра сходить в местный гарнизон, он на юге города. Как я понял, местные нас на руках не носят и стараются держать определённую дистанцию, но при этом охотно помогают. Уверен, стражники не откажут на просьбу и поучат нас владению холодным оружием. Если подумать, подобные навыки очень скоро могут нам пригодиться. Я в жизни ничего опаснее стамески по дереву в руках не держал, - признался мужчина и добавил: - Не плохо бы было прихватить с собой нашего гопника, он, конечно, может отказаться, но это уже его дело.
  - А ты понимаешь, что написано в книгах? - удивлённо спросила у Жени Марина.
  - Нет, но в них много схем, карт и зарисовок. Сижу, обдумываю, сравниваю, делаю выводы. И ещё хожу в местные мастерские на пару часов в день, помогаю мастерам по мелочи. Я при жизни немного увлекался резьбой по дереву и здесь удивительно быстро в этом деле прогрессирую. Почти уверен, осваивать новые навыки в этом мире легче. В нас явно что-то 'подкрутили', я, например, при жизни выглядел сильно по-другому.
  Женя порылся в своей сумке и вытащил несколько блестящих монет.
  - Даже деньги платят. Я постоял в портовой таверне и посмотрел, кто и сколько за какую еду платит. Этих денег хватит на пару хороших обедов на пятерых. Так что можно будет отметить твой выход за стену, чем бы он не закончился.
  'Когда они всё это успевают', - расстроился Юра успехам товарищей в освоении мира, но вслух лишь с надеждой спросил:
  - А вы не хотите со мной?
  - Нет, - без колебаний ответил Женя, - я думаю, мне пока рано. В этом мире стоит доверять интуиции, моя говорит: 'сиди в городе - собирай информацию'.
  - А кем вы были до попадания сюда? - с любопытством спросила Марина.
  - Я кандидат философских наук, старший научный сотрудник. Кроме научной деятельности подрабатывал переводами и адаптацией текстов старых книг и это была лишь моя официальная деятельность, - как-то виновато сообщил Женя.
  - Да вы что! - охнула Марина. - И это в вашем возрасте?
  - Я значительно старше чем выгляжу, - произнёс разговорчивый сегодня философ, - моё тело сильно изменилось в момент переноса в этот мир. Многое указывает на то, что физическая оболочка была создана здесь, а из нашего мира перенесено лишь 'Я' и энергетический кокон.
  Здесь Женя поднял перед собой руку и принялся быстро и ловко по одному сжимать и разжимать на ней пальцы, показывая равный интервал и идеальный контроль.
  - При жизни я так не мог, - пояснил он.
  Юра не сильно понял, что и куда перенесено, однако недовольно возразил:
  - Тогда почему я такой толстый?..
  Философ задумался, а после предположил:
  - Я могу выдумать кучу объяснений, например, что физическое и энергетическое тело должны иметь схожие параметры, отчего засунуть тебя в 'спортивную' оболочку было затруднительно. Или же твоё состояние и вид - некое наказание или намёк. Думаю, лучше не ломать над этим голову. Кстати, за последние несколько дней ты довольно сильно изменился.
  Закончив говорить, Женя принялся допивать чай, всем своим видом показывая, что словесный лимит на сегодня исчерпан.
  - М-д-а-а... - задумчиво и непонятно, протянула Марина, а после обратилась к молодому человеку:
  - Но ты осторожнее, ладно? Я тоже с тобой не пойду, боюсь очень. И посмотри окно статуса прежде чем выйдешь из города, понял? Там порой полезное пишут.
  После девушка встала со скамьи, подошла к молодому человеку и положила перед ним на стол свою порцию сухофруктов.
  - Сух-паёк для героя! - церемониально объявила она.
  Молодой человек обречённо посмотрел на Туен. Однако понял, что хлопающая глазами кореянка с ним точно никуда не пойдёт, отчего обречённо вздохнул и задумался о грядущем.
  
  ***
  
  Юра стоял рядом с двумя массивными башнями метров по десять в высоту. Башни эти обступали дорогу из города и в них же 'вливались' городские стены. Городская стена не блистала эпичностью, пусть и представляла собой добротное каменное сооружение метров трёх высотой и около метра в толщину. Через равные промежутки, из камня на её гребне торчали железные пруты с непонятными блестящими шарами на концах.
  'Может какая система оповещения?' - предположил молодой человек.
  Какое-то время он нерешительно переминался с ноги на ногу, стоя у ворот и глядя на мир за стеной. Однако ничего страшного в этом мире не оказалось. Почти сразу за городской стеной начинались какие-то сараи и амбары, а чуть дальше, размежёванные небольшими заборчиками, простирались квадраты возделанных полей. Погода стояла прекрасная. По дороге в город то и дело въезжали и выезжали телеги, гружённые сеном, досками, непонятными бочонками и тюками. Сидящие на козлах телег местные крестьяне с интересом разглядывали попаданца. Наконец Юре надоело сомневаться, и он обречённо направился к воротам.
  Здесь произошло непредвиденное: один из стражников, из тех, что несли караул на въезде в город, преградил ему путь, поймал взгляд и кивком головы поманил Юру за собой к сооружению башни. Молодой человек слегка растерялся и даже испугался, но успокоил себя тем, что местные вроде народ вменяемый, да и стражник не абы кто. Оглядевшись и не заметив ничего подозрительно, попаданец направился следом за усатым широкоплечим мужчиной.
  Стражник тем временем отворил небольшую дверь в башню и пропустил попаданца в цилиндрическое помещение. Ничего сверхъестественного внутри не оказалось. Наверх, опираясь на толстые балки, вела винтовая деревянная лестница, готовая поднять желающих на крышу сооружения и на этом, собственно, всё. Хотя нет, не всё. У дальней от входа стены стояла стойка с оружием, а на самой стене были развешены различные элементы брони. Вопреки законам жанра, снаряжение не резало глаза мифриловым блеском, так как было либо воронёным, то есть затемнённым, либо откровенно ржавым.
  Стражник указал на снаряжение, сомнительно оглядел похудевшего за последние дни, но всё ещё необъятного Юру и оставил молодого человека наедине с 'железом', изучением которого начинающий искатель приключений немедленно занялся.
  Имелось следующее - немного ржавая, но весьма добротная кираса из двух половинок, кольчужная рубашка, куча каких-то наплечников и щитков с множеством ремешков, тройка непривычной конструкции ржавых шлемов, несколько мотков верёвки разного калибра и зачем-то конское седло. Последнее Юру не заинтересовало. Но вот моток тонкого лёгкого шнура с мизинец толщиной, он сунул в свою сумку сразу и без раздумий.
  Выбор оружия на порядок превосходил выбор защитного снаряжения. В руки просились несколько добротных, пусть и простеньких мечей разного калибра, пара кинжалов с кожаными сбруями в комплекте, несколько хитрых топоров, имеющих форму явно не для рубки дров и одна солидная секира. К стене была прислонена длинная лёгкая пика с небольшим перьевым наконечникам. Но что обидно, луками и стрелами в халявном арсенале и не пахло.
  Первой мыслью было взять что потяжелее, поопаснее и повнушительнее. Оставив сомнительный порыв, Юра основательно поразмыслил, чем доказал, что, пусть он и задрот, но трояк интеллекта ему впаяли не зря. Поэтому, для начала, он оружие и снаряжение осмотрел, покрутил, чем-то помахал, по чему-то постучал и вообще крепко подумал головой на предмет своих возможностей.
  Голова сообщила, что возможностей у него нет, чуть более чем совсем. И это было обидно, досадно, но ладно. Хотя не ладно конечно, а жопа полная.
  Половинки кирасы на нём не смыкались, а если и смыкались, то затянуть ремешки, эти половинки скрепляющие, было затруднительно. Да, он солидно похудел за последние дни, но его текущие восемьдесят килограмм были распределены по телу не самым гармоничным образом. И это при росте метр шестьдесят с гаком.
  Кольчуга - добротная, каждое кольцо с маленьким 'замочком', чтобы не разогнулось, явно сталь, немного ржавая, но при всех своих достоинствах - десть килограмм веса! Заодно, при надевании упомянутой брони, тело принимало форму кольчуги, а не кольчуга форму тела.
  'Так, - рассудил будущий искатель приключений, - я вообще-то иду на разведку и при первой опасности постараюсь убежать. А если убежать не получится, надо будет драться насмерть, так что лишний вес для меня погибель. Всё должно быть практично и продумано'.
  Если бы кто-то сказал Юре неделю назад, что в голове у него будут крутиться подобные мысли и крутится на полном серьёзе, не поверил бы категорически. Нет, они крутились конечно и ни раз за день, но касались не его лично, а любимого персонажа. Любимому персонажу, что кинжал в бок, что магическая плюха по черепу, пиксели они всё стерпят. А вот Юра боли боялся, драк боялся, даже пауков и тех побаивался.
  Перебрав снаряжение, молодой человек остановился на лёгком шлеме довольно непривычного вида. Шлем состоял из хитро сплетённых внахлёст кожаными ремешками стальных пластин, был лёгким и удобным. Имелись попытки надеть наплечники, которые защищали шею хитрыми боковыми 'выступами', но от наплечников пришлось отказаться: попаданец даже не смог толково закрепить их на теле. Более удачным выбором оказались лёгкие стальные щитки, вплетённые в удобные кожаные держатели.
  Мечи, хотя и являлись символом настоящего героя, были безжалостно 'сданы в резерв' после попытки ими помахать и поделать серии неуклюжих выпадов. В процессе опытов Юре очень пригляделся, а точнее примахался, хитрый топорик. Или даже не топорик, а некий инструмент, служащий для пробивания вражеских черепушек. Его лезвие напоминало небольшой брусок, тупой с одной стороны и остро заточенный с другой, а рукоять оказалась почти прямой, сантиметров шестьдесят длиной. Да и весил 'гвоздь на ручке' не более килограмма.
  Перегружаться не хотелось, пусть Юра за последние дни солидно похудел, а в теле появилась приятная лёгкость, вот только физической силы и выносливости пока особо не прибавилось. Поэтому, кроме перечисленного выше снаряжения, он прихватил в башне лишь небольшой кинжал в удобных ножнах, так, на всякий пожарный, порезать что или на случай потери топора. Поправив походную сумку с запасом воды и сухофруктов, молодой человек направился к выходу.
  Рядом с башней, в ожидании редкого аттракциона, уже собралась группа стражников. Однако местное профессиональное воинство не то что обломилось, но явно ожидало другого зрелища. Вроде того, что собравшийся 'на дело' нуб попытается запеленаться доспехами и оружием по самые уши. О том, что выбор он сделал разумный, Юра понял по их одобрительным улыбкам.
  Мысленно пожелав себе удачи, попаданец бросил прощальный взгляд на городскую застройку и отправился навстречу приключениям на пятую точку. И в поиске упомянутых приключений следовало поторопиться, ведь на сборы и выбор снаряжения ушёл почти час.
  'Помнится, учитель по истории рассказывал, что на амуницию средневекового рыцаря не один год работала средняя по размеру деревня. В которой этот рыцарь типа был главным. Или нет, земля принадлежала рыцарю, а крестьяне сами 'набегали'? И средняя по размеру деревня - это сколько? - размышлял Юра, опасливо поглядывая по сторонам.
  Пусть снаряжение в башне новизной не дышало, но некоторые предметы выглядели вполне прилично.
  Какое-то время Юра шёл в направлении неизведанного, радуясь, что дорога к неизведанному вела оживлённая. На полях, по разные стороны от дороги, работали люди, периодически его обгоняли, или наоборот ехали на встречу телеги. Один раз пришлось прижаться к обочине и пропустить целую отару овец, которых гнали несколько пастухов и тройка жизнерадостных белых собак, не упустивших случая весело облаять попаданца. После мимо проехала процессия из нескольких весьма добротных экипажей, среди которых особо выделялся шикарный белоснежный экипаж с охраной из хмурых латников в сверкающих доспехах. Их Юра проводил любопытным взглядом, таким же взглядом проводили Юру латники.
  Никакого излишнего внимания местных попаданец на своём пути не встречал, что, как удивляло, так и радовало. При этом любопытные взгляды он ощущал на себе постоянно. Ещё, по лицам встреченных людей, молодой человек ясно видел: те знают кто он, но пользуясь каким-то неизвестным ему сводом правил, к идущему по своим делам человеку не пристают.
  'Может мне надпись какую на лбу сделали? - размышлял путешественник. - Если подумать, я здесь не видел ни одного зеркала, что странно, стёкла на окнах имеются. Надо что ли в фонтан на площади поглядеть, как вернусь'.
  За размышлениями и размеренным шагом по дороге прошёл почти час. Юра успел основательно обдумать вопрос, почему попаданцев называют 'заблудшими' и пришёл к выводу, что термин этот тупой и неудачный, ведь у них тут экипажи на конной тяге и зад непонятным мхом подтирают, а у него на Земле компьютеры, спутники и научный прогресс. И никакие они не заблудшие, а самые, что ни на есть, прозревшие. После основательно поломал голову над вопросом, откуда в башне взялось снаряжение и почему местные его не растащили. В итоге он остановился на том, что, вероятно, снаряжение оставили другие заблудшие, а не растащили, потому что религия не позволяет, да и одеты стражники и так неплохо. После последовали размышления на тему, как бы вернуться на Землю, которые пришлось прервать в связи с необходимостью анализа новых обстоятельств, а именно, появления плотных зарослей, состоящих из молодых деревьев и местами не очень густого кустарника.
  Пастбища, сады и огороды закончились, впереди виднелся лес. Невольное разочарование охватило попаданца: увиденное весьма сильно отличалось от ожидаемой им фэнтезийной дубравы - дышащей опасностью и мрачностью, с густым переплетением ветвей, вспыхивающими из тьмы огоньками горящих глаз и доносящимися из мрачных зарослей пугающими нечеловеческими криками. Беззастенчиво наплевав на законы жанра, перед ним плотной стеной росли раскидистые и вполне земные берёзки, вперемешку с незнакомыми Юре кустистыми деревьями. Тут и там, среди кустарника и молодой поросли, виднелись массивные тёмные пни.
  'Ага, это зарастающая вырубка', - понял молодой человек.
  Словно в подтверждение из леса выехала вереница телег, загруженных свежеструганными балками.
  'Где-то недалеко наверняка находится лесопилка, а то и целая деревня. Да и с чего я решил, что монстры встретятся мне сразу, может до них ещё топать и топать...'
  Тем не менее, Юра промялся перед лесом минут десять, не решаясь войти под тень деревьев и размышляя, не вернуться ли в город. Наконец, обилие телег, да и небольшие пешие отряды, что периодически сновали по дороге, наполнили его решимостью, и он не торопясь направился в лес, следуя за очередной тихоходной телегой, за которой, без всяких приключений, прошёл примерно с полкилометра.
  'Нет, так дело не пойдёт, - наконец заключил Юра. - Идти туда - непонятно куда вариант тухлый. Надо бы определиться с целью. Может вернуться и обойти город по кругу?'
  Здесь его осенило:
  'Ну я блин, блин, блин! Надо статус посмотреть!'
  Статус в последние дни он смотрел часто, однако показатели не менялись, новых навыков не появлялось, да и 'наблюдатели' были в своей манере: чёрный язвительно подкалывал, а белый советовал или сочувствовал. Как итог вызывать табличку каждые полчаса надоело, и попаданец о ней как-то и подзабыл.
  Опасливо оглядев лес вокруг на предмет опасности, молодой человек отошёл на обочину и закрыл глаза.
  
  **
  'Сила: - 0
  Ловкость: - 0
  Телосложение: - 1 (изменение)
  Интеллект: - 3
  Удача: - 3
  Обаяние: - 1
  Поддержка богов: - 0
  Навыки: - стрельба из лука - новичок.
  Особое умение: - пожиратель плоти.
  Особый бонус: - при убийстве монстра есть шанс получить неоднозначный предмет.
  **
  Чёрный наблюдатель: - Сегодня кто-то огребёт...
  Белый наблюдатель: - Не ходи в одно место дважды'.
  **
  
  'O! Оо! Ооо! - обрадовался Юра. - Телосложение выросло до единички!'
  Увиденное обрадовало настолько, что он даже радостно подпрыгнул на месте.
  'Интересно, дело в том, что я похудел или в том, что много ходил сегодня?'.
  Порадовавшись, он принялся вспоминать, когда последний раз в своей жизни проходил более семи километров пешком и с удивлением обнаружил, что никогда. Маршрутки с автобусами за него проходили. Почему-то расстроившись от этого факта, Юра начал обдумывать написанное наблюдателями.
  'Что значит 'Сегодня кто-то огребёт...'? Так я или кто-то? Если 'кто-то', это пожалуйста, я не против, даже двумя руками за. Особенно если этими 'кто-то' будут мобы, - размышлял он. - И что значит 'Не ходи в одно место дважды'. А в город как возвращаться? Может это ловушек каких касается?'
  Надумавшись, и не придумав ничего путного, попаданец поплёлся за очередной телегой, загруженной мешками с какой-то снедью. На её облучке сидели два молодых улыбчивых парня в светлых рубахах. Местные, все как один, смотрели на Юру довольно приветливо, хотя при этом ничего не спрашивали и не предлагали.
  'Блин, ну, правда, как НПЦ! Хотя бы подвезти предложили', - чуть обиделся путешественник.
  Здесь его внимание привлекла довольно заметная тропа, что уходила налево от основной дороги и терялась в гуще леса. Поросль молодых деревьев спустя пару километров от города стала значительно гуще и это немного напрягало попаданца, который остановился и долго рассматривал тропинку. С одной стороны, на ней имелись хорошо заметные колеи от колёс телег, но с другой, тропа уже успела солидно порасти травой.
  'Может там какая локация для кача? - размышлял Юра. - Хотя, какая блин локация, тут же типа всё настоящее... Так сходить или не сходить? Брести по основной дороге не лучшая идея: скорее всего я выйду к какой-нибудь деревеньке с кучей полей и парой лесопилок. И это тоже вариант и вариант относительно безопасный. Вот только пойдёт ли он в зачёт для нормального сна? Нет, пожалуй, стоит углубиться и исследовать чащу. Осторожно и без фанатизма. И пусть только попробуют матросить меня после этого!'
  Держа топор наготове, молодой человек осторожно двинулся по тропинке меж сомкнутых крон молодых раскидистых деревьев. Этот простой процесс вызывал у него некоторое волнение, и даже страх: незнакомый мир и рассказ Владимира делали своё дело. Воображение рисовало страшных тварей, притаившихся в зарослях колючих кустарников, а естественные звуки леса придавали воображаемой картине вес и реальность. Но вот, метров через сорок тропа вильнула, и зелёный туннель закончился, после чего исследователь вышел на поляну с самым настоящим городом. Небольшим 'мёртвым' городом.
  Крыши, окна, как и часть стен у строений на обширном пятачке отсутствовали, а то что имелось поросло мхом и ползучей растительностью или же просто валялось на земле заросшими травой кучами мусора. Жители явно покинули это место не год и не два назад. Несмотря на заброшенность, развалины не выглядели пугающе, пожалуй, атмосфера здесь царила даже приветливая. Пригревало солнышко, вилась яркая зелень, громко и весело щебетали птицы, лёгкий ветерок периодически беспокоил верхушки молодых деревьев.
  'Но ведь это не повод расслабляться, да?' - приструнил себя Юра.
  Оглядевшись, он с грустью подумал, как всё-таки хорошо на природе и что зря он не практиковал вылазки в лес при жизни. Шашлыки там какие, рыбалка. Имей он подобный опыт, наверняка сейчас было бы проще. Но остатки задрота признали подобные мысли крамольными и из головы их вымели. Ведь в текущих обстоятельствах на шашлыки могли запросто пустить его. Хватит, наверно, на пару средних троллей.
  Убедившись в отсутствии опасности, Юра принялся изучать развалины поселения. Домов, или точнее заросших остатков фундаментов с 'гнилыми зубами' стен, имелось штук тридцать. Местами наблюдались большие кучи какой-то трухи, скорее всего остатки деревянных строений. Место это с трёх сторон обступал лес, а с западного края, чуть в стороне, имелся глубокий овраг, с шумевшей на его дне весёлой речушкой. По стенкам оврага деревья росли солидные: толстые, изогнутые и в отличие от молодого лиственного леса вокруг, встречались и хвойные.
  Настороженно крутя головой и стараясь не шуметь, молодой человек начал обходить это место. Увы, положенные по закону жанра сундуки с лутом не только открыли до него, более того, унесли их с собой, а может и не было никаких сундуков вовсе. На неторопливый осмотр пятачка ушло больше часа, время клонилось к обеду. В процессе осмотра попаданец понял, что даже дорога к этому месту не 'сюжетная' а вполне практичная: несколько больших зданий не так давно разобрали на каменные блоки, которые и увезли отсюда по найденной им дороге.
  И сейчас, устроившись под прикрытием остатков стен одного из полуразрушенных домов, Юра жевал сухофрукты, запивал их водой из фляги и прикидывал в процессе план своих дальнейших действий. По его прикидкам выходило, что акт изучения мира он совершил достойный и колбасить во сне его сегодня вроде как не должно. Дабы подтвердить свои догадки, молодой человек вызвал окно статуса, но комментарии наблюдателей не изменились.
  'Нет, надо действовать наверняка, вроде вокруг безопасно, время до вечера ещё есть и изучить это место получше я успею', - подумал он и, поднявшись, занялся выполнением выданного самому себе квеста.
  Первым пунктом задания значилось изучение находящегося рядом с развалинами оврага. Для чего Юра начал двигаться по его кромке, не решаясь пока спускаться вниз, к текущей по дну речушке. Не забывал он и об осторожности, настороженно крутя головой по сторонам. И вот, спустя каких-то тридцать метров, в его квесте появился новый участник, завидев которого попаданец вжался в высокую траву и принялся хвалить себя за то, что предусмотрительно не шумел до этого.
  По дну оврага, рядом с мелкой речкой, что струилась между вымытых водой крупных каменных глыб, шарилось непонятное существо, к которому настойчиво просилась бирка - гоблин. Голова больше человеческой, угловатая, с морщинистой зелёной кожей. Сухое тело с тонкими руками и ногами, но тонкими не чрезмерно, и, что плохо, конечности выглядели довольно жилистыми. Одежды существо не носило и по некоторым 'небольшим признакам' можно было определить, что оно мужского пола.
  Юра 'растёкся' по земле и принялся взволнованно наблюдать за монстром. Очень скоро выяснилось, что фарм игровой сильно отличался от фарма реального, так как Юру начал бить мелкий мандраж, очень захотелось отползти и убежать. Но здесь к страху добавились любопытство и охотничий азарт, которые уравновесили желания сбежать и остаться. Жаль спокойствия они не прибавили, да разум, подогревая волнение, нашёптывал, что за провал придётся отвечать головой.
  Гоблин остановился и зачем-то принялся пристально пялиться на текущую воду. Вдруг он сделал резкий взмах рукой, метнув в воду камень, за которым тут же бросился в поток следом, поднимая веера серебристых брызг. Ворча и фыркая, монстр быстро выбрался из воды, сжимая в руках небольшую рыбёшку. Здесь выяснилось, что зачатки разума у гуманоида имеются, так как рыбу он положил в небольшую миску из коры, где уже лежали несколько подобных рыбок. После монстр прихватил добычу и куда-то направился по берегу ручья.
  'Где-то метр шестьдесят ростом, судя по всему довольно ловкий, - сделал нехитрые выводы Юра. - Думаю, если я просто брошусь на него с топором, он минимум убежит, максимум прошибёт мне череп камнем...'
  Почти сразу к страху и охотничьему искушению стало подмешиваться чувство непонятной ненависти к встреченному существу. Может в этом и заключалась та естественная вражда, о которой обмолвился Владимир.
  Юра привстал и начал осторожно пробираться по кромке оврага вслед за гоблином. В один момент под его ногой предательски хрустнула сухая ветка. Гоблин немедленно насторожился и принялся опасливо оглядываться по сторонам. Но живот 'охотника' уже выдавливал из-под себя землю. Да и цвет балахона маскировке способствовал.
  Успокоившись, монстр побрёл дальше. Тут Юра увидел в стене оврага что-то вроде большой 'норы'. Перед ней имелась утоптанная площадка с какими-то горшками, камнями, обточенными палками, парой плетёных корзин и главное большим потухшим кострищем. Гоблин положил рыбу рядом с холодными углями и зашёл в широкий вход норы. Попаданец сразу обратил внимание на массивный, поросший кустарником, земляной козырёк над её входом. Заодно кусты покрывали и склон оврага, жиденько, но всё-таки.
  Это всё к тому, что Юрин мозг моментально состряпал план внезапного нападения на гоблина сверху.
  'Тихо занимаю позицию на козырьке, жду пока он будет заходить или выходить, и набрасываюсь с топором сверху. Как в кино... М-м-м, вот именно, что как в кино. Только здесь ни фига не кино!'
  Интуиция и здравый смысл первый вариант плана отвергли, дав указание наблюдать. Ведь нора на вид не маленькая и совсем не факт, что враг один.
  Вскоре существо появилось снова. Гоблин вынес из пещеры солидную охапку хвороста, бросил его у костра и опять направился в нору. После вернулся с погнутым листом железа и с какими-то горшками под мышкой. Всё это было аккуратно сложено у кострища. Не удовлетворившись принесённым, монстр скрылся в пещере в третий раз и не появлялся добрые минут десять. Наконец он вышел, держа в руках тлеющую головёшку, с помощью которой сноровисто разжёг костёр.
  Юра наблюдал за всем этим раздвигая веточки густого куста, за который залёг в одну из отлучек монстра. Не забыл он и о тылах, торопливо набросав поверх себя веток и сорванной рядом травы. Никаких положенных жанром душевных терзаний и вспышек жалости молодой человек не испытывал, твёрдо намереваясь всеми правдами и неправдами прикончить гоблина, чему сам тихо поражался. Монстр вызывал в нём незнакомую при жизни глубокую ненависть и желание убивать.
  Несмотря на голозадось, гоблин оказался настоящим гурманом - гастрономом. Он выпотрошил рыбу заточенной металлической пластинкой, посыпал её чем-то из горшков и обложил вокруг предварительно нарезанным корешками. Всё это было сложено на упомянутый лист железа и пристроено над горячими углями.
  Гоблину было хорошо, а вот Юре было плохо. В первый час лежания в засаде мучительно хотелось чесаться, во второй, не менее мучительно тянуло ворочаться. Комары и мошки разведали место дислокации попаданца почти сразу и, конечно же, не забывали периодически подтягивать жужжащую подмогу. Гоблин за это время испёк рыбу и не торопясь, с явным удовольствием на своей морщинистой морде, съел приготовленное блюдо.
  'У-у-у, гад, доберусь я до тебя!..' - копил решимость партизан - охотник.
  Но несмотря на ненависть, предпринимать что-либо попаданец пока не решался, более того, серьёзно раздумывал, а не стоит ли ретироваться. Уйти хотелось, но страх перед мучительными сновидениями настойчиво толкал в бой. К тому-же уверенность, что гоблин здесь один, крепла. Ведь сожрал же зелёный рыбу в одно лицо, и никто из собратьев на его обед не покушался. А жареная рыбка субстанция соблазнительная...
  Гоблин тем временем протяжно зевнул и поплёлся в пещеру, не забыв прихватить с собой горшки с приправами.
  'Ага, послеобеденный сон никто не отменял!' - обрадовался лежавший в засаде попаданец.
  Дождавшись пока добыча заползёт в своё логово, Юра попытался натереть лицо травой, дабы заиметь боевой раскрас и принялся медленно и тихо пробираться к стану врага. С медленно всё обстояло в полном порядке, а вот тихо откровенно 'прихрамывало': молодой человек пыхтел, шуршал травой и один раз даже... Хотя нет, не было ничего... Но видимо туда - под землю, звуки проникали плохо, так как гоблин не появлялся. Итого тридцать метров от края оврага до 'козырька' норы были преодолены минут за пять. В процессе со сто процентной эффективностью был использован каждый встреченный куст.
  Наконец оседлав козырёк, Юра принялся реализовывать план, построенный в процессе двухчасового лежания в засаде. Он осторожно закрепил топор в ветках ближайшего куста, вынул из сумки верёвку и, стараясь не шуметь, попробовал разорвать её.
  'Вроде крепкая и даже очень', - удовлетворился он прочностью шнура и принялся мастерить простенькое лассо. Закончив, он стравил немного верёвки рядом и начал обвязывать второй её конец вокруг закрытого щитком предплечья. Внезапно события пошли в своём ритме.
  Не успел Юра закончить, как гоблин появился на пороге и принялся подозрительно принюхиваться. Молодой человек, скорее от испуга, нежели следуя плану, бросил импровизированное лассо на голову врага. И попал! То ли ведомое везением, а может небольшой дистанцией и расчётом, а скорее и тем, и другим, кольцо минуло голову цели и опустилось на плечи зелёного гуманоида.
  Гоблин испуганно обернулся и встретился с попаданцем глазами. В глазах, что были значительно больше человеческих, читались страх и возмущение. Сообразив, что дело пахнет гоблин-капут, монстр потянулся пальцами к верёвке, однако Юра не дремал и уже начал мотать шнур на локоть, затягивая петлю на шее добычи.
  Увы, всё пошло совсем не так, как рисовала тактическая фантазия. Гоблин, успев просунуть пальцы под верёвку, попытался её скинуть. Не вышло, так как та уже достаточно сомкнулась на его тонкой шее, да и некоторое натяжение присутствовало. В Юре же от страха и волнения проснулась неизведанная ранее сила, с помощью которой он принялся остервенело натягивать шнур. Но и 'зелёный' времени не терял! Монстр развернулся и рванул прочь от входа. И надо заметить силёнки в нём имелись, так как 'охотника на гоблинов' с козырька немедленно сдёрнуло и молодой человек болезненно грохнулся на землю с высоты около двух с половиной метров. Упасть повезло на живот и здесь жировой запас сыграл добрую службу, жаль только мотнувшаяся от падения голова болезненно ударилась о землю. От удара рот тут же начал наполнять солоноватый привкус. Мгновение и стало не до него, так как гоблин, словно буксир, потянул попаданца по земле.
  Поддавшийся панике Юра умудрился на рефлексах перекрутиться ногами вперёд и упёрся в какую-то кочку, отчего был незамедлительно поднят на ноги тяговой силой добычи. В этот момент у него хватило ума, или чего-то более глубинного, не бухнуться на землю снова, а обрести равновесие и дёрнуть. А весил Юра поболее гоблина, который до этого тянул его не массой, а силой. Роли мгновенно поменялись: теперь уже молодой человек тащил паникующее существо в сторону. Монстр хрипел и оттягивал верёвку длинными пальцами, пытаясь сохранить приток кислорода в лёгкие.
  Практически обезумев, попаданец протащил монстра через площадку и ринулся к одинокой сосне, что криво вилась по пологому дну оврага. Имелся ли в его действиях расчёт или сработал какой-то шаблон неизвестно. Он минул дерево, взял в сторону и 'пришвартовав' гоблина к стволу, ринулся по кругу, обматывая врага имеющимися в распоряжении тремя метрами верёвки. И это получилось удачно, второе кольцо перехватило шею гоблина поверх пальцев и стало эффективно душить.
  'Я убиваю живое существо!' - сообщила внезапно проснувшаяся жалость.
  Но здесь молодой человек встретился с гоблином глазами. Взгляд противника был наполнен таким количеством ненависти и ярости, что жалость не хуже разума поняла, что, если монстр вырвется, они очень быстро поменяются местами. Из-за чего Юра лишь сильнее натянул шнур, который уже успел местами стереть кожу на пальцах.
  Гоблин яростно крутился, но лишь усугублял свою участь. Всё закончилось также внезапно, как и началось. Противник обмяк и затих. Юра подержал верёвку натянутой ещё с минуту, не для надёжности, а скорее от мандража и страха. После он обессиленно опустился на землю, задрожал и заплакал.
  Колени болели, балахон напитывался кровью из расцарапанного бедра, кровь текла из носа и чувствовалась во рту. Да и вообще вид попаданец имел пыльный и помятый, что волновало его сейчас в последнюю очередь.
  Первые слёзы только катились по щекам, как в нём уже боролись несколько сил. Бывший геймер содрогался от всего того риска, в который он влез и в котором запросто мог погибнуть. В противоположность ему, некий новый Юра приказывал старому собраться и не распускать сопли. В этой душевной борьбе молодой человек поднялся с земли и отошёл немного в сторону, пытаясь успокоиться и отдышаться. Посапывая, он принялся ошарашенно оглядываться. После уставился на монстра. Ничего не происходило.
  'Он же должен, это, исчезнуть...'
  Однако тело гоблина, что пустил слюну из приоткрытого рта, и не думало исчезать. Поверженный, он смотрел куда-то в бок, полными застекленевшей ярости глазами.
  Всё ещё потерянный от произошедшего, Юра отвязал верёвку от запястья и отошёл от врага к площадке перед пещерой. Несмотря на победу, он откровенно не знал, что делать дальше. Растерянность эта была вполне понятна: при жизни молодой человек ни разу не участвовал даже в подростковой драке, точнее участвовал, но били исключительно его.
  'Обыскать пещеру?'
  Рука потянулась к поясу за топором и тут Юра понял, что топор остался там, в ветвях рядом с козырьком. Он уже собрался было карабкаться за ним, но здесь от дерева с примотанным к нему монстром донеслось непонятное бульканье.
  Молодой человек обернулся и заметил лишь, как беловатая масса быстро впитывается в землю. Он подошёл к месту схватки и оглядел ствол с обвисшей вокруг него верёвкой. В глаза бросились лежащие в примятой траве две небольшие бусины - синяя и красная. Маленькие, чуть больше горошины. Рука потянулась поднять их, но замерла. С юга, со дна оврага, донеслись гортанные крики. Юра поднял голову и увидел метрах в сорока от себя двух бегущих вдоль ручья гоблинов. И бежали они в его сторону!
  'Ваш не копаный огород!' - пронеслась в сознании неприличная фраза.
  Один из гоблинов держал в руке ржавый топор, а другой размахивал внушительного вида дубинкой.
  'Достать топор с козырька?! Нет, надо бежать!'
  Задыхаясь, Юра припустил вверх по отвесному склону. Уже на середине подъёма он помянул своё тело многими нехорошими словами: ноги проскальзывали по траве и с трудом поднимали его наверх. Приложив неимоверные усилия, попаданец, под барабанный бой выскакивающего из груди сердца, умудрился выскочить из оврага раньше, чем его успели настигнуть гоблины.
  Рядом с ухом что-то просвистело, оглядываться беглец не стал и ринулся по краю оврага к развалинам города. Судя по сопению, гоблины не отставали, а то и сокращали дистанцию.
  Сопя и задыхаясь, но не теряя темп, молодой человек выскочил на площадку перед развалинами. Плечо обожгло болью. С трудом сохранив равновесие и способность бежать, он, подгоняемый страхом, рванул ещё быстрее. Не разбирая дороги, Юра бросился к остаткам домов, выбирая наиболее короткий путь к лесной тропе. Дорогу ему перегородил невысокий бортик разрушенной стены. Он постарался перескочить через стену и даже весьма резво прыгнул, но здесь, в не менее резвом прыжке, его догнал и обхватил за плечи один из гоблинов. Непутёвый искатель приключений моментально потерял равновесие и, во второй за сегодня раз, грохнулся на живот, жаль в этот раз мягкую землю 'подстелить' забыли.
  Далее произошло нечто! Поверхность под двумя сцепившимися телами захрустела и падение продолжилось. Прокрутившись от неравномерности проваливания, Юра, после короткого полёта, грохнулся на спину. Точнее не на спину, а на вцепившегося в него гоблина. Тот взвизгнул и захрипел.
  Обезумевший молодой человек принялся рвать из ножен болтавшийся под мышкой кинжал. Кое как совладав с оружием, он извернулся, неуклюже обхватил рукоять двумя руками и начал, пыхтя и плача, вгонять лезвие во всё ещё контуженного гоблина.
  Тот вскрикивал и дёргался, чёрная кровь немедленно начала заливать всё вокруг. А Юра исступлённо бил и бил кинжалом уже явно мёртвое тело. Здесь силы начали покидать его. Остановившись, он начал отползать спиной назад от поверженного гуманоида, ёрзая ногами по залитому кровью полу.
  Внезапно стало ясно, что день не задался совершенно и не задался - очень мягко сказано. Из темноты на ошарашенного попаданца набросилось нечто и вогнало в его бёдра длинные чёрные когти.
  Юра понял, что все физические боли, испытанные им до этого, были детской сказкой. А после на мгновение пришлось забыть и о боли. На него, сверкая рядами зеленоватых глаз, уставилась помесь Хищника и Чужого. Монстр разинул пасть, открыв взгляду то ли зубы, то ли ряды солидного размера швейных игл. По барабанным перепонкам ударил чудовищный, переходящий в ультразвук, визг.
  Здесь тело попаданца уже собиралось отключиться в целях протестировать местную смерть и последующее воскрешение, как обстоятельства, случай, идиотизм, удача, а точнее коктейль из всего перечисленного, вмешались в происходящее.
  На ужасное существо сверху бухнулся второй гоблин и начал дубасить 'инопланетянина' топором. Когти моментально покинули Юрины ноги и впились в грудную клетку гоблина. Длина иглообразных отростков намекала - долго гоблин не проживёт. Зелёный попытался ударить врага топором по голове, но 'чужой' молниеносно перехватил рукоять оружия зубами и с глухим треском перекусил её.
  Юра, превозмогая боль, а точнее толкаемый ею, выставил перед собой кинжал, который, как ни странно не выронил от боли и шока, но о котором совершенно забыл при виде когтистого нечто. Выставив оружие перед собой, он пыхтящим тараном вогнал кинжал в спину твари, на которой уже красовалась пара глубоких зарубок от гоблинского топора.
  Тварь извернулась и, проявив необычайную силу, отбросила попаданца в сторону. Гоблин тем временем затих, и когтистая 'хрень', оставив помеху, поползла к полуживому подростку. Сопящий от страха Юра, с ужасом наблюдал, как монстр медленно переставляет крокодильи лапы, с каждым шагом приближая его смерть. Внезапно тварь конвульсивно дёрнулась, как-то даже жалобно пискнула, завалилась на бок и замерла.
  Непонятно почему сознание всё ещё держалось в Юрином теле. Мозг сверлила идущая от конечностей боль, молодой человек чувствовал, как жизнь мучительно медленно вытекает из раненых ног. При этом, даже с перспективой воскрешения, умирать не хотелось совершенно. Накатила волна острой тоски и беспомощности. До слуха донеслось уже знакомое бульканье. Туша 'Инопланетянина' побелела, приобрела прозрачность и быстро впиталась в камни пола. На её месте остались кристаллы - красный и синий, они слабо мерцали в дневном свете, что лился из дыры в потолке. Эти были куда крупнее чем с первого убитого гоблина, вытянутые, где-то с пол мизинца длиной.
  Вот только трофеи сейчас оказались на последнем месте. Юра принялся панически соображать, перебирая варианты возможных действий.
  'Статус, посмотри статус!' - мелькнуло в голове.
  Он зажмурил глаза, но за веками оказалась лишь темнота, табличка не шла. Наконец упрямая светлая рамка появилась. Не став читать надписи, которых явно стало больше, попаданец сразу направил внимание на замечания наблюдателей.
  Чёрный 'нехороший любитель нетрадиционных отношений' оказался в своём репертуаре, так как графа Чёрного наблюдателя лаконично сообщала: 'Обнимаясь с Гидресом ты обделался', а вот 'Белый наблюдатель' писал непонятное: 'Используй красный кристалл!'
  Не став размышлять над тем, кто такой Гидрес, Юра взглянул на кристаллы, что лежали в паре метров от него. Подползя к ним и покинув при этом солидную лужу собственной крови, он сгрёб два камушка ладонью и впился в них глазами. Блестящие, тёмные, они, казалось, слегка подсвечивались изнутри.
  - Применяйтесь, вашу мать! - внезапно бодро, закричал Юра.
  И зачем-то приложил камни к разодранным ногам. Результата он не увидел, так как сознание обессиленное тело покинуло.
  
  
  Глава 5: 'Рояль в кустах'.
  
  ***
  
  Глава, в которой Юра находит 'рояль в кустах'. При этом рояль оказывается ржавым, поломанным и поначалу даже не ясно, что найденная 'вундервафля' упомянутым 'роялем' является...
  
  ***
  
  Юра очнулся лежащим на каменному полу. Первое - было темно, второе - плохо, а третье - хорошо. Темно, потому что ничего не видно. Плохо, по причине того, что болело всё, особенно ноги. А хорошо? Голова, впервые с момента попадания в этот мир, была ясная, а в теле присутствовала некая, неизведанная ранее бодрость. Пусть местная сновидческая экзекуция и не мешала нормально высыпаться по ночам, но сейчас к общему ощущению телесной энергии примешивалась некая непонятная удовлетворённость.
  - Ой, мля, как же 'японская нация' плохо, - простонал молодой человек.
  Второй пункт никто не отменял.
  Какое-то время попаданец просто лежал на спине и смотрел вверх ни о чём не думая. Наконец, немного придя в себя, он начал медленно подниматься на ноги.
  Поднявшись, Юра принялся оглядываться. Результат это простое действие принесло только в одном направлении - в направлении потолка. Там, в дыре метров двух в диаметре, сверкало звёздное небо. Белые бусинки звёзд были расшиты по тёмно-фиолетовому полотну и слабо пульсировали манящим взгляд светом.
  'Красиво! Если подумать, я ещё ни разу не видел в этом мире звёздное небо', - грустно подумал попаданец.
  Налюбовавшись небом, молодой человек перешёл к более насущным вопросам. Быстро перебрав в уме вчерашние события, которые, как ни странно, особого трепета не вызвали, он озаботился вопросом собственной безопасности. С безопасностью, с одной стороны, было туго: недавние события показали это предельно ясно. С другой, он пролежал здесь без сознания не один час, был жив и вполне здоров, над чем ещё предстояло поломать голову.
  'Оружие, надо найти оружие', - заключил Юра, опустился на четвереньки и начал ощупывать пол.
  Руки немедленно увязли в чём-то густом и липком. Вздохнув и поморщившись, он продолжил исследовать поверхность пола и весьма скоро наткнулся на чьё-то тело.
  'Это же вчерашний гоблин! Наверно. Но почему он не исчез? Ведь та зубастая хрень впиталась в пол почти сразу. Странно'.
  Рядом с гоблином ладони нащупали топор с неприлично короткой рукоятью. После беглого изучения, оружие было признано негодным и оставлено лежать на полу. Здесь мозг сообщил, что где-то рядом должен лежать столь пригодившийся вчера кинжал, к поискам которого Юра и приступил.
  Позаимствованное в башне оружие лежало у стены: вероятно кинжал отлетел туда в момент, когда тварь отшвырнула попаданца от себя. Заодно, основательно заляпавшись гоблинской и, возможно, своей кровью, Юра определил, что он находится в коридоре метров пяти в ширину. Не в помещении, а именно в коридоре. То есть имелась возможность идти по нему как вперёд, так и назад. Вот только удаляться от дыры в потолке пока не хотелось, из-за чего молодой человек отполз к одной из стен, прислонился спиной к прохладному камню и принялся коротать время, обдумывая происходящее.
  'Получается, что я жив и очнулся не на респе, а в той яме, куда грохнулся с гоблином. Но, судя по всему, это не яма, а какой-то подвал или подземелье', - крутились в голове очевидные вещи.
  Чуть придя в себя, Юра принялся ощупывать ноги. Места куда вошли когти чёрной твари сильно болели, но ноги вполне себе двигались. Из чего следовал вывод - самые серьёзные раны зажили неким мистическим образом. Жаль только мистика оказалась довольно избирательной, так как побаливала спина, нос, руки, да и вообще ощущение было словно после спуска с горнолыжной трассы без лыж и, наверно, даже без трусов.
  'Я использовал камни! - вспомнил молодой человек, - или они использовались. Точно, статус!'
  Закрыв глаза, он вызвал окно статуса и с удивлением обнаружил в нём некоторые изменения.
  
  **
  Уровень: - 1 (новое)
  Сила: - 1 (изменение)
  Ловкость: - 0
  Телосложение: - 2 (изменение)
  Интеллект: - 3
  Удача: - 3
  Обаяние: - 1
  Поддержка богов: - 0
  Навыки: - стрельба из лука, арбалета - новичок; скрытность - новичок (новое); ощущение цели - новичок (новое).
  Особое умение: - пожиратель плоти.
  Особый бонус: - при убийстве монстра есть шанс получить неоднозначный предмет.
  **
  Временный бонус: - Пожиратель грехов не трогает вас одну ночь. Доступно ночи - три. Возможна передача бонуса, полностью или частично, посторонней для этого мира сущности.
  **
  Древо возможностей:
  Система готова предоставить вам помощь в получении и развитии следующих способностей:
  1) Магические способности, (предположительное открытие доступа с 1 уровня).
  2) Боевые навыки, (предположительное открытие доступа с 30 уровня).
  Выбор одной из веток возможностей, не означает закрытия доступа к другой.
  **
  Чёрный наблюдатель: - Ты бы помылся, засранец...
  Белый наблюдатель: - И для удачи нужна решимость.
  **
  
  От увиденного Юра запыхтел. Но тут же опомнился и пыхтение прекратил, оставив только тихое посапывание.
  С первого дня пребывания в этом мире молодого человека мучало одно гадкое и неприятное чувство - чувство собственного бессилия. А что ещё прикажете чувствовать, когда вы не более чем песчинка, гонимая ветром обстоятельств. Когда пропала не только привычная земля под ногами, но и знакомое небо над головой. Однако сейчас Юра ощутил себя в своей стихии. Ведь он имел дело с тем единственным, в чём хорошо разбирался при жизни - с так называемой системой РПГ.
  'Так, сила +1! Марина, помнится, объясняла, что даже единичка - это много. Нет, вроде первых трёх пунктов это не касается. Или касается? Что-то особо сильным я себя не чувствую. Хотя умным тоже не чувствую, а вон, интеллекта целая тройка. Или +1 сила, это относительно моего прижизненного состояния? Блин, как всё запутано. Ну да ладно, дальше, телосложение +2?'
  И молодой человек принялся ощупывать себя.
  'Х-м-м, вроде живот стал поменьше или кажется? Надо в зеркало посмотреться. Вот только где его взять? Марина говорила, что в этом мире зеркала признак достатка и вроде обмолвилась, что у хозяйки фермы есть зеркало. Эх, пить хочу'.
  Здесь Юра вспомнил о наличии на своём боку котомки и принялся рыться в складках грубой ткани. Деревянная фляга оказалась безнадёжно раздавлена, а продовольственный запас из сухофруктов превратился в липкую однородную массу. Однако хотелось не только пить, но и есть, посему брезговать попаданец не стал и принялся неторопливо жевать размякшую заначку.
  'Ладно, что там дальше, - продолжил размышлять он, - 'Скрытность - новичок'. Новичок - это много? Если бы я пострелял из лука до этого, то наверно примерно представлял бы, что значит 'новичок'. И почему мне дали именно скрытность и ощущение цели? Может из-за охоты на гоблина? Получается, навыки могут появляться после практических действий. А могу ли я, например, стать магом или требуется некая предрасположенность. Наверняка требуется, носом чую. Что там дальше? 'Ощущение цели - новичок' - вот это непонятно. Ладно бы написали 'Присутствие цели' или 'Чувство опасности', а как понимать 'Ощущение цели'. Хм, что такое например 'Ощущение человека'? Общее впечатление наверно? Вполне подходит. Правильное впечатление - это важно. Пожалуй, гадать бесполезно, всё это надо проверять практикой'.
  Далее Юра добрался до странного пункта:
  'Временный бонус: - Пожиратель грехов не трогает вас одну ночь. Доступно ночи - три. Возможна передача бонуса, полностью или частично, посторонней для этого мира сущности'.
  'Вот что я точно пока трогать не буду. Пожалуй, данный бонус стоит обсудить с товарищами, особенно с Женей. Он 'Капитан рассудительность' когда не молчит. Возможно, даже стоит попробовать передать что-то им. Или не стоит? Типа заначка и всё моё! Однако временный - значит не постоянный, то есть вечно висеть не будет. А когда исчезнет? И что за 'Пожиратель греха'? Напрашивается тут одна хрень, что спать мешает и 'мешает' - очень мягко сказано. У-у-у, сволочь... Ладно, это напоследок, до ночи ещё дожить надо, в смысле до следующей'.
  Дальше следовало самое вкусное и интересное:
  'Древо возможностей:
  Система готова предоставить вам помощь в получении и развитии следующих способностей:
  1) Магические способности, (предположительное открытие доступа с 1 уровня).
  2) Боевые навыки, (предположительное открытие доступа с 30 уровня).
  Выбор одной из веток возможностей, не означает закрытия доступа к другой'.
  Вкусное то оно вкусное, но прежде чем 'есть' стоило привалившее 'счастье' хорошенько обдумать, чем Юра и занялся:
  'Первое - что такое Система? Есть подозрение, что в мире, где я за неделю не видел ни одной электрической лампочки, имеются в виду не компьютеры. Стоп, о некой 'Системе' говорил Владимир, и вроде говорил, что именно она даёт навыки и магию. Очевидно окно статуса также к ней относится. Ладно, поживём - увидим.
  Далее, напрашивается вывод, что навыки не дают на халяву и всё необходимо развивать самому. Или дают? Ведь из настоящего лука я не стрелял ни разу в жизни. Хотя, мой первый навык напоминает скорее насмешку.
  Теперь главное, что выбрать - магические способности или боевые навыки? Что есть здесь магические способности? Швыряние фаерболами, левитация, прохождение сквозь стены или же нечто более скромное? Да и кто я получаюсь по специализации, лучник? Зачем лучнику магия? Да не скажи, а как же скрытность там всякая, маскировка магическая? Разум там врагу законтролить...
  А боевые навыки, это вообще что? Может типа треснул по стене кулаком, а она хлоп и вдребезги. А ещё лучше не по стене, а по черепушке монстра, гоблина например... - мстительно скривился Юра, представив сцену расправы над зелёной сволочью. - Блин, как же не хватает знаний о мире, писец какой-то. Правда есть два больших 'но'. 'Но' первое - если я возьму что-то одно, это вовсе не значит, что не смогу развивать другое. Хотя поддержка Системы вероятно штука важная. 'Но' второе - даже выбери я боевые навыки, раньше тридцатого доступ к ним не откроют. Шикарный подгон, нечего сказать. Майк, если Марина ничего не напутала, обмолвился, что до 20 уровня он добирался не один год. Не кач, а 'мечта' блин'.
  В какой-то момент Юре надоело ломать голову над текущим выбором и он взял таймаут, предавшись воспоминаниям о былом игровом опыте. Игра, в которую он играл при жизни, имела огромное количество весьма смелых решений. Например, если одинаковые классы стартовали разве что с разной внешностью, то к 50 уровню два лучника одной профессии могли различаться как 'кошка и обезьяна'. Юра в своё время очень сильно рискнул, опираясь исключительно на игровую интуицию. И рискнул столь сурово, что почти сорок уровней эпически мчался с прокачкой основного персонажа, всаживая в игру все имеющиеся у него деньги, которые, в связи с некоторой щедростью матери, имелись. Донат шёл в основном на сохранение опыта после смерти, ибо падал его чар от одного лёгкого 'пука' не самого сильного моба, при условии, конечно, что этот 'пук' его достигал. А всё потому, что все имеющиеся очки развития персонажа геймер вбухивал исключительно в ловкость, силу и уклонение, полностью игнорируя физическое сопротивление, устойчивость к отрицательным эффектам и здоровье. А этого ни один гайд делать не рекомендовал. Да и игровой процесс к подобному располагал не сильно. Ведь физическая защита рождалась из формулы 'физическое сопротивление' помноженное на физ защиту самой брони, плюс дополнительный бонус от соответствия вещи классу. Имелась возможность компенсировать упомянутый недостаток легендарным и эпическим снаряжением, которое кроме процентной защиты давало ещё и постоянную, но на тот момент Юра надевал подобный шмот лишь в счастливых грёзах.
  Награда за мучения пришла на 80 уровне, когда он, первый на сервере, получил навык 'Единение с ветром'. О чём, кстати, старательно помалкивал. Данное пассивное умение с шансом 50% позволяло уклониться от любой физической или магической атаки и всех специальных умений заодно. Не обошлось без положенного дисбалансным навыкам штрафа - появилось жёсткое ограничение на количество активного здоровья. Упомянутое ограничение можно было отключить, но тогда переставал работать и заветный навык. Если точнее, здоровье не могло превысить десять тысяч поинтов. Однако Юре было не привыкать, ведь до получения упомянутого умения его 'перекошенный' чар имел всего двенадцать тысяч поинтов здоровья. Что при его тогдашней экипировке равнялось ровно одному пинку от недруга своего уровня. Но...
  Лишь через год данная фитча появилась в гайдах, за это время на 'Юрига' настрочили тонны петиций с требованием прилюдно линчевать багоюзера, на которого неприлично редко проходили всенагибающие скилы великих папок. Но администрация на все претензии хладнокровно отвечала: 'Игровой момент'. И даже когда всё раскрылось, нашлось очень не много желающих повторить пройденный Юрой путь. А дальше? Дальше у Юрига появился топ шмот, который компенсировал недостаток слабой физической защиты и малого количества здоровья. Как итог, к сотому уровню на просторы сервера сошла машина смерти, что постоянно уворачивалась от вражеского гнева. И это себя оправдывало, так как в ПВП на высоких уровнях отрицательные эффекты решали очень и очень многое.
  От приятного, в общем-то, воспоминания, попаданец грустно улыбнулся.
  'Игра закончилась, думать и действовать как раньше не выйдет', - подумал он, и осторожно ощупал пульсирующие болью ноги.
  Пришедшее в голову воспоминание вполне можно было расценить как намёк, о необходимости помучаться до 30 уровня, дабы потом срубить энное количество ништяков. С другой стороны пройденный игровой путь, указывал на то, что чутьё и интуиция у Юры имелись. И сейчас они, ровно как и побитое тело, в почти ультимативной форме требовали - новые возможности нужны сейчас, срочно, сразу и желательно вагон.
  'Вагон никто не даст', - сам себе возразил попаданец.
  'Ну, хотя бы маленькую вагонеточку...' - жалобно проскулило пострадавшее от последних событий 'Я'.
  'Вагонеточку можно', - опять грустно улыбнулся молодой человек, закрыл глаза, вызвал окно статуса и сосредоточил внимание на пункте:
  'Магические способности, (предположительное открытие доступа с 1 уровня)'.
   Текст подсветился невыносимо ярким светом и..., и собственно всё, даже ощущений никаких не возникло.
  Свершив акт выбора, Юра немедленно поразился собственной глупости и торопливости, отчего принялся корить себя:
  'Ты полный болван! Стоило основательно во всём разобраться, или хотя-бы отложить выбор до общения со старожилами!'
  Но долго корить себя не удалось: молодой человек обнаружил, что некая его часть полностью одобряет сделанный выбор, да и 'фарш обратно не прокрутишь'.
  Немного расстроившись для порядка, Юра принялся размышлять о судьбе гоблинов:
  'Чёрный монстр 'впитался' в пол почти сразу, да и тот, у дерева наверху, исчез, когда я отошёл. Ага, надо попробовать отойти подальше. Но в чём смысл? Может, чтобы лут успеть собрать? А, ладно, разберусь. Да и не вечно же здесь сидеть'.
  В дыре над головой посветлело. Помятый попаданец взглянул наверх и увидел, что звёзды побледнели, но не от потери яркости, а от того, что фиолетовая пелена вокруг стала светло-серой.
  Свет прибавил ясности и намекнул, что злоключения всё ещё не закончились: высота до заветной дыры в потолке составляла добрые три с половиной метра. Юра вытянул вверх руки и прыгнул, пытаясь зацепиться за край пролома. Это оказалось глупым решением и даже не потому, что роста ему катастрофически не хватало. От прыжка ноги прострелила резкая боль, от которой прыгун охнул, опустился на пол и был вынужден приходить в себя с десяток минут.
  За это время окончательно рассвело и свет начал уверенно затекать в подземелье, частично отвоевав у темноты два уходящих в разные стороны прохода. Наличие их напрашивалось, а вот содержимое пока оставалось тайной. В голову почему-то пришла фраза:
  'Эй, гражданина, ты сюда не ходи, туда ходи. А то снег башка попадёт, совсем мёртвый будешь'.
  Так звучала реплика из любимого матерью фильма. Да и Юре он тоже нравился.
  'Здесь куда не 'ходи', везде 'мёртвый будешь', - скривился молодой человек.
  Встав и опираясь руками о стену, он побрёл налево. В подземелье было темно и тихо. Стена с полом ощущались сухими, ровными и холодными. Увы, первая попытка найти выход оказалась холостой: пройдя таким образом около десяти метров, Юра наткнулся на пологую насыпь. Вероятно в этом месте потолок туннеля обвалился или же его обвалили специально, перекрыв таким образом доступ в подземное сооружение.
  Молодой человек опустился на карачки и принялся неторопливо изучать препятствие, силясь найти ведущий на поверхность лаз. Увы, проход оказался засыпан основательно и никаких лазов не имелось. Он попытался было прокопать желанный путь к свободе с помощью кинжала, но быстро бросил это дело: перемешанная с камнями земля ссохлась, слежалась и превратилась в весьма неподатливую массу.
  'Но тот монстр, не вечно же он здесь сидел, откуда-то да пришёл? Или они как НПС сидят без еды и воздуха?' - возник в голове вполне резонный вопрос.
  В запасе имелось ещё одно направление, которое и решено было исследовать. Вернувшись назад, Юра задержался возле дыры в потолке и долго стоял под ней, раздумывая, не позвать ли на помощь. Однако представил, как будет выглядеть 'помощь' от очередного гоблина и решил не звать.
  'Да и нет здесь людей, в пять то утра...' - подытожил он.
  К тому же обнаружилось, что никаких гоблинов на полу уже нет и, возможно, всё произошедшее Юре приснилось. Более того, отсутствовала растёкшаяся по полу лужа чёрной крови. Лишь поломанный топор да две пары небольших кристаллов развеивали сомнения в реальности ночных событий. Молодой человек поднял с пола четыре маленьких шарика правильной формы, два красных и два синих, долго изучал их, а после отправил в сумку.
  Тем временем на поверхности рассвело окончательно. Стоя под проломом, Юра увидел, что коридор, ведущий в неисследованную часть подземелья, не завален и через десяток метров резко поворачивает куда-то в бок.
  Перейдя от созерцаний к действию, он начал продвигаться навстречу неизведанному. После поворота пришлось неторопливо переступать в кромешной тьме метров так двадцать. Стало немного жутко. Всё-таки это первое подземелье в его жизни. Настоящее в смысле. 'Данж', мать его! Но вот руки ощупали новый поворот.
  'А это ещё что такое?!' - то ли возмутился, то ли удивился разум.
  Впереди виднелся ещё один завал, вот только сейчас между левой стеной подземелья и насыпью имелась небольшая дыра, в которую сочился довольно яркий свет.
  Не сказать, что Юра сильно шумел до этого, но от увиденного затих совершенно. Пытливый ум принялся сверять пройденные тоннели с городом наверху. Вывод следовал очевидный: он находится примерно в центре покинутого поселения, и выхода на поверхность здесь не должно было быть совершенно. Вчера, во время исследования покинутого города, он действительно встречал спуски в подвалы и непонятные колодцы, но все они были основательно завалены землёй. Что в принципе совпадало с некоторыми моментами здесь.
  Полученные вчера 'тумаки' пробудили в молодом человеке незнакомую доселе осторожность. В голову почему-то полезли мысли о беспросветном дебилизме большей части киногероев, что сломя голову стремились в мясорубку приключений. Видать режиссёры этих фильмов о реальных приключениях знают мало и десяток иглообразных когтей им в ноги никто никогда не вгонял. Как итог, у наивных чукотских кинозрителей вроде него напрочь отсутствует банальная осторожность. Наконец решив, что поиск виноватых в собственных бедах не приближает его к цели, Юра, тихо и осторожно, направился вперёд.
  Щель между стеной и насыпью оказалась неприлично узкой. Ровно такой, что пролезть попаданец пролезал, но пролезал издевательски впритык. Пришлось рисковать, а именно снять сумку и сбрую с кинжалом и ползти, толкая своё скромное имущество перед собой, пыхтя и царапая кожу на боках об торчавшие из слежалой земли острые камни. Заодно Юра сильно волновался, ведь само наличие света впереди представлялось удивительным. Минув большую часть завала, он обнаружил, что удивительное только начинается. И хотя увиденное в принципе выглядело логично, но при этом поразило и болезненно намекнуло на новые 'приключения'.
  
  ***
  
  Место, в котором оказался попаданец оказалось довольно странным. Более всего оно напоминало свёрнутый в кольцо подземный переход и переход не маленький.
  - Наверно метров восемьдесят в диаметре, - подумал Юра, осторожно выглядывая в основной проход из бокового ответвления.
  По обе стороны кольцевого туннеля зияли тёмные проёмы окон и дверей. Заполняющий коридор магический свет проникал в них слабо, отчего тоннель производил слегка жутковатое впечатление. В этом странном месте явно когда-то жили, почему-то не удовлетворившись зданиями на поверхности. Но сейчас стены коробок из серого камня, напоминавшего бетон, обветшали и смотрели на незваного гостя глазами чернеющих дыр.
  Минут через десять Юре надоело напряжённо прислушиваться и всматриваться в пустые окна и двери ближайших помещений. Нетерпение и желание действовать пересилили страх и он, нацепив ножны с кинжалом, вышел из коридора и начал медленно двигаться по кольцу основного тоннеля.
  Процесс оказался довольно нервирующим, так как периодически приходилось проходить мимо зияющих темнотой дверных и оконных проёмов. Воображение рисовало иссохшую когтистую лапу, что вот-вот высунется из тёмного окна и схватит непутёвого охотника на гоблинов за шкварник, чтобы потом с наслаждением пожирать, медленно, живьём и возможно с подробными гастрономическими комментариями.
  Но то ли подобные твари здесь не водились, то ли они крепко спали, переваривая очередного попаданца, на практике три 'коробки' покинутых подземных жилищ удалось пройти без всяких членовредительских приключений.
  Вдруг впереди послышались стук и шуршание. Не особо раздумывая, молодой человек заскочил в ближайший дверной проём, прижался спиной к стене, присел и принялся изучать своё временное убежище на предмет опасности. Ничего примечательного, кроме разве что трухи на полу, глаза не увидели. Зато увидели они немного другое: в глубине помещения, в стене слева, чернела непонятная дыра. Ровно такая дыра имелась и в стене противоположной. Оставалось только выяснить, есть ли в находке польза или это очередной аттракцион для порчи здоровья.
  Прокравшись к дыре, Юра понял, что стоит перед переходом в соседнее помещение. Кто и зачем прорыл найденный им лаз, было непонятно, но вот от мыслей, чем его прорыли, ноги нехорошо заныли.
  Молодой человек собрался было вздохнуть, но раздумал и осторожно полез в дыру. На выходе он задержался, не обнаружив опасности, тихо перебежал зал и прильнул к окну, что находилось ближе всего к источнику непонятного звука. Из окна источник этот оказался прекрасно виден.
  'Вот только ежей-мутантов мне не хватало...' - застонал про себя попаданец.
  Между двух 'комнат-коробок' внутреннего кольца имелся проход, вероятно ведущий к центру комплекса. Ведь теоретически внутреннее кольцо опоясывало некое пространство, которого вполне хватало на небольшой подземный квартал или площадь. Перед этим проходом копошились существа, напоминающие крупных животных. Юре они очень напомнили лемуров. Вот только местный подвид приматов, вместо нежного меха, имел множество длинных тёмных игл, что словно пряди шерсти свисали вдоль тела. Некое новое чувство уверенно сообщило, что стоит 'макакам' разозлиться, как 'пряди' превратятся в опасное оружие. Всего 'макак' имелось пятеро и их размер сильно не порадовал наблюдателя, ведь даже когда 'ёжики' сидели на корточках, они были почти с метр высотой. Не порадовали Юру и лапы монстров. Конечности 'лемуров' не имели шерсти и выглядели закостенелыми, а концы коротких пальцев украшали большие изогнутые когти.
  Только молодой человек собирался утешить себя предположением, что перед ним местные звери, как в нём начало подниматься уже знакомое по гоблинам чувство глубокой ненависти. В подтверждение один из монстров что-то хрипло произнёс, вырвал у другого огрызок корня и весьма нехилыми зубами начал отрывать от него кусочки.
  'Шли бы вы со своим фентези глубоко и далеко!' - простонал про себя попаданец.
  Здесь на сцену вышел новый участник пьесы и бёдра 'сталкера поневоле' нехорошо заныли. Вчера, в шоке и полумраке, Юра разглядел чёрного монстра неприлично плохо, что не расстроило, ведь выглядела тварь откровенно жутко. Существо очень напоминало небольшого крокодила и, двигаясь, перебирало четырьмя довольно длинными ногами с иглообразными когтями на растопыренных лапах. Спину монстра покрывали небольшие шнуроподобные отростки, что вились, казалось, по собственной воле. Голову 'крокодил' имел ну точно 'чужого', вот только крупнее, да и шея короче.
  'Макаки' моментально превратили свою 'шерсть' в иголки, раздувшись словно рыба-ёж и принялись что-то злобно выкрикивать. С виду они чувствовали себя перед 'крокодилом' достаточно уверенно, но при столь впечатляющей защите, в их арсенале явно не хватало атакующих возможностей. 'Крокодил' чуть придвинулся и рыкнул на них, разинув необъятную, набитую иглоподобными зубами пасть.
  На это 'местная братва' зашипела и начала отползать от прохода, забиваясь в одно из помещений внутреннего кольца. Чёрный монстр удовлетворённо хрюкнул и в развалочку направился к центу комплекса.
  'Везёт... пока... наверно! - прокрутилось в голове у молодого человека. - И если это 'нубская локация', то кто тогда, извините, я?!' - панически подытожил Юра.
  После он развернулся и, воспользовавшись дырой в стене, вернулся на исходную позицию. Первая пришедшая в голову мысль сообщила:
  'Вернуться в проход и постараться вылезти через отверстие в потолке'.
  Но уже на полпути более взвешенная и спокойная его часть внесла в план коррективы, намекнув, что летать он пока не научился и необходимо проработать дополнительные варианты.
  'Как-то же эти ребята сюда попадают?..' - дал подсказку взбаламученному телу разум.
  Как итог, тактика возврата была переработана:
  'Пойду по кругу до первого намёка на опасность', - решил Юра.
  В очередном помещении пролома в стене не оказалось, из-за чего пришлось двигаться по центральному коридору.
  Зорко вглядываясь в каждый сантиметр поворота, молодой человек минул ещё три коробки помещений внешнего кольца.
  'И вообще, на месте монстров я бы давно свою 'тушку' учуял, - размышлял он. - Попахивает от меня после вчерашнего, как от мусоровоза. Что-то здесь явно не так. Может дело в полученных мной навыках?'
  За подобными размышлениями и вздрагиваниями от шорохов, что производил в основном он сам, Юра минул где-то половину окружности, если брать от того места где сидели монстры. Периодически он слышал их ворчание, но не из-за опасной близости, а из-за того, что звуки в этом месте распространялись весьма неплохо. В какой-то момент путь вперёд начал казался ему бесперспективным. Ведь продолжая движение подобным образом, он очень скоро выйдет к нежелательной компании, а то и в гости к 'крокодилу', что уже вполне мог закончить свои дела в центре данного сооружения.
  Отвлекли от мрачных мыслей положенные любому приличному приключению трофеи. Их вид настолько поразил молодого человека, что он даже ненадолго забыл о перспективе превратиться в подушечку для иголок. Перед очередным дверным проёмом внешнего кольца, пятачок пола был завален разнообразным мусором. В нём, среди глиняных черепков, корней и костей животных, что-то заманчиво блестело. Но суровый партизанский 'цыц' заставил покрепче сжать трофейный шмайсер, точнее вынуть из ножен кинжал, и лишь после, соблюдая полную тишину, направиться к заветному входу, оставив пока предполагаемые трофеи в покое. Ведь наваленный на полу мусор, ясно указывал на то, что цель, в виде выхода на поверхность достигнута, или же почти достигнута.
  Заскочив в проход, перед которым лежал упомянутый хлам, Юра прижался спиной к стене. Входя в помещение, он был готов ко всему, особенно к партии острых когтей в теле. К счастью ничего враждебного не последовало, что не мешало сердцу бешено колотиться от страха и волнения.
  Чуть успокоившись, попаданец выглянул из дверного проёма и с минуту прислушивался, изучая заодно лежащий на полу хлам. Внимание привлекли два предмета. Первый - замеченная ранее серебристая кольчуга, что чуть скомкано лежала на полу в центре коридора и к которой он не стал опрометчиво бросаться. Далее зрение выцепило чёрный запылившийся цилиндр, сантиметров пяти в толщину и чуть менее десяти в длину. Юра не мог сказать, чем данный предмет выделяется и почему не относится к бесполезному хламу, было в нём что-то и всё тут.
  Закончив осмотр, он не полез за находками, а на цыпочках подошёл к дыре в одной из стен помещения. Стоя рядом, молодой человек некоторое время прислушивался и принюхивался к звукам и запахам доносящимся из лаза. Было тихо, из дыры веяло сыроватым ощущением земли и слабым свежим сквозняком.
  'Выбор у меня не велик, либо сюда, либо пытаться 'улететь' через дыру в потолке. Но и задерживаться здесь опасно, кто знает, когда монстрам надоест маяться дурью и они решат пошариться по этому месту', - размышлял Юра, изучая заветный и вполне возможно весьма опасный выход из этого места.
  После движения его были скупы: посопел, попыхтел, подошёл к выходу в коридор, огляделся и, стараясь не шуметь, неторопливо вышел на середину прохода, поднял цилиндр, поднял кольчугу...
  Кольчуга предательски захрустела и из неё на пол посыпался какой-то хлам, бывший, вероятно, когда-то подкладкой. Юра замер и бесконечно захотел провалиться сквозь пол, ну или на худой конец стать невидимым. Очень захотел, так как за поворотом центрального коридора послышалось цоканье и почти сразу за цоканьем, к нему выбежал увиденный ранее 'ёжик', остановился и принялся подозрительно оглядываться.
  С трудом оторвав взгляд от крутящего мордой монстра, попаданец взглянул на кольчугу, но увидел лишь пол. Вместо кольчуги, рук, ног, тела, взгляд различил лишь что-то вроде непонятного переливания, какое часто исходит в жаркий день от нагретого солнцем асфальта.
  'Я невидимый!'- поразился Юра.
  Расплата за аномальное состояние пришла почти сразу: непонятная усталость навалилась на тело, ноги задрожали и потеряли силу. Попаданец понял, что, либо он немедленно отменит невидимость, либо спустя секунды банально свалится на пол без сил. Но удача опять одарила бывшего задрота своей милостью, так как монстр фыркнул, развернулся и, тряся мгновенно опустившимися иголками, словно мартышка убежал за поворот.
  Юра даже не упал: словно проколотый надувной матрас, он обессиленно осел на каменный пол. С трудом собрав остаток сил, молодой человек прижал к груди кольчугу с цилиндром, поднялся и поковылял к выходу.
  Дыра в стене встретила темнотой, холодом и сыростью. Лезть в упомянутую дыру не хотелось совершенно, однако оставаться в подземелье не хотелось ещё больше. Да и сил сомневаться уже не осталось. Попаданец торопливо затолкал кольчугу в сумку, отчего та моментально превратилась в тяжёлый шар. Пусть трофейная броня не шла по весу ни в какое сравнение с кольчужной рубашкой из башни, килограмма три она весила точно.
  Нырнув в туннель, Юра на карачках пополз по сыроватой земле, ежесекундно цепляя лицом свисающие с потолка разнокалиберные корешки. Путь из подземелья занял около двух минут, а после мир вокруг резко изменился.
  Никогда ещё его так не радовало обычное летнее солнце. Никогда оно не казалось Юре столь милым и ласковым. Захотелось заплакать, дабы соплями и слезами выплеснуть из себя пережитое. Чего, конечно, он делать не стал, а лишь обессиленно опустился на траву пологого склона.
  - Мама, роди меня обратно... - простонал попаданец, приподнялся и начал оглядываться по сторонам, решив, что расслабляться слишком рано, а пускать сейчас слёзы так вообще 'тупость дня'.
  Опасности отсутствовали, либо же основательно затаились, лишь стрекочущий гомон птиц наполнял окружающее пространство, да приятный ветерок пытался потрепать слипшиеся волосы.
  Узнать место, в которое выходил земляной туннель, оказалось не сложно. Это был тот самый овраг с речушкой и гоблинской норой. Речка - вон она, рядом, журчит метрах в пятнадцати между крупных валунов. А гоблинская нора должна быть левее, метрах в семидесяти, но её не видно, так как овраг чуть петляет, да и деревьев с кустами хватает.
  Чуть отдышавшись, Юра начал действовать, чем несказанно удивил самого себя. Встав на ноги, он торопливо поднялся по склону оврага, не забыв ещё один раз оглядеться на его кромке. После зайцем добежал до дома с более-менее уцелевшими стенами, бухнулся на нагретый утренним солнцем камень пола и 'выдохнул'. Стоило ему почувствовать себя в относительной безопасности, как силы как то внезапно закончились. Так он пролежал больше часа, глядя в небо и настороженно прислушиваясь.
  Хотя с момента его пробуждения в подземелье и до прибытия в данную точку прошло не сильно много времени, а из города он вышел так вообще вчера утром, сейчас попаданцу казалось, что время под давлением событий растянулось, и с упомянутого выхода прошло не менее недели.
  'Блин и как я здесь вчера так спокойно разгуливал? - улыбнулся про себя Юра. - Ладно, надо выдвигаться, - решил он, - уверен, путь до города пройдёт без приключений. Похоже монстры к людским дорогам не сильно то и подходят'.
  - Статус! - тихо ахнул попаданец и хлопнул себя ладонью по лбу. - 'Я же был невидимым!'
  И появился этот статус и порадовал внутренний взор бывшего задрота.
  **
  'Уровень: - 1.
  Ярость - новичок. Сосредоточение - новичок. (новое)
  Сила: - 1
  Ловкость: - 0
  Телосложение: - 2
  Интеллект: - 3
  Удача: - 3
  Обаяние: - 1
  Поддержка богов: - 0
  Навыки: - стрельба из лука, арбалета - новичок; скрытность - новичок; ощущение цели - новичок.
  Особое умение: - пожиратель плоти.
  Особый бонус: - при убийстве монстра есть шанс получить неоднозначный предмет.
  **
  Временный бонус: - Пожиратель грехов не трогает вас одну ночь. Доступно ночи - три. Возможна передача бонуса, полностью или частично, посторонней для этого мира сущности.
  **
  Чёрный наблюдатель: - Все в баню! Река рядом, я на стрёме...
  Белый наблюдатель: - Возможны непредвиденные последствия.
  **
  'Хм... Навык невидимости отсутствует. Но я же был невидимым, сам видел. И сильно сомневаюсь, что монстр меня просто проигнорировал. И что это за 'ярость' и 'сосредоточение'? И почему 'новичок', а на не цифровое значение? Непонятно. Но это ладно, почему невидимости нигде нет?'
  Юра перечитал написанное за закрытыми глазами ещё раз, а после пришёл к выводу:
  'Невидимость есть, но она, вероятно, входит в навык 'скрытность - новичок'. Не любят, видать, 'местные программисты' подробности расписывать. Да и Владимир говорил, что статус появился недавно и пока выглядит кривовато. А ярость и сосредоточение - это наверно сколько 'топлива' у меня для этого и подобных навыков имеется. Ладно, хрен с ним, обдумаю всё в городе, только отдохну ещё чуть-чуть'.
  Молодой человек привстал, устроился на пятую точку, а после осторожно вытряхнул из сумки скрученную в рулон кольчугу. Вслед за ней на камни упал чёрный цилиндр, что напоминал собой большую губную помаду, правда, каменную.
  Кольчуга выглядела замечательно: металлическое волокно перекатывалось по рукам словно благородная материя, колечки были мелкими, плотного плетения. Даже не верилось, что броня настоящая.
  'Цвет как у мамкиной платиновой брошки. Видать какой-то фэнтезийный металл'.
  Но здесь в голову попаданца пришла странная мысль. Хотя вовсе не странная, а очень даже практичная.
  'Да хрен я её буду волочь до города, если она не крепкая, фигу вам!'
  Юра выхватил кинжал и со всей своей небольшой дури, ткнул лезвием в свёрток волокна, что лежал перед ним на камне. О чём немедленно вселенски пожалел. Нет, ничего особенного не произошло. Кинжал не прошёл броню словно масло, как и не отскочил от положенной волшебным артефактам магии. Кольчуга оказалась ровно такой, какой положено быть подобному предмету: прочная, но вполне разрушимая. Лезвие растянуло несколько колец, но те не порвались и не пропустили его дальше. Увы, в следствии идиотского акта, красивое полотно исказилось в месте удара.
  'Надеюсь это можно починить', - расстроился молодой человек и развернул свёрток, удерживая кольчужный плащ перед собой. Некоторые особенности трофея заставили серьёзно задуматься над профпригодностью брони.
  'Она маленькая... нет, ну не совсем меленькая. Но мне даже на плечи не налезет, не говоря уже про живот. Даже если двадцать кило сброшу, не налезет...'
  Кольчуга оказалась откровенно маловата. Носить её без стеснений смог бы либо худощавый юноша либо же весьма стройная девушка. Здесь перед внутренним взором попаданца всплыло кругленькое бледное личико с большими светло-карими глазами. Лицо это принадлежало очень милому, но порой весьма настойчивому созданию.
  'Как раз на Марину, - подумал Юра, - или на продажу, - добавила жмотская его часть.
  Далее он принялся крутить в руках 'помаду'. Обтерев находку об свой изодранный балахон, который местами уже открывал вид на всякие неприличности, попаданец различил небольшой ободок, что опоясывал треть длины цилиндра и что-то вроде выемки для подушечки пальца. Обхватив предмет рукой, он надавил большим пальцем в выемку, отчего верх 'помады' откинулся словно крышка бензиновой зажигалки, оставшись висеть на хитром шарнире.
  В глаза ударил ослепительный свет, превративший мир вокруг в красноватое сияние. 'Помада' оказалась магическим светильником, а может не магическим, кто её знает. Когда глаза немного адаптировались, Юра разглядел, что в светильник был врезан небольшой прозрачный кристалл неправильной формы, из центра которого и лился слепящий свет.
  Закрыв крышку, он довольно сунул артефакт в сумку. От радости приобретения поумерилась даже боль в теле, которая, кстати, никуда не делась.
  'Ладно, в путь'.
  Но здесь некая новая часть молодого человека вкрадчиво 'шепнула ему на ушко':
  - 'А гоблинская нора?..'
  На самом деле эта его часть не родилась за короткий промежуток болезненных приключений, она всегда была, эта упомянутая часть. Просто до вчерашнего дня Юра по лесам и оврагам не лазил, гоблинов ножом не дубасил и ценные трофеи в опасных местах не находил, а сидел дома у компьютера или за школьной партой. Вот и не был востребован исследователь и охотник, что сидит в каждом мужчине, но старательно загоняется поглубже современным обществом.
  'Да ну нафиг!' - возмутился на подобное предложение, переживший за последние сутки годовую порцию тумаков, Юра. Но здесь во внутренний спор вмешался тот, кому вмешиваться в него было не положено абсолютно. А положено сидеть и виновато помалкивать в тряпочку, так как, если подумать, то именно из-за него молодой человек оказался в этом мире.
  'А лут? А гоблинская нора? Она же пустая! Хозяев в хате нет, ключи под ковриком...' - зашептал сменивший профиль Задрот Задротович Задротов.
  'А если вся та шушера, что сидит сейчас в подземелье выберется на поверхность и устроит мне кузькину мать?' - попытался возразить жмоту-задроту молодой человек.
  'Не выберется, она, скорее всего, ведёт ночной образ жизни', - возразил Задротов, удивив своей наблюдательностью.
  Пережив короткий миг раздумий, Юра свернул кольчугу и положил её в выемку между камнями, не забыв закидать сверху мхом. Закончив с короткими приготовлениями, он отправился за топором и приключениями. Благо было не далеко.
  Сегодня он поступил расчётливо и с опорой на знание местности. А именно, просеменил по кромке оврага до самой норы и, преодолев последние метры ползком, принялся разглядывать происходящее.
  Под порывами умеренного ветра шуршали трава и листья, вокруг пели птицы, журчала речка внизу, приятно пригревало утреннее солнце. От всего этого моментально захотелось плюнуть на гоблинское логово и просто полежать на траве. Особенно при том, что никакого движения вокруг норы не наблюдалось. Прибавил уверенности и вид топора, оставленного вчера в ветвях кустарника и никем не тронутого.
  'Если его никто не забрал, значит новых монстров здесь со вчерашнего дня не ошивалось, - заключил Юра. - А может не увидели? Вряд ли, топор хорошо лежит, заметно'.
  Достав из сумки горсть заранее припасённых камней, он принялся кидать их на площадку, стараясь попасть по горшкам или паре больших каменных плит, зачем-то принесённых сюда гоблинами. Несколько брошенных камней весьма громко клацнули. Но в ответ тишина...
  'Ладно, пора', - решил Юра и постарался вытащить кинжал с видом киношного ассасина. Это тот, что тянет рукоять медленно и со стальной миной на лице, однако браваду разрушил всхлип волнения. Впрочем, ему имелось, о чём поволноваться.
  Не торопясь и стараясь не шуметь, молодой человек спустился по склону до козырька норы и, спрятав кинжал в ножны, схватил забытый вчера топор. Далее он съехал по траве на площадку перед норой и довольно долго всматривался в темноту прохода. Просторный ход уходил вглубь и немного вверх.
  Убедившись в отсутствии звуков, да и толпы разъярённых гоблинов заодно, попаданец ненадолго оставил нору в покое. Отойдя к месту вчерашней битвы, он смотал верёвку и подобрал кристаллы, что остались от задушенного вчера гоблина и лишь после достал 'фиал' - так было решено называть светильник, и уже с ним неуверенно направился ко входу в нору.
  Заходить внутрь почему-то ужасно не хотелось. Подстегнув себя тем, что не заходить после проделанного и пережитого откровенно глупо, Юра приподнял топор и шагнул в приятную прохладу подземелья.
  Гоблины, за исключением нежелания прикрывать свой голый зад, оказались парнями умелыми. Проход был надёжно укреплён стволами деревьев, пусть грубо вырубленных и не обтёсанных, зато очень ловко уложенных друг к другу. Корешки кое-где свисали, но ощущение, что потолок вот-вот упадёт на голову отсутствовало. Да и в ярком свете магического светильника, особого страха проход не вызывал, что, впрочем, не мешало страху присутствовать.
  Осторожно ступая по утрамбованной земле, Юра размышлял, были ли местные подземелья 'нарисованы' Админами, или же монстры использовали брошенную 'инфраструктуру'. Пройдя метров двадцать и так и не получив ответ на этот вопрос, попаданец вновь оказался в рукотворном подземелье. И если в 'кольцевом городе' стены походили на бетонные, то место, в которое он попал сейчас, сильно напоминало подвал большого старинного особняка. 'Реальность' этого места представлялась вполне возможной: так как проход шёл сюда под наклоном вверх, получалось, что подвал с достаточно высоким потолком, не так уж и глубоко погружён в землю.
  'Да какая мне разница сотворено это подземелье или нет. В обоих случаях оно более чем реально', - рассудил молодой человек и принялся изучать найденное место.
   У стены слева имелось что-то вроде длинной общей лежанки, собранной из положенных друг на друга коротких брёвен, поверх которых лежал настил из веток, и уже после была настелена солома, мох и шкуры животных. Другая, правая часть помещения, была завалена штабелями сухого хвороста, не под самый потолок, но на пару метров точно. Солидно пованивало гоблинами. В глаза бросилась темнеющая в противоположной стене арка второго прохода, что вела куда-то дальше.
  Подойдя к следующему проходу, Юра оказался перед входом в копию первого помещения, на котором подземелье и заканчивалось. Здесь оказалось куда интереснее: вдоль стен стояла пара бочек, несколько больших пузатых бутылей мутного стекла, лежали разнокалиберные тюки, разноцветная каменная плитка, элементы мебели и несколько разбитых колёс от телеги. На стенах во множестве висели вязанки неизвестных трав, отдельно бросился в глаза окованный ржавым железом деревянный ящик, правда, без крышки. Всё кроме бочек выглядело повидавшим время, и было взято, вероятно, из мест покинутых людьми.
  Внезапно за спиной раздался отчётливый шорох.
  Юра резко обернулся. Позади него, довольно близко, стоял крупный гоблин одного с ним роста. Попаданец вскрикнул, и хотел было отмахнуться топором, не ударить, а именно отмахнуться, но не успел. Гоблин быстро сократил дистанцию и схватил своей рукой Юрину руку с оружием. Вторая его рука, с силой металлических тисков, обхватила пухлое горло попаданца. Молодой человек моментально понял, что умрёт сегодня не от недостатка воздуха, а от чего-то более грубого, так как плоть буквально выдавливалась из-под сжимающихся пальцев монстра. Казалось, очень скоро чужая ладонь сомкнётся на позвоночнике и разотрёт его хребет в порошок.
  По помещению прокатился звонкий гул металла: зазвенел топор выпавший из перехваченной монстром руки. За ним, создавая пляску света и теней, поскакал по камню так порадовавший недавно фиал.
  Юра задыхался, Юра умирал. И делал он это глядя в блестящие, почти белые глаза монстра, что искрились радостной нескрываемой злобой.
  Вдруг монстр захрипел, ослабил хватку, а после и полностью отпустил горло задыхающегося человека.
  Отпустив добычу, гоблин попятился назад, слезая грудью с лезвия кинжала, который крепко сжимала левая рука побелевшего от страха попаданца.
  - Х-а-а-а-а, - издало Юрино горло хрипловатый звук, запуская в лёгкие порцию столь необходимого для жизни газа.
  Контуженный он осел на камень пола и принялся хватать ртом воздух. Гоблин тем временем завалился на спину и лишь прекращающий пульсацию фонтанчик крови из его груди показывал, что короткая схватка закончилась в пользу сидящего напротив попаданца.
  - Хах, хах, хеее, - прохрипел недобитый исследователь гоблинских пещер и пополз к фиалу. Подняв его, он хотел было бежать, а точнее ползти к выходу, но раздумал. Вместо этого Юра прислонился спиной к стене и, выставив перед собой, в одной руке яркий светильник, а в другой кинжал, принялся приходить в себя. В этой, сомнительной по своей практичности позе, он просидел минут так с десять.
  Наконец кровообращение восстановилось, а сердце перестало пытаться выпрыгнуть из груди. Немного успокоившись, молодой человек принялся разглядывать гоблина. Это была самка, крупная, по крайней мере крупнее троих самцов встреченных им до этого. Даже небольшая обвисшая грудь имелась. Находиться рядом с мёртвым гоблином не хотелось, да и в голову пришла внезапная и не типичная для прошлого Юры идея. Поднявшись и выйдя из подземелья, он с головой плюхнулся в текущую по дну оврага речку.
  'Вашу м-м-м-м!..'
  Вода оказалась столь холодной, что пришлось отбросить и печали, и волнения, и даже боль со стрессом. Стрессом? Не было никакого стресса. Стресс - это когда что-то копиться, не находя выхода. А из Юры за последние сутки вышло много всего и весьма разными способами.
  Превозмогая желание немедленно выскочить на берег, молодой человек несколько раз вставал и приседал, сбрасывая с себя струи ледяной воды. Благо глубина речки оказалась ему ровно по пояс. После, выбравшись из воды, отфыркался и, не особо раздумывая, направился обратно в подземелье. Здесь он поднял с пола оставшиеся от монстра шарики кристаллов, решительно вошёл во вторую комнату и принялся изучать её содержимое.
  Из бочек пахло чем-то похожим на квашенную капусту, тюки содержали в себе непонятный мох, сушёные грибы и сухофрукты, но их, как и стеклянные бутыли, Юра трогать не стал. Также не вызвали у него особого интереса развешенные по стенам вязанки трав и грубых шкур. Кроме вместилищ съестного во втором помещении имелся внушительных размеров, окованный железом ящик, в котором лежали небольшие холщовые мешочки, по весу с травами. Выбросив на пол большую их часть, молодой человек увидел под ними большой ржавый арбалет, пару кинжалов в полуистлевших ножнах, повидавший жизнь топор, обломок посоха с мутноватым кристаллом в навершие, флягу из желтоватого металла и напоследок блестящий футляр. За исключением обломка посоха, фляги и фуляра, трофеи выглядели неперспективными. Арбалет так вообще с лопнувшей тетивой и весь покрытый непонятной зеленоватой коррозией.
  Первым делом Юра схватил футляр, но тот оказался пустым, пусть и выполненным из благородного металла. А может и не благородного, однако время не тронуло желтоватый металл совершенно. Фляга также оказалась пустой и заодно тяжеловатой, арбалет выглядел так просто догнивающим своё. Его и флягу было решено не брать. Кинжалы гоблины явно берегли, но те, что лежали в башне, выглядели на два порядка лучше найденных. Топор не боевой, а самый что ни на есть обычный, для рубки дров.
  Обломку посоха было уделено особое внимание. Его материал сильно напоминал пластмассу. Хотя какая пластмасса, пусть очень лёгкий, но на ощупь словно камень. Посох Юра взял без раздумай: мало ли вещь дорогая или починить можно. Далее он уложил в сумку блестящий футляр и с сожалением взглянул на арбалет, что, казалось, источал из себя зеленоватую ржавчину. Несмотря на плачевный вид, выглядело оружие необычно, отчего его всё-таки было решено изучить поподробнее.
  'Ух, что ж он тяжёлый то такой! Им по голове бить надо, или стрелять всё-таки?' - поразился молодой человек, беря предмет в руки.
  Арбалет весил килограмм семь, да и выглядел странно. Массивные длинные плечи смотрели прямо, по причине порванной тетивы. Удивил довольно большой приклад. Спусковых скоб зачем-то имелось две, и даже не скоб, а самых настоящих элегантных курков. Направляющая канавка была снабжена какими-то зажимами, не понять, всё покрыто слоем зеленоватого налёта. Под плечами имелась удобная рукоять для хвата. Стремени или каких-либо рычагов для взведения оружия не предусматривалось, но между держателем для руки и 'прикладом', снизу арбалета крепилась хитрая 'рельса', что держалась в боковых пазах по краям конструкции. Создавалось впечатление, что именно её и следовало передёргивать, словно какой современный дробовик, взводя при этом тетиву. Вот только глупо всё это, так как хороший арбалет туг неимоверно, да и хвата для ладони на 'рельсе' не имелось. При этом сама она имела хитрый механизм, в который явно должна была заходить давно порванная тетива. Но всё забито грязью, подробностей конструкции не разобрать. Юра зачем-то с нажимом провёл пальцем по прикладу, и слой зеленоватой ржавчины внезапно податливо стёрся, оголяя хитрый узор тёмных завитков на идеальной поверхности блестящего металла.
  
  
  Глава 6: Любовь и гопники.
  
  ***
  
  Глава, в которой Юра влюбляется, расстраивается и, наконец, знакомится с Колей. А вундервафля недвусмысленно намекает что она - Вундервафля.
  
  ***
  
  Чингисхан остановился. Вместе с ним остановился и враг, что уже много часов следовал за ним под песком пустыни.
  Однако остановился идущий по безжизненным дюнам человек вовсе не из-за монстра, что преследовал его уже много часов подряд. Пусть враг силён и коварен, но нет, Чингиз готов к атаке в любой момент и без всяких остановок. Произошло другое - нечто важное: он получил новое задание, либо же изменился статус текущего.
  Казалось, свет вокруг запульсировал, повышая яркость в ритм биения сердца. Но это лишь иллюзия, хитрый эффект, настойчиво намекающий о необходимости срочно заглянуть в окно статуса. Вот только закрывать глаза сейчас ох как не стоит. Ведь враг до сих пор не напал только по одной причине, он - Чингисхан давно имеет 100 уровень и источает весьма заметную ауру силы, что недвусмысленно намекает: нападать на него в лоб - сомнительный выбор. Из-за чего преследователь терпеливо ждёт выгодного для атаки момента, надёжно скрывая своё тело в мелком золотистом песке пустыни.
  Ассасин, так называлась профессия путника, распахнул полу плаща, облегчая доступ к висящему вдоль бедра компактному арбалету. Синхронно с этим движением, на его левой руке тихо щёлкнул хитрый механизм, готовясь по желанию владельца выбросить в бой смертоносный клинок и послужить заодно удобным щитом, позволяющим ломать и выбивать вражеское оружие специальными захватами.
  Атаковать Чингисхан не спешил. Он водил глазами по поверхности песка, напряжённо сжимая губы и морща строгое кавказское лицо, украшенное аккуратной бородкой и острыми карими глазами. Наконец его навык выдал местоположение врага, после чего взгляд горца буквально впился в то место, где скрывался осторожный противник. Монстр, даже потеряв иллюзорное преимущество внезапности, отступить не пожелал.
  Песок взорвался золотистым облаком, и на поверхности показалось весьма примечательное создание. Восемь хитиновых ног держали над землёй тело похожее на заострённое блюдце - раковину. Ноги крепились к блюдцу сверху, от чего тело монстра казалось неуклюже подвешенным. Переднюю часть этой 'конструкции' украшал фартук небольших суставчатых лап, что находились снизу приплюснутого тела и заканчивались острыми белыми когтями. Над лапами, сверху туловища, блестящими полусферами крутились два десятка изучающих жертву глаз.
  'На каких задворках вселенной они вас находят?' - скривился про себя Ассасин.
  Несмотря на казусный вид 'Пустынный жнец' являлся грозным противником, и встреча с ним один на один обычно заканчивалась плачевно даже для попаданца его уровня. Но это если не знать особенностей твари, ведь кто предупреждён, тот, как известно, вооружён.
  Жнец приоткрыл тонкую щель впереди 'раковины' и из неё с невероятной скоростью вырвался тонкий шнур - лезвие, заметить который человеческому глазу не представлялось никакой возможности. В этом заключалась главная опасность данной твари: скорость её основной атаки многократно превосходила не только скорость человеческого тела, но и возможности восприятия основных органов чувств.
  Взлетевший от удара песок ещё не успел упасть на землю, как шнур вернулся обратно в пасть монстра. Множество глаз Жнеца хаотично заметались и спустя мгновение нашли человека совсем не там, где ему положено было находиться. Ведь он отпрыгнул от удара вправо, а сейчас почему-то завис в пике высокого прыжка. Шнур, уже готовый для нового выстрела, собрался атаковать, но было поздно: серебристая стрела вошла чуть выше шарообразных глаз, разрушила нервный узел и, пройдя красноватый хитин насквозь, утонула в песке пустыни. Монстр обессиленно осел на землю и очень скоро впитался в её поверхность, оставив после себя пару ярких кристаллов размером с человеческий мизинец.
  Мягко упав на ноги, Чингисхан вернул арбалет на пояс, применил навык контроля пространства и лишь после позволил себе закрыть глаза. 'Промотав' список статуса до нужного места, он добрался до главного - текущего задания. До того безумно сложного квеста, доступ к которому открывался лишь при достижении 100 уровня. Квеста - который являлся 'билетом на поезд' из этого мира. Хотя не любил Чингиз это глупое слово - 'квест', у него и компьютера то при жизни не было, что не расстраивало его совершенно.
  'Вот так поворот!' - искренне поразился горец, прочитав сообщение.
  
  **
  'Внимание!
  Ваша текущая цель 'Арбалет абсолютной инерции - Четвёртое сокровище тьмы' был получен другой заблудшей душой. Доступен выбор:
  1) Бросить вызов получателю.
  2) Сменить текущее задание.
  **
  
  'Бросить вызов получателю' являлось простым и логичным ходом. Ведь тогда не придётся заново обшаривать ближайшие и не очень материки в поисках подсказок, исследуя при этом неприятные во всех отношениях места. Вот только имелось одно 'НО'! Даже при том, что группа Чингисхана являлась одной из самых сильных команд Гинтариона - так звался один из материков 'заточенный' под попаданцев, её члены солидно приуныли, когда Хранители выдали им задание на комплект предметов 'Четыре сокровища тьмы'. Репутация у этого комплекта была, мягко говоря, дурная. Пусть не всё так просто с этими финальными сетами, однако функции свои они обычно выполняли. Обычно. Получавшие задание собрать упомянутый комплект всегда заканчивали очень плохо. Им либо приходилось менять задание, либо... О втором пункте Ассасин не хотел даже думать. И тут такая удача! С чего бы это? Ведь Хранители те ещё генераторы неприятностей на пятую точку, нет ли здесь какого подвоха?
  'Как будто у меня есть выбор, здесь даже с товарищами можно не советоваться. Более того, они меня 'съедят', если я этот шанс упущу', - подумал мужчина.
  Попаданец, что являлся капитаном своей команды, без особых раздумий выбрал:
  'Пункт 2. Сменить текущее задание'.
  Перед глазами сверкнуло, надписи сменились.
  
  **
  'Хранители одобряют ваш выбор!
  Ваша новая цель - 'Комплект вознесения воли'.
  Ближайшая часть комплекта - 'Браслет контроля пространства - Первое сокровище воли'.
  Местонахождение - Мёртвый город Эрат, двести сорок километров к югу от текущей точки'.
  **
  
  Чингиз присвистнул. Ему серьёзно пошли на встречу, можно сказать ткнули носом в нужное место. Выбор точно сделан правильно. О чём, кстати, недвусмысленно заявили Хранители.
  'Хотел бы я взглянуть на того 'счастливчика', которому выгрузили этот 'вагон геморроя'. Ну да ладно, всё к лучшему! И нечего терять время, в путь...'
  И в путь этот Ассасин незамедлительно отправился, поднимая носками белых сапог облачка пыли на полотне великой пустыни Хортенай.
  
  ***
  
  Не знал местный 'папка' Чингисхан, что выбери он первый пункт, получить упомянутый арбалет было бы легче, чем отобрать конфету у ребёнка. Пришлось бы правда переплыть пару морей и океанов, ну может не пару, а всего один, но всё равно далековато. И не обманула интуиция сурового горца, что уже давно понимал логику сил, правящих здесь судьбами таких как он.
  Вот только Юру всё упомянутое трогало сейчас мало. И даже странный арбалет, который он слегка оттёр от грязи в речке, не волновал
  совершенно. Так как сидел он у обочины дороги и плакал. А что прикажете делать, когда человек, которого за последние сутки чудом не убили дважды, внезапно почувствовал себя в безопасности? Ведь если подумать, школьная доска и монитор с любимой игрой - это то, что полностью заполняло собой последние шесть лет его жизни. Даже хулиганы в его образцовой школе и те отсутствовали.
  Периодически мимо проезжали телеги. Многие, если не сказать все, замедлялись. Но местные, быстро понимая, что опасность молодому человеку не угрожает, оставляли бывшего геймера в покое и ехали дальше.
  Внезапно раскисание пришлось спешно оставить по причине непонятных вспышек перед глазами.
  - Ну вот, уже и крыша едет... - просопел Юра и принялся изучать своё самочувствие.
  Короткий анализ показал, что 'крыша' держится крепко, разве что сама хата слегка накренилась в пропасть, а в остальном, всё как новое.
  Тем не менее, мерцание не пропадало и чисто автоматически, дабы скрыться от непонятных вспышек за пеленой век, попаданец закрыл глаза. Коварный статус словно и ждал этого, так как выскочил сам по себе, без всяких волевых усилий.
  Характеристики не изменились, бонусов не прибавилось, наблюдатели в ехидной манере полоскали его рёбра глупыми замечаниями. Вот оно - ниже имелось нечто!
  
  **
  Внимание!
  Вы получили предмет 'Арбалет абсолютной инерции - Четвёртое сокровище тьмы'.
  Заблудшая душа, жаждущая 'ключ' предметов 'Комплект хранителя тьмы' сменила задание. Вам доступна возможность продолжить сбора комплекта.
  1) Продолжить.
  2) Отказаться.
  **
  
  'Ну вот, мало того чуть не пришибли, так ещё какой-то нубский квест выдали', - расстроился Юра.
  Но тут же он вспомнил о ночных 'пытках' и решил, что квест, пусть даже нубский, это невероятно хорошо. Ходить помогать кому-то, как делала это, например, Марина, особо не хотелось, да и читать книжки, как делал Женя, не тянуло также. А вот предложение поучиться фехтованию в местном гарнизоне сейчас казалось молодому человеку не то что разумным, жизненно необходимым оно казалось! Да и квест лишним не будет. Не раздумывая более, Юра выбрал:
  
  'Пункт 1. Продолжить'.
  
  Надписи вспыхнули и сменились. Новый текст оказался весьма странным:
  
  **
  Внимание!
  Привязка предмета произведена. Вы можете продолжить сбор комплекта как лично, так и в составе команды.
  Внимание!
  Несоответствие состояния! Задание приостановлено до 100 уровня! Функции предмета полностью заблокированы до 50 уровня.
  Внимание!
  Несоответствие состояния! Особое умение заблокировано до 50 уровня!
  Внимание!
  Несоответствие состояния! Особое умение заблокировано до 50 уровня!
  Внимание!
  Несоответствие состояния! Особое умение заблокировано до 100 уровня!
  Внимание!
  Несоответствие состояния! Особое умение заблокировано до 100 уровня!
  Внимание!
  Вмешательство Старшего администратора! Функции предмета разблокированы!
  Внимание!
  Особое умение разблокировано!
  Хранители одобряют выбор Старшего администратора.
  
  **
  
  Юра открыл глаза и чуть не обделался: перед ним стоял человек в белоснежном плаще. Внезапный гость имел абсолютно лысую голову и длинную, почти до пояса, серую бороду с проседью. Борода была заплетена в косички и слегка не шла внезапному гостю, так как выглядел он, пожалуй, лет на сорок. Лицо 'гость' имел правильное, доброе и насмешливое, а его голубые глаза искрились силой и каким-то непонятным озорством.
  - Ты только не балуйся с ним особо, ладно... - улыбаясь, произнёс возникший из неоткуда человек. - Без основных умений наделать этой штукой дел сложно, но можно, - подмигнул он ошарашенному попаданцу.
  - С чем не баловаться? - выпалил растерянный Юра.
  - Со своей судьбой... - внезапно строго заявил визитёр. И зачем-то указал рукой на дорогу, из-за угла которой начала выползать примечательная процессия.
  Юра взглянул в направлении жеста и был вынужден взгляд задержать, так как посмотреть на что имелось. По дороге ехал самый настоящий кортеж состоящий из конных, повозок и экипажа. Впереди шествовала конная колонна из десяти рыцарей в сверкающих латах. За этой десяткой, на мягких рессорах, покачивался лакированный коричневый экипаж, явно укреплённый. За экипажем двигалась ещё одна группа конных воинов, но разглядеть их количество за закрывавшим обзор экипажем возможности пока не имелось.
  Молодой человек вернул вопросительный взгляд на бородача. Увы, разъяснять значение сказанного оказалось некому: бородач словно сквозь землю провалился.
  'Ну вот, сначала мерцания, потом галлюцинации', - попытался успокоить себя попаданец, не сильно веря своим же успокоениям. Но так как впечатлений ему за последние сутки хватало, странный гость особого волнения и паники не вызвал. После гоблинов то! Да и крайне интересная процессия приближалась.
  Стоит заметить, на текущий момент выглядел Юра помято, если не сказать жалко. Насколько пострадало его лицо, он не знал, но в том, что пострадало, не сомневался. Нос болел, разбитая нижняя губа опухла, глубокие царапины на щеке и подбородке саднили тупой болью. Примерное количество синяков и ссадин на теле он оценил во время последнего торопливого купания. И они также болели... Что в сумме его пухлое лицо счастливым не делало. Гармонично дополняла синяки подранная одежда. Чтобы хоть как-то прикрыть 'боевые прорехи' на интимных местах, молодой человек подпоясался найденным в гоблинском логове мешком, что позволило прикрыть дыры ниже пояса. Увы, имелись они и выше - не всему же мешками обматываться! Одни ботинки выглядели относительно приличными, но это уже не спасало.
  Дополняло колорит боевое снаряжение. Из-под 'юбки', которую придерживал используемый для удушения гоблинов шнур, торчал топор. Пузатая сумка с трофейной кольчугой висела на боку, а кусок посоха и тяжёлый арбалет лежали на земле рядом. К арбалету Юра приделал подобие лямок из кусков верёвки, которые позволяли вполне удобно нести его на спине. При всей экстравагантности его вида, проезжающие мимо местные смотрели на побитого охотника на гоблинов довольно спокойно, воспринимая его вид как должное. И то, что все они, как один, знали что он попаданец, сомнений у сидящего на обочине молодого человека не вызывало.
  Юра встал, отошёл от дороги немного подальше и опять устроился на пятую точку. Он решил пропустить процессию и после спешно двигаться в город.
  'К обеду уже точно не успею', - вздохнул он про себя.
  Процессия тем временем поравнялась с сидящим на обочине попаданцем и ему стало видно, что за представительным экипажем следуют шестеро конных рыцарей, за рыцарями едет пара крытых повозок, замыкает же колонну отряд легковооружённых воинов в кожаной броне. Подобных солдат Юра видел в городе и предположил, что к городской страже они не относятся, а принадлежат к чему-то ещё, вероятно к личной гвардии местного правителя.
  Когда экипаж поравнялся с молодым человеком, он подметил на его дверце яркий герб. Не ускользнуло от взгляда и то, что в закрытое металлическими прутьями небольшое окошко кто-то с любопытством поглядывал. Но не это послужило причиной остановки колонны. Один из рыцарей едущих впереди что-то крикнул возничему и тот продублировал полученное сообщение внутрь экипажа, приоткрыв небольшое слуховое окошко рядом с собой. Некий непонятный для Юры процесс занял секунд двадцать и процессия, пройдя ещё метров тридцать, остановилась.
  Дверца распахнулась и из экипажа ловко выскочила девушка лет девятнадцати. Одета она была в свободный дорожный костюм светло-серой кожи и телом напоминала трость. А именно, была стройной и довольно высокой. В вопросах груди Туен била девушку в пух и прах, да и её лицо сложно было назвать эталоном красоты, что не мешало ему быть весьма симпатичным. Разве что черты резковатые и немного мальчишеские.
  Лишь взглянув на девушку, молодой человек мгновенно понял, что, несмотря на внешность, нравится она ему неимоверно. И вспыхнуло в нём то непонятное чувство, когда идёшь по улице и видишь с другой стороны широкого проспекта женщину, что приковывает взгляд. И ведёшь её взглядом, но нет сил перебежать проклятый проспект, нет сил подойти и просто сказать: 'Привет'. А там будь что будет. Но сил нет, и сердце щемит неимоверно.
  Однако в Юрином случае подлый проспект отсутствовал, более того, желанная цель сама шла к нему навстречу в сопровождении статного пожилого мужчины в зелёном камзоле и с почти белыми от возраста волосами. В глаза бросалась блестящая, богато украшенная шпага, висящая на поясе сопровождающего. Вслед за этой парой, двое рыцарей торопливо спешились и проследовали чуть позади. Остальные сохраняли строй и спокойствие.
  Пара подошла к Юре, и какое-то время разглядывала его с нескрываемым любопытством. Молодой человек также разглядывал визитёров, но на девушку поглядывал исподтишка. Стеснялся...
  Мужчина внимательно осмотрел молодого человека, его кинжал, топор, арбалет и заляпанную чёрной гоблинской кровью одежду. Девушка тоже разглядывала попаданца - приветливо, но без деталей, в целом. Закончив осмотр, седоволосый сопровождающий принялся на разных языках произносить одну и ту же фразу. И языки эти звучали очень знакомо. Третьей фразой, после китайского, прозвучало заветное:
  - Откуда вы?
  Юра резко поднял глаза, и мужчина понял, что попал. При этом он почему-то облегчённо расслабил плечи.
  - Из России, - угрюмо буркнул попаданец.
  Девушка вздрогнула. Хотя нет, показалось это Юре, не могло быть такого совершенно.
  Услышав родную речь, там, где слышать её не полагалось, молодой человек остался редкостно равнодушным. Возможно, произойди подобное день назад, он бы 'писался от счастья'. Но судьба распорядилась таким образом, что данная встреча совпала с его весьма своеобразным физическим и душевным состоянием. Заодно из глубины его 'Я' начала подниматься некая злоба, ощущение, что нечто закончилось, не успев даже толком начаться и всё потеряно, как-бы он не старался, как бы не выпрыгивал из штанов.
  - Этиро орем карцибел? - взволнованно произнесла девушка.
  - Госпожа спрашивает, есть ли у вас карцибел? - перевёл мужчина, непривычно учтиво обращаясь к грязному полноватому недорослю.
  Юра нахмурился. Но не от возмущения, а от усталости и работы мысли. От Марины он знал, что карцибелом здесь называют красные кристаллы, что остаются после смерти монстров и что они имеют для местных определённую ценность. При этом сами местные на монстров почему-то не охотятся.
   Мужчина растолковал гримасничество Юры по-своему и принялся осторожно объяснять:
  - Мы возвращаемся из Роторга. По пути мать лорда и бабушка Эриты захворала, - кивнул мужчина на девушку. - Мы уверены, что найдём настойку карцибела в Митунге, - теперь говорящий кивнул в сторону города. - Но для медицинских целей лучше когда она свежеприготовлена. А так как Заблудшие в нашем городе редкость, с этим имеются некоторые проблемы и коли мы встретили вас, не испытать судьбу глупо.
  Причины 'капризничать' у Юры отсутствовали. Более того, необходимо было срочно эксплуатировать местного, что знал русский язык, выбивая из него столь нужные сейчас сведения о мире. И всё бы хорошо, но молодой человек откровенно тупил.
  - Овентор хратарес! - взволнованно произнесла девушка, выводя Юру из тупняка.
  - Мы заплатим, - перевёл мужчина.
  Молодой человек покряхтел и принялся вытаскивать из сумки кольчугу. Увидев сверкающее металлическое полотно, рыцари позади зашептались. Да и мужчина с девушкой явно были впечатлены.
  Броню Юра доставал не повыпендриваться: просто в сумке после последних приключений появились дырки, и он побаивался, что его трофеи растеряются. Посему мелкая добыча для надёжности была сложена в более крупную. Развернув кольчугу, попаданец вынул из неё блестящий футляр, из которого, в свою очередь, достал карцибел и камни ментальной силы.
  Здесь Юру посетила мысль, под влиянием которой он подозрительно обвёл глазами присутствующих.
  'А не отберут ли у меня мои трофеи?..'
  Отбирать у него никто ничего не спешил, а лишь терпеливо и с надеждой смотрели на его действия.
  - Этого хватит? - протянул он седовласому мужчине самую крупную бусину карцибела оставшуюся от самки гоблина, не забыв в процессе украдкой посмотреть на девушку, которую, как он сразу запомнил, звали Эрита.
  Мужчина принял бусину и пристально посмотрел на чуть подсвеченный изнутри кристалл. После удовлетворённо и с искренней благодарностью кивнул. Эрита радостно заулыбалась. 'Переводчик' обернулся к рыцарю позади и тот протянул ему кожаный футляр. Мужчина взял его, открыл подобие кошелька и протянул Юре большую, прекрасно отчеканенную монету красноватого металла. Молодой человек принял её, положил в мешочек и посмотрел на пару вопросительно и грустно.
  - Мы можем подвезти вас до города, - указал 'переводчик' на карету.
  Юра мгновенно понял, что ему предложено весьма почётное и удобное место рядом с кучером. Что в данной ситуации более чем разумно и щедро: не в экипаж же его сажать на самом деле. На это второй, анализирующий параллельно события Юра сообщил, что как бы не происходили дальнейшие события, Эриту он, скорее всего, больше не увидит. А если и увидит, то никто ему иметь дела романтические с дочерью местного лорда не позволит. И вообще, он толстый неудачник, к тому же на данный момент вонючий и грязный.
  В молодом человеке вскипела смесь отчаяния и злобы, под влиянием которых он мрачно буркнул:
  - Сам дойду.
  Мужчина учтиво поклонился. Девушка всё-таки поймала его взгляд и радостно улыбнулась, от чего Юру прошибло электрическим током. Или чем там прошибает в таки случаях.
  Визитёры развернулись и оживлённо беседуя, направились к экипажу. Не прошло и двух минут, как процессия приняла надлежащий для движения вид и отчалила в сторону города.
  Экипаж отъехал весьма недалеко, как из глаз молодого человека снова брызнули слёзы. Не в силах сдержаться, Юра опять придался процессу жаления себя - любимого. Но наплакаться вдоволь опять не вышло: прозорливый разум настойчиво сообщил, что распускание соплей, даже из-за переизбытка незнакомых ранее высоких чувств, результата не даст. А вот возврат в город гарантирует минимум кусок вкусного местного сыра, ванну и тёплую постель. Да и безопасность текущего места весьма относительна. Собрав свои пожитки и поправив снаряжение, попаданец отправился в обратный путь.
  
