Петров Артем Дмитриевич: другие произведения.

Эпоха упадка. Фанфикшен. Обновления

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Комментарии можно оставить в общем файле. Продолжение от 29.05.17



Эпоха упадка

   Империя существовала тысячи лет, покорив с помощью дипломатии и военных побед весь известный мир. И когда уже вот-вот должна была начаться эпоха благополучия и процветания, пришли квантари. С горящими глазами и острыми когтями, ростом выше любого человека, они пришли из глубин подземного мира и напали без предупреждения, убивая без разбора мужчин и женщин. Имперские легионы сражались с демонами изо всех сил, но, когда победа была уже близка, те позвали на помощь своих богов -- само воплощение ужаса. Тогда имперские маги попытались достигнуть высших миров и призвать союзников, что могли бы помочь в безнадёжном положении. В конце концов, их призыв был услышан, и союзники пришли.
   Трое владык высших миров или Высших владык, как их обычно называют, откликнулись на призыв. Гла'ат-Зор Мечтатель, Бар-Хатор Блуждающее Пламя и Тор-Агот Изобретатель. Изобретатель многому обучил магов и построил много удивительных машин и средств ведения войны. Согласно легендам, маги посещали храм, построенный Тор-Аготом, и обучались там Искусству Волшебства.
   Высшие Владыки сожгли квантари и их богов, но для Империи было уже слишком поздно. Слишком многое оказалось уничтожено, и Империя пала. Союзники оставили людей, чтобы те сами возродили и возвели заново то, что было потеряно. Однако люди уже столетия живут в разваливающихся городах, сражаясь друг с другом, а мечты о возрождении Империи живут лишь в головах знатных лордов, каждый из которых считает себя единственно достойным быть новым императором.
  
  

Терон

   Небольшой городок вдали от караванных дорог умирал вот уже сотню лет, не погибнув лишь благодаря усилиям его жителей. Древние каменные стены то и дело сменялись деревянными надстройками, что создавали иллюзию нового города, растущего на руинах старого. Лачуги соседствовали с покосившимися домами, и только дворец, поместья богачей, остатки величественных арок и акведуков тщетно пытались напомнить о потерянном величии Терона.
   Глабр всегда помнил город таким. Сын имперского гвардейца и гостиничной служанки не знал другой жизни, но слышал много рассказов о величии других городов: величественном Маадоране и монументальном Ганеззаре, городе-замке.
   Юноша наблюдал за грязью и нищетой Терона, прекрасно понимая, что без имени и денег ничего не добьется в далеких, недостижимых для нищего землях.
   Сирота с четырех лет, Глабр прибился к местным мальчишкам, что работали на гильдию Сорок Воров. Ловкие и верткие, грязные оборванцы обкрадывали и без того бедных жителей, торговцев, а некоторые наглецы воровали и у стражников. Но последние обычно заканчивали карьеру с отрубленной рукой. Главе гильдии же наплевать на сорванцов, таких на улицах десятки.
   Глабр пошел в отца, которого никогда не знал, и мог постоять за себя. Но хорошего вора из него не вышло, не говоря о том, что один из провалов едва не стоил жизни. Украденный у торговца документ пришлось бросить из-за резвого телохранителя, но Глабр смог запомнить самые важные символы. Уже в таверне глава гильдии только хотел ударить шестилетнего мальчишку, как тот клятвенно заверил, что помнит все. Но ему никто не поверил, пока дрожащие руки не вывели на свитке все до последней закорючки.
   Так Глабр превратился из воришки в ценного наблюдателя и шпиона гильдии... до момента, как в город пришел Фен. Таинственный ученый с другого края известного мира.
   С самых малых лет Глабр обожал слушать истории о былых днях, истории про богов, что сражались бок о бок с людьми, про нечеловечески могущественных магов, и про чудищ, которых призвали трусливые квантари.
   Старый ученый, что служил хозяевам Терона, дому Даратан, был затворником и никого не брал себе в ученики. Но вскоре после прибытия Фена несчастный старик умер в мучениях от болезни, слухи о которой вспугнули весь город.
   Однако, сам Фен ничуть не побоялся занять освободившийся дом и тут же предложил свои услуги лорду Антидасу, главе дома Даратан. А сам Глабр понял, что это единственный шанс для него не только выбраться из нищеты, но и познать тайны, недоступные другим.
   Фен был не единственным на памяти мальчика, кто принадлежал народу из далеких земель Цинь. Узкие глаза, смуглая кожа, черные волосы, завязанные на затылке в короткий хвостик. В одежде ученый старался не выделяться среди граждан павшей Империи, но не до конца. Поношенные сапоги, темные легкие штаны и жилет с открытой грудью, где болтался древний амулет, назначение которого было известно лишь Фену. На улице же никто ни разу не смог застать его без причудливой шляпы с загнутыми полями.
   - Что тебе нужно, мальчик? - восточный акцент сквозил в каждом слове. - Не видишь, я занят?!
   Фена раздражал любой, кто не был похож на клиента.
   - Я хочу стать вашим учеником, - волнуясь и запинаясь, выпалил Глабр.
   После паузы ученый резко обернулся, отложив работу на широком столе, и расхохотался:
   - Мне не нужен посыльный, клиенты сами приходят ко мне...
   - Я не хочу быть посыльным! Я хочу стать ученым!
   - Ученым? Зачем мне нищий мальчишка с улицы? Ты умеешь читать?
   Глабр понурился и оглядел свою рваную тунику, которой служил старый кусок грязной ткани.
   - Писать?
   Он молчал.
   - Считать?
   Фен начал терять терпение.
   - Мальчик, сколько языков ты знаешь? Ты слышал хоть об одном механизме древности?
   - Из сказок...
   Выходец из Цинь вновь засмеялся своим причудливым, гортанным смехом.
   - Уходи отсюда. И если я увижу тебя хоть раз рядом со своим домом, то скажу страже, что ты воришка!
   - Я работаю на Сорок Воров! И я не вор! Я смотрю за караванами, запоминаю, что говорят люди! Я могу запомнить все, что есть на свитках! - маленький Глабр дрожал, понимая, что последний шанс исполнить мечту вот-вот ускользнет навсегда.
   - Хм... - Фен уже было открыл дверь, чтобы выпроводить незваного гостя, но последние слова заставили передумать. - Говоришь, можешь запомнить? Докажи.
   Бережно достав свиток с замысловатыми письменами и парой непростых рисунков, он показал его Глабру.
   - Я запомнил, - сказал тот меньше, чем через минуту.
   Рука дрожала, пришлось потратить пару перьев, прежде чем неумелые, но все похожие очертания оригинала появились на другом свитке.
   - Сколько нужно заплатить мастеру гильдии, чтобы он тебя отпустил? - Глабр вздрогнул от голоса Фена, но после пожал плечами, ведь он не умел считать.
   - Пойдем, думаю, я смогу договориться...
   Глабр не мог поверить своему счастью, в особенности из-за страха, что Сорок Воров так просто не отпустят свое ценное приобретение. Однако, Фен оказался весьма красноречив, и смог выкупить мальчишку за договор, что будет принимать многие вещи от воров и превращать их в ценные артефакты. Что это значило, маленький Глабр тогда понять не смог...
  
   За последующие десять лет изменился не только любимый ученик Фена, но и сам Терон вместе со знатным домом. Лорд Антидас объявил войну Маадорану во главе с домом Аврелиан, пока тот с Имперской гвардией был занят отражением атаки варваров с севера. После первых побед удача повернулась спиной к дому Даратан, а маленькая "победоносная" война закончилась после предательства дома Красс, что уклонился от конфликта, и чьи войска так и не покинули город-замок Ганеззар.
   Последние остатки могущества некогда самого великого дома Империи в виде форта и двух легионов превратились в пыль быстрее самых древних свитков. С тех пор Терон окончательно обеднел, упадок коснулся каждого жителя. Сам знатный дом с двумя полками солдат едва справлялся с местными гильдиями.
   Но Фен и Глабр почти ли заметили перемен. Будучи на хорошем счету у лорда Антидаса, предприимчивый ученый создавал артефакты буквально из воздуха. Все торговцы, старатели и просто авантюристы шли к нему в надежде получить хоть что-то за хлам, который достался им после копошения в давно разграбленных руинах.
   В тоже время ученик впитывал все, до чего дотягивались руки. За пару лет освоив письмо и простейшую математику, Глабр освободил время для наставника, занимаясь самостоятельно.
   Мало общаясь с мальчишками своего возраста до прихода Фена, Глабр окончательно замкнулся в себе. В то время как другие юноши давно посещали бордели, если имелись деньги, или искали себе развлечение среди трущоб, будущий ученый находил удовольствие в новых знаниях.
   Особенно завлекали знания прошлого, и не столько история, сколько наследие великих магов и изобретателей Империи. К сожалению, у Фена не оказалось ни одной настоящей реликвии, лишь жалкие подобия. Кроме, возможно, амулета...
   Первые подозрения затронули пытливый разум Глабра в двенадцать лет. Единственное, что удалось сделать Фену, как настоящему ученому, так это восстановить документ о доме Даратан. Но случайность ли то, с какой помпезностью Фен преподносил самому лорду Антидасу историю его предков?
   Действуя исключительно осторожно, Глабр пытался выведать у наставника его историю, что растянулось ни на один год. После первых вспышек гнева Фена при любом вопросе о прошлом, мальчик замолкал не на один месяц, а потом вновь повторял робкие попытки.
   Пока, наконец, Фен не сдался и не решился поведать свою историю.
   - Откуда вы родом, мастер?
   Ученый со вздохом откинул голову назад и отвернулся от стола с причудливыми ржавыми железками.
   - Как я уже говорил, из Поднебесного королевства Цинь, откуда еще?
   - Мастер, - почтительно склонил голову Глабр. - Но я не нашел никакого упоминания о вашей земле...
   - Ахх... местные убеждены, что их Империя покорила то, что называют известным миром. Могу тебя заверить, мой мальчик, что это не так, хотя имперцы сделали все возможное, чтобы превратить его в пустошь.
   - Зачем... - Глабр поправил свою чистую рубаху, купленную за годы сбережений от того, что давал Фен за помощь в его лавке, - зачем вы приехали сюда?
   Тут в глазах ученого вспыхнул знакомый гнев, но в этот раз он сдержался. Еще один пронзительный оценивающий взгляд, и Фен со вздохом прошептал:
   - Я был изгнан...
   Глабр понял, какой тяжкий груз на душе у внешне невозмутимого цинийца.
   - Я был молод, когда это случилось. Молод и глуп. Связи моего знатного отца при дворе позволили мне считать мое будущее предопределенным, - Фен криво усмехнулся. - Но в Цинь ничего предопределенного не бывает. Цинь - цивилизованная страна. Там не оскорбляют древние семьи, убивая их отпрысков или отправляя их гнить в темницу. За оплошности их просто высылают...
   Новый вздох и еще одна усмешка. Горькая судьба умела насмешить поседевшего ученого.
   - Мне присвоили титул придворного картографа и велели без промедления отправляться. Карты нужно было проверить и обновить - задача огромной важности, о которой вспомнили в одночасье.
   - Вы не могли отказаться? - удивился Глабр, не понимая, как можно вот так вот просто изгнать кого-нибудь из знатного рода.
   - Нельзя отказаться от такой "высокой" чести и сохранить жизнь, - как и всегда, сарказм вырывался у Фена с неприятным шипением. - Потом мне дали трех помощников. Из тех, кто осужден на смерть. Они ограбили меня и сбежали всего через несколько дней после того, как мы покинули Цинь. Около года я добирался до Маадорана... и это путешествие было весьма... поучительным...
   Фен отвлекся, чтобы вытереть потный от летней жары лоб грязным платком. Глабр же терпеливо ждал, крепко стискивая пальцы за спиной. Это была первая на его памяти история человека, а не байки рассказчиков или бродячих торговцев в таверне или гостинице. Ощущение причастности настолько охватило двенадцатилетнего мальчика, что он будто оказался в пустыне вместе с Феном, устало бредущим вместе с первым попавшимся караваном.
   - Наши философы учат, что люди изначально и фундаментально злы, но строгими законами могут быть наставлены на добродетели. Сначала я относился к этому скептически...
   Глабра мало интересовала философия, только сама история, но если Фен решил выговориться, его нельзя было прерывать.
   - Я видел жизнь такой, какая она есть - ежедневная борьба за существование. Мы цепляемся за нашу жизнь со дня своего рождения, и до тех пор, пока можем. Нет слишком высокой цены, за которую можно купить еще день жизни.
   Учитель замолчал, и вскоре пришлось его потревожить.
   - А как вы оказались здесь?
   Эту часть истории Фен рассказывал с такой легкостью и непринужденностью, что перед Глабром вновь предстал тот самый хитроумный наставник, ненадолго потерявший свою маску.
   - Моего учителя убили, и мне вновь пришлось все бросить. Но в этот раз я не терял времени, - на его сухих губах заиграла едва заметная улыбка, которая сразу не понравилась Глабру.
   Мысли тут же обратились к бедному старому ученому, что служил дому Даратан. Говорили, что такие болезни не иначе как проклятия. Неужели Фен не только ученый, но и настоящий, практикующий маг?
   - Кто был вашим учителем в Маадоране? - Глабр поспешил сменить тему, опасаясь касаться магии, о которой не знает ничего.
   Он до сих пор не смог избавиться от суеверий простого люда, среди которого вырос. Мальчик донельзя обижался на себя, что не может преодолеть последний барьер перед знаниями...
   - Господин Энарион, - ответил Фен. - Он был чужеземцем, как и я. Он взял меня к себе, научил работать с артефактами и распознавать намерения людей. У него был нюх на артефакты - он всегда знал, где их искать. Даже посмел пробраться в Бездну Маадорана...
   - Бездну? - от одного названия Глабр почувствовал, как по спине пробежали мурашки.
   - Говорят, во время войны маги квантари сотворили ужасное заклинание, что оно уничтожило кусок города, испарив целый район. До сих пор там кратер и руины, но если подойти слишком близко - магия вывернет тебе кишки наружу. Говорят, там нарушены сами законы мироздания, поэтому рядом не найти ни животных, ни растений, - без сомнения, Фен не подбирался к Бездне и на километр.
   - Он и вправду проник туда? Как у него вышло? - с трудом выдавил Глабр, теперь прекрасное воображение играло против него.
   Бездна представляла собой некую тьму, в которой водятся древние монстры из сказок. Энарион же походил на могучего воина или мудрейшего мага с невероятными артефактами, смело шагнувшего туда, откуда не возвращаются.
   - Он был не один такой, - пожал плечами Фен. - Многие люди зарабатывали на жизнь, вынося оттуда артефакты и разные диковинки. Болезнь пожирала их заживо, но если они не заходили далеко, все обходилось. Но Энарион пробрался дальше всех. И немало заработал, продавая то, что нашел там.
   - Так за что же его убили? - маленький мирок Глабра рушился на глазах.
   Кто может в здравом уме убить ученого, последнюю надежду мира на возрождение?..
   - Видишь ли, Бездна всегда получает свою жертву, так или иначе. Ходили слухи, что у учителя была карта, - Фен фыркнул, будто от своей собственной глупости. - Полагаю, кому-то она была очень нужна. За это его и убили. Только они ее не нашли и пришли за мной. Но той же ночью я успел покинуть Маадоран. У меня не было никакого желания лезть в Бездну, с картой или без. После стольких лет я даже не знаю, где ее искать. Энарион перед смертью сказал, что его имя - ключ. Но к чему?
   Глабр был заинтригован новой загадкой, но если сам Фен не знает на нее ответ, то на что надеяться двенадцатилетнему мальчику?
   - Как имя Энарион может быть ключом?
   - Я же говорил, мальчик, он был чужеземцем! Его имя было Эйнар. И вообще, возвращайся к занятиям и сегодня тебе еще готовить ужин! - Фен раздраженно отмахнулся, и с тех самых пор больше не раскрывался перед учеником.
  
   В свои шестнадцать Глабр превратился в крепкого юношу, чуть сгорбленного от постоянного чтения на табурете за столом и сна на тонкой циновке. Все такой же замкнутый, он не обращал внимания на знаки внимания местных девушек, например, дочерей мелких торговцев. Знания - это все, что ему требовалось.
   Но к этому моменту Глабр почувствовал, что Фен нарочно ограничивает его, не делится нужными знаниями. И не только с ним, ученый постоянно превращал любые безделушки в невероятной силы артефакты, используя тонкие познания в алхимии. Но никакой магии здесь не было, процесс до предела прост. Поэтому Глабр перестал бояться магических происков своего учителя и, в конце концов, решился на побег, не желая больше быть прислугой в доме старика.
   Старые друзья юноши по воровству в трущобах Терона давно успели зарекомендовать себя в гильдии воров. Но некоторые, как и Глабр, ушли и сделали себе другую карьеру. Кто-то поступил на службу в Имперскую Гвардию или же в солдаты дома Даратан. Кто-то подался в вольные наемники или покинул Терон в поисках лучшей жизни, наверняка закончив свой путь в разбойниках. Но кое-кто попытался сделать карьеру в гильдии купцов, которой руководил Линос, один из самых влиятельных людей города.
   К нему-то Глабр и отправился, но путь в красивом каменном здании гильдии преградила шестерка Линоса, Зенон.
   - Не уверен, что господин Линос захочет увидеть бродягу.... - торговец в дорогом желтом халате с глубокими рукавами придирчиво оглядел нового гостя.
   Смотреть и вправду не на что. Длинные спутанные космы темных волос, просаленная рубаха с множеством заплаток и самодельные деревянные сандалии - Зенон смотреть-то брезговал и уже хотел было сделать знак охране.
   - Я ученик Фена. Уверен, что могу быть полезен гильдии. Я владею науками и у меня отличная память, - отчеканил Глабр, репетировавший каждое слово множество раз.
   - Что ж, Фен не последний человек в городе, - потер толстый подбородок Зенон. - Он дал тебе какие-нибудь рекомендации?
   - Боюсь, он разозлится, что я пришел к вам и наговорит про меня гадости, лишь бы вы не приняли меня... - Глабр отвел взгляд, понимая, как сильно рискует.
   Но никакого страха больше не было, если не гильдия торговцев, то остается Имперская Гвардия. Дом Даратан не примет его с рекомендациями Фена, можно не сомневаться.
   - Понимаю. Я дам тебе шанс проявить себя, и если справишься, то будешь представлен Линосу. Нам нужны таланты...
   Задание Зенон дал простое. Для человека с подвешенным языком. Но Глабр плохо умел общаться с людьми. Умел их читать, благодаря учениям Фена, но не больше.
   Всего-то требовалось поговорить со стражниками Антидаса у ворот и выяснить насчет грузов и того, как со всем этим связан претор Флавий, один из ближайших сподвижников лорда.
   - Уверен, что вам не перепадает и десятой доли того, что гребет Флавий... - провоцировал Глабр, сразу заметив, что стражники умом не блещут.
   - Это верно, - сказал тощий, на котором болтался великоватый нагрудник. - Но лорд Антидас покрывает его...
   - Или не замечает, - пожал плечами его напарник с ясным взглядом. - Чего тебе до этого?
   - У вас есть шанс подзаработать. Просто скажите...
   Дальше Глабр ничего не помнил. Удар в челюсть отбросил на пару метров назад, прямо на изношенную каменную дорогу. Кажется, ему кричали, чтобы убирался восвояси...
   Унижение не закончилось. Стоило придти к Зенону, как тот сразу все понял.
   - Жаль, такой потенциал, но у меня нет времени возиться с новичками, которые не умеют делать простую работу... - было ясно, что он искал любой повод, чтобы избавиться от Глабра, и прежде чем тот успел возразить...
   Приземление пришлось прямо на разбитую стражником скулу, да еще в грязь, которой был полон местный рынок.
   Но нельзя сдаваться. Мир огромен, да и Терон не настолько мал, возможности еще не исчерпаны. Глабр давно решил, что готов на все, лишь бы не возвращаться к Фену.
  
   Имперская гвардия осталась единственной армией, независимой от трех оставшихся великих Домов. Каждый город располагал в своих стенах гарнизоном, обеспечивающим порядок. Их патрули постоянно убивали разбойников и отражали другие угрозы в руинах Империи.
   Глабр знал, что сюда берут любого, кто достаточно крепок для постоянной муштры и других испытаний.
   Его побитое лицо рассмешило центуриона, что вышел посмотреть на новых рекрутов. Но после небольшого испытания боем с другими рекрутами на деревянных мечах, Глабра приняли в ряды Имперской Гвардии.
   Служба никогда не грезилась чем-то прекрасным и героическим. Самое большее, на что можно рассчитывать - это борьба с местными разбойниками. Глабр понимал, что здесь не только научат сражаться, но и появится призрачный шанс получить назначение из Терона в другой город. Туда, где можно найти ученых, готовых поделиться знаниями.
   Через четыре года Глабр превратился из сгорбленного юноши в статного вояку, пусть и со все той же невыразительной внешностью. Длинные волосы коротко обрили, одежда нищего сменилась ржавым бронзовым нагрудником и шлемом, а вместо пера он теперь не расставался с гладием и щитом.
   Другие гвардейцы пользовались любым оружием, что придумал человеческий ум, но Глабр нашел себя в классическом боевом стиле, к тому же научившись сносно стрелять из лука. Большего гвардейцу в Тероне и не требовалось.
   Старые знакомые, поступившие в Гвардию, давно погибли, и единственный, с кем удалось сблизиться за эти годы, был Меркато, командующий местным гарнизоном.
   Другие солдаты не блистали умом или словарным запасом, но командир выгодно выделялся среди сброда, которым командовал. Начитанный и неглупый, он любил пофилософствовать, и был рад найти хоть кого-то, кто мог выслушать и понять.
   Все это время Глабр изнывал без знаний, солдаты ничего не читали, в казармах не было книг. Поэтому гвардеец изводил себя тренировками до изнеможения, пытаясь перебить голод. Первое время получалось, а теперь только редкие беседы с Меркато превратились в настоящее спасение.
   Ночное небо сверкало звездным покрывалом, а приятная прохлада сочеталась с редкими стонами распятых вокруг форта преступников. Для проверки постов вокруг Меркато всегда вызывал Глабра, чем вызывал подозрения у других гвардейцев. Но командующий не возвышал и больше никак не выделял легионера, оттого и не вспыхивало лишних ссор с нелюдимым Глабром.
   - Когда я получил это назначение, то думал, что это единственный шанс попасть в Каэр-Тор, - с горестью покачал головой Меркато.
   - Наш главный гарнизон? - решил уточнить гвардеец.
   - Да. Я никогда его не видел, поскольку пришел с улиц Терона, как и ты. Но слышал много историй о его мощи...
   - Но ведь есть шанс...
   - Шанс будет, если начнется война, и мы станем героями. Тогда есть шанс оказаться там, среди высших чинов. Но какая война здесь, легионер Глабр? Возможно, у тебя еще будет шанс, когда ты займешь мое место. Мной же навсегда заткнули дыру под названием Терон...
   Глабр посмотрел на очередной крест, где распятого мертвеца уже давно наполовину склевали вороны. Этот дезертировал несколько месяцев назад...
   - Может, Терон скоро погибнет, и нам не придется торчать здесь, - Глабр неотступно шел следом, держась, как подобает, немного позади командующего.
   Он видел сухой, неприятный профиль Меркато при каждом ответе.
   - Может, и так. Но я не желаю приближать его падение. Кто знает, как изменится мир без великих Домов. Мы и так потеряли слишком много, теперь еще и потеряем историю. Кем мы тогда станем?
   Глабр сдерживал эмоции, воспитание центуриона сделало за последние годы больше, чем все попытки Фена. Неужели таких людей, как Меркато, можно пересчитать по пальцам?.. Что же тогда останется от Империи с их смертью?
  
   Однако, судьба решила смазать старые шестеренки истории и вновь запустить ее ход. В то время как за годы службы Глабра лорд Антидас потерял половину оставшихся воинов и потратил целое состояние на поиски какого-то храма, гильдия торговцев закрепила свое влияние в городе. Старый глава гильдии воров за какую-то провинность был прибит лордом Терона к дверям своей собственной таверны, и с тех пор новый глава, Кадо, сидел тихо-мирно, равно как и гильдия убийц.
   Новый статус-кво навсегда нарушило прибытие Карринаса. Разжалованный в Каэр-Торе и озлобленный на весь мир из-за своей ссылки, новый командующий гарнизона сместил Меркато на третьи роли, везде назначив своих центурионов.
   Глабру сразу не понравился высокомерный бугай, считавший себя чуть ли не полубогом из-за участия в войне против северных варваров. Прозванный "Быком", он щеголял в красивой стальной броне и действительно производил впечатление профессионального солдата. Как и сотня солдат, что пришла с ним для усиления гарнизона.
   Все изменилось в одночасье. Муштры стало еще больше, дисциплину ужесточили вплоть до распятий за пьянство и развлечения в борделях. Для последнего требовалось особое разрешение, Карринас хотя бы понимал, что солдатам нужна разрядка.
   Человек войны, он мог заслужить уважение Глабра как олицетворение закона и порядка, а также как тень тех великих воинов, о которых рассказывают легенды. Но вот его методы... он хотел превратить теронцев в великую армию, и не гнушался ничем ради столь высокой цели.
   Самому Глабру досталось от его центуриона, что не шло ни в какое сравнение с наказаниями командиров Меркато. Если бы за жестокостью стояло что-то великое, то это можно снести с радостью. Но не здесь...
   Последним ударом стало последнее задание. У Глабра едва зажило переломанное после наказания ребро, и он еще с трудом держал зазубренный гладий и прямоугольный красный щит.
   - Вы пойдете на юго-восток и встретите небольшой караван контрабандистов, - коротко объяснил приказ центурион Карринаса, его правая рука. - Уничтожьте их, гильдия торговцев хорошо заплатит нам. Всю добычу оставите недалеко от Терона, мы заберем ее позже.
   Обычная работа, вот только почему потребовалось оставить добычу снаружи?
   Сама битва закончилась за несколько секунд. Подкараулив среди высохших деревьев контрабандиста в тюрбане с охраной из двух человек, Глабр кивнул остальным легионерам. Натягивать тетиву с больным ребром было мучительно, но их научили терпеть и не такое.
   Самодельная стрела впилась в горло охраннику, а остальными расправились трое легионеров. Телега с одиноким волом, камешки и золотые империалы в кармане контрабандиста, а также снаряжение наемников - все досталось Имперской Гвардии.
   - Верни деньги. Если Карринас своих денег не досчитается... - один легионер отобрал у другого деньги, и между ними началась драка.
   Глабр не вмешивался, а вместо этого повторно обыскал контрабандиста.
   - У него есть документ...
   - Что там написано? - спросил третий соратник, что раздевал трупы.
   Никто больше не умел читать, и Глабр мог выдумать все, что угодно. Чем он и воспользовался, не в силах справиться с нахлынувшим гневом.
   - Письмо от его сообщника в городе. Я передам эту бумагу Меркато, он знает, как его поймать...
   Но на самом деле это было всего лишь окровавленное разрешение гильдии торговцев на сделки в городе. С подписью самого Линоса. Весь приказ от начала до конца... обман.
  
   - Высшие владыки... как мы опустились до такого?! - Меркато пинал дорожные камни, не зная, на чем еще вымести ярость.
   Он встретился с Глабром недалеко от разрушенной башни, в которой уже давно обосновались нищие. Но те поспешили благоразумно убраться на время, не зная, что может затеять Имперская Гвардия под командованием Карринаса, что давно вознамерился отчистить город от "погани".
   - Карринас не пытается заметать следы, - заметил Глабр. - Ему нужно внимание к пропавшим караванам гильдии... но зачем это ему?
   - Я не знаю. Пока не знаю. Может, произошла ошибка, этого торговца могли оклеветать. Сама гильдия могла его осудить и заплатить Гвардии за услугу. Мы ничего не знаем, Глабр... но при любом исходе мы потеряем лицо.
   - Командующий... я уважаю вас, но больше не могу уважать Имперскую Гвардию, - твердо признался Глабр.
   Еще четыре года назад никто не смог бы предположить, что замкнутый юноша превратится в уверенного воина, готового отвечать за свои слова и поступки. Все-таки он благодарен Гвардии за все, в особенно Меркато, который и был для него этой Гвардией.
   - Ту Гвардию, которая осуждает на смерть тех, кого обязалась защищать. Но отставка грозит мне смертью...
   Меркато поднял ладонь, призывая замолчать.
   - Карринас захочет лично с тобой побеседовать, а зная его методы убеждения... ты останешься. Но я позабочусь о том, чтобы этого не произошло. У тебя ведь все еще болит ребро?
   - Да, - нехотя признался Глабр.
   - Значит, ты будешь отстранен от службы по этой причине. Твоя пенсия будет почетной, легионер, с тобой останется твое оружие и униформа. Я не хочу, чтобы Гвардия Карринаса поглотила хороших солдат и лишила их чести.
   Благодарность Глабра не знала предела. Оттого гораздо позже ему было невероятно тяжело смотреть, как такой хороший командир, как Меркато, уничтожал себя в тавернах, проигрывая огромные суммы и не расставаясь с бутылкой вина...
  
   Фен первые несколько минут с прищуром разглядывал Глабра, что пришел к нему ранним утром после отставки. Несмотря на седую голову, старик остался таким же живым и энергичным. А ум его работал лучше, чем когда-либо.
   - Пришел... Гвардия и вправду меняет людей. Так чего же вы хотите? У вас есть артефакты на продажу?
   "Опасайтесь подделок! Проконсультируйтесь у Фена!" - так звучала надпись прямо под вывеской, пусть и далеко немногие могли ее прочитать. Увидев ее, Глабр хотел ворваться и обнять старого учителя, который так много для него сделал...
   Но он решил сделать ставку на стальную выдержку, что производила впечатление на многих простых горожан, читавшуюся в каждом жесте и взгляде.
   - Или ты покидаешь Терон и решил все же попрощаться со старым наставником после своего вероломного побега? - Фен скрестил руки на груди, ожидая ответа.
   И все же не выдержал, хитро захихикав в своей узнаваемой манере.
   - Что ж, если так жаждешь вернуться, я смогу найти подходящее применение твоим способностям. Мои дела пошли в гору, но некоторые клиенты все равно думают, что можно не платить бедному старику... и мне надоело беспокоить Сорок Воров ради каждого мелкого должника.
   - Я готов заняться этой работой, мастер Фен, - кивнул Глабр, не показывая ни единой эмоции. - Но это не единственное, чем я буду заниматься. Я все также хочу быть вашим учеником, и хочу знать все, что знаете вы. И при этом... я не буду слугой.
   Фен долго обдумывал контрпредложение, скорее, прикидывая лишь выгоду.
   - По рукам... служанка ко мне все равно приходит разве в два дня. А научить тебя... ты еще способен на это? По голове тебя били не раз, поверь моему опыту...
   Тогда Глабр назвал весь алфавит с конца, привел несколько формул и сравнил изменившуюся обстановку в доме Фена со времен побега. Вокруг все также разбросан хлам, только больше, появился кубок из фальшивого золота, куча свитков и много чего другого. Но даже запах не изменился... все такая же старческая затхлость вперемешку с алхимическими реагентами.
   - Ах, ну как можно отказать такому пытливому уму? Что ж, располагайся, ветеран... - окончательно сдался Фен.
  
   Казалось, жизнь наладилась. Приструнить клиентов Фена оказалось несложно, кроме аристократов, что жили в поместьях возле дворца Антидаса. Припугнуть с такой охраной нахохлившегося толстосума непросто, но стоило намекнуть на связи в Имперской Гвардии, как все становились сговорчивее.
   Деньги и положение позволили добиться веса в городе, но самого Фена считали, пусть и важной птицей, но ни во что не ставили. Ценился лишь его талант торговли артефактами. Именитые ученые, что изредка посещали Терон проездом во время своих исследований, даже не заходили к цинийцу и советовали Глабру покинуть старика.
   Весь последний год это желание крепло в душе ученика по мере того, как разрушались последние надежды, что Фен поделится знаниями о древних устройствах. Но горькой правде нельзя долго сопротивляться. Ученый не мог поделиться тем, чего не знал. Вся таинственность, все мнимые знания - это хорошо выстроенная ложь. Нет сомнений, что Фен отравил предыдущего ученого, дабы занять его место. Поэтому и был крайне осторожен в еде, опасаясь яда...
   Пусть Глабр и ненавидел лжеученых, как и других обманщиков, когда речь шла о наследии Империи, он использовал Фена в своих целях. Пока мог. Ученый был донельзя хитер и постоянно обкрадывал бывшего легионера, заодно прикидываясь старым и бедным стариком.
   Но Глабр знал про сундук, полный золота, спрятанный под полом. Но так как обещал себе давным-давно не воровать, оставлял сундук нетронутым. Ожидание часто вознаграждается, и вскоре представилась возможность не только попрощаться с Феном, но и с жалким существованием.
   Закончив с подделкой кольца великого полководца Гальбо для самого лорда Антидаса, Фен вызвал Глабра к себе.
   - У нас много дел, и если все получится, мы будем очень богаты.
   - Вы будете богаты, мастер, - прищурился Глабр.
   - То, что хорошо мне, хорошо и тебе, разве нет. В тебе нет и капли благодарности! - сварливо проворчав, махнул рукой Фен. - Я ведь научил тебя главному. Каждый борется за свое существование! Твой побег это доказал...
   - Жизнь не только это...
   Жизнь намного больше, особенно если хочешь постичь ее высший смысл, а не барахтаться в грязи вместе с остальными, и говорить, что все прекрасно.
   - А что еще? Откуда же ты узнал это? В своих походах против разбойников? - съехидничал Фен, прекрасно зная пределы карьеры местных легионеров.
   - Потому что мы не животные. Наш разум, наши мысли способны на большее...
   - В самом деле. Животные недостаточно развиты, чтобы убивать ради развлечения, мучить, порабощать, воровать и грабить. Нам следует гордиться цивилизацией, так что ли, мальчик? - Фен усмехнулся, чувствуя свое превосходство в беседе.
   Глабр стиснул зубы, но сдаваться не собирался. Он многому научился у Фена в разговорах с другими людьми, и теперь смог бы выполнить давнее задание Зенона. Но с самим стариком... всегда сложнее. Возможно, и сами Высшие владыки не способны переубедить упрямца.
   - Люди, построившие Империю, были другими. Они за свою жизнь чего-то добились.
   - Человек, живущий в пещере, цепляется за существование, делая оружие, сражаясь с дикими животными и познавая огонь. Человек, живущий во дворце, цепляется за существование, собирая армии, завоевывая народы и познавая магию. Ты действительно видишь разницу?
   Варвар... иноземец... выскочка, думающий, что знающий больше других. Кровь предков вскипела в Глабре, но лишь на мгновение. Слишком слаба оказалась связь. Поэтому беседу пришлось прекратить, да и сам Фен был не намерен продолжать.
   - Я позвал тебя на ради досужих разговоров. Есть два дела, и провернуть их нужно немедленно. Я презентую сегодня кольцо лорду Антидасу, поэтому все остальное на тебе.
   - Я слушаю, - процедил Глабр.
   - Первое. Сегодня прибыл торговец Граций, который хочет продать самому лорду Антидасу некую карту, но я пара моих доверенных знакомых смогли убедить его дать ее мне на оценку. Ты получишь карту и деньги поздно вечером, когда он завершит прочие дела... а до этого...
   Фен напрягся, знакомый гнев вновь плясал в его глазах.
   - Ты слышал о господине Кассии?
   - Ученый? Он пару дней здесь, ошивается в гостинице, - пожал плечами Глабр, не понимая, куда клонит Фен. - Что с того?
   - Что с того? Оказалось, что сам лорд Антидас пригласил его, хочет найти мне замену!
   - Почему же замену? Двое ученых лучше, чем один.
   - Эх... - горестно вздохнул Фен. - Учишь тебя, учишь... Похоже, мое кольцо Гальбо делает людей в этой комнате тупее. Как ты думаешь, сколько мы с тобой продержимся в Тероне, особенно, если господин Кассий настолько хорош, как о нем говорят? Думаешь, ему будет нужен ученик, который станет ему конкурентом?
   С одной стороны Глабру польстила такая оценка, но с другой стороны сам Фен не считал его конкурентом себе...
   - Вы предлагаете мне убить его? - напрямую спросил Глабр.
   - Я ничего тебе не говорил, - Фен вернулся к кольцу, будто ничего не произошло. - Но выбор за тобой...
   - Верно. Выбор...
   Глабр вышел из комнаты, понимая, что Фен будет нервничать, не получив четкого ответа. Но звон ржавых доспехов быстро успокоил старика.
  
   Гостиница нисколько не изменилась со времен рождения Глабра, все такой же грязный зал и комнаты для людей разного достатка. Хозяин гостиницы давно не помнил маленького мальчика, которого помогал растить до смерти его матери. А сам мальчик, сбежавший в поисках лучшей жизни, не собирался напоминать о себе. Не хотел признавать самому себе, что всю жизнь бежит отчего-то, пытаясь чего-то добиться в мире, который отвергает большинство, которому не повезло родиться после падения Империи...
   - Сказка!
   Глабр отвлекся от бокала вина. Все по-старому. Местные вышибалы выкидывают буянов наружу, а разные сказочники рассказывают байки, далекие от истории.
Вот и в этот раз причудливо разодетый мулат в тюрбане и замшелой цветастой жилетке без рукавов, привлекал публику своим бормотанием, прежде чем предъявить себя во всей красе.
   - Сказка для развлечения публики! И какая сказка! Сама история развернется перед вашими глазами в повести о тайнах и чудесах! Подходите и слушайте! Все и каждый!
   В другой момент Глабр бы перестал обращать внимание на пьяницу, что ищет любой способ, лишь бы его горло сегодня наполнило вино. И то, что служанка протянула ему бокал с дешевым пойлом, позволит сегодня прожить день не зря.
   Но пока господин Кассий не желал почтить главный гостиницы своим присутствием, требовалось хоть как-то скоротать время. Что может быть лучше байки, после которой можно блеснуть своими знаниями?
   Тем временем, рассказчик перестал улыбаться, на лбу проступили складки, и он начал повествование угрюмым голосом:
   - Великая война бушевала по всей Империи, обезумевшие квантари сжигали и грабили все на своем пути через наши земли, а доблестные легионы сражались, стремясь остановить смертоносную лавину, - у рассказчика не отнять таланта, небольшая толпа вокруг смолкла и ловила каждое слово. - Но, хоть они и смогли сдержать самих квантари, им было не справиться с жуткими демонами, которых квантари привели с собой из своих земель. Наши верные солдаты тысячами гибли в мясорубке. Маги Императора пытались противостоять кошмарной мощи демонов своим волшебство, но, несмотря на их усилия, все было бесполезно: демоны развеивали любые чары, которые маги насылали на них.
   Наивным было услышать от Фена подобную историю, как и любой чужеземец, он мало знал об Империи, на землях которой жил не одно десятилетие. Но что знают рассказчики? Ничего. Они не ученые, сами придумывают легенды и небылицы, которые после превращаются для простых людей в истину. Глабру было стыдно, что когда-то давно он тоже развешивал уши, слушая подобные басни снова и снова.
   - Отчаявшись найти выход, - продолжал, не сбиваясь, рассказчик, - Император вызвал Абу Хассана ибн Хадада аль-Сараби, Первейшего среди магов, к себе в Святейшую Обитель глубоко под дворцом. "О, Просвещенный, скажи мне!" - изрек император. "Скажи мне, что ты нашел выход, о мудрейший из моих слуг. Скажи мне, что ты обнаружил ахиллесову пяту проклятых демонов квантари. Поведай мне, как уничтожить этих чудовищ, которые не испытывают ни боли, ни страха, которые никогда не устают и не отдыхают!". Абу Хассан ибн Хадад мрачно пригладил свою бороду... - рассказчик "в точности" повторил жест с задумчивым видом на воображаемой бороде, чем рассмешил слушателей.
   Глабр закатил глаза, ненавидя всю эту фальшивую игру на публику.
   - ...и ответил он Императору: "Нам нужно найти союзников!". Император воззарился на ибн Хадада с недоумением. "Союзников? Каких союзников мы можем призвать? Империя простирается от моря до моря, все люди, кроме степных кочевников, собрались, чтобы сражаться под моим стягом! Не других союзников, кого мы могли бы призвать!". Но маг ответил: "Среди смертных нет, о да! Но есть другие миры, кроме нашего, мой Император! Выше, чем может охватить взор, дальше, чем когда-либо ступала нога человека, существуют загадочные, потрясающие воображение миры. Миры, где непоколебимые законы нашей реальности всего-навсего... условности! Если бы только мы смогли убедить существ, обитающих в этих мирах, придти к нам на помощь...".
   Высшие владыки и другие миры. Самая спекулятивная тема среди рассказчиков, да и настоящих ученых. Глабр верил в то, что мог услышать и мог потрогать. Вероятно, не было Высших владык, были лишь гениальные люди, создавшие древние машины и прекрасные города, ничего больше. Но эта интерпретация помогает простым людям спокойно спать по ночам, взращивая надежду, что завтра они проснутся в лучшем мире, что подарят им Высшие владыки...
   - Император сидел молча, обдумывая сложное решение. Некуда было уйти от той неотвратимой истины, что Империя гибнет. "Сколько таких существ ответило бы на наш призыв? И будет ли их достаточно? Демоны ужасающе сильны!". Маг был непоколебим: "Я ходил путями грядущего в своих снах и увидел троих, кто захотел бы нам помочь. Их совместная мощь сопоставима с силой демонов". Император простер руки к небу, лицо его впервые озарилось надеждой: "Воистину, мир чудесен! Благословляю тебя, маг, приступай, призови союзников! Все, что ни попросишь - в своем распоряжении!".
   Что же произошло на самом деле? Как на самом деле повернулась история? Кто хоть немного приблизился к истине? Точно не Фен, тогда кто? Может, господин Кассий?
   Глабр не собирался убивать ученого, нет худшего греха, чем это. Но вежливо выпроводить его из города, убедив, что Фен пойдет на все... вот была цель Глабра. Но правда ли это тот путь, которым он хочет следовать?
   - Ибн Хадад вернулся в свою башню и вновь отправился путями грядущего, - рассказчик говорил неутомимо. - Три дня и три ночи продолжались его поиски. Когда он, наконец, вернулся, признвал он своих братьев сойтись на великий собор. На нем повелел он построить огромную дверь, путь в миры, куда нельзя добраться ни посуху, ни по морю. Трудясь сообща, маги возвели дверь за какие-то недели, когда у простых смертных на это ушли бы месяцы или годы. Пусть многие и погибли от перенапряжения, но когда дверь была готова, ибн Хадад собственноручно благословил дверь и отослал одного из братьев сквозь нее посланником. Терпеливо ожидали они его возвращения, и он действительно вернулся днем позже. Но когда они заговорили с ним, он, казалось, не мог никого узнать и, более того, утратил саму способность говорить! Это не устрашило ибн Хадада, и он отправил второго посланника, а затем третьего, когда второго постигла та же участь.... но ни один не мог рассказать, что же они видели по ту сторону двери.
   Подобная решимость вдохновит многих сегодня на остатках Империи. Глабр ощущал, что у него хватило бы решимости и не на такое, дай только волю. Он сам ограничивал эту волю на протяжении многих лет. Боялся, что его не примут в других городах, не говоря о множестве других страхов. Но с этим покончено, прямо сегодня.
   - В конце концов ибн Хадад распустил собрание магов и вернулся в свою башню, чтобы пойти путями грядущего в последний раз. Заметно постаревшим и сгорбленным вернулся он к своим братьям, с трудом опираясь на посох, знак своего сана. Зато он принес ответ. Он велел собратьям создать для него шлем из драгоценного кристалла, сплетя вокруг него сильнейшие чары. И взял себе ибн Хадад шлем и поместил на главу свою и, хотя братья молил, чтобы он не делал этого, он сам прошел врата! - рассказчик прервался, наслаждаясь всеобщим вниманием, и с легкой улыбкой продолжил.
   - Семь дней и семь ночей его собратья несли неусыпную службу перед дверь. И на восьмой день, когда большинство уже считали, что он потерян, ибн Хадад вернулся...
   В этих историях всегда полно цифры "семь". Глабр давно заметил, что этим числом одержимы все, кто работает с древностями...
   - Когда егобратья спросили, почему он так задержался, он был весьма удивлен, что прошло так много времени. Но мысли о демонах тяготили его, и он отмахнулся ото всех вопросов и объявил, что заключил договоренность с теми, кто обитает во тьме по другую сторону двери. Владыки тех мест согласились отправить троих из своего числа на помощь Империи в обмен на семижды семь человек...
   Одержимости, не иначе. Семерке преследует все человечество. Но Глабр вновь вернулся мыслями к господину Кассию, слушая историю вполуха.
   - Они будут восславлять Владык в иных мирах. И семижды семь избранных прошли за ибн Хададом через дверь в потусторонние миры, и через неделю тот вернулся, а с ними - трое Владык, сдержавших свое слово. Однако, от остальных, кто отправился с магом, не было никаких вестей...
   Рассказчик закончил свою басню и кланялся, выжидательно поглядывая на слушателей.
   - Война! - крикнул толстяк, местный мясник. - Расскажи нам о войне! Расскажи, как Владыки из Других Миров низвергли демонов кванари!
   Мулат в тюрбане выпрямился и вскинул бровь, улыбаясь, как благодушный отец, поучающий любимого сына.
   - Я мог бы рассказать и сотню историй о Великой Войне, и мы все равно были бы далеки от ее постижения!
   Глабр не сдержался усмешки. С такими-то брехунами, неудивительно.
   - Некоторые мудрецы говорят, что Старой Империи было предопределено пасть от самого дня ее основания, что само время ее падения было предначертано звездами. Как и люди, империи и королевства растут и на краткий миг занимают свое место под солнцем, а потом уходят и на их место приходят молодые. Поэтому мудрецы говорят, что королевство Квантаар было рождено с одной-единственной целью - послужить десницей судьбы, в нужное время став мечом, разрушившим Старую Империю. Что становясь сильнее, мы также вынудили стать сильнее и квартари.
   Не было таких слов, что могли бы выразить негодование Глабра. Какой узкий взгляд, какая дремучесть, этот народ ничего не понимает и никогда не поднимется из грязи, рассуждая таким образом. Как можно говорить о непостижимой Империи словно это Терон, который пал от времени и других обстоятельств?
   - Ведь им было предопределено повергнуть нас, потому-то само провидение говорило, чтобы они были сильны для этого. Вот почему явились демоны. Наши легионы вполне могли сдерживать дикарей квантари, но даже они не могли победить злой рок, не могли сражаться с демонами, неуязвимыми для клинков и стрел, перебившим всех, кого бы не послали против них...
   Тут Глабр не выдержал. Он не слышал эту историю больше восьми лет, и с тех пор сильно изменился. Пора было проложить свою колею сквозь череду лжи и домыслов.
   - Могу я задать пару вопросов? - вежливо, не показывая и тени гнева, спросил Глабр.
   - Вправе ли я сказать "нет"? - с достоинством приосанился рассказчик. - В конце концов, это не твоя вина, что мой сказительский дар вселяет такую тягу к знаниям. Задавай свои вопросы, друг мой.
   Глабр криво усмехнулся, вновь пряча истинные эмоции.
   - Ты правда веришь в демонов? Ты считаешь, что они послужили причиной падения Империи?
   Получив новый бокал от хозяина гостиницы, рассказчик отсалютовал ему в благодарность и пил не меньше минуты, смакуя каждое мгнвоение.
   - Ах... - он вытер капли вина с потрескавшихся губ, - эта работенка иссушает горло, да. Так о чем ты спрашивал? Верю ли я в демонов, которых, как рассказывают, квантари наслали на Старую Империю? Так оглянись вокруг себя, друг мой! - рассказчик обвел рукой вокруг, жестом охватывая всю павшую Империю. - Что ты видишь? Руины! Разрушение! Гниющие останки величайшей Империи, когда-либо украшавшей этот мир! Могли ли простые смертные навлечь это на наши головы? Нет, истории не лгут, только демоны могли совершить такое!
   Такое отрицание человеческих возможностей бесило Глабра. Но, может, квартари не были людьми? Легенды добавили им много отвратительных черт, но насколько они и вправду отличались от жителей Империи?
   - Должно быть что-то еще, - покачал головой Глабр. - Что насчет самих квантари? Действительно ли они были кровожадными дикарями, как гласят истории?
   - Что сказать... - рассказчик замешкался и воспользовался случаем, чтобы отложить бокал на ближайший трухлявый стол и собраться с мыслями, путавшимися от выпитого за сегодня, - в моих историях - все, что я могу поведать, другой мой. Они были дикарями из-за моря, завистливыми и одержимыми уничтожением нашей прекрасной цивилизации. Чего еще можно было ждать от расы, поклоняющейся демонам? Некоторые утверждают, что они заключили сделку с демонами, чтобы те наделяли их воинов великой силой в бою, скрещивая их с лесными тварями, создавая полулюдей-полуживотных! Я содрогаюсь, просто представив это!
   И он содрогнулся. Люди вокруг, с любопытством созерцавшие дискуссию, поверили. И Глабр поверил, что это не наиграно. Почти.
   - Выходит, эти дикари и люди-животные... они разгромили всю мощь Старой Империи? Абсурдно, по любым меркам.
   - Их не стоит недооценивать, другой мой! Были они дикарями или нет, их силы исчислялись десятками тысяч, и они вели с собой магов и демонов! Как я сказал, такого было их предопределение - уничтожить Империю, нам же было предначертано пасть. От судьбы не уйти...
   К демонам судьбу. Глабр давно решил, что будет прокладывать свою любыми способами.
   - Судьба обычно применяет более утонченные методы, чем нашествие флотилии дикарей, магов и демонов на твои берега, разве не так? - снова усмешка, было весьма интересно, как же вывернется рассказчик.
   - Ну... полагаю, ты прав, да, - тот пожал плечами. - Но, опять же, как часто рок ставил точку в истории империй, таких, какой была наша, величайшей во всем мире!
   Нет сомнений, он не знал ничего о других империях. Словно почувствовав это, другие посетители вернулись к своим столам и выпивке, несмотря на громкий голос и размахивание руками для подчеркивания страсти.
   В конце концов, он огорченно опустил руки и повернулся прямиком к Глабру.
   - Пожалуй, я могу тебе признаться, в этой истории есть некоторые несостыковки...
   Некоторые... мягко сказано.
   - Например, я припоминаю, что в библиотеке лорда Гэлия есть весьма необычная картина. На ней изображено строительство города рабами. Самое странное... в одном углу картины были изображены наши строители и архитекторы, руководящие рабами. А в другом... ну, кажется, там были квантари. Хочешь верь, хочешь не верь, это были строители, такие же, как и наши!
   Глабр не ожидал, что именно здесь и найдется некое здравое зерно. Но слишком уж хорошо, чтобы быть правдой...
   - Ты уверен, что это были квантари?
   - Я не ученый в том, как выглядят квантари, но сомневаюсь, что кто-либо из ныне живущих может похвастаться такими знаниями. Однако, они определенно соответствовали образу из сказаний. Перья, меха, все эти штуки, что носят дикари... - рассказчик перешел на шепот, будто боялся, что квантари возродятся и придут спрашивать с него за грехи, повысь он немного голос.
   - В чем, по-твоему, смысл этой картины? - Глабр потер подбородок с неухоженной щетиной, задумавшись об услышанном.
   Рассказчику нечего врать, может, в прошлом он и мог добиться пропуска в библиотеку, или же просто услышал байку от тех, кто знал того, кто посещал ее.
   - А откуда мне знать? Я всего лишь рассказчик, друг мой. Возможно, это просто фантазия художника. Знаешь, каковы люди искусства... И все же, она заставляет задуматься, неправда ли?
   - Это верно, - рассеянно бросил Глабр, но после решил задать последний вопрос. - Что ты можешь рассказать о Владыках, что пришли с ибн Хададом?
   - Многое и одновременно ничего, - развел руками рассказчик. - Слишком много написано о них, записи противоречат друг другу: Высшие владыки были здесь, нет они были там, нет они сделали то и это. Тут начинаешь подозревать, что большинство авторов даже не знали тех, кто присутствовал при этих событиях, о которых они повествуют с такой авторитетностью! Ха!
   - Как же они победили квантари? Хоть здесь есть какое-нибудь согласие? - но Глабр слушал уж без интереса, не надеясь на какой-нибудь интересный ответ, как про картину.
   - Летописи прошлого хранят об этом молчание, - и тут рассказчик вновь ударился в тон, которым ведал байки. - Они подробно рассказывают о могуществе Высших владык, что Гла'ат Мечтатель мог перекраивать реальность с такой же легкостью, как я или ты можем пропустить сквозь пальцы поток воды. Что куда бы ни шел Бар-Хатор Блуждающее Пламя, сама земля горела под его поступью и текла как вода. О том, что Тор-Агот был известен как Изобретатель, что он сооружал такие устройства, о которых мы можем только мечтать, ужасные механизмы и невероятные машины вне человеческого разумения... все истории единодушны относительно этих деталей, но в остальном... возможно, лишь ибн Хадад, Первейший сред магов, знал это.
   Глабр кивнул, понимая, что разговор окончен. Тем более, господин Кассий должен был вскоре спуститься.
   - Благодарю за интересный рассказ, - пожимая руку рассказчику, Глабр без сожаления оставил в его ладони пару империалов.
   - Да благословят твой поиск Высшие владыки, друг мой.
   Удивительно, кем был раньше рассказчик? Но те, кто рассказывают истории, не любят говорить о себе. Ведь истории их жизни далеко не так захватывающи, как слова о великих делах далекого прошлого...
  
