Петров Андрей: другие произведения.

Спящий

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
  • Аннотация:
    Если твои предки на протяжении многих поколений являлись магами, к доставшемуся от них наследию стоит относиться предельно серьезно. Чтобы не пожалеть потом. Ссылка на author.today ... 7-я глава 08.12


Спящий

Пролог

  
   Тела были повсюду - конские, человеческие вперемешку. Изрубленные сталью, разорванные магией, изуродованные они заливали свежевыпавший снег горячей кровью, превращая его в грязь. Бой вышел коротким, и очень жестоким - зажатые с двух сторон, на повороте дороги, всадники дрались отчаянно, взяв с нападавших достойную плату за каждого своего убитого.
   Хриплое дыхание облачками пара вырывалось из надсаженного криком горла, мгновенно растворяясь на холодном ветру. Привалившийся спиной к скальной стене, невысокий, коренастый мужчина в изодранной кольчуге, настороженно скользил взглядом по заваленной трупами дороге. Черные с проседью волосы, слипшиеся от пота и крови, спадали на лицо, почти скрывая горевшие дикой ненавистью глаза.
   Мертвы. Все.
   Расслабленно выдохнув, он глянул на зажатый в правой руке, покрытый кровью магический жезл и, поморщившись, отбросил его в сторону. Все равно бесполезен уже и разряжен. Оторвавшись от спасительной скалы, маг двинулся через дорогу, равнодушно перешагивая через трупы. Нужно успеть.
   Да...
   Пояс, с болтавшимися на нем пустыми ножнами и парой подсумков для зелий, полетел на землю. Изодранный и грязный плащ отправился следом. Крючки на кольчуге усилиям окровавленных пальцев не поддавались, вызывая злобу - неудобно сдирать с себя броню на ходу. Но, на то, чтобы остановиться и избавиться от ставшего ненужным, мешающего железа, не было времени.
   Время пришло...
   Глухо зарычав, маг зажал ладонями уши. Тихий, едва уловимый, шепот возникал из ниоткуда. Он слышался в малейшем дуновении ветра, в хрусте снега под ногами, в шелесте не успевших еще облететь листьев на деревьях. Он звучал прямо внутри черепа, мешая связно думать и сводя с ума. Он обрекал.
   Время!!!
  

Глава 1

  
   Телега мерно поскрипывала плохо смазанными колесами под негромкий перестук копыт тащившей ее лошадки. Краем уха прислушиваясь к бухтению пересказывавшего местные новости возницы, я с удобством устроился на мягком сене и, прикусив сорванную у обочины травинку, наслаждался бездельем.
   Дорога петляла между зеленых холмов, изредка взбираясь на склоны и тогда, с вышины открывался великолепный вид на окружающую природу. Красиво здесь, особенно в ясный летний день. А еще, воздух чище и как будто вкуснее, легкий ветерок сдувает всякий летающий гнус, по небу тянутся редкие, пушистые облачка. Тиран, привязанный поводом к борту телеги, неспешно рысил следом вполне довольный, что на время избавился от седока.
   Особой прелести всей этой пасторали добавлял трясущийся в седле на своей кобыле Матиас, старательно изображавший из себя страдальца и давивший на жалость изнуренным видом. Оруженосцу тоже хотелось перебраться в телегу, на мягкое сено и расслабиться, любуясь облаками, а то и вовсе задремать... Только хрен ему!
   - Жестокий ты, - поймав мой злорадный взгляд, проворчал Матиас.
   - Дурить меньше будешь, - лениво отозвался я, отвернувшись.
   Покосившись на примолкшего и буквально излучавшего спиной любопытство, возницу он промолчал. И правильно, в общем, а то ведь и еще какое-нибудь наказание придумать могу, дело нехитрое. И без того слишком легко отделался - в Хорнвилле мои люди живут, и обижать их я никому не позволю, иначе какой из меня правитель тогда. А этот белобрысый кобель, вчера, мало того, что попытался охмурить девицу, оказавшуюся невестой сына местного кузнеца, так еще и, когда возмутившийся парень решил пресечь безобразие, сломал тому челюсть. Справедливости ради, незадачливому жениху тоже не стоило так откровенно нарываться на драку, но в итоге-то разбираться с его обозленными родичами пришлось мне.
   Так и ехали дальше - Матиас страдал, возница делился новостями и сплетнями, а я дремал в полглаза наслаждаясь поездкой. Единственное неудобство доставляло близившееся к полудню солнце, начинавшее уже ощутимо припекать. В такую погоду таскать на себе дублет из толстой кожи не слишком-то приятно, но снимать его я не спешил. В пограничье нарваться на проблемы, раз плюнуть и никогда не угадаешь заранее, в какой момент беззаботная идиллия сменится воплями, кровью и трупами. Максимум, что я решился себе позволить - этот самый дублет вместо тяжелой бригантины, в которой по такой жаре точно бы уже сварился. И то, меч со щитом забрал с собой в телегу, чтобы под рукой были, а жезл и вовсе оставил прицепленным к поясу. Только передвинул удобнее... Матиас, к слову, собственную бригантину не снял и парился сейчас в ней, но ворчать по этому поводу даже и не думал. Пограничье.
   Навстречу нам то и дело попадались повозки с пешеходами, да и мы сами порой кого-то обгоняли. Судя по тому, что люди кланялись, а то и приветствовали вслух, меня узнали. Не удивлюсь если к вечеру половина баронства, а завтра и вовсе все его население уже будут знать о возвращении молодого барона.
   - Останови, - приказал я вознице, и потянулся, разгоняя дрему.
   - Ваша Милость, так ведь до Манстера еще пару верст осталось, - отозвался тот, но послушно натянул вожжи, заставляя кобылку остановиться. - Полчаса и уже там будем.
   - Знаю, - выбравшись из телеги снова, с удовольствием потянулся и, забрав щит с мечом, отвязал поводья Тирана. - Дальше сами доедем.
   Въезжать в родовое гнездо развалившись в телеге... Нет уж, верхом проедусь. Я ж не старик какой, немощный и здоров вполне, так что пусть подданные видят. А то ведь болтунам только повод дай, такого навыдумывают, не отбрешешься потом. Да и надоело уже валяться, проехаться хочется.
   Забравшись в седло недовольно фыркнувшего Тирана, оглянулся на возницу.
   - Спасибо, что подвез, Мирт.
   - Да чего там, Ваша Милость, мне и не трудно вовсе, - улыбнулся мужик в седые усы. И перехватил вожжи поудобнее, одернув переступившую с ноги на ноги кобылу. - Все равно в город ехал.
   - Ага, бывай, - я махнул рукой на прощание и толкнул жеребца пятками, направляя вперед. - Здоровья младшенькому твоему, если сам не поправится, обращайся, помогу.
   - Благодарствую, Ваша Милость, - уже в спину мне отозвался тот. И, спустя пару секунд телега вновь заскрипела колесами, двинувшись вслед за нами.
   - Ты ведь не целитель, - подождав, пока отъедем подальше, заметил Матиас.
   - Да там многого и не нужно, обычная простуда, судя по симптомам, - пожал я плечами. - Даже если сам не справлюсь, зелья помогут.
   Что он там буркнул себе под нос, я уже не расслышал. Да и не особо старался, если уж на то пошло - мысли мои сейчас были совершенно об ином. Дорога пыльной лентой огибала холм и оставалось только миновать поворот...
   - А нас уже встречают, - произнес вдруг Матиас, сбив меня с мысли.
   И кивнул на показавшихся из-за того самого поворота всадников. Не меньше десятка и, если глаза меня не обманывают, котты на них нашей расцветки - желто-черные, в шахматном порядке. Самое забавное, что идут они галопом
   - Свои, похоже, - стяга правда не видно, но десяток неизвестных верховых бойцов, в такой близи от города... Сомневаюсь.
   - Подъедут - увидим. Шлем надень, - буркнул Матиас, успевший уже нацепить свой шишак с кольчужным воротником. Перекинув щит из-за спины на левую руку, он ослабил намотанные на луку седла поводья заводной лошади, чтобы без заминок сбросить их если потребуется.
   Оглянувшись назад, я махнул рукой встревоженно приподнявшемуся на козлах телеги Мирту. Успевший уже откуда-то выудить боевой топор и щит, мужик несколько секунд смотрел на меня, но все же придержал поводья, заставляя лошадь идти медленнее. Дорога узкая и он со своей телегой только мешаться будет.
   Бросив на меня внимательный взгляд, проверяя все ли в порядке, Матиас кивнул и толкнул кобылу пятками, выдвигаясь чуть вперед. А я отцепил с пояса жезл, чувствуя, как под напором адреналина растворяются остатки недавней сонливости...
   - Эрик Корстон, его десяток, - произнес вдруг оруженосец и заметно расслабился, отпустив рукоять меча. - Свои.
   Заметившие наши приготовления всадники замедлились, переходя с галопа на легкую рысь, пропустив вперед командира... Действительно, Эрик. Если постараться, можно уже даже мой герб на груди его котты различить - башня с зубцами на холме.
   - Ваша Милость, с возвращением, - остановивший своего коня в десятке шагов от нас, Эрик коротко поклонился, прижав правую ладонь к груди.
   - Куда направляетесь? - кивнув на приветствие, спросил я.
   - Сотник приказал встретить и сопровождать вас, - ответил дружинник.
   - Приказал, м-да... и как только о моем возвращении прознали-то, - вздохнул я, на что Эрик лишь молча пожал плечами. Впрочем, невелика тайна, скорее удивительно, что так поздно узнали. - Ладно, неважно. Поехали.
   Пропустив нас вперед, десяток всадников пристроился следом, окончательно оставив позади поскрипывающую своими несмазанными колесами, телегу Мирта. Покосившись на ехавшего рядом со мной Эрика, я колебался, не решаясь задать вопрос. И - услышать ответ. Услышать подтверждение своих страхов... Но и продолжать оставаться в неведении было невыносимо. Мне нужно знать! Сейчас!
   - Есть какие-нибудь новости?
   - Прошу прощения, Ваша Милость, мне об этом ничего не известно, - явно ждавший моего вопроса, Эрик ответил без заминки.
   Я молча толкнул Тирана пятками, заставляя перейти на бодрую рысь, оторвавшись от спутников. Поворот стелющейся по склону холма дороги, мы миновали через пару минут. И впереди показался Манстер. Дом.
   Небольшой, даже по меркам пограничья, городок - чуть больше тысячи жителей, - был обнесен пятиметровой стеной. В свое время предкам пришлось раскошелиться на каменную - с учетом наших соседей это было отнюдь не роскошью, а самой, что ни на есть, суровой необходимостью. Дело небыстрое и весьма затратное, однако управились меньше, чем за два года. И это вложение, впоследствии не раз себя оправдывало, защищая своих обитателей от набегов горных кланов.
   Знакомые с детства окрестные холмы, которые я в свое время излазил вдоль и поперек. Невидимая отсюда, речка Мутная куда сбегали купаться, не смотря на строжайшие запреты родителей, все поколения жителей города. И я, разумеется, тоже не был исключением, за что не раз огребал от отца ремнем по заднице - ума сия процедура мне не добавила, но скрывать свои похождения научился лучше. Хотя, один черт не помогало. Ну, и стена городская тоже не оставалась без внимания.
   Счастливое время, этого не отнять, да. Давно я здесь не был... Вернее, как давно, с прошлого лета - год почти. И ведь каждый раз торопился вернуться в суету и великолепие столицы, отговариваясь учебой, а на деле тяготясь размеренной скукой провинциальной жизни... Знать бы заранее...
   В городе, надо полагать, о моем приезде были уже в курсе каким-то образом, иначе с чего бы вдруг весь дежурный десяток бойцов в проеме ворот выстроился. Обычно-то на посту только одна пара торчит, в то время как остальные в караулке отсиживаются, сменяясь по очереди.
   Чуть натянув поводья притормозил и не думавшего даже самостоятельно снижать скорость, Тирана. Громко фыркнув, тот мотнул головой, но все же перешел на неспешный шаг - явно ведь пакость какую-то собирался учинить, и недоволен теперь.
   - С возвращением, Ваша Милость, - бодро отсалютовал стоявший впереди десятник, стукнув себя кулаком по груди. А вслед за ним и остальные.
   - Здравствуй, Марк, - не останавливая коня, отозвался я.
   Матиас просто вскинул руку, приветствуя кивнувших в ответ дружинников, и молча проследовал за мной. Он вообще всю дорогу, как впереди показался город, отмалчивался, то и дело поглядывая на меня. А я же... чем ближе мы подъезжали к знакомым с детства каменным стенам, тем сильнее становилось беспокойство. Налет беззаботности, которую я так старательно поддерживал во время всей этой утренней поездки, исчез безвозвратно.
   Лошади стучали подкованными копытами по брусчатке улиц - тоже пришлось в свое время озаботиться, чтобы те не превращались в непроходимые грязевые топи после каждого дождя. Двухэтажные, каменные дома с остроконечными, выложенными серой черепицей крышами не жались друг к другу, огороженные мощными, высокими заборами из крупных валунов. Хоть и невелик город, зато не приходится тесниться, у каждого собственное подворье с разной живностью.
   Встречные горожане почтительно уступали дорогу, склоняя головы в приветствии, обращались вслух, желая здоровья. Приходилось кивать, иногда что-то отвечать, старательно давя раздражение в себе - люди не виноваты и просто искренне радуются моему возвращению. Да и не так много их было на улицах города, совершенно не сравнить со столицей и ее бесконечными толпами народа. И это к лучшему, не пришлось задерживаться нигде.
   Замок расположился на небольшом холме, в северной части города. Длинная, приземистая коробка центрального корпуса, чья внешняя стена служила продолжением городской. Отходившая от нее под углом казарма, выполнявшая ту же роль, с примыкавшими различными хозяйственными постройками. И две круглые, восьмиметровые башни, по торцам обоих зданий, соединенные невысокой стеной, отделявшей замок от города. Перед последней еще и неглубокий ров наличествовал.
   Мост, разумеется, был уже опущен и ворота открыты - хотя, последние закрывают только на ночь и в случае тревоги. Но, все равно, меня здесь ждали. Поодаль, возле главного корпуса толпилась замковая прислуга. Бойцы гарнизона выстроились в две шеренги по обеим сторонам от ворот, сверкая на солнце начищенными доспехами. А впереди всех стояли трое - лысый, кряжистый здоровяк Ларт Ольсен, на две головы возвышавшийся над казавшимся щуплым на его фоне, седоусым крепышом Бренном. С первого взгляда и не скажешь, что родные братья, даже одинаковые праздничные камзолы не делали их похожими. Первый исполнял обязанности бургомистра, а второго отец назначил кастеляном замка после того, как тот лишился левой ноги в одной из стычек с горцами... уже лет восемь как? И, к слову, Бренн как раз и сменил старшего брата на должности командира баронской дружины в свое время. После чего передал ее уже Ингвару Морту. Последний, как раз и стоял рядом с братьями, высокий (не как Ларт, конечно, но где-то близко) худощавый, коротко стриженый брюнет лет сорока, в хороших доспехах. Эти трое для меня совсем не чужие люди.
   - С возвращением, Ваша Милость, - опередив вторившего ему гулким басом брата, произнес Бренн уже успевшее набить оскомину приветствие. Взгляд его переметнулся на Матиаса и, "ощупав" приемного сына с ног до головы, вновь вернулся ко мне.
   - Здравствуй Бренн. Ларт, Ингвар, - спрыгнув на брусчатку замкового двора, я перебросил поводья подбежавшему конюху и, с трудом заставляя голос звучать ровно, повторил недавний вопрос. - Есть какие-нибудь новости?
   - К сожалению, никаких, - покачал головой Бренн.
   Я зажмурился. Знал ведь, что так будет, всю дорогу домой готовил себя к такому вот ответу. Но, все равно теплилась надежда... Тряхнув головой, вновь открыл глаза, давя накатывающую горячей волной злобу.
   - Пойдем, - приказал я Ингвару и Бренну, направившись к замку. - Ларт, если есть какие вопросы - потом обсудим. Вечером. Или завтра.
   - Да, ничего срочного, до завтра подождет, - спокойно отозвался тот мне в спину.
   Уже возле самого крыльца я остановился, разглядев стоявшую вместе с остальной прислугой, старшую горничную.
   - Здравствуй, Нэна. Распорядись доставить вещи в мои покои, - и махнул рукой в сторону груженой поклажей заводной лошади оруженосца.
   - Будет исполнено, не беспокойтесь, - грустно улыбнувшись, кивнула та.
   Взбежав по крыльцу, зашел в распахнутые двери и повернул налево, к лестнице ведущей наверх. Хотелось рвануть со всех ног, но приходилось себя сдерживать - Бренну с его протезом скакать по ступеням вслед за мной было бы явно непросто. Так ведь нам еще и на третий этаж нужно топать, некрасиво оно выйдет с моей стороны.
   Уже на подходе к отцовскому кабинету сообразил, что несколько поторопился - как я без ключа внутрь-то попаду? Оставалось надеяться на предусмотрительность кастеляна иначе бежать вниз в поисках Нэны придется Ингвару, потому как слуг на этом этаже пока что не наблюдается.
   Не понадобилось. Сняв с шеи ключ на цепочке, Бренн передал его мне. Отперев замок, я толкнул дверь и вошел в кабинет. Впервые за почти целый год. Ничего здесь не изменилось - все тот же массивный рабочий стол напротив входа, с придвинутыми к нему тяжелыми стульями. Небольшое окно позади него выходившее на внутренний двор замка. Три здоровенных шкафа вдоль левой стены, забитые папками с различными документами и архивами. В центре правой расположился камин - зимы в наших краях суровые и будь ты хоть сто раз маг, мерзнуть будешь, как и все. Пол выложен большими деревянными плахами, потемневшими от времени... М-да, а пыли-то здесь успело накопиться изрядно, даже при скудном из-за задвинутых штор, освещении заметно.
   - На всякий случай я распорядился, чтобы внутрь никто не заходил до вашего возвращения, - правильно истолковав мою заминку, неловко попытался оправдаться Бренн. На что я лишь рукой махнул - потом разберемся.
   Кивнув им на стулья, чтобы присаживались, подошел к окну и раздвинул тяжелые, двойные шторы. Рама с толстым, зато полностью прозрачным стеклом тихо скрипнула, открываясь и в запыленный кабинет едва уловимо потянулся свежий воздух. Жаль, ветра нет, но и так сойдет. Устроившись в отцовском кресле, оглядел практически пустую столешницу - только в левом углу, под канделябром с наполовину оплывшими свечами, стопка каких-то бумаг, да пара вскрытых конвертов.
   - Рассказывай, - приказал я, посмотрев на Ингвара.
   - Слушаюсь, - спокойно кивнул тот. И продолжил, без паузы - видимо давно уже готовился к этому допросу. - Третьего дня, второго месяца ваш отец покинул замок и выехал в Мансбург. Его сопровождал десяток бойцов под командой Ильмера Отиса и Лорик Торскейл, - старый, еще с детских времен, друг отца, служивший у нас магом.
   - Зачем он туда поехал, не говорил?
   - Заказать новый мельничный жернов. Возможно, были и еще какие-то цели, но мне о том неизвестно, - отозвался Бренн, качнув головой. И уточнил, после паузы. - Два месяца назад, перед отправкой очередного каравана, сюда приезжали люди от Окира Магнуса. Утверждали, что барон договорился с ним об увеличении поставок товаров.
   - У них были с собой какие-нибудь подтверждающие бумаги? - заинтересовался я.
   - Только письмо от самого Магнуса, незапечатанное и адресованное вам, - ответил Бренн. - Я взял на себя смелость ознакомиться с ним - никаких документов за подписью барона приложено не было, поэтому решил дождаться вашего возвращения, а до того осуществлять поставки по прежним договоренностям.
   - Правильное решение, - одобрил я. Решение денежных вопросов вообще суеты не терпит. Позже с торговцем разберемся, что там к чему. Кивнул Ингвару. - Продолжай.
   - Барон пробыл в городе ровно семь дней, и ранним утром шестнадцатого числа выехал обратно, - он сделал паузу, бросив на меня осторожный взгляд. - Вечером того же дня в городскую стражу поступило сообщение о следах боя на дороге в двенадцати верстах от Мансбурга. Неподалеку были обнаружены тела одиннадцати человек, на некоторых имелись раны, нанесенные магией. Вашего отца среди них не было.
   - Тела опознали? - цепляясь за последнюю надежду, выдавил я.
   - Да. Ларт отправил людей в Мансбург - городские маги по приказу барона д`Арка заморозили тела, поэтому удалось опознать всех. Их привезли обратно и похоронили на нашем кладбище, - ответил Ингвар, опустив взгляд. - Барон также передал письмо для вас с подробным описанием случившегося.
   Я закрыл глаза справляясь с накатившей, вновь яростью. Отец не был сильным магом - как и Лорик, к слову, - развиться до магистра у них так и не получилось. Зато они прекрасно наловчились работать в паре и опыта сражений у обоих имелось более чем достаточно. В том числе и против горных колдунов. Впрочем, последнее с уверенностью можно сказать и об остальных бойцах - назначать в охрану барона зеленых юнцов никто бы не стал. И, если никому из них не удалось отбиться и выжить, значит засада была действительно очень хорошо подготовлена.
   Главный вопрос теперь - оно все так просто совпало или же злодеи дожидались конкретно барона де`Люц? Ну и еще личности этих выродков не помешало бы выяснить, чтобы знать, кому мстить.
   - Организовать поиск и преследование удалось только на следующий день, но к тому времени нападавшие успели уже уйти достаточно далеко, - продолжил докладывать Ингвар. - Своих мертвых, если таковые были, они увезли на захваченных лошадях - четырех, остальные погибли во время боя. На них же, скорее всего погрузили и вещи, снятые с наших убитых, во всяком случае следов других лошадей там не было. Их удалось проследить до одного из ручьев, по руслу которого злоумышленники и скрылись. Поиск вверх и вниз по течению никаких результатов не дал, но общее направление движения отряда прослеживалось достаточно четко - в сторону гор.
   Горцы значит?.. Вполне возможно. У нашей семьи с ближайшими кланами омбров весьма непростые отношения еще со времен Ормунда Манстера. Детей его именем в горных долинах, наверное, уже не пугают, но точно помнят. Крови за минувшие столетия между нами пролилось немало. Впрочем, абсолютно то же самое можно сказать и про любой из родов пограничья - за каждой из сторон тянется длинный хвост из смертей и взаимных обид...
   И, как бы странно это ни прозвучало, такой вариант все же оставляет некоторые шансы на удачный исход. Относительно, конечно. Потому что если отца похитили не наши кровники, то еще можно надеяться на выкуп... М-да, сам себя утешаю. Три месяца вполне достаточный срок, чтобы определиться и дать знать, чего ты хочешь. А поскольку этого до сих пор не произошло, вывод напрашивается сам собой - требовать золото попросту не за кого.
   Вздохнув, покосился на замолчавшего Ингвара и сосредоточенного Бренна. Ко всему прочему еще остается вероятность, что к похищению приложили руку вовсе не горцы - доказательств-то, кроме условного направления движения отряда, никаких нет. Я, правда, даже представить не берусь, зачем кому-либо из соседей оно могло бы понадобиться, но и отбрасывать такой вариант, не разобравшись, тоже нельзя.
   - Все? - прервал я затянувшееся молчание.
   - Больше мне ничего не известно, - подтвердил дружинник и, чуть поколебавшись продолжил. - Также осмелюсь напомнить, господин, о пенсионе семьям погибших.
   - А он еще не выплачен? Бренн? - удивленно посмотрел я на кастеляна. Подобные вопросы находятся в его ведении, и прежде таких проволочек за ним не водилось.
   Служба в баронской дружине к мирной смерти от старости в окружении внуков вообще не очень-то располагает. Горцы, напрочь отморозившие себе не только мозги, но и чувство самосохранения, вместе со всем человеческим, очевидная, но при этом не единственная опасность. Хватает и обычных бандитов, браконьеров, дикого зверья - да много чего, на самом деле. Жизнь в пограничье, не так уж проста. И бойцам важно знать, что в случае их гибели семьи не останутся без поддержки сюзерена.
   - У меня не было доступа к казне, Ваша Милость, - спокойно ответил тот.
   - Точно. Прости, - повинился я, мысленно дав себе оплеуху. Совсем уже мозги не работают. - Тогда сегодня же займись этим вопросом.
   - Слушаюсь, - склонил Бренн голову в коротком поклоне. Вроде бы не обиделся.
   - Ты уже подыскал новобранцев? - я перевел взгляд на Ингвара.
   - Да, с этим проблем не возникло, - отозвался сотник. И, чуть замявшись, после недолгой паузы продолжил. - Ваша Милость, я предлагаю увеличить численность бойцов дружины еще на два десятка.
   - Зачем? - нахмурился я, разом отбросив все посторонние мысли подальше.
   - После нападения на вашего отца, следующей целью бандитов, скорее всего станете вы. А, как оказалось десяти человек для охраны совершенно недостаточно. Нужны еще как минимум пять, а лучше - сразу десяток бойцов. И хотя бы один маг, - с надеждой посмотрел на меня Ингвар.
   - Маги всем нужны, - скривился я. - Только где их взять-то?
   - Выпускники магических школ... - на что я лишь досадливо покачал головой.
   - Забудь, - и вздохнул, поясняя. - Всех одаренных простолюдинов расхватывают еще до начала обучения - оно ведь недешевое и заплатить за себя не каждый сможет. А аристократы ко мне не пойдут.
   Нищий барон из пограничья или какой-нибудь граф, а то и вовсе герцог - выбор, кому служить вполне очевиден. Хотя, про "нищего" я, конечно, сильно преувеличил, но, опять же смотря с кем сравнивать.
   С магами ситуация вообще непростая, особенно среди простолюдинов. Для устойчивого наследования дара требуется два-три поколения - если оба родителя маги. В остальных случаях он может проявиться как угодно, хоть в следующем, хоть через десяток поколений. У того же Лорика ни дети, ни внуки дар не унаследовали.
   - Я много размышлял над сложившейся ситуацией, - продолжил Ингвар. - И по всему выходит, что необходимо держать в постоянной готовности минимум два десятка бойцов на случай, если вам понадобится куда-нибудь выехать. Причем нужны опытные ветераны, а значит остальные десятки придется перетасовать. Какие-то направления в любом случае просядут, пусть и не критично.
   - Двадцать телохранителей, - с сомнением протянул я. - Как-то оно... Многовато.
   И накладно, что уж там - даже в своем владении, а если к кому из соседей в гости соберусь? Или в тот же Мансбург, на одном только постое в гостинице для всей этой толпы разорюсь ведь. А с другой стороны, хоть и не факт, что злодеи в ближайшее время захотят повторить покушение уже на меня, но и игнорировать подобную угрозу было бы опрометчиво. И без того последним в роду остался.
   - Скорее даже мало, - не согласился со мной Ингвар. - Кроме того, есть и еще некоторые моменты...
   - Продолжай, - кивнул я нахмурившемуся сотнику.
   - За последние год-полтора, активность горных бандитов заметно возросла. По всему пограничью. Участились нападения на селян, грабежи, похищения скота и даже людей, чего не случалось уже довольно давно, - начал излагать свои соображения Ингвар. - Последняя большая война с горными кланами закончилась больше двадцати лет назад и за это время успело вырасти целое поколение жаждущей славы и богатства молодежи. Не хочу показаться паникером, но скорее всего ситуация продолжит ухудшаться. В связи с чем считаю целесообразным увеличить численность дружины.
   - Если начнется война, пара десятков бойцов нас не спасут, - задумчиво отозвался я. Не воспринимать слова Ингвара всерьез, было бы весьма недальновидно. - Но, твою мысль я понял.
   Идея увеличить численность дружины весьма заманчива, ведь столько проблем сразу удастся закрыть. С горцами в первую очередь - прекратить полностью их набеги вряд ли получится даже с полноценной армией под боком, но хотя бы свести к минимуму причиняемый этими отмороженными гадами вред... М-да, заманчиво. Вот только содержать боеспособный отряд удовольствие не из дешевых. Три серебряных марки - жалованье рядового бойца, десять - десятника, да еще сотнику двадцать. За месяц весьма приличная сумма набегает. А ведь им еще оружие, доспехи и продовольствие за мой счет полагаются, плюс лошадь для каждого. Содержание животин, правда, целиком и полностью лежит на горожанах, но сомневаюсь, что они сильно обрадуются увеличению этого бремени. Еще и потерю уведенных бандитами лошадей как-то восполнять придется.
   - С отцом этот вопрос обсуждали?
   - Только насчет усиления охраны, - отрицательно качнул головой сотник. - Барон отказался, решив, что десяти бойцов и двух магов будет достаточно. Мне не удалось его переубедить, это полностью моя вина господин...
   Покачав головой, взмахом руки приказал ему замолчать. Переспорить отца, если тот был уверен в своей правоте, редко кому удавалось. Да и положа руку на сердце - это теперь, после нападения все понятно и очевидно, а в тот момент на его месте я и сам, скорее всего не стал бы ничего менять. Зачем, если всю жизнь и так хватало?
   - В общем я тебя услышал, - подавив невольный вздох, посмотрел на Ингвара. - Насчет охраны у меня возражений нет. Что же до увеличения дружины... прямо сейчас решать этот вопрос я не готов. Пока что присматривай нужных людей, только втихую, без суеты. Я подумаю
   Сначала нужно вникнуть в дела баронства и с казной разобраться, а то ведь даже не в курсе какими средствами могу располагать на данный момент. Наш род, в общем-то не бедствовал, но это опять же смотря с кем сравнивать, меру знать все одно приходилось. А я слишком долго отсутствовал и попросту боюсь наломать дров, не разобравшись.
   - Все или у вас есть еще что-то? - обвел взглядом дружно помотавших головами помощников. - Ингвар, собери новобранцев - завтра приму у них присягу. И не отлучайся никуда из замка, ты мне понадобишься сегодня вечером. Все можете идти... Ах, да - Бренн, распорядись чтобы позже в кабинете навели порядок.
   Проводив взглядом поклонившихся перед уходом мужчин, тихо выдохнул сквозь зубы. Тяжело мне дался этот разговор, даже сам не ожидал, что настолько трудно будет держать себя в руках... Откинувшись на спинку кресла, я оглядел ничуть не изменившийся за все эти годы, кабинет. Шкафы для документов, полки с книгами, камин. Сколько раз я бывал здесь еще ребенком, да и по мере взросления нередко приходилось заглядывать, приобщаться к делам баронства - скучным и нудным. Как ни старался увиливать, отец... Из груди рванулось глухое рычание, и я вскочил на ноги, едва не опрокинув кресло. Как же так?!
   Скучно было, говоришь? Не хотелось возвращаться домой, в эту глушь из сияния и великолепия столицы? Выдумывал все новые предлоги, лишь бы остаться там подольше. Я ведь уже сейчас намного сильнее отца, почти магистр - в двадцать один год! Будь я здесь... Как же так? Отец...
   Тяжело выдохнув, оперся ладонями о стол, заставляя себя успокоиться. Поздно уже истерики закатывать. Теперь остается только действовать, сам ведь говорил, что шансы еще есть, а значит, нужно искать. Пока не получу убедительных доказательств смерти отца, я не сдамся... И буду мстить. Плевать, кто это сделал - найду и убью.
   И все об этом.
   Оттолкнувшись от стола, с силой потер лицо и вздохнул. Надо бы уже пойти переодеться и умыться с дороги, а то грязный как черт. Да и пообедать не помешает... А, нет, стоп - взгляд зацепился за лежавшие на столе конверты, - сначала прочту, заодно и обдумаю все спокойно.
   Верхнее письмо оказалось от Окира Магнуса. С торговым домом его семьи мы ведем дела уже не одно десятилетие и прежде никаких поводов сомневаться в своей надежности они не давали. Надеюсь, так оно и продолжится в дальнейшем.
   Помимо вежливых соболезнований и заверений в своей искренней поддержке, в письме имелось также упоминание тех самых договоренностей, которые отец с ним якобы заключил. Правда, без особых подробностей, что было даже хорошо - в данный момент разбираться во всех этих цифрах я бы не взялся. Тупо не понимаю пока, что к чему. И без того дел сейчас предстоит столько, даже не знаю за что вперед хвататься. Управлять хозяйством само по себе очень не просто, а уж таким обширным как баронство де`Люц тем более. Одно из крупнейших владений пограничья, все-таки пусть и с некоторыми оговорками. Предки в свое время немало усилий приложили, чтобы все это заполучить и развить. Обидно будет по дурости запороть труды стольких поколений.
   В конце Окир предлагал встретиться лично, когда буду в Мансбурге и, пожалуй, именно так я и сделаю. Мне в любом случае придется туда ехать, чтобы все формальности по вступлению в право наследования уладить. И сделать это нужно как можно скорее, пусть и сомневаюсь, что могут возникнуть проблемы, но все равно лучше не затягивать. Хотя, если отца как раз из-за наследства и похитили... Да не, бред... А все же?.. Ну, заодно и выясню станут ли мне мешать, и кто это будет.
   Барон д`Арк в своем письме ничего, сверх уже озвученного Ингваром не сообщал. С ним тоже нужно будет увидеться по приезде в Мансбург. Сомневаюсь, что к тому времени там смогут выяснить что-то новое, раз уж за три прошедших месяца не сумели, но чем черт не шутит. А если даже и нет, так может хоть посоветует чего. При личном общении всяко больше подробностей выяснить можно...
   И, к слову, об этих самых письмах! Что-то я сегодня совсем туго соображаю.
   Бросив листы на стол, торопливо подошел к левой стене кабинета, рядом с окном. На какой там камень давить нужно... Этот, кажется? Спустя пару секунд раздался тихий щелчок, и дверца тайника приоткрылась. А ведь со стороны его здесь и не заметишь, как ни приглядывайся, настолько хорошо все запрятано.
   Окинув взглядом содержимое полок, вытащил лежавшую сверху папку. Так, это завещание, отец давно уже его оформил по всем правилам и заставил меня прочитать. Кстати, надо будет перепроверить, на всякий случай, но это потом. Документы, архивы... Все не то! И в других папках тоже нет.
   Оставив в покое тайник, быстро обшарил выдвижные ящики стола, но желанного письма не оказалось и там. Надежда, что отец оставил для меня послание, угасла. Оставались еще шкафы с документами и позже я обязательно в них покопаюсь, только сомневаюсь, что найду. А пока... вернувшись к сейфу, взял с нижней полки связку ключей и, взвесив ее на ладони, со вздохом приладил к поясу. Тяжелая, зараза, неудобно будет таскаться с ней. Но и оставлять здесь тоже не дело - дергать Нэну каждый раз, когда мне приспичит попасть в какое-нибудь запертое помещение, так себе идея. Да и не от всех у нее ключи имеются, как, например, в хранилище с казной, мой семейный архив или подвальную лабораторию.
   Захлопнув, до щелчка, дверцу тайника, оглядел напоследок кабинет, прикидывая не забыл ли чего, да и вышел наружу. Сколько мороки еще предстоит, чтобы разобраться со всеми этими бумажными завалами из документов, просто страшно представить. Я ведь как уехал в шестнадцать лет на учебу в столицу, так с тех пор толком семейными делами и не занимался. Только во время ежегодных наездов домой, во время коротких летних каникул. Отец старался каждый раз привлекать меня к делам, но много там за три недели успеешь, особенно если голова совсем другим забита. Теперь-то упущенного времени жаль, конечно, да не исправить уже ничего. Придется на ходу учиться и надеяться, что не угроблю созданное предками по глупости...
   - О, здорово, мелкая.
   Вышедшая из дверей моих покоев и тут же устремившаяся было куда-то дальше по коридору, русоволосая девица в глухом, темно-синем платье, на секунду замерла и резко обернулась, окинув меня высокомерным взглядом.
   - Кто это еще тут мелкий, - фыркнула Айна. И, не удержавшись, улыбнулась. - Я теперь выше тебя!
   Это да. Это я, не подумав, по привычке ляпнул. Ведь в прошлом году еще вровень были, а теперь вытянулась, егоза, вслед за братцем. Тот-то на голову, почти, меня выше уже. Да, зато я в плечах шире! У нас вся порода такая - невысокие да коренастые. Отец любил пошутить, что "перепрыгнуть можно, зато не обойдешь". М-да...
   - То-то же, - правильно истолковав мою заминку, девчонка горделиво задрала носик. И тут же взволнованно потеребила перекинутую на грудь тугую русую косу. - Я теперь совсем взрослая уже. На Листопад замуж выхожу!
   - Да ладно, и отец разрешил? - удивился я. Бренн, суровый мужик, державший в кулаке всю дружину, над любимой дочуркой трясся будто та стеклянная. И ухажеров ее воспринимал чуть-ли не как личных врагов. - И кто счастливчик?
   - Разрешил, конечно, - подбоченилась Айна. И снова улыбнулась. - А жених мой - Корин, сын мельника. Помнишь его?
   Как же, помню. Он в нашей компашке самый младший был, но при этом такой же сорвиголова, как и все остальные. И, пожалуй, самый толковый, по крайней мере мозги у него работали явно быстрее чем у большинства. Не удивительно, что парень в итоге сумел переупрямить даже Бренна.
   - Поздравляю, - надо будет подарок им на свадьбу какой-нибудь организовать.
   - Ты еще здесь? Тебе что было сказано сделать? - появившаяся в дверях моей комнаты Нэна грозно нахмурилась, глядя на дочь.
   - Да я... - Айна забегала глазами, пытаясь сообразить оправдание и, одновременно пятясь подальше. Нэна это тебе не любящий папочка, которым хитрая дочурка вертит как хочет, от нее и по заднице схлопотать можно.
   - Не ругайся, я ее задержал, - усмехнувшись, вступился я.
   - Ага, точно, - торопливо закивала Айна и, подскочив ближе, стиснула меня в объятиях, чмокнув в щеку. - Я так рада, что ты вернулся Конрад... то есть Ваша Милость!
   - Беги уже, - вздохнула Нэна и, проводив торопливо умчавшуюся девчонку взглядом, покачала головой. - Вот ведь балаболка.
   - Да будет тебе, - проходя в комнату мимо посторонившейся женщины и оглядываясь, усмехнулся я. - Такая красавица выросла ведь - вся в тебя! - и это, кстати, чистая правда. Такая же высокая, стройная и русоволосая - на Бренна совсем не похожа, к немалой досаде того. Нэна, к тому же, выглядит сильно моложе своих сорока лет и, рядом с дочерью скорее за ее старшую сестру принять можно. - Скоро сама хозяйкой станет.
   Комната моя, как и отцовский кабинет, ничуть не изменилась. Кровать у левой стены, прямо напротив камина, слева от нее платяной шкаф и небольшой письменный стол в углу справа, комод. Пол, выложенный большими деревянными плахами, по которым так приятно ходить босиком. Только здесь, в отличие от кабинета ни пылинки - идеальный порядок, в распахнутое окно проникает свежий ветерок и доносится шум с замкового двора... А ведь я действительно скучал по дому.
   - И будет тогда с нею мучаться уже муж, - отозвалась Нэна. И улыбнулась, чуть злорадно. - Но, то сам виноват - знал, кого сватает.
   - Как же это Бренн не уследил-то? - стащив в себя осточертевший уже дублет, бросил его на комод. Следом отправилась и пропитавшаяся потом рубаха.
   - А то ты Корина не знаешь, этот проныра и с камнем договориться сумеет, - проворчала Нэна, аккуратно прибирая скинутую одежду. Глянула на меня. - Баня уже растоплена, пойдешь?
   - Нет, баня перед сном будет, - подумав, отказался я, все равно к вечеру опять весь потный буду по такой жаре. И кивнул на кувшин с тазиком, стоявшие на стуле возле двери. - Лучше полей мне.
   - Как вы хоть доехали-то, Матиас не сильно бузил? - поинтересовалась женщина, поливая мне на голову и руки теплую воду.
   - Нормально доехали, - с удовольствием отфыркавшись, взял протянутое ею полотенце и вытерся. Ух, как хорошо-то! Сразу дышать легче стало. - И не бузил твой Матиас, не наговаривай.
   - Ну, конечно, - насмешливо проворчала Нэна. И оттолкнула мою руку, которой я пытался пригладить растрепавшиеся волосы. - Дай сюда, причешу сейчас.
   - Я и сам вообще-то умею, - хмыкнул в ответ, потянувшись забрать у нее гребень. За что немедленно получил по рукам. - Эй!
   - Стой смирно, иначе еще и по шее получишь! - неожиданно рассердилась Нэна. И тут же стукнула меня гребнем по лбу. - Ты почто, балбес не сообщил заранее, что домой едешь? Чтобы тебя встретили и сопроводили безопасно.
   - Слишком долго ждать было, - нехотя ответил я, одернув уже потянувшуюся было потереть лоб, руку. А то ведь с нее станется и еще разок приласкать.
   - Долго ему, - раздраженно буркнула женщина, вновь принимаясь расчесывать. - Забыл, где живем? А если бы с тобой в дороге случилось что? Ингвар чуть не поседел, когда весть получили, что ты уже в нескольких верстах от города, оказывается.
   Некоторая доля истины в ее словах, конечно, имеется, пусть на деле все далеко не так страшно, как можно подумать. В пограничье вполне можно путешествовать даже в одиночку, если соблюдать должную осторожность. Нэна обо всем этом прекрасно знает, просто похищение отца сделало их всех здесь излишне нервными... Не будем об этом.
   - Не злись, обошлось ведь все, - примирительно улыбнулся я. О других своих резонах, побудивших действовать именно так, лучше промолчать.
   - Ох, дать бы тебе ремня, чтобы через задницу всю дурь выбить, раз уж головой не понимаешь, - тяжело вздохнула Нэна. - Взрослый совсем уже, а ума так и не прибавилось.
   - Кто тут господин вообще, интересно? - тихонько поинтересовался я в сторону.
   - Твоя Милость, кто же еще-то, - снова проворчала Нэна. И, закончив терзать мою шевелюру взяла с кровати приготовленную свежую сорочку. - На вот, оденься, - и, после короткой паузы, заглянув мне в глаза, тихо спросила. - Как ты вообще?
   Как? Узнать, что твоего отца убивали пока ты был далеко, даже не подозревая о случившемся. Не иметь возможности хотя бы попрощаться, сказать все то, что понимаешь теперь и считал неважным прежде... Да мы даже виделись в последний раз с ним почти год назад! Как я могу быть?!
   - Больно, Нэна. И горько, - зажмурившись на секунду, озвучил все то, что сейчас творилось в моей душе. Уж перед ней скрывать смысла не было.
   - Нужно перетерпеть, малыш, - словно в далеком уже детстве, погладила она меня по голове, и грустно улыбнулась. - Когда-нибудь все вновь наладится. Поверь.
   - Я знаю.
   Вот уж кто-кто, а эта женщина имела полное право так говорить. В год моего рождения, из-за очередного набега горцев потерявшая всю родню, в том числе и мужа - сгинувшего в бою десятника баронской дружины. Тогда многие лишились близких и наш род не стал исключением - мои дед и дядя, младший брат отца, тоже не вернулись домой. Самого отца привезли чуть живым и еще полгода выхаживали, боясь, что не выживет. Матушка умерла родами и моей кормилицей стала Нэна, как раз за месяц до того родившая Матиаса. Который получается для меня не только надежный друг с самого детства, но еще и молочный брат. Чем этот белобрысый поганец совершенно не стесняется пользоваться. И нянчилась Нэна с нами обоими, пока через три года не стала женой Бренна и не родила тому дочь. Айну - мелкую, шебутную егозу, которую я иначе как сестренкой и не воспринимаю, - успевшую как-то совершенно незаметно для меня вырасти в красивую девушку.
   Так что, не один я вовсе на этом свете остался, выходит.
   - Постричься, что ли? - пробормотал я задумчиво, дернув себя за отросший почти до плеч "хвост". - А то жарко ведь. Некомфортно.
   - А, по-моему, тебе очень идет с длинными, - послушно сменила тяжелую для нас обоих тему женщина. Отступила на пару шагов, с улыбкой разглядывая меня. - Красавец просто, всем девкам на загляденье.
   - Только на загляденье? - хмыкнул я. - Как-то оно обидно даже...
   - А об остальном пусть у тебя самого голова болит, с ними договариваться, - фыркнула Нэна. И, покачав головой, припечатала. - Кобели оба-двое, что ты, что Матиас! И ты мне еще говорить будешь, что он не бузил, да?
   - Чего там с обедом, кстати? С самого утра ничего не ел, - бодро переключил я ее внимание на безопасную тему.
   - Все готово уже, только тебя и дожидается, - усмехнулась Нэна. Заботиться о моем здоровье и пропитании ее всегда интересовало больше, нежели ругать.
   - Ну, тогда пойдем.
  

