Петрова Екатерина Николаевна: другие произведения.

Дитя Драконов.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.91*16  Ваша оценка:
  • Аннотация:
      Какие есть плюсы в наличии нечеловеческой крови в жилах? Самое первое - возможность найти родственников! Гарри Поттер, с легкой руки паука, получивший прозвище "Мальчик, который выжил", живет в аду под названием "Дом любимых родственников". После очередного наказания его крик о помощи достигает родственников в другом мире. Все бы ничего, но эти родственники - ДРАКОНЫ! А Дракон, за семью, бьется до последнего!
      Обновление: 17.01.15 - Глава 12,13.

  Глава 1.
  
  На балконе величественного замка стояла красивая девушка и смотрела на закат. Глядя на нее никто не скажет, что она намного старше двадцати лет, на которые выглядела. Но что поделать, она являлась магом, и это намного удлиняло ее срок жизни. А другие обстоятельства, про которые здесь знали единицы, вообще обещали ей долгую, практически бессмертную жизнь.
  Король, хозяин этого замка, справлял круглую дату - двадцать лет на троне. Именно двадцать лет назад она вместе с мужем и друзьями вернула трон Рейару, младшему брату бывшего короля. И именно по этой причине она сейчас находится здесь, а не в своем замке.
  Сделав глоток из высокого бокала, что держала в руке, девушка вернулась в галерею и неторопливо пошла по ней, продолжая наблюдать за закатом, который было прекрасно видно из высоких окон.
  Изредка встречающиеся ей на пути люди расступались и кланялись, ведь она не простая гостья. По рождению герцогиня Хангганал, а после замужества баронесса Домснгат и королева Темнолесья. И именно наличие первого и последнего титулов не позволяло ей отказаться от посещения этого бала. Да и муж был другом Рейара.
  Так что сейчас вся их большая, да и чего греха таить, немного ненормальная семейка разбрелась по замку. Почему ненормальная? А что можно сказать про тех, кто является перерождением Создателей этого мира? Особенно если учесть тот факт, что это именно они создали все многообразие народов, населяющих его.
  Неторопливо войдя в библиотеку, в глазах Меланты неожиданно потемнело. Тонкие пальцы разжались и бокал, выпав из ладони, разбился на миллион осколков. Сама же девушка стала заваливаться вперед.
  Привлеченный звуком разбившегося стекла, со второго этажа библиотеки выглянул молодой парень, лет восемнадцати на вид. На черных с синеватым отливом, волосах сверкала тиара из мифрилла, в мысок которой был вплавлен иеремиевит, оттеняющий его синие глаза.
  Посмотрев на источник шума, он откинул в сторону фолиант, что до этого держал в руках, и спрыгнул со второго этажа, одновременно с этим крича в сторону книжных шкафов:
  - Хэймон! Быстро спускайся! Маме плохо!
  Из-за стеллажей донесся грохот - похоже кто-то налетел на стеллаж - и сдавленные ругательства. Минуту спустя, по лестнице слетел еще один парень и бросился к брату, уже уложившему мать на небольшой диванчик.
  Откинув в раздражении короткую алую прядь волос, из-за чего его тиара - также из мифрилла, но камень был пейнитом - сдвинулась на бок, он уставился на нее карими глазами. Решившись на что-то, он положил ладонь матери на лоб и закрыл глаза. Алые волосы разметал невидимый вихрь.
  - В чем дело? - в библиотеку влетел высокий дроу, почувствовавший на другом конце дворца, что с его диарэ что-то случилось. Ярко-синие глаза с испугом остановились на герцогине. Ответить старший сын не успел - вслед за королем Темнолесья в библиотеку вошел хозяин дворца. Посмотрев с недоумением на лежащую без сознания Меланту, он спросил:
  - Вы что, решили еще одного ребенка завести? На моей памяти она теряла сознание только тогда, когда ждала первенца.
  - Нет, Рей. Мы решили пока наше Исчадие не вырастет - больше детей не иметь.
  Исчадием любящий отец называл младшую дочь. Несмотря на свои пять лет Нейтаса умудрилась поставить на уши оба мира. Чего только стоит произнесенное ею заклинание телепортации, которое закинуло ее в Гнилые Болота! И что же вы думаете? За те несколько часов что ее искали, вычисляя вектор направления, она умудрилась достать до печенок водяного, трех кикимор и еще кой-какую нечисть.
  - Нереус? Расскажи, что произошло?
  - Я и сам не знаю, - ответил черноволосый. - Я услышал звук бьющегося стекла и выглянул из-за стеллажа. А мама уже лежала без сознания.
  Парень, не нервничавший даже тогда, когда на них с братом напали из засады порождения Пустоши, сейчас грыз ногти. Впрочем, отец был готов к нему присоединиться.
  Раздавшийся стон привлек их внимание - Меланта с сыном открыли глаза. Девушка, отыскав взглядом своего мужа, приоткрыла свое сознание, приглашая что-то посмотреть. Хэймон же посмотрел в глаза брата.
  Видение первое.
  - Надоело все, - вздохнул тот. - Дамблдор теперь только и делает, что говорит о пророчестве. Мне не нравится, что мой сын попал в жернова мельницы, где мельниками выступают этот урод с манией величия и директор с не меньшей манией.
  - Все так плохо? - Лили нахмурилась.
  - Не знаю, но мне все это не нравится, - покачал головой Джеймс. - Дамблдор сам себе на уме и чем дальше идет время, тем сильнее все это начинает меня коробить.
  - Ты думаешь, директор попытается сделать из Гарри "святого воина"? - Лили передернуло.
  - Более чем уверен в этом, - скривился Джеймс. - Если бы мы могли сбежать так, чтобы нас не нашли. И какого черта ему приспичило, именно, нас опекать?..
  
  Видение второе.
  - Джеймс, ты говорил, что в твоем роду передается Древняя Кровь?
  - Ну да. Какая точно - не известно, ибо при последней проверке гоблины молчали, а раса, от которой мы получили Наследие была обозначена какими-то черточками и кружочками. А что?
  - Может, обратиться к гоблинам? Может, они смогут связаться с ними и хотя бы ребенок будет в безопасности?
  - Бесполезно, Лили, - покачал головой вихрастый мужчина, качая на руках своего сынишку. Зеленоглазый малыш пытался снять лица отца круглые очки.
  - Но почему? - молодая волшебница с рыжими волосами, отливающими бронзой, присела рядом с мужем и взяла сына. Тот недовольно засопел.
  - Старик нас не выпустит из своего поля зрения...
  
  Видение третье.
  - Лили, хватай Гарри и беги, он здесь, - раздается крик Джеймса по дому.
  - Ступефай, - и маг, не обращая более на него внимания идет дальше. Стоило только ему скрыться на втором этаже, как в гостиной раздалось:
  - Авада Кедавра, - леденящий душу голос, зеленая вспышка и молодой человек с вихрами и в очках, только-только вставший, вновь падает на пол. На его лице посмертно остается удивление. Нападение именно ЭТОГО волшебника он не ожидал.
  Мужчина в черном плаще поднимается на второй этаж и входит в детскую. Трагедия идет своим путем.
  - Только не Гарри, возьми меня, только не Гарри, - кричит зеленоглазая красавица.
  - Отойди, - бросает холодно пришелец.
  - Только не Гарри, - женщина загораживает кроватку с малышом.
  - Ты сама выбрала, - рука с палочкой поднимается.
  - Авада Кедавра, - раздается из-за спины мага и женщина падает на пол. Маг оборачивается и...
  - Адеско Фаир.
  Мужчина вспыхивает и осыпается пеплом. Темная тень, отделившаяся от мага, проходит сквозь малыша. Ребенок заливается слезами, словно понимает, что происходи что-то плохое. На его лобике проступает шрам в виде молнии, из которого стекает капелька крови.
  - Вот и конец, Гарри Поттер. Прости, но я не могу позволить тебе жить. Авада Кедавра, - луч ударяет ребенка в лоб, точно в шрамик и летит обратно, чего старый волшебник явно не ожидал. Исчезнув, он появился рядом с ребенком.
  - Вот значит как...
  
  Видение четвертое.
  - Теперь ты будешь жить в этом доме, Гарри Джеймс Поттер. Теперь не надо ничего знать ни о магии, ни о себе. Петуния Дурсль позаботится об этом, - говорил старик, загадочно мерцая голубыми глазами из-под очков-половинок. Зеленые глазенки малыша внимательно смотрели на его лицо. Он больше не плакал - слез не осталось. - Она ненавидит все, что связано с нашим миром и постарается вытравить из тебя твои способности. Но убить таким образом, магию нельзя. А когда придет время, ты получишь письмо и приедешь учиться в Хогвартс. Ты будешь мне благодарен за то, что я тебя вытащил из этого дома. Но каждое лето, тебе надо будет возвращаться в этот дом.
  
  Видение пятое.
  Маленький мальчик, лет трех-четырех, худенький до невозможности, стоял на коленях и драил пол на кухне. Он не понимал, почему он должен этим заниматься, когда из гостиной слышится смех и звук разворачиваемых подарков. Он не понимал, почему должен жить в темном, страшном чулане, когда у кузена целая комната, и не одна. Слезинки бежали по щекам. Коленки и руки болели, а еще и спина, по которой пришелся удар полотенцем. В голове все время крутился крик тети: 'Урод, я на тебя силы трачу, деньги, а ты никчемное создание, ублюдок шлюхи и пьянчуги, решивших, что лучше убиться в машине, чем быть с тобой'. Он уже много раз это слышал, каждый день. Если сначала, оказавшись в этом доме, он не понимал, почему так к нему относятся, то теперь знал. Знал, что его не любят, что здесь он никогда не заслужит похвалы или просто ласкового слова, даже улыбка будет не для него. Горькое понимание и страшное, особенно для столь маленького ребенка, у которого отобрали детство. Никому не нужный, никем не любимый, маленький урод...
  
  Видение шестое.
  - Опять! - взревел Вернон Дурсль, глядя, как тарелки сами собой залетают в шкафчик. Ребенок устал. Он просто подумал, что было бы неплохо... И вот... - Я выбью из тебя это уродство!
  Гарри с ужасом смотрел на дядю, снимающего ремень. Его обычно били только руками или полотенцем, один край которого завязывали в узел. Но ремень... Это было страшно.
  
  - Ужасно... - выдавил Хайне, садясь на диван рядом с женой.
  Его сыновья угукнули, показывая свое согласие с этим высказыванием.
  - Что вы видели? - тут же спросил Рейар, внимательно смотря на друзей и их детей. В таком состоянии он их давно не видел. Очень.
  - Жестокое обращение с магом. Мне вот интересно, они что, совсем не боялись того, что рано или поздно, но ребенок сорвется, и им не поздоровится? - возмущался Нереус, наматывая круги вокруг дивана.
  - А меня интересует, почему именно мама увидела это, - тихо произнес Хэймон, поднимая карие глаза на отца. Тот, задумчиво прикусив коготь, смотрел в окно. Он раздумывал над данной ситуацией.
  Нечто похожее могло произойти только в том случае, если кто-то из тех троих был связан с Мелантой. То, что кто-то из них был ее ребенком, он даже не рассматривал как вариант. Он прекрасно знал, что она ему не изменяла - просто не могла. Да и те двое по возрасту были ровесниками Нереуса, так что вариант с потерянным близнецом отметался. Мало того, что он вошел в ее покои сразу после рождения, так еще сам замок был забит охраной - посторонний просто не смог бы пройти.
  Поняв, что сам гадать он будет долго, он решил воспользоваться одним заклинанием - ФимиНиру ТиИги. Оно показывало родословное древо произнесшего его, причем дальность поколений была ненормирована.
  Рядом с ними появилось полупрозрачное изображение генеологического древа. Отмахнувшись от нынешнего, он принялся изучать прошлое.
  Довольно быстро его глаза расширились и прикипели к одному из имен, отходящему от имен Стара и Донолы.
  Истван.
  - Меланта, ты помнишь Иствана? - напряженно спросил Хайне, не отрывая взгляда от этого имени.
  - Да. Он возглавил оборону Блаи-Рибхару в самом начале войны, где и погиб. А что? - грустным голосом произнесла девушка. Вспоминать о гибели сына, пусть и в прошлой жизни, всегда было больно.
  - Ты знала, что у него были дети?
  - Что? - Меланта была шокирована.
  - Близнецы. Как я могу судить, их матерью была драгга, погибшая при их рождении. Детей, видимо, передали родственникам матери, которые ушли во время Исхода.
  - Значит... Ребенок, которого мы видели...
  - Наш потомок, - завершил предложение Хайне.
  Минутный ступор.
  - Тогда мы должны забрать его! - Хэймон вскочил на ноги и посмотрел на родителей. Те согласно кивнули и дроу принялся высчитывать направление портала.
  - Рейар, мы останемся у тебя, пока все не уладим? - спросила Меланта, глядя на синеволосого короля. Тот согласно кивнул.
  - Только присмотрите за своим Исчадием. Кстати, где она?
  - Час назад была с женихом, - ответил Нереус, не отрываясь от расчетов, с которыми помогал отцу.
  Когда расчеты координат были завершены, Хайне с Мелантой щелчком пальцев изменили свою одежду, дабы не выделяться из толпы. Хотя, грубо говоря, для них это было бесполезно. От обычных людей они отличались статью и внутренней гордостью. Так что любой, кто увидит их, будет уверен, что место им на балах и раутах, а не непонятно где.
  Сверкнула вспышка телепорта, и двое взрослых исчезли, переместившись к своему потомку .
  Глава 2.
  
  Хайне и Меланта вышли из портала посреди парка, расположенного в каком-то городе. В тот самый миг, когда за ними захлопнулся портал, они пошатнулись. Создавалось ощущение, что им на плечи поставили многотонную скалу, которая пригибала их к земле. Хайне сдавленно выругался. Он понял, что это означает.
  Застой и деградация.
  И что самое плохое, этому подверглась САМА Магия! И если Альте не обращает на это внимание, это не значит, что она не знает. Рано или поздно придется решать эту проблему.
  И, как следствие, возникает вопрос: кто будет ее решать? Явно не местные маги!
  Тряхнув головой, Король дроу, посмотрел на белое платье жены и недовольно поморщился.
  - Смени наряд. Мне не хочется бить наглые рожи тех, кто будет на тебя заглядываться.
  Меланта фыркнула и щелкнула пальцами. После щелчка сарафан превратился в белый брючный костюм.
  - Ну что, пошли искать?
  Король кивнул. Из ножен, скрытых кожаной курткой, с тихим свистом появился атейм, инкрустированный сапфирами. Резкое движение и острая сталь распарывает кожу ладони. Ручеек крови, стекая по тонким пальцам, образовал прямоугольный кристалл, повисший на цепочке так же красного цвета.
  Практически мгновенно в центре кристалла появилась небольшая искорка, которая тут же запульсировала. И в этот же миг какая-то сила потянула кристалл в сторону выхода из парка.
  Следуя за ним, они покинули территорию парка и пошли по обочине дороги. Указатель, около которого они прошли, поставил их в известность о том, что эта улица носит название Тисовая.
  Идя мимо домов, которые явно строили под копирку, Меланта не могла отделаться от ощущения, что что-то здесь не так. Решившись, она перестроила спектр зрения и тут же пошатнулась. Весь астральный план был прямой противоположностью стерильной, прямо таки выставочной чистоте и порядку, представшему им глазам: ненависть и злоба бурлили, сливаясь с чужой болью, безнадежностью и отчаянием. Острые, чистые, незамутненные эмоции, долгое время накапливающиеся в одном месте острой иглой вонзились в сознание девушки.
  Вернув себе обычное зрение, королева тут же увидела взгляд своего мужа, полный беспокойства. Коротко рассказав, что именно почувствовала, она увидела в его глазах разгорающуюся ярость. Это напугало ее.
  Хайне всегда был спокоен. Когда решал судьбу черных драконов, когда приказал казнить своего дядю, когда мстил своему бывшему лучшему другу, он сохранял каменное спокойствие, а сейчас...
  Посмотрев на дом, около которого они остановилось - около дверного звонка была цифра 4 - Хайне подошел к двери. Совершенно не беспокоясь о том, что колдовство могут заметить, он уничтожил замок.
  На грохот открывшейся двери из гостиной вышел тучный мужчина. Только он открыл рот чтобы закричать на них, как Хайне резко махнул рукой, отчего он влетел обратно в комнату.
  Простой трюк, но и этого жителям этого дома хватило.
  Тощая женщина тут же начала орать, призывая на их головы всякие беды и проклятия.
  Короли, устроившись на диване, слушали исповедь Петунии Дурсль. В ней женщина ругала магов, сначала укравших ее сестру, а потом лишивших ее возможности самой узнать тот мир. Далее пошла ругань на магов, подкинувших ей щенка ее сестры...
  Как только речь женщины коснулась искомого ими ребенка, Меланта вскочила на ноги и бросилась к чулану. Она корила себя за то, что сразу не проверила это место как только вошла. Женщина, имеющая трех детей, просто не могла понять, как можно ТАК относиться к РЕБЕНКУ! Чем это дитя провинилось перед ними?
  Открыв фанерную дверку, ореховые глаза сразу обнаружили ребенка, забившегося в угол каморки. Острое зрение легко различило на теле ребенка синяки и кровоподтеки, опухшую руку, которую мальчик бережно прижимал к себе, заплаканные глаза и сшибающее с ног одиночество и безнадежность.
  Увидев незнакомку мальчик забился еще глубже в угол, а девушку едва не сбил с ног ужас, что испытал в этот момент мальчик.
  - Успокойся. Я тебя не обижу.
  Нежный голос заставил мальчика вздрогнуть, а Меланта с трудом подавила желание выругаться. Это до чего же надо было довести ребенка, чо он так реагирует на заботу?
  - Болит?
  Мальчик кивнул, сглатывая слезы.
  - Я помогу.
  Девушка встала на колени перед кроваткой, осторожно накладывая на ребенка диагностические чары и простенькое лечебное заклинание. Чары отработали, передали результат исследования.
  - Покажи руку.
  - Она болит, - едва слышно выдохнул мальчик, глядя в ореховые глаза, зрачок которых вытянулся в тонкую ниточку.
  - Не бойся, я вылечу.
  Ребенок выбрался из угла, сел на край и доверчиво протянул опухшую ручонку незнакомке. Почему он ей доверился? Он почувствовал, что она не желает ему зла. Ярко зеленые глазенки с удивлением смотрели на массивный перстень, который украшал большой зеленый камень. Пульсация, зарождающаяся в центре камня, чувствовалась в месте перелома, а когда она исчезла, мальчик почувствовал, что рука больше не болит.
  - Вот так лучше?
  Ребенок закивал, размазывая слезы по опухшей мордашке. Меланта подхватила его на руки, про себя подумав, что для своих пяти лет ребенок весит слишком мало.
  Покинув чулан под лестницей, она вернулась в гостиную и села на диван, усадив ребенка на колени. Проведя пальцем по изображению феи на тыльной стороне запястья, она послала мысленную просьбу принести фруктов.
  Мгновение спустя, в ворохе блестящих снежинок, появилась фея, чей рост не превышал длину ладони. Над нею парил небольшой поднос, уставленный всевозможными фруктами. Очистив серебряным ножом первое яблоко, она вручила его мальчонке, а сама посмотрела на мужа.
  Тот вдумчиво читал письмо, которое было доставлено вместе с этим ребенком на порог этого дома. Даже, можно сказать, он читал не само письмо - он уже успел его прочитать - а те заклинания, что были на него наложены.
  - Что скажешь? - тихо спросила Меланта, краем глаза смотря на оцепеневших от ужаса людей. Хайне поднял голову. Его глаза были абсолютно синими, без единого проблеска белизны.
  - Заклинание Ненависти, направленное на конкретного человека. А, учитывая то, что она, - кивок на женщину, - Уже не любила все, что связано с магией, злость переросла в ярость.
  - И что теперь? - спросила девушка, вручая мальчику грушу.
  - А что теперь? Ты остаешься здесь, а я улаживаю проблемы, - подал плечами мужчина, чьи глаза вернулись к привычному триколору. - Кстати, мне нужна будет кровь мальчика.
  Меланта кивнула и, пока ребенок был занят поеданием фрукта, проколола ему пальчик. Капельки крови, что стекали в ее ладонь, превратились в небольшой фиал красного цвета.
  Дурсли, увидев проявления столь нелюбимой ими магии, вжались в сидение дивана.
  Вручив фиал мужу, Меланта поднялась на второй этаж дома. Зайдя в первую попавшуюся комнату - которая оказалась спальней хозяев - она села на кровать, уложив рядом с собой ребенка.
  Оставшийся в гостиной мужчина внимательно посмотрел на хозяев дома.
  - Я сейчас уйду, но если я узнаю, а я узнаю, что вы подошли к моей жене и ребенку, то жизнь вам покажется Адом на земле, - тихий вкрадчивый голос пугал Дурслей до дрожи. Так что нет ничего удивительного в том, что они мелко-мелко закивали, показывая, что они все поняли.
  Удовлетворительно кивнув, Хайне телепортировался туда, где в астральном плане ощущалось больше всего магической энергии.
  Он оказался перед баром "Дырявый котел".
  Глава 3.
  