   Как много может сделать золото или хорошая услуга. Глабр успел завести неплохие связи в городе, и не только среди воров и Имперской Гвардии. Торговцы, стражники, ремесленники, да и простые нищие - каждый что-то знал, и если хорошо спросить, то можно узнать не только домысли и слухи, но и правду.
   Кассия пригласил сам лорд Антидас, считая, что одного Фена недостаточно. Но, как говорят торговцы, другие ученые, отказавшиеся от такой "высокой" чести за такую скромную плату, решили подшутить на правителем Терона.
   "Юный" Кассий, как его прозвали в шутку, уже разминул четвертый десяток. И вместо того, чтобы копаться в руинах, предпочитал проводить время среди аккуратно разложенных свитков, изучая работы выдающихся ученых древности и сотни важных комментариев к ним. По слухам, он успешно работал над своим вторым трактом о проявлении божественной воли пару веков назад...
   Лорд Антидас велел привести Кассия как только тот прибудет в город, но либо стражники что-то напутали, либо сам Кассий решил прибыть инкогнито, чтобы после лично представить себя лорду.
   Но лучшей возможности избавиться от него для Фена не представилось бы... вот только у Глабра были свои планы. Достаточно валяться в грязи, среди прочих отбросов.
   - Господин Кассий? - Глабр почтительно склонил голову. - Лорд Антидас послал меня сопроводить вас.
   Если Кассий что-то и подозревал, то не подал виду. В ржавых доспехах Глабр почти не выделялся среди стражников дома Даратан.
   - Что ж... тогда не будем заставлять лорда ждать.
   У Фена были свои глаза и уши в городе, можно не сомневаться. Весь город как муравейник, и все следят за всеми, пытаясь извлечь хоть какую-то выгоду. Значит, о предательстве старому мастеру давно известно. Пусть...
   Затеяна опасная игра, и сердце Глабра билось под доспехом, будто специально хотело выдать замысел перед Кассием. В последний момент он был почти готов повернуть в переулок и выполнить то, о чем просил Фен... но старик может идти к демонам.
   - Что ты хочешь? - на главных воротах дворца стоял никто иной, как Деллар, капитан стражи и правая рука лорда Антидаса.
   Пожалуй, один из самых опасных бойцов Терона, по сравнению с ним Глабр чувствовал себя в обращении с мечом просто ребенком.
   - Хочу представить господина Кассия - личного гостя лорда Антидаса. Господин Фен нанял меня убить его, но так как здесь затронуты интересы самого лорда, то я... - без запинки оттарабанил Глабр, но его резко прервали.
   - ...подумал, что лорд Антидас заплатит тебе больше, если он останется в живых, - фыркнул Деллар.
   Все совсем нет, но Глабр не стал спорить.
   Кассий сохранял хладнокровие и лишь благодарно кивнул и отправился со стражниками, которым Деллар велел сопроводить его.
   - Могу я видеть лорда Антидаса? - Глабр постарался не выглядеть заискивающе. - Не сегодня, завтра у меня будет хороший дар для него.
   - Если докажешь свою полезность, то... может быть, - Деллар колебался, но было ясно, что он не доверяет Глабру ни на грош. - Ты доказал лишь то, что у тебя достаточно здравого смысла, чтобы понять свою выгоду. Не более того. К тому же... у меня нет никакого доверия к гвардейцу...
   - Бывшему гвардейцу.
   - Гвардейцы бывшими не бывают, так говорит мой опыт, - хмыкнул Деллар. - Но ты вроде из парней Меркато, а не Карринаса, поэтому есть хоть какие-то шансы... теперь иди. Поговорим о деле завтра.
  
   На встречу с Грацием Глабр все же опоздал, несмотря на то, что спешил во весь опор. Но торговец не должен обидеться, ведь встречала назначена в его же номере...
   Замок на двери вскрыт неумелой рукой... воры мастера гильдии Кадо, знакомый подчерк. Но внутри вместо вора нашелся убийца, что расправился с торговцев и его наемником. Стоило открыть дверь, как ассасин в темных одеждах и капюшоне вскинул окровавленный нож.
   - Это тебя не касается, мне было сказано убить только одного, но он решил, что ему платят достаточно... а тебе? - для убийцы из Кормчих Стикса парень оказался слишком дерганным.
   Или сумасшедшим...
   - Я пришел за картой, - Глабр держал руку на рукояти меча, надеясь, что охранники в гостиницы быстро проспятся и прибегут на помощь.
   - Вот уж нет, я сам продам ее Фену...
   - У Фена теперь другие проблемы.
   Но, похоже, ассасин поддался жадности. На кровати рядом с трупом Грация лежал заряженный арбалет, но Глабр успел прыгнуть вперед и пнуть противника прямо в лицо. Убийца отшатнулся к противоположной стене маленькой комнатки и ударился затылком.
   Повязка с лица исчезла, обнажив обожженный подбородок и сломанный нос.
   - Я убью тебя!
   Глабр успел перехватить арбалет, однако, быстрый убийца успел прижать лезвие к его горлу.
   - Карту... - процедил бывший легионер, стараясь не показывать страха.
   Убийца безумен, видно, воспитывался в гильдии с самого детства. Быстрый... очень быстрый. Стоило нажать курок, и горло будет мигом вспорото...
   Свиток с окровавленным уголком лежал рядом с трупом Грация, только протяни руку. Но убийцу спугнули охранники, которые, наконец, прослышали, что творится неладное.
   Оставив Глабру глубокую царапину напоследок, убийца ловко выпрыгнул в окно. К счастью, его увидел один из охранников, иначе бы пришлось долго объясняться.
   - Держи убийцу!
   - Ты в порядке? - спросил второй вышибала, убирая топор.
   - Мазь из корня кассавы мне бы не помешала... - Глабр зажимал царапину, убедившись, что не истечет кровью.
   Не прошло и часа, как все было решено с хозяином гостиницы. Наемник был предложен им для охраны, а это удар по репутации. Да и саму комнату теперь еще долго не снимут.
   - Бери карту и иди на все четыре стороны, не рассказывай никому о том, что случилось, - и больше никаких требований.
   Служанка помазала шею Глабра мазью и наложила повязку, пока он изучал карту. Храм Тор-Агота... но на карте не вся Империя, да и многое с тех пор изменилось, картографы так и не могут собрать воедино обрывочные сведения. Без долгого исследования карта совершенно бесполезно. Но Лорду Антидасу придется по душе.
   Убийца же не выходил из головы Глабра. Он собирался любой ценой получить карту. Зачем? Что он стал бы с ней делать? К счастью, теперь он заляжет на дно, но Глабр зарекся ходить мимо здания гильдии ассасинов, которые не слишком-то и прятались. Стражники Антидаса не трогали клинок, за который платят. Ибо лорд сам не брезговал пользоваться их услугами.
   Ассасинов из головы удалось выкинуть лишь у дома Фена. Как и ожидалось, старик давно сбежал, стражники уже успели хорошенько поискать ценности, но нашли лишь бесполезный хлам. Несомненно, хитрец успел вынести свой сундучок с золотом, что прятал под полом.
   Но умудрился забыть свой амулет. Этот символ... Так это был амулет Тор-Агота. Его глаз? Изучая руны и черноту в центре, в отверстие которой можно что-то вставить, Глабр не спал почти всю ночь, то и дело пытаясь сопоставить все с картой. Неужели поэтому Фен хотел получить карту?
   Хотя, теперь уже не спросишь. Если им когда-нибудь суждено встретиться, это будет неприятное столкновение.
  
   Глабр не рассчитывал, что удастся легко одолеть такого крепкого орешка, как Деллар. Бывший разбойник, отсидевший десять лет в самой страшной тюрьме во всей Империи "Второй Шанс", его не так просто провести и добиться быстрой выгоды.
   Под тяжелым взглядом способен расплавиться хоть камень, а кинжал оставит тонкую кровавую полосу на горле, будто и не покидая ножен. В этом весь Деллар.
   - Я поговорил с лордом Антидасом, и он склонен согласиться со мной, что дом Даратан не может тебе так просто довериться.
   Рано утром в таверне не было, кроме пары воров Кадо. Последние поклонились едва ли не до пола, стоило командиру стражи войти. Слишком хорошо помнят, что случилось с предыдущим главой гильдии...
   Глабр аккуратно почесал царапину, что скрывалась под тонким бинтом, будто показывая, как пострадал в интересах лорда Антидаса.
   - Вы сказали ему, что я добыл карту?
   Деллар проигнорировал вопрос. Не сказал, к чему лишний раз тревожить уши лорда подобным?
   - У нас есть для тебя поручение. Если справишься... то у тебя есть все шансы подняться. Нам нужны способные люди.
   - Боюсь, что мы не поняли друг друга, господин Деллар, - Глабру не понравилось, куда клонит командир.
   - Просто Деллар, меня раздражают все эти титулы, - огрызнулся тот. - По крайней мере, еще нет титула, который бы сильно понравился...
   - Хорошо. Деллар, если бы я хотел служить в страже, я бы давно пришел к вам. Но я хочу быть полезен по-настоящему. Мои знания могут быть полезны лорду, как и мои способности.
   - Именно поэтому ты и получишь поручение. Немногие достигали такой чести не то что от меня, но от самого лорда, - усмехнулся Деллар и в долгой паузе смаковал местное полукислое вино. - Его интересуют способные люди, а не пешки. Вся твоя история... отдельные ее части не вызывают вопросов, но все вместе... еще немного, и я бы поверил, что ты посланник Высших владык, которые направляют твою руку. Вот мы и проверим, насколько это правда.
   - Что нужно сделать? - верить Деллару сложно, но и тому ничего не мешало сразу наобещать с три короба.
   Вместо этого же беседа на равных.
   - Есть один мелкий наследник одного не слишком богатого рода. Его схватили вчера вечером разбойники. Лорд Антидас ненавидит эту семейку, как и многие, но он обязался защищать каждого гражданина. От этого зависит его честь...
   Глабр сдержал усмешку. Любого гражданина, кто достаточно богат или чье имя хоть как-то выделяется среди черни. Только тогда и будет защита...
   Но не настоящая. Иначе бы против разбойников послали стражу. Деллар не верил в успех. Провал убьет двух крыс сразу. Можно избавиться от ненадежного энтузиаста и от наследника ненавистного рода.
   - Вы дадите мне людей?
   - Нет. Для начала выясни, что происходит. А уже потом посмотрим, что можно сделать...
  
   Глабр не собирался идти на поводу у Деллара и играть послушного солдата, который только и знает, что послушно выполнять приказы от таких же солдат. Такого он натерпелся в Имперской Гвардии. Душа жаждала свободы. Пусть и не абсолютной, но свободы и возможности исполнить свои амбиции.
   И если ради этого нужно сунуть голову в пасть скоропендре, то пусть будет так.
   Лагерь разбойников скрывался в лесах с пожухлыми деревьями, на эту стоянку много раз устраивала рейд Гвардия, но новые и новые стервятники прибывали и возводили частокол заново.
   Вот и теперь новая банда из пяти человек удобно расположилась за забором из тонких бревен. Два лучника на входе, двое с топорами и главарь, единственный, что не носил кожаные обноски, а хороший бронзовый доспех.
   Седая голова и усталый взгляд вовсе не сочетались с легкостью, с которой тот держал в руке железный гладий.
   - Я пришел поговорить. Я здесь из-за заложника, - Глабр шел вперед, подняв руки, и позволил себя обступить.
   - Значит, лорд получил наше сообщение? Где же тогда тысяча империалов? - главарь аккуратно ощупал лезвием бока Глабра, оставив небольшие царапины на нагруднике. - Неужели ты прячешь их под доспехом?
   О баснословной сумме давно было известно, но Деллар не собирался платить и империала.
   - Я пришел с предложением получше.
   - Неужели? - усмехнулся главарь и подошел почти вплотную. - Знаешь, что я вижу? Мой человек следил за тобой, Деллар не прислал больше никого. Тебя послали передать его отказ. Надеется, что я убью тебя. Чем ты ему не угодил?
   - Я собираюсь подняться над ним, - честно ответил Глабр, чем изрядно насмешил всю банду.
   Только главарь остался совершенно бесстрастным и лишь приложился к небольшой фляжке с дешевым самогоном.
   - Хм... это достойная причина. Но что прикажешь с тобой делать?
   Глабр аккуратно заглянул за плечо опытного воина. В подвешенной на столбе клетке на них смотрел затравленным взглядом избитый до полусмерти заложник. Разбойники долго с ним развлекались, многие из них не любили городских, особенно из знатных. Они никогда не обещали, что вернут заложников здоровыми, лишь живыми.
   - Со мной? Ничего. А заложника отпустить, - Глабр смотрел, не мигая, прекрасно понимая, что от уверенности зависит все.
   - А за него заплатишь ты?
   - За него никто не заплатит. Эту мразь ненавидят во всем Тероне, вы захватили не того. Его семья бедна, а сам лорд Антидас готов сделать все, чтобы этот род прервался со смертью единственного наследника. Вы можете сыграть ему на руку. А можете достичь чего-то большего. Поднимусь я - поднимитесь и вы.
   - Хочешь сказать, что ты хочешь использовать нас как своих ручных псов?! - в гневе главарь приставил острие гладия прямо к горлу Глабра.
   - Псы получают только кормежку и зависят от своего хозяина, - сердце колотилось от страха, но Глабр не отводил взгляда, стоит отвести, как все будет кончено. - Я предлагаю нечто большее.
   Все уроки Фена пронеслись в голове за несколько мгновений, старик бы удавился, узнав, что своим учением спасает нерадивому подмастерью жизнь.
   - Большее? Что ж, это интересно. Но любой другой убил бы тебя на месте за такие фокусы...
   - Любой другой получил бы от меня лишь обещание золота. И этого было бы достаточно...
   Глабр молился Высшим владыкам как умел, чтобы попался не слишком умный главарь. К сожалению, попался умный, даже слишком, и пришлось менять тактику. Но с тем самым возрос и выигрыш.
   - Считаешь меня особенным? - осклабился разбойник с военной выправкой, которую и не старался спрятать. - Я польщен. Вот только тебя я не считаю особенным. Ты не из солдат Антидаса, но выучка...
   - Имперский гвардеец всегда узнает гвардейца, - бросил наугад Глабр, ведь главарь, прежде чем опуститься на дно, мог быть простым наемником или прислуживать какому-нибудь из домов.
   - Что, все еще заметно? Что ж.
   Гладий вернулся в ножны, а бандиты расступились, вернувшись к дозору за лагерем.
   - Возможно, мы сможем договориться. Ты без плаща. Больше не гвардеец?
   Все еще не чувствуя облегчения, Глабр осторожно подбирал каждое слово.
   - Я ушел в отставку, здесь Имперская гвардия с приходом Карринаса начала отбирать ваш хлеб, нападая на торговцев.
   Главарь от души засмеялся.
   - Значит, это правда? Я слышал о Карринасе, он начал блистать когда я уже почти покинул службу. Может, когда-нибудь я расскажу тебе об этом. Что ж, пока мне нет повода тебе не верить. Как и нет поводов верить.
   - Для начала стоит узнать, кто чего стоит. Ибо и у меня нет причин доверять тебе.
   - Справедливо. Я Эсбен. Этот отряд под моим командованием.
   - Глабр. Бывший гвардеец. И будущая правая рука лорда Антидаса.
   - Правая рука Деллар, ты хочешь убить его?
   - Думаю, ему просто придется посторониться. Или лорд станет многоруким, - уверенно заявил Глабр.
   - Что ж, парень. Ты мне нравишься. Почти. Но почему я должен отпустить заложника просто так?
   - Потому что лорд не будет платить. А семья заложника может нанять наемников или попросить Имперскую Гвардию нанести вам визит. Карринас одной рукой бьет своих, но от другой и вам достается. К тому же, вам приходится его кормить.
   - Ты забудешь о нас, как только переступишь порог города. Это единственное...
   - Забывает только недальновидный дурак. У вас же есть шанс занять хорошее место. Карринас пришел сюда надолго, и вы, так или иначе, подрываете его влияние в Тероне. Думаете, поэтому лорд Антидас так неохотно борется с вами?
   - У него не так много сил, - задумался Эсбен. - Но в этом есть здравое зерно. Хорошо. Я рискну. Но поверь моему опыту, парень. Это только кажется, что руины Империи необъятны. Но я прошел их от одного конца до другого, и поверь мне, если придется тебя искать...
   - Не придется. Я не убегаю от битвы, - возразил Глабр, и пусть не каждая битва должна закончиться звоном мечом, но еще никто не мог упрекнуть его в трусости.
   Даже пожав Эсбену руки и получив заложника в свои руки, Глабр почувствовал себя в безопасности только когда пересек главные ворота Терона, у которых толпились беженцы из сожженной деревни.
  
   - Я поражен! - Деллар не врал и не раз осмотрел измотанного заложника, что не мог говорить из-за опухшего после побоев языка. - Это и вправду он! Ты справился... - если и была досада, то капитан хорошо ее скрывал. - Отведите бедного парня домой и поскорее!
   Когда стражники увели несчастного, Глабр вновь выступил вперед.
   - Я выполнил свою часть сделки. Могу я увидеть лорда Антидаса? Это важно.
   Если весь план пошел бы прахом, Глабр не смог бы простить себе такого поражения.
   - Ты сдержал свое слово. Но как ты это сделал?
   - Я их уговорил, они оказались людьми с открытыми душами.
   - Мне все равно, что ты им там пообещал, это теперь твои проблемы. Но ты сдержал свое слово, - повторил вновь Деллар, с трудом приняв такой исход. - Хорошо, я отведу тебя к лорду, он примет тебя вместе...
   - Я требую личной аудиенции с лордом Антидасом. То, что я хочу ему показать, не для чужих ушей и глаз.
   Деллар нахмурился, но все же кивнул.
   - Войдешь без оружия и доспехов. Тебе дадут хорошую одежду, но прежде тебе надо хорошенько помыться, - он сделал знак солдатам, и Глабр впервые в жизни переступил порог дворца, что долгие годы манил взгляд...
  
   Чертоги Антидаса повсюду передавали чувства богатства и власти. Куда ни глянь - вехже экзотические гобелены и картины, редкие вазы, блестящие статуи. Украшенные колонны тянулись по всему залу до самого трона, где восседал лорд Антидас, прямо под двумя желтыми гобеленами с зеленными наконечниками трезубца, соединенных жирной чертой. Между гобеленами гордо стоял один из предков лорда Антидаса на искусной картине времен самой Империи.
   О самом же нынешнем и, похоже, последнем правителе дома Даратан по Терону и за его пределами ходило много историй. Было предсказано, что он приведет дом к былой славе, и эта непоколебимая вера раз за разом побуждала Антидаса к действию. К сожалению для дома Даратан, пророчество так и не свершилось...
   И все равно Глабр в благоговении встал на колено, склоняя голову перед лордом. Невысокий, но статный, лорд Антидас нисколько не стеснялся седых волос, что совсем не подходили сорокалетнему мужчине.
   - Приветствую тебя, Глабр. Я слышал о твоем деянии и благодарен тебе за спасение репутации моего дома, - поднявшись с трона, Антидас поправил желтый плащ на плече, поверх красивого стального доспеха. - А также я рад, что господин Кассий прибыл невредимым. Я догадывался, что Фен старая, подлая крыса, но не было никаких доказательств. Что ты желаешь в награду?
   Его спокойный голос умиротворял, но в тоже время звучал донельзя скучно и практически без эмоций.
   - Это меньшее, что я мог сделать, мой лорд, - Глабр так и не поднял головы, но аккуратно снял карту с пояса, надеясь, что стражники и Деллар не слишком нервны. - К тому же, у меня дар для вас.
   Лорд Антидас переглянулся с командиром стражи, и только после осторожно взял свернутый свиток.
   - Ты веришь в судьбу, Глабр? - томительное молчание прервалось странным вопросом.
   - Мой лорд?
   - Мы поговорим об этой карте позже, - голос главы дома ослабел, но в тоже время наполнился энтузиазмом. - Ты говорил, что хочешь служить мне. Ты сделал три дела, невеликих, но важных. Мало кто, кроме Деллара, проявил такое рвение. Но он не претор, а моя правая рука. Ты же более чем достоин стать претором. Моим воином-дипломатом. Тем, кто будет нести как мое слово, так и заносить мой меч над головами моих врагов. Ты готов принять эту честь?
   В этот момент Глабр был рад, что одет в прекрасную белую рубаху и дорогие штаны. Подобную одежду носили только благородные, оттого все идеально подходило моменту.
   Стук сердца невозможно заглушить, да и не стоило пытаться. Эта та честь, которой добиваются годами. Но Глабр не собирался останавливаться на достигнутом. Это только начало...
   - Мой лорд, я присягаю в верности вам и дому Даратану. Клянусь нести ваше слово и ваш меч. Ваши враги станут моими врагами. И я сделаю все, чтобы помочь вам восстановить величие Империи.
   - Встань, претор. Последнее больше всего тронуло мое сердце, мало кто из преторов действительно понимает, чего я хочу достичь. Разве что Флавий... к сожалению, он погиб после твоего ухода к разбойникам.
   На мгновение Глабр испугался, что его подозревают в чем-то, но ухмылка Деллара вселила уверенность.
   Все-таки они вдвоем поладят...
   - Как погиб Флавий?
   Прекрасная память Глабра с легкостью вытащила на поверхность давнюю неудачу, когда он по заданию торговцев хотел выяснить о продажности стражников и то, как именно замешан во всем претор Флавий. Но что-то подсказывало, что гильдия в этот раз здесь не причем...
   - Убит! - глаза Антидаса гневно сверкнули. - Здесь, - он отошел в сторону, раскидывая руки, - в моем дворце! И это еще не все. Был украден ценный свиток из моей комнаты сокровищ. Убийца прошел через моих стражников, убил шестерых, переоделся в слугу и проник в сокровищницу... а как только Флавий поймал его, то как старый дурак решил сразиться честно. И проиграл убийце, а тот скрылся... это был ассасин, можно не сомневаться.
   - Мой лорд, - Глабр осторожно добавил в голос сомнений. - А у него не было изуродовано лицо? Ожоги. Переломанный нос?
   - Свидетели говорят, что так и есть, - кивнул Деллар.
   - Ты знаешь его? - с надеждой спросил лорд Антидас.
   - Знаю, мой лорд. Это один из ассасинов. Он оставил мне это, - Глабр показал шрам на шее. - Именно у него мне пришлось отобрать карту после убийства Грация и его телохранителя. Возможно, он хотел вернуть карту, и принял ценный свиток из вашей сокровищницы за нее, думая, что я сразу отдал карту вам. Но он рисковал...
   - Я не могу трогать Кормчих, - раздосадовано бросил Антидас. - Они важные люди, и ссориться с ними себе дороже. И они мне нужны. Но я потребую от них компенсации за понесенное оскорбление... забудь об этом, претор. У меня есть для тебя другая работа.
   - Мой лорд? - Глабр старался любой ценой подавить гордость.
   Подавить это пьянящее ощущение власти на кончиках пальцев. Это сгубило многих великих людей Империи, и нельзя было поддаваться глупостям.
   - Каждый в этом городе думает, что о меня можно вытирать ноги. Кормчие еще вспомнят об этом долге передо мной, но не сейчас. Время Коммерциуму заплатить по счетам. И ты будешь тем, кто потребует с них дань.
   Глабр не сдержал ухмылки. Жажда отплатить торговцам за то, как с ним обошлись, дорогого стоила.
   - Грация был моим гостем в этом городе, я велел им не трогать его, а они ослушались прямого приказа! - именно такой жесткостью и несгибаемостью лорд Антидас до сих пор поддерживал существование дома Даратан, и это в нем и нравилось Глабру. - Ты отправишься к самому Линосу, потребуешь объяснений и...
   - Я понимаю, мой лорд. Они не должны отделаться извинениями.
   - Я знал, что выбрал правильного человека. Вели слугам привести тебя в надлежащий вид и отправляйся немедленно!
  
   Черная мантия претора, с богато украшенными золотом наплечниками и высоким воротом прекрасно смотрелась с желтым плащом дома Даратан. Прохожие на улицах осторожно смотрели вслед, те, кто знал Глабра лично, теперь почтительно склоняли головы.
   Вести разносятся быстро, и как тяжело было удержаться от искушения поменять все вокруг, навести порядок и вернуть Терону былое величие, возвысить дом Даратан любой ценой...
   Но Глабр понимал, что живет и процветает лишь по милости самого лорда Антидаса. Стоит оступиться, и Деллар с удовольствием перережет глотку, и сделает это без всякой ненависти.
   Однако, Глабр решил приноровиться к новому положению. По дороге к роскошному зданию Коммерциума, взгляд привлекла собравшаяся у разрушенного пересохшего фонтана толпа.
Некогда самое приятное место в городе с акведуками и арками, оно давно превратилось в трибуну для тех, кому есть что сказать.
   В этот раз на груду камней взгромоздился проповедник из дома Красс. Уже лет пять они действовали на нервы всем в Тероне. Лорду Антидасу было наплевать на бредни про Богов, в которых то отделяют их от Высших владык, то вновь возвращаются к старым легендам Империи.
   Теперь же над проповедями только насмехались и шутили. Люди Терона слишком заняты выживанием, чтобы отвлекаться на всякую чепуху.
   Но в этот раз Глабр все же решил оценить их влияние на город и как можно использовать эмоции людей. Или же стоит попросту выкинуть проповедников Красса и никогда не впускать в город, благо поводов достаточно.
   - Оглянитесь вокруг! - пожилой проповедник с раскрасневшимся лицом в отчаянии взывал к толпе. - Что еще нужно вам, чтобы осознать, мы на неправильном пути?! На протяжении тысяч лет старались мы построить лучший мир! Для себя, для наших детей! И на протяжении тысяч лет нам это не удавалось! Что осталось от величайших деяний человечества, от нашей славной Империи?! Руины! Осколки! Пыль!
   Толпа замолчала, впечатленная горячностью проповедника. Но Глабр в задних рядах только покачал головой. Проповедник много о себе возомнил...
   - Откройте же, наконец, очи свои, все вы! Узрите, что же на самом деле такое род человеческий! Потерянные, бредущие, спотыкаясь, сквозь тьму! И тьма та соткана из нашей глупости и нечестивого естества, что ослепляют нас! Нет света, что увел бы нас от страданий наших, нет пастыря, что привел бы нас к пастбищам зеленым! В высокомерии своем воздвигли мы памятники, дабы восславить гордыню нашу! Златые чертоги тщеславия и излишества! Уверовали мы, что дворцы наши вечны, и не страшны им время и судьба, что сметали все мыслимые достижения! Хрупки, как летние цветы мы были, хотя считали себя львами могучими, златыми и благородными, и весь наш мир был нашими охотничьими угодьями! Так мыслили мы!
   Глабр понял, что в этот раз лорд Красс прислал одного из лучших и опытных своих проповедников. Еще пару дней назад он собирал толпы, и теперь, пожалуй, опасность становилась реальностью.
   - В гордые нашей позабыли мы о Договоре с Небесами! Запамятовали мы, что Богами дарована была самая первая царская власть! Позабыли мы и самих Богов, презрели их власть! Хуже того, уверовали мы, что сами мы и есть Боги! Почитали мы Империю ровней самим Небесам! Но мы не ровня Богам! Мы лишь просители пред Божественным, нижайшие из низких! Мы должны добавиться их прощения, молить их не отворачиваться от нас, как отвернулись они от разложившейся Старой Империи!
   Глабр был готов взять и бросить камень. Люди будут искать любое утешение, но не будут трудиться, чтобы сделать свою жизнь чем-то большим. Жалеют себя и сетуют на судьбу. Глабр доказал сам себе, что способен перевернуть судьбу, что уготована ему. И дело не только в способностях, но и желании.
   Толпа, тем временем, замерла. Но лишь на мгновение.
   - И что ты предлагаешь делать?! - забрюзжал старческий голос где-то впереди. - Твои слова звучат красиво, но я что-то не вижу Богов, сходящих с небес, чтобы помочь нам в полях и прокормить детей!
   Проповедник побагровел, а после скорбно указал на выскочку:
   - Слушал ли ты?! Есть ли уши на голове твоей? Это не Боги должны служить нам! Это мы должны показать Богам, что желаем снова преданно служить им!
   - Да, но как? - задумчиво спросил второй зевака. - Как снова вернуть благосклонность Богов, жрец?
   Тут проповедник понял, что это его шанс.
   - Боги ждут! Они ждут знака, что мы снова стали набожны! Отриньте ложную гордыню, люди Терона! Откройте Небесам сердца свои, отвернитесь от ложных правителей и господ ваших! Ведь ни единому простому смертному не уготовано Богами править другими, но тем лишь только, кто избраны и благословенны мудростью Небес, лишь они могут вести человечество снова к божественному свету и праведности! Лишь они в силах освободить нас от...
   Глабр прошел сквозь толпу вперед, прекрасно понимая, чем все закончится. Бойня не нужна Терону, город и так достаточно настрадался.
   - Настраиваешь нас против Антидаса?! И кто же избранный?! Умалишенный лорд Меру?! Ты спятил, старик! Если стража услышит... претор! Здесь претор! Вздерните его на дворцовой стене! - толпа начала заводиться, но проповедник уже вошел в раж.
   - Не насмехайся над тем, чего не понимаешь, глупец! Лорд Меру узрел свет и вобрал в себя мудрость его! Он первый из посвященных и смиренных, ведомый великим пророком - самим Набопаласаром! Пророк - это Длань Небесная в царстве смертных, живой проводник между нашими миром и самим богами! Боги повелели Набопаласару прибыть в Ганеззар, явить себя лорду Меру и наставить его на священный путь!
   - Да у нас своих пророков в Тероне полно, камень кинуть нельзя, чтобы не попасть в пророка, а то и трех сразу!
   Глабр поднялся на край разрушенного фонтана.
   - Достаточно! Этот человек - гость в городе лорда Антидаса! Расходитесь. А вы... - он выразительно посмотрел на проповедника. - Мы рады вам, но ради вашего же блага, остановитесь хотя бы на сегодня.
   Проповедник удивленно посмотрел на претора, а потом на толпу и почтительно склонил голову.
   - Старый дурак... - поняв, что не стоит связываться, небольшая толпа медленно разошлась.
   - Спасибо вам, претор... - кивнул проповедник, пусть и в его глаза не было и капли благодарности.
   Он был готов костьми лечь на землю ради своих убеждений, проклятый фанатик. Но не все разошлись, остался один человек.
   Кожа да кости, лысый и с широко открытыми глазами, нищий с босыми ногами смог где-то добыть дорогой зеленый халат.
   - Это все? Всего один человек? Боги оставили мне одного человека? - даже в таком закоренелом проповеднике нашлось место для сарказма.
   Глабр уже хотел было уйти, посчитав дело сделанным, но странный, глубокий голос незнакомца поверг в дрожь.
   - Отринь гордыню, брат! Не ты ли только призывал всех вложить судьбу свою в руки Богов? Следуй путём, предначертанным тебе Ими, и последователи появится... со временем.
   - Кто ты такой? - повернувшись, осторожно спросил Глабр, но незнакомец не отреагировал, будто в этом времени никого больше никого не существовало.
   Проповедник испугался не меньше, но ему не впервой было сталкиваться с сумасшедшими.
   - Я... да, ты прав. Прости меня, сегодня был длинный и утомительный день, а мои усилия принесли одни насмешки. Я забылся, минутная слабость не более...
   Глабр не понимал, почему он оправдывается перед нищим. Никогда не приходилось сталкиваться в Тероне с таким безумцем.
   - Именно сейчас, когда слабы мы, и настали времена тяжкие, должны мы быть осторожны с помыслами нашими. Боги наблюдают за нами, испытывают нас всегда.
   - Кто... кто ты такой?
   - Неважно, кто я... Просто странник в пути, такой же, как и ты. Более важный вопрос: кто послал меня?
   Сумасшедший. Но проповедник тут же забыл, что сам стал паствой на проповеди и слушал, открыв рот. С гримасой страха, весь напряженный, взгляд метался, словно ожидая, что вот-вот кто-то выскочит из засады.
   - Это Антидас послал тебя? Вы с претором заодно?! Хотите втроем закрыть мне рот?!
   Незнакомец бросил на Глабра снисходительный взгляд, заставив того положить руку на эфес гладия.
   - Брат! Взгляни на себя! - воззвал он к проповеднику. - Одна мысль лишь о стражниках Антидаса превращает тебя в дрожащую развалину! Но вот перед тобой претор, который боится убить тебя при всех! Или же твоя вера покинула тебя? Или твои слова лишь пустышки?!
   Заколоть обоих, и дело сделано. Безумец убил проповедника, и пусть кто-нибудь попробует не поверить претору. Но Глабр медлил, прикидывая, насколько опасен незнакомец, и что у него может быть спрятано под полами халата.
   - Если не Антидас, то кто?..
   - Да те же, кто наставили и тебя на твой путь, брат! Разве не чувствуешь ты длани, приведшей тебя в это место, на это собрание? Это было предначертано!
   Как и то, что сам Глабр станет в один миг претором. Нет ничего предначертанного, все лишь воля людей или череда случайностей.
   - Ты думаешь, Боги послали тебя ко мне?
   Глабр не выдержал и засмеялся. Вот и решение проблемы. Пусть проповедник обретет новую веру и перестанет беспокоить город. Если повезет...
   - Вы не верите мне?! Ты, - безумец указал на проповедника, и тот отшатнулся, - который призывал уверовать, что Боги наставляют пути наши?!
   - Я верю в мудрость Богов. Но... как я могу узнать, что ты на самом деле... - он облизал пересохшие губы, отказываясь верить.
   Но ненадолго.
   - Брат... - незнакомец мягко улыбнулся и положил ладонь на его руку. - Вижу, что ты все еще борешься с демонами сомнения. Я знаю, как сложно отринуть сомнения, даже для такого святого человека, как ты. Но поверь, у них есть замысел. Разве не замечаешь ты как идеален их замысел? Мы с тобой посланы сюда, в место, которое так отчаянно нуждается в наставлении Богов, работать вместе во имя достижения их замыслов. Возрадуйся, брат, ибо Боги избрали тебя, дабы сыграть главную роль в тех замыслах. Мы приведет это место к Свету! Вместе!
   Люди вокруг не подходили к безумцу, громогласный голос незнакомца пугал их. Глабр напряженно ждал, ожидая развязки.
   - Мы должны объединить усилия верующих, брат. Ступай в Маадоран и Ганеззар. Скажи им, что воля Богов скоро исполнится в Тероне. Скажи им, дабы были готовы оказать поддержку. Боги уготовили мне здесь другие задачи, скажи им, что я пришлю весть, когда придет время! Ступай же!
   - Веди, брат! И я последую за тобой! Я без промедления отправлюсь в Святой Град Ганеззар и подготовлю верующих к твоему прибытию!
   - Благословляю тебя брат!
   Подобрав полы синего халата, старик поспешил прочь. Глабр не проводил его взглядом, он ждал, что дальше будет делать незнакомец, не зная, .благодарить ли его за избавление от головной боли... либо опасаться, что все полетит в Бездну.
   Но незнакомец больше не удостоил Глабра взглядом и отправился дальше, ведомый своим безумием.
   Вздохнув и тряхнув головой, претор не решился его преследовать. Одной встречи достаточно, но в следующий раз не сносить сумасшедшему головы. Пока он не сделал ничего, лишь заставил глупого проповедника поверить в свою избранность. За это не снимают головы. Пока что.
  
   - Чем обязан столь неожиданному удовольствию? - Глабр пришел в себя только в прекрасном кабинете Линоса.
   Все вокруг говорило о богатстве Коммерциума, в том числе дорогие перстни на каждом пальце лысого купца. Линос был прозван "Черепом" за темные глаза в глубоких глазницах. Торговля представлялась для него не больше, чем азартная игра в таверне. Он двигал фишки и разрабатывал стратегии, не обращая внимания, сколько людей пострадает.
   Коммерциум существовал не так долго, как прочие гильдии, и все же нельзя игнорировать такого опасного игрока.
   Вернувшись в реальность после странной встречи. Глабр скрестил руки на груди и попробовал сделать так, что Линосу станет не по себе от тяжелого взгляда.
   Но торговец ничуть не впечатлился попытками юнца.
   - Неожиданному? - наконец, промолвил Глабр. - Вам стоило ожидать этого удовольствия... когда вы решили прикончить того торговца. Так вышло, что у него был подарок для самого лорда Антидаса. И если бы не мои усилия...
   - Понимаю, - кивнул Линос, чей скучающий голос раздражал не меньше, чем излишняя самоуверенность в собственной неприкосновенности. - От лица Коммерциума я приношу лорду Антидасу глубочайшие извинение и готов принести ценный дар за то, что наши внутренние распри задели интересы уважаемого правителя города.
   Просто. Слишком просто.
   - Лорд Антидас хочет, чтобы никто не забывал, кто в городе главный. Необходимо преподать урок.
   Глабр не собирался уходить со скромным даром. Он пришел за головой. И Линос уловил это с полуслова, скривившись в досаде.
   - Это я тоже улажу. Подарок и голова одного из моих неудачливых коллег будут доставлены вашему господину.
   Приемлемо. Вот только Глабр слишком хорошо знал многие хитрости.
   - Мне не нужна голова какого-то нищего, ряженого в халат торговца. Доставьте мне того, кто заказал это убийство.
   Линос совсем недолго примеривался к решительности Глабра, но, в конце концов, сдался и сделал знак невидимым охранникам. Не прошло и минуты, как вошел второй купец в желтом халате. Тот самый Зенон... ничуть не изменился за последние годы, разве что раскабанел на выгодных сделках и богатых обедах.
   - Зенон, познакомься с нашим гостем, - словно мясник перед ягненком на закланье, Линос улыбнулся. - Это Глабр, претор дома Даратан. Он хочет обсудить с тобой кое-что. Я думаю, наедине.
   Линос ушел, но то ли Зенон не понимал, что дело серьезное, то ли хорошо скрывал страх, но не спешил менять тот самый надменный вид, с которым когда-то приказал выкинуть Глабра.
   - Скажи мне, Зенон... кому принадлежит этот город? - Глабр подошел почти вплотную, и только теперь пройдоха все понял.
   - Лорду Антидасу, - он старался изо всех сил спрятать страх в глазах.
   - Тогда с чего ты взял, что можно заказывать убийство гостей лорда Антидаса, ищущих его расположения? Кто ты такой, чтобы отрицать его покровительство?
   - Но господин Линос...
   Разумеется, Линос. Кто же еще. Но сойдет и Зенон, ссориться с Коммерциумом не выгодно, тем более, когда тот готов сотрудничать.
   - Мы можем допустить некоторую... опрометчивость от господина, но не от простого слуги. Ты ведь понимаешь это? - Глабр ждал, что Зенон вспомнит его.
   Упадет на колени, будет молить о пощаде. Но тот держался стойко и не собирался унижаться, вместо этого став белым, как бел.
   Можно делать с ним все, что угодно. Попросить золото, услугу, что угодно. Но Глабр не собирался подводить лорда в первом же поручении.
   Зенон не успел отскочить, как гладий проткнул его толстый живот. А потом еще раз, дабы смерть приняла его с распростертыми объятиями.
   - Это правосудие, Зенон... уверен, что перед смертью ты вспомнишь меня...
   Но, не собираясь в этом убеждаться, Глабр повернул острый клинок, и месть за унижение пришла к логическому концу.
   Тут входят двое слуг с новым дорогим ковров и кланяются, терпеливо ожидая возле двери. Привычные дела для Коммерциума.
   - Доставьте его голову лорду Антидаса, - вытерев кровь о халат торговца, небрежно бросил перед выходом Глабр.
   В одной из открытых дверей он увидел, как Линос беседовал с тем самым незнакомцем, что ловко обманул проповедника. И Глабру не понравилась искренняя заинтересованность Линоса. И все же торговец крепкий орешек для безумца, такой не поддастся так просто на глупые проповеди.
  
   Лорд Антидас недолго любовался головой Зенона в корзине в бахромой и небрежным движением велел слугам унести ее.
   - Претор, ты превзошел все мои ожидания. Не думал, что Линос расстанется со своим перспективным протеже. Было сложно? - в этот раз Антидас позволил небольшую улыбку.
   - Линос - талантливый торговец, но убедительные доводы помогли ему осознать всю вину гильдии, - чуть поклонился Глабр, пряча собственную улыбку.
   - Теперь, когда Коммерциум знает свое место, мы можем вернуться к другим делам. На сегодня ты заслужил отдых, претор, я вызову тебя, если тебе что понадобиться, - сделав тост с кубком, сидя на троне, Антидас уже было хотел закончить аудиенцию.
   - Что насчет карты, мой лорд? - Глабр не смог сладить с нетерпением.
   - Верно! Карта, - тут же собрался лорд. - Ты веришь в судьбу, Глабр? - не успел претор ответить, как он продолжил. - Я провел более десяти лет в поисках храма и попытках исполнить пророчество. Я потратил целое состояние и потерял больше людей, чем смел бы признать, и теперь, когда я уже решил сдаться, появляешься ты! С еще одной картой. Совпадение? Я в них не верю.
   Поднявшись с трона и поправив плащ, Антидас медленным, размеренным шагом начал обходить свои чертоги.
   - Говорят, каждому человеку дается шанс изменить свою судьбу. Взойти к величию и бессмертию, возвыситься над обыденностью и служить делам более великим, чем корысть...
   - Мой лорд? - Глабр опасался, что лорд Антидас ударится в длинную и пространную речь.
   - Прошу прощения, - его глаза вновь мечтательно ушли в сторону. - Разумеется, ты знаешь, что наша Империя существовала тысячи лет. С помощью дипломатии и военных побед мы покорили весь известный мир. Вот-вот уже должна была начаться эпоха благополучия и процветания, когда пришли проклятые квантари. А потом они призвали своих богов... можешь представить само воплощение ужаса, возвыщающееся над полем боя, с когтями, что сдирают доспехи и плоть?
   Глабр вновь почувствовал себя в таверне перед рассказчиком, что работал за кружку вина. Неужели лорды ничем от них не отличаются?
   - Нашим единственным шансом было достигнуть высших миров и призвать союзников, что могли помочь нам в нашем безнадежном положении. В конце концов союзники пришли и спасли нас, но было слишком поздно. Слишком многое было уничтожено, и Империя пала. Наши союзники оставили нас, чтобы мы возродили и возвели заново то, что потеряно, но, как видишь, мы все еще живем в разваливающихся городах и деремся друг с другом, как дикари...
   Лорд Антидас резко обернулся, подходя к самому интересному.
   - Храм Тор-Агота. Тор-Агота Изобретателя. Изобретатель многому обучил наших магов и построил много удивительных машин и средств для ведения войны. Согласно легендам, маги посещали его храм и обучались Искусству Волшебства. Древние отчеты весьма подробно описывают боевые машины и "божественное оружие".
   Глабр всеми фибрами души желал увидеть хоть краешек отчетов, по слухам, библиотека Антидаса была невероятной... дыша тяжелее от нетерпения, он старался не выдать себя.
   - Не знаю, на месте ли храм до сих пор, - Антидас покачал головой. - Я не знаю, цел ли он, но я верю, что есть веская причина, что еще одна копия карты попала мне в руки. Это судьба, Глабр. Так должно быть.
   Горечь напомнила его голос.
   - На протяжении многих лет я посылал экспедиции, чтобы найти храм и принести мне оружие богов. Так или иначе, они все провалились. Теперь же... да. У меня есть некоторые мысли на этот счет. Но не сейчас. Мы поговорим об этом, когда придет время, Глабр.
   - Мой лорд... - Глабр вновь склонил голову. - Я могу просить вас о небольшой услуге? Как ученик Фена, я жажду знанию и хочу быть вам полезен в качестве ученого. Разрешите мне помогать господину Кассию в его изысканиях, когда вы не будете нуждаться в моих услугах?
   - Разумеется! Двое ученых лучше, чем один. Но жалование ты будешь получать только как претор! - Антидас подошел и хлопнул претора по плечу.
   Кивнув, Глабр покинул зал, сдерживаясь, чтобы не бежать вприпрыжку, словно какой-то мальчишка. Теперь он претор, доверенное лицо лорда. Власть и ответственность протекали через разум и тело Глабра. Время ставить новые цели...
  