Глава 2

  
   Лаборатория находилась в подвальной части замка и занимала едва ли не треть от общего пространства. Занятие магией само по себе дело непростое, требующее не только уединения, но и, зачастую, весьма специфических условий, обеспечить которые находясь глубоко под землей не так просто. Но, тут уж ничего не поделаешь, приходится жертвовать удобством ради надежности и безопасности.
   Внутрь вел отдельный вход с короткой лестницей, оканчивавшейся тупичком перед мощной дубовой дверью, обитой широкими стальными полосами. Учитывая, что с тараном здесь не очень-то и развернешься, попасть в лабораторию без ключа будет весьма проблематично. Конечно, остается еще магия, но во-первых - дверь серьезно зачарована. И из этого закономерно следует во-вторых - орудовать боевыми заклинаниями находясь в небольшом, замкнутом пространстве, занятие не для слабонервных.
   Достав ключ - широкую, толстую пластинку из черной бронзы, с асимметричными насечками по обоим краям, и маленьким, ограненным кристаллом кварца в верхней части, - вставил его в прорезь замка. И сразу же ощутил через кристалл "колючее" прикосновение настороженной защитной системы. Короткий, неоформленный импульс чистой силы, заставил ту успокоиться.
   Шагнув внутрь, я провел левой рукой по металлической пластине, на стене рядом с дверью, активируя магические светильники, немедленно заполнившие лабораторию теплым, "солнечным" светом. Огромное, квадратное помещение, пол выложен плитами из дикого камня. Вдоль стен выстроились высокие шкафы, рабочие верстаки и столы с различными приборами и инструментами. Высокий, сводчатый потолок, поддерживали четыре квадратные колонны по центру, а между ними разместился заклинательный круг, выдавленный в полу, с небольшим алтарем из белого камня, на северной стороне.
   - Стой здесь, - приказал я Матиасу. - За порог не суйся, пока не позову.
   Еще и рукой для верности указал. Следовавший за мной с парой дорожных сумок в руках, оруженосец лишь кивнул молча, с любопытством рассматривая лабораторию. За годы, проведенные в столице, он уже привык с осторожностью относиться к магии, и не особо-то боялся ее проявлений. Но, это дело такое, лучше напомнить лишний раз, чем потом с последствиями разбираться. Охранные заклинания в лаборатории, на его ауру не настроены, а потому долбанут сразу же, стоит лишь чужаку пересечь порог. Не убьют, конечно - с боевой магией в подобном месте следует быть очень осторожным, - но неприятностей доставить могут немало.
   Пройдя вдоль левой стены к стоявшему в углу массивному письменному столу, сгрузил на него свой мешок. Судя по царившему здесь идеальному порядку - исключая вездесущую пыль, - ничем серьезным отец в лаборатории не занимался в последнее время. Впрочем, ничего удивительного в этом нет, он всегда предпочитал теории практику. Я вообще редко видел, чтобы он здесь именно работал, в отличие от того же Лорика, который как раз-таки не чурался исследований. Что отнюдь не мешало им обоим, не смотря на слабый талант, являться весьма опасными боевиками... Ладно, отвлекся.
   - Привет, Кошмарик, не скучал тут в одиночестве?
   Покоившийся на верхней полке, над столом, здоровенный череп, сиявший жутковатыми зелеными огоньками в пустых глазницах, промолчал. И это правильно. Еще не хватало, чтобы эта хреновина разговаривать начала, ее предназначение охранными заклинаниями управлять, а с кем поболтать, я уж как-нибудь найду. Дотянувшись, щелкнул пальцем по лбу, деактивируя защиту лаборатории. Потустороннее сияние медленно потухло.
   - Проходи. И дверь закрой, - крикнул я Матиасу. А когда тот появился на пороге, кивнул ему на стол. - Сумки сюда клади.
   Сам же тем временем направился к ближайшему шкафу, внимательно разглядывая корешки книг, выставленных на полках. Мне нужен справочник "Начала ритуалистики". На память, конечно, не жалуюсь, да и предстоящий ритуал не из сложных. Однако изучал я его до этого лишь в теории, применять на практике еще не доводилось, поэтому лучше подстраховаться. Не хотелось бы напортачить по собственной невнимательности...
   Так, а здесь справочника, оказывается, нет. Я задумчиво оглядел лабораторию, прикидывая, с чего начать - книжных шкафов тут хватало, и поиски грозили затянуться надолго... Хотя, стоп, чего я заморачиваюсь-то, с собой ведь как раз привез!
   Вернулся к столу, потеснив Матиаса, с интересом разглядывавшего череп и, развязав горловину мешка, достал из него замотанные в плотную холстину, перевязанные бечевкой книги. За годы учебы, как-то незаметно успел обрасти различным имуществом, а, поскольку собираться пришлось в дикой спешке, то забрать с собой смог лишь самое ценное. Благо у нас в столице свой дом имеется и было где прочие вещи оставить. Надо будет отписать слугам, чтобы собрали все по списку, да и отправили сюда... Кстати!
   - Напомни мне потом переслать деньги на содержание дома и жалованье Луке и Марте, - глянул я на оруженосца. - У них там что-то оставалось еще к нашему отъезду, но надолго не хватит, скорее всего.
   - Лучше я Бренну скажу, все равно ведь ты на него это дело свалишь, он уж точно не забудет, - возразил Матиас. На что я лишь плечами пожал, как хочешь, мол. Парень тем временем вновь посмотрел на Кошмарика. - Он настоящий?
   - Бес его знает, - отозвался я, распутывая бечевку. - Если верить семейным архивам - то да, настоящий. Хотя, откуда оно такое взялось, и кем было при жизни там, почему-то, не упоминается. И, насколько мне известно, нигде в изведанных землях ничего подобного не водится.
   - На снежную обезьяну похож, - с сомнением протянул Матиас.
   - Но, это точно не она, мелких отличий в строении черепа слишком много. Это еще если не принимать в расчет самое очевидное, - хмыкнул я.
   Покрытый толстым слоем лака, здоровенный череп красовался небольшой дырой чуть повыше переносицы, своей формой, очень напоминавшей глазное отверстие. Не знаю, природой так было запланировано или же оно появилось в процессе отрывания башки от тела. Однако, вот уж чем снежные обезьяны совершенно точно не обладают, так это двойным частоколом акульих зубов. Плюс пара темных, на фоне желтоватой кости остального черепа, овалов, в передней-верхней его части, наводивших на подозрения о спиленных рогах. В семейном архиве упоминалось, что эту хрень, неизвестно откуда притащил еще Ормунд Манстер, и он же сделал из нее управляющий артефакт для защиты лаборатории. Учитывая всю одиозность и противоречивость фигуры предка, последнему вполне верилось.
   - Кстати, Айна мне уже рассказала новости, - отвлекшись от перелистывания страниц справочника, я посмотрел на Матиаса. - Поздравляю.
   - Ага, удружила сестренка, нечего сказать, - кисло отозвался тот, усевшись в кресло. - Нет, ты не подумай, я рад за них обоих, - поймав мой удивленный взгляд, поспешил он оправдаться. - Я с самого начала был уверен, что Корин сумеет отца дожать. Он славный парень, хорошим мужем для Айны будет.
   - Но? - поторопил я его. Так, вот нужный раздел...
   - Но, я ведь старший, - чуть ли не простонал Матиас. - А младшая сестра вперед меня замуж выходит! Мать мне чуть не с порога начала на мозги капать о женитьбе. И это мы еще виделись только мельком сегодня. Как представлю, что теперь такое каждый день будет, прям страшно становится. И ведь не сбежишь уже никуда.
   - Нет, отмазывать тебя перед Нэной я не буду, - с ходу пресек попытки братца давить на жалость. - И вообще, если так подумать, ее идея мне очень даже нравится.
   - Ты сейчас шутишь? - осторожно уточнил Матиас. Аж подобрался весь, словно удирать от меня готовится.
   - А похоже? - ухмыльнулся я. - Женишься, детей заведешь. Может, наконец-то ответственности наберешься.
   Матиас криво усмехнулся в ответ, но предпочел не обострять тему и промолчал.
   - Так, ладно, - оставив книгу лежать открытой на нужной странице, я оттолкнулся от стола и потер переносицу, соображая, что дальше осталось. - Сходи за Ингваром. Только постучаться не забудь, прежде чем заходить.
   Проводив взглядом торопливо, и с явным облегчением умотавшего из лаборатории парня - реально ведь испугался, ты глянь только! - я хмыкнул и направился к алтарю. Прежде, чем начинать подготовку к ритуалу, следовало проверить состояние артефакта - это вообще первое дело при работе с подобными инструментами. С похищения отца прошло уже три месяца, и все это время алтарь находился без присмотра. Даже для такого стабильного и надежного артефакта, это немалый срок. Мне меньше всего нужно, чтобы во время ритуала он вышел из-под контроля или еще как-нибудь помешал.
   Быстрая, но тщательная проверка всех структур показала, что и с алтарем, и с заклинательным кругом все в полном порядке. А значит, теперь мне нужны кристаллы кварца, и находятся они, если не ошибаюсь, вот в этом шкафу... да, не ошибаюсь. Я обозрел стоявшие на полках шкатулки, на крышке каждой имелась специальная маркировка, так что отыскать нужную труда не составило. Внутри лежали восемь тонких, словно карандаши, палочек мутно-серого цвета. Незаменимая вещь при проведении ритуалов любого уровня - идеальный проводник магической энергии. А также, еще один источник дохода баронства де`Люц, пусть и не самый прибыльный, потому как добычей кварца в пограничье не занимается только ленивый дурак. Однако собственные потребности покрывать хватает, еще и на продажу остается.
   Еще раз сверившись с описанием ритуала в справочнике, я занялся подготовкой. Матиас, в сопровождении сотника появился четверть часа спустя, и к тому моменту у меня уже все было готово.
   - Отдай свое оружие Матиасу, - приказал я.
   Ингвар, успевший уже сменить доспехи на повседневный камзол, удивленно нахмурился, покосившись на оруженосца. Непонимание происходящего, сотника явно напрягало, что вполне естественно, учитывая, где мы находились. Однако ослушаться он все же не решился, медленно расстегнув пояс с оружием, отдал его Матиасу.
   - Господин...
   - Я должен быть уверен в том, что могу доверять тебе, - перебил, глядя ему в глаза.
   Если засада на отца не была роковым совпадением. Если нападавшие точно знали, кого ждут... Значит, кто-то должен был их предупредить. Кто-то, знавший, куда и с кем отправился барон де`Люц. Кто-то из своих... Именно опасение этого вынудило меня приехать без предупреждения. Сдохнуть где-нибудь по дороге, так и не сумев отомстить, было бы слишком позорно.
   - Ритуал не причинит тебе вреда, - а следующим его придется пройти Бренну. И Ларту. И еще кое-кому. Если предатель действительно есть, я его найду. - Но, он подскажет мне, если ты солжешь... Ты можешь отказаться, но ни о каком доверии с моей стороны тогда не может быть и речи.
   - Я понимаю, господин, - все волнение сотника разом исчезло, и он спокойно склонил голову. - Можете начинать, я готов.
   Молча указав ему рукой на центр круга, дождался, когда Ингвар встанет там и, активировав алтарь, задал, наконец, столь долго мучавший меня вопрос:
   - Ты причастен к нападению на моего отца?
  

* * *

  
   Проснулся я от громкого стука в дверь. С удовольствием потянувшись, зевнул, едва не вывихнув себе челюсть, и уставился в потолок пытаясь вспомнить, что же такое мне снилось. Заволакивавший комнату уютный полумрак, к суете совершенно не располагал, хотелось перевернуться набок и снова вырубиться. Что-то...
   Додумать я не успел. Дверь, уже без стука, распахнулась и на пороге спальни, сверкая довольной ухмылкой, возникло мое персональное наказание.
   - Вы проснулись! - до отвращения бодрым и жизнерадостным голосом возвестила Айна, ничуть не смутившись под моим недовольным взглядом. - Вставайте.
   Не дожидаясь ответа, она пронеслась через всю комнату к окну и одним рывком раздвинула тяжелые, плотные шторы. Солнечный свет ворвался в спальню, мгновенно разогнав благословенный полумрак, не оставляя ни малейшего шанса продолжить сон.
   - Тебя ведь опять Нэна подослала? - вздохнул я, щурясь от яркого света.
   - Ага, - подтвердила девчонка и направилась к шкафу.
   Кто бы сомневался... Жаворонком я никогда не был несмотря на то, что даже в детстве почти всегда приходилось вставать засветло. А уж когда поступил в Академию, то и подавно. Отец, устав со мной бороться, поступил предельно мудро - попросту свалил всю эту мороку на кормилицу. Разжалобить которую для меня никогда проблем не представляло, ага, так что получилось у нее тоже не очень. Вот только Нэна не была бы собой, не сумей она придумать достойный выход. И в итоге, персональным будильником юного барона была назначена одна мелкая, но совершенно несносная и безжалостная особа. Так оно и повелось с самого детства.
   - Матушка забеспокоилась, когда вы к завтраку не вышли, хотела уже идти сама вас будить, - не прекращая говорить, Айна достала из шкафа мою сорочку, серую, критически ее оглядела и, удовлетворенно кивнув, бросила на кровать. - Матиас ей не разрешил. Сказал, что вам нужно выспаться после вчерашнего.
   - Ну, так и не будила бы, - вздохнул я. Правда, больше для виду, потому как успел, на удивление, хорошо выспаться.
   - А я и не будила, - отозвалась девчонка, следом за рубахой, бросив на кровать мой серый камзол. - Поначалу. Сейчас-то полдень уже - обед скоро.
   Полдень? Я покосился в окно и, представив сколько еще дел предстоит за сегодня переделать, чуть не застонал. Уж лучше бы разбудили, честное слово.
   - Все, хватит бока отлеживать, вставайте, - Айна закрыла дверцы шкафа и грозно насупившись, двинулась к кровати с явным намерением сдернуть с меня простыню.
   - Я голый, - поспешно предупредил девчонку.
   - П-ф, тоже мне! Что я, голых мужиков не видела? - фыркнула Айна. Тем не менее, остановилась, да и на щеках румянец появился. Взросла девица, ага...
   Стоп. Что?! Это что же... Корин! Придушу поганца!
   - А ну ка, поподробнее с этого места, - резко усевшись на кровати, замотался в простыню. - Кого это ты там видела?
   Удивление на лице девчонки уступило место растерянности.
   - Да я, случайно... - осеклась, сообразив, наконец, о чем я говорю и мгновенно покраснела так, что еще чуть и задымится. - Да вы... Я... А ничего и не было! Понял?! - топнула она ногой, после чего развернулась и выбежала из спальни.
   М-да. Похоже я чуток переборщил, спросонья. Надо бы извиниться, а то вдруг и правда обиделась. Тяжко вздохнув, слез с кровати и направился в уборную.
   Когда вернулся, заметил, что дверь закрыта не полностью и, судя по обиженному сопению, слышавшемуся из-за нее, мне-таки решили дать шанс. Вот и хорошо. Быстро натянув исподнее и штаны, я подошел к табурету с кувшином воды.
   - Мелкая, ты здесь?
   - И вовсе я не мелкая, - возмутилась Айна, вновь показавшись на пороге.
   - Прости-прости, - подняв руки, покаялся перед демонстративно надувшейся девчонкой. Как же я успел соскучиться по нашим утренним перепалкам с ней, так отлично поднимающим настроение. - Полей мне, пожалуйста.
   Быстро сполоснул руки и лицо, после чего задумчиво собрал волосы в хвост на затылке. Нет, все-таки нужно подстричься. Мода - модой, но по нынешней жаре с ними мороки слишком много.
   - Дайте мне, - Айна извлекла из кармана платья уже знакомый гребень. - Вы чего с отцом вчера сотворили? Я его таким пришибленным никогда не видела.
   Честно говоря, представить несгибаемого Бренна "пришибленным" у меня просто фантазии не хватило. Видимо расслабился вчера мужик, в кругу семьи, потому как мне-то он старался демонстрировать исключительно железную уверенность в себе. Вот только со стороны все же было заметно, как он нервничает. А суть в том, что бывший сотник, всю жизнь прослуживший под началом мага, не раз при этом сходившийся в бою с горными колдунами, оказывается весьма сильно магии побаивается. Но, об этом я тебе не скажу.
   - Ничего я ему не сделал, просто устал, наверное, - ответил я. Айна скептически вскинула бровь, но настаивать не стала
   Хм, надо бы, по-хорошему, промолчать, однако выдержки мне на такое точно не хватит, после сегодняшнего. Так что, потолкуем о гораздо более важных вещах.
   - Ты, в общем, это... Корину передай, чтобы никакого баловства до свадьбы, - собиравшие мои волосы в хвост, пальцы девчонки замерли, однако меня уже несло. - Иначе я ему... все лишнее оторву к чертям. И Бренна еще натравлю, чтобы разъяснил, если с первого раза непонятно будет.
   - Поздно спохватились, отец ему уже все разъяснил, - ловкие пальчики вновь ожили, перевязывая мои волосы короткой, черной лентой. В голосе Айны отчетливо слышалось смущение, когда она продолжила. - Я случайно подслушала, правда... И не наговаривайте на Корина! Он хороший!
   Конечно, хороший. Мы все такие, хорошие, особенно когда рядом девки красивые. По себе знаю. Поэтому Корина еще и лично предупредить не поленюсь... И плевать, что, по сути, все это меня не очень-то касается... Ох-хо-хо. Ладно, потом еще подумаю и решу, как лучше поступить.
   - Уговорила, - хмыкнув, подтолкнул Айну в спину, направляя к двери. - Найди Бренна, передай, чтобы ко мне в кабинет шел. И пусть за Лартом пошлет кого-нибудь, - как ни прискорбно, но дела сами себя не разгребут, особенно если по полдня дрыхнуть буду. - А, и еще организуй мне перекус какой-нибудь, туда же, в кабинет.
   - Ларт здесь уже, с утра дожидается, - понятливо кивнув, сообщила девчонка.
   - Ну, тогда сразу обоих зови. И пусть еще Ингвара с собой прихватят, - приказал я. С сотником еще предстоит отдельный и обстоятельный разговор, но это уже после, пока что нужно с общими вопросами разобраться.
   Ну и не забыть Нэне втык сделать, чтобы перестала забивать дочке голову всякими глупыми условностями. Неприятно мне "выканье" от Айны слышать в свой адрес. Пусть хоть наедине ведет себя как прежде, все равно ведь скоро совсем замуж ее выдавать, и когда потом еще свидеться доведется...
   Эх, дела-дела. Грусть-тоска.
   Кастелян с бургомистром не заставили себя ждать. Я только и успел, что в кресло усесться, как они явились. Прошмыгнувшая следом Айна поставила на краю стола поднос с нехитрой закуской из кусков хлеба, сыра и вяленого мяса. Ну и небольшой кувшин с квасом, чтобы не давиться всухомятку. Как раз, до обеда с голоду не помереть... Думаю, сегодня я в последний раз так вольготно поспал.
   - Так, - я кивнул мужчинам на стулья возле стола, и помолчал, собираясь с мыслями. - Ингвар, ты новобранцев уже известил?
   - Да, они уже давно в городе все, вашего приезда ждали, - кивнул сотник.
   - Только из местных выбирал? - уточнил я.
   Служить в баронской дружине были бы не прочь очень многие, и неизбежный, сопутствующий этой стезе, риск не отпугивал, к нему в пограничье с детства привычны. Статус, не говоря уже о благосостоянии, даже у рядового бойца значительно выше, чем у простых крестьян, потому и нет никогда недостатка в рекрутах. Есть из кого выбирать.
   - Двое из Озерного - внуки тамошнего старосты, остальные здешние.
   - Это те, что в прошлом году еще набивались, а ты грозился их с лестницы спустить? - припомнил я тот забавный эпизод. - Близнецы, которые. И Бор их отпустил? Или сами сбежали?
   - Отпустил, - усмехнулся Ингвар. - Я специально проверил. С остальными тоже никаких проблем не будет.
   Тогда, ладно. Староста рыбацкого поселка слыл мужиком не только упрямым, порой до крайности, но еще и бесстрашным до изумления. С него вполне сталось бы не только с сотником полаяться, но и ко мне заявиться с требованием вернуть пропажу. В прошлый раз, к слову, именно тем все и закончилось - в смысле не дракой, а разговором Бора с отцом, по исходу которого внуков деду все-таки вернули, не смотря на явное нежелание последних. Правда, больше из-за того, что в дружине свободных мест на тот момент не было, а вовсе не из-за недовольства старого рыбака. Но, как видно, близнецы все же сумели его переубедить.
   - Ясно. Тогда вечером приму присягу. Бренн, распорядись, чтобы все подготовили, в замковом дворе церемонию проведем, - посмотрел я на кастеляна. Тот кивнул. Так, что-то еще... а, ну да. - Тренировки ополчения, когда в последний раз проводили?
   - На прошлой неделе, - ответил сотник. - Как только с посевной закончили, так сразу и возобновили. Весной не до того было.
   Ну, да - весенний день, год кормит. Это даже отмороженные на всю голову горцы понимают, потому и не суются никуда в это время. Им тоже есть, чем заняться в своих долинах, так что весна в пограничье самый тихий и мирный период. Встречаются, конечно, совсем уж невменяемые идиоты, но таких мало.
   - Остальных тоже проконтролировал или только город? - уточнил я.
   - Десятники и бойцы, из ветеранов, присматривали, - кивнул Ингвар.
   Необходимость уметь защищать себя с оружием в руках, понимают все, однако напомнить лишним не будет. У нас одних только деревень на полтысячи жителей, с десяток наберется, да хуторов по три-четыре семьи на каждом, не меньше. Одной лишь сотней бойцов дружины просто физически не хватит контролировать все сразу, а потому, если не хочешь видеть, как твоим родным головы рубят, будь добр учиться оружному бою. Чтобы иметь шанс продержаться до прихода помощи, в случае беды.
   - Так, с этим закончили, теперь дальше, - я потер переносицу, соображая, с чего начать. А, впрочем, чего заморачиваться, сами пусть и рассказывают. - Давайте сначала в целом по ситуации - какие потребности, проблемы, ну и прочее. Подробности уже после разбирать будем, с каждым отдельно. Давай, Бренн тебе слово первому.
   Как и ожидалось, за три месяца без хозяйского пригляда, проблем в баронстве успело накопиться немало. С большей частью помощники вполне могли, и справлялись, сами, но какие-то откладывали до моего возвращения, не рискнув брать ответственность на себя. Как, например, в случае с мостом через Мутную, пострадавшим от весенних паводков. На восстановление нужны деньги, а работать в долг артельщики из Мансбурга, с которыми пытался договориться Бренн, отказались. Пришлось оставлять вопрос до моего возвращения и пользоваться бродом в трех верстах выше по течению, что, конечно, не дело. Эта дорога через все баронство проходит, прямо на королевский тракт, а значит, придется ремонтировать. И очень желательно не разориться при этом, а то ведь наглости у тамошних мастеров немеряно. Поразмыслив, решил не ждать, когда смогу самолично наведаться в Мансбург, а вызвать артель сюда и уже на месте с ними договариваться по цене. Так оно быстрее выйдет, по итогу.
   Вот в таком духе наш разговор и продолжался, в конце концов, закономерно коснувшись самой злободневной, для меня, темы.
   - Сомневаюсь, что предатель кто-то из наших, - убежденно произнес Ингвар. - Нужно искать в Мансбурге.
   - Поясни, - посмотрел я на него.
   - Десяток Ильмера, да с двумя магами, очень опасный противник. Малыми силами их было не взять, даже из засады, - на мой скептический взгляд, сотник покачал головой. - Господин, я знаю о чем говорю, доводилось и не раз, в засады попадать, и самому их устраивать... По следам на дороге и рядом с ней, точно определить не удалось, но бой там шел серьезный, нападавших не меньше двух десятков было. Такой крупный отряд горцев, в окрестностях Мансбурга долго не спрятать, там народу шастает куда больше, чем у нас.
   Это да. Коронный город, фактически, является столицей всего пограничья и людей в его округе живет очень много. А горцев даже с очень большого перепою ни с кем другим не спутаешь - там и внешность отличающаяся, и вышивка на одежде у каждого клана с собственным узором, плюс характерные прически у воинов. Два десятка бойцов еще могут незаметно подобраться к городу, но торчать рядом с ним несколько дней, и чтобы никто их не засек, это весьма непросто.
   - Для того, чтобы организовать подобную засаду, нужно, во-первых - знать, что ваш отец вообще собрался посетить Мансбург. И, во-вторых - выяснить, когда он оттуда будет уезжать, дабы успеть предупредить подельников, - продолжил Ингвар. - Из наших, в баронстве, проделать такое никто не смог бы, по понятным причинам. Что же до первого - вы ведь уже проверили Ульрика?
   - Еще вчера, - подтвердил я, кивнув. - Никаких писем в Мансбург он не отправлял. Использовать же голубей без его ведома... нет, старик бы заметил.
   - Вообще-то, ваш отец собирался в Мансбург еще за месяц до той поездки, - подал голос Бренн, нахмурившись. - Сначала из-за непогоды пришлось отложить, а после дочь Лорика едва не померла родами, еле выходили. Оттого и задержались с отъездом так надолго. А голубя могли еще куда-то отправить, и уже потом в Мансбург весть дошла.
   - Вообще никуда не отправлял, - отозвался я, задавив раздражение. - Последний раз, голубей использовали за месяц до отъезда, после того они дома сидели.
   Не смотря на солидный возраст - семьдесят два года, старик Бием, заведовавший замковой голубятней, обладал просто феноменальной памятью во всем, что касалось его подопечных. А потому, допрашивал я его с особым пристрастием, руководствуясь теми же соображениями, что и Ингвар. На все вопросы Ульрик отвечал без малейшей тени сомнения и правдиво, так что вывод был однозначен - ни он сам, ни голуби его, к этому делу никак не причастны.
   - Получается, все это было совпадением? - нарушив повисшее в кабинете молчание, произнес я в никуда. Ярость ворочалась тугим узлом где-то в груди, пытаясь вырваться, и приходилось сознательно удерживать себя в руках. - Нелепым стечением обстоятельств. Засада была устроена на кого-то другого, а отец просто оказался не в том месте, не в то время?
   Они молчали, то ли опасаясь попасть под горячую руку, то ли попросту не зная, что тут вообще можно еще сказать. Я и сам не знал, что тут можно сказать. Да и не хотелось ничего говорить - убивать хотелось, выместить злобу хоть на чем-нибудь! Даже не месть кровных врагов, а просто случайность, тупое, проклятое, невозможное стечение обстоятельств, отобравшее моего отца?!
   - Если на них действительно напали горцы, скорее всего так и есть, - с мрачной решимостью, словно в омут с головой бросаясь, произнес вдруг Ларт. И одного лишь взгляда на его неподвижное лицо, мне хватило, чтобы полностью взять себя в руки. - Но, если на вашего отца напали люди короля, то все становится на свои места.
   Я помолчал, внимательно глядя на бывшего сотника, отметив краем глаза, как разом напряглись Ингвар с Бренном. Так. Так...
   - Откуда такие мысли? - это не просто мысли. Произнести такое вслух и не в те уши, означает верный путь на виселицу. Для аристократа - на плаху.
   - Пограничье давно уже торчит костью в горле у всех благородных королевства, - не опуская взгляда, размеренно и, как-то отстраненно, начал говорить Ларт. - Наши законы и вольности, то, что беглых не выдаем и живем по своему усмотрению - очень многим не по нраву... И королю, в первую очередь. Так господин барон говорил.
   Ларт умный мужик. Прозорливый. А еще, он уже очень давно рядом с отцом, многое научился понимать из того, что не всем очевидно. И должность бургомистра занимает совсем не зря, отказавшись в свое время занять место управляющего замком - немалая честь, между прочим. В ведении последнего находится практически все хозяйство владения - начиная с обеспечения продовольствием, и заканчивая учетом собираемых налогов. Большая ответственность и кому попало такой пост не доверишь. Хотя, как по мне, попросту сменил "шило на мыло" - ответственности у бургомистра, может и поменьше, зато хлопот куда как больше. На нем фактически решение всех мелких проблем и неурядиц, из-за которых дергать барона никто не осмелится. Причем не только городских, а вообще всего баронства - этакий всеобщий староста...
   Только вот, что же ты замолчал-то, сотник бывший? Я смотрел на Ларта, ожидая продолжения, но развивать начатую тему, тот не торопился. Ясно все с тобой.
   - Кто еще так думает? - перевел взгляд на остальных, получив в ответ лишь молчаливые кивки. Произнести хоть слово вслух никто из них не решился. Что ж. - Впредь, держи эти мысли при себе и без разрешения, чтобы ни полслова, никому. Вас двоих это тоже касается... Все или еще какие вопросы есть?
   Вопросов у них не было, как и желания задерживаться здесь еще хоть на минуту. Надо же, какие пугливые. Получив разрешение, сотники - бывшие, и нынешний, торопливо откланялись и свалили, оставив меня наедине с собственными мыслями. Очень неприятными мыслями.
   Одергивать Ларта сразу же я не стал вовсе не оттого, что мне нечего было сказать. И не потому, что был согласен с его словами... Нет, смолчал я потому, что самое главное, то, о чем сам за все это время не раз и не два задумывался, произнести вслух бывший сотник так и не посмел.
   Оттон Манстер, барон де`Люц, всей душой ненавидел Мерсара II, деда нынешнего короля, виня того в гибели своего отца и младшего брата. А также очень многих друзей. И не могу сказать, что совсем безосновательно. Очень уж мутная там вышла история.
   Тогда, двадцать два года назад, во время войны с объединившимися горными кланами, королевское войско не успело прийти вовремя. Обитателям пограничья пришлось справляться самостоятельно, благо не в первый раз. Но, сколько же крови стоила нам эта победа! Из тридцати четырех благородных родов, полностью - до последнего человека, пресеклись восемь. Еще двенадцать лишились всех своих мужчин, во многих других остались лишь малые дети да безусые юнцы, ни на что толком тогда не способные. Что уж там говорить, если все население пограничья уменьшилось едва ли не вдвое и до сих пор не восстановилось до прежнего количества!
   Объяснения столь поздно пришедшей помощи, были и вполне убедительные. Однако отец считал и, я знаю, многие были с ним в том согласны, что герцог Ларем, командовавший армией, получил от короля приказ не спешить. До официальных обвинений, понятное дело, не дошло - это прямое приглашения на королевский суд. Заранее несправедливый. Однако это совершенно не останавливало отца, приложившего все усилия, чтобы помешать королю воспользоваться сложившейся у нас, по окончании войны ситуацией. А возможностей для этого у главы одного из старейших и сильнейших родов пограничья, было предостаточно.
   М-да, вольности...
   Карадан всегда был проблемой. Огромный горный хребет, тянулся с северо-запада на юг, до центральной части материка, почти на три тысячи верст. Суровый климат, хищное зверье и не менее хищные разумные. Омбры, арвимы, киморы и еще с десяток родственных племен, таких же отмороженных и безжалостных, как и сами заснеженные горы вокруг.
   Когда, не выдержав затянувшейся на десятилетия гражданской войны, рухнула империя Амариллов, былые связи мгновенно утратили свое значение. Новоявленные королевства, герцогства и княжества с упоением грызлись между собой, торопясь урвать как можно больше. Еще и бывшая метрополия, пусть и утратившая прежнее могущество, все равно оставалась крупнейшим центром силы в регионе, стремясь вернуть разбежавшиеся провинции под свою руку. Армия Кангара попросту не имела достаточно сил, чтобы надежно перекрыть все границы в нынешних условиях. Чем и пользовались горцы, устраивая набеги на оставшиеся практически без защиты, земли.
   Не знаю, кому именно пришла в голову идея объявить предгорья караданского хребта свободной территорией, и как удалось уломать на такой шаг короля, но закон был принят. Любой, сумевший там закрепиться и продержаться хотя бы пару лет, получал землю и титул. За аристократами пограничья закреплялось частичное самоуправление, отсутствие чиновников короны - за исключением Мансбурга, остававшегося под властью короля, - и многое другое, вплоть до права требовать королевского суда. Условие за все эти вольности было только одно - держать границу с горными кланами на замке.
   Происхождение и социальный статус не имели значения, будь ты хоть аристократ, наемник или беглый серв, да даже преступник - кроме совершивших действия против короны, - награда и полная амнистия были гарантированы.
   О том, что творилось в пограничье первые годы, семейные архивы упоминают достаточно скупо. Однако, некоторое представление все же составить можно... Кошмар здесь творился, если коротко. Жизнь, особенно чужая, не такая великая цена за предложенную награду. Впрочем, хлынувший в пограничье люд не чурался и собственную кровь проливать, желающих возвыситься любой ценой, как и тех, кому просто нечего больше терять, во все времена было предостаточно.
   Итог, в общем-то, закономерен - самые зубастые и опасные выжили, заполучив земли и титулы, остальных же в эту самую землю и закопали. М-да. А окончательно справиться с горными кланами не удалось и по сей день. Впрочем, и не удивительно, там столько народу обитает, что под корень всех вырезать при всем желании не получится, а оное имелось в избытке, уж можете поверить. У горцев, к жителям пограничья, счеты ничуть не менее длинные и кровавые, чем у нас к ним.
   Так вот и живем. С вольностями, за которые нас очень сильно недолюбливают...
   Если мои домыслы действительно верны. Если нападение на отца действительно дело рук короля, с целью устранить слишком влиятельную и мешающую фигуру. Если... Слишком много "если". Прежде чем делать далеко идущие выводы, неплохо было бы выяснить, что вообще сейчас в пограничье происходит. Может я и не прав вовсе, и все далеко не так страшно, как оно мнится... Может быть.
   Я тоскливо вздохнул, откинувшись на спинку кресла и бездумно глядя в камин. У меня, от отца ведь даже портрета не осталось. Сложно в нашем захолустье с хорошими художниками, а выписывать для этого мастера откуда-нибудь издалека, казалось глупой и ненужной тратой средств. Сейчас-то понимаю, и никаких денег не пожалел бы, чтобы хоть такую память себе о нем оставить. Да только поздно. Ничего уже не изменить.
  