  ***
  
  Дорогу до города Юра преодолел часа так за полтора. Не успел путешественник зайти в просторную арку городских ворот, как пространство огласил громкий звук 'паровой сирены':
  - Юра-а-а-а-а-а-а!
  Оказалось, что у Марины есть и третья громкость, которая откровенно пугала.
  Девушка подскочила к товарищу, вцепилась в руку и принялась люто трясти невинную конечность. Благо болела другая рука, которую с нечеловеческой силой сжал гоблин. Тут же с каких-то ящиков у казарменных строений поднялся Женя и как-то виновато направился к молодому человеку. Марина тем временем тараторила:
  - Юра, да не тебе лица нет! Где тебя так потрепало? И запах я скажу... И что это за посох такой? - указала она на обломок артефакта торчащий у помятого попаданца из-под мышки.
  - Вымяме... - пробурчал Юра под нос совсем не то, что хотел сказать. Собравшись с силами, он всё-таки 'родил': - Вы меня здесь давно ждёте?
  - Я с утра, - тараторила девушка, - а Женя периодически подходил. Час назад какой-то милый горожанин, что с очередной телегой приехал, на пальцах объяснил нам, что видел тебя на дороге.
  И Марина обвела руками круг. Что вероятно символизировало Юрину комплекцию.
  - Ох! Тут такое! - вспомнив нечто важное, заволновался молодой человек, - я на дороге, часа два назад, с местной знатью пообщался, или кто они здесь. Так вот, там дедушка один по-русски говорит весьма неплохо. Я его особо не расспрашивал, не до этого было. Но он точно имеет отношение к семье местного лорда. Надо его найти. Они у меня это, карцибел купили.
  Женю сказанное заинтересовало неимоверно. Но человеком философ оказался взвешенным, из-за чего в расспросы не пустился, а лишь коротко уточнил:
  - Герб - волны с поднимающемся из воды солнцем и серебряной гидрой на его фоне?
  Юра закивал.
  - Да у тебя губа рассечена и вся шея синяя! Что ты с ней делал? Повеситься что ли пытался? - не унималась Марина, игнорируя информацию о русскоговорящей знати.
  - Это гоблины, - пробурчал Юра.
  Глаза собеседников загорелись жадным любопытством.
  - Ладно, ладно, - взял инициативу Женя, - надо тебя отмыть и переодеть, а там и расскажешь спокойно.
  Философ осмотрел молодого человека критическим взглядом, после чего дополнил: - А то все эти царапины могут загноиться и будут проблемы. Здесь достаточно продвинутая медицина, думаю, жрецы в общежитии нам помогут. Пойдёмте, а то они скоро уйдут домой. Опоздаем, придётся делать крюк в храм.
  Юра кивнул и указал пальцем на башню.
  - Мне это, надо снаряжение вернуть.
  - Ага, давай, - согласилась Марина. - Нам его стражники тоже показали, там столько всего. Ты говорил про карцибел, неужели убил монстра?!
  - Даругура, - опять пробурчал Юра непонятное. После чего понял, что у него банально заплетается от усталости язык.
  Разэкипировка заняла весьма мало времени. Когда скромный комплект брони был снят, как-то сразу полегчало. Выдвинулись.
  Молодой человек пытался было рассказывать товарищам про гоблинов, подземелья и трофеи, но получалось смято. Тут он вспомнил про свой первый уровень и переключился на тему новых навыков, совершенно запутав повествование. Женя на это запротестовал:
  - Эй, эй, так не пойдёт. Это всё очень важно. Давай ты чуть придёшь в себя и обстоятельно нам всё расскажешь. Признаться, после ночи мы уже и не надеялись на твоё 'естественное' возвращение. Я с утра два раза в храм забегал. Один раз даже плиту точки возврата отодвигали. Судя по твоему виду и обрывкам рассказа, не появился ты там лишь чудом.
  Юра завсхлипывал и завздыхал, всем своим видом показывая верность сделанного Женей предположения. Наконец компания подошла к зданию общежития.
  - Это, - гордо и смущённо одновременно, сообщил молодой человек товарищам. - Я пока мыться буду, вы мои трофеи изучите. А там решим, что почём. И это... вы не подумайте, что там за городом всё лутом усыпано. Видать повезло мне с ним сильно.
  С этими словами он вывалил на стол гостиной кольчугу, фиал, футляр с камнями и снял со спины арбалет, который вместе с куском посоха положил на пол.
  При виде кольчуги, Марина даже взвизгнул от восторга. Два жреца, что подошли в гостиную и с которыми Женя пытался объясниться методом жестикуляции, тоже охнули, но так, вполсилы.
  Оставив 'сокровища', Юра отправился мыться. Душу терзало чувство лёгкой тревоги по поводу сохранности найденных предметов, однако некая уверенность подсказывала ему, что ничего с его имуществом не станет. Во время процесса намыливания пахучим местным мылом и поливанием себя довольно прохладной водой из ковшика, в баню бесцеремонно заявился жрец, который принёс новый балахон со штанами, большое полотенце и какую-то баночку. Местные вообще к интиму относились спокойно, точнее никакого интима в их головах и не было. Моется человек и моется, не противоположный пол и ладно.
  Положив принесённое на столик, религиозный служитель указал сначала на Юрин разодранный локоть, потом на баночку, после чего сделал в воздухе втирающее движение.
  - Хотором, - пояснил он и удалился.
  Итак, за отмыванием себя любимого, осторожным обтиранием полотенцем и смазыванием ссадин пахучей мазью, прошло более получаса. Из 'бани' Юра вышел преображённый и посвежевший, но при этом ещё более уставший.
  Женя изучал монету, Марина уже надела на себя кольчугу и беззастенчиво пританцовывала в ней.
  Молодой человек пробрёл к стулу и обессиленно плюхнулся на него.
  - Это... - непонятно произнёс Женя и указал пальцем на Арбалет.
  Юра на столь информативное сообщение об оружии растерянно захлопал глазами.
  - Магический предмет, - подытожил философ, вероятно исчерпав лимит слов на сегодня.
  Юра взял арбалет и принялся разглядывать его рукоять. Её более-менее удалось оттереть от субстанции похожей на зелёную шпаклёвку. Металл рукояти напоминал нержавеющую сталь, по которой бегали завитки чёрных узоров. Но в остальном оружие походило на окаменелость. Однако общее впечатление говорило, что арбалет цел совершенно, так как под налётом грязи металл оказался неповреждённым. Необходимо было только отскрести странную грязь и поставить на плечи арбалета тетиву.
  - Он 'привязан' к тебе, - добавил после паузы Женя.
  - А ты откуда знаешь? - удивлённо спросил Юра.
  - У меня есть навык, - разъяснил мужчина.
  - Да, да, - отвлеклась Марина от изучения фиала, - он мне только вчера рассказал. У него есть 'Распознавание предметов'. Только вечно молчит как партизан, - обвиняющий протянула девушка.
  Женя на это безразлично пожал плечами.
  Но Юра, хотя и начал считать арбалет ценной вещью, особого трепета к нему пока не испытывал.
  - А остальное?
  Философ понял, что отмолчаться не удастся и начал выкладывать:
  - Посох хлам, слабая магическая сила исходит лишь от кристалла в навершии. Попробую отнести его в мастерскую и привести в порядок. Футляр - редкий металл, стоимость сказать не могу. И учтите: по моим наблюдениям, в этом мире нет такого трепетного отношения к драгоценным металлам как у нас на Земле. Ценится в основном практичность и долговечность. Светильник вещь занятная, но с ним и так всё понятно. Монета, в таверне такими не расплачивались, однако я видел подобную, когда при мне забирали комплект мебели из мастерской. Мебель не изысканная, но мастер тогда ещё и сдачи отсыпал. А вот от арбалета так и веет силой, меня аж в дрожь от него бросает. Кольчуга, кстати, также редкий металл, подробностей не знаю, явно легче стали.
  - Это мифрил, - безапелляционно 'определила' материал Марина.
  - Кольчуга крепкая, я проверял, - сообщил Юра. - А что значит привязан? - посмотрел он на арбалет. - Это в статусе написано?
  - Нет, - закачал головой философ, - с текстовой информацией мой навык не связан. 'Распознавание предметов' которым я владею, что-то вроде немого знания на границе с ощущением. Просто чувствую, что он твой и всё.
  Женя, дабы прекратить расспросы и наконец услышать о Юриных приключениях, выдвинул интересное предложение:
  - Предлагаю поужинать.
  - До ужина ещё час, - заметила Марина, с сожалением снимая броню, что действительно оказалась ей в пору.
  - Я не о храме, сходим в таверну, оцените местные блюда, - пояснил философ.
  Предложение было встречено с воодушевлением. Трофеи сложили в ящик, что имелся в мужской спальне. На подоконнике большого окна общежития Юру уже ждала новая сумка, которую предусмотрительный Женя раздобыл во время его купания. В неё молодой человек положил мешочек с монетой и кристаллами. Выдвинулись.
  - А куда мы идём? - принялась выпытывать Марина. - Таверна вроде в другой стороне?
  И действительно, компания ведомая мужчиной шагала сейчас по набережной, что шла вдоль моря на запад.
  Женя объяснил:
  - Ты говоришь о таверне возле площади, что с тремя фонтанами. Я же веду вас в портовую. В ней по вечерам ошивается Коля. Не помешает послушать Юрин отчёт о вылазке за город всем вместе, а после посовещаться и решить, что делать дальше.
  Здесь он сделал серьёзное лицо и посмотрел на молодых людей своими острыми зеленоватыми глазами.
  - Мой ночной сон перестаёт мне нравиться. Если занятия фехтованием не помогут, необходимо подумать о более активных действиях, например охоте на монстров.
  Философ ненадолго задумался, после чего сообщил спутникам:
  - Завтра схожу в поместье. Надеюсь удастся заняться изучением языка. Непонимание происходящего наш главный 'тормоз'.
  Возразить на это было нечего.
  - А таверна приличная? - на всякий случай уточнила Марина.
  - Готовят вкусно. Матросы изредка дерутся, но выходят для этого во двор. Посторонних не трогают. Гопник тоже дерётся, весьма хорошо кстати.
  Юра сглотнул: драк он откровенно боялся. В детстве его частенько задирали во дворе более смелые мальчишки как пухлого и безобидного ребёнка. Убийство трёх гоблинов и 'чужого' храбреца из него пока не сделали.
  Очертания города изменились, широкая дорога с просторными тротуарами уступила место извилистым портовым улочкам. Дома здесь стояли кучно и высились друг над другом, создавая некую приятную тесноту. Солнце клонилось к северу, порождая длинные тени от редких столбов ночного освещения, в которых по ночам зажигали яркие масляные светильники.
  Минут через пять пути, Женя указал рукой на большое двухэтажное здание с жёлтым фасадом и светлой двустворчатой дверью, к которой вёл подъём из нескольких каменных ступенек. Но повёл товарищей мужчина не к ней: в стороне, ближе к углу здания, имелась небольшая лесенка вниз. Рядом с ней стояли люди в тёмных робах и шапках похожих на поварские. 'Колпаки' чем-то напоминали Юре те, что носят мужчины в Турции. Заодно он понял, что это, вероятно, форменные шапки местных матросов. Матросы выглядели поджарыми, подтянутыми и напоминали индусов из-за крайней степени загорелости. Женя, не задерживаясь, поманил товарищей к лестнице, что вела вниз. По пути он указал на светлые двери парадного входа и пояснил:
  - Гостиница, довольно приличная, а в подвале таверна.
  Попаданцы спустились в помещение полуподвала с нештукатуренными каменными стенами и множеством колон поддерживающих невысокий потолок. Юра готовился не к лучшим видам, однако здесь оказалось чисто, сухо, пахло разными вкусностями и пивом. Сигаретного дыма не наблюдалось и он окончательно убедился, что курение в этом мире распространено не было. Зал заполняли множество небольших квадратных столиков, в основном занятых, отчего в таверне было довольно шумно. Ели или коротали вечер в основном матросы во всё тех же тёмных робах и плечистые мужчины в белых рубахах и коротких штанах, скорее всего работники порта. За одним из столов ужинала компания людей, походивших на военных. В глаза бросалась их выправка, кожаные плащи и палаши на поясе, что блистали позолоченными рукоятями. Между рядами столов сновали женщины-подавальщицы средних лет, в теле, но без намёка на излишний вес. Они приветливо улыбались и что-то периодически выкрикивали посетителям, разнося при этом еду и напитки. Несмотря на приветливость, в подавальщицах чувствовалась хозяйская уверенность, намекавшая, что за щепок за мягкое можно запросто получить пивной кружкой по лбу.
  Стоило товарищам войти, как внимание переключилось на попаданцев, но внимание не давящее, а так - общее любопытство. Марина этого любопытства испугалась и спряталась за Юру. Молодой человек на сегодня своё отбоялся и с интересом оглядывался по сторонам. Женя, бывало и сноровисто, направился в дальний правый угол помещения, увлекая спутников за собой.
  В самом углу, за небольшим столиком с двумя скамьями по бокам, сидел некто.
  Есть хорошее выражение, посвящённое определённому типу барышень: 'Можно вывезти девушку из деревни, но нельзя вывезти деревню из девушки'. Из Коли не вывезли не только деревню, но и всё село 'Малые бодуны' с колхозом, огородами и шумной деревенской свадьбой. Той - в которой жениха определяют по самому новому спортивному костюму. И сейчас Коля грустно напевал себе под нос:
  - Вышли два студента, поздним вечерочком,
  Вышли два студента по селу гулять.
  Мы этим студентам рёбра посчитали,
  Больше с тех студентов нечего нам взять.
  Сидящий оторвал взгляд от кружки и, повернув своё чуть угловатое лицо, грустно взглянул на Женю. Видом Коля обладал колоритным, но при этом сложно было сказать, из чего конкретно упомянутый колорит проистекает. Лицо вытянутое - в целом приятное, большой нос, приплюснутый лоб и слегка растопыренные уши. Тело суховатое, но жилистое и плечистое. Впечатление Коля производил странное. Казалось, в одну бутылку залили грубого деревенского тракториста, бандита и того тонкого народного мыслителя, который, обладая природной мудростью, в силу обстоятельств реализовать её не смог. И нереализованность эта порождала в нём ту великую тоску, залить которую можно только алкоголем. В общем, характеристика 'гопник' суть отражала, но классическим гопником Коля не являлся. Возраста он был непонятного, выражалась эта непонятность тем, что на вид ему можно было дать как тридцать, так и сорок пять.
  - Не вставляет... - грустно сообщил он Жене.
  После перевёл взгляд на Юру и Марину и коротко поздоровался.
  - Привет 'Хрю-Хрю', привет Мари. Милости прошу к моему костерку.
  Закончив приветствие, Коля вернул потухший взгляд на кружку, и после, с печалью, обратился уже к неодушевлённому сосуду:
  - Вкусное каналья, но не вставляет.
  Женя повернулся к молодым людям и коротко объяснил:
  - Это Коля. Коля попал в этот мир упившись в усмерть. Теперь алкоголь и другие дурманы на него не действуют, что его очень расстраивает.
  После философ направился к столу и уверенно устроился рядом с гопником.
  Одет Коля был в простой тёмно-зелёный камзол, голову имел свежевыбритую, почти блестящую. Под левым глазом красовался свежий фингал.
  Юра с Мариной, слегка тушуясь, уселись напротив мужчин.
  Гопник осмотрел Юру, после указал пальцем на свою 'боевую отметину'.
  - Жаклиночка ругается, что я дерусь, но местные моряки парни с огоньком - помахать кулаками одно удовольствие, заодно уже почти все ругательства выучил. А тебя, поросёнок, где так отделали, неужто жирок выбивали? Ты, кстати, похудел.
  Здесь выяснилось, что, хотя разговаривает гопник с небольшой, положенной гопникам хрипотцой, голос его обладал неким приятным обаянием, каким обладают хорошие рассказчики и собеседники.
  - Нам предстоит выслушать весьма интересную историю, - сообщил Коле философ. - Юра предпринял довольно познавательную вылазку за город и скоро сообщит нам массу полезных подробностей.
  - Чё, правда? - удивился Коля, - Так и в тебе горит огонь вечной молодости! А по виду и не скажешь. Тебя, кстати, за что сюда закатали?
  - Вы сидите, а я пойду, сделаю заказ, - прервал разговор Женя. - Возьму на свой вкус, точнее то, что любят местные.
  - Возьми нашему 'боевому хряку' пиво. Я хочу посмотреть, вставит ему или нет!
  - Ему ещё нет восемнадцати! - возмутилась Марина.
  - И чё!? Они сейчас пиво сосут сразу за молоком матери. Или я не прав, а?
  Пиво Юра действительно пил. Но не потому, что оно ему сильно нравилось. Однако, если вечером он куда-то выходил с друзьями, редко случалось и такое, то по бутылке пива на нос, правдами и неправдами, они добывали обязательно. После этого дела у него почти всегда болела голова, но 'ритуал' был важнее. Вот только сейчас пить почему-то не хотелось совершенно.
  На помощь пришёл Женя.
  - Восемнадцать, не восемнадцать, хочешь сделать что-то желанным для молодого парня - объяви это запретным. Я не думаю, что ему следует заниматься здесь подобным. Да и тебе за спаивание могут всыпать ночной 'ай-яй-яй'.
  При упоминании о местном сне Коля сменил выражение лица. И цвет тоже сменил. Видать этот аргумент действовал в этом мире на гопников любой степени суровости.
  - Но я возьму себе немного вина. Меня интересует, как действует алкоголь на попаданцев и действует ли вообще, - закончил Женя и поднявшись, направился к полногрудой женщине за небольшой стойкой. Языка философ не знал, поэтому, как дирижёр, начал наигрывать мелодию ужина, периодически указывая на столы с нужными яствами и отмеряя их количество на пальцах.
  - Исследователь... - протянул Коля.
  После вздохнул и уставился в кружку. Закрыв глаза, он на какое-то время затих.
  - О, 'белый' говорит тебя не спаивать, - произнёс гопник. - Наш 'ФилосоФФ' как всегда прав.
  - А какой у тебя статус? - осторожно спросил Юра.
  На это мужчина растянул свой большой рот в улыбке и без всякого предисловия и таинственности начал с расстановкой выдавать информацию. Свой статус он помнил наизусть.
  
  **
  Уровень: - 1.
  Ярость - новичок. Сосредоточение - новичок.
  Сила: - 3
  Ловкость: - 3
  Телосложение: - 3
  Интеллект: - 1
  Удача: - 2
  Обаяние: - 1
  Поддержка богов: - 0
  Навыки: - бард - новичок; нахождение сердца - новичок; смерть за спиной - новичок; чувство наживы - новичок; сопротивление ядам - эксперт. *(это как бухать при жизни надо было???)
  Особое умение: - вы способны договариваться с монстрами.
  Особый бонус: - кровь в ваших жилах ядовита для монстров.
  **
  Временный бонус: - На один день вы можете увеличить удачу посторонней для этого мира сущности на 1. Доступно дней - 1. Применение умения на себя невозможно.
  **
  
  Коля ненадолго закрыл глаза, после скривил лицо и без стеснения продолжил:
  
  **
  Чёрный наблюдатель: - Может тебе ещё и член отключить?
  Белый наблюдатель: - Молодёжь не спаивать, накажу.
  **
  
  Марина от таких пошлостей нахмурилась.
  - Это, ещё у меня был выбор, как уровень взял, что-то вроде 'Вы хотите убивать своих врагов подло или ловко'. Не, не так конечно, а типа бонус ко всяким там сковывающим шнягам или же к нормальной пацанской ловкости. Я выбрал 'ловко', я вообще парень простой, - растянулся гопник в улыбке в 32 зуба, кстати, целых и относительно чистых.
  - А ловкость откроется с 30 уровня? Тебе там не боевые навыки предложили? - оживившись, спросил у мужчины Юра.
  - Не, - мотнул головой Коля, - не боевые и всё с первого.
  Марина, немного расстроившись, произнесла:
  - Ну вот, получается у меня самые скромные навыки.
  - А где ты уровень поднял? - с интересом спросил Колю молодой человек.
  - А, это, - довольно 'оскалился' гопник, - там, у доков, где рыбацкие баркасы разгружаются, по вечерам из канализации здоровенная крысятина выползала. Я как понял, у местных с монстрами нейтралитет. Даже больше, боятся они их убивать панически, думаю неспроста. И это при том, что карцибел и камни ментальной силы здесь востребованная штука. Хитро оно тут устроено, но не заморочено думаю. Жека, чую, быстро разберётся. Короче, вечерком я эту хрень подкараулил и багром укокошил. Нам можно. Камушки Жаклиночке отдал, она занавески новые в хату купила и хавчика. Ну и это, уровень сразу впаяли. Спал - как младенец.
  Подошёл Женя с двумя большими кружками, ещё три несла улыбчивая женщина в пикантном, но очень далёком от неприличия белом сарафане. От четырёх кружек шёл пар, а в пятой плескалось что-то тёмное.
  - Чай здесь пьют перед едой, - пояснил философ, - кстати, хорошо для пищеварения. Свежую похлёбку принесут часа через пол, что-то вроде супа - пюре. Очень вкусное. Ладно, перейдём к главному, а то поздно уже, а обсудить необходимо многое.
  - Это, да... - протянул Коля. - 'Сделал ТЕЛО, гуляй смело'.
  Марина надулась.
  Юра вздохнул, отпил необычайно вкусного чая или скорее отвара и нахмурившись от воспоминаний о пережитом, начал неторопливо описывать вчерашние и сегодняшние приключения. Стараясь при этом ничего не пропускать. Что давалось с некоторым трудом, так как детали произошедшего внезапно сгладились, да и в целом приключение оказалось насыщенным, но скоротечным. Хотелось вставить побольше драматизма, но с драматизмом у молодого человека не ладилось.
  - Ёлы-палы, - сетовал гопник, - я тут хожу слюни на нормальное 'перо' пускаю, а у вас там целая башня с халявой!
  Коля оказался настоящим специалистом по застольным беседам и при этом далеко не идиотом. Он короткими шутливыми уточнениями выуживал у Юры важные подробности. Женя в основном молчал, Марина с нескрываемым интересом слушала, не забывая пугаться, бледнеть и охать.
  Принесли суп, который оказался не супом вовсе, а очередной кашей с кусочками овощей и мяса. Вкус был столь божественным, что Юра чуть не прослезился от этого вкуса. После еды беседа потекла дальше. Его статус и бонус вызвали большой интерес, как и ветка развития умений. Здесь мнения разделились. Женя молчал, Марина 'голосовала' за боевые навыки, а Коля одобрял, аргументируя, что до 30 ещё дожить надо, а не выбери он магию, невидимость скорее всего хрен бы дали.
  Поднялась тема трофеев, которые Коля возжелал самолично осмотреть завтра.
  Закончив часть посвящённую исследованию гоблинского логова, Юра помрачнел: перед его внутренним взором всплыли светло-серые глаза Эриты. Нельзя сказать, что у молодого человека щемило сердце от переизбытка чувств или невыносимо давил груз неразделённой любви, не было такого. Но, тем не менее, ощущение чего-то упущенного присутствовало. Правда этот момент рассказчик опустил. Зато о встрече с местной знатью рассказал очень подробно. Но перед этим, путаясь и морща лоб, поведал о странном квесте, подробности которого, впрочем, запомнил мало. Да и не было никаких подробностей, а всё бонусы какие-то, из которых заблокировали половину. А вот непонятного бородача в белом плаще молодой человек описал хорошо. И на описании этом безразличный обычно Женя взволнованно заёрзал на скамье.
  - Чё кипишуешь 'яйцеголовый'? - спросил философа внимательный до мелочей гопник.
  Женя потёр свою небритость и задумчиво выдал:
  - В храме, на молитвенном пьедестале лежит книга, что-то вроде местного религиозного текста. В ней есть гравюра, на которой изображены два человека - один с длинными волосами, строгим лицом и в тёмной мантии до пят. Напротив него стоит другой человек - с заплетённой в косы бородой, лысый, в белом, до колен, плаще. Руки этих двоих вытянуты навстречу друг другу, а между руками планета. Не Земля точно, материки на ней расположены сильно по-другому, да и воды куда меньше. Я это хорошо запомнил, так как понял, что у местных продвинутые познания в картографии. Очертания материков очень точно совпадают с их-же формой на отдельных картах. Я тогда подумал, что если есть подобное изображение планеты, то, вероятно, возможен взгляд из космоса. Но тот ли это человек, которого видел Юра - большой вопрос. И ещё, я немного разбираюсь в астрономии, это не просто не наша звёздная система, это даже не наша галактика. Хотя в текущей ситуации подобное должно удивлять в последнюю очередь.
  Закончив говорить, Женя подвинул к себе кружку с вином и принялся неторопливо потягивать местный алкоголь.
  Поохали, посудачили, но к общему мнению не пришли. Юра продолжил и довёл свою историю до ворот города.
  - Да, свезло тебе с этой 'лординой', точнее с её полиглотом, - подытожил Коля.
  - Я вот думаю, - задумчиво произнёс Юра, - почему они мне за карцибел так много денег дали? Ну то, что они монстров бить не могут или не хотят, это напрашивается. Может религия не позволяет или что подобное. У них же здесь магия исцеления есть?
  Марина закивала.
  - Да, местные могут пользоваться магией, - подтвердил Женя, - и в данном вопросе ещё предстоит разобраться. Не могу утверждать уверенно, но, похоже, целительная магия не панацея. Она очень эффективна при повреждениях тела, но её возможности весьма скромны если дело касается болезней.
  - Не шарите вы, - уверенно вставил Коля, - эти красные камни для местных что-то вроде средства от старения.
  - А ты откуда знаешь? - с интересом уточнил Женя.
  - Ясное дело - интуиция! - гордо заявил гопник.
  Женя на подобный тип интуиции вздохнул и подытожил:
  - Ну, может не прямо от старости, но что-то такое возможно. Ладно, к теме - из Юриного рассказа ясно, что за городом опасно, но рано или поздно выйти туда придётся. Однако и торопиться не стоит: необходимо приобрести минимум навыков, заодно надеюсь, что тренировок в гарнизоне нашим 'надсмотрщикам' пока хватит. Ещё я предлагаю поход в гарнизон отложить на один день. Завтра я схожу в поместье лорда и постараюсь найти упомянутого переводчика. Из монахов по-русски не говорит никто, это точно. Если повезёт, посоветуюсь с ним, возможно попрошу содействия с тренировками. Если не повезёт, пойдём в гарнизон на удачу. Ты пойдёшь тренироваться вместе с нами? - обратился философ к Коле, отодвигая кружку с вином, которого выпил не более половины.
  - 'Японская лопата', ты ещё спрашиваешь, хотя ножом я владею немного, - возмутился гопник. - И это, пьянит, а? - вкрадчиво спросил он Женю.
  - Немного. Заодно очень приятный вкус и грамотная выдержка, - кивнул философ.
  На Колином лице проступило выражение вселенской печали.
  - Ах да, есть ещё один момент, - продолжил Женя, который, как оказалось, мог говорить много и складно.
  - Что будем делать с Туен?
  Тут вполне взвешенное видение ситуации выдал Коля.
  - Да ничего не надо делать с этой корейской фотомоделью. Ну разве что она сама сильно захочет... - подмигнул мужчина Юре. После продолжил серьёзно. - В гарнизон конечно прихватим, если решит с нами палками махать, пусть машет. Вы не забывайте важный момент: куковать нам здесь осталось недели три. А после 'прилетит пипелац' и увезёт нас отсюда в этот, как его... Озоторг. Меня кстати за этим сюда и привезли из той дыры где я появился. Я не врубался сначала, а потом Владимир всё втолковал. Думаю, в этом Озоторге ускоглазых будет как говна на колхозном поле, они задроты известные, - опять подмигнул гопник Юре. - Там и пристроится к соотечественникам.
  - А ты во что играл? - с интересом уточнил у гопника молодой человек, - В ММО?
  - Я что - задрот что ли! - возмутился Коля. - Ну пошпиливал я в РПГ на дежурствах, но не онлайновые. Я стоянку охранял, много времени по ночам было, - пояснил он. - Только это не причина меня в этот маразм засовывать, - расстроился мужчина.
  - Я не думаю, что все здесь из-за игр или фэнтези, - задумчиво произнёс Женя. - Просто некая сила решила, что лично для нас это будет лучший вариант и вот мы здесь. В эзотерической литературе проскакивают идеи подобных чистилищ.
  - Ты это, пургу не гони, - скривился гопник, - колись, сам то почему здесь?
  - Всё сложно, - ответил философ, подперев подбородок руками и показывая, что подробности разъяснять не намерен. - И статус пока не просите, там всё ещё сложнее.
  Образовалась пауза.
  - А завтра что делать будем? - больше для порядка, уточнил Юра.
  - Когда ты последний раз загружал своё тело повышенными физическими нагрузками после долгого их отсутствия? - хитро спросил Женя, обращаясь к молодому человеку.
  Тот засопел и из сопения этого все сделали вывод, что никогда.
  - Завтра мы будем собирать информацию, а ты будешь лежать и страдать, перерабатывая молочную кислоту... - с улыбкой сообщил ему мужчина.
  Проболтав ещё с час, компания разошлась, любуясь по пути восхитительным звёздным небом с двумя яркими дисками местных лун. Ночные светила освещали холодным светом мир, что стал их новым, требовательным и не всегда приветливым домом.
  
  
  Глава 7: Трудовые будни.
  
  ***
  
  Глава, в которой приключение плетёт свои сети.
  
  ***
  
  Эрита проснулась. Она приподнялась и потянулась. Одеяло сползло с её обнажённой груди. Но не это ценно в этой умной, проницательной и немного сумасбродной девушке, что имела характер лёгкий, общительный и жизнерадостный. Вот только Юра таких подробностей не знал и строил в своём уме образ идеальной дочери Лорда, с отточенными манерами, строгим расписанием и распланированной до старости жизни.
  Впрочем, с манерами дела у Эриты обстояли в полном порядке, по крайней мере, когда они - манеры, требовались. Присутствовало и расписание, из-за которого приходилось вставать на час раньше, дабы иметь хоть немного времени вне этого проклятого расписания. И да, жизнь действительно была распланирована.
  'Мы ещё посмотрим, что там и у кого распланировано...' - улыбнулась про себя девушка.
  Мысль эта посещала её почти при каждом пробуждении.
  Окончательно проснувшись, Эрита принялась сноровисто одевать тонкое нательное бельё. После были одеты свободные тренировочные штаны и удобный, расшитый серебром, бархатный камзол.
  Одевшись, она подошла к окну и зажмурилась от приветливого утреннего солнца. Резиденция лорда находилась на западной окраине города, почти у самого берега моря. Её окружал прекрасный сад с фонтаном и положенным такому саду лабиринтом из поросшего плющом кустарника. А после, за садом, к морю спускалось хитрое переплетение террас и улочек, всегда покрытых лёгким соляным налётом, так как в шторм беспокойное море упрямо штурмовало их, пытаясь до сада добраться, что не удавалось ему даже при самом сильном волнении.
  Убедившись, что утро ясное, а погода обещает быть прекрасной, Эрита поспешила вовсе не на свежий воздух, а совсем в другое место. За спальней имелась ещё одна комната. В ней, каждое утро, она тратила отобранный у сна час.
  Перейдя из спальни в это, богато обставленное место, девушка достала с полки одного из шкафов толстую книгу и рулон пергаментов. Пергаменты оказались квадратами тёмного ватмана, на каждом из листов которого белыми линиями был вычерчен магический круг. Круги на листах, как и положено, содержали в себе массу замысловатых символов и графических знаков.
  Выбрав один из пергаментов, Эрита развернула лист на столе и уже после раскрыла толстую, потёртую от постоянного использования книгу. Со страниц манускрипта на неё смотрел точно такой же круг, но к кругу имелось немалое количество поясняющего текста. Читать его Эрита не стала, так как помнила написанное почти наизусть. Однако если вдруг что-то не будет получаться, то можно будет и заглянуть в подготовленную заранее 'шпаргалку'.
  Приготовив необходимое, она отошла от стола на шаг, вытянула над пергаментом руки и сосредоточилась.
  Используемые ей схемы существовали ещё до 'Вознесения'. Так местная религия называла событие, которое произошло примерно триста лет назад. Тогда со всем этим миром случилось нечто странное и, пожалуй, хорошее. После чего жить в нём стало ощутимо проще, даже при всех тех нововведениях, которые после Вознесения появились.
  С помощью вычерченных на пергаменте магических символов, начинающие маги учились накладывать усиливающие чары, ведь как ещё проверить, что 'образ' заклинания удерживается верно, когда живой цели для усиления рядом не имеется. Да легко проверить, с помощью такой вот схемы. Делаешь всё правильно - магический круг светится зелёным светом, очень правильно - синим, не очень - жёлтым, совсем не правильно - красным. Удобно.
  Схему 'Усиление' - Эрита с лёгкостью заставила светиться синим цветом. А вот 'Увеличение физических возможностей' пока лишь приветливо подмигивало ей зелёным. Она успела повторить шесть основных схем, как перед дверью спальни громко и противно зазвенел колокольчик.
  'Время, почему за обедом с мачехой и братьями, ты тянешься так долго, а за занятием магией тебя словно и нет вовсе?' - обратилась девушка к несуществующему собеседнику, осознав, что час пролетел словно миг.
  От этой мысли, что всё-таки прокралась в сосредоточенный и безмолвный процесс удерживания нужного образа, магический круг перестал светиться приятным зелёным светом и загорелся желтоватым - беспокойным.
  Но 'время' молчало и Эрита начала спешно складывать чертежи. Благо у неё будет ещё два часа вечером. Стоит отметить, что сложности с ранними вставаниями требовались неспроста. Ведь для магии необходима ментальная сила, что вовсе не бесконечна. Однако если не переусердствовать, то на физическом состоянии её растрата никак не отражалась. И до вечера мана как раз восстановится.
  'Узнать бы какой у меня уровень по системе заблудших душ. Хотя у них всё сложно, многое зависит от личности. Это мы можем учить магию унифицировано', - подумала девушка и вспомнила о Юре.
  'Интересно, как там этот толстый мальчик? Он довольно симпатичный, надеюсь при следующей встрече от него будет пахнуть лучше'.
  Колокольчик позвонил во второй раз, ещё более противно и настойчиво.
  Эрита вышла из комнаты, попала в спальню, поправила у зеркала волосы, что имели 'волшебное' свойство не спутываться во сне, выскочила в коридор и здесь поздоровалась со служанкой 'вооружённой' ненавистным колокольчиком. После пролетела по длинному коридору вдоль ряда витражных окон и нырнула в боковую дверь, которая, после небольшой лестницы вниз, вывела её в помещение столовой. Мачеха с отцом уже сидели за столом, а вот трое копуш - братьев отсутствовали. Видимо служанки ещё натягивают на них костюмы, а Ферикс - её младший, но самый старший из трёх братьев, волнуется из-за опоздания и строго подгоняет их.
  Отец, статный красивый мужчина с белыми волосами, хитро посмотрел на дочь и улыбнулся. Приветливо улыбнулась и мачеха.
  - Здравствуй отец, здравствуйте мадам, спокоен ли был ваш сон? - произнесла девушка классическое приветствие.
  Отношения с мачехой у Эриты сложились прекрасные. Эртелла - жена лорда, обладала добрым и взвешенным характером. Да и не стал бы отец жениться на склочной женщине. А что же случилось с её родной матерью? По легенде для высокого света, родная мать Эриты скончалась при родах. На самом деле она была жива и здорова, но сейчас находилась очень далеко от этого места.
  - Всё прекрасно милая, - ответила мачеха. - Вот только я очень переживаю за бабушку. Две недели как вы вернулись в город, а она всё ещё очень слаба. Нам очень повезло, что сейчас в городе есть заблудшие и ещё более повезло, что у нас есть ты.
  - Похоже, они перестреляли всех Пепельных крыс в порту, - улыбнулся лорд. - Вполне вероятно, что в ближайшее время новых кристаллов скупщикам они не принесут. Твоя способность действительно пришлась очень кстати.
  У карцибела и камней ментальной силы имелась одна хитрая особенность. Они начинали рассеиваться, отдавая свою энергию в мир, если не выполнялись определённые условия. А именно, для длительного хранения кристаллы должны были находиться либо рядом с монстром, либо рядом с попаданцем, либо во владении Администратора. В противном случае, два-три дня и нет ценного материала. Из-за этого местные техники, алхимики и аптекари сразу растворяли карцибел и камни ментальной силы в специальных реактивах.
  Так почему же мачеха и отец так радовались падчерице? Не попаданка ли она? Нет. Попаданкой была её мать. И кристаллы рядом с Эритой рассеивались, но делали они это очень медленно.
  В столовую вбежали трое мальчишек. Впрочем, нет, не трое, двое. В этом мире в пятнадцать лет наступал первый круг совершеннолетия, после которого ребёнок уже не ребёнок, а мужчина с массой забот и обязанностей. Поэтому лишь двое из детей бросились к Эрите и моментально повисли на ней. А третий - молодой человек лет пятнадцати, подошёл к столу и поклонился родителям.
  Наконец расселись и принялись за лёгкий завтрак.
  - Отец, как прошёл совет лордов, удачной ли была дорога? - официально протянул Ферикс - старший из братьев.
  На эту официальность сына, мужчина улыбнулся.
  - Из тем, что могут зажечь твоё сердце... - лорд задумался, - было непривычно много жалоб на разбойников и 'Чёрных искателей приключений'. А так, в основном, обсуждались бартер ресурсов, дотации регионам и торговля. В общем, слава богам, всё спокойно.
  Ферикс сжал вилку с насаженным на неё салатным листом, явно представляя, как он повергает в страх разбойничьи орды.
  - А почему разбойников не убьют 'заблудшие души'? - внезапно поднял весьма взрослый вопрос Отон - средний из братьев, мальчишка лет десяти.
  С детьми в этом мире не нянчились. С момента, когда ребёнок начинал разговаривать, никаких сюсюканий не допускалось. Поэтому отец ответил на заданный вопрос обдуманно и серьёзно.
  - Заблудшие души не могут конфликтовать с жителями королевства от одного только своего желания. Даже если эти жители недобросовестны. Вмешательство допускается лишь в случае, когда их жизни или имуществу угрожает опасность или же, когда они твёрдо считают, что невмешательство кощунственно, - разъяснил отец. - Пока разбойники не нападут на них или же заблудшие не увидят сам факт разбоя, то вмешиваться не станут, даже зная, что перед ними нечистоплотная личность. И разбойники прекрасно об этом осведомлены, из-за чего предпочитают на глаза заблудшим не попадаться.
  - Не отвлекайтесь! - строго произнесла мать. - А то опоздаете на занятие музыкой. Ваша 'Соната молодой луны' просто ужасна! К концу месяца я хочу услышать её в человеческом виде, иначе попрошу отца сократить время на фехтование в пользу музыкального искусства.
  Мальчишки надулись и налегли на завтрак. Вздохнула и Эрита. Впрочем, её после завтрака ждало более увлекательное занятие, нежели чем игра на флейте, которой она долгое время обучалась.
  Закончив с едой и пожелав родителям хорошего дня, она, наконец, вырвалась в объятия сада. Цель её находилась совсем рядом с поместьем. Здесь, у левого флигеля, её ждал строгий наставник - немолодой джентльмен с почти белыми волосами, резким отточенным лицом и подбородком постаревшего супергероя. В общем, тот самый 'русскоговорящий дедушка' с которым две недели назад Юра имел знакомство на дороге в Митунг.
  Площадка, на которой проходили занятия, была сокрыта от любопытных глаз высокими кустами. Трава на этом клочке земли была основательно вытоптана, а по краям находились стойки с тренировочным оружием. Отсутствие заточки на тренировочных клинках не мешало умелой, или, наоборот, дурной руке, нанести этим оружием серьёзные повреждения. Однако дурные руки здесь сейчас отсутствовали. Имелась пара рук очень ловких и пара просто умелых, но с большой перспективой. По крайней мере, так считал Артур - наставник Эриты и заодно дворецкий, и телохранитель её отца. Который, из-за отсутствия былого огня, сейчас занимался в основном детьми лорда.
  Артур и его ученица вооружились лёгкими саблями и встали на изготовку. Произошёл обмен ударами, в процессе которого Эрита показала прекрасную прыть и ловкость, вот только техника её сильно проигрывала сопернику. Отчего сабля Артура закончила свой путь на левом бедре девушки.
  Случись сейчас Юре увидеть плод своего мужского интереса обнажённой, он очень бы подивился количеству синяков на теле Эриты.
  Артур был безжалостен, за каждую ошибку он наказывал болью. Пусть и делал это с отеческой заботой. Ещё Артур был очень силен, и многие информированные люди королевства вполне заслуженно считали его редким головорезом. Во время визитов лорда в столицу, за его спиной, со страхом в глазах перешёптывались, что якобы владеет 'дворецкий' боевыми навыками и по системе заблудших душ равен где-то сороковому уровню. Не теми боевыми навыками, которые - парировать, нападать и вообще ясно ориентироваться на поле боя. А некой особой магией, что плотно завязана на оружие и тело человека.
  - Я вижу огонь в ваших глазах юная леди, не задумываете ли вы улизнуть из поместья?
  Данный вопрос наставник задавал каждый раз, когда чувствовал в подопечной душевный подъём. И каждый раз слышал один и тот же, абсолютно искренний ответ:
  - Не подумываю, а улизну! Но не раньше второго круга совершеннолетия!
  Эрита попыталась достать старика, что не вышло и за что пришлось поплатиться новым синяком на плече.
  Ах да, имелась одна странность. Этот, в принципе бытовой диалог, происходил на чисто русском языке. Что держалось в секрете от посторонних. Хотя стоит отметить, что тайну происхождения Эриты знала прислуга, знали друзья лорда и даже король и тот был в курсе. Однако в высоком свете наказывают за те секреты, что не хранят, а не за те, которые знают все.
  - Ну что ж, значит, у меня есть ещё три года, чтобы вбить недостающее в твою пустую голову, - ухмыльнулся старик и угостил девушку новым синяком. - Ладно, хватит, возьми парные кинжалы, - строго произнёс он, со стойки одноручный меч. - Сейчас только парирование, я нападаю.
  За 'избиением' прошли два счастливых часа. Почему счастливых? Да потому, что дальше по программе шли танцы, верховая езда, астрономия, музыка, математика, экономика, всё это прерывалось на обед и заканчивалось ужином в шесть часов вечера. И да, мучиться предстояло до двадцати одного года. Впрочем, аристократы из-под подобного 'пресса' выходили что надо.
  За тренировкой Эриты с завистью наблюдал старший из братьев. Подошло его время постигать азы стали и пота. Вот только особого таланта в этом деле он не проявлял. И пусть Артур годам так к двадцати сделает из него умелого воина, но уровня сестры молодой человек не достигнет никогда. И Ферикс это знал, хотя данное знание его не растравило. Зная, он следовал наставлению отца, которое звучало просто - 'каждому своё'. Не в смысле, что он бездарь и никогда искусно фехтовать никогда научится, а в смысле, что у каждого человека есть свои сильные стороны и таланты. И необходимо развивать дарованное богами, а не тратить время на бесплодную зависть и сожаления.
  - Ладно, на сегодня всё, - придирчиво осмотрев загнанную до седьмого пота ученицу, подытожил наставник. - Переоденься и смажь ушибы мазью. Завтра стоит 'отлупить' тебя посильнее, что бы в твоей голове осталось поменьше места для всякой ерунды.
  Эрита надулась, но поймав хитрую улыбку старика, улыбнулась и сама. Поклонившись наставнику и кивнув брату, она покинула тренировочную площадку.
  Следовало переодеться, смазать ушибы мазью и немного отдохнуть, на всё это предусмотрительно отводилось около получаса времени. Странно, но всему перечисленному взмокшая от пота девушка предпочла другое и отправилась туда, где дел у неё в данный момент не должно было быть совершенно - на кухню особняка резиденции лорда.
  Приветливо кивая по пути служанкам, Эрита нашла на кухне двух сестёр близняшек - Агату и Ренату или просто Левую и Правую. Так звали их знакомые. Близняшки являлись бойкими, симпатичными и весьма сообразительными девушками лет двадцати. Осторожно затворив за собой дверь подсобки, где сёстры начищали здоровенный чан овощей к обеду, Эрита обратилась к девушкам. Конечно же, на местном диалекте.
  - Ну и как они?
  - По вечерам собираются в таверне 'Серебряный марлин', - начала Правая с самой важной части информации. - С утра и до обеда ходят в гарнизон тренироваться, - здесь девушка натянула кожу возле висков, изображая лётчика Иванова в бою над вьетнамскими джунглями. Таким образом Рената изображала кореянку.
  - 'Эта' ходит в гарнизон за компанию.
  - После обеда расходятся, только 'Толстенький' остаётся, - захихикала Левая. - 'Толстенький' стреляет из арбалета до самого вечера.
  - 'Заросший' идёт в столярную мастерскую, что у Рыбного квартала или в библиотеку ратуши, - перехватила инициативу Рената. - Он уже два раза беседовал с Артуром. А жуткий тип со страшной ухмылкой идёт в доки и там помогает рабочим. 'Мелкая' помогает тёте Анете на ферме. К семи они обычно собираются возле храма и идут ужинать...
  А эта, - снова растянула глаза Правая, - с ними в таверну не ходит, ужинает в храме. Хотя пару раз они брали её собой и угощали всякими местными вкусняшками.
  - И у тебя неделя. Через неделю приедет караван и заберёт красавчика, - захихикали девушки одновременно.
  Они конечно имели в виду Юру. По которому Эрита совершенно не вздыхала, но неосторожно подметила сёстрам, что хоть он и толстенький, но симпатичный.
  Эрита вздохнула, ей очень хотелось пообщаться с соотечественниками матери, но сделать это надо было так, чтобы не навредить репутации отца. Не то чтобы всё было очень строго, однако определённые нормы и традиции имелись и отступать от них не следовало.
  'Сложно, но можно!' - подытожила про себя девушка и начала продумывать с сёстрами и заодно её личными шпионками, план желаемой встречи.
  
  ***
  
  Юра смотрел в водную гладь фонтана и тихо охреневал. Хотя нет, уместно более грубое слово - 'испытывал сильные интенции взволнованной души к восхищению и непониманию'. Так как с его лицом, да и с телом, произошли некоторые изменения. С телом то понятно, ещё неделю назад он внезапно обнаружил, что если опустить взгляд вниз, то можно увидеть пальцы ног. Раньше это не удавалось по причине наличия живота. А вот лицо. С зеркалами-то напряжёнка.
  'Выпуклость', что имелась под подбородком, втянулась, как втянулись и щеки, показав, наконец, что у Юры вполне себе резкий подбородок. Припухлости под глазами также куда-то исчезли. Да и много разных других припухлостей ушли в историю. От чего его глаза перестали напоминать поросячьи, а стали очень даже человеческими глазами. С носом всё было в порядке и до этого, а сейчас хуже не стало точно. Вот только имелась в Юрином лице одна особенность: раньше оно выглядело большим и круглым, а теперь стало большим и 'квадратным', что не мешало этому лицу выглядеть довольно привлекательным. Не красавцем конечно, но что-то такое есть...
  Да и бог с ним с лицом, лицо это не главное. Плечи, что последние недели полторы постоянно болели, невидимыми домкратами подняло вверх, и теперь не только Юрино лицо было 'широким', но и широкими стали упомянутые плечи. Нет, он конечно и до этого выглядел не маленьким, но раньше хорошо подходило определение - 'месье конус'. Живот, кстати, и не подумал уходить, он нашёл себе новое место обитания. Пузо незаметно перебралось в грудную клетку! Отчего молодой человек начал напоминать армейскую тумбочку. Или 'древнего' робота из советских фантастических фильмов. Однако если сравнивать увиденное с тем колобком, вид которого Юра имел ранее, нынешний облик оценивался как замечательный. Нормальный такой 'гном первого уровня', только бороды не хватает.
  Здесь любование собой пришлось прервать, так как попаданец почувствовал, что ноги его подкашиваются, отчего он был вынужден сесть на бортик фонтана.
  Ноги болели, руки так просто отваливались. Радовало лишь то, что боль эта не шла ни в какое сравнение с болью недельной давности. Причина подобного недомогания была довольно проста.
  Сразу после завтрака в храме, вся компания направлялась к местному гарнизону на севере города. На воротах попаданцев встречал караул и после короткого осмотра пропускал внутрь крепости. Внутри имелось много всего, но наша компания шла на одну из тренировочных площадок, где, либо дожидалась грозного усатого начальника гарнизона, что выглядел увеличенной копией нынешнего Юры, либо разбирала тренировочное оружие и принималась отрабатывать нехитрые упражнения.
  В случае второго варианта, обычно проходило совсем немного времени, как к ним подходил наставник, оглядывал 'дремлющий боевой потенциал', вздыхал и раздавал короткие простые упражнения. Хотя, если подумать, не такие уж и простые.
  Первые два дня Юра отрабатывал простой удар сверху вниз, но не совсем вертикально, а немного по дуге, справа - налево. Тем же занимались и его товарищи. Простое такое движение, которое необходимо было резко начать и устойчиво закончить. Однако усатому мужчине понадобился не один час, чтобы втолковать Юре, что работать при ударе должны не только руки, но и мышцы корпуса и ног. И что сам удар должны 'выстрелить' ягодицы, а не Юрина дурная голова. И что ноги при этом должны стоять крепко, примерно на ширине плеч. И что вообще он нуб и ничего не понимает. С чем молодой человек был вынужден согласиться.
  Через два дня упражнение усложнилось. То же махание теперь выполнялось с шагом вперёд. Тут начала страдать Юрина шея, по которой без устали лупил прутиком начальник гарнизона - их текущий наставник. Недовольство 'Гуру' вызывало то, что голова молодого человека, при опускании тренировочного меча, постоянно порывалась 'клюнуть' кого-то впереди. А держать голову необходимо было прямо. Посматривая, не 'клюёт' ли тебя кто-то спереди.
  Ещё через два дня программа изменилась. Теперь вся компания, словно синхронисты, отрабатывали шаг назад с выставлением оружия перед собой. То есть тренировали простенький блок. После которого необходимо было вернуться на исходную позицию, контратаковав уже заученным ударом сверху вниз.
  Со стороны упражнение выглядело просто, но при его выполнении необходимо было следить за переносом веса, что с непривычки давалось сложно. Здесь болеть начали в основном ноги. И ягодицы, по которым, не стесняясь, лупил прутиком хмурый наставник. Но не от балды лупил, а только когда 'падаваны' начинали делать что-то неправильно. Лупил он и красавицу Туен, и, жутковатого, но по-своему обаятельного Колю и, конечно же, Юру. А вот Женю с Мариной почти не трогал, правда, они всё делали правильно.
  По задумке 'гуру', данное упражнение следовало выполнять до момента, пока тренировочный меч не начнёт задевать стенки траншеи. Той - которую должны выдавить в земле ноги. Чего ни разу проделать не удалось, по причине спасительного обеденного времени.
  Ещё через два дня упражнение приобрело новый смысл, а точнее начался простенький спарринг. Один бил тренировочным мечом сверху, а второй делал шаг назад и ставил нанесённому удару блок. Прямо как человечки с молоточками на старинных механических часах. С Туен, кстати, мечом не прочь был помахать и сам наставник, хотя обычно ставил ей в напарники паренька курсанта.
  И нет, тысячу раз нет! Юра не представлял и не мог себе представить, что значит махать мечом по пять часов в сутки. Не представлял и всё! Благо местный 'бальзам звёздочка' заживлял кровавые мозоли на руках буквально за одну ночь.
  К обеду компания заканчивала с тренировкой и плелась в храм есть местную кашу. Которая уже приелась, но которую, из-за требования организма к порции калорий, заливали в себя моментально. После обеда товарищи расходились по своим делам, а Юра шёл в гарнизон на 'продолжение банкета'.
  Здесь он занимал позицию в узком крытом стрельбище. Имелось в гарнизоне и более просторное стрельбище под открытым небом, но его после обеда обычно занимали лучники и арбалетчики местного ополчения, а под навесом тренировались только в непогоду, которую Юра здесь ещё ни разу не видел. Хотя два раза с утра заставал улицы мокрыми: видимо сильный ливень проливал ночью, а днём погода стояла отличная.
  Стрелял Юра не из того шикарного творения, что сейчас висело за его спиной и на починку которого ушла полученная за карцибел монета и почти все прочие сбережения. Хотя починка, по сути, заключалась в том, что мастера местной мануфактуры отдраили арбалет от 'грязи', сделали и натянули тетиву и изготовили специальный ключ, который отпирал крышку на торце приклада. Классических кузниц в Митунге не было, зато имелась королевская мануфактура - множество разнопрофильных цехов объединённых в одно производство.
  Стоит сказать, что с найденным в гоблинском логове арбалетом вышло немало мороки. После очистки его от плотного налёта выяснилось, что агрегат этот во всех отношениях странный. 'Ходила' тетива не поверх направляющей канавки, как положено на арбалетах, а заходила в специальную прорезь в 'балке'. Канавка направляющей болт выемки оказалась довольно глубокой, и болт не лежал на ней, а проваливался в 'ямку', точнее его требовалось провалить и защёлкнуть специальными держателями. Заодно выяснилось, что никакими болтами с наконечниками и оперением этот арбалет не мог стрелять технически. Для стрельбы из него требовались металлические 'пруты' весьма строгой формы и размера.
  Дальше - больше. Тетиву натягивала специальная 'рельса', что свободно ходила по несущей балке - некой основе, к которой спереди крепились плечи, а позади приклад. 'Рельса' эта захватывала тетиву хитрым механизмом, заводила за держатели механизма спускового и после отпускала для возможности спуска. Довольно хитро сделано, хотя технически просто и изящно. Вот только какая сила приводила в движение всё перечисленное, поначалу было совершенно непонятно. Точнее понятно, что магическая, вот только где она? Жмёшь на курки, а в ответ тишина. И это при том, что сдвинуть что-либо или даже просто поцарапать металл оружия не удавалось совершенно.
  Далее плечи. Нет, они гнулись конечно, вот только чтобы согнуть их до состояния, когда стало возможно накинуть тетиву, потребовались усилия четверых плечистых мужчин. И чем дальше плечи пытались загнуть, тем больше они сопротивлялись давлению.
  Отсюда вопрос, из чего делать тетиву? Благо мир то фентезийный. Ну, или почти фентезийный, в общем, подходящий материал имелся. Нет, не нити с хвоста единорога, которых здесь, к великому сожалению Марины, вроде бы и не водилось. А нечто похожее на тёмно-фиолетовый стальной тросик миллиметров пяти в толщину. Который сплели из множества более тонких нитей. И нити эти были естественного происхождения: встречались в местной породе при добыче руды. Благо медные рудники недалеко от города присутствовали, и необходимый запас хитрых нитей у мастеров имелся.
  Для организации починки арбалета был привлечён не только Женя, который уже успел 'прокачать 70 уровень по жестикуляции'. Пришлось привлечь Артура. Того беловолосого старика, что выступал переводчиком при покупке карцибела после стычки с гоблинами. Артур оказался человеком занятым, но, во время одного из своих рабочих визитов в местную ратушу, время выкроил.
  Так вот, материал для тетивы стоил дорого и за него, да и работу в целом, пришлось отдать футляр из драгоценного металла, заработанную монету и почти весь добытый на тот момент карцибел, который упомянутый Артур тут же у мастеров выкупил.
  Но вернёмся к тетиве, её натянули, заведя в прорезь. И даже выточили пару стальных 'гвоздей' точно под канавку и защёлки. Вот только ничего при этом не происходило: нажимы на курки, как и попытки сдвинуть 'рельсу' вручную результатов не давали. Решение нашлось в прикладе арбалета, точнее, в специальном винте, при повороте которого открылась закреплённая на шарнире крышка, открывшая доступ в полый приклад оружия. А дальше на помощь пришли местные мастера, которые на то и местные, чтобы в местных вопросах разбираться.
  Через Артура они рассказали, что, обычно, подобное магическое оружие приводится в действие карцибелом и что достаточно просто 'вплавить' кристаллы в корпус. Но с данным арбалетом при прикладывании красных камешков к металлу корпуса не происходило ровным счётом ничего. После неудачи с подзарядкой последовало предположение, что, возможно, артефакт этот имеет слабое место в виде необходимости каждый раз открывать крышку приклада и загружать топливо внутрь. Что порой бывает у некоторых, излишне читерских артефактов.
  Почётную роль закинуть в приклад шарик карцибела доверили Юре. После он затянул фиксирующий крышку 'винт' щипцами (удобный ключ изготовили позже) и нажал на первый курок... 'Вундервафля' ожила...
  'Рельса' щёлкнула, уехала под тетиву, перекрутила механизм захвата, тетиву схватила и почти бесшумно натянула, заведя её за защёлку спускового механизма. Далее захват тетиву отпустил и 'рельса' уехала к плечам арбалета, упомянутую тетиву дожидаться.
  Всё произошло столь внезапно и быстро, что Юра чуть не выронил арбалет от испуга. Оправившись, молодой человек вложил 'гвоздь' в направляющую канавку и вопросительно посмотрел на мастера.
  Слава богам хватило ума не стрельнуть в стену, мало ли кто мог находиться с другой её стороны. В потолочную балку стрельнули. Попортив глиняную черепицу... Черепица, кстати, находилась поверх досок, которые упомянутая балка держала. Оружие звякнуло тетивой и отправило 'гвоздь' в небо, пробив всё вышеперечисленное. Произошедшее ясно показало, что пробивная сила данного артефакта многократно превосходит обычные арбалеты. Чуть позже опытным путём выяснили, что выпущенные этим оружием стальные стержни спокойно проходят навылет ствол сорокасантиметрового дерева.
  Радость от обладания столь мощным оружием подпортило то, что стрельнула 'Вундервафля' на одном шарике карцибела всего три раза. И это при том, что шарик стоил по местным расценкам не один ужин в таверне. С гоблинов, кстати, 'падал' весьма хороший карцибел. Местные качество как-то по-своему определяли. В общем, не для Юриного первого уровня этот артефакт был создан.
  По этой причине, в гарнизоне попаданец стрелял из арбалета обычного, причём не самого тугого - тренировочного. Его и натягивать проще и болты из мишени вынимать не проблема. Вот только в отличие от найденного в гоблинским логове магического арбалета, арбалет тренировочный приходилось натягивать самому. Как итог, через четыре часа тренировки, процесс натягивания превращался даже не в каторгу, а в самый настоящий драматический экшен.
  Сегодня, выбившись из сил раньше обычного, Юра закончил занятия в гарнизоне на час раньше, немного отдохнул в общежитии и сейчас дожидался Марину на городской площади Трёх фонтанов. Девушка задерживалась и так как строгая договорённость о встрече отсутствовала, он решил направиться в таверну в гордом одиночестве. Молодой человек надеялся, что Коля или Женя уже там и можно будет поболтать (по крайней мере с разговорчивым Колей) и выпить перед ужином пару кружек вкусного и совсем не дорогого местного чая.
  - Привет 'Квадроснайпер', - с облюбованного стола улыбнулся молодому человеку Коля. Полюбившийся стол гопник всегда умудрялся занимать вне зависимости от количества посетителей.
  Поздоровавшись, он тут же протянул к товарищу руку, но не здороваться, а с требованием предоставить на ознакомление приведённый в порядок арбалет.
  - Д-а-а, - одобрительно протянул гопник, - без зелёной корки вещь шикарная.
  - Только не постреляешь, - буркнул молодой человек.
  - Это ты зря. Просто с этим 'гвоздомётом' надо на серьёзное дело идти, чтобы приход превышал расход. А болтов к нему тебе сколько сделали?
  Юра вытащил из сумки три вязанки 'гвоздей' - стальных стержней сантиметров по двадцать пять в длину и чуть более сантиметра в толщину. Весьма тяжёлых, много таких не потаскаешь.
  Коля вынул из связки два 'гвоздя', потрогал заточку, постучал металл друг об друга и одобрительно произнёс:
  - Стальные, не халтурят местные.
  - Ага, у них там даже токарные станки есть, - кивнул Юра.
  Гопник откинулся на спинку стула и задумчиво произнёс:
  - Странно всё это. Одной ногой этот мир уверенно шагнул в век двадцатый, а другой, - указал мужчина на кинжал у себя под мышкой, - крепко стоит в семнадцатом. - Про твой арбалет я вообще молчу: даже без микрометра видно, что он выполнен совершенно или близко к совершенству.
  - Ты имеешь в виду, что ружей нет? - понял мысль Юра. - Так может, не догадались они как их сделать, это же идея нужна, чертежи всякие.
  На это гопник растянул рот в широкой улыбке, демонстрируя своё сочувственное отношение к аналитическим способностям собеседника.
  - Ага, не догадались, скажешь ещё. Сходи к береговым фортам, посмотри на пушки. Они мало того, что железные, у них в стволе нарезка есть. А нарезной ствол это уже не игрушки и тем более не каменный век. Следит здесь кто-то за прогрессом, что бы не ускакал он куда не надо, дабы не плодить всяких задротов, что будут жопу за компом просиживать, - вздохнул мужчина. - Кстати, как там твоя меткость? Растёт? Арбалет ты Маринке ловко направил.
  Юра улыбнулся. Женя и Марина неделю назад взяли первые уровни, правда, немного читерским способом. Хотя если уровень дали, то наверно не читерским.
  Из города в море выходило множество ливневых стоков, да и вообще, подземных сооружений здесь было куда больше, чем надземных. В общем, в этих стоках обитали монстры очень похожие на здоровенных крыс. Странные такие крысы, бегали они на четырёх лапах, но все остальные дела делали на двух, довольно ловко пользуясь при этом передними конечностями. Заодно крысы были 'крупнокалиберные' - более метра в длину.
  Стоило кинуть перед стоком рыбину, как в течение получаса появлялись монстры, а под вечер это происходило и того быстрее. В гарнизоне, после поручительства Артура, удалось получить добро на вынос арбалета. Данный факт упомянутых крыс сильно не порадовал.
  Женя подстрелил свою добычу со второй попытки, а вот у Марины возникли некоторые проблемы. Пусть согласилась стрелять 'по бедным зверькам' она почти сразу, лишь только этих 'бедных зверьков' хорошенько разглядела. Но вот попасть по ним девушка никак не могла, так как в момент нажатия на спусковую скобу зачем-то крепко жмурилась и поднимала оружие немного верх.
  Крысы оказались существами сообразительными и после двух - трёх промахов выползать к халявной рыбине отказывались категорически. От чего пришлось сменить несколько ливневых стоков. На третьем из ситуации вышли тем, что Юра, направляя, придерживал арбалет сбоку, а Марина, крепко зажмурившись от происходящего вокруг безобразия, нажала на спуск и 'метко' отправила монстра на перерождение, взяв при этом свой первый уровень. Что её несказанно обрадовало.
  - С меткостью у меня полный порядок с первого дня тренировок, - гордо сообщил Юра. - Сейчас постепенно отодвигаю мишень. Правда если дистанция больше двадцати пяти метров, мажу в цель с кулак и меньше. Но тренировочный арбалет та ещё деревяшка.
  Здесь молодой человек сделал паузу и виновато посмотрел на Колю.
  - Ну выкладывай уже, не кривляйся, - словно сверхчувствительный 'сейсмограф' зафиксировал гопник наличие важного вопроса.
  - Как знакомиться с девушками? - выпалил Юра и заметно порозовел лицом.
  Как знакомиться с противоположным полом в прошлой жизни много рассказывал телевизор. Вроде как подходишь и говоришь: 'Йоу, чувиха затусуемся?' Но почему-то в этом мире данный подход начал казаться не жизнеспособным. Особенно для знакомства с дочкой лорда, да и вообще с любой приличной девушкой. Так как не чувиха она совершенно. Но и что-то напыщенное, вроде опускания на колено с дифирамбом: 'Леди, я был сражён стрелой вашей красоты...', также представлялось нежизнеспособным.
  Коля отнёсся к вопросу взвешенно и серьёзно, пусть и в своей манере.
  - Хм, мотай на ус сынок, старый гопник смыслит в подкатах. Для начала запомни, шанс познакомиться с совершенно незнакомым человеком всегда ниже, что с тем, которого ты знаешь хотя бы в лицо. Вывод?.. Прояви стратегию, покрутись рядом, примелькайся. Сделал? Далее, подходишь к девушке и ненавязчиво завязываешь разговор: мол 'вы откуда такая красивая?', 'вы случаем не тем-то занимаетесь?' или, на худой конец, 'погода сегодня редкостное о боже мой...', а после, заполучив внимание, наносишь главный удар фразой: 'а ты чем увлекаешься?' И, собственно, всё. Преимуществ у данного подхода три. Первое - ты просто подошёл и начал беседу, на что вас - малолетних дрочеров, постоянно не хватает. Второе - важно показать не то, насколько ты офигенный, а то, что девушка тебя интересует, и интересует не только как 'жопа с ручкой'. Узнать надо, кто она там и какие у неё интересы. И рассказ об этих интересах необходимо выслушать с закрытым ртом, внося лишь короткие, преисполненные искреннего внимания уточнения. И третье - когда ты о её интересах узнаешь, то поймёшь, стоит ли вообще с ней мутить или нет. Ну и отшить конечно могут. Но из-за отшива расстраиваться не стоит: если перспективы в отношениях есть, отшив почти исключён. Усёк?
  После Коля довольно залыбился и продолжил:
  - Но в моём возрасте знакомиться надо по-другому, - и мужчина повёл глазами бёдра идущей мимо подавальщицы, после поймал её взгляд и обольстительно (в Колином варианте) улыбнулся. Подавальщица захихикала.
  - Но ты это, такой пример не бери, это плохой пример, это для гопников... Тебе первый метод. Да и Жаклиночка не одобрит.
  Таинственную Жаклин, с которой сейчас сожительствовал гопник, Юра ещё ни разу не видел. Но всезнающий Женя выдал краткую и совсем не философскую характеристику: 'Баба - динамит...'
  Юра принялся обдумывать слова Коли и нашёл их разумными. И даже не обиделся на 'малолетнего любителя взрослых картинок'.
  В таверну, словно меленький ураган, ворвалась Марина и направилась к товарищам, не показывая ни тени страха, что испытывала при первом визите сюда. Наткнувшись на группу матросов, которые ссорились в проходе, она принялась ловко протискиваться сквозь них. Матросы от вида Марины заулыбались и ссориться перестали.
  Сейчас девушка была одета в простое кремовое платье и простенькие же кожаные ботинки, что раздобыла ей хозяйка фермы. Женя также достал где-то потёртые тёмные брюки и светлую льняную рубашку. Надо отметить, что во время охоты на крыс компания добыла некоторое количество карцибела и камней ментальной силы. Однако после учинённого геноцида, крысы резко перешли на строго ночной образ жизни. Да и большая часть добытых камней ушла на починку Юриного арбалета.
  Женя, после своего первого визита в поместье Лорда, где ему удалось без лишних проволочек пообщаться со стариком - переводчиком около часа, рассказал массу интересного. В том числе и то, что красные и синие камушки необходимо держать при себе или рядом с собой, иначе они начинают рассеиваться. Постоянно носить в кармане карцибел и камни ментальной силы не требовалось, но присутствовать рядом с трофеями по пару часов в день было необходимо.
  - Привет, привет! - звенела девушка, устраиваясь рядом с Юрой.
  - Здравия целителям 'сотого уровня', - ухмыльнулся Коля.
  - А-а-а, какой красавец, - завздыхала Марина на арбалет. - Дайте подержать!
  От веса оружия она ахнула и долго разглядывала почему-то не конструктивное устройство, а узор чёрных завитков на прикладе.
  Выглядел арбалет достойно. Все мелкие элементы были выполнены из чёрного, словно сажа металла, как и длинные плечи оружия, что раскинулись сантиметров на семьдесят. Несущая балка и приклад имели цвет платины и по ним бегали завитки тёмного фрактального узора.
  Налюбовавшись артефактом, Марина затараторила обо всём и ни о чём одновременно, что, наверно, умеют делать только женщины и сотрудники спецслужб. Коля, тем временем, отправился заказывать чай на троих.
  Не успели товарищи приняться за напиток, как обычный для таверны гул внезапно смолк, уступив место настороженной тишине. Тишина эта, целиком и полностью, была связанна с беловолосым стариком, что являлся обладателем военной выправки, точёного лица и серебристого камзола со сверкающей шпагой на поясе. За Артуром - а это был он, следовал Женя. Философ выглядел немного взволнованным, при этом было заметно, что его волнение дополняет хорошее настроение. Артур подошёл к компании, поклонился и официально произнёс:
  - Я бы хотел обсудить с вами некоторые вопросы, не составите ли мне компанию в трапезной гостиницы.
  При этом глаза старика с интересом изучали Юрин арбалет. Причин отказывать не было, да и Женя люто гримасничал, указывая на необходимость немедленно согласиться на предложение Артура.
  'Трапезная' оказалась шикарным рестораном с дорогими коврами, рубиновой обшивкой стен и шикарной коричневой мебелью. Юра уже знал, что портовая гостиница, в диссонанс с таверной под ней, ориентирована на состоятельных гостей, что прибывали сюда с визитами на судах, во множестве заходящих в порт с разных уголков окружающего, но пока ещё неизведанного мира.
  Как ни странно, сейчас просторный зал пустовал. Причина этой пустоты вполне вероятно заключалась в том, что перед дверью, которая вела сюда с кухни, стоял человек в сверкающей кирасе и мечом на поясе, и человек этот совсем не походил на официанта. Пропустив гостей, он кивнул Артуру, затворил дверь и остался стоять за ней.
  Пустоту в помещении нарушала лишь одинокая женская фигура в плаще и с закрытым капюшоном лицом, что сидела за большим круглым столом в одном из углов зала. На столе перед ней стояли чашки, пара керамических чайников и вазы с фруктами и сладостями, что недвусмысленно приглашали компанию к столу. Приглашением этим товарищи не преминули воспользоваться, подойдя поближе.
  Женская фигура откинула капюшон и взглянула на пришедших блестящими светло-серыми глазами.
  - Здравствуйте, - на чисто русском языке, произнесла Эрита.
  - Привет, а ты чем увлекаешься? - внезапно выпалил Юра, не ожидая такого от себя совершенно.
  На что Коля растянул рот в самой широкой улыбке на какую только был способен.
  
  
  Глава 8. Неигровой момент.
  
  ***
  
  Глава, в которой трандец подкрался и навалился.
  
  ***
  
  
  Пояснение по миру: на материках заточенных под попаданцев, существуют летающие корабли, однако они не универсальны. Ограничение на их использование наложено тем, что, первое - корабли эти могут летать только над твёрдой поверхностью, опираясь на естественное магнитное поле земли. Второе, для их полёта требуется высококачественный карцибел. Обычно воздушные суда фрахтуют высокоуровневые команды попаданцев, расплачиваясь непосредственно карцибелом. Королевская мануфактура воздухоплаванья, отвечающая за воздушный транспорт, берёт оплату частично или полностью 'топливом' и излишки, оставшиеся после перевозки пассажиров, использует для государственных нужд. В общем, хотите пролететь двести километров, будьте готовы 'залить в бак' на четыреста.
  
  ***
  
  Немного географии, но немного, чтобы не утомиться. Даже при небольшом увеличении диаметра шара его площадь значительно возрастает. Это к чему? К тому, что радиус планеты, на которой происходят описываемые события, почти вдвое больше радиуса земли. То есть она - весьма немаленькая планета. Хотя всё относительно и познаётся в сравнении.
  Народу на планете живёт немного, но опять же, сравнительно. Есть целые материки, незаселённые людьми вообще. Имеются материки густо заселённые, при этом вряд ли кто-то из жителей внятно объяснит вам, кто такие заблудшие и что они здесь делают. По причине того, что не видели они их вовсе, пусть и слухи доходили. За уровнем технологий Администраторы пристально следят по всей территории планеты, в основном через местную религию, вес которой изредка подкрепляют, превращая в пыль наиболее злостных нарушителей.
  Но Бог с ними с этими материками, возможно, мы на них когда-нибудь заглянем.
  Материк, на котором сейчас находятся Юра и товарищи, носит имя Гинтарион. Он и ещё два материка на планете - вотчина заблудших и демонов. На соседних с Гинтарионом материках о заблудших конечно знают, более того, они на них периодически появляются, дабы выполнить разные специфические и не очень задания. Гинтарион своей формой очень напоминает ножку гриба. Шляпкой же является соседний материк - Орингел, правда 'сидит' шляпка не вплотную, так как два 'куска' суши разделяют примерно полторы тысячи километров водной глади.
  Заселён соседний материк довольно плотно. Хотя стоит держать в уме, что никаких городов - миллионников здесь нет. Тот же Митунг, являясь крупным портовым городом со своим лордом, гарнизоном, портом, небольшим патрульным флотом и много чем ещё по мелочи, насчитывает всего тридцать пять тысяч жителей.
  Территорию Орингела делили два королевства - Виллария и Дризен. Ну делили и ладно, важно лишь то, что данные королевства постоянно воевали друг с другом. Отчего порядка в них было куда меньше чем в Виринтеле. Ещё интересно то, что у южной окраины соседнего материка имелось множество вполне пригодных для жизни островов, на которые королевская власть Дризена и Вилларии не распространялась совершенно. Не до них им было, других проблем хватало. И то, что творилось на этих островах, довольно хорошо отражает уже ставшее нарицательным слово Тортуга - пираты, контрабанда, разбой и всё такое. Вот только размах куда шире. Да, да, с севера на Митунг повеял ветерок не самых лучших перемен...
  Стоит отметить ещё один момент. Пираты последние годы всё больше нападали на торговые корабли Вилларии, серьёзно мешая морской торговле и частично парализуя снабжение. Возможно потому, что сосед, который Дризен, имел в затяжной войне всё больше успеха и втайне помогал флибустьерам, искусно направляя их гнев. Возможно помогал... Хотя нет, не может быть такого! И новенькие фрегаты пираты находили в 'волшебных бухтах', и порох с ядрами сами делали, и инструкторы королевского флота посещали острова исключительно ради полезного для здоровья островного воздуха.
  В порт Митунга, поблёскивая позолоченными боками, вошла пузатая двухмачтовая каравелла...
  
  ***
  
  В порт Митунга, поблёскивая позолоченными боками, вошла пузатая двухмачтовая каравелла. Корабль не спешил направляться к причалам, да и не мог он причалить без посторонней помощи. Спустив почти все паруса, судно принялось терпеливо ждать небольшую шлюпку, что подгребала к нему со стороны пирса.
  Со шлюпки, оставив дожидаться на вёслах четырёх плечистых матросов, на борт поднялись двое: представительный усатый мужчина в тёмном кожаном плаще поверх форменного зелёного камзола и интеллигентного вида служащий с плешивой шевелюрой, круглым лицом и большими очками. Служащий держал в руках внушительного размера папку, в переплёт которой предусмотрительно встроили отделение для самопишущего пера.
  На отдраенной до блеска палубе, этих двоих дожидался плотный лысый мужчина важного вида, чуть позади которого расслабленным изваянием стоял второй встречающий - сухой и темноволосый, с бегающими внимательными глазами человек. Два десятка матросов спокойно занимались своими делами, с интересом поглядывая на визитёров.
  Митунгский портовый инспектор, которым являлся мужчина в тёмном плаще, коротко, строго, но вполне приветливо поинтересовался:
  - Место отбытия и цель визита?
  На что лысый 'толстяк' взволнованно отрапортовал:
  - Мы к вам издалека, земли Орингела, королевство Виллария, город Зомминург, груз торговый везём.
  И купец неопределённо махнул на северо-запад.
  - Почему не причалили в Зораме? До него же вам ближе. И не слышал я о городе Зомминург? - дотошно и с интересом начал выспрашивать инспектор.
  Купец принялся неторопливо и с волнением объяснять. Весь вид его при этом показывал, что волнение возникло не от страха, а от делового предвкушения.
  - Так в том-то и дело, что причалили мы сначала в Зораме, приценились. Груз наш олово, мигитур (местный металл), пчелиный воск, и сорок бочонков витурилового каучука. А взамен взять бы нам раствора карцибела, меди, кленового капа и ваших местных сухофруктов, говорят очень они здесь хороши. А в Зораме то мы выяснили, что конкурентов много, да и медь дорогая. Вот и решили к вам. А город наш Зомминург - мы только третий год морскую торговлю ведём. Лет двадцать назад город захолустный был, но толкового лорда поставили, и расцвело место.
  Всё сказанное не являлось чем-то притянутым за уши, хотя и требовало дополнительной проверки и уточнения. Инспектор вопросительно посмотрел на портового чиновника. Тот одобрительно кивнул, поправил очки, раскрыл папку и что-то пометил на листе плотной желтоватой бумаги. После, чуть гнусавым голосом, протянул:
  - Можете причалить, но мы вынуждены провести полную проверку груза.
  Купец на это счастливо улыбнулся.
  - Конечно, конечно, нам скрывать нечего. А торговля и так выгодна, а коли выгодна, то никакой контрабанды, смысл то.
  Инспектор свесился за борт и крикнул матросам, что всё в порядке, и чтобы те возвращались в порт. Отправив шлюпку, он, провожаемый купцом и его худощавым помощником, направился к рулевому указывать путь к свободному причалу. Темноволосый помощник купца тем временем с интересом оглядывал портовый город, периодически задерживая цепкий взгляд на бастионе, что закрывал бухту порта с северо-запада. И закрывал, надо сказать, удачно, заодно защищая от атак с моря большую часть города.
  Берег с запада на юг шёл ровно, был слегка отвесным и хорошо укреплённым от эрозии, а в море, через равные промежутки, устремлялись линии бутов, призванных морскую волну погасить и успокоить. Но ровная линия берега внезапно обрывалась и резким зигзагом проваливалась вглубь материка. Однако метров через сто, невидимый архитектор словно заметил, что 'карандаш пошёл не туда' и попытался 'помарку' исправить, плавно поведя линию берега дальше на юг. Однако некий 'зацеп' был им создан.
  На острие этого естественного 'клыка', стояла башня массивного форта. Частично избежать гнева больших стационарных пушек можно было подойдя к городу вдоль берега с востока. Для пресечения подобного на восточной окраине города виднелись стены ещё одного небольшого форта, созданного чтобы нежеланному манёвру помешать. Также небольшой дозорный пост имелся и на западной окраине города, сразу за большим строением резиденции Лорда. Правда своей огневой мощью он не обладал.
  Оглядев форт, помощник принялся изучать планировку порта, который не мог похвастаться большими размерами, но при этом выглядел продуманным и благоустроенным. В море уходили с десяток добротных каменных пирсов, что могли вместить до двадцати кораблей. Увы, кораблей лишь малого и среднего водоизмещения. Пусть на широких пирсах имелись хитрые швартовочные механизмы, но большими глубинами порт не обладал. Сейчас здесь ютились два военных корвета приписанных к городу, три не сильно больших, но представительных галеона и с десяток многовесельных баркасов, обеспечивающих рыболовство и прибрежную торговлю.
  Всё это помощник сканировал внимательным взглядом, но как-то без особого интереса или с интересом тщательно скрываемым.
  Приблизившись к берегу под чутким руководством инспектора, судно дождалось двух шлюпок, что подвезли концы швартовочных канатов и после, отлаженной процедурой, каравеллу осторожно подтянули к пирсу швартовочными механизмами.
  - Редкий порт в Вилларии позволяет зайти с таким удобством, - с некой завистью подметил купец, оглядывая юркие 30-пушечные корветы.
  - Удобное место, - согласно кивнул инспектор, - разве что обделено глубиной, в этом мы проигрываем Зораму.
  На пирсе судно уже дожидался отряд досмотра - десяток мужчин в типовых кожаных плащах, военных камзолах и с палашами на поясе. Дождавшись трапа, они сноровисто поднялись на борт, отсалютовали инспектору и рассеялись по кораблю, произведя дотошный осмотр. В том числе таможенники пользовались специальными медальонами, призванными показать пустоты, живой груз и опасные ингредиенты. Работала таможня умело и уже спустя полчаса экипаж 'торговца' из личностей со знаком вопроса превратился в ценных гостей. Так как всё заявленное полностью соответствовало реальному положению вещей. А торговля, как известно, немалый залог процветания.
  Уладив формальности, купец с помощником направились в портовую канцелярию, а матросы и офицеры рассеялись по тавернам в поисках хорошей кухни, вина и заслуженного отдыха.
  Кроме этих, положенных любому торговому кораблю людей, на берег сошли ещё двое. Грубоватый, но не грубостью, а суровостью, мужчина средних лет, одетый в бежевый пиджак и брюки и, сопровождавшая его, красивая, рыжеволосая и в меру жилистая женщина в изящном, но неброском светлом платье. В мужчине, кроме широких плеч и военной выправки, немедленно бросалась в глаза тёмная, аккуратно подстриженная борода, что окаймляла лицо со слегка седыми, в цвет бороде, волосами. Взгляд этого человека был тяжёл, и в нём чувствовалось непонятное напряжение.
  Пара много гуляла по городу. Посетили путешественники и местный храм, и шумный Митунгский рынок, что расположился недалеко от порта. Заглянули они на западную окраину города, где долго бродили между шикарных особняков зажиточных граждан, уютные сады которых отделяли от дороги изящные кованые решётки. С интересом разглядывала пара красивую резиденцию лорда, что смотрела на море выступающими нарядными флигелями. Прогулялись они и возле фортов, но близко к ним не подходили, дабы не демонстрировать излишний интерес.
  И никто к этой паре не подошёл, а если бы и подошёл, то узнал бы, что они путешествующие вилларские дворяне. Что, собственно, не редкость, да и манеры и стиль речи у пары выглядели бы соответствующе. Разве что жена бородатого землевладельца чересчур мускулиста для подобной роли, но и это не редкость, очень даже случается.
  Иногда 'туристы' встречались с помощником купца - сухим темноволосым мужчиной с непоседливыми глазами и негромко обсуждали что-то, прогуливаясь в процессе по набережной. А после обычно шли есть, но не в портовую таверну, а на Площадь трёх фонтанов, где имелось заведение поприличнее. Ну или не приличнее, а для другой публики, что ли.
  В обед второго дня 'торговец' опустошил свои трюмы, но уже под вечер третьего, они были полны новым грузом. Команда 'затекла' на борт родного корабля, два вёсельных баркаса осторожно отвели корабль от пирса, и каравелла, поймав не стойкий порывистый ветер, отправилась на северо-запад. Но стоило берегу скрыться из виду, как алый флаг с чёрной птицей был снят, и его место заняла обвивающая золотой меч синяя змея на белом фоне.
  Под новым флагом каравелла проследовал на восток около двухсот километров. Здесь она обрела вид на сушу, после чего шкипер вывел судно к скоплению безжизненных скалистых островов, которые не желали дать морским путешественникам даже пресной воды, не говоря уже о дичи и древесине. Однако чернеющие на горизонте глыбы служили прекрасной защитой от любопытных глаз и морского волнения. Здесь, в гостях у мрачных берегов, ждали своего часа три прекрасных 60-пушечных линейных корабля.
  Дальнейшие события неизвестны, зато известно содержание некой беседы, что происходила чуть ранее в капитанской каюте 'торговца' в момент его отплытия из порта. В беседе участвовала пара 'дворян' и худощавый помощник купца.
  - В городе сейчас пять заблудших душ, успокаивает лишь то, что они в нашем мире не более месяца. За город ходил лишь один, вернулся побитым и больше вылазок не предпринимал, - скрестив руки, мрачно начал подведение итогов разведки темноволосый мужчина с беспокойными глазами.
  - Ну и замечательно, - взял слово чернобородый, - как запахнет жареным забьются вместе с жителями под землю. Всего-то. Более того, жрецы их туда впереди всех и загонят. Не вижу абсолютно никаких проблем.
  В разговор вступила рыжеволосая женщина:
  - Через несколько дней в Митунг придёт плановый караван, собирающий заблудших появившихся в прибрежных городах. Если мы не успеем до его прибытия, ненужных глаз может оказаться больше. Караван не задержится в городе больше суток. Может переждём недельку, пока заблудших не увезут из города?
  - Мы не можем ждать 'недельку'! - повысил голос бородач. - Скоро начнётся сезон штормов, да и припасы не вечные, а пополнить их непросто. И с какого момента вы стали такими богобоязненными? Пятеро их там будет или десятеро, они здесь недавно, поэтому не опаснее новорождённых телят. Их всех загонят под землю. А если не загонят, то что? Даже попади они в пыл битвы, чего нам бояться пока 'игрушки' на борту. Ну укокошим мы парочку заблудших, с чего Богам вмешиваться? Ещё и спасибо скажут! Их вроде за этим сюда и присылают.
  - Ритор, зачем ты вообще взял с собой это мракобесие, - возмутился худощавый мужчина, которого звали Мардес.
  - Это 'мракобесие' творит чудеса в умелых руках! - ухмыльнулся чернобородый Ритор. - Главное не попадаться с ним на глаза кому не надо. Да не смотрите вы на меня так, я говорю: запрещённые технологии останутся на борту! У нас восемьсот человек профессиональных головорезов, против двухсот парней стражи и гвардии лорда. Да, не спорю, местные хороши. Но мы же за ними под землю не полезем! Очень сомневаюсь, что они станут биться до последнего. Наше дело малое - вытащить архив ратуши, взять добычу и, по возможности, заложников из местной знати. Как конфету у ребёнка. Алаира, Мардес я вас не узнаю! Одни мы чего стоим!
  - Ещё двадцать человек охраны прибудет с 'караваном' - вздохнула рыжеволосая Алаира. - И мы не знаем, как поведут себя местные, это не грабить прибрежные города Вилларии где все забиваются под землю, при одном только нашем виде. Опять же, как сработает диверсионный отряд...
  Здесь бородач нахмурился и внёс веский довод.
  - Не забывайте, мы здесь по приказу командующего. Да, нам приказано не лезть на рожон, но это не значит сплавать туда - обратно без всякого результата. Мы 'Пираты чёрных вод' или кто, в конце концов? Но да. Если штурмовики провалятся, я сразу дам приказ отступать. Если нет, заутюжим город, выгребем ратушу, портовый архив, особняк лорда и к утру растворимся в тумане. При этом утюжить будем так, чтобы ни одному идиоту не пришло в голову остаться на поверхности! И ещё, в этот раз будем пай-мальчиками - постараемся действовать без излишней жестокости. Это снизит шанс форс-мажора с заблудшими. Если они умрут от наших рук в честном бою, Хранители не возмутятся. А если хранители не возмутятся, то шанс вмешательства Богов нулевой. И вы, мать вашу, как послушники при храме!
  - Ладно, убедил, - кивнул Мардес, - у меня от квартала знати до сих пор руки чешутся. Там одного Хирумского стекла должно быть векселей на двести.
  Последней сдалась Алаира. Но прежде чем выразить своё согласие, она обратилась к Ритору:
  - Я понимаю твоё недовольство нашими сомнениями, но пойми одно: Виринтел для заблудших - дом родной. Это у нас они диковинка, а здесь их материк. На этой земле многое крутится вокруг них, поэтому и вмешательство Богов куда вероятнее. Но, уверена, если глупостей не делать, то всё пройдёт нормально. Так точно без глупостей?
  И она строго посмотрела на Ритора. Тот молча поднял руки на уровень плеч, раскрыл ладони и растянул грубое лицо в обезоруживающей улыбке.
  С мнением Алаиры приходилось считаться: пусть операцией в целом командовал Ритор, диверсанты находились в подчинении рыжеволосой воительницы.
  Женщина продолжила:
  - С наступлением темноты вокруг города активируют магический барьер, вариант с высадкой десанта и атакой с суши отпадает автоматом.
  Слово взял Ритор:
  - Хорошо, тогда выходим в море и ждём пасмурной погоды. Корабли должны подойти на расстояние спуска шлюпок ровно в момент опускания сумерек. В одиннадцать стемнеет, а в двенадцать сменится ночной караул. После смены охрана фортов перейдёт на ночной режим: запрут все двери и вообще будут начеку. Итого у десанта всего час на попытку захвата фортов. Если провалимся в этот час, в ближайшие лет десять провернуть подобное будет на порядок сложнее.
  Собеседники одобрительно кивнули.
  
  ***
  
  Примерно в это же время Юра с товарищами наперебой рассказывали Эрите о ставшей теперь такой далёкой и недоступной родине.
  
  ***
  
  Ночь стояла тёмная. Это была одна из тех ночей, когда под утро свинцовое небо прорвёт резким холодным ливнем, от которого в первую часть дня будет холодно и промозгло.
  Колю темнота не смущала, и он вразвалочку, по хозяйски шёл по портовой улице. Сегодня мужчина засиделся в таверне и сейчас спешил к своей пассии, так как пассия была строгая и вообще очень в его вкусе. Сильно по поводу позднего возвращения Коля не волновался: пусть за поход 'налево' капитанша местной гвардии скорее всего сразу отрежет ему голову, но за опоздание наверняка лишь слегка пожурит и заставит отрабатывать на мягких матрасах. А мужские силы, после очищения крови от алкоголя, в Коле имелись. Заодно, настроение последние дни стояло приподнятое, так как таинственные Хранители явно были им и его друзьями довольны, что крайне благотворно отражалось на ночном сне.
  Сон попаданцев в этом мире являлся штукой специфической. Заснув, они попадали в некий третий мир, а дальше по обстоятельствам. Если некая сила считала направление твоего движения сомнительным, само существо спящего обжигало невыносимой болью и в течении ночи приходилось прикладывать неимоверные духовные усилия дабы 'выгрести' подальше от порождающего страдания океана тьмы. Если же хозяева этого мира были тобой довольны, сущность погруженного в сон человека согревало умиротворяющим светом, в котором было столь хорошо набираться сил для нового дня. Ещё, почти сразу выяснилось, что, для нормального сна вовсе не обязательно быть 'первым святым на деревне', требовалось лишь постоянно развиваться, обучатся и по мере сил искать приключения на пятую точку. Очень приветствовалось, когда в процессе этих приключений умирали монстры. Ну и заодно, делать ближнему откровенное дерьмо очень не рекомендовалось, как и лизать этому же ближнему разные интимные места. В переносном смысле, конечно.
  - Хранители, Боги, заблудшие... - ворчал идущий по тёмной улице гопник, - эта лапочка (Эрита) постоянно о них талдычила, но, видать, сама толком ничего не понимает. По её словам выходит, что Хранители - это некто кто с нами возится, но не люди. И наблюдатели, что в статусе разное пишут, вроде они и есть. Хранители эти тесно связаны с Богами, что здесь за всем следят и выглядят как люди, но не люди. А... нафиг, пусть Жека во всём разбирается.
  Закончив ломать голову над темами серьёзными, Коля принялся коротать дорогу за одним из своих любимых занятий - 'бардовским делом'. Родись гопник в Питере, звучало бы его творчество во всех питерских маршрутках. Но родился и умер он в селе 'Малые бодуны', так что никто кроме собутыльников его творчества не слышал. Жаль только рифмы в голове сегодня крутились сомнительные.
  - Темным вечерочком, спёрли из колхоза,
  Спёрли из колхоза, двадцать тонн навоза...
  Про навоз стихов совсем не хотелось, но гопник не сдавался, ведь тема тёмного вечерочка зацепила.
  - Тёмном вечерочком, я с дояркой Надей,
  У пруда ночного вышел погулять.
  Страстно обнимая и на груди глядя,
  Девственность у Нади я решил забрать.
  Новый вариант Коле понравился больше. И хотя навоз уже продали, а деньги пропили, звучало всё равно пошло и по-колхозному. Да и Надя не дура, девственность кому попало не отдаст.
  - Тёмным вечерочком, я с цыганкой Розой,
  У пруда ночного вышел погулять.
  Страстно обнимая, в томны очи глядя,
  Уста её горячие, стал я целовать.
  - О, - подытожил Коля, - для первого куплета сойдёт.
  Но родиться второму куплету было не суждено, так как позади послышалось пыхтение. Рука гопника рефлекторно потянулась к кинжалу под левым боком, но он тут же опомнился, хмыкнул и обернулся.
  Тяжело дыша, на него смотрел Женя.
  - Чё такое? И ты как меня нашёл?
  - Я чувствую, - непонятно ответил задыхающийся философ, - люди умирают.
  После указал сначала в сторону порта, а после на восток города.
  - Там и там?
  Коля посмотрел на него, развернулся и вразвалочку направился обратно в сторону порта.
  - Ты куда? - не понял его действий Женя.
  - Туда где умирают... И заодно послушать твою исповедь.
  - Какую исповедь? - растерялся философ.
  - В первую очередь про окно статуса, а после, если духа хватит, про прошлую жизнь.
  - Надо предупредить! - коротко выпалил Женя.
  - Кого предупредить? Я-то с жинкой общаюсь исключительно языком жестов и прикладыванием рук к телу в известных местах... Пилить до Артурчика? И что мы скажем в поместье в двенадцать часов ночи? Давай уже, выкладывай статус. Всё что было в той жизни здесь уже не важно.
  От последнего аргумента Женя сдался, жестом задал более точное направление и на ходу начал пересказывать свой статус.
  
  **
  Уровень: - 1.
  Ментальная сила - новичок. Сосредоточение - новичок.
  Сила: - 2
  Ловкость: - 2
  Телосложение: - 3
  Интеллект: - 4
  Удача: - 0
  Обаяние: - 0
  Поддержка богов: - -1
  Навыки: - тёмная магия - новичок; повелитель теней - начинающий; поднятие нежити - новичок; чувство смерти - новичок.
  Особое умение: - чем больше вокруг хаоса и смерти, тем быстрее восстанавливаются ваши ментальные силы.
  Особый бонус: - обман, как врагов, так и друзей, даётся вам особенно легко.
  **
  Временный бонус - На одни сутки вы способны предоставить союзнику защиту теней. Доступно дней - 1. Применение умения на себя невозможно.
  **
  Чёрный наблюдатель: - Коля в 'акуе...'
  Белый наблюдатель: - И есть с чего.
  **
  
  Коля на ходу повернулся к Жене.
  - Это, в общем желание узнать, чем ты занимался при жизни у меня отпало. Но два вопроса имеются: что даёт 'Повелитель теней' и как ты меня нашёл.
  - Я могу призывать что-то вроде темной массы, - принялся объяснять Женя. - По-видимому, она ослабляет и удерживает, но убить не может. Я пробовал на крысах. Призыв возможен только в тени и подходит не всякая поверхность. Ночью эта штука сильнее. А тебя, Марину и Юру я просто чувствую, точнее, если сосредотачиваюсь на вашем образе, знаю направление к точке где вы находитесь.
  Коля промычал что-то про себя, а после спросил:
  - Людей ещё убивают?
  Женя на это замотал головой, что значило: 'Нет, прекратили'.
  И сейчас же, словно на мотание это, со стороны форта раздался одинокий грохот пушечного выстрела.
  - Ох, чует моя жопа, всё плохо, - простонал гопник. - Но есть и хороший момент, - подмигнул он философу, - предупреждать уже никого и ни о чём не надо...
  Интуиция у Коли работала исключительно хорошо, однако сейчас товарищей это не порадовало. Спустя пару минут после предположения гопника, со стороны моря раздалась раскатистая канонада доброй полусотни оголодавших по чужой крови пушек. Воздух моментально наполнился свистом, секунды и город накрыло волной треска, грохота и ударов. Крыша дома рядом с попаданцами разлетелась в щепки и оросила улицу обильным дождём расколотой черепицы. Прошло ещё совсем немного времени и растревоженный город начал наполняться внутренним гулом возмущения и тревоги.
  - Замечательно... - подытожил Коля и продолжил путь к порту.
  - Что замечательно?! - не понял Женя.
  - Ну, типо, не разрывными бьют... И это, надо побыстрее добраться в порт, как-то здесь слишком светло, не находишь? - подмигнул гопник философу, указывая взглядом на фонари городского освещения.
  Товарищи бегом припустили к морю. Из домов на их пути выскакивали люди, в основном мужчины с оружием, что бежали к местам сбора на случай чрезвычайных ситуаций. Вслед за ними из домов начали выбегать женщины с детьми, старики и поддерживающая их молодёжь. Все они спешили к множеству точек спуска в подземную часть города. Многие большие дома имели выход на нижний ярус напрямую, из своих подвалов.
  Не прошло и трёх минут, как с моря грянул новый громовой раскат. Порция вгоняющего душу в пятки свиста наполнила воздух и город накрыло новой волной разрушительного дождя. Угол ближайшего дома, состоящий из довольно крупных каменных блоков, буквально взорвался и с треском осыпался на землю.
  - Второй залп, жертвы, - сообщил товарищу Женя.
  На это Коля лишь коротко кивнул.
  Наконец попаданцы оказались на набережной. Местные жители не являлись любителями ночных прогулок у моря, а может фонарей на весь город не напасешься, неизвестно. Но как следствие, темнота здесь стояла если не кромешная, то плотная. Сквозь тучи с трудом пробивались диски двух местных лун, что пока едва оторвались от горизонта.
  По набережной, гремя коваными сапогами, в сторону форта пробежала группа из двадцати вооружённых стражников. Двое мужчин в воронёных кирасах отделились от группы и сделали крюк к попаданцам, но узнав тех, что-то крикнули, помахали руками в сторону храма и побежали дальше.
  - Да щас, - пробурчал гопник, - чтобы я в ваших казематах пропустил всё веселье...
  Море озарило гирляндой ярких вспышек, тут же, вспышками этими, из темноты вырвало тело большого корабля с чёрными парусами. Его борт ощетинился огнём из двух рядов пушек, затем, изрыгнув свой гнев, потонул во тьме. За ним, левее, примерно в полукилометре, раскатистой канонадой вспыхнул другой корабль. Наполнив небо неприятным свистом, 'беспредельщик' скрылся под покровом темноты. Не прошло и десяти секунд, как своё местоположение раскрыл третий нападающий.
  - Вот наглецы, метров двести от берега стоят, не более, - буркнул Коля.
  Философ растерянно взглянул на гопника. Замечание товарища явно вырвало Женю из некого катарсиса, порождённого зрелищем ночного залпа огромного корабля.
  Но Коля являлся человеком более приземлённым, восхищения не испытывал и в начале залпа опасливо пригнулся за бортик набережной.
  - Город с моря как на ладони, - продолжил он. - Если верить твоим ощущениям и тому, что пушки фортов молчат... Их гарнизоны сейчас напитывают своей кровью доски пола. И незваные гости будут удерживать форты до некого момента 'Х', когда таинственные флибустьеры приплывут к нам на огонёк.
  - Ты думаешь это пираты? - выразил сомнение Женя. - Уж больно корабли у них добротные.
  - Да хрен их знает. Ты же сам говорил, что по словам Артурчика, соседние королевства воевать с Виринтелом не лезут. Наверняка говно какое морским течением пригнало. Но корабли да, таких громадин в порт при мне ни разу не заходило.
  Коля обернулся и принялся вглядываться в бухту порта, расположенную метрах в трёхстах левее и подсвеченную частыми портовыми фонарями. За портом чернело массивное 'ведро' безмолвного сейчас сторожевого форта. В гавани стоял небольшой приписанный к городу 30-пушечный корвет, пузатый торговый галеон и с десяток многовесельных баркасов. Ещё два корвета должны курсировать где-то вдоль береговой линии недалеко отсюда. Но явно не настолько близко, чтобы быстро прийти на помощь. Да и толку от них против шестидесятиметрового фрегата.
  - Почему они не потопили или не сожгли всё это хозяйство? - выразил непонимание Женя, внимательно оглядев порт.
  А хрен его знает, кто их - местных хулиганов разберёт... - ответил гопник. - Но то, что оперативно из порта ничего не выйдет, это точно, - дополнил он.
  Новый залп прервал рассуждения товарищей и заставил опасливо пригнуться. Пусть девяносто пушек на троих, давали залпы корабли с одного борта, не сильно много для тридцати тысячного города, вот только калибр бил весьма немалый. Грохот и треск в прибрежных кварталах показывал, что достаётся городу серьёзно.
  Здесь товарищи ясно различили новые детали: между ближайшим кораблём и берегом, на волнах покачивалось с десяток крупных многовесельных шлюпок.
  - Человек по двадцать пять на шлюпку, - подытожил Коля. - Может не за раз, но человек семьсот они в город высадят точно. Что против четырёх сотен местных вояк весьма много, особенно притом, что сто пятьдесят из них ушли в патруль на корветах, - скривился гопник. - Пошли!
  - Куда? - с непониманием посмотрел на ухмыляющегося товарища Женя.
  - Понятное дело куда! Исполнять мою детскую мечту - утопить что-то большое и ценное!
  
  
  
  Глава 9: Атака на 'Энтерпрайз'.
  
  ***
  
  Глава, в которой Коля выясняет, что 60-пушечный фрегат не из их района.
  
  ***
  
  - Какого чёрта мы здесь делаем? - поправляя иллюзорную мантию, возмутилась стройная женщина с монгольскими чертами лица.
  Иллюзорность её одежды заключалась в том, что стоило монголке замереть, как мантия немедленно начинала подстраивать свой цвет под окружающий пейзаж.
  - Не гунди, шеф сказал надо, значит надо, - передразнил её суховатый мужчина с высоким лбом, правильным носом и аккуратным подбородком, да и вообще, что его - белоруса описывать.
  На это женщина хмыкнула, притопнула ножкой и недовольно сжала ладонями изящный, покрытый золотой гравировкой посох.
  Другой мужчина, голубоглазый, широкоплечий, закованный в чёрную пластинчатую броню, повернул лицо 'недобитого арийца' к человеку в белом кожаном плаще и спросил:
  - Что задумался, Чингиз?
  - Да всё это навевает воспоминания, - немного грустно произнёс человек с отлитым кавказским лицом.
  Ассасин оттянул рукав и взглянул на изящный, серебристого металла 'браслет', всю поверхность которого покрывали вдавленные в металл красноватые руны. Артефакт закрывал почти всё предплечье и его вполне можно было использовать для блокирования рубящих ударов.
  - Я и подумать не мог, что эта штука позволяет вытворять подобное... - почему-то недовольно произнёс горец.
  - Это всё замечательно, - не унимала недовольство Адьяа - единственная женщина в отряде, маг и целитель в одном лице, - но какого чёрта ты перенёс нас именно сюда? Перезарядка особого свойства браслета почти месяц!
  - Ты уж извини Адьяа, но, когда Хранители недвусмысленно намекают отправиться именно в это место, отказываться неразумно, - задумчиво ответил Чингисхан. - Вероятно мы выступим в роли некой подстраховки. Заодно, я не прочь посмотреть на того несчастного, которому всучили Четвёртое сокровище тьмы.
  - 'Счастливчик' первого уровня! - прищурился белорус, вглядываясь в темноту города. - Наверняка Хранители заблокировали все плюшки. И нам вроде надо на Орингел?
  - Сдаётся мне, нас увезёт туда один из этих прекрасных фрегатов, что сейчас утюжат город, - на весьма недурном русском, предположил немец в чёрных доспехах.
  - Это не фрегаты, а линейные корабли, - поправил белорус.
  - Д-а-а-а? И чем же фрегат отличается от линейного корабля? - решил подловить товарища ариец.
  Спор прервал Чингисхан:
  - Линейные корабли - это большие фрегаты, действующие в составе соединения. Так что первое подходит больше.
  - Мы будем вмешиваться? - спросила Адьяа, сосредоточенно щурясь в темноту города.
  - Нет, - коротко и властно ответил ассасин и внёс разъяснения: - Пока все ведут себя прилично, наша роль - сторонние наблюдатели. Подождём пока всё закончится, посмотрим на обладателя арбалета и 'уговорим' капитана нападающих подбросить нас до Орингела за наши милые лица.
  - Если они конечно выиграют... - подытожил белорус.
  - Не вижу ничего, что могло бы им помешать, - буркнул Чингиз и сел на поверхность арки, прислонившись спиной к поддерживающей её опоре. Он явно собирался коротать время за созерцанием происходящего.
  Диалог этот происходил на самой высокой точке города - башне с удобной обзорной площадкой, что венчала здание местного храма.
  - Мне скучно и я хочу есть, - капризно заявила Адьая и спрыгнула с башни вниз.
  Наверно прыгать с тридцатиметровой высоты не самое лучшее решение. Но женщина, вместо того чтобы сначала грохнуться о покатую крышу, а после покалеченным телом свалиться на землю, очень мягко оттолкнулась от козырька крыши, а после, замедлившись у земли, не менее мягко приземлилась на брусчатку перед храмом.
  - Она неисправима, - улыбнулся немец, обращаясь к оставшимся на башне товарищам, - когда волнуется за других - косит под злюку.
  Чингиз с Белорусом улыбнулись в ответ и принялись с интересом наблюдать за уничтожением города.
  