   Следующие полгода Коммерциум вел себя тихо. То и дело теряя торговцев, Линос скрежетал зубами, но терпел потери, компенсируя все агрессивной торговлей на рынке Тероне и различными махинациями.
   Казалось, наступил мир и покой, осталось ждать лишь благоденствия, что должно придти в спокойной обстановке, без войн.
   Но ничего не менялось, Терон оставался такой же дырой, что и раньше. Антидас словно позабыл как о восстановлении дома Даратан, так и храме. Но причины оказались куда прозаичнее, чем думал Грабр, наблюдая за загниванием Терона с нижних трибун, прямо из грязных переулков.
   Антидас отчаянно нуждался в толковом администраторе, что мог бы вести дела. Деллар не годился для таких целей, равно как и другие преторы. Сам же Глабр хотел было помочь, но казна почти не наполнялась золотом, едва удавалось наскрести на жалование городским стражникам и на прочие расходы. Не стоило говорить, как мог быть воспринят отказ лорда от дорого вина и роскошных яств. Дело даже не в гордости, сколько в том, как он вынужден подчеркивать собственный статус при любой мало-мальски важной встрече.
   Это было совсем не то, на что рассчитывал претор, проговаривая громкие слова присяги. Но прекрасно помня, откуда пришел когда-то, умел ценить, что есть.
   К тому же Глабр мудро удалился от расходов и политики, занявшись любимым делом - поиском давно утерянных знаний.
   Господина Кассий давно позабыл об оказанной услуге, и держался обособленно. Боялся, что может потерять место, которого так долго ждал.
   Но был вынужден терпеть присутствие претора в библиотеке, не смея зарываться на того, кто выше по рангу.
   Глабр же знал, что если уж смог сладить со сварливым Феном, то погасить недоверчивость сорокалетнего Кассия не составит труда.
   - Мы копаемся в книгах, вместо того, чтобы искать настоящие артефакты, - вздохнул Глабр, закрывая очередной пыльный том. - Экспедиции - вот что нужно. Есть же места, что еще не разграблены разбойниками...
   - Верно, - ворчливо отозвался Кассий, что старательно переписывал очередной свиток. - Чтобы погибнуть и прихватить на тот свет все свои знания. Как и множество других честолюбцев до тебя.
   - Чем же может помочь история? Люди не учатся на ошибках, их нужно учить. А как учить, если нет для этого средств? - логически размышлял Глабр.
   За последние месяцы он научился многому, знания и границы мира расширились до невиданных ранее высот. Разговаривая свободно на четырех языках, Глабр с наслаждением читал неприступную ранее литературу. Если раньше Кассий мог поставить его в тупик в философских спорах, то теперь все не так просто.
   - Разумеется, многое зависит от людей, - отложив перо и повернувшись на стуле, Кассий с любопытством взглянул на Глабра. - И, в первую очередь, от тех, кто стоит во главе. Империя строилась гениальными единицами, в то время как остальные были, в лучшем случае, рабочей силой. Скажи мне, Глабр, почему что-то должно поменяться? И еще... ты не понимаешь суть моей работы. Считаешь ее смешной, если не бесполезной...
   - Вовсе нет, господин Кассий. Я уважаю вас, как ученого, просто я человек действия.
   - Верно. Но скажи мне. Что, если твои действия будут неверны? Что, если ты будешь гоняться за легендами прошлого, от которых не просто не осталось и пыли, но и их вовсе не существовало?
   - Все легенды имеют какую-то основу...
   Господин Кассий поднял палец, в этот момент напомнив Фена как никогда. Неужели все ученные столь напыщенные? Или же это черта тех, кто мнит себя учителем?
   - Я расскажу тебе кое-что. Двенадцать лет назад, когда лорд Меру искал нового ученого, я написал трактат о союзниках квантари. У союзников, как их называют, было много разных имен, что иллюстрирует то, как мало мы о них знаем. Большинство текстов о тех событиях было написано намного позже самих событий. И все они, в основном, отражают то, во что верили их авторы...
   Глабр кивнул, именно это и раздражало во всех рассказчиках баек. Но голая история, без реликвий, без артефактов, без доказательств, лишь по бумагам - это та же спекуляция, ведь никто не может претендовать на истину, даже господин Кассий.
   - Некоторые хотели верить в высшие силы и думали, что наши союзники - это давно забытые боги, вновь вернувшиеся помочь своим детям в час нужды. Другие верили - я бы сказал, довольно самонадеянно - что союзники были повелителями потусторонних миров, ровня Императору. Даже их имена произносили настолько по-разному, что сейчас практически невозможно сказать, какими они были на самом деле. Например, того, котого мы зовем Тор-Агот, изначально называли Тор-Атагот и Торагот. Спорной является даже сама природа Высших владык.
   Настолько спорной, что Кассий лишь мельком взглянул на карту, что теперь хранилась лично у Антидаса после проникновения вора. Он сразу сказал, что мало чем может помочь - современная география Империи настолько не соотносится со старыми местами, что найти что-то просто невозможно.
   Лорд Антидас был недоволен, но все же не изменил благосклонности к господину Кассию...
   - Четверо же Богов квантари во многих источниках описываются как ужасающие звероподобные создания. Например, существует несколько различных описаний битвы при Эстиосе, и во всех из них утверждается одно: Улл-Ксерат восстал из глубин и атаковал легионы генерала Кесиона, перебив свыше тысячи солдат, прежде чем маги вынудили его отступить.
   - Одно существо? - поднял бровь Глабр.
   - Ты когда-нибудь читал Амманаса? - будто сменив тему, Кассий продолжил, не дав ответить. - "В битве при Загоссе лорд Хебзен послал перед фалангой пять своих тварей. Ни сами галатийцы, ни их лошади не видали прежде подобных чудовищ, и были так испуганы их страшным видом, что прежде, чем твари успели к ним приблизиться на расстояние полета стрелы, они развернулись и в панике беспорядочно бежали. Твари пропахали остатки галатийских легионеров насквозь с опустошающим эффектом. Медленные твари с пугающе морщинистыми телами были омерзительным зрелищем, пострашнее любого кошмара, как я часто указывал". А знаешь, что это были за отвратительные твари?
   Глабр перестал дышать, надеясь услышать невероятную отгадку.
   - Слоны.
   Захотелось сплюнуть прямо на старый мраморный пол.
   - Так что не стоит верить абсолютно всему, что написано.
   Глабр и не верил, но Кассий умел порой водить за нос. Однако, это не значило, что никто не учился шаг за шагом столь полезному искусству. Но сейчас он решил идти от именно от науки.
   - Рассказчик из таверны сказал, что видел в библиотеке лорда Гэлия интересную картину. На ней изображены маги и квантари, надзирающие за постройкой какого-то города...
   - Это интересно, - задумался господин Кассий, ни разу не бывавший в Маадоране. - Возможно, тебе стоит лично взглянуть на эту картину, если представится возможность. Я никогда не слышал о подобном, но признаю, что мы много не знаем о Войне, и о том, что к ней привело, - ученый хмыкнул самому себе и вновь вернулся к рассуждениям. - Все, что мы сегодня знаем - это почти что сказка. Пришли враги и привели с собой ужасных монстров. Мы сражались так храбро, что божественные союзники пришли к нам на помощь в час нужды. Враги были повержены, и божественные союзники ушли... Несомненно, что многого не хватает. Почему квантари напали на нас? Что им было нужно? Наши земли? В это сложно поверить. К сожалению, у нас больше вопросов, чем ответов, и даже эта неплохая библиотека не способна нам поведать что-нибудь полезное...
   - Еще больше сомнений у меня вызывают истории об ибн Хададе аль-Сараби, - чувствуя, что отношения с Кассием налаживаются, Глабр решил ковать железо, пока горячо. - И сами маги в целом.
   - Первейший среди магов... и, к сожалению, последний. Орден пал, когда развалилась Империя. Это известно достоверно. Воистину, трагическая потеря. Империи приходят и уходят, но так больно думать о потерянных знаниях. Все, что нам остается - это истории, и мы можем извлечь из них хоть крупицу правды.
   - При всем величии магов, можно ли предположить, что они действительно могли путешествовать сквозь миры?
   - У тебя есть время для истории, Глабр?
   - Разумеется.
   - Говорят, что с помощью медитаций ибн Хадад обрел невероятную мудрость, его разум путешествовал в тех краях, куда неспособно было попасть тело.Однажды ибн Хадад медитировал с определенной целью - он искал способ обрести власть над демонами, способ, который поможет ему заполучить их в свои руки и задать им вопросы. В конце концов ему открылась сакральная геометрия, которую он так искал. Ибн Хадад приказал своим братьям подготовить площадку, нарисовал большую печать и начертал слова силы внутри нее... когда они закончили работу, в круге печати появился человек.
   - Человек? Откуда демонам мог быть известен человеческий облик? - с долей скепсиса поинтересовался Глабр.
   В мире сказок возможно все, но они здесь работают ради истины.
   - Я тоже об этом думал, но есть теория, что демонов разные существа видят по-разному, такова их природа, - продолжила Кассий. - Так или иначе, ибн Хадад спросил демона: "Кто ты?" - но человек со взглядом, полным злобы и ярости сказал: "Да как же мне отвечать тебе? Ведь я рожден звездами, а в любом слове нашей небесной речи не услыхать тебе, сын человеческий, ничего, кроме презрения. Так что не спрашивай многого, ибо твое королевство протянет недолго, и слава твоя недолговечна. Короткой окажется твоя власть над нами, и после мы будем парить над человечеством, а оно, не зная слов власти над нами, будет почитать нас, как богов".
   Глабр не без интереса слушал историю, знанием которой явно мог похвастаться не каждый рассказчик. Это тот уровень, с которым работали настоящие ученые, а не рассказчики с большой дороги.
   - Ибн Хадад прогнал своих братьев и обратился к демону со словами: "Во имя печати, что связывает твою силу, что бесконечно больше моей, раз ты ведаешь, что творится и в высших, и в низших сферах, я приказываю тебе открыть мне все, что ты знаешь!". Тогда демон ухмыльнулся и сказал: "Наверное, неудивительно, что мудрейший и могущественнейший людской маг, вобравший в себя всю мудрость, что только может получить смертный, жаждет знаний неведомого существо и невидимого мира. Но я советую тебе умерить свои амбиции: эти знания не принесут тебе ни пользы, ни удовольствия.". И ответствовал ибн Хадад: "Нет! Ничто не остановит меня на пути к новым знания, ибо не серебру и злату, а знанию посвятил я жизнь свою!".
   Глабр долгое время не знал, что значит иметь кумира, примеру которого следуешь во всем. Ни Фен, ни Меркато, ни даже Кассий не годились на эту роль. А вот ибн Хадад... да, вот достойный пример.
   - "Если мой совет пропал попусту" - сказал демон, - "я открою тебе сокровенные секреты, но для этого нужно выпустить меня из оков, которыми я оплетен в печати". Ибн Хадад сделал, как он просил, и снял невидимые цепи, сковывающие демона. Стоило ему сделать это, как грянул гром столь сильный, что все вокруг затряслось. В этот самый момент демон вырос в ужасного гиганта с глазами, словно два пылающих огня, и руками столь длинными, что, казалось, они способны были охватить всю землю. Ибн Хадад задрожал от этого зрелища, казалось, его сердце остановилось от ужаса, и он уже собрался было звать на помощь, но все его тело было парализовано, язык отказывался повиноваться. Демон схватил его и зашвырнул в воздух, лишив ибн Хадада чувств...
   Господин Кассий, казалось, сделал театральную паузу, но нет, это конец истории.
   - Что же случилось потом? - с жаром спросил Глабр.
   - Это все, что я знаю. Слишком мало старых историй дошло до наших дней в сохранности. И многие - всего лишь отрывки, частицы и кусочки без начала и конца. В этом-то и заключается работа рассказчика: придумать недостающее и сделать историю интересной. Я слышал несколько вариантов этой истории. В одной из них у ибн Хадада было магическое кольцо, с помощью которого он победил демона. В другом, демон похитил его силы, и ибн Хадад отправился на поиски, чтобы вернуть их обратно, и узнал имя демона - Баалзурат - чтобы обрести над ним власть. Говоря по правде, я даже не уверен, что это был демон, но так гласят старые сказки. Они танцуют вокруг правды, подобно мотыльку вокруг пламени, никогда не теряя ее из виду, но и никогда не приближаясь к ней слишком близко.
   - Так о чем же эта история, как вы считаете, мастер Кассий? - Глабру было интересно услышать интерпретацию самого ученого.
   - Не имея других историй, с которыми можно было бы сравнить эту, сказать практически невозможно. Возможно, это предостережение, где демон представляет собой силы, которые обычный человек понять неспособен. Возможно, это искаженная передача какого-то заурядного события. Обрати внимание... все началось, как разговор двух людей, так что, возможно, это была ссора двух магов, в которой победил один из них.
   - Тогда почему ибн Хадад называл его демоном?
   Мог ли великий маг ошибиться? Или все-таки потомки так мало знают?
   - В самом деле. Возможно, тот человек был его врагом, и те, кто изначально написал эту историю, также ему не симпатизировали. Я слышал, как людей одаривали и более неприятными эпитетами.
   - Может ли здесь быть связь с квантарскими "демонами"?
   Глабр думал над собственными теориями, пытался сопоставить те самые частицы прошлого, на первый взгляд, неочевидные. Но даже блистательная память не позволяла продвинуться дальше мудрейших мужей остатков Империи. Слишком мало знает сегодня человек...
   - Не вижу здесь связи. Похоже, что эта история произошла еще до Войны, когда о демонах квантари даже не подозревали. Кроме того, насколько мне известно, маги сражались с демонами, а не беседовали с ними.
  
   С другими преторами Глабр держался в отдалении, не принимая их высокомерие, хотя они такие же выскочки, как и он сам. Да и какой от них прок, если они ничем не выше стражников, а в действительности лорд Антидас действительно доверял лишь одному Деллару?
   Подобраться к правой руке правителя дома Даратан оказалось просто. Ему самому было интересно, чем учат теперь в Имперской Гвардии, а сам Глабр хотел учиться у самого опасного бойца в городе.
   Деллар никогда не пользовался щитом и полагался лишь на свою ловкость, орудуя изогнутым шамширом с невероятным мастерством.
   - Кто учил тебя? - спросил как-то Глабр.
   - Жизнь. И враги, что пали, но их приемы оказались весьма полезны, - хмыкнул капитан стражи.
   Врагом он оказался и вправду толковым и опасным. Множество приемов, вплоть до подрезания сухожилий в Гвардии считались чем-то бесчестным. Но враги порой весьма коварны, и даже прекрасной тактики и дисциплины не хватит для победы.
   - Еще я слышал, что ты грабил караваны, - осторожно сказал Глабр, перехватывая гладий поудобнее.
   - И что с того? - Деллар атаковал, заставив отступить.
   - Расскажи об этом.
   - Не о чем тут рассказывать, - выдерживая ритм дыхания, мужчины кружились в танце клинков по тренировочному залу. - Я был молод, хорошо владел мечом. Нанялся охранять караваны. Знаешь... повидать мир, убить несколько человек, заработать немного денег. Романтика пустоши...
   Никогда не узнаешь, каких сюрпризов можно ожидать от простых вояк. Впрочем, иначе Антидас не выбрал бы Деллара среди прочих.
   - А оказалось, это была обычная дерьмовая работа за дерьмовую плату... я работал три года, а потом решил, что, возможно, пора переметнуться на другую сторону... - еще несколько шагов, и Деллар моментально обехоружил Глабра, приставив лезвие к его горлу. - Передохнем. Что-то в горле пересохло.
   Голые по пояс, они обливались потом под палящим солнцем. Глабр не чувствовал стыда, проигрывая Деллару. Ребро давно перестало беспокоить, но он все равно старался не перенапрягаться лишний раз. В любой момент Антидас мог отправить с заданием куда-то в пустошь.
   - Просто так? - поднимая в качестве тоста кубок с вином, Глабр не хотел прерывать разговор.
   - Ничего не бывает просто так. Ты когда-нибудь сопровождал караваны? Хорошие работники стоят дорого, поэтому гильдия купцов набирает всех, кто под руку подвернется: детей, изгоев, головорезов. После пары нападений все они дохнут как мухи, а это значит, что оставшимся в живых приходится меньше спать и разгребать больше дерьма. Ты всегда на ногах, всегда работаешь. Ты и рабы, которые тянут эти чертовы повозки. Через некоторое время ты невольно начинаешь гадать, кому приходится легче- тебе или рабам?
   - И это все? Не так-то просто противопоставить себя миру.
   - Ха! - Деллар прыснул в кубок с вином. - Самый убедительный аргумент на свете - это меч у горла.
   Невольно зачесался зарубцевавшийся шрам на горле, оставленный убийцей. Все могло бесславно закончиться еще тогда, как и для Деллара когда-то. Но оба здесь. Скорее везение, нежели судьба.
   - Мы были в двухнедельном походе. Через несколько дней началась буря. Песок был везде. Ничего не видно, нельзя было открыть глаза. Торговец приказал нам поднажать, и мы продолжали идти вперед. Честно говоря, никто даже и не думал, что в такую бурю на нас нападут... но вот так случилось. Разбойники убивали наших людей по одному. Когда мы поняли, что происходит, было уже поздно. Они предложили мне шанс выжить, и я его выбрал. Не задумываясь.
   Уметь быстро подстраиваться под ситуацию - залог выживания. Но Глабр был уверен, что смог бы найти выход, дай только время. Деллар же смирился с судьбой, такая покорность...
   - Несколько лет мы занимались разбоем. То были неплохие деньки. Если бы я был поумнее, я бы вовремя завязал с этим, но я был молод и думал, что мы сила, с которой считаются. А так оно и было, пока купцы не заплатили хорошо Гвардии, чтобы вывести нас из игры.
   Впрочем, Деллар не испытывал ненависти к Гвардии, скорее побаивался. Оттого и был столь подозрителен к Глабру когда-то.
   - Они отправили меня на железные шахты. Я провел десять лет в месте под названием "Второй шанс". Оно было похоже на большой котлован - его звали городом - с тоннелями во все стороны. Основные месторождения были истощены, но все еще было немного руды то тут, то там. Вот для чего делали туннели. Каждый день приходилось обменивать руду на еду. Нет руды - нет еды. Простая система, заставляет людей из кожи вон лезть, чтобы хорошо поработать.
   - Как же тебе удалось сбежать?
   - Я ждал своего шанса десять лет... мне повезло, не то что трем сотням других бедолаг.
   - Не думал снова вернуться к разбою? - Глабру было интересно, действительно ли душа разбойника столь сильна в Делларе.
   - Думал. А также думал о возвращении в шахты. Считаю, что за первым непременно следует второе. И как раз это вот второе мне совершенно ни к чему. Когда хорошо владеешь мечом, то есть три способа заработать на жизнь. Можно работать задарма - охранять караваны или сражаться в Имперской Гвардии. Можно работать на себя, и тогда рано или поздно ты достанешь кого-нибудь, кто прихлопнет тебя как муху, и тогда тебе придет конец. Или можно поступить умно и работать на кого-то, вроде Антидаса. Он нуждается во мне также, как и я в нем. Если он возвысится - я последую за ним. Если же он падет... никому не суждено жить вечно.
   Возможно, Деллар был старше самого Антидаса, и такие речи больше похожи на речи старика. Молодость же говорила Глабру, что есть много путей, главное, их искать.
  
   Заслужить благосклонность лорда Антидаса не составило большого труда, как ожидалось. Если говорить то, что ему хотелось услышать, любой мог найти путь в его сердце. Именно поэтому он окружил себя теми, кто либо молчит и слушает, либо говорит то, что нужно.
   Глабр действовал аккуратно, дабы не вызвать зависть других преторов, что могут с легкостью избавиться от лишнего препятствия.
   Не заставили себя ждать и знаки благосклонности от лорда. Если раньше Глабр мог познать простых женщин Терона, будучи гвардейцем, то теперь уже не раз он приходил в свои покои и обнаруживал новый подарок. Служанки во дворце были весьма искусны, но даже когда не было настроения, отказываться от подарка лорда весьма неосмотрительно.
   Однажды, когда Кассий отлучился из дворца, а сам лорд Антидас решил посетить библиотеку, Глабр не упустил своего шанса.
   - Господин Кассий отбыл на городской рынок, у него встреча с несколькими торговцами старых свитков, мой лорд.
   - Неудачное он выбрал время. Мне нужно было посоветоваться с ним, - раздосадовано хмыкнул Антидас, а после добавил. - В отличие от Фена он не предоставил мне так уже много артефактов за эти месяцы. А его работа со свитками... полезна, но не когда мы ведем войну внутри собственного города.
   - Боюсь, не все так просто, мой лорд, - убрав пару книг на полку, Глабр повернулся к Антидасу. - Артефакты не лежат на земле. А Фен обманывал вас раз за разом.
   - Эти обману ему дорого обойдутся, но как мне вести войну, претор? Что поможет мне найти верный путь?
   В свое время он пережил не одно тяжелое поражение. Поседел, но не сломался. Хотя бы за это стоило уважать лорда дома Даратан.
   - В истории. Какова история вашего дома, милорд, не так много удалось найти свитков...
   - Наш дом был рожден во время битвы при Дар Атттане, в которой легат Тиберий Катулл, наш великий предок, показал всему миру, что такое настоящая отвага, - начал декларировать в своей нудной манере Антидас. - Располагая неполным легионом, Катулл противостоял двадцати тысячам и выстоял. Он мог бы отступить и ждать подкреплений, но трусам ничего не достается. Катулл увидел шанс и воспользовался им. После битвы сам Император нарек Катулла дуксом при Дар Аттане, назвав его вождем битв - dux bellorum - высшая честь для воина. В той битве выжило лишь несколько сотен солдат. Вместо того, чтобы распустить их, Император приказал восстановить легион и дал ему имя Дараттан, дабы увековечить память о битве и доблести моего предка.
   - Несомненно, эта история вдохновила и вас, мой лорд.
   - Да, верно! - Антидас поймал волну и вознесся во вдохновении. - Тиберий Катулл - это пример, на который должен равняться каждый правитель этого дома. Всего лишь за столетие скромный дом стал самым могущественным и влиятельным домом. Мы были на острие атаки в каждой войне, в каждой битве. Легионы Даратана побеждали всегда, вне зависимости от расклада сил, но война с этими демонами квантари была совсем другой и принесла большие потери. Она истощила нашу силу и власть. И никогда первые стали последними...
   Другие дома потеряли не так много, судя по записям, семь выживших на тот момент домов уцелели благодаря жертвам дома Даратан. Но вряд ли они помнят об этой жертве, даже если Имперская Гвардия об этом забыла и хозяйничает в городе как ей вздумается.
   - Когда я родился, мой отец приказал предсказать мою судьбу. Его звездочет предрек, что я стану тем, кто принесет этому дому славу и снова его возвысит. Всю свою жизнь я провел под сенью этого пророчества. Я старался следовать путем, указанным моими предками, но мое время еще не пришло, и судьба наказала меня за самонадеянность. А теперь это... - Антидас обвел рукой вокруг. - Все, что у меня осталось, но с твоей помощью, равно как и с помощью других верных людей, я восторжествую. Фэн... - не скрывая своего презрения, фыркнул лорд, - ... сказал мне, что для победы понадобятся артефакты. И здесь он был прав. Только артефакты и боевые машины смогут переломить борьбу в мою пользу. И тогда мы перепишем историю.
   Не попрощавшись, Антидас ушел, погруженный в свои мысли и мечты.
  
   Полгода службы почти готовились превратиться в год, как колесо судьбы, ржавое после Войны, вновь тоскливо заскрипело. Ничто не предвещало беды, все гильдии затихли, даже Карринас прекратил бурную деятельность вокруг Терона.
   Но пришла новая весть, с севера. Аврелианцы.
   - Значит, старая шахта на востоке... - оперевшись о стол, Антидас задумчиво склонился над картой. - Как мы это пропустили?
   Глабр, Деллар и еще несколько преторов заседали с лордом на небольшом военном совете в библиотеке.
   - Наши патрули туда не ходят, об этой шахте ничего не было известно, - пожал плечами Деллар. - Сначала отправили рабочих под видом старателей, что ищут артефакты, никто не обращал на них внимания, ведь раньше именно Фен хорошо следил, где и кто копает вокруг Терона.
   - Восхитительно, - Антидас стукнул кулаком по столу, отчего пара слабых духом претором поспешила отступить на шаг. - И теперь они возвели частокол! На моей земле! Им поставляют припасы из моего города! Гэлий думает, что раз нас не так много, то можно сделать все!
   - Есть еще одно донесение, мой лорд. - Глабр, не обращая внимания на других, выступил вперед. - Мои источники докладывают, что к ним движется отряд во главе ученым. Возможно, эта шахта не так проста, если лорд Гэлий решил здесь обосноваться.
   - Мне от этого не легче, - покачал головой Антидас. - Я не могу объявить дому Аврелиан войну...
   - Это не нужно, мой лорд. Разбойников на этих дорогах немало, а отправлять ради ученого сотню Гэлий точно не рискнет. У нас есть шанс поговорить с ними на равных.
   - Что потом?
   План Глабра был неидеален, слишком много вероятностей, слишком много непредвиденных обстоятельств. Но это лучше, чем просто ломиться на частокол, неся недопустимые потери.
   - Забрав ученого, мы выиграем нужное время для подготовки.
   - Следует искать в городе, кто поставляет припасы. Без них они сдохнут и уйдут, - предложил Деллар.
   - Им ничего не мешает прислать новый отряд с припасами. Или же солдаты будут охотиться сами, там неплохие угодья. Но этого человека надо найти, поговорить с ним, уверен, что мы сможем...
   - Мой лорд! - грузный, неповоротливый претор выступил вперед. - Мы не можем ждать! Сегодня их двадцать, а завтра будет полсотни! А если они раскопают ценные артефакты?!
   Антидас вновь крепко задумался, и Глабр понял, что вот-вот потеряет инициативу. Чертов умник, неужели только он и Деллар осознают, как это рискованно? Деллар наверняка подумывает хотя бы собрать наемников, что займет время, но все равно в конце концов предпочтет лобовую атаку.
   - Мой лорд, - спокойно, без лишней страсти, взял слово Глабр. - Я уверен, что есть способ разрешить проблему, не пролив на капли даратанской крови. Наши солдаты гибнут на улицах, в борделях и тавернах, а новые рекруты все хуже и хуже, хорошие рекруты идут в Гвардию. Если мы потеряем еще людей, то все остальные перебегут на сторону "победителя"...
   - Не язви мне, Глабр! Ты всего лишь претор...
   Сама сталь пронзила голос Антидаса. Но сдаваться нельзя...
   - Задача претора - процветание дома Даратан. Пусть я и молод, но мои знания дают мне право говорить с позиции выгоды. Вы всегда можете атаковать в лоб, даже если лорд Гэлий пошлет новый отряд, мы уже успеем занять частокол, и тогда аврелианцам придется попробовать на зубок собственную оборону.
   - Я согласен с парнем, - кивнул Деллар. - Неделя нам не повредит, все равно нужно подготовить силы к маршу и обеспечить защиту тылов на случай, если неприятности затянутся.
   - У тебя есть одна попытка, Глабр,
   Может, Антидас и смягчился, но все равно не верил в успех. Когда-то давно он поверил другим людям и проиграл, поэтому предпочитал многие вещи делать сам. Но давно прошли те времени, когда дом Даратан мог позволить себе такую роскошь...
  
   Найти аврелианцев было легко, те медленно продвигались по незнакомой территории, то и дело сверяясь с картой. Шесть человек, среди них один претор или центурион, если судить по шлему с плюмажем и фиолетовому плащу. Неплохая охрана для ученого, что прихрамывал в центре строя. Сам смуглый крепкий мужчина в старомодном затасканном кафтане и хиджабом на голове тревожно озирался вокруг.
   И было из-за чего. Поредевший отряд напоролся на разбойников, потерял несколько человек, не говоря о мелких ранениях выживших. Тщательно спланированная атака бандитов была не более чем попыткой попробовать отряд на зубок, так быстро они скрылись.
   Но второй атаки не последовало, Глабр четко дал понять Эсбену, что снаряжение аврелианцев они получат чуть позже, прямо из города.
   Не первый раз заключая сделку с бывший гвардейцем, Глабр ни разу не пожалел о дружбе, что связывала его, претора, с разбойником с большой дороги. Да и многие другие преторы не брезговали водиться с разным сбродом - от этого зависело выживание.
   Вот и теперь Эсбен прекрасно справился с задачей. Глабр взял всего двух солдат, но не лучших в страже, а наоборот, хилых новичков, дрожащих от любого шороха вне стен города.
   - Претор, их слишком много, - прошептал солдат, почти мальчишка, одетый в доспех ему на вырост.
   - Мы ведь не собираемся сражаться с ними? - вторил ему второй, пока они стояли на пути потрепанного, но все еще опасного отряда.
   Глабр ничего не ответил и сложил руки за спиной. Железная преторианская броня с желтым плащом добавляла молодому парню солидности, которую он намеревался использовать в непростом разговоре.
   - Проклятые разбойники... - проворчал претор, слишком уставший для этикета. - Устроили на нас засаду.
   Отряд остановился, солдаты заняли боевое построение, не зная, чего ожидать от новой встречи.
   - Кто ваш друг? - Глабр наклонился в сторону, сложив руки за спиной.
   Стоило их заверить, что об их отряде ничего неизвестно.
   - Я Сохраб, - ученый чуть вышел вперед.
   Густая борода, смуглая кожа, заметный акцент - бактрийское происхождение, не иначе. Среди ученых очень много чужеземцев из земель, что раньше были частью Империи.
   - Ученый. Я служу лорду Гэлию. Он был бы весьма признателен вам за помощь.
   Высокомерие. Он ожидал, что из-за этих слов все тут же кинутся услужить.
   - Для меня честь встретить ученого, - чуть склонил голову Глабр. - Особенно, если он служит великому лорду Гэлию. Мы приветствуем вас на землях дома Даратан. Прошу вас, пойдемте с нами, здесь вокруг разбойники, Карринас со своей шайкой вот уже не один год не может решить проблему.
   - Гэлий распнет нас, если мы его отдадим, - претор перехватил копье поудобнее.
   Слишком опасный противник, чтобы вот так драться один на один, не говоря о других солдатах.
   - Он распнет вас, если вы потеряете уважаемого Сохраба на пути... куда бы вы там не направлялись. И обвинит в этом лорда Антидаса. Мне, как претору дома Даратан, не выгоден такой поворот событий. Поймите нас, претор.
   Помешкав, претор оглянулся вокруг и уверенно кивнул, согласившись с доводами.
   - Хорошо. Мы проводим господина Сохраба до Терона...
  
   До города добрался только Сохраб. Деллар хорошо подготовил засаду неподалеку от города, в укромном месте. Аврелианцы пали быстро, забрав лишь двоих стражников с собой на тот свет.
   Глабр успел схватить Сохраба, что вышел вперед, за руку и оттащить в сторону.
   - Что... как... зачем?!
   Деллар не стал церемониться и попросту надел ему мешок на голову.
   - Что теперь? - Глабр смотрел в спину ученого, которого тащили под руки солдаты.
   - А теперь господин Сохраб насладится гостеприимством наших пыточных камер, - сплюнул на старую разбитую дорогу Деллар. - Они не такие изощренные, как у Гэлия, но справятся ничуть не хуже, будь уверен.
   - Позволь мне поговорить с ним, - попросил Глабр, понимая, как местные костоломы могут напортачить.
   - Будь моим гостем. Если считаешь, что можно поверить тому, что он скажет...
   Сохраб держался стойко. Вернее, пытался. Но страх окутал его сердце, руки дрожали, а неровное дыхание выдавало с головой. Темная сырая камера воняла трупами тех, кто умер совсем недавно. Где-то капала гнилая вода, то и дело гавкали сторожевые собаки.
   - Я ученый, претор. Мне неинтересны дела людей, - продолжал твердить Сохраб снова и снова, недоумевая, почему никто не может понять эту простую истину и освободить его. - Меня интересуют машины. Неужели вы не понимаете?!
   - Я понимаю, - Глабр спокойно наблюдал, привалившись плечом к стене камеры. - И я тоже ученый. Или хочу им стать. Меня интересуют именно машины. Расскажите.
   - Если верить описаниям... в шахте нашли рудоплавильню. Вам не о чем беспокоиться! Успокойте вашего лорда, у вас все равно нет ученых, что могут активировать ее, а она может послужить общему благу!
   К сожалению, мир не разделял идеалы ученых, и как Глабру не хотелось, ему пришлось давно признать столь горькую правду.
   - К сожалению, я много слышал о лорде Гэлии. Чтобы он стал разбрасываться людьми ради обычной рудоплавильни...
   - Тогда вы знаете больше, чем я, - скороговоркой Сохраб попытался умыть руки.
   - Если это просто дурацкая, старая рудоплавильня, мы взорвем ее и дело с концом. У вас же в руках должно быть что-то, что позволит лорду Антидасу передумать и сохранить ее в целости и сохранности.
   Ученый закрыл лицо руками. Сдался.
   - Я считаю, что она сможет выплавлять голубую сталь. Всего два кузнеца во всей Империи сегодня может выплавить ее... а если это сможет сделать машина... претор, вы понимаете всю важность?..
   Голубая сталь. Редкость, одно из самых драгоценных сокровищ во всем мире. Режет все, вплоть до обычного железа и пробивает на раз самую лучшую кованую сталь. Лишь сильные и богатые мира сего имеют в своем запасе символические запасы. Но вместе с тем, что это может усилить дом Даратан, Глабр считал, что есть и плохие последствия у этого шага.
   - Понимаю. Закованная в голубую сталь армия лорда Гэлия снесет все на своем пути, даже Имперскую Гвардию. Но это будет означать новую войну, господин Сохраб. Если же мы сохраним плавильню втайне для лорда Антидаса, то это отстрочит войну. Мы сохраним машину любой ценой. Но нам нужна мантра, что запустит ее...
   - Принесите перо и свиток... - Сохраб вздохнул, понимая, что у него нет выбора. - Для ее использования нужно знать простейшие алгоритмы... и кое-что изменить. Я все напишу. И потребуется много энергии, возможно, ее не удастся произвести в таких количествах...
   - Я запомню мантру, диктуйте, господин Сохраб, - глаза претора загорелись.
  
   Деллар ждал наверху и снова не сразу поверил Глабру.
   - Ты не перестаешь удивлять меня парень. Что же ты ему сказал? Может, стоит проверить его инструментами?
   - Не нужно. Он сказал мне правду. Выложил даже мантру, я не слышал о такой комбинации, но то, что он существует, вне всякого сомнения.
   - Если только она не уничтожит плавильню вместе с Тероном, - недовольно дернул плечом Деллар.
   - Не уничтожит, для этого нужна другая мантра, а ее я как раз знаю.
   - Хорошо, старик будет доволен.
   Деллар был единственным, кто мог позволить себе так называть лорда, несмотря на то, что был на несколько лет старше.
   - Пока ты бегал по лесам, я поймал гонца, что то и дело доставлял провизию на пост аврелианцев. Действовал он в одиночку. Но теперь, думаю, непросто им будет найти другого...
   - Вероятно, - задумался Глабр, - здесь есть шпионы Гэлия, а этот гонец их давний агент. Он из трущоб за городом?
   - Верно. Обычно таких вербую там. Дождемся, и аврелианцы сами уйдут.
   - Не уйдут, если лорд Гэлий заупрямится. Нужно уничтожить пост аврелианцев и получить в свои руки шахту. От этого зависит будущее дома Даратан.
   - У нас нет столько людей, если только мы не двинемся большой толпой и будем надеяться, что аврелианцев нет пороха и жидкого огня... - Деллар недовольно почесал щетину, не слишком-то желая вступать в такой бой.
   - Это должны сделать не люди лорда Антидаса. Мы не сможем прикрыть наше выступление даже под покровом ночи.
   - Если у тебя есть идея - выкладывай.
   - Где этот гонец?
   - Раскос? Он сидит в караулке, я еще не решил, что с ним делать...
   - Найди мне яд. Лучший, что сможешь достать. Закажи у Кормчих, если потребуется, я покрою все расходы, - Глабр быстрым шагом направился к караулке.
   - Ты с ума сошел?! Знаешь, чем все это грозит, если нас раскроют?!
   - Я знаю, что будет, если Гэлий получит голубую сталь!
   Пусть все было не столь серьезно, без Сохраба работа встанет надолго, но если машина и вправду работает, то Гэлий бросит все силы на защиту, а с домом Аврелиан им уже не совладать.
   Гонец по имени Раскос сидел в углу, вытирая слезы грязной туникой.
   - Я не хотел... поймите... каждый должен кормить семью...
   - Нет у тебя семьи, мразь! - рявкнул на него претор, что руководил допросом.
   - Мне нужен этот пленник, - Глабр не хотел лезть в конфликты, но если придется сражаться за этого жалкого типа, да будет так.
   - Забирай, от него все равно ничего не добиться. Я не знаю, почему Деллар его не казнил, - претор со стражниками покинули караулку, оставив Глабра наедине с оборванцев.
   Почти лысый, с грязными клоками волос и не по возрасту морщинистым лицом, Раскос замолчал и боялся лишний раз пикнуть.
   - У тебя есть возможность заслужить прощение перед домом Даратан.
   - Как?! - тут же просиял нищий.
   - Ты получишь припасы и просто отправишься обратно к аврелианцам. Но скажешь, что припасы закупил ты...
   - Они убьют меня! - тут же понял все прозорливый нищий.
   - Или мы убьем тебя за работу на дом Аврелиан, твой выбор невелик. А так у тебя есть шанс выбраться живым.
   - Я... я понял... - с трудом согласился Раскос, дрожа всем телом.
  
   Деллар стоял наготове, пока Глабр и Эсбен ждали на другом конце леса. Спускались сумерки. За частоколом будто все вымерли.
   - Слишком рискованно, это не стоит тысячи империалов! - вновь покачал головой бывший гвардеец.
   - Их выворачивает наизнанку с кровью, они будут легкой добычей, - уверенно заявил Глабр. - Достаточно. Идем.
   Выставив круглый желтый щит вперед, претор пошел первым, подавая пример разбойникам, которых так не хотел использовать Деллар, нисколько не доверяя ни одному из них. Но лорду Антидасу настолько понравился изящный план, что капитан не рискнул спорить.
   Уже на подступах к частоколу наверху появился аврелианец с окровавленным ртом. Взведя арбалет, он попытался выцепить Глабра, но болт прошел в нескольких метрах, едва не проткнув ногу одного из бандитов.
   - Вперед! - скомандовал Эсбен и бросился в атаку.
   Далеко не все аврелианцы попробовали смертельное угощение дома Даратан. Копьеносец со шлемом из волчьей головы прикончил двоих бандитов, прежде чем Глабр проткнул его шею гладием. Эсбен оттолкнул щитом очередного полумертвого солдата и добил следующего, что замахнулся молотом.
   Но тут из шахты выбежали охранники и рабочие, отведавшие яд последними.
   - Где твой поганый капитан, почему он нам не помогает?! - Глабр и Эсбен стояли плечом к плечу, пока разбойники дохли как мухи.
   К счастью, в живых остались лишь трое рабочих с лопатами и кирками, да пара полуживых солдат.
   - Потому что мы предадим все, чем нас учили в Гвардии, если проиграем здесь! - Глабр не успевал обдумывать обстановку, в него долго вдалбливали, что бою нужно действовать на одних лишь инстинктах.
   Выпад! Кирка чиркнула по броне и порезала локоть, но рабочий не пережил последствий и теперь выл перед смертью с распоротым животом.
   Эсбен оттолкнул щитом солдата и с разворота убил второго рабочего, что решил зайти с фланга. Покрытый чужой кровью с головы до ног, разбойник втянулся в азарт битвы.
   Солдат с молотом едва справлялся с весом оружия и доспехов, но все-таки смог достать бедро Глабра и повалил врага на землю. Стиснув зубы от боли, претор перекатился в сторону, пока его лицо не превратилось в кашу, и чудом смог подрубить аврелианцу ногу. Застонав, тот упал на колени и сразу напоролся подбородком на выставленный гладий Глабра.
   Эсбен, тем временем, покончил с последними врагами и медленно привалился к частоколу. Из банды никто не уцелел, но это его никогда не расстраивало.
   - Вот это битва... - усмехнулся разбойник. - Давно не было так весело...
   - Верно... воевать с полудохлыми аврелианцами одно удовольствие... - Глабр попытался подняться, но тут же упал обратно, провыв сквозь стиснутые зубы от боли.
   - Помочь?
   - Себе помоги...
   Тем временем, Деллар с небольшим отрядом все-таки решил выйти из тени.
   - Добейте всех, кто внутри, - приказал капитан и сам поднял на ноги Глабра. - Сделаем тебе носилки парень. Ты заслужил свой триумф. Как и... разбойник.
   - Мне триумфа не надо, достаточно обещанного золота, - криво улыбнулся Эсбен наполовину выбитыми зубами.
   Глабр кивнул и посмотрел на увесистый кошелек на поясе Деллара.
   - Благодарю, что хранил золото. Теперь оно мне пригодится, раз уж я выжил.
   - Разумеется, - Деллар отдал кошелек и едва слышно шепнул на ухо претору. - На твоем месте я бы прикончил его...
   Теперь, когда они остались наедине, пока солдаты искали последних выживших в шахте, Эсбен не сразу поднялся и подошел к Глабру, подбрасывающему кошелек. Стоять на ноге было сложно, поэтому он опирался рукой о небольшую сторожевую вышку в центре частокола.
   - Ты дал мне Слово Чести. Но у тебя нет ни одной причины сдержать его.
   - Я не смогу тебя убить, и ты сбежишь. Солдаты тебя не догонят, как бы не пытались, - усмехнулся Глабр. - Для старика ты слишком быстрый.
   - И это вся причина? - настороженно поднял бровь Эсбен.
   - Ты сам мне сказал, что это на первый взгляд руины Империи велики. Рано или поздно мы повстречаемся, и я бы хотел видеть тебя своим другим.
   Кошелек оказался в руках разбойника, и тот, не веря глазам, благодарно кивнул.
   - Надеюсь, Высшие Владыки пощадят тебя на твоем пути, претор. Очень он уж у тебя непрост.
  
   После тайного триумфа, организованного лордом Антидасом, Глабр неделю отлеживался в постели, пока распухшая нога и расцарапанная рука перестали беспокоить. За это время дом Даратан послал официальную ноту с известиями, что целый отряд солдат Аврелиана погибли от рук бандитом. Неизвестно, поверил ли лорд Гэлий, но никакого ответа не последовало. Вероятно, он решил оставить новые попытки вернуть утраченный аванпост с шахтой. Или не верил в то, что у дома Даратан есть все шансы запустить машину. И, глядя на дом Даратан, нельзя сказать, что лорд Гэлий поступил глупо...
   - Если ты, Сохраб и Кассий сможете запустить машину, мы сможем обновить наш арсенал! - глаза Антидаса горели, старик воодушевился донельзя после победы Глабра. - Тогда ты станешь моим главным претором, и твои заслуги перед моим домом никогда не будут забыть. Даже Карринас узнает свое место...
   - Мой лорд... - тогда Глабр был еще прикован к постели, и лорд сам снизошел навестить его. - Прежде чем бряцать оружием, мы должны получить его в нужном количестве, а в железа в наших краях не так много, а ржавый металл не подойдет для сырья голубой стали... боюсь, кроме преторов и вашей ближайшей охраны мы не сможем никого вооружить. И о броне стоит позабыть...
   Но самое плохое, что у них все еще мало людей, настоящих солдат, что способны носить такое потрясающее оружие. Старый городской кузнец согласится сделать из выплавленных болванок прекрасные мечи - это несложно. И для лорда Антидаса на этом все и заканчивалось.
   - Глупости! Мы найдем железо. Торговцы купят его для нас за снижение налогов.
   Глабр не считал это разумным, денег и так едва хватало на жалованье и излишества лорда с другими преторами. Согласятся ли они ради общего дела урезать себя? К сожалению, Антидас продолжал слушать Деллара, что, несомненно, разумный военачальник, но не привык считать медяки и не умел заботиться о тылах.
   Кассий разделял разочарование Глабра, поэтому закопался в свитки еще глубже, стараясь не замечать того, что происходит вокруг. Так претор мог опираться лишь на собственный авторитет, ибо поддержки от других помощников Антидаса ждать не приходилось.
   - Как скажете, мой лорд. Мы сделаем все, что потребуется...
   Теперь Глабра интересовала только машина. Небольшой гарнизон дома Даратан принял все меры предосторожности, и теперь ни Имперская гвардия, ни дом Аврелиан не смогут подступиться без чудовищных потерь.
   Уже будучи здоровым, Глабр с восхищением смотрел на оборону частокола со рвом и ловушками. К несчастью, позади, рядом с горой, было слабое место, через которое мог пробраться лазутчик. Местный командир лишь невнятно пожал плечами, будто его это не касается. Но с этой халатностью Глабр решил разобраться позже.
   Древние машины были и во дворце лорда Антидаса, но это были бесполезные железные остовы без деталей и энергии. А здесь... нетронутое чудо. Огромный чан с механизмом, труба, откуда выводятся заготовки и консоль управления, как называли ее древние свитки.
   - Мантру нужно вводить здесь, - привычным жестом Сохраб нажал пару символов, и мягкий синий свет смешался со светом факелов вокруг.
   Размеренное гудение ласкало слух и привлекло внимание Деллара, что стоял почти у выхода.
   - Что у вас там?!
   Но даже Кассий промолчал. Капитан решил остаться снаружи, не желая погибать зря, если машина взорвется. Ученые же, к которым теперь законно причислял себя Глабр, были слишком увлечены машиной, чтобы так просто сбежать при первой тряске.
   - Нужна энергия, - заметил Кассий.
   Одну колбу, горящую приятным желтым светом, нашли в тайнике, что сделали аврелианцы. Вторая же хранилась как семейная реликвия дома Антидас, и за четыре века не утратила своих чудесных свойств.
   - Этой энергии хватит, чтобы запустить и поддерживать машину, - кивнул Сохраб, принимая из рук Глабра колбы.
   Небольшая выступающая панель в чане сильно запылилась, колбы идеально вошли в углубления.
   - Я введу мантру, - решился со вздохом претор.
   Два символа на мантру Запуска, два на мантру Повеления. Внутри чана что-то заскрежетало, оглушив всех, кто стоял рядом. Но после расплавленный металл, заранее заготовленный внутри, начал плавиться. Дышать стало тяжело, но ученые не сдавались. Главное держать "элементалей огня" под контролем и достичь той самой, божественной гармонии, описанной в мантре...
   - Теперь... кха.... Еще раз! - припомнил Кассий, читавший о запуске других машин.
   У Глабра жгло глаза от нестерпимого жара, но после запуска все неприятные ощущения разом исчезли. Заработала основная машина где-то под чаном, примешивая то самое вещество, что и делает обычную сталь голубой. Лишь два кузнеца мира знают секрет изготовления ее своими руками, и это занимает годы.
   А машина начала изрыгать болванки, простукивая металл внутри трубы небольшими молоточками.
   Темно-синие, гладкие болванки еще дымились, стоило им оказаться в конце машины перед глазами гордых собой ученых. Деллар набрался смелости и вошел внутрь.
   - Владыки... у вас получилось!
   - Я устал от твоего скептицизма, Деллар, - заметил с улыбкой Глабр, аккуратно взяв щипцами одну из болванок. - Тебе стоит попробовать хоть раз довериться мне...
  
   За две недели кузнец сделал новые гладии для всех преторов, Деллара и самого лорда. Но на этом запасы железа иссякли, и мечта лорда Антидаса о прекрасной армии в синей броне откладывалась. Но он не унывал и активно вел переговоры с Коммерциумом, который не знал, как реагировать на появление доступной голубой стали на рынках бывшей Империи.
   Казалось, удалось выиграть время. Многие гильдии вновь затихли и льстивых слов с подарками стало больше. Но Карринас не успокоился и недавно пропало аж три каравана торговцев. Линос только и мог, что скрежетать зубами, и Глабр не без наивности посчитал, что торговцы сами разберутся с проблемами.
   Покой же нарушил совсем уж нежданный посетитель...
   В тронный зал, пока Глабр и пара других преторов обсуждали насущные дела, быстрым шагом вошел Деллар с высокой худой фигурой. Тот самый лысый безумец, что убеждал проповедника из дома Красс в своей избранности...
   - Мой лорд! Это торговец из Коммерциума, он говорит, что его гильдия раскрывал коварный заговор против дома Даратан!
   Глабр отошел чуть подальше в тень, разглядывая гостя. Неужели тогда он смог убедить Линоса в своей полезности? Стоило признать, что такой подвешенный язык творил настоящие чудеса! Будто он и вправду послан Высшими владыками...
   - Я слышу об этом каждый день, давай быстрее купец, у меня полно дел, - неприятные новости всегда раздражали Антидаса, а слухи о новых покушениях постоянно сыпались со всех сторон.
   Но с тех пор, как вероломный вор проник во дворец и украл важный свиток, ничего не произошло.
   - Мой великодушный лорд, против вас устроен заговор, - вкрадчиво начал безумец. - Моя гильдия выяснила у бывшего командующего Меркато, что Карринас желает получает Терон. Весь. И он не будет искать альянса с вами, он просто заберет власть. В течении нескольких лет он вел подготовку, его люди грабили караваны, чтобы показать вашу несостоятельность, как правителя города. Вскоре он готов нанести удар...
   Стоило отдать Антидасу должное, хоть он и побледнел, но сохранил здравую долю скептицизма.
   - Какие у тебя доказательства? Я не начну войну с Гвардией, основываясь на словах пьяного солдата.
   - Мой лорд, я не осмеливаюсь давать вам советы, но, возможно, моя точка зрения на ситуацию, пусть даже неверная, окажется вам полезна?
   - Мой лорд, он блефует, у него нет ни единого доказательства! - пытался вмешаться Глабр, но Антидас поднял руку, веля замолчать.
   Если языкастый демон продолжит, то сможет повлиять на лорда...
   Но Деллар не реагировал на малозаметные жесты, что сделал рукой претор. И лишь покачал головой, слушая столь же внимательно все, что заливал всем присутствующим в уши безумец.
   - Война, о которой вы говорите, не обязательна, мой лорд. Достаточно будет отрубить змее голову.
   Глабр понял, к чему клонит безумец, оставалось лишь надеяться на благоразумие Антидаса.
   - Если бы это было так просто, - хмыкнул лорд. - Это правда, что наши отношения с гвардейцами в прошлом были лучше и проще, но я не думаю, что убийство их командующего принесет мне их благодарность и вернет мир. Они будут обязаны отреагировать...
   - Если война с Гвардией неизбежна, с кем вы предпочтете сражаться? С хорошо организованной армией под предводительством закаленного в боях ветерана, или с толпой, ведомой вышеупомянутыми "пьяным солдатом", что мечтает занять место командующего Карринаса?
   Теперь вся паутина, сплетенная Коммерциумом, как на ладони. Меркато совсем отчаялся, и был готов отдать себя торговцам, лишь бы избавиться от Карринаса... сделав, как просят торговцы, Антидас всего лишь поменяет одного врага на другого. Не говоря о том, что от гнева Гвардии не уйти, Меркато не сможет их остановить письмами о том, что произошел несчастный случай...
   - Ты неплохо соображаешь, купец, - раздражение покинуло голос Антидаса, и сердце Глабра замерло. - Однако... раз гильдия купцов так заинтересована в уничтожении Имперской Гвардии, я жду, что она очень... очень щедро вложится в это дело.
   Безумец улыбнулся, не скрывая своего торжества.
   - Насколько щедро, мой лорд?
   - Война - весьма дорогостоящее дело. Начнем с пятидесяти тысяч золотых. А теперь я вынужден извиниться, у меня есть более важные дела...
   - Я дам знать господину Линосу.
   Глабр не рискнул устраивать скандал перед посланцем Коммерциума, нельзя показывать врагу свою разобщенность. Но если есть шанс... Антидас не подписывал бумаг и не давал никаких обещаний, лишь назвал свою цену. А Линос, прохвост, примет ее без лишних сомнений! Что для богатого Коммерциума пятьдесят тысяч?!
   - Мой лорд, это неразумно.... - еле слышно начал Глабр.
   Двое других преторов и Деллар одобрили решение лорда, но чего от них еще ожидать?
   - Неразумно? - удивился Антидас. - Ты удивляешь меня. Ты сам втянул меня в авантюру с домом Аврелиан, и помог выйти дому Даратан из нее победителем. Ты думаешь, я возьму одними лишь деньгами? Нет, еще и железом. А на это золото мы соберем армию профессионалов! И тогда даже сам дом Аврелиан подумает дважды, прежде чем тягаться с нами. Не говоря о том, что будет дальше! Гвардия не будет мстить за Карринаса, он отправлен сюда в ссылку... и ведь это сделаем не мы, а Кормчие Стикса, с которыми у Гвардейцев всегда были натянутые отношения со времен Войны. Это лучше, чем сидеть и ждать, пока Карринас и правда не придет во дворец со всей армией!
   - Убив Карринаса, мы навсегда омоем себя кровью Гвардии. В ссылке Карринас или нет, Гвардия отомстит, воспользовавшись этим поводом! - Глабр говорил с жаром, чувствуя, как теряет влияние.
   От этого хотелось наброситься на Деллара, чтобы убедить его оказать поддержку... но этого застарелого вояку убедить еще сложнее, чем лорда.
   - И Коммерциум... тот, кто платит, тому и подчиняются. Армия наемников не лояльна, на ней нельзя построить будущее целого дома!
   - Чушь. И даже если и так, мне придется рискнуть, - покачал головой Антидас. - Как мой великий предок когда-то рискнул...
   - Тысячи людей тогда погибли ради его амбиций, вы же, мой лорд, готовы ради своих амбиций уничтожить свой собственный дом!
   Краем глаза Глабр заметил, что Деллар потянулся за мечом. Другие преторы, что благоразумно молчали, побелели как мел.
   Антидас сохранил самообладание, не побагровел и не начал кричать. Скорее, такого раньше ему никто не высказывал, и он пытался справиться с изумлением, перевернувшись все его естество.
   - Нет, - наконец, отрезал лорд. - Тогда они погибли в бою, как погибают солдаты! Они сражались за свою страну и победили, благодаря готовности умереть за высокие и благородные цели тех, кто вел их к славе! Именно так закалялись империи! Кровью! Сталью! И яростными амбициями! Это путь, которому должны следовать и мы, если хотим, чтобы эта земля восставила свою былую славу, свое было предназначение!
   Глабр опустил голову. Видели бы Антидаса его великие предки... плюнули бы в лицо, раздели догола и пустили голым по улицам на потеху толпе. Но теперь Антидас во главе дома, и некому больше упрекнуть его...
   - И скольким же людям тогда придется умереть?
   - Многим придется умереть, Глабр, но поверь мне, это меньшее зло, - Антидас собрался, и говорил с не меньшим жаром. - Посмотри вокруг! Видишь ли ты будущее для нас, для этой земли, куда мы движемся?
   Лорд нарочно уводил разговор в другую сторону, стараясь уйти от насущных проблем к чему-то глобальному. Но это никак не поможет.
   - Нас должно волновать выживание, а не...
   - Империи нужен Император! - прервал Антидас. - Если бы Гэлий был достойным лидером, я бы склонил пред ним колено и верно служил бы ему, как мой дом служил Империи, но он не таков. Ему наплевать на величие нашего прошлого. Он не желает возрождения. Он просто хочет править руины, сидя на них, как какой-нибудь бездомный... если мы не ответим, то он победит.
   - Мой лорд...
   - Разговор окончен. Тацит, - обратился Антидас к другому претору. - Нанеси визит Нелеосу, скажи, что мы щедро оплатим этот контракт.
   - Да, мой лорд.
   Это была катастрофа. Как для самого дома, так и для последних остатков лояльности Глабра дураку-лорду.
  
   - Откажись от заказа, - вновь повторил претор.
   Наступила глубокая ночь, Тацит уже давно передал заказ, и с поддержкой Антидаса за спиной Кормчие Стикса осмелели и согласились убрать Карринаса.
   - Скажи, что к нему не подобраться, скажи, что у вас полно заказов, скажи, что ты не вмешиваешься в игры Гвардии и Великих домов!
   Нелеос сидел на своем резком стуле за широким столом и улыбался во все желтые зубы, с такой же улыбкой он убивал своих жертв.
   Смуглый, пухлогубый убийца строил из себя лояльного слугу лорда, нарушая все уставы Кормчих. Но их нарушили сегодня везде...
   - Я принял заказ, и не откажусь от него. Карринас мне здесь и правда костью в горле стоит. С Меркато было спокойнее.
   - Это уничтожит дом Даратан, Антидас сам этого не понимает. Хочешь работать на гильдию?
   - Послушай, претор, я не дурак, и помню, что случилось с мастером гильдии воров, - возмутился Нелеос. - Он тоже проявил "нелояльность". Тебе лучше идти и придумать с Антидасом план, как выманить Карринаса из его крепости, ибо там мы его не сможем достать, как не пытайся.
   - Тогда хотя бы не промахнись, - обреченно усмехнулся Глабр.
   - Поверь, у меня хорошие стрелки...
   На выходе Глабр лицом к лицу столкнулся с тем самым убийцей, что когда-то оставил тот памятный шрам на шее. Их глаза встретились, и этого было достаточно, чтобы узнать закутанного в черное ассасина. Эти глаза смеялись, пусть Глабр и убийца ничего не могли сделать друг другу... но это лишь пока.
  