Глава 3

  
   За навалившимися заботами, как-то совершенно незаметно пролетели десять дней. И большую часть этого времени я провел, мотаясь между кабинетом и архивом, разбирая документы. Не столько сложно, сколько нудно и скучно. Но, необходимо - с теми же налогами, по незнанию, можно такого наворотить, что сам не рад будешь, что влез. Причем, сложнее всего было отнюдь не с долей короля, а с теми, которые выплачивались мне. Не смотря на определенную зажиточность большинства хозяйств, серебро в руках простолюдинов, все-таки гость нечастый. А потому, сидящие на моей земле крестьяне-арендаторы, чем только не расплачивались - там и привычная для западных провинций Кангара, барщина. И сельхозпродукция, цены на которую зависели от множества факторов, и в каждом случае пересчитывались отдельно. Плюс еще с десяток самых разных вариантов, в которых требовалось разобраться и вникнуть.
   Большую часть всего этого я знал и прежде, спасибо отцу, но все равно голова пухла от обилия цифр, договоров, пометок и прочего. И это только налоги с подданных, о том, какой ужас ожидал меня при попытке разобраться в наших торговых делах, даже говорить не хочется. Без активной помощи Бренна, прекрасно во всем этом бардаке ориентировавшегося, я бы провозился куда как дольше.
   В любом случае, толком выспаться за минувшие дни мне больше не удалось. Хотя, если честно, сам по большей части виноват - последние месяцы в Академии шла, в основном, практика и подскакивать ни свет ни заря, необходимости не было, вот и расслабился. Теперь приходится заново привыкать вставать с рассветом, благо имеется для того персональный будильник.
   Поездку в Мансбург, прикинув все за и против, решил пока что отложить - не убежит, в конце-то концов. Сначала стоит с насущными делами более-менее разобраться, тогда уже можно будет со спокойной душой переключиться на другие заботы. Ну, а чтобы совсем впустую время не тратить, разослал письма всем интересующим меня персонам. И даже получил ответы.
   Барон д`Арк, как и ожидалось, ничего нового мне не сообщил. Расследование, если оно вообще велось еще, никаких результатов не дало. Распространяться о бродящих в умах некоторых личностей, подозрениях я, понятное дело, не стал. Незачем попусту проблем наживать. Зато поделился предположением о наличии в городе сообщника нападавших - очень уж странные совпадения получаются. Надежды, что найдут хоть кого-то причастного, особо не испытывал, не смотря на заверения командующего гарнизоном в его ответном письме, приложить к тому все усилия. Но, чем черт не шутит, может действительно повезет и хоть какой-то след нащупают.
   Куда более интересной вышла переписка с Окиром Магнусом. Торговец, следуя моей настоятельной просьбе, прислал список вопросов, якобы оговаривавшихся с отцом. Все договоренности, по его утверждению, были устными, что наводило на некоторые размышления. Впрочем, торопиться с выводами пока не стоило, слишком плохо еще я ориентируюсь в торговых делах рода Манстер. Во всяком случае, на первый взгляд озвученные Магнусом цены выглядели вполне приемлемыми, если он и завысил где-то, что-то, то не так уж сильно. Наверное. Но, разбираться все равно придется.
   Такая вот она жизнь, самостоятельная... Эх.
   А вечером одиннадцатого дня, один из разъездов, патрулировавших окрестности, встретил отряд из восьми всадников, направлявшихся в замок. Отправленный вперед, гонец успел добраться почти на полчаса раньше гостей, чего вполне хватило, чтобы подготовиться к встрече. Благо те не особо и торопились, давая нам время.
   И вот стою я сейчас на крыльце главного корпуса, смотрю на въезжающих в ворота замка одоспешенных всадников, а на лицо, портя всю торжественность момента, упрямо вылезает радостная ухмылка. Давно не виделись, друг.
   Ехавший первым всадник, в изрядно запыленной бригантине, обвел взглядом наполненный людом замковый двор, остановив его на мне. Спешившись, он бросил поводья подбежавшему конюху, и направился в мою сторону, довольно оскалившись. Высокий, на голову выше меня, и такой же широкий в плечах, коротко стриженный брюнет, с ярко выделявшимися на загорелом лице, внимательными, серыми глазами. Морис де`Ронт - добрый сосед и лучший друг со времен уже настолько далекого, но такого счастливого, детства. Родились мы с ним в один год, я так даже на пару месяцев пораньше, но все равно по сравнению с ним выгляжу мелким... Каждый год заново привыкать приходится, как домой возвращаюсь.
   - Как же я рад вновь тебя видеть, Конрад, - поднявшись по лестнице, крепко обнял меня Морис. Отстранился, ухмыльнувшись еще шире. - Очень рад.
   - Давно не виделись, - искренне улыбнувшись, отозвался я. - Здравствуй, Виго.
   - Ваша Милость, - склонил белобрысую голову в поклоне, следовавший за своим господином худощавый парнишка. М-да, и этот уже выше меня стал, а ведь еще только шестнадцать лет парню. Или уже семнадцать? Не помню.
   - Я так понимаю, ты все же сумел переубедить нашего упрямца? - покосившись на усмехнувшегося в ответ Мориса, спросил я.
   - Их Милость, барон де`Ронт оказали мне честь сделать меня своим оруженосцем, - чуть напыщенно и с явной гордостью, буквально-таки возвестил Виго.
   На что упомянутый барон лишь глаза закатил, похоже смирившись уже с заскоками своего оруженосца. Хотя, мальчишку вполне можно понять - для младшего сына мелкопоместного дворянина получить место в свите своего сюзерена, серьезный повод для гордости. Тем более, что Морис де`Ронт это вам не выскочки, получившие свой титул после распада империи Амариллов - двести лет назад. Последнее, кстати особенно раздражало старую аристократию королевства, не только обделенную нашими привилегиями, но еще и активно зажимаемую монархами последние лет семьдесят. Да и плевать на них. Возвращаясь же к Морису - его род правил в этих землях без малого семь столетий и вполне заслуженно обладал огромным влиянием в пограничье. Были и другие, в том числе и постарше возрастом, но все они уже пресеклись, к сожалению.
   - Поздравляю, - хлопнул я Виго по плечу. И поймал внимательный взгляд Мориса.
   - Есть новости об отце? - на мгновение замявшись, все же спросил тот. И вздохнул, положив руку мне на плечо, когда я отрицательно качнул головой в ответ. - Сочувствую, друг.
   Ну, а что тут еще можно сказать. Подобные истории в пограничье не редкость. И за примером далеко ходить не нужно - отец самого Мориса шесть лет назад также сгинул, попав в засаду горных бандитов. Но, там хоть с самого начала все было ясно, без этой вымораживающей душу и разум, неопределенности.
   - Пойдемте, у нас уже стол накрыт, - ответно сжав предплечье друга, я задвинул подальше грустные мысли, и приглашающе указал рукой. - Вы как раз к ужину прибыли.
   - Знаю, специально так и рассчитывали, - хмыкнул Морис, направляясь к дверям. - Осточертело уже у костра ночевать, вот и торопили коней.
   - Кстати, мог бы и предупредить, что в гости заедешь.
   - Да оно как-то спонтанно вышло все, сам не ожидал от себя, - он поморщился, явно не желая продолжать эту тему. Та-ак. Ладно, обождем пока с расспросами.
   - Ну, так, наверное, даже лучше получилось, а то ведь, когда еще я к вам сумел бы наведаться, - задумчиво протянул я. - Не в этом месяце, точно, - тем более, что половина уже прошла.
   - Я тоже так подумал, - кивнул Морис. - Проще было самому в гости съездить, чем ждать, когда ты с делами разберешься... О, здравствуй, Нэна.
   - Добро пожаловать, Ваша Милость, - встретившая нас в дверях, старшая горничная глубоко поклонилась, а вместе с ней и стоявшая позади вторая служанка. - Прошу следовать за мной, комнаты для вас уже приготовлены.
   - А вот это будет в самый раз, - обрадовался Морис, направляясь за служанками. - Четыре дня в дороге, да еще по такой жаре и врагу не пожелаешь.
   - Жду вас к ужину, - напомнил я, пропустив торопившихся следом, двоих слуг, тащивших снятый с заводных лошадей багаж наших гостей.
   Морис буркнул что-то, примерно означавшее согласие, и удалился. А я остался стоять, задумчиво глядя ему вслед. Кто другой мог бы и не распознать фальши в его показной бодрости, но мы слишком давно и хорошо знакомы. Что-то с моим другом было не в порядке и это вызывало тревогу.
  
   Уже после ужина, сопровождавшегося простой болтовней на самые разные темы, кроме тех, что меня сейчас действительно интересовали, я пригласил Мориса в гостиную. Наедине. Вся эта, непонятная ситуация начинала уже всерьез напрягать, и попытки этого поганца делать вид, что все в порядке, только подливали масла в огонь. Мне и своих собственных проблем в избытке хватает, чтобы гадать еще и о чужих.
   - Рассказывай, что у тебя такого приключилось, - кивнув Морису на кресла, стоявшие рядом с небольшим столиком, сам я направился к винному шкафу. И пояснил в ответ на его вопросительный взгляд. - Ты весь вечер явно думал о чем-то другом.
   - Заметил, - хмыкнул тот и, потянувшись, тряхнул головой. - Не волнуйся, ничего страшного не приключилось, просто... Марика беременна - седьмой месяц уже.
   - Поздравляю, - серьезно кивнул я. Особо счастливым, сообщая мне эту новость, Морис, почему-то не выглядел. Что странно, учитывая, как долго он ждал первенца.
   - Да нет, все нормально, - верно уловив ход моих мыслей, по-доброму улыбнулся он. - Я очень рад, на самом деле. Просто... просто эти бабы меня уже с ума сводят! - простонал Морис, закатив глаза. - Беременна Марика, но, такое чувство, что все трое! Мать с Амелией скачут вокруг нее, будто та стеклянная, да еще и меня заставляют чуть ли не на цыпочках ходить. Веришь нет, до того довели, что уже в собственном доме себя чужаком чувствовать начал - то нельзя, тут не ходи, это не говори... И ведь даже не прикрикнешь на них, все равно не послушают, только обидятся.
   - Все настолько плохо? - нахмурился я. Госпожа Элен всегда производила впечатление женщины со стальной волей, и чтобы она без причины вдруг начала суетиться, едва ли не пылинки сдувая с беременной невестки... - Что с Марикой?
   - Мать целителя из Мансбурга приглашала и тот, после обследования сказал, что роды будут сложными, - дернул щекой Морис, вертя в пальцах фужер. - Не настолько, чтобы прям край-конец, но маленько поволноваться придется - что-то там идет не так, как оно должно идти. Опасности для обоих, вроде как нет. Но, волноваться Марике все равно нельзя. Вот мать с сестрой и накрыло вместо нее, видимо. Да, я и сам стараюсь в руках себя держать, чтобы не беспокоить лишний раз, но... замучили они уже меня вконец, - устало хмыкнул он, развалившись в кресле.
   Вот... ведь, умеет жути нагнать на пустом месте. Я себе такого уже напридумывать успел, с подобным началом... Ох-хо-хо.
   - Так ты, получается из дому сбежал? - не сдержавшись, усмехнулся я и покачал головой, стараясь не заржать от накатившего вдруг облегчения. Не так страшно все оказалось. - От беременной жены своей... У меня решил спрятаться... кха-кхе... о-ох!
   - Получается, так, - Морис пожал плечами и улыбнулся. - А ты смейся, пока можешь. Через год женишься и сам, на себе все прочувствуешь.
   - Не наговаривай, Амелия хорошая и добрая девушка, - отозвался я.
   Наши отцы сговорились породниться вскоре, после ее рождения, шестнадцать лет назад. И я не вижу смысла отказываться. Амелия вполне подходящая партия, красива, умна и обладает приятным характером. Не знаю, можно ли назвать мои чувства к ней действительно любовью, но симпатией уж точно. Для брака по расчету это уже само по себе немало, а там, в будущем, может и вырастет во что-то большее, кто знает. Не многим так везет с самого начала со взаимными чувствами, как тем же Марике и Морису.
   - И кулачки у нее хоть и маленькие, но притом очень крепкие, - усмехнулся друг, словно для сравнения, продемонстрировав свой внушительный кулак. После чего махнул рукой и расслабленно "растекся" в кресле. - Расскажи лучше, что нового в столице происходит. Короля видел?
   - Ты меня каждый раз о нем спрашиваешь, - глянув на бутылку с вином решил, что пока хватит. - Не надоело?
   - А кого еще? Из всех моих знакомых, один ты по королевским балам шляешься, - ухмыльнулся Морис.
   Действительно, было такое. Как лучшему ученику, подающему надежды, и прочая, бла-бла-бла... Короче, прицепили довеском к высокородным оболтусам, из числа получавших персональные приглашения на такие мероприятия. Половина из которых, нищего выскочку из пограничья в упор отказывались замечать. Зато с остальными, за годы учебы, мы успели неплохо поладить, так что вечера те проходили весьма интересно и с массой полезных, а, порой даже и очень приятных, знакомств.
   - Видел, пару раз. Издали. Так что, каков он при личном общении даже не спрашивай, понятия не имею, - отмахнулся я. - А главная новость у нас, - да и не только у нас, - в последнее время одна, болезнь императора. Странно, что ты не слышал.
   - Где я и где император, - Морис равнодушно пожал плечами. - Сам ведь знаешь, к нам новости долго доходят... А что, все так плохо?
   - Если верить слухам, то он окончательно слег, - а может уже и того, преставился, новости в пограничье действительно приходят с опозданием.
   - Ну, не удивительно, наверное. Сколько там ему, восемьдесят?
   - Восемьдесят четыре, - поправил я друга.
   - Наследника уже объявили? - задумчиво произнес Морис. Ага, дошло, похоже.
   - Официально - нет, - качнул я головой. - А неофициально... бес его знает, что там сейчас в империи на самом деле происходит, но по факту близких родственников у Одерина не осталось. А всю дальнюю родню он сам под корень извел.
   - До последнего внука тоже добрались, что ли? - удивленно вскинул брови Морис.
   - Прямо во дворце удавили, - кивнул я. - После чего император, собственно, и слег. Кого-то там по итогам поймали, казнили или еще что, но это скорее сторонники Одерина заранее от конкурентов избавляться начали. Император, если и был в курсе, максимум подписи ставил, да и то, сомневаюсь.
   У меня вообще сложилось такое впечатление, что ему сейчас уже тупо наплевать, что там будет дальше. В своем стремлении ограничить влияние старой аристократии, и укрепить собственную власть, Одерин, по итогу, сам потерял все. И это притом, что все задуманные реформы он сумел воплотить в жизнь, буквально задавив все попытки своих оппонентов помешать. После чего, передал корону старшему сыну, пятнадцать лет назад, продолжившему начатый отцом путь по укрощению аристократов.
   А через три года, в результате масштабного заговора, император и почти вся его семья были убиты. Убийцы пытались достать и Одерина, но тот выжил и даже сумел полностью восстановить контроль над армией. После чего умирать начали уже сами заговорщики. Вместе со своими родами, умирать. Справляющий кровавую тризну по своей семье, старый-новый император не останавливался ни перед чем. По сути, сейчас в империи практически не осталось родов старше трехсот лет - только из числа самых верных сторонников Одерина. Остальных истребили полностью за минувшие годы. И вот чем в итоге все это окончилось.
   - Получается, в перспективе у империи теперь гражданская война и, скорее всего, одновременное вторжение соседей, - протянул Морис отрешенно. - Хотя, если сторонники императора сумеют договориться между собой, пока тот еще жив... - оборвал он себя, покачав головой. И посмотрел на меня. - Думаешь, мы тоже ввяжемся в свару?
   - А у нас иного выбора нет. Если не себе кусок побольше урвать, так хотя бы соседям помешать сделать то же самое, - криво усмехнулся я. - Той же Мералии.
   Морис скривился, словно от зубной боли, и тяжело вздохнул, отвернувшись к окну. Да, Мералия... Заклятый сосед и недруг еще со времен, когда никакой империи вдоль наших границ и в помине не было. И последующие девять столетий общей истории в одном государстве, на отношении бывших врагов друг к другу мало сказались. Вновь обретенная свобода, двести лет назад, наглядно это доказала. Против попыток империи вернуть их под свою руку оба королевства, что характерно, выступали единым фронтом. А после вновь принимались с упоением гадить друг другу. Последняя наша война с горными кланами случилась, во многом, благодаря усилиям Мералии, потратившей на это немало золота и ресурсов. В Кангаре, впрочем, тоже не чурались нанимать горцев, устраивая ненавистному соседу очередные проблемы... Хм?
   - Я тут, намедни, пообщался с Ингваром, - стараясь не упустить мелькнувшую в голове мысль, медленно произнес я. - С его слов получается, что в пограничье, последнее время, вновь становится неспокойно.
   - А когда оно было иначе? - отозвался Морис, хмуро. Помолчал, задумчиво глядя перед собой, и покосился на меня, сообразив, к чему клоню. - Знаешь, если так подумать... Николас вот тоже постоянно поминает времена перед прошлой войной, утверждая, что ныне ситуация один в один с тогдашней.
   Николас Морн, один из его вассалов, и отец Виго. А еще, на данный момент, пожалуй, сильнейший из боевых магов пограничья. Магистров у нас, к сожалению, не так уж много, наверное, даже десятка не наберется и как бы мне ни хотелось причислить себя к оным, достичь такого уровня развития я смогу лет через пять. Это в лучшем случае, на деле же там и все десять могут быть... Если, конечно, вообще дожить сумею. Что будет весьма непросто, учитывая полное отсутствие у меня боевого опыта. Где бы я его получить-то успел, в Академии обучаясь?
   - Если ты прав, и мералийцы опять мутят воду... Много крови будет, - тяжело вздохнул Морис, и недовольно глянул на меня. - Умеешь же ты озадачить.
   - А ты представь, как я сам озадачился, когда до всего этого додумался, - невесело хмыкнул в ответ. - Да и вообще, не факт, что я прав, все может быть...
   - Надо совет лендлордов собрать, - перебил Морис, сосредоточенно. - Даже если ты ошибаешься, обсудить нынешнюю ситуацию будет не лишним. С горцами в любом случае придется что-то решать, если они продолжат наглеть. В конце концов, они вполне могут и самостоятельно войну развязать, безо всякой помощи со стороны.
   Совет лендлордов - под этим пафосным названием скрывается обычный... э-э... совет. Отсутствие в пограничье королевских чиновников, за исключением Мансбурга, но то разговор отдельный, вовсе не отменило для нас необходимость как-то координировать свою деятельность друг с другом. При этом никаким официальным статусом, данный орган не обладает несмотря на то, что вопросы там обсуждаемые бывают весьма серьезными. Тот же сбор ополчения во время войны отнюдь не простая задача - куда собирать, сколько людей каждый сможет выделить, организация снабжения войска и так далее. Равно как и назначение тех, кто будет этим войском командовать, а кто останется защищать владения уходящих на войну... Не смотря на накопленный за два столетия опыт взаимодействия, отсутствие в пограничье централизованной власти, в таких вот моментах, конечно, сказывается.
   - Недели две, так где-то? - прикинул я географию владений.
   - Скорее, не меньше трех, - возразил Морис. - Раньше вряд ли удастся всех собрать.
   Ну, приемлемо. Наверное. Азарт подстегивал, требуя сделать все быстро, прямо вот сейчас... Правда, не особо понятно, что именно делать-то. Информации никакой нет, и не факт, что ко времени сбора она появится.
   - Ладно, еще подумаем на эту тему, позднее. Может и додумаемся до чего, - Морис прихлопнул ладонями по подлокотникам кресла и воззрился на меня. - Ты как, разгреб, более-менее свои дела? Предлагаю на охоту съездить.
   - Охота, - протянул я задумчиво, и пожал плечами. - Почему бы и нет.
   Развеяться после минувших дней, проведенных в архивах, и впрямь будет не лишним. Пока окончательно не рехнулся со всеми этими бумагами... О, точно!
   - Сначала в Озерный заедем, надо проверить, что они там откопали такое.
   - Откопали? - удивился Морис. И тут же нахмурился, сообразив. - Меравы?
   - Да бес его знает, - отозвался я. - Булыжник какой-то, вроде как с рунами, сами толком объяснить не могут. Я собирался на днях к ним заглянуть, но раз уж так совпало...
   - Не вопрос, заедем, - кивнул Морис, и потянулся. - Надо развеяться, достало все.
  

