Петров Олег: другие произведения.

Ковчег невезения

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.21*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это начало нового цикла в той же вселенной. Впрочем, "цикл" может ограничиться одной книгой.

   Это начало нового цикла в той же вселенной. Впрочем, "цикл" может ограничиться одной книгой.
  
  

Ковчег невезения

  
  -------------------
  
  ПРОЛОГ
  
  Рьяла, прибрежная зона клана Нерат
  
  Горечь на губах это не слезы. Это привкус теплой морской воды, настолько чистой и прозрачной, что если не заплывать далеко, то можно сделать вид, будто неспешно паришь над рябым песчаным дном, лениво перебирая конечностями. Но этот густо-соленый вкус не может обмануть того, кто не раз плескался в земных океанах. Эта вода совсем другая... И солнце здесь не такое ослепительное для глаз, хоть и жарит загорающих немилосердно. В воде хорошо, а на берегу лучше поберечься, чтобы не сгореть. Ну, пока хватит прыжков...
  
  Он резко выбросил руку вверх из воды, подобно ватерполисту, и ловко ухватился за подставленную рукоять. Маленький полуметровый зонд, слегка загудев от нагрузки, потянул свою ношу вверх, и вскоре оказался на плоской вершине торчащей из моря двадцатиметровой скалы. Пловец жестом отпустил импровизированный лифт и очень аккуратно уселся на мягкую подстилку, стараясь не брызгаться по сторонам. Чуть подсохнув, он сцедил из большого дозатора пригоршню теплого крема и принялся увлеченно растирать плечи и спину своей черноволосой спутницы. Кажется, что она крепко спит, лежа на животе, но это не так.
  
  - Надоело нырять? - промурлыкала она, устраиваясь поудобнее и подставляясь под его чуткие руки.
  
  - Я всего пару раз нырнул, - пожал он плечами. - Но уже соскучился.
  
  - Это чувствуется, - подтвердила она. - Очень даже.
  
  Он добавил крема и перестал ограничивать область своей деятельности спиной и плечами. Как тут удержаться? Это парням приходится плавки носить даже в таком диком месте, чтобы не зацепиться чем-нибудь за камень, а девочкам несколько проще, лишняя ткань на теле ни к чему. И как удержаться, глядя на такое?
  
  - Нам этот крем вообще не нужен, - с поддельным спокойствием прокомментировал парень, старательно разжигая огонь в опасной близости от центра очага. - Но я взял самую большую банку. Сама знаешь, зачем.
  
  - Ты самый хитрый... коварный... предусмотрительный... коллекционер...
  
  Им не нужно терять голову и куда-то спешить. Счастлив тот, кто способен иногда не торопить события, и хотя бы изредка просто плыть по течению, пока что-нибудь не случилось и не перекроило все планы...
  
  - Знаешь, - она буквально одним движением вывернулась из-под его нежного контроля и поднялась на ноги, отряхиваясь от немногочисленных каменных крошек. - Я тоже хочу пару раз нырнуть. Даже не хочу, а... должна...
  
  Парень усмехнулся и пожал плечами, он бы даже не подумал возражать или удерживать её. Он просто знает, что ей с ним хорошо, а чуть погодя будет ещё лучше. А желание нырнуть со скалы... Пусть это тоже станет частью настройки оркестра перед большим концертом.
  
  - Раз тебе что-то подсказывает, что надо нырнуть... - начал он, но осекся, поймав её абсолютно серьезный взгляд. Это не шутка, она действительно должна... Чувствует это! Так зачем бороться со своими чувствами по такому ничтожному поводу?
  
  - Ты очень умный... понимающий... самый лучший... коллекционер...
  
  Чтобы не быть голословной, она скрепила свой диагноз быстрым, но глубоким поцелуем, со смехом отпрянула и в два прыжка оказалась на краю скалы. Оттолкнувшись с правой ноги, она взмыла в воздух, словно взлетев над водой, и исчезла за краем. Далекий всплеск, и тишина. Можно и подумать, если есть время...
  
  Трудно объяснить простыми словами, почему они забрались в поисках тепла в такую даль, и выбрали при этом не земные океаны, где всё привычно, и не морской рай Льянты, где выбор ещё богаче, а именно Рьялу с её короткими сезонами. Ещё труднее понять, почему они предпочли прибрежную зону клана Нерат, расположенную не слишком далеко от одноимённой столицы, а из тысяч скальных островков выбрали именно этот, не самый крупный и не самый примечательный. Может быть, это и совпадение, но когда имеешь дело с Ясными, то чтобы правильно задать вопрос, нужно знать гораздо больше, чем половину ответа. Но всё же, будем оптимистами! Рано или поздно узнаем, как оно так вышло...
  
  Пора бы ей вернуться... Вот уже целых четыре минуты прошло, а её всё нет. Беспокоиться не о чем, он чувствует её и на гораздо большем расстоянии, здесь что-то другое... Еще две минуты прошло, и он начал улавливать обрывки новых эмоций. Неверие, азарт, решимость и что-то ещё, совсем неуловимое. Он прикинул глубину, получилось метров пятьдесят, даже для тренированного ныряльщика это весьма прилично. Но ведь они оба уже не совсем обычные люди...
  
  Кажется, она возвращается, приближается! Парень решил не ждать и сиганул со скалы вниз, тут же вынырнув на поверхность почти одновременно с девушкой. Обнял её руками, удерживая на воде, прижал к себе, вглядываясь в слегка ошалелые карие глаза.
  
  - Там... - зашептала она, пытаясь отдышаться. - Там...
  
  - Конь? - предположил её спутник, не в силах сдержаться. Он, можно сказать, всю жизнь мечтал произнести эти слова!
  
  - Какой ещё конь?! - не поняла юмора кареглазка, восстановив, наконец, ровное дыхание. - Там корабль!
  
  (кто не понял юмора - читайте 'Туманность Андромеды' - прим.авт.)
  
  -------------------
  
  
  
  Рьяла, 1420 год (по земному летоисчислению)
  
  
  
  
  Гонимый шквальным ветром, огромный корабль рыскнул было в сторону, но вместо того, чтобы скулой неуклюже протаранить стену воды, буквально разрезал её острой гранью форштевня, и снова полез вверх, на следующую волну. Все паруса туго зарифлены, мачты стянуты 'штормовыми' вантами, и теперь все зависит от рулевых и исправности вверенного им румпельного хозяйства.
  
  Но пена и брызги, обрывки оставшейся позади волны, пусть и с опозданием, но обрушились на мостик. Крыша немного помогла, но свою долю солёненького получили все. Ну, разумеется, все, кроме изящной фигурки в плотной лилово-красной накидке, каким-то образом избежавшей этих 'даров моря'.
  
  - Мы прошли Криб, а до Нерата ещё часов пять, госпожа - не оборачиваясь, проскрипел старпом, словно ничего не случилось. - Если ветер не подведёт.
  
  Лужёная глотка старого моряка, не напрягаясь, перекрыла рёв волн, свист ветра и громкие щелчки рулевого механического телеграфа. И вот же какое дело, сам встал у руля, не желая делить ответственность с подчиненными. Капитану, как бы, негоже самому крутить штурвал, а старпому, вроде бы, не возбраняется.
  
  - Буря стихает, - У закутанной в накидку гостьи оказался приятный и на удивление сильный голос. - Можем и в штиль попасть.
  
  - Уж лучше буря, - проворчал старпом, по-прежнему не оборачиваясь.
  
  Очередной набегающий вал заставил его крутануть штурвал вправо, и щелчки телеграфа услышали рулевые, скрытые от глаз верхней палубой. Там, в глубине корабля, две пары матросов навалились на свои 'силовые' штурвалы, и огромное перо руля мягко и быстро вильнуло в своих массивных бронзовых подшипниках, повинуясь железным цепям, скользящим сквозь смазанные китовым жиром клюзы. В принципе, при спокойной погоде хватило бы и одного человека, но в шторм скорость и надежность перекладки руля почти всегда отделяет благополучный рейс от рокового.
  
  Когда корабль с обманчивой легкостью преодолел ещё несколько волн, старпом и вахтенные, наконец заметили то, что Госпожа знала уже несколько минут назад: буря стихает. Больше нет 'купаний' в обрывках волн, болтанка сильно уменьшилась, но ветер всё ещё гонит судно вперёд так быстро, что никаких парусов не нужно. Впрочем, вскоре и ветер начал затихать, и небо, все ещё затянутое тучами, заметно посветлело. Мрачно взглянув на массивный хронометр, старпом без лишних слов сдал дела вахтенному. Все поняли, что скоро на мостик явится капитан, и не стоит давать ему повода для недовольства. А старпом за штурвалом как раз и есть такой повод.
  
  - Спасибо, Мастер Шегрос, - тепло отозвалась Госпожа. - С вами, как за каменным молом.
  
  И опять же, все присутствующие согласно улыбнулись. Старпома уважают все! И даже капитан, конечно же.
  
  - Все жду, когда мне предложат большой Ковчег, - криво улыбаясь, отшутился Шегрос. - А мелкая посудина, вроде этой, не для меня!
  
  Назвать хорошо вооруженный океанский транспорт в три с половиной тысячи тонн 'мелкой посудиной' и не вызвать ропот возмущения может только он! Но если подумать, в чем он неправ? Он провел 'Ривьенну' сквозь шторм, а где был в это время капитан? Разумеется, в каюте! А сейчас, когда все успокоилось, он непременно явится на мостик, чтобы показать себя и напомнить, кто на борту главный...
  
  - Я рад, что мне не пришлось исправлять ваши ошибки, - раздался басовитый голос упомянутой персоны. Вот, он уже здесь!
  
  - Надеюсь, вы хорошо выспались, Нэррис, - едко прокомментировала Госпожа.
  
  Наследник, сын главы клана Нерат, а с недавних пор и капитан 'Ривьенны' нахмурился, но виду не подал, оставшись галантным кавалером. И раздражён он вовсе не подначками Госпожи, а чем-то совсем другим, словно чувствуя опасность. Рейс непростой, и никто не предполагал, что обойдётся без приключений.
  
  - Ставьте паруса, - резко приказал он. - Ветер стихает, а задержки быть не должно.
  
  Пусть он и не авторитет среди моряков, но боец отменный! Вроде, и разодет в шикарный вышитый камзол, но палаш с парой пистолетов при нём. Пусть он и сам не в восторге от того, что волей отца стал начальником этого рейса, но свою линию будет гнуть до конца. Настоящий отпрыск клана Нерат: рослый, грудь колесом, ручищи что твои весла! Да и на лицо, что греха таить, жаловаться не приходится: красавец-мужчина! И кто тут смеет возражать? Ах, да, старпом...
  
  - Рановато паруса ставить, - по-простому объяснил Шегрос. - Ветер...
  
  - Меня не интересует ветер! - резко оборвал его наследник. - Меня интересует время прибытия. Я должен доставить Госпожу в Нерат как можно скорее! И я это сделаю!
  
  Старпом проявил сообразительность и не стал даже пытаться оспорить приказ. Встретился глазами с угрюмым заросшим боцманом и кивнул, а тот, в свою очередь, испарился с мостика, чтобы исполнить поручение.
  
  - Фок и грот марсели ставь! - разнесся над палубой его сиплый рёв. - Шевелись, медузы болотные, тринадесять шишек через клюз!
  
  Через минуту матросы оказались на реях, начав постепенно расправлять полотнища марселей. Ставить нижний фок и грот боцман не решился, и правильно сделал, опасаясь нового усиления ветра. Рулевой взял под ветер, марсели мгновенно надулись пузырями, и корабль вздрогнул, ощутимо прибавив скорости.
  
  - Так-то лучше, - процедил капитан, но Госпожа, кажется, вновь не оценила его усилий. Впрочем, он не оставил попыток, и галантно протянул руку.
  
  - Позвольте проводить вас.
  
  В самом деле, на мостике делать больше нечего. Вздохнув, Госпожа нехотя оперлась о протянутую руку и позволила 'отбуксировать' себя на палубу, но теперь этот кавалер почему-то почти перестал её раздражать. Морской идиллии не получается, но и так неплохо. Палуба ещё не просохла до конца, а других последствий бури, как бы, и нет. Если бы не ветер...
  
  - Не стоит так рисковать, - осуждающе произнесла Госпожа. - Мы идем почти точно по плану.
  
  - В этом и проблема, - тихо произнес наследник.
  
  И куда подевался самодовольный хлыщ, готовый на любую авантюру ради эффекта? В его взгляде нет ни тени легкомысленной самоуверенности, а только решительность и... опаска?
  
  - Что случилось, Нэррис? - тихо спросила Госпожа, мгновенно оценив перемену обстановки. - Почему мы так спешим?
  
  - От вас ничего не скроешь, - серьезно прокомментировал он. - Но пока ничего не случилось. Надеюсь, и не случится.
  
  Ох, выходит, не зря глава клана направил сюда своего старшего сына! И сам наследничек тоже хорош, как прикидывался дамским угодником, даже сама Госпожа чуть не поверила! А сейчас...
  
  Корабль вздрогнул, по ушам ударил звук, похожий на выстрел. Это внезапный порыв ветра разорвал стропы, удерживающие фок-марсель, и огромное полотнище с треском забилось, закрутилось, теряя лохмотья, словно старая тряпка. И все бы ничего, но один из матросов, слишком крепко державшийся за лопнувший строп, соскользнул с рея и полетел вниз...
  
  Он не закричал, падая с почти десятиметровой высоты, зато успел пару раз зацепиться за ванты, чем добавил себе шансов на спасение. И глухо ударившись о палубу, остался в сознании, только зубами заскрипел. Как ни странно, сама Госпожа, совершив стремительный бросок, оказалась возле него первой и, не обращая внимание на сырую палубу, встала на колени, откинув капюшон.
  
  - Не шевелись! - приказала она пострадавшему каким-то особенным голосом, и его тело будто бы само обмякло. Она сама перевернула его на спину ещё до того, как кто-то сумел ей помочь. Капитан встретился взглядом с Госпожой и застыл, увидев яркие фиолетовые кольца, горящие в её глазах. С топотом прибежал старпом, и точно так же застыл на месте.
  
  - Голову ему держите! - Госпожа отвернулась, склонившись над раненым, а капитан, не раздумывая, сорвал с плеч свой камзол, расшитый цветами клана, свернул его комом и аккуратно подсунул под голову матроса. Удивиться никто не успел, все произошло слишком быстро, а Госпожа продолжила делать нечто, недоступное пониманию как простых мореходов, так и самого старшего наследника От её рук ощутимо потянуло жаром, и вроде бы, появилось небольшое свечение, но поклясться в этом не смог бы никто из свидетелей. Раненый вдруг открыл глаза и взревел от боли, рванувшись вверх, но три пары сильных рук удержали его, буквально пригвоздив к сырой палубе.
  
  Так прошла почти минута. Ветер уже прилично измочалил сорванный парус, а раненый, наконец, перестал выть, и теперь только выступившие слёзы выдают его страдания. Впрочем, жизнь дороже боли. Теперь он вдруг выгнулся, захрипел, и на губах выступила кровь, но не в виде жуткой белесой пены, а почти чистая, ярко-алая и какая-то нестрашная.
  
  - Переворачиваем его! - приказала Госпожа, и поставленный на четвереньки раненый закашлялся, орошая палубу красными выплесками. Так же внезапно кашель прекратился, и матрос, словно не веря, вытер окровавленный рот рукавом и вопросительно взглянул на спасительницу.
  
  - В легких чисто, - объявила она, устало поднимаясь на ноги, и все заметили, что никаких фиолетовых кругов в её глазах уже нет. - Остальное не смертельно. Неделю будет хромать, потом можно отправлять на рей. Да не в этом смысле!..
  
  Заметив странные взгляды моряков, Госпожа поспешила уточнить свою мысль. А то вдруг, в самом деле, повесят беднягу за плохо поставленный парус... Кто их знает, этих морских чудищ в людском обличье!
  
  - Сейчас больного напоить, накормить и положить спать, - напоследок велела она. - И мне что-нибудь перекусить в каюту принесите!
  
  И лишь один капитан вдруг понял, что Госпожа еле стоит на ногах. Она только что с кажущейся легкостью вытащила человека из морской пучины, куда бы он непременно отправился, умерев в открытом море, но чего ей это стоило? Сколько собственных сил она потратила, сколько жизни забрала у себя, чтобы спасти простого матроса?
  
  - Госпожа, - тихо, но настойчиво произнес капитан. - Я настаиваю на том, чтобы проводить вас. Держитесь за мою руку!
  
  Она усмехнулась про себя, но руку не оттолкнула.
  
  - Спасибо, Нэррис, - искренне ответила она. - Но позвольте мне ещё немного побыть на свежем воздухе. Все равно, пока на камбузе проснутся и что-нибудь состряпают...
  
  Раненого матроса подняли на ноги и увели вниз, так что, через пару минут рядом с Госпожой и капитаном остался один лишь старпом. Словно издеваясь над командой, вылезло яркое солнце, а ветер, оставаясь свежим, по-прежнему подгоняет судно вперёд.
  
  - Ставьте паруса, мастер, - приказал капитан старпому, и жестко добавил: - Все, какие сможете! Мы не имеем права терять время. Если надо, привязывайте матросов к реям тройным узлом, но клянусь кровью Чёрных и самой Смертью, следующего, кто свалится вниз, я сам выкину за борт! Вас, морских бакланов, много, а Госпожа у нас одна. Нам может понадобиться её помощь в более важных делах!
  
  Теперь слова капитана прозвучали совсем иначе, и мастер Шегрос мгновенно придавил в себе желание спорить. Тем более, в этот раз Госпожа не осталась в стороне.
  
  - Капитан прав, - мягко подтвердила она. - Дело очень серьёзное. А если он ошибается, это стало бы для нас большим облегчением.
  
  Мастер Шегрос нехотя кивнул, мол, мы люди маленькие, сами расхлёбывайте, и отправился искать боцмана. А капитан осторожно приобнял за плечи все ещё бледную Госпожу, этим безмолвным жестом словно обещая ей защиту и заботу. Пусть даже она и не горит желанием эту самую заботу принять. Под бодрые тирады боцмана матросы вновь начали ставить сначала марсели, потом фок и грот, а потом и до брамселей дело дошло, и корабль полетел вперёд так быстро, что тревожно стало всем. От чего мы так бежим?
  
  Остатки туч рассеялись, и тропическое солнце быстро испарило с палубы остатки воды и нагрело деревянный фальшборт до смоляного запаха, так сильно, что руками запросто не ухватишься. Но Госпожа словно и не чувствует ярости светила, и может показаться, что ей от этого жара даже становится легче. Её глаза полузакрыты, а губы чуть шевелятся, словно она напевает про себя какую-то милую песенку.
  
  - Госпожа, - нарушил молчание наследник. - Госпожа Тамиэла, вы поступили мудро. Спасибо, что поддержали моё решение!
  
  - Не стоит благодарности, Нэррис! - Она одним быстрым движением накинула на голову капюшон и шагнула в сторону, вырвавшись из его деликатных объятий. - Продолжайте в том же духе и не притворяйтесь столичным хлыщом. Таким, как сейчас, вы мне нравитесь куда больше.
  
  И эти слова уже не оставишь позади, не забудешь в суете, как бы быстро ни мчался по волнам ваш корабль...
  
  - Парус на горизонте! - раздался испуганный крик марсового матроса. - Серый парус!
  
  
  
  -------------------
  
  7 ноября 2063 года
  
  Марс, Ацидалийская равнина
  
  
  
  Волны, повсюду волны... Слишком часто лезут в голову мысли о них, что-то нашептывая белесым от пены языком прибоя... На Марсе теперь есть свои небольшие моря, но они совсем не такие - свинцово-темные, слишком грозные и ветреные, от них пока лучше держаться подальше... Нет, в мыслях появляются совсем другие волны - голубоватые, изумрудные, спокойные, приносящие на своих гребнях радужные соленые брызги и ласковую пену, будто в огромной купальне под открытым небом. Ярко-синим небом, непохожим на грязные облака Марса...Только нужно покрепче держаться за пропитанный солью и насквозь прогретый солнцем деревянный фальшборт...
  
  - Анна Владимировна, вам слово, - раздался знакомый, до крайности ехидный голос.
  
  Ах, да, Марс. Здесь все намного хуже! А к 'Анне Владимировне' она так и не привыкла, давно ли аспирантка Аня Верзина превратилась вот в это вот самое?
  
  - Давайте прокрутим запись моего предыдущего высказывания, - устало отмахнулась она от голоса. - Я не буду повторять в третий раз всю цепочку рассуждений о том, как нелепы ваши претензии, господин Лефевр. Или брат Максим, если вам угодно.
  
  Какие разные взгляды! Научные координаторы как условных, так и настоящих кланов, собираются не в первый раз, и повестка дня в исполнении европейских и американских товарищей та же самая. Хотим все и сразу! Хотим технологии, формулы и много-много рационов! А подарите-ка нам ковчег! Или хотя бы Малого Стража, вам разве трудно? Хорошо, что грибов Дорс и дарренских чипов не просят, но это пока. Научный координатор от клана Росс в лице Анны Владимировны Верзиной держит оборону, а кланы Совета снисходительно помалкивают, им это не очень интересно. Основной фокус их деятельности после войны переместился на Рьялу, на Марсе остались лишь немногочисленные миссии, для поддержания контактов. И ни одного ковчега в наличии, даже тримарцы починились и улетели...
  
  - Анна, мы наизусть помним ваши аргументы, - мягко высказался представитель 'Дикси'. - Но все мы, поверьте, движимы жаждой знаний. Прогресс невозможно остановить, так зачем пытаться?
  
  Рослый, моложавый и не по-американски деликатный доктор Леонард вызывает симпатии поголовно у всех присутствующих, кроме, пожалуй, 'Янки'. Но на это тоже был расчет его начальства при назначении координатором. Правда, тогда никто не знал, что 25-летняя Аня Верзина получит эту должность от клана Росс, да и она сама не знала! А потом её как-то уговорили...
  
  - Мы и не думали останавливать прогресс! - парировала она, подражая манере речи Ивана Родина и прекрасно зная, как это может бесить слушателей. - Мы всеми силами его двигаем вперёд, семимильными шагами! Только у нас, извините, свой прогресс, у вас, разумеется, свой, а насколько он свой у уважаемых кланов, это я даже промолчу! Они даже перестали ходить на наши совещания, и я их понимаю! Вот, только господин Грай и господин Дари до сих пор держатся...
  
  Оба господина внутренне усмехнулись, но вида не подали, чтобы не травмировать уважаемых делегатов с Земли. К тому же, сроки командировки для обоих не бесконечные, вскоре оба отправятся обратно на Рьялу, где их ждут... Хотя, не очень-то их ждут, если честно, но там уж точно уютнее, чем на Марсе. Аня вдруг снова услышала в голове плеск волн и будто бы почувствовала соленые брызги морской пены на губах... Да что же это такое?!
  
  'Пора заканчивать болтовню', - вспыхнуло приватное сообщение от господина Грая. - 'Они неисправимы! С удовольствием провожу вас домой'.
  
  'Они недостойны отнимать ваше время, госпожа', - мигнуло аналогичное сообщение от Дари. - 'Лучше использовать это время для более важных дел'!
  
  Аня вдруг подумала о том, что Дари и Грай, вообще-то, ровесники брата Максима и доктора Леонарда, и совершенно не глупее и не 'зеленее' их, а если учесть их жизненный опыт... Но насколько разное поведение! Эти золотоглазые парни такие живые, они настоящие, не уставшие от долгой жизни! Но при этом, истинные джентльмены, ухлестывают за ней так мило, что даже отшивать их в голову не приходит. И как жаль, что вскоре их отзовут на Рьялу, где хорошо, тепло, и есть настоящее, правильное море... Снова мысли о волнах... Не отвлекаться!
  
  - Уже почти два года обломки флота Копателей падают на Землю буквально с неба, - Аня на удивление легко справилась с очередным 'морским' наваждением. - Те самые дармовые технологии, о которых вы так мечтали. Неужели вы до сих пор ничего интересного не нашли? По результатам исследований у вас уже появились новые сплавы, а также случились большие подвижки по аддитивным технологиям, в части линейно-когерентных решеток. Вам мало?
  
  - Вы неплохо осведомлены, - смело начал брат Максим, но вовремя осекся...
  
  - Не стесняйтесь, договаривайте, - добродушно усмехнулась Аня. - Вы же хотели добавить, 'для столь юной особы', правда?
  
  Француз хотя бы постеснялся переходить на личности, а вот 'Янки'... Аня вдруг поняла, что начисто забыла фамилию их представителя, а открытой сигнатуры, как у всех нормальных людей, у него нет. Да, это один из 'птенцов' доктора Мукерджи, и тоже индус, но по возрасту далеко не студент...
  
  - Мы всё понимаем, - белозубо оскалился безымянный гадёныш. - Вы слишком хорошо знаете тех, кого мы слишком плохо знаем!
  
  Это уже открытый намек на её профнепригодность. Мол, устроилась по блату, благодаря 'связям', и мы прекрасно понимаем, какие это связи! Уж точно не научно-технические... Аня вдруг впервые в жизни испытала странное, темное помутнение чувств. Ярким пятном на фоне чёрного гнева всплыла мысль, что будь она мужчиной и имей шёрстку на спине, эта самая шёрстка сейчас встала бы дыбом, требуя мордобоя. Видимо, что-то такое промелькнуло и в её взгляде, да так отчетливо, что гадёныш ощутимо вздрогнул. Видение протыкающего его тушку отточенного гарпуна пришлось отгонять неслабым усилием воли.
  
  - Как жаль, - чуть погрубевшим голосом высказала она, обращаясь к пустому дальнему углу. - Что дуэльный кодекс на Марсе приостановлен, согласно протоколу Совета, пункт двадцать один - красный.
  
  Гадёныша передернуло, до бледности!
  
  - Но из этого правила имеются изъятия, - прокомментировал буквоед Грай. - Пункт тринадцать-жёлтый и так далее, если речь идет об оскорблении Координатора особого ранга, что в данном случае имеет место...
  
  Теперь гадёныш совсем приуныл, поймав осуждающие и злорадные взгляды коллег с Земли.
  
  - Но всё это не имеет большого смысла, - занудно дополнил Дари. - Поскольку дуэльный кодекс не касается некомбатантов, чьи проступки подвергаются административному разбирательству в установленном порядке.
  
  - Иными словами, господин, Редди, можете быть спокойны, госпожа Ания вас не убьёт, - поставил точку Грай. - Хотя вы её совершенно явно оскорбили.
  
  Вот, наконец кто-то вспомнил его фамилию! И даже не кто-то, а младший наследник клана Сарги, которому эта информация, по большому счету, до лампочки, или до фонаря, что ближе к оригинальному выражению на языке Рьялы. Разумеется, речь идет не о сухопутных фонарях, а о корабельных, цветных, выставляемых справа и слева от бизань-салинга... Стоп, это же по-русски, а откуда она знает, как это называлось на Рьяле? Теперь не вспомнить... Чудеса! Вот Иван Родин неплохо знает морскую терминологию, он ведь когда-то даже на яхте в море выходил. И как-то раз он ей пытался объяснить, как трудно иногда 'обстенить' паруса, то есть, поставить их так, чтобы ветер дул спереди и прижимал их к стеньгам, что привело бы к остановке корабля. А его руки в это время так доходчиво все показывали...
  
  Снова вернувшись к реальности, Аня вгляделась в представителя 'Янки' очень нехорошим взглядом, почти несознательно копируя Альбину, но сама бывшая аспирантка в этот момент очень удивилась бы, увидев себя со стороны, и даже посочувствовала бы гадёнышу-грубияну. А что бы она увидела? Весьма симпатичную и физически крепкую молодую даму в плотном чёрном тримарском костюмчике с кучей ремешков, но без 'фирменных' очков на шее. Складное крепление под скорострелку на левом боку, ныне пустующее. Роскошная чёрная коса, наполовину убранная за ворот. Небольшой подсумок, плотно притянутый к левому бедру. Коротко срезанные и идеально отшлифованные ногти на руках, с деликатной 'тлеющей' тонировкой, по клановской моде. Этакая хулиганка, и не скажешь, что вовсю кандидатскую пишет! Но это всё ничего, страшно другое... Мрачный, до черноты, взгляд. Живые, с искорками веселья, карие глаза, ставшие вдруг почти чёрными и до ужаса глубокими...
  
  - Жаль, - не подозревая о страхе, напущенном на гадёныша, проворчала Аня. - Небольшая дуэль сняла бы все проблемы. Эх, были времена... Доктор Леонард, доктор Лефевр, у вас есть ещё вопросы?
  
  Оба лишь добродушно покачали головами, прекрасно понимая, что обсуждать больше нечего. Настоящие ученые не испугались непонятного явления, да и позор индуса пришёлся им по душе, но будить лихо тоже не следует. Да и взгляд у 'явления' вновь посветлел, и даже потеплел. Гадёныша Аня теперь будто бы не замечает, а вот с уважаемыми коллегами она вежлива до конца.
  
  - Всего, доброго, господа, - мило попрощалась она, крутанувшись в кресле, и не спеша направилась к выходу. Грай и Дари коротко кивнули земным ученым и испарились из 'переговорки' вслед за эффектной кареглазкой. Как это может выглядеть со стороны и кто о чем может подумать, никому нет дела. Главное, что встреча окончена, как всегда, с нулевым результатом, и скорее всего, через неделю все эти бесполезные телодвижения придется повторить, сжав зубы, чтобы снова кого-нибудь не зарезать. Ах, да, у нее теперь есть эскорт, да такой, что многие позавидуют.
  
  - Хорошо, что нам скоро улетать, - мрачно прокомментировал Дари. - Он просто нарывается, оскорбляя вас. Я сам его чуть не прибил.
  
  - Плохо, что госпожа Ания останется здесь, когда мы улетим, - не менее печально уточнил Грай.
  
  - Ну, время ещё есть, - обернувшись, со смешком подбодрила упомянутая госпожа. - Вы меня проводите?
  
  Хорошо, когда рядом есть джентльмены, причем целых две штуки, и есть полная уверенность в их морально-волевых качествах. Никому другому она бы не позволила вот так за собой ухаживать, с сопровождением до дома и с угощением дорогих гостей лично заваренным чаем. А с этими парнями - запросто! Но они скоро улетят, а она останется наедине со своими проблемами, не имеющими никакого смысла. Ни геометрического, ни алгебраического, ни метафизического! От очередного 'помрачения' её спасло только прибытие к порогу собственной 'квартиры' на территории компактного жилкомплекса клана Росс.
  
