Петров Дмитрий Владимирович: другие произведения.

Первый раз

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 8.33*5  Ваша оценка:


Первый раз

  
   В этот раз я впервые сбился со счёта.
   И мой монолог, моя речь, сверкающая геометрически правильным водопадом слов-драгоценностей, слов-бриллиантов, тщательно огранённых и подобранных, чтобы сформировать у тебя заданную эмоцию - всё сбилось с заданного ритма и полетело кувырком.
   Как летело оно уже многократно.
   Какая это попытка? Тысячная? Десятитысячная? Не помню.
   Как же глубоко я погрузился в бездну тайн женского сердца, методом проб и ошибок пытаясь найти к нему единственно верную тропу! Не так страшит бездна, если ступеньки вниз сосчитаны - математическая иллюзия, призрачный расчёт убеждают в кажущейся простоте выхода. Но они не учитывают, что подъём труднее спуска. Особенно если нет ориентиров.
   Но вот счёт потерян, ничего не видать, пространство хохочет и распадается букетами многомерностей, представляя обычные "вверх-вниз" невыносимой банальностью, вокруг меня собиралась тьма... но самое главное - тьма проникала внутрь.
  
   Как бы там ни было, нам остаётся ровно пять минут: непринуждённого общения, веселья, смеха, басен, притч, аллегорий, сурового взора античных философов и незамутнённого взгляда ребёнка... и для любви! Ну и, конечно же, для любви, как всегда - особенной и роковой, всё сильнее сводящей с ума - даже в этот, неизвестный по счёту раз.
   Для любви.
   Отчаянной, невозможной, безнадежной.
   С каждым разом - всё безнадёжнее.
   С каждой попыткой - всё раньше мы расстаёмся, ты убегаешь, а я остаюсь в этом летнем кафе - доедать растаявшее мороженое пополам с горьким недоумением.
   Чтобы завтра повторить попытку.
   Снова обрести тебя - и снова тебя потерять.
   Несмотря на все ухищрения. Несмотря на научный подход, проштудированные тома по психологии и учебники по соблазнению. Тщетно.
   Чем совершеннее подход, чем тщательнее продуманные слова, чем искромётнее заученные шутки и чем удачнее распланирована речь - тем раньше всё заканчивается.
   - Почему? - горько спрашиваю я тебя. - Почему всё не может быть так, как в самый первый раз?
   Стыдно вспомнить, какую чушь я тогда нёс! Как краснел из-за потёртых джинсов и мятой футболки! Как болтал всякую ерунду, не имеющую никакого отношения к моей цели? Почему, ну почему я был так глуп?
   А самое главное - почему ты тогда не ушла?
   Четыре минуты. Ровно столько у нас осталось, ровно до этого момента мы беседовали в самый первый раз. А потом неловкая официантка уронила на наш столик мороженое, забрызгав нас с ног до головы.
   Мы пошли оттираться, и больше я тебя не видел.
   Как я проклинал себя, что не сумел удержать официантку! Что не поймал неловко соскользнувшую вазочку с белым содержимым, заморозившим моё будущее!
   Как я просил высшие силы даровать мне возможность вернуться!
   И они исполнили мою просьбу.
   Я думал о тебе всё время. Дома, в транспорте, на работе, в ходе программирования Малого Адронного Коллайдера...
   В тот вечер боль была особенно острой. Какое-то ощущение незаконченности заставило меня открыть уже дописанную программу. Институт пах пылью и тишиной, лишь за окном отчаянно и безнадёжно кричала птица...
   Я открыл текст программы. Он был безжизненным. Я взялся протирать монитор, но жизни от этого не добавилось. Тогда я принялся писать. Вбивать команды и символы в то место, которое было самым мёртвым. Потом в другое. Потом третье. Чёрные символы покрывали белый фон, и мне казалось, что это защитная сетка, возводимая между мною и злополучным потоком мороженого.
  
   Я писал программу так, как художники рисуют картины. Где не хватает, там добавить. Где лишнее, там стереть. В каком месте чувствовался зуд недорассказанности - туда и вбивал команды, правил их, снова набирал. Потом стал набирать так, как накладывают целебную мазь на израненное тело.
   А потом компилятор выдал отсутствие ошибок.
   И я скопировал исполнимый файл на флэшку и запустил программу.
   И оказался во вчерашнем дне.
   Почти полностью.
   Потому что программа на флэшке - вопреки всем законам и представлениям - осталась.
   И остаётся всегда.
   После каждой попытки.
   Я не писал её, эту программу. Она сотворила себя сама.
   Нет, поймать вазочку мне так и не удалось. Ни разу из... из уже неизвестного количества попыток.
   Ты всегда уходила раньше.
   Ты не дослушивала мои слова - такие логичные, такие правильные, столь мастерски огранённые, сверкающие алмазным блеском... и столь же безжизненные, как алмаз.
   Ты уходила, а я оставался.
   И официантка приносила мороженое мне одному.
   И оно больше не падало.
   Жестокая ирония судьбы, рукотворный "день сурка", жизнь, по спирали летящая в бездну, где только и остаётся лить слёзы над предшествующим витком, предыдущей попыткой - за несколько минут до замыкания нового круга.
   Почему ты всегда уходила?
   Предвидя ли, предчувствуя ли, мистически прозревая, но не понимая ли, или, напротив, - веря сердцу вопреки всему, ничего не видя в упор - кто скажет наверняка?
   Я получил ответ.
   Ваза с мороженым рухнула на стол, разбрызгивая вокруг белые капли.
   Куда же ты, постой?
   Убежала. Опять.
   А я опять остался.
   Что стоят слова, если за ними нет чувства? Что стоят дела, если нет за ними искреннего душевного порыва? Что стоят отношения, в которых нет любви, а лишь механистическая жажда обладания?
   Ничего не стоят.
   Меньше, чем опрокинутая вазочка с мороженым.
  
   Что стоит жизнь, потраченная впустую?
   Сколько лет я потратил на эти попытки? Сколько десятилетий? А что в итоге?
   Что осталось от жизни, от моей жизни?
   Время, потраченное на карьеру, исключается. Время, потраченное на сон, не считается. Время, потраченное на чтение глупых и вредных книг по "соблазнению", вычёркивается тем более.
   А что осталось?
   Остался летний вечер над парком. Осталось пение птиц и солнце в тополиной листве. Осталась скамейка в летнем кафе и юноша на ней. В мятой футболке и потёртых джинсах. Из-за этого он краснеет. А только что из-за столика ушла девушка.
   Ускользнула, как солнечный луч в тополиной листве. И ему кажется, что он умер.
   Да, он умер. Дальше жил уже совсем другой человек. Потом он умирал ещё много раз. И скоро умрёт совсем.
   Осталось время, потраченное на любовь.
   Ты жил ровно столько, сколько любил.
  
   - Как хорошо, что ты ещё здесь! Я принесла тебе салфеток, вот!
   Я встал. И прежде чем обернуться и броситься к тебе, я вынул из кармана флэшку и забросил её далеко-далеко, за тополя.

Оценка: 8.33*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"