* * *

  
   Все-таки, как бы ни пытался убеждать себя в обратном, но все эти годы, проведенные вдали, я и правда скучал по дому. В центральной части королевства тоже - даже не менее, красиво. Открытый солнцу и миру простор лугов и полей, рассекаемых звенящими лентами ручьев и рек, густых лесов и крохотных рощиц, огромных городов и бесчисленных сел, полных жизнью, такой отличной от здешнего бытия. Мне действительно нравилось там, но... Дом, есть дом и ничто другое с ним не сравнится.
   Древний горный хребет, исполинской стеной протянулся через половину материка, плавно стекая на равнины укрытыми густой зеленью, складками холмов. Белые шапки снегов на далеких вершинах, царапающие бесконечное небо. Голые торсы скал и непроходимая бездна ущелий. Спокойная красота и несокрушимая мощь самой природы.
   Пограничье.
   Баронство де`Люц располагалось в месте, где источенный временем горный хребет изгибался к югу, чтобы спустя почти тысячу верст медленно сойти на нет, в центре материка. Не самое безопасное место учитывая, что как раз напротив находится один из немногих удобных перевалов. Рядом с ними обитают наиболее многочисленные и сильные кланы, а такое соседство добрым никак не назвать. Ну, и еще один весомый факт - именно через этот перевал, сто семьдесят лет назад, при поддержке горцев, на наши земли вторглись мералийцы. И сто лет назад через него. И шестьдесят. Любят они это направление, хоть ни разу закрепиться здесь и не смогли.
   Ну, и конечно же, озеро Итум. Та самая "оговорка", из-за которой баронство, формально являясь одним из крупнейших владений пограничья, на деле уступает своими размерами очень многим. Едва ли не треть всей территории занимает это протянувшееся вдоль южной оконечности горного хребта, озеро. Длань, в переводе с языка меравов, некогда подаривших ему это название - сверху оно действительно напоминает гигантский отпечаток трехпалой ладони, особенно зимой, когда покрывается льдом.
   Земля в пограничье скудна и родит много хуже, чем в центральных областях королевства, с их обильными черноземами, отчего каждый клочок, годный под пахоту, ценен. Но, это, с одной стороны. А с другой - я более чем уверен, что любой из баронов пограничья без раздумий согласился бы обменять хоть половину своих земель, на одно лишь это озеро.
   Понятия не имею, как Ормунд сумел подмять - и удержать! - настолько ценный источник ресурсов. Но, потомки ему за такой подарок были весьма благодарны.
   Озерный, как нетрудно догадаться по названию, располагался рядом с озером, на юго-западном его берегу. Трехметровая деревянная стена, с глубоким рвом перед ней, и четыре квадратные башни по углам, с надвратным укреплением, делали его похожим скорее на хорошо укрепленный форпост, чем на рыбацкий поселок. Но, тут уж ничего не поделать, особенности жизни в пограничье вынуждают. Да и, если уж на то пошло, в наших краях любое поселение, по сути, и является тем самым форпостом.
   О том же говорила и внутренняя застройка бурга - высокие каменные заборы, над которыми едва проглядывали крыши одноэтажных домов. Места внутри кольца стен хоть и немного, а все одно прямых улиц там не было - узкие, немощеные, их легко и быстро можно перегородить в любом месте. Да хоть той же телегой перевернутой, которые в каждом дворе имеются. Озерный, пусть и расположен практически в центре баронства, если озеро учитывать, нередко подвергался нападениям горцев, так что строиться местные привыкли капитально.
   Как бы странно это ни звучало, но, до сего дня, бывать здесь мне доводилось лишь дважды. Первый раз - в далеком детстве, причину уже и не упомню. А второй три года назад, когда с отцом, по дороге на северный тракт сюда заезжали. Часа полтора всего пробыли тогда, давая коням отдых, после чего дальше двинулись. Вот и получается, что, по сути, ничего я об Озерном и не знаю толком - лишь сухие цифры отчетов в архивных документах. И ведь этот бург далеко не единственный, обделенный моим вниманием. По сути, большая часть поселений владения для меня не более чем очередная точка на карте. Надо исправляться, конечно, только вот где бы времени на все нужное найти.
   Впрочем, мысли эти были приняты к сведению и только. О другом сейчас у меня голова болела. Растревоженное вчерашним разговором, воображение не давало спокойно расслабиться и насладиться долгожданной, после столь затянувшегося, безвылазного сидения в замке, прогулкой. Если наши догадки верны, то в скором времени вся эта беззаботная - ну, относительно, - жизнь канет в прошлое, а ей на смену придет страх, боль и кровь. Очень много крови.
   И подобная вероятность заставляет нервничать. Нет у меня боевого опыта, а по чужим рассказам подготовить себя к такому испытанию не очень-то удается. Даже не столько за себя боюсь, - хотя и такой страх присутствует, чего уж скрывать, - нет, куда больше пугает вероятность не справиться. Из-за недостатка знаний и опыта угробить все то, что мои предки создавали на протяжении двух столетий, подвести людей, что верят в меня... Тяжко осознавать, насколько велики шансы на подобный исход. И ведь никуда не денешься, не переложишь эту ношу на плечи более старших и мудрых. Ибо нет больше никого. Справляйся сам...
   - Нормально все, - буркнул я на внимательный взгляд, ехавшего рядом Мориса. Глупые мысли, как и всегда, лезли в голову совершенно не ко времени. - Далеко еще?
   Морис промолчал, переведя задумчивый взгляд вперед.
   - А вот за тем холмом, как раз, - немедленно отозвался Бор, махнув рукой чуть правее нашего движения. - Тут щас объедем, и видно уже будет.
   Староста рыбацкого поселка в одиночестве восседал на козлах телеги, управляя пегой кобылкой. Могучий, кряжистый дед, размерами не уступал Ларту, а возрастом был старше лет на десять, минимум. Только, в отличие от бывшего сотника, успевшего уже облысеть, Бор щеголял густой, хоть и полностью седой, шевелюрой и короткой бородой. Уж не знаю, что его дернуло самолично отправиться вместе с нами - то ли побоялся наглецом показаться, отправив кого-нибудь вместо себя, то ли приглядеть решил, на всякий случай, чтобы двое молодых господ глупостей не наделали.
   - Ингвар людей присылал сюда? - никаких накатанных дорог или тропинок, здесь не было - от поселка пара верст всего, но заметно, что место нехоженое.
   - А как же, присылал, - покивал Бор, бросив на меня короткий взгляд. Нервничает староста, хоть и пытается того не показывать. Оно и понятно - меравы память о себе оставили долгую и неприятную. - Вон, как раз Эрик со своими парнями и приезжал, - кивнул он на ехавшего по другую сторону телеги, десятника. - Покрутились тут пару дней, постращали народ, чтобы на холм не лезли и свалили. Сказали вашего возвращения надо дожидаться.
   Десятник молча кивнул. Впрочем, это я и без того уже знал, от самого Ингвара, да и Эрика перед выездом успел расспросить. Просто от скуки вопрос задал, надоело уже просто так в седле трястись - восемь часов почти. Только на обед и останавливались, а в Озерном с четверть часа всего пробыли, пока староста с телегой своей возился.
   Обогнуть холм много времени не заняло и скоро уже впереди, с полверсты примерно, показался другой. Крутые склоны, практически голый камень, лишь наверху виднеются заросли чахлых кустарников.
   - Как вы его нашли-то вообще? Далеко ведь от поселка, - оценив взглядом крутизну склонов, протянул Морис. - И на кой лезли туда?
   - Да ребятня эта, дурная, - сморщился Бор. - Здесь выпас недалеко, вот они и носятся по округе, на задницу себе приключений ищут, - старик криво усмехнулся, и добавил, немного смущенно. - Хотя, это у всех так - я вон, мелким пока был, тоже здесь все обшарил в свое время... Кто ж знал-то.
   Замолчав, он мрачно зыркнул в сторону холма, и отвернулся. Значит, место все-таки не глухое, просто мы другим маршрутом поехали. Впрочем, не важно.
   - На вершину удобный подъем есть? - глянул я на старосту. Карабкаться по крутому склону, рискуя сорваться, мне совершенно не хотелось. Не мальчишка, чай.
   - С обратной стороны, вроде, - наморщив лоб, с сомнением отозвался Бор. - Я тут, почитай, с самого детства не был, не помню уже.
   Много времени на то, чтобы обогнуть холм, не потребовалось. Склон здесь и впрямь был чуть более пологим, чем с противоположной стороны, хотя удобным такой подъем все равно не назовешь. Впрочем, забраться можно и ладно.
   - Эрик, вы караулите здесь, - приказал я, выбравшись из седла и передав поводья Матиасу. - Наверх не лезьте, сам позову если надо будет.
   Десятник недовольно покосился на меня, но перечить не посмел. Перед нашим отбытием Ингвар, спуская пар после разговора со мной, всей охране так хвосты накрутил, что парней до сих пор не отпустило. Раздраженный моим решением взять с собой лишь десять бойцов и, опять же, не смея перечить, сотник отыгрался на подчиненных. Нет, я понимаю его беспокойство и никаких глупостей творить не собираюсь - учитывая отряд Мориса, нас набирается аж девятнадцать человек. И при этом сразу три мага. Ну, хорошо - два с половиной, все же Виго еще слишком юн и мало что умеет. Но и такого количества вполне достаточно. Думаю, Ингвара напрягало то, что фактически половина бойцов будет чужаками, которые, в случае чего, в первую очередь будут беспокоиться о сохранности жизни собственного господина.
   - Вряд ли там что-то опасное, - заметил остановившийся рядом со мной Морис. Заложив пальцы больших рук за ремень, и покачиваясь на пятках, он оглядывал холм.
   - Всякое может быть, - в принципе, я думал также, однако в истории пограничья хватало случаев, когда подобные, слишком поспешны выводы оборачивались кровью и трупами. Осторожность, особенно в обращении с магией, жизненная необходимость.
   Наследие меравов дело такое - иной раз даже пожалеть не успеешь, что умудрился на очередную пакость наткнуться. В другой ситуации, получив сообщение о найденном булыжнике с выбитыми на том рунами, я бы не стал медлить. Однако на сей раз суетиться было уже поздно - камень нашли еще в начале весны, и все плохое, что могло, уже бы произошло за это время.
   - Вот и проверим, - продолжил я, снимая с пояса жезл. И глянул на друга. - Я смотрю, ты прикрываешь?
   Тот сосредоточенно кивнул, взявшись за собственный жезл. Какие заклинания в нем содержатся я не интересовался, но артефакт точно не слабый, судя по тому, что мне удалось почувствовать. Как маг, Морис уступал мне по силе, пусть и немного, мы даже в Академии собирались учиться вместе, что для пограничья вообще-то нечастое дело. У нас как-то больше предпочитают домашнее обучение, благо за двести лет в родах одаренных сумели накопить немало полезных знаний. Однако после гибели отца, Морису пришлось взять на себя управление владением и в столицу я отправился без него. Не уверен насчет практики, но в академических знаниях у меня, скорее всего, преимущество.
   В последний раз окинув взглядом замерших в готовности бойцов, выкинул из головы посторонние мысли и сосредоточился. Руническая структура Мертвого Глаза была довольно сложной, а практиковался я с ней не так часто, как, наверное, следовало бы. О чем, скорее всего, еще не раз пожалею... потом.
   В семи метрах над моей головой возник полупрозрачный шарик, размером с кулак. И окружающий мир мгновенно выцвел, утратив все краски, но взгляд при этом обрел невероятную остроту и четкость, позволяя смотреть сразу во все стороны разом... Не очень приятное ощущение на самом деле, но ради такого можно и потерпеть некоторые неудобства. Не будь здесь холмов, я бы на версту вокруг все видел.
   Фигуры людей стали такими же серыми и блеклыми, как и весь мир вокруг. Только Морис, стоявший рядом был словно укутан прозрачной, невесомой дымкой, по которой изредка пробегали зеленые искорки - успел уже навесить защиту на себя. Да еще на груди Виго мерно пульсировал красный огонек, видимо амулет какой-то. Кстати, жезл Мориса, в новом зрении словно бы светился изнутри, став похожим на раскаленный добела прут. Действительно, очень мощный артефакт - мой вот, например, выглядел куда как скромнее.
   Мертвый Глаз позволял видеть магию во всех ее проявлениях - по крайней мере, структур, которые могли бы укрыться от него мне еще не встречалось. И, судя по записям в лабораторных журналах моего прадеда - Лорика Манстера, как раз и разработавшего этот шедевр на стыке магии Рун и ритуалистики, - ему тоже, что было куда весомее.
   - Чисто, - внимательно изучив заросшую чахлым кустарником вершину и, особо тщательно, склон холма, не обнаружив никаких признаков активной магии, я оглянулся на Мориса. - Двинулись.
   Единственным неудобством при использовании Мертвого Глаза являлось жесткое позиционирование этой структуры в пространстве, задававшееся при создании. Сдвинуть ее после активации было уже невозможно, плюс к тому приходилось и самому оставаться на месте. Как обойти это ограничение, прадед так и не придумал, хотя возможность, вроде как имелась - во время учебы в Академии мне попадались описания структур с похожими эффектами, правда, без подробностей. Вживую наблюдать не довелось. Кстати, неодаренные его вообще увидеть не способны, да и магам придется очень постараться, чтобы разглядеть хоть что-то.
   Медленно и осторожно мы поднялись по склону на вершину холма. Увиденное, уже собственными глазами, понравилось мне ничуть не больше, чем посредством магического зрения. Чахлые-то они - чахлые, однако кусты росли довольно плотно, а длинные, чуть ли не с палец, шипы отбивали всяческую охоту соваться к ним.
   - Как эти сопляки тут пролезли-то? И за каким хреном вообще совались! - поразился, не менее внимательно оглядывающийся вокруг, Морис. Даже, вроде как, с неким восхищением в голосе, если мне не послышалось. - Выжигать будем?
   - Подожди, - сосредоточившись, я вновь активировал Глаз... ага. - Нам туда. Жги.
   - Хотя... - уже поднявший было жезл, Морис с сомнением покачал головой. - Не, тут же в дыму все будет, ждать еще, пока разойдется. Я по-другому сделаю.
   Замер неподвижно, секунд на пять, после чего вытянул руку, и в указанном мной направлении, мгновенно скручиваясь спиралью, ударил поток воздуха. Выдранные с корнем, переломанные кусты разлетелись во все стороны, открыв просеку шириной в пару метров, почти через всю вершину холма.
   Искомый булыжник обнаружился шагах в двадцати от нас. Таран лишь искоса задел его, не сумев выворотить из земли, зато содрав большую часть укрывавшего камень дерна. Здоровенная, около метра в диаметре, черная глыба была испещрена тонкими сколами, формировавшими сплошную рунную вязь.
   - Все-таки, меравы, - мрачно процедил Морис, глядя на камень.
   - Кто бы сомневался, - вздохнул я. Вот ведь пакостный народец - сдохли давно уже все, а созданная ими мерзость продолжает людям жизнь портить. - Это капище, они всегда на входе их ставили.
   Теперь еще народ в Озерном проверять придется на наличие отложенных проклятий и тому подобной дряни. Хоть и сомнительно - времени-то сколько уже прошло, но и просто так отмахнуться от подобной возможности нельзя. Меравы никогда не были особо сильны в прямом противостоянии, зато достигли немалых высот на ниве всяческих ритуалов и призыве разнообразной гадости. Настолько всех соседей достали, что те лишь порадовались, когда пришедшие в эти земли имперцы вырезали поганое племя под корень.
   Вход в само капище, по идее, должен находиться с северной стороны от камня, но, ничего кроме кустов в том направлении я не увидел, как ни старался. Впрочем, особого смысла в том нет, лезть внутрь в любом случае не собираюсь, а для поиска хватит и сканирующего заклинания. Такие в шахтах нередко используют для определения плотности породы, конечно, если у вас есть деньги на оплату услуг подобного специалиста. Очень большие деньги - маги за гроши не работают, поэтому и повод раскошелиться тоже должен быть серьезным... Все, хватит отвлекаться.
   Заклинание не подвело - внизу, под слоем земли на глубине, примерно трех метров, находилась большая полость. Никакой защиты, препятствующей магическому поиску, там не имелось, а потому, прикинув направление, я вновь активировал Глаз, сразу внутри, благо никаких источников освещения ему не требовалось.
   Открывшаяся взору некогда круглая, пещера выглядела... хреново, прямо скажем. Частично обвалившийся свод, надежно похоронил под своими обломками алтарный камень. На полу с трудом можно было разглядеть очертания заклинательного круга, засыпанного мусором и пылью. Напротив входа, как я помнил из описаний, должны были находиться четыре статуи, от которых осталась лишь гора осколков.
   В общем, как я и предполагал, капище было не заброшено - разрушено. Имперцы в свое время приложили немало усилий, чтобы стереть даже саму память о практикуемом меравами культе. Но, отыскать абсолютно все капища и артефакты, им так и не удалось, даже спустя тысячу лет, бывает вылезает на свет всякая древняя мерзость... Но, не в этот раз, а значит, разбираться с последствиями не придется, что очень даже радует.
   - Разрушенное, - сообщил я удовлетворенно кивнувшему Морису. - Возвращаемся.
  

Глава 4

   Постоялый двор в Озерном имелся. Пусть и один всего, - а больше и не надо, по сути, - зато большой. Его специально построили, чтобы было куда обозников селить, пока здесь обретаются. Не в дома же к местным их распихивать. Два раза в месяц караваны с товарами к точке сбора на северный тракт ходят, а оттуда уже в Мансбург, толпой оно безопаснее. Но и в остальное время трактир не простаивает, так что не зря строили.
   А еще, здесь варят вполне себе неплохое пиво. Во всяком случае, плеваться после него не тянет, а такое в пограничье случается редко. Плохо родит наша земля, как ты ни трудись, да и мало ее, хорошей. Долинам в этом плане повезло больше - хмель, ячмень, солод хорошо там приживаются. И эль там варят отменный, я такого даже в столице не пробовал! Да... А потом нам и продают втридорога. Это один из немногих официальных товаров, производимых в горах, и доставшихся не разбоем. Еще шерсть и руда железная.
   Так вот мы и живем здесь - воюем с горцами, торгуем и опять по новой. Странно, наверное, со стороны, но вот как-то сложилось само.
   Впрочем, меня сейчас другое интересует.
   Потягивая пиво и заедая копченой рыбкой - вот уж с чем никаких проблем нет, просто диво, как хороша здесь! - я смотрел на сидевших напротив меня рыбаков. Молчание затягивалось и это начинало уже раздражать.
   - Ну, так что? - отставив кружку в сторону, я оперся локтями на стол и подался вперед, в упор уставившись на этих молчунов.
   - Да, как бы... - неуверенно начал Брок, явно мечтая в этот момент оказаться от меня как можно дальше. Но, тут же замолк под строгим взглядом отца.
   - Рисковое дело предлагаете, Ваша Милость, - помолчав, степенно заговорил староста. - Добровольно под воду лезть охотников мало найдется.
   - Но, все-таки найдутся? - зацепился я за оговорку. - Риск не так уж велик - если все правильно, без глупостей делать, то все с ними в порядке будет. Дело ведь не только для меня прибыльное - всем участникам своя доля достанется, никого не обижу. Неужто людей не подыщешь согласных?
   Бор недовольно поморщился, не торопясь с ответом. Вот уж на кого мои демонстрации никакого впечатления не произвели. Этот вредный дед еще с моим отцом умудрялся спорить, а такое не каждому по силам. Чую, намаюсь я с ним. Если упрется, а он может, то все мои планы по увеличению доходов коту под хвост пойдут, в этом деле остальные рыбаки его послушаются. Приказать-то я им не могу - пусть и живут на моей земле, но они не закупы и, тем более, не крепостные. Что договором с землевладельцем положено, то и выполнят без пререканий, а обо всем прочем изволь договариваться отдельно. Пограничье живет по своим законам и порядкам, пусть иногда о том и приходится сожалеть. Потому что дело может выгореть действительно прибыльное.
   Озеро Итум, оно ведь не только рыбой богато. И не только тем, что под водой находится. По его берегам тоже много чего полезного, да интересного произрастает, что в ином месте не встретишь. Но, это отдельный разговор. Меня же интересует именно то, что в воде - водоросли аюм, которые в алхимии много, где применяются. Не самый дорогой и редкий ингредиент, зато его много и растет сам по себе, только усилие приложи, чтобы собрать. И вот как раз с последним получалось не очень - на глубине со дна их добывать дураков нет, а на мелководье эти водоросли растут плохо и мало.
   - А если утопнет кто? - покачав головой, спросил староста. Не знаю, что он там себе думал сейчас, но упоминание прибыли нашло отклик в его черствой душе. - Это у берега солнышко воду до самого дна прогревает, а на глубине враз до самых костей промерзнешь, и все, не выплыть уже будет.
   - Веревкой вокруг пояса обмотаться, а второй конец к лодке привязать. И с холодом тоже решить можно, есть у меня мысли на этот счет. Не утонет никто, - аккуратно, чтобы не спугнуть, продолжил я давить. - Нужные артефакты, сам сделаю и пользоваться ими правильно научу.
   Правда, сначала еще самому научиться придется, но об этом старику знать и не обязательно. Тем более, что ничего сложного в использовании артефактов подводного дыхания нет, потому как они изначально и предназначались для не одаренных. Маска-намордник на половину лица, с двумя пористыми пластинками. Через одну, все нужное для дыхания, прямо из воды забирается, и в нее же - через вторую, лишнее уходит. Запомнить несколько простых правил и последовательность действий весьма просто. С созданием посложнее будет, но тоже не сказать, чтобы так уж намного - артефакторика не случайно одной из моих специализаций является. Наследственность обязывает, ага. Амулеты среднего класса мне уже давно по силам. Единственным минусом остается цена, для этих артефактов не самые дешевые материалы требуются, почему, собственно, я и не начал сразу с них - если Бор откажется, то и возиться смысла не будет.
   К слову, узнал я о существовании столь полезных, конкретно в нашей ситуации, вещиц в Академии, да и то по большей части, случайно. Семейные книги много различных описаний ритуалов и артефактов в себе хранили, но вот таких там почему-то не встречалось. А ведь разработка давнишняя и отнюдь не тайная уже. Может, просто не интересовался этой темой никто из предков - в столице-то немногие из них обучались, даже из тех, кто сильный талант имел. Или еще какие причины были. Причем, насчет "интересовался", оно ведь и меня касается - нашел-то описание артефакта уже давно, а сообразил, как его на пользу себе использовать только сейчас. Вот что значит самостоятельно хозяйство вести... Да, неважно.
   - Вы, Ваша Милость, не серчайте, а только все это колдовство никогда до добра не доводило, - даже не пытаясь изображать почтение, веско произнес Бор. - Мы, знаете ли, по старинке привыкли, как оно предками заповедано было, что по силам человеческим. Это вам оно может и не навредит, а простым людям очень даже...
   - Ты в ледник на складе с рыбой со мной ходил сегодня? - перебил я начавшего заводиться старика. Все-таки разбаловала меня столица, там-то по другим правилам и законам живут, никому и в страшном сне не привидится, чтобы слуга господину перечить посмел. - Сам ведь прицепился, чтобы я проверил, а не поломались ли вдруг морозильные артефакты. Сколько лет уже ими пользуетесь и до сих пор ты не жаловался.
   Досадливо поморщившись своей ошибке, Бор примолк, задумчиво глядя на меня. Это, кстати, вовсе не имя, на самом-то деле он Бран Лорвин, а вот откуда прозвище такое взялось, понятия не имею, но прилипло намертво, только так и кличут поныне.
   - Найди мне людей, а остальные вопросы по ходу дела решим, в накладе никто не останется, обещаю, - надавил я, мысленно костеря несговорчивого деда. Достал уже.
   - Сколько людей-то нужно? - помолчав, явно через силу выдавил из себя Бор. Все-таки дополнительная прибыль хороший стимул, даже этого упрямца проняло. - И как оно все это выглядеть будет? Ну, сбор водорослей.
   - Как. Один-двое в лодке сидят и заполненные сетки наверх тягают, а третий в это время по дну шастает, а как заряд в накопителе артефакта упадет, с кем-то другим меняется. Насчет людей же... - я задумался, прикидывая.
   А действительно, сколько? Материалов у меня не на один десяток артефактов хватит, специально запасы в лаборатории проверял. Вопрос лишь в том, а нужно ли мне столько? Нет, если найдутся, точно не откажусь, только вот какая штука - люди, они ведь не из воздуха возьмутся, кому-то из рыбаков придется из прежних команд уйти, и новый вид деятельности осваивать. Может быть Бор потому и не торопится соглашаться, что подобный исход ему не по душе. Да и у меня нет желания лишних рыбаков от работы отрывать - в Озерном и без того меньше четырех сотен народу проживает, а женщин и детей к моей затее ведь не привлечешь.
   Полтора-два десятка, где-то так. Если правильно просчитать все и организовать, то разряженные артефакты будут успевать восполнять энергию, пока их владелец отдыхает. Благо, что проблем с этим никаких - озеро, как и любой, достаточно крупный источник воды, аккумулирует в себе колоссальное количество природной энергии. Нужно лишь артефакты за борт опустить и вложенные в них структуры сами все сделают.
   - Два десятка, - протянул староста задумчиво. Глянул на сына, молча кивнувшего в ответ, и вздохнул. - Я поговорю с людьми. Не обещаю, что многие согласятся, но сколько-то наберется, думаю, - неохотно ответил он, наконец.
   Завтра... хотя, нет - там минимум пара часов уйдет на разговоры и объяснения. Это при условии, что Бор вообще хоть кого-нибудь успеет до утра найти. Задерживаться же здесь надолго... Долбанная охота! Уже жалею, что согласился, столько ведь времени впустую тратится. А с другой стороны, когда бы я еще самостоятельно сюда выбрался?
   - Давай так, - прикинув по времени, заговорил я. - Дней через... пять-семь, я заеду сюда, на обратном пути, тогда все подробно и обсудим. Главное, людей мне найди.
   На том разговор и завершился. Оставив старосту с сыном раздумывать над всем сказанным, я вернулся к своему столу. Народу в таверне к этому времени изрядно прибавилось - вернувшиеся с лова рыбаки не торопились расходиться по домам, отчего в зале царил многоголосый гомон. Оттого и сидели мы за отдельным столом, в дальнем углу, чтобы поговорить можно было спокойно.
   Усевшись на лавку, одобрительно кивнул расторопной разносчице, поставившей передо мной новую кружку, с густой пенной шапкой. Проводив взглядом умчавшуюся обратно девчонку, хмыкнул, не менее одобрительно - полюбоваться там было чем, даже не смотря на скрадывающее фигуру, свободное серое платье. Эх-х...
   - Завтра можем ехать дальше, с делами я уже разобрался, - сделав глоток пива и закусив вяленой рыбкой, сообщил я Морису.
   Тот молча кивнул, и обернулся на шум, раздавшийся от входа в зал таверны.
   - Твои? - окинув взглядом кутавшихся в мокрые плащи одоспешенных бойцов, толпой ввалившись внутрь, поинтересовался Морис.
   - Мои, - тяжело вздохнул я в предчувствии неприятностей.
   Дерек Торвин - командир второго десятка, и фактический заместитель Ингвара, вместо того чтобы торчать сейчас в замке, вдруг приперся сюда вместе со своими бойцами. Конечно же это просто совпадение! Ох-хо-хо. Ладно, разберемся.
   Оглядев немного притихший народ в зале, десятник сказал что-то подчиненным, и направился в нашу сторону. Следом за ним шел высокий, бородатый мужик в охотничьей одежде и с боевым топором на поясе. Лицо смутно знакомое, но хоть убей не помню, где могли видеться. Впрочем, чего гадать, сейчас сам все расскажет.
   - Господин, - остановившись рядом со столом, Дерек поклонился. - Утром гонец из Харстема прибыл, сотник приказал доставить его к вам.
   Точно! Вспомнил.
   - Ты Мервен, брат старосты тамошнего, - прищелкнул я пальцами и кивнул ему. - Что случилось?
   - Э-э... я Марвен, Ваша Милость, - чуть растерянно поправил меня бородач. Но, тут же вновь подобрался. - Два дня назад, нашего пастуха насмерть задрали. Мы-то, сначала, на волков грешили, но по следам выходит, что они уже после того объявились. А Ронка человек убил - босой и безоружный. Он потом вместе с волками сидел, "мясо" жрал.
   Ох, ты ж, сука!
   - Ульфхеднар, - опередил меня Морис, подавшись вперед.
   - Так и есть, господин, - неуверенно глянув на него, отозвался охотник.
   Если этот выродок уже с волками может общаться спокойно - дело дрянь. Может, уже и стаю свою собрать успел? И понятно, почему охотники сами не рискнули его выслеживать - с ульфхеднаром не всякий опытный воин, один на один совладать сможет, не сдохнув при этом. Кончать эту тварь надо срочно, тут без вариантов! Вот только... Я посмотрел на пришедших с Дереком бойцов. Это Ингвара опять паранойя переклинила, что он столько народу с места сорвал или же есть еще что-то, чего я не знаю?
   Но, этот вопрос можно и чуть позже прояснить. Сейчас же меня интересует кое-что другое - я встретился взглядом с внимательно наблюдавшим за мной Морисом.
   - У нас тут один паразит завелся - не хочешь поохотиться?
  

* * *

   - Он через овраг ушел, - Марвен, не оборачиваясь, махнул рукой на север. - Часов пять назад, не больше. Но, лошади там не пройдут - дно каменистое и тесно слишком, только ноги себе переломают, если сунутся.
   Я посмотрел в указанную сторону, вспоминая карту баронства, но столь мелкие подробности на ней отмечены не были. А самому мне в этих краях бывать не доводилось прежде, ну помимо этой самой дороги, конечно. Впрочем, последнее и не проблема вовсе, для того с собой проводников и брали.
   - Предлагаешь за ним пешком топать? - оглядывая проступавшие над зелеными кронами, обступивших дорогу деревьев, снежные шапки гор, спросил я охотника. - А он по стенам наверх не вылезет, если нас почует?
   - Вылезет - там и человек выбраться сможет, не то, что эта зараза, - подтвердил тот. - Только нам и не надо за ним в овраг соваться, я знаю куда тот выводит. Там, недалеко пещера есть, скорее всего в ней он свое логово и устроил, больше-то в тех местах прятаться негде толком.
   - Незаметно подобраться сможем? - уточнил стоявший рядом с нами Дерек. Не особо мудрствуя, я назначил того командиром нашего сборного отряда, благо опыта ему хватает. - И еще, он один шел, без волков?
   - Один, собаки никого не учуяли, - кивнул Марвен. - Подобраться сложно будет, но если заранее пути отхода перекрыть, то и неважно - там бежать особо и некуда, на скалу разве что влезть. Тогда просто стрелами собьем.
   Дерек глянул на меня, но я в ответ лишь плечами пожал - ты командир, тебе и думать. Все равно ничего пока в таких делах не понимаю, так что и влезать со своими советами, только перед людьми позориться. Главное, чтобы выродок горных колдунов от нас не ушел, а с этим десятник вполне справится.
   Находились мы сейчас примерно в пяти верстах от Харстема, на дороге ведущей к северному тракту. Тянувшийся вдоль всего горного хребта, на север, с уходом империи этот торговый маршрут основательно захирел, однако по-прежнему использовался всеми, пусть и с оглядкой. Разбой там обычное дело, не смотря на любые договоренности - отмороженных идиотов хватает, причем не только у горцев.
   - Выдвигаемся, - решил, наконец, Дерек. - Марк, на тебе передовой дозор.
   Собственные лошади имелись у обоих наших проводников, так что бежать своим ходом им не пришлось. В отличие от пары волкодавов, которых охотники притащили с собой, но о выносливости этих серых зверюг волноваться не приходилось, скорее уж лошади начнут с копыт валиться.
   Четверо дозорных выдвинулись вперед метров на тридцать, после чего, вытянувшаяся по узкой, зажатой между поросшим лесом, холмами дороге, наша кавалькада тронулась в путь. До нужной развилки, по словам Марвена, оставалось еще пара часов ходу, а там уже рукой подать до логова одержимого. И очень надеюсь, что удрать ему не удастся, потому что иначе хрен мы его потом выследим. А бед этот урод натворить может немало.
   Если совсем коротко, ульфхеднар - одержимый. Человек, чье тело изменяется посредством весьма опасного и далеко не безобидного ритуала, в конце которого в него подселяют дух волка. Оборачиваться зверем эти выкидыши бездны не способны, однако им вполне хватает и значительно возросших физических возможностей. Ну и еще кое-каких бонусов, от такого соседства перепадающих. Правда, расплачиваться за подобное удовольствие приходится собственным рассудком - не предназначена звериная суть для того, чтобы сосуществовать в одном теле с человеческой. И, рано или поздно, инстинкты второй половины берут верх, порождая хитрую, беспощадную и крайне опасную тварь. Опасную в том числе и для своих.
   Убивать собственных родичей мало кому по нраву, и горцы в том не исключение, поэтому подошедших слишком близко к опасной грани, одержимых изгоняют. А куда тем идти-то, кроме наших холмов? Вот и выходит так, что разбираться с этими психами, в конечном счете приходится жителям пограничья. Потому как мирно уживаться с нами они даже не пытаются.
   Как вот этот, конкретный, урод. За те сутки, что мы сюда добирались, он наглядно показал, что оставлять жителей бурга в покое не собирается. Внутрь, к счастью, не полез, вместо этого опять досталось пастухам - хотя стадо перевели на ближний выпас и усилили охрану, но все равно не помогло. Обычным крестьянам и охотникам, пусть и вооруженным, с такой тварью не совладать, разве только толпой навалиться, но сколько трупов он перед этим успеет напластать, страшно представить. Вон, из десятка пастухов один мертв, у остальных переломы различной тяжести, плюс рваные раны. Но, хотя бы людей жрать не стал, на этот раз, овцу прихватил и умотал, откуда пришел.
   Произошло это нападение ночью, а сейчас уже за полдень перевалило, так что есть неплохие шансы застать одержимого прямо в его логове. А если очень сильно повезет, то и вовсе спящим... Эх, да как угодно, главное, чтобы по всем окрестным горам гоняться за этим выродком не пришлось!
   - За тем холмом нужно будет в лес сворачивать, - указал рукой вперед Марвен. - Тропинок там нет, но пройти можно.
   Дорога резко заворачивала влево, скрываясь за нависавшей над нею отвесной стеной холма, поросшего сверху какими-то кустами. Метров пяти высотой - давний оползень обнажил скальное основание, при этом изрядно проредив росшие перед самым поворотом деревья. Этому я сам был свидетелем, как раз три года назад, незадолго до отъезда обратно в столицу, пришлось вместе с отцом тут возиться, помогая разбирать завал. Несколько суток тогда угробили на это дело - другой-то дороги на северный тракт из баронства нет.
  