  ***
  
  Прикинув сценарий дальнейших событий, Коля уверенно выдал:
  - Короче, эти чертяги высадятся в порту и закрепятся в нём, а после займутся потрошением портовых складов. Заодно будут непрерывно утюжить город, подавляя волю к сопротивлению.
  Выдав данное разъяснение, 'эксперт по пиратскому делу' развернулся и уверенно направился в сторону портового квартала.
  - Ты куда? - взволнованно уточнил Женя.
  - Блин, ну ты вообще слушаешь? Говорю же, посудину эту топить! Одну... - уточнил Коля.
  - Да ты даже из пушки выстрелить не сможешь! - пыхтел на ходу философ.
  - Э-э-э, да ты не шаришь, настоящие морские волки взрывают на вражеских судах арсенал!
  В каком таком месте Коля являлся 'Морским волком', он не уточнил.
  Женя не просто засомневался в задумке, он и близко не мог принять разумность чего-то подобного.
  - Блин, Коля, да проснись ты, мы не в сказке про Синдбада-морехода! Надо бежать в убежище! Как я понимаю, все кроме военных переждут атаку в подземном городе. И какой арсенал? Как ты попадёшь на корабль? Ты даже не знаешь, где этот арсенал находится! Не говоря уже о том, что помереть можно!
  Гопник замедлился, обернулся, растянул рот в улыбке и выдал:
  - Я знаю где находится пороховой погреб этой посудины, так как сердце военного корабля - это не капитанская рубка, а именно арсенал. Да не дрейфь ты, мы же, типо, бессмертные!
  На упоминание о бессмертии Женя промолчал: судя по призрачным намёкам Майка и Владимира, в этом мире позаботились, чтобы попаданцы не играли в 'Маклаудов' и умирать налево и направо их не тянуло. Вот только каким образом позаботились, узнавать не хотелось. Ещё мужчина помнил, что один из Колиных навыков - 'Нахождение сердца - новичок'. И судя по заявлению товарища, работал этот навык не только на живые цели.
  - Но как ты собираешься попасть на корабль?
  Гопник улыбнулся ещё шире.
  - А куда, по-твоему, мы сейчас бежим? Правда, как подобраться к кораблю я прикидываю, но как забраться на борт... вопрос. Признаться, в киношные лазанья по якорным цепям я верю слабо.
  - Я знаю, как забраться, - внезапно выпалил Женя, не веря собственным ушам. - Надо только кое-что попробовать.
  Так как беготня не сильно располагала к разговорам, обсуждение пришлось отложить. И философ просто следовал за товарищем, наблюдая за происходящим и поражаясь способностям Коли раскручивать маховик событий.
  Гопник уверенно двигался по тёмным улицам портовых кварталов. Женя знал этот район не очень хорошо, но понял, что направляются они к матросским общежитиям. В городе имелись места, где с достаточным удобством и за небольшую плату, могли разместиться целые корабельные команды. И весьма скоро попаданцы вышли к комплексу больших зданий, что напоминали военные казармы. Здесь, то ли сработала Колина удача, которая у него, между прочим, равнялась двум, то ли совпали обстоятельства, но перед общежитиями толпилась группа матросов и о чём-то взволнованно спорила в свете яркого фонаря ночного освещения. Имелась здесь и пара местных стражников. Они махали руками и что-то настойчиво втолковывали морякам. Товарищи явно прибыли вовремя.
  С помощью жестикуляции, ухмылок, подмигиваний и какой-то матери, Коля в течении пяти минут собрал группу из шести матросов, с которыми тут же, торопливо, направился в сторону порта. Жене лишь оставалось поспевать за командой со странным капитаном. Вопреки предположению философа, до самого порта группа не добралась, а свернула западнее и направилась к берегу, огибая строение форта с противоположной от портовых пирсов стороны. Вражеские корабли тем временем утратили изначальную синхронность и с интервалом в одну - две минуты с моря раздавались раскатистые пушечные залпы. Пираты скорректировали зону обстрела и сейчас превращали в каменное крошево более удалённые от моря кварталы.
  Тем не менее, было ясно, что пусть увесистые чугунные ядра и доставляли городу немалые разрушения, но для того, чтобы сровнять с землёй весь город, при текущем типе боеприпасов флотилии явно понадобилось бы пару недель непрерывного обстрела. Нападающие лишь недвусмысленно намекали, что пока пушки гремят, бегать по улицам города не стоит.
  На повороте одной из улиц, их группу встретил большой отряд вооружённых мужчин. Два десятка местных военных с мечами и алебардами и три десятка городских ополченцев с луками в руках, застали 'гоп-команду' врасплох ловко и внезапно. Только Коля и КО завернули за поворот и вот на них смотрит куча несовместимого с жизнью железа.
  Местных вояк вперемешку с городским ополчением Коля 'умахал' минуты за две. Похоже, хмурый лейтенант в возрасте его даже понял и коротко кивнул головой. Не понимал происходящего пока только Женя.
  Разминувшись с защитниками города, компания вышла к складам и ангарам, расположенным недалеко от форта. Здесь гопник с матросами уверенно направились к небольшому зданию сторожки, что одиноким 'кирпичом' ютилась между двумя массивами тёмных ангаров. Подойдя к явно укреплённому строению, они принялись колотить в большие окованные железом ворота. С той стороны ворот раздалось ворчание, после которого послышался недовольный крик на местном диалекте, предлагающий, судя по интонации, повторить процесс появления на этот свет наоборот и вообще лететь обратно с теми ядрами, что сейчас осыпают город. Но местные моряки произнесли, точнее проорали необходимые 'пароли', после чего, поскрипев засовами, ворота приоткрылись, быстро пропустив группу внутрь.
  Седой, сгорбленный, но всё ещё крепкий старик с боцманской бородкой закрыл засовы и уставился на пришедших.
  Однако ничего объяснять старику не пришлось. Оглядев гостей, сторож поморщил лицо и так, и эдак, после молча направился в центр большой комнаты, что полностью заполняла собой это странное сооружение, и откинул створки большого люка в полу. После вынул из кармана светильник очень похожий на тот, какой нашёл в подземелье Юра и кивком головы пригласил следовать за собой.
  Женя знал, что под городом фактически имеется ещё один город - подземный. И даже уже знал о том, что раньше, на период примерно равный трети местного года, люди уходили с поверхности планеты в обширные подземные убежища. Причина была 'банальна'. Одно из солнц прошлой звёздной системы испускало губительное для живых существ излучение, которое, однако, кое-как выдерживали растения. Примерно четверть поверхности планеты не подвергалась губительному воздействию никогда, остальная же часть облучалась с хитрой периодичностью, отчего люди, на ней живущие, вынуждены были уходить в такие периоды под землю. Но после 'Вознесения' надобность в подземных городах отпала, так как ненавистное светило осталось где-то там, очень далеко, если вообще осталось. Подобное не хотело укладываться в голове философа, ведь получалось, что некая сила взяла планету из одной точки солнечной системы и переместила её в другую. Безумие! Но всё больше фактов свидетельствовали в пользу истинности выводов, сделанных из разрозненной информации.
  Спустившись по винтовой лестнице метров на пять, компания вышла из стены просторного туннеля, идущего как в сторону моря, так и в сторону города. Направившись по этому тоннелю в направлении морской прохлады, мужчины весьма скоро вышли не куда-то, а к самому настоящему подземному доку. Здесь, едва заметно покачивались на воде три небольшие шестивесёльные шлюпки. И ещё одну - четвёртую, Женя заметил не сразу.
  - Оценил, да, - гордо заявил гопник, указывая на хитрую шлюпку. - Я здесь за последний месяц бывал три раза, сидел на вёслах. Из этого дока выходит команда, задача которой осматривать стены набережной и береговые сооружения на предмет водной эрозии. Один раз мы возили бородатого хмыря, который накладывал магическую маскировку на сокрытые береговые батареи, уверен, скоро наших гостей ожидает неприятный сюрприз. Хотя этот док скорее дань традиции и хозяйственности.
  Женя с интересом разглядывал шлюпку, что напоминала маленькую закрытую яхту. Шлюпку обтягивал сверху сетчатый каркас, обшитый множеством лоскутов материи, которые, словно стая хамелеонов, порывались слиться с поверхностью. Как итог, шлюпка обладала самым настоящим 'стелс эффектом'. Увиденное одну часть философа поразило, а другая лишь коротко подытожила: 'Магия...'
  - А ты говоришь не 'Алибаба'... - довольно ухмыльнулся Коля.
  - Слушай, а почему этот док с моря не видно? Тоже магия? Я вроде осматривал береговую линию.
  - Ага, док с моря не видно, замаскирован, я же только что об этом сказал. Вдоль берега, кроме пары таких доков, имеется ещё четыре артиллерийские батареи. Вот только на вид ими не пользовались лет двести. Думаю, их вернут в строй в течение получаса. Хотя там всего по две пушки на каждую, но пушечки солидные... Хорошо быть попаданцем, а? Местные нам полностью доверяют. Знают, что гадить им нам не позволят, - в сотый раз за сегодня ухмыльнулся Коля.
  - Когда ты всё это успел узнать? Я вроде город хорошо осмотрел, - подивился Женя.
  - Ну, осмотрел и осмотрел, экскурсовод по таким местам не водит. И вообще, харе время терять, за дело. Ах, да, Жень, я хочу твой временный бонус. А свой сейчас собираюсь перечислить Юре, ведь помереть мы действительно можем и есть большое подозрение, что временные бонусы сгорят.
  Философ обдумывал услышанное недолго. Обдумав, кивнул и произнёс:
  - Ладно, но с бонусом попозже, сейчас подойди вон к той тёмной стене.
  Коля не стал задавать лишних вопросов и выполнил просьбу, но тут же от стены отшатнулся. Казалось, тень на каменной поверхности сгустилась, обрела материальность, и превратилась в нечто напоминающее мазутную кляксу размером примерно метр на метр.
  - Засунь в неё руки, - немного неуверенно скомандовал Женя товарищу.
  - В этот 'понос преисподней'! Да ты шутишь!?
  Матросы со стариком - дежурным испуганно смотрели на странную 'кляксу' из ничего возникшую на каменной стене.
  Женя вздохнул.
  - Давай уже, я чувствую, всё будет в порядке. При всём идиотизме и спонтанности плана, судьба явно планирует затащить тебя на борт той посудины. Пусть я уверен - закончится всё это пробой местного воскрешения.
  Коля скривился, вздохнул, скривился ещё раз и, зажмурившись, засунул руки в массу подрагивающей тьмы.
  - 'Японцы в городе', она меня держит! - испуганно охнул он философу.
  - Да не дёргайся ты, эту штуку, между прочим, трудно удерживать активной.
  Внезапно пятно уверенно поползло верх по стене, неумолимо потянув за собой и гопника.
  - А-а-а-а, оно меня тащит! 'Милиция!'
  - Это не оно тебя тащит, а я тебя тащу, - закряхтел от напряжения покрывающийся испариной Женя.
  Коля уже не висел на стене, а свисал с потолка. Тёмная масса плавно заползла на потолок, крепко держа его руки, отчего гопник, дрыгая ногами, болтался словно маятник.
  - Отменяю, готовься, - скомандовал философ.
  'Клякса' отпустила руки висящего и бесшумно впиталась в потолок. Освободившись, Коля упал на край помоста, чуть не потеряв равновесия и не плюхнувшись в воду.
  - Страшно, мля! Ты предупреждай прежде чем подобные страсти вызывать, - причитал гопник, - заползая в шлюпку следом за приободрёнными матросами.
  Приободрились местные от понимания, что у попаданцев действительно есть некий план и даже более, мизерный шанс на его осуществление.
  Напоследок силу Колиной удачи подтвердил старик - дежурный, что, пошарив рукой в необъятном кармане кожаной куртки, протянул гопнику нечто похожее на цилиндр, напоминающий Юрин 'фиал', разве что немного поменьше размером. Гопник принял дар и после краткого изучения, откинул крышку магической зажигалки, которая тут же выбросила вверх язычок пламени.
  - Опана, вот и есть чем погребок запалить!
  - У тебя не было с собой спичек!? - взвыл Женя.
  - Ну конечно! Настоящие герои находят всё на месте...
  На это философ застонал и осел на скамью шлюпки.
  - Остановите Землю, я сойду... - пробурчал он и закрыл глаза.
  Женя пребывал в смеси прострации и шока. При жизни он придерживался твёрдого убеждения, что идиотов вокруг хватает. Пожалуй, даже, их больше чем надо. Но глобально повлиять на окружающую действительность идиоты эти не способны совершенно. И сейчас убеждённость эта трещала по швам и осыпалась в груду бесполезной трухи. Нет, философ не считал гопника идиотом, но и умным человеком не считал тем более. Однако происходящее яростно намекало, что для наведения некой движухи интеллект требуется далеко не всегда. Пусть, правда, не обойтись здесь без смекалки, бурлящей энергии и определённого обаяния. Да и правильные выводы Коля делал пользуясь не мозгом, а задействуя лишь некое 'гоп-прозрение'.
  Размышлять на данную тему долго времени не имелось. Оставив думы о роли отдельно взятой личности в текущих событиях, он вызвал окно своего статуса и сосредоточил внимание на временном бонусе:
  
  **
  Временный бонус - На одни сутки вы способны предоставить союзнику защиту теней. Доступно дней - 1. Применение умения на себя невозможно.
  **
  
  Текст подсветился ярким светом от направленного на него внимания. Философ представил образ товарища и вознамерился передать тому свой бонус. Сложно сказать, как и что работало в данном случае, но табличка статуса на мгновение превратилась в яркую вспышку, а после временный бонус из неё исчез.
  - Япона-на! - подскочил на скамье Коля и закрыл глаза. - Появилось! - гопник растянул рот в своей фирменной улыбке. - Как ты это сделал?
  - Сосредоточься на надписи и представь того, кому хочешь передать бонус, - буркнул Женя.
  В отличие от Коли, который пребывал сейчас в каком-то непонятном кураже, и более того, передавал этот кураж окружающим, философ был мрачен. Предпринимаемые действия казались ему идиотизмом, помноженным на дурной сон.
  Шлюпка тем временем отчалила и, минув некую пелену, вышла из подземного дока в темноту моря. Было темно, но не темнотой кромешной, а той, что моментально превращает всё вокруг в неясные силуэты. Грохот, что под землёй отдавался лишь приглушенным бухтением, вернулся и ударил в уши. Левее 'диверсантов' вспыхнул огнём большой корабль, выдохнул порцию дыма и ливанул по городу чугунным дождём. А после утонул во мраке, превратившись в неясную глыбу.
  Шестеро матросов умело вели лёгкую шлюпку, а небольшие волны съедали плеск вёсел о воду. Внезапно Коля подскочил и 'крякнул', всем своим видом показывая, что произошло что-то важное и внезапное.
  - Маринка перебросила мне свой бонус, - шепнул Коля товарищу. - Я, типо, теперь забаффан, как терминатор, - залыбился гопник.
  Женя на это неодобрительно вздохнул и посмотрел на очертания приближающегося фрегата, что едва покачивался на волнах метрах в семидесяти от них. Вдруг фрегат проснулся и выдал оглушительный залп, от которого водная гладь осветилась рваным светом. Матросы пошептались и направили шлюпку к корме судна.
  'Вероятно, они уверенны в маскировке, по крайне мере особого страха не испытывают', - подумал наблюдающий за матросами Женя.
  Тут философа посетила внезапная мысль, от чего он повернулся к Коле и спросил:
  - Слушай, а ты плавать-то умеешь?
  Коля растерялся и посмотрел на собеседника широко открытыми потерянными глазами. Женя понял, что у него сейчас случится истерика. Но гопник, сменив выражение лица, осторожно хлопнул его по плечу и с самым серьёзным видом произнёс:
  - Юношеский КМС по плаванью, ядрён-батон. Я бухать где-то с двадцати начал, как батя помер... - Коля ненадолго помрачнел, но приободрившись, прошептал философу: - При папке ни, ни. Папкин ремень разве что крылья на спине не проращивал...
  Матросы сбавили темп и очень осторожно подвели 'стелс - шлюпку' к корме, но не вплотную, а принялись удерживать её метрах в десяти от корпуса судна. Пользуясь щелями в маскировке, попаданцы уставились на массив корабля, о борт которого лениво плескали волны. Почему-то разум требовал, чтобы корабль ярко светился светом, а по его палубе остервенело бегали люди с фонарями, суетясь и ежесекундно свешиваясь за борт с целью обнаружить незваных гостей. Но судно было мертво и безмолвно.
  Проснувшись, корабль дал оглушительный залп, чем напомнил, что он не иллюзия сотканная из мрака. В уши грохнуло ударом, от которого пассажиры невольно пригнулись к днищу шлюпки. Немедленно всё вокруг окутали клубы беловатого дыма. Матросы, казалось, только этого и ждали и, не дожидаясь команд, которые ещё не родились в головах попаданцев, повели шлюпку вплотную к кораблю.
  Тут выяснилось, что дым - это не всегда хорошо, так как моментально захотелось кашлять. Кряхтя, но сдерживаясь, Женя указал на тёмный борт, что колыхался метрах в пяти от них и зашептал:
  - Подплыви к судну и упрись руками в борт, это умение работает хитро: зрительный контакт желателен, но не обязателен. Я постараюсь поднять тебя на одном 'намерении'.
  Гопник кивнул и, разводя вьющиеся ленточки маскировочного покрова, пролез в щель между бортом и навесом, после чего тихо опустился в воду. Женя пригнулся и, глядя в отверстие, принялся сверлить темноту глазами. Пусть сам корабль и был отчётливо виден, детали его тонули во мраке свинцового неба, на котором лишь в редких местах пробивались точки ярких звёзд. Ветра почти не было, и лишь лёгкая волна билась о борта судна.
  'Боже, как нам везёт, - мелькнуло в голове философа, - будь ветер сильнее, корабль наверняка бы находился в движении, может даже крутился туда - сюда бортами'.
  С темнотой ветер обычно почти полностью стихал, словно давая морю отдохнуть. Но к полуночи он усиливался, чтобы к утру снова ненадолго стихнуть. Однако корабль явно двигался, благо умелые матросы скупыми движениями вёсел постоянно корректировали положение шлюпки.
  Женя увидел, как к тёмному массиву корабля что-то прислонилось. Разглядеть больше было сложно. Скорее представляя, нежели видя, он создал магический эффект и повёл его вверх по корме судна. Сердце радостно прыгнуло в груди, так как следом по деревянной поверхности поползла скрюченная фигурка человека, которая упиралась в доски кормы ногами.
  Философ почувствовал, как некая сила начала быстро покидать тело: на практике столь сложная манипуляция требовала немало маны. Он пристально смотрел на бугор на теле корабля и пока уверенно, пусть и медленно, вёл его вверх. Попутно Женя хвалил себя за то, что не пожалел многих вечеров, тренируясь управляться с данным умением на окраине города.
  'Млядская лепнина', - позволил себе крепкое выражение философ.
  Коля 'прошёл' две трети пути, но сейчас его силуэт остановился перед непонятными наростами на корме корабля. Скорее всего, при свете дня они превратятся в красивые декоративные украшения, но сейчас это были лишь ненавистные препятствия на пути к цели. Хитрая магия не желала двигаться по неровностям, о чём сообщала начинающему некроманту по устойчивой ментальной связи.
  Женя понял, что всё - каюк... Сила, мана или некая ментальная 'хрень' стремительно заканчивалась и сейчас товарищ плюхнется в воду. Что будет очень обидно, так как сведёт спонтанный план на нет.
  Внезапно ситуация разрешилась ещё более неприятным образом. Со стороны берега раздался, грохот, свист, а после рядом со шлюпкой послышался всплеск, и тут же, за всплеском этим, грохнуло так, что шлюпку чуть не перевернуло к известной матери. Первое ядро упало в воду совсем рядом с отрядом диверсантов и оглушительно взорвалось. Втрое же ядро угодило ровно туда, куда его посылали. Глухой удар слился с глухим же треском, корабль вздрогнул и следом раздался оглушительный взрыв, от которого из борта 'выплеснуло' солидную порцию щепок. Судно ожило и из убийцы молчаливого превратилось в убийцу взволнованного, пусть и не породило при этом ни единого огонька света.
  Женю отбросило от борта. Беззвучно чертыхнувшись, он прильнул обратно и принялся вглядываться в воду у кормы, стараясь не пропустить падающее тело гопника. Но падения не последовало. Философ взглянул на корму пиратского корабля и на десятиметровой высоте различил силуэт, что уцепился за какую-то 'кишку' и махал им рукой, изображая понятный во всех мирах жест: 'Валите отсюда!'
  - Отплываем, он доплывет, если что, - прошептал Женя матросам.
  Те, обретя вероятно понимание незнакомого ранее языка, синхронно кивнули и осторожно повели шлюпку в сторону берега.
  
   ***
  
  Одной рукой Коля держался за локоть прекрасной дамы, а другой ощупывал её весьма недурную грудь. И всё бы хорошо, но грудь была деревянная. В голове попаданца крутился целый водоворот мыслей, из которых быстро складывалось понимание, почему он ещё не в воде.
  Вся мыслимая и немыслимая удача гопника должна была закончиться минуту назад, когда корабль тряхнуло ядром дальнобойной береговой пушки. После удара Женина 'клякса' предательски исчезла. Здесь диверсант должен был плюхнуться в воду с шансом 120%. Но не плюхнулся, так как некая сила надёжно приклеила его к борту, после чего руки в паническом махании смогли обрести сцепление с искусно вырезанными человеческими фигурами. И сила эта Коле не понравилась, так как даже сквозь шок и панику он почувствовал нечто пугающее, тёмное. Нечто, что внезапно обволокло его и по мертвецки холодными щупальцами приклеило к поверхности корабля.
  'Пронесло...' - подытожил гопник и начал осторожное продвижение наверх.
  За обнажённой деревянной русалкой следовал деревянный мужика в короне с выставленной вперёд рукой со скипетром. За королём шёл ещё один ряд деревянного борделя, но ощупывать подробности было некогда, так как пришлось думать, как преодолеть небольшой карниз без особых выпуклостей и впуклостей. Ещё донимала мысль: а стоит ли лезть на полуют вообще, по крайней мере в этом месте, так как из-за силуэта резных перил, что шли после карниза, раздавались приглушённые человеческие голоса.
  'Надо добраться до заборчика, а там решить. Вроде можно... Темно здесь как у негритоса 'в погребе', главное не шуметь', - решил Коля и двинулся дальше.
  Пока план был следующим - подтянуться, перепрыгнуть через ограждение и гуськом спуститься с полуюта на палубу.
  Подтянувшись, гопник минул карниз и некоторое время висел, держась за край палубы и дожидаясь залпа. Органы чувств сообщили, что корабль с момента получения сдачи от городских пушек, начал неторопливо двигаться. Вероятно для того, чтобы осложнить защитникам города наведение на цель. Также стоит отметить, что плеск волн внизу начал разбавлять нарастающий с палубы шум.
  Наконец судно разродилось новым залпом.
  Резким движением, совпадающим с раскатистым грохотом пушечных выстрелов, Коля подтянулся и перехватившись рукой за бортик ограждения, ловко запрыгнул на доски полуюта. Здесь, собственно, стелс экшен закончился.
  Едва его ноги коснулись палубы, как на встречу гопнику полетело лезвие сабли, грозя рассечь голову. Коля начал уходить в сторону, пытаясь уклониться, но явно не успевал: пусть сабля и не раскроит его черепушку, но швов так двести на плечо наложить придётся. Однако внезапно расклад сил изменился, так как из тела попаданца вырвалось нечто похожее на чёрный жгут и пробило нападающему горло, отчего пирата буквально отбросило в сторону. Не успел первый противник упасть на землю, как второй силуэт попытался вогнать саблю в Колину грудь. Но здесь 'Джентльмен удачи' справился и без всякой магии. Он ловко ушёл в сторону, пропуская удар мимо себя, после чего сделал резкий выпад, насадив левый бок нападающего на лезвие своего кинжала. Пират захрипел и начал опускаться на палубу.
  Расправившись с врагами, гопник времени не терял: оставив тела противников, он быстро минул палубу полуюта и спустился вниз по ведущий на центральную палубу лесенке. Тем временем к убитым им пиратам подскочили двое, но за попаданцем не бросились, а лишь коротко перекинулись парой фраз, выхватили из-за пазухи какие-то бутылочки и торопливо выпили их содержимое.
  На палубе бурлило движение, никак не связанное с убийством двух дозорных. Раздавались короткие команды и люди-тени, следуя им, отлаженно выполняли привычные действия, набивая паруса и перемещая что-то по поверхности судна.
  Никакого чёткого плана в Колиной голове не имелось. В ней сейчас вообще ничего не имелось. Спустившись вниз, он увидел силуэт человека, который стоял у левого борта и глядел на подсвеченный фонарями город. Несильно задумываясь зачем, гопник 'торопливым гуськом' подкрался к 'созерцателю', подхватил того за ноги и в одно движение выбросил за борт. Раздался короткий крик, удар тела обо что-то выступающее и завершающий тёмное дело плеск воды.
  Способность 'Смерть за спиной - новичок' работала безотказно: люди слабо чувствовали Колино присутствие, когда он находился позади них.
  Интуиция подсказала 'диверсанту', что красться сейчас не лучший вариант, отчего он поднялся в полный рост и уверенной походкой зашагал вдоль палубы. Справа, поднявшись с нижней палубы, на поверхности корабля 'выросли' два человека и направились в сторону носа. Ещё два силуэта спустились по лестнице с полуюта и бросились к тому месту, где гопник отправил 'искупаться' зазевавшегося пирата.
  Приглашать дважды Колю не требовалось: он направился к тёмной дыре в поверхности корабля, откуда только что вышли люди и пройдя небольшую лестницу, оказался на первой орудийной палубе.
  'Япона мать, ну и народу здесь!' - подивился незнакомый с тонкостями морских баталий попаданец.
  На первой орудийной палубе оказалось внезапно людно и шумно, благо лестница, на которой сейчас находился гопник, была надёжно скрыта темнотой. Вдоль стен в небольшие бойницы смотрели большие 'сигары' пушек. И не просто смотрели, а лежали при этом на хитрых лафетах, опутанных системой тросов, подъёмов и рычагов. Рядом с каждой из пушек имелся аккуратный стеллаж с ящиками и лежащими на подставках ядрами. У каждого орудия крутилось по семь - восемь человек, которые что-то подносили, регулировали, чистили, заряжали, подкатывали орудие к бойнице и далее что-то фиксировали и закрепляли. Всё это подсвечивалось с потолка тусклыми фонарями. На глаз возле пушек суетилось более сотни человек, что Колю слегка шокировало.
  Но шок пришлось отложить, так как сверху раздался шум шагов. Кинув прощальный взгляд на происходящее, Коля проскочил палубную переборку и направился по следующей лестнице вниз, на вторую орудийную палубу. Благо шаги не стали его преследовать, а потерялись в предыдущем помещении.
  Сцена повторилась: всё те же суетящиеся люди готовили орудия терзающие город, разве что на нижней палубе оказалось душно и слегка задымлено. Вдруг в мелодию происходящего вклинилась новая нота. И нота эта прозвучала громко! Корпус судна потряс удар и, вслед за ним, с первой орудийной палубы раздались далёкие от радости крики. Гопник принялся было креститься, но раздумал. Да и цель его находилась совсем рядом. Обернувшись в сторону кормы, он упёрся взглядом в дверь арсенала. Дверь эту держал большой засов и к великой радости 'диверсанта' замка на засове не оказалось, как не оказалось и охраны рядом с дверью. На что гопник конечно надеялся, но в надежду свою не верил совершенно.
  Однако к двери Коля не бросился, а тихо отступил в темноту угла, на случай если лестницей захочет воспользоваться кто-то кроме него. Так он просидел минуты полторы, наблюдая слаженную работу сотни человек по левому борту.
  Не радовало мужчину лишь то, что даже сидя в тёмном углу за лестницей, он чувствовал на себе чей-то внимательный взгляд.
  Заряжающие закончили, орудия подкатили к бойницам, большая часть людей встала по бокам от лафетов. Остались лишь канониры, державшие в руках шнуры, что шли к запальным механизмам на корпусах пушек.
  Палуба затихла, воздух заполнила казавшаяся невозможной секунды назад тишина.
  - Оййотори! - разрезал эту тишину громкий крик из носовой части палубы.
  Канониры синхронно дёрнули за шнурки, пространство наполнилось диким грохотом и некоторым количеством дыма от уехавших почти до середины корабля орудий.
  Лишь только залп прозвучал, Коля бросился к двери арсенала, ловко снял засов и бесшумно прислонил его к стене рядом. После приоткрыл дверь и заскочил внутрь, плотно прикрыв за собой створку. Далее он собрался достать магическую зажигалку, дабы осмотреться вокруг, но сделать этого было не суждено.
  Холодком пробежавшим по спине, гопник почувствовал, как дверь позади бесшумно распахнулась. И почувствовав, стал оборачиваться. Вот тело делает оборот, глаза улавливают в тусклом свете дверного проёма расплывчатый силуэт мужчины и странно то, что силуэт этот буквально материализуется из воздуха. От увиденного лицо хочет выразить удивление, а разум дать руке команду схватить кинжал, но как же всё медленно! Смертельно медленно...
  Позже Коля много размышлял на тему, почему не сработала 'Защита теней' и пришёл к выводу, что магия просто-напросто истратилась, не вечно же ей защищать его. Непосредственно же сейчас, он ощутил непонятную растерянность, вслед за которой пришла резкая боль в сердце. Глаза опустились и увидели тёмную линию лезвия шпаги, что впилось в его грудную клетку. Но расстроиться данному факту гопник не успел, увиденное и боль породили странную мысль:
  'Вроде и болит не сильно...'
  Но тут же, за мыслью этой, возникла непреодолимая слабость, конечности стали чужими, боль резко возросла до невыносимой и вытряхнула сознание из тела. А после Коля умер.
  Его убийца - мужчина в полупрозрачном плаще, вложил шпагу в ножны, наклонился к трупу пойманной 'крысы' и прислонил к горлу убитого пальцы. После оттянул веко и внимательно посмотрел в пустые глаза. Надо заметить, что царящая вокруг темнота, мужчине не мешала совершенно. Он хотел уже было кивнуть стоящему в дверном проёме напарнику, чтобы вдвоём вынести труп из арсенала, как корабль вздрогнул от сильного удара в корпус. Сразу за этим вздрагиванием раздался грохот и треск ломающегося дерева. После крики наполнили теперь уже вторую орудийную палубу, звуча совсем близко от двери арсенала.
  Ассасин чертыхнулся, мотнул напарнику головой, быстро обыскал тело гопника, не забыв проверить щиколотки, и ловко вынул из наплечной кобуры кинжал. После убийца с товарищем вышли из арсенала, затворили за собой дверь и положили засов поверх массивных скоб. Далее один из них что-то прокричал в трюм, из которого быстро поднялась группа людей, призванных заняться ранеными канонирами. Охранники тем временем встали по краям от двери арсенала и, применив навык невидимости, растворились в воздухе.
  
  ***
  
  Х-а-а-а, - Коля втянул воздух в ожившую грудь и, постанывая, принялся приподниматься.
  Усевшись, он какое-то время всматривался в темноту, пытаясь понять, где находиться и что вообще происходит. Придя за этим занятием в себя, мужчина начал принюхиваться: пахло морем, деревом и селитрой. Пол слабо покачивался. Внезапно пространство залило грохотом, что говорил ровно об одном: он жив и всё ещё находится на пиратском корабле.
  'Ах да, арсенал... Меня убили, но почему я жив? Типа воскрес? А, нет, точно, Маринин бонус! Ай да Маринка, ай да кудесница!' - пронеслось в голове у гопника.
  Умение, которое вернуло Колю к жизни, относилось к бонусному и выглядело просто шикарно:
  
  **
  Временный бонус - На один день вы способны наделить постороннюю для этого мира сущность способностью нивелировать смерть. Доступно воскрешений - 1. Действие дней - 1. Применение умения на себя невозможно.
  **
  
  И девушка по какой-то причине решила передать этот бонус именно Коле.
  Однако радоваться было некогда. Осторожно приподнявшись, 'диверсант-неудачник' зачем-то полез за пазуху камзола и не куда-то, а аж под левую подмышку. Нащупав зажигалку, которую он предусмотрительно запихнул за плотно сидящий рукав камзола ещё в лодке, Коля вытащил цилиндр магического устройства и откинул крышку.
  Зажигалка была проста и загадочна одновременно. Крышка открывала отсек, заполненный чем-то вроде белой глины и в глину эту, сверху, был вдавлен чёрный камушек сантиметра полтора в диаметре. Стоило крышке подняться, как из камешка начинал виться длинный язычок пламени сантиметров семи высотой. Тубус при этом не сильно, но нагревался. Жаль времени на размышление об устройстве артефакта у Коли не имелось и стоило оперативно пользоваться привалившей удачей. Так как, если подумать, судьба не только сдала ему веер козырей, но ещё и повернула головой в сторону ведра с шоколадом. Оставалось выяснить только, точно ли коричневая масса в упомянутом ведре шоколад...
  Разум и жизненный опыт, помноженные на укол шпагой в грудь, недвусмысленно намекали, что шуметь не следует. Отчего Коля начал тихо крутить головой и осматриваться в беспокойном свете магической зажигалки.
  Помещение арсенала имело очень высокий потолок и занимало пространство, как первой, так и второй орудийной палубы. При этом вход в арсенал имелся только на второй. Размер помещения составлял примерно десять метров в длину и около семи в ширину, что намекало о немалой удалённости от бортов корабля. Сейчас мужчина находился в проходе между двумя добротными стеллажами. Размер прохода составлял не более пары метров, а всё остальное пространство было заставлено большими ящиками, которые на упомянутых стеллажах лежали. Никаких положенных бочонков с порохом или стоек с чем-либо подобным не наблюдалось. Присутствовала ещё одна особенность: стеллажи делили на секции деревянные помосты с лесенками, что позволяли дотянуться до верхних ящиков. Очередной пушечный залп намекнул, что время не ждёт и необходимо действовать.
  Коля потянулся к кинжалу, но оружия в ножнах не оказалось.
  'Логично, чё...' - подытожил он.
  Поставив зажигалку на стеллаж, гопник по очереди открыл крышки двух соседних ящиков. В первом из них, на специально сколоченных деревянных держателях, лежали ядра. И судя по их конструкции и виду следовало, что разрывные снаряды на корабле имеются, однако ими решили не пользоваться, что не расстраивало совершенно. Во втором ящике оказались... те же ядра. Проверив ещё несколько ящиков и налюбовавшись железными шарами, гопник пропустил целый стеллаж и перешёл к следующей группе контейнеров.
  'Не святым же духом они ядра из стволов выталкивают...' - размышлял он.
  И действительно не святым. В следующей группе ящиков оказались продолговатые бочонки. По четыре в ящике, зафиксированные специальными держателями, отчего ёмкости с порохом, или чем-то подобным, не касались дна и стенок содержащих их контейнеров. Глядя на это 'безобразие', Коля состряпал довольно любопытный план. И пусть план с большой вероятностью подразумевал его - Колину смерть, он ему положительно нравился.
  Выглядела задумка следующим образом: поставить зажигалку внутрь ящика прожигать бочонок с порохом. Крышечку ящика аккуратно прикрыть и очень надеяться, что дымок не просочится... Хотя тут и так пороховым дымом воняет, хоть топор вешай. Установив зажигалку, он, изображая тяжелораненого, постучится в дверь арсенала в надежде, что его не встретят новым уколом шпаги в сердце, а займутся допросом. Во время которого пламя прожжёт не сильно толстые стенки ёмкости с порохом. Заодно необходимо будет всеми правдами и неправдами попасть на нос корабля или прыгнуть за борт. Что, конечно, вряд ли удастся.
  Любопытство дало команду осмотреть ящики на стеллажах повыше, чем Коля немедленно занялся, поднявшись по лесенке на небольшую площадку. Выше оказались всё те же порох и ядра. Вот только ядра отличались от прежних. Они были покрыты ярко-красной краской, намекавшей об их исключительности. Ну красные и красные, хорошо хоть не розовые...
  Новая порция пушечного грохота напомнила, что пока он здесь 'развлекается', город медленно, но верно ровняют с землёй. Подгоняемый необходимостью, Коля добрался до конца арсенала и оторопел, так как понял, что в планы придётся вносить некоторые коррективы: за последним стеллажом имелось свободное место, а вдоль стены, наверх, уходила добротная деревянная лестница, ведущая к люку в потолке!
  Затушив зажигалку, гопник тихонько по лестнице поднялся и, выгнув шею, приложил ухо к люку. Слуховой аппарат уловил множество звуков, но, казалось, все они относились к чему угодно, но только не к происходящему с той стороны препятствия. Он легонько надавил на люк и тот немного приподнялся, однако открывать его полностью мужчина пока не стал.
  Чуть подумав, Коля быстро спустился вниз, приоткрыл один из ящиков, что стоял повыше и поставил зажигалку лизать пламенем стенку одного из бочонков. После закрыл крышку, чем погрузил мир вокруг в кромешную тьму и начал на ощупь пробираться к лестнице.
  Отбросив сомнения и приготовившись к худшему, попаданец толкнул люк наверх. То, что ждало его наверху, удивило как своей логичностью, так и полной внезапность. Осмыслив увиденное, Коля, волнуясь и чуть не позабыв о необходимости не шуметь, бросился обратно в арсенал. Пыхтя, он нащупал нужный стеллаж и откинул крышку ящика, из-под которой на него тут же пахнуло облако дыма. Торопливо убрав зажигалку, Коля быстро стянул с себя сырой камзол и принялся затирать им тлеющие доски бочки. А после, после он отправился в РАЙ...
  Навык 'Чувство наживы - новичок' зашкаливал! А что прикажете делать, когда вы стоите посреди капитанской каюты пиратского корабля. Каюты ярко освещённой магическим светом, тем самым, который светит без всяких светильников. Хотя скорее гопник находился сейчас в небольшом рабочем кабинете.
  Здесь имелось две двери, одна простая - боковая, а другая массивная, окованная железом и ведущая, вероятно, в коридор. Имелось также довольно большое для корабля окно. Правда возможности полюбоваться на город не было, так как окно закрывала плотная тёмная ткань. Перед окном стоял большой письменный стол, выполненный из тёмного благородного дерева, а напротив двери (которая боковая), у стены стояли два шкафа. Один скорее всего для одежды, а второй, что-то вроде серванта с множеством небольших дверей и выдвижных ящиков.
  Первым делом Коля решил узнать, что находится в соседней с кабинетом комнате, для чего открыл ведущую в неё деревянную дверь. За дверью обнаружилась небольшая спальня с большой кроватью и парой окованных железом ящиков у стены.
  'А не водит ли наш капитан девочек на борт ...' - критично оценил Коля размер кровати.
  После он проверил окованную железом дверь, но, как и ожидалось, та оказалась крепко заперта. В двери имелись целых две замочные скважины, но при попытке посмотреть в них мужчина узрел лишь темноту. Присутствовало на двери и нечто хорошее - засов, позволяющий запереть эту дверь изнутри. Что Коля немедленно сделал, а то мало ли, 'папа медведь решит вернуться домой во время поедания вкусной каши'.
  'Итак, приступим', - почесал гопник руки и приступил...
  Шкаф... В шкафу для одежды на деревянных вешалках висело несколько шикарных камзолов. Все как один черные, словно безлунная ночь, расшитые серебром, золотом и какими-то ярко-синими нитями. Коле вот приглянулся серебристый. Город - городом, а грабёж - грабежом! Когда ещё удастся облегчить закрома пиратов. Камзол оказался большеват, а вот прекрасные сапоги с высоким голенищем шили ну точно на него. Гопник покрутил обувь в руках, вздохнул и подытожил:
  - Доплыву...
  И принялся одевать сапоги на ноги, конечно не забыв одеть прежде упомянутый камзол.
  На пиджаке неприкрытый грабёж не закончился. Тут же, внутри шкафа, имелась оружейная стойка, в которой стоял весьма искусно выполненный двуручный топор и шикарная шпага с посеребрённой рукоятью. Рядом, на стойке, висел пояс, позволяющий эту шпагу на себя нацепить. На обдумывание вариантов присвоения у 'джентльмена удачи' ушло ровно 0.00001 секунды, а после пояс со шпагой сменили владельца.
  Закончив со шкафом, Коля взялся за массивный письменный стол благородного дерева с лежащими на нём изящными и дорогими письменными принадлежностями и коробочкой с какими-то печатями. Те, однако, волновали его мало, да и содержимое ящиков не впечатлило - бумаги, бумаги, бумаги.
  'Какие нафиг бумаги, бухло где!?' - возмутился экспроприатор экспроприированного.
  Но тут же вспомнил, что он, как-бы, благородный грабитель и вообще алкоголь на него в этом мире не действует. Отчего расстроился.
  Бухло оказалось в массивном серванте, которым он занялся после письменного стола. Здесь, кроме пузатых бутылок и бокалов, имелись какие-то непонятные склянки, коробочки и футлярчики.
  'Да хрен с ними, время поджимает, дурень!' - сообщил гопнику некий другой, более здравомыслящий Коля.
  Здесь внимание 'мародёра' привлекла большая деревянная коробка размером примерно пол на полметра. Коробка была немедленно открыта и от вида её содержимого глаза мужчины невольно полезли на лоб.
  'Да вы #### шутите, это #####, а не средневековье!' - 'охнул' про себя попаданец.
  В коробке лежал револьвер. Рядом с оружием имелось ложе для ещё одного пистолета, сейчас пустое. Ко всему, имелся небольшой деревянный брусок с множеством насверлённых в нём отверстий. Из него, капсюлями вверх, на зрителя смотрели несколько десятков блестящих патронов. Револьвер довольно сильно отличался от земных аналогов, точнее не отличался, скорее походил на те, какими пользовались ковбои в старых вестернах: большой барабан, массивная белая рукоять, длинный ствол, синеватый металл корпуса.
  Дальше Коля конечно должен был взять 'Вундервафлю', пойти на капитанский мостик, где с криком 'Самолёт летит в ИзраЕль', всех победить. Но ничего такого не произошло. По телу гопника пробежала очень нехорошая дрожь. Он ясно понял одно: трогать эту штуку не стоит даже ради цистерны спирта. Волшебного такого спирта, который будет действовать на него и в этом мире.
  Без сожалений захлопнув крышку, попаданец положил футляр на место. Внезапно новая порция дрожи прошла через тело. Эта не походила на предыдущую и имела положительный оттенок. Поддавшись ей, Коля наклонился, засунул руку под сервант и с удивлением обнаружил там рычажок, на который немедленно нажал. Тут же, снизу серванта, отделилась крышка отделения, до этого замаскированная под декоративный элемент.
  'Закон жанра блин!' - оценил находку мужчина.
  Скрытое отделение занимали два больших изящных кинжала. Один тонкий, почти как игла, другой широкой, сантиметров шести шириной. Оба в ножнах. Кроме этого имелся хитрый пояс, или даже не пояс, а что-то вроде 'патронташа', нашпигованного десятком тубусов, похожих на его текущую 'зажигалку'. Тубусы лежали в отдельных кармашках и фиксировались надёжными застёжками. Заканчивались трофеи на чёрном бархатном мешочке с какими-то камнями. Заглядывать внутрь мешочка гопник не стал, а лишь бряцанул содержимым и немедленно упаковал находку за пазуху камзола. После надел пояс с тубусами и засунул за него кинжалы. Здесь Коля начал осознавать, что шанс доплыть до берега стремительно падает по причине того, что общий вес трофеев составил килограммов так семь.
  'Ну, устану, сброшу 'балласт'... - рассудил он.
  Жаба повелела заглянуть в спальню, но лишь только вор бросил взгляд на сундуки и кровать, как нутро просигналило, что самое ценное уже прихватизированно, грузоподъёмность исчерпана и можно смело приступать к осуществлению мечты детства. В этот момент Коля почему-то вспомнил слова Владимира на счёт того, что конфликтовать с местными дело наказуемое. А отправить на дно человек так триста...
  Стоит отметить важный момент. Гопник версии 2.0 имел два режима функционирования. При жизни, в версии 1.0, режима имелось три. Но третий, по причине бездействия алкоголя, в этом мире был недоступен.
  Режим первый - под управлением головного мозга, он же стандартный. А вот второй режим можно свести к ёмкому выражению 'на кураже'. И в порту, начиная с момента созерцания залпа 'хулиганского' фрегата, был активирован именно второй режим. Но успокоившись в процессе грабежа капитанской каюты, Коля перешёл в режим первый и внезапно осознал, что уже успел отправить на тот свет троих человек... а после вспомнил океан бездны, куда его в первые ночи тянуло ненавистное щупальце.
  Как итог, угроза расплаты сделала очевидный ранее выбор неочевидным.
  Конечно Коля был не тем человеком, что будет резать людей налево и направо без всякой причины. Вот только сейчас причина имелась. И не вечная, вроде кто прав, а кто виноват. Ведь если уйти в 'философский онанизм', то можно вполне дойти до: 'Пираты ведь тоже люди, им детей кормить надо...' Нет. Причина была простая: либо ты - либо тебя. В общем, Колины моральные нормы утверждали, что топить надо. Так как люди, стреляющие по мирному городу уже не люди, а зверьё поганое. Но перспектива погружения в океан бездны, или что он там такое, пугала настолько, что от отчаянья он закрыл глаза. Однако спустя секунд десять гопник глаза открыл и расплылся в своей фирменной улыбке, ведь наблюдатели писали следующее:
  
  **
  Чёрный наблюдатель: - Однозначно на дно...
  Белый наблюдатель: - Я против, но дела, дела, так что не до вас.
  **
  
  После чего Коля, умудрившись пройти своей фирменной походкой вразвалочку шесть метров от двери спальни до люка в арсенал, начал сноровисто спускаться по ступенькам вниз. Установив зажигалку лизать бок новой бочки, он торопливо поднялся по лестнице и, затворив люк, бросился к окну.
  Не церемонясь, он врезал подошвой сапога по плотной ткани и оконной раме за ней, и..., и нога во что-то упёрлась! Удар, ещё удар ногой! Гопник панически бросился к шкафу, схватил со стойки секиру и с размаха рубанул ей по окну, срывая ткань и круша останки рамы.
  - М-л-я-я-я-я-я-я-я! - вырвался из его груди крик отчаянья и безнадёги.
  Окно надёжно закрывали толстые металлически прутья, и чтобы попасть на свободу, необходимо было избавиться минимум от двух из них. В голове немедленно возникли весы, на одной чаше которых лежало действие 'бежать тушить зажигалку' а на второй, 'бежать тушить зажигалку очень быстро'. Так как логичнее наверно всё-таки сначала затушить, а уже потом прорубать проход на свободу. Но здесь сверху послышались непонятные крики, намекающие, что кто-то явно заметил беспорядки в капитанской каюте.
  Гопник взвыл и принялся лупасить секирой по прутьям решётки вместе их соединения с 'подоконником' и это нехитрое действие принесло неожиданно положительный результат. Лезвие из тёмно-фиолетового металла оказалось на порядок крепче стали и быстро 'перегрызло' один из прутьев. Оценив результат, Коля замолотил железом по железу с новой силой.
  На дверь каюты обрушилась волна тяжёлых ударов. Стук этот моментально породил новую идею. Бросив топор, Коля принялся толкать письменный стол, намереваясь прижать им люк в арсенал. Но стол оказался привинчен намертво. Матерясь от переизбытка чувств, он переключился на сервант, на этот раз задействовав инженерную мысль. Вбив лезвие между стеной и невинной мебелью, гопник поворотом рукояти, как рычагом, отодрал шкаф от стены. После рванул сервант руками, отчего мебель сдалась и бухнулась на пол.
  'Мля, прутья рубить надо, а не шкафы кантовать, рванёт же сейчас!' - закрутилось в голове.
  Но шкаф Коля не бросил и, вздувая вены на лбу, проволок его по полу, закрыв люк арсенала. После схватил топор и принялся лупасить по соседнему с перерубленным пруту. Стоило тому сдаться, как в люк арсенала настойчиво заколотили. Шкаф начал нехорошо приподниматься: силёнки с той стороны явно имелись. Коля вогнал топор в пол и попытался отогнуть перерубленные пруты руками. Немедленно выяснилось, что топор является нереально крутым девайсом, так как, с одной стороны, пруты решётки он рубил, а с другой, гнуться и ломаться под напором рук эти пруты не желали совершенно. Подгоняемый целым ворохом внешних факторов, гопник выдернул топор и принялся рубить пруты в верхней части окна. Но здесь произошло новое 'О, боже мой'.
  Светомаскировку на корабле соблюдали далеко не зря, так как с города по 'окну в Париж', что изливало на водную гладь яркий свет, навелись из тяжёлых береговых пушек, которых в потаённой батарее имелось всего две, но которые доставляли кораблю немалое беспокойство.
  Чуть ниже потолка, древо буквально 'выплеснулось' из стены, образовав солидного размера дыру. Попаданца обдало щепками, некоторые из них болезненно вонзились в кожу. Уши заполнило звоном, тело швырнуло на пол.
  К счастью гопника задело лишь неким остаточным явлением. По лицу заструилась кровь, но это так, царапины. Собравшись духом, Коля встал и поковырял к окну. Один из прутьев был перерублен до этого, а второй соизволил податься, и переломился от давления в месте надруба топором. В образовавшуюся дыру удалось вполне свободно протиснуться. Бросив прощальный взгляд на приподнимаемый лютой силой шкаф, мужчина оттолкнулся от проёма и рыбкой прыгнул в бодрящие объятия морской воды. Тут же воду вокруг вздыбило ударами нескольких арбалетных болтов, но судьба решила не портить 'финт ушами', и все они прошли мимо.
  Отплёвываясь от воды матюками, Коля вынырнул и широким брасом поплыл к берегу. В плавании он действительно соображал и, несмотря на груз, весьма быстро доплыл до города.
  Лодку он не увидел, но с лодки услышали его плескания, отчего немедленно подплыли поближе.
  - Коля, сюда, это ты?! - послышалось метрах в десяти от пловца приглушённое Женино шипение.
  Приглашать гопника на борт дважды не потребовалось. Он различил силуэт лодки, что даже в пяти метрах умудрялась сливаться с водной гладью и уже через минуту Митунгские матросы затаскивали его в шлюпку.
  - Ты как!? Мы были уверены, что тебя схватят, но решили пока курсировать вдоль берега напротив корабля, - искренне волновался и радовался Женя. - Что там стряслось, почему ты так долго? Кстати, эту светящуюся дыру ты в нём проделал? - указал Женя в сторону моря.
  Коля взглянул в темноту, но никакого окна уже видно не было. Завесили его. Как и дыру от ядра чуть выше.
  - Всё зря, - застонал от обиды мужчина. - А я был так близко! Ты представляешь, зажигалку поставил под бочонок, а он не взорвался, - готов был расплакаться Коля.
  - Да брось ты это, - успокаивал его Женя, - главное невредимым вернулся! Считай, в пасти у льва побывал!
  Матросы тем временем тихо выгребали к замаскированному доку. Периодически грохотали пушки, а со стороны форта слышались непонятные крики, но подавленного неудачей гопника всё это волновало мало. Пережить столько всего, потратить бесценные бонусы и всё напрасно...
  
  ***
  
  Начальник охраны корабля мрачно разглядывал магическую зажигалку. Рядом стоял другой пират и виновато смотрел на лежащий на полу завёрнутый в мокрую тряпку обугленный бочонок.
  - Вы точно его убили?
  - Без сомнений, - коротко ответил мужчина - ассасин.
  - Вы же поняли, что это заблудший, лишь только он спустился на вторую палубу, почему не скрутили?
  - Поэтому и не скрутили, что заблудший, - оправдался ассасин. - Решили посмотреть, зачем он здесь. А как он полез в арсенал, приняли решение убить.
  - Так ведь тело не исчезло! Какого вы бросили его в арсенале!? - не унимался начальник.
  - Мы не знали таких подробностей, у нас эти ребята редкость... - мрачно произнёс второй из охранников арсенала.
  - Ладно, всё хорошо, что хорошо кончается... - кивнул начальник охраны. - И думаю, мы не будем докладывать об этой части инцидента капитану, - кивнул он на зажигалку. - И кроме этого имеется за что укоротить наш рост... То, что диверсант оказался заблудшим, как ни странно, наше единственное оправдание.
  Охранники с надеждой переглянулись. Трое мужчин находилась сейчас в арсенале, плотно прикрыв дверь на вторую орудийную палубу.
  Вдруг один из ассасинов охнул и направил испуганный взгляд за спину начальника.
  Тот обернулся быстрее молнии и с нечеловеческой скоростью пронзил шпагой шею нового участника событий. Точнее хотел пронзить. Так как бледная, невероятно красивая женщина, поймала кончик шпаги двумя пальцами левой руки.
  Подобный фокус не остановил мужчину, и он попытался клинок освободить, с силой потянув его на себя, но не смог: казалось, лезвие намертво зажали в металлические тиски.
  Здесь у троицы перехватило дыхание, все увидели, что на ладони правой руки женщина держала окрашенное ярко-красной краской пушечное ядро. Она с большим интересом изучала 'невесомый' предмет, который с трудом поднимал двумя руками плечистый матрос.
  А после женщина исчезла. И шпага, и ядро обрели свободу. Последнее с тяжёлым грохотом упало на пол. И всё... Не взрывались эти хитрые ядра от обычного удара. Пусть и начинены они весьма мощной взрывчаткой. Запретно мощной...
  Но мужчины в арсенале не расслабились, ибо не верили, что на этом всё закончится и не верили неспроста. От ядра пошёл дым, краска на нём быстро почернела, полопалась и обуглилась, а после задымились от нагрева и доски пола.
  - Я тебя в аду достану, чернобородый ублюдок! - простонал начальник безопасности корабля.
  А после... После Колина мечта сбылась...
  
  ***
  
  Матросы, лишь по им одним понятным признакам, нашли замаскированный магией вход в подземный док. Шлюпка уже готовилась занырнуть под покрывало каменной арки, когда раздался оглушительный взрыв. Всё, что гремело до этого, было по сравнению со случившимся тихим шорохом, так как, с диким грохотом, ровно треть корабля перестала существовать. Словно кто-то взял и одним махом откусил солидный кусок пряничного кораблика. Вот только корабль был не пряничным, он был настоящим! Оставшаяся часть как-то неуклюже перекрутилась и затонула за считанные секунды, совершенно без положенной в таком случае долгой драмы.
  Женя взглянул на Колю.
  'Хм, всегда думал 'глаза горят' - это метафора...' - подивился философ.
  
  
  
  Глава 10. Сдаться или умереть.
  
  ***
  
  Глава, в которой Юра просыпается.
  
  ***
  
  'Нет, это идиотизм полный, как такое вообще может быть?!'
  Юра лежал на кровати и размышлял. Он попытался было выбросить из головы взволновавший его разговор, но это не вышло: услышанное во время встречи с Эритой никак не хотело покидать сознание.
  'Да нет, не может такого быть, бред какой-то!' - повторился молодой человек в немом восклицании.
  С момента примечательного ужина прошла почти неделя. И Юра действительно узнал, чем увлекается дочка местного лорда. Вот только в вопросе сближения полученные знания помогли мало, так как слабоват был бывший геймер в магии, фехтовании и верховой езде.
  'Может она что-то напутала?!'
  Но ответить на этот вопрос было некому, и Юра решил переключить мысли на менее будоражащие разум темы.
  'Нет, ну это всё равно уму непостижимо!' - сорвался на новое восклицание внутренний монолог.
  Да, ему было семнадцать лет - тот возраст, когда серьёзные темы в голове не задерживаются, да и всё в жизни кажется правильным. Это пусть старпёры вздыхают, что раньше было лучше и как надо. У молодых всё как надо здесь и сейчас, так как сравнивать не с чем и главное некогда. Но одна мысль о том, что на пятидесятом уровне в этом мире могут выдать квест, по которому надо закадрить красавца - мужчину и родить от него ребёнка, то есть её - Эриту, отбивала сон целиком и полностью.
  'Это ##### какой-то...' - подытожил Юра.
  Невозмутимый Женя на такое спокойно заявил:
  - Вероятно в этом мире нас заставляют добирать опыт, который мы не получили при жизни из-за отвлечения на всякую ерунду. А какой опыт недополучил ты? - подмигнул Юре философ.
  Пока из происходящего следовало, что недополучил Юра трандюлей. Состава так три... И вон, ещё на тележке следом везут немного, не поместилось.
  Ещё обидно было то, что он - Юра, в той беседе в основном помалкивал. Говорил в основном Женя и, как ни странно, Коля. Гопник недвусмысленно намекнул, что он - гопник с секретом, или 'Гопник редкий - сильно развитый'. Оказалось, что он знает наизусть массу стихов Пушкина. То есть выходило, что сельские гопники Пушкина знают, а суровые геймеры нет. И декламируя эти стихи, Коля умудрился выдавить слезу у Артура и Эриты, так как Русский язык 'в руках' Пушкина оказывается невероятно хорош.
  'Ладно, - вздохнул Юра, - всё равно мне с Эритой не по пути и надо с этими вздохами завязывать'.
  На этом, довольно мудром решении, он заснул крепким, почти беспробудным местным сном.
  
  **
  
  - Юра-а-а! Юра! Да просыпайся ты наконец! - чуть ли не плакала Марина, тряся и расталкивая спящего. - На город напали!
  - А-м-м-м, У-м-м-м, - бормотал молодой человек, не желая выныривать из упоительного спокойствия.
  Но вернуться в спальню общежития всё-таки пришлось.
  - М-м-м?
  - Не м-у-у-у, а собирайся давай!
  Молодой человек зевнул, сдёрнул с себя одеяло и сел на кровати. Девушка на это возмущённо пискнула и быстро отвернулась.
  Пребывающий в сонной контузии Юра начал оглядываться и обнаружил себя сидящим на матрасе в голом виде. Рядом, спиной к нему, стояла насупившаяся Марина и что-то недовольно ворчала.
  - Что стряслось? - попаданец осмотрел полумрак комнаты и принялся натягивать на себя балахон.
  Койка Жени, что обычно спал у окна, оказалась пуста. И дабы придать вес Марининому ответу, со стороны моря донеслось непонятное бухтение. Что-то вроде громких, но далёких выстрелов.
  - На город напали с моря, я не знаю подробностей. Меня разбудила Туен, она ждёт нас у выхода из здания.
  Стоило девушке закончить фразу, как в открытую дверь спальни вбежал взволнованный жрец и, яростно жестикулируя, начал указывать руками в сторону выхода.
  - Напали? - растерянно переспросил Юра. - А нам это, защищаться не надо?
  Данный вопрос ввёл Марину в ступор. Действительно, вроде бы попаданцам, как лицам гражданским, необходимо спрятаться, и надеятся на действия лиц военных. С другой стороны, из обрывков информации следовало, что лица они вроде уже не гражданские, а какие-то третьи - непонятные. Прикинув свои боевые возможности, девушка яростно замотала головой и ответила:
  - Прятаться надо Юра, что мы сделаем...
  Здесь молодой человек понял, что действительно влюбился, ну или как минимум крепко запал, так как подсознание мгновенно достало с полки образ Эриты и подняло вопрос о необходимости озаботиться её судьбой. Здравый смысл подобные глупости немедленно пресёк, резонно заявив, что желающие озаботиться судьбой дочери лорда найдутся и возможностей свою заботу реализовать, у них будет поболее чем у него. Как минимум для этой роли существовали родители и вооружённая до зубов охрана резиденции. Однако бежать спасать 'принцессу' всё-таки пришлось.
  - Надо посмотреть, что пишут Наблюдатели, - чуть подумав, произнёс Юра и закрыл глаза.
  Наблюдатели озадачили. Нехорошо озадачили...
  
  **
  Чёрный наблюдатель: - Сегодня умрёшь либо ты, либо Эрита...
  Белый наблюдатель: - Отсиживаться не стоит.
  **
  
  Какое-то время Юра тупил. Наконец 'шестерни закрутились'.
  'Я ведь здесь не умру насовсем, да?' - растерянно подумал он.
  - Идём уже! - поторопила его взволнованная Марина.
  - Что пишут твои наблюдатели? - натягивая ботинки, спросил её молодой человек.
  Девушка от этого вопроса подвисла, но после закрыла глаза.
  - Пишут:
  
  **
  Чёрный наблюдатель: - Колю бы поддержать и не только морально...
  Белый наблюдатель: - На улице опасно.
  **
  
  Юра, победив ботинки, принялся чесать голову, после обратился к Марине:
  - Это, помнишь мы обсуждали за ужином, что при смерти временные бонусы скорее всего сгорят. Как у тебя дела со сном?
  - Ты же знаешь, хорошо.
  Товарищи, обсудив недавно вопрос местного сна, с удивлением обнаружили, что Марина по ночам практически не 'мучается'. Когда она начинала бездельничать, тьма внизу становится более пугающей и враждебной, но не более. Обычно же, девушка просто поднималась повыше от неприятной во всех отношениях бездны и в блаженстве отсыпалась до утра. А о вызывающих ледяной ужас щупальцах она вообще узнала исключительно от товарищей.
  - Женя с Колей также говорили, что спят нормально, - подытожил Юра, - а вот у Туен, похоже, всё плохо. Ты наверно это, передай свой бонус Коле, а я свой передам Туен. Заодно выясним, как оно работает.
  Марина кивнула и закрыла глаза. То же сделал и Юра. Внезапно табличка статуса ярко мигнула и в ней появилась новая строка.
  
  **
  Ваша удача увеличена на 1. Время действия бонуса - одни астрономические сутки.
  **
  
  И действительно, показатель удачи увеличился до четырёх.
  - Коля только что передал мне свой бонус! - выпалил молодой человек, оторвав девушку от процесса созерцания статуса.
  Марина на это захлопала глазами.
  - Значит всё серьёзно, - чуть подумав, подытожила она. - И ты правильно говоришь, надо перечислять.
  Молодые люди опять закрыли глаза и принялись осваивать возможности местного 'интерфейса'. Всё оказалось просто, однако Юра пыхтел над передачей бонуса минут пять, правда, исключительно из-за страха что-то напутать. Наконец, после сосредоточения на надписи и представления симпатичного личика кореянки, табличка подмигнула вспышкой и его бонус исчез. Марина давно управилась со своим и с нетерпением ждала товарища.
  Закончив, Юра вскочил с кровати и принялся собираться. Впрочем, сборы заключались в том, что он одел на плечо сумку, взял фиал, вынул из-под матраса 'золото партии', точнее совместные запасы карцибела, закинул всё это в сумку, после взял Арбалет и два десятка болтов к нему. Пошаманив над крышкой приклада, попаданец закинул в артефакт четыре шарика карцибела добытых с портовых 'крыс', чего по его расчёту должно было хватить на шесть - семь выстрелов.
  - Ты что? - охнула девушка, наблюдая акт боевой подготовки.
  - Марин, - серьёзно, но неуверенно, начал Юра, - у меня что-то вроде одиночного квеста от Наблюдателей. Я это, сбегаю кое-куда, а потом к вам вернусь. Но ты со жрецом иди, ладно...
  Ничего более не слушая, молодой человек бросился к двери, столкнувшись в ней с Туен, которая посмотрела на него удивлёнными и слегка испуганными глазами.
  На происходящее глядел удивлённый жрец, который дожидался их сборов. Как-либо задерживать Юру он не стал. Марина на такое поведение товарища недовольно сжала кулаки и ринулась в женскую спальню одевать кольчугу, которую ей, в смеси гордости и мук жадности, недавно передал во временное владение Юра.
  
  ***
  
  'Нет, ну это надо такое выкинуть! 'Квестик' ему, видите ли, выдали...' - кипятилась про себя Марина, спеша на северо-запад города. Туда, где богатой отделкой красовались особняки состоятельных граждан.
  Девушка она была не глупая и прекрасно понимала, куда отправился 'герой - любовник'.
  Корень её возмущений крылся не в положенной закону жанра неразделённой любви. Не было её и всё тут. Просто Марина была очень доброй и отзывчивой девушкой и откровенно переживала за товарища. Заодно, начинающая целительница не осознавала всю серьёзность происходящей ситуации: ну бухает что-то в порту и бухает, пусть местные разбираются, а она лишь сбегает в район знати, убедиться что с Юрой всё в порядке и только.
  По упомянутой выше причине, лишь только Юра ушёл, девушка поднялась в женскую спальню и надела на себя кольчугу, отчего немедленно превратилась в блестящую свечку. Дабы нежелательный блеск скрыть, поверх кольчуги была накинута тонкая шерстяная накидка. После она схватила обломок посоха или точнее просто короткий посох, который Женя в мастерской чуть обрезал, устранив место грубого слома, и слегка придал окончанию округлую форму, после чего артефакт частично вернул свои свойства. Смысл в посохе имелся, ведь стоило взять его в руки, как расход маны снижался, время применения магии сокращалось и ко всему уменьшалось требование к концентрации. Да и на край можно было врага по лбу треснуть, что в случае Марины, с её метр шестьдесят роста и сорока килограммами веса, тот ещё фокус.
  И сейчас, поглощённая смесью возмущения, нетерпения и страха попаданка летела к поместью. Пушки то грохочут. И знать бы ей, что ещё до первого залпа к берегу пристали два отряда нападающих, из которых один, человек в триста, высадился западнее порта, там, где высокая набережная заканчивалась, и начинался пологий берег моря. Задача данного отряда заключалась в блокировании квартала богатых граждан и взятии заложников. Ведь квартал знати связи с подземными коммуникациями не имел, и требовалось перехватить добычу до того, как 'птичка упорхнёт из клетки'. Вторая группа, около двухсот пятидесяти человек, получив сигнал от отряда ассасинов, которые безжалостно вырезали гарнизон форта, высадилась на территорию порта.
  И ладно бы на этом всё, но чуть позже, с началом обстрела, третья группа из двух сотен пиратов высадились на восточной окраине города. Быстро приведя в техническую негодность пушки восточного вспомогательного форта, они, быстрым маршем через город, достигли ратуши, дабы заняться транспортировкой её архива в порт, который, к тому времени, должен основательно перетряхнуть занявший его ранее отряд. Город в целом пиратов не интересовал совершенно: зачем лить ненужную кровь, да и лишний раз рисковать собой. Основными целями значились ратуша, порт и район знати.
  В общем, Юре 'досталось разбираться' примерно с тремя сотнями нападающих, а Марина уверенно двигалась навстречу тем двум сотням, задача которых заключалась в быстром и по возможности тихом, захвате Ратуши и подготовке к выносу массы важных государственных документов. По этим, вроде бы посредственным хозяйственным бумажкам, имелась возможность весьма чётко понять положение дел в королевстве. И за морем кое-кто сильно хотел с этим положением ознакомиться. Да и много всего прочего в ратуше имелось, например, отделение королевского банка и городское казначейство. Но Марина всего этого не знала, поэтому бежала прямиком навстречу опасности, так как удобная дорога, что вела к цели, проходила как раз через главную площадь, у которой, собственно, и стояла ратуша.
  'Как там Женя с Колей, надеюсь, ни во что опасное не влезли?' - волновалась девушка, быстро двигаясь в нужном направлении.
  Улица была безлюдна, яркие фонари стояли лишь по одну сторону дороги, разделяя тротуар и мостовую. Хотя светило городское освещение достойно, но через каждые метров двадцать имелся пятачок тени, куда свет не доставал. И почти перед самой площадью, в одном из таких тёмных пятачков с девушкой приключилась большая неприятность.
  Из темноты возник силуэт, и не успела Марина охнуть, как её шею ловко перехватила крепкая мужская рука, сильно пережав предплечьем горло. Вторая рука напавшего схватила и сжала тоненькую ручку девушки, в которой находился посох. Сжимающий явно перестарался: надави он чуть сильнее и тонкие кости однозначно бы сломались. Но и этого хватило, чтобы попаданка раскрыла рот в немом крике боли и выронила посох на землю.
  Всё произошло столь стремительно, что бегунья не сразу поняла, что оказалась схваченной.
  - Оторос им? - приглушённо рявкнул мужчина что-то непонятное и чуть ослабил хватку, давая лёгким хоть какой-то доступ к кислороду.
  В ту же секунду перед Мариной возник второй мужчина в чёрной кожаной броне с множеством воронёных металлических накладок на уязвимых местах. На одном боку у мужчины висел длинный палаш, а на другом, в специальном чехле, дубинка, разительно напоминающая инструмент земных полицейских.
  Этот - второй, быстро и ловко подхватил упавший посох, а первый тем временем оттащил девушку поближе к стене дома, туда, где тень была значительно гуще. Пират презрительно осмотрел обломок магического артефакта и не найдя его ценным, осторожно положил на землю, а после оттолкнул ногой к стене дома.
  - Зингерис остама... - кивком указал он первому на Марину, видимо имея в виду какие-то подробности.
  Держащий пленницу за шею, грубо отдёрнул ворот её накидки, оголив поверхность блестящей кольчуги из мелких звеньев. На что второй кивнул, вытащил из-за пояса дубинку и незамедлительно направился к Марине.
  Имелись среди пиратов всякие, да и все они являлись бывалыми головорезами. Однако сейчас никакого похотливого насилия не предвиделось. Пират лишь хотел оглушить девушку ударом дубинки по голове, дабы спокойно снять ценную броню, а после оставить оглушённое тело дожидаться рассвета в ближайшем тёмном переулке. Пусть это и звучит не особо страшно, ничем хорошим, конечно же, не является. Вот только Марина таких подробностей не знала, и в голове её замелькали всякие ужасные сцены, от которых невольно захотелось вскрикнуть. Намерение это держащий её мужчина почувствовал и мгновенно сжал шею пленницы сверх меры.
  Страх, ужас, паника - перечисленные эмоции мгновенно сплелись в Марине в один клубок. Сжимающим детонатором в этот сгусток вошло чувство глубокого бессилия. А после возникло острое желание, чтобы эти страшные люди немедленно убрались прочь, подальше, с глаз долой! И желание это активировало запал бессилия.
  От маленького тельца девушки ринулась ударная волна. Руку сжимающего её шею пирата отбросило, а следом отбросило и его тело. Одновременно с этим вверх отлетела рука с дубинкой, что уже приближалась к голове схваченной. Пиратов отшвырнуло на несколько метров, и они покатились по брусчатке мостовой.
  Марина слабо понимала, что произошло, под грузом шока и сильного ментального опустошения, она опустилась на поверхность дороги, сжала руками колени и жалобно завсхлипывала.
  Из тени следующего к площади дома, выскочили трое мужчин и бросились к месту происшествия, намереваясь помочь отброшенным. Однако напавшие на девушку пираты даже не были ранены, их просто отбросило в сторону и не более. Тот из них, который собирался ударить Марину по голове, ловко вскочил, подхватил дубинку и, моментально оценив ситуацию, подал жест приближающейся от площади подмоге. Ведь двое из бегущих к нему пиратов держали в руках взведённые арбалеты и уже собирались всадить в Марину пару арбалетных болтов.
  Надо заметить, что данный жест спас мужчинам жизнь, пусть они об этом пока не догадывались.
  Пират с дубинкой направился к девушке, собираясь наконец оглушить её и закончить этот, пошедший не по сценарию, инцидент.
  Тук, тук, тук... - громко процокали по поверхности камня удары чего-то твёрдого. Внимание пиратов мгновенно переключилось на высокую женщину восточной внешности. Новая участница событий возникла буквально из ниоткуда и сейчас стояла немного позади мужчин и шокированной Марины.
  Адьяа была красива. Она имела вытянутое лицо, резкие скулы, а правильные нос и рот венчала тонкая параллельная линия глаз. Внешность её располагала к строгости, но часто эта высокая стройная женщина банально капризничала. Имелась у неё такая плохая черта. Капризы эти не шли ей совершенно, да и, признаться, почти всегда были сильно наигранны. Но когда она была серьёзна, лицо её усиливало эту серьёзность многократно. И сейчас Адьяа была очень серьёзна. Пираты в этом не сомневались. Вот только выводы сделали неверные.
  Стукнула тетива двух арбалетов. Дистанция стороны разделяла скромная, метров двадцать. Да и тренировались арбалетчики побольше Юриного. Один болт летел женщине в голову, второй в сердце и оба болта Адьяа отбила брезгливым движением посоха, банально выставив его на пути полёта стрел. Блок оказался столь выверенным, что стрелы, стукнувшись о посох, отскочили и безвольно упали у ног женщины, что явилось для бандитов нехорошим звоночком, так как инерция арбалетного болта дело серьёзное и посохами такие болты обычно не отбивают.
  Но долго раздумывать над увиденным пираты не смогли: Адьяа дала волю гневу. Посох поднялся и коротко ударил о камень мостовой. Один раз, легонько. И в этот раз женщина вложила в удар нечто кроме физического воздействия.
  Мгновение и круг метров тридцати в диаметре наполнился внутренним движением. Граница эффекта начиналась у ног монголки, а заканчивалась за спинами стрелявших в неё пиратов. Пыль, камушки, всякий сор и тела пятерых бандитов заодно, подбросило в воздух. Дома, что попали в зону действия магии, выплюнули на мостовую стекло своих окон. Магическая атака никак не коснулось Адьяу и Марину. Попавшие под действие магии разбойники попадали на землю и безвольно застыли, словно куклы с обрезанными нитями.
  Марину, впрочем, происходящее трогало мало: сжавшись калачиком, она тихо поскуливала от сковавшего её страха.
  Адьяа подошла к Марине и с глубокой заботой и нежностью погладила девушку по голове. Отчего та немного пришла в себя и завсхлипывала более осмысленно. Она взглянула на монголку с немой надеждой, разительно напоминая беспомощного дрожащего котёнка.
  Женщина ненадолго оставила Марину и подобрала её посох. Внимательно осмотрев его, она вздохнула и выбросила 'обрубок' обратно на тротуар. После вернулась к девушке, приподняла её за плечи и чуть потрясла.
  - Ну всё, всё, не плачь милая, всё закончилось. Зачем ты сюда вообще полезла?
  - Юра, надо помочь Юре, - пуская сопли, пробулькала Марина.
  Адьяа внимательно оглядела девушку и ещё раз вздохнула, не забыв, кстати, кинуть внимательный взгляд в сторону площади, где в нерешительности толпилась внушительная группа пиратов. Да, женщина не расслаблялась ни на секунду. Впрочем, тех, у кого имелся хоть мизерный шанс застать её врасплох, в толпе разбойников не наблюдалось.
  Откинув полу маскировочного плаща, под которой оказалась небольшая сумка, монголка засунула в неё руку. При этом впечатление создавалась такое, словно женщина роется в необъятном чемодане. Наконец, нащупав что-то, она вытащила из сумки полутораметровый посох. Что намекнуло - сумка на её боку не последний магический артефакт.
  Посох был прекрасен. Он состоял из трёх белоснежных жердей сантиметров трёх в толщину, что сплетались межу собой в изящном узоре. Ближе к навершию, в жерди вплетался крупный кристалл. Грубый и угловатый, он походил на кусок необработанного горного хрусталя. Но в то же время кристалл выглядел столь прозрачным, искрящимся и наполненным силой, что одна попытка назвать его недрагоценным вызывала душевный протест.
  Марина, что на фэнтези съела собаку, лошадь и бегемота - того самого, что пропал из столичного зоопарка, всхлипывать моментально перестала и впилась глазами в артефакт.
  - Когда всё закончится, будет много раненых и им понадобится помощь, - словно деревенскому дурачку, начала втолковывать Марине Адьяа.
  Женщина достала из-под накидки сверкающий голубой камень с мизинец размером и приложила его к искрившемуся в свете фонарей кристаллу посоха. Камень ментальной силы мгновенно впитался в поверхность артефакта.
  После монголка буквально всучила посох Марине, и та растерянно обняла его словно плюшевого медвежонка.
  - Надо помочь Юре, - ещё раз всхлипнула девушка.
  - Юре никто, кроме него самого, сейчас не поможет, - серьёзно произнесла женщина и повела Марину в сторону храма.
  За всем этим наблюдала группа пиратов человек из пятнадцати. Они взволнованно держали наготове хищные палаши и направленные в землю взведённые арбалеты. Направить арбалеты 'в пол' приказал десятник, что стоял чуть впереди группы и стучал зубами от страха. Имелась у этого закалённого мужчины одна способность - умел он определять силу противника достаточно точно. И сейчас эта способность зашкаливала, загоняя душу десятника в пятки.
  
  ***
  
  - О-о-о! Чингиз, ты не поверишь, - ухмыляясь, обратился к капитану белорус, - Адьяа только что подарила 'Звезду севера' пигалице первого уровня. Хотя, судя по динамическому удару, который выкинул 'воробушек', потенциал у неё есть.
  Вероятно, говорящий обладал неким особым навыком, что позволял знать много чего, не видя это 'чего' глазами.
  - Не нахожу ничего странного и расточительного, - почесал короткую бородку ассасин. - Мы вышли на финишную прямую: всё снаряжение, что не требуется для последнего задания, не более чем материальный балласт. Из этого мира мы заберём с собой лишь знания и опыт. Да и её нынешний 'Восход пламени' на порядок сильнее. Хотя нет, не сильнее, скорее он больше подходит её характеру. А 'Звезду севера' она таскала из-за ностальгии по старым денькам. Если подумать, 'Звезда' первый высокоуровневый артефакт, который мы добыли в этом мире. Уверен, она сделала хороший выбор, Хранители одобрят владение.
  - М-да, - вздохнул Дитрих, так звали немца, - я как вспомню, как мы рвали мягкие места, добывая высококлассное магическое снаряжение, так не могу решить, плакать или смеяться. А до 50 вообще ходили как бомжи! - скривил лицо ариец.
  - В принципе не редкость, когда высокоуровневые команды помогают снаряжением новичкам. Редкость поймать обстоятельства, делающие такую передачу возможной, - усмехнулся белорус и взял в руки прислонённый к стене башенки изящный составной лук.
  - Ага, кто бы нам что передал, - поморщился Чингисхан. - Кстати, как там наш 'Донжуан'? - обратился Чингиз к Павлу (а то белорус и белорус, у белоруса имя есть, между прочим).
  Павел прищурил глаза в темноту, а после довольно безразлично произнёс:
  - Да живой пока, только пару рёбер сломано...
  
  ***
  
  - Эрита проснись!
  - А!? - девушка моментально отрыла глаза.
  Рядом с её кроватью стоял Артур. Наставник держал в руках магический светильник, не особо яркий, но его света хватило, чтобы Эрита уловила на лице обычно невозмутимого дворецкого волнение и тревогу.
  - Одевайся и очень быстро! Творится что-то неладное, до выяснения ситуации ты с родными спустишься в подземный город. Как соберёшься, иди в холл и жди там братьев с матерью.
  Закончив, Артур бесцеремонно развернулся и выскочил из комнаты. Следующая его цель находилось совсем рядом, и уже через полминуты он строго оглядывал троих мальчишек, на двоих из которых служанки торопливо натягивали рубашки.
  - Саньятора, Элиса, - строго повелел служанкам дворецкий, - берите оставшуюся одежду и ведите мальчиков в холл, закончите с одеванием там.
  Женщины кивнули, набросили маленькие камзолы на запястья и принялись торопливо выводить детей из комнаты, ведя к лестнице вниз.
  Далее Артур не стал изображать из себя солидного парня и, сорвавшись на бег, помчался в западное крыло резиденции. В конце коридора, после поворота налево, имелась изящная винтовая лестница, которая приглашала спуститься в гостиную или же подняться выше, туда, где находились рабочий кабинет лорда, оранжерея и обсерватория. Но мужчина проигнорировал поворот и остановился у стены в конце коридора. Как и весь второй этаж, стена эта была обшита деревянными панелями разного оттенка и формы, что создавали простой, но очень приятный глазу узор.
  Любоваться стеной Артур не стал, вдавив одну из панелей и уведя её вбок, он получил доступ к замочной скважине, куда немедленно был вставлен большой ключ хитрой формы. На поворот ключа, прямоугольник стены отделился от поверхности едва заметной щелью, а после, потайная дверь легко отворилась внутрь.
  Обычно охрана поднималась в помещение дозорного поста с территории сада. Там - сбоку здания, имелась небольшая дверь, скрытая от чужих глаз хитро посаженной растительностью. Пользуясь этой дверью, стражники могли попасть в удобное помещение караульной и дозорного поста наверху, не беспокоя обитателей резиденции. Потайной дверью пользовались лишь в самом крайнем случае, который, похоже, настал.
  Артур проскользнул в узкую потайную дверь и попал на ещё одну винтовую лестницу, которая соединяла караульное помещение внизу и дозорный пост наверху. Торопливо поднявшись, он вошёл в полумрак поста, что находился в одной из двух башенок, венчавших резиденцию лорда. Со стороны башни казались исключительно декоративными. Подобному впечатлению немало способствовали окна из яркого разноцветного стекла. На практике же, декоративной являлась лишь одна из них.
  - Что там? - коротко спросил Артур у дозорного, крепкого мужчины средних лет.
  - Всё то же: огни западного дозорного поста погасли двадцать минут назад. Я отправил двоих, но доклад будет минут через десять, возможно быстрее, - доложил старший караула.
  Увы, дожидаться доклада не пришлось. Со стороны моря донёсся раскатистый залп и внимание мужчин моментально приковал большой корабль с чёрными парусами. Отсюда он казался почти игрушечным и абсолютно неопасным. Да и выпустив облако дыма, судно растворилось во тьме, словно и не было его никогда.
  - Действуйте по регламенту, - рявкнул дворецкий и немедленно помчался обратно, в основное здание резиденции. Выскочив из потайной двери, он воспользовался широкой лестницей наверх и уже через четверть минуты находился в рабочем кабинете Лорда.
  - Ортис, быстрее, мы в полной заднице! - без всяких церемоний, обратился Артур к статному беловолосому мужчине.
  - Да, я слышал, - кивнул лорд и сунул в сумку очередную стопку писем и бумаг. - Каковы силы нападающих?
  - Силы нападающих ровно такие, чтобы испортить нам жизнь. Бросай эту макулатуру, сейчас на неё нет времени!
  Лорд вздохнул, оставил шкаф с документами и двое мужчин направились к выходу из кабинета. Отец Эриты прикрыл за собой дверь, которая точно повторяла цвет и фактуру стены. Стоило двери закрыться, как она слилась со стеной единой поверхностью. Незнакомым с резиденцией людям придётся серьёзно поломать голову, прежде чем они найдут вход в рабочий кабинет правителя Митунга.
  Далее этим двоим понадобилось совсем немного времени, чтобы оказаться в просторном холле резиденции. Здесь уже собрались Эрита, жена лорда с сыновьями, двое мужчин из ночной смены охраны и несколько женщин прислуги. Остальные работники на ночь резиденцию покидали, так что народу, за исключением охраны, набралось немного.
  Лорд кивнул жене, и собравшиеся направились к массивным деревянным дверям, собираясь покинуть здание.
  Артур напрягся. Его уши уловили едва различимый звук. Тот неприятный стук, с каким арбалет выплёвывает свои болты. Дворецкий бегло огляделся, его разум холодно проанализировал ситуацию, после чего выдал несколько наиболее приемлемых вариантов действий.
  Холл представлял собой просторное помещение метров двадцать на двадцать, треть которого занимала широкая лестница на второй этаж. В боковых стенах находились двери ведущие в гостиную, кухню и небольшой тренировочный зал. Во двор вела массивная двустворчатая дверь, по сторонам от которой шли большие светлые окна. Сейчас их закрывали плотные шторы, не позволявшие яркому магическому свету, заполнившему холл, просачиваться в просторный двор перед резиденцией.
  Оглядевшись, дворецкий выкинул нечто странное. Он развернулся, скрыл своё присутствие и быстрым шагом направился к неприметной двери, находившейся под лестницей на второй этаж. Его друг и работодатель, коим являлся Лорд, с ужасом взглянул вслед уходящему товарищу, после торопливо схватил жену и увлёк её за собой, уводя подальше от двери. Дети, что сейчас стояли возле матери, потянулись следом.
  - Эрита, - повелел дочери отец, - отойди от окон! Дорогая, - обратился он к жене, - примени на меня и охрану увеличение физических способностей, быстрее! (Эртелла владела магией усиления на голову лучше Эриты, именно она дала приёмной дочери азы этого искусства).
  Но было поздно: окна со звоном разбились, шторы взвились и свернувшиеся клубками люди влетели в помещение. Четверо мужчин, словно мячи, прокатились по полу и, развернувшись, вскочили на ноги, ощетинившись оружием. Следом за ними в окна устремилась следующая партия пиратов, но эти не катились, а просто запрыгивали внутрь через разбитые окна. Тут же от чудовищного удара створки дверей затрещали и неестественно распахнулись внутрь. На пороге стоял высокий мужчина с грубым лицом и окаймляющей это лицо чёрной бородой. Он щеголял стянутым в талии кожаным плащом, а на его широком поясе висела изящная шпага, чаруя взгляд блестящей тёмной рукоятью.
  - Отставить! - громко прокричал Лорд, обращаясь к двоим охранникам, которые выхватили сабли и полные решимости и отчаянья, переводили оружие от врага к врагу, что уже успели плотным кольцом окружить домочадцев.
  Чернобородый развёл руки и громким, неожиданно приятным голосом, произнёс:
  - Как замечательно иметь дело с разумными людьми. Послушайте своего лорда господа. Мы не гнушаемся крови, но и водой её не считаем. Пару витков верёвки, хороший удар по голове и уже через пару дней вы вернётесь в объятия своих ласковых жён...
  Телохранители - одетые в лёгкую кожаную броню мужчины, вопросительно посмотрели на хозяина резиденции. Тот кивнул. После охранники медленно положили своё оружие на пол. Лишь только движение это было закончено, каждого схватили по двое пиратов, до хруста вывернули руки и принялись вязать конечности специально заготовленными ремнями.
  За чернобородым в помещение холла заскочило ещё с десяток человек.
  - Первая группа, остаётесь с пленными, остальным разбиться на тройки и обыскать поместье. Всех кого найдёте - сюда! - коротко приказал капитан.
  Артур внимательно и спокойно наблюдал за происходящим из-за приоткрытой двери под лестницей. Пираты не видели его, так как мужчина, предвидя нападение, в последний момент задействовал навык невидимости.
  *Сокрытие присутствия и невидимость, разные навыки. Первый убирает ощущение присутствия исходящее от живого существа, а второй делает тело невидимым для глаз. Против высокоуровневых противников одной невидимости обычно мало.
  Регламент предписывал Артуру ходить по поместью без оружия. А в суете сборов он даже не успел взять свою шпагу, что сейчас находилась в его спальне. Новость о странном поведении западного дозорного поста застала мужчину в тренировочном зале, где пожилой джентльмен приводил в тонус своё немолодое тело. На что днём времени не хватало совершенно.
  Неслышно затворив дверь, дворецкий спустился на хозяйственный этаж, развеял невидимость, прошёл пустующую кухню и, пройдя короткий переход, попал в котельную. Здесь Артур подошёл к гладкой стене и вставил вынутый из кармана ключ в едва заметную замочную скважину. Поместье ещё раз показало предусмотрительность своих обитателей, распахнув перед ним очередную потайную дверь. Артур зашёл в неё и поднялся по тесной лестнице наверх, попав в небольшую каморку. Из этой каморки в его спальню и кабинет вела ещё одна потайная дверь, но к ней он пока спешить не стал. Достав из кармана светильник, мужчина зажёг его и поставил на стол.
  Убранство комнатушки выглядело скромным. Пара шкафов, стол с какими-то склянками и баночками, деревянный манекен с надетой на него бронёй и стойка с оружием.
  Попав в потайной кабинет, Артур действовал быстро и сноровисто, пусть интуиция и подсказывала старику, что немного времени в запасе ещё есть. Торопливо сняв пиджак и брюки, он натянул плотные кожаные штаны с прошитым между слоями кожи особым, необычайно стойким к разрезанию, материалом. После надел такую же кожаную куртку, в дополнение усиленную нашивками из кольчужного волокна. Далее была надета шлем-шапка из хитро сшитых кожаными ремешками металлических пластин и пояс с двумя ятаганами. Подойдя к шкафу, Артур достал из него иллюзорную мантию и, надев ценный артефакт, накинул капюшон мантии на голову. А вот завершающий штрих он носил с собой. Из под брони мужчина достал небольшой бутылёк, посмотрел на него, поморщился и, откупорив, залпом выпил.
  'Если я переживу приём этой гадости, надо будет подумать о пенсии...' - вздохнул он, тихонько отворил дверь каморки и перебрался в свою спальню.
  Не успел дворецкий переступить порог, как мощный удар потряс дверь в его апартаменты. Артур на это даже не вздрогнул, а лишь тихонько затворил потайную дверцу, что тут же слилась с обоями. После он применил невидимость и сокрытие присутствия и, применив, встал с краю от дверного проёма.
  Третьего удара замок не выдержал, и дверь распахнулась. В помещение ввалился пират в тёмной пластинчатой броне и с палашом наизготовку. За ним следом заскочили ещё двое. Бандиты сноровисто осмотрели спальню, один из них вышел на центр комнаты, а двое других занялись обыском шкафов и ящиков у стены. Однако дворецкого мародёры волновали мало. Да и как упоминалось, сейчас мужчина был скрыт невидимостью. Не обращая внимания на активный разгром своей спальни, он спокойно вышел из помещения и направился по коридору второго этажа к лестнице вниз. Дойдя до арки прохода, Артур осторожно заглянул в холл резиденции и нашёл глазами бородача.
  'Плохо, очень плохо...' - пронеслось в его голове.
  Рядом с чернобородым стояла рыжеволосая женщина и что-то докладывала капитану, и женщина эта не понравилась дворецкому совершенно. И дело заключалось вовсе не во внешности, внешностью рыжеволосая обладала приятной. Проблема крылась в том ощущении силы, какое исходит от людей имеющих боевую специализацию. Очень опасных людей. Из-за чего одно её присутствие можно было смело положить на полку 'день сегодня не задался'. Новая участница событий была одета в лёгкую стёганую броню и на пример Артура вооружена двумя Кукри хитрой формы.
  'Чернобородый явно 'Монах' или 'Штурмовик', - рассуждал дворецкий, - а вот женщина наверняка 'Ассасин' или 'Танцор смерти'. Если я подойду поближе, она меня наверняка заметит. Плохо, надо ждать удобного момента'.
  Заложники сидели на полу в общей куче. Ранги и происхождение потеряли силу, и сейчас жена лорда тихо утешала молоденькую служанку - девушку лет семнадцати.
  'Эрита и Ортис не связаны, - подметил невидимка. - Надеюсь Эрите хватит ума не наделать глупостей, по крайней мере пока. Ох, она надела пояс, который я подарил ей на пятнадцатилетие, в нём же два стилета из осториса!..'
  *Осторис - метал, что при нагреве 'забывает форму' и ведёт себя словно резина. Но стоит ему 'распрямиться' и вернуться в заданную при отливке форму, как он моментально твердеет. Редкий и дорогой материал, используемый для всяких опасных штучек.
  Возжелай Артур убить два десятка пиратов, что хозяйничали сейчас в резиденции, ему бы потребовалось на это удивительно мало времени. Но подобный вариант пришлось сдать в утиль, так как рыжая с чернобородым находились в другой весовой категории. Пусть женщина и выглядела лет на тридцать, однако Артур её возрастом не обманывался. Внутреннее ощущение чётко говорило ему: она тот тип людей, что развили свою духовную и физическую силу настолько, что процесс старения начал частично подчинятся воле человека. Ведь и самому Артуру уже давно за сто, хотя на вид дворецкому редко дают больше шестидесяти.
  Пираты тем временем занимались одним из аспектов пиратского дела, а именно, неприкрытым грабежом. В общем, тащили всё, что 'не прикручено'. Даже бархатные шторы из гостиной и те умудрились снять и приспособить в роли мешков для небольших предметов.
  Артур наблюдал за действиями врага стоя в широком проходе, который вёл из коридора в вестибюль. Мужчина прижался спиной к стене и лишь изредка осторожно пропускал пиратов тащивших очередной трофей, вроде большого позолоченного зеркала из спальни Эриты или мешки со всякой всячиной, что через несколько месяцев заполнит магазины и рынки соседнего материка.
  Наблюдая, он внимательно прислушивался к внутренним ощущениям, чутко контролируя время оставшийся невидимости. Магия свойственная местным жителям значительно отличалась от магии доступной попаданцам. Местным не помогала загадочная и могущественная Система, и в отсутствии упомянутой помощи крылся как большой недостаток, так и огромное преимущество. Ведь Система не только помогала заблудшим - она и ограничивала их, верша баланс и устраняя перекосы. С точки зрения Системы Артур являлся читерром. Дворецкий обладал способностью поддерживать высококачественную невидимость около двадцати минут, а с помощью специализированного артефакта в виде иллюзорной накидки данное время увеличивалось до одного часа. Притом, что для заблудших даже сотого уровня, длительность навыка невидимости не могло превышать тридцати минут.
  В ожидании прошло около сорока минут и дворецкий уже собрался отступить, дабы пробраться в сад перед резиденцией и там сменить невидимость на покров плотных кустов, как после очередного доклада десятника, ситуация изменилась.
  Чернобородый подошёл к пленникам, улыбнулся неприятной улыбкой, после чего заговорил, обращаясь в основном к лорду:
  - Не благодарите меня, но я собираюсь организовать для ваших детей замечательную экскурсию на соседний материк. А так как детям не пристало путешествовать без взрослых, то, пожалуй, и вашу Жену мы пригласим с собой, надеюсь, она не откажется? - улыбнулся-ухмыльнулся пират Эртелле. - Мы бы и вас прихватили, но, признаться, неудобно оставлять город без правителя. Да и кто ещё соберёт кругленькую сумму для оплаты упомянутого путешествия. Кстати, как передать оплату вам объяснит любой маломальский торговец с Вилларии или Дризена. Ладно, не будем задерживаться, подробности я расскажу вам по пути. Надеюсь, вы не откажетесь сопроводить свою жену до берега?.. - обратился чернобородый к Лорду.
  Отец Эрмиты был человеком умным и понимал, что сопротивляться, угрожать и устраивать истерики не только бесполезно, но и крайне опасно. Да и ждал он путешествия на берег, так как именно это путешествие должно предоставить столь ожидаемый Артуром шанс.
  - Не откажусь, - выдавил лорд улыбку человека жующего лимон.
  - Тогда в путь. Нам, как видите, придётся воспользоваться шлюпками не один раз, а хотелось бы успеть до утра... - кивнул пират на растущую в холле кучу ценностей.
  Один из пиратов схватил за локоть Эриту, двое других взяли под руки Лорда, четвёртый сопровождал Эртеллу, а братья Эриты послушно шли рядом с матерью, младшие при этом всхлипывали от страха. Чернобородый шёл впереди процессии, а рыжеволосая женщина замыкала её.
  Артур сосредоточился, до предела обострив навык сокрытия присутствия и осторожно двинулся за процессией. Группа вышла во двор освещённый спокойным светом нескольких фонарей, к которому сейчас добавлялся свет лившийся из разбитых окон резиденции. Ступив на мощёную дорожку, что вела к воротам, дворецкий увидел сложенные в стороне трупы караульных - весьма хороших ребят, которых мужчина знал не один год.
  Процессия отошла от поместья метров на десять, но здесь случилась заминка. К чернобородому подбежал пират - посыльный и начал что-то взволнованно докладывать, махая руками в сторону ратуши. Не требовалось великой наблюдательности, дабы понять, что настроение капитана от этого доклада начало стремительно портиться. Внезапно произошло нечто. Тренированное восприятие Артура различило силуэт, который отделился от опоры ворот и проскочил на территорию резиденции. Силуэт выглядел как некий сгусток, тень, какая бывает, когда используют низкоуровневую невидимость. Обычные люди и слабые монстры подобного, конечно, не заметят, но вот подготовленные...
  Кроме Артура странную тень моментально заметили чернобородый и рыжеволосая. Женщина выхватила кукри и рванулась вперёд, капитан же решил не отдаляться от пленников. Пират впился глазами в незваного гостя, ожидая развития событий, и готовясь в случае надобности защититься и контратаковать.
  'Шанс', - пронеслось в голове у Артура.
  Старик сорвался от арки двери и, на ходу оголяя ятаганы, словно порыв ветра понёсся мимо пленных и конвоя, готовясь вогнать клинки в спину главаря пиратов. Ну а после разобраться с рыжей.
  Однако план дворецкому пришлось скорректировать, если не сказать, что план этот провалился полностью. Рыжеволосая мгновенно развернулась и бросилась ему навстречу. Артур сосредоточился на ней, и здесь невидимость рассеялась, так как подобные навыки требуют постоянной подкачки вниманием и с активными действиями совместимы слабо. Убить из невидимости возможно, но вот вести активный бой затруднительно крайне. Да и судя по тому, насколько быстро среагировали на его приближение, преимущества дарованные сокрытием закончились.
  Клинки сошлись в симфонии звона, связка ударов дворецкого была отражена, он отскочил и бросился в новое нападение. В этот раз ставка была сделана на броню, так как Артур, готовясь к серии размашистых ударов, опасно открыл корпус. Рыжая скорее инстинктами, нежели разумом поняла, что противник сделал ставку на отсутствие у её оружия выраженной колющей способности, а на той умопомрачительной скорости, с которой идёт сейчас бой, задействовать боевые навыки она не сможет. Отчего женщина ушла в оборону, завертевшись в серии слившихся в неразличимый танец блоков.
  От замеченной ранее тени раздался щелчок. Тут же, в воздухе что-то просвистело и ударилось в стену поместья. Но Артура это волновало мало, ведь он сбил ритм рыжей и бросился в новую, завершающую атаку. Сейчас его ятаган рассечёт шею противника, а сам он получит серьёзное ранение в грудь. Тем не менее, тело усиленное мощным зельем увеличения способностей, будет функционировать ещё минут пять, за это время он убьёт чернобородого и вырежет всех пиратов поблизости.
  Совсем близко раздался оглушительный грохот. Тело дворецкого, что сейчас стрелой летело в столь необходимом направлении, направление сменило и мужчина, под действием сильнейшего удара, отлетел спиной в сторону поместья. Дикая боль мгновенно прорезала грудь.
  'Какого...?'
  Артур взглянул на чернобородого, в руке того дымился непонятный предмет. Пират надменно ухмыльнулся и начал разворачиваться в сторону тени, что превратилась в невысокого коренастого паренька держащего арбалет. Падая, дворецкий поймал глаза рыжей, в них, наравне с яростью, страхом и упоением боем, виднелось неподдельное возмущение произошедшим.
  'Из чего меня так? - подумал он в завершение. - А, не важно...'
  Уже приближаясь к земле, он взглянул на Эриту. Но чувство и мысль не успели родиться, так как мужчина умер.
  
  ***
  
  Чем дальше Юра удалялся от общежития, тем более сомнительными казались ему его действия. Во-первых, не ясно было от кого предстоит спасать 'принцессу' и надо ли её спасать вообще. Во-вторых, отсутствовала ясность о том, что сейчас происходит в городе. И в-третьих - не придётся ли в конечном итоге спасать его...
  Несмотря на то, что некоторая его часть упорно намекала, что он олух и творит непонятно что, определённую стратегию и смекалку попаданец проявил. Он не бросился к поместью лорда напрямую, а решил двигаться полукругом, вдоль городской стены, на максимальном удалении от моря и, как итог, Маринину ошибку не повторил.
  Изредка ему на встречу попадались прохожие, в основном мужчины с оружием, которые бежали по своим непонятным делам. Хотя почему непонятным, на защиту города они бежали, не иначе. У городских ворот, мимо которых проходила дорога, Юру задержали стражники и начали что-то выпытывать на местной тарабарщине, на что он, пыхтя от сбитого дыхания, махнул сначала в сторону моря, произнеся:
  - Там это, стреляют...
  А после указал на запад города:
  - Мне туда, надо, быстро!
  Его, конечно, не понимали, но так как он, первое - попадал под определение 'свой', а второе - в дела попаданцев здесь старались не вмешиваться, Юру отпустили. Да и кроме него забот у городской стражи сейчас хватало.
  В пыхтении пролетели ещё километра полтора, за которые стало понятно, что от прежнего Юры в нём осталось не так уж и много, по крайне мере телесно. Прежний он больше километра пробежать не мог, да и 'пробежать' слово не совсем верное, 'пропыхтеть' подходило больше. Однако и нынешний Юра был далёк от кондиции супер героя, отчего запыхался неимоверно.
  Внезапно 'декорации сменились' и молодой человек попал в район шикарных особняков зажиточных граждан. Особняки располагались ровными рядами, которые отделяли от дороги невысокие решётки. Саму дорогу освещали частые, но не особо яркие газовые фонари. Этакий дачный посёлок экстра-класса. И сейчас, от начала района знати, до резиденции лорда попаданца отделяло всего метров двести. Всего-то пробежать немного вперёд, повернуть налево и выйти к большим витиеватым воротам обители местного правителя. Чем Юра немедленно решил заняться. И чуть не угодил в ту же, глупую, в общем-то, западню, в какую попала Марина.
  Но в происходящее вмешалась удача, в прочем, для кого как: впереди, метров за сто, из калитки сада на дорогу с криком выбежал мужчина и кинулся в сторону попаданца. Из темноты, преграждая бегущему путь, выскочили двое, один из них поднял арбалет и выстрелил. Беглеца буквально откинуло назад, он безвольно мотнул конечностями и упал, замерев на камнях дороги. Тут же, следом, за беглецом выскочили ещё двое, схватили тело за руки и быстро оттащили в темноту, которой вокруг имелось предостаточно.
  'Они меня наверняка заметили!' - пронзила Юру неприятная мысль.
  Мысль вполне логичная, ведь стоял молодой человек ровно под фонарём городского освящения, разве что транспаранта с надписью 'берите меня тёпленьким' в руках не хватало.
  Корил себя Юра не долго, зайцем сорвавшись налево, он бросился в сторону невысокого металлического забора. Перебросив на территорию чужого сада тяжёлый арбалет, попаданец перевалился следом, поднял оружие и рысцой понёсся по тёмному переплетению кустарников и плодовых деревьев. Обежав задание небольшого поместья, он сделал крюк и стараясь не шуметь, что удавалась плохо, начал пробираться к цели 'огородами', а точнее обширными садами богатых особняков.
  Территории двух из них 'спаситель принцесс' минул без приключений, скрываемый пеленой ночной темноты, а вот в третьем дворе сердце и кое-что ещё нехорошо сжалось. Окна первого этажа поместья светились светом, в котором улавливалось нехорошее движение. Уменьшив пыхтение до минимально возможного, Юра, прячась от света за большой беседкой, перебежал к заборчику разделявшему участки и принялся перелазить через него. Благо заборы между поместьями были добрососедскими - метра полтора в высоту и без несовместимых с жизнью элементов.
  Осторожно бросив арбалет на траву за забором, молодой человек перебрался следом, поднял оружие и тут-то 'трандец' и схватил его за задницу. Впрочем, сделал он это 'планово', так как пираты, что ожидали в засаде ночных пешеходов, просчитали примерную траекторию его движения и терпеливо ожидали 'в гости'.
  Перед попаданцем возникла серая тень, мгновение и над головой сверкнуло лезвие палаша.
  Увы, но три недели отработки моторики простейших комбинаций не сделали из молодого человека ниндзя, пусть тело и запоминало вбиваемые в него боевые приёмы с неким остервенением. Единственное в чём Юра действительно ощутимо преуспел, так это стрельба из арбалета. Метров с тридцати он попадал в цель размером с яблоко, при условии, что яблоко это никуда не спешило и дожидалось 'смерти' в покое. Но сейчас упражнения 'Усатого йоды' жизнь ему спасли.
  Руки, позабыв о своей 'дружбе' с головным мозгом, резко подняли арбалет, выставив оружие над головой, блокируя лезвие палаша. Раздался громкий лязг металла об металл, а после Юрино тело отправилось в полёт, но не от удара холодного оружия. Приподняв руки, молодой человек открыл грудную клетку, только таблички 'пни меня сюда' не хватало. И пират пнул! И хорошо так пнул, силы в высоком мужчине хватало с излишком.
  Боль от груди моментально ударила в голову и настойчиво сообщила, что пинок пережили не все рёбра. Но на этом злоключения не закончились, так как отправленное в полёт тело очень неласково встретил металлический забор. Удар. Голова мотнулась и ударилась о прутья, и от всех этих 'радостей жизни', сознание попаданца ненадолго покинуло.
  Мужчина внимательно оглядел свою жертву, было темно, но пираты-дозорные использовали зелье ночного видения, посему темнотой стеснены небыли. Пират поднял Юрин арбалет и принялся бегло изучать его. Оружие взведено не было. Направив арбалет в землю, он попытался понажимать на курки, однако ничего не произошло. К пирату подошёл подельник, что страховал товарища и также уставился на лежащего в отключке нарушителя.
  Стоит отметить один важный момент: местные имели способность отличать попаданцев, это было что-то вроде ощущения некой инородной энергии. Однако требовалось некоторое сосредоточение, спокойствие. То есть, если перед местным с криком 'банзай' выскочит попаданец, то вряд ли он поймёт, что перед ним заблудший. Так местные попаданцев называют. А вот если кто-то вроде Юры спокойно идёт по улице и наблюдатель на несколько секунд задержит на нём взгляд, то, скорее всего, 'ёкнет'. И сейчас у обоих пиратов именно 'ёкнуло'.
  Мужчины перекинулись парой фраз. Второй пират покачал головой и прокомментировал Юрино оружие. На что его товарищ кивнул и положил арбалет рядом с молодым человеком. Местная религия, традиции и слухи сделали своё дело - пираты не горели желанием связываться с попаданцем и его имуществом.
  Здесь Юре опять повезло и повезло крупно. Со стороны дороги раздались крики и звон оружия. Пираты чертыхнулись, один проверил пульс лежащего и найдя тот откровенно слабым, что-то сказал другому. После мужчины рванули к дороге, на которой начался бой с отрядом местных гвардейцев, усиленным членами городского ополчения. Бой, из которого этим двоим вернуться было не суждено.
  
  ***
  
  Юра очнулся, глубоко вздохнул и чуть снова не отключился из-за прорезавшей грудь острой боли. Вопреки ожиданиям пиратов, он провалялся в отключке минут десять, не более. Простонав, молодой человек заплакал от боли. Заплакал скромно, не навзрыд, слёзы сами брызнули из глаз, ведь каждый вздох вызывал острую боль в грудной клетке.
  Мучительно хотелось лежать и не двигаться, ещё больше тянуло вернуться в город в поисках облегчения текущего состояния. Но здесь произошло чудо. Нет, небеса не разверзлись, и не вышло ангельское воинство, дабы сказать, что он лох и ничему кроме как дротить у компа в жизни не научился. Большее! Случилось куда большее! Некая часть Юры безапелляционно заявила, что пусть болит сильно, но двигаться он может прекрасно и валяться под забором времени у него нет совершенно. И на это заявление Юра застонал, поднялся, взял арбалет и поковылял дальше, ведь резиденция, вон она - тёмной глыбой высится на фоне особняков.
  С дороги доносились крики и звон оружия, звук боя начал постепенно смещаться в сторону, откуда Юра пришёл. Но уделять внимание удаляющейся битве он не стал, а двинулся тёмными дворами дальше. Из-за полученного удара заборы на его пути превратились в импровизированные пыточные. Если раньше он опирался на них руками, подпрыгивал и переваливался животом, то теперь приходилось делать подобное, но только спиной, охая в процессе и белея от боли. Да и резвости в нём поубавилось, наткнись он на новую засаду, шанс удачно выпутаться был бы близок к нулю. Впрочем, пока молодому человеку везло: у нападающих не было сил и средств контролировать каждый закоулок, а произошедшая недавно стычка смешала систему дозора. Несмотря на то, что некоторых поместьях горел свет и слышался шум, минут через десять попаданец вполне удачно вышел к своей цели.
  Мысленно восхваляя хозяина, который не удовлетворился кованной решёткой, а в довесок отделил свой участок от дороги рядом плотного кустарника, Юра смотрел на распахнутые ворота резиденции. Кусты, забор, дорога и ещё где-то сорок метров до входа в здание, не так уж и много отделяло его от цели. Жаль только на дороге, которую необходимо было преодолеть, бурлило нехорошее движение, которое наводило на мысль, что средний пират - это не только ловкий головорез, но и умелый грузчик на полставки. Так как на перекрёсток, чуть правее от того места где сейчас сидел молодой человек, стаскивали мешки и различные награбленные вещи.
  'Ну, собственно, они за этим сюда и приплыли...' - подытожил он.
  Обдумывая план действий, Юра приуныл. Причина уныния, как это часто бывает, крылась в мелочах. Первое, текущий забор оказался довольно высок, примерно с человеческий рост и поверху этого забора торчали металлические шпили, не очень острые, но кусок балахона можно оставить запросто. Второе, дорога между резиденцией и территорией сада, в котором засел 'партизан - разведчик', была весьма неплохо освещена. И сейчас, осторожно раздвигая ветки кустарника, молодой человек ясно видел суету вооружённых мужчин во дворе необходимого ему строения.
  'Какого я вообще сюда полез! Хотя нет, какого полез ясно: вполне вероятно, что у Эриты действительно проблемы. Вопрос, как мне - дурню эти проблемы решать...' - про себя простонал попаданец и начал обдумывать, как если не решить проблемы, то хотя бы не наплодить новых.
  Увы, думалка ничего путного не генерировала. Разум, перебрав способы мучительной и не очень смерти от рук пиратов, намекнул глянуть комментарии наблюдателей, что и было немедленно сделано.
  
  **
  Чёрный наблюдатель: - Чернобородый главарь...
  Белый наблюдатель: - Используй невидимость!
  **
  
  Невидимость у Юры вроде бы имелась, вот только использовал он её лишь один раз, в том злополучном подземелье за городом. А после, как не выдавливал он из себя эту невидимость, ничего не выходило совершенно. Однако, кроме невидимости, имелось ещё несколько интересных навыков. А именно, когда молодой человек пребывал в состоянии волнения, то его, не то что совсем переставали замечать, но шум и возможно запахи, им издаваемые, замечали меньше. Об этом ясно свидетельствовала охота на крыс, которые разбегались от его товарищей как ошпаренные, а вот он мог подобраться к ним куда ближе. Но невидимость...
  'Как же она, чёрт возьми, включается! Да и какой мне от неё здесь толк, если я после десяти секунд этой невидимости с ног валюсь!?'
  Ещё хранители сообщили о некоем главаре. Главарей, вообще-то, принято убивать. Убиваешь главаря, и миньоны сами разбегаются. Вот только разбегутся ли пираты?
  'Ага, исчезнут, только монетки золотые останутся...' - прыснул про себя Юра.
  Известная пословица гласит: 'Тяжело в учении, легко в бою'. Врёт пословица, так как 'в бою' в данный момент оказалось трандец как тяжело. Двери резиденции распахнулись и на улицу начала выходить группа людей. Расстояние до группы составляло метров пятьдесят, но молодой человек моментально различил стройную фигуру Эриты. И впереди всех, без всяких сомнений шествовал он - Финальный босс! А дальше... Дальше мозг головной передал управление мозгу спинному.
  Простонав разок для порядка, Юра очень тихо принялся разгребать кусты и пробираться к решётке. Благо конкретно сейчас пиратов рядом не ошивалось. Осторожно просунув арбалет между прутьев, он сжал зубы и со всей своей 'пролетарской ненавистью' возжелал стать невидимым и стал! Руки внезапно исчезли из виду, превратившись в некое марево. Помня, что состояние это не длительное, молодой человек собрался с духом, ухватился руками за верх решётки и потянул себя вверх. И здесь произошло новое чудо, похлеще любой невидимости! Он подтянулся! Что за одиннадцать лет обучения в школе не выходило у него ни разу! За чудом первым последовало чудо второе, что затмило собой и невидимость, и волшебный арбалет и эльфийку с грудью четвёртого размера... Юра сделал выход силы!
  Стараясь не опираться на грудь, он перевалился через забор и полу-шмякнулся на землю, впрочем, довольно тихо. Подхватив с земли арбалет, что растворился в воздухе, стоило только взять его в руки, 'диверсант' перебежал через освещённую дорогу, прижался спиной к стойке ворот и заглянул во двор.
  Пленников было шестеро - Эрита, высокий беловолосый мужчина с красивой женщиной и трое детей, вероятно сводные братья девушки. Мужчину держали двое пиратов, Эриту один, но не особо грубо. Чернобородый разговаривал с подчинённым в тёмной броне, остальные пираты, всего пятеро, терпеливо ожидали рядом. Позади всех стояла довольно красивая рыжеволосая женщина и внимательно оглядывалась по сторонам.
  До кучи в чудеса можно записать и то, что, хотя Юра сохранял невидимость уже секунд двадцать, от истощения он пока не валился. Но усталость ощущалась и некое, новое чувство безошибочно подсказывало ему, что в запасе минута, не более, а после сил поддерживать навык не останется.
  'Надеюсь умирать здесь не очень больно', - всхлипнул про себя молодой человек, взвёл тетиву нажатием первого курка, вынул из сумки на боку болт, вложил его в арбалет и рванул навстречу смерти, так как в победу свою не верил, а отступить по неясной для себя причине уже не мог.
  Далее события потекли в каком-то полуаффекте, когда вроде действуешь сам, а с другой стороны как-то оно всё само происходит. Боль, страх, сомнения, желание помочь, муки совести, что придётся стрелять в человека, да и много чего ещё, слились в один клубок. Попаданец заскочил в ворота, пробежал метров десять и, вскинув арбалет, направил оружие в голову бородача. То, что 'босс' и рыжеволосая женщина его заметили, Юра понял сразу. Бородач впился в него взглядом и от взгляда этого, душа стрелка ушла в пятки. Рыжеволосая сорвалась с места и бросилась к Юре. Он не мог сказать, что с этими двумя не так, однако от ярости пиратки, что нахлынула и накрыла его, молодой человек чуть не выронил арбалет из рук.
  Внезапно рыжая перекрутилась, сменила направление атаки и со звоном стали сошлась в серии ударов с новым участником событий. Но Юру мало волновали подробности внезапного боя, он преодолел себя и нажал на спуск. Наивно было полагаться на удачу. Тетива стукнула, отправив металлический гвоздь в полёт. Чернобородый без труда просчитал направление выстрела и ещё до спуска выверено отвёл корпус в сторону, пропустив снаряд мимо своего левого уха, а после выхватил из-за пояса нечто.
  'Какого!' - крикнул про себя молодой человек, поражённый с одной стороны скоростью реакции противника, а с другой тем, что из-под полы плаща пират выхватил большой тёмный револьвер.
  Однако стрелять в Юру 'босс' не стал, сочтя более приоритетной цель за своей спиной.
  Казалось оружие парализовало Юрину волю, захватило внимание и приковало его взгляд к себе. Бородач молниеносно выкинул руку с пистолетом в сторону боя и оглушительно выстрелил. Внимание попаданца, что направлялось сейчас пистолетом, выцепило падающего на землю Артура. Но зрелище это владело им недолго, так как глаза магнитом притянула чёрная точка дула, что уже смотрело на голову арбалетчика.
  'Так нечестно', - всхлипнул бывший геймер и осознал, что невидимость уже какое-то время как спала. Вся его сущность начала сжиматься в комок от страха и обиды, руки безвольно направили арбалет в землю. А после... После мир остановился, вспыхнул ослепительной вспышкой и перестал существовать.
  