  - Заходите, гости дорогие, - вздохнула Аня, открывая замок мысленным приказом. - Я сейчас чаю заварю. Может, вы мне посоветуете, как жить дальше...
  
  Оба без опаски перешагнули порог, пристально разглядывая уютное убежище своей прекрасной коллеги. Клановцы редко принимают гостей у себя дома, предпочитая для встреч общественные помещения, но такое искреннее приглашение проигнорировать нельзя.
  
  - Просто и уютно, - прокомментировал Грай, в то время, как Аня поспешно сцедила в цветастый фарфоровый чайник нужную дозу кипятка. - Сразу видно, что здесь знаменитая ученая госпожа только отдыхает. Ничто не напоминает о её работе.
  
  - Ну, какая ещё знаменитая, - польщенно проворчала Аня, привычно колдуя над заваркой. - Разве что, в очень узких кругах. И пусть бы оно так и оставалось. И вы правы, здесь я только отсыпаюсь, но в последнее время это не помогает, и я предпочитаю проводить время совсем в других местах. Да вы садитесь!
  
  По комнате поплыл крепкий пряный аромат настоящего цейлонского чая, настолько волшебный, что присевшие было гости аж подобрались, принюхиваясь. При этом парни, к своему счастью, даже примерно не представляют, за какое количество дарренских чипов можно загнать одну такую жестяную коробочку с нарисованным слоном...
  
  - Другие места, это гостевой квартал? - предположил Дари, с улыбкой наблюдая за суетящейся кареглазкой. - Там, куда Совет отовсюду свозит беженцев? Который кто-то прозвал 'малый Даррен'?
  
  Брякнув чашками, Аня переместила все чайное хозяйство на стол, за которым расположились гости, и стала аккуратно, порция за порцией, разливать золотистый напиток сквозь тонкое ситечко.
  
  - Там сейчас весело, - усмехнулась она. - И люди там интересные. Те, кто выжил в войне и попал в это поселение, как правило, весьма жизнерадостная публика. Прошло полтора года, они успели оплакать свои потери и немного прийти в себя после бойни. Психологи и физиологи работали сутками, чтобы им помочь, и теперь они снова ищут себя. Наверно, поэтому меня туда так тянет. Я вот, тоже теперь ищу...
  
  Вытащив из шкафчика пару тугих запаянных пакетиков, она быстрым движением разорвала пленку и высыпала сдобные кругляши в небольшую миску из нержавейки.
  
  - Только печенье и осталось, - призналась она, и устало опустилась в кресло напротив двух джентльменов. Теперь можно и расслабиться, прислушиваясь к плеску волн. Чёрт, опять эти волны! И руку жжет не от нагретого солнцем фальшборта, а от чашки с чаем!
  
  - Отличный чай, - с видом знатока похвалил Дари, пригубив напиток. - И совсем не такой, как я пробовал раньше.
  
  - Наверно, вам зеленый подсунули, - сбросив оковы протокола, предположила Аня. - А ведь наверняка утверждали, что это настоящий чай! Не стесняйтесь, господа, вот печенье. Можно макать в чашку и грызть!
  
  Тройной хруст печенья дружно разогнал морское наваждение. Но надолго ли?
  
  - Так чем мы можем помочь учёной госпоже? - деликатно напомнил Грай.
  
  - Советом, - Аня со стуком поставила пустую чашку на стол.
  
  Никто не стал её торопить, давая собраться с мыслями. Правильно заданный вопрос есть половина ответа...
  
  - У меня возникла ужасная мысль, - наконец, призналась она. - Может, этот гадёныш Редди прав? Может, я не гожусь для такой работы? Научный координатор! Поначалу мне казалось, что я справлюсь, привыкну, найду подходы. Меня попросил об одолжении учитель, отказаться я не смогла. А теперь выходит, что я его подвела, не справилась!
  
  Меньше всего ей бы сейчас хотелось, чтобы её жалели! Но рядом с ней вовсе не 'жилетки', а практичные, рациональные парни, да и по возрасту они, между прочим, в отцы ей годятся... У обоих за плечами масса приключений, приятных и не очень, да и должности с титулами не совсем рядовые.
  
  - Я вот отца подвёл, - совершенно спокойно признался Грай. - Я же младший наследник, вот меня и отправили сюда... ещё до стычки с Копателями. Находить связи, узнавать ходы, попутно постараться охмурить госпожу Наара, раз она мне так понравилась...
  
  - Так это и не секрет вовсе, - пожал плечами Дари.
  
  - И отец, когда из комы вышел, слова плохого не сказал, - продолжил Грай. - Но по факту, я его подвёл, не справился. И отношение ко мне изменилось. Собственно, почему я всё ещё здесь?
  
  - Он что, всерьёз думал, что Майру можно 'охмурить'? - недоверчиво протянула Аня, от удивления поднявшись с места. - Особенно если она сама прекрасно всё видит? Нет, можно надеяться когда-нибудь получить шанс, через много лет, но всерьёз рассчитывать прямо сейчас?! Господин Дэлус должен был молиться Богине каждый день, что всё так удачно повернулось!
  
  Ей сейчас трудно даже стоять на месте, так близко к сердцу она приняла эту историю. И что греха таить, ей нравится, с каким восторгом и восхищением Дари и Грай смотрят сейчас на неё, в волнении кружащую по комнате. Смотрят, оставаясь при этом в рамках, установленных могучей и зрелой волей настоящих мужчин. Они не могут подвести её, выйдя из роли друзей и защитников. По крайней мере, не так и не сегодня...
  
  Но её речь ещё не окончена! Как хочется сказать что-то ободряющее...
  
  - Грай, - искренне обратилась она к младшему наследнику. - Поверьте мне, Майра вам симпатизирует и доверяет, иначе вы бы и издалека её не увидели! Вы заняли важное место рядом с ней, стали другом и союзником! Через вас клан Тримар обрел теснейшую связь с Советом и планетой-матерью! Через вас прошли все договора с кланами, совместная оборона и куча послевоенных поблажек! Ваш повреждённый ковчег чинили всей Солнечной системой! И почему-то ваш отец не пожелал этого замечать!
  
  Страстная речь не прошла даром, и ответ оказался достойным.
  
  - Так я к чему клоню, о прекрасная ученая госпожа, - польщенно усмехнулся Грай, явно довольный комплиментами аспирантки. - Я клоню к вашей собственной истории. Вы уже забыли, что почти весь этот научный комплекс спроектирован и построен под вашим руководством? Ваш уважаемый учитель очень быстро спихнул на вас все дела и улетел домой, поближе к начальству. Вы забыли, что половина этого проклятого Марса и его окрестностей утыкана приборами, сделанными в вашей лаборатории вашими сотрудниками? Вы забыли, что вас тут уважают и любят абсолютно все, кроме гадёныша Редди? Мы-то с господином Дари уж точно, от вас без ума...
  
  - Это не подлежит сомнению! - весело поддакнул Дари, смутив аспирантку ещё больше, в то время, как Грай продолжил наставлять её на путь необходимых рассуждений. Он даже встал с места, увлекшись своей речью, и сам не заметил, как приобнял её за плечи.
  
  И Аня со своим 'балетным' ростом в сто семьдесят пять сантиметров совершенно потерялась на его фоне, да так, что смотреть пришлось снизу вверх.
  
  - Вы забыли, - горячо напомнил Грай, глядя ей в глаза. - Скольких людей вы спасли, когда подломилось шасси у корабля 'Янки', и вы десять часов вручную наводили зонды, вытаскивая пострадавших?
  
  - А ведь это не всё, - подтвердил Дари, вставая рядом, отчего троица стала напоминать монументальную скульптуру, посвященную каким-нибудь борцам за независимость. 'Хрупкая' девушка в центре, и прикрывающие её собой рослые бойцы. Оба бережно обнимают её, один за талию, другой за плечи, но в этом не видно никакой пошлости, ни грамма неловкости, а лишь сила и уверенность. Вот такие они, люди будущего! Хочется в это верить...
  
  - После этой истории с кораблём 'Янки', - продолжил Дари. - Вас долго и старательно откачивали в Центре, а все, кто вас знал и любил, не ели, не спали, и только ждали брифингов от госпожи Рилы. И такой случай был не один. Мне продолжать?
  
  Только сейчас до неё стало доходить, что её так гложет всё это время. Только сейчас она сообразила, что было не так со всеми этими совещаниями и прочими извращенными способами убивать время! Словно почувствовав перемену её настроения и наступивший приступ решительности, парни отступили, давая ей простор для маневра.
  
  - Пора валить с Марса, - тихо произнесла Аня фразу, о которой совсем недавно побоялась бы даже подумать.
  
  - Вот именно! - весело поддакнул Дари. - Никто не посмеет упрекнуть вас! Только чистую науку не бросайте. Я вот до сих пор отпрашиваюсь на профильные собрания с коллегами.
  
  - Никогда не хотел возвращаться в училище, - проворчал Грай, поморщившись. - Будто в тюрьме отсидел.
  
  - Провинция, - добродушно поддел Дари. - Клановое училище! Тут целый Нератский университет по мне плачет, старейший на континенте! И какие девчонки у нас на курсе были! Из науки можно уйти только, как это...
  
  - Вперёд ногами, - охотно подсказал Грай, коллекционирующий мрачные поговорки планеты-матери.
  
  - Ни за что не брошу! - страстно пообещала Аня. - Я кандидатскую должна дописать! А здесь нового материала почти не осталось.
  
  - При желании, материал можно найти везде, - совершенно невинно намекнул Дари, и это словно бы стронуло запоздалую лавину в голове одной бывшей аспирантки. Было бы преувеличением назвать этот скрип извилин составлением плана, но дело однозначно сдвинулось! Некоторые поступки лучше не откладывать, чтобы не дать коварной энтропии сомнений накопиться выше разумного предела и испортить хорошую идею. А золотоглазые джентльмены, уловив этот момент, синхронно по-ленински прищурились, будто прекрасно поняли, что сейчас последует.
  
  Решившись, Аня оттолкнулась ладонями от торца столешницы и отошла к противоположной от стола стене, чтобы попасть в поле зрения камеры. У неё ушли буквально секунды на то, чтобы вызвать 'узор' имплантов, уточнить текущее московское время и дать команду на открытие прямого канала, через 'тоннель', без всяких задержек на прохождение сигнала. Одна из привилегий её положения...
  
  - Добрый вечер, Илья Фёдорыч! - Она звонко и с нескрываемым облегчением поприветствовала учителя. - Я так рада, что вы на месте!
  
  Едва увидев, кто его вызывает, профессор Евсеев как-то неуловимо стал похож на Дари и Грая, выдав аналогичный прищур, словно он только этого и ждал. Пусть сейчас самый разгар рабочего дня, и застать учителя в такое время на своём месте это не удача, а закономерность. И учитель, кажется, не сомневается, что всё уже решено. А в самом ли деле оно решено?
  
  Полтора, или почти два года жизни на неуютном Марсе, это как целая маленькая жизнь! С другой стороны, дела теперь идут в рабочем порядке, напряжение не столь велико, и даже детали стали забываться, бледнеть с каждым новым днём. И хорошо, что господин Грай напомнил бывшей аспирантке о том, какой ценой далась нынешняя неспешная жизнь, на что пришлось идти и чем рисковать.
  
  Нет, теперь точно всё решено!
  
  - Илья Фёдорыч, - решилась, наконец, Аня. - Вам понадобится новый научный координатор!
  
  
  -------------------
  
  Бывшая территория клана Ноос, безымянный кластер
  
  
  
  'Пригоден для жизни с ограничениями'. Надпись в реестре открытых миров плюс огромный ворох дополнительной информации так и остались бы чистой наукой, если бы не крайняя нужда. Да что там, настоящая катастрофа! Скрыться и терпеть до конца... Жара и влажность зашкаливают, дышать нечем, но и это почти рай по сравнению с другими мирами, претендовавшими на статус убежища. А выходить наружу... Зачем, если лететь всё равно некуда и не на чем? Да и поздно...
  
  Снова что-то грохнуло, за толстым стеклом мелькнула вспышка, потом ещё одна. Там сейчас ночь, но иллюминация такая, что глаза устают. Опять вспышка! Это финал, теперь уже никаких сомнений, это было ясно ещё после первого 'прилета' с орбиты. А теперь и периметр взят, остался только этот бункер. А окна в нём сделаны потому, что по проекту это научный модуль, а не военное укрытие!
  
  В мощном стекле мелькнуло отражение весьма моложавого, но жутко усталого лица. Тяжела твоя ноша, верно, координатор Герк? Ты же, кажется, учёный? Не привык заниматься грязными неприятными делами? Ещё как привык, ведь твоё клановое имя - Дорсо! Самый ненавистный из всех кланов Рьялы, самый непримиримый, самый одиозный и беспощадный к врагам. И ты, Герк, теперь, как бы, его глава. Потому что старший брат твой, Ронас, мертв, и племянницы твои, Рекка и Нойя, мертвы, и любимая твоя Дальма мертва, и тысячи других тоже. А ты пока живой, и пара десятков счастливцев тоже. Хотя, сейчас уже меньше, и счетчик всё мигает и мигает, а 'огоньки жизни' гаснут один за другим Но главное, она жива! Как же болит голова... Всё верно, она и должна болеть! Таков был план! Ронас не взял её собой на последнюю битву, словно чуял что-то, и правильно сделал. Подстраховался, спрятал, доверившись брату. А что брат? Последние секунды доживает, вряд ли даже минуты!
  
  Грохнуло совсем близко, и одновременно с характерной вспышкой хилый жилой модуль словно встал на дыбы! Вот, они уже пригнали корабль, и теперь будут бить в упор, ведь им вряд ли нужны пленные. Они сюда убивать пришли., а кто эти 'они' , совершенно неважно! Любой клан столетиями мечтал стереть память о Дорсо в мелкую пыль, да развеять её так, чтобы и за миллиард лет не собралось! И очень долго это было лишь мечтой, а Дорсо раз за разом выходили победителями, и даже процветали! До появления клана Росс и планеты-матери...
  
  Может, это они? Нет, слишком у них все примитивно, тут действуют старые враги, действуют со знанием дела и с прекрасной техникой. Может быть, это старпёры из Совета решили сами замарать ручки и 'зачистить' старую проблему? Нужно отдать им должное, это они умеют... Но в данном случае, у них ничего не выйдет!
  
  Снова приступ головной боли напомнил о том, что Герк сделал всё, что было в его силах, и даже немного сверх того, ведь все почему-то считают Дорсо примитивными фанатиками! На самом деле, другие кланы никогда не поймут, каково это, быть Дорсо! Здесь почти ни у кого нет оружия, здесь нет настоящих бойцов, но это неважно как для них, так и для врага. Еще один огонек погас, а за ним ещё два, и Герк даже не стал вспоминать их имена. Какая теперь разница? Жаль, что нету 'вихрей', чтобы достойно встретить гостей.
  
  'Узор' имплантов погас, перегруженный мощной атакой, а в следующее мгновение стена бункера лопнула и со скрежетом вывернулась наружу. Возникший было ураган почти сразу прекратился, остановленный кинетическим барьером, ведь враги уже знают, что бояться им нечего, в центральной секции нет ни оружия, ни самой примитивной взрывчатки, можно смело заходить. Герк не стал принимать яд или стреляться, как было принято в старину, ему захотелось использовать свой шанс и узнать, кто явился за его головой. Вдруг его не убьют прямо сразу, а захотят побеседовать? Выжить в среднесрочной перспективе он всё равно не планирует.
  
  Раздалась короткая очередь, и первым в брешь влетел труп бедняги Нови в легком полукустарном бронекостюме, а следом ворвались зонды со скорострелками. Непонятно, на что этот увалень рассчитывал, собирая из обрезков свою экипировку, но ушёл красиво. Хотя, нет, ещё шевелится! Живучий...
  
  Зонды больше не стреляют, но теперь вспыхнул яркий свет, и в разорванную брешь вошла пара штурмовиков, едва заметная из-за размытых активной маскировкой контуров. Один так и остался у входа, а лидер группы не спеша двинулся вперёд. Маскировка мигнула и погасла, а Герк про себя невесело заметил, что неплохая это традиция, рисовать клановые символы на броне! Сразу же понятно, кто перед тобой и зачем ему скорострелка в руках.
  
  Раненый Нови повернулся набок и застонал, но чёрная бронированная фигура привычно вскинула оружие, почти не целясь, и прервала страдания увальня единственным снарядом, который смачно раскидал его мозги по чудом уцелевшей дальней стене. Неплохая заявка, для начинающего! Скорострелка вернулась в боковой захват, а тёмная фигура рывком отстегнула шлем и бросила его напарнику, словно мяч. Мол, держи и не вмешивайся.
  
  - Ты думаешь, взять имя Наара достаточно, чтобы стать как они? - Герк решил не тянуть и сам начал бессмысленный разговор.
  
  - Да наплевать, - с притворным весельем ответила совсем ещё юная госпожа Наара. Хотя, не такая уж она юная и гладкая, если приглядеться... Глаза красные и уставшие, вся левая половина лица в глубоких порезах, и особенно яркий свежий шрам тянется от слегка зазубренной мочки уха по шее вниз, за ворот бронекостюма. Явно недавние травмы, но точно не сегодняшние. Интересно, а почему она их не регенерировала, эта самовлюбленная выскочка должна дорожить своим хорошеньким товарным видом. Говорят, она этим активом недурно пользуется, да так, что от влиятельных поклонников отбоя нет. А по слухам, и от поклонниц тоже...
  
  - Чего уставился, нравлюсь? - зло прошипела она, но в ярких золотых глазах словно зеркало спокойствия поставлено. - Ты последний остался, а трупы мы уже посчитали. Ну, где она? Племянница твоя!
  
  - Я не знаю, - совершенно искренне развел руками Герк. - Было бы глупо, если бы я знал, правда?
  
  Зеленая сетка проекции стянулась вокруг него и оторвала от пола, но это его ничуть не напугало и не удивило. Подумаешь, кто-то мобильный детектор, наконец, сделал! Наверно, зонды используются для распределения нагрузки, их тут не меньше десяти штук уже, даже можно посчитать... да ну, и так голова болит! Им же хуже, пусть теперь сами удивляются...
  
  - Понятно, - выдохнула Майра, вглядевшись в результаты сканирования. - Не мозги, а сплошной очаг нейроимплозии! Значит, память себе подтёр?
  
  - Мы все это сделали, - едва слышно ответил Герк. - На всякий случай.
  
  - Херовый случай, - проворчала Майра. - Как она выглядит? Ей лет одиннадцать-двенадцать, да?
  
  - Где-то так, - не стал скрывать Герк. - Но точно я не помню. И её лицо... совсем не помню...
  
  - Вижу, что не врешь, - кивнула Майра. - А как зовут?
  
  - Не помню... Голова болит!
  
  Сетка исчезла, и Герк рухнул на пол, неловко подвернув ногу. И ещё, кажется, разбил колено, но это уже мелочи. К своему ужасу, он только сейчас понял, что и в самом деле не помнит ничего... совсем ничего! Даже её голос... Имя... Глаза... А ведь он любил её не меньше, чем родной отец! А может, и сильнее! И что сейчас от этого осталось?
  
  - Понял, что натворил? - беспощадно поинтересовалась Майра, склонившись над ним. - Вот такие вы, Дорсо. Фанатики, семя копательское!
  
  Все ещё терзаемый совестью, он встретил её почти чёрный взгляд, в котором не нашел ничего, кроме странной, пронзительной мудрости, словно в этот момент она видит его насквозь. Ну что за ведьма морская! Может, ей и детектор не нужен вовсе? Но отступать и показывать слабость всё равно нельзя!
  
  - Ты так хочешь убить всех Дорсо, - презрительно сказал он, бросив попытки вспомнить облик племянницы. - Так чем ты отличаешься от нас? Такой же фанатик!
  
  - Я бывшая жертва, - издеваясь, усмехнулась она. - Мне можно!
  
  - Жертвы бывшими не бывают, - чуть не сплюнул в ответ Герк. - И трофей не может вдруг стать предводителем клана!
  
  - А я не вдруг, - все с такой же издевкой объяснила Майра. - Ты у меня не первое мясо, знаешь ли. И даже не второе. Ферна вот тоже пытались прятаться, но они хотя бы сопротивлялись, даже поцарапали! Весело было!
  
  И все это без тени улыбки, да с таким выражением, что забываешь, что этой малолетке даже тридцати ещё нет! Ведь не врет, и не хвастается, просто сообщает о столь же незавидной судьбе 'родственников' из Ферна. Кажется, она и в самом деле достойна имени Наара, хоть вслух этого лучше не говорить.
  
  - А нас ты как нашла? - поинтересовался Герк. - Порадуй покойника, расскажи! А потом сама порадуешься.
  
  - Тоже мне, радость! - брезгливо поморщилась Майра. - Какая может быть радость от чистки гальюна? Радость - это когда можно, наконец, замечать радости жизни, которыми раньше пришлось жертвовать. Поесть как следует, выспаться, про любовь вспомнить, если есть, о чём! У меня-то есть, и немало, а ты всё потёр, даже вспомнить нечего!
  
  И опять, ни слова неправды, и ни грамма сочувствия, но зато презрения на троих!
  
  - И все-таки, мне интересно, - настоял Герк. - Откуда вам известна эта система? Это наш большой секрет, в базах её нет, этот сектор почти не исследован! Как?!
  
  - Друзья помогли, - снисходительно сообщила Майра. - За год я нашла несколько убежищ как Ферна, так и Дорсо. Доволен?
  
  Герк снова скривился от головной боли, признавая поражение. Вроде бы, не соврала, а информации ноль. Какие ещё друзья, что за возможности у них, чтобы исследовать целые сектора 'про запас'? Нелогично, не сходится, не складывается!
  
  - Ничего вы сами не можете, - бессильно прошипел Герк, встречаясь с презрительным взглядом юной госпожи. - И как вы с флотом справились, такие нежные...
  
  И тут его осенило, да так, что руки-ноги почти отнялись, и так холодно стало... Не справились они с флотом! Кто-то им помог, но кто? Что за друзья такие, достаточно могущественные и нетерпимые к давним и непримиримым врагам Ясных?
  
  Сами Ясные!
  
  Герк со стоном повалился на пол, больше не пытаясь подняться. Его брат Ронас не был параноиком и сумасшедшим, когда поднял тревогу, опасаясь возвращения Ясных. Но даже он явно не представлял себе масштаба проблемы, если всё это закончилось разгромом флота, чего в принципе не могло быть. Захотелось горько расхохотаться, но приступ мигрени опять помешал. Вот уже, и посмеяться перед смертью не дают!
  
  - Они сожрут вас так же, как сожрали нас! - в отчаянии выдавил из себя Герк, но понимания не встретил.
  
  - О чём бы ни шла речь, ты про это не узнаешь, - равнодушно пообещала Майра. - Ты вот о чём подумай. Знаешь, как тебя ждут на Рьяле? Какой процесс хотят устроить? Какие вопросы задать?
  
  На это он, конечно, промолчал. Что тут ответишь? Разумеется, Совет не откажется устроить представление с последующей примерной расправой...
  
  - Я пошутила, - с ухмылкой живодера выдала Майра, словно прочитав его мысли. - Никто тебя там не ждёт, никакого процесса никто не готовит. Любой человек из любого клана, если про тебя узнает, просто прикончит тебя на месте. Я просто первая тебя нашла, и знаешь почему?
  
  - Перед Ставром слегка задом повертела? - предположил Герк, ожидая приступа бешенства, но заслужив лишь пару тонн презрения за такой мелкий наезд. Глава Совета не та фигура, чтобы поминать его всуе...
  
  - Последние мозги себе стёр, уключина ты старая, - притворно упрекнула Майра. - Ставр даже не догадывается, где я сейчас мотаюсь и чем занимаюсь. Даже мои самые близкие не догадываются. И здесь со мной всего пять человек, на Малой 'давилке' прилетели. Пять человек, понимаешь? Только те, кто точно будут молчать, и у кого особые личные счеты к Дорсо или Ферна. Я была вынуждена заочный конкурс проводить, а то пришлось бы целый флот сюда тащить. С большими окнами, чтобы всем видно было.
  
  Всё одно и то же! Она не устает напоминать ему о ненависти всех кланов к Дорсо, но на самом деле, это зависть! Все завидуют успеху и славе, и если бы не предательство...
  
  - Ты думаешь, я о чем-то жалею? - с вызовом спросил Герк, чувствуя, как мерзко задребезжал голос, выдав его с головой. Уж ему-то есть, о чём сожалеть...
  
  - Мне наплевать, - ответ паршивой малолетки прозвучал, как натуральный плевок. - Ты уже отбегал своё. Меня интересует твоя племянница и её сопровождающие. Мы не нашли следов ДНК, это вы тоже зачистили, молодцы. Но кораблик у вас был маленький, много народа на нём не увезёшь. Скорее, шлюпка даже. Кто на корабле командует?
  
  - Да не помню я! - чуть не заорал Герк, хватаясь за голову в приступе острейшей мигрени. - Ты что, тупая?
  
  Она злобным пинком перевернула его на спину и придавила к полу коленом. Левой рукой в толстой перчатке схватила его за волосы, а в правой сверкнул тонкий длинный нож, тот самый, с занимательной историей. Время сжалось, Герк вспомнил 'утёкшую' запись расправы над Шоршехом, и мгновенно понял, каким образом покинет этот мир, всего лишь через пару мгновений.
  
  - Я острая, - серьезно заявила Майра Наара, и с улыбкой всадила ему нож в горло по самую рукоятку.
  
  Несколько лет спустя запись этой экзекуции тоже сделалась весьма популярной.
  
  
  -------------------
  
  
  
  Рьяла, 1420 год (по земному летоисчислению)
  
  -Отрываться бесполезно, - авторитетно заявил мастер Шегрос. - Только с курса сойдём и время потеряем. И потом, это даже не шлюп, а скорее, скоростная яхта, и преимущество в скорости у него только при свежем ветре. Пока он один, он нам не сделает ровным счётом ничего, даже если догонит.
  
  - И паруса у него никакие не серые, а обычные, - раздражённо добавил капитан. - Я бы марсовых выпорол, чтобы панику не разводили.
  
  - Выпорем, - пообещал старпом. - Всё днище им разлохматим. Но потом! Сейчас пусть смотрят во все глаза, чтобы не появился кто-то ещё. А с яхтой мы как-нибудь справимся.
  
  Почему-то все обратили взоры на Госпожу, словно ожидая подсказки. Иначе, зачем бы её попросили подняться на мостик, несмотря на пережитое напряжение... Но она промолчала, позволяя мужчинам самим решить этот вопрос.
  
  - Курс не менять, - покончив с раздумьями, постановил капитан. - Если это загонщик, то он вынуждает нас отвернуть левее, прижать к берегу, а нам это не надо. Если он один, пусть подходит к борту, поговорим. Если будет держаться вдали, постараемся прибавить ходу, кливера поставим, в конце концов. Но курс не менять!
  
  Так и поступили, делая вид, что чужой парус никого не беспокоит. Незнакомец, казалось, никуда не спешит, неспешным сближением словно давая время всё обдумать. И всего через полчаса, когда с 'Ривьенны' удалось рассмотреть его получше, стало понятно, что это никакая не яхта и не шлюп, а довольно крупное судно совершенно нетипичной конструкции. Длинный узкий корпус и острый скошенный форштевень делают его похожим на яхту, но лишь издалека, а вблизи это оказался великолепный ходок, несмотря на непривычно толстые и длинные мачты, почему-то наклоненные назад. Очень длинные нижние реи, несущие огромные, разделенные по вертикали паруса, что привело в искренний восторг всех, кто разбирается в теме. Ведь какая простая штука, а в сочетании с дополнительным марса-реем позволяет экономить массу времени при постановке и уборке...
  
  Стремительный попутчик не спеша приближается, следуя почти параллельным курсом, и даже не думает отставать от прущей под всеми парусами 'Ривьенны', а догнать её в открытом море, да при попутном ветре, способны очень немногие.
  
  - Марсовых можно не пороть, - мрачно проскрипел старпом, когда принадлежность корабля стала очевидна. - Это Серые.
  
  - Расчеты к пушкам, - приказал капитан, не отрываясь от окуляра зрительной трубы. - Порты пока не открывать.
  
  - Принимайте вахту, - откликнулся старпом, явно разделяя опасения начальства. - Я сам всё проверю.
  
  В этот раз на мостике остались лишь трое: рулевой, сам капитан, и...
  
  - Вы думаете, они нападут? - тихо спросила Госпожа.
  
  - Не думаю, - честно отозвался капитан. - На таком кораблике не может быть много пушек, и команда небольшая, это ясно. Для абордажа у них нет подходящей палубы, слишком низкая надстройка. Но это Серые, от них всего можно ожидать. В море лучше вообще не ждать ничего хорошего.
  
  - И всегда готовиться к худшему, - мрачно согласилась с капитаном Госпожа. - Разрешите?
  
  И, не дожидаясь ответа, быстрым движением буквально выхватила из его рук зрительную трубу. Вгляделась в идущий почти параллельным курсом корабль Серых, чуть подстроив, фокусировку, и с явным облегчением вернула прибор владельцу.
  
  - Это корабль клана Амат, - уверенно определила она, и в её тоне послышался сдержанный оптимизм. - Думаю, обойдемся без пушек. В этот раз.
  
  - Амат, - снисходительно процедил капитан. - И что здесь делают эти фанатики?
  
  - Наши кланы для них тоже фанатики, - мягко напомнила Госпожа. - Которые никак не могут договориться, что делать с такими, как я. А Серые отказались принимать чью-то сторону, и у них полно сторонников. Эта резня надоела всем!
  
  - Не мы её начали, - стараясь сдержать эмоции, ответил капитан, но Госпожа только покачала головой и не стала повторять то, что многие и так знают. Эта вражда началась так давно, что никто уже не помнит, с чего всё началось. Да и не так это важно!
  
  А сейчас есть вещи и поважнее. Например, что задумали Серые? Они специально поджидали 'Ривьенну', зная её маршрут, или оказались здесь случайно, и всё это лишь игра ветра?
  