   Донг!
   Мне словно кувалдой со всего размаха по голове саданули, едва не выбросив из седла. В шее что-то ощутимо хрустнуло, прострелив болью... и я понял, что падаю! В уши ворвалось отчаянное ржание, а прямо перед глазами, в густой гриве Тирана возникла стрела, с черным оперением. Вцепился в поводья, пытаясь удержаться, и в следующее мгновение жеребец рухнул на правый бок, намертво придавив мне ногу...
   Донг! Тяжелый удар в левое плечо вышиб воздух из легких, прибив меня обратно к земле... Тонг! Тяжелая стрела ударила в щит возникшего надо мной бойца. И еще одна. И еще. Опустившись на колено, тот сжался за щитом, закрывая меня своим телом, а через секунду рядом с ним появился второй, полностью перекрыв обзор!
   - В сторону! - из горла, вместо нормальной речи рвался хрип-вой, отзывающийся болью и металлическим привкусом во рту. - Не мешай!
   Кто-то дернул дружинника за рукав, сдвинув в сторону - чуть-чуть, но достаточно, чтобы поднять руку. Мысли в гудящей и раскалывающейся от боли, голове ворочались медленно, но отработанная за годы учебы до автоматизма, структура отозвалась без малейшей заминки. Следующие стрелы ударили в растекшийся над нами прозрачный и чуть выпуклый, "блин" простейшего Щита.
   Вокруг кричали люди, заходясь дикой яростью и отчаянно ржали раненые лошади. Зазвенела сталь и почти сразу о защиту Мориса огнем и дымом разлетелись атакующие заклинания. Меня схватили за плечи, вытягивая из-под Тирана...
   - Сверху!
   С трудом сфокусировав взгляд, успел увидеть четыре темных, - на фоне неба, - силуэта, перемахнувшие через край обрыва. И сразу же следом, мгновенный росчерк Огненного Шипа, уничтожившего мой Щит. Двое приземлившихся на дорогу прямо в нескольких шагах от нас, одержимых рванули вперед, даже не пытаясь выпрямиться во весь рост и врезались в моих бойцов. Третий замешкался, неудачно приземлившись и в него тут же вцепились оба волкодава... А последний просто сиганул с места, гигантским прыжком перемахнув через эту орущую кучу, и оказался передо мной!
   Сутулый, в одной лишь набедренной повязке и заросший густой, грязно-серой шерстью, урод ощерился полной нечеловеческих клыков пастью и шагнул вперед. Но, ничего больше сделать не успел - выскочивший откуда-то сбоку, Матиас, почему-то без оружия, ударил щитом, и они оба покатились по земле. Невероятным образом извернувшись, ульфхеднар отшвырнул оруженосца и тут же прыгнул следом, не давая встать, словно бумагу раздирая когтями броню.
   Левую ладонь привычно обдало фантомным холодом активируемой структуры и из нее вытянулась клубящаяся серым "дымом" Плеть. Мгновение и, набухнув темнотой она резко удлинилась, извиваясь словно кошмарная змея, и воткнулась в затылок одержимого, легко пробив череп насквозь. Обмякший труп навалился на Матиаса, все еще пытавшегося шевелиться. Живой! Только посмей мне сдохнуть!!!
   Вокруг хлопали тетивы луков, вынуждая вражеских стрелков убраться подальше от края обрыва. Только колдун рискнул высунуть руку, вслепую активируя очередной Огненный Шип, легко перехваченный моим Щитом. Слабак!
   - Конрад помогай! Я их долго не удержу! - перекрывая вопли и грохот атакующей магии, проорал Морис. Рассмотреть, что происходит на той стороне дороги, валяясь на земле, было просто невозможно, только ноги окружающих бойцов и мог видеть
   Я отпихнул бойцов, вновь попытавшихся выдернуть меня из-под тела коня. Мешаете! Сохранять концентрацию посреди творящегося вокруг кошмара было очень непросто, однако на сей раз создать Мертвый Глаз получилось куда быстрее - с перепугу, не иначе. Небольшой, едва различимый в магическом зрении, шарик возник в десяти метрах над моей головой, и окружающий мир мгновенно окрасился серым.
   Со стороны леса наш отряд прикрывала широченная, переливающаяся зелеными сполохами, стена, о которую то и дело разрывались заклинания двоих колдунов, засевших возле деревьев... И трупы - на дороге, в подлеске, - застывшие, окровавленные, только что еще бывшие живыми. Много трупов. Слишком много... Я заскрипел зубами, заставляя себя отвести взгляд. Потом. Сначала надо покончить с лучниками, засевшими на холме. А Морис выдержит, никуда не денется. Иначе мы все здесь сдохнем!
   Мельком скользнув взглядом по изрубленным, буквально, на куски одержимым, мимолетно порадовался, - ублюдки так и не сумели прорвать строй моих бойцов, - после чего перенес внимание на лучников. И очень вовремя. Восемь горцев - двоих все-таки успели достать насмерть! - в шерстяных накидках с неразличимой, для меня, клановой расцветкой, явно собирались сменить позицию. И это, почему-то, сильно не нравилось сопляку в черном, меховом плаще - тот самый колдун? Он что-то орал, яростно тыкая рукой в сторону дороги, вот только никто его не слушал... Хрен вы у меня куда-то сбежите, уроды - здесь все передохнете!
   Сосредоточился, вызывая в памяти структуру нужного заклинания и, спустя пару секунд, не успевших отойти от края обрыва, горцев накрыло Ядовитое Облако. Сил я не пожалел, растянув его метров на тридцать в диаметре, надежно перекрывая любые пути к отступлению. Продраться через него вслепую, захлебываясь кашлем и полностью утратив ориентацию в пространстве, это надо бессмертным быть.
   Дерек, избавившись на какое-то время от угрозы с холма, немедленно перенаправил часть бойцов на другую сторону дороги, укрепив державшийся благодаря защите Мориса, строй. А пятерка лучников, оттянувшись метров на двадцать назад, ударила горцам во фланг. И это мгновенно изменило сложившуюся ситуацию, дав нам численное преимущество...
   Один из колдунов вдруг вскинул налившийся силой посох и тот выплюнул целый клубок сияющих багровым светом, нитей, с огромной скоростью устремившихся вперед. Черви Шаггара?! Заклинание магии смерти уровня магистра, не ослабев ни на йоту, пробило мой барьер и тут же вгрызлось в удерживаемую Морисом, защиту. Секунда-другая, и зеленая стена исчезла в яркой вспышке. А Черви захлестнули сцепившихся бойцов, не разбирая на своих и чужих.
   - На землю! - перекрывая дикий вой буквально иссушаемых заживо, людей заорал Морис. И тут же из его жезла, расходясь широким конусом, ударило черное пламя...
   Куда собрались, твари?!
   Созданная мной шаровая молния рухнула вниз, отрезая колдунов от спасительных деревьев, и тут же взорвалась, пробитая вылетевшим все из того же посоха, темным лучом. Но, напарника его обладателя это не спасло - оплетенный настоящим коконом из молний, тот покатился по земле, сбитый с ног ударной волной. А в следующую секунду их обоих накрыло валом черного пламени.
   - Дерек, нужно обойти колдунов! - плевать на остальных, но этих двоих точно нельзя упускать. - За деревьями...
   - Уже, господин, - отрывисто бросил десятник, непонятно как умудрявшийся ориентироваться в царящем вокруг хаосе. Я, глядя сверху, едва успеваю соображать, что происходит! - Шестеро. Займут позиции и ударят им в спину.
   А созданное артефактом Мориса, пламя накатившись на колдунов, вспухло горбом и опало, распадаясь жирными хлопьями, словно разорванное изнутри. Накрывавший обоих горцев серебристый купол бессильно истаял, но свою задачу он выполнил, не дав им сдохнуть. Успевший взвалить раненого напарника на плечо, урод отмахнулся посохом от еще одной шаровой молнии, и со всех ног ломанулся к лесу. Правда, далеко убежать не успел - вылетевшая из-за деревьев стрела ударила его в грудь, заставив споткнуться. А через секунду сразу три отлетели от возникшего перед колдуном полупрозрачного Щита. Проорав что-то, он рубанул перед собой посохом, послав вперед огненную волну, и тут же полетел с копыт, получив еще одну стрелу в бедро. Отшвырнув напарника в сторону, колдун, не вставая с колен, воткнул посох в землю - в восприятии Мертвого Глаза все его тело буквально засияло от чудовищной силы... Врезавшаяся в спину шаровая молния швырнула ублюдка вперед, а из неконтролируемого больше посоха, в небо шарахнула какая-то хрень, в труху размолотившая вековой дуб, зацепив тот лишь самым краем.
   Зашевелившийся колдун с трудом приподнялся на руках и оглянулся на медленно приближавшихся от дороги бойцов. Сил у него, как я видел, практически не осталось, но это вовсе не означало, что урод больше не опасен. На одной лишь жизненной энергии, порой можно такое выдать, принеся себя в жертву, что мало никому не покажется... Эй! Я перехватил Щитом стрелы прилетевшие из-за деревьев.
   - Морис, живым его!
   Что тот ответил, я не услышал, потому что именно в этот момент колдун вскинул левую руку и сорвавшаяся с нее молния пробила голову его напарнику, валявшемуся неподалеку. И, одновременно он ударил себя в горло выхваченным из ножен кинжалом, чье лезвие ярко горело в моем восприятии гнилостно-зеленым свечением... Попытался. Воздушное лезвие срубило ему правую руку по локоть, а прилетевшая следом от Мориса Сеть, надежно обездвижила поганца. Хрен ты теперь сбежишь тварь!
   С облегчением деактивировав заклинание Мертвого Глаза, я зажмурился, заново привыкая к ограниченности собственного восприятия. И позволил, наконец, поднять себя на ноги... Тиран, с пробитой сразу тремя стрелами шеей, был уже мертв. Прости, друг.
   - Господин, вы ранены!
   Коснувшись горла, с удивлением обнаружил на пальцах кровь. И только сейчас сообразил, что шлема на мне почему-то нет... Та, первая стрела, похоже умудрилась его сбить, и лопнувший ремешок ободрал кожу на шее. А если бы не зачарование, укрепившее металл, то, скорее всего, пробила насквозь - вместе с моей дурной головой.
   - Царапина, - отпихнув тянувшиеся перевязать руки бойца, я торопливо оглянулся на Матиаса. И выдохнул с огромным облегчением. Живой. Живой, зараза! - Дерек, людей на холм отправь, нужно лучников добить. И колдуна, если получится, живым захватите... Этих тоже проверьте - кто еще жив и не сдохнет по дороге.
   Ядовитое-то оно, конечно, да это Облако, однако все же не до смерти. Я просто не успевал использовать более мощные заклинания, чтобы гарантированно зацепить сразу всех. Да и не сказать, что мне известно так уж много подобных структур - такие знания даже в Академии предпочитают держать в секрете. Впрочем, хватило и этого.
   - Осмотрите раненых, в тяжелых случаях разрешаю использовать эликсиры, - продолжил я раздавать указания спокойно внимающему десятнику. - Если понадобится моя помощь, сразу зовите.
   Целитель из меня тот еще, конечно, но основы усвоил крепко, плюс в жезл встроено поддерживающее заклинание. А вот с алхимией вообще беда, не дается мне эта наука - нет, простенькое что-нибудь изготовить, понимания хватит, но те же укрепляющие и заживляющие эликсиры, увы. Так что, все зелья у нас покупные, а стоят они весьма недешево. Но, лучше уж тратить деньги, чем жизни моих людей.
   Обойдя стороной изрубленные, высушенные "червями" и сожженные пламенем, трупы возле дороги, я поспешил к обездвиженному колдуну. Рядом с ним все это время торчал Морис, отслеживая каждое движение. Сейчас, когда восприятие вернулось в норму, ничего не мешало нормально рассмотреть узоры красно-бело-черных цветов, на плащах и доспехах. Очень хороших доспехах, между прочим - большинству голодранцев из горных кланов, такие не по карману. Еще и мечи у всех, что и вовсе признак высокого статуса. Это кто же, интересно, такой за моей головой приперся-то? Впрочем, скоро узнаю и, есть такое предчувствие, ответ мне очень сильно понравится. Чем меньше у клана ап`Тарх останется таких бойцов, тем лучше будет всему пограничью. И, в первую очередь, мне самому...
   Хотя, прямо сейчас меня куда больше интересовал совсем другой трофей. Взгляд то и дело цеплялся за посох, по-прежнему торчавший из земли - резное, словно свитое из гибких прутьев, древко и простое навершие в виде кристалла черного кварца. До одури хотелось взять его в руки, ощутить грозную тяжесть старого дерева и прикоснуться к сокрытой в нем чудовищной мощи. Шутка ли - артефакт способный создавать сразу две магические структуры уровня магистра. Бес его знает, как им удалось заполучить такое сокровище, но во многом благодаря этому посоху клан ап`Тарх в свое время и сумел стать одним из сильнейших... А потом с ними приключился Ормунд Манстер. М-да.
   Но, это уже потом. Сначала необходимо разобраться с его бывшим владельцем.
   Ха! Слово-то какое замечательное - "бывший". Бывший верховный колдун клана. Бывший враг... Бывший живой - тоже звучит прямо-таки восхитительно. Подыхать ты будешь очень долго и расскажешь все, что знаешь и о чем успел забыть. А потом, я еще что-нибудь придумаю.
   Старого козла аж перекосило от ненависти, стоило мне появиться рядом с ним. Хотя, возможно свою роль сыграла злорадная усмешка, сама лезущая на лицо. Ну, а что - имею полное право. Это ведь не я валяюсь тут в ногах победителей, слабый и беспомощный. Проигравший! Тоже прекрасное слово.
   - Погано выглядишь, Вальдр, - сообщил я. В изодранной и пропитавшейся кровью одежде, бледный, грязный. Жалкий. Обрубок правой руки перетянули жгутом, но надо бы и повязку ему наложить нормальную, чтобы не истек. - Посох вон даже потерять умудрился, как же так-то? - хрена с два твой клан сумеет его обратно заполучить - сдохну, но не отдам. Хотя, после сегодняшнего умирать будут, скорее, как раз-таки они. ап`Тархи немало врагов успели нажить и без своего сильнейшего колдуна им придется ох как несладко. И меня это несомненно радует.
   - Ормундовский выкормыш, проклятое семя! - выплюнул старик свистящим шепотом. И безумно оскалился. - Твой папаша выглядел еще хуже после того, как я с ним закончил! О, как он рыдал, умоляя о пощаде, когда ему отрезали яйца и заставили их сожрать! И с тобой так же будет, выродок...
   Присев рядом с колдуном, быстро оттянул ему ворот и с размаху вогнал в ключицу трехсантиметровую иглу из черной бронзы, оставив снаружи лишь хвостик с серой бусинкой хрусталя. И удовлетворенно хмыкнул, когда злобно скалившегося урода в буквальном смысле скрутило от боли. Как и думал, неспроста он болтать начал - пытался время выиграть, собирая силу для удара. Только хрен ему теперь. Блокиратор штука такая, доступ к магическому ядру души перекрывает намертво, да еще и наказывает за любую попытку энергию использовать. Если, конечно, ты не архимаг, потому что с такими монстрами даже мой родовой артефакт не справится.
   - Надо было сразу себе язык откусить, тогда может и успел бы кровью истечь, - сообщил я таращившемуся на меня полными дикой ненависти глазами, старику. И нехорошо улыбнулся. - Только, вряд ли. Не забыл еще, козлина старая, как твои сородичи потомков Ормунда Манстера прозвали? Вижу, помнишь. Это хорошо, значит понимаешь, что от меня даже на том свете уже не скроешься.
   Похлопав судорожно пытавшегося выдавить хоть слово, колдуна по щеке я встал на ноги. "Говорящие с мертвыми" - дебильное прозвище, как по мне. Но, конечно, пафосное и жути нагнетает, когда знаешь подоплеку. Вон даже этого отмороженного упыря проняло. Хотя, на самом деле еще вопрос, кто из нас страшнее - я со своим наследием в традиционной магии смерти или же горные колдуны, чьи ритуалы густо замешаны на крови, жертвах и все той же смерти. Они в свое время немало знаний от меравов переняли и адаптировали к собственным школам колдовства.
   - Сеть пока не убирай, - попросил я Мориса. И кивнул стоявшему рядом Эрику на колдуна. - Перевяжите его и укрепляющий эликсир влейте, чтобы не сдох раньше времени. Только, упакуйте понадежнее.
   Отойдя в сторону, чтобы не мешать, поднял взгляд к небу, безоблачному, светлому и такому яркому... Столько мыслей, разом, в голове только что крутилось, а сейчас все они куда-то запропастились. Пусто как-то на душе. И тоскливо... Опоздал я, теперь уже навсегда, и никуда от этого не деться.
   - Выходит, все-таки горцы? - помолчав, произнес Морис, глянув на меня.
   - Выходит, так, - вяло согласился я. И присел на корточки, разглядывая валявшийся в траве нож Вальдра. Необычный клинок, даже безо всякого магического зрения видно.
   - Сколько ты уже дома, две недели? - мое показное безразличие его не смутило.
   - Угу, - вздохнул я и выпрямился. Хвататься руками за неизвестный артефакт, было бы не самым умным поступком, так что, пусть пока полежит. - Они все верно рассчитали - игнорировать присутствие ульфхеднара я бы не стал в любом случае.
   Слишком хорошо подготовлена западня, вырваться, даже возьми я с собой оба десятка охраны, - как, собственно, и произошло, благодаря параноику Ингвару, - м-да... В общем, без Мориса шансов у нас не было. Не ожидали горцы нарваться на равный им по численности отряд, да еще и с тремя магами.
   - Как трофеи будем делить? - попытался я сменить тему.
   - Договоримся как-нибудь, - равнодушно отмахнулся Морис. Подойдя, он положил руку мне на плечо и крепко встряхнул. Прищуренные глаза смотрели раздраженно и зло. - Соберись Конрад! Ни хрена еще не закончилось. Тебе повезло, что их просто не успели предупредить обо мне, иначе они бы подготовились куда лучше. Или просто ушли и напали в другой раз, в другом месте. Если не хочешь повторить судьбу своего отца - найди предателя.
   - Да уж найду, можешь не сомневаться, - криво усмехнулся я, чувствуя, как глубоко внутри вновь просыпается злоба. Не знаю, кто этот доброхот, поспособствовавший горцам убить отца, а после и на меня их натравивший, но, обязательно выясню.
   И сдеру с него кожу.
  

* * *

   Лежавший на столе обнаженный кинжал с первого взгляда притягивал к себе внимание. Выполненная в виде извивающейся змеи, удерживающей в пасти изумруд, неудобная рукоять, слишком тонкое, изогнутое лезвие из черной бронзы с хорошо видимым волнистым узором. Это оружие никогда не предназначалось для боя, хоть и служило тем же целям. Просто, в других условиях.
   Наследник глупца сумел вырваться из западни, доказав свою силу. И удачливость.
   Чуткие пальцы, едва касаясь, прошлись по лезвию старого артефакта и замерли над рукоятью, словно бы не решаясь коснуться.
   Риск оправдал себя, последний Манстер подходит. Время... придет.
   Отбросив колебания, пальцы сомкнулись на рукояти ножа и быстрым движением вогнали его в черные, деревянные ножны, покрытые лаком.
   Он обречен.
   Время!
  

Глава 5

   Выбравшись из седла, потянулся с удовольствием разминая затекшие мышцы. И тут же поморщился от короткого болезненного укола, прострелившего голову. Зараза! Получить бронебойной стрелой в шлем, пусть и зачарованный, но надетый на эту самую голову, опыт не из приятных. Как только шея не сломалась от удара... Рядом, с глухим стоном приземлился буквально вывалившийся из седла Матиас. Пошатнулся, вцепившись в повод обеими руками, выпрямился. Тоже вот, счастливчик - сцепиться в рукопашную с ульфхеднаром и отделаться всего лишь синяками, парой царапин, да изодранной в клочья броней, неслабое такое достижение. Даже ребра не сломаны.
   - Ты как, вообще? - поинтересовался я. Пересаживаться в телегу к раненым, этот недоумок наотрез отказался и всю дорогу до замка провел в седле.
   - Нормально, - преувеличенно бодрым голосом отозвался тот. Подбежавший конюх схватил поводья и потянул обеих лошадей за собой. А Матиас, бросив взгляд куда-то мне за спину, вдруг вжал голову в плечи. - Ой-ё!
   Обернувшись, без особого удивления обнаружил стоявшую рядом с крыльцом главного корпуса Нэну, с тревогой на лице смотревшую в нашу сторону. М-да.
   - Иди, успокой мать, - кивнул я оруженосцу. - Только с концами не пропадай, ты мне сегодня еще понадобишься?
   - Сегодня, - уныло протянул тот, подняв взгляд к темнеющему небу. - А может...
   - Топай, давай, - отмахнулся я, аккуратно пихнув его кулаком в плечо.
   Тяжко вздохнув, Матиас поплелся в сторону командовавшей слугами старшей горничной, принимать на себя все возможные шишки, громы и молнии, а заодно и успокаивать. Надеюсь, к моменту, когда Нэна-таки доберется до меня, она уже успеет взять себя в руки и не будет волноваться так сильно. Такой вот я трусливый и коварный господин, ага. А пока лучше с Ингваром и Бренном пообщаюсь, благо они и сами уже торопятся навстречу.
   - Господин, - коротко поклонился подошедший сотник. Взгляд его обшарил меня с ног до головы, задержавшись на украсившем всю левую сторону лица, желтом синяке и прикипел к наскоро заштопанному чехлу бригантины на левом же плече.
   - Этих троих в темницу и допросить, - указал я на телегу с пленниками. Сомневаюсь, что им известна личность предателя, но и без этого могут знать немало интересного, все же не последними людьми в своем клане были. - Бренн, в последней повозке мертвые, их нужно в ледник перенести и подготовить все для похорон, - заметив, как отшатнулись заглянувшие в нее слуги, добавил я.
   Зрелище то еще, конечно. Насильственная смерть сама по себе никого не красит, а ускоренная магией мумификация и вовсе превратила облик погибших в сущий кошмар. Что поделать, ни у меня, ни у Мориса подходящих заклинаний, чтобы заморозить тела, не нашлось, а везти их по жаре просто так явно не стоило. Вот и пришлось выкручиваться - мертвым уже все равно, а их близкие, надеюсь, простят мне такую вольность. По крайней мере, похоронить их сможем по-человечески, на родной земле, а не под ближайшим деревом. Убитых горцев, впрочем, закопали как раз-таки в лесу, правда, пришлось очень постараться, чтобы хищники до них не добрались - приучать местное зверье к человечине у меня не было никакого желания.
   На месте боя пришлось проторчать больше суток, пока из в Харстеме собирали повозки, заодно и ранеными было время заняться. Правда, целитель из меня никакой, да и Морис в этом плане оказался ничуть не лучше, так что в итоге полностью извели и без того невеликий запас имевшихся при себе эликсиров. Вдобавок к этому, по дороге в Харстем раненых растрясло и пришлось остановиться в бурге еще на день. Но там хотя бы условия были лучше, чем в лесу. А потом еще пару суток до замка добирались. Хорошо хоть лошадей на всех хватило, иначе пришлось бы пешком переться.
   - Из города никого не выпускать, - проводив взглядом бойцов, тащивших за собой троих связанных по рукам и ногам горцев, повернулся я к Ингвару. - Если кто будет упираться и настаивать - вязать и в темницу. Без лично мной отданного приказа, город никто покинуть не должен. Ты понял меня?
   Такой же приказ уже получил Марк со своим десятком, на въезде в город, так что ворота уже на замке, фактически. Если предатель все еще здесь, мы его найдем.
   - Будет исполнено, Ваша Милость, - еще раз поклонился сотник.
   А слуги, тем временем, подгоняемые кастеляном и старшей горничной, шустро носились по замковому двору, разводя лошадей, утаскивая повозки и помогая раненым. Лазарет у нас имеется, как и вполне квалифицированные лекари, так что обойдемся и без магии. Живыми довезли, а там уже на ноги поставят рано или поздно.
   Ладно, это все отвлеченные мысли и совсем не о том у меня сейчас голова болит. Я указал подозванным Ингваром бойцам на носилки с колдуном.
   - Хватайте этого и тащите за мной... Нет, стоп!.. А, хотя да, - надо же сначала ключ забрать из кабинета, иначе как внутрь-то попадем. - Короче, двигайте к лаборатории и ждите меня там... Ингвар, пленным охрану организуй на всякий случай.
   - Моя помощь нужна? - приблизившись, спросил Морис.
   - Не помешает, - кивнул я. В принципе, мог бы справиться и самостоятельно, но так будет проще. К тому же, информация от колдуна не только мне может быть полезна. - Через полчаса, где-то все подготовлю.
   - Это будет как раз кстати, - пробормотал Морис, брезгливо оглядев свою одежду. И направился к крыльцу, в сопровождении оруженосца.
   Проводив взглядом бойцов, тащивших носилки с изображающим беспамятство Вальдром, я взял посох и мешок, куда сложили найденные у колдунов артефакты, и поспешил наверх, по пути забрав оставленный на хранение Бренну ключ от кабинета. И уже отпирая дверь, поймал себя на осознании, что особой суеты наше прибытие в замке не вызвало - некоторое оживление наблюдалось, настороженность, опять же, а вот паники либо чего-то похожего, точно нет. Привычный у нас в пограничье народ, ко всякого рода неприятным сюрпризам, этого не отнять.
   Забрав ключ, спустился в подвал, обнаружив перед дверью терпеливо ожидавших бойцов. Вальдр покоился на носилках, закрыв глаза и старательно изображая, как ему все равно до происходящего вокруг. Не знаю уж насколько искренне, да и наплевать, по сути - сломать можно практически любого, при наличии достаточного количества времени и нужных знаний. А оные у меня имеются, хоть и не уверен, что это повод для гордости.
   - Ждите, - приказал бойцам, отпирая дверь и заходя внутрь.
   Кошмарик встретил мое появление неприязненным взглядом гнилостно-зеленых огоньков, мерцавших в глазницах черепа, но послушно отрубился, подчиняясь приказу. Хлопотно, конечно, каждый раз проделывать это вручную, но что поделать - полторы сотни лет уже артефакту. Не знаю, существовали ли в то время структуры с более широким функционалом или же это дань паранойе его создателя, однако перелопачивать всю систему защиты замка, чтобы добавить в нее несколько новых элементов, тот еще адский труд. Которым я займусь не раньше чем стану магистром по направлению артефакторики, а лучше еще и ритуалистики - для надежности.
   Ладно это все лирика. Пристроив свою ношу на столе, я подошел к свободному закутку между парой здоровенных шкафов, стоявших у правой, от входа стены и придавил слегка выпирающий на высоте моего роста, камень. Раздался негромкий щелчок и замаскированная дверь с тихим шелестом отъехала в сторону, открывая вход в темное помещение.
   Проведя ладонью по левой стене, нашарил небольшую, металлическую пластину активатора... и немедленно зажмурился от ударившего по глазам, яркого белого света. Магический светильник, закрепленный на потолке, в отличие от лабораторных, создавал куда менее приятное освещение, призванное создавать дополнительный дискомфорт.
   В центре квадратного - пять на пять метров - помещения, возвышался алтарь из черного мрамора, внешне напоминавший большой саркофаг. Всю его поверхность покрывали выдавленные прямо в камне и залитые черной бронзой, узоры магических структур, переходившие на пол и далее на стены с потолком. "Подавление магии", "Поток Жизни", "Якорь Души" - исцелять этот артефакт был не способен, а вот сделать так, чтобы пленник не сумел даже умереть без разрешения, очень даже. Ну и, разумеется, "Воплощение Боли", куда же без нее-то. Все это помещение, по сути, и являлось артефактом, безумно дорогим и сложным по своей внутренней структуре, а также требуемым для изготовления материалам.
   Вальдр ап`Тарх далеко не первый одаренный, против собственной воли оказавшийся "гостем" в стенах родового замка Манстеров. Для содержания, - и последующих допросов, - настолько опасных пленников, обычные камеры не подходили, так что наличием нужного помещения озаботились еще при строительстве. Ну, а зачарованные цепи с кандалами, намертво вмурованные в поверхность алтаря, давали гарантию, что "гость" никуда не сбежит. Даже если будет очень стараться.
   Самое же замечательное во всей этой системе было то, что она уже была настроена на мою ауру, а значит оказаться пленником в собственном замке мне не грозило. То есть - на цепь-то посадить можно, вот только без блокировки магии удержит она меня очень недолго. Ормунд был весьма предусмотрительным и осторожным человеком.
   - Тащите его сюда, - махнул я рукой терпеливо ожидавшим у входа в лабораторию, бойцам. И, дождавшись когда войдут в камеру, указал на алтарь. - Кандалы наденьте.
   Колдуна аккуратно переложили с носилок на каменную поверхность, и его горло тут же обхватил металлический ошейник, следом браслеты защелкнулись на лодыжках и левой руке. С обрубком правой вышла заминка, но в итоге ее просто накрепко примотали к телу веревкой.
   - Свободны, - кивнул я, убирая ключ от кандалов.
   Проводив взглядом удалившихся бойцов, вновь посмотрел на Вальдра. Выглядел колдун паршиво. Воспалившиеся раны и два дня, проведенные в трясущейся на каждом ухабе телеге едва не доконали его. Под конец я и вовсе начал опасаться, что живым мы его уже не довезем, но старик оказался куда крепче, чем можно было подумать. О чем, скорее всего, сам он весьма сожалел сейчас.
   - Долго еще беспамятным притворяться будешь?
   Щурясь от яркого света, бившего ему прямо в глаза, колдун смотрел на меня, и во взгляде его отчетливо читалась ненависть. А еще - обреченность. Успевший на своем долгом веку пролить немало крови, старый и опытный живодер прекрасно понимал, что живым ему уже не уйти. Но это-то ладно, не думаю что он так уж боится смерти, а вот тех знаний, той информации, которую я смогу от него получить... На его месте я бы тоже мечтал сдохнуть, не позволив врагам добраться до секретов моего рода.
   - Нет, сбежать ты уже не сумеешь, даже просто умереть не сможешь, - спокойно глядя наполненные злобой глаза Вальдра, констатировал я. - Расскажешь все - сам или вырву пытками, мне все равно. Второе даже предпочтительней, - наклонившись к самому его лицу, я криво усмехнулся, хоть и не испытывал в этот момент никакого веселья. - Продержись как можно дольше, Вальдр.
   Он закрыл глаза, сжав челюсти так, что скулы побелели, словно пытался кляп перекусить. Мычать что-либо в ответ, доставляя мне удовольствие своим жалким видом, он явно не собирался. А я не стал дожидаться, что же в итоге окажется сильнее - воля пленника или же захлестывающие его сознание бешенство и ненависть, покинув комнату и оставив старика в темноте наедине с его мыслями.
   Активировав Кошмарика, оглядел, напоследок лабораторию и, убедившись, что ничего важного не забыл, вышел наружу заперев дверь ключом. За Вальдра, пока, можно не беспокоиться - ничего ему там не сделается, в одиночестве, а вот мне стоит привести себя в порядок с дороги и переодеться. Да и подкрепиться тоже будет не лишне, ночь нам предстоит долгая.
   Однако, первым делом направился я не в свои покои, а в лазарет, проведать раненых. Не то чтобы так уж сильно беспокоился, хотя и это тоже - главное, что живыми всех сумели довезти, а здесь уж как-нибудь поставим на ноги. Правда, для некоторых из них это будет весьма непросто, собственных-то целителей нет ни у меня, ни у Мориса. Да и вообще, мало у кого в Пограничье имеются в распоряжении такие полезные маги. Там ведь, помимо специфического склада характера требуются еще и наработанные методики обучения. Которые есть в столичной Академии, но, во-первых - обучение там недешевое, а во-вторых - очень долгое. Боевиков, в наших условиях, подготовить намного проще, а на крайний случай можно ведь и в Мансбурге нужного специалиста найти.
   Вот как раз последнее я и собирался обсудить с Торном. Старший жрец городского храма Аустилария, помимо основной своей профессии являлся еще и весьма умелым лекарем. Поэтому и предупредил его, чтобы сразу же сообщил мне, если услуги мага-целителя все же потребуются.
   И только после этого, убедившись, что с переданными на попечение жреца и его помощников, бойцами все будет в порядке, я направился к себе. Где и застал непривычно тихую и задумчивую Айну. Давно, еще до моего отъезда в Академию, непоседливая девчонка ни у кого не спрашивая разрешения, сама назначила себя моей личной служанкой. И не то чтобы я был против - шебутной характер ничуть не мешал ей предельно ответственно подходить к выполнению своих обязанностей.
   Но это так, к слову. Просто не привык я видеть ее настолько сосредоточенной на собственных мыслях. Взволнованной и, тем более, напуганной Айна не выглядела, так что первое пришедшее на ум объяснение могло быть и не верным. Может, с Корином поссорилась? Или все-таки...
   - С братом уже пообщалась? - предположил я, глянув на девчонку.
   - Угу, - промычала та, аккуратно расчесывая мне волосы. Прическу я все же укоротил, что, однако не избавило от таких вот моментов. Не знаю уж, что Айна с Нэной в том находили забавного, но упираться я не стал, позволяя им себя расчесывать. - Дурак он. Еле сдержалась.
   И замолкла, насупившись. Впрочем, сказанного было уже достаточно. Похоже, Матиас, не желая слишком уж расстраивать сестру, в обычной своей манере попытался свести все к шутке, без особых подробностей поведав о наших приключениях. Вот только Айна отнюдь не глупа и вполне смогла сама догадаться, насколько близко в этот раз мы разминулись с костлявой. А теперь просто не знает, как на все это правильно реагировать, чтобы не потревожить.
   Ох-хо-хо... Не мастак я в таких вещах.
   - Не переживай, мелкая, наша взяла, - потрепав ее по голове, как мог, беззаботно, улыбнулся. - Все в порядке.
   - Конечно, - Айна с заметным облегчением улыбнулась в ответ. Вот только на "мелкую" даже и не среагировала, никак.
   Эх. И вот что тут можно сказать, как успокоить? Пограничье - суровый край...
   После ужина, поинтересовавшись у Матиаса состоянием его здоровья, получил от него заверения, что он в полном порядке. Общий вид парня наводил на мысли, что тот несколько преувеличивает - видимо вспомнил мою просьбу и не хочет подводить. Но, с другой стороны он два дня в седле провел и ничего, не развалился, так что одну ночь уж как-нибудь-то выдержит, надеюсь... Ну, в самом-то деле, не Нэну же мне просить на допросе колдуна присутствовать и записывать, что он там болтать будет, пока алтарь его наизнанку выворачивает. Ингвар был бы в самый раз, да только писец из него такой, что лучше и не пытаться, иначе хрен потом разберешь, чего он там накарябал. Ну, и тот факт, что других дел у сотника тоже немало, опять же благодаря моим стараниям. А из прочих, кого я могу привлечь к этому делу, не наступая на горло собственной паранойе, разве что Бренн остается и, учитывая его "любовь" к магии, еще неизвестно, для кого оно большей пыткой окажется.
   - Письменные принадлежности захвати, - они там, по идее, должны быть, но как-то руки у меня не дошли проверить. - И в лабораторию подходи. Морис?
   - Идем, - кивнул тот, поднимаясь из-за стола.
   Брошенный другом печальный взгляд на едва початую бутылку вина от меня не укрылся. Что поделать - мне бы и самому хотелось провести этот вечер и последующую ночь за каким-нибудь другим занятием, нежели истязать полудохлого колдуна, но увы. Умереть, благодаря воздействию алтаря, Вальдр не сможет, а вот двинуться мозгами - все из-за того же воздействия, очень даже. А допрашивать безумца это, скажу я вам, удовольствие то еще. Лучше не доводить.
   Вызванная нашим приездом суета в замке постепенно улеглась, сменившись привычными делами. Однако чувствовалось, что охватившее людей напряжение никуда не делось. Эта дурная история, начавшаяся нападением на отца, и продолжившаяся атакой уже на меня самого, еще далеко не закончилась. И крови будет много...
   - Ваша Милость, - раздавшийся за спиной голос отвлек меня от крутившихся по бесконечному кругу, мрачных мыслей.
   - Что? - остановившись, обернулся...
   Удар в лицо сбил меня с ног, отшвырнув назад и я кубарем скатился по лестнице, врезавшись затылком в стену. В глазах потемнело, словно сквозь вату донесся глухой вскрик, и рядом со мной рухнул Морис. Пытаясь удержать уплывающее куда-то в сторону сознание, я начал медленно подниматься, нашаривая на поясе жезл... А в следующую секунду обзор заслонил смутно знакомый силуэт, и новый удар отправил меня в темноту.
  