   - Кормчие хотят, чтобы мы заставили черепаху показать голову из панциря? - покачал головой Деллар, стиснув в задумчивости подбородок. - Проще сказать, чем сделать.
Именно ему и Глабру лорд Антидас поручил воплотить в жизнь столь сложный план, несмотря на то, что претор высказался категорически против убийства Карринаса.
   Это не только решающая проверка на верность, но и банальная причина, что другие преторы далеко не столь умны. А Деллару же лорд бесконечно доверял.
   Дилемма, с которой столкнулся Глабр, заняла лишь одну ночь, не более. Если сбежить сейчас, то его выследят и убьют, как дезертира. Отказаться? Это грозит публичной поркой хлыстом или судьбой похуже. Глабр решил довести дело до конца, но не собирался ждать, когда при подходе Гвардии к Терону, Антидас решит умилостивить ее головой претора, что организовал убийство Карринаса.
   - Его амбиции простираются дальше Терона, если хоть что-то из того, что сказал манипулятор Линоса правда, - возразил претор. - Значит, он не будет действовать от лица хартии, дукса Павла или еще кого. Ему нужны союзники...
   - Это верно, но здесь он их не найдет. Воры не любят Гвардию, торговцы нам заказали Карринаса, а убийцы исполнят приговор. Кого он может позвать в союзники?
   - Дом Аврелиан, - торжественно объявил Глабр, чувствуя, что в голове родилась интересная задумка. - Просто так, например, на весть о предательстве своего человека Карринас не купится. Но если дать ему что-то весомое...
   - У тебя есть идея получше? Причем здесь дом Аврелиан?
   - Как бы лорд Гэлий отреагировал на заговор Карринаса?
   Деллар озадаченно посмотрел из окна сторожевой башни дворца, словно пытался высмотреть ответ.
   - Я думаю, он был позволил Карринасу захватить Терон, но не позволил бы его амбициям добраться до Маадорана.
   - Тогда мы можем использовать наживку в качестве посла дома Аврелиан.
   - И кто сыграет его роль? - поднял бровь Деллар.
   - Сохраб, - улыбнулся Глабр, вспомнив об ученом, что томился взаперти в покоях дворца, пока сам лорд Антидас не решит его судьбу.
   - Рискованно...
   - Но это лучше, чем ничего. Я объясню Карринасу, что в его рядах завелся предатель, и что готов свести его с послом Гэлия... но нужно что-то еще, запасной план... что есть на его телохранителей?
   Тут Деллар быстро отчеканил все, что ему известно.
   - Не особо много. Они хорошо обучены. Очень преданные солдаты. Север охранял Карринаса дольше всех. Деций заменил Марцелла, умершего в прошлом году от малярии. Он молод, но очень хорош. Некоторые утверждают, что он уже сейчас стал бы центурионом, если бы Карринас не взял его в телохранители. Этим ему оказана честь, но мне кажется, что парню этого не хотелось... я как-то с ним поболтал за кружкой в таверне. Предложил ему работу, но он посоветовал мне пойти нахрен. Как я говорил, он довольно молод...
   К сожалению, нельзя обратиться и расспросить Меркато. Даже если удастся получить ответы, то Деллар заподозрит предательство. Поэтому оставалось действовать с тем, что есть.
   - Этого будет достаточно, если потребуется посеять нужные сомнения, - кивнул Глабр. - Я отправлюсь к Сохрабу, не думаю, что составит труда его уговорить.
   - Хорошо... - неохотно проворчал Деллар. - Ты доказал, что тебе можно доверять, но не запори все дело... На кону слишком многое.
   Но Глабр не стал прятать самодовольную усмешку. Признание от Деллара - это приятно, как жаль, что оно пришло слишком поздно, и придется разрушить его иллюзии...
  
   - Когда мне позволят отправиться домой? - усталый, затравленный взгляд Сохраба напоминал измученного котенка. - Я рассказал все, что знаю...
   - Завтра, господин Сохраб, если этой ночью пройдет все хорошо, - честно признался Глабр.
   Он уже давно хотел отпустить ученого, которого уважал.
   - А если нет? - настороженно спросил тот, нервно теребя длинную бороду.
   - Если нет, тогда мы оба будем мертвы и, вероятно, нам предстоит путешествие совсем в другом направлении. Говорят, что в это время года Стикс просто прекрасен, но если вы предпочитаете отправиться в Маадоран, нам придется сыграть свои роли лучше великих трагиков древности, и окажетесь дома быстрее, чем успеете моргнуть глазом.
   Карринас не мог не пугать Глабра, но Гвардия и тяжелая жизнь, полная опасностей, давно превратили любой страх в рутину, которую лишь нужно не замечать.
   - А в чем... - Сохраб нервно облизал губы, - состоит моя роль?
   - Вы - посол от лорда Гэлия командующему Карринасу, несущий приветствие и уверения в поддержке. Просто помогайте мне и старайтесь не подставить нас.
   - Я... я все сделаю, - быстро сдался ученый.
   Самая слабая часть рискованного плана вовсе не уговорить командующего, который наверняка не менее искусен в интригах, чем на поле боя. Оставалось надеяться, что про Сохраба и правда никто не знает, что он в этом городе, и о его персоне никто раньше не слышал.
  
   - Назови цель своего визита, - потребовал один из гвардейцев при входе в форт.
   Еще зеленый новичок.
   - Мое дело с вашим командующим, солдат. Передайте ему, что претор Глабр из дома Даратан просит уделить ему десять минут.
   Убранство кабинета было нехитрым. Кровать, стол с бумагами, солдатский сундук, где наверняка нет ничего, кроме доспеха и военного снаряжения.
   - Господин Глабр! - с хмурой ухмылкой Карринас поднялся из-за стола, отдавая дань вежливости. - Вы здесь из-за караванов? Позвольте заверить, что мы делаем все, что в наших силах...
   - Захватить власть? Я знаю, - выпалил Глабр и огляделся.
   Рука лежала далеко от рукояти гладия из синий стали на поясе. Север и Деций, что стояли по бокам от претора, напряглись, но с безупречной выучкой только наметанный глаз смог бы это заметить.
   Сам Карринас если и удивился, то никак этого не показал.
   - Чем тогда могу помочь? - снова обходительная вежливось.
   - Я принес приветствие от лорда Гэлия, который готов оказать вам содействие в уничтожении слабого и бесполезного дома...
   - Я думал ты служишь Антидасу, - оперевшись руками о столе, резко оборвал Карринас.
   Этот голос будто способен разрубать скалы, и Глабр благодарил высшие силы, что ему повезло не попасть под командование
   - А я думал, вы служите Каэр-Тору.
   Глабр знал, что попал в точку. Не нужно было пытаться выиграть битву взглядами, слова говорили сами за себя.
   - Может ты и прав. Допустим, я тебе верю. Люди и получше тебя продавались Гэлию. Что же ему от меня нужно? Мне не нужны ни золото, ни его помощь.
   Ибо золота у Гвардии после грабежа хватало с лихвой, а четыре сотни солдат смогут взять город при правильном командовании.
   - А вот здесь вы ошибаетесь, командующий, - Глабр надменно улыбнулся. - Слухи о вашем плане просочились через предателей в ваших рядах. Антидас заключил альянс с Коммерциумом, и теперь дом Даратан готов ко всему. Дом Аврелиан, в свою очередь, с легкостью может склонить чашу весов в сторону вашей победы.
   - И какова цена? - Карринас если и бы готов принять помощь, прекрасно понимал, что "лорд Гэлий" не постоит за ценой за свою помощь.
   - Я всего лишь посланник, командующий. Я тут лишь для того, чтобы договориться между вами и послом лорда Гэлия, которай, я уверен, будет счастлив ответить на все ваши вопросы.
   - Кто посол?
   - Сохраб. Ученый. Он прибыл не так давно.
   - Зачем он послал ученого? - новая волна недоверия всколыхнула опытного командующего.
   - Я не могу этого знать, командующий. Но, видимо, на это были свои причины. Господин Сохраб будет ждать вас в гостинице после наступления темноты. Уверен, вы понимаете, что он не может придти к вам открыто...
   - Скоро это изменится...
   Казалось, разговор закончился, но Карринас не отпускал Глабра, разве что его телохранители все-таки расслабились.
   - Я знаю тебя... ты служил в отрядах Меркато. Но еще я замечаю некое сходство. Кто твой отец?
   - Я не знал своего отца, - удивился Глабр. - Мне сказали, что он служил когда-то в Гвардии.
   - Под моим началом. Он умер на Перевале Харрана. Секст. Так его звали, неплохой был солдат. Пал в бою с ордынцами. Если у тебя будет желание вернуться в Гвардию в будущем, я приму тебя под свое начало.
   - В Гвардию не берут дважды... - рассеянно напомнил Глабр, пытаясь отринуть мысли об отце, вспомнить, где находится и с кем разговаривает.
   Отец... прошло больше двадцати лет... подождет и еще немного.
   - Верно. Но теперь ты, послужив Антидасу, понимаешь, как обстоят дела в Великих Домах. Разумеется, Антидас худший из всех, но с оставшимися тремя домами ситуация немногим лучше.
   - Именно поэтому вы затеяли все это? - Глабр почувствовал, что вернулся в строй.
   Нельзя было просто так прервать разговор, нельзя было вызвать лишние подозрения.
   - Да! Я провел почти всю жизнь в Пустошах, защищая города от Орды, разбойников, пустыннх племен и всего остального, что скрывается вдали от тлеющих угольков цивилизации, ожидая шанса нанести удар. Шанса, который мы им никогда не дадим. Каждый год мы теряли множество людей, но когда твоя жизнь состоит из бесконечных походов, битв и засад - потеря людей становится всего лишь частью игры. Это становится просто небольшими расходами на содержание легиона для охраны границ. Мерой сокращения личного состава.
   Карринас не в первый раз произносил эту речь, и достиг в ней совершенства.
   - Я не задавался этим вопросом, пока не попал в Терон. Все, о чем я мог думать было: "И это то, за что мы сражаемся?". Чтобы все эти головорезы, воры и шлюхи просто занимались своими делами и им не нужно было ни о чем беспокоиться? Да у меня больше уважения к моим врагам, чем к тем, кого мы защищаем. А затем я осознал, что есть лишь один способ сделать так, чтобы смерти всех павших оказались ненапрасными. Мы должны захватить власть в Тероне и спасти тех, кто может быть спасен, показать им, что они могут прожить настоящую жизнь вместо того, чтобы плавать в дерьме и драться за крохи...
   Какая же это была речь...
   - Что об этом подумает Каэр-Тор? - с трудом выдавил пораженный Глабр.
   - Дуксу Павлу довольно и этого. Его устраивает Каэр-Тор, и он не хочет быть втянутым в войну, которую он может проиграть.
   - А если кто-то не хочет быть спасенным?
   - Если бы не мы, Орда давным-давно сровняла бы города с землей. Их жизни куплены и оплачены кровью моих людей. У них больше нет права голоса...
   - Теперь я начинаю понимать, - кивнул Глабр.
   Покидая Карринаса, он понимал, что перестал быть претором дома Даратан именно сейчас, и не из-за собственных амбиций. Просто Антидас не тот, кто сможет вывести остатки Империи из тьмы. Но это и не Карринас. Он был прав, во всем, до последнего слова. Но он не мог ничего предложить, не сможет построить государство. Просто солдат, благородный, честный, прекрасный солдат, но не более того... как жаль, что ему придется умереть.
  
   К встрече Кормчие приготовились основательно. За стеной комнаты, где намечена встреча, проделали две незаметных дыры, через которые с легкостью пройдет арбалетный болт. Глабр надеялся, что сам Нелеос спустит курок, не решившись отдать столь важное поручение кому-нибудь из своих. Да и наверняка у главы теронской гильдии немаленький такой зуб на командующего и всю Имперскую Гвардию...
   Карринас прибыл вовремя, в полном обмундировании. К несчастью, Север и Деций встали у стены, загораживая отверстия для стрельбы.
   - Итак... господин Сохраб? - поднял бровь командующий.
   "Посол дома Аврелиан" не дрожал, он пережил не один бандитский набег, не одну стычку. Но Глабр, стоявший позади, чувствовал, как же он боится. И разделял этот страх...
   - Я пришел говорить от имени лорда Гэлия.
   - Но... - Глабр понял, что телохранители не уйдут, и нужно действовать, - нам лучше поговорить наедине.
   - Это еще почему? - насупился Карринас.
   - Потому что Деций разговаривал с Делларом, и кто знает, не делал ли тоже самое Север? И остались ли вообще в гарнизоне верные люди, что и беспокоит господина Сохраба больше всего.
   - О чем ты говорил с Делларом, Деций? - стиснув зубы, Карринас подошел вплотную к несчастному солдату.
   - Командующий! - выкрикнул тот потрясенно. - Я бы никогда не предал вас, вы знаете меня! Зачем мне это...
   - Потому что ты, Деций, человек, который желает командовать, - вкрадчиво проговорил Глабр, умело использую предоставленную Делларом лазейку. - И не хочешь находиться в тени Карринаса. Поверь мне... я понимаю.
   - Хватит! Оставьте нас с послом и претором наедине.
   Сконфуженные, телохранители ушли, заперев за собой дверь. Карринас стоял прямо на линии огня. Но спасительные болты не впились в спину командующего... вместо этого за стеной послышался крик, и упало чье-то тело.
   К несчастью, Карринас понял все сразу.
   - Предатель!
   Глабра обезоружили перед тем, как впустить в комнату с Сохрабом. И тому ничего не оставалось делать, как толкнуть бедного ученого прямо на меч командующего и прыгнуть в окно, проламывая ставни своим телом ставни.
   Желтый плащ зацепился за подоконник, но через мгновение порвался, смягчив падение со второго этажа. Поздний вечер позволил претору незаметно скрыться в закоулках грязного бедного городка, который он столь прекрасно знал.
   Уже у дворца пришло осознание, на какой грех пришлось пройти. Глабр проклинал свою слабость, свои инстинкты, свою самонадеянность. Все привело к гибели прекрасного ученого, еще один шанс на возрождение Империи погиб от рук командующего, которого Антидас решил подло убить, словно крыса...
   Но теперь... все кончено. Теперь осталось только выживание. Гвардия не позволит так просто сбежать из города. Только сражение, и ничего больше. И какой идиот откажется от сражения с союзниками под боком?
  
   - Кто-нибудь может объяснить мне, что происходит в моем городе?! - Антидас не был похож сам на себя.
   Дворец тут же превратили в неприступную крепость, созвав всех стражников города и задраив все возможные дыры.
   Глабр стоял поодаль, бледный и подавленный, но его никто не винил. План был рискованный, и дом Даратан прекрасно знал, на что шел. Тем более, как выяснилось, провал случился не по вине претора...
   - Не сразу удалось узнать, что происходит у кормчих, - Деллар вошел недавно, закончив собирать сведения и подготовку к обороне.
   Лорд сидел на троне, нервно вертя в руках острейший меч из синей стали, с немалой ловкостью, стоит признать.
   - Вся их гильдия сгорела. Но это сделала не Гвардия, разве что подожгла здание, устроив великолепный погребальный костер...
   Капитан не любил ассасинов, и нисколько не переживал об их смерти.
   - К делу, Деллар!
   - Да, мой лорд. Так вот... их предали. Один из них решил, что Карринас - тот, на кого стоит сделать ставку.
   Глабр гадал, кто это мог быть... вновь в памяти всплыли те самые улыбающиеся глаза. Этот убийца и есть предатель, вне сомнения. От этой мысли вновь зачесался шрам на шее.
   - И он перебил всю гильдию? - округлил глаза Антидас.
   - Их всего-то было пять человек... но... это и вправду впечатляет. И еще новость... воры умыкнули наше золото.
   - В пекло золото! Оно принадлежит Коммерциуму, и еще не поступило в наше распоряжение. Найдут еще. Прямо сейчас зависит наше выживание, и нам придется сражаться до последней капли крови...
   - Не думаю, что все потеряно, - с оптимизмом заявил Деллар. - Пришла весточка от Меркато. Он не собирается умирать за амбиции Карринаса, и готов сдержать своих людей столько, сколько потребуется. Значит, против нас будут лишь ветераны Карринаса... но и это немало.
   - Неужели бойня - это единственный выход? - с сомнением спросил Антидас, оглядев окружающих.
   - Возможно... нам стоит вызвать Карринаса на переговоры, - подал голос Глабр где-то позади остальных преторов. - Он понимает, что штурм дворца закончится потерями. Понимает, что не может доверять Меркато. Понимает, что может лишь загнать всех жителей в дома и объявить военное положение, но на этом его полномочия заканчиваются. Если он пойдет сейчас против нас, то мы имеем не только право защищаться, но и можем просить помощи у дома Аврелиан... хотя, скорее, дукс Павел открестится и убьет Карринаса лично.
   - Если мы до этого не будем мертвы, - фыркнул Деллар. - Но здравое зерно здесь есть, милорд. Если мы атакуем Карринаса - у него будут против нас козыри. Да и у нас нет сил для атаки. Но переговоры помогут выиграть время... кто знает, может, у него не хватит смелости...
   В этом Глабр сомневался, но другого выхода и правда не было.
  
   Карринас прибыл с отрядом элитных воинов прямо в тронный зал. Среди них, без тяжелой брони, но в красном плаще стоял тот самый убийца из гостиницы. Предатель. Убийца своих собственных братьев.
   Больше не носил капюшон, и не прятал ужасные ожоги в поллица. Как давно он продался Карринасу? Давно или прямо во время покушения?
   - Лорд Антидас, - вежливо поклонился Карринас, не скрывая презрения в голосе.
   - Карринас... - глава дома Даратан поднялся с трона. - Твое вероломство не останется безнаказанным. Хартия на моей стороне, а ты давно перешел черту...
   - Нет, мой лорд, это вы давно перешли черту. Посмотрите вокруг себя! Нищета, преступления, разврат - все это ваш город. Ваш и этого проклятого Коммерциума. Это то будущее, о котором грезил дом Даратан? Да ваши великие предки плюют вам в лицо!
   - Не смей говорить подобное, раб! Ты всего лишь солдат на службе, и ничего больше! Это мой город! Я не отдам Терон, даже если потребуется перебить всю вашу поганую Гвардию!
   Глабр даже не успел вздохнуть. Вот и закончились переговоры.
   - Убить! Убить их всех!
   Тут стало ясно, почему Карринас притащил с собой убийцу-предателя. Последняя проверка на лояльность.
   Сбросив плащ, ассасин с невероятной быстротой обошел копья стражников и оказался перед Антидасом. Блеснул клинок...
   Поверженный лорд упал на свой трон, схватившись за нагрудник, откуда торчала смертоносная джамбия...
   Весь зал замер, даже сам Карринас не поверил в свою удачу.
   Но тут Антидас крякнул и медленно поднялся на ноги, еще злее, чем раньше. Божественное вмешательство, так шептали вокруг....
   Деллар и Глабр бросились на убийцу, но тут, подрубив ноги мечом одному из стражников, успел юркнуть к гвардейцам, что начали выставлять щиты. Арбалетные болты со второго яруса впивались в дерево и смогли убить парочку солдат, но их место тут же заняли другие.
   Люди Антидаса пытались подобраться к Карринасу, пало двое преторов, но пробиться вглубь плотного построения никому не удавалось.
   Тогда в ход пошли бомбы с порохом, что припасли защитники дворца. Оглушительное эхо прокатилось несколько раз по залу. Взрывы не разметали строй до конца, но сквозь дым Глабр заметил Карринаса, пытавшегося докричаться до оглушенных солдат.
   Лук и стрелы претор не взял на переговоры, оставался лишь клинок из синей стали. То, что не удалось ассасинам, он решил взять на себя...
   Размахнувшись, Глабр зашвырнул гладий прямо в Карринаса... могучая фигура пошатнулась, и сквозь дым это заметили солдаты.
   - Командующий!
   - Восстановить строй! Уведите командующего! - взял командование центурион.
   Стражники дома Даратан готовились к обороне, но никак не к отступлению врагов.
   - Держите их! - Деллар бросился в погоню.
   К несчастью, ворота дворца и самого Терона контролировали гвардейцы, Карринас хорошо подготовился к возможному поражению.
   Почти две сотни человек бежало в тот день из города, оставшиеся во главе с Меркато засели в форте, объявив нейтралитет.
   - Славная победа, - вернувшись, вытирал клинок Деллар, пока лорду Антидасу прямо на троне делали перевязку.
   Джамбия вошла не глубоко, и выскользнула, стоило только снять доспех.
   - Ты достал его... - усмехнулся лорд Глабру, что подобрал новый клинок из голубой стали у одного из павших преторов. - Надеюсь, этот раб сдохнет в муках... ты смазывал клинок ядом?
   - Боюсь, мой лорд, мои познания в алхимии не столь хороши.
   - Жаль...
   Глабр не желал смерти командующего. Он не целился куда-то конкретно, выбирать не приходилось, иначе бы гвардейцы всех перебили. Но в пустыне вряд ли лекарям удастся поднять Карринаса на ноги, скорее, все уже кончено. Его ждала мучительная смерть от заражения и лихорадки...
   - Мой лорд, они просто так нас не оставят. Они годы грабили караваны торговцев, и продолжат... - начал было Глабр.
   - С золотом Коммерциума мы наймем лучших, кого можно купить, будем перекупать его собственных солдат. И его люди либо будут уничтожены, либо покинут мои владения навсегда... - Антидас зашипел на лекаря, пока тот зашивал рану. - Мы одержали великую победу, город теперь мой, у меня есть деньги, а с ними будет и армия. Мы, наконец, сдвинулись с мертвой точки.... И теперь, Глабр... ты служил мне доблестно, и не раз спасал положение. У меня будет для тебя поручение. Одно-единственное. Важнее этого в мире ничего нет.
   - Я слушаю, мой лорд, - претор скептически отнесся к нагнетанию, что использовал Антидас.
   - Ты принес мне карту. И ты сделал для дом Даратан больше, чем кто-либо на моей памяти. Это судьба, Глабр... мне предсказали выполнить предназначение, и вот мой шанс. Там, где не преуспели сотни человек, преуспеешь ты. Возьми карту и найди мне храм Тор-Агота. Ты получишь золото и лучшее снаряжение. Найди там боевые машины, построенные великим Изобретателем... только так мы сможем победить в этой войне. И спеши, пока наш враг слаб и не набрался сил...
   Если раньше Глабр был готов без сомнений покинуть Антидаса, то теперь вновь вернулись сомнения. Перед ним сидел не наивный лорд, а настоящий полководец, что смотрел на много шагов вперед.
   И храм... древние машины. Струны, что забылись со времен детства, вновь дали о себе знать. Ученый вновь пробудился и желал ступить в неизвестность. И не ради славы или денег, а чтобы восстановить Империю. Будет ли Антидас тем, кто способен восстановить былое величие? Даже если нет, то найти храм - это отдать долг Сохрабу, продолжив его дело в изучении прошлого.
   И Маадоран даст на все ответ.
  

Маадоран

  
   Несколько изматывающих недель в пустыне с торговым караваном оказались нелегким испытанием для привыкшего к жаркому, но влажному климату Терона. Вокруг то и дело попадались настоящие руины Империи, остатки арок и полуразрушенных строений, давно разграбленных и теперь служащих прибежищами от песчаных бурь.
   Коммерциум, прекрасно зная, что люди Карринаса могут быть неподалеку, шел окольным тропами и не поскупился на охрану. Бандиты даже не пытались приблизиться к сотне человек, что размеренно двигались с мулами и товарами в город, что когда назывался Жемчужиной Империи.
   За очередным холмом появились песчаниковые купола и мраморные минареты. От некогда величественного города остались руины забытой славы. Великая война опустошила в свое время город, четверть жителей которого погибли при взрыве, образовавшем печально известную Бездну, о которой когда-то говорил Фен.
   Плодородные поля вокруг теперь полны бесплодных полей и дрейфующих песков, а кормящие их реки давно пересохли.
   Но этот город жил, несмотря на давно разворованные реликвии и машины. На старом наследии росло новое, и каждый житель был маленьким винтиком в огромном механизме.
   В первые минуты город захватил Глабра и не думал отпускать. Высокие здания, прекрасные поместья величественный амфитеатр, что давно превратился в простую арену для увеселения публики, а также огромный, роскошный по меркам остатков Империи дворец Гэлия. Но Бездна и трущобы оставили неприятный осадок. По устройству город мало чем отличался от Терона, разве что размерами. И тем, что здесь воистину что-то строилось и восстанавливалось.
   Глабр остановился в первой попавшейся гостинице в дешевом номере, не стремясь показывать свои богатства. Мешок с двумя тысячами империалов на расходы щедрой рукой вручил сам Антидас со словами "найди Домития Ульпия, главного в моей прошлой экспедиции".
   Найти Домития оказалось легко, он работал писарем у одного из местных сборщиков налогов, но предпочитал разбирать свитки дома, избегая людей.
   Однако, за несколько дней до похода к Ульпию произошел еще один памятный эпизод. Гуляя недалеко от трущоб, Глабр осматривал окрестности, подмечая, как похожи нищие Маадорана на нищих Терона, и что по всей Империи жизнь, в целом нисколько не меняется.
   Разве что в Маадоране жгли священников из дома Красса. Стражники пытались воспрепятствовать толпе, но когда толпа завелась до предела, не стали мешать. Каменный двухэтажный дом запылал с людьми внутри, и стражники в фиолетовых плащах, цвете дома Аврелиан, никого не тронули.
   - И такое каждую неделю... праведники приходят... и их жгут... - пробормотал нищий с военной выправкой, что неожиданно оказался рядом с претором. Созерцавшим эту стену. - Простите меня, добрый господин, что докучаю вам. Но не будет у вас нескольких монеток для ветерана?
   Глабр почувствовал, что нищий выбрал его не случайно. Было ли дело в желтом плаще, который стоило снять, дабы не привлекать внимания?
   Без каких-либо сомнений претор вложил в грязную руку нищего пять империалов.
   - Благодарю вас, добрый господин, - тот отсалютовал военное приветствие.
   - Ты и правда ветеран? - с любопытством оглядел Глабр нищего в грязной набедренной повязки.
   В дряблых мышцах пожилого человека угадывалась крепкая мускулатура, но и шахтеров и фермеров такое не редкость.
   - Лучший у Антидаса, - усмехнулся ветеран. - Я знаю, что сложно поверить, и вы думаете, я подошел к вам только лишь из-за плаща и стараюсь притвориться, будто служил у слабейшего на сегодняшний день из лордов. К несчастью, это не так, я был у него претором.
   Знание этикета и выражений, далеких от примитивных, говорило, что нищий не лжет. Пока что.
   - Каждый правитель считает, что его дело правое, и его сторона победит, но в конце концов все сводится к броску костей... - ветеран пересчитал еще раз деньги, будто боялся, что его обманули.
   - Как ты здесь оказался?
   - Это долгая история, добрый господин...
   - Я желаю ее выслушать, - Глабр давно хотел узнать о старых временах, но во дворце ветераном был Деллар, что не застал прекрасных времен расцвета власти Антидаса.
   - Так и быть! Итак... ага, я служил Антидасу, и это было для меня больше, чем работа. Я принес клятву, и каждое ее слова было правдой, да помогут мне Высшие владыки. Я никогда не верил во всю эту чушь, вроде "Антидас, последний император"!", о которой вещал придворный поэт. Для меня было главным, что Антидасу на самом деле было не наплевать...
   Глабр невольно сглотнул от неприятной схожести с ветераном, превратившегося в посмешище. И все после службы Антидасу...
   - Перед этим я несколько лет работал на Коммерциум, поэтому знал, как богатенькие подонки могут с тобой обращаться, но Антидас был не таким... он действительно проводил время со своими людьми. Он говорил, что пророчество было не только о нем, что мы все были его частью, и что все слова стали бы просто пустой болтовней без хороших людей, чтобы их подкрепить и следовать за ним. Мы были фундаментом, на котором был выстроен дом, говорил он. Отличные слова, хотя я понимаю, что из моих уст они должны звучать как бред сивой кобылы...
   - Нет, все именно так и есть... - рассеянно произнес Глабр.
   - Да? Так вот... Антидасу улыбнулась удача. Орда выступила на юг, и Гэлий был вынужден пустить кровь своим собственным легионам, послав подкрепление Гвардии на севере. Гэлий знал, что рискнул бы легитимностью Хартии, если бы не перестал развлекаться с бактрийскими танцовщицами, пока Гвардия умирает, защищая его задний двор от величайшей угрозы со времен квартари, так что особого выбора у него не было.
   Действия же Антидаса легко могли закончиться риском для всех остатков Империи. И все бы города и поселения платили бы его цену... Глабр не одобрял такой поспешности, равно как и столь бесчестных ударов в спину. Хотя сам не был безгрешен, и смерть Сохраба тому подтверждение.
   - Все это отправило план Гэлия к демонам, и Антидасу представилась идеальная возможность. Он послал в Ганеззар своего дядю, чтобы убедить Меру атаковать Гэлия вместе с ним. Выделил ему сотню солдат, и угадайте, добрый господин, кто ими командовал? Я, претор! - ветеран совсем распалился в своем рассказе. - Разум Меру был мягок, как глина для лепки, и вопросы был решен через неделю. Очень скоро мы были готовы отправиться на войну...
   - Поскольку Гэлий должен был вести войну на три фронта, даратанский фронт стал для него уязвимым местом. Но по сравнению с домом Аврелиан, Даратан все еще был самым слабым домом, так что непонятно было, чем все закончится. Тем не менее, Антидас бросил все силы на Гэлия. Уж не знаю, тактика или наша численность помогли выиграть первую битву, но мы окончательно обескровили подонков... дом Даратан одержал решительную победу, первую за десятилетия, но все, что сделал Антидас - это отсалютовал своим людям и проследовал по полю битвы столь спокойно, словно это прогулка по саду. Он хотел, чтобы все выглядело так, будто все идет по плану... должно быть, ему было невероятно тяжело скрывать распирающую его гордость, а мы даже не пытались, демоны возьми!
   - Что же случилось потом, раз все складывалось столь удачно? - не понимал Глабр.
   Простая случайность? Или же Антидас совершил роковую ошибку?
   - Потом все пошло псу под хвост, разве тебе не рассказывали?
   Глабр покачал головой. В подробностях никто ничего не рассказывал, можно сказать, тема была запретной в присутствии лорда.
   - Дела шли хорошо в первый месяц после атаки, Аврелиан отступил, дом Даратан продвинулся. В один прекрасный день мы получили новость с северо-востока, что Меру внезапно увел войска с поля боя. Их не разбили... они просто ушли с войны! Антидас не знал, что и думать, Меру был подкуплен Гэлием? Или у него нервы не выдержали?
   Ветер подбросил монетки и ловко поймал все пять.
   - Оказалось, что Меру лишился не нервов, а своего гребаного разума! Я снова привез дядю Антидаса в Ганеззар, а Меру даже не поприветствовал нас, когда мы пришли ко двору. Выдал вместо этого какую-то сумасшедшую речь. Мы как будто слушали другого человека. Он говорил о богах, откровениях, людях, в конечном итоге, он выплеснул кучу самого откровенного бреда, что мне приходилось слышать.
   Слухи о Меру наполняли каждый город и деревню, но впервые Глабр видел свидетеля безумия лорда дома Красс. Все и вправду запущено.
   - Сперва мы надеялись, что это представление было устроено, чтобы скрыть настоящие мысли Меру о войне, и дядя остался на ночь, чтобы еще раз с ним поговорить. Но когда вышел, наконец, из замка, его кожа была белой как гипс. Я пытался выудить хоть какие-нибудь подробности, но единственное, что он сказал, было: Да помогут нам Боги, он действительно верит каждому слову...". Так и случилось...
   - Прямо вот так?
   Глабр не мог определиться, винить ли во всей этой истории Антидаса. Теперь он выступал как жертва обстоятельств. Может, именно после он немного свихнулся, почти как Меру?
   - Это был поворотный момент. Удача отвернулась от Антидаса. Имперская Гвардия устроила засаду и истребила Орду, и у Гэлия внезапно появилась возможность обратить на Антидаса заслуженное внимание. Разумеется, мы тогда этого не знали, и Антидас убеждал нас, что пророчество сбывается, и ничто его не остановит. Кроме легионов Гэлия, конечно, - ветеран хрипло закашлялся и ударил себя несколько раз по впалой груди.
   - Ох... это была катастрофа. Полная и абсолютная, мать ее, катастрофа. Если бы Антидас не бежал, он бы все там потерял. Когда мы вернулись в Терон, он практически забаррикадировался в своем поместье, и я тогда видел его в последний раз. Больше никаких речей, никаких сердечных разговоров, никаких упоминаний о пророчествах...
   Разве что Антидас начал витать в облаках по-настоящему, и редко возвращался к реальности. Именно тогда он и поседел, понял Глабр. И он поступил на службу претором как раз тогда, когда после столь сокрушительного поражения лорд начал приходить в себя. Но слишком поздно...
   - Но как же ты оказался здесь?
   - По правде говоря, я просто не смог оставаться в Тероне, делая вид, будто ничего не произошло. Я не знаю, как Антидас все это пережил. Наверное, он крепче, чем я думал... какое-то время мы думали, что он просто залег на дно, и ждет подходящей возможности. Но вышло так, что не было никакой возможности. Он отправил экспедицию искать какой-то храм в пустоши, как будто это было его основной заботой, а все остальное неважно.
   Теперь Глабр узнавал того самого лорду, которому столь неосмотрительно решил присягнуть на верность, посчитав его тем, кто сможет привести его к будущему величию.
   - Конечно, удача не сопутствовала ему, он потерял большинство людей, отправленных на это дурацкое задание и не нашедших никакого храма. Между нами говоря, я не удивлюсь, если он существует лишь в его одурманенном разуме. Вскоре после этого я ушел. Снял с себя знаки отличия и плащ. И ушел. Думал, повидаю Маадоран, и не как враг Гэлию. Посмотрю город, за который погибло так много людей. И знаете что, добрый господин... он того не стоил. Прошу простить меня, что-то в горле пересохло, пора его промочить, - он подбросил монетку. - Берегите себя.
  
   Дом Домития оказалось найти не так просто. Неприметный, он скрывался среди построек повыше, а хлипкая деревянная дверь не сулила никаких мыслей, кроме того, что внутри живет бедняк.
   Обстановка внутри дома и вправду не радовала глаз, однако, на столе стоял кувшин хорошего вина, да и свежее жареное мясо будоражило запахом ноздри. Домитий, переворачивающий угли в печи, встрепенулся и резко обернулся.
   Едва достиг средних лет, обветренное лицо наполовину спрятано под неопрятной бородой.
   - Что вам надо?
   - Домитий Ульпий? - Глабр стоял на пороге, не нарушая правила этикета.
   - Да. Чем могу помочь, незнакомец?
   Войдя, претор прикрыл дверь. Отбросив все лишние мысли, он смотрел на непроницаемое лицо Ульпия, надеясь, что тот будет полезен.
   - Лорд Антидас послал меня найти храм. Вы - моя первая остановка.
   Осторожно оглянувшись, будто в маленькой каморке живет кто-то еще, Домитий, не глядя, опустился на стул.
   - Не зная, как я могу тебе помочь, ведь я его так и не нашел...
   - Ты хотя бы знаешь больше меня, - Глабр быстро перешел на свойское общение и занял место напротив хозяина, придерживая рукоять синего гладия, но вовсе не для угрозы.
   Нервничая, Ульпий приступил к еде и не предложил ничего гостю, а тот старался не смотреть на хорошую еду, которую не так легко сыскать в путешествиях.
   - Ну... это не тайна, верно. Согласно карте, - Глабр тут же снял свиток с пояса и расстелил его на столе. - Согласно карте, храм где-то северо-восточнее Терона и восточнее Маадорана. Но карта нарисована не в масштабе, поэтому невозможно установить точное место. Хуже всего то, что карта была нарисована до войны, поэтому многих мест на ней больше нет...
   Это верно, на карте даже изображена Столица в центре Империи, а теперь и ее следы до сих пор никто не нашел.
   - Были донесения о засыпанном храме на западе от Ганеззара, на середине пути от Маадорана. поэтому начали оттуда. Мы встали лагерем и начали прочесывать пустыню, - чем больше он говорил, тем тяжелее Домитию лез кусок в горло, и вскоре он бросил бесполезную трапезу. - Проблема в том, что пустыня все время меняется. Ветер постоянно сдвигает пески, создавая Дюны. Известно, что целые города пропали под барханами, поэтому поиск засыпанного храма в пустыне подобен поиску иголки в стоге сена. Однако мы были полны оптимизма, но вот тогда-то и начались нападения...
   - Нападения? - поднял бровь Глабр.
   Ульпий не врал, боялся врать кому-то из дома Даратан. Или же ему было просто все равно, и он был готов выложить все, лишь бы его оставили в покое?
   - Гэлию стало неудобно, что мы были слишком близко в Маадорану. Не уверен, что он думал о наших делах там, но в любом случае, хотел нас прогнать из простой нелюбви к Антидасу. Сначала стали пропадать наши разведчики, затем атаковали малые лагеря. После потери трети наших людей и части оборудования, мы были вынуждены собраться и уйти.
   - А что с засыпанным храмом? - уточнил претор.
   - Некоторые караванщики доносили, что видели засыпанный комплекс, торчащий из песков. Вершину какой-то пирамиды, окруженную башнями. Они говорили, что довольно большой, размером с Терон.
   - В этом есть сколько-нибудь правды?
   - Их отчеты совпадали, - пожал плечами Ульпий. - И им не было нужны лгать. В тоже время, пустыня часто обманывает зрение, и все они, возможно, видели миражи...
   Один и тот же мираж не могли видеть все караванщики. Глабр сделал зарубку, что это стоит проверить.
   - Что же дальше?
   - Мы продолжали двигаться на северо-восток, пока не пришли к высохшей реке и развалинам какого-то порта. Русло реки было скрыто туманом, мы видели остатки нескольких кораблей, но не более того. Мы спустили несколько людей вниз, и послали их разведать путь, но они не вернулись. Тогда мы разделились на две группы. Одна отправилась на юг, и с тех пор я больше о них не слышал. Я был в группе, что отправилась на север, но мы не нашли способ пересечь реку, но нашли кое-что поинтереснее...- Ульпий содрогнулся. - Храм, высеченный в склоне горы. Сначала мы подумали, что нашли искомый храм, что Высшие владыки привели нас к нему...
   Слезы потекли из глаз Домития, но тот не обращал никакого внимания, и пока не осушил несколько бокалов с вином, не смог продолжать историю.
   - Мы ринулись внутрь. Мы думал, что нашли его, но мы все знали, что он нужен Антидасу. Если бы храм был уже разграблен, то стал бы бесполезен. Мы хотели найти что-то ценное, с чем можно вернуться, что-то, сделавшее нас всех богачами. С нами были хорошие ученые, Антидас не поскупился нанять лучших людей, и они стоили каждой потраченной монеты. Они знали, что искать и что с этим делать, прежде чем кто-либо из нас смог глазом моргнуть. Они пронеслись сквозь этот храм, словно взявшие след гончие...
   Конец истории читался в глазах Домития. Сколько же знаний, сколько талантов погибло в одной бездарно организованной экспедиции. О чем думал Антидас?
   - Они нашли скрытые комнаты и движущие платформы, чтобы отправиться на нижние уровни. Мы думали, что нашли внутреннее святилище, но вместо этого попали в Тартарус, прямо под своими ногами. Я узнал, что это, в тот момент, когда увидел их... Адовы Врата из старых историй... Я умолял ученых оставить их в покое, но они увлеклись машинами. Сомневаюсь, что они расслышали хотя бы слово из того, что я сказал. И тогда я предоставил их своей судьбе... несколько людей пошло со мной, но большинство осталось там... - всхлипывая, Ульпий сжимал кружку в руке и весь дрожал. - Когда затряслась земля, я понял, что глупцы пробудили машины... затем мы услышали первые крики. Мы знали, что надо бы вернуться и попробовать кого-нибудь спасти... но ты не представляешь, какие кандалы одевает ужас в такие моменты...
   - И ты сдался? - Глабр не уважал такую трусость. - Ты не пытался найти храм из-за одной ошибки?
   Ульпий принял упрек и согласился с ним. Но все же стоял на своем.
   - Во мне что-то изменилось. Я имею ввиду, что мы все слышали истории о былых временах, но когда они становятся реальностью прямо перед твоими глазами... о, Владыки... ты начинаешь задумываться. Что если остальные истории - правда? Что если Гэлий не зря боится артефактов? Может быть, нам действительно лучше запереть их и выкинуть ключ подальше?.. Надеюсь, ты никогда не найдешь храм....- опустив голову, Домитий замолчал.
   - Что насчет группы, что отправилась на юг? - поняв, что ловить здесь нечего, Глабр пытался извлечь хоть какую-то пользу.
   - Я никогда больше не слышал о них... полагаю, что они все погибли. Среди них был тот, кто мог бы тебе помочь, тот, кто умел возиться с астролябией и рисовать карты.
   - Кто?
   - Гай Левин. Он был лучшим картографом, с которым я работал... может, он где-то в Ганеззере, если пустыня не поглотила его в качестве расплаты за грехи...
   На этом Глабр оставил Ульпия со своим горем, не попрощавшись. Разочарование наполнило душу сполна, такого не было с тех самых пор, когда наивный мальчик понял, что большинство историй - не более чем сладкие сказки.
   Все, к чему прикасался Антидас, приводило к провалу и краху. От неудавшихся завоеваний к экспедиции, что закончилась катастрофой. С трудом удалось отстоять Терон, но следующей удар для лорда станет последним.
   Уже на выходе претор окончательно принял решение и сбросил желтый плащ, который когда-то с гордостью принял из рук самого Антидаса.
  
   Поиски зашли в тупик, а без связей бесполезны и десять тысяч империалов. Как мог один Глабр преуспеть там, где провалилась добрая сотня человек? Там, до куда даже лорд Гэлий не дотянулся при всем своем могуществе?
   И все же бывший претор действовал по инерции, теша своего внутреннего ученого. Бескрайние пески Империи за добрые четыре века исследовало немало людей, и кое-какие знания могли бы пролить свет на загадку.
   Первой остановкой стал старый ученый-отшельник, живущий в темном доме у торговой площади. Пергаменты и манускрипты внутри свалены в кучи, странные механические устройства, инструменты и бутылочки с высохшими чернилами - Глабр на мгновение почувствовал, что попал в новый дом Фена, сбежавшего в Маадоран от правосудия Антидаса. Но нет, старый учитель убежал много дальше...
   Старик в изношенном халате шаркал вокруг стола и ловко обходил любые препятствия, что-то разыскивая. Морщинистое лицо, пострадавшее за десятилетия от палящего солнца, в первое мгновение испугало, вынырнув из полутьмы. Старик двигался ловко и непринужденно, полагаясь больше на руки, чем на слабое зрение.
   - Я тебя ожидаю? - он силился вспомнить, скривив лицо в странной улыбки.
   - Вы господин Тиресий?
   - Тиресий, - подтвердил старик, - просто скромный ученый. Некоторые называют меня мудрецом. Но я не претендую на такое звание. Чем могу помочь, друг мой?
   Старик мог оказаться таким же шарлотаном как Фен, или же чопорным Кассием, но он оказался ближе к Сохрабу, славному, самоотверженному ученому, чьи знания столь бездарно потеряны по вине Глабра...
   - Я жажду знаний, уважаемый Тиресий, - почтительно склонил голову Глабр, но полуслепой старик вряд ли разглядел столь приятный жест от человека в доспехах.
   - Хм... меня всегда привлекало прошлое. С тех пор, как я впервые услышал сказку о Войне с демонами, я знал, кем хочу стать. Всю свою жизнь я провел, копаясь в руинах. Я повидал столько мест... к сожалению, для моих бедных глаз это оказалось слишком, и мне пришлось обосноваться здесь. Теперь я зарабатываю на жизнь торговлей осколками моих знаний за несколько монет...
   Еще до того, как ученый закончил свой многозначительный намек, Глабр вложил в его сморщенную руку не меньше пятидесяти империалов. Очень, очень щедрая сумма для того, кто обычно получает пять-десять монет.
   Старик оказался весьма полезен. Пусть теперь он во многом опирался на искусство подделок Фена, но и помимо этого у него было немало знаний о мире вокруг. Да и пытливый ум Тиресия одно время пытался копать в ту же сторону, что и Кассий.
   - Полагаю, тебе доводилось слышать множество сказок о Великой Войне, что повергла Старую Империю. Каждый дурак рассказывает свою собственную историю, и думает, что это правда, и ничего кроме правды. Эти сказки сильно разнятся, но одно в них неизменно.
   - Это весьма удобно, - признал Глабр.
   - Именно! Наше понимание того, что произошло во время Войны, основывается на отчетах, которые так же разнятся, как и нынешние сказки. Проще говоря, никто не знает, что тогда случилось, но рассказчики и поздние историки хотят ответить на самые распространенные вопросы. Что произошло? Почему пала Империя? Кто виноват? Такова уж человеческая природа - обвинять кого-то другого, а раз здесь нет квантари, чтобы оправдаться, их сделали идеальными злодеями и козлами отпущения.
   - Вы думаете, что Войну начали не они? - такое предположение приходило в голову Глабру, но он не нашел пока ни одного свидетельства.
   - Я хочу сказать, что никто не знает, что тогда произошло, - вздохнул ученый. - По моему скромному мнению, отсылки на сверхъестественных существ или загадочные силы появились в летописях спустя много лет после Войны, чтобы добавить сказкам затейливости. Лично я предпочитаю придерживаться фактов и использовать метод Lectio Facilior, когда это уместно.
   - Легкие выбор? - быстро перевел Глабр со старого наречения. - Но что означает этот легкий выбор?
   - Суть его такова. Когда сталкиваются с несколькими возможными интерпретациями события, описанного в текстах или манускриптах, мудрому исследователю следует предпочесть менее сложную интерпретацию, которая содержит меньше неконтекстных и вымышленных элементов, сохраняя при этом цельность и согласованность всей истории.
   Любого обычного жителя руин Империи такие слова бы сбили с толку, но Глабр понял все до последней детали. В отличие от Фена, Тиресий прекрасно знал, о чем говорил, и делился своими мыслями, а не пересказывал все, что вычитал в свитках, как Кассий.
   - Хорошая теория, но демоны квантари и Высшие владыки упоминаются слишком часто, чтобы быть просто вымыслом.
   - Ты не можешь доказать, что боги и демоны существуют, а я не могу это опровергнуть. Это вопрос веры или убеждений, а не рационального мышления, - пробрюжжал старик, и здесь Глабр вынужден был согласиться.
   Но оставался последний аргумент.
   - Что насчет машин? Говорят, что Боги научили магов, дали им инструменты и знания, чтобы их построить.
   - Увы, мы потеряли так много, - Тиресий в изнеможении опустился на свою кровать. - Знания, технологии, искусство, культуру... история идет не по прямой линии, другой мой. Как рябь на водопое в оазисе после брошенного в него камня или волны на море, цивилизации рождаются в виде скромных деревушек, крепнут, достигают расцвета, а затем увядают и угасают, так же, как мужчины и женщины... Взлеты и падения, нескончаемый цикл, всегда похожий, никогда не повторяющийся.
   Накрывшись дырявым одеялом, старик продолжил.
   - Но я снова отвлекся. Я ничего не отрицаю, другой мой, совсем наоборот. Технологии достигали поразительных высот. Тот факт, что теперь мы, зачастую, не в состоянии даже понять их назначения - на самом деле наш величайший провал, но, опять же, речь идет о человечестве, а не о богах или демонах. Когда-то мы достигли пика развития цивилизации, глядели за горизонт, тогда как сейчас мы в состоянии видеть лишь дно ямы, в которой живем. Но не бойся, другой мой... я уверен, что когда-нибудь все изменится к лучшему, даже прекрасно зная, что я этого не застану...
   Так старик и уснул с застывшей на лице улыбкой. Если где-то он и нашел лучший мир, так это в своих грезах.
  
   Следующим, кого посетил Глабр, был Абукар. Среди ученых он считался чудаком, но кто обладал невероятными знаниями, так это он. Еще бы личный ученый лорда Гэлия, но к нему допускали лишь избранных.
   Абукар жил в башне, отикуда торчал старый телескоп, что ученый неустанно ремонтировал грубыми инструментами.
   Чем-то он напоминал Сохраба, только много старше. И если несчастный погибший ученый говорил почти без акцента, то Абукар и не старался скрыть наречие своей родины.
   - Если хочешь, чтобы я составиль карту, то зря теряешь время.
   - Прошу прощения? - Глабра сбило с толку заявление ученого, не ставшего размениваться на этикет.
   - Я звездочет! - раздраженно бросил Абукар, будто это должно быть очевидно. - Но карты больше не составляю, даже не проси. Тебе что-то нужно?
   - Мне нужен ученый...
   - Я и ученый. Ты пришель сюда, потому что слышаль об Абукаре.
   - Потрясающе... настоящий телескопий, - Глабр аккуратно обошел устройство на почтительном расстоянии. - Их осталось всего ничего в Империи.
   - Верно. Это одно из чудес. Через него я наблюдаю за звездами и их движением, хотя сейчас мое внимание привлекают не звезды, а пустота между ними.
   - Почему? - удивился Глабр.
   - Я узналь, что пустота вовсе не пуста. Ее хорошо скрывает тьма, но ничто не может оставаться скрытым навечно. В пустоте кто-то обитает, и я взяль на себя обязательство наблюдать за ними, - эти слова были похожи на бредни, что лишь разожгло любопытство.
   - Что-нибудь удалось увидеть?
   Кто знает, что скрыто во тьме за пределами планеты...
   - Нет, но отсутствие доказательств не является доказательством отсутствия. Они где-то там. Теперь-то я это знаю.
   - Кто они?
   Неужели речь идет о Высших владыках?
   - Я должен объяснять тебе, кто они? Ты сам все понял. С чего я это взяль? Мудрость древних, содержащаяся в свитках, которые я нашель в руинах библиотеки Сароса. О, истина, что они открыли... я сжег свитки, но не могу выжечь слова, запечатлевшиеся в моей памяти. Они... та причина, по которой я теперь наблюдаю за пустотой...
   В следующую секунду Глабр накинулся на ученого и прижал его спиной к стене, подняв в воздух.
   - Еретик! Ты уничтожил наше наследие! Бесценные свитки! Что было в них?! Что?!
   Ярость затмила разум, такого никогда не было, этот напыщенный Абукар говорил о великом предательстве всего человеческого рода так, будто это пустяк!
   - В них говорилось, что мы далеко проникли в пустоту и привели существ извне, которые не из этого или любого другого мира... существ, что не знают ни жизни, как знаем ее мы, ни смерти. Связь была прервана, а ворота запечатаны, но путь оставалься. Печати могут быть сорваны, а чары обращены вспять, если мы не будем насторожен и наблюдать за пустотой, - продекламировал Абукар со снисходительной улыбкой.
   - И это все? Это то, из-за чего ты сжег бесценный дар наших предков?!
   - Когда-то я был таким же юношей с горящими глазами, но вовремя остановился... остановись и ты. Хотя, я знаю, что ты не внемлешь моему предупреждению. Ты можешь посетить библиотеку сам, если хочешь, увидеть развалины прошлого. Но там больше ничего нет. Там были десятки свитков, обрывки их. Мне пришлось расшифровать сообщение и сделать вывод о его значении, скрытом от непосвященных...
   - Ты мог и ошибиться! Ты был не в своем праве! - не унимался Глабр, рискуя вот-вот сомкнуть руки на горле ученого.
   Нет, не ученого, труса и падальщика...
   - Я ученый в третьем поколении, и я не ошибаюсь. Но сделанного не вернешь...
   В бессилии бывший претор отпустил Абукара и ушел, чувствуя себя раздавленным. Был шанс приблизиться если не к храму, то к одной из загадок. Спрашивать же о карте бесполезно, и последние слова вслед стали тому подтверждением.
   - Боги были не из этого мира. Их привели сюда и дали жизнь, что было величайшей глупостью людей. Будь благодарен, что они ушли, но неусыпно бди и будь готов задержать их возвращение, потому что мы - не те, кем были когда-то, и будем совершенно беспомощны против них...
   Жалкий шарлотан, предатель общего дела ученых, трусливый параноик. Не одним лестным эпитетом одарил Глабр Абукара, но теперь все закончилось.
   Но стоило выйти наружу, как аврелианские стражники окружили бывшего претора. Их командир оценивающе оглядел Глабра, с опаской отметив клинок из голубой стали.
   - Лорд Гэлий желает насладиться вашим обществом. Было бы очень неразумно отвергнуть приглашение.
   Ответом стал лишь слабый кивок. Будь что будет.
  