  ***
  
  - Привет, я - твой арбалет. Я - чёрная дыра. Ты уж извини за странность этого места, но не так просто изолировать нас от внимания Хранителей. Дотошные парни, я тебе скажу.
  - А? - поражённо смотрел Юра на невысокого широкоплечего мужчину. Мужчину, которого он видел на фотографиях рядом с молодой улыбающейся матерью.
  - Папа?
  - Мама, блин, - передразнил его мужчина. - М-да, образ неподходящий, ладно, попробуем это.
  Вмиг мужчина исчез и на его месте возник популярный западный актёр, фильмы с которым молодому человеку очень нравились.
  'Том Кукуруз', - без труда опознал он главного героя увлекательных боевиков.
  - Я где? - выпалил Юра, поражённо глядя на метаморфозу.
  - Нет, ну ты однозначно вынуждаешь меня над тобой стебаться. Что мне даже как-то и не к лицу, - произнёс актёр, и окинул собеседника тем взглядом, каким психиатр определяет степень шизофрении у пациента.
  Молодой человек принялся панически оглядываться по сторонам. Казалось, он стоял на внутренней грани куба, стены которого светились собственным светом. Том Кукуруз насмешливым столбом застыл метрах в семи от него. Но здесь панику и удивление прервала мысль о происходящем во дворе резиденции.
  - Там, это? - забормотал Юра весьма непонятный вопрос.
  - Там всё как прежде, - безразлично ответил собеседник. - Артур медленно падает с простреленной грудью; Эрита переживает одно из самых ярких и заодно самых отвратных впечатлений своей жизни; курок револьвера оттягивается для нового удара по капсюлю, дабы породить выстрел, что снесёт тебе голову, ведь калибр весьма серьёзный.
  - Но, я... Эрита, что будет с ней?!
  - Хороший вопрос, нехороший ответ. Твоя разлетевшаяся в клочья голова спровоцирует её на атаку чернобородого. Она выхватит хитрый стилет, что спрятан у неё в поясе и попытается вогнать двадцать сантиметров смерти под лопатку предводителя пиратов. Но, увы, весовые категории слишком различны: короткий удар, а после третья за сегодня пуля. Банально, печально, но факт.
  - Я могу что-то сделать?!
  'Актёр' задумчиво прикоснулся рукой к подбородку, а после выдал:
  - А зачем, может лучше домой, за компьютер...
  - Как это, домой? - не понял Юра.
  - Да очень просто. Вот ты здесь, а вот ты дома, празднуешь удачу от выбитого с босса лука, лениво отмахиваясь от предложений продать его, или же вступить в новое, более достойное тебя сообщество игроков. Как же оно называется, 'стая' кажется, а нет, по другому - 'клан'. Ну и бардак в твоей голове 'Шарапов', - и Кукуруз смерил попаданца взглядом, словно собираясь сшить тому рубашку или же сколотить гроб.
  - Это невозможно!?
  - Хм, а что тогда возможно? Может то, что ты сейчас в другом мире, отрабатываешь некое наказание. А в данный момент, так вообще спишь.
  - Как сплю? - не понял молодой человек.
  - Да так и спишь: я воспользовался своими скромными возможностями и ввёл тебя в состояние сновидения, а дальше использовал некоторые аспекты фазы быстрого сна и свои полномочия по управлению материей. Вуаля и мы можем разговаривать здесь час, а 'снаружи' пройдёт тысячная доля секунды.
  Юра не то что бы не верил говорящему, просто слишком много всего на него навалилось. Он стоит посреди белой комнаты, разговаривает непонятно с кем, а здесь ещё такие подробности и предложения.
  - Э... это, так кто вы?
  - Ты намекаешь, что теперь из мышц состоит не только твоё тело, но и твой мозг? Ну ладно, давай медленно, как для идиотов. Я - чёрная дыра. Я курирую комплект предметов под названием 'Четыре сокровища тьмы'. На этом моя скромная роль в Системе заканчивается. Даже то, что мы сейчас разговариваем, возможно лишь из-за связи, которую установили Хранители между тобой и артефактом. Почему я 'курирую' эти предметы? Ну, как сказать - взял небольшую занимательную халтуру.
  - И вы можете вернуть меня домой? - засомневался в крайнем волнении Юра.
  - Не буду кривить душой, придётся слегка задолжать Веге. А в остальном, велика задача, - развёл мужчина руками, - берём сгусток энергии из одного места вселенной и закидываем его в другое. Необходимо лишь твоё согласие. Как и всегда.
  - Что значит, как и всегда?
  - М-м-м, так мы уйдём в очень глубокие теософские сферы. Просто прими то, что необходимо лишь сказать: 'Я хочу домой' и вот, ты сидишь у компьютера, предположим за тридцать секунд до смерти Рейдового босса. Так и быть, я даже кое-что подправлю, и ты не будешь как последний идиот прыгать до сердечного приступа.
  - А Эрита, Коля, Женя, Марина?
  - О... О них ты даже не вспомнишь, это придётся убрать, по-другому нельзя.
  - Но, я... а после... я не умру?
  - Хм. Физическое тело обречёно на смерть, это лишь вопрос времени. Но по твоему вопросу... Конкретно ты последние лет пять гробил своё здоровье стахановскими темпами. Да, да, да, в отсутствии матери стоило налегать на салат в школьной столовой, а не делать ставку на бодрящие напитки и сеть быстрого питания. В общем, на момент смерти у тебя общее дегенеративное изменение тканей организма. Если не умрёшь в день 'Х', протянешь ещё с десяток лет, а после загнёшься от 'всего хорошего'. Могу даже назвать медицинское учреждение и номер палаты, в потолок которой ты будешь пялиться наполненными сожаления и злобы глазами. Ай, да не смотри на меня так, я не дьявол. Просчитать варианты судьбы человека совсем не сложно, особенно когда он не хочет, да и не умеет выбирать. Или умеет?
  - Но, я, как...
  - Нет, ты, конечно, можешь бросить игру, начать вести здоровый образ жизни и прожить полную, соразмеренную предназначению жизнь, но ведь без опыта полученного здесь, ты такими 'глупостями' заниматься не будешь, верно? А опыт и память в нашем случае оставить никак нельзя. Лук, думай о выбитом с босса луке! - совместив издевательскую улыбку с серьёзным тоном, подытожил собеседник.
  Молодой человек начал всхлипывать.
  - Эй, эй, а вот реветь времени у тебя нет совершенно!..
  - А если я останусь? - просипел попаданец сквозь слёзы.
  - Пуля в лоб, весьма неприятные впечатления, воскрешение и вперёд, к 100 уровню.
  - А Эрита? - всхлипнул Юра.
  - Сдалась тебе эта Эрита, - загримасничал Кукуруз, - ведь, если подумать, ты её даже не знаешь... - тут он замолк и многозначительно посмотрел на Юру.
  На это замечание возразить было нечего, но и соглашаться почему-то мучительно не хотелось.
  - Ладно, ладно, я шучу, не бери в голову, - замахал перед собой руками 'актёр', - вижу, вижу и в твоём заплывшем жирком и маразмом сердце нашлось место для этого прекрасного чувства. И возгорит оно и растопит оставшийся жир, но как-нибудь в другой раз, с какой-нибудь другой женщиной.
  - Я не хочу с другой женщиной! - внезапно выпалил Юра то, чего не ожидал от себя совершенно.
  Внезапно 'Кукуруз' превратился в известного комика и загримасничал:
  - Вы слышали, он не хочет с другой женщиной?! А с другой рукой ты не хочешь?..
  Это было обидно. Даже очень. В молодом человеке вспыхнул гнев и он, сжав кулаки, с ненавистью посмотрел на 'Ваганыча'. Но того уже и след простыл, на месте комика стоял Юрин школьный учитель физкультуры - молодой суховатый мужчина, что вечно подкалывал его перед всем классом на уроках физической подготовки. Вот кого кого, а его бывший геймер недолюбливал крайне.
  - Вот это правильный взгляд, - скривился 'физрук' в издевательской улыбке, чем вызвал ещё больше гнева. - Но неужели ты не понимаешь? Тебя привели к этой резиденции лишь за этим! Чтобы ты увидел смерть девушки, что зажгла твоё сердце. Чтобы после, преисполненный чувством глубокой ненависти к собственной слабости, ты отбросил своё старое 'Я'. Выбросил в утиль того безвольного подростка, который не смог стать человеком при жизни, но которому придётся стать им после 'смерти'. Тебя привели сюда 'умереть' вместе с ней... 'Наслаждайся!'
  - Но она же не воскреснет!? - взревел Юра. - Это всё подстроено, это всё они!
  - О, иметь виноватых в своих бедах так удобно. Но нет, её смерть здесь и сейчас лишь одна из возможных линий судьбы этой девушки. И линия весьма вероятная, как укатанная колея, из которой очень трудно вырулить. И тебя лишь привели поглазеть на эту 'колею'... Не более и не менее.
  Мужчина сделал паузу, давая молодому человеку время переварить услышанное, а после продолжил:
  - Ну так что? Страдать здесь или догнивать там? Выбирай.
  Юра заметался между желанием расплакаться и зарычать от боли.
  - Я хочу что-то изменить! Помоги мне! - заскулил он сквозь зубы.
  - Да запросто. Вот сейчас ты возвращаешься во двор резиденции, в тебе просыпается суперсила, а после, как герой любого приличного аниме, ты побеждаешь всех злодеев! Устраивает?
  - Издеваешься?!
  - Ага... - залыбился 'Физрук' и принялся прогуливаться. - Посмотри вокруг.
  Молодой человек начал оглядывать белые стены. Казалось до них метров десять, но тут же другая часть его восприятия говорила, что все сто.
  - Да не сюда дурень, во двор резиденции посмотри.
  Юра не сильно понял, чего от него хотят, однако внезапно стал 'знать', что происходит 'снаружи'. Да собственно всё то же. Картина застыла в немой сцене. Дуло пистолета Чернобородого смотрит в его голову, Артур падает на землю, лица окружающих искажены немым ужасом. Даже пираты и те поражены произошедшим.
  - Арбалет, куда направлен арбалет? - раздался требовательный голос.
  Арбалет смотрел в землю...
  - Ты уже всё решил для себя, не так ли. 'Я проиграл, я промахнулся, я не успею', - сообщило тебе нечто. Та часть тебя, что привыкла сдаваться. Но если ты попробуешь, что ты потеряешь? 'Но зачем пробовать, ведь ничего не выйдет, всё уже решено...' Так ты думаешь? Или нет? Если нет, то почему арбалет направлен в землю? Почему ты не цепляешься за шанс? Пусть даже шанс этот с минусовой вероятностью. Или эта девушка не стоит того, чтобы за него цепляться? Ну так куда? На Землю или цепляться за иллюзорные шансы? Действовать, даже когда ясно, что проиграешь?
  Как ни странно, но ярость, что испытывал сейчас Юра, заставила собраться и немного прояснила голову.
  - Почему вы мне помогаете?
  - Хм...
  'Физрук' исчез. На его месте появился другой, уже немолодой актёр из фильма про утончённого людоеда, что закусывал другими актёрами и особенно любил желатиновые мозги. И этого актёра Юра побаивался.
  - А почему бы и нет? Задача Финального комплекта помочь пройти путь до конца, дать силу недоступную на текущем уровне развития. Не обошлось в нашей встрече и без судьбы, но если тебя она тащит, то мне лишь даёт настоятельные советы, так что не зазнавайся. Нашлось место и общности: смешно - мы с тобой похожи некоторым набором эманаций, как похожи лев и котёнок. И последнее из весомых - мне отчего-то захотелось поиграть на нервах Веги и Зегеро. Вега - это тот бородач, что дал добро на твоё владение Четвёртым сокровищем тьмы. Он и Зегеро заправляют здесь. Вега - ни много ни мало, галактика, но не та, о которой думаешь ты. Зегеро же самая большая чёрная дыра в пределах обозримого космоса. И редкая дыра, скажу я тебе. Весьма неприятный парень. Но об этом говорить излишне, совершенно не то, о чём тебе стоит волноваться на текущем витке эволюции.
  Здесь 'людоед' превратился в маленькую девочку лет шести, с огромными щенячьими глазами.
  - А я - маленькая чёрная дырочка, - всхлипнула девочка, - что ошивается по окраине галактики и ищет чем бы утолить голод. Ну, ты как, выбрал?
  Юра заколебался. Почему-то очень захотелось увидеть мать, но при этом возникла уверенность, что там - далеко, всё уже закончилось и надо идти дальше.
  - Сердцем, - внезапно суровым мужским голосом произнесла девочка.
  - Что сердцем? - не понял Юра.
  - Голова бесполезна, такие решения надо принимать 'сердцем'.
  Молодой человек не мог сказать, что в нём переменилось, но он взглянул в глаза девочки каким-то новым, решительным взглядом.
  - Стань сильным не в побеге от слабости, стань сильным ради самой силы, - каким-то потусторонним голосом сообщила ему девочка, приковав его взгляд к своим глазам. После глаза эти превратились в два туннеля в бездну. Далее туннели расширились и поглотили свет вокруг, а может просто Юру затянуло во тьму абсолютной гравитации, во тьме которой находят свою погибель целые звёздные системы.
  
  ***
  
  - А-а-а-а-а-а-а! - взревел не своим голосом Юра, вскинул арбалет и, вдавив первый спусковой крючок что есть силы, ошпарено потянулся в сумку за болтом.
  Чернобородый на это даже успел самодовольно ухмыльнуться, барабан прокрутился и курок опустился на капсюль.
  ЩЁЛК!..
  Оружие выдало осечку. Пират удивлённо взглянул на пистолет, он явно был поражён случившимся, что не удивительно, ведь местные патроны весьма надёжны и это была первая осечка в его жизни. Тут же, почти сразу, он догадался, что всего-то и надо, ещё раз нажать на курок и перекрутить барабан до нового патрона, но было поздно.
  Арбалетный болт попал в револьвер, но не в ствол, как полагается по известным законам жанра, 'гвоздь' прошёл вдоль ствола, попал в барабан, вывернул запястье с пистолетом до хруста и после, развернувшись, плашмя впечатался в грудь чернобородого. От удара того сорвало с места и отшвырнуло на землю, причинив телу серьёзные повреждения.
  Пираты, из тех которые имели при себе арбалеты, вскинули своё оружие и уже готовились нашпиговать Юру болтами, как рыжеволосая женщина яростно взревела:
  - Хортонес! (отставить)
  Юру почему-то не сильно волновало, что он умрёт, сейчас он видел лишь живые и взволнованные глаза Эриты, что до этого тянулась к поясу, но теперь раздумала и панически рвалась к Артуру, который упал на землю недалеко от неё. Лорд и его жена, в ноги которой в страхе вцепились трое мальчишек, стояли в окружении пиратов и ошеломлённо переводили взгляд между главными участниками событий.
  Чернобородый упал на землю и замер, револьвер вывалился из его искалеченной руки и остался лежать на мелком гравии двора резиденции. Женщина с рыжими волосами начала что-то яростно втолковывать пиратам вокруг, указывая пальцем сначала на попаданца, а после, зачем-то, на лежащий рядом с поверженным подельником пистолет.
  Юра ясно различил слово 'симитар' - заблудший, что уже входило в его скромный багаж познания местного языка.
  Он вложил в арбалет новый болт и взволнованно направил оружие на врагов, не понимая, почему те ещё не прикончили его.
  Как ни странно, но разбойники очень быстро пришли к некоему общему соглашению, причём внезапно единодушному. Рыжая что-то прокричала лорду и прочим пленникам. Эрита, что умудрилась окончательно вырваться из хватки растерявшегося пирата, с набухающими от слёз глазами, склонилась над Артуром.
  - Юра, опусти арбалет, они отпускают нас всех и уходят! - пробулькала девушка, залившись слезами.
  От такого поворота молодой человек впал в ступор. Да, он сделал нечто невозможное - повернул поезд событий на новые рельсы, уверенный, что заплатить за перевод стрелок придётся жизнью. Ведь не исчезла страшная женщина, которая смогла блокировать яростную атаку Артура. Никуда не делись пираты, а Эрита, пусть и живая, всё ещё пленница. И тут выясняется, что враг бросает всё и уходит...
  Попаданец ещё не знал, что происходящее логично донельзя. На момент Вознесения большая часть мира людей долгое время находилась в состоянии очень похожем на начало земного XX века. Материки опутывали ленты железных дорог, воздушные просторы рассекали громады дирижаблей, спиртовые и газовые двигатели сердцами бились в корпусах различных машин. С территории материка 'богов' - Эдема, стартовали ракеты, выводящие на орбиту спутники столь необходимые для контроля над остальной территорией планеты. Но вот, примерно триста лет назад, Боги сменились...
  Новых Богов перечисленное не устраивало, кроме магии конечно. Магию они ещё и подкрутили, серьёзно облегчив её доступность для местных. Имелась у них такая возможность, ибо Боги были истинными, а не превознесёнными.
  Далее начался Проект, в рамках которого на биополе планеты была установлена Система. А после на планете появились первые попаданцы, которые по задумке новых хозяев должны были работать руками и головой, а не стрелять из ружей с безопасного расстояния. Посему местный прогресс серьёзно 'причесали'. Но осталось немало чертежей и формул, которыми, порой, пытались воспользоваться, утешая себя тем, что Боги в дела местных особо не вмешивались.
  Вот только когда вмешивались, делали это со своим - божественным размахом. И порой размахом весьма жестоким. И 'Рыжая' с подельниками это прекрасно знали. С того момента, когда в лоб попаданца был направлен револьвер, всё изменилось, ведь именно глазами заблудших смотрели на мир Хранители. И вопрос доплывут ли они живыми до родных берегов стаял на повестке дня сразу за вопросом, доберутся ли они живыми до корабля. Под давлением, этих, не очень философских вопросов, решено было операцию спешно свернуть и, сверкая пятками, валить отсюда.
  Внезапно Эрита взревела. Она выхватила из-за пояса хитрую полоску 'стали', которая, распрямившись, превратилась в тонкий стилет, замахнулась ею и бросилась к чернобородому. Тяжелораненый пират лежал без движения, лишь грудь его поднималась в прерывистом дыхании.
  - Не прощу! - разбрызгивая слезы, набросилась она на распластавшегося на земле разбойника.
  Руку её успел перехватить отец, конвой которого беспрепятственно позволил это сделать. Лорд схватил руку дочери и, развернув её, уткнул плачущую девушку себе в грудь, крепко сжимая запястье со стилетом. Эрита всхлипнула, дрогнула, выронила оружие, и с плачем уткнулась в грудь отца. Гнев её куда-то провалился, уступив место пустоте и горю.
  Пираты созерцали всё это мрачно и отстранённо: у них явно не было ни времени, ни желания вмешиваться в происходящее. Во дворе появились десятники и координаторы пиратов, вместе с ними Рыжая быстро привела массу нападающих в движение и те, побросав тяжёлые трофеи и оставив заложников, спешно, но достаточно организованно, начали отступать к морю. На прощание пиратка, явно ставшая главной, бросила на поверженного капитана презрительный взгляд. Заодно никто из пиратов не предпринял и намёка на попытку забрать его тело. Раздав последние команды, женщина спешно направилась к воротам поместья.
  Здесь рыжая поймала Юрин взгляд. Наверно почудилось, но молодому человеку показалось, что женщина, пусть незаметно, улыбнулась. Однако обдумать эту улыбку сил у Юры не нашлось. Поняв окончательно, что опасность отступила, он перестал обращать внимание на пиратов, которые опасливо обходили его стороной, и, простонав, шлёпнулся лицом на землю двора резиденции. На этом его сегодняшние приключение закончились, так как сознание молодого человека покинуло.
  
  ***
  
  Павел удивлённо обратился к Чингисхану:
  - Чингиз, нам выдали квест на зачистку!
  - Ого, каков уровень дозволенного вмешательства?
  - Максимальный! - восхищённо и поражённо одновременно, выпалил лучник.
  На это капитан команды присвистнул.
  - Даже не хочу гадать, чем они так облажались...
  - Будем резать, будем бить, корабли с добром топить! - с акцентом недобитого гестаповца, протянул Дитрих и ухмыльнулся.
  На ухмылку эту, со стороны берега, раздался оглушительный взрыв. Пальни из пушек все три фрегата одновременно, не выдать им и трети силы грохота, что сотряс воздух.
  - Что там? - спросил у Павла немец.
  - Слишком далеко, - ответил товарищ. - Но я сомневаюсь, что кораблей у нападающих стало больше...
  - Чем занята Адьяа? - спросил Чингисхан.
  - Ждёт пока всё закончится, чтобы помочь раненым.
  - Ладно, - подытожил капитан, - Дитрих отправляйся в порт, действуй на своё усмотрение, уровень вмешательства позволяет залить всё кровью, но по возможности оставь правосудие местным. Павел, найди Адьяу и скажи, что руки развязаны, а после 'заткни' фрегат, который обстреливает восточную окраину.
  - Оу! Пираты на западе спешно сворачиваются и направляются к морю, - прервал Павел капитана. - Даже заложников побросали!
  Чингиз кивнул и продолжил:
  - Вероятно там первопричина нашего задания. В общем, я на запад, 'подмочу порох' второму фрегату и пообщаюсь с нападающими: попрошу подождать нас денёк километрах в ста западнее и прослежу, чтобы не увезли лишнего.
  - А они согласятся на такое? Может лучше дождёмся 'торговца', - засомневался Дитрих.
  - Разве мне откажешь?.. - улыбнулся Чингисхан. И улыбка эта была очень недоброй.
  
  
  Глава 11: Судьба, что решила за нас.
  
  ***
  
  Глава, в которой всё должно было закончиться, но вместо этого, взяло и началось.
  
  ***
  
  Пояснение к миру: в этом мире существует телепортация, но в целом Администраторы занесли её в раздел 'для личного пользования'. Тем не мене не редкость 'короткие' стационарные порталы, телепортирующие ловушки и монстры способные к небольшим 'прыжкам'. Кое-что даётся попаданцам на высоких уровнях. В общем, в рамках баланса наложенного Системой, артефакт которым обладает Чингисхан - эпическая по своей читерности вещь. Однако 100 уровень та ступень, после которой становится доступно очень многое, но даже с доступным, 'финальный квест' может затянуться на годы.
  
  ***
  
  Чингисхан стремительно приближался к западному побережью. Расставшись с товарищами, он так и не пожелал спуститься на землю и сейчас двигался к цели пользуясь исключительно городскими крышами. На практике, прыгание по черепице имело две тонкости: первая - необходимо было не угробить крышу при отталкивании, и вторая - не угробить её же при приземлении. Упомянутое выходило плохо. И мужчина тешил себя надеждой, что ради большого дела, гору побитой черепицы ему простят. Сократив таким образом путь и заодно оценив обстановку в городе, он очень скоро оказался на побережье.
  Здесь, стоя у набережной, Чингисхан оттянул рукав с запястья, показав ночи изящный серебряный браслет, покрытый плотными рядами красноватых рун. Отдав артефакту мысленную команду, он начал терпеливо вглядываться в темноту моря. Наконец пиратский корабль огрызнулся новым залпом, открыв взгляду своё местоположение. Стоило ассасину увидеть цель, как руны на браслете пробежали цепочками алого сияния и мужчина исчез, в то же мгновение появившись на борту пиратского корабля. Но на верхней палубе он задержался недолго. Лишь обретя опору под ногами, Чингиз мысленно задал новую цель для телепортации и оказался на первой орудийной палубе.
  - А ну ##### от орудий! - взревел он.
  Пираты просьбе не вняли, пришлось 'объяснять на пальцах'.
  На вышедшего из телепортации человека немедленно набросился пират из службы безопасности корабля, занося палаш для размашистого удара в шею.
  Ассасин, быстрым и одновременно плавным движением, встретил нападающего ударом раскрытой ладони в грудь. Пират словно попал во встречный поток сжатого воздуха, отчего его тело сменило направление, отлетело и с леденящим душу хрустом, ударилось в опору палубного перекрытия.
  Расправившись с нападающим, Чингиз воспользовался ментальной атакой, породив ужасающую ауру силы, от которой вся палуба охнула и застонала.
  - Я не ясно выразился? Прекратить огонь! - рявкнул он ещё раз.
  Убедившись, что его скромную просьбу приняли к рассмотрению, ассасин, уже без помощи браслета, отправился на вторую орудийную палубу. Применив один из своих боевых навыков, он ударил кулаком в доски перекрытия. Корабль тряхнуло, пол вокруг места удара превратился в труху и перестал существовать.
  На второй орудийной палубе собрались ребята более сообразительные и никто кидаться на внезапно упавшего с потолка человека не стал, а лишь полторы сотни испуганных глаз засверлили гостя в белом плаще.
  - Ваш кретин - капитан прогневал Богов, - закричал попаданец, обращаясь к присутствующим, что замерли у орудий, - очень советую вознести им хвалу за то, что они не взялись за вас лично. Кто старший?
  По палубе прокатилась волна перешёптываний: пираты поняли, что перед ними заблудший, после помножили понятое на сказанное и увиденное, отчего мгновенно смекнули, что дела их плохи.
  'Яйца' у старшего имелись, от дверей арсенала навстречу Чингисхану выскочил немолодой мужчина с истерзанным шрамами лицом и, волнуясь, выпалил:
  - Я сэр! Вы заблудшая душа, да?
  - В данный момент я очень недовольная душа! Кто сейчас на корабле главный?
  - Да, конечно, минуту сэр, - волновался пират, - прошу за мной на верхнюю палубу, старший помощник Граг вас выслушает.
  После, уже этот человек, громко продублировал сказанное ассасином ранее:
  - Прекратить огонь!
  Не прошло и двух минут, как Чингисхан, поумерив свою ужасающую ауру, стоя на досках полуюта, где коротко и строго вёл диалог с представительным усатым мужчиной.
  И если Чингисхан, по сути, соблюдал максимальный нейтралитет, предпочитая оставаться в стороне от вопросов добра и зла, то его друзья оказались более пристрастны.
  Паша по крышам не прыгал, а вполне себе бежал по дороге. Лучник уже повидался с Адьяа и коротко сообщив женщине суть их задания, направился к берегу. На всё про всё ему потребовалось минуты три, не более. Ещё Паше абсолютно не мешала темнота, так как старший следователь Иванов Павел Васильевич при жизни был человеком необычайно прозорливым, что не мешало ему иметь лёгкий и даже озорной характер. И в этом мире, его способность получать верную информацию буквально из воздуха, трансформировалась в очень хитрый магический навык. Ещё Паша очень не любил бандитов, особенно расстреливающих из пушек не в чём неповинные прибрежные города.
  Добежав до набережной, он выхватил из заплечного чехла длинный составной лук и сделал странное. А именно, натянул в направлении пиратского корабля совершенно пустую тетиву. Однако отсутствие стрелы пиратов не спасло. Между рукоятью лука и рукой, что натянула тугую нить, возникла ослепительная полоска света и стоило лишь мужчине тетиву отпустить, как полоска эта, оставляя на водной глади световой шлейф, рванулась к кораблю.
  На первой орудийной палубе группа из шести пиратов уже подкатила пушку к бойнице, готовясь синхронно выдать очередной залп по терзаемому ядрами городу. Но не успели. Орудие взбесилось, сорвалось с лафета и устремилось прочь от бойницы, крутясь, разрывая канаты и давя людей. Полёт оказался недолгим: пушка разнесла палубную опору и вломилась в противоположный борт. Прошло совсем немного времени, как подобная участь постигла второе орудие, что принесло немалые жертвы и разрушения. Очень скоро гнев попаданца сотого уровня ощутила на себе и вторая орудийная палуба, надо ли говорить, что пиратам на ней стало совершенно не до обстрела города.
  Павел сделал шесть выстрелов, удовлетворённо оценил результат и решил было заканчивать, как на лице его отразилась некая мысль. Лучник достал разгрузки на груди большой сияющий кристалл карцибела, 'вплавил' его в лук и на этот раз направил оружие в небо.
  Карцибела высшего порядка у команды Чингисхана на данный момент хватало, чем до недавнего времени они похвастаться не могли. Хоть какая-то компенсация за потраченные расходные предметы и то сверхнапряжение, которое потребовалось для выцарапывания из лап чудовищных монстров предмета из финального комплекта. Да и кроме расходников в недавнем сражении потребовалась вся их слаженность, сила и опыт и даже при этом, казалось, лишь удача позволила им победить.
  На подготовку самого мощного из арсенала лучника умения понадобилось семьдесят две секунды. Но оно того стоило. В небо вырвался ослепительный поток длинных огненных полос. Полосы эти, взлетев на высоту около двухсот метров, осветили город и восхитительными дугами обрушились на корабль. Раздалась серия глухих ударов слившихся в единый треск, паруса судна вспыхнули, палубу залило ярким пламенем, которое озарило водную гладь ослепительной, но скоротечной вспышкой.
  - Упс... - подытожил Павел.
  Корабль начал тонуть...
  В целом, ситуация в городе обстояла следующим образом: пираты, задача которых заключалась в разгроме вспомогательного форта на востоке города, свершили задуманное, после чего присоединились к своим коллегам на площади. Объединённые силы нападающих быстро закончили свои тёмные делишки в центре города, после чего соединились с отрядом удерживающим порт и прилегающую территорию. Здесь одна часть бандитов шерстила склады и суда у причалов, другая, самая большая, занималась сдерживанием защитников города, которые постепенно организовывались и подтягивались в район порта. А третья группа грузила добычу на лодки и уже готовилась переправить первую партию награбленного на ближайший из кораблей.
  Вот только фрегат, чьи вместительные трюмы должна была заполнить первая часть добычи, с оглушительным грохотом перестал существовать.
  Нападающих охватила паника. Пусть суда, приплывшие к берегам Митунга, были по местным меркам огромны, пираты прибыли сюда в некоторой тесноте. Плыть обратно предстояло буквально 'на добыче', хоть пушки за борт выбрасывай. И здесь 'жилплощадь' внезапно сократилась на треть! Несмотря на потери, бывалые и дисциплинированные головорезы быстро восстановили присутствие духа и принялись поспешно готовить к отплытию пузатый торговый галеон и небольшой корвет береговой охраны. За этим занятием в 'прощальную свечу' превратился второй пиратский корабль, а третий тем временем подозрительно смолк.
  Ситуации хуже в практике нападающих не случалось ни разу, однако, как оказалось, их неприятности лишь набирали обороты.
  Дитрих, проанализировав свою часть работы, откровенно приуныл. Так как Павлу с Чингисханом цели достались грозные, но, по сути, одиночные, а его противники 'расползлись' по весьма большой площади. Благо площадь эту постоянно ужимала городская гвардия, но она же добавляла новый геморрой - как бы не пришибить кого постороннего и не попортить ценное имущество.
  Беспрепятственно минув место дислокации защитников города, немец торопливой походкой вышел к сооружениям порта. Остановившись посреди тёмной портовой улицы, он оценил обстановку. На текущий момент 'линия фронта' между пиратами и защитниками города проходила в месте, где плотно примыкающие друг к другу ангары и склады заканчивались и начинались жилые строения. Порт являлся полузакрытой территорией, в которую вели несколько широких улиц, но, при этом, напрочь отсутствовали разные мелкие улочки и переулки. На ночь на выходах из порта становились караульные, что обеспечивало определённый контроль территории. Надо ли говорить, что подобная планировка играла сейчас нападающим на руку. Перекрыв упомянутые улицы баррикадами, пираты редкими арбалетными выстрелами отбивали желание их штурмовать.
  Арбалетный болт, пущенный в Дитриха, можно бы было считать предупредительным, не попытайся он выбить немцу левый глаз. Но мужчина, смазавшись в воздухе, мгновенно сместился на метр в сторону.
  - Эй, 'Бармалеи', не стреляйте, поговорить надо! - громко прокричал он в сторону баррикады.
  Вместо резонного вопроса, кто эти 'бармалеи' такие и с чем их едят, от баррикады прилетел новый болт. Он пробил броню и поразил кричащего в сердце. Чудо, но на поленившегося увернуться немца меткий выстрел особого впечатления не произвёл, пусть и показал, что броня того не последний магический артефакт. Прошли секунды, и снаряд упал на камни мостовой, выдавленный из темной поверхности доспехов необъяснимой силой.
  [Эзедерис хортенас] - произнёс мужчина заклинание и провёл рукой перед собой, сотворив чуть колышущееся защитное поле, что тут же начало 'отпружинивать' полетевшие в него арбалетные болты.
  А после он выдал нечто, что никак не вязалось с магией, пусть и показывало, что с юмором у Дитриха всё в порядке.
  [Инопланетные коты - переростки...]
  Вообще произносить заклинание было необязательно, но словесная формула работала как некий рычаг, который позволял лучше сконцентрировать намерение на результате.
  Тут же, после фразы этой, из поверхности дороги возникли две сотканные из мрака пантеры.
  - Девочки, ваш 'китикет' там, - указал Дитрих на баррикаду.
  Призванные создания сорвались с места и метнулись в сторону пиратов. Прошли секунды и со стороны баррикады донеслись крики ужаса и боли. На что немец, явно игнорируя важность происходящего, уселся в позу лотоса прямо посреди дороги, достал из сумки на боку яблоко и принялся с аппетитом жевать его.
  На середине процесса за спиной немца возник Паша.
  - Эээ, а ты это, что такое делаешь? - осмотрев происходящее, подозрительно спросил лучник.
  - Веду пассивные переговоры... - хрустнул яблоком Дитрих.
  - Хм-м...
  - Да ладно Паш, их там шестьсот человек! Не резать же их всех на самом деле...
  - А чем, позволь спросить, твои пантеры сейчас занимаются?! Подозрительно смахивает на массовое истребление людей путём призыва магических тварей...
  - Ну, они же не дети в конце концов, должны понимать, что когда идёшь резать других, есть солидный шанс что зарежут тебя, в общем карма и всё такое... Да ты не переживай, больше чем на пятьдесят человек за один призыв, пантер всё равно не хватит...
  Паша вздохнул и выдал:
  - Дай яблочко.
  Со стороны порта доносились звуки нарастающей паники, из чего следовало, что магические создания направились в стан разбойников вовсе не за кошачьим кормом. Хотя смотря что под этим кормом сейчас понимать. Прошло около трёх минут и шум резни начал смолкать, а минутой после на землю навалилась давящая тишина.
  Весьма скоро со стороны завала показался высокий сухой человек с блестящими непоседливыми глазами, от которого так и веяло страхом и безысходностью. Он оставил свою широкую шпагу у баррикады и, размахивая белой тряпкой, направился к попаданцам. По мере приближения к товарищам, которые расслабленно устроились посреди дороги, глаза его наполнялись какой-то непонятной дрожью и отчаянием.
  - А этот не плох, завалил одну пантеру... - кивнул Дитрих на худосочного мужчину обращаясь к Паше, что стоял посреди дороги и подбородком упирался в плечо лука.
  Волнуясь, пират подошёл к ним метров на десять.
  - Это, я случайно утопил их вторую посудину... - виновато шепнул лучник Дитриху. - Не думал, что карцибел высшего порядка настолько усиливает навыки, ты с ним поосторожнее, ладно.
  'Ганс' многозначительно посмотрел на Пашу.
  - Что вы хотите!? - громко спросил пират.
  - А что мы хотим? - почесал затылок Дитрих.
  - Чтобы они бросили награбленное, загрузили свои задницы на баркасы и свалили отсюда к родным берегам, - шёпотом подсказал товарищу Паша.
  - Вы живы только потому, что нам лень бегать за вами по всему порту! - громовым голосом возвестил 'ганс'. - Бросайте награбленное, грузите свои жопы на баркасы и чтобы через час вас здесь не было. Заодно вознесите хвалу Создателям, что они подрядили разбираться нас, а не принялись за дело лично. И больше никакого разбоя у этих берегов!
  *Попаданцы называют Администраторов по-разному - Создатели, Боги, ГМы (Игровые мастера). В общем, в меру прижизненной испорченности. А местные обычно называют их Богами.
  В подтверждение серьёзности сказанного, рядом с немцем из земли возникла новая пара яростно ощетинившихся Теневых пантер.
  Пират, увидев их, стал белым как снег, а со стороны баррикады раздались стоны и крики ужаса.
  Паша взглянул на пирата и добавил:
  - Если вопросов нет, работай 'Буратино', через час начало отопительного сезона.
  Кто такой 'Буратино' пират уточнять не стал.
  
  ***
  
  Эрита открыла глаза. Сон принёс облегчение, о пережитом ночью напоминала лишь ноющая 'заноза' в правом виске. В приоткрытое окно лился яркий полуденный свет, пели птицы, с берега доносилась приятная морская свежесть. И словно не было ночного кошмара, не было смерти человека, который был ей вторым отцом, и не погибли от рук пиратов более сотни жителей Митунга. Не было всего этого, а был лишь страшный и неприлично реальный сон.
  Разум и воля не позволили найти облегчение в малодушном самообмане и безжалостно сообщили, что произошедшее реально и что с этой реальностью придётся жить дальше. От чего моментально стало очень тяжело. Не спасли от этой тяжести даже приятные размышления о 'квадратном принце' в относительном хеппи-энде. И конечно же, по закону жанра, после всего пережитого Эрита должна была броситься в Юрины объятия и согласиться идти с ним на край света или, на худой конец, в интимный полумрак ближайшего сеновала. Но между законами жанра и местной реальностью лежала пропасть, и не в какие объятия дочка лорда бросаться не собиралась.
  Нет, она действительно планировала поход вглубь материка, дабы узнать судьбу матери и по возможности встретиться с ней. При этом, будучи девушкой не глупой, не возлагала на эту встречу каких-либо высоких надежд и ожиданий. Скорее это был некий пункт в списке 'жизнь без сожалений'. Вот только впереди этого пункта стояло совершеннолетие, которое наступало в Виринтеле в двадцать три года. К тому же совместное приключение с попаданцами было невозможно по 'техническим причинам', так как они буквально притягивали к себе всевозможные опасности и неприятности. Ведь Эрита, в отличие от них, не отправится после смерти в прохладу точки воскрешения. Для неё смерть означает бездну неизведанного и вовсе не обязательно хорошего.
  Однако, как Юре за день до этого пришлось бежать в резиденцию лорда навстречу своей судьбе, так и Эрите пришлось отправиться в путь с четырьмя попаданцами из далёкой и загадочной России. Ведь, пусть выбор есть всегда, но иногда он настолько очевиден, что и нет его вовсе, этого иллюзорного и ускользающего из рук выбора.
  Свет перед глазами Эриты запульсировал яркими вспышками. От пульсации этой она растерялась и прямо как Юра месяц назад, решила, что сходит с ума. Но от мотания головой шуршали только волосы, а не 'осыпающийся с крыши шифер' и наконец, в процессе изучения этого странного явления, девушка закрыла глаза. Перед внутренним взором сразу же возникла светящаяся табличка, на которой прожилками яркого света были выведен весьма любопытный текст:
  
  **
  Время твоей матери в этом мире подходит к концу.
  Хранители предлагают тебе задание:
  Достигни Озаторга в компании заблудших, что покинут город в ближайшее время и мы - Хранители, обеспечим твою встречу с матерью.
  Сопутствующее принятию задания следствие - получение особого статуса, временное включение в систему заблудших душ.
  1) Принять задание.
  2) Отклонить задание.
  **
  
  Конечно же следовало посоветоваться с отцом, но Эрита немедленно поняла, что всё это лишнее, так как выбор она сделала в тот момент, когда дочитала текст до конца. Чуть поэкспериментировав, она выбрала нужный пункт 'меню':
  
  
  **
  1) Принять задание.
  **
  
  Напрасно девушка думала, что её злоключения закончились, событие произошедшее спустя мгновение разделило всю её жизнь на до и после. И пусть Хранители приложили все доступные им усилия, чтобы облегчить процесс преобразования, паршивость пережитого оказалась далеко за гранью описуемого.
  Эрита 'распалась'. Разделилось всё - душа и тело, чувства и разум, восприятие и 'Я'. Вся она разбилась на тысячу кусочков, каждый из которых мгновенно начал испытывать глубокую 'боль' своей отдельности. Состояние распада оказалось столь неприятным, что захотелось закричать, заплакать, рвануть волосы, сделать хоть что-то в попытке отвлечься от невыносимой муки. А после её - 'разобранную' начало протягивать через 'иголочное ушко', сжимать, скручивать и 'переделывать'. Боль острее физической, страх глубже животного, тоска, что способна растворить душу, всё это слилось в едино и длилось одну короткую 'вечность'. А после Эрита собралась на холодном камне подземного склепа, и от пережитого у неё не осталось сил даже заплакать.
  
  ***
  
  Марина была счастлива. Кое-кто наивно полагает, что счастье не совместимо с трудностями и неприятными переживаниями. За прошедшие сутки девушка нагляделась такого, от чего её маленький желудок не один раз выворачивало. Встреча с пиратами, что чуть не лишили её сознания и ценной кольчуги, оказалась лишь началом неприятных переживаний.
  Строго говоря, нападение на Митунг оказалось довольно скоротечным. Пусть спланированность и слаженность пиратов оказалась на высоте, но сначала потеря одного корабля в результате Колиной авантюры и недвусмысленный намёк от команды Чингисхана после, заставили нападающих спешно убираться от берегов Митунга на оставшемся фрегате и пузатых весельных баркасах. Снарядить и вывести из порта более серьёзные суда пираты за отпущенный им час времени банально не успели. И ещё неизвестно, чем теперь закончится их путешествие до Орингела, на этих слабо приспособленных для дальнего плавания судёнышках.
  А после было множество тяжелораненых и в том числе потерявших конечности людей. И Марина, что пришла в себя после нападения, мужественно таскалась за Адьяа хвостиком. Монголка просто и недвусмысленно объяснила ей, как быстро и эффективно поднять целительную магию на новый уровень. Способ был прост - смотреть, помогать и искренне желать помочь. С последним у Марины дела обстояли в порядке, а вот первое и второе далось с трудом. Жуткого вида раны, отрубленные конечности, переломы, умирающие от ран люди. В прочем, когда Адьяа спустилась в подземный лазарет, со смертями было оперативно покончено. Будущая целительница бледнела от страха и восхищения, наблюдая как женщина возвращает к жизни смертельно раненых. Вот только утраченные конечности местная магия восстанавливать не могла, да и вообще выглядело исцеление совсем не волшебно, без всяких там вспышек, искр и прочих фэнтезийных атрибутов.
  Далее, под руководством уставшей монголки, Марина оказывала помощь людям получившим лёгкие ранения, что с новым посохом удавалось на удивление хорошо, так как со 'Звездой севера', заряженной камнем ментальной силы высшего порядка, собственной маны тратилось всего ничего, а сила магии увеличивалась многократно.
  Итого, ночью поспать не удалось. Не удалось поспать и днём, ведь с утра в местный госпиталь доставили Юру с чудовищным кровоподтёком на груди и довольного до нельзя Колю с посечённым лицом. Отчего волновалась Марина крайне. В результате заснула девушка лишь на следующий вечер, а проснулась почему-то невероятно счастливым человеком. И сейчас, обнимая свой новый посох и сияя невидимым свечением, она шла по улице, привлекая внимание прохожих тем, что периодически останавливалась, закрывала глаза и в сотый раз за сегодня перечитывала свой статус.
  
  **
  Уровень 1.
  Ментальная сила - новичок. Сосредоточение - новичок.
  Сила: - 1 (+1)
  Ловкость: - 1 (+1)
  Телосложение: - 2 (+2)
  Интеллект: - 1
  Удача: - 0
  Обаяние: - 2
  Поддержка богов: - 5
  Навыки: - целитель - начинающий(повышение); мастер душевной гармонии - новичок(новое); магия барьеров - новичок(новое).
  **
  Чёрный наблюдатель: - Теперь все парни твои...
  Белый наблюдатель: - Молодец, так держать!
  **
  
  Конечно ещё предстояло выяснить, что означает навык 'мастер душевной гармонии - новичок', но Марина чувствовала себя настоящим героем фэнтези, с положенными такому герою магическими способностями.
  И сейчас, пройдя очередную сотню метров от общежития до храма, девушка подпрыгнула от счастья, остановилась и ещё раз перечитала свой статус.
  После она запрыгала на тротуаре, буквально распыляя вокруг себя нечто радостное, отчего прохожие вынуждены были искренне заулыбаться. Пройдя ещё метров двести, Марина опять остановилась, решив в очередной раз проверить, не пропали ли заветные навыки, но кроме навыков добавилось кое-что ещё и это кое-что явно выглядело весьма важным.
  
  
  **
  Внимание!
  Хранители объявляют вашу группу постоянной и переводят её в статус команды.
  Число членов команды: постоянных - 4, временных - 1.
  Внимание!
  Хранители предлагают вам задание:
  В течение трёх месяцев достигните Озоторга самостоятельно.
  Награда за выполнение задания: опыт и доступ к боевым навыкам.
  Бонус за принятие задания - малая сумка иного измерения.
  **
  
  От увиденного Марина охнула, подпрыгнула и кинулась к зданию храма, в огромном подвале которого сейчас находился временный госпиталь. Добежав до цели, девушка ураганом залетела в здание, юркнула в проход ведущий в подвал и, петляя между монахами и родственниками пострадавших, спустилась в основной подземный зал, который ещё вчера был заполнен ранеными под завязку, а сегодня пострадавших осталось человек пятнадцать, не более.
  Проскочив между койками, она забежала в небольшой проход, поднялась по короткой лесенке и оказалась в длинном, залитом магическим светом коридоре, в стенах которого через равные промежутки имелись деревянные двери. Найдя нужную, Марина оказалась в помещении похожем на больничную палату. Палата эта была персональная - Юрина. Здесь, за исключением главного пациента, сидел ухмыляющийся перебинтованным лицом Коля, а на стуле у стены покачивался Женя. На ещё одной кровати сидела счастливая Туен. Кореянка также поработала сестрой милосердия на полставки, но счастлива была вовсе не из-за этого. Девушка успела пообщаться с неким Пашей, пришедшим вчера проведать Адьяа. И Паша этот, как оказалось, прекрасно говорил по-корейски и успел Туен многое рассказать и объяснить.
  - Кве-е-ест! - закричала Марина, задействовав 'вторую громкость'.
  Будь сейчас в комнате стёкла, вылетели бы они к известной матери.
  Женя яростно зашикал на крикунью, но было поздно, Юра проснулся и как положено после полноценного приключения - застонал.
  Философ вздохнул и укоризненным взглядом посмотрел на принявшую виноватый вид Марину.
  - Да ладно, - протянул Коля, - наш 'Квадроид' уже вторые сутки спит, как бы не упархал от нас раньше времени.
  - Мде йяя? - прогундел, коверкая слова, молодой человек.
  - Где, где, - взялся уточнять гопник, - в подземном пункте скорой помощи. Из морга тебя уже выписали, говорят слишком тёплый, морозилка не справляется...
  - Ребята, посмотрите статус, у вас квест есть? - зачем-то шёпотом спросила Марина.
  От услышанного Коля с Женей забыли про Юру и немедленно закрыли глаза.
  - А кто временный? - с любопытством спросил Коля и посмотрел на Туен.
  Женя на этот взгляд отрицательно покачал головой.
  - Нет, временный член группы - там, - кивнул он куда-то верх. - Вы разве не чувствуете? - вопросительно оглядел он присутствующих.
  Марина замотала головой, гопник на несколько секунд превратился в одну большую чуйку, но по виду, безрезультатно.
  - Ладно, я вас потом научу, - пообещал философ. - В общем, 'ощущение' члена группы - это некое знание о направлении и расстоянии до товарища. Я чувствовал нечто подобное и ранее, но сейчас оно стало на порядок отчётливее.
  - Это всё прекрасно, - поморщился сквозь бинты Коля, - вот только принимать ли нам этот квест или нет?
  - Принимайте, - внезапно послышался позади стоящей в проходе Марины незнакомый голос.
  Вслед за голосом из невидимости вышел высокий человек в белом кожаном плаще. Капюшон, что так любил носить Чингисхан, сейчас был снят, открывая его красивое кавказское лицо с небольшой бородкой и короткими тёмными волосами.
  Коля ещё раз доказал, что наравне с деревенским мыслителем знающим Пушкина, он, тем не менее, самый натуральный гопник, так как побледнел даже сквозь бинты и на каких-то дремавших ранее автоматизмах психики выдал:
  - Жека, чеченцы в городе! Собирай братву!
  Правда при чём здесь философ и где упомянутую братву брать, гопник не уточнил.
  Чингисхан вздохнул, отщёлкнул от пояса хитрый арбалет, положил оружие на кровать рядом с Туен, а сам взял свободный стул, коих в помещении имелось несколько, поставил его рядом с кроватью, сел и, подняв руку, махнул всем:
  - Привет.
  Коля тем временем краснел как рак, понимая, что слегка отморозился.
  - Ценный совет 'на дорожку', - продолжил Чингисхан, - если Хранители что-то предлагают, лучше соглашаться. Но не спешите делать предложенное по их сценарию: эти ребята обязательно постараются затащить вас в самую задницу. Старайтесь работать своей головой и идти к поставленной цели собственным путём. Что, конечно, будет удаваться далеко не всегда.
  - Что за боевые навыки? - с ходу уточнил Женя информацию по награде за квест.
  Чингисхан, не вставая, ловко наклонился и подтянул к себе свободный стул. После выбросил из закреплённого на левой руке устройства клинок сантиметров сорока. Этим клинком, с самого скромного размаха, он ударил по спинке стула. Лезвие оказалось не только довольно тонким, но и невероятно острым, так как от самого лёгкого усилия, погрузилось в дерево почти на сантиметр.
  - Это обычный удар, - пояснил ассасин, - а это...
  Он отвёл лезвие и плавным движением, без всякого усилия, укоротил спинку стула на несколько сантиметров, срезав 'стружку' словно снимая слой масла раскалённым ножом.
  - Боевой навык, - закончил демонстрацию мужчина. - В моём случае, что дерево, что средняя сталь, разницы не будет, разрежет как масло. Хотя на 30 уровне, когда появляется доступ к боевым навыкам, они выглядят куда скромнее.
  - А вы можете сказать, сколько требуется времени, чтобы добраться до 30 уровня? - вкрадчиво спросил Женя.
  - Можно на ты, - произнёс Чингиз и задумался. - По-разному, от пяти до пятнадцати лет, - наконец ответил он и продолжил: - Сложность не только в том, чтобы взять уровень, но и в том, чтобы его удержать. Ведь при смерти теряется ровно один уровень независимо от текущего.
  Все в комнате охнули, а Юра так просто застонал. Пусть его кости и срастили магией, это не значило, что они не болели и охать было откровенно больно.
  - Ладно, я здесь не за этим, - коротко прервал расспросы Чингисхан. - Да и в этом мире лучше во всём разбираться самим или совместно с людьми близкими по уровню, планка следующая... - мужчина задумался, словно боясь ошибиться.
  - Мы знаем, - вставил Женя, - плюс - минус пять уровней, нам Владимир с Майком рассказывали.
  - Белобрысый мечник и негр - ассасин? - уточнил Чингисхан.
  Философ кивнул.
  - Ооо! - восхитился Чингисхан, - и что этот черножопый с 'электровеником' здесь забыли?
  - Кто тут ещё черножопый, - пробурчал Коля.
  Женя на это шикнул, а Чингисхан бросил на гопника такой взгляд, что тот чуть не расплавился. Но после Чингиз вздохнул:
  - Вообще да, не хорошо так Майкла называть, но я по-дружески, мы давно знакомы. Эти двое, и Кристофер с Наташей, очень серьёзные ребята. Если моя команда собирает 'Четыре сокровища воли', то их текущее задание: 'Битва за замок'. Это некая альтернатива сбора Финальных сетов, довольно сложная альтернатива, и, тем не менее, я уверен, они с ней справятся. Не просите подробностей.
  - Что за 'Четыре сокровища'? - 'проснулся' Юра.
  - За этим я к вам и пришёл. Вы, ребята, в такой жопе, даже слова подобрать трудно.
  Ассасин обвёл взглядом притихших попаданцев и продолжил:
  - Выбраться из этого мира можно двумя способами. Первый - просто подняться к свету и для многих это, спустя годы здесь, не проблема. Например, Адьяа и Паша из моей группы могут сделать это в любой момент. Но они твёрдо решили помогать мне и Дитриху до последнего. Второй способ - это полететь 'дальше' от ускоряющего пинка Хранителя, который можно получить, выполнив весьма сложное задание. Одна из разновидностей заданий - сборка четырёх могущественных артефактов, что дают силу бросить вызов хозяевам этого мира и в сражении с ними выцарапать 'заветный билет'. И в вашей команде один такой артефакт имеется... - многозначительно произнёс Чингисхан и посмотрел на Юру.
  Юра от услышанного побледнел и заволновался.
  - А может его, это, выкинуть?.. - нерешительно предложил молодой человек.
  - Выкинуть его не так просто, да и зачем, - продолжил Чингиз, - ведь это... Кстати, а что вам досталось? - уточнил мужчина.
  - Арбалет, - оживился Юра и принялся оглядываться по сторонам, что-то настойчиво ища.
  - Он в ящике, в общежитии, - успокоил его Женя. - А как вообще могло получиться, что Юра стал обладателем подобного?
  - Я думал об этом, - поморщил лоб Чингиз, - скорее всего случайность. Три из четырёх предметов комплекта обычно находятся в подземных или воздушных храмах, а один необходимо просто найти, имея лишь самые общие знания о его местоположении. А-ля тест на поисковые навыки, которые порой приходится срочно развивать. Артефакты в храмах обычно очень хорошо охраняются. Я бы сказал не ху...
  Ассасин запнулся и покосился на Марину, не став уточнять насколько хорошо они охраняются, дабы не травмировать слух девушки.
  - Так вот, - продолжил он, - сбор 'Четырёх сокровищ' обычно осложняется тем, что до привязки комплекта к участнику или группе, возможна внутренняя конкуренция среди заблудших. То есть, пока артефакт не привязан Хранителями к вашей группе, его может перехватить другая группа. Обычно в такой ситуации, Хранители дают пару месяцев на 'мордобой' служащий целью отобрать предмет у конкурентов.
  - Мне казалось, что в этом мире недопустимы всякие гадости по отношению друг к другу, - удивился Женя.
  - Правильно казалось, - кивнул Чингиз. - Но с чего ты взял, что стремление к силе и соревновательная конкуренция - это то же, что подлость и нож в спину. Запомните, слово толерантность в этом мире синоним ругательству. Станьте лучше, быстрее, сильнее других, но не ради превосходства над ближним, а ради превосходства над собой вчерашним. В общем, здоровая конкуренция допускается и приветствуется, а вот откровенное подсиралово карается. Но мы отвлекаемся. Да и вам подобное уже не грозит, вы перешли сразу ко второй части неприятностей. Когда комплект привязан к заблудшим, Хранители выдают задание на тот же комплект команде высокоуровневых демонов. И тут начинается такая 'жара', что хоть сам себе могилу копай.
  - Кто такие эти демоны? - с интересом спросил Коля.
  - Они вроде нас - людей, но из других миров, вероятно более развитых в нравственном и духовном плане. Могу предположить, что у них в обществе нет того дерьма, в котором мы с поросячьим визгом барахтаемся, искренне считая, что всё так и должно быть. Если нас отправляют сюда 'отмываться' и нарабатывать опыт положительный, то их засылают в этот мир добирать опыт отрицательный. Смешно, но выходит, что жизнь можно просрать не только впяливаясь в монитор, но и проведя её в благостных медитациях, а может и не так всё, кто знает. Но не обманывайтесь их прижизненной 'хорошестью', упомянутый отрицательный опыт они добирают с огоньком. Уж не знаю, как их мотивируют на всякие гадости, но эти ребята в них соображают. Сами всё узнаете в своё время, не так всё просто с этими демонами. Просто держите в уме, что с этого момента они могут заявиться за арбалетом в любой момент. И я очень надеюсь, что Хранители подберут вам равных противников, но, зная Хранителей, надежда моя блекнет и тает.
  - А если просто отдать арбалет? - пролепетал Юра.
  - С одной стороны владение этим арбалетом действительно большой геморрой, - кивнул Чингисхан, - а с другой, невероятная удача и шанс выбраться из этого мира лет так на двадцать раньше. Вот только чтобы этим шансом воспользоваться, вам надо не 'ждать у моря погоды', а брать 'руки в ноги' и идти, как там говорят эти олухи - качаться.
  - Но здесь вроде не так уж и плохо, - задумчиво произнёс Женя. - По крайней мере, пока упомянутые Хранители тобой довольны.
  Чингисхан покачал головой.
  - Знаете, я вам немного завидую: первый десяток лет в этом мире во многом счастливое время, пусть и полное суровых испытаний. Но человек сложное создание, не только боль и страдания двигают нас вперёд. С каждым годом проведённым в этом месте, в вас будет крепнуть неописуемая ностальгия, тяга, тоска по месту, лежащему там, впереди. Я не хочу сказать, что каждый день со временем превратится во что-то плохое, нет. Но зов этот будет очень силён, словно какая-то часть вас самих ждёт где-то там - дальше. Часть, без которой полнота недостижима. Бесполезно это описывать, - вдохнул ассасин, - сами поймёте, когда придёт время.
  После, словно прощаясь, мужчина оглядел собравшихся, кивнул и, оттянув рукав правой руки, оголил удивительной красоты и изящества браслет.
  - Вы уж извините, никогда не был сторонником долгих прощаний, - улыбнулся он.
  Руны на браслете вспыхнули и Чингисхан с тихим хлопком исчез, заставив товарищей охнуть от неожиданности. Что интересно, вместе с ассасином исчез и лежащий рядом с Туен арбалет.
  - М-да, - протянул Коля, - ну так что, принимаем 'Квест'?
  Словно сговорившись, попаданцы погрузились в молчание.
  - Я за, я обещал! - наконец необычайно серьёзно произнёс Юра, не разъяснив правда кому и что он обещал.
  - Коля встал со стула, подошёл к кровати, на которой сидела Туен, вынул из-под подушки большой широкий кинжал в красивых ножнах и, подойдя к Юре, бросил оружие молодому человеку на грудь. Бросок, явно рассчитанный, выдавил из лежащего стон боли.
  - Держи - ништяк. Магический, между прочим. Я тебе ещё свой комплект супер вора покажу, закачаешься. Ну и это, я типа тоже за квест.
  - И я, - запрыгала Марина.
  - Ох, пустые ваши головы, - скривился Женя, - вы хоть представляете с какими опасностями это связанно?! К тому же нам ещё необходимо посоветоваться с пятым членом отряда.
  - Я согласна, - раздался от входа немного взволнованный голос.
  На пороге стояла Эрита. Она сжимала в руках небольшую наплечную сумку и застенчиво улыбалась.
  - И что мне с вами делать, - вздохнул Женя.
  Философ, в отличие от остальных, не удивился Эрите совершенно.
  - Вперёд к приключениям, чтоб их, - подытожил он.
  
  
  
  
  Огребенцы: Дорога для героев.
  
  Глава 1: Первое сокровище тьмы.
  
  ***
  
  Глава, в которой мы познакомимся с героями второстепенными, что очень скоро придут портить жизнь героям главным.
  
  ***
  
  Высокая стройная женщина сложила подзорную трубу и недовольно надула губы.
  - Не нравится мне всё это... - обратилась она к невысокому, но очень коренастому мужчине, что пытался задремать в удобном кресле.
  - Тебе вечно всё не нравится Остория, - скривился сидящий, опустил на глаза поле широкой шляпы и поёрзал в кресле, пытаясь устроиться поудобнее.
  Женщина поморщилась и капризно выставила вперёд острый подбородок, скорчив своё красивое лицо в кислую гримасу.
  - Кто вообще собирал комплект Четырёх сокровищ тьмы полностью? - не обращаясь к кому-то конкретно, требовательно спросила она.
  Мужчина слегка приподнял рукой поле шляпы и одним глазом устало взглянул на собеседницу. И он, и женщина знали ответ на этот вопрос, но у ассасина его группы имелась раздражающая привычка: когда она волновалась, то начинала вытаскивать из чулана памяти самые затёртые темы. И не дай бог тебе, неразумному, намекнуть ей о 'несвежести' вопроса.
  - Полностью, с момента Вознесения, этот комплект собирал только Кассиопея, - ответил ей мужчина, которого, кстати, звали Мугиру.
  - Так какого лысого он всё ещё в этом мире?! - начала закипать Остория.
  Мужчина - 'Танк' и воин штурмового типа в одном лице, продолжил игру в 'свежие темы для разговора' и задумчиво ответил:
  - Поговаривают, он не совладал с комплектом.
  - Тогда объясни мне, если с этим комплектом не совладал этот монструозный монстр из монстров, каковы шансы что совладаем мы?! - взорвалась женщина.
  - Нас четверо, он один, - задумчиво ответил мужчина, - или ты хочешь поспорить с Хранителями? И так, между делом, мы одна из самых сильных команд на континенте, по крайней мере, пока дело касается охоты на монстров. И ещё в нашей команде самый сварливый ассасин на полушарии, - ухмыльнулся Мугиру и, игнорируя гневный взгляд собеседницы, протянул к Остории руку. Та раздражённо вложила в ладонь мужчины подзорную трубу.
  - М-да, вид что надо, - улыбнулся мужчина, изучая в окуляр увеличительного прибора громаду белоснежного храма.
  Поражая взгляд и воображение, строение громоздилось на немыслимого размера каменной глыбе, формой своей напоминавшую гроздь сталактитов. И совершенно не укладывалось в голове то, что 'сталактиты' эти парили в залитом светом и облаками небе.
  - Он огромен! - восхищённо оценил строение Мугиру, - более километра в диаметре. Бьюсь об заклад, внутри особая климатическая зона и ещё один малый храм в центре. Хес, - обратился танк рулевому на полубаке, - подведи судно поближе и медленно облетай храм по кругу. Если он статичен, вход будет на западе.
  - Есть кэп, - ответил улыбчивый мускулистый мужчина в лёгкой кожаной броне и длинным луком за спиной.
  - Алита, что с полем фиксации обнаружения? - прокричал танк и он же по совместительству капитан группы, обращаясь к хрупкой девушке в серой мантии. Названная Алитой сидела на носу воздушной яхты и безразлично болтала свешенными за борт ногами.
  Но заклинательница 'Серых соколов' не ответила, а лишь махнула капитану рукой, наполнив свой жест чем-то вроде 'всё схвачено'.
  Яхта вздрогнула, в лица пассажиров ударил нарастающий поток свежего ветра, который, казалось, засверкал на пластинах парусов и обшивки. Корпус судна начал слабо вибрировать, сопротивляясь воздушному потоку.
  - Яху-у-у-у! - счастливо закричал рулевой, - 'Круговой поток', держитесь 'салаги'! - сообщил товарищам Хес и закрутил рулевое колесо, не забывая при этом периодически двигать группу хитрых рычагов торчащих из пола.
  Ветер ударил в лица пассажиров с новой силой, судно накренилось набок и, набирая скорость, начало складывать пластинчатые веера - паруса, при этом за яхтой возникла полоса восхитительного серебристого газа, выпускаемого соплом реактивной турбины. Рассекая воздух, судно по дуге приближалось к циклопической громаде белоснежного камня. Мгновение и серую кожу участников опасного предприятия опалило яркое солнце, заслоняемое ранее и сейчас вспыхнувшее из-за правой стороны храма.
  Мугиру поморщился и заслонил глаза раскрытой ладонью. Светило не причиняло демону никакого вреда, но не любили эти серокожие люди яркого света. В прочем, 'демоны' - не более чем обозначение, роль в этом мире. От заблудших пассажиров яхты отличала лишь более тёмная кожа и места из которых они попали в этот мир.
  - Я вижу причал кэп, - сообщил зоркий лучник. - Ой йо, да там целый порт! Только салют в нашу честь не дают!
  - Сейчас дадут, не сомневайся... - проворчала Остория.
  - Попробуй пришвартоваться, но ради мироздания, осторожнее! - снимая шляпу и неторопливо надевая на голову пластинчатый шлем, прокричал капитан лучнику - рулевому. Закончив со шлемом, Мугиру недовольно подвигал плечами: вздремнуть, будучи облачённым в тяжёлую пластинчатую броню, оказалось задачей не из лёгких.
  Облака искрились и пенились, ветер омывал борта яхты. Хес раскрыл веера боковых закрылок по обоим бортам и направил судно к причалу. Расстояние до храма составляло более километра, однако приходилось держать ухо востро, внимательно следя за подъёмной тягой гравитационного двигателя и потоком энергетической турбины. Посадка предстояла та ещё: при текущем ветре и уровне гравитационного сопротивления поверхности, сбрасывать скорость было нежелательно: глыба воздушного камня могла запросто захватить яхту своим магнитным полем. Но и чересчур разгоняться нельзя, иначе сопротивления магнитной подушки причала не хватит, чтобы плавно принять вес воздушного судна.
  - Да идите вы в известное место с такими полётами! - голосила Остория, вцепившись в невысокий бортик опоясывавший палубу.
  Закалённого ассасина можно было понять, уж больно специфичен процесс воздушной швартовки. Посадка на причал парящего острова, в отличие от наземной пристани, довольно опасный фокус. И сейчас пятидесяти тонная махина воздушного судна со скоростью сорок километров час приближалась к каменному монолиту небесного причала. И делала она это по плавной дуге полууправляемого падения!
  Метров за триста до причала яхту тряхнуло. Хес поиграл рычагами, серьёзно сбросив скорость снижения и скорректировал траекторию с учётом притяжения к воздушному острову.
  Заклинательница, что безрассудно сидела на леерном ограждении, не пожелала твёрдо встать на палубу, а лишь покрепче вцепилась в элемент конструкции.
  Причал быстро приближался, издалека он напоминал веточку дерева с пятью листочками - ответвлениями. На один из этих 'листочков' Хесу предстояло ювелирно положить корпус корабля.
  Внезапно заклинательница обратилась к остальным громким звонким голосом:
  - Нас обнаружили, готовьтесь к бою!
  С невозмутимым лицом, похожим на изящную маску когда-то прекрасной куклы, Алита вынула из сумки на поясе книгу в металлическом переплёте. Произвольно открыв её на середине, она быстро зашептала:
  - Великое групповое усиление - 'Увеличение физических способностей',
  Великое групповое усиление - 'Общее сопротивление враждебной магии',
  Великое групповое усиление - 'Поле отражения физического урона',
  Великое групповое усиление - 'Лёгкость тела',
  Великое групповое усиление - 'Обострение восприятия',
  Великое групповое усиление - 'Обострение интуиции',
  Великое групповое усиление - 'Увеличение выносливости',
  Великое групповое усиление - 'Восстановление сил',
  Великое групповое усиление - 'Запрет оценки способностей',
  Великое групповое усиление - 'Запрет оценки снаряжения'.
  Яхта поравнялась с верхним ярусом храма.
  Шлёп!
  С треском ломающейся древесины в палубу впился металлический 'ёж'. Словно идущее в рост семя, незваный гость начал быстро менять форму. Шипы втянулись в корпус, после чего от тела 'ежа' отделились лезвия - конечности и некое подобие головы с множеством трубок и окуляров. Секунда и шар превратился в металлического паука - автомата.
  'Уровень за 80! Уж больно быстро переходит в боевой режим', - мгновенно оценил врага Мугиру.
  Заклинательница смерила противника беглым взглядом и скороговоркой дополнила:
  Великое групповое усиление - 'Абсолютное сопротивление электричеству'.
  Стоило ей закончить, как палубу потряс мощнейший, выброшенный враждебным механизмом, разряд электричества. Корабль вздрогнул, его падение резко ускорилось. С трудом удерживая штурвал, Хес принялся дёргать рычаги, пытаясь завести энергетическую установку, благо гравитационной двигатель терял энергию плавно и камнем вниз они не рухнули.
  Паук покрутился и впился окулярами в рулевого. Тело механизма завибрировало и начало покрываться сеткой трескучих молний. Но завершить подготовку разрушительной атаки автомату не дали.
  - Предъявите билетик уважаемый! - рявкнул Мугиру, подскочил к врагу и впечатал в бок монстра огромную секиру, одновременно применяя боевой навык ударного типа. Паука сорвало с места и, словно пушечное ядро, вышвырнуло с палубы, проломив бортик леерного ограждения.
  Капитан страдальчески оглядел повреждения, прикидывая во сколько обойдётся текущий ремонт: содержание и эксплуатация воздушного судна являлось занятием эпическим по своей затратности.
  Падение резко замедлилось, яхта вздрогнула и начала сопротивляться гравитации, подчинившись, наконец, паническим действиям Хеса. Продлись спуск ещё пару секунд, пришлось бы идти на новый заход.
  Мугиру быстро прикинул наиболее вероятные сценарии, после чего начал раздавать команды:
  - Алита, наложи на борт поле подавления магии, Остория, гравитационные удавки на палубу, первую волну будем принимать на яхте. Если начнём 'захлёбываться', Хес, поднимай посудину и камнем к земле. А так, по обстоятельствам.
  Алита безразлично перевернула страницу книги и зашептала заклинание. Как переворачивание страниц, так и произнесение заклинаний являлось не более чем облегчающим магию ритуалом. Остория, отбросив гордость, словно дикая кошка принялась метаться по палубе, вгоняя в борт хитрые гвозди с крупными тёмными шариками вместо шляпок.
  - Не забудет пристегну-у-у-у! - попытался пошутить Хес, но закончить не смог. Судно достигло причала и упало на невидимую амортизирующую подушку, которая приняла и затормозила вес яхты. Однако назвать посадку мягкой было сложно: палубу тряхнуло, пассажиры потеряли равновесие и забалансировали, хватаясь за элементы конструкции и стараясь не упасть. Лишь невозмутимая и, казалось, невесомая заклинательница, легко спрыгнула с бортика на доски палубы.
  - Не разнесите корабль, а то вычту из 'зарплаты'! - яростно и задорно, прокричал Мугиру.
  Не успел капитан закончить, как на центр палубы упал новый шар, следом, ближе к носу, приземлился второй. Пауки начали быстро раскрываться.
  Дзинь, - Хес подловил момент и вогнал стрелу в образовавшуюся в процессе трансформации щель. Заряженный ударной магией снаряд разрядился в корпусе механизма, автомат выдал наружу сноп искр и дыма, после чего безвольно осел на палубу. Паук на носу оказался расторопнее и попытался ударить электричеством по площади, но не смог, магия отказалась заряжаться. Неизвестно растерялся ли автомат, но уже в следующее мгновение его выбросило с палубы мощным ударом секиры.
  - Кеп, они сыпятся сверху, из отверстия в стене храма! - сообщил капитану Хес.
  'Шлёп', - новая пара автоматов попортила доски палубы.
  Пауки начали быстро трансформироваться. В этот момент Остория закончила расставлять 'гвозди'. Палубу накрыло мощным гравитационным полем, которое, однако, воздействовало лишь на враждебные сущности. Корпуса врагов затрещали и их вдавило в доски, процесс трансформации прервался.
  - Хес, что по этим жестянкам? - обратился капитан к лучнику, который, по его расчёту, уже должен был закончить анализ целей своим умением распознавания.
  - Они не имеют личного разума, - ответил лучник, - нас явно атакует система автоматического пресечения вторжений.
  - Ясно. Остория, разворачивай поле сокрытия объектов, Алита, кокон оптической маскировки на яхту, - продолжил командовать капитан, 'смахивая' секирой с поверхности палубы потрескивающего паука.
  - Кеп, прекрати переводить наш карцибел! - жалобно протянул лучник.
  - Ну так стреляй! Ты же знаешь сколько надо усилий, чтобы раздолбать этот кусок металлолома!
  Хес скривился: экономия физических и ментальных сил отряда стояла сейчас на два приоритета выше, чем трофеи с монстров.
  - Готово, - коротко сообщила Алита.
  Воздух вокруг яхты поплыл горячими волнами, словно корпус её был раскалён.
  - Остория?
  - Все мужики сволочи, только и умеют что командовать! - прошипела женщина, заканчивая установку новой порции 'шпилек' по краям борта.
  - В твоём варианте 'почти готово' имеется несколько грамматических ошибок, - передразнил ассасиншу Хес.
  'Шлёп, шлёп', - новая партия пауков упала на палубу, но, о чудо, они осталась лежать на досках без движения, потрескивая и безрезультатно пытаясь трансформироваться. На этом атаки на воздушное судно прекратились.
  Хес жалобно посмотрел на капитана.
  Мугиру вздохнул и произнёс:
  - У тебя пять минут.
  - Алита, золотце, поможешь?
  Заклинательница кивнула, после получила от лучника небольшой мелок и принялась вместе с Хесом чертить вокруг обездвиженных монстров магические круги.
  Сейчас вокруг яхты колыхалось неописуемое марево, через которое мир снаружи воспринимался словно через волнующуюся водную гладь. Остория сменила гнев на милость, а может, наконец, стала серьёзной и обратилась к Мугиру:
  - Сколько раз мы 'умирали' в этом мире?
  - Много, - с тяжестью в голосе ответил мужчина, - в среднем один раз на два уровня.
  - Я не могу понять одного, почему после всего этого наш рассудок всё ещё с нами?
  Но у Мугиру не было ответа на этот вопрос, и он лишь молча смотрел на нечёткую глыбу небесного храма.
  - Может откажемся? - продолжила Остория. - Ну влепят Хранители подзатыльник, ну промучаемся на год дольше. Это же 'Четыре сокровища тьмы' - самый сильный и неоднозначный комплект в этом мире.
  - Ты же знаешь Остория, - вздохнул мужчина, - в этом мире можно идти только вперёд. Даже отступать необходимо в сторону, но не назад, ибо позади тьма и забвение.
  Бабах! - раздался грохот и треск, после чего палубу накрыло едким дымом.
  - Вы что творите маразматики!? - моментально сменила настроение ассасин.
  - Что мы творим? Ничего не творим... Ну ошиблись на пару символов, с кем не бывает, - скороговоркой лепетал лучник, собирая с палубы кристаллы.
  Мугиру с ужасом осмотрел обожжённые доски палубы.
  - Терейская лиственница! - застонал он.
  - Время, - строго произнесла Алита и постучала по книге, - у нас менее трёх часов.
  Замечание заставило остальных собраться: усиливающая магия действовала чуть более трёх часов, после чего рассеивалась. Наложить новую можно будет лишь через некоторое время.
  Капитан кивнул и дотронулся до большого чёрного кристалла на нагруднике своей блестящей брони. Тут же, доспехи его, из цвета платины, стали тёмными словно ночь. После мужчина достал из магической сумки на боку магическую маскировочную накидку и набросил её на плечи. То же сделали и остальные.
  Заклинательница скороговоркой прошептала:
  - Малое групповое усиление - 'Улучшение невидимости',
  Среднее групповое усиление - 'Улучшение сокрытия',
  Среднее групповое усиление - 'Поглощение шума'.
  Все готовы? - скорее для порядка спросил капитан.
  Три синхронных кивка были ему ответом.
  Алита накрыла отряд групповой невидимостью, после чего демоны спрыгнули с борта судна на белоснежный камень причала и направились к входу в храм. Они не видели друг друга, но ясно ориентировались по магическому чувству членов группы. Минув пристань, они быстро достигли входа, который, пусть и был не велик относительно размеров самого сооружения, вблизи напоминал железнодорожный тоннель.
  Мугиру на ходу размышлял:
  'Действие невидимости ограничено предельными тридцатью минутами, пусть её уровень выше среднего, она далека от совершенства, то есть, полагаться на доступную нам невидимость в подобном месте занятие сомнительное. Пробиваться силой? Надолго ли нас хватит?.. Ладно, погляжу на месте'.
  Туннель закончился и выпустил демонов в громаду внутреннего помещения храма. 'Серые соколы' видели много чудес этого мира, тем не менее увиденное заставило остановиться и замереть.
  - Эти парни своё дело знают, - прошептал Хес. - Порой соблазняет желание погрузиться в бесплодные обиды и объявить себя игрушкой в их руках, но признайтесь, обидно, когда тобой помыкают те, кто ровня тебе или же те, кто ниже тебя, но не те, чьё величие сложно оспорить.
  На это послышался недовольный шёпот Остории:
  - Мне не нравится, когда мной помыкают в принципе! Вопрос лишь в том, может ли достать помыкающего лезвие моего кинжала...
  Язык не поворачивался назвать это место помещением. Лучше всего подходил термин - локация, но и он грозил опошлить происходящее целиком и полностью. Стены невероятного сооружения оказались прозрачными изнутри и обладали кроме того свойством пропускать солнечный свет снаружи. Свет этот ласкал и согревал почти двухкилометровое 'озеро' пышной растительности. Подобия гигантских баобабов прорывались тут и там, возвышаясь над островками непроходимого бамбука, зонтами тропических пальм и плотного кустарника с зарослями жёсткой двухметровой травы. Все перечисленное переплетали лианы и разная ползучая зелень.
  - Климатическая зона очень напоминает местный экватор, стоит опасаться пресмыкающихся, - лишённым эмоций голосом, произнесла Алита
  Сейчас команда стояла на белоснежном каменном возвышении, а впереди, метрах в десяти, начинались ступени лестницы, что вели в 'котлован' буйства зелени. Упомянутый спуск опоясывал лес по всей окружности храма, словно приглашая спуститься в огромную бойцовскую яму. На нижние ступени наползали толстые корни, но они, не находя земли и живительной влаги, разворачивались и возвращались обратно.
  - Как Создатели это делают?! - с завистью прошептала Остория. - Сколько мы не пытались повторить сложные экосистемы в условиях длительных космических путешествий, наши творения всегда приходили в упадок.
  - Какой смысл шляться по космосу в своём физическом теле, - скривился Хес, что был 'родом' с планеты без развитой техносферы, - и нам явно туда, - указал рукой мужчина на небольшое белоснежное здание в центре зелёного круга.
  Мугиру не прерывал бесполезные разговоры по двум причинам: ему необходимо было обдумать увиденное и прикинуть план действий.
  - Расходные предметы готовы? - спросил капитан.
  Три тихих 'Да' были ему ответом.
  - Это приключение грозит сильно ударить по нашим запасникам, - не удержался от замечания лучник.
  - На счёт три отменяйте невидимость, - прошептал Мугиру, - раз, два, три!
  У невидимости доступной демонам и заблудшим имелся один фатальный недостаток: Система отменяла её действие стоило лишь произвести атаку, использовать магию или расходный предмет. Заодно, после отмены невидимости накладывалась кратковременная блокировка данного навыка. Мугиру предвидел, что отмена сокрытия вызовет реакцию этого места, и не хотел, чтобы эта реакция была для них внезапной.
  - Боооммм! Боооммм! Боооммм! - пронёсся по залу оглушительный грохот невидимого колокола, и стоило третьему удару угаснуть, как вся усиливающая магия отряда оказалась снята.
  'Уж лучше сейчас, чем на середине пути', - удовлетворённо подумал капитан и выхватил из кармашка на поясе небольшой тёмный шарик.
  [Поворот магического времени - вернуть усиливающую магию группы], - задействовал расходный предмет демон.
  Шарик завибрировал и исчез и тут же, вся усиливающая магия, снятая защитной системой храма, вернулась обратно. Однако неприятности только начинались.
  Лес внизу вздрогнул, неизмеримой тёмной массой с ветвей деревьев поднялась пелена насекомых, которые быстро начали собираться в одну большую тучу, что неторопливо, но уверенно поползла к Мугиру и его команде. Капитан внимательно смерил взглядом опасность и скомандовал:
  - Все к стене, быстро! Алита, первый барьер огненных ловушек, Остория, второй барьер огненных ловушек, Хес, ты знаешь что делать, но подпусти поближе, после нашей атаки они могут ускориться.
  Мужчины отступили и прижались спинами к стене, наблюдая за поведением летучей проблемы. Остория, отбросив своё вечное недовольство, торопливо раскладывала по полукругу компоненты составной ловушки, Алита, раскрыв свою книгу, шептала тем временем сложное заклинание.
  Хес вынул из колчана на поясе красивую, покрытую витым узором стрелу, положил её на тетиву, вскинул свой длинный составной лук, натянул его и выстрелил. Попасть по тридцатиметровой 'туче' проблем не составляло, сложно было совместить магическое умение лука, зачарование стрелы и личный навык по активации зачарованных стрел. Вот только ничего не произошло: куча насекомых, словно предугадав траекторию, расступилась перед снарядом, создав аккуратный метровый тоннель. И дело было вовсе не в ротозействе лучника - Хес выполнил комбинацию идеально.
  - Шеф, это не куча 'москитов', это одна большая магическая херня! И херня настолько сильная, что смогла подавить заклинание!
  Мугиру на это лишь коротко кивнул и перевёл взгляд на быстро приближающееся облако.
  'Хоть бы огонь помог!' - мелькнуло в голове капитана, а рука непроизвольно потянулась к кармашку со спасительным расходником.
  Почти у всей магии в этом мире имелась перезарядка, это касалось как монстров, так и попаданцев. Хес оперативно выхватил вторую стрелу и повторил связку, исключив лишь находящиеся в откате гравитационное умение своего лука. Расчёт оказался верным - магия монстра не успела восстановиться. В центре облака насекомых полыхнуло пламенем, и в уши ударила волна недовольного стрёкота. Противник ускорился и ринулся на товарищей.
  Но заклинательница с ассасином уже закончили, отскочили к стене и вжались в неё рядом с мужчинами.
  Облако преодолело тридцатиметровую отметку, воздух завибрировал, а после со страшной силой растянутой полусферой полыхнуло защитное огненное заклинание.
  'Уж с чем с чем, а с силой магии у Алиты всегда было в порядке', - подумал Мугиру, прикрывая лицо рукой от сильного жара, что прорывался сквозь слои защитных заклинаний.
  Увы, урона магией не хватило: отброшенный магическим взрывом враг опомнился и бросился в новую атаку.
  'Барьер доблести', - применил капитан одно из своих защитных умений.
  Товарищи сжались от напряжения, насекомые ударились в невидимую полусферу, граница которой начиналась метрах в семи от демонов, и растеклись по защитному барьеру.
  Бабабх!
  Мугиру охнул и побледнел: поддержка барьера требовала большого количества ярости и сосредоточения, и чем больше барьер получал урона, тем быстрее эти ярость и сосредоточение расходовались. Ловушка, установленная Осторией, взорвалась, нанеся монстру как магический, так и физический урон. Враг был силён, но второго взрыва ему хватило, рой был уничтожен и опасность на время отступила.
  - Шеф, ты как? - поинтересовался Хес, кашляя от дыма и запаха палёных насекомых.
  - Я - так себе, слил половину ярости и сосредоточения, эта куча тянет на среднего босса.
  Алита дополнила:
  - У меня осталось меньше трети маны, необходимо либо идти ва-банк, либо закругляться.
  Капитан кивнул.
  - Действуем следующим образом, - начал раздавать указания Мугиру, - Хес заряжай 'Выстрел победителя', будем 'косить траву'. Лес наверняка набит разными тварями и ловушками, но велик шанс, что внутренний храм представляет собой особую зону, если сумеем до неё добраться, вероятно, лесные твари туда не сунутся.
  - Что не мешает храму быть набитым собственными монстрами... - недовольно скривилась Остория.
  - Набит-то он набит, но это уже другая история, - согласился Мугиру и продолжил: - Когда Хес проложит нам путь, я накрою вас 'Барьером беглецов', после Алита скроет нас невидимостью, под которой мы и помчимся к храму, а там по обстоятельствам - либо принимаем бой, либо я телепортирую всех нас к причалу и мы убираемся отсюда.
  Капитан достал с пояса серебристый шарик с тёмными прожилками. Телепортация в этом мире была занесена в раздел 'особый бонус' и лишь изредка с особо сильных монстров можно было получить расходный предмет, позволяющий воспользоваться ей ограниченное количество раз. У 'Серых соколов' на данный момент такой предмет имелся лишь один.
  - Да ладно, - парировал капитан кислые взгляды товарищей, - не вечно же нам хранить его, я не хочу на воскрешение... Хес давай, а то ты жаловался, что у нас туго с карцибелом и камнями ментальной силы, - и Мугиру указал взглядом на пол, где лежали два кристалла с мизинец размером.
  В отличие от обычных кристаллов, карцибел высшего порядка оставлялся лишь только после монстров сотого уровня и буквально светились энергией изнутри.
  Лучник вздохнул, подобрал камни, синий предал Алите, а красный с сожалением вплавил в свой лук.
  - Шеф, ты в курсе, что после 'Выстрела победителя' я не смогу использовать остальные умения своего лука около десяти минут, не говоря уже про то, что сам выстрел перезаряжается сутки?..
  - Ну конечно я это забыл, - скривился Мугиру. - А ты, судя по всему, забыл, что под действием 'Барьера беглецов' нельзя атаковать цель, иначе навык перестанет действовать.
  Последовала короткая подготовка.
  Все готовы? - спросил Мугиру и перехватил свою двуручную секиру. Алита кивнула и вплавила кристалл ментальной силы в книгу, Хес положил на тетиву очередную стрелу и с опаской посмотрел на лес, после принялся двигаться по краю спуска, выбирая траекторию для выстрела с минимальным количеством больших деревьев на пути.
  - Коли мы зашли так далеко, то давайте гулять на все, - мрачно произнесла Остория. - Я голосую задействовать 'Враг гравитации', если во внутреннем храме окажутся сильные противники. А они там окажутся, к гадалке не ходи.
  Упомянутый артефакт товарищи берегли для убийства одного сложного рейдового босса. Данный расходник на пять минут значительно увеличивал силу тяжести для всех враждебных сущностей в радиусе ста метров.
  Капитан кивнул и на этом разговоры закончились.
  Хес задействовал навык сокрытия присутствия, натянул тетиву и сосредоточился. Воздух вокруг лучника зазвенел, а его оружие завибрировало, словно желая вырваться из рук владельца. На зарядку самого мощного умения его магического лука потребовалась около минуты. Весьма редкого и ценного лука. Стрела засветилась, и лучник спустил тетиву.
  Можно расчистить путь, пустив через лес бульдозер, вот только бульдозер едет медленно, а стрела летит быстро! Разрывая в клочья стволы небольших деревьев, и уничтожая мелкую растительность, ударная волна срезала препятствия метров на триста вперёд, создав вполне пригодную для продвижения полосу выжженной растительности.
  - 'Барьер беглецов', - применил Мугиру защитное умение, после чего Алита применила групповую невидимость, и отряд рванул к цели со скоростью, запросто способной породить лютую зависть у олимпийского чемпиона по бегу. Не прошло и двадцати секунд, как расчищенный участок был пройдён. Далее демоны, совершая немыслимые прыжки с дерева на дерево, начали двигаться по ветвям местных исполинов.
  Как и предполагал капитан, невидимость не являлась надёжной защитой от местных монстров. Внезапно из зарослей в сторону товарищей взвились тросы тёмно-зелёных щупалец. Скорость их была умопомрачительной, но, ударившись в защищавший тела бегущих барьер, они были уверенно отбиты. Этот же барьер, секундой позже, спас их от града костяных игл, что дождём обрушились на Мугиру и его команду из чащи леса.
  Внезапно растительность оборвалась. Внутренний храм находился на обширной площадке белоснежного камня и представлял собой внушительного размера навес, поддерживаемый восемью огромными колоннами. Демоны влетели под колонны, и здесь все увидели цель своего поиска: ровно в центре площадки, в воздухе колыхался лоскут мрака. Это был плащ тёмной материи, но это было и нечто большее.
  - Остория действуй! 'Враг гравитации', - применил Мугиру похожий на сгусток огня шарик, покрытый нитями фиолетовых прожилок. Капитан знал: стоит прикоснуться к предмету финально сета, как начнётся нечто такое, из-за чего добыча финальных артефактов считается одним из главных 'геморроев' этого мира.
  - 'Удача ассасина', - задействовала Остория свой боевой навык, позволяющий избежать один смертельный удар в сутки. Подскочив, она схватила плащ, но лишь рука её прикоснулась к предмету, как тело ассасиншы конвульсивно дёрнулось, глаза закатились, и женщина рухнула на камень пола, судорожно сжимая в руках лоскут тёмной ткани.
  Они стояли здесь и до этого - восемь двухметровых каменных рыцарей, каждый из которых подпирал своей спиной колонну, державшую монолитную плиту навеса. И стоило лишь Остории схватить 'Первое сокровище тьмы - плащ абсолютного сокрытия', как статуи престали быть неподвижными истуканами. Перехватив огромные мечи, рыцари - стражи бросились в атаку.
  Мугиру яростно взмахнул секирой, не забыв зарядить будущий удар не последним по силе боевым навыком, после чего ринулся к ближайшей статуе, собираясь разбить её на тысячу осколков.
  Удар.
  'Да вы шутите!' - охнул про себя капитан.
  Статуя ловко парировала лезвие секиры своим мечом, после разорвала дистанцию и обрушила на танка гнев контратаки. Мугиру парировал рукоятью. Удар. По рукам прокатилась волна резкой боли, до того сильным оказался натиск неживого противника.
  Тут же, краем глаза, он увидел, как от головы одной из статуй отскочила выпущенная Хесом стрела.
  'На них же действует 'Враг гравитации', какого они 'пляшут' как юноши на деревенском празднике?!' - пронеслось в голове у демона.
  Алита бросилась к плащу, материю которого сжимала потерявшая сознание Остория. И это правильно, ведь одно только обладание предметом из финального комплекта позволяет нивелировать около пятидесяти процентов магического урона и заодно полностью защищает от проклятий. Наверняка именно в умениях данного артефакта кроется способ победить восьмерых каменных стражей.
  'Необходимо надеть плащ и применить навык абсолютного сокрытия присутствия группы: именно он является основным умением данного артефакта. Стоит это сделать и стражи перестанут атаковать', - мелькнуло в голове у опытного капитана. Но воспользоваться плащом возможности не представилось.
  Хес ловко уворачивался от двух статуй сразу, даже не пытаясь парировать удары врагов своим коротким мечом, который выхватил на смену луку. Алита, намереваясь выхватить из рук ассасиншы плащ, схватила Первое сокровище тьмы, охнула, затряслась и осела на колени рядом с неподвижной Осторией.
  'Он отвергает нас, - понял Мугиру, - этот проклятый комплект отвергает нас!'
  Ещё одна статуя пришла на помощь той, что теснила капитана, остальные четыре обступили лежащих без движения женщин и начали заносить свои огромные мечи для синхронного удара.
  Четыре занесённых меча опустились!
  
  **
  
  - А-а-а! Успели! - С паническим восторгом простонал Хес и рухнул на доски палубы.
  Мугиру успел задействовать телепортацию.
  - Не время радоваться, заводи гравитационную установку, - прорычал капитан и бросился к женщинам. Остория была без сознания, Алиту разум не покинул, но заклинательница полностью потеряла волю и лишь что-то тихо бормотала, будучи не в силах выпустить из рук наполненную непокорной силой материю.
  - Чтоб его! - почти всхлипнул Мугиру и попытался выхватить Первое сокровище тьмы из рук лежащих. Он прикоснулся к материи и... Всё исчезло, вокруг воцарилась тьма, и тьма задала ему вопрос...
  Мужчина понял, почему на этот вопрос не смогли ответить Остория с Алитой. Капитан 'Серых соколов' был по характеру простым и честным человеком, пусть, порой, очень жестоким в рамках отведённой ему роли, но при этом он обладал редкостной силой воли. Преодолев огромное ментальное давление, мужчина вырвал лоскут ткани из рук заклинательницы, 'вернувшись' на палубу корабля.
  'Если такие проблемы с первым же предметом комплекта, что же ждёт нас в будущем!?' - простонал он про себя.
  Если бы демону сейчас сказали, что где-то далеко есть попаданец первого уровня, что вольготно бегает в обнимку с Четвёртым сокровищем тьмы, Мугиру бы назвал подобного рассказчика наглым лжецом. Не могло быть такого, никак не могло. Ведь необходимо не только получить во владение предмет финального сета, требовалось также найти общий язык с его 'Куратором'. В данных 'переговорах' сила владельца предмета и группы в целом играли не последнюю роль. Но, вероятно, куратору Четырёх сокровищ тьмы требовалось нечто большее, или же нечто иное.
  Яхта зашумела гравитационным двигателем и медленно сползла с магнитной подушки воздушного причала, а после упала вниз, быстро выходя из падения и ложась на курс под действием реактивной установки. Следующей целью 'Серых соколов' значилось 'Четвёртое сокровище тьмы - арбалет абсолютной инерции'.
  
  Глава 2: В плену у 'Золотого леса'.
  
  ***
  
  Глава, в которой присутствуют разговоры, дорога и кабаны - убийцы.
  
  ***
  
  -А-а-а!? Что значит, не можем идти по дороге!? - выпучил глаза Коля.
  Компания попаданцев собралась на 'военный совет' в удобной беседке, что ютилась в одном из закоулков обширного сада резиденции лорда. Эрита на это возмущение принялась обстоятельно разъяснять:
  - Если мы пойдём до Озоторга по главному торговому пути, то нам придётся обходить два барьера, один за двести километров от Митунга, а второй примерно километров за пятьсот - шестьсот. Продолжительность барьеров около ста пятидесяти километров.
  - Эй, эй, Эриточка придержи коней, - волновался Коля, - что за барьеры такие?
  - Ну, обычные барьеры, через них заблудшие пройти не могут. Монстры обычно не подходят к людским дорогам, и чтобы заблудшим больно легко не жилось, существуют подобные барьеры.
  - Как стена? - уточнил Женя.
  - Нет, отрезок местности, где сила тяжести для таких как вы, а точнее мы, увеличивается многократно. Нас придавит к земле и придётся буквально выползать назад. Вроде заблудшие 50+ уровня и выше способны беспрепятственно проходить через подобные места, я не знаю подробностей.
  - Хорошо, - взял эстафету разбираться в вопросе Женя, - а обойти эти барьеры можно?
  - Обойти первый не проблема, точнее при наших навыках проблема ещё та, но действительно непреодолимым препятствием для нас станет второй барьер. Он находится на территории 'Долины потерянных'. Это не долина вовсе, а огромный участок кишащий нежитью. Моргнуть глазом не успеем, как полетим на воскрешение.
  - Нежитью, в смысле воскресшими мертвецами? - икнул Коля.
  - Ну да, - очень буднично подтвердила девушка.
  - Действительно, - поднял глаза к небу гопник, - быть укокошенным 'живым' мертвецом дело обычное, житейское так сказать.
  Здесь лицо Эриты болезненно исказилось, но не от воспоминаний о мертвецах. Она уже поделилась со своими новыми товарищами впечатлениями от 'местной смерти', которую ей пришлось пережить при включении в систему попаданцев. Впрочем, передать всю глубину страданий словами возможности не имелось совершенно.
  - Так, - продолжил Женя, - давай поговорим о сопутствующих пути рисках. То, что умирать нам нежелательно мы поняли, но если подобное всё-таки произойдёт, мы вернёмся в Митунг?
  - Нет, если погибнем в пути, возможны варианты, - начала отвечать Эрита. - Обычно погибшие попаданцы отправляются в ближайший город или в место на выбор Хранителей, но могут отправить и к чёрту на кулички. Бывает, Хранители забрасывают заблудших в зоны испытаний, подобное для нас наиболее плохой сценарий. Группу разбивают редко, - подытожила она.
  Юра оживился:
  - Что за зоны испытаний?
  - Подземелья, лабиринты, башни, каскады небесных островов, в общем, то, попади куда, за три месяца до Озоторга мы не доберёмся в жизни.
  Молодой человек хотел завалить девушку расспросами, но Женя перехватил инициативу.
  - Юра, постой, по пути наслушаемся рассказов, давай пока к делу. Эрита, а как бы мы попали в Озоторг если бы отправились с ушедшим недавно караваном?
  - Да собственно ровно так, как я предлагаю вам идти. Точнее не совсем так. Караван из Митунга идёт в Зорам вдоль берега, Зорам - это портовый город чуть меньше нашего, до него около трёх дней пути, а дальше, по дороге вглубь материка, до крупного города Риктел. От Зорама до Риктела километров двести пятьдесят пути. В Риктеле есть станция воздушных кораблей и оттуда, на попутном фрактале, заблудших отвозят в Озоторг. Фракталами у нас называют воздушные корабли, - пояснила девушка. - Правда ждать попутного судна порой приходится две - три недели. Но нам нет смысла делать крюк вдоль моря, от Митунга в Риктел ведёт вполне приличная дорога.
  - А почему караван собирающий попаданцев не идёт по этой 'приличной дороге'? Она не опасная? - спросила осторожная Марина.
  - Для заблудших за городом везде опасно, - вздохнула Эрита, - а караван не идёт по короткой дороге, так как ему необходимо забрать заблудших из Зорама, если там такие окажутся.
  - Так сколько идти до Озоторга, если двигаться по земле? - поинтересовался Женя.
  Ответ он получил от высокого статного мужчины с белыми волосами и красивым вытянутым лицом. Лорд вышел на поляну с беседкой из зелёного туннеля кустарников и, зайдя под навес, произнёс:
  - Около восьмисот километров.
  После отец Эриты положил на стол тубус с картой и мешочек тёмного бархата.
  - Ваше снаряжение будет готово послезавтра, - продолжил он. - Вы точно хотите отдать в городскую казну часть отобранного у пиратов 'элиса?
  - Определение 'отобрано' слегка не верно, я бы употребил термин 'притырино'... - задумчиво глядя в потолок, выдал Коля. - После чего спохватился и более серьёзно продолжил: - Ваша светлость, есть такой хороший принцип - легко получил, легко отдай. Да и у нас ведь останется половина. Заодно, судя по рассказу Эриточки, совсем не факт, что мы донесём эти камушки до Озоторга.
  Лорд кивнул и укоризненно посмотрел на дочь, отчего та побелела, после со вздохом удалился, решив не мешать совещанию. Его общение с новыми товарищами дочери было намечено на вечерний ужин.
  Стоит отметить, что начинающие искатели приключений внезапно оказались весьма богаты. Элис представлял собой похожий на жемчуг полупрозрачный матовый шарик. Весьма дорогой шарик. Ведь если вплавить его в оружие, броню или устройство, а после придать такому предмету магическое свойство, сила зачарования многократно увеличивалась. И один знакомый Юре пират хранил в таких шариках свою 'пенсию'.
  Карту принесённую лордом немедленно развернули на столе, изучили и, наконец, поняли объяснение Эриты довольно ясно.
  - Чует мой анальный детектор, - сообщил обладатель сего полезного гоп прибора, - необходимо выдвигаться как можно скорее.
  - Может, не будем дожидаться снаряжения, а отправимся с чем есть? - скромно выразила своё мнение Марина. - Дойдём до этого Риктела и, пока будем ждать корабль, найдём всё необходимое. Да и в Озоторге походное снаряжение нам первое время не понадобится.
  - Мариночка, душа ты моя кареглазая, - затянул Коля, - и это я слышу от нашей великой поклонницы Толкиена! Уж ты то должна знать великую фэнтезийную истину: если из пункта 'A' в пункт 'Б' идёт караван, то примерно на середине пути неминуемо возникнет сила, желающая этот караван ограбить. Я сплю и вижу, как по наши души зреет маленький, но удаленький трандец!
  Женя на это улыбнулся и кивнул:
  - Да, давайте пользоваться благодарностью местной мануфактуры и отца Эриты. Один лишний день мы себе позволить можем, стоит подготовиться ко всему. Надеюсь, Юрин арбалет не настолько опасен, как утверждал Чингисхан.
  - Знаете, не нравится мне такой расклад, - внезапно насупился гопник, - вот у нас перед глазами всплыло задание - 'Иди туда, не знаю куда' и вот мы уже мчимся его выполнять. А хочется нам или нет, никто не спрашивает.
  - Вообще-то спрашивали, - рассудительно заметил Женя. - И ты, кстати, 'двумя руками за' согласился.
  - Да, согласился, не спорю, - кивнул Коля, - но когда у тебя перед носом помахали ништяком, а до этого путём порчи местного сна намекнули на 'необходимость сотрудничества с администрацией исправительной колонии', согласись, выбор на практике не сильно то и большой. Вертят нами эти Хранители как хотят...
  - Мне кажется, вы сильно переоцениваете вмешательство Хранителей... - неуверенно начала Эрита и замялась. - Хотя почти все, что я вам рассказываю, это со слов Артура. Он был знаком с моей матерью, я её не помню, - чуть погрустнела девушка. - По его словам, заблудшие не скованы жёсткими рамками, обязательны лишь задания - 'десятники'. На 10 уровне это охота на редкого монстра, а на 20 разорение крупного поселения монстров, задание 30 уровня - поиск особого артефакта, 40 - битва за крепость, а 50 вы знаете. А монстров мы и так пойдём бить без всяких заданий. Ещё, насколько я знаю, с повышением уровня, давление со стороны Хранителей будет ослабевать, если конечно вы будете двигаться в правильном направлении.
  При упоминании битвы за крепость Юра встрепенулся. Крепостей и замков он за свою жизнь взял немало, правда состояли они не из камня и стали, а исключительно из цифровых данных, что конкретно сейчас расстраивало.
  Закончив, Эрита помрачнела: после становления 'заблудшей' она познакомилась с местным сном попаданцев, который её совсем не порадовал.
  - Деревня Сейм, - задал вопрос Женя, разглядывая карту, - что это за поселение?
  - Небольшая деревня охотников и собирателей, - пояснила Эрита, - есть весьма неплохая таверна. Наша сумка - это конечно хорошо, но припасы всё равно придётся пополнять регулярно.
  - Да, с магической сумкой нам подфартило, - заулыбался Коля, - в ней точно ничего не портится?
  - Я точно не знаю, но вроде время в ней останавливается или течёт очень медленно, - пожала плечами девушка.
  - Много в эту сумку всё рано не положишь, - рассудил Женя. - Хотя меня очень радует, что пару сотен 'гвоздей' для Юриного арбалета мы понесём именно в ней, а не на своих плечах.
  Юра одобрительно закивал. Он и Марина в основном молчали, так как выяснилось, что оба являются 'детьми бетонных джунглей' и как следствие ни разу в жизни не побывали даже на банальном пикнике за городом. А 'пикник' товарищам предстоял знатный: пройти триста километров пешком, имея с одной стороны лес или поле, а с другой, ну собственно тоже лес и поле. А вот Коля оказался человеком бывалым: доступа к компьютеру гопник в детстве не имел, а имел доступ к речке, лесу, полю, колхозным огородам и к много чему ещё. И в честь этого доступа, дома мог не появляться неделями, отчего отцовский ремень не успевал загрубеть.
  Женя в таком объёме с природой не общался, но азы туризма в юности постиг и заодно неплохо разбирался в лечебных травах, так как при жизни увлекался восточной и народной медициной. Он уже пояснил товарищам, что примерно семьдесят процентов местных растений идентичны земным и некоторая часть из этих семидесяти процентов съедобна. Но вот оставшиеся тридцать он никогда не видел и явно на земле ничего подобного не растёт. Кстати, навыки Эриты в деле подобных путешествий не сильно превосходили познания Юры и Марины. Пусть неженку из неё не воспитывали, но пешие переходы между городами в её жизни не планировались.
  - А мы точно не можем взять лошадей? - уточнил Юра.
  - Нет, с вашими навыками верховой езды - это плохой вариант. Конечно, можно посадить вас на спокойных кобылок и не торопясь двигаться по дороге, но часть пути предстоит пройти через довольно густой лес, там хватает опасного зверья и монстров. Лошади могут стать обузой, не говоря о том, что вы после такого перехода неделю сидеть не сможете. Не может быть речи и о том, чтобы присоединиться к торговому каравану - подставим местных, получим серьёзное наказание от Хранителей.
  - А что если купить экипаж? - предложила Марина.
  Звучало заманчиво, и все задумались. Прервал размышления Женя:
  - Что-то мне подсказывает, что выбирать в этом мире стоит оптимальный, а не лёгкий путь. Не забывайте, пешее путешествие это в том числе приобретение навыков, я бы не стал связываться с экипажем без чрезмерной необходимости, в первую очередь ради хорошего сна.
  Аргумент прозвучал весомый. Аксиома - хочешь спать спокойно - ищи себе неприятности, работала в этом мире незыблемо.
  Все закивали.
  - Ладно, - подытожил Женя, - предлагаю пообедать. И подозреваю, дел до вечера у всех хватит. А вечером обсудим оставшиеся темы.
  На этом предварительный 'военный' совет был закончен.
  