  Войдя в полутемное, задымленное помещение, Хайне подавил желание поморщиться. В голове, как на яву, прозвучал визгливый голос фрейлины, когда-то приставленной к принцессе Миреле:
  - Особам королевской крови нечего делать в дешевых трактирах!
  Помнится, на следующие сутки после произнесения этой фразы, он поджег ей прическу. Или это был Каспиан? Неважно.
  Сами же посетители недоуменно смотрели вошедшего мужчину. Несколько маглорожденных семикурсников, присвистнув, оценили его прикид - создавалось ощущение, что парень только-только с рок-концерта.
  Пройдя бар насквозь, Хайне вышел через вторую дверь. Хлопнув рукой по каменной кладке, реинкарнация Создателя, щедро поделилась магической энергией. Арка сформировалась практически мгновенно, причем, она существенно отличалась от обычной. У ее основания было две коленопреклонные статуи из серебристого камня.
  Идя по улице и ловя на себе презрительные взгляды некоторых представителей магических семей, Королю пришлось резко вспоминать о медитации. Еще немного и здесь бы пролилась кровь.
  Вот насколько надо быть слепым, чтобы не увидеть в ауре печати действующего Короля? Они не видели и судили чисто по внешнему виду.
  Однако, Хайне гложило такое гнусное ощущение, что эти... маги просто не могут видеть ауры. В таком случае возникал закономерный вопрос: КАК они умудрились ТАК испаскудить свой дар?
  Поднявшись по мраморной лестнице, ведущей в банк, он скользнул взглядом по следующим строкам:
  Восшествуй, незнакомец, но прими в расчет:
  Того, кто завистью грешит, возмездье ждет,
  Богатство без труда ты хочешь получить -
  Недешево за то придется заплатить.
  Сокровище, что в подземелье мирно спит,
  Тебе, запомни, не принадлежит,
  Вор, трепещи! И знай, что кроме клада
  Найдешь там то, чего тебе совсем не надо.
  
  По его губам расплылась довольная улыбка. Заклинание, зашифрованное в этом стихотворении, попыталось прицепиться к его ауре, но было моментально сожжено. Все-таки подчинить его - довольно не простое задание.
  Видимо, работа этого заклинания как-то отслеживалась гоблинами, ибо только так можно было объяснить, что стоило Хайне войти в большой мраморный зал, как его встретил отряд гоблинов-охранников. Правда, как только они присмотрелись к его ауре, то стремительно побледнели. Или посерели. Сразу и не скажешь...
  - Мне нужен Глава, - улыбнулся Король. Хм-м... А чего это они еще сильнее побледнели?
  - Мы проводим, Милорд, - отозвался один из охранников, которого выбрали как парламентера. Не обращая внимания на шокированых посетителей, Хайне, в сопровождении охраны, проследовал вглубь банка. Только... Кого именно защищали охранники? Короля от магов? Или магов от Короля? В любом случае, это было даже не смешно.
  Охрана долго вела Короля по извилистым коридорам, уводящим все дальше вглубь банка. Наконец, они остановились перед огромными золотыми дверьми, инкрустированными драгоценными камнями. Постучав в дверь, парламентер с поклоном пропустил человека внутрь.
  Сидевший за столом гоблин был невероятно стар. Его кожа больше напоминала пергамент, а глаза практически выцвели. Приподняв голову от кипы бумаг, что просматривал, он вопросительно посмотрел на вошедшего, а потом побледнел.
  - Приветствую Вас, Мой Король, - с трудом поклонился Ярозог, как было написано на золотой табличке, стоящей на столе.
  - Да не исчезнет Ваше золото, омытое кровью врагов, - склонил голову в ответном поклоне Хайне. Чай, он не переломится, а гоблину приятно. Тем более эти творения Антара были несколько горделивы... Правда, до Высших эльфов Элдура они все-равно не дотягивали.
  - Чем мы можем вам помочь?
  - Две просьбы. Проверить кровь одного ребенка. И рассказать, как этот мир докатился до ТАКОГО!
  Ярозог тяжело вздохнул. Почему-то он не сомневался, что Король задаст именно такой вопрос.
  - С чего начнем?
  - Со второго вопроса, ибо я буквально чувствую, как ментал вытягивает из меня манну. Будь я слабее, или обычным магом из другого мира, меня бы уже полностью высосали.
  Ярозог вновь вздохнул и, сев за стол, принялся рассказывать.
  - Как мы уже догадались, это Третичный мир. Пятнадцать тысяч лет назад на эту и еще пару планет доставили малые Кольца Телепорта. Сюда прибыли Средние и некоторые представители Древних рас. Цивилизации развивались лавинообразно, а потом произошло несчастье.
  - Какое именно?
  - На материк, где и жили маги, расположенный на Земле, обрушилось цунами, поглотившее его. Спасшиеся расселились на другие континенты, которые пострадали не так сильно. Цивилизация Фаэтон уничтожена полностью - планета просто взорвалась изнутри. Марс пострадал из-за взрыва Фаэтона. Астероиды просто сорвали с планеты атмосферу.
  - А этот материк, случаем, не Атлантидой звался? - поинтересовался Король, кратко ознакомившийся с этим миром, пока искал ребенка, смотря на директора банка. Тот кивнул.
  - Спустя тысячелетия, когда численность магов вновь возросла, случилась новая напасть, - по скорбному голосу Ярозога, Хайне догадался, о чем именно пойдет речь.
  - Инквизиция, да?
  Гоблин кивнул.
  - Настоящих магов пострадало не так уж и много, но среди церковников тоже они встречались и наводили своих на поместья аристократии. Семей двадцать, причем носителей Древней крови, сожгли на кострах, их имущество разошлось в разные руки.
  - Далее?
  - После окончания Инквизиции был установлен Статус Секретности. Мир магов практически полностью абстрагировался от мира обычных людей. А в последние полвека начался окончательный упадок. Все больше разделов Магии стали запрещать, мол Темная магия, забывая, что раньше Магия была едина.
  - Что с Древними? - прервал гоблина Король.
  - Эльфы исчезли во время катастрофы. Гномы ушли во времена инквизиции. А те расы, что остались, были созданы при попытках восстановить былое величие мира.
  - Достаточно. Решать эту проблему буду не я. Следующий вопрос. Я хочу узнать про эту кровь, - Хайне достал небольшой флакончик крови. Гоблин достал лист пергамента. Развернув его, он протянул лист Королю. Тот вылил на него половину пузырька крови. На листе медленно стала проявляться родословная ребенка.
  Гоблин принялся внимательно читать написанное и его брови стали подниматься все выше. Гриппух покрутил головой, откашлялся и принялся зачитывать результат:
  "Гарольд Джеймс Поттер, лорд Поттер, Наследник Блек, Наследник Слизерин, Наследник Гриффиндор, Наследник Певерелл, маг.
  Отец - Джеймс Карлус Поттер, чистокровный, кровь Древнего существа (*****) - пятнадцать процентов, маг, мертв.
  Мать - Лилианна (Лилит) Розалия (Белладонна) Эванс, урожденная Эванснайт, чистокровная, кровь Древнего существа (******) - двадцать процентов, магесса, мертва.
  Семейное положение - не женат.
  Наследование - сейфы 4, 56, 101, 132, 133, 156.
  Статус - чистокровный, кровь волшебного существа (*****) - десять процентов, (******) - пятнадцать процентов.
  Магические связи: Томас Марволо Риддл (Мракс), Дикая связь.
  Северус Тобиас Снейп (Принц), Долг жизни.
  Крестный отец - Сириус Орион Блек, оборванная связь.
  Крестная мать - Алисия Юлианна Лонгботтом, оборванная связь."
  - Можете поподробнее про эти рода? Кратко и ёмко?
  Гоблин пожевал нижнюю губу и спросил:
  - С какого именно?
  - С древнего и дальше.
  - Певерелл. Потомственные некромаги и некроманты. Слизерины. Зельевары и алхимики. Многие думают, что из этого рода вышел первый Темный Лорд. Гриффиндор. Мастера Боевой Магии. Темный род. Эванснайт. Зельевары и химерологи. Считалось, что род прервался во времена Инквизиции. Блеки. Малефики и демонологи. Имеют Наследие Высших демонов. Приверженцы чистокровных традиций. Поттеры. Условно Светлый род. Артефакторы.
  - Кто имеет доступ к сейфам?
  - Опекун мистера Поттера. К слову об опекуне... Неделю назад он снял пятьдесят тысяч галлеонов, мол на отдых подопечному на Средиземном море.
  - На отдых, значит... - прошипел Хайне. Температура в кабинете быстро понизилась, отчего директор передернул плечами. Взяв пергамент, он быстро написал несколько строк и телепортировал записку к Меланте.
  Девушка, сидевшая вместе с Гарри на кухне и кормившая его ужином, невозмутимо прочитала ее и, вытерев мальчику рот, взяла его на руки и, настроив телепорт, отправилась к Хайне. Петуния, в этот момент вошедшая на кухню, испуганно вскрикнула.
  Ярозог, увидев ребенка, выглядевшего года на четыре, но никак не на положенные почти шесть, выдал длинную тираду на родном языке. Для гоблинов дети были благословением Магии и они даже подумать не могли, что над ребенком можно так издеваться.
  Гарри же, увидев незнакомое существо, спрятался за девушкой. Хайне, видя такое отношение к своей супруге, улыбнулся.
  - Ребенок, хочешь, чтобы Меланта стала твоей мамой?
  Мальчик застенчиво кивнул.
  - Тогда иди сюда. Будем решать проблемы.
  Гарри, посмотрев на аловласую девушку, которая кивнула, протопал к мужчине и забрался ему на колени.
  - Смотри. Все вот это, - он показал на стол. - Принадлежит тебе.
  - И что?
  - Некоторые рода надо прервать, - мягко улыбаясь, произнес парень, обнимая ребенка.
  - А зачем? - наивно спросил мальчик.
  - Рода молодые, а грехов многовато.
  - Что надо делать?
  - Сказать: Я желаю прервать существование Рода Эванснайт и вернуть его в Род Слизерин. Ячейки, закрепленные за Родом Эванснайт, переходят в собственность Рода Слизерин. Я сказал.
  Ребенок послушно повторил. Перстень, лежащий на столе, утратил свой блеск. Род Эванснайт исчез.
  - Продолжим: Я желаю прервать существование Рода Поттер и вернуть его в Род Гриффиндор. Ячейки, закрепленные за Родом Поттер, переходят в собственность Рода Гриффиндор. Я сказал.
  Гарри вновь повторил. Хайне, поцеловав мальчика в затылок, передал его Меланте. Та, посадив его на колени, принялась что-то тихо рассказывать.
  - Можно информацию о том, что рода Поттер уже не существует, попридержать? - спросил Хайне, откладывая гроссбухи этого рода и рода Эванснайт в сторону.
  - На сколько? - деловито спросил Ярозог. Хайне, задумался на миг, ответил:
  - До одиннадцатилетия. К скольким сейфам опекун имеет доступ?
  Директор, просмотрев несколько документов, произнес:
  - Одному. Ученический. Так поступают во многих аристократических семьях, дабы, при гибели родителей, опекуны не злоупотребляли своими положениями.
  - Сколько на нем средств?
  Ярозог вновь закопался в свои бумаги.
  - Пять миллионов.
  - Только деньги? Или еще что-то?
  - Деньги и копии книг, которые, как думали Лорд и Леди Поттер, могут понадобиться их сыну.
  - Отлично. Этот сейф не трогайте. Далее... Кто такой Томас Марволо Реддл? И что за связь у него с моим будущим сыном?
  Ментал отчетливо окрасился эмоциями ребенка, причем самыми радостными. Видимо малыш до сих пор сомневался, что эти маги заберут его.
  - Томас Марволо Реддл, он же - Лорд Волдеморт. Считается, что именно он убил Лорда и Леди Поттер и развеялся, попытавшись убить их сына, - гоблин кивнул на ребенка. Тот замер.
  - Информацию. Быстро!
  Гоблин сглотнул. Король вновь был в бешенстве.
  - Томас Марволо Реддл. Родился 31 декабря 1926 года. Полукровка. Родители магл Том Реддл, магесса Меропа Мракс. Поступил в Хогвартс в 1937 году. Ученик факультета Слизерин. Отличник. Староста Школы. После учебы некоторое время работал в магазине "Горбин и Берк". После увольнения исчез на десять лет. После возвращения в Англию попытался устроиться в Хогвартс на должность профессора Защиты от Темных Искусств, но безрезультатно. Создал организацию Вальпургиевы Рыцари, которые позже трансформировались в Пожирателей Смерти. Предположительно сошел с ума.
  - Что. Со. Связью?
  Гоблин сглотнул и продолжил:
  - Ходили слухи, что он помешался на теме бессмертия и искал способы его достигнуть. Нашел или нет - нам не ведомо.
  - Можно узнать точнее?
  - Можно провести полную проверку мистера Поттера. Тогда станет ясно.
  - Проведите. Меланта может присутствовать? Она Магистр Ритуальной Магии и Магии Крови.
  Гоблин медленно кивнул и в сопровождении Королевы покинул кабинет. Хайне устало прикрыл глаза.
  Через полчаса они вернулись. Ярозог протянул Королю свернутый свиток. Раскрыв его, Хайне прочитал:
  "Наличие лишней души - крестраж.
  Три ограничителя: магии, умственный, физический".
  - Счет к старику все растет и растет, - прошипела Меланта, читая запись из-за плеча своего мужа.
  - Мел? - Хайне вопросительно посмотрел на супругу.
  - Крестраж извлекли и, по состоянию его души, можно судить, что такого бреда он наклепал еще как минимум три штуки.
  Девушка протянула полупрозрачный кристалл в форме ромба, в центре которого переливалась темная капелька чего-то. Сжав сосуд в когтистой ладони, Король сосредоточился. Через пару минут он почувствовал знакомый отклик.
  Один... Здесь...
  Второй... Чей-то дом. Отчетливо чувствовалось три магических ядра.
  Третий... Практически брошенный дом, в котором медленно погибали последние хозяева. Перед глазами мелькнул адрес: Гримуальд-плейс, 12.
  Четвертый... Строение, стоящее на мощном источнике. Похоже, школа.
  Пятый... Заброшенная лачуга, расположенная в стороне от небольшого городка.
  И... Основа... Далеко, на грани чувствительности.
  - Плохая новость, Мел, - произнес он, очнувшись от транса. - Он сделал их шесть. Плюс Основа личности. Один здесь. В сейфе на нижнем уровне. Достать можно?
  Гоблин горестно вздохнул. В обычной ситуации - ответ нет был бы категорическим. Но... Кто в здравом уме будет отказывать Верховному Королю? Идиоты среди гоблинов отродясь не появлялись.
  - Как крестраж выглядит?
  - Чаша из золота с гравировкой барсука.
  - Чаша Хельги Хаффлпафф, - констатировал директор и, вызвав помощника, отдал приказ на родном языке.
  Через десять минут чаша оказалась в руках Короля. Тот, внимательно осмотрев ее, кивнул своим мыслям, и убрал в пространственный карман. Пусть пока там полежит.
  - Еще какие-нибудь вопросы есть? - поинтересовался Ярозог, вновь вызывая помощника и веля ему принести чай с пирожными.
  - Последний, - отозвалась Королева, когда ребенок, сидящий у нее на коленях, выпил чашку чая и съел - впервые в жизни - пирожное.
  - Слушаю.
  - Кто такой опекун Гарри? И почему опекунство не получили его родственники Блеки? Ведь есть живые представители этого рода. Да и в родстве они близком. Бабушка Гарри - урожденная Блек.
  - Опекун Альбус Персиваль Брайан Дамблдор. Родился в 1881 году. Родители Персиваль и Кендра Дамблдор. Есть старший брат Абертфорд Дамблдор. Младшая сестра - Ариана - мертва. В настоящее время директор школы Хогвартс, Верховный Чародей Визенгамота, председатель Международной Конфедерации Магов. Пользуясь своей властью, как Главы Визенгамота, он запечатал завещание Лорда и Леди Поттер до двадцатиоднолетия мистера Поттера и назначил сам себя магическим опекуном. Лорд Орион Блек, на правах крестного деда, попытался отсудить права опеки, но безрезультатно.
  - То есть, - раздался дрожащий голос Гарри. - этот... Дамбл...дол, специально отдал меня тете и дяде? Не велю, что он не знал, как ко мне относятся!
  - Устами младенца глаголет истина, - молвил Хайне. - Кто имел все права на право опеки? В первую очередь?
  - Сириус Блек, Наследник Блек. Он был магическим крестным, что было заверено во всех документах.
  - Почему не стал?
  - Был обвинен в пособничестве Темному Лорду, в выдаче ему местонахождения Поттеров.
  - Вы не верите, - не вопрос, а констатация.
  Гоблин кивнул.
  - И есть причина для неверия. Мистер Блек был МАГИЧЕСКИМ крестным. Если бы он предал крестника и его родителей, то Магия развеяла бы его по ветру. Он жив-не здоров и четвертый год в Азкабане. В повторном суде его родителям было отказано. Хотя, у нас создается ощущение, что никакого суда не было. По крайней мере ничего, чтобы подтверждало его проведение, мы не обнаружили.
  Хайне задумчиво покачал головой. Создавалось ощущение, что Блека специально убрали, чтобы он не мешал. Несколько минут на раздумия и причина найдена. Как бы это прозаически не звучало, но причина заключалась в мальчишке, сидящем на коленях его жены. Если бы у него были любящие родственники, то они бы не позволили манипулировать его жизнью. А значит что? Правильно! У него не должно было быть любящих родственников. Теперь понятно, почему эти Дурсли так относились к маленькому магу. Или зелья, или чары. А может все вместе.
  Значит... Выход один. Ребенка они забирают с собой. Проблема Тома Реддла решается дома. Сириуса Блека забирают тоже. Но позже.
  Решено!
  
  Глава 4.
  