   В главном чертоге, украшенном пурпурными баннерами в золотыми фиолетовыми венками, лорд Гэлий принимал посетителей в порядке значимости. Просители приходили каждый день, некоторые оставались в роскошном дворце, уцелевшем после Войны. Лишь один Минарет снаружи пал, да где-то потрескалась облицовка, но внутренние убранства поражали. Диковинные растения радовали глаз, как и ковры поразительного мастерства.
   Ряды стражников неустанно защищали жизнь самого могущественного человека в Империи, и невольно, но простой смертный испытывал благоговение перед такой мощью, сосредоточенной на кончиках пальцев одного человека.
   Благодародный аристократ с венком на голове был одет в белую тогу, как было принято у императоров древности. Пурпурный плащ свисал с трона, почти пряча кинжал из синей стали на поясе лорда.
   - Итак, Антидас все еще хочет найти Храм? - спросил Гэлий, когда Глабра подвели и поставили на колени перед троном.
   Лорд говорил тихим, вкрадчивым голосом, и как истинный аристократ, обращаясь к аудитории вокруг, чем к самому Глабру. По сравнению с ним Антидас просто мальчик в дворцовом этикете.
   - Он ничему не научился, не так ли? В последний раз он отправил маленькую армию. На этот раз он отправил... тебя. Ты так хорошо? Или Антидас в таком отчании?
   Глабр пытался понять, кто его сдал. Вероятно, за ним следили из-за желтого плаща, который по опрометчивости не остался в пустыне, где тому самое место. Домитий... без сомнения, именно Домитий. Нашел себе теплое местечко, вино и мясо не могут быть у бедного писца. Демоны его побери...
   - Боюсь, лорд Антидас не считает нужным перед вам отчитываться, мой лорд. Мне жаль, если это нанесло вам оскорбление.
   Глабр говорил очень осторожно, нельзя было просто сказать, что он не претор, это расценят как слабость и малодушие. Но и нахальничать не дозволено. Прямо под коленями бывшего претора виднелись на пурпурном ковре следы крови, что так тщательно старались отмыть слуги. Правосудие Гэлия порой бывало коротким... начнет ли из-за его смерти Антидас войну? Вряд ли.
   - Осторожнее, претор, - к счастью, многоопытный лорд понял послание правильно, и лишь пригрозил пальцем. - Ты сейчас в моем городе, и будешь играть по моим правилам, нравится тебе это или нет. Ты останешься здесь, как мой личный гость, пока я не решу, что с тобой делать.
   - Мне считать это пленом, мой лорд?
   - Гостеприимством, претор. Пленников обычно бросают в темницу, тогда как тебе будут оказаны все надлежащие для человека твоего статуса знаки внимания. Уверен, что ты способен осознать разницу.
   Гэлий надменно махнул рукой, показывая стражникам, что аудиенция окончена, и те без лишних сантиментов подхватили Глабра и повели в новые личные покои.
  
   Прошел месяц с начала заточения. Прекрасные апартаменты превратились в настоящую клетку, окном из которой стал вид на Маадоран сквозь потрескавшийся витраж, да книги из библиотеки Гэлия. Лорд будто изучал, что читает бывший претор, и тот не стеснялся просить все, что пожелает. Однако, в некоторых книгах, которые якобы могли приблизить к разгадке тайны храма Тор-Агота, ему было отказано.
   При Глабре оставили доспехи и меч, прекрасно понимая, что пробиться сквозь многочисленную охрану замка у него не выйдет даже со столь прекрасным клинком. Да и выбраться из запутанных коридоров дворца, построенного еще до Войны, непростая задача.
   За долгое время удалось обдумать все ошибки, что привели к такому незавидному положению. Думал ли Антидас, что его лучший претор может попасться так просто? Станет ли требовать освобождения, если узнает правду? Вряд ли. Лорд не в том положении, да и он теперь увлечен своими играми в полноправного хозяина армии наемников, которым платит Коммерциум.
   Глабр понял, что с самого начала играл с плохими картами. Выбрал Антидаса как лестницу по дороге к величию. И просчитался. Величие здесь, в Маадоране, хранилось во дворце и в сущности самого лорда Гэлия.
   Все прошлые достижения, все принесенные жертвы - все это меркло и казалось чем-то мелочным. А теперь... похоже, придется умереть за лорда, которому Глабр боле не служит.
   Но ему еще повезло. Многие тысячи погибали, не достигнув никаких высот, бездарной смертью, вплоть до упавшего с какой-нибудь крыши камня. Так жизнь порой заканчивали и великие правители... А сам Глабр хотя бы попытался.
   - Глядя на Маадоран, понимаешь, что чудес из прошлого не осталось... - говорил с самой бывший претор. - Осталось лишь царство заблуждающихся людей, и только сильные правители смогут вывести людей из тьмы...
   Признавать это было горько, может, все-таки где-то осталось что-то, что не познано еще человеком, но и человек способен еще это познать. Но не похоже, что удастся выбраться живым из дворца, чтобы посвятить этим поискам остаток жизни...
   Тут за дверью послышались шаги, и в золотую клетку Глабра вошел уверенной старческой походкой аврелианский чиновник с длинным носом и большими ушами, но при этом все равно сохранивший аристократические черты.
   - Приветствую вас, претор, я лорд Сенна.
   - Приветствую вас, лорд Сенна. Мне приходилось о вас слышать. Вы состояли на службе у трех правителей дома Аврелиан.
   Одна из самых преданных шавок Гэлия, без сомнения. Неужели его послали убить претора Антидаса? Нет, он не был воином.
   - Рад, что мне удастся избежать лишних формальностей, - осторожно улыбнулся Сенна.
   Каждое движение, каждый взгляд говорили об излишней осторожности. Стоит на него крикнуть простым военным приказом, и он упорхнет, словно самая пугливая птица.
   - Вы пришли отвести меня на казнь?
   - Напротив, я к вам с предложением. Но не от лорда Гэлия. Так скажем, я действую от неких лиц, которых он не слишком устраивает.
   Заговорщики? Стоило ожидать, что в таком гнезде змей их полно. Мелкие игры при дворе Антидаса были просто смешны.
   - Вы предлагаете мне поучаствовать в заговоре?
   - Несомненно. И для вас это будет несомненная выгода. Между домами Аврелиан и Даратан очень долгое время отношения были напряженными, однако есть шанс перевернуть страницу...
   - Если я убью Гэлия, не так ли? - едва слышным шепотом сказал Глабр, криво усмехнувшись.
   И все же несмотря на шепот, Сенна дрожал, как пожухлый лист на ветру.
   - Да. Но насчет отношений... ваш правитель должен перестать валять дурака. В наши намерения больше не будет входить война с Тероном, больше никаких экспедиций на вашу территорию. А ваш лорд пусть подумает о восстановлении Терона. И тогда страница будет перевернута, и мы будем рады здесь лорду...
   - Вы вините в наших плохих отношениях Антидаса? - Глабр продолжал играть роль претора, это все еще выгодно.
   Иначе Сенна уйдет, и не удастся обратить ситуацию в пользу. Но то, что предлагал этот высокомерный старик, было до невероятности возмутительным.
   - А кого еще винить? - лорд по-настоящему удивился. - Антидас развязал войну против нас с тех пор, как умер его отец. Он бы давно победил, но так надеялся на божественное вмешательство, что пренебрег осторожностью. К счастью для нас, он потратил все свои силы, и уже никогда их не восстановит...
   Ох, как же Сенна прав...
   - А что насчет атаки на шахту?
   - Атаки?! Насколько мне известно, шахта была заброшена, и не было никаких притязаний. Гэлий послал символический гарнизон, чтобы успокоить Антидаса, но мы все знаем, что из этого вышло. Воистину, ни одно доброе дело никогда не остается безнаказанным...
   Скользкий, изворотливый червь...
   - Но мы отвлеклись. Если примете наше предложением, мы заключим мир между нашими домами. Гэлий же не простит Антидаса и рано или поздно его раздавит, или вынудит дать присягу своего дома. Мы избавим вашего лорда от этого унижения, если он будет сидеть тихо...
   Глабр вновь усмехнулся. Он понял, что Сенна уверен, что Гэлий казнит претора, тайно, чтобы не осталось никаких следов. Меньше всего ему нужен дипломатический скандал. Поэтому Сенна и уверен, что бывший претор клюнет на удочку.
   - А что если я донесу на вас Гэлию?
   Сенна расхохотался.
   - Да кто поверит претору дома Даратан, что самый преданный слуга Гэлия замышляет против него заговор? У вас есть время до полуночи, там мой человек откроет дверь, и если вы пройдете по его указаниям, то сможете расправиться с Гэлием через тайный проход. И через него же уйти...
   - Вам нужен будет козел отпущения, - напомнил Глабр.
   - Верно. Но для этого есть Сорок Воров, которые ненавидят Гэлия за то, что его ручные ассасины недавно украли груз золота, который те привезли из Терона...
   Вот и нашлось золото Коммерциума. И на это дом Аврелиан наложил лапу...
   - До полуночи, мой лорд, - кивнул Глабр.
   Сенна кивнул на прощание и удалился, будучи уверенным, что они договорились. Вот только бывший претор не дал никакого согласия... старого льва обмануть также просто, как львенка.
  
   Лорд Гэлий будто поджидал Глабра, когда тот созреет для разговора. Или же бывший претор оказался достаточно убедителен для охранников со своей просьбой.
   Но в полночь вместо того, чтобы с риском для жизни и дома Даратан в целом убивать самого могущественного человека нового мира, Глабр сидел перед ним за столом в окружении охраны.
   Так все же лучше. Так правильно, только ассасины убивают по ночам спящих, у них нет чести. А при своем падении бывший претор хотел сохранить хотя бы остатки достоинства.
   - Ты хотел меня видеть, претор. Говори. Но не трать мое время, иначе ты отправишься отсюда прямиком в камеру, - твердо потребовал лорд Аврелиан.
   Глабр лишь кивнул. Он давно собрался с духом и отрепетировал каждую фразу.
   - Мой лорд, в нашем последнем разговоре мы не достигли понимания, но лишь по моей вине. И обстоятельств, которые встали между нами.
   Гэлий величественным жестом велел продолжать.
   - Антидас послал меня не как своего самого лояльного человека, но как лучшего. Возможно, до вас доходили слухи об организации бандитского нападения на ваш аванпост у шахты... похищение Сохраба... появление голубой стали у преторианской гвардии Антидаса. А также неожиданное отступление Карринаса, когда тот уже имел Терон практически в своих руках...
   - Хочешь сказать, что все это сделал ты один? - на лице Гэлия не мелькнуло и тени гнева.
Аванпост для него мало значил, равно как и небольшой запас голубой стали у дома Даратан. Это лишь одна из тысячи возможностей для дома Аврелиан.
   - Не один, признаю, но в главных ролях. Любой ваш шпион может тайно выведать среди многих жителей Терона, кто я такой, и кем являюсь. Лорд Антидас не жалел денег на то, чтобы устроить мне триумф...
   - Нет необходимости ничего доказывать мне, претор. Я знаю о тебе достаточно, а пока ты наслаждался моим гостеприимством, я узнал еще больше. Но что это меняет между нами?
   Справедливый вопрос. И самый сложный, к которому пришлось готовиться.
   - Пока ничего. Но моя преданность Антидасу закончилась, когда он решил продать свое лордство за гроши Коммерциума. Когда подставил не только свой дом, но и ваш, польстившись на сладкие речи одного безумца из свиты Линоса. Когда решил, что может убрать Карринаса, нарушить Хартию, дать ему повод для уничтожения всех оставшихся домов... я был с ним до конца, защищал его, планируя побег. Но тут мне подвернулась удача. Ему загорелось вновь найти тот храм, который вряд ли существует. А даже если и существует, он недосягаем до нас. А если досягаем, то давно разграблен. Я искал его лишь для того, чтобы чем-то себя занять. Еще при уходе от Домития я сбросил свой плащ, я больше не политическая фигура, мой лорд. Но я могу быть вам полезен. Вы даете цель для тысяч людей, уверен, что ваша милосердие способно принять еще одного заблудшего...
   Гэлий поднял руку, приказывая остановиться. Одного властного жеста достаточно, чтобы легионы отправились убивать всех без разбору. Это и есть могущество.
   - Твоя история не противоречит ничему из того, что я слышал. И ты либо демонически умен, либо говоришь правду. У меня нет причин тебе верить, но и не доверять я могу лишь по той причине, что ты когда-то служил моему врагу. Но зная, какой это враг... - Гэлий задумался. - У тебя будет попытка послужить мне, но лишь одна.
   - Приказывайте, мой лорд... - Глабр задержал дыхание, не в силах поверить, что Гэлий проникся...
   Нет, не проникся. Он на самом деле давно все для себя решил. Ум настоящего правителя работает подчас быстрее древних машин.
   - Тебе как ученому будет интересно это задание. Ты слышал о гробнице Дария?
   - Талантливом генерале, что пытался захватить Ганеззар через сто лет после окончания Войны? - уточнил Глабр, ибо Дариев в истории Империи хватало.
   - Да, именно он.
   - Его гробница была давно разграблена...
   - Да, там устроили свое прибежище отбросы. Но недавно моему ученому попали старые чертежи гробницы. Там, несомненно, есть тайные коридоры. Я хочу, чтобы ты исследовал их и нашел для меня шлем Дария.
   - Шлем, мой лорд? - Глабру не доводилось слышать эту легенду.
   - Говорят, что после того как Дарий надел этот шлем, он стал воистину непобедимым. К несчастью, он почти потерял разум к началу финального штурма. А уже через день его за невероятно щедрое вознаграждение убили Кормчие, нанятые Крассом. Но эта часть истории тебе известна.
   - Может, в этом шлеме нет ничего необычного? Может, Дарий был сам по себе превосходным генералом? - Глабр был удивлен, что именно он скептически относился к этой истории, а отнюдь не Гэлий.
   - Историки хором утверждают, что раньше он был абсолютной посредственностью. Найди этот шлем. Или убедись, что его больше не существует. С тобой отправятся мои люди, это очень опасное путешествие.
  
   Гэлий любил рисковать, оттого он так долго и оставался у власти, умея вовремя взять то, что нужно, и отступить, когда того потребует время.
   Глабру даже не требовалось смотреть в глаза двух своих сопровождающих. Миссия опасная, не самоубийственная, но опасная. И эти двое легко пожертвуют им, если подвернется удобный момент.
   Юлиан и Констант, так звали двоих солдат. Оба кареглазые, обоим шел пурпурный плащ дома Аврелиан. Сильные, выносливые, с непривычки Глабр не поспевал с ними в пустыне. Их кожа давно потемнела от палящего солнца, а броня слилась с телами в единое целое. Оба виртуозно обращались с копьями и щитами, что пришлось увидеть, когда на очередную стоянку троицы напала молодая скоропендра.
   Ядовитая тварь с опасным жвалами и множеством лапок кружила вокруг солдат, то и дело вытягивая свое длинное тело вперед.
   Впервые увидев в своей жизни мутанта, Глабр растерялся и, прячась за щитом, бесполезно выкидывал вперед гладий. Легенды об этих существах были раньше не более чем пугалкой для детей или использовались рассказчиками для привлечения внимание. Но столкнуться с такой мерзостью лицом к лицу...
   - Отгони! Отгони ее! - Юлиан пытался зайти с бока твари и пробить хитиновый панцирь, пока Констант привлекал ее внимание.
   Глабр не рисковал лишний раз и не собирался играть в героя, пока не изучил повадки твари. Скоропендра оказалась быстрее человека, но ее жвала воткнулись глубоко в деревянный щит, в то время как синий клинок отрубил торчащие усики чудовища.
   Завизжав, скоропендра извивалась и, ослепнув, пыталась достать Глабра.
   Солдаты не стали ждать и проткнули копьями уязвимое брюхо. Потом еще и еще, пока мутант медленно не издох.
   - Редко они выбираются из-под земли... - Юлиан оперся на копье.
   - Похоже, захотела жрать, - Глабр хмыкнул, вытирая о песок лезвие.
   Страх удалось преодолеть, но сердце все еще бешено колотилось. Такое нескоро забудется.
   - Неплохо для человека Антидаса... все-таки есть у него достойные люди, - Констант относился к Глабру благосклоннее, его мало волновала чужая лояльность.
   Юлиан же относился с подозрением к каждому движению.
   - Один на один наш претор бы сдох...
   Глабр не стал идти на конфликт и доказывать свои умения.
   - Да, погиб бы. Как и ты, встретив таких тварей первый раз.
   - Я убиваю их с тринадцати лет, их много вдалеке от Бездны... - начал было хвастать Юлиан.
   - Зато я не родился в семье зажиточного торговца.
   Оба солдата были из богатых, и пошли на службу к Гэлия, рассчитывая на высокие посты в будущем. И раз им поручали столь необычные поручения, им это удалось.
   - Идем дальше, где одна тварь, там может быть и три, - Констант решил сняться с лагеря, а также оставить скоропендрам приманки из дорожного пайка.
  
   Пустыня испытывала воинов жаркими днями и холодными ночами. Первые дни Глабр думал, что никогда не приспособится к настоящим походам, но уже после шагал впереди выносливых спутников.
   Остатки Империи и вправду производили впечатление. Романтика мертвых руин шла бок о бок с горечью о потерянных знаниях и величии. Даже столица Империи ушла под землю, что разверзлась по воле демонов квантари.
   То и дело приходилось ночевать в полузасыпанных песком руинах старых храмов, давно ставших ночлежками для торговцев и других путников. Пару раз за путешествие встретились караваны из Ганеззара и других деревень, и весьма кстати удалось пополнить припасы.
   Гробницу по старой карте Глабр смог найти не сразу, несколько ориентиров сбили с толку и едва не стоили целого дня пути.
   Но следы местных разбойников указали путь расчищенного входа в гробницу, выдолбленную в каменном холме. Тогда еще слуги Дария владели искусством, но теперь вряд ли человек смог бы создать такое сооружение даже для самого Гэлия.
   - Что дальше? Их слишком много, больше, чем рассчитывали, - проворчал Юлиан, пока они втроем наблюдали за лагерем в гробнице, лежа на песке.
   - Говорят, что они не так агрессивны, грабят лишь ганеззарских торговцев, боятся аврелианцев, - пожал плечами Констант.
   - Уверен, что если шлем еще там, нам удастся договориться. Мне не впервой договариваться с таким сбродом.
   Глабр знал, что вряд ли все пройдет также гладко, как с Эсбеном. Но фиолетовые плащи и военные выправка должны произвести на сброд впечатление.
   - Нам сказали, как ты договорился однажды, чтобы убить наших соратников! - взвился Юлиан и перехватил копье покрепче.
   - У тебя погибли друзья на аврелианском аванпосте? - с искренним любопытством осведомился Глабр, чем сбил пыл солдата.
   - Нет...
   - Это была просто война, вы бы прибили наших людей к крестам, как уже сделали, когда Антидас проиграл. Или засунули бы их в пещеры тюрьмы Второго Шанса. Я хорошо знаю историю. А на аванпосту ваши люди погибли славной смертью. Но прошлое остается прошлым.
   Многие люди просто не знают своего прошлого, и совершают те же ошибки, не мыслят разными масштабами. Но и слушать других не могут или не хотят.
   - Никогда не любил поганых перебежчиков... - пробурчал Юлиан, решив отступить в споре, в котором не чувствовал превосходства.
   - Сколько наших людей в свое время сбежало от Антидаса? - вмешался Констант. - Я знаю пару твоих друзей, они очень не любят об этом говорить...
   - Заткнись! Вернемся к плану. По сути, мы не должны рисковать, мы должны выяснить, сколько же здесь разбойников. А потом доберемся до ближайшего нашего поста и попросим помощь...
   - Сомневаюсь, что солдаты нам помогут, - Констант потер грязную щетину. - Гэлий все больше и больше усиливает границу с землями Меру, опасается проникновение его проповедников, и не зря...
   Гэлий, как и любой дальновидный властелин, боялся, что кто-то будет подтачивать его авторитет. И это достаточно просто. При всех достоинствах его правления, ситуация в его городе и областях ненамного лучше, чем в других местах. Но все лучше, например, Терона...
   - Это испытание моих перехваленных способностей, - пожал плечами Глабр. - Вы можете остаться здесь и не рисковать своими жизнями.
   - Нет уж, хитрый... - Юлиан резко схватил его за плечо, будто бывший претор готовился рвануть прямо в объятия разбойников, - знаем мы твои фокусы. Ты договоришься, а потом с бандитами выследишь нас и убьешь. И все трое якобы погибли...
   - Для меня в таком случае ничего не изменится, если вы вернетесь и расскажете Гэлию, что я вас предал. Для меня все равно не будет житья на этой земле, любой встретившийся отряд принесет в Маадоран мой труп, который всю дорогу будет тащить мул... куда мне идти, если Антидас уже наверняка знает о моем плене и предательстве? В Гвардию? После того, что случилось с Карринасом, пусть он и сам попал в опалу, мне конец, если меня встретят его дружки в Гвардии или те, кто думает, что Антидас нарушил Хартию. Кто еще остается? Меру? Лучше сразу бежать в земли Цинь или еще дальше... а у меня здесь слишком много дела.
   Так или иначе, речь произвела впечатление на солдат, и те перестали возражать. Рисковать своими жизнями они не собирались ради спасения жизни вражеского претора или добычи шлема, которого там наверняка может не оказаться. Это и не входило в их задачу, иначе бы Гэлий расщедрился на большой отряд.
   Дорога до гробницы была мучительной, каждый шаг мог стать последним. Клинок из голубой стали Глабр держал при себе, прекрасно зная, что при случае Юлиан присвоит такую роскошь себе. Но и разбойники несомненно положат на него глаз.
   - Стой! Я думал, мы запретили появляться здесь аврелианскому отродью! - высокий лысый громила был здесь за главаря, и был бесконечно далек от хитрого Эсбена, просто тупая груда мышц.
   Но тупых проще обмануть.
   - Я всего лишь ученый на службе Гэлия. Ходят слухи, что здесь гробница Дария...
   - Да. И мы нашли ее пустой. Здесь ничего нет, проваливай!
   Его подельники, одетые в простую кожу и шкуры, зато с железными клинками, выглядели неуверенными. Боялись, что если нападут, то Гэлий жестоко покарает всю их маленькую шайку.
   - У меня есть сведения, что вы нашли не все залы. Кто знает, какие тут могут быть сокровища? Они ваши, мне же нужен только шлем, он даже не драгоценный.
   Главарь сложил в уме несколько простых вещей и коротко кивнул. Всегда бы было так легко с дикарями...
   Но разочарование тут же постигло Глабра, стоило переступить порог освещенной небольшими факелами гробницы. Длинный коридор вел к саркофагу, который теперь использовался как тайник местной банды.
   Еще один проход завален песком и камнями, нет никаких шансов его откопать, местные обитатели уже пытались, как и другие до них.
   Старые карты отпечатались в прекрасной памяти Глабра, но даже с ними не сразу удалось найти несоответствие. Одной стены быть не должно, да и странные дуновения ветра проносились, стоило пройти мимо определенного участка.
   - Ну? Проваливай, нет здесь ничего! - потерял терпение главарь.
   - Есть... прямо за этой стеной, - по взгляду бандитов, Глабр понял, что ему не верят.
   Обыскали здесь каждый угол... но куда им что-то искать?
   - Уверен, что здесь есть скрытый подход. Или же, если мы навалимся все на дверь, то она откроется!
   Выключатель найти не удалось, разве что он мог быть во тьме высокого потолка, до которого не дотягивался свет факел.
   Главарь все же решил, что не сможет справиться с жаждой золота и велел паре громил, что были даже больше него самого, как следует навалиться на стену. В первые мгновения ничего не происходило, но после невероятных усилий камень заскрежетал и начал сдвигаться в сторону. Одна из местных разбойниц, которой наверняка пользовались все бандиты поочередно, взвизгнула от радости, оглушив половину мужчин, за что схлопотала по лицу.
   Глабр не мог выносить этих животных, здесь было еще хуже, чем в трущобах. Но не стоило зря обольщаться, что кто-то отпустит его со шлемом...
   Внутри располагался настоящий саркофаг Дария и два светящихся мягким синим светом алтаря по бокам. Те двое напоминали сундуки, но Глабр вспомнил записи о таких устройствах. Ловушка для дураков...
   - В саркофаге только труп, так было принято во времена той Империи, когда у нее еще был шанс на возрождение... - придав своему голосу таинственности, Глабр медленно пошел вперед, пальцы коснулись покрытой каменной крошкой плиты.
   - А где сокровища?! - разъярился главарь.
   - Они в этих сундуках, - не помешкав и секунды, ответил бывший претор, указывая на залитые синим светом алтари.
   Четверо бандитов, в том числе и главарь, сразу бросились вперед, и стоило каждому прикоснуться, как молния поразила всех насмерть.
   Глабр знал, что его не заденет по законам, которые и позволили спроектировать подобно, но все же отпрыгнул, ошарашенный тем, что произошли.
   От четырех прожаренных молниями тел несло горелым мясом, легкий дымок медленно заполнял всю погребальную залу.
   Оставшиеся в живых готовы были бежать прочь, опасаясь гнева Богов, и Глабр не преминул сыграть на их страхах.
   - Теперь я повелитель этой гробницы! Убирайтесь отсюда, а не то я воскрешу ваших мертвых в качестве своих слуг!
   Почти всех сдуло как ветром, осталось лишь двое самых смелых, кто действительно не верил в байки и считал смерть главаря подлым трюком. Их ржавые шамширы нацелились на Глабра, но тот, изобразив на лице злобный оскал, столь приукрашенный синим свечением, начал шептать слова на одном из древних языков.
   - De mortuis... nil nisi bene...
   Последние бандиты бросили оружие и сбежали, куда глядят глаза. Глабр не выдержал и залился раскатистым хохотом, который мог и мертвого разбудить. Но Дарий продолжал спать вечным сном. Даже когда крышка его саркофага была сдвинута.
   Скелет в лохмотьях и ржавым мечом. По легенде, с ним должна была быть его прекрасная кираса из голубой стали, но, видимо, ее в последний момент забрал кто-то из солдат. Еще один артефакт прошлых времен утерян навсегда...
   Но шлем остался. Странной формы, ближе к расколотому шару, он был сделал из странного, доселе невиданного металла. И стоило его осторожно коснуться...
   - Ганеззар...
   От шепота, прозвучавшего в голове, Глабр резко развернулся, обнажая клинок. Но позади никого не оказалось. Мертвецы не встали из могил, и никакое проклятие не свалилось на голову смертного. Но больше шлем ничего не говорил, а надевать его не рискнет ни один здравомыслящий человек. Дария он свел с ума...
   И все же отдавать столь ценный артефакт Гэлию... несмотря на вопли ученого внутри своей сущности, Глабр понимал, что так он купит себе место в новой жизни, и другого шанса не представится.
   - Что произошло? Куда они все побежали? - Констант и Юлиан ждали снаружи гробницы, и уже собирались идти внутрь.
   - Наслушались суеверий, и решили, что это место проклято, - Глабр с улыбкой показал добытый шлем. - Мы получили то, зачем пришли.
   - Это точно он? - недоверчиво спросил Юлиан. - Похоже на какой-то осколок...
   - Можешь проверить еще раз гробницу, только не трогай синие алтари, а то ляжешь рядом с несчастными разбойниками...
   Вместо Юлиана гробницу все же из любопытства решил проверить Констант.
   - Тебе слишком везет, словно сами Высшие Владыки ведут тебя... - заметил Юлиан, попросив подержать шлем в руках.
   - Надеюсь, что нет. Я бы все променял на спокойную жизнь, полную исследований и раскрытия тайн, - пожал плечами Глабр, прекрасно сознавая, насколько невозможна эта мечта.
   - Уходим отсюда, - Констант вернулся бледным, ему впервой приходилось видеть людей, убитых древними машинами. - Ветер все сильнее, если встанем здесь, то буря нас запрет надолго. Если поспешим, достигнем Маадорана раньше нее.
  
   Глабр никогда раньше не сталкивался с истинной стихией. Редкие дожди и сильные бури, порой срывавшие соломенные крыши бедняцких хибар, не шли ни в какое сравнение с мощью песчаных бурей в глубоких пустынях.
   Не в силах открыть глаза, троица шла на ощупь, стараясь найти хоть какое-то укрытие. Еще пару часов назад они бежали изо всех сил прочь, с момента, как ветер усилился на несколько порядков. Но разве могут обычные человеческие ноги обогнать ветер?
   - Ты говорил, убежище недалеко! - пытался перекричать бурю Констант и тут же закашлялся от попавшего в рот песка.
   - Да! Оно близко! - уверял в который раз Юлиан, потерявший спесь.
   Глабр же молчал, положившись на своих сопровождающих, знавших эти места лучше. Но теперь и они потерялись, обрекая столь удачно завершившуюся экспедицию на позорную смерть.
   Даже если шлем Дария подберут, никто не догадается о мистических свойствах древнего артефакта... разве что сам услышит таинственный шепот.
   Именно он не лез из головы Глабра, и это единственное, что помогало не впасть в отчаяние в песчаном урагане, из которого не было выхода. Повсюду песок, и от него не избавиться, невозможно закопаться глубоко внутрь и спрятаться там. Дышать тяжело, каждый шаг давался с большим трудом...
   - Там! - восторженно крикнул Юлиан.
   И это последнее, что помнил бывший претор...
   Сознание пришло много позже, поутру. В горле горчило, нос дышал с трудом, а глаза едва видели. Но когда зрение вернулось, Глабр увидел красные от пережитого испытания глаза своих спутников.
   Изможденные, они втроем пережили бурю в небольшом каменном строение, где имелось две стены, но это лучше, чем ничего.
   Глабра не бросили, и оставили при нем шлем. Такой честности не ждешь от аврелианцев, что до сих пор считали его своим врагом.
   - Давно не видел такой бури, - Констант боязливо покосился на артефакт Дария в сумке Глабра. - Может, это знак?
   - Знаки! Ха... - Юлиан покачал головой. - Просто глупое совпадение. Но хуже всего то, что я не знаю этого места, я вел нас не сюда. Буря! Из-за нее мы потерялись...
   - Неужели вокруг нет никаких ориентиров? - Глабр не хотел затеряться на задворках пустыни, вдали от тлеющих угольков цивилизации.
   Они слишком легкая добыча для бандитов.
   - Я исходил всю нашу границу вдоль и поперек, но я не знаю этого места. Я не знаю, где мы, и как здесь показались... - Юлиан ударил себя несколько раз по уху, пытаясь выбить из другого песок.- Придется идти наугад, мы вышли за границы земель Гэлия, здесь вокруг дикие места...
   - Смотрите, куда ступаете. Здесь могут быть скоропендры или, еще хуже, песчаные черви... эти откусят ногу, не успеете и глазом моргнуть, - Констант то и дело пытался скрыть хромоту, вероятно, результат знакомства с мутантами.
   В первые два дня путешествия ничего не случилось. Вокруг нашлась пара оазисов с чистой пресной водой, удалось поймать больших ящериц для сытных ужинов и пополнения пайков.
   Но чем дальше продвигались путешественники, тем яснее становилось, что они не знают, куда идут. Никаких следов людей вокруг, как и чаще всего бывало на обширных территориях бывшей Империи.
   Почетной смерти от меча судьба решила предпочесть позорную смерть в пустыне. Глабр старался не отставать ни в чем от своих спутников, понимая, что стоит показать слабость, и его бросят, забрав шлем и клинок. Таков мир, выживает лишь сильнейший.
   Но научиться выживанию оказалось много проще, чем самым простым из великих наук. И уже к концу первой недели негаданного путешествия бывший претор гордо шел впереди. Уже не боялся перечить своим спутникам, пока те не могли решить, куда именно идти. Ночью звезды, а днем рассвет с закатом помогали определить направление, но перед ними возникали все новые и новые препятствия, начиная от непроходимых зыбучих песков и заканчивая непреодолимыми каменными оврагами.
   Неизвестно, кто из двух проводников больше виноват в создавшемся положении. Глабр не разнимал Юлиана и Константа, когда между ними то и дело вспыхивали драки, тратившие бесценные силы. Воины должны были выпустить пар, но к несчастью, это случалось по нескольку раз в день.
   Глабр понял, что зарывшись сначала в книги, а потом и в интриги знати, совсем перестал понимать простых людей. Юлиан и Констант никогда не были друзьями, разве что служили когда-то в одном легионе, а потом Гэлий возвысил одного за другим, как своих доверенных людей. Соперники, каких еще поискать...
   - Это все из-за тебя, проклятый пес Антидаса...
   Глабр резко остановился, поняв, что говорит это отнюдь не угрюмый Юлиан, а некогда рассудительный Констант.
Закрыв рукой глаза от слепящего солнца, заодно поправив импровизированный тюрбан, сделанный из плаща, бывший претор не удостоил наглеца ответом.
   - Заткнись... - процедил Юлиан, тяжело кашляя с самой бури.
   Это обещало закончиться очередной дракой, а терять еще день вдалеке от оазисов смерти подобно.
   - Я посмотрю, что там за дюной справа. А вы как хотите, - Глабр упрямо начал подниматься.
   Он давно скинул свои железные доспехи, понимая, что далеко не уйдет в полном обмундирование. Следом был выкинут и щит, благо Деллар в свое время научил его многим приемам. Потеря дружбы с Делларом -- это единственное, о чем сейчас сожалел бывший претор, чувствуя горечь, что после стольких попыток завоевать доверие, он предал его...
   Однако, вся горечь, все противоречивые чувства -- все это растворила пустыня, оставив лишь спокойствие, свойственное скорее тому, кто знает, что его ждет смерть, нежели тому, кто отчаянно цепляется за жизнь.
   Очередная дюна обещала новое разочарование. В этом Глабр видел насмешку судьбы, аллюзию на его собственную жизнь. Сколько не поднимайся, не увидишь впереди ничего. Было ли это личным проклятием или проклятие, довлеющее над всей Империей? Последний подарок проклятых квантари?
   Впрочем, как мало нужно человеку, чтобы пересмотреть свои взгляды. Стоило разглядеть обитаемую деревушку, как Глабр с боевым кличем кинулся обратно, к своим спутникам. Скатываясь подчас кувырком с дюны, он не сразу заметил, что что-то не так...
   Констант лежал в песке с собственным копьем в груди... в то время как Юлиан беззаботно ел его паек.
   - Я сделал это не из-за еды... он просто мне надоел, - спокойно сказал солдат Гэлия.
   - Со мной ты сделаешь тоже самое? - положив руку на рукоять меча, настороженно спросил Глабр.
   - Это ни к чему, у меня нет ни единого шанса выбраться отсюда в одиночку... к тому же, я ошибался насчет тебя. Кем бы ты ни был, и за кого бы ты ни был, ты для меня достаточно честный и благородный. Когда-нибудь это тебя убьет.
   - Лучше это, чем пустыня.
   - Не могу не согласиться. Так что за ликование?
   - Там деревня, - указал Глабр. - И там, похоже, есть люди.
   - Бандиты... - скептически поморщился Юлиан.
   - Сомневаюсь, дома там выглядят целыми, и есть скот.
   В конце концов, что им оставалось?
  
   То, что показалось Глабру деревней на вершине песчаного холма, было не более чем кучкой временных жилищ вокруг огромной площади, украшенной камнями. Эти камни образовывали фигуру большого глаза, а там, где должна быть радужная оболочка, зияла странная дыра...
   Но Юлиана больше волновали местные жители, что побросали все дела и стали собираться вокруг чужаков. Все, до последнего ребенка.
   - Ты будешь говорить, - сказал старик в грязном халате, указывая на Глабра.
   - С кем? - тот держал руку на мече, прикидывая, сколько голубая сталь сможет поразить незащищенных тел, прежде чем селяне одолеют числом.
   - Ты не можешь бросить меня тут... - процедил Юлиан.
   - Аврелианы принесли нам лишь горе. А ты не аврелиан, - сказал старик. - Твою судьбу будем решать не мы.
   Юлиана быстро обезоружили и повели к центру глаза. Тот кричал и вырывался, но сильные воины кровожадного племени были неумолимы. Глабр вспомнил старые слухи и легенды... неужели это полулегендарная Инферия?
   - Или ты хочешь разделить его судьбу? - старик показал черный провал рта вместо зубов, когда Юлиана безжалостно сбросили вниз.
   Снизу раздались громкие крики, а потом крик резко оборвался, отчего у Глабра похолодело в душе.
   - Я буду говорить...
   - Хорошо...
   Внутри одной из хижин, заполненной разнообразными растениями, лежала на маленькой кровати иссохшая карга. Один из селян с трепетом тронул ее плечо и что-то прошептал на ухо.
   Карга тут же проснулась и раздраженным жестом велела всем уйти, желая поговорить с Глабром наедине.
   - Так, так, так, - карга шептала низким, дребезжащим голосом, со вздохом встав с кровати и подойдя ближе.
   Глабр обратил внимание на нож, блестевший в лучах, что пробивались сквозь крышу. Яд...
   - Кого ветром принесло... - тяжелый взгляд, высохшие губы кривятся, выражая неудовольствие в манере, свойственной знатным лордам. - И что же мне с тобой делать?
   - Зачем нужно что-то со мной делать? Тем более, то, что вы сделали с моим спутником...
   Лучшая защита -- это нападение. Но стоит ли так действовать с фанатиками?
   - Что делать, если в саду завелись сорняки? - карга указала на сад вокруг. - Уничтожить их без жалости, пусть сорняки -- это тоже живые существа, и тоже хотят жить, как и остальные. Если этого не сделать, то они уничтожат сад...
   - Вся деревня -- ваш сад? - осведомился Глабр, желая тянуть время, пока появится в голове хоть какой-то план.
   За дверью ждет толпа, что разорвет его в мгновение ока, стоит только хоть пальцем тронуть их лидера.
   - Да... я присматривала за этими людьми десятилетиями. Многих из них я доставила в этот мир -- в этих краях мало повитух. Я смотрела, как они растут, охраняла их, отсеивала плохие семена...
   Отсев, вероятно, заканчивался одним-единственным способом -- падением в Глаз...
   - Кстати говоря, а зачем ты сюда пришел? Что такого ты ищешь?
   Прикинуться случайным путешественником не выйдет, в Юлиане признали солдата Гэлия, вещи Глабра перетряхнули и нашли шлем Дария, который теперь стоял на ближайшем стуле. Старуха же практически не обратила на него внимания...
   - Я ищу храм Тор-Агота, - вспомнил бывший претор о своей полузабытой миссии.
   Эта причина лучше, чем ничего...
   - Разве ты видишь здесь какой-нибудь храм? - карга усмехнулась, но затем неожиданно спросила. - Зачем ты его ищешь?
   - Там есть ответы на многие вопросы...
   Боевые машины Антидаса ничего не значат, это лишь приятное дополнение.
   - Там есть намного больше этого... - от вкрадчивого, загадочного шепота перехватило дух.
   - Откуда... вы знаете?
   - Я посетила его, когда была юна и любопытна. Спускалась в древние залы, держала в своих руках реликвии, оставленные богами. Сидела там же, где и маги, которые приходили за знаниями других миров. Я даже смотрела на спящего бога и размышляла, сможет ли поцелуй честной девы -- не смотри так, я не родилась старой -- обладать силой пробудить его. Но даже тогда... - карга резко повысила голос, - мне хватило мудрости не трогать вещи, которых я не понимаю, и оставить их в покое, а тебе такой мудрости недостает.
   Что правда то правда, Глабр мог лишь кивнуть в ответ. Эта старая женщина повидала многое на своем веку, и только такой человек мог стать во главе столь странного общества.
   - Бог... все еще там? Он спит?
   - Почему бы и нет? Кажется, ему больше некуда идти, - хихикает карга.
   Если у людей недостает мудрости, то может...
   - Что если бог может исправить все это? Сделать жизнь лучше? - Глабр поразился своей наивности.
   Что эта старуха с ним делала?
   - А если сделает хуже? Вот разница между обитателями городом и пустыни. Вы надеетесь, всегда надеетесь, - это слово она выплевывала так, словно оно оскорбительное. - Надеетесь, что правитель будет милостив, что стражники не станут вас мытарить, что лавочник сжалится, что в этом году налоги поднимут не столь высоко, что цены не подскочат, что завтра появится работа. Вы так привыкли надеяться, что кто-то о вас позаботится, что готовы поверить во что угодно, лишь бы оно сулило новую надежду...
   Как много было мудрости в этих словах. Но эти слова не предлагали ответа, лишь говорили о горькой жизни руин Империи.
   - Для той, кто живет в глуши, у вас немало знаний о городской жизни. Но вы говорите только о плохом, а именно города сделали Империю великой... - бывший претор попросту не мог выносить столь поверхностные суждения.
   - Я родилась в Маадоране, - прерывая, внезапно произносит карга. - До первого исхода. Тогда город был другим, до краев заполнен людьми, как переполненное отхожее место, которое давно не чистили... И запах был соответствующий...
   Старуха продолжала стоять, не жаловалась на слабые ноги и, пожалуй, могла дать фору усталому Глабру. Это не просто трюки какой-то старушенции, в молодости такая женщина могла управлять государством не хуже многих мужчин.
   - Запах... вот что мне запомнилось больше всего. Мы жили как звери, спали вмести, чтобы согреться, питались объедками, боролись за то немногое, что у нас было. Жизнь была не сахар, но люди боролись и умирались за нее. "Пока не станет хуже..." - моя мать повторяла это как молитву, что оставалась без ответа. Каждый год становилось хуже, и каждый год она повторяла те же слова. Мне понадобились годы, чтобы понять, что она имела в виду. Все, что мы смогли пережить, не было самым худшим. Ко всему, что мы смогли пережить, мы смогли привыкнуть и научиться жить с этим... Пока не станет хуже, - карга мрачно улыбнулась, не показывая отсутствующие зубы.
   - Первый исход? Когда тысячи людей были выселены из Маадорана? - уточнил Глабр.
   - Да. Так они это назвали. Стражники собрали всех, кто не был нужен городу, и отправили их в пустыню. То было время, чтобы вернуть себе землю и то, что принадлежало им по праву, так они говорили. Возможность для людей нашего типа... - старуху будто забавлял звук собственного голоса. - Моя мать была опустошена, но я помню это, словно мой первый настоящий праздник. Свежий воздух, много места, чистая вода, которая не пахла. Я впервые попробовала свежее мясо, искала опарышей и не могла понять, куда они делись. До этого мне не доставалось ничего, кроме гнилых объедков.
   - Что же привело вас сюда? Почему вы не поселились у оазисов?
   Что-то влекло сюда людей... многие ушли на поиски в разные части пустыни, но не вернулись. А те, кто вернулись, помогли привести остатки народа сюда. Возможно, поиски старухи и закончились в храме.
   - Мы много передвигались. Чтобы выжить, нужно постоянно двигаться, ибо пустыня движется вместе с нами. Учились чувствовать пустыню, ее ветра, барханы, воду в оазисах... в конце концов, пустыня привела нас сюда, в священное место. Королевства будут появляться и исчезать, но пустыня всегда будет здесь. Ее пути суровы, но ее дети сильны и выживут там, где слабые не смогут...
   Каждое слово в той или иной мере находило отклик в душе Глабра. Пустыня и вправду сделала его сильнее, намного сильнее. Теперь было понятно, откуда пришел Карринас и его верные воины. Пустыня... она несет не только смерть, но и силу.
   - Что же в центре этого глаза в вашей деревне? Кому вы приносите жертвы?
   Можно не сомневаться, внутри этого подземелья мутанты, но можно ли что-нибудь объяснить фанатикам?
   - Это остаток другой эпохи. Пустыня забрала его, сохранила и привела нас к нему. Хищники избегают его, животные чувствуют вещи, которые мы не чувствуем. Шаманы видят здесь яркие видения, они то и дело появляются здесь, подносят дары и жертвоприношения...
   - Жертвоприношения кому?
   - Кто знает? - пожала плечами старуха. - Мы здесь придерживаемся старых обычаев. Чтобы получить, нужно отдать... и ты будешь прекрасным подношением.
   Глабр с трудом подавил инстинкты и не убил старуху.
   - Я знаю, о чем ты думаешь... но убьешь меня, и ты полетишь вниз с переломанными костями и слепым. А так... у тебя будет шанс увидеть нашего Бога.
   - Я должен быть в другом месте. У меня другое, великое предназначение, - теперь Глабр в этом не сомневался.
   Его история не могла закончиться так, как закончилась у мелкой сошки Юлиана.
   - Это мне видно. Мои глаза не видят будущее, но видят, куда могут завести человеческие пороки... твоя жажда знаний погубит тебя, воин-ученый. И я оказываю тебе милость.
   В руке карги, откуда ни возьмись, появился странный порошок, который она выдохнула прямо в лицо Глабра.
   Знакомый запах... он тут же попытался откашляться, но слабость от наркотика затуманило разум. Голоса вокруг звучали приглушенно, далеко от него,. Каждое прикосновение было будто не к нему, а к другому человеку.
   Старуха не хотела, чтобы он сопротивлялся...
   - Возьмем все....
   - Чем больше подношение, тем щедрее будет Бог...
   - Но меч... голубая сталь...
   - Я запрещаю! Все отправится к Богу!
   Глабр пришел в себя в последнюю секунду, когда руки уже толкали его в пропасть... в пустоту, откуда разило смертью... крик ужаса застыл на губах...
  
   Еще ни разу не приходилось просыпаться в куче трупов. От тошнотворного запаха тут же стошнило, стоило его осознать. Перекатившись в стороны, Глабр пытался придти в себя и тут же наткнулся на труп Юлиана, что успел отойти на пару метров от единственного источника света в виде отверстия высоко-высоко, откуда и сбрасывали жертвоприношения.
   Если кто-то и стоял наверху, Глабр не видел их и не слышал. Первые жертвы фанатиков разбивались насмерть, следующие десятки ждала судьба пострашнее...
   Тело аврелианца не было изуродовано или съедено, лишь четыре колотых раны от обычных мечей венчали грудь и живот. Какая сила способна столь играючи пробить железную лорику хамату?..
   Это место было вовсе не заброшено... Тихий гудящий звук будто шел отовсюду, пол под ногами вибрировал словно живой. Густой и едкий воздух пах серой, нефтью и прочими веществами, что не мог распознать человеческий нос.
   От гулких шагов в темных коридорах странной подземной крепости внутри Глабра все сжалось. Еще никогда столь не пугала неизвестность. И кого?! Его! Того, кто был готов встретить ее лицом к лицу, а теперь дрожал от страха!
   Но ведь он всего лишь человек, а нечто, что медленно вышло из-за угла, человеком нельзя назвать даже с натжкой. Двухметровый каменный демон монотонно патрулировал коридоры. Однако, стоило этой монолитной скале приблизиться, как на блестящем, полированном камне проступили трещины, а один из рогов на голове чудовища оказался чем-то отбит.
   Тут демон резко остановился и повернулся к Глабру, что даже и не думал выхватить меч, чтобы сражаться с четырехрукой тварью, носившей в каждой по клинку.
   - Нарушитель? - гулко спросил демон на старом, давно забытом для большинства людей наречии.
   Чувствуя, что ноги его не держат, Глабр упал назад, прямо кучу трупов. Оно разговаривало... это был единственный шанс... только бы преодолеть страх!
   - Я... пришел с миром, - слова другого языка вспоминались с трудом, норовя то и дело вылететь из головы навсегда.
   - Нарушители, - стоял на своем демон. - Они всегда приходят. Я их убиваю. Еще приходят. Всегда приходят, всегда их убивают.
   Он говорил неуверенно, если эта штука вообще способна на неуверенность. Нежели повреждения оказались столь губительны для такого совершенного создания?
   - Почему ты их убиваешь?
   Вряд ли демон раскаивается, даже стоя прямо перед горой трупов... десятков, если не сотни людей, отправленных сюда на смерть.
   - Приказ хозяина.
   Можно попробовать выдать себя за хозяина, но демон далеко не так глуп... любое слово может оказаться последним. Глабр готов был бесконечно беседовать со старухой, ожидая своей смерти, но прошлого не воротить...
   - Что именно сказал хозяин?
   Демон замер, превратившись в недвижимую статую. Но лишь на мгновение, и вот к нему вернулась жизнь.
   - Защищать башню любой ценой. Убивать любого, кому удастся пробраться внутрь... Тебе удалось пробраться внутрь, поэтому...
   Древняя машина Империи, продолжает после стольких веков давно утративший смысл приказ! Никакие мантры не смогут его отключить или перенастроить...
   - Подожди! - воскликнул Глабр, рискнув подняться с импровизированного трону из трупов и приблизиться к демону.
   В разорванной грудной пластине соблазнительно поблескивало красное ядро. Один удар клинком можно положить конец... но демон наверняка одолел воинов и получше, чем Глабр. Даже если удастся, то только ценой собственной жизни.
   - Что если твой хозяин вернется? Ты ведь не будешь убивать своему хозяина?
   - Я не могу убить хозяина, - признал демон.
   - И все же твои... мантр... инструкции... - с трудом Глабр припомнил нужное слово, - говорят "любого".
   - Хозяин -- не любой.
   - Ты думаешь, что вправе решать за хозяина?
   - Я не решаю, я знаю... я знаю?.. - замешательство демона играло на руку, но вдруг он все вспомнит?!
   - Приказы были ясными.
   - Ты не знаешь. Иначе бы ты знал, что гость отличается от нарушителя, - Глабр импровизировал, понадеявшись на судьбу, отключив разум и доверившись инстинктам.
   Инстинкты. Только с ними и выживал человек.
   - Гости... - демон начал вспоминать. - Гости были допущены. У хозяина были гости.
   - Я гость твоего хозяина. Он просил меня убедиться, что ты... все еще служишь ему и Империи.
   Помнит ли он Империю?
  