  Тем временем, корабль Серых не торопясь, но без видимых усилий догнал 'Ривьенну' и пристроился на траверзе правого борта, миролюбиво демонстрируя закрытые пушечные порты и почти пустую палубу. Именно малочисленность команды 'попутчика' больше всего наводит на размышления о необычном корабле и его владельцах. Так зачем они здесь появились?
  
  Теперь стала прекрасно видна одинокая фигура в серой штормовке, стоящая на крохотной площадке, закрепленной в середине бушприта, прямо над волнами. Левой рукой он держится за штаги, а в правой у него здоровенный медный рупор, что делает намерения этого персонажа предельно ясными.
  
  - С нами хотят поговорить! - Госпожа снова выхватила зрительную трубу из рук капитана, направляя её на незнакомца. - Только по секрету не получится.
  
  Понятно, что придется кричать в рупор, ведь никто не собирается снижать скорость, чтобы 'мирно' принять на борт гостя и усадить его за стол в капитанском салоне. Придется смириться с тем, что разговор услышит вся команда, как с той, так и с другой стороны.
  
  - Эй, на 'Ривьенне'! - мощно протрубил усиленный медью голос незнакомца. - Есть разговор!
  
  В открытом море свой этикет, и никаких расшаркиваний, как на берегу, не требуется. Здесь нет времени на пустые слова, не несущие смысла, так что, или говори по делу, или гуляй себе на все 32 румба. (совпадение с земной системой чисто случайное - прим.авт.) И судя по всему, Серые прекрасно осведомлены о том, что за корабль перед ними, и кто его пассажир. Может, они и цель перехода знают? С них станется...
  
  - Поднимемся на самый верх? - спросила Госпожа, имея в виду площадку, служащую крышей для мостика.
  
  - Поднимемся, - быстро сориентировался капитан и ещё раз строго-настрого повторил приказ для вахтенного: - Курс не менять до приказа!
  
  Тот коротко кивнул, даже не оборачиваясь.
  
  - А рупор у нас есть? - немного наивно спросила Госпожа.
  
  - Должен быть, Змей его задери! - проворчал капитан, неожиданно поймав мимолётный, но очень красноречивый взгляд вахтенного, на секунду превратившегося из рулевого механизма в живого человека. Проследив за взглядом, он увидел узкий длинный ящик с хитрым штормовым запором, приютившемся у задней оконечности мостика. Быстро открыв его, капитан мгновенно увидел то, что искал: огромный медный рупор, почти такой же, как у посланца Серых.
  
  Захлопнув ящик, он захотел поблагодарить вахтенного за подсказку, но тот уже отвернулся и полностью ушёл в работу, выполняя приказ. Старпом хорошо натаскал свою команду!
  
  - Вот это да! - восхищённо прошептала Госпожа, словно увидев простой корабельный рупор. - Он даже больше, чем я думала!
  
  Плохо быть наследником, иметь хорошее образование, приличный кругозор и очень, очень богатое воображение! Этот волшебный голос и золотые глаза... Вздохнув про себя, капитан отогнал опасные мысли и протянул свободную руку, помогая Госпоже первой подняться по узкому трапу. И хоть приятно остаться с ней почти наедине, это самое 'почти' портит всю картину, да и думать сейчас следует только о переговорах!
  
  - Назовитесь! - гаркнул он, подняв рупор к губам. Взревело так, словно в этот паяный лист меди с ручкой ещё какой-то волшебный усилитель встроен...
  
  - Серая собака! - гаркнул в ответ пришелец.
  
  - Это ты серая собака! - рявкнул капитан, чувствуя, как мгновенно закипает злость. - Назовись как следует!
  
  - Корабль мой так называется, дубина! - проорал незнакомец. - 'Серая собака'!
  
  Никто кроме капитана не услышал тихий смех Госпожи, но и этого хватило, чтобы успокоиться.
  
  - Зачем пожаловали, что нужно? - уже спокойнее спросил капитан, решив не продлевать тему в стиле 'а ты кто такой'. Впрочем, 'спокойнее' не означает 'тише', орать всё равно приходится.
  
  - Нам-то ничего! - так же спокойно, но весьма громко ответил незнакомец. - А вас Чёрные впереди ждут!
  
  Вот в этот момент любые надежды на хорошие известия испарились, как недавние следы морской пены исчезли с палубы под жарким солнцем.
  
  - 'Завеса' почти по меридиану! - усугубил плохие вести предводитель Серых. А это всего лишь дополнительная деталь, уточняющая и без того мрачную картину. Наличие 'завесы' означает, что Черные идут цепью, в пределах видимости друг друга, прочёсывая море в поисках 'Ривьенны', но зачем?
  
  - Какого Змея мы им понадобились? - спросил капитан, но его слова ещё не успели долететь до корабля Серых, а он уже понял, каким будет ответ.
  
  - Сами знаете, кто им понадобился!
  
  - За мной Чёрные охотятся не первый год, - с ледяным спокойствием отреагировала на эту весть Госпожа. - Но по морям за мной гоняются впервые. Впрочем, это и есть мой первый выход в море.
  
  - Вы слишком заметны! - издалека начал Серый. - И если я вас нашёл, то и Чёрные сообразят!
  
  Вот так и срываются тщательно подготовленные секретные планы. И Серые, кажется, всё знают, а теперь и Чёрные туда же. Даже если они умудрились разнюхать не все подробности, от этого не сильно легче. Если их ждут, значит, Черные уж точно знают много такого, чего знать не должны, начиная с маршрута. И если они явно очень не хотят, чтобы Госпожа живой добралась в столицу, то Серые почему-то решили ей помочь.
  
  А кто знал об истинной цели этого заплыва, когда 'Ривьенну' отправили куда-то в дарренские пустоши, чтобы подобрать пассажирку и привезти её в Центр клана Нерат? Да почти никто не знал! Чтобы не посвящать в дело лишних людей, глава клана послал 'на дело' старшего наследника, Нэрриса, и сделал его капитаном этого рейса. Владелец корабля, мастер Шегрос, понятия не имеет о цели визита, а остальная команда тем более! То есть, раньше не имела, а теперь, после чудесного спасения матроса и последующего ора в рупор, вполне догадаются... Матросы у Шегроса сообразительные, не глупее каких-нибудь благородных умников. Море дураков не терпит.
  
  - Верить вы не обязаны, - продолжил Серый, чувствуя, что на 'Ривьенне' крепко задумались от его слов. - Но лучше отверните мористее, румбов на пять! Там у вас будет шанс проскочить, зацепив только крайних в 'завесе'. Если повезёт, прорвётесь совсем без боя.
  
  Повезёт, как же! Эх, если бы не секретность, здесь бы сейчас была эскадра клана, и никакие Чёрные не смогли бы помешать. Но теперь приходится рассчитывать только на выучку экипажа, крепость бортов 'Ривьенны' и скорость хода.
  
  Если поверить Серым и 'завеса' по меридиану реальна, то пять румбов мористее могут решить проблему, но что, если это ловушка? Эту здравую при других обстоятельствах мысль капитан придавил в зародыше, а всё почему? Да потому, что Госпожа однозначно сказала, что это Серые из клана Амат, а сомневаться в её словах не приходится. Эти ребята кто угодно, но только не враги.
  
  - Думаю, нам стоит принять их совет, - тихо высказалась Госпожа, вновь выручая своего капитана и облегчая ему принятие решения. Но что собираются делать Серые, будут ли помогать и дальше? Капитан задумался на несколько секунд, формулируя вопрос с намёком.
  
  - Сами куда направитесь? - спросил он, и был понят правильно.
  
  - У меня не боевой корабль, а разведчик! - безжалостно разъяснил Серый. - И меньше двадцати человек при четырёх орудиях. Мы намного быстрее и вас, и Чёрных, но в бою нас это не согреет!
  
  Ну, хоть честно признался, что военной помощи от него не дождаться. Хотя, если он не наврал про скорость, есть другие способы помочь делу... Почему-то капитан Нэррис почувствовал железную уверенность в том, что эту просьбу Серые выполнят, а он сам... Он почти проиграл, попавшись в ловушку Чёрных. И если принимать бой, то хотя бы без оглядки на немыслимое...
  
  - Сможете доставить в Нерат пассажира? - проорал он. - Если вы и впрямь такие ходкие?
  
  Как оказалось, соображает предводитель Серых так же быстро, как бегает его посудина...
  
  - Сможем! - мгновенно прилетел ответ. - Сбавим скорость, перебросим трап!
  
  Ну, сейчас начнётся буря, но её мы переживём, как-нибудь...
  
  - Нэррис! - с плохо скрытым раздражением воскликнула Госпожа. - Вы что, хотите меня отправить другим рейсом, как какой-нибудь мешок с крупой?! Я вас не оставлю!
  
  Как же легко и приятно идти в бой, когда знаешь, что ты прав, и сделал всё, что мог.
  
  - Тамиэла, - улыбнулся он, осторожно обняв её свободной рукой и не встретив ни малейшего сопротивления. - Моя госпожа, вы же обещали меня слушаться, пока мы в море. И теперь мы нашли выход из положения. Поверьте, нам будет гораздо проще драться, зная, что вас они не достанут. Да я готов теперь хоть всю эскадру Чёрных перетопить!
  
  И чтобы не дать её времени на споры, он снова поднёс к губам рупор и рявкнул так, чтобы его услышали на обоих кораблях.
  
  - К передаче пассажира приготовиться! Паруса долой!
  
  И ненужный рупор со стуком упал на палубу. Говорить с Серыми пока больше не о чем...
  
  - Нэррис! - теперь в голосе Тамиэлы почти чистое отчаяние пополам с упрямством. - В бою я вам тоже смогу помочь! Вы же видели...
  
  - Нет, - настойчиво перебил её капитан. - После боя, конечно, вы спасёте кого-то из раненых. Но во время боя мне пришлось бы прятать вас далеко под палубой, и это не обсуждается. И какое счастье, что можно решить проблему вашей безопасности таким простым способом! Хоть какая польза от этих Серых... Вы должны добраться в Нерат, и вы знаете, почему!
  
  Она, конечно, знает, и у нее совершенно нет сил спорить. Нэррис даже позволил себе поверить, что она так переживает не только за команду 'Ривьенны', но и за него лично. Что же, будет повод встретиться с ней на берегу и поговорить не о море и смертельной опасности, а совсем даже наоборот, о том, что до сих пор словно и не существует между ними.
  
  - Я вернусь, - мягко пообещал он, обняв её намного крепче, но опять же, при полнейшем согласии. - Отобьюсь и вернусь, вас ведь ещё обратно придётся отвозить! Если вы, конечно, не пожелаете остаться...
  
  - Пожелаю, - грустно усмехнулась она, с благодарностью положив голову ему на грудь. - Я слышала, в Нерате есть, на что посмотреть и где побывать...
  
  А оба корабля, тем временем, уже начали снижать ход. Вот только напрасно всё это...
  
  - Паруса! - снова закричал марсовый. - Три паруса прямо по курсу! И ещё два! На семь румбов справа!
  
  - Вот и само всё решилось, - с явным облегчением заметила Госпожа. - Мы теперь точно не успеем остановиться и потом снова разогнаться.
  
  - К сожалению, вы правы, - Капитану пришлось сделать немалое усилие, чтобы разжать объятия и подобрать с палубы бесхозный рупор. С отвращением повертел в руках медную штуковину, выискивая глазами предводителя Серых.. А нет его, уже перебрался с бушприта на палубу. Надо же, деликатный какой, оставил его с Госпожой наедине...
  
  - Паруса ставь! - Паршиво отменять собственные приказы, но иногда приходится. - Эй, на 'Собаке'! Постарайтесь проскочить и вызвать на подмогу нератскую эскадру! Мы продержимся, сколько сможем!
  
  - Сделаем! - проорал в ответ командир Серых, и его корабль начал резко отваливать в сторону, набирая скорость. Кажется, весь его немногочисленный экипаж сейчас наверху и занимается постановкой парусов. Всё новые и новые полотнища взлетают вверх, до самых клотиков мачт, и даже, как кажется, ещё выше! Да, не соврал Серый, такого парусного вооружения нет, пожалуй, ни у кого больше. Уже сейчас 'Собака' идёт раза в полтора быстрее 'Ривьенны', и продолжает ускоряться! Невероятное зрелище... Нет сомнений, что они прорвутся!
  
  А строй загонщиков всё ближе и ближе... Пятеро против одного. Не слишком ли? Но заменив, как потемнел, в буквальном смысле, взгляд Госпожи, направленный на незваных гостей, Нэррис вдруг понял, как непростительно он ошибался.
  
  
  
  -------------------
  
  
  Марс, Ацидалийская равнина.
  
  Город кланов, нижние уровни.
  
  Музыка! Нежное бормотание гитары влилось в уши, едва последняя силовая мембрана расступилась перед гостьей, приведя её в залитый тусклый красным светом 'салон'. Впрочем, честнее было бы назвать это помещение баром или даже таверной, порождением ностальгирующих путешественников. На всех планетах, где живут дети Рьялы, есть города, и под каждым городом имеются подземелья, в которых власть кланов может и вовсе отсутствовать. И конечно, в таких подземных поселениях не может не быть мест для встреч и сопутствующего веселья! Но музыка, это что-то новое для таких заведений, а земная музыка, это и вовсе нечто небывалое и неслыханное. И вот же, играет что-то невероятно неспешное и романтичное, подпиливая тягучий ритм настоящими, живыми барабанами. А эта гитара... Будь на месте Ани Верзиной кто-то постарше, лет этак на семьдесят, мигом узнал бы голос гилморовского 'Фендера', но увы, бывшая аспирантка оказалась совершенно не знакома с арт-роком 1970-х годов. Остается лишь гадать, с чьей подачи данная редкая музыка прописалась в этих стенах...
  
  Появление высокой и стройной темноглазки вызвало живой гул и восхищенные возгласы. Отдыхающие смены с кораблей, подуставшие физиологи, неутомимые строители и хитроумные инженеры здесь, как ни странно, в меньшинстве. Новый, современный Марс, начавшись как место встречи и переговоров, стал одним из крупных временных поселений для тех, кому в результате прошедшей войны попросту некуда возвращаться. Немногочисленные счастливцы, спасшиеся от резни, до сих пор прибывают сюда, чтобы восстановить свой легальный статус и, может быть, обрести новую жизнь. А пока, они здесь не более, чем беженцы.
  
  И здесь нет такой вольницы, как в том же Даррене, где кланы почти не присутствуют. Здесь куда безопаснее, ведь эти подземелья построены меньше года назад, и по официально утвержденному проекту. Конечно, со временем этот молодой город разрастется до неузнаваемости, но пока здесь всё спокойно и почти благопристойно. Почти, потому что клановцы, что греха таить, знают толк в развлечениях!
  
  А 'хозяева системы', люди с Земли, здесь почти не появляются. Во-первых, многие об этом даже не знают, или не в курсе, как сюда попасть. Во-вторых, кто же их просто так отпустит с территории, например, Янки, Дикси или Евро? Хотя, некоторые находят пути, но в основном это наши, из клана Росс. Но их так мало, что их тут знают в лицо и по именам, и теперь приходится хоть как-то, но приветствовать почти всех!
  
  Впрочем, сама Аня крайне серьёзно отнеслась к советам более опытных друзей. Малый Даррен или большой, Рьяла или Марс, а кинетический барьер держи и охранную сеть не выключай! Ведь всюду находятся любители развлечься за чужой счёт...
  
  Да, а ещё её научили читать сигнатуры, и не просто читать, но и делать выводы. Если есть личная сигнатура, это одна часть информации. Если её нет, можно схитрить, попытаться извлесь серийные номера имплантов, или других устройств. Главное, это понять, что за человек перед тобой, особенно, если он собирается с тобой познакомиться...
  
  - А мы не достойны приветствия?
  
  Вот и сигнатуры для тренировки. Сарги из бывшего клана Ренто, целая компания беженцев, сегодня прилетели. Всего семеро, и в основном люди от пятидесяти до ста лет, но есть солидная дама под двести, и один двадцатилетний, молодой да ранний. И уродом, без которой в любой семье никак, этого юнца не назовёшь, просто дури много, а у красивой темноглазки на лбу не написано, что она научный координатор клана, хоть и бывший. Сигнатура у неё теперь обычная, 'гражданская', и в ней ни намёка на боевые импланты и множество уроков по обращению с ними, так почему бы не подкатить? Совершенно в духе Сарги, как и то, что старшие родственники молчат и с интересом наблюдают, что из этого выйдет и куда заведёт.
  
  Пройти мимо? Нет, так уже нельзя, словесный вызов брошен. Альбина, скорее всего, позволила бы себе самую малость рассердиться и пугнуть малолетку одним взглядом, не трогая его пальцем. Лина бы убедилась, что юный перец прочитал её сигнатуру главы клана и уже принимала бы извинения от всей семейки. А Майра сбила бы дурака с ног, прижала коленом к полу и приставила ему к горлу свой любимый ножик. А дальше как у Лины, чтение сигнатур и энергичные извинения.
  
  Но вот для Ани все эти способы не годятся, уровень крутизны пока не тот... А ведь он реально стоит у неё на пути. И уверен в том, что смутил её и даже произвёл впечатление. Вот только руки к ней тянуть, чтобы обнять за талию, не стоило... Наглое тело, едва не свалившись с ног, отлетело назад от увесистого тычка, и рядом с Аней встали ещё две сигнатуры, ради которых она и явилась сюда.
  
  Ну, сейчас кто-нибудь крикнет 'наших бьют!', и начнётся такое... Или не начнётся, что скорее всего. Здесь все знают здоровяка Дирша и бешеную Ими, кроме самых новеньких. И все знают, кто их лучшая подруга! И этой подруге даже бить никого не пришлось, милая парочка всё взяла на себя. А как же остальная семейка потерпевшего? Аня вдруг поймала нетипичный для Сарги флегматичный взгляд той самой старшей из женщин, и мысленно треснула себя по затылку. Сигнатура же!
  
  - Приятно познакомиться с вашей семьёй, госпожа Ренто, - любезно проговорила Аня, вспомнив обрывки своих знаний о протоколе. Эти семь человек - всё, что осталось от целого клана, и эта женщина формально равна по статусу Лине или Майре. Лёгкий поклон, без всякого унижения, был воспринят благосклонно, а стукнутый малолетний родственник сам отвалил в сторону и отсвечивать явно не собирается. Дирш и Ими, вставшие на защиту подруги, сами вежливо кивнули госпоже Ренто, пресекая любой повод обвинить их в неуважении, подхватили Аню под ручки и буквально утянули за собой в уютный боковой альков, где за столом и коротали этот вечер. Молча усадили подопечную на диванчик и уселись по бокам, словно опасаясь, что ещё кто-то на неё позарится.
  
  - Тебя опять задержали? - до дрожи заботливый баритон прозвучал совсем рядом.
  
  - Как всегда, Дирш! - Аня, не задумываясь, крепко обняла этого обаятельного золотоглазого крепыша, зная, что бьет без промаха. - Главное, вы меня дождались! И даже из драки вытащили!
  
  Вот только, не все так просто. А ещё, кто-то врезал ей кулачком в бок. Как говорится, аккуратно, но сильно!
  
  - Ими! - Аня со смехом повернулась к злобствующей соседке по алькову. - Соскучилась, так и скажи! Я пойму!
  
  Ей нравится подначивать Ими, потому что у той моментально слетает скудный налет гонора и странного снобизма, который совсем не к лицу этой восемнадцатилетней прелести, с которой можно запросто лепить какую-нибудь юную богиню. Только вот лицо ей нужно делать попроще, и для этого Аня сделала вид, что собирается её поцеловать. Заметив легкую панику в глазах Ими, она отстранилась и расхохоталась.
  
  - А говорят, что Копатели безумны, - проворчала Ими, но 'терапия' явно сработала, согнав недовольство с лица девушки.
  
  - Вы лучше мне налейте, - настоятельно потребовала Аня. - Я сейчас трезвая опаснее. Завтра уже не сможем...
  
  Пиво пить здесь не поощряется, но правила в принципе не запрещают слабый алкоголь, а кто и откуда возит сей продукт в товарных количествах, это большой секрет. И дарренские чипы, которыми люди расплачиваются за маленькие радости жизни, формально не запрещены, что делает их единственным легитимным платежным средством. Удивительное дело, кланы не используют деньги в собственном хозяйстве, но если ты на их территории торгуешь чем-то за чипы, получи налогообложение!
  
  - Тебя с контракта выгнали? - предположил Дирш, наливая заветную янтарную жидкость в подставленный стакан и осторожно придерживая руку темноглазки под локоток.
  
  - Я сама ушла, - отрезала Аня, с благодарностью принимая его ухаживания. - Добровольно и с песней! Потому и задержалась. Так что, теперь я могу с вами сидеть хоть до утра.
  
  - А что, и сиди! - Ими вдруг стала подозрительно ласковой, словно не шарахалась минуту назад, а Аня просто расслабилась в теплых, но ненавязчивых объятиях лучших друзей. Ну, скажем так, лучших друзей на Марсе или даже в Солнечной системе! Ведь те, другие её друзья сейчас слишком далеко...
  
  - Если честно, мы давно определились с отлётом, - признался Дирш. - Только тебя не хотели огорчать.
  
  - А теперь, - мрачно добавила Ими, - Ты всё равно домой улетишь, и нас тут точно ничего не держит.
  
  Сердце неприятно екнуло, но мозг быстро пресек упаднические настроения. Как будто она сама не знала, что с этой сумасшедшей парочкой придется когда-то расстаться! Дирш совсем молодой, почти её ровесник, а Ими в свои восемнадцать вообще по меркам Рьялы малолетка, у них ещё вся жизнь впереди. Они сто раз успеют пройти программу реабилитации, вступить в новый клан, да карьеру сделать! А ключ к этому великолепию лежит, конечно, не на Марсе...
  
  - Жаль, что своего корабля у нас нет, - покачал головой Дирш.
  
  - Пить надо меньше, - заметила Аня, жмурясь от удовольствия. - Давно бы 'Амати' купили, на сэкономленные.
  
  Вот, с настоящими друзьями можно так шутить, ничем не рискуя. Никто не спорит и не возмущается, а что тискают в притворном гневе, так это разве плохо?
  
  - Теперь работать придется, - продолжила Аня, не в силах остановиться. - На Рьяле сейчас рабочие руки ой как нужны, половина планеты в развалинах. Поселят вас в бокс, возьмут на пробный контракт...
  
  - Ты сама-то когда домой? - мягко спросил Дирш.
  
  'Как можно скорее!'
  
  - Даже и не знаю, - рассудила она вслух. - Замену мне пришлют быстро, дела я сдала заместителям, могу не задерживаться. Да и какие тут дела...
  
  Теперь никаких, и ответственности никакой. А 'чистая' наука тем и хороша, что для нее достаточно собственных мозгов плюс вычислительные мощности. Которые в наш век можно таскать даже не с собой, а в себе, в виде имплантов. Кандидатская никуда не убежит, работа идет и не думает останавливаться. Домашние, конечно, будут рады её возвращению, и повидаться с ними нужно, но это немного не то... Отец, хвала новым технологиям, вполне здоров, вернулся в свой институт и с удовольствием преподает, а брат... Более занятого человека вообще трудно себе представить, и как он только Леру свою успевает развлекать? Хотя, она сама такой сгусток активности... На Марсе им бы быстро все наскучило, особенно в последнее время. Погода испортилась - идем спать!
  
  Сегодня ей уже не мерещатся волны, а мысли стали четкими и намного более ясными. Погрузившись в 'узор', она сконцентрировалась на посетителях, стараясь не упустить ни одной детали. Вот, например, свежий посетитель, из него получится неплохая 'мишень'... И ничуть не удивительно то, куда этот посетитель направился.
  
  - Позволите? - спросил высокий человек в темном костюме, одетый довольно элегантно, по марсианским меркам, но совершенно непрактично, учитывая место действия.
  
  - А, брат Максим! - вежливо поприветствовала Аня на английском. - Прошу вас, коллега, берите кресло и присаживайтесь напротив! Вы хотели что-то обсудить?
  
  Присев за стол, Максим добродушно усмехнулся и легко перешел на язык Рьялы. Он один из немногих, кто прошел быстрое обучение год назад, и показал чрезвычайные способности к языкам. Период 'рубленых фраз', когда длинно говорить не получается, он преодолел буквально за пару месяцев!
  
  - Вряд ли это подходящее место для серьезных разговоров, - заметил француз. - Просто я пытаюсь понять, как живут кланы. А это место, как я понимаю, весьма типично. Представите своих друзей?
  
  - Вы считаете, что мои манеры хромают? - усмехнулась Аня в ответ. - Но вы уже прочитали их сигнатуры, не правда ли? Именно так клановцы знакомятся друг с другом, без лишних представлений.
  
  - Прекрасно, я это учту! - Француз проглотил пилюлю, не моргнув. - Но вы уж простите интерес немолодого ученого. Я стараюсь использовать любые способы, чтобы узнать что-то новое и интересное. И я прекрасно понимаю, что мой костюм был бы неуместен в аналогичном окружении на Рьяле. Но здесь я, по крайней мере, почти не рискую жизнью.
  
  - Вас радует отсутствие риска? - не выдержал молчания Дирш. Вообще удивительно, что он так долго продержался...
  
  - Риск, - вздохнул Максим, приобретая задумчивый вид. - Вспомнилась мне прекрасная притча. Однажды один мудрец рассказывал ученикам историю о том, как группа рабочих во время долгого перелета от скуки играла в азартные игры. А поскольку денег у них не было, играли на жизнь. Проигравшего выкидывали за борт.
  
  - Какой ужас! - поморщилась Аня.
  
  - Вот, ученики отреагировали так же, - усмехнулся Максим. - А их учитель на это сказал: зато какая захватывающая была игра!
  
  - Мы играли в такую игру, - без тени улыбки заявила Ими. - Совсем недавно.
  
  Француз явно заметил ледяной взгляд этой совсем ещё юной дамы, и поспешил исправить положение.
  
  - И я никому такого не желаю, - примирительно уточнил он . - А самому себе, в особенности.
  
  - И все-таки, вы больший авантюрист, чем доктор Леонард, - заметила Аня. - Не могу представить его в этом заведении.
  
  - Он сейчас в обсерватории, - по-доброму рассмеялся Максим. - Или в центре связи. Точно не знаю, но выбор невелик. Помните ту дозаправку 'Вотчера'? С тех пор они ещё два марсианских спутника запустили, и бедняга совсем пропал. Так что, доктор сейчас абсолютно счастлив, и не помышляет о подземельях. Как и об общении со столь приятными молодыми людьми. А у меня и бюджет скромнее, и свободного времени больше.
  
  Дирш извлек откуда-то из-под стола очередную безликую емкость и заново наполнил стаканы.
  
  - Будете? - вежливо предложила Аня, но француз только мотнул головой.
  
  - То, что я пью, сюда не возят, - посетовал он.
  
  - Жаль, - вздохнула Аня. - Но вы, кажется, собирались задавать вопросы?
  
  - Была такая мысль, - улыбнулся Максим. - Но мои вопросы сейчас лежат в области социологии, так что...
  
  - Вам нужен собеседник постарше и, желательно, более образованный? - закончила мысль Аня, ни капли не обижаясь. - У вас на лице написано.
  
  - Все вы знаете жизнь кланов получше меня, - не поддался на провокацию учёный. - А я не из тех, кто проходит мимо любых знаний. Меня совершенно не устраивает то, что написано в научных работах на Земле. Опубликованы десятки работ за последний год, и можете мне не верить, но я прочел их все! И убедился если не в их убогости, то в неполноте, это уж точно. И самое смешное: почти все авторы ни разу не общались с пришельцами! А те, что общались, кажется, ничего не поняли.
  
  - А приведите пример того, что они не поняли, - с интересом попросила Аня.
  
  - Охотно! - без заминки согласился француз. - Самое вопиющее здесь то, что авторы фиксируют, как правило, некое послевоенное сближение позиций Рьялхи и Сарги, как будто не было полутора столетий их противостояния! Как получилось, что все уцелевшие кланы поддержали и подписали новый договор? Раньше на это соглашались лишь Рьялхи, и то не все! Что изменилось?
  
  - Исчез предмет спора, - просто напомнила Аня, - Вы же знаете эту историю с имплантами?
  
  - Очень смутно, - недовольно нахмурился Максим, лишь только речь зашла о пределе его знаний. - Речь шла о технологии, известной как Нити. Которые то ли живые, то ли даже разумные, и их использование в имплантах изначально было неприемлемо для Сарги. Хотя, я даже представить не могу, почему.
  
  - Скорее всего, картина неполна, - осторожно сообщила Аня., заметив настороженный взгляд Ими, которая явно недовольна темой разговора. - Но теперь предмет спора исчез. Все эти Нити то ли самоубились, то ли перестали повиноваться, и теперь импланты - это просто импланты. И у Рьялхи, и у Сарги, и у нейтралов. Таких вот, как Ими и Дирш, например.
  
  Ими перестала хмуриться, а француз задумался на целую минуту. Дирш, тем временем, воспользовался паузой и 'обновил' содержимое почти опустевших стаканов. А Аня про себя возрадовалась, что не наболтала лишнего. Даже золотоглазые вряд ли знают об истории Нитей то, что знает она, а от кого она сама узнала, можно без труда догадаться с первого раза.
  
  - Это вообще была очень странная война, - продолжил рассуждения Максим. - Так называемые Копатели, как ядро непримиримых Сарги, выступили против Совета и примкнувших к нему кланов. Полтора года бились, размазывая свои силы по космосу, но так и не встретились в большом сражении. Вместо этого, Копатели в конце-концов согнали весь флот к Земле, где их просто разорвали на части. Кто и как, до сих пор загадка.
  
  - Если вы хотите узнать, какое оружие использовал Совет, - осторожно вбросила Аня. - То спрашивать нужно не у нас, верно?
  
  - Уж точно не у меня, - мрачно добавила Ими. - Мне самой интересно...
  
  - Так вот, - вновь поймал мысль Максим, - Наши земные исследователи в упор не замечают все эти несуразности. Но при этом подробно анализируют внутреннее устройство клановой системы, выводы делают, схемки рисуют, с докладами выступают. Но если не понятен сам источник конфликта, то как можно понять его исход?
  
  - В каждодневном распорядке кланов нет ничего секретного, - возразила Аня. - И это легче всего изучать и осмысливать. И нормативная база кланов, соответствующие протоколы, находятся в открытом доступе. Читай, не хочу! И чего там не могут понять эксперты? В этих исследованиях, которые вы читали, встречается слово 'коммунизм'?
  