  Потерев переносицу, Хайне попросил Меланту с Гарри временно вернуться к Дурслям. Ему надо было решить еще пару вопросов.
  Девушка, поморщившись, кивнула. Хоть ее и не радовала перспектива вернуться в тот домашний зоопарк, но она понимала, что малышу надо нормально поспать. Когда они вернуться домой, времени у него на это не будет.
  - У вас еще какие-то вопросы? - спросил Ярозог, когда внимание Короля вновь было сосредоточено на деле.
  - Да. Я тут подумал... И решил, - он вытащил из пространственного кармана золотую чашу. - Верните ее туда, откуда взяли.
  На лице гоблина появилось удивление. Проворчав что-то на гобледухе - Хайне не прислушивался - он вручил чашу подошедшему помощнику.
  - Далее... Нам надо легализоваться...
  - Желаете сообщить о титулах?
  - Нет. Используйте... Как это называется... - он пощелкал пальцами, вспоминая термин, - А, фамилию Морейра.
  Не удивительно, что он не сразу вспомнил это слово. В большинстве миров Создателей вместо фамилии используют Имя Рода, что носит такой же смысл. Но, как говорится, в чужой мир со своим уставом не лезут, вот и пришлось вспоминать сей термин.
  - С помпой или тихо?
  Хайне хмыкнул.
  - Средне. Откройте на этот род несколько сейфов. Чуть позже я пришлю своих, и они заполнят их деньгами и камнями. Сделайте несколько щедрых вложений, пустите пару-другую слухов... Не мне вас учить. Важно только то, чтобы в нашем количестве не были уверены обыватели. Неизвестно, сколько нас будет.
  - Все будет исполнено, - склонил голову гоблин, мысленно облегченно выдыхая. Разговаривать с существом такой мощи - все-равно что ходить по минному полю, ибо когда рванет - неизвестно.
  - И еще... Хотелось бы открыть пару лавок в Косом переулке.
  - И каких именно?
  - Алхимическая, предоставить те ингредиенты, что здесь в дефиците можно легко, и ювелирную. Товар и продавцы скоро прибудут. Заодно они и с сейфами разберутся.
  - Хорошо, - ответил директор, мысленно предвкушая прибыль от совместного дела с самими Королями.
  Хайне, весело хмыкнув на эту мысль, телепортировался к одному из магических источников, около которого ощущался крестраж.
  Проморгавшись, Король огляделся. Он очутился в Сердце Дома - около камня Рода. Посмотрев на него истинным взглядом, Хайне поморщился. Он в который раз понял, что ауры и энергетику в этом мире могут видеть только единицы. Только этим можно объяснить то, что около камня Рода завелся энергетический паразит неестественной природы. Грубо говоря, кто-то испаскудил магию Рода. И он мог поклясться, что в этой семье произошли, или произойдут в ближайшее время, множество непонятных смертей и вспышек безумия.
  Поджав губы, Хайне задумался: а надо ли вообще исправлять здесь ситуацию?
  Надо.
  Именно к такому решению пришел Король. Пока еще Крестный его будущего сына член этого Рода, так что надо позаботиться о том,что бы было кому рассказать малышу о его биологических родителях, которые, не смотря на наличие Древней крови, поступили очень глупо и подвергли ребенка опасности.
  Сжав руку в кулак, он когтями распорол ладонь. Темно-алая кровь с серебристыми искрами потекла по пальцам. Передернув плечами, Король положил ладонь на Камень и с трудом сдержал вскрик. На миг ему показалось, что сквозь него прошла молния - энергетический паразит сопротивлялся уничтожению, активно черпая энергию для борьбы из магии Рода.
  Но все же Король был сильнее. Через несколько минут борьбы паразит исчез, освобождая род от своего влияния. Конечно, потребуется какое-то время, дабы все следы безумия покинули Род, но... Право дело, это мелочь!
  Тряхнув обожженной ладонью, Хайне покинул сердце дома. Он не знал точно, но догадывался, что хозяева этого строения почувствовали изменение в родовой магии. Так что надо сходить и поприветствовать их.
  
  Орион Блек устало откинулся на спинку кресла. Потерев глаза, Лорд Блек посмотрел на гору бумаг, лежащих у него на столе. Дернув краем рта, он поднялся на ноги и подошел к бару - сегодня ему вновь отказали в пересмотре дела Сириуса и он желал выпить. Жаль, но напиваться нельзя. А хочется.
  Да и вообще ситуация в стране становится все страннее и страннее. Уже несколько поколений многие рода имеют только одного Наследника, причем, часто бывает так, что этот самый Наследник убегает из дому, женится/выходит замуж за маглов, из-за чего их изгоняют из рода. И в результате род исчезает.
  Сами Блеки были одними из немногих, которым еще какие-то десять лет назад не грозило исчезновение. А сейчас? Никого из молодого поколения! Как будто мор прошел по ранее многочисленному роду.
  Сириус, Наследник, в Азкабане и вытащить его невозможно, ибо им с женой активно вставляют палки в колеса.
  Регулус - мертв. И, как умер, и где умер - неизвестно.
  Андромеда сбежала с маглорожденным практически с собственной свадьбы.
  Беллатриса в Азкабане вместе с мужем и деверем.
  Нарцисса вошла в род мужа.
  И... Все!
  Больше из молодого поколения никого нет. И их род на грани исчезновения.
  Неожиданно по дому прошла волна энергии. Создавалось ощущение, что дом буквально встряхнулся, сбрасывая оцепенение.
  Орион напряженно прислушался к родовой магии и самому дому. С некоторым трудом Орион осознал, что магия рода изменилась. Нет, она не стала слабее, наоборот, казалось, что магия рода находится практически на пике своих возможностей.
  Что стало причиной этого - Орион не понимал, но следующая новость шокировала его сильнее. Дом, неохотно, будто из-под палки, сообщил, что здесь есть посторонний, причем он пришел из сердца дома! Как это возможно?
  Подорвавшись с места, он практически бегом покинул кабинет и спустился в гостиную.
  Там, на диване, закинув ногу на ногу, сидел незнакомец, меланхолически покачивая бокал с коньяком, початая бутылка которого стояла рядом с ним.
  - Добрый вечер, - поприветствовал брюнет хозяина дома, игнорируя направленную в свою сторону волшебную палочку.
  - Кто вы? Как вы сюда попали?
  Незнакомец запрокинул голову и чуть ею покачал, показывая этим свое отношение.
  - Можете звать меня Хайне. И знаете, я разочарован. И это аристократ! Позвольте спросить, вы видеть ауры умеете?
  Орион механически кивнул, находясь в ступоре от наглости незваного гостя.
  - Так посмотрите!
  Глаза Ориона слегка затуманились, что означало, что он перешел на магическое зрение. Он видел что-то странное - аура, как аура, но на уровне головы был золотой обруч, состоящий из множества тоненьких ниточек. На ограничитель непохоже, так что же это?
  Хайне тяжело вздохнул. Ясно. О Королях и их регалиях тут если и слышали, то очень-очень давно. Так давно, что уже забыли. Если вообще знали.
  - Ладно, о моей личности поговорим потом. Я к вам с предложением.
  - Каким именно? - напряженно спросил Лорд Блек, не сводя с него внимательных синих глаз.
  - Мне нужно то, что есть в вашем доме, но о чем вы не знаете. Могу я это забрать?
  Орион изогнул в недоумении бровь. То, что есть в доме, но о чем он не знает... Странно звучит, да и вроде он знает все, что есть в доме - все-таки не один год здесь живет.
  - Можете.
  - Отлично! - просиял парень и щелкнул пальцами. Рядом с диваном появился старый домовик Кикимер, который из всей семьи уважает только Вальпургу и ныне мертвого Регулуса.
  Только он хотел было что-то начать бурчать, как вдруг подавился своими словами и в неверии уставился на гостя. На его глазах появились слезы, а сам он, подвывая что-то, похожее на "Милорд", рухнул на колени.
  - Успокойся эльф! Я здесь не по твою душу. Прощение заслужите только верным служением. Я здесь по другому вопросу. У тебя хранится вещь, буквально пропитанная гнилой магией. Принеси мне это.
  Эльф с тихим хлопком исчез, а когда появился, то в его морщинистой лапке лежал серебряный медальон с двумя буквами S, которые искусно переплетались друг с другом.
  - Благодарю, - поблагодарил он эльфа, который был готов расплыться лужицей от похвалы Высокородного.
  Задумчиво покрутив в ладони медальон, Хайне убрал его в карман и, отпив глоток коньяка, вновь посмотрел на хозяина дома.
  - Далее... У меня вопрос. Почему вы не задавались вопросом: А что в этой стране происходит? Такими темпами все ваше магическое население через какую-то сотню лет или вымрет, как Истинные Драконы, или станет... Как это по вашему... Сквибами.
  Орион побледнел и схватился за ворот - примерно о таком он думал каких-то десять минут назад.
  Хайне же, посмотрев на аристократа, посоветовал:
  - Попросите своих знакомых, пусть они проверят свои родовые камни и Наследников. Мало ли что. У вас, к примеру, на нем было мерзкое заклинание - Оковы Мании*, которое, питаясь вашей магией превратилось в настоящего паразита. А теперь подумайте, как оно повлияло на вас.
  Волосы Ориона чуть не стояли дыбом. В голове судорожно метались мысли и воспоминания. Быстрая гибель старших родственников и кузин с кузенами Ориона; идолопоклонничество Регулуса; Побег и отказ от семьи Сириуса; решение Андромеды соединить свою жизнь с маглорожденным, хотя еще не так давно она довольно флиртовала с Рабастаном Лестрейнджем; сумасшествие Беллатрисы, зачатки которого уже можно было разглядеть в детстве; Нарцисса, родившая только одного ребенка, так как боялась, что это же произойдет и с ее ребенком...
  Остается только задуматься - как он мог все это проглядеть? Он прекрасно знал магию рода и не сумел заметить, что она начала меняться? Нонсенс!
  Единственный возможный ответ - это изменение произошло ДО его рождения. Только в этом случае он мог не заметить подмены. Теперь становится понятна скорая смерть его родителей и родственников из того колена.
  Хайне, внимательно наблюдавший за сменой выражений на его лице, одобрительно кивнул головой. Блек мыслил в правильном направлении.
  - Могу дать совет. Покиньте Англию, иначе вы в скором времени отправитесь на тот свет. Насчет сына не беспокойтесь. Скоро он к вам присоединится.
  Занятый своими мыслями о том, как незаметно покинуть страну, Орион не заметил, как исчез его гость, просто растворившись в пространстве. У Хайне было еще несколько мест, запланированных для посещения.
  Первым стал богато обставленной особняк. Проигнорировав защитные чары, Хайне прошел в комнаты Наследницы. Черноволосая малышка спала на огромной для нее кровати, трогательно подложив под щечку ладошку. Но, как бы мило не выглядела эта девчушка, Король был уверен, что ее будущее будет не особо радостное. Проклятье, наложенное на род ее отца, превратит эту милашку в нечто, на что без слез не взглянешь.
  Вновь перейдя на магическое зрение, Хайне явно увидел в ее ауре цепи от проклятья Отражение Психеи. Довольно мерзкое проклятье, известное в открытых мирах как Отражение Донолы. Правда, если знать что и где искать, то снять его довольно просто. Лично снимал с жены, а потом казнил наложивших его на нее.
  Что самое удивительное, так это то, что это проклятье даже не пыталось сопротивляться! Видимо, вопреки всему, оно ослабло.
  Убедившись, что с малышкой, которая на данный момент была ровесницей его дочери и будущего сына, все в порядке, он переместился далее.
  Еще одна спальня, правда, на этот раз она принадлежала мальчику. Все горизонтальные поверхности комнаты были скрыты под пышной листвой растений, обильно росших в этой комнате. Хайне удивленно посмотрел на пару ядовитых растений, которые не доставляли никаких проблем ребенку. Сразу видно - кровь не водица, а уж тем более кровь лесных эльфов.
  Немного пухленький мальчик только поморщился, когда плетение невообразимой сложности (по меркам этого мира) легло на его ауру, пряча то, о чем никто посторонний знать не должен. Это он о наследии ребенка. Почему-то он был уверен в том, что о нем никто знать не должен.
  - Твоих рук дело, Грант? - тихо пробурчал Король, уловив краем уха согласное хмыканье.
  Закончив дела здесь, он перенесся к Дурслям. Посмотрев на Петунию, он только горестно вздохнул. Ей уже не помочь. Она просто не примет иную жизнь, так что можно и не стараться.
  Позвав жену с ребенком, он занялся обычными жителями сего дома. Заложив миссис Дурсль в память воспоминания о том, что после очередного стихийного выброса магии они отдали ребенка в приют, он повторил это действие с остальными жителями этого дома. Пусть местные маги, коль не захотели заботиться о ребенке по нормальному, ищут его в несуществующих приютах. А они о нем позаботятся.
  Или они не Короли!
  
  Глава 5. Разговоры-разговорчики.
  
  Гарри проснулся, но лежал не открывая глаз. Подсознательно он ожидал услышать крики тетки, которая всегда будила его по утрам и заставляла готовить завтрак. То, что пятилетний ребенок, по идее, этого уметь не должен, ее не волновала. Вообще Дурсли придерживались того мнения, что если этот урод хочет жить здесь, то он должен работать. Бесплатно сыр бывает только в мышеловке.
  Время шло. Тетка не приходила. Постепенно до детского сознания стало доходить, что он лежит на чем-то мягком, в отличие от того матраса, что лежал на его кроватке в чулане под лестницей.
  Приоткрыв глазенки, Гарри сквозь ресницы быстро оглядел комнату. Зрение, из-за жизни в чулане, уже начало портиться, но он более-менее смог разглядеть комнату.
  Большое светлое помещение, одна из стен которого представляла большой аквариум. К сожалению, разглядеть рыбок он не мог, но почему-то ему казалось, что они довольно маленькие и разноцветные.
  Кровать, на которой он лежал, была довольно большой и была способна вместить еще как минимум десяток-полтора таких же как он.
  Моргнув, Гарри посмотрел на дверь. Ему почему-то показалось, что за ним следят. И правда, минуту спустя тяжелая дверь распахнулась, и в комнату вошла компания подростков. Нащупав очки, которые ему уже купила тетка, мальчик вновь посмотрел на гостей.
  Первым был синеглазый брюнет. Насколько Гарри мог судить, он здесь был самым старшим. Одетый в серую тунику со страной вязью по подолу и холщевые штаны, он радовал зрителей практически бронзовой кожей.
  Второй по возрасту парень радовал окружающий ярко-алой шевелюрой и задорно блестящими карими глазами. На нем была одета какая-то форма черного цвета.
  Третьей была девушка. Зеленоволосая и зеленоглазая девушка. На ней было длинное белое платье в пол, которое подпоясывалось зеленой лентой под грудью.
  Четвертой являлась девочка. Его ровесница. Красные, точнее малиновые, волосы в беспорядке спадали на плечи, в ярко-синих глазах плясали бесенята.
  Единственное, что у них полностью совпадало - наличие тиары на голове, которые отличались только цветом драгоценных камней.
  - Ну что, братик, давай знакомиться! - выпалила девочка, не давая старшему брату и рта открыть. - Меня зовут Нейтаса.
  - Нереус. Старший, - брюнет дернул за выбившуюся из хвоста прядь волос и убрал ее за ухо.
  - Хэймон, - представился аловласый, падая на кровать и притягивая ребенка себе на колени.
  - Танис, - улыбнулась девушка, также присаживаясь на кровать и поправляя складки платья. - А тебя как?
  - Гарри...
  - Гар-ри... - Нереус покатал это имя на языке, прислушиваясь к звучанию. - Не подходит, но, думаю, родители этот вопрос решат...
  - А вы родные? - тихо спросил ребенок, переводя взгляд с одного на другого. Компания переглянулась. Сей малыш был слишком забит своими родственниками. В этом возрасте он должен быть более... живым, что ли...
  - Ну... Мы втроем, - Нереус показал на себя и аловласых, - родные. А она, - кивок на девушку, - наша двоюродная сестра. Есть еще двое братьев и сестра, но... Один болен, у второго выпускные экзамены., а третья... Тоже к экзаменам готовится.
  - У вас большая семья...
  - У нас, - поправил малыша Хэймон. - У нас. Ты тоже скоро станешь членом нашей семьи.
  - И я буду не самой маленькой! - радостно провозгласила Нейтаса.
  Нереус фыркнул:
  - Нашла чему радоваться! Теперь больше всего внимания будет доставаться Гарри.
  Нейтаса на миг задумалась, а потом тряхнула волосами, из-за чего они еще сильнее спутались.
  - Ну и ладно! Он мой братик, так что мне не жалко!
  - Ребят, может пойдем наружу в парк? Там сейчас красиво, - предложила Танис, прекрасно знающая своих родственников. Если начнут препираться, то все... Тушите свет!
  Предложение было принято на "ура!" и пятерка детей покинула комнату. Подходя к выходу из замка - Гарри всю дорогу вертел головой, желая увидеть все и сразу - Нереус вызвал свою фею - Ишиди. Дав ей указания принести в парк все для пикника, Нереус перехватил Гарри поперек живота и потащил по лестнице. Сам Гарри же застыл, стоило только ему увидеть маленькую, не больше ладони взрослого человека, феечку. Он чувствовал, что привыкать придется ко многому.
  Нереус же с братом и сестрами радовался тому, что Гарри еще ребенок и переучивать его не придется. Будь он старше они проблем не обрались бы.
  
  Пока Наследники показывали своему новому брату королевский парк, попутно пугая живущих в нем животных, взрослые собрались в Бронзовой гостиной. Устроившись на креслах и диванах цвета горького шоколада, блондин с женой и шурином посмотрели на Хайне с Мелантой.
  - Рассказывай давай, что это за ребенок? А то у твоих узнать что-либо нереально, а эта зараза, - кивок на владельца дворца. - Молчит и нагло улыбается!
  Хайне удивленно посмотрел на Рея. Представить на его лице наглую улыбку как-то не получалось.
  - Кориат, успокойся... - Меланта поморщилась. - Этот мальчик - наш потомок. Потомок Иствана.
  Ответом на эту фразу стали абсолютно круглые глаза эльфа с перевертышем и двух василисков.
  - У Иствана были дети? - вздохнул Кориат. - Он, вроде на момент смерти только-только стал совершеннолетним...
  - Его супругой, судя по Древу, стала драгга. Родившиеся дети вместе с ее родственниками ушли во время Исхода. Спустя миллионы лет один из их потомков попал в третичный мир...
  - Постепенно древняя кровь разбавлялась людской и это продолжалось до тех пор, пока не появился ребенок, несущий в себе больше крови, чем его предки. Кровь сайренов активировала кровь драгга и истинного дракона. Как результат - ребенок сумел бросить Зов помощи, вложив в него несколько воспоминаний, которые сам практически забыл, - добавила слова мужа Меланта. Как маг Крови, она в этих вопросах разбиралась лучше всех в их компании.
  - Что будем делать? - деловито спросил Нианзу. Второе десятилетие на троне практически избавило его от излишней порывистости и привило привычку обдумать все загодя.
  - В том мире я открыл сейф и прикупил несколько лавок. Золото и товары можно будет переправить из Хрустального Дворца - все-равно планировалось нечто подобное...
  - На какое имя оформлял? Мир извещен о прибытии Королей?
  - Нет, эту информацию я попросил гоблинов придержать. А местные... Они ауры видеть не умеют, так что о том, что нас раскроют, можно не переживать. А те, кто умеет, а их единицы, просто не знают, что означает Венец на уровне головы.
  - На кого оформлял? - повторил свой вопрос Нианзу.
  - Морейра.
  Кориат моргнул, вспоминая причину, по которой это название казалось ему знакомым.
  Морейра...
  Мо-рей-ра...
  Стоп!
  Морей-Ра!
  Именно так они планировали назвать Империю до того, как древние расы их предали. Помнится, миры "Лунный Свет", "Радужное Сияние" и "Необъятные Небеса" были первыми, что они планировали создать.
  Первыми...
  А стали единственными. Именно на них совершили Исход их сторонники - древнейшие расы.
  Остальные же планеты Паутины Миров были созданы в момент их смерти. И были созданы специально для того, чтобы отселить на них предателей.
  - Все-таки решил использовать? - спросила Меланта, которая в тот момент не присутствовала в кабинете гоблина.
  Хайне кивнул головой.
  - Что планируешь дальше? - Нирани вопросительно посмотрела на деверя. Тот, отпив из бокала, стоящего на столе, пожал плечами.
  - Введем ребенка в род. Вырастим. Потом будем решать проблему с тем миром. Магия долго терпеть их самоуправство не будет. Только представьте, они оборотней приравняли к животным!
  Рихель, в этот момент сделавший глоток, поперхнулся.
  - Что? - просипел он.
  Нирани успокаивающе погладила парня по голове и осуждающе посмотрела на Хайне. Такие новости нельзя вываливать на неподготовленных!
  - Как я понимаю, вы нас сегодня покидаете? - спросил Рей, впервые за разговор подавая голос.
  - Да. Необходимые ритуалы проведем в Темнолесье. У королевства появится еще один принц. Виконт Домснгат. Звучит? - улыбнулся синеглазый король. Раздались тихие смешки.
  Внезапно, прямо перед его лицом, в вихре разноцветных звездочек, появилась маленькая фея. Арати являлась его симбионтом с детства, но он ранее не пользовался ее услугами, предпочитая обходиться Флоу, которая являлась подарком его матери. А вот когда Флоу была подарена Меланте, то он и вспомнил о своей феечке. О том, сколько недель он выпрашивал у этой малышки прощение, история скромно умалчивает, но факт остается фактом - они помирились.
  - Лэзафире! - эта малышка являлась практически единственной, кто называл его настоящим именем. Все остальные, даже аристократы, перешли на Хайне. - Дети пропали! Их нигде в замке нет!
  - В парке смотрела?
  Арати замерла.
  - Судя по всему, нет. Позови их в холл перед этой гостиной. Мы там портал домой откроем.
  Феечка закивала головой и исчезла.
  - Надеюсь, - раздался голос Рея в воцарившейся тишине. - На Представление Наследника вы меня пригласите?
  Хайне с Мелантой покосились на него как на ненормального. Это ж надо было такое подумать!
  - Разумеется пригласим. Проведем все ритуалы, посмотрим на его самочувствие, подучим немного и проведем Представление.
  - Только, надеюсь, нас не будут доставать на тему династического брака... А то после Представления Нереуса и Хэймона нас несколько месяцев осаждали... - буркнула Меланта.
  - Породниться с вами большая честь. А если учесть, что вы в родстве с тремя отнюдь не маленькими королевствами... - король Ланура многозначительно замолчал. Хайне прикрыл глаза. Надо вновь готовиться к продолжительной осаде аристократок Темнолесья и других стран. В такие моменты он радовался, что на Северном материке аристократов нет. Как и государств. Если что, туда можно эмигрировать...
  Тряхнув головой, дроу встал с дивана и прошел в соседнее помещение. Там уже собралась компания из пяти детей, причем младший сидел на руках у старшего. На изумрудных глазках, скрытых под стеклами уродливых очков, блестели слезы радости и счастья.
  Реинкарнации Создателей не понимали, КАК можно относиться к ребенку таким образом. Да, взрослых можно ненавидеть, презирать, но дети-то тут причем? Вот этого, являясь представителями расы, для которых дети - величайшее сокровище, они никак не могли понять. Да и не смогли бы.
  