   Демон кивнул.
   - Я служу хозяину и Империи.
   - Так что здесь произошло? - Глабр не думал расслабляться ни на мгновение, несмотря на то, что главная победа уже одержана.
   И эта победа казалась каким-то причудливым снов, как и весь разговор. Может, он уже давно мертв, умер в пустыне от жажды, и это насмешка после смерти? Что ж, так пусть представление продолжается!
   - Щиты не выдержали. Получен значительный урон. Нарушена целостность конструкции. Потеря мощности. Недостаточно ресурсов для ремонта. Собраны запчасти. Восстановлен конвертор. Реконструирован портал. Пересмотрен уровень мощности. Двенадцать процентов. Ядро системы. Готово...
   Глабр с трудом понимал язык демона, но кое-что сложилось в голове в новую картинку. Это место и вправду было Инферией, древней башней одного из магов, ученика Первого из магов, но имя которого потерялось в истории.
   - Что мы можем сделать? - ему хотелось бить себя по щекам, убедиться, что это не сон.
   Инферия... мало кто из ученых мог прикоснуться к истинной древности из сказок и историй!
   - Следуйте за мной, гость, - демон развернулся и размашисто зашагал по одному из коридоров к лестнице вниз.
   Внизу, в центре небольшой пропасти висела бурлившая энергией сфера, освещая большую комнату с консолью и несколькими ответвлениями в другие помещения. Кроме древней каменной кладки повсюду ветвились трубы разной толщины, переплетаясь и расходясь вновь. В пропасти не было ничего, кроме голубого марева.
   Истинное чудо, описанное лишь в паре свитков, что встречались на пути Глабра, предстало перед глазами. Словно насекомое, он хотел лететь к свету и прикоснуться к чуду, неважно, убьет это его или нет...
   Истории реальны. Еще не все потеряно. Сокровища древней Империи существуют, и ищущий их всегда найдет.
   Тут демон подошел к консоли, так похожей на ту, что была в плавильне близ Терона. Воздух в комнате тут же сгущается, а от гудящего шума и давления заложило уши. Руки демона, освободившиеся от клинков, движутся столь быстро и точно, как не способен истинный знаток всех мантр.
   Вдруг сфера расширилась и ударила в стену над головой Глабра, вторая ударила в пол чуть дальше. От такой энергетики сальные, спутанные волосы бывшего претора встали дыбом, что почувствовали его руки, стоило в страхе присесть и закрыть голову руками. Демон же не обратил внимания на то, что гость едва не погиб...
   С безразличием он нажал на большой рычаг, и сфера все же сжалась и потускнела.
   - Тридцать два процента. Тридцать. Тридцать четыре. Тридцать один. Стабильно. Новые приказания? - в гулком голосе не звучало никаких эмоций.
   Глабр покосился на демона, не зная, как скрыть свое невежество.
   - Что мы можем сделать прямо сейчас?
   - Без хозяина? Без баз данных? Немного. У меня достаточно мощности для выброса энергии. Я выжгу все в радиусе ста метров. Хороший способ сдерживать противника.
   Сто метров вокруг... от Инферии наверху ничего не останется. Все погибнут, от мала до велика. Но скольких они убили? Скольких еще принесут в жертву? Их дети продолжат черное дело карги, думая, что это принесет им хоть что-то. Но их Бог оказался не более чем старой, покореженной машиной, которая с трудом соображает, и убивает всех, потому что так сказал хозяин. Стоит ли винить эту штуку? А руины... руины никто не тронет.
   Чувство власти на кончиках пальцев и чувство безнаказанности завладело Глабром. В другую секунду он бы остановился, одумался, решил бы, что правильно, а что нет... но не теперь, не после того, что он пережил!
   - Да, - только и мог сказать Глабр, не зная, как еще дать команду демону.
   Тот беспрекословно подчинился и без какой-либо жалости нажал на нужные рычаги. В полусфере из странного голубого стекла на панели управления проступило изображение деревушки, словно чей-то глаз следил за всем издалека.
   Пол подземелья завибрировал, воздух вокруг сгустился, а потом раздался гром за всех сторон...
   Из-под земли ударила волна, сходясь с краев деревушки в центр глаза, снося на своем пути хлипкие хижины и камни. Глабр отвернулся, не в силах смотреть на результат собственного геноцида. Но... он не чувствовал себя виноватым. Вернись сюда хозяин, он бы сделал тоже самое. Любой, кто обладает знаниями, настоящими знаниями, поступил бы также!
   В комнате жертвоприношений обрушился потолок, превращая ее в хорошую могилу для Юлиана и десятков других жертв безумных фанатиков.
   - Готово. Все цели уничтожены. Гость может покинуть башню через портал, - демон указал на коридор слева.
   - Куда... ведет этот портал?
   - Проходишь через него и оказываешься в другом месте. Просто. Там есть другой портал. Если он запитан и готов принять...
   Глабр читал про странные двери, способные мгновенно перемещать магов из одного места в другое, но это считалось больше сказкой. Некоторые ученые думали о некоторых арках, как о порталах древности...
   - Так куда ведет этот портал?
   - В Маадорах. Хозяин ушел туда, когда щиты не выдержали. Башня рухнула. Три года под завалами. Когда я выбрался, то восстановил портал и ждал возвращения хозяина.
   Бывший претор, только теперь осознавший, что натворил, поплелся было к порталу, но ученый внутри не позволил просто так уйти. А вопросы к древней машине помогли заглушить неприятные мысли о сотне жертв, пусть и погибших в мгновение ока...
   К несчастью, демон мало мог чем поделиться. Шлем Дария и карта к храму, ничего ему не сказали. Сведения в его слабоумной голове были повреждены и отрывисты.
   - Как давно произошло обрушение?
   - Год назад... два? - демон был в замешательстве.
   - Почему он отправился туда?
   - Чтобы предупредить об атаке Первейшего среди магов.
   - Кто на вас напал?
   - Балзаар. Больше никто не обладал мощью прорвать оборону, выстроенную моим хозяином...
   От этого имени у Глабра пробежали мурашки по коже. Был ли это один из демонов, призванных квантари?
   - Кто этот Балзаар?
   - Язат.
   Язат... достойный поклонения.
   - Так назывался их вид, - добавил демон.
   Большего ничего не удалось добиться. Зато демон знал знал, как пользоваться странным кристаллом в полусфере на консоли.
   - Не кристалл, - поправил демон. - Стекло. Кварцевое стекло. Дешевле сапфира, лучше стеклокерамики. Лучшая передача, низкое расширение, легко заменяемое.
   От такого обилия терминов голова Глабра готова была лопнуть, но он жадно ловил каждое слово. Но зато демон смог показать базовые функции консоли, но делал он это слишком быстро, да еще на старом языке.
   На этом все. Пора было убираться отсюда, как бы ни было искушение вытащить демона с собой. Но приказы его хозяина четки -- он будет охранять башню от непрошенных гостей, которых больше не будет. По крайней мере, со стороны заваленного лаза...
   Небольшая арка с обычную дверь имела такое же свечение, как и сфера и алтари близ саркофага Дария. Рядом стояли питающие устройства и кристалл, вернее, полусфера из кварцевого стекла, что могла позволить перенастройку портала. Но демон обмолвился, что других мест назначений туда не заложено...
   Глубоко вдохнув, Глабр вступил в неизвестность...
   На мгновение показалось, что он падал, но вместо этого он просто вышел с другой стороны и почувствовал дуновение ветра, что принес городские запахи. Не в силах сразу сориентироваться, Глабр едва не упал на подкосившихся ногах.
   Он оказался в одном из высоких, недоступных простому смертному минарете. Четыре века стояла эта величественная постройка, с небольшой комнаткой на высоком шпиле. Отсюда открывался потрясающий вид на город, лучше, чем с самой высокой песчаной дюны.
   Убранство не блистало роскошью. Пустой шкаф, стол с мелким, бесполезным хламом... и труп недалеко от небольшого балкончика. Высохший скелет в изодранной когда-то ярко-красной робе. Неужели это правда один из магов?
   На его руке была одета странная металлическая перчатка, и время ничего с ней не сделала. Аккуратно сняв ее с костяной руки, Глабр быстро понял, что это артефакт. Нужны были батареи, те самые, которые питали шахту. Столь ценная находка могла произвести фурор среди ученого мира... но это потом.
   Взгляд приковала надпись на стене, прямо над трупом. Еще умирая, маг начертал странные слова, которые не сразу удалось перевести.
   - Балзаар напал... пала... Он слишком могущественен. Я не смог его остановить. Все мои защитные... он идет к тебе.... Ты должен сделать это, пока стало слишком поздно. Не медли, ибо цена, которую мы уже заплатили, слишком велика... ждать дольше, то ничего не останется...
   Остальное не разобрать. Как же много потеряно, но именно такие нити проливают свет на происходящее... целая линия исследований на десятки лет способна занять лучшие умы.
   Отступив назад, пытаясь разобраться в происходящем, Глабр случайно наступил на круглую выступающую панель в центре комнаты. Старый, ржавый механизм заскрежетал, и, дрогнув, панель поехала вниз, к самому основанию минарета, выпуская еще не пришедшего в себя воина прямо на улицы Маадорана, откуда началось его путешествие.
  
   Глабр брел по улицам, будто узнавая город и жителей вокруг заново. Его удивляло все вокруг. Запах кебабов из крыс, скота, что держали на окраинах городах, пряностей с рынков. Все куда-то спешили или же лениво проводили свое время. Бедняки в драных халатах и туниках, зажиточные жители, торговцы, туда сюда сновали стражники в фиолетовых плащах, вооруженных всем, что напоминало металл.
   Что-то надломилось внутри молодого мужчины. Он не чувствовал жизни внутри себя. Если и сбрить бороду, что отросла за время путешествий, это не изменит того, что Глабр состарился на пять лет.
   Когда-то великие императоры прошлого отдавали приказы об убийстве сотен тысяч людей, а он сам сделал правильную вещь, и не мог найти покоя. Или же вещь, им сделанная, не была правильной?
   Именно это цена власти на кончиках пальцев? Как же Гэлий может спокойно спать по ночам? При Антидасе Глабр был далек от граждан и управления городом, и к это было к лучшему. Этот мир и так каждый день видит зло.
   И Глабр приумножил его, пусть и об этом больше никто никогда не узнает. Но исправить все ужасы не могут чудные машины из далекого прошлого, и только сами люди.
   Гэлий прав, опасаясь артефактов. Это не значило, что нужно уничтожать все и бояться каждом мелочи, но в тоже он предлагал нечто осязаемое этому миру. Не глупые мечты, как Антидас, и не веру, заменявшую политику и экономику, как делал Меру в своем Ганеззаре.
   А это дорого стоит. Мир нужно было избавить от таких ужасных решений, а сделать это можно только через перерождение...
   - Кто ты такой? - охранники перед воротами дворца недоверчиво покосились на осунувшегося, полуголого оборванца в грязном пурпурном плаще.
   - Лорд Гэлий отправил не так давно одного человека в гробницу Дария. Передайте ему, что вещь, которую он так долго искал, найдена, а два великих воина, Констант и Юлиан, погибли с честью, - Глабр держался гордо и отстраненно.
   Да, он мог привести себя в порядок, но чем раньше будет покончено со шлемом, тем лучше. Загадка, которую он нес в себе, останется загадкой. Но так тому и быть. Затруднения стражников заняли всего полчаса, прежде чем вышел сам командир стражи дворца, едва помещавшийся в собственный доспех со своей отъеденной конституцией.
   - Ты? Вернулся? Где Констант и Юлиан?
   - Как я сказал, они пали смертью храбрых. Но я принес то, что требовал лорд Гэлий, а я клятвенно пообещал принести. И отдам это только лично в руки.
   Он не собирался говорить о своей миссии, как и показывать шлем. И предполагал, что придется блефовать и врать, что спрятал артефакт Дария в городе.
   - Я переговорю с лордом Гэлием. Стража! Вымойте его и приоденьте, прежде чем он предстанет перед лордом!
   В этот раз для Глабра не пожалели дорогого костюма, достойного многих знатных подданных. Кожаные брюки переходили в белоснежную рубашку, открытую на груди, в то время как черный жилет переходил в пурпурный плащ. Остриженный и побритый, он не узнавал себя в отражении. Будто и вправду прошло несколько лет с момента отбытия из Маадорана...
   Проступили едва заметные морщинки под глазами, да и в целом Глабр сильно возмужал. Но не к добру эти перемены...
   Только неотложная встреча и занимала голову, помогая справиться с лишними мыслями. Без сомнения, это пройдет, но не сразу. Предстоят месяцы кошмаров, а, может, и больше. Но таков этот жестокий мир.
   Лорд Гэлий не показывал своего удивления и держался на своем троне в такой же царственной манере. Небольшая свита, среди которой был и лорд Сенна, внимательно следила за каждым шагом Глабра.
   Мешок со шлемом тщательно проверили и перетряхнули, а самого бывшего претора пустили внутрь без оружия. В этот раз они чего-то боялись. Возможно, суеверия Гэлия возобладали над разумом.
   - Мой лорд, я вернулся к вам, выполнив поручение, которое вы мне доверили, - следуя этикету, Глабр поклонился, но не столь низко, как возможно, следовало, и опорожнил мешок. - Это шлем Дария, взятый из его секретной гробницы...
   - Видите? - обращаясь к остальным, Гэлий улыбнулся и указал на Глабра. - Вот так надо служить своему господину! Отныне твои грехи против моего дома прощены, и дом Аврелиан станет твоим домом, если ты этого пожелаешь.
   Отдав шлем Эребу, старому ученому Гэлия, Глабр встал на колени и произнес те же самые слова клятвы, что произносил когда-то перед Антидасом. Его голос не был лишен искренности, но в душе давно пришло успокоение с мыслью, что отныне и всегда Глабр будет преследовать лишь свои интересы. Такова его природа, он не сможет изменить себя. И разве другие не поступают также?
   Тем временем, о Константе и Юлиане Гэлий не стал вспоминать. Они останутся лишь в памяти ближайших соратников, а для лорда они всего лишь расходный материал. Глабр же ставил себя выше любого расходного материала.
   - У меня будет немало поручений для такого способного человека. - Гэлий властным жестом велел подняться с колен. - У меня много врагов, как внешних, так и внутренних, и каждый союзник на счету, не так ли?
   Под его взглядом вся свита активно закивала. Кто-то искреннее, а кто-то, как Сенна, неохотно.
   Маленькая церемония закончилась, и Гэлий вернулся к другим делам. Сенна тоже решил покинуть своего лорда, а догнать его не составило труда.
   - Лорд Сенна? - Глабр притворно улыбнулся.
   - Да, юноша? Боюсь, нас не представили друг другу, - Сенна отлично играл роль, будто они никогда не встречались. - То, что вы сделали для лорда Гэлий - это истинный подвиг, достойный настоящего аврелианца, неважно, какого он происхождения...
   Было видно, что он желает прекратить беседу поскорее, но Глабр тут же ухватил момент, стоит Сенне повернуться.
   - Но вы не ожидали, что все... случится таким образом.
   - Верно. Это... весьма маловероятное достижение, что, несомненно, заслуженно завышает ценность успеха. Теперь, если вы меня извините...
   - Надеюсь на то, что мы еще встретимся, мой лорд, - Глабр отвернулся первым, чуть поклонившись из вежливости.
   Теперь между ними все ясно. Сенна - заговорщик, и метит прямо в Гэлия. И любой, кто ему служит, под ударом.
   Но так ли хорош Гэлий? Действительно ли заговорщиками движет лишь жажда власти? Может ли Серенас, племянник Гэлия, под их руководством стать лучшим правителем?
   Казалось, как может мелкая сошка решать судьбы мира сего, и вообще думать об этом? Но именно это пытаются втолковать своим подданным правители на протяжении веков.
  
   В эту ночь Глабру снова приснилось, как люди Гэлия переплавили шлем Дария, а потом из страха закопали в разных уголках пустыни получившиеся болванки. Каждый, кто прикасался к шлему, слышал зов Ганеззара... но теперь этот зов стих навсегда...
   Рассвет жаркого дня ударил через широкий балкон покоев претора дома Аврелиан. Этого звания Глабр достиг не так давно, но всего за три года служения Гэлию.
   Рядом на широкой чистой постели лежала голая Дариста -- глава гильдии ассасинов Маадорана. С уничтожением гильдий в Тероне и Ганеззаре, остался лишь главный филиал здесь, и множество рассеянных групп по остаткам Империи. Остатки же величия полка Кормчих Стикса можно было возродить лишь с помощью присоединения к какому-то из домов...
   Глабр перевернулся на кровати и провел рукой по крепкому, закаленному в боях телу, которое могло похвастаться парой десятков штрафов. Порой он чувствовал себя неуютно, что из стольких боев вышел без лишней царапины, да и все прошлые болячки зажили почти без следа.
   Стоило почти коснуться груди, как Дариста с невероятной быстрой перехватила руку и, в мгновение ока, оказалась прямо на мужчине.
   - Не думай, что можешь ко мне подкрасться...
   - Ты же знаешь, какой я медлительный, - усмехнулся Глабр.
   Долгое время ходили слухи, что Дариста, как глава личной разведки Гэлия, спит с самим лордом, так получив и свое положение. Но любой, кто видел, как убивает она, сразу поймет, что только своим кинжалу обязана своему возвышению.
   С Глабром же их свели несколько важных миссий. Например, похищение у Сорока Воров того самого золота, что они умыкнули еще в Тероне у Антидаса. Для Гэлия это капля в море, но для его реформ и военных компаний всегда нужно золото.
   Именно тогда Глабр едва не погиб, принимая золото от ассасинов Даристы во главе со старым Хамзой. Воры решили отомстить вне своих трущоб, и не боялись убить человека в пурпурном плаще. Это закончилось для них бойней, ведь Дариста держала все под контролем...
   - Я видела, как на тебя смотрел вчера посол от Антидаса. Мне хотелось перерезать ему глотку, и прислать тебе его голову, - призналась убийца.
   - Ему будет непросто сказать в лицо Антидасу то, что слухи оказались верны, - поддакнул Глабр, оглаживая подтянутую талию женщины -- Но убивать его не стоит. Это был далеко не худший претор у него на службе...
   Визит посла закончился ничем, маленькая армия, которую собрал за три года Антидас, поставив во главе Меркато, бывшего командира гарнизона Имперской Гвардии, нисколько не впечатлила Гэлия, и тот сказал, что в отношениях между домами ничего не изменится, пока Антидас не сделает первый шаг. Унизительный шаг...
   - К демонам его, - покачал головой Глабр. - Меня больше волнует местная знать... она не оставит свои попытки добраться до Гэлия...
   У лордов было много внутренних врагов, из внешних его беспокоило лишь религиозное влияние Меру и Имперская Гвардия во главе с дуксом Павлом. За три года Сенна и заговорщики за его спиной не предприняли никаких действий, чего-то выжидая. Единственное, что удалось выяснить, так это, что скорее всего в заговоре замешан глава Коммерциума Страбос и леди Лоренца из дома Калани, два века назад управлявшему всем Мааадораном, пока к власти не пришел дом Аврелиан. Один заговорщик лучше другого...
   - Ты до сих пор думаешь, что они захотят посадить на трон это ничтожество? Серенаса "Победоносного"? Не смеши... - Дариста склонилась, покрывая поцелуями мужскую грудь.
   Может, она и была умна, отлично умела убивать, но политик из нее никудышный. Но Глабр снисходительно относился к этой слабости.
   - Они могут захватить власть для себя. Коммерциум не устраивает система налогов, Калани хочет вернуть себе город, а Сенна... чего знает, чего хочет Сенна...
   Странно было обсуждать политику в постели с женщиной, но такие беседы были далеко не редкостью между ним и Даристой, что, вероятно, восхищалась больше его умом, нежели боевым мастерством.
   - Поверь, мой клинок не дрогнет, если лорд прикажет убить каждого из них. У каждого из них я возьму для тебя по сувениру...
   Новый страстный поцелуй, и только стук в старую, резную деревянную дверь смог оторвать любовников друг от друга.
   Дариста в мгновение ока облачилась в боевую униформу, в то время как Глабр обошелся мягким халатом. Дворцовая жизнь изнежила многих великих людей, но частые вылазки на задания Гэлия не позволяла расслабиться.
   - Дариста, - раздался смутно знакомый голос.
   - Что произошло? - застегивая тугой пояс, спросила с другой стороны убийца.
   - Хамза вызывает, у нас проблемы...
   - Пусть он войдет, - нарочно чуть поменяв голос, потребовал Глабр.
   Дверь на ржавых петлях медленно открылась, и внутрь вошел ассасин... черные одежды, капюшон спущен, стражники знали каждого из них в лицо. И это было то самое обожженное лицо... тот самый предатель, что оставил Глабру напоминание на шее и предал свою же гильдию ради Карринаса.
   Меч из голубой стали всегда лежал рядом с кроватью, и претор не побоялся пригрозить им врагу.
   - Что ты творишь?! - Дариста тут же приставила нож к горлу Глабра.
   Но тот не был в обиде. Верность гильдии всегда в первую очередь, и он знал, что если Гэлий захочет, то в следующую ночь Дариста попытается убить попавшего под опалу претора... такова дворцовая жизнь.
   - Ты хоть знаешь кто это?
   А убийца просто стоял и ухмылялся.
   - Вы, дворцовые шлюхи, готовы любить любого, кто не похож по красоте на древние статуи... - и еще делал вид, что они когда не встречались!
   - Дариста, это убил Нелеоса и его команду в Тероне... он перебежал к Карринасу, а после вытащил его из дворца, стоило мне швырнуть в него клинок... но до этого он едва не прирезал Антидас. Он совершил три преступления по отношению к вашей гильдии. Убил своих, перебежал к заклятому врагу и попытался убить лорда, - Глабр говорил тихо и вкрадчиво, медленно опустив клинок.
   - Доказательства? - глава гильдии внимательно смотрела на своего подчиненного.
   - Люди Антидаса могут подтвердить, но на мои вопросы они отвечать не будут... если даже он не работает на Карринаса, он работает на Гвардию. А если он не работает на Гвардию, то на себя. А предатель, который работает на себя...
   - Кто бы говорил, претор... - убийца положил руки на рукояти кинжалов на поясе.
   Так все-таки он признал, что знает!
   - Без доказательств я не могу его осудить, а сейчас мне важен каждый человек. Он сделал много великих дел в городе, он убивал в том числе и тех, кого ты просил, Глабр, - Дариста убрала клинок. - Если он предатель, я сама с этим разберусь.
   - Ты совершаешь ошибку...
   Но убийца ничего не ответила и просто ушла с предателем, оставив Глабра в его роскошных покоях. Он мог сделать так, что старый враг исчезнет на улицах Маадорана. Только вот смогут ли доверенные солдаты сделать все незаметно?..
   Чувство, что он видит Даристу в последний раз, не покидало, и он с тяжелым сердцем отправился на встречу к Гэлию, у которого было очередное важное дело на примете...
  
   В отличие от Антидаса, глава дома Аврелиан держался царственно и властно над остальными. Никакого панибратства ни с преторами, ни с легатом Ланием -- командующим всеми пурпурными легионами самого могущественного дома. Армия была способна соперничать с силами Павла почти на равных, разве что выучка у обычных легионов послабее. Но при этом Ланий не обладал амбициями любого из преторов Антидаса, и такую преданность человека во главе огромной армией можно заслужить только превосходящим личным авторитетом.
   Гэлия было за что уважать, но не любить. Его экономические реформы позволили многим фермерам, старателям, кузнецам и ремесленникам вздохнуть спокойно после сотни лет положения, достойного рабства. И все же народ его, скорее, боялся, чем любил -- известная форма человеческой благодарности. Кому-то хотелось большего, кому-то хотелось, чтобы все было по-другому, кто-то почему-то желал старых порядков.
   Цена же процветания как народа, и самого дома Аврелиан стоило дорого.
   Он приструнил Коммерциум, загнал воров в трущобы, отобрал рычаги управления у прочих лордов, оттеснил местный форт Гвардии -- все они ненавидели Гэлия и желали избавиться, желали посадить слабую марионетку на ниточках.
   Но, как и предполагал Сенна, Гэлий не внял предупреждениям Глабра. Он знал, что есть заговор, имел собственный список заговорщиков, но отказывался включить туда Сенну.
   - Найди мне доказательства, претор, иначе этот разговор положит конец твоей прекрасной службе, - сказал тогда лорд, и с тех пор Глабр искал эти доказательства.
   Хотя как можно копать под такого человека, как Сенна, перед которым не кланяется разве что леди Лоренца?..
   - Ты единственный из преторов, который еще и ученый, - сегодня на встрече Гэлий сразу перешел к делу, приняв Глабра прямо в своих покоях.
   По дороге претор проводил взглядом двух темнокожих танцовщик, чьи тела были едва прикрыты, зато лица прятались за непроницаемыми шелковыми платками. Скромность -- лучшая добродетель, не так ли?
   - Так и есть, мой лорд, - Глабр привычно склонил голову.
   - И я знаю, что ты все еще ищешь храм Тор-Агота. Вернее, человека, который якобы знает, где он...
   Вот только о Гае не знает ни одна живая душа даже за пределами Маадорана...
   - Мой лорд, я... - Глабр не был уверен, что Гэлий одобряет такие поиски.
   Но ведь претор все еще жив и не разжалован?..
   - Рано или поздно этот храм, если он существует, кто-то все равно найдет, и я хочу, чтобы это был ты. Ты вернул шлем Дария, хотя мог сбежать с ним на все четыре стороны. И дело не в том, лоялен ты мне или нет, а в том, что ты знаешь опасную цену реликтам древнего прошлого.
   Глабр сдержал мрачную усмешку. Видел бы его Гэлий при разговоре с демоном и уничтожении Инферии... но с тех пор прошел не один год, кошмары кончились, и как рука, так и приказы претора убили еще немало людей. Загладил ли он тем самым свою вину? Только Высшим владыкам это известно...
   - Я лоялен вам, мой лорд, приказывайте.
   Гэлий кивнул и развернул небольшую карту на столе, где в подробностях показана вся область вокруг Маадорана. С небольшим куском, который Глабру еще не попадался. Башня Замеди!
   - Тебе известно, что это за место?
   - Я слышал о башне на севере-востоке от Маадорана, мой лорд, но я не думал, что это именно Замеди.
   Еще одна древняя башня магов из старых легенд. Когда-то вокруг нее был огромный цветущий город, но под ударами демоном квантари уцелела только она. Как и рядом с некоторыми минаретами в городе, присутствие магии там не ослабло до сих пор.
   - Теперь там должно быть безопасно, и мне не нравится, что фанатики Меру ведут там свое паломничество.
   - Мне изгнать их, милорд? - поднял бровь Глабр.
   Ему уже было не в первой бороться с проповедниками и их паствой, что так и лезла в город, провоцируя беспорядки.
   - Нет, меня они не интересуют. Зато меня интересует, что внутри этой башни.
   - Но разве она не закрыта магией?
   - Да, нужен специальный ключ. И он есть у Лоренцы... - на лице Гэлия заиграли желваки, стоило произнести это имя, - давно ли он хранился у ее семьи или же она приобрела его недавно, чтобы насолить мне, это неважно. Я послал ей письмо, и ты отправишься за ключом, а потом прямиком в Замеди. Узнай, что внутри и доложи немедленно.
   Четкие приказы без лишних разглагольствований - вот что нравилось Глабру в Гэлии, пусть претор и сам любил поговорить. Но Гэлий был человек действия, и при этом широкой мысли, чего не хватало множеству правителей.
   Может, он все-таки достоин зваться Императором?
   - Мой лорд... вы слышали, что фанатики то и дело поминают какого-то избранного? - Глабр думал отложить, но передумал, появление убийцы в рядах Даристы выбило из колеи.
   - Да, я слышал об этом. Что тебе известно? - Гэлий был обеспокоен, считая, что с приходом фанатиков будет и расти влияние Меру.
   Несмотря на то, что он довел своим правлением Ганеззар до запустения... до опасного для окружающих запустения.
   - У меня есть подозрение, что это явившийся недавно представитель Коммерциума. Я не знаю его имени, но это он подговорил Антидаса заказать Кормчим Карринаса. Я не говорю, что убедить Антидаса составит большого труда, но пойти на такой шаг...
   - Это ничего не значит. И причем здесь его избранность? Что такого в этом торговце с подвешенным языком? - Гэлий раздраженно поднялся со стула, чтобы принять лекарство от эпилепсии, что изредка давала о себе знать.
   Кроме ближайшего окружения об этом никто не знал, да и Глабр увидел этот слабый припадок лишь один раз. В остальном здоровью Гэлия в его возрасте могли бы позавидовать большинство жителей руин старой Империи.
   - На моих глазах он убедил проповедника из Терона, что он послан богами. И сделал это так, что теперь отголоски этого убеждения просочились сквозь всех фанатиков.
   - Если это действительно так... это опасно, - согласился лорд. - Я прикажу узнать все и, если он и вправду так опасен, то Дариста с ним разберется. Но если он будет опасен для самого Страбоса и всего Коммерциума...
   - Мой лорд... это опасная игра.
   - Но стоит того. Коммерциум - выскочки, которые позволяют себе слишком много! Думают, что без их богатств дом Аврелиан и даже Гвардия не выстоят. Мы стояли без них века, они пришли сюда тридцать лет назад! - осушив бокал с лекарством, Гэлий расслабленно, но при этом грациозно вернулся за стол. - Глабр, если ты будешь бороться с каждым из своих врагов - ты не выживешь, они все тебя сожрут, либо вместе, либо по частям. Запомни этот урок.
   - Я запомню, мой лорд.
   Гэлий не мог не знать, что в истории полно примеров, когда жертва показывала, что вокруг нее не хищники, а лишь жалкие шакалы. Но сейчас только лорду виднее. куда вести свой собственный дом на пути к процветанию. Пока у него отлично получалось...
  
   Поместье леди Лоренцы не поражало своей красотой или изяществом. Дом Калани был вынужден покинуть дворец и переселиться на единственную виллу, что осталась в его распоряжении вместо целого города. Но все же Калани были влиятельны, родственники Лоренцы занимали важные посты во дворце и даже среди Коммерциума.
   О самой же Лоренце говорили, что она сколь красива, сколь и опасна. В первую очередь, своими ядами. До этого ей пришлось отравить пять своих мужей, что для ее тридцати пяти лет сильное достижение.
   Амбиции же главы некогда великого дома простирались далеко, но не так, как глупые мечты дома Даратан. Маадоран, вот чего хочет Лоренца. Но даже убив Гэлия, она его не получит, потому что Коммерциум стал слишком силен, да и Гвардия не позволит просто так уничтожить целый великий дом - слишком много проблем это принесет.
   А вот посадить марионетку - это прекрасный план, объединивший всех в коварный заговор...
   Охрана пропустила Глабра без лишних слов, а к самой Лоренце его проводили две девицы в широких шароварах, на поясах которых покоились смазанные ядом кинжалы.
   И вот перед ним предстала та самая "холодная и расчетливая сука", о которой приходилось столько слышать. Даже не бывая во дворце, видимо, опасаясь за свою безопасность, Лоренца имела внутри немало шпионов, поэтому претор не счел нужным представляться. Равно как и кланяться. У ослепительной брюнетки в роскошном красном платье и так достаточно поклонников.
   - Глабр! - с идеально сыгранной радостью воскликнула чистым сопрано Лоренца. - Шлемы приносящий! Что за очаровательный и совершенно неожиданный сюрприз...
   Так претора еще не называли, даже за глаза, он заботился о своей репутации. Но попытки высокомерной дворянки его задеть потерпели крах, равно как и ее грубая лесть, ведь о его приходе доподлинно было известно.
   - Моя леди.
   - Жаль, что для тебя так поздно представился повод посетить меня... - Лоренца медленно обошла претора и даже коснулась пальчиков его доспеха, будто оглядывала прекрасный деликатес на собственном столе. - Если бы я вызвала тебя сама, у Гэлия было бы много вопросов к тебе. Да и ко мне тоже.
   - Вы не любите вопросы?
   - Я не люблю, когда лезут в мои дела. И Гэлий это только что сделал... этот артефакт -- достояние моей семьи. Что дальше он хочет забрать? Мою виллу? - несмотря на резкий тон, Лоренца не злилась, просто без высокомерия никто из маадоранской элиты разговаривать не умел.
   - Речь шла об одолжении. На благо вашего любимого города, - не остался в долгу Глабр, все же невольно подмечая красоту, которую леди не стеснялась выставлять напоказ.
   Как и признавал ее живой ум.
   - Значит, открыв Замеди, ты, как ученый, хочешь использовать на общее благо реликты древних времен? А что если там оружие? Меня проклят все за то, что я способствовала преступлению...
   Глабр стиснул зубы. Он полагал, что будет нелегко, что просто так Лоренца не подчинится приказу и не расстанется с сокровищами. Но что делать с такими аргументами?
   - Гэлий боится этого оружия не меньше вашего, а я знаю, на что способны древние машины, получше многих.
   Он не проговорится о преступлении против Инферии. Никто и никогда об этом не узнает. К счастью, Лоренца не стала задавать лишние вопросы.
   - Что ж... ты честен ,это редкое качество. Но это делает тебя уязвимым.
   - Я достаточно насмотрелся на дворцовые интриги, чтобы понимать, кто мне друг, а кто враг. И что сегодня друг может стать врагом.
   - А может ли враг стать другом? - с улыбкой уцепилась леди.
   - Зависит от обстоятельств.
   - А если они будут складываться в сторону неправильно решения, последствия которого прочувствуешь много... много позже? - Лоренца подошла практически вплотную.
   Как и кабинет Гэлия, ее покои были наполнены благовониями, но ее собственный, притягательный запах был так силен, что перебивал все остальное. Неужели это магия?
   - Нужно быть гибким, вам об этом известно лучше, чем мне. Лорд Сенна уже предлагал мне убить лорда Гэлия, и у меня было множество причин на это согласиться, ибо обстоятельства толкали меня к решению, которое понравится именно вам. Но я рискнул, и теперь здесь, перед вами.
   - А если ты принял его предложение, ты бы мог стать подле меня, может, даже как мой законный супруг... - сожаление, впрочем, звучало наигранно.
   Такой откровенный разговор может стоить им обоим головы, но Лоренца все равно рискует намного больше, и Глабр не боялся отвечать.
   - Вы уже убили пять или жесть мужей, мне не хотелось бы пополнить их число...
   Фыркнув, что у такой женщины получилось не менее изящно, чем все остальное, Лоренца отступила.
   - Ты веришь всему, что слышишь, или только пикантным сплетням?
   - О, поведайте же мне правду, - Глабру нравилось смотреть, как люди пытаются оправдать собственные амбиции.
   - Я убила только троих, - с достоинством призналась Лоренца. - Мой первый муж умер от естественных причин, если считать смерть от сердечного приступа во время объезживания какой-то шлюхи естественным и социальном приемлемым способом кончины. Гэлий устроил убийство моего второго мужа и выдал меня замуж за "мужчину с характером", чтобы держать меня в узде.
   Про эту историю Глабр слышал больше подробностей, и пока Лоренца никак ее не опровергала.
   - Как и все большие люди, мужчина с характером думал, что может справиться с женщиной, но сила -- весьма мимолетная вещь, особенно, когда парализовано тело. Четвертый муж стал разочарованием. Он был весьма красноречив, но это единственное, в чем он был хорош. Он обещал вернуть мой город, но забыл о своих обещаниях, как только получил мои деньги. Мне пришлось от него избавиться, так или иначе, - леди беспомощно пожала плечами.
   Но вызывало уважение то, что она не выставляла себя тотальной жертвой неприятных обстоятельств.
   - Что же случилось с пятым мужем?
   - Это самая печальная история... я любила его. В известной степени... но он слишком много внимания уделял слухам и стал параноиком. Ему хватало наглости заставлять слуг пробовать вино и еду, прямо передо мной. И я должна была с этим мириться?
   - Это все равно не повод...
   - Он ПЕРВЫМ пытался меня отравить, - безапелляционно заявила Лоренца. - Мой прапрадедушка был отравлен после успешной военной кампании. С тех пор каждый ребенок в моей семье регулярно получал небольшие дозы различных ядов...
   - Ради иммунитета? - Глабр слышал о такой методике, но она опасна, весьма опасна.
   - Именно. Так что попытка моего дорогого покойного муженька принесла мне только острое расстройство желудка и головокружение. Пришлось оплатить ему той же монетой... но я говорю тебе это все, Глабр, потому что ты не жил в этом городе, ты не привязан к нему теми узами, как большинство раболепствующих рабов Гэлия. Если завтра Гэлий прикажет тебе убить меня, что ты сделаешь?
   Она не добавила, что это будет непросто. Непросто было сдержаться, но Глабр почувствовал ее мысль.
   - Я спрошу -- за что.
   - Ты -- да, большинство нет. Вот и возвращаюсь к артефакту -- ты готов спросить хотя бы себя?
   - Я спросил, и понял, что выполню этот приказ, если не ради Гэлия, то ради себя. Моя леди, а вы спрашивали себя, что вы будете делать, получив в свои руки город? Вы и так добились всего...
   - Это был наш город! - всплыла Лоренца, словно события многовековой давности были еще живы в ее памяти. - Мы открыли ворота дому Аврелиан, и вот как они нам отплатили!
   - Это было давно...
   - Значит, я должна забыть? Поклониться узурпаторам вместе с остальной чернью? Мой дом правил этим городом, когда дом Аврелиан представлял из себя лишь провинциальных лордиков со свитой. Мой дом когда-то правил этим городом... и будет править им снова. Помяни мое слово.
   Она во многом была похожа на Антидаса, с той лишь разницей, что ее мечта всего в шаге от исполнения...
   - Ваша борьба заслуживает уважения, но это не моя борьба. Артефакт, - он вытянул ладонь.
   - Рада, что мы хоть немного поняли друг друга. Я не вправе отказывать Гэлию. Иначе он пришлет твою шлюху-убийцу устранить меня...
   Глабр проглотил оскорбление Даристы, она сама способна защитить себя и свою репутацию. И когда в его руке оказался поднесенный слугами пульсирующим алым красный теплый шар со странной энергией внутри, он поклонился и покинул виллу, пытаясь понять, какую же игру вела Лоренца, и чего намеревалась достичь?..
  
   Легендарная Замеди... один из немногих уцелевших реликтов Империи, доказывающих, что магия существует. Когда-то вокруг был неприступный город, но демоны квантари принесли орудие, о котором доложили Императору, чье имя потерялось в истории. Разведка не соврала, один выстрел, и некогда могущественный город магов превратился в руины. Устояла лишь башня, убивая на протяжении веков, кто посмел подойти ближе, чем на сто шагов.
   Но теперь магия исчезла. Впрочем, это не значило, что к этому месту хлынули толпы зевак. Гэлий, вероятно, узнал об этом месте от доверенных ученых или же своих людей среди фанатиков.
   Скрытое за постоянными песчаными барханами, вдали от торговых путей, это место было непросто найти даже с толковыми проводниками.
   Но в этот раз Гэлий не поскупился. Он считал, что тайна Замеди прольет свет на тайну храма Тор-Агота. Поэтому Глабр получил в распоряжении три десятка закаленных в пустыне солдат и парочку проводников, что уже не раз продавали припасы местным фанатикам.
   Их небольшая группка обитала в палатках недалеко от разрушенного купола какой-то постройки. Грязных, но держащихся с достоинством, будто открыли самую главную из истин, они с любопытством смотрели на новых гостей. А охранники из дома Красс перехватили оружие поудобнее, но они не собирались сражаться. Они просто думали, что Гэлий решил их отсюда прогнать...
   - Вы пришли помолиться, братья? - нараспев спросил проповедник. - Вы пришли полюбоваться на То, Что Избежало Их Гнева? Ты пришел Спросить Почему?
   - Да, я пришел увидеть башню, - Глабр сделал своим людям знак расслабиться.
   Меньше десятка фанатиков, даже с солдатами, им не преграда.
   - Это все, что ты видишь, брат? - усмехнулся мужчина, глядя на всех гостей с жалостью. - Старую, пыльную башню? И как, скажи на милость, она смогла пережить разрушение этой земли? Каким ЧУДОМ? ЧЬИМ чудом? А знаешь, что вижу я?
   - Боюсь, мне это неинтересно... - вздохнул Глабр, но разве их можно остановить?
   - Я вижу сияющий огонь веры! Послание Богов для тех, кто имеют глаза, дабы увидеть! Зачем тогда она уцелела, когда было уничтожено все остальное?! Зачем тогда она уцелела, когда Боги могли отвернуться от нее, словно от насекомого? О это не было случайностью, поверь мне! Это и есть Высший Промысел в действии, брат мой!
   Среди аврелианцев прокатились смешки, а кто-то даже хотел как следует проучить беспокойного, несчастного человека.
   - Что, зачем, по-твоему, ее уберегли? - Глабр решил было ниспровергнуть все убеждения фанатика одним махом.
   - Это Их способ сказать нам, что это есть Дом Богов! По Их милости была она сохранена! По их милости спасемся мы, когда отворятся двери эти, и только чистым сердцем и разумом будет дозволено войти!
   - У нас есть ключ, думаю, мы достаточно чисты, а теперь прочь с дороги, - претор передумал спорить с больным человеком и оттолкнул его в сторону.
   - Какой план? - спросил сержант.
   - Я войду и открою вам дверь, только я знаю, за какие рычаги потребуется дернуть.
   Сержант отдал честь, и его солдаты построились.
   - Удачи, претор.
   Кивнув, Глабр достал пульсирующий шар и подошел ближе ко входу в башню. Головная боль запульсировала в висках, а кости налились свинцом. Все-таки магия башни еще действовала... но это незначительное препятствие.
   Вход преграждала мерцающая стена красного света, слишком яркого, чтобы вблизи смотреть прямо на него. Стоило вытянуть руку с ключом, как свет поблек, словно приглашая войти. Шаг вперед, и теперь свет был повсюду, начав затягивать Глабра глубоко внутрь...
   Внутри же башня оказалась вовсе не заброшенной, и гробовую тишину наполнял тихий гудящий звук, а пол мягко вибрировал, словно живой. Повсюду пахло серой, нефтью... он уже был в таком месте. Инферия. Та самая башня, что ушла под землю, даже ее планировка ничем не отличалось. Повсюду металлические трубы и странные машины, а перед огромным оранжевым кругом в центре на комнаты на невысоком белом постаменте сидела каменная статуя демона, читающего книгу...
   Глабр едва не выронил клинок. Это тот самый демон из Инферии! Только целый... ни одной царапины или пробоины. Но стоило двинуться в сторону, как демон захлопнул книгу и обернулся одним быстрым текучим движением. Не чета тем самым дерганным конвульсиям поврежденного собрата...
   - Полагаю, у нас посетитель, - горящие глаза демоны вспыхнули с новой силой, а радостному изумлению в голосе мог позавидовать любой из плоти и крови.
   Несмотря на грубый голос, он был необычайно выразителен.
   - К сожалению, в настоящее время мы закрыты, и мне поручено избавляться ото всех посетителей. Это ставит перед нами некоторую дилемму.
   Повелительный тон демон в конце предложения быстро сменился до сожаления.
   - Избавляться? - только и мог вымолвить Глабр, понимая, что всех его навыков как боя, так и красноречия, не хватит, чтобы одолеть совершенную машину смерти, которая словно вчера ожила под руками великих магов.
   - Уничтожать. Убивать. Делать неодушевленными. У тебя есть предпочтения? Я эксперт в таких делах, и если тебе больше нравится определенный вид гибели, я с радостью окажу тебе такую услугу. Мне хорошо знакомы свыше тысячи способов окончить человеческую жизнь, и я уверен, что способен выполнить даже самые экзотические запросы...
   Глабр за прошедшие годы поднаторел в древнем языке Империи, и теперь достаточно четко понимал демона. Избавив мысли от подсчета лично ему смертей, Глабр вновь, как и тогда, решил тянуть время, пока не удастся что-то придумать.
   - Что же это за дилемма, о которой ты говорил, каменный страж? - он не мог скрыть страх, а такое существо точно его заметит.
   Впрочем, демон не стал заострять на этом внимание.
   - Ты очень наблюдателен... Действительно, дилемма, - демон одобрительно кивнул. - Хотя указания моего хозяина вынуждают меня прекращать существование всех незваных гостей, в настоящее время я нуждаюсь в помощи. Ты ведь пришел за сокровищами? Помоги мне, и я щедно награжу тебя из тех великих запасов, что мой хозяин оставил мне на личное хранение!
   Такой странный переход едва не сбил Глабра с толку, но острый ум уберег от опрометчивого шага.
   - Я чувствую, что обещание сокровищ немного преувеличено.
   - Немного преувеличено? - демон разочаровался. - Я был, что ваш вид хорошо реагирует на материальные стимулы. Разве вами не движут алчность и жажда наживы?
   Для марионетки магов он слишком умен... вероятно, книги, прочитанные здесь, в заточении, сделали эту машину еще умнее. Или же маги изначально вложили в него столько своеволия, прекрасно зная, как отключить его в любой момент.
   - Мертвым богатства ни к чему... - Глабо смог успокоиться и принять свою судьбу.
   Если умрет, то умрет быстро...
   - Раз ты так обеспокоен своим существованием, вернемся к моему первоначальному предложению. Помощь в незначительном деле в обмен на твою жизнь. Ему может не доставать некоторого блеска, но как ты сказал -- мертвым богатства ни к чему.
   - Что тебе нужно? - Глабр понял, что перехитрить демона не выйдет, и прямота -- лучший союзник.
   - Наверху башни расположен кабинет моего хозяина. Там ты найдешь двухтоп... - демон вспомнил с кем говорит и тут же поправился, - стальное кольцо с несколькими полосками. Принеси его мне, и наша сделка будет завершена.
   Звучало просто. И раз демон не может туда проникнуть, будет время подумать. Если только это не очередная шутка отчаявшейся машины, и внутри не ждет смертельная ловушка... но тогда к чему весь этот фарс? Развеять скуку?
   - Договор.
   - Bene! Иди за мной. И ничего не трогай, если тебе не надоело твое существование...
   Глабр хотел было вставить пару слов о том, что он один из лучших умов своего поколения, но вовремя прикусил язык. В лучшем случае демон просто посмеется.
   Внизу вибрировала и сокращалась такая же сфера, как и в Инферии. Только в этот раз ядро работало плавно и стабильно. Но вместе с тем, невероятная жара в небольшом зале была почти удушающей. Вымокнув в мгновение ока, Глабр с восхищением наблюдал, как по стеклянным трубкам, невесть как выдерживающим температуру ядра, энергия питает всю башню.
   - Что же это за ядро?
   - Звездное вещество, - ответил демон. - Я не могу объяснить тебе лучше, так рассказ об атомах, расщепленных на частицы с отрицательным зарядом, стал бы пустой тратой времени. А теперь жди и ничего не трогай... Я перегружу систему на короткое время. Как только я подам тебе сигнал, беги наверх и как можно быстрее. Поверь, тебе не захочется попасть в поле в том самом оранжевом круге, когда оно восстановится.
   - Как я вернусь обратно?
   - Кольцо позволит тебе пройти через силовое поле.
   - Будь готов бежать по сигналу... пошел!
   Глабр стремглав кинулся по лестницы. В голове возник план сбежать из башни, пока есть возможность, но демон заранее перекрыл выход. Осталась одна дорога...
   Вскочив на круг, он наступил на нужную кнопку. Вокруг появилось невидимое поле, но от энергии встали дыбом волосы и вновь заломило с непривычки кости. Платформа поднялась вверх в белоснежный зал на самом верху башни.
   Прекрасный мрамор ничуть не испортился за века, и вокруг ни пылинки, словно лучшие слуги убирали библиотечный зал. В одной из комнат виднелся алхимический стол, а в другом роскошные апартаменты.
   Но Глабра привлекли внимания книги на многочисленных полках вокруг лифта и рядом красивыми лестницами.
   - Распределение масс... гравитационные колодцы... пустоты, изведанные и неизведанные... пространство низкой плотности... физическое доказательство... когнитивный диссонанс... универсальный механизм...
   Знания... нетронутые и бесчисленные. И столь далекие от понимания Глабра!
   С замиранием сердца он перебил одну книгу за другой.
   - Выпуклая звезда... теорема пяти кругов... регулярные и нерегулярные гексаграммы... пентаграммная пирамида и большой икосаэдр... пентаграммная пирамида и большой икосаэдр... вихревая энергия.. шлюзы и их свойства... межплоскостная энергия...
   Большинство этих слов не имело никакого смысла, наука деградировала слишком сильно. В рисунках невозможно разобраться, язык и термины сильно отличались от принятых сегодня. Но достаточно ли здесь ключей для того, чтобы во всем разобраться?..
   - Солнечно-тепловые коллекторы... трактат о дисперсиии... преобразование электромагнитного излучения в тепловую энергию... добывающая металлургия... термообработка... устойчивые температуры и предлагаемые решения...
   Чем больше слов наполняло разум Глабра, тем больше он понимал, что для возрождения науки потребуются множество поколений. Начитанный демон мог бы ускорить процесс, но разве он согласится на это? И кто будет спокойно слушать древнюю машину из одичавших людей?
   С трудом оторвавшись от книг, Глабр вспомнил, зачем он здесь. Неужели все знания будут утеряны, если он уйдет? Или все же демона можно как-нибудь победить?
   Но местные алхимические запасы не представляли ничего особенного, даже хорошую бомбу не сделать. Но был еще верхний ярус...
   Комната управления ярко освещалась полуденным солнцем через четыре больших окна, выходящих в разные стороны.
   Подбежав к одному из них, Глабр пробовал привлечь внимание аврелианцев внизу. Но те лишь настороженно выжидали, когда вернется претор. А прокричать сквозь застекленное окно ничего не получалось.
   Отбросив этот план, Глабр оглянулся на сложную панель управления, очень похожу на ту, что была в Инферии. Сфера проецировала мерцающие изображения башни. А за ней располагалась очередная арка с порталом.
   А описанное демоном кольцо лежало совсем неподалеку на столе. Небольшое, но тяжелое, оно опоясано тремя вращающимися полосками со знаками на них, но во всем остальном ничего особенного.
   Но вот только три полоски кажутся знакомыми. Такие знаки уже встречались в мантрах... об удаленном управлении? Но чем?
   Оглядев помещение с четырьмя постаментами получше, Глабр подошел к центру и вгляделся в безупречную, отполированную поверхность полусферы, высеченной из цельного кристалла. Вместо обычной панели управления необычное устройство предлагало нажимать на металлическую полосу, обрамляющую полусферу. Коснувшись тускло светящихся символом, Глабр отдернул руку, стоило поверхности кристалла мгновенно поменяться. Мерцающее изображение сменилось пирамидой с плоской вершиной, где в подробностях видно внутреннее убранство и разные машины. Потом другой символ, и пирамида поменялась на большой зиггурат. Не это ли тот самый храм?
   Еще один символ, и перед глазами предстал тот самый демон снизу. Каким-то образом, Глабр мог считывать информацию, лишь глядя на изображение... но это было так обыденно, что некогда удивляться чуду.
   Демон сделан не из камня, а из подобия металлического кристалла, выращенного вокруг энергетического ядра, которое и питает его. А что же до кольца...
   Энергетическое ядро -- последняя часть головоломки. Снова посмотрев на кольцо, Глабр потратил немало времени, прежде чем очевидное стало явным. Отметки на полосках изображали дистанцию и уровень энергии. Кольцо не управляет демоном напрямую, оно управляло ядром. А, значит, если он получит кольцо, то станет хозяином самому себе.
   Тут Глабр случайно вывел на полусферу искаженное изображение мужчины. Его одеяния устарели, разве что подобная мантия была на трупе мага в минарете. Этот незнакомец стоял у окна, в этой самой комнате, глядя на раскинувшийся великолепный город.
   - Думаешь, мы можем им доверять? - спросил кто-то, вероятно хозяин башни.
   От живого голоса Глабр вздрогнул и оглянулся. Но тут никого не было, кроме старых машин...
   - Мы им нужны, - мужчина повернулся.
   Старые картины плохо сохранились, но все-таки Глабр узнал высокого бородатого старца. Это был Абу Хассан ибн Хадад аль-Сараби, Первейший среди магов.
   - Они ничего не могут сделать без наших машин, а к моменту завершения ритуала эти твари будут под нашим полным контролем.
   - Я все же волнуюсь... - вновь говорит хозяин башни. - Все это, кажется, проходит слишком легко.
   - Это легко, потому что у нас всех карты, - Абу Хассан отмахнулся. - Не забывай, что это квантари пришли к нам. Я признаю, что глубина их знаний застала меня врасплох, но без нашей технологии эти знания были бесполезны. У них не было выбора...
   - Они поклоняются этим тварям как богам. Ты это знал?
   - Они -- дикари, брат. Все непонятное они приписывают магии или богам.
   - Но не находишь ли ты любопытным их предложение, их обращение к нам, чтобы поработить их богов? Я все же считаю, что мы что-то упустили.
   - Ты не беспокойся о защитных рунах, а о квантари буду беспокоиться я. Пока руны держатся, остальное неважно, - Первейший обернулся обратно к окну.
   - Они выдержат, - пообещал хозяин башни.
   Вынырнув, словно из омута, Глабр упал на спину. Голова кружилась, он не привык к такому... слова продолжали плавать в голове, словно рыбы.
   Что все это значило? Можно ли этому верить? Мог ли великий из магов быть таким наивным, чтобы доверять квантари? Что же произошло на самом деле?..
   Мир, каким он казался, рушился, и впервые за всю жизнь любознательность Глабра сменилась страхом. Его трясло, а во рту пересохло, словно после долгого перехода пустыни без капли влаги. Все перевернулось, и что делать дальше?
   Но ясно одно, что пока никто не должен этого видеть, ни Гэлий, ни кто-либо еще... осталось лишь выбраться отсюда.
   Глабр не помнил, как спустился вниз, и очнулся только когда столкнулся нос к носу с демоном, что поджидал его.
   - Где кольцо?
   - Я знаю, что оно делает...
   Быстро проведя пальцами по полоскам, выставив руки, Глабр бесстрашно вышел вперед. Демон выступил вперед, но его движения не столь быстры и плавны.
   - Я все еще могу тебя убить... - прорычал демон, но уже без высокомерия.
   Голубая сталь гладия наверняка пробьет искусственную шкуру врага, но сражаться против четырех рук не умел ни один смертный.
   - Я обменяю кольцо на некоторые ответы и то, что ты навсегда покинешь эту башню.
   Демон мог открыть множество знаний, но Глабр не собирался рисковать и держать эту штуку с собственным разумом при себе. Ему еще дорога жизнь.
   - Спрашивай...
   - Куда делся твой хозяин?
   - Он ушел после нападения и не возвращался. Он был не из тех, кто доверяет слугам свои тайны. Вероятно, он был убит -- зная его, только смерть могла помешать ему вернуться к работе.
   - Когда он ушел?
   - Триста восемьдесят два года назад...
   Значит, летописи все же немного ошибались.
   - Как уцелела башня?
   - Башня была построена способной выдержать сильнейшие атаки во время войны, спроектирована лучшими умами Империи с применением последних технологий. Она была способна отразить или поглотить любую силу, которую враг мог пустить в ход против нее. Внутри этих залов найдутся генераторы энергощитов, демпферы сотрясений, охладители, панели активной брони -- все питаемые генератором от ядра. Боюсь, город вокруг был не так хорошо построен.
   - Последний вопрос...
   Глабр был уверен, что остальное сможет почерпнуть из местных книг, а вот насчет войны, магов и квантари... он не хотел пока знать. И не был готов к такому знанию, пусть и всегда к нему стремился. Некоторые вещи выше человеческих сил, а правда страшнее любой войны.
   - Я ищу храм Тор-Агота.
   - Надо выражаться конкретнее, человек, - пророкотал демон. - Не имею представления, о ком ты.
   - Бог. Он был богом, известным как Изобретатель.
   - Я понял. Еще одна деградация вашего языка. Агатот, так называл его мой хозяин. Тор-Агатот. Тор было своего почтительным обращением, хотя маги редко его употребляли. Для него построили зиккурат, я бы сказал -- целый комплекс, но я не знаю -- где. Как я говорил, я никогда не покидал этой башни. Поищи записи моего хозяина.
   - Значит, ты всего лишь слуга...
   - Слуга? - усмехнулся демон. - Я был создан для высшей цели. Помогать моему хозяину в его магических экспериментах, чтобы проникнуть в тайны мироздания. Камень может выдержать гораздо больше, чем плоть, которой нужна малейшая причина, чтобы стать тленом...
   От такого высокомерия Глабру хотелось вонзить клинок в ядро демона.
   - Марк Домитий Красс был гением... - в голосе машины звучало подлинное уважение.
   - Из дома Красс?
   Глабр забыл, что уже задал последний вопрос, но демон не стал об этом напоминать.
   - Да, дом Красс. Ты слышал о нем? Он еще существует? - спросил демон с внезапной надеждой.
   - Да, но мне кажется, он совсем не такой, каким ты его помнишь. Лорд Меру очень занят, призывая вернуться к поклонению богам и восстановлению их храмов...
   - Поклонение... чему? -плечи демона поникли.
   - Богам, - Глабр неожиданно столкнулся с трудностями, не зная, как толком это объяснить. - Существа, создавшие мироздание и все в нем. Наставляющие судьбы всех нас. Они пришли в наш мир из своего царства в час величайших испытаний Империи...
   Он прикусил язык, поняв, что увлекся, и завел разговор в неподходящее русло.
   Но тут собеседник, захихикал, что напоминало скрежет старого механизма.
   -Что случилось с вашим видом человек? Как вы пали так низко? Вы сами создали себе богов, и тем самым предопределили свое падение. Это весьма поэтично.
   - Ты поведаешь мне? - обреченно спросил Глабр.
   - Из твоих вопросов ясно, что ты не имеешь ни малейшего понятия о том, что вокруг тебя, ни о работе этой башни, ни о природе подобных мне созданий, ни даже об истории твоего собственного народа. Ваша цивилизации регрессировала. Мои ответы не помогут тебе человек. И ты дал обещание.
   В чем-то демон был прав. Чутье подсказывало, что прошлое гораздо глубже и опаснее, чем может показаться. Чем поможет правда? Человечество едва-едва стоит на ногах, и не может справиться с сегодняшними угрозами. Любое сильное дуновение сметет остатки цивилизаций.
   Вспомнились слова старого ученого Абукара... "надеюсь, ты его никогда не найдешь". Что же знал этот старик, что вычитал в уничтоженных им же свитках?
   Глабр отдал кольцо и приготовился к смерти, у демона было ни единой причины щадить такого наглеца.
   Но вместо этого демон будто вдохнул полной грудью и направился к выходу.
   - Удачи тебе, человек...
   Он просто ушел. Решил не марать себя кровью низшего, деградировавшего человека, который не знает свое место в этом мире, да и сам мир вокруг. Ему больше не было смысла сражаться за давно погибший дом, от которого осталось одно название. И нет смысла защищать башню, в которой демон четыре века находился в заточении...
   Весьма поэтично.
  