  ***
  
  - Я вот думаю, - задумчиво начал Женя, - с одной стороны здесь 'окурок мимо урны' бросить нельзя, а с другой, что Владимир с Майком, что Чингиз с товарищами выглядели вполне себе расслабленными и естественными.
  - Ты о надзоре Хранителей? - уточнил Коля. - И в чём должна проявляться неестественность?
  Эрита шла позади группы и внимательно слушала разговоры попутчиков, не спеша донимать товарищей расспросами и надеясь, что когда накопится некая критическая масса информации, то с ней придёт и понимание мира, из которого пришли попаданцы, и тогда уже можно будет уточнять детали, не порождая при этом десятки новых вопросов.
  С момента совещания в беседке прошло несколько дней, и этим утром товарищи выдвинулись в путь от западных ворот города. За их плечами уже осталась Деревня лесорубов, что находилась в тридцати километрах от Митунга, и сейчас отряд двигался по просёлочной дороге, коротая время за неспешными разговорами. Беседу вели в основном Женя и Коля. Надо заметить, что эти, несовместимые в прежнем мире люди, после недавних приключений сдружились дружбой несогласных во всём мыслителей и уже не один час ожесточённо спорили на самые разные темы. У Коли в этом смысле обнаружился новый 'магический навык': способность раскручивать молчаливого обычно философа на горячие споры и обсуждения.
  - Если кратко, я опасаюсь, не станем ли мы принимать решения как из-под палки, в страхе постоянного наказания, которое в этом мире приходит весьма быстро, - продолжил развивать тему Женя.
  - Короче, ты намекаешь, что надзор Хранителей висит над нашими жопами раскалённым паяльником? - подытожил Коля.
  Здесь свои пять копеек вставила Марина:
  - Н-у-у-у, моя мама была глубоко верующей и всегда говорила, что за плохие поступки придётся рано или поздно отвечать, - задумчиво произнесла девушка. - Она твёрдо верила в это, но при этом я не могу назвать её невменяемым человеком постоянно трясущемся о божественной каре.
  - Хороший пример, - кивнул Женя, - но 'Дамоклов меч расплаты' на земле не висел над головой столь ощутимо, и неминуемость кары за плохие дела всегда оставалась отчасти предметом веры.
  - Жека, ты путаешь мягкое с тёплым, - авторитетно заявил Коля. - Здесь всё сложнее, лишено людской мелочности что ли. А почему не напрягаются Чингизы и прочие хай левелы? Ну, так озвучено же было, чем меньше дерьма в голове, тем шире рамки дозволенного. А мы, типа, нубы за которыми нужен глаз да глаз и до кучи ускоряющий пинок в нужную сторону. И лично меня надзор Хранителей не напрягает, это тебе не за девками в бане подглядывать. Всегда стоит спрашивать себя какова конечная цель. А цель текущая вылепить из нас человеков с большой буквы 'О'!
  - В смысле 'О'? - не понял Женя.
  - В смысле 'Охрененых человечищ'! - закончил глубокую мысль Коля.
  - М-да, что-то в твоей позиции есть, - пробормотал философ и ушёл в задумчивость.
  - Моженап, - пробормотал валящийся от усталости с ног Юра.
  - Че? - уточнил гопник.
  - Может нас 'перепрошили' и нам теперь плевать на этот надзор? - пробубнил молодой человек. - В смысле мы принимаем решения исходя из того, что мы есть на данный момент и не паримся. Это сложно выразить: вот я вроде и помню, что наказание и всё такое, однако стоит возникнуть выбору, заостриться на этом наказании не могу и просто принимаю решение. Как-то так. Но может это только у меня.
  - Интересно, - задумчиво почесал подбородок Женя, - пока ты не обратил на это внимание, я об этом как-то не задумывался, но теперь мне кажется, что-то в этом есть. Зришь в корень, это надо обдумать.
  Юра на замечание о своей наблюдательности одобрительно пробурчал что-то неразборчивое, довольный возможностью 'вырасти' в глазах Эриты. Ведь 'реклама' непредвзятой стороны самая эффективная. Но тут же расстроился, так как за пройдённые от ворот Митунга тридцать пять километров, на текущий момент устал больше всех.
  - Щя он начнёт ворчать о нарушении свободы воли, - сообщил всем подметивший задумчивость философа Коля. Однако ни о чём ворчать Женя не стал, отчего какое-то время шли молча.
  Сейчас товарищи держали свой путь по основательно утрамбованной колёсами телег земляной дороге. Дорога петляла по обширным, не знавшим плуга полям, периодически ныряя в небольшие островки леса.
  Поле, кроме довольно высокой жёсткой травы, было густо покрыто незнакомыми попаданцам вьющимися растениями с жёсткими, покрытыми острыми колючками стеблями. Из-за упомянутых стеблей, возжелай товарищи идти не по дороге, желания этого хватило бы минут на десять. А вот небольшие леса, которые периодически проходили путешественники, выглядели довольно чисто. Кроны деревьев плотно смыкались, поглощая свет, отчего трава и колючки не могли разрастись. Землю в таких лесах покрывала жухлая прошлогодняя листва, а в воздухе царил приятный полумрак и прохлада. Деревья росли разные, как по размеру, так и по виду, но в основном путешественникам знакомые. Последний пройдённый лес, например, состоял из берёзы и ельника. Эрита предупредила, что особой осторожности в данной местности требует передвижение именно по лесу, однако пока всё протекало до неприличия спокойно.
  Крупной живности путешественникам не встречалось, но на дороге они, не раз и не два, замечали небольших, похожих на зайцев зверьков. По словам Эриты зверьков самых обычных, в смысле не монстров. Юра пожелал было подстрелить одного, но из-за усталости затею оставил.
  Коля затянул одну из своих глупых песен (были и не глупые), половину из которых он явно генерировал прямо на ходу:
  - По полю золотому, по леску густому,
  С корешем тащили меди сто кило.
  Сей метал полезный, в пункт приёма лому,
  Нам оттарабанить весьма бы хорошо.
  - А ну тихо, - рявкнула Эрита, когда гопник затянул слово 'хорош-О-о-о' чересчур громко.
  - Ой, ой, прости Эриточка, - зашептал Коля и принялся опасливо оглядываться по сторонам.
  Юра шёл впереди группы, держа в руках арбалет и напитывая потом лёгкую кожаную броню. Следом за молодым человеком шагала Марина с белоснежным витым посохом в руках. Тело девушки покрывала мантия серо-зелёной ткани, что прикрывала собой серебристую кольчугу. Увы, но стереотип белоснежного магического одеяния пришлось сдать в утиль и в угоду скрытности надеть одежду неброского вида. Как и Юра, остальные попаданцы являлись обладателями упомянутой серо-коричневой кожаной брони, по сути плотных кожаных курток и штанов. Броня эта была устроена довольно просто: между двумя слоями кожи был прошит слой стойкого к разрубанию эластичного материала вроде войлока. Верхний слой кожи был груб и пропитан водоотталкивающим составом, а внутренний, который ближе к телу, мягкий и эластичный. Подгонка брони была выполнена с большим знанием дела: ничего не натирало и не мешало, давая максимальную подвижность и имея при этом минимальный вес.
  Вооружены товарищи были следующим образом: Юра, кроме арбалета, нёс на поясе длинный широкий кинжал. Молодой человек периодически поглядывал на Эриту со смесью вины и смущения, так как девушка несла на спине его увесистый рюкзак. Что было совершенно неправильно, ведь по плану именно она должна была встречать внезапные атаки врага, для чего требовалась подвижность и свобода движений. Но Юра за первые три часа пути вымотался до полуобморочного состояния. Пусть тело его и окрепло за последний месяц, но пятнадцатикилограммовый рюкзак оказался для него непосильной ношей. Как итог, спустя примерно километров двадцать пути, ноги начинающего путешественника начали подкашиваться, и он пару раз спотыкался и растягивался на земле. Из-за чего, после небольшого привала, был частично лишён своей ноши. Муки совести немного успокаивало то, что арбалет его весил добрых килограмм семь, что на практике весьма много. Но в целом ситуация терзала молодого человека столь сильно, что он впервые в жизни начал сожалеть о нелюбви к урокам физкультуры.
  Вооружение Эриты начиналось и заканчивалось широкой шпагой. Точнее не шпагой, уж больно массивным выглядел клинок. Скорее это было некое подобие скьявоны с изящным полузакрытым эфесом, но с довольно тонким для меча лезвием. В этом мире было доступно большие количество материалов и дорогое оружие зачастую ковалось из более прочных, чем сталь сплавов, что позволяло делать его легче и прочнее земных аналогов. Коля был вооружён широкой шпагой прихватизированной у капитана пиратов и тонким, почти иглообразным кинжалом. У Жени на поясе крепился небольшой топор с длинной рукоятью, который, впрочем, планировалось использовать больше для хозяйственных нужд. Кроме снаряжения, еды и оружия, на спине каждого попаданца висели по две 'скрутки' - кожаный спальник и подстилка из провощённого войлока. Марина от рюкзака была освобождена по причине неспособности этот рюкзак нести.
  Коля и Женя в плане выносливости держались лучше Юры, но также солидно подустали. Пусть всё самое тяжёлое и было сложено в небольшую магическую сумку, что болталась на боку у Марины, но объём в сто литров, которым обладала 'Малая сумка иного измерения', оказался на практике не таким уж и большим - солидный 'чемодан', не более. Правда имелась у сумочки одна приятная особенность - хоть двести килограмм свинца в неё положи, весила она при этом свои изначальные полкило, да и продукты в ней портились значительно медленнее. От сумки этой, при первом знакомстве с ней, четверых попаданцев долго и основательно колбасило. Почему-то именно этот артефакт сломал последние барьеры психики по поводу 'фэнтезийности' происходящего. Но всё необходимое в походе снаряжение в волшебную сумку, конечно, не влезло, отчего гопник с философом тащили на своих спинах увесистые рюкзаки.
  - Меня поражает другое, - почесал голову Коля, который, наконец, исчерпал репертуар идиотских шлягеров, - если наш 'квадроснайпер', перед тем как мчаться спасать Эриточку из лап злодеев, не съел горсть местных мухоморов, (кое-кто покраснел, точнее, покраснели двое), то получается, в происходящем замешаны силы столь значимые, что от одних размышлений на эту тему, пятая точка начинает нехорошо сжиматься. Но при этом они замутили идиотскую систему РПГ, что в голове не укладывается совершенно.
  Молодой человек уже успел пересказать товарищам о своём общении со странным субъектом, который представился не кем иным, как космическим телом, а если точнее - чёрной дырой. Пусть в этом пересказе Юра и умолчал некоторые личные, с его точки зрения, моменты.
  Беседа прервалась тем, что отряд сместился к обочине и пропустил несколько телег везущих груз каких-то бочонков. Крепкие мужчины сельского вида в простых стёганках и с мечами на поясе, с интересом оглядели путников и приветливо помахали им руками. С тех пор как товарищи миновали последнюю крупную деревню рядом с Митунгом, прошло часа полтора и за это время они встретили всего две подобные процессии.
  Путешественники продолжили свой путь. Юра с завистью посмотрел на Марину. Целительница ощутимо устала, но шагала в прекрасном расположении духа, буквально впитывая глазами окружающую действительность. Пройдя очередной отрезок полей, попаданцы вошли под покров небольшого хвойного леса. Погода стояла жаркая, но деревья дарили прохладу и некоторое количество докучливых комаров. Земля была усыпана подушкой из опавших иголок, листьев, веток и зеленоватых мхов. Трава росла лишь по обочинам дороги.
  Женя, который после последних слов Коли долго молчал в задумчивости, наконец, выдал:
  - Это во многом моё личное мнение, но знаете ли вы в чём секрет успеха и притягательности РПГ игр?
  - Давай уже вещай, 'Склифосовский', - пробурчал Коля.
  - РПГ игры со всеми этими уровнями, скиллами, прокачкой, достижениями и прочей лабудой, уж извините, не играл, имитируют путь развития человеческой души. Ведь личный рост, познание и преобразование окружающего мира, одно из общих предназначений человека. Выполняя своё предназначение, человек испытывает истинное удовлетворение, в этом смысле РПГ игры представляют собой очень опасную подмену: они создают иллюзию движения и выполнения своей миссии на земле, дают ощущение активного действия и развития. Развития поддельного. Ведь ощущение движения и роста есть, но в реальности их нет, более того, имеется серьёзная деградация и потеря времени. Хотя, возможно, я беру слишком высоко.
  - Ну, собственно да, - скривился гопник, - ты сидишь у компа, перс крепчает, жопа растёт..., - подмигнул он Юре, отчего бывший геймер вздохнул. - Но стоит поменять персонажа с игроком местами, как система начинает работать правильно, жаль только игрок от такой подмены не в восторге, - пробурчал Коля, поправляя рюкзак.
  - В общем, людям знакомым с онлайн играми сразу становится понятно, чем в этом мире необходимо заниматься, а таких сюда запихивают пачками, - подытожил свои размышления Женя.
  - Это да, - кивнул гопник, - а если взять в расчёт азарт и жажду приключений, то здесь можно весьма неплохо развернуться. Мне вот в жизни всегда подобного не хватало - побегать с шашкой наголо, пошинковать супостатов.
  - Тебе то и не хватало? - засомневался Женя.
  - В онлайн играх, - проснулся Юра, - все топ игроки и паки либо поднимаются на багах и недочётах баланса, либо вбрасывают в игру лютое количество реальных денег. Никакое задротство не компенсирует последнее. Но что-то мне подсказывает, в этом мире подобное не пройдёт.
  - Ну почему, - хлопнул по броне Коля, намекая на мешочек с элисом, - некое количество 'реала' мы в снаряжение уже вбросили, и, чувствую, ещё вбросим.
  - Приведи хоть один недочёт баланса? - с интересом попросил молодого человека Женя.
  Юра ненадолго задумался, погрузившись в воспоминания, а после выдал:
  - Ну, например, помню такое, обновили как-то в моей игре рыбную ловлю, ставишь персонажа на ночь тягать рыбку, самому при этом сидеть не обязательно, если аккаунт улучшенный, перс сам ловит. А с утра идёшь и меняешь эту рыбку на рецепты и кусочки модных головных уборов, чтобы с шансом в пол процента из всего этого хлама крафтануть себе модную шапочку.
  - Крафтить - это создавать, - пояснил гопник непонимающему философу.
  Юра сделал паузу.
  - И в чём дисбаланс? - понял намёк Женя.
  - В том, что никто эти шапочки не крафтил, все меняли рыбу исключительно на рецепты, а рецепты сдавали в магазин, так как не выспавшийся корейский программист выставил на них весьма солидную цену. За три месяца, пока это не поправили, оконщики подняли лютые деньги. Оконщики - это которые играют за нескольких персонажей сразу.
  - М-да, - протянул Женя, - в этом мире в рыбе в основном мясо и кости, а меняют её исключительно на деньги и то если свежая.
  Юра, то ли от большой задумчивости, то ли от ещё большей усталости, споткнулся и растянулся животом на земле. Время шло к вечеру, за разговорами дорога пролетела незаметно и устали все неимоверно. Пройденные за день пятьдесят километров оказались для неподготовленного отряда суровым испытанием.
  Под беззлобные Колины улюлюканья, Юра начал вставать и отряхиваться. Эрита указала рукой вперёд, там, километрах в трёх, поля заканчивались, и начинался массив плотного тёмного леса.
  - 'Лес золотых дубов' - пояснила девушка, - заночуем у его опушки. До темноты ещё часа три, но нам необходимо разбить лагерь и приготовить еду.
  - А там правда есть золотые дубы? - спросила у Эриты Марина.
  - Вряд ли, но по рассказам в этом лесу много исполинских деревьев старше тысячи лет. С другой его стороны есть поселения монстров, а чуть дальше, в километрах пяти от леса, лежит небольшая деревня, в которой можно будет денёк отдохнуть. Деревня Сейм, если точнее. Лес нам желательно пройти за один день, он небольшой, но протяжённый. Пересекает наш путь длинной полосой, ширина её километров двадцать, не более. Думаю, завтра, ещё до обеда, выйдем с другой его стороны.
  - Нечего себе небольшой, - пробубнил Юра.
  - А зачем нам после леса целый день отдыхать? - уточнила Марина. - Может переночуем и в путь?
  На это Женя заметил:
  - Нам бы после сегодняшнего перехода завтра встать нормально, боюсь, болеть будет всё.
  На финальном отрезке пути отряд сильно замедлился и добрался до дубравы лишь через час с лишним. В названии леса дубы упоминались не зря, по крайней мере, опушка действительно состояла из относительно молодых раскидистых дубов, но не золотых, а самых что ни на есть обычных - зелёных. Деревья на опушке не выглядели исполинскими, но и назвать их маленькими язык не поворачивался. А дальше, вглубь леса, чаща темнела и набирала силу, отталкивая и настораживая.
  Место для ночлега выбрали быстро: на самой опушке Эрита уверенно свернула на хорошо заметную тропу, и спустя минуту товарищи вышли на утоптанную поляну под огромным дубом. Росшее здесь большое раскидистое дерево надёжно защищало путников от слабеющего вечернего зноя. Место стоянки выглядело уютным и обжитым, отсюда отлично просматривалась дорога и окружающее пространство. Но в обжитости имелся и недостаток: весь сухой валежник вокруг основательно вымели, а рубить или пилить что-то представлялось делом сомнительным.
  Эрита, которая без какого-либо назначения взяла на себя роль походного капитана, критично оглядела товарищей. Юра пошатывался от усталости и из последних сил изображал бодрячка, Марина стояла на ногах твёрдо, но также устало опиралась на посох. Женя и Коля выглядели утомлёнными, но не сломленными. То ли от усталости, то ли подкошенный внимательным взглядом Эриты, Юра пошатнулся и опустился на землю. На его лице было ясно написано: 'Режьте меня, но я не встану!'
  Эрита вздохнула:
  - Марина займись ужином, Коля, Женя, мы за дровами, - девушка вздохнула опять и добавила, - дров надо много...
  - Это не опасно? - уточнил Женя и кивнул в сторону леса.
  - Не особо: далеко отходить мы не будем, поселений монстров с этой стороны леса вроде бы нет. Конечно, в лесу хватает всяких тварей, но на опушке вблизи дороги должно быть безопасно.
  Юра повернул голову в сторону Эриты:
  - А откуда ты знаешь про поселения монстров, они же вроде периодически возникают и местность меняется?
  Девушка пояснила:
  - Не так уж и часто это происходит. А откуда знаю? В Озоторге есть представительство Богов, или как вы их называете - Администраторов. Через определённые промежутки времени оно предоставляет королевской канцелярии информацию по новым поселениям монстров и прочим изменениям. Ещё всякие рекомендации и пожелания озвучивают, они обычно не обязательны, но к ним относятся очень серьёзно. После уже королевская канцелярия рассылает необходимую информацию по городам королевства.
  - И что можно вот так поглазеть на Админа? - удивился Коля.
  - Да в них ничего особого с виду и нет: выглядят Администраторы как обычные люди и своей силой никогда не злоупотребляют, из-за чего смотреть наверно и не на что, - пожала плечами Эрита. - Точнее в Озоторге можно пообщаться лишь с одним, как же его зовут? М-м-м... - задумалась она, - а, не помню. Ладно, скоро стемнеет, действуем.
  Юра лежал на спине и прижимал к груди арбалет, оружие ощущалось холодным и давило на тело успокаивающей тяжестью. Лежать на траве было хорошо, листва многовекового дуба шуршала, переливалась светотенью, убаюкивала и успокаивала.
  - Ай! - с громким криком подскочил молодой человек с травы.
  Марина отпрянула от рюкзака, в котором дотошно перебирала мешочки и свёртки с припасами, схватила посох и испуганно уставилась на товарища. Но тревога оказалась ложной.
  - Клоп укусил или кто у них здесь, - виновато сообщил молодой человек целительнице, потирая укушенное место.
  Девушка укоризненно вздохнула и принялась разбирать припасы дальше.
  Местные являлись народом прозорливым, да и в походы здесь ходили не ради нетленного удовольствия покормить комаров и попить чая у костра, а исключительно по житейским нуждам. И сейчас Марина перебирала самые настоящие фэнтезийные 'бомж пакеты'. Этакие мешочки, где уже собрано всё для весьма питательного и аппетитного супа. Конечно, просто залить кипятком такой суп было недостаточно, требовалось поварить минут десять - пятнадцать.
  - М-да, я всё забыла, - вздохнула Марина, - придётся ждать Эриту.
  Юра до поесть был не дурак, да и голова в этом мире у него работала отлично.
  - Тебе надо два жёлтых брикета на котелок и столовую ложку приправы из коричневого мешочка, - дал он указание девушке и, перекинув арбалет за спину, завёл оружие в специальные держатели, что имелись на броне. Они захватили плечи арбалета, удобно зафиксировав тяжёлый агрегат. После, молодой человек оглядел поляну на предмет положенного трандеца, но трандец отдыхал и набирался сил, так что арбалетчик успокоился и принялся помогать Марине с ужином.
  Целительница старательно раскрошила два брикета во вместительный котелок, добавила воды и перемешала питательную основу в однородную массу, здорово напоминавшую кабачковую икру. Юра от безделья принялся поправлять камни кострища, не забывая поглядывать по сторонам. Вскоре вернулись остальные члены отряда, загруженные увесистыми охапками сухих ветвей, после чего Коля сноровисто развёл костёр, не забыв покрасоваться своим новым кинжалом.
  - Фокус - покус, - просиял гопник, погрузил тонкое лезвие в охапку ветвей и применил зачарование кинжала. Полыхнуло пламенем, и дерево уверенно занялось огнём.
  Со злополучного пиратского корабля было конфисковано несколько весьма занятных и полезных вещиц. Первое, это воровской пояс с комплектом предметов для выноса сокровищницы среднестатистического лорда. В поясе имелось много всего и даже новый владелец всё ещё не до конца разобрался в свойствах содержавшихся в нём артефактов.
  Далее кинжалы. Оставленный себе кинжал гопник ласково называл 'джедайская зажигалка'. И это был опасный предмет. Так как по мысленной команде владельца нагревал материю вокруг лезвия на пару тысяч градусов. Жаль только перезаряжался эффект почти минуту. Но и без магического эффекта получить таким оружием под лопатку было весьма вредно для здоровья.
  Второй кинжал, тот, что был подарен Юре, или скорее распределён как партийный лут, обладал более заковыристым свойством. Оружие с широким чёрным лезвием и изящной рукоятью, было зачаровано магией иллюзии и казалось внешнему наблюдателю на двадцать сантиметров короче. Однако обман зрения пропадал при первом касании, будь то касание о тело врага или о его оружие. Несмотря на это, при грамотном использовании подобное свойство давало огромное преимущество. Коля долго думал какой из кинжалов оставить себе: таскать оба было тяжеловато и, в конце концов, остановился на первом. Клинок второго был довольно широк, практически короткий меч, отчего слабо подходил для эффективных ударов по уязвимым точкам.
  Имелась ещё шпага, что висела сейчас на поясе гопника. Она не обладала магическими эффектами, но, как и кинжалы, была выполнена из невероятно прочного металла. По шпаге этой периодически вздыхала Эрита, оружие которой, даже при её высоком социальном статусе, было выковано из материала попроще. Но вздохи эти были риторическими: шпага на её вкус была слишком тонкой и лёгкой.
  Наконец еда приготовилась, товарищи разобрали миски, расселись у костра и принялись за еду. Марина отправила в рот ложку похлёбки и задумчиво произнесла:
  - Это всё неправильно...
  - Что неправильно? - не понял Юра.
  Остальные также вопросительно уставились на девушку.
  - Ну, знаете, вот живёте вы в холодном северном городе, а на лето вас отправляют в санаторий в Пятигорск.
  - Почему именно в Пятигорск? - улыбнулся Женя.
  - Я пока ходить могла, с матерью летом ездила в Пятигорск, лет до девятнадцати наверно. У меня там дядя, за жильё платить не надо было, - пояснила Марина. - Так вот, приезжаете вы после севера на Кавказ и как будто попадаете в другой мир, но при этом мир этот конечно не другой, а самый что ни на есть тот, только всё по-другому.
  Целительница захлопала глазами пытаясь понять, ясна ли её мысль товарищам, а после продолжила:
  - Так вот, этот мир также другой, но настоящий, не фентезийный. То есть фентезийный, но настоящий, - запутала Марина сама себя. - В общем, магические штуки есть, монстры есть, а ощущения сказки нет, - наконец выразила она свою мысль более ясно.
  - Хрю.
  Нет, хрюкнул не Юра, и не Коля с Женей и уж точно не Эрита. Ей, как будущему руководителю среднего звена хрюкать не полагается. Хрюкнули со стороны леса. Трандец отдохнул, поужинал и время его настало.
  На товарищей смотрел здоровенный, покрытый бурой шерстью свин, с острой поросячьей мордой, двумя внушительными серпообразными клыками и маленькими красными глазками. И разума в этих поблёскивающих злобой бусинах имелось явно больше чем положено обычному кабану. Попаданцы моментально почувствовали к зверюге глубокую ненависть и лютое желание немедленно прикончить гадину. По горящим же глазам монстра быстро стало ясно, что чувства эти взаимны. Но при этом, нападать незваный гость не спешил, и более того, с виду не сильно то и хотел.
  Попаданцы замерли и уставились на кабана, что застыл метрах в двадцати пяти от ужинающей компании. Юра очень медленно вынул из-за спины арбалет, взвёл первым курком тетиву, вытащил из набедренного чехла болт, вложил его в ложе и направил оружие борову между глаз. Кабан смотрел на товарищей с ненавистью, принюхивался и вожделенно поглядывал на котелок с похлёбкой. Из чего все сделали вывод, что привела его сюда не природная злоба к попаданцам, а аппетитные запахи. Эрита переводила взгляд между кабаном и Юриным арбалетом, не решаясь останавливать стрелка, но сомневаясь и мучительно пытаясь что-то вспомнить.
  - Не стреляй! - вдруг закричала девушка, нарушая всякую шумомаскировку.
  Но было поздно.
  Шёлк!
  Четвёртое сокровище тьмы выплюнуло стальной стержень, снаряд попал точно в лоб монстра, пробил в нём аккуратную дырочку и вышел из загривка.
  Стройные ноги кабана, а перед товарищами была не перекормленная свинья, а очень даже бодрая зверюга, подломились, и туша начала оседать на землю. И здесь произошло странное: из пасти погибающего зверя вырвался громкий посмертный хрип. Словно пробило тугой шар со сжатым воздухом и тот сдулся с неописуемым гулким звуком.
  Эрита в крайнем волнении вскочила на ноги.
  - Быстро на дерево! - закричала она, и бросилось к дубу, под которым устроилась компания.
  Но броситься одно, а забраться на него совсем другое. Ветви начинались на высоте более двух метров, а ниже ствол был неприлично ровным и гладким.
  Эрита выхватила скьявону и плашмя вогнала её в ствол на высоте чуть более метра.
  - Юра, кинжал, - скомандовала она.
  Молодой человек без лишних вопросов вынул оружие из ножен на поясе и протянул Эрите, которая, приняв его, ловко вскочила на эфес своего меча и вогнала кинжал в дуб на высоте около двух метров. Тонкое и невероятно острое лезвие утонуло в крепчайшей древесине более чем наполовину. Использовав кинжал как опору, девушка одним махом забросила себя в гущу ветвей. Товарищи наблюдали за процессом с открытыми ртами, переводя взгляд между мечницей и поверженной зверюгой.
  - Х-р-р-р-р, - раздался яростный протяжный вой со стороны леса. Он был наполнен столь большой обидой, яростью и злобой, что мышцы пятой точки непроизвольно начали терять напряжение.
  - Скорее, подавайте мне вещи и карабкайтесь на дерево! - вывела товарищей из оцепенения Эрита, - скоро здесь будет всё стадо!
  - Что это за твари? - на ходу уточнил Женя, подавая наверх рюкзаки и помогая Марине подняться.
  - 'Длинношерстный секач', они обычно нейтральны заблудшим, но если убить одного, то всё стадо впадает в ярость. Чем больше голов в стаде, тем больше необходимо убить монстров прежде чем остальные успокоятся.
  - И по сколько голов эти свинтусы обычно ходят? - уточнил сверху Коля, кряхтя и затягивая на дерево Юру.
  - Двадцать - тридцать, изредка больше, - разъяснила Эрита, забираясь повыше и устраиваясь на крупную ветвь.
  Не успел Женя подать наверх котелок с остатками похлёбки и забраться следом (грудью ляжем, но провиант врагу не сдадим), как земля со стороны леса почернела.
  - Да их там до###, а не тридцать штук! - с точностью до единицы посчитал размер стада гопник.
  Кабанов было не двадцать и не тридцать, их было больше сотни. Эрита застонала, все побледнели. Зверюги моментально заполонили поляну. Они хрюкали, принюхивались, повизгивали, изучая в процессе поверженного товарища, что очень скоро впитался в землю. Стоило 'утилизации' произойти, как две сотни красных, налитых злобой глаз засверлили пятерых сидящих на дереве попаданцев.
  - В-и-и-и! - взревела самая здоровенная зверюга и ринулась к стволу дерева.
  Монстр впечатал свои серпоподобные бивни в двухметровый ствол дуба и здесь товарищи поняли насколько шатко их положение и что монстры внизу напоминают обычных кабанов лишь внешне. Бивни вырвали из ствола солидный кусок древесины, в разные стороны полетели щепки. Вожак что-то отрывисто хрюкнул, после чего с десяток монстров отделились от беснующейся массы и бросились к стволу дерева.
  - Юра стреляй по ним! - выпалил Коля, наблюдая за процессом медленного, но уверенного 'спиливания' дуба.
  Молодой человек устроился поудобнее между двух больших ветвей, вскинул арбалет и всадил болт в кабана покрупнее. Снаряд попал монстру в плечо, прошил корпус и ушёл в землю. Однако кабан показал солидную живучесть и редкое упорство. Взвыв, он начал терзать древесину бивнями с удвоенным остервенением.
  - У этих 'лесорубов - любителей' сердце примерно по центру туловища, - сообщил гопник арбалетчику.
  Спустя минуту стало ясно, что желаемого результата стрельба не принесёт. При всей плёвости дистанции, Юра откровенно мазал, оно и ясно, монстры беспорядочно метались, затрудняя попадание в критические точки.
  Женя, наблюдающий за процессом с соседних ветвей, предложил:
  - Юра, я буду захватывать этих зверюг тёмным болотом по одной, а ты стреляй, когда цель перестанет дёргаться!
  Философ указал на кабана и сосредоточился, тут же под передними ногами монстра возникла чёрная колышущаяся клякса метр на метр, в которой немедленно завязли его передние конечности. Монстр взвыл и принялся метаться, пытаясь вырваться. Молодой человек поймал момент и впечатал болт в позвоночник зверя, туда, где по Колиному заверению, должно было находиться сердце. Впечатал удачно, кабан конвульсивно дёрнулся и упал замертво.
  Процесс пошёл, Женя хватал монстров 'болотом', после чего Юра отправлял их на местную карусель сансары. Внезапно процесс прервался из-за того, что арбалет отказался взводить тетиву. Юра вопросительно посмотрел на товарищей.
  - Засыпай всё что есть, - поняла суть немого вопроса Эрита, что панически наблюдала за процессом терзания дерева.
  'Кабаны' находились в боевом безумии и на понесённые потери внимания не обращали совершенно.
  Юра торопясь вытащил из-за шиворота специальный ключ на тонкой цепочке и начал судорожно отпирать крышку приклада. После достал небольшой мешочек и засыпал в арбалет весь имеющийся у отряда карцибел, благо перед уходом из города он предпринял пару охотничьих рейдов на портовых 'крыс'.
  Хватит выстрелов на тридцать, не больше, - обречённо заявил он товарищам.
  Марина, решив, наконец, что трястись от страха непрактично, устроилась поудобнее, вскинула посох в направлении группы зверюг и выпалила:
  - Удар!
  Кабанов словно придавило невидимым прессом, ноги их подкосились, туши впечатались в землю. Увы, повреждения не были фатальными, монстры быстро оправились и, повизгивая, захромали прочь от дерева, на смену помятым бойцам стадо немедленно выставило новых.
  Процесс утончения дуба тем временем шёл полным ходом, монстры основательно сняли кору по кругу ствола и уже успели 'сточить' сантиметров десять древесины. Стало ясно, что если процесс не прекратить, примерно через час попаданцы будут на земле.
  - Готово, - сообщил Юра Жене, закончив ковыряться с арбалетом, тот кивнул.
  Марина ещё раз ударила по монстрам барьером и расстроенно сообщила:
  - Тяжело, надо отдохнуть.
  Здесь в происходящее командным голосом вмешалась Эрита:
  - Стойте, дайте мне минуту, надо продумать стратегию, - остановила она товарищей и принялась что-то сосредоточенно обдумывать.
  На землю уверенно наваливались сумерки, лес наполнился темнотой, хотя поля за опушкой всё ещё удерживали свет. Вокруг дуба, словно взбесившийся селевой поток, бесновалось кабанье стадо, убитые Юрой монстры исчезли, оставив после себя кристаллы карцибела и камни ментальной силы, которые тут же втаптывали в землю другие монстры. Ко всему создавалось нехорошее впечатление, что количество супостатов не только не убывает, а, наоборот, из леса им на помощь постоянно подтягивается подкрепление.
  - Я пока не владею ускорением восстановления ментальных сил, - что-то прикинув в уме, виновато обратилась Эрита к Жене и Марине - магической части отряда, - так что не увлекайтесь магией. Вы, подозреваю, ещё ни разу не сливали ману на полную, когда почувствуете лёгкую усталость прекращайте. Примерно через полчаса мана восстановится процентов на тридцать, но для полного восстановления требуется около суток. Заработаете ментальное истощение, свалитесь без сил на неделю.
  Далее девушка обернулась к Коле:
  - Я не знаю, как долго Женя сможет использовать свою магию, но, когда у него закончиться мана, Юра начнёт промахиваться. Нам стоит присоединиться к битве и по очереди колоть их шпагой, - здесь она глянула вниз, на воткнутую в ствол дерева скьявону. - Когда устанешь, поменяемся местами. Я наложу на нас с Юрой 'Обострение восприятия' и 'Увеличение физических способностей', они даются мне весьма прилично, пусть это всего процентов тридцать прибавки от ваших базовых способностей. Начнём!
  Эрита пристально посмотрела на Юру, словно стараясь разглядеть какие-то мелкие, но важные детали. Молодой человек вздрогнул и принялся удивлённо разглядывать происходящее вокруг. Пелена сумерек внезапно стала менее густой, следом в теле появилась некая лёгкость. В уши ударили неразличимые ранее звуки, а кожа начала улавливать незаметные до этого движения воздуха. Жаль времени на анализ нового состояния особо не имелось.
  Юра кивнул Жене, философ схватил болотом очередного кабана, после чего монстр получил болт в сердце. Процесс пошёл и пошёл бодро. Дела у Коли, который также получил порцию усиливающей магии, обстояли более эпично, хотя куда менее результативно. Он попытался было дотянуться до терзающий ствол зверюги, свесившись с нижних ветвей, держась одной рукой за ветку, а другой, размахивая шпагой, но не доставал оружием до целей. Поэтому ему пришлось зацепиться за одну из толстых нижних ветвей ногами, свесится вниз головой и махать шпагой в этом, не в самом геройском положении. Марина ударила магией по куче кабанов ещё два раза, после тяжело задышала и обессиленно облокотилась на ветви. На лбу её проступили капельки пота.
  - Это не фарм, это трандец какой-то! - яростно стенал Коля, которого Эрита взялась страховать, удерживая за ноги и солидно уязвляя мужскую гордость.
  Если Юра с Женей уничтожали монстров слаженно и эффективно, то Коля делал это шумно и почти вхолостую:
  - Что, лизнул стали 'бифштекс - переросток'! - орал он, входя в раж и украшая шрамами очередную мохнатую морду.
  - Марина достань из сумки связку болтов, - обратился к целительнице Юра, - та кивнула и принялась копаться в котомке.
  Как у тебя дела с маной? - спросила Эрита у Жени.
  - Всё в порядке, когда я хватаю их болотом, то вытягиваю жизненную силу, часть её трансформируется в ману, - ответил мужчина.
  Прошло около десяти минут противостояния. Философ в тандеме с Юрой упокоили около двух десятков кабанов, но монстры и не думали отступать. Вокруг стояли визг, треск и рычание, на смену поверженным врагам моментально приходили новые. Колины потуги, казалось, только злили монстров, хотя остриё его шпаги наградило титулом 'одноглазый' не одного и не двух супостатов.
  Стемнело, однако, события лишь набирали оборот. Коля и Юра открыли свои фиалы и закрепили их на ветвях дерева (на поясе гопника также имелся один), и теперь действо происходило в ослепительном двадцатиметровом шаре света.
  Щёлк! Арбалет отправил в цель очередной болт, но взводиться снова не пожелал. Запасов карцибела хватило на четыре десятка выстрелов. 'Топливо' закончилось. И это при том, что поляна внизу буквально искрила заветными кристаллами.
  - Коля, коли того, которого я держу болотом, - закричал гопнику Женя. Но Коля, который от затраченных усилий и прилившей к голове крови, напоминал варёного рака, откровенно выбился из сил, отчего лишь матерился и неуверенно махал шпагой. Эрита затащила его в ветви, забрала оружие и, свесившись, принялась ловко колоть врагов.
  - Я чувствую, надо ещё парочку, оно почти накопилось, - волнуясь, сообщил Женя товарищам.
  То, что убить ещё парочку монстров не помешает было понятно всем, но вот что за таинственное 'оно' почти готовое к использованию, товарищи философа не знали. Женя вообще был парнем скрытным и, если информация не касалась текущих дел и общего благополучия, мог молчать как партизан.
  Очередной кабан скованный магическим захватом отправился на своё кабанье перерождение. Женя замер и сосредоточил внимание на ближайших к стволу монстрах.
  Из земли вырвалось множество тёмных шипов. Монстров вокруг дерева нанизывало и подбрасывало в воздух, пространство наполнилось жалобным визгом. Завершив свой 'рост', шипы растворились облачками чёрного тумана. Доли секунды и туши поверженных врагов попадали на землю. Однако Жене новая магия далась не просто: простонав, он начал терять сознание. Марина вскрикнула и попыталась схватить падающего философа и наверняка бы упала с дерева вместе с ним, но на помощь успел прийти Юра, который схватил и удержал обоих.
  После такой шикарной магии всё бы должно было закончиться, но не закончилось. Кабаны, что кружили вокруг, периодически подменяя раненых или павших товарищей, окончательно обезумели. Одной синхронной лавиной они ринулись к дереву, Эрита, которая восхищённо наблюдала последствия действия тёмной магии, чудом успела подтянуться и забраться повыше.
  Дерево буквально захлестнуло живой волной. Монстры сгрудились вокруг ствола и верхние, используя тела нижних, начали карабкаться наверх. Форма занимаемого товарищами дуба превратилась из преимущества в недостаток, ведь служившее убежищем дерево было раскидистым, но не высоким. И выше определённой высоты подняться по утончающимся ветвям оказалось сложно. Прошло совсем немного времени, как живая масса кабанов преодолела отметку в два метра и верхние, ведомые безумной злобой, оказались весьма недалеко от попаданцев.
  - Это не кабаны, это тараканы какие-то! - простонал Коля.
  Эрита начала остервенело колоть ближайших зверюг. Пока спасало то, что с помощью копыт по деревьям особо не полазаешь, но монстры подвижной живой массой уверенно двигались вверх.
  - Выше, быстрее выше! - кричала Эрита остальным, вонзая шпагу в очередного кабана и карабкаясь вверх по ветвям.
  - Гранату бы этим недобиткам, - простонал Коля, помогая Юре затаскивать обессиленного Женю повыше.
  [Удар]! - Марина шарахнула по живой массе гравитационным ударом, смяв верхушку живой пирамиды и это весьма помогло, но лишь минуты на пол.
  - Да чтобы вам провалиться! - отчаянно вскричала Эрита.
  Внезапно пленники Золотого леса поняли, что из чащи в массу кабанов вливается подкрепление, и жить им осталось весьма недолго.
  Неизвестно сколько прошло времени, наверно минуты три, но для товарищей каждая минута происходящей вакханалии казалась часом. Монстры дыбились живой массой и поднимались наверх, а попаданцы карабкались по ветвям подальше от наступающей угрозы.
  И здесь произошло чудо. Чудо простое и непостижимое. Нападающие твари отхлынули. Товарищи встретили внезапное спасение ошарашенным молчанием, даже у Коли не хватило сил вставить свои обычные 'пять копеек'.
  - Наверно мы убили нужное количество? - предположила Эрита.
  - Не мы, они... - указал Коля взглядом под ствол дерева.
  Туда, где в землю по очереди впитывались трупы не менее трёх десятков кабанов. Монстры в безумной горячке передавили сами себя, достигнув, наконец, той необходимой цифры, когда коллективный разум обезумевшего стада остывал от понесённых потерь.
  Но последующие десять минут показали, что, хотя повод для радости имеется - трандец понизил свою температуру градусов на двести, однако праздновать победу рано. Оставшиеся кабаны, на глаз около сотни, рассредоточились по округе и начали рыскать вокруг, недовольно похрюкивая. Монстров словно подменили: обезумевшие твари превратились в осторожных стратегов, что плотным кольцом кружили вокруг дуба, не рискуя подходить ближе тридцати метров. Изредка некоторые из них останавливались и внимательно поглядывали на недругов маленькими красными глазками.
  - Я вниз, - обречённо и без положенного геройского пафоса, прошептал Юра, указывая рукой на россыпь заветных кристаллов, что поблёскивали в свете магических светильников на утоптанной в однородную массу земле.
  Товарищи лишь напряжённо кивнули, пожелав про себя удачи и расторопности, ведь пока Юриной невидимости хватало примерно на минуту, благо имелся ещё пассивный навык незаметности. А набрать карцибела не помешает, ведь ночь предстояла ох какая длинная.
  
  
  Глава 3: Строгие правила.
  
  ***
  
  Глава, в которой мир показывает свой характер, а Юра и товарищи делают непростой выбор.
  
  ***
  
  - Кабаны и лисицы в онлайн играх самые нубские монстры, - зевая, произнёс Юра и с ненавистью посмотрел на копошащихся внизу кабанов.
  Коля взглянул в сторону юга, туда, где пелену тьмы полоской света разрезало восходящее солнце, после чего заметил:
  - Вот только местные 'программисты' об этом не знают...
  - Сила противника в количестве, слаженности и безмозглости, - вставила Эрита очевидную в принципе вещь.
  - Да уж, мир этот замысловат и прекрасен и безмозглость в нём сила! - прогундел Коля.
  Сидеть на ветвях было неудобно, из-за чего товарищи периодически крутились и ёрзали, меняя положение затёкших конечностей. С момента как монстры прекратили атаку, и перешли в 'осадный режим', не изменилось ровным счётом ничего. Хотя нет, кое-что новое имелось.
  - А бывает, что с монстров падают целые вещи? - спросил Юра у Эриты, крутя в руках кабаний бивень - острую кость напоминающую серп сантиметров сорока длиной.
  - А что ты называешь целыми вещами? - не поняла вопроса девушка.
  - Ну, оружие, стрелы, монеты.
  - Как такое может быть? - удивилась Эрита.
  - Вообще-то такого и не бывает, - пояснил Юра, - точнее бывает, но в вымышленных мирах. На их основе построена Система с её уровнями, навыками и квестами, - объяснил он собеседнице.
  - Я поняла тебя, - кивнула девушка, - в этом смысле целые предметы после монстров остаются, но это не вещи, скорее артефакты.
  - Части монстров? - уточнил Женя.
  - Нет, кроме частей монстров, иногда остаются расходные предметы, но это не то, о чём ты говоришь.
  Все немедленно позабыли о кабанах внизу и перевели внимание на Эриту, ожидая подробностей. На что та запротестовала:
  - Я стала такой как вы неделю назад, мы вообще в дела заблудших не лезем, это как другой мир. Не знаю я особых подробностей об этих артефактах, то есть знаю, что это небольшие предметы позволяющие использовать сильную магию, но не более того. Единственное, что я видела сама - небольшой металлический шарик автоматически отменяющий невидимость в радиусе десяти метров вокруг своего владельца. К Артуру как-то приходил человек, у него был такой.
  - Этот шарик относился к Системе? Местные могут пользоваться такими предметами? - с большим интересом стростил Женя.
  Эрита задумалась и неуверенно ответила:
  - Да могут, но не всеми, некоторыми.
  - Понятно, что толком ничего непонятно, - вздохнул Женя и повторно взял у Юры обломок бивня.
  Желтоватая кость оказалась очень прочной, оно и не удивительно, если учесть с какой лёгкостью мохнатые кромсали ей древесину. Также следовало, что подобные трофеи редкость, ведь данный бивень являлся единственным лутом с более чем ста кабанов. Кроме кристаллов конечно.
  За последними Юра спускался вниз трижды и собрал примерно по тридцать кристаллов карцибела и камней ментальной силы. После одного из монстров остался бивень, тот самый, который сейчас внимательно изучал философ. Кристаллы с кабанов оказались мельче чем с гоблинов, но крупнее тех, что оставались с крыс, выстрелов на шестьдесят собранного должно было хватить. Несмотря на приобретённый карцибел, в монстров пока не стреляли, боясь разозлить и повторить события вчерашнего вечера.
  Хряки оказались ребятами злопамятными и расчётливыми, по крайней мере, когда действовали в здравом уме. Стадо отрядило около двадцати особей охраны, что деловито рыскали вокруг дуба, не рискуя подходить слишком близко, а остальные убежали в лес по своим кабаньим делам. Уже под утро попаданцы застали настоящую смену караула, когда на замену текущим монстрам прибежали новые.
  - Как бы нам не пришлось повторять вчерашнюю заваруху, - вздохнул Коля. - Они набросятся, если подстрелить одного? - спросил он Эриту.
  - Скорее всего да. Думаю, они уже собрали подкрепление, а может даже нашли в подмогу кого покрупнее.
  - Чяго!? - икнул гопник.
  Девушка удивлённо взглянула на Колю и основательно испортила товарищам настроение.
  - Вы же не думаете, что основная масса ушла жёлуди есть!? - удивлённо оглядела она товарищей, поражаясь их наивностью, - наверняка ищут верный способ спустить нас на землю.
  - Етить - колотить, - подытожил ситуацию Коля, - и что нам делать?
  - Ждать, - пожала плечами Эрита.
  - Эта дорога довольно оживлённая, - почесал свежую щетину Женя, - надеюсь, нам помогут местные.
  - Местные нам не помогут, - очень уверенно выдал Юра, вынырнув из дремоты. - Мы сами по себе.
  - Как не помогут?! - возмутилась Марина.
  Эрита смерила взглядом остальных.
  - Наверно, это нормально, - тяжело произнесла она, - вы же здесь месяц и кроме Митунга ничего толком не видели. Юра прав: местные жители не лезут в разборки монстров и попаданцев. И не просто не лезут, а держатся от них подальше. Если вы заметили, монстры местных не трогают, в них это крепко вложено. В этих местах, по крайней мере.
  Коля с сомнением спросил:
  - И что, при всей ценности камушков не находится желающих подрезать пару монстриков ради звонкой монеты?
  - Находятся, - кивнула Эрита, - но это игра с несоизмеримыми рисками.
  Она хотела было продолжить, но не успела: от земли к дереву предалась непонятная пока вибрация, на которую тут же переключилось общее внимание.
  Практически рассвело. С высоты своего невольного 'бастиона', товарищи увидели враждебное движение. Со стороны чащи к опушке, тёмным ковром, приближалась живая масса кабанов, в центре которой шествовало нечто новое и неприятное.
  К дереву неторопливым шагом приближалась помесь бегемота и имперского шагающего танка из звёздных войн. Пятиметровая туша, которую поддерживали ноги - колонны, была надёжно 'обшита' беловатыми костяными пластинами. Монстр неторопливо переставлял ноги и, пыхтя, топал за довольно похрюкивающими кабанами в сторону дуба с попаданцами. Из его бронированного тела торчала конусоподобная голова с небольшими, прикрытыми костяными наростами, глазами. Голова монстра казалась одним большим заострённым куском кости. Высота ходячей проблемы составляла примерно три метра, и пусть товарищи сидели сейчас немного выше, но начни враг тормошить ветви дерева, им пришлось бы несладко.
  - Юра стреляй, вся надежда на твой арбалет! Это Болотный топтун, он очень опасен, - закричала Эрита.
  Произнеся это, она начала торопливо раздавать товарищам усиливающую магию. На этот раз 'Увеличение физических способностей' получили все присутствующие. Всего Эрита наложила восемь заклинаний усиления, истратив на это почти всю свою ману. Марина принялась панически вплавлять в посох камни ментальной силы, что позволяло усилить магию и сэкономить ментальные силы.
  - У этой хрени нет сердца! - волнуясь, сообщил арбалетчику Коля, - кровь качает вся кровеносная система. Стреляй в голову!
  Юра запаниковал и, что странно, не от перспективы быть сброшенным с дерева и разорванным секачами в кровавые лоскуты. Возложенная на него задача вызвала чувство страха и растерянности, так как любая важная задача - это в том числе ответственность за её выполнение. Но время на волнение быстро закончилось, монстры приблизились метров на сорок.
  'Выдохнуть и расслабиться, но не чрезмерно. Направить арбалет на цель, словно он часть тела, словно я указываю на цель пальцем', - вспоминал Юра переведённые Артуром наставления 'Усатого ёды'.
  Щёлк. Арбалет выплюнул стальной стержень. Четвёртое сокровище тьмы являлось оружием грозным и во многом читерским: очень немногие арбалеты способны пробить полуметровое дерево на вылет. Но подвижность цели и неудобство позиции сделали своё дело: снаряд попал в бронированную голову Топтуна под наклоном, заскользил по поверхности и, не причинив фатального урона, раздробил костяной воротник защищавший голову монстра.
  - Р-р-р-о-о-о! - взревела тварь. Похожие на колонны ноги, что до этого казались негнущимися, взвились словно хлысты. Туша сорвалась с места и многотонной торпедой ринулась к дереву. Но и товарищи не дремали: Женя, проявляя ловкость и удачу, умудрился поймать переднюю ногу противника Тёмным болотом, однако тут же охнул и чуть не свалился с дерева. Топтун не только вырвался, разрушив магию, но и отправил в заклинателя что-то вроде ментальной отдачи.
  Тридцать метров. Двадцать метров. Марина вскинула посох и ударила гравитационным ударом. Магия отскочила от цели с треском разбиваемого в клочья листа пластика и даже не притормозила монстра. Десять метров. Попаданцы в ужасе съёжились и, ожидая сильного удара, покрепче вцепились в ветви дерева. И удар этот произошёл, вот только весьма неожиданный и совершенно не в дерево.
  С оглушительным хлопком в тушу Болотного топтуна ударила магия. Приглушенная вспышка и монстра буквально сорвало с траектории бега, швырнув на не успевших отскочить хряков. Но удар, пусть и очень сильный, лишь сбил врага с ног. Слегка контуженый монстр тут же начал подниматься на ноги. Кабаны взревели, стадо накрыла новая волна боевого безумия. Благо тактика секачей не блистала разнообразием. Как и вчера, десяток из них бросились к дереву и начали терзать его бивнями, а остальные, яростно повизгивая, принялись кружить вокруг.
  Юра и компания панически замотали головами, силясь понять что происходит. Никто из них не имел отношения к сбившему врага спасительному заклинанию. Тем временем Топтун поднялся на ноги и принялся гневно оглядываться. Но не успел он остановить налитые кровью глаза на попаданцах, как новая вспышка отправила его тушу в полёт.
  И здесь Юра сорвал героя дня, правда сорвал скорее от испуга и по большой удаче: монстр завалился на бок, открыв незащищённый костяными пластинами живот. Но выстрелил Юра не в него, как и живот, не была закована в кость плоть под нижней челюстью. И дистанция плёвая, всего то метров двадцать. Голова боится, руки делают.
  Щёлк! Болт пробил глотку, повредил мозг и вышел из затылка монстра. Враг конвульсивно дёрнулся и затих. Вот только на этом всё не закончилось, скорее только началось.
  Вьють, вьють, - добавились к треску, крикам и топоту новые звуки. И звуки эти кабанам не понравились, так как в них начали вонзаться стрелы. Скупо, расчётливо и весьма метко.
  - Юра стреляй! - кричал зачем-то Коля, словно не видя, что молодой человек уже с полминуты методично 'стучит' арбалетом, а Женя по отработанной вчера схеме обездвиживает монстров Тёмным болотом.
  К дружескому огню из луков добавилась магия. Били нестихийным уроном, от которого монстров отшвыривало в сторону, и они уже не поднимались с земли, впитываясь через какое-то время в её поверхность.
  Атака велась с севера и юга, при этом самих атакующих видно не было. Юра и компания лишь наблюдали результат их размеренных, но эффективных действий.
  На этот раз всё закончилось быстро. Примерно минут за десять усилиями двух команд было убито более полусотни кабанов. В какой-то момент стадо утратило свою ярость, растерялось и с обиженным визгом потекло в сторону леса, оставив обглоданное дерево и перепаханный копытами лоскут земли.
  Но вот странность: стоило опасности отступить, как вместо положенной радости на плечи попаданцев одномоментно навалилась огромная усталость, так как поспать за последние сутки удалось только Жене. Отключившись вчера вечером после использования мощной магии, философ очнулся за час до рассвета свежим и отдохнувшим. Чем остальные члены команды похвастаться не могли, так как всю ночь наслаждались симфонией хрюканья, топанья и визга.
  Внезапно Коля выкинул странное: он огляделся и торопливо начал слезать с дерева.
  - Ты куда? - удивился Женя.
  - Туда блин, - скривился гопник, - ещё минута и у меня мочевой пузырь взорвётся!
  Достигнув земли, он рысцой отбежал от дерева метров на двадцать и, совладав с бронёй, начал урчать и извиваться от удовольствия.
  - Он неисправим, - вздохнул Женя, глядя на смущённых девушек.
  Прошла минута и нежданная подмога показалась на глаза. Попаданцы заметили спасителей не сразу, а лишь когда те приблизились к дереву достаточно близко. Оно и не мудрено, на шедших к дереву людях были надеты маскировочные плащи, что ежесекундно порывались слиться с окружающей действительностью. Одним словом - магические. Коля закончил со своими делами и подошёл к гостям своей фирменной походкой вразвалочку. Оглядев их, гопник выдал:
  - Китайцы!
  Китайцы засмущались и покрепче схватились за мобильники. Точнее просто засмущались под оценивающим взглядом гопника.
  Азиатов было шестеро - три молодых женщины и трое мужчин. Спасители выглядели приветливо, расслабленно и немного смущённо.
  - Эрзенгес осторес? - задала непонятный вопрос Эрита.
  - Оторин, остормах ерзергис растарес. Оторенмах, - коротко ответил самый старший из китайцев, от которого буквально веяло дисциплинированностью и чем-то военным.
  - Слезаем, - кивнула Эрита товарищам, - вокруг относительно безопасно.
  Азиаты тем временем начали снимать свои маскировочные накидки, открывая взгляду скрытую под ними броню. Сняв магическое одеяние, они принялись аккуратно упаковывать их в специальные кожаные чехлы. Видимо предметы эти были весьма ценными и требовали бережного к себе отношения.
  Особый интерес к спасителям проявили Юра и Марина, так как снаряжение китайцев вызвало у молодых людей некоторую зависть и 'профессиональный интерес'. Женщины были невысокими и крепко сбитыми, этакие симпатичные китайские 'гномки'. Одна из китаянок держала в руках длинный составной лук, а две других были вооружены посохами. Посохи эти беззастенчиво манили и приковывали к себе взгляд, так как от них буквально веяло изяществом и силой. Один представлял собой блестящий металлический прут, обильно покрытый вязью загадочных символов, а второй выглядел словно чёрная непослушная змея с врезанным в навершие огромным рубином.
  Как мужчины, так и женщины были облачены в кожаную броню, покрытую синеватым кольчужным волокном. В броне чувствовалось качество материалов и большие деньги, вложенные в её создание. При этом никакой фентазийной пестроты не имелось и в помине. Более того, броня имела серо-зелёный цвет. У одного из мужчин - мускулистого круглолицего китайца, на спине висел большой щит, а на боку крепилась увесистая секира. Оставшиеся двое были вооружены короткими мечами и длинными составными луками. Все как один имели на головах шлемы местной конструкции - кожаные шапки, с вплетёнными между слоями кожи металлическими пластинами.
  Всё произошедшее с вечера и до этого момента можно было уложить в ёмкую фразу 'О, боже мой!' И надо бы Юре и товарищам засуетиться, удивиться, запрыгать от такого поворота событий и удивительных гостей. Но сил на перечисленное не осталось совершенно.
  Эрита подошла к группе китайцев и завела разговор на местном диалекте. Юра и компания какое-то время напряжённо вслушивались в беседу, но, так как не понимали ни слова, бросили это дело и занялись приведением себя в порядок. Разговор длился недолго, не успели они снять с дерева закреплённое в ветвях снаряжение, как Эрита сообщила товарищам следующее:
  - Не удивляйтесь, что я начинаю с подобного, но для них это важно, - кивнула девушка на азиатов, - они предлагают поделить карцибел с кабанов поровну, а кристаллы с Топтуна мы можем забрать себе - его убийство наша заслуга. Я попробовала отказаться, - немного смутилась Эрита, сообщая о факте разбазаривания партийного имущества, - но они настаивают. Далее. По их словам, нам необходимо быстро собраться и отойти от леса километра на три - четыре. Лучший вариант - переждать сутки в одном из тех лесков у дороги, которые мы проходили по пути сюда. За это время монстры должны потерять наше присутствие и успокоиться.
  - Кабаны не пойдут за нами? - заволновалась Марина.
  - Не должны, - успокоила её Эрита. - Ладно, действуем.
  Товарищи закивали и вместе со второй группой принялись собирать кристаллы в перепаханной копытами земле. Эрита вытащила из дерева свою скьявону и Юрин кинжал. Высокий суховатый китаец, тот, что выглядел самым старшим, участия в сборах не принимал. Он держал свой длинный лук наготове и внимательно поглядывал по сторонам.
  Женя подошёл к нему и на весьма недурном китайском спросил:
  - Как долго вы находились рядом с нами?
  Мужчина на мгновение удивился, а после улыбнулся и ответил:
  - Мы вышли к опушке вчера вечером, хотели заночевать здесь. Но, увидев происходящее, затаились, ожидая удобного момента, чтобы вмешаться.
  Философ кивнул.
  Закончив со сбором камней и подивившись Жениным знаниям, два отряда торопливо покинули лес.
  
  ***
  
  - Тихо, тихо, - запротестовал Женя, - разбудите спящих!
  Но тут же вспомнил, что спят попаданцы в этом мире ох как крепко.
  На некоторое время уютная поляна с разведённым в центре костром превратилась в филиал дальневосточного рынка. Юшенг - так звали капитана китайского отряда, - поинтересовался уровнем Жениных товарищей. И когда азиаты узнали, что философ и его спутники первого уровня, их охватила смесь восторга и удивления.
  Сейчас попаданцы находились в небольшом лесу, который рос километрах в пяти от Золотого леса. Во время пути до этого места два отряда общались через Эриту, которая взяла на себя роль переводчика. Товарищи узнал, что китайская команда получила задание на исследование и зачистку некоего подземелья, которое, правда, ещё предстояло найти, используя добытую ранее информацию. Подробности азиаты раскрыть не пожелали, так как выяснилось, что подобные места ревностно хранят свои тайны и ценности, отчего количество желающих эти места найти не только не уменьшается, но и наоборот, увеличивается.
  Дойдя до относительно безопасного места обустроились. Юра, Коля и Марина не могли общаться с азиатами по причине не знания местного и китайского. Заодно любопытство гасила зверская усталость. Перекусив, все, кроме выспавшегося за ночь Жени, завалились спать, поручив философу задачу вытянуть из китайцев максимум полезной информации. Как и ожидалось, о себе азиаты рассказывали охотно, как и с интересом слушали о событиях в Митунге, но рассказывать что-либо о мире отказались категорически.
  - А это нормально, что у вас в отряде три женщины, или вы семейные пары? - с интересом спросил у собеседников любопытный до мелочей Женя.
  По его прикидкам мужчин - попаданцев в этом мире должно было быть больше.
  Девушки захихикали, мужчины заулыбались. Как оказалось Женя 'вляпался' в весьма интересную тему, которую ему тут же с удовольствием выложили.
  Отвечать взялась бойкая Дейю - маг дружественного отряда. Та, что мощной магией 'футболила' этим утром Болотного топтуна.
  - Я, Унхуа и Нинг, - кивнула она на подруг, - попали в Аинторг почти одновременно. Мы очень сдружились за время обучения и по окончанию создали исключительно женскую группу, - засмеялась она.
  - Разве вы учились не в Озоторге? - удивился Женя.
  - Нет, учебных городов в королевстве несколько, если точнее три. Аинторг находится практически в центре материка, недалеко от границы с демонами и Белым городом.
  Женя не стал уточнять, что за Белый город, но сделал пометку в памяти попозже расспросить Эриту.
  - Так вот, - продолжила Дейю, - мы создали женский отряд, дав зарок, что и духу мужчин рядом с нами не будет. Но за первые полгода натерпелись от монстров столько, что поняли, без мужчин в этом мире никак, - здесь китаянки хором захихикали.
  - Не подумай, мы не о пошлом, - улыбнулась она. - Ничего не мешает женскому отряду быть наравне с мужчинами, разве что скучновато, - здесь китаянки снова залились смехом. Видимо смеялись они о чём-то своём.
  На непонимающий взгляд философа, Унхуа - целительница, объяснила:
   - Изначально мы сдружились и объединились в женскую группу на почве ненависти к мужчинам. Это была та банка с тараканами, которую мы принесли в этот мир из прошлой жизни. Но за полгода здесь подобные взгляды пришлось сдать в утиль.
  - Спустя полгода к нашему женскому коллективу присоединились Жоу и Гуанг, - продолжила Дейю и кивнула на круглолицых молодых мужчин. - Дела пошли лучше, но нам не хватало слаженности и твёрдого командира, - вздохнула рассказчица. - Спустя ещё полгода к нам присоединился Юшенг, - указала она на суховатого китайца. - Он был полковником в китайской армии, - гордо сообщила она, - и наши дела сразу пошли в гору.
  Женя кивнул. Действительно, в капитане 'Белого лотоса', так называлась китайская команда, военный чувствовался за километр.
  - Ты не подумай, в Аинторге много китайцев, но ярых феминисток на тот момент имелось всего трое. Однако в реальности феминизм оказался штукой бесполезной, - снова засмеялись девушки.
  - В реальности? - не понял сказанного философ.
  - Ну, понимаешь, - заулыбалась китаянка, - при жизни я вставала с утра, завтракала, шла на работу, а вечером обсуждала с подругами какие мужики сволочи или до ночи играла в онлайн игрушку. И так до двадцати семи лет, пока экскурсионный автобус, в котором я ехала, не упал с обрыва. До момента попадания в этот мир в моей жизни редко встречалось что-то сложнее похода к зубному или разбора пачки документов на треть толще обычной. В моей жизни не было борьбы, не было силы. Конечно, первые годы здесь казались мне настоящим адом: процесс выковывания боевого мага из администратора маникюрного салона - это нечто. Но в трудностях и росте разная дурь отпала естественным путём.
  - Дейю у нас любительница пофилософствовать, - улыбнулся капитан отряда.
  - А давно вы здесь? - с интересом уточнил Женя у мужчины.
  - Наш отряд существует около пяти лет, а так, в среднем, мы в этом мире по семь - восемь лет. Как мы говорили ранее, средний уровень группы 15.
  - 15? Не маловато ли для восьми лет здесь?
  Юшенг ненадолго задумался, а после ответил:
  - Уровень в этом мире необходимо не только взять, но и удержать, и что более важно - высокий уровень не даёт силы и новых навыков, он скорее открывает доступ к их получению. Скажу так, мы сейчас в том состоянии, когда удерживать текущую планку не составляет труда, но идти в рост опасно. При удачном выполнении текущего задания мы получим ценное снаряжение и уже с ним намерены штурмовать планку 20+ и следующий далее обязательный квест.
  Женя кивнул в знак понимания.
  'Похоже, только у нас всё через одно место, все остальные действуют осторожно и расчётливо', - подумал про себя философ.
  - Значит, вы держите путь в Риктел через деревню Сейм, - сменив тему, задумчиво произнёс Юшенг, - ну что ж, пожелаю вам удачи.
  На лицах китайцев мелькнула непонятная тень. Женя почувствовал некоторую напряжённость и недосказанность.
  - Скажите, насколько безопасно нам завтра идти через лес? - поднял насущную тему философ.
  - Я бы оценил ваши шансы как 'довольно безопасно'. А если вспомнить поговорку, что снаряд два раза в одну воронку не падает, то после ночных приключений можно поднять ставки до 'весьма безопасно'.
  - Монстры стараются не подходить к дорогам, по которым путешествуют местные, - пояснил Жоу - танк отряда. - Если конечно не стрелять по ним из арбалета, вместо того чтобы предложить тарелочку супа.
  Все засмеялись, философ уже успел рассказать китайцам о начале их ночных приключений.
  Здесь Юшенг встал, за ним поднялись остальные члены его команды.
  - Мы солидно задержались, - виновато произнёс капитан. - Теперь, чтобы добраться к цели до ночи, придётся немного пробежаться.
  - Женя с сомнением посмотрел на их увесистые рюкзаки. Хотя у 'Белого лотоса' также имелась магическая сумка, но на глаз в неё сложили лишь самое тяжёлое.
  - О-о-о, - протянул Юшенг, уловив сомнение в глазах собеседника, - к пятнадцатому уровню вы узнаете о своих телах много нового и интересного. Придётся узнать, - серьёзным тоном произнёс китаец, - так как путешествовать на точку воскрешения занятие весьма неприятное.
  На этом азиаты раскланялись, быстро собрались и покинули философа и его спящих товарищей.
  
  ***
  
  Первым проснулся Коля, вылез из спальника, потянулся, придирчиво огляделся вокруг и задал сидящему у костра философу вопрос:
  - Узкоглазые ушли?
  - Да, - кивнул Женя.
  - М-да, скомканное получилось знакомство. Но они вроде 'толстые' по уровню: хрен бы что полезное рассказали. Так что ты выяснил об этих перцах? Хотя нет, не рассказывай, все проснутся, тогда и обсудим наше чудесное спасение.
  - Ничего чудесного в нём нет, эти ребята пришли к опушке леса вчера вечером и всю ночь ждали удобного момента вмешаться. Впрочем, вмешаться они собирались и без момента, когда полностью рассветёт.
  - Это да, не верю я в драматические спасения на последних секундах, - согласился Коля.
  Из своего спальника начала вылезать проснувшаяся Эрита. Потянувшись, девушка в первую очередь начала искать глазами Марину, но та всё ещё сладко спала. От чего Эрита немного расстроилась, но вида не подала. В туалет ходили парами, один, собственно, по нужде, а второй охранял интимный процесс с оружием в руках.
  Коля это дело подметил, но шутить над девушками считал ниже своего достоинства.
  Следующим проснулся Юра, потёр глаза и тут же начал принюхиваться к рукам, не понимая, чем они пахнут. Но вспомнил, что смутивший его резкий запах издаёт мазь от надоедливых насекомых. Возможно от Юриного пыхтения, к радости Эриты, почти сразу за молодым человеком проснулась Марина.
  Когда все немного отошли от сна, Женя начал делиться с товарищами информацией:
  - Как я понял из своей беседы с азиатами, во вляпывание в ночные события, мы проявили редкое 'везение'. Действительно опасные места начинаются куда дальше, за Риктелом. Опасностей хватает и в этой местности, но здесь монстры редко подходят к дорогам.
  Эрита на это закивала и добавила:
  - Уверена, больше подобных приключений не будет до самого Озоторга. Лишь бы удачно попасть на попутный фрактал. Юра, - обратилась она к медитирующему на кастрюлю с похлёбкой молодому человеку, - сколько у нас сейчас имеется кристаллов карцибела?
  - Около тридцати с кабанов и один особый, с чудища, - довольно сообщил арбалетчик, - но тут же спохватился. - Ой, нет, половину собранных с утра я засыпал в арбалет на случай преследования. Итого, у нас всего пятнадцать кристаллов карцибела и около сорока камней ментальной силы.
  Коля прикинул в уме стоимость одного кристалла и поморщился:
  - У твоего арбалета зверский аппетит, хотя в основном монстров убивали из него, жаловаться глупо.
  - А попробуй высыпать их обратно, - предложила Марина.
  Что и было немедленно проделано, точнее, что попытались проделать, так как приклад оказался совершенно пуст. Благо оружие после 'вскрытия' не разрядилось и не отказалось сделать пробный выстрел в дерево.
  - Да не важно, - махнула рукой Эрита на Юрины переживания. - Всё одно не хватило бы зафрахтовать судно. Но всё же, этой ночью мы заработали солидные деньги.
  - В печку такие заработки! - возмутился Коля. - Хотя сон после подобных приключений просто замечательный.
  Гопник посмотрел на солнце, что не торопясь клонилось к горизонту, после чего подметил:
  - Ну вот, мы потеряли один день.
  - У нас, по самым скромным подсчётам, полтора месяца запаса, успеем, - успокоил товарища Женя.
  Юра, который, наконец, получил от Марины тарелку с супом и пару галет, прочавкал:
  - Я выспался, до полуночи не засну точно, скучно.
  Эрита посмотрела на Женю, Женя кивнул на две крепкие палки прислонённые к дереву. Поскучать после ужина Юре не дали...
  
  ***
  
  На следующий день проснулись рано, легко перекусили и в прекрасном расположении духа отправились на покорение 'Золотого леса'. Причина приподнятого настроения крылась главным образом в хорошем сне, и не испортил это настроение даже вид покалеченного дуба и утоптанной земли вокруг него.
  - Теперь наверняка засохнет, - сочувственно кивнул на дерево Женя.
  Попаданцы с благодарностью посмотрели на своё ночное убежище.
  Кабаны отсутствовали, видать зализывали душевные раны, если такие вообще возможны у местных кабанов. Чаща леса встретила тенью, прохладой, запахом земли, стрёкотом птиц и уханьем чего-то непонятного. Дорога выглядела хоженой, деревья росли не так плотно, как поначалу казалось с опушки, и никто не спешил нападать на идущих по своим делам путников. Шли быстро, отчего буквально через два часа, деревья поредели, вокруг начало светлеть и товарищей встретила южная окраина леса.
  Встретила окраина леса непонятным. Опасаясь упомянутой непонятности, товарищи сошли с дороги и переместились под покров кустов и деревьев. Здесь, скрытые стволом большого дуба, попаданцы принялись изучать ситуацию.
  - Там телеги и люди, - сообщил зоркий Юра, - и ещё дым от костров, не похоже на опасность, просто большой лагерь.
  На основе полученной информации, отряд принял решение отправиться навстречу непонятному. Непонятное весьма быстро превратилось в большую стоянку местных крестьян и торговцев. Несколько больших полян с раскидистыми дубами в центре были окружены выставленными по кругу телегами, между которыми озабоченно сновали люди. Подойдя, попаданцы увидели, что один из караванов собирается отправиться в путь в сторону Митунга.
  Товарищи немного опасливо приблизились к большой группе людей. Немолодой бородатый мужчина, который активно раздавал указания остальным, вероятно, узнал Эриту, так как на лице его появилось нескрываемое удивление. Удивлением этим девушка не преминула воспользоваться, вступив в продолжительную беседу. К товарищам она подошла мрачнее тучи.
  - Всё плохо, - коротко сообщила Эрита и кивнула в сторону свободной поляны, предлагая устроить привал. Предложение встретило общее одобрение, так как шли через лес быстро и ощутимо устали.
  - Деревня Сейм в осаде. Похоже, нам предстоит ещё одна задержка, - начала доклад девушка.
  - Кто осаждает? Нападение с соседнего материка или война между правителями земель? - поинтересовался Женя.
  - Не первое, а второго у нас не бывает, - закрутила головой девушка, - осаждают гоблины.
  - Вот те раз, - почесал затылок Коля, - а ведь было столько разговоров о нейтральности монстров к местным.
  Эрита вздохнула и принялась объяснять немного издалека.
  - Строго говоря, по военной мощи нам нечего противопоставить монстрам. Нет, конечно, гарнизону большого города не стоит большого труда вырезать среднее поселение гоблинов, но вот сунься они к троллям, скорее всего головы людей украсят ритуальные пики.
  - Постой, но ведь монстры возрождаются, - удивился философ.
  Эрита прервала Женю движением руки, показывая, что понимает суть вопроса и расскажет всё по порядку.
  - Лет двести пятьдесят назад таким образом гибли целые города, - серьёзным тоном продолжила она. - Боги продумали баланс следующим образом: если местные жители убивают монстра, то против них ополчается всё поселение или стая. И ополчаются не на конкретного жителя, а обычно на всю деревню или город, откуда убийца родом. Чувствуют они это как-то. Тут много вариантов, происходящее далее зависит от каждого конкретного случая. Способ прекратить всё это прост - либо люди уничтожают поселение монстров, либо монстры превращают в пепелище поселение людей. Дело в том, что заблудшие отправляются на точку воскрешения сразу после смерти, а у монстров имеется задержка от суток до семи дней. И если полностью зачистить поселение за этот срок, то вся группа или стая возрождается в новом месте, а их злоба по отношению к обидчику исчезает.
  - Так, два вопроса, - взял инициативу любознательный и прозорливый философ, - что мешает местным создавать крупные отряды для зачистки небольших поселений монстров и второе, что мешает жителям деревни уничтожить поселение гоблинов.
  - Большие города гибли не от рук монстров, - с благоговением в голосе произнесла Эрита, - их уничтожали Администраторы. Чтобы зачистить среднее поселение монстров необходимы серьёзные силы и подобные зачистки в давние времена часто происходили при участии знати. Дворяне тайно собирали больше отряды и отправляли их на добычу кристаллов. Но Боги это не те, с кем можно играть подобным образом, они делают одно предупреждение, а после... Я к тому, что за триста лет подобный нейтралитет стал незыблемым: детям с детства рассказывают страшные сказки про обиженных гоблинов. Конечно, Боги вмешиваются лишь в особо серьёзных случаях. Обычно ситуация разрешается сама собой и почти всегда не в пользу людей. Напоследок ответ на твой второй вопрос: у деревни нет сил справиться с гоблинами: насколько я знаю ближайшее их поселение довольно крупное.
  - И что, им никто не поможет? - удивилась Марина. - Вряд ли они все причастны к убийству монстра.
  Эрита кивнула.
  - Скорее всего, всё именно так: гоблина убил либо откровенный кретин, либо тот, кто хотел навредить деревне. И сейчас деревенские сами по себе, они стали изгоями и им никто не поможет, все боятся навлечь на себя гнев монстров или Богов. Более того, даже побег для них не вариант: если гоблины не отомстят обидчикам, то будут долго терроризировать проезжающие через этот район караваны.
  - А попаданцы? - взволнованно уточнила Марина.
  - Заблудшим в подобное противостояние лучше не вмешиваться, - мрачно подытожила Эрита.
  - И что, нет способа договориться или уладить всё с Администраторами? - удивился Женя.
  - Нет, это закон нашего мира - жители деревни обречены, - твёрдо подытожила девушка, расстроившись от своей же окончательности.
  - М-да, дерьмовая система, - вздохнул Коля, - но своя логика в ней есть.
  Юра, обдумав сказанное, спросил:
  - А моя встреча с гоблинами? В той пещере их жило всего четверо. Разве не могут местные убить подобную группу безнаказанно.
  - Могут и убивают, - подтвердила Эрита, - подобным занимаются Чёрные искатели приключений. Но дело это не сильно популярное: среди монстров встречаются всякие, да и можно получить не только от монстров, но и от местной власти или Богов. Поэтому на практике желающих находится не сильно много. И главное, зачем рисковать самому, ведь всегда можно купить карцибел или камни ментальной силы у заблудших. Именно таким образом вы вписаны в нашу экономику, как посредники между двумя мирами.
  - Понятно, - кивнул Женя, - но что нам делать сейчас?
  - Я, пожалуй, побеседую с караванщиками, а вы пока разбейте временный лагерь. Разведаем ситуацию и постараемся обойти деревню. Главная дорога проходит прямо через неё, поэтому здесь и собрались все эти телеги, но наверняка есть тропы, где свободно пройдёт человек или всадник.
  И правда, буквально через час расспросов, выяснилось, что препятствие не столь непреодолимо, как показалось на первый взгляд. В полевом лагере караванщиков оказалось несколько местных жителей. От них удалось узнать, что селение окружено распаханными полями, которые окружают деревню большим кругом. И вокруг этих полей есть вполне приличная дорога, позволяющая без проблем пройти не только пешему, но и телеге. Торговцы и снабженцы боялись воспользоваться ею из-за заметности и медлительности гужевого транспорта, а вот небольшой вооружённый отряд должен преодолеть опасный участок без особого риска.
  На вопрос Эриты о причинах нападения, крестьяне лишь развели руками и объяснили, что на момент начала событий они собирали припасы в лесу и о происходящем в деревне не знали.
  - Поселение гоблинов находится западнее деревни, - объяснял Эрите пожилой абориген. - Монстры стараются не пользоваться дорогами проложенными людьми, а подходят к цели своими тропами. Вам необходимо осторожно дойти до границы пахотных земель и у неё повернуть налево. Не перепутаете точно, как закончится дикое поле, и начнутся посевы, поворачивайте на восток и осторожно обходите деревню по кромке полей.
  Мужчина уважительно оглядел попаданцев. Выглядели Юра и товарищи явно солиднее своих навыков.
  - Вам может встретиться патруль из двух - трёх гоблинов, но что-то мне подсказывает, тем хуже для монстров, - подытожил информатор.
  Сказано - сделано. Уже спустя час после лёгкого обеда, отряд обходил деревню, наблюдая трагические события с расстояния полукилометра.
  Деревня представляла собой круг метров в двести. И гоблины наверняка бы давно её взяли, не имей их цель естественное преимущество в обороне. Обнесённое двухметровым частоколом поселение располагалась на холме, что и было использовано для усиления обороны. За пару метров от ограды земля была срыта, образовавшаяся стенка укреплена от эрозии и засажена колючим кустарником. В созданной ступени метров двух высотой, имелись как преимущества, так и недостатки. Пусть скос было не просто преодолеть, но эта естественная ступенька позволяла прятаться от гнева защитников. Тем не менее, деревню гоблины до сих пор не взяли.
  В нескольких местах в частоколе виднелись наспех заделанные проломы. В одном месте резкая ступенька защитного подъёма была полого выровнена, вероятно, на этом участке предпринималась попытка штурма. В нескольких местах были различимы попытки нападающих поджечь частокол. Гоблины расположились вокруг деревни небольшими отрядами, так, чтобы полностью просматривать местность. Группы монстров отсиживались за грубо сколоченными деревянными щитами метров за семьдесят от частокола и, судя по дистанции, защитники по ним систематически постреливали из луков и арбалетов. На вскидку сейчас в осаде участвовали примерно четыре десятка гоблинов. Скорее всего, это был дозор, а не основные силы.
  Дорога вокруг полей монстров не волновала совершенно и никакого сопротивления настороженные попаданцы не встретили.
  - Попали парниши, - прокомментировал положение жителей гопник, разглядывая пассивное противостояние, - сколько там народу живёт? - спросил он у Эриты.
  - Человек триста, - ответила девушка после небольшой паузы. - Почти все мужчины охотники и собиратели, они же местное ополчение, человек семьдесят наверно, остальные женщины и дети, - девушка помрачнела и пояснила. - Я была там один раз пару лет назад: отец ездил с рабочим визитом к бургомистру Риктела и брал меня с собой.
  - В Риктеле нет лорда? - удивился Женя.
  - Нет, - замотала головой Эрита, - лорд ставится королевским советом в крупные города, хозяйственная и торговая деятельность которых важна для королевства. Он как-бы становится личным представителем короля в указанной местности. Но в остальных местах власть поровну делит королевская канцелярия и местное самоуправление. Первая занимается функционированием города как хозяйственной единицы королевства, а вторые решают свои местные задачи, как-то так.
  - Разумно, - кивнул Женя, - если полномочия поделены правильно и отработана взаимопомощь, подобная система обычно устойчива и жизнеспособна.
  За разговорами о местном государственном устройстве, товарищи обошли деревню по полукругу и вышли на дорогу с её южной стороны. До Риктела остался один дневной переход, однако дело шло к вечеру, а до ночи ещё необходимо было найти хорошее место для ночлега и обустроиться на нём.
  - Это всё неправильно! - внезапно выдала Марина очень недовольным голосом, топнула, ударила посохом по земле и уселась прямо посреди дороги.
  Товарищи удивлённо уставились на неё.
  - Что неправильно? - не понял Юра.
  - Там люди гибнут! - обиженно надулась целительница. - Между прочим, от рук монстров, с которыми мы должны сражаться. И дети есть ни в чём не виноватые, а вы даже не подняли вопрос им помочь!
  - Марина, так нельзя вмешиваться, есть правила, - осторожно начал Женя.
  - Какие правила? Моя хата с краю? Так половина народа из-за этого правила в этот мир и попала, - выпалила готовая расплакаться девушка.
  Маринин аргумент заставил остальных задуматься.
  - Марина, мы можем умереть! - очень серьёзно обратилась к девушке Эрита.
  - Мы могли 'умереть' вчера утром, могли при переходе через лес. Рано или поздно это случится. Сомневаюсь, что кто-то из таких как мы избежал путешествия на точку воскрешения. Давайте хотя-бы попробуем, - жалобно протянула целительница.
  Эрита на это лишь укоризненно вздохнула.
  - Китайцы знали, но не вмешались, - задумчиво произнёс Женя, - и это о многом говорит. Какие шансы огрести от хранителей за вмешательство? - обратился он к Эрите.
  Но та лишь растерянно пожала плечами, показывая, что не в курсе.
  - Ладно, - продолжил рассудительный философ, - что говорят ваши наблюдатели?
  Первым выдал информацию Юра:
  
  **
  Чёрный наблюдатель: - Там много баба-гоблинов со стальными 'клешнями'...
  Белый наблюдатель: - Лучше не вмешивайтесь.
  **
  
  От воспоминания о столкновении с гоблиншей в пещере радом с Митунгом, молодой человек нервно потёр шею.
  - Ну, у меня примерно тоже самое, - мрачно сообщил Коля.
  - Та же история, - подтвердил философ.
  Марина ничего не сказала, а лишь стала ещё мрачнее. Судя по всему, ей писали подобное.
  Все посмотрели на Эриту, ведь больше всех в случае задержки рисковала она. Эрита, не открывая глаза, прочитала:
  
  **
  Чёрный наблюдатель: - Пусть мрут, ещё нарожают...
  Белый наблюдатель: - Решай сама.
  **
  
  - Это странно, - почесал щетину Женя.
  - Что странно? - не понял Коля.
  Но философ ушёл от ответа, сменив тему:
  - Давайте проголосуем, хотя, признаться, я не сторонник голосований по подобным вопросам, эффективнее выбрать компетентного лидера и довериться ему. Я не предлагаю себя, просто считаю, что в критические моменты 'демократия' работает плохо. Кто за то, чтобы помочь деревенским?
  Руку моментально подняла Марина и... Коля. Женя удивлённо посмотрел на гопника.
  - Ты меня не так понял, - затянул джентльмен удачи свою волынку, - я за то, чтобы попробовать. Ведь пока не попробуешь, не узнаешь. Разберёмся в ситуации, выясним кто прав, а кто виноват, ну а если на следующую ночь меня начнёт хватать за мягкое разное - непонятное, скажем местным досвидос и пойдём себе дальше.
  Женя вздохнул и посмотрел на Юру.
  - Вы, это, слабо представляете себе, что такое эти гоблины, - нерешительно произнёс молодой человек и украдкой посмотрел на Эриту.
  Коля этот взгляд поймал и на подобную нерешительность взорвался так, что Юрина голова втянулась в шею.
  - Ты #### сам решай, а не на баб поглядывай! - рявкнул он на Юру.
  Бывший геймер оторопел, но собрался и твёрдо произнёс:
  - Я против, рисковать надо с умом, а у нас сейчас не хватает навыков для подобного.
  Секунду подумав, Юра добавил:
  - С другой стороны вопрос лишь в том, когда мы возьмёмся за подобную работу. Если возьмёмся за эту, я ныть не буду.
  Коля на такой ответ довольно кивнул и не важно, что мнения не совпали, главное, что от души.
  Я тоже против, - кивнул философ, - надеюсь, меня когда-нибудь хватит рассказать вам, чем я занимался при жизни и, похоже, здесь мне заодно придётся учиться сочувствию. Тем не менее, конкретно сейчас никакого сострадания я из себя выдавить не могу. Да и риски. Похоже Эрита решать тебе.
  Девушка немного растерянно кивнула товарищам. Однако она уже явно определилась с ответом.
  - Не знаю, чем закончится наше путешествие, но после я действительно, скорее всего, стану лордом одного из крупных городов Виринтела. Фраза наблюдателя 'Пусть мрут, ещё нарожают...' для меня звучит как вызов. Только очень плохой лорд останется равнодушным к подобному. Будь я жителем королевства, вмешательство было бы невозможно, но сейчас я одна из вас и могу хотя-бы попробовать. Я за помощь.
  - Ну что ж Юра, придётся нам с тобой страдать из-за этих неразумных, - улыбаясь, произнёс философ. - Знаешь Эрита, после твоей фразы об участии лорда к судьбе простого народа я окончательно прочувствовал, что не на земле, - грустно ухмыльнулся Женя и закрыл глаза, после почти сразу произнёс:
  - Похоже, выбор сделан, подтверждайте квест!
  Товарищи с торопливым любопытством вызвали окна статуса. Действительно, впереди характеристик висело задание.
  
  **
  Внимание!
  Хранители одобряют ваш выбор.
  Внимание!
  В связи с низким уровнем злонамеренности грешника, Хранители предлагают вам задание:
  Разрешите ситуацию с деревней Сейм за две недели.
  Награда за выполнение задания: - 'Посох властелина тьмы'.
  Бонус за принятие задания: - 'Медальон ловца гоблинов'.
  Особый бонус за выполнение: - в случае успеха, время, потраченное на выполнение дополнительного задания, увеличит время основного задания.
  Внимание!
  Данное задание принимает отношение дополнительного, относительно задания 'Достигните Озоторга самостоятельно в течение трёх месяцев.
  **
  
  - Это либо джек-пот, либо 'Спили мушку, сынок!' - ухмыльнулся Коля.
  - Что за 'Спили мушку'? - уточнил Женя.
  - Эээ, это из анекдота, который тебе лучше не знать, - скривился гопник. - И вообще, эти Хранители пишут, как машины. Они что, не человеки что ли? И что это за: 'В связи с низким уровнем злонамеренности грешника'...
  Разговор происходил посреди дороги, примерно в километре от деревни. Сама дорога хорошо просматривалась в обе стороны, а по краям её лежали непаханые поля, заросшие травой и колючками, так что о вероятности быть застигнутыми врасплох товарищи сильно не волновались. Но, тем не менее, врасплох их застали.
  - Потому-что он КРЕТИН! - раздался от обочины громкий детский голос.
  Из травы вылез маленький 'Коля'. Нет, внешнего сходства с гопником появившийся из высокой травы мальчишка лет двенадцати не имел, но на его исцарапанном в кровь лице было ясно написано - 'Хулиган 100 уровня!'. Попаданцы опешили. И даже не от внезапности появления 'лазутчика', а от того, что говорил мальчик на весьма приличном русском.
  - Гоблина убил деревенский идиот, - выпалил мальчишка. - Деревенский идиот влюбился в деревенскую красавицу и пошёл добывать деньги на свадьбу! - здесь парнишка сел на дорогу и расплакался.
  Марина моментально поднялась с земли и принялась утешать его.
  - Ну что, принимаем? - оглядел товарищей философ.
  - Принимаем, - ухмыльнулся Коля, - начальство даёт добро!
  
  
  Глава 4: Неожиданный помощник.
  
  ***
  
  Глава, в которой двенадцатилетний шкет доступно объясняет героям, что они - нубы.
  
  ***
  
  Нуб - в терминологии ММО 'зелёный' игрок, не разбирающийся в игровой механике.
  
  ***
  
  - Эй, шкет, - подозрительно прищурился Коля, глядя на плачущего мальчугана, - я к груди своей Жаклиночки по ночам так не жался, как ты сейчас нашу целительницу тискаешь.
  На это мальчик всхлипнул и обиженно выдал:
  - Было бы что тискать... Ай! - подзатыльник любви и сочувствия моментально прилетел со стороны Марины.
  - Вы действительно нам поможете? - утёр сорванец исцарапанное лицо. - Вы какого уровня? - подозрительно оглядел он попаданцев.
  Товарищи немного опешили от происходящего, уж больно колоритная перед ними предстала личность: бойкий веснушчатый паренёк с рыжими волосами и с абсолютно разбойничьим лицом, который, хотя и плакал с детской непосредственностью, никакого смущения перед взрослыми не испытывал. Более того, смотрел нагло, насмешливо и немного с презрением.
  - Где ты так наловчился говорить по-русски? - с интересом спросил паренька Женя.
  - Я полиКот, - окончательно сменив настроение с печали на браваду, гордо заявил мальчишка, - и меня зовут Энрю, - насупился он.
  - Ладно, полиКот ты наш, а если поточнее?
  - Мой батя держит 'Кабаний хвост', - это таверна такая, - начал пояснять мальчик, - и у меня с малых лет большая способность к языкам. А заблудшие у нас часто бывают, я выучил. Я много знаю. Языки и про монстров. Я когда вырасту стану искателем приключений! - гордо заявил он и надулся словно павлин.
  Товарищи с сомнением разглядывали простенькую кожаную куртку и рваные холщовые штаны будущего искателя приключений.
  - Ну, это, что клювами щёлкаете, муха залетит, - прервал их размышления Энрю. - Идёмте гоблинов смотреть, если успеем, конечно.
  - Эй, шкет, придержи лошадей, - довольно строго обратился к пареньку Коля, - какие гоблины, нам в деревню надо.
  Парень оказался тем ещё фруктом: он, гримасничая, передразнил гопника и выдал:
  - В деревню им надо. Не надо вам в деревню днём, я вас ночью проведу. А сейчас к гоблинам, я все тропы знаю, посмотрите, что к чему, они днём заняты, не заметят. Они, они...
  Тут он бухнулся на землю и заревел столь искренне и так громко, что сердца товарищей дрогнули.
  - Они мои друзья-я-я, - сквозь рёв протянул мальчик, - и постепенно успокаиваясь, всхлипывал, - я, я им ножи и топоры из деревни таскал, а они мне части монстров давали и ещё много полезного делали. Они хорошие, а теперь они вою-ю-ю-т, - залился он новой порцией слёз.
  Марина опять принялась утешать паренька, что получалась у неё на удивление хорошо. Тот посапывал и поглядывал на неё полными доверия глазами.
  Предусмотрительный и подозрительный Женя обратился к Энрю по-китайски:
  - Если они твои друзья, то почему ты нам помогаешь?
  - А что мне ещё делать, - зашмыгал мальчишка, перейдя на язык поднебесной, - они же убивают друг друга. Думаете монстрам приятно умирать?
  - А может ты ещё и гоблинский знаешь? - с интересом спросил философ.
  - Знаю, - кивнул мальчик, - я выучил давно, все монстры говорят на одном языке.
  Тут он опять переключил настроение на боевое и потянул Марину за мантию:
  - Идёмте уже, нечего время терять, я вам по пути много чего расскажу.
  - Он знает гоблинский, - сообщил Женя товарищам.
  - Так какого вы уровня? - допытывался у попаданцев Энрю.
  - Мы все первого уровня, - очень серьёзно ответила ему Эрита.
  Мальчик замер, открыл рот и смерил их ошарашенным взглядом.
  - Вы дурные да? Зачем вы вообще полезли в это?!
  Далее он без всяких прощаний и объяснений развернулся и нырнул в высокую траву, оставив с открытыми ртами уже попаданцев.
  - Давайте подумаем, как попасть в деревню, - первым оправился от шока Женя.
  - Да не лезьте вы сейчас в деревню, - словно домовёнок возник из травы мальчик.
  - Чё припёрся умник, ты вроде нашим уровнем был недоволен? - кинул ему Коля, на что Марина с Женей зашикали.
  - Был в деревне один идиот, теперь будет шесть, - залыбился хулиган. - Ладно, хоть вас подрядили и на том спасибо, - вздохнул он. - Ну, двигайтесь уже, что вы встали как ослы на привязи?
  - Эй, мелкий! - возмутился гопник.
  - Коля, Коля, постой, - прервал товарища Женя. - Энрю, послушай меня, мы ещё не уверены, что возьмёмся за это дело. Пока мы лишь хотим вникнуть в ситуацию.
  - Вы говорили, что приняли квест, думаете можно так легко отвертеться? - ухмыльнулся мальчишка.
  - А что будет, если мы его бросим? - осторожно поинтересовался Юра.
  Тут Энрю на какое-то время сбросил 'одежду' хулигана, так как ушёл в глубокую задумчивость.
  - Я не помню, точнее не знаю. Несколько раз слушал разговоры на эту тему. Заблудшие говорили, что квесты стоит бросать только в самом крайнем случае. Лучше провалить квест, чем бросить его, - захлопал он глазами, глядя на товарищей.
  - Ладно, - продолжил Женя, - расскажи про поселение гоблинов внятно и подробно. И как и куда ты хочешь нас сейчас отвести?
  - Я бы этому крысёнышу не верил, - вставил недовольный Коля.
  Мальчик презрительно хмыкнул в сторону гопника, но оправдываться или убеждать никого не стал, а лишь уверенно скомандовал:
  - Так, за мной, посреди дороги стоять не дело. Моё убежище в трёх километрах отсюда, в лесу, там безопасно, - и после уверенно юркнул в заросли у обочины.
  Товарищи неуверенно переглянулись.
  - Ну, вы идёте, а? - показалась из травы его голова.
  Эрита вздохнула, вынула из ножен скьявону и первой последовала в высокую траву.
  
  **
  
  Пусть со стороны поле выглядело труднопроходимым, но мальчишка повёл попаданцев по узкой, хорошо утоптанной тропе, которую смыкающаяся сверху высокая трава делала полностью незаметной. Сейчас над травой виднелись лишь головы членов отряда, а Энрю так вообще был скрыт от посторонних глаз, что совсем не мешало ему ориентироваться. Видимо их проводник знал местность как свои пять пальцев.
  - Эй, шкет, откуда здесь такая 'дорога'? - поинтересовался гопник.
  - Это кабанья тропа, - на ходу пояснил голос из травы.
  По спинам товарищей пробежал холодок: встречаться с кабанами в чистом поле не хотелось. Особенно когда у последних есть естественный карт-бланш на укорачивание ног.
  - Да не бойтесь, не тех кабанов, которые монстры, обычных. Да и они здесь только по ночам ходят, очень охочие до деревенских огородов.
  Компания с необычным провожатым обогнула деревню с юго-западной стороны и вышла к опушке леса. Странно, но здесь лес ощущался другим, совсем не таким как рядом с дорогой. Он давил и настораживал, словно предупреждая, что теперь игра идёт по новым правилам. Попаданцы в нерешительности остановились.
  Энрю также остановился, внимательно огляделся, пару раз глубоко втянул носом воздух, а после достал из-за пазухи хитрый деревянный свисток и подул в него, издав тонкий неприятный свист, от чего товарищи немедленно напряглись.
  - Да не бойтесь вы, точнее бойтесь, но не меня. Здесь живёт пара Хвостатиков, поэтому другие монстры сюда и близко не подходят. Но сейчас Хвостатики спят, когда они не спят, то отвечают, - указал мальчишка на свой свисток.
  Эрита побледнела и сглотнула, а после пояснила товарищам:
  - Он имеет в виду Изумрудных хвостатых ящеров, это невероятно опасные твари, - прошептала она.
  - Ага, - гордо закивал Энрю, - здесь им никто не противник. Ну, разве что гоблины мозги включат и что выдумают. Ну, давайте, просыпайтесь и двигаемся скорее, - отрывисто поторопил он попаданцев.
  Группа углубилась в лес метров на сто. Землю здесь обильно покрывала прошлогодняя листва и упавшие ветви, иногда встречались медленно гниющие стволы поваленных деревьев и островки невысокой зелени - там, где на поверхность, сквозь окна в густых кронах, попадал свет. Местный лес не пестрил фентезийностью: пусть деревья и выглядели величественно, но это были самые обычные земные дубы. Иногда попадались берёзы и стройные высокие деревья с гладкой корой и мелкими листочками. Утром, при переходе через лес, они невероятно заинтересовали Женю. Философ долго ощупывал кору, растёр между пальцами и понюхал пару листочков, а после коротко выдал:
  - Неземные...
  Энрю тем временем уверенно вёл товарищей к цели, и прошло совсем немного времени, как глазам попаданцев открылся странный уступ. Казалось, некая сила подняла огромный участок леса метров на пять, создав зачем-то второй ярус. К этому подъёму и направился мальчишка.
  - Откуда это? - подивился Женя.
  - Халтура, - безразлично пожал плечами мальчишка.
  - В смысле, - не понял философ, проследив уступ взглядом в обоих направлениях. И без всяких измерительных приборов было ясно - он представляет собой неестественно ровную линию.
  - Всё вам надо объяснять. Вы бы, прежде чем из города высовываться, хоть бы минимум необходимого узнали, - надулся провожатый, а после соизволил разъяснить: - Взяли Боги кусок земли с другого материка, а то и откуда подальше, и воткнули сюда. А выровнять на один уровень забыли, а может специально не стали, для водообмена там какого. На планете много подобного встречается, есть глюки и похлеще этого.
  - А ты откуда всё это знаешь? - поразился гопник, с любопытством оглядывая откос.
  - Дык мне уши даны слушать, а не козявки из них выковыривать, - наслаждаясь недовольной Колиной гримасой, выдал Энрю. - Ладно, это сейчас не важно, важно другое, вы видите?
  - Что видим? - удивилась за всех Марина. Что-то подсказывало товарищам, что видеть они должны не пологую земляную ступеньку.
  Мальчик вздохнул с видом столетнего старика поучающего молодёжь.
  - Сведите глаза к переносице и смотрите туда, - ткнул он пальцем в уступ.
  Юра и компания начали морщиться и крутить глазами, но кроме поросшей мхом и кустарником земли не видели ровным счётом ничего. Внезапно Женя удивлённым голосом произнёс:
  - Там вход, но он закрыт.
  - Какой такой вход? - подивился Коля.
  Философ некоторое время раздумывал, а после обратился к мальчишке:
  - А если его ощупать?
  - Не, ничего не произойдёт, пока вы не увидите его глазами - бесполезно. Он на другой частоте колебания материи и для тех, кто его не видит, прохода нет физически. Такова сила человеческих глаз. Не надо на меня так смотреть, это другие говорили, что до вас здесь были, я запомнил...
  Женя удивлённо посмотрел на мальца, что нетерпеливо переминался с ноги на ногу, всем своим видом показывая, что кто-то здесь солидно тупит и этот кто-то не он.
  Не став пытать Энрю расспросами, философ принялся задумчиво потирать свою небритость. Товарищи пыхтели и щурились, но так и не смогли что-либо увидеть. Наконец, закончив процесс полировки подбородка, Женя пристально взглянул на уступ.
  Тут же, прямо в воздухе, возникла тёмная колышущаяся клякса метр на метр. Вид Жениного 'Болота' товарищи прекрасно знали. И стоило им посмотреть на него, как в теле земляного вала возникло нечто сложенное из крупных каменных блоков. Взору наблюдателей открылся большой утопленный в землю каменный куб. В кубе выделялся надёжно перекрытый каменной плитой дверной проём.
  - Отодвинь, - бесцеремонно потребовал Энрю у Марины, указывая на перекрывающую вход каменную плиту.
  - А? - не поняла девушка.
  - Ты что посох для красоты носишь? Все маги могут двигать небольшие предметы, а с талантом к гравитации ещё и большие. У тебя какое предрасположение?
  Марина растерялась. Вроде её 'Удар' как раз магия гравитации, но двигать что-либо она никогда не пробовала, а Адьяа инструктировала девушку исключительно в целительстве.
  - В каком городе учили таких калек как вы? - ошарашенно закрутил глазами мальчик. - Я, конечно, был уверен, что ты её не сдвинешь, но не знать даже, как попробовать. Да куры в деревенском курятнике знают больше чем вы! - расстроился он, глядя на Марину.
  - Нас никто не учил, - вздыхая, сообщил ему Юра, - у нас обстоятельства.
  Энрю на такое подвис. Но к удивлению товарищей, троллить непутёвых попаданцев не стал, а лишь махнул им рукой, призывая следовать за собой и после начал карабкаться наверх уступа. Поднявшись следом, товарищи, увлекаемые мальчишкой, прошли с полсотни метров. Провожатый безошибочно остановился посреди небольшой поляны, сунул руку в мох и осторожно, стараясь не вредить маскировке, откинул щит из плетёных веток, травы и мха. За щитом имелся довольно широкий, ведущий в темноту лаз.
  - Спускаться трудно, но внизу хорошо, - коротко сообщил провожатый и юркнул в темноту проёма.
  Коля, на предложение спуститься непонятно куда, прошептал Юре:
  - Юра достань кинжал и иди впереди меня в невидимости, а я за тобой, подсвечу светильником.
  Предприняв некоторые меры предосторожности, товарищи начали спускаться следом, попав через дыру в потолке в сырой тесный туннель. Раздвигая сырые корни, которые обильно просачивались между стыков потолочных плит, они осторожно двинулись вперёд. На вид туннель казался вентиляционным или техническим ответвлением, удобство передвижения по которому ставилось строителями на последнее место. Предположение подтвердилось, так, спустя метров двадцать, из этого, узкого и сырого, отряд попал в другой тоннель - сухой и просторный. И что удивительно, впереди, метров в десяти, гостей приветливо манил яркий магический свет.
  
  **
  
  А тут уютно! - искренне удивилась Марина.
  Товарищи стояли посреди просторного, метров пятнадцати в диаметре, ярко освещённого помещения. Форма его напоминала короткий цилиндр, в стене которого, друг на против друга, находились два тёмных прохода. И сейчас Юра опасливо косился на один из них. Из другого подобного, но с противоположной стороны, они, собственно, и попали в это место.
  - Там закрыто, - поймав взгляд молодого человека, пояснил Энрю. - Войти можно только с входа снаружи, который так и не смогли открыть. Это подземелье раскопали заблудшие пару лет назад, делали поисковый квест. Подземелье странное. Здесь, - обвёл он рукой комнату, - они нашли что надо. А туда, - указал он на тёмный коридор, - не смогли попасть.
  Но по какой причине первая часть строения осталось недоступной, Энрю не объяснил. Он деловито сел на стул, вырезанный из большого дубового пня, и оглядел собравшихся, словно ожидая вопросов.
  - Шкет, ты здесь устроился как местный лорд, - одобрительно осмотрел Коля убранство комнаты.
  Мальчик кивнул.
  - Это всё вырезали для меня гоблины, - гордо сообщил он попаданцам.
  - А эти гоблины нас случаем 'не того' в этой уютной норке? - с сомнением поинтересовался гопник.
  - Не, когда всё началось, они проверили это место и забыли. Сейчас всё их внимание приковано к деревне. Это точно, я их хорошо знаю.
  Посреди комнаты стоял огромный дубовый стол. Было видно, что его, словно пазлы, скрепили из небольших чурок, ровно таких, что пролезли сюда через метровое отверстие в потолке коридора. По похожей технологии были выполнены несколько удобных скамей и столов вдоль стен. Имелась пара застеленных сухим мхом и мешковиной кроватей. Хватало и всякого хлама вроде старых бочек и непонятных холщовых мешков. Само помещение заливал равномерный магический свет, подобная магия люминесценции нередко встречалась в местных подземельях.
  - Когда ты всё это успел? - спросил у паренька Женя, устало усаживаясь на одну из скамеек.
  Но на этот вопрос Энрю лишь неопределённо пожал плечами.
  - Кхех, - закончив осмотр помещения, одобрительно 'крякнул' Коля. - Мой 'штаб' в детстве выглядел куда скромнее, - одобрительно произнёс он.
  После мужчина незаметно кивнул Юре и Эрите, указывая взглядом на зияющий темнотой второй проход и намекая на необходимость ознакомиться с его содержимым поближе. Но подойдя к проходу со светильником, товарищи увидели, что тот уходит вглубь всего на несколько метров, а путь далее перекрыт массивной каменной плитой.
  - Ты, похоже, куда сообразительнее, чем пытаешься казаться, - похвалил Женя мальчишку. - Не расскажешь, зачем ты привёл нас сюда? Место конечно занятное, но застать нас здесь врасплох, раз плюнуть.
  Энрю скривился и принялся объяснять так, словно разговаривал не со взрослыми, а с пятилетними детьми.
  - Попасть в деревню не сложно, а вот шастать из неё туда - сюда занятие рискованное. Ну, попадёте вы туда, поговорите с ополченцами и поймёте, что надо идти на разведку. А идти придётся через гоблинские караулы, мимо которых лучше лишний раз не ходить. До деревни вам надо всё разведать, понимаете? Только до темноты осталось всего несколько часов, поэтому сегодня к поселению гоблинов лучше не соваться, они ближе к ночи опасливыми становятся. Сразу надо было к гоблинам идти, а не болтологией заниматься. А зачем сюда привёл? Ночевать в лесу вам опасно и в поле сидеть опасно, даже с караванщиками на опушке и то лучше не находиться, можете привлечь монстров. Особенно ночью. Для вас сейчас безопасен только этот участок леса и только днём, пока Хвостатики спят в своём гнезде. Как только стемнеет, они выйдут на охоту, но сюда не полезут, будьте уверены, только других монстров лишний раз разгонят. Размер их территории примерно два на два километра, мы почти в центре. Поселение гоблинов на западе от нас, где-то в четырёх километрах. Вот.
  - А нас там не прихлопнут случаем? - настороженно спросил Юра.
  Энрю поднял глаза вверх, изображая вселенскую печаль по поводу тупости задаваемых вопросов.
  - Запросто, но только если попадётесь. Но вы ведь заблудшие: идти через дикие места для вас значит постоянно подвергаться опасностям. Иногда можно спокойно двигаться весь день, а иногда отбиваться от нападений через каждые сто метров.
  - Мы шли по дороге, было спокойно, - нерешительно произнёс Юра. И тут же вспомнил, что монстры к дорогам вроде как не подходят.
  - Откуда ты всё это знаешь? - удивилась Эрита.
  - Вы чем слушали? - надулся мальчишка. - Я в деревне главный специалист по заблудшим и будущий искатель приключений! - здесь он выпятил грудь колесом. - Ну, в общем, я пристаю банным листом к таким как вы, когда они приходят в деревню. Я все тропы местные знаю, и где монстры живут.
  Он сделал паузу, вероятно подчёркивая важность того, что собирался сказать далее.
  - Слушайте внимательно: мне необходимо сбегать к деревне гоблинов, разведать, чем они заняты. Гоблины не любят действовать ночью, половина ночных монстров к ним враждебна. Если вдруг я не вернусь к темноте, вот, - он пошарил за пазухой и вынул оттуда уже знакомый товарищам деревянный свисток. - Как рассветёт, осторожно выгляните из укрытия и посвистите, если Хвостатики вам не ответят - значит можно выходить. К поселению гоблинов попасть очень легко, идёте на запад вдоль уступа и выйдете к дороге, которая ведёт к старой каменоломне, её то монстры и приспособили под своё жилище. Только не по самой дороге идите, ей гоблины пользуются, это их дорога. Придумаете что-нибудь, коли уж взялись.
  - Зачем нам вообще туда соваться? - с сомнением поинтересовался Коля.
  - В деревне семьдесят крепких мужчин, знающих с какой стороны держать меч, - тут сорванец сделал паузу и ехидно дополнил, - в отличие от вас, - но тут же помрачнел, - сейчас ополченцев уже меньше. Вся эта заваруха длится с неделю, те гоблины, что погибли при первом нападении, уже возродились, я видел. Некоторые, правда, ослаблены, но у большинства товарищи разбили кристаллы. Не победят деревенские грубой силой, даже с вами, это точно. А поселение у гоблинов хитрое, в бывшей каменоломне, может вам, что придёт в голову, - здесь Энрю сбросил часть взрослости и взглянул на попаданцев с детской надеждой, а после продолжил: - Ладно, мне пора. Ах да, если я не вернусь, в деревню вам попасть просто: насколько сможете незаметно подойдите к ней по главной дороге, а после бегите к воротам что есть мочи. Гоблины по привычке поставили посты подальше от дороги, должны проскочить.
  Здесь он вскочил и деловито направился к выходу.
  - Эй, эй, - запротестовал Женя, - только два вопроса: зачем гоблины разбили кристаллы своих товарищей и сколько их всего?
  Энрю остановился.
  - Гоблинов около двухсот. Когда заблудший или монстр умирает, то теряет часть сил. Потерянная энергия материализуется в карцибел и камни ментальной силы, но если их разбить, то потерянные силы вернутся назад. Вы что, ни разу не 'умирали'? - с сомнением оглядел он компанию. - Всё, я пошёл, - тут мальчишка развернулся и словно куница выскочил из помещения, только его и видели.
  Эй, постой, - попытался остановить паренька Женя, но бесполезно, того уже и след простыл.
  Возникла небольшая пауза.
  - Если ему двенадцать лет, то мне шесть с половиной, - с небольшой завистью, выдал в основном молчавший до этого Юра.
  - Вот такие сорванцы в своё время поезда с гестаповцами под откос пускали, - довольно прокряхтел Коля. - Эрита, я почти не сомневаюсь в парнишке, но что мешает этому мелкому сдать нас монстрам?
  - Мне сложно утверждать наверняка: с одной стороны ничего не мешает, а с другой, он житель деревни и никакая прежняя дружба не повлияет на агрессивный статус гоблинов - убьют, лишь только увидят. Да и зачем ему такие сложности, достаточно было вывести нас на гоблинский патруль.
  На это Женя кивнул:
  - Собственно, да. Вот только повезло нам с ним сильно, даже подозрительно. Может Юрина удача лютует? - улыбнулся мужчина. - Пусть пока особой пользы из встречи мы не извлекли, но начало перспективное.
  Юра уверенно заявил:
  - Если бы он хотел нас сдать, не признался бы в дружбе с монстрами, я так думаю.
  Философ на это кивнул и почему-то посмотрел на Марину.
  - Он хороший, но странный, - задумчиво произнесла целительница. - Я это, - засмущалась она, - начала чувствовать настроения людей, стоит мне пообщаться с ними некоторое время. Наверно навык 'мастер душевной гармонии - новичок' работает.
  - И в чём странность? - с интересом спросил Юра.
  - Ну, у этого мальчика настроение соответствовало внешнему поведению. Думаю, он не обманывал нас. Но при этом, глубоко внутри он был так спокоен, я прям оторопела. Не знаю, как подобное возможно.
  - Ребёнок всё воспринимает как игру, - нашёл объяснение Женя, - а этот парнишка тот ещё смельчак, наверно, поэтому и не волнуется. Ладно, давайте отдыхать, я устал от всей этой беготни. Надеюсь, к ночи он вернется, и мы выпытаем у него массу полезной информации.
  Однако ни к ночи, ни к утру Энрю не вернулся.
  
  ***
  
  Хастел сидел в своём любимом кресле и поэтапно просматривал информацию по участкам реальности, за которые несла ответственность его группа. Пробежавшись по физическим параметрам земли и воздуха, он принялся за энергетические, после получил и просмотрел данные от природных эгрегоров и управляющих сущностей второго порядка. На основе полученной информации Администратор составил прогноз и сделал в уме пометку сверить его с реальностью через двадцать один день. Если данные прогноза и будущее состояние мира будут сильно отличаться друг от друга, необходимо будет выяснить, что работает плохо или же, наоборот, слишком хорошо.
  Пусть и рутинная, работа доставляла мужчине удовольствие, утомлял лишь недостаток 'вычислительных ресурсов'. Если человеку доступ к его сверх сознанию ограничили вполне осознанно, как той обезьяне с зажигалкой и ящиком гексогена, то Администраторы были лишены полного доступа к своим интеллектуальным возможностям из-за правил игры. Не той 'игры', в которую 'играли' Юра и товарищи. Их игра 'Богов' напоминала бег с неподъёмными утяжелителями на ногах. Некую тренировку, когда, чтобы развить одно, необходимо временно отказаться от другого.
  Энрю появился в просторном рабочем кабинете 'начальника' и, переминаясь с ноги на ногу, начал поглядывать на Хастела. Сейчас 'паренёк' выглядел старше, лет на шестнадцать, да и волосы его приняли огненно-рыжий вид, а вот веснушки и хулиганская внешность остались прежними. Сидящий в кресле мужчина открыл глаза и взглянул на Тёмного ликвидатора своей группы.
  Работали Администраторы двумя зеркальными группами - тёмной и светлой. Группа Хастела являлась Тёмными администраторами. Это не значит злыми, нет, скорее 'Тёмные' были более склонны к холоду, безжалостности и сарказму. А белые Администраторы вовсе не обязательно были добрыми, однако в своём поведении они проявляли больше порядка, теплоты и юмора. Можно сказать, что эта планета являлась неким перекрёстком, где они учились сотрудничать, так как после этого места их пути сильно расходились, как и обязанности и взгляды на многие вещи.
  Каждая группа состояла из координатора, ликвидатора, архитектора и курьера. Хастел выполнял роль координатора и на практике являлся начальником. И сейчас этот темноволосый, в чёрном пиджаке и белоснежной рубашке мужчина, вопросительно смотрел на своего подчинённого.
  - Пусть за деревней Сейм присмотрит Нефирата, я хочу попутешествовать, - чуть неуверенно произнёс Энрю.
  Хастел вздохнул. Не любил ликвидатор их группы работать и всё тут.
  - Я попросил тебя присмотреть за сектором до разрешения инцидента, - начал Хастел.
  - Ситуация сменила статус, Хранители выдали квест на разрешение конфликта, - отрапортовал 'подросток'. - Я ненадолго, пока они не провалятся. Нефирате будет полезно понаблюдать за подобным, - почти жалобно протянул проситель.
  Хастел на пару минут закрыл глаза и просмотрел интересующую его информацию, после чего удивлённо уставился на Энрю.
  - Ты помог им?!
  Энрю, казалось, ждал этого вопроса.
  - С ними Светоч, и не помог, а подтолкнул колесо событий.
  Здесь Хастел сменил маску строгого начальника на нечто новое и хитро посмотрел на подчинённого. Чтобы шланг и лентяй галактического масштаба помогал кому-то, здесь явно что-то не так.
  'Надо поглядеть на эту Светоч на досуге', - сделал Хастел пометку в памяти, а после спросил:
  - И каковы их шансы на удачное выполнение задания?
  - Да никаких, - без раздумий выдал Энрю.
  - Если они не справятся, дам тебе десять дней 'отпуска', - словно кот, заулыбался Хастел, что совершенно не шло его строгому элегантному лицу.
  - А если справятся? - с подозрением спросил Энрю.
  - Тогда ты отдашь Светочи свою игрушку...
  Это был хитрый и подлый ход. Хастел давно искал повод конфисковать у Ликвидатора предмет позволяющий тому уходить из-под его пристального внимания на этой планете. Вариант выглядел перспективно: Хранители всё равно не позволят заблудшим злоупотребить артефактом, да и в руках человека он не раскроет и сотой доли своего потенциала. Светоч явно понравилась Энрю и, возможно, он согласится.
  - Нет, - замотал головой собеседник.
  - Пока мы играем в кошки - мышки, я не зачту тебе 'стажировку' и обещаю чаще давать 'отгулы', - серьёзно произнёс Хастел.
  На чашу весов были брошены весомые аргументы.
  - Хорошо, - скривился 'мальчишка', - и ты попал на десять дней 'шеф', - хмыкнул он и бесцеремонно исчез.
  - Может и попал, - задумчиво произнёс Координатор, - а может, эти ребята опять что-нибудь выкинут, - улыбнулся он и, закрыв глаза, погрузился в бесконечный поток информации.
  
  
  Глава 5: Блины, которые комом.
  
  ***
  
  Глава, в которой выясняется, что не все гоблины одинаково полезны.
  
  ***
  
  - Марин, бросай эту дверь, если потратишь все силы, нам не поздоровится, - прервал потуги целительницы Женя.
  Марина вздохнула. Ещё с вечера она обнаружила, что может приподнимать при помощи посоха небольшие предметы и даже смогла сдвинуть средний по размеру бочонок, пусть на большее её пока не хватало. Вместе с этим товарищи поняли важный момент: в этом мире они, возможно, владеют много чем, однако пока о навыке не узнаешь и не попробуешь, навыка этого как бы и нет вовсе. Конечно, далеко не все умения подчинялись этому правилу, но некоторые точно. Да и манипулировать предметами целительница могла лишь со 'Звездой севера' в руках.
  Да и то, что открыть многотонную дверь вряд ли удастся, всем было понятно заранее, но, как говорится, попытка - не пытка. Заодно Юра предположил, что, плиту вероятно необходимо не кантовать силой, а лишь отдать ей ментальный приказ отвориться. Бесполезно. Как не морщила Марина свой маленький лоб, открываться дверь не пожелала.
  - Все готовы? - критично оглядела Эрита товарищей. Те закивали.
  На разведывательную вылазку было решено взять только самое необходимое, а именно себя, броню и оружие.
  - Что задумалась Эриточка? - прервал размышления девушки Коля.
  - Да размышляю, когда лучше применить усиливающую магию, здесь или когда покинем владения ящеров.
  Усиление в исполнении Эриты работало около двух часов.
  - С этой магией сплошная морока, - почесал щетину философ, - время действия, восстановление маны, лимит использования, усталость от применения.
  Эрита кивнула.
  - В этом вся соль, - вставил оглядывающийся по сторонам Юра, - в игре, в которую я играл, подобное позволяло средним пакам раскладывать сильные. Для победы требовалось подловить момент, когда умения противника находились в перезарядке или его мана была на нуле. В этом мире, конечно, всё сложнее, но принцип отчасти работает.
  - Что такое 'пакам'? - спросила Эрита.
  - Отряд, обычно из дополняющих друг друга профессий, - пояснил Юра, - мы сейчас такой 'пак'.
  - Это больше рулит в бою с другими группами, с монстрами подобное катит плохо, - вставил Коля, который имел определённое знакомство с игровой механикой.
  - Я бы на вашем месте не застревал на уровне онлайн игрушек, - серьёзно прокомментировал сказанное товарищами Женя. - Принцип отчасти тот же, что и при игре, например, в китайские ГО или те же шахматы. Необходимо правильно использовать свои ресурсы относительно ресурсов противника и при этом грамотно учитывать обстоятельства и поле боя. В реальности вся прелесть подобного в том, что не бывает непобедимых противников, необходимо лишь верно подобрать тактику и знать слабости и преимущества врага.
  Философ посмотрел на солнце, что поблёскивало своими лучами сквозь листву деревьев. Эрита, стоявшая рядом, поймала его взгляд, ещё раз оглядела товарищей и направилась на запад, увлекая за собой остальных. С раздачей усиливающий магии было решено повременить.
  Отряд выдвинулся в путь, следуя, как посоветовал вчера Энрю, воль линии земляного уступа. Стоило отойти от места подземного лагеря метров на пятьсот, как уступ захватил обильный кустарник. Оказалось, что не только попаданцы пользовались этим путём: вдоль подъёма имелась нахоженная тропа, закрытая растительностью с юга и возвышенностью с севера. Но иногда деревья густели и своими кронами лишали поверхность живительного света, столь необходимого для роста мелкой растительности. В таких местах Юра и товарищи оказывались как на ладони, отчего заметно нервничали. Почему-то идти под защитой кустарника было значительно спокойнее.
  - Стойте, - тихо скомандовала Эрита перед очередным чистым пятачком, - мы прошли километра полтора, если Энрю ничего не напутал, до поселения гоблинов осталось около двух с половиной километров, пора наложить усиливающую магию. Учтите, мой лимит восемь заклинаний, после чего, пока не пройдёт определённое время, повторное наложение будет не эффективно.
  - Тогда на дереве вроде подействовало, - неуверенно произнёс Юра, имея в виду то, что Эрита усиливала товарищей вечером и после, с утра, на 'продолжение банкета'.
  - Это так, - кивнула девушка, - но тогда всё было на грани: вечером я использовала ману не полностью, а после прошло достаточно времени для её восстановления. Сейчас же я истрачу ману почти полностью, при этом наши скромные навыки будут увеличены всего на два часа. Сложность в том, что на восстановление маны до максимума требуются сутки, или несколько часов крепкого сна. И даже если внезапно найдётся усиливающий маг кроме меня, он не сможет усилить вас в ближайшие часов пять. Точнее сможет, но эффективность магии упадёт в разы.
  - Эриточка, - тихо прервал девушку Коля, - не лучшее место для объяснений. Давай короче, что ты предлагаешь?
  - Я хочу, чтобы вы поняли, чем я располагаю и, что имеется в моём арсенале. Если кратко, то по мне выгоднее всего накладывать 'Увеличение физических способностей' - это примерно треть прибавки ко всем физическим показателям, универсальное заклинание. Из более сильных аналогов я владею лишь 'Увеличение силы', хотя названия созвучны, но второе увеличивает в основном силу мышц, а первое затрагивает подвижность и реакцию, куда меньше нагружая при этом тело.
  - Зачем вообще надо это 'Увеличение силы'? - спросил Юра.
  - Прибавка от 'Увеличение силы' ощутимо выше, процентов пятьдесят, - пояснила девушка. - И вы поймите, я не выбирала свою магию. Те заклинания, что у меня есть, изначально давались мне легко, вот я их и развивала. Так обычно поступают: учат специализацию, а после расширяют арсенал.
  - Эрита, это всё надо было обсудить вчера, - встал на сторону недовольного задержкой Коли, Женя.
  Вчерашний вечер, откровенно говоря, прошёл скомкано, уж больно много всего навалилось на попаданцев. Лишь только Энрю ушёл, поели, после еды вроде и пытались продумать стратегию, но говорили почему-то в основном о монстрах, а после 'выключились как свет'. Даже караул решили не распределять, понадеявшись на стены подземелья и свойства охранных артефактов с Колиного пояса.
  - Да, конечно, но это важно, после применения магии действовать надо будет быстро. В общем, слушайте. Кроме 'Увеличение физических способностей' и 'Увеличение силы', у меня есть ещё 'Увеличение выносливости' и 'Восстановление сил', и именно на них я предлагаю остановиться. Пусть 'Увеличение выносливости' не делает тело сильнее или быстрее, но с большой эффективностью снижает затрату сил, а 'Восстановление сил', как и следует из названия, увеличивает скорость их восстановления. Эта моя коронная связка, она даётся мне лучше всего, заодно требует меньше маны и действует чуть дольше. Прибавка в районе пятидесяти процентов от каждого. Ещё имейте в виду: 'Увеличение физических способностей' требует больше ментальных сил, пусть даже я наложу его на себя, Колю и Юру, уже потрачу почти половину маны. А связку на выносливость я смогу наложить на нас всех. И да, предвижу вопрос - ментальные усиления требуют меньше маны, но они вроде нам сейчас и не нужны.
  - Отлично, - без раздумий кивнул Женя, - приступим.
  - Эй, эй, - закипешивал Коля, - может всё-таки 'Увеличение физических способностей'?
  - Нет, - завертел головой философ, - второе подходит лучше. От нас до деревни Сейм примерно четыре километра и до гоблинов не один шаг, а вероятность того, что нам придётся спасаться бегством огромна. С нынешними показателями мы выдохнемся на трети пути. Конечно, в бою 'Увеличение физических способностей' запросто может спасти нам жизнь, вот только в бой я бы предпочёл не вступать. И опять же, много толку от нас обессиленных будет, если дойдёт до сражения. Юра, а ты что думаешь?
  - Здесь и думать не надо, во всём, что длится дольше десяти - пятнадцати минут, пока стоит делать ставку на выносливость, - безапелляционно заявил молодой человек, явно ждавший момента выразить своё мнение. - Эрита, а какое у тебя ментальное усиление кроме 'Обострение восприятия'?
  - Ещё есть 'Ясность мышления' - повышает способность анализа ситуации и усвоения информации.
  Но обсуждать подробности не стали и приступили к наложению магии.
  - Надеюсь с Энрю всё хорошо, - волновалась Марина.
  - Думаю шкет разузнал что-то важное и отправился в деревню, там и остался на ночь. Вполне возможно, мы застанем его в убежище на обратном пути, - попытался успокоить целительницу Коля.
  Марина с согласием закивала, объяснение выглядело разумным.
  Эрита закончила с усиливающей магией, и товарищи отправились дальше.
  Двигаясь, старались не шуметь, что удавалось плохо. Впереди шёл Коля со шпагой в руках, за ним следовали Марина и Женя, замыкали колонну Юра и Эрита. Все опасливо поглядывали по сторонам.
  - Этот лес выглядит необитаемым, только птицы поют, - обернувшись, прошептал Юра Эрите.
  - Нет, зверья хватает, не монстров в смысле, а обычных зверей. Просто это нам кажется, что мы двигаемся тихо, а для них шумим как карета с ржавыми рессорами, вот они и разбегаются, - полушёпотом ответила девушка.
  Молодой человек кивнул и принялся оглядываться по сторонам. Деревья здесь разительно отличались от тех, что росли у опушки. Они активно конкурировали за свет, отчего их стволы вытягивались вверх метров на пятнадцать - двадцать и уже там прорастали в небо большими шапками раскидистых ветвей. Земля была мягкая, но ноги не проваливались. Воздух заполнял стрёкот разноголосого хора птиц. Юра поймал себя на мысли, что слушать их пение неожиданно приятно. С правой стороны тянулся всё тот же земляной уступ метров пяти высотой. Здесь Юра зачем-то взглянул наверх пологой земляной ступени.
  'Волк?'
  Всё произошло ошеломительно быстро: вот молодой человек оглядывается по сторонам, слегка убаюканный атмосферой леса, а вот вовсю идёт бой с монстрами! Несколько серых пятен сорвались с верхней бровки уступа и ринулись в сторону попаданцев. Юра начал рефлекторно поднимать арбалет в направлении опасности, но не успел, его сбило с ног и потащило чем-то большим, мохнатым и весьма вонючим. Шея и подбородок вспыхнули болью, горло моментально перестало пропускать воздух в лёгкие. Тело проволокло по земле несколько метров. Внезапно давление ослабло, монстр замер. Арбалетчик с трудом отвалил от себя тушу здоровенного волчары и, пошатываясь, начал подниматься на ноги.
  Первый враг был убит скорее случайно: во время движения по лесу Юра держал арбалет во взведённом состоянии, пусть и для безопасности направленным в землю. При нападении, поднятое от испуга оружие упёрлось в тушу врага, а палец машинально спустил курок. Увы, но порадоваться победе не удалось, воздух наполнился криками, рыками и шумом борющихся тел. Особенно громко выделялся панический визг Марины.
  Молодой человек обернулся в сторону целительницы. Девушка лежала на земле, двумя руками удерживая выставленный перед собой посох, который пытался перегрызть громадный чёрный волк. Юра взвёл арбалет и потянулся за болтом, как к нему метнулась новая серая тень. Левая рука, что вкладывала болт в арбалет, превратилась в сосредоточение боли. Боль эта моментально хлынула в мозг, парализуя мышление и тело. Усиливая её, зверюга дёрнула за руку и потащила попаданца в сторону, опрокинув в процессе на землю. Как болт, так и арбалет выпали из рук.
  Замутнённое паникой зрение уловило движение, после чего 'обожжённый' клинком скьявоны волк выпустил руку арбалетчика и переключился на новую цель. Юра, сквозь мутнеющие от слез глаза, различил яростно машущую мечом Эриту. Девушка также ринулась к Марине, но путь ей преградили сразу два противника, к которому, спасая Юру, девушка умудрилась добавить третьего, благо теперь раненого. При этом она вполне успешно отбивалась от всех троих, но отвлечься от боя с мохнатыми не могла ни на мгновение.
  Всё Юрино тело словно состояло из горящего болью запястья. Молодой человек преодолел боль и начал панически оглядываться. Коля лежал на земле, яростно орудуя кинжалом в правой руке. Рукав левой, сжимающей шпагу руки, был зажат зубами зверя, который рыкал и метался, пытаясь не получить упомянутым кинжалом в глаз. И Коля давно бы пырнул зверя, не мешай процессу второй волчара, который тянул его за штанину правой ноги.
  Женя стоял на ногах с выставленным вперёд топором, метрах в трёх перед ним, из его 'Тёмного болота' пытался вырваться ещё один волк. Задние ноги монстра надёжно увязли в магической субстанции. 'Болото' вытягивало из зверя силы, но приблизиться к нему философ пока не решался, как и не мог отпустить концентрацию и переключиться на помощь товарищам.
  Юра взревел и, разбрызгивая сопли и слёзы, правой - здоровой рукой, рванул с пояса кинжал, после чего бросился к лежащей на земле Марине. Зверь буквально елозил целительницей по земле и непонятно было с помощью каких сил её хрупкое тело сопротивляется опасности. Марина кричала и жмурилась от страха, явно находясь на грани обморока.
  С рыком не хуже звериного, Юра вогнал кинжал в бок волка и навалился на врага всем телом, загоняя лезвие по самую рукоять. Зверь взвыл от боли, крутанулся волчком, вырвав рукоять кинжала из рук и отбросив попаданца в сторону, но быстро обессилил от внутренних повреждений и завалился набок.
  С уступа, что возвышался над полем боя, раздался хриплый рык, услышав который оставшиеся волки развернулись и серыми молниями кинулись прочь от попаданцев. Остался лишь один, тот, которого удерживало Женино болото. Эрита, освободившись от своих противников, в три прыжка подскочила к нему и вогнала скьявону в глаз зверя.
  - Юра, ты в порядке? - убив монстра, подбежала она к молодому человеку.
  И только сейчас бывший геймер понял, что рука его не единственная проблема, ведь воротник обильно напитывается кровью.
  - Рука, - простонал Юра, - и, не пытаясь сдерживать слёз, опустился на землю.
  Коля, мешая стоны с матами, поднялся с земли и, сориентировавшись, бросился к Марине.
  - С ней всё в порядке, потеряла сознание от испуга, - уверенно успокоил его Женя и, как и Юра, обессилено опустился на землю.
  Эрита тем временем изучала Юрины ранения.
  - Сильно разодран подбородок, но шея цела, можно сказать, отделался лёгким испугом, - подытожила она.
  В Юре со страшной силой боролось два желания. С одной стороны очень хотелось расплакаться, отдаться боли и процессу жаления себя. С другой же стороны, он ясно понимал, что лучше от этого не станет, да и вообще раскисать в текущей ситуации занятие сомнительное. Поразительно, но соблазнительными одновременно являлись оба позыва, что странно, так как расплакаться обычно на порядок проще. Решив не распускать сопли, молодой человек принялся изучать поверженных волков, выглядевших чуть ли не вдвое крупнее обычных.
  'Ага, они не исчезают', - мелькнуло у него в голове.
  - Коль, ты как? - спросил Женя у гопника.
  - Да нормально, только руку с ногой помяли сильно, но броня спасла, кости целы. Челюсти у этих зверюг как электропресс.
  Коля наклонился и прислонил ухо к Марининой груди.
  - Живая, - сообщил он товарищам. - Это звери или монстры?
  - Монстры, волки в полтора раза меньше, - уверенно заявила Эрита, которая, заставляя Юру постанывать, осторожно обрабатывала специальной мазью глубокие колотые раны на его подбородке.
  - А чё они не исчезают? - подивился Коля.
  - Это из-за меня. Помните, я вам рассказывал, - прохлюпал Юра, что пусть и решил не раскисать, но и сидеть с положенным картинному герою железным лицом был не в состоянии. - Надо немного отойти и они исчезнут.
  Ни он, ни его товарищи до сих пор до конца не поняли предназначения упомянутой способности.
  - Походу рука сломана, - постанывая, указал Юра на свою левую руку.
  Запястье болело дико.
  - Эта броня - чудо, без неё меня бы ушатали, - прокряхтел Коля, передавая Жене Маринин посох и поднимая целительницу на руки.
  И действительно, при всей простоте, на попаданцах было надето лучшее, что смогли в короткие сроки изготовить мастера Митунга. Главный секрет прочности заключался в прошитом между слоями кожи материале, который был невероятно крепким как на разрыв, так и на разрез, а теперь, как выяснилось, и на укус. Жаль жёсткости ему недоставало.
  Юра потянулся к шее. По самый подбородок горло закрывал высокий полужёсткий воротник, являвшийся, как оказалось, важным элементом брони. Пусть в первый день он вызывал неудобство, но после голова 'притёрлась'. Без этого воротника ему бы наверняка перегрызли горло.
  - Ладно, отступаем, - внёс предложение Коля.
  То, что надо уходить и зализывать раны, очевидно было всем.
  - В деревню или убежище? - уточнил Женя.
  - Давайте в убежище, а там решим, - ответил гопник.
  Первый блин вышел комом, на выполнение квеста оставалось двенадцать дней.
  