  - Неоднократно, - тихо рассмеялся француз. - И половина авторов пытается разоблачить обманщиков с Рьялы, доказывая, что бесплатно 'каждому по потребности' не выдашь. И они правы. У кланов сформулировано иначе: 'по минимальной потребности'! И ещё они забывают о бесплатной энергии, которая определяет стоимость любого товара или услуги. В результате, любой клан вполне способен прокормить, одеть и с минимальным комфортом разместить свое население. Но всё равно, это большой шаг вперёд.
  
  - Нам здесь такую ячейку для сна выдали, - усмехнулся Дирш. - Одну на двоих, как беженцам. Кубическую, с ребром в пару метров.
  
  - Зато спать не холодно! - подколола Аня. - Особенно, рядом с Ими, правда? Я бы не жаловалась.
  
  Ими на это только глазки закатила, в очередной раз полностью утратив серьезный настрой, чего хитрая темноглазка и добивалась. И теперь эту мелкую прелесть даже обнять можно безбоязненно!
  
  - Но вы же не собираетесь всю жизнь жить в ящике, - заметил француз, с усмешкой игнорируя возню молодняка. - Что дальше? Новый клан?
  
  - Испытательный контракт, - согласился Дирш. - По договору с одним из кланов. Поначалу, жить будем в таком же кубе, но кормежка будет получше, и физиология поприличнее. Потом, в зависимости от успехов, изменится кодировка репутации, что даст ещё больше благ, вплоть до особого статуса и кланового имени, если повезет.
  
  - Да, эта система мне понятна, - кивнул Максим. - Видите ли, формулы мне понять проще всего. Мерило общественной пользы, отшлифованное веками. Но как быть, если человек хочет жить для себя? Делает малозначительную работу, или вовсе не работает? Минимальное жилье дают, как-то кормят, что ещё надо?
  
  - Кодировку могут и понизить, - снисходительно уточнила Ими. - А на крайний случай есть принудительные работы. Туда лучше не попадать. Тяжелая и бессмысленная работа, специально придуманная для таких умников.
  
  - Сизифов труд, - тихо произнесла Аня, но только Максим её понял. - И тот, кто сможет оттуда вырваться...
  
  - На несколько лет получает кратный понижающий коэффициент, - подсказал Дирш.
  
  - И придется быстро бежать, чтобы оставаться на месте, - И вновь только Максим понял смысл приведенной Аней цитаты.
  
  - Вы сами были в 'настоящем' подземном городе? - спросил мертвецки трезвый француз, когда стаканы троицы опустели ещё раз. И обращался он, конечно, не к Ане.
  
  - Я был в Даррене, который на Рьяле, очень давно, - прищурившись, признался Дирш. - Опасное местечко, но очень живое. Голову отстрелят, и не заметят, без брони лучше не ходить. Я был с группой, это не так плохо. А вот одиночкам там выжить тяжело.
  
  - Я одного не могу понять, - рассудил Максим. - Почему Совет за все эти годы так и не смог взять эти подземелья под контроль?
  
  Никто не поспешил ему отвечать. Ими эта тема явно неинтересна, Дирш об этом не задумывался, а Аня... Она знает ответ, но по-прежнему погружена в 'узор', стараясь сохранить концентрацию и наработать практику. Но если вернуться к вопросу француза, то кто сказал, что Совет чего-то там не может?
  
  - Некоторые говорят, что Совет не желает полной стерильности, - решила высказаться Аня. - И может быть, они правы. Игра получается опасная, но интересная...
  
  А ещё, она видела записи, целую подборку, выданную Альбиной, в те самые три недели 'пиковых' тренировок, до их очередного отлета в неизвестном направлении. В основном, это были похождения Лины, богатейший опыт выживания в Даррене. И если весь этот набор концентрированного адреналина был кому-то нужен, то лишь с одной целью: воспитать побольше хороших бойцов и дать отпор Копателям. Кое-где Чёрным не покорились лишь подземные города со своим закаленным в боях контингентом...
  
  - Интересная теория, - прикинул француз. - Но слишком экзотическая. Ладно, мне кажется, я уже увидел всё, что намеревался.
  
  - Даже чайку не попьете? - с хорошо скрытым облегчением переспросила Аня. - А мы ещё посидим. Ребята завтра улетают...
  
  Брат Максим удалился так же степенно и не торопясь, как пришел, и Аня смогла, наконец, отвлечься от чтения сигнатур. Дирш вновь наполнил стаканы, и не похоже, чтобы его запасы подошли к концу.
  
  - Ты решил допить всё, что есть? - поинтересовалась она, кладя ему голову на плечо. Давно молчащая Ими задумчиво обняла её с другой стороны. Идеально для данной ситуации!
  
  - Мы завтра улетим, - с сожалением объяснил Дирш, продолжая смело обнимать темноглазку. - С собой брать эти бутыли нельзя, нужно допивать.
  
  - Так нечестно! - вздохнула Аня. - Мы только узнали друг друга... И опять в разные стороны! Есть, говорят, во Вселенной Великий Притягиватель, а я, кажется, Великий Отталкиватель! Не хочу никуда без вас улетать!
  
  Золотоглазые оказались незнакомы с этими космологическими терминами, но суть уловили безошибочно.
  
  - Так не улетай, - ласково подсказала Ими.
  
  - Мы ведь сегодня никуда не спешим, - перейдя на шепот, напомнил Дирш. - У нас вся ночь впереди.
  
  
  
  
  Вот уж, качает, так качает!
  
  Пришедшая после сильного шторма мертвая зыбь болтает так, что мутит даже ветеранов, а что сейчас творится с пассажирами... Ну да, и морскому ежу понятно, что корыто слегка недогружено. Кто сказал 'метацентрическая высота'?! Не умничай, и так всем, кто в теме, ясно, что хоть в трюме медная руда, но на твиндеке только пассажиры! Вот и мотает...
  
  Хорошо, хоть сам шторм в этот раз не прихватил, прошел стороной, послав зыбучий привет. Вот так и отбиваются мысли о морской романтике! Главное, не выпасть за борт...
  
  Потолок качнулся, и замер. Потом ещё раз качнулся, и снова замер, в этот раз окончательно. Но качка, по мнению рецепторов среднего уха, не прекратилась. Хотя, койка удобная и по ощущениям вполне сухопутная. И кстати, об ощущениях: кто это так жарко прижимается сзади?
  
  Оказалось, это всего лишь гладкая стенка с подогревом. И комната вдруг показалась смутно знакомой, но ночевать здесь раньше не приходилось. Нечто вроде маленькой гостиной, обставленной скромно и с намеками на умеренный милитаризм. Стол, пара кресел, встроенные шкафы, ничего необычного.
  
  - Доброе утро, учёная госпожа, - явно издеваясь, поприветствовал кто-то.
  
  Все ещё сонно щурясь, Аня привела себя в сидячее положение, мысленно фиксируя слабую гравитацию. Марс, конечно же! И сразу понятно, у кого она в гостях...
  
  - Доброе утро... - От стыда щеки и уши сами собой буквально вспыхнули алым пламенем. Память отказывается выдавать подробности произошедшего накануне, но и так понятно, кто приволок её сюда отсыпаться...
  
  Катерина Старцева. Точнее, уже Костина, по мужу, с которым она и живет в этой небольшой квартире на втором этаже, в том самом 'поселке лётчиков'. Вовремя она вчера появилась, да так эффектно, что это даже из памяти не вылетело! Суровая 'Катия' явилась в самый разгар веселья и очень деликатно спасла 'учёную госпожу' от окончательного позора...
  
  - Вот, выпей, - буквально приказала Катерина, протягивая неполный стакан какой-то мутноватой жидкости. - До дна!
  
  Пахнуло уксусом и травами, и дальше всё произошло само собой, словно по программе. Тиски на висках разжались, дышать стало легче, и перед глазами плыть перестало.
  
  - Откуда?.. - потрясенно спросила возрожденная Аня.
  
  - Вот выйдешь замуж за морского лётчика, не будешь дурацких вопросов задавать, - припечатала её Катерина, забирая склянку. - Воду пока не пей, потерпи немножко.
  
  Аня почувствовала, как краснеет ещё больше. Вот позорище! А ещё, называется, из хорошей семьи! Так мощно гулять ей раньше не приходилось, хотя, вроде, и не пьяны были, никто песни не орал и на столе не плясал, но градусы со временем взяли своё. А она к таким длительным загулам совершенно не приучена! И тут очень вовремя появилась Катерина! Хоть она и частая гостья в клановских катакомбах, но не настолько, чтобы не вызвать собственный заслуженный ажиотаж.
  
  - У меня сегодня полёты, - прервала её мысль Катерина, и Аня только сейчас заметила, что хозяйка облачена в серый лётный комбинезон. - Так что, приводи себя в порядок и не опоздай на свой рейс.
  
  - На рейс? - Аня неуклюже поднялась с койки, пытаясь вспомнить что-то важное и в последний момент забытое. - Какой рейс?
  
  - На Рьялу, конечно! - безжалостно напомнила Катерина. - Вылет через два часа, из второй клановой директории. Сто раз успеешь отдышаться и вещи забрать.
  
  Вот тут она и вспомнила, как вчера отчаянно, до боли, обнимала и целовала растроганных Дирша и Ими, и каким невыносимым стало чувство скорой потери друзей... Настолько невыносимым, что она во второй раз за последние дни решилась на 'резкий' шаг, который совершенно точно изменит её жизнь до неузнаваемости. И места на транспорте до Рьялы уже забронированы...
  
  Светло-зелёные глаза Катерины одобрительно сверкнули, а улыбка стёрла слишком строгое выражение.
  
  - Не забудь калитку на гвоздик запереть!
  
  
  
  
  -------------------
  
  Рьяла, прибрежная зона клана Нерат
  
  Права была Госпожа, сто раз права, когда говорила... А что она говорила, в точности?
  
  'Хоть раз сделай, как я советую, икринка неоплодотворённая! Пройди курс и получи боевые импланты! Может быть, за всю жизнь не пригодятся, а всё остальное делать с ними даже проще! Но если пригодятся, и если выживешь, вспомнишь мой совет!'
  
  Госпожа Нейя не стала ей приказывать, махнула рукой в надежде, что когда-нибудь она поймёт правоту наставницы. Мол, не совсем ты, Эла Венте, безнадежна, успела в городском ополчении побывать, в сторону Копателей пострелять, и даже 'боевые' заработала! А её нелюбовь к оружию и военной теме - это так, детская болезнь. Дело было год назад, после войны, а теперь госпожа Нейя, не колеблясь, приказала взять с собой неприметный, но увесистый кофр, на всякий случай. И как всегда, оказалась права! И сейчас Эла вынужденно сидит на корме с карабином в руках, всматриваясь вдаль настолько, насколько позволяют отличное собственное зрение и её дохлые импланты. Вот тебе и учёный, вот тебе и историк! Но когда по тебе стреляют, с оружием в руках намного спокойнее.
  
  Хотя, какое тут спокойствие, если глиссер едва держит скорость? И судя по повреждениям, подняться над волнами он уже никогда не сможет. К счастью, это не простая левитирующая машина, а двухрежимная, с функцией плавающей прогулочной лодки. Для 'морского' режима имеется отдельный движитель, и даже, о чудо, система откачки воды, иначе машина давно бы уже ушла на дно. А так, хоть какой-то шанс оторваться и спастись! Эла вздрогнула при очередной мысли о том, что случилось всего несколько минут назад. Карабин явно стал весить поменьше, ровно на два тяжеленных оперённых снаряда, которые она выпустила в цель и, что самое невероятное, попала! Те, кто охотились за Элой и её спутником, аккуратно повредили глиссер, свалив его с неба, и пошли на абордаж, намереваясь легко взять напуганных и дезориентированных 'историков', но не учли всего лишь одну мелочь: мудрый приказ Госпожи взять с собой тот самый кофр...
  
  Всё-таки, несколько месяцев в ополчении не прошли даром, что-то у Элы в мозгу словно само включилось, реагируя на смертельную опасность, и из милой девушки-историка вдруг получился неплохой тактик. Ненадолго, минут на пять. Она велела Теннею держать машину 'абордажников' точно по корме, и при первом же выстреле падать и не шевелиться, и парень, хоть и клацая зубами от страха, сделал всё как надо. А Эла устроила в кубрике примитивную стрелковую ячейку, замаскировав её дохлой проекцией, вжалась в прицел и, увидев темные силуэты на корме, быстро отстрелялась, будто в учебке по ростовым мишеням...
  
  Два выстрела, два попадания, и это не скорострелка с её уменьшенным калибром, это настоящий полноразмерный карабин! Новые враги так и не появились, а Тенней без команды, но очень вовремя дал полный ход, словно почувствовал подвох. Опустившаяся на воду машина преследователей рванула с такой силой, что набирающий скорость глиссер даже чуточку ускорился, быстро оставив за кормой опадающий водяной столб. И только после этого Эла по-настоящему испугалась...
  
  Сердце до сих пор колотится так, что ствол карабина водит вверх-вниз с каждым ударом, а в глазах словно красноватый туман стоит. И ноги холодит, словно... М-да, словно в кубрике на полу уже полно воды, потому что система откачки не справляется. Эла моментально вышла из ступора, схватила в охапку рюкзак с рационами, перекинула ремень карабина за спину и выбралась на мостик.
  
  - Правь к берегу, - скомандовала она Теннею, цепляясь за леер. - Вода прибывает. Все равно, мы туда и собирались.
  
  Парень молча кивнул и переложил влево небольшой архаичный штурвал, поставленный на мостике специально для катания в режиме глиссера, 'под старину'. Он, видимо, тоже успокоился, даже вопросов не задает, всё понимает. Эла и сама почувствовала, как свежий ветер выдувает из головы тяжесть, а дышать становится легче. До 'большого' берега ещё далеко, но глиссер пока держит ход, не так уж много в нем лишней воды. И опять вспомнились слова Госпожи про боевые импланты... С их мощной кинетикой можно было бы удалить воду намного эффективнее!
  
  Мимо пронёсся небольшой каменный островок, потом ещё... Эла вновь переместилась на корму и вгляделась вдаль, не гонится ли за ними ещё кто-нибудь? Снаряды есть, но стрелять совершенно не хочется... Глиссер неуклюже подпрыгнул на гребне волны, и карабин напомнил Эле о своем существовании, игриво шлепнув её по заду прикладом. Да, никуда ей теперь не деться... Хорошо, что она не видела лиц, а только силуэты, чёрные силуэты на фоне яркого, почти слепящего неба. Мишени!
  
  И сколько раз ей лезли в голову дурацкие мысли на тему: а смогу ли я выстрелить в человека? А смогу ли я кого-то убить? Во время войны она сделала несколько выстрелов 'в ту сторону', но ни разу даже не увидела противника! И продолжала спрашивать себя снова и снова: а вот смогла бы? А теперь у нее есть ответ, и от него становится не по себе. Сначала пристрелила двоих, как в тире, и только потом задергалась... Интересно, кем были эти силуэты? Чего хотели, о чем думали? Есть запись, можно пересмотреть, но не хочется. Может быть, они...
  
  Додумать она не успела, крикнуть тоже, а вот перевернуться встретиться лбом с палубой - вполне. Кажется, при этом правая нога ударилась об ограждение кубрика, и в ней как-будто что-то хрустнуло, А сам несчастный глиссер жалобно застонал, будто налетев на камни. Но это не могут быть камни, Тенней же не слепой... Вылетая за борт с очередным кульбитом, Эла не успела подготовиться к встрече с водой, и удар плашмя выбил из нее остатки сил и воздуха. Давление сжало её со всех сторон, и она поняла, что очень быстро погружается, а пошевелиться не может из-за жуткой боли. Вот и наказание, подумала она. Жизнь за жизнь, как и должно быть. В глазах темно, как будто свет выключили, в ушах тугой гул из толщи воды, и вопрос лишь в том, насколько хватит того самого, последнего вдоха... Даже втянуть в себя воду и сократить агонию не получается, тело не слушается...
  
  Она уже почти потеряла сознание, когда что-то живое обхватило её сзади и с огромной силой потянуло вверх. Именно вверх, потому что измученным ушам почти сразу стало легче, а в глазах немного посветлело. Болевой шок тоже отступил, и через несколько секунд, когда её голова показалась над водой, Эла позволила себе первый долгожданный вдох! Легкие обожгло, но почти одновременно с этим начало возвращаться зрение и прочие чувства. Кто-то крепко, но бережно, держит её на воде, не давая погрузиться вновь, а совсем рядом качается на волнах небольшой спасательный плот, примерно три на три метра. Откуда он тут взялся так быстро?
  
  Почувствовав облегчение, Эла осторожно сделала пару гребков руками, морщась от жуткой боли в правом бедре. Таинственный спаситель тут же отпустил её и ловко вскарабкался на плот, при этом некая сила продолжает мягко придерживать пострадавшую на плаву. Все-таки, это не спаситель, а спасительница! Мелькнули прямые черные волосы, тонкая талия и крепкие красивые ноги, и незнакомка, свесившись с плота, легко выдернула Элу из воды, подхватывая на руки, словно пушинку. Вот это силища! И полное отсутствие одежды ей не помеха, судя по всему... Безымянная девушка осторожно уложила Элу в приготовленный мягкий ложемент на краю плота, избегая прикосновений к поврежденной ноге, и с невероятной грацией присела рядом, не говоря ни слова и придирчиво разглядывая свою 'добычу'. Темноглазка! Встретившись с её карим взглядом, Эла мгновенно поняла, что перед ней не просто гостья с планеты-матери, а смертельно опасная хищница.
  
  Это не давняя подружка Мико, милая спортсменка из прибрежного городка, когда-то научившая Элу неплохо нырять, управлять глиссером, пить контрабандное иварийское вино, варить самолично пойманных крабов, распознавать фальшивые чипы, а также играть на пятиструнке, целоваться, ориентироваться по звёздам и никогда не рассказывать парням на свидании о теме своей будущей дипломной работы. Нет, здесь совсем другая история, ведь хищная темноглазка смотрит так, будто рыбку из воды достала и теперь раздумывает, съесть её или обратно выкинуть. Мико так смотрела только на крабов...
  
  - Спасибо, - тихо сказала Эла, а темноглазка в ответ бесцеремонно обхватила ладонями и тихонько, почти ласково, сжала её многострадальное правое бедро, отчего терзавшая её боль в поврежденной кости почти мгновенно отступила, пусть и не исчезнув полностью. Зато теперь вышли на первый план порезы и ушибы, побывавшие в морской воде, и от нестерпимого жжения Эла чуть не взвыла в голос. Ладони, держащие её, вдруг стали горячими, почти обжигающими, жар распространился по всей поверхности тела, а глаза хищницы ещё сильнее потемнели, до полной черноты. В этот момент Эла реально запаниковала, заподозрив, что рыбку все-таки решили зажарить и съесть, но её жалкие трепыхания не оказали никакого воздействия на огромную силу обжигающих рук. Как это выглядит со стороны, остается только догадываться, но через несколько секунд безнадежной борьбы 'рыбка' вдруг сообразила, что ей совсем не больно! Жарко, это да, но никакого дискомфорта, кроме, пожалуй, направленного на нее взгляда: изучающего, оценивающего, даже смакующего! Хотя, вид у нее сейчас, должно быть, весьма жалкий и растрёпанный, а от любимого легкого комбинезона, 'гордости полевого историка', осталась пара лохмотьев...
  
  И вот, наконец, хищница с усмешкой отпустила её и демонстративно повернулась спиной, словно утратив интерес к своей добыче. Ну, или чтобы дать ей успокоиться и оглянуться по сторонам... И только теперь, перестав глазеть на темноглазку, Эла заметила вполне живого Теннея, неподвижно лежащего с закрытыми глазами в полутора метрах справа от нее, у другого борта. Дышит сам, хвала Богине! А над ним склонился спортивный молодой парень, явно оказывающий ему первую помощь.
  
  'Ну, он хотя бы в плавках', - со смешком подумала Эла, радуясь тому, что напарника тоже вытащили. И кто же этот второй спаситель?
  
  Парень что-то проворчал, не оборачиваясь, и Эла не поняла ни слова. Темноглазка, что-то коротко бросила в ответ и уселась на край плота, свесив ноги в воду, а Эла почувствовала нестерпимый зуд по всей коже. Регенерация, вот что это такое! Захотелось вскочить на ноги и чесаться, чесаться до полного стачивания ногтей, но нельзя! Потому что они смотрят и оценивают, хоть и не говорят ничего. А у самой Элы не осталось ничего, ни глиссера, ни оружия, ни даже нормальной одежды. Осталась только она сама, милостиво вытащенная из воды и подлеченная, поэтому...
  
  Эла осторожно села, стараясь не напрягать больную ногу. Пусть она уже не так болит, но всё равно чувствуется, зато располосованная шкурка быстро срастается. Как же всё тело зудит и чешется! Ей и раньше приходилось испытать на себе регенерацию, но не настолько мощную и быструю. Она поморщилась и принялась стягивать с себя несчастный комбинезон, чтобы хоть как-то отвлечься от зуда во всем теле. И в самом деле, лохмотья. Эла с сожалением повертела в руках когда-то красивую и функциональную вещь, и раздражённо швырнула за борт бесполезный комок ткани. Ладно, на ней хотя бы исподнее есть, в отличие от некоторых! С этими мыслями она немного взъерошила подсохшие волосы и с облегчением улеглась обратно на свой ложемент. Пусть смотрят!
  
  Темноглазка никак не отреагировала на её раздевание, равнодушно и непередаваемо изящно болтая ногами в воде, а парень усмехнулся, хоть и смотрел, по идее, в другую сторону. Интересно, он тоже оттуда? Спохватившись, Эла вызвала 'узор' и прочитала гостеприимно раскрытые сигнатуры своих спасителей. Айван, клан Росс. Аль-Бина, клан Росс. Ну, вот и встретились...
  
  Теперь сероглазый повернулся и сел напротив, и взгляд у него не менее цепкий, чем у его подруги. Опасная парочка, аж дух захватывает! Темноглазка лениво потянулась, но глаза опасно сверкнули. Сероглазый Айван же усмехнулся и положил на колени знакомый карабин, благодаря которому Тенней и сама Эла всё ещё живы.
  
  - Вот ваш карамультук, непонятно выругался Айван. - Двух снарядов нет, два выстрела мы слышали, потом взрыв. Запись есть?
  
  Эла почему-то мгновенно поняла, что врать и уворачиваться не рекомендуется, иначе бешеная темноглазка просто возьмет её за шею и утянет на дно, откуда взяла. К тому же, по слухам, эта парочка в неплохих отношениях с Советом, а с этим органом ссориться, тем более, не с руки.
  
  Она молча вздохнула, и передала алый кубик архива, куда положила полную запись, начиная с момента попытки абордажа. Айван тут же углубился в просмотр, усевшись на бортик рядом со своей спутницей, а его рука совершенно машинально обняла её за талию, отчего та зажмурилась от явного удовольствия. Впрочем, лёгкий полупрозрачный купальник на ней всё же появился, причём мгновенно, как и положено проекции.
  
  - Коллекционер, непонятно фыркнула темноглазка, скосив глаза на Элу, эффектно растянувшуюся совсем рядом.
  
  Так прошло минут пять, после чего Айван переместился вглубь плота и уселся напротив Элы, поджав под себя ноги крест-накрест. Спокойный, как змей морской! И такой же хитрый, судя по всему. Как будто мало бешеной темноглазки, которая умудряется делать вид, что ей всё равно. А может, так оно и есть... Эла ещё раз вчиталась в сигнатуры и постаралась вспомнить всё, что слышала про этих пришельцев с планеты-матери, а это не так много. То есть, по объёму много, а по сути почти ничего.
  
  Точно известно, что он инженер и у него был древний необычный корабль, который не пережил войну с Копателями. Но после войны прошло уже полтора года, и с тех пор никакой новой информации не появилось. Гораздо больше всяких слухов о его сердечных делах с госпожой Эл и госпожой Наара, но ведь это явная ерунда. Бешеная темноглазка давно бы его придушила, будь в этих слухах хоть доля правды...
  
  - Значит, вы оба из Нератского университета, - вдруг сказал сероглазый. - И вы здесь из-за некоторой находки на морском дне, о которой мы сообщили ранее. Вы прибыли для установления контакта с нашедшими, то есть, с нами, и для начала подготовки большой экспедиции.
  
  И это не вопрос, а утверждение, с которым бесполезно спорить.
  
  - Интересно, кому вы понадобились в качестве заложников?
  
  А это уже вопрос, но ответа на него нет. И в самом деле, убить учёных могли запросто, но вместо этого устроили абордаж.
  
   - Кто-то сильно интересуется судьбой этого корабля, - продолжил Айван. - И судьбой тех, кто может его найти и узнать что-то... лишнее.
  
  - Это и в самом деле он? - решилась на вопрос Эла. - Корабль самой Тамиэлы? Мы даже не знаем, как он назывался...
  
  - 'Ривьенна' он назывался, - вдруг выдала темноглазка, не оборачиваясь. - Три с половиной тысячи тонн, двести человек команды. Построен за пять лет до того боя, на верфи Ивари. Мастер Шегрос выкупил его во время ярмарки у купца Толвина Ринкеш, когда того повязали в Нерате за контрабанду. И это решило все проблемы: купец смог откупиться от обвинения, а Шегрос получил лучший корабль в этой части Океана.
  
  Что-то не дало Эле от души посмеяться над хорошей шуткой, наоборот, её сильно придавил тот факт, что прозвучавшая версия совершенно не противоречит известным деталям. И нечистый на руку купец Толвин хорошо известен, и верфь Ивари на слуху, и вечная контрабанда в Нерате... Но факты эти известны только историкам! Нельзя такое придумать, не владея исторической информацией в хорошем университетском объёме!
  
  - Интересная версия, - вынужденно признала она. - Но откуда вы всё это узнали? Мы до сих пор не уверены, что сама Тамиэла была на борту корабля в тот день...
  
  - К сожалению, была, - коротко выдал Айван, явно ничуть не сомневаясь в своих словах, и замолчал.
  
  Но Эла, всю жизнь словно блуждавшая в потёмках, от его слов буквально окрылилась!
  
  - Значит, мы сможем хоть что-то узнать про её судьбу?!
  
  И встретила два мрачных взгляда, серый и карий, почти чёрный. И никакого в них просвета, ни малейшей надежды.
  
  - Многие не задумываются, поминая всуе какую-то Богиню, - невесело заметил Айван, снисходительно глядя, как угасает энтузиазм молодой золотоглазки. - Воплощение красоты, любви и доброты, о котором никакой достоверной памяти не сохранилось, кроме слухов и нескольких статуй сомнительной достоверности. А ведь это она, наша Тамиэла! Умела лечить, умела снимать боль, умела видеть то, что другие не замечают. Благословляла влюблённых, разоблачала обманщиков...
  
  - Но всё это не сработало против пяти кораблей Чёрных, - Жуткий взгляд этой Аль-Бины уже не так нагоняет на Элу страх, но по-прежнему не приносит комфорта. И ещё одна деталь, про пять кораблей, тонет в ворохе прочих подробностей. Тем более, откровения ещё не закончились...
  
  - Она погибла вместе с кораблём, - мёртвым тоном продолжила темноглазка. - Там вообще погибли все, до последнего человека. Когда Чёрные пошли на абордаж, капитан Нэррис и Тамиэла, уже раненые, спустились в пороховой погреб и вместе выстрелили из двух пистолетов. Пороха после боя оставалось совсем немного, но и этого хватило. Сверху корабль будто целый, а днище в хлам...
  
  - А это вы откуда узнали? - почти прошептала Эла, почему-то чувствуя, что услышала абсолютную правду. - Даже Ясные не говорили с мёртвыми.
  
  Парочка подозрительно переглянулась, но Эла так крепко задумалась об услышанном, что и не заметила этого.
  
  - Совпадение, - тихо успокоила спутника Аль-Бина. - Девочка же историк.
  
  - Ну, и ладно, - пожал плечами сероглазый. - Но в любом случае, она права. Ясные не разговаривали с мёртвыми.
  
  Эти слова вывели Элу из ступора и заставили прислушаться. А пришельцы из клана Росс и не подумали понижать голос, обсуждая что-то, только им понятное.
  
  - Может, те Ясные просто не знали, как это делается? - предположила темноглазка.
  
  - Те Ясные точно не знали, - понимающе усмехнулся Айван, а его подруга вдруг одним быстрым движением оказалась рядом с Элой, обманчиво нежно обняла её за плечи и всмотрелась глаза в глаза... Чернотой в золото, словно прожигая насквозь! Эла однажды проходила проверку на детекторе, после войны, а тут... С такими глазищами никакого детектора не нужно!
  
  - Ты запоминай, девочка, запоминай, - ласково прошептала Аль-Бина, словно смакуя её растерянность. - Записей нашего разговора не останется, твой напарник ещё не очнулся, а тебе предстоит поднимать со дна корабль Тамиэлы и проводить расследование. Ты сама убедишься, что всё было так, как я говорю. Это будут твои открытия, сделай их сама.
  
  У Элы почему-то не возникло обиды на такое снисходительное обращение, как будто её собственная госпожа Нейя в очередной раз 'неоплодотворённой икринкой' обозвала. Видимо, слухи не врут, и этой Аль-Бине в реальности немало лет... Жаль, что сигнатуры пришельцев в этой части пусты...
  
  - Сделаю! - решительно пообещала Эла, решительно глядя в одобрительно блестящие темные глаза. - Жаль только, что погибшим столетия назад это не поможет...
  
  - Мы не можем исправить то, что уже случилось в этом мире, - темноглазка напоследок погладила её по щекам, ласково взъерошила волосы и, отстранившись, вновь уселась на край плота, свесив ноги в воду.
  
  - Вот даже так? - сероглазый тут же расположился рядом с подругой, крепко и без смущения прижимая её к себе, словно требуя пояснений насчёт какой-то идеи. - В этом мире, говоришь... Очень интересно!
  
  Опасная и прекрасная хищница положила ему голову на плечо, и Эла заметила, как чернота почти исчезла из её глаз, оставив лишь чистые золотые искры, почти как у любой золотоглазки! И голос у неё стал тягучим, медовым, и очень, очень многообещающим...
  
  - Думаешь, ты один такой умный?
  