   Переход обратно снова едва не вывернул желудок Глабра на изнанку. Представшая перед глазами картина смерти и опустошения наполнила душу той самой скорбью, что долгие месяцы мучила после уничтожения Инферии.
   Сдержанное слово стоила крови безвинно убиенных. Как солдат, что следовали за своим претором, так и фанатиков, что просто пришли в паломничестве к башне, и не убили ни одного, кто не разделял их веру.
   Демон работал с бесчеловечным усердием и умертвил каждого, кто попался на глаза. Последняя жертва убежала совсем недалеко и будто обнимала собственную отрубленную голову. Теперь это существо, что он выпустил в мир, будет идти к своей цели и убивать... убивать и убивать. Оно не умерло за четыре сотни лет, и не умрет еще столько же. Только бы у кого-нибудь нашлись силы одолеть четырехрукую машину, когда-то созданную человеческим гением...
   Сначала Глабр хотел в ярости забросить ключ внутрь башни, чтобы никто не проник внутрь. Но нет... пусть лучше он, а, может, после и его потомки, останутся хранителями одного из последних памятников величия Старой Империи. Чтобы они больше никого не убили... только люди могут убивать друг друга, это право никто у них не имеет права отнимать.
  
   Путешествие в Маадоран в одиночку, да налегке, заняло еще меньше времени. Но уже перед самым городом Глабр понял, что что-то не так. Городские ворота накрепко заперты, на стене полно патрулей. Неужели Меру объявил священную войну или на Антидаса снизошло чудо, и теперь он угроза самому Аврелиану?..
   Пробежав последние полмили, Глабр окрикнул солдат на стенах, стоило только отдышаться.
   - Откройте! Именем претора Аврелиана!
   - Ворота останутся закрытыми, - неожиданно на стене быстро нашелся центурион. - Приказ легата!
   - У меня тоже есть полномочия! - рыкнул Глабр, раздраженный свалившимися невзгодами.
   - Иди через Бездну, если таково твое желание!
   - Просто киньте веревку, если вы так боитесь открывать ворота! Или известите легата!
   Легата боялись, как огня, поэтому предпочли сбросить веревку, не догадавшись до такого до такого простого решения заранее.
   - А теперь... что произошло?! - претор накинулся на центуриона, а признавшие его солдаты не спешили заступаться за командира.
   - Лорд Гэлий... - центурион понурился, и душа Глабра ушла в пятки. - Он жив, но сильно ранен... говорят, его попытались убить воры. Или предатели из ассасинов...
   - Предатели?
   - Дариста убила, закрыла Гэлия собственным телом... - центурион разрывался между презрением к Кормчим и героизмом ее поступка. - Она мертва...
   Глабра отступил на шаг, и медленно сполз спиной по зубцу стены. Нет, они никогда не были очень близки, никогда бы не поженились... никогда бы она не стала нести под сердцем его наследников.. но потерять ее вот так?!
   Это означало конец Гэлия... Глабр слишком хорошо знал Хамзу и некоторых других его единомышленников. Лорд лишился своей тайной полиции, старый Хамза давно хотел, по его признанию, возвращения к старым путям. Он уважал Даристу и соглашался с ее решениями, но теперь...
   - Претор? - уважительно обратился центурион, но в его тембре чувствовалось непонимание, смешанное с подозрением.
   Сочувствие убийце да и то, что Глабр выглядел сломленным человеком, любого убедит в даче слабины.
   Но сдаваться нельзя. Не сейчас, когда столько было сделано открытий, столько еще всего впереди. Можно было сбежать и закрыться в Замеди, сбежать с накопленными богатствами, а весть о том, что какое-то существо перебило несколько десятков людей, отвадит надолго любопытствующих.
   Легкими путями поступал отец, которого Глабр никогда не знал. И пусть частично он повторил его путь, и, возможно, повторит еще не раз. Но точно не в выборе легкого пути.
   - Доложите легату, что я прибыл. Нашему лорду нужны любые союзники.
   Глабр выпрямился, и под его суровым взглядом центурион поспешил исполнить приказ. Все прочие невзгоды забылись, прочие дилеммы перестали играть какое-то значение. Этот проклятый мир не прощает, и какие бы самые добрые и светлые намерения ты не преследовал, без крови не обойтись.
  
   Во дворец согнали почти всю имевшуюся в городе стражу, из-за чего в городе начались беспорядки. Но Сорок Воров, Коммерциум и богатые дворяне оборонялись с помощью своих собственных наемников, не говоря об Имперской Гвардии, что под руководством Паволы навела порядок рядом с ареной и на торговой площади. Только это наведение порядка больше выглядело как предлог для будущей передачи власти... неужели Гвардия тоже замешана? Вот так они поступают с Гэлией, который пожертвовал всем, чтобы дать им подкрепления во время борьбы с Ордой?! Чем же они тогда отличаются от Карринаса?..
   Кто бы ни хотел проникнуть внутрь дворца и довершить начатое, он бы не смог этого сделать. Разве что только предатель не окажется внутри. К счастью, проводник сказал, что Сенна заперся на своей вилле. Одной проблемой меньше, но у него достаточно друзей при дворе, и вряд ли всю знать разогнали. Да и можно ли в мире дворцовых интриг доверять самому последнему рабу на службе лорда?..
   Уже у самых покоев, после тщательных проверок и отбора оружия, перед Глабром возникла огромная фигура легата Лания. Этого великана по праву боялись как враги, так и друзья. Пудовый кулак способен был превратить лицо человека в мясо. Но при этом высоченный воин обладал может и скудным, но быстрым умом. Плох в стратегии, но в тактике просто непревзойденный. Именно он в свое время обеспечил победу над Ордой и почти бескровную расправу над войсками Антидаса. Разумеется, он недолюбливал Глабра, да и других преторов тоже. Доверял только и Гэлию.
   - Вернулся... как удобно.
   - Если бы я стоял за заговором, я бы вернулся только если бы он был успешен, - претор сразу увел в сторону эти беспочвенные обвинения.
   - Это верно, ты та еще крыса...
   - Если бы я до сих пор работал на Антидаса, я бы давно сбежал в Терон. Если на Гвардию, то в Каэр-Тор.
   - А Лоренца...
   - Ты бы сам лег в постель со змеями? - эта перепалка начала утомлять Глабра, который слишком много прошел за последнее время.
   Жаль, что Лания нельзя было поставить перед демоном из башни. Может, тот даже оказал бы машине достойный отпор...
   - Или ты пришел довершить начатое, что не смогли другие.
   - Я не самоубийца и не идиот.
   Смерив Глабра очередным презрительным взглядом, Ланий дал отмашку своим людям.
   - Тебе повезло, что Гэлий захотел тебя увидеть, стоило о тебе доложить... иначе бы ты уже висел на кресте...
   - Если я когда-нибудь и буду висеть на кресте, то только рядом с тобой и никак иначе, - Глабр высокомерно улыбнулся и последовал за самыми верными телохранителями Гэлия в его покои.В грязной политике нельзя показывать свои настоящие чувства, какой ты есть на самом деле, и какая тяжесть лежит на душе. Для всех сильный должен быть сильным, и никак иначе.
   Во внутренних покоях перед последней дверью Глабр заметил Серенаса, племянника Гэлия, с небольшой свитой. Лорд презирал сына своей сестры, и сам не имея детей, вовсе не собирался усыновлять и назначать наследником это жалкое подобие патриция.
   Да, он бесспорно был красив, прекрасные черты лица имели определенный успех у женщин, его осанка была далека от военной выправки, но грация и шарм позволяли охмурить множество женщин. "Победоносный", его так прозвали именно из-за огромного количества соблазненных женщин.
   Глабр представил, что будет, если подложить его Лоренце, и сколько прожил бы этот ягненок...
   - Легат! Ты собираешься пустить его, этого низшего бродягу вместо родного племянника нашего лорда?! - оттолкнув своего друга, Серенас вдруг кинулся на легата и претора.
   - Не сейчас, - отмахнулся Ланий, и тот быстро отступил, опасаясь этого гиганта.
   - Не думаю, что даже если Серенас хочет убить своего дядю, у него хватит на это смелости, - шепнул Глабр.
   Ланий с пониманием кивнул и открыл дверь, впуская претора. Сразу стало ясно, что работали не профессионалы. Грудь Гэлия, что лежал на своей кровати, была расчерчена кровавыми полосами, еще один шрам останется на лице. Весть о смертельном ранение оказалась преувеличена, Антидас в свое время по-настоящему был на волосок о смерти.
   - Ты вернулся... - слабым голосом прошептал Гэлий, стоило двери закрыться.
   Мутный взгляд говорил о том, что у лорда недавно был очередной припадок. Возможно, пока он не выздоровеет, удары будут все чаще и чаще.
   Видеть самого могущественного человека простым смертным... всегда непросто.
   - Мой лорд.
   - Про башню мы поговорим позже. Подойди ближе...
   Прекрасно поняв, что требуется, Глабр подошел почти вплотную и оперся о кровать, приблизив ухо практически к губам лорда.
   - Они узнали, что я планирую... и попытаются вновь убить меня, пока есть такая возможность. А мое спасение задерживается...
   Прервавшись, чтобы с собраться с силами, Гэлий зажмурился на мгновение, а после продолжил:
   - Я собираюсь призвать самое большое племя Орды, я несколько лет вел переговоры, и они согласились придти и стать частью моей армии... но они слишком задерживаются, возможно, их остановил перевал Харрана. Найди их и приведи сюда, если этого не сделали другие мои люди... не попадись гвардейцем, Имперская Гвардия с тебя шкуру спустит...
   - Будут сделано, мой лорд, - отрешенно пообещал Глабр.
   Орда... варвары. Нецивилизованные племена кочевников с раскосыми глазами. Они прекрасные воины, бесспорно, но как Гэлий может быть уверен, что может их контролировать? Но если смотреть здраво, то это один из немногих шансов выжить для него...
   И это может принести погибель остаткам Империи. Неужели он так отчаялся, что готов поставить на это все?
   Глабр ничего не сказал Ланию, да и покинул дворец, никому ничего не сказав. Вновь вышестоящий лорд думал, что его приказания найдут отклик в душе каждого слуги. Но претору вновь не везло. Снова дилемма, и снова такая, от которой нельзя вот так просто отмахнуться.
   Спасти Гэлия или остатки Империи? Впрочем, даже если откажется Глабр, это сделает кто-то другой. Но есть шанс убедить Орду остаться в своих степях. Гэлий погибнет, и его место займет шайка авантюристов с бездарным Серенасом якобы во главе.
   Или привести Орду, и тогда варвары проникнут в самое сердце Империи, и это будет стоить такой крови, которая не снилась предыдущим войнам...
   Внутри тайного убежища Глабра кто-то был... неприметный дом на границе с трущобами хорошо служил этой цели, но теперь его обнаружили.
   И тут незнакомец зажег лампу. Глабр едва не выхватил меч, но вовремя остановился. Это была леди Лоренца.
   - Если ты думал, претор, что твое убежище -- тайное, тебе следует искать место получше, - она обаятельно, но все же хищно улыбнулась.
   Прирожденные хищники никогда не смогут избавиться от своих привычек.
   - Для таких как ты здесь слишком грязно и бедно, я думал, этого хватит, - Глабр был настороже, Лоренца была одета в черные, неприметные одежды, пусть и кожа была богатой отделки.За спиной покоился глубокий капюшон.
   Несомненно, прибыла сюда инкогнито, но сколько притащила с собой охраны?
   - Бывало и хуже, - Лоренца вновь оглядела бедную обстановку, старую скрипучую кровать и шаткие столы со стульями.
   - Если этот визит ради ключа, у меня его нет, - Глабр лгал, он заранее припрятал ключ в одном из своих тайников в пустыне.
   Он собирался оставить башню со всеми ее секретами себе.
   - К демонам ключ, он меня больше не интересует. Я пришла по-другому делу.
   Глабр молчал, он не собирался показывать, что что-то знает.
   - Твоя женщина... Дариста. Ее убил предатель из собственных людей. И это не Хамза.
   - Я знаю, кто это. Мразь с обожженным лицом, - претор стиснул рукоять клинка из голубой стали.
   Следовало догадаться. Теперь Гэлий такой же клиент Кормчих, как и все прочие, склонит их на свою сторону больше не выйдет, даже если убить консерватора Хамзу. Как же многое порой зависит от лидера...
   - Он пришел ко мне, - Лоренца подошла ближе. - Гэлий приказал убить меня. Просто так... без причины.
   - Вероятно, он почувствовал, что сделав свой ход, вы сделаете свой. Кто еще из вашей шайки убит?
   - Сенна, - брезгливо бросила леди. - Страбос и Паволла недосягаемы даже для Гэлия, а я была очень легкой мишенью...
   Все-таки Гэлий воспользовался советом Глабра. И смерть его старого администратора на фоне покушения прошла незамеченной.
   - Я не просила убивать Даристу. Я лишь сделала предателю предложение, что он может заработать много больше от того, что я буду жива. Ты бы как поступил на моем месте? - веселье испарилось из глаз Лоренцы, и теперь перед ним стояла сама расчетливость и коварство.
   - Убил бы мразь...
   - Разумеется, какой еще ответ ожидать от мужчины? Но твой старый знакомый потребовал всего ничего -- провести его к тайной машине Левира, лидера Сорока Воров. Теперь и он мертв.
   - Зачем ему машина?
   - Они искреннее интересуется древностями, редкая черта в мужчинах сегодня, и от того не менее притягательная.
   Ее рука коснулась доспеха Глабра, но тот лишь внимательно следил, чтобы в этой руке не мелькнул кинжал с ядом.
   Значит, свиток из дворца Антидаса он украл, думая, что это карта храма Агатота. Вероятно, его постигло сильное разочарование...
   Но если говорить о мести, то отомстил он лучше не придумаешь. Всем, и Глабру, и Гэлию со всем домом Аврелиан, и снова Кормчие наступили на грабли с этим существом, уже давно переставшим быть человеком. Не могло быть высшей цели в мотивах его предательств. Он наверняка все еще служит Гвардии, можно не сомневаться.
   - Это все уже неважно, Гэлий жив, Дариста мертва. Удар был сильным, но не таким, чтобы дом Аврелиан пал.
   - Да, но он падет вместе со всей Империей. Несомненно, он хочет, чтобы ты помог привести Орду, - дыхание Лоренцы обожгло шрам на шее Глабра. - Никому из нас не нужно, чтобы эти варвары проникли на наши земли. Это ничем хорошим не закончится. Сенна, я, Страбос... мы все против. Мы выгодно торговали с племенами, и обе стороны это устраивало. Мы готовы продолжить это делать...
   - Или платить дань? - поднял брось претор.
   - Это не дань, торговля с ними выгодна, в степях полно богатств, которые здесь ценятся. Шкура на твоей кровати -- как раз из животных, что обитают только там. Если ты отправишься по заданию Гэлия, донеси до них наше предложение пусть решают сами. Они придут сюда воевать в войнах Гэлия, и для их народа здесь нет будущего...
   Был ли шпион во дворце, или же заговорщики настолько умны, что могли просчитать многие действия?
   Но Лоренцу отправили сюда, как ту, что способна убеждать. Или же она отправилась сама... как бы то ни было, не дав четкого ответа, Глабр собирался воспользоваться тем, что ему так настойчиво предлагали, и если он не мог отомстить за Даристу кинжалом, он готов был взять компенсацию...
   Схватив леди за волосы, чуть оттянув ее голову назад, он впился страстным поцелуем, будто говоря этим "да"...
  
   Множество историй ходило о перевале Харрана. В них говорилось, что в этом легендарном месте, высоко в горах, великие воины, каждый их которых стоил сотни отбросов пустоши, несли здесь почетную службу и защищали север Империи. Снова и снова они удерживали перевал против тех, кто пытался уничтожить цивилизацию... Путешественники рассказывали о башнях, задевающих облака, о живописных видах и ужасах пустоши.
   Как всегда, действительно была не такой чарующей. Перевал -- всего лишь широкий уступ на склоне горы, который перекрывали две стены, образуя импровизированный форт, внутри которого прятались два небольших здания: казармы и столовая. А также две старые, потрепанные непогодой деревянные башни, угрожавшие развалиться в любой момент.
   "Великие воины" больше похожи на тех головорезов, от которых они должны защищать путешественников, чем на гвардейцев.
   Правда, они были хорошо вооружены, пожалуй, даже слишком хорошо. Вероятно, они частенько совершают разбой на стороне...
   Глабра, одетого как простой путешественник, пустили внутрь открытых со стороны Империи ворот, но тут же преградили дорогу.
   - Мы не ведем дел до следующих распоряжений, - объяснил один из гвардейцев-ветеранов, с ожерельем из высушенных человеческий ушей и прочими страшными украшениями на поясе и запястьях. - Центурион Басс отправился на охоту, поэтому тебя примут здесь, пока он не вернется. А пока я задам лишь один вопрос. Что ты здесь делаешь?
   - Я ученый, уважаемый воин, - поклонился Глабр, изображая полное смирение. - Один торговец сказал мне, что видел какие-то развалины в нескольких днях пути к северо-востоку отсюда. И я хочу добраться туда раньше всех.
   - Никому не позволено входить и выходить, пока мы не возьмем ситуацию под контроль, - возразил гвардеец. - Можешь остаться на несколько дней, если у тебя есть деньги. А потом, когда все разрешится, может быть пропустим...
   Значит, послы, которых отправил Гэлий, уже мертвы. Поэтому и путь блокирован. Катастрофа... Глабр не представлял, сколько еще удастся играть роль и скрыть военную выправку.
   Этой ночью нужно бежать...
   Глабр аккуратно вызвал настроения у местных. Самым словоохотливым оказался коренастый мужчина с сощуренными поросячьими глазками. Гвардеец удобно расположился на ящике, прямо рядом со входом в казармы, затачивая клинок.
   - Хочешь знать о пустошах? - он усмехнулся. - Там не очень гостеприимный или приветливый край. Отправишься взглянуть и не вернешься. Орда, стихии, мутации -- смерть на любой вкус.
   - Неужели Орда и вправду нецивилизованна? Как могут варвары тогда быть такой угрозой?
   - Они просто следуют своим старым обычаям, другие народы развиваются, а они стоят на месте, даже если это убивает их.
   Чем же имперцы отличались от них?..
   - Их убивают стихии?
   - Не только. Не знаю, что там делали во время Войны, но теперь там дожди, которые жгут, стаи торнадо... ужасно. И еще мутанты. Во время Войны погибло почти все, что было над землей, но насекомые и другие подземные твари выжили. Они всегда доставляли неприятности, но, видимо вся эта магия сделала их в десять раз смертоноснее. Если повезет, умрешь быстро. Если нет, то они будут медленно пожирать тебя или отложат в твое тело яйцо...
   Глабр вспомнил скоропендру, от которой едва не погиб. Эти твари редко приползали в города, но любое их серьезное нашествие грозит гибелью небольшим поселениям. А готовы ли местные "герои" сражаться с ними?
   В голове уже давно зрел план, рискованный, если повезет, то удастся прорваться.
   - Ты знал Секста? Он служил здесь под началом Карринаса.
   - Знаю ли я его? - широко раскрыл глаза коренастый. - Все его здесь знали! Отличный был солдат. Прикрыл двоих своим телом, погибнув дальше, на перевале...
   - Я его сын. На самом деле я пришел почтить его память, я услышал, что он умер здесь...
   Сначала гвардеец не поверил, но потом все же присмотрелся к чертам лица Глабра.
   - И вправду, похож. Глабр, значит? Да, он говорил, что в Тероне хорошо развлекся, но чтобы так... хочешь увидеть место, где он умер?
   - Да... - Глабр опустил голову.
   На самом деле у него не было никаких чувств к отцу. Как и не было ненависти за то, что он бросил их с матерью. Таков этот мир, некоторые отцы убивали своих не рожденных детей прямо с матерями...
   - Тогда дождемся темноты, - кивнул гвардеец. - Я проведу тебя. Приятно видеть, что наш дорогой Секст все-таки оставил что-то после себя...
   Друзья отца также ничего для Глабра не значили. Он еще не принял решение, что будет делать при хане Орды, но если придется привести варваров сюда, то все здесь погибнут. Но здесь не было дилеммы, они всего лишь досадное препятствие...
   Этой ночью претора вывели из форта, договорившись со стражей. На поясе у него был лишь кинжал, маловато, чтобы справиться с двумя сильными бойцами в доспехах. А после они попытаются вернуть Глабра. Можно было убежать, но у одного из них лук...
   Теперь же они стояли прямо у отвесной скалы.
   - Здесь он погиб, - сказал коренастый, и Глабр упал на колени рядом с обрывом.
   Он не изображал горе, но сожаление, что все же не пришлось узнать отца, было подлинным. Но теперь это все пустое. Теперь это лишь средство достижения высшей цели. Разве можно опустить еще ниже?
   - Я должен вам сказать... вы заслуживаете правду. Меня послали, чтобы остановить Орду, она идет сюда. Три, может шесть тысяч. Но Гвардии нужна война. Поэтому и закрыли перевал. Вам не нужно умирать ради начала войны...
   Глабр был готов уклониться от удара со спины, воткнуть кинжал в ногу одному из противников, прикрыться им, вспороть глотку второму...
   Но этого не потребовалось. Местные гвардейцы не жевали сопли и думали быстро.
   - Подонки... В другой момент я бы снес тебе голову за такой обман... но мы все выполняем чьи-то приказы. Пошли, - сказал коренастый своему соратнику. - Предупредим остальных, нужно уходить, пока не вернулся Баас, иначе он распнет нас на кресте...
   Теперь же часть защитников форта уйдет, но тогда и быстрее отправят гонца за подкреплением. Нужно было спешить и найти Орду поскорее...
  
   Вопреки историям, никаких стихий или мутантов на дороге не повстречалось, а найти на пустошах огромный лагерь, полный шатров и лошадей, было просто, и заняло всего несколько дней.
   Потертый и заплатанный войлок -- вот и все что было для строительства у ордынцев. Лагерь напоминал шумный базар, отовсюду пахло копченым мясом и специями. Каждый занимался своим делом, здесь даже ковали металл, не говоря уж об оперении стрел. Птиц здесь было намного больше, чем в Империи. Значит, погибли далеко не все животные.
   Ордынцы практически не замечали Глабра, они давно привыкли к чужеземцам, а поношенная рубашка и кинжал на поясе не впечатлили их.
   Их язык был груб и примитивен, основывался частично на жестах, но Глабр давно выучил язык степных народов, поэтому смог быстро объяснить охране с большими топорами перед самым богатым шатром, что он посланник Гэлия.
   - Хан примет тебя позже, - таков был ответ.
   И на слово здесь полагались все. Таков был бесхитростный уклад. Пока хан занимался своими делами, Глабр нашел хранительницу преданий. Для своей должности она была молодой, серцевидное лицо с раскосыми глазами не портило ни одной складки или морщинки.
   Хранительница склонила голову, изучая чужеземца, как обычно изучают странное насекомое, найденное под камнем.
   - Ты пришел послушать мои предания? - медленно спросила женщина на родном языке.
   - Да, у меня много вопросов, - это был хороший способ скоротать время.
   Глабр сел напротив, подогнув ноги, как было принято в этих местах. Ему предложили какое-то пойло, которое наверняка гнали из молока лошадей, смешав еще и с вином, которое делали на юге Империи, в самых плодоносных землях, нетронутых пустыней.
   - Что ты хочешь узнать?
   - Расскажи мне о своем народе.
   - Мы -- народ равнин. Вы пускаете корни в одном месте, мы свободно двигаемся из одного места в другое. Вы -- посторонние друг другу, мы -- племя, связанное кровью.
   - Я видел ордынцев, что жили в городах...
   И они потеряли свои корни.
   - А я видела много людей, живущих как мы -- пересекающих равнины, ничего не строящих, ничем не обремененных. Они не хотят жить в каменных жилищах и расти слабыми, изнеженными. Ваши орлиные воины живут в палатках, близко к земле, потому что мать земля дает им силу. Мягкие подушки делают людей изнеженными...
   - Ты говоришь об Имперской Гвардии? - предположил Глабр.
   - Да, вступая в битву, они несут тотем орла -- символ свирепости и проницительности. Мы называем их орлиными воинами. Избранный враг народа.
   Женщина с уважением говорила о Гвардии. Все-таки стройные ряды воинов с красными плащами кому угодно могут внушить подобные чувства.
   - Вы сохраняете предания. И ни разу цепочка не прервалась?
   Это было удивительно, Империя столько потеряла, столько знаний, а хранительницы держали всю историю народов Орды в голове.
   - Прежде чем волосы хранителя седеют, мы выбираем двух учеников, и каждому из них передаем предания. Но только один стане следующим хранителем... - женщина говорила с гордостью в голосе, что смогла пройти испытание.
   - А что случается со вторым? - осторожно спросил Глабр.
   - У него удаляют язык, и приносят этот язык в жертву, чтобы умилостивить наших богов и отогнать демонов, потому что ученик оскорблял своей плохой памятью историю наших народов.
   Глабра передернуло от этого варварства. Но потом он вспомнил, сколько законов или даже беззакония царит сейчас в остатках Империи. Неужели, когда Орда научится убивать также, как имперцы, то тогда они станут цивилизованными?
   - У меня есть последний вопрос... в обрывках одного из документов я нашел сведения, что Орда также воевала с демонами квантари. Вы называли их Тенгри.
   - Да. Когда на земле бушевала Великая Война, племена сражались как один народ. И они были такими могучими, что сам Тенгри решил испытать их силу. Он призвал слуг и приказал им нести его в своем золотом паланкине в лагерь великого хана. Там Тенгри бросил вызов великому хану, утверждая, что он сильнее, и требуя, чтобы племена людей поклонились и принесли ему дань. Хотя Тенгри был могучим и ужасным на вид, великий хан не испугался. Он указал на множество туменов, стоящих позади него наготове, и отказался принести дань. Хан предложил Тенгри трижды проверить их силу, если тот пожелает...
   Несомненно, это была очередная сказочная передача настоящей истории, искаженной суевериями местных народов. И все же Глабр внимательно слушал, стараясь не упустить ни одной детали. Как же много теряется из общей культуры мира, когда такие народы живут обособленно..
   - Разозлившись на дерзость хана, Тенгри хлопнул в ладоши, и тьма поглотила солнце, погрузив землю в тень. Затем пришли гром и молнии, пронзив тьму и ударив по лагерям нашего народа. Это было опустошение. Потом Тенгри хлопнул в ладоши снова, прекратив бурю и явив солнце... но вместе смятения Тенгри лишь видел пригнувшихся людей с угрюмыми лицами, ожидавших приказа великого хана. И тогда в ладоши хлопнул великий хан, и сто тысяч воинов встали и нацелили луки в небо. Взлетели десятки тысяч стрел с черными древками, темный рой закрыл солнце, пролившись смертельным дождем на тенгри и его слуг.
   Глабр благодарил судьбу за то, что Орда выродилась также, как это сделали имперцы. Иначе бы кочевой народ давно бы правил в руинах городов.
   - Тогда Тенгри хлопнул в ладоши снова, и земля раскрылась огненными реками, что потекли в лагеря нашего народа, поглощая все на своем пути, подобно пожару, бушующему в летней траве. Люди падали тысячами, крича от ужаса и боли, но великий хан стоял твердо, защищенный доспехами, которые не мог опалить даже огонь. Хан хлопнул снова, и из рек появились огненные драконы, оставлявшие позади себя кольца дыма. Тенгри поднял могучий щит, но драконы были неумолимы, снова и снова обрушиваясь на его защиту. Даже Тенгри могут уставать. Его руки ослабли и опустились на миг, и этого было достаточно, чтобы проникнуть за щит и вызвать побоище среди его слуг...
   Вероятно, Хан владел древним оружием Империи. Понимая, что в одиночку им не выстоять, Император призвал этот народ на войну и обеспечил машинами и даже броней.
   - Раненый и разъяренный, Тенгри остался один, его паланкин перевернулся. Тогда он познал силу людей, но отступать было поздно. И тогда он хлопнул последний раз... сама земля неистово затряслась, разваливаясь на части с ревущим грохотом, поглотив людей и лошадей, когда весь гнев Тенгри обрушился на наш народ. Но когда небеса вновь очистились, Тенгри увидел готовые к атаке тумены. Вот тогда Тенгри впервые поззнал страх, ибо теперь он узнал, что магия воздуха, огня и земли не смогла победить людей. Хан хлопнул и тумены обрушились на Тенгри, как стая степных волков на раненого ягненка. Три дня и три ночи длилась битва, но в конце концов он был убит, его тело четвертовано, части сожжены, а пепел развеян по четырем ветрам. Люди победили и праздновали эту ночь в честь Тенгри, отдавшего свою жизнь, чтобы возвысить славу народу...
   Стала бы Империя также прославлять павших демонов квантари? Как же все-таки различались их народы.
   Глабр старался отделись сказку от вымысла, но кое-что было однозначно. Орда также пострадала от нашествия квантари, и их земля страдает не меньше. Человеческий род угаснет поодиночке. Но могут ли ордынцы и имперцы жить вместе?..
   - У этого Тенгри было имя?
   - Его звали Йнгааншунгге, и Юань-Шагга, и Шуун-ае Сияющий змей.
   Этого имени не сохранилось в летописях Империи, стоило его добавить...
   - Тенгри... это ведь духи, не так ли?
   - Тенгри -- это духи, - повторила хранительница. - Они не нуждаются в плотских вещах, когда находятся в форме духов, но облачившись в плоть, они несут ее бремя, как и мы.
   - Расскажи об этом...
   - Давным-давно жил великий шаман по имени Адад. Как и многие шаманы, он искал власти над Тенгри, но легче поймать плывущий дым, чем Тенгри. Однажды, разочарованный своими неудачами, Адад решил отправиться в царство духов и украсть секреты Тенгри. Однако, ни один смертный не может войти в это царство и спастись невредимым, ибо Тенгри не прощают нарушителей и хорошо охраняют свои секреты. Поэтому умный шаман смастерил маску из чистого кристалла, чтобы выглядеть как Тенгри. Одев маску, шаман собрался с мужеством и произнес слова, открывшие Теневые Врата, дверь между царством живого и неживого. Тенгри, числом девяносто девять и девять, приняли его за одного из своих.
   Это напомнило историю о том, как Первейший из Магов отправился в другой мир за богами. Насколько похожи могут быть предания?
   - Адад отправился вглубь их царства, к Шепчущему Колодцу. Там он загадал желание своего сердца, спросив три вопроса. Колодец прошептал Ададу свои тайны, научив его секретам облечения Тенгри во плоть и как наложить защитные руны.. - девять раз по девять -- чтобы удержать их.
   "Эти руны выдержат...". Голос хозяина башни Замеди пронесся в голове Глабра, и он быстро вскочил на ноги.
   - Адад... кто это был?
   - Он был не из нашего народа, но он хорошо знал наши обычаи, - если хранительница и удивилась поведению претора, то никак это не выдала. - Но с тех пор у нас не было шамана, со времен Великой Войны. Наши традиции запрещают нам, ибо пока у нас нет шаманов, Тенгри не способны нас найти...
   - Спасибо... - Глабр едва нашел на их языке, выражающее благодарность, и с отрешенным лицом вышел из палатки.
   Свежий воздух после дурманящих благовоний был спасением. Откуда Орде известно про то, что происходило с башне? Неужели Империя потеряла столько знаний?.. Четыре века истории врали множеству поколений.
   К этому времени Глабра разыскали охранники и повели его к хану, сказав, что его зовут Торгул, и перед ним нужно упасть на колени.
   Это было Глабру не впервой, и он без уязвленной гордости упал на колени и пал ниц перед троном сильного, немолодого воина, с короткой бородой и в красивой железной броне, чей шлем защищал только верхушку головы, а остальное прикрывала кожа, вероятно, лишь от солнца и пыли.
   В шатре еще сидели телохранители и военачальники хана, не обращая никакого внимания на гостя. Украшения вокруг были просты, видимо, хан презирал золото, но сам сидел на троне, вероятно, захваченном давно в каком-то из походов в Империю.
   Но тут все обратились к гостю, и сам Торгул поднялся с трона.
   - Я дарую тебе права гостя в моем лагере и моей юрте. А теперь говори! - он хорошо говорил на родном языке Глабра.
   Властный тон, но по-другому нельзя с собственным же народом. Равно как и с чужаками. Непросто ему будет поладить с Гэлием.
   - Я принес приветствие от лорда Гэлия.
   - Хотя я просил сталь, но южный хан посылает мне еще приветствие. Это в обычаях южных ханов?
   - Он ожидает вас в Маадоране, - быстро ответил Глабр, не желая раскрывать бедственное положение своего лорда.
   - Я уже говорил человеку, приходившему до тебя -- мой народ разделен. Некоторые хотят остаться здесь, не хотят отказывать от наших обычаев и жить в шатрах из камня. Чтобы преодолеть расхождение во взглядах, мне нужно дать им что-нибудь, показать, почему этот союз хорош для народа. Ты понимаешь?
   Ситуация усложнилась. Вероятно, тот самый посол погиб и не дошел до Гэлия, иначе бы лорд отправил бы Глабр с четкими инструкциями. А теперь...
   - Я могут поговорить с ними.
   Это все, что остается.
   - Поговорить... - усмехнулся хан. - Это все, что вы, обитатели городов, умеете делать. ЗА тебя должна говорить хорошая сталь. Но ты здесь, а стали нет. Поговори, если желаешь, с Бельтугаем. Он один из моих командиров, Повелитель тысячи воинов. Год назад он бы выпил мою мочу, чтобы доказать свою верность, но сегодня считает, что может мне возражать.
   - Почему Бельтугай вам возражает, великий хан?
   - Почему? Потому что он не знает, как лучше. Бельтугай молод. Путь воина -- это единственное, что он знает. Он верит только в свой меч и не видит дальше его острия. Он думает, что небесный отец проверяет нас, что если мы останемся на равнинах и выживем, то станем сильнее и будем способны победить наших врагов. И он не одинок в своих помыслах. Вот почему мы до сих пор здесь. Я не хочу рисковать своим собственным народом в междоусобной войне. Его поддержит много людей, они называют его перерождением Болада.
   - Болада, великий хан?
   - Болад был великим воинов, жившим очень давно. Его слава была велика, и сам небесный отец решил почтить его даром. Могущественный шаман предстал однажды перед ханом и сказал ему, что пришел за Боладом. Наши воины напали на него, но ни мечи, ни стрелы не смогли причинить ему вреда. Шаман сказал, что у небесного отца есть дар для Болада, и чтобы получить его, Боладу нужно отправиться вместе с шаманом. Дар от небесного отца -- большая честь. Болад не мог отказаться, поэтому они отправились вместе, и больше их не видели. С тех пор мечта каждого воина -- не уступать Боладу и получить почесть небесного отца.
   Вот так все просто. Впрочем, люди гибли или принимали неправильное решение и из-за меньшего.
   - Шаман... Вы говорите об Ададе? - Глабр рискнул и выпрямился, пусть и остался на коленях.
   - Да. У него было с собой много амулятов для защиты от духов, шлем, сделанный из кристалла. Легенды гласят, что таким способом он говорил с небесным отцом.
   Адад... Адад... Хадад! Вот оно что!
   - Хадад. Абу Хассан ибн Хадад? Маг?
   - Какая разница? Предание не о шамане. Оно о Боладе, могучем герое, которому оказал почесть небесный отец. Шаман был только посланником. Это было перед Великой Войной.
   Все линии сходятся, как же все взаимосвязано... у Глабра закружилась голова, но теперь он все понял.
   - Я смогу убедить Бельтугая, великий хан.
   И это не будет обманом, как многие могли бы подумать. Лишь игра на суевериях.
   Великий воин, перерождение Болада, в это время практиковался на импровизированной арене. Один он сражался против пятерых, и Глабр сразу понял, что совсем неровно великому воину. Он двигался быстро, каждый удар мог убить врага, но он останавливался в последний момент. Бельтугая можно было вызвать на поединок по местным обычаям, и его смерть сделала бы претору честь, вознеся его в глазах всего народа Орды. Но даже с клинком из голубой стали, благоразумно оставленном в тайнике, Глабр бы не смог одолеть столь сильного воина. Вот кто мог бы одолеть каменного демона, без сомнений...
   Закончив очередной бой, Бельтугай ловко вонзил меч и полил голову водой из небольшой бурдюка.
   Стоило Глабру подойти ближе, как все презрение всех варваров, что когда-либо атаковали Империю, обрушилось на него. Само же лицо молодого воина не выражало никаких эмоций.
   - Тебе здесь не рады, южанин.
   - Я слышал, что ты не хочешь идти в Маадоран, великий воин, - Глабр, дабы снискать уважение, говорил на его родном языке.
   - Наше место - здесь, не в каменных муравейниках. Мы -- свободные люди, а не рабы, как вы. Рабы мягкого желтого металла, слабые мужчины, одетые как женщины, - он с отвращением сплюнул рядом с сапогом Глабра, но тот не обратил внимание на такое радушие.
   - Мертвецам мало пользы от свободы, а вы ими станете, когда придет зима.
   - Кто-то умирает, но сильный выживает, чтобы стать сильнее. Таков путь Орды. Может, тогда мы и придем в ваши муравейники, - он показал свои желтые, но все же здоровые зубы.
   - Болад не побоялся оставить равнины и отправиться в Маадоран один. Однако, вы не решаетесь отправиться туда с армией, - Глабр ударил в самое больное место.
   - Болад ушел с шаманом Ададом на встречу с небесным отцом... - Бельтугай был в замешательстве, не ожидая таких слов от чужеземца.
   - Болад отправился в Маадоран с Абу Хассаном ибн Хададом аль-Сараби, Первейшим среди магов. Не знаю, зачем он пошел за Боладом, и куда они потом отправились, но мы сможем это выяснить. Вместе.
   Это было не пустое обещание, но Глабр не знал, захочет ли выполнять его. Это опасно, слишком опасно. Но он решил, что будет скармливать крупицы информации Бельтугаю многие годы, а там уже пусть Гэлий решает проблему.
   Да, он принял окончательное решение. Орда отправится в Империю. Ибо эти варвары во многом цивилизованнее прогнившей знати и потерявших ориентиры плебеев. Новая кровь только усилит оба народа.
   - Если ты лжешь... - Бельтугай смотрел пристально в глаза претора, ища ложь. - Пусть Торгул знает. Мои люди готовы идти.
  
   После примирения Орда немедленно выступила, но сам перевал уже был подготовлен к осаде. И все же, несмотря на все усилия центуриона Басса, перевал продержался меньше полудня. Защитники храбро сражались, использовали все возможные тактические преимущества, но их было слишком мало, и их время в итоге вышло.
   - Плохие новости, - когда Глабр вернулся после осмотра в шатер, сказал Торгул. - Мои разведчики заметили крупный отряд, что шел к перевалу. У нас два, может, три часа.
   Гвардия... все-таки они успели подойти. Если бы только у них был еще один денб.
   - Мы останемся здесь, - решил хан. - Даже если мы отправимся сейчас, они догонят нас прежде, чем мы достигнем Маадорана. Здесь мы пустим врагу кровь, а затем отступим.
   Хороший план. Для Орды. Но это все. Орде и вправду не пробиться, если только не сыграть на одном из самых больших пороков Имперской Гвардии... честолюбии.
   - Кто ведет Гвардию? - Глабр надеялся, что это будет не Павел.
   - Карбо -- истинный нойон. Мы уже два сражались с ним, и оба раза он превзошел нас. Я бы хотел проверить его силы в последний раз, но этот день еще не настал.
   Глабру приходилось слышать о нем от Меркато. Воин, который родился воином. Лучше кандидатуры не найти...
   Все висело на волоске. Глабр был уверен, что может уйти в любом случае, но он любой ценой хотел выполнить задание. Только бы подобрать нужные слова, как учил Фен...
   - Я поговорю с ним.
   - Тебе нечего ему предложить, - удивился Торгул.
  
   Разведчики Гвардии схватили Глабра прежде, чем он смог увидеть лагерь. Такая находка была интересна всем, и претора сразу отвели к прославленному легату Карбо.
   Он был меньше и проворнее Лания, но аура мужественности заставляла солдат вокруг вытягиваться по струнке. Даже сам Глабр едва не избежал этой участи. В красивых, украшенных разными регалиями доспехах и дорогом шлеме, он был бы прекрасной мишенью на поле боя, если бы не предпочитал руководить всем из тыла, побивая врага тактикой и стратегий.
   - Должен признаться, твой визит застал меня врасплох, - Карбо растягивал слова. - Я не считал ордынцев трусами. На самом деле, я с нетерпением ждал этой маленькой осады и думал о том, как продлить удовольствие. Так что, если ты пришел говорить о сдаче, скажи этим козлолюбам, что им лучше устроить адский бой, потому что сдача не обсуждается.
   - На самом деле, как претор лорда Гэлия, я пришел просить вас пропустить ордынцев.
   - Ты... спятил, мальчишка? - Карбо схватил Глабр за рубаху, и поднял сильной рукой так, что тому пришлось встать на цыпочки. - Зачем мне их пропускать, когда они прямо там, где я хочу? Ордынцы всегда были нашими врагами. С врагами не мирятся, особенно, когда можно раздавить их раз и навсегда.
   - А что потом? - только и спросил претор.
   - Потом? - нахмурился Карбо.
   - Вы солдат, легат, но в скольких войнах вы воевали? Я знаю, что вы устали от ожидания. Устали ничего не делать, устали тратить время. Ведь поэтому Карринас и поднял мятеж в Тероне?
   - Не говори мне о Карринасе! - рявкнул Карбо.
   - Он едва не погиб или уже погиб, пытаясь что-то сделать. Но он был один. Если бы вы его поддержали, кто знает, что могло бы произойти....
   - Я служу Имперской Гвардии, а не собственным амбициям...
   Ложь. Просто Павел сдерживает их.
   - Но ваши амбиции могут совпасть с ситуацией. Пропустите Орду, и получите достойного врага, угрозу, которую Павел не сможет проигнорировать. Уничтожьте Орду - и Гэлий никогда снова не бросит вызов Гвардии. И вы умрете от старости на коротком поводке, зная, что можно было бы покорить весь мир...
   Карбо огляделся вокруг, будто ища поддержки у собственных ветеранов. И он получил эту поддержку.
   - Заманчиво. Но я не могу повернуть назад и сказать Павлу, что просто изменил свое мнение.
   - Если вы хотите жертвенного ангца, он у вас будет. Сто человек.
   - Сто человек, - согласился Карбо. - Увидимся на поле боя в следующий раз, претор. Я отблагодарю тебя за войну быстрой смертью. Но если мы встретимся раньше, я распну тебя за сговор с врагом.
   - Буду ждать с нетерпением, - усмехнулся Глабр, и они скрепили договор крепким рукопожатием, от которого у претора еще несколько дней болела рука
  
   - Как все прошло? - Торгул не показывал и тени беспокойства за собственную судьбу.
   Его волновал лишь собственный народ.
   - Карбо не может так просто развернуться и уйти. Его собственные люди могут засомневаться, не говоря уже о Павле, перед которым он отчитывается. Ему нужна битва и победа, и это будет стоить сотню человек.
   - Это будет стоить МНЕ сотню человек. Тебе это ничего не будет стоить, - грубо прервал претора хан. - Я принял предложение твоего хана, потому что хотел спасти свой народ, но сейчас все больше и больше моих людей должны умереть, чтобы спасти остальных. Что мне им сказать?
   Это был хороший вопрос, но Глабр слишком хорошо изучил племена.
   - Скажите, что их жертва никогда не будет забыта, и будет жить вечно в песнях вашего племени. Что они станут известны как Сотня, а люди будут желать стать такими, как они.
   - Хорошо. Это будет прекрасная битва, - кивнул Торгул.
   - Я отправлюсь с ними! - услышав обо всем, Бельтугай тут же оказался рядом.
   - Нет! Ты переродившийся Болад, и нужен нашему народу.
   Так решил хан.
  