  ***
  
  От картины внизу у Юры даже перестала болеть рука.
  'Вот ведь устроились серозадые', - возмутился молодой человек увиденному.
  Поселение гоблинов располагалось в округлом котловане примерно шестидесяти метров в диаметре и не менее десяти глубиной. При этом стена котлована выглядела практически отвесной, отчего попасть вниз, без риска что-либо сломать, можно было лишь через один единственный, не сильно широкий проход. Да и тот был заплетён толстыми ветками с торчащими в разные стороны шипами. Дорога, ведущая в это место, петляла между двух холмов, образованных, вероятно, выбранной из шахт и котлована породой. Сам котлован являлся лишь предбанником к основному месту жительства серого племени. Отвесные стены состояли из беловатой породы похожей на известняк, в которой имелось три больших прохода - пещеры. Ещё, гоблины внизу, в отличие от встреченных Юрой возле Митунга, имели серую кожу и выглядели более развитыми в техническом плане.
  'Серые', в отличие от 'зелёных', носили подобие штанов. Непонятно прикрывали ли они ими срам или не хотели обдирать ноги о колючки, однако штаны из грубой кожи носили как мужские, так и женские особи. На некоторых имелась грубая кожаная броня, обшитая разнокалиберными пластинками железа и частями монстров. Почти все гоблины имели при себе оружие, начиная с грубых палок, заканчивая вполне приличными мечам.
  Дно котлована пестрило настилами, хибарами, помостами, парой навесных мостов - переходов и кубами здоровых клеток. Клетки. Юра принялся внимательно разглядывать содержимое ям примерно в метр глубиной, накрытых сверху каркасом из металлических прутьев, толстых веток и костей животных. Строить гоблины умели, но железа им, по-видимому, катастрофически не хватало.
  'Люди! Почему они их не убили?' - приметил попаданец новые подробности.
  В одной из клетей сидели семеро раздетых до нательного белья мужчин. Выглядели они побитыми и понуро грудились у одной из решёток своего 'убежища', подальше от соседней клетки, на которую гоблины железа не пожалели. Весьма толстого железа. В этой, основательно укреплённой клетке, сидело подобие змеи или ящерицы с множеством торчащих из тела ног. Размер помеси крокодила и питона определить было сложно, так как тварь свернулась в двухметровый клубок и, похоже, спала. В глаза бросалась чешуйчатая шкура ярко-изумрудного цвета. Зоркие Юрины глаза подметили, что на месте многих чешуек имеются тёмные пятнышки. Ещё две клети были забиты недовольно повизгивающими кабанами. Хряки очень напоминали тех, которые чуть не схарчили Юру и компанию несколько дней назад. Но глядя на них молодой человек ненависти не испытывал, отчего следовало, что они самые обычные животные. Да и весьма скромные бивни служили лучшим тому подтверждением. Ещё в одной из клеток гоблины содержали нечто непонятное. Сердце, и кое-что пониже, у Юры ёкнуло. 'Непонятное' являлось женщинами с зелёной кожей и весьма привлекательными формами. Выделяя слюну, попаданец принялся разглядывать существ преисполненных нечеловеческой женственностью. Увы, надежду на встречу с грудастой эльфийкой пришлось сдать в утиль: существа не являлись людьми или эльфами, это точно. Если пошерстить в фентезийной терминологии, им вполне бы подошло определение - лесные нимфы.
  Любой приличный анимешник знает, что любой, не менее приличный гоблин, должен плохо спать по ночам, если ему вдруг не удалось понасиловать человеческих женщин. Но, вероятно, логика мышления Администраторов сильно отличалась от логики больных на голову японских аниматоров, из-за чего дела в этом мире обстояли слегка не так. Юра уже знал, что монстры, способные относительно попаданцев на чудовищную жестокость, были напрочь лишены всякой похоти. Так что, для чего гоблинам понадобились эти, не в меру сексуальные создания, ещё предстояло выяснить.
  'Секс-нимфы блин, надеюсь их не используют для чего-то развратного...' - подумал Юра и тут же поразился своим мыслям.
  Что-то в нём явно стремительно менялось и пусть существа с изящными женскими формами, резкими заострёнными лицами и огромными серебряными глазами, вызывали в нём здоровый мужской интерес, но предаваться похотливым размышлениям молодого человека не тянуло совершенно. К тому же их положение вызывало у него если не сочувствие, то явное неприятие происходящего.
  Имелась внизу ещё одна клетка или, точнее сказать, вольер. В нём сидели животные очень похожие на волков, (рука неприятно заныла), но эти выглядели помельче тех, что сутки назад сильно подпортили попаданцам настроение. Всё тоже чувство монстров сообщило, что звери - обычные животные. И Юре сильно не понравилось то, как некоторые гоблины, проходя мимо клетки, безнаказанно просовывали руки сквозь прутья и по-дружески трепали зверюг по холке.
  'Только 'Мухтаров - переростков' нам не хватало!' - поморщился от увиденного разведчик.
  Из увиденного, и в особенности от поведения монстров, Юра сделал вывод, что враг готовится к чему-то серьёзному. Морщинистый пожилой гоблин в начищенной до слепящего блеска кирасе, производил смотр отряда, что по струнке, хотя и не по росту, выстроился перед ним. Серокожие бойцы пестрили разношёрстной бронёй и оружием, всего их насчитывалось голов двадцать. Кроме 'рекрутов' в котловане сейчас суетилось ещё примерно два десятка гоблинов. Почти все монстры были заняты делом, одни катили какие-то бочки, тащили тюки и длинные жерди, складывая их у выхода на дорогу, другие мастерили что-то сидя на длинных скамьях. Несколько хорошо вооружённых гоблинов сидели у выхода на дорогу и лениво крутили головами.
  Гоблин-генерал в кирасе достал рог и протяжно протрубил в него. Сидящие у ворот монстры подскочили и принялись оттаскивать перекрывавшие выход из котлована деревянные щиты. От вооружённого отряда, смотр которого завершил пожилой гоблин, отделился старшина, что-то гортанно прокричал и после отряд полным составом направился рысцой прочь, на дорогу и куда-то дальше.
  'Может смена караула? - гадал Юра - Или они таки образом перебрасывают силы к деревне, не готовят ли ночное нападение?'
  Молодой человек, волнуясь, натянул на глаза капюшон маскировочного плаща. Ценный магический предмет отдал им в напутствие отец Эриты. Плащ не делал невидимым, но непостижимым образом сливался с окружающей действительностью. Правда эффект сильно ослабевал стоило начать в нём двигаться, однако вкупе с Юриной невидимостью и пассивным навыком скрытности, плащ позволил выполнить, казалось, невыполнимую задачу.
  'Странно, как Энрю собирался показать нам деревню? Или хитрец специально привёл нас в подземелье, а дальше сами разбирайтесь... - размышлял Юра. - Но и то не плохо, посмотреть на это действительно стоило, авось что удумаем'.
  Земля вокруг котлована была основательно расчищена на добрую сотню метров. По краям бывшей каменоломни высились две, сложенные из тонких брёвен, сторожевые вышки. Одна у самого входа в гоблинскую деревню, другая с противоположной её стороны. И сейчас Юра жался к жухлой траве, находясь на одинаковом удалении от обеих вышек. Жаться к земле ему предстояло ещё около получаса, так как уйти отсюда без приключений он мог только в невидимости, на которую пока не хватало маны. Точнее хватало, но не на те максимальные пятьдесят секунд, которые составляли его текущий лимит. Ведь по широкой тропе, что отделяла расчищенный участок от леса, добросовестно ходил гоблинский караул.
  'Ладно, надо провести время с толком, - подумал Юра. - Женя просил больше деталей'.
  И он принялся разглядывать три входа в пещеры, которые выходили в обжитый монстрами котлован.
  Центральный вход выглядел больше остальных и гоблины заходили и выходили из него чаще. Здесь наблюдатель отвлёкся от разглядывания пещер, так как у ворот опять началось движение. Колючие щиты отодвинули и запустили внутрь несколько гоблинов. Юра поморщился, двое из них несли жердь с подвешенными не ней частями какого-то непонятного монстра. А может и не монстра, но навскидку, серо-белые куски плоти принадлежали крупной рептилии.
  'Нет, вряд ли это части монстра, монстры по идее должны уходить на перерождение. Как их сеть, если они исчезают за полминуты?'
  От некоего озарения Юру перекосило, ибо он понял, для чего служит его 'Особое умение: - пожиратель плоти' и почему, в отличие от товарищей, он может поглощать кристаллы карцибела с монстров.
  'Гадость! И это ещё надо проверить', - скривился молодой человек от одной только мысли съесть гоблинское мясо.
  'Но кабаны то исчезали? - подумал Юра. - Но может это потому, что рядом находились товарищи или трупов было слишком много'.
  Далее в голову пришла интересная мысль. И не только интересная, но и перспективная.
  'А почему они не жгут костров, не сырым же они мясо жрут. Те гоблины, что меня чуть не укокошили, делали это весьма ловко, а у этих прямо 'промышленная революция', а костров нет. Может не жгут из-за опасности пожара? Вон у них, сколько всего понастроено. Из чего можно сделать вывод, что запалить всё в этой яме вполне реально...!'
  Но тут же перспективный вариант пришлось 'положить на полку'. По крайне мере пока в заложниках у серого племени находились местные жители и грудастые нимфы.
  'Посоветуюсь с остальными, может придумаем что дельное. Вероятно еду они готовят в пещерах, это также интересная возможность, должны же быть выходы для дыма. Видать их подземелье обустроено получше нашего'.
  Здесь Юра приуныл, так как вспомнил почему-то день вчерашний.
  Марина, к радости остальных, очнулась на половине пути к убежищу, до которого товарищи добрались без приключений. Но стоило им перевести дух, как на всех навалилась тяжёлая пелена уныния. С унынием этим Юра был знаком прекрасно. Правда, в 'виртуальном' его варианте. Подобное упадничество накатывало на него в игре после особо обидных поражений в ПВП или фейла желанного Рейдового босса. Однако в реальности всё оказалось тяжелее, так как кроме боли душевной, свою лепту вносила раздробленная волчьими зубами рука.
  Вывел всех из этого состояния, как ни странно, Женя.
  - Вы думаете, я буду корить вас за взятие квеста? - обратился философ к товарищам, прервав тягостное молчание. - Это задание - та лестница, по которой мы выберемся со дна ямы, на дне которой находимся. Да, местная практика жестока, но именно практика самый верный способ освоения новых знаний. Я уверен, через подобное проходят все заблудшие и примерно так здесь выглядят будни низкоуровневых попаданцев', - заявил Женя.
  Приободрившись, товарищи принялись приводить себя в порядок. Марина зарядила свой посох камнями ментальной силы и по мере возможностей исцелила раненых. Попаданцы уже знали, что местная магия исцеления была удивительной, но далеко не фэнтезийной. Пусть она сразу частично снимала боль и останавливала кровотечение, но волшебным образом раны не исцеляла. То есть, повреждения после использования целительной магии никуда не девались. Телу лишь давалась мощная команда на регенерацию, от которой довольно тяжёлые ранения затягивались буквально за сутки. Из-за этой 'недоработки' Юре пришлось выдержать новую порцию отчасти приятных мучений, когда Эрита зашивала порезы от зубов на его подбородке. Заодно Марининого мастерства целителя не хватило, чтобы справиться с повреждением Юриной руки. Даже после помощи целительницы, она болела так, что из глаз поминутно порывались брызнуть слёзы, ведь запястье превратилось в сине-красный пульсирующий болью шар. Ну не шар, но распухло солидно. Никаких зелий моментального исцеления или 'здоровья' в этом мире не было, имелись настойки регенерации, но до них дело не дошло, так как 'чудо' пришло из прошлого. Получив одобрение товарищей, Юра попытался 'вплавить' в руку оставшийся после Болотного топтуна кристалл карцибела. Это был камешек размером с половину мизинца, значительно светлее камней с кабанов и, казалось, подсвеченный изнутри собственным светом. И кристалл действительно 'вплавился' в плоть повреждённой руки.
  - Ого! - поразился Коля. - Как ты это делаешь? Полегчало?
  - Ага, - кивнул молодой человек. - Болит, но терпимо.
  Увы, радость оказалась преждевременной: спустя пару минут начало болеть так, что Юра чуть не полез на стенку. Товарищам даже пришлось дать ему обезболивающее из походного запаса медикаментов, что являлось крайним случаем: подобными препаратами здесь старались не злоупотреблять. Однако спустя час положенное 'чудо' всё же произошло: боль, как и опухоль, начали быстро спадать. Настолько быстро, что через пару часов, после очередной порции исцеляющей магии, Женя смог ощупать руку товарища на предмет смещения костей, после чего заключил, что с костями всё в порядке и необходим лишь положенный в таких случаях покой.
  Покусанный и исцарапанный гопник немедленно попытался повторить проделанное, но ничего подобного у него не вышло. Как не вышло больше и у Юры. Принимать кристаллы дальше тело не пожелало.
  Следом за 'медпомощью' последовал долгий и вдумчивый военный совет, который принял единогласное решение: задание не бросать, но действовать максимально осторожно и осмотрительно. После, а точнее во время совета, поели, распределили караул и отправились спать, дабы на следующий день предпринять новую попытку добраться до лагеря гоблинов.
  Осторожность и помогла и оказалась бесполезной одновременно. То есть жизнь она, как и полагается, спасла, но вот монстров не отвадила. За полкилометра до цели на товарищей напала помесь гориллы и Чака Нориса, что, первым делом, решила укокошить неторопливого Женю. Спасли философа боевые способности Эриты: девушка успела перехватить нападающего и подпортить монстру шкуру. Но неизвестно кто бы вышел победителем в скоротечной схватке, не имейся у попаданцев Жениного 'Болота' и Марининого 'Удара'. Двигалась 'горилла' ох как быстро, но Женя умудрился захватить её магией, а Марина оглушила Ударам, после чего Эрита без труда проткнула монстру шею, ну а Коля успел попинать поверженное тело врага сапогами.
  'Странно, что-то изменилось...' - эта мысль вырвала Юру из приятных, в общем-то, размышлений.
  Гоблины начали вести себя по-другому, при этом глаза и разум наблюдателя говорили, что не изменилось ровным счётом ничего. 'Гоблин - генерал' в кирасе инспектировал новую порцию 'боевой массы', остальные монстры суетились по своим обычным делам. Два гоблина с большими плетёными корзинами гоготали и кидали еду пленникам. Об изменении ситуации трубила интуиция, она и только она. Словно поменялась частота какой-то тонкой вибрации.
  Попаданец посмотрел на сторожевую вышку справа от себя. Строение располагалось метрах в сорока от него и на нём дежурили два гоблина - дозорных. Один из них от скуки перевалился через ограждение платформы и помахивал руками. Весьма подозрительно помахивал.
  'Надо уходить, - решил Юра. - Невидимости должно хватить секунд на сорок, постараюсь отползти подальше от края и только потом применю её'.
  До леса было рукой подать, метров сто, не более. Сто метров можно пробежать за десять секунд, даже когда под ногами периодически встречаются острые колышки и 'заботливо' разложенная колючая растительность. Можно пробежать, а можно и не пробежать. С дыркой в ступне бегать неудобно.
  Только Юра развернулся и начал отползать прочь, как гоблин на вышке перестал изображать невинность и громким гоготанием заорал на весь гоблинский мир.
  'Да чтоб вас!' - молодой человек вскочил, применил невидимость и торопливым гуськом посеменил к лесу, очень стараясь не попасть в расставленные гоблинами ловушки. Юра не питал иллюзии, что враг удовлетворится его бегством и не пошлёт преследователей.
  - Я спалился, надо бежать! - коротко выпалил он товарищам, которые дожидались его в небольшом овраге метров за триста от поселения гоблинов.
  - Преследуют? - уточнил подробности Коля и передал разведчику его арбалет.
  - Я убежал, когда дозорные на вышке засуетились. Вряд ли им понадобится много времени на организацию погони, надо торопиться, - сообщил Юра, принимая оружие.
  То, что в случае обнаружения и погони, попаданцы постараются прорваться в деревню, было обговорено заранее. Выдавать врагу своё временное убежище товарищам не хотелось.
  На этом разговоры закончились, отряд не стал возвращаться к уступу, а чем-то средним между бегом и торопливым шагом направился к опушке леса. Но не напрямую, а по дуге, так, чтобы отдалиться от гоблинского поселения на лишние полкилометра. При этом попаданцы опасались не только преследования, но внезапных атак прочих монстров. Опасения оказались напрасными, прошло десять минут и лес вокруг посветлел, а после впереди показалась травяная гладь. Но соваться в поля товарищи не спешили, предпочитая пока двигаться под прикрытием деревьев и не связываться раньше времени с высокой травой и колючками.
  - А магия то работает, - довольно прокряхтел Коля, сбивая дыхание. - Я бы без этих усилений давно свалился. Чудо блин!
  - Ты хочешь сказать, что усиливающая магия - это чудо, а убегать от гоблинов - серая повседневность? - пропыхтел Женя.
  В разговор на бегу вмешалась Эрита.
  - Я запуталась, мы пробежали то место, где зашли в лес вместе с Энрю или нет?
  Вопрос посеял среди бегущих лёгкое смятение, ведь единственная кто нормально ориентировался в лесу была Эрита, хотя ей, как дочери лорда ориентироваться по лесам не полагалось.
  Задыхаясь, Женя внёс предложение:
  - Бежим до дороги в деревню, до неё не далеко, километр, не более. Соваться в поле без знания троп не стоит.
  Эрита кивнула, и товарищи прибавили темп, двигаясь вдоль опушки.
  - Я не могу, сейчас упаду, - пыхтела Марина.
  Усиление усилением, а бежать четыре километра по лесу не шутки: мягкая лесная подстилка проседала под ступнями, буквально вытягивая из ног силы. Товарищи устали даже при том, что часть снаряжения оставили в подземелье. Но падать Марине не пришлось, более того, пришлось солидно ускориться, так как позади отряда раздался визг и глухие крики.
  - У них есть собаки! - сообщил Юра, взводя арбалет и на ходу вкладывая болт за защёлки.
  - А мессершмиттов у них там, надеюсь, нет? - умудрялся ворчать на бегу Коля.
  - Осторожно, настигают! - прокричала Эрита, выхватывая скьявону.
  Конечно же, это были никакие не собаки, а разновидность волков, приручённые гоблинами. Благо эти выглядели почти на треть меньше вчерашних, но эта треть словно ушла в их скорость. В движении серых тварей имелась завораживающая грациозность, они серыми молниями летели по лесу, казалось, лениво отталкиваясь от поверхности.
  'Удар!' - то ли Марина натренировалась за последнее время, то ли волк весил не очень много, но ближайшую к целительнице зверюгу отбросило, словно мячик от тяжёлой биты.
  Юра выстрелил, но промахнулся. Переходя к обороне, вперёд выскочили Эрита и Коля. Эрита ловко приняла монстра на остриё своего меча. Зверь прыгнул на неё сходу, нанизался на лезвие скьявоны и уже мёртвое его тело, сбило девушку с ног. Коля понадеялся на подошву своего сапога больше, чем на остриё шпаги и метким пинком в корпус сбил бросившегося на него волка и уже после принялся колоть того шпагой.
  - Зайцев ##### грызите, а не меня! - вопил гопник.
  Новый подоспевший волк вцепился ему в ногу и принялся терзать броню.
  - Коля не ори, а коли его! - рявкнул Женя, захватывая зверя магией.
  Задние ноги волка увязли в 'Тёмном болоте', частично сковав зверя, чем Коля не преминул воспользоваться, проткнув врагу шею. Возникла короткая передышка, но здесь подоспели ещё два волка, что чуть отстали от собратьев и, нагнав, вступили в бой. Эрита отбросила труп своего первого противника, вскочила на ноги и бросилась им на встречу.
  Юра вскинул арбалет. Но своей целью он выбрал не волков. Там, за ними, метрах в пятидесяти замелькали гоблины, и, судя по топорам и мечам в руках гуманоидов, бежали они не время спрашивать.
  'Выдохнуть, расслабиться', - вспомнил свои тренировки молодой человек, пусть расслабление являлось последним, что позволил бы сделать бушующий в крови адреналин. Выделив сильно выбившегося вперёд гоблина, арбалетчик нажал на второй курок.
  Щёлк, - негромко стукнул тетивой арбалет.
  Болт попал в какую-то невероятно крепкую часть обвеса брони, вроде того бивня с кабана, который выпал Юре и товарищам. Подобные артефакты обильно покрывали доспехи гоблинов, заменяя собой металлические пластины и кольчужное волокно. Только этим можно было объяснить то, что противника сорвало с места, и швырнуло словно шарик для пинпонга.
  Юра оглянулся, суровые тренировки Артура не прошли даром, Эрита уже успела ловко расправиться с двумя волками
  - Гоблины, - прокричал Юра, - бежим!
  Крик этот был скорее риторический, лишь только с быстроногими волками было покончено, как попаданцы понеслись по опушке, словно под ногами лежали не прошлогодние листья, а раскалённые угли. Впереди показался лагерь караванщиков, телег явно стало меньше.
  - Правее, быстрее! Нам нельзя приближаться к людям, - задыхаясь, кричала Эрита. Марина споткнулась и растянулась на земле, Коля схватил целительницу за руку, помог встать и потащил за собой.
  Обогнув лагерь караванщиков, товарищи выскочили на дорогу. Юра периодически панически оглядывался на преследователей, гоблинов было почти два десятка и возникло ощущение, что они намеренно держали дистанцию метров так в пятьдесят.
  'Если догонят, нам крышка!' - пронеслось в голове у Юры.
  От леса до деревни предстояло пробежать около километра.
  - Они могут догнать, но не догоняют, - прерывисто произнёс Женя, подтвердив Юрины догадки. - Возможно, думают, что мы ведём их в засаду!
  Пятьсот метров до цели. Четыреста. Впереди уже видны подпалённые ворота. Триста.
  Г-у-у-у-у! - гулко проревел позади гоблинский рог.
  Вот уже хорошо виден заветный подъём и машущие руками дозорные на воротах. Двести метров.
  Толпа из двадцати гоблинов позади! Вдруг впереди, из травы по бокам дороги, высыпало ещё с десяток монстров.
  Стало понятно, зачем преследователи трубили в рог, именно на его звук подоспел ближайший отряд осаждающих.
  - Не останавливаемся, постараемся прорваться! - закричала Эрита,
  Гоблины впереди, те, что находились сейчас метрах в семидесяти от попаданцев, гурьбой ринулись им навстречу. Юра оглянулся, преследующие их монстры сбавили темп, осторожничая и, вероятно, желая 'протестировать' силу отряда на дозорных.
  В голове молодого человека мелькнула мысль:
  'Они знают, что мы попаданцы! Но не знают, что очень слабые. Возможно отсюда такая неуверенность с их стороны!'
  Переведя внимание на приближающийся от ворот отряд врагов, Юра подметил:
  'Хорошо бегут, кучно', - после чего машинально вскинул на ходу арбалет и выстрелил.
  Гоблины нарушили золотое правило: никогда ни приближаться к обладателю мощного магического артефакта группой растянутой в одну линию. И за нарушение этого правила, монстры дорого поплатились.
  Арбалет щёлкнул тетивой, после чего удачно выпущенный болт пробил троих гоблинов сразу. Умерли лишь двое, а один, с искривлённой от боли мордой, рухнул на землю зажимая рукой пробитое плечо.
  Два отряда встретились, но не столкнулись: люди и монстры в какой-то панической нерешительности остановились в десяти метрах друг от друга. Юра вкладывал болт в арбалет, Эрита искала куда бы поудачнее вогнать лезвие скьявоны, Женя в панике оглядывался назад, Марина поднимала посох, Коля же настойчиво шептал задыхающийся целительнице:
  - Мариночка, надо жахнуть!
  И Мариночка жахнула!
  Удар!
  Магия швырнула на землю семерых оставшихся на ногах гоблинов. Марина же, потратив на усиленную версию Удара всю имеющуюся ментальную силу, обессиленно упала на дорогу. Коля словно ждал подобного, отчего моментально подхватил её и посох и ринулся к воротам, не забыв пнуть по пути ошеломлённого гоблина. Вот они спасительные сворки, уже хорошо видны, но всё ещё так далеко! Наверху суетятся люди, раздаются крики и команды. Центральная часть хитрых ворот, словно верхняя челюсть чудного монстра, поднимается и готовится заглотить попаданцев.
  Шлёп! - что-то сильно ударило Юру в спину. Дорога, что только что была под ногами, внезапно оказалась у самого носа. Кто-то зачем-то плеснул ему на спину стакан кипятка и кипяток этот странным образом пролился в грудь.
  - А!? - не понял Юра произошедшего.
  В крови молодого человека бушевала годовая доза адреналина. Боль была дикая, но мозг, казалось, её игнорировал. Однако силы, словно через открытый на всю кран, стремительно покидали тело. Молодой человек посмотрел вперёд: люди в воротах суетились, спины товарищей быстро удалялись. А, нет, Женя обернулся и что-то громко крикнул остальным. Но Юра почему-то не услышал. Голова потяжелела, уши наполнились непонятным звоном. Он обернулся в сторону преследователей и встретился глазами с ранившим его гоблином. Крупный, закованный в добротную чёрную броню, монстр держал в руках большой деревянный арбалет и счастливо лыбился.
  'Чтоб тебя', - пронеслось в голове у Юры.
  Щека почувствовала тепло нагретой солнцем земли, а после, после он отключился. День не задался.
  
  
  Глава 6: Ход конём.
  
  ***
  
  Глава, в которой выясняется, что знания очень полезная штука.
  
  ***
  
  Юра открыл глаза, глаза увидели небо. По небу безмятежно плыли облака, пытаясь захватить его внимание и унести куда-то далеко, туда, где нет дикой боли в спине, злобных гоблинов, волков размером с телёнка, натёртых до крови ступней, комаров и вони. Туда, где всё хорошо и прекрасно. Но, что странно, домой к компьютеру уже не тянуло. Молодой человек внезапно понял, что как бы плохо ему здесь не было, он вкусил запретный плод, имя которому - жить по полному.
  Постанывая, он прокрутил в уме события последних дней. Для их описания просились в основном слова матерные. Однако имелся и приятный момент: сколь интенсивным был процесс получения тумаков от местной действительности, столь блаженным оказался сон с момента выхода попаданцев из Митунга. А спалось в этом мире специфически. Но сон сном, а дырка в лёгких штука неприятная.
  Юра попытался приподняться, отчего болезненно застонал, если не сказать захныкал. Пусть арбалетный болт давно вынули, рану обработали целебными мазями, за которые земные доктора отдали бы многое (лишь бы они не попали в руки пациентов), а Марина наложила целебную магию, несмотря на всё это, болело сильно. Если угрозу жизни в этом мире убрать было просто, то боли от этой угрозы предпочитали задержаться.
  - Сразу говорю, идея не моя... - раздался откуда-то сбоку хмыкающий Колин голос.
  Юра повернул голову и охнул, рядом с ним лежал мёртвый гоблин с искалеченным лицом. Голова его была разрублена, один глаз отсутствовал. От увиденного моментально стало подташнивать. Стремясь уйти от отвратительного зрелища, молодой человек повернул голову в другую сторону и упёрся взглядом в остекленевшие глаза второго мёртвого гоблина, не покалеченного, но всё равно неприятно.
  Судя по давящемуся смеху, гопника явно веселило происходящее.
  - Хфто это? - приподнимаясь и хныкая от боли, спросил Юра.
  Он лежал посреди просторного двора на толстой соломенной циновке. С меньшими удобствами, вокруг него были разложены трупы гоблинов, что-то около двадцати.
  - Ох, мне даже неудобно рассказывать... Может тебе лучше не знать о приключениях своего бездыханного тела? - залыбился Коля.
  - Выкладывай уже, - пробурчал Юра и перевёл взгляд на высокого молодого мужчину, который стоял рядом с гопником. Мужчина этот был облачён в кольчугу крупного звена, а на поясе его висел широкий одноручный меч. Дополнял картину опытного воина довольно большой круглый щит, висящий за спиной незнакомца. Свой шлем - шапку, он держал в руках. Выглядел незнакомец молодо и имел красивое лицо, которое портил старый косой шрам от виска до самого подбородка.
  Мужчина, приветствуя, махнул Юре рукой.
  - Местное ополчение - ураган, - прокомментировал Коля. - Я даже начинаю верить в возможность выполнения нашего задания. Спасение твоей простреленной задницы, кстати, чуть не стоило одному из ополченцев жизни, благо Марина к вечеру оклемалась и оттащила вас двоих подальше от старушки с косой. Растёт на глазах, - довольно сообщил гопник.
  - А поподробней можно?.. - совершенно не удовлетворился сказанным Юра.
  - Поподробней?.. - на секунду задумался мужчина. - Ну, как тебя подстрелили, мы вернулись и, как стадо дебилов, встали на защиту твоего лежащего на земле тела. К чему такая категоричность? Да собственно глупый это был поступок: если бы серозадые не затупили, мы бы все на 'бесплатном самолёте' полетели бы на ближайшую точку воскрешения. Однако гоблины твёрдо решили, что это засада и вообще мы опасные парни, отчего в нерешительности застыли метрах в тридцати от нас. Ну, та куча, что бежала за нами по лесу. Они, может, и отступили бы, но недобитки, которых оглушила Марина, начали приходить в себя и кидаться на нас. Эрита принялась их шинковать, что давалось ей довольно просто, уж больно пришибленные они были. Увидев такую несправедливость, преследователи не выдержали и бросились в атаку. Но к этому моменту подоспело местное ополчение, завязался бой. Я всё больше убеждаюсь, что дуракам везёт, а таким дуракам как мы - везёт по крупному. При столкновении лоб в лоб, эти гоблины - звери! Однако не многие из местных ополченцев уступают Эриточке во владении острыми предметами. Короче, с нашей стороны двое раненых, один тяжелораненый, со стороны гоблинов двое 'убитых' и пара раненых. Это из той двадцатки. Семерых мы убили до этого. Зелёные, быстро прикинув курс размена, отступили.
  Сатар, - кивнул Коля на мужчину со шрамом, - увидел, что трупы гоблинов не исчезают и моментально просёк ситуацию: спросил нет ли среди нас человека с умением 'Пожиратель плоти', - Коля залыбился, - мы тебя, конечно, сразу же сдали. Если бы ты видел, как за твою жизнь переживали деревенские, таща рядом с тобой тушки гоблинов...
  - Но их тут больше? - кивнул Юра на 'отделение местного морга'.
  - Это да, - мужчина стал серьёзным. - Ночью случилось серьёзное нападение. Жопа из жоп. Благо Мариночка легла спать и ничего этого не видела. Штурмовали ворота. Эрита махала своей 'зубочисткой' как электровеник. Я тоже лицом в грязь не ударил, ты бы слышал, как обиженно визжат эти серозадые, когда у них из груди внезапно вылезает лезвие кинжала, - как чеширский кот заулыбался гопник. - За бой погибло около двадцати гоблинов и трое деревенских. Хорошие они здесь парни, жалко, - став серьёзным, поморщил лицо Коля. - Да и нам, что душой кривить, не сильно выгодно, квестик то закрывать надо. Итого, осталось в ополчении шестьдесят человек, это из начальных шестидесяти восьми. Заваруха с осадой уже с неделю идёт. А теперь, внимание... - лицо мужчины начало растягиваться в неестественную по ширине улыбку, - ты все это время провёл в деревянном ящике, который заботливо пристроили сбоку у ворот!
  - А Энрю? - спросил Юра, решив пока ничему не удивляться и не возмущаться.
  - Держись за циновку 'сынок', - опять вернул себе серьёзность Коля. - У трактирщика действительно был сынишка, и он действительно был тем ещё сорванцом, и дружбу с гоблинами водил, и это было. Здесь подобное не поощряли, но и не препятствовали сильно. Талантливый парень, в общем. Но звали его не Энрю, а Атарг вроде.
  - И? - не выдержал Юра.
  - Когда всё началось, - продолжил гопник, - мальчишка пошёл в поселение гоблинов договариваться о перемирии. Смельчак, но глупый. Эти твари убили его, отрезали голову и перекинули её через забор, - скривился мужчина в гримасе гнева. - Всех передушу уродов.
  - А кто тогда водил нас по лесу и полям?
  - Ну, как ни странно, в привидений и духов здесь никто не верит. Точнее верят в жизнь после смерти, - Коля на этом моменте ухмыльнулся, - но не в такое. Женя трёт свою бороду и говорит, что мы встретили Администратора. Эрита машет руками и утверждает, что подобное невозможно от слова совсем. А я? Я радуюсь удаче и не заморачиваюсь. Кстати, тебе сидеть здесь до самого вечера, а там посмотрим, - в очередной раз залыбился гопник.
  Юра принюхался. Гоблины ещё не разлагались, но пованивало от них конкретно.
  - Ага, шмалят они как мои портянки, - подметил его движение Коля. - Даже не верится, что если ты отойдёшь от них на десяток другой метров, не будет ни гоблинов, ни запаха. Мы пробовали, - пояснил он. - Парочку особо выпотрошенных решили 'отпустить домой' методом уноса от твоего спящего тела. Что интересно, их снаряжение тоже исчезает, даже если предварительно отнести его на другой конец деревни. Ага, я тут времени даром не терял, - похвалился гопник на заинтересованный взгляд Юры. - Как я понимаю - если предмет личный, то у него имеется что-то вроде привязки. Со всем этим ещё предстоит разобраться.
  - А где остальные? В смысле Эрита, Женя и Марина? - поинтересовался Юра.
  - Все спят. Особенно Марина. Она проснулась пару часов назад и захиляла всех до обморока. Или, если 'по-научному', до ментального истощения. Почти все камни ментальной силы извела.
  - А дальше то, что делать будем? - обдумав услышанное, спросил молодой человек.
  - Как обычно, - развёл руками Коля, - решать вечные проблемы - строить дороги и закатывать в асфальт дураков.
  - А? - не понял юмора Юра.
  - Вечером соберёмся на военный совет, - более серьёзно произнёс мужчина. - Русский здесь никто не знает, а Эрита всю ночь махала 'шашкой' на воротах, спит ещё. Я и сам недавно встал, время, кстати, к обеду. Есть, что интересное по гоблинскому поселению, - переключил тему Коля.
  - Интересного вагон, - оживился Юра, отчего неудачно дёрнулся и со стоном опустился на циновку.
  Коля вздохнул.
  - Есть хочешь?
  Молодой человек закивал.
  - Ща принесу. Ты только это, не уходи отсюда. Я понимаю, что неприятно, но надо, - серьёзно посмотрел на него мужчина.
  Юра, изобразив на лице вселенскую грусть, ответил ему кивком.
  - Ну, одно радует, кормят здесь хорошо даже в осадном положении, - произнёс Коля и вразвалочку отправился к входу в одно из строений, которые квадратом закрывали двор.
  Лишившись на время собеседника, молодой человек для порядка простонал от боли, после осторожно улёгся на циновку и закрыл глаза, по привычке вызвав окно статуса. Наблюдатели являлись сущностями своенравными, и стоило начать полагаться на их реплики слишком сильно или вызывать статус чересчур часто, как они начинали вредничать и писать всякую ахинею. Вот и сейчас 'отрывались' в своей манере:
  
  **
  Чёрный наблюдатель: - Всё будет плохо.
  Белый наблюдатель: - Всё будет хорошо.
  **
  
  'Сволочи'! - открыв глаза, зачем-то погрозил Юра небу кулаком. А облака на небе всё летели и летели, какое им дело до страданий бывшего геймера. Он улыбнулся своему глупому жесту, поймав, заодно, насмешливый взгляд стоявшего рядом деревенского ополченца.
  
  ***
  
  - Привет, вижу, не скучаешь, - пришла проведать раненого Эрита.
  Юра не скучал, Юра тренировался. Если бы кто-то месяца полтора назад сказал ему, что он, полусидя, в упоре на небольшой пенёк, обложенный мёртвыми гоблинами, будет стрелять по мишени из настоящего арбалета... Нет, Юра не назвал бы такого человека сумасшедшим, а скорее всего изрёк бы примерно следующее:
  'Вау, во что играешь чувак? Это же вроде пассивный кач из 'Хроник Виндарии'? Не?'
  Здесь Юра как-то попробовал назвать чуваком Женю, на что философ скривился и объяснил ему, откуда слово чувак пошло и что оно значит на самом деле. Не понимают старпёры молодёжного сленга, что с них взять. Однако чуваки действительно остались в прошлом, не выживали они здесь.
  - Сильно болит? - с искренним сочувствием спросила Эрита.
  Юрин мозг включил вторую передачу и немедленно начал прорабатывать тактику сближения с девушкой. Это вышло плохо: серые клетки начали плавиться и закипать. Благо идущий из ушей ухажёра 'ментальный пар' сильно на фоне воздуха не выделялся. 'Не напрягайся, будь собой', - пришёл на помощь гнусавый Колин голос, что недавно наставлял молодого человека в вопросах общения с прекрасным полом.
  - С утра болело сильно, но после я поел, поспал, и стало терпимо, - сообщил попаданец девушке, принимая из рук деревенского паренька охапку болтов. Стрелял он, кстати, из местного тренировочного арбалета, так как болты к 'Четвёртому сокровищу тьмы' надлежало строго экономить.
  - Есть и спать, в твоём случае самое лучшее лекарство, главное не злоупотреблять, - улыбнулась Эрита, и молодой человек понял, что она по-своему стесняется и переживает не меньше его. И это Юру несказанно обрадовало, даже спина стала болеть меньше.
  - Остальные проснулись? - поинтересовался он и посмотрел на солнце. Светило клонилось к горизонту, если перевести на земное время, было около шести часов вечера. Итого, до сумерек оставалось ещё часа четыре.
  - Ах да, - вспомнила Эрита об основной цели своего визита, - я пришла проверить твоё самочувствие и сказать, что через пару часов будет совет с местными. Спит сейчас только Марина, но, если она не проснётся к началу, начнём без неё. Все хотят услышать твой рассказ про гоблинскую деревню. Кстати, если в Митунг заблудшие заходят редко, то здесь они частые гости: выполняют задания в лесу и в болотах на западе, из-за этого местные знают о нас больше, чем мы о себе сами, - улыбнулась девушка.
  Она сунула руку в боковой карман куртки и после кинула Юре небольшой предмет. Хотя бросок был выполнен метко, но принять подачу молодой человек не смог: медальон отскочил от его пальцев и упал неподалёку.
  'Фейл засчитан...' - сконфуженно скривился попаданец и поковылял к медальону.
  - Ой, извини, - виновато улыбнулась Эрита.
  Юра, изобразив на лице безразличие и невозмутимость, отмахнулся.
  - Что это? - спросил он, разглядывая тёмный кружок медальона, на тонкой блестяще цепочке. На одной его стороне тонкими светлыми линиями был выведен замысловатый фрактальный узор, а на другой, в виде множества постепенно уменьшающихся к центу кругов, нанесены мелкие, непонятного значения символы.
  - 'Медальон ловца гоблинов', бонус за взятый нами квест. Нашёлся на дне нашей магической сумки, - пояснила Эрита. Я рассказала Сатару о нашем квесте, и он сразу подсказал, что медальон будет именно там.
  Юра посмотрел на собеседницу непонимающим взглядом.
  - Помнишь, когда принимали квест на спасение деревни, в условиях был пункт 'Бонус за принятие - медальон ловца гоблинов'. А Сатар - это командир местного ополчения, ты должен был его видеть - мужчина со шрамом, - ответила на вопросительный взгляд Эрита.
  - А..., а что этот медальон делает?
  - Женя говорит, что он предупреждает о приближении гоблинов. Опробовать его, правда, пока не удалось. Кстати, у нас в запасе сто сорок восемь болтов для твоего арбалета, из начальных двухсот двадцати.
  - Не густо, - почесал голову Юра.
  - Могло быть и меньше, - возразила девушка.
  Стрелял Юрин арбалет тридцати пяти сантиметровыми стальными стержнями примерно в сантиметр толщиной. Подобный боеприпас был довольно сложен в изготовлении, так как требовались точные размеры и отсутствие всяких искривлений, да и весила связка из двадцати болтов солидно.
  - Местный кузнец сказал, что попробует выточить ещё двадцать штук, у него есть подходящие заготовки. В деревне неплохая кузница, даже простенький токарный станок есть.
  - Никак не привыкну, что здесь так, - поморщился Юра.
  - Так - это как? - не поняла Эрита.
  - Понимаешь, меня приучили, что если другой мир вроде вашего, то обязательно средневековье. Как бы сказать, - видя непонимающий взгляд собеседницы, наморщил молодой человек лоб, - средневековье - это когда всё очень просто, живут полудико, самое сложное что люди могут сделать - приличный меч или телегу. Как-то так. А у вас здесь много технических штук сложных. Канализация там, котельные, краны разгрузочные в порту и гигиена на уровне, в Митунге, по крайней мере. Только электричества нет и всего, что на нём работает.
  - Электричество есть, - улыбнулась Эрита, - его используют, например, для покрытия одного металла слоем другого. Я понимаю про что ты. У нас есть составленный Богами кодекс - 'Кодекс вознесения', он строго регламентирует, что можно делать, а что нет. Огнестрельное оружие, например, строго запрещено, но это ты уже сам знаешь.
  Пару месяцев назад Юра бы люто возмутился на один только намёк запретить прогресс. Уж больно крепко в него вбили, что без прогресса никак. Но сейчас он как-то поостыл. Нет, он за прогресс конечно, но всё больше в его голове укреплялась мысль, что на земле люди пользовались прогрессом не совсем верно. Злоупотребляли им что ли.
  Во двор вошли Женя и Коля. Женя поприветствовал молодых людей и оглядел происходящее во дворе. От вида Юры в окружении кучи мёртвых гоблинов, даже вечно серьёзный философ не смог сдержать улыбки.
  - О чём воркуем? - бесцеремонно начал разговор Коля.
  - О прогрессе, - сообщил ему Юра.
  - О, прогресс - это тема. И как обстоят дела с прогрессом? - кивнул гопник на арбалет в руках молодого человека, явно не так поняв тему разговора. - А чё гоблина 'не воткнул', вон у тебя их сколько, стрельба по 'живым' мишеням и всё такое.
  - Я думал, - признался Юра, - но как-то меня закоробило от этого, да и болты пачкаются.
  Женя одобрительно кивнул и вставил:
  - Приглашаю нашего убийцу гоблинов на военный совет.
  - А эти? - кивнул молодой человек на трупы монстров.
  - Этих решено отправить 'домой', - ответил Женя, - но не от большой доброты. Во-первых, нам нужен карцибел и камни ментальной силы. А во-вторых, как объяснил Сатар, неделю после воскрешения они не бойцы. За это время всё должно решиться. И, кстати, монстры воскрешаются не сразу, судя по рассказам местных, они вернутся в строй дней через пять, а после с неделю будут сильно ослаблены.
  - Что, кристаллов совсем нет? - расстроился Юра.
  - Скажем так, не разгуляешься: Марина потратила почти все камни ментальной силы. В деревне на момент нашего прихода скопилось много раненых. Нет у них здесь своего целителя, лекари есть, а целителей нет. Марина, чтобы компенсировать неопытность и сэкономить ману, заряжала в посох по камню перед каждым заклинанием. Кстати, на сколько выстрелов сейчас заряжен твой арбалет?
  - Сложно сказать, - задумался Юра. - Я загрузил в него примерно сорок пять кристаллов с кабанов и сделал где-то семьдесят выстрелов. Думаю, одного кристалла с кабана хватает где-то на два выстрела, но это лишь предположение. Наши текущие запасы, это четыре кристалла с волков, они по размеру как с гоблинов, выстрела по три с кристалла выйдет. И ещё есть пятнадцать неиспользованных кристаллов карцибела с хряков.
  Философ кивнул и дополнил:
  - Ополченцы отдали нам те кристаллы, которые добыли с убитых в последние дни гоблинов. Надеюсь, ты не забыл, местные не могут хранить эти камни у себя, два - три дня и они рассеиваются. Поэтому они растворяют их в специальных реактивах, получается что-то вроде... хм, даже не знаю с чем сравнить. Полученную субстанцию можно использовать как топливо, лекарство и компоненты для всяких химических дел. Ладно, выдвигаемся, нас уже ждут. Марина кстати проснулась, ждёт нас в доме старосты, поедим и поговорим.
  - Точно, - обрадовался Коля, - 'поляна' - это важно.
  Но тут же расстроился, так как выпить, конечно, можно, но бесполезно.
  - Почему жители не оставят деревню? - спросил Юра.
  - Вот это мы сейчас и узнаем, - задумчиво произнёс философ.
  
  **
  
  За длинным столом большого деревенского дома собрались восемь человек. Кроме пятерых попаданцев здесь присутствовали Сатар - командир местного ополчения, деревенский староста - походящий на мексиканца суховатый пожилой человек с заплетёнными в хитрые косички усами и главный деревенский кузнец - мужчина не молодой, но при этом дышавший таким здоровьем, что хоть в танк запрягай. Широкоплечий, круглолицый, полный энергии мужчина с искрящимися непонятной хитринкой глазами. Ну, точно мечта увядающих земных барышень средних лет, стонущих, что нормальные мужики перевелись и он же, по совместительству, главный деревенский кузнец.
  Русского местные само собой не знали, так что весь разговор происходил через Эриту, что сильно мешало девушке нормально поесть.
  Первым делом, долго и с подробностями, слово держал Юра, который, стараясь не упускать деталей, пересказал свои наблюдения и впечатления от гоблинского поселения. И здесь всплыли очень интересные, пусть на первый взгляд не относящиеся к делу детали. Когда Юра добрался до пленных 'женщин', слушатели из числа местных нехорошо нахмурились, а на части о странном ящере, в их глазах родилось неподдельное изумление.
  - Это точно? - удивлённо обратился к Юре Сатар, - ты ничего не напутал о Касталиях и Изумрудном ящере?
  - Я рассказываю вам то, что видел, - пожал плечами молодой человек.
  - Это важно? - поинтересовался Женя.
  - Это и очень важно, и совершенно не имеет отношения к делу, - задумчиво ответил командир местного ополчения.
  - Я бы хотел, точнее мы бы хотели, - философ обвёл товарищей взглядом, - узнать все подробности относящиеся к поселению гоблинов.
  Остальные попаданцы закивали.
  - Ну ладно, это действительно весьма необычно, - кивнул Сатар, - не будь гоблинской осады, мы бы немедленно отправили данную информацию в гильдию искателей приключений.
  Юра оживился и спросил:
  - А чем вообще занимается эта гильдия?
  - Гильдия осуществляет координацию между королевской властью, заблудшими, Богами и местными авантюристами. Хотя заблудшие обычно получают задания напрямую от Богов*, но при желании могут взять поручение и в гильдии, хотя гильдия редко может предложить что-то связанное с Системой. За исключением городов попаданцев конечно, там всё ровно наоборот.
  * Местные редко отделяют Хранителей от Администраторов.
  - А чем занимаются искатели приключений, которые не заблудшие? - поинтересовался Юра.
  - Всем тем, что не связано с монстрами и разборками между демонами и заблудшими, - пояснил Сатар, - охраной, охотой за преступниками и опасными хищниками, сбором ценных материалов и уничтожением запретных технологий, поиском людей, разведкой территорий и прочим подобным. Но вернёмся к главному. Обнажённые женщины с зелёной кожей не монстры, - товарищи на это заявление приподняли брови, - они одни из разумных обитателей нашей планеты и жили здесь ещё до Вознесения. Касталии не умеют говорить, отчего друг с другом, как и с людьми, общаются телепатически. Эти создания очень мирные, если их не трогать, конечно. Есть как мужчины, так и женщины. Ближайшее их поселение находится относительно недалеко от нас, километрах в пятидесяти от деревни, возле болот, на юго-востоке. И что довольно важно для понимания ситуации, живут они в основном на северном окончании материка, то есть в нашей местности, пусть и держатся от людей подальше. Мы с ними особо не контактируем, но в целом отношения хорошие.
  - Они тоже напали на монстров? - спросила Марина.
  - Ох, с ними всё сложно, - продолжил мужчина, - пусть они по своему 'местные', но монстры относятся к ним нейтрально, скорее даже, как к другим монстрам. К тому же, при всей своей мирности, Касталии могут за себя постоять. У них врождённая способность к магии разума и выжечь мозги человеку или средней силы монстру для них не проблема.
  - Так какого они тогда сидят в клетке? - возмутился Коля.
  - Вот это главный вопрос и часть ответа на него вам не понравится. У серых гоблинов высокое сопротивление ментальной атаке, возможно, поэтому для этого дела подрядили именно их. Да и вы должны знать, что существует магическое снаряжение, дающее соответствующую защиту. А зачем они там сидят?.. Женщин - Касталий используют как рабынь для плотских утех. Похищают, пробивают им дырку в черепе, повреждая мозг в определённом месте, после чего они становятся послушными куклами. Ради этого на них часто охотились до вознесения, а вот сейчас подобное большая редкость.
  Марина побледнела и сжала кулачки, мужчины нахмурились. Эрита, переводя всё это, посерела и тут же от себя дополнила:
  - В Виринтеле запрещено рабство. И не просто запрещено, за него положена смертная казнь.
  - Стоп, стоп, - прервал праведный гнев Женя, - но ведь они сидят в клетках у гоблинов, а не у разбойников или работорговцев? И как подобное допускают Администраторы, то есть Боги?
  Сатар задумался. Поморщившись, он ответил:
  Вам необходимо прочитать 'Книгу вознесения' - многое станет понятным. У Богов довольно строгая позиция невмешательства по многим вопросам. Некоторые, даже очень плохие вещи, отданы на откуп свободы воли и личного выбора. Если что-то не нравится - исправь это сам, - вздохнул мужчина. - Далее, я уверен, заказ на рабынь пришёл из-за пограничных земель, с территории демонов, а то и с соседнего материка. Исполнители, опять же, по моему мнению, ваши серые 'антиподы'. Вероятно, им необходимо нечто, чем располагают работорговцы, либо же знать и те, в свою очередь, запросили именно такую цену. Насколько я знаю, демонам дозволено куда больше чем заблудшим: преследуя свои цели, они даже могут убивать людей, пусть за бессмысленную резню им грозят определённые неприятности. Гоблины, скорее всего, взялись за Касталий по научению демонов, вряд ли им самим в голову придёт нечто подобное.
  - То есть, вы считаете, что гоблины похитили Касталий по заказу демонов, которые, в свою очередь, получили заказ от знати или работорговцев? - поразилась Эрита. - Не слишком ли 'точные' выводы из ничего? - засомневалась она.
  - А почему бы и нет? - пожал плечами Сатар. - Нравы у Минтарской знати ниже плинтуса, это не Виринтельские дворяне, - здесь мужчина уважительно посмотрел на Эриту. - Какой-нибудь богатый извращенец сделал заказ через гильдию воров или работорговцев, те нашли исполнителей среди демонов, слышал, среди них разные встречаются, и вот результат. Почему я так уверенно об этом говорю? Никто кроме демонов не способен выступить посредниками между людьми и монстрами в подобном вопросе.
  - А что за 'демоны' такие? - попыталась раскрыть тему Марина.
  - Вы не знаете? - поразился староста.
  - В общих чертах, - пояснил философ.
  - Ну, если подумать, многого мы вам о них не расскажем, - задумчиво поиграл усами немолодой мужчина. - Материк, на котором мы сейчас находимся, называется Гинтарион, он имеет форму Сампарского кинжала (вытянутую и чуть изогнутую). Примерно треть материка занимает королевство Виринтел. Далее, на Юге, лежит граница, которую отмечает Белый город, удивительное, поговаривают, место. Далее начинается территория демонов, она же территория королевства людей Минтария. На пример вас - заблудших демоны в дела людей особо не лезут, однако имеют свою, довольно строгую, вертикаль власти. Есть у них Король демонов, который волен указывать всем остальным и не подчиниться они не могут. При короле есть малый и большой демонические советы. Но об этом вам расскажут в любой таверне Озоторга куда лучше и подробнее чем я. Да и к текущему делу упомянутое отношения не имеет. Ах да, за территорией демонов лежит 'Великая пустыня сит', по-разному называют, очень опасное, говорят, место.
  Юра и компания наперебой начали задавать вопросы, Эрита растерялась, не зная, что переводить, но ситуацию перехватил Женя:
  - Так, хватит, всё это потом, давайте по теме, что вы можете сказать о втором пленнике гоблинов - Изумрудном ящере.
  Староста оглядел товарищей и продолжил:
  - Верно, верно, особенно при том, что много вопросов вызывает то, как, и главное зачем, гоблины умудрились его поймать. Изумрудный ящер - невероятно сильный и опасный монстр. Я думаю, их снабдили инструкциями и снаряжением те же демоны. Чешуя Изумрудного ящера практически неразрушима, это ценнейший материал для изготовления брони. Скорее всего, демоны побывали здесь месяц - полтора назад, проинструктировали гоблинов и ушли. Теперь, через какое-то время, они вернуться забрать необходимое.
  - Они могут свободно передвигаться по территории Виринтела? - поинтересовался Женя.
  - И нет, и да. Скрытно перемещаться могут, но стоит им попасться на глаза заблудшим, как подходящей команде выдаётся задание на их уничтожение. Как и вы, стараются не вредить местным, но, как упоминалось, свободы в этом вопросе у них поболее. Ваше противостояние с ними идёт там, дальше, - мужчина махнул на Юг - в глубине материка. И конечно вам с ними лучше не пересекаться: при ваших текущих возможностях результат подобной встречи лишь один - смерть.
  Попаданцы сглотнули. Один Женя выглядел очень довольным и немного взволнованным, что с ним случалось редко. По блеску в его глазах товарищи поняли: философ попал на свою стезю и вынес из сказанного значительно больше остальных.
  - Почему вы не сбежите из деревни? Мне кажется, у ополчения вполне хватит сил уничтожить дозорные отряды гоблинов и обеспечить эвакуацию остальных жителей, - задал философ вопрос, над которым попаданцы размышляли в лагере караванщиков.
  Староста задумался, от чего его усы начали жить своей жизнью, после отрывисто, с облегчающими перевод паузами, разъяснил:
  - В обычной ситуации никаких препятствий к перемещению для жителей королевства нет. Разве что традиция предписывает первому сыну оставаться на родной земле и заботиться о родителях. Но текущая ситуация изменила всё. При переезде в город принято сообщать королевской власти причину переезда, с нашей причиной нам нигде рады не будут. Можно соврать, но это, опять же в нашей ситуации, виселица, в случае если обман вскроется. Самый лучший вариант для нас, это переезд всей деревней в новое место с последующей выплатой огромного штрафа. Властям придётся прокладывать объездную дорогу мимо этого места, - разъяснил мужчина причину денежной повинности. - Если мы сбежим, гоблины будут терроризировать проезжающих мимо людей не менее года. Но даже в случае успеха подобное спасение наложит на нас позор и немилость богов, что чревато неприятностями в будущем. Поэтому мы не хотим бросать деревню, по крайней мере, в течение месяца, пока торговцы окружающих городов не узнают о ситуации и не перестанут пользоваться этой дорогой. Пока мы здесь, гнев монстров направлен главным образом на нас. Вероятно, из-за этого они до сих пор не убили пленников в гоблинском поселении, это сопровождающие каравана, которые сунулись к деревне в самом начале осады, - пояснил старик.
  Женя обратился к Юре:
  - Мы участвовали в ночном сражении, гоблины довольно умелые воины. По классификации попаданцев у них где-то седьмой - восьмой уровень. Ополченцы говорят, что один на один их силы примерно равны, но как ты знаешь, у гоблинов численное преимущество.
  - Ага, ночью их припёрлось больше сотни, - закивал Коля. - И глядя на их вчерашние потуги, я трижды подумаю, прежде чем решусь штурмовать даже самые скромные укрепления. Опасное это дело: их численный перевес моментально сошёл на нет. И ещё, у гоблинов очень мало лучников и всего пара арбалетчиков, с одним ты вчера познакомился, при этом именно от них было больше всего мороки: походу эти черти видят в темноте.
  Женя обратился к представителям деревни:
  - То есть, деревню рано или поздно вы оставить намерены?
  - Похоже на то, - кивнул староста.
  Философ начал задумчиво тереть щетину рукой - знак, что его серое вещество эксплуатировалось на повышенных оборотах, после спросил:
  - Каков радиус преследования? В смысле, если вы сбежите, насколько далеко вас будут преследовать гоблины?
  Старейшина вопросительно взглянул на командира местного ополчения.
  - Небольшой, думаю километров десять, не более. Это от деревни, а не от гоблинского поселения, - ответил Сатар.
  - Хорошо, - кивнул Женя, - а что гоблины сделают с деревней, когда жители покинут её?
  - Сожгут, что же ещё... - вздохнул старик.
  - Сразу или разграбят?
  Хранивший до этого момента молчание кузнец ухмыльнулся и вставил:
  - Вычистят всё железное до последнего гвоздя, ну и съестное, что найдут, уволокут к себе.
  - Очень хорошо, - опять кивнул Женя, не пояснив правда, что именно хорошо.
  - Может это, - проснулся Коля, - заманить их в деревню и спалить всё к чёртовой матери?
  Сатар возразил:
  - Это плохой вариант, хотя бы потому, что он вряд ли выполним: гоблины не глупы и довольно осторожны. Более того, жечь деревню не желательно, как и не нравится мне предложение устроить пожар в их поселении, - посмотрел мужчина на Юру, - это лишь продлит их злобу к людям. Сожгут всё сами, может хоть немного 'выпустят пар'.
  - А другие попаданцы вам не помогут? - с надеждой спросила Марина.
  В деревне Сейм хорошо разбирались в делах заблудших по причине того, что те были здесь частыми гостями. Далее на запад 'Лес золотых дубов' разрастался, превращаясь в бескрайние охотничьи угодья, а на юго-западе имелись обширные болота, под завязку забитые всякой нечистью. Попаданцы небольших уровней частенько выполняли в этих местах задания, отдыхая и пополняя в деревне припасы.
  Сатар кисло скривился:
  - Вы ещё не поняли: вам выдали это задание лишь по одной причине - вы с ним не справитесь. Боги частенько делают подобное, ведь им важен не результат, а движение и полученный в процессе опыт. Поражение в вашем случае, научит вас правильно оценивать свои силы в дальнейшем. Заблудших, которые способны разрешить ситуацию, к событиям здесь не подпустят и близко. Но не подумайте, мы рады любой помощи, при том, что вы её уже оказали.
  - На счёт не подпустят, это ещё вопрос, - поспешил не согласиться Женя. - А скажите, 'Посох властелина тьмы' стоящий предмет?
  - Я не знаю, - пожал плечами мужчина, - но награда за квест часто выдаётся пропорционально его сложности, а так как для вас данное задание практически невыполнимо, поэтому и награда должна быть весома. Плюс, в названии присутствует слово 'Властелина', что указывает на статусность. Да и собственные имена обычно имеют сильные предметы.
  Сатар с благоговением покосился на Маринину 'Звезду севера'.
  - Понятно, - протянул Женя и опять принялся причёсывать ногтями щетину. - Гоблины пьют? - спросил он.
  Эрита подвисла с пониманием вопроса.
  - Употребляют ли гоблины алкоголь? - уточнил философ.
  Старейшина ненадолго задумался, после чего ответил:
  - Вино гоблины не любят, даже сладкое. А вот от пива без ума. Но здесь они не глупее нас: о действии алкоголя знают, и пить в военном положении не будут. Да и переносимость ядов у них на порядок лучше, чем у людей, из-за чего и пьянеют они меньше.
  - Ага, - кивнул Женя, - но если найдут пару бочонков в брошенной жителями деревне, выпьют обязательно?
  - Ублажать гоблинов пивом сомнительное занятие, - скривился староста, - но да, если мы уйдём, выпьют, не сомневаюсь.
  - Ладно, дальше, - продолжил Женя. - Если вы покинете деревню, многие ли из гоблинов отправятся в погоню, да и вообще займутся деревней?
  Мужчины задумались.
  - Думаю, три четверти как минимум, - ответил за всех Сатар.
  - На какие потери вы готовы пойти, чтобы разрешить ситуацию? - как-то буднично спросил философ командира ополчения.
  - А какие возможны? - грустно и немного насмешливо, спросил мужчина.
  - Ну... Если скажем ради разрешения конфликта погибнет около десяти ополченцев? И не подумайте, мы рискнём своими жизнями наравне с вами.
  - Эй, Жень, ты сейчас распоряжаешься чужими жизнями, ты это понимаешь? - очень серьёзно произнёс Коля.
  Пусть гопник являлся тем ещё сорвиголовой, но по многим вопросам имел твёрдую и весьма человечную позицию. Гопник старой школы, в общем. Марина закивала ему в поддержку, Юра с Эритой просто слушали.
  - Я распоряжался чужими судьбами всю свою зрелую жизнь, - мрачно ответил товарищу Женя, - и сегодня первый раз в жизни делаю это во благо. И ставлю вопрос подобным образом лишь по причине понимания того, что за месяц осады погибнет куда больше народу. И ещё, стоит быть абсолютно честным, - подмигнул он Юре, - я хочу этот посох.
  - Если план стоящий, мы на него пойдём, - немного подумав, произнёс Сатар. - А сколько людей погибнет - решит наша сила, Боги и судьба, - заключил капитан ополчения.
  - Я понял вас, - кивнул Женя. - Так вот, исходя из Юриного рассказа и своего видения ситуации, я предлагаю вам следующее - оставить деревню. Женщины, дети и прочее небоеспособное население должно уйти на безопасное расстояние, а все, кто может эффективно держать оружие, захватят поселение гоблинов, пользуясь тем, что основные их силы будут бесчинствовать здесь или отправятся в погоню. И уже в нём мы встретим основные силы врага, и постараемся уничтожить их, используя тактические хитрости.
  Возникла пауза, все задумались.
  - Это возможно, - наконец выразил своё мнение Сатар, переглянувшись с остальными деревенскими, - вот только десятью убитыми с нашей стороны мы не отделаемся, и опять же, когда к нам придут сто пятьдесят разъярённых гоблинов, оттуда, в отличие от деревни, сбежать мы не сможем.
  - Эрита, переведи с адаптацией на местный, - попросил Женя девушку. - Я хочу предложить вам стратегию, когда с каждым ходом мы будем отбирать у противника некоторую часть его преимущества. Если двести собранных и готовых к нападению гоблинов для нас непобедимая сила, то, предположим, победить группу в сто монстров шансы у нас есть. А если эта сотня будет ослаблена и дезориентирована, то начнётся совсем другой разговор. Наша задача разобщить и ослабить противника с помощью упомянутой многоходовки. Конечно, огромную роль сыграет слаженность и своевременность наших действий. Но здесь мы в выгодной позиции: ваше ополчение уже сработано и имеет необходимые навыки. Так же, прежде чем начать 'игру', нам как минимум необходим живой гоблин и некоторое количество химических и растительных компонентов. Эрита, спроси, нет ли у них следующего...
  Женя начал перечислять названия каких-то растений, многие из которых звучали на латыни. По большим глазам Эриты философ понял, что занимается чем-то не тем.
  - Ладно, - подытожил он, - переведи, что нам нужен живой гоблин, а лично мне необходимо прогуляться по лесу с опытными проводниками и небольшой охраной и это, Коля, пошли пить пиво...
  - Чё, правда? - поразился гопник.
  - Правда, - кивнул Женя, - прежде чем спаивать маленького бедного гоблина, я хочу узнать, насколько твоя кровь портит вкус местных хмельных напитков. Пить, кстати, будешь ты, как большой эксперт в этом деле, - ухмыльнулся философ.
  
  ***
  
  - Даже не верится, что мы в осадном положении, - задумчиво произнёс Юра и посмотрел в просторное окно 'деревенского люкса'.
  В деревне имелась отличная таверна. Да какая таверна - большая гостиница с самым настоящим рестораном внизу. Как ещё назвать большой просторный зал со светлыми арочными окнами. А столы с накрахмаленными скатертями, а обстановка подчёркнутая картинами со сценами охоты на стенах и чучелами животных по углам, а чудесная кухня, и это, между прочим, у чёрта на куличках. В общем, определение таверна не шло этому месту совершенно, а название 'Кабаний хвост' не шло тем более.
  - А давайте переименуем это место в 'Дом полевых фей', - оценив их временное пристанище, предложила товарищам Марина.
  На что практичный Женя возразил:
  - Как же мы её переименуем, если она не наша?
  - А вот победим всех гоблинов и попросим переименовать, - немедленно нашла выход Марина.
  - Разве что так, - улыбнулся Женя на простоту и романтичность целительницы.
  Но всё это было вчера, а сегодня Юра и Марина скучали в местной Таверне, что представляла собой комплекс из четырёх зданий с большим квадратом двора в центре. Того самого двора, в котором 'отдыхал' вместе с гоблинами Юра. Товарищей разместили в огромном номере с несколькими отдельными спальнями и большой гостиной, эти спальни объединявшей. В ней, за необъятным овальным столом в центре, и сидели сейчас молодые люди.
  Юра чувствовал себя не очень, что не удивительно, ведь обычно от арбалетного болта в спину умирают, но магия и примочки из мёртвых гоблинов творили чудеса. И хотя боль в спине постепенно стихала, болело совсем не по фентезийному. Рядом с молодым человеком сидела понурая Марина, настроение у девушки было отличное, но вот силы следовать настроению отсутствовали. Целительница заработала то самое ментальное истощение, о котором настоятельно предупреждала Эрита. То есть, потратила чуть больше маны, чем имела в свободном распоряжении. Благо случай выдался не тяжёлый и по заверению Эриты, дня через три девушка должна была полностью прийти в себя. Но всё равно обидно, так как Женя, Эрита и Коля с утра отправились в лес с группой деревенских ополченцев, а молодых людей оставили в деревне зализывать раны.
  - Что в таких случаях делают попаданцы в книжках? - спросил Юра у Марины, имея в виду ситуацию с гоблинами.
  - Хм-м-м, - приложила Марина палец к губам и задумчиво подняла глаза в потолок. - Находят танк в ближайшей пещере или собирают ядерную бомбу из содержимого местной алхимической лавки. И-и-и, бабах! Враг повержен, - сделала девушка круг руками и от такого широкого жеста обессиленно 'растеклась' по столу.
  - Да, бомба бы нам не помешала, можно даже не ядерную, - слегка расстроился Юра, от неимения в чулане такой бомбы.
  - Не, не надо никаких бомб, магия - вот наша сила! - опять попыталась всплеснуть руками жизнерадостная Марина, но не смогла. - Ю-ю-юр, я спа-а-ать, - зевнула она, - что-то очень хочется.
  - Дойдёшь сама до кровати то? - с сомнением оглядел её молодой человек.
  - М-м-мне и здесь хорошо, - целительница подложила руки под голову и моментально заснула сном праведницы, которой, по сути, и являлась.
  Юра вздохнул от факта потери собеседника и хотел было накрыть девушку покрывалом, но раздумал: в гостиной было тепло, да и погода стояла замечательная. Немного подумав над тем, чем бы заняться, молодой человек оставил Марину отдыхать, вышел из гостиницы и отправился на изучение деревни, что, как ни странно, до сих пор не сделал.
  Деревня занимала солидную площадь, ну для деревни конечно. Чтобы разместить живущих здесь трёхсот человек хватило бы и меньшего участка земли. Но это если учитывать только жителей, так как на практике в деревне Сейм было тесновато. Но теснились не жилые домики в один или два этажа, а курятники, хлева, амбары, погреба, огороды, пышные цветочные клумбы и какие-то непонятные сооружения, представлявшие из себя пятиметровые деревянные кубы на ножках - ходулях. То ли курятники, то ли голубятники, не понять. Всё это отделялось от узких улочек небольшими заборчиками, целью которых было лишь указать границы личного хозяйства и не более.
  Сопровождаемый свитой любопытных детей, Юра прогулял по деревне около часа, в процессе которого понял, что держать осаду это место может и полгода, хватило бы защитников. Так амбары забиты зерном, сеновалы сеном, а погреба разной снедью и вообще народ здесь живёт запасливый и хозяйственный.
  Изучив территорию вокруг гостиницы, попаданец направился к окружающему деревню забору. Частокол вокруг поселения оказался хитрым, точнее грамотно сделанным. С его внутренней стороны имелся настил - 'ступенька', которая позволяла вести дозор или стрелять из лука в любом месте частокола, как и быстро передвигаться вдоль ограждения. По этой 'ступеньке' ходили усталые дозорные, а два отряда лучников человека по пятнадцать дежурили на разных концах поселения.
  Довольно скоро молодому человеку надоело разглядывать приветливые деревенские домики и сложенные из толстых брёвен хозяйственные постройки. Нет, занятного конечно много, взять хотя бы приземистых симпатичных яков, которых держали в Виринтеле вместо коров, или подвешенные на высоченных жердях шары - ульи с пчёлами, которые, благо, никого не жалили. Да и что говорить, сама деревня казалась бывшему геймеру - чудом из чудес, ни тебе электричества, ни сотовых вышек и машины не ездят, а люди живут и неплохо живут, надо сказать.
  Стоило любопытству поугаснуть, как мысли перекинулись на предстоящее в скором времени сражение. Женин план по захвату гоблинского поселения Юре понравился, но имелось в этом плане масса узких мест и одним из них были его - Юры, боевые навыки. Поэтому обойдя деревню по кругу, молодой человек отправился на стрельбище. Но не на тесный двор таверны, где он успел пострелять до этого, а на деревенскую площадь, которую сейчас активно использовали для сборов и тренировок.
  Именно здесь его ближе к вечеру нашёл Коля.
  - Снайпер бьёт издалека, снайпер бьёт наверняка,
  Сигаретку не кури, свою рожу не пали.
  Один выстрел - труп один,
  Настолько вреден никотин, - посвистел Гопник.
  - Привет, - поздоровался Юра с мужчиной. - Как сходили, монстры нападали? - сгорая от любопытства, спросил он.
  Коля, прихватив из кучи хлама приглянувшийся ящик, подошёл поближе, и устало уселся на импровизированный стул, после протянул Юре довольно крупный кристалл карцибела. С пол мизинца, но не такой светлый как с Болотного топтуна.
  - С местными хорошо, - вздохнул мужчина, - вокруг нас крутились монстры, но решился напасть только медведь - переросток. Ревел в Женином болоте, пока ополченцы превращали его в подушку для иголок.
  - А так можно? Ну, в смысле ополченцам? Они же вроде только с гоблинами воюют.
  - Думаю, в конкретных обстоятельствах, вполне, - почесал Коля затылок и ненадолго задумался. - Знаешь, - задумчиво протянул гопник, - знай я Женю поменьше, решил бы что он при жизни держал лавочку 'весёлых порошочков'.
  На вопросительный взгляд Юры, гопник разъяснил:
  - Ну, дурь продавал блин.
  На лице молодого человека ясно отразилось следующее: 'Женя и дурь несовместимы'.
  - Ага, - согласился с его сомнениями Коля, - но в грибах, да и вообще в растениях, этот чёрт разбирается подозрительно хорошо, благо они здесь на две трети земные. Из тех, что не делают тебя 'очень счастливым', мы сегодня два мешка трутовиков принесли. И кучу всего прочего. Грибники блин. Хорошо хоть местные в делах сбора асы, им только покажи что искать, мигом соберут. Ну не мигом, - поморщился мужчина, - весь день по лесу пролазили. Ещё местные травники обещали для пива какой-то особой белены выделить, якобы оно с ней будет не только вставлять сильнее, но и питься веселее, - довольно подытожил Коля.
  - Что за трутовики?
  - Это гриб такой, на деревьях растёт, если высушить, тлеет и дымит хорошо. Из него в старые времена трут делали, измельчённую берёзовую кору вроде ещё добавляли.
  Юра на такие подробности захлопал глазами:
  - А что такое трут?
  - Ах да, - скривился гопник, - ты же у нас при жизни был заключённым 'цифрового Освенцима'. Короче, не заморачивайся, дымит он хорошо. Женя хочет приготовить из него наполнитель, там ещё химии какой-то добавить, вроде селитры. Галлюциногенную дым шашку сделать, в общем. Но это не главное, главное другое, - мужчина грустно вздохнул, - то, что на меня не действует главное. Набрал он кучу грибочков, один вид я знаю, если их есть, розовый крокодил с удостоверением наркоконтроля - это меньшее, что увидишь. И знаешь, что он мне заявил?!
  - Что? - неуверенно уточнил Юра.
  - То, что есть эти грибы - перевод сырья на ветер, что их курить надо! Только высушить по-особому. А после задвинул лекцию про шаманов древней Мексики и южноафриканского чего-то там.
  - И что? - не понял сути молодой человек.
  - А то, - преисполнился Коля глубокими чувствами, - что если бы я знал всё это при жизни...
  Юра вздохнул и с интересом посмотрел на мужчину. В том сочетались весьма несовместимые вещи: житейская проницательность с откровенным 'отвал башка'; искреннее участие с бездумной жестокостью; взвешенность с рискованностью. Коля, одним словом...
  - А это, с пивом то как? - поинтересовался Юра.
  У Коли имелась примечательная пассивная способность: 'Особый бонус: - кровь в ваших жилах ядовита для монстров'. Вот только как она работала и насколько была эффективна, товарищи пока не знали.
  - Ну, я капнул в кружку пару капель крови с пальца, вкус не изменился. Ополченцы завтра - послезавтра обещали поймать гоблина, будем спаивать...
  - А как вы вышли из деревни?
  - О-о-о, - улыбнулся Коля, - то, что местных держит здесь не осада, а всякая около религиозная мутотень, чистая правда. Ушли и пришли мы через подземный ход. Он начинается у северных ворот деревни и выходит, считай, в двух шагах от опушки леса. Но вот что неудобно, попадаешь на северную опушку. В сторону Митунга в смысле. Деревенские будут уходить в сторону Риктела, он на юге, - пояснил мужчина на непонимающий Юрин взгляд.
  Гопник смерил взглядом подвисшего арбалетчика:
  - В этом мире не как у нас: солнце встаёт на юге, а заходит на севере. Женя выяснил это ещё в Митунге при помощи простых опытов с намагниченной иголкой и о чём, кстати, рассказывал нам в таверне, но ты, как всегда, всё прослушал.
  - А когда начнём? - уточнил молодой человек.
  - Да как Маринка чуть оклемается, так и начнём. Но это если с гоблином всё пройдёт как надо. А если не пройдёт, ничего не будет.
  - Как не будет?
  - Да так и не будет. У Жени в голове Наполеоновский план, вот только если запахнет местным Ватерлоо, он настаивает на немедленной эвакуации. И я его в этом поддерживаю: кровь деревенских не водица, да и на респ не очень хочется. Но пока всё выглядит чинно. Опасный парень наш Женя оказывается. Да ты стреляй, стреляй, твоему арбалету в планах нашего 'Бонапарта' отводится весьма важная роль.
  Важная роль Юру не порадовала, но пострелять действительно стоило. Посмотрев на заходящее солнце, молодой человек принялся взводить тетиву тренировочного арбалета.
  
  
  Глава 7: Специалист по геноциду.
  
  ***
  
  Глава о вреде алкоголя, дурманящих веществ и засовывания головы в пасть разъярённого монстра.
  
  ***
  
  - Наш план очень напоминает мне палку утыканную гвоздями, - задумчиво прошептал Коля философу, - в том смысле, что пока ты этой палкой махать не начнёшь, непонятно за какой из её концов ты схватился. Я о поселении гоблинов. Обороняться в нём удобно, слов нет, но с другой стороны эта яма может стать нашей братской могилой. Все зависит от того, кто стоит у входа - жертва или охотник.
  Женя отмахнулся от очередного назойливого комара и страдальчески провёл рукой по кармашку на поясе. В нём лежала спасительная баночка с пахучим средством, которое надёжно отваживало зловредных насекомых, но пользоваться которым было пока нельзя.
  - Главное, верно оценивать каждый этап событий и не вовлекаться в них с головой, - ответил философ на замечание гопника. - Наша задача из охотников сделать жертву. Получится ли, это другой вопрос.
  - Не вовлекаться с головой? Да мы как-бы во всем этом уже по самые уши, - скептически скривился Коля, - я вообще не понимаю, как местные согласились на всё это и почему не додумались сами?
  - Почему согласились ответить не сложно, выбора у них особого не было - это раз, и, если сделать всё правильно, неудача означает не более чем бегство из деревни, это два. Конечно, если всё пройдёт без сюрпризов. Я, кстати, не сильно надеюсь на успех, - почесал небритость Женя. - А почему сами не додумались? Да в голову им не пришло подобное. Ты же видел, как трепетно они относятся к местным традициям и законам. Вон, даже гоблинов без нас бить первыми боятся. К тому же мы принесли с собой новые возможности, с которыми задуманное стало выполнимо.
  - Слишком много 'если', - поморщился Коля, - пусть и наивным план не назовёшь. Чёт сёдня холодно, или я так рано не вставал ни разу?
  На замечание товарища философ поёжился: климат в этом мире был мягким, однако сегодняшнее утро выдалось прохладным, градусов двенадцать. Эрита уже рассказала товарищам о местных сезонах и оказалось, что они очень похожи на земные, только продолжительность периодов несколько иная, да и в целом год ощутимо длиннее земного. Средняя температура зимой редко опускалась ниже плюс пяти градусов днём и нуля ночью. Снег редкость, но вот дожди с градом частые гости. Конечно, речь шла об этой части мира. А вот лето оказалось копией земного, разве что влажность была ниже, а дожди летом шли в основном по ночам.
  - В деревне вот-вот всё начнётся, - произнёс Женя и посмотрел на опушку леса. В тени деревьев дежурили четверо ополченцев, ещё шесть человек стояли в дозоре на ключевых позициях, готовые с помощью специальных свистков предупредить о приближении врага.
  - Ладно, париться всё одно бесполезно, - пробурчал Коля и закрыл глаза, желая проверить комментарии наблюдателей. Но закрыв, быстро открыл и выдал:
  - Фигасе, меню 2.0 накатили!
  - Что? - слился шёпот Жени и Эриты. Девушка сидела в траве здесь же, рядом, но в разговоре не участвовала. Она чутко прислушивалась к окружающим звукам и, в отличие от товарищей, не отвлекалась от этого важного занятия.
  - Я чувствую, мы сегодня узнаем массу интересного, - растянул гопник рот в улыбке чеширского кота, - главное, чтобы путешествие на респ в этом 'интересном' отсутствовало...
  
  **
  
  Тем временем в деревне полным ходом заканчивалась подготовка к началу операции. Ей бы очень подошёл слоган: 'Волнуйся, но действуй', ибо волновались все. Сохранять спокойствие было сложно, если вообще возможно. Ещё бы, ведь предстояло правдами и неправдами отправить на тот свет около двух сотен гоблинов и сделать это следовало в самые сжатые сроки!
  - Что они делают? - удивилась Марина, с недоумением наблюдая, как ополченцы осторожно укладывают в хитрую метательную установку большую плетённую корзину в форме шара сантиметров шестидесяти в диаметре.
  За последние два дня деревенские собрали четыре небольших требушета. Хотя Юра первое время искренне считал метательные установки катапультами, но многознающий Женя доходчиво объяснил ему различие между этими устройствами:
  'Требушет использует энергию противовеса, - указал философ на тяжёлый каменный блок закреплённый в конструкции, - а катапульта и баллиста сопротивление натяжения'.
  Собранные деревенскими устройства обладали весьма скромными размерами, ведь снаряды предполагалось метать не особо тяжёлые.
  Сейчас молодые люди расположились на той самой ступеньке с внутренней стороны частокола, которая позволяла удобно вести обстрел и дозор окружающих деревню полей. Они поглядывали на подготовку местной артиллерии и периодически осторожно высовывались, изучая дозорный пост гоблинов. Хотя по сути никакого поста и не было.
  Монстры сидели за грубо сколоченными деревянными щитами и дотошно следили за деревней с помощью разнокалиберных окошек в своём 'бастионе'. Укрытия гоблинов находились метрах в шестидесяти от частокола и тонули в высокой позолочёней солнцем ржи. Из-за опасности пожечь посевы, пришлось оставить соблазнительную идею закидать осаждаюших сосудами с горючей смесью.
  - Это ульи с пчёлами, - пояснил Юра девушке назначение складываемых рядом с требушетами плетёных корзин, - такие висят над многими домами на длинных шестах. Ты разве не видела?
  Марина закивала.
  - Они закусают монстров насмерть? - с надеждой спросила она.
  - Вряд ли. Максимум чего мы этим добьёмся, это подпортим гоблинам настроение.
  Марина с сомнением оглядела подготовку. Два десятка живых снарядов принесли к частоколу с разных концов деревни. Скептицизм в её взгляде не ускользнул от молодого человека.
  - Я тоже сомневаюсь в эффективности, - кивнул Юра, - но мы постараемся задействовать все доступные для деморализации противника средства.
  - Как-то у нас всё сложно, - вздохнула Марина.
  - Да ничего сложного, сейчас сама всё увидишь.
  Две трети военных советов целительница проспала в гостинице, а оставшуюся треть проспала непосредственно на самих советах. Чётко девушка поняла лишь свою персональную задачу: 'Надо будет много лечить и не заработать при этом ментальное истощение'.
  Наконец началось. Взведённый ополченцами требушет перекрутил рычаг метательного механизма и отправил корзину в полёт. Снаряд бухнулся в траву, перелетев цель метров так на пятнадцать - двадцать. Однако ополченцам понадобилось всего три выстрела, чтобы четвёртый снаряд упал если не на головы монстров, то в паре метров от их укрытий точно. Насколько не понравилась пчёлам стрельба ими из метательной установки, и считают ли они виновными в своих злоключениях гоблинов, отсюда понятно не было, так как из-за щитов пока никто не высунулся. Ещё молодые люди знали, что синхронно подобный обстрел начали по остальным трём гоблинском постам вокруг деревни.
  Командир деревенского ополчения поймал Юрин взгляд и кивнул.
  'Жаль Эриты рядом нет, даже парой слов с местными не перекинуться. Но ничего, прорвёмся', - подумал про себя Юра.
  На кивок Сатара, он вскинул арбалет, взвёл тетиву первым курком, достал из чехла на бедре болт, вложил его в направляющую канавку, вдавил, защёлкнув специальными зажимами и начал прицеливаться в гоблинские 'укрепления'. Прицела у Четвёртого сокровища тьмы не имелось, но направляющая канавка была выполнена таким образом, что глядя вдоль неё можно было довольно точно задать направление выстрела. Да и это уже не сильно требовалось стрелку: сделав несколько тысяч выстрелов, но начал чувствовать направление предстоящего полёта болта и без тщательного прицеливания.
  '60 метров, да я в жизни ни в кого не попаду. Если они не вылезут из-за щита, это жопа!' - закрутились в голове тревожные мысли.
  Руки моментально отреагировали на сомнения мелкой дрожью. Юра нервно вздохнул и постарался собраться. Щит, за которым сидели монстры, был не маленьким, но требовалось уложить болт на высоту чуть менее метра.
  'Да ты не волнуйся, ты стреляй!' - сказал в голове новый Юра, что родился и креп в этом мире, постепенно отбирая 'власть' у Юры прошлого.
  Щёлк - арбалет выбросил болт в сторону деревянного щита. До ушей стрелка донёсся приглушенный удар твёрдого предмета о дерево.
  Первый курок, болт, новый выстрел.
  О, как прекрасен этот звук! - из-за щита раздался отчётливый гоблинский визг.
  Сместить цель на метр, первый курок, болт, прицел, выстрел.
  Тишина.
  Ещё на метр, первый курок, болт, прицел, выстрел.
  Болты прошивали доски и небольшие поленья гоблинского укрытия словно картонную коробку. Новая порция болезненных завываний. Требушет отправил к цели очередную корзину. Юра ясно увидел, как запущенный в полёт улей с пчёлами попал, как говорится, 'в яблочко'. Ещё три выстрела из арбалета.
  - Гидери фатаринг (гоблины побежали) - коротко прокомментировал развитие событий Сатар, обращаясь к отряду лучников из пятнадцати человек. И правда, трава справа от щита выдала своим движением перемещения противника. Ополченцы отточенными движениями выхватили стрелы из поясных чехлов, натянули короткие, но тугие луки и дали залп по глади высокой травы. Которая и не трава вовсе, а стебли зерновых культур, посеянных вокруг деревни. В высокой растительности стрелки не видели цели, да и попадание с такого расстояния являлось скорее удачей, но это сейчас было не особо важно. Главное, чтобы враг засуетился и пришёл в движение.
  Сатар жестом привлёк внимание молодого человека и движением руки указал на запад. Юра, узнав заранее обговорённый знак, сорвался с места и помчался ко второй точке 'пчеломётов', что портили жизнь ещё одному гоблинскому посту. Сатар и Марина направились за ним, но без лишней суеты. Первый отряд лучников остался вести неприцельный огонь по подозрительному колыханию высокой травы. Пока всё шло по плану: зажаленные пчёлами гоблины потеряли веру в надёжность своего укрытия и решили отойти подальше.
  На второй точке Юрин арбалет выполнил аналогичную задачу, жаль только болтов потребовалось целых восемь штук. Но и здесь враг дрогнул и покинул своё укрытия, беспокоя в процессе отхода полевую гладь, по которой немедленно начали стрелять лучники. Стреляли ополченцы недолго, опустошив по колчану стрел, они торопливо переместились к южным воротам.
  Задача в виде необходимости дезориентировать южный и восточный дозорные посты монстров, была выполнена. Теперь те не смогут вовремя отреагировать на бегство деревенских жителей, по крайне мере защитники надеялись на это.
  На южных воротах царило столпотворение. Здесь теснились три десятка запряжённых лошадьми и яками телег и повозок; сновали мужчины с оружием; ожидали указаний два десятка конных копейщиков, набранных из ещё крепких стариков или подростков, не состоящих в ополчении. Хотя вещей было приказано брать минимум, но минимума этого набрался максимум.
  К Сатару подбежал ополченец и начал докладывать о состоянии дел на другой стороне деревни. Монстры, по его словам, всполошились и пришли в движение. Ещё бы, хотя Юра со своим арбалетом не навёл шухера на северной и восточной стороне поселения, но 'медком' тамошних гоблинов угостили.
  - Выходим! - короткой командой запустил командир ополчения тщательно подготовленный процесс эвакуации.
  Ворота поднялись и процессия беженцев начала выползать на дорогу в сторону Риктела.
  'Как же медленно', - волновался про себя Юра, наблюдая как телеги, одна за другой, выезжают из ворот и выстраивются в длинную вереницу.
  Около двадцати мужчин с мечами и щитами разбились на два отряда, которые взяли на себя охрану головы и хвоста колонны. 'Кавалерия' ехала в центре. Лучники в сопровождении беженцев пока не участвовали, они переместились на северную сторону деревни, чтобы потрепать нервы врагу на обходных тропах. По сообщению дозорных, атакованные гоблины уже собирались в одну группу и делали они это не сильно далеко от южных ворот.
  'Осаду деревни держат примерно сорок гоблинов, до этого полным составом они приходили только на штурмы, - размышлял Юра, - надеюсь, мы убили хотя-бы десяток. Судя по стонам во время моей стрельбы, я убил или подранил около пяти монстров'.
  Он нетерпеливо оглядел выезжающую из ворот телегу. Держа короткие луки, из-за её бортов выглядывали двое подростков. Подобные 'снайперы' имелись почти в каждой телеге. Вооружены луками и пиками были, в том числе девушки и женщины, сидящие на вожжах.
  Молодой человек со вздохом проводил взглядом симпатичную селяночку, которая, хлопая глазками, пугливо озиралась по сторонам. Но то был лишь взгляд статиста, уж больно хороши местные женщины, можно и глянуть лишний раз.
  'Как там дела у Эриты и остальных? - подумал Юра, - лишь бы всё прошло хорошо'.
  Пытаясь совладать с волнением, он принялся нетерпеливо расхаживать взад и вперёд, радуясь безделью и ненавидя его одновременно. Сценарий пьесы пока уводил его за кулисы ожидания.
  
  ***
  
  Женя немного ошибся, когда планируя операцию предположил, что пчёлы не нанесут гоблинам серьёзного урона. Хотя и разбирался философ в повадках этих насекомых, но не учёл, что у местных пчёл, как, впрочем, и у земных, имелась одна особенность - не любили они сильные запахи, а пованивало от гоблинов конкретно. Посему разозлённые насекомые принялись осаждающих активно покусывать. А тут ещё нечто непонятное начало пробивать дерево укреплений словно бумагу, забирая жизни и здоровье осаждающих. Немудрено, что гоблины растерялись. Однако спустя довольно короткое время боеспособные особи, которых осталось около тридцати, собрались в заранее обговорённом месте. Здесь они быстро обсудили последние события и принялись действовать. Имелись у них продуманные шаблоны на случай самых разных действий деревенских. И сейчас трое гоблинов - посыльных рванули по неприметной тропе к гоблинскому поселению, намереваясь срочно поднять карательные силы и отправиться в погоню, а оставшиеся монстры принялись дотошно следить за выходящей из деревни колонной, не решаясь пока как-либо препятствовать её выходу.
  Язык не поворачивался назвать местных гоблинов наивными, но, как и все мы, они были крепко закованы в цепи своих представлений. И в представлениях этих значилось, что звериные тропы деревенские знают плохо, либо же не знают совсем. И эта уверенность дорого стоила серому племени.
  Трое посыльных, сокрытые высокой травой, быстро достигли опушки леса и вынырнули из травы на чистое место. Но вынырнув, остановились в нерешительности.
  Из-за деревьев вышли четверо ополченцев вооружённые луками и короткими пиками. Двое гоблинов выскочили вперёд, выставив перед собой короткие мечи, один из них что-то рявкнул третьему и тот рванул в спасительный туннель в высокой траве.
  Внезапно один из гоблинов захрипел и как-то обиженно посмотрел на иглу тонкого лезвия, которая вышла у него из груди. Обида монстра была вполне понятна: инстинкты, что обычно предупреждали о приближении врага со спины, дали сбой. Сбой этот стоил ему жизни. Гоблин повернул голову и встретился взглядом с ухмыляющимся гопником. Обычно людям положено обделываться при встрече с монстрами, но украшенное жуткой улыбкой Колино лицо стало для монстра воплощением ужаса! От боли и страха гоблин испортил воздух.
  'Ах ты мразь!' - пискнул Коля и применил зачарование кинжала. Полыхнуло и запахло палёным мясом, гоблин дёрнулся и испустил теперь уже и дух.
  Второй монстр набросился на гопника, который закрылся от атаки трупом поверженного монстра. Здесь Эрита молнией выскочила из травы, быстро сократила дистанцию до цели и вогнала лезвие скьявоны глубоко в бок врага.
  Последний гоблин смотрел на происходящее полными безумия и страха глазами. Он панически пытался вырваться из чёрной кляксы, что внезапно появилась из земли и надёжно захватила его ноги. Пытался, но не мог.
  Коля укоризненно посмотрел на ополченца - лучника, который с изогнутым в дугу луком целился в монстра, но до сих пор не решился спустить тетиву. Приняв упрёк в нерешительности, мужчина выстрелил. Последний противник умер, получив стрелу в глаз.
  Женя, собирая кристаллы, пристально посмотрел в сторону деревни. Напади гоблины на караван, ополченцы должны были подать дымовой сигнал, но ничего подобного на небе не наблюдалось.
  - Два ноль в нашу пользу, - подытожил философ, имея в виду разгром дозорных постов и уничтожение посыльного отряда. События тем временем развивались дальше.
  
  ***
  
  Юре казалось, что черепаха и та ползёт быстрее и то, что у телеги запряжённой двойкой лошадей всего две лошадиные силы, это категорически неправильно. Однако, выйдя из ворот на дорогу, процессия, пусть и со скоростью среднего пешехода, удачно минула сначала полукилометровую зону посевных полей, а после участок пути с растущим по обе стороны от дороги непроходимым бурьяном. Наконец беженцы вышли на дорогу через жиденький, но уверенно набирающий по мере удаления от деревни силу, лес. Здесь ополченцы перегруппировались. Около двадцати мужчин разбились на двойки и рассеялись по лесу, осторожно проводя дозор вокруг каравана. Остальные большим отрядом следовали позади, так как уже знали: группа из тридцати гоблинов идёт по лесу, держась от них на расстоянии примерно восьмидесяти метров.
  Сатар поманил Юру за собой. План действий был обговорён заранее и молодой человек знал, что делать и без всяких объяснений.
  - Всё будет хорошо, - на всякий случай подбодрил он Марину и присоединился к отряду из семи лучших деревенских лучников. Задача отряда заключалась в подготовке засады, что внесёт хаос в ряды преследователей и позволит основным силам эффективно уничтожить неприятельский 'хвост'. Чем они и занялись, сначала обогнав ползущую по укатанной дороге процессию, а после углубившись недалеко в лес.
  - Ты там только это, осторожнее, ладно! - успела крикнуть ему вслед целительница.
  На что Юра постарался уверенно отмахнуться рукой, но вышло как-то кисло.
  После небольшой пробежки по лесу, ополченцы подвели Юру к раскидистому дереву. Молодой человек жалобно посмотрел на деревенских и во взгляде том читалось, что его навык лазанья по деревьям пока имеет минусовые значения. Оно и ясно, ведь рост попаданца составлял метр семьдесят в лёгком прыжке. А без прыжка на пять сантиметров ниже, благо хоть плечи широкие.
  Мужчины хмыкнули и без лишних объяснений принялись подсаживать его до ближайшей удобной ветки, ну а дальше он кое-как да справился.
  Устроившись в ветвях поудобнее, Юра вынул из небольшой сумки на боку маскировочную накидку и принялся торопливо надевать её, молясь в процессе, чтобы его пассивные навыки сокрытия не подвели. Маскировочная накидка была сшита из тончайшей невесомой ткани и требовала бережного к себе отношения, из-за чего надеть её раньше молодой человек не решился. Заодно, по его мнению, было лучше подвергнуть себя лишней опасности, чем угробить семейную реликвию Эриты. Надев накидку, он моментально слился с ветвями, однако в безопасности себя всё равно не ощущал, ведь обнаружили же его как-то гоблины до этого, тогда, на сторожевой вышке.
  Пока Юра возился с плащом, ополченцев и след простыл. Они отошли слегка в сторону и устроились на деревьях немного правее молодого человека. Пусть маскировочные плащи на них были самые обычные, без всякой магии, деревенских лучников попаданец разглядеть не мог. Внимательно оглядев довольно жиденькие кроны вокруг, он внезапно почувствовал себя брошенным на произвол судьбы.
  'Восемь человек против пятнадцати гоблинов, - захныкал про себя арбалетчик. - Сатар, похоже, считает, что они преследуют нас двумя отрядами рыл по пятнадцать, но никто не мешает им идти всем вместе. Ох, что-то не нравится мне этот расклад, лишь бы остальные подоспели вовремя', - волновался Юра, сидя в первой в своей жизни настоящей засаде.
  Но расклад был верным, он это чувствовал. В засаду определили лишь тех, у кого имелись подходящие для этого навыки. Не удержавшись, молодой человек закрыл глаза, намереваясь проверить статусы наблюдателей:
  'Не понял!' - невольно охнул про себя попаданец, ведь привычное окно статуса претерпело некоторые изменения. Точнее не само окно, а его содержимое.
  
  **
  'Уровень: - 1.
  Ярость - новичок. Сосредоточение - новичок.
  Физические характеристики - слабые.
  Ментальные характеристики - средние.
  Удача: - высокая.
  Навыки: - стрельба - начинающий; скрытность - новичок; ощущение цели - новичок.
  Особое умение: - пожиратель плоти.
  Особый бонус: - при убийстве монстра есть шанс получить неоднозначный предмет.
  ***Активные квесты***
  ***Прочая информация***
  
  Чёрный наблюдатель: - Ты главное не пёрни на весь лес, как тогда, в каменоломне...
  Белый наблюдатель: - Просто действуй!'
  
  
  'А! Аа! Ааа! Статус проапгрейдили', - начал кипишевать про себя Юра.
  И действительно, в текущем виде информация воспринималась проще и понятней. Туговато видать у Хранителей с онлайн играми, не играют они в них. Не отражали циферки положение вещей совершенно, или отражали, но как-то по нубски что ли.
  'А что там в прочей информации? - заинтересовался Юра, - верно предположив, что, чтобы зайти в подменю, надо сосредоточить на пункте внимание, как и при выборе квеста'.
  Рядом с его позицией тревожно крикнула птица и, сорвавшись с ветвей, улетела прочь прочь. Это заставило молодого человека прервать не подходящее моменту занятие и открыть глаза.
  'Какой ##### статус, - 'охнул' про себя Юра нехорошее, - меня тут укокошить могут!'
  Арбалетчик увидел гоблина. Не услышал, а именно увидел, так как монстр шёл очень тихо. Гоблин разительно напоминал байкера - металлиста, разве что не хватало мотоцикла и отреставрированной каски времён вермахта. Хотя каска была, точнее какая-то обмотка с вплетённой в неё проволокой, костями и пластинками металла. На плечах монстра красовалась кожаная куртка, обшитая по последней гоблинской моде, а именно, чем попало. А вот штаны покрывали вполне приличные лоскуты кольчужного полотна. Тут же молодой человек увидел ещё несколько гоблинов, что настороженно, но торопливо, продвигались по направлению движения каравана. Преследователи постоянно поглядывали направо, вероятно ловя знаки от монстров-разведчиков, которые шли ближе к дороге и видели караван.
  Байкеров Юра уважал, а вот металлистов не любил. Не из-за музыки, нет, просто он как-то получил по физиономии от одного дворового металлиста. Подробностей уже и не помнил, но отомстить решил именно упомянутому гоблину. Но не успел. С тихим свистом в плечо того вонзилась стрела. Монстр охнул, приглушённо заскулил от боли, но орать на весь лес не стал.
  Монстры активно задвигались, ощетинились оружием и, стараясь прикрываться деревьями, бросились в том направлении, откуда велась атака. К тем четверым, которых заметил из засады арбалетчик, от дороги быстро подтянулись ещё несколько врагов. Всего монстров на конкретно этом пятачке леса набралось с десяток. И сейчас перед Юрой соблазнительно мелькали спины супостатов.
  'Нет, прав Женя со своими шахматами, тактикой и прочей лабудой, у меня сейчас зверское преимущество, главное его не упустить! - пронеслось в голове у молодого человека. - Ах ты, сукин сын!' - чуть не свёл упомянутое преимущество на нет арбалетчик, но вовремя проглотил возглас.
  Это был он! Тот серозадый *вырезано цензурой*, который всадил Юре в спину арбалетный болт! И добротный чёрный арбалет никуда не делся, монстр нёс его в руках, пригибаясь и прячась за очередным деревом. Броня на гоблине выглядела средненько, а вот голову закрывал добротный широкополый шапель. Из-за него более надёжным выглядело решение стрелять в корпус. Засвистели стрелы. Юра всё ещё волновался, но страх прошёл, его место заняла ненависть. Стараясь не шуметь, он вскинул арбалет и выстрелил во врага.
  Месть оказалась сладкой, но скучной: болт ударил точно в позвоночник монстра, удар швырнул врага на землю, где тот и затих. Жаль, времени порадоваться в наличии не имелось. Отточенным движением стрелок вложил в ложе новый болт, прицелился и пробил череп ближайшему к первой цели гоблину.
  Юрин арбалет стрелял значительно тише обычных арбалетов, но, несмотря на это, враги обнаружили его снайперскую засидку неприлично быстро. Попаданец выстрелил по очередному заметавшемуся гоблину, но промахнулся. Стрелял по врагам не только он, со стороны чащи метко летели стрелы, несколько монстров были убиты ополченцами, несколько ранены. Однако на шум от дороги подтянулась новая партия супостатов.
  Под деревом раздались звуки движения. И здесь молодой человек понял, что оказался в довольно невыгодном положении: если деревенские обстреливали гоблинов со стороны, то он оказался в гуще врагов. Стоило не поддаваться гневному позыву мести и пропустить монстров немного дальше. И сейчас двое гоблинов, из тех которые подоспели со стороны дороги, пристально вглядывались в ветви, силясь разглядеть сокрытого маскировкой стрелка.
  Юра не стал скрываться, а с трёх метров всадил болт в голову любопытствующего гоблина. Голова дёрнулась, и монстр завалился на землю. Но второй гоблин не бросился бежать в страхе, а с обезьяньей ловкостью начал карабкаться наверх. Взвод, болт, выстрел.
  'Вот же вертлявая скотина!' - маскировка нарушилась, а ловкий враг, видя направленный в него арбалет, умудрился увернуться. Гоблин, в два переброса своего лёгкого тела по ветвям, добрался до Юры и попытался ткнуть в того своим топором. Не ударить, а именно ткнуть, так как махать оружием в ветвях не получалось. Молодой человек начал было крепить арбалет на спине, имелись на ней специальные встроенные в броню держатели, но понял что времени на это нет и, кое-как приткнув оружие в ветви, выхватил с пояса кинжал.
  Гоблин ткнул топором во второй раз, целясь в Юрино колено, молодой человек частично увернулся, получив скользящий удар в бедро. Подловив момент, когда гоблин начал менять точки опоры, теперь уже попаданец ткнул во врага кинжалом. В густых ветвях это давалось лучше, чем махание топором. Но враг ловко отпрянул, вот только что-то не рассчитал, так как лезвие болезненно полоснуло его по рёбрам. Монстр в шоке уставился на клинок, который внезапно стал на треть длиннее, но быстро опомнился и, целясь в Юрину голову, замахал топором с новой силой.
  В душе попаданца бушевали самые разные чувства, преобладал, конечно, страх, но почти равные права возымели ярость и азарт. Не было паники и это главное. И что особо радовало, появилось некое осознание собственных сил, а природная ненависть к монстру отодвинула на задворки сознания столь опасные в такие моменты сомнения.
  Увернувшись от очередного замаха и чуть не свалившись при этом с дерева, Юра извернулся и ловко пнул гоблина ногой в грудь. Но тот не менее ловко успел махнуть топором и ударил лезвием в правый бок попаданца. Больно, даже очень, но терпимо. Удар пришёлся в мягкое, рассёк кожу доспеха до подкладки и на этом остановился. Юра, сделав финт корпусом, добавил гоблину нового пинка, отчего тот не удержался и грохнулся с дерева.
  Чуть в стороне послышались крики и лязг оружия. Наконец подоспели ополченцы, которые начали теснить растерявшихся монстров. Молодой человек подхватил с ветвей чудом не упавший на землю арбалет, вложил болт и, догнав взглядом гоблина, который уже поднялся с земли и ковылял подальше от дерева, продолжил традицию подлых, но метких выстрелов в спину. Совесть не болела совершенно, что не значило, что её не было, но уж больно жёстко в этом мире в попаданцев прошили систему свой - чужой. Наверно нечто подобное чувствовал советский снайпер, сокращая жизнь зазевавшемуся эсэсовцу.
  Участок леса наполнился движением. Стрелок крутился в ветвях, но подходящую цель найти не смог. Те гоблины, которых можно было выцелить, дрались с ополченцами метрах в пятнадцати - двадцати от него. Стрелять в них было опасно, так как практика показала, что и три гоблина в ряд для его арбалета не проблема, да и ополчение прекрасно справлялось. На одного 'серого' приходилось в среднем по двое - трое ополченцев, имелась поддержка лучников, отчего не прошло и двух минут, как всё закончилось. Глядя на мужчин, глаза которых светились яростью и каким-то непонятным отчаянием, Юра начал спускаться с дерева.
  Лишь только он спрыгнул на мягкую лесную землю, как лицо обожгло болью, по щеке заструилась струйка крови.
  'Вот гад! Живой!' - пронеслось в голове молодого человека, зубы которого заскрипели от ярости и боли.
  Гоблин - арбалетчик не умер, хотя и был тяжело ранен. Сейчас он прислонился спиной к дереву и, разрядив арбалет в ненавистного попаданца, пытался взвести его снова. Внезапно Юра понял, что нижняя часть тела врага парализована и взвести оружие одними руками гоблин не сможет. Взгляды ранившего и раненого встретились, взгляды наполнились ненавистью. Молча и холодно взведя арбалет, молодой человек просадил врагу голову. Тело того обмякло, но даже смерть не стёрла с губ монстра злобную ухмылку.
  К попаданцу торопливо подошёл Сатар и оглядел поле недолгого боя. Вокруг засуетились ополченцы, началась короткая перекличка и раздача указаний. Тело ненавистного гоблина и не думало исчезать, как и ещё пара тел монстров рядом.
  Постанывая, Юра отковылял в сторону, создав необходимую для получения трофеев дистанцию. Лицо болело, кровь обильно сочилась из разодранной кожи. Борясь с желанием брызнуть слезами, он достал из сумки на поясе складку чистой материи и прижал её к ране.
  'Ну почему я не могу без приключений!' - ругался на себя молодой человек, стараясь не раскиснуть перед деревенскими.
  Молодой человек с копьём принялся что-то докладывать командиру, но не тот молодой человек - который Юра, местный, парень лет семнадцати. Попаданец смотрел на юношу с уважением, так как чувствовал, что тот, в отличие от него, участвует в происходящем не 'из-под палки'. Это в книжках герои сломя голову несутся в пункты раздачи трандюлей. На практике же трандюли оказались очень болезненными, и связываться с ними лишний раз почему-то не хотелось. Да, Юра испытывал сейчас здоровый энтузиазм, а недавний бой на дереве добавил гордости и адреналина, но того огня, какой светился в глазах у деревенского паренька, у него и близко не было, а огонёк этот очень бы сейчас пригодился.
  Юноша замахал рукой и начал что-то торопливо докладывать, указывая в сторону гоблинского поселения.
  Энтис, фентис, азентис, ритарис, омарис, (один, два, три, четыре, пять) - вспомнил Юра короткие уроки Эриты по местному языку, так как различил в докладе знакомые слова:
  ...етаг, фентис - озентис, атаморес....
  'Ага, 2 - 3 гоблина смылись в сторону деревни и это есть хорошо. Минут через сорок допыхтят до гоблинской деревни, доложат и за нами выдвинется крупный отряд. Но караван будет уже далеко, так что кабаний хрен им, а не грабёж караванов. И займутся они конечно деревней, что нам и требуется'.
  Зажимая платком щеку, Юра подошёл к месту, где впитался в землю ненавистный враг, намереваясь поднять энергетические кристаллы.
  'А это ещё что?'
  Монстры отправлялись на респ со всем своим снаряжением, даже крови не оставалось, только кристаллы. Но в этот раз рядом с двумя камешками кристаллов лежала небольшая сфера тёмного метала. Выглядела она чуть меньше шарика для настольного тенниса. Молодой человек наклонился и поднял артефакт. Он ещё не знал насколько сильно попал, но об этом позже, сейчас требовалось торопиться. И хотя в глазах стоящих рядом мужчин вспыхнуло любопытство, но приставать к Юре с расспросами никто не стал. Артефакт был торопливо уложен в карман до выяснения подробностей, так как способностью распознавать свойства предметов в отряде обладал только Женя.
  'Вроде все живы, это хорошо и надо срочно добраться до Марины', - подумал Юра и поймал взглядом жест Сатара, говорящий о том, что следовало переходить к следующему этапу операции.
  Разодранное лицо и заметное прихрамывание ополченцы за ранение не посчитали и ни грамма сочувствия не проявили. Быстро собрав остальные, оставшиеся от гобинов кристаллы, они передали их попаданцу, после чего направились в сторону дороги.
  Марина, увидев ранения товарища, очень заволновалась, но убедившись, что пациент скорее жив, чем мёртв, быстро успокоилась и даже немного разозлилась. Она укоризненно посмотрела на Юру, вплавила кристалл ментальной силы в навершие посоха, после чего не сильно треснула молодого человека посохом по лбу. Легче ему от такой 'медицины' конечно не стало.
  'Осторожнее надо быть!' - строго выдала девушка, а после всё-таки наложила на раненого целительное заклинание и принялась смазывать рану на лице специальной мазью, бледнея в процессе от вида разодранной кожи. Кровотечение моментально прекратилось, да и боль снизилась до терпимой.
  'Эрита наверняка захочет наложить пару швов!' - со 'сладким ужасом' подумал Юра. Накладывать швы было больно даже поверх целительной магии. Происшествие с волками это ясно показало.
  Тем временем процессия телег и повозок исчезла за поворотом, ополченцы же, избавившись от преследователей, остались пока на дороге. Молодой человек проводил телеги взглядом и принялся расхаживать по дороге. Долго скучать ему не пришлось. Спустя минут десять вернулись дозорные и подтвердили, что выжившие гоблины покинули лес и ушли в поля по направлению к своему поселению.
  Сатар командным голосом раздал указания, отряд проверил снаряжение, выстроился в боевой порядок и в среднем темпе направился в точку 'Х', туда, где Юру с Мариной ожидали товарищи и с десяток деревенских. И здесь начался АД! Нет, не напали гоблины, огнедышащий дракон не слетел с небес и даже не разверзлась твердь земная выпустив полчища адских демонов. Хуже. Значительно хуже. Юру ждал двенадцатикилометровый марш бросок...
  