  
  -------------------
  
  
  'Нижний' Даррен, Рьяла
  
  
  
  
  
  Здесь, в просторном и уютном мини-ангаре, слишком чисто для 'нижнего' Даррена, и слишком светло! Но это и не типичное помещение, это клановая собственность, небольшой заповедник порядка среди 'джунглей' беззакония и странной, притягательной то ли свободы, то ли анархии. Впрочем, сейчас, после войны, эта пресловутая 'свобода' несколько потускнела...
  
  На фоне светло-серых стен две девушки в стандартном 'полевом' облачении, молча сидящие на длинной скамье, выглядят мрачновато. Одна из них сидит неподвижно, неловко сложив руки на коленях, и равнодушно глядит в пол, будто спит с открытыми глазами. Вторая, кажется, пытается её разбудить, во всяком случае, со стороны очень похоже. Но её молчаливая спутница словно бы и не видит и не чувствует ничего, ни ласкового поглаживания плеч, ни осторожных прикосновений к щекам, ни попыток пригладить непослушные волосы. Так и сидят они молча, минута за минутой, в отчаянной тишине. Сегодня и так потеряно много времени, к чему жалеть эти жалкие крохи, остаток никчёмного дня?
  
  - Наверно, я ошиблась, - расстроенно призналась та, что тщетно пыталась достучаться до спящего разума попутчицы. - Зря понадеялась, что ты что-то вспомнишь, оказавшись в Даррене. Но всё равно, я тебя не оставлю, если уж мне тебя отдали и согласились забыть.
  
  Тишина и пустота в ответ, и такой же бессмысленный взгляд. Впрочем, благодетельница явно огорчена неудачей, отсюда желание выговориться до конца.
  
  - Когда-то у нас с тобой были свои секреты, а теперь ты мой секрет! Если кто узнает, что у меня тут не просто какая-то бывшая пленница из клана Ферна, а выжившая после резни вашего флота... Найдётся много желающих закончить дело. Хоть мне никто не смог объяснить, как ты выжила с такими повреждениями мозга, когда Нить тебя покинула. И как ты успела заползти в тот коллектор...
  
  И опять никакой реакции. Упоминание жуткого момента последней битвы с флотом Копателей, когда лопнул изнутри корпус 'Рекки', не вызвал ни малейшей реакции, а ведь даже запись того, что происходило на мостике, невозможно смотреть без содрогания. Теперь это одна из самых страшных тайн Совета Кланов. Но кое-кто эту запись всё-таки увидел, и обратил внимание на знакомое лицо...
  
  - Я как увидела тебя на записи, так сразу и подняла шум. Не называя имён, конечно. Я не верила, что такое можно пережить, но и момента твоей гибели на записи не нашла. Там такое было...
  
  Чёрные нити тоже живые, они растерялись и испугались, а Ясная не дала им времени опомниться. Чем были те тёмные вихри, поглотившие и разорвавшие на части и их самих, и носителей, даже сама Альбина потом не смогла объяснить, ну, или, не захотела. Но с тремя Чёрными было покончено секунд за тридцать, а потом пришла очередь всех прочих.
  
  - А я ведь знала их план, но даже представить не могла, что там будет. А сама... с нами так толком и не попрощалась, только ножик у рыжей попросила...
  
  Ясная устроила на борту флагмана Копателей не просто бойню, но лютую расчленёнку, чтобы уж наверняка никто из причастных не вылез обратно. И только две прекрасные непутёвые наследницы Дорсо удостоились небольшой милости в виде быстрого удара в сердце для каждой, чтобы их потом не нашли изуродованными. Такая вот странная женская солидарность со стороны Ясной... И это говорит о том, что там, на борту 'Рекки', она действовала осознанно, продуманно, а не поддавшись какому-то помутнению или приступу ярости, отключившему разум. И от этого ещё страшнее...
  
  - А когда она всех на мостике дорезала, ты уже в коллекторе сидела. А потом ей стало не до этого, нужно было спасать его... И ведь спасла! Так что, повезло тебе. А потом повезло, что тебя ребята из клана Росс нашли, а не наши.
  
  Разумеется, и это не вызвало ни малейшего проблеска в затуманенных золотых глазах...
  
  - Я не знаю, зачем я тебе это говорю... Но ты всегда была везучая. И тогда, двадцать пять лет назад, я просто не успела тебя прирезать за всё, что вы с Даргосом задумали. Вы с ним прекрасно знали, кто я такая, и гладкую подставу разыграли! Вот только мешали друг другу, поэтому у вас и не вышло ничего. Не смогли вы подобраться к моей семье, я вас раскрыла. И так гордилась собой...
  
  Она осторожно обняла свою молчаливую 'собеседницу', вспоминая то время. Почти ни с кем и никогда не обсуждала таких подробностей той истории, но теперь уже нечего стесняться.
  
  - Интересно, у тебя все эти годы были враги? Не абстрактные, типа проклятых старпёров из Совета, как у всех Копателей, а реальные, персональные? Чтобы с именами и сигнатурами? Которых ты не пощадишь, если представится возможность отомстить? У меня вот было две зарубки, с тех самых пор. Даргоса я на радостях прихлопнула сразу же, как увидела. Остается второй пункт, незакрытый. Ты же понимаешь, о ком я говорю...
  
  Не понимает, и возразить не может. Не чувствует прикосновений и тепла ладоней. Не то место, и не то время...
  
  - Даргос тогда ещё был оперативником Дорсо, но меня охмурял не только по заданию своего командования, но также и по велению сердца, да и других органов тоже. Запал он на меня, вот незадача! И тут, появляется лазутчица от клана Ферна. Я думаю, мужика они не стали засылать, потому что знали, что Даргос не потерпит конкуренции и сразу зарежет их человечка...
  
  Теперь очень немногие поймут, о чём идёт речь. Слишком мало осталось живых людей, помнящих Убийцу Даргоса. Можно сказать, что с большой вероятностью почти все свидетели мертвы....
  
  - И на тебя он тоже запал, почти сразу! И порвать со мной он не мог, это означало бы срыв операции. Вот он и поступил, как настоящий... коллекционер! Не стал выбирать между нами, стервец! Зато мы с тобой поначалу чуть не поубивали друг друга. Но ты была старше, опытнее, сильнее, и я однажды поняла, что учусь у тебя!
  
  Да, она старше, но сейчас этого не скажешь. Лет до ста сложно заметить разницу в возрасте золотоглазых, да и после это не всегда удаётся. А сейчас они словно ровесницы, и обе совсем молодые... Вот только одна из них так и не может достучаться до другой...
  
  - А потом всё раскрылось, и я тебя с тех пор ни разу не видела. И ещё полгода прошло, прежде чем я сообразила, что гордиться мне нечем. Это ты незаметно подсунула мне все данные по вашей операции, кусочек за кусочком, это ты подставила Даргоса, и себя заодно!
  
  Работа полевого оперативника, да ещё и в Даррене - это не синекура и не подарок судьбы. Смертельно опасная работа, вот что это такое. Без гибких мозгов и исключительной боевой подготовки здесь не выживают. А она выжила. Точнее, они обе выжили, но так и не встретились после того случая. Не называть же встречей этот бессмысленный обмен взглядами?
  
  - Когда я поняла, что произошло, мне не сразу расхотелось тебя убивать, но теперь я мечтала о хорошем допросе. Я так хотела тебя спросить... Зачем ты это сделала? Зачем так рисковала? Дарка, зачем?
  
  А золотые глаза всё так же смотрят, видят, но не замечают.
  
  - И теперь я, боюсь, никогда про это не узнаю. Может, напакостить Дорсо для тебя было важнее, чем выполнить задание. Может, ты просто пожалела молодую дурочку, в моём лице. А может, тебе эта дурочка так понравилась, что...
  
  Бессмысленные догадки! Ещё минута прошла в нервном ожидании, в неспокойной тишине. Две мощных фигуры беззвучно возникли и встали рядом, словно вышли прямо из стены. Оружие, тяжелая броня и всё, что полагается личной гвардии, особо доверенным бойцам. Только шлемы сняты, и пристегнуты к поясам, открывая суровые лица столетних ветеранов.
  
  - Госпожа, - тихо и совсем не по-военному обратился лидер пары. - Мы готовы.
  
  Та, к которой он обратился, поднялась со скамьи, осторожно потянув за руку свою безвольную спутницу. Обняла её, заглянув в глаза, и снова не увидела там ни единой искорки узнавания, ни намека на мысли, чувства или воспоминания.
  
  - Я что-нибудь придумаю, - грустно пообещала она, не получив в ответ ни единого отсвета, ни единой искорки в глубине слегка затуманенных золотых глаз.
  
  Бойцы терпеливо переждали сцену, не встревая и даже почти не шевелясь. Гвардия!
  
  - Отвезите её обратно в Центр, - последовал приказ. - Рила знает, что делать. Я пока останусь в Даррене, есть дела.
  
  - Сделаем, госпожа, - кивнул боец, осторожно подхватывая 'пациентку' под локоток, и она без колебаний повиновалась ему так же, как любому другому.
  
  Проследив за тем, как верные гвардейцы осторожно вывели девушку за пределы ангара, упомянутая госпожа в очередной раз крепко задумалась о том, для чего она всё это затеяла. И стоит ли оставаться на ночь глядя здесь, в Даррене? Разумеется, после той истории двадцатипятилетней давности юная и насквозь фальшивая 'Рина' исчезла навсегда, и теперь уже много лет действует совсем другая личина. 'Малышка Лия', хоть и звучит довольно по-дурацки, но зато связать её с прошлым 'воплощением' крайне непросто.
  
  Так что же делать теперь? Просто развлекаться, как делают многие, в том числе, люди непростого происхождения? Сейчас ей не нужна школа выживания, она и сама кого угодно может поучить. Не то, что двадцать пять с лишним лет назад... Главное, это не расслабляться, и не пропустить возможный интерес к своей персоне со стороны непосвящённых лиц. Есть такое ощущение в последние пару дней, словно жжение в затылке...
  
  Но если начистоту, нет у госпожи Лины Эл никаких срочных дел, просто день ещё не кончился...
  
  
  
  
  -------------------
  
  
  Рьяла, 1420 год (по земному летоисчислению)
  
  
  
  - Ну, что скажут наши морские псы?
  
  Нэррис явно постарался не пересолить с иронией, но получилось у наследника не очень. Однако же, вопрос весьма серьёзный. Кто из загонщиков самый быстрый? От этого зависит тактика уклонения, построение будущего боя, и ещё сотня других деталей. Но как определить это на глаз?
  
  - Времени нет! - поторопила Госпожа. - Вы ещё час собираетесь спорить? И всё равно прорываться между ними?
  
  - Но это наш единственный шанс! - Похоже, мастер Шегрос совершенно не понимает, для чего капитан приволок пассажирку на мостик, и с какой стати ему надлежит прислушиваться к её советам. - Они не успеют за нами!
  
  - Они не просто успеют! - терпеливо объяснила Госпожа. - Они нас догонят и расстреляют в два огня! Вот эти 'увальни', правый в центральной группе, и левый в правой, и есть для нас главная опасность! Просто примите этот факт и обходите их слева, как я вам и советую.
  
  - И что нам это даст? - попытался рассудить наследник. - Они нас всё равно догонят, в таком случае.
  
  - Но значительно позже! - отрезала Тамиэла. - И им придётся вытянуться в линию! Шегрос, ну посмотрите на них, ради Восьми Дев, и откройте глаза! Они идут очень круто к ветру, и если мы сунемся в центр, им останется только немного довернуть в нашу сторону! А если пойдём левее, им придётся крутиться чуть не в обратную сторону, а потом ещё и догонять!
  
  - Шегрос! - рявкнул наследник, потеряв терпение. - Даже я вижу, что она права! Она вообще ни разу пока не ошиблась!
  
  А ещё один присутствующий, боцман, до сих пор умудрялся прикидываться частью такелажа и не лезть в разборки начальства. Однако, совсем остаться в стороне ему не позволили.
  
  - Мастер Строгос, - напрямую обратился к нему наследник, чуточку повысив его в обращении, - Вы видели такие корабли раньше? Они и в самом деле такие быстрые?
  
  Боцман вздохнул, взял из рук капитана зрительную трубку и несколько секунд вглядывался в приближающиеся силуэты. Потом вернул прибор и задумался, теребя негустую бороду, редкое на Рьяле украшение.
  
  - Я думал, старый стал, глаза подводят, - начал он басом. - Но нет, в трубку посмотрел. Не видал я таких! Что-то новое...
  
  - Вот именно! - с досадой воскликнула Госпожа. - Новые корабли не только Ивари строят! Это ловушка, господа, детская, примитивная ловушка! И мы в неё лезем всеми четырьмя лапами, чтоб мне до самого Нерата ложкой грести!
  
  Это прозвучало грубовато, но никто уже не удивляется внезапным морским оговоркам Госпожи, которая якобы никогда не отрывалась от берега. Но это странное и пугающее поведение ещё больше раззадорило старпома, и пришлось Госпоже действовать на опережение, буквально затыкая ему рот.
  
  - Мастер, вы же не верите во всякие небылицы, которые матросы по кабакам разносят! - Она ещё сильнее повысила голос, который буквально загремел на мостике. - И я вам не фокусы тут показываю! Вы вообще собираетесь пережить этот день? Или сразу к рыбам?
  
  - Шегрос как раз известен своим неверием, - вставил веское слово наследник, словно зачитывая вслух хорошо вызубренное досье. - Ни в одном храме наших вялых культов, которые и так не переполнены, его не видели. И сам болтать не любит, и чужая болтовня ему до фонаря. Поэтому мы и выбрали его корабль для этого похода.
  
  - Вот я о чём! - прикрикнула Тамиэла, снова пытаясь достучаться до моряков крайне простыми фразами. - Вам что, кадило в зад заправляют? Или заставляют молитвы заучивать? Со времён Поводырей все главы кланов держатся подальше от культистов, и разве что, не душат их сами! А сейчас-то что не так? Я знаю, что вы не верите ни во что! Так имеете полное право!
  
  Но тут она встретилась с потрясённым взглядом боцмана, и поняла свой недосмотр. 'Я верю!' - говорит этот почти фанатичный взгляд. И ведь он старше всех на борту, и опытнее... а вот поди же ты, достучались культисты до старика! Но это, пожалуй, в данной ситуации даже хорошо, убеждать его в правоте слов Госпожи не придётся. А вот старпом... Как бы не пришлось прибегать к крайним мерам, и речь сейчас вовсе не о пистолетах в карманах наследника...
  
  - Откуда это всё? - не в силах совладать с собой, яростно упёрся Шегрос. - Почему я должен вас слушать?! Я тридцать лет в море...
  
  - Значит, к рыбам? - Тамиэла решила дать ему последний шанс, и в этот мгновение в её глазах вновь вспыхнули адские фиолетовые круги. - И вы хотите нас с собой забрать, чтобы не так скучно было? У нас нет времени, нам нужно срочно начинать поворот! Мастер Шегрос, клянусь, чтобы добиться своего, я переступлю через моё уважение к вам, а если понадобится, и через ваш труп!
  
  Туча, мрачная чёрная туча! Кажется, она заполнила весь мостик, а голос Тамиэлы загремел так, что, казалось, Чёрные его вот-вот услышат. Всё, что можно было сказать, сказано., и времени на споры не остаётся. Боцман, кажется, 'готов', и выполнит любой приказ. Наследник почему-то усмехается и не испытывает ни тени страха или сомнений. Кажется, он гордится тем, что вся эта мощь и ярость направлены не на него, и не сомневается, что внешне хрупкая Госпожа не просто так грозится перешагнуть через труп. Ведь логично, ведь если ты можешь вырвать у Смерти одного человека, то сможешь, при желании, отдать ей другого...
  
  - Мы будем, наконец, драться с Чёрными?! Или сразу сдадимся на убой?
  
  Последняя тирада, наконец-то сдвинула лавину. И если старпом не выполнит прямой приказ...
  
  - Поворот! - решительно скомандовал наследник. - Семь румбов влево, сейчас же! Исполнять!
  
  Теперь Шегрос либо решится вновь протестовать, либо подтвердит приказ. Но кажется, прожжённый морской пёс всё-таки дрогнул. Вспомнил Госпожу, стоящую на коленях перед умирающим матросом и её окровавленные по локоть руки...
  
  - Поворот, семь влево, - хрипло прокаркал Шегрос и раздражённо отвернулся, вглядываясь в строй противника. Рулевой матрос переложил румпель на положенное число делений и снова замер. Вот только кончики ушей подрагивают от волнения и причастности...
  
  Чёрная туча, заполонившая мостик, исчезла почти мгновенно, только огни в глазах Госпожи остались...
  
  - Мы можем ещё прибавить хода? - поинтересовался наследник, явно довольный таким исходом.
  
  - Нет, господин капитан, - Боцман нашел нужным лично ответить за вверенное ему хозяйство. - Как брамсели поставили, так, считайте, больше некуда. И так идём быстрее, чем положено, а набор, он этого дела не любит...
  
  - Ну, за полдня набор не развалится, - проворчал Нэррис. - Если что, я за свой счёт 'Ривьенну' в док поставлю. Вот что бы ещё придумать, насчёт скорости...
  
  - Носовые пушки за борт, - подсказала Госпожа, чем вызвала новый шок у присутствующих. - И заряды к ним тоже. И крупу, и солонину, и половину пресной воды. Если живы останемся, дойдём и без этого, тут недалеко. И половину ядер с нижних палуб можно выкинуть, они нам не понадобятся. Но только ядра! Книпеля и кницы оставить! (использую земную терминологию, это снаряды для выведения из строя такелажа - прим.авт.)
  
  - Да как же... - начал было боцман, но Госпожа не дала ему продолжить.
  
  - Мастер Строгос! - любезно, но весьма решительно начала она. - Простите, что лезу в ваши дела, но очень жить хочется! Передние орудия сегодня стрелять не будут, их за борт, как я сказала. Хоть немного, но выиграем по осадке и скорости. Левый борт у нас тоже не стреляет. Прикиньте, сколько пушек можно оттуда, выкинуть, чтобы не нарушить центровку и не лечь на бок при резких манёврах. Задние пушки оставляем, они должны не давать им стрелять из носовых. Вообще, облегчайте корабль, насколько можете, хоть полузла скорости прибавим, уже хорошо! Пушки вам Нэррис на берегу купит, а новые головы взамен отрезанных пока не продаются.
  
  - Почему только правый борт? - с фатальным спокойствием поинтересовался наследник.
  
  - Потому что мы ушли влево! - отмахнулась Тамиэла. - Мастер Строгос, теперь самое главное. Переведите лучших ваших бомбардиров на правый борт, но только не разбивайте расчёты! Пусть работают вместе, как привыкли. Освободившихся привлеките к работам по облегчению корабля.
  
  Бедняга боцман! Ему пока явно не доводилось готовиться к артиллерийскому морскому бою под командованием знатной госпожи, якобы впервые оказавшейся в открытом море. А после демонстрации 'тучи' так и вовсе непонятно, что маячит в голове у старика. Но и мастер Шегрос, кажется, неслабо 'завис' от такой перспективы.
  
  - Боцман, делайте всё, что Госпожа прикажет! - решительно выдал он, и поймал одобрительный взгляд капитана. Этот-то парень давно про себя всё решил... - И всё лишнее за борт! Кидайте с левого борта, чтобы Чёрные не видели!
  
  Ну вот, уже начал соображать и вносить грамотные предложения. Это мы очень даже ценим!
  
  - Благодарю за поддержку, мастер, - мягко сказала Тамиэла, словно отметая прежние угрозы. - Поверьте, ваша смерть легла бы тяжким грузом на мою совесть.
  
  Не очень-то ему полегчало после этого, но теперь у него есть прямой приказ, его он исполнит. Тем временем, противник начал, наконец, реагировать на изменение курса 'Ривьенны', и первой начала поворот к ветру центральная группа загонщиков. Правый фланг при таком раскладе будет долго отставать...
  
  - Мы пройдём довольно близко от их левого фланга, - с опасением заметил капитан. - Для прицельной стрельбы далековато, но могут зацепить.
  
  - Не зацепят, - успокоила всех Госпожа обманчиво ровным голосом. - Пусть палят, хоть потренируются стволы банить, капуста морская... Что-то не так, господа?
  
  Три ошарашенных взгляда, плюс рулевой, который так и не посмел обернуться. А вот отцы-командиры уже знают, что 'пассажирка' не шутит, а фиолетовые огни в её глазах и не думают гаснуть.
  
  - Боцман, исполняйте! Времени мало!
  
  Повторять не пришлось, и потрясённый бородач живо покинул мостик.
  
  - Возьмите на полрумба левее, - распорядилась Тамиэла. - Тогда точно не зацепят, даже если наш боцман не даст нам прибавки в скорости.
  
  - Но даже целый узел прибавки нам не поможет, - заметил капитан под щелчки рулевого телеграфа. - И вы правы, этот, что ближе к центру, самый быстрый.
  
  Стало заметно, что самый опасный загонщик из центральной группы, ныне оставшейся далеко справа, уже поймал ветер и разгоняется неожиданно резво. Но 'Ривьенна' уже готова вырваться вперёд, и ближайшим кораблём в точке наибольшего сближения станет не слишком быстроходная посудина, но зато с весьма увесистым залпом.
  
  - Два узла я вам дам, - неожиданно пообещала Тамиэла. - А если повезёт, то и все три. Но ненадолго.
  
  Теперь она стоит, опираясь на леер мостика, и не отрываясь, следит за упорно идущим на сближение кораблём Чёрных. Всё ближе его борт, и совершенно отчётливо видны торчащие из портов жерла орудий. Никакой суеты на палубе, всё очень по-деловому, на реях также полный порядок. И конечно, флаг на грот-стеньге, как положено: чёрная стрелка в красной окантовке, неизменный символ клана Дорсо, ведь никто не стесняется своей репутации!
  
  - Интересно, кто у них командует? - проворчал капитан, раздосадованный неспособностью повлиять на ситуацию. - Будут они стрелять издали, или нет?
  
  - Будут! - не оборачиваясь, проинформировала Госпожа, и добавила с досадой: - Эх, хотела ещё немного подзарядиться. Ладно, погнали!
  
  Ещё минута прошла, и вроде бы, ничего не изменилось, но корабль Чёрных почти исчез в завесе порохового дыма от полного бортового залпа. Все двадцать два орудия левого борта выбросили смертельную лавину чугуна, а долю секунды спустя по ушам ударил внушительный гром. Но, что неожиданно, нет ни одного всплеска в опасной близости от 'Ривьенны', все они легли с недолётом и где-то чуть позади, словно пушкари Чёрных целились не совсем туда, куда нужно. И лишь одинокое ядро, на излёте, кое-как срикошетило от воды и бессильно ударило в борт, оставив в дубовом планшире лишь небольшую вмятину.
  
  - Да как же так?! - потрясённо пробормотал Шегрос. - Они там своих грибов объелись, что ли? Как так можно было промазать? Я бы их за такую стрельбу...
  
  - Да нормально у них со стрельбой, - Тамиэла, наконец, обернулась, и её лёгкая улыбка чуть успокоила нервы, несмотря на фиолетовые фонарики в глазах. - Где видели нас, туда и целились. Но по всплескам они поймут, что их обманули, и второй раз не поведутся.
  
  На минуту повисла тишина, насколько тихим может быть ход корабля под всеми парусами. Но после грохота пушек какие-то волны и ветер - это почти мёртвая тишина. Проскочили! И теперь есть в запасе примерно четверть часа, пока загонщики подтянутся.
  
  - А я вас в трюме запереть хотел! - Впечатлённый наследник почтительно склонил голову перед Госпожой. - Теперь я точно знаю, что чудеса возможны.
  
  
  
  
  -------------------
  
  Рьяла, низкая орбита
  Карантинная станция
  
  - Я никуда не полечу в этой скотовозке!
  
  Но пройдя контроль и оказавшись в салоне, возмущаться уже поздно, Дирш почти насильно 'уронил' Ими в кресло у прохода и затянул пряжки. Аня, расположившись 'у стенки', откровенно веселится, хоть в чём-то и согласна с опасениями подруги. С другой стороны, что ещё может случиться? Челнок и вправду старый и непрезентабельный, но это мало говорит о его надёжности. Двадцать рядов, по шесть кресел в ряд, с проходом посередине, в ширину напоминает древний Ту-154 без иллюминаторов, но снаружи этот аппарат выглядит, словно куцая и бескрылая 'мыльница' без намёков на сложную аэродинамику.
  
  - Ими, хватит верещать! - не поняла трагедии Аня. - Я пару раз на таких древних самолётах в командировки летала...
  
  - Да я бы скорее в ваш самолёт села, чем в эту скотовозку! - Сквозь зубы прорычала Ими.
  
  - А ты хоть знаешь, как наши самолёты летают? - поддела подругу Аня. - За счёт чистой аэродинамики! Потерял, скорость - упал вниз и костей не собрал! Никаких тебе безопорных движителей, никаких компенсаторов. А знаешь, как тяга создаётся? Там такие круглые штуки под крыльями, с ревущими турбинами, в них горит вонючая огнеопасная жидкость и создаёт реактивную тягу!
  
   - Девочки, продолжайте! - подбодрил восхищённый Дирш, сидящий посередине между ними. - Чем сильнее вы разгорячитесь, тем приятнее мне будет с вами лететь. - Ания, а много этой жидкости нужно для долгого полёта?
  
  - Да половина самолёта ей заполнена! - с наслаждением выдала темноглазка. - И крылья почти целиком внутри пустые, для этого же. Если что-то вспыхнет, то всё сгорает до хрустящей корочки. Здесь, в этой 'скотовозке', намного безопаснее, и лететь всего ничего, от карантина до поверхности. Вот только плохо, что окошек нет.
  
  Челнок слегка тряхнуло, и появилась лёгкая отрицательная перегрузка.
  
  - Выходим из дока, - нервно прокомментировала Ими. - Не видно ничего!
  
  - Девочки, а зачем вам что-то видеть? - удивился Дирш. - Если вы за сутки в карантине на планету не насмотрелись, то и сейчас не успеете.
  
  - Проекция работает! - сообщила Ими, сверившись с 'узором'. - Хоть увидим, как падать будем.
  
  Аня немедленно открыла свой собственный 'узор', мысленно ругая себя за тупость, недостойную учёной госпожи. А ведь у неё, в отличие от Ими, настоящие импланты, а не эрзац-чип с браслетиком, которые беженцам выдают. И если мысленно потянуться к проекции с внешних камер, то сначала возникнет ощущение короткого полёта сквозь туманный тоннель в небесах, а потом... Всё небо нараспашку!
  
  Это то, что один знакомый инженер называет - 'быть кораблём'. Пусть это всего лишь старый челнок, отходящий от огромной карантинной станции, но полёт-то настоящий! Управлять им из пассажирского кресла не получится, но насладиться процессом - вполне! Вот челнок крутанулся по крену, и великолепная Рьяла вплыла в поле зрения, влажно блестя зеленоватым боком с одной стороны, и ярко отсвечивая белым, снежным, с другой. Ане вдруг остро захотелось узнать об этом полёте как можно больше, и даже, если получится, научиться самой! Многие из тех, кто закончил даже самое простое клановое училище, имеют начальные навыки управления подобными простыми аппаратами, а чем она хуже? Бедняжка Ими, наверное, потому и нервничает, что имеет представление об управлении, да ещё и потому, что ненавидит, когда он неё ничего не зависит. Ей тяжело быть простым пассажиром.
  
  Аня, с трудом оторвавшись от разглядывания планеты, всмотрелась в 'узор' корабля. Дирш прав, после суток разглядывания Рьялы с довольно высокой орбиты сложно увидеть что-то новое, но всё равно, красиво же! А 'узор', предоставляемый кораблём для пассажиров, довольно скучен. Доступна только информация о высоте, скорости и расчётном времени прибытия, но данных там должно быть намного больше, и похоже, что покопаться в них хотела бы не только бывшая аспирантка.
  
  - Меня система не пускает! - раздражённо проворчала Ими. - Даже траекторию не могу посмотреть! Мой браслет слишком дохлый, за нормальное устройство не считается!
  
  Аня мысленно стряхнула с себя 'узор', раздумывая о том, стоит ли 'светить' перед друзьями некоторые возможности, которыми поделился с ней один знакомый инженер после установки настоящих имплантов. В конце концов, она выбрала осторожный вариант действий, ведь применять все эти знания на практике ей пока не приходилось. Вот и поучимся заодно...
  
  - Ими! - позвала она, ласково теребя девчонку за рукав, поверх сидящего между ними Дирша. - Ты совсем в 'узор' ушла, или слышишь меня?
  
  - Да слышу я, - Ими недовольно тряхнула головой, характерным жестом освобождаясь от мысленной проекции. - И даже вижу. И что?
  
  Аня пальчиком поманила её к себе, не говоря ни слова. Мол, давай поближе.
  
  - Что за секреты? - возмутилась было Ими, но Дирш рад стараться, и уже прижал к себе обеих подруг, с удовольствием облегчая им общение. И так хорошо прижал, что привязные ремни заметно натянулись.
  
  - Ими, попробуй через мой 'узор', - прошептала Аня на ушко разгневанной золотоглазке. - Я тоннель открою, попробуй войти в систему через меня. Я тоже хочу траекторию увидеть, и всё остальное.
  
  Вот за что нельзя не любить Ими: только что перед нами была нервная и всем недовольная особа, и вдруг так глаза засияли, что хоть ослепни!
  
  - Отличная мысль! - От избытка чувств Ими быстро поцеловала подругу и, вырвавшись из 'привязи', быстро восстановила 'узор'. У неё, кажется, не мелькнуло ни одной мысли про сложность открытия такого тоннеля, словно любой прохожий смог бы такое проделать. Ну, любой прохожий инженер, уж точно...
  
  Аня, обрадованная энтузиазмом подруги, развернула свою заготовку, которую тот самый знакомый инженер по-старинке назвал виртуальной машиной, и приоткрыла один из портов, в точности, как её учили. Теперь Ими даже не поймёт, что это не настоящие импланты Ани, а тщательно выполненная нематериальная подделка. Ощущение полёта вернулось, как и невероятная панорама планеты, которая, как кажется, стала немного ближе!
  