  Глава 6. Прибытие и ритуалы.
  
  Когда в его глазах потемнело, Гарри испуганно пискнул и зажмурился. Около его уха раздался веселый смешок и ребенок почувствовал, как его кто-то потрепал по волосам.
  - Уже можешь открывать, - раздался голос Нереуса и мальчик практически мгновенно открыл глаза и не удержал восхищенного вздоха.
  С того места, на котором они появились, открывался превосходный вид на Лимраал - столицу Темнолесья. Высокие башни, с острыми шпилями, и более низкие дома с округлыми крышами, превосходно вписывались в окружающий город пейзаж. Создавалось ощущение, что этот город не был рукотворным, а существовал всегда.
  - Ну, как тебе? Нравится? - спросил Хэймон, закидывая руки за голову и любуясь на любимый город. - Лимраал - столица. А вон то здание, - подросток указал на величественное здание, - дворец... Откуда уже бежит стража, - закончил он, круглыми глазами смотря на сие действие.
  - Подождем, - вздохнул Король, ставя дочь на землю. - Регламент, что б его, - пробурчал он. Гарри вопросительно посмотрел на Нереуса. Тот пояснил:
  - Король не должен ходить без охраны. Этому указу уже тысяча с гаком лет, но у отца никак руки не доходят его отменить. А стража даже думать не хочет о том, что с гипотетической опасностью Король может справиться лучше их.
  - А это так?
  - Это так, - согласился Нереус, кивая страже, которая, в свою очередь, им поклонилась и с удивлением, смешанным с недоумением, смотрела на незнакомого ребенка.
  - Валес, отдай распоряжения подготовить ритуальный зал... И ах да, Именем Короля приказываю молчать. Никакого ребенка вы не видели.
  Глаза стражи на миг остекленели и они поклонились. Велес, получивший приказ, отправился в замок.
  Гарри вновь вопросительно посмотрел на Нереуса.
  - Наше общество сословно. Отец, - обратился он к старшему брюнету. - Я правильно понимаю, что ты хочешь представить Гарри родным сыном?
  - Да, - Гарри радостно посмотрел на будущего отца. - Будет близнецом Нейтасы.
  - Глаза - зеркало души. Как ты этот вопрос решать будешь? - спросила Нирани, оглядываясь на старшего друга. Тот лукаво улыбнулся.
  - Увидите. - и больше ничего не сказал.
  Неторопливо идя по аллее, ведущей к Черному крылу замка, Королевская семья с улыбкой наблюдала за тем, как Нейтаса пытается растормошить Гарри. Сам мальчик, круглыми от удивления глазами, наблюдал за теми существами, про которые он слышал только краем уха, когда некоторые родители, мимо которых он проходил по поручению тети, рассказывали своим детям волшебные сказки.
  Дворец встретил привычным полумраком. Эта часть величественного строения, как знали только реинкарнации Создателей, относилась к крылу Древней Знати и популярностью у придворных, поголовно являющимися Новой Знатью, не пользовалась. Да что там, здесь комфортно чувствовали себя только темные Создатели со своими детьми. А вот остальная четверка нервно ежилась - им здесь было неуютно.
  Да и не только им - стража нервно стискивала в руках оружие, показывая этим то, что они тоже чувствуют себя не в своей тарелке.
  - Здесь странно, - задумчиво протянул ребенок и улыбнулся. - Но мне нравится!
  Хайне с Мелантой не сдержали радостной улыбки. Пусть Древняя кровь в его жилах довольно сильно разбавлена кровью обычных людей, но даже тех капель достаточно для того, чтобы ребенок чувствовал себя в помещениях Древней Знати как дома.
  - Мы тебе позже расскажем, почему кто-то чувствует себя здесь хорошо, а у кого-то колени трясутся, - насмешливо произнес Хэймон, кося на стражу. Та, хоть и уловила намек на себя, но не подала виду. Жить-то хочется, да и желательно без лишних проблем.
  Гарри четко уловил тот момент, когда они покинули крыло Древней Знати и оказались в помещениях Новой Знати. В воздухе появился легкий цветочный аромат, а на грани слышимости можно было различить шепот и щебетание.
  Отпустив стражу, которая явственно облегченно вздохнула, Королевская семья направилась в их жилое крыло. До того часа, когда планировалось провести необходимые ритуалы, было еще около шести часов, так что пока они решили поселить ребенка.
  Выделенные ему покои были гораздо больше гостиной в доме Дурслей, но при этом было ощущение некой пустоты. Казалось, что здесь, конкретно в этой комнате, никто не жил. Что и подтвердил Кориат.
  - Раньше, Подлунные были многочисленным Домом, но в последнее тысячелетие их численность снизилась до семнадцати представителей, которые являются друг другу близкими родственниками. А ведь были тысячи! Дворец рассчитан на большее число постоянных жителей, так что многие помещения пустуют.
  - Завтра ты познакомишься с остальными родственниками, - улыбнулся Хайне, потрепав мальчонку по непослушным вихрам. - А сейчас, прошу извинить, я вас покину. Надо решить пару-тройку дел.
  Извинившись, Король покинул апартаменты младшего сына, оставив его с будущими родственниками. Ему надо было решить вопросы, связанные с их легализацией в том мире, да и сейфы золотом не мешает заполнить.
  Пройдя через тронный зал и выцепив из той толпы, что там толкалась и ждала аудиенции, Арзака и Маишу, он попросил их следовать за собой. Заперев дверь кабинета, он устало опустился в кресло и потер виски - каждый раз, когда он оказывался рядом с так называемой аристократией, ему хотелось две сделать две вещи - скрыться с их глаз или поубивать нафиг.
  - Ваше Величество? Вы что-то хотели? - спросила девушка, смотря на своего бывшего начальника. Сейчас командиром Невидимок являлся его старший сын Нереус.
  - Да, Маиш. Я сделаю для вас пропуск и вы отправитесь в Исток, - проигнорировав потрясенный вздох Хайне продолжил. - Там облегчите сокровищницу. Мне без разницы, сколько вы возьмете, но должно создаваться впечатление, что род не имеет денежных затруднений. Потом отправитесь вот в этот мир, - Король скинул им координаты. - Там, в стране Великобритания, в магическом квартале найдете банк. Не заблудитесь, он там единственный. Перенесете деньги в ячейку и заодно осмотрите те лавки, что вам покажет Ярозог. Это гоблин, заведующий теперь нашим состоянием, - добавил дроу, видя, что работнички не совсем понимают, о ком он говорит.
  - Далее, оформив все дела и покупки, при этом учтите, что нас будет много - здесь останется только Нианзу с Рихелем - вы вернетесь сюда. Облегчите алхимическую лабораторию на ингредиенты и инструментарий и прогуляетесь по нашим Академиям. Нужно два артефактора, алхимик, ядодел, ну и парочка охотников, либо охотник-искатель. Их приведете ко мне, Академии я предупрежу. А теперь подойдите и вытянете правые руки.
  Дождавшись выполнения, Король резко схватил их за запястья. В помещении запахло паленой кожей, а двойка с трудом сдержала вскрик боли. Отняв ладони, Хайне удовлетворенно осмотрел получившиеся ожоги в форме драконов. Допуск в "Исток" дан.
  Поклонившись, напарники отправились к Арке Переноса.
  - Ты так спокойно допустил посторонних к сокровищнице, - раздался голос Кориата, который оказался сидящим на подоконнике.
  - Я им верю. Это первое. А второе... Там нет денег. Только украшения заоблачной стоимости.
  - А куда все золото делось? - недоумение в голосе блондина можно было ножом резать.
  - Ты забыл? - удивленно хмыкнул темный эльф, достав из бара пузатую бутылку и два глубоких бокала. Наполнив их, он вручил один бокал брату, а с другим сел на кресло, стоящее около окна. Пригубив напиток, он продолжил:
  - Перед Исходом мы практически полностью очистили сокровищницу Хрустального Замка. Там остались только украшения. Но у Древнейших рас был начальный капитал.
  - А, вспомнил! - протянул эльф, залпом выпивая алкоголь. Хайне, посмотрев на друга и брата, заметил хмурое выражение его лица.
  - Как Орайон? - спросил он, сразу угадав причину плохого настроения брата.
  Орайон был младшим сыном Кориата и Нирани и являлся не только наследником ИланСара, но и принцем Темнолесья, хотя шанс на то, что он займет трон был минимален. Неделю назад он пропал, а когда его нашли, то он ни на что не реагировал.
  - Целители, а я приглашал всех сильных, даже светлых эльфов, просто не понимают что с ним. Нира держится только с помощью успокоительных, - мрачно произнес он, сжимая ладонь в кулак. Раздался тихий треск и бокал треснул. Разжав руку, эльф с некоторым замешательством смотрел на то, как кровь стекает по длинным пальцам.
  - Отведи меня к нему. Может я что-нибудь замечу? - предложил дроу, вставая с кресла. Кориат кивнул и покинул кабинет. Он уже был согласен на все.
  Оказавшись в комнатах племянника, Хайне сразу же подошел к его постели. То, что он увидел, ему с первого взгляда не понравилось.
  - Целители этого в принципе увидеть не смогли бы, - глухо произнес он, разгибаясь. Отец мальчика встрепенулся:
  - Что?
  - Кто бы это ни сделал, он повредил душу Орайона.
  Кориат выругался на светлоэльфийском. Ругань звучала несколько минут, но вскоре он выдохся и спросил:
  - Можно что-нибудь сделать?
  - Только если есть осколок какой-нибудь другой души.
  Принц помрачнел. Раскол души - грех. Тот, кто это сделал, становится проклятым самой Магией. И только искреннее раскаяние может помочь. И то, не всегда.
  - Значит... Ему не помочь?
  - Ну, почему же? Чисто случайно у меня есть два осколка души. Я хотел узнать, что с ней произошло, но раз такое дело, могу поделиться!
  - Только не говори, что ты...
  - Я по твоему совсем того? - черноволосый Король покрутил пальцем у виска.
  - Э-э-э... Нет.
  Хмыкнув, Хайне наощупь нашел подсвечник и щелчком пальцев зажег фитиль. До этого весь разговор был в темноте.
  - Кор, проветри комнату, - и вручил ему небольшое произведение искусства, которое и являлось подсвечником. - Сегодня, после того, как я приму ребенка в род, соединим осколки души, а там Орайон и придет в себя.
  Этот ритуал был рисковый. Еще неизвестно, как соединятся души двух разных людей. Правда, в этом случае он пройдет легче. Дроу просто так не убить, а в Орайоне была их кровь, пусть и разбавленная другой. Да и Хайне внимательно проконтролирует этот процесс. Так сказать, во избежание.
  
  Ночью, когда полная луна светила прямо на замок и по хитро устроенной системе зеркал отражалась прямо в ритуальную комнату, отец с будущим сыном оказался около ее дверей. Там уже стояла аловолосая красавица в свободном белом платье. Она что-то задумчиво смешивала в серебряной чаше.
  - Мне нужна кровь Гарри, - сказала она как только услышала шуршание закрывающейся двери.
  - Зачем? - спросил мальчик, доверчиво протягивая ладошку.
  - Мы проводим Кровное Принятие. По окончанию все проверки покажут, что ты наш сын, - произнесла Меланта, залечивая небольшой порез. Перемешав кровь ребенка с той, что уже была в чаше, она подошла к алтарю. Поставив чашу точно в центр, она опустила в нее несколько кусочков металла, один прозрачный камень и маленький свиток пергамента.
  - Готово, - оповестила она мужа и отошла. Дальше действовать предстояло Хайне.
  Подойдя к алтарю он на миг прикрыл глаза, а когда открыл - человеческого в них ничего не осталось. Казалось, что радужка расплылась и полностью закрыла белок. Мало того, сами глаза начали светиться чуть ли не потусторонним светом.
  - Я, Лезафирэ Сунил Серэн Калани КанДра Антаргата Сваргийа, Древняя Знать, прошу ввести в род Сваргийа этого мальчика, - Хайне начал произносить слова ритуала Принятия. К сожалению, ритуал этот Древний, так что произносить его надо было на Изначальном языке с учетом всех имен. Хорошо еще, что только это. Если бы пришлось перечислять ту прорву титулов, которой он обладает, до это действие затянулось бы на полночи как минимум.
  - Пусть стихии будут свидетелями принятия. Пусть огонь возьмет дар, вода обновит, воздух развеет, земля поглотит.
  Пусть в самом ритуале не говорилось об этом, но сейчас Стихии разбирали данную им кровь чуть ли не по составу. На свет Луны вытаскивалось забытое - то, что давно не проявлялось, кровь обновлялась и очищалась.
  Внезапно для Гарри, но вполне ожидаемо для Хайне с Мелантой, чаша с кровью поднялась вверх. Меланта тенью метнулась к ребенку, помогла ему раздеться и лечь на алтарь.
  С трудом подавив желание вздрогнуть - мрамор был очень холодный - Гарри замер. Он прекрасно помнил объяснения этого ритуала и поэтому знал, что он не должен двигаться.
  Чаша, до этого момента неподвижно висящая в воздухе, опрокинулась, выливая свое содержимое на ребенка. Стоило только крови коснуться его тела, как она стала мгновенно образовывать руны. Лоб, сердце, солнечное сплетение. Знания, семья и магия.
  Сверкнула вспышка и руны исчезли. Черты ребенка изменились - теперь никто не усомнится в том, что он им не родной.
  На животе мальчика спокойно лежала тиара. В темноте было сложно определить то, как она выглядела, но сейчас это никого не интересовало. Больше внимания было доставлено свитку пергамента, лежащему рядом.
  Взяв его в руки, Хайне сломал печать и развернул. Глаза, вернувшие себе обычный вид, нетерпеливо скользнули по имени, там написанному.
  Фобос Номин Кэйлф Арести КанДра Антаргата Сваргийа-Певерелл-Слизерин.
  Хмыкнув, Хайне пронаблюдал за тем, как Меланта закутала сына в теплую мантию и подняла на руки.
  Услышав за спиной хмыканье, она спросила:
  - Что?
  - Рода Певерелл и Слизерин основаны были явно не людьми, - Меланта в недоумении приподняла брови. - Эти фамилии ритуал сохранил. Если помнишь, то когда в род принимали Кориата, то фамилия его отца просто исчезла из всех документов. Кровь осталась, но по ТОЙ фамилии он нигде более не значится.
  - Любопытство мучает? - понимающе улыбнулась королева Темнолесья.
  - Если только немного, - улыбнулся король, отходя от алтаря. Его ждет еще один ритуал и ему нужно отдохнуть.
  Меланта, столкнувшись в дверях с Кориатом, держащим на руках своего сына, поддерживающе улыбнулась. Вся семья сочувствовала горю Кора и Ниры и сейчас они всей семьей надеялись на то, что ритуал объединения душ сработает.
  - Готов? - спросил Хайне, раскладывая рядом с племянником медальон и небольшой кристалл.
  - Нет. Что я должен сделать?
  - Кровью поделись, - не оборачиваясь, Хайне показал на небольшой кубок, стоящий в отдалении.
  - Сколько?
  - Семь капель.
  Получив требуемое, Хайне отогнал волнующегося отца подальше, чтобы не мешал. Резанув когтями по ладони, он добавил две капли своей крови в кубок, а затем одну каплю Орайона. Перемешав, он нарисовал на груди мальчика кровью круг из рун, разделенный три части. Положив в две из них осколки души, в третьей он начертал руну личности.
  - Зеркала поправь, а то света мало.
  Эльф отошел к медному зеркалу и чуть-чуть его наклонил. Лунный свет стал еще ярче.
  Хайне положил одну ладонь на лоб мальчика, а вторую на осколки души.
  - Cyfuno i mewn i gyd!
  Из осколков вырвались два небольших облачка. Они, совершив несколько кругов над алтарем в разных направлениях, "врезались" друг в друга и слились.
  - Cysylltiedig mewn un!
  Образовавшийся шарик, размером чуть больше исходных, неподвижно завис над телом мальчика. В неверном лунном свете казалось, что он дрожит.
  - Uno i greu un!
  Сей шарик, увеличившись в размерах, опустился на грудь ребенка, а сам ребенок засветился белым светом.
  - Все! Теперь нужно только время, - улыбнулся Хайне. Услышав за спиной стон, он резко обернулся и округлил глаза. Кориат, услышав столь радостную весть, сполз на пол, при этом глупо улыбаясь.
   Глава 7. Встречи с претендентами.
  
  Арзак и Маиша стояли перед банком и по возможности старались игнорировать окружающую их толпу. Теперь, глядя на них, они понимали, почему у Короля был столь кислый вид в тот момент, когда он давал им это задание. Это не маги! Это базарные фокусники! Да и те могут гораздо больше этих.
  - Ладно, - выдохнула Маиша. - Пошли. Быстрее сделаем дела здесь, быстрее вернемся домой. Мне тут неуютно.
  Несколько прошедших мимо волшебников удивленно посмотрели на девушку - язык, на котором она разговаривала и близко не стоял с английским - настолько он был певуч.
  Арзак угукнул и вошел в бронзовые двери банка, игнорируя стоящих по бокам гоблинов.
  Посетители, которых в этот час было довольно-таки много, удивленно смотрели на то, как гоблины, со всей возможной учтивостью, куда-то повели двоих людей.
  Оказавшись в кабинете Ярозога, они облегченно выдохнули. У Маиши сложилось ощущение, что пытливые взгляды некоторых клиентов грозили буквально просверлить ей дыру в затылке!
  Ярозог, понимающе оскалившись, приказ принести в кабинет чай и закуски - им предстояло много работы.
  ... Пять часов спустя, практически полностью потеряв голос, эльф, человек и гоблин более-менее сумели договориться. Из всех предложенных вариантов отобрали только шесть. Далее выбирать будут будущие обладатели, которых надо будет еще выбрать.
  Заполнив банковские ячейки драгоценными камнями и украшениями, переведя несколько монстроузных произведений искусства в галлеоны, парочка покинула банк.
  А чуть позже и мир.
  