  ***
  
  Гоблины действовали оперативно. Стоило пережившим лесную битву монстрам добраться до родного поселения и сообщить о бегстве местных, которые не только сбежали, но и вырезали почти весь дозор, в гоблинском поселении началась строгая, размеренная и слаженная - паника. Монстры знали что делать, как делать и зачем делать, но то, что делать это придётся, не думали совершенно. Зашито в них так было, не программным кодом конечно, но крепко. Не должны были деревенские сбежать таким образом и всё тут.
  Выслушав доклад выживших, Гоблин-генерал снял с пояса костяной рог, поднёс его к губам и издал три протяжных громких сигнала. Немедленно, словно выдуваемые 'магическим пылесосом', из центрального входа в шахту хлынули монстры. Они торопливо поправляли броню, проверяли оружие и искали своими большими глазами положенных им десятников.
  Не прошло и пяти минут, как большой отряд из семидесяти гоблинов организованной колонной начал вытекать в узкий проход ведущий из бывшей каменоломни. Ещё около сорока монстров принялись готовиться к преследованию более тщательно, собирая вещевые мешки и выпуская из вольера волков. Гоблин-генерал тем временем уселся на деревянный ящик и крепко задумался. Он морщил свою, похожую на старую кору, кожу, поглядывал на молодняк, что-то взвешивал и прикидывал. После закрыл глаза и в таком состоянии 'подвис', пока его не выдернул из задумчивости адъютант, который сообщил о готовности второго отряда отправляться в погоню. С адъютантом к Генералу подошли несколько гоблинов отвечавших за оборону поселения.
  Генерал коротко сообщил собравшимся, что жители, скорее всего, покинули деревню и преследовать их бесполезно. На это указывали и доклады разведчиков о том, что за день до текущих событий свернулись и ушли оба лагеря караванщиков стоявших у леса с северной и восточной стороны от деревни. (Был ещё один лагерь торговцев на дороге в сторону Риктела). После Гоблин-генерал отдал приказ второму отряду осторожно занять деревню и приступить к сбору и учёту 'репараций', при этом он наказал десятникам строго следить, чтобы ни один гоблин сдуру не поджёг деревню, так как на разграбление и вывоз всего ценного понадобится не один день. Подчинённые понимающе задёргали головами и второй отряд начал вытекать из гоблинского поселения. Защищать это место осталось всего около тридцати гоблинов.
  Серый Генерал посмотрел вслед второму отряду и начал расхаживать по деревянному настилу. Ему также стоило отправиться в деревню, но он очень боялся пропустить важных гостей. Пусть не известно придут они через час или через месяц, рисковать не следовало. Гоблин кинул усталый взгляд на клетки с Касталиями и Изумрудным ящером, после чего подумал:
  'Я слишком задержался в этом теле, давно пора двигаться дальше. Облажаться с этим никак нельзя', - и монстр оглядел копошащихся вокруг собратьев.
  Большинство из них пришли в этот мир впервые и кроме гоблинской 'шкурки' нечего примерить не успели. А вот расхаживающий по настилу гоблин успел побывать много кем. И не сказать, что он был от этого процесса в восторге. Хотя с каждой пройдённой ступенькой его осознание и умственные возможности росли, давно настал момент, когда ему стало 'тесно' в гоблинском теле. Конечно, рано или поздно Тени зачтут ему выполненную работу, но не хотелось ни рано, ни поздно, хотелось сейчас. А для 'сейчас' нужны были кристаллы с заблудших, тридцать штук, что много, ведь шанс убить заблудшего выпадает не каждый день. Десять кристаллов у него уже были, а ещё двадцать предстояло получить за выполненную работу. Выполненную, не сданную.
  'Люди не ценят того, что имеют', - скривился Гоблин-генерал и принялся дальше расхаживать по настилу размеренными шагами.
  
  ***
  
  Грабёж, как много в этом слове, для сердца тёмного слилось, как много в нём отозвалось. Грабёж - он прекрасен, особенно когда ты - серокожий пещерный гоблин. А если ещё и грабят не тебя, то грабёж прекрасен вдвойне. И если гоблины в первом отряде, огибая деревню с запада, лишь поглядывали на неё заинтересованными взглядами, то второй отряд, оказавшись в 'гоблинском раю', очень быстро растерял большую часть дисциплинированности, с которой вышел из родного поселения. Хотя физические и магические навыки у монстров небольшого уровня были редкостью, тем не менее, они встречались.
  Пара гоблинов в племени упомянутыми навыками владела и именно с их помощью они несколько дней назад обнаружили ведущего разведку Юру. И сейчас, при помощи тех же навыков, монстры очень быстро выяснили, что в деревне имеется огромное количество живых существ, но людей среди них нет совершенно. Однако присутствует немыслимое для гоблинского разума количество яков, коз, овец, кур и кроликов. И предвкушение, что вся эта 'прелесть' скоро перекочует в их желудки, упомянутые желудки сильно согревало. Сжигать всё это? Да никогда в жизни! Ещё имелась куча жилых домов, забитых ножами, топорами, косами, пилами, в общем всем тем, чем грезит во сне любой монстр имеющий руки и интеллект слегка выше обезьяньего. Это тоже в монстрах зашито, любят они мастерить. Как итог, какое-то время гоблины старались соблюдать дисциплину, но уже спустя пару часов перешли в режим наглого неприкрытого грабежа.
  А ещё спустя пару часов с южного направления пришёл первый отряд, тот, что отправился в погоню после доклада о бегстве деревенских. Погоня эта отдалилась от деревни километров на семь. Не любили монстры уходить далеко от своего поселения. Хотя они, скорее всего и продлили бы преследование ещё километров на пять - шесть, но остановились, наткнувшись на несколько брошенных в спешке телег, к содержимому которых их гоблинские сердца оказались очень неравнодушны. Одна телега была забита содержимым местной кузницы, вот только эвакуация ценного оборудования не удалась, ось поломалась. А ещё две телеги везли на себе кучу пивных и винных бочек, полных бочек. Сомнений в том, что данное имущество бросили как второстепенное, у гоблинов не возникло. Бочки с вином монстры выбросили на обочину, перегрузив на исправную телегу кузнечный инструмент. А пиво, да вон оно родимое, въезжает в ворота деревни, запряжённое десятком гоблинов. Возвращается на родину так сказать, туда, где ему очень рады. Вот только пить его пока нельзя, война и всё такое.
  В деревне первый отряд обнаружил, что здесь уже несколько часов идёт процесс активного перераспределения материальных благ, в котором он - первый отряд не участвует совершенно, что, откровенно говоря, обидно. Надо навёрстывать! Чем прибывшие гоблины немедленно занялись с быстро нарастающим азартом. Надо отметить грабёж занятие приятное, но утомительное, пить хочется во время этого занятия. Но война же братцы, пьянкам положено мирное время! Это к тому, что в процессе стаскивания в кучи ценного имущества и набивания карманов особо ценным, монстры выпили всего четыре бочонка пива. Они же даже по объёму смешные, литров по тридцать каждый, жажду утолить, не более. Нет, пробовали пить воду, но оказалось, что во все колодцы в деревне зачем-то засыпали по мешку соли. Хотя, что ещё ожидать от людей, что убили твоего собрата. И воду испортили и соль перевели. Пиво на вкус оказалось отличным, настолько отличным, что поплохело от него только к вечеру, но до этого успела произойти масса интересных событий.
  
  **
  
  - Юра, ты как? - участливо спросила молодого человека Эрита.
  Юра был 'никак': он лежал на спине и изучал неторопливый полёт жиденьких облаков.
  - Ща пропыхтится и 'воспрянет из мёртвых', - успокоил девушку Коля. - Торопиться нам всё равно пока некуда.
  Марина, которая используя возникшую паузу, узнала у Эриты подробности их плана, спросила у Жени:
  - А точно стоило бросать бочки с пивом на лесной дороге, вдруг гоблины не поволокут их обратно или решат забрать попозже?
  Как уже упоминалось, целительница проспала большую часть совещаний, отходя после ментального истощения.
  - Может и не стоило, - пожал плечами Женя, - но бросать их на воротах подозрительно, а оставлять в погребе сомнительно. А так бочонки, хочешь, не хочешь, удостоятся внимания большинства гоблинов - это раз, и наши дозорные смогут зафиксировать факт их попадания в деревню - это два.
  - Тёмный гений в деле, - подытожил Коля ответ философа, - Юра, харе уже загорать, не на пляже, - подколол мужчина молодого человека. - Ну или хотя бы загорай с пользой - посмотри статус. Эти 'черти' его обновили, видел?
  Юра кивнул и встрепенулся.
  - Это, я вам потом расскажу подробности, но меня чуть того, не убили, - путано начал излагать лежащий. - Но я убил того гада, который всадил мне болт в спину.
  Внимание товарищей моментально переключилось на бывшего геймера.
  - Да ты блин... - не смог подобрать слова гопник, - в общем, предлагаю отметить это дело кружечкой чайка с галетами, война - войной, а я проголодался, - подытожил Коля.
  Местное ополчение и отряд попаданцев скрывались от лишнего внимания в глубоком овраге километрах в двух от гоблинского поселения и напряжённо ждали доклад о том, что бочки с пивом вернулись в деревню. Или о том, что не вернулись, что тоже важно. Хотя штурмовать поселение планировалось в обоих случаях, но при втором варианте лишь только ради освобождения пленников.
  На информацию об обновлении статуса Юра ответил:
  - Статус я видел, там ещё дополнительное меню появилось, но это потом, - молодой человек пошарил в кармане и вытащил оттуда металлический шарик, который протянул Жене. Хотя артефакт на вид был выполнен из метала, весил он довольно мало, грамм пятьдесят наверно. - Вот, выпало с гоблина, - пояснил Юра.
  Женя с интересом закрыл глаза и сосредоточился на предмете. Внимание отряда, что до этого принадлежало Юре, моментально досталась философу. Но тот, нагнетая интригу, вернул шарик обратно и пояснил:
  - Возьми его в руку и вызови окно статуса, но прежде сосредоточь намерение на желании получить информацию о предмете. Как уже говорили, Систему проапгрейдили и мы тут тоже без дела не сидели, экспериментировали, - улыбнулся философ.
  Юра зажал шарик в руке и проделал предложенное. Описание у артефакта выглядело весьма любопытным:
  **
   Неоднозначный предмет порождённый вашей ненавистью к цели.
  Свойство предмета: при использовании на цель, заставит её покинуть этот мир на сто лет, либо же привяжет цель к этому миру на указанный срок. Использование возможно только на объекты чуждые этому миру. Передача предмета только с вашего согласия.
  **
  - Что там, Юра, не томи? - запрыгала Марина от любопытства.
  - Пока не сильно ясно как его лучше использовать, но, похоже, штука любопытная, - пояснил товарищам молодой человек и протянул шарик Марине.
  В связи с новыми возможностями на попаданца накатила волна предвкушения и любопытства. Взяв арбалет, который лежал рядом, Юра сосредоточил на нём внимание:
  
  ***Четвёртое сокровище тьмы - предмет комплекта Сокровищ тьмы***
  Особое умение: Энергетическая стрела (недостаточно ярости).
  Особое умение: Выстрел презрения (недостаточно сосредоточения, заблокировано до 50 уровня).
  Особое умение: Выстрел повелителя силы (недостаточно ярости, недостаточно сосредоточения, заблокировано до 100 уровня).
  Особое умение: Выстрел повелителя тьмы (даже не думай мелкий!)
  Привязка предмета - активна.
  Уровень синхронизации с предметом - средний, при росте уровня синхронизации доступны дополнительные возможности.
  Лояльность предмета к владельцу - высокая.
  (Внимание, при падении лояльности предмета до 0, возможно поглощение предметом вашей информационной сущности) ***
  
  'Так! - перечитав табличку перед глазами три раза, начал Юра анализ прочитанного. - Первое - 'Энергетическая стрела' - она доступна, но, тем не менее, пользоваться ей я не могу. Ну, это понятно, ярости не хватает. Что такое ярость? Эрита говорит, что ярость - это что-то вроде решимости сражаться помноженная на силу воли и навыки. Звучит запутанно, но похоже на правду. Дальше'.
  Юра не раз думал, что необходимость таскать к вундервафле кучу болтов - это неправильно. Мега артефакты должны разить врага без подобных условностей. Тем не менее, открытым оставался вопрос: является ли упомянутая 'Энергетическая стрела' выстрелом сгустком энергии или это умение позволяющее заряжать болт разрушительной силой?
  'Что-то мне подсказывает, что, как первое, так и второе, 'кушает' вагон карцибела', - грустно подытожил молодой человек.
  Имелась ещё пара любопытных моментов:
  'И что это за такое 'даже не думай мелкий!' в описании эпического артефакта, - возмутился попаданец. - Всю атмосферу момента испортило. С другой стороны до 100 уровня мне ещё как раком до Ташкента, так что над заблокированными навыками можно голову пока не ломать. Далее - синхронизация и лояльность. То, что лояльность этого парня ко мне высокая, говорит тот факт, что он 'вылез' во время событий в поместье. Но вот новость, что если она упадёт, то мне может настать кирдык-капут как-то не радует. И что делать? Ну, вроде он намекал, чтобы я не слюнтяйничал, так попробуй тут послюнтяйничать блин'.
  Нарастающее вокруг возбуждение вырвало молодого человека из размышлений. По лагерю прокатилось что-то вроде информационной волны, словно ветер всколыхнул островок леса. К товарищам подошла Эрита.
  - Гоблины закатили пиво в деревню, начинаем! - коротко сообщила она.
  Юра подскочил с травы, усталость как рукой сняло. Ещё бы, ведь если подумать, самое важное только начинается.
  
  ***
  
  Юра лежал в траве и обдумывал значение фразы 'Родина сказала - надо, комсомол ответил - есть!' Фразу, конечно, изрёк Коля. В данный момент молодой человек находился в засаде, и, как оно часто бывает во время долгого ожидания, в голову лезли всякие ненужные мысли. Довольно серьёзный вопрос - что есть для него сейчас родина, теснила другая мысль - состоял ли гопник в комсомоле. При этом некая часть молодого человека панически кричала, что это не то, о чём надо думать находясь на другой планете и выцеливая арбалетом гоблина на сторожевой вышке.
  'А есть ли у гоблинов комсомол?' - породил внутренний монолог совсем уж идиотскую мысль.
   'Вот оно!' - мелькнуло в голове. Но было поздно, монстр, что заслонил собой собрата, переместился слишком быстро, лишив арбалетчика шанса уложить одним выстрелом обоих.
  'Интересно, а дымовые шашки относятся к запрещённым администраторами технологиям?' - не выдержав и полминуты безмолвного сосредоточения, продолжил размышления Юра.
  'Щёлк' - палец спустил курок без вмешательства разума. Один из гоблинов решил в очередной раз размять ноги, и голова его удачно перекрыла собой голову товарища.
  'Вот неудача!' - запаниковал арбалетчик.
  Если ближнему дозорному выстрел стоил жизни, то второй остался жив. Он гортанно крикнул и опасливо пригнулся, скрывшись за перекладинами сторожевой вышки.
  Юра быстро вложил в оружие следующий болт и сделал новый выстрел, прошив наугад скрывавшие цель толстые жерди. После привстал, разрушив маскировку и замахал рукой в сторону леса. Убедившись, что ему махнули в ответ, он перевёл своё внимание на вторую вышку.
  'Ну почему всегда так!'
  То, что второй пост не спал и заметил атаку вовремя, Юра понял по громким визгливым крикам и суете на втором дозорном сооружении. Но имелся и приятный момент, первая вышка молчала.
  Со стороны леса к гоблинскому поселению приближалась большая группа ополченцев. Если точнее, около сорока человек. Ещё двадцать заняли позицию в овраге, перед входом в котлован. Молодой человек привстал и гуськом перебежал ко второй вышке, приблизившись к ней метров на двадцать. Это у ополчения сейчас болела голова как не проколоть ноги, а у самой кромки котлована ловушек не было. Вскинув арбалет, он выстрелил по гоблинам, что уже натягивали свои короткие луки в сторону ополчения. Промах.
  'Вертлявые блин', - расстроился Юра потерянному болту, так как к хорошему привыкаешь быстро, а промахивался он в последнее время не сильно часто.
  Но оно и к лучшему, гоблины залегли за перекладинами, не подозревая о бесполезности своего укрытия. Трёх выстрелов из арбалета хватило, чтобы вышка перестала подавать признаки жизни.
  Ополченцы достигли края котлована, но подходить к обрыву не торопились. Нападающие остановились метров за десять от края и припали к земле. Несколько групп принялись поджигать приготовленные заранее небольшие свёртки, которые с треском разгорались и начинали обильно дымить. Стараясь не вдыхать дым, мужчины принялись швырять тлеющие снаряды вниз котлована. Помня свою роль, Юра натянул на глаза капюшон маскировочного плаща и подполз к краю.
  'О! Вот это я понимаю суета! И хрен вы их затушите, не зря же Женя их чем-то пропитывал'.
  Однако приглядевшись, Юра понял, что радость его преждевременна. Дымовые шашки гоблины вполне удачно тушили. Да и дымили они не особо то и сильно. Вот только качество быстро начало компенсироваться количеством. Дно котлована выглядело основательно застроенным, имелось практически два яруса деревянных настилов и не до всех дымовых шашек монстрам удавалось быстро добраться.
  Держа в руках корыто с водой, из пещеры выскочили двое гоблинов и торопливо поставили ёмкость с водой посреди поселения, другие монстры приняли бросать дымящиеся свёртки в воду.
  'Вот оперативные черти, вода у них точно заранее заготовлена, возможно опасались поджога', - подытожил увиденное арбалетчик.
  Предположение оказалось верным, из соседней пещеры вынесли ещё две ёмкости с водой. Но Юра смотрел вниз не ради всех этих подробностей, осмотрев врагов, он увидел свои цели. Несколько гоблинов на разных концах поселения держали в руках взведённые арбалеты или короткие луки и панически оглядывали кромку котлована. Дистанция до двух ближайших была 'рабочая'.
  Первый курок, взвод, болт, выстрел. Есть! Повторить. Промах! Повторить. Есть.
  'Хорошо в маскировочном плаще, да?' - закопошилась совесть. Но мучать не стала.
  Юра начал выбирать следующую цель. До ближайшего гоблина-лучника было далековато, метров тридцать. На этой дистанции молодой человек пока частенько мазал. Но здесь его внимание привлёк странный гоблин в начищенной до блеска кирасе. Он стоял на одном из мостиков и раздавал резкие короткие команды. И исполняли их остальные монстры незамедлительно.
  Полтора десятка гоблинов начали собираться в группу перед воротами, готовые выскочить наружу и пресечь хулиганские действия.
  'Многовато их будет для двадцати ополченцев, медлить больше нельзя!' - решил Юра.
  Он отполз на пару метров от обрыва и махнул рукой деревенским лучникам. Конечно, имелась опасность, что гоблинские снайперы подстрелят кого-то из ополченцев, но бой на выходе был чреват ещё большими потерями. Подав знак, молодой человек вернулся на исходную и нашёл глазами Гоблина-генерала. Тот стоял на прежнем месте, махал руками и выкрикивал резкие команды.
  'Метров тридцать пять и стоит боком', - прикинул арбалетчик свои шансы.
  Гоблин-генерал резко поднял глаза наверх. Посмотреть на что имелось, так как по всему северному краю обрыва выстроилось около тридцати лучников. Эффектное, но весьма неприятное для монстра зрелище.
  Но гоблин повёл себя странно. Он не стал паниковать, кричать или махать руками, а лишь кинул прощальный взгляд на клетки с пленниками и спокойной походкой капитана, покидающего тонущий корабль последним, направился к входу в центральную шахту.
  Юра вскину арбалет, дистанция до цели составляла примерно сорок метров, дополнительно усложняло попадание то, что цель двигалась.
  'Далековато, - закрутилось в голове, - но как там говорил этот странный тип в поместье: 'Не попытаться - значит проиграть. Попытаться и проиграть - значит стать сильнее'. Или это Женя говорил? А-а-а! Уходит же, нашёл время филосовствовать!'
  Юра выстрелил. Болт ударил в блестящие доспехи гоблина. Но что его арбалету сверкающая кираса, выстрел пробил её и поразил цель. Давно уже пора дать кое-кому бан за читерство. Но как там писали дома властители виртуальных миров - админы: 'Игровой момент'. И нет, кираса что надо, снаряд пробил её с боку, но наружу болт не вышел. Гоблин злобно обернулся и взглянул в сторону, откуда пришёл выстрел. До монстра было довольно далеко, но даже отсюда молодой человек поёжился от его взгляда. Злоба и отчаяние пылали в нём столь яростно, что, казалось, обжигали душу. То был взгляд видящего крах своей многолетней работы.
  Меткий арбалетчик не знал, что только что влепил противнику 'Шах'. Да и откуда ему было знать, что не убей он вражеского командира, события пошли бы дальше по менее благоприятному сценарию с шансом 9 из 10. Но Юра лишь поёжился от неприятного взгляда и принялся выцеливать следующего врага.
  
  ***
  
  Хастел наслаждался работой Зигирота. Архитектор его группы являлся настоящим мастером своего дела. К тому же Архитекторы в этом мире были единственными, кто имел прав на манипуляцию с материей больше чем Хранители.
  Вокруг царила тишина и умиротворённость. И это наверняка показалось бы стороннему наблюдателю странным, так как действие происходило в центре бушующего циклона, что скорее напоминал гигантский смерч. Ветер, дождь, град и пелена тёмного, налитого яростью тумана, терзали горы вокруг, порываясь сорвать с них покрывало леса. При этом в центре, там, где сейчас трудились Администраторы, воздух был свеж, спокоен и неподвижен.
  'Люди постоянно пытаются передать величие мира словами, - размышлял Хастел, наслаждаясь буйством стихий и полётом огромных глыб, - но слова упрощают и опошляют, срывают пелену величия и бросают сокрытое к ногам людей. И те ликуют, считая, что познали тайны, но познали они не более чем иллюзорный плод своего разума', - подумал Администратор, наблюдая, как Зигирот материализовал огромную глыбу камня и осторожно уложил её на дно необъятного котлована.
  Закончив размышлять, Хастел встряхнулся. При всех своих полномочиях, Администраторы не любили важность и серьёзность в общении или поведении. Её в них и так хватало. Простота и здоровая лёгкость, вот что позволяло сохранить свежесть жизни непомерно долго.
  Работал архитектор слаженно и быстро и уже к вечеру костяк огромного подземелья будет создан. Затем Хастел синхронизирует строение с экосистемой и энергетикой планеты и лишь после этого передаст его 'в руки' Хранителей. Те наполнят его смыслом и содержанием, после чего оставят администраторам лишь небольшую задачу по проверке: не вносит ли деятельность 'данжа' каких-либо искажений в остальной мир.
  Вместе с Хастелом за происходящим наблюдала Нефирата - курьер-стажёр его группы. Эта, обладавшая внешностью египетской жрицы женщина, внимательно наблюдала за маленькой тёмной фигуркой Зигирота, стоявшего внизу, на краю огромного котлована. Фигурка никак не вязалась с теми огромными каменными блоками, которые Архитектор материализовывал из эфира и словно медленно падающие листья точно укладывал в основание создаваемого им сооружения.
  - Хм, - 'чихнула' Нефирата, привлекая внимание наблюдающего за процессом строительства 'начальника', - откуда берётся энергия на всё это? - кивнула она на очередную циклопическую глыбу, которую Зигирот только что материализовал из воздуха.
  - Я не раз говорил тебе, что данная Система имеет много задач и находится на полном самообеспечении, - расслабленно произнёс Хастел. - При этом в ней удерживается колоссальный объём энергии. Конечно, как энергию, так и саму Систему нельзя полностью изолировать от остальной вселенной, но пока энергия выполняет полезную работу, частичная изоляция допускается. Ты никогда не задумывалась, почему Система не замаскирована от внимания извне, пусть это и чревато постоянными проблемами, - здесь Координатор хитро улыбнулся и подмигнул стажёру. - Именно... - ответил он на её поражённый взгляд. - Всё, что попадает в рамки Системы, начинает работать по её законам, стоит лишь посторонней сущности поглотить хоть сколько её внутренней энергии.
  'Ловушка! Это всё - гигантская ловушка!' - поняла женщина и поразилась размаху происходящего.
  Хастел оставил коллегу переваривать полученную информацию, и, закрыв глаза, запросил списки артефактов материализованных Хранителями за последнее время. Сейчас его интересовали лишь предметы обладающие наивысшим приоритетом исполнения и за последний месяц таких предметов было создано всего восемь штук.
  'Этого не может быть! Почему они!? Неужели вмешательство 'Главного'?
  Поразило Хастела то, что столь подходящий ему предмет попал в руки заблудших, с которыми его группа опосредованно контактировала уже два раза.
  Мужчина улыбнулся, ему очень хотелось испортить кое-кому жизнь, выполнив маленький личный 'квестик' в рамках допущения собственных полномочий. Раскрыв описание предмета, он прочитал:
  'Свойство предмета: при использовании на цель, заставит её покинуть этот мир на сто лет, либо же привяжет цель к этому миру на указанный срок. Использование возможно только на объекты чуждые этому миру. Передача предмета только с вашего согласия'.
  Могучий разум Администратора на мгновение заработал на полную мощь и моментально сложил мозаику весьма любопытного плана. После он запросил необходимую информацию по выполняемым группой заблудших квестам.
  'Они идут в Озоторг, отлично. Ну что ж, как только артефакт пересечёт городские ворота, можно будет крутануть колесо судьбы. Надо подобрать подходящих исполнителей, думаю, 'Культ презрения' вполне подойдёт. Сколь сильна их ненависть к таким как я, тем легче будет заставить их плясать под мою дудку. По сути, мне необходимо лишь проследить, чтобы они узнали, что подобный предмет попал в город, а после их предсказуемые умишки состряпают 'гениальный план'.
  Здесь Хастел на секунду задумался.
  'А не навредят ли они заблудшим? Само собой навредят, Ксен их только потому и терпит в городе, - скривился Хастел от воспоминаний о белом координаторе из зеркальной его группе. - Но с ними Светоч, сама возможность навредить ей с моей стороны недопустима. Но и здесь судьба сдала мне нужные карты, за Светочью присмотрит Энрю. Даже не знаю, что лучше - сто лет не видеть Ксена в этом мире, или знать, что он сто лет не сможет его покинуть', - ухмыльнулся тёмный координатор.
  Нефирата посмотрела на Хастела и вздохнула. Сколь ни элегантен и опытен был 'начальник', однако, стоило ему начать обдумывать 'пакости', как это до неприличия ясно выражалось на его лице.
  
  ***
  
  - Говно твоя дымшашка, вон, даже караванщики вполне себе соображают, - корил Коля философа.
  Женя на это лишь пожимал плечами.
  - Тестовый гоблин выглядел... - философ задумался, - обдолбавшимся, - после небольшой паузы выдал он определение и поморщился от грубого слова. - Возможно, грибы утратили свои свойства из-за селитры и других реактивов.
  Коля на это оправдание махнул рукой.
  - Да ладно, всё одно перестреляли их здесь как куропаток и без всяких 'веселящих газов'.
  Здесь мужчина мрачно посмотрел на лежащее на земле мёртвое тело накрытое куском брезента и хотел что-то сказать, но не стал, а лишь с тревогой посмотрел на зияющую пасть основной шахты. Её сейчас исследовал Сатар с группой самых опытных воинов. Марина и Эрита ушли с ними. Если за Эриту гопник был более-менее спокоен, то за целительницу откровенно переживал, однако её 'удар' мог сильно помочь в случае встречи с баррикадами или перегородками.
  - Эй, Юрик, на что это ты там пялишься пока Эриточки нет рядом?
  Юра пялился на Касталий. Туен была безжалостно сброшена с пьедестала женской красоты, и сейчас молодой человек исподтишка поглядывал на наполненные неземной грацией и красотой зеленоватые тела местных 'нимф'. Несколько раз он ловил взгляд огромных серебристо-белых глаз. В глазах этих колыхались печаль и непонятная глубина, которые моментально остужали любую похоть. Пристыженный очередным таким взглядом, Юра вздохнул и постарался отогнать пошлые мысли подальше. Дабы отвлечься, он подошёл к клетке с Изумрудным ящером.
  Сегодня явно был день необычных взглядов. Монстр почувствовал его внимание, кольца змееподобного тела зашевелились и поползли, а после волю наблюдателя сковали жёлтые, наполненные разумом и насмешливым презрением глаза.
  Не в силах отвести взгляд, Юра затрясся от страха. Он не мог выразить словами, что в этом взгляде такого. Но факт оставался фактом: в клетке сидел 'Удав', а перед клеткой стоял 'Кролик'. Монстр продлил ментальное давление ещё пару секунд и медленно закрыл веки. И сделал он это вовремя, ещё бы секунда и кое-кто сильно рисковал обгадить броню изнутри. И дело было вовсе не в Юриной трусости. Во взгляде пятнадцатиметрового 'питона' с множеством крокодильих лап, присутствовало то, что ясно говорило кто здесь главный.
  'Только бы не встретить такого в лесу!' - сглотнул слюну молодой человек.
  Ополченцы принесли и передали Касталиям несколько тонких шерстяных одеял найденных в гоблинских запасниках. Женщины не стеснялись своей наготы, но явно осознавали, какое влияние производят на окружающих мужчин, поэтому без раздумий закутались в ткань. Всем как-то сразу полегчало. Женя, казалось, только и ждал этого момента, так как сразу направился к Касталиям и встретился с одной из них взглядом. Стоя напротив женщины, он на некоторое время 'подвис'.
  Вокруг бурлило движение. При штурме погиб всего один ополченец. Гоблин арбалетчик, до последнего сидевший за грудой ящиков, поймал момент, когда ополченцы открыли ворота и всадил болт в заходящих в проём мужчин. Болт нашёл свою цель.
  Женины дымовые шашки действительно не оказали на гоблинов нужного действия, как не подействовали дурманы и на Касталий. Но зря гопник ругал хитрую смесь: пленные торговцы сидели на ящиках и смотрели в землю остекленевшими глазами, периодически оглядывая происходящее и бессмысленно улыбаясь.
  Здесь Юра понял, что за сегодняшний день перевыполнил норму волнений и переживаний. На него внезапно накатила волна неожиданного спокойствия. Он подошёл к гопнику, который тревожно вглядывался в темноту центральной шахты. Боковые пещеры уходили в глубь всего метров на пять и после разрастались просторными залами и на том заканчивались.
  - Может сходим? - предложил он Коле, кивнув на центральный вход.
  - Остынь, это всё-таки военное предприятие, - строго осадил его мужчина, - да и после настойки ночного видения глаза на свету режет, забыл?
  Это была одна из причин, почему внутрь отправился ограниченный контингент.
  - Дай глянуть? - протянул гопник к Юре раскрытую ладонь.
  Молодой человек пошарил в кармане и без лишних уточнений положил в ладонь товарища кристалл карцибела с Гоблина-генерала. Кристалл выглядел как крупная горошина, не сильно больше чем с обычных гоблинов, но она, в отличие от кристаллов более низкого ранга, выглядела ярко-красной и светилась изнутри собственным светом.
  - Видать кошерный был парняга, - прокомментировал Коля и попытался распознать предмет, но информации по нему не имелось.
  После мужчина посмотрел на солнце, время явно перевалило за полдень.
  - Положение наше не пойми что, - продолжил говорить Коля. - Пусть мы перегеноцидили содержимое этой ямки почти без потерь, но сидеть здесь мне не хочется чуть более чем совсем. Особенно когда подумаю, что в деревне копошится больше сотни бодрых, злых гоблинов.
  Последнюю фразу поймал Женя, который подошёл к товарищам, закончив общение с Касталиями.
  - А мы и не будем здесь сидеть. По крайне мере, если гоблины хорошенько не отравятся.
  - Да они и отравленные вполне могут додуматься до Юриного плана, - проявил скептицизм Коля, имея виду предложения молодого человека спалить это место к гоблинской бабушке.
  Гоблин, которого напоили отравленным пивом в деревне, чувствовал себя плохо, но помирать и не думал, более того, вполне себе шевелил конечностями.
  Женя кивнул:
  - Пока ждём Сатара с отрядом и доклад разведчиков из деревни.
  Исследователи глубин оказались легки на помине: не прошло и десяти минут, как группа ополченцев показалась из туннеля. Они выходили из пещеры и болезненно щурились от дневного света. Сатар, Эрита и Марина подошли к товарищам.
  - Всё плохо, - с ходу начала Эрита, передавая Юре фиал, который взяла скорее для галочки, - там нарыто столько! Настоящий лабиринт. Мы не встретили ни одного гоблина, но исследовав примерно половину туннелей, нашли целых три выхода на поверхность. Завалить или баррикадировать их долго и сложно, да и кроме найденных наверняка есть замаскированные. Придя в себя, гоблины задавят нас здесь в два счёта, - оглядела девушка высокие отвесные стены.
  - Как там твой мега план? - обратился Коля к философу. - Пошлые картинки показывали?
  Гопник имел в виду общение Жени с Касталиями, а про пошлые картинки он конечно в очередной раз отморозился.
  - Нет, не показывали, - невозмутимо ответил Женя и посмотрел на зеленокожих женщин, что походили сейчас на индианок в свободных пончо.
  Касталии были заняты делом, они стояли у клетки с Изумрудным ящером и обменивались с монстром взглядами. И что покоробило Юру, испуганными переговорщицы при этом не выглядели.
  Товарищи делали на эти переговоры большую ставку, хотя в успех их верили слабо.
  Юра посмотрел на внушительные металлические прутья клетки с человеческую руку толщиной. В некоторых местах они были изогнуты и выпучены, вероятно, монстр пару раз пытался показать своё недовольство заточением.
  - Эти Изумрудные ящеры, действительно настолько опасны? - обратился Юра к Эрите.
  Девушка перевела вопрос Сатару и выслушала ответ мужчины.
  - Настолько, что даже один на один могут запросто отправить на воскрешение заблудшего максимального уровня.
  - Так почему на такое опасное дело подрядили гоблинов? И каким образом они сумели его поймать? - усомнился молодой человек.
  Эрита побеседовала с командиром ополчения ещё немного.
  - Гоблины поступили подло. Хотя изумрудные ящеры крепко спят днём, но стоит подойти к их гнезду ближе чем на пятьдесят метров - просыпаются. Более того, у них полное игнорирование навыков сокрытия. Но серых гоблинов они считают за своих и, скорее всего, подпустили их на дистанцию атаки. Сатару даже сложно представить, из-за чего гоблины пошли на подобное, вероятно участвовали в каком-то важном задании. Демоны, скорее всего, снабдили их каким-то снадобьем, которое позволило ослабить или усыпить монстра. Без такого снадобья осуществить захват было бы невозможно. Он и сейчас ослаблен, - кивнула девушка на ящера, - но уже отходит и набирает силу, - передала Эрита 'лекцию' Сатара.
  'Полное игнорирование навыков сокрытия - это серьёзно', - подумал Юра и уважительно посмотрел на монстра.
  Касталии всё ещё стояли рядом с клеткой с Изумрудным ящером и вели переговоры на доступном им языке образов и ощущений.
  - Надо уходить отсюда, это точно, - продолжила Эрита.
  - Эй, эй, победа почти у нас в руках, осталось всего сотня недобитых гоблинов, - пошутил Коля.
  Все посмотрели на Женю. За стратегию текущей операции отвечал молчаливый философ.
  Подождите немного, - ответил Женя и поглядел на Касталий. - Кстати, что там, в пещере, кроме выходов на поверхность?
  - Надо исследовать, но не сейчас, - начала отвечать Эрита. - Если мы выполним задание, гоблины покинут это место, тогда и можно будет основательно обыскать их запасники. Сатар говорит, что очень неплохо найти чешую Изумрудного ящера, - кивнула девушка на монстра, - она стоит огромные деньги.
  Юра с опаской посмотрел на пленника. Чешуи на том было достаточно, но сама мысль попытаться добыть её бросала его в нехорошую в дрожь.
  - А если его пристрелить? - спросил Коля.
  Эрита пожала плечами и перебросилась парой фраз с Сатаром.
  - Исчезнет вместе с чешуёй, изредка остаётся одна-две чешуйки как трофей.
  - Постой, - удивился Женя, - а та чешуя, которую сняли гоблины?
  И снова последовала консультация с командиром деревенского ополчения.
  - Он говорит, что она, скорее всего, останется, - сообщила Эрита. - Гоблины наверняка снимали её по какому-то заданию, поэтому если ящер умрёт, она не исчезнет.
  - М-да, мудрено оно как-то, - поморщился философ. - Не плохо бы понять, какое снаряжение и предметы 'привязаны' к нам и монстрам.
  Эрита на это лишь отмахнулась.
  - Лучше не ломать голову, - уверенно произнесла она, - это решают Хранители. Обычно 'привязывается' то, что заблудшие постоянно носят при себе. Ещё предметы, у которых есть постоянная привязка, вроде Юриного арбалета или Марининого посоха, всегда будут появляться вместе с заблудшим на точке воскрешения, и не важно, что до этого они находились от них за тысячу километров.
  - Откуда ты это знаешь? - удивился Юра.
  - Артур рассказывал, а ему моя мать, - пояснила Эрита. - У меня конечно много пробелов по заблудшим, но кое-что я знаю точно.
  Женя поймал взгляд одной из зеленокожих женщин.
  - Пару минут, - произнёс он и отошёл. Но парой минут товарищи не отделались: вернулся философ через четверть часа и выглядел по возвращению весьма довольным.
  - Расклад такой, змей, - кивнул Женя на Изумрудного ящера, - весьма зол на гоблинов и отомстить им совершенно не против. Однако Касталии предупреждают, что это очень хитрое и опасное создание. Женщины предлагают нам уйти подальше, а дальнейшее они возьмут на себя. Я подсказал им пару вариантов, один им понравился.
  - С ними всё будет в порядке? - уточнила заботливая Марина.
  - Да, - кивнул Женя, - сами они уверены в этом на сто процентов. Хотя Изумрудный ящер может передавить их в миг, но, по словам Касталий, ни их, ни деревенских, монстр трогать не будет. Я предлагаю покинуть это место и довериться им и удаче.
  - А если это... всё провалится? - заволновался Коля.
  - Тогда утром задействуем план 'Б'.
  Разговор прервался из-за отряда разведчиков, которые вбежали в ворота поселения и спешно направились к Сатару.
  - Гоблины ползут домой! - взволнованно перевела сообщение Эрита.
  - Что значит, ползут?! - не понял Женя.
  Девушка вопросительно посмотрела на разведчика. Тот, как-то растерянно, внёс несколько пояснений на местном.
  - Идут медленно, их постоянно рвет, и выглядят они почти зелёными, - пояснила Эрита.
  - Всегда говорил, гоните сами сынки, нечего употреблять всякую лабуду в непонятной таре, - не удержался от замечания гопник.
  
  **
  
  План 'Б' был прост: если гоблины не захотят пить отравленное пиво или оно на них не подействует, попаданцы с местным ополчением собирались дождаться следующего утра и реализовать Юрину задумку. Ту самую, которая предусматривала поджог гоблинского поселения. Пусть и не нравилась она местным по началу, но решено было идти до конца. Ведь теперь у них есть знания о потайных туннелях. Туннели эти весьма опасны, но зато теперь всем понятно, откуда ждать врага, когда котлован полыхнёт.
  Для реализации данного плана в подземелье, которое показал товарищам Энрю, были заботливо принесены и схоронены бочонки с горючими маслами и местным подобием керосина. Уж их-то затушить посложнее, чем неудавшуюся дымовуху. Но...
  Гоблины 'доползли' домой к вечеру. И пусть у ополчения имелся солидный соблазн напасть на обессиленных монстров, делать они этого не стали. Осторожничали. Безусловно, тридцать лучников давали определённое преимущество, да и ближний бой с ослабленным врагом не так опасен. Вот только люди - это не миньоны из компьютерной игры. Когда вот они, сидят рядом с тобой, улыбаются, волнуются, строят планы - это понимаешь. Да и Женя, который фактически командовал операцией, был предельно осторожен.
  Попав в лагерь, гоблины очень расстроились, слезу, конечно, не пустили, но порезать деревенских на части хотели сильно. Гоблина-генерала на месте не оказалось. Что породило среди монстров некоторую растерянность, ведь все действия 'серой массы' до этого продумывал и планировал именно он. Дальше - больше. Пусть деревенские целенаправленно не разрушали гоблинский лагерь, выглядел он плачевно: всё разбросано, клетки пусты, ворота выломаны, товарищей нет. Вот такое оно - гоблинское похмелье 100 уровня.
  Лишь в одной из клеток, за толстыми прутьями дремал Изумрудный ящер. Сколь ни плохо было монстрам, но мозги полностью у них не отшибло. Ощетинившись мечами и достав бутылки со специальными реактивами, они осторожно и тщательно осмотрели клетку. Да, имелся у них козырь против этого опаснейшего создания, а именно содержимое упомянутых хрупких бутыльков. Стоило разбить один такой рядом с ящером, как он сильно ослабевал на какое-то время. Но с клеткой всё было в полном порядке. Убедившись в этом, гоблины принялись горевать, наводить порядок, строить планы и делать то, что обычно делают в таких случаях - отпиваться водой.
  А ночью, ночью все они умерли. Так как две зелёнокожие женщины, те, которые сидели в вырытой под свернувшимся в клубок монстром яме, отодвинули хитрые засовы удерживающие смерть в клетке.
  
  ***
  
  - Идёмте уже, а то у меня сейчас слёзы из глаз брызнут, - шёпотом подгонял товарищей Коля, - не люблю я такие моменты, - жаловался он. - Всю жизнь мечтал стать положительным героем, а на практике тяжёлое это дело.
  Провожать попаданцев вышла вся деревня. Нет, деревенские не хлопали в ладоши, не подбрасывали их на руках и вообще держались очень сдержанно. Но в воздухе стояла атмосфера столь осязаемой благодарности, что действительно было не по себе.
  С момента выполнения квеста прошло двое суток, за которые товарищи отмылись, отъелись, отоспались, собрались, в общем, сделали всё положенное после больших трудов. Надо отметить, что завершился упомянутый квест на оборванной, но очень позитивной ноте. После ночи проведённой в тесном для такого количества народу подземелье, начался следующий этап операции. Лишь только настало утро и на звук свистка, оставленного Энрю, перестала отвечать заполняющая всё вокруг удивительная трель живущих неподалёку Изумрудных ящеров, все высыпали на поверхность. После начался спешный марш-бросок к гоблинскому лагерю, в процессе которого пришлось тащить на себе тяжёлые бочонки с горючей смесью. Конечно, нападающие надеялись на план 'А', но надежды - надеждами, а время - временем. Однако разведчиков, высланных авангардом, встретила лишь мёртвая тишина.
  Лопухи эти администраторы, справились попаданцы, как два пальца об асфальт справились.
  - Да, пора, - кивнул Женя на причитания гопника и немного грустно махнул деревенским рукой.
  В руке философ держал простой до обидного скипетр, а вовсе никакой не посох. Выглядел он просто, но простота исполнения артефакта прагматичного Женю нисколько не расстраивала. Это был прут сантиметров пятидесяти длиной, который заканчивался набалдашником из большого тёмно-красного кристалла. Артефакт выглядел лаконично и имел не менее лаконичное описание:
  
  **
  'Посох властелина тьмы'.
  Увеличивает мощность тёмной магии на 50%.
  Снижает расход маны для заклинаний тёмной магии на 50%.
  Возможен рост характеристик предмета по мере развития навыков владельца.
  Привязка предмета осуществлена.
  **
  
  - Неприлично много для нашего уровня, - услышав описание, выдал своё мнение Юра.
  Стараясь не оглядываться, попаданцы вышли за ворота и направились через поля в сторону Риктела. Около часа шли молча. Заросли набирали силу и сейчас товарищи двигались через довольно густой смешанный лес, идя по широкой, хорошо укатанной дороге. Помня уроки недавних приключений, все шли настороженно, готовые в любой момент выхватить оружие и отразить внезапную атаку, но пока путь протекал совершенно спокойно.
  Наконец молчание нарушил Коля:
  - Не то что меня сильно терзает совесть, но может стоило оставить чешую деревенским? У нас и так тридцать два шарика Элиса, за каждый из которых можно купить домик среднего размера. А тут ещё и пять десятков чешуек по цене хорошего меча за каждую. Не слишком ли для нубасов первого уровня?
  - Ты же видел, - начал Женя, - деревенские обшарили гоблинское поселение, но при этом почти ничего не взяли. Только ресурсы, которые гоблины наковыряли в шахте. Здесь как будто два мира, а мы на их стыке. Не хотят они лишний раз связываться с миром заблудших и монстров.
  - Тоже мне слово выдумали - 'Заблудшие', - скис лицом Коля, - я, между прочем, чувствую себя самым что ни на есть 'Нашедшимся'! Ну и хрен с ними, нам больше достанется.
  - А гоблины точно не будут нападать на деревенских? - задала вопрос Марина и вздохнула. Так как уже озвучивала данный вопрос раз пятьдесят. И все пятьдесят раз до этого получала один и тот же ответ: 'Нет, не будут, агрессия снята'.
  - Озоторг совершенно не похож на Митунг, - задумчиво произнесла Эрита, развивая тему богатств отряда. - Пусть Митунг, из-за морского сообщения и нескольких шахт вокруг города, довольно развитое в культурном плане место, но он очень далёк от дел попаданцев. В этом плане Озоторг совсем другая история. Там много всего. Потратить деньги вы сможете на тысячу самых разных дел. Даже поразитесь, как быстро они утекут сквозь пальцы. Можно, например, нанять дополнительных инструкторов, брать у гильдии более сложные задания за счёт найма опытных проводников, позволить себе лучшее снаряжение, в конце концов, не надо будет работать.
  - Что значит работать? - возмутился Юра.
  - А ты думал кормить тебя и дальше будут бесплатно? - передразнила молодого человека Эрита. - Правда Культ вознесения предоставляет жильё, но вам быстро захочется чего-то большего. А на большее понадобятся деньги. Кстати, базовые курсы обучения языку и военному делу действительно бесплатные. А так можно будет взять небольшой домик на окраине, представляешь, как отлично.
  - Я с Жаклиночкой так и сделаю, - закивал Коля.
  Все удивились.
  - Вы чё думаете, я баб как перчатки меняю? Такая женщина на всю жизнь! - надулся гопник. - Мы, в общем, договорились встретиться в Озоторге, она только уладит дела с переводом.
  - Даже не знаю, удивляться услышанному или нет, - засмеялся Женя.
  - Как-то всё просто закончилось, даже медальон ни разу не понадобился, - вздохнул Юра, - а ведь какую засаду можно было с помощью него устроить.
  Это конечно была небольшая бравада для поддержания разговора. Закончилось всё действительно удачно, а с простотой Юра путал ощущение от хорошо выполненной работы. Ещё в процессе задания было выяснено, что 'Медальон ловца гоблинов' начинал слабо вибрировать, если в радиусе пятидесяти метров появлялись гоблины.
  - Юра, тебе мало досталось? - улыбнулся Женя, - и медальон нам ещё сто раз понадобится. Сатар говорил, что гоблины здесь один из самых распространённых монстров.
  - Не, не, - замотал головой молодой человек, - но я думал, всё будет на грани. Как в эпическом фэнтези. Ведь все твердили, что это невыполнимое задание.
  Женя задумался.
  - Нет, конечно, обстоятельства играли нам на пользу, не спорю. Даже не обстоятельства, некая сила заботливо расставила на доске фигуры, которые необходимо было лишь правильно передвинуть. Но я не вижу в этом чьего-то умысла, на мой взгляд, так устроен мир. Всегда есть простой выход, необходимо лишь его увидеть. Но здесь все какие-то забитые правилами и стереотипами. Что-то мне подсказывает, что Хранители только и мечтают, чтобы мы проявляли больше самостоятельности. А квест на спасение деревни могла взять любая подходящая по уровню группа, необходимо было лишь проявить искреннее желание и немного настойчивости. Марин, что такая задумчивая? - спросил Женя у целительницы.
  - Да всё думаю, что за той дверью. Не зря же тот странный мальчик на неё указывал.
  - Нет ничего за той дверью, для вас нет по крайне мере, - раздался позади знакомый голос.
  Попаданцы встрепенулись и обернулись.
  Позади стоял Энрю. Вот только выглядел он сейчас значительно старше, а голову его украшали огненно-рыжие волосы.
  Все опешили.
  - Вы Администратор? - спросил Женя.
  Но этот вопрос Энрю полностью проигнорировал.
  - Я к ней, - коротко указал он на Марину.
  - Эй, Рыжий, тебе как-бы вопрос задали, не? - наехал на парня Коля.
  - Так в стиле людей портить себе жизнь на ровном месте, - задумчиво произнёс внезапный гость, в котором, несмотря на внешний возраст, появилась глубокая серьёзность. - Я к вам с хорошими вестями и у вас сейчас совершенно нет времени на лишние разговоры. А у меня нет на них ещё и желания. Я, конечно, смогу выполнить цель своего визита позже, но что-то мне подсказывает, лучше сделать всё сейчас.
  - А зачем ты просил меня открыть ту дверь? - немного обиженно протянула Марина.
  - Просто хотел намекнуть на некоторые твои навыки, - спокойно ответил Энрю и протянул Марине диадему, которая внезапно возникла у него в руке. Девушка, повинуясь неосознанному порыву, приняла подарок и принялась разглядывать предмет.
  Простенькая, но очень изящная диадема цвета платины, сплетённая из толстой проволоки в танце множества завитков. Драгоценными камнями или прочими украшательствами она похвастаться не могла.
  - Олухам везёт, но облегчит ли вам это везение жизнь в дальнейшем, большой вопрос, - продолжил Энрю. - Этот артефакт, - указал он на диадему, - весьма занятная штука на уровне финальных комплектов. Создатель и куратор я.
  Глаза Жени удивлённо расширились.
  - Способность данного предмета перемещать владельца по частотному диапазону материи. Если точнее, менять миры реализованные в непосредственной точке пространства.
  - Пространства - времени? - не удержался от вопроса философ.
  - Нет никакого времени, время лишь атрибут материи. Хотя, смотря какой системой отсчёта пользоваться, - Энрю 'заткнул' дальнейшие расспросы философа жестом руки, словно отмахнувшись от назойливого насекомого.
  - Но для вас Марина Николаевна я данную способность слегка ограничил, - обратился Энрю к целительнице, - будет очень обидно, если вы внезапно переместитесь в мир, где не сможет существовать ваше физическое тело. Сейчас у диадемы всего два свойства: нивелирование первого удара, если точнее, любая серьёзная атака просто пройдёт через твоё тело, диадема автоматически сместит диапазон его вибрации в подходящий из ближайших миров. Я выставил перезарядку умения в один час. Правила, чтоб их. Как работает вторая способность, я объяснять не буду, но её суть в том, что монстры, да и враги, будут замечать тебя на поле боя в последнюю очередь. Подобная способность не редкость, но она почти всегда привязана к кредо владельца. Постой! - остановил 'подросток' Марину, которая хотела надеть диадему, - не надевай её, слишком рано, положи пока в сумку. Сейчас это чревато неприятностями.
  - Какими неприятностями? - испуганно спросила Марина.
  Энрю покачал головой и выдал совершенно не относящуюся к делу тираду:
  - Вы и правда удачливы, до второго уровня вам осталось убить всего несколько монстров. Возьми вы его чуть раньше...
  Не закончив толком, рыжеволосый визитёр исчез.
  - Что это #### было, - выпалил Коля.
  - Это всё очень странно и серьёзно, - заволновался Женя, - и мне оно совершенно не нравится. К чему он говорил про монстров и близость следующего уровня?
  В голове у Юры закрутилась мысль, или даже не мысль, а кусочки, что вот-вот должны сложиться в целую картину, но Коля вырвал его из размышлений.
  - А, ладно, в эротическое путешествие этих Администраторов. Главное, что он пролился! - почти пустил слезу гопник.
  - Кто пролился? - не понял гопника Женя, который, как и Юра, пребывал в некоторой растерянности.
  - Золотой дождь из 'роялей'! - просиял Коля.
  - Какие рояли, ты о чём? - совсем растерялся философ.
  'Если бы мы взяли второй уровень сейчас, то потеряли бы его при смерти!' - сложилась мозаика в Юриной голове. Он хотел было сообщить об этом предположении товарищам, но не успел, как и не успел объяснить философу Коля, каким образом тяжёлый музыкальный инструмент может упасть на землю в виде естественных осадков.
  Попаданцы почувствовали движение. Хотя нет, скорее они почувствовали ауру. Зловещую, полную силы и гнева. Тут же, рядом с ними, возник человек с тёмно-серой кожей. Но в отличие от Администратора он не пользовался телепортацией, не имелось у него такой возможности. Человек этот, совершив немыслимый прыжок, спрыгнул с ветвей ближайшего дерева.
  - Мрази! - коротко бросил высокий узколицый мужчина Юре и товарищам.
  Попаданцы поражённо разглядывали гостя. Тело того покрывала тёмная кожаная броня, а в руке он держал короткий хлыст, который, казалось, состоял из мелких стеклянных звеньев.
  Эрита выхватывала скьявону, Юра поднимал арбалет, Марина затряслась от страха и лишь крепко прижала к груди посох. Женя панически оглядывался, Коля тянулся за шпагой и уже хотел кинуть странному гостю очередную словесную пакость.
  Но здесь всё закончилось. Взмах блестящего хлыста не достал товарищей физически. Но удара странного оружия хватило, чтобы солидный участок леса подрубило невидимой энергетической волной. А что стало с попаданцами? Ну что с ними стало?.. Разрубить человеческое тело значительно легче, чем ствол столетнего дерева.
  Однако умереть быстро повезло не всем. Под шелест падающих деревьев, Юру отбросило, словно невесомую куклу. Волна ударила ему в грудь, ровно в выставленный перед собой арбалет. Неизвестно из какого металла было сделано его оружие, но оно с лёгкостью выдержало атаку, которая срезала толстые деревья, словно острая коса свежую траву. Вполне разумно предположить, что заодно могущественный артефакт отразил часть урона. Однако оставшейся части молодому человеку хватило с лихвой. Сознание выбило из тела в момент удара, а сам попаданец кубарем прокатился по земле с десяток метров.
  В себя Юра пришёл через пару минут. Лучше бы не приходил. Тело пылало болью, руки состояли из неё полностью. Молодой человек попытался приподнять голову, но не смог, единственное что удалось, так это безвольно крутить глазами. На Юрину грудь опустилась чья-то нога. Над ним стояли двое. Мужчина, что вмешался в их путешествие весьма грубым образом и высокая женщина, от красоты которой немедленно перехватывало и так слабое дыхание. Эту красоту бывший геймер оценил даже сквозь пелену боли, которая безжалостно растаскивала разум на части.
  Мужчина крутил в руках 'Четвёртое сокровище тьмы', а женщина с довольным видом подбрасывала в воздух мешочек с чешуёй Изумрудного ящера. Судя по звукам, рядом присутствовал кто-то ещё, но видеть его попаданец не мог.
  - Какое облегчение, - грубо обратился к лежащему на земле мужчина и бросил арбалет Юре на грудь, - нам подгадили не полные нубасы.
  - Заканчивай уже, - словно речь шла об оттирании ботинка от дерьма, кинула мужчине женщина, - надо бы найти старика - гоблина и закрыть у него второй квест.
  - Не гони лошадей Мидария, он наверняка ещё в процессе перерождения.
  Но к Юре у этой пары вопросов больше не имелось. Об этом ясно сказало то, что нога мужчины с немыслимой силой нажала лежащему на грудь и раздавила молодому человеку рёбра.
  Умирающему повезло, он не услышал хруста собственной грудной клетки и того спектра ощущений которые ему сопутствовали. От боли попаденец мгновенно потерял сознание. А спустя несколько минут он умер, оставив после себя небольшой белый кристалл и 'выпавший' мешочек с трофейным карцибелом.
  
  ***
  
  Юра жалел лишь об одном, что не вцепился в ногу своего убийцы зубами, не дрался сломанными руками, не извивался как червяк до последнего, а просто лежал и слушал. Ведь делай он хоть что-то из перечисленного, был бы ничтожный шанс избежать того, что произошло после. Эрита была права - это хуже чем смерть. 'Собравшись' Юра знал главное: вселенная огромна, холодна и безразлична. И всё то, чем заняты люди, не имеет никакого смысла. Но имеет смыл сама жизнь. Но сейчас сил жить не имелось, не хватало их даже на то, чтобы просто заплакать. Неизвестно сколько он лежал в состоянии полного бессилия и подавленности на холодном камне, но, наконец, его одолел сон. И сон помог, ибо сон был блаженен.
  Открыв глаза во второй раз, Юра принялся подниматься на ноги. Тело чувствовало себя отвратительно, даже хуже разума, который после сна хоть немного оправился. Казалось, он несколько недель провалялся в кровати с тяжёлой болезнью. Но сейчас, в отличие от первого 'пробуждения', хотя бы появились силы выплакаться.
  Юра попытался оглядеться и только сейчас понял, насколько ему было безразлично окружающее до этого, ведь вокруг царила непроглядная тьма.
  'Фиал', - подумал он и начал рыться по карманам.
  Светильник никуда не делся и весьма скоро каменную коробку озарил яркий свет. В одном из углов помещения имелась лестница, которая вела в небольшой проход в потолке. Юра огляделся ещё раз. Он был один. Тяжёлый рюкзак со снаряжением и провизией, тот, что он нёс на спине, отсутствовал. Немного придя в себя, попаданец принялся осматривать и ощупывать своё тело.
  'Кости целы, броня на месте. Кинжал? - есть. А это что? А, болты в набедренном чехле. Арбалет?!'
  Арбалет лежал здесь же, рядом, на полу. Юра поднял его и тут же почувствовал себя спокойнее.
  'Ууу, гад, мог бы и помочь', - всхлипнул он, обращаясь к оружию. Но арбалет на такие претензии конечно 'молчал'.
  Ещё раз оглядев довольно просторную коробку склепа, молодой человек поковылял к лестнице. Он чувствовал, что ждать товарищей бесполезно.
  'Надеюсь с ними всё в порядке? - всхлипнул Юра. - Хотя какой к чёрту может быть порядок!'
  Лестница вывела его в полутёмное помещение. Здесь он 'собрал в кулак' все имеющиеся в теле силы. Пусть он и чувствовал себя подавленным, но ещё раз пережить местную смерть по глупой неосторожности, да идите вы...
  Взведя арбалет, молодой человек вложил болт в направляющую канавку и принялся осторожно оглядываться.
  Помещение, в котором сейчас находился попаданец, по длине и ширине соответствовало склепу внизу. Но потолок выглядел непривычно высоким, этакий прямоугольник с гранью около десяти метров в высоту и семи в ширину. Стены были сложены из крупных блоков белого камня. Окна отсутствовали, свет проникал сюда лишь через отверстие дверного проёма, освещая одинокую статую в центре помещения. Скульптура крылатой женщины в человеческий рост ненадолго приковала к себе внимание попаданца. Она стояла на невысокой колонне посреди зала и выглядела завораживающе, но сейчас имелись дела поважнее.
  'Похоже на какой-то склеп или часовню', - подумал Юра и поковылял к арке выхода.
  Свет болезненно ударил ему в глаза. Выйдя из часовни, а это действительно было что-то подобное, он попал в место напоминающее огромный ухоженный сад. Аккуратные плодовые деревья, застланные белым мрамором дорожки, безупречный газон, беседки, симпатичные мостики через заполненные водой каналы. Но всё это Юра воспринял лишь боковым зрением.
  - Ха-а-а..., - с ужасом выдохнул он воздух.
  Дать почувствовать человеку его ничтожность можно разными способами. Один из них показать что-то великое. Великое настолько, что человек сразу осознаёт свою беспомощность создать что-то подобное в одиночку. Но сила людей велика и вместе они способны на многое.
  Вот только сводящую с ума циклопическую башню создали не люди. Людям подобное не под силу. Не может быть под силу. Чёрный столб в несколько километров в диаметре, уходил в небо и терялся в утренней дымке. Эта башня не могла существовать. Но она существовала. Вокруг неё был разбит прекрасный сад немыслимого размера, а позади, за садом, возвышалась невысокая, метров пяти, каменная стена. Но не она служила главным препятствием, которое надёжно удерживало в этом месте. Стена лишь обозначала границы невидимого силового поля.
  Всё это Юра узнает в последующие несколько часов. Да и бог с ней, со стеной, непонятное чувство ясно говорило ему: 'товарищи там, впереди, где-то в этой противной разуму гигантской башне'.
  Всхлипнув в сотый раз с момента воскрешения, молодой человек поковылял вперёд, вперёд, к 'Башне 12 испытаний'.
  
  
  Глава 8: ХХХНагибатор.
  
  ***
  
  Глава, в которой Юру угощают чаем и рассказывают то, что знать ему не положено.
  
  
  ***
  
  
  Алиса бежала по улицам Озоторга. Нет, она не гналась за белым кроликом, 'Белый кролик' ждал её на работе.
  'Если Ксен узнает, что я называю его 'Белым кроликом', придётся пить солёный чай ещё неделю', - сделала Алиса пометку в памяти и, стараясь не налететь на частых в это время дня прохожих, припустила по широкой мощёной мостовой с новой силой.
  Ксеном звали весьма примечательную личность. Многие местные назвали бы его Богом, многие не согласились бы с таким громким определением, но и те и другие однозначно сошлись бы во мнении, что он не человек. Администратор - так подобных существ зачастую называли попаданцы, и, конечно, опаздывающая на работу шестнадцатилетняя девушка не являлась администратором, надо бы ещё добавить, что она не относилась к ним никаким боком, но нет, относилась: Алиса работала в гильдии и не где-то, а в самом 'Посольстве' - так называли попаданцы представительство 'богов'.
  Её подруги по курсам исходили из-за этого завистью и постоянно забрасывали вопросами вроде: 'А что едят администраторы?', 'А они вообще разговаривают?', 'А правда, что администраторы могут телепортироваться?', или ещё хуже, хихикали и спрашивали всякие непристойности, вроде есть ли у администратора то самое - мужское, ну вы поняли.
  В общем Алисе приходилось постоянно страдать от подобных расспросов и от кое-чего ещё. Нет, не от несчастной любви, от которой положено страдать всем шестнадцатилетним барышням. Ах, если бы. 'Страдала' Алиса от необходимости вести двадцать журналов, делать копии с кучи корреспонденции и следить за массой разных мелочей, вроде того, есть ли вода в графине и не запылились ли подоконники. А ещё, что самое плохое, начальник читал её мысли. И не только читал, но и примерно знал, что работница подумает наперёд.
  'Я, конечно, понимаю, что он 'бог' и всё такое, но лучше бы боги сидели на небе, а не портили мне чай', - возмущалась на бегу девушка.
  Хотя, что жаловаться, в истории с чаем виновата была по большей части она сама. Платили в гильдии прилично, и Алиса, где то с месяц тому назад, записалась на платный курс по магии символов. Новое занятие настолько увлекло её, что она с неделю засиживалась до самого утра, выводя на клочках бумаги сложные группы слов и символов, а после, прикладывая их к различным предметам, с восторгом наблюдала, как те приобретают определённые свойства. Магия символов не очень популярна: представьте, вы три часа выводите магический свиток, а после он сгорает за две секунды, нагревая воду в ёмкости до восьмидесяти градусов. Три часа чертить буквы или вскипятить чайник на плите за пять минут... Кстати о кипячении. Озоторг это вам не захолустный городок. Безусловно, город производит впечатление века девятнадцатого - уютные домики в два - три этажа, сплетённые сетью извилистых улочек, и улочки эти спрятаны от солнца нависающими над мостовой мансардами и балконами. Но несмотря на внешнюю старину, в домах здесь есть не только канализация, но и газ с водой. Электричества конечно нету, да и воду для купания приходиться греть в специальной колонке, зато как прекрасен запах восковых свечей по вечерам.
  Здесь Алиса заулыбалась словно кошка, которая добралась до банки со сметаной. Хотя глупости всё это, кошки не улыбаются.
  Конечно, есть у магии символов куда более полезные свойства, но до них девушке ещё учится и учится. Пока в её исполнении упомянутая магия - это охлаждение или разогрев предметов на не самые высокие или низкие температуры.
  'Думаю, ещё пара недель и можно будет чертить свитки охлаждения на продажу!' - счастливо сощурилась бегунья и чуть не налетела на очередного прохожего.
  Так вот, начав жертвовать сном ради обучения, девушка, само собой, перестала нормально высыпаться. И недосыпание не замедлило сказаться на её каллиграфии, но не той, которая магическая, а той, которая рабочая - секретарская.
  - Если ты не перестанешь сидеть допоздна со своими каракулями, будешь неделю пить солёный чай, - заявил ей Ксен, просматривая пачку однотипных приглашений, размноженных Алисой.
  Почерк девушки выглядел необычайно красиво и изящно, это признавал даже её божественный начальник, ведь главным образом благодаря своему почерку, она и получила текущую работу.
  Не успела Алиса открыть рот, как её тут же подрезали заявлением:
  - Я не могу размножить эти бланки магией или подправить ей же твои каракули, переписывай.
  Вот такая работа, даже наехать на начальство толком не выходит.
  Но Алиса Ксена не послушала и опять не выспалась, что немедленно неблаготворно сказалось на её способностях. Вы не поверите! Всю неделю чай в её чашке становился невыносимо солёным. Она провела массу экспериментов, в результате которых были испорчены литры и литры чая. Всё без толку, солёный и всё тут. Пришлось пять дней пить воду. Ах да, неделя в этом мире пятидневная. Четыре рабочих дня и один выходной. Хотя попаданцы в разговоре обычно имеют в виду свою неделю - семидневную, либо уточняют, говоря 'местная неделя'.
  Ещё в этом мире не было часов. Наручных в смысле, да и карманных не было. Зато имелись хронометры - что-то вроде секундомеров позволяющих точно засечь или отмерить нужный отрезок времени. Ещё имелась ратуша с большими 'часами' и громкими курантами, которые били четыре раза в сутки. В полночь, полдень и в момент рассвета и заката. Поначалу отсутствие часов вызывало у попаданки состояние постоянной потерянности. Но прожив без этого, незаменимого в прошлой жизни предмета с полгода, она внезапно поняла, что часы штука совершенно ненужная. Не в смысле того, что время не важно, нет. А в том смысле, что у каждого человека есть довольно точные внутренние часы. Те, которые чувство времени. Просто всё приходит с опытом. Вот только пусть определять время по массе признаков Алиса научилась, но вот уследить за ним ей не удавалось совершенно. И сегодня, встав в шесть утра, она решила собрать несколько 'бенто' для подруг, в Японии так коробку с перекусом называют, и в процессе готовки она внезапно поняла, что время уже без пятнадцати восемь!
  'А! А-а! А-а-а-а! Опаздываю! - но вот нужный поворот и новая волна эмоций.
  Алиса по характеру была человеком скромным, но эмоциональным.
  Ох, гильдия - это нечто. Не подумайте, в ней нет ничего фэнтезийного, однако здание гильдии весьма примечательно, так как сильно напоминает колизей. Правда, только по форме. Гильдия искателей приключений Озоторга - огромное круглое здание в три этажа высотой. Через большую арку - туннель, вы попадаете во внутренний двор метров сорока в диаметре. То есть само здание - огромный круг метров восьмидесяти, не меньше. И уже из двора можно попасть в необходимую вам секцию. Чего здесь только нет 'Секция королевского представительства', 'Приёмка' - так все называют место, где принимают ценные ингредиенты, 'Банковская секция', самая большая 'Гильдейская секция', где, собственно, получают и сдают задания, 'Секция учебных представительств' и несколько других секций с замороченными названиями. Алисе вот надо прямо, в так называемую 'Посольскую секцию'. Посол в ней правда всего один, да и занимает посольство скромные шесть помещений, два из которых небольшой конференц-зал и гостиная. И ещё, пообщаться с Ксеном вам так просто не удастся, и внушительная толпа попаданцев собралась перед 'Посольством' вовсе не ради встречи с ним.
  Алиса принялась пробираться через многонациональную толпу. Толпа выглядела не только многонациональной, но и очень разнилась по возрасту, виду и снаряжению собравшихся.
  'Восемь часов, обычно к этому времени народ уже расходится по другим секциям. А сегодня вы чего столпились? А ну-ка все марш по делам, а то все задания разберут!' - прикрикнула Алиса на толпу. Конечно про себя.
  Оставив попытки протиснуться через народ как таран, ведь могут и подзатыльник дать, если сильно напирать, девушка решила обойти скопление людей вдоль стены. Но и здесь люд стоял плотно, обсуждая полученную информацию.
  - Это совершенно невозможно! - раздался сбоку голос на великом и могучем.
  На что другой голос ответил:
  - У них в группе есть некромант, они же только среди 'Демонов' бывают, ерунда какая-то!
  'Что там невозможного то? Кто на этот раз переплюнул всех и вся? - заинтересовалась Алиса, отложила 'бурение' к двери и принялась изучать белый текст на огромном чёрном щите.
  Над дверью в 'Представительство богов', как обычно называли Посольскую секцию местные, висело огромное чёрное табло. Упомянутое табло Алиса не любила, так как его угол на четверть закрывал окно архива на втором этаже, того места где сидела она - писарь и секретарша. Но вот остальные попаданцы табло это просто обожали, так как на нём отображалась всякая полезная и не очень информация по делам 'заблудших'. И табло, конечно же, было не электронное. Девушка знала это точно, так как в отличие от остальных, внимательно изучила его через окно архива в первые дни работы. Массивная плита чёрного камня, вот что оно из себя представляет. И плита явно волшебная, ведь белые надписи на ней, словно мелом, выводила невидимая рука, и она же стирала их спустя время.
  Информация на табло появлялась самая разная - какие группы покинули этот мир, кто и где убил особо опасных или ценных монстров, кому выданы особо эпичные квесты, и, что всегда вызывало самый большой интерес, порой здесь появлялась информация об изменениях в мире. Да и много всего прочего кроме перечисленного появлялось. Что же вызвало такой ажиотаж сегодня? Алиса вздохнула и принялась изучать написанное.
  'Бла, бла, бла, это всё не то... а вот: 'Команда толстого мальчика' одновременно закрыла первый и второй этап. Средний уровень членов команды - 1'.
  Далее шла не сильно подробная информация о профессиях заблудших, силах монстров и месте выполненных квестов.
  Действительно, чему подивиться имелось: первым и вторым этапами называли обязательные задания 10 и 20 уровня. Для выполнения первого необходимо было убить исключительного монстра, а для закрытия второго разгромить выбранное Хранителями поселение монстров. Или не разгромить и, как следствие, не получить награды, а то и схватить пенальти.
  'Ага, им помогали местные, - поняла из прочитанного Алиса, - но это всё равно немыслимо! Квест 20 уровня дают на крупные поселения монстров и, самое главное, после 20 уровня. Как они умудрились его взять и тем более справиться? Наверно это новый рекорд? Надо спросить у Ксена. И что это за глупое название - 'Команда толстого мальчика'. С юмором у них явно кол с минусом. А-а-а! Я опоздала!' - запаниковала девушка и 'медленной пулей' принялась пробираться к двери вдоль стены.
  - Куда лезешь!? - возмутился низкорослый, но крайне мускулистый кореец.
  Народ в этом мире быстро приобретал некоторую суровость, отчего получить подзатыльник за дело вполне можно даже являясь хрупкой девушкой. Но имелась у этого мира и другая сторона.
  Раскосый мужчина смерил Алису взглядом и выдал:
  - Ой, извини, - а после гаркнул на всю 'ивановскую', - народ, расступитесь, человеку на работу надо!
  Масса, в едином порыве, отхлынула от стены, пропуская Алису.
  - Спасибо! - не забыла поблагодарить корейца девушка, отворяя дверь в посольство и принимая ворох восхищённых взглядов.
  'Почему со стороны всё кажется не таким, как есть на самом деле', - вздохнула она про себя.
  Причина её вздохов крылась в том, что многое из удивительного так устроено, что оно удивительно только первую неделю, а после становится обыденным. Работы в 'Посольстве' это касалось очень точно.
  Быстро 'взлетев' на второй этаж, попаданка на цыпочках направилась к кабинету 'шефа'. Хотя, крадись, не крадись, Ксен и так всё знает минут на пятнадцать вперёд.
  Попаданцы, да и многие местные, работали обычно до обеда. А после заблудшие расходились по разным курсам и тренировочным базам, а горожане занимались семьями или личным досугом. Работать дольше считалась плохим тоном, однако к работе в этом мире относились слегка по-иному: пусть вкалывать с утра до вечера никто не стремился, но к положенным на труд часам относились очень ответственно, стремясь выполнить за положенное время максимум полезной работы. Это к тому, что за пять рабочих часов ей предстояло переделать вагон дел, а задерживаться не хотелось, да и нельзя, курсы ждут.
  Приоткрыв массивные двери рабочего кабинета шефа, Алиса заглянула в помещение. Обычно Ксен сидел за своим необъятным столом, всегда готовый всучить секретарше пачку бумаг для снятия копий или переноса сведений в учётные журналы, а иногда давал задание найти что-то на архивных полках. Но сегодня всё было по-другому. Начальник сидел на одном из удобных диванов коричневой кожи, что стоял рядом с большим столом из тёмного оникса. Упомянутый стол вызывал в охочей до диковинок Алисе непонятный трепет. Но сегодня внимание её захватило другое.
  На втором диване сидел незнакомый ей человек, от вида кторого Алиса немедленно вздрогнула. Сидящий имел серую кожу. Про демонов среди заблудших ходили весьма жуткие истории. Больший трепет вызывали разве что рассказы о первой смерти. Иногда первое и второе сливалось в одну животрепещущую историю.
  - Алиса, принеси нам пожалуйста чаю, - коротко попросил Ксен и обернулся к своему гостю.
  'Уф, похоже, за опоздание мне сегодня не влетит', - выдохнула девушка, притворяя дверь.
  - И не опаздывай больше! - раздался из-за двери крик начальника.
  'М-м-м! - недовольно 'проглотила' мысль Алиса, - Чай, чай, чай. Интересно кто он такой и как бы послушать их разговор, сгораю от любопытства. И как вообще этот 'вождь серокожих' попал в Озоторг, здесь же для него враждебная территория!'
  Она быстро спустилась в гостиную на первом этаже, где имелась небольшая кухня и принялась колдовать с чайником и чашками. Что, что, а чай она умела делать божественный, администраторский, так сказать. Алиса попала в этот мир в четырнадцать лет и до этого хорошо умела разве что набирать сообщения на смартфоне. Но здесь учиться пришлось быстро и многому, подгонять в этом мире умели и скидку на возраст не делали.
  'Так, надо взять сладостей, их можно будет не торопясь расставлять по столу и задержаться чуть подольше', - состряпала Алиса 'хитрый' план. Чайник на плите закипел, она потушила газ и залила кипятком смесь ароматных трав и специй, чуть 'не пустив слезу' от чарующего аромата.
  'Хорошо быть Богом, можно позволить себе самый лучший чай из 'Волшебных пряностей', - вздохнула девушка.
  'Волшебными пряностями' называлась самая престижная чайная лавка в Озоторге.
  Водрузив подготовленное на поднос, она понесла всё это чайное дело в кабинет шефа.
  Алиса выглядела как самая настоящая Алиса - высокая хрупкая девушка с симпатичным, чуть вытянутым лицом и большими зелёными глазами. При жизни её глаза были голубыми, а в этом мире почему-то стали зелёными. Да и платье она носила самое, что ни на есть сказочное, голубое с белоснежными кружевами.
  Войдя в кабинет, она принялась расставлять чайные приборы на стол. Но здесь случилось непоправимое. На мгновение девушка поймала взгляд серокожего гостя. Бывают люди, в которых не важно лицо, тело, одежда, осанка. Люди - которые целиком есть их глаза. Глаза - которые есть люди. В глазах гостя крутилось много всего, и стоило девушке взглянуть в них, как её увлекло и закрутило в содержимом этих глаз. Какие тайны блистали в них, какие тайны! Вот только Алису завлекло не в их поток, она попала в струю невыносимой жестокости. И Алиса вспомнила, вспомнила, как её убивали. Вспомнила и то, что было незадолго до смерти. То, во время чего она мечтала, чтобы её убили. Поднос выпал из рук девушки, чашки и тарелки посыпались на пол, она ошпарилась кипятком, но абсолютно не обратила на это внимание, так как боль душевная заблокировала боль физическую. Попаданка осела на ковёр и заплакала.
  - Кас, кретин, отключи свою ауру полностью! - рявкнул на 'демона' Ксен.
  - Я отключил, у неё сверхчувствительность, - оправдываясь, замахал руками гость.
  Белый администратор встал и подошёл к Алисе, которая потерянно всхлипывала на полу, уставившись в ковёр остекленевшими глазами. Ксен положил руку на голову девушки и по-отцовски нежно погладил её. Алиса моментально завсхлипывала более осознанно.
  - Пойду чаю накачаю, - без какого-либо сочувствия произнёс демон и, подобрав с пола местный сухофрукт, закинул его в рот, после чего направился к выходу из комнаты. Не забыв, правда, по пути к двери наложить на поранившуюся секретаршу исцеляющее заклинание.
  И вот, минут десять спустя, пришедшая в себя, но всё ещё хлюпающая носом Алиса сидела за столом с чашкой чая в руках и слушала самый странный разговор в своей жизни. Ещё она внезапно поняла, кто этот круглолицый демон с пронзающими насквозь серебряными глазами.
  Гостя звали Кассиопея, но Ксен называл его просто Кас, что выглядело совершенно немыслимо и обыденно одновременно. Про Кассиопею ходили легенды, взять хотя бы то, что он был тем, под чьим командованием тридцать лет назад демоны отбили из рук заблудших Белый город. Можно долго перечислять его монструозные монструозности, но главным было одно: если посмотреть на вещи с точки зрения кнута и пряника, Кассиопея был кнутом, который Хранители частенько использовали, когда надо было намылить кому-то шею. И ещё демон славился тем, что плевать он хотел на условности, Хранителей и Администраторов. И делал он это в мире, где плевать на перечисленное нельзя технически. Если ему не нравилось, что делают демоны, он резал демонов, имелся зуб на заблудших, резал заблудших. А вот Кассиопею не резал никто, что его, судя по разговору, откровенно расстраивало.
  - Ты шутишь, - нахмурился Кас - последний раз я слышал о задании на 'Комплект четырёх сокровищ тьмы' лет сорок назад! Это проклятый сет, никто из собиравших его не ушёл из этого мира по-человечески. Либо бросали и собирали другие комплекты, либо 'сгорали' пытаясь совладать с ним. Куратор этого комплекта - нечто, уж я-то знаю. К чему ты вообще заговорил о нём?
  Здесь выяснилось, что Администраторы далеко не всезнающие, так как Ксен задал демону странный с точки зрения Алисы вопрос.
  - Я не понимаю, что вы все так превозносите этот комплект? Кто бы не был куратором, Система жёстко ограничивает количество энергии, которую куратор способен передать артефакту за момент времени.
  - Я не знаю, что вы там ограничиваете, но уверен, если понадобится МО провернёт ваши ограничения у вас же в... - Кас посмотрел на Алису, - плевать он на них хотел, в общем. Но суть не в этом. Финальные комплекты выгодно собирать группой по причине того, что одновременно можно использовать только один предмет. Не мне тебе об этом рассказывать. С Четырьмя сокровищами тьмы всё по-другому - можно использовать все четыре предмета одновременно. А с учётом того, что вы жёстко порубили в этом мире левитацию, упомянутый комплект один из немногих, который открывает к ней доступ. Представляешь, какая имба!
  Администратор с сомнением посмотрел на демона.
  - Не смотри на меня так, я владел всеми четырьмя предметами целых двенадцать часов. За это время МО чуть не растащил мой разум на части. Так к чему ты завёл о них разговор?
  - Группа с которой ты сейчас конкурируешь занималась его сбором буквально месяц назад. Очень перспективные ребята, есть шанс, что зададут тебе жару.
  - Жду не дождусь, - скривился Кассиопея. - Но постой, сейчас они собирают другой комплект, значит от Сокровищ тьмы они отказались, но это не так просто. Отказ возможен только после того, как конкурирующая группа забирает у тебя часть комплекта. А то, что они сменили цель, это факт, ведь у меня и этой группы сейчас одна и та же цель - 'Четыре сокровища воли'. И при этом ты утверждаешь, что эти ребята перспективные?
  Ксен слушал всю эту тираду довольно потягивая чай, после пояснил:
  - Четвёртое сокровище тьмы волей случайности попало к заблудшему первого уровня. Вега одобрил владение. С группы, которая собирала комплект до этого, задание сняли.
  - Да ты #### шутишь! - чуть не выронил чашку Кассиопея.
  Ксен безразлично отхлебнул чаю и глянул на Алису, что, потупившись, жевала фруктовую пастилу.
  - Будешь материться, заставлю мыть посуду, - строго предупредил Кассиопею Администратор. На что демон моментально сгенерировал виноватый вид и продолжил:
  - Так ты говоришь, это произошло почти месяц назад? МО уже спалил нубу мозги и комплект снова свободен, да?
  Но на этот вопрос хозяин кабинета лишь безразлично отпил чаю, наказывая матершинника молчанием. И лишь в его глазах появилась какая-то хитринка.
  Кассиопея надулся как перезрелый лимон. Надо отметить, что человек этот имел лицо несовместимое со словом серьёзность, но при этом серьёзность из него так и сочилась, но скорее в виде ауры что ли.
  - Упомянутый нуб цветёт и пахнет в обнимку с Четвёртым сокровищем уже больше месяца, - выждав некоторую паузу, начал Ксен, - более того, это и есть тот 'Толстый мальчик' команда которого закрыла первый и второй этап находясь на первом уровне.
  - Как они вообще умудрились взять эти задания? - поинтересовался демон.
  - Этого я не знаю. Вероятно, проявили искреннее желание, Хранители в таких случаях почти всегда идут навстречу.
  - Чувствую себя молоденьким и, кстати, симпатичным курсантом, которого отшила горячая вдова, - расстроенно сообщил демон Администратору, не забыв подмигнуть Алисе. - Телепортируй меня к нему, а? Хочу посмотреть на 'счастливчика'.
  - Ты же знаешь, я не могу этого сделать - правила, - развёл руками Ксен.
  - Редиска, - вздохнул демон и, порывшись в карманах, достал небольшой шарик цвета платины, по поверхности которого бегали чёрные прожилки.
  У Алисы перехватило дыхание. Ведь мужчина держал в руках артефакт высшего ранга, такой можно было получить лишь с самых сильных монстров. Редкая и обычно очень полезная штука, да и шанс получения довольно мал. Прямо как в тех корейских играх, про которые здесь последнее время так много разговоров среди попаданцев. Подобные предметы позволяли один, или более раз, использовать могущественную магию, что не была свободно доступна в это мире каким-либо другим способом.
  - Ты меня это, извини, а, - обратился Кассиопея к Алисе, и принялся рыться в своей необъятной магической сумке, которая висела под его тёмным плащом, - но давно уже пора выбросить все эти сопли за ненадобностью. И не смотри на меня так, при жизни я видел очень много страданий. И почти все страдающие страдали лишь по одной причине - им не хватало силы.
  Демон положил перед Алисой гребень красного цвета. Девушка моментально забыла о всех своих бедах и печалях, уставившись на чарующей красоты предмет. Гребень был выполнен из материала похожего на красное стекло и от него исходила непонятная энергия, какая могла исходить только от одного типа вещей - магических.
  'Будто из рубина выточен', - подумала Алиса и решилась уточнить у странного гостя его свойства. Но того уже и след простыл.
  - Бери, он оставил его тебе, - улыбнулся Ксен. - Это магический предмет, он приводит в порядок мысли и проясняет голову. Очень подходит твоему типу. И послушай меня внимательно, никому не рассказывай об этом разговоре, - улыбнулся шеф и взглядом заставил забыть Алису о произошедшем. Но нет, ничего магического в этом взгляде не было, просто взгляд этот указывал на неприлично толстую пачку документов.
  
  ***
  
  Юра сидел на ступеньках часовни и думал не свои мысли. Точнее свои, но какие-то они были сегодня серьёзные, не такие как обычно.
  'Если подумать, когда мой батя умер, он был не сильно старше меня. Интересно, а могу ли я встретить его в этом мире? Вряд ли, мама говорила, что он был решительным и смелым человеком. Она точно любила его, даже мне прощала кучу всего из-за того, что я похож на него внешне. По крайней мере сейчас', - и Юра ощупал своё похудевшее за последний месяц лицо.
  Молодой человек вздохнул и постарался отогнать текущие мысли, но не потому, что они были плохими. Подобные размышления портили и без того плохое настроение.
  'Как там Геннадий Васильевич говорил - дуга характера'.
  Один из хахалей матери работал редактором в толстом журнале. Нормальный мужик, только поболтать любил. Да и болтал наверно по делу, просто тогда голова у Юры была занята всяким другим, вроде уровней, монстров и игрового снаряжения. Как-то раз редактор рассказывал молодому человеку про некую 'дугу характера' и её развитие в человеке или персонаже. Вроде того, что был герой одним человеком, но прокрутило его в водовороте событий, и стал он немного, или много, другим. И сейчас бывший геймер принялся размышлять о том, что по его 'дуге характера' был нанесён мощный пинок снизу. Так как переживание местной смерти изменили его взгляд на мир, как на этот, так и на прошлый. Словно первый прыжок с парашютом, только в тысячу раз сильнее по впечатлениям и заодно, вместо парашюта - мешок с картошкой.
  'Умирать плохо...' - подытожил размышления попаданец и грустно взглянул на расплывчатый силуэт циклопической башни, которая высилась за заливаемым водой прекрасным садом.
  Время было раннее. С неба лило как из ведра. Если последнюю неделю молодой человек хоть как-то разгонял скуку, гуляя вдоль внешней стены, то сегодняшнее утро такой возможности ему не предоставило, точнее, гуляй, конечно, сколько хочешь, вот только мокнуть до нитки не хотелось.
  С момента воскрешения прошла неделя и за эту неделю Юра не приблизился к башне ни на шаг. Образно говоря. Метров сто он конечно к цели прошёл, но был вынужден вернуться назад. Препятствовали продвижению два фактора: первый - сил в теле не имелось чуть более чем совсем, второй - сад вокруг башни был под завязку забит обслуживающими его роботами.
  'Нет, это не роботы, - размышлял Юра, - правильнее называть их техно-магические автоматы'.
  'Тоже мне, специалист', - засомневался некий другой Юра в словах первого.
  Механизмы, похожие на металлические манекены, ухаживали за деревьями, подстригали траву, убирали листья, очищали дорожки, в общем, занимались всем тем, что позволяло саду выглядеть ухоженным и цветущим. Вот только они, все как один, оказались невероятно опасны и были совсем не прочь отстричь попаданцу голову. Для этого у них имелся арсенал, по которому Фредди Крюгер наверняка бы пустил скупую мужскую слезу. И стоило отойти от часовни метров так на пятьдесят, как автоматы ощетинивали свои руки - лезвия и, недовольно стрекоча, начинали двигаться в сторону попаданца. И чем больше молодой человек нарушал невидимую границу, тем больше нарастал стрёкот и недовольство 'садовников'. Однако стоило вернуться в безопасную зону, как они теряли к нему всякий интерес.
  'Если бы эти 'магические консервы' не были такими крепкими, я бы хотя бы мог перестрелять ближайших', - расстроился молодой человек и покрутил в руках кристалл карцибела размером с пол мизинца. Он выглядел не таким ярким как с гоблина - генерала, но куда светлее, чем с обычных гоблинов и убитого не так давно Болотного топтуна.
  'Четыре выстрела! Не на ветер, но всё-таки. Итого у меня в запасе 17 болтов', - отмерил размер своего боекомплекта Юра.
  'Садовник' мало того оказался невероятно крепкими, так ещё и не пожелал помирать после одной единственной пробоины в корпусе. Таких пробоин пришлось сделать три, один из выпущенных болтов срикошетил от металлического тела. Благо кристаллы с убитого монстра удалось кое-как подобрать, да и не только их.
  Молодой человек взял из кучи фруктов крупную грушу и с аппетитом принялся жевать её. На текущий момент у него в запасе имелись груши, яблоки, гранаты, крупные фиолетовые плоды похожие на сливы и немного инжира. Хоть продуктовую лавку открывай. Плодовых деревьев в саду росло великое множество и, к радости попаданца, плоды их оказались зрелыми и божественно вкусными. Правда, сбор их выглядел круче, чем отстрел садовника - автомата. Добытчик выбирал подходящее дерево, возле которого на момент выбора не ошивалось автоматов и походкой 'подбитого мессера' ковылял к 'стационарному пункту пищевого снабжения'. Силы залезть на дерево отсутствовали, поэтому он живым тараном ударялся о ствол и быстро собирал то, что упало, после использовал невидимость и ковылял обратно в 'мирную зону'. Использовать навык невидимости приходилось по причине того, что уж во время сбора к нему обычно 'ползла' пара 'садовников', угрожающе стрекоча и распуская свою 'переносную парикмахерскую'. Благо применение навыка невидимости сбивало их с толку - отменяло агр, если по-игровому. И вот здесь крылась вторая Юрина проблема. Невидимость он мог применить всего на пять секунд, на большее сейчас не хватало ментальной силы, или маны, если по-простому.
  Ещё у Юры имелся пассивный навык сокрытия, но для передвижения по этому странному саду его явно не хватало: автоматы мгновенно реагировали на него, стоило лишь пересечь границу безопасной зоны.
  Съев грушу, попаданец принялся размышлять о ситуации, в которой оказался:
  'Первое, они реагируют на меня, только когда я нахожусь в зоне их прямой видимости, проверено и не раз. Второе, хватай невидимости даже на пятнадцать - двадцать секунд, я бы мог короткими перебежками, от беседки к беседке, двигаться к башне. На восстановление между перебежками мне бы понадобилось минут по тридцать, здесь главное не спускать ману в ноль, - размышлял молодой человек. - И сколько я уже здесь сижу, седьмой день? А за это время ни капли не полегчало, паршиво', - расстроился Юра.
  Он закрыл глаза и принялся изучать окно своего статуса:
  
  **
  Уровень: - 1.
  Ярость - новичок. Сосредоточение - новичок.
  Физические характеристики - слабые.
  Ментальные характеристики - средние.
  Удача: - высокая.
  Навыки: - стрельба - начинающий; скрытность - новичок; ощущение цели - новичок.
  Особое умение: - пожиратель плоти.
  Особый бонус: - при убийстве монстра есть шанс получить неоднозначный предмет.
  ***Активные квесты***
  ***Прочая информация***
  
  **
  Чёрный наблюдатель: - А кучу дерьма за респом кто убирать будет?
  Белый наблюдатель: - Остальные в башне.
  **
  
  Сосредоточив внимание на пункте 'Прочая информация', молодой человек развернул подменю.
  **
  Система предоставляет вам помощь в получении и развитии следующих способностей:
  - Магические способности
  **
  На текущий момент вы находитесь под действием отрицательного эффекта: 'Дыхание смерти'. Вы потеряли большое количество физических и духовных сил, из-за чего вам требуется длительный отдых и восстановление.
  **
  
  Перечитав информацию, Юра перешёл в подраздел 'Активные задания'.
  
  **
  Достигните Озоторга самостоятельно в течение трёх месяцев.
  Рекомендуемый уровень - отсутствует.
   Время на выполнение задания - более трёх месяцев. Награда за выполнение задания - доступ к боевым навыкам.
  **
  Достигните вершины Башни двенадцати испытаний.
  Рекомендуемый уровень - 10.
  Время на выполнение задания - 11 месяцев.
  Награда за выполнение задания - случайная.
  **
  'Дела... - в очередной раз подумал Юра, - то есть, на прохождение башни даётся один год! И так, между делом, я как-бы 1 уровня!'
  И молодой человек в очередной раз посмотрел на чернеющий сквозь пелену дождя монолит. Обречённо вздохнув, он принялся размышлять над своими боевыми возможностями.
  'Рекомендуется 10 уровень, но ведь гоблины были что-то районе 7 и ничего, убивали. Или не 7? Помнится, на дереве меня чуть не забили топором, выкрутился лишь из-за брони и магического кинжала. Хоть кинжал остался, - порадовался молодой человек и посмотрел на оружие на поясе. - Короче, застряли мы здесь основательно, мы то ладно, а вот Эриту жалко. Да и не ладно, а боевые навыки надо!'
  Здесь попаданцу надоело размышлять, и он откинулся на лежанку из веток, которую изготовил, выпотрошив пару ухоженных местных кустов. Так, расслабившись и не о чём не думая, он какое-то время лежал и глядел на белые каменные плиты потолка. А дождь всё шёл и шёл.
  Закрыв глаза, Юра вызвал окно статуса и сосредоточил внимание на навыке 'Ощущение цели - новичок'.
  **
   'Ощущение цели - новичок' - вы способны получать общее представление о слабых и сильных сторонах цели. Точность и количество информации зависит от уровня цели, навыков цели, вашего сосредоточения и ваших ментальных характеристик.
   **
  'Ну, про 'Садовников' я пока ничего толком сказать не могу, хотя по гоблинам что-то такое присутствовало. Да и в Митунге я подозрительно быстро понял, как правильно подкрадываться к крысам. Видать садовники сильно больше меня по уровню или же имеют контр навыки препятствующие распознаванию'.
  Далее молодой человек развернул подменю навыка 'Скрытность - новичок'.
  **
  'Скрытность - новичок' - враждебные вам сущности хуже воспринимают все исходящие от вас вибрации. Эффективность навыка зависит от вашего сосредоточения и ваших ментальных характеристик. Эффективность навыка прямо пропорциональна уровню и остроте восприятия противника. Связанные способности - Невидимость.
   **
  За прошедшую неделю статус 'апгрейдили' дважды. Сначала появилась возможность просматривать информацию по каждому отдельному навыку, а после эта информация стала яснее. В описании остальных Юриных навыков сведений пока имелось не сильно больше, чем можно было почерпнуть из названия самого навыка.
  - БУ! - задорно рявкнул кто-то над головой попаданца.
  - Мама! - невольно выскочило у Юры, который подскочил как ошпаренный и уставился на ухмыляющегося круглолицего человека. И всё бы хорошо, но кожа внезапного гостя имела ярко выраженный серый оттенок. Не мертвецки бледный, а какой-то живой что ли. А ведь попаданец уже встречался с обладателями подобной кожи неделю назад, и тогда эта встреча закончилась для него весьма плачевно.
  Руки потянулись к арбалету, первый курок, болт.
  - Ай!
  Незваный гость молниеносно стукнул Юру по темени, не очень сильно, однако от этого удара из тела молодого человека моментально выбило всю имеющуюся в нём силу, которой и до удара имелось не сильно то много.
  - Да не бойся ты, не съем я тебя, - весело произнёс мужчина на чистом русском языке и подбросил в воздух небольшой шарик, весьма похожий на тот, который сейчас лежал в кармане у молодого человека.
  - Ик, а вы кто? - откровенно побаиваясь, выпалил Юра, который от удара выронил арбалет и обессиленно опустился на свою импровизированную лежанку.
  - Называй меня Кас, - слегка повелительно ответил визитёр и оглядел помещение часовни, но ничего кроме колонны со статуей здесь не имелось. - Я уверен, дама не обидится, - подмигнул странный человек попаданцу.
  Юра, боясь и переживая, разглядывал незнакомца. На вид это был мужчина лет сорока, с абсолютно кошачьим лицом. Нет, лицо он, конечно, имел человеческое, но ей богу, круглолицый довольный котяра, не иначе.
  'Куклачёв в молодости, - почему-то подумал молодой человек, - силясь вспомнить как упомянутый Куклачёв выглядит, но не смог.
  Незваный гость носил непримечательный серый плащ до колен и коричневые кожаные сапоги, голову его украшал тонкий чёрный обруч. Однако анализ незнакомца пришлось прервать, так как тот выкинул умопомрачительный трюк. Назвавшийся Касом подошёл к статуе, коротко оглядел скульптуру, после в его руке, с приглушённой красноватой вспышкой, возник меч. Пара отточенных взмахов и короткий удар ногой, после чего постамент под статуей крылатой женщины стал короче сантиметров на шестьдесят. Произошедшее выглядело немыслимым: мечник разрубил колонну в двух местах и коротким ударом ноги сбоку выбил образовавшийся 'бочонок'. Скульптура при этом не завалилась на бок, а мистическим образом аккуратно упала вниз, увлекаемая силой местного притяжения. Да и выбитый фрагмент не разбился о стену, а послушно выскочил и закачался рядом.
  'Но она же каменная!?' - закрутилось в голове у Юры. Нет, он, конечно, видел в кино много всякого, но кино не выдаёт тумаков сверх нормы, тумаки выдаёт реальность. А в реальности подобного происходить не должно.
  Кас, беспечно воткнул свой меч в камень пола, прихватил под мышку каменный бочонок, после деловито пристроил его недалеко от входа и, бесцеремонно устроившись на вырубленном сидении, обратился Юре:
  - Жалуйтесь...
  Но Юра заворожённо смотрел на чёрную полоску металла, лезвие которой сужалась в простую красную рукоять. Меч не имел гарды и каких-либо украшательств, да и рукоять его была чёрной, а красноватый оттенок ей придавали множество мелких красных рун, выдавленных на металле.
  'Я где-то видел нечто подобное, но где? - возникла мысль в голове шокированного попаданца, - Вспомнил! Рукоять чем-то напоминает браслет Чингисхана'.
  Юра не мог сказать точно, почему он связал две эти вещи, и дело было даже не в рядах мелких красных символов. Как от меча, так и от браслета, исходила некая непонятная сила и изящество.
  - Нравится? - довольно произнёс мужчина, - Четвёртое сокровище воли - меч обратной поляризации, - пояснил он.
  Здесь Кас задумался.
  - Или я глупость сказал, как правильно сказать по-русски, что поверхности начинают отталкиваться друг от друга после разрезания? Русский язык замечателен, - вздохнул он, - даже лучше моего родного, вот только испортился он у вас за последние лет двести. А ты случаем стихов Пушкина не знаешь? - как-то жалобно протянул мужчина.
  - А? - вышел Юра из оцепенения, - Коля знает, - растерянно ответил он.
  - Но Коли то здесь нет?
  - Нет, - замотал головой молодой человек, - Коля там, - указал он подбородком на башню.
  - То есть, после деревни гоблинов вас 'переехало' чем-то тяжёлым и опасным, случаем не Изумрудным ящером?
  Молодой человек удивлённо уставился на демона.
  'Так, если бы он хотел меня убить, то давно убил, но откуда он знает про деревню гоблинов? Может он заодно с теми серокожими? Но он вроде про них не знает, или знает, но придуривается. Что же мне делать?'
  - А вы кто? - ещё раз спросил Юра, более осмысленно.
  Видимо незваный гость обладал определённым терпением и чувством ситуации, так как принялся спокойно и очень размеренно объяснять:
  - Меня зовут Кассиопея, как созвездие, но не созвездие, да и на самом деле моё имя Косеопей, но все заблудшие с земли вечно его перевирают, так что я смирился. Я демон, задача демонов резать заблудших, но, первое - я здесь не за этим, а второе - в данном мире столь давно, что половину его правил давно кручу на известной трубе. В общем, вреда тебе причинять не собираюсь. То, что вы зачислили деревню гоблинов, уже знает половина материка, есть здесь пару информагентств, стимулирующих здоровую конкуренцию. Но за автографами, увы, красивые девушки бегать за вами не будут, так как в лицо не узнают, озвучена только общая информация. А то, что ты, или вы погибли, мне ясно из-за того, что ты сидишь здесь с видом пустой бутылки. Изумрудного ящера я упомянул потому, что это самое сильное существо в том районе, где был выполнен квест на поселение монстров. И не косись так на свой арбалет, попытаешься в меня выстрелить, испортишь себе жизнь - гадить полгода под себя не очень весёлое занятие.
  - В смысле? - не понял последнего Юра.
  - Если я убью тебя здесь, то хранители отправят твою тушку в безопасное место, они всегда так делают при подобных обстоятельствах. Однако, с учётом того, что у тебя уже сильное энергетическое истощение, а ты сверху потеряешь ещё кучу энергии, восстановление на первом уровне займёт месяцев так пять - шесть. Из которых половину времени ты даже ходить толком не сможешь. Привыкай студент.
  - Это, - заволновался Юра, - мне надо в башню, но я уже с неделю себя очень плохо чувствую, - жалобно протянул он.
  Демон принялся терпеливо объяснять:
  - При смерти заблудшие теряют фиксированное количество энергии, на полное восстановление на первом уровне уходит где-то три месяца. Это одна из причин, почему из города раньше 5 - 6 уровня лучше не выходить. Чем выше уровень, тем меньше требуется времени на восстановление потерянной энергии, на сотом даже начинает накапливаться определённый её избыток.
  - А как тогда качаться? - почти перестал бояться демона втянувшийся в беседу Юра. Да и от собеседника подкупающе веяло размеренностью и спокойствием.
  - Развитие идет, в том числе и при обучении, заодно под учебными городами обычно есть многоуровневые подземелья, там легко выбирать нагрузку под текущие навыки. И это, я тебе не ходячая энциклопедия, давай рассказывай...
  - О чём рассказывать?
  - Первое, как получилось, что у тебя на руках предмет из самого сильного финального комплекта в этом мире, - указал Кас на арбалет, - второе, как вас вообще угораздило пойти куда-то пешком на вашем то уровне, и третье - как помер то? Я люблю интересные истории.
  Молодой человек с сомнением посмотрел на собеседника, а после уважительно глянул на своё оружие.
  'А стоит ли мне ему что-то рассказывать, он же получается враг?'
  Сомнения эти ясно отразились на Юрином лице.
  Мужчина хитро улыбнулся и распахнул полу плаща, получив доступ к сумке похожей на ту, какой сейчас владели Юра и товарищи. Но эта выглядела слегка побольше. У сумки Юриной группы имелся недостаток: 'входное отверстие' в ней было всего сантиметров тридцать, так что положить в неё что-то большое было проблематично. Некое небольшое окошко в сто литровый бочонок. А вот артефакт Кассиопеи раскрывал доступ в некое 'куда-то' сантиметров на сорок. Засунув руку в другое измерение, демон за несколько подходов извлёк на свет божий небольшую походную плитку, чайник, кружки, мешочек с печеньем и пачку сладких галет.
  - Я за водой, - кинул он Юре, - и это, если ты расскажешь мне подробности, ничего плохого не случится, уверяю. Я же тебя не других заблудших заставляю сдавать. А за низкосортную ложь Хранители матросят как демонов, так и заблудших. Хотя в тактических целях допускается, - подмигнул он молодому человеку и, прихватив чайник, вышел в дождь.
  Юра остался один, всё ещё пребывая в лёгкой прострации от происходящего. С некоторым опасением он покосился на торчащий из пола меч демона, но трогать его конечно не стал.
  'Надо глянуть наблюдателей', - всплыла в голове толковая мысль.
  Наблюдатели писали следующее.
  
  **
  'Чёрный наблюдатель: - Солдат ребёнка не обидит.
  Белый наблюдатель: - Не обманывайся, он очень опасен'.
  **
  
  'То, что он опасен, я и без вас знаю, - буркнул Юра себе под нос и покосился на 'укороченную' статую крылатой женщины, - могли бы и прямо сказать, можно что-то рассказывать или нет. Но вроде получается, что можно'.
  Поразмыслив, он решил 'продаться' за 'банку варенья и пачку печенья'.
  Снаружи тем временем полило с новой силой. Сквозь сплошной шелест дождя молодой человек различил неясный треск и грохот, словно пустой металлический бидон скатился по каменистому уступу. Юра собрался с силами и развернулся к проходу. К часовне не торопясь приближался непонятный шар, который секунд через десять стал вполне понятным. Дождь не достигал тела Кассиопеи, а барабанил по некоей невидимой границе вокруг него, создавая зрелище шарообразного барьера.
  'Магия наверно', - коротко подытожил наблюдатель.
  Мужчина вошёл в помещение, поставил чайник, взял в руки магическую плитку и закинул в неё пару кристаллов карцибела, которые извлёк из кармана плаща. Попаданцу сразу стал ясен источник непонятного грохота.
  'Ишь ты, и не жалко ему такой крупный карцибел в плиту заправлять!'
  У Юры и компании также имелось подобное портативное устройство для разогрева еды. Кстати стоило оно немалых денег, благо после последних событий в Митунге, попаданцы являлись людьми состоятельными.
  - Ты случаем в игрушки не играл при жизни? - дотошно изучив Юру, спросил Кас.
  Бывший геймер закивал.
  - М-да, тогда мне, пожалуй, понятно, почему МО тебя выбрал.
  - Что за Мо? - не понял молодой человек.
  - Моостер Осторонес, так на языке моего народа зовётся самое большое бедствие этого куска космоса, - кивнул мужчина на арбалет молодого человека.
  - А причём здесь игрушки? - осторожно уточнил Юра, который много размышлял о своём арбалете и странном случае в поместье лорда.
  - Да главным образом при том, что ты - никчёмный кусок говна, который при жизни не сделал ничего стоящего, - буднично произнёс Кас, засыпая заварку в чайник.
  - А, кто? - опешил молодой человек от такого наезда.
  - Понимаешь, - уселся мужчина на каменную тумбу, - хранители всегда выдавали задание на комплект четырёх сокровищ тьмы самым сильным группам. Это были 'монолитные' и 'законченные' люди, но все ещё люди с присущими им слабостями и сомнениями. МО сам по себе тот ещё вредина и он, как и все ОНИ, что наблюдают за вашими приключениями 'одним глазом', жаждал развития, продвижения, интересных событий и конечно хотел не только наблюдать, но и поучаствовать в происходящем. Ну, насколько это позволяет система. Однако какое развитие может быть у тех, кто находится на пике своей силы и более того, уже одной ногой шагнули прочь из этого мира? Думаю, из-за этого он и позволил тебе пользоваться одним из курируемых им предметов, чтобы наблюдать, как из никчёмного человечка вырастет матёрый искатель приключений. Так сказать проследить процесс от начала до конца. Готов поставить на кон горсть карцибела, что тебя ждёт в этом мире тройная порция приключений и неприятностей.
  - А я могу от него избавиться? - расстроенно спросил Юра, имея в виду арбалет.
  - Сложный вопрос, - почесал затылок демон, пристраивая чайник на плиту, - да и стоит ли? Ведь требуется от тебя не так уж и много, - мужчина указал на силуэт башни в утихающем дожде, - двигаться вперёд и не идти на мелочные компромиссы.
  - Но я больше не хочу умирать! - всхлипнул Юра.
  - Так не умирай. К тому же ты и правда думаешь, что стоит избавиться от арбалета, как на тебя прольётся дождь из лепестков роз? И ты это, не отвлекайся, рассказывай давай. И про игру, в которую играл при жизни тоже, всё что вспомнишь, со всеми подробностями и умениями, авось удастся вытащить что-то путное из твоего прижизненного маразма. А потом давай о приключениях в этом мире.
  На рассказ у молодого человека ушло около семи часов, за это время было выпито огромное количество божественно вкусного чая и серьёзно подъедены съестные запасы Кассиопеи. Начал Юра со своей игры. Рассказывая, он внезапно поразился насколько просто в ней всё устроено. Основное время ушло на пересказ умений разных классов и монстров.
  - А это важно? - спросил он у демона.
  - Увы, да, - вздохнул тот, - сейчас Систему сильно модифицируют и балансят именно с уклоном к РПГ механике, это началось, кстати, лет двадцать назад, до этого даже уровней не было.
  - Что, правда? - поразился Юра.
  - Совершенно. Ауры, кстати, остались с того времени. Ну, до этого силу определяли по ним, что-то вроде исходящей от цели энергии. Но я сомневаюсь, что их совсем уберут, они удобны. Ну да ладно, что там дальше то?..
  Закончил свой рассказ молодой человек на лицах тех двоих, что 'отправили' его в это злополучное место.
  - Все это очень странно, - почесал подбородок демон.
  - Что странно? - в который раз уточнил Юра.
  - Видишь ли, Система попаданцев не настолько незыблема, как кажется. Существует много способов уйти от внимания Хранителей, да и вообще от правил этого мира.
  - И как? - оживился молодой человек.
  - Для тебя всё это будет не более чем сотрясанием воздуха. Для пользования местными багами, так вы это называете, недостаточно знаний, нужна непоколебимая воля. А её воспитание - длительный процесс.
  - Воля - это вроде ярости из статуса?
  - Все опошлят эти геймеры, - вздохнул мужчина. - Давай пока остановимся на определении воли как того, что заставляет тебя действовать, даже когда действовать нет ни сил, ни желания. Но и без знаний никуда. Если с помощью воли можно выйти из-под надзора Хранителей и внимания Администраторов, то дополнительные возможности черпают из магии этого мира. Не той, которую накатили на планету после Вознесения, а той, которая была в этом мире триста лет назад.
  - Что за дополнительные возможности? - с интересом спросил Юра, который давно 'утопил' в чашке чая свои страхи и беспокойства относительно собеседника.
  - Ну, например, слетать домой в своём физическом теле, - подмигнул ему Кас.
  - А!
  - Б! И знаешь, самое смешное, когда такая возможность появляется, это обычно последнее, что тебя волнует в этом мире, - задумчиво произнёс собеседник.
  - А что волнует? - удивился Юра.
  - Сила, возможности восприятия, накопление знаний, да и просто удовольствие от жизни. Жизнь она ведь кажется пустой, только когда энергии нет, а когда энергии много, то и живёшь совсем по-другому, - очень серьёзно сказал демон. - Но тебя, 'Деревня', похоже кроме мягкой постели сейчас ничего не интересует.
  - Мне надо к товарищам! - с внезапным порывом произнёс молодой человек, - Эрита, это член моего отряда, если мы не попадём в Озоторг через три месяца, то она не встретится с матерью! Я не могу валяться здесь эти месяцы!
  - Да не вопрос, пойди и надери задницу тем парням, которые забрали ваши кристаллы, - ехидно ухмыльнулся безжалостный демон.
  Молодой человек на это предложение скис.
  - Как я и говорил, всё это очень подозрительно, - продолжил Кассиопея, - вряд ли задание на захват Касталий убившим вас демонам выдали Хранители, Касталии к Системе не относятся никаким боком. Я думаю, женщины нужны им для обмена на 'Первичные свитки', что томятся в загашниках местной знати. И я почти уверен, что заказчики находятся даже не на этом материке.
  - Что за Первичные свитки? И ещё в деревне нам говорили, что такой квест вполне возможен.
  - Всё возможно, но не во всём стоит прислушиваться к местным, они смотрят на этот мир со своей колокольни. А первичными свитками называют тексты с информацией по родной для этого мира магии. Администраторы основательно подчистили их в первое столетие после Вознесения, да и 'Книга Вознесения' накладывает на них запрет, если кратко, нашёл - сразу в печь. Когда я попал в этот мир, их уже было не особо много, да и мне, признаться, тогда было не до них.
  - А давно вы здесь? - с интересом уточнил молодой человек.
  - 270 лет, - не задумываясь, выдал Кас.
  - Сколько?
  - Да ты не подумай, мне здесь просто нравится, но похоже и я готов 'отчалить', - кивнул мужчина на меч. - И ты, кстати, попал...
  Попадать Юре за последний месяц сильно надоело, из-за чего он уже был готов солидно расстроиться.
  - Да нет, попал ты не так сильно насколько написано на твоём лице, однако никто тебе не поверит, что ты, вот так запросто, беседовал со мной кучу времени, переводя мои пищевые запасы. Обычно я цинично и безжалостно убиваю всех встреченных заблудших. Ничего личного, работа такая, - пугающе улыбнулся мужчина. - Ну да ладно, до темноты осталось пара часов, а мне ещё необходимо кое-что успеть. Некоторые моменты в твоей истории меня сильно смущают. Тебе, похоже, в который раз крупно повезло 'Капитан команды Толстого мальчика'.
  - Я не капитан, наш капитан... - Юра замялся, - 'Эрита наверно', - подумал он.
  - Это ты не мне рассказывай, а Хранителям, - демон принялся сноровисто прибирать чайные принадлежности.
  - Вы уходите?
  - Да.
  - А вы можете телепортировать или проводить меня в башню?
  - Нет и нет, сам дойдёшь. И ты даже не представляешь, насколько ограничен в этом мире доступ к телепортации и левитации. И какие бонусы я потратил, чтобы сюда добраться, какие бонусы... - завздыхал мужчина. - Но оно того стоило, я так думаю, - подмигнул он Юре.
  - А откуда вы попали в этот мир и где так наловчились говорить по-русски?
  - Поверь не с земли, но это для тебя сейчас совершенно излишняя информация, а языков я знаю великое множество, времени на обучение хватало. Хочешь спать спокойно - учись. Меня это тоже касается. Я, конечно, могу увиливать от местных правил, но для этого нужна энергия, а её, как известно, много не бывает.
  Закончив с посудой, Кас достал из кармана блестящий шарик с чёрными прожилками,
  - Эта штука позволяет телепортироваться ограниченное количество раз, - объяснил он молодому человеку, - что плохо, после первой телепортации оставшуюся магию необходимо использовать в ограниченный срок. Если конечно не знать некоторые хитрости, или баги, как вы их называете, но лично мне они сейчас не помогут.
  Казалась линии на шаре стали темнее, а сам шарик слегка засветился.
  - Лови на память, - кинул Кассиопея Юре свой артефакт.
  А после исчез.
  Молодой человек шокировано замахал руками, пытаясь поймать брошенный ему предмет, но не смог. Шарик со стуком упал на пол и откатился к стене, где и замер. Юра поднял его и долго рассматривал.
  'Зачем он отдал мне его? Наверно упомянутое количество использований закончилось...'
  Он закрыл глаза пытаясь получить информацию о предмете, но, увы, табличка гласила:
  **
  Недостаточно сосредоточения для получения информации.
  **
  Попаданец попыхтел пытаясь задействовать предмет и телепортироваться в башню, но ничего не происходило. Да и Юра откровенно не знал, что именно необходимо делать для использования подобных предметов. Он убрал бесполезный бонус в карман, вздохнул и принялся поудобнее устраиваться на своей лежанке из веток. Дождь давно прошёл, до заката оставалась всего пара часов. Но от долгого рассказа появилась усталость, и захотелось спать
  'Я думаю, день прошёл отлично, меня как минимум не убили, и я узнал кучу всего нового интересного. Возможно даже того, что знать мне не положено, - заключил Юра и повернул голову в сторону арбалета, что лежал рядом на камне пола. - Как-то всё заморочено с ним, ну и ладно'.
  Закрыв глаза, Молодой человек уснул. Завтра с утра он проснётся бодрым и полным сил. И хотя Юра будет подозревать, что неожиданный бонус связан со странным визитёром, однако для него останется тайной, какие усилия потребовались для возвращения потерянной им силы.
  