  А вот и зафиксированное подключение! Незримое присутствие Ими она почувствовала почти сразу, словно ощущение тепла, или едва заметное прикосновение согревающего южного ветерка. Но следящие 'демоны' сразу же 'срисовали' действия любопытной золотоглазки. Вот она осмотрелась и запустила диагностику, чтобы оценить мощность комплекта, оказавшегося в её распоряжении. Вот она прошлась по спискам 'демонов' в её личном каталоге, и прав был знакомый инженер, когда собрал для обманки такую убедительную, но не слишком впечатляющую коллекцию. А вот в личную почту Ими благоразумно не полезла, умница. Всего несколько секунд, и она занялась 'узором' корабля, как и намеревалась.
  
  - Мощный тебе аппарат поставили, - раздался в голове довольный шёпот юной лазутчицы.
  
  'Если бы ты знала, насколько мощный!'
  
  Не просто импланты, а самое лучшее, что можно получить от щедрот разработчиков из клана Эл! Всего лишь подарок одной знакомой из этого самого клана, и не будем называть имён причастных к делу высокопоставленных лиц! И установили комплект так, что её прежние земные импланты частично остались при ней, а в особенности, их силовая часть. Изделие пусть грубое, но мощное, способное обеспечить приличную часть энергетики при пиковых нагрузках. А потом один инженер её немного поучил со всем этим обращаться... Но сейчас этот серьёзный и, что греха таить, уникальный комплект изображает из себя довольно среднюю, по меркам Рьялы, инженерную модель.
  
  А вот и первый результат! Отчёт 'демона' показал, как система приняла 'пилотский ключ', стандартную сигнатуру, выданную Ими ещё при получении сертификата, после курсов. Но как такое возможно, ведь эта сигнатура именная, персональная, а отправлена от имени Ани? Система не должна принимать чужой сертификат! Более подробный взгляд на манипуляции, совершённые Ими, кое-что прояснил. Это не простая попытка открыть соединение, это так называемая 'свёртка', нечто вроде хитрого запроса из командной строки, как сказал бы знакомый инженер... И в этом запросе есть личные данные хозяйки сертификата!
  
  - Ими, а ты сама нас не уронишь? - мысленно спросила Аня у невидимой подруги, чувствуя, как от новых знаний голова начинает слегка пухнуть.
  
  - Если бы я могла на что-то влиять! - недовольно пожаловалась Ими. - Но теперь мы должны хотя бы видеть, куда летим.
  
  Чёткая белая линия траектории, круто изогнувшись, упёрлась в зелёный бок планеты, и на ней появились миниатюрные временные засечки с очень краткими обозначениями режимов. Что они означают, можно только догадываться. Но зато видно, что челнок идёт очень точно, словно по невидимым рельсам, в идеальном соответствии с нарисованной траекторией.
  
  - Ими, ты моя умница! - восхищённо похвалила Аня. - Ты права, так намного лучше! А что за красная метка возле самой поверхности?
  
  - Это не возле поверхности, - вкрадчиво подсказала золотоглазка. - Это начало атмосферного участка. Скорее всего, будет немного трясти.
  
  - Это не страшно, - Аня мысленно потянулась к этой метке и, к своему удивлению, отыскала там краткую сводку погоды с картой ветров по высоте, причем с обновлениями в реальном времени. С таким потоком информации машина справится без труда, а вот в ручном режиме потребует от пилота предельной концентрации...
  
  Казалось, что это мигнула картинка, но на самом деле поступил ещё один доклад следящего 'демона'. Кажется, Дирш тоже решил в окошко посмотреть, и явился тем же путём, что Ими. Эта парочка настолько неразлучна, что и в голову к Ане они забрались вместе... Дирш тоже не стал лезть куда не следует, а просто остался 'у крылечка на краю', вместе со всеми наблюдая за панорамой.
  
  - Ими, а карту планеты можешь вывести? - спросила Аня, чуть призадумавшись. - Я вижу Даррен, куда мы летим, и всё...
  
  - Хочешь посмотреть, где сейчас твои друзья? - Золотоглазка с понимающим смешком раскрыла задумку подруги. - Это очень легко, я сейчас...
  
  Бдительный 'демон' зарегистрировал ещё несколько хитрых команд, отправленных в 'узор' корабля, и прямо поверх планеты возникла полупрозрачная карта в условных цветах. Сразу видно, что Даррен, куда они направляются, довольно далёк от побережья. Чтобы добраться от него до моря, нужно пересечь знаменитые дарренские пустоши, а ломаная береговая линия, которая тянется вниз, под брюхо челнока, словно рассыпается на тысячи обломков. Острова...
  
  - Так это же Нерат! - сообразила Аня, вчитываясь в маркировку карты . - Мы над Нератом! А они сейчас где-то там, чуть в стороне, если вдоль берега!
  
  - Предлагаешь угнать челнок и слетать к ним в гости? - Голос Ими прозвучал так серьёзно, словно она и не думала шутить.
  
  - Нас, конечно, от показательного процесса отмажут, - с такой же фальшивой серьёзностью предположила Аня. - Но вас двоих после этого пошлют на тяжёлые работы с понижением коэффициента, а меня отправят в чемодане обратно на Марс, и будут правы!
  
  - В чемодане? - подал голос Дирш, которому явно надоело отмалчиваться. - Я уже хочу на это посмотреть!
  
  Аня с сожалением проводила взглядом побережье и острова, окончательно уплывающие из поля зрения.
  
  - Я дам тебе свой чемодан, ненадолго, - пообещала она Диршу, всё ещё находясь под впечатлением от топографического великолепия. - Ты можешь попробовать запихнуть туда Ими, она самая гибкая из всех нас.
  
  То, что стало бы мини-скандалом в другой обстановке, сейчас словно бы прошло мимо всех ушей и улетучилось в пространство. Да и в любом случае, вряд ли Ими даже в теории смогла бы взять на себя управление этим челноком. Всё-таки, одно дело смотреть, и совсем другое дело 'рулить' себе в удовольствие. Но в самом деле, хочется туда, на острова! Море и солнце другого мира, как же это здорово! Как жаль, что её там сейчас никто не ждёт...
  
  Но неожиданно, острова вызвали их сами. Это началось, как золотистое сияние, пришедшее откуда-то снизу, из-под брюха корабля. Виртуальная система без всякой подсказки отобразила яркий и широкий луч сигнала, идущий с поверхности, который точно зафиксировался на идущем на снижение челноке. А золотой цвет означает...
  
  - Это вызов по протоколу Совета, - с опаской прошептала Ими. - И вызывают тебя! Картинки нет, только звук. Будешь отвечать?
  
  Аня раздумывала лишь неполную секунду. И в самом деле, кто может вызывать её по приоритетному каналу из того самого островного района во владениях клана Нерат?
  
  - Тихо оба! - велела она, и потянулась к мерцающей иконке вызова. Пусть слушают, а если будет что-то секретное, выгнать их никогда не поздно. Порт перекрыть, и соединение отвалится...
  
  - Дорогая учёная госпожа, - усталым голосом произнёс невидимый Иван Родин. - Вы уже заработали несколько звонких шлепков по своим самым хитрым местам. Догадываетесь, за что?
  
  - Догадываюсь, - честно вздохнула Аня, чувствуя в его голосе не раздражение, а лишь заботу и облегчение.
  
  - Трудно было позвонить за эти сутки в карантине? Хорошо, что мой фильтр сработал!
  
  'Дура ты, если думала, что тебя никто не ждёт!'
  
  - Я теперь никуда не спешу, - попыталась объясниться она. - И зачем звонить, когда можно прибыть лично?
  
  - Бина говорила, что так всё, и будет, а я, к стыду своему, сомневался. Уволилась, наконец?
  
  - Уволилась, - охотно призналась она. - И жалею, что так долго тянула.
  
  На самом деле, жалеть тут не о чем. Уволилась бы на месяц раньше, вернулась бы на Землю и никогда бы не встретила Ими и Дирша. Всё вышло довольно удачно, хоть и неожиданно и почти без чёткого плана.
  
  - Всё случилось вовремя, - спокойно отозвался Иван, подтвердив правильность её размышлений. - И я ужасно рад, что ты, наконец, обрубила лишние хвосты и прилетела. Но есть и проблемы. Бина тут ныряла-ныряла, и кое-что нашла...
  
  - Я видела новости, - смело перебила его Аня. - Про древний корабль.
  
  - Да, но в новостях не говорили о нападении на учёных из Нератского университета, - терпеливо разъяснил Иван. - С абордажем, стрельбой, взрывами, трупами и уничтоженными транспортными средствами. Понимаешь, куда я клоню?
  
  Да что тут гадать, всё на поверхности. И тревога в его голосе настоящая, и переживает он явно не за себя и не за Альбину... А что за учёные такие?
  
  - Кто на них напал? - Аня почувствовала искреннее волнение за незнакомых коллег-учёных.
  
  - Пока не знаем, нападавшие убиты, а некроманта пока не нашли, - совершенно серьёзно ответил Иван. - К счастью, учёные оказались не только теоретиками, и отбились без потерь. Но всё равно, такой бардак в довольно оживлённом месте...
  
  - Я смотрю, на Рьяле без вас соскучились, - с облегчением усмехнулась Аня. - Как вы прилетели, сразу началась стрельба.
  
  - Причём, не в первый раз! - недовольно подхватил Иван. - Но сейчас я особенно зол, потому что собирался отдохнуть и расслабиться, а не распутывать загадки!
  
  'Если он сам так зол, то что же говорить про Альбину? Кому-то не поздоровится...'
  
  - Так вот, о чём я, - продолжил мысль Иван. - После посадки, очень тебя прошу, поживи до поры в квартале Эл, допуск у тебя есть. Если захочешь куда-то выбраться, обратись к безопасникам клана, они выдадут тебе 'личину' и помогут замаскироваться, хотя это ты и сама умеешь. Главное, ничем особо не выделяйся и не привлекай внимание. Заметь, я не прошу тебя запереться в номере и не выходить! Знаю, что бесполезно.
  
  - Я буду осторожна, - честно пообещала Аня. - Насколько это возможно в Даррене.
  
  'И чего стоят эти обещании в компании золотоглазой парочки?'
  
  - Отлично! - с облегчением подвёл итог Иван. - Как устроишься, дай знать. Надеюсь, к тому времени мы закончим расследование и прикопаем виновных.
  
  'Что после расследования кого-то прикопают, нет никаких сомнений!'
  
  - Да, и на всякий случай, - В голосе Ивана послышалась решительность пополам с трогательной заботой. - Ваш челнок сопроводит парочка 'стражей', я уже попросил, кого надо. Так что, берегите ваши хитрые места, и удачной вам посадки, учёная госпожа!
  
  И не дожидаясь ответа, золотой канал исчез, а планета к этому времени заняла уже всё поле зрения. И красная метка атмосферного участка мерцает уже совсем близко! Аня с облегчением скрыла 'узор', который приготовила, чтобы экстренно, в случае чего, 'выгнать' друзей, гостящих в её виртуальной голове. Никаких секретов никто не обсуждал, вот и хвала Богине!
  
  И теперь интересно, что друзья вынесут из подслушанного разговора? О чём подумают, какие выводы сделают? Или деликатно промолчат? Хотя, нет, молчать на такую тему золотоглазые точно не станут, не тот темперамент. Вот только, кто первым подаст голос? Нежное альто, или теплый бас? Нет, всё-таки, Ими соображает быстрее...
  
  - Вот это да! Что же ты не говорила, что замужем?
  
  
  -------------------
  
  
  
  'Нижний' Даррен, Рьяла
  
  (Марис - ударение на первый слог! - прим.авт.)
  
  
  
  Как люди в Даррене узнают новости, не предназначенные для широкого круга? Смотря, что это за люди, и очень-очень смотря, какие новости!
  
  А новости, нужно признаться, не очень!... Сообщение пришло почти вовремя, но вот бы на пару часов раньше! Но 'агенты' потому и ценятся, что их информация способна реально менять расклады. Марис перечитал сообщение и слегка поёжился. Вот поди пойми, совпадение или нет? Кто-то предлагает бешеное, умопомрачительное количество чипов всякому, кто отыщет 'малышку Лию'.
  
  Что за никчемный день выдался! Ну почему это проклятое сообщение не пришло пару часов назад, когда он видел её, пусть даже издалека? И она была не одна! С ней была странная девушка, с которой явно было что-то не так, а что именно., не поймёшь. И он смотрел издалека, пытался понять... и упустил их обеих! И что теперь делать? Малышка Лия всегда умела прятаться так, что и Копатели не найдут.
  
  Марис решил не дёргаться и тщательно всё обдумать. Он свернул направо от 'железных ворот', пересек три перпендикулярных директории, которые раньше назвали бы улицами, и углубился в оживленный 'квартал', чтобы затеряться и не маячить на виду. Нужно перекусить.
  
  Он сошёл с людной 'тропы' и присел на старый металлический ящик, десятилетиями служивший в роли общественной скамьи. Вынул из разгрузки недогрызенный рацион и стал заново вспоминать этот бездарно проваленный день и всё, что было до того. Всё началось с того, что он недавно узнал, что Лия, наконец, объявилась в Даррене, после стольких лет. Почему он решил, что слишком давно не виделся с ней, чтобы просто проигнорировать этот факт? Почему он начал расставлять свою сеть, собирая слухи и контакты? И вот спустя месяц сеть сработала, и он, расспросив нескольких свидетелей, наконец, увидел её, пусть даже очень издалека!
  
  Стараясь растянуть остаток рациона, Марис снова подумал о том, что ничего, по сути, не знает об этой 'малышке', якобы по имени Лия, даже без учёта тех шести лет, что они не виделись. Лия и тогда была скрытной и осторожной, и ни разу не приоткрыла свой истинный облик или историю. Что, впрочем, не мешало ей быть почти другом, почти возлюбленной, или даже почти доверенным соучастником, потому что в Даррене это самое 'почти' есть проявление высшего доверия. Но как же давно это было, с одной стороны! И будто только что, с другой...
  
  И все же, это обман. Или самообман, потому что Лия вовсе не та, за кого себя выдает. Как и он сам. Как и все в Даррене. А теперь кто-то назначил за неё награду, и это не местные жители. Или те, кто не хочет задевать местных. Так и работают 'агенты', тщательно разделяя тех, кому предлагаются контракты. В этот раз, местным никто не предлагает поохотиться, и это даже понятно, почему. У Лии прекрасные отношения с местными, да и сама она, как Марис давно про себя решил, тоже из этих самых мест. А вот сам Марис - нерезидент, поэтому ему и предлагается контракт на её поиски. Пока только поиски...
  
  Марис не из тех людей, кому чужд охотничий азарт, тем более, ему не раз приходилось охотиться на довольно жуткого зверя. Того самого, двуногого. Другое дело, он даже не предполагал, что искать Лию будет кто-то ещё. И дело может обернуться крайне неприятным образом, ведь она, скорее всего, даже не подозревает об этой новой опасности!
  
  Марис усмехнулся про себя, довольный тем, что успешно прошёл свой собственный тест на порядочность. У него не мелькнуло даже мысли о том, чтобы получить награду, а ведь такое количество чипов - это примерно полугодовой доход неплохого контрактника. Да он кого угодно словит и поменяет на чипы, но только не Лию! Ну, и ещё пара-тройка знакомых отпадает, должны же быть у солидного профессионала какие-то принципы...
  
  Рацион быстро закончился, но к этому времени Марис уже наметил предварительный план действий, слез с ящика и двинулся вперёд, в совершенно определённом направлении. Неплохой вызов, найти её первой, чтобы предупредить! Так она, может быть, и не откажется от его дальнейшей помощи. А чем он ей может помочь? Ну, хотя бы, отбиться от желающих заполучить себе приз. Ну, и если она захочет вспомнить старые времена, почему бы нет?
  
  А шесть прошедших лет куда девать? Он ведь и сам времени не терял, всякое было, и даже не всё, что было, закончилось плохо. Вот только война всё перевернула... Она и показала, кто кому почти друг, почти союзник и почти возлюбленный, а то, что они оба выжили поодиночке, вовсе не означает, что им следует снова встречаться. Но вдруг? Расстались без скандала, спокойно выпили Туремы, поделили заработанные чипы, а утром, помятые, уставшие и довольные, разбежались в разные стороны. Удерживать её он даже не пытался. Наверно, потому, что успел её неплохо узнать. Пусть даже это всего лишь личина...
  
  Рассуждая таким образом, Марис вдруг понял, что почти вернулся туда, где недавно видел Лию с незнакомкой. Отмахал полкилометра и не заметил! Ну, раз так, не идти же сразу обратно? Он снова удивился тому, как быстро Лия скрылась из виду, да ещё и со странной попутчицей на буксире. Может быть, всё намного проще, и у неё здесь убежище? Или тайный проход из 'нижнего' Даррена в 'верхний'? Эта мысли его порадовала, но такие вещи требуется доказывать.
  
  Что-то заставило его свернуть в ближайший тупичок, отстегнуть от пояса лёгкий шлем и облачиться в него, на всякий случай. Если интуиция утверждает, что сейчас нужно исчезнуть, лучше сразу послушаться, целее будешь. Не колеблясь, Марис включил и проверил маскировку, полностью запретив активное сканирование. Пролез по узкой бетонной трубе, благо, лёгкая броня это позволяет, и снова вернулся в тот самый квартал, но уже скрытно и совсем с другой стороны. Да, у него есть одно важное преимущество, по сравнению с другими охотниками. Он видел Лию совсем недавно, и совсем недалеко отсюда!
  
  Везёт, вопреки пословице, не одним лишь юнгам. Сначала он услышал далекие шаги, не приглушённые никакими активными системами. Затем, едва высунувшись из своего укрытия, он увидел её, спокойно вышагивающую по безлюдной дорожке. И в этот раз с ней никого нет. Лёгкая броня без шлема, небольшая накидка с капюшоном скрывает плечи и лицо, а приклад карабина торчит из-за плеча... Мелкие скорострелки ей не по душе, Лия всегда уважала крупный калибр... М-да, похоже, что он и в самом деле соскучился по ней.
  
  И что теперь делать, показаться ей на глаза? Судя по непринуждённой походке, она пока не знает о награде за её голову. Впрочем, щиты она наверняка держит на максимуме, а как быстро она реагирует на опасность, Марис видел не раз. Он решил не спешить и посмотреть, не увязался ли кто за Лией. К тому же интересно, куда она направляется и что задумала. Теперь он её не упустит, а его самого в полной маскировке заметить практически невозможно. А приближаться пока рано...
  
  Так, скрытно и аккуратно, он и проследовал за ней, обратно почти в самый центр города. Никаких потенциальных преследователей он не увидел, но не расстроился и не пожалел затраченного времени. По крайней мере, он точно сможет ей сказать, что никаких 'хвостов' не заметил. Вот и снова оживленная подземная площадь и 'большие ворота', огромная металлическая рама, а оттуда до забегаловки Гьяна рукой подать. Эти места за последние двадцать лет почти не изменились. Боковая улица с характерным цветовым орнаментом тоже словно застыла во времени, разве что, народу стало больше. Здесь после войны тоже прибавилось беженцев и, соответственно, импровизированного жилья и мастерских для обслуживания этой оравы. Что радует, так это относительная чистота и отсутствие раскиданного мусора. У Гьяна иначе не бывает, он очень не любит бардака даже в мелочах, и соответствующие службы на казенном обеспечении у него имеются. И кто будет мусорить там, где ест? Вот же они, те самые прозрачные двери, уютные столики и характерные красные фонарики, всё привычно и спокойно, как всегда за последние двадцать с чем-то лет. Неужели Лия направляется именно туда?
  
  Да, так и есть, она явно собирается пообедать у Гьяна! Марис выждал ещё пару минут, для верности, выключил маскировку, отстегнул шлем и направился следом за ней. Ну что же, сейчас или никогда... Полупрозрачные створки мигнули подсветкой и расступились, коснувшись лица приятной прохладой. Следуя правилам, Марис избавился от оружия, сунув скорострелку в ячейку при входе, и целиком проигнорировал подсказку местной системы с указанием ближайших свободных столиков. В первом же зале обнаружились некоторые старые знакомые. Седой Тагри, весьма опасный тип и один из помощников Гьяна. А вот ещё один, в миру известный как Шеррос Ринкеш, а здесь просто сгусток молчания. Марис махнул им рукой и спокойно прошёл дальше.
  
  Второй зал, почти пустой. И какая удача - Лия здесь, и она одна! Грамотно заняла мягкий диванчик в алькове и столик, скрытый отдельной мембраной, будто ячейка ложемента. Здесь много меньше шансов на то, что тебя побеспокоят и помешают спокойно выпить и закусить, и плевать на поводы. Марис на мгновение залюбовался ею, вспоминая, как давно не видел всё это великолепие, включая спрятанную за ворот толстую косу, её особую гордость. И она явно голодная, судя по её столу. Мясо, двойная порция, мелко нарезано в большой двойной салат! И хлеб! И острый соус! И двойная Турема!
  
  Марис сам почувствовал, как в животе что-то заурчало и запело, будто и не было весьма питательного рациона, съеденного совсем недавно. Однако, следует что-то сказать.
  
  - Малышка Лия проголодалась, - сказал он так и не сумев присесть на диванчик рядом с ней. Ствол скорострелки, упирающийся в голову, явно ему в этом помешал. Так и замер внезапный визитер, нелепо согнувшись над столом.
  
  - Малышка Лия успела перекусить, - последовало прохладное объяснение. - Именно поэтому ты пока живой, Марис. А незваный гость хуже Копателя, слышал такое?
  
  Явно не слышал, но и пошевелиться не решился. Лия даже не смотрит на него, но как она стреляет навскидку, он видел не раз...
  
  - Ты это, пушку убери, - нервно попросил Марис. - Тут вообще с оружием нельзя! Карабин сдала, а мелкашку пронесла?
  
  - Тебе, конечно, нельзя, а мне-то, получается, можно, - презрительно сообщила Лия, аккуратно отхлёбывая Турему так, что скорострелка в другой руке даже не дрогнула. - И я вокруг тебя кинетику поставила, она и снаряд удержит, и мозги твои в пакет собрать будет несложно, ничего не разлетится.
  
  Неужели она приняла его за охотника? Вот так влип! Бедняга Марис совсем потерял дар речи, но в этот момент в 'ячейку' ненавязчиво заглянул обеспокоенный Тагри, который, как и положено при его должности, всегда на страже.
  
  - Справишься? - спокойно спросил безопасник, мгновенно 'срисовав' действо за столом.
  
  - Спасибо, труп сама уберу, не впервой.
  
  Усмехнувшись, седой ветеран дал отбой системе и ретировался за мембрану.
  
  - Видишь, - прокомментировала Лия, всё так же глядя мимо него. - Все любят 'малышку'. И все знают, что будет, если потревожить её за едой. Говори, зачем пришел.
  
  - Я не просто так пришел, - сглотнул Марис, явно не готовый проверять решительность бывшей подруги. - Случайно узнал, что ты здесь, и не поверил. Слухи, знаешь ли... Думал, не увижу тебя больше.
  
  Не так он представлял первый разговор, но чему удивляться? Не стоит забывать, с кем имеешь дело, а ведь она даже внешне не изменилась! Точнее, её личина. Впрочем, это не совсем так, если приглядеться. Она стала чуть выше, это даже в сидячем положении заметно. Её плечи определённо стали круглее и чуть шире, да и вообще, в её фигуре теперь гораздо больше силы и уверенности, чем раньше. И ощущение опасности выросло многократно! Но вот она, наконец, посмотрела ему в глаза, и Марис снова удивился яркой перемене. Вот жила-была осторожная и скрытная девушка, а теперь перед ним такая бойкая хищница, что хоть сразу на пол ложись, и руки за голову...
  
  - Ладно, садись, - Лия обреченно вздохнула, убирая оружие и поправляя чуть выбившуюся из-за ворота косу. - Может, оно и к лучшему.
  
  - Ты крута, - всерьез признался он, успокоившись. - Я всегда это знал.
  
  - Шесть лет, Марис, - скептически напомнила Лия, в свою очередь разглядывая бывшего приятеля, любовника и соучастника.
  
  - Шесть лет, это не так много, - пожал плечами Марис. - Но я искал тебя, а все твои контакты были неактивны. Я даже просил знакомых передать тебе весточку, если увидят.
  
  - Я их получала с большим опозданием, - призналась Лия. - И не стала отвечать. Уж извини, даже до войны меня несколько раз пытались прибить, были совсем другие проблемы.
  
  - Но ты выжила, - усмехнулся он. - А прибить тебя пытались и раньше, и где они сейчас? Знаешь, если бы не война, может, я бы и не так сильно беспокоился. В самом деле, поначалу мне просто очень хотелось тебя увидеть. И сегодня мне, наконец, повезло!
  
  Она явно обратила внимание на слово 'поначалу', но не стала давить, заставляя немедленно выложить все карты. Вместо этого она решила напомнить о другой небольшой проблеме.
  
  - Мы не были настолько близки, - покачала головой она, пробуя надкусывать принесенные зондом-официантом сладости, - Чтобы так беспокоиться друг о друге спустя столько лет. Но вот что мне интересно. Это ведь ты следил за мной сегодня?
  
  'Всё-таки заметила!'
  
  - Это я, - мгновенно признался Марис, не желая выглядеть неискренним. - Но ты была не одна, и я не стал приближаться. А что это за девушка? Я даже подумал, что малышка Лия ударилась в дарренский грех. Хм, прости, не будем об этом...
  
  Лия даже внешне помрачнела так, что бывалый Марис слегка струхнул.
  
  - Всё без толку, - фыркнула Лия и смолкла, приложившись к Туреме. - Паршивый день. Хотя...
  
  Она сама не заметила, как изменилось выражение её лица, став довольным и предвкушающим.
  
  - У тебя встреча? - с фатализмом в голосе спросил Марис, снова мгновенно просчитав ситуацию. - Не удивляйся, ты все время куда-то вдаль смотришь, словно переписку читаешь.
  
  - Не здесь и не сейчас, - туманно сообщила она, и Марис почему-то твердо уверился в том, что она не собирается его прогонять. Это проверка, вот это что такое! И когда это Лия успела стать такой интриганкой? И с кем она собирается встречаться?
  
  - Я тут ещё посижу, - осторожно пообещал Марис. - Тем более, самого главного я не сказал. Мне сегодня рассылка пришла, охотничья. Ты знаешь, какую награду за тебя положили?
  
  Лия от таких новостей даже не нарушила ритм скобления ложечкой по тарелке. И ничего не сказала, предоставив старому другу возможность самому преподнести новость. А он и сам обошёлся без слов, просто отправил ей копию сообщения от 'агента'. Указанная сумма, наконец, возымела действие.
  
  - Шоб я так жила! - выдав непонятную фразу, расхохоталась Лия. - Кто-то ради меня сто лет экономил на завтраках! И это только за информацию! Сколько же они положат за голову?
  
  А Марис поразился, как эта внезапно развеселившаяся Лия непохожа на ту сосредоточенную стерву, что приставила оружие к его голове всего несколько минут назад. В её глазах зажглось нечто столь опасное и лихое, что бывалый боец забеспокоился ещё больше.
  
  - Что ты без меня натворила? - спросил он. - Или во время войны врагов нажила?
  
  - Да какая разница? - азартно отмахнулась она. - Тут такие деньги лежат и в руки просятся! Заодно и выясним, кто такой нетерпеливый. Ну, если ты пришёл меня предупредить, то и от награды не откажешься?
  
  - Хоть я бы другую награду предпочёл, - на грани фола пошутил Марис, - Но не откажусь, конечно. Слишком долго тебя искал, чтобы сбегать. А мог бы на пляже валяться.
  
  Кажется, она и не подумала обижаться на его грубый подкат.
  
  - Тебя тоже на море тянет? - задумчиво спросила Лия, не скрывая улыбку. - Мне волны в последнее время снятся... И пена...
  
  - Хочешь со мной на море? - усмехнулся Марис, радуясь даже такому маленькому успеху. - На Рьяле отдохнем, или полетим на Льянту?
  
  - Для этого придется выйти из Даррена и открыть сигнатуры, - напомнила Лия. - Не боишься?
  
  Он думал об этом неоднократно. И даже тогда, шесть лет назад, такая мысль приходила ему в голову, но он отогнал её, считая блажью и баловством. Только по прошествии стольких лет он понял, что был неправ, а теперь, не поздно ли?
  
  - Я боюсь другого, - неохотно признал он. - Что ты давно про меня всё знаешь, а мне это знание ничего не даст.
  
  - Любое знание на пользу, - серьезно заявила Лия. - Работу будет легче искать, если что. И кстати, не зажимайся так. Нас здесь никто не слышит. И большое тебе спасибо, что предупредил. Я бы узнала всё равно, но попозже, и пришлось бы кого-то стрелять и резать. Как мне это надоело...
  
  Вот так, она его больше не подозревает, и даже благодарит! Значит, ей и в самом деле не хотелось бы влезать в драку с потенциальными охотниками.
  
  - Ты лучше скажи, что надумал! - Лия быстро вывела его из задумчивого состояния. - Я на тебя уже десять минут смотрю так и этак, и понять не могу, как ты умудрился остаться таким идеалистом. Это комплимент, гордись. Ну, а стрелять и щиты ставить ты вряд ли разучился.
  
  А это уже прямое приглашение на контракт! Каким-то образом ему удалось пройти отбор, и это ещё одно подтверждение тому, как сильно Лия изменилась. Кажется, решать, кто на что способен, ей приходится не в первый раз... И ещё, в этот момент Марис поразился тому, насколько потемнели её глаза, еще пару минут назад сиявшие золотом.
  
  - Ты же понимаешь, что 'малышка' Лия это обман? - Несмотря на напряжённость момента, в её голосе не прорезалось ни намека на неуверенность или внутренние колебания.
  
  - Лучший обман в моей жизни, - признался Марис, откровенно встречая её взгляд. - Но я бы хотел узнать, кто ты на самом деле. Ты знаешь, у меня была куча времени, чтобы кое-что выяснить о твоих знакомых. Которых, как ты понимаешь, не слишком много. Во всяком случае, тех, про кого я знаю. А про тебя никто и ничего не знает! И если ты мне сама предлагаешь разгадку...
  
  Он не заметил, как её глаза вновь посветлели и сверкнули привычными золотыми искрами. Хотя нет, не совсем привычными...
  
  - Ну, я тебя предупредила. Пошли!
  