  Привычно проморгавшись, ибо площадка с Аркой Переноса в Лимраале стояла на открытом месте, причем тот, кто из нее выходит, смотрит прямо на два солнца, пара покинула пьедестал.
  - Указ с тобой? - спросила Маиша, когда они направились в сторону замка, лишь немного уступающему Королевской резиденции. Арзак кивнул. Он не имел привычки разбрасываться бумагами с королевской печатью и подписью.
  Сётед Ердо служила Академией Магии Дроу уже несколько тысячелетий. Сие учебное заведение может похвастаться тем, что именно в ней получают образование члены Королевского рода. А некоторые представители сей семьи продолжали обучение в других Академиях.
  Да и сам контингент обучаемых был широк - брали всех, кто мог пройти вступительный экзамен. И практически всегда это решение было верным - студенты показывали превосходные результаты, ведь, провалив экзамен и пересдачу студенты могли продолжить обучение только вновь поступив на первый курс.
  Но нынешний третий курс был костью в горле у всего руководства Академии и самого Короля. Детки дворцового серпентария решили дружным скопом получить образование. И ведь главной причиной этого поступка было не получение знаний! Отнюдь! Главной причиной было то, что там, на третьем курсе, учится два члена Королевской семьи - Нереус и Вэйланд, а на втором - Анзэия. Так что большую часть учебного года эти три студента прячутся по всем возможным углам от своих сокурсников -родители им прямо сказали: нам такие змеи в семье не нужны!
  К большому огорчению преподавателей эти горе-ученички экзамены сдают. На самый низкий проходной бал, но сдают. Иначе бы их давно завернули бы обратно!
  Прибыв в замок, парочка прошла в кабинет ректора, который практически мгновенно их принял. Видимо, Король уже успел переговорить с Академией.
  Ректор, а руководил Академией уже около полутысячелетия дроу Диинар из дома Ночной Тени, нашел расписание выпускного курса и протянул его эльфийке. Девушка, внимательно его изучив, направила свои стопы на кафедру Алхимии.
  Спустившись в подвал левого крыла замка - если рванет, так не жалко - Маиша скользнула в кабинет. Поклонившись своему бывшему преподавателю - светлому эльфу Линтарэлю эл Аранилемез - она заняла стул, стоящий около двери.
  Сереброволосый эльф метался от одной парты к другой, смотря на то, как выпускники готовят один яд, который имел тенденцию взрываться в половине этапов приготовления. Линтарэль слишком уж любил свою лабораторию, чтобы допустить в ней взрывы.
  Взгляд девушки практически мгновенно прикипел к двум светловолосым макушкам. В отличие от остальных студентов, которые довольно сильно нервничали, эти двое были спокойны. Это спокойствие явно говорило о том, что они лесные эльфы, или же, как они сами предпочитают называть себя, антарр. Лесные эльфы имеют особое благословение Духа Природы, так что могут не переживать, что варево, в котором есть хотя бы один листик, взорвется.
  Когда Линтарэль облегченно опустился в кресло, прозвучал колокол, показывающий, что занятие окончилось.
  Студенты, перелив одну порцию зелья в прозрачные флаконы и подписав их, поставили свой результат труда на стол учителя.
  Линтарэль, скептически посмотрев на пару флаконов, в которых находилось практически черное зелье в противовес правильно изготовленному, цвет которого должен быть голубоватым, попросил студентов задержаться.
  Маиша поднялась на ноги и подошла к преподавателю. Переговорив с ним и объяснив причину, по которой она пришла, она принялась выслушивать характеристики студентов.
  Как она и ожидала, самые отличные характеристики принадлежали двум эльфам антарр. Беддоэль и Ариэль из малочисленного здесь Дома Золотого Древа. В этом мире практически нет лесных эльфов, а те, кто есть, пришли через Арку Перехода в поисках лучшей доли. Эти двое эльфов, насколько знала Маиша, были самыми младшими представителями этого Дома.
  Попросив этих двух эльфов подойти к кабинету ректора в четыре часа, она направилась на встречу с Арзаком, с которым они решили вместе осмотреть охотника.
  
  Арзак, посмотрев вслед эльфийке, направился в сторону полигонов - после того, как несколько энтузиастов (нынешний Король был в их числе), взорвали ко всем демонам аудиторию артефакторики, занятия по ней перенесли на свежий воздух. Так сказать, во избежание.
  Подходя к полигону, Арзак услышал ругань. Видимо профессор распекал очередного "гения".
  - ... ты чем думал, когда совмещал на одном корпусе противоположные руны? Нам еще повезло, что они взаимно ослабили друг друга! В противном случае мы бы взлетели на воздух! Себя не бережешь, так меня бы поберег! Мне всего-лишь тысяча!
  Зорэн Ларго, преподаватель артефактологии в этой академии, являлся вампиром. Как и другие представители своей расы, он не являлся коренным жителем этого мира - триста лет назад небольшая вампирская семья, состоящая всего лишь из сотни членов, прибыла сюда через Арку. Сейчас же они владели небольшим графством на востоке Темнолесья. Причины, по которым вампиры покинули свой бывший мир, у них никто не спрашивал - Князь всего лишь поклялся в том, что за их головы не назначена награда и что они не преступники. Клятва была подтверждена и с Князем ничего не случилось. Так что им разрешили остаться.
  В этой академии занятие артефактологией длилось три стандартных часа. Час теории, на которой рассказывали про металлы, камни и руны с чарами, и два часа практики, причем первые полчаса из этих двух тратилось на то, что бы объяснить ученикам что они будут делать, как правильно это делать и чего делать явно не стоит.
  Под конец обучения выпускники этой кафедры были способны на коленке создать накопитель, концентратор и различные определители. Стоит ли говорить, что основной доход приносили определители ядов? Аристократия закупалась ими перед каждым приемом, из-за чего Лезафирэ ругался сквозь зубы - отравить излишне ретивых подданных с каждым разом становилось все сложнее и сложнее. Король не страдал особым милосердием и все время своего правления поддерживался политики - нет дроу - нет проблемы. А уж приглашения от Короля уже воспринимались не иначе как приглашения на свою собственную казнь.
  Но, что было удивительно, так это то, что несмотря на все что, за своего Короля простые жители готовы стоять до последнего. Они слишком хорошо помнили то, что творила аристократия во время правления его отца, или, что еще уже, в смутное время, когда Дартасс был уже не дееспособен, а Лезафирэ еще не стал Королем
  Стоящие перед преподавателем ученики делали виноватый взгляд нахальных глаз и всем своим видом демонстрировали свое раскаивание. Надо ли говорить, что им не верили?
  Пропесочив их еще несколько минут, Зорэн милостиво их отпустил, отчего студенты облегченно выдохнули. Сей вампир был очень вспыльчивый и иногда мог распустить руки. Но, так как это случалось редко (когда у него кровавая пелена перед глазами появлялась), да и артефактором он был превосходным, то на это закрывали глаза.
  Заметив гостя-самоубийцу (а кем еще мог быть человек, сунувшийся на полигон во время занятия?) Зорэн подозвал его к себе. Студенты продолжили заниматься, но нет-нет, да кинут на него изучающий взгляд. Любопытство - страшная вещь!
  Выслушав приказ, замаскированный под просьбу, от Короля, вампир поморщился. Но ничего не поделаешь. Прикусив ноготь, он стал задумчиво рассматривать своих учеников. Тот студент, на которого он переводил взгляд практически мгновенно втягивал голову и старался занимать как можно меньше времени.
  - Диинар Месш и Сашин Ромул задержитесь. Остальные свободны, - через пару минут разглядывания произнес Зорэн. Студенты дружной толпой повалили к выходу с полигона, периодически кидая на двоих оставшихся сочувствующие взгляды.
  Набычившись, вампир и тотемный оборотень внимательно следили за мужчиной, который неспеша подходил к ним.
  Остановившись перед ними, Арзак произнес:
  - У Его Высочества есть к вам деловое предложение.
  У друзей округлились глаза. Нет, не то, чтобы они не видели Короля - Хайне довольно часто путешествовал по стране без охраны и мог поговорить с любым жителем, не обращая внимания на происхождение. Их удивило то, что Королю потребовались именно они. Ведь есть и лучшие маги!
  - Вы двое отличные ювелиры для своего возраста... И не возражайте! Именно вас двоих выпускники просят подготовить заготовки под артефакты. И именно в качестве ювелиров вы и нужны Королю.
  Друзья переглянулись и согласно кивнули.
  
  Маиша и Арзак встретились около входа на другой полигон. Именно здесь сдавали боевку и физическую подготовку. По отсутствию взрывов и воплей напарники решили, что сейчас идет физическая подготовка. Хотя... Не факт. Мог быть разбор полетов...
  Обошлось. Студенты, судя по их практически полудохлому виду, бежали далеко не первый круг. Заметив гостей, дроу Даишш из дома Огненной Реки, позволил себе легкую улыбку и остановил своих учеников. На ногах остались только дроу и перевертыши. Остальная часть группы являлась лесными эльфами и людьми, так что они упали на песок без сил.
  - Ну что, дурачье? Как я вижу, занимались только дроу с перевертышами... А остальные балду гоняли? - взъярился Даишш, прохаживаясь мимо неровной шеренги.
  - Маиша из дома Белая Звезда, подойди.
  Блондинка удивилась, чуть приподняв брови, но послушно подошла. Спорить с этим преподавателем у нее не было никакого желания.
  - Знакомьтесь, обормоты. Маиша Лилис Файра из Дома Белой Звезды. Капитан отряда Невидимок. Двести тридцать лет назад была моей головной болью. Как и вы сейчас. Красавица, - обратился он к эльфийке. - Покажешь им?
  Губы девушки расплылись в злорадной улыбке.
  - Двоерукие есть?
  Три дроу переглянулись и один из них сделал шаг вперед. В отличие от остальных здесь присутствующих, этот дроу отличался короткой стрижкой и ярко синими глазами. Причем, не знай она, что измена в правящей паре невозможна, то она решила бы, что он сын Короля. Так они были похожи.
  - Сиридин Фиакн Казаоир из Дома Лунной Тени, представился дроу. Взяв в руки тренировочное оружие, которое было только чуть-чуть притуплено, он замер.
  Маиша подошла к стойке и взяла мечи, проверила баланс, крутанула в руке, привыкая к динамике и поведению оружия, недовольно поморщилась, но перехватив удобнее клинки, мягко шагнула навстречу студенту.
  Наставник в кои-то веки не подгонял, одобрительно глядя на движения бывшей ученицы. Какое-то время они кружили по залу, присматриваясь к противнику, оценивая его движения, проверяя реакцию. Наконец Маиша начала бой, смазавшись в вихрь стремительных, едва уловимых глазом движений, прощупывая противника, завлекая в неизвестный тому стиль боя, нащупывая слабости, тесня обманными атаками, вынуждая раскрыться, обозначая удары.
  Бой прекратился так же внезапно, как и начался. Эльфийка отошла на пару шагов, коротко поклонилась партнеру и мастеру, признавая мастерство первого и педагогический талант второго.
  - Наставник, - обратилась эльфийка к мастеру. - Вы не против, если мы заберем Сиридина на время? По королевскому приказу?
  Студент замер, а преподаватель только вздохнул. Он догадывался, что просто так Маиша бы не пришла. Делать нечего. Придется отпустить. Ему не улыбается перспектива получить "приглашение на чай" от Короля, ведь примерно половина "приглашенных" после чая отправляется на встречу с предками... А ему еще рано!
  - Конечно, - согласился он, отпуская ученика. Сиридин поклонился преподавателю и покинул территорию полигона. Его ждала первая встреча с Королем.
  
  Глава 8. Разговор у ректора.
  
  Компания, собравшаяся перед дверями, ведущими в кабинет ректора, удивленно переглянулась. Если до встречи они еще могли придумать причину, по которой они оказалось нужны Королю, то теперь, когда они все встретились, идей у них не осталось..
  Беддоэль и Ариэль синхронно переглянулись и отошли от двери подальше, показывая этим, что они ее открывать не будут. Оставшиеся перед дверями парни, тоже грустно переглянулись и один из них, который дроу, резко постучал по двери и приоткрыл ее.
  - Заходите, - раздался смутно знакомый ему голос. Войдя в кабинет, вызванные замерли в некотором ошеломлении. Еще бы не замереть, если ректор академии ползает по полу на карачках, что-то вычерчивая на большом листе бумаги, а другой дроу, непринужденно восседал на столе, покачивая ногой и держа в одной руке бокал с вином, а во второй древний, даже на первый взгляд, фолиант, зачитывая вслух особо впечатляющие его моменты. Правда, уже через несколько секунд рассматривания этой картины, взгляд падал на черный обруч, украшенный синим камнем. По этому, непритязательному на первый взгляд украшению безошибочно можно было определить, что это Король. Черный, с еле заметным отблеском металл являлся черным адамантом, а невзрачный камешек - синим серендибитом, которых всего существовало четыре штуки! Подделать ЭТО было нереально!
  - Ваше Величество! - три парня дружно склонились в поклоне, а девушки присели в глубоком реверансе.
  - Отставить поклоны и реверансы! - тут же замахал Король руками, отчего толстенный фолиант чуть не упал на голову Диинару, а вино из бокала попало на несколько документов. - Мне этого хватает на балах, так что здесь обойдемся без проявлений верноподданических чувств.
  Выпускники в смешанных чувствах распрямились. Нет, они слышали, что Король вертит этикетом и указами как желает, что, впрочем, не мешает ему быть уважаемым правителем, за которого простые горожане готовы убивать голыми руками. Но одно дело слышать, а совсем другое видеть собственными глазами.
  - Вам интересна причина, по которой я вас вызвал? - спросил Король, осторожно ставя бокал на угол стола и кладя книгу себе на колени. Сашин кивнул за всех.
  - В одном мире, - начал рассказывать Хайне. - даже не в самом мире, а в отдельно взятой стране, ситуация начала очень сильно накаляться. Маги в добровольных резервациях. Это раз. Их контакты с обычными людьми прекратились несколько веков назад. Это два. Магические существа, практически все, приравнены к животным. Это три, - Король мужественно проигнорировал скрип зубов Сашина. - Магия исчезает. Это пять. Единая религия, что является бичом магов, правит там бал уже несколько тысячелетий. Это шесть. Дележ Магии на Тьму и Свет по возможности убивать. Это семь. Исчезновение древних родов и родовой магии. Это восемь и девять. И на фоне всего этого снижение продолжительности жизни. Столетние маги выглядят глубокими стариками, а старше этого возраста я никого не видел. Я могу продолжать перечислять до бесконечности, но утомлю вас...
  - И что вы хотите предложить? - спросил Сиридин, наклонив голову и скрестив руки на груди.
  - Через десять-одиннадцать лет, хочу я этого или нет, но я должен буду провести там некоторое время. Хотелось бы, чтобы к тому моменту ситуация несколько выровнялась.
  Лесные эльфы, переглянувшись, хором спросили:
  - И каким же образом?
  Хайне улыбнулся. Радостно так. По доброму. У студентов мурашки по спинам пробежались.
  - Их церкви построены на местах силы. Я не прошу их разрушать. Достаточно будет того, что энергия веры, вместо Единого, будет направляться либо Духам-Хранителям, либо Создателям. Так повысится общий магический уровень. Достаточно будет изменить пару-тройку церквей. Ну и проследить за парочкой многообещающих детенышей.
  Перед студентами появилось изображение двух детей. Девочки и мальчика лет пяти.
  - На девочке, - Хайне счел нужным пояснить некоторые моменты. - было довольно мерзкое проклятье. Отражение Донолы, - проигнорировав свист Сиридина, он продолжил:
  - Я его снял, но оно еще некоторое время будет проявлять себя, так что необходимо за этим следить. Ну а мальчик под прямым покровительством Шайнинг.
  Теперь не удержались от свиста лесные эльфы.
  Мать-Природа мало кому благоволила, а уж покровительствовала и того реже. Кто же этот мальчик, раз она за ним приглядывает?
  - Для того, чтобы мы могли хоть что-то сделать, мы должны обладать хоть каким-то влиянием. У Вас есть идеи? - спросил Диинар, смотря на Короля. Тот кивнул.
  - Там куплено несколько магазинов. Я очень надеюсь, что с экономикой вы знакомы и не прогорите.
  - Что за товары?
  - Ювелирка и алхимия. Возможно что-то другое. Эта лавка двойная, имеет два входа с разных улиц. Сами решите, - это было уже сказано антаррам. Те кивнули и задумались.
  У этих двух эльфией давно была мечта приобрести небольшую лавочку, а которой можно будет продавать косметику собственного производства - ведь не зря же эльфийки в некоторых мирах считаются красивейшими существами? А тут Король практически исполнил их мечту... Нельзя его подвести! Именно так решили Беддоэль и Ариэль.
  - Когда нам приступать? - спросил Сиридин, смотря на Короля. Тот потер переносицу - третьи сутки без сна даже на нем сказываются - и ответил:
  - Как только будут готовы накопители и заполнены под завязку. В том мире астрал вытягивает ману с потрясающей скоростью. Местные маги этого не замечают - привыкли к такому уровню - но даже на них это временами сказывается. У них рождаются Пустые. И они их изгоняют из Рода.
  - Идиоты, - хором констатировали выпускники. В большинстве миров известно, что именно такие маги, не имеющие магии, но имеющие магическое ядро, могут принять Наследие Основателя Рода, если Основатель был магическим существом или Хранителем. У остальных же шансы на полное пробуждение Наследия меньше.
  - Так что у вас три дня на подготовку. Жду вас на Портальной Площадке, - улыбнулся Хайне, жестом призывая к себе поднос, который телепортировали с кухни. Сейчас его больше всего интересовал кофейник.
  - И, ах да, Сиридин. Буду рад видеть во дворце в любое время, - окликнул он выходящего дроу. - Но завтра будь там обязательно.
  - Зачем? - обернулся последний представитель Лунной Тени.
  - Будет общий сбор семьи.
  Сиридин кивнул, не понимая, что ему сказали. Истинный смысл дошел до него, когда он сделал несколько шагов в сторону лестницы. Замерев, он несколько раз ошарашенно моргнул.
  Общий сбор кого?
  Семьи?
  А он тут с какого бока?
  Хотя... Если судить чисто внешне...
  Да не...
  Невозможно!
  
  Глава 9. Представление семье.
  
  Сиридин сидел за столом в небольшой комнатке, что снимал в городе на свою стипендию. Ему не давала покоя фраза Короля о том, что его будут рады видел во дворце в любое время. Да и наказ прийти завтра, а точнее, уже сегодня, вообще казалось верхом абсурда. При чем тут он, и при чем королевская семья?
  Хлопнувшая дверь, топот и радостный визг прямо в ухо, выдернули его из невеселых мыслей. Его единственная родственница, сестренка Ирис, как всегда была рада его видеть.
  - О чем задумался, братик? - пропела она, посверкивая синими глазками.
  - Ни о чем, - попытался скосить с неприятной темы Сиридин. Надо ли говорить, что попытка изначально была обречена на провал?
  - Ты меня не замечал до тех пор, пока я на тебе не повисла, - тоном пятидесятилетнего ребенка произнесла Ирис, что довольно странно сочеталось с ее внешностью - ей через двадцать пять лет справлять первое совершеннолетие.
  Посмотрев в синие очи сестренки, Сиридин вздохнул.
  - Я получил странное приглашение. И оно меня напрягает...
  - Какое?
  - В королевский дворец. В любое время, но сегодня придти обязательно.
  - Я с тобой! - вскинулась девочка и бросилась к сундукам с одеждой. Самому Сиридину одеваться было ненужно - он уже был готов. Штаны из плотного шелка черного цвета, заправленные в такого же цвета сапоги из кожи аспида, чья чешуя переливалась матовым цветом на солнце. Нижняя туника черного цвета, расшитая по вороту и манжетам серебром, выглядывала из-под верхней туники темно-синего цвета. Наряд довершал пояс с ножнами из шкуры аспида.
  Открыв сундук с тем немногим, что им удалось спасти из сгоревшего дома, Ирис замерла. На самом верху лежал незнакомый ей наряд. Осторожно достав его, Кибела бросила на брата восторженный взгляд. После того, как их Дом практически полностью уничтожили, причем сделали это за спиной Короля, ибо он об этом ни сном, ни духом, они жили достаточно бедно. И если, когда была жива их мать, Ирис и видела новые наряды, то с момента ее смерти приходилось перешивать старые.
  А тут! Новый наряд, да еще какой! Он представлял из себя целый набор одежды. Первой шла нижняя туника, используемая в качестве белья - из тончайшего льняного полотна, без рукавов и длиной до колена, расшитая снизу шелковой гладью. На нее надевалась вторая туника - с длинными узкими рукавами, длиной до середины голени, насыщенного лазурного цвета, шелковая, расшитая серебром по подолу и вокруг горловины. И последней одевалась верхняя туника - так же шелковая, темно-синего цвета, длиной по щиколотку, с широкими разрезными рукавами.
  Дополнялся наряд синими туфельками на небольшом каблучке и лазурными шелковыми лентами в волосах. Ирис в нем выглядела настоящей маленькой принцессой.
  Посмотрев в зеркало, эльфийка замерла от восторга. Так красиво она раньше никогда не выглядела. Снаружи их уже ждал небольшой наемный экипаж, который, собственно и доставил их ко дворцу. Стража, стоявшая около дверей, внимательно посмотрела на дроу, кивнула своим мыслям, и открыла им проход. Лакей - рыжеволосый темный эльф - проводил их в небольшую гостиную и попросил подождать.
  Ждать пришлось недолго - через пять минут за закрытыми дверями раздались шаги. Дверь бесшумно отворилась и в помещение вошел черноволосый Король, ведущий за руку незнакомого жителям Темнолесья мальчика. Мальчика, на чьем лбу сияла тиара наследного принца!
  