   Прошла несколько недель, прежде чем большое войско с женщинами, детьми и скарбом достигло стен Маадорана. Карбо сдержал слово и, перебив сотню отважных воинов, удалился обратно в Каэр-Тор, напевать Павлу историю о том, как ордынцы пожертвовали сотней лучших воинов, чтобы уйти.
   А Глабр, тем временем, привел народ в Маадоран, и отправился с небольшой процессией во главе с Торгулом и Бельтугаем навстречу Гэлию.
   Люди были напуганы, но стража держала порядок, предупрежденная об их приходе. Люди с ненавистью или с непониманием смотрели на то, как варвары ходят по их городу.
   Но Торгул хорошо держал своих людей в узде, и никаких стычек не возникло, несмотря на то, что несколько провокаторов, вероятно, нанятых заговорщиками, сделали последнюю отчаянную попытку нарушить союз.
   Впрочем, бдительные стражники моментально умерщвили их всех ,что вызвало одобрение Торгула.
   - Твой хан не боится проливать кровь.
   Внутри дворца Гэлий уже сидел на своем троне, раны были скрыты под туникой, а свой свежий шрам на лице он и не собирался прятать. Подле стоял легат Ланий, который с уважением смотрел на хана и его свиту. Видимо, в предыдущую войну ордынцы успели добиться его уважения.
   - Я рад видеть вас здесь, друзья мои, - Гэлий говорил на родном языке, для подданных, что присутствовали на встречи.
   Сюда пригласили даже Лоренцу и Страбоса. Жирдяй-торговец переборол страх и все же пришел, хотя Гэлий теперь может отдать приказание убить всех заговорщиков.
   Он победил. Теперь если Гэлий умрет, никто не сможет контролировать Орду, и начнется война внутри страны. Тот самый риск, который сдерживал Глабра долгое время.
   - Хан Гэлий, мы останемся лагерем за стенами городами, внутри будет лишь небольшой отряд во главе со мной.
   - Как пожелаете. Хан Торгул, - Гэлий с достоинством поднялся с трона, несмотря на боль, и подошел ближе.
   Телохранители напряглись, но хан жестом дал приказ расслабиться.
   - Мы обсудим условия нашего союза наедине, лишь с доверенными мне людьми. Как и вы можете взять своих людей. А пока присоединяйтесь к нашему столу, вы все мои гости, - Гэлий успел благодарно кивнуть Глабру, и это было высшее признание заслуг.
   Между тем к претору успел подойти слуга и передать приказ лорда о том, что ему следует привести себя в порядок.
   - Скоро придет Павола, подать официальную жалобу...
   Это зрелище, которое Глабр не мог пропустить.
   На обеде ордынцы вели себя сдержанно, им подали как привычную еду, которую было непросто найти на просторах Империи, так и дали отведать новые деликатесы, которые в первую очередь пробовал хан, а уже потом все остальные.
   Гэлий и Торгул сидели рядом друг с другом, но и Глабра посадили на свободное место совсем недалеко от них, рядом с легатом Ланием.
   С выбритым лицом и в церемониальной броне, претор ничуть не терялся рядом с высокими гостями.
   Лоренца и Страбос покинули дворец сразу после церемонии, и Глабр с удовольствием заметил уничтожающий взгляд леди. Пожалуй, лучшая награда...
   В обеденный зал вскоре ворвался разъяренный Павола. Его мускулистая, но уже заплывшая жирком туша, смотрелась смешно в тесноватой броне. Это воин, чьи боевые заслуги давно в прошлом, и который просто хотел покоя. Но ввязывался все же в интриги местной знати, и он виновен в появлении Орды не меньше, чем все остальные. Каэр-Тор не простит такого...
   Пыхтя и отдуваясь, Павола со злостью спросил, ничуть не стесняясь присутствия хана:
   - Что все это значит?!
   Торгул вскочил с места и потянулся было за клинком, как и его телохранители с Бельтугаем, но Гэлий мягким жестом смог их остановить.
   - С каких это пор Гвардия стала заниматься внутренними делами знатных домов? - с ухмылкой поинтересовался Гэлий.
   Этот спектакль был для всех присутствующих, и Павола невольно подыгрывал, как по нотам, даже не пришлось просить.
   - Вы даете убежище нашим врагам! - взорвался Павола. - Они напали на перевел Харрана и перебили весь Гарнизон! Это война!
   - Это несчастный случай, - ответил Гэлий, наслаждаясь каждой минутой. - Одно из племен выразило желание стать частью Империи, и я пригласил их прибыть в Маадоран, так как нет другого города, который мог бы показать все наше величие и обилие различных культур. Но ваши люди отказались пропустить их, а для меня это серьезное оскорбление. Я уже собирался требовать объяснений, но так как все они теперь мертвы, будем считать вопрос улаженным.
   - Это еще не все...
   - Теперь -- все! - Гэлий поменял тон. - Я не ищу войны с Гвардией и не вижу в ней врага, но если вы продолжите мне досаждать, я позволю нашим друзьям разграбить ваш форт!
   Павола вынужден был еще раз с ненавистью оглядеть присутствующих и покинуть зал.
   - Мы должны убить его за такое оскорбление, - сказал Торгул.
   - В свое время. Но изгнание их из города станет для них настоящей смертью.
  
   Несомненно, знать и даже Гвардия пытались переговорить с ордынцами, но эти переговоры ни к чему не привели, ведь варвары все как один утверждали, что будут подчиняться только приказами Великого хана Гэлия. Неизвестно ,как лорду удалось убедить Торгула и Бельтугая, с которыми он разговаривал наедине, преклонить колено, но этот правитель дорогого стоит, и теперь все жители города, да и другие дома и Гвардия вынуждены были это признать.
   Заявив, что Маадоран больше не нуждается в защите, Гэлий распустил местный гарнизон Гвардии, дав ему неделю, чтобы покинуть город.
   Известный своим тщательным выбором сражений, дукс Павел передал свое согласие через Паволу, и войска покинули город без сопротивления, маршируя стройной колонной, что все еще внушала силу. Однако, простолюдины все равно забрасывали опозоренных воинов потрохами и выкрикивали проклятия им вслед. Гвардия не смогла выполнить свой долг и удержать варваров вдалеке от границ, и теперь каждый задавался вопросом о способности Гвардии защищать всех.
   И теперь форт Гвардии украшали пурпурные баннеры с золотым венком -- символах дома Аврелиан.
   Претор Глабр стоял там с ханом Торгулом, пока рабочие сдирали красные стяги. Варвару было сложно понять такой обычай, несмотря на то, что для них разнообразные символы имели сакральное значение.
   - Ваш мир запутан, Глабр. Он тюрьма. Хотя ваши люди счастливы, проводя свои жизни напролет в маленьких клетках, работая весь день напролет, чтобы получить достаточно мягкого металл для покупки куста мяса.
   - Как и у вас, у нас свои моменты радости, - не зная, как относиться к поражению Гвардии, рассеянно ответил претор.
   - У Гэлия великая держава, созданная тысячами добровольных рабов. Духи предков призывают меня сровнять ее с землей, но духам все равно, если мы умрем с вашим городом, - от этих слов Глабр с опаской взглянул на задумчивого хана. - Мне -- нет. Мой долг -- защищать племя, вот почему мы будем служить твоему хану, но я не буду служить никому другому. Мой народ никогда не станет рабами.
   -Что думают другие?
   - Юные воины не видят того, что вижу я. Они видят стальное оружие, богатые одежды, еду и вино -- так много, как они смогут съесть и выпить. Они думают, что это знак уважения, но это только другой способ порабощения.
   - Поэтому вы останетесь за пределами города в шатрах?
   Торгул кивнул.
   - Я знаю, что несколько человек уйдут к твоему хану, но пока я жив, племя будет жить по нашим законам и обычаям, но не по вашим. Хан Гэлий говорит про время перемен, о путях, которыми мы последуем, о множестве врагом, что поджидают на этих путях. С большим числом врагов, чем можно сражаться одному. Он даст нам силу, что была потеряна, и мы выиграем для него эти битвы. А там... посмотрим...
   Теперь Глабр убедился, чем на самом деле грозит великое переселение народов. Ордынцы не начнут войну, пока не наберут силу, не почувствуют слабость. При Гэлии не будет войны, но что будет при других лордах?
   Выиграна лишь битва, но не война. Проблемы Орды придется решать, и претор решил для себя, что это будет при его жизни. Несмотря на все глубокое уважение к племени и самому хану... Империя превыше всего.
  
   Чуть позже в честь Глабра устроили небольшой триумф. Не для народа, но внутри дворца, поскольку не все жители были довольны, что променяли Гвардию на Орду.
   Претор получил не только золото и знаки отличия, но и титул. Глабр Харранский. Пусть он и не был тем, кто брал форпост, но важные переговоры и не только спасли дом Аврелиан от напасти.
   Уже наедине Глабр отказался от военной или административной власти.
   - Я хочу быть вашим агентом, мой лорд, это лучшее, что у меня получается. Я не полководец и не администратор.
   - Хорошо, пусть будет так, - кивнул Гэлий. - Ты можешь просить меня о настоящей награде, твоя скромность мне нравится.
   - Отдайте мне Замеди. Она на ваших землях, мой лорд ,и я не собираюсь забирать ее у вас, - быстро все взвесив, решил претор.
   - Да будет так, - Гэлий удивился такой просьбе, но не стал спорить. - Полагаю, мы можем теперь поговорить об этой башне. Только сначала нужно позвать Эреба.
   Встреча состоялась в богатой библиотеке, где не было места для лишней книги, где хранились уже бесполезные, но все же древние артефакты.
   А также была та самая картина, о которой Глабр давно слышал в Тероне... подданные Империи и квантари вместе трудятся над постройкой старинного храма. Но сейчас было не до этого.
   Горделивый шестидесятилетний стариц с хорошо ухоженной бородой и проницательным, умным взглядом встретил лорда и претора со всем радушием, и в кои-то веки обратил на Глабра достойное внимание.
   - Итак, ты побывал внутри башни и выжил, чтобы рассказать историю, - произнес Эреб зычным голосом, подчеркивающим его превосходство. - Что ты там нашел?
   - Демона древнего мира, - не стал скрывать Глабр. - Боюсь, ни одна сила обычного смертного не в силах его удержать. Он выжидал момента, чтобы показать себя миру, и мне не повезло встать у него пути. Но я выжил, а храбрые воины и проводники -- нет.
   Ложь на лжи, но нельзя было списать смерть тридцати прекрасных воинов на непогоду или разбойников.
   Гэлий нахмурился, но принял это как данность.
   - Демон? Значит, легенды не врут! Демон квантари, все еще живой после всех этих лет... как замечательно! - но Эреб тут же осекся под взглядом лорда. - Что ты еще там видел?
   - Демон сказал, что его создали маги, - возразил Глабр.
   - Разумеется, - пренебрежительно бросил ученый. - Он -- создание лжи и обмана. С чего бы ему вдруг говорить тебе правду?
   Глабр хотел, чтобы на месте этого узколобого гордеца был Сохраб. Но Сохраб мертв, по вине именно претора. Какой неприятный поворот судьбы...
   - А зачем ему лгать?
   - Правда -- это самый ценный товар. Человек или демон, никто так просто не проговорится, если попросить, поэтому относись ко всему услышанному с долей скептицизма.
   Гэлий напомнил о себе.
   - Главное, что демон покинул наши земли, его больше никто не видел, лишь жители далеких деревень докладывали о странной, огромной фигуре в тех местах. Впрочем, если он атакую Меру или Гвардию -- это будет на пользу.
   Оставалось надеяться, что демон не выберет целью Маадоран. Впрочем, ему не справиться с сотней-двумя отборных воинов. Не устоять ему и против огромных запасов пороха.
   - Что еще ты там видел? - в нетерпении стал выпытывать Эреб.
   И тогда Глабр рассказал о машинах, но утаил сообщение, спрятанное в кристальной полусфере.
   - Захватывающе... - восхищенно сказал Эреб. - Как много мы потеряли...
   - Возможно, еще не поздно спасти хоть что-то, - предложил Глабр.
   - Нет, - отрезал Гэлий. - Ты будешь хранителем башни и проследишь, чтобы ничего не покинуло ее пределов. Ты найдешь себе учеников, и они будут заниматься тем же самым. Мы не знаем, каким бедствием может грозить уничтожение башни.
   - Поздно стало в тот момент, - Эреб тут же подстроился под лорда, - когда маги высвободили джина, которого даже они не смогли вернуть обратно в бутылку. Запечатать все и забыть -- непростой выбор, но это единственный выбор, если мы хотим выжить...
   - А выживем ли мы? С Ордой? Гвардией? Другими домами? Фанатизмом Меру? Мутантов, что обитают под землей? Пустынями, что забирают остатки наших рек и полей? Как долго человечеством будет агонизировать? - вырвалось у Глабра, это могло перечеркнуть все, чего он достиг столькими усилиями.
   Но Гэлий не был мелочным, и имел подлинное чувство благодарности.
   - Мы четыре века преодолевали все трудности. Ты недооцениваешь человека, претор. Мой приказ не оспаривается. Ты можешь использовать артефакты для себя, но не продавать их. Если найдешь что-нибудь полезное по земледелию или же развитию инфраструктуры, то можешь принести сюда, в библиотеку. Но никакого заигрывания с силами, о которых мы ничего не знаем. Я доверяю тебе в этом.
   И взгляд Гэлия недвусмысленно говорил, что будет, если Глабр ослушается одного единственного, простейшего приказа.
   С этими словами, когда тема с башней закончилась, лорд покинул встречу.
   - И не забудь про поиски храма. Если Антидас преуспеет раньше, это будет означать войну!
   - Да, мой лорд...
   Когда Гэлий ушел, Эреб обеспокоенно начал теребить бороду.
   - Тебе не стоило злить его. Ты принес шлем Дария и спас дом Аврелиан, но не стоит искушать судьбу.
   - Я хочу спасти человечество, меня беспокоит его судьба, - признался Глабр.
   Но что может сделать простой человек, пусть и одетый в церемониальную броню претора и с клинком из голубой стали? Ничего. Лишь его ум способен сдвинуть горы. А Гэлий сознательно выбрал страх. Как и Глабр... но только в определенных пределах.
   - Человечество едва не уничтожило себя с помощью древних машин. Но без них Империя, о которой мечтают ты и тебе подобные, все равно бы пала...
   - О чем вы? - претор будто пробудился из транса.
   - Она пала, потому что пришло время. Все империи распадаются. Некоторые через десятилетия, некоторые -- через века, но рано или поздно всех их настигает упадок. Это неизбежно. Война с квантари не была причиной. Она стала катализатором. Когда тело слабеет, его могут убить разные вещи. Если бы не квантари, случилось что-нибудь другое.
   - Благодаря машинам, человечество достигло большего, стало мудрее, и у него был шанс избежать ошибок, которые постигли другие, менее развитые империи, - возразил Глабр.
   Он еще с обучения у Фена придерживался этой точки зрения.
   - Неужели? - Эреб лукаво улыбнулся. - Ты когда-нибудь видел изнеженных и избалованных детей, промотавших свои имения, построенные их предками? Вообрази это в гораздо большем масштабе и получишь ответ. Все империи рождаются на крови и завоевателях. Завоеватели не обременены соображениями морали. Они отбируют у других, которые были слишком слабы, чтобы защитить свои достижения. Многие умрут, но умрут не просто так -- их земли, богатство, даже их рабы вскормят и усилят растущую империю. Когда готова сцена для второго акта, приходит черед администраторов. Они строят, управляют, преумножают. Истории известны многие великие завоеватели, но не каждое завоевание дает жизнь империи. Много империй распалось в момент смерти военачальник. Почему? Плохая администрация.
   Эреб уводил разговор в сторону, и даже частично подменял понятия. Но Глабр не собирался ему перечить. Пока что.
   - А потом приходит черед тех, кто не строили и не завоевывали. Они думают, что процветание длится вечно. Но распад -- процесс поэтапный, что делает его необратимым. Плохие решения не заканчиваются мгновенными, гибельными последствиями. Они работают медленно, распространяя упадок и коррупцию с самых основ империи. Со временем это становится очевидным каждому, но обычно слишком поздно.
   - Империя до прихода квантари не показывала ни одного из признаков такого упадка...
   - Прекрати волноваться о давно минувших империях и служи империи, которая зарождается, - совет звучал как приказ, но Глабр проглотил обиду.
   - Империя Гэлия...
   Звучало заманчиво. Но Гэлий один, у него есть сам Глабр, легат Ланий, Эреб, новый лояльный администратор на месте Сенны, а также Орда с верным Торгулом. Но это все. Это квазиимперия.
   - А чьей же еще? Земле нужен хозяин. Нужно начать восстановление. Нужно объединить все фракции. Силой, если нужно. Подчинить всех влиянию Маадорана. Нужно принести в пустошь порядок и вновь сделать ее безопасным местом. Нужно больше городов, ферм, шахт!
   Всегда вопрос упирается в людей. Где найти столько людей? Где найти достойных людей? Ведь многие погибнут в войнах Гэлия...
   - И мы справимся без нашего прошлого? - Глабр не надеялся заразиться уверенностью Эреба, лишь хотел знать, действительно ли возможны столь огромные амбиции хотя бы в его глазах.
   - Сохранять мир стало обязанностью дома Аврелиан с тех самых пор, как он пришел в Маадоран после Войны. Предупреждения магов не оставили нам сомнений, что магия опасна, хотя об этом не нужно рассказывать -- мир вокруг нас говорит сам за себя. Какой безумец захочет высвободить эти ужасы?
   - Что еще за предупреждения?
   Неужели та запись из Башни была не единственной?
   - Маги оставили нам зашифрованные послания, предупреждая не повторять их ошибок. В них говорится о дверях, которые никогда нельзя открывать снова, о заклятиях, которые никогда не должны быть повернуты вспять, об опасностях, которые были недооценены.
   - Маги выиграли Войну, - напомнил Глабр. - Большинство погибло. И как ответили благодарные жители Империи? Они обвинили своих спасителей, охотились на них, сжигали остатки школ. Искусство умерло, и теперь навсегда. Они могли стать нашим спасением или их мудрость могла быть спасти больше людей, чем погубить... а теперь мы не знаем, какую дверь нельзя открывать, а какую можно, мы даже не знаем, как по-настоящему безопасно уничтожить или предать забвению те или иные артефакты...
   Глабр говорил с жаром, Эреб пытался возразить, но вынужден был слушать.
   - А наша история после падения столицы? Это не история, это грызня пауков. Начиная с того, что дом Аврелиан отобрал Маадоран у дома Калани и, опасаясь, что они выступят на стороне прибывшим остаткам Имперской Гвардии, отгородился за стенами. И что дальше? Объявили Маадоран новой столицей Империи и сослались на древний закон, запрещавший армии входить в эту самую столицу. Очень удобно было вспомнить старые законы и обычаи...
   Эреб не спорил, это все было правдой, и эти слова не были святотатством в глазах Гэлия. Он может и боялся артефактов, но признавал историю собственного дома.
   - Семь тысяч человек, раненых и умирающих, собралось четыре века назад под стенами городами, полк Кормчих Стикса разве что отправился на вольные хлеба, и это был еще один конфликт, прошедший сквозь столетия. А потом, вместо того, чтобы решить проблему, Аврелиан пошел на полумеры, когда понял, что голодающая армия под стенами города убивает и грабит немногих торговцев, вырезает окрестные поселения, что уцелели. Все, чтобы выжить.
   - Это было темное время, никто не был уверен, что человечество вообще способно выжить, - напомнил Эреб.
   - И вместо того, чтобы действовать сообща, все начали пожирать друг друга! - с новыми силами, несмотря на пересохшее горло, продолжил Глабр.
   Смог бы он высказать тоже самое Гэлию? Когда-нибудь, возможно...
   - Вот тогда-то, когда стало невмноготу, знатные дома и заключили сделку с легатом Каем Демьяном. И теперь мы живем с хартией, и Демьян стал первым дуксом Гвардии, получая от домов провизию и припасы. Дома предпочли откупиться. Дома предпочли борьбу за власть.
   - Альтернативной стала бы полномасштабная война, - возразил Эреб.
   - Если бы были маги, им хватило бы мудрости найти компромиссы! Ведь сколько городов и великих домов мы потеряли? Дом Тал Газар перебил дом Маракас, а потом и сам пол под ударом сидонийских и даратанских войск. Когда дом Сидоний умирал от чумы, никто и пальцем не пошевелил, чтобы им помочь. А последнего лорда дома Альмансор выпотрошили и четвертовали, хотя ему было не больше двенадцати лет. И это было недавно... чем мы лучшем варваров? Ордынцы во многом выше нас и мудрее нас.
   Глабр вспомнил давние слова Фена о том, что человек способен на то, что чуждо любому зверю. Старый шарлотан... как же он тогда был прав.
   - Как и мы в чем-то мудрее и выше их, - с горечью ответил Эреб. - Когда я был таким же горячим молодым человеком, как и ты, Глабр. И пытался найти справедливость в человеческом бытии. Но не нашел. Но единственное, что я знаю, так это то, что лекарство от того, кем мы являемся, лежит не в машинах.
   - Будем надеяться, что лекарство нам не потребуется и мы не уничтожим себя без него. Благодарю вас за беседу, - Глабр успокоился и почтительно поклонился.
   Эреб был не тем, кому стоило доказывать правоту. Это ничего не даст. Ученый был лишь небольшой пешкой, а проблема стояла внутри каждого человека, начиная с правителя.
   С тех пор Глабр задался целью не просто помочь Гэлию построить Империю, но помочь ему спасти все человечество, хочет он того или нет...
  
   Следующие два года правления Гэлия ознаменовались всеобщим укреплением его власти и процветанием дома Аврелиан. Это не значило, что каждый день свершались великие дела и достигались умопомрачительные победы.
   Но впервые за долгое время установился режим, которому не угрожали ни внутренние, ни внешние враги. Гвардия, дома Даратан и Красс затихли, будто стараясь лишний раз не напоминать о своем существовании.
   Орда научилась быстро сосуществовать с городскими жителями. Не обошлось без смертей и конфликтов, но законы обоих народов строго карали нарушителей, а дисциплина, введенная Торгулом для своих, походила на истинную форму деспотии, от которой, впрочем, кочевой народ был, похоже, в восторге.
   Коммерциум подчинился новому налоговому обложению лорда, и подстроился под ситуацию, под новые развивающиеся рынки. Как и всегда, Страбос и его шайка извлекали любую выгоду, раз уж не получилось достичь высшей власти.
   Лоренца и другие недовольные вряд ли смирились с происходящим, и Глабр ждал после ее уничтожающего взгляда самого вероломного удара. В ее жизни мало было мужчин, которые нагло воспользовались ей самой, а потом предали самым вероломным образом. Впервые ее чары не сработали, и положение дома Калани стало хуже некуда, и ей пришлось убрать своих родственников и знакомых из дворца и перевести их в Коммерциум.
   А про ассасинов и воров мало кто вспоминал. Им пришлось объединиться ради выживания после смерти лидеров. И те, кто не сбежал на службу к Гэлию, теперь под началом Хамзы, как в старые времена, выполняют заказы, не вмешиваясь в политику домов. В Ганеззар им путь был закрыт, а вот в Тероне открылся новый филиал Кормчих с молчаливого согласия Антидаса.
   К несчастью, даже им не удалось покарать предателя, что сбежал теперь в Ганеззар после смерти Даристы Глабр лично объявил щедрую награду за его голову, но фанатиков не интересовали деньги.
   Последние продолжали лезть в Маадоран, несмотря на то, что ордынцы нещадно резали каждого, думая, что они поклоняются не иначе как ненавистным Тенгри.
   Еще интереснее стало появление так называемого Избранного, его слава распространилась по многим землям, его последователи исчислялись уже сотнями, большей частью из фанатиков Меру, что для Гэлия не имело никакой разницы.
   Прекрасно зная, на что способен этот человек, оказавший сильное влияние как в Тероне, так и, несомненно, в Маадоране, также удалился в Ганеззар.
   Между тем никто даже не заметил смерти племянника Гэлия, Серенаса. "Победоносный", так толком и поняв происходящего, принял яд, стоило Глабру постучаться в дверь его поместья. А все-то требовалось уведомить племянника, что он отправляется в ссылку на возрождающиеся руины Асмары, принадлежавшие некогда могучему дому. Настоящая человеческая комедия...
   Сам же Глабр проводил много времени в Замеди, а в Маадоране беседовал с учеными, в том числе Эребом и Абукаром, покровительствовал развитию наук и искусств. Его знания, почерпнутые в башне, помогли не только в развитии инфраструктуры города, но и в сельском хозяйстве.
   Множество артефактов изучались им с невероятной тщательностью, и среди шедевров искусства древних были дыхательный аппарат, причудливого вида самострел, пробивающий самую крепкую броню, а также невероятная древняя броня. Но даже с запасом батарей и библиотекой Глабру не хватало знаний ее активировать. Тяжелый агрегат становился легким на теле, но взаимодействие с грудной пластиной не давало никаких результатов.
   Впрочем, следовало быть осторожным. Гэлий одобрил дыхательный аппарат, но с трудом переварил самострел, что теперь покоился на поясе уважаемого претора Харранского. Лишь заверения в том, что это прототип, и никто, в том числе и сам Глабр, не могут воссоздать подобного искусства, успокоили лорда.
   Именно по этой причине скрывались свойства перчатки, найденной в минарете. Эта вещь позволяла дотронуться до ткани пространства, невидимого глазу. А, значит, и открыть двери, в которые раньше могли заглядывать только маги...
   Возможно, чтобы их действительно увидеть, требовалось удалить собственный глаз и вставить металлический, с синим кристаллом внутри. Но на такую экзекуцию с самим собой Глабр не был готов.
   Равно как и не смог заставить себя прослушать сообщения из кристалла до конца. Но исследования кристалла дали другие результаты. Например, удалось открыть дверь в другой комплекс, где-то в другом месте Империи. Но войти внутрь он не успел, поскольку был срочно вызван в Маадоран.
  
   Гэлий закончил беседу с Ланием, и только после принял Глабра. Легат, проходя мимо, лишь коротко бросил.
   - Готовься к войне...
   Вот и кончилось мирное время.
   - Мы плохо подготовлены, но с твоим приходом, мы больше не можем откладывать, - торопливо начал Гэлий, оглядывая нарисованную недавно карту остатков Империи. - Храм, поисками которого ты занят, откладывается. Да и Антидас затих, лучшего времени и не найти.
   - Поход, мой лорд? - Глабр был озадачен.
   Лорд не из тех, кто бросается стремглав на разные авантюры, а тщательно продумывает свои ходы.
   - Мы поймали Меру за раскопками руин, от которых он обещал держаться подальше. Либо он проверяет нас, либо "превращение" затронуло его разум еще сильнее. Мы обязаны ответить. Ганеззар будет легко осадить, но не взять. Ты отправишься туда, как мой дипломат.
   Это было слишком... вместе переговоров сразу начинать осаду.
   - Мой лорд... не стоит ли послать сначала меня?
   - И что это даст? - откинулся на стуле Гэлий, оглядев претора взглядом, будто перед ним стояло неразумное дитя. - Меру отрекся от лордства, попрал все наши законы. Он стал неким первым аколитом, и думает, что может спрятаться от меня под другим титулом. Его фанатики сеют смуту везде, где им стоит появиться. Или ты веришь во всю эту чепуху про богов и спасение? Как мне еще с ним разговаривать, кроме как языком силы? Магия опасна, и мы не можем позволить Меру играть с нашим будущим.
   - И вы развяжете ради этого войну? Рискнете всем вашим наследием, что принести в земли хаос?
   Это были резкие слова, а Гэлий мстил и за меньшее. Суровый взгляд мог бы уничтожить Глабра, обладай тот пресловутой магией. Но получив достойный отпор, решил сменить гнев на милость.
   - Ты видишь другой путь? - он говорил надменно, будто объясняя очевидное. - Думаешь, Антидас, Меру и Павел умеют прислушиваться в голосу разума? Тогда мы бы все давно сложили бы оружие и добровольно объединились.
   - Вернее, служили бы вам, - Глабр не видел ничего дурного в истине, что едва не сорвалась с языка лорда.
   - Император может быть только один, - кивнул Гэлий, никогда не скрывавший своих амбиций. - И кто может им стать? Может быть, Антидас? Человек, десятилетиями уничтожавший свой дом в бесплотных войнах? Или Меру? Тот, кто видит спасение и наше будущее в поклонении и богослужении? С самого падения Империи знатные дома сражались друг с другом, растрачивая силу, вместо того, чтобы объединить ее, пока Имперская Гвардия молчала наблюдала, словно стервятники. Мы потеряли четыре дома и дюжину городов, но чего добились? Дом Даратан стал тенью прежнего, дом Красс впал в безумие. Сколько нам еще ждать? Пока спасать будет нечего?
   Как бы ни были правдивы слова Гэлия, он касался лишь поверхности кубка с водой. Ему были неинтересны глубокие первопричины всех конфликтов и несовершенства человеческой природы. Он придерживался политики: "если не можешь бороться -- возглавь".
   - Вы будете выглядеть завоевателем, а не спасителем, мой лорд, - снова истина, и снова не крамольная.
   Империя сама закалялась кровью и завоеваниями.
   - Нельзя спасти то, над чем нет власти. Разве можно спасти Терон словами и добрыми намерениями? Карринас мыслил правильно, но он гвардеец. Их прекрасное будущее не для каждого.
   Военные лагеря, а не города... когда-то в древности было так. Возможно, остаткам Империи и стоило временно вернуться к истокам, но это будет стоить слишком многого, и не искоренит первопричин нового падения.
   - Прекрасное будущее дома Аврелиан очевидно и лучше многих альтернатив, поэтому я с вами, мой лорд. Но я хочу напомнить, как ученый, что мы все обязаны еще и везению. Гораздо проще преуспеть, захватив в прошлом самый большой кусок пирога, и с тех пор контролирую самый большой и богатейший город.
   Гэлий не разгневался на эти слова, скорее, позабавили.
   - А что помешало дому Даратан поступить также? Мы действовали быстро, а они -- нет. Вот и все.
   - История говорит, что дом Даратан после падения столицы вступил в борьбу с квантари, позволяя другим домам отступить.
   - И что мне, по-твоему, теперь делать?! - вскипел Гэлий. - Отдать бразды правления Маадораном? Преклонить колени перед Антидасом?! Теперь это дело прошлое. Дом Даратан получил все регалии за сдерживание квантари после катаклизма, поглотившего столицу вместе с нашим Императором. С тех пор мы могли лишь наблюдать их падение. И они так и не поняли цену, которую человечество заплатило за невероятные знания, которые его едва не погубили...
   - Мы погибнем, мой лорд, если не совершим чудо. Древние машины сообщили мне, что каждый из нас болен, и болезнь проходит через поколения, мы слабеем, вырождаемся. Я предлагаю собрать сведения о том, сколько было рождено уродов, сколько было выкидышей у женщин и, возможно, найти средства для того, чтобы проверить каждого из нас...
   - Я не буду обсуждать эту тему. Даже если это не твои домыслы, Глабр, мы не станем пользоваться машинами для этого. Это мое последнее предупреждение, претор, - казалось, Гэлия вновь поглотит припадок, но он сдержался, стиснув накрепко кулаки. - А теперь... выполняй приказ.
   - Да, мой лорд...
   Глабр ушел, с трудом переведя дух. Гэлий неумолим в своих решениях, и по такому краю претору еще ходить не приходилось...
  

Ганеззар

   В ночи огни Святого Града казались новым созвездием, так высоко они горели над горизонтом. Зеленые и плодородные земли вокруг радовали глаз, но омрачали настроение своей безлюдностью. Земледельцы побросали поля, стоило им завидеть три легиона с пурпурными щитами, маршировавшими стройными рядами.
   Глабр шел в свите легата Лания, который уже наметил план осады.
   - Мы потеряем два легиона, если будем брать город штурмом. И неизвестно, удержим ли, - Ланий был бесстрашен, но неглуп.
   Волшебство и таинство города исчезли, стоило приблизиться. Знаменитая цитадель мрачно и без прикрас венчала вершину массивного холма, а город был расположено каскадом на склонах, подобно кольцам грибов, высасывающих последние соки из погибающего древа.
   Город даже не нужно было брать в кольцо, достаточно установить непроницаемый заслон в полукруге вокруг трех главных ворот внутрь. Теперь лиловые стяги развевались на беспощадных ветрах бескрайней равнины.
   - Похоже, что Гэлий все-таки беседовал с Меру, и тот знал, что будет осада, - получив отчет, Ланий обратился к Глабру. - Вокруг ничего нет из припасов, все внутри замка. Нашу армию нечем будет кормить, если мы задержимся, а на караваны с продовольствием будут атаки.
   - Продовольствие будет, можно не сомневаться. Меня волнуют фанатики, что могут попробовать напасть с тыла, - Глабр понимал ,что это самоубийство для них, но эти нападения и вылазки из замка могут измотать силы дома Аврелиан.
   - Пока фанатики изъявили желание пройти внутрь Святого Града, - пожал плечами Ланий. - Мы разворачиваем тех, кто похож на воинов, в случае сопротивления, убиваем. Остальные же пусть остаются в городе, Меру так придется кормить больше ртов.
   Разумно. Но наверняка запасы внутри огромны. А фанатики слишком стойки.
   - Я отправлюсь за тем, за чем сюда прибыл. После переговоров доложусь Гэлию, и посмотрим, что он скажет.
   Глабр уверенно зашагал к воротам замка. Меру уже уведомили о том, что прибудет переговорщик. Зная фанатиков, стоило опасаться, но армия перед их воротами даже самому безумному сможет внушить воздержание от глупостей.
   Стражники открыли ворота без лишних криков и дали в сопровождение двоих крепких мужчин в синих плащах. Вокруг висели такого же цвета стяги с желтым уроборосом, пожирающим собственный хвост. Крассы наверняка даже не имеют представления о том, откуда взялся этот символ...
   Город меньше всех пострадал от Войны, но время его не щадило. Старые дома разрушались, а подновляли их чаще всего для внешнего лоска. В бедном квартале были знакомые теронские деревянные хибары, но вся разница заключалась в том, что бедняки слонялись даже в богатых кварталах. Многие из них были вооружены дубинами, а их безумные взгляды говорили о том, что ничто их не остановит, ни закон, ни мораль.
   Где-то избивали очередного торговца, объявленного еретиком. Где-то закидывали камнями женщину, якобы нарушившуюся благочестие. А кресты... как же много крестов. И ни один из них не был пуст. Если боги этих людей и вправду существуют, то бесполезно взывать к их милосердию.
   Это варварство не одобрят даже ордынцы, и Глабру хотелось, чтобы их меч прошелся сквозь ряды местной черни, которая забыла все в своей безнаказанности.
   - Еретик...
   - Гэлиевский пес...
   - Мразь!
   Но авторитет стражников был непререкаем, они были воинами самого Меру, многие из форта Гвардии перешли в его армию, либо были уничтожены, и с тех пор они были верховенством закона. Только плох тот закон, если он не один для всех, и если ты доказал свою "праведность", то можешь делать все, что заблагорассудится с теми, кто "неверен".
   По дороге Глабр подмечал, во сколько обойдется осада. Несколько ярусов, посты для лучников повсюду. Каменную кладку сложно пробить обычным порохом, нужно что-то мощнее, намного мощнее.
   - Я претор дома Аврелиан, и прошу аудиенции у лор... у Первого аколита Меру, - Глабр осекся при разговоре со стражниками замка.
   Его пропустили с таким же молчанием. Неужели они взяли какой-то обет? Или же это устрашение? Если последнее, то работало неплохо...
   Внутри скромного зала, служившего местом для аудиенции, стоял небольшой и скромный каменный трон. Но прежде чем Глабру позволили приблизиться к пожилому человеку в синем халате, перед глазами претора предстал какой-то оборванец в красной тунике. Частично облысевшая глава, неопрятная короткая борода, и немигающий, полубезумный взгляд, который пригвоздил Глабра к полу. Но стоило незнакомцу отвести его, как все прекратилось.
   - Как ты это делаешь?.. - он был изумлен, несмотря на то, что слышал о техниках гипноза.
   Но все это было за гранью понимания...
   - Просто делаю, - ответил тот скрипучим и резким голосом. - Я Фелан. Брат Меру говорит, что я отмечен богами. Раньше я думал, что был проклят... я проверил тебя. Ты можешь видеть брата Меру. Но помни, что я могу остановить биение твоего сердца также легко, как прихлопнуть муху.
   Пусть и повода не верить не представилось, но Глабр заметил лукавство во взгляде Фелана. Он может это сделать, но будет не так просто.
   Каких еще уродов Меру держал рядом с собой?..
   Вокруг самого Меру стояла аура смирения и благочестия. В чертогах не было охраны, да и сам пухловатый, низкий человек с мягкими, почти жеманными чертами лицами, не походил на великого воина. Он даже не был вооружен.
   - Мой лорд... - Глабр поклонился.
   - Здесь нет лордов, брат. Разве все мы не равны в глазах Богов? Нас определяют лишь наш набожность и вера. Служи верой и правдой, посвяти себя Богам и в один прекрасный день окажешься на моем месте, - этот мягкий голос способен убаюкать даже взрослого.
   На самом деле Меру прикидывался, он не был безумцем, просто нацепил ради собственных амбиций маску благочестия. Не он первый, не он последний.
   И все же грубить - это самое последнее дело, когда десятки фанатиков вокруг могут разорвать любого, кто хоть косо посмотрит на их пророка.
   - У тебя нет охраны? - Глабр оставил все формальности, как того хотел Меру.
   - Кто поднимет руку на слугу Богов? Разумеется, зло не знает границ, но я верю в Фелана, - он указал на оборванца, что встал подле его трона. - Он легко способен уберечь меня от вреда. Боги благословили Фелана великой силой.
К счастью, снова демонстрировать свои возможности телохранитель Меру не стал.
   - Он долгое время был заблудшим, а теперь служит великой цели, как и мы все.
   - Эта великая цель заключается в изучении запретных руин?
   Глабр пытался выяснить, почему они так запретны, но Гэлий, похоже, сам этого не знал. Видимо, кто-то в прошлом провел определенную линию, или же есть еще одно тайное предупреждение от магов, о котором никто не знал, но его передавали из уст в уста.
   - Мои люди идут туда, куда ведут их Боги, претор, - вызывающе бросил Меру.
   Требовать ответа бесполезно...
   - Лорд Гэлий направил меня сюда для поиска мирного решения. Мне следует передать ему, что ты больше не контролируешь своих людей?
   - Отбросим эти шарады, претор, - махнул рукой Меру и оперся локтем о колено. - Гэлию нужен Ганеззар. Он говорит, что мы нарушили какой-то закон, принятый домом Аврелиан, но я не вижу заседания судей, собравшихся обсудить это воображаемое нарушение закона моими людьми. Я вижу армию, готовящуюся к нападения. Ты и правда думаешь, что ты здесь ради переговоров?
   Глабр знал, что Гэлий способен на двойную игру, даже на подлость, ибо игра была изначально нечестной. Но он редко увлекался лицемерием, и это был неприятный удар, пусть претор и не питал иллюзий относительно чистых мотивов своего лорда.
   - А зачем же я тогда здесь? - Глабр решил подыграть.
   - Мне нет дела до игр Гэлия, - Меру вновь ушел от прямого ответа. - Он явно чего-то ждет. Он еще не может воспользоваться своей Ордой, не так ли? Слишком рано. Использовать дикарей против одного из старейших знатных домов? Народ этого не одобрит. Может, ему поможет дукс Павел? Вероятно, но он сделает это, если Гэлий готов расстаться с рукой и ногой. Он готов?
   Теперь игра Гэлия выходила на свет. Бесплотные переговоры... и Гэлий обращается за помощью к Гвардии. От Глабра не ждали подвигов, как на перевале Харрана. Отвратительное пренебрежение... или же его приготовились пустить в расход, считая опасным?..
   Ланий наверняка ничего не знает, иначе бы не одобрил поведения лорда. Легат был честен, порой до крайности. Но все же он человек войны, и не отступится, несмотря на мотивы Гэлия.
   - Есть еще что-то, что мне нужно передать лорду? - Глабр услышал для себя все.
   - Скажи ему, что еще не поздно покаяться. Скажи, что Боги все видят, и грядет расплата, Меру сиял убежденностью, и много кто готов был бы стать орудием расплаты.
   Претор вспомнил слова дяди Антидаса, рассказанные ветеранов в Маадоране: "...он и вправду во все это верит...".
   - Ты и вправду во все это веришь? Пока это похоже на игру...
   Меру взглянул на мгновение на Глабра, а после лицо его украсила загадочная улыбка:
   - Пойдем...
   Под замком было множество уровней и коридоров, там было так легко потеряться, что Глабр старался не отставать от Меру.
   По дороге он увидел комнату Фена, того самого, что сбежал из Терона после предательства любимого ученика. Одна встреча взглядами сказала больше, чем тысячи слов... как же постарел и осунулся старый учитель, и все же отлично держался, несмотря на возраст. Все-таки эта встреча отдалась чем-то теплым в больной душе претора...
   Меру привел Глабра в неприметную на первый взгляд комнату, темную и пустую, где не было мебели, кроме маленьких свечей, образующих круг вокруг человека и чаши дымящихся благовоний.
   Странный мужчина, гладко выбритый и покрытый татуировками, скрывал свое лицо в полумраке. Но тут он поднял голову и впился взглядом невероятно белых глаз, сияющих сверхъестественным светом, напоминая свечение питающей сферы в Замеди или Инферии...
   Глабр отшатнулся, но заботливая рука Меру легла на его, плечо успокаивая лучше самого действенного наркотика. От того, что происходило в комнате, он почувствовал легкое головокружение и слабость.
   Неужели слухи оказались правдой, и Набопаласар, великий мудрец и пророк, посетил Божественное в его скромной обители, где ему было велено ответить на мольбы Меру о помощи свыше и послужить проводником между домом Красс и божественным измерением?
   Мудрец тогда благословил дом Красс, и тот решился на предательство дома Даратан. А Меру, бесполезный, слабый правитель, расцвел как новый пастырь для заблудших душ. Даже самые глупые слухи имеют под собой хоть какую-то основу...
   - Что ты видишь, о святейший? - спросил Меру, склонив голову.
   - Боги возвращаются, - ответил мужчина безжизненным голосом.
   Это звучало не как великое пророчество, а предостережение, жуткое и тревожное.
   - Дом Красс возвысится. Его враги падут...
   - Откуда ты это знаешь? - Глабр вышел чуть вперед, пытаясь, как ученый, найти хоть какое-то научное свечение странному свечению из глаз, подозревая шарлотанство.
   Но это высший уровень шарлотанства, следовало это признать...
   - Боги говорят через меня, шепчут мне в уши, - претору стало не по себе от пронизывающего взгляда.
   Пророк коснулся уха, а потом посмотрел на кровь на пальцах.
   - И что же хотят эти боги?
   - Чего хочет любой отец от своих детей. Послушания... твой лорд должен знать. Подчинись и живи. Воспротивься и умри.
   Мужчина закрыл глаза, и больше не промолвил ни слова.
   Уже наверху, на свежем воздухе, Глабр понемному начал приходить в себя.
   - Как видишь претор, я был с тобой очень откровенен, - Меру говорил с притворным смирением. - Я правдиво ответил на твои вопросы, и теперь моя очередь спрашивать. Узрев увиденное тобой и услыхав услышанное, открыл бы ты свое сердце Богам и принял бы Истину? Или скорее преклонил бы вновь колени перед ложными правителями?
   Глабр чувствовал, что аколит силен. Весь его рациональный разум готов был сдаться и поверить в чудеса. Но чудеса не строят, чудеса не рождают.
   - Ты нашел свою веру в глубинах своего замка, так говорят. Не думаю, что это лишь один пророк. Не так ли? - претор парировал, и Меру тут же помрачнел.
   - Боюсь, ты пока недостоин этого услышать. Осознай все, что познал здесь, и возвращайся, если захочешь. Двери моего дома и нашего братства всегда для тебя открыты.
   Так он переманил многих, как из Терона, так и из Маадорана. Это чума, религиозная чума, которую нельзя остановить. Подмена обычных фокусов со старыми технологиями словами о чудесах. Меру и вправду верит. Но нет ни одного доказательства, что он прав.
  
   - Так значит, тебе не удалось увидеть ничего, кроме человека со светящимися глазами? Никаких недавно откопанных боевых машин, артефактов, союзников, о которых мы ничего не знаем? - Гэлий больше не скрывал своей игры, и Глабра принимали в тронном зале в присутствии всей правящей элиты Маадорана, с недавних пор единодушно одобряющих любой чих своего лорда.
   - Нет.
   Хотя претор мог припугнуть много чем, заставив лорда поколебаться. Но какой смысл?
   - Хорошо. Тогда ты отправишься в Ганеззар и поговоришь с дуксом Павлом. Он должен помочь нам взять Ганеззар... а в обмен... - Гэлий огляделся вокруг, ему было нелегко озвучить это, - в обмен Гвардия станет моим боевым крылом. Хартия будет упразднена, а все ограничения, наложенные на них моими предками -- сняты.
   "Готов ли Гэлий потерять руку и ногу?" - слова Меру эхом прозвучали в голове.
Это ли то объединение, о котором мечтал Гэлий, и которое пойдет на пользу стране? Лорд рискует, он думает переиграть вояку Павла, и избавиться от того, заменив покорным легатом. Но явно не Карбо, этот сместит Гэлия сразу же, стоит Павлу отойти в мир иной. Если только в самой Гвардии не начнет грызня за наследство.
   Нет, это авантюра, это не выход. Гэлий потерял ориентиры, и уверен, что теперь могущественен, а Орда -- есть гарант его власти. Только вот Гвардия перебьет Орду, и местное население их поддержит.
   - Что мне сказать, если Павел не согласиться? - Глабр не ставил под сомнения слова лорда, скорее, договороспособность дукса.
   - Потому что у него не будет лучшего предложения, и он это знает.
   - А если он не будет вас слушаться, мой лорд?
   Люди вокруг зароптали, они разделяли те же опасения, им всем не хотелось оказаться в качестве рабочей силы в военном лагере.
   - Поверьте мне, - Гэлий обращался ко всем. - Я могу совладать с Павлом. А вот Меру и что он там завтра сможет выкинуть -- вот о чем я беспокоюсь. Кроме того, даже если я найду способ самостоятельно взять Ганеззар, с Имперской Гвардией необходимо разобраться, так или иначе. А значит, либо я с ней сражаюсь, и эта война будет долгой и кровопролитной, либо я заключаю сделку.
   Все звучит разумно. Но в долгосрочной перспективе просто ужасно. Как и то, что хотел предложить Глабр.
   - Что если использовать Гвардию, чтобы взять Ганеззар, а затем послать Орду покончить с Гвардией раз и навсегда?
   Толпа ахнула от такого дерзкого плана. Но перспектива звучала слишком заманчиво. Глабр видел Торгула неподалеку, и видел, как одобрительно загорелись его глаза.
   Гэлий уловил настроение толпы и побагровел, но после долгой паузы нашелся с ответом:
   - Не надо слишком умничать, Глабр. Смотри не перехитри сам себя. Если я последую твоему совету, то потеряю Орду и ослаблю Гвардию так, что она не будет представлять угрозы как минимум несколько лет, но я получу врага, который никогда не забудет этого предательства. Иногда лучше заплатить справедливую цену и получить союзника, чем ударить в спину и получить врага на всю жизнь...
   Зато хотя бы не будет лицемерия. Но этого Глабр не сказал. Люди вокруг продолжали шептаться, а ордынцев такой поворот нисколько не пугал, они были готовы сражаться с Гвардией за свою будущее, понимая, что всегда будут им костью в горле.
   - У могущественных людей всегда будут враги, милорд, но такую возможность нельзя упускать, мой лорд. Если вы будете править единолично, то добьетесь в разы большего, и Гвардия к тому времени уже не будет загвоздкой.
   Люди вокруг начали одобрительно кричать и требовать от лорда согласиться на такое коварство, которое он бы и сам пропихнул, будь это его идея.
   Но теперь летел к демонам проработанный план, и придется продумывать новый. Гэлий с трудом улыбнулся, но был вынужден принять это решение.
   - Благодарю за совет... претор. Я это обдумаю, пока ты будешь договариваться с Павлом.
   Глабр думал, что Гэлий велит кому-то другому договориться с Павлом. Но у лорда не было повода подозревать претора в предательстве, ведь он действовал из лучших побуждений ради дома Аврелиан.
   Единственное, чего хотел Глабр, так это убедить после легата Лания перебить еще и Орду... что будет непросто, но он уже не мог остановиться.
   Дом Аврелиан должен будет основой для новой Империи, где нет ни варваров, ни карьеристов-вояк, желающих превратить остатки государства в единый военный лагерь, что своим вероломством пытался продемонстрировать когда-то Карринас...
  
   Каэр-Тор. Огромный военный лагерь на плодородных землях, выделенных домом Аврелиан. Здесь закалялись лучшие воины Гвардии, готовясь одолеть любого врага. Конюшни, бесчисленные казармы, кузницы, столовая -- все здесь пропитано войной, и создано ради войны.
   Солдаты не обращали большого внимания на гостя, разве что на его странное оружие. Но вот кто первым кинулся на Глабра, так это Карбо, тот самый полководец.
   - Помнишь, я обещал, что убью тебя? - он слез с лошади, перегородив дорогу претору.
   - И лишишь своего дукса лучшего предложения, которое он ждал все эти годы, - усмехнулся Глабр, прекрасно зная, что легат не сможет убить посланника прямо здесь и сейчас. - И я хочу загладить свои предыдущие грехи, если ты мне позволишь.
   Но при следующей встрече Карбо попытается убить претора при любом раскладе. Оставалось надеяться, что он отправится на битву вместе с остальными...
   В скупо обставленном военном кабинете дукса Гая Эция Павла не было ничего привлекающего взгляд, кроме различных развешанных карт и красных стягов Гвардии с золотым орлом.
   Пожилой мужчина, чьи лучшие военные годы позади, но полководческие еще впереди, не обманывал первого впечатления. Здесь все подчинялись беспрекословно, ибо здесь был мир, где его слово -- закон.
   Доспехи ему были все впору, а красный плащ делал его похожим на настоящего военного аристократа.
   - Что привело тебя сюда, претор?
   Павел, разумеется, знал, зачем Глабр здесь. Равно как и знал, кто есть триумфальный претор Харранский. Но Павел был из тех, кто не обращал внимание на личные обиды. Все-таки это был его прокол, что Орда оказалась здесь. А Карбо... он вряд ли понес хоть какую-то ответственность.
   - Ганеззар, - Глабр решил пока не растрачивать свое красноречие.
   - Посланец Меру уже был здесь...
   Плохое предчувствие овладело претором. За три недели всех этих переходов от одного города к другому, а после к лагерю, послы Меру успели бы нанести не один визит.
   - ...он хочет, чтобы я прорвал осаду. Полагаю, ты пришел убедить меня в обратном. Я полагаю... ты ждешь, что я забуду резнюб моих людей на перевале Харрана.
   Нет, это была не личная обида, это было личное оскорбление. Но если Павел не прибил Глабра к кресту и не выкинул его из лагеря, то еще есть шанс.
   - Была допущена ошибка, дукс. Я первым признаюсь в этом.
   Таких бы слов Гэлий не простил. Но он не узнает...
   - Ошибка? Так вот что это было... - усмехнуля дукс. - А что если позволить моим людям прибить тебя к кресту, а позже назвать это ошибкой? Ты ведь будешь умницей, и закроешь глаза на мое небольшую упущение, претор?
   Казалось, он подмигнет заговорчески, но его мимика осталась практически неподвижной.
   - Я закрою. Но Гэлий может это неправильно понять..
   Тут Павел быстро сменил тон.
   - Что предлагает твой хозяин? - он спрашивал спокойно, будто вопрос об убитых солдатах никогда не поднимался.
   - Если вы поможете нам взять Ганеззар, то Гвардия станет боевым крылом дома Аврелиан. Хартия будет упразднена, а все наложенные на вас ограничения -- сняты.
   Ни удивления, ни радости. Ничего. Просто равнодушная маска.
   - Неплохое предложение. Но можно ли верить твоему хозяину? Сейчас он хочет Ганеззар, и чтобы его получить, готов пообещать все, что угодно.
   - Вы и правда думаете, что мой желает войны?
   - Никто не жаждет войн, однако история ими изобилует. Боюсь, тебе придется постараться получше, претор.
   - Гэлий хочет создать новое царство и нуждается в вас, чтобы охранять и расширять его, - у Глабра больше не было больших козырей. - Взамен он возвысит Гвардию, вновь сделав ее Имперской Армией, а вас -- вторым по могуществу.
   - А если я предпочту быть первым в Каэр-Торе, а не вторым в Маадоране? - Павел крайне осторожно прощупывал почву.
   - Тогда я говорю не с тем человеком, - с вызовом бросил Глабр.
   - Говорят, осторожные люди редко ошибаются, поэтому ты не можешь винить меня в нежелании поспешно ввязыватьс яв эту авантюру. Как в эту картину вписывается Орда?
   - Если вы примите предложение -- Орда будет больше не нужна. Делайте с ней все, что угодно.
   - Тогда не будем спешить, - кивнул Павел. - Я отправлюсь в Маадоран, и обговорю детали с Гэлием, а мои силы будут готовиться к выходу. Это займет пару месяцев, но так будет меньше потерь.
   Глабр скрепил договор рукопожатием. Павел не доверял, опасался удара в спину. Дальше все зависело от Гэлия...
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  В.Богатова "Невеста княжича" (Фэнтези) | | Е.Горская "Я для тебя сойду с ума" (Любовное фэнтези) | | О.Обская "Люди в белых хламидах или Факультет Ментальной Медицины" (Любовная фантастика) | | А.Комаров "Обнулись!" (ЛитРПГ) | | Н.Орлан "Дьявол целует сладко" (Романтическая проза) | | Е.Елизарова "Ключ от твоего мира" (Попаданцы в другие миры) | | А.Красников "Забытые земли. Проклятие." (ЛитРПГ) | | E.Maze "Секретарь для дракона" (Приключенческий роман) | | Л.Миленина "Не единственная" (Любовные романы) | | Vera "Унесенные не тем ветром" (Короткий любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"