  Она быстро и решительно поднялась из-за стола и сделала властный и не терпящий возражения жест, приказывая следовать за ней. Марис поклялся себе, что не станет ничему удивляться, что бы дальше ни произошло. Как же он ошибся!
  
  Он ничуть не удивился, когда подлетевший к их столу зонд вручил ему оставленную у входа скорострелку, а 'малышке' выдал карабин. И даже когда она повела его не через общий выход из заведения Гьяна, а сквозь него, через какие-то служебные лабиринты, он мысленно пожал плечами. Ну, доверяет ей старик Гьян, это понятно! Когда они взлетели на скоростном подъёмнике, казалось, под самые небеса, и оказались на вершине одного из немногих уцелевших старых небоскрёбов, он тоже не подал вида. Ну ясно же, что Лия не живёт в 'нижнем' Даррене всё время, иначе бы её и искать так долго не пришлось.
  
  Затем их подобрала бронированная и до зубов вооружённая чёрная машина, которой и с Малым Стражем в бою не стыдно потягаться, но Марис все ещё не поддался искушению хоть чуточку удивиться. На борту символика клана Эл, и это тоже в рамках разумного. Здесь, в Даррене, у этого клана огромное влияние! А потом с Мариса разом слетела маскировка, как и положено при выходе на территорию кланов.
  
  - Марис Льянта, - с ухмылкой проговорила Лия, едва прочитав его сигнатуру. - Лентяй, хоть бы имя сменил!
  
  - Мне оно нравится, - прокомментировал виновник откровения. - Надеюсь, тебе тоже.
  
  А ведь маскировка слетела не только с него! Казалось бы, изменения внешности совсем небольшие, но теперь, зная, что из себя представляет оригинал, он никогда уже не будет жалеть о подделке! Сигнатура скрыта, но сейчас ему на это плевать, хоть и мерещится что-то знакомое. И он опять не удивился, потому что всегда знал, что настоящая Лия должна понравиться ему намного больше, чем 'дарренская'.
  
  - Удивительная беспечность для координатора по безопасности, близкого к правящей семье клана Льянта, - едко высказалась она. - Да ещё и обладателя кланового имени!
  
  - Всего лишь бывшего, - уточнил Марис, понимая, что если она так быстро получила его досье, то это уже уровень не вполне рядового координатора. Флот? Разведка? Всё может быть...
  
  - Бывших безопасников не бывает, - со знанием дела возразила она. - Но тебе, старый друг, предъявить нечего. У нас с кланом Льянта прекрасные отношения. То есть, почти никаких.
  
  - У вас? - Марис не сумел скрыть любопытство, но ответа не удостоился, а только чуть насмешливый взгляд уловил. И всё потому, что машина уже пошла на снижение, и не куда-нибудь, а в квартал Эл, в самый Центр, новую штаб-квартиру клана! Марис в этот момент всё ещё держался, но, подсознательно понял, что это уже начало конца. Когда машина провалилась куда-то в самую гущу комплекса и замерла на ярко освещённой площадке, Лия не спеша выбралась наружу и поманила Мариса за собой. В такой ситуации было бы вершиной глупости заставлять себя ждать, и он, стараясь не суетиться, шагнул навстречу последнему, решающему откровению.
  
  Налетел тёплый, но крепкий порыв ветра, настоящий сквозняк, и внезапно её тщательно уложенная за ворот коса словно ожила, вырвавшись на свободу. Длинные чёрные волосы до пояса, летящие по ветру... И резкое изменение сигнатуры на полное, 'золотое' представление хозяйки положения.
  
  Лина Эл, Верховный координатор и представитель Совета Кланов с особыми полномочиями.
  
  - Госпожа! - Закованный в среднюю броню сменный начальник охраны почтительно, но без лишнего подобострастия склонил голову. Двое бойцов, стоящие чуть поодаль, повторили его жест, но скрыть гордость и обожание не смогли. Да, слухи не врут. Все любят 'малышку', даже те, кто про неё никогда не слышали!
  
  - Я же говорил, - тихо произнёс Марис, искренне и без малейших колебаний повторяя почтительный жест бойцов клана Эл. - Лучший обман в моей жизни!
  
  
  
  -------------------
  
  Рьяла, прибрежная зона клана Нерат
  
  Уроженке прибрежного города Нерат не пристало бояться воды! Да она, собственно, и не боится, все переживания сейчас из-за двадцати метров воздуха, отделяющих вершину скального островка и зеленоватую поверхность моря с лёгкими барашками белёсой пены. Казалось бы, идеальный день, и солнце жарит слабее обычного, и небольшой ветерок имеется, но она предпочла бы сейчас находиться там, внизу! Точно на уровне моря...
  
  Эла вздохнула, стараясь прогнать нервную дрожь, и нарочно склонилась над обрывом, вглядываясь в страшноватую пропасть. Госпожа Нейя как-то сказала, со свойственной ей мудростью, что в таких ситуациях нужно идти навстречу своим страхам, чтобы эти самые страхи не подкрались и не схватили тебя за зад в самое неподходящее время. И надо же, именно в этот момент кто-то бесцеремонно схватил её за зад и оттащил от края.
  
  - Похвальное рвение, - холодно прокомментировала Аль-Бина, но её взгляд обжёг до покраснения кончиков ушей. - Но мы, кажется, собирались не топиться, а нырять?
  
  Эла кивнула, чувствуя, что если сейчас начнёт оправдываться, то в результате уши покраснеют ещё сильнее... Вот как у этой черноволосой и кареглазой хищницы получается так запросто вгонять её в краску, причём по совершенно любому поводу? Каждая её фраза, каждый жест словно бьют молниями и толкают её к проклятому обрыву, тогда как её руки делают прямо противоположное... И каждое прикосновение, в котором чувствуется какая-то нереальная сила, словно обжигает огнём, как тогда, на плотике... Но сейчас она не лечит, а просто не задумывается, в каком смятении находится так называемая учёная госпожа по имени Эла Венте. Которой, судя по всему, и самой наука пошла не впрок. Почти полдня она провела на этом островке, а как себя вести в присутствии этого непонятного явления природы, так и не поняла. И как перестать хотя бы краснеть и смущаться, несмотря на далеко не детский возраст? То ли свидание, то ли смотрины, то ли охота, то ли рыбалка, а уши всё краснеют и краснеют. Вот как бы их успокоить и снова начать думать, а не только чувствовать? Это стало бы прекрасным первым шагом к пониманию, вот только решения этой головоломки пока и близко не видать.
  
  И друг этой темноглазки, Айван, такой же непонятный персонаж, и уши Элы на него реагируют так же, но он-то интересный мужчина, тут можно хотя бы в теории объяснить, почему она так нервничает. Бедняга Тенней, напарник Элы по экспедиции, как очнулся и ответил на вопросы парочки, так и не проронил ни слова. Тайком глазел на едва прикрытую прозрачной проекцией темноглазку, что никак и никем не возбранялось, да помалкивал, потихоньку приходя в себя от пережитого приключения. Так и прошло несколько часов, большая часть которых была потрачена на пользу общего дела. Эла и Тенней отправили детальный отчёт в университет, отзвонились родственникам и, просмотрев новости, узнали, что инцидент с их участием так и не сделался достоянием гласности.
  
  Это не удивительно, учитывая возможные осложнения. Если парочка из клана Росс действует в интересах Совета, то совершенно неудивительно, что они решили придержать информацию до окончания расследования. С другой стороны, Эла и Тенней не стали ничего скрывать в своём отчёте, зная наверняка, на чей стол он ляжет, но вот родным ничего говорить не стали. И правильно, нечего им волноваться!
  
  И вот, всего час назад, сероглазый Айван вдруг куда-то засобирался, причём на сборы у него ушло меньше минуты, он гораздо дольше обнимал и целовал на прощание свою темноглазку, наплевав на зрителей, у которых от такого представления запылали не только уши. Но в этот момент сверху упала тень подкравшегося к островку небольшого корабля, и Айван одним прыжком исчез за открывшейся мембраной шлюза, оставив свою разгорячённую и очень недовольную подругу наедине с гостями из Нерата. Куда инженер так спешно рванул, объяснять никто не стал...
  
  А бедняга Тенней всё-таки робкий парень, нет в нём этакой житейской наглости, как и настоящей тяги к разгадыванию тайн. Вечный лаборант! Он, конечно, не трус, ведь перед лицом опасности, во время нападения, он не сплоховал, но от темноглазки смылся почти сразу. Сказал, что посидит на камушках внизу, и был таков.
  
  - Хвала Богине, - доверительно усмехнулась Аль-Бина, когда кудри Теннея скрылись за камнями. - Невозможно отфильтровать такие сильные эмоции, особенно когда их двое. А я не могу снизить восприятие, мало ли кто захочет повторить попытку покушения. Хоть ты на меня так не смотри!
  
  Тогда уши Элы вспыхнули с удвоенной силой, и ей пришлось хорошенько задуматься о том, как быть дальше. Она даже не стала обдумывать слова о повышенном восприятии и что это может быть. Думала-думала, и через некоторое время выход придумался почти сам собой. И вот, стоит она теперь недалеко от края, и рассуждает про себя: а может, нужно было промолчать и тихо краснеть дальше? А так, двадцать метров до воды, и ещё пятьдесят до дна...
  
  - Парашютный спорт на Рьяле давно загнулся, - Тихий голос, от которого иллюзия спокойствия слетает, как паутина на ветру, раздался буквально у неё над левым ухом. - Да и у нас теперь недолго продержится. Движители, компенсаторы... С ними не так интересно прыгать с неба. А представь, что у тебя за плечами плотно уложенная ткань, и ничего больше. Ошибаться нельзя, паниковать нельзя, все страхи долой. На первый раз почти невозможно...
  
  Лязгнули непонятно откуда взявшиеся карабины сложной привязной системы, и Эла почувствовала, что оказалась буквально пристёгнута спиной к горячему и упругому рельефу, надёжному и устойчивому, как скала.
  
  - Один инженер, с которым ты здесь недавно познакомилась. - доверительно шепнула ей на ушко Аль-Бина. - Вот так же 'вывозил' меня в первый прыжок. Я была для него довольно высоким начальством, к тому же, вдвое старше, за сто с лишним лет где только не была, чего только не видела... но не прыгала ни разу! А у него уже больше полусотни прыжков! Так мы и полетели вниз с четырёх километров, а купол раскрыли метров за шестьсот до земли... Я много лет не ощущала себя такой живой и настоящей, как в тот день... и ночь тоже!
  
  Эла попыталась вообразить то, что услышала, но не смогла представить Аль-Бину испуганной или даже взволнованной, но это лишь потому, что плохо её знает. Ведь эта сумасшедшая темноглазка только что поделилась с ней частью своей жизни, и очень важной частью! Вот как сероглазый Айван сумел заполучить то, что для других теперь недоступно...
  
  - Ладно, полетели! - уже менее мечтательным тоном скомандовала Аль-Бина. - Будь умницей, ничего не бойся, и дыши, как обычно. Думай не об опасности, её рядом со мной не существует, думай о своей цели. Ты хотела посмотреть на корабль - вот и смотри!
  
  Это она уже слышала, но понять не смогла, и сейчас эта мысль снова забилась в голове, гоня волну почти на грани паники. Что значит 'дыши как обычно'? Учёная госпожа, как-никак, знает о сложностях подводного плавания, пусть не благодаря университетской программе, а из общения с подружкой-спортсменкой, как раз из этих мест. Мико, дорогая, где же ты сейчас, когда твою городскую 'неваляшку' собираются топить в море? Пятьдесят метров! А как же давление? А азот, после такой глубины? Это же...
  
  - Не нужно так шумно дрожать, - Темноглазка крепко обхватила её за плечи, придавая их связке дополнительную жёсткость и отрезая все пути к отступлению. - Я не собираюсь тебя топить, настройся уже.
  
  И не дала ей больше ни секунды ни на какую настройку! Не прыжок, а короткий полёт, с безупречно ровным входом в воду. Эла поняла, что при ударе об воду в такой связке и шею свернуть можно, но никакого удара не случилось, словно вокруг ныряльщиц поставлена обтекаемая кинетическая завеса. Да, скорее всего, так и есть, иначе чем ещё объяснить столь стремительное погружение? И такую же стремительную остановку...
  
  Руки, держащие её за плечи, исчезли, ремни тоже, и Эла осталась одна посреди огромной зеленоватой толщи воды. Давление сжало её со всех сторон, а воздуха в лёгких почти нет... Паника, едва высунувшись из своего укрытия, оказалась с позором изгнана смачным шлепком по многострадальному заду.
  
  'Дыши, глупая!' - раздался строгий голос прямо в её голове, и Эла, сделав немалое усилие, втянула в себя... воздух? Ну конечно, воздух! Откуда он берётся, уже неважно, сейчас неважно. Зато дыхание быстро выровнялось и зрение сразу прояснилось!
  
  Тут-то она и поняла, что висит в толще воды, как положено, ногами вниз. Вот поросшее морской травой и ракушками скальное основание островка, стеной уходящее вверх, к бликующей переливами отражений поверхности. Вот светлое и почти ровное песчаное дно с редкими камушками, и прямо на нём - корабль, словно спина огромного кита! Его ни с чем не спутаешь, слишком хорошо сохранился его тёмный, величественный остов, наполовину занесённый песком. Гидрологи говорят, что в этом районе какой-то особый состав придонной воды, сохраняющий органику, но ведь столько столетий прошло! Ещё немного, и находить было бы нечего...
  
  
  
  Чуть выше мелькнула тень, и Эла увидела Аль-Бину, без малейших усилий парящую в воде чуть выше неё. Ни одного воздушного пузырька не вырывается из её рта, а густые волосы разметались вокруг головы чёрными мазками. Заметив взгляд подопечной, она резким жестом указала вниз, на корабль. Мол, смотри, время уходит! И Эла стала смотреть...
  
  Конструкция корабля, как и описано в недавнем тематическом трактате, типична для своего времени, если не считать 'серых скороходов', которые только появились и ещё не были распространены. От носовой части почти ничего не осталось, но борта, торчащие над песком, всё ещё кажутся прочными и основательными. Палуба почти везде провалена и засыпана, только мостик ещё как-то держится, как и большая часть настройки с чудом уцелевшей абордажной палубой. Чёрными пнями торчат основания мачт, и это всё, что видно вооружённым глазом. Несмотря на столь печальное состояние, 'Ривьенна' кажется прекрасной даже сейчас! И как же невероятно хороша она была на ходу, стремительная и опасная, настолько опасная, что одолеть её Чёрные смогли лишь впятером?
  
  Взгляд скользит и скользит по обводам злополучного морского скитальца, но никаких новых деталей уже не просматривается. Нужно поднимать корабль и исследовать в нём каждую щепку, и делать это нужно с крайней осторожностью и почтением. Ведь если сохранилось дерево, то и кости погибших никуда не делись, включая самую главную пассажирку этого страшного рейса... Вот только оставаться здесь, внизу, уже нет сил. Несмотря на странную защиту своей покровительницы, Эла начала чувствовать холод, ведь температура воды в придонных слоях совсем не та, что у прогретой солнцем поверхности. Очень вовремя сильные руки коснулись её плеч, Аль-Бина явно почувствовала дискомфорт своей подопечной и поспешно притянула её к себе поближе, на этот раз лицом к лицу. И Эла, с благодарностью вцепившись в спасительницу, мгновенно почувствовала окруживший обеих кокон тёплой воды, выдавший себя тысячами мелких пузырьков. Так, купаясь в согревающем серебристом облаке, они и двинулись наверх.
  
  Эла поймала себя на мысли о том, что талантливая во всех отношениях подружка Мико, какой бы умелой ныряльщицей ни была, на подобное 'исполнение желаний' вряд ли способна. Вообще, здесь столько всего ненормального, что можно, при желании, целый трактат написать, и назвать его: 'Как учёная госпожа ничего не поняла и шлепки по заду ей не помогли'. А тем временем, несмотря на приличную глубину, ей стало так тепло и уютно, что к ней даже вернулась способность соображать, и в почти пустую до поры голову стали наведываться умные мысли. С самого начала общение с сероглазым Айваном и кареглазой Аль-Биной постоянно подсказывает учёной госпоже, что она простодушно упускает из виду что-то очень важное, но что?
  
  Что там сказала темноглазка перед прыжком со скалы? Она сказала: 'опасности рядом со мной не существует'! И похоже, что не наврала, ведь беглый взгляд на 'узор' показывает, что на сорока метрах глубины не должно быть так тепло, спокойно и комфортно, а снисходительный взгляд подводной хищницы в этот раз заставляет не краснеть, а вспоминать что-то очень важное и почти забытое... Эла вдруг вспомнила, как в возрасти шести лет залезла с руками и ногами на бронзовую статую, выставленную в нератском историческом парке, и повисла на ней, пытаясь услышать хоть что-нибудь из её прекрасных отполированных уст... Всего минуту провисела, пока её оттуда не сняли и не всыпали больно-пребольно, невзирая на происхождение. Тогда её многострадальный зад впервые отведал гнева Богини, ведь это была её статуя!
  
  Тамиэла, Богиня, Ясная! Почему, едва научившись читать и писать, будущая учёная госпожа не на шутку увлеклась темой Пустого берега и историей жизни последней Ясной? Почему даже мама, ещё ничего не зная об этом увлечении, назвала дочку Элой, одним из коротких вариантов имени Богини? Почему она сейчас, будучи уже взрослой, так уверена, что пока она висит, вцепившись в крепкие бока Аль-Бины и обхватив её ногами, как когда-то статую Тамиэлы, с её бедовым задом точно ничего не случится? И было ещё что-то, совсем недавно, когда её только вытащили из воды после крушения глиссера... Она удивилась знаниям пришельцев и сказала, что даже Ясные не могли говорить с мёртвыми! Кажется, сероглазый удивился, а Аль-Бина его успокоила, мол, совпадение. И добавила: девочка же историк!
  
  Вот теперь многое становится понятно, и хорошо, что учёной госпоже не совсем отшибло память после того происшествия. И прекрасно, что с этой горячей и живой 'статуи' её никто не собирается снимать и наказывать за то, что посмела прикоснуться к чему-то запретному. Здесь, рядом с ней, однозначно самое безопасное место на планете! Хочется оставаться здесь как можно дольше... Но каким бы медленным и осторожным не был подъём к поверхности, спустя несколько минут время вышло.
  
  - Ты так и будешь на мне висеть? - совершенно необидным тоном поинтересовалась Аль-Бина под плеск легкой волны, без видимых усилий удерживаясь на плаву вместе со своим прозревшим 'грузом'.
  
  Выпустить из рук настоящую, живую мечту всей своей жизни Эла смогла не сразу, но всё же, смогла. И снова этот взгляд, но теперь, скорее, поощряющий. И ещё, словно неслышная просьба: не болтай! Вот это самое простое, подумала Эла, чувствуя необъяснимое торжество. Каждый учёный по-своему тщеславен, но умение хранить тайны не менее важно, и не всякому дано. И вот, Ясная доверила ей свою тайну, и как можно ослушаться?
  
  У Элы всегда были проблемы с послушанием, но в данном случае уровень авторитета, реально, божественный, и не предполагает послаблений. Да ей и самой по душе такое распоряжение, священный договор, клятва хранить тайну! Зато теперь у никому не известной Элы Венте, скромного историка из Нерата, есть своя собственная, настоящая Ясная! Богиня, с которой можно даже поговорить!
  
  - Тамиэлу друзья звали просто Тами, - вдруг усмехнулась темноглазка, словно без труда 'прочитала' все собственнические фантазии Элы. - Так что, я для тебя теперь Бина. Но только наедине!
  
  И, ухватившись одной рукой за подвеску непонятно откуда выскочившего зонда, Ясная буквально вылетела из воды и через несколько секунд скрылась на вершине островка. Ну разумеется, всякая уважающая себя богиня вовсе не обязана вечно таскать свою вновь обретённую 'послушницу' на руках.
  
  
  
  -------------------
  
  Рьяла, 1420 год (по земному летоисчислению)
  
  Лёгкое содрогание палубы 'Ривьенны', почти неощутимое, почувствовали все, и снова настала относительная тишина.
  
  - Всё-таки засадили нам, - в сердцах проворчал боцман.
  
  - Можно сказать, случайно, - успокоила командиров Тамиэла. - И у нас никого не зацепило. У них на носу всего пара пушек, в половину легче от бортовых. Руль цел, пушкари тоже, пора ответить.
  
  - Корма - пали! - подняв рупор, проорал боцман, и 'Ривьенну' хорошо тряхнуло от четырёхпушечного кормового залпа. Вот только, результат...
  
  - Три в воду, одно в леер, - спокойно проинформировала Тамиэла, даже не глядя в зрительную трубу. - Продолжайте стрелять в таком же темпе.
  
  Нэррис, в отличие от Госпожи, оптикой пренебрегать не стал.
  
  - В самом деле, зацепили, - усмехнулся он. - Если наш правый борт будет стрелять не хуже, ваша идея может сработать.
  
  - Встанем к ним бортом и получим такой же залп, - проворчал старпом.
  
  - Не получим! - парировала Тамиэла. - Никаких бортовых сшибок! Пусть тянутся за нами на правом траверзе, как сейчас. Осталось немного.
  
  - Ещё бы боцман со своими пушкарями не подвёл, - выдал своё волнение капитан. - Но такой манёвр...
  
  - Если не ляжем набок, всё получится, - 'успокоила' всех Госпожа. - Поэтому, давайте уже начинать. Они нас почти догнали. Вот только дождёмся залпа...
  
  Бах! Четыре ядра улетело, два прилетело, но на этот раз весь чугун ушёл в воду, подняв пенные столбы и пощекотав нервы. Но 'Ривьенна' вздрогнула, словно ей почему-то досталось не одно попадание.
  
  - Румб влево, быстро! - хрипло скомандовала Тамиэла, словно удерживая на плечах какую-то тяжесть. Дублировать команды не пришлось, щелчки рулевого телеграфа раздались без задержки, и корабль едва заметно вильнул влево. Сначала никто не понял, что произошло, но потом капитан догадался внимательно посмотреть на погоню и прикинуть расстояние.
  
  - Мы, кажется, отрываемся, - недоверчиво начал он, но вдруг заметил, как тяжело дышит Госпожа, обеими руками опираясь на леер. Он хотел было помочь ей, поддержать, но...
  
  - Держать прямо! - совсем тихо сказала она, буквально цедя сквозь зубы.
  
  И они, благоразумно помалкивая, держали курс целую минуту, прежде чем 'Ривьенна' снова вздрогнула и словно бы сильнее зарылась носом. На самом деле, она всего лишь вернула себе прежнюю скорость. Довольно приличную, но совершенно недостаточную, чтобы оторваться...
  
  - Два румба вправо! - уже громче и без видимых усилий скомандовала Госпожа. - Побегали, и хватит.
  
  Бах! Ещё один залп, но из-за возросшей дистанции вся порция чугуна с обеих сторон конфликта привычно ушла на дно.
  
  - Хватит рыбу глушить! - приказала Тамиэла, и боцман тут же проорал в рупор нужный приказ. - Ну что, мы немного оторвались?
  
  - Самое меньшее два узла прибавки! - с недоверчивым восхищением признал Шегрос. - Госпожа, как это возможно?
  
  - Я никак не могу толкать 'Ривьенну' вперёд, - устало усмехнулась она. - Это делает ветер, а я всего лишь добавила нам парочку парусов с распределением нагрузки на корпус, а не на мачты. Не делайте такое лицо, мастер Строгос, а то глаза испортите. Так вот, лишние паруса! Будь я проклята и забыта, если смогу продержаться дольше минуты! Очень непривычно держать этот 'узор', хоть я и тренировалась...
  
  - Какой 'узор'? - машинально переспросил Шегрос.
  
  - Неважно! - рявкнула Госпожа, пресекая всякие расспросы. - Сейчас немного отдохну, и займёмся вот этим, самым шустрым... Времени мало, остальные тоже на месте не стоят! Боцман, ваши люди готовы?
  
  - Всё, как вы приказали, - заверил Строгос, всё ещё пытаясь справиться с эмоциями. - Если будет близко, не промажем! Но как...
  
  - Это уже моё дело! - резко заявила Госпожа. - А кто выпалит без приказа - сгною!
  
  Так шли ещё с минуту, и преследователь, оставаясь на правом траверзе, отстаёт всего на пару корпусов. Ещё немного, и заговорит бортовая артиллерия, и если бы речь шла о дуэли, можно было бы рискнуть, но сзади идут ещё трое... Бить их нужно поодиночке, и именно это решение Госпожа продавливает с самого начала! И кажется, в её способности, наконец, поверили! А противник до сих пор испытывает иллюзии...
  
  - Сдавайся и убирай паруса! - хрипло заорали Чёрные в рупор и, несмотря на приличную дистанцию, слышимость оказалась превосходная.
  
  - Сам, индюк, сдавайся, - Госпожа очень нехорошо прищурилась, словно ища глазами того, кто предложил подобную ересь. Впрочем, последний взгляд на преследователя ничего нового уже не принёс, а затягивать больше нельзя.
  
  - Право на борт, до упора! - громко скомандовала Тамиэла, и спустя несколько секунд, которые понадобились на перекладку руля, 'Ривьенна' встала в крутую циркуляцию, рванувшись наперерез преследователю. И со стороны это было похоже на бессмысленное самоубийство, ведь в обычной ситуации она бы проскочила мимо загонщика, потеряла ветер и попала бы под почти безнаказанный бортовой залп. Но случилось нечто иное.
  
  Потрясённые моряки почувствовали, как корму 'Ривьенны' буквально тащит вперёд, поперёк курса, резко уменьшая радиус поворота и при этом сильно снижая риск опрокидывания. Фактически, корабль движется в сумасшедшем боковом заносе, будто пустая телега на петляющей пыльной дороге. А капитан Нэррис, не слишком опытный в морских делах, но прекрасно запомнивший слова Госпожи, без труда сообразил, что сейчас произошло. Она говорила о 'невидимых парусах', и это именно они тащат корму 'Ривьенны' вбок, ставя готовый к залпу борт прямо напротив носа противника! И промазать в такой ситуации...
  
  - Огонь! - явно сражаясь с загадочным непослушным 'узором', прохрипела Госпожа.
  
  - Пали!!! - заревел боцман, но его усиленный рупором рык моментально потонул в грохоте бортового залпа. Двадцать орудий рявкнули почти одновременно, оглашая море жутким визгом книпелей и книц, бешено вертящихся на лету и рвущих в клочья всё, что встречается на пути. С такого расстояния лучшие бомбардиры 'Ривьенны' промазать никак не смогли бы...
  
  И пушкари не подвели, залп был направлена не куда-нибудь, а в строго определённую зону, оказавшуюся перед наводчиками как на ладони. Ревущая туча металла ударила в носовую часть корабля Чёрных так удачно, что от форштевня и бушприта только щепки полетели. Но главное, книпеля снесли почти все ватер-штаги и бакштаги, отчего искалеченный бушприт со страшным треском задрался вверх, оставив без поддержки фок-мачту, с которой белыми лоскутами стали опадать передние паруса. Опасный, но обессилевший подранок тяжело осел на нос, медленно зарываясь в волны. Не утонет, конечно, вот только бегать по волнам ему придётся не скоро... Теперь остаётся только лечь дрейф по ветру, да кое-как закрепить брамсели, молясь при этом, чтобы не рухнула фок-мачта...
  
  - Лево на борт! - скомандовала Тамиэла почти в полной тишине. На 'Ривьенне' никто не кричит 'ура', понимая, что положение, в принципе, незавидное, боком к ветру, а на подходе ещё четверо Чёрных... Но тут вдруг корабль вздрогнул и довольно резво начал разворачиваться влево, а если учесть небольшую скорость, то вышел фактически разворот на месте. Опять же, не потерявший голову капитан Нэррис тут же сообразил, что Тамиэла просто переместила свои 'незримые паруса' с кормы на нос, возвращая судно к ветру. Вот только, успеют ли они разогнаться и не попасть под огонь преследователей?
  
  - Руль прямо! - последовала очередная команда.
  
  Сама по себе 'Ривьенна' точно не успела бы набрать скорость, и схлопотала бы как минимум один полный залп от второго загонщика, но теперь, видимо, 'паруса' Тамиэлы выставлены прямо и по обоим бортам, и скорость нарастает гораздо быстрее! Вот только, выдержит ли сама Госпожа такое напряжение? Сколько времени прошло, больше минуты или меньше?
  
  - Пока держу, - хрипло сообщила она, пытаясь успокоить моряков, которые все как один вспомнили про её лимит времени.
  
  Значит, она пытается дать фору по скорости, и это у неё явно получается! И кажется, 'подранку' сильно не повезло с порывистым ветром, и фок-мачта всё-таки не устояла, матросы просто физически не успели справиться с разлетающимися парусами, а те, кто сейчас ползают по реям, натуральные смертники... Но их самоотверженность не помогла, и фок-мачта всё-таки завалилась, неуклюже подперев собой грот. Теперь остаётся только рубить сломанную мачту и скидывать её за борт, пытаясь хоть как-то доползти до берега. Ещё один преследователь, самый отстающий, решил помочь товарищу и тоже отвалил в сторону. Таким образом, преследователей осталось всего трое, из которых реально быстрым ходоком является лишь один...
  
  - Всё!- устало выдохнула Тамиэла, и 'Ривьенна' вздрогнула и чуть клюнула носом. - Пусть догоняют теперь! Дайте что-нибудь попить, чтоли...
  
  В самом деле, ещё четверть часа выиграли, пора перевести дух и подвести первый итог.
  
  - Госпожа, это готовая легенда! - восхищённо выдал старпом. - Честное слово, не верил...
  
  - А зачем вам верить? - устало спросила Тамиэла, с благодарностью принимая из рук Нэрриса небольшую откупоренную бутыль. - Верить не нужно, вы теперь знаете! Ой, а что это в бутылке? На ром не похоже...
  
  - Сок Рияты, - любезно объяснил Нэррис. - Специально приберёг для такого случая и взял с собой. Пейте, это придаст вам сил.
  
  Тамиэла доверилась совету наследника и по-простому приложилась к бутылке, нисколько не заботясь об изящных манерах. И судя по долгим жадным глоткам, содержимое сосуда ей очень понравилось.
  
  - Хорошо быть благородным, - не слишком почтительно усмехнулся старпом, но никто и не подумал после такого боя его упрекнуть. - Рияту, которая идёт по два золотых за бутылку, в карманах носят!
  