  Гарри нежился в забытье. Он чувствовал спокойствие и умиротворение, но при всем при этом он чувствовал, что что-то забыл. Но что?
  Внезапно его сознание прошили десятки воспоминаний, одно другого хуже. Непосильный труд, побои, унижения, опять непосильный труд... Раз за разом эти воспоминания атаковали детский разум, но вдруг, при очередном повторе, он вспомнил.
  ... Ярко-синие глаза. Черные волосы. И чувство защищенности.
  ... Теплые карие глаза. Кроваво-алые волосы. Материнская любовь и забота.
  Именно эти два образа встали на защиту детского сознания, приглушая все ужасные воспоминания.
  Признав их своими отцом и матерью, Гарри открыл глаза.
  
  Уладив с вечера все дела, ну, или, постаравшись их уладить, Хайне освободил в своем расписании первую часть дня и попросил всю семью собраться в Галерее Предков. Надо было окончательно представить сына новой семье. Да и неожиданных родственников тоже. Сейчас он корил себя за то, что невнимательно рассмотрел родовое древо в Сердце Замка. Не заметить двух потомков! Такого с ним давно не было. Их надо срочно ввести в семью, а иначе, через несколько сотен лет, у них были бы грандиозные проблемы!
  Шелест шелкового покрывала и тяжелый стон вывели Хайне из тех глубин сознания, куда он попал со своими размышлениями. Выпрямившись в кресле, Король устремил взгляд синих глаз на мальчика. Тот еще несколько минут беспокойно ворочался, а потом резко открыл глаза и сел.
  - С пробуждением, Фобос, - поприветствовал очнувшегося ребенка Хайне. Мальчик вскинул голову и внимательно посмотрел на отца изумрудными глазами.
  "Все-таки, сохранили цвет", - про себя констатировал Король, присаживаясь на кровать и протягивая руку к тиаре, которая лежала на соседней подушке.
  - Сколько я спал... Папа? - последнее слово ребенок произнес несколько неуверенно.
  Да и Хайне прекрасно понимал, что ему нужно время, чтобы привыкнуть. Вот только вся проблема была в том, что времени у них как раз и не было. Надо было как можно быстрее обучить ребенка придворному этикету, представить подданным и представителям других стран, доставить в баронство Домнсгат и представить его там. Ну и, само собой разумеющееся, начать обучение.
  Наклонившись к сыну, Хайне одел тиару ему на голову. Мальчик резко дернулся - присоединение тиары на ментальном уровне было довольно болезненно. Правда, снять ее вообще был настоящий геморрой. В свое время, когда он сбегал после второго совершеннолетия из страны, ему пришлось срезать тиару вместе с кожей лба. А сейчас, чтобы снять ее, пришлось бы ломать лобную кость и копаться в лобной доле мозга. Ну и звать целителей, так как этот процесс с продолжением жизнедеятельности как-то не сочетается.
  Прищурившись, Король сбросил на сына исцеляющее плетение и ребенок практически мгновенно расслабился.
  - Ты спал сутки, - ответил брюнет ребенку. У того заметно округлились глаза.
  - Готов предстать перед новыми родственниками? - спросил Лезафирэ, подрываясь с кровати и подходя к шкафу. Оглянувшись, он увидел, что ребенок кивнул головой. Улыбнувшись, через некоторое время он вернулся к кровати, держа в руках выбранную одежду - штаны из тонкого хлопка, рубашка из такого же материала и туника изумрудного цвета без рукавов из шелка, кожаный ремень и сапожки. Одев ребенка, Хайне критически осмотрел его - в темно-зеленом он выглядел просто превосходно. Лорд в миниатюре.
  - Ну что, пошли? - спросил он, протягивая ребенку руку. Тот вцепился в нее с такой силой, что ему, с его-то повышенным болевым порогом, стало больно. Пусть ненадолго, но больно.
  Родственники ждали Короля с новым родственником в Галерее Предков. Данная Галерея существовала в каждом древнем роде, где насчитывалось десять поколений и где жили маги и дети Создателей. Впрочем, у немагических аристократов было нечто похожее, только их картины не были живы. Но сначала Король с сыном прошел в небольшую гостиную - там сидел синеглазый брюнет с такой же девочкой.
  Фобос, внимательно осмотрев незнакомца, перевел взгляд на отца и кивнул своим мыслям. Похожи. Очень.
  Вчетвером они пересекли несколько богато обставленных залов, поднялись по паре лестниц и оказались на террасе, которую соединял с небольшой башней, крытый переход. Именно этот переход и являлся Галереей Предков. А башня, с которой он соединял замок, была портальной. Их нее можно было перенестись в любую другую такую же башню. Именно ими пользовались аристократы, если надо было нанести непредвиденный визит куда-либо.
  Отворив двери, по обе стороны от которых стояло по гвардейцу, Король с сопровождением вошел в Галерею.
  Хоть снаружи Галерея и выглядела прямой как стрела, на благодаря пространственной магии сама Галерея изгибалась в любом направлении.
  В самом первом зале Галереи висело три портрета. Самый большой из них отображал высоко темного эльфа с гривой каштановых волос до пояса. На лбу сверкала тиара - та самая, что украшала чело нынешнего Короля. Темно-фиолетовые глаза насмешливо сверкали, смотря на гостей.
  - Позвольте представить, Антрас Дарриар Иов - основатель нашего Рода. Жил давно, еще до Исхода. Был одним из первых темных эльфов, которых создал Создатель Серэн.
  - Его жена. Мариса Шарри Лонига.
  Белокудрая красавица склонила голову.
  - Их сын. Ринон Морера Шардив.
  Молодой эльф, сверкнув прозрачными голубыми глазами, помахал им.
  Идя по Галереи, Хайне время от времени останавливался перед некоторыми картинами и представлял им слепки душ эльфов. Через десять минут они пришли в довольно большой зал, в котором находилась компания эльфов, часть которой Гарри, ныне Фобос, уже знал.
  - Дамы и господа! - громко сказал Лезафирэ, привлекая к пришедшим внимание. Эльфы, услышав голос своего правителя, перевели на него взгляд.
  - Позвольте представить вам потерянных родственников, - произнес он, замечая краем глаза шокированное лицо Сиридина.
  - Сиридин Фиакн Казаоир и Ирис Кибела Сапфеир из Дома Лунной Тени. Потомки Хонрара и Эры.
  Но, каким бы сильным не было изумление, это не помешало ему поклониться, а Ирис сделать реверанс. Выпрямившись, он посмотрел на Короля.
  - И давно вы знаете?
  - С тех пор, как ты вошел в кабинет ректора. Мы способны чувствовать родственников. Принятие проведем позднее. А теперь... Знакомьтесь, родственники. Мой сын. Фобос Номин Кэйлф Арести.
  Зеленоглазый мальчик застенчиво улыбнулся. Нейтаса, соскочив с колен матери, заплетавшей ей волосы, подбежала к брату и, схватив его и Ирис за руку, потянула их к дивану.
  Усевшись на диван, Фобос посмотрел на отца. Тот улыбнулся и начал представлять живых родственников.
  - Каспиан Дариэл Эноген и его жена Астрэйя Малика Ивенн, - черноволосый мужчина с короткими кудрявыми волосами и черными глазами улыбнулся. Как и фиолетовоглазая блондинка.
  - Руедис Даркас Зирон и Руеделис Зирон Даркас, - близнецы, похожие друг на друга как яблочные зернышки, сверкнув светло-карими глазами и тряхнув рыжими волосами, синхронно помахали ручками с другого конца зала. Они что-то рассматривали там на столе.
  - Никнас Сегин Анат.
  Аловолосый парень, сидящий чуть в стороне, поднял голову от книги и кивнул ребенку.
  - Кориат Мифрид Регул, - Хайне специально "опустил" одно из имен - "этого" никто не должен знать. - И его жена Нирани Хасса Заннах.
  Блондин с разноцветными прядями в волосах и зеленоволосая зеленоглазая девушка, сидевшие на диване напротив, улыбнулись племяннику.
  - Вэйланд Тигарден Лэрон и Анзэия Анкаа Вега.
  Двое подростков, которых Фобос еще не знал, хором поздоровались и вернули свое внимание книге, которую читали вдвоем.
  - Ну а этих, ты уже знаешь. Здесь не хватает еще одного, но с ним ты познакомишься позднее. Орайон еще не поправился.
  - Хайне, - произнес Кориат, внимательно смотревший на новоявленного племянника и поэтому заметивший, что у него изумрудные глаза. - Чем ты объяснишь подданным наличие зеленых глаз? У вас же измена невозможна.
  Названный кровожадно улыбнулся и блондин понял, какую глупость он только что ляпнул. Спросить что-то у Короля и не бояться, что его могут отравить, могут позволить себе совсем немного живых. И большая часть из них находится здесь, а оставшиеся четверо - на материке.
  - Кор, поверни два портрета, что у тебя за спиной, к нам лицом, - кивнул брюнет за спину брата. Тот практически мгновенно выполнил просьбу. На них были изображены два эльфа. Голубоглазый блондин и женщина с рыжими волосами и зелеными глазами.
  - Это родители моей матери. Глаза, как вы видите, совпадают даже оттенком. Так что вопросов будет мало - аристократы знают историю моего рождения, - пожал плечами Король.
  Фобос, сияющими глазами рассматривающий такое количество родственников, которые рады просто тому факту, что он существует, до жути боялся того, что это сон. Что он сейчас проснется от воплей тети Петунии, которая заставит его готовить завтрак и убирать дом.
  Но время шло, а он не просыпался. Стало быть, это не сон.
  "Должно быть, это и есть Рай".
  
  Глава 10. Приготовления, Бал, убийство.
  
  Замок Подлунных сиял. Нет, нельзя сказать, что в другое время он представлял из себя склеп, но сейчас он действительно сиял. Правящий род готовился представить народу младшего сына.
  Бальный зал, в котором и планировалось провести это торжество начищался до такого состояния, которого у него не было даже на момент первоначальной постройки. Сейчас, стоя перед одной из стен, Хайне мысленно обзывал себя последними словами. Теперь до него дошло, почему ему этот замок казался знакомым. Нет, не по той причине, что он вырос здесь. Совсем нет.
  Все просто. Все миры, что были созданы Создателями перед своей смертью, были копиями их родного мира. Так что нет ничего удивительного, что некоторые постройки сохранились. И, если следовать логике, то Дворец Четырех Стихий - дворец Элдура - находится в Светолесье, а на месте Забытых гор - Дворец Крови - дом Донолы. То-то им уютно в своих стенах и они ощущают легкий дискомфорт в других замках.
  - Что-то мне это напоминает, - раздался из-за плеча голос Кориата. Полуэльф внимательно смотрел на фреску, изображающую шесть драконов.
  Хмыкнув Хайне прошел в центр зала и произнес:
  - Повесь вдоль этих стен темно-синие портьеры, у западной стены большой мраморный балкон. Вдоль западной и восточной стен также поставь мраморные колонны, украшеные серебряными розами. У северной стены возвышение в пять ступеней. На потолке большая люстра, дающая приглушенный свет...
  Кориат наморщил лоб. Это описание было ему знакомо, причем он видел его не так давно. Но где?
  - Это же тронный зал Звездных Владык! - охнула Нирани, только что вошедшая в зал, но услышавшая описание.
  - Верно! Это мой родовой замок как Звездного Создателя! - Лезафирэ окинул зал влюбленным взглядом. Теперь, зная на что обращать внимание, он понял, что даже теперь, являясь реинкарнацией Создателя, обустроил свои комнаты и залы именно так, как было в прошлой жизни.
  Этот зал же использовался раньше только раз в год. На празднике Приветствия Осени. Все остальные торжества проводились в тронном зале. Хайне же хватило собственного представления подданным. Для своих детей он таких мук не желал.
  - Кстати, Нир... Ты что-то хотела? - спросил Король, глядя на подругу. Та кивнула.
  - Кто приглашения оформлять будет? Я что ли?
  Хайне поморщился. Он только-только слинял из кабинета, где заканчивал писать учебную программу для обучения Фобоса, а тут его опять туда загоняют... Жизнь - тлен...
  - Кстати, как у Фобоса дела? - спросил Кориат, подходя к брату.
  - Нормально. Этикет он знает на достаточном уровне, чтобы его можно было безбоязненно представить аристократам. Мел сейчас проверяет гардероб для детей.
  Нирани, внимательно посмотрев на Короля хмыкнула. Тот отчаянно пытался придумать тему для продолжения разговора.
  Бесполезно.
  Впрочем, он и сам это понял.
  Удалившись в свой кабинет он достал из ящика стола пачку гербовой бумаги. Прикусив перо, он на миг задумался и склонился над первым письмом. Сначала друзья...
  
  Прошло семь дней. Именно столько времени требуется, чтобы гости достигли Темнолесья. Раньше, всего каких-то сотню лет назад, на это потребовалось бы около двух месяцев. Сейчас, когда Портальные Башни были в большинстве крупных городов западной части материка, а из центральной можно было довольно быстро добраться по морю, затраченное время уменьшалось в разы.
  Лезафирэ I, на время этого бала вынужденный забыть о своем более любимом имени, стоял в покоях младшего ребенка - всем остальным поможет Меланта. Стоявший перед ним ребенок был в темных одеждах - единственное, что отличало его наряд от наряда отца - темно-изумрудная туника - темно-сапфировая ему бы не подошла. Хоть это было нарушением правил этикета, но не особо большим.
  Тем более, что по возможности, Король в первые два года после воцарения просмотрел весь тот ужас, что зовется дворцовым этикетом и удалил оттуда большую часть. Вот ответьте, нафига окружать всеми этими правилами и ритуалами даже поход короля в туалет? Это же кошмар! Да и лично он предпочитал не видеть с утра пораньше рожи придворных, которые встречали это самое утро в его покоях, дабы помочь ему облачиться в очередной немыслимый наряд. Ему хватило первого раза на следующий день после воцарения. Как он их тогда не убил - он до сих пор не понимает. Именно поэтому он собрал себя в кучку и, не обращая внимания на головную боль - вот не надо было пить на спор с Хелем. Не надо! - принялся читать сборник дворцовых ритуалов. Обоняние вошедших в кабинет через пять часов друзей подверглось не слабой атаке. Не смотря на настежь открытые окна в кабинете пахло сердечными каплями, валерьянкой и крепким виски, а сам хозяин кабинета пустыми глазами смотрел в стену.
  Уже после того кошмара, когда Король с немыслимой скоростью отменил большинство бесполезных ритуалов, друзья шутили, что чуть не потеряли его.
  Тряхнув головой, отгоняя лишние мысли, Король обратился к сыну:
  - Ну что, готов?
  Ребенок кивнул головой.
  
  Придворные, которые были приглашены, стоило им только увидеть младшего принца тут же принялись учитывать его присутствие в своих планах. В каких именно? Этого Король еще не знал. Но зато он знал другое. Если кто-то из них попробует навредить ему так же, как навредил его племяннику Орайону, который только-только сумел подняться с постели и не отходя находился рядом с сестрой, то им крупно не поздоровится. Ночь Кровавой Луны, когда был полностью уничтожен дом Огненной Реки, откуда исходили большинство заговорщиков, из-за которых его отец превратился в растение, покажется им легкой неприятностью...
  - Сделай физиономию попроще, Лезафирэ. А то создается ощущение, что ты загодя начал казни придумывать. - раздался знакомый голос за спиной. Обернувшись, Король с трудом сдержал улыбку.
  Король Ланура Рейар был в своем репертуаре. Даже официальный визит в другую страну не мог заставить его изменить любимым костюмам таронского покроя. Рей делал все от себя зависящее, чтобы его не могли сравнивать с старшим братом Алесием, который чуть не уничтожил страну. И это у него получилось. По крайней мере, его чело украшал венец истинного правителя. Такой же был на лбу у самого Лезафирэ. Два истинных в одном мире редкость, конечно, но бывает.
  - Я именно этим и занимаюсь, - оскалился Король, внимательно наблюдавший за тем, как Короли, Принцы и аристократы из других стран подходят к его сыну и поздравляют. Он прекрасно видел, что Фобос уже устал, но что поделаешь? Рано или поздно, но привыкать надо.
  - ... Как жаль, что Его Высочество отрицательно относится к фавориткам... - раздался чей-то слащавый голос. Скосив взгляд, Лезафирэ увидел небольшую кучку придворных леди, которые прибыли на сей бал исключительно в поисках покровителя побогаче. Ну и желательно помоложе... Впрочем, если он будет богатым, но старым, тоже не беда. Для них главное деньги. Сию фразу про фавориток сказала девушка лет семнадцати на вид, но, так как она имела небольшую долю крови магов, на деле на была несколько старше.
  Улыбнувшись краем губ, Лезафирэ утратил к ним свое внимание. Он еще на первом балу после воцарения чуть ли не во весь голос заявил, что он любит жену больше всего на свете и фавориток себе заводить не будет. Какое же разочарование испытали аристократы, имеющие дочерей на выданье... Как ментального мага его после бала шатало еще несколько часов. Еще бы, такие эмоции одномоментно обрушились на единственного эмпата в помещении!
  Впрочем, он прекрасно понимал, что даже если бы у него была возможность завести себе фаворитку (и ее не прибила бы Меланта), то через эту девицу им попытались бы управлять. Пример короля Луджи III будет стоять у него перед глазами еще долго. Да и он не мог никому позволить управлять собой. Со всем, что он не смог бы справиться, ему помогут друзья и родственники, которым он доверяет.
  Тут наконец закончилась официальная часть поздравлений. Младших детей отвели в соседнюю залу, где оставили наедине под ненавязчивым присмотром тайной охраны. Дальше был бал.
  Первый танец по традиции принадлежал Королю и Королеве. Смешно сказать, но сейчас Лезафирэ увидел свою жену впервые за неделю. Никогда еще ему не надо было сделать столько дел за столь короткое время.
  Ее Величество как всегда выглядела превосходно, строго и нарядно. Фасон ее платья был очень консервативный - неглубокий вырез каре, затянутая талия, пышные юбки и рукава. Все это великолепие было выполнено в приглушенно алых цветах. Что ж поделать, если это ее любимый цвет и официальный цвет герцогов Хангганал, ведь она не лишена этого титула. Контрастные снежно-белые кружева, обрамлявшие ворот и обшлага длинных рукавов оттеняли нежный цвет лица, стройность шеи и подчёркивают аристократическую форму кистей рук с длинными пальцами, розовыми ноготками и несколькими дорогими кольцами. На голове - тиара с алым камнем. На шее - подходящее ожерелье. Волосы убраны в нечто затейливо-изысканное. Несколько локонов, закрученных в тугие спирали, ниспадают волной ниже талии, остальные собраны наверху, довершая образ элегантной хрупкости. Смотря на нее никто не скажет, что ей больше сотни лет. Королева сумела сохранить в себе девчонку.
  Подавив восхищенный вздох, он транслировал ей свое восхищение ее красотой. Станцевав положенный им танец, они отошли в сторону, давая возможность остальным приглашенным веселиться.
  - Ты как? - спросил он, усадив супругу на один из диванчиков, что стояли вдоль стен. Взяв у проходящего мимо официанта высокий бокал с вином, он вопросительно посмотрел на девушку, когда она отказалась.
  - Просто не хочу. Да и ты не пей.
  Лезафирэ удивленно изогнул бровь, но послушно отставил бокал на столик. Вовремя. Из центра зала донесся дикий крик. Лезафирэ резко обернулся и направился к кричавшим. Меланта, встав и поправив платье, направилась следом за ним.
  Лезафирэ шел напрямую, не обращая внимания на то, что приглашенные отскакивают от него чуть ли не с визгами.
  Чуть в стороне от центра зала, окруженная гостями, лежала чья-то фигура. По тому количеству ткани, что было на ней надето, даже издали можно сказать, что это была девушка.
  Графиня Анэи Дишшаль, младшая дочь графа Лезори Дишшаль. Двору представлена впервые.
  Рядом с ней лежали осколки бокала с легким эльфийским вином.
  Точно такой же бокал Лезафирэ отставил в сторону не далее как пару минут назад.
  Присев перед ней, он внимателно осмотрел ее руки поднеся к глазам безвольную ладонь. Увидев, что он хотел, он перенес внимание на бокал. Появившиеся рядом с ним двое дроу имели такую незаметную внешность, что про них забудешь через пару минут, сноровисто собрали осколки и остатки вина.
  Сам же Король, выпрямившись, произнес, с трудом сдерживая гнев.
  - Попытка убийства монарха и убийство аристократа на представлении? Видимо, убийца не понимает законов. В этот день все распри должны быть забыты. За исполнением временного мирного договора следит сама Магия! И наказывать будет тоже она. И я сильно удивлюсь, если уже завтра ко мне с повинной не придет этот заговорщик, ибо та казнь, которой подвергну его я, покажется легкой смертью по сравнению с тем, что с ним сделает Альте.
  Отдав приказ допросить всех официантов, присутствующих на этом балу, он так же приказал изъять всю открытую партию вина, что приготовили для бала.
  Весело, блин. Только убийства им и не хватало!
  