   Пробуждение вышло скверным.
   Тупая, тянущая боль, поселившаяся в голове путала мысли, разбитое лицо саднило и во рту отчетливо чувствовался привкус крови. И сплошная, душная темнота вокруг... а, нет не темнота. Холодный, каменный пол подо мной, мешок на голове, во рту кляп и связанные, почему-то спереди, руки. Я безусловно жив, вот только сомневаюсь, что это надолго, оттого и радоваться данному факту не очень-то получается. С другой стороны, валяться на той лестнице с перерезанным горлом было бы куда неприятнее.
   Не без усилия, я отогнал вызванные дурной фантазией красочные картины собственного бренного тела, валяющегося в луже крови. И Морис рядом... Твою мать! Черт! Заставить себя сохранить неподвижность, не выдав возможному наблюдателю ни движением, ни готовой сорваться с языка руганью, удалось с трудом. Нельзя показывать предателю, что я уже очнулся... Но, как же глупо подставился! Идиот... Стоп. Хватит! Сожалеть и ругать себя буду потом, сейчас главное - выжить самому и вытащить Мориса. Если тот еще жив...
   Я сосредоточился, прислушиваясь. Понять бы, где вообще нахожусь сейчас. Точно не в лаборатории, даже сумей предатель открыть ее, свалился бы на пороге после атаки Кошмарика... Зачем он вообще напал на меня? Хотел заложника взять, чтобы Ингвар его из замка выпустил? Так бессмысленно, все равно далеко не уйти. Или было что-то еще... Плевать, потом разберусь, когда выберусь отсюда. Рядом, как будто, никого нет хотя могу и ошибаться, клятый мешок на голове хорошо так звуки гасит и толком ничего не расслышать. Остается надеяться, что если и есть, вмешаться не успеет, мне и нужно-то десять... да даже пяти секунд хватит.
   Бесшумный, глубокий вдох, одновременно последний раз прокручивая в уме очередность своих действий. Я успею, должен. Пора...
   В позвоночник словно ледяная игла воткнулась, чтобы мгновенно разорваться на бесчисленные осколки, во всем теле разом. Дикая, ни с чем не сравнимая боль, напрочь смывающая все иные чувства, мысли и ощущения, затопила разум.
   Длилось это, казалось, целую вечность, а когда боль чуть отступила обнаружил, что лежу на боку, сжавшись в комок. Кляп во рту ощутимо пропитался кровью и, похоже, я умудрился его частично перегрызть. А без него вполне мог и язык себе откусить.
   Блокиратор, значит...
   - Не пытайся призвать магию, только навредишь себе, - приглушенно донесся до меня смутно знакомый голос.
   Кто?! Я ведь знаю тебя! Ненавижу! Тварь!.. Боль схлынула, унесенная затопившей мое сознание яростью. И отчаянием. Попался, сам подставился под удар!.. Вырваться, только бы вырваться, нельзя подохнуть вот так!
   Откуда-то со стороны долетел злорадный смех, оборвавшийся надсадным кашлем. Послышались приближающиеся шаркающие шаги, сопровождаемые деревянным стуком, остановившись рядом, он снова закашлялся и опустился на пол, бросив свою палку... Одним рывком сдернув с моей головы мешок, Вальдр наклонился ко мне, оскалившись кошмарной ухмылкой.
   - Удивлен, Манстер? - прохрипел он мне в лицо, утерев губы ладонью. - Надо было тебе сразу меня убить, еще там, а теперь уже поздно. Не выйдет больше по-твоему, падаль, - в расширившихся глазах колдуна плескалось настоящее безумие. Погладив лежавший рядом с ним посох, он вдруг склонился еще ниже и вцепился мне в лицо с такой силой, словно пытался череп раздавить. - Я выдавлю твои поганые глаза, Манстер! А потом отрежу яйца и заставлю сожрать... Ты убил моего внука, единственного, кто унаследовал мой дар, надежду моего рода! Я уничтожу тебя Манстер! А вместе с тобой сгинет и весь твой проклятый род.
   - Оставь его, - вновь раздался голос первого.
   - Не беспокойся, он не помрет, а глаза для твоего ритуала ему не понадобятся, - не сводя с меня ненавидящего взгляда, бросил куда-то в сторону Вальдр. - И яйца ему тоже не понадобятся... и пальцы... и уши...
   - Я сказал, оставь его! - обрывая невнятное бормотание безумца, на его плечо легла широкая ладонь, а за спиной колдуна появился... Ульрик?! - Он нужен мне целым.
   Колдун злобно прошипел что-то невразумительное, бросив на старика бешеный взгляд. Но, пальцы разжал, отпустив мое лицо. Отодвинулся, не забыв прихватить свой посох и, тяжело поднявшись, убрался куда-то в сторону.
   А я как зачарованный смотрел в изрезанное морщинами, такое знакомое лицо... и отчетливо ощущал, что начинаю сходить с ума... Как так-то?! Я ведь проверил тебя! Ты не мог солгать под действием ритуала!!! Почему?!
   Хлесткая пощечина заставила мою голову мотнуться в сторону, одновременно возвращая ясность сознания. Насколько оно вообще возможно...
   - Безумие тебя не спасет, мальчик, - равнодушно произнес Бием и с неожиданной силой, одним рывком вздернул меня на ноги. Короткий тычок в живот заставил согнуться, но на ногах я устоял. - Прими свою судьбу достойно.
   Дождавшись, пока я отдышусь, Ульрик схватил меня за шиворот и подтащил к стене за которой скрывался тайник. Придавил ладонью ничем не выделявшийся камень, на уровне своей груди, ровно на пять секунд, а когда раздался еле слышный щелчок, пнул ногой один из нижних... А я потрясенно огляделся вокруг.
   Лаборатория. До меня лишь сейчас дошло, где именно мы находимся. А еще - Кошмарик, безучастно таращившийся со своей полки потухшими глазницами... Какого хрена?! Это как... Никто кроме меня не сможет его отключить... ведь так?.. И тайник... откуда он про него узнал? Что происходит? Как?!
   Не обращая никакого внимания на замершего у него за спиной, заинтересованного колдуна, Ульрик, продолжая удерживать меня за шиворот, распахнул дверцу тайника. Окинув его содержимое быстрым взглядом, старик взял лежавший на нижней полке золотой перстень, с рубином и, поднеся к глазам, задумчиво нахмурился. Но, почти сразу удовлетворенно хмыкнул.
   Развернувшись, Бием чуть не до хруста вывернул мне левую ладонь и полоснул по ней выхваченным из поясных ножен, странным клинком. Я даже дернуться не успел, настолько быстро все произошло, а не удовлетворившийся этим старый козел вдруг прижал перстень к ране, хорошенько измазав в крови и нацепил его мне на средний палец правой руки.
   - Это что? - с любопытством поинтересовался Вальдр.
   Ульрик, не отвечая, подтащил меня к ближайшему шкафу и, распахнув створки, равнодушно выгреб стоявшие на нижней полке папки с бумагами, сбросив их прямо на пол. Задней стенки у того не имелось, так что взгляду открылась серая каменная кладка стены. Рывком вытянув мои руки вперед, старик прижал к ней перстень и тут же двинул мне кулаком в бок, чтобы не дергался.
   Я согнулся пополам, с хрипом пытаясь втянуть воздух в легкие сквозь кляп... да так и замер уставившись на камень, по которому, от перстня во все стороны разбежались кроваво-красные ломаные линии. А секунду спустя, с протяжным, мерзким скрипом, часть стены сдвинулась и медленно распахнулась внутрь, открывая заполненный тьмой дверной проем, за которым виднелись уходившие куда-то вниз, узкие ступени.
   Отпихнув меня в сторону, Ульрик ухватился за край шкафа и с натугой сдвинул тот с места, отодвинув достаточно, чтобы можно было протиснуться в появившуюся щель... А я, не удержавшись на ногах, грохнулся на пол и, не обращая внимания на боль в спине, просто таращился на дверь.
   Не понимаю! Вообще! Ничего!
   На мрачном лице Биема отразилось слабое подобие усмешки и, вновь сцапав за шиворот, он двинулся в темноту, потащив меня за собой. Следом ковылял буквально светившийся энтузиазмом, Вальдр, что в сочетании с мертвенной серостью его лица, придавало колдуну вид откровенно жуткий.
   Спуск по крутой лестнице, для меня, получился довольно болезненным и крайне унизительным. Особенно бесил плетущийся следом омбр, явно наслаждавшийся этим зрелищем. Но, хоть комментировать не стал - правда, это скорее из-за одышки, а вовсе не от недостатка желания, физическая форма у старого выродка нынче далеко не та, что еще несколько дней назад... Плевать на него.
   Спустившись по лестнице, Ульрик остановился на пороге какого-то помещения - свет из лаборатории сюда уже не доставал, так что понять где мы находимся, мне во всяком случае, не удалось. Несколько секунд пошарив ладонью по стене слева от себя, старик удовлетворенно хмыкнул и темнота мгновенно исчезла, разогнанная светом закрепленных на стенах и потолке, семи артефактов.
   Круглый, со сводчатым потолком зал, диаметром метров десять. Всей мебели, только пара высоких шкафов заставленных книгами, возле стены напротив входа, да массивный рабочий стол между ними, с придвинутым вплотную к нему стулом. Ровный, каменный пол покрывал выдавленный в плитах и залитый металлом, заклинательный круг. Поменьше того, что в лаборатории, зато у этого в центре красовалось низкое каменное ложе, с вделанными в его поверхность кандалами для рук, ног и шеи. И сразу два алтаря, ориентированные на север и юг - узор покрывавших их структур чем-то неуловимо отличался от знакомого мне, но с ходу понять, чем именно, не получалось. От заклинательного круга, словно лучи, расходились такие же канавки, связывавшие его с пятью толстыми - сантиметров двадцать, наверное, - колоннами-накопителями из серого камня возвышавшимися у стен от пола до потолка.
   И пыль. Здесь ее столько, что никаких сомнений в заброшенности этого тайного зала не возникло. Лет сто, наверное, никто тут не появлялся, а может и дольше.
   Я стоял, привалившись спиной к стене, рядом со входом в зал, куда меня задвинул Ульрик, и в голове было пусто. Никаких мыслей и любопытства, даже ярость поутихла придавленная свалившимися на мою голову откровениями и дикостью, невозможностью происходящего. Ну, подумаешь, потайной зал, с заклинательным кругом, о существовании которого мои предки, хрен знает на сколько поколений, ни слухом ни духом. В отличие от старого голубятника, умудрившегося еще и защиту в моей лаборатории отключить, фигня какая... Кто в этом замке хозяин вообще?!
   - Как интересно, - проскрипел остановившийся возле меня, Вальдр. Взгляд колдуна скользнул по заклинательному кругу, алтарям, и прикипел к шкафам с книгами, а на лице его буквально расцвела мерзкая ухмылка. - У Ормунда Проклятого, оказывается имелись грязные секреты от собственных потомков. Кто бы мог подумать, а Манстер?
   - Ничего здесь не трогай, - обернувшись к шагнувшему было уже вперед, колдуну произнес Ульрик. Неприятно так произнес, с явным намеком. Но, что удивительнее всего, Вальдр, хоть и скривился недовольно, но подчинился ему, остановившись. Интересно, но пока что непонятно. - Я пойду остальных принесу.
   Остальных?
   Проводив его взглядом, колдун обернулся ко мне и довольно оскалился.
   - Не понимаешь, что происходит, Манстер? - подойдя в упор, прошипел он мне прямо в лицо. - Какая ирония - потомок Ормунда окончит свои дни в созданном предком жертвенном круге. Твой поганый род, наконец-то, перестанет существовать. А вместе с тобой сдохнет и Ронт. Счастливый день... - его голос упал до шепота, а взгляд уперся в поднятую к лицу, перемотанную грязным уже бинтом, культю.
   Безумно ощерившись, Вальдр вдруг зарычал и, шагнув назад, врезал мне посохом по ногам. Упав на подставленные руки, я немедленно откатился в сторону - хрипящий что-то совершенно невнятное, колдун замахнулся вновь, - и пнул его в колено. С диким воплем, старик рухнул на спину, а я метнулся вперед, навалившись на него всем телом, не давая подняться и сбросить меня. Ударил лбом в лицо, еще раз, и еще, превращая то в кровавое месиво, одновременно пытаясь нашарить связанными руками висевший на поясе Вальдра нож... Бесшумно возникший рядом Ульрик одним пинком отшвырнул меня в сторону и, метнувшись следом, ударил еще раз, чуть не переломав ребра.
   - Не нужно так делать, - наступив мне на горло, равнодушно произнес он, глядя в глаза. - Ты понял? - дождавшись моего согласного мычания, Ульрик отступил.
   Откатившись к стене, я сел, прислонившись к ней спиной и, осторожно потер горло, пытаясь отдышаться. Вальдр с трудом отодрал себя от пола и начал вставать, не переставая хрипеть что-то неразборчивое - угрозы, судя по переполненному ненавистью взгляду, устремленному в мою сторону. На Биема колдун и вовсе не обращал внимания, целиком и полностью сосредоточившись на мне... Молча разглядывавший омбра, Ульрик вдруг быстро шагнул вперед и ударил кулаком в затылок, сбив его обратно.
   Присев рядом с потерявшим сознание колдуном, старик перевернул его на спину и влил в рот содержимое небольшой бутылочки темного стекла, извлеченной из поясной сумки. Следом достал оттуда же тонкую, длинную цепочку и сноровисто спеленал ею конечности пленника. Выпрямившись, Ульрик подхватил колдуна и отволок в центр заклинательного круга, аккуратно пристроив на ложе, где и оставил. Оглядев получившийся результат, задумчиво покосился на меня, хмыкнул и, сняв с колдуна ножны с клинком, подобрал посох и ушел в лабораторию.
   Как-то оно все это... Я перевел взгляд на неподвижного колдуна. Где-то, глубоко в душе ворохнулось удовлетворение, впрочем, мгновенно подавленное. Произошедшее только что, совсем не отменяло общую поганость ситуации - нет ничего радостного в том, чтобы сдохнуть тут, пусть даже и вместе с Вальдром. Нужно выбираться отсюда, по пути, очень желательно, переломав Ульрику все кости, только вот проделать это будучи связанным, вряд ли получится.
   Я внимательно осмотрел полки шкафов заставленные не многочисленными книгами. Ничего похожего на оружие среди них не наблюдалось, так что вся надежда оставалась на стол с его выдвижными ящиками. Только, успею ли я до него добраться...
   Уже привстав, уловил шум на лестнице, и повалился обратно. Сердце колотилось как бешеное, хотелось, наплевав на все рвануться вперед, к столу... или ко входу - если сбить ублюдка с ног, то может и успею оглушить прежде, чем очухается. Закрыв глаза, мотнул головой стряхивая наваждение и заставил себя успокоиться. Второго шанса мне, скорее всего, не представится, а значит нужно действовать наверняка, драться с Ульриком врукопашную идея так себе, больно уж ловок оказался старый козел.
   Упомянутый "козел", тем временем появился в зале, волоча за собой связанные по рукам и ногам, тела с мешками на головах. Морис и, судя по одежде - Матиас. Жаль, была у меня надежда, что братишка еще не пришел, но, видимо слишком долго я валялся в отрубе. А эти двое, кстати, тоже не похоже, что в сознании пребывают - просто пока еще не очнулись или же Ульрик их той же дрянью, что и колдуна, напоил? И почему, к слову, меня не стал, с бессознательным же проще и безопаснее было бы... ну, что он там собрался с нами сделать. Может, нужно, чтобы я оставался в сознании?.. Вопросы, вопросы - не до них сейчас!
   Пристроив их обоих на пол, рядом со входом, Ульрик глянул на меня и направился к шкафам. Мелькнула мысль попробовать упрыгать по лестнице, но даже до конца не оформилась, потому как хрень полная. Не сводя глаз с перебиравшего книги на полках, Биема я осторожно вытащил кляп, и пошевелил, разминая, челюстью. Больно.
   Ощупав путы на ногах, с трудом удержал разочарованный вздох - затянуты узлы были на совесть. Даже не будь у меня руки связаны, размотать их вряд ли получилось бы. Если выживу обязательно надо будет в сапогах потайные ножны сделать, на такой вот случай. Рана на ладони уже почти не кровила - Ульрик, на удивление, резал очень аккуратно, - по сути просто большая царапина получилась. Посмотрев на стягивавшую запястья веревку, я поморщился - вся грязная и провонявшая не пойми чем! - поднес руки к лицу, примериваясь, зубами... Да так и замер, встретившись взглядом с внезапно обернувшимся стариком.
   Несколько секунд Ульрик рассматривал меня, после чего раздраженно выдохнул и, отложив взятую с полки книгу, двинулся в мою сторону. Я напрягся, в последний момент успев остановить инстинктивный порыв использовать магию и едва успел защититься руками, когда приблизившийся выродок просто и без затей врезал мне по ребрам носком сапога. Наклонился, вцепившись широкой ладонью в горло и легко вздернул меня на ноги, придавив спиной к стене.
   Я ударил сцепленными в замок, кулаками снизу вверх, целясь в подбородок, но старая сволочь оказалась быстрее. Отдернув голову, Ульрик чуть довернул корпус и тут же вбил кулак мне в живот. Удар выбил из легких весь воздух, заставив согнуться от боли, удерживать меня он не стал, позволив рухнуть на пол. И присел рядом на корточки, приблизив свое лицо к моему.
   - Еще одна такая выходка и я сломаю тебе челюсть, - раздраженно процедил старик, наблюдая за моими судорожными попытками сделать вдох. - У меня мало времени, но поверь - если продолжишь мешать, я не пожалею его, чтобы превратить твои последние часы в ад. Веди себя спокойно, мальчик и умрешь без боли.
   - Кто ты такой? - прохрипел я, задавив желание плюнуть в мерзкую рожу.
   - Память отшибло? - хмыкнул тот. - Я тот самый Ульрик Бием, которого ты знаешь всю свою жизнь. И отец твой знал, и прочие... сколько вас там было.
   - Врешь, - привалившись спиной к стене, я снизу вверх смотрел в его знакомое лицо. - Я проверял Ульрика ритуалом на ложь. Он не смог бы соврать...
   - Дрянь этот твой ритуал, - скривился старик и постучал себя пальцем по виску. - Есть куча способов, как его обмануть. Если хочешь надежного результата, используй что-нибудь более сложное - Подавление Воли, например или Чистый Разум.
   А еще Ульрик не был одаренным и, тем более, не разбирался в магических ритуалах. Так что вопрос о том, как этот поганец сумел войти в лабораторию, снимается. Правда, еще остается другой - почему на него не среагировала защита? Настройка оной на ауру, дело не сказать, чтобы такое уж сложное, но долгое и муторное. И, для обычного человека, совершенно бессмысленное - нечего им здесь делать. У того же Лорика Торскейла, доступ сюда был, но лишь ограниченный, отключить Кошмарика он бы не смог. Можно, конечно, взломать защиту, вот только времени на это потребуется немало. Хотя, учитывая, что этот урод осведомлен о секретах рода Манстер даже больше меня... Сколько же времени он на самом деле проторчал у нас всех под носом? И почему решил действовать лишь сейчас? Да и вообще, откуда все это узнать-то смог?!
   До чего же нелепо будет сдохнуть вот так...
   Не отрывавший взгляда от моего лица, Ульрик презрительно скривился и встал.
   - И это сильнейший из потомков вора, - пробормотал он себе под нос, покачав головой. - Ормунд в гробу перевернется.
   - Вора? - я от удивления даже с мысли сбился. - Ты о чем?
   Но отвечать старик не пожелал, только оглянулся, смерив меня злобным взглядом, и молча вернулся к столу. А спрашивать снова я не рискнул - как-то вот сомневаюсь, что сломанная челюсть поможет мне выпутаться из всего этого дерьма... Понять бы только еще, что именно поможет?
   Последующие несколько минут прошли в тишине, нарушаемой лишь шелестом переворачиваемых страниц. Морис с Матиасом так и лежали рядом со входом в зал, не приходя в сознание, равно как и опоенный Ульриком колдун. Не знаю, зачем этому выродку вообще понадобилось с ними так возиться, вместо того, чтобы просто убить. Но, если тоже для участия в упомянутом Вальдром "ритуале"... то, может быть им и вовсе лучше не просыпаться, чем открыть глаза прикованными к жертвенному алтарю. Смерть во сне не самая плохая участь, наверное...
   Я скрипнул зубами, загоняя паскудную мыслишку обратно, в темные закоулки души из которых она выползла. Хрен вам всем! Я справлюсь. Обязан.
   Ульрик громко хмыкнул и, придавив ладонью лежавшую перед ним раскрытую книгу, запрокинул голову, уставившись в потолок. А когда, секунд через десять, старик обернулся, лицо его лучилось таким довольством, что прям тошно стало. Не знаю, что он там такого вычитал, но настолько возбужденным я даже настоящего Ульрика никогда прежде не видел. Бросив на меня веселый взгляд, урод неторопливо подошел к колдуну и остановился, словно в задумчивости.
   - Пожалуй, рисковать мы не будем, - пробормотал он и, легко сдернув Вальдра с жертвенника, оттащил за пределы круга. - Матиас ведь не маг?
   - Ты что задумал? - вздрогнул я, не сразу сообразив, что вопрос адресован мне.
   - Не хочу рисковать ценным материалом - когда мне еще сразу трое одаренных попадутся, - охотно отозвался старик. Подняв Матиаса, он уложил его на место колдуна. - Поэтому сначала проверю ритуал на самом бесполезном.
   И с ухмылкой посмотрел на меня, словно провоцируя... Я молча смотрел на него, никак не реагируя на издевку, хотя желание выдрать уроду сердце становилось просто нестерпимым. Плевать на его наглость - шанс у меня будет только один и позволять себе терять голову от ярости, нельзя.
   Не дождавшись от меня никакой реакции, старик пожал плечами и, вновь натянув на лицо равнодушную маску, направился к столу... А я, на мгновение зажмурившись, тряхнул головой, разгоняя всколыхнувшуюся было, в последний момент, неуверенность. И рванулся к выраставшему из пола, в паре метров от меня, монолиту накопителя.
   Вцепился в шершавую, каменную поверхность колонны обеими ладонями, краем глаза отметив, как начал оборачиваться Ульрик. А в следующее мгновение, смывая возникшую в районе затылка вспышку боли, в мое тело устремился целый океан силы.
   Возникшая вокруг левой ладони, Плеть на мгновение окутала кисти рук, иссушая веревку буквально в труху, и сразу выстрелила вперед, тончайшим жгутом протянувшись через весь зал. Выхваченный стариком кинжал тускло блеснул зеленым всполохом, легко рассеяв уже почти коснувшееся того заклинание... И все. Летевший следом Воздушный Таран влепился Ульрику в живот, отбросив назад. Зазвенел по каменному полу выбитый клинок. Врезавшись спиной в край стола, старик кубарем откатился в сторону, увернувшись от Лезвия и, даже не успев еще утвердиться на ногах, взмахнул руками, метнув в меня хрен знает откуда извлеченные ножи. И страшно закричал, когда буквально стелившееся над полом второе Лезвие отрубило ему ноги.
   Сеть... Рухнувший на пол, Ульрик вдруг распрямился, словно сжатая пружина и буквально швырнул себя вперед, успев дотянуться и схватить кинжал. Рубанул им перед собой, развеяв заклинание... и, возвратным движением, вогнал клинок себе в горло.
   Все?.. Все... Я отпустил заклинание Щита, не сводя настороженного взгляда со старика. Покосился на валявшиеся рядом, в паре шагов всего, ножи - точно в грудь ведь летели! Запоздалый страх мурашками прошелся по спине, напрочь пересушив горло. Не знаю, какой инстинкт дернул меня поставить защиту, вместо второго Тарана, но это было очень вовремя! Еще бы чуть... я тряхнул головой, отгоняя непрошенные мысли.
   Освободив ноги, с некоторым трудом нашарил и выдернул из шеи иглу подавителя. Обессиленно привалился спиной к стене, поморщившись от боли в затылке, и с трудом вновь сфокусировал взгляд на Ульрике. Надо бы его проверить, действительно помер или притворяется. И Мориса с Матиасом разбудить... попытаться, бес его знает, чем этот урод их опоил. Колдуна тоже надо обратно в пыточную утащить или хотя бы подавитель воткнуть, пока сам не проснулся.
   С наследством, нежданным, еще разобраться - я перевел взгляд на заполненные книгами шкафы, и вздохнул. Перстень еще этот - слабый, предназначавшийся для работы с алхимическими ингредиентами, артефакт был малопригоден в бою, оттого и хранился в лаборатории. Слишком тяжелый, чтобы таскать его на пальце, да и в качестве украшения, говоря откровенно, выглядит так себе. О второй же его функции, не то что я, но даже и отец был не в курсе, иначе обязательно рассказал бы мне. Хотя, учитывая, что именно находится в том зале, вполне мог и промолчать... Да, нет - если уж не уничтожил, то тем более, скрывать такое бессмысленно и опасно. Вот только, в таком случае получается, что жертвенник и книги решил спрятать даже от собственных потомков, сам Ормунд? Или просто не успел рассказать?.. Как-то многовато секретов нашего рода, о которых прямые потомки основателя ни слухом ни духом, зато всякие левые уроды, почему-то, в курсе внезапно образовалось!
   Глаза сами собой закрывались, и сопротивляться вязкому ощущению опустошенности, притуплявшей даже боль терзавшую тело, оказалось весьма непросто. Хотелось просто вырубиться и забыть обо всем...
   А еще нужно будет убедиться, что под личиной верных мне людей не скрывается очередной лазутчик и убийца. Повторять сегодняшний опыт нет никакого желания.
   Мой дом - моя крепость, так ведь?
  

Глава 6

  
   Оглядев неподвижное, еще продолжавшее истекать кровью, тело я поморщился. Наводить здесь порядок будет той еще задачкой, учитывая, что заниматься этим придется лично мне - никого из слуг в этот зал пускать нельзя. Даже собственной смертью этот урод умудрился мне нагадить... Впрочем, как раз насчет последнего имелись серьезные опасения - нет, не в том, что прятавшийся за личиной Ульрика убийца сумел выжить, с такой кровопотерей это уже невозможно. А вот торчавший из горла этого поганца нож меня откровенно нервировал. Прикасаться к этой хреновине очень не хотелось - мало ли чего там при его создании накрутили, включая распознавание владельца по ауре. Однако и оставлять артефакт такого уровня в трупе было очень рискованно, мне только самопроизвольного поднятия нежити или еще какой посмертной ловушки не хватает для полного счастья.
   Упрямо сцепив зубы, я задавил мгновенный укол страха - гребанный подавитель, всего-то пару раз его воздействие на себе испытал!.. Тряхнув головой, сформировал на ладони тонкий жгут скрученного воздуха и, не давая себе передумать, быстро зацепил им клинок, рывком отбросив опасный артефакт в сторону. И сам отскочил подальше, на всякий случай. Постоял несколько секунд, напряженно ожидая чего угодно, но все оставалось спокойно.
   Сосредоточившись, вызвал в памяти структуру сканирующего заклинания, одного из немногих в арсенале целителей, освоенных мною на более-менее должном уровне, и бросил его в труп. Секунда ожидания и... труп. Никаких аномалий, никаких изменений, просто мертвый человек, ничего подозрительного. Я посмотрел на валявшийся чуть в стороне от него, нож... нет, с тобой я буду разбираться потом, без спешки и предельно аккуратно, а сейчас более важные дела есть.
   Первым делом, подойдя к бессознательному колдуну, проверил цепь, которой того обмотал Ульрик и воткнул ему иглу подавителя в ключицу, левую на сей раз. Вот так оно надежнее будет... Нет, стоп! Подхватив Вальдра подмышки, я оттащил его ко входу в зал, подальше от накопителей - не хватало еще, чтобы он моей идеей воспользовался.
   Выпрямившись, с сомнением посмотрел на колдуна, после чего оглянулся на лестницу. А теперь, вопрос - как затащить по крутым ступеням три бессознательных тела, и один труп, если единственного доступного "грузчика" до сих пор мутит, а ноги подгибаются от слабости? Вариант разбудить - живых, - и отправить их наверх своим ходом, не принимается.
   Не поймите неправильно. Морис мой лучший друг. Звучит пафосно, но он один из тех немногих людей, которым я без колебания доверю свою жизнь. И сам приду на помощь, чего бы это ни стоило. Однако секреты Рода, дело совсем другое. Особенно такие мутные - я не знаю, что именно здесь спрятал Ормунд и почему сокрыл это знание даже от собственных потомков, но лучше будет, если оно так и останется тайной. Хотя бы для всех остальных, раз уж со мной так получилось.
   Вздохнув, я подошел к жертвеннику. Стянул с головы Матиаса мешок, аккуратно вытащил кляп изо рта и, подобранным метательным ножом, разрезал веревки. Парень был бледен, на левой скуле наливался здоровенный синяк, но каких-либо других повреждений на нем, я не заметил, однако проверить все равно будет не лишним. Сканирующее заклинание накрыло оруженосца... вот только осознать, что же именно оно обнаружило, у меня не получилось. Спит, не спит - живой, без сознания, и на этом все. Хреновый из меня целитель, говорил ведь уже.
   Раздавшийся откуда-то со стороны входа в зал, хрип сбил меня с мысли. Быстро обернувшись, увидел как Морис дернулся, словно пытаясь сесть, и вновь рухнул обратно на пол, завалившись набок, не переставая хрипеть... Твою же мать! Я рванулся к нему и сорвал с головы мешок...
   - Да не дергайся же ты! - придавив к полу мотавшего башкой друга, с третьей попытки ухватился и выдернул у него изо рта кляп.
   Морис надсадно закашлялся, с хрипом втягивая воздух в легкие, пока я пытался разрезать стягивавшие его конечности веревки, одновременно судорожно вспоминая, есть ли в лаборатории какие-нибудь эликсиры - противоядие, общеукрепляющие, - да любые! Ронты всегда славились своей устойчивостью к различным ядам и тому подобной алхимической дряни, но лучше бы все-таки перестраховаться. Да и для Матиаса, на всякий случай, что-нибудь подготовить, у него-то с иммунитетом все далеко не так радужно обстоит... Вот только нет в лаборатории ничего, разве что в лазарет смотаться?
   Я осторожно помог Морису сесть, прислонив спиной к стене, когда тот немного отдышался, и выпрямился. Бегун из меня сейчас, конечно, тот еще, но куда деваться-то... Хотя, он вроде оклемался уже и дыхание выровнялось.
   - Ты как, дышать можешь?
   - Нормально уже, - хрипло отозвался тот, и болезненно поморщился. Осторожно покрутил головой, оглядываясь. - Где мы?
   - В лаборатории, - вздохнул я и присел рядом с другом. Что уж теперь-то таиться.
   Взгляд Мориса скользнул сначала по неподвижному колдуну, по жертвеннику с разлегшимся на том Матиасом, чуть задержался на забитых книгами шкафах и, наконец, уперся в лежавший перед теми, в громадной луже крови, безногий труп.
   - Обалдеть.
   - Угу. И теперь нам нужно как-то затащить этих красавцев наверх, - согласился я, прислонившись затылком к холодной стене. И тут же отдернул голову, зашипев от боли.
   А еще, предстоит каким-то образом убрать всю эту кровищу с пола. Учитывая же, что о данном процессе у меня имеется лишь крайне смутное представление...
   Эта ночь будет очень-очень, долгой.
  