  
  Глава 9: Две битвы.
  
  ***
  
  Глава, в которой, как нубу, так и нагибатору, приходится попотеть.
  
  ***
  
  Кассиопея вышел из телепортации примерно в пятидесяти километрах от деревни Сейм и, немедля ни мгновения, применил доступный ему навык сокрытия присутствия. Демон боялся. При всей своей силе и опытности, Кас бесстрашием не обладал. Однако здесь стоит строго разделить трусость и бесстрашие: трусом демон не был, как и не был бесстрашным дураком. Отправляться на воскрешение неприятно на любом уровне, да и боль, несмотря на долгое время пребывание в этом мире, желанной не стала.
  Оттолкнувшись от подушки прошлогодних листьев - телепорт переместил его в довольно густой лиственный лес, он одним большим прыжком запрыгнул в ветви ракитового дерева и затаился. Сидя в этом, не самом надежном, укрытии, Кассиопея принялся обдумывать свои дальнейшие действия и, заодно, искать некоторые необходимые предметы в своей необъятной сумке.
  'Итак, - размышлял он, - я дал артефакту команду телепортировать меня к группе демонов, убивших обладателя Четвёртого сокровища тьмы. Указание не то что расплывчатое, но чем больше конкретики, тем точнее работает телепортация. Мой навык 'Чувство мира' подсказывает, что я всё ещё в Виринтеле, да и без всякого чувства понятно: я недалеко от болот на северной оконечности материка, совсем рядом с тем местом, где Юра и его команда выполняли своё задание. Что из этого следует? А чего вообще можно ожидать? Собственно, основных вариантов два: преследуемые мной демоны задумку по захвату Касталий бросили и ушли восвояси, либо не бросили и, подкорректировав свои планы, решили рискнуть и захватить женщин самостоятельно. На что, кстати, указывает моё местоположение.
  А теперь главный вопрос, зачем им вообще понадобились женщины? Не для плотских утех точно: надзор Хранителей не позволит заниматься подобной ерундой. Скорее всего Касталии необходимы как товар, что также чревато недовольством Хранителей. Да, нам позволено куда больше чем заблудшим, но не настолько, чтобы похищать посторонних Системе существ и продавать их как подстилку для чьих-то извращённых запросов. Отсюда следует вывод, что мои текущие цели весьма опытны и знают не одну лазейку позволяющую расширить рамки дозволенного. М-да, на лёгких противников надеяться не приходится. Заодно то, что даже спустя неделю они не обстряпали свои дела здесь, говорит о том, что действует эта группа крайне осторожно. Наверняка сделали ставку на план скрытого захвата, - демон сжал губы в кислой гримасе и подытожил: - Сражаться с ними плохой вариант, ведь, если диалога не выйдет, есть все шансы проиграть...'
  Кассиопея пробыл в этом мире весьма долго и знал состав, и свойства большей части финальных комплектов. Кристальный хлыст, который отправил на перерождение Юру и его товарищей, назывался 'Первое сокровище ярости - хлыст превосходства'. И обладание данным предметом делало его цели значительно опаснее, ведь имелся в этом мире свой, весьма строгий баланс.
  Одновременно можно было использовать лишь пять магических предметов, стоило задействовать больше, как начинался нездоровый резонанс. Как итог, обвешаться артефактами до звания 'Ходячий геноцид' в этом мире не получалось. И ладно бы только это. Во владении предметом из финального комплекта имелись как недостатки, так и преимущества. Да, 'Сокровища' сильны, однако они блокировали работу всех остальных магических артефактов своего владельца, за исключением расходных. То есть, стоило Кассиопее призвать свой меч, как все магические побрякушки на нем засыпали мёртвым сном. Но имелся и весомый бонус: предмет из финального комплекта сводил на нет около половины получаемого магического урона и, заодно, полностью защищал от дебаффов, если по-народному - проклятий. Итого, выбор стоял жёстко: либо использовать предмет из финального комплекта, либо набор из пяти подходящих ситуации артефактов, ну или какие есть. Стоит заметить, что это в карманы Юры и товарищей полезности выпрыгивали буквально из каждого встречного куста, а среднестатистический попаданец редко имел полный комплект действительно полезных предметов даже к 50 уровню. Нет, все магические предметы, так или иначе, полезны, но многие из них весьма узкоспециализированные и, как упоминалось, одновременно можно задействовать не более пяти. Это если без багов. Куда же без них! Под упомянутое правило не попадали предметы созданные магией этого мира, той самой, которая главенствовала здесь до Вознесения. Таким артефактом, кстати, являлась маскировочный накидка, которой пользовался до этого Юра, и которая, к сожалению молодого человека, лежала сейчас в Марининой сумке.
  Имелась пара таких артефактов и у Кассиопеи: 'Обруч абсолютного сокрытия' - изящный обруч, что венчал сейчас голову демона и скромно играющее зеленоватым камнем - 'Кольцо великого обострения восприятия'. Однако, несмотря на наличие громких слов в названии, артефакты, как этого мира, так и созданные Системой, не являлись абсолютными. Как бы сказать, их магия во многом опиралась на возможности владельца. Например, Кассиопея владел навыком сокрытия среднего уровня, он конечно нагибатор, но всего не прокачаешь, да и характер человека накладывал свои ограничения. Но вкупе с упомянутым обручем, его навык поднимался до сокрытия высокого уровня. Что, конечно, замечательно, вот только полного иммунитета от вражеского обнаружения он не давал. Ведь обладатель навыка обнаружения высокого уровня, имея в запасе самый скромным артефакт усиливающий данную способность, мог обнаружить его в два счёта.
  Хватало артефактов имеющих собственные магические навыки, например накидки позволяющие использовать невидимость, вне зависимости от навыков владельца. Но конкурировать с обладателями 'родных' способностей пользователи подобных предметов не могли. То есть, примени подобную накидку человек владеющий невидимостью и человек, в арсенале которого невидимость отсутствует, навык первого будет качественнее второго на несколько порядков. Однако имелись и исключения, - предметы финальных комплектов. Навыки, даваемые такими предметами, являлись, в терминологии этого мира, - абсолютными и, как упоминалось, использовать такой предмет можно было только один за раз, при этом он отменял действие всех остальных магических артефактов кроме 'местных'. И ещё, местные артефакты встречались довольно редко и были значительно слабее предметов созданных Системой. Что поделать, возможностей у Хранителей имелось поболее людских.
  И сейчас Кас размышлял, на что сделать ставку: идти в сражение с предметом из финального комплекта или отдать предпочтение набору из своих многочисленных артефактов. Перебирая варианты, он всё больше склонялся к тому, что выбора особого и не было. Противостоять другому атакующему предмету из финального комплекта, не обладая своим, весьма сложно.
  Но здесь Кассиопее пришлось свои размышления прервать!
  'Переговоры закончились, не успев начаться!' - хмыкнул про себя демон и молниеносно спрыгнул с дерева. Тут же, толстую ветку, на которой он находился мгновение назад, пронзило яркой энергетической стрелой. Но Кас уже спрыгнул на землю и, лишь коснувшись поверхности, сорвался в бег, начав с нечеловеческой скоростью петлять по лесу, стараясь почаще прикрываться деревьями. Резкий зигзаг. Новая стрела вонзилась в то место, где должно было оказаться его тело, следуй он прежней траектории.
  'Это предсказуемо, телепорт не подвёл, и я оказался совсем рядом с противником, вероятно попав в зону действия барьера оповещения, который оповестил, но тут же цель потерял. Но когда знаешь, что искать и умеешь искать, нахождение лишь вопрос времени. И то, что они без раздумий атаковали члена малого демонического совета без всяких 'а поговорить', доказывает всю нечистоплотность их дел здесь. Хотя вряд ли они в курсе моих регалий, придётся растолковать грубыми методами'.
  До сих пор жив Кассиопея был лишь по причине обладания парой очень полезных навыков: 'Мастер уклонения' и 'Абсолютная интуиция'. И эти навыки он сейчас вовсю эксплуатировал, даже не пытаясь вычислить обидчиков и как-то отомстить им. Ведь десять из десяти, что враги обладают высококлассными маскировочными плащами и достойной магией сокрытия присутствия. Конечно, вычислить лучника не проблема уже сейчас, но это, скорее всего, чревато столкновением с его невидимым прикрытием. И что же в таких случаях делать? Ну, собственно, ничего лучше, чем прятаться в кустах ещё не придумали, что демон немедленно предпринял, нырнув в островок из зарослей буйной растительности.
  Тут же, пятачок густой зелени, в который погрузился преследуемый, вспыхнул пламенем. Листва на кустах испарилась, а тонкие ветви затрещали, превращаясь в угли, но было поздно, Кас исчез. Только в проделанном им трюке имелось мало мистического, просто демон молниеносно перескочил в другое скопление кустов, применив в процессе навык 'Абсолютное сокрытие присутствия'. И сейчас он в полуприседе скрывался в объятиях местного 'малинника'.
  'Двадцать секунд!' - прикинул он.
  В этом мире на определённом этапе прокачки навыков сокрытия приходилось делать нелёгкий выбор, а именно выбирать между невидимостью и сокрытием присутствия. Пусть поначалу доступны оба навыка, но довести до финальной формы можно было лишь один из них. Слабое место невидимости заключалась в том, что, хотя она и скрывала от взора, однако полностью от высокоуровневых навыков обнаружения защитить не могла. Сокрытие присутствия на максимальном уровне позволяло уйти от всего, кроме визуального наблюдения. И сейчас Кассиопея скрылся от всех возможных навыков и магии обнаружения, 'вдавив педаль умения' на полную. Вот только абсолютность эффекта сильно сократила время его действия. Двадцать секунд...
  Демон не мешкал:
  'Великое усиление - божественное сопротивление магии'.
  'Великое усиление - божественный барьер сопротивления физическому воздействию'.
  'Великое усиление - божественное благословление души и тела'.
  На этом усиливающая магия закончилась. Однако не потому, что Кассиопея имел столь скромный арсенал, совсем наоборот. По основной специализации он являлся не кем иным как 'Баффером' и в каждом из трёх усилений имелось с десяток вложенных эффектов.
  Шесть секунд было потрачено!
  После демон закрыл глаза и начал каст невероятно сложного заклинания. Двести семьдесят лет в этом мире он занимался не пинанием известных органов, Кас вкалывал, ментально и физически, и сейчас вкушал плоды своего труда. Заклинание, на которое обычно уходит больше минуты, было прочитано за десять секунд, однако ничего не произошло, пока...
  Далее в его руке появились два шарика, но не из воздуха, он выхватил их из кармана, куда они были заранее положены.
  'Этот день планирует стать самым расточительным за последние пару лет! - успел скривиться про себя мужчина, - Юра, встречу ещё раз, точно прибью!'
  И Кассиопея по очереди использовал артефакты.
  [Жадность победителей] - 'Получить кристаллы, выбитые врагом с заблудших за последние две недели!' - мысленно приказал предмету Кас. Шарик завибрировал и исчез.
  [Срыв покровов - проклятие заметности], - второй предмет исчез вслед за первым.
  В этом мире не писали гайдов по ПВП, да и зачем, ведь напиши их, о чём тогда долгими вечерами беседовать в местной таверне. Однако любой попаданец, что хоть раз в местном ПВП участвовал, авторитетно заявит вам, что Кассиопея кретин и что он сделал то, что делать никак не следовало. А именно слил ману в ноль! Но что поделать, финальная магия усиления потребляла кучу ментальной силы, а то, что осталось после, до дна 'съело' то неизвестное пока заклинание, которое мужчина кастовал около десяти секунд.
  Задействованное демоном сокрытие присутствия закончилось, и тут же, незамедлительно, последовала атака.
  'Слишком быстро, чтоб их!' - Кассиопея мгновенно призвал меч и метким ударом отбил заряженную энергией стрелу. Но выстрел оказался с подвохом: снаряд разбился в сноп 'искр' и искры эти болезненным потоком впились в тело демона. Не спасла от десятка лёгких ранений даже нивелирующая сила предмета из финального комплекта и несколько наложенных на тело магических барьеров.
  'Агр!' - скривил Кас лицо от боли и сорвался с места.
  Но игра в кошки - мышки закончилась. С помощью расходного предмета с его противников были сорваны все слои магических завес и наложена часовая блокировка на наложение новых. В сознание и подсознание Кассиопеи потекли потоки информации. Навыки контроля пространства работали на полную, демон уже знал, сколько противников вокруг и где примерно они находятся. Заодно, усиленное артефактом восприятие уже видело одного из нападающих воочию.
  'Трое, пора выяснить, кто есть кто!'
  Замеченный свою профессию не скрывал и в очередной раз выстрелил по Кассиопее заряженной энергией стрелой.
  'Как я и думал - сотники, и на сотом явно не один год, если не десятилетие. Демоны, не местные, местных такого уровня я знаю всех'.
  Кас нашёл глазами лучника и ринулся в его сторону. Сидевший в ветвях невысокого дерева лучник противников походил на жокея - маленький, поджарый и злой. Его поблёскивающий эбонитовым блеском лук по размеру на треть превосходил стрелка высотой. Кассиопея моментально почувствовал исходящую от противника магическую пульсацию.
  'Заряжен усиливающей магией по самое не хочу, как по количеству, так и по качеству', - понял он.
  Оттолкнувшись от земли мощным прыжком, Кас пулей начал сближение с лучником, намереваясь прощупать защиту того своим мечом.
  ####! - только и успел 'чертыхнуться' он.
  Пространство перед ним скрутилось в беловатый водоворот, частично захватив тело. Извернувшись, демон выскочил из опасной зоны, его плечо покрылось инеем и задымилось от холода. Он увернулся вовремя: от атакующей магии пострадал главным образом плащ на нем, да и тот не жаловался, но момент для атаки вражеского стрелка был упущен.
  Лучник не зевал и применил один из своих магических предметов. Мгновенно, круг леса более тридцати метров диаметром, залило густым туманом.
  'Вот кусок гоблинского дерьма!' - ругнулся Кас и принялся, словно кролик петлять между толстых деревьев, стремясь быстрее покинуть зону ограниченной видимости. Поднимая за собой вихри тумана, он вырвался на чистое место.
  'Серьёзные парни, мало куча баффов высокого уровня, так их баффер заодно недурно владеет стихийной магией. Сомневаюсь, что у них в отряде отдельный маг, магия усиления наложена недавно. Но почему бездействует владелец Первого сокровища ярости?!'
  Лучник, получивший в своё распоряжение 'Крепость тумана', временно стал для Кассиопеи недоступным. Соваться за ним в белое марево было самоубийством: высокоуровневые предметы, что порождают подобные завесы, обычно дают в зоне действия эффекта преимущество над противником. Но есть одно 'Но', товарищи снайпера также не могут укрыться в этом тумане, местный баланс подобного не допускал.
  Кассиопея ринулся в сторону новой цели, он чувствовал, что применивший атакующую стихийную магию находится за стволом толстого дерева метрах в сорока от него. Маскировочная накидка не помеха раскаченному восприятию демона.
  'После того, как я начихал на 'Морозный вихрь', противник должен понять, что у меня имеется навык 'Полное магическое сопротивление'. Без него часть тела, попавшая под стихийную магию, превратилась бы в лёд. Из произошедшего они сделают вывод, что по специализации я маг или баффер. И того, сейчас их должен мучать лишь один вопрос: 'Какого лешего он имеет настолько высокие физические показатели?!'
  Интуиция дала команду увернуться от нового выстрела, который световой полосой вырвался из тумана. Демон отпрыгнул в сторону, и в этот же момент на него сверху спикировало нечто блестящее. На рефлексах Кас отбил мечом атаку механического сокола, который попытался отсечь ему голову своим острым как бритва крылом.
  'Так, так! Кому-то из них греет предплечье браслет контроля миньона высшего ранга! Неприятные парни'.
  Сокол выдержал удар меча Кассиопеи и скрылася в тумане. С этого момента предстояло действовать вдвойне осмотрительно. Но демон уже приближался к следующей цели. Подскочив к дереву, он рубанул по врагу прямо через метровый ствол, разрубив древесину как масло. Из-за ствола, вверх и в сторону, зеленоватой тенью выскочила женская фигура. Как не быстра была атака, противник успел вовремя отскочить, даже не видя своего оппонента.
  'Успела! Не иначе владеет 'Абсолютной интуицией'. Однако слишком медленно!'
  Кассиопея, двигаясь зигзагами, нагнал женщину и безжалостно попытался отрубить ей голову. Но противница текуче уклонилась, избежав удара. Демон нанёс новый удар и самым кончиком меча черканул по грудной клетке врага. Удар достиг цели, но вреда не причинил: лезвие словно погрузилось в лужу 'упругой ртути'. Плащ на женщине засиял зеленоватой рябью, после чего лезвие меча отскочило в сторону.
  - Сейчас! - закричала женщина и прыгнула высоко верх, в ветви ближайшего дерева.
  Из земли, метрах в двадцати от Кассиопеи, выскочил высокий жилистый мужчина в тёмной броне. Кас и до этого примерно знал его местонахождение, но не точнее десяти метров. Скрывавшийся в засаде взмахнул хлыстом, который, казалось, состоял из множества стеклянных звеньев. В общем, тем самым... Интуиция Кассиопеи завопила об опасности, ведь с противоположной стороны в него уже летела заряженная магией стрела.
  Демон, обретя нужную опору и чуть согнув колени для устойчивости, вогнал лезвие своего меча в землю.
  [Ударная волна!] - применил он одну из высокоуровневых способностей своего оружия. Тут же, шаром вокруг него, родилась разрушительная волна, которая, взрывая землю и разбивая в щепки стволы деревьев, разошлась во все стороны. Эта волна отразила и поглотила как удар хлыста, так и стрелу, выпущенную из тумана. При этом под волну попала и женщина, укрывшаяся на дереве. Тело её должно было разорвать в кровавый фарш, однако плащ опять засиял изумрудно-зелёными волнами, и заклинательницу лишь отбросило в сторону. Она перекувыркнулась по земле, и ловко вскочив на ноги, выставила перед собой короткий тёмный посох.
  Пространство наполнилось шумом: падали стволы срубленных деревьев, бело-серым дождём на поверхность осыпалась земля и щепки. Редкое сражение с редкими разрушениями.
  Кас понял, что ситуация хуже ожидаемой. На женщине было надето 'Третье сокровище ярости - плащ игнорирования физического урона'. И нанести ощутимый урон вражескому заклинателю можно было лишь магической атакой, вот только мана у него на нуле.
  'Беготня закончилась, засада провалилась, сейчас навалятся! - понял демон. - Но не всё так плохо, обладатель хлыста заточен на ближний бой, перезарядка дистанционного 'Серпа разрушения' несколько минут, красавица сильна, но магия против меня бесполезна, как и физические атаки в её исполнении. Её физические способности явно развиты с перекосом в уклонение. Сейчас главное не получить стрелу в мягкое, что через секунду будет практически не выполнимо'.
  И секунда эта пролетела неприлично быстро.
  - Виктор, я бесполезна! - звонко выкрикнула женщина, что также верно оценила расклад сил.
  - Я уже понял, - ответил ей мужчина, сближаясь с Кассиопеей, - получи список его абсолютных навыков, не нравиться мне этот парень! - дал он указание заклинательнице.
  'Мудрое решение!' - скривился про себя демон.
  Имелась в этом мире одна особенность: можно было иметь вагон навыков и способностей, но при встрече с сильным противником низкоуровневые навыки как-бы нивелировались и практическую пользу имели лишь те умения, уровень которых был выше некоего среднего значения навыков противника. В текущем сражении демонов имевших максимальный уровень, основную роль играли так называемые 'абсолютные' навыки, то есть те, что имели уровень выше 'мастера'. Все остальные умения не то что потеряли своё значение, скорее они сгладились в некое 'кредо', нечто целое, сумму всего, что представляли из себя сражавшиеся. Абсолютные навыки являлись верхней ступенью мастерства, редко, даже к сотому уровню, попаданцы могли похвастаться парочкой подобных, а иногда и не имели их вовсе.
  Хлыст, названного Виктором, удлинился, взвился и серией хлёстких ударов обрушился на Кассиопею. Демон ловко принялся отбивать блестящие дуги, но давалось это ему отнюдь не с лёгкостью.
  'Вот каналья! У него явно имеется 'Мастер схватки!' - заскрипел зубами Кассиопея.
  Кас отбил хлыст, извернулся, сократил дистанцию и попытался достать противника, но лезвие, казалось, увязло в невидимой 'резине', которая незримым барьером окружала тело атакуемого. Противник воспользовался выигранным за счёт магии мгновением и уклонился.
  'Мастер схватки и Гравитационный барьер, - понял Кас, - популярная и эффективная связка для ближнего боя на острых предметах'.
  Благо и на нём сейчас висело подобие Гравитационного барьера, и навредить демону могли лишь прямые, уверенно нанесённые удары.
  Опять пришлось резко уклоняться. Стрела чуть не задела плечо, интуиция начала сбоить, ведь чем выше общая нагрузка, тем хуже работают пассивные навыки вроде 'Абсолютной интуиции'.
  Кассиопея кинул взгляд на женщину. Заклинательница была опасна в своей красоте, но для такого тёртого калача как Кассиопея это было ничто. А вот против прижизненного задрота - затворника её женственность являлась грозным оружием.
  'Бьюсь об заклад, на респ отправилась куча народу, что отвлеклись на её прелести во время боя. И как бы не помешало сейчас отрезать её симпатичную головку!' - мелькнуло в голове демона, что в неистовом танце отбивался от лютующего хлыста.
  Но атаковать женщину сейчас было бесполезно: Третье сокровище ярости отразит любую физическую атаку. Защита не абсолютная, её можно истощить серией ударов, но кто бы дал их нанести.
  'Слишком долго нет стрел, навык, который наделал во мне дырок, уже должен перезарядиться!'
  - Виктор! - крикнула женщина и начала быстро перечислять, - 'Безумный напор', 'Мастер уклонения', 'Абсолютная интуиция', 'Маг Хаоса', 'Маг поддержки', 'Полное магическое сопротивление'.
  Обладатель хлыста стиснул зубы, осознав, что враг опаснее чем кажется.
  Кас понял, что один из его козырей раскрыт и применил свой навык 'Безумный напор', который берёг на более подходящий случай. Ударив по плети хлыста мечом, он лишил его внутреннего движения и ринулся на Виктора. Но тот, проявляя чудеса ловкости, блокировал лезвие меча рукоятью хлыста. Тело Виктора отбросило в сторону мощным импульсом, что принёс с собой заряженный навыком удар Кассиопеи. Но Виктор являлся прекрасным узкоспециализированным воином, поэтому устоял и, вернув хлысту жизнь, атаковал Кассиопею, который, в свою очередь, напирал на него, пытаясь продолжить серию ударов. Виктор был вынужден уклоняться.
  - Мидария просканируй пространство, Тонтон навались! - коротко выкрикнул Виктор заклинательнице и лучнику, которого, как оказалось, звали Тонтон.
  Бой длился непозволительно долго, но такое бывает. Быстро прирезать владельца навыков 'Мастер уклонения' и 'Абсолютная интуиция' довольно проблематично. Противостояние начинало походить на шахматную партию.
  'Они поймут, чёртов опытный сукин сын!' - ругнулся про себя Кассиопея'.
  Именно, до кучи Кас являлся магом, со специализацией Магия хаоса, и так как за бой он ни разу ей не воспользовался, Виктор заподозрил неладное, ведь по логике боя атаковать Мидарию следовало именно магией.
  'Он, скорее всего, думает что-то вроде: 'Почему он не ударил магией хаоса по лучнику в самом начале боя и почему не попытался атаковать ей заклинательницу?', и он думает в правильном направлении...' - оценил ситуацию Кассиопея.
  Сверху атаковал механический сокол, Виктор подловил момент и сделал яростный выпад хлыстом. Кас начал уходить назад, уклонился от хлыста и умудрился отбить мечом крыло смертоносного миньона. Но на большее его не хватило: да Кассиопея силён, но не стоит забывать один удивительный закон - закон силы слаженной команды. Согласно этому, тысячу раз проверенному закону, сила противников Кассиопеи не складывалась, она приумножалась! За счёт слаженности и взаимного дополнения, вместе враги были сильнее не втрое, а в восемь раз. Каждого по отдельности Кассиопея разделал бы в два счёта. Но сейчас даже вражеская заклинательница, которая не участвует в битве, и то идёт в счёт, ведь именно она усилила тела партнёров высокоуровневой магией.
  Бок Кассиопеи пронзил магический снаряд. Особое умение лука Тонтона достигло цели. Защитная магия минимизировала повреждение, но, тем не менее, в правом лёгком демона появилась сквозная дыра. Пусть умения контроля тела делали повреждение не смертельным, но с этого момента бой пойдёт не в пользу раненого.
  Получивший серьёзное ранение Кас охнул, побледнел, сжал зубы от боли и начал уходить в сторону. Если до этого, не являясь профильным воином, он вполне удачно сражался с Виктором, то с пробитым боком этот номер не пройдёт. Однако продержаться оставалось считанные секунды!
  - Вокруг нас 'Гнев измерений'! - неистово и с ужасом закричала женщина, что закончила каст заклинания, призванного обнаружить всю магию в окружающем пространстве.
  - Отступаем немедленно! - понял Виктор всю опасность ситуации.
  [Клетка гравитации!] - применил Кассиопея одно из умений своего меча. Несмотря на мощность и полезность, особыми умениями финальных предметов особо не покидаешься. Они 'кушают' немало ярости и сосредоточения, хотя и не трогают ману. Примени их пару подряд, можно свалиться без сил даже с его резервами силы, особенно с пробитыми внутренностями.
  Немедленно, могучая сила начала стягивать материю в точку, где был применён навык. Небольшие деревья рвало с корнем и швыряло в воздух, клочья земли, камни, лесной мусор, всё это шумящим потоком устремилось к центру. Туман, скрывающий вредного лучника, моментально рассеялся.
  [Танец первородной ярости], - выполнил Виктор круговое движение хлыстом, разрушая эффект оружия Кассиопеи, который мешал нападающим немедленно покинуть поле. Но было поздно.
  Чем сильнее магия дарованная Системой, тем больше к ней привинчено слабостей. Заклинание 'Гнев измерений' имело целых четыре недостатка - долгое время каста, отложенное действие исполнения, огромное количество маны для применения и заодно, это заклинание урона по площади, буквально заливало пространство вокруг ощущением опасности. Вот только если вы не отвлечены на опасность другую. Продуманный, но простой по сути, план демона исполнился. Сложно было лишь сохранять свою жизнь в положенные для активации магии девяносто секунд!
  Материя в круге диаметром около двухсот метров закончила своё превращение в магическую взрывчатку. И закончив - взорвалась, нанося как физический, так и магический урон. Мидария и Тонтон погибли сразу. Виктор пережил взрыв благодаря Гравитационному барьеру и Первому сокровищу ярости в руках. Он постарался немедленно выбраться из зоны бушующего урона, но не успел: Кас настиг его смертельным ударом. Финальный предмет, полный магический иммунитет и продвинутая магия сопротивления физическому урону - дали Кассиопее огромное преимущество в творящемся вокруг хаосе.
  На этом всё закончилось. Ну, или почти закончилось.
  'Вряд ли эти парни с Донтора, там меня знают, скорее всего, с Земли гроз', - размышлял демон, накладывая на себя целительную магию и закрывая дырку в боку перевязочным комплектом, пропитанным специальными бальзамами.
  Занимаясь ранами, он ждал пока раскалённая земля в огромном котловане остынет и можно будет собрать трофеи, коих вполне могло не оказаться. Сильные группы предпочитали действовать под эффектом артефактной магии, блокирующей выпадение предметов. Дающие подобный эффект артефакты падают с монстров редко, но и 'умирали' сильные парни не часто. Вот только Кас применил в начале боя хитрый трюк и, крутись не крутись, кое-что кроме положенных тёмных кристаллов, после погибших останется точно.
  - Помогать молодым это правильно, - бросил Кассиопея к невидимому собеседнику, - пусть даже они из другого лагеря.
  После демон задумчиво посмотрел на север, где-то там в море тонуло заходящее солнце.
  'Девять из десяти, что возродятся эти ребята на родном материке. Минимальный состав постоянной команды четыре человека, итого, что-то подсказывает мне, что ещё один член команды дожидается остальных на корабле, где-нибудь севернее Зорама. И это, скорее всего, даже не корабль, а небольшая межматериковая яхта высокого класса, набитая магическими прелестями и полезностями. А не попиратствовать ли мне? Подобная яхта стоит больших денег, а обстоятельства позволяют не переживать о недовольстве Хранителей. Заодно на судне могут оказаться зацепки, на что Виктор и компания хотели обменять Касталий'.
  Закончив с размышлениями и дождавшись момента, когда земля достаточно остыла, демон торопливо принялся за дело. Исследовав котлован с помощью простенькой магии обнаружения, он быстро нашёл пять кристаллов напоминавших на подсвеченный изнутри кварц и три кристалла похожих на чёрный обсидиан. Проявив нечеловеческую силу, он рукой раздавил в порошок и те и другие. Щедрый дар низкоуровневым попаданцам и великодушный намёк серокожим коллегам. Впрочем, у последних он планировал реквизировать судно, оставалось лишь выяснить, существует ли оно на самом деле.
  Мужчина оглядел на прощание полотно темнеющего леса и зияющую магическую рану на нём.
  'Что-то всё пошло через одно место, - подумал Кас, - я вроде бы просто собирался попросить их свалить с материка и заодно шантажом выудить кристаллы заблудших. А вместо этого... - обвёл он взглядом двухсотметровый круг выжженной пустыни. - Надо всё-таки попросить Ксена приглядеть за деревней Касталий, не то чтобы я испытываю хоть какое-то сочувствие, но пленение разумных существ для плотских утех, это не то, что я готов поощрять'.
  Демон поморщился, глубоко вдохнул и, оттолкнувшись от земли, огромными прыжками устремился на север.
  
  
  ***
  
  
  'На старт, внимание, марш!'
  А вместо хлопка стартового пистолета - активация навыка невидимости.
  Юра со всех ног бросился к каменной беседке, что белела метрах в двухстах от начала 'боевой зоны'. Бежать было легко, ведь к строению вела аккуратная мощёная дорожка из крупной каменной плитки. Очень красивой плитки, чем-то походившей на застывшие облака. Однако возможность спокойно полюбоваться красотами местной архитектуры отсутствовала, уж больно не любили 'туристов' в этом удивительном месте. И сейчас молодой человек бежал со всех ног, потрясая взведённым арбалетом и дивясь своей же скорости.
  - Ха, ха, ха, - начал задыхаться спринтер. Стоило пробежать метров двести, как расчёты затрещали по швам: бежать в состоянии невидимости оказалось на порядок тяжелее, чем без активированного магического навыка. Итого, вместо расчётных двадцати пяти секунд, он бежал уже добрые тридцать, а ведь мана не резиновая!
  - Да вы издеваетесь! - пропыхтел Юра и принялся переваливаться через бортик симпатичной каменной беседки. Положенного входа почему-то не оказалось. Перевалившись, он закатился под круговую каменную скамейку, что выступом шла вдоль стены, после отменил невидимость, затаился и начал прислушиваться, ожидая худшего. Но худшее не спешило портить ему жизнь и вокруг ощущалось неприличное спокойствие. Расслабившись, молодой человек закрыл глаза и сосредоточился на количестве маны.
  Само собой, никаких интерфейсов в этом мире не было, ну за исключением хитрой таблички за закрытыми глазами, но та скорее напоминала некое сновидение, нежели какой-либо интерфейс. Вот только Юра чётко знал, сколько у него маны, с какой скоростью она расходуется и какое время необходимо для её восстановления. Знал без всяких цифр и полосок. Что его очень удивляло. Эта способность появилась у него не по щелчку пальцев, она 'прокачалась' и обострилась во время беготни за фруктами и долгими ожиданиями восстановления маны после. Ещё выходило, что на данный момент невидимости ему хватает примерно на минуту, а если слить ману в ноль, даже больше. Однако делать подобного не следовало.
  'Это наверно как играть на гитаре, когда не умеешь - кажется сложным и невозможным, а когда научишься - воспринимаешь как должное', - подумал запыхавшийся попаданец.
  Пусть пробежал Юра всего метров триста, но, тем не менее, запыхался солидно. Активированная магия создавала дополнительную, ощутимую, нагрузку.
  'Арбалет, чтоб его, тяжеленный гад! Хорошо хоть рюкзака нет, - но тут молодой человек опомнился и виновато возвёл глаза к небу, раскаявшись за наезд на 'Четвёртое сокровище тьмы'. А то вдруг 'железяка' обидится на такое отношение и выкинет что-нибудь нехорошее.
  'Я вообще доберусь до башни до вечера? - размышлял попаданец. - Навскидку до неё километра три. Если бежать десять раз по триста метров, сколько это займёт времени? Чувствую, что на восстановление маны паузами по тридцать минут не отделаюсь. Может стоит бежать сколько смогу без невидимости, а после применить навык и уже тогда направляться к беседкам на отдых. М-м-м... заманчиво, но опасно'.
  Юра принялся обдумывать изменённый план действий, план который позволит сэкономить массу времени. А именно, бежать по саду без невидимости и использовать данный навык лишь для сброса хвоста из монстров. И чем больше он о нём думал, тем больше ему это план нравился, и тем ощутимее становилась некая, непонятная пока, тревога.
  Автоматы, стоило ему попасть им 'на глаза', принимались недовольно стрекотать, ощетинивали свои руки - лезвия и уверенно направлялись в его сторону. Сначала медленно, а потом всё быстрее и быстрее. Вот только сейчас Юра не слизняк - переросток, каким он неделю провалялся в часовне, сейчас силы просто лились из него через край!
  'Я уверен сейчас 'Садовники' меня просто не догонят, надо попробовать. В крайнем случае, всегда можно уйти в невидимость, они здесь вроде все 'ближники', - решился, наконец, молодой человек, прождав положенные полчаса. Мана, потраченная перед этим примерно на треть, восстановилась практически полностью. Местный баланс работал хитро: чем больше тратишь ментальной силы, тем дольше она восстанавливается. Но если тратить где-то процентов тридцать - сорок, полчаса и 'баки' почти полные.
  'Ну, по коням!'
  Юра выкатился из-под скамейки, бодро перепрыгнул через бортик и понёсся в нужную сторону, не скрывая себя невидимостью. Автоматы садовники стояли не особо плотно, да какой там плотно, один метров так на пятьдесят, не более. Но создания эти были глазастые и не сказать что медленные. Упомянутые пятьдесят метров, похожий на блестящий манекен механизм, мог запросто проковылять секунд за десять, стоило лишь стражу сада слегка разогнаться.
  Ближайшие к попаданцу автоматы недовольно застрекотали и, постепенно разгоняясь, направились в Юрину сторону. Однако молодой человек бежал ощутимо быстрее 'Садовников'. Чуть запыхавшись, спринтер преодолел триста метров до очередной беседки, но решил в ней не отдыхать, а бежать дальше. Пока тактика себя оправдывала: за ним ковылял косяк автоматов, но дистанция до них была безопасной, метров сто. Двигаясь по гладкому газону между аккуратно постриженных кустов и плодовых деревьев, бегущий постоянно набирал на себя новых охранников, но те не успевали разогнаться и присоединялись к куче позади. Пробежав с полкилометра, Юра понял, что выбивается из сил. Слабоват он пока в быстром беге на дальние дистанции. Задействовав невидимость, попаданец припустил к ближайшей беседке, что находилась совсем недалеко. Глянув назад, он увидел, что куча автоматов остановилась, и начала рассеянно разбредаться по своим местам.
  'Так я в два счёта добегу до цели!' - обрадовался Юра, подбегая к укрытию. Новое строение выглядело куда больше первой 'базы отдыха' и в него удалось попасть через калитку-проём между двух опор. Остальные опоры - колонны держали круглую каменную крышу и были соединены каменным бортиком где-то метр двадцать в высоту, скамеек внутри почему-то не наблюдалось. В целом же укрытие представлялось отличным.
  Заскочив внутрь, молодой человек бухнулся спиной к бортику и, торопясь, отменил навык невидимости, не желая тратить лишнюю ману.
  И здесь он понял, что слегка поторопился, так как находился в данном сооружении не совсем один.
  'А чего я, собственно, испугался?' - попытался успокоить себя Юра.
  Действительно, пока всё шло относительно хорошо, и лишь интуиция нашёптывала, что испугался он не зря и необходимо срочно предпринять подходящие ситуации действия. Вот только какие?
  'Бежать?' - всё ещё тяжело дыша, подумал попаданец.
  Посреди навеса, на каменном 'колесе' - пьедестале, лежал приплюснутый металлический шар около восьмидесяти сантиметров в диаметре. Шар явно состоял из того же материала, что и автоматы - садовники: светлый матовый металл похожий на нержавейку. Но, несмотря на свою подозрительность, непонятный предмет сохранял полную неподвижность.
  'Ну, положили его сюда и положили, может он для красоты лежит?' - рассудил Юра.
  Надо отметить, что заскочил в строение молодой человек под действием навыка невидимости и отменил сокрытие он лишь после того, как прижался к стене и замер. И все свои размышления попаданец производил не то что не двигаясь, а даже не дыша толком.
  'Я потратил чуть более трети невидимости, надо хотя-бы отдышаться. И не нравится мне этот шар, может стрельнуть в него из арбалета?'
  Но стрелять в абсолютно гладкую металлическую поверхность он не стал. Неизвестно чем подобный выстрел чреват и когда удастся пополнить запасы болтов. Расслабившись, Юра закрыл глаза, чтобы лишний раз глянуть комментарии наблюдателей.
  
  **
  Чёрный наблюдатель: - Беги, Лола, беги...
  Белый наблюдатель: - Не двигайся!
  **
  
  'Вот сволочь, - буркнул про себя Юра на замечание Чёрного наблюдателя, - и откуда они столько знают о моём мире, - возмутился он, имея в виду название старого фильма, - и что значит 'Не двигайся?', не вечно же мне здесь сидеть?'
  Замечание Белого наблюдателя молодого человека встревожило, и он принялся рассматривать металлический шар на каменной подставке. Но ничего не происходило, и Юра, поволновавшись пару минут, успокоился.
  Прошло около трети часа, попаданец встал, выглянул из-за бортика и уже собирался ринуться к башне как... позади раздался негромкий механический скрежет. Юра резко обернулся, не забыв при этом присесть и вжаться спиной в камень ограждения.
  'Как так? - возник в его голове немой вопрос.
  Заострёнными полосками из боков шара отделились восемь паукообразных ног, что немедленно упёрлись в подставку и приподняли шар в воздух. На одной из сторон открылось подобие створок, которые ушли в стороны и выпустили наружу хитрую систему окуляров и непонятных трубок. Шар перестал быть шаром, он превратился в механического паука. Паук прокрутился на своих восьми ногах и 'впился' окулярами в нарушителя.
  - Ззз, бз-бз, жиии... - задвигались линзы и трубки.
  Юра растерялся и сделал две вещи, первой из которых можно смело присвоить звание 'тупость дня', а второй - 'чёткий поступок недели'.
  - Здрасте... - растеряно поздоровался попаданец с механическим пауком, поднял в сторону механизма взведённый арбалет и нажал на второй курок, отпустив тем самым защёлку удержавшую тетиву.
  Болт разбил один из окуляров и частично утонул внутри конструкции. Но автомат не пожелал безвольно оседать на свой пьедестал металлическим пузом, а вместо этого начал издавать странный звук:
  - В-в-в-з-з-з-з-ж-ж-ж!
  Молодой человек молниеносно перезарядил арбалет, но стрелять не стал, а воспользовался рекомендацией Белого наблюдателя. И нет бы ему применить невидимость! Но увы, испуг и паника взяли своё: развернувшись, попаданец перепрыгнул через бортик и здесь в спину убегающего ударило солидным разрядом электричества! Потеряв равновесие, Юра грохнулся на землю, уткнувшись в поверхность арбалетом, а в арбалет уткнувшись собой. Палец непроизвольно нажал на второй курок, разрядив оружие в землю.
  - Ох, млин! - простонал 'растяпа' от боли и досады.
  Дёрнуло током солидно, аж волосы дыбом встали, но способности соображать и действовать молодой человек не утратил. Пыхтя от 'новых впечатлений', он перевалился на бок, нажал первый курок на арбалете, взвёл тетиву и принялся ощупывать правое бедро, где в специальных кармашках на плотных кожаных штанах лежали арбалетные болты.
  На землю рядом что-то мягко плюхнулось. 'Паук' необычно ловко и невесомо выпрыгнул из беседки, приземлился на землю метрах в пяти от Юры и принялся крутиться вокруг своей оси, перебирая восемью острыми лапами. Секунда и окуляры снова уткнулись в попаданца.
  - В-в-в-з-з-з-з-ж-ж-ж! - завибрировал Страж сада.
  Юра, наконец, совладал с болтом, паническим движением вставил его за защёлки и направил на цель...
  Новый разряд попал ему в грудь, тело конвульсивно дёрнуло, зубы клацнули и чудом не прикусили язык.
  Щёлк, - второй за сегодня болт отправился в землю.
  'Вот чтоб тебя!' - проскрипел зубами молодой человек, наполняясь смесью отчаянья и страха.
  Имелась у Четвёртого сокровища тьмы одна нехорошая особенность: болты, а точнее стальные стержни, которыми стреляло оружие, после выстрела либо сильно портились, либо безвозвратно улетали прочь.
  - В-в-в-з-з-з-з-ж-ж-ж! - намекнул кое-кому автомат, что расстраиваться о потере болта не стоит.
  'Невидимость!' - вскричал про себя Юра и задействовал навык. Но навык задействоваться не пожелал, мана была на нуле!
  - Какого?! - вырвался из груди панический 'выдох'.
  И тут его тело в очередной раз доказало, что оно местами поумнее головы. 'Тело', с незнакомой самому себе резвостью, подскочило и быстрым прыжком запрыгнуло обратно за бортик строения. Молния трескучим разрядом ударилась в камень и затихла.
  Но и интеллект сообщил, что не лыком шит, просто иногда он уходит 'в отпуск' от всего хорошего.
  'Урон электричеством истощает ману! - моментально догадался Юра, - что же делать!?' - запаниковал он.
  Первым делом попаданец взвёл арбалет и вложил болт в направляющую канавку. Вовремя. Только он закончил приготовления, как внутрь строения метким прыжком залетел 'Паук', устроился на своё изначальное место и, деловито прокрутившись, уставился на Юру блестящими окулярами. Дистанция до автомата составляла сейчас всего пару метров, и арбалетчик, испуганно глядел на механического монстра, дивясь, однако, внезапно возникшему спокойствию. Что-то внутри него сделало вывод, что если его не смогли прикончить сразу, значит, шансы на победу есть, а если шансы есть, то и паниковать не стоит.
  - В-в-в-з-з-з-з-ж-ж-ж! - начал зарядку магического шокера механический монстр.
  'Да щас!' - фыркнул про себя Юра.
  Испытывать ощущения равные удару среднего электрошока молодому человеку надоело неприлично быстро. Он вскинул арбалет и продолжил хорошую традицию, прерванную двумя 'холостыми', а именно впечатал второй болт в пятачок с окулярами и трубками.
  - Пф-ш-ш-ш! - возмутился монстр, 'проглотил' магию и 'обиженно' уставился на обидчика двумя оставшимися окулярами, так как третий безжалостно раздробил удачный выстрел.
  Увы, автомат оказался не лыком шит. Стражник сада попятился, спрыгнул с подставки и спрятался за ней от Юры, лишь только его блестящая спина выглядывала из-за камня.
  - Б-б-б-з-з-з-з-ж-ж-ж! - появились в его зарядке новые нотки.
  'Да вы шутите!' - возмутился Юра и перепрыгнул через бортик, намереваясь бежать по направлению к башне.
  Здесь его уже ждали. Несколько автоматов садовников начали ковылять к нему ещё во время первого визита за пределы 'беседки', ведь невидимость он не применял и автоматы о нарушителе не забыли. И здесь удача повернулась к Юре нужным местом, хотя и дала электрического пинка по ненужному. Позади него раздалась электрическая вспышка, от которой от ног к волосам пробежала неприятная волна. И о чудо! 'Садовники', что уже успели подобраться к нему метров на пять, замерли и завибрировали мелкой дрожью. Но обдумывать произошедшее времени не было, сорвавшись на бег, молодой человек понёсся к башне, которая уже начала напоминать не башню, а округлую исполинскую стену.
  Не оглядываясь и собирая 'паровоз' из 'Садовников', попаданец бежал по направлению к цели, не разбирая мощёных дорожек и газонов. Без дополнительных злоключений удалось пробежать метров двести. Вес арбалета, не самая удобная для бега одежда и удары тока начали сказываться на скорости, а тут подоспели новые неприятности. Так как бежал Юра не разбирая дороги, впереди замаячил заполненный водой канал метров трёх шириной. Мостик через него - вон он, справа, метрах в семидесяти, но чтобы добежать до переправы, необходимо рвануть навстречу сразу двум 'Садовникам'.
  'Они не перейдут канал, им надо будет обходить! - пронеслась в голове разумная мысль. - А паук? Паук перепрыгнет, к гадалке не ходи!'
  Мучительно хотелось оглянуться, но не время, канал стремительно приближался.
  'А перепрыгну ли я через него?!' - проснулись в голове вполне разумные сомнения.
  Юра хотел прыгать с ходу, но подбежав, растерялся и неуверенно остановился. Канал действительно имел ширину около трёх метров и это для низкорослого попаданца было довольно много. Быстро убедившись, что глубина смешная, Юра отбежал на несколько метров назад, придал себе ускорение взглядом на толпу 'Садовников' и 'Паука', который двигался сильно впереди 'паровоза', после прыгнул с короткого разбега. И хорошо прыгнул, надо сказать. Вот только новый разряд электричества настиг его в полёте и болезненно ударил в спину. Молодой человек потерял равновесие и направление полёта, однако почти долетел до цели, упав животом на другую сторону канала. Ноги при этом плюхнулись в воду, сапоги начали быстро набирать воду, и заодно он, во второй за сегодня раз, болезненно упал на свой арбалет. Благо в этот раз оружие взведено не было.
  Юра застонал и завсхлипывал.
  - В-в-в-з-з-з-з-ж-ж-ж! - не унимался автомат.
  - Р-р-р-г-а-а-а! - прорычал нечто нечленораздельное попаданец, стиснул зубы от обиды и боли и, подхватив арбалет, побежал в сторону следующего строения, до которого оставалось метров сорок. Но спустя пару метров новый разряд настиг его, встряхнул тело и болезненно растёкся по спине. Однако Юра был готов к атаке и, лишь крепче стиснув зубы, сохранил темп и равновесие. Сердце бешено стучало, его начало нехорошо трясти - электрические разряды явно не шли телу на пользу.
  Сделав последний бросок, преследуемый заскочил в копию 'домика паучка' и, грохнувшись на камень пола, начал панический оглядываться по сторонам, соображая, что делать дальше. Посреди помещения стояла каменная тумба, в общем, та самая, вот только вместо железного шара на ней находилось нечто новое. На 'пьедестале', свернувшись калачиком, лежал металлический человек. Если 'садовники' напоминали тонкотелые манекены, то корпус этого автомата был массивен и стилизован под мускулистого человека.
  'Человек' вздрогнул и начал разворачиваться. В этот же момент на пол перед Юрой шлёпнулся паук-автомат.
  - Хрен я вам здесь подохну! - заорал попаданец. И начал реализовывать спонтанный план, вспышкой лампочки родившийся в его голове. Отчаяние и понимание того, что бездействие - смерть, вытряхнули из разума страх и панику, голова немедленно наполнилась холодным расчётом.
  - В-в-в-з-з-з-з-ж-ж-ж! - завёл знакомую шарманку паук.
  Юра, не мудрствуя, просто обежал врага с боку и растянулся на животе за пьедесталом, на котором уже развернулась и начала вертеть двумя большими глазами - окулярами новая 'порция приключений'. Спрятавшись от паука таким нехитрым образом, попаданец избежал прямой видимости с противником. И расчёт оказался верным.
  'Паук' проглотил свои в-жиканья и поставил новую 'пластинку'.
  - Б-б-б-з-з-з-з-ж-ж-ж! - зажужжала зарядка атаки по площади.
  'Первый курок, болт, собраться! Перезарядка магии у него около трёх - четырёх секунд! Лишь бы 'Терминатор' не успел войти в боевой режим!', - подумал молодой человек и сжался при мысли о всей той опасности, что сейчас окружала его.
  Тело болезненно тряхнуло, в глазах помутилось, из носа потекла струйка крови. Юра приподнялся на ватных ногах и посмотрел на 'Железного человека' на каменной подставке. Так и есть, он безвольно осел на камень и слабо вибрировал. Полностью игнорируя 'Паука', молодой человек приставил арбалет к затылку 'обесточенного' монстра и нажал на спуск.
  Щёлк!
  Болт, выпущенный почти в упор и под прямым углом, пробил металлический череп и остался торчать в нём. Механизм затих.
  Не отвлекаясь на радость победы, Юра бросился наружу, перепрыгнул через бортик и привалился к нему спиной с внешней стороны строения. 'Паук' позади него 'проглотил' зарядку одиночной атаки и оперативно последовал вслед за попаданцем.
  'Хорошо, что эта консервная банка не дерётся своими ногами - лезвиями!' - стуча зубами, подумал Юра.
  - В-в-в-з-з-з-з-ж-ж-ж! - не унимался монстр.
  'Да щас!' - Юра привстал и, ковыля, начал обегать круглое строение вокруг, уходя с прямой видимости монстра. Вот только долго в такие салочки поиграть не удастся, ведь со всех сторон к нему уже спешили 'Садовники'.
  - Б-б-б-з-з-з-з-ж-ж-ж!
  'По площади!' - понял он, заскочил в беседку и для верности забежал ещё и за пьедестал в центре, удалялась подальше от врага. 'Железный человек' лежал неподвижно.
  'Я надеюсь, местный баланс не считает, что я должен его съесть!'- запаниковал Юра, имея ввиду то, что монстр не исчезнет из-за его пассивного навыка 'пожиратель плоти'.
  'Паук' прекратил каст, вероятно не пожелав тратить энергию на неэффективный удар и запрыгнул в беседку.
  С пьедестала послышался тихий шелест и бульканье.
  'Невидимость!' - почти вскричал про себя Юра.
  Навык сработал!
  'Пусть я задрот, но я лютый задрот!' - с незнакомой для самого себя злостью, процедил сквозь зубы молодой человек, взвёл арбалет, вложил болт, гуськом подкрался к 'Пауку', который растерянно крутился рядом и после, с расстояния в метр, впечатал ему в один из окуляров новый болт.
  Здесь местный баланс сообщил что 'бдит', так как стоило только снаряду сорваться с тетивы, как покров невидимости с арбалетчика слетел. Но пауку хватило. Он дёрнулся и осел на камень пола. Вслед за ним, прислонившись к холодной стенке пьедестала, 'стёк' и Юра.
  'Всё как в игре: при поднятии уровня полностью восстанавливается мана. Скорее всего, и ярость с сосредоточением также восстанавливаются', - подытожил молодой человек.
  Снаружи раздавался приглушённый стрёкот 'Садовников', но неприятные звуки не приближались. Попаданец на всякий пожарный применил невидимость ещё раз, сгрёб две светящиеся горошины с каменной подставки и переполз к бортику, скрываясь от недовольного стрёкота 'с улицы'. И только после закрыл глаза.
  
  **
  'Уровень: - 2.
  Ярость - новичок. Сосредоточение - новичок.
  Физические характеристики - слабые.
  Ментальные характеристики - средние.
  Удача: - высокая.
  Навыки: - стрельба - начинающий; скрытность - новичок; ощущение цели - новичок.
  Особое умение: - пожиратель плоти.
  Особый бонус: - при убийстве монстра есть шанс получить неоднозначный предмет.
  ***Активные квесты***
  ***Прочая информация***
  
  **
  Чёрный наблюдатель: - Подлец!
  Белый наблюдатель: - Молодец!
  **
  
  'Кроме уровня, похоже, без изменений', - слегка разочарованно подытожил Юра.
  Но здесь он обратил внимание, что пункт 'Ощущение цели - новичок' слабо пульсирует переменой яркости. Сосредоточив внимание на пункте, он развернул описание.
  
  **
  'Ощущение цели - новичок' - вы способны получать общее представление о слабых и сильных сторонах цели. Точность и количество информации зависит от уровня цели, навыков цели, вашего сосредоточения и ваших ментальных характеристик.
  Связанные активные способности - Оценка цели.
  **
  'Ага 'Оценка цели'! Появился новый активный навык! Интересно, что он делает? Точнее, что он делает понятно, как он это делает?'
  Вот только высовываться из-за укрытия и оценивать Садовников Юра не стал, хватит с него пока рисков и приключений, сейчас необходимо заняться другим.
  Однако перед 'другим' Юра вызвал информацию по своему арбалету.
  
  ***Четвёртое сокровище тьмы - предмет комплекта Сокровищ тьмы***
  Особое умение: Энергетическая стрела (знаю, что хочется, но перебьёшься пока).
  Особое умение: Выстрел презрения (недостаточно сосредоточения, заблокировано до 50 уровня).
  Особое умение: Выстрел повелителя силы (недостаточно ярости, недостаточно сосредоточения, заблокировано до 100 уровня).
  Особое умение: Выстрел повелителя тьмы (даже не думай мелкий!).
  Привязка предмета - активна.
  Уровень синхронизации с предметом - средний (при росте уровня синхронизации доступны дополнительные возможности).
  Лояльность предмета к владельцу - высокая.
  (Внимание, при падении лояльности предмета до нуля, возможно поглощение предметом вашей информационной сущности) ***
  
  'Так', - принялся анализировать Юра увиденное. Хотя в увиденном имелось не так уж и много нового.
  'Выходит 'этот парень' может общаться со мной подправляя описание предмета. Осталось решить, хорошая это новость или плохая'.
  Удовлетворив любопытство, молодой человек занялся собой. Удары электричеством не пошли ему на пользу. Тело и голова болели, сердце бешено, и как-то не в ритм, колотилось в груди, из носа и ушей сочилась кровь. И сейчас утренний - полный сил и бодрости он превратился в побитого огребенца. Вариант двигаться дальше в текущим состоянии представлялся сомнительным, необходимо было 'подхилиться'.
  Первым делом он достал кристаллы с 'Железного человека' и Паука-автомата. Кристалл с местного 'Терминатора' выглядел столь же ярким, как и с Гоблина-генерала, но при этом имел ощутимо большие размеры, где-то с пол мизинца. И что бы сделал с ним 'Терминатор' не сработай отчаянный план, даже думать не хотелось.
  Не раздумывая, Юра оттянул рукав куртки и вплавил кристалл карцибела в запястье. Вероятно, досталось ему основательно, так как карцибел моментально впитался в кожу.
  'Кас обмолвился, что мой арбалет 'разряжается' если из него долго не стрелять. Перед попаданием сюда я засыпал в него достаточно карцибела, но лучше не рисковать'.
  После чего кристалл с Паука-автомата был вплавлен в арбалет.
  Далее молодой человек применил невидимость, высунулся из-за бортика и торопливо огляделся. Автоматы разбредались по своим местам, явно потеряв былое желание отрезать ему конечности.
  Удовлетворившись, Юра устроился у стены, закрыл глаза и, несмотря на боль в теле и опасность текущего места, моментально отключился. 'Сны' ему сегодня снились исключительно хорошие.
  
  
  Глава 10: Лестница в небо.
  
  ***
  
  Глава, в которой Юра, наконец, попадает в башню.
  
  ***
  
  Она была прекрасна, если скульптура в часовне напоминала ангела, то эта женщина могла быть только демоном - демоном смерти. Посмертная маска восточной красавицы, руки, плотно обхватившие изящные плечи, стройные ноги и крылья из тысячи лезвий, которые, словно коконом, запеленали металлическое тело. Юра знал: если женщина оживёт, то он умрёт, но так хотелось посмотреть, как крылья раскроются, как оголится идеальное неживое тело, как глаза автомата откроются и посмотрят на мир в поисках своего предназначения.
  'Так, собраться, - вжимался полуживой от страха и восхищения попаданец в бортик очередной 'беседки', - до башни осталось всего ничего. Скорее всего, чем ближе к центру, тем сильнее в беседках автоматы'.
  Пусть знания о повадках местных стражей стоили молодому человеку дорого, но польза от них была несомненной. Сейчас он знал, что стражи оживают лишь только после заметного движения рядом с собой и если забежать в беседку под действием навыка невидимости, замереть и после невидимость отменить, активации не происходит. И сейчас, почти не дыша, попаданец сидел на полу и разглядывал охранницу этого места, изящество исполнения которой вряд ли было доступно человеческим мастерам.
  'Если подумать, до этого я ни разу не встречал монстров способных к полёту, - размышлял молодой человек. - Крылья у этого автомата точно не для красоты, уж слишком много сочленений, да и сделаны необычайно тонко. Может попытаться прострелить ей голову? Ну нет, хватит рисков, не хочется мне проверять чем заряжена эта дама!'
  Дождавшись восстановления маны, Юра задействовал невидимость и выскочил прочь из строения. Петляя между деревьями и кустами, он пробежал около тридцати метров, отменил навык и понёсся дальше что есть мочи. 'Садовники' немедленно среагировали на цель и, недовольно стрекоча, устремились за нарушителем.
  Перепрыгнув очередной, закованный в камень канал, молодой человек сделал большой крюк, предусмотрительно оббегая следующее белоснежное строение. Проскочив опасное место, он пропыхтел ещё с полминуты и, наконец, выбежал к своей цели!
  'Нет, так нельзя издеваться над людьми! - возмутился про себя Юра и, тяжело дыша, плюхнулся на колени, не забывая при этом поглядывать на преследующих его 'Садовников'. Похоже эта часть его злоключений закончилась: куча преследователей потеряла к нему всякий интерес и начала не торопясь разбредаться в стороны.
  'Ага! Значит я точно в мирной зоне!' - сделал преследуемый нехитрый вывод.
  Отдышавшись, Юра принялся оглядываться. С того места где он сейчас находился, башня не выглядела башней, она, словно исполинская стена, казалась непреодолимым препятствием. Башню от территории сада отделяло кольцо мощёное крупными каменными блоками. Блоки были подогнаны столь тщательно, что и травинка не пробивалась сквозь стыки. Застланное камнем кольцо отступало от строения метров на пятьдесят и обозначало собой границу безопасной зоны. Юра покрутил головой и поднял главный вопрос этого утра:
  'И в какую сторону мне идти? По ощущениям Эрита и остальные где-то впереди, в башне, но что-то входа в неё я не вижу'.
  Однако сейчас попаданец решил данный вопрос отложить, переключившись на задачи второстепенные, но любопытные крайне.
  В применении местных навыков имелась своя специфика, взять туже невидимость. Не одну неделю после приключения в подземелье рядом с Митунгом, Юра безрезультатно пытался активировать упомянутый навык, а когда, наконец, смог освоить его под давлением обстоятельств, банально не мог объяснить ни себе, ни другим как это делается. Просто делается и всё тут, даже сравнить не с чем. Словно попытка объяснить другому человеку, как закрыть глаза: вроде и говорить то нечего, просто берёшь и закрываешь.
  Уставившись на ближайшего 'Садовника', молодой человек произнёс:
  - Оценка.
  Ничего не происходило. Держа глазами цель, Юра 'сильно захотел' узнать информацию о монстре - безрезультатно. Пробуя разные варианты, он закрыл глаза и повторил своё желание, на что немедленно появилась табличка похожая на окно статуса:
  
  **
  Садовник сада. Уровень - 7. Статус - агрессивный.
  Защита - высокая.
  Атака - средняя.
  Способности/Особые характеристики - нет.
  Сопротивления: физический урон, огонь, холод, ментальная атака, тёмная/светлая магия, магия хаоса.
  Слабости: электричество, гравитация, низкая скорость передвижения.
  Примечания: Бесконечная выносливость. Повышенная агрессивность в период отсутствия зелени.
  **
  
  'О-о-о! - обрадовался Юра и глаза открыл, отчего табличка моментально рассеялась. - Не ребят, это не дело, - скривился он про себя, - начнёшь изучать монстра с закрытыми глазками, и тебе эти глазки тут же и выкрутят!'
  Но здесь попаданцу повезло: скорее спонтанно, чем обдуманно, он закрыл правый глаз и возжелал получить информацию снова. О чудо, заветная табличка всплыла в той области, где при открытом глазе положено было находиться картине окружающей действительности. Вот только читать текст таким образом оказалось крайне неудобно. Более того, с непривычки начала болеть голова. Кое-как перечитав информацию, Юра попытался вызвать подобным образом статус, но, увы, для статуса требовалось закрыть оба глаза. Да и информацию по монстру значительно удобнее было изучать с полностью закрытыми глазами. Тем не менее, сама возможность получать информацию о врагах, порадовала крайне.
  'Если подумать, это качественный прорыв, теперь есть возможность не атаковать цель вслепую! Ладно, радоваться рано, надо протестировать полученное умение на других монстрах. Интересно, а другие попаданцы могут использовать что-то подобное? Доберусь до своих, узнаю', - решил молодой человек и принялся реализовывать следующую часть второстепенных задач.
  Воспользовавшись коктейлем из невидимости и торопливого бега, он наведался к ближайшей яблоне и разжился сочными фруктами. Яблоки выглядели замечательно, а какой вкус, закачаешься.
  'Девять дней на фруктах, если не считать печенье Каса', - подытожил молодой человек и подпрыгнул. Броня, прежде чем опуститься на плечи, чуть задержалась в полёте.
  - Помнится, мать со своими фруктовыми диетами больше трёх не выдерживала - лезла за колбасой в холодильник, - хмыкнул Юра.
  Колбасы, как ни странно, не хотелось совершенно, а вот от тарелочки местного овощного супа на мясном бульоне он бы не отказался.
  Юра вздохнул, повесил арбалет за спину и, хрустя яблоками, побрёл вдоль стены, поглядывая на немыслимое сооружение чёрного камня, в стене которого не было видно ни единого стыка, окошка или вентиляции.
  'Когда сталкиваешься с подобными вещами, разум становится перед выбором, либо слететь с катушек, либо включить увиденное в сферу нормального', - вспомнил Юра слова Жени, произнесённые во время изучения магической сумки. Тогда слова философа показались ему заумными, но сейчас обрели вполне конкретный смысл.
  - Да и хрен с ней, с этой башней, - заключил Юра, - стоит и стоит, как бы внутрь попасть?
  Пусть тело после вчерашней шоковой терапии солидно болело, настроение было прекрасным. Душу грело что-то вроде чувства хорошо выполненного долга и осознания собственных сил. Хрустя яблоками и неторопливо двигаясь вдоль стены, попаданец изучал сад и размышлял о своей дальнейшей судьбе. И вот, не успели яблоки закончиться, как путешественник увидел впереди нечто непонятное. Он прошёл ещё метров двести, от чего непонятное вполне себе прояснилось.
  - О, это или портал, 'или одно из двух', - вспомнил молодой человек выражение из любимого мультика.
  Кольцо портала походило на зеркало в белоснежной раме-ободе метров четырёх высотой. Его окружали, расположенные кольцом, прямоугольные каменные блоки. Сам портал был смещён к краю этого кольца, а перед ним, немного возвышаясь над поверхностью, находилась чёрная словно гудрон, круглая платформа метров семи в диаметре. Портальный комплекс радовал глаз своим исполнением и симметрией, но по мере приближения к нему, внимание путешественника переключилось на другое - на одном из блоков, который при ближайшем рассмотрении оказался подобием вытесанной из камня скамейки, сидел человек.
  Юра, поражаясь собственной невозмутимости, направился к порталу и окружающим его скамейкам.
  'Может у меня крыша едет от всего пережитого? - подивился он своему спокойствию. - Да нет, когда сходишь с ума наоборот всего пугаешься, наверно. Да и чего мне собственно волноваться?' - размышлял молодой человек, разглядывая неясную пока фигуру в светлом одеянии.
  Однако невозмутимость дело хорошее, но получать очередную порцию тумаков мучительно не хотелось. Сняв с плеч арбалет, Юра взвёл тетиву, вложил болт и повесил оружие обратно за спину, готовый при первой необходимости быстро выхватить его. Осуществив акт предосторожности, он расслабленно направился дальше. Пройдя оставшиеся метров шестьдесят, попаданец встретился взглядом с мужчиной в белоснежной мантии и в металлическом шлеме со свисающей до плеч кольчужной бармицей. В руках мужчина держал красивый тёмный посох, покрытый множеством звёздочек серебристых рун.
  - Вира митарморес, - поприветствовал его мужчина, худое лицо которого украшали ухоженные тонкие усы и бородка. С первого взгляда на сидящего становилось понятно, что по национальности он, скорее всего, грузин.
  - Я не понимаю, - развёл руками Юра, - вы русского или немецкого случаем не знаете? Шпрехен зи дойч?
  - И дойч шпрехен, и инглиш шпрехен, даже по корейский шпрехен, - весело ответил мужчина приятным голосом с самым лёгким грузинским акцентом. - Контрольный вопрос, - улыбнулся он Юре, - какого уровня?
  - Второго, - вздохнул молодой человек и, вынув из кармана куртки последнюю пару яблок, протянул их мужчине. Сам он наелся до отвала, хотя фруктами разве наешься, но зато бегается хорошо.
  Грузин удивлённо посмотрел на попаданца.
  - И какого, позволь спросить, ты бродишь вокруг башни? Да и вообще, что здесь делаешь?
  - Меня закинуло на респ, туда, - Юра махнул рукой вдаль, к границе сада.
  - Ого, за что тебя так, - поразился мужчина, - и главное, как ты прошёл через сад? Вор или Диверсант наверно? - глянул собеседник на рукоять арбалета торчащую из-за спины молодого человека. - Ах да, специализацию пишет после десятого. Но если дальник и с невидимостью, то уже наверняка быть тебе диверсантом. В подземелье Озоторга погиб?
  Юра замотал головой.
  - Мы на демонов напоролись, - махнул он на север, на севере в этом мире заходило солнце, - квест делали. А далеко до Озоторга?
  Грузин сочувственно посмотрел на Юру, но спустя мгновение нахмурился, после решив что-то про себя, расслабился.
  - Ты везучий, судя по тому, что передвигаешься вполне бодро, убивших вас не только настигли, но и забрали ваши кристаллы, когда дело касается демонов, подобное редкость. А до Озоторга пятьдесят километров. Вон, можешь зайти в портал с другой стороны и тебя перенесёт за пределы сада. Если поторопишься к вечеру дойдёшь до города, дорога безопасная.
  Юра ошарашенно посмотрел на грузина.
  - Правда?! А это, мои друзья в башне, они могут выйти?
  Мужчина опять нахмурился, посмотрел на Юру, а после перевёл взгляд на циклопическое строение.
  - Тогда всё плохо, - вздохнул он и кивнул на портал, поверхность которого напоминала обеспокоенную лёгкой рябью ртуть, - обратная сторона портала ведёт за пределы зоны 'Башни 12 испытаний', а сторона лицевая телепортирует в башню. Обратно выйти нельзя, выход там, - указал говорящий подбородком наверх. - И знаешь, моё мнение, на втором уровне заходить туда не вариант, топал бы ты в лучше город, товарищи поймут, поверь.
  Юра сел на соседнюю скамейку и задумался, точнее, попытался задуматься, но не смог. Все возможные грани его личности выдали твёрдый вердикт - вперёд в башню.
  - Не, не вариант, мне надо внутрь, - замотал головой молодой человек. - Я знаю, что нельзя, но может расскажете что-нибудь по башне, то, что можно...
  - Да смысла нет, - почесал подбородок мужчина, - коли собрался внутрь, у гремлинов всё узнаешь, или товарищи расскажут, если они внутри, а они внутри?
  - Да. А вы, почему здесь сидите?
  - Узкоглазых дожидаюсь, - вздохнул грузин.
  - А почему с ними сюда не пришли? - удивился молодой человек.
  - Их группа издалека идёт, мы договорились встретиться здесь через гильдию. Они в течение дня должны подойти, - разъяснил грузин.
  Юра вопросительно посмотрел на мужчину. Тот был настроен к собеседнику дружелюбно, однако раскрывать лишние подробности явно не хотел, но, что-то обдумав, грузин продолжил:
  - Корейцы не моя команда, я с ними объединился для прохождения башни, у моей группы беда большая приключилась, не хочу рассказывать, но, возможно, тебе пригодится для общего развития и правильного настроя. Первый раз то умер?
  - Да, - кивнул попаданец.
  - И как, страхи не мучают?
  - А у вас это, галет нет? - не особо понимая какие страхи должны его мучить, уточнил Юра.
  - Молодёжь, - ухмыльнулся грузин, - вам всё новое легче даётся, и расщепление переносите лучше.
  Мужчина порылся в своей магической сумке, которая висела у него под мантией, и выдал Юре глиняную бутылку и пачку галет.
  - Сок сантара, без алкоголя и ты это, галеты все сразу не ешь, поплохеет.
  Юра кивнул, сорвал восковую пробку с бутылки и принялся пить что-то похожее на тыквенный сок, только слаще. Грузин тем временем коротко рассказал свою историю.
  - Было нас пятеро, не сказать, что сильная команда, да и не сказать, что дружная, но как-то мы на пятом уровне сошлись и отправились покорять местные вершины. Всё шло, наверно, даже хорошо, но к пятнадцатому уровню наша целительница начала сдавать. Бывает в этом мире подобное: народ руки опускает. А тут ещё череда неудач постигла. Три задания подряд и все три провал с путешествием на воскрешение, - помрачнел рассказчик. - В общем, накрыл Миру, так нашу целительницу звали, 'синдром страха смерти', это когда начинаешь панически бояться 'умереть'. Но синдром - синдромом, а от заданий не отвертишься, уж очень по ночам спать спокойно хочется. Однако последнее задание продолжило череду неудач. Я с Мирой отправился на воскрешение, остальные получили тяжёлые ранения. Совсем у нашей целительницы руки опустились, только сидела и плакала сутки напролёт, мы утешали, как могли, поддерживали, всё бесполезно. Месяц назад она не проснулась, - уткнулся мужчина тяжёлым взглядом в камень площадки. - Слышь, молодой, - очень серьёзно обратился к Юре рассказчик, - в этом мире унывать нельзя, если не унываешь, то самая плохая ситуация повернётся во благо, а если руки опустишь, готовься к затяжному штопору в неприятности. Понял?
  Юра кивнул.
  - А это, наверх долго добираться? - спустя несколько минут молчания, спросил молодой человек у мужчины.
  - От полугода до года, зависит от состава и силы группы.
  Юра от услышанного приуныл.
  - А ваши товарищи, оставшиеся, они почему не здесь?
  - Мы посоветовались и решили заняться 'повышением квалификации'. Не тянем мы монстров своего уровня - снаряжения и навыков не хватает. Я, кстати, 18 уровня, а товарищи мои остались Озоторге, работают с инструкторами и тренируются с утра до вечера. А я, вот, пошёл попытать удачу в поисках денег и снаряжения. У меня с навыками всё в порядке, корейцы на седьмом небе от счастья были, когда узнали, что я с ними пойду на покорение башни, - с мрачностью, вместо ложной скромности, закончил мужчина и взялся за яблоко. - Я, кстати, Серго - маг и целитель, будем знакомы, - протянул он Юре руку.
  Знакомство скрепили рукопожатием.
  - А вкусные они здесь, недаром на них квесты дают, - восхитился грузин, съев половину яблока, - почти как у деда в детстве.
  Юра принялся обдумывать услышанное.
  'Ну, оно в принципе и понятно: помри здесь три раза подряд, что угодно опустится. Интересно, как там Марина с Эритой?'
  Здесь попаданца передёрнуло холодной дрожью от воспоминаний о 'спруте', который поджидал 'лентяев' в бездне 'реальности местного сна'. Вот только сейчас он казался чем-то далёким и невозможным, так как с момента выхода из Митунга сон молодого человека был лёгок и безмятежен, если вообще данное состояние можно было назвать сном.
  Далее Юра принялся размышлять о своих чувствах к Эрите. Реальность отправила в утиль стереотипы из фильмов и молодёжных сериалов. Да ему нравилась Эрита, но при этом какого-либо взрыва чувств и эмоций молодой человек не испытывал. Просто имелось в девушке что-то такое, чего не было в других женщинах вокруг, что-то, с чем хотелось сблизиться и к чему хотелось прикоснуться.
  'Чем всё это закончится? Хотя, чтобы что-то закончилось, оно должно начаться... - грустно подумал он. - С другой стороны, тогда, на обочине, смел ли я просто мечтать о подобном путешествии? Вот только дойдём ли мы теперь в Озоторг к сроку? - смерил попаданец взглядом громаду башни.
  - Ну, я пошёл, - поднявшись, уверенно заявил он грузину.
  - Давай, удачи тебе, надеюсь, корейцы скоро подтянутся. Уверен, мы ещё встретимся в тавернах первого этажа.
  Откуда в башне таверны, и каких таких гремлинов упомянул собеседник до этого, Юра расспрашивать не стал, а поднялся со скамейки и смело вошёл в 'зеркало' портала, на всякий случай крепко зажмурившись перед шагом в неизвестное.
  'Уай-й-й!' - невольно вырвалось из его груди.
  Ощущения оказались те ещё: словно входишь в бурлящую воду, которая обволакивает, но не смачивает. На секунду тело потеряло вес, голова закружилась, восприятие куда-то провалилось. А после Юра на несколько секунд потерял сознание. Очнулся он лёжа на холодном камне. Немного подташнивало, благо 'контузия' от телепортации быстро уходила.
  - Юра, ты как!? - раздался откуда-то сбоку 'корабельный гудок', намекавший, что когда-нибудь Марина своими криками сведёт его в могилу.
  - Я? - молодой человек огляделся.
  В этом мире явно наступила 'неделя беседок'. Началось всё с беседочек без двери, потом были беседки - навесы и вот дело дошло до беседок - храмов.
  Юра находился под куполообразным сводом, который поддерживали опоры, разделённые арками проходов. Всё тот же белоснежный, похожий на застывшие облака, камень радовал глаз, да и само строение восхищало множеством узорчатых элементов и продуманной симметрией. Сам же Юра лежал в центре данного сооружения, на круге абсолютно чёрного камня метров семи диаметром.
  - Интересно, - послышался Женин голос, - если двое начнут материализоваться в одном месте, что из этого выйдет?
  - Жопа - руко - утконос, - внёс версию Коля. - Харе валяться Юрик, все кто в этом месте сегодня появились, выглядели вполне себе живчиками. Ты, кстати, после 'смерти' оклемался?
  Молодой человек приподнялся с холодного камня и принялся вертеть головой. Товарищи ожидали его в полном составе: Марина и Эрита, не скрывая радостных чувств, бросились к нему и принялись неуклюже помогать подняться. Коля с Женей стояли в нескольких метрах от круга и скрывали свою радость под маской серьёзности, но выглядели при этом весьма довольными. Юра испытывал похожие чувства.
  'Если подумать, у меня при жизни нормальных друзей и не было', - мелькнуло у него в голове.
  - Да, оклемался уже с пару дней, - немного потерянно сообщил товарищам попаданец, приходя в себя после телепортации, процесс которой представлялся ему сильно по-другому. - А как вы узнали, что я приду? - с интересом спросил он
  Здесь Юра осёкся: он и сам неплохо чувствовал направление к товарищам, а Женя, как он знал, заодно мог довольно точно определить расстояние до члена команды, так что вопрос был скорее риторический.
  - Это всё Жека, - подтвердил Юрину догадку Коля, - он ещё вчера с утра поднял бучу, что ты быстро приближаешься к башне, а потом, что ты почему-то остановился и почти сутки провёл на одном месте.
  - Меня это, паук - автомат электричеством чуть не поджарил, раз пять долбанул гад, та ещё история, позже расскажу. Вы то как?
  Товарищи недоверчиво уставились на молодого человека.
  - Чего? - не понял их удивление Юра.
  - Паук - который Автоматон - охранник сада? - уточнил Женя.
  - Ну да, механический, - подтвердил молодой человек и, встретившись с Эритой взглядом, улыбнулся ей. Девушка радостно улыбнулась в ответ, что как-то сразу солидно приподняло настроение.
  - Мы тут много всего узнали, - пояснил Женя, - пауки, которые стерегут сад, очень опасны и обычно убивают человека без магического сопротивления с одного или двух разрядов.
  - Ещё, - вставила Марина, - мы очень за тебя переживали! Тебя там случаем не пытали эти серые?
  Юра поморщился от болезненных воспоминаний.
  - Пытать не пытали, добили почти сразу после вас.
  - И ты как... пережил? - осторожно спросила Эрита.
  - Попадись мне эти серозадые на 100, трусы на лоб натяну! - сжал молодой человек кулаки, от чего все сразу заулыбались и поняли, что с ним всё как надо. - Это, а чего вы там про пауков говорили? Я минимум разрядов пять поймал.
  - Может у тебя папа электриком был, а? - не удержался от лёгкой подколки Коля.
  - Ладно, ладно, всё хорошо, что хорошо кончается, - запротестовал прагматичный Женя, - давайте дойдём до таверны и спокойно обменяемся рассказами.
  - Тут такое дело, - начал Юра, подходя к мужчинам поближе, - я встретился с очень странным человеком, он демон и судя по всему невероятно сильный. И девять из десяти, что это он нашёл наших обидчиков, убил их и поломал кристаллы.
  На лицах товарищей отразилось неподдельное удивление.
  - С чего такие щедрости? - подивился Коля.
  - Я и сам не знаю, но он очень заинтересовался историей с Касталиями, похоже, демоны, которые нас убили, прибыли сюда с другого материка, и демоны местные им не очень рады. Ещё, если верить его словам, он единственный кто собрал комплект Четырёх сокровищ тьмы полностью. Ах, да, у этого демона один из Финальных предметов из того же сета, который собирает команда Чингисхана. Я переживаю за Чингиза и его товарищей, хотя вряд ли мы чем-то сможем им помочь.
  Все посмотрели на Юру слегка ошарашенно: товарищи явно не ожидали услышать такие подробности.
  - Вот, вот, я недавно говорил, что у тебя особый навык притягивать события и неприятности, - улыбнулся Женя. - И всё же здесь не лучшее место для разговоров, давайте дойдём до таверны, супы гремлины делают волшебные, - подмигнул философ молодому человеку.
  Карта была сыграна весомая, от супа Юра бы не отказался.
  Увлекаемый товарищами, он вышел из-под купола странного сооружения. И выйдя, слегка обалдел.
  Насколько хватало взгляда, вокруг раскинулись переплетения и нагромождения хибар, сараев, каменных строений угловатой формы и больших чёрных колонн, угрюмо возвышавшихся над всем перечисленным. Все как один строения переплетались навесными мостами, переходами, канатами, лестницами и висячими платформами. Красивое сооружение, в котором появился молодой человек, словно маленький оазис стояло посреди всего этого нагромождения серых досок и тёмного камня.
  При всём этом пространство наполнял здоровый дневной свет, и, взглянув вдаль, Юра понял, что освещение никак не связанно с магией. Исполинские стены - границы этого места, изнутри оказались абсолютно прозрачны, и сквозь них ясно просматривалось то, что лежало за пределами башни. Словно и не было никаких стен, а лишь слегка преломляющая свет плёнка отмечала границы этого места. Попаданец взглянул наверх. Над головой, там, на высоте, где-то в полукилометре, сводящим с ума тёмным кругом, нависал потолок. Казалось, он в любой момент готов сорваться вниз и безжалостно раздавить здешних обитателей и их трущёбоподобные жилища.
  - Первые пару дней давит, а потом привыкаешь, - пояснила Эрита, заметив тревожный Юрин взгляд.
  Далее внимание попаданца привлекло непонятное существо чуть более метра ростом, которое деловито спешило куда-то по узкой улочке между хибар. Существо напоминало гоблина, но с более резкими чертами, с зелёной, похожей на змеиную, кожей и, в отличие от гоблинов, с вполне пропорциональной телу головой, которую венчали огромные уши. Этакая смесь ящерицы, обезьяны и летучей мыши. Существо торопливо проскользнуло мимо, даже не удостоив товарищей взглядом.
  - Хитрые, злобные и себе на уме, - внёс пояснение Женя, - однако следуют некоему местному кодексу. На воровство и прямой обман заблудших не идут, прекрасные мастера и, надо отметить, повара, у них с попаданцами некий симбиоз, - дал краткое, но ёмкое, разъяснение философ. - Ну, вперёд, вперёд.
  Юра вздохнул, и с любопытством поглядывая по сторонам, направился за товарищами по этому странному месту. Выход телепорта находился не в самой оживлённой части этажа, и стоило попаданцам отойти от него метров на сто, как тесные улочки наполнились шумом и движением. Вокруг сновали гремлины, они же вели навьюченных ослов или небольшие группки коз и яков. Попадались люди: немного, разного вида и национальности, судя по снаряжению попаданцы. Изучая весь этот 'вокзал - рынок - трущобы', Юра поражался внезапности перемены обстановки. Кроме хибар и сараев встречались большие добротные здания двух - трёх этажей в высоту, сложенные из крупных каменных блоков. Они напоминали огромные коробки, невпопад положенные друг на друга.
  - Этаж первый - испытание поиском, - пояснил Коля.
  - В смысле? - не понял Юра.
  - Отсюда на третий этаж есть портал, - начал объяснение гопник, - но без специального итема воспользоваться им не удастся, - здесь молодой человек заметил, что Женя, Марина и Эрита заулыбались. - Упомянутый итем выдаётся гремлинами как награда за цепочку квестов по добычи ресурсов на втором этаже, это и есть тот симбиоз, о котором упомянул Женя. Второй этаж - лесная зона с множеством пещер, где растёт и 'пахнет' куча всего. Оттуда попаданцы тащат ресурсы, начиная от сена для скота, заканчивая редкими минералами. Но есть и второй способ получить 'проходной билет', а именно, выменять его на что-то ценное или выиграть в азартную игру у гремлинов. Второй этаж, кстати, называется - 'Этаж испытания добычей'. И мы всё ещё не на третьем этаже лишь по причине того, что кое-кто неделю отъедался фруктами непонятно где.
  - В смысле? - не понял молодой человек.
  - Гремлины с ним уже не играют, - посмеиваясь, кивнул на Колю философ. - Наш джентльмен удачи раздел 'до трусов' десяток их лучших игроков в местный покер. У нас сейчас одиннадцать итемов для подъёма на третий этаж. Правда, мы проиграли два шарика элиса. Но это, можно сказать, неизбежно: обычно попаданцы тратят здесь либо время, либо деньги и имущество в куда большем объёме. Не подумай, мы в большом выигрыше, - пояснил Женя на сомневающийся взгляд молодого человека. - Необходимо лишь обменять излишки итемов на снаряжение, ведь мы потеряли большую часть поклажи во время смерти.
  - Но в целом всё офигенно, - подытожил Коля, - я пока был без сил, только в картишки и резался.
  - Гремлины во время игры подпаивают попаданцев местным вином, - улыбаясь, раскрыла подробности Эрита. - Чем больше ты пьёшь, тем больше они смелеют и поднимают ставки. Попаданцы пьянеют, ошибаются, излишне рискуют, проигрывают. А Коля хлещет кружку за кружкой, рассказывает пошлые анекдоты и косит под дурака, - засмеялась девушка, - в общем, не повезло с ним гремлинам.
  - Ага, они как цыгане, - закивал гопник, - пока пить не начнёшь, по серьёзному не играют, пройдохи мелкие, - и нам, кстати, туда.
  Компания свернула с людного 'проспекта' и, пройдя немного между хибар и сараев, оказалась перед лестницей уходящей в землю.
  - Большая часть инфраструктуры находится под землёй, - кивнул на лестницу Женя, - перекрытия между этажами играют роль дополнительных ярусов с подземельями, - дополнил он.
  - Кто всё это построил? - подивился Юра.
  - Администраторы, кто ещё, - без раздумий ответил философ, - хотя ещё немного и я, на пример местных, начну называть их Богами. Все это не укладывается ни в какие границы разумного.
  Товарищи спустились по ступенькам вниз и, пройдя короткий переход, попали в большой, прекрасно освещённый зал. Помещение очень напоминало Митунгскую портовую таверну, но имело большие размеры, да и колонны, поддерживающие потолок, отсутствовали. Обстановка выглядела приветливо - резные столики разных калибров и удобные деревянные стулья рядом. В помещении было шумно, но при этом не очень людно. В одном из углов суетилась крикливая компания гремлинов, несколько столиков занимали люди, по залу сновала пара гремлинов-работников в необычно чистых белых фартуках, которые абсолютно не шли их страшным рожам.
  Женя кивнул на свободный столик среднего размера, и компания расселась на стулья за ним. Тут же, к товарищам подскочил гремлин-подавальщик и протараторил что-то непонятное на местном языке. Эрита взялась заказывать, остальные терпеливо ждали, Юра разглядывал колорит и монстров.
  'Я не ощущаю к ним ненависти, - изучал он уродливых аборигенов, - но страшные они, не то слово'.
  Попаденец зажмурил один глаз и применил оценку:
  
  **
  Подземный гремлин. Уровень - 10. Статус - мирный.
  Защита - низкая.
  Атака - низкая.
  Способности/Особые характеристики - мастерство, вор, игрок.
  Сопротивления: ментальная атака, тёмная магия, магия хаоса.
  Слабости: огонь.
  Примечания: Весьма умны. Не любят жить под открытом небом. Чистоплотны.
  **
  
  Юра принялся тихо пересказывать товарищам информацию по монстрам, те удивлённо посмотрели на него.
  - У вас нет ничего подобного? - спросил он остальных, имея в виду свой новый навык.
  Товарищи замотали головами, поле чего молодой человек кратко объяснил им суть способности.
  - Надо попробовать получить этот навык, - задумчиво произнёс Женя, - однако сейчас давайте о другом.
  Все кивнули. Философ продолжил:
  - Весьма замечательно, что ты сюда добрался и ещё более замечательно, что наши кристаллы были разрушены. Так вот, с информацией по башне у нас довольно туго, мы знаем, что она рассчитана на 10 - 25 уровни. При этом раньше 15 попаданцы сюда по своей воле не суются. Да и вообще это место считается сложным: с одной стороны здесь можно добыть ценные ресурсы и артефакты, но с другой, прохождение башни довольно заморочено, да и покинуть это место можно лишь одним способом.
  - Я знаю, - кивнул Юра, - имел познавательный разговор на входе.
  К столу подскочили два гремлина с подносами, ловко поставили их на стол, придвинули свободные стулья и, запрыгнув на них, принялись деловито расставлять приборы и разливать чай. По обычаю местных таверн, сначала приносили чай, а немного погодя свежеприготовленное горячее.
  Молодой человек поначалу отшатнулся, но любопытство оказалось сильнее, и он принялся разглядывать гремлинов вблизи. Товарищи уже привыкли к местным обитателям и лишь терпеливо ждали, пока необычные работники закончат.
  - Рассказывайте первые, что тут без меня было, - предложил Юра, - я пока хоть в себя приду.
  Женя кивнул и начал краткий, но ёмкий доклад.
  - Мы очнулись в склепе на окраине города, состояние не описываю, уверен ты в курсе. Долго лежать на холодном полу нам не пришлось: в склеп ввалилась толпа гремлинов, подхватила нас и снаряжение и оттащила в место похожее по своей сути на общежитие в Митунге. Там мы отлежались двое суток, а после принялись осваиваться. Четыре дня назад, кстати, перебрались в данную таверну.
  Женя указал на один из зияющих в стене проходов и пояснил:
  - Там жилые помещения. Так вот, Коля потерял при смерти свою шпагу, точнее она за ним не телепортировалась, ну и кроме, недосчитались снаряжения по мелочи. Ах да, чешуя изумрудного ящера также пропала. Собирая информацию, мы в общих чертах узнали у гремлинов и попаданцев что это за место. Среди монстров, кстати, есть те, кто говорит по-русски, сообразительные твари. Суть следующая: продвинуться выше с этого этажа можно двумя способами - выполнить цепочку квестов на добычу ресурсов на втором этаже, либо выиграть пропуск в азартную игру. Первое занимает около месяца, второе как повезёт. Коля немедленно сел играть, результат в нашу пользу. Два дня назад, под вечер, мы внезапно почувствовали себя заново рождёнными, что нас очень порадовало, но, по сути, ситуацию не изменило, хотя позволило собирать информацию более активно. Как итог мы выяснили, что выбраться отсюда можно лишь одним способом - через телепорт на вершине башни.
  - А если не пройти башню за год? - с интересом и опаской, спросил Юра.
   - Всего лишь лишают награды по квесту, - успокоил товарища Женя и продолжил: - Первый, четвёртый и восьмой этажи башни мирные зоны вроде этого места. На четвёртом расположена лесная зона и заправляют там создания очень похожие на встреченных нами ранее Касталий. Другие попаданцы обмолвились, что это место чем-то похоже на эльфийскую деревню из классического фэнтези. Четвёртый этаж называется 'Испытание историей' и часто вызывает у поднимающихся групп массу трудностей по своему прохождению. Суть испытания в том, чтобы в особом амфитеатре необходимо рассказать историю, которая захватит публику. Марина, как выяснилось, помнит кучу всяких историй, так что, надеюсь, проблем с прохождением четвёртого этажа у нас не возникнет.
  Марина довольно заулыбалась: целительницу периодически донимал комплекс бесполезности, и она искренне радовалась, когда могла поучаствовать в общем деле.
  - Испытание восьмого этажа простое и сложное одновременно, - продолжил Женя, - необходимо неделю сохранять полное молчание, само собой всем в группе, однако на практике редко у кого выходит с первого раза. Этаж называется соответственно - 'Этаж испытания безмолвием'. А вот здесь добытые нами сведения заканчиваются: если о мирных этажах гремлины рассказывают охотно, то за остальные требуют оплату за информацию, а попаданцы молчат как рыбы, лишь только узнают, что мы низкого уровня, кстати, Юра, ты сейчас какого уровня?
  - Я - второго, - довольно сообщил молодой человек, - убил в саду трёх монстров, один из которых тянул на мини босса.
  На это Коля довольно протянул:
  - Ы... да ты у нас опасный парень, однако.
  - И убил ты их вчера в первую часть дня? - уточнил Женя.
  Юра кивнул.
  - Дело в том, что и мы получили второй уровень, и именно в это время. Итак делаем вывод, что опыт распределяется между всеми членами пати, - философ поморщился и пояснил причину своего недовольства: - Я за неделю выучил всю игровую терминологию. Так вот, по остальным этажам сложнее, гремлины требуют оплату за информацию, мы подумываем выкупить у них за два итема подъёма подробную карту всех этажей с описанием их содержимого, так что проблема по информации о башне, можно сказать, остро не стоит. Но кое-что мы конечно узнали, главным образом просиживая в таверне и слушая чужие разговоры. Третий этаж называется - 'Этаж испытания забвением', это переплетение залов и переходов, забитых нежитью. Вариантов по прохождению третьего этажа два: пройти его напрямик сразившись с сильным боссом, либо идти по краю, через помещения с обычной нежитью и множеством ловушек, но без босса. Пятый этаж называется 'Испытание лабиринтом', суть этажа в названии, а шестой - 'Испытание вызовом'. На шестом необходимо выбить с монстров специальные итемы, с помощью которых можно вызвать особого монстра, с которого и получается итем для подъёма группы. Но это всё не очень точно, как я говорил - подслушано краем уха.
  - А по остальным этажам? - поинтересовался Юра.
  Женя развёл руками, показывая, что информации нет, после продолжил:
  - Если кратко, план дальнейших действий следующий - закупиться провизией и докупить снаряжение, используя наши денежные запасы. Цены на мелочёвку гремлины ломят драконовские, а вот магическое снаряжение в башне в два - три раза дешевле нежели чем в городах попаданцев. Приобретём карту этажей, а на оставшиеся итемы восхождения купим магическое снаряжение. Эти итемы, кроме пропусков, играют роль неких векселей - излишек можно продать как самим гремлинам, так и другим попаданцам. Так вот, за долгие годы существования башни, гремлины выиграли у попаданцев безумное количество артефактов, заодно они занимаются производством собственных магических предметов, так что выбор у нас огромен, было бы, чем расплачиваться.
  Философ посмотрел на Юру, ожидая вопросы, и вопросы конечно последовали.
  - Итемы для перехода на третий этаж действуют только на этом этаже? - спросил молодой человек.
  - Только на этом, - кивнул Женя.
  - Есть ли у нас возможность приобрести плащ увеличивающий действие невидимости? - вопросительно оглядел Юра товарищей.
  - Этот вопрос стоит обдумать, думаю, есть, - кивнул Женя.
  - И ещё, - вздохнул молодой человек и посмотрел на Эриту, - каковы наши шансы пройти башню за три месяца?
  - На первый взгляд никаких, но есть в нашем случае и положительные моменты. Я поглядел на народ, да и послушал беседы, тут все только и говорят что о восхождении, длительности и шансах. У нас хорошее снаряжение и довольно сбалансированная группа. Козырные карты - твой арбалет и Марина, - улыбнулся Женя. - После последних обновлений Системы, о её посохе выяснилось много нового и интересного, да и её диадема та ещё 'имАба'.
  - Имба, а не имАба, - поправил философа Коля, - грамотей ты наш игровой.
  Женя виновато развёл руками.
  К столу подлетела свора гоблинов и принялась расставлять еду. Сервис здесь был специфический, но оперативный. Стол мигом заполонили тарелки с какими-то овощами, грибами и зеленью, последним гремлины водрузили на центр стола котелок, из которого шёл настолько божественный аромат, что Юра забыл обо всём на свете. Закончив сервировку, монстры откланялись и, махая ушами, ретировались в один из проходов, где, по-видимому, располагалась кухня.
  Юра вытащил из кармана переданный ему Кассиопеей итем и положил его на стол, предлагая товарищам ознакомиться с артефактом. После придвинул тарелку, налил из котелка той самой овощной похлёбки на мясном бульоне, о которой мечтал, обходя башню, и не торопясь, грубо нарушая золотое правило о немоте за столом, принялся рассказывать остальным о своей встрече с демоном и последовавших за этой встречей приключениях. И рассказ этот товарищи слушали с неподдельным интересом.
  
  ***
  
  В воздухе возник человек. Возникнув, человек нахмурился и взглянул на большой город под своими ногами. Не всё было ладно в этом городе, парящий в воздухе ясно видел это. Словно воды вспенившейся после сильных дождей реки, из города вытекали встревоженные людские потоки.
  'Стоит немного подождать, пусть спасётся больше народу, иначе события могут обрасти кривотолками и неточностями, превратиться в легенду, а то и просто в фарс. Подобное свойственно людям, они абсолютно не умеют хранить чистоту знания, - подумал Администратор и принялся разглядывать город внизу.
  Величественный замковый комплекс в центре и симметричная кольцевая застройка после; широкие мощёные улицы; просторные зелёные парки, храмы и академии, каналы и представительные линии центральных улиц - всё это радовало взор, и указывало на статусность данного места. Процветающая столица Дризена сияла величием, достатком и помпезным блеском.
  'Как же можно быть такими кретинами, - подивился Энрю, а это был именно он, - за последние триста лет, у них основательно отшибло память о том, что эта планета продолжает существовать лишь из-за участия в Проекте'.
  Требования Администраторов, адресованные Дризенским дворянам, были просты и понятны: принести официальные извинения королевству Виринтел в связи с нападением пиратской эскадры на портовый город Митунг, после сделать официальное заявление перед народом и главами 'Культа вознесения', покаявшись в использовании запрещённых технологий. Ничего выдающегося, особенно когда требования исходят от Богов этого мира. Но король и его окружение заупрямились, не желая идти на унижение перед подданными и соседним королевством, настаивая на своей полной непричастности к инциденту. Знать почему-то думала, что если мануфактура, на которой делали начинённые мощной взрывчаткой ядра, расформирована, а её работники кормят рыб в ближайшем водоёме, то все концы отрезаны. Люди привыкли иметь дело с людьми, абсолютно позабыв от кого исходят требования. И теперь отвечать за случившееся придётся не только кучке знати.
  Удовлетворившись ожиданием, Энрю вытянул пред собой ладонь и на ладони этой немедленно возник яркий белый шарик. Налившись силой, он зашипел и заискрился над поверхностью раскрытой ладони ослепительной шаровой молнией. Перевернув руку, администратор отпустил 'светлячка' в свободное падение. Сгусток света не торопясь начал падать на землю, набирая в процессе яркость и ускоряя своё приближение к лежащему внизу городу.
  'Им казалось, что пир будет длиться вечно, но рассвет призвал их к ответу', - подумал Администратор о своём, и лишь только мысль его закончилась, шарик света коснулся земли.
  Земля вскипела. В безмолвном величии материя наполнилась гневом. Поверхность начала трескаться, дыбиться и рваться на части, сгорая в круговороте неизведанных энергий. Стали прахом прекрасный замок и величественная застройка, сгорели зелёные парки, испарились каналы и озёра. Буря не унималась, слой за слоем она пожирала землю, вздымая её слои в воздух и оголяя сокрытые в глубине подземелья и катакомбы. Огромные пласты земли и камня испарялись и, переходя в энергию, рождали снопы ослепительного света. Но вот всё закончилось, и мир замер, взирая на шрам восьми километрового котлована.
  - Интересно как там Светоч? - задумался Энрю, безразличный к им же порожденным разрушениям, - в какой точке вселенной, и в какой мерности я встречался с ней и встречался ли вообще? Почему она кажется мне столь знакомой? Впрочем, сложно вспомнить то, чего ещё не случилось, стоит удовлетвориться настоящим.
  Закончив свои непонятные размышления, Рыжий подлец удовлетворённо оглядел плоды своей работы и, сохраняя задумчивость, бесцеремонно растворился в воздухе.
  
  
  Глава 11: Преследуемые неизбежностью.
  
  ***
  
  Глава, в которой есть те, кто двигается и те, кто догоняет.
  
  ***
  
  - Неопытные идиоты, вот вы кто! - поморщился старый бородатый гремлин и смачно затянулся из длинной трубки, чашка которой не сильно уступала по размеру банке сгущёнки.
  - Эй, зелёный, табачку не отсыплешь? - с завистью посмотрел на монстра Коля.
  - Это не табак... - ехидно скривился монстр и выпустил огромное облако дыма, которое тут же накрыло стоявших рядом Юру и Марину. Молодые люди немедленно закашляли.
  - Вот 'резиновое изделие', - тихо пробурчал Коля.
  - Почему вы не хотите продавать нам зачарованный меч? - осторожно поинтересовался Женя, пытаясь разобраться в недовольстве хозяина магазина.
  - Потому что он не нужен вам чуть более чем совсем, - спокойно ответил гремлин, что восседал за длинным прилавком в удобном кресле с непомерно высокими ножками.
  Повсюду вокруг было свалено и расставлено огромное количество снаряжения. Амуниция, оружие и всякие расходные предметы лежали на стеллажах у стен, были прислонены к стойкам по всему помещению или просто свалены в большие кучи на полу. А с учётом того, что подземная торговая лавка имела внушительные размеры, снаряжения здесь имелось немыслимо много, разве что к потолку не привинчено. А нет, и с потолка также свисали мотки бечёвки, куски цепей, капканы и непонятные механизмы.
  - Точнее, приличный меч, да ещё с зачарованием, никому не помешает, но это далеко не самое важное из того, что необходимо для прохождения башни, - пояснил свою позицию торговец.
  - Кхм, кхм... - прокашляла Марина, привлекая внимания товарищей. Попаданцы поймали взгляд целительницы и, увлекаемые ей, отошли подальше от вредного продавца.
  - Он искренне хочет нам помочь, - прошептала девушка, - я чувствую.
  - С чего у этого зелёного 'паровоза' проснулась такая доброта душевная? - прогнусавил своим неповторимым шёпотом Коля.
  Как оказалось, гремлины обладали исключительным слухом.
  - А с чего я обязательно должен быть мелочным 'упырём'? - громко спросил со своего кресла хозяин магазина. - Да, 'упырём' быть местами выгодно, но, признаться, скучновато. К тому же, честность обычно достойно вознаграждается, главное не замешивать её с наивностью. Веди дела хорошо, и клиенты потянутся к тебе! - монстр наполнил помещение новой порцией ароматного и едкого дыма. - Это мой стиль... - с лёгким безразличием сообщил гремлин попаданцам. - Кстати, из торговцев, кроме меня на первом этаже башни по-русски разговаривает только Гирмах, но этот торгаш - редкостный 'шлангосос'.
  - Ого, с русским у него действительно всё в порядке, - оценил ругательство Коля. - Но, так или иначе, мы должны оставить здесь все свои денежки, или нет? - обратился к торговцу гопник.
  - Совершенно верно, всё до последнего медяка, - растянулся в довольной ухмылке гремлин.
  Вообще у попаданцев не имелось причин так 'ломаться', и они давно бы выслушали советы и рекомендации старого торговца, но, по настоянию Коли, была спланирована маленькая пьеса недоверчивых покупателей, готовых при первом подозрении на недобросовестность продавца ретироваться к конкурентам.
  - И что вы нам посоветуете? - осторожно спросил у гремлина Женя.
  - У меня есть для вас два совета: дельный и очень дельный, - начал зелёный, потягивая трубку, - дельный совет - разбежаться и проломить себе голову о ближайший дверной проём. В моей лавке проделать подобное затруднительно, как видите много всего, - обвёл хозяин глазами завалы снаряжения, - но если выйти в коридор...
  - Чёт от твоих дельных советов попахивает тупняком уважаемый, - скривился Коля.
  - Ну почему, - возразил монстр, помахивая трубкой, - если вы умрёте на первом этаже башни, вас телепортирует в ближайший безопасный город, это известно, как известно и то, что подобной возможности у вас попросту нет. А попасть в город вам бы очень не помешало. Поднаберёте уровней, навыков, кстати, можете сначала купить у меня снаряжение, а потом уже биться головами об косяки... - ухмыльнулся торговец, указывая на свои знания русского 'литературного' сленга, - у меня почти всё снаряжение вдвое дешевле Озоторга, за исключением съестного и мелочёвки конечно, с этим дефицит. В общем, наберёте уровень и вернётесь в башню хотя бы на десятом, так как на втором уровне пройти её невозможно технически...
  - Откуда вы знаете, что мы второго уровня? - подозрительно спросил Юра.
  - Слухи, разговоры, - вместо положенного пожатия плеч, пошевелил ушами гремлин.
  - Хорошо, - взял слово Женя, - а как тогда звучит 'очень дельный совет'?
  Хозяин магазина начал слегка издалека:
  - Каковы ваши сбережения кроме шести лишних итемов подъёма на третий этаж? Я, кстати, уже выкупил два проигранных вами шарика элиса, замечательное качество, должен сказать...
  - У нас есть ещё два, - озвучил Женя заранее обговоренную цифру, - и некоторое количество серебра.
  - Маловато, не разгуляешься, магическое снаряжение штука дорогостоящая...
  Товарищи уже знали, что сказанное являлось правдой, даже Юрин фиал стоил годовой оборот финансовых средств среднего крестьянина, а что говорить про два кинжала и Колин воровской набор. Маскировочная накидка, которую лорд отдал дочери в путешествие, являлась чем-то вроде семейной реликвии.
  - Если вы согласитесь закупиться у меня, - продолжил торговец, - я отдам вам карту башни 'в подарок'. Информацию, в отличие от материи, приумножать легко, а чертёжник и писарь у меня отличные. Броня, я погляжу, на вас приличная и главное соответствующая вашим навыкам. Итого, для покорения башни вам в обязательном порядке необходимы маскировочные накидки, амулеты сокрытия присутствия, медальон обнаружения нежити и медальон обнаружения магических тварей. А на сдачу, я, так и быть, выдам вам подходящий клинок из витариума. Без этого вы даже по второму этажу нормально передвигаться не сможете, не то, что пройти лабиринт на пятом. Ещё не помешают предметы, обнаруживающие ловушки и потайные ходы, но с этим, опять же, у вас вроде всё в порядке, - кивнул гремлин на Колин пояс с цилиндрами. - И кстати, вашему широкоплечему коротышке ничего из перечисленного не понадобится, так как работать на нём не будет.
  - Это ещё почему? - удивился Юра.
  - Если моё чутьё на магические предметы меня не обманывает, твой арбалет - предмет из финального сета. Когда подобный артефакт у тебя в руках, то все остальные магические артефакты перестают работать, однако это не касается личных навыков. Но имеются и преимущества: обладатель 'Сокровища' получает на половину меньше магического урона и заодно полностью защищён от любых магических отрицательных эффектов.
  - Но на мне работает маскировочный плащ и медальон, - возмутился Юра, но тут же осёкся, так как медальон на нём не работал. Во время событий в деревне, артефакт был надет на Коле, а когда его брал Юра, гоблинов поблизости не было, или он считал, что их не было. А почему работал плащ, молодой человек догадался со слов Кассиопеи.
  - Точнее, на мне работает маскировочный плащ.
  - Значит, тебе весьма повезло, и ваш плащ создан магией этого мира, а не магией Системы, которой, кстати, пользуемся и мы - гремлины, - ответил хорошо знающий нюансы магических предметов монстр.
  Товарищи переглянулись. Юра, конечно же, пересказал им всё услышанное от демона. Сказанное сейчас гремлином вполне укладывалось в картину пазла. Заодно стало понятно, почему он так легко отделался при встрече с автоматом-пауком в саду вокруг башни.
  - Что делают амулеты сокрытия присутствия? - спросил философ у хозяина магазина.
  - Хм, скажем так, они не скрывают вас от врага полностью, но, если в обычных условиях противник заметит ваше присутствие с десяти метров, то обладай вы упомянутым амулетом, расстояние обнаружения сокращается метров так до пяти. Конечно всё зависит от способностей противника и издаваемых вами вибраций. Хуже всего амулеты влияют на зрительное восприятие врага, лучше всего на ощущение присутствия. Звучит натянуто, но на практике работает весьма эффективно. Предмет с подобными свойствами стоит первым в списке приобретений любого вменяемого заблудшего. На него, обычно, такие как вы, тратят свои первые сбережения карцибела и камней ментальной силы.
  - Всё сказанное вами верно, - прикинув что-то про себя, вмешалась в разговор Эрита, - однако магические предметы бывают весьма разные... - подозрительно посмотрела девушка на гремлина.
  Торговец понимающе кивнул.
  - И здесь на сцену выходит деловая этика, - продолжил гремлин, - предложенные мной плащи и амулеты сокрытия будут среднего ранга, амулет обнаружения нежити высокого, магических существ, опять же, среднего. Весьма недурное предложение за два камня элиса и шесть итемов подъёма. Карту этажей вы получите бесплатно, на мелочёвку и продукты я сделаю солидную скидку.
  - А есть ли у вас амулеты и накидки высокого ранга? - осторожно уточнил Юра.
  Гремлин прищурился и оглядел покупателей:
  - Что-то мне подсказывает, что вы не в курсе зависимости цены и рангов магических предметов.
  - Кое-что знаем, - ответил Женя, - но тут вы правы - наши пробелы в знаниях весьма солидны...
  - Хм, ну что ж, если кратко, - почесал за левым ухом хозяин магазина, - магическая накидка низкого ранга стоит от пятнадцати до тридцати золотых, среднего, двести - триста, высокого, три - четыре тысячи, магические предметы высшего ранга в продаже появляются редко: передать их не менее сложно чем заполучить, цена обычно начинается от пятнадцати тысяч золотом, - прищурившись, гремлин посмотрел на Маринин посох. - Всё ещё хотите приобрести предметы высокого ранга? - спросил он.
  Попаданцы синхронно замотали головами.
  - А почему тогда вы даёте нам амулет обнаружени