  По окончанию празднества, когда все гости за некоторым исключением убыли восвояси, реинкарнации Создателей, их дети и король Ланура Рейар собрались в самом популярном месте замка.
  В каком именно?
  На кухне.
  Здесь всегда было множество вкусно приготовленной еды, так как слуги знали о привычке королевской семьи и их ближайшего окружения время от времени перекусывать чем-нибудь вкусненьким.
  Прожевав очередное пирожное и запив его крепким кофе, ибо спать хотелось сильно, Рей спросил:
  - Узнали, чем отравили графиню?
  - Сок алээ. Очень ядовитое растение. Где его достали - я не представляю!
  - Много отравили?
  - Три бутылки светлоэльфийского... Слава Небу, что открыть успели только одну.
  Хайне был в ужасе. Он с легкостью представил то, что случилось бы, если успели подать вино сразу из трех отравленных бутылок.
  - Светлоэльфийское? - переспросил Кориат, который видел бумаги о том, что это вино было доставлено из Светолесья. - Родственнички что ли, постарались?
  - Слишком нагло, - покачал головой Хайне, наблюдая за тем, как дети, сидевшие за отдельным столом, по очереди подкладывают Фобосу и Орайону самые вкусные кусочки. Хоть с того момента, как Фобос оказался у них и как Орайон пошел на поправку, и прошло около трех месяцев, дети все-равно были довольно истощенными. И с последствиями этого истощения им еще долго придется разбираться...
  
  Глава 11. Письма.
  
  Прошло около шести лет. За это время Фобос, из маленького зашуганного мальчика, превратился в довольно высокого для своих одиннадцати лет паренька. Изначальная идея представить его как близнеца Нейтасы споткнулась на одной маленькой детальке.
  Кодекс Рода.
  Хоть род Поттер официально прерван, но ведь об этом еще никто не знает. Старикашка продолжает снимать деньги с детского сейфа Гарри Поттера, не зная, что такого ребенка уже не существует. А гоблины даже и не думали ему об этом сообщить.
  Так вот, Кодекс Поттеров в некоторых аспектах был очень похож на Кодекс... Слизеринов. И там, ближе к концу, был небольшой пункт, что Наследник обязан закончить Хогвартс. Как оказалось, Слизерин был еще тем патриотом. Слава Небу, что род Певереллов возник задолго ДО появления Хогвартса и в нем такого бреда просто не было.
  Но, закончить, не значит проучиться все семь курсов. А значит только сдать экзамены ПОСЛЕ седьмого курса.
  Вот на этот курс Фобос и отправится в родной мир.
  Вся загвоздка была в возрасте. Путем не хитрых вычислений стало ясно, что время в их мире, и в том полностью совпадает. И, если бы Фобос стал близнецом Нейтасы, то к тому моменту он выглядел бы только лет на шесть. А это неприемлемо.
  Вот и пришлось изгаляться. Хорошо еще, что обыватели не знают, что Конфликт Крови возможен только для Древнейших и Древних рас, но никак не для средних. Вот, мол, и получилось, что один ребенок - темная эльфийка, а второй - человек с некоторыми необычными для рода людского способностями.
  Хайне с братом уже потихоньку начала подготавливать Англию к своему прибытию. Нет, не как Королей. А просто как достаточно древний и могущественный род. Играть с временем опасно, но они прекрасно знали все возможные проблемы. Так что они появились в том мире пару-тройку раз, причем каждый раз был довольно шумный.
  Первый раз был примерно где-то во время основания Хогвартса. Они выступили в роли немногих финансистов - чистокровных родов, что признали идеи Основателей стоящими. Так что если покопаться в истории Хогвартса, то можно было встретить фамилию Морейра.
  Второй раз был во времена местной Инквизиции - они предоставили убежище некоторым знатным родам. Не за просто так, а за Вассалитет.
  Третий раз лет через двести после второго. Кориат с Хайне предоставили широкой общественности несколько зелий, которые считались исчезнувшими во времена Инквизиции.
  Уже после, отдыхая от трудов праведных, Короли решили, что этого более чем достаточно. Да и свое время им было жалко. У Хайне королевство висело на шее, требуя постоянного внимания - ведь, если отвлечешься, то глазом не успеешь моргнуть, как появится новый заговор. У Кориата был сын, у которого появились проблемы в виде не его воспоминаний. Так что приходилось время от времени проверять его память, ведь сам Орайон не замечал, что в памяти появилось что-то лишнее.
  Так что дел у них было более чем достаточно.
  
  Дворец Подлунных сотрясался. Хайне, как обычно, чуть упустил контроль над своей магией и она решила немного "пошалить". Когда Нереус добрался до кабинета отца, перед этим заработав несколько десятков гематом от столкновения с полом и мебелью, ему предстало великолепное зрелище.
  Король изволил веселиться.
  На столе перед ним лежало несколько пергаментов и вот над одним из них он и ржал как ненормальный.
  - Отец, ты в порядке? - спросил ошарашенный Наследник. Хайне с трудом подавил смех и отдышавшись, сообщил, что с ним все хорошо. На закономерный вопрос, что здесь произошло, он пояснил:
  - Письмо из Академии. Они решили восстановить кафедру Ядологии. Уж больно больно аристократам не нравится, что каждое мое приглашения может обернуться похоронами. Вот только вся проблема в том, что эту кафедру закрыли, когда я учился. Под конец на ней было только четыре "человека". Профессор Иглис, я, и двое студентов. Профессор мертв уже лет двести как, этих студентов я найти не могу. И кто остается?
  - Ты? - Нереус, придя к такому выводу, сел мимо кресла. Потерев пятую точку, он обратил внимание на обособленно лежащее письмо.
  Его внимание привлек странный герб: четверо животных на букве "Х".
  - Можно? - он кивнул на письмо. Хайне, скосив на него взгляд, кивнул, но напомнил, что бы не забыл меры безопасности..
  Нереус поморщился, мол, сколько можно, я уже не ребенок!
  Надев перчатки из шкуры василиска, он внимательно осмотрел его со всех сторон, покрутив его перед глазами. Кроме надписи на передней стороне там ничего не было. Но вот сама надпись...
  'Мистеру Г. Поттеру, графство Суррей, город Литтл Уингинг, улица Тисовая, дом четыре, чулан под лестницей'.
  - Э? - сорвалось с его губ непроизвольно. Что за? Тряхнув головой, он продолжил.
  Взяв со стола нож для писем, он подцепил им сургуч, и вскрыл письмо, предварительно задержав дыхание.
  Когда из письма вырвалось небольшое облачко пыли, защита кабинета сработала автоматически - вся эта бяка была мгновенно заключена в небольшую сферу, а Нереус только после этого позволил себе осторожно вдохнуть.
  Вытащив письмо он осторожно развернул его, стараясь при этом не касаться чернил. Жизнь с отцом-отравителем под одной крышей, и что с того, что он Король - у каждого есть недостатки, приучила всю семью осторожно относиться к тем вещам, к которым он имеет доступ. Мало ли что. Да и яд в чернилах был одним из любимейших способов отца отправить на тот свет очередного заговорщика. Ну, кто может подумать, что письмо от верного сторонника может иметь ТАКОЙ сюрприз? Правильно, практически никто.
  Содержание письма было еще одиознее.
  ШКОЛА ЧАРОДЕЙСТВА И ВОЛШЕБСТВА 'ХОГВАРТС'
  Директор: Альбус Дамблдор
  (Кавалер ордена Мерлина I степени, Великий волшебник, Верховный чародей, Президент Международной конфедерации магов).
  Дорогой мистер Поттер!
  Мы рады проинформировать Вас, что Вам предоставлено место в Школе чародейства и волшебства 'Хогвартс'. Пожалуйста, ознакомьтесь с приложенным к данному письму списком необходимых книг и предметов.
  Занятия начинаются 1 сентября. Ждем вашу сову не позднее 31 июля.
  Искренне Ваша,
  Минерва МакГонагалл,
  заместитель директора.
  
  - Выводы, пожалуйста, - произнес Хайне, откинувшись на спинку массивного стула - кресло, которое здесь стояло раньше, он собственноручно выкинул из окна, объяснив это тем, что сидеть на таком безобразии - себя и свою спину не уважать.
  - Что с зельями?
  - Порошок это концентрированное зелье Ненависти, а в чернилах чары подчинения. Приказ - не давать этих писем никому в руки, а потом, получив сигнал, покинуть дом и отправиться к черту на кулички, - отозвался Король, уже успев это проверить. Все-таки опыт не пропьешь.
  Нереус на миг задумался, собираясь с мыслями.
  - Г. Поттер - это Фобос? - Хайне кивнул. Наследник аналогично повторил это действие и начал рассказывать.
  - Ну, сперва сам факт наличия письма. Она что, до сих пор не знают, что такого человека уже не существует? Второе. Адрес. То есть, они знают, что "ребенок" живет в таких условиях, но ничего не сделали. Третье, директор ака опекун, - Нереус, как старший ребенок, был посвящен в эту историю. - слишком много обязанностей, причем самых разнообразных...
  - У меня между прочим тоже, - указал на этот пункт Хайне.
  - Ты не он, - коротко и ясно. - Далее... Непонятно что с сопровождением... Одиннадцатилетнего ребенка никто никуда не отпустит. Пятое. Какая нафиг сова городе? Они же обычные люди!
  - Ну?
  - С учетом тех зелий и чар, про которые ты сказал, вывод следующий. Если бы Фобос остался там, его с этими письмами матросили до последнего, а потом прибыл кто-нибудь такой добренький... У забитого ребенка легко добиться дружбы и прочего. Ему показали бы парочку фокусов, направленных на нелюбимых родственников, мальчик пришел бы в восторг. Потом пара-тройка упоминаний о его родителях, о том, какими замечательными людьми они были, как их все любили... Упоминуть директора, как их лучшего друга и все! Ребенок заранее начинает доверять директору, основываясь на чужих рассказах. Марионетка готова!
  Хайне поаплодировал. Именно к такому выводу он и сам пришел. Но раньше. Намного раньше.
  - Что делать будем? - раздался голос от дверей. Там уже несколько минут стояла Меланта.
  - Что-что? В тот гадюшник, что из себя представляет нынешний Хогвартс, Фобос не отправится до семнадцати лет. Пусть учится здесь. Знаний, во всяком случае, он получит больше. А теперь, прошу меня извинить, у меня срочная встреча, - поцеловав жену, Хайне темпом перенесся в кабинет ректора Академии.
  
  Студенты пятого курса Академии Сётед Ердо подошли в кабинету кафедры Ядологии. Сам вид кафедры говорил о том, что ею давно не пользовались. Да что там, тут никого вообще не было! Завхоз при них открыл дверь в этот коридор.
  Сверившись с одиноким пергаментом, что висел у двери, студенты небольшими компаниями отправились к четвертой аудитории. Почему небольшими компаниями? Все просто. Здесь было очень пыльно и идти большой толпой не было возможности.
  Войдя в кабинет первые несколько студентов замерли мороженными сусликами.
  - Ну, чего в дверях толпитесь? Проходите и занимайте места, - раздался чуть хриплый баритон.
  Когда студенты расселись, они смогли рассмотреть своего учителя и вновь замерли. На учительском столе совершенно спокойно сидел сам Король.
  - Ну, думаю, для начала вам надо объяснить, почему эти занятия буду вести я. Все просто и банально. Больше некому. Последними студентами этой кафедры был я и еще двое, но их я не могу найти. А теперь само занятие.
  - Я приветствую вас всех на одном из самых интересных и увлекательных предметов в этой Академии, - уверенно заговорил Хайне, глядя на учеников. Лекции он читал без подсказок и конспектов. Он слишком любил эту тему и читать ее со своих конспектов считал кощунством.
  - Для начала несколько организационных моментов. Первое мое требование. На лекции вы приходите без опозданий. В противном случае я вас не пущу, и вы будете вынуждены мне их отрабатывать. А отработки, поверьте, не самая приятная процедура. Тем более, еще неизвестно, когда я смогу принять у вас эти самые отработки.
  Требование номер два. На практические занятия все приходят в халатах и головных уборах. Без этой формы на практику вы допущены не будете.
  Требование третье. Как вы понимаете, у меня и без этих занятий дел куча. Так что об отмене занятий я буду сообщать вашему куратору. Он уже должен будет донести эту информацию до вас. Но это не означает, что можно будет маяться фигней. Вы читаете следующий параграф, конспектируете его, выполняете домашнее задание, оно в конце параграфа. Когда смогу, я заберу и проверю.
  О том, что домашние задания нужно выполнять в обязательном порядке, даже говорить не хочу - это само собой разумеется. На этом прекращаем отвлекаться и переходим непосредственно к нашей лекции. Сегодняшняя тема - Введение в ядологию.
  - Как вы все прекрасно знаете, есть вещества, способные улучшать функции определенных органов, а есть составы, которые наоборот ухудшают эти функции. Так вот, все яды и относятся к последней группе. Хотя все не так просто - многие из этих же ядов в малых количествах способны благоприятно влиять на наш организм. Поэтому мнение, что мы тут будем изучать как и кого побыстрее отравить - ошибочно. Об этом мы конечно тоже с вами поговорим, но гораздо позже, когда я пойму, что у вас сформировалось правильное отношение к моему предмету.
  На самом деле так же как и яд в малых дозах - лекарство, так и все вокруг: воздух, вода, пища - потенциальный яд, при неправильном или чрезмерном употреблении которого отравление неизбежно. Если необходимое организму содержание поваренной соли увеличить в десять раз - наступает смерть. Основа жизни, кислород, взятый в большом количестве, становится ядом. Употребление в один прием нескольких литров обычной воды приводит к гипонатриемии.
  Все яды мы можем разделить на три группы: яды животного, растительного и алхимического происхождения. Каждый из этих разделов по-своему интересен.
  Конечно, для всех существ опаснее всего яд, содержащийся в живых организмах.
  И поэтому начнем мы с изучения ядов животного происхождения. Самыми главными продуцентами такого яда являются пауки, змеи и насекомые. Ядовитыми также бывают и рыбы, амфибии, жуки и даже птицы. Но они относятся к представителям с так называемым 'невооруженным' ядовитым аппаратом. То есть они не способны сами ввести свой яд в ваш организм. Для этого вы должны либо их съесть или, например, просто потрогать,
  Куда большую опасность представляют существа с 'активным' ядовитым аппаратом. Сегодня я хочу поговорить с вами о змеях. Они первые среди животных по степени тяжести отравления.
  Все опасные для человека ядовитые змеи земного шара разделяются на следующие четыре семейства:
  1. Гадюковые;
  2. Гремучие змеи;
  3. Аспиды;
  4. Морские ядовитые змеи.
  Эти змеи, как не странно, встречаются во всех мирах.
  Теперь поговорим о том, как получают яд, - Хайне посмотрел на оживившихся студентов и уточнил ледяным голосом, от которого у многих продержались мурашки по спинам. - это не значит, что вы должны сейчас же нестись и искать ядовитых змей. В противном случае - распрощаетесь с жизнью. Противоядия я не дам, а если вы каким-то чудом выживете, я лично отравлю еще раз. Только куда более профессионально.
  Студенты дружно побледнели, посинели и позеленели. О том, что их Король Магистр Ядодел они прекрасно знали. Как знали и о том, что отравить он может не хуже Аспидов - прирожденных отравителей.
  - Итак...
  
  Глава 12. Прогулка на межмировом Рынке.
  