   За окном занимался рассвет, постепенно расцвечивавший темную громаду небес в серый, с едва уловимыми отблесками золота, цвет. Самое паршивое время - бодрость, помогавшая держаться на ногах всю ночь, как-то очень незаметно растворилась, уступив место стремительно заполнявшему мозги отупению. Спать хотелось просто неимоверно.
   Находились мы сейчас в моем кабинете, только на сей раз вместо бутылки вина - горячий отвар, помогающий отогнать сон, в попытках взбодриться. Приказы уже все розданы, люди - заняты, так почему бы и не расслабиться, хоть ненадолго, в спокойной тишине... Вот только, не получалось. Тягостные мысли, пробивающиеся даже сквозь сковавшую разум усталость, никак не желали отпускать.
   Хотя, конкретно вот прямо сейчас, все эти мысли и прочая хрень из моей башки буквально улетучились. Разом. Напрочь.
   - То есть как это - сбежал? - я тряхнул головой, на секунду усомнившись, не послышалось ли. Даже сонливость от таких новостей куда-то подевалась. - Как? Когда?
   - Точное время установить не удалось. Либо вчера поздним вечером, либо уже ночью, - "деревянным" голосом отчеканил замерший перед моим столом, навытяжку Ингвар. - По опросам слуг, последний раз его видели примерно за час до вашего приезда, направляющимся в голубятню. Под одной из внешних бойниц, там нашли закрепленную штырями к стене веревку с узлами, вероятно по ней Тамор и спустился. Она выкрашена под цвет камня и со стороны практически незаметна. Собаки не смогли взять след, скорее всего он воспользовался какой-то смесью.
   Я помассировал переносицу, стараясь собраться с мыслями... Но, не помогло. Зараза, ну почему все никогда не бывает просто? Всего-то и требовалось, что арестовать и допросить помогавшего Ульрику в голубятне мальчишку. Какого ж хрена-то, опять?!
   Голубятня располагалась в левой, если смотреть от замка в сторону города, башне. Проделанное, специально для птиц, окно выходило на внутренний двор, а вот часть бойниц, как и положено смотрели наружу. Пролезть через узкие, предназначенные для стрельбы щели, казалось невозможным, однако невысокий и щуплый подросток как-то сумел. И где его теперь искать, я даже предположить не берусь - вполне мог хоть по реке, вниз по течению сплавиться, а там уже на другой берег перебраться. Или вовсе к горам двинуть, учитывая связь его... наставника? командира?.. Ульрика, короче, с горными кланами, такой вариант тоже более чем возможен.
   - То есть, выследить его ты не можешь.
   - Виноват, господин, - опустил голову Ингвар, не решаясь взглянуть мне в глаза.
   - Да уж не сомневаюсь, - процедил я, старательно давя поднимающуюся ярость. Голова болит. - Откуда он здесь взялся вообще, где родственники?
   - Неизвестно. Ульрик привез мальчишку с собой, когда ездил в Мансбург четыре года назад, сказал, что сирота. Тогда на это никто не обратил внимания, - ответил Ингвар.
   Выглядел сотник сейчас бледно и, как бы ни хотелось мне высказаться на тему его компетентности, но вешать на него всю вину за произошедшее, будет не очень-то правильно. Разве что в последнем случае, все-таки проверить этого сопляка стоило... но, я вот не очень представляю, как он смог бы вычислить настолько умелых шпионов, без магии. Да и с ее помощью, в общем-то, вряд ли было бы легче - моя неудачная проверка Ульрика тому наглядный пример. Так что, со своей стороны Ингвар сделал все, от него зависящее, и даже больше, если вспомнить навязанных им дополнительно к моей охране, воинов, без которых исход боя с горцами мог оказаться совсем иным. Разумеется, это если он действительно тот, за кого себя выдает, а не очередной "перевертыш", подобно Ульрику. Проклятый старик, будто мне и без его намеков головной боли не хватало!..
   Вот только эмоциям не прикажешь, и даже осознание собственной неправоты, не помогает справиться с кипящей во мне злостью. Очень уж ситуация вокруг сложилась непонятная. И, поганая, чего уж там - у меня от одной только мысли, что эти двое уродов были не единственными, а в замке, городе или еще где на территории баронства могут скрываться и другие, такие же, холодом по спине пробирает. Как справляться с подобным врагом, как вообще можно их вычислить, прежде чем те сотворят свое злое дело, даже не представляю. Просто руки опускаются... Заметив устремленный на меня, пристальный взгляд Мориса, я отвернулся, вновь обратив внимание на сотника.
   - Есть еще что-нибудь? - Ингвар отрицательно мотнул головой. Ладно, хватит уже истерить, пора мозги включать. - Обратись к Ларту, пусть выделит людей, сколько сможет, нужно прочесать ближние окрестности замка в поисках следов. И отправь по деревням гонцов, предупредить насчет беглеца, может он где объявится еще.
   Конечно, за прошедшие часы можно было убежать уже очень далеко, но кто его знает, что там у этого гаденыша на уме. К тому же, пятнадцатилетний мальчишка, это тебе не взрослый мужик, а ночные прогулки в предгорьях то еще приключение, на самом-то деле. Вполне может быть, отсыпается сейчас в каком-нибудь тайнике неподалеку. Кстати, соседей тоже надо будет оповестить, чтобы уж совсем медом ему жизнь не казалась. А даже если и не поможет, все равно такую информацию утаивать не стоит, мало ли, вдруг я вовсе не один такой "везунчик", пусть проверяют своих.
   - Все, можешь идти, - кивнул Ингвару. Хватит его уже мариновать здесь.
   Проводив взглядом торопливо удалившегося, сотника я устало вздохнул и потер глаза. Мозги совсем уже не работают, и спать просто дико хочется... Настолько поганой ночи у меня еще никогда не было, да и только начавшийся день тоже не особо-то радует новостями... Еще и отвар остыл уже, на вкус гадость полная.
   - Есть идеи? - я посмотрел на Мориса.
   - Ни единой, - повертев в ладонях пустую кружку, тот со вздохом отставил ее в сторону и откинулся на спинку кресла. - Мералия... да, нет, вряд ли. Имейся у них такие умельцы, мы бы уже давно о том знали... Да и вообще, только не обижайся, но если этот след действительно тянется еще к Ормунду, там может быть кто угодно.
   Я только плечами пожал, и не думая обижаться. Предок за свою не такую уж и короткую, жизнь умудрился обидеть уйму народа. Многих аж до смерти, вместе со всей многочисленной родней. И вопрос о том, откуда он такой, на всю голову отмороженный, взялся интересовал далеко не одних лишь кровников. О жизни Ормунда до появления в пограничье не было известно ничего даже его потомкам - однажды он просто возник, из ниоткуда, с отрядом в полтора десятка бойцов и очень быстро сумел стать здесь одной из самых заметных фигур. Что, учитывая творившийся тогда в этих краях повсеместный хаос, было не так уж и сложно. Сложнее оказалось сохранить за собой все завоеванное, не сдохнув в процессе, справиться с чем удалось уже немногим. Впрочем, Ормунд был отнюдь не единственным таким, человеком без прошлого, хватало всякого народу, от сменивших фамилию младших сыновей высокородных дворян, до авантюристов всех мастей. И, случалось, их потомкам порой из этого самого пришлого, прилетали такие же вот "приветы". Пережить их получилось отнюдь не у всех, так что мне еще, можно сказать, повезло. Наверное.
   Ладно, поразмыслить над перипетиями последствий столь давних событий, можно и после, сейчас меня несколько иные думы тревожат. О том, например, что оставлять без внимания разглагольствования Ульрика о слабой эффективности определяющего ложь ритуала, не получится. И сколько уйдет времени на то, чтобы прогнать через Подавление Воли всех, кого только возможно? Учитывая мою неопытность в составлении подобных ритуалов, а значит и повышенный риск угробить проверяемого.
   - Нужно собирать Совет, - произнес Морис, сбив меня с мысли.
   - Угу, - я вяло кивнул в ответ - теперь-то уж, несомненно.
   Вальдр рассказал еще далеко не все, что знал - у нас попросту не хватило сил на полноценный допрос, - однако ответы на самые важные, из интересующих вопросов мы получили. Притом, что его даже пытать не пришлось. Пробуждение на алтаре, от которого, казалось, он уже сумел сбежать, а также стоящий рядом, живой, здоровый и полностью свободный, я... Колдун просто сломался. Он послушно отвечал на вопросы, даже и не пытаясь врать или запираться.
   А вот то, что он рассказал, мне совершенно не понравилось. Настолько, что не успей Морис вмешаться, я бы прямо там этого выродка и удавил. Наверное.
   Подняв взгляд к потолку, я раздраженно поморщился. В последнее время, держать себя в руках с каждым разом становилось все труднее. У меня никогда не было проблем с самоконтролем, но, похоже, события минувших недель сказались на моих нервах далеко не лучшим образом. Что очень плохо. И не только потому, что истеричный маг представляет угрозу, в первую очередь, для себя самого. Нельзя действовать на эмоциях - мстить нужно с холодной головой, точно взвесив все риски и просчитав последствия. Если, конечно, хочешь добиться успеха, не сложив голову где-нибудь на полпути.
   Ормунд Манстер, в свое время, положил начало падению клана ап`Тарх, низведя тот с положения едва ли не сильнейшего в пограничье до, всего лишь, одного из многих. И я закончу начатое предком. Чего бы мне это ни стоило - клан ап`Тарх будет уничтожен. Первый шаг уже сделан, пусть причиной тому стала вовсе не моя личная инициатива - больше двух десятков сильнейших бойцов клана, представителей старых, сильных родов, мертвы. Сразу три колдуна, включая и единственного одаренного внука Вальдра, о котором он так сокрушался - тот самый юнец, сидевший вместе с лучниками на скале. Взять его живым не удалось, сопляк умудрился свалиться с обрыва и разбился насмерть. Может оно и к лучшему, хрен его знает, как бы все повернулось с Ульриком, будь здесь еще один колдун.
   Ну, и наконец, Берим - старший сын вождя клана и его официальный наследник. Который и организовал эту засаду. В пику своему младшему братцу!
   - Бесишься, опять? - негромкий голос Мориса прервал мои размышления.
   - Я, фактически, на блюде преподнес Фарему власть над кланом, - мрачно произнес в ответ. - Естественно, меня это бесит.
   Морис, не спуская с меня внимательного взгляда, пожал плечами.
   - Учитывая небогатый выбор, нам оставалось либо убить там всех, либо сдохнуть самим, - где-то даже наставительно напомнил друг. - Я понимаю твои чувства, но прямо сейчас до Фарема тебе не добраться. Зато есть время подумать.
   - Я и думаю, - недовольно отозвался я. Стыдно, когда тебе объясняют очевидные, в общем-то вещи. Вздохнул. - И, чем больше думаю, тем сильнее злюсь.
   - Раньше ты был более спокойным и рассудительным, - все же напомнил Морис, помолчав. Его беспокойство было слишком очевидным и оттого я ощущал еще больший стыд. Ведь примерно теми же словами, в свое время пытался успокоить друга, только что потерявшего отца.
   - Ты прав, - устало пожал я плечами.
   Фарем никуда не денется, я достану этого выродка, рано или поздно. Ведь именно он виновен в смерти моего отца. Слишком уж сильно желал занять место старшего брата, встав во главе клана, а бросить тому вызов не решился, да и не принято такое у омбров. Вот и придумал, сволочь, доказать всем собственную силу и удаль, притащив в клан голову кровного врага. Вальдр тоже участвовал в том нападении - колдуну плевать было на разборки братьев, а без его поддержки связываться с одаренным те бы не осмелились.
   Я прикрыл глаза, заставляя себя окончательно успокоиться. Отец мертв. Этого уже никак не изменить, не исправить. Единственное, что приносит хоть какое-то облегчение - он умер в дороге, от ран, а не в следствие пыток. Вальдр солгал в тот раз, надеясь меня спровоцировать и сдохнуть без боли... Тело отца бросили без погребения где-то в предгорьях, на поживу зверью, а голову доставили в клан. Праздновали, суки... Берим, глядя на то, как славят младшего брата, тоже решил не отставать, продолжив сезон охоты на потомков Ормунда Кровавого. И сдох.
   Короткий стук в дверь и, получив разрешение войти, на пороге появился Бренн.
   - Все готово, Ваша Милость, - поклонившись, доложил он.
   - Уже? - успевший о чем-то задуматься, Морис душераздирающе зевнул, прикрыв рот ладонью, и встряхнулся, поднимаясь на ноги. Глянул на меня. - Проводишь?
   - Куда ж я денусь-то, - проворчал я для проформы, тоже не удержавшись от зевка. - Но, может все же передумаешь? Можно ведь и завтра уехать, когда отдохнешь.
   - Справлюсь, как-нибудь, не развалюсь, - отмахнулся тот. И тряхнул головой, под моим насмешливым взглядом, пытаясь взбодриться. - Не хочу время попусту терять, и без того непонятно, сколько еще осталось.
   Я промолчал, не желая спорить. Ему виднее, в конце концов. Вместе мы покинули кабинет и направились вниз, следом за Бренном.
   - Три недели, думаю, раньше всех собрать не получится, - продолжая свою мысль, произнес Морис. - Если успеешь за это время еще что полезное из колдуна выжать...
   - Доверять такую информацию голубиной почте слишком рискованно, - перебил я, отрицательно качнув головой. - И гонцов слать, без серьезной страховки тоже.
   - Ну, возможно, конечно, - с сомнением протянул Морис, нахмурившись. - Хотя, как по мне, ты слишком все усложняешь. Кто бы ни стоял за всеми этими событиями, о пленении Вальдра они уже в курсе, и вряд ли кто-то поверит, что ты не сумеешь его разговорить. а подставляться еще сильнее, просто чтобы обложить тебя со всех сторон...
   - Может быть, но все равно, лучше не рисковать. На Совете все и узнаешь, вместе с остальными, - упрямо ответил я. Не став спорить, он пожал плечами.
   Во дворе замка было шумно и многолюдно. Пара небольших, крытых фургонов, стояли чуть в стороне от ворот, сидевшие на козлах возницы о чем-то негромко переговаривались между собой, и с сновавшими вокруг слугами. Раненые бойцы Мориса останутся пока у меня, вредно им сейчас куда-либо ехать, а вот своих погибших он решил забрать домой, чтобы достойно похоронить на родной земле. Для них и предназначался один из фургонов - во второй погрузили продовольствие на весь небольшой отряд. Рядом нервно переступали копытами уже оседланные лошади патрульного десятка Марка, которому и предстояло сопроводить Мориса. Отпускать того в компании одного лишь оруженосца, я не собирался.
   - Конрад, я понимаю, что не имею права указывать тебе, поэтому прошу лишь об одном - не наделай глупостей, - крепко обняв меня, прошептал Морис. Отстранился, удерживая за плечи и серьезно глядя в глаза. - Что бы "там" ни было, пожалуйста, не торопись с решением. Подумай.
   - Подумаю, - серьезно кивнул я. Глупостей, действительно хватит, пора и за ум уже браться. - Заглядывай в гости, как-нибудь.
   - Вот, как только захочу снова "развеяться", так сразу же, - ухмыльнулся Морис. - Но, лучше уж ты к нам... Увидимся в Мансбурге.
   - Угу. Из седла, смотри, не выпади, - от кареты он отказался, так что риск есть.
   Забравшись в седло, Морис махнул на прощание рукой и направил своего коня в ворота, а вслед за ним двинулись и все остальные. Проводив их взглядом, я постоял, бездумно пялясь в безоблачное небо, вздохнул, да и направился обратно.
   - Бренн, подыщи кого-нибудь на место Ульрика, хотя бы просто присмотреть за голубями, пока, - вспомнив, обратился я к шедшему рядом со мной кастеляну...
   И замолчал, пропустив его ответ мимо ушей, пытаясь уцепить мелькнувшую было, на краю сознания мысль. А когда получилось, даже замер от удивления.
   - У него, до этого мальчишки... Тамора, были другие помощники? - я повернулся к остановившемуся рядом Бренну.
   Тот удивленно глянул на меня, но тут же нахмурился, сообразив, куда клоню.
   - Эрик Венсдейл, - помолчав, припоминая, уверенно ответил Бренн. - Он как раз за полгода до того женился и перебрался в Ардал, к родственникам. Ульрик еще жаловался, что тяжело стало одному справляться, потому ваш отец и не возражал насчет Тамора.
   Ардал, значит. Один из бургов на западной границе баронства, занимаются там, в основном, сельским хозяйством... А ведь это шанс. Как минимум - возможность собрать информацию о чертовом старике из первых рук, а если повезет, то и... Оборвав мысль, чтобы не сглазить, я оглянулся вокруг, но сотника во дворе не наблюдалось. Искать вот его теперь еще!.. Хотя, зачем?
   - Сообщи Ингвару, пусть доставят его сюда, немедленно, - приказал я Бренну. И, подумав, добавил. - Только аккуратно.
   Не хватало мне еще с его родней потом разбираться, если Эрик этот ни в чем не виноват окажется. И без того проблем немеряно. Озадачив кастеляна поисками запропастившегося невесть куда, сотника, я, наконец-то, отправился к себе. Спать.
  

* * *

   Я, кажется, говорил, что нынешний день не торопится меня радовать? Забудьте, это было слишком оптимистично. На самом деле, этот поганый денек уверенно стремится занять место в десятке худших, в моей жизни!
   - Выяснили, какие продукты он успел отравить? - очень хотелось рвануть вперед со всех ног, но приходилось сдерживаться, чтобы торопившийся следом за мной, на своем протезе, кастелян не загремел вниз по лестнице.
   - Скорее всего, муку - к обеду как раз свежий хлеб испекли и все пострадавшие его ели, - ответил Бренн. - С остальными продуктами неясно, но, я приказал ничего там не трогать, на всякий случай.
   Определение ядов... Я задумался. Вроде было что-то подобное, но вот так, с ходу ничего не припоминаю. Надо будет справочники прошерстить, на эту тему.
   Нет, но каков мерзавец, а?! Недооценил, ох недооценил я его. Подумаешь, сопляк, подручный Ульрика - мальчишка же, чем он может быть опасен-то, кроме тех знаний, которыми обладает, сам по себе? А этот гаденыш мало того, что сбежать умудрился, так перед этим еще на кухню сумел незаметно пролезть и продукты отравить! Выродок!.. И ведь все могло обернуться куда хуже, не вздумай работавшие на кухне слуги, перекусить до обеда. Нехорошо оно, так говорить, но благодаря им удалось избежать еще больших жертв, еду-то они на всех обитателей замка готовили. В итоге, двое отравились насмерть, еще троих успели откачать с помощью эликсиров.
   Так ведь, словно этого было мало, ублюдок еще и голубей успел потравить всех!
   - Продукты, которые сейчас на кухне, убрать... куда-нибудь, - нашелся я, решив, что кастелян и сам сообразит, куда там их лучше запихнуть будет. - Вот же зараза!
   Я даже остановился, пораженный внезапной мыслью. Может ли быть так, что вся эта возня с кухней была только для отвлечения внимания, а Тамор успел еще и амбары навестить вместе со своим ядом? Или это у меня уже паранойя лезет... Да чтоб тебе пусто было, урод проклятый! Я же так свихнусь.
   - Кладовые тоже нужно проверить, - обернувшись к молчаливо стоявшему рядом, Бренну приказал я, лихорадочно пытаясь придумать, как вообще такое можно провернуть. - Так, озадачь Ларта, пусть в городе крыс наловят и на них проверяйте, отравлено или нет.
   В замке-то с грызунами беда, в хорошем смысле, вывели давно и напрочь всех. Идея, конечно, так себе, но ничего умнее мне, прямо сейчас, в голову просто не пришло. Пока я еще разберусь с этим определением ядов, сколько времени пройдет.
   - Слушаюсь, - коротко поклонившись, Бренн удалился.
   Я же направился в лазарет, благо уже почти пришел. Под него была отведена часть левого крыла здания, на первом этаже - несколько отдельных комнат под палаты, с койками, подсобные помещения, где и хранился основной запас эликсиров, трав и всего прочего, необходимого в лекарском деле, включая различные инструменты. А сразу за входом открывался довольно просторный зал, служивший одновременно операционной-кабинетом-приемной. В дни, подобные нынешнему, здесь обычно дежурил кто-нибудь из его помощников, однако войдя внутрь я с удивлением обнаружил за дальним столом самого Торна. Пристроивший голову на скрещенные руки, тот заполошно вскинулся на стук двери и пару секунд недоуменно смотрел на меня.
   - Ваша Милость, - тряхнув головой, жрец поднялся из-за стола.
   А я ощутил запоздалое раскаяние сообразив, что разбудил старика. В отличие от меня, возможности нормально выспаться у того и не было - сначала с ранеными возился, потом уже я весь замок посреди ночи на уши поставил, а теперь еще и это. И чего, спрашивается, ломился сюда, вполне мог бы и подождать. Эх, ладно, что уж теперь.
   - Извини, что разбудил, - на всякий случай решил я повиниться, хоть Торн и не выглядел раздраженным. - Как они там? Отравленные, в смысле.
   Жрец зевнул в кулак и вновь тряхнул головой, уже окончательно проснувшись. Долговязый и нескладный, с коротко стриженными, совершенно седыми, волосами, внешне он напоминал этакого строгого дедушку, но с неизменно доброй усмешкой в темных глазах, ярко выделявшихся на морщинистом лице. Только белоснежной бороды не хватает для законченности образа, ага. И ведь, с первого взгляда даже не скажешь, что он способен того же Ларта узлом завязать. Пусть и фигурально - с оружием и в учебном бою, но тем не менее. Это притом, что у них разница в возрасте больше десяти лет, а бывший сотник до сих пор не забывает о тренировках, поддерживая форму.
   Двадцать лет назад, в сражении с горцами, тот самом, где погибли мои дед и дядя, Торн остался последним из телохранителей отца, сумев продержаться до подхода помощи. Выжил он тогда лишь чудом и стараниями магов-целителей, а по окончании войны оставил службу в дружине став жрецом Аустилария. И вот, теперь возглавляет городской приход, умудрившись еще и стать отличным лекарем. Вполне достойный служитель для не самого спокойного божества, как по мне.
   - Более-менее, - Торн покрутил ладонью в воздухе. - Угрозы для жизни больше нет, но организмы сильно ослаблены и какое-то время им придется провести здесь. Дня три, может быть больше - пока сложно судить.
   Ясно. Примерно то же самое, только другими словами, мне уже объяснил Бренн, так что никакой необходимости нестись сюда сломя голову не было. Спросонья, видимо переклинило, а теперь вот неудобно перед стариком.
   - В любом случае, в скором времени эти трое будут в порядке, - продолжил между тем, Торн. И нахмурился. - Меня гораздо больше тревожат остальные раненые. Как вы и приказали, я осмотрел их и могу утверждать, рано или поздно мы поставим на ноги всех. Однако без вмешательства целителей, восемь человек останутся калеками.
   Это не те новости, которые мне сейчас хотелось бы услышать. Да, вообще никогда не хотелось бы! Только вот моим мнением, почему-то, никто не интересуется... Эти бесконечные проблемы уже бесить начинают, сколько можно-то?
   - Когда их можно будет в Мансбург перевезти?
   - В ближайшие пару месяцев, раненых лучше вообще не трогать, - покачал головой жрец. - Да и после тоже нежелательно.
   - То есть, предлагаешь целителя к нам вызвать, - задумался я. - Это сложнее.
   И дороже, что уж там. Но, оплата услуг мага-целителя, в моем положении не самое главное, плевать на деньги... То есть, не плевать, конечно, но и не такие уж крупные суммы там потребуются... Короче, не обеднею. Проблема в том, что целителей в пограничье не сказать, чтобы много - мало их, чего уж там. И у каждого собственных дел хватает, убедить же хоть кого-нибудь бросить все и нестись в Манстер, ради нескольких пациентов... ну, у отца, может быть, и получилось бы, а вот мне такой подвиг точно не светит. Одной звучной фамилии еще недостаточно, чтобы тебя уважали. Вот и гадай, что раньше случится - целитель свои дела разгребет и в нашу глухомань наведается или же раненые достаточно окрепнут, чтобы выдержать дальнюю поездку.
   - Матиас очнулся? - спросил я, продолжая думать о своем.
   - Пару часов назад, проснулся, - прикинув что-то, ответил Торн. - Сейчас где-то по замку бегает, наверное, скучно ему видите ли, здесь торчать. Да и незачем, если уж на то пошло - трещина в ребре, пара ушибов да шишка на голове, даже эликсиры тратить не понадобились. Вы его пока что не нагружайте особо, да в лазарет, время от времени, загоняйте на осмотр, - усмехнувшись, добавил жрец. Но, тут же вновь стал серьезным, внимательно посмотрев на меня. - К слову, об эликсирах - пока что прежних запасов хватает, но пополнить их не помешало бы. Еще пара таких инцидентов и лечить раненых станет попросту нечем.
   - Я подумаю, что можно сделать, - сдержав тяжелый вздох, отозвался я.
   Тоже вот еще проблема. Прежде обеспечением нужд лазарета занимался Лорик - алхимик из него был не сказать, что хороший, но и в создании обычных зелий-эликсиров, ничего сложного, по сути, нет. Просто долгое это дело, и скучное, вот отец и сваливал всю черновую работу на него, ну и меня иногда припрягал, чтобы совсем не обленился на каникулах. Теперь же придется со всем этим делом справляться в одиночку. Самого Торна с его помощниками привлечь было бы идеальным вариантом, проблема лишь в том, что в алхимии, пусть и ограниченно, магия все равно используется и обойти это требование никак не получится. Те зелья, что они способны создать, - и, к слову, создают, - по своему качеству и эффекту воздействия очень далеки от нужных.
   - Пойду я, - так и не придумав, более вменяемый ответ, вздохнул. - Отдыхай.
   Торн молча поклонился, а я вышел за дверь и задумчиво огляделся. Сейчас еще даже четырех часов нет, до вечера полно времени, но все равно, надо бы поторопиться - жрать уже хочется просто невыносимо. А я ведь толком сегодня и не ел ничего, завтрак и тот пропустил, очень уж спать хотелось. Кто же знал, что оно все так вот обернется. Так, Матиас... Нет, пускай отдыхает, я пока и сам управлюсь, а уж обрадовать его новостью о предстоящей, - очередной! - бессонной ночи, можно будет и позже.
   Спустившись в лабораторию, запер за собой дверь и посмотрел на так и стоявший выдвинутым, книжный шкаф за которым виднелся неосвещенный провал тайного хода. Разбираться с тем, как он работает, утром не было ни сил, ни желания. Да и смысла, тоже - все равно, попасть сюда никто случайный не сможет. А не "случайные" гости, как выяснилось, и без того прекрасно осведомлены о его существовании!
   Тряхнув головой, тяжко вздохнул - желание выяснить, что же за наследство такое мне вдруг досталось от, надо полагать, самого Ормунда Манстера, было просто нестерпимым. Пожалуй, даже не меньшим, чем стремление узнать, кто скрывался за личиной Ульрика, откуда он все вот это вот узнал, кому служил, чего добивался... и куда, бес его раздери, сумел удрать его ублюдочный подручный?! Как же бесит, сука!
   Медленно выдохнув сквозь зубы, заставил себя успокоиться. Это все от голода, надо держать себя в руках. И найти уже, наконец, информацию по определению ядов, иначе мне кусок в горло не полезет и придется выпрашивать еду у горожан. Унизительно! Так что, потайной ритуальный зал, со всем его содержимым, подождет...
   А еще нужно разобраться с ритуалами для допросов - Ульрик, специально или нет, озвучил самые надежные, но, при этом, наиболее опасные. Народ охренеет просто, от таких перспектив, когда узнает, но и просто игнорировать, пусть даже ничтожный шанс на предательство, со стороны моих людей, после всего случившегося этой ночью, я не могу и не хочу. Надеюсь, лишь, что когда вся эта проверка закончится, удастся сохранить хоть сколько-нибудь доверительные отношения. Потому что в ином случае, просто не знаю, что делать - доверять свою жизнь людям, которым ты не веришь... ох, тяжко.
   Морис обещал прислать своего голубятника, чтобы помог подготовить замену Ульрику, но теперь еще и самих голубей придется где-то доставать, растить. Возможности быстро связаться с соседями я, похоже, лишился надолго.
   И Вальдра допросить еще предстоит - основательно, без спешки и суеты. Выбить из него все, что знает, все тайны, как его собственные, так и клана. Выяснить, что за суета такая началась среди горных племен, и чего нам от нее ожидать - чтобы было, чем свои слова подтверждать на Совете... Ну и, не в последнюю очередь, меня весьма интересует, что колдуну известно об Ульрике.
   Столько дел, и все срочные! Где бы мне еще время найти, чтобы все успеть.
  

Глава 7

  
   Небольшая, огороженная площадка для тренировок, находилась в дальнем углу, между казармой и главным корпусом. Замковый двор, наличием достаточного места, для организации полноценного ристалища, к сожалению, похвастаться не мог. Здесь вообще со свободным пространством были проблемы, так что для тренировок дружины и, заодно, ополчения пришлось оборудовать оное за пределами городских стен. Далеко, неудобно, но, в конце-то концов, не начальству же туда мотаться каждый раз, а рядовым бойцам короткая прогулка не повредит, в качестве разминки.
   Плавным финтом уведя мой клинок в сторону, меч Дерека тут же сорвался вниз и ударил в бедро, опережая уже опускавшийся, для защиты, тарч. Поножи, смягчили удар, даже боли, практически не почувствовал, тем более, что и бил-то он не в полную силу, а вот я с ритма сбился, чем десятник не преминул воспользоваться, успев полоснуть меня еще и по запястью.
   - Вы слишком торопитесь, господин, - отступив назад, давая мне время собраться, в который уже раз за этот бой, повторил Дерек. - И забываете о защите. Не стоит рваться вперед, едва увидев дыру в обороне противника, особенно если тот опытнее.
   Перехватив меч левой рукой, я осторожно покрутил ноющей кистью правой, и молча кивнул. Все это, а также многое другое, Дерек втолковывал мне на разные лады уже не впервые, причем, не только сегодня. Да и не только он, если уж на то пошло. И не сказать, что совсем уж без пользы, вот только бороться с наработанными рефлексами, дело весьма непростое. Да и не нужное, по большому счету.
   - Продолжаем, - вновь взяв меч в правую руку, я повел плечами и поднял щит.
   Дерек остался на месте, внимательно наблюдая за моим приближением, только повернулся левым боком и чуть сгорбился за собственным, круглым щитом. Который ему, по сути, не очень-то и нужен был - со мной десятник и безо всякой защиты смог бы справиться. Но, поскольку сейчас я как раз бой против щитоносца и отрабатывал... в общем, понятно.
   Стоял десятник очень удобно - самое то, ударить Лезвием Ветра, по ногам или просто влепить Тараном, сбивая на землю. Я же вместо этого двинулся по кругу, не рискуя соваться в пределы досягаемости его меча. На собственную скорость рассчитывать не приходится - мы тут уже почти час прыгаем. Вроде и не такой уж большой срок, но дикая жара просто убивает. Стоящее в зените солнце превратило замковый двор в натуральную печь, наш угол по-прежнему в тени, но это совершенно не спасает. Налобная повязка пропиталась насквозь и пот заливает глаза, с каждым разом восстанавливать сбитое дыхание становится сложнее. Доспехи, еще недавно привычной тяжестью давившие на плечи, теперь все ощутимее пригибают к земле. Единственное, что хоть как-то радует - Дереку приходится ничуть не легче... Пора заканчивать, иначе помрем тут, оба.
   Быстрый шаг вперед и, приняв на щит опять ударивший по ногам, меч десятника, я попытался достать его в руку. Крутанув кистью, Дерек легко сбил мой клинок в сторону и тут же сократил расстояние, врезав своим щитом мне в правый бок.
   - Ы-ых! - я попятился, с трудом удержавшись на ногах. И это он меня пожалел еще, мог ведь и по голове садануть. Окованным-то краем, да по черепу - никакой шлем не спасет. Хрипло выдохнув, оглянулся на усилившийся шум во дворе. - Стоп.
   Сквозь распахнутые ворота в замковый двор, отвечая на приветствия, въезжали всадники, в запыленных одеждах. Ингвар вернулся.
   - На сегодня достаточно, - сообщил я десятнику.
   Жестом подозвав отиравшегося рядом с площадкой мальчишку, передал тому щит и меч - тренировочный инвентарь хранится в казарме, так что тащить их с собой в замок не имеет смысла. Стянув с головы шлем, устало вздохнул. Неслабая такая тренировка сегодня получилась.
   Как ни неприятно это признавать, но в фехтовании я далеко не гений. Чуть выше среднего и, скорее всего, мастером мне не стать. Обидно, конечно, но тут уж ничего не поделаешь, в первую очередь я - маг, и развиваюсь исходя именно из этого постулата. В конце концов, стоять в первом ряду мне не придется, у одаренных в сражениях совсем другие задачи. Фехтование, больше способ держать себя в соответствующей форме, ну и тот самый последний шанс, на крайний случай - спасет, вряд ли, но для самоуспокоения вполне годится. К сожалению, сколь бы талантливым магом я ни был, но уделять в равной степени, время еще и искусству владения оружием, просто не смогу. И мои спарринги с "наставниками", наглядное тому подтверждение. Постоянно приходится себя контролировать, чтобы вместо удара мечом, не врезать по противнику заклинанием. Заминка между позывом использовать магию и осознанным действием выходила практически незаметной, но вполне достаточной для бойца уровня Дерека. Слишком много внимания требуется, чтобы использовать оружие одновременно с заклинаниями, не мешая друг другу - моей концентрации попросту недостаточно для такого. Впрочем, имеются у меня мысли как это исправить, только вот... непросто там все.
   Махнув рукой направившемуся в казарму, десятнику я двинулся навстречу уже спешившемуся, и торопившемуся в мою сторону, Ингвару. Насколько могу судить, никто из его отряда не ранен, что весьма радует, а вот с чем они вернулись, сейчас и выясним.
   - Ваша Милость, - коротко поклонился сотник, приблизившись. И, тихо, так, чтобы только я услышал. - Слова колдуна полностью подтвердились.
   Та-ак. Я оглядел наполненный людьми замковый двор, собираясь с мыслями. Вот, значит, как - подтвердились... Нет, сомнений в том, что Вальдр сказал правду у меня не было, колдун просто физически не смог бы соврать - только не на алтаре, под давлением предназначенных для допросов, ритуалов. Однако где-то очень глубоко в душе, все-таки теплилась надежда, что колдун ошибся. Может быть, что-то не так понял, услышал, сам додумал то, чего не было... Не срослось, увы.
   - Через час подходи ко мне в кабинет, - сфокусировал я взгляд на сотнике. Выглядел тот уставшим и мрачным, но, вроде бы тоже без ран обошлось. - И Ларта вызови... - так, стоп. Их ведь больше было! - Где еще трое?
   - Я оставил их в помощь наблюдателям на дальней заставе, - отозвался Ингвар. - Никто не ранен, все живы...
   - Ясно. На совете доложишь, - перебил я, успокаиваясь. - Можешь идти.
   - Слушаюсь, - вновь поклонившись, сотник направился в казарму.
   Чертова жара! Прищурившись, от слепившего глаза солнца, я окинул задумчивым взглядом двор и, вздохнув, двинулся в замок. В божеский вид себя привести, наконец, иначе точно сдохну во всем этом железе. Да и пообедать не помешает, время как раз уже подошло... Ну, и Матиаса припахать, чтобы мои доспехи почистил, а то ведь обленился вконец, за последние дни, пострадавший, тоже мне.
  