  - Я вам пару таких подарю, если живы останемся, - пообещал Нэррис, забирая из рук Госпожи совершенно пустую бутыль и замечая её полный молчаливой благодарности взгляд. - А сейчас мне плевать, сколько это стоит, если на пользу делу. И ведь ничего ещё не закончено!
  
  - Вы даже не представляете, насколько правы, - мрачно проговорила Госпожа, как-то по-особенному разглядывая рвущегося вперёд преследователя. - С этим корытом мы ещё наплачемся...
  
  - Ну, самого шустрого мы с пути убрали, - довольно сказал старпом, пытаясь разрядить обстановку, но его оптимизм не был оценён Госпожой.
  
  - Ну, убрали, и убрали, - отмахнулась она. - Даже с учётом того, кто остался с 'подранком', это по сути мало что меняет. И те два тормозных 64-пушечника это тоже ерунда, от них мы убежим. А вот наш второй загонщик... Нэррис, вы знаете кого-нибудь из верхушки Дорсо?
  
  - Не знаю, - равнодушно проворчал он, удивляясь, как ей такое вообще пришло в голову. - Мы как-то обходимся без представления, когда друг друга режем.
  
  Тамиэла только головой покачала, отказываясь даже комментировать такой подход к делу.
  
  - Шегрос, а вы? - спросила она старпома. - Вы знаете кого-нибудь из их капитанов? Хотя бы, самых знаменитых?
  
  - Из Дорсо никого, - решительно нахмурился тот. - Господин капитан прав, резать их надо, а не знакомиться.
  
  - Поразительная недальновидность, - невесело усмехнулась Госпожа. - Нам бы сейчас очень не помешало знать, кто из правящей семейки Дорсо командует их флагманом, что это за человек, чем он знаменит, какие у него привычки, какой почерк в бою...
  
  - Флагман Дорсо? - переспросил Нэррис. - И кто-то из правящей семьи? Вот на этой посудине? Вы уверены?
  
  Тамиэла красноречиво всплеснула руками, в очередной раз отказываясь вступать в споры. Ей достаточно чувствовать чёрную тучу, что в ярости пытается до неё дотянуться но, к счастью, пока не может...
  
  - Всё оказалось несколько хуже, чем я думала, - с мрачным сомнением сообщила она. - Я даже не знаю, как теперь нас спасать, учитывая тварь, которая там сидит...
  
  - Какая ещё тварь? - спросил Нэррис, но натолкнулся на задумчивый и недобрый взгляд Госпожи, который даже яркие фиолетовые 'фонарики' не делают более светлым и оптимистичным.
  
  - Тварь вроде меня, - охотно объяснила она, и все присутствующие мгновенно ощутили мерзкую дрожь почти мистического ужаса. - Интересно, это Чёрный братик или Чёрная сестричка?
  
  
  
  (Да, я нарочно 'перепел' кое-что из истории брига 'Меркурий', но с фантастическими преувеличениями, а местами даже с прямыми цитатами. Книжка Черкашина с одноимённым названием это одно из самых ярких впечатлений моего детства. Военно-морская тема неисчерпаема, но именно эта история заслуживает гораздо большей известности! - прим.авт. )
  
  
  -------------------
  
  Рьяла, квартал Эл
  
  - Вы абсолютно свободны в своих действиях, уважаемая учёная госпожа, - любезно проинформировал начальник охраны. - Напоминаю, что вам открыт привелегированный доступ в нашу Сеть, а также предоставляется питание, одежда и небольшие личные апартаменты. Вы наш гость, ни в чём себе не отказывайте.
  
  - Спасибо, я постараюсь не злоупотреблять вашей заботой, - улыбнулась в ответ та самая учёная госпожа, чем вызвала понимающую усмешку затянутого в среднюю броню парня. Впрочем, судя по сигнатуре этот 'парень' будет на десяток лет постарше Ивана Родина. Ветеран, обладатель кланового имени и один из преданнейших сотрудников Лины, долгие годы служивший её отцу... Явно симпатизирует темноглазке, но находится при исполнении, со всеми вытекающими.
  
  - Друзья Госпожи - наши друзья! - поставил точку служивый, и Аня в очередной раз поразилась популярности Лины среди подчинённых. Ей вспомнились давние слова Ивана о том, что самый лучший начальник это тот, у кого дела идут в гору даже в его отсутствие. Такому начальнику не нужно постоянно всех подгонять и устраивать авралы, чтобы хоть как-то выполнять план работ. Он нормально питается, спит по ночам, общается с семьёй и ездит в отпуска, и его подчинённые тоже. 'Вот почему я плохой начальник', - объяснял тогда Иван и, обняв её, добавил: 'И вот почему вы, учёная госпожа, начальник весьма хороший!' И сейчас то же самое можно сказать про Лину, потому что никто не хочет признаваться, где она сейчас и когда вернётся в 'столицу'. Вчера появилась, совсем ненадолго, и снова исчезла, а дела идут...
  
  Может, это и к лучшему, что все разъехались, и теперь будет время, чтобы самостоятельно освоиться на новом месте. Первый день на Рьяле не запомнился Ане чем-то особенным, если не считать самого факта прибытия в совершенно другой мир, что само по себе даёт львиную долю ощущения новизны. С другой стороны, квартал Эл это весьма цивильное место, где очень сложно столкнуться с любыми неудобствами, не говоря уж о неприятностях. Плохо то, что с Ими и Диршем пришлось расстаться сразу же после прибытия, всё-таки они беженцы и жить будут не в комфортабельном квартале Эл, а в переполненном 'рабочем' посёлке. И бюрократия, через которую им предстоит пройти, радикально отличается от привилегированного гостевого статуса учёной госпожи.
  
  Что касается самой Ани, то свой первый день на Рьяле она потратила... Просто потратила, чего уж стесняться? Обошла весь квартал Эл, побывала в Центре физиологии, где поздоровалась с госпожой Рилой, главным 'лекарем' клана, прошлась по вновь отстроенным административным зданиям и закончила 'экскурсию' в тех самых 'апартаментах', а по сути, крохотной квартирке общей площадью примерно в девять метров, включая встроенные удобства. Можно поесть, поспать и переодеться, и это, как минимум, хорошо, а есть и прекрасное - встроенная фабрика одежды и доставка продуктов. Но, посидев пять минут на ровной пустой кровати, она решила, что с неё хватит, и отправилась в контору службы безопасности, оформлять 'личину' для выхода за пределы квартала Эл. Безусловно, это можно было сделать и дистанционно, но вот поди же ты, пять минут безделья, и опять хочется пройтись.
  
  Вот так и заводятся полезные знакомства. Теперь, в случае чего, можно обратиться к какой-нибудь деликатной просьбой к одному из 'ветеранов', и остаётся лишь надеяться на то, что случай не будет по-настоящему проблемным. А личина, которую ей помогли создать и зарегистрировать, даёт ещё одну очень важную возможность. Навестить друзей, которых она не видела с самого утра! Можно отзвониться и предупредить их, но это не так интересно, пусть будет сюрприз!
  
  Теперь пора выйти из привилегированного квартала и попасть, наконец, в Город, пока в верхнюю, легальную его часть. Едва отойдя от конторы безопасников, Аня заметила, как небо стремительно, буквально на глазах, потемнело, и настали ранние городские сумерки, всё ещё притворяющиеся остатками дня. Удивившись тому, как быстро пролетело время, она через местный 'узор' вызвала транспорт и активировала свою 'личину'. Почти привычная по Марсу машина, повинуясь команде, взлетела над ярко освещённым кварталом, встала в общий транспортный поток и понеслась в сторону 'рабочей' окраины, где сейчас размещают беженцев.
  
  Короткий полёт позволил ещё разок взглянуть на местное солнце, которое уже почти закатилось, завершая этот необычный день, и сейчас едва торчит из-под горизонта, словно край раскалённой докрасна сковороды. К моменту посадки, к сожалению, стало совсем темно, а если учесть, что 'рабочий' квартал не так уж ярко освещён, то контраст ещё больше усилился. Но зато, выбравшись из машины на небольшую площадь, окружённую полутёмными зданиями, Аня сразу же увидела высоко в небе белую и круглую Миру, ближайшую луну Рьялы. Она приблизила картинку, насколько позволили импланты, и откровенно залюбовалась, разглядывая вполне заурядный небольшой спутник. Серая материковая поверхность, чуть меньше кратеров, чем на Луне, почти нет темных областей, вылепленных разлитой лавой. Обширные вкрапления светло-коричневого материала, к полюсам почти белого. Вот ещё одно место, где хотелось бы побывать, но это уже когда-нибудь потом!
  
  Потянул вечерний ветерок, и вложенный тренировками инстинкт вдруг проснулся и тревожно зашевелился, требуя привычных действий по самосохранению. Пусть здесь не 'нижний' Даррен, но держать щиты на максимуме это прекрасная привычка, о необходимости которой сказано так много и так часто, что проще включить систему, а не спорить с самим собой, потому что всё равно проспоришь. Аня так и поступила, прекрасно понимая, что здесь, всё-таки, не знакомый вдоль и поперёк Марс, а послевоенный частично разрушенный мегаполис, в котором ещё слишком мало полностью безопасных мест. Для полного комплекта неплохо бы раздобыть лёгкую броню, почти не стесняющую движений, но пока что придётся рассчитывать только на привычный тримарский костюм и импланты с их мощной кинетикой.
  
  Нет ничего проще, чем ориентироваться в незнакомом городе, особенно при наличии публичных навигационных меток. Остаётся пройти всего пару мрачноватых зданий, и вот оно, недавно восстановленное на месте разрушенного предшественника общежитие. Огромное плоское здание, большая часть которого уходит глубоко вниз, под землю, навевает довольно мрачные чувства. Те два десятка этажей, что торчат на виду, скорее всего, лишь вершина айсберга, и это говорит лишь о том, что беженцев слишком много и разместить их всех можно лишь в таких плотно упакованных 'термитниках'. Впрочем, условия внутри здания должны быть сильно лучше тех, через которые совсем недавно вынуждены были пройти их нынешние обитатели. Ими и Дирш, прошедшие регистрацию, теперь живут здесь, в одном из небольших жилых 'кубов', осталось лишь отыскать нужный этаж и коридор. А может, всё-таки позвонить? Нет, если решено сделать сюрприз, то незачем менять свои планы!
  
  Мимо прошла тяжело 'упакованная' в глухую броню патрульная пара в сопровождении четвёрки вооружённых зондов. Аня, а точнее, её сторожевой 'демон', почувствовал считывание сигнатуры, но выданная официально личина безупречна, поэтому служивые не обратили на одинокую девицу никакого внимания. И патрули здесь не лишние, народу вокруг довольно много, что неудивительно, ведь такой 'термитник' в этих местах не один, а беженцы прибывают каждый день. И в основном это молодые люди, ну, или те, кто молодо выглядит, а тут и сто лет не возраст, а в здоровом теле, как говорится, часто водятся нездоровые желания. Будь Аня в своём истинном обличье, к яркой темноглазке приставал бы каждый второй, а так, ничего особенного в искусственном образе не наблюдается: обычное лицо, обычная фигура, глаза золотые, вид уставший, шмотки простоватые. Она даже походку и осанку чуть изменила, как ей когда-то советовала Лина: от детального сканирования не спрячешься, но простым глазом могут и не узнать.
  
  Аня не спеша прошла сквозь 'ворота' с нужным номером, резко 'взлетела' на скоростном подъёмнике на четвёртый этаж, где попала в длиннющий и весьма оживлённый коридор. Едва оказавшись на месте, она благоразумно увернулась от пары спешащих по своим делам жильцов, но от третьего уклониться не успела.
  
  - Новенькая! - воскликнул какой-то знакомый молодой персонаж, ухватив её сзади за талию. - Я тебя тут не видел! А давай...
  
  Что он хочет предложить осталось тайной, потому что вмешалась настороженная кинетика Ани, разжимая его руки и сообщая несильный отталкивающий импульс. Со стороны это выглядело так, будто она просто очень резко выскользнула из обхвата и оттолкнула надоедливого мальчишку. Освободившись, она двинулась дальше по коридору и даже не обернулась, хоть и узнала юного нахала из клана Ренто, который уже пытался подкатить к ней ещё на Марсе, а сейчас не узнал, но всё равно пристал! Значит, эту злополучную семейку тоже поселили на том же этаже... Если парень кинется за ней, придётся толкнуть сильнее...
  
  Но нет, не придётся. Видимо, он оценил свои силы и решил найти кого-то покладистее. Здесь нет никого из старших Ренто, чтобы его одёрнуть, но кажется, он и сам сообразил, молодец! Целее будет. Аня чуть ускорила шаг, при этом изображая измотанную целеустремлённость. Вроде как, уставшая за трудовой день молодая девушка вернулась в 'термитник' и сейчас хочет только одного: забраться в свой 'кубик', упасть на стандартную койку и отрубиться до утра. А ведь многие даже в такой поздний час выглядят вполне бодро, да и собираются куда-то на ночь глядя. Вот хотя бы этот здоровяк, поразительно похожий на Дирша, едва не задевший её плечом...
  
  Аня вдруг поняла, что это он и есть! И повинуясь внезапному приступу подозрительности, не стала его окликать, ведь он её в 'личине' не узнал? Не узнал! Так зачем портить сюрприз? И интересно, куда он собрался... Судя по направлению движения, идёт он к противоположному подъёмнику, совсем другим, более длинным путём. Ну что же, это даже интересно. Золотоглазой Ими нигде не видно, так что, проведём эксперимент! Как долго Дирш не сможет обнаружить, что за ним 'хвост'? Аня даже обрадовалась такой возможности потренироваться и вспомнить практические занятия, проходившие в довольно тепличных условия. А что же будет здесь?
  
  В первую очередь, можно ли применять активное сканирование, чтобы не идти за Диршем по пятам и не спугнуть его? Можно, но только самое минимальное, в этом здании полно источников излучения и псевдошумовой 'щуп' на малой мощности запросто скроется в море фоновых сигналов. Так она и сделала, пока Дирш не скрылся в шахте подъёмника. Установить, куда он 'провалился', удалось быстро и легко: индикация состояния лифта, продублированная навигационными метками, показала минус двадцать седьмой уровень, самый нижний этаж!
  
  Теперь Аня не на шутку разволновалась. Что происходит, куда направился Дирш? Почему он один? Окликнуть его и спросить? Почему-то этот вариант по-прежнему кажется плохой идеей, значит, следим дальше! Аня выждала секунд тридцать и запрыгнула в освободившийся подъёмник, отдавая команду перенести её на минус двадцать седьмой этаж. Выйдя в почти такой же коридор, Аня поняла, что Дирш, кажется, успел оторваться, но паниковать рано, есть ещё козыри в рукаве. Она медленно, вручную, увеличила мощность своего сканера, пока не поймала отголосок характерной сигнатуры всего в нескольких десятках метров. Вот он! Она вернула мощность сигнала на минимум и двинулась за ним. Здесь тоже оживлённое место, этот этаж давно заселён, но Аня на всякий случай включила акустический демпфер, чтобы не топать слишком громко. Всего пара поворотов, и сканер вновь зацепился за сигнатуру Дирша, как и ранее, на минимальной мощности.
  
  Аня снова задумалась о том, правильно ли поступает, следя за своим другом таким шпионским образом, без его ведома. А вдруг у него здесь свидание? Ну, мало ли, нашёл какую-нибудь легкомысленную красотку меньше, чем за сутки прибывания на Рьяле, и такое бывает. А как же тогда Ими? Хотя, их отношения странным образом далеки от горизонтальной плоскости... Вот сейчас Дирш свернёт в какой-нибудь 'кубик', и что делать дальше? Подглядывать и подслушивать? Записывать, так сказать, сопутствующую фонограмму? Но Дирш никуда не свернул, целеустремлённо двигаясь всё дальше и дальше вглубь комплекса.
  
  А вот это уже опасно и грозит раскрытием! Навигационные метки показывают, что дальше хода нет, но Дирш каким-то образом прошёл мимо и не остановился, и Аня решила, что пора подстраховаться. Сканеры в пассив, полная маскировка, и фактически, боевой режим. Если не приближаться, то Дирш со своим дохлым браслетиком просто физически не сумеет заметить 'хвост', но спустя пару минут он всё-таки сумел её удивить. Каким-то образом он вскрыл одну из неприметных дверей, ведущих в технический тоннель, и скрылся, перестал регистрироваться сканером. Ловко, но мы-то ловчее, с такими учителями!
  
  История команд из замка двери не успела очиститься, вовремя настороженный 'демон' её считал и сохранил. Вот она, малюсенькая 'свёртка' с довольно хитрыми и неподбираемыми реквизитами, содержащая команду на открытие двери. А в конце 'свёртки' ещё кое-что, и довольно любопытное! Сама Аня ни за что бы не разобралась, а вот 'демон', написанный одним инженером, смог понять задумку и принять меры. Ещё одна команда замку - дверь не блокировать, тревожный сигнал по сети не гнать, обо всём забыть! Прошмыгнув за дверь, Аня всмотрелась и вслушалась, и явно услышала вдалеке тихие шаги. Ну всё, теперь не уйдёшь! Помех нет, посторонних шумов нет, идеальные условия для слежки. И кстати, никаких устройств слежения в этом тоннеле тоже нет. Сэкономили при строительстве? Иначе не объяснить...
  
  Дирш ещё дважды вскрывал технические двери, и Аня, выждав положенное время, шла по следу, оставаясь для него невидимой и неслышимой. Хорошо, что у парня нет настоящих имплантов, с его боевым опытом он бы придумал, как обезопасить себя от обнаружения. Но всё же, куда он направляется? Последний вскрытый им запор оказался в полу, он запирает почти незаметный люк, от которого вниз, вглубь, тянется глубокий колодец с оплавленными стенами, без всякой облицовки. Вскрыв люк и убедившись, что шаги Дирша слышны уже довольно далеко, Аня спустилась вниз, как учили, бесшумно цепляясь кинетикой за стены. Эта экспедиция нравится ей всё меньше и меньше!
  
  В какой-то момент навигационная система выдала странную картинку, и Аня мгновенно поняла, в чём дело. Перестала работать городская сеть, исчезли маркеры, а редкие сигналы уже никак не расшифровываются. По сути, это может означать только одно: они уже в 'нижнем' городе, где законы уже совсем не те, что наверху. И очень неуютно находиться здесь без брони и оружия! Не так она представляла себе первый выход в эти места... И Иван, если узнает, что она вытворила, уже не будет грозить ей звонкими ласковыми шлепками, как будто это что-то плохое! Но и назад поворачивать поздно, нужно понять, зачем Дирш сюда полез!
  
  Задумавшись, Аня чуть не потеряла его след, но вскоре поймала слабый акустический сигнал, и решила, что обдумывать мотивы друга будет потом, а сейчас важно его не упустить. Может быть, у него какие-то неприятности, и он решил связаться с местными воротилами? Хотя, какие могут быть проблемы у того, кто только что прилетел и кого проверяли на следы криминала весьма тщательно? И насколько дело серьёзное, если Дирш полез сюда не только без оружия, но даже без нормальных имплантов или заменяющих их устройств? Или он очень крепко уверен в себе и своих силах, или он в отчаянном положении и готов рисковать за гранью разума и осторожности. Аня на всякий случай проверила настройки своего 'навигатора' и убедилась в том, что карта местности исправно строится. Ведь вполне возможно, что удирать придётся очень быстро, и очень хорошо, если не придётся при этом долго искать дорогу. А Дирш прошёл уже почти полкилометра, не спеша и не плутая, он явно знает, что делает. Или у него есть неплохая карта этого подземелья, или он уже бывал в этих местах.
  
  Само подземелье по мере удаления от точки входа становится менее индустриальным, но при этом более ветхим и неуютным, с непривычки давящим на психику. Много древней кирпичной кладки, потолки низкие, но сырости почти нет и лёгкая тяга присутствует, значит, есть и другие выходы. Но как их отыскать? В полной маскировке и в пассивном режиме возможности зондирования пустот сильно ограничены, а 'светиться' никак нельзя! С другой стороны, ей вообще здесь находиться нельзя, и это слишком мягко сказано! Слишком много она слышала про Даррен и тех невезучих искателей приключений, кто остался здесь навсегда, и с большой вероятностью все они были намного опытнее бывшей аспирантки! И уж точно, лучше экипированы! Аня почувствовала, что общий мандраж нарастает, и это мудрое напоминание мозга о том, что давно пора отсюда удирать! Но как можно оставить друга в беде, даже если он не просил о помощи? Надо лишь успокоиться и помнить о том, что наблюдатель в полной маскировке имеет неплохие шансы отсидеться при любом развитии ситуации. И есть ещё кое-что, что можно и нужно сделать!
  
  Перламутровый шарик 'демона', давно живущий в личном каталоге, наконец-то дождался своего часа! После активации иконка с теньканьем сжалась и переместилась на периферию поля зрения, изменив форму на ярко-красную вертикальную полоску. Прошла минута молчаливого преследования, и красная полоска, как положено, стала жёлтым овалом с расплывчатыми краями. Кажется, заработало! Аня совершенно определённо ощутила спокойствие, ничуть не мешающее осторожности, а ведь это ещё только начало эффекта! Ещё одна незаметно пролетевшая минута, и овал стал ярко-зелёным и резко очерченным. Пару раз мигнув, значок 'демона' исчез из виду, окончательно перейдя в фоновый режим.
  
  Аня вспомнила полушутливый спор с Иваном на тему того, не слишком ли этот 'демон' упрощает человека, делая его чем-то совсем бездушным? Инженер, как всегда, крепко обняв её для убедительности, заметил в ответ, что и вполне здоровому человеку, или человечке, раз в полгода не стыдно принять таблеточку, если вдруг не спится или голова болит. А вот если жрать 'колёса' всё время...
  
  Нет, то были глупые сомнения! Полезная, очень полезная вещь этот легендарный 'демон спокойствия'! Первое, что благодаря ему осознала бывшая аспирантка, это необходимость срочно отбросить ложную мотивацию. Почему она здесь, почему следит за Диршем, почему не повернула обратно? Не нужно гадать! Она просто хочет знать, что происходит! Вот когда узнает, тогда и будет время для версий, а заранее оправдываться - это путь в никуда! Кто прав, кто виноват, сейчас совершенно не важно... Вот как Дирш осторожничает, часто останавливается, ведь явно ищет какое-то знакомое место! Или условленную точку встречи?
  
  Ну вот, снова остановился, буквально за поворотом! Она приблизилась ещё на пару метров и, оставаясь вне поле зрения объекта наблюдения, 'вмуровала' себя в небольшую нишу у стены, замыкая периметр и прислушиваясь, не идёт ли кто-то ещё. Попутно, она открыла страничку энергобаланса в настройках своего комплекта и везде проставила 'авто', разрешая, в крайнем случае, тянуть энергию из 'земной' части изделия. Иван смог бы выжать чуть больше мощности с ручными регулировками, но ей пока проще довериться автоматике. Если из оружия в её распоряжении только кинетика, то мощность, пресловутые ватты на выходе, это самое главное!
  
  Сенсоры поймали слабый всенаправленный сигнал от браслета Дирша, нечто вроде кодированного маячка, неуловимого дальше, чем за полсотни метров. Кажется, скоро будут гости! И через минуту Аня похвалила себя за предусмотрительность, а Лину с Иваном за науку. Не стой столбом, не отсвечивай на проходе, а лучше притворяйся конформным обтекателем, говорили они. Видишь щель в стене - лезь туда, видишь канаву - ложись в канаву! Тогда твой защитный периметр будет намного эффективнее, и глупый супостат может в метре от тебя пройти и ничего не заметить! Если меня здесь не убьют - всех, кто меня учил прятаться, взасос перецелую, иронично и с мертвецким спокойствием подумала она, наблюдая за тёмной фигурой, в мерцании маскировки бесшумно идущей мимо её убежища. Что можно сказать про нового визитёра? Довольно крупный мужичок, двигается легко и тихо, маскировка хорошая. Похоже, что на нём лёгкая броня без шлема, оружия в руках не видно, но это пока. Аня сразу же занесла записанную в пассиве сигнатуру мужичка в список целей, на тот случай, если придётся отбиваться, но сейчас главное - не шевелиться, слушать и всё записывать! А если всё же заметит..
  
  Но, не заметил! Визитёр сбросил маскировку буквально за секунду до того, как свернул за угол, где его ждёт Дирш, и даже заговорил первым. Аня на мгновение увидела слегка горбоносый профиль лица и легко узнаваемую скорострелку в захвате на боку. Вооружён, мерзавец, хоть это и не удивительно.
  
  - Трус и предатель! - Голос у него оказался неприятный, довольно высокий, но сказано это было весьма тихо. - Зачем явился?
  
  - Я теперь тоже предатель? - так же тихо пробасил в ответ Дирш. - А ты, конечно, самый верный?
  
  - Я всегда был там, где что-то решалось, - брезгливо возразил незнакомец. - А ты в это время...
  
  - Ты знаешь, с кем я был, - спокойно перебил Дирш. - И знаешь, почему.
  
  - Вот и отлично, - отрезал тот. - Ты всё равно не сможешь нам помешать. А тунец, знаешь ли, не из всякого малька вырастает.
  
  - Ну, хватит! - повысил голос Дирш. - Ты понимаешь, кому ты угрожаешь, или совсем башкой усох в этом подвале?
  
  Звенящий шёпот извлекаемого из ножен клинка Аня узнала сразу, а подумать, что это значит, и вовсе не успела, на одних рефлексах преодолев неполные три метра до заветного поворота. Чёткая тепловая картинка мгновенно появилась перед глазами, как и понимание того, что руку незнакомца с коротким клинком, с хрустом входящим в горло Дирша, уже не остановить. И убийца мгновенно почувствовал новую угрозу со стороны, сориентировался, отпустил рукоять сделавшего своё дело клинка и дёрнул из бокового захвата скорострелку. Это произошло так быстро, что тут бы и сказке конец, но гораздо позже Аня поняла, что её спасли два совершённых заранее действия: вовремя запущенный 'демон спокойствия' и предварительный захват цели.
  
  И всё равно, она едва не опоздала, отдавая команду на контратаку. Полсекунды под обстрелом, и она благополучно схлопотала целых семь снарядов, развеянных её щитами с адским звоном и искрами рикошета, как положено. А потом, прицел у убийцы из-за этой свистопляски чуточку сбился, несколько снарядов ушло выше цели, и в этот момент Аня, наконец, мысленно отпустила полностью заряженную иконку нужного 'демона'. Силовой удар прошёл, и дела у мерзавца сразу не заладились: оружие потерял, щиты почти на нуле, да и сам улетел к стенке и хорошо об неё приложился незащищённой головой! По идее, максимальный по мощности удар должен был его убить и расплющить в отбивную, в стиле коронного приёма Лины, но тут сработал фактор балансировки, выставленной на 'авто'. Система не знала, сколько ещё прилетевших снарядов придётся 'прожевать', и кинула все резервы на щиты, так что удар получился в разы слабее, чем мог бы быть. Но и этого почти хватило.
  
  Убийца не сдался, сгруппировался и попытался встать на ноги, дотянуться до потерянного оружия, но Аня уже пришла в себя и просто повторила удар, на этот раз в упор и без помех. Без нагрузки на щиты вся мощь, заложенная в конструкцию её имплантов, отработала по цели, и получилась та самая натуральная отбивная, вмурованная в стену и малопригодная для опознания без генетического анализа. И никаких сигналов, никаких маячков, даже скорострелка, которая валяется сейчас в двух шагах, ничего не излучает, специальный 'демон' не даст соврать! Отведя глаза от мерзко светящейся в тепловом канале 'отбивной', Аня без сожаления взялась за рукоятку оружия и подняла изящную смертоносную машинку с пола. Приятная тяжесть оттянула руку, словно к ней пришло что-то важное, чего сильно не хватало прежде. Девятнадцать снарядов ещё осталось, не бросать же? А потом она вспомнила...
  
  В горячке боя она не видела, как погибший от вероломного удара Дирш упал навзничь с коротким клинком, торчащим вверх из перерубленного горла. Крови натекло уже немало, но бывшая аспирантка ужаснулась не этому, а тому, что так и не выпустила скорострелку из рук, склонившись над трупом, казалось бы, близкого человека. А как же насчёт собственных ощущений? Или, точнее, их отсутствия... Она вызвала свой медсканер, проверила пульс. Семьдесят! Страшная штука этот 'демон спокойствия', но выключать его сейчас никак нельзя! 'Откат' будет потом, и возможно, даже с хорошей истерикой, но сейчас она рада, что её не видят отец и брат, не говоря уже о бывших коллегах. Вне сомнения, со стороны это страшное зрелище: тёмный мерцающий силуэт в полной маскировке и с оружием в руках, посреди мрачного древнего подземелья, в компании двух остывающих трупов... Один из которых её друг, а второго она... Да-да, сама прихлопнула в отместку за друга. И что теперь делать?
  
  Для начала, освободить руки, ведь складной фиксатор на боку никуда не делся. Казалось бы, лишняя деталь тримарского костюма, давно нужно было её снять, но вот теперь и не придётся. Доля секунды, и скорострелка приятной тяжестью умостилась в раскрывшемся захвате, словно так и должно быть. Аня опустилась на одно колено перед трупом Дирша и коснулась левой рукой его всё еще тёплого лба.
  
  - Прости, друг, - сказала она, и другой рукой аккуратно выдернула из горла покойника изящный клинок. - Хотя, я теперь даже не знаю, кто ты на самом деле. Но постараюсь узнать.
  
  У неё в руках осталась прекрасная вещь, напоминающая японский короткий меч, но раза в полтора короче, чем нужно. Довольно старое изделие, но скорее всего, уже из индустриальной эры, сталь слишком хорошая. Чем-то эта смертоносная штучка смахивает на клинок Майры, который она так любит таскать на себе, и на который знающие люди глазеют чаще, чем на её бёдра. А тут, нежданно, в руки попался вполне достойный трофей. Вот бы узнать его историю!
  
  'Но сначала неплохо бы от крови отмыть...'
  
   Хороший ножик, пригодится. Интересно, а ножны целы?
  
  
  -------------------
  
Оценка: 8.21*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Семин "Контакт. Новая эпоха"(ЛитРПГ) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Мороз "Эпоха справедливости. Книга вторая. Рассвет."(Постапокалипсис) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) Е.Решетов "Игра наяву 2. Вкус крови."(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"