  Фобос рос здоровым и подвижным ребенком. За шесть лет, прожитых вдали от несносных родственничков, он довольно ощутимо вытянулся и набрал массу. Впрочем, отдельное спасибо надо сказать всем тем зельям, что варили и отец, и тетя Нирани и все те многочисленные целители, которым показывали младшего принца.
  Купаясь в любви родителей, братьев, сестер и других многочисленных родственников, он уже не напоминал того забитого мальчика, каким его впервые увидели Короли.
  Сейчас Фобос вместе с остальными братьями и сестрами был в лесу. Точнее, старшие, пользуясь тем, что у них выходные, устроили соколиную охоту, а младшие, в сопровождении Танис, неторопливо ехали по лесу. Любовь к конным прогулкам была у семьи в крови.
  - Брат! Мы возвращаемся! - прокричала Танис, ускакавшим вперед родственникам. Удостоверившись, что ее услышали, она развернула своего коня, проследила за тем, что бы Фобос и Орайон поступили также и неторопливо направилась к замку. Брат и племянник решили устроить гонки. Танис даже и не думала их останавливать. С тех пор, как пришлось дать расчет учителю фехтования, им просто некуда было девать излишки энергии. А те немногочисленные занятия, что смог провести Хайне проку дали мало
  Дети одновременно прибыли к загонам с животными, около которых стояло все взрослое население замка. Король с братьями только-только вернулся с инспекции деревень и небольших городков Темнолесья. За что простые жители Темнолесья и любили своего правителя, так это за то, что он не делал разницы между аристократией и крестьянами.
  - Мама! - Фобос соскочил с своего коня и бросился к аловласой женщине. Та улыбнулась и потрепала мальчишку по голове.
  - Сегодня какие-нибудь занятия будут?
  Меланта только тяжело вздохнула. Тяга мальчика к знаниям иногда ее пугала. Да что там, даже Хайне иногда удивлялся этому. Нет, в свое время он тоже хотел знать как можно больше, но в данном случае это все-же был перебор.
  - Нет, Фобос. Две недели никаких занятий. Библиотека и лаборатории для тебя закрыты, - произнес Хайне, поправляя манжеты рубашки.
  - Но...
  - Никаких "но"! Молодой человек, вы уже просвечиваете на солнцах!
  Фобос надулся.
  - И не смотри на меня исподлобья, - отец тоже потрепал сына по макушке. Он специально освободил свое расписание на неделю, чтобы побыть с семьей.
  - Хайне, ты не против, если я покажу Фобосу Рынок? На всякий случай, а то мало ли что... Через Арку он, как несовершеннолетний, еще не имеет права проходить в одиночку, а....
  - Я понял, - прервал Никнаса Хайне. Он и сам подумывал над тем, чтобы сводить туда сына. Лет через шесть его надо будет отправить в чужой мир и будет лучше, если он будет знать, как покинуть его в критической ситуации.
  - Ну, тогда мы пошли? - спросил Никнас, беря Фобоса за руку. Король кивнул и, пожелав удачного дня, подхватил жену и направился в замок.
  Подхватив Фобоса на руки, Никнас темпом перенесся на одну из улиц Лимраала и резким движением отпрыгнул в сторону. Как обычно, если ты перенесся куда-то, то будь готов к тому, что тебя или собьют с ног, или раздавят.
  Покрутив головой, принц направился в сторону небольшой таверны, на вывеске которой была изображена голова кабана.
  - А...
  - Каждый хоть раз в жизни обязан побывать в таверне. Так сказать, для общего развития. Твой отец, к примеру, после этого поджег парик своей няни. Вместе с сестрой.
  - Почему именно этот? - спросил Фобос, кивая на приближающийся трактир.
  - Вопрос привычки. Рынок находится в междумирье, то есть войти него можно из любого места, где имеется специальный вход. В большинстве случаев, эти двери находятся в тавернах и им подобных местах. Все зависит от того в какую сторону повернёшь ручку и откроешь дверь. Если ее повернуть вправо и толкнуть дверь от себя - попадешь в 'благородный' вариант таверны. Если влево и от себя - в низкопробную забегаловку. А если влево и на себя - сразу открывается дверь на Рынок..
  Никнас привычно повернул дверную ручку влево и дернул дверь на себя. За дверью оказалось небольшое кафе, в котором, судя по количеству детей, продавали сладкое.
  Фобос, широко распахнутыми глазами смотрел на официантку с зеленоватой кожей, которая несла поднос с тремя порциями мороженого.
  - Дядь! - он подергал сопровождающего за рукав. Никнас опустил взгляд и наткнулся на просящий взгляд племянника.
  - На обратной дороге. Идет?
  Фобос кивнул, отводя горящий взгляд от любимого лакомства.
  - Куда пойдем? - спросил он, смотря на толпы народа, что можно было увидеть за стеклом кафе.
  - Куда хочешь. Если чего-то нельзя купить на Рынке, то нигде не найдешь.
  - Оружейная?
  - Тебе так хочется получить оружие? Зачем?
  Фобос надулся. Он не понимал, почему фехтованию его учат, а вот оружие иметь запрещают.
  - Ладно-ладно... - Никнас поднял руки, признавая поражение, а потом, отвернув голову, тихо произнес:
  - Надеюсь, твой отец меня за это не убьет...
  - Дядя? - Фобос продемонстрировал наличие прекрасного слуха.
  Выйдя из кафе, Никнас потоптался на месте, выискивая знакомую лавочку. Несколько минут поисков и оружейная лавка нашлась.
  Принц, крепко держа племянника за руку, направился к ней. Через несколько минут, они остановились перед витриной. Фобос, глядя на выложенный ассортимент оружия, распахнул рот.
  - Манеры, Фобос, - пожурил мальчика Никнас. Тот мгновенно закрыл рот и нацепил на лицо аристократическую маску.
  - Господин Никнас, давненько вы у нас не были, - раздался из лавки густой бас, а потом на свет вышел гном.
  - Прости, Глорин, времени не было. Заказ примешь?
  - На кого?
  Никнас кивнул на племянника.
  - Нужно оружие, которым он сможет пользоваться и сейчас, и когда вырастет.
  - Живой меч?
  - Думаю да, - кивнул головой дроу, жестом заставляя мальчика замолчать. Нацедив небольшую чашу его крови, гном дал клятву, что эта кровь будет использована только для ковки оружия, а не во вред.
  Обговорив сроки выполнения заказа, принц с племянником покинули гостеприимную лавку.
  - Теперь говорить можно? - выдал Фобос. Никнас кивнул.
  - Что такое живой меч?
  Никнас не торопился отвечать. Купив у ближайшей торговки за мелкую медную монетку пару пирожков с голубикой и вручив один из них племяннику, он принялся отвечать.
  - Живой меч это нечто среднее между просто хорошо зачарованным оружием и артефакторным. Все чары накладываются с помощью крови, а потом привязывается опять же кровью владельца. В результате оружие "растет" вместе с хозяином. Весь минус в том, что когда владелец стареет, его оружие становится хрупким. Вот и берут живые мечи только долгожители. Хайне говорил, что у тех, кто пережил несколько тысячелетий, этот меч приобретает разум. Еще вопросы?
  Фобос задумчиво слизнул начинку пирога, которая чуть не упала ему на штаны.
  - А что с деньгами?
  - В смысле?
  - Пока мы шли, я услышал фразу, "где можно обменять деньги?"
  - А-а-а... - протянул старший принц. - Все просто. Скорее всего, это был гость из Срединных или Внешних миров. Да и в Центральных мирах иногда встречается другая денежная система.
  - К примеру?
  Никнас задумался.
  - Мир "Черный Океан" там практически нет суши, так что наши деньги не котируются. Там в ходу ракушки мульи. Еще в некоторых мирах деньгами являются драгоценные камни. В закрытых мирах вообще деньги сильно отличаются. Во Внешних мирах деньгами являются кредиты. Что это такое - не знаю, не спрашивай. Слышал краем уха здесь. Здесь основной валютой являются те деньги, что ходят в Центральных мирах.
  Вытерев руки от липкого сока ягод, что служили начинкой, он посмотрел на племянника.
  - Хочешь, в какой-нибудь мир сходим?
  Фобос просиял.
  - А можно? А в какой?
  Никнас задумался на мгновение.
  - Мир "Цветы Гвелла". Эти самые цветы встречаются только в нескольких долинах того мира и больше нигде. Используются в успокаивающих зельях. Вход, - кивок на очередное кафе.
  - Вот через ту дверь. Идем?
  - А что он из себя представляет?
  - Примерно похож на наш. Магии меньше, но не критично.
  Фобос подумал и кивнул.
  - Идем!
  Войдя по ту сторону кафе, Фобос попробовал сам узнать информацию об этом месте. Учиться ведь никогда не рано? Поработав в ноосфере немного, так, чтобы не получить мигрень, он узнал следующее.
  Улица Чар, с первого взгляда, казалась идеально прямой, как стрела. На самом деле понятия направления и времени в этом заповеднике чародеев были сильно сдвинуты. Деформированное магией пространство изгибалось под самыми невероятными углами, заставляя вспомнить мифы о бесстрашных героях, дерзающих пересекать запутанные лабиринты в поисках прекрасных принцесс. Фактически площадь улицы Чар была раза в три больше, чем это значилось на планах этого города. Время тоже было весьма условной и непостоянной величиной. Над самим городом могло палить жаркое летнее солнце, а обиталища магов скрывали темные тучи или кутали в ледяные пологи вихристые вьюги. Или, наоборот, среди зимы на улице Чар цвели вишни и зрела малина. Ну и посмотреть там, естественно, было на что.
  Любой маг старался вытворить со своим жильем что-нибудь этакое, дабы окружающие охнули, ухнули и никогда не спутали его дом с соседним. Одно строение медленно крутилось по своей оси, другое, прикрытое качественно сделанной иллюзией, подобно мифической птице феникс, сгорало в изумрудно-рубиновом пламени и тут же восставало из пепла, такое же высокое и нарядное. Из окон соседнего дома вырывались ревущие потоки воды, испаряющиеся, немного не долетая до мостовой, следующее строение радовало глаз всеми цветами радуги, неторопливо меняющими друг друга в нескончаемом круговороте замкнутого в бесконечность процесса.
  Никнас осмотрелся в поисках куда-то сбежавшего племянника. Длинная черная шевелюра мелькнула у входа в одну из лавок. Вздохнув, он направил свои стопы в сторону одной из многочисленных лавок. Сие место, правда, отличалось довольно специфическим ассортиментом и еще более специфическими ценами, вызывающими оторопь у каждого явившегося сюда случайно или впервые. Помнится, в первое свое посещение этого довольно известного в определенных кругах заведения он вылетел из него быстрее эльфийской стрелы, клятвенно обещая себе никогда в жизни больше не переступать порога этой бессовестной обираловки. Но неизменное качество предлагаемых товаров и их необычность вскоре заставили его забыть о поспешном решении и сделали одним из постоянных клиенток лавочки 'Искры и пламя'.
  Дверь тихо скрипнула. Был бы здесь Хайне, уж он-то сумел бы войти совершенно бесшумно, подумалось ему, пока он аккуратно притворял дверь и щурился, привыкая к царящему в лавке полумраку.
  Фобос нашелся около одного из стендов, задумчиво смотрящий на описание товара.
  - Лэр Никнас? Рад, рад, очень рад! Давненько вы к нам не заглядывали! - зачастил высокий, чуть хрипловатый голос, и из-за прилавка шустро выбежал низенький тучный приказчик, на ходу поправляя короткий, едва не лопающийся по швам жилет и сияя обворожительнейшей из улыбок. Проигнорировать такой душевный порыв просто невозможно, даже если он навеян всего лишь обычной торгашеской вежливостью и желанием побольше слупить с развесившего уши клиента.
  - Что я могу предложить благороднейшему господину, знающему толк в магии и искушенному в боевых искусствах? Наши товары отвечают самым взыскательным требованиям и удовлетворяют все желания клиента! - единым духом выпалил приказчик. Никнас слегка поморщился. Он не любил переизбыток изящной словесности - это навевало довольно неприятные воспоминания о торжественных приемах у знати.
  - А что есть новенького? - вопросом на вопрос ответил он, оглядываясь. Новенького он уже заметил немало, и теперь с нетерпением ждал явления еще более необычных и примечательных предметов. И приказчик не разочаровал. У него уже глаза разбегались, стремясь рассмотреть все и сразу, а он выкладывал и выкладывал на прилавок новые необычные магические побрякушки.
  Из 'Искр и пламени' они вышли часа через два. Плечо Никнаса оттягивала сумка, набитая магическими побрякушками, которые он покупал с расчетом на себя и племянника, а вот карманы и кошелек были очень облегчены и потому не радовали своей пустотой.
  В общем, прогулка была признана успешной и теперь родственники рассчитывали посидеть в каком-нибудь небольшом ресторанчике и плотно пообедать.
  
  Глава 13. Первое сентября.
  
  Первое сентября.
  В этот день, сотни детей и подростков покидают свои дома и собираются на вокзале Кинг-Кросс на платформе 9 и 3/4. Дети радуются, встречая своих друзей, а вот родители нервничают, вспоминая, все ли уложили их кровиночки в чемоданы?
  Но это первое сентября отличалось от всех предыдущих. Именно в этом году в Хогвартс, лучшую школу чародейства и волшебства (потому что она единственная) едет сам Гарри Поттер! Герой Магического Мира, Мальчик-который-выжил и прочая, и прочая...
  Многие взрослые волшебники специально посетили в этот день платформу, лелея желание посмотреть на знаменитого мальчика и его не менее знаменитый шрам. Ведь до этого его никто не видел. Сам великий волшебник всея Англии спрятал его от оставшихся на свободе Пожирателей Смерти. Так что этот день был их единственной возможностью узреть Героя, ведь потом он десять месяцев проведет в самом безопасном месте на свете. Для тех, кто не понял, в Хогвартсе.
  Маглорожденные волшебники, проходя на платформу со стороны обычного вокзала, ошалело трясли головами. Там, перед входом стояла толпа рыжих магов, которые что-то высматривали в толпе пассажиров. Время от времени от туда доносились крики о том, что здесь полным-полно маглов. Те ученики, кто уже проучился в школе пару лет, признавали в той шайке семейство Уизли. Правда, что они забыли на той стороне никто не понял. Да и их крики про маглов и номер платформы вводили в замешательство. Вроде, рано им еще склерозом болеть... Про то, что этот балаган специально продуман, никто не догадывался.
  
  ***
  
  Молли Уизли орлиным взглядом осматривала проходящих мимо мальчишек с чемоданами. Согласно словам Дамблдора, Гарри Поттер это забитый и зашуганный мальчишка, в мешковатой одежде и в круглых, сломанных очках. Надо, чтобы первые контакты Героя с магическим миром произошли правильно. То есть, чтобы первые маги, с которыми он познакомится, были светлыми и на стороне великого Альбуса!
  Посмотрев на своих детей, а точнее младших, которым предстояла сложная работа, она довольно улыбнулась. В кабинете Артура, спрятанный в ящике, лежал Договор о помолвке между Гарри Джеймсом Поттером и Джиневрой Молли Уизли. Ну, а то, что он про это не знает, то это не помешает ему спать спокойно.
  
  ***
  
  Эмма Грейнджер, какие-то сто пятнадцать лет назад известная как Эммая Грандж - вампирша из аристократического рода, стояла в объятьях своего обращенного мужа и смотрела как ее долгожданная малышка проходит сквозь барьер, разделяющих обычный мир и магический. Почему-то материнское сердце "билось с перебоями".
  - В чем дело, Эмма?
  - Дурное предчувствие...
  Джаред нахмурился. Предчувствиям жены он доверял.
  
  ***
  
  Северус Снейп, декан Слизерина, профессор зельеравения, Пожиратель Смерти, шпион Светлой стороны и просто очень хороший человек, сидел в своих покоях и предавался ненависти.
  О-о-о... Дамблдор несколько часов разорялся на тему Гарри Поттера. О том, что он копия отца с материнскими глазами, было сказано раз десять. О том, что он будущий гриффиндорец было сообщено несколько меньше. Всего девять.
  Но сам Северус знал, что Поттер не стоит этих слов. Щенок, из-за которого погибла любимая им Лили... Он уже несколько месяцев продумывал претензии к этому избалованному мальчишке, чтоб жизнь ему медом не казалась.
  Почему-то мысль о том, что мальчик ни в чем перед ним не виноват, так и не посетила затуманеную зельями Вражды голову Мастера Зелий.
  
  ***
  
  Том Марволо Реддл, он же Лорд Судеб Волдеморт, паразитируя на теле профессора Защиты От Темных Искусств Квиринусе Квиррелле пытался понять, как он докатился до жизни такой. Все осложнялось тем, что он плохо помнил последние месяцы жизни. Да что там! Проблемы с памятью начались, положа руку на сердце, за несколько лет до развоплощения. Но что стало причиной этого?
  Впрочем, об этом он еще подумает, а сейчас...
  Да... Философский камень... Мечта и идея-фикс находится почти у него в руках. Директор, думающий, что раз он чего-то хочет, то всегда это получает, в этот раз сделал ему, сам того не зная, подарок. Скоро камень сменит владельца и он обретет тело.
  Надо всего лишь подождать...
  Да и посмотреть, во что превратилась школа, так сказать, изнутри.
  
  ***
  
  Великий Волшебник Альбус Дамблдор предавался размышлениям поедая свои любимые лимонные дольки. Наконец-то! Свершилось! Прошли отмеренные десять лет и его новая марионетка сегодня вечером появится в Хорвартсе.
  Теперь можно будет начать новую партию в шахматы.
  Том думает, что он не знает, что его бывший ученик и по совместительству Темный Лорд в школе? Так пусть не знает и дальше! В конце-концов, у него на него с Гарри больши-и-ие планы! А то народ стал забывать о том, что он совершил в свое время.
  Впрочем, не будем о плохом. Надо все еще раз тщательно обдумать. Не хорошо будет, если одна из марионеток оборвет свои ниточки и обретет свободу.
  Очень не хорошо.
  Вот только, где-то глубоко в душе, так глубоко, что и не сыскать вовсе, билось у него нехорошее предчувствие. Такой небольшой колокольчик, что он что-то забыл, что-то очень важное.
  А Арабелла Фигг давненько писем не писала...
  
  ***
  
  Распределение. Церемония, которая определяет судьбу первокурсника.
  Гриффиндор. Благородный факультет, выпускникам которого ныне открыты все двери. Учащиеся на нем считаются светлыми волшебниками.
  Хаффлпафф. Трудолюбивые тихони. За своих стоят горой. Их не принимают за противника, но забывают, что главой отдела магического правопорядка является Амелия Боунс - бывшая хаффлпаффка*, а назвать ее слабой никто не решится.
  Равенкло. Умники, предпочитающие вариться в собственном соку. Правда, только равенкловцы знают, что если заденут хоть одного из них, на обидчика ополчится весь факультет во главе с деканом.
  Слизерин. По мнению многих магов последних поколений - притон темных магов. Многие Светлые маги считают, что лучше удавиться, чем стать студентом этого факультета. Считается, что тут учатся только чистокровные аристократы, способные проследить родословную чуть ли не до Мерлина с Морганой. Но изредка встречаются и полукровки - такие дети под постоянным присмотром декана.
  Само собой разумеется, что если ты попал на Слизерин, по получил клеймо темного мага практически мгновенно. А в последнее время к этому добавилось, что там учатся будущие Пожиратели, как и их родители.
  
  Распределение шло своим ходом. Все с нетерпением ожидали произнесения одного единственного имени.
  Гарри Поттера.
  И вот этот миг настал. Профессор МакГонагал торжественно произнесла:
  - Гарри Поттер.
  И тишина...
  Миг...
  Другой...
  Третий...
  К Распределяющей Шляпе никто не вышел...
  
  Спустя пару часов, когда ошеломленные школьники отправились спать, весь преподавательский состав собрался в кабинете директора. Всех волновал один единственный вопрос: где Поттер?
  После нескольких часов переливания из пустого в порожнее, когда до подъема оставалось всего несколько часов, Дамблдор отпустил преподавателей. Он никогда не задумывался, что из-за этих вечерних посиделок преподаватели не высыпаются - он мог себе позволить проснуться к обеду.
  Выяснение вопроса, носящего имя Поттер, было оставлено на утро. Его информатор в это время уже спит.
  Наутро, прибыв в Литтл-Уининг, Дамблдор с деканом Слизерина направился к домику Арабеллы Фигг. Старая кошатница радушно приняла столь высоких гостей и так и норовила угостить их кексами, вид которых явно говорил о том, что их открыли не то что вчера, а как минимум в прошлом месяце!
  Несколько минут послушав разглагольствования сквибки о своих любимых кошках, Альбус перевел тему на Гарри Поттера.
  Старушка удивилась:
  - А разве он не в Хогвартсе? А видела, как он с вещами куда-то уезжал!
  Дамблдор, продемонстрировав потрясающую для его возраста резвость, вскочил на ноги и бросился к Дурслям.
  Дверь дома под номером четыре на Тисовой улице открыла молодая девушка, только издали и с пьяну похожая на Петунию Дурсль.
  - Мы вам чем-то можем помочь? - спросила она, увидев на пороге своего дома старика в необычной одежде.
  - Леди...
  - Петронэль Дарсли, - представилась она. Дамблдор удивился. Эта фамилия была очень похожа на Дурсль.
  - Альбус Дамблдор. Так вот, леди Петронэль, как давно вы живете в этом доме? - одновременно с этим он проник в сознание этой маглы и узнал следующее. Она живет здесь с мужем и двумя детьми погодками, один из которых был очень похож на предполагаемую внешность Гарри Поттера. Так что нет ничего удивительного, что Арабелла перепутала.
  - Лет семь, где-то... - легкомысленно пожала она плечами. - А что?
  - Нет, ничего. Обливэйт!
  Глаза девушки на мгновение остекленели.
  - К тебе никто не приходил, о предыдущих жильцах не спрашивали.
  - Не приходили... О жильцах не спрашивали... - послушно повторила девушка. Директор кивнул своим мыслям и аппарировал.
  Тем временем девушка моргнула.
  - Так вот вы какой, Альбус Дамблдор... - прорезал тишину дома женский голос.
  Злорадно усмехнувшись она подошла к антикварному зеркалу. Порезав ножом ладонь и набрав крови, она плеснула ее на зеркальную поверхность. Оная пошла рябью и практически мгновенно открыла совершенно другую картинку. В зеркале отобразился кабинет и сидящий в глубоком кресле мужчина.
  - Я все сделала, милорд, - девушка присела в глубоком реверансе.
  - Молодец, Адельмина. Побудь там еще несколько месяцев и можешь сваливать, - после этого зеркало погасло.
  О том, что в случае неприбытия Поттера в Хогвартс директор тут же всполошится, первой подумала Меланта. Королева, подобрав среди подданных подходящую семейную пару навестила Дурслей спустя год после того, как они забрали Фобоса.
  Петуния довольно быстро осознала, что пристальное внимание "ненормальных" к их персонам будет нежелательно ни ей, ни мужу, согласилась сменить местожительсто. Вся операция была проведена глубокой ночью - Дурсли покинули городок и перебрались на материк, а этот домик заняла семья Дарсли. Легчайшее ментальное влияние на соседей и подмены никто не заметил.
  
  В Хогвартсе директор предавался размышлениям.
  Где же Поттер?
  Письмо он получил, это точно известно - чары на конверте зафиксировали прочтение.
  Но, почему же он не прибыл?
  И что теперь делать?
Оценка: 7.91*16  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Чекменёва "Беспокойное сокровище правителя"(Любовное фэнтези) И.Коняева "Академия (не)красавиц"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) М.Эльденберт "Парящая для дракона"(Любовное фэнтези) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) Е.Решетов "Ноэлит. Скиталец по мирам."(ЛитРПГ) В.Каг "Операция "Удержать Ветер""(Боевая фантастика) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"