   В кабинете мы на этот раз собрались впятером - помимо меня и бывших, вместе с нынешним, сотников, пригласил еще и Торна. Учитывая, о чем сейчас пойдет речь, нашему главному лекарю не помешает быть в курсе сложившейся ситуации.
   Расстелив на столе карту пограничья, - старую, изрядно уже потрепанную на сгибах, и украшенную множеством пометок, - подождал, когда все рассядутся.
   - Рассказывай, - кивнул я Ингвару.
   - Все, как и утверждал колдун - в Старой крепости обосновались омбры, - хмуро произнес сотник. - Основная группа из пяти бойцов, эти сидят безвылазно и чем заняты, непонятно. Еще с десяток мотаются по окрестностям, оборудовали несколько секретов, но те пока пустуют, видимо на будущее. Устроили наблюдательный пост на Лысой горе, так что вся округа, километров на десять, у них под наблюдением - большим отрядом, незаметно, не пройти, разве что ночью только.
   Ингвар поднялся из кресла и, подойдя к столу, взглянул на карту, после чего ткнул пальцем в три точки на восточной границе баронства, рядом с северным трактом. Причем расстояние от ближайшего до развалин Старой крепости, было не меньше пятидесяти километров, и пять-семь между остальными.
   - В этих местах также оборудованы секреты, в каждом по два человека, сменяются раз в три дня, - оглядев присутствующих, пояснил Ингвар. - Я за одной такой, покинувшей крепость, парой Рула с Лирком отправил, они и проследили, а после и на остальных вышли. Чего омбры там высматривают, неизвестно - я не рискнул брать пленных, чтобы не раскрывать наше присутствие.
   Ингвар бросил на меня осторожный взгляд, и получил молчаливый кивок в ответ. Пока мы не подготовимся в полной мере, лучше действительно будет не раскрываться, мало ли как отреагируют ап`Тархи, если поймут, что обнаружены. Может, и ничего, а может начнут... что бы они там ни задумали, раньше времени.
   - На всякий случай я оставил трех бойцов в помощь дозорным с дальней заставы. Голубь у них есть, так что смогут сообщить в замок, если обнаружат что-то серьезное, - теперь понятно, куда они подевались, а то я уже беспокоиться начал. - При возвращении, уже на территории баронства, недалеко от Харстема мы наткнулись на следы небольшой группы, - продолжил, между тем, сотник. И, покачав головой, признался. - Тут, нам очень сильно повезло, иначе вряд ли вообще узнали о них, пока не стало бы слишком поздно. Очень уж опытными оказались, даже притом, что удалось застать их врасплох, из четырех смогли захватить лишь одного, и то, полудохлым. До замка он, скорее всего, не дотянул бы, поэтому пришлось допрашивать на месте.
   А вот это уже интересно. Хотя живым, и здесь, было бы еще лучше. Отметив краем глаза, как подобрались остальные, кивнул Ингвару, продолжать.
   - О том, чем заняты засевшие в крепости и вдоль тракта, наблюдатели, эта группа ничего не знала, у них изначально было собственное задание, а потому в лагере они не задерживались, - словно извиняясь, развел руками сотник. - Их целью являлась проверка дорог на территории баронства и состояние укреплений бургов.
   - Дороги, значит, - протянул я, глянув на Ларта. Тот согласно кивнул, легко угадав, о чем думаю. Впрочем, тут и гадать не нужно.
   Банде налетчиков, из двух-трех десятков человек, дороги не требуются, они и без них смогут пройти где угодно. Разве что награбленное сложнее утащить будет, но это так, мелкие неудобства. А вот большому войску дороги как раз просто необходимы. Иначе хрен ты куда доберешься в хоть сколько-нибудь вменяемые сроки... Ох, как же все погано складывается-то!
   Старая крепость контролировала единственную удобную дорогу, связывающую северный тракт с ближним перевалом. Горные племена отнюдь не сразу были приведены к покорности, заявившей свои права на эти земли империей и поначалу доставляли немало проблем. Так что строительство хорошо укрепленного форпоста, для защиты торгового тракта, было вполне закономерным решением.
   Впрочем, с усмирением горцев, крепость потеряла былое значение, слишком уж накладно оказалось содержать ее в тех условиях. Гарнизон сократили, и со временем форпост превратился в перевалочный пункт для торговых караванов пересекающих горы по старой дороге. Так все и продолжалось почти тысячу лет, до самого развала империи.
   Получившие свободу, новоявленные государства мгновенно передрались между собой, с упоением припоминая друг другу все свои былые обиды, неважно, реальные или мнимые. И на фоне всего этого, древняя крепость вдруг вновь оказалась востребована в своем изначальном качестве. Во время первой войны с Мералией, засевшие в ее стенах дружины баронов пограничья заблокировали объединенной армии мералийцев и горных племен, проход по старой дороге. И даже сумели продержаться до подхода королевских войск, не смотря на подавляющее численное превосходство противников. Правда, в итоге от этих самых стен, а также прочих строений крепости, не осталось практически ничего.
   После войны, брать на себя расходы по восстановлению укреплений никто не захотел, слишком уж дорого. Да и горцы этому наверняка захотели бы помешать, потому как крепость находится, условно, на их территории. Из-за этого, там даже наблюдателей размещать опасно, да и, по большому счету, бессмысленно - дорогой той и не пользуется никто больше. По сути, развалины эти, на хрен никому не сдались уже больше сотни лет и тот факт, что клан ап`Тарх вдруг резко начал суетиться, может означать лишь одно...
   - Они намереваются взять старую дорогу под свой контроль, - мрачно произнес Ларт. И, судя по выражению лиц остальных, с его словами они были согласны.
   - Либо - не позволить сделать этого нам, - все же дополнил я, очевидную мысль.
   - Одно другому не мешает, - согласно кивнул бывший сотник, и посмотрел на Ингвара. - Сколько у ап`Тархов сейчас воинов?
   - От восьми сотен, до тысячи, - хмуро отозвался тот. И уточнил. - Это по словам Вальдра, но данным вопросом он не особо интересовался, так что цена его утверждениям... сам понимаешь. Еще около пятисот бойцов могут, совместно, выставить союзные кланы. Опять же, со слов колдуна. Но, по имеющимся у нас сведениям, оно где-то так и есть все.
   - Полторы тысячи, - Ларт задумчиво покосился на Бренна. - Что думаешь?
   - Если будут только эти кланы, сможем отбиться даже в одиночку, - ответил тот. - А если соседи помогут, мы их всех здесь и похороним. Рангар хоть и упрям, но идиотом никогда не был, должен понимать расклад не хуже нас.
   - Вот и я тоже так думаю, - кивнул бургомистр, и прищурился, испытующе глядя на меня. - На что они рассчитывают?
   - А это еще одна, "замечательная" новость, - усмехнулся я, безо всякого, впрочем, веселья. - По утверждению Вальдра, за последний год, в горные кланы очень зачастили гости из Мералии. С весьма заманчивыми предложениями.
   - Значит, война? - негромко произнес Торн, нарушив повисшую после моих слов, напряженную тишину.
   - Похоже, что так.
   Война - всего лишь одно слово, но сколь же многое за ним кроется. За минувшие после допросов Вальдра, дни у меня было достаточно времени, чтобы уложить в голове полученную информацию. Но, как ни старался, заставить себя воспринимать полученные выводы спокойно, не получалось.
   Возьмусь утверждать, без ложной скромности - я весьма высоко оцениваю свои магические способности. И это не пустая похвальба, а подтвержденный факт. Возможно мне и не удастся достичь уровня архимага, но сильным магистром я стану точно. Также, смею надеяться, что являюсь далеко не худшим сюзереном для своих людей - неизбежные в моем положении, ошибки всего лишь следствие недостаточного опыта. Тем более, что я далеко не в одиночку тяну груз ответственности, есть на кого положиться и спросить совета, а со временем и сам научусь. Главное, дожить до этого самого "времени"! Потому что представить себя на войне я еще могу, а вот как буду там выживать и, тем более, командовать - уже не очень. А ведь придется, не выйдет переложить всю ответственность на своих сотников, рано или поздно я буду вынужден принимать решения. И нести за них полную ответственность... Страшно.
   Ладно, размышления эти, безусловно, полезные - хоть и неприятные, однако же осознавать свои возможности, очень важно, - но, в данный момент, совершенно лишние.
   - Что-нибудь еще? - прервав молчание, я посмотрел на Ингвара.
   - Да, есть еще один момент, - немного неуверенно кивнул сотник. - По словам допрошенного пленника, получается, что в клане о смерти Берима и его отряда ничего не известно. Его группа покинула Снежную Долину пять дней назад, так что, по идее, там должны были уже быть в курсе. И, к слову, пленнику также ничего не было известно о том, куда именно отправился Берим.
   Я откинулся на спинку кресла. Вот, значит, как? Интересно.
   - Ульрик не успел отправить им голубя с предупреждением? - предположил Ларт.
   - Или не захотел, - задумавшись, вставил я. И запоздало спохватился, увидев, что все присутствующие уставились на меня. - Он собирался прикончить Вальдра вместе с нами, - все же, решил пояснить. Вдаваться в подробности желания не было.
   - Возможно, старейшины решили скрыть эту информацию, - не дождавшись от меня продолжения, осторожно возразил Бренн.
   - А смысл? - хмыкнул Ларт. И тут же нахмурился. - Хотя...
   - Чтобы потянуть время, - кивнул ему кастелян. - Когда там еще война начнется, вилами по воде писано, а до того времени трубить на все пограничье, что умудрились из четверых своих колдунов, разом потерять троих, чревато проблемами. Ап`Тархи много кому мозоли оттоптать успели - нападать на них вряд ля сейчас станут, но точно постараются задвинуть подальше в будущем альянсе. А то и вовсе подставить как-нибудь. Как минимум, долю в добыче захотят уменьшить... да, мало ли чего им в голову придет. Сколько там колдунов у союзных им кланов осталось?
   - У самих ап`Тархов остался лишь Рорик - бывший ученик Вальдра, и со слов последнего, довольно силен, но, в первую очередь, как целитель. Боевик из него так себе - опять же, если верить Вальдру, - отозвался сотник, чуть помедлив. - Дальше... ап`Гиры могут выставить двоих - Магнус и еще один сопляк... Забыл имя. Неважно. Последний стал учеником пару лет назад всего, но сбрасывать со счетов его не стоит. Ну и наконец - Гвейн ап`Моран, единственный и неповторимый.
   - Старый хрен все никак не сдохнет, как я посмотрю, - неприязненно поморщился Ларт. - Сколько ему уже, девяносто вроде?
   - Что-то около того, - пожал плечами Ингвар. - Понятия не имею в какой он сейчас форме, но вряд ли его на передовую потащат... Хотя, и такой вариант нельзя исключать. Итого, выходит, четверо колдунов. Правда, они еще могут попробовать договориться с соседями. Там уже все сложнее будет, все же два этих клана ап`Тархам почти как вассалы, но и исключать такую возможность не следует. Это еще два-три мага и неизвестное количество воинов.
   А вот такой расклад уже совсем хреновый. Нет, и три клана со своими магами тоже отнюдь не подарок, но там хоть более-менее ясно, чего ожидать. Тех же Рорика, с учеником Магнуса я и в одиночку смогу прибить... Ну, мне так кажется, хотя недооценивать магов, - любых, - последнее дело, но шансы, как минимум, есть. С Магнусом уже все не так однозначно, он вдвое меня старше и пусть никогда не слыл особо сильным, но опыта у него на десяток таких как я, хватит. Так что зарекаться не буду, здесь уж как повезет. Единственный, с кем все более-менее понятно это Гвейн - если старик еще не впал в маразм, он меня наизнанку вывернет - в буквальном смысле, есть у этого психопата такой бзик, - ну, а если с башкой у колдуна не все в порядке уже, то на поле боя он и не появится.
   Разумеется, все эти предположения чисто умозрительные - в настоящем бою никто не станет устраивать со мной честные поединки один на один. Навалятся все и сразу, да еще и воинов своих привлекут, чтобы под ногами путались. Как бы высоко я себя ни оценивал, но выходить против троих, а то и четверых колдунов в одиночку... будет очень непросто. О том, что к ним могут присоединиться еще несколько, даже думать не хочется.
   И, казалось бы, на что мы вообще можем рассчитывать, с таким-то преимуществом на стороне горцев? А все просто на самом деле. Вернее, как "просто" - сложно, конечно, но не так, чтобы уж совсем. Наличие магов имеет решающее значение при столкновении отрядов в несколько десятков, может быть, пары сотен, человек. Когда же дело доходит до сражений тысячных армий, на долю одаренных остается лишь банальная поддержка. Естественно, если их количество не измеряется десятками - в этом случае даже мастера могут сотворить такое, что и в самом кошмарном сне не привидится! Не говоря уже о магистрах... Архимаги вообще разговор отдельный, этим монстрам устроить локальный конец света на отдельно взятой территории, как нефиг делать - они сами себе армия. К моему великому счастью, ни первых, ни - тем более! - вторых, в нашем конкретном случае, не наблюдается. Как и десятков мастеров с учениками.
   Справимся, короче. Как-нибудь.
   Впрочем, попытаться если не рассорить, то хотя бы внести разлад между ближайшими к моим владениям, кланами, определенно стоит...
   И, кажется, я даже знаю, что именно можно предпринять.
   Если пустить слух, что меня кто-то предупредил о засаде, то к Фарему возникнет очень много нехороших вопросов. Не всем в клане по душе стремление младшего сына вождя заполучить власть, большинство старых родов поддерживали Берима и наглядно это продемонстрировали, выделив тому своих наследников... Вот только, поверят ли, что Фарем ради власти решился подставить трех колдунов клана? Впрочем, не все ли равно. Даже если не поверят, могут попытаться использовать это в своих целях. В других кланах, таким новостям, думаю, тоже обрадуются и вполне могут очень сильно испортить гаденышу жизнь. До междоусобиц, конечно, вряд ли дойдет, но договариваться с ними о содействии в таких условиях будет значительно сложнее... Ну и нельзя исключать вариант, что кто-нибудь из старых врагов решит воспользоваться ситуацией, чтобы как следует прижать ап`Тархов. И это, наверняка, тоже постараются повесить на Фарема, что мне только в радость будет.
   Время, пока еще, терпит, а потому не стоит спешить. Нужно будет хорошенько подумать, как можно использовать всю эту ситуацию с максимальной выгодой для себя. А сейчас пора вернуться к более насущным делам. Я обвел взглядом сидевших напротив людей, в молчаливом ожидании смотревших на меня...
   Что, никто не рвется говорить первым, да? Осторожные какие. Да и хрен с вами.
   - Не знаю, сколько у нас есть времени - если верить имеющейся информации, горные кланы начнут войну уже в этом году. А значит, готовиться к ней надо начинать уже сейчас. У кого какие идеи?
  
   Заперев за собой дверь в лабораторию, первым делом проверил Кошмарика - череп успокаивающе таращился на меня полыхающими в пустых глазницах, зелеными огнями. Хорошо... А вот в настойчивом желании немедленно обшарить все углы, проверяя, не запрятался ли там очередной незваный гость, ничего хорошего уже не было. Эта дурная мания, с каждым посещением лаборатории становилась только сильнее, и справиться с намертво укоренившимся в сознании страхом, никак не удавалось. Чертов Ульрик!
   Постояв с полминуты, приводя мысли в порядок, я глубоко вздохнул и покосился на стену за которой скрывался ход в потайной зал. Ныне совершенно ничем не загороженный, отчего невольно возникало подспудное ощущение дискомфорта. Однако же, тягать туда-сюда тяжеленный шкаф, которым его случайно, либо нарочно перекрыли, мне осточертело уже на третий день - допросы с новым ритуалом затянулись почти на неделю. И не потому, что народу было так уж много, просто заниматься этим делом круглые сутки мне как-то не улыбалось. Пожалуй, даже больше, чем изображать из себя грузчика всякий раз, как понадобится воспользоваться тайным ходом. Так что, как ни лень было возиться, но пришлось передвигать шкаф к другой стене, аккурат рядом со входом в карцер, где до сих пор находился пребывающий в глубокой коме Вальдр...
   М-да, Вальдр. На самом деле стоило бы его уже прикончить - все, что знал, колдун мне и так давно рассказал, - и в другой ситуации я именно так и поступил. Но... Ох уж это проклятое "но"... Зараза! Я раздраженно скривился, сообразив, что уже с полминуты пялюсь на дверь карцера, и отвернулся. Ненавижу сомнения!
   Подобрав лежавшую на верхней полке ближайшего шкафа, иголку ткнул ею в указательный палец, и размазал выступившую каплю крови по перстню. И процедуру эту вот, тоже ненавижу. Надежно, конечно, спору нет, но до чего же бесит! Приложив ключ к стене, с мрачным удовлетворением услышал тихий шорох распахнувшейся двери. Снял с пояса жезл и активировал вложенную в него структуру целительского заклинания. Все пальцы уже истыкал себе. Еще и перстень каждый раз оттирать приходится.
   К слову, с тем, как работает этот артефакт я, более-менее разобрался. Не так уж и сложно все оказалось, если заняться вплотную, то, думаю, смогу воссоздать заложенную в него структуру определения кровного родства. Правда, только и исключительно его - как Ормунду удалось увязать между собой два настолько разных эффекта, да еще и запрятать один под другим, я так и не понял. А разбираться подробно попросту не было времени - слишком многое требовалось сделать за минувшие дни.
   Со всеми этими заботами, ритуалами, допросами и знакомством с доставшейся в наследство от предка, библиотекой, даже толком выспаться не удавалось. Плюс, создание зелий и эликсиров также сжирало прорву времени - с учетом более чем вероятной войны, их запас необходимо восстанавливать. Даже с помощью Трона и остальных лекарей, получается далеко не так быстро, как хотелось бы. Мою задумку с артефактами для подводного дыхания и вовсе пришлось отложить до лучших времен, так что теперь и не представляю, когда до них руки дойдут.
   А еще заметил за собой, что начал как-то уж очень много жаловаться в последнее время. И это тоже бесит... М-да. Хватит уже.
   Спустившись по лестнице, активировал светильники и сразу же выцепил взглядом иссушенный до состояния мумии, труп Ульрика, прикованный цепями к жертвеннику. Для верности бросил в него сканирующую структуру, но все оставалось по-прежнему - самопроизвольно подниматься мертвец не собирался. Даже вот не знаю... прозвучит, наверное, странно, но я не совсем уверен, что это хорошо. Если бы он "ожил", хоть какая-то определенность появилась бы, а так... Чертов старик и здесь умудрился мне подгадить!
   Я почти сутки угробил в бесплодных попытках вызвать для допроса его призрак. И все, чего в результате добился, так это лишь изматывающих приступов головной боли, да пустой растраты ценных ресурсов дли ритуала. Магия смерти в целом, и некромантия в частности, сама по себе весьма непростая наука, требующая немалых знаний, опыта и большого расхода силы. Притом крайне опасная даже для самого адепта - малейшая, не ошибка даже, а просто небрежность в исполнении, гарантированно приведет к серьезным проблемам, из которых гибель будет еще далеко не худшим исходом. Впрочем, это равно относится ко всем аспектам и школам. Магия не прощает ошибок.
   Добиться подобного результата можно разными способами - само существование в нашем мире некромантов, вынуждает искать возможности защититься если не при жизни, то хотя бы в посмертии. Я, к слову, тоже не исключение, благо многие поколения предков, специализировавшихся на изучении магии смерти, оставили после себя большой багаж знаний. Однако же ни на самом теле Ульрика, ни в его крови, следов проведения над ним необходимых ритуалов найти не удалось. А я очень старался - позволить этому выродку сбежать, унеся с собой столь нужную мне информацию, было никак нельзя. И объяснение такой странности, у меня оставалось только одно - кинжал. Артефакт, каким-то образом, не просто убил старика, но еще и смог защитить его тело и душу от допроса.
   Я попробовал было разобраться с ним, но быстро отказался от этой идеи. Слишком сложно, просто так с наскоку ничего не понятно, нужны полноценные исследовательские ритуалы, а это время, которого и без того не хватает. Так что, как ни любопытно, но пришлось отложить изучение артефакта.
   Правда, было у меня еще подозрение, что, возможно, заклинательный круг в лаборатории для уничтожения созданной кинжалом защиты подходит не идеально. Ну, просто по сравнению оного с находившимся в потайном зале. И оно полностью подтвердилось, когда среди книг находившихся там, наткнулся на тетрадь исписанную очень знакомым, по немногим сохранившимся в семейном архиве работам Ормунда, почерком. С подробным описанием устройства этого круга и всех задействованных в нем и алтарях, магических структур. Одной из его основных функций как раз и являлось преодоление таких вот способов защиты.
   Эта библиотека вообще оказалась настоящим кладезем бесценных знаний. Правда, именно книг в ней набралось лишь около половины - и все равно выходило больше пяти десятков томов! Остальное содержимое было представлено разнообразными тетрадями, а порой и просто аккуратно сшитыми между собой, листами с рабочими журналами и дневниками исследований. Причем, почерком Ормунда были заполнены едва ли треть из них. Откуда взялись и кем написаны все прочие, осталось неизвестным.
   Даже беглого ознакомления хватило, чтобы осознать, какое сокровище попалось мне в руки. Подтвержденные теории высшей магии, продвинутые ритуалы, рецепты сложнейших эликсиров, артефакты запредельной сложности и с такими зачарованиями, что просто дух захватывало от открывающихся перспектив. И, едва ли не более ценное - готовый базис для создания собственных заклинаний, от простейших до все той же высшей магии. И, что очень важно, эти книги затрагивали аспекты именно тех школ и направлений, которым традиционно отдавали предпочтение в моем роду. Магия смерти и некромантия. Артефакторика и ритуалистика. Алхимию хоть и изучали, однако сильными специалистами, в отличие от тех же Ронтов, мы никогда не были. Что совершенно не отменяет ценность этих книг.
   Короче, я теперь очень хорошо понимаю, почему Ормунд не торопился трубить о них на весь свет, а предпочел спрятать. Даже за десятую часть собранных здесь знаний, могут убить. Причем вовсе не из-за того, что они запретны или опасны, а попросту чтобы забрать себе... Правда, это все равно не объясняет того факта, что спрятать все это он решил не только от чужих, но еще и от собственных потомков. И ведь списать на то, что попросту не успел рассказать обо всем наследнику, не получится - на момент гибели Ормунда в войне с омбрами, его старшему сыну было уже двадцать три года.
   Как по мне, скрывать существование такой библиотеки имело бы смысл только в случае, если эти знания слишком опасны. И в первую очередь для того, кто собирается их изучать и использовать. А среди всех этих книг и тетрадей, к таковым можно отнести разве что описания нескольких ритуалов, созданных еще меравами и непонятно каким образом попавших в руки предка. Та еще дрянь, к слову, даже с точки зрения наследника многих поколений магов смерти и некромантов. Чтобы их использовать нужно быть отмороженным на всю голову психопатом, с суицидальными наклонностями. Желание Ормунда спрятать такое знание, я прекрасно понимаю и всецело приветствую, хотя куда надежнее было бы эти книги попросту уничтожить... Однако, некоторые из описанных там структур и теорий вполне можно безбоязненно позаимствовать. М-да. Так что, стремление предка сохранить их более чем понятно. На его месте, я бы, наверное, тоже не решился избавиться от столь опасных, но и, в то же время, полезных книг.
   Что, впрочем, совершенно не объясняет для чего ему понадобилось прятать вообще всю библиотеку... А с другой стороны, - я подошел к столу и выдвинул верхний ящик, - какие бы причины ни вынудили предка поступить именно так, наверняка они были достаточно вескими. Так что, плевать. На самом деле, сейчас меня гораздо больше интересует ответ на совсем иной вопрос.
   В ящике лежала тетрадь. Чуть потрепанная, без каких-либо надписей на обложке из черной кожи. Около сотни страниц, заполненных крупным, легко узнаваемым почерком Ормунда Манстера. Бумага практически не пожелтела за минувшие двести лет, видимо заранее обработанная каким-то алхимическим раствором, - как и все прочие тетради и книги собранные в этом месте, к слову.
   Описание одного единственного ритуала - но, при этом, в двух разных версиях. Самая короткая из хранящихся в этой странной библиотеке, работ. Самая опасная из всех тайн, сокрытых здесь.
   И самая большая моя головная боль, сейчас.
   Я задумчиво посмотрел на тетрадь. По-хорошему, ее следовало бы уничтожить. Сжечь, а пепел развеять по ветру. А после еще и память себе стереть, чтобы уж наверняка не удалось восстановить... Это... Есть знание опасное, а есть - запретное. И вовсе не по соображениям морали, чести или что там еще - они, безусловно, важны, но не в этом случае. Как бы ни хотелось прикоснуться к ним, овладеть, поставить на службу своим интересам, приходится признать - некоторые знания попросту не предназначены для людей. Мироздание непредставимо велико, человеческий разум не способен осознать и малой части управляющих им законов и сил, без понимания которых слишком высок риск навредить самому себе... Поэтому, лучшим и правильным выходом действительно было бы уничтожить...
   Впрочем, себе самому-то зачем врать - не стану я этого делать. Содержащееся в этой тетради, знание может серьезно повысить мои шансы выжить в надвигающейся бойне. Вальдр с его бандой на собственном примере убедительно доказали, насколько непредсказуемой может быть война. Как самые продуманные и выверенные планы могут пойти прахом из-за единственной, непредвиденной случайности. Итогом которой станет лишь смерть. А я хочу жить... Но, как же стремно связываться с такой поганью!
   Теория, на которой основывается этот ритуал... сказать, что я не до конца ее понимаю, на самом деле вообще ничего не сказать. Пусть и не дорос еще, чтобы называться экспертом, но в высшей магии разбираюсь уже достаточно неплохо, и могу судить. Так вот, данный, конкретный ритуал, это что-то вообще запредельное! Если он действительно является разработкой Ормунда, то предок был настоящим гением... Но, вот именно в этом у меня есть серьезные сомнения. Настолько масштабная теория просто не могла возникнуть на пустом месте, должен быть какой-то базис - фундамент, на котором она основывается. Годы, а скорее даже, десятилетия исследований итогом которых только и может стать этот ритуал. Однако ничего даже близко похожего я здесь не нашел, а в самой тетради записан лишь готовый результат. Конечно, причины тому могут быть разными и торопиться с какими бы то ни было выводами определенно не стоит. Но, червячок сомнения, все-таки есть.
   Короче. Не знаю, каким образом Ормунд Манстер смог заполучить в свои руки описание такого ритуала - самостоятельно разработал или же, "позаимствовал" у кого-то еще... Хотя, вспоминая слова Ульрика, обозвавшего моего предка вором... Бес его знает, короче, факт в том, что ритуал - есть, и я могу им воспользоваться, чтобы стать сильнее.
   Пробуждение души. Озаботиться придумыванием названия, Ормунду, видимо в голову не пришло, во всяком случае, ни на первой странице, ни в примечаниях, ничего похожего я не нашел. А указанное словосочетание просто использовалось в тексте чаще всего, для указания описываемого процесса. Собственно, именно этим, таковой процесс и являлся по своей сути, насколько бы дико подобное не звучало.
   Если говорить совсем коротко и просто - ритуал призван раскрыть заложенный в бессмертной душе разумного, потенциал значительно ускоряя развитие мага... но, это опять же, если верить его описанию. Потому что лично я ни хрена не понимаю, по каким принципам он работает. Нет - как он вообще может работать?! Весь мой опыт, все мои знания, в буквальном смысле вбитые наставниками правила, все это вызывает настоящую панику при одной только мысли, что придется лезть магией в собственную душу. Я слишком хорошо представляю, чем подобная глупость может окончиться.
   В записях Ормунда о каких-либо негативных последствиях проведенного ритуала, не упоминалось, как, впрочем, и заверений в отсутствии оных. Просто подробное описание, с приложенными расчетами, причем, именно для этого заклинательного круга. В двух вариантах - сильно растянутый по времени, правда, без пояснения, насколько. И значительно более быстрый, - опять же, без уточнения конкретных сроков. И если в первом случае все более-менее стандартно, насколько подобное вообще можно сказать о ритуалах такого уровня, то во-втором... М-да, второй.
   Обернувшись, я уперся взглядом в жертвенник, с прикованным к нему трупом. Ормунд не просто так привел параметры и расчеты именно для этого круга - во-втором случае требовалась жертва. Живой одаренный, которого необходимо умертвить на этом самом камне, что позволит достичь нужного эффекта. И именно в этом причина того, что Вальдр все еще жив. Причина, по которой я все еще колеблюсь и сомневаюсь, не в силах принять решение... Так. Стоп.
   Я замер, пораженный всплывшей в голове мыслью. Ульрик говорил о трех магах и, по-видимому, собирался прикончить нас всех. Вот только в описании четко указано, что жертву можно использовать лишь единожды, а повторять ритуал нельзя... Знал ли о том старый козел? Не факт, конечно, однако учитывая с какой легкостью он отыскал нужную тетрадь, невольно возникает подозрение, что знал. Тогда получается, если первый ритуал он собирался провести над собой, то следующий... Тамор? Он что, тоже одаренный? А, плевать! Кто третий? Не Эрик, его вообще в замке еще не было, соседи подтвердили, а я, после того, как парня доставили из Ардала сюда, разве что мозги ему наизнанку не вывернул, проверкой. Ни хрена он о темных делишках своего бывшего наставника не знал.... Кто?! Этот третий, он ведь должен был здесь находиться, в замке, чтобы в ритуале поучаствовать... Или я вновь что-то упускаю?
   Твою же мать! Количество вопросов, которые необходимо задать Ульрику, только растет. Старик ведь не просто имел представление о том, что ищет - ему хватило беглого взгляда на случайно открытую страницу, чтобы опознать искомое. Как такое вообще возможно? Откуда чертов выродок смог все это узнать, не говоря уже о том, чтобы суметь отключить защиту лаборатории?!
   Очень надеюсь, что сегодня смогу получить ответы на все эти вопросы. Я двое суток потратил на то, чтобы досконально изучить особенности этого заклинательного круга, по найденному описанию. А после еще неделю, кропотливо пересчитывал все параметры предстоящего ритуала. Задача, конечно, интересная и для практики полезная, но требующая невероятного терпения и усидчивости. С которыми, в последнее время, у меня наблюдаются определенные проблемы, к сожалению. Но, все же справился - и с собой, и с ритуалом, будь он неладен. Теперь тот будет максимально эффективно взаимодействовать с новым кругом.
   Должно получиться.
   С силой оттолкнувшись от стола, я захлопнул ящик. И тут же, чертыхнувшись, вновь открыл, записи-то у меня в нем лежат, болван. Надо уже на работу настроиться, не хватало только при проведении ритуала ошибок наделать. Ульрик, в своем посмертии, от хохота заново помрет, на это глядючи.
   Наскоро пролистав исписанную едва ли на треть тетрадь, убедился, что все, вроде бы в порядке, - вчера на три раза перепроверил, но мало ли, - и, сверившись со списком, направился в лабораторию. Все, что требуется для ритуала не только в наличии, но и уже собрано, осталось только перенести сюда и можно начинать подготовку.
   Наизнанку тебя, тварь, выверну, но вызнаю все, что ты пытался с собой в могилу утащить. И клянусь, устрою такое посмертие, что демоны содрогнутся!
  
   Положив ладонь на гладкую и чуть теплую, по ощущениям, поверхность северного алтаря, я глубоко вздохнул, разгоняя остатки волнения, - поздно уже, - и активировал защитную структуру. Воздух, по внешнему контуру заклинательного круга словно бы сгустился мутной пеленой, через мгновение вновь став прозрачным, не мешая взгляду.
   В другое время я бы просто не рискнул связываться с плохо знакомым артефактом подобного уровня, без тщательной и многократной перепроверки принципов его работы. Пусть шанс на такой исход и невелик, но если вся эта система вдруг пойдет вразнос... Ни встроенный в круг защитный контур, ни артефакты, что я на себя нацепил, скорее всего не спасут. Вот только времени на длительное изучение и проверки у меня, как раз и нет. Близящаяся война попросту не оставляла другого выбора - я должен выяснить все, что знал и скрывал Ульрик. Просто, чтобы не получить новый удар в спину от очередного шпиона, в самый неподходящий момент. А значит, придется рискнуть и довериться собственному опыту и предку, создавшему этот заклинательный круг.
   Проверив защиту, оглядел ритуальный зал, напоследок убеждаясь не пропустил ли чего и вновь коснулся алтаря. Энергия из стоявших у стен больших колонн-накопителей, проходя через утопленные в специальных выемках в полу, кристаллы кварца, изменяя свои свойства устремилась к жертвеннику, наполняя уже готовую структуру заклинания.
   Я замер, боясь вздохнуть. Именно на этом моменте в прошлые попытки обрывался ритуал, не в силах пробиться к душе Ульрика... Ну, же!
   И отклик пришел.
   В полуметре над трупом возник небольшой, слабо светящийся сгусток, быстро увеличивавшийся в размерах. Всего лишь несколько секунд и на месте бесформенной кляксы возник силуэт человеческой фигуры - полупрозрачной и вполне узнаваемой. Призрак разумного существа, на самом деле душой оного не является, и имеет к ней весьма опосредованное отношение. Это если упростить. Там много своих нюансов, рассказывать о которых сейчас не имеет смысла. Главное во всем этом то, что наличие самой души, для создания призрака, все-таки необходимо, на чем, собственно, и строится большая часть защитных структур и ритуалов, попросту обрывающих ее связь с телом, в момент смерти. Однако полностью уничтожить эту самую связь, невозможно, что, в свою очередь, дает некроманту некоторые шансы добиться своей цели.
   Вообще, призраки могут возникать и сами по себе, хоть и весьма редко, слишком много условий должно совпасть. Существуют такие, условно говоря, "природные" энергетические конструкты, как правило, недолго и никакого вреда причинить просто не успевают. Продлить свое подобие жизни на хоть сколько-нибудь длительный период удается считанным единицам. Обычно такое происходит в местах с аномально активным энергетическим фоном - древние, обширные захоронения, места больших сражений и тому подобные. Вот тогда на свет может появиться действительно очень сильная и весьма опасная нежить, справиться с которой не всякий маг сумеет.
   Однако чаще всего призраков именно создают, искусственно. Несущие в себе отпечаток личности и памяти живого существа, такие конструкты находятся под полным контролем своего создателя, что значительно упрощает процесс добычи нужных сведений. Сведущему магу смерти, по сути, так будет даже проще - не придется тратить лишнее время и усилия на пытки. А неодобрением окружающих, до определенной меры, конечно, можно и пренебречь... Так что, прозвище - Говорящие с Мертвыми - данное моему роду омбрами, не смотря на свою дебильность, в какой-то мере отражает суть.
   Я рассматривал словно бы застывшего в воздухе, неподвижного призрака, без малейшей тени эмоций на полупрозрачном лице, чувствуя как губы сами собой растягиваются в злом оскале. Не смотря на все свои старания, сбежать от меня в посмертие, Ульрику не удалось...
   Пространство внутри круга словно всколыхнулось бесшумной волной искажения, сошедшегося точно на уже начавшем обретать четкие очертания, конструкте, и тут же по глазам ударила ярчайшая вспышка. Я дернулся назад, врезавшись спиной в шкаф и, машинально заслонился рукой, вслепую выставив перед собой Щит. Несколько секунд напряженно вслушивался, но атаки так и не последовало. Когда зрение восстановилось, и я смог, наконец, осмотреться, от призрака не осталось и следа.
   И что это такое сейчас было? Едва заметная взгляду, прозрачная стена барьера показывала, что защитный контур не пострадал. Так же и заклинательный круг, внутри, не выглядел поврежденным. Даже труп лежал, как и прежде, не сдвинувшись ни на йоту.
   Осторожно приблизившись к алтарю, я с сомнением оглядел его и прикоснулся, проверяя целостность. Тоже в порядке - все структуры целы и продолжают свою работу поддерживая ритуал... Ох, ты ж! Торопливо заблокировав накопители, я последовательно деактивировал артефакты, оставив только барьер, и медленно выдохнул сквозь зубы, сдерживая невольную дрожь пробившую тело.
   Это было... неприятно. И страшно, чего уж там. С возникновения уничтожившей призрака, аномалии не прошло и минуты, однако энергии потраченной за это время, на новую попытку воссоздать его, ушло чуть ли не вдвое больше. И, как можно было убедиться - абсолютно безрезультатно. А так быть не должно!
   Я задумчиво посмотрел на труп Ульрика, неподвижный, как и прежде, вот только теперь, в добавление ко всему, похоже, что еще и совершенно бесполезный для меня. Показалось? Или действительно, перед самой вспышкой, в бездумном и "пустом" взгляде призрака, появилось... что-то. Словно он и впрямь смотрел на меня.
   Как же меня достали все эти поганые сюрпризы, кто бы только знал! Вернулся домой, называется. Добро пожаловать, господин барон... Чтоб вас всех демоны сожрали! Я, такими темпами, точно конченым параноиком стану, уже вон на собственных людей срываться начал. Ну или, как вариант, совсем рехнусь, после чего свои же и пришибут, из жалости. И это еще не худший исход будет... О, боги, какая же хрень в голову лезет, а?
   Мотнул головой, заставляя себя успокоиться и подошел к столу, уставившись на открытую тетрадь, с моими заметками по ритуалу. И что теперь делать? Повторить вызов призрака... как-то вот не тянет меня на такие эксперименты. Не увидь я собственными глазами, как прорва энергии из накопителей уходит, буквально, "в никуда", может еще и решился, а так... Получается, Ульрик от меня все-таки сбежал?..
   Я тяжело вздохнул, прикрыв глаза.
   Вот интересно, а сам Ормунд этим своим ритуалом воспользовался? Официально титулом архимага он не обладал и, по сохранившимся свидетельствам, подобного уровня никогда не демонстрировал. При этом, совершенно точно являлся сильным магистром. Скрывал или же действительно не захотел "пробуждать" свою душу?
   Почему?


Популярное на LitNet.com В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) А.Эванс "Мать наследника"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Е.Флат "Невеста из другого мира"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Последняя петля 2"(ЛитРПГ) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика) А.Квин "У тебя есть я"(Научная фантастика) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 2."(Научная фантастика) А.Алиев "Леший. Путь проклятых"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru Книга 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаПортальщик. Земля-матушка. Аскин-УрмановПодари мне чешуйку. Гаврилова Анна✨Мое бесполое создание . Ева ФиноваВ цепи его желаний. Алиса СубботняяИзбранница Золотого Дракона (дилогия). Снежная МаринаHigh voltage. Виолетта РоманЧП или чертова попаданка - 2. Сапфир Ясмина��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаНедостойная. Анна Шнайдер
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"